Версия для печати

    Алексей ВАРЛАМОВ
    Затонувший
    ковчег

    РОМАН

    ПРОЛОГ
    БУХАРА

В начале восемнадцатого века на строительстве Петербурга, где среди
порабощенных Петром крестьян трудились тайные и явные противники
никонианской веры, произошел побег. Несколько семей, тяготившихся
невозможностью свободно следовать своим обрядам, устремились на волю. За
беглецами была тотчас же учреждена погоня, но, теряя немощных духом и телом,
самые крепкие из них сумели уйти от преследования. Однако страх быть
настигнутыми гнал раскольников все дальше и дальше на восток. Приближалась
зима, местность сделалась безымянной и глухой, и между бежавшими возникло
разногласие. Одни хотели идти дальше на восход солнца, другим казалось
достаточным остановиться здесь и не подвергать себя опасности завязнуть в
болотах или сгинуть в непролазной тайге. В устье реки Пустой они облюбовали
небольшую поляну, вырыли землянки и стали жить. Место было наречено Бухарой,
что никакого отношения к азиатскому городу не имело, произносилось с
ударением на втором слоге и обозначало сенокос в лесу.
Первые годы, проведенные бухарянами в лесной пустоши, были неимоверно
тяжелыми. Их преследовали неурожаи, и вместо хлеба они ели сосновую и
березовую кору. Многие умерли, иные, не вынеся тягот, ушли в обжитые места,
но неустанными трудами и молитвами община выстояла. Со временем ее
насельники завели скотину и огороды, срубили избы, амбары и бани, поставили
часовню, стали ткать одежду и изготовлять обувь, немудреную мебель и хитрый
крестьянский инструмент. Мало-помалу отвоеванное у тайги пространство
превратилось в обыкновенную деревню, на первый взгляд ничем не отличавшуюся
от сотен других, разбросанных по долинам рек, всхолмиям, равнинам, берегам
больших и малых озер русской земли. Но сходство это было кажущимся - с
самого начала история Бухары пошла по своему пути.
Оторванные от мира, чуть больше сотни человек жили в тайге, ни с кем не
знались, никому не подчинялись и всех избегали, вступая в сношение с
соседями только по крайней нужде, чтобы купить соли, пороха или воска.
Вместе с этими товарами, как отдаленное эхо суетного мира, приходили в
починок известия о смене царствующих блудниц в антихристовом Петербурге, о
новых войнах империи, эпидемиях чумы и междуусобных смутах, но это была
совершенно другая история. Деревня жила так, как будто осталась одна на
свете, а весь мир за ее чертой сделался добычей Зверя.
Убежденные в своей избранности основатели скита завещали детям не покидать
спасительное место, а если слуги Антихриста разыщут их или же голод погонит
в иные края, запереться и сжечь себя в очистительном огне, но не предаваться
в руки гонителям и не принимать от них никаких даров. Завет этот
наследовался от поколения к поколению из года в год и из десятилетия в
десятилетие, но нужда прибегнуть к нему не возникала: занятое расширением
своего пространства светское государство устало или же не видело больше
смысла воевать не на живот, а насмерть с церковными диссидентами, и вскоре
гонения властей ослабли. Удобренная земля стала давать больше урожая, и
голод Бухаре отныне не угрожал.
Однако в эти относительно благополучные времена в устройстве жизни таежных
отшельников обнаружился изъян. Дело это касалось таинства брака, а точнее,
его отсутствия. Священников своих в скиту не было, ибо последние из тех, кто
остался верен истинной церкви, земной путь окончили. По той причине из всех
спасительных таинств бухаряне совершали только те два, что были доступны
мирянам,- крещение и покаяние, а свадеб не играли, почитая девство превыше
брака и полагая воздержание обязательным для всех.
Мужчины и женщины жили в Бухаре отдельно, и наставники-большаки строго
следили за тем, чтобы это правило неукоснительно всеми соблюдалось. Покуда
бухаряне боролись за выживание, ни сил, ни мыслей на плотские страсти у них
не оставалось, и они хранили телесную чистоту без особого труда. Не заботила
их также мысль о потомстве, ибо они были убеждены, что живут в те последние
времена, о которых сказал Спаситель в своем пророчестве о судьбах мира: горе
же непраздным и доящим в те дни.
Но по мере того как жизнь налаживалась, а конец мира отодвигался в
неопределенное будущее, человеческое естество стало брать верх. Между
насельниками Бухары завелись обычные для мужчин и женщин отношения, кои, не
будучи освященными таинством брака, считались блудом. Как ни препятствовали
этому блуду убеленные сединой старцы и старицы, как ни пытались развести
молодежь по разным углам, победить природу они были не в силах. Этот блуд
преследовался одними и тщательно скрывался другими, оступившимся и пойманным
на месте преступления грозили самые суровые кары. Часто молодые женщины
уходили рожать в лес и из страха вынуждены были либо отказываться от своих
детей, либо, случалось, убивать младенцев. Но долго так продолжаться не
могло. Наиболее прозорливые из большаков это понимали и искали выход из
заколдованного круга: жить без брака далее было опасно, ибо вынужденное
девство вело к прямому разврату, таинство же брака было невозможно, так как
не было и не могло быть священников.
Дело осложнялось еще и тем, что в Бухаре сосуществовали люди мир-
ские - жиловые и скитские - иноки. Несмотря на общую приверженность одному
завету, каждые из них имели свои интересы. Первые готовы были разрешить тем
из единоверцев, кто не мог вместить подвиг девства, венчаться у
попов-еретиков за неимением своих собственных или же предлагали венчать
самим, расширив число совершаемых таинств. Более последовательные чернецы
брак отрицали начистую, настаивали на хотя бы внешне соблюдаемом девстве и
говорили, что, чем жить с венчанной в антихристовой церкви женою, лучше
сожительствовать с пятью блудницами, а потом приносить покаяние. Две точки
зрения схлестнулись в Бухаре, угрожая разорвать общину изнутри, но здравый
смысл возобладал, и после отчаянных споров был выработан компромисс.
Когда наступало время, молодым разрешалось по благословению родителей
сходиться и заводить детей. На этот срок они отлучались от часовни и общей
молитвы и обязаны были сорок дней поститься и класть по тысяче земных
поклонов, а после совершения обряда очищения разводились на чистое житие.
Однако удовлетвориться таким решением могли не все: одним отлучение от
общины и молитвы, даже временное, представлялось страшным лишением, и пугала
сама мысль о смерти в этот период, другие, даже и заимев детей, не в силах
были жить целомудренно. Вопрос остался до конца нерешенным, и его
нерешенность грозила подорвать здание скитской жизни.
А между тем, как ни была оторвана Бухара от мира, как ни уклонялись ее
жители от переписи населения и податей, спрятаться совсем они не могли. И
если в относительно либеральные для раскола времена матушки Екатерины, ее
нелюбимого сына и возлюбленного внука правительство снисходительно смотрело
на всех многочисленных и разнообразных российских инаковерующих, то
напуганный распространявшимися по государству заморскими и отечественными
ересями Николай Павлович взглянул на дело совершенно иначе.
Решительный Государь принялся шерстить сектантскую Русь, что весьма
причудливо сказалось на судьбе ему не ведомой Бухары. Когда у правительства
наконец дошли руки до самых отдаленных уголков империи, в деревню был
снаряжен и отправлен молодой и энергичный священник, имевший целью наставить
темное население на путь официальной веры. Среди первейших перед ним стояла
задача убедить отщепенцев венчаться в церкви по общепринятому в государстве
чину, не творить блуда и жить обычной христианской жизнью.
Иерей столкнулся с отчаянным и дерзостным сопротивлением старцев,
запретивших своим чадам идти к еретическому попу под страхом вечного
отлучения от общины, а также отказа поминать усопших и крестить младенцев.
Ослушаться наставников никто не решился, и, несмотря на все посулы и явные
выгоды, обитатели Бухары продолжали собираться в молельне и совершать службы
на свой манер, веруя в то, что Господь их за это не оставит и правда
восторжествует.
Постепенно пришлый попик с горя и бедности - поскольку, не имея прихода, не
имел заработка - запил, тем самым окончательно уронив и себя, и свою
конфессию в глазах трезвых и работящих бухарян. Однако он полюбил ловить в
Пустой жирных харюзочков и сижков, уезжать никуда не собирался, и местное
население в конце концов к нему привыкло и никакого вреда не чинило. О его
миссии в Петербурге позабыли, и он больше никого не трогал и ни к чему не
призывал, смиренно дожидаясь своего часа.
Шло время. Россия проигрывала и выигрывала войны, подавляла внутренние и
внешние бунты, вершила реформы, говорила по-французски, увлекалась мистикой
и масонством, Европой и собственной стариной, строила железные дороги,
поражала весь мир богатством и расточительностью; старозаветные рогожские
купцы переняли протестантский дух и сделались миллионерами, меценатствовали
и кутили, и только в самых глухих таежных заимках затянулся бунташный век.
Бухаряне по-прежнему жили так, словно лишь им одним, не разорвавшим
священный завет с истинным Богом, будет уготовано на небесах спасение. На
этом завете воспитывались десятки и сотни из них, с этой исступленной верой
они отказывались от всех радостей земной жизни и преодолевали муки плоти.
Но все же какие-то веяния проникали и в эти глухие места. Сказывалась ли
почти двухвековая усталость, или же обречены были попытки изменить
человеческую природу, но в каждом новом поколении, хоть и вскармливалось оно
с младенчества в страхе Божьем, были те, кто искал своего пути и, казалось,
только ждал случая, чтобы открыто выступить если не против самих обычаев
старины, то по крайней мере за более гибкое к ним отношение. Это инакомыслие
старцами жестоко подавлялось, но снова возникало и постоянно держало общину
в напряжении.
Однажды в скиту появился необычный человек. Он говорил на понятном бухарянам
языке о приближающихся временах Страшного Суда, одобрял их стремление к
девству и чистоте и проповедовал, что единственный путь спасения состоит в
убелении, то есть отсечении греховных уд - орудий, коими диавол соблазняет
душу.
Моложаво выглядевший для своих преклонных лет гость увлекательно расписывал
старцам преимущества подобного выбора, указывая на то, что в этом случае
всякие соблазны у нестойких членов общины покушаться на чистоту
вероисповедания будут исключены и непорочная жизнь и беспрекословное
послушание безо всяких усилий сделаются общим правилом. Помимо этого, он
намекал на возможность личного бессмертия и вознаграждения не только в той,
но уже и в этой жизни, ибо, по его убеждению и опыту, именно наличие у
человека греховных уд является источником смерти. Таковыми убеленными,
витиевато объяснял мудрец, были прародители наши до грехопадения, а
появившиеся впоследствии у Адама уды явились воплощением древа греха, равно
как груди Евы - символом запретного плода. Первым же оскопившимся и
искупившим человеческие грехи был сам Господь Исус Христос, свидетельством
коего события является праздник Обрезанья Господня.
Скитские старцы выслушали скопческого эмиссара весьма внимательно и вежливо,
но все же столь смелое решение мучившего не одно десятилетие Бухару вопроса
отклонили, сославшись на то, что их завет с Богом подобной меры не
предусматривает. Раздосадованный визитер отряхнул прах с ног своих и
напророчил Бухаре скорые скорби.
В 1905-м, в год очередной российской смуты, когда государевым подданным была
дарована Конституция и прекратилось гонение на инакомыслящих и
инаковерующих, старцам в Бухаре почудилось в этом ослаблении что-то
неладное. И они не ошиблись. Вскоре подоспела столыпинская реформа, в
окрестностях Бухары появились трудолюбивые переселенцы и стали быстро
осваивать новые земли. Следуя их примеру, наиболее молодые и предприимчивые
из жиловых бухарян, тяготившиеся строгостью отеческой веры и суровостью ее
дисциплины, решили выйти из общины и зажить самостоятельно. Старцы предали
вероотступников анафеме, посулив самые жестокие наказания и в этой, и в той
жизни, но остановить страстное желание владеть землей и волей и жить своим
умом не мог уже никто. В течение нескольких лет несокрушимая обитель
раскололась на тех, кто ушел, и тех, кто остался, и затаилась в ожидании
беды, ибо сказано в Писании: "Ежели царство какое разделится надвое, то не
устоит".

Жила в деревне травница по имени Евстолия, к которой все ходили за помощью,
когда случалось захворать человеку или скотине. Слава ее была так велика,
что даже крестьяне из соседних "поганых" деревень шли к ней на поклон и,
несмотря на неудовольствие старцев, получали помощь. Перечить Евстолии никто
не смел, точно признавая за ней право жить по особым, ей одной ведомым
законам.
Никакой мзды лекарка не брала, не было у нее врагов, но однажды летним утром
накануне Ильи-Пророка она ушла в лес за травами и не вернулась. Искали ее
всей деревней больше недели, обшарили всю тайгу на много километров вокруг,
но не нашли и стали числить женщину без вести пропавшей.
Вскоре начались война, за ней революция, пожары, грабежи, дележ земли,
возвратились с фронта солдаты, и никто не называл их дезертирами, потому что
понимали: нельзя мужику в окопе усидеть, когда в родной деревне землю делят
и, не дай Бог, не поспеешь.
Много тогда вокруг Бухары крови пролилось. Горели овины, крестьянские избы,
редкие в здешних местах барские усадьбы и частые деревянные церкви. Потом
нагрянули продотряды, стали отбирать и без того скудные запасы хлеба и
убивать тех, кто хлеб прятал или отдавать не хотел.
Одному Богу ведомо, сколько земных поклонов положили стар и млад в деревне,
чтобы отвести новую беду. Но все равно надежды их на то, что падение
проклятого дома Романовых и веры никонианской приведет Русь к благочестию,
не оправдались. Все страшнее вокруг делалось, на смену вольным поселениям
крестьян, охотников и рыбаков расползлась по тайге сеть лагерей. Сбывалось
то, что давно было предсказано, и уверенная в скором конце истории Бухара
решила запереться и погибнуть в огне, но не открывать врата поганым
язычникам, как завещали ей предки.
И действительно, братишки из города вскоре нагрянули в соседний с Бухарой
хутор Замох.
На том хуторе жил кузнец, человек высокий, кряжистый и весьма в своем
ремесле искусный. Когда в Бухаре случалась у кого из мужиков нужда подковать
лошадь, починить инструмент, охотничье ружье или изготовить капкан на зверя,
то шли они в Замох, и изделиям тем не было сносу. Кроме этой обычной для
кузнеца работы, замохский коваль и киоты для икон изготовлял, и посуду
металлическую, и железные изукрашенные лари-ковчеги, но более всего известен
он был тем, что замечательно умел смирять жеребцов. Оттого в деревне его
прозывали коновалом, а место, где он жил,- коноваловым стожьем. Как и
положено холостильщику, он отличался свирепым нравом и был горяч в делах
мирских, но к отеческой вере, напротив, равнодушен. Одним из первых коновал
вышел из скита, взял жену из чужой деревни, обвенчался с нею по
никонианскому обряду и зажил на свой лад, окончательно расплевавшись с
заветами отцов. Такого откровенного разрыва с древней верой и ее обычаями в
скиту прежде не было, и наставники хотели запретить всем иметь с отступником
дело, но поскольку другого мастера во всей округе не было, то все равно
крестьяне шли к нему.
В деньгах коновал не нуждался, жил, как хотел, курил трубку и пил вино, но
потом с мужиком случилось что-то странное. Он отправил от себя жену, принес
покаяние перед старцами и стал необыкновенно набожен. Хотя жил по-прежнему
на заимке, много денег жертвовал на моленную, изукрасил ее своими чудесными
изделиями, в молитве был усерден, поклонов отбивал по три сотни в день,
постился строго и житием своим мало уступал даже самым ревностным старцам.
Звали его вернуться в Бухару, но он уклонился и пребывал в одиночестве, ни с
кем не знаясь и даже избегая своих соплеменников. Известно было также, что
где-то в лесу была у него часовенка, где он подолгу простаивал на коленях,
раздевшись до пояса и зимой, в лютую стужу, и летом, претерпевая укусы
комаров. Однако за святого его никто не почитал и видели в его усердии
что-то иное в соответствии с известным присловием: "Умудряет Бог слепца, а
черт кузнеца".
Но именно этот странный человек спас Бухару от разорения. Когда бандиты
ворвались в Замох, не ожидая, по обыкновению, встретить никакого
сопротивления, то напоролись на засаду. Этого оказалось достаточно, чтобы
внести в ряды наступавших растерянность. Услышав выстрелы, пугливые сборщики
хлеба вообразили, что им противостоят по меньшей мере человек десять, и
ретировались за подмогой. Только после того как позвали на помощь балтийских
матросов, коновала схватили, перед смертью измучили и бросили в овин вместе
с арестованным в ту же ночь православным священником - уже совсем стареньким
и, по обыкновению, пьяненьким. Им двоим выпало скоротать последнюю перед
казнью ночь.
И вот тогда холостильщик упал перед хмельным батюшкой на колени и покаялся в
душегубстве. Поначалу священник, разумевший, будто бы его товарищ по
несчастью сокрушается о том, что застрелил не меньше десятка
нехристей-краснофлотцев, похвалил его за христианскую кротость и легко
отпустил этот грех, который и грехом-то считал по одному лишь пастырскому
долгу, ибо в душе стрелка одобрял и неудовольствие его вызвали растерянность
и бездействие прочих мужиков.
- Не то, не то,- прошептал коновал, облизывая в кровь разбитые губы.-
Этих-то прикончить, что оводов. Другой на мне грех. Покаяться перед старцами
хотел, а теперь перед тобой споведоваться придется,- добавил он печально.
- На все воля Божья,- смиренно произнес батюшка, помаленьку трезвея, перед
тем как приступить к исполнению непосредственных обязанностей.
- Страшно мне, что все равно никто правды не узнает. В могилу со мной уйдет.

-- А ты за правду не страшись. Ей деваться некуда - она, как вода, щелочку
всюду найдет.
Коновал несколько удивленно взглянул на философствующего и как будто ничуть
не напуганного предстоящей казнью попа.
- Это я Евстолью убил,- сказал он тихо.- В капкан она мой попала. Ногу ей
изуродовало совсем, крови много потеряла, но жива еще была. Молила пощадить
ее и обещала никому не сказывать, что я всему виной. Да только разве такое
скроешь? Взял я грех на душу, подумал, чем калекой ей быть, лучше смерть
принять. И мне ответ перед людьми не держать.
Даже повидавший на своем веку немало и немало принявший самых разных
исповедей иерей долго молчал, подбирая слова, но язык его прилип к гортани и
слов нужных не находилось. Так и промолчали они до самого утра, пока в
глухой утренний час не услыхали стук заступа и не увидели двоих
перепачканных землей мужиков из Бухары, всю ночь рывших подкоп.
- Ты, батюшка, иди,- сказал коновал глухо.- А я останусь. И людям скажи, как
все было. А вы,- поворотился он к освободившим его соплеменникам,- коли не
желаете погибели моей душе, подожгите сараюшку.
Мужики попятились, но пленник жестко повторил:
- Подожгите, так она велела.
- Где ж закопал-то ты убиенную? - спросил поп на прощание.
- В ковчег положил. А где - сказывать она зарекла. Когда время придет, сама
даст знак.
Весьма трезвомыслящий батюшка только покачал головой и, ничего не сказав,
перекрестил несчастного дряхлой щепотью. А страшная исповедь коновала, как и
пожелал он, дошла до Бухары, где уже готовы были спастись в огне от
Антихриста все ее насельники.
Вместо этого огонь вспыхнул в Замохе.
В тот же день потрясенные пожаром или получившие иной приказ пролетарии
снялись и растворились в тайге так же внезапно, как и появились, не дойдя до
Бухары десяти километров и ничем ее не потревожив. Обреченная на погибель
деревня на неопределенное время осталась жива.
В том, что отсрочка будет недолгой, не сомневался никто. Убийство Евстолии
потрясло Бухару не меньше, чем все злодеяния новой власти. Сколько стояла
деревня, сколько земного счастья и радости было принесено здесь в угоду
дедовским обычаям, никогда не омрачалась эта земля насильственным лишением
жизни. Теперь следовало ожидать чего-то еще более ужасного, и все это
казалось расплатой за разрыв с заветом, который наподобие древних иудеев они
заключили со своим истинным Богом.
Однако прошла безмолвная темная зима, и ничьих следов, кроме звериных, не
было на снегу вокруг деревни. Прошли весна, лето, осень и настала новая зима
- совершился, как обычно, круговорот воды, света и тепла. Похоже, что в
обезумевшем мире о Бухаре забыли, и мало-помалу она снова вернулась к
прежней размеренной жизни с послушанием, постоянным циклом служб, молитв,
трудов и скупых радостей. По-прежнему отлучались от моленной те, кто был
нечист перед Богом, и возглавлявший общину благословенный старец крестил
младенцев только после того, как молодые родители прекращали однодомовную
жизнь.
Все вернулось на круги своя, но с той поры возникло у бухарян представление,
будто бы именно принявшая мученическую кончину Евстолия отвела от них беду и
спасла от разорения. Травница стала местночтимой святой, которой возносили
молитвы, посвящали ночные бдения и умерщвление плоти. И надежду дожить до
того дня, когда Евстолия даст знак и в глухом лесу отыщется место, где было
совершено злодейство и лежали святые косточки, они не теряли и в том, чтобы
перенести их на древнее кладбище к отеческим мшистым крестам, видели смысл
своего существования. Однако никаких знаков не было и могила им не
открывалась.

Десять лет спустя недалеко от деревни появились вооруженные люди, пригнавшие
с собой, как скотину, несколько сотен арестантов. Обнаружив в лесной глуши
давно позабытую и вычеркнутую из всех списков деревню, пришедшие сперва
растерялись и что делать с ее обитателями, не знали. Хотели было разогнать,
но начальник лагеря - человек практичный и неглупый, которому достались в
подчинение ослабевшие переселенцы из степной части России и ни к чему не
пригодные буржуазные спецы, а план по лесозаготовкам выполнять все равно
было надо - живо смекнул, какую выгоду можно извлечь из Бухары. У него
хватило ума закрыть глаза на религиозные предрассудки трудолюбивых и
непьющих аборигенов, а за это послабление привлечь их к работе
в лесу.
Идея себя оправдала: бухаряне ударно трудились и помогали делать план по
лесозаготовкам не хуже, чем передовой леспромхоз. Да и сама окруженная
частоколом деревня, откуда рано уходили и поздно возвращались
дисциплинированные люди, чем-то неуловимо напоминала зону и общего пейзажа
северной земли не нарушала.
В последующие времена, когда извели весь строевой лес и лагеря стали
закрывать, от былой громады гулаговского, а затем итээловского хозяйства
остался поселок вольнонаемных, который имени собственного не удостоился, а
прозывался по номеру лесного квартала - "Сорок второй". Располагался этот
"Сорок второй" на том самом месте, где стоял когда-то сожженный хутор Замох,
и единственной нитью, связывающей его с миром, была старая узкоколейка, по
которой несколько раз в неделю ездил рабочий поезд, исхлестанный
наступающими на насыпь ветками ольхи, осины и березы. Ни ели, ни сосны на
местах вырубок больше не поднимались - тайга, как и вся нация, самое лучшее
потеряла: лишь в редких местах сохранились чудом участки корабельного леса
да наросли новые хвойные деревья. И, кроме деревни со странным азиатским
названием, происхождения которого никто не помнил, и леспромхозовского
номерного пункта, вобравшего в себя потомков спецпереселенцев,
освободившихся заключенных, бичей, бомжей и прочий интерсоциал людей,
живущих, как на кочевье, на десятки километров оскопленной тайги не было
больше ни единого людского поселения.
Постепенно между этими двумя мирами завязалась странная, от постороннего
глаза сокрытая борьба за выживание, подобная борьбе лесных деревьев.
Вероятно, Бухару ждала участь многих сгинувших в наш век поселений,
обитатели ее рассеялись бы, и "Сорок второй" играючи поглотил бы ее,
развратил и приучил к безбожию, пьянству и озорству. Уже кое-кто из мужиков
стал поглядывать на сторону, завелся среди охотников табачок, пошел среди
некоторых женок блуд, не было прежней строгости в соблюдении обрядовой,
столь важной стороны скитского уклада. Наезжавшие из больших городов ученые
и неученые проходимцы мало-помалу принялись разворовывать Бухару, увозя с
собой иконы и книги. Жизнь медленно брала свое, подтачивая древний остров
водою нового времени.
Однако Бухаре была уготована иная судьба.
На исходе знойного, сухого лета, когда по всей Руси горели леса и торфяные
болота, в скит пришел никому не ведомый человек. По старой памяти его
приняли и дали кров. Но напрасно любопытные насельники расспрашивали своего
гостя: он был немногословен и, кроме того, что родился в верховьях Енисея и
звали его Василием, ничего больше о себе не рассказал. Однако поразил всех
пришелец своей необыкновенной осведомленностью об истории скита и тех
трагических событиях, что полвека тому назад здесь разыгрались.
В Бухаре загадочный гость прижился, вместе с мужиками плотничал и рыбачил, к
нему привыкли и приняли как своего. С годами постепенно обнаружилось его
редкостное и давно позабытое усердие в вере и в верности обычаям старины.
Вскоре он принял постриг с именем Вассиана, и авторитет его сделался таким
большим, что по смерти старого наставника, человека доброго, но безвольного,
Вассиан возглавил общину.
Многим это пришлось не по душе. Среди обитателей деревни случился новый
раскол, и раскол этот был очень жестким, и неизвестно, к чему мог привести,
если бы на сторону нового старца не встал скитский келарь и не убедил
большинство из братии поддержать его, ибо в нем одном видел надежду на
спасение Бухары от распада.
Сделавшись наставником, Вассиан повел себя весьма решительно, вернув те
давно прошедшие времена, когда малейшее отступление от веры строго каралось,
и всякое сношение обители с внешним миром пресек. Несогласные с переменами
ушли, и о дальнейшей судьбе их ничего известно не было, а сама Бухара
заперлась и никого в себя больше не впускала.
В "Сорок втором" все эти изменения живо обсуждались, особенно среди старух,
но как на самом деле жила деревня и что творилось за ее высоким забором,
отныне не знал никто. Говорили про таинственных соседей разное, однако
какую-то силу они внушали и право на особую жизнь за ними признавали, равно
как и питали тайную уверенность, что им дано ведать нечто такое, чего не
ведает никто иной.
Разговоры эти особенно усилились после того, как над тайгою вдруг стали
зажигаться таинственные огни, раздавался грохот и свистящие линии света
пронзали ночную тьму. Это не могло быть ни сполохами, ни зарницами и рождало
в душах пугливых посельчан чувство тревоги и беззащитности. Маленький
поселок жался к деревне и точно искал у нее опору, сознавая ущербность и
неполноценность, краткий срок своего нелепого и обременительного
существования и вечность Бухары, не утратившей веры в истину и жившей так,
точно все эти годы были ожиданием и подготовкой к весьма значительным
событиям, которым предстояло на этой земле и в эти сроки развернуться.
ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
ОБРЕТЕНИЕ МОЩЕЙ
Глава I. Бог не выдаст - свинья не съест
Появление на свет каждого человека таинственно и непостижимо, как и его
судьба. Ни вины, ни заслуги нашей в том нет, но еще до своего рождения все
дети делятся на желанных и нежеланных, на жданных и нежданных, и это как
родимое пятно, которое остается на всю жизнь. Сорокасемилетняя нормировщица
из "Сорок второго" Шура Цыганова забеременела в ту пору, когда думала, что
случиться такого с ней уже не может. Вне себя от гнева она побила
пьяницу-мужа, но в больницу за сто с лишним верст от дома и хозяйства не
поехала, решив, что избавится от непрошеной беременности народными
средствами. Ходила через день в жарко натопленную баню, прыгала с
полутораметрового мучного ларя, но вытравить плод ей не удалось. Дряблый
Шурин живот после двадцатилетнего простоя снова округлился, поселковые
женщины начали искоса на нее поглядывать и за спиной шептаться, а потом
приступили к сконфуженной Шуре с расспросами. Та от их пересудов
отмахивалась, звала балаболками и пустобрехами, на виду у всего мира метала
сено, все еще надеясь на выкидыш, но неразумную природу не перехитрила: в
положенный срок измученное чрево Цыганихи исторгло двойню - мальчика и
девочку.
Мальчик умер наутро, девочка же оказалась живучей, крикливой, и доведенная
до очаяния женщина бросила ее на ночь к свинье, что бывало в тех местах не
редкостью и в многодетных семьях большим грехом не считалось. Свинья,
однако, младенца не тронула, всю ночь грела и наутро не захотела отдавать
бесчувственной родительнице. Так в хлеву началась жизнь еще одной
цыгановской девочки, которую назвали в честь свиньи Машкой.
Детей у Шуры было четверо, и все девки. Из "Сорок второго" они уехали,
устроившись кто хуже, кто лучше в городе, съезжались только в особых случаях
и при этом не упускали возможности в глаза побахвалиться друг перед другом,
а за глаза позлословить. Признаться им в том, что на старости лет у нее
родилась дочка, Шуре казалось невыносимо стыдным. Она как могла оттягивала
этот момент и не писала о прибавлении в семействе, так что впервые
последышек предстал перед сестрами только тогда, когда их пожилая матушка
зарезала Машку и дочки приехали за мясом. Большого восторга у родни дите не
вызвало. Младшую сестру, появившуюся на свет по недоразумению, единодушно
держали за дурочку, из которой ничего путного не выйдет, и судьбу ей
предсказывали не слишком счастливую - куковать до скончания века в поселке.
Если повезет, выйдет замуж не за горького пьяницу, а за умеренно пьющего,
народит детей, рано поблекнет и к пятидесяти годам будет выглядеть старухой,
как выглядела в этом возрасте их собственная мать.
От такой судьбы они бежали в город, надеясь сыскать там лучшую долю, и в
самые тяжкие минуты городских мытарств эти картины их подхлестывали и
заставляли цепляться и держаться на плаву. Но слабенькую, едва уцелевшую
сестренку они считали на подобные испытания не способной. Была она даже по
деревенским меркам чересчур застенчива и кротка и тем напоминала отца,
молчаливого и доброго человека, который, кажется, сам не успел понять, как
он, родившийся в деревне под Старым Осколом и в семилетнем возрасте с семьей
высланный на север, привыкший к степному приволью и сильно тосковавший в
лесном краю, был взят в мужья первой леспромхозовской красавицей и навсегда
остался в этом постылом месте.
Теперь, глядя на морщинистую, беззубую Цыганиху, кто бы поверил, что в
девках Шура была хороша необыкновенно. Много из-за нее крови на танцах и
посиделках было пролито и гораздо больше пролилось бы, когда бы кровь эта не
потекла обильно на войне с немцем и вслед за тем не настало немилосердное к
бабьей доле послевоенное время. Выбирать не приходилось, и так почти всю
работу в лесу делали женщины, и пошла Шура за нищего, за голь перекатную, на
кого прежде и не взглянула бы.
Семейная жизнь у молодых не заладилась. Говорили, что Шура погуливает и
неясно, чьих детей растит бедолага скотник. От этих ли слухов или оттого,
что так и не увидел он больше своей вольной степи, с годами Шурин мужик
превратился в бессловесную рабочую скотину, запил, но даже в пьянстве буен
не был и ничего, кроме откровенного презрения, в доме не встречал. Только
младшая дочь его жалела и утешала. Он, как мог, отвечал ей, но по причине
того, что трезв был нечасто, эта любовь была скорее бременем. Однако других
радостей ей и вовсе не перепадало. Единственная из детей была она в
отцовскую породу и тем раздражала Шуру неслыханно, напоминая о прожитой с
нелюбимым человеком жизни.
Маша о душевных переживаниях матери вряд ли догадывалась, и жаловаться на
свою долю в голову ей не приходило. Она помогала старикам по хозяйству,
летом собирала в лесу ягоды и грибы и ездила вместе с Шурой продавать их на
далекую железнодорожную станцию Чужгу, где проходили за сутки один
пассажирский поезд дальнего следования и два местных, именуемых "тещами".
Шура скоро торговалась с пассажирами и радовалась, когда ведро клюквы или
брусники удавалось продать за трешник, а то и за целых пять рублей. Машка
испуганно и тоскливо глядела на дрожащий, готовый сорваться с места и
умчаться состав. Но Шура точно знала, что на старших девок надежды мало и
младшую она никуда не отпустит.
Так что скорее всего вышло бы все, как предсказывали гадалки-сестры, но в то
лето, когда девочке исполнилось четырнадцать лет, с нею произошел
удивительный случай.

В самом начале августа, в день Ильи Пророка, когда уже с утра большая часть
поселка, включая и женскую его половину, была по случаю праздника
недееспособна, над леспромхозом разыгралась страшная гроза. Она нагрянула с
юга и небывалым ветром и ливнем обрушилась на небольшое таежное поселение.
Буря повалила не одну сотню деревьев в лесу, и только благодаря сильному
дождю не начался лесной пожар. Сорвало и на десятки метров отбросило крыши
домов и овинов, разметало стога и повалило ограды. Молнии били так часто и с
такой яростью, что не успевал отгреметь гром после одной, как вспыхивала
другая, и в домах даже с отключенными пробками мигали лампочки. Плакали
дети, набожные старухи, единственные, кто, кроме младенцев, был трезв,
молились перед образами или прятались в погреба, зажигали сретенские свечи
громницы, которые особо берегли для таких случаев. Ни черта не боявшиеся
леспромхозовские мужики покуривали цигарки и пьяно качали головами, старики
в перерывах между раскатами грома толковали о том, что прежде таких напастей
не было, а началось все после того, как в тайге построили секретный пусковой
объект.
Гроза продолжалась больше часа и не утихала. Казалось, кто-то с воздуха
давал команду бомбить несчастный поселок. Оборвалась телефонная связь,
отключилась подстанция, в окнах дребезжали стекла. Потом наконец молнии
ослабели, но мощный ливень продолжал обмывать землю и неубранное сено,
вздулись лесные ручейки, и поднялась вода в речке, грозя снести лавы. Только
через три с лишним часа туча иссякла и над землею поднялся и закурился
дымок. Залаяли собаки, закукарекали петухи, народ вывалил на улицу, и
заиграла гармошка. Праздник разгорелся с новой силой, готовясь к тому, чтобы
перейти от веселья к следующей стадии - мордобою со скорым примирением. Все
пошло своим чередом, и только в цыгановском доме не было покоя.
Шура ждала Машку, которую с утра услала на мшину за морошкой.
- Ну, я ей дам, ну, я ей дам, негоднице! - бормотала она, вздрагивая и
торопливо крестясь при каждом ударе молнии.- Пусть только появится! Мать
места не находит, а она шляется где-то! И все я одна, все одна!
Последнее полностью соответствовало действительности, ибо Алексей Цыганов с
утра по случаю праздника набрался так, что никакие неблагорастворения
воздухов не могли привести его в чувство. Впрочем, волновалась старуха
больше для порядка: в глубине души она была уверена в том, что с Машкой
ничего серьезного стрястись не может.
Но вот кончилась гроза, прогнали стадо коров, и Шура поняла: как ни крути,
что-то случилось, надо звать людей. Цыганиха металась от дома к дому, тщетно
пытаясь найти хоть одного трезвого, а в спину ей злобно шептали грамотные по
части небесной канцелярии бабки:
- Услала девку в праздник на мшину - жди беды.
Шура от них отмахивалась, как от оводов, а перед глазами у нее вставала
свинья Машка и укоризненно качала головой. Жалобно бился и стонал под лавкой
степняк Алеша, бессмысленно крутя головой, и, как малое дите, мамку звал:
- Маша, Машенька...
К вечеру на двор прибежали соседские ребятишки. Шура вышла на крыльцо не чуя
ног. Счастливые от того, что первыми могут сообщить поразительную новость,
дети наперебой радостно закричали:
- Тетя Шура, тетя Шура, в твою Машку молния попала! Илья Петрович ее нашел!
Старуха охнула и без чувств сползла на землю. Очнувшись, она увидела
здорового мужика, которому впору было одному на медведя ходить. То был
директор местной школы Илья Петрович, и Шура не раз имела с ним неприятные
разговоры, когда не пускала малолетнюю работницу на уроки из-за накопившихся
домашних дел. Но теперь лицо у Ильи Петровича было задумчивым и
необыкновенно нежным. На руках у него лежала девочка.
Шура пристально на него глядела и боялась пошевельнуться.
- Вот,- выдохнул именинник и бережно опустил Машу возле крыльца.- Надо
показать ее врачу.
- Морошка где? - подозрительно спросила Шура и поджала губы.
Глава II. Представление у межевой сосны
Отвезти Машу в медпункт или вызвать врача оказалось невозможным, поскольку
узкоколейка во многих местах была повреждена, а линии связи и электропередач
нарушены. Но ни в какой помощи девочка не нуждалась. Хотя от красавицы
сосны, под которой пряталась от грозы Маша, остался один обугленный ствол и
мох вокруг не рос еще очень долго, а земля почему-то выглядела как будто
вскопанной, отроковица была цела и невредима. Директор школы, чувствуя свою
ответственность за происшедшее и радуясь возможности продемонстрировать
ученикам редкое физическое явление, весьма популярно объяснил, что заряд
был, вероятно, не слишком сильным и сразу ушел в землю, и лишний раз
напомнил ребятишкам, что, если их застигнет гроза, ни в коем случае нельзя
становиться под одинокие высокие деревья. Выжженный мох вокруг сгоревшего
дерева вряд ли говорил в пользу директорской гипотезы, но спорить с ним
никто не стал. Илью Петровича в "Сорок втором" уважали, и авторитет его
сомнению не подлежал.
Однако с той поры иные особо чувствительные старухи стали улавливать в
последней Шуриной дочке какую-то избранность. На что была она избрана, кем и
для какой цели - все это было и странно, и неясно, во всяком случае, никаких
людей, отмеченных святостью, в ее роду не было, а о благочестии родителей и
вовсе говорить не приходилось. Но в отличие от просвещенного директора им
хорошо было известно, что просто так молния в человека не попадает, и
независимо от того, погибнет он или нет, сие есть знак свыше.
Пока вспоминали старину, пока судили да рядили, что это могло бы значить,
пока невзначай останавливали Машу на улице женщины и спрашивали, не было ли
ей какого-либо видения, на что Маша даже как-то виновато говорила, что не
помнит ничего, заболел Илья Петрович.
Болезнь его была необычной. У него поднялась температура, день ото дня
больному делалось хуже, и поселковая фельдшерица, кроме аспирина, иного
лекарства не знавшая, понятия не имела, как его лечить. Директор лежал в
жару, бредил, и слухи о болезни ходили самые разнообразные. Но чаще всего
припоминали его авторитетные объяснения по поводу заряда и вообще то
обстоятельство, что учитель был человеком неверующим, более того, учил
неверию детей и нечистыми руками посмел коснуться отроковицы и усомниться в
чуде. Разумеется, большинство в это не слишком верило, но фактом оставалось
то, что Илья Петрович на глазах у всего поселка угасал.

Полмесяца спустя в самый праздник Преображения, особо почитаемый в наших
северных землях, в "Сорок второй" прибежали пастухи и сказали, что из Бухары
вышел крестный ход и направился к поверженному древу. Новость эта облетела и
всполошила поселок, и в первую очередь его женскую половину. Побросав
домашние дела, старушки, молодухи и женщины средних лет отправились на
мшину. Следом за ними потянулись мужики, прихватив закуску и водку, ибо
праздник на то и праздник, чтобы пить не просто так, а по достойному поводу.
Численность поселковых была не меньше, чем скитских, так что у сгоревшей
сосны сошлось больше сотни человек и мшина издали напоминала народное
гулянье в предвкушении занятного зрелища. А поглазеть было на что: первый
раз за долгие годы заточения таинственная Бухара, о которой столько было
разговоров и слухов и так мало достоверно известного, вышла за ограду и
явила себя миру.
Роковое место встречи находилось на полпути между Бухарой и "Сорок вторым" и
прозывалось "Большим мхом". Когда-то здесь стоял лес, но теперь от него
осталась лишь заболоченная вырубка, пересеченная полусгнившими лежневками.
На них в изобилии росла лесная ягода, начиная с морошки и заканчивая
клюквой. Это было самое близкое к жилью ягодное угодье, и во избежание
недоразумений оно было поделено на две половины: леспромхозовскую и
скитскую. Граница между ними проходила как раз через то место, где
возвышалась до последнего августа чудом уцелевшая от топора красавица сосна.

Бухаряне шли торжественно и неспешно. Только к полудню процессия с
хоругвями, иконами, крестом вышла из леса и стала спускаться с гряды.
Впереди шествовали старец Вассиан и иные белобородые красивые старики, за
ними мужчины помоложе, подростки мужеского полу, следом старухи, женщины
средних лет, молодицы в белых платках и нарядных одеждах, дети, и все они
стройно и истово пели. Иные из леспромхозовских женок заохали, стали
кланяться и падать на колени, осуждая тех, кто выказывать свои чувства
прилюдно стеснялся или же чувств таких не испытывал. Но большинство, что
делать и как вести себя, не знало и попросту выбрало местечко в некотором
отдалении.
У сосны крестный ход остановился. Бухаряне встали полукругом, отдельно
женщины, отдельно мужчины, и начали служить благодарственный молебен своей
мученице за чудесное избавление отроковицы Марии. Служили долго и
обстоятельно. Народ утомился и начал здесь же праздновать на свой лад,
кое-кто из мужичков отошел в сторонку и неспешно закурил, пошла по рукам
бутылка, послышались матерные переборы, на охальников шикали, но без успеха
- среди зрителей началась перебранка, молодежь расшумелась, и мирские парни
начали жадно разглядывать скитских дев, а леспромхозовские девицы глупо
хихикать и строить глазки всем подряд.
Бухаряне, однако, не обращали на эти шуточки внимания и не делали никаких
попыток отогнать нечестивцев. Постепенно большая часть пришедших потеряла
интерес и к сосне, и к молящимся, но к тому моменту, когда наиболее
легкомысленные готовы были повернуть к дому и продолжать пьянствовать по
избам, началось самое удивительное.
Белобородый старец взял лопату и принялся копать. По толпе пронесся ропот,
затем стало тихо, и тишина эта показалась странной при таком стечении народа
- слышна была только лопата. Копал Вассиан недолго. Старца сменили мужчины
помоложе, не прошло и получаса, как из скудной земли извлекли нечто,
завернутое в промасленную холщовую ткань. Когда ткань развернули, то
оказалось, что под нею скрывается довольно большой продолговатый ящик. Он
напоминал по форме гроб и был чудесно изукрашен по сторонам изображениями
святых. Ковчег открыли, бухаряне как по команде попадали ниц, и поверх их
поверженных спин приблизившиеся зрители увидели человеческие останки. Одна
из конечностей была зажата капканом.
Мигом исчезли бутылки и стаканы, стихли шуточки и затушены были все
сигареты. Теперь уже и верующие, и неверующие, потомки раскольников и
переселенцев, коммунисты и передовики производства - весь "Сорок второй",
пораженный, стоял и молчал. Старец облобызал мощи и бережно закрыл ковчег.
После новых томительных песнопений, во время которых никто не двинулся с
места, крестный ход потянулся длинной вереницей на древнее кладбище. Прочий
же народ в безмолвии разошелся по домам, и в этот день пили в поселке меньше
обычного. Не было ни пьяных драк, ни скандалов, коими, как правило,
заканчивались все большие и малые революционные и церковные празднества.
Машу Цыганову и ее непутевую мамашу со всех сторон обступили сведущие
старухи:
- Богом твоя девка отмечена. Уберегла ее Евстольюшка, смиловалась и взяла
под свой покров. Отдай девку в скит. Отмолит грехи твои.
- Ну вот еще! - фыркнула Шура, но под сердцем у нее недобро засосало, и
перемешались в голове странное позднее зачатие, свинья Машка, дитя не
тронувшая, молния эта. Все же по-крестьянски расчетливая Цыганиха
заколебалась, что будет выгоднее: лишние килограммы грибов и ягод или же
душевное спасение? И выбор остановила на мирском, рассудив, что о душе можно
будет позаботиться позднее.
Однако Машина жизнь переменилась, к ней ходили теперь всякий раз, когда
случалась большая или маленькая беда, и она почувствовала себя в родном
поселке непривычно и не знала, что отвечать просившим о помощи людям. А так
как церкви в "Сорок втором" не было и некому было разъяснить темным бабкам
их суеверие, строго по-пастырски отчитать и наложить епитимью, за дело
взялся давний и заклятый оппонент Бухары, уже много лет в одиночку с ней
воюющий,- директор леспромхозовской школы Илья Петрович. Тот самый, кому
выпало быть свидетелем чуда и который в день обретения мощей неожиданно
почувствовал себя совершенно здоровым.
Глава III. Святители и просветители
Илья Петрович был, вероятно, единственным на весь "Сорок второй" человеком,
приехавшим в поселок добровольно. Выпускник московского пединститута, он сам
выбрал отдаленную школу, где имелась вакансия учителя физики. По приезде
оказалось, что не заняты также вакансии других учителей-предметников и
директора. Молодому педагогу предложили временно сделаться местным
Ломоносовым и целиком возглавить обучение в школе. Илья Петрович взвалил эту
ношу и уже семь лет ее на себе волок. К той поре, когда произошла история с
Машей Цыгановой, директору было чуть больше тридцати, но выглядел он старше
своих лет, быть может, потому что одиноко и нелюдимо жил на казенной
квартире при школе. Широкоплечий, рослый, но как-то неладно скроенный, он
внешне напоминал скульптуру, которую попытался высечь из цельной каменной
глыбы незадачливый мастер. Тесал, тесал, да, так и не доделав или отчаявшись
обработать неподатливый материал, бросил как есть.
Директор вел жизнь, совершенно недоступную пониманию посельчан. Он не пил
водку, не курил и не ругался матом, но зато выписывал массу журналов и
газет, о которых в "Сорок втором" не слышали, а когда ездил в район, то
привозил оттуда всякий раз несметное количество книг. Известно было также -
хотя Илья Петрович факт этот не афишировал и даже как будто немножко
стеснялся, но в маленьком поселке попробуй что-нибудь скрой - что время от
времени отсылал он в редакции московских и ленинградских журналов объемные
бандероли и некоторое время спустя получал в ответ тоненькие письма, надолго
погружавшие его в печаль.
Родители его побаивались, дети обожали. Несмотря на грозную внешность, они
чувствовали в нем необыкновенную доброту. К тому же знал он так много
интересного и так здорово умел об этом рассказывать, что самые отпетые
лентяи и хулиганы на его уроках смиренно сидели, слушая поразительные
истории о великих открытиях, далеких землях, полетах в космос, роботах,
компьютерах, освоении Севера и прочих достижениях постаревшего человечества.
На каникулы он уходил с учениками в лыжные, пешие и водные походы по тайге и
порожистым рекам. Он возил детей на экскурсии в большие и малые города,
показывал им музеи и выставки и старался сделать все, чтобы его воспитанники
по причине отдаленности их малой родины не чувствовали себя брошенными или в
чем-то ущемленными. Одно время Ильей Петровичем интересовались местные
власти и предлагали поменять Богом забытое поселение на работу в роно или
даже в райкоме партии, намекая на то, что при его данных он мог бы сделать
карьеру партийного работника. Но директор все посулы отклонил и продолжал
заниматься тем, что считал главным делом жизни.
Польза от него в "Сорок втором" была огромная, и не только потому, что он
учил детишек. В эпоху массовой радио- и телефикации Илья Петрович был
единственным человеком на сотни километров вокруг, умевшим чинить бытовую
технику. Потерять его жители страшно боялись и, чтобы понадежнее привязать
молодого да к тому же непьющего мужчину, не раз пробовали женить, но Илья
Петрович не поддавался. На танцы он не ходил, в кино не бывал, дружбу почти
ни с кем не водил, а когда его спрашивали, собирается ли он обзаводиться
семьей, шутливо отвечал, что невеста его еще не подросла.
И по своей загадочности, и по влиянию на умы посельчан он вполне успешно
конкурировал с бухарянами. Но, поскольку двум медведям в одной берлоге не
ужиться, Илья Петрович вскоре по приезде в "Сорок второй" объявил
диссидентам беспощадную войну. Поначалу сама мысль, что в его просвещенное
время существуют не просто люди, подверженные религиозным предрассудкам, но
настоящие фанатики, не признающие электричества, медицины, брезгающие пить и
есть из той же посуды, что и все смертные, его удивила и позабавила. Но,
когда узнал, что несколько десятков детишек, вместо того чтобы слушать про
Джордано Бруно, Галилея, Коперника, Ломоносова и Эйнштейна, проводят дни и
ночи в тупых молитвах, Илья Петрович почувствовал себя лично задетым. Он
поклялся, что не уедет из "Сорок второго" до тех пор, пока хоть один ребенок
в Бухаре останется неграмотным.
Однако все его попытки с наскоку взять сектантскую цитадель и доказать
упрямцам, что Бога нет, а их Бога нет вдвойне, оказались безрезультатными.
Из Бухары Илью Петровича, невзирая на его директорский авторитет, вытолкали
взашей, пригрозив спустить собак, если он хоть раз еще приблизится к ограде
скита. Он ушел, сопровождаемый взглядами двух людей - приземистого, тощего
мужичка-келаря и высокого, худощавого старца. Эти две пары глаз, особенно
Вассиановы, впоследствии долго преследовали Илью Петровича. Взгляд келаря
ничего, кроме ненависти, не выражал, но глаза старца поразили директора
каким-то нездешним, невиданным одиночеством. Выражение это, впрочем,
промелькнуло только на мгновение, Вассиан отвернулся, и Илье Петровичу
пришлось несолоно хлебавши идти домой.
Потерпев неудачу добиться своего добром, педагог призвал на помощь
начальство. Но, к его удивлению и возмущению, в том месте, где, казалось бы,
по долгу службы давно должны были принять соответствующие меры, к его
действиям отнеслись неодобрительно.
Председатель поссовета - хохол-западенец из бывших бендеровцев, застрявший в
этих краях после отсидки и избранный на высокую должность благодаря тому
обстоятельству, что никого менее пьющего подыскать не смогли,- прикрыл дверь
и сказал буквально следующее:
- Илля Петровычу, та не чипайте вы их.
- Это еще почему?
- Воны дуже добри працивныкы.
- Значит, вам всего дороже план ваш?! - воскликнул Илья Петрович так, что
слышно было на всем этаже.- А какой ценой вы этого добиваетесь, вы подумали?

- Бачыте, Илля Петровычу,- ответил председатель осторожно.- Вы людына нова и
трошки не розумиетеся. Мы тут живемо, як на острови. Кругом дыбри ат
бездорижжя, телефон обризаты як пыты даты. Багато наших жителив колышни
заключонни. Колы щось станеться, мы з вами перши до них побижимо. Бухара це
наш оплот, и сварытыся з нею мы не можемо. Та й старець там, повим вам, дуже
цикава людына. Не пудло бы було вам з ным познайомытыся.
- Это еще зачем? - обиженно сказал самолюбивый педагог.- Да я ему руки не
подам.
- Ну це вже як вы захочете, хоч щодо Вассияна, вин разумный и нас з вамы за
пояс заткне.
- Что ж у него тогда дети в школу не ходят, если он такой умный?
- А нащо им, по совисти сказаты, школа? Чому треба, вин их и так навчить.
- Да как вы так можете рассуждать?
- Илля Петровычу, Илля Петровычу,- вздохнул председатель, наливая ему и себе
по стопочке.- Молоди вы и життя не знаете.
- Я не пью,- встрял директор.
- Так я й кажу, що не знаете. Давайте так ся договоримо: воны наших дитей не
чипають, а вы их не чипайте.
- С каких это пор дети стали на наших и ненаших делиться?
- Ну вот что, товарищ директор,- сказал председатель, переходя на чистейшую
российскую мову,- вы эту демагогию оставьте. Мы вас очень ценим, но, если не
нравятся наши порядки, задерживать вас никто не станет.

Были у бухарян и другие защитники. Порой из Москвы или Ленинграда приезжали
экспедиции с бородатыми мужами и совсем молоденькими девочками, пытались
купить книги и иконы, записать песни, предания или молитвы этих реликтовых
людей. Им предлагали большие деньги, давили на честолюбие, но все точно так
же было тщетно. Бухара наглухо закрывала двери, старец отказывался даже
встречаться с учеными. Экспедиции уезжали ни с чем, а на следующий год опять
приезжали. Иногда случались накладки, и в поселке сталкивались сразу две
поисковые группы. Они долго препирались, кто из них имеет право на
обследование Бухары, потрясали бумагами и межуниверситетскими договорами, но
поскольку скит находился на стыке двух районов, то споры оканчивались так же
безрезультатно, как и сами экспедиции.
Илью Петровича этот интерес раздражал. Чудилось ему, что это лишь укрепляет
тщеславных бухарян в их исключительности и избранности, и подмывало его
попенять всем кандидатам и докторам наук, фольклористам, лингвистам,
этнографам, историкам, религиоведам и музыковедам, что о старине они думают,
а жизнь людей, которые годами от обыкновенной культуры отрезаны и не
виноваты в том, что родились не в Москве, не в Ленинграде и даже не в
Тамбове, никого не заботит. Жалуются на то, что леспромхозовские парни к
студенткам пристают, чуть ли не охраны себе требуют, а чтобы лекцию
прочитать - не допросишься. У них одно на уме - Бухара, все ходят да
восхищаются, как это сохранились, как пережили, не пропали, но ничего, кроме
научного эгоизма, директор в этом не видел и всякий раз возражал против
того, чтобы экспедиции селились в пустующей летом школе - наиболее
приспособленном для этого месте.
Ученая братия неприязни выпускника московского института не понимала,
жаловалась на него в поссовет, но попытки переубедить директора ни к чему не
приводили. Только однажды разговорился Илья Петрович с помятым лысоватым
мужичком-социологом, занимавшимся проблемами закрытых групп, и то потому,
что социологию за современную науку признавал, находя в ней практическую
пользу и желая посоветоваться со знающим человеком, как бы ключик к
сектантам подобрать и хотя бы детишек оттуда вывести.
- А стоит ли? - спросил коротышка социолог, снисходительно подняв глаза на
директора.
- То есть как это? - опешил Илья Петрович.
- Что вы им, молодой человек, взамен предложите? Вы нахватались по верхам в
институте своем и думаете, что научить их чему-то можете?
- Я на это по-другому смотрю,- отрывисто сказал директор.
- А позвольте спросить: вот сколько лет вы здесь уже живете, а что о них
знаете?
- Какое это имеет значение?
- Эх, молодой человек, молодой человек! Как же, не зная броду, в эту воду
лезть? Думаете, там все так просто? Здешняя община особенная. Нигде, ни в
России, ни в мире, ничего похожего на Бухару нет и не было. Они ведь не
старообрядцы, как некоторые считают.
- А кто же тогда? - удивился директор.
- Не знаю. Но у староверов наших при всем их эсхатологизме своя богатейшая
и, увы, кажется, подошедшая к концу история была. А здесь как будто истории
или, лучше сказать, эволюции не было вообще. Точно кто-то остановил время,
чтобы сберечь все, как есть, затолкнул их в эту Бухару и не выпускает. Как
заповедано им было, так они и живут - с жесткой дисциплиной, боязнью
ослушаться наставника, подчинением, страхом.
- А местная власть их поддерживает,- с горечью отозвался Илья Петрович.
- Ну это-то как раз понятно,- усмехнулся коротышка,- они же близнецы-братья.
Тоталитарная власть.
Илья Петрович опасливо покосился на своего собеседника, но тот, не обращая
внимания на его взгляд, увлеченно продолжил:
- Вы взгляните на эту проблему с другой стороны. Там живут за оградой, как
за колючей проволокой, молодые мужчины и женщины. Постоянная молитва, посты,
послушание, чихнуть и то можно лишь с благословения. А в двух шагах -
какие-никакие, а танцы, кино, телевидение. Разумеется, для них это все от
дьявола. Но думаете, нет там никого, кому не хочется этого попробовать? И не
дай Бог оступишься. В яму посадят, сгноят заживо, чтоб другим неповадно
было. А только ведь одним страхом тоже не удержишь. Да, видно, умны у них
старцы и секреты какие-то знают, раз до сих пор всех держат. Они потому и
ученых не шибко пускают - не доверяют. Хотя мы не меньше, чем они, в
сохранности Бухары заинтересованы.
- Да на что она вам? - спросил вконец сбитый с толку директор.
- Вы, милый юноша, всей ценности Бухары не представляете,- нравоучительно
изрек его ученый собеседник.- Это вам кажется, что вы тут живете и никто про
вас не слышал, а спросите любого ученого мало-мальски серьезного,
произнесите только слово это "Бухара", у всех глаза заблестят. По одной
деревне этой можно десятки диссертаций защитить, книг написать, фильмов
снять. А еще прибавьте, сколько книг там, икон редчайших, утвари нетронутой,
и все не разграблено, цело. Ведь там, за оградой, заповедник. А помрет
старец - и не будет Бухары.
- И слава Богу! - вырвалось у директора.
- По молодости и по неразумению глаголите сие. Страшнее всего потери
необратимые. Вы-то как раз и могли бы ключик этот найти и отомкнуть. Ведь
что-то здесь не так.
- Ну уж нет, я этими тайнами голову себе забивать не стану.
- Жаль,- заключил ученый,- ибо рано или поздно этим займется какой-нибудь
мошенник.
И как в воду глядел. Некоторое время спустя в Бухаре объявился пришелец. Кто
он был таков и откуда взялся, никто точно не знал, но внешность он имел
довольно своеобразную. Лицо у него было гладковыбритое, припухловатое,
розового цвета и не по годам молодое, а угрюмый и достающий до самой
сердцевины взгляд необычных выпуклых глаз никак с этой детскостью не
вязался. Говорили, будто бы пришелец - образованный книжник, который много
лет провел в печорских и енисейских скитах, изучая старые книги. Будто бы
бросил он в Ленинграде квартиру, работу и перешел в ту единственную веру, в
коей в одной заключено спасение. С тех пор он часто приезжал в скит и жил
здесь по несколько месяцев, после чего на неопределенное время исчезал.
Илья Петрович отнесся к этим слухам недоверчиво. В то, что современный
образованный человек может всерьез относиться к сектантским бредням, он не
верил. Неожиданный случай полностью подтвердил его предположения. Однажды он
случайно столкнулся с неофитом в лесу и застал его курящим трубку. Очевидно,
рассудил Илья Петрович, книжник рассчитывал проникнуться доверием старцев,
обмануть их и завладеть наследством Бухары.
Директора богатство скита интересовало мало, он лишь почувствовал что-то
вроде брезгливости и никакого значения этой встрече не придал. Мелькнула у
него мысль сообщить сектантам, кого они пригрели, но, будучи человеком
истинно интеллигентным, доносить, какими бы благородными причинами это ни
было вызвано, Илья Петрович считал ниже своего достоинства. Напротив, он
как-то даже успокоился. Некий таинственный ореол, клубившийся вокруг Бухары,
в его глазах окончательно рассеялся. Про себя директор подумал, что, может
быть, социолог насчет их строгости преувеличивает и все они там тайком
покуривают, распутничают и пьют водку. Педагог перешел от преждевременных
наступательных действий к глухой осаде, решив, что очаг этой заразы
ограничен, хотя на уроках, рассказывая детям про замечательные достижения
человечества, напирал на то, что они были совершены безо всякой Божьей
помощи, будь то Исус или Иисус.
С годами его просветительский пыл угас. Илья Петрович нашел для себя
утешение в охоте, завел собаку, купил ружье и вместе с
конформистом-председателем ходил в лес, сделавшись вскоре замечательным
специалистом по добыванию крупной и мелкой дичи. Именно охоту на глухарей,
тетеревов, рябчиков, в изобилии обитавших на вырубках и гнездившихся в
бывших лагерных бараках и на вышках, ставил он превыше всего и проводил
немало прелестных часов в ночном или утреннем лесу ранней весною или осенью,
когда природа так чудесна и, сколько бы ни было на душе печальных или
досадных мыслей, все они гаснут или вовсе уходят прочь. Эта страсть
окончательно примирила его с существованием Бухары, разбавив кипучую натуру
директора более спокойным и созерцательным отношением к жизни. Было только
одно неприятное последствие у этого увлечения. А именно то, что до той поры
трезвенник Илья Петрович пристрастился пить водку. Впрочем, немного и когда
наутро ему не надо было идти в школу.
Что же касается бухарян, то они действительно жили тихо, справляли свои
службы в особой моленной избе и никого до себя не допускали. Несколько раз с
иными из них сталкивались охотники в лесу. Они толковали с председателем об
охоте, как толкуют мужики, просто и спокойно. Видно было, как уважает хитрый
хохол своих собеседников, даже немножко заискивает перед ними. Никогда он не
курил и не выражался при них матом, а держался так, будто его вызвали к
высокому начальству. Сектанты принимали эти знаки внимания как нечто само
собой разумеющееся, расстояние блюли, и, казалось, никто и никогда из
мирских людей не перейдет границу, отделяющую Бухару от прочего мира.
Но настал тот злополучный день Ильи-Пророка, когда шальная молния угодила в
Машу Цыганову, нежданно-негаданно всплыла древняя и весьма сомнительная
история о несчастной Евстолии, и из, казалось, навеки затухшего вулкана
хлынула лава.
Глава IV. Ночной дозор
Всякой мистики Илья Петрович чурался. Он увлекался фотографией,
радиосеансами с Австралией, разглядывал в телескоп звездное небо, обожал
братьев Стругацких, Станислава Лема и Кира Булычева и скорее поверил бы в
то, что на лесной поляне приземлился НЛО, нежели действительно были найдены
останки попавшей в капкан семьдесят лет назад женщины. Директор был убежден,
что рано или поздно странному явлению будет найдено рациональное
истолкование, мало ли было в истории случаев, когда вмешательством
сверхъестественных сил объяснялись вполне естественные, хотя и кажущиеся
таинственными вещи. То, что не искали иных объяснений, верили в чудо и
молились на расщепленную сосну сектанты, его не слишком удивляло, но
перемена в обитателях "Сорок второго", их трепет и даже какое-то пугливое
отношение к случившемуся директора поразили.
Казалось, не было ни радио, ни телевидения, ни спутников - весь двадцатый
век рухнул в небытие, отступил со всеми своими чудесами перед напором
одного-единственного и не такого уж в конце концов сверхъестественного
происшествия. Илья Петрович заходил в дома к здравомыслящим людям, кому
чинил эти самые телевизоры и чьих детей учил в школе, взывал к их рассудку,
он повторял везде и всюду, что сон разума порождает чудовищ. Но там, где его
еще вчера так любили и он был самым желанным гостем, на него смотрели с
неприязнью и осуждением оттого, что он жив и здоров и самим фактом своего
существования противоречит чуду, не понимая того, что чудесным
выздоровлением именно Евстолии обязан.
Илью Петровича эта чушь только злила. Горечь пробуждал в учителе людской род
и заставлял убежденного рационалиста усомниться в самом прогрессе и
поступательном движении вперед человеческой цивилизации: какой уж там
прогресс, если люди остались такими же, что и во времена Галилея, Яна Гуса
или Джордано Бруно, и суть их - стадное безумство! Достаточно помешаться
одному, как сходят с ума все вокруг. Но его печалью были не взрос-
лые - самым страшным было то, что в темные сказки заставляли уверовать
детей. Директор с ужасом думал, что произойдет первого сентября и хватит ли
у него сил учеников переубедить, да и просто пустят ли их родители в школу,
или же образование теперь объявят навсегда запретным. Ради учеников Илья
Петрович был готов стать жертвой толпы, но остановить религиозное насилие
над детьми.
Существовало еще одно никому не ведомое и ревниво оберегаемое от чужих глаз
обстоятельство, подталкивающее директора пойти на крайние меры. Коснись эта
история любого из его учеников, Илья Петрович вел бы себя точно так же.
Никогда никаких любимцев или нелюбимцев у него не было, но все же к Маше
Цыгановой он испытывал особые чувства. Он запомнил ее с того дня, когда
семилетней девочкой в застиранном, линялом платье она переступила порог
школы и ее образ отозвался в нем прежде не ведомой нежностью. Бывший
студент-отличник больше уже не тосковал по друзьям, посиделкам в общежитии,
театрам, по большим городам и той жизни, к которой привык в молодые годы.
Все самое сокровенное сосредоточилось теперь для него в окруженной черемухой
деревянной школе с большими светлыми окнами. Именно случайной Шуриной дочке,
сами того не ведая, обязаны были жители поселка тем, что Илья Петрович,
отработав три года по распределению, так здесь и остался.
Когда она приходила в класс, ему казалось, что он рассказывает только для
нее. Когда ее не было, он скучал и сердился, шел ругаться с ее сквалыжной
мамашей и чем больше ее узнавал, тем меньше мог понять, как в глухом краю и
у таких родителей могла появиться эта удивительная девочка. Он чувствовал
себя ее единственным покровителем и защитником и теперь решился на
совершенно отчаянный, безумный поступок, грозивший ему самыми ужасными
последствиями, лишь бы избавить свою возлюбленную ученицу от
нежданно-негаданно свалившегося на нее непомерного груза прижизненной
святости.

В сумерках местность выглядела довольно мрачно. Погода была ненастная, уже
начали расцветать желтыми и красными красками лиственные леса, потянулась
мокрая паутина, и пейзаж этот навевал грустные мысли. Илья Петрович
задумчиво прошелся взад-вперед по болоту, оглядел недавние раскопки и
пожалел, что в тот день в "Сорок втором" его не оказалось - быть может, ему
удалось бы увидеть нечто такое, чего не разглядел никто.
Вот здесь его ослепило молнией и он нашел под расщепленным деревом девочку,
подбежал к ней, стал делать искусственное дыхание и был счастлив, когда она
пришла в себя. Эти воспоминания были ему так дороги, что и теперь он не мог
оправиться от волнения и, точно наяву, видел ее просветленное лицо,
разметавшиеся по траве волосы, нежные плечи и уже начавшую оформляться
грудь.
Выглянула некстати луна, идти было чуть больше часа, но ни страха, ни дрожи
директор не ощущал. Он хорошо знал эту тропу и шел в темноте довольно легко,
лишь изредка посвечивая фонариком. Наконец миновал последний подъем и в
рощице на берегу увидел горевший огонек. Директор приблизился, впрочем,
теперь чуть с меньшей долей уверенности, но никакие огоньки остановить его
не могли. Кладбище было просторным - на нем стояли мощные, коренастые, как
боровики, кресты, а смутивший его огонек освещал могилу Евстолии. Там
теплилась лампадка.
Илья Петрович достал лопату и приготовился копать. Он собирался взять одну
из косточек и отослать в Москву, в лабораторию своего института, чтобы там
установили точный возраст и дату захоронения останков.
Над головой летали бесшумные птицы, ухала сова, луна мертвенным светом
озаряла кладбище. Илья Петрович испуганно озирался по сторонам. Он боялся не
призраков, но живых людей. Однако никого не было на кладбище в этот
неурочный час. Он начал копать быстрее. Вот-вот лопата должна была ткнуться
в гроб, как вдруг ему почудилось, что хрустнул сучок и послышались шаги.
Илья Петрович вздрогнул и обернулся: из темноты на него смотрели выпуклые
глаза.
Директор приготовился к самому худшему, но вместо криков, возмущения и
ярости услышал спокойный, благожелательный голос:
- Что, Илья Петрович, решили мощи на анализ отправить? Не утруждайте себя
понапрасну - это те самые.
Обладателя этого не отличавшегося никакими приметами местного говора голоса
Илья Петрович узнал сразу же и в первый момент испытал невероятное
облегчение от того, что на месте преступления его застали не сектанты, а их
обманщик. Во всяком случае, можно было надеяться, что прямо здесь и сейчас
убивать его за святотатство никто не станет.
- Я так и знал, что вы сюда придете,- сказал самозванец с удовлетворением.
- Что вам угодно? - спросил наконец опомнившийся директор, резкостью
прикрывая свое смущение.
- Я слышал о вас много хорошего и имею намерение побеседовать и уберечь вас
от некоторых ошибок,- мягко ответил самозванец.- Такой директор, как вы,-
большая удача для здешней школы. Хотя сомневаюсь в том, что здешняя школа -
большая удача для вас.
Он не спеша достал трубку, набил ее пахучим табаком и с наслаждением
затянулся.
- Признаться, больше всего страдаю от невозможности покурить. Я, Илья
Петрович, знаю, что вы меня циником считаете. Но обстоятельства так
сложились, что в этой глуши на тысячу верст вокруг мы с вами - два
единственных интеллигентных человека, не изменивших своему призванию. Отчего
бы нам не побеседовать на интересную тему? Однако прежде я предлагаю вам
закопать могилку и не тревожить прах мертвецов. Не ровен час кто узнает,
скандала же не оберешься.
Педагог стиснул зубы.
- Я приветствую ваше желание дойти до самой сути. Ведь действительно
странная история. Вы уже составили для себя какое-нибудь предварительное
объяснение?
- Нет,- процедил Илья Петрович.
- А ученикам что говорить станете?
- Вам какое дело?
- Да, незавидное у вас положение. Станете утверждать, что просто
случайность,- кто поверит? А может быть, все-таки признаете, что произошло
чудо?
Илью Петровича передернуло, но чересчур нагловатый тон этого человека, точно
намекавшего на некие скрытые обстоятельства, не позволял ему просто уйти.
- Я давно за вами наблюдаю и признаюсь, любопытный вы человек. Весьма
любопытный. Только сами себя плохо знаете. Это ведь на поверхности так:
молодой педагог, энтузиаст сам выбрал такую долю - после института едет в
глушь, учит детишек и от всяких соблазнительных предложений отказывается. А
если поглубже копнуть, тут же драма оскорбленного самолюбия. Не взяли вас в
аспирантуру, вы и обиделись, захотели всему миру доказать, что из себя
представляете, прославиться и оседлать белого коня. Вы небось еще и пишете
что-нибудь тайком, в журналы посылаете, вам отказывают, вы на
литконсультантов злитесь и себя гением мните.
От возмущения и неожиданности, но более всего недоумевая, откуда этому
человеку могут быть известны подробности его биографии, молодой автор
раскрыл рот и не знал, что возразить.
- А годы-то идут. Звезда ваша припозднилась и не восходит. Уж столько лет
директорствуете. Надоело, поди, но опять же самолюбие не дает никак
признаться, что сгоряча не за свой гуж взялись, и оглобли поворотить.
Сверстники ваши тем временем диссертации защищают, устроились в местах
почтенных, иные и за границу ездят. А вы задачу себе поставили - бедных умом
сектантов одолеть. На что вам темные старики? Чем помешали?
- Вам этого не понять.
- Охотно верю. Но задумайтесь над одной вещью: ни государи-императоры, ни
советская власть со всеми ее ЧК-ГПУ-НКВД-КГБ Бухару не взяла. Где ж вам-то
тягаться? Умные люди говорили: оставьте их в покое.
- Да кто вы такой, чтобы мне советы давать? - спросил директор в бешенстве.
- Я оказываю старцу Вассиану некоторые услуги,- уклончиво ответил
самозванец.- И вот что хочу вам сказать. Вашему вымороченному поселку сорок
лет, и рано или поздно его закроют, а Бухара останется. Не вы первый с нею
боролись, и не вы первый сломаете на ней голову. В скиту считают, что
отроковица принадлежит им, так смиритесь с этим и не препятствуйте тому, что
должно свершиться.
- Вот оно что? - пробормотал директор, с трудом сдерживая ярость при одном
только упоминании Маши.- Девочка им потребовалась, и ради этого они целый
спектакль устроили! Вы думаете, не понимаю я, зачем ваш старец все это
затеял?
- Ну и зачем же?
- Затем, что ему нужны чудеса, чтобы держать в повиновении свою секту,-
раздельно и в то же время как-то придушенно произнес директор.
- А вы не так уж и просты, как кажетесь,- пробормотал самозванец.
- Так вот передайте там, что девочку они никогда не получат. Я, если надо
будет, до Москвы дойду.
- Вы что же, всерьез думаете, что со скопидомкой-матерью и отцом-алкоголиком
ей лучше?
- Не вечно она с ними будет. Девочка умная, кончит школу - учиться поедет. Я
ее в институт сам готовить стану.
- В том, что сами, я не сомневаюсь,- усмехнулся самозванец.- Но представьте
себе, что отроковица избрана для совершенно иных, нежели вы наметили, целей.

- Каких еще целей? Что вы мелете?
- Если бы, Илья Петрович, мы могли знать цели Провидения,- назидательно
заметил пришелец,- наша жизнь приобрела бы совсем иной вид.
- Я в Провидение не верю,- надменно сказал директор.
- А вот это напрасно. Подобное легкомыслие может иметь самые печальные
последствия.
- Но вы-то ведь тоже не верите? - спросил Илья Петрович, в упор глядя на
курильщика.
- Здесь вы ошибаетесь. Я верю, хотя и на свой манер,- возразил тот
спокойно.- А не угодно ли вам будет, милый мой сочинитель, послушать одну
историю?
- Не угодно! - отрезал директор.
- Илья Петрович,- проворковал самозванец проникновенным голосом,- я бы не
стал задерживать ваше внимание, если бы эта история не проливала отчасти
свет на то, что здесь произошло.
- Бросьте юлить! Если что-то знаете, скажите прямо.
- Прямо этого, Илья Петрович, не скажешь.
Директор приготовился было уйти, как вдруг представил казенную квартиру,
лист бумаги с неоконченным романом о межзвездных путешествиях, сеанс с
сиднейским радиолюбителем, которому, как ни бейся, не объяснишь ничего из
того, что происходит на далеком северном континенте, и ему сделалось
тоскливо.
- Ну что ж, давайте,- вздохнул он,- выкладывайте вашу историю.
Самозванец усмехнулся и набил трубку новой порцией табака.
Глава V. Десница
"В одном отдаленном российском городе не так давно жил да был майор по
фамилии Мудрак. Работал он начальником местной милиции и ничем особенным не
отличался, но было у него странное и даже старомодное свойство. Он был
необыкновенным атеистом. Причем атеистом на совесть, каких к той ленивой
поре уже нигде и не осталось. Еще пацаном, ни черта не боясь, залезал Мудрак
на церковные купола и, рискуя свернуть шею, рубил кресты. Сколько он этих
крестов посшибал - одному Богу ведомо. Деревенские старухи ему пророчили:
- Паралич тебя, сатану, разобьет! С ума сойдешь! Покайся, ирод!
Но только смеялся над ними Мудрак.
Всю войну майор прошел без единой царапины, ни одна бандитская пуля, ни
хулиганский нож его не задели. Великой храбрости был человек, и трепетали,
заслышав его имя, урки. Он же их не боялся, в самое логово лез и всегда
выходил победителем.
Но пуще ворья, убийц и бандюг ненавидел майор верующих в Бога и никак не мог
уразуметь: откуда в правильном обществе они могут взяться и почему не
исчезают?
Хотя в его обязанности это не входило, везде, где Мудрак служил, он
искоренял религию самым безбожным образом. Опечатывал церковные двери,
арестовывал заговорщиков, материл попов и монахов, выслеживал квартиры и
частные дома, где собирались на моления баптисты, адвентисты и
старообрядцы-беспоповцы, и нагонял на людей столько страху, что жаловаться
на него боялись.
Вот и в городке, куда его под старость назначили, майор закрыл единственную
уцелевшую церковь, прогнал священника и все думал, что бы ему еще полезное
во славу атеизма сделать. Однако как будто все было сделано - Бога в городе
больше не было. Иногда даже скучно ему становилось при виде такой картины,
хотелось подраться с Невидимым Противником и доказать Ему свою силу. Но все
люди вечерами сидели у телевизоров, вели себя благопристойно и тихо, так что
подумывал начальник, как бы попроситься в другое место, где его
замечательный талант пригодится. Потом в следующее - так он целый план
составил, как всю Русь обезбожить. Однако и проекты, и записки, которые
Мудрак посылал в высокие инстанции и учреждения, оставались безответными.
Но однажды его помощник доложил, что в клубе на окраине тайно собираются
сектанты. Обрадованный Мудрак тотчас же поднял по тревоге оперативников.
Зрительный зал был закрыт, за дверью слышалось характерное пение, и клуб
решили брать штурмом. Люди разбились на две группы и с двух сторон стали по
лестнице подниматься наверх, чтобы через кулисы попасть сразу на сцену и
захватить сектантов с поличным.
И тут произошла непредвиденная вещь: когда обхват был почти завершен,
впереди мелькнул силуэт замешкавшегося оперативника. В азарте майор решил,
что кто-то из окруженных пытается выбраться, и выстрелил. С той стороны тоже
не разобрались и вдарили по своим. Началась отчаянная перестрелка. По
счастью, никто не пострадал. Только майора ранило в правую руку.
Но, самое-то главное, оказалось, что пострадал Мудрак зря, потому что в
клубе были никакие не сектанты, а актеры заводской самодеятельности,
ставившие к Пасхе пьесу с антирелигиозным сюжетом.
Такой вот произошел нелепый случай, который постарались побыстрее замять, и
объявили случившееся учебной операцией по обезвреживанию вражеского десанта.

Но тем дело не кончилось. На следующий день у Мудрака поднялась температура
и пошло нагноение. Сперва он на это внимания не обратил, думал, обойдется,
как всегда в его жизни обходилось, но получилось иначе. Рука опухла до
локтя, почернела, и, когда майор попал в больницу, было уже поздно: десницу
пришлось ампутировать.
Много ходило по городу после этого разных слухов и толков, и иные увидели в
том знак свыше и решили, что терпение Господне истощилось и так Создатель
покарал нечестивца.
Майора и досада, и зло брали: как на улицу ни выйдешь, все на его пустой
рукав оборачиваются, шепчутся, одни головы опускают, другие в глаза нагло
смотрят. Сам он в ходячий экспонат религиозной пропаганды превратился - хоть
в другое место беги. Но не такой человек был Мудрак, чтобы перед кем-нибудь
отступать.
А тем временем скандальная история дошла до столицы, где давно уже высокие
начальники, утомленные не соответствующей историческому моменту майоровой
прытью, думали, как бы его на пенсию отправить. Тут и возможность подоспела:
без правой руки какой он боец?
Как ни доказывал Мудрак, что он и левой не хуже стреляет, как ни умолял
принять во внимание его боевые заслуги - все было тщетно, вышла начальнику
отставка.
Мудрак сперва сильно горевал, но потом решил, что, может быть, все к
лучшему, никаких других обязанностей у него не будет и он сможет
безраздельно отдаться любимому делу.
Для начала он решил написать антирелигиозную книжку. Он давно собирался
такую книгу написать, да все было некогда. И вот в первый свой нерабочий
день Мудрак сел за стол. Но, во-первых, писать - не стрелять, это ему и
правой рукой делать было трудно, а во-вторых, он не знал, что писать. Прежде
ему казалось, только начни он, как слова сами собой польются, а тут вдруг
выясняется, что ничего у него не получается. Написал только: "Бога нет". А
дальше как отрезало.
Майор сильно расстроился, но рассудил так: если сочинять в день хотя бы по
одному предложению, то за год книжку не книжку, а брошюрку он напишет. И
решил отметить дебют бутылкой кагора, ибо ни водки, ни коньяков он не любил,
предпочитая всему на свете сладкие вина и из них больше всего - кагор.
Он налил себе рюмку, другую, стало ему тепло и хорошо, Мудрак захмелел и не
заметил, как уснул, а проснулся оттого, что послышался подозрительный шум, и
он увидел в комнате мужичка. На вид невзрачного, хиленького, в помятом
пиджачишке и куцых брючках.
- Ты кто-о? - спросил Мудрак.
Мужичонка ему отвечает:
- Я твой ангел.
- Какой еще ангел? Что ты мелешь?
- Новый ангел,- сказал мужичок.- Меня в самых трудных случаях посылают. У
тебя раньше был очень неопытный ангел. Он совсем с делом не справлялся. Тело
твое берег, а душу едва не упустил. Но теперь все будет хорошо.
- Да ты что,- обиделся Мудрак,- издеваться сюда пришел, ханыга чертов! Ты
хоть знаешь, кто я такой?
- Знаю,- ответил ангел.- Ты очень несчастный, я бы даже сказал, невезучий
человек.
- Ишь ты! - усмехнулся Мудрак, который до последнего случая невезучим никак
себя не считал.- А чем докажешь, что ты ангел?
Мужичонка повернулся, и майор увидел у него за спиной небольшие мятые
крылья.
- Подумаешь! - сказал он презрительно.- Ты мне чудо настоящее покажи - тогда
поверю.
- Я могу показать тебе чудо, но дело совсем не в этом.
- Нет, хочу чуда! - потребовал Мудрак.
- Ну что же, будь по-твоему,- сказал ангел, не сильно удивляясь,- все вы,
люди, хотите чуда, но ни одно из них на пользу вам еще ни разу не пошло.
И исчез.
Мудрак усмехнулся и лег спать. А наутро он проснулся со странным ощущением,
что за ночь что-то произошло. Он сперва не понял, что именно. Все было как
будто на своих местах. Та же недопитая бутылка кагора, тот же листок бумаги
с одним-единственным предложением. Мудрак сел к столу, чтобы описать, как в
хмельном состоянии люди поддаются религиозным видениям, и, следовательно,
Бог и все Его силы есть не что иное, как пьяный бред. Но вдруг почувствовал,
что ему что-то мешает. Он в недоумении опустил глаза и покрылся холодным
потом: ампутированная кисть снова была на месте.
Он дотронулся до нее, кисть не пропала. Мудрак испуганно ею пошевелил -
кисть сидела на месте как влитая. Рука как рука - точно такая же, как и была
раньше, с крепкими пальцами, с толстой кожей, в которую въелся и уже не
отмывался порох, с желтыми от никотина ногтями. Майор сделал усилие, чтобы
проснуться, но это был не сон или сон такой глубокий, как вся наша жизнь, и
проснуться можно было, только умерев.
Мудрак стал рассуждать логически: могли ли его, допустим, ночью тайно
вывезти в больницу, сделать операцию и привезти домой? Или могло ли ему,
наоборот, присниться все, что произошло в клубе, и он по-прежнему
здравствующий майор? Но почему в таком случае он не на службе? Или же это
теперь продолжается сон и надо все-таки проснуться? Однако ни одно из этих
объяснений его не удовлетворяло, и поскольку всяких тайн и загадок он не
любил, то решил не забивать голову напрасными сомнениями и снова взялся за
перо.
На сей раз дело пошло гораздо удачнее. Мудрак писал, предложения летели одно
за другим, он работал с таким энтузиазмом, что из дома вышел только однажды
купить хлеба и вина и не обратил внимания на пораженные взгляды соседей. А
потом и вовсе без еды стал обходиться, питаясь одной лишь атеистической
мыслью.
А между тем по городу поползли слухи о таинственном исцелении майора, и
слухи эти наделали переполох еще больший, чем его ранение. Теперь в воле
небес уже не сомневался никто, хотя, как ее истолковать, не знали. Собирался
у его подъезда народ, трепетали старухи, стояли женщины с детьми.
Мудрак ничего этого не замечал - он дрался со Своим Противником, пока не
разбил Его наголо, и наконец после долгого затворничества отправился в
местное издательство.
Но, как только он вышел на улицу, его обступило не меньше сотни людей. Они
ползали на коленях, целовали края его одежды, просили благословения. Сперва
он не понимал, в чем дело, но, когда народ попадал ниц, Мудрак первый раз в
жизни испугался.
Ни под вражескими пулями, ни безоружный перед бандитской финкой, ни на
куполе церкви, срубая крест, он ничего не боялся, а теперь со страхом глядел
на толпу и, что делать, не знал. Он кричал, пинал людей ногами, ругался, но
и побои, и крики люди сносили как величайшую милость и принимали с
благодарностью.
- Так, батюшка, так! По грехам нашим и следует нам! Крепче бей, родимый!
Деток бей! Забыли Бога мы, согрешили, но послал нам Отец блаженного во
искупление греха. Рукой, батюшка, бей, десницей исцеленной!
Он задирал руку, а люди висли на нем, старались дотронуться и поцеловать ее.
Майор закричал страшным голосом и бросился обратно в квартиру.
К вечеру к его дому стекся почти весь город. И верующие, и неверующие,
мужчины, женщины, дети, образованные и необразованные - все побросали
телевизоры и пришли под окна майоровой квартиры.
Тогда же с черного хода пробрались бывшие коллеги майора и их соседи в
штатском. Мудраку велели признаться в том, что он совершил акт повышенной
идеологической диверсии, и открыть, кто его на это толкнул, кто исполнил и
кто за этим стоит. Майор пытался объяснить, что ничего дурного не замышлял,
а, напротив, хотел послужить и на пенсии родимой власти. Он махал листочками
со своими проповедями, но приезжие грубо его оборвали и вторично потребовали
немедленно во всем сознаться.
Под окнами гудела толпа. Стягивались усиленные наряды милиции, в мегафон
начальственные чины обращались к собравшимся и велели расходиться. Но,
позабыв о страхе, люди стояли насмерть и в обиду чудоносца не давали.
- Иди и сделай что-нибудь! - приказали майору и выпихнули его на балкон.
Толпа замолкла и благоговейно взирала: сейчас должно было свершиться то
чудо, что бывает один раз в тысячелетие. Сотни пар глаз смотрели на него
снизу, но спиной Мудрак чувствовал, что на него направлены несколько
пистолетов.
И вдруг он услышал тихий голос:
- Перекрестись, чадо, и вороги твои сгинут.
Лицо майора вдруг исказила судорога.
- Ах, это ты, сучий ангел! - воскликнул он в ненависти.
И на глазах у изумленного люда несостоявшийся апостол схватил левой рукой
здоровенный тесак, которым кромсал капусту, поднял его над головой и со
всего маху рубанул по деснице.
Кисть отлетела, толпа ахнула и расступилась, а майор, потрясая искалеченной
рукой, злобно, обращаясь в никуда, крикнул:
- На, подавись своим чудом!
Всем сразу стало скучно. Люди вспомнили об обычных заботах и разошлись,
толкуя о фокусах, о филиппинских хилерах и о том, что никакой десницы и не
было. Хитроумный безбожник специально придумал всю эту историю, и последние
старушки, еще хранившие в душе надежду на возрождение храма, поплелись к
телевизорам.
Только Мудраку почудилось, что где-то недалеко тяжело вздохнул мужичонка в
помятом пиджачке. Вздохнул и отлетел".

Рассвело, и стало неуютно и зябко, как бывает осенним утром. Кричали птицы,
трава и кусты были подернуты мокрой паутиной. В такие утра хорошо идет в
сети рыба, а поселковые бабы наперегонки отправляются собирать рыжики и с
фонарем шарят под невысокими елками или идут гурьбой на болото за клюквой.
Илья Петрович и его докучливый собеседник стояли посреди Большого Мха, и
уродливая возвышалась в десяти шагах от них расщепленная сосна как
напоминание о недавнем происшествии.
- Если своим рассказом вы на меня намекали,- сказал Илья Петрович, зевнув,-
то разрушение памятников архитектуры я осуждаю и культурно-историческое
значение христианства на определенном этапе развития человечества при...
- А хотите я вам расскажу, как было на самом деле? - перебил его самозванец.

- Что именно?
- С девочкой. Вы увидели ее под деревом. Она лежала без сознания. Вы
подбежали к ней, расстегнули платье, стали делать искусственное дыхание -
все это вы умеете, я не сомневаюсь нисколько. Потом она задышала, но в себя
сразу не пришла. И тогда вы, директор, заслуженный учитель, коммунар, кто вы
там еще, не знаю, вы ее... Нет, не изнасиловали, но...
- Замолчите!
- Вы без женщины-то как живете, Илья Петрович? Природу перехитрить хотите?
Вы бы, чем романы ваши писать и против старцев козни строить, завели бы себе
какую-нибудь любовницу - толстую, глупую, которая от всех бы ваших бредней
вас излечила.
- Если вы не заткнетесь наконец, я вас застрелю! - схватился за ружье
побелевший от ярости директор.
- Я ведь там был, Илья Петрович,- тихо произнес его обидчик.- Вот тут, на
этом месте, где мы с вами сейчас беседуем, стоял. Видел, как вы девочку
нашли, как раздели ее, как глядели жадно, как поцеловали и долго после этого
платье не могли застегнуть. Сперва не хотели, а потом не получалось - руки у
вас дрожали. Или скажете, что не дрожали? Да так дрожали, что заболели вы от
расстройства нервов и столько переполоху своей болезнью наде-лали.
Илья Петрович обмяк, ружье у него опустилось, и он стал похож на ученика,
застигнутого во время постыдного поступка.
- Уезжайте отсюда. Ношу вы на себя непомерную взвалили, вот и маетесь. Не
получится из вас подвижника. Один раз греха избежали - другой не устоите. Вы
в Бога-то хотите верьте, хотите нет - это ваше дело. Только в лукавом не
сомневайтесь. Искушает он вас. Преподобный Аввакум, когда соблазняла его
женская нагота, персты в огонь вложил и держал так до тех пор, пока не
отпустила похоть. Но вам-то к чему со святыми равняться?
- Нет,- сказал директор, выпрямляясь.- Я лучше, как Аввакум,- в огонь.
- Вы что же это, серьезно?
- Да.
- А если серьезно, то скажу вам так.- Левая бровь самозванца дернулась,
облик его переменился, и от словоохотливого добродушного толстячка ничего не
осталось.- Уж бить змею, так бей поскорее до смерти. Сказано в писании: "Аще
рука твоя или нога твоя соблазняет тя, отсецы ю и верзи от себя, а аще око
твое соблазняет тя, изми е и верзи от себя". По сему и в прочем следует
поступать. Разумеете ли, что я говорю?
- Нет.
Самозванец наклонился к Илье Петровичу и шепотом прямо в ухо сказал ему:
- Что соблазняет, то и отсеки.
Директор поглядел на него в полной растерянности.
- Да-да, именно то, что вы подумали.
К его лицу опять вернулось прежнее насмешливое выражение, пришелец постучал
трубкой по стволу, вытряхнул табак и стал тщательно жевать смолу.
- Жалко мне вас. Замучают ведь здесь.
- Кто же это замучает?
- Этого добра на Руси всегда хватало. Боюсь, что масштабами поселка так
просто все не закончится. Во всяком случае, я предпочитаю отсюда
подобру-поздорову уехать.
"Ну и слава Богу",- подумал Илья Петрович, но мысль была вялая.
Ему вдруг стало все равно, чьи кости и по какому праву лежат на древнем
погосте и что будет с Машей Цыгановой, точно рассыпалось все его очарованное
нежное чувство, смятое грубым вторжением. Захотелось выпить водки,
согреться, забыться и уснуть.
- Что ж, милый мой директор, прощайте. Кто знает, может, когда-нибудь мы еще
и свидимся.
- Вряд ли.
- От сумы и от тюрьмы не зарекайтесь. А, кстати, знаете, кто сказ про майора
сочинил?
- Кто?
- Здешний старец Вассиан.
По дороге к дому директору встретился Алексей Цыганов. "Вот с ним-то и
выпью",- подумал он, но Машин отец был трезв, смотрел ласково, и Илья
Петрович подумал, что самый гиблый пропойца "Сорок второго" - добрейший, в
сущности, человек.
- Вы куда идете, Алексей Иванович? - спросил директор удивленно: доселе
видеть Шуриного мужика не пьяным ему не случалось ни разу.
- К мощам направляюсь.
Илья Петрович растерянно воззрился на него.
- Зачем?
- Поклониться. И вы бы сходили. Глядишь, полегчало б. А то больно нехорошо
выглядите.
Глава VI. Падение директора
В течение следующей недели на скитском кладбище перебывал весь поселок.
Сектанты этому не препятствовали, и в "Сорок втором" уже достоверно говорили
о творимых возле мощей чудесах. Кто-то исцелился от застарелой хвори, к
кому-то вернулся муж, стала больше молока давать корова, бойчее топтать
курочек петух, заклевала веселее и пошла в сети рыба. Мир сделался похожим
на картины народного умельца Ефима Честнякова. Все это можно было бы отнести
на счет богатой народной фантазии, но один факт сомнения не вызывал: в
"Сорок втором" не пили, не сквернословили на улице и в ларьке, не было
пьяных драк и скандалов. Это был другой поселок и другая жизнь. Жители
ходили чистые и нарядно одетые, вечерами играла давно позабытая гармошка и
слышались песни, за которыми безуспешно охотились в иные времена
фольклористы. Дети не пропускали занятий, делали все уроки и получали
"пятерки". При этом никто не задавал Илье Петровичу коварных вопросов, не
смотрел на него волком. Его даже жалели за то, что он, единственный, не
уверовал в прославление местной святой. В Бухару снова, как в былые времена,
потянулись профессиональные паломники, странники и калики перехожие,
оказалось, не вымершие, а все это время прятавшиеся в недрах каторжной Руси.
За ними понаехала ученая братия, журналисты, философы и вездесущие
правдоискатели-диссиденты, узревшие в случившемся политический протест.
Деревня прогремела по всей стране. Передача о бухарском чуде прозвучала по
западным радиостанциям, о ней узнали и весьма заинтересовались в Ватикане.
Ожидали реакции и московской патриархии. Однако получили совсем другое.
Вскоре в поселок прибыли молчаливые, брезгливые люди, которые вели себя,
однако, так уверенно, точно для них-то никакой ни загадки, ни тайны не было.
Эти люди приехали бы и раньше, не дав подпольной Руси насладиться так редко
случавшимися теперь чудесами, но они имели неосторожность поверить, по
обыкновению, лгущим вражьим голосам и облазили всю среднеазиатскую Бухару,
пока выяснили, в чем дело.
Калики перехожие и диссиденты тотчас же смылись, зато приезжие опросили
свидетелей, сопоставили факты и, приняв во внимание, что земля под сосною
оказалась вскопана, что никак не могло быть связано с молнией, установили,
что кости кто-то подкинул. Подозревали самих сектантов, но крупнейшие
религиоведы, вызванные на место происшествия и рвавшие на себе волосы
оттого, что не смогли лично присутствовать на редкой церемонии, сходу эту
версию отмели. Позабыв о распрях, питерцы и москвичи в один голос заявили,
что сектанты слишком серьезно относятся к подобным вещам и выдать чужие
кости за мощи своей святой не способны.
Тем не менее приезжие выразили намерение побеседовать с самим старцем.
Вассиан держался уверенно и спокойно, но, когда старший из группы попытался
его запугать, между наставником и начальником состоялся довольно долгий
разговор. Подробностей этого разговора никто не знал, но из кельи высокий
гость вышел скоро и буркнул своим товарищам, что у старца есть бумага, нечто
вроде охранной грамоты. Какая грамота, откуда у старца она могла взяться и
кто ее дал, областной чин не объяснил, но выглядел необыкновенно
раздраженным.
Таким образом, решили, что сделал это явно кто-то посторонний, введя
непонятно зачем самих староверов в заблуждение, и при том осуществил подмену
без труда, благо неубранных людских останков по здешним лесам, вырубкам и
болотам валяется немало. А капкана никакого не было и быть не могло, хотя бы
потому, что в таких местах охотники капканы не ставят. Не было в самом деле
и никакой молнии, а напридумал все непонятно зачем чудак директор, на
которого и свалили вину. Илью Петровича даже попытались убедить приезжие,
чтобы он прилюдно сознался: мол, молния ему пригрезилась, или придумал он
ее, перепутав действительность с литературным творчеством.
Однако директор оказался до странности упрям и продолжал настаивать на том,
что молния была, он видел ее своими глазами и нашел девочку прямо возле
дерева. Люди в штатском были очень недовольны, директору пригрозили
разобраться с его радиосеансами с заграницей и пообещали, что скоро он очень
сильно пожалеет о своем упрямстве. Но Илья Петрович стоял на своем: молния
была, чем окончательно закрепил за собой репутацию человека чудаковатого,
помешанного на почве научно-фантастической графомании.
Мнение народное, как это ему вообще свойственно, за один день переменилось -
теперь смеялись над бабками и над собой, что во всю эту чушь поверили.
Словом, все благополучно и даже как-то водевильно разрешилось к общему
удовольствию и облегчению, поскольку жить в постоянном духовном напряжении и
воздержании от привычных удовольствий большинству посельчан было в тягость.
Дорожка к скитскому кладбищу с неугасимой лампадкой со стороны "Сорок
второго" снова заросла. Поселок погрузился в обычную жизнь с пьянством,
глухим развратом, телевидением, игрою в карты и лото, сплетнями, пересудами.
Только Илья Петрович, который, казалось бы, больше всех должен был
радоваться тому, что вот все и выяснилось, правда восторжествовала и
религиозники посрамлены, напротив, выглядел озабоченным и хмурым, как
никогда.

Те несколько месяцев, что жил "Сорок второй" иной жизнью, когда все его
обитатели ощущали свою причастность к некоему чуду, к святости и этой
святости старались соответствовать, и последовавшее возвращение к обычному
состоянию вещей поразили его так, как ничто в жизни не поражало. Энтузиазм
Ильи Петровича враз износился, как туфли из искусственной кожи. Директор
забросил телескоп, ничего не ответил обеспокоенным австралийским
радиолюбителям, перестал читать братьев Стругацких и писать сам. Он
разочаровался и во всесилии человеческого разума, и в педагогической
деятельности, а самое главное - в окружающей его действительности.
Илья Петрович никогда в симпатиях к инакомыслию замечен не был, но то, что
его пытались подвергнуть насилию и склонить к лжесвидетельству, оказалось
последней каплей, переполнившей чашу его кротости. Долгие годы он закрывал
глаза на особые очереди в поселковом магазине, на ложь и цинизм власть
имущих, на бесправное положение жителей "Сорок второго", многие из которых
мечтали отсюда уехать, но сделать этого не могли. Все сделалось ему
отвратительно - принудительное спаивание, закабаление людей, унижение. И что
ждало его учеников дальше? Промышленные города, заводы, общежития, разврат?
Сколько из них вышли в люди, а сколько сидели или сидят по тюрьмам?
Сколькими он, директор, мог гордиться?
Дурные были мысли, лукавые. Но грызли они Илью Петровича, лишали покоя и сна
и дополняли его годами копившуюся усталость от бараков, от гула ветра, от
паровозных свистков, визжания бензопил, белых летних ночей и мутных зимних
дней. Усталость от этого леса, болот и комарья, от летней духоты, осенней
распутицы, метелей и снегов. От жизни, где все человеческое подавляется,
стоит на унижении и бесправии и оканчивается похоронами на болотном погосте.

В ту осень не хотелось ему ходить на охоту, собирать клюкву и грибы - не
хотелось ничего из того, что он так любил. Надоело читать и писать романы,
отсылать их в редакции и получать оскорбительно-вежливые или
поощрительно-грубоватые отказы. Надоело ходить в школу и учить детей тому,
что никогда в жизни никому из них не пригодится.
Все чаще тянуло директора к одной отраде мыслящего интеллигента и бездумного
пролетария, свободного художника и колхозного тракториста - к бутылке.
Сперва смущался, когда брал в магазине, потом привык, и в поселке скоро
привыкли к тому, что за несколько месяцев словно подменили директора. Хотя
чему было удивляться - мало ли спивалось мужиков, а ему, одинокому, что
оставалось? Но страннее и даже как-то оскорбительнее всего было то, что пил
Илья Петрович не с начальством и не с путевыми мужиками, а с самым
распоследним человеком, которого и за мужика-то не числили,- с
подкаблучником Алешкой Цыгановым, и ему тоску изливал.
Алешка слушал внимательно, точно ученик на уроке. Узнав об увлечении Ильи
Петровича, он выпросил несколько романов и запоем их прочитал. Наивная душа,
он плохо разбирался в особенностях жанра и воспринимал буквально придуманные
порывистым автором чудеса про космических пиратов и агентов служб
галактической безопасности, про разные блайзеры, гравилеты и прочие штучки и
был уверен наверняка, что ученые все это уже давно выдумали и все существует
в природе, но знать этого не следует, как не следует, например, никому
ничего знать про Огибаловский космодром. Илье Петровичу и досадно, и лестно
было слушать его восторженные похвалы. Перед ним был человек, простосердечно
веровавший и в мощи, и в космические полеты, никчемный, забитый малый. Но
подумалось ему, что на этом душевном пьянчужке все в мире и держится, только
тот не ведает.
А потом Алешка по пьяни признался, что все их разговоры наутро на бумагу
записывает и отсылает в Чужгу, а за это пообещали ему по десять рублей в
месяц начислять. Илья Петрович опешил сперва от такого признания и прогнать
хотел простодушного Иуду. Но столько чистоты было в глазах у Алеши, что лишь
рассмеялся директор и подумал: и хорошо, пусть услышит его еще кто-то - и
злее прежнего, точно напоказ, костерил власть.
Стал Илья Петрович приходить на урок с похмелья, потом похмелившись, а
вскоре и вовсе частенько манкировать обязанностями. Уволить его хотели, да
кем заменишь? Но потом вызвал председатель и велел язык укоротить.
- З Цыгановым-то я поговорю,- сказал он серьезно.- А ось ты б, Петровычу,
краще б не лопонив.
- Отсюда не пошлют.
- Послаты не пошлють, а из школы вылетиш.
- И кем замените?
- То-то й воно, що никым. На себе тоби наплюваты - про других подумай.
- От правды все равно не отступлю.
- Йой, Илля, погано ты скинчиш.
Так ушел Илья Петрович из школы. Иногда бывало встрепенется, стряхнет с себя
наваждение, устыдится, а потом снова сорвется пуще прежнего и уходит в
запой.
Да и пить совсем худо стало. Как раз в ту пору в далекой Москве затеяли
безнадежное дело - пьянство на Руси искоренять. Для "Сорок второго", где
магазины никогда изобилием не баловали, но хоть этой одной-единственной
недостачи не было, времена наступили отчаянные. Илья Петрович с забулдыгами
поселковыми в очереди стоял, ругался. Тут уж никто и не считал, что ты
директор, напротив, самая последняя пьянь презирала и отпихивала. Разве что
иногда бабка какая-нибудь сжалится да скажет:
- Не ходи уж ты сам, Петрович, я тебе принесу.
Бабке этой кланяться в ноги приходилось, благодарить униженно. Самому
противно, а куда денешься. Чего не сделаешь, чтобы забыться и забыть, кто он
и что с ним, а только выйти на крылечко и смотреть на черное таежное небо,
где то сияние северное вспыхнет, то непонятные вещи начнут твориться, что
смущали так поначалу посельчан, пока не свалили на запуски ракет
метеорологические кошмары последних лет.
- Россия, Россия, выморочный поселок, зоны, сектанты, военный космодром,
мощи, чудеса, жульничество, святой старец, гэбисты, дурачок-стукач и
спившийся интеллигент посреди всего - вот ты какая, Россия моя,- бормотал
Илья Петрович.- А, Алеша? Ты запомнишь? Ты им передашь, не ошибешься?
А ведь какие были цели, какие планы, какие мечты! Сколько силы было, сколько
злости, желания доказать, что не зверь человек, что только облик его искажен
и надобно очистить его и идеал показать. Не запугивать, не адскими муками
грозить и не райскими усладами приманивать, а красоту жизни раскрыть,
красоту мира, тела, души человеческой - красоту всего, чего сектанты
чурались и подавляли в себе. Но какая уж тут красота, если в здешнем краю не
то что жить - умирать страшно. Если обречены все, как родились, и проклятие
висит на всю жизнь. Только вот с тем, что Маша Цыганова пропадет и погибнет,
никак не мог согласиться Илья Петрович.
Почему, думал он, любовь его затаенную, нежность назвал проходимец похотью,
что преступного в ней было? Только теперь пьяный и опустившийся понимал Илья
Петрович, что напрасно он ждал, когда подрастет эта девочка, которую для
себя лелеял. Напрасно на других женщин не смотрел и до сих пор проходил,
стыдно сказать, нецелованным.
Чистым хотел с нею, чистой, жизнь связать. А ныне какой из него жених?
Укатали сивку крутые горки, не дождался своего часа. Только бабки жалеют и
талоны по старой памяти несут. Он за талон готов и телевизор починить, и
плитку, и дрова наколоть, и воды нанести, хотя раньше все с удовольствием за
так делал. Теперь же нет - без бутылки не подступись. Да и на вид ему уж за
сорок. Но все равно, что бы с ним ни было, счастья он Маше Цыгановой желал.
Ведь не в семнадцать лет в скит идти грехи замаливать и себя живьем
хоронить. Должна же быть где-то жизнь настоящая, детишки, муж любимый, дом,
достаток. Не может быть так, чтобы вся страна номерным поселком навсегда
осталась и не нашлось в ней места для этой девочки. Не удалось спасти всех -
пусть хоть одну душу спасет. Но смотреть на нее, подросшую, прекрасную в
ранней юности, и думать о том, что кому-то другому эта юность достанется и
неизвестно еще, оценит ли тот, другой, красоту ее, горько было директору.
Пил Илья Петрович тяжело, угарно, так что даже собутыльник его ломался и
пощады просил. Алешка жаловался на Шурку, на загубленную жизнь, плакал и
размазывал пьяные слезы по щекам, а потом засыпал. Но Илью Петровича сон не
брал - напротив, навалилась на него пьяного бессонница, и, глядя на ружье,
на стене висевшее, не раз размышлял бывший директор, что ружье на то оно и
ружье, чтобы в этой драме выстрелить и разом прекратить все мучения. И, быть
может, в черноте дула и таится та истина, что он безуспешно искал. Все равно
проку от его жизни ни для кого больше нет и уже не будет.
Глава VII. Метельные сны
Цыганиха лежала тихая и кроткая, точно чем-то напуганная. Она болела
несколько месяцев, измучилась и пожелтела, но ехать в больницу на операцию
не согласилась. В избу снова зачастили Божьи люди, не прекратившие сношение
с Бухарой, и стали уговаривать старуху отослать дочку в скит:
- Не осмелится девка тебя ослушаться! Отмолит грехи твои, Бог даст,
проживешь еще десяток лет.
Шура угрозы бабок воспринимала всерьез, плакала, боялась и переживала, но
отвечала, что девочка здесь ни при чем и за чужие грехи отвечать не должна.
Маша этих разговоров не слыхала. Она ухаживала за почти неподвижной матерью
и постоянно ловила на себе ее виноватый взгляд.
- Ты не волнуйся, Шура,- пробормотал Алеша в минуту редкого протрезвления.-
Я за ей приглядывать стану и пить брошу. Замуж за хорошего человека отдам.
Ты помирай спокойно, Шур.
Старуха покачала головой и, прежде чем испустить предсмертный вздох, обвела
комнату уже отстраненным взглядом, наткнулась на растерянного мужа,
пропившего в доме все, что можно было пропить, и сказала:
- Тебя я с собой возьму.
Он послушно кивнул. На похоронах был трезвый и страшный, а через неделю
застрелился из ружья Ильи Петровича в директорском доме во время очередной
попойки неразлучных друзей. Труп обнаружили не сразу - причем пока не
дотронулись до хладного стукача, нельзя было догадаться, какое из двух
бездыханных тел, лежавших в комнате, живое, а какое мертвое.
Переполоху в поселке было не меньше, чем во времена открытия Евстольевых
мощей. Приезжала милиция, Илью Петровича допрашивали и два дня спустя после
Алешиных похорон увезли под конвоем в райцентр. Там ему предъявили обвинение
в преднамеренном убийстве, отягощенном алкогольным опьянением. В качестве
предполагаемого мотива выдвинули месть гражданину Цыганову за то, что убитый
был помощником органов государственной безопасности.
Илья Петрович ничего не отрицал. Он был готов понести наказание по всей
строгости закона и хотел даже отказаться от услуг адвоката, нимало не
верившего в его виновность. Адвокат этот, совсем молодой человек,
закончивший Ленинградский университет и направленный в далекий район по
распределению, чем-то похожий на самого Илью Петровича десятилетней
давности, молодой, энергичный, решительный, уже глотнувший хмельной
столичной гласности, убеждал своего подзащитного не сдаваться. Очевидно,
утверждал он, что Цыганов покончил с собой в состоянии сильного алкогольного
опьянения и под влиянием слов жены и если бы дело рассматривалось в обычном
московском или ленинградском суде, где хотя бы внешне соблюдается
законность, то ни один судья его к рассмотрению не принял бы. Он говорил,
что в Питере люди выходят на улицу, борются за свои права и только здесь, в
глухомани, по-прежнему медведь - прокурор.
Илья Петрович лишь грустно кивал головой. Ему было абсолютно все равно, что
его ждет. Он подписал то, что подсунули ему на следствии, и со всем
согласился. Директор был осужден и вопреки протесту молодого защитника
отправлен отбывать наказание. В поселке никто не верил, что Илья Петрович
убийца, но не сомневались, что оттуда он уже никогда не вернется. Когда как
по команде начали ломаться осиротевшие телевизоры, где как раз в ту пору
начался показ милых народному сердцу долгоиграющих фильмов, чинить технику
было некому.

Потерявшая разом сразу всех заступников Маша жила одна. Все ее
одноклассницы, окончив школу, уехали кто в города, кто в райцентр учиться
или искать работу. Ночами, оставаясь в пустой избе, она чувствовала, что
мать где-то рядом, и боялась, что она придет за ней и возьмет так же, как
взяла отца. За окном дул ветер, старый, давно не ремонтированный дом трясся
и скрипел, и страшно было не то что на двор выйти, а просто сдвинуться с
места.
Но она делала все так, будто родители не умерли, а куда-то уехали, и
поддерживала дом в порядке. Весной засадила огород картошкой, летом ходила в
лес и заготовляла ягоды, а потом ездила продавать их на станцию. Теперь
пассажиры заглядывались не столько на товар, сколько на саму продавщицу и
звали ее с собой в большие города, которые казались ей несуществующими.
Постепенно в поселке привыкли к тому, что она одна, хотя и удивлялись, что
никто из сестер не звал ее к себе. Много было среди старух говорено о
бесстыжих цыгановских девках, бросивших младшую, хотя этот скорый
деревенский суд был по-своему слишком пристрастен.
Настала зима с ее поздними, нехотя и ненадолго разгоняющими ночную мглу
рассветами и стремительно наступающими сумерками. Однажды вечером Маша шла
через то самое поле, где поразила ее молния и до сих пор чернела обугленная
сосна, как вдруг началась метель. Дорогу быстро замело. Девушка выбилась из
сил и села на снег передохнуть. Руки и ноги отяжелели, но холода она не
чувствовала, только очень клонило в сон. Вдруг кто-то ее толкнул. Маша
вздрогнула и увидела Шуру. Мать глядела сердито и знаками велела вставать.
Девушка с трудом открыла глаза. Метель кончилась, саму ее занесло снегом, а
над головой высыпали страшные и близкие звезды. Было невыносимо холодно,
вставать и идти никуда не хотелось, и сама мысль о том, что придется
стряхивать с себя снег и блаженное оцепенение, ее ужаснула. Она снова
закрыла глаза - точно так же, как делала иногда по утрам, когда Цыганиха ее
поднимала и заставляла идти в хлев.
- Вставай, кому говорю! - повторила мать.- Вставай и уезжай к
Катьке.
- Нужна я ей! - пробормотала Маша, отводя глаза и вспоминая самую хитрую и
настырную из своих сестер, устроившуюся на зависть другим в Ленинграде
продавщицей и с чувством искреннего превосходства рассказывавшую о городской
квартире и шикарной столичной жизни.
- Не поможет - прокляну! - сказала Шура разгневанно.
Маша разлепила глаза, завыла, кое-как выбралась из сугроба и поползла. Лаяли
на деревне собаки, и мерцали через снег и ветер огоньки, никому нужды не
было выходить в этот поздний час из дому.
Однако ж случилось так, что по занесенному снегом полю, где не было видно ни
зги, шел припоздалый путник. Он шел, с трудом волоча ноги и выбиваясь из
сил, казалось, сам не веря тому, что может идти вот так, не сопровождаемый
слева и справа конвоем. Одному Богу было ведомо, откуда он взялся,- никто не
ждал его ни здесь, ни в каком другом месте. Он умер, перестал существовать
для всех людей, которые его знали, и для себя самого, и теперь ему странно
было, что, оказывается, жизнь еще не кончилась. Что-то осталось в ней
невыполненным и нашептало ему не откладывать путь, не дожидаться утра, а
идти и идти через ночь, чтобы в огромном поле, где не было ни дорог, ни
путей, найти уснувшую ученицу, на лице которой уже не таяли снежинки.
Он принес ее домой, раздел и стал растирать спиртом, и когда открылось ему
обнаженное тело уже совсем взрослой девушки, когда коснулись ее огрубевшие
ладони, то в глазах у него помутилось. Казалось, не удержится
истосковавшийся в неволе человек, воспользуется беспомощностью своей жертвы.
Но смирил себя директор и укрыл девушку шубой, положил на печку, а сам
выбежал на улицу. Звезды, как сумасшедшие, горели на небе и неярко
вспыхивали чередующиеся малиновые, зеленые и голубые полосы далеких
всполохов. До самого утра Илья Петрович бродил по двору в одной легкой
рубашке, растирая лицо снегом и унимая дрожь в теле и тоску в душе.
Глава VIII. Прощание с "Сорок вторым"
В поселке все были убеждены, что Илья Петрович бежал из заключения, и
ожидали, что как только стихнет метель, за ним тотчас же приедет милиция.
Покуда же выходить на улицу опасались: кто знает, что на уме у уголовника,
даже если он и был совсем недавно уважаемым человеком. Однако назавтра
директор явился в поссовет и показал председателю чистый паспорт.
Бывший бендеровец, не понаслышке знавший, что такое справедливость и
несправедливость, репрессии, реабилитация и прочие драматические понятия
века, достал из шкафа непочатую бутылку и стал жадно расспрашивать
дружка-охотника, почему его освободили. Директор пить не стал. Он коротко
лишь сказал, что его адвокат написал жалобу в перестроечный журнал "Огонек",
дело было отправлено на доследование, в результате его освободили. Больше он
ничего не добавил, потому что спешил домой.
Он не отходил от больной ни на шаг. Вся деревня с недоумением взирала на
восставшего из мертвых трезвого директора и ожидала того, что последует.
Маша лежала в огне, звала Шуру, ничего не ела, исхудала и с трудом узнавала
окружающих. Скорый деревенский вердикт был таков: не жиличка. В поселке
снова вспомнили про Евстолию и про Машину святость и снова стали говорить о
том, что если девочка не выживет, то начнутся в "Сорок втором" беды.
Стояли под окнами избы Божьи старухи, стучали клюкой в окна и подговаривали
мужиков, чтобы те забрали отроковицу и отвели умирать или жить в Бухару. Но
Илья Петрович снова сделался страшен и тверд, как в молодости, и никого в
дом не допускал. Когда на улице стало слишком шумно, он вышел на крыльцо с
ружьем, и вид у недавнего арестанта был настолько решительный, что старухи
пугливо отступили.
Она очнулась и не сразу поняла, где находится. За столом, положив голову на
руки, спал глыбистый коротко остриженный мужик. Маше сделалось неловко. Она
боялась пошевельнуться, но он спал чутко и повернул голову.
- Как ты себя чувствуешь?
- Хорошо.
- Послушай, Маша,- произнес он не терпящим возражений директорским голосом.-
Оставаться дальше одной тебе невозможно. Я предлагаю тебе жить вместе.
Бедная девушка побледнела.
- Маша,- сказал он торопливо и жалобно, и всю спесь с него как рукой сняло,-
тебе здесь все равно никого не найти. Я брошу пить. Собственно, я уже давно
не пью. Если хочешь, мы отсюда уедем.
Она испуганно натянула на себя одеяло до кончиков ног и подбородка.
Илья Петрович сжал голову руками и посмотрел на нее отчаянными и полными
ужаса глазами.
- Обещаю тебе, что если ты найдешь кого-нибудь себе по сердцу, то я не стану
препятствовать твоему счастью,- добавил он хрипло.
- Я в Ленинград поеду, к сестре,- сказала она, запинаясь.
- В Ленинград? Как в Ленинград? - вскрикнул директор.- Зачем?
- Мне мама велела.
- Мама?
Эта нелепая фантазия резанула и разом отрезвила его.
- Неужели я так жалок, что не заслуживаю даже правды? - сказал Илья Петрович
с горечью. - Я же учил тебя когда-то, что ложь унижает человека.
И подумал, что опять сегодня напьется и будет пить до тех пор, пока не
издохнет.
Три дня спустя Маша уехала, и с того момента в поселковой жизни что-то
нарушилось. Поселок опустел, точно на одной девушке и держался. Лица у всех
поскучнели, весну встретили безрадостно, а в самом начале лета до жителей
"Сорок второго" дошли известия о том, что пускать по узкоколейке поезда у
обедневшей области денег нет, так что к зиме поселок закроют.

После отъезда своей возлюбленной ученицы Илья Петрович затосковал пуще
прежнего, но пить снова не начал. Он словно вышел из оцепенения и, как
встарь, бродил по лесам, правда, без ружья, поскольку убивать никакую
живность ему не хотелось. Времени было много, и мысли текли свободно и
легко, но свобода эта Илью Петровича тяготила. Он возобновил было
радиосеансы с Австралией, чем весьма порадовал своих неведомых абонентов,
пронаблюдал несколько запусков с Огибалова, но самое главное, что делал Илья
Петрович все это время,- читал газеты. Он не читал их много месяцев и теперь
с удивлением узнавал о том, как далеко зашли перемены, благодаря которым он
был досрочно освобожден.
Видно, не на шутку там, в Москве. за правду взялись - то-то председатель
сперва ходил шальной и встревоженный, а потом шепотом сказал, что того гляди
скоро и Бендеру реабилитируют. В области, впрочем, выжидали, выступать
против никто не осмеливался, но своих "архангельских мужиков" побаивались, и
районная да областная газеты сильно отличались от центральных. Под
недоверчивыми и настороженными взглядами людей шла борьба за новую жизнь, и
в другое время Илья Петрович безучастным к ней не остался бы. Как он,
пострадавший за правду, этой перестройки ждал! Как жаждала еще совсем
недавно его душа обновления и очищения всей страны и ее великой, но
искаженной бюрократами идеи человеческого равенства и братства! Но теперь не
радость и не восторг, не желание все бросить и мчаться в Москву или устроить
манифестацию в "Сорок втором" вызывали у него эти известия. Совсем о другом
думал бедный директор.
Вот пройдет еще одна смена власти, уйдут одни, и придут другие, нет ничего
твердого и основательного в этом мире - ложью окажется то, что считалось
долгое время правдой, истлеет и повергнется непоколебимое. Рухнула, исчерпав
себя, как "Сорок второй", советская система, сломалась, как и он сломался,
на смену придет что-то новое и снова рухнет. Как по порочному кругу,
движется много лет история большой страны, переползающей из одной лжи в
другую. Но здесь, в лесной глуши, есть деревня, которой дела нет до того,
что творится в непрочном и фальшивом мире.
Сколько веков прошло - ничего не переменилось в Бухаре. Непоколебима и
тверда стоит деревня заветная: нет в ней убийства и воровства, нет богатых и
бедных, счастливых и несчастливых - все одинаково равны перед Богом Исусом
своим.
И мнилось тогда Илье Петровичу, что-то было общее между ним и старцем
Вассианом: об одном и том же пеклись они, о душах людских,- как уберечь их
от зла и спасти, только старец-то, похоже, больше преуспел. И до озноба
хотелось директору Бухару увидеть, а главное, с самим Вассианом потолковать.
Поднимался он на холм и видел дымки над крышами, слышал, как колокол звонит,
и чудилось ему - пение молитвенное слышал. Но видел он и ограду скитскую,
видел послушание, нет там свободы, больно на лагерь все похоже. А только
кому она нужна, свобода эта,- свобода пить или не пить, убивать или не
убивать. Знает старец, как обуздать звериную человеческую натуру, как душу
спасти. Постиг Илья Петрович в долгих бессонных раздумьях, что своей волей и
разумом больше жить ему непотребно. Не в Бога он уверовал, но душа его
послушания возжаждала - самого темного и нелепого, но чтобы не ведать больше
сомнения, найти наставника и внимать тому беспрекословно. Скажет: в пропасть
прыгни - прыгнуть, руку себе отруби - отрубить. Сперва чудно казалось, как
это он, современный человек, вчера еще одному идолу поклонявшийся, теперь к
другому переметнется, а потом и с этой мыслью свыкся.
Есть же люди, которым судьбой предназначено служить, а выбирать дано лишь
самого могущественного господина, и если слово темного старца сильнее всех
телевизоров и спутников оказалось, значит, этому слову и пойдет служить Илья
Петрович.
Он шел по той самой дорожке, по которой однажды с лопатой пробирался к
старому кладбищу, и теперь, прежде чем к скиту подойти, приблизился к
Евстольевой могилке, где горела неугасимая лампада. Что-то шевельнулось в
его душе, захотелось встать на колени и помолиться, пока никто не видит. Он
знал, что это его духовное поражение, что в этот миг сжигал и предавал он
все, чему поклонялся, а новой веры так и не обрел, но ослаб Илья Петрович и
нуждался в духовной поддержке, какую не могли ему дать ни охота, ни журнал
"Огонек".
Директор перешел по лавам через Пустую и постучался в скитские ворота,
откуда в самом начале педагогической деятельности с позором и угрозами его
изгнали. Ему отворил келарь. Он был, наверное, в два раза ниже директора
ростом, но директор этого превосходства не ощутил: стоявший в воротах
угрюмый эконом казался похожим на перевозчика душ Харона.
- Чего тебе? - спросил он, ощупывая директора маленькими острыми глазками.
- Мне бы Вассиана повидать,- сказал Илья Петрович робко.
- На что он тебе?
- Нужно очень поговорить.
- Некогда старцу с тобой празднословить.
- В скиту я хочу жить! - бухнул Илья Петрович отчаянно, только бы не
закрывалась эта дверь.
- Обожди.
Ворота захлопнулись, и директор остался под мокрым снегом. Он стоял так
больше часа, терпеливо ждал и знал, что его намеренно унижают и торжествуют
свою победу те, с кем он так безрассудно и упорно когда-то воевал. Но он все
равно стоял и ждал и был готов стоять целую вечность, только бы пустили его
туда, где он будет избавлен от тяжкой обязанности самому думать и решать.
Воротца распахнулись, и келарь произнес:
- Велено тебе передать, что принять тебя покуда не могут.
- А когда же? - растерянно спросил Илья Петрович, и сделалось ему еще
страшнее, чем в тот день, когда Маша сказала, что в Ленинград уезжает.
- Когда приведешь в скит отроковицу,- молвил Харон.- И запомни: она должна
быть чиста.
Высоко в небе зажглись огни - сперва показалось, что всполохи, но,
приглядевшись, увидел распадающийся след ракеты, и, хоть знал, что ракета -
творение рук человеческих, стало Илье Петровичу жутковато и подумалось
совсем некстати: неправедное это дело - человеку на небо лезть.
ЧАСТЬ ВТОРАЯ
ТЕМНЫЕ ЛЮДИ
Глава I. Проклятый дом
В Ленинграде в дальней части Грибоедовского канала стоял ничем не
примечательный четырехэтажный доходный дом с колодцем-двором. Был он
построен незадолго до Крымской кампании, и населяли его многосемейные
чиновники, отставные артиллерийские офицеры, студенты, неудавшиеся
литераторы и барышни-курсистки; в нем устраивались первые коммуны, и
начитавшиеся прогрессивных романов молодые люди пытались изменить
человеческую природу путем искоренения пагубной страсти к наживе и частной
собственности. Помнил дом освобождения крестьян и убийство благословенного
государя Александра Николаевича, помнил последние спокойные и безмятежные
десятилетия дряхлой империи, когда, казалось, ничто не сможет поколебать ее
величия и только кучка убогих заговорщиков вынашивала сумасбродные планы.
Дом и окрестность были всегда убранными и чистыми - дворники его холили и
лелеяли, громадные, бородатые, с медными бляхами, трезвые или пьяные, они
прилежно выполняли свою работу. Они любили порядок и потому терпеть не могли
студентов и революционеров, и докладывали о всех подозрительных жильцах
полицейскому приставу, спасая тем самым империю от преждевременного развала.
Но империя и своих полицейских, и доносчиков-дворников презирала. Она жила
беспечно, как будто ей была отведена еще тысяча лет, а между тем под сонной
поверхностью величаво несомой воды, под сенью ее успехов, тысяч километров
железных дорог, мостов через сибирские реки и полумирового владычества
таилась своя причудливая и напряженная жизнь, быть может, лучше всех
покушений и революционной пропаганды свидетельствующая о непрочности
государственного фундамента.
То была тайная жизнь темных, как их именовали на Руси, людей.
Незадолго до наступления великой смуты в доме на Обводном канале поселились
сектанты-скопцы. Были они весьма скрытны, допускали в свои ряды неофитов не
сразу и не сразу объявляли об истинных целях общины, а лишь тогда, когда
убеждались, что человек в достаточной мере им предан и от них зависит. Среди
этих скопцов были люди разные: знатные и простолюдины, образованные и
неграмотные, были не только мужчины, но и женщины, которых тоже на свой
манер оскопляли, и все они теряли различие и становились равными, когда
вступали в секту, связанные чем-то более важным, чем богатство или бедность,
знатность или незнатность. Где-то в недрах этого дома происходила операция,
которую обыкновенному человеку без ужаса и представить было невозможно и на
которую тем не менее добровольно соглашались здоровые и крепкие мужчины,
отсекая не только уды, но и собственную жизнь от прочего христианского и
нехристианского люда.
"Белые голуби" были фантастически богаты: иного смысла, чем копить деньги и
отдавать их в общину, у них не было. Ни подкуп, ни обман, ни шан-таж - ничто
не могло источить их стойкую натуру. Те деньги, которыми они располагали,
были нужны им для того, чтобы раздавать взятки и расширять секту, ибо
бытовало среди них убеждение, что когда число "убеленных" достигнет 144
тысяч, то наступит тысячелетнее царство верховного скопца императора Петра
Третьего. А до той поры они собирались на радения и устраивали неистовые
пляски и песнопения. Иногда на их радениях творились и вовсе жуткие вещи
вроде причащения живым телом скопческой богородицы, когда у обнаженной
девственницы отсекали левую грудь, резали на мелкие кусочки и вместе с
кровью раздавали братии.
Скопцов преследовала полиция, с ними боролась церковь, их изгоняли в одном
месте, но они появлялись в другом. Этим они были близки
заговорщикам-революционерам, и подобно бобрам с двух сторон и те и другие
много лет подтачивали древо российской государственности, пока наконец не
завалили его.
Однако, рухнув, древо самих же скопцов и придавило.
Вслед за белыми офицерами, дворянами, священниками и монахами новая власть
взялась и за "белых голубей" и извела эту породу на корню, напирая главным
образом на их капиталистическую сущность. Несколько лет спустя после
октябрьского переворота начались шумные процессы над сектантами, они были
сосланы, как и при царе-батюшке, с глаз долой в Сибирь, а дом населила новая
публика: красные командиры и красные профессора, инженеры, партийные
работники среднего звена, газетчики и энергичные совслужащие. Все они были
чем-то неуловимо друг на друга похожи, как будто тоже принадлежали к одной
тайной секте, и все задержались в доме недолго. Один за другим они сгинули в
чистках тридцатых годов, и всех провожал в последний путь к зарешеченному
"воронку" переживший все перемены курса и изгибы генеральной линии старый,
дореволюционный дворник. Он привык служить той власти, что стояла на дворе,
и по-прежнему терпеть не мог смутьянов, умников, болтунов и революционеров.
Прошли годы пятилеток, героических перелетов через Северный полюс и
шахматных турниров, страна присоединяла к себе новые земли и покрывалась
сетью каналов и железных дорог. Снова воевала и побеждала, не задумываясь о
той цене, которую за эту победу платит, и нужно ли ей иметь столько
неблагодарных сателлитов. Опустел изморенный блокадой петербургский дом, и
четыре года войны были единственными, когда некому было чистить улицу и ее
заметал зимой снег.
Но вот кончилась война, старый дворник вернулся на Грибоедовский канал и
снова взял в руки метлу. А в доме поселились крестьяне из соседних областей,
приехавшие восстанавливать полуразрушенный Ленинград и наполнять его взамен
тех, кто был принесен в жертву кровожадной легенде о мужественном
городе-герое. В новых жильцах не было петербургской культуры, они повсюду
сорили, лузгали семечки, и дом стал напоминать деревню, где слышалась
ярославская, вологодская и архангельская речь. Здесь оставляли открытыми
двери, старухи присматривали за детьми, звали друг друга в гости и с тоской
вспоминали огороды, скотину и приволье деревенской жизни, скоро позабыв
выгнавшие их из колхозов голод и нужду. И только старик дворник ни с кем не
знался. По-прежнему каждый день с раннего утра он чистил двор и прилежащую к
нему улицу, держался надменно и неприступно, так что все в доме его
чуть-чуть побаивались.

Дворник был вдовцом. Жена его в блокаду померла, и он жил вдвоем с
тринадцатилетней дочерью. Она была необыкновенно хороша, со всеми приветлива
и всегда весела, радовала окружающих, и во дворе говорили о том, как повезло
старику, что у него такая дочурка. Полагали, что именно из любви к ней он не
приводит в дом мачеху. Больше всего девочка любила лазить по чердакам,
играть там в куклы и смотреть на крыши старых домов. На эти чердаки редко
кто поднимался, и она пропадала там с утра до вечера, ничего не боясь и
спускаясь только поесть.
Во двор редко заходили чужие люди. Но однажды мимо дома проезжала машина, в
которой сидел на заднем сиденье хорошо одетый молодой человек. Он обладал
довольно приятной наружностью, хотя в глазах его было что-то назойливое.
Случайно взгляд его упал на девочку, раскачивавшуюся на качелях. Ветер
раздувал ее волосы и легкое платьице, открывая крепкие загорелые ноги и
исцарапанные коленки. Незнакомец велел шоферу остановиться и стал пристально
разглядывать девочку. Почувствовав его неподвижный взгляд, она легко
соскочила с качелей и вбежала в подъезд. Молодой человек последовал за нею.
Никто не видел его и никто не слышал придушенного крика, раздавшегося на
чердаке. Однако случилось так, что хранивший там инструмент дворник в тот
час поднялся за новой метлой. Он пришел в тот момент, когда его полураздетая
дочь в беспамятстве лежала на детском одеяльце с раскиданными вокруг
куклами, а белесый мужчина торопливо приводил себя в порядок. Одним прыжком
дворник повалил его на землю. Насильник не сопротивлялся - он уговаривал
старика взять у него деньги или же отвести его в милицию, но дворник не
собирался делать ни того, ни другого.
Жуткий, леденящий крик услышали, кажется, все жильцы и бросились наверх.
Полуодетый молодой человек лежал без чувств в луже крови. Вызвали "Скорую
помощь" и милицию, но в самый разгар расправы, когда милиция с трудом
удерживала людей от того, чтобы они закончили скорый самосуд, во двор вошел
обеспокоенный шофер. Он тихо что-то сказал милиционерам, и лица у тех
переменились. Молодого человека погрузили в "Скорую помощь", а дворника
усадили в "воронок".
Обитатели дома жадно обсуждали, что произошло. Ожидали, что дворника
выпустят, однако он больше не вернулся. Возмущенные жильцы собирали подписи
и пробовали протестовать, но, когда петиция попала в районный суд, им велели
немедленно обо всем забыть.
Так остался без дворника дом, и в последующие годы кто только не убирал
улицу и двор - ленивые студенты, ищущие смысла жизни и бросившие нормальную
работу интеллигенты, непризнанные художники и признанные поэты. Они работали
все недолго - увольнялись сами, или их увольняло начальство. Летом двор был
грязен, зимой скользок. Жильцы проклинали пьющих чистильщиков и ходили
жаловаться в жэк. Но все было напрасно - секрет прошлого был навсегда
утрачен. Эти люди стремились не к порядку, а к тому, чтобы этот порядок
развалить, начав с дома и закончив страной. И так продолжалось до тех пор,
пока в дворницкой не поселилась крепкая горластая баба, приехавшая с Севера.
Высот прежней династии она не достигла, но все же поддерживала двор в более
или менее сносном состоянии.
В этот дом и пришла однажды ближе к вечеру светленькая невысокая девушка с
большими растерянными глазами, и сидевшие на лавке памятливые старушки
вздрогнули: приезжая была необыкновенно похожа на жертву насильника, без
вести пропавшую в одном из детских домов.
Глава II. Голодные дни
В телогрейке, повязанная платком Катерина рубила лед здоровенным ломом, к
которому был внизу припаян топор. Лицо у нее было усталое и злое. Она совсем
не походила на нарядную, довольную дамочку, приезжавшую летом на похороны и
бахвалившуюся шикарной жизнью и должностью продавщицы Гостиного двора.
-- Что приехала-то? - буркнула она, не переставая широко взмахивать руками,
и лицо ее сделалось еще более хмурым.
- Мне мама велела.
- Когда это она успела?
- Когда... умирала,- запнулась Маша. Она не хотела ничего рассказывать про
вечер в метельном поле, да и к тому же здесь, в огромном городе, где домов
было больше, чем деревьев в лесу, это казалось невозможным.
- Стало быть, она думала, что я тебе заместо матери стану? Нет уж, у меня
своих забот полон рот. Нашли крайнюю! Вечно она на меня все сваливала:
Катька, пойти туда, Катька, сделай то,- вот где вы все у меня сидите!
Лом яростно крошил лед, лед раскалывался на мелкие куски и, как осколки
злого зеркала из андерсеновской сказки, летел в глаза и лица прохожих.
- Я пойду тогда? - сказала Маша покладисто.
Она так устала за сегодняшний день, что больше всего ей хотелось присесть на
лавке и заснуть сном, который зачем-то прервала покойница.
- Куда ты пойдешь? - закричала сестра еще злее, и на лице у нее выступили
красные пятна.
Они поднялись на четвертый этаж и оказались в заставленном коробками,
ящиками и колясками коридоре. Комната Катерины была третья слева. В углу
стояла кроватка, рядом с ней тахта, на которой лежал небритый толстогубый
мужик и курил, стряхивая пепел в консервную банку. Пахло молоком, детской
мочой, перегаром, и после пустынной, просторной и чистой избы комната
показалась Маше еще более жуткой, чем вонючий общий вагон.
Ребенок в кроватке надрывался, но лежавший на тахте губан не обращал на его
ор никакого внимания. Точно так же равнодушно он скользнул по деревенской
родственнице.
- Ну,- сказала сестра, горько усмехнувшись,- где жить станешь? Думаешь,
нужна ты здесь кому-нибудь?
- Мне мама велела.
- Мама ей велела! Да что ты врешь? Ничего она тебе не велела! Выдумала ты
все. Ну вставай же, чего разлегся? - Она повернулась к мужу, раздраженно
стукнула ладонью по столу, смахнула таракана, и так же раздраженно зазвенели
тусклые стаканы.
Муж нехотя встал и пошел на кухню. Катерина взяла на руки ребенка и стала
его успокаивать, расхаживая по комнате и ногами пиная валявшиеся на полу
вещи.
- Надоело все! Надоело! Хоть в петлю лезь! Квартиру еще два года назад
обещали! Мужик метро строит, провались оно пропадом, здоровье на этом все
потерял, я... ты помнишь, сколько мне лет?
Маша стояла в дверях и не смела шагу ступить.
- Ну что стоишь? Проходи, ищи себе место. Принесло же тебя на мою голову!
- Я тебе помогать стану.
- Да какая от тебя помощь!
На работу ее не взяли: пока восемнадцать не исполнилось, по лимиту нельзя.
Жила у сестры, была у нее и за кухарку, и за няньку, и за уборщицу. Спала на
матрасе прямо на полу и первая подбегала к племяннице, когда та просыпалась
и плакала. За эти месяцы она немного отошла от одиночества и сумела
сделаться в доме сестры полезной. Катерина дала ей кое-что из старой одежды,
Маша округлилась, похорошела, на глазах расцвела и день ото дня все больше
напоминала молодую красавицу Шуру.
- Ничего, Машка,- сказала сестра, будучи в добродушном расположении,-
пойдешь осенью в училище, дадут тебе койку в общаге, может, и приживешься.
Но однажды утром девушка проснулась от того, что почувствовала нечистое
дыхание возле лица. Маша открыла глаза и увидела Катерининого мужа. Его
пухлые губы шевелились и причмокивали, как у младенца, а в глазах застыло
сладенькое, гадливое выражение. Она отчаянно завертелась и хотела закричать,
но мужчина закрыл ей рот сильной рукой. Катерины не было, и только маленькая
девчушка с толстыми, как у папаши, губами глядела на возню двух взрослых из
кроватки, а потом вдруг заплакала.
- Не ори! - сказал губан, не оборачиваясь.
Девчонка заплакала еще сильнее.
- Скажи ей, чтоб не орала!
Он на мгновение повернулся и ослабил хватку. Маша вырвалась и отскочила к
окну.
- Не подходи - закричу!
- Да ты целка, что ли?
- Уходи!
- Дура гребаная,- произнес губастый разочарованно.- Она же тебя первая
отсюда вышвырнет. Ну что недотрогу из себя строить? Не я, так кто-нибудь
другой. Уж лучше по-родственному.
Она рванула раму и вскочила на подоконник.
- Ты на что рассчитываешь? Мы тебя здесь долго терпеть будем? Или в самом
деле в ПТУ пойдешь и в общаге девочкой тихой жить станешь? Через год
подстилкой вокзальной будешь!
Катерина поняла по лицу сестры,что случилось.
- Кобель,- заплакала она и от этих слез стала еще старее и некрасивее,-
выгнала бы его давно, да куда? Беременная я. Вот он и лезет к тебе.
Она обняла Машу.
- Да плюнь ты на него!
Но то хрупкое равновесие, в котором пребывала жизнь двух сестер, нарушилось.
Младшая ощутила на себе тяжелый взгляд старшей и поймала в нем что-то
осуждающее, неприязненное - точно была виновата одним лишь фактом своего
существования.
- Поеду я, Катя.
- Ну как знаешь,- сказала Катерина и, порывшись в столе, протянула двадцать
пять рублей.

Этих денег хватило чуть больше, чем на месяц. Маша растягивала их как могла,
но снедаемая скукой, голодом, бездомностью и отчаянием, покупала себе в
утешение то мороженое, то булочку. Уезжать домой было не на что, да и не
хотелось. Странно было представить, что всю жизнь она жила в поселке, где
темные старухи верят в призраков, а покойники приходят с того света и губят
или спасают живущих.
За этот месяц она успела немного привыкнуть к Ленинграду. Ночевала на
Московском вокзале, а с утра отправлялась бродить по улицам и паркам,
бездумно разглядывая высокие дома, витрины, лица, вечерами поднимаясь на
цыпочки и воровато подглядывая в окна низких первых этажей, где за ситцевыми
занавесками протекала чужая жизнь. Единственное, от чего она страдала, была
грязь, и Маша взяла себе за правило ходить через день в баню или душевой
павильон. С ней пробовали заговорить на улице неприятные мужчины,
напоминавшие Катерининого мужа, звали в ресторан, но она ускользала от них и
продолжала идти, точно что-то искала.
Иногда она ходила в кино и проводила в полупустых маленьких залах по
несколько часов. Фильмы волновали ее ум и сердце, заполняя отсутствие
знакомых и друзей и заменяя все иные житейские забавы и заботы. В "Сорок
втором" кино крутили нечасто и обычно привозили фильмы очень старые.
Телевизора в цыгановском доме не было, и теперь Маша сторицей восполняла
все, что не успела получить в детстве. Она переживала за судьбы красивых
женщин, влюбленных мужчин, благородных стариков и детей, смеясь и плача,
забывая о своем бедственном положении и о том, что ждет ее впереди. Судьба
какой-нибудь итальянской проститутки, французской маркизы-авантюристки,
любовь вокзальной официантки и попавшего в беду композитора волновали ее
куда больше, чем собственная жизнь, и она огорчалась, когда вспыхивал в зале
свет, стучали сиденья и зрители направлялись к выходу. Хотелось обыкновенной
жизни, дома, уюта и тепла, но вместо этого приходилось идти на опостылевший
вокзал и пораньше занимать место.
Потом денег не стало хватать ни на кино, ни на еду, ни даже на павильон. У
нее появилась привычка, блуждая по улицам, глядеть не на окружающий мир, а
себе под ноги в надежде, что попадется пятачок и удастся купить рогалик или
четвертинку черного. Однако такое случалось редко, чаще приходилось
отправляться на вокзал с голодным желудком. От голода ее шатало: когда она
закрывала глаза, снился хлеб и всплывали кадры из кинофильмов, где герои
что-нибудь едят. А днем она не могла удержаться и пройти мимо продуктовых
магазинов, столовых и булочных, манивших ее теперь больше, чем самый
прекрасный фильм. Хлеб лежал рядом - стоило только протянуть руку. Однажды
она не выдержала и в булочной на Кировском проспекте стащила четвертинку
черного.
Куски застревали в горле, все дрожало у нее внутри; наконец весь хлеб был
съеден, но сытости она не почувствовала. Девушка поднялась со скамейки и
услышала над ухом приятный голос:
- В следующий раз, когда украдешь, тебя поймают и отправят в милицию.
Хорошо одетый мужчина с пышной русой бородой бесцеремонно разглядывал ее
стоптанную обувь, линялое платье и красивое лицо.
- В лучшем случае просто предупредят и вышлют,- продолжил незнакомец.- В
худшем - посадят в тюрьму.
Она опустила голову.
- Где ты живешь?
- На вокзале.
- Давно?
- Месяц.
- Хорошо,- кивнул он,- сейчас ты поедешь со мною.
Маша попятилась.
- Не бойся. Ничего дурного я тебе не сделаю. Просто покормлю.
Возле красивого двухэтажного особняка машина остановилась.
- Это мой дом. Я здесь живу и работаю.
В большой запыленной зале в беспорядке валялись гипсовые статуи и бюсты. Тут
же были разбросаны пустые пыльные бутылки, пачки сигарет, окурки. Не обращая
внимания на беспорядок, хозяин привел свою гостью в небольшую комнатку,
примыкавшую к зале, открыл холодильник и достал кусок копченой свинины. Себе
он налил рюмку водки, выпил, и в глазах у него появилось обычное выражение
довольного жизнью человека.
- Что ж, давай знакомиться. Фамилия моя Колдаев. Она вряд ли тебе что-либо
скажет, хотя я по-своему человек известный. Особенно среди покойников.
Маша вздрогнула, а он весело и легко засмеялся.
- Я скульптор и делаю могильные памятники. Скажи мне, как тебя зовут, и
больше о себе можешь ничего не рассказывать.
Затем налил другую рюмку.
- Выпей-ка, Маша.
Девушка с ужасом поглядела в рюмку, но, чувствуя свою зависимость от этого
жизнерадостного человека, глотнула, и резкий вкус жидкости показался ей
неожиданно приятным.
- Хорошо?
Он довольно захохотал и снова подлил.
- Хочешь поработать натурщицей?
- Как это?
- Ну что-то вроде артистки. У тебя интересное тело. Разденься, я хочу тебя
сфотографировать.
- Нет.- Она встала и попятилась.
Веселость на его лице исчезла, и глаза стали решительными и жесткими, как
если бы он договаривался с клиентами об оплате.
- Ну-ка сядь! Если ты не хочешь, чтобы я отвел тебя в милицию, ты будешь
делать все, что я скажу. Раздеться можно за ширмой. И не вздумай ничего
красть: перед тем, как ты уйдешь, я тебя обыщу.
Глава III. Гроссмейстер Великой Ложи
Несколько часов спустя, не помня себя от ужаса и стыда, Маша выбежала из
мастерской, а Колдаев стал проявлять пленку. Обычно он откладывал эту
канительную процедуру на следующий день, но теперь, в предвкушении удачи,
ему не терпелось посмотреть, что получилось, и проверить, не ошибся ли он,
подобрав на улице стеснительную воровку. Когда на пленке проступили ее
черты, фотограф восторженно присвистнул.
На него глядела нежная девушка с тонким гибким телом и беззащитными глазами.
Линии ее тела, ноги, руки, бедра, плечи, спина - все было так прекрасно, так
тепло и совершенно, как не может выглядеть ни одна фотомодель. Именно
поэтому скульптор никогда не пользовался услугами профессионалок и находил
девушек где угодно - на улицах, на выставках, в театрах - и редко ошибался:
отсутствие опыта, неумение двигаться и позировать перед объективом
искуплялось откровенностью и достоверностью. Колдаев то увеличивал, то
уменьшал изображение, делал пробные снимки, сравнивал их, подбирая так,
чтобы создавалось ощущение движения женского тела.
Он с волнением вспоминал, как заставлял воровку принимать разные позы,
ложиться на спину и на бок, садиться на корточки, поднимать руки,
наклоняться, распускать и закалывать волосы, чтобы выгоднее подчеркнуть
линии и изгибы.
Вероятно, она испытывала сильное страдание, когда делала все, что он велел.
Но на снимках это страдание преображалось в пронзительное, трогательное
выражение. Для него это был совершенно неожиданный случай: никогда прежде
ему не приходилось принуждать женщин к позированию перед объективом - обычно
даже стеснительные раскрепощались, входили во вкус, и это придавало их
глазам и лицам невероятно привлекательное выражение. Оно томило и волновало
кровь художника и возбуждало самих женщин, так что обычно подобные сеансы по
обоюдному влечению заканчивались в постели. Но в этот раз все получилось
иначе: к этой странной девочке Колдаев прикоснуться не решился и теперь об
этом жалел, как жалел и о том, что фотографии быстро кончились.
Колдаевская коллекция "ню" была хорошо известна в определенном питерском
кругу. На ее просмотр собиралась обычно тщательно подобранная публика, здесь
можно было встретить самых разных и неожиданных людей, объединенных страстью
к женской наготе. Одни находили в этом эстетическое удовольствие, другие
черпали источник чувственного наслаждения, третьи компенсировали
неудовлетворенную подростковую страсть к подсматриванию в дырочки и щелки, а
более пожилые предавались воспоминаниям молодости. Эти люди представляли
собой что-то вроде элитарного клуба, попасть в который можно было только по
рекомендации и обладая определенным общественным положением. Здесь все были
свои, и сборы отдавали легким душком свободомыслия, шаловливого вызова
похожей на скучную классную даму одряхлевшей системе. Они называли себя
Орденом эротоманов, и каждый из них имел свой титул. Колдаев был Великим
гроссмейстером.
Просторный двухэтажный особняк, доставшийся ему за увековечивание памяти
старых большевиков, а в печальной перспективе и их нынешних наследников, был
идеально приспособлен для целей Ордена. Дом вмещал несколько павильонов,
множество подсобных помещений, сзади к нему примыкал уютный закрытый садик,
где можно было проводить съемку на пленэре, но главной гордостью хозяина
была выстроенная в подвале по его собственному проекту сауна с большой
купальней. В одну из стенок сауны встроили тайное окошко, откуда можно было
вести съемку тех посетительниц, которые добровольно на нее не соглашались,
ибо имена молодых актрис были слишком хорошо всем известны. Устав ложи
предусматривал ужасные кары для тех, кто рискнул бы выдать их тайну, равно
как и имена самих братьев. Но никто, кроме самого гроссмейстера Колдаева, не
знал о том, что в нескольких местах в гостиной были вмонтированы микрофоны,
и коллеги тех скромных молодых людей, которые настойчиво просили таежного
директора отречься от истины в интересах общего дела, а потом упекли его в
тюрьму, были в курсе всех бесед. Помимо этого, бесцеремонные люди
просматривали все новые поступления колдаевской коллекции и кое-какие
фотографии отбирали для себя.
Гроссмейстер мог только догадываться, зачем они это делают и сколько
проклятий выливалось на его голову, когда ни о чем не подозревающих
фотомоделей шантажировали и заставляли оказывать родному ведомству услуги в
постелях иностранных туристов, журналистов и бизнесменов. Но поделать с этим
он ничего не мог. Его вынудили согласиться на установку микрофонов и
передачу фотографий, пригрозив в противном случае привлечь к уголовной
ответственности за распространение порнографии. Скульптор сильно переживал,
но, к счастью, скоро началась перестройка, о его мучителях стали писать черт
знает что в газетах, за снимками больше никто не приходил, и он решил, что
всякое наблюдение за ним снято.
Ему нравилась роль хозяина салона, он находил среди гостей клиентов и
потребителей своей конечной продукции, что давало немало поводов для
кладбищенских шуток. Иногда наиболее падкие зрители просили его познакомить
с той или иной барышней или продать фотографии, но ничего подобного
принципиальный скульптор никогда не делал. Он не соглашался смешивать
высокое ремесло со сводничеством и лишь себе одному позволял удовольствие
плоти, в душе презирая своих гостей.

Однако был среди посетителей колдаевского вернисажа один необычный человек.
Фамилия его была Люппо, а звали Борисом Филипповичем. Колдаев обычно покупал
у него старинные иконы, причем без всякого риска нарваться на подделку и по
достаточно разумной цене. Скульптор высоко ценил его вкус и, хотя Борис
Филиппович не принадлежал к Ордену, показывал ему обычно все новые работы,
прежде чем представить их на общее обозрение. Соблазнительные формы женского
тела никогда не подавляли у Люппо острого эстетического чувства. Его
суждения были точны и оценки верны, как у евнуха, принимающего в гарем новую
девушку. Во многом благодаря Борису Филипповичу колдаевская коллекция имела
такую высокую репутацию среди ревнителей женской красоты.
На сей раз, приценившись к иконе семнадцатого века, Колдаев стал угощать
своего эксперта новым поступлением.
- Откуда это у вас? - спросил Люппо, бросив быстрый взгляд на фотографию, и
у него непроизвольно задергалось левое веко.
- Что, хороша? - Колдаев довольно засмеялся: поразить взыскательного Бориса
Филипповича своими творениями ему еще не удавалось ни разу.- Вы посмотрите,
какое потрясающее и искреннее выражение стыда в глазах и какое нежное тело!
Сколько я ни просил других девушек изображать смущение, у них не получалось.
Все равно чувствовалась фальшь. А здесь все настоящее. Представьте себе -
воровка с Московского вокзала, а глаза - как у святой!
- Она действительно святая,- сказал Люппо очень серьезно.
- Вы ее знаете? - удивился скульптор.
- Она хотела, чтобы вы ее фотографировали?
- Кажется, на сей счет у нее имелись предрассудки.
- Фотографирование обнаженной женщины против ее воли похоже на
изнасилование. Но то, что сделали вы, называется святотатством.
- Борис Филиппыч, вы меня не пугайте. Святые воровством не зани-
маются.
- Откуда вам знать, чем занимаются святые? Голодному воровать не грех. Грех
на этом наживаться.
- Может быть, вы и правы,- примиряюще сказал ваятель.- Но пусть мою
коллекцию грешниц украсит хоть одна праведница.
- Вот что, продайте мне эти фотографии и негативы,- даже не улыбнулся Люппо.

- Я не продаю свои работы.- Скульптор слегка покраснел.
- Я вам хорошо заплачу.
- Деньги меня не интересуют.
- Я поменяю их на любую икону.
- Это становится интересным. Зачем вам фотографии?
- Тогда не хочу, чтобы вы их кому-нибудь показывали.
- Ценю вашу щепетильность. И все же мой ответ - нет.
- В таком случае я буду вынужден прекратить наше знакомство.
Колдаев убрал фотографии в пакет.
- Что ж, если дело так серьезно, то даю вам честное слово, что никому их не
покажу. Вас это устроит?
- Я бы предпочел иметь снимки при себе.
- Я и так вам много уступил. Что будете пить?
- Сок.
Хозяин пожал плечами, открыл бар и достал бутылку.
- Знаете, Борис Филиппыч,- сказал он, цепляя на кончик вилки соленый рыжик,-
сколько лет мы с вами знакомы, я ничего не могу понять. Странный вы,
ей-богу, человек. Я вас иногда даже боюсь. Вина вы не пьете, в хорошей еде
толка не понимаете, женщинами не интересуетесь, наркотики не употребляете, к
деньгам и дорогим вещам равнодушны. Разве что табак любите, но, согласитесь,
для полнокровной жизни этого мало.
Люппо поморщился.
- Что вы понимаете в полнокровной жизни?
- Да мне как-то жаловаться не приходится. Во всяком случае, удовольствий
хватает.
-- Для художника признание убогое. Хотя в ваших устах оно меня не удивляет.
- Вы хотите меня оскорбить?
Борис Филиппович достал трубочку.
- Вы никогда не задумывались о том, почему в той же живописи, архитектуре
или литературе нет ничего близкого к уровню средневековья или Возрождения?
Ни одного из художников нашего времени рядом нельзя поставить с Леонардо или
Микеланджело. Ни одно современное здание не сравнится с храмом Покрова на
Нерли, ни один писатель - с Шекспиром.
- И почему же? - спросил Колдаев насмешливо. Его всегда забавляло, когда он
слышал дилетантские рассуждения об искусстве.
- Людская порода измельчала. Чем больше нас становится, тем меньше удельного
веса таланта выпадает на долю каждой человеческой особи. И вот результат.
Модный фотограф спекулирует женским телом, успешливый скульптор наживается
на человеческом несчастье только ради того, чтобы получать как можно больше
удовольствия.
- Ну и что?
- Удовольствие - слишком примитивная вещь, чтобы делать его своей целью.
Наслаждение от женского тела обычно преувеличивают, алкоголь и наркотики
просто затупляют ощущения, обладание дорогими вещами лишает людей воли. Хотя
большинство сейчас именно к этому и стремится.
- Не понимаю, что в этом плохого? - повторил скульптор, скрывая досаду.
- Вам сорок лет, и вы не создали до сих пор ничего стоящего. И никогда не
создадите. Ваш потолок - потакать инстинктам похотливых самцов.
- Вы забываетесь!
- Я намеренно вас оскорбляю, потому что вы оскорбили меня, и даю вам понять,
насколько это оскорбление сильно. Неужели же вам мало разнузданных девок,
что вы силком заставили сниматься эту несчастную?
- Если вы такой чистый, зачем тогда сюда приходите, да еще советы мне даете?

- Я хочу вам помочь,- ответил Борис Филиппович очень серьезно.- Ваша душа
грязна, но не мертва. Вам была послана святая отроковица. Послана для того,
чтобы вас остановить. Но вы этого не поняли и осквернили ее образ.
- Ну вот что,- сказал Колдаев, зевнув,- мне эта мистика порядком надоела. Я
предлагаю вам пари. Я вылеплю вашу святую в обнаженном виде, и поверьте мне:
моя работа ничем не уступит Микеланджело. Если я выиграю, то сделаю с этими
фотографиями все, что захочу, если проиграю - отдам вам.
- Вы только зря потратите время.
Гроссмейстер налил еще водки и подумал о том, что зависть - один из
отвратительнейших пороков, хотя до этой встречи он менее всего был склонен
подозревать в зависти Бориса Филипповича. И еще пожалел о том, что связал
себя словом и не сможет никому показать новые работы. Но идея вылепить
обнаженную воровку неожиданно его захватила.
Глава IV. Скульптурный гамбит
Вечером Колдаев поехал на Московский вокзал. Там было шумно и людно,
торопливо проходили нарядные мужчины и женщины с добротными дорожными
сумками и чемоданами, слышалась иностранная речь, и раздавался смех. Но,
когда все дорогие поезда, которыми ездил в Москву обычно и он, ушли, залы
ожидания наполнились совсем другой публикой. Бледные, худо одетые,
утомленные его соотечественники сидели на лавках, уронив головы. Колдаев
бродил по вокзалу час, другой, третий, пока не зарябило в глазах, и это
бесцельное блуждание настроило его на философский лад.
"До чего же отвратительное место! - подумал он, продираясь между чемоданами
и спящими на полу людьми.- И почему они так живут, почему терпят и сколько
станут терпеть еще?" Безумные многочасовые очереди в кассы и в буфет,
женщины в очереди в туалет, женщины на его фотографиях - унижение и красота,
как все здесь переплелось. Потом они поедут в переполненных общих вагонах, с
детьми. Запах колбасы, чеснока, соленых огурцов, крутые яйца на газетке.
Сколько дней они так живут и сколько дней жила здесь эта Маша и так же
стояла в унизительной женской очереди!
Он вдруг подумал, что, ощущая себя частью элиты, не зная бытовых неу-добств,
грязных запахов, толкотни, спертости, он не знает и своей страны и никто из
его гостей ее не знает. Их мир с момента рождения в привилегированных
родильных домах до похорон на специальных кладбищах отгорожен от этих залов
ожидания и очередей, и теперь Колдаеву подумалось, что в этом было что-то
неправильное.
- Мужчина, ищете кого?
- Что? - Он с трудом очнулся от красивых мыслей. Симпатичная, совсем не
похожая на вокзальную проститутку, пухленькая рыжеволосая девица в мини-юбке
тронула его за рукав. Говор у нее был мягкий, южный, а голос - глубокий и
низкий, какой всегда волновал его в женщинах.
- Может, я сгожусь?
Колдаев задумчиво посмотрел на нее.
- Ты здесь часто бываешь?
Девица недовольно дернула головой.
- Ну и что? Я, между прочим, с кем попадя знакомиться не стану. Мне...
- Пойдем,- сказал он, не дослушав.
Все было, как день назад, с молоденькой девушкой он поднимался по ступенькам
своего дома. Сколько же он их сюда переводил: блондиночек, брюнеток,
студенток, художниц, школьниц, учительниц, продавщиц, поэтесс и артисток,
совсем молоденьких и замужних, русских, украинок, эстонок, евреек,
иностранок! С иными он продолжал иногда встречаться, но ни одна его так не
зацепила, как эта "святая".
- Ничего себе! - присвистнула девица, развалившись в кресле, так что юбка
задралась до черных шелковых трусиков.- И вы тут один живете?
Он достал из ящика стола коробку и, не выпуская из рук, показал проститутке
одну из фотографий.
- Ты эту девушку знаешь?
- От сучка! А клялась, что не работает. У вас тут что, женщин голых
фотографируют? Так это и я могу, если заплатите.
- Где она сейчас?
- А х... ее знает! Но на вокзалах больше точно не будет. Ишь цаца какая
гладенькая! Фотокарточку еще надо было б попортить, чтоб знала, как врать.
- Если ты ее когда-нибудь еще увидишь, дай мне знать,- сказал он и протянул
девице деньги.- А теперь все, иди.
Оставшись один, Колдаев затосковал и даже пожалел, что прогнал молодую
шлюшку,- с ней было бы веселее скоротать этот вечер. Подкатившая к нему
тоска ничего общего не имела с той легкой хандрой, что он чувствовал с утра.
Взгляд скульптора бессмысленно скользнул по полутемной зале, заготовкам
могильных бюстов и остановился на иконе Богоматери. Темная, старинная, она
стояла у него на столе, в полумраке как живые мерцали глаза, и он подумал о
том, что человек, ее нарисовавший, себя обессмертил. Никто не знает и
никогда не узнает его имени, хотя, вероятно, иконописцу было это не важно,
он ведь считал себя только кистью в руках Бога. Но икона осталась, и любой
сколько-нибудь понимающий в искусстве человек будет ею восхищен. От него же,
Колдаева, останется масса работ на самых дорогих кладбищах, но ничего общего
с искусством они иметь не будут. Долгое время эта очевидная мысль его не
слишком волновала, теперь ему вдруг сделалось страшно.
Он подумал о том, что когда-то в молодости мечтал о великой славе и ни за
что на свете не согласился бы променять ее на достаток и покой. Он бы
предпочел стать безымянным творцом шедевров, принять за это любое страдание,
терпеть нужду, гонения и болезни. Его жизнь сложилась иначе, и не ему было о
ней жалеть, он сам ее выбрал, но хотя бы одну работу, одну настоящую вещь
ему сделать хотелось. Никто и никогда не пытался соединить женскую наготу и
женскую святость. Никто и никогда не изображал обнаженных мадонн - он будет
первым. И сделать это надо было теперь, пока в его случайной натурщице было
то очарование молодости и девственности, которое так хотелось ему выразить.
Он смотрел на фотографии обнаженной девушки и чувствовал возбуждение иного
рода - ему хотелось лепить. Он давно уже не помнил этого зуда в пальцах,
желания разминать глину, этого сродни охотничьему азарта. Много лет
занимаясь штамповкой могильных надгробий, набив на этом руку, делая все без
особого труда и зарабатывая большие деньги, он отвык от работы.
Прошло три дня, пухленькая проститутка с вокзала больше не появлялась,
натурщицы не было, но имелись фотографии, и он решил попробовать лепить с
них. Ничего нового для него в этом не было - почти все свои нынешние работы
он так и выполнял. Разница была лишь в том, что все его модели были мертвы,
а эта - жива, и, когда наутро Колдаев приступил к работе, его охватил некий
холодок. Он подумал, что вылепленная скульптура может отнять у его невольной
натурщицы жизнь. Но эта мысль не испугала, наоборот, взбудоражила и
подхлестнула его: именно по линии жизни и смерти, подумал он, и должна
проходить та грань между искусством и доходным ремеслом, которую ему
хотелось хоть единожды перейти.

Колдаев работал как проклятый. Он забыл обо всем на свете, похерил старые
заказы и не брал новые. Великий гроссмейстер забросил прежних друзей и
отключил телефон, не собирались больше любители "ню", и напрасно
прослушивали его квартиру те, кто узнавал раньше массу интересного об
умонастроении вечно оппозиционной ленинградской интеллигенции. Он даже не
выходил на улицу, поддерживая себя лишь крепким кофе. Но ничего у него не
получалось: он и в тысячной доле не мог приблизиться к желанному образу. Все
валилось из рук, и сами пальцы сделались чужими - материал сопротивлялся и
упорно не желал слушаться своего творца, точно тот был не опытным мастером,
а дилетантом.
Кладбищенский ваятель почернел, постарел, потерял покой и сон. Однако
отказаться от своего замысла он уже не мог. Его настолько разобрало желание
вылепить девушку, что иного занятия Колдаев представить себе не мог. Ему
казалось, что он уже видит эту невесомую скульптуру, но стоило приняться за
работу наяву, как все рушилось. Иногда ему казалось, что он приближается к
желанному образу, но всякий раз не хватало какой-то детали, штриха, была
одна неточность, и эта неточность сводила на нет всю его работу. Здесь
должно было быть все или ничего.
Постепенно желание вылепить скульптуру превратилось в навязчивую идею, бред
одержимого человека, маньяка. Он просыпался, спускался в мастерскую,
работал, потом разрушал созданное за день, а с утра снова шел, чтобы к
вечеру опять разрушить. Эта сизифова деятельность, собственная беспомощность
и бессилие угнетали и томили его, уже неделя прошла бесплодно.
Ему нужна была эта девушка. Если бы она была здесь - все получилось бы, он
был в этом уверен и снова бродил по городу и вокзалам в надежде ее найти.
Боже, сколько бы он теперь дал за то, чтобы привезти ее сюда! Сделать
десять, двадцать, тридцать сеансов, платить по самой высокой ставке,
поселить в доме, запереть и не выпускать и оставить в гипсе ли, в бронзе, в
камне ее бесплотное тело. Но поиски ни к чему не приводили.
Иногда его подмывало уничтожить фотографии, но сделать это духу не хватало.
Он был на грани нервного истощения, уже и кофе его не бодрил и не приносила
забвения водка. Колдаев жил в полусне, проваливаясь сознанием в глубины, из
которых не был уверен, что выберется и не сойдет с ума. Так продолжалось до
того дня, пока в памяти у него вдруг не всплыл разговор с Люппо, и,
переступив через гордость и самолюбие, скульптор ухватился за своего
знакомого как за последнюю возможность спастись.
Глава V. Привод
Против обыкновения Люппо не приехал сам, а назначил Колдаеву встречу в Доме
культуры на задворках Васильевского острова. Скульптор удивился и даже
попробовал протестовать - он терпеть не мог угрюмых василеостровских линий,
но Борис Филиппович был холоден и неуступчив: встреча состоится либо у него,
либо не состоится вообще.
С залива нанесло тучу с мелким дождем. Колдаев шел в ранних и скорых
сумерках. На душе у него было муторно. Местность делалась все более
пустынной, вот уже почувствовалось приближение кладбища и порта, редкие
прохожие двигались быстро и, казалось, пугливо. Скульптор совсем пал духом.
По дороге он завернул погреться и выпил в грязной рюмочной несколько стопок
водки.
В обычном заводском клубе, где имелась секция аэробики и бальных танцев,
проводились вечера "Кому за тридцать", встречи с корейскими миссионерами и
шахматные турниры памяти Алехина, Колдаев с трудом отыскал невзрачную дверь
на втором этаже. К двери была прибита табличка с выполненной затейливой
вязью надписью "ЦЕРКОВЬ ПОСЛЕДНЕГО ЗАВЕТА".
Скульптор недоуменно пожал плечами и толкнул дверь. Взгляд его остановился
на висевшей на стене странной иконе. На ней были изображены распятие и монах
с сердцем, занимавшим всю ширь грудной клетки. На монаха охотились двое.
Слева - бородатый стрелок с натянутым луком, справа - конный копьеносец. И
стрела, и копье касались огромного сердца монаха. Над головой стрелка он
разглядел надпись "плоть", над всадником другую - "миръ". Недалеко от
распятого была изображена фигурка ухмыляющегося беса. Образ был не слишком
старым, но подобной иконографии скульптор раньше не видел.
- Вы к Учителю? - обратилась к нему молодая женщина.
Отворилась дверь, и в полуосвещенной зале, украшенной еще более странными
символами, он увидел Бориса Филипповича. Или, точнее, человека, похожего на
Бориса Филипповича. Ни прежней светскости, ни остроумия, ни лоска - ничего,
что так ценил в своем эксперте по эротическим вопросам Колдаев, в этом
человеке не было: на скульптора глядели холодные глаза, с которыми
страшновато было встретиться. В другой раз гроссмейстер Великого Ордена
нашелся бы и сказал что-нибудь насмешливое, но в его нынешнем состоянии он
только вздрогнул.
Люппо молча на него поглядел, а потом брезгливо произнес:
- Вы опять пили.
- Я бы не нашел иначе дороги.
Борис Филиппович зажег трубку.
- Итак, у вас ничего не получается.
- Помогите мне ее найти.
- Неужели вы до сих пор не убедились, что дело не в этом?
- В чем?
- Я предупреждал вас: для изображения святых нужно самому находиться на
высокой ступени совершенства. Вы же с вашим теперешним образом жизни на это
не способны. Невозможно человеку грязному воплотить чистоту.
- Я хочу изменить свою жизнь,- сказал Колдаев хрипло.
- Подобные слова легко и часто произносятся, но редко и трудно исполняются.
- Я готов на все. Что я должен делать?
- Откажитесь от роскоши, праздности, лености и блуда. Перестаньте принимать
у себя грязных людей и очиститесь сами. Впустите в сердце строгость и
благодать. Найдите человека, который стал бы руководить вами, и исповедуйте
ему все ваши поступки, помыслы и движения души.
- Что же мне теперь, в монастырь прикажете идти? - спросил скульптор
растерянно.
- Другого выхода у вас нет,- невозмутимо произнес Борис Филиппович.- То, что
хотите сотворить вы, не есть искусство, то есть искус. Ваш замысел сродни
религиозному служению, а почти все великие иконописцы были иноками.
Разумеется, речь не идет об официальной Церкви, которая свою благодать
исчерпала. Но благодать эта сохранилась, и здесь собираются те, кто ее
унаследовал. Вы можете сегодня поприсутствовать на нашей молитве, но от
одного вас зависит, воспримет ли ваше сердце истинную веру.

Колдаев был действительно немного пьян, а главное, слишком потрясен и
озабочен собою, чтобы вникать во все, что он увидел в тот вечер. Вернее, то,
что он увидел,- магический круг, совместная молитва и трапеза, наставление
Учителя - все это скорее разочаровало его и показалось дурной
самодеятельностью. Полсотни людей разных возрастов, но в основном молодые и
интеллигентные из так называемых ищущих совместно молились, говорили о
катастрофическом загрязнении ноосферы и толковали мистическую книгу Учителя
"Последний Завет". О чем в этой книге идет речь, Колдаев понял весьма
смутно. Большей частью она была составлена из запугиваний и угроз
человечеству и призывов к самоограничению и самоочищению. В ней говорилось
также о том, что скоро грянет глобальная экологическая катастрофа, все
человечество погибнет и лишь немногие избранные преобразятся и спасутся для
того, чтобы вступить в новый эон, где люди будут бессмертны и чисты.
После молитвы братия вкушала орехи и мед и обсуждала вопросы более
практические, в частности, можно ли в наступившие времена пятой ступени
цивилизации пить воду или же приемлемы только соки.
Божественный Искупитель - так именовался среди этих людей его старый
знакомый - никаких рекомендаций не давал. Он говорил о том, что все братья
вольны пить воду, но лично он пьет только сок, потому что вода на Земле
чистоту утратила. Мимоходом брошенное замечание действовало сильнее, чем
если бы наставник требовал полного подчинения. Все было интеллигентно, мягко
и ненавязчиво.
Трапеза закончилась совместной молитвой в кругу. Собравшиеся взялись за руки
и, подняв головы, застыли в блаженном оцепенении. Скульптора как
постороннего в круг не допустили, но он и не слишком к тому стремился.
Ничего, кроме нового разочарования и усталости, в его опустошенной душе не
было. Эта самозванная церковь напомнила ему возглавляемый им шутовской Орден
эротоманов, но коль скоро людям нечем наполнять пустоту дней, подумал он, то
лучше созерцать женскую наготу, чем пугать себя глобальными катаклизмами.
Он ушел домой с таким ощущением, как будто его заставили поучаствовать в
коллективном обмане, и твердо решил, что никогда больше туда не вернется, а
созовет старых приятелей и устроит заседание Ордена, возьмет обычные заказы
и постарается выкинуть из головы сумасбродную и укравшую у него несколько
недель идею изваять стыдливую воровку. Но ночью он неожиданно проснулся от
того, что заново пережил увиденное. Воспоминание всплыло из подсознания, как
громадная черная рыбина. Он не мог уснуть, ворочался, припоминал голоса и
лица людей, свой разговор с Борисом Филипповичем, и теперь все это предстало
перед ним в ином свете. Ему было неуютно и зябко в большом доме, где прежде
было столько шума, блеска, вина, смеха, женщин, и - странное дело - совсем
не хотелось, чтобы все опять вернулось. Прежняя роскошная жизнь вызвала у
скульптора брезгливость, и такую же брезгливость Колдаев почувствовал к
собственному истасканному телу.
Ему захотелось немедленно вымыться. Он спустился вниз в сауну и разделся.
Взгляд его остановился на отражении в зеркале. На него смотрел изможденный
русоволосый человек с опухшим лицом. Вдруг вспомнилась ему увиденная
накануне икона и показалось, что копье и стрела касаются его собственного
сердца, а икона висит прямо здесь, в сауне. Он попытался стряхнуть это
наваждение, как дурман, но копье еще сильнее впилось в сердце.
Наутро он проснулся с головной болью и ломотой во всем теле. Это было похоже
на похмелье, но похмелье необычное, подобное тому, что испытывают зашившиеся
алкоголики, если однажды не выдержат и сорвутся.
Недомогание не прошло и к вечеру, но оставаться более дома Колдаев не мог.
Он боялся приближающейся ночи, бессонницы, кошмарных видений и первый раз за
всю жизнь пожалел, что так и не обзавелся семьей или настоящим другом, а
окруженный десятками подружек и приятелей предоставлен теперь одиночеству.
В каком-то бреду он оделся и вышел из дому, и ноги сами привели его на
Васильевский остров. Огромное сердце монаха кровоточило - скорее всего он не
заметил этой крови вчера, но Колдаеву стало так жутко, точно кровь появилась
за ночь.
- Что вы со мной сделали? - спросил он хрипло.
- Твоя душа услышала зов Господа,- ответил Искупитель и поднял глаза на
образ.
Глава VI. Затвор
С того дня Колдаев стал ходить в Церковь каждый день. Он был трезв и
сосредоточен, и теперь те действия, которые совершали застывшие в блаженстве
люди, казались ему исполненными неимоверного значения. Оно было покуда от
него скрыто, но вместе с другими молящимися он крестил лоб, живот и плечи, а
потом совершал рукой круг, символизирующий полноту бытия. Была ли это
магическая игра, медитация, духовное упражнение или действительно благодать
Святого Духа, он не знал, но то, что это приносило ему облегчение, увлекало
и волновало его, Колдаев почувствовал наверняка. Его уже все знали,
здоровались с ним как с близким человеком, его окружало тепло незнакомых
людей, которым не было от него ничего нужно, они не знали, кто он такой, и
любили его просто так. Он наслаждался радостью скромных трапез, неторопливых
бесед и простосердечного пения, и, привыкшему к обычным в его кругу
лицемерию, зависти и ревности, ему было среди этих людей удивительно хорошо.

Колдаев изменился и внешне. В его усталых, безжизненных глазах загорелся тот
же свет, что в глазах других молящихся. Он вставал с ними в круг и уже не
мыслил себя без этих вечеров, молитв, трапез, поучений Учителя и чтения его
Книги. Если бы теперь его разлучили с Церковью, то эту разлуку он переживал
бы как самую страшную в жизни потерю. Все произошло так стремительно, что он
сам не успел понять, как, циничный, холодный человек, занятый лишь собой и
своими удовольствиями и презиравший все вокруг, он превратился в страстного
адепта новой религии и полюбил незнакомых ему людей и их Учителя.
Он воспринимал теперь этого человека совершенно иначе, чем прежде. Образ
скрытного торговца иконами и любителя женского тела, приходы эротоманов,
просмотр слайдов и фотографий - все это стерлось из памяти Колдаева. Он
слышал поразительные истории о людях, которые доходили до отчаяния, были
обмануты, вышвырнуты из жизни, преданы и брошены своими родными и лишь
здесь, в Церкви, находили тепло и любовь.
Они приходили в обитель, как в свой дом, часами слушали Искупителя,
совместно молились и выполняли духовные упражнения. Наставник знал каждого
по имени, знал истории их жизней - он был открыт любому, строгий, как отец,
и нежный, как мать, он являл собою точно всю полноту бытия. За этого
человека они отдали бы все, согласились на любые гонения и преследования. И
эти слова не были пустыми. К своему величайшему удивлению, скульптор вскоре
узнал, что Церковь вызывает ненависть у людей, не признающих спасения.
Особенно тяжело приходилось тем из братии, кто в миру был вынужден жить в
семьях. Домашние не только не понимали и не принимали их веры, но пытались
выдать религиозные убеждения за психическое расстройство. Им помогали, как
могли, все остальные, приглашали жить к себе, но неустроенных было
по-прежнему много.
"Помните слова Христа: враги человеку домашние его",- говорил Учитель, и
Колдаев мучился от того, что занимает один целый особняк. Однако пригласить
этих чистых людей туда, где еще недавно свирепствовал разврат, он не
решался. Ему было теперь неимоверно стыдно за свою прежнюю жизнь, он страдал
при одном только воспоминании о любовных связях. Стыдно за то, что он нажил
огромное состояние нечестным путем, зарабатывая на чужом горе. Все в доме
пропахло тленом. Он был готов теперь оттуда уйти сам - только бы не видеть
этих комнат, залов, неоконченных работ, сауны и зимнего сада - всего того,
чем когда-то так гордился. Лучше было бы ночевать на вокзалах, как те
несчастные, но только не пачкаться больше и не видеть прежних мучительных
снов.
Однажды он заговорил о своем намерении с Искупителем.
- Твой дом мерзок, но бросать его и оставлять эту мерзость после себя не
следует,- сказал Борис Филиппович задумчиво.- Всей братией мы совершим обряд
очищения, и это место станет нашим первым монастырем.
Вскоре особняк наполнился новыми жильцами. Они заняли все комнаты, сам же
Божественный Искупитель поселился наверху в анфиладе, и Колдаеву пришлось
довольствоваться своей бывшей подсобкой. Но скульптор был счастлив тем, что
вверил себя в чужие руки. В ту ночь он первый раз уснул легко и спал
безмятежно без всяких снов, пока в третьем часу ночи его не подняли на
бдение. Отныне с утра до поздней ночи в доме звучали молитвы, песнопения,
усмирялась плоть и разгуливался дух.
Ежевечерне прослушивавший содержание пленки молодой сотрудник был сильно
изумлен и доложил начальству, но никаких шагов оно не предприняло и ждало
указаний. Впрочем, получение этих указаний на неопределенное время
затянулось - вокруг все трещало и рушилось, вверху была измена, а внизу
смута, и у спецслужб без того хватало новых и непредвиденных забот.

Наблюдали по инерции еще за одним домом на Петроградской стороне, хотя
наблюдать там было не за кем. Жильцы этого дома, люди весьма известные и
доставлявшие много хлопот властям, уехали весной далеко в другую страну, где
было не страшно жить. Они добивались этого права много лет, их поддерживали
во всем мире, о них писали в респектабельных буржуазных газетах, и теперь
после долгих мытарств они это право обрели. Двери заколотили, однако газ и
воду отключить не успели. В комнатах стояла непроданная мещанская мебель
конца прошлого века, валялись старые журналы, газеты и книги. На кухне в
рассохшемся буфете лежали оставленные прежними хозяевами пакеты с макаронами
и крупой. Ветер гулял по сквозным коридорам, поднимая пыль и листки бумаги,
и иногда казалось, что ходит по дому и что-то бормочет седая косматая
женщина в темной шали.
Но это был только морок. Ничьи следы не вели к дому ни со стороны пустыря,
ни из маленького кривого переулка, никто сюда не приходил и отсюда не
уходил. Однако, приглядевшись к темным, слепым окнам, можно было заметить
мерцавший в ночи тусклый огонек - как если бы, уезжая в добровольное
изгнание на другой край света и спасаясь от поднявшейся из подвалов смуты,
прежние хозяева забыли не только вещи, проведенные в доме долгие годы и, в
сущности, благополучную жизнь, но и сделать такую простую вещь, как
выключить газовую плиту.
В этом доме жила Маша Цыганова и никуда из него не выходила. Она нашла его
случайно, идя темной ночью по городу, когда даже на вокзалы путь для нее был
закрыт и оставалось только броситься в реку от безысходности. Ей казалось,
что всем людям в этом городе известно о ее позоре и, как только она выйдет
на улицу, ее узнают, будут оборачиваться и перешептываться за спиной. Она
ненавидела себя, свое тело, ей было стыдно рук и ног, как будто она
испачкалась и теперь ей вовек не отмыться.
Здесь было ее убежище. Сюда не мог прийти никто - ни живой, ни мертвый, и
она наслаждалась тишиной, постоянством и несменяемостью того, что ее
окружало. Это добровольное заточение в старом выселенном доме, блуждание по
комнатам, чтение странных журналов и книг было для нее полной, ничем и никем
не стесненной свободой, исключая лишь право покинуть пределы здания и
шагнуть на улицу. Гул большого города дома не достигал, застревая где-то на
подступах к нему. В окна дул ветер, стучал дождь, она бездумно глядела
часами на двор, как завороженная. Что делать дальше и как ей теперь быть,
она не знала и даже не пыталась узнать.
Прошлая чужая жизнь заменила ей свою собственную. Она дотрагивалась до
старинных вещей - чашек с отбитыми ручками, жестяных банок, стульев с
поломанными спинками,- они не обладали никакой художественной или
антикварной ценностью, кроме той, что принадлежали многим людям,
передавались из рук в руки, завещались, продавались, пропивались,
обменивались, закладывались и хранили память о всех владельцах. Это был
словно гигантский музей неучтенных ценностей, таинственная кладовая, и она
стала теперь единственной их наследницей и хранительницей.
Газ на кухне горел все время, и, когда темнело, она глядела на огонь. Синее
грязноватое пламя освещало кухню, возле плиты было тепло, и все ближе и
явственнее проступали из тьмы навеянные фильмами образы. Потом выпал снег,
он был совсем не похож на тот, к которому она привыкла в тайге - грязный,
сырой. Каркали вороны, день ото дня все теснее сближались утренние и
вечерние сумерки и все таинственнее становилась жизнь в доме. Теперь, чтобы
согреться, ей приходилось все время лежать под одеялами, но холод пробирал и
здесь.
Вероятно, у нее была температура, она бредила, свет в комнате перемешивался
с тьмою, и ей виделась дорога на "Большой мох", линии проводов, столбы и
усыпанные клюквой лежневки. Картины менялись, как в калейдоскопе, Маша не
знала точно, где находится и сколько дней она уже здесь живет. Но потом стол
опустел. Она просто лежала и ждала, когда придет так долго задержавшаяся
гостья из метели и она умрет от того же, от чего в несчастном городе умерли
очень многие.
Но вместо легконогой гостьи снова пришла мать.
- Уходи отсюда,- сказала она, скрестив на груди руки.
- Я хочу остаться.
- Ты должна жить. Ради нас.
- У меня нет сил, мама.
- Смотри сюда.
Она пригляделась и увидела во младенчестве умершего братика. Младенчик не
шевелился, он лежал на руках у Шуры, закрыв глазки, и она вдруг
почувствовала, что это была та утраченная ею вторая половина ее существа,
которой ей всегда недоставало и без которой ее жизнь была ущербной.
- Если ты сейчас умрешь, нас не спасет никто.
- Я боюсь. Там этот человек.
- Он заплатил свое. Иди и ничего не бойся. Машина за тобой уже вы-ехала.
- Какая машина?
- Иди скорее!
Метель была такая, что за снегом исчезло все: и дома, и фонари, и машины -
все потонуло в мутно-желтой мгле. В легком платьице Маша побежала через
пустырь, и следы ее сразу же замело снегом. Она не почувствовала, как
кончился двор и началась улица. Снег застилал все.
Она бежала по середине проезжей части, но в этот ночной час дорога была
пуста. И только белая машина "Скорой помощи", залепленная снегом, бесшумно
ехала по улице. Машина была не видна в метели. Навстречу ей прямо из снега
метнулось чье-то легкое тело. Водитель почувствовал несильный удар и
затормозил.
Между передними и задними колесами лежала девушка. Шофер похолодел. Он был
готов поклясться, что девушка не просто поскользнулась, но сама бросилась
под машину. Вдвоем с врачом они вытащили несчастную и осмотрели. Никаких
видимых переломов на теле не было. Она была в беспамятстве, и они положили
ее в машину, где уже находился больной, известный ленинградский ученый, но
надежды на то, что его успеют довезти живым, почти не было.
Глава VII. Коридоры
Бывают странные сближения. За несколько часов до инфаркта академик Рогов
постучался в дверь двухэтажного дома на Каменном острове. Ему открыли не
сразу - прошло, наверное, больше десяти минут, когда послышались шаги и
показался заторможенный молодой человек в темном балахоне. Лицо его
выглядело счастливым и открытым, но в этой открытости было что-то глубоко
отталкивающее.
- Вы к кому?
- Я хочу видеть сына.
- Здесь нет ничьих сыновей и дочерей, кроме детей Отца Нашего Небесного,-
сказал молодой человек.
- Тогда позовите вашего руководителя.
- Это невозможно,- ответил зомби.- Божественный Искупитель занят.
- Он назначил мне встречу.
- Кто вы?
- Академик Рогов.
Зомби исчез, и старик огляделся. Со всех стен на него глядели странные
картины, портреты и маски, откуда-то доносилось заунывное бормотание и
монотонное пение. Рогов почувствовал слабость и прижался к стене. Кто бы еще
вчера сказал, что ему придется стоять в этом темном коридоре и ждать. И,
кроме себя, винить было некого.
Рос тихий, забитый мальчик, на материнском воспитании - Рогов ездил в
экспедиции, выводил в свет учеников, писал монографии и был счастлив, как
только может быть счастлив человек, который видит перед собой цель и знает,
как ее достичь. Но вот ученики уехали за границу, и он их не осуждал - здесь
не было, а там была возможность работать, писать, были деньги для
исследований, была, наконец, покойная жизнь. Звали и его, но он остался,
потому что понимал: зовут из жалости, из уважения к былым заслугам. Старый,
вряд ли способный сделать что-то еще стоящее и от науки отошедший - там он
никому не нужен.
И когда остался один, когда поворотился к семье, почти для него не
существующей, то увидел, что сына нет. Мать берегла, не отдавала в детский
сад, провожала и встречала из школы, нежила, лелеяла. Ребенок учился плохо,
ленился, когда Рогов пытался вмешиваться - жена запрещала прикасаться.
Мальчик с трудом окончил школу, и помогать с поступлением в университет
Рогов не стал. Жена спасла сына от армии, надоумив симулировать недержание
мочи. С этой позорной болезнью он получил освобождение, какое-то время жил
дома и нигде не работал, иногда пропадал и возвращался сам не свой, а потом
ушел навсегда. Искали долго по всей стране и не находили. Наконец, узнали
страшное, неведомое: сына видели в секте.
Секта закрытая, членам ее общаться ни с кем не разрешается - всем заправляет
один человек. Живут на квартирах, на дачах, собираются друг у друга и
беспрекословно выполняют волю старшего. Уйти практически невозможно - раз
попадая туда, не возвращаются. Бывает, сходят с ума, сжигают себя, калечат
физически.
Что он тогда знал, откуда и какие секты в стране, где атеизм был
государственной религией и в Бога-то обыкновенного верить дико. Какие
суеверия могут быть у мальчика, выросшего в интеллигентной семье и
способного распознать глупость и фальшь?
Рогов читал их книги и листовки: новая истина и новое учение, последний
завет, он же третий после Ветхого и Нового, гибель мира, новый Спаситель,
шестая ступень цивилизации, космическое излучение - маниакальный бред для
истеричных женщин и младших научных сотрудников, начитавшихся дурной
фантастики. Но называли имена известных людей, артистов, художников,
инженеров, людей, закончивших университеты, которые туда навсегда уходили. А
что там, за этими каменными стенами, происходит? Сколько ни пытались
проникнуть туда родители, никого не пускали. Обращались в мили-
цию - все было бесполезно: община зарегистрирована, и по новым законам
вмешиваться в ее деятельность нельзя.
Никогда в жизни не мог он представить, что до такого доживет. Ни когда в
тайге оставался один без еды и оружия, ни когда писали ему подметные письма
за строптивый характер, ни когда угрожали сгноить - все ему было трын-трава,
а теперь впервые по-настоящему жутко сделалось.
Он забросил работу, обо всем забыл и познакомился с другими родителями. Они
шепотом пересказывали друг другу страшные случаи о том, как уходили из
благополучных домов благополучные люди, женщины бросали мужей и детей или,
что еще страшнее, уводили детей с собой. Уходили и не возвращались, и где
искать их следы, не знал никто. Потом разведали, что секта перебралась на
Каменный остров. Проникнуть туда никакой возможности нет. Но однажды Рогов
получил короткое известие о том, что Божественный Искупитель готов сделать
для него исключение и принять.
Послышались снова шаги, распахнулась дверь, и Рогова повели по коридору.
Мерцали огни, нигде не было яркого света, но он успел заметить, что в
комнатах были люди в белых одеждах - лица в основном молодые. Люди стояли на
коленях, раскачивались и пели, потом замолкали и кто-то один читал.
По дороге сюда он много раз пытался представить, как выглядит этот человек,
имевший столько власти над чужими душами, но ни один из предполагае-мых
образов не соответствовал ни в малейшей мере тому, что Рогов увидел. В
кресле сидел и курил трубку мужчина с розовым лицом и подвижными цепкими
глазами - казалось, единственный живой человек во всем доме. Кого-то он
Рогову напоминал, но кого, вспомнить в эту минуту не удавалось.
- Чем могу быть полезен?
- Верните мне сына.
Мужчина пожал плечами.
- Никто его здесь не держит. Он сам пришел, и сам волен уйти.
- Я вам не верю.
Появился молодой человек, тот самый, что его встречал, или другой, Рогов не
разобрал: все они тут были похожи. Учитель что-то тихо сказал, и минуту
спустя Рогов увидел сына.
- Оставьте нас одних! - сказал он резко.
- Это мои друзья,- произнес сын вялым скрипучим голосом.- Я не хочу, чтобы
они уходили.
Рогов посмотрел в его глаза и не увидел в них ничего, как если бы глядел в
глаза мертвеца. Ни страха, ни удивления, ни радости - ничего старик в лице
сына не разглядел, только ровную пустоту.
Рогов понял, что проиграл. Он еще надеялся, когда сюда шел, что ему удастся
забрать мальчика с собой и вытащить, пусть не сразу, постепенно, но теперь,
поглядев на это безвольное младенческое лицо, понял, что сына у него нет.
Тогда первый раз у него схватило сердце, не кольнуло, как обычно, а
натянулось, лопнуло внутри, но еще хватило силы удержаться в кресле.
- Что вы за него хотите? - произнес он, вцепившись в подлокотники.
- А что вы можете предложить? - осведомился живоглазый деловито, нимало не
смущаясь присутствием своих адептов.
- Деньги, машину, дачу, библиотеку.
Учитель покачал головой.
- Это нам и так достанется.
Рогов приподнялся, чтобы ударить, но острая боль остановила его, и
последнее, что он увидел, когда несколько молодых людей по темному коридору
понесли его к выходу, были равнодушные глаза сына.

Рогов всегда изумлялся совершенству природы, и теперь ему казалось, что он
проводит заключительный эксперимент, наблюдая за тем, как освобождающаяся
душа покидает тело. О том, что будет с душой дальше, он не знал и не хотел
думать, но сам момент остановки всех жизненных функций на фоне
продолжающейся работы мозга его поражал и увлекал. Он запоминал все до
мельчайших подробностей, только мешала отдаться этому наблюдению до конца
боль в сердце. Он отказывался верить в реальность того, что ощущал, но не
мог и не верить в это. С его сознанием творилось что-то странное. Машина
ехала очень мягко, но каждый толчок отдавался в измученном теле, и хотелось,
чтобы его скорее оставили в покое.
Все потонуло в мутно-желтой петербургской мгле, и не было города, а снова
раскинулось вокруг болото, которое так и не смог осушить великий император и
его несчастные рабы. Академик не почувствовал, как машина остановилась,
чтобы подобрать бросившуюся под колеса девушку. Он был уже вне мира и знал,
что до конца эту дорогу ему не осилить.
Он оказался в потоке воды, что текла по трубе, и его несло так стремительно,
как бывает, когда кружишься и закрываешь глаза или когда самолет в последний
момент, перед тем как оторваться от земли, бежит по взлетной полосе. Он
должен был вот-вот взлететь, но, когда ощутил рядом с собой присутствие
другого человека, в нем что-то изменилось. Скорость упала, боль в сердце
возобновилась, и оторвавшаяся было душа налилась мягкой тяжестью. Рогов стал
судорожно хватать пальцами воздух. Находившийся возле него врач не понимал,
что он хочет, тревожно наклонялся, щупал пульс, пытался понять шевеление
роговских губ. Наконец он догадался и придвинул руку больного к девушке.
Академик затих, и страдальческая гримаса на его лице расправилась.
... Рогов очнулся, услышав голоса.
- Какого черта вы ее привезли?
- Не бросать же было на улице.
- Сами в районную повезете.
- У нее едва пульс прощупывается.
- Тут не богадельня.
Больной открыл глаза и с усилием произнес:
- Где девушка?
- Какая девушка, Виктор Владимирович?
- Где девушка, которая была в машине?
- Не было никакой девушки. С чего вы взяли?
- В машине была девушка, она меня вытащила,- сказал Рогов упрямо.- Позовите
ее сюда.
- Виктор Владимирович, вас вытащила медицина. И потом это ведомственная
больница. Я не имею права держать в ней посторонних.
- Положите ее в одну палату со мной.
- Это невозможно.
- Тогда, черт возьми, я уйду отсюда вместе с ней!
Он попытался приподняться, на лице у него выступили капельки пота, и
заведующая поморщилась, как морщатся родители, когда избалованный ребенок
приносит домой драную кошку.
- Хорошо, мы положим ее вместе с вами, но если завтра вы обнаружите у себя
чесотку или вшей, то претензий нам не предъявляйте.
Дыхание девушки было неровным и судорожным, веки вздрагивали - Рогов смотрел
на нее не отрываясь. Что-то очень необычное в ней было. Тонкое лицо,
спутанные волосы, длинные вздрагивающие ресницы и полуоткрытый детский рот с
припухлыми губами - все это тронуло его необыкновенно, и академик ощутил
нежность, какую он давно, а быть может, никогда ни к кому не испытывал.
Бесшумно вошла медсестра, пожилая женщина, страдавшая нервным тиком и оттого
казавшаяся недовольной, хотя на самом деле очень добрая и столь же
болтливая.
- Что с ней?
- Двухсторонняя пневмония и страшное истощение. Вы только заведующей ничего,
ради Бога, не говорите.
- Что такое?
- Если б вчера не привезли, опоздали б. На исходе была. А кто она вам,
Виктор Владимирович? Знакомая какая?
Рогов покачал головой.
- В милицию сообщить надо. Сами посудите: документов при ней никаких, одета
в одно платьице зимой - мало ли что?
- Не надо в милицию,- сказал Рогов.- Считайте, что она моя родственница.
Девушка очнулась в сумерках. Она долго лежала с открытыми глазами и
прислушивалась к своему телу, точно не веря, что оно к ней вернулось.
Постепенно стали различаться очертания предметов в комнате, и она долго не
могла понять, почему они не совпадают с теми, к которым она привыкла.
Зажегся свет, больная повернула голову, зажмурилась, снова открыла глаза.
Веки отяжелели, и каждое из этих действий требовало от нее сил.
- Есть хочешь?
Она мотнула головой.
- Пить?
- Да,- шевельнулись бледные губы.
Рогов налил воды и поднес к ее рту.
- У тебя родные или знакомые есть?
- Нет.
- Хорошо, спи. Тебе надо набираться сил. Забудь обо всем. Когда
выздоровеешь, станешь жить у меня.



    ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

    ОГНЕННОЕ КРЕЩЕНИЕ

    Глава I. Оглашение

Однажды между Божественным Искупителем Борисом Филипповичем Люппо и
самоуверенным молодым священником одного из недавно открывшихся приходов на
Петроградской стороне состоялось нечто вроде диспута. На диспут пригласили
сторонних наблюдателей и журналистов. Рыжий попик бойко наскакивал на
Учителя, истерично выкрикивал о лжепророках и антихристе и угрожал погибелью
души всем, кто за Искупителем следует. Автор Последнего Завета смотрелся
намного предпочтительнее кликушествующего отца. Он держался с большим
достоинством, проявил исключительную веротерпимость и мягкость и играючи
отбил все наскоки, уличив оппонента в незнании Писания. Совершенно
раздосадованный батюшка стал апеллировать к городовому, требовать закрытия
секты и кричать, что наступившие времена во сто крат хуже коммунистических,
чем полностью уронил себя в глазах наблюдавших за спором зрителей.
Слава Церкви росла, проповеди Искупителя записывались от руки, на
магнитофоны и видеокамеры и распространялись по всей стране. Община
выпускала газету и журнал, печатала книги, занималась благотворительностью,
устраивала бесплатные обеды для пенсионеров, посылала подарки в детские
дома, и все это делалось нешумно и благородно.
Их было уже несколько тысяч. Залы кинотеатров и домов культуры, которые они
арендовали для проповедей, не вмещали всех желающих, и люди стояли на
улицах. Приходили напуганные, одинокие, не нашедшие места в жизни, бездетные
супружеские пары и многодетные матери-одиночки, вчерашние партийные
работники и правозащитники, всегдашние правдоискатели и жулики,
разочаровавшиеся в деньгах бизнесмены и потерявшие себя и свой талант
артисты. Казалось, в ту пору, когда вокруг все сгущается и жизнь становится
страшнее и непредсказуемее, Церковь Последнего Завета сделалась единственным
прибежищем для всех измученных и усталых людей. Здесь никто не отталкивал
неопытных и робких, как в казенных православных храмах, здесь любили и рады
были каждому - сам воздух и лица были другими.
Однако по мере того как Колдаев стал понемногу разбираться в сложной
иерархии Церкви, она все меньше напоминала ему любителей провести в суровую
эпоху время в теплом кругу. Точнее, то, что видел раньше он, и то, что
видели эти тысячи неофитов, было лишь верхушкой уходящего под воду
айсберга.
Все последователи учения делились на два разряда: званых и избранных. Среди
званых были послушники и оглашенные. Среди избранных - верные и апостолы.
Покуда скульптор находился на самой низшей ступени, его допускали лишь на
незначительную часть молитв, после чего он покидал богослужения вместе с
другими послушниками, и ему оставалось только мечтать о том часе, когда его
возвысят до ранга избранных.
Избранные отличались от званых, как умудренные жизнью взрослые отличаются от
беспечно играющих детей. Они хранили в себе знание некой тайны, которую
скульптору надлежало узнать, но крохи этой тайны становились ведомы ему уже
теперь. Так он узнал, что Учитель беседует с космосом и черпает оттуда силу,
ему открыты будущее и судьба цивилизации.
"Это гораздо ближе, чем вы думаете",- говорил он ученикам.
Он говорил также о том, что скоро будет знамение и грядет его час объявить о
своем пришествии миру. К ним придут миллионы, и он поставит верных управлять
человеческим стадом. Тогда состоится массовое крещение человеков, но блажен
тот, кто успеет до этого часа принять крещение.
Божественный Искупитель выбирал счастливцев по одному ему ведомым причинам,
и никогда нельзя было понять, почему один человек стремительно возвышался, а
другой так и оставался никем. Продвижение Колдаева произошло, однако,
довольно быстро.
Полгода спустя после привода состоялось его оглашение.
Скульптору велели разуться и босиком пройти в комнату, где находились только
апостолы. Они были одеты в большие светлые балахоны, на Учителе одежда была
темной. Одиннадцать пар глаз в упор глядели на Колдаева.
- Ты выдержал испытательный срок,- произнес Искупитель негромко,- и готов к
тому, чтобы постичь тайну моего завета. Не всякий сможет ее вместить, но
лишь тот, кто в нее уверует, спасен будет. Знаешь ли ты, кто я есмь?
- Искупитель.
- Я есмь Господь Исус Христос, тайно пришедший на Землю, чтобы отделять
пшеницу от плевел. Верующий в меня да не умрет, но унаследует жизнь вечную.
Я пришел, чтобы взять с собою сто сорок четыре тысячи верных и предать
остальных адской муке. Хочешь ли ты спастись?
- Да.
- Веруешь ли в то, что я есмь Христос, Сын Бога Живаго?
- Да.
- Согласен ли ты с тем, что пути назад у тебя не будет и, раз вступив в эту
обитель, ты не сможешь ее покинуть?
- Да.
В спину скульптора кто-то подтолкнул или же он сам упал на колени и коснулся
губами руки Искупителя - этого он не осознавал. Его накрыли краем одежды.
Братия серьезно и молча смотрела на него, но оглашенный не видел вокруг
ничего.
С этого момента положение Колдаева в общине переменилось. Его еще не
допускали на сокровенные агапы верных, но теперь он присутствовал при
молитвах, трапезах и разговорах самых близких к Искупителю людей. Здесь все
было иное, чем на первых ступенях восхождения,- более страшное, таинственное
и обжигающее, словно он действительно поднимался на поднебесную гору, где в
разреженном воздухе нечем было дышать.
Все дни напролет Колдаев выполнял духовные упражнения и читал завет
Искупителя. Он почти ничего не ел и мало пил, но при этом не испытывал
голода. В его душе и теле все было подчинено одной цели - подняться еще на
одну ступеньку, стать совершеннее и вместить в себя полноту учения. С ним
много времени проводил личный духовник, кроткий и добрый человек, бывший в
Церкви с самого дня ее основания. От него Колдаев узнал, что община возникла
еще до Явления Учителя или же, вернее, что Явление Его было предсказано
братией много лет назад. Иногда духовник хотел сказать что-то большее, но
всякий раз обрывал себя и говорил лишь, что всю полноту истины Колдаев
узнает, приняв крещение. Для поддержания сил его поили настоями тибетских
трав, и он чувствовал себя ко всему восприимчивее, чем обычно. Вечерами он
исповедовался перед духовником и получал наставления, после чего сразу
засыпал. Но и во сне ему слышался мерный голос, призывавший отсечь все
лишнее и сосредоточиться на главном.

Оглашенных было несколько человек. Как и Колдаев, под руководством апостолов
и Божественного Искупителя они готовились к принятию таинства. Эта
подготовка занимала несколько месяцев, во время которых оглашенные не
общались ни с кем, кроме духовников. Однако был среди них один человек,
непохожий на других кандидатов. Он делал как будто то же, что и остальные,
но в его глазах скульптор иногда подмечал усмешку. Однажды после долгой
медитации он заговорил с Колдаевым и сказал, что не верит ни в
божественность Искупителя, ни в откровение завета, а проник в секту только с
научными целями как психолог. Он называл Учителя грамотным гипнотизером,
говорил, что тот пользуется психотропными средствами и методикой
кодирования, и прибавлял, что за этими методами большое будущее.
- Зачем ты мне об этом говоришь? - спросил Колдаев.
- Я хочу уберечь тебя от ошибки. Не принимай так близко к сердцу все, что
здесь происходит. Изменения в психике верующих необратимы.
- Ты не боишься, что я скажу об этом Учителю?
- Он все знает.
- Но почему в таком случае не изгонит тебя?
- Ему нужны сохранившие трезвость рассудка. Как иначе он сможет удержать в
повиновении стольких людей, забрать их имущество, лишить свободы и
превратить в рабов?
- Ты говоришь, как наши враги.
- О нет! Они его недооценивают. Божественный Искупитель не безумец, не
глупец и не шарлатан, каким его пытаются изобразить. И уж тем более не
дешевый кидала. Во всех его действиях присутствует куда более тонкий и
далекий расчет.
- Какой расчет? - возмутился Колдаев.
- Человечество в скором времени неизбежно придет к тому, что
многомиллионными массами будут управлять единицы. Будущее вовсе не за
Америкой, Японией или Европой, как это принято думать, оно за Ираком или
Северной Кореей. Экологическая катастрофа заставит людей себя обуздать и
отказаться от привычного образа жизни. Мы живем сегодня не по средствам,
вершина материального благосостояния человечеством пройдена, но кто с этим
смирится? Попробуйте убедить разжиревшего обывателя добровольно отказаться
от машин, самолетов, холодильников, компьютеров, телевизоров, доказать ему,
что иначе цивилизация разорится и погибнет. Люди не поверят. Они привыкли к
прогрессу и взбунтуются. Но другого выхода, чем самоограничение, завтра у
нас не будет. И, чтобы быдло не зароптало, чтобы не было всеобщего бунта,
потребуются новая идеология и новые вожди, подобные нашему Искупителю.
Поверь мне, за этим человеком стоят громадные силы, с которыми и бороться-то
бесполезно, но только тебя мне почему-то жалко.
- Почему?
- Мало того, что ограбил он тебя, загубишь ты ведь здесь свой талант и себя
загубишь.
- Я в твоих советах не нуждаюсь! Лучше о себе позаботься,- произнес
скульптор оскорбленно.
- За меня не беспокойся,- усмехнулся психолог.- На меня его штучки не
действуют. Я вот только хочу еще посмотреть, что у них там во время крещения
происходит. А потом все, хватит. А ты чем раньше отсюда уйдешь, тем лучше.
Разговор этот не то чтобы посеял в душе скульптора сомнения, но немного
омрачил то высокое состояние души, в котором бывший хозяин особняка пребывал
последние месяцы. Колдаев гнал крамольные мысли прочь, но поделать с ними
ничего не мог, слова психолога въелись в его мозги, точно и тот тоже умел
кодировать. На исповеди он рассказал обо всем духовнику.
- В Церковь приходят разные люди,- ответил наставник негромко.- Но конечных
ее целей они не знают. Подождем, что этот человек скажет время спустя.
Вскоре психолог исчез. Спрашивать о том, где находится тот или иной из
братьев, было не принято, Колдаев решил, что он был изгнан или сам ушел из
общины, и почувствовал облегчение. Однако некоторое время спустя в одном из
новообъявленных верных он узнал лазутчика.
"Неужели он и туда прокрался?" - подумал скульптор тоскливо.
Но то, как изменился этот человек, Колдаева поразило и повергло в состояние
мистического ужаса. Не было в Церкви ни одного человека, более преданного
Учителю. Из тайного противника учения он стал его страстным поборником. Он
покаялся перед братией в том, что был заслан в Церковь враждебными ей
силами, отрекся от всего, что говорил раньше, и если бы скульптор не помнил
насмешки в глазах психолога, то никогда не поверил бы, что этот человек
вообще мог в чем-либо сомневаться.
- Что с тобой случилось? - спросил он неуверенно психолога, когда они
остались одни.
- Все, что говорит Учитель,- правда,- ответил тот, прямо глядя Колдаеву в
глаза.- Он на самом деле Христос, сын Бога Живаго.


Глава II. Кровавая сауна

Своего крещения скульптор ждал с той же нетерпеливостью, страхом и счастьем,
с каким беременная женщина ждет рождения ребенка. Предстоящее таинство было
для него тем, что он называл вдохновением гения: одиночество, ледок
самопожертвования и самоотречения, который окутывает каждого подлинного
художника. Он был убежден, что сможет вылепить задуманную скульптуру, но,
когда заветный день был назначен, Колдаев ощутил неожиданное беспокойство.
Это было похоже на то чувство, которое испытывает человек в последние часы
перед долгой дорогой.
Накануне его потянуло на волю. Покидать общину без благословения никому не
разрешалось, но по праву бывшего домовладельца Колдаев пользовался
некоторыми льготами.
Он вышел на улицу уже в изрядно позабытый им город. Стояла осень, один из
последних ее погожих деньков, какие бывают перед холодами. Он пошел наугад
долгой дорогой по каналам, широким проспектам и глухим переулкам. Как же
здесь все переменилось!
Год назад, когда он уходил в заточение, еще вовсю бушевал спиртовой кризис,
барыги на Кировском предлагали талоны на водку, теперь она продавалась на
каждом шагу. Народ с любопытством рассматривал диковинные заморские товары,
но покупать не решался, и немногие, приобретшие банку пива или шоколадку,
чувствовали себя богачами и вызывали завистливые взгляды. Город сделался
чужим. Другими были в нем люди, их лица, глаза, даже походка.
Но Колдаева поразили не Ленинград и его перемены - гораздо сильнее
переменился он сам. Он находился в состоянии необыкновенной раздвоенности, и
странно было ему поверить, что это он идет по городу и может выбирать
дорогу. Все сомнения давно улеглись в его душе, он знал, что завтра для него
начнется иная жизнь, он будет спасен и никогда более никакой соблазн не
проникнет в его сердце, но сейчас в эти последние часы грешной жизни Колдаев
оттягивал и оттягивал момент возвращения. Все было как будто верно и решено,
но он уходил все дальше в сторону центра, туда, где больше было толпы,
сутолоки и разноязыкой речи. Вдруг кто-то его окликнул.
Скульптор поворотился.
- Не узнаешь?
Рыжеволосая девица с чувственными губами вызывающе и дерзко смотрела на
него.
- Что ж в гости-то больше не зовешь?
Колдаев вспомнил, как год назад эта девица сидела, развалившись в его
кресле, так что были видны ее черные шелковые трусики, и пила водку. За год
она стала еще распутнее.
- Ты грязна,- произнес он с отвращением.
- Скажите пожалуйста, чистый какой! А помнишь, ты просил меня найти ту девку
с вокзала?
Что-то забытое шевельнулось в его душе.
- Ты знаешь, где она?
- Знаю. Но скажу только у себя дома. Да не бойся ты меня. Малохольный
какой-то.
Судя по всему, девица не слишком бедствовала. Она снимала трехкомнатную
квартиру на Большой Пушкарской, но выглядела квартира довольно странно.
Вдоль стен стояли штативы, висели осветительные лампы, а в каждой комнате
было по кровати.
- Что у тебя здесь? Притон?
- Студия,- сказала она коротко.
На кровати валялось несколько фотографий. Они поразили его невероятной
грубостью и бесстыдством. Совокупляющиеся пары, свальный грех, ласкающие
друг друга женщины, целующиеся мужчины. По сравнению с этой продукцией то,
что делал некогда гроссмейстер Ордена эротоманов, выглядело невинной
забавой.
Девица меж тем прикатила сервировочный столик с водкой и закусками и села
напротив скульптора. Ее красивые, чуть раскосые глаза смотрели насмешливо и
вызывающе, и некогда уверенный в себе, покоривший стольких женщин ваятель
почувствовал себя растерянным и смущенным. Он боялся этой женщины
подростковым страхом. Она угадывала его состояние, и робость скульптора
забавляла и возбуждала ее.
- Выпьем? - предложила девица, наливая ему вместительную рюмку, больше
подошедшую бы для вина, чем для водки.
- Мне нельзя,- произнес он неуверенно.- Где та девушка?
- Выпьешь - скажу.
То, что пить после стольких месяцев воздержания ему не следовало, он понял
сразу же. Оглашенного накрыло горячей волной, и все поплыло у него перед
глазами.
- Где она? - повторил он, тяжело ворочая языком.
- За богатого старичка замуж вышла.
- Врешь!
Девица порылась в ящике и протянула ему фотографию: его стыдливая натурщица
стояла рядом с высоким бровастым стариком, чем-то похожим на сановника
екатерининских времен.
- Откуда это у тебя?
- Хозяин в загсе подрабатывал, пока здесь дело не открыл.
- Значит, с ней теперь все? - пробормотал скульптор тупо.
- А я тебе ее не заменю? - усмехнулась рыжеволосая и подтолкнула своего
безвольного гостя к кровати, служившей сценой для съемок.

Домой Колдаев вернулся поздней ночью. За несколько часов погода
переменилась. Нанесло тучи, холодный и сильный северный ветер продувал
прямые переулки, как аэродинамическую трубу. Скульптора мутило, била дрожь и
мучило то же странное состояние душевного отравления, что испытал он,
вернувшись от Бориса Филипповича в самый первый раз. Ему было страшно
вспомнить о том, как он перечеркнул одним махом все, к чему шел целый год, и
еще страшнее подумать, как он расскажет или, напротив, утаит случившееся от
наставника и что ждет его теперь дальше: изгнание, проклятие, вечный позор
или гибель?
По дороге он купил на Кировском бутылку водки и у себя в келье открыл ее и
жадно стал пить. Его уже не сшибало теперь, напротив, он как будто не
пьянел, а трезвел. Из глубины затравленного сознания к нему стал
возвращаться рассудок. Последние несколько месяцев жизни показались мутным
сном, и чем больше он пил, тем нелепее и бессвязнее этот сон становился.
Вдруг ему почудилось, что из сауны, которую Божественный Искупитель
приспособил под крещальню, доносятся необычные звуки. Любопытство и хмель
подхлестнули художника. Он спустился в подвал и приоткрыл окошко, через
которое раньше фотографировал знаменитых женщин.
В сауне находились одни лишь апостолы. В руках они держали свечи, и
освещенные пламенем лица были видны необыкновенно отчетливо. Эти лица
Колдаева испугали: обычно ко всему равнодушные и отрешенные, они выглядели
восторженно и как будто сияли, но в их восторге и молитвенном экстазе ему
почудилось что-то неприятное.
Водка ли так странно на него подействовала, но он увидел в эту минуту все в
ином свете, почти так же, как в самый первый вечер, когда пришел на
Васильевский остров, только теперь происходившее показалось ему не дурной
самодеятельностью, но веками отработанным профессионализмом. Тот дурман, в
котором скульптор находился последние месяцы, рассеялся, и Колдаев испытал
невыносимое омерзение. Кругом он чувствовал один только смрад, еще больший,
чем в порнографической студии. Смрадными были лица людей в белых балахонах,
смрадом была пропитана вся мастерская, его тело, руки, душа - только
маленький участок сознания оказался нетронутым и чудом уцелел.
Ввезли каталку. На ней лежал в беспамятстве обнаженный человек. Апостолы
принялись его мыть и долго дочиста терли бесчувственное тело. Во всем, что
они делали, в их лицах и движениях, в слаженности и отрепетированности их
действий было что-то зловещее. Они словно собирались совершить черную мессу,
ритуальное убийство или жертвоприношение.
Когда человек был вымыт, Божественный Искупитель взял нож и поднес его к
печке. Братия исступленно пела, лица сделались хмельными - нож передавали из
рук в руки, он обошел круг и вернулся к Учителю. Фигуры в балахонах
наклонились над лежащим человеком и заслонили его от Колдаева. Что они
делали, он не видел, но, когда через несколько мгновений они выпрямились,
увидел на белых одеждах кровь. Она фонтаном била из паха несчастного.
Искупитель прижал к ране раскаленный нож. Вслед за тем апостолы начали
кружиться по сауне, выкрикивая бессмысленные слова, глаза у них выпучились -
они прыгали, кричали, гомонили и пели высокими голосами.
Скульптор не выдержал и бросился бежать. В келье он жадно приник к горлышку
и стал пить водку, точно в ней одной было заключено спасение. В дверь
постучали. Колдаев не откликнулся, но заворочался на диване, как бы
потревоженный во время глубокого сна.
- С ним нельзя дальше тянуть. Он неустойчив.- Он узнал голос психо-
лога.
- Ломай дверь. Я окрещу его сейчас же.
Колдаев подошел к окну и дернул раму. Она поддалась, но так громко, что
треск раздался по всему дому. На улице шел первый снег - мокрые и крупные
хлопья ложились на крыши и мостовые, залепляли фонари и глаза редких
прохожих. В соседних комнатах зажегся свет и зазвучали голоса. Скульптор
перекинулся через подоконник и, цепляясь за водосточную трубу, стал
спускаться. К нему подбежал Борис Филиппович и со всего маху ритуальным
ножом ударил по пальцам. Колдаев заорал и полетел вниз.
- Не давайте ему уйти!
Было невыносимо больно, но он собрал все силы и, не оглядываясь, побежал по
метельному городу. Фигуры в белых балахонах его преследовали, но сильный
снег спас беглеца. Апостолы потеряли его в проходных дворах. Но Колдаев
продолжал бежать. Жуткий звериный страх гнал его по городу, где всего
несколько часов назад он ностальгически гулял и удивлялся случившимся
переменам. Но теперь он не видел ничего. Он бежал и бежал, спрятав под
куртку кровоточащие пальцы. Одному Богу ведомо, откуда было у него столько
сил, чтобы миновать всю Петроградскую сторону, пересечь Неву и Невский
проспект. Наконец, в глухом дворе в дальней части Грибоедовского канала он
упал в сугроб и забылся.


Глава III. За други своя

Ранним утром, убирая свежевыпавший снег, Илья Петрович наткнулся на пьяного.
Добрый дворник отвел его в комнату и уложил спать на своей кровати.
Пьянчужка беспокойно ворочался, вскрикивал и бредил, взмахивая большими
руками.
"Ишь ты, прямо дирижер какой-то",- подумал директор и ушел мести двор. Когда
он вернулся, гость сидел у окна и тоскливо смотрел в никуда.
- Выпить нету? - спросил он хрипло.
Дворник покачал головой.
- Не держу.
- Может, сходишь?
Илье Петровичу слишком хорошо было самому известно то роковое состояние,
когда все вокруг не в милость. Он постучался к своей работодательнице и
спросил у нее бутылку водки. Раздобревшая Катерина нахмурилась, но
поллитровку достала. Дрожащими руками директорский гость попытался сорвать
крышку, пальцы его не слушались.
- Ты что же это, даже бутылку открыть не можешь? - усмехнулся Илья Петрович
и осекся - пальцы у пьяницы распухли и побагровели.
Хозяин торопливо открыл бутылку сам, чтобы загладить неловкость, и старое
полузабытое движение рук напомнило ему о долгих таежных ночах. У него заныло
сердце, и подумалось, что те годы, даже самые угарные из них, были все же
лучшими в его жизни. Мужичок меж тем быстро выпил, перевел дух и усмехнулся:

- Со всеми ты такой?
- Со всеми,- пробормотал лирически Илья Петрович, которому враз вспомнились
Алешка Цыганов, звезды, огибаловские ракеты, шорох в эфире, австралийские
радиолюбители, снег, белые ночи, добрые старухи из "Сорок второго", очереди,
талоны,- и первый раз за все это время Илью Петровича потянуло в тайгу. Он
хотел плеснуть и себе, но удержался.
Мужичок допил бутылку и ушел, но в последующие дни Илья Петрович не раз
мысленно к нему возвращался: как он, где, под каким забором валяется пьяный
и не замерз ли вовсе?
Зима настала суровая, морозная, каких давно уже в Питере не было. Отвыкшие
от холода горожане с покрытыми изморозью волосами, усами, бородами, шарфами
двигались по улицам, окутанные дымкой своего дыхания. Через Неву ходили
пешком, сонное солнце, пробивая студеное марево, лениво скользило по краю
небосвода, и Илье Петровичу вспоминались заснеженный лес, звериные следы и
охотничьи тропы. Странно было представить, что с его отъездом все это не
исчезло, по-прежнему курится дымок над избами и на широких лыжах ходят по
лесу мужики с ружьями, ночуют у нодьи, пьют чай и бездумно глядят на огонь.
Столько месяцев он был свободен от этих воспоминаний, но теперь они
обступили его, как призраки, и первый раз директор задумался об отъезде. Его
обморочная любовь к Петербургу схлынула столь же стремительно, как и пришла.

Через несколько дней давешний пьянчужка вернулся. Он пришел совершенно
трезвый, однако с бутылкой водки и в сопровождении молодой, но потрепанной
женщины.
- Пустишь к себе под грибок?
- А ведь говорил, что не принесешь.
- Я бы и не принес,- ухмыльнулся он.- Да вот встретил свою знакомую.
Когда-то налил ей, а она не забыла. Что только две рюмки?
- Я не пью.
- Ты, может быть, сектант? - встревожился гость.
- Нет, просто такой же беспутный человек, как и ты.
- Меня, между прочим, весь Ленинград когда-то знал,- сказал пьяница
надменно.
- А теперь чего ж? - спросила девица насмешливо.- Даже угла своего нет.
- Молчи!
- Да ведь и я тоже,- задумчиво произнес Илья Петрович,- не всю жизнь метлой
махал. А живу вот тут по чужой милости.
И неожиданно для самого себя достал фотографию предпоследнего выпуска.
- А, так ты учитель,- протянул мужик так разочарованно, что Илью Петровича
покоробило: он привык в поселке к тому, что его уважают, и это пренебрежение
было ему неприятно. Он пожалел, что достал фотографию, но вдруг в глазах его
гостя, не выпускавшего карточку из рук, промелькнуло что-то странное.
- Как зовут эту девушку? - Он указал на одно из лиц.
Теперь побледнел Илья Петрович.
- Почему она тебя интересует?
- Это из-за нее я искалечил пальцы и стал никому не нужным.
Девица мельком взглянула на фотографию.
- Он ее на вокзале снял, переспал и с тех пор мается, забыть не может.
- Не лги! - затрясся пьяница.- Не мерь всех по себе и не смей говорить, чего
не знаешь! Она святая.
- Подумаешь! - фыркнула девица.- Если каждую б... святой объявлять, места в
раю не хватит.
- Убирайся! - завопил калека.
- Ничего себе, мое пьет и меня же гонит.
Пьяница опустил голову на руки, и в глазах у него появилась такая знакомая
директору тоска.
Он ничего больше не говорил, только пил и курил. Подружка его заскучала и
стала собираться, но мужик никуда не торопился. Илья Петрович сходил к
Катерине за второй бутылкой - ему было с этим человеком хорошо, как когда-то
было покойно и хорошо с Алешей Цыгановым.
Меж тем назвавший себя скульптором совершенно опьянел и заплетающимся языком
начал рассказывать о ритуальных убийствах и закланиях в какой-то бане, о
сумасшедших плясках и радениях, из чего Илья Петрович сделал вывод, что его
новый знакомый просто тронулся умом. Никакую Машу на самом деле он не видел
и не знает, а вообразил себе, что именно она погубила его жизнь. Потом
пьяница принялся клясть людей, которых показывают по телевизору и с которыми
пил, а теперь никто не хочет его признавать и никому он не нужен, и когда
Илья Петрович, подобно девице, заскучал, он наклонился к дворнику и тихо
сказал:
- Поклянись, что никому не скажешь.
- Клянусь,- неуверенно произнес директор.
Пьяница заозирался.
- У тебя жучков нету?
- Тараканы только.
- Я,- зашептал он, жарко дыша директору в ухо и обдавая его теплой волной
перегара,- прельстился лукавым замыслом и впустил в сердце свое и в дом свой
лжеучителя. Он изуродовал мои пальцы, чтобы навсегда к себе привязать, но я
ушел от него, и теперь Сатана преследует меня.
От религиозной риторики Илье Петровичу стало не по себе, но человек этот,
вернее всего потерявший пальцы по пьяни и придумавший жалостливую историю
для того, чтобы ему наливали, необыкновенно тронул его тем, что из всех
учеников он избрал именно Машу.
- Хочешь, живи у меня,- сказал он.- Никакой Сатана тебя здесь вовек не
найдет.
- А ты меня ему не выдашь? - спросил пьяница подозрительно.
- Зачем мне тебя выдавать? - смиренно ответил дворник.
Катерина была страшно недовольна, но Илья Петрович уперся, и дворничиха
вынуждена была примириться с новым жильцом. Пальцы скульптора не приобрели
той ловкости, которая была им некогда присуща, но открывать бутылку он
приспособился, равно как и держать в руках лом и лопату. Теперь они убирали
двор вдвоем - два бывших великолепных профессионала: кладбищенский скульптор
и школьный директор. Техник-смотритель, тридцатипятилетняя стервозная баба,
знавшая, что эти двое не имеют прописки, пугала их тем, что донесет в
милицию, и взвалила, помимо уборки территории, кучу посторонней работы. Она
заставляла невольников разбирать подвалы, подсобки, грузить старую
сантехнику, кирпичи и мешки с цементом, убирать чужие участки, так что
начинавшийся с рассветом рабочий день заканчивался только поздним вечером.
После Нового года декабрьские морозы сменила обычная для середины последних
русских зим ростепель. То и дело выпадал снег, таял, замерзал, опять
выпадал, и работы было много, как никогда. Илья Петрович по причине
совестливости махнуть рукой на непогоду не мог и не приходил домой, пока не
убирал участок.
Скульптор же в те дни, когда не напивался, ходил по редакциям газет и
пытался привлечь внимание общественности к тому, что творится в его
мастерской, рассказывал о психотропных средствах, гипнозе и кодировании,
используемых Божественным Искупителем. Однако в городе боролись с фашистами,
обсуждали строительство дамбы, смотрели "Пятое колесо" и "600 секунд", а то,
что рассказывал Колдаев, никому интересно не было. Отчаявшись сыскать правду
в Питере, он принялся писать письма в Москву, в прокуратуру, Горбачеву, в
Патриархию, в патриотические и демократические газеты, в тонкие и толстые
журналы, но ему нигде не отвечали. Заинтересовались только в одной бойкой
московской редакции, но, когда выяснилось, что Борис Филиппович не еврей,
быстро охладели.
Колдаев продолжал собирать материалы по тоталитарным сектам и твердить об их
дьявольской изворотливости и опасности, куда большей, чем все опасности
фашистской и коммунистической сил, вместе взятых. Он утомлял Илью Петровича
разговорами и рассказами о таких вещах, в какие даже бывшему
фантасту-графоману трудно было поверить, и тот относил их на счет неуемной
фантазии коллеги.
- Ну, хочешь, я сам туда схожу? - предложил он скульптору.
- Не смей! Они затянут тебя. Я не знаю, как это получается, но когда он
начинает читать свои проповеди, то превращается из обычного человека в
дьявольского пророка. Если сегодня его не остановить, то завтра за ним
пойдут миллионы.
- Так уж прям миллионы?
Они убирались в насквозь пропыленном подвале - у скульптора начался страшный
чих, и он яростно швырял на улицу ящики.
- Боже мой, как вы все слепы! Ты видишь мои пальцы? Так вот у них такие
души! Ты знаешь, кто мы там были такие? Счастливые рабы. Мы часами делали
глиняную посуду, расписывали, потом продавали ее туристам и все деньги
отдавали. У нас не было ничего своего, все забирал он. Квартиры, машины,
дачи - все отписывалось на имя Церкви. Иногда он уезжал - в Америку, в
Европу, в Индию. Представлялся новым пророком, учителем, целителем,
философом. А мы были счастливы его видеть. И если бы ты его увидел, ты бы
стал таким же. Мне повезло - я не достиг высокой степени послушания. Те,
кого он крестит, не возвращаются уже никогда.
Илье Петровичу все эти разговоры о насилии над личностью до боли и скуки
напоминали его самого в пору борьбы с Бухарой и никакого сочувствия не
вызывали. Однако к человеку этому он привязался.
Полюбивший ходить на митинги Колдаев часами пересказывал коллеге содержание
речей, одними ораторами восхищался, других страстно ругал, глаза у него
блестели, он твердил, что наконец-то его рабская страна встанет с коленей,
распрямится, поднимется и прогонит всю оседлавшую ее нечисть. Она не
допустит, чтобы женщины стояли в унизительных очередях в туалеты, чтобы ею
правили негодяи и бездари. Он говорил теперь, что это единственный выход
спасти людей и отвлечь их от ухода в секты. Приступы буйной ненависти
сменялись нежностью, тоска - веселостью, сомнение - уверенностью. Но в конце
концов политику он забросил.
- Знаешь, Илюша, все это такая ерунда,- сказал скульптор однажды, вернувшись
с очередного мероприятия.
- А что не ерунда?
- Жениться, детишек нарожать.
- Ну и в чем же дело?
- Мне уже поздно. А ты-то что?
- Мне бы с собою разобраться,- сказал Илья Петрович.- Куда еще детей с толку
сбивать?
- Это все отговорки. В сущности, ты такой же калека, как и те несчастные.
Здоровый мужик должен иметь детей.
- У меня, знаешь, сколько детей было! - вздохнул Илья Петрович.- И ни одного
из них я не сумел в люди вывести. Знать, рано мне еще отцом становиться.
- Сколько же ты жить собираешься, Илюшенька?
- Боюсь, что долго,- отозвался директор невесело.
- А вот я, кажется, нет,- пробормотал Колдаев и открыл очередную бутылку.
Весною скульптор слег. Болезнь напала на него в одночасье, он похудел,
пожелтел, жаловался на слабость и постоянную тошноту, и даже водка не
радовала его и не утешала, как прежде.
- Душа просит, а тело гонит прочь.
С болезнью он сильно переменился. Накупил дешевеньких картонных иконок,
повесил лампадку, читал Библию, плакал и много молился.
Илья Петрович со свойственной ему деликатностью в жизнь скульптора не
вмешивался, но однажды, перехватив его удивленный взгляд, больной грустно
произнес:
- Когда у меня стояли настоящие иконы, я на них не молился.
Несколько раз он просил, чтобы Илья Петрович отвел его в церковь. Там он
исповедовался молодому священнику. Попик торопился и что-то строго и спешно
ему выговаривал, а скульптор целовал холеную руку и плакал.
Директор смотрел на все равнодушно: ему не нравились ни этот храм, ни эта
религия, ни суетные священники. Все было фальшивым, недостойным и мелким,
жалким суррогатом той истинной веры, что хранилась в таежном
скиту.
Когда они шли назад, он сказал:
- Этот мир обречен. Никто его не спасет и ничего не изменит. Но скоро мы
найдем еще одного человека и уйдем туда, где нет ни твоего Божественного
учителя, ни Муна, ни кришнаитов, ни обмана, ни зла, где люди живут, как
братья и сестры, будто ничего не произошло в обезумевшем мире. Там к твоим
пальцам вернутся прежние упругость и ловкость, и из камня, дерева и глины ты
станешь делать скульптуры Спаса и Богородицы. Мы украсим ими древнюю
моленную, и люди истинной веры принесут им свои молитвы.
- А ты, Илюша, все сказками себя тешишь. Не сердись на меня. Ты же знаешь,
как я тебя люблю и за одну только нашу дружбу так судьбе благодарен, что со
всем остальным готов смириться.
- Я не сержусь нисколько. Пока ты этого не видел, поверить не можешь. Но
когда увидишь...
- Я не увижу этого никогда. Я скоро умру. Тише, не перебивай меня. Я всю
жизнь торопился и дорожил каждой минутой, потому что знал, что рано умру.
После меня не останется ничего. От всех своих работ я отрекся. Господь не
дал мне большого таланта, а те малые крохи, что у меня были, я бездарно
промотал. Что делать, я слишком поздно это понял. Когда я умру, ты найдешь у
меня под изголовьем конверт. Это единственное, что я взял из дома. Уничтожь
его. Не заглядывай туда, уничтожь - и все. Давать клятвы - грех, но прошу
тебя - поклянись, что так сделаешь.
- Хорошо, клянусь,- сказал Илья Петрович рассеянно.
В то, что Колдаеву осталось жить совсем немного, он не верил и приписывал
это его обычной мнительности.
Сам же Илья Петрович был занят в ту пору совсем иными вещами. Вечерами он
ходил в университет и на правах вольнослушателя присутствовал на лекциях,
встречая среди профессоров тех людей, что когда-то приезжали в Бухару и
тщетно пытались выдавить из затворников хоть одну книгу или икону.
Профессора жаловались на то, что нива науки оскудела, на экспедиции больше
не дают денег, все самое ценное вывозится или само уезжает на Запад. И их
жалобы все больше укрепляли директора в правильности выбранного им пути. Но
больше всего его заинтересовали лекции, которые читал известный биолог
академик Рогов, хотя касались они более широких вопросов устройства мира.


Глава IV. Апокалиптики и нигилисты

Как это часто водится на Руси, человек весьма деспотичный в отношениях с
близкими, Виктор Владимирович по своим политическим убеждениям был
последовательным либералом. "Я не разделяю ваших убеждений, но готов отдать
свою жизнь за то, чтобы вы могли их свободно высказывать" - вот был девиз,
которым он руководствовался. Хотя он никогда не принадлежал ни к
диссидентам, ни к правозащитникам, идей их не разделял, считал сумасбродными
и для России неприемлемыми, тем не менее преследование оппозиционеров его
раздражало, и он подписывался под всеми письмами в их защиту. Вероятно, по
этой причине его ученая карьера не имела такого блеска, какого он
заслуживал, его, как могли, придерживали и все-таки зажать совсем не могли.
Но теперь на старости лет приходилось пожинать горькие плоды доведенных до
логического конца идей.
Оказалось, что политическая свобода еще не все или даже совсем не то, что
требовалось, потому что, кроме порабощения общественного, позволявшего,
однако, сохранить свое "Я", пускай даже ценой отказа от карьеры,
существовало еще более тонкое и лукавое порабощение. Странно, но люди в
массе своей не казались ему более свободными - он чувствовал в них вирус
стадности. Они стали необыкновенно внушаемы, и любой подонок, сумей он на
этой внушаемости сыграть, мог бы добиться того, что никаким большевикам и не
снилось. Еще в ту пору, когда два следователя были национальными героями, а
вся страна затаив дыхание смотрела, как ей морочат голову, почудилось ему,
что опасность не в коммунистах недобитых кроется, независимо от того, брали
они взятки или нет, а в чем-то другом, менее очевидном, но куда более
значительном. Или, вернее, что коммунисты - это лишь частный случай
соблазна, принимающего самые различные формы, и Бог весть, к каким
последствиям эта незащищенность от новоявленных пророков могла привести.
Подлинная же беда российская - ее сектантство. Сколь ни поднималось
государство, сколь ни крепло на зависть соседям, сектанты все разрушали.
Секты декабристов и народников, хлыстов и духоборов, большевиков и
диссидентов, секты "новых русских" и Божественного Искупителя - как по
заколдованному кругу мчимся, и снова спотыкаемся, и вниз скатываемся. Есть
что-то завораживающее в этих учениях, и вовлекаются в них самые чистые души,
а над ними стоят проходимцы и чужой чистотой пользуются. Сектантство и хаос,
которые суть две стороны одной медали, пугачевщина и аскетизм, громадное
пространство российское и тупорылая власть - вот и лихорадит русского
человека, которому слишком неуютно живется меж двух полюсов. Всегда берется
за абсолют одна крайность, доводится до абсурда, и тогда проливается кровь.
Потому призвание интеллигенции Рогов видел в том, чтобы народ от этих
крайностей уберечь.
Заглядывая вперед, в то будущее, в котором Рогов жить не рассчитывал, но о
котором хотя бы из-за Маши пекся, он думал, что когда страна упадет совсем
низко, когда раствор этого пещерного хаоса перенасытится, то по одной жизни
ведомым законам начнется обратное - кристаллизация. Разобщенные люди
потянутся друг к другу, захотят закона и власти, и вот тогда-то все и
решится. Тогда и потребуются те, кто имеет нравственную силу, здоровье и ум,
чтобы не дать новому сектантству взять верх. А для этого надо сейчас в
подполье хранить и поддерживать огонь, пока бушует непогода. Возрождение
будет медленным и нескорым, но оно придет неизбежно. Только не видел
академик никого, кто бы это возрождение мог начать,- видел стадо, но не было
пастырей. Он глядел поверх жестокости и крови - глядел в будущее и силился
понять, к кому придут люди, которым надоест друг друга убивать. И не видел.
Подобно тому как Илью Петровича во времена суеверного наваждения в "Сорок
втором" больше всего тревожили дети, так и Рогова ужасало то, что пустели
университеты, не было тех пытливых глаз, что раньше встречались на лекциях,
не было прежних вопросов, неожиданных, прямых и резких, на которые как
ответить не знаешь. Скучно стало лекции читать, не для кого, и только
странноватый, худо одетый бородатый мужчина лет сорока, то и дело терзавший
его и на лекциях, и после лекций вопросами, ободрял Рогова.

Потерявший всех своих учеников, он нашел в нем благодарного слушателя. Так
ненадолго они познакомились, и Рогову даже жаль было, что этот способный
человек, оказывается, бывший директор лесной школы, работает дворником. В
прежние времена, размышлял Виктор Владимирович, интеллигенция в дворницкие
шла, чтобы душой не торговать и себя сохранять,- нынче же чего таиться и за
доблесть измену духу считать? Теперь в школе работать и беднее, и менее
престижно, чем в дворницкой, стало, так, значит, там теперь твое место, если
ты учитель по совести. Но вразумительного ответа на столь прямо поставленный
вопрос не услышал академик, кроме уклончивого намека на то, что есть у
дворника своя гипотеза, которую надлежит ему проверить на практике, прежде
чем предавать огласке. Ибо гласность поспешная, как показывают события, ни к
чему хорошему не приводит.
Мысль эта академику близка была, и не раз они беседовали и спорили. Это была
пора, когда многие горячие умы о русской будущности и русской старине
толковали. Так и сяк ее видели, ссорились, ругались, и спор их был
отголоском давней распри о том, куда должна идти Россия - на Запад или на
Восток. Дворник отстаивал идею национального своеобразия, толковал об
исторической ошибке и необходимости историю повернуть, пока не поздно,
вспять, вернуться к развилке, когда не по той дороге пошли, и сделать наново
правильный выбор, и самыми распоследними словами поносил Петра Романова.
Рогов предостерегал своего прыткого вольнослушателя от чрезмерного увлечения
славянофильством, в котором тоже - справедливо, нет ли - определенное
сектантство угадывал и приводил в качестве примера Пушкина, еще задолго до
эпохального спора примирившего два течения отечественной мысли.
Но дворник никакой правоты Петра не признавал. Он готов был не то что
погрозить пальцем злосчастному императору, но взорвать его памятник и не-
ожиданно разразился целой лекцией:
- Мы, русские, взяли на себя непосильную ношу, когда приняли православие
вслед за дряхлой и слабой Византией и отгородили себя от европейской
цивилизации. Византийская религия нежизнеспособна и совершенно не
приспособлена для какого бы то ни было развития. Однако молодая и бодрая
Русь сумела переплавить эту мистику, преобразовать в мощнейшее созидание и
поставить православие на службу собирания азиатских земель. Православие у
русских было совершенно иным, чем у византийцев. Никон же отринул все самое
крепкое, что было в народе, и заменил аскетичное двуперстие дряблой и
женственной щепотью. Его реформа не только расколола общество, она загнала в
подполье наиболее сильных и энергичных людей и открыла дорогу для трусов и
приспособленцев. Она расплодила суеверие, презрение к обычной прозаической
жизни, к накоплению и честности. Раскол часто сравнивают с европейской
Реформацией, но ничего похожего между ними нет. Реформа Никона - это по
своей сути контрреформация. Протестантство было, безусловно, прогрессивнее
католичества, оно дало мощнейший толчок развитию Европы. Основой жизни
каждого европейца, его нормой стал честный и добросовестный труд. У нас же
все произошло наоборот. Петр пытался что-то переменить и приучить нас к
Реформации, но он не поддержал староверов, причем не поддержал по сугубо
личным причинам, и в том было его величайшее заблуждение. К моменту его
воцарения Россия колебалась: еще можно было повернуть назад - необходимо
было соединить энергию Петра с крепостью духа старообрядцев, и тогда мы не
имели бы ни бироновщины, ни пугачевщины, ни восстания декабристов. Если бы
Россия была вся Аввакумовской, у нас не было бы семнадцатого года. Мы имели
бы совершенно другую страну, обогнавшую весь мир, устойчивую, стабильную и
не допустившую, чтобы сумасбродная идея Маркса овладела большей частью ее
населения и в одночасье была предана православная вера. Ту же ошибку
допустили и энергичные люди - большевики, боровшиеся с религией и пытавшиеся
подменить и без того расплывчатое православие никуда не годным
обновленчеством. Фигура патриарха Тихона достойна равняться с Аввакумом,
чего не скажешь о Сергии. С победой сергианства произошел закат русской
церкви. Этого не понял весьма проницательный Сталин, восстановивший в правах
не ту Церковь. То же происходит и сейчас. Лишь тот правитель, кто обопрется
на старообрядцев, пока они еще окончательно не вымерли, сумеет привести
Россию к процветанию. Трагедия старообрядчества и слабость его заключаются в
том, что оно не сумело сохранить единства и само вдребезги раскололось. Но
именно в этих маленьких осколках и сохранилась истина, и если их склеить, то
тогда мы получим сосуд истинной и нерушимой веры.
Рогов возражать не стал. Только подумалось ему: сколько же осталось и бродит
еще по Руси таких вот чудаков правдолюбцев и правдоискателей! И Бог знает,
как к ним относиться. Истина в том виде, в каком они ее разумеют, им всего
дороже, но горячечность их, поверхностность суждений, самоуверенность и
потрясающее легкомыслие способны увести в любые дебри. Человек этот был
Рогову симпатичен и одновременно чем-то его пугал.
Он старался убедить его избегать крайностей, чего бы эти крайности ни
касались - политики ли, религии или искусства. Но дворник упрямо гнул свое,
и общего языка найти они не могли. Однако по-человечески друг к другу
привязались, и часто видели их проходящими вместе от университета до дома,
где жил академик. Много было между ними говорено о российском будущем, о
детях, кому в этом будущем жить придется, и много раз Рогов приглашал его
подняться наверх, но застенчивый дворник под разнообразными предлогами
отказывался, а потом и вовсе перестал посещать лекции. И ни тот, ни другой
так и не узнали, что за всеми их спорами, поступками и делами стояла любовь
к одному существу.


Глава V. Шантаж

Илья Петрович бросил ходить в университет, потому что все больше изнемогал
от груза своих мыслей и ощущений. На него все давило: низкое питерское небо,
ровные улицы и доходные дома, острые углы и прямые проспекты, набережные,
каналы, мосты, парки, сады и церкви. Он не понимал, как живут здесь
остальные. Несчастный город! У дворника появилась привычка, махая метлой,
бормотать проклятия под нос, и со стороны он напоминал помешан-
ного.
Однажды за этим бормотанием он не разглядел, как, чуть проехав вперед, резко
затормозила и остановилась блестящая продолговатая машина. Из нее вышел
человек с гладким лицом и выпуклыми глазами и легкой птичьей походкой
направился к старательному и яростному чистильщику улицы.
- Илья Петрович, вы ли это?
Директор поднял голову, и, странное дело, виновник всех его злоключений и
нынешнего печального положения, человек, которого он когда-то так презирал,
не вызвал у него прежних неприязненных чувств.
- Что вы тут делаете, голубчик мой прогрессор?
- Как видите, собираю и уничтожаю мусор. А вы чем занимаетесь?
- Да как вам сказать, примерно тем же самым. И долго вы еще собираетесь
мести этот двор?
- Пока не найду свою ученицу.
- Однако ж какой вы упрямый человек,- пробормотал Люппо.- Да помилуйте,
зачем вы ей? Она, быть может, давно кого-нибудь почище подцепила.
- Не надо так о ней говорить,- нахмурился дворник.
- Эх, Илья Петрович, Илья Петрович, разве в наше время молодая красивая
девушка одна честно проживет?
- Только не она. Ей может быть очень голодно, бедно, плохо, но она никогда
не утратит чистоты.
- Как же вы сладко поете! Я знал только одного такого же одержимого.
- Кого?
- Старца Вассиана.
Илья Петрович вздрогнул.
- Что ж, если хотите,- продолжил самозванец,- я попробую разыскать вашу
воспитанницу.
- Буду вам весьма благодарен,- церемонно произнес директор.
- Погодите благодарить, как бы не пришлось потом каяться. А вы что же,
по-прежнему одиноки?
- Я живу с одним несчастным, больным человеком.
- Это что за горемыка? Тоже навроде вас вечный двигатель истории изобретает?

Илья Петрович замялся, но, чувствуя теперь обязанным себя по отношению к
своему собеседнику, взявшемуся ему помочь, понизив голос, сказал:
- Он говорит, что скульптор, но, по-моему, такой же скульптор, как я
писатель в пору моего директорства. Бедняжка помешался на религиозной почве
и страдает манией преследования.
- Значит, и он тут поселился,- проговорил Борис Филиппович задумчиво.- А вы
еще в Провидение не верили.
- Вы его знаете? - встревожился директор.
- Вряд ли. Хотя одного одержимого, возомнившего себя равным гению, знал. Но
таких людей сейчас повсюду навалом,- заметил Люппо.- Голодных, оборванных,
обозленных, вышвырнутых из жизни и рассказывающих всяческие небылицы.
Кстати, и вы тоже неважно выглядите.
Он стоял и не уходил, точно чувствуя, что беседа их не окончена, и
подзуживая Илью Петровича коснуться одной мучившей его, так и не проясненной
темы.
- Послушайте, я давно хотел спросить у вас одну вещь,- неуверенно начал
директор.
- О мощах Евстолии?
- Что это было? Совпадение? Чудо? Промысел?
- Вам действительно важно знать?
- Да.
- Видите ли, Илья Петрович, если я скажу, как было на самом деле, легче вам
не станет.
- Я хочу знать правду, какой бы она ни была.
- Что ж, вы сами этого хотели. Это был заранее отрепетированный спектакль.
Илья Петрович обмяк.
- И старец об этом знал? - спросил он еле слышно.
- Он сам велел его организовать.
Дворник отвернулся, ссутулился и стал снова свирепо мести окурки, пустые
банки из-под пива и кока-колы, листовки, обертки, бульварные газеты, ругая
под нос Петра Великого, птенцов его гнезда и весь петербургский период
российской истории, и не заметил, как вслед за машиной Люппо отправилась
другая.
Придя домой, он перестелил постель больному, но весь день был мрачен, грубо
сказал что-то Катерине и не улыбнулся даже детям.
- Что-нибудь случилось? - спросил наблюдательный Колдаев.
- Я повстречал одного знакомого,- ответил Илья Петрович нехотя.
- Разве у тебя тут есть знакомые?
- Оказывается, есть. Он, кстати, и тобой интересовался.
- Это он,- прошептал больной.
- Тебе мерещится!
- Розовый, гладколицый, с липучими глазами навыкате, высоким голосом, любит
курить трубку?
- Пожалуй что,- согласился дворник.
- Это он! Мне он не сможет причинить уже никакого зла. Но заклинаю тебя,
Илья, избегай этого человека. Не верь ни единому его слову и откажись от
всего, что он тебе предложит. Он ненавидит людей - я точно это знаю.
Ненавидит и хочет иметь над нами власть.

Меж тем блестящая машина, преследуемая вишневыми "Жигулями", продолжила путь
по городу. Ее водитель, столь категорически охарактеризованный бывшим
ваятелем, был необыкновенно задумчив. В тот день он побывал у нескольких
важных лиц и имел неприятные разговоры, ему задавали множество вопросов, на
которые он с трудом находил ответы, и теперь ему надо было предпринимать
срочные действия.
Проехав через Неву, машина свернула направо и вскоре остановилась возле
дома, где жил академик Рогов.
- Мы, кажется, знакомы, прелестное дитя,- сказал Борис Филиппович,
пристально взглянув на открывшую дверь девушку.
Маша вздрогнула и попятилась.
- Кто там? - раздался недовольный голос из глубины квартиры.- Если ко мне, я
занят!
- В прошлую нашу встречу, Виктор Владимирович,- сказал Люппо деловито,
отстранив Машу и войдя в комнату,- я обещал, что подумаю над вашим
предложением. Так вот, я готов его принять.
- Какого черта вам от меня надо?
- Видите ли, у нашей Церкви начались неприятности с властями, и мне бы
хотелось, чтобы авторитетный ученый написал письмо в ее защиту.
- У меня нет времени писать письма.
- Письмо уже написано. Вам останется только поставить подпись.
Рогов хотел его прогнать, но прогнать не получалось - розоволицый Люппо как
будто занял весь кабинет.
- Скажите мне, чего вы добиваетесь? - произнес ученый устало.- Денег,
власти, славы?
- Ни того, ни другого, ни третьего,- ответил Борис Филиппович, откинувшись в
кресле.- Ко мне приходят, простите за дерзость, труждающиеся и обремененные,
психически неустойчивые, мечущиеся люди. Потенциальные маньяки,
несостоявшиеся убийцы, закомплексованные, неуверенные в себе, неудачники,
жертвы насилия и обмана и инвалиды. Я даю им деньги, крышу над головой, даю
работу и еду. Я даю им смысл жизни, наконец.
- И превращаете в своих рабов?
- Эти люди все равно обречены. Не я, так кто-то или что-то другое их погубит
- наркотики, алкоголь, кришнаиты. Я очищаю город и спасаю погибающих, до
которых никому нет дела. Если посчитать, сколько убийств, самоубийств и
изнасилований я предотвратил, то мне можно поставить памятник. Меня же
обвиняют черт знает в чем, не зная и капли правды. Мои оппоненты не
понимают, что всякие гонения и преследования бессмысленны. И тем делают
только хуже. Нас вынуждают к тому, чтобы мы ушли куда-нибудь в тайгу, куда
нет никаких дорог и где никто не будет вмешиваться в наши дела.
- И где вы будете иметь неограниченную власть и уже никто не сможет вас
покинуть?
- Где начнется новая цивилизация, и я готов позвать вас в союзники.
- Неужели вы всерьез допускаете, что я за вами пойду?
Борис Филиппович зажег трубку.
- А почему бы и нет? Я предлагаю людям выход из тупика.
- Еще один рецепт спасения человечества.- От люпповского табака академику
сделалось дурно.- Вы не могли бы воздержаться от курения?
- Странно, что вам не нравится этот запах. Отличный голландский табак. И еще
более странно, что вам не нравится моя идея. Я практически у вас ее
позаимствовал.
- Я терпеть не могу никакого табака! - ответил Рогов яростно.- Искалеченные
судьбы и новоявленный лесной фюрер, провозглашающий себя Христом,- при чем
здесь я?
- Но не ваша ли эта мысль, что чрезмерная свобода, то есть безграничность,
вредна? Не вы ли писали о красоте иерархии, красоте служения, ограничения,
отказа от удовольствий и необходимости добровольного подчинения одного
человека другому ради общей цели? Не вы ли говорили о том, что культура
существует там, где существуют границы? А теперь отворачиваетесь от меня,
всего-навсего претворяющего ваши мысли на практике?
- Вы ничего не поняли! Я вовсе не имел в виду, что нужно подчинять всех воле
одного!
- Ну, это как посмотреть.
- Я ищу истину и ей хочу служить. А всяческое насилие над личностью мне
отвратительно, под какими бы лозунгами оно ни проводилось.
- Так то ж над личностью,- усмехнулся Божественный Искупитель.- Где вы
сейчас таковую сыщете? Кроме нас с вами, никого не осталось.
- Я напишу статью,- сказал Рогов в бешенстве,- тогда у вас начнутся не
просто неприятности - вы в тюрьму пойдете.
- А ваш сын опять колоться. И больше его не вытащит уже никто. Или вас он
теперь не интересует? Вы себе дочку нашли. Но должен заметить, Виктор
Владимирович, что вам катастрофически не везет на детей. Сын у вас наркоман,
а, так сказать, дочка - вокзальная проститутка.
Рогов рванулся из-за стола, но учитель успел отскочить.
- Виктор Владимирович, мне отвратителен любой шантаж, но не позднее
завтрашнего вечера я вам представлю наглядное доказательство своих слов.
- Убирайтесь вон!
- Посмотрим, что вы скажете завтра.
В коридоре Люппо поравнялся с Машей.
- Виктор Владимирович занят и просил его не тревожить. А ты, прелестное
дитя, все хорошеешь. Скоро я тебя приглашу, и ты нам попозируешь в одном
красивом спектакле.
- Нет! - отшатнулась она.
Бровь у него дернулась, и в глазах появились отвращение и боль.
- Академик пока ничего о фотографиях не знает, но если узнает, то его сердце
не выдержит.


Глава VI. Искушение

Уже много часов Колдаев лежал без движения и видел в окошко лишь краешек
стены соседнего дома и ржавую крышу. Боль отпускала его только тогда, когда
уставала сама. Отдохнув, она принималась терзать скульптора с новой силой.
Он не соглашался ложиться в больницу и не принимал никаких лекарств. Вызвать
участкового врача как лицу непрописанному ему не могли, и Илья Петрович
пригласил частного.
- Может быть, нужно какое-нибудь лекарство?
- Только обезболивающее,- сказал меланхолично юный доктор, засовывая в
карман плаща конверт с гонораром.- И посильнее.
Но скульптор отказывался даже от обезболивающего. Илья Петрович за ним
ухаживал, но теперь дворник ушел на несколько часов, и Колдаев читал
псалтырь.
"Господи, да не яростию Твоею обличиши мене, ниже гневом Твоим накажеши
мене,- шептали его пересохшие губы.- Яко стрелы твои унзоша во мне, и
утвердил еси на мне руку Твою. Несть исцеления в плоти моей от лица гнева
Твоего, несть мира в костех моих от лица грех моих. Яко беззакония моя
превзыдоша главу мою, яко бремя тяжкое отягощеша на мне".
- Так, Господи, так! - восклицал он, крестясь слабеющей рукой.
"Возсмердеша и согниша раны моя от лица безумия моего. Пострадах и слякохся
до конца, весь день сетуя хождах. Сердце мое смятеся, остави мя сила моя.
Друзи моя и искреннии мои прямо мне приближишася и сташа, и ближнии мои
отдалече меня сташа и нуждахуся ищущии злая мне глаголаху суетная и
льстивным весь день поучахуся".
Скрипнула дверь.
- Илья, ты?
Колдаев повернулся, и в глазах у него помутнело. Перед ним стоял
Божественный Искупитель.
- Ну вот, наконец-то я тебя нашел,- проговорил Борис Филиппович
удовлетворенно.
- Уйдите! - прохрипел Колдаев.- Что вам нужно от умирающего человека?
- Считай, что я сентиментален. Я хочу посмотреть на тебя последний раз и
утешить. Столько лет ты делал надгробия другим, кто же сделает тебе? Вряд ли
у этого блаженного дворника хватит денег. Но не беспокойся, умирай спокойно.
Я заботился о твоей душе, позабочусь и о теле. Ты получишь похороны по
высшему разряду и, если только душа, как уверяет нынешняя наука, бессмертна,
сможешь убедиться, что я не обманул. За это я попрошу всего-навсего об одной
вещи.
- Я заклинаю вас,- Колдаев из последних сил приподнялся,- не приходите на
мои похороны.
- Почему? - удивился Борис Филиппович.- На похороны не приглашают и,
следовательно, не возбраняют приходить. И потом, неужели ты меня, а не свое
непомерное тщеславие считаешь всему виною?
- Не мучайте меня. Я расплатился за все сполна.
- Ты ничего не понял в том, что увидел, глупый и ничтожный человек. Судьба
давала тебе шанс, а ты не захотел его использовать. Вместо того чтобы стать
Художником и сделать то, чего не делал до тебя никто, ты позорно сбежал. И
теперь подохнешь в дерьме никому не нужный.
- Я искуплю этой смертью свою жизнь. А вы - антихрист с отметиной дьявола,
вы - соблазнитель малых сих, вы не расплатитесь за грехи никогда.
- Брось кликушествовать! - проговорил Люппо раздраженно.- Ты проиграл наш
спор. Отдай фотографии, и я сразу же уйду.
- Зачем вам изображение святой?
- Какая она, к черту, святая? Обыкновенная смазливая девица, про которую Бог
знает что нагородили. Где фотографии?
- Я их уничтожил.
- Не лги, ты не мог этого сделать.
Он подошел к кровати. Колдаев попытался сопротивляться, но Люппо откинул его
высохшую руку.
- Тише, тише. Не думай, что мне доставляет удовольствие копаться в твоем
белье.
Он достал из-под подушки конверт и положил его в карман.
- Ну, вот и все.
Больной рванулся, попытался встать, но силы оставили его, скульптор упал и
захрипел. Лицо его сделалось невообразимо желтого с оттенком коричневого
цвета, он жадно открывал рот и тяжело дышал.
Люппо мельком на него поглядел и отвел глаза. В коридоре послышалась тяжелая
поступь Катерины, зашумели дети. Он дождался, пока все стихнет, и
выскользнул из комнаты.

Божественного Искупителя никто не видел, но в подворотне он столкнулся нос к
носу с Ильей Петровичем. Дворник отвернулся и сделал вид, что не узнает его.

- Что это с вами, голубчик мой? Вы поверили бредням больного человека? Бог с
вами, но про Машу неужели вы не хотите ничего спросить?
- Вы нашли ее? - Директор с муЂкой посмотрел в безмятежное лицо Искупителя.
- Видел, как вас сейчас.
- Где она?
- К сожалению, наихудшие опасения подтвердились. Ваша воспитанница живет на
содержании у развратного старика.
- Это неправда!
- Увы. Вот полюбопытствуйте, старик любит фотографировать девочек голыми. И,
надо признать, у него это хорошо получается.
Илья Петрович побледнел и в ужасе отвел глаза от фотографий.
- Маша, Маша... Что с тобой сделали! - воскликнул он горестно.
- Да, милый мой Макаренко, то, что не удалось вам, посчастливилось другому.
- Я хочу ее видеть!
- А зачем? Она вполне довольна нынешним положением, а вы станете ее смущать,
попрекать...
- Но вы же обещали мне сказать, где она!
- Поверьте мне, Илья Петрович,- сказал Люппо так утешающе и мягко, как в их
первую встречу на кладбище,- исправить что-либо вы не сможете,
а только наделаете глупостей.
- Вы лжете! - воскликнул директор с муЂкой.- Вы всегда и во всем лжете. Это
опять подлог.
- Нет, Илья Петрович, никакого подлога тут нет,- отозвался Божественный
Искупитель грустно.- Я не лгу никогда, и в том моя главная печаль. Я ведь
очень несчастный человек, и вы первый, кому я об этом говорю.
- Чем же вы несчастны? - спросил директор вяло.
- У меня нет и не может быть детей. А знаете, мне кажется, что и вы живете
безрадостно. Если вы себя одиноким чувствуете, то могу дать адрес, где
собираются близкие вам люди.
- Нет, благодарствуйте. Я этот адрес знаю, но он не для меня.
- Зря отказываетесь. Может быть, там вы и встретите ту, которую
ищете.
- Маша? У вас? Нет, нет...- Илья Петрович попятился.- Это невозможно, нет.
- Это будет именно так. И запомните, второй раз я вас звать не стану.
Илья Петрович взял в руки метлу и отвернулся. Люппо глядел на него с
любопытством, и странное выражение застыло в его глазах. Он точно размышлял,
что еще можно сотворить с этим неподатливым громадным человеком.
- А помните, вы меня давеча спрашивали про мощи?
Директор не оборачивался, и рука его продолжала мерно взмахивать.
- Так вот,- произнес Борис Филиппович, наклонившись прямо к его уху,- там,
под сосной, действительно лежал ковчег.
Дворник обернулся как ужаленный.
- Поклянитесь мне, что не лжете!
- Клясться Господь Бог не велит. Или вы Евангелие не читали?
- Поклянитесь! - прохрипел директор, схватив Люппо за горло.
- Хорошо, клянусь.
- Так что же вы вчера говорили обратное?
- Одно другому не противоречит.
Илья Петрович с сомнением посмотрел в его глаза.
- До чего же грязный вы человек! Одного не могу понять, почему старец в
Бухаре вас принял.
Люппо усмехнулся, но ответить не успел - маленькая девочка в красном в
горошек платьице выбежала из подъезда и пронзительно ззакричала:
- Дядя Илья! Дядя Илья! Иди скорее, тебя мама зовет!
Директор отшвырнул метлу и бросился к дому. Перепрыгивая через ступени, он
взбежал на четвертый этаж. Скульптор был мертв. Его лицо сделалось
необыкновенно благостным. Страдание оставило его, он лежал умиротворенный, и
слезы Катерины никак не вязались с его успокоенностью.
Илья Петрович закрыл товарищу глаза и пошел на улицу звонить в "Скорую".
Врачи долго не приезжали, и все это время дворник стоял, прижавшись к окну,
и глядел на склоны крыш, антенны и провода, бесконечными рядами уходящие к
горизонту.
- Проклятый, проклятый город,- шептал он.- Город, которого не должно было
быть, основанный человеком, которого не должно было быть, город, который
должен исчезнуть, проклятый со дня своего основания на болоте до дня
нынешнего, выстроенный на костях узников первого русского ГУЛАГа, носящий
два самых страшных в российской истории имени. Нет равного тебе по числу
несчастных, обездоленных, обманутых, город проклятой революции, блокады и
убийств. Город, введший в соблазн всю Россию, прельстивший ее нерусской
красою, чужеземными идеями, разгневавший ее чернь роскошью чересчур пышных
дворцов. Город, с которого начались все российские несчастья, ее раковая
опухоль. Ни одного счастливого, радостного, светлого лица здесь нет и не
может быть - все больно, отравлено, тяжело,- здесь плодятся самые нелепые
фантазии и снятся самые безумные сны. Месту сему быть пусту.
Но смотрел Илья Петрович на Петербург и не мог оторваться и пересилить своей
к нему любви. Прекрасна была северная столица в час прозрачных и сырых
весенних сумерек, хоть и порочна и грешна была ее красота.
Не видал Илья Петрович ни Венеции, ни Пальмиры, но был убежден, что с
великолепием и изяществом его прародины не может сравниться ни одно из чудес
света. Вдали, на горизонте, за скатами крыш, виднелся купол Исаакия, рядом с
ним игла Адмиралтейства, а еще дальше за угадываемой рекою - шпиль старой
крепости. И все это было так точно вписано в пейзаж, словно строили не рабы,
а выросло все здесь само на болотистой, скудной почве, как произрастают
лучшие плоды земли.
Ностальгически-сентиментальное настроение дворника было разрушено прибытием
полупьяных санитаров. Когда выяснилось, что покойник не имел
ленинградско-санкт-петербургской прописки, везти его в морг они отказались.
Илья Петрович выгреб все деньги, которые были и у него, и у Катерины, не-
ожиданно изменившей обычной скупости и отдавшей все до последнего рубля.
Убедившись, что больше из этих бедных людей выжать нечего, похоронные
рэкетиры забрали тело, прибавив, что погребение в городе непрописанного лица
- совсем другая статья и потребует денег в десять раз больше.
Когда они уехали, Илья Петрович вспомнил предсмертную волю покойного и
дрожащими пальцами поднял подушку. Там было пусто.


Глава VII. Разборка

В тот же дождливый и ветреный апрельский вечер академик Рогов получил
небольшой плотный конверт. В него было вложено несколько фотографий. Между
ними он обнаружил записку: "Предлагаю купить весь набор по условленной цене
не позднее 12 часов завтрашнего дня".
До последнего момента старик надеялся, что это только дешевый шантаж, не
могла его жена быть замешана в хоть сколько-нибудь сомнительной истории. Но
фотографии лежали на столе, трогательная, нежная Маша была открыта любому
похотливому взгляду, и он с ужасом подумал, что другого выхода, как принять
условие негодяя, у него нет. Ради этой светловолосой девочки он был готов
пойти на все и предать себя лжи.
Он хотел позвать ее, но не смог. Снова стало плохо с сердцем, но он не
двигался, чтобы взять лекарство. Лучше всего ему было бы умереть и оставить
расхлебывать эту кашу кому-нибудь другому, более решительному и сильному.
Однако смерть не приходила. Она наблюдала за стариком с недалекого
расстояния и, как ни звал он ее, не трогалась с места - совсем не страшная,
похожая на умного лесного зверька.
Сколько так прошло времени, он не знал. Легонько постучала Маша и позвала
ужинать. Он нашел в себе силы ровным голосом сказать, что еще не
освободился. За окном дул и дул ветер, дребезжали стекла и гудели наверху у
соседей старые трубы. Зазвонил телефон - он слышал, как Маша сказала, что
его нет. Но сказала так, что чувствовалось: даже в этом пустяке солгать ей
трудно.
И он вдруг подумал, что за семьдесят с лишком лет так ничего в жизни и не
понял и уходит растерянным и неготовым к тому инобытию, что мелькнуло перед
ним, как просвет в облаках, когда машина "Скорой помощи" везла его по
метельному Петербургу. Известный всему миру ученый, одинокий и преданный
старик, он должен будет поддержать шарлатана и негодяя, распылившего по
свету его семью. Рогов думал о сыне, о той обморочной любви, которую
испытывал к нему маленькому, и о том, как отдалялась и затихала эта любовь,
по мере того как мальчик вырастал. Он никогда не прощал никому и себе в
первую очередь малейшего отступления от идеала, требовал невозможного.
Поэтому, наверное, и смог столького добиться и столько потерять. В сущности,
тоже своего рода сектант, вот ему-то теперь и прямая дорожка в объятия
шестой цивилизации.
Был еще один выход - уйти самому, не решая ничего. Теперь первый раз в жизни
он пожалел, что у него нет охотничьего ружья или пистолета.
Раздался звонок в дверь. Маша открыла, и Рогов услыхал, как, не обращая
внимания на возражения хозяйки, в квартиру кто-то вошел. Он поднял голову и
увидел перед собой мужчину с неприметной наружностью и незатейливыми
голубыми глазами.
Рогов подумал, что где-то видел этого человека раньше, но припомнить точно в
эту минуту не мог и не хотел.
- Что вам угодно?
- Я хочу знать: что вы намерены предпринять? - произнес вошедший спокойно, и
Рогов вспомнил, что десять лет тому назад именно этот человек беседовал с
ним в Большом Доме и уговаривал его не подписывать никаких писем в защиту
своего коллеги-физика, потому что, сколь ни был тот благороден и честен в
своих намерениях, действия его, объективно говоря, вели к хаосу.
- Хотите опять отговорить меня? - произнес академик с горечью.- Боюсь, что и
на этот раз ничего не получится, хотя совсем по другим причинам.
- Послушались бы тогда - не пришлось бы подписывать сегодня.
- Может быть, вы и правы,- сказал Рогов, вставая, но посетитель не двигался.

- Виктор Владимирович, вы вольны поступать, как вам угодно, но я хочу, чтобы
вы знали одну вещь. Несколько лет тому назад человек, называющий себя
Божественным Искупителем, изнасиловал тринадцатилетнюю девочку. Его застигли
на месте преступления и кастрировали. С тех пор он выдает себя за наследника
скопцов и самолично оскопляет членов секты, предварительно доведя их до
состояния полной психической беспомощности.
- Зачем ему это надо?
- Во-первых, я полагаю, он получает от этого известное патологическое
удовольствие. А во-вторых, представьте себе: чем прочнее вы можете связать
людей, как не объединив их общим уродством? Он оскопляет своих адептов,
находящихся под глубоким наркозом, а когда они приходят в себя, то обратного
пути у них уже нет. Эти калеки верны ему до гробовой доски. Им нет смысла
идти в суд и на него жаловаться, они не могут вернуться в семью или к
друзьям - нигде, кроме как среди себе подобных, они не нужны. Единственная
их цель с тех пор - подвергнуть той же процедуре других. В сущности,
абсолютно идеальная секта.
Некоторое время Рогов молчал, и перед глазами у него стояло похожее на
гипсовое изваяние лицо сына.
- Куда же вы смотрите, если вам все известно? - спросил он глухо.
- Нам не разрешают его трогать. Вы даже представить себе не можете, какие
крутятся там деньги и кто эти деньги получает.
- И никак нельзя ему помешать?
- Ну почему никак? - задумчиво произнес роговский визитер.- Всякие бывают
неожиданности. Например, кто-то из родственников решится отомстить за
изувеченных детей.

Весь следующий день академик занимался тем, что приводил в порядок архив. Он
отдавал Маше указания, как и что делать с бумагами, кому их передать и как
распорядиться имуществом. При этом он избегал смотреть девушке в глаза, но в
его голосе, во всех движениях чувствовалась решимость. Он совсем не походил
на того безвольного человека, который накануне сидел в кабинете и не знал,
как ему поступить. Эта решимость пугала ее, но спросить, в чем дело, она
боялась и только послушно кивала головой. Архив Рогова оказался объемным,
спокойным голосом старик объяснял, чем надо заняться в первую, чем во вторую
очередь. Потом он сел за стол и написал семь писем одинакового содержания
своим ученикам в Америку, Австралию и в три европейских страны, и в тот же
день Маша отнесла их на почту.
После этого Рогов уехал из дома на встречу со вчерашним поздним гостем.
Говорили они недолго. Мужчина передал старику небольшой сверток, и вечером в
Репине в сумерках слышно было, как на берегу залива раздалось несколько
глухих выстрелов. На дачах не особенно удивились - к выстрелам и в городе, и
в его окрестностях уже привыкли, как привыкли и к трупам, о которых
добросовестно информировал жителей в ту пору еще не разжиревший и не
обрюзгший их телелюбимец.
Однако никаких трупов на сей раз обнаружено не было. Назавтра Рогов встал
рано. Он поцеловал недоумевающую Машу и отправился в бывшую мастерскую
Колдаева. Академик был сосредоточен, шел медленно и держался прямо и ровно.
В обители его уже ждали.
- Рад вас видеть, Виктор Владимирович,- произнес Божественный Искупитель,
закуривая трубку.- Вы что-то неважно сегодня выглядите.
- Давайте сюда письмо.
Учитель протянул ему листок. Рогов быстро пробежал его глазами и подписал.
- Фотографии! - сказал он требовательно.
Сердце уже не колотилось, а разбухло в груди, заняв всю грудную клетку, как
у монаха, изображенного на скопческой иконе. Борис Филиппович наклонился к
ящику, а когда поднял глаза, то увидел направленный на него пистолет.
Искупитель побледнел, выставил вперед руки с письмом, но академик его
опередил. Лицо его исказила судорога, он нажал на спусковой крючок и
одновременно с этим или, быть может, чуть раньше услышал, как что-то
разорвалось. Ему вдруг стало необыкновенно легко. Он подумал, что этот
страшный человек уничтожен и не принесет больше никому зла. Однако Борис
Филиппович был цел и невредим, только очень бледен, и Рогов понял, что это
разорвалось его собственное сердце.
Некоторое время Божественный Искупитель в оцепенении смотрел на поверженного
убийцу и не двигался. Потом в глазах его появилась мысль. Он встал и положил
несколько фотографий во внутренний карман роговского пальто. Полчаса спустя
двое апостолов вынесли академика и перевезли его на машине в Приморский
парк. Там в сумерках тело оставили лежать на скамейке, и только на следующее
утро оно было обнаружено прогуливающимся пенсионером, но заявить в милицию
тот побоялся. Впрочем, Рогову торопиться уже было некуда, и посмертная
судьба вместилища души его не слишком волновала. Он глядел с небольшой
высоты на свое мокнущее тело и терпеливо ждал, пока наконец в середине дня
заявили в милицию, пока приехали врачи и покойника отвезли в больницу. Ему
казалось, что все опять повторяется, но только теперь все было намного
легче. Убивалась и плакала пожилая медсестра, пришел патологоанатом, и после
ненужной, но обязательной процедуры вскрытия посиневший старческий труп
отнесли в привилегированный морг.
Он ждал, когда за телом придет Маша, и переживал от того, что она может
испугаться, но обязана будет выполнить все формальности, связанные с
погребением, казавшимся ему теперь совершенно ненужной процедурой. Однако
вместо его воспитанницы в морге оказалась бывшая жена. Ей выдали его вещи, в
том числе роковой конверт с фотографиями, после чего Борис Филиппович Люппо,
самолично доставивший ее в морг, отвез женщину в роговскую квартиру.
- Это ты довела его до смерти! - крикнула она, швырнув Маше в лицо
фотографии.- Убирайся вон, проститутка!
Академик все видел, но не мог ни во что вмешаться и ничего изменить. Одна
некогда близкая ему женщина быстро переворошила вещи и уничтожила завещание,
другая, согревшая последний год жизни, вздрагивая и судорожно рыдая, уходила
по сырому городу, и защитить ее теперь было некому.
Рогов глядел на них и думал о том, что всю жизнь ему не хватало любви к этим
людям. И теперь от избытка нерастраченной любви и переполненности ему было
грустно и странно. Он чувствовал, что та свобода, которой он одновременно
боялся и искал, пришла к нему, и он был волен делать, что хочет, гонимый
игольчатым ветром посмертия. И рядом с ним так же блуждали в потемках души
других людей, задевали друг друга, жаловались и тосковали. Иные, более
опытные, готовились к восхождению в вышину, и среди этих душ ему встретилась
душа человека, умершего сутками раньше. От нее, как и от души академика,
тоже исходила нерастраченная любовь, их прибило друг к другу, и они
безмолвно рассказывали, что помнили и знали.


Глава VIII. Прощание с Петербургом

На похоронах академика Рогова собралось много народу. Присутствовал при сем
и Борис Филиппович, убивший сразу двух зайцев: подписанная академиком
статья, последняя и, следовательно, претендующая на роль духовного
завещания, уже стояла в наборе, а фотографии, ценой которых она была куплена
и на которые у Божественного Искупителя были свои виды, целыми и невредимыми
лежали в сейфе. Нарядный гроб выставили в университете, было много венков,
цветов, произносились речи и зачитывались телеграммы соболезнования из
важных учреждений, Академии наук, от учеников, разъехавшихся по всему миру.
Поскольку Рогов до конца дней оставался атеистом, то отпевать в церковь его
не повезли, и сразу после гражданской панихиды в университете процессия
отправилась на кладбище. День был теплый, одетые в черное люди обливались
потом, один оратор сменял другого, меж тем в университетской профессорской
столовой уже был накрыт стол для поминок, и темп похорон было решено
ускорить, а число выступавших сократить. Тем не менее все прошло
исключительно торжественно, и устроители получили благодарность от ректора.
В тот же день и на том же кладбище состоялись другие похороны, не в пример
первым скромные и малолюдные. Хоронили когда-то весьма известного на
кладбище скульптора, автора многих здешних надгробий, несчастного,
опустившегося и спившегося человека. Кроме кладбищенской публики, знавшей и
любившей Колдаева за то, что во время своего расцвета он щедро делился со
всеми работающими, были только двое: высокий плотный мужчина с проседью и
рыжеволосая женщина. Женщина принесла шикарный букет роз и изредка прижимала
к глазам платочек, а мужчина сутулился сильнее обычного и, хотя ему
предлагали выпить, не пил.
Первые похороны закончились раньше, и, возвращаясь от свежей могилы
академика, Борис Филиппович Люппо, которому удалось удачно ввернуть словцо о
сложном духовном мире покойного и его нетрадиционном подходе к человеческому
сообществу, приблизился к небольшой группе, в которой он увидел Илью
Петровича. Директор был настолько погружен в себя и сосредоточен, что не
заметил своего знакомого.
- Кого хоронят-то? - шепотом поинтересовался Люппо у могильщиков.
- Скульптора Колдаева.
Борис Филиппович вспомнил про просьбу несостоявшегося апостола, но не
удержался и со смешанным чувством приблизился к могиле. Он подоспел к тому
моменту, когда прощались с покойным, и с любопытством поглядел в его
закрытые глаза.
И вдруг сделалось ему нехорошо. От жары сдавило виски, и почудилось, что
колдаевское лицо передернулось тем же ужасом и отвращением, что и в момент
экспроприации фотографий.
- Фу ты, черт,- пробормотал Божественный Искупитель и быстрыми шагами пошел
к машине.

- Ну вот,- доброжелательно рассказывал наголо обритый приземистый могильщик,
любовно оглядывая аккуратную свежую насыпь,- сейчас засыпали мы его
землицей, пусть он там лежит себе спокойненько, а осенью цветочки можно
будет посадить.
- А памятник? - спросил Илья Петрович.
- Ну-у, памятник... Кто ж сразу-то памятник ставит? Вот земля устоится,
успокоится через годик-полтора, тогда уж и на памятник соберем.
- Я бы поучаствовать хотел.
- Не волнуйтесь. Это мы на себя возьмем. Мы покойному многим обя-
заны.
Директор кивнул и пошел по аллее.
Недалеко от выхода его внимание привлек свежий холмик, заваленный цветами и
венками. Илья Петрович приблизился к могиле.
"Вот и старик тоже помер",- подумал он, прочтя надпись на ленточке венка.
Он стоял над этой могилой и думал о том, что в мире не бывает ничего
случайного, все совершается в свой срок, когда приходит ему время родиться и
умереть. В каждой жизни есть некий замысел, и человеку следует его угадать и
со всем, что происходит, примириться. И, верно, подобный замысел был в
судьбе человека, действительно оказавшегося известным скульптором, в судьбе
старика-академика, Маши, ее родителей, Катерины и, наконец, в его
собственной судьбе. Он не разгадал пока этого замысла, он по-прежнему шарил
в потемках, но теперь казалось ему, что до конечного поворота осталось
совсем немного. Тогда начнется настоящая жизнь, а все прежнее окажется лишь
цепью необходимых ошибок и поворотов, по которым течет река жизни. И потому
он совсем не удивился, когда увидел плачущую свою возлюбленную ученицу,
потерянную, несчастную, опозоренную перед всем светом и готовую броситься с
моста в реку от безысходности.
Она не посмела прийти на похороны и подошла к могиле только после того, как
все разошлись. Маша долго стояла возле заваленной цветами и венками насыпи и
что-то говорила покойному, точно чувствуя, что душа его здесь, рядом. Илья
Петрович ей не мешал, а потом тихо взял за руку и повел к выходу. Ей было
все равно, куда и с кем она идет, но хорошо от того, что директор ничего не
спрашивал и ничего не говорил. И она тоже ни о чем его не спрашивала, как
будто между ними давно все было обговорено.
А между тем за всеми участниками кладбищенской драмы наблюдал недавний
посетитель академика. Но Илья Петрович и Маша его не интересовали. Он
поджидал Божественного Искупителя у его машины и здесь же предъявил ему
ордер на обыск.
- И в чем конкретно меня обвиняют? - спросил Борис Филиппович довольно
равнодушно.
- Я ищу один ствол.
- Оружия в моей общине нету.
- Я знаю, что нету,- улыбчиво согласился мужчина.- Вы его выкинули. Но
придется объяснить, зачем вам потребовалось переносить труп академика Рогова
из вашего дома?
- Он меня убить хотел.
- Вот напишите подробно, при каких обстоятельствах и почему.
- Я к нему никаких претензий не имею,- сказал Борис Филиппович надменно.- Вы
свои фокусы оставьте. Ничего у вас не выйдет. Сейчас не те времена,
милейший. Вы не посмеете меня тронуть. Я на вас прессу напущу, и вас сожрут.

- А я на вас - медицинскую экспертизу. Вас лично и всех ваших апостолов.
Божественный Искупитель вздрогнул и впился в безмятежное лицо голубоглазого
мужчины.
- И никто из ваших покровителей палец о палец не ударит, чтобы за вас
заступиться. Такого скандала они не перенесут.
- Что вы хотите? - спросил он глухо.
- Вы должны на время исчезнуть. В этом случае я смогу дать вам гарантии, что
дело будет замято.
В тот же вечер Церковь Последнего Завета прекратила свое легальное
существование, а еще неделю спустя в колдаевский особняк вселилось
культурно-просветительское общество не то из Японии, не то из Южной Кореи с
весьма нечистой репутацией, но с мировым размахом, не в пример Церкви
Последнего Завета куда более солидное и основательное и заплатившее
городским властям за право регистрации умопомрачительную сумму.
Божественный Искупитель обратился к своим последователям с просьбой не
предпринимать никаких противоправных действий и подчиниться решению властей.
Одновременно с этим он довел до верных, что скоро грядет час Х, когда всем
надлежит последовать за учителем к новому месту жизни, а покуда затаиться и
ждать вести.



ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

ПОСЛЕДНИЙ ЗАВЕТ

Глава I. Великий поход

Поезд в Чужгу пришел в два часа ночи. Было светло, пасмурно и тихо.
Казалось, за три года ничто в поселке не переменилось: около станции бродили
собаки, железнодорожные пути были забиты составами, трещал мотоцикл и
валялись в кустах пьяные. Илья Петрович никогда Чужгу не любил и, живя в
"Сорок втором", бывал здесь только по необходимости. Но теперь, после
Ленинграда, все радовало его сердце. Он с нежностью глядел на лица старух,
прислушивался к их говору, все казалось ему необычным, наполненным особым
смыслом. Но все же и эта малость людей тяготила его. Директору мечталось о
том, чтобы как можно скорее оставить эту жизнь и укрыться от нее в таежном
скиту. Странное дело, столько лет он занимался тем, что выводил детей из
леса в большие города, теперь же пришла пора уводить их обратно.
Поезда в "Сорок второй" не ходили, но сохранилась железнодорожная ветка, по
которой он рассчитывал за неделю дойти до места. Илья Петрович был даже рад,
что они с Машей отправятся в Бухару пешими, как паломники к святым местам, и
никогда более не суждено будет им вернуться в мир, которому прочил бывший
лучший дворник Санкт-Петербурга гибель, пусть даже не в апокалиптическом, но
в самом обыкновенном житейском смысле.
Наутро директор и Маша вышли из поселка и по усу отправились в лес на
восток, туда, где затерялась теперь совсем одинокая Бухара. У Ильи Петровича
висели за спиной заплечный мешок с сухарями и консервами, котелок,
рыболовные снасти и ружье, которое он перед отъездом из поселка оставил у
бывшего председателя. Теперь предприимчивый хохол самый первый открыл в
Чужге коммерческий киоск, во всяк час дня и ночи торгующий водкой. Он
раздобрел, округлился, обленился, забросил охоту и идти в Бухару
отсоветовал.
- Та Бог його знае. Може, зараз и нема там никого. Дорога тяжка, та й робыты
там ничого. Тилькы дивчину вымучишь.
- Ничего, проберемся.
- Та живы тут. Дивчина хай у мене в ларку торгуе, а ты за товаром издыты
будешь. Заживемо, як в Бога за пазухов. От и це... бухаряне-то сами воны
залышилысь, и управы на ных ниякой нема. Хто зна, що в ных на думци.
Старець-то ихний, кажуть, звихнувся нибы.
- Что такое?
- Пропонувалы им в район переихаты. Поселытыся компактно. А вин незащо.
- Они всегда хотели, чтобы их в покое оставили.
- Не знаю, що воны там хотилы,- проворчал хохол.- Але вин-то завжды був
недурный чоловик и розумиты повынен, що воны сами там не выживуть.
Пропонував я йому разом працюваты. И вузькоколийку моглы б трыматы, ягоды б
заготовлялы, грыбы, рыбу, торгувалы б хоч з Москвою, хоч з Питером, а хоч з
Финляндиею. Колысь старовиры як разверталыся - мы б з нымы таки дила
творылы, тильки держись. Не то що сись бовт. Тьфу!
- А он?
- Отказався. Як на мене добром все це не кинчиться.

Они шли по усу довольно бодро, но чем дальше углублялись в лес, тем тяжелее
становилась дорога. Природа быстро брала свое: узкоколейка зарастала
кустами, рушились мосты через ручьи и маленькие речки. На первых километрах
дороги еще сохранялось движение самодельных дрезин, именуемых в здешних
краях "пионерками", и, услышав звук, похожий на треск мотоцикла,
путешественники заблаговременно уходили в сторону, чтобы не привлекать
ничьего внимания. Но уже через два дня пути дорога оказалась совершенно
заброшенной. Сюда не доходили ни охотники, ни рыбаки, и путники шли теперь
одни. Лишь изредка тишину нарушал далекий гул самолетов - больше же о людях
и их мире ничто не напоминало.
В тайге еще не сошел до конца снег, в низинах стояла высокая вода, и местами
они пробирались с большим трудом. Ночевали прямо в лесу у костра - дремали
то вместе, то по очереди. После нескольких лет жизни в городе Илья Петрович
наслаждался покоем, отсутствием грязи, даже физическая усталость к вечеру
доставляла ему небывалое удовольствие. В маленьких лесных озерах и ручьях он
закидывал удочку и ловил сорожек и окушков, бойко клевавших на шитика,
хватала на блесну отнерестившаяся щука, он запекал ее на углях или готовил
уху. Это напоминало ему какой-то поход, похожий на те, что он совершал в
молодости, и душа директора наполнялась радостью. Только грустное и
отрешенное лицо ученицы его огорчало. Машу, казалось, ничего не радовало.
Она устала, натерла ногу, но сказать об этом Илье Петровичу стеснялась. Они
шли и шли, с каждым пройденным шагом приближаясь к таинственной Бухаре, жить
в которой еще много лет назад сулили отроковице прозорливые старухи из
"Сорок второго", частью умершие, а частью разъехавшиеся по всей стране и
вряд ли помнящие и Машу, и Бухару, и директора школы.
Потом начались дожди. Они лили, не переставая, больше недели. Вода в лесу
поднялась и подтопила железнодорожную ветку, Илья Петрович и Маша нащупывали
шпалы и брели по колено в воде, проходя в день не по тридцать километров,
как наметил директор, а вдвое меньше. Часто случалось так, что вода заливала
сапоги, в конце концов девушка простудилась, и Илья Петрович соорудил шалаш,
где они сушились, отдыхали и прожили почти два дня.
- Мы будем учительствовать,- говорил Илья Петрович, босиком разгуливая
вокруг костра и жмурясь от удовольствия.- Мы должны соединить чистоту и
строгость Бухары с лучшими достижениями человеческой мысли, мы должны
примирить прогресс с верой, знание с моралью и исправить совершенную
человечеством в эпоху Просвещения ошибку. С этой точки начнется отсчет новой
цивилизации. Сделать это можем только мы, русские. Человеческая история
зашла в тупик. Пока что этот кризис проявился со всей отчетливостью лишь у
нас в России, но скоро он охватит весь мир. И тогда только мы, первыми
принявшие на себя этот удар, как некогда приняли мы на себя удар монгольской
орды, сможем весь мир спасти. Самые великие идеи - Достоевского,
Циолковского, Федорова, Вернадского, Даниила Андреева, Солженицына -
рождались на нашей земле, в наших нищих городах, в наших тюрьмах, в голоде и
стуже, то есть там, где истинные идеи и должны рождаться. Мир к нам
несправедлив, нас презирают и на Западе, и на Востоке, ибо люди не любят
тех, кто их спасает. За это распяли они Христа, и мы тоже будем принесены в
жертву, но жертва эта спасительна, она искупит грехи всех тех, кто об этом
даже и не догадывается. Отсюда, из этой тайги, будет явлен новый свет.
Глаза у Ильи Петровича горели, он говорил с таким пылом, точно обращался не
к измученной девочке, а выступал не меньше, чем с Нобелевской лекцией.
Но Маша его не слушала, она продрогла, костер еле горел, и в прозрачном
дымчатом лесу, от которого она отвыкла, ей уже никуда не хотелось: ни
вперед, ни назад, а остаться в этом шалаше на веки вечные, как хотелось
когда-то остаться в метельном поле. Вокруг уже много дней был лес, и трудно
было поверить, что в этом лесу вообще возможна жизнь людей. И нет, и не было
никакого скита - все это морок, обман.


Глава II. Кладбище брошенных кораблей

На исходе девятого дня путники подошли к полуразрушенному "Сорок второму".
Среди высокой травы осталось несколько домов, смотревшихся сиротливо и
печально, как только может смотреться покинутое людьми жилье. В покосившемся
родном доме гулял свежий майский ветер. Ему вторили тонко дребезжавшие
стекла в россохшихся рамах. Маша затопила печь. Дрова долго не хотели
загораться, потом задымили так, что пришлось открыть дверь. Вода в
застоявшемся колодце оказалась невкусной, и было в избе сырее и неуютнее,
чем на улице. Все словно изгоняло и объявляло пришедших нежелательными
персонами, не прощая им совершенного некогда бегства.
Ели молча, добирая остатки крупы и крошки хлеба,- паломники не ожидали, что
их путь к скиту окажется таким долгим и продуктов не хватит. Было зябко, и
хотелось поскорее укрыться и лечь спать. На широкой супружеской кровати, где
была без малого двадцать лет назад зачата на удивление всему "Сорок второму"
Маша, Илья Петрович быстро захрапел и спал без сновидений, но девушке не
спалось. Ей было так же странно и тревожно в родной избе, как когда-то в
пустом ленинградском доме. Она встала и долго бродила по горнице, зашла на
двор, где еще сохранились остатки сена и висели на стене инструменты,
спустилась в хлев, открыла ворота и долго смотрела на покинутые избы, улицы,
поваленные столбы и ржавые трактора. Хотелось отсюда уйти, но уходить было
некуда - последняя надежда рушилась: это единственное место, где она
рассчитывала найти свой кров, не было готово ее принять. Она жалела теперь о
том, что вернулась сюда,- было тяжело невероятно, словно присутствие на
собственных похоронах.
С этим тягостным чувством, которое наутро передалось и Илье Петровичу, они
встретили новый день, и оба, не сговариваясь, заторопились уйти из поселка.
Через два часа пилигримы подошли к скиту. Над крышами домов клубился дымок,
раздавался стук топора, сквозь весеннюю дымку Бухара казалась нарисованной,
и у Ильи Петровича от счастья, от того, что он дожил до этой минуты,
защемило сердце.
Дверь отворилась, и показался тощий парень.
- Чего вам? - вытаращил он удивленные глаза.
- Я привел девушку,- сказал директор.
- Вы оттуда? - жадно спросил вратарь.- Что там?
- Агония.
- Да? - произнес парень потухшим голосом и недоверчиво взглянул на
директора.- Обождите тут. Я скажу старцу.
Илья Петрович вдруг почувствовал, как колотит его озноб. Он подумал о том,
что сейчас откроются ворота этого обетованного места, к которому шел он всю
жизнь через уверенность в его ненужности, через сомнения к убеждению, что
оно единственное есть тот ковчег, где можно спастись. И странная мысль, что
ворота впустят его, закроются и никогда больше он не выйдет, коснулась его
души. Захотелось назад - это было мимолетное и малодушное чувство, и оно
тотчас же ушло, оставив лишь тень на его душе.
Дверь снова отворилась. За оградой стояли старухи в белых платках со свечами
и смотрели на девушку. Это вдруг напомнило ей картину детства, обретение
мощей, молящие глаза поселковых женщин. Старца не было, и только маленький
келарь пристально глядел на Машу.
- Сохранила ли ты девство?
Илья Петрович испуганно обернулся на свою ученицу.
- Чиста ли ты? - повторил эконом.- Отвечай, как перед Богом.
- Да,- вымолвила она, покраснев.
- Заходи,- сказал Харон, и в его голосе прозвучало что-то похожее на трепет.

Она нерешительно оглянулась.
- Ну иди же.
Женщины окружили ее, и они пошли в глубь деревни.
Илья Петрович шагнул вслед за ними, но келарь преградил ему путь.
- О тебе ничего сказано не было.
- Как?
Ни слова ни говоря, Харон запер ворота, и Илья Петрович остался перед
закрытым скитом. Удар был настолько ошеломительным, что он даже в первый
момент не подумал о девушке, с которой его разлучили. Потом застучал в
ворота.
- Что еще?
- Я,- сказал Илья Петрович, с трудом сдерживаясь от гнева,- отвечаю за свою
ученицу.
- Она в твоем догляде больше не нуждается.
- Мне было обещано, что вы примете нас обоих.
- Ступай,- ответил келарь.- И чем дальше ты отсюда уйдешь, тем будет лучше.

Что теперь делать и как жить, Илья Петрович не знал. К вечеру он вернулся в
заброшенный поселок и снова переночевал там в Шурином доме, глотая горький
дым и утоляя жажду затхлой водой. Если бы у него была водка, то он точно бы
не сдержался и напился - таких страшных разочарований ему не доводилось
испытывать никогда. Быть так глупо использованным и за ненадобностью
отброшенным. Он пытался искать объяснения, он размышлял о собственной
неготовности взойти в сонм избранных, но все забивалось одним - безмерной
душевной усталостью. Однако ж, постепенно принявшись рассуждать более
трезво, Илья Петрович решил, что главным для него было не найти пристанище
самому, но спасти Машу, что он и сделал, а его собственная судьба и
будущность в конечном итоге большого значения не имеют.
В ту ночь ему приснился сон. Будто бы он снова пришел к воротам в Бухару, но
увидел не келаря, а самого старца Вассиана. И между ними произошел разговор.
Илья Петрович упрекал старца в том, что тот о спасении малого стада думает,
а до огромной гибнущей страны ему дела нет.
- Выйдите за ограду и обратитесь к людям. Вы не представляете, как нуждаются
они сейчас в вашем слове. Никто, кроме вас, сделать этого не может, вы наш
единственный шанс спастись.
- Ты путаный интеллигент, в котором нет ни настоящей веры, ни силы духа,-
сказал старец.- Сказано в Писании: много званых, но мало избранных. Всем
твоим исканиям грош цена. Они суть духовный блуд, прелюбодеяние мысли и
ложь. Ты других спасти хочешь, а на себя взгляни. Душа твоя смердит.
- Что же мне делать, отче? - сокрушенно спросил Илья Петрович.- Чем я
виноват, что родился не в скиту, как вы? Неужели теперь для меня и для
миллионов других нет никакой возможности спасения?
- Как могут спастись те, кто всю жизнь служил Антихристу?
- Я же ничего не знал! - воскликнул директор.
- Ты и сейчас ничего не знаешь.
- Пусть так, но помогите. Мне некуда больше идти.
- Спасти можно только детей,- ответил старец.- Приведи сюда из мира сто
сорок четыре тысячи отроков и отроковиц, тогда заслужишь прощения.
- Да где же я столько найду? - растерянно спросил Илья Петрович.
- Это твое дело.
Директор проснулся. Накануне он слишком рано закрыл печку, и в избе было
угарно. Через забитые ставни в комнату проникал прозрачный свет белой ночи,
и казалось, что старец действительно сюда приходил и сон был вещим. Илью
Петровича знобило, болела голова. Он открыл трубу, проветрил комнату и снова
лег, укрывшись старым полушубком. Сон долго не шел: гулкие звуки мешали
директору уснуть, чудилось, что по избе кто-то ходит - то ли Шура, то ли его
застрелившийся друг, дребезжали стекла в оконных рамах, скрипели двери и
половицы. Несколько раз он поднимался, выходил в коридор и тревожно
всматривался в молочную полумглу, но не было видно никого,- только
облюбовавшие чердак большие птицы стучали по крыше. Под утро Илья Петрович
забылся, и в этом забытьи наступило продолжение давешнего сна.
Он уходит по железнодорожной ветке в Чужгу, устраивается в магазине у
бендеровца, но привозит не товар, а детишек и уводит их в Бухару. Потом
снова начинает работать в школе и на зимние каникулы собирает детей в лыжный
поход. Они идут тяжело, через снег, через сугробы тропят лыжню. Он приводит
детей и уходит, но в школу больше не возвращается. В Чужге оставаться
опасно, объявлен розыск, и он переезжает на другую станцию, в другой
поселок, работает там и снова ведет детей. Его ищут по всей области -
говорят о маньяке, его фотографии на всех столбах, и он едет куда-то на
Урал, опять работает в школе и опять собирает в ужасном рабочем поселке
детей. Чтобы не привлекать внимания, они совершают громадный переход и идут
всю зиму через леса, реки и болота. Они идут в Бухару, как некогда уходили
люди в поисках Беловодья, и снова дети исчезают за оградой, но его
по-прежнему не пускают.
Так проходит много лет, скит растет и опутывает всю окрестную тайгу, все
меньше детей остается в мире, и вот наконец наступает день, когда сто сорок
четыре тысячи отроков и отроковиц спасены и находятся в ковчеге. Заветные
врата распахиваются. Илья Петрович входит и видит приземистые бараки, ряды
колючей проволоки, вышки, надсмотрщика-келаря и приведенных им детей в
арестантских робах.


Глава III. Бухарский пленник

Директор очнулся только после полудня. Он с трудом дошел до колодца и долго
жадно пил. На улице было тепло, солнечно и сухо. Стояла та короткая
благодатная пора поздней весны, когда еще не поднялась мошка, но уже
подсохла земля. В такие дни крестьяне первый раз выгоняют скотину, бросают в
распаханную черную влажную землю зерно, сажают кормилицу картошку, за
которую одну можно было бы простить Петру-антихристу все прегрешения перед
нацией.
Но человеческий труд не беспокоил больше окрестности этой некогда
отвоеванной заключенными у леса земли. Она вся зеленела и цвела,
переливалась необыкновенными красками, полевыми цветами, и даже дома в
поселке не казались такими унылыми.
- Боже, какая красота,- пробормотал страдалец.
По вечной своей привычке все объяснять и со всем смиряться и по неизбывному
оптимизму Илья Петрович рассудил, что со временем бухаряне к нему привыкнут
и примут, и решил покуда пожить в поселке. Он расчистил колодец, нарубил
дров и стал обустраиваться, привыкая заново к деревенской жизни с ее
каждодневными немудреными хлопотами. У него было ружье, снасти, в одной из
изб ему удалось найти сети и перегородить Пустую, так что умереть с голода
директор не боялся. Чуть позже посуху можно было сходить в Чужгу и запастись
продуктами у верного своего товарища-хохла. В любом случае отсюда уходить и
искать счастья где-то еще Илья Петрович не собирался.
Но неожиданно он столкнулся с совершенно непонятной вещью. Однажды,
возвращаясь домой с охоты, лесной житель почувствовал запах гари - он
испугался, что в тайге начался пожар, и пошел быстрее. Выйдя к поселку, он
увидел, что несколько изб горят. Сперва у него мелькнула мысль, что он не
затушил печку, но ни одно строение в "Сорок втором" не уцелело: поселок
горел, кем-то намеренно подожженный, и он понял, что его изгоняют из тайги.
До вечера погорелец бродил по пепелищу, а потом ушел в лес. Там он смастерил
шалаш, однако через три дня шалаш разрушили, и ему снова пришлось блуждать
по лесам. Еще несколько раз он приближался к Бухаре - на него спускали
собак, однажды раздались выстрелы. Он не сомневался нимало, что, появись у
них желание его убить, они сделали бы это не задумываясь - это было просто
предупреждение. Илья Петрович был и огорчен, и недоумевал, что это значит.
Настойчивое желание сектантов изгнать его за пределы их территории не могло
запугать, но насторожило храброго директора.
Он продолжал искать встречи с этими таинственными людьми, ставшими еще
большими отшельниками, чем во времена существования "Сорок второго", гонимый
теперь не одним лишь любопытством и жаждой найти пристанище, но тревогой за
свою ученицу. Меж тем началось лето, солнце едва закатывалось за горизонт,
долго скользя над верхушками деревьев, народились комары, и жизнь в лесу
стала похожей на ад. Илья Петрович изнывал от изобилия мошки, ночевал в
лесу, разводя костерок, а днем кружил вокруг Бухары, как кружил всю свою
жизнь вокруг им самим выдуманных и торопливо сменяемых идеалов. Он не знал,
что больше его здесь удерживает: тревога за Машу, упрямство или присущая ему
с детства жажда докопаться до истины, чего бы эта истина ни стоила. Теперь
ему казались отчасти даже наивными его петербургские мечтания, но все же
загадочные люди, которые уже больше трех столетий хранили верность гонимой
вере, вызывали у директора смешанное чувство уважения и ревности. Однако его
следующая встреча с бухарянами произошла при обстоятельствах весьма
драматичных.
Однажды в лесу Илья Петрович обнаружил привязанного к березе голого парня
лет двадцати, в котором с трудом узнал вратаря. Тело его вспухло от укусов,
он бредил, постоянно кого-то звал и просил пить. Директор отвязал
несчастного и, когда тот пришел в себя, узнал, что вратарь пытался бежать.
- Голодно у нас. Весной траву ели.
Илья Петрович побледнел.
- Как траву?
- Летось засуха была. Сгорело все. Сей год тоже утренники, все померзло. Вот
и бегут люди дак. А их ловют и либо к деревам вяжут, либо в ямы содют и исть
не давают.
- А девушка? Маша? Что с ней?
- Не знаю того,- покачал головой вратарь.- Она отдельно живет при старце. И
никого к ей не допускают.
- Да что же ты дальше станешь делать? Хочешь, я тебя на дорогу выведу?
- Ты снова меня привяжи,- попросил вратарь.
- Зачем? - изумился директор.
- Вернутся они. Вернутся и простят. А если узнают, что отвязал ты меня, то
не пощадят уже. Ты, батюшко, привяжи и уходи скорей.
Назавтра он вернулся к березе - вратаря не было.
После этой встречи Илья Петрович окончательно решил, что уходить ему нельзя.
Через несколько ночей он нашел укрывище на берегу лесного ручья и жил там
тихо, не стреляя и не зажигая костра. Ему хотелось создать иллюзию, что он
отчаялся, ушел, и тем притупить бдительность сектантов. Стояли светлые ночи,
и, пока они были светлыми, нечего было думать, чтобы пробраться в скит.
По счастью, леса здешние за десять лет охоты он изучил не хуже местных
жителей, кормился нехитрыми дарами раннего лета и укрывался от мошки, как
олень, на продуваемых ветрами грядах.
Миновал Иван Купала, начался сенокос, рыба брала все хуже, зато подоспели
первые грибы и ягоды. Илья Петрович тосковал без чая и думал, что, слава
Богу, отучил себя от табака. Без этого зелья, имей он к нему привычку, в
тайге не высидеть.
Найти пропитание в лесу пока удавалось, а о том, что будет зимой, он
старался не думать. Постепенно мысли, под тяжестью которых он изнемогал в
Питере, совсем покинули Илью Петровича, у него обострились зрение, слух и
обоняние. Он сделался похожим на лесного зверя - осторожного, пугливого и
чуткого, ходил бесшумно, и выследить его в этом лесу было почти невозможно.
В душную пасмурную ночь на Петра и Павла Илья Петрович вышел из укрывища и
направился к скиту. Он миновал кладбище с неугасимой лампадкой, могилу
Евстолии, которую некогда пытался разорить, и через ограду воровски проник в
скит. В моленной избе шла служба, Илья Петрович приблизился к окошку.
Часовня освещалась несколькими свечками. Стоя у маленького окошка, он долго
слушал тягучее стройное пение - не в силах шелохнуться, точно коснулся
какой-то тайны, приоткрыл покров и увидел то, что видеть ему не следовало.
Служение необыкновенно тронуло его: было в нем что-то высокое, особая
искренность и пронзительность, обреченность горстки людей, убежденных в том,
что именно им принадлежит истина, они спасутся, а весь остальной мир давно
уже стал добычей Антихриста. Илья Петрович не слишком хорошо различал слова,
но пение так поразило его, что очарованный им странник, забывший о своих
звериных повадках, не заметил, как сзади к нему кто-то прибли-
зился.
Директор обернулся слишком поздно - на него накинули удавку, и дальше все
погрузилось во тьму.

Он очнулся в яме. Было сыро, капала со стен вода, а над головой у него был
дощатый настил. Илья Петрович заворочался - болела голова, и хотелось пить,
он крикнул, но крик потонул в вязкой тишине. Сколько так прошло времени, он
не знал. Он засыпал, видел во сне скульптора и академика, просыпался в сырой
яме и не мог понять, что есть явь, а что сон, его заточение или бессвязные
обрывки разговоров и встреч с покойниками, которые почему-то вместе
откуда-то издалека жалеючи на него глядели и тихо между собою говорили, но
слов их он расслышать не мог. Потом он окончательно проснулся и бодрствовал
до самого вечера, когда на веревке ему спустили кувшин с водой и кусок
вяленой, уже начавшей попахивать щуки.
Назавтра все повторилось - только рыба была еще душистей.
И потянулось время. Как оно тянулось и что с ним было, Илья Петрович не
осознавал. Здесь же он ел и пил, здесь спал, здесь был его туалет, что
сперва вызывало у чистоплотного директора отвращение, затмевавшее по силе и
голод, и несвободу, но вскоре и к этому он привык. Из щелей сверху едва
пробивался свет, потом мерк. Илья Петрович по этому свету вел счет дням и
делал ногтем царапины, которые на ощупь пробовал и считал. Что происходило
наверху, он не знал. Он не боялся умереть, однако ему было странно, что про
него еще не забыли и каждый день спускали на веревке еду - кусок тухлой
рыбы, горох или лук. Первое время он кричал и требовал, чтобы его подняли
наверх и позвали старца. Но ответом всякий раз было молчание.
Было неясно, зачем они вообще его кормят. Он подумал, что лучше, наверное,
вообще ничего не есть и не пить и так прекратить это бессмысленное мучение,
но мысль о Маше останавливала от самоубийства. Все время грызло его
сомнение: что с нею, не рядом ли в такой же яме сидит, жива ли? Поначалу
казалось, вот-вот поднимут и все объяснят, на худой конец выгонят, но время
шло, ничто в его положении не менялось.
И опять накатились на директора мысли, что прежде забивались заботой о
пропитании. Он стал снова размышлять о жизни и о смерти, которая была теперь
совсем рядом и не казалась ему ни ужасной, ни страшной. Он свыкся с нею и,
когда думал о том, что дальше последует, представлял это таким образом,
будто бы жизнь есть нечто вроде контрольной работы. День изо дня люди ее
пишут, решают задачи и примеры, которые даются каждому свои, по мере сил -
одним много, а другим - мало, одним надолго, а другим - совсем на чуть-чуть.
И когда для каждого урок кончается, то кто-то очень умный, очень добрый,
могучий и справедливый, кто-то похожий на настоящего школьного учителя,
каким хотел быть, но не дотянул Илья Петрович, показывает тебе твою работу и
твои ошибки, вместе с тобой разбирает и ставит оценку. Эта оценка ничего не
значит - это всего лишь учеба, все равно всем, кому только можно простить,
прощается, что они совершили. Берутся в расчет любые смягчающие
обстоятельства, все детские обиды и душевные скорби, заставляющие людей
совершать глупые промахи, ибо зло есть не воля души, но ее ошибка. Только то
чувство, которое испытываешь, когда эти ошибки видишь, есть стыд, и этот
стыд будет твоей вечной мукой в раю.
И еще здесь, в этой вонючей яме, задыхаясь в собственном дерьме, возлюбил
Илья Петрович жизнь и возрадовался тому, что уши его что-то слышат, глаза
хилый свет различают и пальцы пусть стены темницы, но осязают. Весь Божий
мир, даже мусор тот, что мел он по питерским мостовым, вспоминал Илья
Петрович с любовью. Смирился дворник с тем, что все для него закончилось, но
хотелось напоследок, прежде чем закидают комьями глины и даже креста над
нехристем не поставят, глянуть на небо.
Однако дни сменялись днями, только еда все скуднее становилась, и понял Илья
Петрович, что недолго ему нахлебником осталось быть. Но однажды крышка
отодвинулась.
Пленник поднял голову и увидел вратаря.
- Воздухом-то подыши, пока никто не видит.
Перехватило дыхание у директора, и не мог он наглядеться на звездное небо и
долго-долго плакал, как вдруг загремело что-то и точно болид пронесся по
небу.
Вратарь втянул голову в плечи.
- Часто летают они.
- А-а,- рассеянно отозвался Илья Петрович.- Байконур ведь закрыли. Вот и
запускают теперь в Огибалове.
- Старец бает, признак это.
- Какой признак?
- Конец дак скоро. Ну ладно, пойду я,- заторопился он.- Не ровен час увидит
кто - мне головы не сносить.
- Погоди еще! - взмолился Илья Петрович.
- Пойду,- сказал вратарь неумолимо.- А я дак буду когда к тебе заходить.
После этого едва не пал духом директор. Но жил теперь от встречи до встречи
со звездами да новости нехитрые узнавал.
- Голод-то страшнее прошлогоднего. Патронов к ружьям нет. Сети изорвались,
соль вся вышла. Раньше из "Сорок второго" мужики приносили, торговали с
ними. И муку, и одежу, и чай, и соль - все подмога была. А нынче - ничего.
- Да что же не уходите вы тогда?
- Старец говорит, нельзя нам отсюда уходить. Всюду в мире погибель - только
здесь спасение.
И заныло сердце у Ильи Петровича, точно старец его собственные мысли
подслушал или, наоборот, свои нашептал.
- Скажи старцу, что хочу я с ним побеседовать. Пусть потом в яму на веки
вечные, но один хотя бы раз поговорить.
Вратарь покачал головой.
- Боишься его?
- Не его. Есть там другой - за всеми доглядывает. Лют он, батюшко. Если
прознает, что я с тобой говорил, со свету сживет.
- Все равно скажи старцу,- как заклинание повторил директор.- Самому ему
скажи. Знаю я, как вам спастись и что делать. Скажи: затем и пришел. Все
равно погибать вам, а так и себя, и всех спасешь. Обещаешь?
Вратарь долго молчал, наконец втянул воздух.
- Обещаю.
Но напрасно ждал Илья Петрович старца, не было ему никакой вести, и товарищ
его исчез - только приносили ему через день еду и питье, молча бросали, и
опять стихали шаги. От отчаяния узник даже царапины на бревнах забывал
делать и счет дням потерял. Уже не жил, а доживал и не знал, сколько дней
минуло, и все сделалось ему едино, заживо похороненному в этом срубе. Но
однажды сверху чей-то знакомый высокий голос окликнул его. Илья Петрович
встрепенулся и поднял ослепшие, опухшие глаза, пытаясь разглядеть, кто его
зовет. Вместо старца и вместо знакомца своего, не забывшего доброго дела, в
полумраке летних сумерек увидел он совсем другого человека, кого меньше
всего ожидал да и меньше всего хотел увидеть.


Глава IV. Второе пришествие Искупителя

Он глядел на Илью Петровича так же насмешливо и снисходительно, как в пору
их ночного разговора на кладбище,- гладкое лицо блестело, и глаза равнодушно
скользили по изможденному, грязному арестанту.
- Как вы сюда попали? - изумленно спросил Илья Петрович.
- Нанял в Огибалове пожарный вертолет. Вы лучше скажите, что не ожидали
такого приема? Хотели теплое местечко на корабле занять, а оказались в
трюме.
- Может быть, и ожидал,- сказал директор тихо.- Может быть, другого и не
заслужил. Что с Машей?
- Пока что она на верхней палубе. Старец имеет к ней интерес, берет ее на
богослужения и обучает своей грамоте.
- Слава Богу!
- Но долго это не протянется. Следующей зимы они не переживут.
- Я знаю,- ответил Илья Петрович печально.- Вы имеете на них почему-то
влияние.- Он медленно соображал и плохо подбирал слова.- Если они не хотят
говорить со мной, то убедите их обратиться к властям.
- Да помилуйте, какие власти им станут сегодня помогать? Таких Бухар со
стариками и старухами по России сотни тысяч наберется - никаких денег не
хватит.
- Но что же делать?! - воскликнул директор в отчаянии.
- Ничего не делать. Их время прошло, и не надо мешать им уйти. Они уйдут,
как уходили древние цивилизации, оставив после себя груду сокровищ и тайну,
которую люди будут разгадывать. А на их место придут другие.
- Да как вы можете так бессердечно рассуждать, вместо того чтобы спасать
живых людей?
- Для них спасение - совсем не то, что для вас, и смерть - лишь избавление
от антихристова мира. Они и живут-то ради того, чтобы поскорее умереть и
избавить души от бремени греховных тел.
- А Маша? - вскричал Илья Петрович.
- Ее они возьмут с собой.
- Она же святая!
- Никто не бывает святым при жизни, милый мой прогрессор.
- Что вы этим хотите сказать?
- Ваша отличница будет скрашивать своим присутствием их угасание, а когда
придет срок, то вместе с ними оставит грешный мир.
- Святая мученица уберегла ее тогда, убережет и теперь.
- Какая святая мученица? Ей-богу, раньше вы производили впечатление более
благоразумного человека. Да неужели ж вы в самом деле поверили, что кости
женщины оказались в том самом месте, где шарахнула семьдесят лет спустя
молния, и это спасло девчонку?
- Значит, все-таки это был подлог? - спросил Илья Петрович упавшим голосом.
- А вы что же, чуда хотели?
- Мне не чудеса нужны! Я обмана не приемлю!
- Как же вы в скиту-то жить собирались? Тут на каждом шагу, начиная со
старца, сплошной обман. Беда с вами, интеллигентами, как втемяшится что в
башку, хоть кол на голове теши. Из университетов - в яму норовят. Но чуть
что не по ним, сразу бунтуют.
- Убедите их отпустить ее!
- Это бесполезно.
- Тогда помогите бежать - ведь вы свободны.
- Я не хочу оказаться по соседству с вами или же быть привязанным голым к
сосне на съедение комарам. Они с нее не спускают глаз.
- Что они собираются сделать? Вам известно?
- Полагаю, что скоро в этом благословенном месте вспыхнет большой костер и
запахнет человечьим мясом.
- Господь этого не допустит.- Илья Петрович поднял на Люппо безумные глаза.
- Господь уже столько всего допускал, что надеяться на Него было бы по
меньшей мере легкомысленно. Хозяин наш, как и самые верные его поклонники,
любит кровь.
- Неправда, Он милосерден.
- Он жесток, Илья Петрович, запомните это. В этом Его сила и правда. Вы
никогда не задумывались над тем, что все эти войны, аварии, катастрофы,
эпидемии, взрывы, которыми переполнена человеческая история, есть не что
иное, как дань, которая берется с людей за то, чтобы был продлен срок их
существования? Бухара станет просто еще одним жертвоприношением в
общечеловеческую свечу.
- А вы пришли смотреть на агонию этих людей, чтобы потом прибрать к рукам их
богатство?
- Ничего-то вы так и не поняли, глупый директор. У меня в этой драме иная
роль. У нас есть немного времени, и я хочу напоследок развлечь вас беседой,
которую мы когда-то так и не окончили. Я глубоко равнодушен к людям, которые
мне не подобны, но к вам чувствую странное влечение. Этакую смесь любви и
ненависти, которую не испытывал еще ни к кому. Даже к тому безумному,
возомнившему себя Микеланджело. Быть может, дело в том, что вы девственник.
Вы ведь девственник, Илья Петрович? Так вот я хочу вам кое-что сказать. Как
белый голубь белому голубю. Из этой ямы вы все равно никогда не выберетесь,
вы прожили жизнь бестолковую и погибнете вонючей смертью, но я хочу, чтобы
вы знали: то будущее, ради которого вы жили и к которому стремились, та
сила, которую вы искали и которой хотели служить, она - за мною.
- За вами нет ничего! - сказал директор яростно.- Вы лжепророк!
- Что есть ложь? - спросил Люппо насмешливо.- Неужели вы не видите, что
граница между правдой и ложью мало кого сейчас интересует? В прошлые эпохи
люди искали истину и за нее клали голову на плаху - нынче же истина
растворилась как соль, и умирать за нее никто не хочет. Современный человек
живет в мире устоявшихся представлений, как слепой с собакой-поводырем, и в
этом находит счастье. Любой шарлатан или сумасшедший, объявляющий себя
целителем, святым, пророком, гуру, способен нынче собрать целые стадионы.
Бывший милиционер провозглашает себя Христом, и по его мановению люди
бросают все и идут на край света в верховье Енисея. Комсомольская активистка
объявляет себя Богородицей, и тысячи готовы сгореть живьем по ее призыву.
Толпа взбесилась и ищет, за кем бы ей последовать. И она права, ибо стала
громоздка и неуправляема, и не что иное, как инстинкт самосохранения,
толкает ее в объятия вождя. Но в отличие от всей этой публики в нашем
одичавшем мире я один знаю радикальное и действенное средство, как обуздать
в человеке зверя. И когда настанут времена всеобщего скотства, а, поверьте
мне, они обязательно настанут, ибо то, что происходит сейчас,- ничто по
сравнению с тем, что нас ждет, когда похоть окончательно победит человека и
все погрузится во тьму инстинктов, то сюда по лесным дорогам бросятся не
Бога взыскующие, не чающие озарения духовного, но самые обычные люди,
ищущие, как выжить и уберечь детей. Здесь, где не режут, не убивают, не
насилуют, станут искать прибежища. И я это прибежище дам всякому, и та цена,
которую за это потребую, не покажется никому чересчур высокой. Я все
рассчитал, прежде чем поставить на кон свою судьбу. Дайте мне время, за мной
пойдут миллионы, и те, кто меня изгнал, меня призовут. У них просто не
останется другого выхода, когда армия и полиция выйдут из их повиновения,
когда никакие заборы не удержат их от взбесившейся толпы. Они придут ко мне
на поклон, и я куплю их, и они будут мне служить и вместе со мной управлять
миром, пока не прозвучит финальный гонг. Я сотворю новое человечество,
оставив несколько сотен скотов для размножения, которых будут держать в
клетках и водить на случки, а остальные миллионы будут совершенными и
свободными. Это из них я создам империю, которая будет разрастаться, пока не
охватит столько земли и столько людей, сколько я смогу вместить, и ее я
положу к подножию Творца, Который не сможет отринуть мой дар. Вас я не
приглашаю, Илья Петрович,- вы отказались однажды от моего приглашения, и
повторного не последует. Но до конца дней своих, сидя в этой вонючей яме, вы
будете об этом жалеть. Я буду кормить вас объедками со своего стола и
свидетельствовать перед вами о своей силе.
- Послушайте,- произнес директор дрожащим голосом,- на вашей совести много
зла. Но, если вы спасете хотя бы ни в чем не повинную девочку, вам простится
многое из того, что вы сделали.
- Не вам судить, что я сделал. Позаботьтесь лучше о собственных грехах.
- Я знаю, что они никогда не простятся. Но дело ведь не во мне.
- Как же это не в вас? Без вас история Бухары не смогла б завершиться.
- Спасите девочку!
- За нее не беспокойтесь,- сказал Люппо, и бровь над его выпуклым глазом
дернулась.- Ей будет уготована особая роль. Я принесу ее в жертву Хозяину,
ибо она слишком напоминает мне ту, из-за которой я претерпел когда-то боль.
Лицо его вдруг исказила гримаса судороги и отвращения.
- Вы ничего не видите? - воскликнул он нервно.
- Что я должен видеть?
- Знакомого вашего. А, дьявол... Нервы ни к черту! - пробормотал Люппо и
торопливо зашагал в отведенную ему избу.

Первый раз Бориса Филипповича принимали в Бухаре так плохо и давали понять,
что каждый лишний кусок хлеба, который он съедает, предназначен не для него.
В обед отощавшая баба хмуро приносила ему тарелку пустого супа, сваренного
из полуистлевших листьев капусты. Поначалу он несколько раз тыкал ложкой в
несъедобное варево, где вместо мяса плавали черви, и отодвигал тарелку, но
больше еды не было. Он скучал и устал от этого однообразия, но старец
Вассиан до сих пор не удостоил его личной беседой. Люппо видел старца только
мельком, и Вассиан держался неприступно, будто ничто их не связывало.
В соседней комнате кто-то долго и нудно вычитывал правило. Хотелось достать
трубку и закурить, но Борис Филиппович боялся, что запах табака может быть
услышан. Он вышел на улицу. Был долгий летний вечер, душистый, душный и
теплый. Пахло сеном, ленивые облака висели над землей, природа точно
оцепенела и остекленела, мужики с тоской глядели на небо - все ждали дождя,
но ничто не предвещало перемены погоды. Борис Филиппович вернулся в избу,
достал из рюкзака папку и открыл ее. В папке лежал плотный конверт с
фотографиями, которые он выкрал у скульптора и с которыми не расставался ни
днем, ни ночью. От частого использования фотографии потерлись, но краски
сохранились. Он повертел их в руках, и на губах у него появилась неприятная
улыбка, глаза заблестели, дыхание участилось, он заерзал на стуле и
задрожал.
Неслышно отворилась дверь, Борис Филиппович вздрогнул, повернулся и увидел
старца. Резким движением Люппо скинул фотографии, и это движение не укрылось
от Вассиана.
- Зачем ты пришел? - спросил старец враждебно.- Я же сказал тебе, что больше
в твоих услугах не нуждаюсь.
Выпуклые глаза Люппо сузились.
- Что ты хочешь мне сказать? Говори быстрее и уходи.
- Видите ли, Василий Васильевич...
- Не смей меня так называть!
- Как вам будет угодно. Я пришел сказать вам о том, что ожидает Бухару.
- Я и без тебя это знаю.
- Вы не представляете всего,- покачал головой Люппо.- Двадцать лет вы не
были в миру и не знаете, до какой степени он изменился. Никто больше не
будет вас преследовать и изгонять. Даже если вы уцелеете сегодня, завтра вас
разыщут и купят на корню, как купец Лопахин купил вишневый сад. На этом
месте построят кемпинг, откроют охоту и экскурсии по лагерям для иностранных
туристов и русских толстосумов с непременным посещением экзотического скита.
А заодно организуют бордель, куда рано или поздно сбегут все ваши девицы.
Это вам не какой-нибудь несчастный леспромхоз. Против этого вы не устоите.
- И это все, что ты хотел сказать?
- Нет, не все,- раздельно произнес Борис Филиппович.- Если вы захотите, то
завтра на этой поляне сядет вертолет с продуктами. И будет садиться здесь
каждый месяц или чаще - ровно столько, сколько потребуется. Вы получите
новые ружья, патроны, порох и сети. Вы сможете наладить ремесла и торговлю,
официально зарегистрируетесь, выкупите у государства эту землю и ее
окрестности. У вас будет достаточно средств на то, чтобы нанять охрану, и
никто посторонний не проникнет сюда и не уйдет отсюда.
- Что ты за это потребуешь? - спросил старец угрюмо.- Опять иконы?
- Нет.
- Что?
Люппо наклонился к нему, его глаза налились синевой, и, задыхаясь, он
произнес:
- Чтобы вы все приняли огненное крещение Господа нашего Исуса Христа, без
которого нет спасения души. Смотрите сюда. Ну!
Резким движением Борис Филиппович приспустил брюки. Старец вздрогнул и
попятился.
- На моем теле есть знак - оно свято! - выкрикнул Божественный Искупитель
исступленно.- И мне, а не вам должна принадлежать здесь власть, которую вы
захватили обманом. Ваша жертва - ничто по сравнению с моей.
Вассиан оцепенело смотрел на него.
- Я наследник "Белых голубей", я хранитель истинной веры и завета, своей
жертвой я искупил собственный грех и грехи человеческие. И мое тело есть не
подложные, а истинные мощи, которые я вам открываю.
В глазах его старцу почудилось что-то неестественно сильное и подавляющее.
- Вот он, единственный путь к спасению,- прошептал Борис Филиппович.-
Другого, сколько ни мудрствуйте, нет и не будет. Последуйте за мной не из
страха и не по принуждению, но по вольному выбору, и вы станете свободны и
бессмертны.
- Ты впал в безумие. Что тебе затерянная в лесах деревня?
- Сто лет назад ваши старцы отвергли нас, нынче же пришла мне пора получить
все сполна и собрать жито в житницу.
- Оставь нас! - Вассиан поднялся и хотел выйти, но Борис Филиппович
неожиданно проворно вскочил и совсем другим голосом заговорил:
- Иного способа спасти общину от голода и распада у вас нет. Я буду ждать до
тех пор, пока вы не начнете есть друг друга и свои трупы. И помните:
вертолет может приземлиться здесь по первому вашему требованию. Подумайте об
этих людях, Василий Васильевич. Игры кончились - тут же дети, тут девушка,
которую завлек сюда этот полоумный. Да и сам он в яме неизвестно сколько еще
продержится. Неужели вы рискнете брать на себя ответственность за гибель
стольких людей?


Глава V. Перебежчик

В небольшой, намоленной и увешанной иконами часовне, где в прежние времена
горели всегда лампадки, а теперь не осталось ни капли масла и чадили лучины,
старец Вассиан не торопясь отбивал поклоны. Рядом отрок вычитывал молитву.
Больше в часовне не было никого - был тот полуденный час, когда старец
уединялся в моленной. Отрок устал, но продолжал читать привычные слова,
скользя глазами по старым буквам. Несколько раз старец, не оборачиваясь,
поправлял его. Все было обычно и буднично. Еще один вечер, общая молитва в
часовне и сон.
Ковчег Бухара плыл по житейскому морю, уже двадцатый год ведомый старцем
Вассианом, и до тех пор, пока наставник направлял его через соблазны и
прелести, в людях жила уверенность, что каждый из них достигнет
спасительного брега. Они вверили себя старцу, как больные врачу, и
беспрекословно делали все, что он им велел, но никто на борту не знал, что
грозный, не ведавший снисхождения, жалости и сомнения кормчий в
действительности невыносимо страдал и, помимо одной, благочестивой,
безупречно строгой и не признававшей никаких послаблений, жизни жил иной,
тщательно ото всех скрываемой.
Эта другая жизнь начиналась для него вечерами, когда он выходил из
просторной на высоком подклете избы, шел на берег озера и в лодке выплывал
на маленький каменистый островок с одиноко торчащей сосной. На этом островке
вскоре после своего возвышения старец велел поставить отдельную молельню и
проводил там много времени, как полагали в скиту, в долгих молитвах и
умервщлении плоти, но в действительности - в душевном отдохновении и покое.
Это было единственное место, где он мог расслабиться и перестать чувствовать
себя наставником.
Старец разжигал костерок, кипятил чай и украдкой от всех включал
радиоприемник. Он жадно слушал треск в эфире, мелодии, голоса дикторов,
отзвуки спортивных состязаний и представлял далекие города и страны. Этот
приемничек был единственной радостью в его небогатой на развлечения жизни,
но, как ни экономил он батарейки, не позволяя себе прослушивать радио более
получаса, а потом и вовсе сократив это время до пяти минут, приемника
хватило ненадолго. Однако привычку ездить на остров он не утратил. Там он
был предоставлен сам себе, но там же, как нигде в другом месте, он
по-настоящему ощущал одиночество и заброшенность - то самое беспомощное
одиночество, которое подметил когда-то в его глазах проницательный Илья
Петрович. Старец смотрел на небо бесцельным взором и с ужасом думал о том,
что завтра начнется новый, похожий на тысячи предыдущих день.
И причина этого одиночества и тоски была в одном: старец Вассиан, продливший
существование Бухары, человек, досконально знавший все тонкости ее
богослужения, не верил в древнего византийского Бога с усеченным именем
Исус, которому отдал свою уже близившуюся к завершению жизнь. Это болело в
нем рваной раной и обессмысливало все им содеянное.

Задолго до начала описываемых событий по глухим деревням Архангельской
области, по Печоре и ее притокам вплоть до самого Урала ходил высокий,
худощавый человек, собиравший в старых, темных избах рукописные книги. Он
покупал их у ветхих старух или у их спившихся наследников, но ни тех, ни
других никогда не обманывал и платил за книги сполна. Человека этого звали
Василием Васильевичем Кудиновым. Он окончил Московский университет и по
образованию был историком.
В ту эпоху благословенных шестидесятых годов собирание книг и икон сделалось
среди интеллигенции занятием довольно модным, так что ни одна уважающая себя
образованная семья без деревенского образа столичной квартиры не мыслила.
Превеликое множество дипломированного жулья шаталось по безлюдным северным
деревням, покупало за бесценок работы, в которых ничего не понимало,
украшало ими стены и книжные полки, продавало, обменивало и сбывало товар за
границу. По этой причине с каждым годом икон и книг становилось все меньше,
и часто случалось, что научные экспедиции приезжали обследовать глухие края,
когда все самое ценное было вывезено или же наглухо припрятано от охотников
поживиться ходким товаром.
Тактика, избранная Кудиновым, была по-своему очень умной. Он ездил всегда
один и, заходя в избу, никогда не начинал с прямого вопроса-просьбы, может
ли хозяйка продать или обменять книгу или икону, а расспрашивал ее про
жизнь, про детишек, про огород и про скотину. Василий Васильевич обладал
приятным густым голосом, умел расположить к себе людей, и годами не
слышавшие доброго слова женщины охотно ему обо всем рассказывали. Он
выслушивал их жалобы на местную власть, обещал помочь и действительно
помогал, ходил в поселковые советы, в правления совхозов и колхозов,
потрясал столичным мандатом, которого по старой памяти в провинции боялись,
и выбивал для пенсионерок дрова, комбикорма, сено для коровы и деньги на
ремонт покосившихся изб. Когда же совестливые старухи хотели его
отблагодарить, он просил за труды старые книги, подробно объясняя, что они
нужны ему не для наживы или домашнего украшения, а для научных целей.
Кудинов выезжал обычно в конце весны и странствовал до самых холодов.
Ночевал он где придется, ни дальние расстояния, ни отсутствие дорог его не
смущали, и он забирался в самые глухие края, на стыки районов и областей, в
междуречья, где приезжих не видели годами. Он был упрям и принадлежал к той
редкой, почти уже исчезнувшей в наше время породе людей весьма цельных,
требовательных и к себе, и к другим, не признававших никаких компромиссов и
не имевших снисхождения к человеческой слабости.
Видимо, поэтому однажды у него вышел конфликт с директором института, после
того как тот воспользовался в своей работе кудиновскими материалами без
указания на источник. В сущности, это был рядовой случай, но для
категорически мыслившего Василия Васильевича он оказался ударом не столько
даже потому, что ему было жаль своего труда, сколько потому, что принес
разочарование в людях науки, которых до этого он боготворил. Самолюбивый
ученый не пожелал слушать добрых советов и увещеваний, будто бы в научном
мире все так делают, интеллектуального воровства не потерпел и от
влиятельного шефа ушел, закрыв для себя тем самым путь к совершению научной
карьеры и унеся стойкое отвращение к академической среде.
Сокровенная кудиновская мечта сказать свое слово в науке, однако, не угасла.
Василий Васильевич устроился на ни к чему не обязывающую его работу
внештатного корреспондента в журнале "Наука и религия", писал раз в месяц
дурацкие статейки на темы атеистической морали, а весной продолжал
отправляться в одиночные экспедиции в поисках материала для научной работы,
которой хотел потрясти мир.
Он был неутомим и, случалось, действительно возвращался с редкой находкой,
но, в общем, удачи выпадали ему нечасто. С каждым годом открытые северные
старики становились все более хмурыми и необщительными, все реже его пускали
в дом, и не было речи не о том даже, чтобы купить или получить в подарок
книгу, но попросить кружку молока. Порой после долгих бесплодных дней и
многих километров таежного пути к нему приходило разочарование и мелькала
мысль завязать с этими странствиями, остепениться и пойти на поклон к шефу,
который, чувствуя некоторую свою вину, не раз делал косвенные предложения о
заключении мира на выгодных для гордеца условиях. Но он все откладывал и
откладывал окончательное решение до тех пор, пока однажды в отдаленной
деревне печальная беззубая старуха, зорко оглядев заросшее бородой
кудиновское лицо, не спросила:
- А ты, батюшко, часом не поп?
Кудинов покачал головой.
- Жаль,- сказала старуха.- Иконы - что? Просто доски. Я бы их тебе отдала,
да и книги отдала бы, если б ты старика моего отпел. А может, ты поп
все-таки, да скрываешься? Так ты не таись, я никому сказывать не буду.
И тогда у корреспондента атеистического журнала сверкнула замечательная
мысль, такая простая и очевидная, что он удивился даже, как она не пришла
ему в голову раньше.
Всю зиму Кудинов исправно ходил в церковь, приглядываясь к тому, как служат
священники, он внимательно наблюдал за всеми их действиями, а в особенности
за требами, сверяя все происходящее с настольной книгой священнослужителя,
взятой им в редакционной библиотеке. И то, что поначалу виделось таким
мудреным и сложным, оказалось в конце концов достаточно простым.
В следующий свой сезон он отправился за книгами в новом качестве, выдавая
себя за опального священника, собирающего пожертвования на подпольную
церковь в городе Галиче. Первый раз, когда он надел рясу, его вдруг тронуло
холодком и мелькнуло в голове, что все это не просто так и за свой обман он
расплатится когда-нибудь по самой высокой цене. Но ради той цели, которую
самозванец перед собой поставил, он был готов пойти на все и тревожное
предчувствие отогнал.
Он крестил младенцев и отпевал стариков, его приглашали, когда заболевала
скотина, он служил молебны за здравие и панихиды. Перед ним распахивались
все прежде наглухо закрытые двери: из подполья, из старинных кованых
сундуков и деревянных ларей ему доставали книги и образа. И в глазах этих
старух было столько немой благодарности, что черствое сердце собирателя
смягчалось и, уходя из покосившихся, обреченных на скорую гибель вековых
изб, от женщин, десятилетиями не видевших в медвежьих углах пастырей
бросившей свой народ Церкви, он думал о том, что если Господь и в самом деле
существует, то совершенные им таинства обретут спасительную силу и не будут
поставлены в вину ни ему, ни тем бедным, никому не нужным старухам, которым
он дарил надежду и утешение.
Со временем он даже перестал считать себя самозванцем, и ему действительно
стало казаться, что когда-то он служил в городе Галиче и был уволен из-за
происков местной власти. Он претерпевал на своем пути немало приключений,
случалось, его разоблачали, забирали в милицию и даже пытались привлечь по
статье, но благодаря редакционной ксиве и непосредственному заступничеству
из Москвы, где о его маскараде знали и находили затею очень забавной, все
эти перипетии заканчивались счастливо. Лжеиерей кочевал из района в район,
время от времени снабжая редакцию заметками об атеистической работе в
глубинке.
И все-таки настоящая удача к нему так и не пришла. Все, что он находил, уже
было сотни раз исследовано и описано, в лучшем случае он мог рассчитывать
только на частности. А в то, что истинная наука, как говаривал его
провинившийся учитель, именно из частностей и состоит, безрассудный ученик
так и не уверовал и надежды совершить великое открытие не терял.
Однажды во время своих странствий, разговорившись с одним рыбачком, Кудинов
услышал о деревне со странным названием Бухара, затерянной далеко в тайге.
Рыбачок это знал наверняка, ибо дед его был православным священником,
который долгое время возле Бухары служил, желая обратить ее жителей в свою
веру. В этой-то Бухаре, как сказал ему старик, хранится громадное количество
книг, но воспользоваться этим не может никто, ибо сектанты никого к себе не
пускают.
Словоохотливый рыбарь рассказал Василию Васильевичу немало баек о счастливой
участи скита, избежавшего продразверстки, о травнице Евстолии и сгоревшем
коновале. С той поры Бухара сделалась целью Кудинова, и он решил туда
проникнуть, но не как ученый, а сочинив для этого случая подходящую легенду,
чтобы расположить бухарян к себе. Все это было с его стороны большим риском.
Бог знает, чем ему грозило разоблачение: сектанты, судя по всему, были люди
суровые и обмана не потерпели бы, но ничто не могло его остановить.


Глава VI. Подлог

Поначалу Кудинов чувствовал себя в Бухаре не то цивилизованным
путешественником, попавшим в плен к туземцам, не то лазутчиком, заброшенным
во вражеский лагерь. Благодаря его замечательной и ничем не объяснимой
осведомленности бухаряне полуфантастическому рассказу о енисейском ските,
откуда он якобы был родом и куда чудесным образом докатилась слава их
родины, поверили. Однако выстаивать долгие томительные службы в темной
часовне, питаться скудной пищей, соблюдать все посты и разделять
повседневные тяготы лесной жизни оказалось невероятно тяжело. Много раз ему
хотелось все бросить и исчезнуть, но он понимал, что другого такого шанса
судьба не предоставит ему нигде и никогда. Он полагал сначала, что проживет
в скиту несколько месяцев и этого будет достаточно, но чем больше жил среди
затворников, тем меньше его собственная цель казалась ему желанной.
Он полюбил Бухару, ее избы, озеро, тайгу, он полюбил этих людей, которые
были близки самой его страстной, непримиримой и непрощающей натуре. Они были
отвергнуты большинством так же, как был отвергнут когда-то он, и, как он, не
пошли на поклон к сильным мира сего. В сущности, Василий Васильевич сделался
раскольником задолго до того, как провидица судьба привела его в скит. Но
тогда же он понял, до какой степени истончилась стена, отделяющая бухарян от
мира, как трудно им выжить в стране, где население более веровало и ждало
пришествия коммунизма, нежели Христа, где, как ему казалось, те самые люди
науки, к которым он имел несчастье принадлежать, для удовлетворения научных
амбиций и интеллектуальных потех превращали в объект изучения то, что было
для других святыней. Так на смену прежней честолюбивой мечте вынести из
Бухары все, что в ней было, и прославить себя в научном мире пришла другая,
быть может, более достойная: этому выносу воспрепятствовать и от научного
мира Бухару уберечь.
Он мог гордиться собой - ему удалось сделать все и даже больше, чем он
намеревался. Он остановил самый ход истории, и никто не был властен ему
помешать, при нем Бухара поднялась и окрепла. Но, когда на двенадцатом году
Вассианова правления в соседнем поселке появился молодой, энергичный
директор и попытался заставить скитских детей ходить в школу, старец понял,
что у него появился достойный противник. Илья Петрович с его верой в науку и
прогресс, с его увлечениями и убеждениями принадлежал к миру, который
нынешний Вассиан ненавидел, наступлению которого изо всех сил противился,
ибо для него образованные люди были не абстракцией, но той средой, которую
он знал и от которой претерпел незабытое и непрощенное зло.
Так потянулись новые долгие годы - старец ждал, когда директор сломается,
сопьется, уедет: много их здесь поменялось на его веку - одни отрабатывали
три года по распределению, другие не выдерживали и этого срока. Но Илья
Петрович никуда не уезжал, и Вассиану порой казалось, что он не выдержит и
сбежит первый или же однажды придет к Илье Петровичу и откроет опостылевшую
ему тайну самозванничества, всласть наговорится с ним обо всем и наслушается
радио.
От проведенных им без веры сотен часов в молитвах, от безблагодатных постов
он чувствовал себя невероятно утомленным. Он был болен, тосковал, и ему
хотелось хотя бы на время вырваться отсюда и перестать таиться. Ему хотелось
вернуться в мир, из которого он давно ушел, получить от этого мира
какую-нибудь весть, снова услышать море звуков, треск и шорох в радиоэфире.
Но откуда было этому взяться? Его окружали замкнутые, умные и хитрые люди,
следившие за каждым его шагом. И казалось ему порой, что никакого другого
мира и вовсе не существует.
Но однажды случилось невероятное. Поздним осенним вечером он шел по лесной
дороге к озеру, как вдруг его окликнул незнакомый голос:
- Василий Васильевич?
Старец вздрогнул и впился глазами в вопрошающего, но чистое, гладкое лицо
осталось совершенно безмятежным. Никогда раньше этого человека Вассиан не
видел, и знать его тот не мог. Старец хотел поворотиться и пойти дальше,
однако неприятный высокий голос спокойно и даже как-то буднично продолжил:
- Вы меня не знаете, это верно. И я вас тоже. Но я вас вычислил. Ваша ничем
не оправданная ревнивая неприязнь к научникам заставила меня подозревать,
что здесь что-то нечисто.
Старец не двигался и гневно смотрел на него.
- Я аплодирую вашей стойкости и предлагаю вам заключить маленькую сделку. Я
обещаю хранить вашу тайну и буду помогать вам. Вы же, в свою очередь, будете
позволять мне приходить сюда, когда мне заблагорассудится, присутствовать на
богослужении и жить в скиту столько, сколько я захочу.
Вассиан молчал.
- Василий Васильевич, мне не надо от вас ничего. Я не ученый и не буду
посягать на вашу интеллектуальную собственность - меня интересует лишь
кое-что из духовного опыта и дисциплины бухарян,- говорил между тем
незнакомец, нимало не смущаясь пронзительного взора, которого не мог
выдержать ни в скиту, ни в миру ни один человек.- Вы можете абсолютно
доверять мне. Никто не узнает вашей тайны. Напротив, кое в чем я смогу быть
вам полезным. Другой подобной возможности у вас не будет никогда. Скажите
мне, не нужно ли вам чего-нибудь?
Старец хотел поворотиться и уйти, но против его воли губы разжались и он
произнес:
- Принесите мне батарейки для радиоприемника.

Неведомый Вассиану пришелец идеально подошел для той роли, которую сам себе
назначил. Он не только привозил в Бухару батарейки, газеты, научные журналы
- он привозил самый дух оставленного Кудиновым мира, толковал на свой лад
происходящие в нем перемены, и мало-помалу старец полюбил беседовать с этим
немного циничным, но остроумным человеком. Бывший ученый изжил в себе многое
из того, чем был наделен от рождения, но одно в нем осталось и было
неистребимо - он был любопытен.
Там, в огромной стране, умирали и нарождались новые вожди, страна воевала,
расправлялась с инакомыслящими и инаковерующими, она изгоняла тех, кто не
хотел смириться с ее ложью, она по-прежнему дремала, но под спудом этой
дремы ощущалось таинственное, неведомо во что могущее вылиться течение. И,
размышляя над всем этим, старец думал порой, что, быть может, когда-нибудь
его Бухаре надлежит еще сказать свое слово в человеческой истории. С
некоторых пор он стал глядеть на историю как на осуществление Божьего
замысла о человеке и человечестве, полагая, что судьба каждого этому замыслу
должна быть подчинена, и даже свое самозванство рассматривал как исполнение
этого замысла.
Однако шло время, ничего не происходило, только с каждым годом он все острее
чувствовал, что община устала и нет у нее больше сил сопротивляться течению
жизни. Директор школы наступал, Бухара выходила из повиновения, и бунт был
неизбежен. Надо было идти либо на какие-то послабления, либо на чрезвычайные
меры.
Однажды у него вышел разговор с Борисом Филипповичем. Это произошло вскоре
после той страшной грозы на Илью-Пророка, когда странным и необъяснимым
образом уцелела девочка из леспромхоза.
- Что вы об этом скажете? - деловито осведомился гость.
- Господь подал знак, но люди по своим грехам и маловерию не могут его
распознать.
- Их следовало бы к этому подтолкнуть.
- К вере подтолкнуть нельзя,- сказал старец печально.
- Отчего же? - возразил пришелец.- История часто доходит до нас в виде мифа,
и иногда бывает неплохо эти мифы вспоминать и обращать в свою пользу.
- Выражайтесь яснее! - сказал Вассиан раздраженно.
- Возьмите, например, историю с травницей. Никто не знает теперь достоверно,
была ли она на самом деле святой, или же обыкновенной смазливой бабенкой,
которая бегала на свидание с полюбовником, а потом изменила ему и была из
ревности убита. Но какое это имеет значение? В памяти у людей сохранилась
красивая легенда. Ее мощи, будь они теперь найдены, могли бы послужить для
благого дела.
- Вы знаете, где они лежат?
- Я знаю, где они могли бы лежать.
- И дерзнете совершить подлог? - спросил старец, помолчав.
- Почему нет? Вас смущает нравственная сторона этой истории? Но чем ваше
лжестарчество лучше? Будьте последовательны, Василий Васильевич. Сказавши
"а", найдите мужество сказать "б".
Старец пристально посмотрел на него, но понять что-либо в непроницаемых
глазах было невозможно, и Вассиану вдруг сделалось страшно. Он ощутил в душе
какой-то мистический холодок, подобный тому, что испытывал иногда во время
самых торжественных служб, когда читал Евангелие.
В тот же вечер он отправился на островок. Но против обыкновения не развел
костер, а зажег свечи и стал молиться. Это был первый раз, когда он молился
не на людях, выполняя как бы необходимую работу, а в одиночестве молился
робко и горячо. Старец мысленно просил прощения и благословения у бедной
женщины, которую поминали они в своих ектиниях, за то, что теперь желал
воспользоваться ее именем. Он был искренен и растерян и все время глядел на
небо и просил знака. Он ждал этого знака без малого двадцать лет, ждал
осуждения или одобрения своего обмана. Ему казалось в эту минуту, что может
произойти все, что угодно,- разверзнуться небо, упасть ракета и поглотить
грешника. Смутно мерцали звезды, ночь была лунная - Вассиан ждал. Он был
готов уверовать, если бы только чудо произошло и кто-то подал ему знак. Но
небо молчало, и не было никакого просвета или разрыва.
В далеких избах погасли керосиновые лампы, Бухара отошла ко сну, и два
лазутчика отправились к тому месту, где ударила в дерево молния. Они шли
скорым шагом по лесной дороге. В небольшом рюкзачке у одного из них лежали
кости безвестного узника ГУЛАГа, которым надлежало стать прославленными и
чудодейственными. Преступники подошли к сосне и стали копать. Несколько раз
лопата натыкалась на камни - они были разбросаны здесь повсюду, и план
выкопать ложную могилу не удавался. При внимательном рассмотрении самозванцы
обнаружили нечто вроде небольшого холмика, окруженного валунами. Действовать
надо было очень осторожно и быстро. Августовская ночь едва ли длилась больше
двух часов. Они сняли дерн и углубились в яму. Копали больше часа, и все это
время тревожное чувство не покидало старца. Ему казалось, что теперь он
вторгается в область запретного, неизвестного. И очевидно было, что после
этого обмана надо будет уйти. Неожиданно лопата звякнула о что-то
металлическое. Люппо достал фонарик.
- Черт возьми! - воскликнул он.- Там, кажется, кто-то уже лежит.
Старец нагнулся и увидел завернутый в промасленную холстину ящик. Они
поднесли фонарь и подцепили крышку.
В следующее мгновение Вассиан упал ниц перед разверстой могилой. Он обхватил
руками голову и сжался в комок: вера, так долго удерживаемая в глубине его
души, хлынула, как кровь из горла. Он в исступлении целовал землю и твердил:
"Господи, помилуй, Господи, помилуй",- и так без счета. Напарник его стоял в
стороне, он глядел на распростертого неофита большими задумчивыми глазами, и
его влажные губы шевелились.
- Интересно,- пробормотал он,- какова, по-вашему, вероятность подобного
совпадения? Один к миллиону?
- Изыди от мене, сатана! - гневно блеснули глаза старца.
- Да погодите меня гнать,- пробормотал будущий Божественный Искупитель.
Он посветил фонариком вокруг и еще раз оглядел найденный в яме ковчег. Луч
выхватил подрубленные корни сосны и засохший срез.
- Смотрите сюда! - сказал он, толкнув коленопреклоненного старца. - Сдается
мне, что нас кто-то опередил.


Глава VII. Харон

Неслышно вошел келарь и стал равнодушно глядеть на молящегося.
- Что тебе? - спросил Вассиан, поднимаясь с колен.
- Все ждут твоего слова,- сказал келарь негромко, но по телу наставника
пробежал озноб: он догадывался, но никогда не думал, что дело дойдет до
того, о чем спокойно и буднично объявил низенький невзрачный мужичок.
- Этого нельзя делать,- произнес старец.- Такая жертва никому не нужна.
Келарь исподлобья смотрел на него.
- Ты чужой для нас,- произнес он тихо.- Ты был всегда чужим и никогда нас не
понимал. Ты жалеешь нас как человек, в котором нет веры, и жалость твоя, яко
лжа.
- Как ты смеешь?!
- Я слышал твой разговор со скопцом. Я знал давно, что ты самозванец, но я
тебе не мешал, потому что ты делал то, что должен был делать. Я следил за
каждым твоим шагом: как ты слушал богомерзкие голоса, вместо того чтобы
молиться, как принял чуждого нам человека и позволял ему присутствовать на
наших молитвах, как, омраченный неверием, ты разрыл землю в святом месте и
хотел подкинуть туда чужие кости. Если бы ты хоть раз оступился, я бы убил
тебя. Но все, что ты делал, ты делал для блага Бухары. Теперь ты должен
будешь сделать последнее. Не бойся за них - они более любят ту жизнь, чем
эту. За себя решай, как хочешь. Там, в часовне, есть потайной выход. Когда
все заволочет дымом, ты сможешь уйти. Но если ты не сделаешь того, что
должен, ты знаешь, что тебя ждет?
- Ты хочешь меня испугать?
- Нет. Я только хочу, чтобы ты сделал положенное. С тобой или без тебя это
все равно произойдет. Мы не можем более хранить нашу веру в чистоте и должны
последовать своему завету. И ты должен будешь им объявить, что час пришел.
Посмотри на улицу.
Старец выглянул в окно: перед часовней собралась вся Бухара - сорок человек,
ровно столько, сколько без малого триста лет назад сюда пришло и осталось
здесь жить. Маленькое и злое солнце зависло над их головами, но они как
будто не замечали его, лица их истончились, потемнели от голода и казались
плоскими, как изображения на иконе.
- Они действительно этого хотят?
- Да! - выкрикнул келарь.- Они хотят спасти свои души. Им нечего больше тут
делать. Господь призывает их к Себе.
- Нет,- качнул головой старец,- этого хочешь только ты. А Господь, кажется,
просто растерян и не знает, что Ему с нами делать.
- Уходи,- сказал келарь, нахмурившись.- Забирай все, что хочешь, и уходи. Ты
больше не нужен здесь, ибо только станешь смущать людей. Ты хочешь спасти их
тела, но если продашь хоть что-то, если впустишь сюда деньги, не удержишь их
и погубишь их души.
- Ты, кажется, хорошо понял то, что услышал сегодня,- промолвил старец
печально.- Но ничего не понял во мне. Зато я тебя понял.
Келарь угрюмо взглянул на него.
- Все эти годы за моей спиной ты правил людьми. Я был только твоей ширмой, и
даже меня ты смог обмануть. Это ведь ты подложил под сосну ковчег. Но
неужели ты не боишься, что за подлог ты будешь гореть в аду?
- Это не подлог. В ковчеге лежат мощи Евстолии.
- Откуда они могли там взяться?
- Их положил туда убийца,- нехотя сказал келарь.- Я знал место в лесу, где
они зарыты.
- И все годы молчал?
- Я ждал, как она велела, знака и перенес ковчег под сосну, потому что так
было угодно Богу. Он вел мою руку. И я сделаю все, чтобы довести их до
спасения и не уклониться ни на один из соблазнов.
- И здесь то же самое, что и там,- пробормотал старец тихо.- Все только и
делают, что друг друга обманывают.
- Не смей богохульствовать! - выпрямился келарь.- Здесь - воля Господа.
- Которую каждый толкует на свой лад. Что ж, Он вел тебя, будем считать, что
поведет и других.
- Что ты намерен сделать?
- Я дам им свободу выбора. Пусть каждый решает за себя сам.
Келарь хотел что-то сказать, но, не дожидаясь возражений, старец вышел.

Стоящие перед избой люди смотрели на него неподвижными слезящимися глазами,
и, глядя в эти глаза, он понял, что жизнь уже оставила их. Он медленно
переводил взгляд с одного лица на другое, и все они, молодые и старые,
одинаково изможденные, были уже неотмирными. Он искал хотя бы одно живое
лицо, за которое можно было бы уцепиться, но не находил - даже посеревшие от
голода младенцы казались старичками. И его вдруг пронзило острое осознание
своей вины - он снова чувствовал себя не старцем, но историком Василием
Кудиновым, который двадцать лет подряд с невероятным успехом проводил
научный опыт по остановке истории и теперь пожинал горькие плоды этого
эксперимента.
Вместо того чтобы спасти Бухару, он погубил ее каким-то хитроумным способом,
отняв у этих людей свободу и возможность следовать своей воле. Предложи он
им сейчас выбор, привыкшие к полному послушанию, они бы не вынесли этого
бремени. В тот момент ему захотелось упасть на колени и покаяться перед ними
за свой обман, пусть бы побили его камнями, как лжепророка, пусть кинули бы
в яму или привязали к дереву на съедение мошке. Но покаяние его - кому оно
было нужно?
Далеко над лесом появилась светящаяся точка, многократно отразившаяся в
сорока парах глаз, послышался гул, и когда ракета-носитель вонзилась в
стратосферу, то Вассиану почудилось, что небо дрогнуло и как будто
приоткрылось. Там, в полоснувшем глаза разрыве, на мгновение он увидел
невыносимо яркий свет и отблеск иного мира, где жил сочиненный некогда
корреспондентом атеистического журнала мужичонка с помятыми крыльями,
которого посылали в особо трудных случаях на помощь неопытным ангелам. Гул
ракеты стих, глаза у всех погасли, но старцу вдруг показалось, что все на
Земле не имеет смысла, если этого мира не существует и эти люди не могут в
него войти. И не нужно было никаких чудес, чтобы уверовать: все оказалось
очевидным, стоило только эту завесу приоткрыть. В сущности, то, что они
хотели сделать, было просто эвакуацией самым быстрым и безопасным способом
из погибельного, рушащегося мира. И даже если оно противоречило
установленным Небом канонам, все равно этих беженцев там не могли не принять
по законам обыкновенной гуманности и милосердия.
А люди стояли под солнцем и ждали помощи, как солнечными весенними днями
оставшиеся на отколовшейся и уменьшающейся в размерах льдине рыбаки ждут
вертолета, до рези в глазах всматриваются в белесое небо и вслушиваются в
бесконечное пространство.
Старец обнял взглядом их всех, посмотрел в глаза каждому и негромко - но в
наступившей тишине это прозвучало пронзительно и отчетливо - произнес:
- Потерпите еще чуть-чуть. Скоро вы будете со мною в раю и узрите Бога
Живаго.


Глава VIII. Спасатель

Август перевалил за середину, начался Успенский пост, но по-прежнему стояла
жара. Из колодцев ушла вода. Дождей не было уже больше месяца, не уродилось
ни грибов, ни ягод, птицы и звери двинулись на север, днем воздух
раскалялся, и даже ночь не приносила долгой прохлады. Быстро высыхала на
траве и листьях роса, и нечего было рассчитывать на то, чтобы сделать в
такое лето запасы на долгую северную зиму. Лес стоял черный и страшный в то
лето, когда прошло ровно семь тысяч и еще полтысячи лет от сотворения мира.
В картофельной яме, отделенный от воли толстыми бревнами и дощатым накатом,
закинув голову к небу, жадно молился Илья Петрович. Он не знал никаких
молитв и молился своими словами, истово и стремительно, боясь, что не
успеет.
"Господи, спаси ее,- твердил он,- никогда и ни о чем я не просил, но не
попусти ее смерти. Если Тебе нужны жертвы, то возьми меня вместо нее. Исус
Ты или Иисус, признаешь меня своим или нет, но сохрани девочку, как хранил
Ты ее столько лет".
Он чувствовал, что там, наверху, готовится совершиться что-то ужасное, и
собственное бессилие угнетало его. Никто из приносивших еду не заговаривал с
ним, никто больше его не посещал. Он кричал, что объявляет голодовку, звал
старца, осыпая его руганью и проклятиями, которые неизвестно как могли
появиться на устах интеллигентного человека. Ему нечего было терять, он
требовал, чтобы его убили, распяли или сожгли,- все было напрасно.
Но однажды ему показалось, что кто-то стоит и слушает его.
- Ты здесь? - закричал Илья Петрович.- Что же ты не идешь? Или ты струсил?
Ты боишься поглядеть мне в глаза? Ты понял, что завел всех в тупик, потому
что ваша вера всегда была тупиком! Вы выродились! То, что было хорошо триста
лет назад, нынче жалко. Но ты трус и боишься признать поражение. Я верил в
вас, я был готов положить для вас свою жизнь, а вы оказались миражем. Вы
жаждете только новой крови и для того завлекли сюда обманом невинную и
чистую душу. Вампиры! И ваш Бог, он тоже вампир. Он высосал из вас всю
кровь. Возьмите меня вместо нее! Я не осквернен ничем, кроме собственной
слепоты и доверчивости, но таковых грехов у Бога нет. Да падут на ваши
головы проклятия, да не примет вас ваше небо, да сгорят ваши души в аду,
если вы погубите девушку!
Он кричал и бил кулаками по стенам, пока наконец не обессилел и провалился в
забытье. Никого не было, и Илья Петрович вдруг так явственно ощутил это
одиночество, точно один остался во всем мире. Все куда-то шли, не стало
больше людей на земле, и ангелы, и демоны на небе сложили оружие и
примирились: брошенная, позабытая земля неслась сквозь черное пространство
со своим единственным пассажиром, до которого никому не было дела. Битвы,
страдания и страсти закончились - все, кому было суждено спастись, спаслись,
кому погибнуть - погибли, и только с ним не знали, что делать, и оставили
здесь. Он позвал матушку и, не услышав никого, тихо, обиженно, как ребенок,
заплакал.
Вдруг послышались чьи-то шаги. Илье Петровичу стало стыдно, что его рыдание
могло быть услышано, и он затих.
- Эй! - негромко позвал его незнакомый голос.- Ты свободен.
Узник встрепенулся и крикнул:
- Кто там?
Ответа не последовало, однако в темноте он заметил, что обычно задвинутая
крышка лежала неплотно, хотя, когда он засыпал, никакого света сверху не
падало. Он приподнялся и толкнул ее: крышка приоткрылась, и директора
окатило свежим воздухом. Не веря в происходящее, он с трудом, цепляясь за
выступы в стене, вылез из ямы. Рядом лежала котомка, а в ней спички,
несколько вяленых рыб, соль, сухари и картошка.
Кто был его освободитель, не было ли здесь новой ловушки, друг или враг
дарил ему свободу, человек или ангел, Илья Петрович не знал, но понимал одно
- нужно идти как можно быстрее за помощью к людям.
Никем не виденный, в темноте он покинул Бухару и скорым шагом пошел по
направлению к Чужге. Он не разрешал себе останавливаться на ночлег и изнурял
себя дорогой, как изнурял в темнице молитвой, прикладывал голову на два-три
часа и снова шел, и все равно ему казалось, что он идет слишком медленно.
После нескольких недель заточения ноги плохо слушались, он падал, поднимался
и снова шел. Жгучее солнце светило в глаза, и ему казалось, что он похож на
весельную лодку, выгребающую против течения. Иногда над головой пролетали
самолеты, след их таял - он узнавал дорогу, по которой несколькими месяцами
раньше вел Машу, и теперь чувствовал себя предателем оттого, что уходит один
и оставляет ее в опасности.
Он ускорял шаг, почти бежал по этим шпалам, от которых в разные стороны
расходились усы и лежневки, терял дорогу и снова возвращался. Но поселок был
далеко, а сил с каждым днем оставалось все меньше, и опять ему казалось, что
на земле он один.

Обессилевшего, упавшего на рельсы, Илью Петровича подобрали ехавшие на
"пионерке" поселковые и отвезли в Чужгу. Косматый, искусанный мошкой, он был
страшен и напоминал беглого зека. Днем он отсиделся на пилораме, вдыхая
запах свежего дерева, а под покровом ночи прокрался к знакому дому на
окраине поселка, где возле магазинчика толпился народ и бывший глава "Сорок
второго" вместе с женой отпускал товар.
Продавец критически поглядел на него и велел жене идти топить баню.
Всю ночь друзья сидели на окраине Чужги под рев мотоциклов, ругань, пьяные
песни и продавали водку подвыпившей братве, причем многим приходилось давать
бесплатно.
- Пидпалять,- сказал хохол горестно.
Когда все страждущие насытились, он выслушал историю, рассказанную ему
узником, но, к возмущению директора, сказал то же самое, что и Борис
Филиппович:
- Лыши их, Илля. Хай що хотять, те й роблять.
- Там моя ученица.
- Раньше треба було думаты про свою ученицю.
- Она заложница, а заложников во всем мире освобождают, чего бы это ни
стоило.
- И як ты соби це уявляеш?
- Пусть пошлют милицию, десант, армию - что угодно!
Хохол вздохнул и налил себе из бутылки.
- Мынулого року выдкололась крыжина з рыбакамы. Чоловик двадцять чи
трыдцять. Треба було послаты вертолит. Послалы. Вин годыну пролитав, тай и
все. Довше шукаты не став, грошей не було. Загинулы вси.
- Сколько это будет стоить? Дай взаймы!
- Кыбы я продав все, що маю, ледве выстачило бы грошей на дорогу туды. Так
що забудь их, Илля. Хочеш, продавцем тебе до себе визьму?
Директор молча поднялся.
- Де йдеш? Тоби видлэжатыся треба. Ты подывысь на себе - сами мощи, а не
чоловик. Кидь даколы треба помочи, що зможу - дам.
Илья Петрович вышел из дома. Мужчины, женщины, старухи, дети шли по улицам,
разговаривали, ругались, что-то покупали, но больше только глазели и купить
не могли. Они жили плохо, очень плохо, но худо-бедно жили, и с голоду никто
из них не умирал. А где-то там в тайге погибала целая деревня.
Всю следующую неделю он обивал пороги в Чужге и доказывал, требовал,
убеждал, но никому ни до чего дела не было. Те люди, которые некогда
приглашали его работать в райкоме партии, сидели на высоких должностях в
новых органах власти и говорили с ним через губу, а то и вовсе гнали прочь.
Снова сбывалось то, что говорил Борис Филиппович, и казалось порой беглецу,
что истина и ложь поменялись в мире местами, сбываются лжепророчества, а
пророчества не исполняются - все бессмысленно, и спасти не удастся уже
никого.
Он поехал в Огибалово, некогда закрытое и таинственное место, а теперь
известное всей стране. Но известность не принесла космодрому удачи. Там были
те же разруха и разворуха, что и в прочих местах преображенного Отечества.
На летном поле стояло десятка два вертолетов. Скучающие летчики сидели и
покуривали, с интересом и, как казалось рассказчику, с сочувствием слушали
его повествование.
- Ну, мастак ты, дядя, сказки рассказывать,- не выдержал наконец один из
них.
- Помогите им! - взмолился он.
- Заплатишь - полетим, а так, извини, батя, не выйдет.
- Что же мне теперь делать?
- Жди! Будет оказия - полетим.
Он сел на летное поле и уснул. Изредка взлетали и приземлялись вертолеты,
поднимая кучу мусора, слонялись голодные собаки. Сколько так прошло времени,
директор не знал - ему снова казалось, что он сидит в гнилом срубе. Жирные
мухи ползали по лицу, его прогоняли, но он снова приходил, и в конце концов
его оставили в покое.
Потом дали в руки метлу и заставили мести дорожки - все повторялось на
бесконечной спирали жизни.
А жара не спадала, летчики одуревали от духоты и пили водку. Но однажды
вечером что-то переменилось.
- Эй, батя! - крикнул один из них.- Тебе, похоже, повезло. Вышел на связь
клиент в сорок втором квартале. Через час вылетаем.


Глава IX. Лестница

С утра в Бухаре топились бани. Дым валил из окон, из дверей, из щелей между
бревнами, и издали можно было подумать, что пожар в деревне уже начался. Но
до огня оставалось еще несколько часов, и люди делали последние дела: мыли
дома и готовили одежду, доставая из древних ларей и сундуков самое дорогое.
В их движениях не было обреченности, напротив, чувствовалась небывалая
сосредоточенность. Никто не говорил между собой о том, что произойдет
вечером, в светлых утомленных глазах наступило успокоение.
К обеду деревня опустела. Замерла и природа, ничто не колыхалось ни в
воздухе, ни в воде, ни на земле: гладкое озеро лежало окруженное лесом и
хранило сонный покой. И только один человек в Бухаре находился в страшном
волнении.
Борис Филиппович ждал вертолета. Накануне у него пропали колдаевские
фотографии. Люппо перерыл все в избе, так ничего и не нашел, и его охватил
мистический ужас. Этот ужас в последнее время все чаще проникал в душу
Божественного Искупителя. Нечто непредвиденное стояло на его пути и
опрокидывало все замыслы и расчеты - и этим непредвиденным был элемент
случайных на первый взгляд совпадений, которыми была переполнена его жизнь.
Как некогда Илья Петрович ломал голову над тем, что произошло у межевой
сосны - было ли это чудом, обманом или невероятным совпадением, так и Люппо
теперь не мог уразуметь, почему люди, которых он использовал в своих целях,
сталкивались в громадной стране и цеплялись друг за друга, как шестеренки в
часах. Точно был кто-то еще, незримо направлявший ход жизни по своей воле, и
в исчезновении фотографий Борис Филиппович увидел свидетельство этой воли и
предостережение.
Он долго не мог уснуть. В избе было душно, зудели жадные комары, только под
утро навалился тяжелый и муторный сон. Ему приснилось, что сектанты завели
его в лес, привязали к дереву и оставили так до тех пор, пока тело не
распухнет от укусов и он не сойдет с ума от этой пытки. Натренированное
воображение сластолюбца даже во сне мигом представило все до буквального
ощущения. Он чувствовал веревки, режущие нежное, холеное тело, и ему стало
физически дурно при мысли, какая ужасная участь может его поджидать. Потом
ему привиделся Колдаев с пожелтевшим лицом и неподвижными глазами. Борис
Филиппович хотел проснуться, но сновидение было сильней. Он видел чердак в
ленинградском доме и снова ощущал страшную боль в паху. От этой боли он
заворочался: кто-то стал его трясти. Люппо с трудом раздвинул слипшиеся
веки.
- А, это ты? - проговорил он облегченно.- Как хорошо, что ты меня разбудил.
- Пойдем,- сказал Харон, легонько его толкнув.- Тебя хочет видеть старец.
- Зачем я ему?
Келарь ничего не ответил, и Борис Филиппович поежился. Несмотря на летний
зной, ему стало зябко. Он никогда не обращал внимания на этого угрюмого
человека, но сегодня что-то необычное почудилось Люппо в поведении эконома.
То ли был он непривычно чисто одет, то ли взгляд его был пронзителен, но
Божественного Искупителя охватил страх, бывший как бы продолжением ночных
кошмаров.
Ему подумалось, что непостижимым образом этому человеку известно о нем все,
начиная от того жаркого полуденного часа, когда на чердаке в доме на
Грибоедовском канале рассвирепевший дворник кастрировал жадного до острых
наслаждений молодого насильника, и до сегодняшних сокровенных мыслей и тайн
скопца.
Об этой стороне жизни Бориса Филипповича не знал никто. Лишь наиболее
приближенные и доверенные последователи учения постигали с его помощью, что
потеря детородного органа не означает угасания чувственного влечения, а,
напротив, делает его изысканнее и тоньше. Он учил апостолов ценить не само
удовольствие, но его оттенки, и кто знал, сколь изощренна была фантазия
гладколицых евнухов, обладавших в сладострастном воображении любыми
женщинами и предающихся в мыслях тайному разврату. Этот разврат с годами
сделался основной целью жизни Бориса Филипповича. Он был беспределен,
требовал новых фантазий, и, пресыщаясь одними, Божественный Искупитель жадно
искал других. Он оскоплял не только мужчин, но и женщин, калечил их тела,
отрезая груди и точно вымещая таким образом свою физическую
несостоятельность. Теперь для полноты наслаждения и мести ему нужна была так
похожая на изнасилованную им дочь дворника скитская святая - Маша. Он был
скопческим христом - ей надлежало стать богородицей.
Он давно знал, как это произойдет, и вожделел этого дня. Большая светлая
комната, наполненная братьями и сестрами в длинных белых одеждах. Посреди
раздетая девственница, сидящая в чану с теплой водой и иконой Нерукотворного
Спаса в руках. Эту девушку долго готовили, она глубоко набожна и
восприимчива, ее окружают уважение и почет. Она знает, что предназначена
Богом для особых целей, и готова к тому, что сейчас совершится что-то
необыкновенное. А вокруг горящие лица, радения, исступленные выкрики,
вот-вот накатит святой дух, и тогда отрежут ножом левую грудь девственницы,
искромсают на кусочки и станут причащаться живым телом скопческой
богородицы. Вот до чего не дожил бедняга-скульптор, вот чего не успел он
вылепить, а вылепи такое, точно заслужил бы славу второго Буонарроти.
Нужно было только помешать бухарянам увлечь девушку с собой и уговорить
Вассиана отдать ее до того, как все начнется. И он ее отдаст - другого
выхода в этот раз у него не будет.

Меж тем одетый в новую белую рубаху Кудинов сидел в просторной избе и вместе
с Машей читал окованную железом книгу. Они читали эту книгу каждый день по
нескольку предложений, и Василий Васильевич долго и подробно объяснял
девушке непонятные места. Он не разрешал ей никому рассказывать об этих
беседах: для всех насельников Бухары Маша была избранной Богом отроковицей,
в которой они видели залог своего спасения, для него - первой и последней
ученицей, посланной ему перед тем, как уйти. Он учил ее тому делу, от
которого некогда отрекся и к которому теперь вернулся. Лишь в этом одном
старец видел теперь смысл своего существования и оправдание тому, что
совершил. Кудинов торопился: он должен был успеть вложить в свою
слушательницу как можно больше, чтобы все узнанное им в скиту за двадцать
лет не пропало.
Поначалу Маша с трудом понимала, чего он от нее хочет, терялась и путалась в
самых простых вещах. Он приходил в отчаяние, но вида не подавал. Его
терпение было вознаграждено: древние песнопения и молитвы, жития святых и
далекие предания ровным дождем ложились на ее душу. После этих уроков она
шла в моленную и видела наяву все то, о чем он ей только что рассказывал. И
тогда из ученицы она превращалась в главное действующее лицо бухарской
истории.
Эта раздвоенность странным образом уживалась в ее душе. Маша чувствовала,
что своим присутствием она поддерживает этих изможденных людей. Самые
суровые лица смягчались и теплели, когда она шла к моленной, когда вставала
подле старца и приветливо всем улыбалась. От нее ничего не требовали и ни о
чем не просили, людям было достаточно того, что она рядом с ними в эти
последние дни. Никакие тяготы Бухары не ложились на ее плечи - ее оберегали
от всего, как оберегают и ласкают любимое дитя. Они предупреждали все ее
желания, баловали гостинцами, платьями и игрушками. Ей пели самые красивые
песни и рассказывали самые долгие сказки.
Был только один человек, которого она боялась,- скитский келарь. Она ловила
на себе иногда его угрюмый, тяжелый взгляд, в котором ощущала что-то
нечистое. И теперь, когда келарь вошел и поклонился старцу, мельком взглянув
на нее, ей снова стало не по себе.
- Пойди к себе, Машенька, отдохни перед вечерней,- сказал старец, как
обычно, ласково.
Под тяжелым взглядом эконома она вышла.
- У меня все готово,- сказал Харон.
Вассиан подошел к окну. День был душный и паркий, как и все предыдущие, но к
вечеру потянуло южным ветром. Избы стояли пустые, и собаки потерянно бродили
по улицам. Вся Бухара собралась у часовни - старики, старухи, несколько
мужчин, возраст которых определить было невозможно, женщины, подростки и
дети. В их глазах не было ни страха, ни отчаяния. Нарядно одетые, чистые
люди сбились в кучу и напряженно ждали.
Вдруг старец заметил странную вещь: перед тем как войти в часовню, люди
связывались по двое, по трое веревками.
- Зачем они это делают?
- Чтобы Сатана не похитил их в последний момент,- сказал келарь, и глаза его
торжествующе вспыхнули.- И так будут связаны все. Ты напрасно рассчитывал
отнять у нас отроковицу и забрать ее с собой. Ты отпустил директора и уйдешь
отсюда в вечную гибель сам, но ее я тебе не отдам. Она принадлежит нам и
спасется, связанная одной вервью со мною.
Он ожидал, что старец побледнеет, но ни один мускул не дрогнул на лице
Вассиана.
- Ты думаешь замолить так свои грехи? Думаешь, если привяжешь ее к себе, то
вас вместе возьмут на небо и никто не напомнит тебе о тех, кого ты замучил?
- Я всегда делал то, что было угодно Богу,- выпрямился Харон.
- Но в этот раз Господь рассудил иначе,- сказал старец.
- Не тебе об этом судить!
- Она осквернена и не может войти в ковчег.- Он протянул келарю конверт с
фотографиями.
В глаза Харону брызнуло нагое девичье тело, и он зажмурился от глянцевой
яркости снимков.
- Откуда это у тебя? - прошептал он и попятился.
- Они были в вещах скопца. Он утолял таким образом свою похоть.
Лицо келаря сделалось жалким и напуганным: маленький, пришибленный
человечек, похожий на пьянчужку, ошивающегося возле пивного ларька, которого
с похмелья бьет дрожь, безвольный и ни к чему не способный.
- Что же теперь делать? - спросил он в ужасе.
- Если хочешь спастись, исполняй то, что велю я.
Харон поднял слезящиеся глаза и вздрогнул - не самозванец, не ученый, а
властный большак стоял перед ним. Уверенность и сила исходили от Вассиана, и
этого человека он не смел ослушаться.
- Оставайся здесь! - приказал старец.
Вассиан поднялся с высокого стула и прошел наверх в светелку, где сидела
Маша.
- На сегодня хватит,- сказал он негромко.
- Я еще не устала,- возразила она.
- У тебя впереди дорога.
Она удивленно взглянула на него: ей никогда не разрешали выходить из скита.
- Ты сейчас отсюда уйдешь. Уйдешь навсегда.
- А как же все остальные?
- Тебя это не касается, и то, что произойдет здесь, не твоя судьба. Я дам
тебе несколько книг. Они немало весят, но ты должна их донести. Это книги
невероятной ценности. Там, в мире, тебя будут спрашивать, откуда эти книги.
Ты расскажешь обо мне и скажешь, что я простил им все, не держу ни на кого
зла и прошу прощения у тех, кого обидел.
Она хотела что-то сказать, но теплые глаза Кудинова посуровели.
- Уходи сейчас же и, что бы ты ни увидела и ни услышала сзади, не
оборачивайся. Иди и ничего не бойся. Ты свободна.
Внизу его поджидал келарь.
- Ну, вот и все,- сказал старец спокойно.- Можешь забить выход - он больше
не нужен.
Харон поглядел на него непонимающими глазами.
- Я не чужой вам и пребуду здесь до конца. Позови скопца и принеси для нас
троих веревку.
- На что нам этот грешник, святый отче? - несмело возразил эконом.
- Мы должны закончить с ним старый спор.
Когда келарь вышел, старец достал фотографии: в светлой избе, где со всех
сторон глядели на него темные лики, они казались чем-то кощунственным. Но,
видимо, человек, их делавший, в самом деле был талантлив, и на мгновение
строгий кормчий залюбовался красотой своей ученицы. Его душа отозвалась
сожалением о том, сколького он себя за эти двадцать лет лишил. Вслед за тем,
точно изгоняя запоздалое сожаление, старец протянул снимки к лучине и стал
смотреть, как пламя поедает глянцевый край. Огонь подбирался к руке, и он
подумал, что так же сгорит и его плоть. На секунду мелькнула мысль уйти
вслед за Машей - еще были время и возможность. Пальцы обожгло, но он
заставил себя не отнимать их от огня. Лицо его исказила гримаса, но он
держал фотографии в руке до тех пор, пока у ног не образовалась кучка пепла.
Это оказалось не так больно, как он думал. Нужно было быть просто очень
последовательным и идти до конца. Он поднялся на вершину, с которой любой
путь вел вниз. А вниз идти он не хотел, и никакой лаз ему не был нужен.


Глава Х. Эвакуация

На высоте полутора тысяч метров, едва видимый с земли, над тайгой летел
оранжевый пожарный вертолет. День клонился к закату, ровно гудели моторы.
Салон был пуст, только в углу жадно приник к окошку исхудавший мужчина. Но,
сколь он ни вглядывался вниз, понять сверху ничего не мог - на много
километров тянулся ровный, похожий на приполярный лишайник лес, который
изредка разбавляли светлые пятна болот, капли больших и маленьких озер и
извилистые плоские реки. Пролетели над большим озером, и снова потянулась
громадная, не имеющая начала и конца лесистая равнина. Трудно было поверить,
что внизу проходят дороги и тропы, стоят охотничьи зимовья, раскиданы
остатки лагерей, колючая проволока, бараки и брошенные военные объекты.
Тайга обезлюдела, и вертолеты летали теперь далеко от базы нечасто. Гул
борта беспокоил пугливых зверей и птиц, на всякий случай они замирали и
провожали влажными глазами летящую высоко в небе машину. С таких машин их
иногда жестоко обстреливали люди, и ни волкам, ни оленям, ни кабанам некуда
было спрятаться от летящего чудища. Но оранжевый вертолет летел высоко и
неопасно - гораздо страшнее для всего живого была лесная сушь.
При подлете к сорок второму кварталу борт пошел на снижение, и Илья Петрович
стал узнавать места. Промелькнуло коновалово стожье, Большой Мох, извилистое
русло Пустой, и вертолет сделал круг над Бухарой. Внизу, как игрушечные,
стояли дома и стройная темная часовенка. Не было видно ни одного человека,
только собаки поднимали головы к небу и лаяли на вертолет.
Около часовни было свободное место, и летчики хотели посадить машину прямо
тут, как вдруг заметили, что из окон выбивается пламя. Вертолет снова
взлетел вверх и, совершив еще один круг, приземлился на берегу озера.
Поднялись пыль и рано опавшие листья, сбившиеся в кучу собаки завыли, в их
вое была не угроза незнакомцам, а тоскливый призыв о помощи.
Не дожидаясь, пока остановятся лопасти винта, Илья Петрович спрыгнул на
землю и побежал к скиту. Пламя уже охватило всю часовню, и за ровным гулом
огня и треском бревен слышно было, как истово поют и молятся люди.
- Потушите часовню! - закричал директор, оборотясь к подоспевшим пилотам.
- Да пустые мы, батя,- растерянно отозвался один из них, завороженно глядя
на пламя.- Кто ж знал...
Обезумевший Илья Петрович с воплем бросился в огонь. Его оттащили, он
рванулся снова, но вертолетчики не пускали его.
Меж тем пламя перекинулось на соседний дом, потом по изгороди на сарай и
другие избы. Сильный ветер разносил его во все стороны, уничтожая деревню. А
в часовне, дверь в которую была забита, как крышка гроба, связанные одной
веревкой, катались по полу старец Вассиан, маленький келарь и Божественный
Искупитель.
- Выпустите меня! Выпустите! - кричал Люппо, пытаясь то порвать веревку, то
оттащить старца и келаря к выходу.
Огонь пожирал темные стены, древние иконы и книги. Он опалял просветленные
лица людей, но бухаряне ничего не видели вокруг. Они пели, не чувствуя ни
жара, ни боли. Где-то высоко над ними распахнулась крыша, и в открывшемся
куполе неба они увидели лестницу, поднимавшуюся выше звезд в Небесный Град и
Небесную Церковь, по которым тосковали их души и где триста лет ждали их
предки.
Огонь охватил уже полдеревни и с бешеной скоростью двигался к лесу, а потом
вдруг повернул к той стороне, где стоял оранжевый вертолет.
- Бежим! - заорали летчики.
- Не пойду! - уперся директор.
- Черт с тобой, пропадай!
Люди побежали наперегонки с огнем и в последний момент успели завести
двигатель. Качнувшись, вертолет поднялся над поляной и, вырываясь из дыма,
стал уходить резко вверх. Но если бы кто-нибудь смотрел в этот час на небо,
то наверняка увидел бы, как вслед за вертолетом вместе со снопом искр над
пепелищем взметнулось ввысь сорок душ. Одна из них тотчас же канула вниз,
остальные стали медленно подниматься к небу, и ангелы с помятыми и
обоженными крыльями торопливо уносили их с собой.

Маша дошла до Большого Мха, когда услышала рокот улетавшего вертолета. Она
проводила его глазами, но вскоре до нее донесся странный гул. Казалось,
будто не один, а целая эскадра геликоптеров шла на низком бреющем полете.
Гул нарастал, смешивался с треском и хрустом, и, обернувшись, она увидела
позади черный дым, стелившийся над землей. За ним следом по ломкой траве, по
кочкам, кустам и деревьям стремительно полз огонь. Болото высохло, и там,
где раньше всегда держалась вода, ноги поднимали только пыль. Все загоралось
моментально, точно в мире началось предсказанное в тот год
светопреставление.
Девушка побежала, и вместе с нею от лесного пожара бежали собаки, зайцы,
лисицы, олени, волки, кабаны, рыси и лоси. Ветер то и дело менял
направление, огонь распространялся хаотично и во все стороны, стремясь
уничтожить не только Бухару, но все вокруг нее. Пламя казалось живым
существом - раскаленная вздрагивающая плазма пульсировала над землей, не
оставляя ни одного свободного места и ни малейшего шанса спастись.
Огонь был уже совсем близко, беглянка чувствовала за спиной его дыхание и
боялась, что вот-вот вспыхнут волосы, уже не было сил бежать, как вдруг
прямо перед собой Маша увидела женщину. Сперва она подумала, что это Шура,
однако светлое лицо было как будто ей незнакомо. Женщина смотрела прямо на
нее спокойными глазами, и тогда она вспомнила, что именно эту женщину видела
в детстве, когда в межевую сосну ударила молния, увидела и навсегда забыла -
до сегодняшнего дня, когда та снова появилась в огне перед нею.
"Мученица Евстолия, спаси мя",- прошептала Маша.
Пламя обтекало святую, как обтекает вода камень. Она стояла не на земле, а
точно парила над нею и рукою звала девушку к себе. Маша бросилась через
огонь вперед. Затрещали опаленные волосы, в рот и в нос ударила обжигающая
струя дыма, еще секунда - и это был бы конец, но в следующее мгновение она
упала в глубокую сырую яму, где много лет назад стояла ловушка коновала.
Катившаяся сзади огненная стена пронеслась прямо над Машиной головой. Вверху
бушевал огонь, нечем было дышать, казалось, она задохнется сейчас в дыму,
но, сметая все на своем пути и оставляя сзади выжженную черную землю, вал
стремительно пронесся вперед, не тронув лощинку. Однако этого Маша уже не
осознавала. Она потеряла сознание и очнулась только тогда, когда ощутила на
лице тяжелые капли воды.
Потревоженные огнем небеса разверзлись, и страшный ливень, подобный тому,
что сотрясал когда-то Бухару и "Сорок второй", а до того много тысяч лет
назад всю Землю, затопив ее до самого Арарата, обрушился на тайгу. Земля
зашипела и покрылась дымом, возвращая влагу назад небесам. А дождь лил и лил
всю ночь и весь день, и обуглившаяся, обожженная почва никак не могла
насытиться, вбирая воду, пополняя запасы подземных речек, болот и пересохших
лесных озер.
Всю следующую неделю Маша ходила по выжженной тайге и не могла ничего
узнать. Облачное низкое небо покрыло пространство над лесом, не было видно
ни дневного солнца, ни ночных звезд, и она шла уже наугад, выбиваясь из сил
и не веря, что выберется отсюда. Хотелось лечь и умереть, но она шла, и
виделась ей Шура, которая заставляла ее вставать и идти. Сколько так
продолжалось, она не помнила - стали холодными звездные ночи, и по утрам
иней покрывал изуродованную землю.
Однажды дорогу ей преградило большое озеро. Лесной пожар не дошел досюда.
Она ходила по берегу, выискивая редкие ягоды брусники, и там же, на мху,
уснула.
Разбудили ее голоса. Две рыбацкие лодки плыли по озеру. Еще издали люди
заметили девушку и свернули к берегу. Маша открыла глаза. Светлоглазый
парень держал в руках ее голову и, смеясь, что-то говорил, говорил, она не
разбирала слов, а потом нагнулся и поцеловал ее в потрескавшиеся, пересохшие
губы. Но этого она уже не помнила.


ЭПИЛОГ

Некоторое время спустя после таежного пожара в Чужгу приехало несколько
десятков человек. Они выглядели довольно странно и, хотя были с рюкзаками,
на туристов походили мало. На них настороженно косились местные жители,
кто-то из мужиков пытался задираться, но приезжие вели себя кротко, водки у
них не было, и весь интерес поселковые к ним потеряли. Как только рассвело,
чужаки вышли из поселка в северном направлении и вскоре скрылись из виду.
Они шли по тому же пути, по которому шли несколькими месяцами раньше Илья
Петрович с Машей, и каждый свой шаг сверяли с подробной картой.
Путешественники были людьми малоприспособленными к такого рода перемещениям,
им удавалось проходить в день самое большее по два десятка километров.
Вечером они неумело ставили в лесу палатки, с трудом разводили огонь и
готовили мудреную пищу, сплошь состоящую из одних запретов. Утолив голод и
жажду и сидя вечерами у костра, они часто говорили об Искупителе, велевшем
им собраться в таинственной намоленной деревне, где отныне должны они будут
жить и где никто не будет их преследовать. Они прославляли мудрость Учителя,
и, хотя их пугали ночные звуки, хотя казалось, что вот-вот нападет из
темноты неведомый зверь, исчезнет дорога, они продолжали идти, и вера
освещала им путь. На лицах их в эти минуты блуждали таинственные неземные
улыбки, и глаза смотрели без боязни и чисто.
Так прошло больше недели, но потом с местностью что-то случилось. После
участков угрюмой, глухой тайги, высоких, проветриваемых гряд, откуда на
многие километры открывались горизонты тайги, прозрачных, легких березовых
рощ, просторных полян и старых покосов, лесных озер, ручьев и речек,
изумрудных болот, разнообразно встречавшихся на их пути, они вступили в
полосу горелого леса. Сперва они надеялись, что полоса эта скоро кончится,
но они шли и шли, а опустошенный, мертвый лес тянулся на многие километры, и
обуглившиеся, неестественно прямые деревья торчали повсюду, как
использованные спички. Деревья страшно скрипели от ветра и, казалось, в
любую минуту могли упасть. Но люди продолжали идти, потому что впереди, в
лесном квадрате, очерченном рукой Учителя, их ждал Он Сам, и подобно древним
иудеям, бежавшим из египетского плена, они шли через лесную пустыню в
обетованную землю, незримо предводимые своим мессией.
На исходе сорокового дня путники миновали сорок второй квартал и подошли к
Бухаре. Какое же разочарование их ждало... На искомом месте, в этой
обетованной земле, не было ни деревни, ни Учителя. Ветер гулял по каменным
фундаментам изб, черннела трава, и стояла такая жуткая тишина, какой не было
и в ночном лесу. Казалось, страшнее, чем эта картина, трудно было что-либо
вообразить, и еще невозможнее представить, что здесь была жизнь. Пришедшие
растерянно бродили по деревне и в старой картофельной яме случайно
обнаружили волосатого, жилистого старика.
Они попытались узнать от него, что здесь случилось и не видел ли он их
Учителя, но старик не говорил ни слова. Он смотрел на них каким-то звериным
взглядом, а потом грубо повернулся, ушел в землянку и больше оттуда не
выходил.
Приближалась ночь, пришельцы снова разбили палатки, развели костры и стали
ждать, когда придет Искупитель. Они не верили в то, что он мог их бросить в
этом горелом месте с обезумевшим стариком. Но проходили дни, а Учителя не
было - только ветер мерно шумел над озером, зеленел по берегам не тронутый
огнем тростник, плескалась рыба и хмурое небо висело от края до края над их
головами. Меж тем у переселенцев кончилась еда. Искупитель обещал им, что в
Бухаре у них будет все необходимое для лесной жизни: продукты, теплая
одежда, инструменты,- теперь же не было ничего, и между пришельцами возникло
разногласие. Одни говорили о том, что надо возвращаться назад, другие хотели
идти дальше через лес и искать Учителя, третьи же считали необходимым с
точностью выполнить его волю и поселиться именно в этом
месте.
В Бухаре осталось чуть меньше половины из тех, кто пришел. Начались затяжные
осенние дожди, стало холодно, и целыми днями они сидели у костра, кипятили
воду и в унынии пили кипяток. Многие из них были простужены, и высокие
голоса женщин и неженщин сделались сиплыми и приглушенными.
Ночами они сбивались в кучу и так спали, накрывшись полиэтиленом, доедали
крошки сухарей и принесенные с собою концентраты. Скопцы не заботились о
будущем. Они еще верили, что Учитель не оставит их, придет и принесет все,
как обещал, но с каждым днем вера их таяла и не было уже ни желания, ни сил
жить дальше.
Старик не обращал на них никакого внимания. Целые дни он проводил в своей
землянке, иногда уходил в лес. Но однажды в конце сентября, когда ночами
застывала вода в лужах и выпадал иней, старик стал копаться на пепелищах
домов и овинов и извлек оттуда несколько лопат и топоров. Он приделал к
лопатам ручки, потом велел скопцам вставать и идти за ним. Они посмотрели на
него равнодушно. Тогда он стал бить их палкой, по-прежнему не говоря ни
слова. Скопцы жалобно заскулили, встали и нехотя поплелись за стариком. Он
дал каждому из них лопату, стал рыть яму и велел им делать то же самое. Они
не понимали, чего он хочет, и думали сперва, что роют себе могилу, но
оказалось, что старик заставлял их копать землянки. Потом он отобрал
нескольких человек, отправил их далеко в лес рубить деревья.
С этого дня они перестали собираться вечерами в магический круг, потому что
у них не было сил. Руки их огрубели, и даже лица стали другими. Особенно
изменились женщины - природа взывала к их инстинкту, они сильнее цеплялись
за жизнь, поддерживали старика и помогали ему заставлять неженщин работать.
Они ходили на болото и приносили клюкву и бруснику. Собирали в лесу грибы,
которых уродилось невиданное, сумасшедшее количество,- точно все, что не
могло произрасти на сгоревших местах, сгруппировалось в уцелевшей части
тайги. Старик плел из ивы большие корзины и ставил их в устье речки,
впадавшей в озеро. Они отказывались сперва есть мясо и рыбу, но старик
заставлял их это делать. Однако все равно еды было мало, и как пережить
зиму, они не знали.
Однажды старик стал рыться в их вещах. Они не возмущались, потому что
привыкли к любым его действиям. Он взял все деньги, которые у них были.
Потом заставил их снять кольца и часы - они безропотно и молча ему отдали,
хотя и недоумевали, кому и зачем это может потребоваться в лесу,- и исчез.
Скопцы подумали, что он бросил их, больше не вернется, и почувствовали себя
сиротами. Прошла неделя, другая, они не знали, что им делать,- положение их
было отчаянным, и они молили Бога, чтобы старик вернулся. Потерять его для
них теперь было страшнее, чем когда-то потерять своего Учителя. Снова жутко
им было одним в ночной осенней тайге, снова пугали их звуки, доносившиеся из
обгорелого леса, и представлялись медведи, волки и никому не ведомые
многоголовые чудища и змеи.
И старик вернулся. Он пришел тяжело навьюченный, подгоняя перед собой
корову, с мешком соли и пороха за плечами и ружьем. Они не спрашивали его,
куда он ходил и откуда все это взял. Они верили ему теперь во всем и стали
постепенно забывать прежнего Учителя.
Зима настала рано, и была она лютая, как их спаситель. Случалось, целыми
днями завывали метели, снег наглухо засыпал землянки, и приходилось долго их
откапывать. Ударяли морозы, и в такие дни не то что выйти наружу, даже
представить, как можно встать и покинуть душное, пахучее тепло землянки,
казалось невозможным. Но едва светало, ужасный удар топора о лопату будил
новых обитателей Бухары, и они знали, что если кто-то из них не встанет или
опоздает, то будет жестоко наказан: его бросят одного на целую ночь в лесу
или оставят без еды. Они боялись этого наказания и из страха работали так
хорошо, как только могли.
Всю зиму старик заставлял и женщин, и неженщин валить деревья. Потом эти
деревья они волокли по снегу на себе в деревню. Успевали мало - рассветало
поздно, и смеркалось рано, он выгонял их из деревни утром, когда было еще
темно, и в темноте же они возвращались. Дежурная бригада встречала с готовым
ужином. Ели жадно, быстро, молча, потом без сил валились спать. Когда
засыпали, то перед глазами вставал бесконечный, бездонный снег, а потом
опять, не то во сне, не то наяву, начинался изматывающий день.
Когда они заготовили достаточно леса, стали строить в деревне два барака,
как велел старик, для женщин и для неженщин. На пепелищах они разгребали и
выпрямляли старые гвозди. Сам же он, покуда, выбиваясь из сил, они тащили,
запрягшись, как лошади, бревна по снегу, смастерил лыжи и еще несколько раз
уходил в Чужгу и приносил оттуда инструменты и семена. С утра до ночи в
Бухаре стучали топоры. Получалось плохо, он заставлял их переделывать.
К лету их осталось меньше половины, но они засеяли землю, на берегу Пустой
стояло два приземистых слепых барака, и тогда они поняли, что смогут жить
дальше. Жизнь снова затеплилась на погорелье, как затеплилась, покрываясь
неувядаемой зеленью, земля.
Прошло несколько лет. Мало-помалу люди обжились на новом месте. У них было
уже небольшое стадо, бродили по Бухаре куры и гуси, хрюкали свиньи, и все же
по-прежнему старик с ними не говорил, жил в землянке и питался отдельно. Они
привыкли к нему и не трогали его, но их мнения относительно него
разделились. У них снова появилось теперь время, чтобы рассуждать о жизни,
они спорили о том, кто он есть, одни называли его пророком, другие -
инопланетянином, а третьи - принявшим земное обличье ангелом. Они снова
рассуждали о степенях цивилизации, смотрели в космос, собирались в круги и
устраивали радения и хороводы. Они хотели, чтобы он тоже участвовал в их
обрядах, но, когда неженщины предложили старику принять огненное крещение,
он схватил в ярости топор, разметал их вокруг себя и гонял по деревне, как
щенков. После этого они оставили все попытки обратить его в свою веру.
Однажды одна из женщин вошла к старику в землянку и вернулась только утром
со счастливыми блуждающими глазами. Она приходила к нему каждую ночь, и
поначалу никто об этом ничего не знал - старик никак не выделял ее среди
прочих, да он, верно, и не знал, кто именно к нему приходит. Когда другие
женщины узнали об этом, они стали собираться ночью вокруг землянки, слушая
крики счастливицы, ее стоны и всхлипы, и терпеливо ждали очереди.
Потом женщина почувствовала, что забеременела, и перестала к нему ходить, но
другая пришла следующей ночью, и так в течение нескольких месяцев они
перебывали в землянке почти все. Неженщины никак не препятствовали женщинам
совокупляться со стариком, и животы сестер их не смущали. Напротив, они как
будто обрадовались этим переменам и с нетерпением ожидали, когда женщины
разрешатся от бремени.
Весной в Бухаре родился первый ребенок. Через месяц появился на свет его
единокровный брат, за ним другие сестры и братья, все как на подбор
здоровые, горластые и крепкие. Женщины не могли кормить их своим молоком,
потому что у них не было грудей, и вскармливали коровьим и козьим, но ни
один из младенцев не умер. Через несколько лет по деревне бегало семеро
мальчиков и пять девочек. Старик по-прежнему охотился в лесу и рыбачил, и
дети очень любили за ним наблюдать. Но, сколько ни приходили к нему женщины,
он больше не принимал ни одну из них, и они оставили его в покое. Зато к
детям своим он привязался, проводил с ними много времени и учил хитростям
деревенской жизни - косьбе, рыбалке, пахоте и уходу за скотиной. Потом он
принялся обучать их грамоте. Ни женщинам, ни скопцам старик не разрешал
приходить на эти уроки, и, когда матери спрашивали детей, о чем говорит
старик, дети отвечали, что он рассказывает им о мире, об истории, о Боге, о
звездах и далеких континентах, рисует карты и читает стихи и что он совсем
не страшный и они его не боятся, потому что он очень добрый.
Взрослые не верили, но дети все равно уходили к старику в его школу, которую
он сам для них построил - с большими застекленными окнами, с доской, мелом и
тетрадями, за которыми он специально несколько раз ходил в Чужгу. Они
называли его отцом, обожали и жадно слушали каждое слово.
Они привыкли к тому, что у каждого своя мать и один отец,- неженщин они, как
и старик, почти не замечали. Их разговоры были им скучны, их радения и
хороводы пугали. Старик же объяснил им коротко, что эти люди несвободны.
Когда они выросли, неженщины хотели оскопить мальчиков, чтобы продолжился
скопческий род, и только одного или двух оставить с удами, дабы в будущем те
смогли произвести на свет потомство. Но старик не позволил этого сделать. Он
взял в руки ружье и загнал всех скопцов в озеро. Там они стояли по горло в
воде и боялись тронуться с места, потому что больше всего любили свои
безгрешные тела и чистую жизнь, а старик велел детям уходить по старой
железной дороге в поселок и оттуда дальше в мир. Он сказал, что научил их
самому главному - любить друг друга. Как бы ни было им тяжело, они должны
держаться вместе и должны победить этот мир и спасти его. Он говорил о том,
что в мире много людей, которые не любят других и хотят отнять у них
свободу, отнятую у самих себя, но им, рожденным свободными, нечего бояться.
Он говорил, что они узнают много того, что он не успел им рассказать, увидят
других людей и им надо будет найти свое место. Но, как бы ни было им трудно,
как ни будет выталкивать их мир назад, возвращаться в Бухару старик
запретил. Он сказал, что это место должно быть забыто и никто и никогда не
должен его разыскивать ни на карте, ни наяву.
Дети не плакали, когда расставались с ним,- он учил их ничего не бояться и
не плакать. Они уходили по заброшенной узкоколейке, и скопцы смотрели на них
со злобой и тоской. Женщины не хотели отдавать своих детей, а неженщины не
хотели, чтобы скопческий род угас.
Когда дети ушли, они искали убить старика, однако как это сделать, не знали.
Никто не решался поднять на него руку. Но однажды один из них нашел, роясь в
какой-то яме, железный ящик. Он открыл его и увидел среди костей капкан.
Капкан был старый и ржавый, но действовал отменно, перерубая толстую палку.
И, когда старик отправился на охоту, они поставили капкан на его тропе.
Старик попал в ловушку, и тогда они собрались вокруг и сказали, что отпустят
его, если подобно им он примет огненное крещение. Но старик яростно и зло
ругался, и они отстали от него.
Когда на третий день он умер, они торжественно и с плачем похоронили его на
старом кладбище и каждый день собирались и пели высокими голосами свои
красивые песни, которые некому было записывать. И за этим пением не
заметили, как однажды в вечерних летних сумерках поляна тихо колыхнулась,
будто снялась с якоря, и погрузилась в болотную трясину.
Много лет спустя дети старика попытались разыскать лесную родину. Это же
хотела сделать и одна женщина - известный историк и этнограф. Но напрасно
посылали в леса экспедиции, напрасно облетали тайгу вертолеты: того места, в
котором, судя по карте, должна была размещаться деревня с таинственным
названием Бухара, более не существовало. Лишь река Пустая катила темные воды
мимо низких, подтопленных берегов, а возле ее устья раскинулась зыбкая
поляна, к которой не вела ни одна дорога, словно никто и никогда здесь не
жил.