Александр Бойм
   История одной поездки

alexandrboim@mail.ru

                                 И, А, СЫНЬ

                           История одной поездки

Она, потянувшись, опустила голову ему на плечо:

-  Опять  ты  уезжаешь... бросаешь меня, - жалобно проговорила Лана, шутливо
шмыгнув носом.

- Что делать, котенок, кушать хочется.

- Я буду скучать, - она стала почти серьезна.

- Да ну, брось, всего-то неделя, не в первый же раз.

- А я все равно буду, - капризничала она, - возвращайся скорей.

- Будем стараться, - пообещал он.

Игорь  рывком  поднялся  и  остановился голый посреди комнаты. Поеживаясь от
холода,  он  скосился  на  Лану,  подавляя  сильнейшее  желание  нырнуть под
пуховое  одеяло,  в  тепло  нагретой  постели, и, прижавшись к ней, блаженно
сомкнуть глаза.

Но  он  был  челнок,  а  челнок  должен ехать, иначе пройдет месяц, и начнет
зудеть  под  кожей,  и  будет  сниться  аэропорт, и тянуть туда - в грязь, в
мерзость, взятки, таможни и границы.

Сборы  заняли  у  него  от  силы  минут  десять,  и, хотя сумка была хитрая,
многократно  раскладывающаяся,  в  нынешнем  своем  виде занимавшая не более
четверти  от  своего  экстремального размера, его пожитки жалко болтались на
дне,  отчего  сумка,  с  вжатыми  боками,  отчетливо  напоминала  старческую
мошонку.

Игорь  улыбнулся,  вспомнив их с Ланой поездки на юг, у нее на сборы уходило
по  двое  суток,  квартира  при этом превращалась в совершеннейший дурдом, а
она болезненно морщила лобик, обдумывая, куда бы всунуть магнитофон и фен.

В  результате  даже  ему,  профессионально привычному к переноске тяжестей и
выносливому, как верблюду, приходилось нелегко.

Собственно,  он  мог бы поваляться еще часа два, но Ланка тогда бы ни за что
не уснула, а ей ведь завтра на работу...

Зато теперь она уже спала, сладко потягивая носом.

"Какая  красивая... Даже, наверно, слишком... для тебя". Кольнуло привычно в
груди.

В  единственной комнате миниатюрной их квартиры обшарпанная хозяйская мебель
причудливо   сочеталась   с   новеньким  музыкальным  центром  и  моноблоком
последней модели.

Любила,  любила  Лана  красивые  вещи,  но Игорь, к чести его будет сказано,
никогда  на  это  не жаловался, всеми фибрами ощущая: вокруг нее должно быть
красиво.

Здорово,  конечно,  было бы скопить на квартиру и даже, в общем-то, реально,
но  слишком  уж  много  они  тратят.  Однако  это  "много",  великолепно  им
понимаемое,  куда-то  тонуло,  когда  Игорь видел ее в купленной за безумные
деньги  ночнушке  или каком-то сногсшибательно-великолепном платье. Мыслимое
ли дело заговорить осуждающе, когда так по-детски светятся ее глазища?

В  этих  вещах  Лана  казалась  вышедшей  с  иллюстрации  солидного женского
журнала,  и  часто, очень часто, проснувшись, Игорь несколько секунд не смел
открыть  глаза, боясь, что она ушла из их жалкой квартирки туда, где было ей
место,  в  дорогие  интерьеры "Космополитена", но каждый раз она была рядом:
сонная, красивая, любимая...

Вот  за  что  он  ее  ругал,  так  это  за  два  своих  костюма,  снабженных
блистательными  лейблами  и  ценами,  зашкаливающими  за немаленькую Ланкину
месячную  зарплату,  и  прочие,  совершенно ненужные ему рубашки, галстуки и
ботинки.

Впрочем,  ни  ласковые уверения о полном его безразличии к громким именам на
ярлыках,  ни  логичные  убеждения,  что  те  же  вещи можно купить и впятеро
дешевле,  отказавшись от пагубного пристрастия к роскошным бутикам, ни явное
пристрастие  его  к  джинсам  и свитерам решительнейшим образом не помогали.
Снисходительно выслушав Игоря, Лана предпочтений своих не меняла.

В  эту  сбрую,  добытую  строжайшей  экономией, Ланка заботливо наряжала его
перед  встречами со своими подругами и их гладкими многодолларовыми дружками
с пустым взглядом.

Игорь  выключил свет и, еще раз полюбовавшись на нее в мягком свете уличного
фонаря,  перешел  на  кухню.  Он сварил себе кофе и закурил, раскачиваясь на
стуле. Потом, вспомнив, выложил ключи и документы на машину.

"Славно,  что  Ланка  теперь будет на машине", - ему очень не нравился хмырь
из  ее  офиса,  ставший последнее время чересчур часто подвозить Лану домой.
Не  то  чтобы  Игорь  ревновал: Лана была действительно красивой женщиной, и
возле  нее  неизбежно  крутилась толпа мужиков, но этот, на новеньком "БМВ",
очень  уж  походил  на  хахалей  ее подруг - такой же гладенький, холеный, с
портмоне крокодиловой кожи в кармане роскошного костюма.

Все  они  -  и  хахали,  и  хмырь  на  "БМВ", и красивые подруги с порочными
глазами  -  были из одного мира, из мира казино, модных ресторанов и отпуска
в  пятизвездочном отеле на Гавайях, из мира, в который он так хотел и не мог
попасть.

Игорь  вкалывал,  как каторжный, он изъездил полмира, подорвав свое здоровье
вокзальной  солянкой, тысячи пуховиков и кроссовок прошли через его руки, но
все  равно  заработки его не составляли и трети доходов холеных коммерческих
директоров.

И  что  с  того,  что  он  закончил с "красным" дипломом физфак, а они в это
время  фарцевали  на  улицах,  оплачивая  заработанным сессию в каком-нибудь
железнодорожном  институте.  Что  с  того,  что сам профессор Гнессман, ныне
звезда  хайфского  "Техниона", считал его лучшим своим учеником. Что с того,
что  он  зачитывался Сартром и Кафкой. Что с того... здесь были нужны другие
козыри, а у него этих козырей не было.

Но  все-таки Лана возвращалась из этого сверкающего мира "Невского паласа" и
"Виктор-клуба",  возвращалась  к  нему  и  теперь, и раньше, когда у него не
было даже этих тяжелых, густо просоленных потом баксов.

Игорь  знал,  что  она будет его ждать, знал, что, когда он вернется, она не
даст  ему  спать до утра, выжимая из него, одуревшего от бессонницы, остатки
мужчины,  а  потом  прижмется  и  будет говорить, говорить, говорить... а он
снова будет ловить сквозь полудрему слова и снова будет счастлив.

Да,   ради  этого  стоило  ворочать  неподъемные  стокилограммовые  мешки  и
изнывать от омерзения в китайской грязи.

Игорь  улыбнулся,  вспомнив,  как  однажды  нечаянно подслушал ее разговор с
подругой.  Лана,  гневно вздыбив головку, отстаивала свое право на него и на
любовь.  Он  даже  сейчас  толком  не мог вспомнить, действительно ли он это
видел или только слышал разговор, а картинку дорисовал потом сам.

Признаться,  иногда  он  недоумевал  так  же, как и подруга: что привязало к
нему  эту высокую красавицу? Познакомились они совершенно случайно, в ночном
клубе, куда пригласил его приехавший в гости из Штатов однокашник.

Воспоминания  о  первых месяцах их романа снова растянули его губы в улыбке.
Не   то   чтобы   Лана   принадлежала   к   недоброй  памяти  породе  хищных
вымогательниц,  но  как-то  она не представляла, что на свидание можно пойти
куда-нибудь, кроме как в место, где от нулей бежит по спине холодок.

Он  тогда  занимался термоядерным синтезом, для иностранцев могу пояснить: у
"Токомака"  зарплаты платят баснословные, то есть питаться будешь в основном
баснями  о  повышении  ставок  и Соросовских стипендиях. Подрабатывал Игорь,
сооружая базы данных.

Лана  из-за  места  их  знакомства и чрезвычайной живописности его комнаты в
родительской   квартире,   заваленной   пеплом,   дискетами  и  книгами,  со
старенькой  "писишкой"  в  углу,  принимала  Игоря  за слегка шизанутого, но
высокооплачиваемого    компьютерного   маньяка.   На   мысль   о   некоторой
невменяемости   Игоря   ее   навела   странная  бедность  его  гардероба,  а
окончательно  она  в этом убедилась, когда он, слегка выпив, начал читать ей
стихи, что было приятно, но, согласитесь, явно ненормально.

Продолжаться  так  долго не могло, и, разумеется, пришел тот день, когда он,
упершись  взглядом в пол, содрогаясь от стыда и страха, сознался, что у него
ни копейки и никуда они сегодня не пойдут.

Однако  Лана  не только его не бросила, но даже, более того, стала на каждое
приглашение  отвечать испуганным взглядом: а не останется ли он назавтра без
сигарет?

Но   все-таки  настало  время,  когда  из  "Токомака"  деньги  вовсе  капать
перестали,  да и на ниве компьютерного обеспечения не подворачивалось ничего
путного.  Тут  очень  кстати  его  пригласил в первую поездку один приятель,
подающий  большие  надежды  миколог.  Таким обычным и даже банальным образом
влился  Игорь  в  армию  челноков. Челнок, кстати говоря, вышел из него, как
это ни удивительно, оборотистый и удачливый.

Если  вы  захотите  узнать  мое  мнение  и  спросите, чего же хотела Лана, я
отвечу:  да,  хотела,  причем  безусловно.  Хотела  теплым весенним вечером,
когда  стайка  девиц с бесконечными ногами, сидя за столиками открытого кафе
на  Невском,  потягивают  мартини  и вдыхают насыщенный сиренью воздух через
фильтр  дорогих сигарет, со свистом притормозить шикарную двудверную повозку
с  трехлучевой  звездой  на  капоте. Хотела, весело выпорхнув из нее, начать
мазать щеки диоровской помадой.

Но так же безусловно хотела Лана, чтобы платил за это именно он.

Попивая  кофе и листая цветастый Ланин журнал, Игорь провел те томительные в
своей  бездарности  часы,  когда  лопнули  уже  нити, связывающие человека с
домом, а дорога не вступила еще в свои права.

Наконец,  глянув  на  часы,  он  прошел в комнату, потом, нацепив подсумок с
деньгами  и документами, нагнулся над женой и, чмокнув ее в щеку, отправился
к  выходу. В последний момент он вернулся на кухню и, пососав секунду ручку,
набросал  в  блокноте,  валявшемся у телефона: "С добрым утром! Люблю, хочу,
скучаю..."

Надев  старый жуткий пуховик и такие же сапоги, он глянул на себя в зеркало:
"Мдааа... видок-то кошмарный, ну да ладно, чай, не на бал - в Китай".

                                    ***

Такси  мягко  шелестело вдоль тревожных фонарей, раздвигая широту проспектов
большого  города,  горько  и  остро  пахнущего  февралем,  был  час блядей и
поэтов, час, когда замирает промерзший до костей город.

Весна,  весна,  изматывая  неторопливостью  поступи,  приближалась к городу.
Осталось  совсем  недолго,  совсем  чуть-чуть  -  и  она придет, и почернеют
сугробы,  и птицы закружат свою галдящую карусель, и снова проснется, дуя на
озябшие  руки, надежда, и настанет четвертый их с Ланой год, и он перестанет
неотвязно думать о подонках в дорогих машинах.

Осталось совсем недолго, только уехать и вернуться.

Почти  пуст  был  светивший  сквозь  немытые стекла аэропорт, лишь испуганно
дремали  в  креслах  редкие  пассажиры  немногочисленных  ночных  рейсов  да
неторопливо  прогуливались  жгучие  брюнеты  с  колючими  щеками,  оживленно
перекликаясь на языках тюркской группы.

Все   малоопытные   пассажиры   самолетов   страдают   особой  формой  мании
преследования:  боясь  опоздать  на  свой  рейс,  эти несчастные приезжают в
аэропорт  за  час  до  начала  регистрации,  нервно подпрыгивают в креслах и
вслушиваются  в объявления диктора, потом они сломя голову несутся к стойке,
размахивая  тяжелыми чемоданами, и, собрав из себе подобных длиннющий хвост,
деловито  толкаются.  В  результате  они, уставшие и довольные, полтора часа
сидят  в накопителе, испепеляя завистливым взглядом людей опытных, пришедших
в  последний момент, когда унылая девушка в голубом одиноко скучает у стойки
регистрации.

Игорек,  налетавший  по  скромным  подсчетам  часов  пятьсот, был вальяжен и
многоопытен.  Дикторские  причитания  о  регистрации, заканчивающейся и даже
закончившейся,  вызывали у него только презрительную улыбку. Он, конечно же,
был превосходно знаком со всеми несложными аэрофлотовскими уловками.

Сегодня,  впрочем,  он  от  безделья  приехал  за  добрых  полчаса  до конца
регистрации.  Войдя  в  здание,  Игорь  сразу  же отправился на второй этаж,
единственное  место, где в нашем аэропорту работают ночью кафе, и даже сразу
два.   В   одном,   щедро  разукрашенном  заморскими  рекламами,  цветастыми
этикетками   и  другой  сверкающей  дребеденью,  торгуют  колой,  аппетитной
пиццей,  хот-догами  и  прочими  гамбургерами,  в  другом, даже не в кафе, а
скорее  точке  общепита,  предлагают  вялые сосиски, сомнительные чебуреки и
шницель, вызывающий болезненные воспоминания.

В  этой  борьбе  общественных  укладов,  в извечном столкновении с западным,
красивым,  но  не  родным,  войне  прошлого  и  будущего  Игорь,  как всякий
патриот,  мужественно  и  без  колебаний  принял  сторону  первого: в буфете
торговали пивом.

За  грязным  столиком  уже  сидело  трое коллег по предстоящему путешествию.
Во-первых,  Леша,  мужик лет сорока, бывший таксист. Во-вторых, Андрей, или,
как  звали его гораздо чаще, Буба, уже упомянутый выше миколог, умудряющийся
между  поездками  и  торговлей  писать  в  своем  институте  диссертацию, и,
наконец,  второй  Андрей,  он  же Фил, студент-расстрига, бросивший года три
назад  университет.  Последний из компании - Олег, студент последнего курса,
еще не пришел.

Сотоварищи,  не  отрываясь  от  пива,  приветствовали  его помахиванием рук.
Игорь, не теряя времени, ухватил у стойки пару бутылок и присоединился.

- Здорово, - последовали краткие рукопожатия.

- Ну, чего в волнах слышно?

-  По  метеорологическим  условиям  аэропорт города Омска... в общем, сидим,
отдыхаем.

- И сколько отдыхать?

- Пока до полшестого, а там, сам понимаешь.

Игорь  понимал,  и  было  это  невесело,  они имели совершенно реальный шанс
вообще  никуда  не улететь. Тем более что с Омском ему не везло никогда, там
постоянно   то  не  принимали,  то  не  выпускали;  время  от  времени,  для
разнообразия, там кончался керосин.

Буба,  известный  паникер, немедленно начал предлагать способы облета Омска,
на  случай,  если  ожидание  затянется.  Ему  сразу  же  вежливо  предложили
заткнуться и не портить окружающим нервы раньше времени.

В  это  время  к  ним  вальяжной  походочкой  - сексуальное движение от чуть
покачивающегося  бедра - подплыл чисто выбритый и прилично одетый Олег, даже
по дороге в Китай выглядевший как на свидании.

Зарегистрировавшись,    вся   компания   продолжила   пивной   праздник,   с
неподдельным  интересом слушая очередную сексуальную побасенку Фила. На этот
раз он повествовал о некой Наташе из Житомира, с которой он ездил в Турцию.

То  есть  все,  разумеется, знали, что он трепло и ничего подобного не было,
но  рассказано  было  так убедительно и смачно, что внимали с любопытством и
уважением к фантазии автора.

Филу   было  крайне  тяжело  развернуть  повествование  в  окружении  людей,
превосходно  знакомых  как  с  ним,  так  и  с его непомерно ревнивой женой.
Некоторую  нейтральную  территорию  ему предоставляли холостая юность да три
или четыре поездки в Турцию, прошедшие без присутствующих коллег.

Из  этого  нехитрого  материала  им,  на  зависть  любому  борзописцу,  было
состряпано бессчетное множество живописнейших приложений к Камасутре.

Леша,  утомленный  пивом,  не  теряя  времени, выставил на стол первый литр.
Будучи  человеком,  отягощенным женой, двумя детьми и местами на трех рынках
города,  он в поездке постоянно бил копытом, выискивая собутыльников. Челнок
вообще   любит   выпить,   челнок-трезвенник   -   такая  же  редкость,  как
целомудренная  порнозвезда,  то есть они, конечно, попадаются: язвенники там
или  подшитые,  но  редко  -  профессия  требует крепкого здоровья и сильных
нервов.

Словом,  к  полшестого  накачались  они  изрядно  и  на посадку шествовали с
некоторой  напряженностью,  держась  неестественно  прямо, прихватив с собой
еще  пару  литровок,  несмотря  на слабые протесты Игоря, который, как самый
малопьющий  и ответственный, невольно, с самого начала их совместных рейдов,
стал главнокомандующим.

В  самолете, правда, банкета не вышло, все мгновенно отрубились в полупустом
уюте  второго  салона.  Игорек  и  сам бы с удовольствием вздремнул, но Буба
уселся  рядом  с  ним  и,  полностью оправдывая прозвище, бубнил монотонно и
бессвязно: что брать и как провезти.

Игорь,  проявив  чудеса  мужества  и  выдержки,  терпел  его не меньше часа,
односложно  отвечая  и  не  отводя  взгляда  от угадывающегося в темноте, за
иллюминатором,  темного  силуэта  крыла  и  красного  мигающего маячка, но в
конце  концов  не  сдержался  и  в  кратких, но емких выражениях указал Бубе
маршрут. Буба обиделся, но заткнулся.

В  Омске  стюардесса  долго и безуспешно пыталась выгнать их из самолета, но
бесконечно  крепок  сон  пьяного  русского  человека,  страшно  выразительна
краткость  его  языка.  Усталая барышня, поразмыслив, решила приравнять их к
беременным женщинам и затихла.

Леша  проснулся  где-то на полпути между Омском и Читой. Со вкусом покурив в
туалете,  пуская  дым  в  унитаз, он вернулся в салон и оценивающим взглядом
окинул соратников.

Решительной походкой подошел он к Филу и, ткнув того в плечо, предложил:

- Ну чего, по децилу?

Фил,  очнувшись  от  полусна, потянулся, зевнул и, почесав в затылке, так же
кратко согласился:

- Тащи.

Понемногу  стали просыпаться и остальные; Олег, проснувшись, обреченно повел
глазом,  принял пластиковый стаканчик от хозяйственного Леши, выпил, крякнул
и, категорически подняв ладонь, достал цветастый детектив.

Минут  через  двадцать  по  очереди  раскрыли глаза и Игорь с Бубой. Игорек,
легонько  ткнув  Бубу  под  ребро,  кивнул головой назад. Буба секунд десять
обозревал  умилительную  сценку:  разливающие  и  выпивающие Леша с Филом, а
рядом сосредоточенно уткнувшийся в книгу Олег.

- М-даа, смольнинка в гусарской казарме.

-  Не,  скорее  профессор  Лейпцигского  университета  в  окружении турецких
рабочих.

- Прикольно, никогда ведь не скажешь, что у них бабок раз в пять побольше.

В  самом  деле,  хотя  Олег  и  не  был  совсем уж бездарным в коммерции, а,
напротив,  обладал  хорошим  чутьем,  самым  важным,  пожалуй, в нелегкой их
профессии, но слишком уж много тратил.

Если  Леше  и  Филу  довольно  было  литра-другого  на  тихой  кухоньке, под
нехитрую закуску, Олег гулял в дорогих барах.

Пока  остальные сколачивали капитал, он тратился на дорогие шмотки и хорошую
машину.

И  теперь  ему,  небережливому,  приходилось  собирать  деньги  на поездку в
компании   с  двумя,  а  то  и  тремя,  такими  же,  как  он,  аутсайдерами.
Стремительно  разбухшие  цены,  тарифы  и  взятки, объединяясь с нараставшей
конкуренцией, требовали увеличения капитала.

Крутобедрая  барышня  с  хмурой  мордашкой  поверх форменного кителя толкала
никелированную  тележку, на которой громоздились коробки с посиневшей курой,
следом  другая,  соревнуясь  в  крутобедрой хмурости, щедро оделяла кофе или
чаем.

Кофе,  выбранный  Бубой и Игорем, оказался, к удивлению, не жидкими помоями,
а (реформа!) приличным растворимым и бразильским.

-  Кушать  будете?  -  мрачно  спросила  она у нарочито уткнувшегося в книгу
Олега.

-   А   дадите?   -   поднял  он  голову,  одарив  плейбойской  полуулыбкой,
полунамекнув, полупредложив.

- Дадим, - растаяв, откликнулась она, протянув в ответном пасе "и".

Олег,  мгновенно  потеряв  отчего-то  интерес  к  продолжению,  то ли просто
поленившись  искать  следующий  ход,  безразлично  принял подносик. Девушка,
нахмурясь   еще  сильнее,  протолкала  тележку  дальше,  снабдив  выпивающих
закусью.

Катящееся  к  заходу  солнце тонуло, силясь пробиться через перистую толщу к
невидимым  и  безлюдным  таежным  лесам, а может, и к сопкам, спрятанным под
облаками.  Громкоговорящая  девушка  пообещала  посадку  в  Чите  и повелела
пристегнуться.  Буба задумался на секунду и пристегнулся, Игорь подумал и не
стал, Фил и Леша хлопнули еще по одной.

Девушка  не  соврала,  двигатели  напомнили о себе сменившейся тональностью,
самолет  нырнул  вниз,  и  сразу  заложило  уши.  Спустя минут двадцать "наш
авиалайнер  совершил  посадку в аэропорте города Чита" (или Читы? А черт его
знает,  не  помню).  Мерзкий  город  Чита,  верьте  мне,  мерзкий.  Впрочем,
относительно города я, возможно, и погорячился, но аэропорт безусловно.

Поесть  нечего,  за дверьми холод и сопки, а все читинцы в спортивных штанах
и  коротко стрижены. Осмотревшись и покурив, мои герои по очереди забежали в
столовую  и, повертев носами, ретировались - несъедобно. На первом этаже они
встретились  и, поискав, обнаружили-таки в одном из ларьков пиво, за тройную
против питерской цену, оказавшееся к тому же старым и горьким.

Стоически  допив  теплую  мерзость (и откуда только берут теплое пиво, когда
на  улице  минус  двадцать? Загадка), они дружно прокляли Читу и отправились
на посадку.

Во  Владивостоке  дело  обернулось много хуже, хотя было там потеплее и даже
пиво  оказалось  неплохим,  но их никто не встретил. Ничего не дали и поиски
на  огромной  стоянке,  разбуженные водители микроавтобусов злобно ругались,
но присланы были не за ними.

- Так их женщину-мать... Где автобус? - гневно и риторически вопросил Фил.

-  Не  знаю,  должен быть, - ответил злой Игорь и добавил сокрушенно: Так их
маму и туда.

- Ты с ними точно договорился? - обратился он к привычно паникующему Бубе.

- Да точно, конечно, я же...

- Ладно, нечего здесь стоять, поехали.

Город,  вольно  раскинувшись  на  сопках,  ниспадающих  к океану, врезавшись
мысом  в  воду,  светил  редкими  огнями  уличных  фонарей и уютными желтыми
окнами  неспящих  спален  и  кухонь, пугал неуловимым дуновением сходства со
своим   астральным   близнецом,  воздвигнутым  другим  истеричным  движением
всевластной и железной самодержной руки.

Тем  временем  мои герои, поливая туристическое агентство "Атлант" отборными
помоями,  отправились  в  "Уссурийский  залив"  -  средней  руки  гостиницу,
неизбежную  стоянку  по  пути  в  Китай.  Там  их ждала новая неожиданность:
номера  были  забронированы  почему-то только до двух ночи, а поскольку было
уже  четыре,  это  было,  мягко говоря, неприятно. Однако, к счастью, номера
все  же  нашлись,  и они отправились спать, рисуя соблазнительнейшие картины
расправы с толстой тетей, владелицей "Атланта".

Игорек проснулся и увидел Бубу, трясущего его за плечо:

- Подъем, пол-одиннадцатого.

-  Ну  и  что? - Игорь, рискуя вывернуть зевотой рот, перевернулся на другой
бок.

-  Ты  что?  Давай  вставай, надо идти разбираться, а то мы вообще никуда не
уедем.

-  Аа,  брр,  -  очнулся  наконец  Игорь  и, сев на кровати, затряс головой,
издавая бессмысленные звуки, - сколько, говоришь, времени?

- Пол-одиннадцатого, они уже давно открыты.

- Ладно, я пойду в ванную, а ты пока буди Олежку, мы с ним сейчас сбегаем.

Прополоскав  физиономию и почистив зубы, Игорь провел рукой по колючей щеке,
но бриться не стал, мотивируя привычным: "чай, не на бал".

Когда он вернулся в комнату, Олег брыкался и рычал.

- Игорюнь, без шансов, - развел Буба руками, - может, со мной сбегаем?

-  С  тобой...  -  протянул Игорь, надев часы и убедившись, что в самом деле
уже почти десять.

С  одной стороны, ему чрезвычайно не хотелось слушать все утро Бубино нытье,
а с другой - очень лень было идти одному.

Игорь  оценивающе  глянул на посапывающего Олега, вспомнил заговорщицкий вид
Фила  и  Леши,  явно  собиравшихся  вчера  продолжить,  надел, достав из-под
матраса сумочку, натянул поверх джинсы и кивнул:

- Давай собирайся.

Во  Владивосток  пришла  уже  весна,  и хотя кое-где виднелись еще чернеющие
глыбы  снега,  но  солнце припекало уже по-весеннему, и было по-весеннему же
весело  и  шумно.  Теплый  воздух неторопливой махиной поднимался от ласково
сверкающего океана.

Даже  Буба  отвлекся  от черного своего пессимизма и, проникнувшись витающим
настроением, молчал весь их недолгий путь.

Но  вот  показалась  уже  цель  их  утренней  прогулки - маленький старинный
особнячок, уютно спрятавшийся среди махин многоэтажных гостиниц.

Внутренности  особнячка  мгновенно избавили их от налетевшей было романтики;
там,   среди   деловитой   суеты,   дребезжали  телефоны,  какие-то  коробки
захламляли коридоры, и путалось в пыльных шторах солнце.

Они  зашли  в  нужную  комнату,  где за тремя столами сидели женщины лет под
сорок,  четвертая,  помоложе,  бестолково  суетилась  вокруг  электрического
самовара.  Самая  важная  и толстая тетя разговаривала о чем-то по телефону,
недовольно  глянув  на них, она проболтала еще минуту и наконец попрощалась:
"Тут ко мне пришли, я тебе перезвоню".

- Я вас слушаю.

-  Мы  -  группа  из Ленинграда, вчера прилетели, и нас никто не встретил, -
начал Игорь.

-  Нет,  -  высокомерно  проронила она, - водитель вас вчера ждал, вы к нему
так и не подошли.

-  То  есть  как  не  подошли,  -  загорячился  Буба,  - мы вчера обошли все
автобусы в Артеме, там никого не было.

- Не знаю, он вас встречал.

- Ладно, - снова заговорил Игорь, - неважно, мы уезжаем сегодня.

-  Не  знаю,  что  я  теперь  могу  сделать, вы вчера опоздали... - это было
сказано так, как будто это лично Игорь задержал самолет.

- Ну и что, у нас же выезд сегодня.

-  Как  это  сегодня,  вот у меня же здесь записано... - с этими словами она
подвинула  к  себе  толстенную  конторскую  книгу  и возмущенно прочитала: -
Группа  из  Ленинграда,  приезд  двадцать  пятого,  выезд  в  Китай двадцать
шестого. Вот - она повернула к ним книгу.

-  Извините, Наталья Александровна, но мы всегда закладываемся на "Аэрофлот"
и  всегда  оставляем  день  про  запас, ну вы же знаете, мы же не первый раз
через вас едем.

-  Не  знаю, ребята, - покачала она головой, снова наклонившись к книге, - у
меня здесь записано...

-  Я  не знаю, что у вас там записано, - разозлился Буба, - но я сам звонил,
заказывал  поездку  и  сказал,  что мы прилетаем в ночь с двадцать пятого на
двадцать шестое, а выезд с двадцать шестого на двадцать седьмое.

- А с кем вы разговаривали?

Буба запнулся и обмяк.

- Хорошо, - вступил Игорь, - так вы можете нас сегодня отправить?

-  Ну  не знаю, - проронила тетя, сделав вид, что задумалась, - если хотите,
у нас сегодня едет группа уфимцев, можем вас с ними отправить.

- Но они, наверно, только с двумя ночевками?

-  Да,  с  тремя  у  нас  только вы ездите, - она это так сказала, как будто
уличала Игоря по меньшей мере в кровосмесительстве.

Игорю  очень  захотелось взять со стола тяжелый стеклянный графин и стукнуть
им по шестимесячной завивке. Усилием воли он сдержался и спросил:

- А сделать нам выезд в разные дни вы можете?

-  Нет,  ну  как  же  я  вам  сделаю, у вас же список один будет, - она была
возмущена.

- Но мы же с вами... - на этих словах Игорь Бубу прервал.

- Андрей, подожди. А когда вы нас можете отправить с тремя ночевками?

-  Даже  не знаю, - она снова уткнулась в свою книгу, - завтра у нас уфимцы,
потом Челябинск, потом однодневки... только на той неделе.

- Нет, но мы же с вами договаривались, неужели...

-  Андрей,  подожди,  -  опять прервал его Игорь, - Наталья Александровна, я
сам этого решить не могу, мне надо с ребятами поболтать.

Буба  пытался еще возмущаться и размахивать руками, но Игорь ухватил его под
мышки и выволок из кабинета.

- Андрюша, я не понимаю, у тебя что, голова совсем не работает?

- Игорюнь, я тебе точно говорю, я, когда звонил, все правильно заказал.

- Верю.

- Тогда она должна нас сегодня отправить, - он снова рванулся к двери.

-  Буба,  -  разозлился  наконец Игорь, - ты чего, что-то не понял? Объясняю
популярно: к ней приехали тридцать уфимцев. Это ты понимаешь?

- Ну?..

-  Что  ну? Как ты считаешь, кого ей выгодней отправить: нас пятерых или их?
-  Игорь выместил раздражение и продолжил относительно миролюбиво: - Так что
можешь здесь хоть до завтра сучить ножками, поедут все равно они. Въехал?

- А чего мы делать-то теперь будем?

- Пошли позавтракаем, а там подумаем.

- Какой завтрак? Надо сейчас что-то решать.

- Буба, голодным я по городу бегать не буду.

- Нет, Игорюнь, но ведь...

-  Ладно,  ладно,  побежали.  -  Игорь  проявил  такую редкую покладистость,
представив прелесть завтрака с зудящим Бубой.

                                    ***

Олег  блаженствовал;  уютно  раскинувшись  в кресле, он наслаждался утренним
кофе.   Ненавязчивым   переливом   доносилась  откуда-то  негромкая  музыка,
аппетитно  дымилась  в  руке сигарета, ласковое солнце играло во влажных еще
волосах...

Идиллия  была  мгновенно  и с грохотом разрушена криками ворвавшейся в номер
парочки.

-  Нет,  Буба,  ты только глянь на этого бездельника: пока мы, не жалея сил,
устраиваем его судьбу, он... Ты скажи, тебе не стыдно?

- Не-а... ну чего, как дела?

-  Ну, в "Атланте" нас, ясное дело, послали, но мы нарыли одну конторку, так
что сегодня уезжаем.

- Молодцы, - зевнул Олег.

-  Слушай,  ты,  неблагодарная  сволочь,  давай вставай и иди собери бабки с
алкоголиков,  а потом вместе с Бубой катитесь в фирму... да, еще паспорта не
забудь, - добавил он после паузы.

- Да уж догадался бы, - неохотно выбрался из уютного кресла Олег.

Игорь,   скосив   усталый  глаз  в  сторону  вожделенной  постели,  принялся
раздеваться.

А я, с вашего позволения, оставлю, пожалуй, его до вечера.

Более  того,  мне придется, видимо, прибегнуть к этой практике пропусков еще
неоднократно,    поскольку   это   повествование   и   так   катастрофически
растягивается,  грозя  перерасти из жанра Большого Рассказа в жанр Маленькой
Повести,   а   меня  это  разрушение  предварительных  расчетов  чрезвычайно
беспокоит.

                                    ***

Итак,  было  часа  четыре  ночи, когда Игорь, опрокинув в рот остатки водки,
плескавшейся  еще  на  дне  пластикового  стакана,  обвел  взглядом тесные и
темные  внутренности  микроавтобуса,  ползущего  по  петляющей  среди  сопок
дороге, ведущей от Уссурийска к границе.

Кстати,  любопытно,  что  хотя, судя по названию, где-то здесь, по просторам
уссурийской  тайги,  должны  грациозно  бродить  одноименные  тигры,  однако
вокруг  не  было  даже  намека  на  хоть  какой-нибудь  захудалый  лесок,  а
единственный тигр стоял напротив единственного же в Уссурийске кабака.

Игорь  выискивал, чем бы заняться, поскольку спать он совершенно не хотел, а
читать в трясущемся и темном автобусе было категорически немыслимо.

Олег  нашел себе привычное занятие, и с заднего сиденья раздавался его голос
вперемешку   с   девичьим   хихиканьем.   Девица   была,  правда,  несколько
перезревшая  -  под  тридцать,  но  вполне  еще на вид аппетитная, звали ее,
кажется,  Викой.  Леша  с  Филом,  по  обыкновению слегка набравшись, сладко
посапывали   в   полусне.  Фил,  признаться,  и  сам  имел  некоторые  планы
относительно заднего сиденья, но был опережен и побежден симпатягой Олегом.

На  переднем  вторую  и  последнюю  девушку, лет на пять помладше, толстушку
хозяйку  со  стершимся  именем,  захватил  и  пытал  теперь  Буба.  Пытал  о
извечном: что, как и почем.

Неудобно  скорчившись  на  узеньком  сиденье,  Игорь рассеянно ловил обрывки
разговора, вскользь отмечая интересное: ...юань, ...таможня, ...футболки.

Он  любил  Бубу,  зная,  как  меняется  тот,  как  исчезают его мелочность и
жадность, как он размахивает руками, стоит разговору коснуться заветного.

Буба  был  готов часами разъяснять любому свои научные изыскания, пользуясь,
как  любой  уважающий  себя профессионал, в основном терминами "хреновина" и
"штуковина".

Глядя  на  него,  у  Игоря иной раз мелькало сомнение, что, может быть, он и
ошибся  тогда. Вспоминались двухцветные коридоры с облупившейся штукатуркой,
мерцание  допотопных  мониторов,  папироса,  дымящаяся  в такт поскрипыванию
бумаги...

Но,  как и всегда, накатило это как-то вскользь, в параллель желтым бусинкам
фонарей, цепочкой струящихся мимо машины.

Тем   временем   автобус   все   ближе   подбирался   к  Артемову,  грязному
приграничному  поселку,  где  среди  развалюх  мазанок гордо высится особняк
бывшего  начальника  таможни  с  сургучными  печатями  на  дверях. Они несли
совершенно  символическое  значение,  поскольку  бедолага  так  и  не  успел
вставить  рамы,  и теперь через эти зияющие провалы несостоявшихся окон туда
забирается летом местная молодежь - предаться пьянству и разврату.

Пол  неудачливого  особняка  завален  битым  стеклом  и окурками, да кое-где
мелькнут  старенькие  китайские  трусики, из тех, что оптом отдают по восемь
джао.

Но  я  верю,  верю:  настанут  светлые  времена,  и  новый начальник таможни
прикупит  унылые  останки,  он  непременно  вставит  окна и побелит стены, и
благодарные  китайские  бизнесмены  привезут чудную шанхайскую мебель черной
кожи, и превосходное здание украсит скучный артемовский ландшафт.

"Уж  вы  мне  верьте,  в таких делах я форменный пророк", - добавил бы здесь
небезызвестный  кот,  но  у  него  свои,  кошачьи, дела, а мои увлекают меня
вперед.

                                    ***

Затихший  автобус  уже  добрых два часа стоял напротив заплеванного местного
вокзала, где расположилась, преграждая путь к поезду, таможня.

Светало.  Приподнявшееся  солнце хмуро ползло по облупленным стенам, грязным
сугробам и прикрытыми ломким льдом лужам.

Хотя  до  Москвы  отсюда  было не ближе, чем до Лос-Анджелеса или Мехико, не
говоря  уже  о  Токио  или  Сеуле,  титанические  лужи на неасфальтированной
улочке   навевали   мысли   о   исконном   нечерноземном   проселке.  Слегка
пофантазировав,   легко   можно  было  представить  лениво  бредущих  коров,
голосящего  неподалеку  петуха...  -  словом,  все  то,  что  составляет для
горожанина сентиментальную идиллию деревенского утра.

Солнечный   луч  кольнул  Олега  в  глаза,  он,  встрепенувшись,  проснулся,
невольно  разбудив  Вику,  дремавшую на его плече. Пошептавшись секунду, они
начали аккуратно пробираться к выходу, будя случайными толчками остальных.

Олег,  расправляя  занемевшее  тело,  простер  вверх  руки, и солнечный свет
оплел его лучами восходящего дня, превратив на мгновение в бронзовую статую.

Закурив   в  звенящей  тишине,  они,  вдыхая  горький  дым  первой  утренней
сигареты, невольно переговаривались редким приглушенным шепотком.

Постепенно  выбрались  из  автобуса  и  остальные.  Фил  и  Леша, спрыгнув с
подножки,  с  громким  кряхтеньем  потянулись  и  тоже задымили. Становилось
оживленно,  из  беспорядочно  приткнувшихся  к вокзалу автобусов выпрыгивали
покурить и размяться челноки.

Показались  из  вокзала испуганные китайцы, послышался птичий перелив чужого
языка,  потянуло  едким дымом их сигарет. Куда-то двинулись стайки злобных и
горланящих  базарных  баб  с  огромными баулами. Несмотря на ранний час, они
уже громко ссорились, как всегда, что-то не поделив.

Старшие  групп  спешили  уже  к  каким-то  им одним ведомым чиновным дверям,
размахивая списками так называемых туристов.

Вслед  им  ринулась  и наша толстушка, проявив неожиданную при ее комплекции
прыть.

Туманное очарование утра было безнадежно разрушено.

                                    ***

Таможня   прошла   совершенно   безболезненно.  Усталые  таможенники,  бегло
просмотрев  декларации  и  пролистав  пачки  зеленых, отбирали разрешения на
вывоз,   лишь   изредка   лениво  любопытствовали,  нет  ли  лишних.  Отмена
идиотского  правила  о  пятисотдолларовом  ограничении,  при  котором все до
единого   челноки  нарушали  закон,  сделала  таможню  по  пути  туда  почти
бессмысленной.

Впрочем,  и  раньше таможенники особенно не усердствовали, поддерживая некое
немое   соглашение,   по   которому   повышение   благосостояния  работников
почтенного  учреждения  производилось  исключительно  на  обратном  пути - с
ввозимого товара.

Между  таможнями  шло  определенное даже соревнование; дело здесь в том, что
путь  товара  может  пройти  через  любой  из десятков пограничных поселков,
разбросанных  вдоль  всей  границы, и дурная слава, мгновенно его искривляя,
грозит доблестным таможенникам совершенно катастрофическими последствиями.

К  примеру,  в  аэропорту  Омска  как-то появилась дама, совершенно серьезно
воспринимавшая  таможенные  правила и установления, кроме того, она не брала
взятки  и высчитывала цены, исходя из аналогов в каталоге "Qwele". Пошлина в
результате  получалась  такая,  что челноки покрывались зелеными пятнами при
одном воспоминании.

Нечего  и  говорить,  что  спустя  каких-нибудь  два  месяца ее продуктивная
деятельность  привела к усыханию челночного потока через Омск втрое, а также
к  двум  инфарктам. После того, как одного особо слабонервного челнока от ее
оцинкованного  столика  увезли  на  другой,  не  менее  оцинкованный столик,
терпение начальства лопнуло и даму перевели перекладывать какие-то бумажки.

Да...  часами,  часами  можно рассказывать байки об отечественном таможенном
управлении, но к чему?

Я  убежден,  -  вы  прекрасно понимаете, что все это на самом деле чистейшей
воды  поклеп.  Ведь  превосходно  известно, какой кристальной честности люди
работали во все времена в этом достойнейшем государственном институте.

К  примеру,  Павел  Иванович  Чичиков,  служивший до воспетой аферы именно в
таможенном департаменте, был оттуда безжалостно изгнан.

                                    ***

Наши  друзья  заняли  купе  в плацкартном вагоне, разбитом до такой степени,
что  вместо  раздражения  это вызывало некоторое даже умиление. Кроме них, в
вагон  набилось  еще  человек  семьдесят, в большинстве своем вышеупомянутые
базарные женщины.

Конечно  же,  несколько  из  них  сразу  же  попробовали  устроить  скандал;
уперевшись  кулаками  в  необъятные  бедра, они объясняли что-то вроде того,
что одно купе всего на семь человек - это явное излишество.

Однако   тут   в   дело  вступил  Фил,  преобразившийся  при  столь  близком
приближении  к  Китаю, что-то хищническое появилось в его движениях и манере
говорить, впрочем, то же показалось и в остальных.

Он  встал  и,  мило  улыбнувшись,  полуобнял  одну  из них за монументальное
плечо:  "Но  позвольте,  любезнейшая..."  -  за  каких-нибудь пять минут ему
удалось  настолько  всех  запутать,  что  они отстали, непривычно лишив себя
удовольствия громкого скандала.

Толстушка  раздала  всем пустые бланки справок о негативной реакции на СПИД.
Отчего-то  в  Китай  без  нее въехать нельзя, то есть, разумеется, можно, но
сдавать  кровь  в  местном  медпункте,  где  пользуют немытым шприцем, может
только  беззаветно  храбрый  человек,  а  совать десять долларов санитарному
инспектору,  причем  делать  это надо через переводчицу, отведя его в темный
уголок, суетно и накладно.

Уже  в одном лишь движении поезда угадывалось приближение Поднебесной; нету,
господа,  нету  и  быть  не  может  на  свете другой страны, где на двадцать
километров железной дороги тратилось бы по три, а то и больше часа.

И  вот,  едва  только  мимо  протащилась  вспаханная нейтральная полоса, как
сразу  же  показалась  другая страна: безжизненные сопки сменились кусочками
огороженной   земли.  Посреди  них  уродливо  косились  глинобитные  лачуги,
смахивающие   на  общественные  уборные  средней  руки,  лишенные,  впрочем,
отопления  и  канализации.  Невозможно  понять,  как  умещаются в них по два
десятка  человек,  от пятидесятилетних стариков (возраст, по здешним меркам,
весьма и весьма преклонный) до стайки грязных ребятишек.

Еще  переезд через границу чувствовался по огромным кучам цветастого мусора,
валявшимся  вдоль полотна, почему-то убирать его необходимым не считалось, и
Игорь каждый раз, проезжая, отмечал их новое нарастание.

- В хорошей мы все-таки живем стране, - высказал общее Буба.

-  Ага,  -  ответил Леша, - каждый раз домой приезжаю, нарадоваться не могу:
чистота,  дороги  -  отличные,  в  квартире - горячая вода, унитаз журчит...
Европа.

-   Да,  не  с  теми  мы  себя  сравниваем,  -  вступила  в  разговор  Вика,
предвкушающе  поглядывая  на  Олега,  - кстати, ребята, на вокзале ничего не
покупайте и не меняйте и баксы подальше спрячьте.

- Да уж, знаем, - бросил кто-то, и ленивая беседа замерла.

Вокзал оглушил толпой, криками и давкой.

-  Колефана,  откуда  плиехала?  -  раздались  звуки  привычного  коверканья
родного языка.

- Доллалы, юани поменять?!

- Колефана, колефана, сто надаа?!

Приняв  суровый  вид, они проталкивались сквозь толпу, ведомые переводчиком,
оказавшейся  их  старой знакомой - Ларисой, то есть звали ее, разумеется, не
так,  но,  зная  труднодоступность  своих имен для неповоротливых славянских
языков, китайцы подбирают себе созвучные русские.

- Привет, Лариса, - поздоровался Игорь.

- Здластвуйте, лебята, - радостно заулыбалась она, - товалы холосо плодали?

Автобус,  конечно  же,  оказался  местным,  лишенным  рессор, да и вообще на
редкость  неудобным,  рассчитанным на маленьких и стройных китайцев, а вовсе
не  на мощные русские седалища, но это для наших хищно-сухощавых друзей было
вполне  еще  терпимым  (видели  бы  вы,  как в него запихивают свои огромные
задницы   украинские   челночницы.  Незабываемое  зрелище),  а  вот  нехилый
разворот плеч и длинные ноги девать было решительно некуда.

В  автобусе,  отделившем  их мутными стеклами от яростной толпы продававших,
покупавших  и  менявших,  от  ярких куч мусора, стало наконец поспокойней, и
Фил немедля начал атаку на Ларису.

- Ларис, а в какую гостиницу?

- В "Синьхуа".

- А склад там есть?

-  Есть.  Я  знаю,  вам  самое  главное  - склад, - заулыбалась она снова, -
холосый, больсой склад есть.

Наши  друзья  были  челноками  крупными,  их  закупки  и  думать было нечего
запихать в номер.

- "Синьхуа", "Синьхуа"... мужики, это тот, что ли, на площади?

- Да, да, на плосяди.

-  Угу,  там  приличный скла... ой ее... - автобус рухнул в громадную яму, и
Фил звонко клацнул зубами.

-  Твою  мать,  столько  бабок  сюда  возим;  они  бы хоть дорогу от вокзала
сделали,  суки...  -  здесь я сочту за лучшее прервать гневный монолог Фила:
он очень больно прикусил язык.

Они  оглядывались  по сторонам, заново привыкая к непривычного вида домам, к
вывескам  с невнятными каракулями, имеющими отдаленное родство с кириллицей,
к многолюдной толпе, к жуткого вида хибарам.

- Ты смотри: опять новый дом, - ткнул пальцем в окно Буба.

- Точно, как на дрожжах - месяц назад не было.

Этот  приграничный  городок  рос  под напором огромного долларового потока с
невиданной  скоростью,  за  каких-то  три-четыре  года из глухой станционной
платформы  он  превратился  в приличных размеров город. От небольшой круглой
площади,   где   чадит   пивной   заводик   и   сверкает  бетоном  новенькое
градоначальство,  разбегаются  в  разные стороны кривые лучи узких и грязных
улиц.

Здесь,  собственно, и располагается конечный пункт притяжения: сотни оптовых
лавок,   средь   которых   разбросаны   десятка   два  гостиниц,  населяемые
преимущественно соотечественниками.

Вокруг  беспорядочно  громоздились жилые кварталы, склады и прочая подсобная
чепуха.

Всю  компанию  привезли  в  гостиницу,  стоявшую на той самой вышеупомянутой
площади.  Там,  не заходя в номер, готовые в любой момент устроить бучу, они
осмотрели   склад,   оказавшийся  и  в  самом  деле  достойным,  после  чего
приступили к жесточайшему торгу.

Китайцы  просили  по  десять  юаней  с  места,  Игорь, уполномоченный стаей,
соглашался  брать склад только весь сразу. Удивленный оборотом торга, хозяин
гостиницы заломил полтораста в день.

Игорь,  обхватив  в  притворном  ужасе  голову, ссылаясь на личную симпатию,
давал  пятьдесят. Совместная тяга к компромиссу сошлась на семидесятиюаневой
мировой,  причем  обе  стороны  трагично  возводили глаза и тяжело вздыхали,
показывая крайнюю степень разорительности сделки.

Номер  оказался  своеобычным  трехместным клоповником с весьма сомнительными
простынями.  Воды,  само  собой, в кранах не было - ее включают вечером часа
на   два.   Впрочем,   самих  китайцев  это  смущало  мало,  у  подавляющего
большинства из них водопровода вообще нет.

Блага  цивилизации,  вторгаясь в здешнюю жизнь, порождают забавнейшие штуки.
Как-то  раз  в  новенькой  гостинице,  сверкающей симпатичной светло-голубой
сантехникой,  Игорь  изумленно  обнаружил,  что  к  бачку  унитаза  вода  НЕ
ПОДВЕДЕНА!

Ей-богу, не подведена, и все!

                                    ***

Олег  и  Игорь  выбрались  на  площадь,  изрядно загаженную, хотя она и была
единственным, пожалуй, местом, убиравшимся в этом городе.

-  Колефана,  стеклолеза надо?! - китаец, чрезмерно грязный даже для здешних
мест, сунув им в лицо кусок стекла, принялся полосовать его стеклорезом.

Кстати,  приграничный  жаргон,  формировавшийся  по большей части "великим и
могучим",  превратился  в  совершенно особое лингвистическое образование, не
всегда  понятное  даже  носителям  языка  (на  редкость уродливая идиома, но
иначе,  пожалуй,  и не скажешь), а местные выпускники филфаков вообще ничего
не понимали.

Жаргон   этот   еще   и   менялся   на   протяжении  границы,  исковерканное
дальневосточное   "корефан"   сменялось  на  западе  фамильярным  "блат",  а
повсеместно   царившее  поначалу  "товалися"  уходило  в  туманное  прошлое,
уступая   место  набиравшему  силу  "господин",  символично  не  коверкаемым
китайцами.   Женщин   поначалу  обижала  "подлюка",  означающая  всего  лишь
"подруга".  В  разных  районах  входили в него и такие шедевры, как, скажем,
"мало-мало  покусать",  сопровождаемый непременным закидыванием в рот горсти
воображаемого    риса.    Использовалась    эта   веселая   мизансцена   для
выторговывания последних центов.

Китайский  вклад  в  приграничный  новояз  гораздо  скромнее, на ум приходит
разве  что  странное  слово  "кхунья"  или  попросту "куня", которое бог его
знает,  что  означает, но служит обращением ко всем китаянкам, независимо от
возраста и профессии.

-  Игорек,  глянь, а вроде приличный алмаз. - Олег с интересом склонился над
стекляшкой.

- Да на хрена он тебе нужен?

-  Тыся  лубли,  -  по-своему понял их разговор торговец и даже приоткрыл от
усердия рот.

- Ладно, бог с ним. Не надо, - обратился Олег к китайцу.

- Потему не надо? Тыся лубли, отень десево!

Они,   двинув   его   плечами,   молча   пошли  вперед.  Но  деликатность  и
ненавязчивость  никогда  не  были  достоинствами уличных торговцев, и уж тем
более уличных торговцев китайских.

Он  семенил  за  ними, забегал с разных сторон, размахивал руками, хватал их
за  куртки  и  орал  не  своим голосом на разные лады и в разных сочетаниях:
"колефана",  "отень  десево"  и  "тыся  лубли".  Минуты  через три это стало
невыносимо, и Олег выдал ему трехбуквенную инструкцию.

- Потему посел на ...? Колефана, тыся лубли отень десево!

По обыкновению, диалог приобрел легкий оттенок сказки про белого бычка.

-  Я  его  сейчас  убью,  -  мрачно  сказал Олег после очередного рекламного
выкрика.

- Не фиг было останавливаться.

- Угу, - неохотно согласился Олег, - слушай, может, купить у него?

- А он все равно не отстанет.

Развлекаясь  подобным  образом,  они  дошли  до  первой  лавки,  где китайцу
пришлось  остаться  у  входа,  хозяева лавок не любят, когда в их заведениях
действуют на нервы покупателям.

Они  бродили,  переходя  от прилавка к прилавку, слыша привычное: "Колефана,
сто  надаа?"  -  то  крикливо  протяжное,  то  почти интимное. Наконец Игорь
приметил черные футболки.

- Сколько?

- Девять юань.

- Ууу... очень дорого, - осуждающе покачал головой Олег.

Они сделали вид, что собираются уходить.

- Колефана, колефана, - заволновался торговец, - много надо?

- Очень много.

- Семь юаней мозно.

Через  каких-то двадцать минут оживленного торга, состоящего из однообразных
реплик:  "Очень  дорого"  - с одной стороны, и широкого диапазона выкриков и
восклицаний  с  другой,  вплоть до таких шедевров местного красноречия, как:
"Колефана  хитлый"  и  "Сесть юань, самый минимум". В конечном счете, слегка
поперхнувшись,  узнав,  сколько  им нужно футболок, он сбавил цену до пяти и
четырех.

Количество   товара   вызвало   неизбежное  последствие  появившегося  рядом
прохиндея,  сулившего  им такие же футболки по совершенно смехотворной цене,
юаня  за  четыре, что ли. Его коллега предлагал услуги переводчика, а третий
грозился  помогать  им  грузчиком.  Причем  последние  двое не своим голосом
орали: "Юаней не надо".

Сущность  трюка  проста  и  заставляет  с  сочувствием  отнестись к нелегкой
судьбе  интуриста  на  нашей  социалистической  родине,  когда  она еще была
социалистической и на ней был "Интурист".

Вместо  обещанных  футболок  тебе  привезут  рваную отбраковку, бескорыстный
помощник  потребует  вечером  долларов  эдак двести, а переводчик при каждом
торге  получит  от  хозяина долю. Когда ты начнешь возмущаться, они приведут
толпу  такой  же,  как  и они, шпаны, которая будет на тебе виснуть, орать и
норовить заехать по физиономии.

Вполне  объяснимый порыв - набить им морду - закончится утомительной беседой
в  полиции  с  выплатой  огромной  взятки.  Впрочем, это уже дело вкуса: мне
довелось  как-то  видеть  четверых сибиряков, здоровенных мужиков, которые в
описанной  ситуации  изрядно  покалечили  десяток граждан Поднебесной и даже
нескольких полицейских, подоспевших к месту поединка.

В  конечном  счете вызванная подмога их таки повязала и водворила в кутузку,
где они, поостыв, заплатили пару тонн баксов.

Так  вот,  сибиряки  уверяли  меня, что полученное наслаждение того стоило и
что, в общем-то, это не так уж и дорого.

Теперь  шествие,  возглавляемое нашими друзьями, выглядело весьма колоритно:
впереди  они,  а  за ними дюжина голосящих аборигенов. И Игорь, и Олег, зная
бессмысленность  пререканий,  молчали,  лишь  изредка посылая всю компанию в
далекие странствия.

Впрочем,  через  каких-то  четыре  часа  шпана,  поняв наконец, что им здесь
ничего   не   обломится,   отстала,  пожелав  им  на  прощание  много  всего
нехорошего.  Справедливости ради надо отметить, что здесь, на востоке, шпана
эта,   на   внутричелночном  жаргоне  называемая  "помогайлы",  деликатна  и
тактична  по  сравнению  со  своими  собратьями на западе Китая, где могут и
прирезать ненароком.

Правда,  они в этот день покупать ничего и не собирались, отводя его целиком
на  первичное  ознакомление  с  ценами.  Так  шел  этот  день,  обычный день
челнока,  состоящий из сотни торгов, из десятков попыток его крупно надуть и
дюжины мелочных потуг пошарить у него в карманах.

Но  вот усталое солнце клонится уже к горизонту, и торговцы опускают тяжелые
жалюзи  на  окна  лавок,  и  кто-то  поволок  уже куда-то картонные коробки,
которыми  день  щедро изгадил улицы городка. Стихли крики уличных торговцев,
и  навалилась  такая  блаженная и такая неожиданная вечерняя тишина. Усталый
торговец  стеклорезами лениво пристал к ним, тоже усталым и тяжело бредущим,
но скоро отстал.

Игорь  с  Олегом  зашли  на  склад  и  обнаружили там гостиничных грузчиков,
перепаковывающих  детские курточки из картонных коробок в мешки, под дружным
надзором Бубы, Леши и Фила.

- Здорово, - Игорь ухватил курточку из коробки, - почем взяли?

- Семнадцать и восемь. Мы хозяину сказали, чтобы вас подождал.

- Олежка, а почем мы видели?

-  Подожди...  слушай, восемнадцать и три... восемнадцать и пять... ну почем
нам тот мудила напротив "Пассажа" отдавал?

- Точно дороже. А сколько в мешок влезает?

- Двести пятьдесят.

Здесь  они  занялись многотрудными пересчетами валют, дорожных затрат, тыкая
в  калькулятор и перекликаясь маловнятно: "двойник", "отбой", "навар". Вволю
позанимавшись  кабалистикой, они приняли наконец решение и подошли к хозяину
товара, терпеливо их дожидавшемуся.

Маленький  очкастенький  китаец,  вежливо  кивая  головой, пообещал привезти
завтра две тысячи курток.

Леша  согласился  за  три  бутылки  пива  приглядеть  за  упаковкой удачного
приобретения,  требовать не халтурить и набивать мешки плотнее, одновременно
стараясь не дать многодетным семьям грузчиков разжиться дармовой одежонкой.

Полулежа  на  упакованном  уже  мешке,  похлебывая из бутылки и повелительно
приказывая  китайцам,  каждый из которых был меньше его втрое, он мучительно
напоминал плантатора-рабовладельца.

Остальные  рысью  двинулись  по  номерам,  где  из  крана  полилась мутная и
холодная,  но  все  же  вода.  Здешняя  грязь  просто  титаническая, полдня,
проведенных тут, безусловно, вызывают физическое отвращение к самому себе.

Олег   и   Фил,  кроме  того,  еще  и  переоделись,  собираясь  блеснуть  на
сегодняшнем  ужине.  Большая  часть  челноков  собиралась  вечером в русском
ресторане.

Читатель!  Если  нелегкая  судьба  занесет тебя в Поднебесную, бойся здешней
кухни,  едва  ли  одному  из ста удается встать сытым из-за столика местного
ресторана.

Та  вкуснятина,  которой  кормят  в  китайском ресторанчике Дублина или Рио,
безжалостно  адаптирована  и  лишена многочисленных блюд, травмирующих хилых
европейцев. На мой приземленный взгляд, их есть вообще нельзя.

Чего  стоят  одни  только  куриные лапы с необрезанными когтями или, скажем,
тошнотворно  воняющие  яйца, судя по всему, тухлые, а чай... чай - это поэма
в трех частях с эпилогом.

Вместо  благородного  напитка в стране-прародительнице пьют тепленькую, чуть
желтую  водичку,  у  нас  столько  заварки, сколько здесь тратят на литр так
называемого чая, самому заядлому сердечнику не хватило бы и на чашку.

                                    ***

Душно  и  пьяно  было  в  двухэтажном  кабаке,  где  разнузданно  и нетрезво
веселились  челноки, представляя отталкивающее зрелище разухабистых танцев и
пьяного  блуда.  Малоприятно  наблюдать,  как  сорокалетние, вполне солидные
люди лезут друг на друга, предвкушая размножение.

Противно  видеть, как преобладающие здесь женщины, наверняка оставившие дома
детей,  скользят  по  Бубе  и  Игорю  маслянистыми  взглядами. Они, впрочем,
замечали это мало, упившись уже сверх всякой меры.

И  именно  здесь,  где  накурено до слез, где все пропитано густыми запахами
рисовой  водки  и потеющих тел, здесь, где, кривляясь, куражится неприкрытая
похоть  и  повсюду  чудится  булгаковский  "Грибоедов",  под  звуки разбитых
динамиков,  хрипящих низкопробнейшие из отечественных шлягеров, именно здесь
Буба  и Игорь, не слушая слов друг друга, но и не перебивая, говорили о том,
что в самом деле было им интересно.

Буба  в  двадцатый  раз  попытался  донести  до Игоря сущность своих научных
изысканий  и  абсолютно  непроизносимо именованной диссертации, но поминутно
сбивался,  разъясняя, как вырастить ЛСД-содержащие поганки, а также механизм
их галлюциногенного действия. Игорь же в ответной речи говорил следующее:

-  Понимаешь,  управляемый  термоядерный  синтез  - это очень просто, берешь
изотопы  водорода и получаешь гелий, при этом... - Нетвердая речь его тонула
в громе тарелок и музыке, а на лице был написан неподдельный восторг.

Он  говорил  пламенно,  не забыв сказать и о солнечной природе процесса, и о
его  радиационной  безопасности,  и  о перспективности, плавно перешел к его
труднодостижимым условиям, ласково упомянув тороидальную ловушку.

Олег,  подбегавший  время  от  времени  к столу тяпнуть рюмку и перекинуться
парой   слов,   оставил   уже   попытки   вовлечь   их   в  разврат:  весьма
соблазнительные  его предложения встречались бессмысленными взглядами мутных
глаз,  и  он  вынужденно  резвился  в  одиночку,  что, впрочем, нисколько не
портило  ему  настроения: Вика была профессионально спихнута Филу, с которой
тот уже предвкушающе удалился в гостиницу.

На  добытом просторе Олегу удалось заставить себя не разбрасываться, и он не
без  успеха  сужал  круги  вокруг  белокурой  камчатской  девицы.  Некоторые
опасения  рождали ее незанятые подруги, хотя бы одну из них надо было бы для
верности  пристроить.  Ничто  не  сможет  раскрепостить  женщину больше, чем
параллельное бесстыдство подруги.

Но  Фил  был уже отдан Вике. Отправился в гостиницу слабопригодный для таких
развлечений и пошатывающийся Леша, ну а Буба был явно и безнадежно пьян.

Что  до  Игоря,  то  он в подобных приключениях категорически не участвовал,
мотивируя  туманного  происхождения  присказкой  о  превосходстве  домашнего
бифштекса над случайным и лежалым гамбургером.

"Не  таким уж и лежалым", - неизменно отвечал восхищенный Фил, и высокомерно
пожимал плечами задетый Олег.

Я,   со   своей   стороны,  кроме  высоких  душевных  свойств  и  бесспорной
несклонности  к  кобелизму  моего  героя,  должен отметить и другую причину:
постоянная  и  незаметная,  может  и  не  существующая,  борьба  за  Лану не
оставляла ни интереса, ни сил для других женщин.

Кстати,  его  вежливое безразличие, разумеется, притягивало, вызывая у Олега
резонное раздражение.

Еще  задолго  до окончания веселья Игорь с Бубой, пошатываясь, отправились в
гостиницу,  держась  друг  за друга и не прекращая сотрясать воздух научными
терминами.

                                    ***

Утром  Игорь  проснулся  от  грохота  музыки,  подойдя  к окну и закурив, он
увидел  обычную  здешнюю утреннюю картину: несколько сот китайцев занимались
на   площади  у-шу.  Было  что-то  апокалипсическое  в  этом  завораживающем
зрелище:   сотни  людей  среди  черных  клякс  лежалого  снега,  повторяющих
одинаковые движения в тусклом свете утреннего солнца.

Поднялся  и Буба. Они, вскипятив чай, позавтракали, тихо переговариваясь и с
легкой иронией поглядывая на безнадежно пустую кровать Олега.

Выйдя  на  улицу,  они  отправились  в  "Пассаж"  - так называли трехэтажное
здание,  выложенное  туалетной плиткой. Кроме бесчисленных мелких торговцев,
там   располагались  также  крупные  оптовики  нижнего  белья  и  почти  все
валютчики.

Они  подошли  к  уличному  торговцу  пивом, и Игорь вздыбил два пальца; тот,
услужливо изогнувшись, одним движением скинул обе пробки.

- Десять юань, - выставил он бутылки на прилавок, слегка усмехаясь.

Даже  дети в этом городе знали, что пиво стоит в розницу два юаня, а оптом -
один  и восемь, Игорь опешил, сжав в руке четыре юаня, и, бессмысленно глядя
на торговца, спросил:

- Почему?

- Пять юань, - китаец ткнул в одну бутылку, - десять юань, - обвел он обе.

- Вот сука, - злобно прошипел Буба.

Но  делать  было  нечего, бутылки были открыты, и китаец теперь будет бегать
за  ними,  хватать  за куртки, орать, созывать своих мелкоуголовных дружков,
дежурить  около  гостиницы,  требовать  денег  за  потерянное время, и с ним
придется все равно расплачиваться, только обойдется все это много дороже.

И  Игорь,  и Буба знали это превосходно, неоднократно побывав уже в подобных
приключениях,  поэтому  Игорек  извлек  из  кармана  червонец  и швырнул его
торговцу в широкоскулую физиономию.

Настроение  было  подпорчено,  не из-за денег, разумеется, материальный урон
не  дотянул  даже  до доллара, но вот то, что их, стреляных воробьев, надули
таким привычным и несложным образом, было обидно.

Ведь  они  застали те, уже почти мифические, времена, когда эти поездки были
чем-то   средним  между  походом  каравана  по  Великому  шелковому  пути  и
плаванием  купеческой  каравеллы  в  Новый  Свет.  То  на горизонте мелькнут
паруса жестокого флибустьера, то жадный феодал отнимет лучшие товары.

Тогда  челноки  возили сюда механические часы и солдатские шинели, в которые
одевались  здешние  франты,  а  отсюда  везли  незабываемые пуховики. Тяготы
тогдашнего  пути,  нелегкого  и  сейчас,  были  неисчислимы. Чего стоит один
переход  через  границу  в  надетом  под  две  шинели жилете с тремя сотнями
часов,   от   тяжести   которых  подкашивались  ноги,  а  забивание  в  купе
пассажирского поезда полутонного груза за двадцать минут, а...

Да  что  говорить, к концу поездки казалось, будто все эти тысячи километров
груз  везся  на  своих  плечах, после нее челнок, упав в кровать, не вставал
несколько дней.

И  вот  они,  опытные  и  ученые,  попались, как желторотые, не спросив цену
заранее.  Впрочем,  это и понятно, с ними довольно давно ничего подобного не
случалось, и они невольно расслабились.

В  "Пассаже",  узнав курс у мелких менял, Игорь и Буба отправились на третий
этаж.  Там скромно, в уголке, сидел неприметный старичок в стареньком френче
фасона "председатель Мао".

Он  не  унижал  себя  протяжными криками: "Долла-ал, юа-ань поменяяять!", не
рубил  в  торге  ладонью,  клянясь,  что  покупает баксы себе в убыток, - он
просто называл курс. Кстати, большая часть крикунов работала именно на него.

-  Иголь!  -  замахал  он  приветственно  рукой.  -  Здластвуйте,  - морщины
лучиками заструились по улыбающемуся лицу.

- Нинь хау, - истощил Игорь свои запасы китайского.

-  Иголь,  холосо  товал  плодали?  - старичок даже довольно прилично болтал
по-русски, кажется, единственный обращаясь на "вы" и не в женском роде.

После недолгого разговора над прилавком потекли деньги.

Взамен   нескольких  пачек  зеленых,  перебравшихся  на  китайскую  сторону,
вернулся увесистый пакет, плотно набитый стоюаневыми бумажками.

Их  отношения  даже  достигли  некоторого  джентльменства,  они - вещь почти
невероятная  в  челночно-китайских  отношениях - не пересчитывали пачки и не
проверяли доллары.

Это  началось с тех пор, когда старичок, обсчитавшись (звучит фантастически,
но  чего  только  в жизни не бывает, иной раз и китаец обсчитается), передал
Игорю  почти  пятьсот юаней, а тот, придя в гостиницу, сообразил и в опасном
приступе  честности  вернул. После этого меняла его зауважал и полюбил, хотя
и с оттенком отеческого превосходства.

Произведя  обмен,  они  отправились  к  Ире,  персоне  тоже  немаловажной  и
колоритной.  Это  была пухленькая китаянка, что само по себе примечательно в
стране худощавых фигур и прямых позвоночников.

Будучи  одним  из  крупнейших городских оптовиков, Ира, густо рассадив своих
родственников  на самые бойкие места, а родственников у нее, как и у всякого
уважающего  себя  китайца,  было  совершенно немыслимое множество, составила
мелкоячеистую  торговую  сеть.  Первым  помощником  и заместителем у Иры был
муж,  существо  жалкое  и  никчемное, перенявшее от частого общения с нашими
соотечественниками излишнее пристрастие к водке.

Именно  его  они и встретили в их огромном складе, чуть в стороне от главных
улиц.

Его  подбросило  с  коробок,  где  он,  развалясь,  сидел, что-то напевая от
скуки,  покачивая  в  такт  ногой.  Голубая  радость, перетекающая в экстаз,
расплылась по его лицу - Игорь с ребятами тарились всегда по-крупному.

Итак,  китаец  с  взъерошенной от радости бороденкой подбежал к ним, ухватил
Игоря  за руку и затряс ее что было сил, после чего, несколько успокоившись,
в сакраментальной традиции вопросил:

- Иголя, холосо товала плодала?

- Ничего, - эта беседа начинала утомлять, - покажи-ка, чего у тебя есть.

- Сто? - не понял тот, но от усердия даже приоткрыл рот.

- Товар какой есть, - медленно сказал Игорь, выделяя каждое слово.

- Ааа... мозно. Товала посмотлети?

- Посмотлети, посмотлети... - слегка передразнил его Игорь, - Иру позови.

Муж  своей  жены  немедля  проголосил  повелительно  внутрь  склада, и некий
оборванный  китайчонок  сразу  ускакал куда-то рысью. В ожидании хозяйки они
переворошили  весь склад, прерывая осмотр потоком атакующих вопросов: "Какой
еще  цвет  есть?",  "Сколько  такого есть?" - ну и тому подобное. О конечной
цене  они,  правда,  не  договаривались, впрочем, он здесь права голоса и не
имел.

Потом  они  присели  на  коробки,  начав  привычные  раздумья  с  тыканьем в
калькулятор и воспоминаниями о прошлогодних ценах и спросе.

Выбор  товара  -  занятие весьма сложное и многофакторное; скажем, сейчас, в
начале  весны,  все  вещи  должны  быть  уже  для  лета, привезя их в начале
сезона,  раньше  других,  можно  замечательно  заработать,  но  через  месяц
китайские  фабрики  заработают  на полную мощность, и цены упадут настолько,
что остатки придется распродавать себе в убыток.

Можно,   конечно,   воспользоваться   беспроигрышным   вариантом  -  товаром
внесезонным,  электроникой,  там,  или  нижним бельем, многократно возимым и
раньше,  для  которого  известны  и  цены,  и  спрос,  но  на  нем  много не
заработаешь.

Действительно  здорово  можно  заработать  на  новом, только что появившемся
товаре,  привезя  его  в  город первым, но занятие это чрезвычайно рисковое.
Неизвестно,  будут  ли  его покупать, а качество не предскажет и дельфийский
оракул.

Игорь  как-то привез тысячу симпатичных женских ботиночек, которые продались
по   четверной  цене  за  неделю,  а  за  следующую  ему  вернули  восемьсот
развалившихся.  Есть  предположение,  что судьба остальных была не лучше, но
счастливые покупатели просто поленились их возвращать.

Тем  временем,  пока мы углублялись в область теории и практики челночества,
в  склад  вбежала  вспотевшая  и  запыхавшаяся  Ира.  Нечего и говорить, что
вопрос о том, как "Иголя товала плодала", интересовал ее до самозабвения.

Игорь  слегка  раздраженно  ей  ответил, вполголоса пообещав Бубе следующему
любопытному  свернуть  шею. После чего беседа перешла в более конструктивное
русло. Сбив цены до минимума, они снова начали совещаться.

Не  вдаваясь в подробности, замечу, что Буба полностью согласился с доводами
Игорька,  сколь  резонными,  столь  и  дальновидными,  присоединившись к его
выбору.

Хотя,  честно  говоря,  его  не  радовала  челночная  деловитость  Игоря, он
предпочел бы видеть того нищим, но влюбленным в свой дурацкий "Токомак".

Сам  Буба  ездил  раза  в  три  реже,  чем  он,  зарабатывая  достаточно для
поддержания  скромного существования холостяка-миколога. Безмерно раздражало
его  зрелище  денег,  уходящих на длинноногие прихоти, тех самых денег, ради
которых гробит себя Игорь, тратя свою жизнь на все это дерьмо.

Разумеется, ничего подобного он Игорю никогда не говорил.

Буба  был  очень  не  глуп  и  уж, конечно, превосходно знал, что раскрывать
глаза влюбленного мужчины - занятие бессмысленное и явно убыточное.

- Куда товала пливести? - спросила Ира по окончании переговоров.

- В "Синьхуа".

- "Синьхуа"? - она изобразила на лице непонимание.

- Ну, на площади.

-  Плосяди? - Ира перебросилась несколькими переливчатыми фразами с мужем, -
не понимать.

- Ну, площадь, круглая, - Игорь начал изображать руками круг.

- Клуглая, - явно не понимая, повторила Ира.

В  конце концов она отправила с ними мужа. У гостиницы они показали ему вход
на  склад,  широкоскулое  лицо  засветилось радостью понимания, он оживленно
закивал головой: "Холосо, мозно".

- До свидания, - тщательно и правильно выговорил он.

- Погоди, - остановил его Игорь, - а как по-китайски "до свидания"?

-  Не  понимать,  -  озабоченность  появилась у него в глазах, он решил, что
сделка срывается, и явно представлял себе ярость жены.

- Ну, смотри, - Игорь сделал паузу, - русский - "до свидания"?

- Да, лусски - "до свидания".

- Китайский?

-  А,  -  после  продолжительной  и напряженной работы мозга изрек китаец, -
понимать,  -  морщины  на лице разгладились, и снова сверкала улыбка, - тсей
дзянь.

- Тсей дзянь, - старательно повторил Игорь.

- Как, как? - заинтересовался Буба, - тсей дзянь?

- Плавильно, - закивал китаец головой, улыбаясь уже совершено счастливо.

-  Твою  мать,  филолог  долбаный.  Тебя  где  носит?  - показался из склада
разъяренный Олег.

- Все, ждем, - кивнул Игорь торговцу и обернулся к Олегу. - Ты чего орешь?

- Да мне тебя вообще убить надо!

-  Колефана,  колефана, стеклолеза - тыся лубли, - влез в разговор вчерашний
знакомец.

-  Да  пошел ты со своим стеклорезом... - речь Олега была виртуозна. На лице
его виднелись явные следы недосыпа и перепоя.

Изумленный  торговец,  ошарашенный  насыщенной  эмоциональностью слов Олега,
отпрянул,  а  тот, повернувшись к Игорю, сказал ему много всяких слов. Вчера
камчатская  красотка  в  последний  момент  ускользнула, причем именно в тот
момент,  когда  он уже снял номер, где и провел ночь в одиночестве и печали,
так  что  темперамент  бил  у  Олега  через  край.  `Наконец он отвел душу и
немного успокоился:

- Пока ты шляешься, я здесь воюю с этим очкастым козлом...

- Ну чего, он куртки привез?

- Привез. Конечно, половина красных.

- Я красные брать не буду, сотню максимум.

-  Ну я его заставил поменять. Понимаешь, у меня ж юаней нет, рассчитаться с
ним не могу. Он просто в ярости, я думал, меня сейчас на ножи поставят.

- Так сбегал бы, поменял.

- Куда сбегал?!! Мои баксы-то у тебя!

- А! Точно, ты ж мне вчера в кабаке отдал.

- Блин, воще, чего я за тебя отдуваться должен?

- Ну, извини, извини. Пошли.

- Ты не мог пораньше прийти?

- Ну ладно, успокойся. Признаю, виноват. Баки я твои раскинул.

- Почем?

- Восемь сорок четыре.

- Нормально. У Мао Цзедуна?

-  У  него.  Слушай, ты товар посчитал? - Игорь окинул глазами склад, где на
мешках  и по углам сидели злобные туземцы, включая очковладельца, на поверку
оказавшегося вовсе не таким безобидным.

- А ты как думаешь? Пока ты шлялся, родить можно было.

Под   очками,  в  щелках  глаз,  сверкали  молнии,  на  горизонте  появились
уголовного  вида  аборигены  и  уже начали их угрожающе обступать, но Игорь,
извлекя из-за пазухи пачки юаней, грозу моментально рассеял.

Торговец профессионально зашелестел купюрами, вполголоса считая по-китайски.

-  Олежка, как вчера покуражился? - Игорь чувствовал себя виноватым и затеял
безобидный треп, одним глазом следя за очкариком.

-  Да...  -  Олег неопределенно махнул рукой. Как всякий истинный кобель, он
неохотно рассказывал даже о победах, а уж о поражениях...

-  Слушай, я все думаю, мы в который раз уже в Китае, а по-китайски ни слова
не знаем. Даже считать не умеем.

Китаец тем временем досчитал, вновь став вежливым и безобидным.

- Все плавильно.

-  Корифан,  а  как  по-китайски "считать"? - видя полное непонимание, Игорь
уточнил, - ну, по-русски - один, два, три... а по-китайски?

-  И,  а,  сынь,  сы,  у,  лю,  па, чи, дзю, ши. - Китаец радостно улыбался,
чувствуя себя Макаренко. Приятно учить большого белого человека.

- И, а... э... твою мать... э... сы?

-  Нет.  Сынь, -  старательно  проговорил  очкастый,  просовывая  язык между
зубами.

- Игорюнь, да брось ты это, язык сломаешь, - соболезнуя, сказал Буба.

- Да погоди ты минуту. И, а, сынь, сы, чи...

- Чи - семь, - отрицательно замахал головой китаец, - у - пять.

-  Ладно,  Буба,  пошли,  -  с  отвращением оглядел сцену Олег, - пусть этот
полиглот тут выеживается, а мы пока по лавкам пробежимся.

- Буба, ты-то куда бежишь? Нам сейчас товар привезут.

- Да пока нам его еще привезут...

- Они в час сказали.

-  До часа весь Китай обегать можно, - вступил в разговор очень суровый этим
утром Олег.

- Хрен с вами, пошли. Спасибо, - обратился он к китайцу, - тсей дзянь.

- Тсей дзянь.

- Кстати, а "спасибо" по...

- Се-се, - прервал его догадливый торговец.

- Ага, се-се...

- Филолог гребаный, ты идешь, нет?

У  дверей  склада  они  столкнулись  с  пышущей жаром, явно довольной собой,
миром и прошлой ночью Викой.

- Ребята, вы Андрея не видели?

- Не-а... А что, потерялся?

-  Корефана,  -  набросился  Олег на охранявшего склад полицейского, - давай
всех отсюда.

-  Капитана,  -  принялся  помогать  Буба,  обращаясь  к  нему  как  к лицу,
облеченному властью и мундиром.

-  Капитана, мы, - он обвел их троих руками, - уходим, - Буба изобразил уход
двумя  пальцами,  -  корифанов  со  склада...  - тут он присвистнул и махнул
рукой в сторону улицы.

-  Холосо,  мозно,  -  вежливо  ответил  "капитана"  и  тут же изрек длинную
переливчатую трель, неразборчивую, но очень грозную.

Китайцы  подскочили  с  мешков  и  растворились  в воздухе. Да, сильно здесь
уважение к власти.

Само собой, на улице на Олега накинулся наш старый знакомец:

- Колефана, тыся лубли! - стеклорез замелькал в его руке.

-  Как  ты  меня  затрахал...  -  тяжело  вздохнул  Олег и обреченно вытащил
тысячную бумажку.

Китаец  долго и старательно прятал ее в своей до великолепия грязной куртке,
потом подошел к Олегу и, доверительно его полуобняв, негромко сказал:

- Исе стеклолеза надо? Тыся лубли, оптом десевле мозно.

                                    ***

Игорь,  лежа  на  куче  мешков, лениво наблюдал, как чужие облака катятся по
чужому, красноватому от заката небу.

Позади  остались  мучительные  раздумья  о выборе товара, о том, чему отдать
предпочтение:  детским  ли  костюмчикам,  шелковым  ли рубашкам, рискнуть ли
купить кожаные кошельки или, может быть, беспроигрышные футболки...

Игорь  вымотался,  и  ему хотелось поскорей сдать товар и отправиться спать.
Вдоль  стены  склада  фирмы-грузоперевозчика,  наглой,  как все монополисты,
громоздились  кучи  разномастных  мешков,  вокруг  которых бродили скучающие
челноки.

В  свое  время  в  один  момент  запретили  брать  в  поезд  больше тридцати
килограммов  и  открыли  эту  грабительскую  контору,  берущую  за провоз на
семьсот  километров  по доллару с кило. Разумеется, от этого мудрого решения
пострадал  исключительно  бедолага  уфимец  или  москвич. С лихвой, с лихвой
оплатит  он  все  дорожные  поборы,  когда  будет покупать все то, что мирно
дремлет сейчас в мешках.

-  Не  знаю...  может,  мы зря эти кошельки взяли? - задумчиво изрек лежащий
рядом Буба.

Игорь, слышавший это раз в двадцатый, отвечать поленился.

- Буба, заткнись, - не поленился Олег, лежащий чуть поодаль.

Олег,  взявший  таки  реванш  и неплохо вроде бы затарившийся, был устал, но
благодушен. Фил же с Лешей добирали благодушия из бутылки рисовой водки.

Их  ощущения от поездки были значительно хуже. Вика, оказавшаяся на редкость
липучей  особой,  целыми  днями  преследовала  Фила,  неизменно настигая его
вечером.  Так  что  вчерашний  ее  отъезд  его  немало обрадовал. Не могу не
отметить,   что   чутье  Олега,  чутье  истинного  самца,  вызывает  у  меня
глубочайшее уважение.

Ну  а  Леша  умудрился с похмелья купить женских плащей, свободно висящих на
любом  мужчине,  и  теперь  спасти  его тысячу баксов могла, пожалуй, только
женская баскетбольная лига.

Отмечая   это   печальное   для  всех  честных  челноков  событие  с  Филом,
празднующим  отъезд  Вики,  они насосались до такого состояния, что с тоской
ожидали теперь свидания с женами и КВД.

Безжалостные  соратники  язвили  на  их  счет,  как могли. К сожалению, надо
отметить,  что  к  концу китайских мучений челнок доходит до крайней степени
скотства и самоотвращения.

Собственное  тело,  грязное  и  потное,  становится  ему  противно,  злоба и
раздражение,   порожденные  гражданами  Поднебесной,  ищут  выхода  и,  увы,
конечно же, его находят.

- Олег, выпить не хочешь? - протянул Фил пластиковый стаканчик.

-  Вообще-то  хочу, - Олег с наигранной осторожностью принял водку, - а это,
случайно, не твой стакан?

Фил стоически промолчал, скривив губу.

-  Игорек, ты не знаешь: через стакан заразиться нельзя? - издевающийся Олег
изображал озабоченность.

-  Ну,  это  смотря, что у них, - подыграл Игорь, - вообще, говорят, сифилис
сейчас  бытовым  путем не передается, опять же водка дезинфицирует... хотя я
бы не рисковал.

- Да? Ну, ладно, я тогда лучше из бутылки хлебну.

- Мужики, хватит стебаться, без вас тошно, - скривился Фил.

-  Никто  не  стебется...  -  Олег сделал основательный глоток из бутылки, -
пивка  дайте,  -  прохрипел  он,  протягивая  руку.  Запив  и  передав Игорю
бутылки,  он  продолжил: - Никто не стебется, все вам сочувствуют. Хочешь, я
тебя познакомлю с хорошим венерологом? За полгода на ноги поставит.

Глотнувший и запивший Игорь поддержал:

-  Вообще,  думать  надо  было  вчера.  Продажный секс, какой позор! Вы хоть
знаете,  что  изменять  жене  нехорошо?  Это  послужит  вам  хорошим уроком,
особенно,  Леша,  тебе.  Ну,  я  еще понимаю, этот распутный пацан... но ты,
взрослый мужик, отец двоих дочерей... не ожидал от тебя, не ожидал...

-  Да  ладно,  ребята,  чего  вы  каркаете, - заговорил простодушный Леша, -
может, еще обойдется.

-  Ну  как это обойдется, - сочувствующим тоном сказал Игорь, - сифилиса-то,
может,  и  не  будет, но трихомоноз наверняка. Хорошо еще, если не китайский
триппер.

- Да, у нас же его лечить не умеют, - плясал на костях Олег.

- Идите на хер, - слегка разозлился Фил.

-  Какая  однобокость:  нам  на  хер,  проститутке  на хер... Как мы там все
поместимся?

Неизвестно,  до  какой степени дошло бы это измывательство, если бы к ним не
подошел  некто,  судя по недешевой кожаной куртке, толстенной золотой цепи и
общей развязности облика, москвич.

- Мужики, прикурить не будет?

-  Держи.  - Олег кинул зажигалку, и она, описав красивую дугу, приземлилась
в руке москвича.

- Спасибо. Ребята, а вы откуда? - начал он обычный скучающий челночный треп.

- Из Питера, - поддержал беседу Буба, - а вы из Москвы?

- Точно. А как догадался?

- Да вон у вас куча какая, сразу Москву видно.

-  Да  ладно,  у  вас  тоже  не мало. Молодцы, смотрю, одинаковые пакуете? -
сказал он, похлопывая по мешку.

- Ну, мы друг друга не первый день знаем, на хрена нам эти разборки?

-  Мы  раньше тоже по среднему проходили, но как началась эта херня: "у меня
мешок  меньше"... "у нее больше"... Теперь каждый свое вешает, и, блин, ведь
главное,  всем же хуже. Все из-за наших баб визгливых. У вас, я смотрю, одни
мужики?

- А на фиг они нужны? Таскать еще за них.

-  Чего  таскать?  - не понял тот и округлил изумленный глаз. - Вы что, сами
грузить будете?

-  Ну не здесь, конечно, во Владике, на вокзале. Там грузчики совсем борзые.
Олежка, сколько они в прошлый раз хотели?

-  Совсем  охренели,  по  двадцать баков. Я этот мешок за двадцать баксов до
Питера донесу, не то что до вагона.

-  Мужики,  так  же  надорваться  можно. У меня здесь тонны три, как я их на
себе-то попру?

- А чего? Скинули с "КамАЗа" в тележки, потом в вагон закидали. Нормально.

- Да, ребята, молодцы... ну да я смотрю, вы молодые все.

Беседа  еще  долго  текла  подобным  же  образом,  касаясь  недобрым  словом
таможенных  и  железнодорожных  тарифов,  надоевшей  местной  шпаны и другой
гадости.  Как  мне  ни  горько это признавать, но промелькнули в разговоре и
некоторые откровенно расистские высказывания.

В  процессе  становления  столичной  дружбы  они  допили бутылку, после чего
москвич  сходил еще за одной. В наступающей вечерней прохладе вторая бутылка
кончилась  так  же быстро. Теперь незыблемые законы гостеприимства принудили
Игоря с Бубой сбегать в ближайшую лавку за основательной добавкой.

Постепенно  к  импровизированному  банкету  подтянулись  еще двое москвичей.
Устыдившись  выпивания за чужой счет, они притащили хлеба и тушенки вместе с
десятком  пива.  Игорек  уже  слегка осоловел, когда к нему подошла Лариса и
потрясла за плечо.

-  Иголя, посли. - Она отвела его чуть в сторону и продолжила: - Колефана на
весах  согласна. Пелвые двадцать месков на весы, длугие мески не надо. У вас
легкий месок пометены?

- Помечены, помечены. Деньги как всегда?

- Да, пятьдесят доллалов ему, пятьдесят мне.

- Хорошо. Когда мы идем? - Игорь сунул ей два зеленых полтинника.

- Сейтяс эта глуппа, потом вы.

- Понятно. Буба, запиши на меня сотку баков.

Буба,  исполнявший  обязанности  писаря,  аккуратно заносил в тетрадочку все
расходы,  чтобы вечером распределить их по числу мешков, немедля извлек свой
кондуит  и  записал,  подсвечивая  себе  зажигалкой,  после  он, впрочем, не
преминул полюбопытствовать:

- За что?

- Потом объясню. Олежка, найди бригадира.

Китаец  командующий грузчиками, появился как из-под земли. Это был старичок,
в  стареньком  френче,  весьма  хилый  на  вид,  как и все местные грузчики.
Жутковато  становилось,  когда такой низенький и худосочный малыш один тащил
мешок, иной раз за триста кило.

-  Сколько  месок? - спросил старичок и, пробуя вес, подергал один из мешков
за угол.

- Буба, сколько там у нас мешков?

Последовал немедленный ответ:

- Девяносто восемь.

- Два юань, - с трудом выговорил китаец.

-   Два?  -  изумился  несуразной  цене  Игорь.  -  А  юань?  -  блеснул  он
зазубренными познаниями.

Китаец отрицательно замахал сразу обеими руками и головой:

- А ши юань.

- Двадцать юаней? Да ты что, гребанулся? Пять, у юань.

-  Отень  десево,  -  категорически  заявил возмущенный китаец. - Пятнадцать
юань - самый минимум.

- Иголя, пола, заносить мозно! - прокричала Лариса.

- Сейчас. Ну что, корифан, сколько самый минимум?

- Чего он хочет? - подскочил сбоку Буба.

-  А,  - махнул рукой Игорь, - офигел совсем. Ну чего, корефан, пять юаней -
да, нет?

- Мозно, - решительно рубанул рукой китаец, - десять два юань, мозно.

- Двенадцать юаней!? Ты что, издеваешься?

- Иголя, быстлее! - орала изо всех сил Лариса.

-  Все, пошел на хер. Буба, кинь мне на спину тот, с кружком. - Кружком были
обозначены мешки полегче.

- Ты что, их сам носить собираешься?

- Сейчас сломается.

Действительно,  едва  только мешок оказался у Игоря на закорках, как китаец,
почувствовавший,  что так можно и вовсе ничего не заработать, кинулся к нему
и заголосил:

-  Колефана,  есе  тють-тють  мозно!  Десять  юань!  -  увидев,  что  Игорь,
отмахнувшись,  продолжает  идти  с мешком, он наконец сломался. - Семь юань,
самый минимум, мозно.

-  Давай, - Игорь скинул мешок на землю, - Буба и Фил, со мной к весам, Леша
и Олег, первые пускайте с кружком.

- Иголя! - вопила уже Лариса.

-  Идем!  -  крикнул  в  ответ  Игорь и продолжил вполголоса: - Значит, так,
мужики.  Буба,  ты  пишешь, чего он там навешает. Олег, когда увидишь, что я
нашего  директора  отвел,  бежишь  к  ребятам, и пусть китайцы тащат мешки с
кожей и куртками мимо весов.

-   Чего,   с   весовщиком   договорились?   -   как   всегда   не  вовремя,
залюбопытствовал Буба.

- Договорились, - отмахнулся Игорь, - ребята, все ясно?

                                    ***

Грузчики,  пробегая  в  складские  двери, скидывали мешки на напольные весы,
весовщик  лихо  щелкал грузиками и громогласно объявлял: девяносто восемь...
сто  пятнадцать...  Мешки  мгновенно взмывали в воздух и складывались в углу
ровными штабелями.

Чуть в стороне стоял менеджер китайского отделения фирмы.

Его  лицо,  начисто  лишенное  безобразящей  печати интеллекта, находилось в
вопиющем  противоречии  с  этим  гордым  званием.  Весь  облик  его: и тупой
пустоты  взгляд,  и коротенькая прическа, нависающая безо всякого промежутка
над   бровями,   и   лексикон   из  полусотни  слов  -  подтверждал  весомой
достоверности  легенду  о мафиозной природе конторы. Одет он был с некоторой
даже  чрезмерной  характерностью: мужественный облик менеджера подчеркивался
кожаной  курткой  и  спортивными штанами с неизбежной надписью "Adidas". Все
это  заставляло  задуматься  об огорчительной провинциальности Приморья. Его
столичные  коллеги к описываемому времени давно переоделись уже в костюмы, а
некоторые,   наиболее   передовые,  даже  отказались  от  пиджаков  ядовитых
раскрасок.

Игорь,  подойдя  к нему, таинственно и деловито зашептал, предлагая отойти и
поговорить.   Тот   согласился   и,  переместив  папку,  до  этого  зачем-то
раскрытую,  под  мышку,  отошел.  Кстати  говоря, папка эта, весьма солидное
кожаное  бумагохранилище,  в  совокупности  с общим обликом придавала ему на
редкость нелепый вид.

Игорь   весьма  ловко  встал  лицом  к  мешкам  и  грузчикам,  вынудив  того
соответственно  расположиться к ним спиной. С этим низколобым красавцем дело
обстояло   круче,   сотней   тут   было   не   обойтись.   После  некоторого
предварительного  обоюдного обнюхивания, состоящего из взаимных междометий и
аккуратных  наводящих  реплик  Игоря, компромисс был найден: сбрасывается по
десять кило с мешка, прибыль пополам.

Пока  Игорь  неторопливо вел эти несложные переговоры, пока довольный парень
умножал  девяносто  восемь  на  десять  с  последующим  делением пополам и с
радостной   улыбкой   обдумывал,  сколько  отдать  управляющему,  а  сколько
зажилить  себе,  подгоняемые  грузчики  протащили уже мимо весов все тяжелые
мешки.

Игорь  радостно  отметил это косящим взглядом, сегодня им везло, и удавались
все  мыслимые  жульничества  с  весом.  После окончания блестяще проведенной
операции  "Весы" последовал долгий и нудный процесс оформления груза. Но все
имеет  конец,  настал  и  тот  долгожданный  час,  когда  автобус потащил их
усталые тела по тряской дороге, тяжело подпрыгивая на частых ухабах.

Лариса  произнесла  традиционное  заклинание,  требуя  собраться  с вещами в
холле  к восьми. Как человек опытный, она, разумеется, превосходно понимала,
что  едва  ли  они  будут  готовы  и  к девяти, но также она знала и то, что
подобное  нагнетание  ужаса -  единственный  способ  успеть к десятичасовому
поезду.

Из-за  затянувшейся  погрузки  в гостиницу они приехали уже поздним вечером.
Покрутив  журчащие краны и вытянув из них лишь пару капель грязной воды, они
плюнули  и рухнули спать. Впрочем, у Фила и Олега хватило еще сил дотащиться
до ресторана и устало поковырять в тарелках.

                                    ***

С  утра  Игорь  отправился  вместе  с  Бубой  за  покупками:  это  последнее
китайское  утро  традиционно  оставляется  для  подарков  себе  и  родным. В
своеобычной  челночной запарке со всей ее беготней и мучительными раздумьями
как-то  не  остается для этого ни времени, ни сил. Каждый раз, пробегая мимо
лавки  или прилавка, на котором лежит что-нибудь подходящее для тебя самого,
привычно  думается, что успеешь еще в это последнее утро. Конечно, когда оно
таки  наступает,  оказывается, что лавка закрыта, вещь продана или ты просто
не можешь вспомнить, где ее видел.

Однако  на  этот раз Игорь позаботился обо всем заранее и купил чудную шубку
черной  лисы.  Лишь  рассчитавшись,  он  задумался,  что,  во-первых, уже не
сезон, а во-вторых, дороговато.

Однако,  представив,  как  горделиво будет смотреться она на Лане, он утешил
себя сомнительным, что если не сезон, то должно быть дешевле.

Ребята,  увидев эту шубку и узнав о цене, крякнули, но похвалили (вообще-то,
надо  быть  полной свиньй, чтобы ругать покупку ценой в полмашины, хотя бы и
не  новой).  Впрочем,  Буба не сдержался и пробурчал что-то насчет некоторой
нескромности таких покупок. Ну да Буба он и есть Буба.

Туманное  утро  витало  над тихим еще городком, скрипели колесами редкие еще
велорикши,  торговцы  спешили к своим лавкам, кое-где поднимались уже жалюзи
и  разносились  первые  пронзительные  голоса.  Навстречу попалось несколько
скучающих  челноков,  так  же,  как  и  они,  вышедших  за  подарками,  - на
серьезную  тарку  стоит  выходить  попозже. Дружелюбно раскланялись с ними и
несколько вчерашних москвичей.

Редкий  патриотизм  будит  в челночной душе даже краткое пребывание в Китае,
радостно  ловит он звуки родной, густо перевитой матерком речи, европеоидное
лицо  вызывает  в  нем  живейшую  симпатию,  а  рязанскую  мордашку  первого
пограничника  ему  просто хочется расцеловать. Но, увы, увы, недолго тянется
это  наваждение,  первое  же  общение с отечественным таможенником разбивает
его вдребезги.

Они  зашли  в  довольно пристойный, по здешним меркам, магазинчик, торгующий
исключительно  шелковыми  вещами, - именно здесь были куплены оптом шелковые
рубашки  (по крайней мере, так они назывались). Тогда Игорь присмотрел здесь
прелестные  шелковые  халаты,  которые  и торговал теперь себе и Лане. Буба,
напротив,   стоя   у   соседнего   прилавка,  осматривал  шелковые  рубашки,
разительно  отличавшиеся  как  по  цене,  так  и по качеству от купленных на
продажу.

Произошло  обычное  встречное  опыление  идеями, в результате которого Игорь
решился   купить  полдюжины  рубашек,  а  Буба  соблазнился  халатом.  После
недолгого  торга,  в  котором  они  упирали на свои крупнооптовые заслуги, а
торговцы  улыбчиво  кивали  головами  и  сбрасывали  цену,  сделка века была
совершена. Буба в халате за тридцать баков - это зрелище.

По выходе из магазина Игорь лениво повернул голову и проговорил:

-  Ну, слава богу, а то Ланка еще в прошлый раз просила меня халат привезти,
а я чего-то нигде не видел. Ей уже махровый надоел, да и лето скоро...

- Угу, - злобно промычал Буба, с трудом сдерживаясь.

                                    ***

Вагон  невероятно  медленно, подолгу простаивая на стрелках, полз в ночи, но
все  же  он  двигался  к  дому,  и,  конечно,  радостная  эта  поступь,  как
верстовыми  столбами, отмечалась пустыми бутылками, - ведь вагон ехал домой,
туда,  где  пирожки  с  мясом и чебуреки, где в ларьках торгуют хот-догами и
колой,  туда,  где  из  кранов  течет горячая вода и где гостиничные кровати
покрыты чистым белье, туда, где цивилизация.

Китайская  граница  осталась  позади, одарив их всеми неизбежными гадостями,
какие  только  может  родить  сознание,  извращенное  безграничным восточным
деспотизмом:  с  огромной очередью, которую непременно надо пропустить через
одну  дверку,  с  бессмысленным  сидением  нескольких  сот  людей  в  тесной
комнате,   с   высокомерными   приказами   форменно-погонных   людей,  сколь
бессмысленными,   столь  и  издевательскими.  Впрочем,  все  эти  прощальные
радости  очень  китайской,  не очень народной и совсем уж не республики даже
сравнить  нельзя  с  временем,  когда  весь этот путь надо было проделывать,
перетаскивая на себе несколько сотен килограммов.

В  этом  же вагоне ехали и москвичи, что не могло, разумеется, не привести к
беспробудному  пьянству.  Кроме  них,  ехала  там  же и группа из Белгорода,
состоящая  преимущественно  из  громоздких  базарных теток. Было их много, и
все они с завистливым неудовольствием поглядывали на выпивающих.

Им  предстоял  сегодня  еще  проход  через таможню с боями: пытаясь избавить
себя  от  утомительной  оплаты груза, они под завязку набивали свои тридцать
кило,  чем разительно отличались от челноков столичных, гнушающихся грошовой
при  их  оборотах  экономии  и  отправляющих  весь  товар  багажом. И теперь
провинциалы  опасались,  что соседи, напившись, начнут буянить и мистическим
образом  навлекут на них гнев пограничного начальства. Было это, разумеется,
полным  бредом,  но  вполне достаточным для приятного скандала со столичными
богатеями.

Возникшее  было напряжение несколько развеялось, когда выяснилось, что одной
женщине  из  их  группы,  расплывчатой  толстушке  лет  тридцати пяти, Игорь
ненароком помог.

Он  обнаружил ее со струящимися по лицу слезами, мешающимися с темной тушью,
в  окружении десятка злобно орущих велорикш. Тут же, у входа в ее гостиницу,
громоздилось штук двадцать коробок.

Она  сговорилась  с рикшей на пять юаней, - цена, кстати говоря, непомерная,
китайцы  платят  два.  Тот,  ощутив, что имеет дело с неопытной простофилей,
немедленно  собрал  шарашку таких же, как он, мерзавцев и требовал теперь по
пять баков с коробки.

Игорь,  находившийся отчего-то в благодушном настроении, почувствовал в себе
ростки   губительного   благородства   и   устремился   к   ней  на  помощь.
Сокрушительным  матом  и  дикими  криками с обещанием позвать "капитану" ему
мгновенно  удалось  сбить  сумму  шантажа  до  сотни юаней, но на этой цифре
рикши уперлись.

На  счастье,  мимо проходил тот самый старичок-меняла из "Пассажа", который,
грозно  прокричав  что-то  на  китайском,  тех  припугнул, и цена рухнула до
двадцати.

Тетенька,  утерев  мордашку,  с  рикшами расплатилась и собралась было Игоря
долго  благодарить,  но  тот  из-за  недостатка  времени  и  общей нелюбви к
благодарностям  это  пресек  и,  наказав  самой  с рикшами не связываться, а
заставлять  торговцев привозить товар в гостиницу, побежал дальше, испытывая
слегка стыдливое самоуважение.

Однако расплаты за доброе дело он, конечно, не избежал.

Толстушка,  подсев  к  их  пьянке, изводила его назойливыми благодарностями,
кроме  того, в глазах у нее читалось явное предложение. По мере того как она
напивалась, ее порыв к излишнему самопожертвованию разрастался и крепнул.

Впрочем,  была  от  нее и известная польза: она приволокла к столу кое-какую
закуску  и,  что главное, буханку почти свежего хлеба, тщательно завернутого
в  полиэтилен.  В  сочетании  с  водкой  и  тушенкой, в изобилии имеющихся у
мужчин, это составило пиршество богов.

Умный  Олег,  выпив полстакана и основательно закусив, отправился на верхнюю
полку  отсыпаться,  часа через два составил ему компанию и Фил, от усталости
осоловевший в рекордные сроки.

Пьянка  дошла  уже  до  той  стадии,  когда  люди расползаются вздремнуть, а
оставшиеся  пять-шесть  человек  ухитряются вести в купе плацкартного вагона
несколько  громогласных,  но  в  то  же  время  совершенно  отдельных и даже
интимных бесед.

Вот  и  сейчас  двое москвичей, сидевших у окна, предавались с Бубой и Лешой
своеобычному  челночному  трепу  ни о чем, время от времени грохая изрядными
порциями:  "...и  тут  он  мне  пошлину поставил - я за столько не то что не
купил   -   я   за   столько  не  продам...",  "...ах  ты,  стерва,  говорю,
узкопленочная...",   "...ну   да,   у  нас  вот  тоже,  помню,  был  один  в
таксопарке..."   А   возле   прохода   сидели  друг  против  друга  Игорь  и
белгородская  толстуха.  Она  несла  какой-то  пьяный  вздор,  не  оставляя,
впрочем,   своих  блудливых  целей.  Игорь  односложно  что-то  ей  отвечал,
тяготясь, но все же поддерживая беседу.

Буба,  оживленно болтавший с москвичами, не забывал с глубоким интересом и с
нескрываемой  иронией  следить  за  развитием событий. Белгородская красотка
упилась  уже до такой степени, что не обратила внимания даже на немаловажную
новость.

- Блин, - посетовал Леша, - таким макаром мы можем на таможню не успеть.

-  Ну  и  че, - откликнулся один из москвичей, - водка есть, - сверкнул он в
улыбке золотым зубом, - здесь и заночуем.

-  Так  завтра  же во Владик товар придет, на фиг это надо - ворочать его не
жравши, не спавши.

- Не волнуйся, успеешь и пожрать, и поспать.

Это  прозвучало  грубовато,  и второй москвич, тот что потрезвей, постарался
загладить легкую бестактность.

- Ребята, а вы че, не знаете? Нам сказали - в лучшем случае через три дня.

- Ой ё, - откликнулись на разные тона ребята, - а кто сказал-то?

Источник   оказался   вполне  авторитетным,  и  они  слегка  приуныли,  ведь
доподлинно известно - где обещают три дня, будет неделя.

-  А, суки, - горестно громыхнул Леша, - ведь такие бабки берут... а вы дать
им не пытались?

-  Да не берут... говорят, у них строго в порядке поступления. Понимаешь, им
самим  это на фиг не надо. Просто эта гнида, наш премьер, когда был в Китае,
пошептался  с  какой-то  ихней  гнидой,  и переход теперь ночью не работает,
очередь до горизонта, "КамАЗы" туда и обратно за день не успевают.

Под  горестные  причитания  Бубы  бутылка  была  распита  почти мгновенно, и
москвичи,  изрядно  окосев,  отправились  куда-то  то  ли за добавкой, то ли
спать,  в  пьяном  дурмане  это было туманно и неясно. Тут, оказавшись почти
наедине,   белгородская   секс-прима   осмелела   и   с  пьяной  интимностью
осведомилась:

- Я тее нравлюсь?

- Кх-м... угу... это... ну, да, - потерялся Игорь.

-  Нет,  ну ты посмотри, какие у меня сиськи, - с этими словами она ухватила
Игоря   за   руку   и   прижала  ее  к  означенной  железе,  располагавшейся
непосредственно под майкой, без всяких промежуточных преград.

Игорек  остолбенел  настолько,  что  вырвал  руку  только  спустя  несколько
секунд,  успев,  впрочем,  обнаружить  противную  дряблость и обвислость. Он
подскочил  с  полки и устремился в тамбур, боковым взглядом увидев, как Леша
валил слабо сопротивлявшуюся женщину навзничь.

Игорь  курил  в  темноте  тамбура, раздраженно клянясь себе никогда больше в
чужие  дела  не  влезать.  Больше всего на свете хотелось ему не видеть и не
слышать  никого  и  ничего,  хотелось забыть о Китае, о таможнях и границах,
хотелось  просто  так  стоять  в тамбуре одному и курить, хотелось очутиться
дома, с Ланкой, в тихой чистоте их маленькой квартирки...

Мысли  его  были  прерваны  Бубой, гогоча ворвавшегося в тамбур, ткнувшего в
зубы  сигаретой,  чиркнувшего ослепившим огоньком и, все еще гогоча, булькая
от восторга, заговорившего:

- Игорюнь, там такое...

- Буба, а зачем мы здесь?

- Что? - не понял тот.

-  Да  нет, ничего, - отвернулся Игорь и, затянувшись, посмотрел в бездонную
темноту.

                                    ***

День  летел  за  днем,  Владивосток,  стоявший  за  окном, сжатый между двух
заливов,  с  каждым  днем  все  более  наполнялся весной. Но наших друзей не
радовала  ни  широкая гладь океана, ни солнце, припекавшее с каждым днем все
сильней, ни даже стремительно укорачивающиеся юбки жен и дочерей моряков.

Они  изнывали  от  тоски и безделья, единственным их занятием и развлечением
было  ежедневное  хождение  на  таможенный  склад  с  выслушиванием тоскливо
однообразного: "Груз еще не вышел".

Игорь,  лежа  на  кровати  трехместного гостиничного номера, пытался читать.
Слова  незатейливого  детектива  неохотно  складывались в предложения, теряя
всякий   смысл   в  абзацах  и  страницах.  Не  понятно  откуда  появившийся
двенадцатизарядный "кольт", Крис какой-то... Бред.

Детективы  ему  надоели,  пить  водку с Лешей и Филом надоело еще раньше. Не
нравилась  и  тональность  разговоров  с Ланой, с каждым разом становившаяся
все холоднее и односложней.

"Да...  нет...  хорошо...  не  обижаюсь...  пока..."  - все это занимало его
мысли, раздражая. Мужчины вообще мнительны.

У  противоположной  стены  возлежал  Буба, с не меньшей тоской уткнувшийся в
книгу.  Шел пятый день владивостокского сидения, и степень одичания достигла
крайнего предела.

Буба,  например,  два раза напился, что случалось с ним крайне редко, а один
раз даже буянил, чего с ним вообще никогда не бывало.

В  дверь  постучали,  и Буба, лениво соскользнув с кровати в тапочки, побрел
открывать.

-  Здорово,  -  ввалился,  сверкая весенним оптимизмом, в номер Олег, - чего
киснем? Пошли обедать.

Вот  кто  получал  удовольствие от весеннего солнца и вынужденного безделья.
Игорь  посмотрел  на  его  заживающие  уже  костяшки правой руки, на пышущую
довольством физиономию и, сев на кровать, принялся зашнуровывать ботинки.

Они,  не торопясь, шли по беззвучному коридору, заглушавшему их шаги пестрым
паласом.   Остановившись   у   двери   номера   Леши  и  Фила,  они  секунду
посовещались,  но,  решив,  что  те  все  равно еще не проспались, двинулись
дальше.  После  недолгих  прений  было  решено  идти  обедать  в пельменную,
грязную  забегаловку  самообслуживания  с  липкими  облупленными подносами и
никелированными поручнями.

Владивосток  -  город  дорогой,  и  непредсказуемость  срока  прибытия груза
заставляла экономить, да и железная дорога опять подняла тарифы.

Выйдя  из  гостиницы,  щурясь  еще  на  яркое солнце, они с тоской глянули в
сторону  расположенного  здесь  же  таможенного  склада.  Там,  как  всегда,
копошились  десятки грузовиков и легковушек, суетились челноки, разгружавшие
"КамАЗ";  остальные,  расположившись  вокруг,  понуро  курили,  ожидая своей
очереди, несколько человек вдохновенно врали в декларациях.

- Зайдем? - без надежды в голосе кивнул в сторону склада Игорь.

-  Игорюнь,  без  шансов,  -  слегка поморщился голодный Олег, - я москвичей
видел, они сегодня ходили, узнавали... без движения.

- Да ладно, давай сходим, чем черт не шутит.

-  Успокойся, лежат твои мешочки в Китае в целости и сохранности, так что не
волнуйся - к маю подвезут.

- Да не каркай ты.

- Пошли сходим, - надоели Бубе бесплодные пререкания, - не развалимся.

Друзья  зашли  в пыльный склад и отловили некоего деловитого юношу с папкой,
до   противного   похожего  на  своего  коллегу  в  Китае.  Услышав  вопрос,
папковладелец  извлек  из  глубин  своего  бумагохранилища  факс,  долго его
зачем-то теребил, водя по строчкам грязноватым ногтем, и наконец изрек:

- Литера какая?

- J-31.

-  Ага,  ну  чё...  -  палец  снова  заползал по строчкам, - вышел ваш груз.
Значит,  так:  в  одной  машине  двадцать  мест,  три полностью ваши, две по
двадцать пять, в одной двадцать шесть, и еще в одной два.

Ликование мелькнуло на лицах, сменившись, впрочем, деловитостью.

- Во сколько придет?

-  Да  хрен  его  знает, - чистосердечно ответил тот, - как границу пройдут,
если успеют до обеда, то часам к двенадцати, а так часам к двум-трем.

- Ясненько... ну, спасибо.

Пельменная,  натурально,  была  забыта, и они, воодушевившись, отправились в
шашлычную, сменив походку с вялого шарканья на быструю и упругую поступь.

В   симпатичной  кафешке  на  привокзальной  площади  они  взяли  по  вполне
приличному  шашлыку  и  по  сто,  вечно голодный Олег прихватил еще солянку.
Стоял   таинственный  полумрак,  даже  яркое  сегодняшнее  солнце  с  трудом
пробивалось через тяжелые темно-красные шторы.

-  Ну чего, мужики, надо завтра лететь, следующий самолет на Питер только во
вторник, - открыл прения Игорь.

-  Игорек,  можем  не  успеть,  и потом, на фиг это надо - жилы рвать. Мы же
после разгрузки на ногах держаться не будем, - вполне резонно возразил Буба.

-  Правильно,  кому  все  эти  подвиги  нужны, - поддержал Олег, - в субботу
спокойно улетим на Москву.

- Ребята, но это лишний стольник...

- А если мы на самолет не успеем?

- Да почему не успеем? Рейс в девять, все успеем.

- А если груз опоздает? А если вагон сегодня не придет?

- Да  мало  ли  что  может быть. Вообще, успокойся, - тут Олег усмехнулся, -
никуда Лана за этот день не денется, ну в крайнем случае она...

-  Что?  Что  ты  хочешь  сказать? - лицо у Игоря сделалось таким, что стало
ясно: Олегу было бы лучше помолчать, - нет, ну ты давай договаривай!

- Эй, орлы, - вступил Буба, - брейк. А ты, Олежка, мудак.

-  Извини,  извини,  извини.  Молчу,  молчу,  молчу, - примирительно замахал
руками Олег, растерянно улыбаясь.

-  Ладно,  все,  замяли.  Давайте  грохнем,  -  нашел  Буба способ разрядить
обстановку.

Традиционный  способ дал традиционно положительный результат. Игорь, все еще
изо всех сил суровея лицом, выпил, расслабился и размяк.

Вскоре  был  найден компромисс: если завтра после разгрузки у них будут силы
и  желание, то они поедут в аэропорт и попробуют улететь на Питер, если нет,
то полетят через Москву.

Собственно,  Игорь  и  сам  понимал  бредовость своей затеи, шансы успеть на
завтрашний рейс были минимальны, но ему так хотелось домой...

                                    ***

Ночь  выдалась  морозной, какой, впрочем, и должна быть ночь владивостокской
весны,  остужаемой  холодным  дыханием  великого  океана. Буба и Игорь зябко
дули в ладони, с сожалением вспоминая ненадетые свитера.

Притормаживающий  поезд  медленно  катил  мимо  них свои почтовые и багажные
вагоны,  и  они  тщательно  вглядывались  в  мелькающие в окнах разномастные
таблички.

Наконец  мимо  проплыл  кусок  картона  с корявой надписью "Ленинград", хотя
прошло  уже  почти  три  года  с тех пор, как город в третий раз сменил свое
имя, в третий раз отказавшись менять свой гордый облик и непокорную душу.

Они  двинулись  за  проехавшим  мимо  вагоном.  Игорь  успел  всего раза два
ударить  в  железную  дверь,  как  она  с  грохотом  распахнулось и оттуда в
сверкающей полосе света глянуло лицо проводника.

Одного  мимолетного  взгляда  Игорю  было  довольно,  чтобы понять: разговор
коротким  не  получится.  Вислые  соломенные  усы,  выцветшие голубые глаза,
общая  деревенская  хитроватость  облика  -  все  выдавало явного прохиндея,
более  всего  походившего на отставного прапорщика-кладовщика, уволенного за
столь  чрезмерную  вороватость,  что  не  помогла  даже водочная умеренность
(только дома и под хорошую закуску).

- Ну, ребят, чего надо?

- Груз бы подбросить до Питера.

Из-за  его плеча показалось увядшее личико напарницы. На личике этом, вполне
на  вид дипломированном, читалась явная и незатейливая история. Кто не знает
памятных ее вех?

Технический  вуз,  избранный  по  сравнительной  легкости  поступления  и из
отсутствия  явных  пристрастий. Посредственный диплом, завоеванный, несмотря
на  явную бездарность, аккуратными конспектами. Младший научный военного НИИ
средней  руки,  в  котором  нудные годы коротаются обсуждением сравнительных
достоинств импортных колготок...

Известна  и  личная ее жизнь: замужество, ребенок, непременно один, развод и
алименты.  В  точке  развода  жизнь  эта  разбегается по двойному рельсовому
пути, чтобы вновь затем объединиться.

На  первом  муж,  казавшийся  вполне  перспективным,  вдруг спивался, быстро
теряя  человеческий  облик,  на  втором, напротив, полностью оправдывал свои
перспективы и уходил к другой, конечно же, мерзавке и, конечно же, моложе.

И  бесчисленные  эти  женщины тихо коротали бы закатные свои годы, почитывая
"Иностранную  литературу"  и  "Литературную  газету", поругивали бы на кухне
правительство,  пересказывая  свежие  анекдоты,  нянчили  бы  себе внуков да
недолюбливали  невестку  или  зятя.  Но...  но  рухнула  великая  империя, и
обломки  ее  придавили их тихие жизни, и разметало, разбросало, раскидало их
по  жизни! Кого-то забросило за прилавок ларька, кого-то на рынки Турции или
Польши, а кого-то, оказывается, и в проводницы...

-  Вася,  что же ты ребят на улице держишь? - сказала она, но сама подняться
не предложила, подтверждая очевидность своего второго места в этой паре.

-  Заходите,  -  недовольно  согласился  с  ней Вася, скидывая вниз железную
лесенку.  Он,  глянув на их хищно-небритые молодые лица, тоже предчувствовал
долгий разговор.

- Ну, сколько мест-то у вас?

- Девяносто восемь.

- Угу... а что везете?

Увидев,   что  они  слегка  замялись,  заговорила  она,  стараясь  заглушить
неловкость:

- Просто, понимаете, мы сюда спирт взяли, так нас отцепили под Читой...

- Татьяна Петровна, не мешай. Ну, так чего у вас за груз?

- Да мешки со шмотками.

- Китайские, что ли, мешочки?

- Угу.

- И сколько весу?

-  Бог  его  знает...  Китайцы  навешали  девяносто,  а сколько там на самом
деле...  -  Игорь  пожал  плечами,  демонстрируя полную неосведомленность, -
китайцы еще не то навешать могут.

- Ну, понятно. Так, ребята, вы вес занижать будете?

Торг  был  горяч.  Ребята,  разумеется, вес занижать хотели и даже как можно
больше,  а проводникам платить хотели как можно меньше. Васины интересы были
прямо   противоположны.   Компромиссом   стали  тридцать  пять  килограмм  в
оформлении и девять тысяч с мешка Васе.

Они вышли из вагона, утирая пот со лба.

- Блин, торгуется, как китаец, - выразил Буба крайнюю степень презрения.

                                    ***

С  утра,  понимая,  что  без  бумажек  об  оформлении груза Вася их близко к
вагону  не подпустит, Олега отправили на почтамт оформлять груз, а остальные
поплелись  на  склад.  К  двенадцати прибежал Олег и потребовал оплатить ему
коробку конфет.

Барышня,  заведующая  оформлением  груза,  велела  было  его  перевесить, но
обаяшка Олег обольстил, уговорил и одарил.

День  снова выдался ярким и радостным, веселое солнце шаловливо плескалось в
ласковом  океане,  нестройно  галдели  птицы...  Единственным,  что  портило
друзьям великолепное утро, было беспрестанное нытье Бубы.

Он   прохаживался  мимо  скамейки,  на  которой  сидели  остальные  четверо,
наслаждаясь  теплым утром, и поминутно изрекал мрачные пророчества. Впрочем,
внимания на него давно никто не обращал, и диалог выглядел примерно так:

- Ну, хорошо, а если груз сегодня не придет?

- Буба, заткнись, - отвечал кто-нибудь лениво.

Возможно,  в его резонах и была доля истины, но от этого он раздражал только
больше.  Действительно,  если  бы  груз  опоздал  или  они  не успели бы его
погрузить,  с  переоформлением  могли  возникнуть  сложности,  хотя девушка,
очарованная Олегом, и обещала все сделать. Но кто его знает?

Сегодня  ее  Олег  очаровал,  а  до завтра ведь может появиться другой Олег.
Поэтому  они  и  не  торопились оплачивать груз на "багажке", по опыту зная,
что это минутное дело. Тем временем Буба снова раскрыл рот:

- Может, баксы разменять? Вдруг на таможне рубли захотят.

-  Буба,  заткнись,  - следовал эпический ответ. Все знали, что скорее всего
захотят, и именно рубли, но не хотели совершать необратимых действий.

- Буба, Игорь, вы вчера дозвонились? - спросил Леша, закуривая.

-  Я -  нет,  -  ответил  Игорь, - Ланки чего-то дома не было, но Буба своим
сказал, они обзвонят всех.

- Там уже, наверное, думают, что мы здесь поселились.

- Блин, достали меня уже эти поездки... - меланхолично протянул Игорь.

-  Ребятки,  может,  по  одной?  -  Леша,  как  заправский  фокусник, извлек
неуловимым  движением  руки  литровку  и  почему-то просительно посмотрел на
Игоря.

- Ну давай, но только одну, а то нам сегодня еще грузить.

-  Ясное  дело,  - затараторил Леша, открывая бутылку, - по чуть-чуть, чисто
для тонуса.

Снова  совершив  иллюзионистское  движение,  он  обнаружил  в  руке знакомые
пластиковые  стаканчики,  затем  несколькими ловкими движениями разлил всем,
кроме воздержавшегося Олега, водки.

Отказ  Олега  вообще пришелся очень кстати: стаканов в наличии имелось всего
три,  и,  поскольку  Леше отчего-то взбрело в голову сказать тост, ему и так
пришлось пить из бутылки.

- За то, чтоб мы все-таки добрались до дома, - изрек наконец он.

Все,  постучавшись  стаканчиками,  выпили  залпом,  сморщились  и  принялись
запивать, выхватывая друг у друг лимонадную бутыль.

- Фууу... хорошо... - выдохнул Леша.

-  Господи,  как  меня  достал  Китай, - продолжил свою мысль Игорь, впавший
после  вчерашнего звонка в некоторую меланхолию, - пустили бы меня обратно к
моему  "Токомаку"  и  платили  хоть  баков  пятьсот в месяц... вприпрыжку бы
побежал.

-  Ха,  пятьсот, - слегка возмущенно вступил Буба, - ты знаешь, какая у меня
зарплата?

-  Боже  мой...  Буба,  какой  же  ты зануда, - устало ответил Игорь, - я же
говорю "бы".

Но Буба уже его не слышал.

- Мне, между прочим, платят... - тут он сказал, сколько ему платят.

Все   лениво  возмутились,  задаваясь  вопросом,  не  пробовал  ли  человек,
придумавший  такую  зарплату,  сам  на  нее  прожить, потом немного пожурили
недальновидное правительство и вернулись к Игорю.

- Игорек, а ты уехать не пытался? - сочувственно полюбопытствовал Леша.

- Да кому я там нужен... я ж не еврей и не академик.

Все   загрустили,   проникнувшись   несчастьем   родиться  не  евреем  и  не
академиком.  Под эту грусть бутылку прикончили они почти полностью, и я даже
боюсь  представить,  чем  бы  все  это  кончилось,  но  определенно:  литром
пробудившаяся тоска едва ли ограничилась.

Однако  тут,  к  счастью,  из-за  гостиницы  показалась физиономия головного
грузовика.  Суетливый  Буба,  рванув  у  Игоря листок с номерами "их" машин,
ринулся на проверку. Спустя несколько минут он вернулся, сверкая лицом.

-   Ну,   что   я  говорил?  -  начал  Буба  с  нестерпимым  самодовольством
предусмотрительного человека.

- Чего случилось-то?

-  Одной машины нет. Может, теперь скажете, куда вы торопились? - сказал он,
и весь его облик кричал: "А я предупреждал!".

-  Буба,  всю  жизнь  так делали, - начал защищаться Игорь, - сам же знаешь,
какая  это мутота, с утра не начнешь - никуда не успеешь. Олежка сегодня еще
быстро управился.

-  Не  надо  песен, груз всегда приходил ночью, и мы, когда оформлялись, уже
сидели на мешках.

- Ладно, какой машины-то нет?

- Двадцать шесть-сорок три.

- А сколько в ней?

- Два, - нехотя ответил Буба.

- Господи, что ты скулишь-то? Я-то думал...

- Могла, между прочим, и любая другая сломаться.

-  Так она еще и сломалась? Да приволокут ее сюда десять раз, - Игорь махнул
рукой, отворачиваясь.

- А если не приволокут?

-  А  если  не  приволокут, то за эти два мешка заплачено... Олежка, сколько
там заплачено?

- Порядка тонны с килограмма на почте, и два триста еще нужно на "багажке".

- О, выходит, семьдесят тонн. Не разоримся?

-  Тоже, кстати, на дороге не валяются, - Буба стал совсем уже неубедителен,
причем сам это понимал, и продолжал исключительно по инерции.

-  Буба!  Это  двадцать  баков!  - не сдержавшись, вскричал обычно спокойный
Фил,  потом,  понизив  голос,  продолжил:  -  Ты щас заплатишь за растаможку
минимум тонн пять. Что ты ноешь?

-  Господи,  убил бы его кто-нибудь, что ли... За что мне это наказание... -
с этими словами Игорь поднялся, - ладно, я схожу узнаю, чего да как.

Он  лениво  побрел  по  ярко  освещенному  дворику, слегка прищурив глаза от
ослепительного  солнца,  по  дороге  ему пришлось уступить дорогу грузовику,
подающему задом к воротам склада.

В складе Игорь поймал и отвел в сторону вчерашнего с папкой.

-  Слушай,  -  начал  Игорь,  проникновенно  глядя  ему  в глаза, - говорят,
грузовик застрял?

-  Да,  под  Уссурийском.  Тягач  уже  вышел,  там  с  него шаланду снимут и
пригонят сюда.

- А когда?

-  Ну  так  часа  через  три  должны.  А какая у вас литера? - задал он свой
любимый вопрос.

- J-31.

- А... - разочарованно протянул тот, - так у вас там всего два места.

- Без них-то все равно не уедешь.

- Ну, конечно... - согласился тот.

-  Слушай, - совсем тихо заговорил Игорь, - нам бы чего-нибудь с растаможкой
придумать.

-  Это  можно, - сказал тот, довольный, что беседа перешла к основной части,
- я щас с пацанами поболтаю и вернусь. Щас все решим.

Пошептавшись с пацанами в таможенной форме, он вернулся.

- Ну чё, сто восемьдесят с мешка.

- Ты что? У нас же мешки по девяносто килограмм. Это чего: две тонны с кило?

-  Как  девяносто? - он вытащил из папки свой любимый факс, - а, точно, вы ж
J-31.  Видишь, я спутал, тут у пацанов G-31, у них по сто семьдесят три, а у
вас девяносто два. Ща все переиграем.

- Подожди, понимаешь, у нас только баки остались. Нормально или раскинуть?

- Без разницы, - махнул он рукой, - погоди секунду.

Таможенники,  когда  он к ним подошел, замахали понимающе головами и вынесли
вердикт.  Бойкий  паренек ринулся обратно - он вообще всеми силами изображал
лихорадочную деятельность.

- Ну чё, три с половиной тонны за все, - посмотрел он выжидательно на Игоря.

Игорь  ожидал  не  меньше  четырех,  поскольку  обычной ставкой было полторы
тысячи  с  машины,  но  таможенники  ввелись в заблуждение сильно заниженным
весом.  Игорь,  по  возможности  стараясь скрыть радостную улыбку, обреченно
протянул:

-  Хорошо... - получилось неплохо, - и он продолжил, меняя тему разговора: -
Только   знаешь,   там  три  машины  полностью  наши,  может,  можно  их  не
разгружать, а то нас пятеро всего...

-  Придумаем  чего-нибудь,  -  на  его лице отразились нехитрые мыслительные
процессы.  Раз  пятеро  и  три  машины,  то можно было и побольше запросить.
Тяжело  вздохнув,  он  достал  таможенные  декларации и, отсчитав пять штук,
продолжил:

-  Значит,  так, напишите на одиннадцать лимонов, ну, раскиньте между собой,
чтобы...

- Ну, понятно, как всегда.

- Да, детского ничего не пишите, там новое положение вышло...

- Ага, хорошо.

                                    ***

Фил  и  Леша  стояли внутри "КамАЗа"; схватив очередной мешок, они скидывали
его  на  спину  Игорю, который, слегка прикрякнув, подкидывал его, устраивая
поудобней,  и  оттаскивал  метров  за  пять,  где  скидывал его на окованный
железом  метровый  уступ,  там  мешок  подхватывали и волокли дальше, внутрь
таможни,  Буба  и  Олег.  Вдруг навстречу им вынырнул стремительный владелец
папки.

- Слышь, - обратился он к Игорю, - можно тебя на секунду?

- Справитесь? - спросил Игорь, сбрасывая очередной мешок со спины.

- Иди, наших всего штук пять осталось.

Они  отошли  в  маленькую  комнату,  щедро  пропитанную  запахами  сивухи  и
никотина.

-  Ну  чё, все нормально, - начал тот, - давай сейчас рассчитаемся, и можете
загружать.

Игорь  тщательно  заранее  собранные  деньги  отсчитал, его собеседник также
тщательно  их  пересчитал,  после  чего  они,  весьма довольные друг другом,
разошлись.

Потом  все задвигалось в ускоренном ритме, наши друзья-челноки грузили мешки
обратно  в  машину,  договорились  с  водителями,  но  вот  наконец воровато
озирающийся   таможенник   сорвал   пломбы,   и  четырехмашинная  кавалькада
двинулась на вокзал.

                                    ***

Тележки  с  мешками  стояли  вдоль  стены вокзального дворика, на них лежали
усталые и измазавшиеся Игорь, Фил и Леша.

Несмотря   на   богатый  опыт  загрузо-разгрузочных  работ,  вымотались  они
основательно, а ведь работа еще только началась.

Пока  эта  троица  устало возлежала на мешках, изредка лениво перебрасываясь
словами,  Олег  с Бубой бегали в поисках вагона, этот багажно-почтовый поезд
вечно таскали по всему вокзалу.

Подошедший   черноволосый  красавец,  обладатель  орлиного  носа  и  холеных
ногтей,  тронув  брезгливо и осторожно Филовский грязный свитер, заговорил с
густым кавказским акцентом:

- Слушай, брат, где старший, а?

Фил  поднял  голову и, прежде чем он успел что-нибудь сказать, Игорь встал с
мешка и, неторопливо переваливаясь, подошел.

- Салман, привет.

-  Здорово,  -  джигит расплылся в улыбке. - Слушай, а я думаю, кто это весь
тавар из Китая увез, а это Игарек.

-  Ну,  так  уж  и  весь,  -  в тон ответил Игорь, подавляя сильнейший порыв
заговорить с акцентом.

-  Ай  брось, ни скромничай, - здесь он слегка посерьезнел, но улыбку с лица
не согнал и спросил участливо: - Как съездил, а?

- Да нормально, затрахались только во Владике сидеть, почти неделя уже.

- Ай ладно, главное - тавар нармально палучил.

- Да тоже... там два мешка еще где-то застряли.

-  Слушай, о чем гаваришь, это ж для тебя мелочи, - сказал Салман с извечной
человеческой щедростью к чужому.

- Да какие там мелочи, будем теперь здесь сидеть, ждать, пока привезут.

-  Знаешь,  извини,  там  друзья  приехали,  сидим  отдыхаем. Па дружьбе сто
баков. Тебе ни обидно будэт?

- Да нет, нормально. Держи. - Игорь сунул ему украшенную Франклином бумажку.

-  Значит,  слушай,  -  начал  Салман,  небрежно опустив бумажку в карман, -
праблэмы   будут,   там   падайдет  кто,  еще  что-нибудь,  я  в  казино,  в
"Уссурийском". Харашо?

- Понял.

- Ну, счастливо дабраться.

Все  менялось  на  великом  челночном  пути,  садились в тюрьму таможенники,
снимали  с работы чиновников, менялись тарифы и суммы взяток, запрещали одно
и  разрешали  другое,  но  одно оставалось неизменным: из года в год собирал
Салман  свою  дань.  Всегда красиво и по сезону одетый, без малейшего намека
на  переменчивую  мафиозную  моду,  подходил  он к челнокам, и те безропотно
отдавали  ему  свои трудовые доллары и рубли. Брал он вполне умеренно, после
таможни  и  перед  железной  дорогой  деньги  эти  казались сущей ерундой, и
никому не хотелось наживать из-за них неприятности.

Да...  ведь  вся страна знала его, бесчисленные группы челноков прошли мимо,
челноки  челябинские  и  уфимские, московские и новосибирские. Встретившись,
они,  бывало,  под  конец  неторопливой беседы спрашивали лениво: "А что там
Салман, сколько сейчас берет?"

Где   ты,  Салман?  Где  ты,  веселый  разбойник,  нежадный  грабитель?  Что
случилось с тобой?

Собираешь  ли  ты  дань  на  том  же  вокзале,  или  скосила  тебя  жестокая
автоматная   очередь,   а  может,  рубишь  лес  под  каким-нибудь  колымским
поселком?..

Кто знает, кто знает...

                                    ***

Буба и Олег вернулись к тележкам с весьма недовольными лицами.

- Ну, чего там в волнах слышно? - приподнялся на мешке Игорь.

-  Да  ничего  хорошего  не слышно, - вздохнул Олег, - эти придурки, которые
водку привезли, с утра появлялись, сказали, что подойдут часам к семи.

- Фьююю, - присвистнул Игорь, - а они вообще появятся?

- Да он-то откуда знает?

-  Ребята,  -  вступил  вдруг  в  разговор  Леша, - а что будет, если они за
грузом не придут?

-  Что  будет...  -  раздраженно  ответил  Олег,  - обратно его повезут, что
будет... - повторил он.

- Понятно... хорошо живем.

- Салман приходил? - поинтересовался Буба.

-  Слушай, прихадил, да, - ответил Фил искусно имитируя кавказский акцент, -
сто доллар забрал. Знаешь, тебе счастливой дарог пажэлал.

- Фил, а чего ты веселишься?

-  А  чего  вы  панику  разводите?  Придут  они  за  своей водкой, никуда не
денутся; я вот больше боюсь, что те два мешка могут сегодня не дойти.

-  Да тоже ничего страшного, - поддержал его Игорь, - на крайняк, кто-нибудь
двое останутся, а остальные поедут.

- Чьи же это там мешочки, интересно, остались?.. - улыбчиво протянул Буба.

-  И  не  надейся  даже,  - сказал Игорь, - чьи бы ни остались, будем спички
тянуть. - Да я только за, с моим счастьем там стопроцентно оба мои.

-  Ладно, - подвел черту Игорь, - Буба, Фил, вы давайте на склад, если мешки
не  придут  до  семи,  тогда  пусть  Фил  возвращается  назад. Даже можешь в
полвосьмого.

- Договорились.

Дойдя  с  Игорем  до  привокзальной площади, они двинулись вверх, по главной
городской  улице,  он  же  направился  к лоткам, где прикупил пару бутылей с
соком   и  дюжину  титанических  чебуреков,  которыми  торговал  старый  его
знакомец  -  чудный  кавказский дядя, покрытый полуседой кучерявой порослью,
всегда  шумно  и весело продающий свой, аппетитно сочащийся, вкусно пахнущий
горячий товар.

Летело  время,  а  они всё так же сидели на мешках, с тоской прихлебывая сок
из пластиковых литровок и беспрерывно куря.

Единственное,  что  скрашивало  их  нервозное  ожидание,  были мысли о Бубе,
удачно  сосланном  на склад, где он мог портить жизнь только флегме Филу, да
несколько  челночных  групп,  протащивших  товар  мимо  них.  Попались  там,
конечно,  и знакомые - приятные ребята из Рязани, с которыми они многократно
весело  нарезались  в  русском  кабаке.  По  каким-то  своим  багажным делам
прошагали  мимо  москвичи.  Их полный зависти взгляд, брошенный на тележки с
мешками, приподнял совсем уже было падший дух.

Но  все  же  это  было  мучительно.  Нет  ничего  хуже  в  поездке,  чем это
бесконечное  выматывающее  ожидание. Ждать, ждать, все время ждать, ждать на
вокзалах,  складах,  границах,  таможнях,  ждать, пока мимо тягуче протекают
минуты  бесценного  времени, ждать, когда улетают самолеты и уезжают поезда,
когда  заканчивают  рабочий  день  чиновники, ждать, изводя себя расчетами и
предположениями.

Верьте  мне,  проще  лишний раз перегрузить десяток-другой тонн, чем сносить
это разрушающее нервы ожидание.

                                    ***

Точно  в  полвосьмого  прибежал  на  вокзал  взмыленный Фил. Первым делом он
объявил Бубу занудой.

Мой читатель!

Полагаю,  вы  достаточно знакомы уже с нашим другом-микологом, чтобы оценить
всю незапятнанную свежесть этого тонкого наблюдения.

Во-вторых,  он  сообщил,  что  сломавшийся  грузовик пришел и Буба, аки лев,
бьется,  дабы разгрузить его сегодня, но, похоже, больших шансов на успех не
имеет.

-  Да  еще,  - добавил Фил, - я по дороге заглянул в кассы, самолет на Питер
отложили до часа, так что вполне успеваем.

- Так его могут до завтра откладывать, - дальновидно заметил Олег.

- Не, я спросил, он просто из Питера опоздал, застрял где-то по дороге.

Спустя  каких-то  пять  минут  -  Фил не успел даже докурить сигарету, к ним
неторопливо  подошел  проводник и заговорил, густо расставляя весомые паузы.
(О! Как величава неторопливая солидность отставного прапорщика.)

- Ну чего, можете грузиться.

Завертелось   мельтешение  погрузки.  Олег  побежал  на  "багажку"  платить,
остальные  ринулись  искать  тракториста  или  как  его  там,  словом,  того
пропитого   гегемона,  который  управляет  дизельным  агрегатом,  подвозящим
тележки к вагонам.

Объясняться  с  ним  довелось  Филу.  Гегемон,  разумеется, высказался в том
смысле,  что  как  раз  сейчас  он  чрезвычайно  занят, но раз уж у них есть
оплаченная  квитанция  на  его  услуги,  то буквально через пару дней он все
сделает,  в общем, всеми силами вымогал. Фил, мастерски приобняв гегемона за
плечо,  нашептал  ему нечто такое, что тот за совершенно смехотворные деньги
кинулся заводить свой драндулет.

У  поезда  работа  началась  по-настоящему.  Игорь  и  Фил, стоя на тележке,
закидывали мешки в вагон, а Леша их оттаскивал.

Когда  они  подкатили третью тележку, стало видно, что Леша сдает. Сменивший
его  Игорь  спустя  минуту  тоже стал задыхаться и отирать пот со лба, мешки
приходилось  закидывать  уже  наверх,  а  поднимать  одному стокилограммовую
тяжесть  даже  на  метр  -  труд  адский. Васе-проводнику, стоявшему тут же,
изображая  подсчет  мешков,  помочь,  само собой, и в голову не пришло, лишь
несколько  раз,  когда  у  Леши  или  Фила  просто не хватало сил, он нехотя
слегка подталкивал мешок.

К  пятой  тележке,  когда  Вася  громко  сказал  восемнадцать  и  означенный
восемнадцатый,   иcчерченный   многочисленными   "J-31"  мешок,  с  огромной
надписью  "Леша"  на  боку,  лег на положенное место в четвертом ряду, Игорь
понял, что на девятнадцатый его просто не хватит.

Но  в  этот  самый  момент деловито спешащий Олег запрыгнул в вагон и, сунув
проводнику пачку цветастых квитанций, ринулся на помощь.

Дело   разом  пошло  быстрее,  вскоре  они  загрузили  все  семь  тележек  и
отправились  за  следующей  порцией.  Пот  струился по лбам, огромные темные
круги  расплывались  на  спрятанных  под свитерами футболках, давно скинутые
куртки   валялись   в   углу  кучей  никчемного  тряпья,  но  все  же  мешки
складывались  в  аккуратные  штабеля,  и  даже  верилось  уже,  что кончится
когда-нибудь и эта погрузка.

                                    ***

Подошедший  к  второй половине погрузки Буба принес невеселую новость: мешки
отдадут  только  завтра. Кроме нее, он притащил с собой несчастье, явившееся
в виде тихого человечка.

Пошушукавшись  с  проводником,  человечек  отвел его в глубь вагона, оставив
считать  мешки  напарницу, потом вернулся, не без труда приподнял мешок, так
же  тихо  подошел  к  Васе,  шепнул ему что-то и растворился в темнеющем уже
вокзальном вечере.

-  Ребята,  -  сказал он слегка виновато. Эта тональность была настолько для
него неестественна, что Игорь сразу почувствовал надвигающиеся неприятности.

- Ребята, это начальник "багажки" приходил...

- Ну?

-  В  общем,  короче,  он  сказал,  чтоб...  - мялся Вася, - ну, чтоб вы еще
тридцать пять кило оплатили.

-   Чего?   ...Блин!   ...Твою  мать!  -  последовала  неконструктивная,  но
единодушно эмоциональная реакция.

- Стоп, - пресек шум Игорь, - а ты договориться с ним не пробовал?

-  Да  как  же мне с ним договариваться? - опять-таки виновато развел руками
Вася, - он же мой начальник, это ты с ним...

Прежде  чем  Вася  закончил  свою  глубокомысленную  сентенцию,  Игорь одним
прыжком  оказался  на  перроне,  несколько  раз  рванулся  на дюжину шагов в
разные  стороны,  но,  увы, багажный начальник, состоявший, судя по всему, в
интимнейших  отношениях  с  нечистой  силой,  исчез сколь бесследно, столь и
безнадежно.

Слегка   сбросив  темп,  Игорь  вскочил  в  вагон  и,  начальственно  бросив
товарищам:   "Грузите,   грузите,  чего  встали?"  -  вполне,  впрочем,  без
последствий,  спросил  у  Васи, где же можно найти ответственного багажника.
Василий,  разведя  руками,  но  уже  с совсем другой интонацией, признался в
полном  своем  невежестве, сообщил, что тот обещал подойти часа через два и,
не найдя оплаченной квитанции, вагон отцепить.

-  А  как  же  мы платить-то будем? "Багажка" уже закрыта... - встрял Олег к
месту и весьма разумно.

-  А  у  него и можно заплатить, у них там дежурный всю ночь сидит, он всё и
оформит.

Сказано  это  было  с  таким  неуместным оживлением, что Игорь, скосив глаз,
прикусил  губу:  "А  уж  не  наш  ли  это  проводничок  стукнул?" - вспышкой
мелькнула, мгновенно погаснув, бесплодная уже мысль.

И  снова  полился  пот,  и  обессиленные  руки  снова  запихивали  мешки  на
положенное  место,  но  пришел  тот  момент,  когда  наконец кто-то выдохнул
облегченно: "Все - последний".

Уставшие  до совершеннейшей апатии, сидели они в купе, а домовитая напарница
поила  их  чаем  со  свежими  коржиками. Некоторые признаки жизни проявляли,
устало нервничая, Буба да поминутно поглядывающий на часы Игорь.

- Кстати, Игорюнь, ты почем баки раскинул? - извлек Буба свой кондуит.

Игорь устало пробормотал сколько и почем.

- А у кого?

-  Ну,  знаешь,  там,  на  мосту,  стоит: толстый такой, небритый вечно... -
ответил Игорь, снова глянув на часы.

-  Ладно,  ребята,  надо  что-то решать, - взял на себя инициативу Олег, - я
думаю так: в принципе трое могут уже ехать, а то на самолет опоздаем.

Суетливо  были  отломлены  головки  спичек,  и  руки,  волнующаяся -  Игоря,
безразличные -  Фила  и Леши, обреченная - Бубы, потянулись к Олегу выбирать
свою судьбу.

Буба,  разумеется,  накликал на себя беду и, вытянув короткую спичку, развел
руками,  выражая  беспомощную покорность гадюке-року. Игорь же, вытянув свое
обломанное  несчастье, обмер лицом, но тут же натужно засмеялся и попробовал
пошутить, силясь не показать.

Плоскость  этой шутки, столь неуместной и неумной, что я из симпатии к Игорю
не  стану ее даже и приводить, так ощутимо кольнула Олега, что он заговорил,
держа еще в памяти легкую неловкость за вчерашнее на вокзале:

- Ладно, Игорюнь, езжай. Я останусь.

-  С  какой  это  стати?  -  последовал неуверенный, но незамедлительный пас
благородства.

-  Да...  все равно с девочкой на почте я договаривался, да и нестись сейчас
как безумному в аэропорт у меня большого желания нет.

Неестественность  последнего  замечания  столь явственно обнаружила неумелую
попытку   скрыться   под   стыдливой   маской   целесообразности,   что  все
почувствовали   ту  немотивированную  неловкость,  какую  испытывает  хозяин
вечеринки,  заскочивший в собственную спальню за магнитофоном и обнаруживший
там парочку, самозабвенно милующуюся в его же постели.

Оборвав  затянувшуюся  паузу  и  подведя  черту  кристальной рыцарственности
диалога,  в  вагон  заглянул  тот  самый незаметный, обнаруживший при втором
появлении под неприметностью облика явные черты зловещности.

- Ну что, ребята, вы заплатили? - негромко спросил он.

- Нет, но...

-  Тогда  так,  -  все  так  же,  не  повышая  голос, продолжил он, - сейчас
отцепляем  вагон,  а  завтра,  с утра, загоним его на весы, я так думаю, там
побольше, чем семьдесят кило на мешок выйдет.

-  Простите,  можно  вас  на  секундочку, - ухватил его за локоток и увлек в
сторону ласково улыбающийся и расточающий дружелюбие Олег.

Погребенный  под  Олеговским обаянием, человечек позволил увлечь себя в угол
вагон,  откуда немедля раздались улыбчивый шепот и по-прежнему негромкий, но
внятный ответ:

-  Нет,  ничего  не  получится, я и так каждый день получаю рекламации, меня
скоро  с  работы  выгонят.  В общем, короче, - здесь в голосе его послышался
металл  естественного раздражения человека, мимо которого проплывает весомая
взятка, - либо вы сейчас идете со мной и все оформляете, либо я...

- Хорошо, хорошо, одну минутку.

Цунами,  землетрясение,  рэкет  -  все  это,  господа,  жалкие  никчемнейшие
пустяки,  в  сравнении  с  такой  малозаметной с первого взгляда штукой, как
неберущий чиновник.

Вот  он,  тот  самый  мерзавец,  могущий  одним  движением  сгубить выгодное
предприятие,  уничтожить  процветающий  бизнес  или  поломать  дюжину судеб.
Счастье  еще,  что  в  нашей  отчизне  нечасто  встретишь  таких общественно
опасных типов.

                                    ***

Игорь  ненавидел  Красноярск,  Аэрофлот,  омскую  обледеневшую полосу, зиму,
холод,  снег  и  вообще  все,  до  чего только дотягивалось раздраженное его
воображение.

Они  сидели  в  аэропорту  уже  шестнадцать  часов, на протяжении которых, в
соблюдении  традиции,  вылет откладывали каждые два, не давая уехать в город
отоспаться.

После  дикой  гонки  на  такси, после посадки в самолет с боем терпеть минус
тридцать  и  вьюгу  на  улице,  минус  десять  внутри, а в этих минус десяти
продают   только  жуткий  люля-кебаб,  к  тому  же  закончившийся,  водку  и
грейпфрутовый сок без сахара...

Мыслимо   ли,  чтобы  это  выносил  живой  и  даже,  до  некоторой  степени,
интеллигентный человек?

А вы пили когда-нибудь грейпфрутовый сок без сахара?

Да  еще  ко  всему: к усталости, к траурным ногтям, к немытому телу - туалет
закрыт,  и  надо  носиться  как лошади, по вьюжному ветру за двести метров в
кирпичный барак.

"Уууу..." - выл Игорь, не находя уже и мата.

А дома все шестнадцать часов длинные гудки:

"Уууу..."

А по аэропорту гуляют слухи, что еще два часа вьюги - и вылет закроют:

"Уууу..."

За  это  время  они  успели  выпить литра по полтора, что помогло не сильно:
напиться  в  таком  холоде  и  в  такой ярости немыслимо, самолеты летать не
начали, а дома по-прежнему длинные гудки.

Право,  господа,  затрудняюсь  ответить, чем завершилась бы эта история и не
прибавилось бы у нас душевнобольных, если бы не Фил.

Убедившись   в   полной   Игоревской   не   только  недееспособности,  но  в
неспособности  даже  связно  излагать свои нехитрые и злобные мысли, он взял
инициативу на себя.

За   какой-то  час  ему  удалось  чудесным  образом  сдать  билеты,  извлечь
плененный  Аэрофлотом  багаж  и, что главное, раздобыть билеты на московский
рейс, благоразумно облетающий стороной проклятый челночным богом Омск.

                                    ***

Сидя   на  сумке,  прислонившись  спиной  к  стене,  устало  прикрыв  глаза,
расположился  Игорь  в  кассовом  зале того московского вокзала, что обозван
именем несуществующего уже города.

Тревожен  ранним  мартом  московский  вечер,  на  трехвокзальной  площади, в
склякотной  полумгле,  толкутся  продрогшие  старухи,  торгуя  сигаретами  с
пирожками,   а  молодые,  неулыбчивые,  спрятав  озябшие  ладони  в  широких
карманах, бродят вокруг и глядят исподлобья.

Страшно,  противно,  но это там, на улице, а здесь, в теплом свете зала, все
кажется  спокойным  и  безопасным, и в соседнем зале привычным уютом веет от
чудом сохранившейся лысой и бородатой головы.

- Ого, а вы чего здесь делаете? - раздалось над ним.

Игорь,  подняв  красный,  не способный уже удивиться глаз, обнаружил свежих,
чисто выбритых Бубу и Олега.

-  А...  -  протянул  он, - привет. В Красноярске сутки просидели, - и через
паузу добавил: - Берите на "Березку" в седьмой.

От  усталости или от бессонницы, а может, и от выпитой водки, Игоря охватило
странное   остекленение.  Люди,  толкущиеся  вокруг,  тающая  черная  грязь,
заляпавшая  мраморный  пол,  Буба,  Олег  -  весь  мир,  казалось, оседал на
сетчатке бессонных глаз, отказываясь идти дальше.

С  безразличным  автоматизмом  робота  раз  в  полчаса  он  поднимался и шел
звонить,   с   тупым  равнодушием  выслушав  дюжину  длинных  гудков,  Игорь
возвращался обратно в привычный угол.

Утомленная  мысль  упала  на  дно  так  легко  и  безразлично, не передернув
привычно  острой  пустотой  невыносимости,  что  Игорь  даже  растянул  губы
улыбкой, удивляясь наступившей перемене.

                                    ***

Воздух  родного города, вкусный и густой, наполненный запахом вечного дождя,
встретил их на платформе.

Тяжелое  и влажное дыхание невиданного города, города, вознесшегося там, где
не может быть никаких городов...

Горе испившему тебя, горе...

На  первую  любовь похож Петербург, на любовь, испепеляющую и неразделенную.
Придя  однажды,  она не оставит тебя никогда, и нигде не найдешь ты покоя, и
даже  под  ласковым  солнцем какого-нибудь бананового рая будут сниться тебе
косые струи мелкого дождя.

Этот  город,  жадный  и  прекрасный,  захватив тебя однажды, не отпустит уже
никогда,  он  измучает  тебя непереносимым зноем своего июля и пронзительным
холодом  своего декабря, он сгноит тебя испарениями спрятанных под асфальтом
болот,  он  выбелит  кожу,  изрешетит  легкие, вырвет безнадежно испорченные
зубы.

И,  только  допив  твою  душу  до  дна,  выплюнет искалеченное тело в мокрый
кисель своих кладбищ.

Да,  страшную цену берет Петербург за свою любовь, но как может брать меньше
лучший город на этой земле?

Кучка  детей, розовощёких московских детей, щелкали вспышками под петровским
бюстом.  Был  это,  надо полагать, класс шестой-седьмой, выбравшийся сюда на
воскресенье под наблюдением классной дамы, строго улыбавшейся неподалеку.

Школьники, суетясь, переживали свежее ощущение свободы.

Невысокие   в   этом  возрасте,  мальчишки  тонули  среди  вытянувшихся  уже
барышень,  чьи тоненькие ножки в белых чулочках мелькали всюду трогательными
коленками.

Несмотря  на  ранний  час,  они  весело  щебетали, заполняя радостной суетой
огромный  зал,  точную копию московского, разве что привычная лысо-бородатая
голова уступила уже свое вечное, казалось бы, место.

И  что  любопытно - петербуржцы, вообще-то весьма недружелюбно настроенные к
любым  переменам  в облике города, эту восприняли с неожиданным энтузиазмом,
разом  перестав  обозначать  место  свидания фамильярным "куличом", "башкой"
или, хуже того, "лысым". Теперь они предпочитали дружелюбное "под Петей".

Наши  герои, расположившись поодаль, бегло попрощались, торопливо сунув друг
другу  ладошки.  Не были они уже единым целым, и каждый думал уже о своем, и
Буба, подкинув на плече сумку, отправился уже в метро...

"Вот  и  кончилась поездка", - подумал Игорь, профессионально ловя машину на
другой стороне Лиговки, не поддавшись на зазывания вокзальных таксистов.

Сквозь  утреннюю полумглу пробивался липкий снег, оседая на ветровом стекле,
и  Игорь  вглядывался  в  темноту  улиц,  и  поддакивал  водителю, беззлобно
ругающему власти, и ощущал странное спокойствие чересчур уставшего человека.

                                    ***

Игорь  лежал  на  диване,  скосив  взгляд  в  приоткрытую  дверцу  шкафа.  В
сущности,  ему стоило бы подняться и проверить, на месте ли Ланины вещи, или
просто пойти принять душ.

Но  он устал, он бесконечно устал и мог только курить, вдыхая безвкусный дым
тридцатой сигареты, монотонно повторяя бессмысленное:

- И, а, сынь.

- И, а, сынь...

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.