Версия для печати

	Василий Купцов
	Рассказы

ПРЕДСКАЗАНИЯ АННЫ
ШАРЛАТАН
ПРОЕКТ "АРХИПЕЛАГ"


                         Василий Купцов

                       ПРЕДСКАЗАНИЯ АННЫ

     Я не  поручусь,  что все описанное ниже действительно имело
место.  Очень может быть,  что я кое-что и присочинил для пущего
эффекта.  И соединил разные истории в одну. Но идея этой истории
имела реальную основу,  по крайней мере, я больше уже никогда не
ходил  к  предсказателям  по  своей  воле,  а,  попав в подобную
ситуацию, больше не упоминал своего имени.
     Конец лета 1912 года. Я гуляю под ручку с шестнадцатилетней
Настенькой.  Настя - симпатичная,  невысокая,  с  меня,  на  вид
пятнадцатилетнего, ростом, девочка-девушка, русоволосая (правда,
без косы  -  зато  локоны!),  с  голубыми  глазами  и  небольшим
носиком.  И еще довольно большой лоб - что, конечно, не украсило
бы девушку в былые времена,  но сейчас,  в начале века, учитывая
мечту   Настеньки   получить   врачебный   диплом,  это  неплохо
смотрится.  Умная девушка.  Кстати, медсестринские курсы она уже
закончила и даже с отличием.
     Мы знакомы  уже  три  дня.  Ей   понравился   исключительно
красивый подросток (это - я),  мы разговорились,  она сочла меня
неглупым.  Потом мы погуляли,  но она еще не  воспринимала  меня
всерьез.  Потом  как бы в шутку дала себя поцеловать.  Губы были
нежны, а шутка несколько затянулась... Потом, к вечеру, я слегка
прошелся  губами  по  ее нежной шейке и почувствовал,  что между
нами нарастает чувство  "взаимного  притяжения".  Мы  обнимались
некоторое   время,  причем  я  делал  все  исключительно  нежно.
Кажется,  все  вокруг  благоприятствовало  нашей   любви   -   и
прекрасная погода, и проходящие чередой праздники...
     Итак, это  наше  знакомство  -  и  любовное  приключение  -
продолжалось уже три дня.  И не имело склонности к окончанию.  О
себе я ей ничего не рассказывал. Чем занимаюсь?
     - Бродяга...
     - Но бродяги грязные, оборванные, и от них воняет.
     - А я такой вот культурный бродяга, у меня даже деньги есть
- правда, немного.
     - А когда кончатся? - продолжала докапываться Настя.
     - Деньги не  проблема,  -  сказал  я  легкомысленно,  потом
подумал,  и  уже  куда более глубокомысленно добавил:  - лишь бы
девушки не кончились!
     Мы остановились  у закрытого павильона.  Судя по афишке,  в
данном балаганном заведении восседала великая  предсказательница
будущего ясновидящая девушка Анна Грушевская.
     - Хочу узнать свое будущее! - заявила мне Настя.
     - Да я тебе и так, бесплатно могу предсказать, - сказал я.
     - Ну, предскажи чего-нибудь важное - для меня.
     - Не далее, как через три дня, - сказал я таинственным
голосом, - у тебя будет "красный флаг"!
     До революции так назывались женские дни. Потом, естественно,
отучили...
     - Ах  ты,  негодник,  -  замахала на меня руками Настенька,
потом  что-то  подсчитала  и  спросила  удивленно:  -  вообще-то
правильно, так и получается, но ты-то как это узнал?
     - Но я же ясновидящий! - сказал я с победной интонацией.
     - Знаю я твое ясновидение,  - сказала Настя, - просто ты по
женским  делам  во  всем  сведущ,  вот  и  все.  Небось,  знаешь
какую-нибудь  хитрость,  вроде  той  точки на стопе,  которую ты
давеча показывал.  А я хочу настоящее  предсказание.  Пошли,  не
пожалей гривенника!
     Пришлось заплатить и пройти в павильончик. Там уже набилось
немало народу. Студент, двое военных, просто штатские господа, и
все - с дамами.  Военные были при полном параде, дамы - разодеты
в  пух  и  прах.  Я  оказался  самым молодым - по внешнему виду,
разумеется.  И мы с Настенькой были довольно  скромно  одеты  по
сравнению с остальной публикой.
     - Эта ясновидящая девушка слепа  от  рождения,  -  говорила
одна  из  дам,  -  ее  мать погибла при странных обстоятельствах
незадолго до родов, и ребенка вытащили уже из мертвого чрева.
     - Какой ужас! - сказала другая дама.
     - И почему это все предсказательницы слепые? - спросила 
студента его девушка.
     - В самом деле, почему? - толкнула меня локтем Настя.
     - Понятное дело, почему, - ответил я и продекламировал громко:
               Мне мама в детстве выколола глазки,
               Чтоб я варенье не нашел!
               Теперь я не хожу гулять и не читаю сказки, 
               Зато я нюхаю и слышу все так хорошо!
     - И как тебе не стыдно? - с возмущением спросила Настя.
     - А  что?  -  пожал  я  плечами.  - Когда я читал эти стихи
Максиму Горькому, он аж прослезился...
     Я шутил,  естественно...  Этих  стихов Горький из моих уст,
само собой,  никогда не слышал.  Но вообще-то  слезы  на  глазах
появлялись  у этого писателя при прослушивании практически ЛЮБЫХ
стихов.
     - Молодой человек, - сказал студент, обращаясь ко мне, -
если подобная хулиганская выходка повторится, я буду вынужден...
     - Все, все, я буду хорошим, тихим мальчиком, - сказал я и
сделал попытку спрятаться за свою девушку. Окружающие засмеялись.
     В этот  момент зашла ясновидящая.  Анна Грушевская,  если я
правильно запомнил имя на афише.  Совсем молодая,  лет двадцать,
не  больше.  На  ней  были  темные  очки  и  черное,  без всяких
украшений,  платье до самых  пят.  Она  легко,  без  посторонней
помощи нашла кресло,  предназначенное для нее. Нас предупредили,
что можно подходить по одному или парами со  своими  дамами,  но
вопрос  должен  задавать  только  один.  Забавно,  что вопросы в
дальнейшем задавали только дамы - по всей видимости,  именно  их
интересует всегда, что будет. Мужчины, как правило, предпочитают
создавать будущее своими руками.
     Первой к ясновидящей подошла самая пожилая пара - полковник
с  женой.  Последовал  вопрос  о   замужестве   старшей   дочери
полковника.  К  восторгу  публики  необыкновенная  девушка  сама
назвала имя дочери,  затем предсказала свадьбу с поручиком через
полгода. И даже двойню еще через год.
     Потом подходили  другие  пары.  Студенту  была  предсказана
женитьба и продвижение в науке.  Корнету - неожиданное улучшение
в материальных делах, связанное с удачной женитьбой. Ясновидящая
Анна  отгадывала  имена,  делала  предсказания.  Никому  никаких
несчастий она не предсказывала,  поэтому  настроение  у  публики
быстро поднялось. Были даже небольшие подарки. Молодец, девочка,
чего зря расстраивать людей, да и вообще, за дурные предсказания
еще никто никого ничем не наградил...
     Настала и наша очередь. Хотя мы подошли последними, публика
не  расходилась,  всем  хотелось  услышать  все  до  конца.  Моя
Анастасия начала задавать вопросы.  Разумеется,  о своей будущей
учебе.  Предсказательница ответила, что видит Настю, обучающуюся
где-то там,  где говорят на непонятном языке. Настенька пришла в
восторг и спросила, любит ли ее тот, кто сейчас рядом с ней.
     - Кого вы имеете в виду? - переспросила ясновидящая.
     - Да вот же, его... - сказала Настя и указала на меня.
     - Но здесь никого нет! - сказала Анна.
     - Да  вот  он  я,  -  сказал  я и протянул свою руку к руке
ясновидящей  -  так,  чтобы  она  могла  слегка  коснуться  меня
кончиками  пальцев.  Кажется,  я  попал в историю.  Ну,  ничего,
как-нибудь выпутаюсь.
     Ясновидящая коснулась меня, пощупала протянутую руку. На ее
лице застыло удивленное выражение.
     - Как звать тебя, невидимый мне юноша? - спросила она.
     - Ган, - сказал я сдуру правду. Воистину: язык мой - враг мой!
     - Ган, Ган... хочу видеть все... Ган, - начала тихо повторять
ясновидящая.
     - Странно,  она тебя не  почувствовала,  -  сказала  Настя,
глядя  на  меня.  Я заметил,  что на меня уставились и остальные
посетители.
     - Это потому,  что я не человек,  а самый страшный демон! -
сказал я,  потом растянул большими пальцами рот в обе стороны, а
средними пальцами оттянул нижние веки книзу,  да еще и завыл:  -
У-у-у!
     - Я вас предупреждал,  юноша,  о  недопустимости  подобного
поведения!  -  сказал  студент  и сделал попытку поймать меня за
ухо.  Я увернулся и отпрыгнул в сторону. Парень - за мной. Я дал
стрекача,   но   тут   меня   поймал  молодой  корнет,  решивший
присоединиться к студенту в деле борьбы с малолетним  хулиганом.
Пришлось  провести  прием,  имеющий поэтичное китайское название
"обезьяна  крадет   груши".   Несильно,   конечно,   но   вполне
достаточно,  чтобы  корнет  отпустил  меня и схватился руками за
оттянутые достоинства.  Началась маленькая заварушка. Оставалось
только выскочить из павильона и делу конец. Но, увы! Ясновидящая
заговорила. Да так, что все забыли о маленьком хулигане, то есть
обо мне, и замерли, слушая изменившуюся в голосе Анну.
     - Все не так,  все плохо,  все страшно,  - говорила она,  -
все,  все гибнут! Война, смерть, еще война. Корнет, задыхающийся
в  каком-то  дыму.  "Иприт"...  Что  такое  "иприт"?  Полковника
расстреливают собственные солдаты. Красные флаги. Этого молодого
студента вешают. И его невесту. Какие-то бандиты. А вот эта дама
умирает  от голода.  Болезни.  Вот Настя - умирает,  заразившись
чем-то от своих больных.  А  вот  и  я.  "За  контрреволюционную
агитацию". Меня убивают люди в одежде из кож...
     Ясновидящая лишилась чувств.  Анастасия подбежала к ней - у
моей  девушки  оказался при себе флакончик с нашатырным спиртом.
Медик все-таки. Посетители молча расходились. Я остался ждать на
улице. Ждать пришлось долго. Наконец, вышла Анастасия.
     - Я больше не хочу тебя видеть! - сказала она мне, - между 
нами все кончено! Нелюдь...
     Я не стал ее догонять. Бессмысленно. Слово не воробей... Да
и  было  о чем подумать.  Прежде всего,  что же произошло там на
самом деле?  Да проще некуда! Предсказательница воспользовалась,
вероятно,  бессознательно,  моим  именем  в  качестве пароля.  И
прошла туда,  куда никого не пускали.  Вернее  пускали,  скажем,
Нострадамуса  и  еще  некоторых.  Или  имена  тех избранных были
записаны в плане. Кажется, достаточно ясно.
     И еще.   В   тот  момент,  когда  ясновидящая  делала  свои
последние,  трагические, предсказания, она одновременно излучала
телепатически то, что ей открылось. И я все это видел.
     Вот пожилой полковник. Он даже не понимает, что происходит.
Ведь   он  исполнял  все  приказы.  В  том  числе  и  от  нового
правительства, от нового верховного главнокомандующего Крыленко.
Почему его ставят к стенке? Он так и умирает, ничего не поняв.
     Вот корнет.  Он умер раньше.  Газовая атака немцев в Первую
Мировую.  Мельчайшие капли иприта, попавшие на кожу - и сразу же
огромные язвы. А теперь он лежит, среди других таких же, как он,
лицо у него синее.  Задыхается,  легкие его уже полны пены,  она
выходит изо рта и носа.  Ну вот,  отмучился,  сердце  наконец-то
остановилось.
     А вот  Анастасия.  Уже  заболела  сыпняком.  Не  надо  было
расчесывать  укусы вшей,  раз уж работаешь в тифозном бараке.  А
теперь сама слегла.  Лихорадка.  И  до  болезни  сил  оставалось
всего - ничего. Нечем защититься от инфекции.  Еще пару дней без
сознания, в бреду - и все.
     Сама предсказательница. Если что-то там предсказывает, и не
победу мировой революции при этом,  стало быть - контра. Таскать
слепую в ВЧК? Зачем? Да и возни слишком много. За ручку ее води.
Все равно, конец известен, только суета одна. Будем считать, что
оказала сопротивление при аресте.  Выстрел. Вот так, просто. Без
мучений.
                       *       *       *
     Я немного знал,  как работают все эти мировые  исторические
механизмы   в   нашей  вселенной.  Что  существуют  определенные
точки-имена и точки-даты,  которые должны обязательно проявиться
в истории, остальные события подталкиваются таким образом, чтобы
оные точки зафиксировались  бы  в  реальности.  Знаю  и  принцип
неопределенности - чем точнее определяется один признак чего-то,
тем менее точно дается другой признак. Но тут было все так ясно!
Неужели  все  известно заранее?  Тогда зачем вся эта комедия под
названием "жизнь", если все предопределено...
     Чем закончить  этот  рассказ?  Читатель не хуже меня знает,
что случилось с Россией,  начиная с 1914 года. Казалось, что все
предсказания  ясновидящей  Анны были правдоподобны.  Вот только,
будучи в 1930 году в Париже,  я проехался  на  такси,  за  рулем
которого сидел тот самый корнет,  постаревший, естественно. Но я
его узнал.  Тот самый,  который должен был умереть от  иприта  в
Первую Мировую. Я не стал ему ничего напоминать. Зачем?
     На сем кончаю. Морали не будет!


                         Василий Купцов

                            ШАРЛАТАН

     Все началось с разговора Макса  и  Коли.  Они  давным-давно
ходили в приятелях друг у друга,  правда, до настоящих дружеских
отношений дело так и не дошло. Но общаться им было друг с другом
приятно  и  даже  полезно.  Из таких бесед рождались порой идеи,
приносившие когда-то в советское время десятки и  сотни  рублей,
позднее - примерно то же самое,  но с учетом инфляции.  Макс был
врачом,  всю свою сознательную жизнь (а таковая,  по его мнению,
начинается  после  получения  диплома)  он  проработал на скорой
помощи в качестве врача,  побывав на всех существующих  для  его
уровня  должностях  -  от рядового до временно исполняющего зав.
отделения.  Но, в основном, в рядовых. С Николаем он подружился,
когда тот работал вместе с ним -  правда, только фельдшером.  Но
уже в начале перестройки Коля рванул в свободное плавание, начав
работать  массажистом.  Тогда  это  приносило неплохой доход.  А
сейчас - сейчас уже не то. Конкуренция, эротический массаж и так
далее.  Ведь  Коля  весьма мало походил на красивенькую девушку.
Разумеется,  Николай не голодал,  ведь он был неплохой мастер  в
своем деле,  но такого благополучия, как при товарище Горбачеве,
уже  не  было.  Оставалось  утешиться  лишь  тем,   что   многие
пострадали поболе - фотографы, например.
     - Ведь живут же люди,  - сказал Максим,  листая медицинские
объявления,  -  но чего там говорить - чтобы сейчас свою клинику
иметь, надо было больше раньше воровать.
     - Или быть в больших начальниках,  - откликнулся Коля, - ты
лучше взгляни,  сколько  объявлений  с  колдунами,  ведьмами  да
экстрасенсами. Тоже неплохо зарабатывают.
     - Но это же откровенное надувательство!
     - Но, почему, собственно? - не согласился Николай, - вот в
массаже это все очень хорошо заметно.
     - Ну,  ты-то хоть что-то умеешь,  а эти... Хочешь, расскажу
одну историю?
     - Давай!
     - Я лет десять назад был на курсах по неврологии. И там нам
один доцент рассказал замечательную байку,  основанную на факте,
случившимся в их клинике. Как ее, забыл, ну на горе стоит...
     - Неважно, давай дальше.
     - Дело было еще при перестройке.  Одну бабулю парализовало.
Инсульт   в   самой   тяжелой   форме.  Положили  ее  в  хорошую
неврологическую клинику.  Врачи  видят  -  высокая  температура,
рефлексов   нет,   глубокое  частое  дыхание  -  все  по  науке.
Кровоизлияние куда-то в ствол.  Ну,  ты понимаешь...  Пора звать
служителя   культа.   Родственники   же  решили  иначе  и  стали
быстренько искать чудотворца.  Нашли. Поскольку дело было ночью,
а  дежурный  врач  уже  ко  всему привык,  к больной экстрасенса
пустили.  Чудотворец  явился  с  неким  самодельным   агрегатом.
Поскольку  последним  местом работы этого экстрасенса было место
водителя на "скорой  помощи",  то,  как  легко  догадаться,  его
"парапсихологический  биоизлучатель"  представлял  собой  просто
лампу-маячок,  снятую с машины "скорой".  Врубил  он  агрегат  в
сеть, но больше ничего делать не стал, и намекает, что, мол, его
энергетический   потенциал   истощен -   необходима    заправка.
Восьмидесятые годы, все понятно, сбегали за бутылкой. Заправился
наш экстрасенс, начал вокруг головы умирающей включенным маячком
водить.  Потом  еще  заправлялся.  Наконец пришел дежурный врач,
послушал больную и порекомендовал лечение прекратить,  поскольку
больная давно умерла.
     - Класс! И что?
     - Ничего, все сошло  всем с рук.
     - Вот чем надо было нам с тобой заняться, - сказал Николай,
- помнишь, в начале восьмидесятых, я брошюрку написал о развитии
экстрасенсорных способностей?
     - Ну,  как же, хорошо помню, я еще титульный лист исполнил.
Что-то типа "Для служебного пользования",  - оживился Макс, - ее
еще   какие-то   придурки   начали   на   машинках   размножать.
Представляю,  как они руками над стаканами водили,  а потом вкус
день ото дня контролировали...
     - А что,  написано было вполне грамотно,  я это тебе  точно
говорю. Вещи известные.
     - Да, да, - усмехнулся Макс, - ты талантливый. Темный народ
и не подозревал тогда, кто "Тибетскую медицину" накропал.
     - Тоже было все грамотно написано.  Ты думаешь, что я -----
не читал?
     - Да я и не спорю...
     Поясню для  читателя.  Дело  было  так.  Конец семидесятых.
Некий озабоченный йогой,  гомеопатией и парапсихологией  товарищ
обмолвился  как-то  Коле,  что  мечтает  приобрести какое-нибудь
руководство по тибетской медицине.  А Николай тут как тут. Есть,
говорит,  у  меня,  но  надо  перепечатать,  а  то  единственный
экземпляр отдавать не хочу.  И цену тут же заломил  рублей  этак
двести.  Ударили по рукам. Пришел Николай домой, сел за машинку,
и того - начал  эту  самую  тибетскую  медицину  кропать.  Через
неделю   было   готово.   Сделка  состоялась,  Коля  подработал.
Интересно,  размножали ли рукопись в дальнейшем? И как проходило
лечение по коле-тибетским рецептам?
     - Шарлатаны,  не шарлатаны,  а если хочешь денежек  -  надо
делом заниматься, а не на вызовы ездить, - сказал Коля.
     - Тебе хорошо, у тебя есть дело.
     - Ну  и ты чего-нибудь придумай,  - посоветовал Коля,  - да
хотя бы тоже  в  экстрасенсы  подайся.  Можно,  к  примеру,  рак
лечить.
     - Нет, это мне совесть не позволит, - покачал головой Макс.
     - Тогда ходи голодный!
     - Ну,  хорошо,  скажем,  начну  я  лечить  СПИД,  -  сказал
задумчиво Макс,  - вылечить обещать не буду.  Повожу,  например,
руками,  а потом пропишу диету, строгий, а может даже спортивный
образ жизни...  А иначе,  скажу,  не подействует.  И чтоб бросил
пить и курить, а то энергия, мол, улетучится!
     - И больным сразу станет легче! - засмеялся Коля, - классика,
так все раньше поступали.
     - А теперь этим приемом пренебрегают,  - сказал Максим, - а
зря!
     - Конечно зря,  - кивнул Коля, - если ты всерьез надумаешь,
я тебе покажу, как себя вести. Пассы будут, как у взаправдашнего
колдуна. Что, слабо?
     - А вот и нет! Вот возьму и тоже уйду в мошенники! Показывай
прямо сейчас, как там энергетические хвосты отрывают...
     - Смотри, вот простейшее движение. Ты ведь йогой занимался?
     - Да, был грех в молодости.
     - Так вот,  - сказал Коля, - эффект значительно повышается,
если  сопровождать  движения  руками  глубоким  дыханием,   типа
полного дыхания йога.
     - Доктор, почему вы так глубоко дышите? - засмеялся Макс.
     Самое удивительное,  что  приятели на полном серьезе начали
репетировать сцены общения с больными. Максим узнал много нового
и   порой   совершенно   неожиданного.   Оказывается,   игра   в
экстрасенса,  как и все  остальные  игры,  требовала  соблюдения
своих  собственных правил.  Но одно Макс решил твердо - работать
он  будет  в  белом  халате.  Уж  что-что,  а   действие   этого
магического  предмета  было  изучено  вдоль  и поперек.  Недаром
многим больным,  к которым приходит на дом участковый  врач  без
халата,  кажется, что это и не врач вовсе. Впрочем, часто они не
далеки от истины.
     И Макс  начал  готовиться.  Взял  какие-то  бумаги,  где-то
что-то подписал, уплатил... На руки ему дали  какую-то  дурацкую
тетрадку,  в которую он должен был вписывать свои доходы.  А еще
Макс купил роскошный белый халат. Договорился снимать кабинет по
вечерам  в  родной  больнице  -  это вышло даже дешевле,  чем он
ожидал.
     После долгих  размышлений  Макс решил все-таки остановиться
на СПИДе.  И начал давать объявления в  разные  там  "Из  рук  в
руки".   И   даже  в  одну  из  центральных  газет.  "Длительные
клинические  испытания  подтвердили  эффективность..."   -   так
начиналась  одна  из его реклам.  Что-то в стиле "Парикмахеръ из
Парижу Хаврюшкинъ  Савелий  Ивановичъ".  Умели  же  предки  себя
рекламировать!
     Пришел в гости Коля.  Как соавтор  идеи,  принял  некоторое
участие - нарисовал красочные плакаты для нового кабинета Макса.
На первом из плакатов был изображен  график  в  виде  нисходящей
кривой,  разграфленный  по  обеим  осям.  С  названием  сверху -
"Процент излечения  больных  СПИДом  в  зависимости  от  времени
начала  лечения".  Какое излечение?  Ведь ни одного еще никто не
вылечил! Второй плакат был озаглавлен "Твои новые правила жизни"
и  повествовал в текстовой форме о тех правилах здорового образа
жизни,  коим отныне должны будут следовать клиенты Макса.  Те же
правила  были  изложены в виде небольшой брошюрки,  размноженной
очень деловым Колей на ксероксе.  Оставалось придумать стоимость
услуги.
     - Чем больше заплатят,  тем сильнее  подействует!  -  сразу
высказался Николай и предложил солидную цену в баксах.
     - А у кого таких денег нет? - засомневался Макс.
     - Тогда  скажем  так  -  "Скидки для социально незащищенных
слоев населения".  Короче,  по договоренности.  Но основная цена
должна быть высокой.
     Макс прекрасно  знал,  что  эффективность  действия  любого
лекарства  находится  в  прямой  зависимости от того,  насколько
дороже,  чем  другие  подобные,  оно  стоит.   Вот   в   далекие
семидесятые   появился   впервые  такой  бальзам  со  звездой  в
маленькой круглой жестяной коробочке.  Достать его поначалу было
невозможно,   платили  бешеные  деньги.  Зато  тем  счастливцам,
которым тогда удавалось достать этот "дифсит", бальзам помогал -
чуть  ли  не  от  всех болезней.  Головная боль проходила,  едва
только палец с крохотной частичкой вонючего лекарства  подносили
к   голове.  Лет  через  пять  бальзам  уже  можно  было  купить
достаточно свободно,  но он стоил дорого.  И неплохо помогал при
невралгиях,  радикулите и так далее. Еще через несколько лет эта
самая  звезда  валялась  в  каждой  аптеке,  ее   покупали   при
радикулите  и размазывали сразу всю банку,  а то и две.  Немного
помогало. Сейчас, говорят, не помогает совсем.
     Самое удивительное,  что  первый  клиент объявился довольно
быстро.  Макс,  как и положено,  расспросил, осмотрел его, потом
побеседовал  о  здоровом  образе  жизни.  Ну,  а  потом  - потом
исполнил те самые идиотские ритуалы,  которым научил  его  Коля.
Больной осведомился, может ли он надеяться на излечение.
     - Случай запущенный,  но я постараюсь сделать  все,  что  в
моих  силах,  - ответствовал Макс.  Надев белый халат,  он еще и
самого себя загипнотизировал этим  самым  -  теперь  он  говорил
уверенно и, кажется, сам верил в свои слова, - но если вы будете
регулярно ходить на лечение и выполнять предписываемые  правила,
то первые результаты будут уже через месяц. Вы почувствуете себя
лучше.  А  примерно  через  полгода  можно  будет  надеяться  на
изменение тестов.
     - Полгода я вытерплю, лишь бы выздороветь! - сказал больной.
     - Чтобы не травмировать психику,  пока,  до истечения этого
полугода, вам не стоит делать повторные анализы, сами понимаете,
излечение никогда не бывает мгновенным. Договорились?
     - Да, конечно, я постараюсь удержаться! - пообещал больной,
- а как быть с лекарствами, которые я сейчас принимаю? Прекратить
прием?
     - Ни  в  коем  случае!  -  сразу сообразил Макс,  - лечение
должно быть комплексным.  Лекарственные средства и биоэнергетика
прекрасно  взаимодействуют,  дополняют и усиливают действие друг
друга. Продолжайте принимать то, что вам прописано...
     В результате  этого  первого посещения первым клиентом Макс
стал богаче сразу на половину своей месячной  зарплаты.  Причем,
как  показалось  Максу,  клиент  ожидал,  что  с  него потребуют
гораздо больше.
     Макс не спрашивал,  какой половой ориентации придерживается
его первый клиент.  Но после того как  он  привел  с  собой  еще
несколько  молодых  людей,  больных  тем  же,  стало и так ясно.
Приходили и другие  страдальцы  по  объявлениям  в  газетах.  Им
нравилось, как Макс обращается с ними. И новые клиенты приводили
своих знакомых.
     Кончился месячный отпуск, взятый Максом на основной работе.
Теперь прежние доходы  казались  ему  совершенно  смехотворными.
Разумеется, он написал заявление об уходе и не стал отрабатывать
положенного по закону срока.  И,  вообще, никаких обходных и так
далее. Через три месяца трудовую книжку ему принесли сами, прямо
домой.
     И вот,  наконец,  наступил тот день, когда уже не Макс ждал
клиентов,  а больные сидели в очереди на прием к  становившемуся
все более известным врачу.  Вероятно,  эффективность лечения еще
возросла - ведь теперь на Макса работал и эффект ожидания приема
у знаменитости.
     Столь же стремительно росли и доходы нашего героя. Он вышел
на отметку тысяча баксов в день,  потом дело пошло еще круче. По
совету Николая он увеличил плату для новых клиентов, оставив для
старых прежнюю цену.  А потом почувствовал, что скоро деньги уже
некуда будет складывать.
     Разумеется, Макс   нанял  медсестру,  секретаря,  охрану  и
бухгалтера. И пригласил помогать (за невероятную сумму) Николая.
Все  шло  прекрасно.  В  эти времена расцвета своего предприятия
Макс был на вершине всего,  чего только можно было  желать.  Его
лечение становилось все более профессиональным, он выработал уже
свои,  никого не напоминающие, приемы "энергетической передачи".
Движения стали пластичными,  напоминали чуть ли не балет. Многие
из больных, лечившихся ранее у других чародеев, сразу признавали
превосходство   Макса   по  всем  пунктам.  Особенно  оставались
довольны женщины.  По словам многих представительниц прекрасного
пола, у них прямо-таки кожа ходуном ходила, и волосы двигались в
разные стороны, стоило нашему волшебнику поднести к ним руки.
     Впрочем, все  это было достаточно ожидаемо и прогнозируемо.
Тем более что Макс был хорошим врачом. В каком смысле? Как раз в
том,  что  отвечает  известной медицинской присказке:  "Плох тот
врач,  от одного появления которого у постели больного  тому  не
становилось  бы  лучше!"  А  от  появления  Макса больным всегда
становилось лучше.  Даже объективно. Еще на скорой не раз бывало
-  измерит артериальное давление,  поговорит,  снова измерит - а
оно,  родимое, уже почти в норме. Не говоря уже о том, что можно
было   применять   почти  любые,  порой  совершенно  бесполезные
средства,  вроде дибазола внутримышечно.  И через минуту - когда
дибазол  еще  даже  не  вышел  за  пределы  ягодицы  -  и голове
становится легче,  и тошнота проходит.  Померишь давление - тоже
все  как  надо.  Так  что  самого Макса признания больных СПИДом
совершенно не удивляли.  И не вдохновляли. Давление или, скажем,
мигрень - одно, а инфекция - это совсем другое!
     И еще одной мерой признания явилось то,  что к Максу начали
подкатываться  кандидаты  в ученики...  Но Макс сразу сообразил,
как от них отделаться,  заявив,  что лечением должны  заниматься
только врачи. И порекомендовал закончить сначала соответствующий
ВУЗ.
     Прошло полгода,  потом еще немного.  Ну и что?  Да то, что,
пообещав первому из своих больных излечение через полгода,  Макс
и  всем  остальным  обещал  в  дальнейшем примерно в те же сроки
вылечить их. И вот срок подошел.
     - Ну и что? - недоумевал Коля, - ну перестанут к тебе ходить
те, первые. Зато сейчас какая клиентура!
     - Нет,  так не пойдет,  - сказал Макс,  - может и не начнут
меня бить,  не в этом дело.  А как я теперь смотреть в глаза  им
всем буду?
     - А как раньше смотрел?
     - Раньше  я  мог  оправдаться  перед  собой,  что занимаюсь
лечением, делаю все, что в моих силах, и надеюсь вылечить. Через
полгода.  А теперь срок подошел. И еще: мне не хочется, чтобы на
меня показывали пальцем и называли мошенником.
     - Но ты же сам решил наплевать на свою совесть, когда начал
все это дело, - напомнил Николай, - а теперь такие сантименты.
     - Все сразу так на меня навалилось, - пожаловался Макс.
     - Это ты только сам на себя навалился,  - засмеялся Коля, -
а на самом деле все идет хорошо.
     - Нет, я решил, денег у меня сейчас достаточно, я уезжаю.
     - Как?
     - Уезжаю и все,  - сказал Макс твердо,  - тебя я не  обижу,
остальным служащим выходные пособия по паре тысяч баксов. Все!
     - Ты так и не сказал, куда едешь?
     - И  не скажу,  - покачал головой Макс,  - будешь отвечать,
что я за границу смотался по приглашению  -  там,  мол,  больных
СПИДом пруд пруди.  Я, действительно, за границу. А куда и как -
точно тебе не скажу,  чтобы тебе же жилось спокойнее.  И с  этим
шарлатанством я завязываю.  Я даже русских газет читать не буду.
Не хочу знать ничего. А то вдруг меня там, в прессе, громогласно
мошенником назовут.
     - Когда едешь?
     - Завтра  уже  не выхожу.  Ладно,  скажу,  уже сегодня меня
здесь не будет. Я все устроил, даже кое-что где-то там прикупил.
     Далее Коле  был вручен пакет с немаленькой суммой в валюте.
И еще несколько пакетов для обслуживающего  персонала.  А  потом
Макс уехал, и Николай больше никогда его не видел.
     Николай приготовился к осаде. Но, к его большому удивлению,
никаких  особых  эксцессов  не  произошло.  Клиенты воспринимали
известие об отъезде их спасителя за границу совершенно спокойно.
Прямо как давно ожидаемое событие.
     То, что Макс немного поспешил, выяснилось уже через несколько
дней. В контору ворвался тот самый первый клиент.
     - Где мой доктор?  - воскликнул он,  - да  здравствует  наш
доктор! Я выздоровел!
     Через несколько минут Коле  удалось  выяснить,  что  первый
больной  Макса,  добросовестно  выдержав ровно полгода,  сходил,
наконец,  в частную лабораторию. И его кровь оказалась свободной
от вирусов.  Резко упал также и уровень антител.  Не веря в свое
счастье, он отправился в другую клинику. То же самое. Его просто
признали здоровым.
     Чудо? Да!  А теперь догадайтесь,  что было дальше. Дальше к
Николаю  приходили  один  за другим старые клиенты Макса.  И все
они,  сделав анализы, были признаны здоровыми. До Николая быстро
дошло, в чем дело. Он обзвонил остальных больных, пользовавшихся
лечением Макса.  И попросил их сделать анализы.  Через некоторое
время   началось...  Звонки,  приходы  с  цветами  и  подарками,
благодарные речи и немалые суммы.  Поправились все, даже те, кто
всего один раз подвергся воздействию "энергетики" Макса.
     Что же  теперь?  Когда   оказалось,   что   Макс   является
единственным  в  мире  человеком,  который  способен  излечивать
смертельную болезнь одним помахиванием в воздухе своими  руками!
Надо было найти Макса, сообщить ему, ничего не подозревающему, о
его уникальном даре.
     Николай делал  все,  что  в  его силах.  Давал объявления в
газетах,  в том числе и зарубежных, посылал письма в медицинские
общества,  в комиссии.  Кое-кто за рубежом поверил,  включился в
поиски.  Помогали в поисках  и  те  счастливчики,  которых  Макс
вылечил от СПИДа.  Что только не делали!  Даже показывали где-то
фотографию Макса по телевидению. Его искали. И ищут до сих пор.
     Просто, вполне  возможно,  купил  Макс  где-нибудь  на краю
земли домик,  газет не  читает,  телевизор  не  смотрит.  Может,
вообще  в какую-нибудь строгую религиозную секту вступил,  грехи
сейчас замаливает.  А,  может быть,  просто погиб. Ограбление, к
примеру.  Мало  ли  что  случается  с  разбогатевшими  русскими,
уехавшими жить подальше от своей Родины...


                         Василий Купцов

                       ПРОЕКТ "АРХИПЕЛАГ"

                        "Наука и месть.

     Рассказы о катаклизмах и  вселенских  катастрофах  наиболее
эффектно звучат тогда, когда сам рассказчик был непосредственным
свидетелем  подобного  события.  Мне  повезло,  если  это  можно
назвать везением. Я побывал в центре, пожалуй, самого кошмарного
взрыва, порожденного руками человеческими.
     Датировка этого   события  затруднительна.  Я  когда-нибудь
остановлюсь подробнее на проблеме датировки событий,  отделенных
от настоящего времени более чем десятью тысячами лет.  Это будет
отдельный рассказ со своим  собственным,  почти  иррациональным,
сюжетом.  Что же касается описываемой катастрофы, то ее давность
может  быть  датирована  приблизительно  в  тридцать,  вернее  в
тридцать пять - пятьдесят тысяч лет.
     Территориально это событие случилось  на  острове  Нто,  на
центральном и самым большом из островов архипелага Нторо. Именно
на этом архипелаге и располагалась метрополия империи  Нторолан.
Империя имела мощный флот, как военный, так и торговый, основала
деньгами и силой немало колоний.  Цвела и процветала, потому что
никто и не помышлял напасть на нее. Дело было в том, что основой
могущества и  процветания  империи  Нторолан  было  изготовление
самого  могучего из известных в то время видов оружия.  Урановые
рудники острова Нто были первыми на  планете,  как  по  давности
разработок,  так  и  по  объемам  добычи  драгоценного  металла.
Империя не продавала никаких компонентов оружия,  на продажу шли
лишь  готовые  взрывные  устройства,  снабженные многочисленными
механическими  и  магическими  защитными  механизмами.  Вскрытие
устройства  непосвященными  неизменно  приводило  к взрыву.  Все
обрабатывающие комплексы и мастерские находились на Нто. Корабли
привозили  на  остров  графит,  а увозили трупы рабов.  Времена,
когда трупы сбрасывали в прибрежные  воды,  давно  прошли.  Ведь
правителям, в конце концов, надоели нашествия гигантских морских
звезд, маленьких, но страшно ядовитых крабиков и прочих мутантов.
     Почему корабли?  Почему  не по воздуху?  Разумеется,  можно
было доставлять все и  по  воздуху.  Но  очень  дорого.  Поэтому
воздушный  транспорт использовался лишь для каких-либо срочных и
важных  дел,  скажем,  для  исполнения  какого-нибудь   дорогого
заказа,  на  котором очень многие из здешних правителей могли бы
погреть руки.  Разумеется, на континенте с воздушным транспортом
проще:  можно передвигаться и на драконах, можно - на планерах с
ртутным двигателем,  есть и другие варианты.  Но  Нто  находится
слишком   далеко   в  океане.  Драконы  сюда  летать  решительно
отказываются,  ведь большинство из них вообще боится летать  над
океаном. К тому  же, эти  чудовища  -  как бы верблюды наоборот.
Другими словами - их надо кормить и кормить, причем для принятия
еды им необходимо приземлиться. Рыбу они не едят. Да и вообще, с
ними - одна морока!  Что же до планеров -  тут  понятно.  Планер
может,  в принципе,  долететь с континента до Нто, но сколько же
ему придется  лететь?  И  какова  вероятность  того,  что  полет
окончится неудачно? Велика! Так что особого выбора нет, основной
транспорт - морской.
     Заканчивая описание  Нто,  отмечу,  что  остров представлял
собой как бы огромный город - пустого,  не занятого  домами  или
производством,  места  на  нем практически не было.  Лет пятьсот
назад  город  перестроили,   безжалостно   снесли   все   старые
постройки, зато теперь все дороги пересекаются друг с другом под
прямыми углами, проблемы отыскать какое-то место, цифровой адрес
которого известен, нет. Все точно и четко. Существуют территории
различной степени запретности,  есть  запретные  дороги.  Но,  к
слову,  такие  дороги  запретны не из-за каких-то секретных дел.
Просто на них организовано одностороннее движение,  ведь  многие
компоненты   производства   весьма   громоздки,  а  улицы  -  не
беспредельны по ширине.
     Меня привело на Нто дело. Разумеется, добровольно в этот ад
я не отправился бы ни за какие коврижки.  Мое дело звали Хро. Он
был весьма неприлично ведущим себя магом. Разумеется, заниматься
на адском Нто некромантией было ничуть не более зловещим  делом,
чем ловля бабочек на моей родине.  Вообще,  в те времена и в тех
местах установки типа "грех - страшный грех" сместились так, что
весьма  многое  казалось  или  простительным,  или  относилось к
категории "займемся потом".
     На остров  я  прибыл на корабле вместе с военными и мелкими
чиновниками.  В активе имелась пластинка с оттиском и каракулями
- разрешение на что-то и некоторая сумма денег в мелкой монете -
все как положено и достаточно.  На меня особенно не  пялились  -
посчитали, видно, дворцовым рабом с привилегиями. Если судить по
морде -  то  я,  пожалуй,  вытягивал  на  любимца  какого-нибудь
аристократа.  Едва  ли не с причала я начал спрашивать про Хро и
уже через час ехал на попутке в нужном направлении.
     Кстати, я  не  сказал,  что именно натворил этот самый Хро.
Как я уже  говорил,  умерщвление  рабов  в  ритуальных  целях  и
сотворение  сотен зомби могли и подождать в качестве обвинений -
таких колдунов на тот момент насчитывалась  не  одна  тысяча. Но
этот   позволил  себе  залезть  в  Систему  Элементалей,  причем
довольно глубоко. Да еще и использовал при этом чужие имена. Был
вообще   большой  скандал  с  переходом  на  личности,  пока  не
выяснили, что копался кто-то чужой.
     Я соскочил с повозки,  не доехав пары домов до места. Решил
подойти  незамеченным.  Дело  в  том,  что  даже  самый   лучший
специалист ничего необычного во мне найти не сможет. Магией я не
пользуюсь совсем,  так что  никакой  особой  аурой  не  окружен.
Внешне  -  парнишка  лет  пятнадцати.  Особые  приметы:  отменно
красив  или  смазлив  -  в  зависимости  от  половой  ориентации
наблюдателя.  Это обстоятельство еще более сбивает с толку - так
бы и пригляделся,  может быть,  а смазливое личико отвлекает  на
себя внимание.
     Но в данном случае мне не повезло. Хро, видимо, знал меня в
лицо. Он как раз выходил из дому. Один взгляд на меня - и вокруг
него заструился защитный магический экран. Вот такие осложнения.
     "Видимо, придется повозиться",  - подумалось мне. Я подошел
поближе. Хро, по-видимому, решил так просто не сдаваться.
     - Может,  поговорим?  -  его  вопрос был понятен - затянуть
время, подготовиться, а может, и найти какую-нибудь слабинку.
     - А есть о чем?
     - Хотя бы узнать причину твоего появления.
     - Это смешно.
     - Тебе будет не смешно, когда ты что-либо попытаешься
сделать, - продолжал свое Хро.
     - Угрозы в отношении меня - это даже не смешно...
     - Но ты еще не знаешь свойств моего защитного экрана!
     - Да ну, что ты, страсти-то какие! - но мне стало интересно
- очко в его пользу.
     - Это совершенно новый экран, он обладает невероятной
степенью защиты. Я трудился над ним почти два года, и ты
будешь бессилен против него!
     - И сколько невинных людей ты угробил при его создании?
     - А где ты раньше был со  своим  благородным  негодованием?
Молчал  в  тряпочку,  пока я в Систему не залез?  - Колдун пошел
ва-банк. И опять выиграл время.
     Я стоял, не зная, что предпринять. Попытаться атаковать его
или пойти на договор,  что "он больше не будет"?  Убить-то я его
убью,  если  понадобится  -  тут  никакой  экран не поможет,  но
задание гласило: "По возможности доставить живым". Так мы стояли
напротив друг друга, и я думал.
     Судьба, однако,  все решила  за  меня.  Вспышка  света,  но
странная вспышка.  Вспышка,  которая не желает кончаться. Много,
очень много света,  свет,  который все  пожирает.  Я  подумал  в
первый момент, что это Хро решился атаковать меня первым. Но это
была явно ошибочная мысль, потому как последнее, что я увидел до
того,  как  практически  ослепнуть,  было  искаженное болью лицо
колдуна. Неужели взорвался склад?
     В следующий момент меня ударило,  бросило, куда-то понесло.
Я ощущал вокруг себя только огонь.  Затем свет померк,  и пришла
вода.  Пришла отовсюду,  и меня понесло куда-то еще. Я малодушно
свернулся калачиком и прикрыл глаза руками.  Казалось,  все  это
никогда не кончится. Меня бросало, било о камни, вновь и вновь я
тонул в воде.
     Но через  какую-то  вечность  я  обнаружил  себя лежащим на
раскаленном песке. Меня больше не бросало и не переворачивало. Я
встал и со страхом открыл глаза. Собственно, бояться было больше
нечего.  Нечего,  некого  и  вообще...  Потому  что  остров  был
совершенно пустой и довольно ровный.  Какие там жилища - исчезли
даже вековые терриконы.  Мой долг погнал меня осмотреть  остров.
Первое (и довольно недостойное), о чем я сразу же пожалел, - это
то,  что транспорта здесь теперь долго  не  предвидится.  Пройдя
около  трех  тысяч  шагов  по  направлению  к центру острова,  я
обнаружил слабо светящуюся сферу.  Это был магический экран Хро.
В  центре сферы я увидел прекрасно сохранившиеся обгорелые кости
злого колдуна.  Похоже, его защита была действительно уникальной
-  это  были единственные хорошо сохранившиеся кости на острове.
От остальных людей и животных осталась только серая пыль.
     А еще в тысяче шагов начиналась яма. Ее центр, находившийся
в пяти тысячах шагов от края,  был  до  сих  пор  в  раскаленном
состоянии.  Я  стоял  у  края  этой ямы,  сознавая,  что являюсь
единственным живым существом,  пережившим  катастрофу.  Темнело.
Полил сплошным потоком дождь.  Перед тем, как струи воды смыли с
меня пыль,  я успел отметить, что весь светился из-за этой пыли.
Впрочем,  светился  весь  остров.  Я много раз присутствовал при
взрывах устройств,  изготовлявшихся  на  Нторо,  но  происшедшее
сейчас было несравнимо грандиозней и страшней.
     Что еще рассказать?  Погибли все жители  на  всех  островах
архипелага Нторо. Погибло множество судов. Это был конец империи
Нторолан,  о чем,  впрочем, никто из остальных жителей планеты и
не пожалел.
     Что же случилось на Нто?  Об этом нам  стало  известно  уже
через месяц.  В подробностях. Ибо решено было сделать исключение
в отношении  тайны  постсмертной  исповеди.  Да  и  виновник  не
возражал. Передаю вкратце его рассказ.

     "Мне дали  при  рождении  имя  Ауринаси,  затем  я  получил
детское имя Татиси.  А вот взрослого имени я так и  не  получил,
так  как в возрасте десяти лет вместе со всем остальным племенем
был превращен в раба.  К  нашему  острову  подошел  нтороланский
корабль. Была настоящая охота на нас. Наш остров маленький, там,
собственно, и спрятаться негде. Так что переловили всех. А через
месяц нас всех привезли на Нто. Всех взрослых сразу отправили на
рудники.  Я  стал  единственным,  попавшем  вместо   рудника   в
мастерскую.  Там  нужно  было  доставать  заготовки из раствора.
Потом, когда я стал взрослым, у меня выросли опухоли на пальцах,
и хирург отрезал их один за другим.
     А тогда мастера  заметили  мою  сообразительность  и  стали
понемногу меня учить.  Потом был старший мастер, он показал меня
Главным.  Я проявил ум и сообразительность.  И меня было  решено
продолжать  учить.  К тому времени не осталось в живых ни одного
человека из моего племени.  Всех их,  одного за  другим,  увезли
Корабли Мертвых. Прямо из урановой шахты специальным подъемником
в желоб, а оттуда - прямо в трюм.
     Так я остался последним человеком своего народа. Я, кстати,
так и не узнал,  как мой народ называли люди из других  народов.
Ибо мы называли друг друга просто "люди",  а для нтороланцев все
мы были дикарями.  И я остался воистину последним,  не было даже
надежд  на продолжение нашего рода,  ведь когда я впервые увидел
свое семя, оно было прозрачным, почти как вода, и мне объяснили,
что детей у меня никогда не будет.
     Тогда я дал страшную клятву  мести.  И  отомстить  я  решил
жестоко, сразу всем.
     Сначала я думал об очень большом взрывном устройстве, но по
мере обучения узнал, что вес Адского вещества не может превышать
в одном куске определенного значения.
     Я продолжал учиться, работать, доказывая как работой, так и
доносами свою верность империи. Мне доверяли все больше. Я сумел
втереться  в доверие даже к магам.  И все ради знаний,  а знания
ради мести.  Потом меня сделали Главным. Потом Особо Доверенным.
Я увлек Правителя проектом создания еще более мощного оружия.  У
меня оказались развязанными руки в тот момент, когда я уже знал,
что буду делать.
     Годами кипели котлы с водой. А я собирал отработанный уран.
Из него делалась внешняя оболочка. Я постепенно заполнил емкости
потяжелевшей совсем  чуть-чуть  водой.  Но  я  знал,  что  этого
чуть-чуть вполне достаточно. Откуда я знал? Водя обманную дружбу
с магом Хро, я узнал, как проникнуть в Систему. Он, конечно, был
хитрый  и  могущественный  маг,  но  даже такому,  как он иногда
хочется расслабиться за бутылью с огненной водой.  В  Системе  я
рыскал   там,  куда  никогда  не  лезут  маги.  Мне  были  нужны
сокровенные знания о  веществе,  а  не  пути  обретения  личного
могущества, как им. Поэтому, а может и еще по каким-то неведомым
причинам,  мое воровство знаний осталось незамеченным.  Может, и
замеченным, но безнаказанным.
     Осталось собрать запал.  Адское вещество для него я получил
вообще официально,  по распоряжению Правителя. Кстати, Правитель
явно понятия не имел о существовании Предельного веса.  Он  ведь
распорядился  выдать мне "на опыты" кусок Адского вещества весом
в три предела.
     А потом настал великий и ужасный день. У меня и в мыслях не
было попытаться  спастись,  устроив  взрыв  с  помощью  часового
механизма.  Моя смерть была предопределена в тот момент, когда я
давал свою клятву. Да и видеть мне это все не хотелось.
     А теперь   мне  это  показывают.  Снаружи  и  изнутри.  Как
испаряются в огне люди.  И большей частью рабы,  такие,  как  мы
были когда-то. Или мне наказание такое придумано - видеть каждую
смерть в отдельности  и  по  много  раз.  Мои  душевные  мучения
ужасны. Лучше бы... "

     На этом   я   заканчиваю   пересказ  постсмертной  исповеди
Ауринаси. Рассказать эту историю было просто необходимо, без нее
трудно  понять  те  мотивы,  которые  двигали  этим  человеком в
дальнейшем,  когда он задумал  и  добился  осуществления  своего
грандиозного  проекта,  так  сильно  поменявшего жизненные циклы
множества людских душ.  О том,  как родился этот проект,  о  его
разработке  и обсуждении,  о том,  какую роль в нем сыграл автор
данных  строк  -  обо  всем  этом   я   расскажу   в   отдельном
повествовании. Когда дойдут руки...

                          писано 15-30 января 1937 г. от Р.Х."
                       *       *       *
     - Ну и что?  - спросил Тамбовец. Это был мужчина пятидесяти
лет с  большой  лысиной.  Он  сидел  за  столом,  напротив  него
располагался  Николай Степанович - весьма подвижный и деятельный
субъект лет сорока.
     - Прочел? - спросил Никола.
     - Прочел  и  потерял  время.  Ты  что  это   мне   какие-то
примитивные сказки носишь? Или уже сам совсем дошел?
     - Я бы на твоем  месте  не  спешил  с  выводами,  -  сказал
Никола,  - Этим бумагам уже больше полувека,  а тогда об атомных
бомбах еще никто и не слыхивал!
     - Я в детстве книжки тоже читал,  - парировал Тамбовец, - и
фантастика мне тоже нравилась,  - Тамбовец  сделал  ударение  на
слове   "тоже",   -  так  вот,  если  мне  не  изменяет  память,
"Освобожденный мир" Герберт Уэллс написал в 1909 году...  И  там
уже были атомные бомбы!
     - Но не было даже слова "уран"!
     - В  тридцатые  годы уже многие физики догадывались о таких
возможностях...
     - Автор не физик, - Никола гнул свое, - а, главное, знаешь,
где лежали эти листки? В одном досье из КГБ.
     - Вот  поэтому  все  это  и  случилось у нас в стране,  раз
кагебэшники занимались сбором рукописей слабоумных психопатов, -
сказал Тамбовец,  - но ты что,  действительно из-за этих листков
сюда пришел?  Ведь говорил,  что есть идея на миллиард баксов? Я
пока не улавливаю!
     Тамбовец был одним из богатейших людей в стране. Ни разу не
побывав  за  решеткой,  он,  тем  не менее,  был "авторитетом" в
преступном мире.  Свое состояние он сделал чужими руками.  И  не
стремился  сам  косить  под  блатного. Так  и в разговорах он не
допускал применения блатной музыки,  не  выносил  мата.  Никаких
"замочить",  только  "решить  возникшую проблему",  хотя означал
такой приказ зачастую то же самое.
     - Очень интересные документы там на автора этих листков,  -
продолжал гнуть свое Никола,  - чекисты  следили  за  ним  аж  с
двадцатого  года.  И за три четверти века он ничуть не постарел.
Как был мальчиком, так и остался.
     - Ты шутишь?
     - Я принес сюда досье. Подлинник.
     Тамбовец явно  не  ожидал такого поворота событий.  Раскрыл
папку.  Подлинность бумаг и  фотографий  более  чем  полувековой
давности  не вызывала сомнений.  Босс углубился в бумаги.  Потом
начал рассматривать фотографии.  Старые,  пожелтевшие  и  совсем
свежие,  снятые  явно скрытой камерой или с большого расстояния.
Интересный набор.  Менялись одежды и прически.  Но  не  менялось
лицо, запечатленное ни этих фотодокументах. Подделка, монтаж? Но
кому бы это было нужно?  Тамбовец  вновь  перелистал  документы.
Остановился на одной старой бумаге.
     - Однако, это коллекционная редкость, - покачал он головой,
-   резолюция  Сталина.  И  похоже  -  подлинник.  Информация  к
размышлению...
     - Я взял лишь одну папку,  там их было несколько, - говорил
между тем Никола,  - но и эту необходимо  вернуть.  Я  уже  снял
копии.
     - Интересно было бы взглянуть на этого мальчика,  -  сказал
наконец Тамбовец.
     - Вряд ли сейчас получится,  - сказал Никола,  - он  как  в
воду  канул.  Исчез.  Да  это  и  к лучшему.  Его чекисты просто
боялись, почему - непонятно. Дело-то сейчас не в нем.
     - А  в  чем?  - большой босс никак не мог уловить мысли,  -
если  мальчик,  как  источник  какой-то   секретной   информации
недоступен... то что?
     - А остров?  Если все описанное  было  на  самом  деле,  то
где-то в море есть остров,  а в нем,  - наконец-то выложил мысль
Никола,  - подземные  хранилища,  набитые  ураном  и  плутонием.
Возможно, готовые атомные бомбы.
     - Чего-чего?  - поразился Тамбовец,  но сразу осекся, - там
уже, небось, все распалось...
     - Так  нет  же,  я  специально   поинтересовался   временем
полураспада  урана и плутония.  Выходит,  за пятьдесят тысяч лет
для урана -  не  более  пяти  процентов  распада.  А  взрыв  мог
уничтожить  только  поверхностные  строения,  наверняка остались
подземные склады,  они наверняка должны были  хранить  бомбы  на
большой  глубине.  Но ради такого дела можно не пожалеть никаких
средств...
     - Нереально,  - покачивал головой Тамбовец. Но Никола знал:
раз босс еще не гонит его прочь - значит,  заинтересовался, -  а
где же этот остров? Там ведь нет никаких указаний.
     - Почему  нет?  Количество  архипелагов  ограничено.   Есть
указание, что это самый большой остров архипелага.
     - И как мы узнаем,  где все-таки  этот  остров?  -  спросил
Тамбовец.  Он  уже  был уверен,  что у его помощника подготовлен
ответ.
     - А  разведывательные  спутники  на  что?  -  развел руками
Никола,  - кучу  назапускали,  вот  хоть  сейчас  на  что-нибудь
сгодятся.  Все  давно  отснято  и  замерено.  Надо лишь получить
доступ к сведениям по уровню  излучаемой  радиации  в  различных
местах земного шара. Точнее - по архипелагам. И если на каком-то
из островов этот уровень будет явно  выше,  а  сам  остров  явно
больше  других,  и  будет  известно,  что  это  не  полигон  для
испытаний...
     - Решено,  -  сказал Тамбовец,  - начальная фаза проекта не
потребует больших капиталовложений.  Найди хорошего специалиста.
А потом доложишь.
     Еще года три назад никто и слушать бы  не  стал  Николу.  А
теперь,  теперь денег стало больше,  а возможностей зарабатывать
их с таким же наваром,  что и в начале девяностых - куда меньше.
У преступных негодяев,  вроде Тамбовца,  появился вкус к крупным
проектам, способным принести значительную прибыль. Пусть даже за
границей.   Пусть  ядерное  вооружение.  Пусть  может  оказаться
пустышкой.  Зато в случае выигрыша можно переплюнуть по капиталу
и английскую королеву.
               *       *       *
     - Вы  должны понимать,  что такого рода информация является
секретной, - сказал Андрей Владимирович, - статьи за шпионаж еще
не отменены.
     - Какой шпионаж?  -  деланно  удивился  Никола,  -  шпионаж
бывает  в  пользу какого-нибудь иностранного государства.  А тут
все на пользу отечественному бизнесу.
     - И все-таки опасно...
     - Да никакой опасности  нет.  Ведь  не  нужно  никаких  там
документов копировать или выносить.  Сидите себе спокойненько на
рабочем месте  и  изучайте  карты.  А  когда  обнаружите  нужное
сочетание,  то просто запомните название.  Вот и все, что от вас
требуется. А потом будете разъезжать на  купленной  "девятке"  и
вспоминать  меня  с  благодарностью.  Вам просто повезло:  такая
простая работа - и за такие деньги...
     - Предположим, я соглашусь, - сказал Андрей Владимирович, -
я могу еще раз услышать то, что от меня требуется?
     - Обнаружить  остров  или  полуостров.  У  него должен быть
парадоксально  большой  уровень  радиации.  Остров  должен  быть
окружен  другими  островами,  уровень радиации на которых должен
быть меньше.  Остров должен быть больше по размерам,  чем другие
острова   архипелага.  И  повышенная  радиация  не  должна  быть
последствием недавних испытаний ядерного оружия.
     - И все?
     - Все,  на этом ваша работа будет закончена.  Вы  получаете
гонорар и помалкиваете.
     - Кстати,  - уточнил  Андрей  Владимирович,  -  остров  или
полуостров?
     - Скорее всего, остров, но на всякий случай следует изучить
и полуострова.
     - Вообще-то я любопытный...
     - Ладно,  скажу,  -  усмехнулся  Никола,  - одна преступная
группировка похитила  и  вывезла  из  страны  несколько  ядерных
зарядов.  Известно,  что  они  закопаны  на большой глубине.  На
каком-то большом острове.
     - Да, - сказал ученый, - это большие деньги...
     - Но малая вероятность успешного  поиска!  -  урезонил  его
Никола.
               *       *       *
     - Вот вам ваш остров. Тихий океан, небольшой архипелаг,
вулканический остров, - говорил Андрей Владимирович.
     - Почему вулканический? - спросил Никола.
     - Поверхность гладкая, засыпана продуктами
высокотемпературного плавления. Я свое дело сделал.
     - Не совсем.  Теперь вам следует  изучить  этот  остров  на
предмет  обнаружения  на нем радиоактивных мест.  Нам надо знать
конкретно место поиска.
     - Но  может  не  оказаться карт с таким разрешением на этот
район.
     - Ничего,  что-нибудь да придумаете!  В конце концов, можно
сделать снимки специально.
     - Что?!   Мне   запрограммировать  радиационную  съемку  со
спутника? Определенного объекта?
     - Да  бросьте вы,  - сказал Никола недовольно,  - всем ведь
нужны деньги.  Подмажем,  где нужно...  Да и не свою  территорию
изучаем. Сойдет за какой-нибудь военный заказ.
                       *       *       *
     Через неделю Андрей Владимирович обозначил на карте острова
(полученной Николой по другим каналам)  два  места  с  аномально
высокой  радиоактивностью.  На  сем  мы расстаемся с этим ученым
мужем,  дабы больше о нем не вспоминать.  Пусть себе катается на
новеньком "Жигуле". Большого  ущерба  он  своей стране,  в конце
концов, не нанес...
     А Никола между тем явился с докладом к своему боссу.
     - Я подумаю над всем этим,  - сказал Тамбовец,  - а ты пока
найди  геолога - нет,  лучше двух - со специфическим уклоном.  И
еще специалиста по ядерному оружию.
     - А экстрасенса? Настоящего? - предложил Никола.
     - А это еще зачем?
     - Так  ведь в той рукописи говорилось о каких-то магических
предохранителях.
     - Тогда  нанимай  настоящего  мага.  Какие они там бывают -
черные или белые,  мне без разницы.  И  готовь  просто  рабочих.
Грузчиков.  Пусть все будут из братвы,  так надежнее. И, вообще,
все обдумай тщательно.
                       *       *       *
     Всего через  две  недели   небольшое   судно   под   флагом
"Гринписа"  вышло  из Владивостокского порта.  На судне мало кто
знал,  к какому именно государству приписано данное суденышко, и
уж  подавно  не  догадывались,  куда  и зачем они плывут.  Судно
выглядело старым,  не имело особо быстрого хода  и,  вообще,  не
производило впечатления.  Зато команда! Это были отнюдь не члены
партии "зеленых".  К тому же  сразу  по  отплытии  команде  были
вручены автоматы и пистолеты.  Все - отечественного производства
и все с глушителями.  Зачем?  По мысли большого босса,  судно  с
какого-то  момента  должно  было  "исчезнуть".  То есть в случае
каких-то  мелких  столкновений   следовало   просто   уничтожить
ненужных свидетелей.  Ведь вполне возможно, что придется сделать
несколько рейсов...
     Первыми, совсем  не безвинными,  жертвами проекта оказались
около десятка филиппинских пиратов. Решили проверить "содержимое
карманов"  команды  "Гринписа".  Убитых или тяжело раненых среди
российских бандитов не было.  Зато пираты сплоховали.  Это  было
связано  отчасти  еще  и  с тем,  что на все стрелковое оружие у
"гринписовцев"   были   одеты    глушители.    Пиратов    начали
отстреливать,  а те даже и не сразу поняли ...  Психология. Ведь
чего могли ожидать морские  разбойнички?  1  -  покорность  (90%
вероятности),  2  - отчаянное неподготовленное сопротивление (5%
вероятности),  3 - попытку ареста (засада со стороны полиции), 4
- бой (если бы на судне оказались наемники, вероятность чего 0.?
%). А "зеленые" оказались... киллерами.
     Других происшествий  не  было.  И вот,  наконец,  тот самый
остров.  На него  утром  следующего  дня  сошла  лишь  поисковая
команда. В ее составе были:
     1. Сам Никола, как начальник экспедиции, теперь уже Николай
Степанович для подчиненных.
     2. Филимонов Аркадий Львович, геолог, 45 лет, бывший лауреат
государственной премии.
     3. Вайнштейн Дмитрий Львович, геолог, 32 года, специалист в
области радиометрии.
     4. Дедовский Илья Ильич,  50  лет,  специалист  по  ядерным
вооружениям.
     5. Бойко Владимир Яковлевич,  52 года,  экстрасенс,  бывший
сотрудник  секретной  лаборатории  КГБ,  известен в определенных
кругах как маг.
     6. Велущий  Петр Васильевич,  60 лет,  ясновидящий,  оказал
немало услуг Тамбовцу.
     7. Белый (кличка), около 25 лет, бандит.
     8. Любек (кличка), около 30 лет, бандит.
     9. Сталлоне (кличка),  около 40 лет,  бандит, специалист по
восточным единоборствам.
     Геологи и  бандиты были нагружены снаряжением.  У всех было
оружие  и  рации.  Специальные,   с   дополнительной   шифрующей
модуляцией, которые было практически бессмысленно прослушивать.
     Остров был почти гол. Деревья отсутствовали напрочь. Только
трава,  да  и той немного.  Порой на десятки метров простиралась
совершенно  безжизненная  поверхность.  Впечатление  усиливалось
тем, что остров имел поразительно ровную поверхность.
     - Да это же графит!  - удивился Аркадий Львович,  подняв  с
земли и очистив небольшой камень, - редкий случай.
     - Так и должно быть!  - сорвалось  у  Николая  Степановича.
Текст "фэнтези" он выучил наизусть. "Корабли привозили на остров
графит, а увозили трупы". Это место он помнил так же хорошо, как
и все остальное.
     - Теперь,  когда мы уже на месте,  может,  нам сформулируют
нашу задачу? - спросил Дмитрий, самый молодой в экспедиции.
     - Да,  конечно,  -  сказал  Николай  Степанович,  -   здесь
закопаны сокровища, - все засмеялись, он тоже, - но современные.
Уран.
     - Обогащенный? - решил подшутить молодой геолог. Ему уже не
впервой было искать урановую смолку.
     - Да,   -   просто   ответил   Никола.   Оба  геолога  были
обескуражены. Даже у бандитов изменилось выражение лица.
     - Здесь что, атомные бомбы закопаны? - спросил один из них,
по кличке Любек,  весьма мускулистый парень. Сейчас он почесывал
дулом автомата свой затылок сзади.
     - Не исключено,  но,  скорее всего,  мы ничего не найдем, -
решил успокоить народ Николай Степанович.  Потом еще приврал:  -
подобные  экспедиции  отправлены  ко   многим   островам.   Кому
достанется первый приз, еще не известно...
     Наконец-то была  извлечена  на  свет  та  самая  карта.   С
данными,  полученными  через спутник.  Где были обозначены точки
аномальной радиоактивности.
     Две точки  аномальной радиоактивности.  Одна - более яркая,
примерно в двадцати километрах отсюда,  в глубине острова. С нее
и  решено  было  начать.  Отправились,  разумеется,  пешком.  За
неимением автомобиля.  Но  что  такое  двадцать  километров  для
привычных к нагрузкам мужчин?  От силы три часа ходьбы. Но уже в
километре  от  искомой  точки   показания   радиометров   начали
нарастать.   Еще  три  сотни  метров  -  и  вместо  миллирентген
обозначились рентгены.
     - В   таких   случаях   работают   в  защитных  костюмах  с
респираторами, - буркнул Аркадий Львович.
     - Все  на  мази,  - ответил  Николай Степанович,  - ребята,
распаковывайте рюкзаки!
     В рюкзаках  Белого  и  Любека  оказались девять экземпляров
защитных костюмов.  Члены экспедиции начали напяливать  на  себя
эти балахоны.  Наконец, кое-как приодевшись, отправились дальше.
Уже можно было не смотреть на карту.  Впереди было углубление  с
полкилометра   в   диаметре.  Без  признаков  растительности.  С
кристально-чистым   озерцом   в   центре.   Показания   приборов
приближались к двадцати рентгенам в час.
     - Здесь когда-то взорвалась термоядерная  бомба,  -  сказал
уверенно Дмитрий.
     - Странно,  - продолжил Аркадий Львович, - уровень радиации
маловат   для   такого   взрыва.   Может,  какая-то  специальная
технология с малым заражением местности.  Хотя,  судя по  всему,
взрыв был давно.  Если это было в середине или конце пятидесятых
годов...  Тогда  никто  специально  не   занимался   разработкой
"чистых" бомб.
     - А я вообще не слышал  об  испытаниях  в  этом  районе,  -
сказал  Дмитрий,  - бомба в пятьдесят мегатонн - это не игрушка,
не иголка какая-нибудь, такое испытание не утаишь.
     - Отставить  дискуссии,  -  сказал  Николай Степанович.  Он
принял решение:  - это не то,  что нам нужно.  Будем обследовать
вторую точку.
     Отойдя примерно с километр от страшной воронки,  народ снял
с  себя костюмы.  Задержался лишь Петр Васильевич.  Он стоял как
вкопанный.
     - Чего это он? Запарился, что ли? - усмехнулся Любек.
     - Подождем,  - произнес приказным тоном Николай Степанович.
Он   знал,  что  означают  состояния  подобного  оцепенения  для
Велущего.
     Наконец, ясновидящий снял шлем. Лицо у него было совершенно
бледным, как мел.
     - Здесь  погибло  множество  людей.  Сгорели живьем.  Очень
давно,  - все это Петр Васильевич произносил негромко,  отдельно
спотыкаясь на каждом слове.
     - Хватит!  - подал голос всегда молчаливый Сталлоне,  -  мы
ушли  от  того места и больше туда не вернемся.  Надо радоваться
жизни. Вот, избавились от душных спецкостюмов.
     - Ненадолго, - буркнул всегда недовольный Аркадий Львович.
     Искомой точки,  судя по карте, достигли уже через два часа.
День  близился к завершению.  А вот радиации обнаружено не было.
Обычный  для  острова  чуть  повышенный  уровень.  Решено   было
остановить поиски и расположиться на ночлег.
     - Юг,  юг,  а прохладно!  - высказался Белый,  ворочаясь  в
спальном мешке.
     - А еще дальше на юг будет Антарктида, - засмеялся Дмитрий,
-  мы ведь на широте чуть ли не средней полосы.  И не лето здесь
сейчас.
     Утром поиски были продолжены. По карте выходило, что где-то
здесь есть точка высокой радиоактивности. А в натуре - ничего не
было.
     - Будем верить карте,  - сказал Никола,  -  накладываем  на
карту мелкую сетку и ходим по ней. Пусть месяц, а найдем!
     Нашли через четыре часа.  В один из моментов приборы  вдруг
резко изменили показания.  Был очерчен квадрат примерно двадцать
на  тридцать  метров.  За  пределами  этого  квадрата  показания
приборов  были близки к фоновым,  внутри - радиация была в сотни
раз выше.
     - Только   одно  объяснение,  -  сказал  Дмитрий,  -  здесь
глубокий бункер, на дне - радиоактивные материалы.
     - А крыши почему-то нет,  - догадался Никола.  И добавил: -
это как раз то,  что мы ищем.  Теперь наша задача найти  вход  в
бункер.  У  вас  там  должно  быть  портативное оборудование для
такого случая.
     Работы по  сканированию  бункера продолжались до вечера,  а
были закончены лишь к  полудню  следующего  дня.  Была  выявлена
явная пустoта на краю квадрата.  Что никого не удивило,  так как
еще вечером Владимир Яковлевич,  вооружившись рамкой,  определил
то же самое место.
     Наконец-то были пущены в ход саперные лопатки.  Работали по
очереди   все.   Даже  начальник,  Никола,  охваченный  азартом,
поминутно включался в работу.  И ему-то как раз и повезло. В том
смысле,  что именно он провалился куда-то вниз, когда неожиданно
рухнул слой земли  под  лопатами.  Провалился  он,  впрочем,  не
глубоко,  а когда встал, его макушка была вровень с землей. Зато
открылся проход, ведущий внутрь радиоактивного прямоугольника.
     - Сталлоне  и  Любек  остаются  наверху,  остальным  надеть
костюмы,  - скомандовал Никола, - спускаемся по одному. Владимир
Яковлевич, ваше мнение? - он указал на проход.
     Маг проделал несколько пассов у входа в подземелье.
     - Ну что?
     - Ничего, - ответил Бойко, - вообще дыра как дыра...
     - Что скажет Петр Васильевич? - обратился к Велущему Никола.
     - Чувства опасности не  возникает,  -  ответил  тот,  потом
сконцентрировался  и  продолжил:  -  никто  не умрет в ближайшие
часы, вообще никаких тревожных картин...
     - Тогда спускаемся,  - скомандовал Никола.  Возможно, он бы
предпочел,  если  бы  его   сейчас   предупредили   о   страшных
опасностях, таящихся там, внизу.
     Первым пошел Вайнштейн,  за ним Бойко,  потом  сам  Николай
Степанович   и   все  остальные.  Сразу  же  появилась  каменная
лестница,  непрерывно меняющая свое направление. Как в некоторых
старых  домах,  когда  лестница  как  бы окружала по кругу лифт.
Проход был высотой метра в два,  сгибаться не приходилось.  Ярко
светили люминесцентные светильники в фонарях. Показания приборов
остановились на уровне пяти рентген в час и не менялись.
     Спуск по лестнице казался почти бесконечным. На сколько они
спустились?  Может,  на полсотни  метров,  а  может,  и  больше.
Наконец,  лестница  окончилась.  Люди  стояли в длинном коридоре
метра в три шириной и метров двадцать длиной. В коридор выходили
двери. Все они были открыты, сорваны с петель.
     - Здесь очень мощная магия - сказал Петр Васильевич.
     - Была,  если  говорить  точнее,  - продолжил Бойко,  - это
остатки уничтоженной магии. Скорее всего, была магическая защита
этих дверей.
     У Николы  все  сжалось  в  груди.  Двери   открыты,   магия
уничтожена... Значит? Значит! Он бросился в ближайшую дверь. Да,
точно. Крушение всех надежд...
     Во всех   комнатах   находились   специально  оборудованные
стеллажи.  Свинцовые дверцы везде были разворочены.  И нигде  не
оставалось ни грамма урана. Зато во многих комнатах были найдены
полурассыпавшиеся  скелеты  и  довольно   много   разных   таких
специфических  приспособлений.  Для взлома дверей,  для разборки
аппаратуры, даже рамки для экстрасенсорного поиска. Все древнее.
     - Кажется,  мне  здесь делать нечего,  - сказал Илья Ильич,
последовавший первым за Николаем Степановичем.
     Постепенно дошло до всех.  Русские,  как всегда,  опоздали.
Здесь побывало уже множество таких,  как они,  и с той же  самой
целью. А им достался шиш!
     Возможно, Николе  надо  было  припомнить   историю   поиска
древнеегипетских гробниц. Девяносто девять процентов из них были
разграблены еще во времена фараонов, современным археологам мало
что досталось. Тутанхамон был счастливым исключением.
               *       *       *
     Никола зашел  в  кабинет  к  Тамбовцу,  ожидая всего,  чего
угодно.  Разумеется,  самой большой глупостью  было  бы  сбежать
тогда.  А сейчас?  Мы ведь все прошли неплохую школу в советское
время.  Штирлиц,  который всегда мог отовраться -  вот  истинный
символ советского человека!
     - Поскольку ты теперь специалист в таких делах,  -  с  ходу
начал  Тамбовец,  -  я  собираюсь  поручить тебе следующее.  Вот
смотри,  этот исполнитель сейчас в моде,  становится  все  более
известным, поп-звезда, так сказать. Узнаешь?
     На фотографиях был тот самый мальчик.  У Николы не возникло
никаких сомнений.
     - А вот это  -  еще  одна  рукопись.  Сплошная  мистика,  -
Тамбовец сделал паузу, - но вот, я подчеркнул здесь, он немножко
проболтался...
     Никола взял  в  руки рукопись.  Она была озаглавлена - "Вот
такой Маугли". Перелистал. Описывались какие-то события прошлого
века в Индии. Но вот и подчеркнутые строки:
     "Сокровища меня не прельщали.  Я сам о многих таких  местах
знаю.  Например,  где  могила  Александра Македонского.  Правда,
чисто визуально, примет никаких особых там нет..."
     - Из  своей  группы исключи геологов и ядерщика.  Остальные
пусть остаются под твоей командой. Понадобятся еще специалисты...
     Вот, значит, как... Тамбовец вошел во вкус!