Данное художественное произведение распространяется в электронной форме
с ведома и согласия владельца авторских прав на некоммерческой основе при
условии сохранения целостности и неизменности текста, включая сохранение
настоящего уведомления. Любое коммерческое использование настоящего текста
без ведома и прямого согласия владельца авторских прав НЕ ДОПУСКАЕТСЯ.
 
   По вопросам коммерческого использования данного произведения
обращайтесь к владельцу авторских прав по следующему адресу:
 
   e-mail:kostt@mail.lv 
   Тел. (в Риге) 7375929 
   © Copyright Андрей Рубертс, Алексей Романов, 1999 
 
 
 
Елизавета КОЖУХОВА 
 
                               ХОЛМ ДЕМОНОВ
 
 
   Автор предупреждает - книга по жанру является
фантастико-приключенческой и содержит элементы детектива и сатиры. Но не
содержит элементов секса и насилия.
 
   Автор предупреждает - что уже работает над продолжением.
 
   Aвтор предупреждает - все имена и названия являются вымышленными и
всякое совпадение случайно.
 
 
 
                               ЧАСТЬ ПЕРВАЯ.
 
 
                           НЕВЕСТА ДЛЯ ВУРДАЛАКА
 
 
 
   По изрытому глубокими ямами пологому склону поднимался коренастый
человек с рюкзаком за спиной. Он то и дело оглядывался, явно не желая быть
увиденным на этом заброшенном тоскливом холме, который одиноко высился
среди бескрайних болот, лишь изредка перемежавшихся небольшими перелесками.
   Вечернее солнце последними косыми лучами золотило мертвую болотную зыбь
и заставляло отбрасывать почти бесконечную тень два мрачных столба,
возвышавшихся на вершине холма.
 
   Но человек с рюкзаком не знал, что он не один в этом забытом богом и
людьми уголке - в одной из каменистых ям, которые, будто оспины, бороздили
склоны холма, укрывался другой человек. Он терпеливо ждал, изредка на миг
выглядывая из своего неверного укрытия.
 
   Человек с рюкзаком присел на булыжник недалеко от подножия столбов и,
прикрывая глаза ладонью, стал наблюдать то за солнцем, торжественно
опускавшемся в болото, то за круглой белесой луной, которая, будто не в
силах дождаться короткой июльской ночи, уже появилась на другом краю
небосвода.
 
   И когда солнце, в последний раз блеснув по поверхности болота, уступило
место долгим летним сумеркам, человек поднялся и, посмотрев на часы,
сказал:
 
   - Все, пора.
 
   В последний раз оглянувшись, он поправил рюкзак и двинулся к столбам.
 
   - Ну, теперь ты от меня не уйдешь! - возбужденно потирая руки,
пробормотал второй человек и легко выскочил из ямы. Однако на вершине
холма уже никого не было - лишь легкий ветерок шелестел в траве,
пробивавшейся между камней, разбросанных там и сям у подножия мрачных
столбов.
 
   - Что за чертовщина! Куда он исчез? - тряхнул второй темно-русыми
кудрями и в недоумении оглянулся по сторонам. Он тщательно осмотрел все
ямы и руины и, убедившись, что там действительно никого нет, неспеша
побрел вниз по склону - туда, где за заболоченным лугом виднелась дорога,
единственное, что напоминало о присутствии современной жизни в этих унылых
местах, осененных каменными следами давно минувших веков.
 
 
 
 
   ГЛАВА ПЕРВАЯ
 
 
   ЗАКОЛДОВАННОЕ ГОРОДИЩЕ
 
 
 
   Стоял теплый летний вечер. Несколько дачников садового кооператива
"Жаворонки" и их гостей, собравшиеся вокруг стола с резными ножками на
веранде скромного деревянного домика известной кислоярской писательницы
Ольги Заплатиной, попивали чаек с бубликами, любовались огромным красным
солнцем, величественно тонувшим в мрачных пучинах окрестных болот, и вели
неспешную беседу.
 
   - Что-то Василий Николаич запропастился, - с некоторой тревогой
заметила хозяйка, украдкой поглядев на часики. - Уж два часа как ушел.
 
   - Все-таки золотой он человек, - откликнулась другая дачница, бакалавр
исторических наук баронесса Хелен фон Ачкасофф. - Ведь это именно Василий
в прошлом году избавил нас от воров, которые шарили по дачам и тащили все,
что плохо лежит.
 
   - Расскажите, пожалуйста, - глубоким басом попросил майор Селезень. Он
сидел в шезлонге и с шумом потягивал чаек прямо из блюдечка.
 
   - Ну, это вам лучше всего расскажет сам Василий Николаевич, - ответила
писательница, привстав со старенького плетеного кресла и положив себе в
блюдечко вишневого варенья из литровой банки. - Могу только сообщить, если
вы, Александр Иваныч, еще не в курсе: тот домик, что вы приобрели, раньше
как раз и принадлежал главному вору. Представьте себе, этот негодяй крал у
своих же соседей!
 
   - Не воруй в собственном доме, - проворчал майор и, вновь принимаясь за
чай, добавил: - А в чужом и подавно.
 
   - А вы не хотите попробовать с черносмородиновыми листьями? -
предложила хозяйка. - И непременно свежими, прямо с куста. - Не дожидаясь
ответа, она кинула в чашку майору несколько листиков, лежащих на
треснувшем голубом блюдце.
 
   - О, вкусно! - оценил Александр Иваныч. - А я и не знал, что так тоже
можно... Надо будет и у себя такой куст на листья посадить.
 
   - А еще они и ягоды дают, - как бы между прочим добавила Заплатина.
 
   - Значит два куста посажу, - серьезно отозвался майор. - Один на
листья, а другой на ягоды.
 
   - А что, Василий Николаич просто прогуляться пошел? - спросила
баронесса фон Ачкасофф. Она сидела, небрежно закинув ногу за ногу, в
деревянном кресле-качалке с отломанной левой ручкой.
 
   - Ну да! - хмыкнула госпожа Заплатина. - Поехал бы сюда Василий
Николаич гулять да чаи распивать! По делу приехал, очередное преступление
расследовать.
 
   - Снова у нас в поселке? - заволновалась баронесса.
 
   - Да нет вроде бы, - не очень уверенно ответила писательница. -
Наденька, вы, конечно же, в курсе дела, поделитесь с нами!
 
   - Да ничего особенного, - не слишком охотно отозвалась еще одна
участница чаепития, московская журналистка Надежда Чаликова. Она сидела в
сторонке на колченогом стуле орехового дерева и почти не принимала участия
в общей беседе. Однако наблюдательная Ольга Ильинична Заплатина заметила,
что Надежда то и дело кидает взгляды на центральную аллею поселка, по
которой должен был вернуться частный детектив Василий Николаевич Дубов.
Это не удивляло - ведь журналистку с сыщиком связывали весьма давние и
близкие отношения...
 
   - А все-таки, Наденька, - попыталась Ольга Ильинична разговорить
гостью, - ведь из-за всяких пустяков он не стал бы покидать Кислоярск, не
так ли?
 
   - Да, конечно, - кивнула Чаликова, - и дело весьма важного свойства.
Вася давно уже гонялся за одним опасным преступником, а тот всякий раз от
него ускользал. И вот он узнал, что этого преступника видели здесь,
неподалеку от "Жаворонков".
 
   - А что за преступник? - заинтересовался майор. - Если это, конечно, не
секрет следствия.
 
   - Некто господин Каширский, - чуть помедлив, ответила Надя. - Более
известный широкой общественности как маг и чародей.
 
   - И что, за это его разыскивают? - удивилась баронесса фон Ачкасофф. -
Ведь вроде бы миновали те непросвещенные времена, когда колдунов
преследовали и даже отправляли на костер!
 
   - Да нет, в розыске он не за колдовство как таковое, а, выражаясь
юридическим языком, за многочисленные уголовно наказуемые и социально
опасные деяния. Например, доподлинно известно, что он оживлял покойников,
превращал их в послушных зомби и их же руками совершал грабежи и убийства.
 
   - Ну, это все бабкины сказки, - небрежно пробасил майор.
 
   - Может, и сказки, Александр Иваныч, - обернулась к нему Чаликова, - но
имеются и вполне реальные, а отнюдь не сказочные жертвы. На его совести
как минимум три загубленные жизни, не считая двух покушений. Между прочим,
одно из них - на самого Василия Дубова.
 
   - И как же он это делал? - заинтересовалась госпожа Заплатина.
 
   - Нет-нет, сам он не убивал, но действовал куда более изощренно -
превратил в послушного зомби одного моего коллегу, журналиста Николая
Рогатина, и заставлял его совершать убийства.
 
   - Погодите, я что-то припоминаю, - перебила баронесса фон Ачкасофф. -
Это не тот Рогатин, что приезжал в Кислоярск в составе делегации
московских журналистов, а на обратном пути погиб в автокатастрофе?
 
   - Он самый, - подтвердила Надя. - Я тоже была в той делегации и
присутствовала при его гибели, которая на самом деле произошла при куда
более драматических обстоятельствах, чем банальная авария. В общем, труп
исчез, а через некоторое время Рогатин, живой и невредимый, появился
сначала в Прилаптийске, а потом и в Кислоярске, и всюду за ним тянулся
шлейф зверских убийств. Вася начал их расследовать и вскоре вышел на
Каширского - именно он стоял за всеми этими преступлениями, а Николай был
лишь его послушным орудием. И хотя нам все же удалось поймать сообщницу
Каширского и нейтрализовать зомби, но сам Каширский тогда каким-то чудом
ускользнул.
 
   - И что же они делали со своими жертвами? - спросил Селезень. - Травили
ядом, топили в речке, били топором по голове? - Майор выловил из чашки
смородиновые листики и небрежно отправил себе в рот.
 
   - Все преступления были исполнены, как говорят криминалисты, одним и
тем же "почерком" - Рогатин заставал жертву врасплох и заталкивал ей в рот
какой-либо предмет, в результате чего та задыхалась. И этим предметом
могло быть все, что угодно - от пивной банки до будильника. Я даже сама
стала невольным свидетелем одного такого убийства, вернее, не самого
убийства, а его результатов. Это было ужасное зрелище!
 
   - Расскажите, пожалуйста! - принялись упрашивать журналистку ее
собеседники.
 
   - Ну ладно, - согласилась Надя, - хотя об этом даже когда вспоминаешь -
мороз по коже. Я должна была по просьбе Василия Николаевича встретиться с
одним кислоярским бизнесменом, не будем называть его имя. Вася как раз
тогда расследовал это самое дело и надеялся через бизнесмена выйти на
сообщников Каширского. Бизнесмен назначил мне встречу на восемь утра в
своем офисе. Я пришла точно в восемь, постучалась к нему в кабинет, никто
не отозвался, тогда я толкнула дверь и... В общем, бизнесмен лежал прямо
на полу рядом с рабочим столом, а изо рта торчал мобильный телефон. И еще,
помню, как раз в тот момент, как я вошла, он страшно заверещал!
 
   - Кто, бизнесмен? - не понял майор.
 
   - Да нет, мобильник. А бизнесмену теперь никогда уже не суждено ни
верещать, ни говорить, ни заниматься своим бизнесом. И не ему одному.
Среди жертв мог оказаться и Дубов, но он догадывался о покушении и
подложил им вместо себя манекен, которому и засунули в рот будильник... И
вот сегодня ему поступил сигнал, что злодея Каширского видели в районе
Жаворонков!
 
   - И где же? - забеспокоилась Ольга Ильинична. - Надеюсь, не в самом
поселке?
 
   - Да нет, Василию позвонили по телефону, и неизвестный мужской голос
сказал, что Каширский скрывается на каком-то городище. Он сначала не
поверил, подумал, что его разыгрывают, но потом решил все же съездить -
как говорится, для очистки совести.
 
   - На каком городище? Уж не на Гороховом ли? - с заметным волнением
спросила баронесса фон Ачкасофф. Надя кивнула. - Тогда, боюсь, это была
самая настоящая ловушка.
 
   - Почему вы так считаете? - затревожилась и Чаликова.
 
   - Потому что это нехорошее место, - понизила голос баронесса.
 
   - В каком смысле? - заинтересовалась Заплатина. Баронесса поудобнее
устроилась на табуретке:
 
   - История Горохового городища восходит к давним векам, когда там
находилась столица одного небольшого, хотя и весьма влиятельного
княжества. Первые археологи, копавшие холм, так и не смогли установить
имени князя, основавшего крепость, и кто-то в шутку назвал его царем
Горохом. Ну и шутка прижилась. Но как бы там ни было, место это в
историко-археологическом отношении просто уникальнейшее. И вот однажды я
так увлеклась раскопками в бывших княжеских палатах, что не заметила, как
стемнело. А дело было летом, погода стояла совсем как сейчас - вот я и
решила там заночевать... - Баронесса неспеша подлила себе чаю.
 
   - И что же? - с нетерпением вопросила Заплатина.
 
   - Да нет, вурдалаки из-под земли не вылазили и ведьмы на помеле не
летали, но всю ночь раздавались какие-то странные вздохи, порой земля
начинала светиться и чуть подрагивать, и всякое прочее в том же духе. А
потом я побывала в Заболотье, это такая деревушка отсюда поблизости, если
кто не в курсе, и поговорила с местными старожилами. Оказалось, что
Горохово городище давно считается "нечистым". По народным поверьям, туда
по ночам слетается вся окрестная нечисть и правит бал. А когда я говорила,
что ночевала на городище, то на меня вообще смотрели как на выходца с того
света.
 
   - Бабкины сказки, - вновь брякнул майор Селезень.
 
   - Между прочим, - еще более понизила голос баронесса, - известны
случаи, когда люди уходили на Горохово городище и бесследно исчезали.
 
   - И что, у вас есть конкретные данные? - недоверчиво спросила
писательница.
 
   - Да, например, у одной местной жительницы там исчез отец - давно, еще
до семнадцатого года. На холм поднялся, а назад не вернулся. И никаких
следов.
 
   - Ну, мало ли народу бесследно пропадает, - возразил майор. - Вот,
помню, в восемьдесят пятом году, в Афганистане...
 
   - Известен и сравнительно недавний случай, - перебила баронесса. -
Когда я узнала о странных вещах, происходящих на Гороховом городище, то
связалась с ныне покойным профессором Кунгурцевым из тогда еще
Ленинградского университета - он лет двадцать назад, или чуть больше, вел
тут раскопки вместе с группой студентов. И вот, по ночам они наблюдали
точь-в-точь то же самое, что и я. А один из его студентов, по имени Толя
Веревкин, которому профессор поручил сделать замеры каменных столбов,
вдруг исчез.
 
   - Тоже бесследно? - ахнула Чаликова.
 
   - Нет, через неделю нашелся. По его собственным словам, заблудился на
болоте. Но профессор Кунгурцев заметил, что после этого происшествия
Веревкин очень изменился - стал каким-то задумчивым, рассеянным...
 
   - А вы не пробовали отыскать самого Толю Веревкина? - спросила
Заплатина.
 
   - Ну разумеется, пробовала, - погрустнела баронесса, - Но оказалось,
что вскоре после экспедиции он утонул в Финском заливе.
 
   - Какой ужас! - всплеснула руками Ольга Ильинична.
 
   - Да-да, одежда осталась на берегу, а тела так и не нашли. Конечно,
майор сейчас скажет: "Мало ли народу тонет", но я уверена, что это не
просто совпадение! И поэтому так беспокоюсь за нашего Василия Николаича -
солнце уже скрылось, а его нет как нет.
 
   - Как-то нехорошо все сходится, - чуть поежилась Чаликова. - С одной
стороны, злой чародей Каширский, с другой - заколдованное место... Как бы
и впрямь чего не стряслось!
 
   - Да ничего с вашим Василием не стрясется, - майор поудобнее устроился
на шезлонге. - Подождем еще с полчасика, да и сходим за ним. Мне уж и
самому стало интересно, что там за чертовщина такая.
 
   - Слава богу, вернулся! - воскликнула Чаликова. Действительно, в
сгущающихся сумерках по аллее к домику Ольги Ильиничны приближался ни кто
иной как знаменитый Кислоярский сыщик Василий Дубов.
 
   - Ну как, поймали вашего бандита? - напрямик спросил его майор Селезень.
 
   - Увы, - развел руками Дубов, - произошло что-то странное и
необъяснимое.
   На склоне городища, недалеко от столбов, я обнаружил шалаш, он был
пустой, хотя ясно, что кто-то там обитает. Я залег поблизости, и вскоре
действительно появился мой подопечный.
 
   - Каширский, - пояснила Надежда. - Я уже рассказала нашим друзьям, за
кем вы охотитесь.
 
   - Ну, в этом нет никакой тайны, - рассеянно кивнул детектив,
присаживаясь на низенькую скрипучую табуретку. - В общем, Каширский забрал
из шалаша кое-какие пожитки и двинулся на самый верх городища. Я стал за
ним следить из своего укрытия, а потом тихонько пошел следом... - Василий
замолк и налил себе чаю.
 
   - Ну и что же дальше? - нетерпеливо спросила баронесса. Кажется, она
уже догадывалась, к чему клонит Василий.
 
   - А дальше он подошел к двум каменным столбам на вершине городища. Ну,
вы их знаете...
 
   - Да, эти столбы предположительно были идолами, на которых молились
наши далекие предки, - дала справку баронесса фон Ачкасофф. - Я даже не
исключаю, что они сродни изваяниям на острове Пасхи.
 
   - Ну так вот, - продолжал Дубов, - едва зашло солнце, господин
Каширский прошел между столбами - и исчез. Я подбежал поближе - и ни
слуху, ни духу.
   Был человек, и нет человека!
 
   - А вы не пытались пройти следом за ним? - с волнением спросила
баронесса.
 
   - Нет, знаете, не решился. Если тут какое-то колдовство, то я - пас.
 
   - Слава богу! - облегченно воскликнула бакалавр исторических наук. -
Иначе... иначе я просто не знаю, что с вами сталось бы.
 
   - Все это ерунда! - решительно заявил Селезень. - Все эти маги,
колдуны, ведьмы и заколдованные места. Реальность такова - опасный
преступник на свободе. И потому вношу предложение сесть на мой "Джип" и
отправиться на это чертово городище. Возражения есть? Возражений нет. -
Майор резко вскочил с шезлонга. - Тогда я пошел за машиной. Кто со мной?
 
   - Я поеду, - тут же вызвался Дубов. - Надо же, в конце концов,
выяснить, в чем тут дело.
 
   - Тогда и я с вами, - голосом, не допускающим возражений, заявила Надя
Чаликова.
 
   - Видимо, придется поехать и мне, - не очень охотно предложила
баронесса фон Ачкасофф. - Ведь из всех нас я одна знаю Гороховое городище
как свои пять пальцев.
 
   - А как вы, Ольга Ильинична, насчет увеселительной поездки к ведьмам,
чертям, упырям и привидениям? - галантно обратился к писательнице майор
Селезень.
 
   - Ах нет, это не мой жанр, - уклонилась от заманчивого предложения
госпожа Заплатина. - Но я буду вас ждать. Самоварчик разогрею...
 
 
   ***
 
 
   Горохово городище, куда медленно, но неотвратимо направлялся "Джип"
майора Селезня, располагалось неподалеку от "Жаворонков", через шоссе, и
представляло собою пологий лысый холм с многочисленными следами
археологических раскопок - немалая их часть принадлежала госпоже фон
Ачкасофф. На вершине холма в рассеянном свете огромной круглой луны
явственно виднелись два столба, возле которых, по словам Василия Дубова,
"испарился" маг и чародей Каширский.
 
   - Ах, да нынче же полнолуние! - вдруг воскликнула баронесса. - А именно
в такие ночи, по местным поверьям, здесь пуще всего орудует нечистая сила!
 
   - Бабкины сказки! - вновь заявил майор Селезень, уверенно проводя
машину между ямами и камнями вверх по склону. Но на сей раз его заявление
уже не звучало столь безапелляционно.
 
   Прямо перед столбами Селезень притормозил "Джип":
 
   - Так, проход широкий. Ну что, поехали?
 
   - Поехали! - отчаянно махнул рукой Василий, и майор решительно нажал на
газ. Баронесса украдкой перекрестилась.
 
 
   ***
 
 
   Ничего не изменилось. Только ветерок вдруг угомонился и стало тихо-тихо.
   Смолкли и птицы.
 
   - Ну что, никуда мы не пропали, - нарушил тишину майор Селезень. - Я же
говорил - бабкины сказки!
 
   - Чует мое сердце, что-то тут не так, - прошептала Чаликова. - Давайте
лучше возвратимся, пока не поздно.
 
   - А и вправду, Наденька, возвращайтесь, - подхватил Дубов. - Не женское
это дело - преступников ловить. Вдруг он где-то затаился и готовится
превратить нас в каких-нибудь жаб!
 
   - Селезень жабе не товарищ, - ухмыльнулся бравый майор. - Так куда, вы
говорите, сбежал ваш злодей Каширский?
 
   - Да никуда он не сбежал, - пробурчал Дубов, - просто исчез, будто
испарился.
 
   - Ясно, на то он маг и чародей, - резюмировал Селезень. - Или, вернее,
фокусник и шарлатан. Но мы-то с вами нормальные люди и никуда испаряться
не станем. - С этими словами майор начал осторожно спускать "Джип" вниз по
склону. - Госпожа баронесса, что у нас там дальше за холмом?
 
   - Болото, - кратко ответила баронесса.
 
   - Нет, пожалуй, по болоту моя колымага не проедет, - прикинул Селезень,
- да еще и ночью. Так что обогнем городище и вернемся на шоссе.
 
   - И все-таки, хоть убейте, что-то тут не так, - прислушавшись к
обволакивающей тишине, сказала Чаликова. - Александр Иваныч, давайте все
же возвратимся и проедем назад между этими столбами. Пока не поздно.
 
   - Тут не развернуться, - бросил майор, - иначе можно навернуться.
   Ха-ха-ха! - Раскатистый гогот Александра Иваныча так неестественно
прозвучал в мертвой тишине, что баронесса фон Ачкасофф даже вздрогнула и
еще раз перекрестилась.
 
   - Пока майор не грянет, баронесса не перекрестится, - пошутил Дубов,
чтобы хоть как-то разрядить обстановку. А Селезень тем временем уверенно
правил "Джип" туда, где должно было проходить Кислоярско-Прилаптийское
шоссе, к которому, в свою очередь, примыкала дорога на "Жаворонки".
 
   Однако вместо колдобистого, но все же когда-то заасфальтированного
шоссе они попали на узкую проселочную дорожку, по которой майорский "Джип"
мог бы проехать с трудом, а уж две машины не разъехались бы ни коим
образом. К дороге почти вплотную приступал дремучий лес, казавшийся особо
зловещим в мерцающем свете фар.
 
   - Баронесса, из нас вы лучше всех знаете здешние места, - сказал
Василий.
   - Что это за проселок?
 
   - Да нет, в районе городища ничего подобного не было, - ответила
баронесса фон Ачкасофф. Она, кажется, была удивлена более других. - И
такого густого леса здесь нигде нет.
 
   - Тогда проведем рекогносцировку местности. - Покопавшись под сидением,
майор извлек армейский компас и автомобильный атлас. - Значится, так. Там
у нас север, там запад, там восток... По всем приметам, это и должно быть
наше шоссе. Там - Кислоярск, а там - Прилаптийск. Но поскольку это не
шоссе, то предлагаю двигаться по данной дороге, пока во что-то не упремся.
Возражения есть? - И, не дожидаясь возражений, Селезень осторожно двинул
"Джип", судя по атласу и компасу, в направлении Прилаптийска.
 
   Однако дорога с каждым шагом становилась все уже и извилистее и тем
самым - все непроходимее даже для майорского "Джипа", который, как это
частенько случается в самый неподходящий момент, начал чавкать, фыркать, а
потом и вовсе встал, как вкопанный. Посовещавшись, путники решили оставить
автомобиль на дороге, а сами пешком отправиться назад.
 
   - Дорогу хорошенько запомним, а утром сюда вернемся и попытаемся его
починить, - предложил Дубов. А Чаликова вполголоса продекламировала:
 
 
   - Бесконечны, безобразны, 
   В мутной месяца игре 
   Закружились бесы разны, 
   Будто листья в ноябре...
 
   Сколько их! куда их гонят?
 
   Что так жалобно поют?
 
   Домового ли хоронят, 
   Ведьму ль замуж выдают?
 
 
   - Похоже, что действительно бес попутал, - констатировал Селезень. - В
лице мерзавца Каширского. Ну погоди, фокусник чертов, лучше мне на глаза
не попадайся!
 
   - А вы говорили - бабкины сказки, - не удержалась баронесса.
 
   - И теперь то же говорю, - заявил майор. - Все это, - он окинул дорогу
и лес, - результат его поганого гипноза. Но ничего, со мной этот номер не
пройдет!
 
   Вскоре путники вернулись на то место, откуда проглядывался холм
Горохового городища. Столбы на вершине ясно виднелись в свете полной луны.
 
   - Может, все-таки поднимемся? - вновь предложила Надя.
 
   - Умный в гору не пойдет, - пробасил Селезень. - Да ведь мы
договорились никуда не сворачивать, а то плакал мой "Джипик". А он мне
дорог как память.
 
   Похоже, на сей раз направление было взято более верное - дорога не
становилась ни уже, ни запущеннее. Правда, шире она тоже не становилась. И
вдруг на обочине показалась какая-то ветхая избушка наподобие сруба.
 
   - Точно такую же я видела в Новгородском этнографическом музее, -
заметила баронесса. - Тринадцатый или четырнадцатый век.
 
   - Может, постучимся? - неуверенно предложила Чаликова.
 
   - Не стоит людей будить, - возразил майор. - Сами разберемся.
 
   - Каких еще людей? - сладко зевнул Василий. - Ведь все это - результат
гипноза! Или вы, Александр Иваныч, больше так не считаете?
 
   - А, какая разница, - буркнул майор и прибавил шагу, так что остальные
едва за ним поспевали.
 
   - Ничего, скоро взойдет солнце и наваждение исчезнет, - промолвила
Чаликова. Но в ее голосе совсем не чувствовалось уверенности...
 
 
   ***
 
 
   Короткая летняя ночь закончилась, но наваждение не исчезло: по-прежнему
перед путниками лежала пустынная дорога, по обеим сторонам которой чернел
дремучий лес, однако, в отличие от городища и его окрестностей, воздух уже
не был наполнен гулкой тишиной - из леса доносился птичий свист, изредка
перебиваемый тоскливыми завываниями.
 
   - Как бы нам не достаться волкам на завтрак, - вздохнул Дубов.
 
   - Волков бояться - преступников не ловить, - выдал афоризм майор
Селезень. - И вообще, друзья мои, давайте определимся: где мы, что мы и
куда мы. - С этими словами майор извлек из кармана кожаной куртки компас и
произвел какие-то одному ему ведомые замеры. - Позвольте вас поздравить:
мы движемся если не по Прилаптийско-Кислоярскому шоссе, то по дороге,
строго параллельной оному. Наверное, тут существует какая-то старая
дорога, которую забросили, когда провели шоссе?
 
   Слово взяла баронесса:
 
   - Дорога, ведущая в Прилаптийск через Кислоярск, или так называемый
Северный тракт, возник в первой половине восемнадцатого века и довольно
долго, более двух столетий, оставался в почти неизменном виде. Когда
проводили шоссе, то, конечно, некоторые места спрямили, но в районе
Кислоярска новая дорога почти полностью совпадает со старой. Так что это
не то, что вы предполагаете.
 
   - Тогда что же? - задался риторическим вопросом майор Селезень. - Судя
по всему, нам до Кислоярска осталось шагать не более трех-четырех
километров, и до сих пор никаких признаков разумной жизни, если не считать
той новгородской избушки. Какие будут предложения?
 
   - Вернуться назад, починить "Джип", подняться на городище и проехать
между столбов, - вновь повторила свое предложение Чаликова. - Только так
мы имеем шанс вырваться из этой загадочной виртуальной реальности.
 
   - Это всегда успеется, - возразила баронесса, поплотнее запахнув
фуфайку, одолженную у писательницы Заплатиной. - А лично мне интересно,
что мы тут еще увидим!
 
   - Мне, признаться, тоже, - поддержал Дубов. - Если майор прав и все это
сотворено магией господина Каширского, то каковы же тогда истинные
масштабы его способностей! И страшно подумать, что может случиться, если
его вовремя не остановить. Нет, я должен выяснить все до конца. Но вы,
Наденька, конечно же, возвращайтесь, я не вправе рисковать вашей жизнью!
 
   - Вы же знаете, Вася, что я вас не оставлю, - понизив голос, ответила
Чаликова.
 
   - Спасибо, Надя, - растроганно вздохнул Василий.
 
   Вдруг майор Селезень, который во все время пути внимательно поглядывал
по сторонам, громогласно сообщил:
 
   - Вижу человека!
 
   И действительно - приглядевшись, его спутники увидели приземистую
фигуру, медленно бредущую им навстречу. По мере взаимного приближения
оказалось, что это пожилой седобородый мужичок в лаптях и
латаной-перелатаной одежке.
 
   - Здоров, мил человек! - стараясь сдерживать могучий голос,
поприветствовал мужичка майор Селезень.
 
   - Здоровы, добрые люди, - ответствовал мужичок, с откровенным
любопытством оглядывая незнакомцев. - Куда путь-дорожку держите?
 
   - Скажите, дедушка, далеко ли до Кислоярска? - спросила Чаликова.
 
   - Это докудова? - задумался старичок. - А, до Царь-Города! Сразу
видать, что вы не тутошние. Это раньше, уж давно тому, он прозывался
Кислоярской Слободой, а нынче - Царь-Город. Да недалече, версты две будет.
Ну, счастливого пути, люди добрые. - И мужичок поплелся дальше.
 
   - Постойте, - окликнул его Селезень. - А вы куда направляетесь - уж не
на Горохово ли городище?
 
   - Куды-куды? - обернулся старичок.
 
   - Ну, на пригорок с двумя столбами, - уточнила баронесса.
 
   - Свят-свят-свят! - с нескрываемым ужасом пробормотал прохожий и чуть
не бегом засеменил прочь. А наши путники принялись на ходу анализировать
свежую информацию.
 
   - Такое впечатление, что мы перенеслись на несколько веков назад, -
высказался Дубов. - А каково ваше мнение, госпожа историк?
 
   - Кислоярск упоминается в летописях с двенадцатого века, - с
готовностью выдала справку баронесса, - и действительно, тогда он
назывался Кислоярской Слободой. Но в середине семнадцатого века, получив
статус города, стал именоваться Кислоярском. А названия Царь-Город,
насколько известно, он никогда не носил.
 
   - Я поняла! - воскликнула Надя. - Мы попали не в прошлое, а в будущее!
 
   - Какое же это будущее? - подивился Селезень. - Будущее - это
космические ракеты, суперкомпьютеры, ну там, уж не знаю, всякие
бластеры-шмастеры...
 
   - Совершенно верно, - не стала спорить Чаликова. - Может быть, где-то
все это и есть, и даже многое другое, чего господа фантасты и вообразить
не могли. А Кислоярская республика, объявившая себя суверенной от всего и
вся, в конце концов окончательно изолировалась от внешнего мира и пошла по
пути регресса: дороги заросли бурьяном, народ поистрепался, кругом темнота
и дикие суеверия... Вспомните, как этот бедный человек задрожал, когда мы
упомянули о Гороховом городище!
 
   - Ясно одно,- подытожил Дубов, - куда бы мы ни попали - в прошлое, в
будущее, в гипноз Каширского, в виртуальную реальность, в реальную
виртуальность - мы должны вести себя предельно осторожно и ни в коем
случае не "высовываться".
 
   С этим предложением никто спорить не стал.
 
 
   ***
 
 
   Вскоре лес расступился, и путникам все чаще начали попадаться огородики
с торчащими там и сям бревенчатыми избенками, да бедные люди, которые при
виде подозрительных незнакомцев спешили поскорее спрятаться. Собаки же,
напротив, выбегали на дорогу и брехали во всю глотку, так что майору
пришлось даже пару раз их зычно шугануть. Тихий вход в город становился
все более проблематичным.
 
   Наконец, за очередным поворотом показался Царь-Город, вернее - высокая
белокаменная стена с башнями, охватывающая его по неправильной замкнутой
кривой.
 
   - Фрагменты этой стены и некоторых башен сохранились и поныне, - не
удержалась от исторической справки госпожа Хелена. - Стена была разрушена
в середине шестнадцатого века при междоусобных военных действиях, а в
дальнейшем почти не восстанавливалась, так как утратила фортификационное
значение.
 
   - Значит, мы попали в Кислоярск до шестнадцатого века? - уточнил
Василий.
 
   - Выходит, что так, - не очень уверенно подтвердила баронесса. А
Чаликова с сомнением покачала головой.
 
   - Ну и как мы туда пройдем? - задался практическим вопросом майор
Селезень. - Фортификационные методы явно отпадают...
 
   - Может, вернемся? - в очередной раз предложила Надя.
 
   - Ни за что! - возмутилась баронесса. - Ведь это живая история! И
неужели вас, дорогая госпожа Чаликова, не прельщает возможность написать
сенсационную статью о путешествии во времени? Да будь я журналисткой, я бы
на вашем месте... - Баронесса не договорила, но мысль была ясна и так.
 
   - Да я ничего, - смутилась Надя. - Просто нас тут встречают, кажется,
не слишком ласково...
 
   Последнее замечание относилось к дюжим охранникам в красных кафтанах и
черных шапках, которые стояли в узких воротах, грозно скрестив длинные
навостренные секиры.
 
   - Кто такие? - грубо спросил один из них, едва путники поравнялись с
воротами. Дубов уже собрался было пустить в ход весь свой дипломатический
талант, Чаликова - женское обаяние, а баронесса - архаические обороты
речи, но майор Селезень все испортил:
 
   - Что, служивые, майора Селезня не узнаете, мать вашу растак да
разэдак?!
   Да я вас, тра-та-та и та-ра-рам...
 
   - Все ясно, это те самые, - спокойно сказал второй стражник, выслушав
содержательную речь Александра Иваныча.
 
   - Что значит "те самые"? - возмутился Василий, но тут из-за ворот
появились еще несколько стрельцов в таких же черных шапках и грубо
потащили наших путешественников в затхлый мрачный подвал прямо под
крепостной стеной.
 
   - Сидите тут и не шумите, - таковы были последние слова, которые они
услышали перед тем как тяжелая дверь с лязгом захлопнулась.
 
   - Ну что, майор, допрыгались? - с упреком сказала Надя, пытаясь
поудобнее устроиться на куче полусгнившей соломы.
 
   - А я что? А я ничего, - смущенно оправдывался Селезень. - Надо же было
показать им, кто мы такие!
 
   - Ну и кто же мы теперь такие? - усталым голосом переспросила Чаликова.
- Мы пришли сюда с самыми благими намерениями, вернее сказать, вообще безо
всяких намерений, а теперь они по вашей милости будут считать нас всех
грубиянами и матерщинниками!
 
   - Ну, разве это матерщина! - ласково пробасил майор. - Вот, помню,
однажды я так выразился на маневрах - аж сам от стыда покраснел!..
 
   Пока журналистка и майор лениво препирались, историк и детектив времени
зря не теряли. Дубов, приняв позу роденовского Мыслителя, предался своему
излюбленному дедуктивному методу, а госпожа Хелена в тусклом свете, с
трудом просачивавшемся сквозь зарешеченное окошко под закопченным
потолком, изучала каменную кладку и поминутно приходила в археологический
восторг:
 
   - Подумать только, как много из исторических фактов до нас просто не
дошло!
   Я, например, только сейчас впервые узнала, что подвалы под крепостными
стенами использовались под тюрьму.
 
   - Используются, дорогая баронесса, - поправил Дубов, оторвавшись от
своих мыслей.
 
   - Ну да, используются, - согласилась баронесса. - Но это если говорить
в настоящем времени о той эпохе, куда мы перенеслись.
 
   - Вот это меня и смущает, - озабоченно сказал Василий. - Ну ладно,
допустим, что мы перенеслись, или злодей Каширский нас перенес во времени,
но не раньше середины шестнадцатого века, когда стена города была
разрушена во время неких междоусобиц... Кстати, с кем Кислоярск воевал?
 
   - История там очень запутанная, и точно сказать, с кем кто воевал,
довольно сложно - все время возникали разные временные союзы, и одни и те
же княжества то враждовали друг с другом, то объединялись против еще
кого-то.
   Кстати, судя по историческим свидетельствам, немалую роль во всей этой
междоусобице играло княжество, чья столица располагалась на нынешнем
Гороховом городище, - выдала ценную информацию баронесса.
 
   - Да, но почему тогда на городище нет никаких следов жизни, даже более
того - заброшенное место, внушающее мистический страх местным жителям? -
задался новым вопросом Василий. - Остается предположить, что там время
движется в другом направлении, чем здесь... Нет-нет, не будем вдаваться в
дебри научной фантастики, лучше подумаем, что нам делать. Меня, например,
весьма озадачила фраза одного из стражников: "Все ясно, это те самые".
   Выходит, нас уже ждали?
 
   - Ну, это как раз понятно, - заметил майор Селезень. Он и Чаликова
давно прекратили бесплодные пререкательства и внимательно прислушивались к
разговору Дубова с баронессой. - Ясно, что им уже донесли - к городу
движется четверка подозрительных личностей. Разведка - первое дело,
особенно во время военной нестабильности!
 
   - А может, Каширский? - неуверенно предположила Надя. - Вдруг он узнал
о нашем появлении и решил избавиться от нас чужими руками?
 
   - Не думаю, - покачал головой Василий. - С его-то способностями он мог
разделаться с нами, что называется, "не отходя от кассы". И вообще,
сдается мне, что кто-то нас пытается использовать в своей большой игре в
роли пешек.
   Причем не проходных, а скорее разменных. И что этот "гроссмейстер" -
явно не Каширский.
 
   - A кто же? - вздохнула Надя. Но в этот момент дверь распахнулась и в
темницу вошел статный человек лет сорока или чуть старше. Судя по высокой
меховой шапке и кафтану, отделанному соболем, он принадлежал к более
влиятельным кругам кислоярского (или, точнее, царь-городского) общества,
чем ранее встреченные крестьяне или черношапочные стрельцы.
 
   Чувствуя, что майор уже готовится выдать очередной неподцензурный
афоризм, Василий перехватил инициативу:
 
   - Уважаемый господин, мы хотели бы получить юридические обоснования
нашего содержания под стражей.
 
   Господин расстегнул кафтан и снял с головы шапку, обнажив густую копну
ярко-рыжих волос:
 
   - Уф, жарко... Но приходится носить - как-никак, подарок с царского
плеча.
   Я ведь, собственно, пришел извиниться перед вами за действия наших
ретивых охранников. И чтобы сколько-то загладить нашу общую вину,
милостиво приглашаю поселиться у меня в тереме. Уверяю, вам там будет и
удобно, и просторно.
 
   - Лучше в тереме, чем в тюрьме, - брякнул майор. Он был, в сущности,
добрый человек и не умел долго сердиться.
 
   - Простите, с кем имеем честь? - поинтересовалась баронесса.
 
   - Ах, ну что вы, я всего лишь покорнейший слуга нашего
всемилостивейшего царя Дормидонта Петровича, - с хитроватой улыбкой
ответил нежданный избавитель. - Зовите меня просто Рыжим. Так меня все
кличут, и сам Государь тоже.
 
   Уловив немой вопрос Дубова, госпожа Хелена прошептала:
 
   - В Кислоярске правили князья, а не цари, и между ними никакого
Дормидонта не было... По крайней мере, в сохранившихся летописях таковой
ни разу не упоминается.
 
   Детектив рассеянно кивнул и следом за Рыжим и своими спутниками покинул
сырую темницу.
 
 
 
 
   ГЛАВА ВТОРАЯ
 
 
   ЗАГАДОЧНОЕ УБИЙСТВО
 
 
   Запряженная парой гнедых, темная карета медленно тянулась по грязной
немощеной улице, а ее пассажиры сбивчиво рассказывали своему избавителю о
том, как они попали в Царь-Город. Внимательно их выслушав, Рыжий ответил:
 
   - Что ж, все ясно - к нам вы попали через Холм Демонов. Там
действительно происходит... хотел сказать - такое, но точнее было бы
сказать - даже и не такое. Знаете, на свете есть многое, что и не снилось
ни нашим царь-городским мудрецам, ни их зарубежным коллегам, но у нас ведь
как? Если что нельзя объяснить - значит, чертовщина и колдовство. Поэтому
я попросил бы вас никому здесь больше не говорить обо всем, что вы мне
сейчас рассказали. Давайте-ка... - Рыжий на минутку задумался. - Давайте
представим вас заморскими гостями - это будет более натурально. Поживите
пока у меня в тереме, а я устрою так, чтобы вам было оказано всяческое
содействие.
 
   - Скажите, господин Рыжий, - несмело обратилась баронесса, - а смогу ли
я поработать в ваших, ну, как они у вас называются, в общем, в
исторических архивах?
 
   - Да сколько угодно! - радостно откликнулся Рыжий. - Я сам лично
представлю вас нашему придворному летописцу, и он вам все покажет и
расскажет.
 
   - У меня к вам тоже будет просьба, - сказал майор Селезень. - Мы
приехали на "Джипе", ну, это такая телега, только с мотором, но она
малость испортилась, и нам пришлось ее оставить прямо на дороге недалеко
от городища. Надо бы ее, того самого...
 
   - Сделаем, - перебил Рыжий. - Насчет исправить - не обещаю, но в город
привезем обязательно.
 
   Тем временем экипаж остановился возле скромного, но добротного
двухэтажного терема, и Рыжий галантно помог дамам выйти из кареты:
 
   - Вот и ваше пристанище. Слуги укажут вам горницы, а я должен ехать на
доклад к Государю. Пока отдыхайте, дорогие гости, а за обедом встретимся и
побеседуем поосновательнее.
 
 
   ***
 
 
   Немного оклемавшись после ночных и утренних злоключений, гости
собрались в небольшой уютной комнате, отведенной майору Селезню, чтобы
обсудить создавшуюся обстановку и план дальнейших действий.
 
   - По-моему, Рыжий - неплохой человек, - заметила Чаликова, - и он
искренне хочет нам помочь.
 
   - А у меня такое впечатление, будто я его когда-то где-то видела, -
задумчиво пробормотала баронесса фон Ачкасофф.
 
   - Ну, это как раз не удивительно, - откликнулся Дубов. - Рыжеволосые
люди вообще все чем-то похожи друг на друга. А вот его голос... Где-то как
будто я его слышал, и совсем недавно! Нет, никак не вспомню.
 
   - А мне он доверия не внушает! - рубанул Селезень. - И с чего бы это
ради он поселил нас у себя в доме? Подозрительно.
 
   - Лично мне здесь нравится больше, чем в подвале, - возразил Дубов. -
Внушает ли нам доверие Рыжий, или не внушает, в нашем теперешнем положении
не имеет ровным счетом никакого значения. Давайте действовать по
обстоятельствам. Вы, уважаемая баронесса, когда попадете в архив,
поинтересуйтесь не только вашими любимыми доисторическими черепками, но и
событиями более недавней истории - например, когда и при каких
обстоятельствах подле царя появился наш благодетель Рыжий. Вы, Наденька,
если будете беседовать со здешними жителями, то постарайтесь их вызвать на
откровенность - ну, вы знаете все эти журналистские хитрости - и тоже
узнайте побольше о Рыжем. Сдается мне, что он весьма важная фигура при
дворе Дормидонта Петровича... А каковы ваши планы, майор?
 
   - Я человек военный, - отчеканил Селезень. - Буду знакомиться с
вооруженными силами. - И, подумав, добавил: - Если получу допуск.
 
   - Очень хорошо, - одобрил Дубов, - но заодно попытайтесь
провентилировать и вопрос о настроениях в войсках.
 
   - Будет сделано, товарищ генерал! - щелкнул каблуками Селезень.
 
   - А сами вы чем займетесь, Васенька? - спросила Чаликова.
 
   - А я буду думать и наблюдать, наблюдать и анализировать, - с важностью
ответил детектив. - Не забывайте, что мы еще должны выйти на след
господина Каширского!
 
 
   ***
 
 
   За обедом Рыжий хлебосольно потчевал дорогих гостей стерляжьей ухой,
жареными рябчиками и прочими царь-городскими деликатесами, попутно
удовлетворяя их любопытство. Дубов отметил и ту откровенность, с которой
Рыжий отвечал на все вопросы - качество, не очень-то свойственное
Кислоярским государственным мужам той эпохи, из которой они прибыли.
 
   - Мы, конечно, очень благодарны вам за оказанное гостеприимство, -
говорила Чаликова, - но хотели бы знать, когда сможем вернуться домой.
 
   Рыжий достал из-за пазухи какую-то бумажку:
 
   - Я тут проконсультировался с нашими господами метафизиками и выяснил,
что "пропускной способностью" Холм Демонов, или, по-вашему, Горохово
городище, обладает только в полнолуние, причем не всю неделю, или сколько
оно там длится, а всего лишь три ночи наибольшей фазы. А так как прошедшая
ночь была последней, то вам придется у нас погостить около месяца - до
следующего полнолуния.
 
   - Как же так! - опечалилась Надя. - Ведь нас будут искать, мы же никого
не предупредили...
 
   - Да уж, - пробасил майор Селезень, - теперь наша уважаемая
писательница Ольга Ильинична точно решит, что нас нечистая сила в болото
уволокла.
 
   - Ничего, тем радостнее будет, когда мы вернемся, - беспечно махнула
рукой баронесса. - Зато какую научную работу я проделаю тут за месяц!
 
   - Раз уж я здесь оказался, то должен довести до конца дело с Каширским,
- заметил Дубов.
 
   - Кстати, насчет Каширского, - подхватил Рыжий. - Да вы угощайтесь,
господа, ушица у нас тут - первый сорт. Судя по всем приметам, это ни кто
иной как тот самый чернокнижник Каширский, которого привечает князь
Григорий.
 
   - Постойте-постойте, - перебил Дубов, - что это еще за князь Григорий?
 
   Рыжий поморщился, как от зубной боли:
 
   - Наш главный источник беспокойства. Он живет в своем замке, это
верстах в ста с чем-то к западу от Царь-Города, и управляет небольшим, но
сильно милитаризованным княжеством. Замок князя Григория расположен как
раз в районе бывшей Белой Пущи, и он вечно пригревает у себя всяких черных
колдунов, ведьм и разную прочую нечисть. А Каширский особо угодил ему тем,
что излечил от импотенции... - Рыжий тяжко вздохнул. - На нашу голову.
 
   - В каком смысле? - удивился Селезень.
 
   - Ну это отдельный разговор, не буду вам пока что засорять мозги нашими
проблемами. А на сегодня у нас намечена обширная программа. Вам, госпожа
Чаликова, вне всякого сомнения, будет небезынтересно побывать на заседании
нашей Боярской Думы - оно как раз начнется в четыре часа пополудни. Хочу
только предупредить, чтобы вы не принимали всего, что там будет
говориться, за чистую монету. К вашим услугам, уважаемая баронесса, наш
исторический архив с его берестяными грамотами, папирусами, пергаментами и
всеми преданьями старины глубокой. Вы, уважаемый майор, встречаетесь с
нашими славными воеводами, которые ознакомят вас с вооруженными силами и
оборонной концепцией. А уж если вы дадите им несколько дружеских советов
по части тактики и стратегии, так это было бы и вовсе замечательно!..
Кстати, дамы и господа, чтобы вы не выглядели белыми воронами, я снабжу
вас одеждой, какую носят у нас в Царь-Городе. Ну а вас, дорогой господин
Дубов, уж извините великодушно, я хотел бы немного поэксплуатировать в
качестве частного сыщика. Не беспокойтесь, - торопливо прибавил Рыжий, -
не за бесплатно.
 
   - Ну что вы! - возмутился Василий. - Конечно же, я помогу вам всем, чем
могу, и совершенно бескорыстно!
 
   - Господин Рыжий, а будет ли в Думе ваш царь Дормидонт Петрович? -
поинтересовалась Надя. - Я так хотела бы взять у него эксклюзивное
интервью.
 
   - Вряд ли. - И с обезоруживающей откровенностью Рыжий добавил: - Видите
ли, наш обожаемый монарх в очередной раз впал в запой... С кем не бывает!
 
   - Вода не водка - ведро не выпьешь! - совершенно не к месту брякнул
майор Селезень.
 
   - Ну, тут случай особый, - горестно махнул рукой Рыжий. - У Государя
большое несчастье... Нет-нет, об этом после, а пока - милости прошу на
культурную программу!
 
 
   ***
 
 
   Баронесса Хелен фон Ачкасофф, майор Селезень и Надежда Чаликова,
переодевшись в сообразные эпохе наряды, отправились знакомиться с прошлым
и настоящим Царь-Города, а Рыжий уединился с Дубовым в своем кабинете,
который показался Василию слишком уж скромным для столь влиятельной
государственной персоны.
 
   Рыжий приступил к делу без излишних предисловий:
 
   - Наши с вами цели, Василий Николаич, во многом совпадают: вы хотите
изловить Каширского, но и наши государственные интересы тоже требуют любой
ценой от него избавиться. Причина? Он поставил свои почти неограниченные
способности на службу князю Григорию, а князь Григорий давно вынашивает
планы захватить Царь-Город и самому сделаться нашим царем.
 
   - Что значит - захватить? - несколько удивился Василий. - Ведь у вас же
есть войско, наверняка не слабее, чем у этого князя Григория, так что вам
стоит разбить его в пух и прах? А уж если попросить майора Селезня взяться
за это дело...
 
   - Все не так просто, - покачал головой Рыжий. - Многие наши бояре спят
и видят, как князь Григорий въедет в Царь-Город на белом коне, свергнет
царя Дормидонта со всей его камарильей (то есть, в первую очередь, с вашим
покорным слугой) и установит свой железный порядок. Князь Григорий все это
прекрасно знает и потому вытворяет черт знает что!
 
   - Например? - Василий привычно достал свой сыщицкий блокнот.
 
   - Не надо записывать, - покачал головой Рыжий. - Речь идет о
государственной тайне... Которая, к сожалению, очень скоро может
обернуться явью.
 
   - Я могу вам чем-то помочь? - напрямик спросил Дубов.
 
   - Мне стало доподлинно известно, что наш общий приятель Каширский
отправился в Белую Пущу к князю Григорию, - поведал Рыжий.
 
   - Я должен следовать за ним! - вскочил Василий.
 
   - Разумеется, - удовлетворенно кивнул Рыжий, - именно это я и собирался
вам предложить. Но путь туда, хоть и не дальний, однако весьма непростой и
сопряженный с рядом опасностей, особенно для тех, кто не знаком с нашими
реалиями. Вот я и хочу дать вам сопровождение.
 
   - Ну зачем же, - протянул Василий. - Стоит ли ради меня...
 
   - Нет-нет, не ради вас, а ради спасения Государя и Отечества. К тому же
во всей этой истории я имею, извините, и чисто шкурный интерес - ведь если
сюда заявится князь Григорий, то именно меня первого повесят на крепостной
башне.
 
   - И что же, в моих силах это предотвратить?
 
   - Видите ли, Василий Николаич, - немного замялся Рыжий, - ситуация
вошла в критическую фазу. Князь Григорий от неких туманных намеков перешел
к ультимативным заявлениям. На днях он прислал Дормидонту Петровичу письмо
с требованием выдать за себя замуж его любимую дочку Танюшку. Так и
написал - "требую выдать за себя замуж"!
 
   - И неужели царь согласился?! - воскликнул детектив.
 
   - Да нет, просто запил, - безнадежно махнул рукой Рыжий.
 
   - Так что же делать?
 
   - А что делать - приходится соглашаться. И вот тут-то, - Рыжий
конспиративно понизил голос, - я разработал план, в котором вы сможете
принять участие. И не только лично вы, дорогой Василий Николаич, но и ваши
спутники.
 
   - Что за план? - заинтересовался Василий.
 
   - План довольно простой. Из Царь-Города торжественно выезжает царевна
Татьяна Дормидонтовна в сопровождении свиты...
 
   - И в этой свите - я и мои товарищи?
 
   - Нет, свита будет самая настоящая, но через несколько верст происходит
замена - и вместо настоящей Танюшки появляется, скажем так, лже-царевна,
тоже со своей свитой, и едет в Белую Пущу. Князь Григорий настоящую
Танюшку в лицо не знает, а жениться на ней хочет, как я понимаю, чисто из
вредности, чтобы насолить нашему Дормидонту Петровичу. Ну и, само собой,
из династических интересов. И вот эту-то лже-свиту, дорогой Василий
Николаич, и предстоит сыграть вам и вашим спутникам!
 
   - Идея, конечно, заманчивая, - не очень уверенно заметил Василий, - но
справимся ли мы?..
 
   - Справитесь, - уверенно заявил Рыжий. - Тем более, я вам предлагаю не
какую-то сомнительную авантюру, а благородное дело. Нельзя же допустить,
чтобы наша царевна досталась этому негодяю князю Григорию. Он ведь в своем
послании так и грозится - мол, если царевну не предоставите, то самолично
заявлюсь к вам в Царь-Город вместе со своим полчищем бесов, упырей и
вурдалаков, и уж тогда пеняйте на себя. А Танюшка - она такая... - При
этих словах бесстрастный взгляд Рыжего заметно потеплел. Видно было, что
судьба царевны ему отнюдь не безразлична.
 
   - Я согласен, - сказал Дубов. - Думаю, что и мои спутники тоже не будут
против.
 
   - Собственно, это в ваших же интересах, - добавил заметно повеселевший
Рыжий. - Если вы явитесь туда в качестве сыщика Дубова, который гоняется
за колдуном Каширским, то вас просто схватят и бросят в темницу. Или
"выдадут с головой" самому же Каширскому. А так вы получите статус
официального лица при царевне, что вам даст определенное влияние и свободу
действий. Мы назначим вас... - Рыжий на минутку задумался. - Ну, скажем,
тайным советником нашего Государя, которому поручено сопровождать царевну
к венцу.
   Майор Селезень будет ее личным охранником, а баронесса фон Ачкасофф -
либо горничной, либо придворной дамой.
 
   - А Чаликова?
 
   - А Чаликова - собственно царевной.
 
   - Ни за что! - снова вскочил Василий. - Ни за что не допущу, чтобы
Наденьку отдали на поругание этому князю Григорию!
 
   - Погодите, Василий Николаич, не горячитесь, - стал успокаивать его
Рыжий.
   - Никто вашу Наденьку никому на поругание отдавать не собирается. На
этот счет имеется другая часть плана, которую я изложу чуть позже. Так что
по поводу поругания госпожи Чаликовой не беспокойтесь.
 
   - Ну хорошо. А успеем ли мы все это провернуть до будущего полнолуния?
 
   - Сто раз успеете. До замка князя Григория всего каких-то два дня пути.
 
   - Ладно, пускай так. Но ведь рано или поздно подмена обнаружится, и что
тогда?
 
   Рыжий захихикал:
 
   - А вот уж тогда князь Григорий горько пожалеет о своих похотливых
замыслах, да поздно будет. Я вам приставлю в сопровождающие своего
знакомого колдуна, он все устроит, как нужно. А сейчас, Василий
Николаевич, давайте выпьем за успех нашего предприятия. Но только по
чарочке, чтобы не уподабливаться Танюшкиному папашке...
 
 
   ***
 
 
   После распития чарочки какой-то очень вкусной настойки, пахнущей не то
крыжовником, не то смородиной, Рыжий предложил Дубову подняться на крышу и
полюбоваться на неповторимую панораму Царь-Города.
 
   - Я тут оборудовал смотровую площадку, - говорил Рыжий, пока они
поднимались по узкой винтовой лестнице. - Вообще-то архитектура у нас в
Царь-Городе какая-то устаревшая и жутко неудобная - узкие окошки, комнаты
все проходные, и прочее в том же духе. Я вот перестроил свой терем так,
чтобы показать другим позитивный пример, но пока еще никто ему не
следует...
   Что поделаешь - новое всегда с трудом пробивает себе дорогу.
 
   А вид открывался действительно красивый: цветастые заплаты крыш
небольших домиков в окружении пыльной зелени садов и огородов; боярские
терема меж них, как породистые кони среди рабочих лошадок. И золоченые
купола храмов с ржавыми крестами. А за городской стеной широкая лента реки
с ладьями да стругами. А дальше - леса, леса, леса... До самого горизонта.
 
   Рыжий плавно повел вокруг, по-хозяйски оглядывая Царь-город, и
проникновенно произнес:
 
   - С чего бы начать?.. Вон там, на север, немного дальше Дормидонтова
терема, темнеет романтическая Марфина роща, и перед нею лежит слой пестрых
кровель, пересеченных кое-где пыльной зеленью улиц, устроенных на бывшем
городском валу...
 
   - Погодите, что за Марфина Роща? - перебил Василий. - Мне как
криминалисту более известно название Марьина Роща...
 
   - Ну, название Марфиной Рощи тоже связано с событиями отчасти
криминальными, - охотно подхватил Рыжий. - Посреди рощи имеется небольшое
озерцо, и в нем, согласно поэтической легенде, утопилась некая юная дева
по имени Марфа. Якобы от несчастной и неразделенной любви. - Рыжий
хихикнул.
   - Но на самом деле все обстояло несколько иначе. Марфа была отнюдь не
юной девицей, а дамой весьма в летах, прислужницей у царицы Поликсены
Поликарповны, бабушки нашего Дормидонта. И была Марфа изрядной
почитательницей зелена вина, каковую страсть с нею разделял и тогдашний
Государь Селиверст Ильич. Вот однажды сия горькая парочка расположилась с
кувшином рябиновой настойки на берегу пруда, и по распитии пол кувшина
Марфа неловко повернулась и упала в воду. Государь попытался было ее
оттуда выудить, но так как и он уже был изрядно подшофе, то сам едва не
потонул. А Марфу только через три дня выловили с сетями. Селиверст же
Ильич, лишившись верной собутыльницы, пить бросил и повелел увековечить
имя Марфы в названии рощи. А водица из того озерца до сих пор считается
зело пользительной на предмет излечения от тяги к алкоголю... Да, так вот,
если вы посмотрите чуть правее, то вон там, на крутой горе, усыпанной
низкими домиками, среди коих изредка лишь проглядывает широкая белая стена
какого-нибудь боярского дома, возвышается треугольная, прямо-таки
фантастическая громада - Хлебная башня.
   Ее мрачная физиономия, ее гигантские размеры, ее решительные формы -
все хранит отпечаток других веков, веков грозной власти, которой ничто не
могло противиться. Власти былых Государей, правивших Царь-Городом задолго
до Дормидонта. А если вы, уважаемый Василий Николаич, глянете на восток,
то увидите картину еще богаче и разнообразнее: за самой стеной, которая
вправо спускается с горы и оканчивается круглой угловой башнею, покрытой,
как чешуею, зелеными черепицами - вон там, немного левее этой башни,
пылают на солнце бесчисленные куполы церкви Ампилия Блаженного, тридцати
семи приделам которой дивятся все иностранцы.
 
   Дубов вежливо кивнул, хотя несколько аляповатая церковь Ампилия
Блаженного не вызвала у него особых восторгов, тем более что изрядно
облезлые купола ее на солнце совсем не сверкали, так как были покрыты
большею частью не золотом, а заржавевшим листовым железом. А радушный
хозяин разливался соловьем:
 
   - Ампилий был городским юродивым, который в тяжких крестах и веригах
бродил по стогнам в сопровождении набожных старушек и пророчествовал о
скором конце света, которого можно избежать, только если все отнять у
богатых бояр и поделить между простым людом. И один раз он так "достал"
царя Степана Великого своими обличениями, что тот ударил блаженного
посохом по лбу, отчего последний тут же испустил дух. Но позже царь
раскаялся и повелел на месте смертоубийства заложить церковь. Она, как вы
видите, подобно древнему Вавилонскому столпу, состоит из нескольких
уступов, кои оканчиваются огромной зубчатой радужного цвета главой,
чрезвычайно похожей, извините за несколько фривольное сравнение, на
хрустальную граненую пробку ливонского графина. Посмотрите, как кругом нее
рассеяно по всем уступам ярусов множество второклассных глав, совершенно
не похожих одна на другую; они рассыпаны по всему зданию без симметрии,
без порядка, как отрасли старого дерева, пресмыкающиеся по обнаженным
корням его.
 
   Рыжий на минуту задумался, покачал головой каким-то своим мыслям и
вновь продолжил:
 
   - И что же, Василий Николаич? Подумать только, рядом с этим
великолепным храмом, против его дверей, кипит грязная толпа, блещут ряды
лавок, кричат коробейники, суетятся булошники; прямо у пьедестала мощного
монумента, воздвигнутого царю Степану, грозному воину, собирателю земель
кислоярских, гремят медные кареты, лепечут расфуфыренные боярыни... Все
так шумно, живо, непокойно!..
 
   - Такова се ля ви, - вздохнул Дубов.
 
   - А теперь, - продолжал Рыжий, - если вы обратите свой взор вправо от
Ампилия Блаженного, то увидите, как под крутым скатом течет мелкая,
грязная, вонючая Кислоярка, изнемогая под множеством тяжких стругов,
нагруженных хлебом и дровами; их длинные мачты, увенчанные полосатыми
флюгерами, встают из-за Старого моста, их скрипучие канаты, колеблемые
ветром, как паутина, едва чернеют на голубом небосклоне.
 
   Василий вновь кивнул, хотя и не заметил на реке такого уж огромного
изобилия стругов - да и вообще, несмотря на статус столицы целого царства,
Царь-Город произвел на него впечатление глухой сонной провинции,
добровольно отрезавшей себя от окружающего мира. А Рыжий тем временем
вдохновенно путеводительствовал:
 
   - Далее к востоку, вернее даже, к юго-востоку, на трех холмах, между
коих извивается река, пестреют широкие массы домов всех возможных величин
и цветов; утомленный взор с трудом может достигнуть дальнего горизонта, на
котором рисуются группы нескольких монастырей, между коими Симеонов
примечателен особенно своею почти между небом и землею висящею платформой,
откуда наши предки наблюдали за движениями приближающихся южан. Кстати,
этот Симеонов монастырь примечателен еще и тем, что туда наши Государи
постригали своих жен, ежели те вели непотребный образ жизни или слишком
вмешивались в государственные дела.
 
   - Погодите, а что это за южане? - спросил Дубов. - Разве на Царь-Город
бывали набеги?
 
   - Увы, - вздохнул Рыжий, - не слишком много, но что было, то было. Еще
во времена царя Степана, более двухсот лет назад, хан Басай, объединившись
с войсками Хазарского каганата, под шестиконечной звездой совершал
опустошительные набеги и один раз дошел почти до стен Царь-Города. Но
Степан собрал войско и гнал Басая до самой Новой Мангазеи и тогда же по
многочисленным просьбам самих мангазейцев присоединил этот некогда вольный
город к Кислоярскому царству... - Рыжий немного помолчал, как бы давая
своему собеседнику возможность в тишине насладиться красотой и величием
Симеонова монастыря. - И знаете, любезный Василий Николаич, я вам скажу,
что только когда склоняется день, когда розовая мгла одевает дальние части
города и окрестные холмы, тогда лишь можно видеть нашу древнюю столицу во
всем ее блеске, ибо подобно красавице с Марфиной рощи, показывающей только
вечером свои сокровенные прелести, она лишь в этот торжественный час может
произвести на душу сильное, неизгладимое впечатление.
 
   Рыжий вздохнул и устремил взор куда-то за горизонт.
 
   - Извините, господин Рыжий, - изумленно произнес Дубов, - я и не
подозревал о ваших поэтических талантах.
 
   - Ну что вы, Василий Николаич, - смутился Рыжий, - это так, под
влиянием настроения.
 
   И когда они уже спускались вниз, Дубов подумал про себя: "Как будто я
уже где-то слышал что-то подобное..."
 
 
   ***
 
 
   Ближе к вечеру, когда спутники Василия стали возвращаться в терем
Рыжего, детектив с каждым из них имел небольшую беседу. Как Дубов и
ожидал, все приняли предложение с восторгом: майор Селезень после
афганского похода и миротворческой миссии в Придурильской республике давно
тосковал по участию в какой-нибудь занятной передряге; баронесса Хелен фон
Ачкасофф счастлива была возможности отправиться в логово князя Григория, о
котором кое-что интересное разведала в историческом архиве; Чаликова же,
некогда специализировавшаяся на репортажах из "горячих точек",
обрадовалась неожиданной возможности "тряхнуть стариной", и даже
перспектива идти под венец со столь одиозной личностью, как князь
Григорий, ее совсем не смутила.
 
   За ужином ни Рыжий, ни его гости ни словом не обмолвились о предстоящей
командировке, зато баронесса, майор и Чаликова живо делились друг с другом
и с Василием впечатлениями о первом дне "культурной программы". Рыжий
слушал их рассказы с доброй улыбкой.
 
   - Дерьмо здесь, а не оборона, - с присущей ему прямотой и
неразборчивостью в выражениях заявил Селезень. - Ну ничего, вам повезло,
что я сюда попал.
   За месяц я превращу ваше аникино воинство в мобильную боевую дружину. Я
тут переговорил с вашим главным воеводой, он мне так и сказал: "Правильно,
Иваныч, давай действуй". Неплохой мужик, без фанаберии, только вас,
господин Рыжий, всю дорогу честил на чем свет - мол, из-за его, то бишь
ваших нововведений скоро все по миру пойдем.
 
   - Ну, про меня еще и не такое говорят, - заметил хлебосольный хозяин,
многозначительно переглянувшись с Дубовым. - Но наш воевода -
действительно профессионал в своей области. Ему бы еще вашей железной
воли, Александр Иваныч, да вашей, как вы говорите, мобильности...
 
   - Ничего, он мужик, и я мужик - сладим! - уверенно заявил майор.
 
   Затем к рассказу о своем визите в Боярскую Думу приступила Чаликова:
 
   - Это было довольно любопытно, только, боюсь, не слишком интересно для
нашего уважаемого хозяина...
 
   - Нет-нет-нет, - возразил Рыжий. - Наоборот, мне очень любопытно
послушать, как выглядит царь-городская политическая жизнь со стороны.
   Рассказывайте, Надежда, я вас внимательно слушаю.
 
   - Ну, поначалу господа бояре чинно-мирно сидели на лавках и обсуждали
всякие государственные проблемы - вроде того, как взимать с крестьян
недоимки и при этом не драть с них исподнее. Наверное, бояр сдерживало
присутствие заморской гостьи. Но потом они и про меня забыли, а дискуссия
о недоимках как-то незаметно перешла на личности, вплоть до выяснения, кто
с чьей женой спит. Один из них, с огромным ярко-красным крестом поверх
собольей шубы, все время бегал по зале и всех подзуживал. А самый
горластый в конце концов схватил жбан с медовухой и стал обливать всех
подряд направо и налево, так что ихнему главному, ну, в общем, спикеру,
пришлось даже призвать стрельцов, чтобы те выволокли этого хулигана за
бороду на двор. Не понимаю, зачем вам такая Дума? Хотя чего это я - у нас
ничуть не лучше... А потом, в кулуарах, я немного разговорилась с боярами
и, знаете, услышала много чего интересного - так сказать, в неофициальной
обстановке.
 
   - И что же? - заинтересовался Рыжий. - Разумеется, речь шла и обо мне?
 
   - Да, вообще-то, но только...
 
   - Ну так расскажите. Я-то уж знаю, что господа бояре не больно меня
жалуют, просто хотелось бы узнать, в каких конкретно выражениях они это
делают. Нет, ну если в матерных, то вы их, конечно, не повторяйте...
 
   - Выражения, что адресовал вам тот боярин, который обливался из жбана,
я цитировать не буду - они как раз именно матерные. А другой, весь такой
лысый...
 
   - А, да это, видать, царь-городский голова князь Длиннорукий, -
сообразил Рыжий. - Ну и что он?
 
   - Он так и заявил, что любит и уважает законного царя Дормидонта
Петровича, но готов даже сам привести сюда князя Григория, лишь бы тот
избавил их всех от Рыжего - этого... - Надя в нерешительности замолкла.
 
   - Ну-ну, не бойтесь, договаривайте, - подбодрил ее Рыжий.
 
   - Этого проходимца без роду-племени и даже без имени, который крутит,
как хочет, и нами, родовыми князьями, и царем Дормидонтом, и его дочкой
Танюшкой, и прочее в том же духе. Они там еще много чего наговорили, я
всего и не упомню.
 
   Госпожа Хелена, против обыкновения, оказалась не очень словоохотливой и
о результатах архивных исследований почти не распространялась, а вместо
этого подробно рассказала о том, как, проходя через Базарную площадь, едва
удержалась от соблазна слямзить ценную доисторическую посудину.
 
   - Подумайте только, - возмущалась баронесса, - этот сосуд достоин того,
чтобы им восхищались посетители в лучших музеях мира, а какая-то бабка
продает в нем простоквашу! Я уж хотела схватить его и побежать, а там уж
будь что будет, но потом подумала, что это получится за картина -
заморская гостья, к тому же бакалавр исторических наук, бежит по базару с
ворованной посудиной, а следом за ней с визгом и улюлюканьем гонится
толпа... Ужас! Но, с другой стороны, наука требует жертв.
 
   - Одну минуточку. - Рыжий встал из-за стола, вышел в сени, снял с полки
глиняный горшок, выплеснул содержимое в помойную лохань и торжественно
внес в гостиную. - Госпожа баронесса, не такую ли самую посудину вы видели
на базаре?
 
   - Такую, именно такую! - возбужденно вскочила баронесса. - Или нет, эта
даже еще лучше!
 
   - В таком случае она ваша! - Рыжий широким жестом придвинул горшок к
баронессе. Та приняла его трепетно, будто дубликат бесценного груза, но,
внимательно разглядев, вернула хозяину:
 
   - Нет-нет, я не могу взять от вас столь ценную... что я говорю -
бесценную историческую реликвию.
 
   - Ну хорошо, - усмехнулся Рыжий, - пускай это будет аванс за участие в
экспедиции, о которой Василий Николаич, как я понимаю, вас уже вкратце
проинформировал. - Баронесса, а следом за нею Чаликова и Селезень закивали.
   - А когда вы благополучно вернетесь, я вручу вам, дорогая баронесса...
Или нет, пускай это пока останется маленьким сюрпризом.
 
 
   ***
 
 
   Баронесса Хелен фон Ачкасофф была умной образованной женщиной, к тому
же не лишенной кокетства. А потому вставал законный вопрос - почему она не
замужем? Ведь баронесса, в конце концов, была если и не красавица, то уж,
по крайней мере, весьма интересная женщина. Вопрос этот нередко всплывал в
богемных кругах Кислоярска, и некоторые джентльмены даже изучали его лично.
   Но какого-либо вразумительного ответа никто дать не мог. И сия тайна
так и продолжала оставаться тайной, потому что Василию Дубову за нее
браться было недосуг, а осилить ее мог лишь человек незаурядный.
 
   Хотя в Кислоярске был некто, знавший правду, но молчавший в силу своей
профессии. Это был доктор Владлен Серапионыч. Дело в том, что баронесса
однажды даже обращалась к нему, но на этот раз медицина оказалась
бессильна.
   А проблема состояла вот в чем. Обычно баронесса знакомилась с мужчинами
на профессиональной стезе. То есть с коллегами - работниками музеев и
архивов.
   Что, собственно, не удивительно. Нередко завязывался весьма бурный
роман, кончавшийся внезапно и ничем. Баронесса круто и бесповоротно рвала
всякие отношения со своим кавалером. И, что самое странное, без каких-либо
видимых причин. А собственно причина была проста и банальна: госпожа
Хелена, не удержавшись от искушения, "слямзивала" какую-нибудь безделушку,
имевшую (с ее точки зрения) научную ценность. И после этого ей было
элементарно стыдно появляться на глаза своему кавалеру. Доктор Серапионыч,
конечно, хотел помочь несчастной женщине, но его методы были уж чересчур
кардинальны. Хотя, надо признать, действенны. Так вот, доктор рекомендовал
баронессе вернуть все "слямзенное". Конечно, это было жестоко с его
стороны, и, возможно, надо было начинать как-то понемногу и по частям. Но
он требовал все сразу - иначе излечение не будет полным и бесповоротным.
Нет, мадам Хелена на такое решиться не могла. Это было выше ее сил. Да и
квартира ее в таком случае опустела бы. Да, да! Опустела бы полностью. Ибо
мебель ей заменяли исторические предметы. Так, например, кроватью служил
саркофаг какого-то фараона (сама мумия стояла в прихожей в качестве
вешалки). Столом - походный сундук Кутузова. А стулом - барабан, на
котором сидел Наполеон при Бородинском сражении. Короче говоря, чего
только в ее квартире не было.
   Зеркало из Янтарной комнаты. Умывальник Максима Горького. И даже
пепельница Сталина, перепрофилированная в сахарницу. Ее любимой посудой
была тарелка, из которой в свое время Гоголь ел манную кашу. И ложка,
которой Иван Грозный бил своего нерадивого сына по лбу, когда тот шалил за
столом. Матрасом в саркофаге ей служил ворох декретов Великой Французской
Революции с подписями Марата и Робеспьера. А одеялом - шинель Александра
Матросова, правда, дырявая, но это подтверждало ее подлинность.
 
   Баронесса никого не приглашала к себе домой. Никто не видел ее дивных
сокровищ. И она, будто скупой рыцарь, наслаждалась всем этим великолепием
в одиночестве. Или, что скорее всего, не нашелся такой мужчина, ради
которого стоило бы все это вернуть в музеи, а точнее - в их подвалы. Но с
настоящими мужчинами всегда было проблематично. Не то что с мумиями
фараонов...
 
 
   ***
 
 
   Когда после ужина гости вновь собрались в горнице у майора Селезня,
Дубов проницательно глянул на баронессу:
 
   - Судя по тому, сколь подробно и, я сказал бы, импульсивно вы
рассказывали о малозначительном кувшине в присутствии господина Рыжего,
главное вы приберегли для нашего узкого круга, не так ли?
 
   - Что значит малозначительный! - искренне возмутилась баронесса. -
Этому кувшину действительно цены нет... Но отчасти вы правы - кое о чем я
действительно не хотела говорить при нашем уважаемом хозяине.
 
   - Вам удалось что-то пронюхать в архиве? - напрямик спросил майор
Селезень.
 
   - Пожалуй, что да, - скромно ответила историк. - Первым делом
относительно того, "какое, милые, у нас тысячелетье на дворе?"
 
   - Ну и какое же? - с нетерпением спросил Дубов.
 
   - Это установить было довольно сложно, и за стопроцентную точность я не
ручаюсь. Дело в том, что здесь летоисчисление ведется не с Рождества
Христова и даже не от сотворения мира, а с воцарения каждого очередного
Государя - сейчас, например, идет двадцать пятый год правления царя
Дормидонта.
 
   - Любопытненько, - не без иронии пробасил майор.
 
   - А еще любопытнее, - подхватила баронесса, - что на здешних скрижалях
сохранились сведения об известных нам событиях давних веков - есть
упоминания и о князе Владимире, и о татаро-монголах, и даже о Юлии Цезаре,
но, что самое удивительное, чем ближе к нашему времени, тем эти упоминания
становятся все реже, а веку эдак к пятнадцатому и вовсе прекращаются. И
вот я нашла документальное свидетельство о контактах некоего Кислоярского
князя с ханом Батыем. Тогда я затребовала у главного летописца Саввича
список кислоярских, а затем царь-городских правителей и сложила годы их
правления, начиная с того князя, который имел сношения с Батыем. И знаете
что получилось? - Баронесса выдержала эффектную паузу и, понизив голос,
сообщила: - Сейчас здесь идет тот же год, что и у нас. Ну, может быть,
плюс-минус пару лет.
 
   Когда возгласы изумления стихли, Дубов констатировал:
 
   - Значит, мы не перенеслись ни в прошлое, ни в будущее, а попали в...
ну, скажем так, в некий параллельный мир, который возник несколько сот лет
назад. Каким образом - этого мы объяснить не сможем, а потому воспримем
как данность. Некоторое время оба этих мира - "наш" и "ихний" - как я
понимаю, были тесно связаны или даже плавно перетекали один в другой, но
затем нити, их соединяющие, становились все тоньше и рвались одна за
другой, оттого здесь о событиях из "нашего" мира знают тем меньше, чем
ближе они по времени к нынешнему веку. Может быть, Горохово городище - это
последнее из таких "окон". Впрочем, тут уж мы опять ударяемся в научную
фантастику или, по терминологии Александра Иваныча, в бабкины сказки.
 
   Несколько минут все молчали, "переваривая" последнее открытие. Потом
вновь заговорила баронесса Хелен фон Ачкасофф:
 
   - Вы, Василий Николаич, просили узнать что-нибудь о происхождении
Рыжего.
   Так вот: результат - нулевой.
 
   - В каком смысле? - Василий привычно извлек свой рабочий блокнот.
 
   - Рыжий появился подле царя Дормидонта примерно на пятом году его
царствования. Если родословные царь-городских бояр восходят чуть ли не к
самому Рюрику, то Рыжий - человек вообще без какого бы то ни было
происхождения. И вот за эту-то неродовитость его здешние бояре и воеводы,
кажется, больше всего и ненавидят - даже больше, чем за те новшества,
которые он пытается ввести, пользуясь благорасположением царя Дормидонта.
 
   - И что он, все эти два десятка лет им пользовался? - недоверчиво
спросила Надя. - В смысле, государевым благорасположением.
 
   - Да нет, несколько раз царь под давлением бояр отправлял Рыжего в
опалу, однажды даже назначил заведовать городской канализацией, которую
тот незадолго до того и построил же, но всякий раз через некоторое время
снова приближал его к себе.
 
   - Почему - вы не выяснили? - заинтересовался Дубов.
 
   - Трудно сказать. Может быть, в силу его деловых качеств и удивительной
работоспособности - того, чего так не хватает боярам, которые способны
только собольи шапки с гордостью носить да обливать друг друга медовухой.
А еще - особые отношения Рыжего с царевной Татьяной Дормидонтовной. Но это
уже из области сплетен. И хоть летописец Саввич поведал мне несколько
пикантных историй про Танюшку и Рыжего, я им особого веса не придаю.
 
   - В общем, Рыжий - человек без прошлого, - отметил Василий и что-то
черкнул себе в блокнот.
 
   - Но зато я узнала кое-что о князе Григории, - скромно сообщила
баронесса.
   - Этот господин не только весьма древнего происхождения, но и сам
весьма древний. Сколько времени он правит в Белой Пуще, не смог с
точностью сказать даже летописец Саввич. Но не менее двухсот - я нашла в
архиве некий договор о поставке ко двору князя Григория осиновых гробов
Кислоярского производства, заключенный им и прадедушкой Дормидонта. К тому
же князь Григорий подписался своим полным родовым именем - Князь Григорий
I Адольфович Лукашеску, граф Цепеш, владетель Белопущенский и прочая и
прочая и прочая. Из этого можно предположить, что князь Григорий состоит в
родстве с теми самыми Цепешами, к каковым принадлежит и небезызвестный
граф Дракула.
 
   - И похоже, что собирается добавить себе еще и титул царя Кислоярского,
- хмыкнул майор Селезень.
 
   - Причем заметьте, майор - не кавалерийским наскоком, а обходным
маневром, - добавила Надя. - Для начала заделавшись царским зятем.
 
   - Вполне естественный путь, - заметила баронесса. - Борис Годунов для
начала стал царским шурином, этот - царским зятем... Никакой
оригинальности!
 
 
   ***
 
 
   Внезапно за окном послышались какие-то возгласы. И так как они не
прекращались, а становились все громче, Василий решил выглянуть на улицу и
выяснить, в чем там дело.
 
   - Только будьте осторожны, - напутствовала его Чаликова. - Не хватало
нам тут еще во что-нибудь вляпаться.
 
   Майор решительно поднялся со стула:
 
   - Мы и так уже вляпались в порядочное дерьмо, но мне здесь нравится.
   Двину-ка и я с вами.
 
   Внизу, прямо под крыльцом терема, толпился народ. Одни охранники
отгоняли праздных зевак, а другие суетились вокруг какого-то богато
одетого человека, лежащего на бревенчатом настиле улицы. С высоты крыльца
за всей этой процедурой скорбно наблюдал Рыжий.
 
   - Очень хорошо, что вы здесь, - сказал он, увидав Дубова и Селезня. -
Боюсь, Василий Николаич, понадобится ваша помощь.
 
   - А что случилось? - Василий пытался приглядеться к тому, что
происходит под крыльцом, но тщетно, так как сумерки уже почти сгустились в
ночь.
 
   - Убийство, - кратко сообщил Рыжий.
 
   - Кто жертва и есть ли свидетели? - деловито засучил Дубов рукава
кафтана.
 
   - Жертва - член Боярской Думы князь Владимир. А насчет свидетелей и
прочих обстоятельств можете узнать у начальника сыскного приказа. Пал
Палыч! - позвал Рыжий. - Поднимитесь, пожалуйста, к нам сюда.
 
   От группы, окружавшей бездыханный труп князя Владимира, отделился
невысокий человек в синем кафтане, отдаленно напоминавшем мундир, и
взбежал на крылечко.
 
   - Василий Николаич, этот господин - начальник нашего сыскного приказа.
   Господин Дубов, сыщик-любитель, - представил их Рыжий друг другу. -
Пожалуйста, Пал Палыч, введите нас в курс дела.
 
   - А чего уж там, - безнадежно вздохнул Пал Палыч, - допрыгался князь
Владимир. Удивляюсь, как это его еще раньше не придушили, с его-то
поведеньицем и образом жизни!
 
   - Значит, его придушили, - пробормотал Дубов. - Очень мило. Ну что ж,
давайте взглянем на дорогого покойничка.
 
   Князь Владимир, статный кудрявобородый боярин в дорогом кафтане,
искусно отделанном волчьим мехом, лежал прямо на уличном настиле. Его лицо
одновременно выражало и смертельный ужас, и смертельную тоску. К своему
немалому удивлению Василий увидел, как один из сотрудников сыскного
приказа, здоровенный мужичина, что называется, косая сажень в плечах, с
огромным трудом вытаскивает изо рта князя Владимира продолговатый предмет,
похожий на брусок мыла.
 
   - Удушение, - коротко пояснил Пал Палыч и привычным движением пальцев
прикрыл застекленевшие глаза покойника. - Однако довольно странный
способ...
 
   "Каширский!" - мелькнуло в голове Василия. Ведь именно таким способом
Николай Рогатин, зомбированный Каширским журналист, убивал людей,
неугодных преступному чародею и его сообщникам.
 
   Вслух же Дубов спросил:
 
   - Пал Палыч, при каких обстоятельствах был обнаружен труп и каковы
версии убийства?
 
   - Что-что? - не разобрал Пал Палыч.
 
   - Ну, есть ли у вас какие-то предположения, подозрения?
 
   - А, ну его обнаружили примерно с час назад. Одна бабуся заметила ноги,
торчащие из-под крыльца, подумала, что пьяный и решила снять сапоги.
   Потянула, а там - покойник! Можете увозить, - бросил Пал Палыч своим
помощникам. Те, словно только того и ждали, схватили князя Владимира за
руки-ноги и без особого уважения к титулу покойного забросили в
подъехавшую телегу, запряженную парой тощих лошадок.
 
   - И каковы ваши соображения? - осторожно спросил Дубов у Пал Палыча,
который уже повернулся, чтобы последовать в ту же телегу.
 
   - А, ерунда! - пренебрежительно махнул рукой следователь. - Одним
князем больше, одним меньше... - Однако на прощание Пал Палыч обернулся к
Дубову и, понизив голос, сказал: - Одно вам доложу, Василий Николаич. Раз
уж тут замешан князь Владимир, царствие ему небесное, то ищите бабу.
 
   Телега с грохотом отчалила, а Василий поднялся на крыльцо к Рыжему,
который все так же стоял там, меланхолически опершись на перила и едва
откликаясь на смачные реплики майора Селезня. Александр Иваныч внимательно
наблюдал за возней двух детективов над трупом, но не вмешивался, так как
предпочитал, по собственным словам, "не делать умную рожу" в тех вопросах,
в которых не ощущал себя достаточно компетентным.
 
   - А ведь это мог быть я, - вдруг проговорил Рыжий.
 
   - То есть? - не понял Дубов.
 
   - Видите ли, князь Владимир - личность весьма одиозная, но не имеющая
особого влияния ни в государственной жизни, ни даже в оппозиционных кругах.
   Кому нужно его убивать? Кому он вообще нужен? А вот моей смерти желают
многие.
 
   - То есть вы считаете, что вас с ним перепутали? - сообразил Селезень.
 
   - Очень возможно. Или даже скорее другое, - раздумчиво сказал Рыжий. -
Мои враги решили меня дискредитировать, подкинув под крыльцо труп князя
Владимира.
 
   - Подкинув под крыльцо? - чуть не подскочил на месте Дубов. - Нет-нет,
но это невозможно! В центре города взять и подкинуть труп под крыльцо -
это же нонсенс. Тем более, что сделано это было, как я понял, задолго до
наступления темноты. Стало быть, - ударился Василий в свои любимые
логические построения, - первым делом нужно выяснить, какими путями труп
князя Владимира оказался под крыльцом вашего дома... Жаль, сейчас темно, а
потому детальный осмотр места происшествия отложим на утро. Господин
Рыжий, я вас прошу - позаботьтесь, чтобы тут все оставалось как есть.
 
   - Разумеется, - с готовностью кивнул Рыжий, - я выставлю охранный пост.
 
   - А давайте я подежурю, - вызвался Селезень.
 
   - Нет-нет, ну что вы, - отказался от его услуг Рыжий, - вам надобно
хорошенько отдохнуть перед отъездом.
 
   - А что, отъезжаем уже завтра? - обрадовался майор.
 
   - Нет-нет, или послезавтра, или еще на день позже - в зависимости от
того, как скоро удастся вывести Государя из запоя. Должен же он проститься
с дочкой!
 
   - Ну и прекрасно. А завтра с утречка я вплотную займусь расследованием
убийства, - удовлетворенно потер руки Василий.
 
 
   ***
 
 
   Расследование убийств было профессией Василия Дубова. А чаще -
расследование краж, ограблений, мошенничеств и прочих антисоциальных
деяний.
   Нередко, расследуя незначительное на первый взгляд дело, Василий
благодаря своей проницательности и дедуктивному методу раскрывал нечто
такое, чего и сам не ожидал. И одним из ярких примеров такого рода по
праву считается "Дело о пропавшей швабре", с которого, собственно, и
началась слава Великого Детектива Василия Дубова.
 
   Как-то вечером, засидевшись допоздна в своей сыскной конторе на втором
этаже Кислоярского Бизнес-центра, Василий Николаевич решил там же и
заночевать.
   Однако выспаться как следует ему не дали - уже часов в семь утра
детектива разбудил ритмичный стук в дверь. Дубов с трудом встал со
старенькой тахты и поплелся к двери. На пороге стояла уборщица Фрося.
 
   - Что стряслось, Фросенька? - сладко зевнул детектив.
 
   - Вася, извини, что разбудила, но пропала моя любимая швабра! - на
одном дыхании выпалила Фрося.
 
   - Так-так, - пробормотал сыщик. Остатки сна немедленно слетели с
Василия.
   - Правильно сделала, что разбудила. Ни одно преступление не должно
оставаться безнаказанным. Сегодня человек украл швабру, а завтра...
 
   - А завтра самолет угонит, - докончила Фрося любимую поговорку сыщика.
 
   - Именно так. Ну, рассказывай, как было дело.
 
   - Вчера вечером я вымыла, как обычно, коридоры на третьем и четвертом
этажах, а первый и второй решила оставить на завтра, то есть на сегодня.
Ну то есть чтобы пораньше придти и домыть. Хотела, знаешь, успеть на
сериал по телевизору. Там решалась свадьба Марии с Луисом Альберто, а в
это время Лорена...
 
   - А швабру заперла в подсобке? - оторвал Василий Фросю от
латиноамериканских страстей.
 
   - Да нет, я оставила ее прямо здесь, в вестибюле второго этажа, в
уголке.
   Все равно ведь ночью тут никто не ходит...
 
   - Вот она, родная наша безалаберность! - тоскливо глянул в потолок
Василий. - Бросаем вещи где ни попадя, а потом удивляемся, что они
исчезают!
 
   - Да я уж не в первый раз так оставляю, - оправдывалась Фрося. - Ни
разу еще не пропадала...
 
   - Ну ладно, приступим к поискам, - прервал Василий Фросины стенания. -
Если швабру уже вынесли за пределы Бизнес-центра, то отыскать ее будет
почти невозможно, но если она в здании, то еще не все потеряно. - С этими
словами детектив решительно двинулся по слабо освещенному коридору.
 
   Отсутствие швабры в коридоре и других доступных поискам местах на
втором этаже детектива отнюдь не обескуражило - напротив, он выглядел
весьма удовлетворенным:
 
   - Что ж, круг поисков сузился. Теперь перейдем на третий этаж, - сказал
он Фросе, которая со священным трепетом наблюдала за ходом поисков и
полетом мысли Великого Сыщика.
 
   Третий этаж - как, впрочем, и все остальные - являл собой почти точное
повторение этажа второго: лестница выходила в фойе, используемое под
курилку, а уже из него тянулся длинный коридор, куда выходили двери
кабинетов, где в былые годы трудились партийные деятели местного масштаба,
а во время описываемых событий - президенты разного рода фирм и совместных
предприятий. Единственное, чем отличался третий этаж от второго - так это
более низкими потолками, но это впечатление создавалось исключительно
благодаря так называемым подвесным потолкам в фойе и коридоре, сделанным
из квадратов какого-то непонятного материала. Считалось, что подобное
приспособление было сделано для облегчения уборки, однако по толстому слою
пыли можно было умозаключить, что Фросина швабра добиралась до подвесного
потолка не так часто, как следовало бы...
 
   В фойе третьего этажа перекуривал еще один местный полуночник -
компьютерщик Женька из располагавшейся в Бизнес-центре редакции
околомедицинской газеты "За ваше здоровье". Почему-то самые гениальные
идеи относительно газетной верстки обычно приходили ему в голову именно в
ночные часы.
 
   - Привет, Женя, - кивнул ему Василий. - Как твои двойняшки?
 
   - Да все в порядке. - Верстальщик последний раз затянулся сигареткой и
смял окурок в блюдечке, заменявшем пепельницу. - А ты что же, Василий
Николаич, тоже перешел на ночной образ жизни?
 
   - Да нет, вот ищу одну пропажу. Кстати, ты не видел, никто тут швабру
не выносил?
 
   - Да что ты, по ночам здесь никого не бывает... Хотя постой. Я тут часа
в два или три выходил покурить и видел, как из коридора появился
незнакомый человек, прошел мимо меня и спустился по лестнице. Но швабры у
него точно не было.
 
   - А может, он спрятал ее под одеждой? - предположил Дубов. Женька
усмехнулся:
 
   - Да нет, он был так одет, что ничего не спрячешь.
 
   Тут подала голос Фрося:
 
   - А вдруг этот человек что-то видел?
 
   - Резонно, - согласился детектив. - Женя, опиши, пожалуйста, этого
незнакомца. Возможно, он - ценный свидетель.
 
   Женя вновь закурил и на минутку задумался:
 
   - Он так быстро прошел, что я его и не рассмотрел толком. Да и, по
правде говоря, не особо разглядывал. Помню, высокий такой...
 
   - Высокий блондин в черном ботинке? - подхватил Василий.
 
   - Нет-нет, скорее брюнет. В белых кроссовках, джинсах и рубашке. Такая,
знаете, клетчатая, в обтяжку.
 
   - Вылитый дон Федерико! - мечтательно протянула Фрося. - Мужчина моей
мечты...
 
   - Ну что ж, эти сведения могут нам пригодиться, - удовлетворенно
заметил сыщик. - А пока продолжим поиски.
 
   С этими словами Дубов отважно двинулся по коридору, в начале которого
слабо мерцала одинокая лампочка, а дальний конец и вовсе тонул во мраке.
 
   Не прошло и минуты, как из темноты раздался оглушительный вопль. Фрося
и Женя вскочили, чтобы броситься на помощь Василию, но тут он сам вынырнул
из коридора, в одной руке неся швабру с тряпкой, а другой рукою держась за
лоб.
 
   - Вася, ты ее все-таки нашел? - обрадовалась Фрося.
 
   - Скорее, она нашла меня, - ответил детектив, потирая разрастающуюся на
лбу шишку. - Кажется, в таких случаях надо приложить что-нибудь
холодненькое...
 
   - Лазерный диск! - сообразил Женя и побежал в редакцию "За вашего
здоровья".
 
   - Ну и дела!.. - пробормотал Дубов, с любопытством разглядывая
причудливо засохшую тряпку.
 
   - А что, что-то не так? - удивилась Фрося. Однако детектив не успел
ничего ответить, так как по лестнице грузно поднимался господин в красном
пиджаке и с торчащим из кармана пейджером. Это был собственной персоной
глава тогда еще мало "раскрученного" туристического агентства "Сателлит"
Георгий Ерофеев. Не обращая никакого внимания на уборщицу и детектива, он
продефилировал через фойе, а при входе в коридор чуть не столкнулся с
Женей, который нес Дубову спасительный холодненький диск.
 
   - Черт, не могут лампочки вкрутить, - проворчал господин Ерофеев и,
достав из кармана маленький фонарик, двинулся по коридору. Василий
приложил ко лбу диск и, сделав Фросе и Жене знак молчать, пошел на
цыпочках следом за турбизнесменом. Тот двигался не спеша, освещая
фонариком то чисто вымытый пол, то двери кабинетов по обеим сторонам
коридора, то пыльные квадратики подвесного потолка. Наконец господин
Ерофеев достиг последней двери и, шепотом чертыхаясь, открыл замок.
Подождав для вежливости минутку-другую, детектив небрежно постучался.
 
   - Заходите! - послышалось из кабинета. - А, это вы, Василий Николаевич,
- без особой радости поприветствовал раннего гостя господин Ерофеев. - Чем
могу быть полезен?
 
   - Скажите, у вас ничего не пропало? - без предисловий спросил Дубов.
 
   - В каком смысле? - удивился бизнесмен.
 
   - В смысле что-то ценное из кабинета, - пояснил детектив.
 
   - Ну, вы, блин, даете! - ухмыльнулся Ерофеев. - У нас ничего не
пропадет, даже если очень захочет. Видите - сигнализация, видеокамера
прямо над дверью...
 
   - А вы все-таки проверьте, - настаивал Дубов.
 
   - Чего там проверять, - досадливо махнул рукой бизнесмен. - Сейф на
месте, стол, стулья, компьютер... А, понимаю! - стукнул себя по лбу
Ерофеев. - Вы набиваете меня к себе в клиенты! Не выйдет, господин
хороший, наша фирма денег на ветер не бросает.
 
   - У меня и без вас клиентов хватает, - чуть обиженно ответил Дубов и
вышел в коридор, оставив дверь открытой. Там он встал на цыпочки,
приподнял один из квадратиков подвесного потолка и, пошарив за ним, извлек
пыльный портфель. Господин Ерофеев, с саркастической ухмылкой наблюдавший
из своего кабинета за действиями сыщика, вскочил из-за стола:
 
   - Как он туда попал?!!
 
   - Значит, все-таки я был прав? - не без ехидства произнес детектив и
небрежно кинул портфель бизнесмену. Тот, прижимая пыльное сокровище к
пиджаку, бросился к сейфу:
 
   - Нету! - завопил он еще громче. - Василий Николаич, вы спасли всю нашу
фирму! Ведь в этом портфеле находится... - Ерофеев осекся. - В общем, там
важные документы. Скажите, господин Дубов, чем я мог бы вас отблагодарить?
 
   - Ничего не надо, - махнул рукой Василий. - Ведь искал-то я вовсе не
ваши секретные документы, а Фросину швабру.
 
   - Какую еще, в натуре, швабру? - удивился Ерофеев, заботливо отправляя
портфель назад в сейф. - Причем тут швабра?
 
   Дубов деликатно присел на краешек стола:
 
   - Швабра стояла возле дверей вашего кабинета, а на одном из квадратов
подвесного потолка я заметил отпечаток на пыли в форме руки. Остальное вы
сами видели.
 
   - Да, но причем тут швабра? Никак не врублюсь, - напрягал мозги
президент фирмы.
 
   - Мокрая тряпка за несколько часов успела высохнуть и сохранила форму
последнего предмета, с которым соприкасалась, - терпеливо объяснил
детектив. - Но форму не швабры, а некоего цилиндрического предмета. Так
что мне оставалось только реконструировать ситуацию. Вор проник в кабинет,
накинул шваброй тряпку на объектив видеокамеры, вы можете потом проверить
запись, открыл сейф, взял портфель, а уходя снял с видеокамеры тряпку и
оставил швабру вместе с оной рядом с дверью. На ваше счастье, в вестибюле
в этот момент кто-то курил, и похититель на всякий случай засунул добычу
за подвесной потолок, чтобы вернуться за нею следующей ночью. Вот,
собственно, и все.
 
   - Елы-палы, как все просто! - вырвалось у господина Ерофеева.
 
   - Просто-то просто, - чуть обиделся Василий, - а ведь секретные
документы достались бы вашим конкурентам.
 
   - Извините, я хотел сказать - для вас просто, - поспешно поправился
бизнесмен. - А вы не можете заодно установить, кто был этот полночный вор?
 
   - Кто он был? - задумался на минутку детектив. - Его имени я, конечно,
не знаю, но одну примету могу назвать точно - это человек высокого роста.
 
   - Почему вы так уверены? - недоверчиво спросил Ерофеев.
 
   - Ну, это элементарно. Давайте выйдем в коридор. А теперь попытайтесь
достать до потолка.
 
   Бизнесмен вытянулся во весь рост, но до потолка смог дотронуться, лишь
подпрыгнув.
 
   - Вот видите, - радостно объяснил Дубов, - я хоть и повыше вас, но тоже
дотянулся с большим трудом. А вор был настолько высокого роста, что достал
до потолка всей ладонью - поглядите вот на этот отпечаток.
 
   - Ну, вы действительно гениальный сыщик! - восхитился Ерофеев. -
Значит, похититель был высокого роста. А другие приметы вы не можете
вычислить?
 
   - Ну почему же не могу? - Василий глубокомысленно задумался. - Значит
так, записывайте. У него темные волосы, в момент преступления был обут в
кроссовки белого цвета, а одет в джинсы и клетчатую рубашку. В общем,
вылитый дон Федерико из "Дикой Розы". Это, конечно, не ахти какие приметы,
однако лучше, чем ничего.
 
   У господина Ерофеева от изумления чуть не отвалилась челюсть:
 
   - Черт возьми, откуда?.. Как вы смогли это установить? Ну, швабра,
тряпка, высокий рост - это понятно, что в кроссовках - это вы могли узнать
по следам, но все остальное?!...
 
   Василий обаятельно улыбнулся:
 
   - Позвольте на этот раз обойтись без объяснений. У сыщика могут быть
свои маленькие тайны, а то опять скажете: "Как все просто!". - И с этими
словами детектив покинул кабинет, прикладывая к шишке лазерный диск.
 
 
   ***
 
 
   Сообщение об убийстве князя Владимира вызвало у наших путешественников
весьма сдержанную реакцию.
 
   - А я даже не знаю, Василий Николаевич, стоит ли вам заниматься этим
расследованием, - высказалась баронесса. - У меня такое ощущение, что
кому-то тут хочется всех нас вляпать во что-то очень липкое и грязное.
 
   - Да, моя профессия не для белых перчаток, - легко согласился Дубов, -
но очень возможно, что убийство князя Владимира имеет прямое отношение к
главному предмету поисков.
 
   - Так ведь Каширский отбыл в Белую Пущу, - напомнил Селезень.
 
   - Надя подтвердит, что сам Каширский обычно никого не убивает. Более
того, у него отработана своего рода трехступенчатая система совершения
убийств.
 
   - Да, это так, - подтвердила Чаликова. - И я сама была тому свидетелем.
   Каширский отдавал распоряжение своей сообщнице Глухаревой, а уж та
руководила действиями вверенного ей зомби Рогатина, который душил людей,
всовывая им в горло разные предметы. Таким образом сам Каширский к
убийству не имел как бы никакого отношения и вообще в момент совершения
мог находиться в совсем другом месте. И яркий тому пример - нашумевшее в
свое время убийство одного издателя неприличных газет, которого нашли у
дверей его же собственной квартиры с включенным вибратором в глотке.
 
   - Да, это действительно было "преступление века", - подтвердил Василий.
- Причем Каширский заблаговременно уехал, а всю черную работу проделали
его помощники - Анна Сергеевна Глухарева и зомби Николай Рогатин. Но мало
того, потом госпожа Глухарева все подстроила так, что в убийстве обвинили
совершенно постороннего человека, и только наше с Надей оперативное
вмешательство помогло снять с него это обвинение.
 
   - То есть вы предполагаете, что убийство князя Владимира - тоже дело
рук господина Каширского и его зомби? - спросил майор.
 
   - Боюсь, что все не так просто, - с сомнением покачал головой детектив.
- Действительно, "почерк" исполнителя идентичен с Рогатиным, но это не
Рогатин.
 
   - Почему? - удивился Селезень.
 
   - Рогатина позже удалось раззомбировать, и он вернулся в Москву.
 
   - Да, здесь он никак не мог оказаться, - подтвердила Чаликова. - Но,
может быть, это другой зомби, так сказать, местный?
 
   - Все может быть, - не стал спорить Василий. - Но если самого
Каширского нет сейчас в Царь-Городе, то должен быть кто-то еще, кто
указывает зомби, где, когда и кого нужно "убрать". И вообще, господа, утро
вечера мудренее.
   Давайте хорошенько выспимся, а уж утром, на свежую голову...
 
   Однако в коридоре Надя остановила Дубова:
 
   - На одну минуточку, Васенька. У меня для вас есть сообщение.
 
   - Вот как? - немного удивился детектив. - В таком случае, давайте
пройдем ко мне в комнату.
 
   - Лучше ко мне, - предложила Чаликова.
 
   - Ну что ж можно и к вам, - вздохнул Дубов.
 
   - Дело в том, что князь Владимир - это как раз тот тип, который в
Боярской Думе всех поливал из ковша, - без предисловий сообщила Надя,
когда они оказались одни в комнате.
 
   - Ну, тогда ничего удивительного, что его постиг столь печальный конец,
- кивнул Дубов.
 
   - Дело не в этом. Позже, когда мы с ним разговорились в кулуарах, он
пригласил меня на рандеву. Я, конечно, решительно отказалась, а он так
нагло заявил: "Вечером я буду ждать вас под крыльцом в доме Рыжего. Там я
задеру вам юбки и покажу, на что способен член Боярской Думы!". Я,
конечно, послала его подальше, но он, как видно, сдержал свою угрозу. Не в
смысле задрать юбки, а в смысле ждать под крыльцом.
 
   - Значит, князя Владимира сгубила его же собственная похотливость, -
удовлетворенно отметил детектив. - Да, но не сам же он затолкал себе в
глотку кусок мыла? Значит, убийство произошло под крыльцом, то есть труп
туда никто не подсовывал, а он сам себя туда доставил. Но кто его задушил?
   - задумался Василий. - Наденька, кто-нибудь присутствовал при вашей
беседе с князем Владимиром?
 
   - Ну да, чуть ли не половина Думы. Он ведь просто бравировал
собственным непотребством!
 
   - Это еще больше осложняет дело. Ну ладно, идемте спать. А уж завтра
приступим к настоящему следствию.
 
   Но Надя мягко удержала его за руку. В ее глазах читалась неуверенность.
 
   - Наденька, вы хотите мне еще что-то сказать? - наклонился к самому ее
лицу Василий, заглядывая в ее большие темные глаза.
 
   - Мне страшно, - тихо прошептала Чаликова.
 
   - Наденька, не бойся, я же рядом с тобой, - осторожно обнял ее Василий.
- И я буду все время рядом с тобой. И я перегрызу горло всякому, кто
причинит тебе зло.
 
   - Васенька, не в этом дело, - всхлипнула Надежда, уткнувшись в его
крепкое плечо. - Мы в чужом мире. Совсем чужом. И неизвестно, вернемся ли
обратно.
 
   - Вернемся, - твердо сказал Василий, хотя и у самого от такой мысли на
сердце заскребли кошки. Но его уверенный тон все-таки несколько успокоил
Надю. Она последний раз всхлипнула, смешно, как девчонка, шмыгая носом. И
жарко шепнула в его ухо:
 
   - Васенька, не уходи сейчас, побудь со мной.
 
   - Я не ухожу, моя милая, я с тобой, - погладил ее по шелковистым
волосам Василий.
 
   - Я хочу, чтобы ты всегда был со мной, - страстно шептала Надежда. -
Чтобы ты трогал мои волосы. Прикасался к моим рукам. Обнимал меня. Нет!
   Крепко сжимал меня в своих объятиях. Крепко. Очень крепко. Так, чтобы
весь мир сжался в твоих объятиях. И мы с тобой одни на целом свете.
 
   - И мы одни на целом свете, - как эхо, отозвался Василий.
 
   И поцелуй завершил их сумбурный разговор. В темной горнице. Посреди
иного мира, в ином измерении. Двое любящих слились в нежных объятиях. И
какое дело любви до пространства и времени.
 
 
   ***
 
 
   Когда утром Василий, сладко потягиваясь после недолгой ночи, вышел на
роковое крыльцо, там уже находился глава сыскного приказа. Правда, на этот
раз он был без своих помощников.
 
   - Ну, Пал Палыч, что-нибудь прояснилось? - спросил Дубов.
 
   - Ничего, Василий Николаич, - признался Пал Палыч, - полная непонятица.
 
   - Да уж, у вас, наверное, не так часто убивают деятелей столь высокого
полета, - заметил Василий.
 
   - Какое там! - фыркнул глава приказа. - Чуть не каждую неделю - то
кого-нибудь из бояр зарежут, то в Кислоярку столкнут, а то и отравным
зельем обпоят... Ну да все это дела житейские, но чтобы так вот - сунуть в
глотку кусок мыла, да под крыльцо, да еще в тереме самого Рыжего, да средь
бела дня... - С этими словами Пал Палыч полез под крыльцо. - О, да тут
кое-что есть!
 
   - Вещдоки? - деловито спросил Василий.
 
   - Что-что?
 
   - Ну, вещественные доказательства.
 
   - Да нет, не совсем. Я вижу, тут на земле ясные отпечатки сапог, именно
таких, какие были на покойном князе Владимире, и еще круглое углубление...
   Как будто он тут вначале не лежал, а сидел.
 
   - А если он кого-нибудь там ожидал? - осторожно, чтобы ненароком не
впутать в это дело Чаликову, предположил Дубов.
 
   - Да, похоже, что так. И этот кто-то явился на свидание не с самыми
добрыми намерениями. - Пал Палыч вылез из-под крыльца. - Значит, на
покойного напали либо внезапно, со спины, либо убивец - человек, которому
он всецело доверял, или, скажем так, от которого не ожидал нападения.
 
   Сердце Василия сжалось: "А что если Надя не сказала мне всей правды?
   Например, явилась на свидание - из любопытства или из журналистского
интереса, тот стал к ней приставать, вот она его... Да нет, кусок мыла был
засунут ему в глотку так крепко, что здоровый мужчина его с трудом вытащил.
   Хотя, с другой стороны, опасность удваивает силы..."
 
   Вслух же Василий сказал:
 
   - Никак не могу понять, любезнейший Пал Палыч, как это случилось, а
главное - кому это нужно.
 
   - А, не берите в голову. Лично меня в этом деле привлек лишь способ
исполнения, - признался Пал Палыч. - А что касается "кому нужно?" - то это
уж вопрос посложнее.
 
   - Но князь Владимир, как я слышал, стоял в оппозиции, то есть, в общем,
не особо поддерживал царя Дормидонта и господина Рыжего, не так ли? - не
то спросил, не то констатировал Василий. Пал Палыч пренебрежительно махнул
рукой:
 
   - Я в ихние дрязги не вникаю. Знаю только, что и у Государя, и у Рыжего
есть враги поважнее, чем князь Владимир.
 
   Тут на крыльце появились госпожа Хелена, майор Селезень и Надя Чаликова
в сопровождении Рыжего. Судя по одеяниям, все четверо отправлялись в город.
 
   - Пошел наводить порядок в вооруженных силах! - гаркнул майор и
строевым шагом, от которого чуть не обвалилось злосчастное крыльцо, двинул
по улице.
 
   - А я, как всегда, в архив! - радостно пропела баронесса и поспешно
удалилась следом за майором.
 
   - А вы, Наденька? - спросил Дубов.
 
   - Пойду посмотрю, чем живет Царь-Город. Может, потом какую статейку
накропаю.
 
   - Только будьте осторожны, - понизив голос, попросил Дубов. - После
случая с князем Владимиром всего чего можно ждать.
 
   - Вася, вы полагаете, что его убийство имеет к нам какое-то отношение?
- тревожно глянула на детектива Чаликова.
 
   - Во всяком случае, не исключаю, - не стал тот вдаваться в подробности.
   - Так что будьте особо внимательны и не поддавайтесь ни на какие
провокации.
 
   - Будет исполнено! - усмехнулась Надя.
 
   - Ну, как идет следствие? - поинтересовался Рыжий, когда гости
разошлись по своим делам.
 
   - Так себе, - ответил Пал Палыч. - Похоже, опять ничего не найдем.
 
   - Но искать будем! - оптимистично заявил Дубов.
 
   - Ищите, - одобрил Рыжий и, наклонившись к Василию, понизил голос: -
Только не допоздна. Возможно, уже завтра утром вам отправляться в путь. -
И Рыжий направился в сторону своего экипажа, который ждал его на улице
напротив крыльца.
 
   - Подвезите и меня до приказа, - попросил Пал Палыч.
 
   - Да ради бога! - беспечно махнул рукой Рыжий, и карета, бренча по
бревнам, будто расстроенное фортепьяно, скрылась за поворотом. А Василий
заглянул под крыльцо - но не обнаружил там ничего заслуживающего внимания,
кроме того, что уже заметил и отметил глава сыскного приказа.
 
 
   ***
 
 
   - А в конце-то концов, чего я тут голову себе дурю, - пробормотал Дубов.
   - Лучше прогуляюсь по городу.
 
   Василий по опыту знал, что если какое-то расследование зашло в тупик,
то не следует зря "перегревать" мозги, а лучше всего отвлечься на
что-нибудь совсем другое. И если в "своем" мире Василий Николаевич мог,
например, съездить на природу, хоть в "Жаворонки" к писательнице Ольге
Ильиничне Заплатиной, то здесь ему ничего другого не оставалось, как
переодеться в сообразный эпохе кафтан и отправиться в центр города.
 
   Едва Василий завернул на соседнюю улицу, как его глазам предстало
величественное шествие, достойное известной басни Крылова: прямо по улице
запряженная тройка тащила, вернее, катила невиданного в здешних краях
зверя.
   Разумеется, невиданного для народа, с изумлением наблюдавшего за
происходящим. Дубов же тотчас узнал "Джип" майора Селезня, только на
переднем сидении вместо майора сидел и не очень умело крутил баранку
незнакомый человек с густыми темными кудрями. А из толпы доносились
возгласы:
 
   - Опять народу забижательство готовят!..
 
   - Глянь-ка, Борька внутри - да это опять выдумки рыжего черта!..
 
   - Все они заодно!..
 
   - Ничего, вот ужо придет князь-Григорий да задаст им трепку!..
 
   - Да уж, похоже, что князя Григория здесь ждут не дождутся не только
воеводы с боярами, - вздохнул Василий и свернул в ближайший переулок. И
тут он увидел Чаликову - она была чудо как хороша в длинном сером платье и
в высокой шапке, слегка отороченной лисьим мехом. "Да, эта женщина - на
все времена", с нежностью подумал Василий и не спеша двинулся следом за
Чаликовой, грациозно ступавшей кожаными сапожками по переулочной грязи. Но
тут из дыры в заборе вынырнул какой-то субъект в лохмотьях, напоминавший
кислоярского бомжа, и о чем-то заговорил с Чаликовой. Дубов спрятался за
выступ мрачной избы, выдвигавшейся из общего ряда строений почти на
проезжую часть, и наблюдал, готовый в любой момент броситься на помощь
Наде. Однако та, несколько минут поговорив с "бомжом", спокойно пошла
дальше, а ее подозрительный собеседник вновь нырнул в дыру.
 
   "Странно, о чем они говорили? - ломал голову Василий. - А впрочем, Надя
ведь собиралась пообщаться с разными слоями здешнего общества. Не все же с
боярами тусоваться". - И детектив, чтобы не мешать журналистке выполнять
свой профессиональный долг, вернулся на большую улицу. Поскольку необычная
упряжка уже проехала, то там было спокойно и почти безлюдно.
 
   И тут Дубов увидел, как по улице раскованной, чтобы не сказать больше,
походочкой фланирует некий господин с аляповатым красным крестом поверх
весьма дорогой одежды. Вспомнив рассказ Нади об этом странном боярине,
Василий почти машинально пошел следом за ним и очень скоро оказался перед
входом в собор - тот самый храм Ампилия Блаженного, который показывал ему
Рыжий. Осенившись истовым крестным знамением, господин вошел в церковь.
 
   "Ну, сейчас его оттуда выставят с треском", злорадно подумал Василий,
но поскольку это его пророчество не сбылось и через пять, и через семь
минут, то детективу не оставалось ничего другого, как войти следом.
 
   В церкви шел обряд отпевания - батюшка с клиром дьячков читали отходную
убиенному рабу божию Володимиру, каковой смиренно возлежал в роскошном
гробу среди немногочисленных провожающих, в одном из коих Дубов увидел
господина с ярким крестом. В покойнике же он узнал князя Владимира.
 
   Недолго думая, детектив подошел к скорбящим провожающим и вежливо отвел
господина с крестом в сторону.
 
   - Я - частный сыщик Дубов, - вполголоса представился он. - Расследую
убийство князя Владимира.
 
   - Боярин Андрей, - представился в ответ его собеседник. - Чем могу
служить?
 
   - Как вы думаете, почему погиб князь Владимир? - с ходу приступил к
делу Василий.
 
   - Ей-богу, не знаю, - совершенно искренне пожал плечами боярин Андрей.
- Но его не должны были убить.
 
   - В каком смысле?
 
   - Ой, да вы меня не слушайте, я вечно несу всякую околесицу. Особенно
сегодня, в такой печальный день... - Боярин Андрей глянул на покойника и
умильно прослезился.
 
   "А ведь эта фраза у него вырвалась не случайно, - подумал Василий, -
надо ее запомнить: Князя Владимира не должны были убить". А вслух он задал
следующий вопрос:
 
   - Господин боярин Андрей, знаком ли вам некто маг и чародей Каширский?
 
   - О, еще как знаком! - ответствовал боярин гораздо громче, чем это
полагалось в храме, да еще и на панихиде. - Прекрасный человек. Именно он
подарил мне это средство от порчи и сглаза. - Боярин Андрей
продемонстрировал свой крест - и только тут Дубов заметил, что он был
пластмассовым и явно изготовлен в том мире, откуда Василий прибыл.
 
   - Ну и как, помогает? - заинтересовался Дубов.
 
   - Еще как! - воскликнул боярин, но, заметив укоризненные взгляды
батюшки, дьячков и, как показалось Василию, покойника, сделал постное лицо
и скорбно перекрестился.
 
 
   ***
 
 
   На этот раз обед в доме Рыжего состоялся несколько позже обычного и,
будучи по форме обедом, по сущности скорее представлял собою ужин: сам
хлебосольный хозяин задержался на государственном поприще, баронессу почти
невозможно было вытащить из ее любимого древлехранилища, а майор так
увлекся разработкой новой царь-городской оборонной концепции, что совсем
забыл про обед.
 
   Дубов и Чаликова, вернувшиеся из города раньше других, успели
обменяться впечатлениями.
 
   - Сегодня ко мне на улице подошел один бедно одетый человек, -
доверительно сообщила Надя.
 
   - И это случилось в Староконюшенном переулке, неподалеку от многоглавой
церкви Ампилия Блаженного, - подхватил Василий.
 
   - А откуда вы знаете? - удивилась журналистка.
 
   - Пусть это останется моей маленькой профессиональной тайной, -
загадочно ответил Дубов. - И о чем вы с ним говорили?
 
   - Собственно, говорил в основном он. Речь шла о том, что мы с вами не
должны доверять Рыжему и что убийство князя Владимира - это западня для
нас. В конце он сказал: "Я вас предупредил, а дальше - как знаете" и
нырнул в заборную дырку.
 
   - Ну, стоит ли такое особенно брать в голову! - пренебрежительно сказал
Василий. - Это все интриги здешних политиканов, которые грызутся друг с
другом, как тараканы в банке, а заодно пытаются втянуть в свои делишки и
посторонних. Все как у нас! Лучше, Наденька, расскажите мне, какое
впечатление на вас произвели покойный князь Владимир и боярин Андрей.
   Кстати, вы заметили, что его огромный крест сделан из пластмассы? Если
я не путаю, пару лет назад на кислоярском рынке кооператоры продавали
такие по доллару штука.
 
   - А я думала, что он деревянный.
 
   - Между прочим, этот крест боярину Андрею подарил ни кто иной как
Каширский.
 
   - Ах, вот оно что...
 
   - Да, но вернемся к нашим боярам. Так каково ваше мнение о них?
 
   Надя на минутку задумалась:
 
   - Ну, если в личном отношении - то, прямо скажем, не самое
благоприятное.
   А князь Владимир - так и вовсе самое что ни на есть омерзительное, хоть
о покойниках и не говорят плохо.
 
   - Но, может быть, есть нечто, что объединяет Владимира и Андрея? -
задал Василий наводящий вопрос.
 
   - Да... Знаете, Вася, я, конечно, не успела достаточно разобраться в
хитросплетениях здешней политической жизни, да это и невозможно, но
поняла, что у Государя и его правительства, в котором немалую роль играет
наш друг Рыжий, очень сильная, хотя и весьма разношерстная оппозиция. Не
знаю, как в других слоях общества, но в Боярской Думе - точно. Ну,
например, царь-городский голова князь Длиннорукий - это очень солидный и
влиятельный господин. А князь Владимир с боярином Андреем... Расскажу о
том, что сама видела вчера на заседании Думы. Один боярин, уж не помню,
как его звали, начал чуть не на счетах доказывать нерентабельность неких
нововведений, предлагаемых людьми Рыжего. И когда большинство Думы почти
уже было готово с этими доводами согласиться и отклонить предложение
правительства, как вскочил князь Владимир и с криком "Банду Рыжего - под
суд!" окатил представителя правительства бражкой из жбана.
 
   - И что он, держал полный жбан наготове?
 
   - Да, и у меня создалось впечатление, что эти действия он предпринял не
спонтанно, а они заранее были заготовлены и чуть ли не отрепетированы. А
когда князя Владимира вывели, порядок более-менее установился и прения
продолжились, то поднялся боярин Андрей и, потрясая своим крестом, выдал
целую речь. Я ее даже записала, чтобы не забыть. - Надя достала
журналистский блокнот и с выражением зачитала: "Что тут нам эти мерзавцы
зубы заговаривают! Жили мы тысячу лет без канализации и еще столько же
проживем. Да, жили по уши в дерьме, но это ведь наше, собственное,
царь-городское дерьмо!", и так далее в том же духе с грубыми нападками на
Рыжего и его помощника, некоего Борьку. У меня такое впечатление, - чуть
запнувшись, продолжала Надя, - что деятели вроде князя Владимира своими
выходками не столько вредят правительству, сколько дискредитируют
оппозицию.
   То ли по глупости, то ли... - Надя не договорила.
 
   - Неужели?.. - вырвалось у Дубова. - Но тогда слова Андрея, которые он
случайно обронил в церкви, обретают совсем другой смысл. И вообще, вся эта
история становится еще более запутанной.
 
   - В каком смысле? - не совсем поняла Чаликова, но Василий не успел
ответить, так как в этот момент в гостиную вмаршировал майор Селезень, и
разговор как бы сам собой перескочил на оборонно-концептуальные рельсы.
 
 
   ***
 
 
   За поздним обедом Рыжий вновь радушно потчевал дорогих гостей
царь-городскими разносолами, но видно было, что его мысли заняты чем-то
другим.
 
   - Господин Рыжий, - обратился к хозяину майор Селезень, - как там
насчет моего "Джипа"?
 
   - Уже в городе, Александр Иваныч, - ответил за Рыжего Дубов. - А
кстати, что это за кудрявый господин сидел за рулем?
 
   - Ну, это Борька, мой помощник, - оторвался от своих дум Рыжий. - Между
прочим, ему ваш "Джип" так приглянулся, что он загорелся идеей наладить
производство таких же, но своих, и пересадить на них бояр и весь чиновный
люд.
 
   - Бесполезно! - махнула рукой баронесса Хелен фон Ачкасофф. - Если уж
они так в штыки приняли идею канализации...
 
   - Без канализации нет цивилизации! - прогудел Селезень.
 
   Когда безмолвные слуги унесли остатки обеда и на столе появился
огромный медный самовар, Рыжий приступил к главному:
 
   - Итак, господа, завтра утром - начало операции "Троянская невеста".
   Предупреждаю сразу - путешествие сопряжено с определенным риском, и у
вас еще есть время отказаться. - Так как никто отказываться не собирался,
Рыжий продолжал: - Прекрасно. Стало быть, завтра утром мы с вами будем
свидетелями мелодраматического прощания Дормидонта Петровича с царевной
Танюшкой, после чего она в сопровождении высокопоставленной свиты отъедет
из Царь-Города. А следом за ней с небольшим интервалом отправитесь и вы.
Замена произойдет через несколько верст в загородной правительственной
резиденции.
 
   - Если не секрет, сами августейшие персоны в курсе ваших хитроумных
планов?
   - поинтересовалась Чаликова.
 
   - Танюшка в курсе, - с готовностью ответил Рыжий, - а Дормидонт
Петрович пока что нет. По имеющимся сведениям, наша столица буквально
наводнена соглядатаями князя Григория, и потому надо, чтобы все было как в
натуре. А ведь чувства родителя, отдающего свое дитятко черт знает в какие
руки, нарочно не сыграешь! Теперь относительно вашего путешествия. Из
Царь-Города к замку князя Григория ведет дорога, весьма запущенная, но
проехать по ней все-таки можно.
 
   - Эх, жаль, "Джипик" мой сломался, - шумно вздохнул майор.
 
   - Боюсь, князь Григорий не понял бы юмора, если бы царевна прибыла к
нему на "Джипике", - заметил Рыжий. - В общем, старайтесь с дороги никуда
не сворачивать, и все будет в ажуре. Я вам дам провожатого, который не
только доставит вас к месту назначения, но и поможет решить как наши, так
и ваши проблемы. - Рыжий многозначительно глянул на Дубова. - Да-да-да, в
том числе и с поимкой господина Каширского. Всего дотуда пути двое суток -
если завтра поутру отправитесь, то послезавтра к вечеру окажетесь на
месте. Ну, если не очень торопиться, то можете еще и часть третьего дня
прихватить.
 
   - А как по-вашему - лучше торопиться, или не спеша? - спросила
баронесса.
 
   - Не спеши, а то успеешь. Тише едешь - шире морда, - смачно заявил
майор Селезень.
 
   - По существу я присоединяюсь к мнению майора, - кивнул Рыжий, - хотя и
не в столь инфернальной форме. В общем-то спешки особой нет, ведь князь
Григорий не ставил каких-то определенных сроков. Но, конечно, и особо
медлить тоже не стоит. В этом вопросе вам лучше всего положиться на
провожатого, с которым я вас познакомлю утром. А сейчас я посоветовал бы
вам отправиться ко сну - завтра вас ждут великие дела.
 
   - Жаль только, что я так и не довел до конца дело об убийстве, -
вздохнул Дубов, подымаясь из-за стола.
 
   - Ну ничего, когда вернетесь, тогда и доведете, - утешил его Рыжий. - А
нет - тоже ничего страшного.
 
   "Интересно, в каком смысле ничего страшного - что не доведете или что
не вернетесь?", усмехнулся про себя Дубов.
 
 
 
 
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
 
 
   В ПУТИ
 
 
 
   Ночь перед отъездом, в отличие от предыдущей (а тем более позапрошлой),
оказалась для наших путешественников вполне благополучной - во всяком
случае, их покой никто не потревожил, и утром они чувствовали себя
готовыми к новым головокружительным приключениям.
 
   Сразу же после завтрака Рыжий повез своих гостей к царскому терему,
перед парадным входом которого уже вовсю шла церемония прощания с
царевной. Царь Дормидонт, представительный седовласый мужчина в роскошном
пурпурном одеянии и в золотой короне, слегка съехавшей на одно ухо,
прощался с дочкой Танюшкой - высокой вертлявой девицей явно не первой
молодости. Она была одета в скромное серое платье, какое в Царь-Городе
носили многие женщины, и лишь аляповатый брильянтовый перстень выдавал ее
происхождение и состояние.
 
   Мизансцену достойно довершала массовка - благообразно-длиннобородые
бояре, нарумяненные боярыни и стрельцы, ненавязчиво отгонявшие простой
народ, пришедший разделить со своим Государем горечь утраты.
 
   - Прощай, дщерь моя ненаглядная, - нараспев говорил Дормидонт Петрович.
- На кого ж ты меня, понимаешь, покидаешь? Светик мой ясный, на кого ж ты
отцветаешь?!
 
   - Не плачь, батюшка, не плачь, родимый, - голосила в ответ Танюшка. -
Не навек расставаемся, не навек разлучаемся. - При этом, как показалось
Наде, царевна хитро подмигнула Рыжему, который, скорбно склонив голову,
наблюдал за происходящим.
 
   - Вся эта сцена напоминает мне какой-то мексиканский телесериал, -
вполголоса заметил Дубов. - Только не помню какой. Что-то вроде прощания
Луиса Альберто с Просто Марией.
 
   - Скорее, что-то бразильское, - оценивающе оглядев сцену, пробурчал
Селезень.
 
   Государь трижды крепко расцеловал Танюшку и, ссутулившись, шаркающей
походкой поплелся в свой осиротевший терем.
 
   А Танюшка, встав посреди площади, низко поклонилась на все четыре
стороны и села в роскошную позолоченную карету, запряженную тройкой белых
коней.
   Следом за царевной туда влезли еще несколько человек, и экипаж
тронулся, сопровождаемый напутственными рыданиями бояр и простого народа.
Боярин Андрей по такому случаю даже снял свой огромный крест и принялся
усердно им размахивать.
 
   - Ну все, пора и нам, - сказал Рыжий, когда пыль улеглась и народ,
поняв, что представление закончилось, начал понемногу разбредаться.
 
   В карете Рыжего находилось новое лицо - невзрачного вида человек
средних лет, одетый в точно такой же "ямщицкий" кафтан, какой был на
кучере в царевниной карете.
 
   - Это и будет ваш провожатый, - представил его Рыжий. - Официально -
царский возница, а де-факто - тот самый колдун, который поможет вам,
госпожа Чаликова, сохранить вашу девичью честь, а вам, господин Дубов -
справиться с нашим общим приятелем Каширским. Так что прошу любить и
жаловать - господин Чумичка.
 
   - Ха-ха! - проскрежетал господин Чумичка. - Уж дайте мне добраться до
этого Каширского...
 
   - А что, у вас с ним свои личные счеты? - смекнула Чаликова.
 
   - Да-да, и это тоже, - торопливо сказал Рыжий. - Но об этом Чумичка вам
расскажет по дороге, если, конечно, пожелает. А сейчас нам пора ехать. И,
пожалуйста, не удивляйтесь, чему бы ни пришлось вам стать свидетелями
через каких-нибудь полтора часа.
 
   - Есть ничему не удивляться! - громогласно отрапортовал Селезень.
 
   Вскоре карета проехала сквозь городские ворота, но не с той стороны,
откуда наши путники вошли в Царь-Город, а с противоположной. Василий,
однако же, заметил, что охраняли их те же самые стрельцы, только на сей
раз они были куда вежливее, чем два дня назад, и даже пожелали счастливого
пути.
 
   Дорога, ведущая на запад от Царь-Города, поначалу оказалась и шире, и
изъезженнее, и многолюднее, чем та, по которой Дубов и его спутники
добирались в город от Горохового городища. Рыжий охотно пояснил:
 
   - По той дороге вообще никто не ездит и не ходит. Считают, что в районе
Холма Демонов водится нечистая сила, а дальше - край света, где обитает
страшный и прожорливый Змей Горыныч, который поедает всех, кто приблизится
к его владениям.
 
   - Бабкины сказки! - вновь заявил майор Селезень. Видимо, все чудеса
последних дней не произвели на него никакого впечатления.
 
   - Сказки-то сказки, но когда мои люди узнали, куда нужно отправляться
за вашим "Джипиком", Александр Иваныч, то поначалу отказались наотрез. А
ведь они далеко не робкого десятка. И только личный пример моего помощника
Борьки заставил их туда идти. А что поделаешь - вековые предрассудки! Это
ведь не крапива, их так просто не выполоть.
 
   Вскоре огороды и ветхие избы по обеим сторонам дороги стали встречаться
все реже, а затем перелески, перемежавшиеся возделываемыми полями, перешли
в густой лес, подступивший к тракту сначала с одной, а затем и с другой
стороны.
 
   Через час с небольшим дорога сделала очередной изгиб, и взору путников
открылся ее прямой участок, вытянувшийся через дремучий лес, будто тонкая
струнка. Теперь было видно, что за версту вперед, поднимая пыль, кто-то
едет.
 
   - Да-да, это карета Татьяны Дормидонтовны, - подтвердил Рыжий. - Так
что, любезнейший Чумичка, прибавь ходу.
 
   Чумичка подстегнул лошадей, и расстояние между экипажами понемногу
стало сокращаться. И вдруг майор Селезень, наблюдавший за дорогой через
полевой бинокль, обнаружил, что царевниной кареты нет.
 
   - Уж не испугались ли они нас? - забеспокоился майор.
 
   - Ни в коем разе, - хмыкнул Рыжий. - Просто они свернули налево, там у
них первая остановка.
 
   - А, ну да, вы же говорили - загородная правительственная резиденция, -
припомнил Дубов.
 
   - А точнее, охотничья изба Дормидонта Петровича, - подхватил Рыжий. -
Он тут иногда отдыхает от государственных дел, ловит рыбку в пруду, играет
в лапту...
 
   - А что это такое - лапта? - удивилась Чаликова.
 
   - Кажется, что-то вроде нашего тенниса, - не очень уверенно пояснил
Дубов.
 
   Тем временем карета свернула на узкую дорогу, примыкавшую к тракту с
левой стороны. Вскоре показалась и охотничья изба, имевшая вид весьма
богатого терема с резной крышей и коньком наверху. На лужайке перед
теремом были расставлены столы, за которыми чинно трапезничала царевнина
свита.
 
   - Ленч на свежем воздухе - это совсем недурственно, - заметил Селезень,
который по-прежнему не расставался с биноклем. От вооруженного взгляда
майора не укрылась и сама царевна Танюшка. Она грациозно прохаживалась по
травке, но лицо ее неизменно было повернуто в сторону большой дороги.
 
   - А теперь глядите, что будет, - сказал Рыжий.
 
   Едва карета въехала на лужайку и остановилась неподалеку от царского
экипажа, из терема выскочили с десяток людей, вооруженных дубинками и
секирами, и в черных платках, натянутых на лица.
 
   - Все ясно, спецназ, - со знанием дела прокомментировал майор Селезень.
 
   - Руки за голову! - скомандовал главный "спецназовец", у которого
из-под повязки пробивались темные кудри.
 
   - Борька?! - неуверенно спросил Василий. - Ваш помощник?
 
   - Этого я не говорил, - ухмыльнулся Рыжий. - Вы сами догадались.
 
   Тем временем люди в повязках, ласково подталкивая царевну и ее
сопровождающих дубинками в спину, увели их в дом.
 
   - На расстрел? - ужаснулась баронесса, вспомнив трагическую судьбу
семьи Николая Второго.
 
   - Переодеваться, - успокоил ее Рыжий. - Им выдадут другую одежку, а вы
облачитесь в ихнюю.
 
   - Но они же все расскажут царю! - удивленно воскликнул Василий.
 
   - Разумеется, расскажут, - удовлетворенно кивнул Рыжий, - но не сегодня
и даже не завтра. Придется им побыть, так сказать, под домашним арестом до
вашего возвращения из Белой Пущи. И тогда Дормидонт Петрович обнимет свою
ненаглядную Танюшку, а вас по-царски наградит. Уж об этом-то я позабочусь.
 
   - Мы согласились на эту авантюру вовсе не ради денег, - чуть обиженно
заметила Чаликова.
 
   - Да-да, конечно, - поспешно согласился Рыжий. - Однако всякий труд...
   Ага, вот и одежда.
 
   Действительно, Борька и его архаровцы вынесли из терема и сложили прямо
перед царской каретой одеяния Танюшки и ее придворных.
 
   - Ну что ж, милости прошу в карету... Ваше Высочество! - широким жестом
пригласил Рыжий Чаликову. Надя, Василий, баронесса и майор пересели в
роскошную карету царевны, колдун Чумичка занял место кучера, а
"спецназовцы"
   подали путешественникам их новые платья.
 
   - Переоденетесь по дороге, - дал последние торопливые напутствия Рыжий.
- Во всем полагайтесь на Чумичку, он человек верный - и все будет в ажуре.
 
   - Н-но, эх, залетные! - будто заправский ямщик, прокричал Чумичка, и
царская карета легко стронулась с места. И уже через несколько минут лихая
тройка несла ее по большой дороге - навстречу новым неизведанным
приключениям.
 
 
   ***
 
 
   Когда стрелки на "Командирских" часах Селезня доползли до часу
пополудни, майор предложил:
 
   - Давайте сделаем привал. Заодно и переоденемся.
 
   - Но ненадолго, - с опаской покачала головой баронесса фон Ачкасофф. -
Не нравятся мне эти леса, больно уж дремучие.
 
   - А мы далеко в лес не полезем, - ответил майор. - Мальчики направо,
девочки налево...
 
   Через несколько минут путешественники смогли по достоинству оценить
свои новые наряды: бравый майор красовался в красно-синем мундире
царь-городского воеводы, баронесса Хелен фон Ачкасофф удивленно оправляла
на себе пышное платье придворной статс-дамы с многочисленными оборками и
рюшами, а детектив Дубов гляделся, может быть, и не совсем естественно, но
весьма живописно в ярком камзоле Государева тайного советника. Лишь
Чаликова переоделась в скромное походное платье, которое ей, впрочем, шло,
как будто специально по ней было шито.
 
   - Подвенечное я решила оставить до свадьбы, - как бы оправдываясь,
пояснила Надя.
 
   Однако презентацию модных показов пришлось прервать - со стороны кареты
явственно донесся сдавленный стон. Мгновенно обернувшись, Василий увидел,
что связанный по рукам и ногам Чумичка с кляпом во рту лежит прямо на
дороге, а в карете хозяйничают какие-то наглые оборванцы.
 
   - Эй вы там, кыш отсюда, пока я добрый! - гаркнул майор, да так, что у
его спутников аж уши заложило.
 
   Из кареты вылез какой-то совсем уж задрипанный мужичок - маленький,
лысенький, с выступающими вперед кривыми зубами.
 
   - Ну что, гости дорогие, - ехидно ухмыляясь, заговорил он высоким
скрипучим фальцетом, - добро пожаловать в наши леса-лесочки. Много мы
богатеньких пограбили, но таких, как вы - в первый раз. Да не пужайтесь,
убивать не будем, если, хе-хе-хе, прилично себя поведете, а вот
имуществом, пограбленным у бедного люда, поделиться придется!
 
   - Знаете ли вы, кто мы такие?! - возмутилась баронесса.
 
   - Знаем-знаем, угнетатели трудового народа! - с пафосом заявил
задрипанный мужичок. - Ну ничего, поделитесь как миленькие, никуда не
денетесь...
 
   - Да знаешь ли ты, подонок, с кем разговариваешь! - не выдержала и
Чаликова. - С царевной Татьяной Дормидонтовной, невежа, пес смердячий! Да
стоит мне сказать батюшке...
 
   - Ах, дорогая царевнушка! - с шутовской фамильярностью полураскланялся
мужичок. - Боже правый, кого мы видим, кого лицезреем... Да ваш тятенька и
есть главный мироед и угнетатель. Так что стоять и не вякать! А не то
отдам Ваше Высочество на поруганьице своим молодцам...
 
   - Двум поруганиям не бывать, а одному не миновать, - философски
вздохнула Чаликова.
 
   Тем временем молодцы тоже выбрались из кареты и стали подтягиваться
ближе к тому месту, где их атаман вел задушевную беседу со своими жертвами.
   "Молодцы" гляделись весьма живописно и напоминали скорее бродячих
актеров, наряженных в костюмы из разных спектаклей. Поверх рваных рубах
были одеты как тулупы, так и боярские шубы, а на ногах - от лаптей до
женских сапожек.
   Хотя при ближайшем рассмотрении один из молодцев, в кожаном армяке и с
самокруткой в зубах, оказался дамой - правда, очень уж грубого вида. На
вооружении этой освободительной от имущества армии имелось всевозможное
оружие: ржавые сабли, серпы, самострелы и вилы. У атамана же за широким
поясом были заткнуты два большущих кухонных ножа. Для солидности.
 
   - Ни хрена нет, Петрович, - сообщил один из них, самый оборванный, но в
новых сапогах явно не со своего плеча, - разве что колымага из чистого
золота.
 
   - Будем изымать колымагу! - решительно заявил главарь. - Кстати,
позвольте представиться: Соловей Петрович, потомственный лиходей и
душегуб, заступник всех бедных и угнетенных.
 
   - "Все поделить" и "грабь награбленное", - печально констатировала
баронесса. - Ничего нового история изобрести так и не смогла.
 
   Между тем Василий заметил, что предоставленный самому себе Чумичка,
каким-то образом высвободив одну руку и вынув изо рта кляп, пытается
делать какие-то жесты и что-то шептать. Эти колдовские манипуляции вскоре
привели к тому, что в самый разгар политэкономической дискуссии раздался
душераздирающий гром, а с безоблачных небес изверглась громадная молния,
которая тут же испепелила в прах одного из разбойников-экспроприаторов.
Остальные тут же бросились врассыпную и исчезли в густом лесу - кроме
самого Соловья Петровича, которого Дубов схватил в охапку и держал
намертво. А баронесса с Надей тут же кинулись развязывать Чумичку.
 
   - Василий Николаевич, вам помочь? - как ни в чем не бывало спросил
майор.
 
   - Спасибо, Александр Иваныч, сам справлюсь, - ответил Дубов. - А вы
покамест проверьте, все ли приданое на месте.
 
   - Эй вы тут, полегче! - вдруг захорохорился Петрович, оклемавшись от
громового потрясения. - А то я сейчас как свистну...
 
   - Я те свистну! - голосом, не предвещавшим ничего хорошего, произнес
майор Селезень. - Я те щас так свистну, что света белого не взвидишь! - И
вместо собственных пальцев Соловей Петрович ощутил во рту здоровенный
майорский кулак - предмет, мало приспособленный для извлечения свистящих
звуков.
 
   - Я старый больной человек, - заныл Петрович, изымая изо рта нечаянно
выбитый майорским кулаком зуб, - зачем вы со мною так?! Я ведь хотел как
лучше, чтобы всем все поровну...
 
   - А вышло как всегда, - перебил Дубов. - Александр Иваныч, а ну его к
лешему, нам пора ехать.
 
   - И то правда, - согласился майор и, дав Петровичу дружеского пинка, от
которого тот с диким воплем полетел в чащобу, Александр Иваныч двинулся
вослед за Василием к изрядно пограбленной карете.
 
 
   ***
 
 
   Вскоре удалая тройка вновь мчала золотую карету сквозь густые леса.
Колдун Чумичка затянул какую-то заунывную песню, а пассажиры обсуждали
последнее происшествие.
 
   - Кого-то мне этот Соловей Петрович напоминает, - неуверенно произнесла
Надя. - Вот только никак не припомню, кого.
 
   - Всех экстремистов, вместе взятых, - подсказала баронесса.
 
   - Ну, их-то уж своим путем... Что это?
 
   - А что? - насторожился майор. - Опять разбойники?
 
   - Да нет, прислушайтесь, что поет наш Чумичка.
 
   Пассажиры прислушались - и действительно, голос Чумички не очень
музыкально, но старательно выводил песню, слова и мелодия которой
показались им очень знакомыми:
 
 
   - Вечерний звон, вечерний звон, 
   Как много дум наводит он...
 
 
   - Странно, - покачал головой Василий. - Неужели здесь известны наши
песни?
 
   - Да-да, - подхватила Надя, - ведь это же стихи ирландского поэта
первой половины девятнадцатого века Томаса Мура в переводе, кажется, Ивана
Козлова.
   А вот чья музыка, не припомню.
 
   - Да, но ведь контакты между нашими "параллельными мирами"
прекратились, согласно выводам уважаемой баронессы, где-то в пятнадцатом
или шестнадцатом веке, - заметил детектив. - Откуда же здесь знают песню,
созданную гораздо позже?
 
   - Нет, ну это как раз не удивительно, - заявил Селезень. - Вот ведь мы
же сюда попали, а аферист Каширский так и вообще туда-сюда шастает.
Возможно, и раньше кто-то проникал от нас к ним или наоборот. Например,
этот студент, как его, Толя Шнурков...
 
   - Веревкин, - поправила баронесса.
 
   - Да хоть Бечевкин. Так и "Вечерний звон" сюда попал, да и мало ли что
еще...
 
   "К примеру, пластмассовый крест боярина Андрея", - припомнил Василий,
но вслух об этом говорить не стал.
 
   - А неплохо бы, однако, отобедать, - предложил майор. - Как говорится,
соловья баснями не кормят. А то этот Соловей Петрович нам всю обедню
обгадил.
 
   - А здорово вы его, однако, в лес закинули, - сказал Дубов. - Я бы эдак
не сумел.
 
   - Пустяки, - небрежно махнул Селезень рукавом кафтана. - Просто двое
пернатых в одной берлоге не живут, ха-ха-ха!
 
   - Надо глянуть, вся ли еда на месте, - озабоченно заметила Чаликова. -
Похоже, что эти бедные люди первым делом набросились именно на провиант...
 
   Но тут Чумичка и сам остановил лошадей, так как слева от дороги на краю
леса показался теремок с узорной надписью над входом - "КОРЧМА".
 
   - Очень кстати! - обрадовался майор.
 
   - Уж слишком кстати, - с подозрением покачал головой Дубов.
 
   Собственно, харчевня представляла собой довольно ветхую избушку с
трубой, из которой валом валил дым. Сие архитектурное сооружение покоилось
на сваях, торчащих из земли.
 
   - Ничего удивительного, местность-то болотистая, - прокомментировал
майор, и путники отважно поднялись по шаткому крылечку. Правда, дверь
оказалась столь низкой, что Дубов едва не стукнулся головой о притолоку.
 
   Внутри общепитовская избушка оказалась весьма обширным помещением,
заставленным аккуратными деревянными столиками и табуретками. Других
посетителей в корчме не было.
 
   - Очень уж тут просторно, - скептически заметила баронесса. - С виду -
ветхая старая избенка, а тут...
 
   - Специфика дизайна, - откликнулась Надя. - Видела я как-то маленькие
"вольксвагенчики" в форме жука - снаружи и смотреть не на что, а в салон
пять человек запросто садятся.
 
   - Не то что мой "Джипик", - тяжело вздохнул Селезень.
 
   Тут из-за стойки появилась барменша, или кабатчица - моложавая
блондинка с густыми черными бровями. Одета она была в цветастый халат с
накинутым поверх фартуком, а на плече у нее сидел сытого вида черный кот,
лениво поглядывающий на гостей зеленым глазом.
 
   - О, кто к нам пожаловал! - тихим страстным голосом с артистическими
придыханиями воскликнула чернобровая шинкарка. - Что будем кушать?
 
   - Обедать, - коротко заказал майор Селезень.
 
   - А, ну ясно, - и с этими словами трактирщица неслышной походкой
удалилась за стойку.
 
   - А что, очень уютный шалманчик, - заметил Дубов. - Удивительно только,
как это он до сих пор не прогорел: уже сколько едем, а никого не встретили.
   Разве что Соловья-Разбойника с его камрадами.
 
   - Да уж, начало какое-то не того, - глубокомысленно протянул майор.
 
   - А дальше, чует моя душенька, еще похлеще того будет, - эхом
отозвалась Чаликова.
 
   - Что-то все приуныли, - с деланной бодростью сказала баронесса. -
Ничего, сейчас я вас поразвлеку малость. - И она, лихо задрав верхнюю
юбку, принялась усердно шуровать в многочисленных нижних.
 
   - Во дает! - удивленно и в то же время смущенно пробасил майор Селезень.
 
   - Ага, нашла! - издала радостный клич баронесса и извлекла из каких-то
только ей ведомых тайников своих одежд некую бумагу, сложенную трубочкой.
- Это документ, - гордо потрясая бумажкой, заявила она, - который я, так
сказать, позаимствовала из хранилища. Точнее, не один документ, а
несколько, связанных между собой общей темой. Датируются девятым годом
правления царя Дормидонта, то есть пятнадцать-шестнадцать лет назад.
 
   Баронесса развернула бумажку и начала деловито зачитывать:
 
   - "По поводу продажи пик, мечей и щитов посланцам князя Григория имею
сообщить: причитающаяся плата была получена сполна и в золотой монете.
   Подпись - боярин Куняев".
 
   - Не понял? - подал голос майор.
 
   - Сейчас поймете, - кивнула баронесса и продолжала: - Следующий
документ.
   "Председатель боярской думы со товарищами обсудил продажу оружия
посланцам князя Григория. И, изрядно поразмыслив, порешил, что старое и
ветхое оружие продавать можно и должно, для пополнения казны". Печати,
подписи - все как положено. Следующий документ: "При самой передаче оружия
я не присутствовал, так как необходимости в том никоей не видел. Как мне
было наказано, деньги получил с посланцев и в казну немедля передал,
оставив себе токмо за труды одну десятую долю. Потому мне не ведомо, каким
образом посланцам князя Григория было продано цельное оружие. Боярин
Куняев".
 
   - Ничего не понимаю, - удивленно покачал головой Селезень.
 
   Василий же с Надей слушали внимательно и сосредоточенно. А баронесса с
азартом продолжала:
 
   - Так вот еще документик: "Бояре Голованов, Губин и Стежков побывали на
оружейном подворье и опросили тамошних писцов на предмет продажи оружия
посланцам князя Григория. Писцы те аки ужи на сковородке вились, но все же
сознались, что от боярина Куняева имели приказ отдать оружие исправное
вместо ветхого". Подписи и так далее. А вот еще бумаженция: "Прошу принять
от меня нижайший дар в виде Заливного луга с отменными покосами, что на
дороге в Волчанку расположен. С одной лишь просьбой нижайшей - отвести от
меня наветы, возводимые по поводу оружия ветхого, к подмене коего я
никакого отношения не имею. Боярин Куняев".
 
   Баронесса, оторвавшись от чтения, обвела всех победным взором:
 
   - Ну и как вы думаете, кому это Куняев взятку сует? Правильно -
председателю Боярской Думы. И чем это кончилось?
 
   - Ему башку отрубили! - прорычал майор.
 
   - Вот и не угадали! - радостно захлопала в ладоши баронесса. - Читаем
еще один документик: "До общего сведения довожу, что с продажей оружия
вышла накладка, в коей боярин Куняев неповинен, а повинны писцы оружейного
подворья, кои за свои злые дела и отменно наказаны будут". Подпись и
печать председателя Боярской Думы князя Устинова.
 
   - Бардак, - угрюмо подвел черту майор Селезень. Василий же, почесав в
затылке, задумчиво спросил:
 
   - Госпожа баронесса, а почему вы раньше не ознакомили нас с этими
документами?
 
   - А куда нам было спешить? - засмеялась в ответ Хелен фон Ачкасофф и
вдруг резко посерьезнела. - Что я, сумасшедшая, что ли - такие бумаги в
городе на свет божий вытаскивать. Я еще жить хочу, знаете ли. Да и
вообще...
 
   Но договорить баронесса не успела, так как в этот момент пол под ногами
заметно покачнулся.
 
   - Землетрясение?! - встревожился Дубов.
 
   - Да нет, сваи оседают, - невозмутимо пробасил майор, стараясь удержать
на столе салфетку и солонку.
 
   - Топчутся, - немногословно возразила Надя.
 
   - Кто, сваи?
 
   - Вот именно. Или вы не догадались, куда мы попали? В избушку на курьих
сваях!
 
   - Да, лопухнулись мы, однако, - спокойно констатировал Селезень. - И
как это наш Чумичка так прошляпил?
 
   - Значит, они и его охмурить успели. - С этими словами Василий глянул
через маленькое подслеповатое окошко на улицу. Там Чумичка потчевал
царских рысаков сеном и овсом. - Надо бы ему как-то дать знать, чтобы
находился в готовности...
 
   - А давайте смоемся, пока она там кухарничает, - предложила Чаликова.
 
   - Бежать с поля боя? Никогда! - заявил майор. - Будем организованно
отступать.
 
   Однако организованное отступление не удалось бы в любом случае: из-под
стойки выскочил хозяйкин кот и, прямо на ходу вырастая до размеров
огромной пантеры, кинулся к выходу. Там он лег поперек дверей и, глядя на
гостей, сладко замурлыкал.
 
   - Отступление затрудняется, - оглядев поле предстоящей битвы,
констатировал Селезень. - Эх, жаль, не прихватил я с собой "Дегтярева"...
 
   Тут в зал вернулась чернобровая хозяйка.
 
   - Ну, что там наш обед? - как ни в чем не бывало спросила баронесса.
 
   - Ах, извините, гости дорогие, придется малость подождать, - с глубоким
сожалением ответила хозяйка. - Змей Горыныч прилетит только через час.
 
   - Змей Горыныч? - удивилась Надя. - Не слишком ли это острое и горячее
блюдо?
 
   Кривая ухмылка тронула тонкие губы хозяйки:
 
   - Да нет, касатики мои, не Змей Горынычем я буду вас потчевать, а его -
вами!
 
   - Чего?! - загремел майор, решительно вставая из-за стола. Хозяйка
невольно чуть-чуть попятилась:
 
   - Да ты не кипятись, добрый молодец, надо же мне кем-то Змеюшку
угостить?
   Правда, он всего двести лет как Змей, не обвыкся еще и шибко пьет от
дурного настроения. Но закусывать-то хоть иногда надо? Так что ты, милок,
первым в печку и полезешь.
 
   - Еще чего! - возмутился Селезень. - Да где это видано, чтобы
порядочный офицер...
 
   - Полезеш-ш-шь! - зашипел кот, делая угрожающее движение в сторону
майора.
   Тут уж и остальные гости вскочили из-за стола.
 
   - Не надо, Мурзик, - остановила кота хозяйка. - Наши гости и так в
печку полезут. Это ведь такое блюдо получится - "Селезень в мундире и в
яблоках".
 
   - Откуда вы взяли, что я - Селезень? - удивился майор.
 
   - Не знаю я, какой ты селезень, а что гусь лапчатый - это точно, -
ухмыльнулась хозяйка. - Ну что, гости разлюбезные, сами на кухню пойдете,
или попросить Мурзика, чтобы вас проводил?
 
   Однако в этот миг за окном раздалось оглушительное кудахтанье, и пол
затрясся пуще прежнего.
 
   - Эй, кто там балует? - Хозяйка бросилась к окну. За окном колдун
Чумичка, вооружившись огромной пилой, деловито пилил избушкины куриные
ноги. - Что ж ты делаешь, ирод проклятый?! - заорала она через окно.
Чумичка оторвался от своей работы и спокойно ответил:
 
   - И тебе, старая карга, костяную ногу перепилю, ежели свои бесчинства
не прекратишь!
 
   - Мурзик, уйми его! - приказала хозяйка. Мурзик выскочил во двор и
бросился было на Чумичку, но тот сотворил руками некий жест и тут же
обернулся в огромного льва, против которого даже пантерообразный Мурзик
как-то стушевался и принялся отступать назад к избушке. А путешественники
под шумок стали пробираться к выходу. Оказавшись за пределами
негостеприимного трактира, они быстро влезли в карету, Чумичка, на ходу
возвращаясь в прежний облик, вскочил на кучерское место, и тройка
понеслась вдаль по дороге. А вослед ей по воздуху летела ступа, из которой
чернобровая хозяйка, ловко орудуя метлой, истошно вопила:
 
   - От меня не убежите, гости дорогие! Подам я вас на обед Горынычу,
помянете мое слово!..
 
   Долго еще их сопровождали угрозы разгневанной дамы, но лес становился
все гуще, и в конце концов ветви деревьев сомкнулись прямо над крышей
кареты. И лишь тогда трактирщица, напоследок плюнув Селезню на воеводничью
шапку, завернула назад.
 
 
   ***
 
 
   Неожиданно вынырнув из леса, дорога устремилась по зеленым лугам, среди
которых змейкой вилась узкая речушка. Вдали, на небольшом возвышении,
виднелось село.
 
   - Пожалуй, тут где-нибудь и остановимся, - предложила Надя. - Уж
здесь-то нечистая сила, должно быть, не орудует?
 
   - Какая еще нечистая сила? - пренебрежительно переспросил майор. -
Брехня все это.
 
   - Как - брехня! - возмутилась баронесса. - А избушка на курьих ножках,
Змей Горыныч, ступа с метлой?..
 
   - Змея Горыныча лично я не встречал, - спокойно парировал Селезень, - а
что касаемо ступы, так я видел по телевизору выступление фокусника Давида
Копперфильда, он еще и не такое вытворял!
 
   Баронесса хотела было возразить, но поняв, что майора ничем не
прошибешь, только махнула рукой.
 
   - Предлагаю остановиться возле речки, - сказал Василий. - Заодно и
умоемся, и пообедаем, чем бог послал.
 
   - Это уже больше похоже на ранний ужин, - уточнил майор, сверившись с
"Командирскими" часами.
 
   Переехав мостик, карета остановилась на прибрежной лужайке, и путники
удобно расположились на травке, подстелив предусмотрительно захваченные из
Царь-Города шали и пледы. Да и провиант, как оказалось, был пограблен
далеко не весь - так что если не на полноценный обед, то на полдник вполне
хватало.
 
   - Чумичка, елки-палки, - покачал головой майор, - ну мы-то лопухи,
ясное дело, но ты-то куда смотрел? С этой чертовой избой и Бабой Ягой?
 
   - Извиняюсь, конечно, - с досадой в голосе отвечал Чумичка, - но я и
впрямь ничего такого-эдакого не заметил. А во-вторых, никакая это не Баба
Яга, а просто колдунья. И, кстати сказать, бывшая зазноба князя Григория.
   Сейчас, правда, отлученная от двора. Но милость правителей непостоянна,
как и их немилость. Сегодня прогнал, а завтра, глядишь, опять вспомнит и
призовет к себе. Ну да это все пустяки. - Чумичка поскреб в затылке. -
Меня вот что смущает: никаких Змеев Горынычей в природе не бывает.
 
   - Во-во, - пробасил Селезень, - на пушку она нас брала!
 
   - А я уже не удивлюсь, - грустно заметила Чаликова, - если мы этого
гада повстречаем.
 
   - Но вот Чумичка ж говорит - их быть не может! - радостно гаркнул майор.
 
   - Э нет, - покачал головой тот, - я сказал: в природе быть не может. А
вот создать можно любую тварь.
 
   - Генная инженерия, - кивнула баронесса.
 
   - Да-да, - согласился Чумичка, похоже, по-своему поняв слова баронессы,
- все дело в заклинаниях. Хотя все равно тут что-то нечисто. - Чумичка
умолк и уставился долгим туманным взглядом вдаль.
 
   Неподалеку мирно паслось с десяток козочек, а традиционный деревенский
пейзаж довершал пастушок - мальчишка лет тринадцати-четырнадцати в светлой
холщовой рубашке и таких же штанах до колен, в глубокой задумчивости
сидящий на берегу речки.
 
   Ржание царственных рысаков оторвало юного мыслителя от его дум, он
вскочил и подошел к обедающим:
 
   - Господа хорошие, можно вас попросить об одной маленькой помощи?
 
   - Конечно, можно! - весело откликнулась Чаликова. - Но кто ты?
 
   - Да Васятка я, - смущаясь, представился пастушок. - Тут у меня Танька
убежала, ну, коза то есть, так не могли бы вы остальных посторожить,
покамест я ее найду?
 
   - Посторожим, конечно, - успокоил пастушка Дубов. А Селезень вдобавок
удивился:
 
   - Что ж ты, дурья башка, тут сидишь, а Таньку не ищешь?
 
   - Так ведь все надо с умом делать, - возразил Васятка. - Зато теперь я
почти точно знаю, где ее искать. В лес она побежать не могла - речку вброд
не перейдешь, а на мост она боится. В деревню - тоже нет, здесь земля
ровная, я бы ее увидел. Остается вон туда, - пастушок указал на небольшой
пригорок, - наверняка она там. - С этими словами Васятка побежал в
указанном направлении, только пятки засверкали. И действительно, через
пару минут он уже возвращался из-за пригорка, погоняя хворостинкой серую
козу.
 
   - Верно я всегда говорил: логика - великая сила! - произнес Дубов с
некоторым удивлением. - Да ты присаживайся, Васятка, раздели нашу скромную
трапезу.
 
   Однако Васятка остался стоять.
 
   - Ну садись, не стесняйся, - пригласила и Надя.
 
   - Нет-нет, разве я могу садиться, если передо мной сама царевна Татьяна
Дормидонтовна! - уважительно ответил Васятка, низко поклонившись Чаликовой.
 
   - А с чего ты взял, что я - царевна? - удивилась Надя. - На мне вроде
бы этого не написано.
 
   - Карета, - пояснил Васятка. - Такая богатая может быть только царской.
А поскольку царя Дормидонта Петровича среди вас нет, то я решил, что едет
царевна.
 
   - Почему это нет? - с хитрецой заявил майор. - А может, я царь? Или вот
Василий Николаич.
 
   - Не, - уверенно ответил Васятка. - Дормидонт Петрович, как говорят,
горький пьяница, совсем как наш Пахомыч. А ни один из вас на Пахомыча
ничуть не похож.
 
   Услышав такое от простого деревенского паренька, Дубов восхищенно
покачал головой. Однако Чаликова не сдавалась:
 
   - Погоди, Васятка, но с чего ты решил, что царевна - я, а не вот эта
дама?
   - Надя указала на госпожу Хелену.
 
   - Нет, сударыня, вы слишком нарядно одеты, - ответил пастушок, оглядев
баронессу. - А настоящей царевне совсем не нужно наряжаться, чтобы
подтверждать свое положение при царском дворе. - Васятка перевел взгляд на
Чаликову. - Только сдается мне, Татьяна Дормидонтовна, что не настоящая вы
царевна...
 
   - Почему это? - слегка нахмурилась Надежда.
 
   - Когда я назвал имя козы - Танька - вы никак на это не откликнулись,
даже бровью не повели, будто это и не ваше имя.
 
   Надя смутилась, но тут же нашлась:
 
   - Ну да, меня же никто Танькой не называет, я ведь все-таки царская
дочка.
   Батюшка всегда зовет меня Танюшкой, а все остальные Татьяной
Дормидонтовной кличут... Но ты, Васятка, все-таки присаживайся, угощайся!
 
   Повеление царевны Васятка исполнил, но видно было, что последнее
объяснение его не очень-то убедило.
 
   За разговором с Васяткой никто и не заметил, как майор Селезень отошел
к карете и стал о чем-то шептаться с Чумичкой, а потом они оба подошли к
обедо-ужинающим, причем майор бережно нес в руках бутыль с какой-то
мутноватой жидкостью.
 
   - Самогонка, - пояснил Селезень. - Я ее так запрятал, что никакие
Соловьи-разбойники не найдут. А теперь, как я ощущаю, настал оптимальный
момент ее "раздавить"... Не возражаете, Ваше Высочество?
 
   - Не возражаю, - милостиво дозволила питие царевна. - После всех
передряг не мешает маленько расслабиться. Вот, помню, как-то в Карабахе...
- Надя осеклась, услышав нарочитое покашливание Дубова.
 
   - Да, можно и выпить, - поспешно сказала баронесса. - Но только в меру.
 
   - Чисто символически, - успокоил ее Селезень.
 
   - Нет-нет, мне не наливайте, - решительно отказался детектив. - Да и
сами, господа, не очень увлекайтесь - нам еще ехать и ехать.
 
   Однако майор уже разливал самогонку по серебряным стаканам с царским
вензелем. А Дубов вместе с Васяткой устроился чуть в сторонке на травке и
завел с ним беседу вполголоса. Очевидно, двум специалистам в области
дедукции было о чем поговорить.
 
   - За успех нашего предприятия! - провозгласил между тем майор и тут же
опрокинул символическое содержимое стакана в свою луженую глотку. - Ух,
гадость какая, но хорошо пошла! - Александр Иваныч забросил в рот соленый
огурец. - Как говорят господа офицеры, между первой и второй перерывчик
небольшой. - Вдруг майор резко повернулся к Чумичке, который скромно
закусывал балыком. - А скажи мне, друг разлюбезный, что ты знаешь об этом
злодее Каширском?
 
   - Ну вот, - с сожалением протянула баронесса, уже малость захмелевшая
"после первой", - так хорошо сидим, и вдруг - Каширский...
 
   Однако Чумичка, видимо, был в настроении поговорить и о Каширском:
 
   - Сволочь он. Примазался ко мне в ученики, мое ремесло выведал, книгу
спер - и удрапал. Встречу - не знаю что с ним сделаю! - Произнеся столь
содержательный монолог, Чумичка вновь замолк и уставился в землю.
 
   - Это опасный человек, - покачала головой Надя.
 
   - Кто будет опасен, так это я, когда его повстречаю! - заявил Селезень
и разлил по второй...
 
 
   ***
 
 
   Неприязнь Чумички к Каширскому определяли не только разница в
воззрениях на цели и задачи колдовства, но и чисто личные мотивы.
 
   Несколько лет назад, во время одного из длительных визитов в
параллельную действительность, Каширский сумел каким-то образом втереться
в доверие к Чумичке, и тот взял его к себе в ученики. Однако почуяв, что
ученик собирается использовать его науку не на благо людям, а в лучшем
случае лишь на благо себе, Чумичка объявил Каширскому, что отказывается
его обучать. Тот воспринял это решение внешне спокойно и лишь попросил
день на сборы. И когда хозяин после недолгой отлучки вернулся в свое
скромное жилище, то обнаружил, что его ученик исчез, прихватив с собой
колдовскую книгу, куда Чумичка записывал плоды своего жизненного и
колдовского опыта. Чумичка не очень горевал о потере книги - она была
написана таким образом, что воспользоваться ею в полном объеме Каширский
все равно не смог бы - но честного колдуна потрясло то коварство, которого
он никак не ожидал, как бы плохо ни думал о своем бывшем ученике.
 
   - Ах, доверчивый ты дурень, Чумичка, - бранил себя чародей, - постиг
тайны волшебства, а в людях так и не научился разбираться!
 
   И, горестно вздохнув, Чумичка опустился на табуретку. Но, к
собственному удивлению, оказался на полу.
 
   - Что я, уже совсем того... - раздраженно бормотал он, поднимаясь и
потирая зад. - Мимо табуреток промахиваюсь. Дожил!
 
   И Чумичка с досады хлопнул кулаком по столу, но стол, сорвавшись с
места, понесся, ловко перебирая всеми четырьмя ногами, в другой конец
просторной горницы.
 
   - Ах вы так!.. - крикнул Чумичка, почему-то обращаясь к табуретке. А та
попятилась от него, поскрипывая деревянными ножками. - Значит, бунт?! -
топнул он ногой. - Супротив своего хозяина!?
 
   И мебель, будто только того и ждавшая, рванула по горнице врассыпную.
   Табуретки неслись вприпрыжку, пытаясь спрятаться под столом. Умывальный
столик, гремя медным тазом, бегал вокруг печи. А солидный шкаф бочком
пробирался вдоль стенки в дальний угол. Посреди этого мебельного
сумасшествия стоял Чумичка и топал ногами:
 
   - Пройдоха! Змей скользкий! Обстановку мою заколдовал. Вот ужо я до
тебя доберусь! - выкрикивал чародей и вдруг... засмеялся. Жутковатым
смехом, от которого становится вовсе не смешно. Мебель вздрогнула и
испуганно замерла.
   А хохот волшебника нарастал, как грозная лавина, готовая в любой момент
обрушиться на голову всякого, вставшего на ее пути. Жалобно задребезжали
стекла. И... и все внезапно стихло. В пронзительной тишине было слышно,
как испуганная муха бьется в окно, видимо, давая себе зарок больше никогда
не залетать в жилища чародеев.
 
   Мебель медленно, осторожно переступая деревянными ногами, стала
расходиться по своим местам.
 
   - Вот то-то же, - мрачновато улыбнулся Чумичка. - А до пакостника я еще
доберусь, ох доберусь. - И чародей устало опустился на проворно
подбежавшую табуретку. - Не сегодня, так завтра, но доберусь!
 
 
   ***
 
 
   Путники выпили по второй чарке, и вскоре над окрестными лугами поплыла
заунывная песня.
 
   - Вечерний звон, вечерний звон, - выводил звонкий, хотя и слегка
заплетающийся голосок царевны Татьяны Дормидонтовны Чаликовой.
 
   - Бомм! Бомм! - Царь-колоколом вторил ей майор Селезень. Колдун Чумичка
и баронесса как могли подтягивали. Занятые музыкальным процессом, они даже
не заметили, как Васятка, простившись с Дубовым, погнал коз в сторону
деревни.
   А Великий Детектив, немного еще насладившись пением своих спутников,
все-таки был вынужден прервать их музицирование:
 
   - Господа, пора в путь.
 
   - Эх, какую песню испортил! - проворчал майор, поднимаясь с травы.
 
   - А ехать и вправду пора, - заметил Чумичка, с опаской поглядывая на
солнце, уже изрядно клонившееся к лесу. - Даже не представляю, где мы
ночевать будем...
 
   - Ничего, как-нибудь перебьемся, - беспечно махнула рукой госпожа
Хелена.
 
   - Ну еще бы, ведь баронесса ночевала на Гороховом городище - и ничего,
жива, - подпустила Надя. Чумичка глянул на баронессу с изумлением, но
ничего не сказал - только уважительно цокнул языком.
 
 
   ***
 
 
   Провожаемая восхищенными взорами Васяткиных односельчан, золотая карета
проехала через деревню и вскоре вновь углубилась в лес.
 
   - Скажите, о чем это вы так долго разговаривали с Васяткой? -
поинтересовалась Надя у сыщика. - Обучали его приемам дедуктивного метода?
 
   - Да нет, дедуктивным методом он и так владеет не хуже меня, а то и
получше, - уважительно ответил Дубов. - Просто я рассказал Васятке об
убийстве князя Владимира и всех сопутствующих обстоятельствах, и спросил
его мнения. И он тут же выдал очень логичную версию. Вообще-то я
предполагал нечто подобное, но Васятка буквально разложил все по полочкам.
 
   - И что это за версия? - спросил майор.
 
   - Знаете, сейчас я не хотел бы ее выкладывать. Версия получилась, я бы
сказал, уж слишком стройная и слишком логичная. А в жизни все бывает куда
сложнее. Поэтому не буду вас пока что настраивать ни за, ни против кого бы
то ни было, - уклончиво ответил Василий.
 
   - Знаете, я вот подумала, - неуверенно заговорила Надя, - если мы
попали в параллельный мир, то здесь могут оказаться и параллельные люди...
 
   - Это точно, - подхватил майор, - ежели бы Василий Николаич не пресек
нашу пьянку, то мы все очень скоро запараллелились бы!
 
   - Да нет, я имею в виду другое. В общем, Васятка - это как бы
параллельный Дубов. Наверное, и у других кислоярцев здесь имеются свои
двойники. Может быть, не всегда их сходство столь ярко...
 
   - Ну, например, кто у нас царь Дормидонт? - спросила баронесса.
 
   - Доктор Серапионыч, - не задумываясь заявил Василий. - Чем не
Дормидонт Петрович? Ну, пускай не глава государства, зато у себя в морге -
и царь, и бог. И пьет, собака, изобретательно! А Баба Яга - ну так просто
вылитая Анна Сергеевна Глухарева, сообщница Каширского.
 
   - А как насчет нашего друга Рыжего? - ехидно поинтересовалась баронесса.
 
   - А тут, пожалуй, посложнее, - покачал головой Василий. - Сдается мне,
что у столь незаурядной личности вряд ли может существовать двойник в
параллельном мире. Конечно, смотря что таковым считать...
 
   - Однако, господа, не мешало бы определиться с ночлегом, - вернул майор
метафизическую беседу к прозе жизни. - Уже скоро стемнеет, а мы еще не
нашли верного причала.
 
   - Может, вернемся в деревню? - предложила Надя.
 
   - Возвращаться плохая примета, - возразила баронесса.
 
   - Тогда - полный вперед! - подытожил Василий.
 
 
   ***
 
 
   Вскоре в сгущающихся сумерках путники увидели неподалеку от дороги
высокое бесформенное сооружение, которое при более близком рассмотрении
оказалось церковью. Заброшенной ее назвать, пожалуй, было бы нельзя, но и
содержащейся в идеальном порядке - тоже.
 
   - Середина двенадцатого века, - тут же сообщила баронесса. - То есть,
насколько я понимаю, сооружена еще до раздвоения реальностей. Простояла до
начала двадцатых годов, после чего там располагался колхозный хлев, однако
несколько лет назад ее начали понемногу восстанавливать.
 
   - Ну, здесь мы сможем хоть как-то переночевать, - уверенно заявил
Александр Иваныч. - Чумичка, тормози телегу!
 
   Придержав лошадей, Чумичка с опаской оглядел церковь:
 
   - Не нравится мне тут. Но дальше начинаются земли князя Григория, а там
ночевать - верная погибель.
 
   - Так что же делать? - нетерпеливо спросила Надя.
 
   - Будем здесь.
 
   Карета остановилась перед потрескавшейся и изрядно обвалившейся
папертью, пассажиры вышли, и майор принялся дубасить в дверь сторожки,
прилепившейся сбоку от входа в церковь.
 
   Вскоре на стук вышел сторож - маленький седенький старичок лет под сто,
одетый в какие-то немыслимые лохмотья.
 
   - Здесь царевна Татьяна Дормидонтовна, - с ходу сообщил майор Селезень.
- Обеспечьте Ее Высочеству и сопровождению достойный ночлег.
 
   - O-о-о, кто к нам пожаловал! - радостно зашамкал сторож. - Только где
ж я вас поселю?.. Разве что прямо в церкви. Там и просторно, и покойно. -
Погремев внушительной связкой ключей, старичок взял на изготовность самый
внушительный.
 
   Высокопоставленная делегация, ведомая старичком сторожем, торжественно
направилась в храм. Между тем Дубов с Чумичкой выносили из кареты все
нужное для скромного ночлега.
 
   - Ну, здесь-то нечистая сила не посмеет нас тронуть, - с благолепием
произнесла баронесса, взирая на иконы, горящие свечи и прочую благодать.
 
   - Да уж, сюда они не сунутся, - удовлетворенно добавил Селезень.
Чумичка промолчал, только скептически хмыкнул.
 
   - Спокойной вам ночи, господа хорошие, - низко поклонился сторож и,
тяжело шаркая сношенными лаптями, вышел из храма.
 
   Спать еще не хотелось, и путники, расположившись со скромной закуской
вокруг алтаря, вновь принялись обсуждать конечную цель своей поездки -
свадьбу царевны с князем Григорием и поимку зловредного чародея Каширского.
 
   - Я вижу ситуацию так: перед нами вражеская крепость, -
разглагольствовал майор, - и наша задача ее захватить. И тут возможны
варианты - либо штурм, либо осада, либо обманный маневр.
 
   - Ни штурм, ни осада в нашем случае никак не подходят, - заметила
баронесса, - слишком уж силы неравны. Да-да, Суворов побеждал не числом, а
умением, но Суворов же и говаривал, что противника надо изучать. А мы об
этом князе Григории толком ничего не знаем.
 
   - Потому-то нам и предстоит действовать по методу Штирлица, - сказал
Дубов. - Проникнуть в самое логово неприятеля и подтачивать его изнутри.
 
   - Жаль только, что мне во всей этой истории отведена роль подсадной
утки, - вздохнула Чаликова.
 
   - Лично я подсадной уткой быть не собираюсь, - громогласно заявил
Селезень. - Если что, я их трам-тарарам...
 
   - Вот этого-то я и опасаюсь, - озабоченно покачал головой Дубов. - Вы,
Александр Иваныч, как всегда, не сдержитесь и сорвете всю операцию.
Поэтому очень прошу вас - больше дела, меньше эмоций.
 
   - Ладно, ладно, - примирительно проворчал майор. - Будем, значится,
посдержаннее. Да и чего это мы все о делах - давайте о чем веселом
поговорим.
 
   - Ну-с, если хотите, - подхватила баронесса, - могу еще поразвлечь вас
документами из городского архива.
 
   - Опять гадости, - пробурчал Селезень. - Я же чего действительно
веселое имел в виду. А тут снова эти пасквили.
 
   - Нет, исторические документы, - с важностью поправила баронесса и,
снова пошарив в многочисленных нижних юбках своего "фрейлинского" платья,
извлекла рулончик пожелтевшей бумаги. - "Сегодня посланец князя Григория
разговаривал при мне с боярином Губиным и гадости всяческие про нашего
царя-батюшку рассказывал. Де, на встрече его с князем Григорием целовались
они взасос аки бабы, и водку вместе распивали в количествах немеренных, и
в дружбе вековечной друг-дружке клялись. А после князь Григорий посуду на
счастие бил, а царь токмо улыбался, на все эти бесчинства глядя. Я схватил
негодяя посланца за бороду, да боярин Губин вступился за него. И сказал,
что правда это все и что токмо польза от дружбы с князем будет. Что,
объединившись с нашим царем, они изгонят инородцев зловредных, от коих
хиреет земля кислоярская. Я сказал ему, что ложь сие и клевета зловредная,
так как доподлинно знаю, что царь наш батюшка Дормидонт ни с какими
мужиками никогда в жизни не целовался и делать этого не будет, так как
противно ему сие. Но посланец поганый настаивать стал, что сам при том
присутствовал и своими глазами видел, как князь с царем лобзались и водку
распивали. Я уж не знаю, что бы я сделал с ним, вражиной, да тут подошел к
нам князь Владимир и, услышав об чем спор, окатил меня медовухой из кружки
со словами, что я-де сам инородец и под дуду инородцев пляшу. И еще
окатить хотел, да промахнулся и окатил медовухой посланца и извиняться
перед ним начал, и кафтан с него стянул, сказав, что заменит ему на новый.
Но посланец, за свой кафтан ухватившись, заорал неблагим матом, что, мол,
его грабят, и хотел ударить князя Владимира, да тот увернулся ловко, и
попал посланец прямиком в ухо боярину Губину. А поспевший тут боярин
Андрей ударил крестом своим Губина, да по башке, и закричал голосом
дурным, что де боярина Губина враги убивают.
   А уж что дальше было, я не упомню, так как и меня по голове чем-то
стукнули сильно. И шишка потом была с кулак, но обида не в том, а в
напраслине, на нашего царя-батюшку возводимой. Боярин Куняев."
 
   - Полный дурдом, - махнул рукой майор.
 
   - А я так не думаю, - задумчиво заметил Василий и, обратясь к
баронессе, спросил: - И это все?
 
   - Да все, собственно, - отвечала та, - разве что тут еще приписка есть,
явно другой рукой сделанная.
 
   - Какая? - спросила Надя.
 
   - Да всего одно слово, - пожала плечами баронесса. - "Дурак".
 
   - И все? - удивилась Надя.
 
   Но за баронессу ответил Василий:
 
   - И этого более чем достаточно. Госпожа Хелена, позвольте вам задать
нескромный вопрос.
 
   - Для меня как историка не существует нескромных вопросов, - горделиво
ответила баронесса.
 
   - Меня интересует, как к вам попали все эти манускрипты.
 
   Баронесса чуть смутилась:
 
   - Ну, если не вдаваться в подробности, то я применила тот же способ,
который не решилась использовать на базаре, ну, вы помните, с историческим
кувшином.
 
   - А если конкретнее? - попросил Дубов.
 
   - Когда архивариус Саввич вышел в соседнее помещение, я схватила с
полки первую попавшуюся бумагу и сунула под юбку.
 
   - И Саввич ничего не заметил? - несколько удивился Василий.
 
   - Не совсем, - ответила баронесса. Как раз в тот момент, когда я
прятала бумагу, он неожиданно вошел в комнату и не мог не заметить моего
замешательства. Но мне показалось, что он улыбнулся мне как сообщник и
после этого несколько раз покидал комнату, оставляя меня наедине с
документами. Ну и я, сами понимаете... - Баронесса смущенно замолкла.
 
   - Я вас прекрасно понимаю, дорогая баронесса, - усмехнулся Дубов. -
Ясно, что эти документы вам просто подбросили. Но настолько ловко, что вы
этого даже не поняли, а считаете, что сами их, гм, слямзили. Остается
только выяснить, кто и с какими целями их вам столь виртуозно подкинул.
 
   - Не надо меня утешать, Василий Николаевич, - вздохнула баронесса. -
Как бы там ни было, я их все-таки слямзила. Но я это сделала исключительно
в интересах науки!
 
   Чтобы как-то замять неловкую паузу, майор выразительно глянул на часы:
 
   - Ого, уже почти двенадцать. Ну что, будемте укладываться?
 
   Но в этот миг по церкви пробежал невесть откуда взявшийся ветерок и
загасил все свечи.
 
   - Ой, не к добру, - вздрогнув, прошептала баронесса.
 
   Майор старательно захлопал себя по карманам в поисках зажигалки, но ему
на помощь пришел Чумичка: он щелкнул пальцами, и несколько свечек вновь
загорелись. В их неверном свете постояльцы увидели, как из углов церкви к
ним стекаются какие-то темные существа, напоминающие бесов, вурдалаков и
прочих персонажей из фильмов ужасов. Схватив кадило, Чумичка размахнулся и
швырнул его в один из углов, где движение нечисти казалось особенно
активным. Бесы бросились врассыпную, но вскоре вернулись в боевой порядок
и походным строем двинулись к алтарю.
 
   Баронесса стремительно раскрыла свою сумочку, чуть не сорвав пряжку, и
высыпала все ее содержимое на пол. Извлеча из кучи предметов красный
фломастер, она быстро нарисовала на полу круг, внутри которого и укрылись
от агрессивной нечисти царевна Танюшка с сопровождающими ее лицами. И
очень вовремя - еще минута, и полчища в растерянности остановились перед
фломастерной линией, не решаясь или будучи не в состоянии ее перейти. Так
они и стояли, мерзко скалясь, бесстыдно высовывая длинные языки и
кровожадно лязгая клыками.
 
   - Боюсь, фломастерная линия - не слишком-то надежное укрытие, - с
опаской заметила Чаликова.
 
   - Будем пробиваться к выходу! - предложил майор.
 
   - Ничего не получится, - безнадежно махнула рукой баронесса, - они же
нас просто растерзают!..
 
   - Надо читать какую-нибудь молитву, - вдруг сказал Чумичка. - Сам я не
имею права.
 
   Поскольку все четверо воспитывались в духе советского атеизма, то в
молитвах были, мягко говоря, не слишком сильны. Однако Чаликова, с трудом
вспоминая, а порой и перевирая слова, все-таки принялась читать "Отче
наш". Майор Селезень на манер заправского дьякона заревел на всю церковь:
"Господу Богу помо-о-олимся!!!", а госпожа Хелена стала творить на все
стороны крестное знамение. Эти действия привели к тому, что орда медленно
отступила на оборонительные позиции вдоль стен.
 
   - Придется выходить с боями из окружения! - оценил майор ситуацию на
поле боя.
 
   Схватив свечу и громче прежнего заведя "Господу Богу помолимся!",
Александр Иваныч первым решительно двинулся к выходу, но эта попытка
прорыва блокады едва не кончилась весьма плачевно: едва он покинул пределы
круга, авангардный отряд вурдалаков очень быстро выскочил ему навстречу, и
Селезню пришлось ретироваться обратно.
 
   - Вывод - языческого круга они боятся больше, чем христианских
песнопений, свечей и "Отче наш", - с некоторым удивлением резюмировал
Дубов.
 
   - Надо продержаться до утра, - добавила Чаликова. - Только, боюсь,
главные сюрпризы еще впереди...
 
   Так оно и случилось - неожиданно раздался неприятный скрип. Он исходил
от продолговатого темного предмета неподалеку от алтаря, то ли поначалу
ими не замеченного, то ли невесть каким образом там оказавшегося.
 
   При более внимательном рассмотрении предмет оказался гробом. Скрип
усилился, и с гроба свалилась крышка. А следом за нею с таким же
неприятным звуком из гроба приподнялась и его обитательница - женщина с
растрепанными светлыми волосами.
 
   - Проклятая ведьма! - вне себя закричал Чумичка. Сомнений не было - в
гробу сидела та самая трактирщица, что давеча столь негостеприимно
обошлась со своими клиентами.
 
   Тем временем ведьма встала в гробу в полный рост. Дубов отметил, что на
сей раз весь ее наряд составлял просторный белый саван.
 
   - Ну что, милые мои, - зловеще зазвучал по церкви ее тихий голос, с
мертвящей гулкостью отдаваясь где-то под куполом, расписанном ангелами и
херувимами, - не захотели вы у меня погощевать, так я сама к вам
пожаловала! - Загробный смех ведьмы громом прокатился по церкви,
поддержанный из углов отвратительным хрюканьем вурдалаков и мелких бесов.
 
   Но на этом, разумеется, кошмары не кончились: гроб заскрипел пуще
прежнего и тяжело поднялся в воздух. Сделав несколько неуверенных кругов,
сей летательный аппарат взлетел к куполу, а затем резко взял на снижение и
пошел на таран. Но тщетно - невидимая стена охраняла Дубова и его
спутников, и гроб, ударившись об нее, резко отлетел в сторону.
Гроболетчица злобно зашипела и затопала ногами, отчего гроб произвел под
куполом церкви какой-то уж совершенно немыслимый маневр.
 
   - Петля Нестерова, - уважительно прогудел майор. - Высший пилотаж!
 
   - Рано радуетесь! - крикнула ведьма, и тут небо за окном озарилось
вспышками. Еще минуту спустя зазвенело стекло, и в одном из окон храма
появилась огнедышащая голова на длинной, как у жирафа, но зеленой шее. В
церкви запахло перегаром, а затем разбились еще два окна, и еще две точно
такие же головы заглянули вовнутрь.
 
   - А вот и ужин! - тоненьким голоском пропищала средняя голова, с
любопытством осмотрев Дубова, Чаликову, баронессу, Чумичку и майора.
 
   - Завтрак, - глубоким басом возразила правая голова, а левая лирическим
баритоном подытожила:
 
   - Конечно, ночью кушать вредно, но если в меру, то можно.
 
   - Вот черт! - тихо выругался майор. - А я уж думал это вранье все. Ан
вот он, гад летучий.
 
   - И очень даже убедительно выглядит, - так же шепотом ответила ему
баронесса.
 
   - Испепели их, Змей Горыныч! - истерически зашипела Баба Яга. -
Преврати их в уголь, в пустое место!
 
   - Ну зачем в уголь? - благодушно хмыкнул Змей Горыныч. - Уголь - это
невкусно. Но маленько поджарить их, конечно, не помешает. - С этими
словами все три головы набрали ноздрями побольше воздуха.
 
   Однако выпустить огонь Змею Горынычу так и не удалось. Где-то за
стенами храма явственно прокукарекал петушок, и мелкая нечисть, в панике
давя друг друга, попятилась к выходу.
 
   - Ну, ваше счастье! - сквозь зубы процедила ведьма. С этими словами она
отшвырнула гроб в угол и, схватив помело, валявшееся под иконостасом,
вылетела из храма, разбив при этом еще одно окно.
 
   - Да не больно-то и хотелось, - перегарно вздохнул Змей Горыныч и
отправился следом за Бабой Ягой.
 
   Наскоро прихватив свои нехитрые пожитки, путники поспешили к выходу. На
улице уже светало, и капли росы, будто маленькие жемчужинки, блестели на
траве и листьях.
 
   На шум вышел старичок сторож:
 
   - Каково почивала, царевнушка, солнышко наше ясное?
 
   - Спасибо, прекрасно, - ответила Чаликова, и путники поспешили
погрузиться в карету, чтобы скорее уехать подальше от этого храма -
памятника зодчества середины двенадцатого века.
 
 
   ***
 
 
   Не раньше как проехав пару верст, путешественники более-менее пришли в
себя и смогли связно излагать мысли и эмоции.
 
   - Ну, слава богу, все хорошо, что хорошо кончается, - облегченно
вздохнула Надя.
 
   - Это только начало, - откликнулась баронесса.
 
   - Однако же, - сладко зевнул Селезень, - выспаться нам так и не дали...
 
   - Ничего, у князя Григория отоспимся, - беспечно махнул рукой Дубов. -
А как отоспимся, приступим к выполнению своей благородной миссии.
 
   - Подъезжаем к заставе! - крикнул с кучерского места Чумичка.
 
   Государственная граница не представляла из себя чего-то особенного - ни
вспаханной полосы, ни вышек, ни охранников с собаками видно не было. Лишь
вблизи дороги на небольшом возвышении стоял пограничный знак, сделанный из
толстенного ствола векового дерева. Вокруг него суетились два субъекта
вурдалаческой внешности и пытались распилить символ государственной
границы кривой ржавой пилою. Увидев карету, оба пильщика оторвались от
процесса и низко поклонились.
 
   - Что сие значит? - удивилась Надя.
 
   - Элементарно, - невесело усмехнулся Василий. - Нечистая сила уже
проведала, что князь Григорий женится на царевне Танюшке и что таким
образом его княжество и Кислоярское царство естественным способом
соединятся. Вот они заранее и пилят пограничные столбы в знак скорейшего
объединения и совместного пития кровушки обоих братских народов.
 
   - А, ну понятно, - загромыхал майор Селезень. - Вот почему они нашу
карету так приветствовали! Представляете картину - бесы и вурдалаки
маршируют по Царь-Городскому кремлю под командованием князя Григория, а
царь Дормидонт вынужден подобный парад принимать!
 
   За столь милыми разговорами они проехали еще несколько верст. В отличие
от Кислоярского царства, в княжестве Григория вдоль дороги стояли
аккуратные каменные столбики с количеством верст до замка главы
государства. Дорога вилась через поля и перелески и в конце концов завела
в деревеньку с небогатыми, но вполне добротными избами. При выезде из
деревни очередной столбик указывал, что ехать осталось пятьдесят восемь
верст.
 
   - Похоже, мы идем с опережением графика, - заметил майор Селезень, -
так что не мешало бы нам все-таки где-нибудь передохнуть.
 
   - Да, неплохо бы, - согласилась Чаликова. - Да и лошадки наши, кажется,
подустали...
 
   Еще через три версты близ дороги показался постоялый двор - здание из
красного камня, окруженное конюшнями, сараями и амбарами, среди которых
бегали люди и громко ржали лошади.
 
   - Ну вот, на пару часиков здесь и расположимся, - предложил Дубов. - А
потом уже без остановок - и до конца.
 
   Чумичка остановил тройку прямо у входа, и тут же из дома вышла статная
девушка с черной косой и в ярко-синем сарафане.
 
   - Добро пожаловать, - нараспев говорила она, низко кланяясь гостям,
выходящим из кареты. Когда последний из них вошел в дом, узорчатая дверь с
неожиданным лязгом захлопнулась, и гости оказались в кромешной тьме.
 
   - Ловушка, - со спокойной обреченностью сказал Дубов. А Чумичка
горестно прибавил:
 
   - Опять я, дурак, дал обвести себя вокруг пальца!
 
   - Ничего, пробьемся, - оптимистично прозвучал в темноте уверенный бас
майора.
 
   Чаликова начала было неуверенно читать "Отче наш", но липкая мохнатая
лапа грубо заткнула ей рот...
 
 
   ***
 
 
   Через несколько минут, немного привыкнув к темноте, путники обнаружили,
что находятся в каком-то затхлом помещении, куда через узкие мутные окошки
в верху стены проникает тусклый свет. Вокруг них прямо на каменном полу
сидели какие-то совсем уж фантастически отвратительные существа и с
любопытством разглядывали своих пленников.
 
   - Это упыри князя Григория, - шепнул Чумичка стоявшей рядом с ним
баронессе. - По сравнению с ними наша кислоярская нечисть - просто
невинные ребятишки.
 
   - Что же нам делать? - опечалилась баронесса.
 
   - Ждать смерти и надеяться на чудо. Мое колдовство против них бессильно.
 
   - Ну что ж, - сказал один из упырей, по виду главный, - Чумичка прав:
   положение у вас безысходное. Эх, упьемся мы сейчас вашей кровушкой...
 
   Однако Чаликова не собиралась так легко сдаваться:
 
   - Как вы смеете! Да известно ли вам, кто мы такие?..
 
   - Известно, известно, - плотоядно заурчал упырь. - Люди вы
полнокровные, будет у нас пир горой!
 
   - Да известно ли вам, что я - царевна Татьяна Дормидонтовна, а это -
мои слуги и приближенные!
 
   - Брехня все это! - выкрикнул один из упырей. - Все они так говорят,
самозванцы!
 
   - Да нет, не спешите, - протянул главный, - похоже, эти-то как раз и не
брешут. Царевна-то ведь и вправду должна была ехать на свадьбу. Так что
приведите-ка сюда этого, как его, ну, ученого нашего.
 
   - Сейчас приведем! - Несколько упырей с трудом отодрали от пола
каменный люк, отчего в помещении стало еще затхлее и смраднее. Вскоре на
поверхность вылезла совсем уж мрачная личность с веками, волочившимися по
полу.
 
   - Поднимите мне веки! - загробным голосом велел выходец из подполья, и
упыри стали усердно выполнять его приказание. - Отпустите, это те самые, -
определил он, внимательно оглядев пленников. - И лошадей верните - слышьте
вы, оболтусы!
 
   Веки мрачной личности опустились на прежнее место, и их обладатель лихо
спрыгнул назад в подполье.
 
   - Ах, извините, царевна, обознались, - рассыпался мелким бесом главный
упырь. - Знаете, многие тут проезжают, всех не упомнишь... Отворите двери!
   - велел он своим подчиненным. Те кинулись к стене, и вскоре в ней с
лязгом образовался проем, в который путники и поспешили выйти. Сразу же за
последним из них проем захлопнулся.
 
   Жмурясь от яркого света, все пятеро озирали окрестности - не было
никакого постоялого двора, никаких сараев и конюшен: вокруг простирались
кресты и надгробия, изредка перемежающиеся часовнями и склепами.
 
   Неожиданно в могильной тишине заслышалось знакомое ржание - и по его
звуку путники вышли к дороге, где их ожидали лошади и карета.
 
 
   ***
 
 
   - Ну что ж, до замка князя Григория осталось уже не так далеко, -
заметил Дубов, когда лихая тройка пронесла золотую карету мимо верстового
столба с цифрами "48". - Будем надеяться, что хотя бы этот остаток мы
проедем без происшествий.
 
   - Конечно, проедем, - заверил Селезень, - если только не будем
сворачивать в сомнительного рода заведения - всякие церкви, трактиры и
постоялые дворы.
 
   - Да уж, господа, не знаю, как вам, а с меня хватит, - чуть поежилась
Чаликова.
 
   - А мне это даже по-своему нравится, - вдруг заявила баронесса. -
Погружаешься в другую эпоху, соприкасаешься с ее реальными носителями...
 
   - Хороша эпоха, - фыркнул майор, - и хороши носители: ведьмы, упыри и
драконы!
 
   - А ведь они - это мы, - задумчиво произнесла Чаликова. - И кто знает,
Александр Иваныч, может быть, Змей Горыныч - это параллельный вы!
 
   - А что, - ничуть не обиделся Александр Иваныч, - я совсем бы не прочь
быть Змеем Горынычем. Но Горынычем положительным - строгим, но
справедливым.
 
   - Но в том-то и правила игры, что майор Селезень может быть строгим, но
справедливым, а Змей Горыныч - нет, - глубокомысленно заметил Василий. -
Так сказать, майору - майорово, а Горынычу - горынычево... - С этими
словами Василий застучал в стенку кареты, и тройка медленно остановилась.
 
   - В чем дело, Васенька? - удивилась Надя.
 
   - Там кто-то лежит, - указал через окно детектив, - нужно помочь.
 
   - Помочь-то, конечно, нужно, - согласилась баронесса, - но не очередной
ли это подвох?
 
   - Подвох, не подвох, а выручать человека надо, - подытожил майор. - В
конце концов, мы же не какие-нибудь Бабы Яги и Змеи Горынычи, а
цивилизованные люди. И потому действовать будем цивилизованно, а как - мое
дело...
 
   - Александр Иваныч, мы не на предвыборном митинге, - напомнила Чаликова.
 
   - А и то верно. - Селезень и Дубов вылезли наружу, схватили
пострадавшего за руки-ноги, внесли в карету и осторожно положили на
скамью. Чумичка медленно тронул экипаж.
 
   - Так это вообще женщина! - воскликнул Дубов, внимательно разглядев
находку. - Даже вроде и не ранена, но без сознания...
 
   - А, ну сейчас приведем. В смысле в сознание. - Майор Селезень достал
бутыль с остатками самогона и поднес к носу потерпевшей.
 
   - А? Что? Где я?! - немедленно вскочила та со скамьи.
 
   - Не волнуйтесь, сударыня, мы хотим помочь вам, - мягко заговорила
госпожа Хелена.
 
   - Если вы в состоянии, то расскажите, что с вами стряслось, - попросила
Чаликова.
 
   Женщина медленно переводила глаза с одного на другого:
 
   - На меня напали, ну, эти бритоголовые, из отряда особого назначения
князя Григория. Втроем, изнасиловали и бросили.
 
   - Вы смогли бы их опознать? - деловито спросил Дубов.
 
   - Нет-нет, ни за что! - в неописуемом ужасе воскликнула женщина. -
Тогда они убьют и вас всех, и меня, и моих родных, и... Ведь этот князь
Григорий такая гадина!..
 
   - Между прочим, сударыня, вот эта девушка - невеста князя Григория, -
совершенно спокойно сообщил Селезень.
 
   - Ах, пожалуйста, не выдавайте меня, забудьте, что я сказала... Но как
мне вас жаль! - вырвалось у женщины. - Я сама была его наложницей и
знаю... Вы с ним никогда не будете счастливы. - Потерпевшая в изнеможении
закрыла глаза.
 
   - Давайте мы вас подвезем до дома, - предложил Василий.
 
   - Да, благодарю вас, - открыла глаза женщина. - Собственно, я уже почти
дома. Выпустите меня, пожалуйста.
 
   Дубов постучал в стенку, карета остановилась, и женщина с неожиданной
прытью выскочила наружу и побежала через поле к ближайшему перелеску.
 
   - Да уж, дикие нравы у князя Григория, - заметила баронесса, когда
экипаж вновь стронулся с места. А Чаликова в это время внимательно
перебирала багаж.
 
   - Так и есть! - воскликнула она. - Так я и думала!
 
   - Что - так и есть? - удивился Дубов.
 
   - То и есть, что больше нету. Было шесть позолоченных стаканов, а
осталось пять!
 
   - Значит, все это фуфло?! - почти радостно загоготал майор Селезень. -
Опять нас обвели, как малых детей... - И, погрустнев, добавил: - Вот и
делай после этого добро людям!
 
   Василий же был настроен куда серьезнее:
 
   - Между прочим, в этом эпизоде, как в капле воды, отразилось все то,
что мы видели и в чем участвовали в параллельной действительности. Включая
убийство князя Владимира и многое другое.
 
   - В каком смысле? - попросили уточнить его спутники.
 
   - В самом прямом. Не знаю, как это называется здесь, но у нас обычно
определяется как самая элементарная провокация.
 
   - А мне кажется, что тут все сложнее, чем просто игра на чувстве
сострадания, - заметила Чаликова. - Вы заметили, как она перед нами, в
сущности чужими людьми, бранила князя Григория и его похотливых сатрапов?
   Похоже, что эта дама - агент князя Григория и была заслана, чтобы
выведать что-то о нас!
 
   - Хорошо еще, что мы при ней лишнего не болтали, - озабоченно проворчал
Василий.
 
   - Погодите, - вмешалась баронесса, - но если она - шпионка, то зачем
стакан стянула?
 
   - Маскировалась под мелкую воришку, - объяснила Надя.
 
   - Но зачем ей маскироваться под воришку, если она маскировалась под
изнасилованную?
 
   - Элементарно, - прогудел майор. - Шпионила она по профессиональному
долгу, а воровала - по душевному призванию!
 
   Тут карета вновь остановилась.
 
   - Ну что там, снова кто-нибудь на дороге валяется? - сладко зевнул
Василий.
 
   В карету заглянул Чумичка:
 
   - Скоро подъедем к замку князя Григория. Надо обговорить, что делать
будем.
 
   - В каком смысле? - деловито схватился за блокнот Василий.
 
   - Я перед отъездом встречался с одним царь-городским звездочетом, и он
сказал: "Смерть ждет князя Григория в ночь его свадьбы, и изойдет она из
волчьей пасти".
 
   - Что за дикие предрассудки! - возмутилась Чаликова. - И вообще,
астрология - это лже-наука.
 
   - Ну хорошо, пусть так, но где ж мы волка-то возьмем? - задалась
практическим вопросом госпожа Хелена.
 
   - В лесу поймаем, - беззаботно ответил Селезень. - Хотя тут и лесов-то
негусто.
 
   - В лесу? - хмыкнул Чумичка. - Что ж, можно, конечно, и в лесу. А можно
и иначе...
 
   Через несколько минут тройка вновь катилась по дороге, оставляя позади
перелески, поля, деревни и верстовые столбы. Последнюю небольшую остановку
путники сделали уже на подступах к княжескому замку, когда его мрачные
башни и бастионы почти явственно проглядывались в обширной долине,
окруженной холмами, поросшими редким лесом.
 
 
 
 
 
   ГЛАВА ЧЕТВРТАЯ
 
 
   ЧЕРНАЯ СВАДЬБА
 
 
 
   Карета катилась вниз с холма, и все четче становились очертания замка,
окруженного глубоким рвом, над которым нависал подъемный мост на массивных
ржавых цепях. Несмотря на некоторую тряску по неровной дороге, майор
Селезень усердно наблюдал через полевой бинокль за въездом в замок, где
рядом со спущенным мостом стояла группа людей.
 
   - Интересно, кто из них есть ху? - громогласно вопросил майор. -
Конечно, приношу пардон за выражение.
 
   - Позвольте мне. - Дубов настроил бинокль. - Похоже, тот, что в центре
- князь Григорий. А вон там, третий справа - о, это же собственной
персоной господин Каширский!
 
   За этими наблюдениями царская карета все приближалась к замку князя
Григория. Но Дубову казалось, что это не они приближаются, а замок
надвигается на них всей мрачной громадой высоких нелюдимых башен и черных
стен, ощетинившихся торчащими из бойниц пушками.
 
   Кони лихо процокали по деревянному настилу моста, и карета остановилась
перед въездом в замок. Первым из нее вылез майор Селезень и с заученным
галантным поклоном подал руку царевне. Следом за ними выбрались и все
остальные. Ради такой встречи Татьяна Дормидонтовна оделась в лучшее свое
платье - пурпурное с длинным шлейфом, который сзади поддерживала баронесса
Хелен фон Ачкасофф. Последним с козлов соскочил кучер.
 
   Из толпы встречающих выдвинулся князь Григорий - высокий худощавый
господин в рыцарских доспехах и начищенных до блеска кожаных сапогах.
Василий машинально отметил в нем светлые пустые глаза, длинные усы,
прикрывавшие уголки тонких губ, и темные с проседью волосы, старательно
зачесанные на плешь.
 
   - Нет, не юноша, конечно, но двести или триста лет ему никак не дашь, -
как бы угадав мысли Дубова, шепнула ему баронесса.
 
   Царевна низко поклонилась своему жениху:
 
   - Здравствуй, князь-батюшка, ваше сиятельство, наше красное солнышко!
 
   Однако "красное солнышко" лишь мельком глянул на невесту.
 
   - Приехали? Очень хорошо, - сказал он негромким скрежещущим голосом,
обращаясь к своему окружению. - Царевну ко мне у койку, а этих, - он
небрежно кивнул в сторону свиты, - у круглую башню.
 
   - Как это так?! - бурно возмутился майор. - Эдак мы не договаривались!
 
   - У башню, - повторил князь Григорий. - И дальнейшая ваша участь будет
зависеть только от уважаемой Татьяны... э-э-э... Дормидонтовны.
Удовлетворит она меня у койке - немедля усех выпущу. A нет - будете сидеть
до особого распоряжения.
 
   - За что?! - не выдержала и баронесса.
 
   - За незаконный переход границы. - Князь противно захихикал, обнажив
под усами пару желтых клыков. - Уведите.
 
   Из-за спин княжеского окружения выступили несколько молодых
бритоголовых парней в черных рубахах. Они без лишних слов грубо схватили
царевнину свиту и, втолкнув в дверь прямо в крепостной стене, повели вверх
по полуобвалившимся ступенькам. Вскоре пленники оказались в обширном
круглом помещении с маленькими зарешеченными окошками, через которые
виднелось закатное небо с редкими кучевыми облаками.
 
   Оставив узников в этом малоуютном месте, чернорубашечники молча
покинули темницу. В дверях с громким скрежетом повернулся ключ.
 
   - Вот тебе, бабушка, и Юрьев день, - только и мог вымолвить майор.
 
   - Этого следовало ожидать, - совершенно спокойно сказал Дубов. - Ведь
знали же мы, куда и к кому едем. Но, с другой стороны, мы все-таки
официальные представители царя Дормидонта! Мог ведь он хотя бы из уважения
к будущему тестю принять нас соответственно рангу, а не запирать в этой
дурацкой башне.
 
   - Ну и что же по этому поводу говорит ваш знаменитый дедуктивный метод?
- не без некоторой доли ехидства поинтересовалась баронесса.
 
   - Возможны несколько вариантов, - охотно откликнулся Дубов. - Наиболее
вероятный - что это своего рода психологическая атака на царя Дормидонта.
В таком случае наш арест носит чисто символический характер и будет весьма
кратковременным. Потом мы вернемся в Царь-Город и сообщим Дормидонту
Петровичу, как обошелся князь Григорий с его приближенными.
 
   - И с царевной, - добавил майор.
 
   - И с царевной. И тогда Государь окончательно поймет, что с Григорием
шутки плохи. Другое объяснение - Каширский узнал, что под видом царевны и
ее свиты едем мы, и сказал об этом своему покровителю. Или просто, безо
всяких объяснений, попросил отправить нас в темницу. В таком случае,
конечно же, ничего хорошего нас не ждет. И если ближе к истине окажется
моя первая версия, то утром нас, скорее всего, отпустят. А уж если
вторая... - Василий помрачнел. - Если вторая, то очень возможно, что до
утра мы просто не доживем.
 
   - Предлагаю третью, - вдруг заявил майор Селезень. - Князь Григорий
решил через нас повоздействовать на царевну, чтобы лучше работала "у
койке".
 
   - Браво, майор, - совершенно искренне зааплодировал Василий. - О таком
варианте я и не подумал. Что ж, если так, то долго нам здесь не томиться.
 
   - Ну, царевна ему покажет класс! - ухмыльнулся Александр Иваныч.
 
   - Вся надежда на Чумичку, - вздохнула баронесса. - Ладно, раз уж сидим
тут без дела, давайте-ка я вам еще почитаю из исторических анналов. - И
баронесса принялась шурудить по своим многочисленным юбкам, а Селезень не
удержался от майорских шуток:
 
   - Закрома родины! - И сам же захохотал так, что задребезжали
немногочисленные стекла, а может, и решетки.
 
   - А я бы сказал - филиал царь-городского архива, - усмехнулся Василий.
 
   Баронесса тем временем с невозмутимым видом выудила нужный свиток и
развернула первый лист:
 
   - Ну что, отсмеялись? А документы тут очень интересные, им ведь уже,
судя по датам, более двухсот лет. Вы готовы слушать? Тогда зачитываю: "До
вашего сведения довожу, что третьего дня скончался князь Иван Шушок,
сидящий на Белой Пуще. И как ни старались остальные сородичи оного, Шушки,
но нехорошие слухи поползли через их холопов. Что-де не своею смертию умер
князь Иван, а убит был ночью неизвестным злодеем. Но тут слухи разные
имеются: то ли зелье ему в ухо было влито, когда он опочивал, то ли горло
ему перегрызла тварь неведомая и кровь всю его испила. Последним живьем
князя видел его постельничий Григорий, коему злые языки постыдную связь с
хозяином приписывают, но он ничего о смертоубийстве не знает, так как
произошло оно после полуночи. Когда слуги в соседней комнате услышали
крики сдавленные и вбежали, князь был еще жив и постель его вся кровью
залита. И говорят, прошептать успел он одно слово "оборотень", да на том и
дух испустил. Всем слухам этим невероятным верить трудно, так как сильно
странны они, да и, как известно, нерадивые слуги всегда глупости всяческие
про своих господ говорят, а постельничему Григорию, в любимцах у Ивана
ходившему, просто завидовали. Дьяк Посольского приказа Блинов". Так, а
теперь еще документ, продолжающий тему: "...Странным нам показалось сразу
то, что мало гостей на свадьбу приглашено было, а простой народ и вовсе
стрельцы отогнали подальше.
   А про жениха княжны Ольги, дочери Ивана Шушка, говорили только гадости
всяческие, и что-де из постели в постель перелез, и родовитости он
сомнительной, а иные чернокнижником его за глаза называли. В глаза же
говорить опасались, так как злопамятен он. И в пример приводили как смерть
князя Ивана, так и погибель странную воеводы Полкана, и боярина Перемета,
и еще других, кто Григория в глаза не жаловал. И те же языки добавляли,
что с тех пор как покойный князь приблизил к себе оного Григория, так
среди людей его верных смерть лютая своей косой прошла. И умирали все
странным образом, по большей частию с горлом перерезанным, а то и с кровью
испитою. И будто бы повинен во всем некий заморский чародей, Григорием
зело привечаемый. А княжна же Ольга при венчании гляделась будто спящей на
ходу, и Григорий ее вел под венец своею рукой, а родственники шли сзади,
чего раньше не бывало.
   А еще, с людьми разговаривая, слышал, что по местным лесам много всякой
нечисти в последние годы объявилось и что управы на нее нет. Боярин
Петухов, Царь-Городский посланник при Белой Пуще."
 
   Майор открыл рот, по-видимому, чтобы сказать: "Брехня", но, подумав,
рот закрыл и промолчал. А баронесса вдохновенно продолжала:
 
   - И еще документик: "К самим похоронам никто из гостей допущен не был и
потому княжну Ольгу только в гробу сыздаля при отпевании видали. Но ничего
особливого не заметили. Слухи всякие промеж людей ходили, что-де сам
Григорий сгубил ее, вместе с заморским колдуном, дабы на Княжий престол
воссесть. Но слухи эти могли и другие из рода Шушков распускать, дабы
Григория скинуть и самим править. И говорили они, что княжение после Ивана
перешло к дочери его Ольге, а после ее смерти к Григорию перейти не может.
   Но все это слухи темные, и ходит их множество, и иные до чудных дел
договариваются. И все это шепотом, потому что власть Григория сильна и
строга. И Григорий множество сторонников имеет и среди бояр, и стрельцов,
и простого люда. А князья Шушки любовью у холопов своих никогда не
пользовались, потому как только о своем благе пеклись и, когда нечисть
народ донимать стала, токмо обещали изгнать ее из Белой Пущи, да ничего не
предпринимали. А Григорий уже войско сильное набирает и отменно вооружает
его, и все видят, что он об общем благе печется и править будет твердою
рукой. Не в пример Шушкам, одними разговорами пробавлявшимися. Князь
Рыжков".
 
   Вдруг в тишине, наступившей после прочтения последнего документа, ясно
заслышались какие-то звуки, долетевшие сквозь толстые стены башни. Узники
прислушались.
 
   - Что там, режут кого-то, что ли? - предположил майор.
 
   - Свадьбу играют, - уверенно заявил Василий.
 
   - Странная какая-то свадьба, - с сомнением покачала головой баронесса.
 
 
   ***
 
 
   Василий был прав - до них действительно долетели звуки свадебного пира.
Но по-своему права оказалась и баронесса - свадьба князя Григория с
царевной Танюшкой мало походила на подобного рода церемонии в их
традиционном виде.
 
   В мрачном зале, скупо освещенном факелами, был накрыт длинный стол для
дорогих гостей. А дорогими гостями являлись всяческие бесы, упыри и
вурдалаки, чей противный визг и омерзительное хрюканье разносилось под
высокими гулкими сводами. На закопченных стенах висели не менее
закопченные щиты с замысловатыми гербами в виде красного витязя на белом
фоне. Со стен, опутанные паутиной, свисали боевые знамена, местами до дыр
проеденные молью.
   А понизу стояли, будто мумии, ржавые рыцарские доспехи, которые
"дорогие гости" использовали в качестве мишеней при швырянии костей и
объедков. На полу за эти кости грызлась мелкая нечисть.
 
   Царевна, сидевшая во главе стола, покрытого пурпурной скатертью,
откровенно скучала, зато восседавший рядом с ней князь Григорий был весьма
весел и оживлен. Жених был одет в черный камзол, поверх коего красовалась
массивная золотая цепь со здоровенной блямбой герба князей Шушков, в
который было внесено небольшое изменение - к красному витязю приделана
черная волчья голова.
 
   - Да вы угощайтесь, дорогие друзья, - потчевал он своих гостей, - за
усе уплочено!
 
   Гости не заставляли себя упрашивать - они лакали красное вино прямо из
кувшинов, а еду жадно слизывали с тарелок длинными смрадными языками.
 
   - Предлагаю выпить за молодоженов! - выкрикнул один из мелких бесов,
вскочив на стол и ловко отчебучив копытцами нечто вроде канкана.
 
   - Дельное предложение, - благодушно отозвался князь Григорий, - и ради
такого случая, дорогие товарищи бесы и вурдалаки, мы выпьем из моих
старинных запасов.- Хозяин хлопнул в ладоши, и слуги внесли на подносе
огромную запечатанную бутыль в окружении множества граненых бокалов.
 
   - Хорошая кровушка, - со смаком осушив свой бокал, похвалил пожилой
вурдалак. Это был как раз один из тех, кто обманным путем затащил Дубова и
его спутников в склеп. - Видно, что благородная и приличной выдержки.
 
   - Между прочим, это кровь моего почтенного тестя князя Ивана Шушка, -
не без гордости откликнулся князь Григорий. - Ей более двухсот лет. -
Выпив содержимое до последней капли, он торжественно грохнул бокал об пол,
а следом за ним и все гости.
 
   - Значит, все-таки это ты, князь Григорий, Шушка ухайдакал? - не без
ехидства подпустил почтенного вида упырь с другого конца стола.
 
   - А хоть бы и я! - ухарски подкрутив усы, ответил князь. - Зато я
порядок у стране навел. Леса эти дурные вырубил, и теперь у меня тишь да
благодать.
   Правда, уважаемая Татьяна Дормидонтовна? Вот царевна не даст соврать, у
ее батюшки леса густые да непролазные, а у тех лесах разбойников да
лиходеев больше, чем елок. А я усе елки да березки повырубил, и никаких
лиходеев не стало!..
 
   - Горько! - неожиданно завопил один из бесов, пробудившись из огромной
лоханки с салатом, в которой он заснул всей мордой.
 
   - Горько!!! - подхватила вся честная компания.
 
   Молодожен как бы нехотя поднялся из-за стола и чуть не насильно увлек
за собою невесту. И, несмотря на отчаянное сопротивление Танюшки,
запечатлел страстный поцелуй на ее стыдливых девичьих устах.
 
   - А что, княже, с царевной лобызаться поприятнее будет, чем с ее
батькой?
   - заплетающимся голосом пробормотал один из гостей, но князь Григорий
смерил его таким взором, что тот сполз под стол.
 
 
   ***
 
 
   А в круглой башне продолжались исторические беседы.
 
   - Ну что ж, теперь нам понятно, как князь Григорий власть захватил, -
подвел черту Дубов.
 
   - Да, жук тот еще, - пробасил майор.
 
   - Ну ладно, это все были частные донесения, - сказала баронесса, - а
вот, пожалуйста, официальный документ - переписка высокопоставленных лиц
обоих государств. Интересно, что они находились в одном пакете с
вышеприведенными тремя донесениями, как будто их кто-то нарочно вместе
сложил. Здесь даты нет, но имеется пометка, что данная переписка относится
к генварю - иулию одиннадцатого года правления царя Дормидонта. - И
баронесса приступила к чтению: - "Главе Царь-Городского Потешного приказа
князю Святославскому. На ваш запрос относительно участи царских скоморохов
отвечаю следующее..."
 
   - Что за чушь! - перебил майор. - Какой еще Потешный приказ?
 
   - Ну, это, наверное, что-то вроде нашего министерства культуры, - не
очень уверенно предположила баронесса. - Так, на чем я остановилась? Да,
"...отвечаю следующее. Скоморохи, приехавшие в Белую Пущу потешить честной
народ, заявили два представления: древнегреческую трагедь "Офигения в
Авлиде" стихоплета Еврипида и комедь собственного измышления "Просто
Маруся"
   со слезами, песнями и плясками. Однако, поимев успех изрядный, вконец
распоясались и стали по своему почину играть представление без названия,
коего начало записали служивые тайного приказа.
 
 
   "ГЛАВНЫЙ СКОМОРОХ.
 
 
   Милостивые господа, 
   Слушайте сюда!
 
   Мы вам покажем представление 
   Всем на удивление.
 
   А коли смотреть не хотите, 
   То, пожалуй, и не смотрите.
 
   Представляем вам князя Шушка - 
   Благородного старичка.
 
   А вот его дочка, княжна Ольга, 
   Что княжила ладно, да жаль - недолго.
 
   А это князев постельничий Григорий, 
   После сам ставший князем который.
 
   А уж как овладел он престолом княжьим - 
   Про то мы и расскажем, и покажем.
 
 
   КНЯЗЬ ШУШОК.
 
 
   Ох, чего-то мне недужится, 
   Нога болит и голова кружится.
 
   Скорей бы конец этому горю!
 
 
   ГРИГОРИЙ (про себя).
 
 
   Его тебе я живо ускорю.
 
 
   КНЯЖНА ОЛЬГА.
 
 
   Батюшка, я несу лекарство.
 
 
   КНЯЗЬ.
 
 
   И на кого ж оставлю я государство?
 
 
   КНЯЖНА.
 
 
   Живи, батюшка, до ста лет!
 
 
   (со слезами уходит).
 
 
   ГРИГОРИЙ.
 
 
   Тебе, о мой князь, замены нет!
 
 
   КНЯЗЬ.
 
 
   Ну, довольно предаваться болезням - 
   Оборотимся к делам полезным.
 
   Эй, Григорий, где ты, зараза?
 
 
   ГРИГОРИЙ.
 
 
   Вот, князь, два на подпись указа.
 
 
   (Подает бумаги. Князь отворачивается подписать указы, Григорий достает
из-за пазухи бутыль с надписью "Отравное зелье" и подливает в лекарство).
 
 
   КНЯЗЬ.
 
 
   Ну все, подписал их своею рукой.
 
   Выпью лекарство - и на покой.
 
 
   (выпивает, уходит).
 
 
   ГРИГОРИЙ.
 
 
   Желаю, князь, счастливого сна.
 
   Теперь на очереди - княжна".
 
 
 
   Поняв, что недостойные шуты собираются показать в лицах и с
подробностями известную клевету на нашего всемилостивейшего правителя
князя Григория, зрители в лице простого люда начали кидать в поганцев
репой, яйцами да каменьями, и тогда служивые тайного приказа, дабы уберечь
скоморохов от праведного народного гнева, прекратили представление и в
темницу оных препроводили, где они по сию пору и пребывают. Князь
Григорий, по доброте и незлобивости своей, давно уже готов простить и
отпустить нечестивцев, да озабочен тем, что, оказавшись за пределами
темницы, они растерзаны будут честным народом. А посему просим прислать
представителя, который и забрал бы оных скоморохов. А ежели они вам не
надобны, то отпишите нам об этом, так как кормить их накладно, зело
прожорливы, и мы в таком случае отдадим их на праведный суд народа. Барон
Альберт, начальник тайного приказа при князе Григории".
 
   - Очень мило, - хмыкнул Дубов. - И что же, их так и казнили?
 
   - Нет, и по этому поводу как раз второй документ. "Расписка. Дана
начальнику Потешного приказа князю Святославскому в получении им
скоморохов в целости, сохранности и сытости в количестве шести голов. В
обмен же получено то, что было обещано. Барон Альберт".
 
   - И чего было обещано? - заинтересовался майор.
 
   - А кто его знает, - пожала плечами баронесса. - Может, деньги, а
может, и оружие. Про то в бумагах ничего не сказано. Однако в этом пакете
оказался еще один документ, вернее, даже не документ, а частная записка
главы Потешного приказа князя Святославского.
 
   - К кому? - заинтересовался Дубов.
 
   - Обращение отсутствует, как и начало записки, - развела руками
баронесса.
   - Будем считать, что к неизвестному лицу. Судя по тому, что эта записка
попала в бумагохранилище - возможно, к самому архивариусу или человеку,
близкому к нему. Значит, так - уважаемый, почтеннейший... пишу к вам...
как ваше здоровье... Ага, вот: "Намедни Государь призвал меня к себе, дабы
обсудить участь злополучных скоморохов. При сем были Рыжий и
царь-городский градоначальник князь Длиннорукий. Князь объявил, что на
месте Государя не стал бы скоморохов выручать, ибо покусились они на
святое - на нашу верную дружбу с князем Григорием, да и плата за их
вызволение слишком велика есть. Все, подумалось мне с горькостью, пропали
мои скоморохи. Но тут вдруг поднялся Рыжий и твердо сказал, что не вправе
мы отдавать своих соотечественников на смерть лютую и что должны выкупить
их, перед тем хорошенько поторговавшись о цене. Выслушав внимательно
обоих, Государь сказал: "Быть по сему. Тебе, Рыжий, поручаю вести
переговоры с посланниками князя Григория". Градоначальник при сем зело
разозлился и, плюнувши на пол смачно, выбежал из царских покоев, дверию
шибко потряся". Так, ну там дальше уже что-то другое, и подпись: Князь
Святославский, писано одиннадцатого иуния одиннадцатого года.
 
   - Все ясно, - хмыкнул Василий.
 
   - Что ясно? - удивился майор.
 
   - Ясно, кто все эти бумаги в один пакет собрал и в доступное для
баронессы место положил. - И, не желая продолжать эту тему, сыщик сладко
зевнул: - О, уже совсем стемнело, пора и на боковую. Утро, знаете ли,
вечера мудренее.
 
 
   ***
 
 
   Царевна проснулась, зажгла тусклый ночник и внимательно, насколько
позволяло освещение, оглядела княжескую опочивальню - красные стены с
развешанными на них рыцарскими доспехами и охотничьими трофеями, лепной
потолок, грубо выкрашенный коричневой краской, и, наконец, само брачное
ложе - огромный двуспальный гроб, выстланный изнутри перинами и красным
постельным бельем.
   Князь Григорий с открытыми глазами лежал рядом с царевной и остекленело
глядел в потолок.
 
   - Ну что, князь, ублажила я тебя, али нет? - томно потянулась царевна.
 
   Князь медленно повернул голову в ее сторону:
 
   - Вы меня полностью удовлетворили, глубокоуважаемая Татьяна
Дормидонтовна.
   Я беру вас к себе у жены.
 
   - Тогда освободи из темницы моих слуг, - потребовала царевна.
 
   - Ну что ж, княжеское слово - закон. - Князь Григорий поднялся в гробу,
взял с прикроватного столика лист бумаги, обмакнул перо в чернильницу и
нацарапал: "Быть по сему. Отпустить сидящих в Круглой башне. Князь
Григорий". Скрепив этот указ личной печатью, болтавшейся у него на шее
вместе с увесистой связкой ключей, князь попытался приобнять царевну.
Однако Татьяна Дормидонтовна, уклонившись от княжеских объятий, вскочила с
ложа и отбежала в дальний угол опочивальни, докуда почти не достигал свет
ночника.
 
   - Что с вами, царевна, али не люб я вам? - удивленно спросил князь
Григорий. Вместо ответа царевна тихо, но угрожающе зарычала и стала
медленно приближаться к князю Григорию. Князь поднял взгляд, и ему
показалось, что царевна прямо на глазах начинает обрастать темной шерстью,
у нее удлиняется лицо и отрастает хвост. Князь Григорий встряхнул головой,
чтобы отогнать наваждение, но царевна, оттолкнувшись длинными лапами от
пола, стремительно прыгнула прямо на князя. И он явственно увидел, что это
не царевна, а огромный серый волк.
 
   - На помощь! - попытался было крикнуть князь Григорий, но лишь жалкий
стон исторгся из его онемевших уст. Волк впился огромными зубами в горло
князя, а передними лапами рванул на нем стальную цепь с ключами и печатями.
 
   - Ну, прощай, князь, - злорадно пробормотал волк. Сделав правой
передней лапой какой-то быстрый жест, он превратился обратно в царевну.
 
   Краем покрывала царевна утерла лицо и со злорадной ухмылкой в последний
раз посмотрела на князя, лежащего в луже крови.
 
   Как ни в чем не бывало выйдя из княжеской опочивальни, Татьяна
Дормидонтовна оглянулась - нет ли кого в полутемном длинном коридоре - и,
безошибочно выбрав ключ, заперла массивную стальную дверь, за которой на
собственном ложе возлежал с перегрызенным горлом князь Григорий I
Адольфович Лукашеску, граф Цепеш, владетель Белопущенский и прочая и
прочая и прочая, так и не прибавивший к своим титулам еще один - царя
Кислоярского.
 
 
   ***
 
 
   Пленники князя Григория спали на каменном полу Круглой башни, подстелив
под себя верхнюю одежду. И лишь Василий Дубов сквозь сон услышал в дверях
скрежет замка. "Каширский, - подумал сыщик, - пришел по наши души".
   Василий вскочил и принялся будить своих соузников. И когда дверь
медленно, со скрипом отворилась, все уже были на ногах, готовые оказать
врагу достойное сопротивление. Майор Селезень даже встал у двери, чтобы
обрушить на неприятеля свой железный кулак, но, к счастью, вовремя
заметил, что вошедший - вовсе не злодей Каширский, а Кислоярская царевна
Татьяна Дормидонтовна.
 
   - Я пришла, чтобы выполнить волю своего супруга, князя Григория, и
отпустить вас из темницы! - нарочито громко, чтобы слышала охрана,
сообщила царевна и гораздо тише добавила: - Однако сам князь Григорий
скончался: как и предрекал ученый звездочет, князь был загрызен волком в
самую ночь свадьбы. - И, еще более понизив голос, царевна продолжала: - До
утра мы должны все успеть и убраться отсюда подальше.
 
   Бывшие узники под предводительством царевны Танюшки гуськом спустились
по полутемной лестнице Круглой башни и, миновав охранника, склонившегося
перед ними в низком поклоне, вступили во внутренний двор замка. Несмотря
на раннеутреннюю полумглу и мелкий дождичек, баронесса фон Ачкасофф с
огромным интересом разглядывала хозяйственные строения, безуспешно пытаясь
определить их архитектурный стиль. Царевна торопила своих спутников:
 
   - Скорее, мы должны управиться до рассвета!
 
   - А с чем управиться? - зевая, спросил царевнин кучер. - Только прежде
превратите меня обратно в меня. А то в мужском облике, да еще в этом
наряде мне как-то не по себе...
 
   Царевна небрежно щелкнула пальцами, и у кучера исчезли усы, кафтан на
груди приподнялся, и кучер превратился в журналистку Надежду Чаликову.
 
   - Сначала нам надо зайти в одно место и кое-что взять, ну а потом - за
Каширским, - сказала Танюшка.
 
   Путники остановились перед одним из многочисленных амбаров, и царевна,
вновь безошибочно выбрав из связки нужный ключ, открыла огромный замок.
Судя по тому, как туго поворачивался ключ, можно было подумать, что в этот
амбар не заглядывали по меньшей мере год. Так как внутри было темно, то
Татьяна Дормидонтовна небрежно щелкнула пальцами, и на колченогом столе
посреди амбара загорелись несколько свечек.
 
   - Ну, это ж какая-то старьевая лавочка, - разочарованно пробасил майор.
   Действительно, амбар был завален всяким хламом - дырявыми коврами,
ветхим тряпьем, старой обувью, запыленными масляными лампами и прочим
барахлом, которое обычно хранится на чердаках и в подвалах старых домов.
 
   Вместо ответа царевна подняла чуть ли не с пола какую-то тряпку,
некогда служившую скатертью, смахнула пыль и небрежно постелила на столе.
 
   - Самобранка, накройся! - скомандовала Татьяна Дормидонтовна, и на
скатерти невесть откуда появились всяческие яства - разные соленья,
варенья, пенные меды и даже огромный осетр. - Прошу к столу, - пригласила
царевна. Дубов отрезал кусок осетра и осторожно отправил в рот.
 
   - Вкуснятина! - безошибочно определил сыщик, и его спутники
присоединились к трапезе. А царевна тем временем ходила по амбару и
придирчиво разглядывала старые ковры, стоявшие вдоль стен скатанными в
рулоны. Выбрав один, Танюшка попросила Селезня и Дубова прихватить его с
собой.
 
   - На что вам этот клопопитомник? - удивился майор, нехотя отрываясь от
пирога с грибами. - Я вам в военторге в сто раз лучше достану...
 
   - Лучше нигде не достанете, - уверенно заявила царевна. Она продолжала
ходить по амбару и разглядывать его содержимое. - Ага, вот это то, что мне
надо! - С этими словами она вытащила из покосившегося шкафа тарелку и
блестящий предмет шарообразной формы величиною с яблоко.
 
   - Красивая штука, - заметила баронесса, дожевывая бутерброд с семгой, -
похоже на раннего Фаберже...
 
   - Самобранка, сложись! - приказала царевна, и все яства вмиг исчезли, а
скатерть сама собой быстро сложилась в небольшой сверток.
 
   - Колоссально! - восхитился майор. - Настоящая походная кухня.
 
   - Ну все, нам пора, - поторапливала своих спутников Татьяна
Дормидонтовна.
   - Теперь скорее к Каширскому.
 
 
   ***
 
 
   Процессия во главе с царевной Танюшкой вышла из лавки древностей и
вновь двинулась по внутренней территории замка. Вскоре их остановил один
из охранников:
 
   - Стой! Кто идет?
 
   Царевна уже собралась было предъявить грамоту, подписанную и
проштемпелеванную князем Григорием, но ее опередил майор.
 
   - С кем разговариваешь, мошенник! - загремел Александр Иваныч, опуская
на брусчатку свой конец свернутого в рулон ковра. - Разуй глаза, щучий сын
- перед тобой твоя новая госпожа и повелительница, сиречь царевна Татьяна
Дормидонтовна. - И, припомнив известный кинофильм, добавил: - Холоп, пес
смердячий!
 
   Оставив "холопа" и "пса смердячего" в полустолбнячном состоянии
почтительной растерянности, царевна и ее свита отправилась дальше - к
двухэтажному каменному строению, прилепившемуся возле одной из крепостных
стен.
 
   - Тут жилище Каширского, - пояснила царевна. - Думаю, что я с ним
справлюсь, но вы все-таки будьте поблизости.
 
   Дверь в комнату на втором этаже, где ночевал Каширский, оказалась
открытой - очевидно, знаменитый маг и чародей чувствовал себя под
покровительством князя Григория настолько уверенно, что считал излишним
запираться даже на ночь.
 
   Увидев у себя в комнате царевну, Каширский поначалу принял ее за
сновидение и потому ничуть не удивился.
 
   - Ах, это вы, царевнушка, - зевая произнес чародей и поманил ее к себе
в постель. - Я так и знал, что вы предпочтете меня этому глупцу князю
Григорию. Я-то, конечно, не князь, но вдвоем мы с вами - ого-го!..
 
   - Хватит лясы точить, Каширский, - грубо прервала царевна галантные
излияния, - пошли со мной!
 
   - С вами, о моя царевна - хоть на край света! - сообразив, что видит
Татьяну Дормидонтовну все-таки наяву, почти пропел Каширский приятным
баритоном. Но не встал, а напротив - принял в постели скабрезно-призывную
позу.
 
   - Кончай шутки шутить! - потеряв терпение, прорычала царевна и прямо на
глазах Каширского превратилась - нет, не в волка, а в колдуна Чумичку.
   Вернее было бы сказать, что Чумичка наконец-то вернулся в свой
первоначальный облик. Правда, в свадебном платье с волочащимся по полу
шлейфом он выглядел довольно комично.
 
   Каширский в ужасе попятился задом по постели. Чумичка неотвратимо
надвигался на него. Вдруг Каширский сделал страшное лицо и забормотал:
 
   - Даю тебе установку покинуть мою комнату...
 
   - Задницу я подтирал твоими "установками", - хладнокровно ответил
Чумичка.
   - Собирайся, кончились твои установки!
 
   Каширский трясущейся рукой извлек из-под подушки какую-то рукописную
книгу и принялся судорожно листать страницы.
 
   - Бездарь! - с нескрываемым презрением процедил Чумичка, - у тебя
хватило ума только на то, чтобы украсть мою колдовскую книгу, а
пользоваться ею ты так и не научился!
 
   Чумичкины спутники наблюдали за этой сценой через полуприкрытую дверь.
Дубов ерзал и то и дело поглядывал на майорские часы.
 
   - Ну скоро он там?! - не выдержал наконец детектив. - Поймите, это как
раз тот случай, когда промедление смерти подобно. Царевна разгуливает по
замку в подозрительной компании, князь заперся в своей спальне - ясно, что
тут что-то не так.
 
   - Да, пора поторапливаться, - согласился майор Селезень и решительным
шагом вмаршировал в спальню. Увидав могучую фигуру Александра Иваныча,
Каширский еще более побледнел и в ужасе прикрылся одеялом.
 
   - Этот? - ткнул пальцем в его сторону майор.
 
   - Этот-этот, - злорадно закивал Чумичка.
 
   - С вещами на выход. И живо! - вежливо пригласил Каширского майор.
 
   Однако незадачливый маг и чародей еще больше забился под одеяло и,
вновь схватив колдовскую книгу, принялся невнятно читать какие-то
заклинания. Но на Селезня они, похоже, не очень-то подействовали.
 
   - Вставай, Каширский, кончай дурить! - И с этими словами майор легонько
приложил чародея "Командирскими" часами, отчего тот без чувств свалился на
пол рядом с кроватью. - Ничего, оклемается.
 
   Не дав Каширскому придти в сознание, Селезень с Чумичкой быстро
завернули его в простыню на манер египетской мумии и вынесли в коридор.
 
   - Ну, теперь куда? - спросила Чаликова.
 
   - Туда, - указал Чумичка на небольшую лестничку, ведущую наверх.
 
   Миновав пыльный чердак, путники выбрались на плоскую каменную крышу. И,
кажется, вовремя - внизу, на площадке перед домом, уже собралось довольно
много народу, в том числе и бритоголовых чернорубашечников. Василий даже
уловил несколько отдельных выкриков:
 
   - Да сюда они вошли, я сам видел! И царевна с ними!
 
   - А князь по-прежнему не отпирает!
 
   - Что делать - двери ломать, что ли?
 
   - Да ты что, как можно...
 
   Тем временем Чумичка быстро раскатал рулон и расстелил на крыше ковер -
он оказался весьма большим, хотя несколько протертым и не без дырок.
   Поверхность ковра была выткана восточными узорами и надписями арабской
вязью, что однозначно указывало на его происхождение. Погрузив
немногочисленную ручную кладь и "мумию" Каширского, путники сели на ковер,
а Чумичка стал делать резкие пассы руками и бормотать заклинания. Еще
минута - и ковер медленно оторвался от поверхности и завис в воздухе
примерно в полуметре от крыши.
 
   - Держитесь крепче! - крикнул Чумичка, и ковер стал сначала медленно, а
потом все быстрее подниматься вверх. Когда он оказался на высоте
человеческого роста, на крыше появились княжеские охранники. Увидев
поднимающийся ковер, они бросились к нему, кто-то даже попытался метнуть в
беглецов секиру, но было поздно - ковер уже летел над замком.
 
   - Ну, кажется, обошлось, - облегченно вздохнул Дубов, когда
ковер-самолет, постепенно набирая скорость и высоту, пролетал над башнями,
которые уже не казались столь грозными и неприступными. Однако
действительность показала, что опасность миновала не совсем - раздался
грохот, и рядом с ковром замелькали какие-то круглые темные предметы.
 
   - Да они же в нас из пушек! - сообразил майор. Чумичка что-то поспешно
забормотал, и ковер-самолет, резко дернувшись, взмыл вверх, отчего у
пассажиров даже в ушах заложило. И лишь когда они отлетели на более-менее
безопасное расстояние от негостеприимного замка, Чумичка вернул
летательный аппарат к прежнему режиму полета. Теперь ковер плавно летел
над полями, едва не задевая верхушки редких деревьев.
 
 
 
 
 

                                   ГЛАВА ПЯТАЯ

 
 
   ВОЗВРАЩЕНИЕ
 
 
   Ковер-самолет летел над унылыми полями, окружавшими замок князя
Григория - трудно было поверить, что когда-то, всего лишь пару веков
назад, тут зеленела знаменитая Белая Пуща, от которой стараниями
последнего правителя осталось одно название.
 
   - А лошадок-то мы оставили, - вдруг вспомнил майор Селезень. - Да еще и
золотую карету.
 
   - Хорошо хоть сами выбрались, - возразила Чаликова.
 
   - Все ж таки казенный инвентарь, - хозяйственно вздохнул майор. И,
переменив тему, добавил: - А погодка-то, знаете, не шибко летная...
 
   Действительно, погода, столь благоприятная в дни путешествия от
Царь-Города до замка князя Григория, теперь не слишком баловала наших
путешественников:
   моросил мелкий дождик, на который можно было бы не обращать внимания,
если бы не резкие порывы ветра, превращавшие каждую капельку в острую
мокрую иголку.
 
   - Ничего, зато быстрее доберемся, - зевнул Чумичка. - И вот еще что...
Я вам должен сказать что-то очень важное.
 
   - Насчет князя Григория? - заинтересовалась госпожа Хелена.
 
   - Нет, насчет вас. Дело в том, что Рыжий отдал мне указание, когда все
будет сделано, превратить вас всех - ну, в общем, во что-нибудь.
 
   - Погоди, Чумичка, ты ничего не путаешь? - изумленно переспросил
Василий.
 
   - Ничего я не путаю. Я спросил у Рыжего: "В кого превращать?". А он
ответил: "Ну, можешь превратить Дубова в дуб, Селезня в селезня, баронессу
в барана, а Чаликову - в чайку". Но вы так по-человечески отнеслись ко
мне, что я просто не могу...
 
   Это сообщение повергло пассажиров в настоящий шок. Первым прервал
молчание майор Селезень:
 
   - А я сразу понял, что за птица этот Рыжий!
 
   - Но не до такой же степени, - вздохнула Надя.
 
   - И что нам теперь делать? - задался практическим вопросом Василий.
 
   - Не бойтесь - долетим, а там что-нибудь придумаем, - беспечно махнул
рукой Чумичка. - А теперь я хочу немного вздремнуть.
 
   - Ну еще бы: мы хоть за решеткой, а выспались, а тебя покойник совсем
залюбил! - ляпнул майор. - Что называется, до смерти.
 
   - В случае чего разбудите. - С этими словами Чумичка улегся посреди
ковра и, положив голову на "мумию" Каширского, тут же захрапел.
 
   - Ну что ж, - после недолгого молчания сказал Василий, - теперь все
окончательно встало на свои места.
 
   - В каком смысле? - удивилась баронесса.
 
   - В том смысле, что события последних дней четко выстраиваются в единую
версию. Уверен, что если и не полностью, то на девяносто девять процентов
она соответствует действительности.
 
   - Это та версия, что вам подсказал пастушок Васятка? - припомнил майор.
 
   - Да, именно та.
 
   - И что, о намерении Рыжего нас погубить он тоже предупреждал? -
удивилась баронесса.
 
   - Нет, но этот факт вполне вписывается в общую схему. - Василий
поглубже запахнул на себе кафтан. - Попытаюсь обрисовать картину, как я ее
вижу.
   Международное положение Кислоярского царства очень шатко и ненадежно -
его постоянно держит в напряжении сосед, князь Григорий. Ситуация
усугубляется еще и тем, что многие влиятельные сановники Царь-Города
являются тайными, а то и явными сторонниками князя Григория и видят в нем
орудие против царя Дормидонта, а если точнее - против, назовем его так,
обновленческого курса, который пытаются проводить Рыжий и его люди. Что
касаемо собственно Рыжего, то его положение еще более шаткое и ненадежное
- он в своей деятельности опирается только на благосклонность царя и, что
немаловажно, его дочки царевны Танюшки.
 
   - Извините, Васенька, что перебиваю вашу дедуктивную мысль, - сказала
Надя, - но я сейчас вспомнила одну вещь. Когда я была в Боярской думе, то
услышала там много всякой брани в адрес Рыжего, но даже самые заядлые
хулители, обвинявшие его чуть ли не в скотоложестве, не могли упрекнуть
его в воровстве и мздоимстве. Мне кажется, что это о чем-то говорит.
 
   - И не удивительно! - заявил майор. - Может, потому они Рыжего так и
ненавидят, что он не ворует, как все они.
 
   - Да, - кивнула Надя, - но тут получается несостыковка: с одной
стороны, Рыжий - честный и бескорыстный человек, который пытается вывести
закосневшее в средневековщине Кислоярское царство, как сказали бы у нас,
на европейский путь развития, а с другой стороны...
 
   - С волками жить - по-волчьи выть, - афористично заметил Селезень. А
баронесса фон Ачкасофф добавила:
 
   - Как пишут в учебниках истории, такой-то - яркая и противоречивая
личность. И дальнейшее можно не объяснять.
 
   - Так же как "Кислоярск - город контрастов", - съехидничал майор.
 
   - Да, госпожа баронесса, вы правы. Чуть позже мы дойдем и до причин,
почему он велел Чумичке так с нами поступить, но пока продолжу начатую
мысль, - сказал Василий. - Итак, Рыжий, умело балансируя между царем и
оппозицией, проводит свою линию, и вдруг сваливается новая напасть.
Представьте - какой-то авантюрист, шулер с наполеоновскими замашками, -
Дубов небрежно кивнул в сторону Каширского, который по-прежнему лежал без
сознания, - подстрекает князя Григория жениться на царевне, а в случае
отказа пойти войной на Царь-Город. Для Рыжего это - полный крах, конец его
карьеры, а главное - конец всех его "европейских" начинаний. Он
лихорадочно ищет способ нейтрализовать Каширского, а если получится, то и
князя Григория. И тут в Царь-Городе появляемся мы - тоже преследующие
Каширского, хотя и по другим причинам. И он решил избавиться от него
нашими руками...
 
   - А вам не кажется, Вася, - вновь вклинилась Чаликова в логические
построения сыщика, - что мы явились в Царь-Город, так сказать, очень уж
кстати?
 
   - Дайте срок, Наденька, поговорим и об этом, - ответил детектив. - А
теперь попытаемся по-новому взглянуть на наше собственное пребывание в
Царь-Городе с первых же минут. Как вы помните, все началось с того, что
нас арестовали на входе в город, и один из стрельцов произнес при этом
знаменательную фразу: "Все ясно, это те самые". Стало быть, о нашем
появлении уже было известно и, подозреваю, как раз от того мужичка в
лаптях, которого мы встретили рано утром на дороге.
 
   - Как, этот живописный деревенский старичок - агент Рыжего? - изумилась
Чаликова.
 
   - Очень возможно, - кивнул Василий. - Не исключено, что он живет в той
избушке, которую уважаемая баронесса отнесла к новгородскому стилю
тринадцатого века, и наблюдает за окрестностями Горохового городища... В
общем, нас задержали и отправили в темницу. И тут появляется Рыжий -
полная противоположность грубоватым охранникам: освобождает нас из
темницы, поселяет у себя в тереме, оказывает самый теплый прием и полное
содействие во всех наших планах...
 
   - Погодите, Василий Николаич, - перебила госпожа Хелена, - а откуда он
узнал, что мы - это мы? Вы же никому до Рыжего не рассказывали, что
гоняетесь за Каширским!
 
   - Дайте срок, баронесса, поговорим и об этом, - с некоторой досадой
повторил Василий. - Сейчас речь о другом. Отдадим должное Рыжему - он
показал себя тонким психологом: едва познакомившись с каждым из нас, сумел
найти струнки, на которых весьма успешно сыграл с пользой для себя и для
государства. Например, вам, Александр Иваныч, он предложил ознакомиться с
Царь-Городским воинством. Почувствовав вашу страсть к порядку, он
рассчитал верно - когда вы увидели недостатки здешних вооруженных сил, тут
же взялись за их реформирование с учетом многовекового опыта военной
науки, который здесь, разумеется, неизвестен. В вашем случае, уважаемая
баронесса, он уловил страсть к исторической науке и архивному делу, ради
которой вы готовы иногда, гм, на весьма сомнительные шаги, и очень
ненавязчиво подбросил вам нужные документы, порочащие всех, кроме самого
Рыжего. Вас, Наденька, он сходу отправил в Боярскую думу - именно затем,
чтобы показать умственный и моральный уровень здешнего политического
истеблишмента, на фоне которого сам Рыжий выглядел мудрым и благородным
государственным мужем, достойным всяческого доверия. А в моем случае... -
Детектив задумался.
 
   - В вашем случае, Вася, тоже все просто, - пришла ему на помощь
Чаликова.
   - Именно вам первому Рыжий предложил эту поездку к князю Григорию. И
наверняка он, зная ваше благородство чувств, напирал не столько на
государственные интересы, сколько на необходимость спасти честь царевны,
не так ли?
 
   - Ну, в общем-то так, - согласился Дубов. - А теперь перейдем к главной
загадке - убийству князя Владимира. Когда я рассказал все, что знал,
нашему другу Васятке, то он сразу же уверенно заявил, что князь Владимир -
это человек Рыжего, и что именно Рыжий подстроил его убийство. Сначала я
решил, что Васятка, пожалуй, хватанул через край, но потом, по зрелому
рассуждению, понял, что здесь он весьма близок к истине.
 
   - Почему вы так решили? - спросил майор.
 
   - Видите ли, если рассматривать смерть князя Владимира не в отрыве от
ситуации в государстве, а наоборот, в контексте, то вырисовывается
довольно интересная картина. Как мы уже знаем, высшие круги
Царь-Городского общества представляют из себя весьма разношерстную
публику: там есть и противники, даже враги Рыжего, есть и его сторонники,
но немало колеблющихся - таких, кто понимает необходимость перемен, но не
всегда поддерживает те методы, которыми они проводятся. И что происходит в
тех случаях, когда большинство в Боярской Думе склоняется к оппозиции? Вы,
Наденька, сами были свидетелем такому случаю: князь Владимир начинает
поливать бояр из жбана, боярин Андрей, потрясая кооперативным крестом,
непотребными словами бранит власть придержащих, и колеблющиеся бояре,
просто чтобы не оказаться в одной компании с этими господами, поддерживают
даже те проекты Рыжего, с которыми не вполне согласны. Я припоминаю вашу
фразу: "Что это - глупость, или?.."
   Так вот - самое настоящее "или". И я к своему стыду должен признать,
что простой пастушок Васятка это сообразил гораздо быстрее, чем я -
профессиональный сыщик, многократно сталкивавшийся на практике с самыми
разными формами провокации.
 
   - Да, но Васятка сказал еще, что убийство князя Владимира подстроил
Рыжий, - напомнила баронесса.
 
   - А вот в этом я как раз не уверен, - раздумчиво покачал головой Дубов.
- Здесь что-то уж слишком много нелогичностей. Ну, то, что князь Владимир
и боярин Андрей учинили в Думе - это понятно, чтобы уронить ее престиж в
глазах гостьи, но кто заставлял князя Владимира прилюдно приставать к
госпоже Чаликовой и назначать ей свидание под крыльцом? Может быть,
конечно, сам Рыжий, но для чего - чтобы потом убить? Не вижу смысла, ведь
Рыжему совсем ни к чему скандал вокруг своего имени. Предположим, что
назначение рандеву Чаликовой - это самодеятельность князя Владимира. Кто
же его в таком случае убил и зачем? - Василий недоуменно пожал плечами.
 
   - Способ убийства, - подсказала Надя и покосилась в сторону Каширского,
по-прежнему не подающего признаков разумной жизни.
 
   - Да, способ убийства, - кивнул детектив. - Он полностью соответствует
тому, каким пользовался зомби Николай Рогатин. Но, во-первых, Рогатин
сейчас в Москве, а во-вторых он давно уже никакой не зомби. Что из этого
следует?
   - Дубов оглядел спутников. - Возможно, что князя Владимира убили таким
способом, чтобы списать убийство на Каширского. Но вряд ли - обычному
человеку не под силу так засунуть предмет в глотку жертвы. Более вероятно
другое - у Каширского в "параллельной реальности" есть другой зомби,
которого он и использует по мере надобности.
 
   - Да, но какой смысл Каширскому убивать князя Владимира? - удивился
майор.
 
   - А вспомните, как он это делал в Кислоярске и Прилаптийске, - ответил
Василий. - Сам Каширский уезжал из города, а его сообщница Глухарева
натравливала зомби на жертву. Здесь как будто то же самое - в момент
убийства князя Владимира господин Каширский был уже в Белой Пуще или на
пути к ней. А есть ли у него "ассистент" в Царь-Городе - не знаю. Так что,
возможно, прав был Рыжий, когда предположил, что князя Владимира задушили
по ошибке - вместо него. Иначе говоря - "его не должны были убить", как
выразился боярин Андрей.
 
   - Да, больше похоже, что Каширский мог организовать убийство своего
врага Рыжего, но зомби просто "промахнулся", - заметила баронесса. - А
может, и нет...
 
   - В общем, тайна убийства пока остается тайной, - констатировала Надя.
 
   - А погодка, однако, расшалилась, - заметил майор Селезень, кутаясь в
"воеводничий" кафтан. - Знаете, когда ветер сам по себе или дождь сам по
себе - то это еще терпимо, но когда то и другое в комплексе...
 
   - Может, опустимся и переждем внизу? - предложила баронесса.
 
   - Нет-нет, я против, - возразила Чаликова. - Сами мы ковер-самолет не
приземлим, а его будить жалко... - Надя кивнула в сторону Чумички, который
все так же храпел, не обращая ни малейшего внимания на непогоду.
 
   Тем временем князь-григорьевское редколесье перешло в дремучие хвойные
леса Кислоярского царства, и ковер-самолет заскользил над верхушками елей,
как по бескрайнему зеленому ковру, приподнимаясь вверх, если елка на пути
попадалась слишком высокая.
 
   - Автопилот! - уважительно заметил по этому поводу майор Селезень.
 
   Вскоре, несмотря на стену дождя, путники заметили, что им навстречу
летит другой летательный объект, а по мере приближения определились и его
формы:
   большая ступа с метлой, используемой в качестве пульта управления. За
пультом восседала старая знакомая - чернобровая трактирщица, она же по
совместительству Баба Яга. Приблизившись к ковру-самолету, ведьма
принялась на большой скорости описывать вокруг него крутые виражи, явно
намереваясь взять на таран. При этом она злорадно выкрикивала:
 
   - Ну что, гости дорогие, не ждали? Ничего, милые, от меня не улетите, я
вас все равно изжарю и Горыныча попотчую!
 
   - Может, отдать ей Каширского? - вполголоса предложила баронесса.
 
   - Ни за что! - возмутился Василий. - Его ожидает следствие и судебный
процесс.
 
   Тем временем майор извлек из-под кафтана скатерть-самобранку,
осторожно, чтобы не унесло ветром, разложил ее прямо на поверхности ковра
и скомандовал:
 
   - Самобранка, накройся!
 
   Тут же на скатерти появились разные аппетитные деликатесы, однако майор
схватил пустую кружку и недолго думая, запустил ею в ведьму. Та едва
успела увернуться.
 
   - Ах вот вы как! - разъярилась воздушная пиратка и, сделав резкий
вираж, двинулась прямо на ковер. И когда она уже была готова огреть
Селезня метлой по голове, Надя схватила жбан с медовухой и, совсем как
покойный князь Владимир, выплеснула содержимое прямо в лицо Бабе Яге. Та
дико заверещала, и ступа, лишившись управления, резко полетела вниз,
скрывшись между еловых веток.
 
   - На, получай! - рыкнул Селезень и швырнул ей вослед блюдо с огромным
осетром.
 
   От шума проснулся Чумичка:
 
   - Ну, что тут опять?
 
   - Да Бабу Ягу отваживали, - скромно сообщил майор.
 
   - Она теперь зла на нас, как черт, - опасливо заметила баронесса. -
Вдруг еще вернется и Змея Горыныча с собой притащит?
 
   - Потому нам надо увеличить скорость, - предложил майор. - Как,
Чумичка, это возможно?
 
   - Попробуем, - ответил колдун и забормотал какие-то новые заклинания,
отчего ковер полетел быстрее, хотя и ненамного.
 
   - А интересно, они уже там обнаружили, что князь Григорий мертв? -
задумчиво произнес Василий.
 
   - Обнаружили, не обнаружили - какая разница, - заметила баронесса. - Не
Григорий, так другой появится. Но если они уже нашли его растерзанный
труп, то вполне могли снарядить за нами погоню.
 
   - Например, отряд боевых самолетов, - не то всерьез, не то со скрытой
иронией подпустил майор. - Так сказать, эскадрон ковров летучих...
 
   - Кишка тонка, - ухмыльнулся Чумичка. - Ковров-то у них навалом, да
пользоваться ими никто не умеет. А что до князя Григория, так нет ничего
проще. - С этими словами Чумичка извлек из декольте блюдечко с золотым
яблоком и попросил: - А ну-ка, золотое яблочко, покатись по блюдечку,
покажи нам князя Григория!
 
   И действительно, яблочко покатилось по краю блюдца, и на нем появилось
изображение - сначала мутное, а потом все более различимое - лица князя
Григория крупным планом.
 
   - Классный телевизор! - восхитился майор Селезень.
 
   Тем временем невидимая камера как бы отъехала и показала общий план -
живой и здоровый, но с повязкой на шее, князь Григорий сидел за столом и
что-то говорил своим подчиненным.
 
   - Выходит, слухи о смерти князя Григория оказались несколько
преувеличенными, - только и смог сказать Василий.
 
   - Опять я дал маху, - печально произнес Чумичка. С этими словами он
вновь привалился к Каширскому и захрапел.
 
   Над ковром-самолетом повисло тяжелое молчание, перебиваемое лишь
порывами все крепчавшего ветра и звуками дождя. Где-то в отдалении
прогремел гром.
   Путники, каждый по-своему, думали об одном: о напастях, ожидающих в
самом ближайшем будущем Кислоярское царство и лично царевну Татьяну
Дормидонтовну со стороны злобного и мстительного князя Григория.
 
   Неловкое молчание прервал Дубов:
 
   - Господа, когда я рассказывал насчет Рыжего и убийства князя
Владимира, вы мне время от времени задавали вопросы, на которые я отвечал
в том смысле, что дайте срок, поговорим и об этом. Так вот, теперь давайте
поговорим и об этом. Как вы знаете, наша удивительная эпопея началась с
того, что мне позвонили по телефону и сообщили, что давно разыскиваемый
мною маг и чародей Каширский скрывается на Гороховом городище. Теперь я с
уверенностью могу сказать, что это был голос Рыжего!
 
   - Как, Рыжего? - изумился майор. - Разве между параллельными мирами
существует телефонная связь?
 
   - Да нет, звонил Рыжий как раз из "нашего" мира. Он, так же как и его
враг Каширский, знает о свойствах каменных столбов и время от времени
путешествует из одной реальности в другую. И это многое объясняет. Прежде
всего - приказ Чумичке избавиться от нас после завершения операции
"Троянская невеста". Это вовсе не от неприязни к нам - просто Рыжий хотел
сохранить "окно" на городище в тайне и не превращать его в проходной двор.
 
   - Но для чего он звонил вам? - недоуменно спросил майор.
 
   - Рыжий хотел избавиться от Каширского, - стал терпеливо объяснять
Василий, - но сам не мог это сделать. Однако, бывая в "нашем" Кислоярске,
он узнал и о художествах Каширского, и о моих попытках его поймать. Потому
и позвонил мне, чтобы я "взял" Каширского на Гороховом городище. А если не
удастся, то Рыжий готов был пойти и на то, чтобы я следом за Каширским
отправился в "параллельный" мир и поймал его там. Естественно, домой он бы
меня уже не отпустил. Но когда Рыжий узнал, что в Царь-Город я иду не
один, а с целой компанией, он тут же несколько переиграл свои планы и
постарался использовать создавшуюся ситуацию на все сто процентов.
Единственное, чего он недоучел - так это наших отношений с Чумичкой.
 
   - И что же нам теперь делать? - с некоторой растерянностью спросила
Чаликова.
 
   - Мы нанесем ответный удар! - с воодушевлением заявил Селезень.
 
   - И у вас есть план, как это сделать? - поинтересовался Василий.
 
   - Пока что нет. Но мы должны любое обстоятельство обернуть себе на
пользу.
   Что мы, глупее Рыжего?
 
   - Ну, не знаю, - с некоторой иронией заметила госпожа Хелена. - Вот,
например, этот противный дождь и гроза. Ума не приложу, как вы думаете
обратить их на пользу?
 
   Тут, словно в ответ на слова баронессы, разразился оглушительный раскат
грома, и ослепительная молния озарила небеса. От грохота проснулся Чумичка:
 
   - Э, да нам пора опускаться.
 
   - Что, уже прилетели? - удивилась Чаликова.
 
   - В такую грозу летать опасно. - Не вдаваясь в дальнейшие объяснения,
Чумичка принялся нашептывать очередную порцию заклинаний, и ковер-самолет
стал медленно снижаться.
 
   - Я же говорил - нелетная погода, - прокомментировал Селезень. -
Вынужденная посадка. Пристегните ремни.
 
 
   ***
 
 
   Немного покружив над полянкой посреди леса, ковер опустился на мокрую
траву.
   Пассажиры с облегчением вздохнули - полет и вправду оказался очень уж
беспокойным.
 
   - Давайте тогда уж переоденемся, - предложила Чаликова, и они с
Чумичкой удалились за большущую елку, где Надя отдала Чумичке его
промокший кучерский кафтан, а сама облачилась в столь же влажные царевнины
наряды.
 
   - По моим подсчетам, мы уже на подступах к Царь-Городу,- заметил майор
Селезень.
 
   - Да, совсем недалеко, - подтвердил Чумичка. И пояснил: - Где-то
поблизости загородный царский терем.
 
   - Ну и что же нам теперь делать? - задалась практическим вопросом
Чаликова.
 
   - А что делать? - вздохнул Дубов. - Мое предложение такое: дождемся,
когда гроза кончится, полетим к Гороховому городищу, построим шалаш и
подождем до следующего полнолуния. А Чумичка возвратится в город и скажет
Рыжему, что задание выполнено. Вот только с ним как быть? - Василий указал
на Каширского. - Но, к сожалению, ничего лучшего я вам, господа, на данный
момент предложить не могу.
 
   - А как же "Джип"? - вдруг вспомнил Селезень. - Я им его дарить не
намерен!
 
   Однако Василий не успел ничего ответить, так как невдалеке послышались
характерные звуки охотничьих рожков.
 
   - Что это? - вздрогнула баронесса.
 
   - Царская охота, - кратко пояснил Чумичка.
 
   - В такую погоду?! - изумилась Чаликова.
 
   - А что? - невозмутимо пробасил майор. - Ничего удивительного. Должно
быть, в хорошую погоду Его Величество играет в свою любимую лапту, а в
такую - охотится.
 
   - Между прочим, это наш единственный шанс, - сказал Василий.
 
   - В каком смысле? - не поняла Надя.
 
   - Пробраться к царю и все ему объяснить.
 
   - Рискованно, - покачала головой баронесса. - Хорошо если нам удастся
его убедить, а если нет? Он ведь может нас просто "выдать с головой"
Рыжему, и тогда спасения ждать неоткуда.
 
   - А я считаю, что надо рискнуть, - заявил Селезень. - Василий Николаич
прав - это единственный шанс вернуть "Джип".
 
   - Да, но как это осуществить практически? - задумался Дубов. -
Наверняка ведь к Дормидонту так просто не подойдешь - здесь кругом всякие
охранники, стрелки, егеря или как они тут называются.
 
   - Эх, жаль, не прихватил я из амбара парочку шапок-невидимок, -
посетовал Чумичка. - Ну да ладно, чего-нибудь придумаем.
 
   Дождь немного приумолк, и путники, волоча так и не пришедшего в
сознание Каширского по земле, двинулись прямо через лес в ту сторону,
откуда все явственнее доносились звуки рожков. Дубов и Чумичка тащили
скатанный в рулон ковер-самолет и прочий волшебный скарб. Очень скоро за
деревьями показалась поляна, посреди которой стоял шатер с крышей, но без
стен, а внутри него на походных стульях восседал собственной персоной царь
Дормидонт вместе со своими приближенными. Похоже, заняты они были не
столько охотой, сколько бражкой и пенными медами.
 
   - Александр Иваныч, дайте бинокль, - попросила Надя. - О, какая милая
картина!
 
   - Что вы там увидели, Наденька? - нетерпеливо спросил Дубов.
 
   - Я хотела узнать, кто бражничает, то есть охотится вместе с царем, -
объяснила Чаликова. - Ни Рыжего, ни Борьки я не заметила. Да и вообще
знакомых лиц что-то не видно... - Надя еще раз глянула в бинокль. - А, ну
вот и знакомое лицо - градоначальник князь Длиннорукий.
 
   - По-моему, нам повезло, - радостно потер руки Василий. - Ведь князь -
ярый враг Рыжего.
 
   - Да, но при всем при том он весьма лояльно относится к князю Григорию,
- возразила баронесса.
 
   - Ничего, - вступил в беседу майор, - в данный момент наша
стратегическая задача - нейтрализовать Рыжего. А пока князь Григорий будет
залечивать раны, успеем отступить на исходную позицию.
 
   - Чего-чего? - не поняла Надя.
 
   - Ну, починим "Джип" и вернемся домой, - объяснил Селезень.
 
   Чумичка тем временем что-то бормотал - вспоминал некие подзабытые
заклинания. И, кажется, кое-что вспомнил:
 
   - Иваныч, мы с тобой побудем медведями, пока Василий с Надеждой и
госпожой баронессой пройдут к царю, - сказал он и, не дожидаясь согласия
майора, сделал энергичный жест и что-то прошептал. Результатом этих
манипуляций стали два медведя - один покрупнее, а другой помельче.
Раздвигая ветки, оба проследовали к краю поляны. Два царских охотника,
оказавшихся там в этот момент, взяли на изготовность рогатины, но
неожиданно тот медведь, что покрупнее, бросился прямо на них, выхватил
лапищами обе рогатины и огрел ими же охотников по головам, а затем
проревел медвежьим голосом, но человеческими словесами:
 
   - А животных убивать нехорошо. - После чего, немного подумав, добавил
еще несколько слов неподцензурного звучания, услышав которые, оба охотника
чуть не замертво свалились прямо на траву. Второй медведь убежал обратно в
чащобу и вскоре вернулся оттуда вместе с Дубовым, баронессой и Чаликовой.
Когда они оказались на поляне, меньший медведь сотворил лапами некое
знамение и вернулся в облик Чумички, а его невоздержанный на язык
сотоварищ вновь стал майором Селезнем.
 
   Теперь путь оказался свободен, и все пятеро направились к царскому
шатру.
   Вернее, шестеро - если считать еще и чародея Каширского, которого они
тащили прямо по траве.
 
   - Кто такие? - не очень-то ласково встретил их личный охранник
Дормидонта, вскинув пику. Он сидел перед шатром на мокрой траве. Майор уже
собрался было и его послать туда же, куда и царских охотников, но вмешался
Василий:
 
   - Мы к Государю. По важному делу.
 
   Тут уж и сам Дормидонт Петрович оторвался от застолья и, грузно
поднявшись из-за стола, ласково глянул на нежданных гостей:
 
   - Ну, с чем пожаловали, понимаете ли? Э, да вы совсем продрогли с
дорожки-то! Данилыч, налей им зелена вина.
 
   - Нет-нет, нам теперь не до зелена вина, - торопливо заговорил Дубов. -
Великий Государь, мы - члены той самой группы, что сопровождала
лже-царевну до князя Григория. А вот, - Василий указал на Чаликову, - она
сама.
 
   Услышав такое, Дормидонт Петрович плюхнулся обратно в кресло.
Остальные, кто был за столом, принялись мелко креститься, приговаривая:
"Свят-свят-свят!".
 
   Первым опомнился Дормидонт:
 
   - Постойте, так ведь вы же покойники!
 
   Почувствовав, что майор уже собирается, невзирая на лица, ответить,
какие они покойники, Чаликова поспешно заговорила:
 
   - Нет-нет, мы живы, хоть и были на волосок от смерти.
 
   - Странно, а мне говорили, что вы погибли, защищая честь Государя и
царевны. Я уж велел по вам панихидку во всех церквах отслужить,
понимаешь...
 
   - Кто вам это сказал? - вырвалось у баронессы.
 
   - Как кто? Рыжий, конечно!
 
   - Прохвост он, ваш Рыжий, - не удержался майор Селезень.
 
   - Я всегда это говорил! - радостно встрял градоначальник князь
Длиннорукий, - а ты мне, великий Государь, не верил!
 
   - Погоди, Михалыч, не суетись, - осадил князя Дормидонт. - Давайте
разберемся. Объясните мне, почему это Рыжий - прохвост?
 
   - Потому что похоронил нас прежде времени, - заявил майор.
 
   - Дормидонт Петрович, а Рыжий сообщил вам, откуда он узнал о нашей
гибели?
   - вежливо спросила Чаликова.
 
   Царь на минутку призадумался.
 
   - Ну, он же ведь, знаете ли, все знает. А уж откуда...
 
   - А дело было так, - сказал Дубов. - Рыжий отправил нас к князю
Григорию и дал в сопровождающие своего колдуна, - Василий указал на
Чумичку. - А после выполнения задания Чумичка, по плану Рыжего, должен был
нас ликвидировать, и таким образом все лавры достались бы самому Рыжему.
Но Чумичка оказался порядочнее, чем думал Рыжий, и не стал нас губить.
 
   - Это правда? - строго спросил царь у Чумички.
 
   - Истинно так, государь, - кратко ответил колдун.
 
   - Но задание мы все-таки выполнили, хотя бы частично, - заметил Василий
и указал на Каширского. Незадачливый маг только теперь немного оклемался -
он лежал, по-прежнему закутанный в простыню, и бессмысленно хлопал глазами.
 
   - Кто таков? - поморщившись, спросил Дормидонт Петрович.
 
   - Каширский, - не без гордости сообщил детектив. - Тот самый
злодей-чародей, что посоветовал князю Григорию жениться на Танюшке... то
есть на Татьяне Дормидонтовне.
 
   - Так вы, сударыня, и есть моя Танюшка? - вдруг оборотился царь к
Чаликовой. Та с легким реверансом кивнула, впрочем, не уточняя, что
царевной была лишь до определенного момента, а затем уступила это почетное
звание колдуну Чумичке.
 
   - Погоди, великий государь, - вдруг вмешался в беседу князь
Длиннорукий, - а где ж тогда настоящая царевна?
 
   - Рыжий сказывал - в надежном месте, - припомнил Дормидонт. - А кстати,
где?
 
   - Сейчас узнаем, - пробурчал Чумичка. - Дайте-ка сюда тарелочку...
 
   Баронесса фон Ачкасофф, покопавшись в багаже, достала блюдечко с
золотым яблоком. Чумичка разложил все это на столе прямо перед царем и
велел:
 
   - Яблочко золотое, покажи нам, где царевна!
 
   Яблочко покатилось по тарелочке, и вскоре показало Танюшку, лежащую в
полуобнаженном виде на широкой кровати. Но она была не одна - рядом с ней,
жарко лаская царевнины груди, находился почти полностью обнаженный Рыжий.
   Интерьер комнаты, где происходила сия эротическая сцена, не оставлял
сомнения, что греховные деяния имели место быть в тереме Рыжего.
 
   - Ну, блин, прямо как у нас на ночном канале! - вполголоса пробормотал
майор. Приближенные царя, незнакомые с достижениями современной
цивилизации в лице ночного вещания, столпившись возле блюдечка, скабрезно
хихикали, тщетно пытаясь придать своим лицам вид возмущенный и
оскорбленный.
 
   Дормидонт Петрович резко встал из-за стола, и смешки стихли.
 
   - Поехали! - решительно заявил царь. - Ну ужо я ему задам!
 
   - Задай-задай, - подпустил градоначальник, - пусть знает, невежа
безродный, как с царской дочкою греховодить!
 
   Царь гневно взглянул на Длиннорукого, отчего тот стал как будто ниже
ростом.
   А слуги тем временем уже запрягали коней в царскую карету - такую же,
на которой лже-царевна со свитой ездила к князю Григорию, но только не
золотую, а серебряную.
 
   - Господа, - немного успокоившись, обратился Дормидонт Петрович к
сотрапезникам, - продолжайте охотиться, а я вас ненадолго оставлю. Вот
подвезу наших друзей до городу, с Рыжим разберусь - и назад.
 
   - Государь, можно мне с тобой? - вызвался князь Длиннорукий.
 
   - Нет! - отрезал царь. И, смягчившись, добавил: - Тут, Михалыч, дело
семейное, сами разберемся. - И с этими словами он размашистым шагом
направился к карете. Путешественники, волоча за собой Каширского,
поспешили следом.
 
 
   ***
 
 
   Пока лихая тройка мчала царскую карету в Царь-Город, Дормидонт Петрович
вел со своими попутчиками душевную беседу.
 
   - Вот этот вот, значит, и есть тот самый Каширский? - переспросил царь,
указывая на плененного чародея. - Хорош, нечего сказать! Так это ты,
злыдень, уговорил князя Григория домогаться моей Танюшки?
 
   Тут Каширский не то в полусознании, не то в полубреду, забормотал:
 
   - Даю вам установку...
 
   - А пошел ты какать со своими установками, - проворчал Чумичка. Он
сидел на боковой лавочке и не спускал глаз с Каширского, по-прежнему
лежавшего завернутым в простыню прямо на полу кареты.
 
   - Дормидонт Петрович, что вы намерены теперь предпринять? - осторожно
спросил Дубов.
 
   - А чего думать? - тут же откликнулся царь. - Танюшку - в Симеонов
монастырь, а Рыжего - в темницу. Нет, ну потом я их конечно, прощу, может
быть даже выдам Танюшку за Рыжего, от греха, понимаешь, подальше, но
теперь - задам им по первое число! С кем, это самое, шутки шутить
задумали!.. - С этими словами Дормидонт достал из-под царского кафтана
фляжку и слегка отхлебнул.
 
   - Совсем как наш Серапионыч, - шепнула Чаликова баронессе.
 
   Похоже, что приложение к фляжке подействовало на монарха несколько
умиротворяюще, и он, оборотившись к попутчикам, сказал:
 
   - Хорошо, что вы все-таки, понимаешь, захватили этого шелапута
Каширского.
   Так что просите, чего хотите.
 
   Майор Селезень открыл рот, но Чаликова, сообразив, что он хочет
замолвить словечко за свой любимый "Джип", поспешно заговорила сама:
 
   - Государь, нам от вас ничего не нужно. Наоборот, я хотела бы попросить
вас за Татьяну Дормидонтовну - не отправляйте ее в монастырь! А другая
просьба - если посадите Рыжего в темницу, то не выпускайте его раньше чем
через месяц.
 
   - Почему именно через месяц? - вполголоса удивленно спросил майор у
баронессы.
 
   - Вы разве забыли - только через месяц, в следующее полнолуние, мы
сможем отсюда выбраться, - так же тихо ответила госпожа Хелена.
 
   Царь с любопытством глянул на Чаликову:
 
   - Впервые вижу таких бескорыстных просителей. Ну что же, насчет Танюшки
не обещаю, а насчет Рыжего - с удовольствием. Обычно когда я его
наказываю, то прощаю через неделю, но уж на этот раз, понимаешь...
 
   - И еще, - добавил Дубов, - распорядитесь, чтобы Каширского охраняли со
всей строгостью и бдительностью - это очень хитрый и изворотливый тип.
 
   - Я поставлю этот вопрос под свой личный надзор, - заверил Государь и
топнул ногой, угодивши Каширскому царственным каблуком по срамному месту,
отчего тот снова впал в забытье.
 
 
   ***
 
 
   Конечно же, Каширский не всегда был темным магом и чародеем, способным
влиять на судьбы государств и народов. Все началось много лет назад с
невинного, казалось бы, увлечения гипнозом, телепатией и прочими
таинственными явлениями, которые советская наука считала необъяснимыми и,
следовательно, антинаучными.
 
   В то время скромный участковый врач в областном центре средней
величины, Каширский одним прекрасным днем отправился по вызову к некоей
пациентке, при ближайшем рассмотрении оказавшейся весьма симпатичной и
почти молодой женщиной. Дама разделась, доктор ее внимательно выслушал и
нашел практически здоровой, после чего радушная хозяйка, забыв одеться,
принялась потчевать гостя чаем, а тот ее - научно-популярными рассказами о
гипнозе, экстрасенсах и чудесах биоэнергетики.
 
   - И вообще, сударыня, у меня создалось впечатление, что наши с вами
ауры совпадают, - заметил Каширский после второй чашки.
 
   - Так давайте проверим! - радостно подхватила хозяйка и стала
расстегивать на биоэнергетике-любителе верхнюю одежду...
 
   Едва доктор и его пациентка с удовлетворением констатировали, что их
ауры вполне совместимы, а биоритмы даже почти полностью идентичны, как во
входных дверях противно заскрежетал ключ.
 
   - Это муж! - вскричала хозяйка. - Боже мой, что сейчас будет...
 
   Поняв, что отступать некуда, Каширский сконцентрировал всю биоэнергию,
оставшуюся у него после совмещения аур, и, вытянув руки в сторону
входящего в комнату супруга, заговорил придушенным голосом:
 
   - Даю вам установку, что в комнате никого нет!
 
   - Куда это она ушла? - удивился муж, глядя сквозь мелко дрожащую на
кровати супругу. - Говорила, что вся такая больная...
 
   - Да здесь я, дорогой мой, - проговорила хозяйка, поплотнее укрывшись
одеялом.
 
   - Кроме вашей супруги, - поспешно поправился Каширский.
 
   - Странно, душенька, а мне показалось, что тебя нет, - удивленно
вскинул брови супруг. Каширский же, накинув на себя что попало, незаметно
выскочил из квартиры, пока не закончилось действие его "установки".
 
   На следующий день к нему на прием пришел человек, в котором он узнал
вчерашнего супруга.
 
   - Ну все, мне крышка! - побледнел доктор, однако пригласил гостя
присесть.
   - На что жалуетесь, пациент?
 
   Пациент запустил руку в карман, а Каширский на всякий случай прикрылся
стетоскопом. Однако супруг вытащил не пистолет, а цветастые трусы, в
которых доктор узнал свои.
 
   - Понимаете, доктор, мне кажется, что моя жена мне изменяет, -
заговорил супруг. - И я даже вчера как будто видел ее любовника, но в то
же время как бы и не видел. Я не знаю, как это объяснить, но вы, доктор,
меня понимаете...
 
   - Да-да, конечно же, - сочувственно закивал Каширский. - Это весьма
распространенное явление. Так сказать, галлюцинации на почве беспричинной
ревности.
 
   - Но эти трусы...
 
   - А это материализовавшаяся психологическая энергия ваших отрицательных
эмоций, принявшая ту форму, которую ей придала ваша нездоровая фантазия, -
объяснил Каширский. - Старайтесь доверять своей супруге, побольше дышите
свежим воздухом, введите в свой рацион свежие овощи и фрукты - и все
пройдет, уверяю вас!
 
   Обнадеженный супруг покинул кабинет участкового, а Каширский подумал:
"Черт побери, значит, и я на что-то способен!".
 
   И вот с этого-то, казалось бы, почти что анекдотического случая, и
начался тот извилистый путь, который в конце концов привел Каширского ко
двору князя Григория.
 
 
   ***
 
 
   Царская карета въехала в город и, процокав по мостовым, остановилась
возле терема Рыжего. Стараясь не привлекать к себе излишнего внимания,
Дормидонт и сопровождающие его лица поднялись на второй этаж, где
располагалась спальня хозяина. Царь решительно распахнул дверь, а
остальные тактично остались в коридорчике. Впрочем, через полупритворенную
дверь им все было хорошо слышно, а кое-что и видно.
 
   - Что это вы, понимаешь, удумали?! - гремел из спальни царственный
голос Дормидонта Петровича. - Я тебе доверил дочь мою, а ты...
 
   - Государь, я люблю Татьяну Дормидонтовну и прошу вас ее руки, -
донесся из спальни невозмутимый голос Рыжего.
 
   - Батюшка, благослови нас! - заголосила Танюшка, после чего из спальни
раздался невнятный стук.
 
   - Это они на колени встали, - пояснил Дубов. Баронесса изловчилась
заглянуть в спальню и убедилась в правоте Василия - Рыжий и Танюшка
действительно стояли на коленях перед Дормидонтом Петровичем, но одеты
(или, вернее, раздеты) были почти так же, как во время последнего
яблочно-блюдечного телесеанса.
 
   Однако, судя по всему, царь отнюдь не спешил благословить молодых на
счастливый брак.
 
   - Жаль, не прихватил я своего посоха, - зарычал Государь, - а то
благословил бы вас так, что потом бы, понимаешь, бока год ныли! А тебя,
дочка моя разлюбезная, выдам замуж за князя Длиннорукого...
 
   - Только не это! - с ужасом завопила Танюшка. - Ведь он же старый и
лысый!..
 
   - Зато положительный человек, - уже несколько успокаиваясь, ответил
царь.
   - И вообще, нечего рассуждать, когда царь велит. А ты, зятек
соломенный, собирайся - засажу тебя на месяц в темницу.
 
   - Как прикажешь, Государь, - совершенно спокойно и даже весело ответил
Рыжий. Казалось, он был рад, что так легко отделался. - Позвольте только
сдать текущие дела.
 
   - Это верно, - согласился Дормидонт Петрович, - дела сдать нужно. Ну
ничего, в темнице и сдашь.
 
   - Мне хотелось бы, чтобы их принял Борька, - попросил Рыжий, надевая
кафтан прямо поверх исподнего.
 
   - Ну, Борька так Борька, - не стал спорить царь. - А кстати, знаешь ли
ты, поганец, отчего я тебя так мягко наказал?
 
   - На все ваша воля, царь-батюшка, - с низким поклоном молвил Рыжий.
 
   - А вот и не моя. Госпожу Чаликову благодари, это она, чистая душа, за
тебя попросила!
 
   - Что?! - вскочил Рыжий. - Она жива?
 
   - Жива, разумеется. И не токмо она. - Государь распахнул двери спальни.
На пороге стояли Дубов, Чаликова, майор Селезень, баронесса Хелен фон
Ачкасофф и Чумичка. При их виде Рыжий беззвучно раскрыл рот и стал
медленно оседать на постель.
 
 
   ***
 
 
   Вскоре Дормидонт Петрович покинул терем, прихватив с собой Рыжего,
Каширского и Танюшку - первых двоих для доставки в темницу, а третью - не
то в монастырь, не то под домашний арест. Удалился и Чумичка, и гости
остались одни (если не считать немногочисленной прислуги) в доме Рыжего,
где им предстояло провести почти месяц - до следующего полнолуния.
 
   - По правде говоря, у меня сейчас одно-единственное желание - от всей
души выспаться, - призналась Надя.
 
   - Аналогично, - коротко добавил Селезень. Госпожа Хелена и Василий
Дубов тоже откровенно позевывали - действительно, за последние несколько
ночей нашим путникам поспать почти не довелось.
 
   Все четверо разбрелись по своим горницам, но вволю отоспаться им не
удалось и на сей раз - причиной преждевременного пробуждения стали крики и
вопли, доносившиеся с улицы.
 
   - Все ясно - народ выражает радость по поводу очередной опалы Рыжего, -
спросонья пробормотал Василий, с трудом подымаясь с постели. Но в данном
случае проницательный сыщик несколько промахнулся - ликование было вызвано
не политическими, а скорее техническими причинами. По улице несколько
человек богатырской внешности толкали майорский "Джип", а сзади валила
городская толпа. В кабине важно восседал уже знакомый путникам Борька -
тот самый, которому Рыжий, отправляясь в темницу, собирался сдать дела.
   "Дорвался до руля", неприязненно подумал Василий. "Джип" завели во
двор, и толпа разочарованно разбрелась. А уже через несколько минут Дубов,
Чаликова, майор и баронесса принимали в гостиной комнате Борьку и одного
из "богатырей", которого преемник Рыжего представил как кузнеца и
народного умельца Прова Викулыча.
 
   - Вот, Александр Иваныч, тот человек, что починил вашу самоходную
карету, - сообщил Борька.
 
   - Да там всегой-то одна какая-то хреновина полетела, на которой искорка
проскакивает, дак я ее маненько подковал и взад присобачил, - почесывая
огромную черную бороду, неожиданно высоким голоском промолвил Пров
Викулыч. - Должна работать. - И, немного подумав, добавил: - Овродя бы.
 
   - Ну так пойдем, Викулыч, посмотрим, в чем там дело, - обрадовано
вскочил Селезень.
 
   - Погодите малость, - удержал его Борька. - У меня к вам предложение от
нашего Государя - стать одним из Царь-Городских воевод.
 
   - Передайте Государю мою признательность, - прогудел майор уже из
дверей, - но я предпочел бы остаться простым консультантом.
 
   - Кем-кем? - не разобрал Борька.
 
   - Ну, советником. - Дверь за Селезнем и Викулычем закрылась. Борька
непринужденно уселся за стол:
 
   - Государь просил передать, что вы можете жить здесь, сколько вам будет
угодно.
 
   - Мы не хотели бы злоупотреблять гостеприимством Государя, -
дипломатично ответил Дубов, - и, скорее всего, через месяц покинем
Царь-Город.
 
   - Но, может быть, у вас имеются какие-то пожелания? - продолжал
допытываться Борька.
 
   - Единственное - неусыпно следите за Каширским. Не давайте ему ни
малейшего шанса сбежать!
 
   - Учтем, - тряхнул кудрями Борька. - Ну что ж, мне пора. Если что,
обращайтесь прямо ко мне. - И преемник Рыжего резво покинул гостиную, едва
не столкнувшись в дверях с майором Селезнем.
 
   - Ну, Викулыч - молодец, - радостно загромыхал майор, - Починил машинку
так, что любо-дорого! Можем ехать хоть сейчас.
 
   - А бензина до городища хватит? - с сомнением спросила баронесса.
 
   - Должно хватить, - уверенно ответил Александр Иваныч. - В крайнем
случае горилкой заправим. Доберемся!
 
 
   ***
 
 
   За ужином Василий сообщил:
 
   - Я тут побывал в рабочем кабинете нашего радушного хозяина и, уж
извините, это чисто профессиональное, немного покопался в его бумагах.
 
   - Ну и как? - живо заинтересовалась баронесса.
 
   - Там я нашел тетрадку с его личными записками - нечто вроде дневника.
Но большая часть записей сделана на иностранных языках - кажется, на
немецком и французском. Сам я ими, увы, не владею...
 
   - Разберемся, - уверенно пробасил майор Селезень. - Хотя мне как
офицеру претит рыться в чужих бумагах.
 
   - Ничего, Александр Иваныч, это пятно на вашей офицерской чести мы
возьмем на себя, - успокоила его Чаликова.
 
   - Лично я как историк просто обязана копаться в чужих бумагах, -
заметила баронесса. - Это мой профессиональный долг!
 
   После ужина все прошли в кабинет Рыжего, и Василий продемонстрировал
ученическую тетрадку, почти до половины исписанную мелким почерком - судя
по всему, и тетрадь, и шариковую ручку, коей были сделаны записи, Рыжий
приобрел во время одного из нелегальных визитов в тот мир, из которого
прибыли Дубов и его спутники.
 
   - Между прочим, это лучший способ шифровки, - заметила баронесса. -
Насколько я понимаю, здесь иностранными языками никто не владеет.
 
   - Только Рыжий, - задумчиво добавила Чаликова. - Странно...
 
   - Тут записи последних нескольких дней, - пояснил Дубов. - Более ранние
дневники он, должно быть, хранит в другом месте. Вот здесь, на первых
страницах, текст, как я понял, по-французски. Может быть, кто-то из вас
владеет этим языком?
 
   - Я владею, - к общему изумлению заявил майор Селезень. И пояснил: -
Когда-то я состоял при советском военном атташе в солнечном Кот д'Ивуаре,
вот маленько и научился.
 
   Взяв тетрадку, майор начал, то и дело останавливаясь и подбирая слова,
переводить текст "с листа":
 
   - "Часто я задаю себе вопрос - а правильно ли я поступаю, проводя в
Кислоярском царстве реформы, имеющие целью вывести его из векового застоя
и поднять на уровень современной европейской цивилизации? Оправдан ли
такой эксперимент? Этот мир как бы застыл на уровне тринадцатого века и за
несколько столетий не создал ничего нового ни в науке, ни в технике ни в
искусстве, ни в общественном развитии - ни в чем. Нет, я, конечно,
понимаю, что произвести за два десятка лет скачок через несколько веков -
дело нереальное, но хоть что-то могу я сделать? Помню, какое сопротивление
вызвала в обществе постройка городской канализации - а ведь люди довольны,
что живут не в такой грязи, как раньше. То, что бояре ропщут - так я же
прекрасно понимаю, что им не дает покоя моя личность и мое влияние на
царя, какое им и не снилось, но канализацией-то господа бояре вовсю
пользуются. Я пытаюсь на личном примере внести в мрачную архитектуру и
неудобную планировку Царь-Городских изб и теремов нечто новое -
изолированные комнаты, широкие окна, открытые веранды - и вижу, что людям
это нравится и что если бы не проклятая вековая косность, то многие давно
уже перестроили бы свои дома на новый лад. В какой-то момент я начинал
думать, что это перст судьбы - то, что при царе Дормидонте появился такой
человек, как я, способный привнести в здешнее общество прогрессивные плоды
цивилизации и в то же время оградить его от побочных отрицательных
явлений. Но вот я узнал, что между мирами путешествует и некто мосье
Каширский. Поначалу я принимал его за обычного авантюриста, мага-недоучку,
но когда боярин Андрей продемонстрировал подаренный Каширским
пластмассовый крест от Кислоярских кооператоров, то стало ясно -
государство в опасности. И тем более, что Каширский имеет какие-то дела с
князем Григорием. А когда мне стало известно, что Каширский наследил и в
том мире, я разработал план..." На этом французская запись обрывается, -
сообщил Селезень, возвращая тетрадку Дубову, - а дальше по-русски.
 
   - Ну, что за план придумал Рыжий, нам уже ясно, - заметил Василий. - Я
уже заметил, что в тетрадке есть записи и на русском языке, но особо в них
вдаваться не стал.
 
   - Ну так зачитайте, - предложила Надя. Дубов перевернул страницу и
прочел:
 
   - "Надо бы наконец-то определиться в моих отношениях с Т. - люблю ли я
ее по-настоящему?.."
 
   Однако в этот момент чтение было прервано самым неожиданным образом -
из роскошного камина, главного украшения гостиной, раздался невообразимый
грохот, и оттуда прямо на пол со страшным шумом вывалилась ступа с
перепачканной в саже и копоти Бабой Ягой.
 
   - Ба, кто к нам пожаловал! - обрадовался майор, которому уже порядком
наскучило изучение дневников Рыжего.
 
   - Что, не ждали? - радостно зашипела гостья и, выставив метлу вперед,
двинулась на застывших в замешательстве обидчиков.
 
   Поняв, что промедление смерти подобно, майор схватил со стола
подсвечник и запустил им в Бабу Ягу, но та с гнусным хохотом ловко
увернулась. Одним прыжком она оказалась перед Александром Иванычем, резко
взметнулось помело, и могучее тело майора беспомощно плюхнулось на пол, по
дороге разнеся в щепки добротную дубовую табуретку. Первый успех только
раззадорил ведьму, и она прицелилась к следующей жертве - баронессе.
Однако та, не дожидаясь нападения, схватила глиняный горшок - тот самый
уникальный горшок, лично подаренный Рыжим - и осторожно, стараясь не
разбить, напялила его на голову разбушевавшейся хулиганке. Из-под горшка
доносились невнятные, но грозные вопли. Баба Яга сделала несколько
неверных шагов и, зацепившись ногой за обломки табуретки, упала рядом с
Селезнем. Исторический горшок, к ужасу баронессы, разбился на мелкие
кусочки, и непрошеная гостья продолжила свои бесчинства. Поняв, что так
просто ее не угомонить, Дубов с Чаликовой стали швырять в Бабу Ягу все,
что попадалось под руку, но та ловко отбивала помелом летящие в нее
предметы. Когда снаряды закончились, Василий затеял фехтовальный турнир на
кочерге против метлы. Ловким приемом выбив у противницы ее деревянную
шпагу, Дубов начал теснить ее обратно к камину, великодушно оставляя путь
к отступлению восвояси. Но тут за спиной из руин поднялся майор Селезень и
схватил Бабу Ягу за шею, да так, что позвонки затрещали.
 
   И в этот момент дверь отворилась, и на пороге возник уже знакомый нам
глава сыскного приказа Пал Палыч. Оглядев разгром, царящий в гостиной, он
деликатно кашлянул:
 
   - Я тут шел мимо, услышал шум - дай, думаю, зайду...
 
   - Да нет, мы уже сами разобрались, - устало, но довольно пробасил майор.
 
   - Угомоните их! - неожиданно заскулила ведьма. - Они меня
изнасильничать хотели!
 
   - Что? - возмутилась баронесса, а Селезень ухмыльнулся:
 
   - Размечталась! Пускай твой Горыныч тебя приголубливает.
 
   - В три головы, - хихикнула баронесса. - Новый вид любви!
 
   - Ба, старая знакомая! - обрадовался Пал Палыч, как будто только теперь
разглядев налетчицу. - Давно ли тебя, сударыня Ягорова, выслали за
двенадцатую версту, а ты опять к нам в город пожаловала!
 
   - Какая ж она сударыня? - удивилась Надя. - Это ведь форменная Баба Яга!
 
   - Ну, не знаю, - ответил глава приказа, - может быть, теперь ее кличка
Баба Яга, а по нашему ведомству она числится как вдова боярина Ягорова.
Они с подругами бесчинства учиняли, подбивали народ на бунт против
царя-батюшки... В тот раз она избежала острога благодаря высокому
заступничеству, но уж теперь - шалишь! - Повернувшись к дверям, он
крикнул: - Эй, молодцы!
 
   В гостиную вошли двое стрельцов, один из которых предусмотрительно
держал в руках кандалы. Несмотря на отчаянное сопротивление ведьмы
Ягоровой, она была благополучно закована в железо и уведена.
 
   - Погодите, чего-то я хотел сказать, да из-за этой проклятой бабы все
из головы вылетело, - поскреб в затылке Пал Палыч. - Ну ладно, потом
вспомню.
   Счастливо оставаться. - И с этими словами он покинул гостиную, оставив
гостей в порванных одеждах посреди дикого разгрома.
 
   - Эх, хорошо поразмялись, - расправил плечи майор, - а теперь можно и
продолжить наши, хм, интеллектуальные занятия. - С этими словами он
пощупал здоровенную шишку, вскочившую у него в самой середине лба, и
приложил к ней медный подсвечник.
 
   - Ну ладно, продолжим. - Василий поправил расхристанный кафтан, извлек
из-под стола тетрадку, изрядно помятую в ходе схватки, и возобновил чтение:
 
   - "Надо бы наконец-то определиться в моих отношениях с Т. - люблю ли я
ее по-настоящему? Точно знаю одно - когда я начал за нею ухаживать, моей
целью было получить доступ к ее высокопоставленному родителю. Конечно, не
для личной выгоды, как про меня судачат недоброжелатели, а чтобы иметь
возможность делать то, что я делаю. Но она-то полюбила меня по-настоящему!
   За что? Не знаю. Но с удивлением понимаю, что мое чувство к ней с
каждым днем становится все глубже и сильнее. И это уже вне зависимости от
того, кто ее батюшка и каковы мои с ним отношения. Может быть, я ее и
полюбил за ту искренность и безоглядность, с которой она полюбила меня?".
- Дубов отложил тетрадку. - А дальше идет запись по-немецки.
 
   - Разрешите мне. - Надя взяла тетрадку и стала переводить: - "Сегодня
хоронят князя Владимира. Это был мой самый верный друг и сторонник
преобразований, а ему приходилось изображать моего злейшего врага и таким
образом служить нашему делу".
 
   - Значит, все-таки Васятка был прав, - заметил Дубов. - Ах, извините,
Наденька. Продолжайте, пожалуйста.
 
   - "Бояре кричат, что это я заманил князя Владимира к себе под крыльцо и
там убил. Знали бы они, что я лишился самого близкого друга и соратника!
Он столько сделал для нашего общего дела, а я даже не могу отдать ему
последний долг - из соображений конспирации. Если бы херр Дубов успел до
отъезда найти истинных убийц Владимира! А с отъездом откладывать нельзя,
иначе будет поздно. Конечно, я понимаю, что поступаю со своими гостями,
мягко говоря, нечестно, но что мне остается делать? Если бы Дубов прибыл
сюда один, то я мог бы с ним как-то столковаться. Но вместе с ним еще три
человека, в том числе фройляйн Чаликова, профессиональная журналистка, и
если я их выпущу, то раньше или позже тайна станет всем известна, и через
Горохово городище начнут ходить все, кому не лень. И сюда мощным потоком
хлынет современная цивилизация. Казалось бы, я должен этому радоваться, но
опасность очень уж велика, даже более того - под угрозой окажется само
существование этого параллельного мира. У меня есть все основания считать,
что здесь куда скорее примут отнюдь не "Мадонну" Рафаэля, не музыку
Моцарта и не учение Льва Толстого, а алкоголь, наркотики и новейшие
достижения военной индустрии.
   Чингисхан, вооруженный копьями и стрелами - тоже ничего хорошего, но
Чингисхан с "Катюшами", истребителями и ядерной бомбой - это уже угроза
всему человечеству. К тому же аппетиты князя Григория могут и не
ограничиться Кислоярским царством..." Ну вот, на этом рукопись обрывается,
- закрыла тетрадку Надя.
 
   - Ну, что скажете, господа? - Василий обвел взглядом всех
присутствующих.
 
   - По-моему, эти заметки не лишены здравого смысла, - задумчиво
промолвила баронесса.
 
   - А я все равно считаю, что это низость, - заявил майор. - Какими бы
высокими идеями он не руководствовался.
 
   - Темный колдун Чумичка оказался куда порядочнее и гуманнее этого
"благодетеля и просветителя", - заметила Чаликова.
 
   - И потом, насколько господин Рыжий честен даже перед самим собой? -
задалась вопросом госпожа Хелена. - Мне кажется, его дневник не лишен
некоторого фразерства...
 
   - Прохиндей - он и есть прохиндей! - рубанул Селезень. - Будь он хоть
самый распросвещенный.
 
   - Постойте! - вдруг вскрикнула Надя. - Это писал... это писал человек
из нашего времени!
 
   - Ну разумеется, - чуть заметно улыбнулся Василий. - Я об этом
догадывался уже давно, а дневник лишь рассеял последние сомнения.
 
   - Может быть, дорогой Василий Николаич, вы еще и назовете его подлинное
имя? - не без некоторой доли ехидства спросила баронесса.
 
   - Охотно назову, - совершенно серьезно ответил Дубов. - Но будет лучше,
дорогая баронесса, если его имя произнесете вы сами.
 
   - Каким это образом? - изумилась баронесса.
 
   - Хотя в следственной практике такие методы и не поощряются, но я вам
задам парочку наводящих вопросов, - усмехнулся Василий. - Помните,
баронесса, вы как-то говорили, что как будто где-то видели лицо Рыжего, но
не можете вспомнить, где.
 
   - Да, действительно, - подтвердила Хелен фон Ачкасофф. Дубов радостно
потер руки:
 
   - Так вот, вы могли его видеть не живьем, а на фотографии двадцати или
более летней давности. В то время цветное фото еще не было распространено,
а на черно-белом цвет волос не всегда соответствует действительности...
 
   - Толя! - вскричала баронесса. - Толя Веревкин!
 
   - Какой еще Толя Веревкин? - удивился майор.
 
   - Тот самый студент из группы профессора Кунгурцева, который исчез на
несколько дней на Гороховом городище, потом нашелся, а через некоторое
время утонул в Финском заливе, - спокойно объяснил Дубов. - Я ничего не
напутал?
 
   - Нет, так оно и было, - подтвердила госпожа Хелена. - Но теперь ясно,
что он лишь инсценировал свою смерть, а сам перебрался сюда, в Царь-Город.
   - И тут баронесса переменилась в лице и со всей силы хлопнула себя
кулачком по лбу. После чего вскочила и бросилась отплясывать нечто среднее
между гопаком и канканом, отчего из нее посыпались рукописи и свитки.
 
   - Крыша поехала! - радостно констатировал майор.
 
   - Нет, это мы поехали! - завопила баронесса. - Мы можем хоть сейчас
возвращаться домой!
 
   - Не понял? - переспросил майор.
 
   - А полнолуние как же? - удивилась Чаликова.
 
   - Так ведь Толя Веревкин ходил туда-сюда, не дожидаясь никаких
полнолуний, - радостно голосила баронесса, продолжая приплясывать. - Нам
он сказал, что "окно" действует три дня в течение полнолуния, а сам
пропадал неделю.
 
   - Ну да, - отозвался Дубов, - а нам, выходит, просто голову заморочил,
чтобы задержать в Царь-Городе.
 
   - Ну так по коням! - взревел Селезень.
 
 
   ***
 
 
   Майорский "Джип" несся по проселочной дороге на такой скорости, что
случись тут инспектор ГАИ - и майор надолго лишился бы прав. Но гаишники
здесь не случались. Встречные же селяне лишь истово крестились, а то и
грозили кулаками вослед "чертовой телеге". Из-под мишленовских покрышек
разбегались в разные стороны гуси и свиньи. Встречная телега с сеном,
запряженная снулой лошадкой, при приближении "Джипа" лихо рванула с
дороги. И лошадка внезапно выказала такую прыть, что сено полетело через
придорожную канаву вместе с возницей. Дубов, стянув с себя красный кафтан
с оторванным в последней потасовке рукавом, размахнулся и швырнул им в
здоровенного борова, с недовольным хрюканьем покинувшего придорожную лужу.
Баронесса, словно Свобода на баррикадах, размахивала какой-то здоровенной
грамотой - видимо, ценным историческим документом. Но когда сей документ
вырвался из ее ручек, она даже и не посмотрела ему вослед. А документ,
порхая на облаке пыли, плавно крутясь, опустился к ногам некоего старичка,
и тот живо подобрал его - видать, на самокрутки. Чаликова радостно
обнимала Дубова и в порыве чувств хотела помочь ему вслед за кафтаном
снять и остальные одежды. Глядя на них, и майор рванул на груди рубаху.
 
   - Эх, прокачу! - радостно пробасил Селезень, и машина с развеселой
компанией, подымая клубы пыли, влетела в сумеречный лес. Солнце опускалось
за горизонт. До городища было рукой подать.
 
 
 
 
                               ЧАСТЬ ВТОРАЯ.
 
 
                                ДВА ДЕМОНА
 
 
 
 
                               ГЛАВА ПЕРВАЯ
 
 
                         СРАВНИТЕЛЬНАЯ ДЕМОНОЛОГИЯ

 
   Частный детектив Василий Дубов обедал в небольшом уютном ресторане "Три
яйца всмятку" вместе со своими старинными знакомыми - доктором Владленом
Серапионычем и владельцем крупнейшего Кислоярского турагентства "Сателлит"
   Георгием Ерофеевым. Поскольку доктор для повышения жизненного тонуса
прописал Дубову и Ерофееву дельный рецепт - не говорить за столом о делах
- то беседа крутилась вокруг разных загадочных явлений в природе и
обществе, как-то: существуют ли летающие тарелки, куда исчезла Янтарная
комната, кто такая Несси и, наконец, каким образом жители Кислоярской
республики, несмотря на полный развал промышленности, сводят концы с
концами, а некоторые даже и процветают.
 
   Василия, буквально несколько дней назад столкнувшегося с более чем
загадочным явлением - параллельной действительностью, так и подмывало
поделиться с сотрапезниками, но он понимал, что этого делать никак нельзя,
и больше молчал, слушая ученые речи доктора и бизнесмена.
 
   - А что, приходится вертеться, - злостно нарушая рекомендации
Серапионыча, говорил Ерофеев. - Когда я понял, что туры в Грецию не многим
здесь по карману, то стал организовывать экскурсии в более близкие места -
Белоярск, Прилаптийск, Старгород... Правда, экскурсии они только по
названию, в основном ездят челночники-купипродайцы, но зато и мой
"Сателлит" пошел в гору!
 
   Дубов с душевным содроганием подумал о челночных турах в Царь-Город и
еще крепче сомкнул уста.
 
   - А вы организовали бы турпоездки на наше Кислоярское водохранилище, -
посоветовал Ерофееву Серапионыч. - Там, говорят, поселилось какое-то
жуткое чудище навроде Лох-Несского... - Доктор вздохнул и подлил себе в
компот некоей жидкости из скляночки, каковая постоянно находилась у него
во внутреннем кармане сюртука.
 
   - О, к нам идет главный специалист по всяким тайнам и загадкам, -
заметил Дубов. Эти слова, конечно же, относились к неприметной с виду даме
- бакалавру исторических наук баронессе Хелен фон Ачкасофф, которая
продвигалась в направлении их столика, каким-то чудом удерживая и поднос
со скромным обедом, и видавший виды объемистый кожаный портфель. Ни слова
не говоря, баронесса приземлилась за столик между доктором и
турбизнесменом.
 
   - Ну, чем порадуете, дорогая баронесса? - обратился к историку господин
Ерофеев.
 
   - А чему радоваться! - безнадежно махнула рукой баронесса, едва не
стряхнув комплексный обед Ерофеева ему же на брюки. - И на конгресс ехать
надо, и дело тут интересное подвернулось - не могу же я надвое
разорваться... И вообще, дернул же меня черт расследовать всякие дурацкие
тайны!
 
   - Ах, баронесса, как я вас понимаю! - успокаивающе улыбнулся Василий. -
Но как детектив я убежден в одном: нет такой тайны, которую нельзя было бы
распутать. Даже если она скрыта в веках.
 
   - Признавайтесь, баронесса, что за тайна вас гложет на этот раз, -
захихикал Серапионыч. - Загадка смерти Александра Первого, библиотека
Иоанна Грозного, завещание Юлия Цезаря?
 
   Баронесса Хелен фон Ачкасофф совершенно серьезно оглядела соседей по
столу:
 
   - Нет-нет, господа, эта тайна из гораздо более близкой истории. - И,
немного поколебавшись, добавила: - Не вижу смысла скрывать ее от вас, тем
более что и до меня кое-кто уже пытался ее разгадать. - Баронесса
вздохнула. - Хотя тоже безуспешно.
 
   - Расскажите, пожалуйста, - уже почти всерьез заинтересовались
сотрапезники.
 
   - Ну ладно, - решилась баронесса. - Для начала попытаюсь вкратце
обрисовать, так сказать, исторический фон возникновения этой загадки. -
Похоже, бакалавр исторических наук всерьез почувствовала себя лектором на
кафедре. - Как вам, должно быть, известно, события 1991 года и распад СССР
вызвали настоящий "парад суверенитетов". За короткий срок возникла и наша
Кислоярская республика, и Белоярская, и Прилаптийская, и Мордавская,
которая граничила с нами с юга. Вот в этой-то Мордавской республике и
разыгрались события, приведшие к возникновению нашей тайны. Процесс
суверенизации продолжался, и теперь уже часть Мордавской республики,
лежащая на ее севере, вдоль реки Дурилки, объявила себя независимой
Придурильской республикой со столицей в Старгороде. Естественно,
Мордавское руководство подобный поворот никак не устраивал, и разразился
конфликт, очень быстро перешедший в военные действия, которые удалось
прекратить лишь вмешательством соседних суверенных государств и в
значительной степени решительными действиями всем нам хорошо знакомого
майора Селезня...
 
   - Уважаемая баронесса, ваша лекция по новейшей истории очень
увлекательна и поучительна, но все эти события нам прекрасно известны, -
вежливо перебил Серапионыч.
 
   - Да, давайте перейдем к делу, - поддержал доктора детектив Дубов.
 
   - Тайна слишком тесно связана с этими историческими событиями, -
возразила баронесса. - Теперь к сути дела. В Старгороде издавна
существовал городской музей, в котором наряду с экспонатами краеведческого
характера наличествовало и немало художественных произведений, в том числе
принадлежащих кисти известных мастеров. Когда мордавско-придурильский
конфликт дошел до артобстрелов и бомбардировок, было принято решение
эвакуировать музейные ценности из города в более безопасное место.
Директор музея, некто Всеволод Борисович Козицкий, с трудом "выбил"
грузовик, с помощью шофера погрузил все ценности и отъехал
предположительно в северном направлении. - Баронесса выдержала
многозначительную паузу. - После чего все - и ценности, и грузовик, и
директор с шофером - все исчезло совершенно бесследно.
 
   - Вы уверены, что они поехали именно в северном направлении? - спросил
Дубов, который с напряженным вниманием слушал рассказ баронессы.
 
   - Ну, какая может быть уверенность, особенно когда кругом шли бои...
Мне удалось только обнаружить заявку директора Козицкого на грузовик и
бензин.
   Он просил выделить то и другое для перевозки музейных ценностей на
север Придурильской республики, где военные действия не шли.
 
   - В северном направлении - это как раз в сторону Кислоярска, - как бы
между прочим отметил Серапионыч.
 
   - Поэтому наиболее вероятное и простое объяснение - грузовик попал под
бомбежку и все ценности погибли вместе с директором, - не без сожаления
сказала баронесса фон Ачкасофф. - Хотя мне кажется, что не все тут так
просто.
 
   - А что, у вас есть какие-то основания считать, что "не все так
просто"? - переспросил Ерофеев.
 
   - Никаких, - махнула рукой баронесса. - Только чутье историка. Но этого
явно недостаточно, чтобы сделать какие-то выводы. Нужны факты. А факты на
настоящий момент таковы, что ни одна из картин, насколько мне известно, не
"всплывала" ни здесь, ни за границей.
 
   "А если картины каким-то образом достались Каширскому, и он переправил
их в Белую Пущу? - невесело подумал Василий. - А что, с него станется".
 
   - Да, печальная история, - протянул доктор и отпил компота с жидкостью
из скляночки. - Ну, если в грузовик и впрямь попала бомба, то это уже
каюк. Я ведь, знаете ли, бывал и в Придурильской, и в Мордавской
республиках в составе делегации Красного Креста, видал и разбомбленные
автомашины, и разрушенные дома - зрелище, прямо скажем, не для
слабонервных! В лучшем случае останутся десяток-другой обгоревших трупов,
из которых идентифицировать удается хорошо если один-два - да и то если
только по особым приметам... - Серапионыч прикрыл глаза, и лицо его как
будто сладостно озарилось приятными воспоминаниями. - Ну а уж всякие
предметы, особенно картины там или мебель - эти обычно сгорают в два счета.
 
   Свое мнение высказал и бизнесмен Ерофеев:
 
   - Как-то маловероятно, что бомба угодила именно в ту самую машину.
   Бомбили-то в основном что? - военные объекты, эшелоны, что там еще...
Мне почему-то кажется, что директор музея просто смылся под шумок со всеми
ценностями, продал их, а сам теперь живет себе поживает под чужим именем
где-нибудь на Багамах.
 
   - Нет-нет, - решительно запротестовала баронесса, - я опрашивала многих
людей, и все - как его друзья, так и недоброжелатели - сходятся на том,
что Всеволод Борисович исключительно честный человек, талантливый
искусствовед и настоящий бессребреник!
 
   - Знаем мы этих честных, - хмыкнул Ерофеев, но прежней уверенности в
его голосе не чувствовалось.
 
   - И потом, куда же в таком случае подевался водитель грузовика? - вслух
задумался детектив Дубов. - Вам удалось хотя бы установить его личность?
 
   - Увы, - развела руками бакалавр исторических наук. - Директору
выделили грузовик, но без водителя, и он вроде бы пригласил какого-то
своего знакомого. Бабушки, которые раньше работали в музее
смотрительницами, помогали им грузить ценности в кузов, но ни одна из них
не знает, кто такой был этот шофер. А во время войны столько народу без
вести пропало...
 
   - Ну, все ясно, - вновь оживился Ерофеев. - Вдвоем они это дельце и
обтяпали!
 
   Немного помолчав, баронесса пустилась в философствования:
 
   - Все-таки, господа, это ужасно... От прошлого всегда что-то остается -
ну там, ископаемые останки, всякие черепки, берестяные грамоты и все
такое. А тут - был музей, и как будто не было. Вот все, что от него
осталось. - Баронесса открыла портфель и извлекла иллюстрированный альбом
"Шедевры Старгородского музея".
 
   Василий принял из рук баронессы альбом и принялся его разглядывать.
Следом за списком художественных произведений, хранившихся в музее,
следовали репродукции картин. Чуть ли не под половиной значилось, что их
автор - М.А.
   Врубель, и что они являются художественными иллюстрациями к
лермонтовскому "Демону". Более того, каждая иллюстрация сопровождалась
соответствующим отрывком из поэмы.
 
   - А, ну так это авторские копии или эскизы известных произведений, -
сообразил Дубов. - Вот "Демон", вот "Тамара"...
 
   Баронесса покачала головой:
 
   - Так, да не совсем. Эти работы очень отличаются от тех, что в
Третьяковке, и написаны они были значительно раньше. Во всяком случае, и
директор Козицкий, и те знатоки, с которыми я встречалась в Старгороде,
были уверены, что в музее хранились совершенно оригинальные произведения
Врубеля, отражавшие его видение "Демона" в молодые годы. Кстати сказать,
на мой непросвещенный взгляд, те пропавшие картины не менее ценны, чем
более известные поздние иллюстрации Врубеля к "Демону".
 
   - А мне кажется, что поздние варианты более зрелые, более глубокие,
более психологичные, что ли, - возразил Серапионыч и задумчиво приложился
к скляночке.
 
   - Да, возможно, - не стала спорить баронесса, - но просто я сужу со
своей колокольни историка. Лермонтов, конечно, писал поэму космического
масштаба, но все-таки привязал ее, пускай и не очень крепко, к некоему
месту и времени. Разумеется, исторические мотивы в "Демоне" особой роли не
играют, но с известными оговорками можно считать, что он отразил ситуацию
на Кавказе своего времени. Ну вот, например, - баронесса пролистала
несколько страниц альбома и остановилась на картине, где была изображена
батальная сцена.
 
 
   - ... В руке сверкнул турецкий ствол, 
   Нагайка щелк - и, как орел, 
   Он кинулся... и выстрел снова!
 
   И дикий крик и стон глухой 
   Промчались в глубине долины - 
   Недолго продолжался бой:
 
   Бежали робкие грузины!
 
 
   - с выражением прочла Хелен фон Ачкасофф стихотворный отрывок под
репродукцией. - А что написал бы Лермонтов, если бы ему довелось побывать
на современных постсоветских фронтах? И как бы все это проиллюстрировал
Врубель? Но на этой картине, посмотрите внимательно, он очень тщательно
передал и обстановку боя, и особенности одежды той эпохи, и оружие...
 
   - Да, но не в ущерб ли основной идее поэмы? - вновь осторожно возразил
доктор. - И не потому ли в более поздних иллюстрациях он отказался от
изображения сиюминутных подробностей и сосредоточился на главном?..
 
   - И напрасно, - покачала головой баронесса. - По-моему, одно другому не
помеха. И если поэт в своей общемировой поэме все-таки нашел место и для
чисто земных реалий, значит, на то были какие-то причины! - И Хелен фон
Ачкасофф принялась за обед. Правда, уже порядком поостывший.
 
   - Общемировое значение - это, конечно, хорошо, - отметил бизнесмен
Ерофеев, который как раз только что расправился с обедом, - но есть вещи и
поважнее. Вот скажите, доктор, что бы вы сделали, если бы эти врубелевские
картины каким-то образом оказались у вас?
 
   - Конечно, отдал бы в музей, - не задумываясь ответил Серапионыч. - А
уж если бы при входе в зал приколотили табличку "Подарено музею доктором
таким-то"...
 
   - Но главное - люди могли бы наслаждаться высоким искусством, - добавил
Дубов.
 
   - Люди! - фыркнул Ерофеев. - Да давайте выйдем на улицу и спросим у
людей, известно ли им вообще, кто такой Врубель!
 
   - Ну, знаете!.. - возмутилась баронесса.
 
   - Знаю-знаю, - перебил Ерофеев, - народ надо воспитывать на высоких
образцах и все такое прочее. Да народу, дорогие мои, совсем другое нужно -
модно одеться, сытно пожрать, да допьяна напиться. И лишь тогда ему можно
предлагать - нет, не Лермонтова со Врубелем, а "Богатые тоже плачут" с
Тополем и Незнанским. И это еще в лучшем случае. И, может быть, только
после Незнанского один из ста захочет почитать что-то более серьезное -
хоть того же "Демона". А прочитав "Демона", встать с дивана, сходить в
музей и посмотреть картины Врубеля. Я, конечно, утрирую, но, поверьте мне,
самую малость!
 
   - Ну хорошо, - искоса глянул на бизнесмена доктор, - а как бы вы сами,
дорогой Георгий Иваныч, распорядились, ежели бы картины попали к вам?
 
   - Очень просто, - не задумываясь ответил Ерофеев, - продал бы
где-нибудь на "Сотби" - у них там, на Западе, богатых чудиков хватает, а
деньги бы вложил в развитие промышленности и сельского хозяйства...
 
   - Вы еще скажите - в ваш любимый туристический бизнес, - подпустила
баронесса.
 
   - Напрасно иронизируете, - с азартом подхватил Ерофеев. - Мы имеем все
предпосылки сделаться страной развитого туризма, нужно только не
полениться и поднять с земли то, что там лежит. Построить отели, привести
в порядок исторические и архитектурные объекты, отремонтировать дороги,
привлечь инвестиции... Что вы там говорили, доктор, о чудовище на
водохранилище? Да шотландцы давно уже превратили свою Несси в настоящий
бизнес, источник доходов, а мы чем хуже?
 
   - Ну, вас послушать, так все художественные ценности надо продать, а
выручку пустить в оборот, - не выдержал и Дубов.
 
   - Ну почему же, - чуть поостыл господин Ерофеев, - в оборот можно
пустить и сами художественные ценности. Картины Врубеля в Старгородском
музее, наверное, лет сто висели, и никто об этом и не знал, кроме разве
что знатоков и ценителей. А они там запросто могли воспользоваться этим
обстоятельством и превратить Старгород в мировой центр врубелеведения. Или
берите выше - в настоящую Мекку изящных искусств!
 
   - Ага, а в конце концов устроить междупланетный шахматный конгресс "По
Демонским местам", - ухмыльнулся Серапионыч.
 
   - А что, неплохая идея, - подхватил Ерофеев. - Но только поздно -
картины-то тю-тю!
 
   - В том-то и дело, - печально развел руками Василий.
 
 
   ***
 
 
   Частный детектив возвращался из ресторана в свою сыскную контору,
бережно неся альбом и размышляя об услышанном от баронессы Хелен фон
Ачкасофф. При этом он бормотал себе под нос:
 
   - Стоит ли браться за поиски? Баронесса зашла в полный тупик, иначе
черта с два она бы стала меня посвящать в это дело. Но, с другой стороны,
она вела как бы историческое расследование, а мои методы несколько иные...
Конечно, если грузовик сгорел при бомбежке, то ничего не осталось и искать
нет смысла. Но если ближе к истине Ерофеев? То есть не обязательно
ценности похитил директор Козицкий - их мог присвоить кто угодно и даже
через труп директора. В таком случае я уже не просто могу, но и обязан
что-то делать.
   Надо будет съездить в Старгород... Но перед этим постараюсь все же
что-то разведать и в Кислоярске.
 
   В конторе Василия ждал приятный сюрприз - он расположился в свободной
позе прямо за рабочим столом Дубова и имел облик московской журналистки
Надежды Чаликовой, с которой Великого Сыщика связывала не только
взаимоглубокая симпатия, но и совместное участие во многих приключениях.
Сразу по прибытии из Царь-Города Надя отъехала в Москву, и столь
неожиданное ее возвращение не только обрадовало, но и несколько удивило
Василия.
 
   - Вообще-то я не совсем к вам, Васенька, - сообщила Надежда после
первых бурных приветствий. - У меня редакционная командировка в
Придурильскую республику, просто я решила на пару деньков заглянуть к вам.
Вот прямо в город на Кислоярке, потом в город на Дурилке, а потом в город
на Неве. И еще могу открыть вам небольшой секрет - поскольку я так и так
провожу в здешних краях больше времени, чем у себя дома, то редактор
собирается назначить меня спецкором по вашему региону.
 
   - Очень хорошо! - обрадовался Дубов. - А то, что вы едете в Старгород -
это просто чудесное совпадение. Похоже, что и мой путь лежит туда же, так
что поедем вместе. Кстати, Наденька, а что вы собираетесь делать в
Петербурге?
 
   - Вот когда приеду, тогда и расскажу, - улыбнулась Чаликова. - А сейчас
лучше угостите меня кофейком. И если вы в него капнете немножечко
коньячку, то я не буду возражать.
 
   - А вы, Наденька, идете по скользкому пути нашего Серапионыча, -
засмеялся Василий.
 
 
   ***
 
 
   - Да, дело сложное, почти безнадежное, - сказала Надя, когда Василий
пересказал ей все, что узнал от баронессы Хелен фон Ачкасофф. - Но
попытаться все же надо. Тем более что речь идет о народном достоянии. Я
имею в виду отнюдь не только Мордавскую или Придурильскую республики -
ведь творчество Врубеля, согласитесь, имеет мировое значение.
 
   - И что же вы предлагаете? - спросил Василий. Надя на минутку
призадумалась:
 
   - Искать людей, которые что-то знают, видели или слышали, и из их
показаний делать логические выводы - ну, это уже по вашей части.
Баронесса, как истинный историк, вела поиски по архивам и библиотекам, но
это явно не тот случай. Начинать нужно с другого конца. Знаете, Вася, я
ведь была в Придурильской республике в самый разгар военных действий...
Да-да-да, я своими глазами видела, как омоновцы на северном выезде из
столицы сожгли какой-то грузовик. Но был ли он тот самый - сомневаюсь.
Ведь подобное происходило чуть ли не каждый день и на каждом шагу. Мы
непременно должны поехать в Старгород вместе - у меня там немало знакомых,
вплоть до мэра города...
 
   - Майор Селезень! - вдруг воскликнул Дубов. Надя чуть вздрогнула:
 
   - Ах, Вася, вы меня так напугали! Что майор Селезень?
 
   - Он же был там во время всей этой заварушки. Вот кто нам поможет!
 
   Надя скептически повела плечиками:
 
   - Нет-нет, Александр Иваныч появился там, как я понимаю, уже много
позже, во главе международного миротворческого контингента. Но вы правы -
поговорить с ним следовало бы в любом случае.
 
   А Дубов уже листал записную книжку, отыскивая букву "С".
 
   - Селезень у аппарата, - после нескольких длинных гудков раздался в
трубке характерный бас бравого майора. - Ба, да это вы, Василий
Николаевич! Всегда рад слышать.
 
   - Александр Иваныч, у меня к вам одно дельце, не могли бы мы с вами
встретиться лично? - предложил детектив. - К тому же не совсем
безызвестная вам госпожа Чаликова жаждет снять с вас интервью.
 
   - Ха-ха-ха! - От раскатистого майорского хохота едва не лопнула
телефонная мембрана. - Голову с меня уже снимали, и, как слышите, все еще
жив и трепыхаюсь. Так что операция по снятию интервью... Да-да, пардон, вы
человек занятой, не буду вам пудрить мозги. Только вот еще один нюанс о
дамах: я тут на днях видел эту бешеную кошку Анну Сергевну. Или мне так,
по крайней мере, показалось.
 
   - Глухареву? - удивился Василий. - Так ведь на ней до сих пор висит
уголовное дело, и появляться здесь для нее слишком рискованно.
 
   - А может, я и обознался, - хмыкнул майор. - Действительно, что ей
здесь делать?
 
   - Да бог с ней, с этой Анной Сергеевной, - в тон отвечал Дубов, - пусть
ею милиция занимается. Так как насчет нашей встречи?
 
   - Где и когда? - снова перешел Селезень на деловой тон.
 
 
   ***
 
 
   Анна Сергеевна Глухарева, чье имя упомянул майор, была странной
женщиной. И странность эта выражалась в увлечении идеями маркиза де Сада.
Например, ей нравилось, чтобы ее унижали и третировали. Именно ради этого
она в свое время пошла работать в администрацию Кислоярского президента. И
даже стала его пресс-секретарем. Видимо, тиранские замашки главы
государства находили отклик в ее садо-мазохической душе. Но Анна Сергеевна
совершила роковую ошибку - она попыталась шантажировать президента, дабы
привязать его к себе покрепче. Странная форма любви, конечно, но,
начитавшись де Сада, и не до такого можно додуматься...
 
   А дальше жизнь госпожи Глухаревой закрутилась еще более необычным
образом.
   Она связалась с экстрасенсом и аферистом Каширским. Трудно сказать, что
их объединяло, так как Каширского интересовали в этом мире лишь две вещи:
   деньги и власть. А Анну Сергевну - лишь мучения и страдания, как свои,
так и чужие. Апофеозом же наслаждения было насилие. Но Каширский, в свою
очередь, считал насилие грубой и примитивной формой власти. В этом
отношении он был эстет. И, соответственно, всегда старался подчинить людей
хитростью и коварством. Но, так или иначе, экстрасенс и садо-мазохистка
частенько действовали заодно. Естественно, когда подворачивалось
подходящее дельце.
 
   Для Дубова же из всей этой информации было важно лишь одно - связь
Глухаревой с Каширским. Вот это надо было держать в уме. Ведь дыма без
огня, как известно, не бывает.
 
 
   ***
 
 
   К месту встречи, небольшому скверику в центре Кислоярска, хорошо
известный нам вездеходный "Джип" майора Селезня подъехал минута в минуту.
Дубов и Чаликова уже ожидали его на скамеечке. Едва Василий заикнулся о
музейной коллекции, майор сразу смекнул, в чем дело:
 
   - А, вы ищете тот самосвал с картинами! Добре, добре. Правда, все это
случилось еще до моего миротворческого въезда, но я этим делом занимался.
   Даже опрашивал местных жителей.
 
   - И что же? - нетерпеливо спросил Дубов.
 
   - Да негусто. Я ведь туда не картины приехал искать, а мир наводить. Ну
вот, мир навел, а картины не нашел. Хотя кое-что выяснил. Правда, больше
на уровне слухов.
 
   - И что же это за слухи? - заинтересовалась Чаликова.
 
   - Машина якобы выехала из города в восточном направлении, - охотно
пояснил Селезень. - Если она, конечно, та самая. Ну а дальше следует уже
полная клиника: будто бы во время бомбежки некий грузовик, похожий на тот,
в котором везли музейные ценности, был взят на небо спустившимися оттуда
инопланетянами.
 
   - И в каком месте это произошло? - без малейшего удивления спросил
сыщик.
 
   - Не имею понятия, - пробасил майор. - Я ведь об этом слышал не из
первых рук, а хорошо если из восьмых.
 
   - Александр Иваныч, вы сказали - "грузовик, похожий на тот". А что, он
чем-то отличался от других грузовиков? - продолжал Василий свои расспросы.
 
   - Номером, - кратко ответил Селезень. - Судя по накладной, директору
музея Козицкому был выделен грузовик "Зил-130" номер 33-33 МОР, и именно
такие цифры были у машины, вознесенной на небо. Впрочем, все это бабские
сказки. - Было видно, что даже невероятные приключения в Царь-Городе и в
Белой Пуще ничуть не поколебали уверенность майора в том, что чудес на
свете не бывает.
 
   - Сказки-то сказки, - заметила Надя, - но, насколько я поняла, это
единственный случай, когда грузовик после выезда из города хоть как-то
"засветился".
 
   - Пожалуй, что так точно, - согласился майор. - Но это все, чем я могу
помочь вашим поискам. Ну, разве что черкну парочку рекомендательных писем
в Старгород, чтобы вас приняли ласково и оказали всевозможное содействие,
ежели вы туда отправитесь... А это у вас что - альбом с картинами? Неужто
тот самый?
 
   - Да, там Врубель и еще многое другое, - ответил Василий, доставая
альбом.
   Тот был столь широкоформатен, что в портфель сыщика целиком не
помещался.
 
   - Позвольте взглянуть. Да, редкий экземпляр. - Майор перелистал
несколько страниц и остановился на иллюстрации, изображавшей жениха Тамары
в национальной воинской одежде. - Да, так я и думал, - с некоторым
разочарованием пробасил Селезень. - Именно так я и предполагал.
 
   - В каком смысле? - удивилась Чаликова. Майор Селезень вместо ответа
зачитал стихи под репродукцией:
 
 
   - Он сам, властитель Синодала, 
   Ведет богатый караван.
 
   Ремнем затянут ловкий стан; 
   Оправа сабли и кинжала 
   Блестит на солнце; за спиной 
   Ружье с насечкой вырезной.
 
   Играет ветер рукавами 
   Его чухи - кругом она 
   Вся галуном обложена.
 
   Цветными вышита шелками 
   Его седло; узда с кистями; 
   Под ним весь в мыле конь лихой 
   Бесценной масти, золотой.
 
   Питомец резвый Карабаха...
 
 
   - Кстати, я раньше на все сто был уверен, что Карабах - это фамилия
конезаводчика, - заметил майор. - А о том, что это такое на самом деле,
узнал только году так в восемьдесят восьмом. Нет, все же так писать нельзя!
   И иллюстрировать тоже негоже.
 
   - А в чем дело? - пожала плечами Надя. - Прекрасные стихи. И
иллюстрация неплохая...
 
   - Так-то так, - отложил альбом Селезень, - но что получается? И Тамара,
и Демон - это личности незаурядные, наделенные могучим духом и высокими
страстями, а жених Тамары - просто ничтожество, о котором как о человеке и
сказать-то нечего? Только о его сабле да ружье да о коне!
 
   - Выходит, что так, - согласился Дубов.
 
   - Нет, не так! - стукнул кулачищем по скамейке майор Селезень. -
Почему-то считается, что раз военный - значит, солдафон или полный кретин.
   Ну ладно, Врубель его изобразил так же, как в поэме, но Лермонтов-то
что? Он ведь сам был офицером, а так пренебрежительно пишет о человеке с
ружьем! Или возьмем "Песню про купца Калашникова": купец - благородный
человек и образцовый семьянин, а царский опричник - негодяй и
прелюбодей... Нет, может быть, поэтом он был и неплохим, но настоящим
патриотом не был. Вот скажите пожалуйста: когда мордавско-придурильский
конфликт разгорелся, кого позвали - высокодуховных художников? яйцеголовых
профессоров? Нет - позвали тупого вояку Селезня. И он, этот примат в
майорской фуражке, навел мир!.. Ну ладно, чегой-то я маленько
зарапортовался. Бывает, знаете, когда до глубины души проймут. У майоров,
видите ли, тоже душа есть. - И, уже успокоившись, Селезень добавил: - А
вообще-то вы будьте поосторожней. С чертовщиной свяжешься, так потом не
развяжешься. Лермонтов "Демона" написал - и погиб в расцвете лет. А
Врубель так и вовсе с крыши съехал... Ну, бывайте, - резко прервал майор
содержательную беседу и двинулся к своему "Джипу", оставив Надю и Василия
переваривать новую информацию.
 
   - Да, ребята! - внезапно обернулся Селезень. - Если наклюнется еще
какое-нибудь интересное приключение, не забудьте про меня.
 
   - Всенепременно, Александр Иваныч! - улыбнулся Василий, и "Джип",
взревев мотором, сорвался с места.
 
   - Да, Наденька, похоже, надо ехать в Старгород, - проводив взглядом
машину Селезня, резюмировал Дубов. - Тут мы ничего толком не узнаем.
Предлагаю отправляться завтра с утра.
 
   - Да, так и сделаем. Но сегодня я хочу заглянуть еще в одно место.
 
   - В какое?
 
   - В Кислоярский музей. Шансов, конечно, немного, но вдруг его работники
что-то расскажут про своего коллегу Козицкого.
 
   - Может быть, - без особого энтузиазма отозвался Василий. - Ну хорошо,
вы идите в музей, а я пока начну собираться в дорогу.
 
 
   ***
 
 
   Директриса Кислоярского городского музея Тамара Михайловна Свешникова
встретила Чаликову очень любезно, а узнав о целях ее визита, даже
попросила секретаршу никого к ней в кабинет не пропускать и не соединять,
если вдруг паче чаяния кто-то позвонит.
 
   - Знаете, госпожа Чаликова, а ведь вы не первая, кто приходил ко мне по
этому делу, - говорила Тамара Михайловна, проницательно поглядывая на Надю.
   - Одна дама уже интересовалась, но я предпочла с нею не слишком
откровенничать. Но вам я расскажу все, что мне известно, хотя, по правде
говоря, и известно мне не слишком-то много.
 
   - Что за дама, я уже догадываюсь, - заметила Надя. - Но почему ко мне
такое доверие?
 
   Директриса чуть смутилась:
 
   - Видите ли, у меня нет уверенности, если так можно выразиться, в
чистоте замыслов госпожи баронессы фон Ачкасофф. А вы - другое дело, тем
более что действуете не совсем сами, а вместе с Василием Николаевичем
Дубовым, не так ли? - Надя кивнула. - А уж господина Дубова я давно знаю
за исключительно честного и бескорыстного человека. Между прочим, однажды
он уже помог обогатить нашу коллекцию необычайно ценным экспонатом...
 
   - Тамара Михайловна, может быть, вы были знакомы со своим Старгородским
коллегой Всеволодом Борисовичем Козицким? - спросила Надя. - Что это был
за человек?
 
   Госпожа Свешникова на минутку задумалась:
 
   - Н-нет, лично с ним знакома не была, может, и видела когда на слете
музейных работников. Но все наши общие знакомые, искусствоведы и
музейщики, говорили буквально в один голос - умница, эрудит, специалист в
самых разных областях искусства, полиглот... А когда начались военные
действия, Козицкий прислал мне письмо, в котором спрашивал совета, что
делать с ценностями Старгородского музея.
 
   - Письмо сохранилось? - спросила Надя.
 
   - Да нет, Всеволод Борисович прислал его, что называется, с оказией и
просил по прочтении сжечь, а ответ послать с той же оказией. Он писал, что
готовится к эвакуации музейных ценностей из Старгорода, и спрашивал, смогу
ли я разместить их у себя в музее. Естественно, я написала, что согласна и
сделаю все, что только смогу, чтобы музейные экспонаты были в целости и
сохранности. Но даже не знаю, успел ли он получить мой ответ, так как
вскоре все ценности были вывезены из Старгорода и исчезли вместе с
директором.
 
   - Тамара Михайловна, а почему он собирался их вывезти именно в
Кислоярск?
   - спросила несколько удивленная Надя.
 
   - Ну что ж, - чуть дрогнувшим голосом сказала директриса, - я вам
открою все, что мне известно, до конца. Но убедительно прошу в случае чего
на меня не ссылаться. Всеволод Борисович писал, что, по его сведениям,
Придурильские власти намерены продать картины Врубеля куда-то на Запад, а
на вырученные деньги приобрести партию оружия. Естественно, Козицкий не
мог допустить, чтобы искусство служило войне и смерти. Более того, он был
одним из немногих, кто во времена военно-патриотической истерии имел
мужество открыто выступать за мирное разрешение мордавско-придурильского
конфликта. И потому опасался, что власти могут в любой момент снять его с
должности "за пацифизм и измену Родине" и поставить послушного им
человека. Оттого-то он так и торопился с эвакуацией. Но это не для
протокола, - еще раз подчеркнула Тамара Михайловна. - И вот еще один
момент - скорее всего, он не имеет никакого отношения к вашим разысканьям,
но имеет некоторое отношение к содержанию исчезнувших картин Врубеля.
 
   - Да, это весьма любопытно. - После таких откровений госпожи
Свешниковой Наде уже было бы не совсем удобно не проявить должной
заинтересованности даже в том вопросе, который ее в данный момент не
слишком волновал.
 
 
   ***
 
 
   Пока Чаликова беседовала с директрисой музея, Дубов сидел у себя в
сыскной конторе и составлял список предметов, который нужно взять с собой
в поездку.
   В отличие от неутомимой путешественницы Нади, Василий редко выезжал на
дальние расстояния из родного Кислоярска, тем более - на собственном
"Москвиче". Когда детектив записывал пункт сто двадцать восьмой - зубную
щетку и мыло - зазвонил телефон. С видимым неудовольствием оторвавшись от
своего списка, Василий поднял трубку:
 
   - Дубов у аппарата.
 
   - Привет, Василий Николаич, это Ерофеев, - раздался в трубке голос
туристического бизнесмена. - Помните наш разговор за обедом?
 
   - Уточните, какой именно - о летающих тарелках, туристическом бизнесе
или Лох-Несском чудовище?
 
   - Да нет, о Придурильском музее. Если вас это все еще интересует, то я
к вам сейчас пришлю одного человечка.
 
   - Что за человечек? - стараясь не выдать заинтересованности, как можно
более равнодушно спросил сыщик.
 
   - Да мой шофер. В смысле, водитель автобуса из Старгородского филиала
моей турфирмы - он сейчас как раз прибыл из рейса. Я его решил расспросить
о том деле - может, он чего слыхал о своем коллеге, что вывозил музейные
экспонаты вместе с директором, и знаете что оказалось?
 
   - Что он был с ним знаком?
 
   - В известной степени, - не без гордости сообщил Ерофеев. - А если
точнее - это он сам и есть.
 
   - Кто? - подскочил на стуле детектив. - Тот самый водитель?!
 
   - Ну да, - подтвердил Ерофеев. - Ну так как, прислать его к вам?
 
   - Непременно! - воскликнул Василий. - И чем скорее, тем лучше!
 
 
   ***
 
 
   - Совсем недавно я получила письмо на адрес музея, - продолжала госпожа
Свешникова, - вернее, это даже не столько письмо, сколько небольшая
искусствоведческая статья, которую я передала в газету "Литература и
искусство". Обещали напечатать...
 
   - А о чем статья? - опять-таки больше из вежливости поинтересовалась
Чаликова. Тамара Михайловна извлекла из стола почтовый конверт, а из
конверта - сложенный вдвое листок, и протянула его журналистке. Вот что
там было написано:
 
   "Когда большой художник пишет картины к произведению большого писателя,
то это уже не просто иллюстрирование, а нечто гораздо большее. Мне было
очень интересно проследить это явление на примере "Демона" поэта
Лермонтова и художника Врубеля, причем в динамике, в развитии. Оба мастера
работали над поэмой и серией картин долгие годы и создали несколько
вариантов - известны как ранние "очерки" лермонтовского Демона, так и
картины молодого Врубеля, которые я видел несколько лет назад в
Старгородском музее. Цель моего исследования - не сравнивать ранние и
поздние варианты, а проследить сам процесс, как оба автора постигали
глубины затронутых ими вопросов. Не уверен, что мне это удалось в полной
степени - ведь для того чтобы судить о творчестве столь великих мастеров,
надо и самому быть незаурядной личностью.
   Однако буду очень вам признателен, если вы поспособствуете публикации
моей статьи. С глубоким уважением, Сидоров".
 
   - Статья показалась мне очень интересной, хотя и довольно спорной, -
пояснила Тамара Михайловна, - и было бы совсем неплохо, если бы
"Литература и искусство" ее опубликовала. У меня у самой появились
кое-какие мысли по этому поводу, но жаль - не смогу ими поделиться с
господином Сидоровым.
 
   - А что, обратного адреса нет? - удивилась Надя.
 
   - Увы, - развела руками директриса. - видите, здесь только штамп, да и
тот какой-то устаревший: "ПОЧТА СССР П/О СУББОТИНО".
 
   - Разрешите мне пока взять конверт, - попросила Надя. - Может быть,
Василий Николаевич сможет установить, что это за "Субботино".
 
   - Да, пожалуйста, - кивнула директриса. - Как, вы уже уходите? А я
хотела чайком вас напоить...
 
   - Извините, Тамара Михайловна, я должна подготовиться к отъезду, ведь
завтра мы отправляемся в Придурильскую республику - попытаемся что-нибудь
выяснить на месте. Спасибо вам за помощь!
 
   - Желаю удачи, - совершенно искренне сказала госпожа Свешникова.
 
 
   ***
 
 
   Василий с нетерпением ждал водителя автобуса - и вскоре в дверь
постучали.
 
   - Да-да, пожалуйста! - крикнул сыщик. В кабинет вошел невысокого роста
коренастый парень лет на вид двадцати пяти или чуть старше.
 
   - Ну вот, пришел, - сказал он, неловко встав в дверях.
 
   - Да вы проходите, присаживайтесь, - засуетился Дубов. - Рассказывайте,
рассказывайте скорее!..
 
   - Да чего там рассказывать, - совсем смутился водитель. - Я ведь только
до омоновского поста доехал, а там мне эти гады так наваляли - два ребра
сломали, сотрясение мозгов, и ни черта не помню.
 
   - Погодите-погодите, - прервал Василий, - что за гады?.. Кстати, как
вас звать-величать?
 
   - Костя.
 
   - Давайте, Костя, с самого начала. Значит, вы помогли директору музея
Козицкому погрузить музейное имущество в грузовик и поехали. Так?
 
   - Так, - кивнул Костя. - Дядя Сева сказывал, что это очень ценные вещи
и что их нужно вывезти подальше из города.
 
   - Дядя Сева? - удивился Василий. - Вы что, его племянник?
 
   - Да нет, просто сосед по коммуналке. Я его с детства знал.
 
   - Но вы профессиональный водитель?
 
   - Ну, тогда я как раз на права сдал. А Сева позвонил и сказал - срочно
нужна твоя помощь.
 
   - А куда вы должны были ехать? - продолжал выспрашивать сыщик. -
Всеволод Борисович говорил о конечной цели?
 
   Костя на минутку задумался:
 
   - Да нет, говорил, что надо подальше из Старгорода, где не бомбят. А
куда - не сказал. Должно быть, и сам толком не знал.
 
   - Ну хорошо, - Василий попытался зайти с другого конца, - а много ли
было в баке бензина? Например, до Кислоярска хватило бы?
 
   - До Кислоярска? - прикинул Костя. - Пожалуй, хватило бы.
 
   - А в каком направлении вы поехали - помните?
 
   - Почему не помню? Такое разве забудешь - в восточном. Там нас при
выезде из города омоновцы и тормознули. Выволокли из машины и стали бить.
 
   - За что? - изумился Дубов. Костя глянул на него с недоумением:
 
   - Да омоновцы потому что. Спасибо еще, хоть не убили. Я уже потом
только в больнице очухался, доктор сказал - перелом двух ребер и
сотрясение мозга. И ничего не помню.
 
   - А куда девался грузовик - тоже не знаете? - уже почти безнадежно
спросил Дубов.
 
   - Ну я ж говорю - сознание потерял, - ответил водитель. - А грузовика
этого я больше не видел. И дядю Севу тоже. Хороший был мужик, жаль, что
погиб.
 
   - Как погиб? - тряхнул головой Василий. - Ведь про него известно только
то, что он пропал без вести!
 
   - Погиб, - совсем повесил голову Костя. - Такого человека убили!
 
   - Постой-постой, почему ты так уверен, что Всеволод Борисович Козицкий
погиб? - продолжал допытываться Дубов.
 
   - Так ведь в газете об этом писали! - объяснил Костя. - Мол, погиб, но
не отдал достояние Республики мордавскому агрессору...
 
   - А, ну если в газете - то уж конечно, - тяжело вздохнул детектив. - Ну
ладно, Костя, спасибо за помощь, не буду больше тебя терзать, но оставь
свои координаты - если что, я к тебе еще обращусь.
 
   - А что, завсегда пожалуйста, - откликнулся Костя. - Буду рад помочь.
 
 
   ***
 
 
   Вечером, когда вещи в дорогу были собраны, Василий Дубов и Надежда
Чаликова сошлись на "военный совет" в гостиной дубовской квартиры - а
квартира эта занимала второй этаж особняка на Барбосовской улице,
принадлежащего вдове банкира Лавантуса Софье Ивановне. Приглашен был и
доктор Владлен Серапионыч - его советы, подкрепленные опытом и житейской
мудростью, не раз помогали Василию в его запутанных расследованиях. А то
дело, ради которого Дубов и Чаликова собирались с утра отправляться в
Старгород, было именно таким - запутанным и требующим опыта и житейской
мудрости.
 
   Надя и Василий рассказывали друг другу и Серапионычу о том, что узнали
за день, а доктор с непроницаемым лицом попивал чаек, одновременно
разглядывая альбом Старгородского музея, и время от времени что-то
записывал на листке бумаги.
 
   Выслушав сообщения журналистки и детектива, доктор отложил альбом:
 
   - Ну что ж, можем подвести некоторые общие итоги. Первое - давайте
определимся, в каком направлении директор вывозил музейные ценности?
 
   - В восточном! - уверенно заявил Василий. - Ведь Костя это очень хорошо
помнит.
 
   Серапионыч покачал головой:
 
   - Я ни в коей мере не ставлю под сомнения слова Кости, - доктор
заглянул в свои записи, - подтверждающиеся сведениями майора Селезня, но
никак нельзя скидывать со счетов и письмо Козицкого к его кислоярской
коллеге Тамаре Михайловне, где он вентилировал возможность эвакуации
ценностей в Кислоярск.
   И в заявке на грузовик, которую отыскала баронесса фон Ачкасофф,
директор писал о перевозке ценностей в северном направлении - это еще не
Кислоярск, но уже в сторону нашей границы.
 
   - Действительно, полная путаница, - заметил Василий.
 
   - И кругом тупик, - добавила Надя. - Выходит, так - на грузовик напали
омоновцы, водитель пострадал, но остался жив, а грузовик вместе с
директором исчез бесследно. Если, конечно, не считать его вознесения на
небеса во время бомбежки...
 
   Серапионыч отпил чаю:
 
   - Само собой напрашивается следующее объяснение. Директор Козицкий
хотел во что бы то ни стало спасти музейные ценности, а власти
Придурильской республики собирались их продать и купить оружие.
Догадываясь о планах властей, директор вместо ранее заявленного северного
выехал в восточном направлении, с тем чтобы дальше действовать по
обстоятельствам. Ведь даже водителю, которого Козицкий лично знал и
которому мог доверять, он не сказал, куда собирается ехать. Скорее всего
не из скрытности, а просто потому что сам не знал. Однако перехитрить
власти директору не удалось - на восточном выезде грузовик задержали
омоновцы, водителя нейтрализовали, ценности передали по назначению, а уж о
судьбе Козицкого можно только догадываться...
 
   - Да, эта версия выглядит очень правдоподобно, - вздохнул Дубов. - Но
если картины действительно продали куда-то на Запад, или куда бы то ни
было, то почему о них до сих пор ни слуху ни духу?
 
   - Ну, почему же ни слуху ни духу? - возразила Чаликова. - Вот господин
Сидоров из села Субботино до сих пор о них исследования сочиняет... Ну,
насчет Сидорова - это я шучу, но во всем мире существуют такие, с
позволения сказать, искусстволюбы, которые анонимно скупают произведения и
держат их в своих особняках. Возможно, картины Врубеля попали к одному из
них. Но, как бы то ни было, в одном ваша версия имеет очень весомое
подтверждение - вскоре после эвакуации музея резко активизировались
военные действия и придурильские войска перешли в наступление. Может быть,
Врубель помог.
 
   - А все-таки картины удивительные, - протянул Серапионыч и
продемонстрировал Дубову и Чаликовой репродукцию "Демона в полете",
открывавшего "демонскую" серию. - Не говорю уж о стихах:
 
 
   Печальный Демон, дух изгнанья, 
   Блуждал под сводом голубым, 
   И лучших дней воспоминанья 
   Чредой теснились перед ним.
 
   Тех дней, когда он не был злым, 
   Когда глядел на славу Бога, 
   Не отвращаясь от Него; 
   Когда забота и тревога 
   Чуждалися ума его, 
   Как дня боится мрак могилы...
 
   И много, много... и всего 
   Представить не имел он силы.
 
 
   - Изумительно! - совершенно искренне произнесла Надя. - Только
погодите, Владлен Серапионыч, ведь начало поэмы звучит немного
по-другому... Сейчас вспомню:
 
 
   - Печальный Демон, дух изгнанья, 
   Летал над грешною землей, 
   И лучших дней воспоминанья 
   Пред ним теснилися толпой...
 
 
   - Одну секундочку! - вскочил Дубов из-за стола и стремглав выбежал из
комнаты.
 
   - Что это с ним? - подивился доктор. - Неужели чайное отравление?
 
   Однако Надежда не успела ничего ответить, поскольку в гостиной вновь
появился Дубов. В руках он держал объемистый том.
 
   - Вот достал у Софьи Ивановны, - пояснил Василий. - Сочинения М.Ю.
Лермонтова, издание Ф. Павленкова, 1905 год. И вот смотрите: сначала -
"Демон. Восточная повесть". А потом - первый, второй, третий и четвертый
очерки "Демона". - Детектив раскрыл страницу, где начинались "очерки". -
Так-так-так... Вот, пожалуйста, второй очерк "Демона":
 
 
   - Печальный Демон, дух изгнанья, 
   Блуждал под сводом голубым, 
 
   и так далее. Датируется 1830 годом. Доктор, там не сказано, кто
конкретно составлял альбом и подбирал стихи к картинам?
 
   - Да нет вроде, - откликнулся Серапионыч, рассмотрев выходные данные
альбома. - Можно только предполагать, что в его создании более или менее
активно участвовал и сам В.Б. Козицкий. Во всяком случае, его фамилия
значится в редакционной коллегии. Однако никак не выделена, а стоит в
общем списке по алфавиту.
 
   - Скажу вам одно, - констатировала Надя. - Кто бы ни подбирал стихи к
иллюстрациям, но у искусствоведа-любителя господина Сидорова из почтового
отделения Субботино уже был предшественник.
 
   - В каком смысле? - не понял Дубов.
 
   - В смысле сопоставления ранних и поздних вариантов у Лермонтова и
Врубеля.
 
   - Да, чудные картины, - продолжал между тем Серапионыч. - Вот особенно
эта - "Тамара в гробу". Я видел ее широко известный вариант, но он как-то
того... не убеждает. А этот я бы охотно повесил у себя в морге!
 
 
   Напрасный отблеск жизни прежней, 
   Она была еще мертвей, 
   Еще для сердца безнадежней 
   Навек угаснувших очей.
 
 
   Произнеся эти бессмертные строки, Серапионыч отложил альбом и подлил в
чай еще немного жидкости из скляночки:
 
   - От этой картины исходит какая-то энергия, даже от репродукции! Я так
и чувствую, что отлетевшая душа Тамары еще витает где-то рядом и рыдает о
разлуке с телом... В позднем варианте, мне кажется, Михаил Александрович
будто бы устыдился своей сентиментальности и как-то затушевал эти мотивы,
но здесь они так чисты и пронзительны... - Обмакнув глаза платочком,
доктор встал из-за стола. - Пойду помаленечку... Да, вот еще что, -
добавил он уже в дверях, - чуть не запамятовал. Это, конечно, к делу не
относится, но я сегодня звякнул в Старгород одному своему знакомому
журналисту. Думал, может он чего слышал.
 
   - Ну и как? - заинтересовалась Надя.
 
   - Да не особо. То есть он, может, что-то и знает, да только не стал бы
по телефону рассказывать. Я тут, понимаете ли, забыл немножечко, в какой
стране он живет. Это мы тут болтаем, что попало, где попало и с кем
попало, а там... Э, да вы сами знаете. Но кое-что он мне все же поведал.
Оказывается, из Козицкого там сейчас делают что-то вроде национального
героя. Присвоили ему посмертно звание героя Придурильского труда и
поставили бюст перед бывшим музеем, даром что теперь там уже располагается
не музей, а ихний Совет по государственной безопасности. На торжественном
открытии сам президент Смирнов-Водкин речь толкнул! Книжка вышла -
"Повесть о настоящем патриоте". Про то, как Козицкий, попав в окружение,
взорвал себя вместе с грузовиком, чтобы только музейные ценности не попали
к страшным и кровожадным мордавцам. И будто бы последними его словами
были: "Отечество!
   Тебе я жертвую собой!". Ну и все такое прочее... Это я к тому, что ваши
поиски истины в Старгороде будут очень затруднены - вряд ли это понравится
Придурильским властям, которые истину уже установили раз и навсегда... Ну,
счастливого пути. - И доктор, поправляя съехавший набок галстук, вышел из
гостиной.
 
 
 
 
 
   ГЛАВА ВТОРАЯ
 
 
   ХОЛМ ДЕМОНОВ
 
 
 
 
   Рано утром Василий и Надежда выехали из Кислоярска на синем "Москвиче"
   Дубова, а уже к полудню благополучно достигли Придурильской границы. И
если проверка на родной Кислоярской таможне носила чисто формальный
характер, то перед вагончиком Придурильской таможни стояло несколько
автомобилей. Их не очень умело, но старательно "шмонали" парни в
залатанных камуфляжных нарядах.
 
   - Ну, это надолго, - вздохнул Василий.
 
   - На час, не больше, - профессионально прикинула Надежда. - Вася, кто
это там?
 
   - Где? - переспросил Дубов.
 
   - Видите, физиономия в окне, - указала Надя на таможенный вагончик.
 
   - Это что, та рожа с бородой? - пригляделся детектив. - Ну и
мордоворот, я бы с таким предпочел ночью не встречаться. - И, подумав,
добавил: - Да и днем тоже...
 
   - А вы его не узнали? Это ведь сам Мстислав Мыльник, командир
Кислоярского ОМОНа!
 
   - Так он же в розыске! - вырвалось у Дубова.
 
   - У вас в розыске, - уточнила Чаликова, - а здесь он уважаемый человек,
хотя наверняка живет под чужим именем. Тут это распространено - бывшие
омоновцы чуть не со всего Союза в Придурильской Республике занимают
высокие посты, вплоть до министров, но под вымышленными фамилиями, и все
знают, кто они такие, но никто ничего поделать не может.
 
   - А что же Мыльник?
 
   - Ну, после бегства из Кислоярска он успел отличиться и в Старгороде...
 
   - Тогда он должен что-то знать и по нашему делу! - вскочил Дубов, едва
не стукнувшись о потолок "Москвича". - Мы должны его "расколоть", другого
такого шанса не будет!
 
   Надя скептически покачала головой:
 
   - Опасно. Боюсь, это не мы его расколем, а он нас к стенке поставит.
 
   Но Василий уже вылезал из машины:
 
   - Я знаю, как его прищучить! Подождите меня здесь.
 
   - Нет-нет, я с вами, - решительно возразила Надя. - Помирать, так
вместе!
 
   Мстислав сидел за столом в более чем скромном кабинете начальника
таможни и мрачно лицом чистил револьвер.
 
   - Чего надо? - грубо спросил он, увидев незваных гостей.
 
   - Мы к вам по важному делу, - заявил Дубов и многозначительно понизил
голос: - Господин Мстислав Мыльник.
 
   - Чего? - вскинулся начальник таможни. - Моя фамилия Мясников, ясно?!
 
   - Ясно-ясно, - хмыкнул Василий. - Это производная от вашего прозвища
"Кислоярский мясник", не так ли?
 
   - Пристрелю, суки! - Мстислав вскочил из-за стола и наставил револьвер
прямо на Дубова. Тот и бровью не повел:
 
   - Стреляйте, пожалуйста. Но это ровным счетом ничего не изменит.
 
   Тут в разговор вступила Чаликова:
 
   - Господин... ну хорошо, пусть будет Мясников, вы, конечно, можете нас
застрелить, но в ваших же интересах сперва нас выслушать.
 
   Пересилив себя, Мстислав опустился на стул и швырнул револьвер в
шуфлятку стола:
 
   - Говорите!
 
   - Вы, конечно, не в курсе перипетий международной политики, - начал
Дубов, - но я хотел бы вам кое-чего сообщить. Кислоярское руководство
желает получить омоновца Мстислава Мыльника для организации показательного
процесса, благо материалов хватает на три "вышки". Придурильская
Республика испытывает хронические трудности с продуктами. И вот наши и
ваши руководители договорились продать вас за тонну зерна...
 
   - Что-о?!!! - взревел Мстислав. - Да я им, сукам, верой и правдой... А
они - сами стали министрами да генералами, мэрами да херами, а меня
поставили на эту вонючую таможню!..
 
   - И ясно почему, - подхватила Надя. - Просто так выдавать вас для них
было бы слишком уж "западло", вот они и предложили Кислоярскому
руководству:
   если сможете найти Мстислава, то забирайте.
 
   - Я - частный детектив Дубов, - не без гордости представился Василий, -
и именно мне поручено ваше разыскание. А то, что вас назначили начальником
таможни именно на Кислоярскую границу - так это ваши паханы просто вас
подставили, чтобы мы вас быстрее нашли. Неужто не понятно?
 
   - Понятно, - процедил Мстислав. - И что, вы явились меня арестовывать?
   Посмотрим, как вы это делать будете...
 
   - А мы и не собираемся вас арестовывать, - заявил Василий. Мстислав от
неожиданности раскрыл рот:
 
   - Почему это?
 
   - Видите ли, лично мне, то есть гражданину Дубову, совершенно
безразлично, будет ли государственный преступник Мстислав Мыльник сидеть в
Кислоярской Централке, или гражданин Мясников продолжит исполнять
должность начальника таможни. Мне нужно нечто совсем иное...
 
   - А, ну понятно, - нервно подергал себя за бороду Мстислав. - Вам нужны
деньги. Должен вас огорчить - я беру не деньгами, а продуктами. Но я
подарю вам нечто большее, чем деньги или продукты - я подарю вам жизнь.
 
   - В каком смысле? - не поняла Чаликова.
 
   - Так и быть, не стану вас расстреливать.
 
   - Ну спасибо, - покачал головой Дубов. - Слыхал я, что омоновцы -
неблагодарный народ, но до такой степени...
 
   - Погодите, - вновь вмешалась Надя, - одну минуточку, господин Мсти...
   Мясников. Вы участвовали в нападении на грузовик 33-33 МОР при
восточном выезде из Старгорода?
 
   - Не в нападении, а в контрольной проверке, - поправил Мстислав. - Я не
бандит какой-нибудь.
 
   "А кто же?" - чуть не вырвалось у Дубова. Вслух же он сказал:
 
   - Значит, участвовали. И какова судьба его содержимого и сопровождающих?
 
   - А то вы сами не знаете! - ухмыльнулся Мстислав.
 
   - Знаем, - кивнул Василий. - Знаем, что после вашей "контрольной
проверки" водитель грузовика оказался в больнице с ушибами и с сотрясением
мозга. Нас интересует судьба музейных ценностей и директора Козицкого.
 
   - Какого еще директора, - зло глянул Мстислав на Дубова и Чаликову. -
Мне сказали, я сделал. А что они там везли - не моя забота.
 
   - Ну и что же вы сделали? - нетерпеливо спросил детектив.
 
   - Что надо, то и сделал, - отрезал Мстислав. - Шлепнул на месте за
оказание сопротивления. Согласно законам военного времени.
 
   - А грузовик?
 
   - Ну что вы ко мне пристали?! - не выдержал Мстислав. - Что, если я вас
на месте не пристрелил, так вы уж меня тут доставать, блин, будете? Вон
отсюда! - Так как рука омоновца недвусмысленно полезла в стол за
револьвером, то Дубов с Чаликовой предпочли более не искушать судьбу и
покинули кабинет. Уже на улице они увидели, как Мстислав высунулся из окна
и крикнул своим подчиненным:
 
   - Эй вы там, пропустили синий "Москвич"!
 
 
   ***
 
 
   Мстислав походил по вагончику из угла в угол. Потом сел за стол,
посидел.
   Вскочил, извлек из сейфа бутылку водки и прямо из горлышка отпил грамм
сто.
   Закурил сигарету. И вот теперь, похоже, решился. Он высунулся из окошка
и крикнул:
 
   - Эй, ребята! Все живо сюда!
 
   Когда все шестеро его товарищей по оружию собрались в комнатушке,
Мстислав сказал короткую речь:
 
   - Братва. Эти козлы из Старгорода хотят нас подставить. Они там, суки,
собираются нас за башли сдать Кислоярским гадам. А какой у них на нас зуб,
не мне вам объяснять. - Как и положено гениальному оратору, Мстислав
выдержал паузу и продолжил: - А вот хрен им. С нами такие приколы не
ломятся. Не на тех напали. Есть тут, братва, у меня одно толковое дело на
примете. Бабки хорошие обещают, и пострелять можно будет вволю. Не то что
здесь киснуть. Так что лично я отсюда сматываюсь. Кто со мной? Все? Тогда
по коням!
 
   Похватав свои нехитрые пожитки, бывшие таможенники, а ныне вольные
стрелки, высыпали из вагончика. Как раз возле шлагбаума стоял микроавтобус
"Латвия".
   Весело размахивая автоматами, солдаты удачи выкинули шофера и,
погрузившись внутрь, покатили навстречу приключениям.
 
   Через некоторое время к открытому шлагбауму подъехал грузовик.
 
   - Куда это они запропастились? - спросил старый водитель своего
молодого напарника.
 
   - А может, проедем, пока их нет? - предложил тот. - Десять долларов
сэкономим.
 
   - Эх, пацан, ты этих живоглотов плохо знаешь, - отмахнулся старый. -
Они тут где-нибудь неподалеку засели. И только мы поедем, они и наскочат.
 
   - Ну и что? - спросил молодой.
 
   - А то, - многозначительно отвечал старый. - Пришьют нам незаконный
переход границы и отберут весь груз. Вот что.
 
   И тут из кустов появился водитель "Латвии", отсиживавшийся там с
перепугу.
 
   - А, ну вот один и ползет, - сказал старый.
 
   - А почему он не в форме? - удивился молодой.
 
   - Какая там форма, - усмехнулся старый, - они одеваются во что у нас,
шоферюг, отнимут.
 
   - И оружия при нем нет? - все продолжал расспросы молодой.
 
   - Пропил, наверно, - пожал плечами старый. - Хватит трепаться, давай
десятку сюда. Может, без шмона обойдется.
 
   А водитель "Латвии", подойдя поближе, обратился к старому шоферу:
 
   - Мужик, слушай, подбрось до Кислоярска.
 
   - Ну что ж, это можно, - спокойно отвечал старый, протягивая десять
долларов. - Ну так ты нам сначала печать шлепни, и поехали.
 
   - Мужики, - опешил тот, - да я простой водила! Какая у меня печать?
 
   - Ладно, - осклабился старый, - брось дурака валять. Больше десятки у
нас все равно нет.
 
   - Да вы не поняли, - уже занервничал водитель "Латвии", - я тут
случайно застрял. Таможенники на моем микрушнике уехали...
 
   - Как тебя зовут? - деловито осведомился старый.
 
   - Руслан. А что?
 
   - Ну так вот, Руслан. - спокойно продолжал шофер, - больше денег у нас
нет. Хочешь, можем блок сигарет дать?
 
   - Да на хрена мне ваши сигареты!.. - разозлился Руслан.
 
   - Ну, не нужны сигареты, бери десять долларов, - невозмутимость старого
шофера была непробиваемой.
 
   Руслан с досадой обернулся по сторонам, и его взгляд уперся в вагончик.
В его голове мелькнула мысль: "А, была не была! Возьму-ка я там печать.
Шлепну ее в их бумагах, и дело с концом".
 
   Сказано - сделано. Печать нашлась в открытом сейфе рядом с початой
бутылкой водки. Руслан отхлебнул из нее маленько для храбрости. Но когда
он вышел из вагончика, у шлагбаума уже стояли еще два грузовика и один
автобус. И не успел он поставить печать старому шоферу, как к нему
подскочили другие водители:
 
   - Начальник, почему задерживаешь?
 
   Уже через час Руслан сидел на вынесенном из вагончика стуле. И шлепал
печатью в подставляемые ему бумаги совершенно не глядя. Лишь вежливо
осведомляясь:
 
   - Наркотики и порнографию не везете?
 
   Все, конечно же, отвечали отрицательно, но некоторые сразу же
прибавляли еще десять долларов. Время от времени Руслан прикладывался к
бутылке "Метаксы", оставленной водителем экскурсионного автобуса. И
закусывал копченой колбасой от водителя рефрижератора. А карманы его
куртки оттопыривались от мелких долларовых купюр, которые ему совали, хотя
он и честно отказывался.
 
   - Наконец-то порядок на таможне навели, - говорили водители, отъезжая
от пропускного пункта. Они не знали, что за это им надо благодарить
частного детектива Дубова. Впрочем, и сам Дубов об этом не знал.
 
 
   ***
 
 
   Синий "Москвич" неспешно катился по неровной дороге. Кругом
простирались унылые Придурильские пейзажи, изредка прерываемые рекламными
щитами, прославляющими достижения Республики под мудрым руководством
Президента и правящей партии и призывающими граждан отдать все силы для
победы Великих Идеалов.
 
   - Боюсь, Вася, что после откровений Мстислава наше путешествие уже не
имеет значения, - заметила Чаликова. Дубов отрицательно покачал головой:
 
   - Мстислав или врет, или недоговаривает. А может быть, говорит некую
полуправду, из которой еще нужно извлекать рациональное зерно. Вспомните:
он легко признался, что "шлепнул" Козицкого, но взвился, когда его
спросили о грузовике.
 
   - Просто нервы не выдержали, - возразила Чаликова.
 
   - Возможно, - не стал спорить детектив. - Но разговор на эту тему был
ему очень неприятен. Почему? Ведь, казалось бы, для него это - только
эпизод, одно из многочисленных преступлений, не более.
 
   - Васенька, я посоветовала бы вам ехать чуть побыстрее, - помолчав,
сказала Надя.
 
   - Зачем? - беззаботно откликнулся Дубов. - Мстислав нас пропустил без
очереди и досмотра, так что до вечера сто раз успеем...
 
   - Да нет, дело в другом. Я боюсь, как бы Мстислав не понял, что мы его
просто брали "на пушку" и не снарядил за нами погоню. И вообще, нам не
мешало бы на некоторое время куда-нибудь свернуть. Так, на всякий случай.
 
   - Согласен, - кивнул Василий, - да куда тут свернешь? Мы уже час едем,
и никаких ответвлений.
 
   - А вон там, глядите - какой-то указатель!
 
   Действительно, с правой стороны к шоссе примыкала узкая дорога, на
ржавом указателе в начале которой значилось: "Субботино - 5 км".
 
   - Ну что ж, заедем в Субботино, - сказал Василий и решительно повернул
"Москвич".
 
   Дорога с каждой верстой становилась все более ухабистой и запущенной,
но в конце концов привела в Субботино - бедную деревеньку, раскинувшуюся
вдоль узенькой речки, за которой вдали темнели холмы.
 
   - Вася, остановитесь, - попросила Надя, увидев идущую навстречу женщину
с почтовой сумкой. Дубов притормозил "Москвич", и они вышли наружу.
Женщина тоже остановилась и с подозрением поглядывала на незнакомцев.
Чаликова покопалась в сумочке и извлекла письмо, которое ей оставила
Тамара Михайловна Свешникова.
 
   - Насколько я понимаю, сударыня, вы здешний почтальон? -
поинтересовался тем временем Василий.
 
   - Почтальон, - ответила женщина, переводя пытливый взор с Дубова на
Чаликову. - А еще и оператор, и телеграфист, и начальник почты, и весь
персонал.
 
   - Замечательно! - обрадовалась Чаликова и протянула конверт. - Скажите,
это послано из вашего почтового отделения?
 
   - Из нашего, - ответила связистка, едва взглянув на конверт.
 
   - Вы уверены? - переспросил Дубов. - Мало ли Субботино в бывшем СССР?
 
   - Это точно наше, - уверенно повторила женщина. - Видите, вторая буква
"Б" чуть смазана. Уже третий год просим начальство, чтоб новый штемпель
прислали...
 
   - Может быть, вы припомните, кто отправлял этот конверт? - как бы
невзначай спросила Чаликова.
 
   - А, так это же Сидоров. Ну, наш беженец.
 
   - В каком смысле беженец? - не понял Дубов.
 
   - Да в самом прямом. Мордавский агрессор разбомбил его дом, вся семья
погибла, он один чудом остался в живых. Вот сейчас живет у нас в Субботине.
 
   - И что это за человек? - продолжал расспросы Дубов.
 
   - Не, ну мужик он хороший - вежливый, непьющий, вот только... Погодите,
- опомнилась почтальонша, - а чего это вы тут все расспрашиваете? Уж не
Мордавские ли вы шпионы?!
 
   Василий хотел было ответить, кто они такие, но Надя незаметно наступила
ему на ногу:
 
   - Нет-нет, мы не шпионы, мы наоборот - из... ну, в общем, из
организации, которая ищет пропавших без вести. Мы тут разыскиваем одного
Сидорова - может быть, это тот самый.
 
   - А, ну так это другое дело! - обрадовалась связистка. - Но поймите
меня правильно - я обязана протелеграфировать в ближайшее отделение
Госбезопасности, что в селе появились посторонние. У нас ведь приграничная
полоса...
 
   - Ради бога, - безмятежно махнула рукой Надя. - Раз надо, значит надо.
   Просто мы хотели бы узнать побольше про вашего Сидорова - может быть,
это вовсе и не тот, которого мы ищем, и тогда не стоит зря его тревожить.
 
   - А, понимаю, понимаю, - закивала почтальонша, - это вы хорошо
придумали.
   Только Сидоров живет очень скрытно. У нас ведь, знаете, село
бесперспективное, половина изб пустуют, а он поселился в самой дальней, на
отшибе. И никуда почти не ходит, разве только до почты.
 
   - И на что он живет? - удивился Василий.
 
   - А он, видать, большой ученый! - уважительно сказала связистка. -
Постоянно рассылает заказные письма и бандероли, а потом ему со всего
света приходят ответы и даже денежные переводы. Вот на них-то он и живет.
Ну, еще на огороде кое-что выращивает.
 
   - И куда он посылает письма и бандероли? - спросил Дубов.
 
   - Да по всему свету. И во Францию, и в Италию, и в Германию... А если
по бывшему Союзу - то в журналы и всякие академии художеств. Я ж говорю -
профессор! Как-то спросила, чего он посылает, а он ответил шибко мудрено -
мол, статьи по искусствоведению...
 
   - И еще один вопрос, если позволите, - вновь заговорила Чаликова. - По
какому документу вы ему выдаете переводы и все прочее - по паспорту или
как?
 
   - Да нет, паспорт и все документы у него пропали при бомбежке. А
переводы выдаем по справке, выданной нашим местным сельсоветом взамен
утерянного паспорта... Ну так как - ваш это Сидоров, или как?
 
   - Похоже, что наш, - не очень уверенно ответил Василий, - но некоторые
сомнения все же остаются.
 
   - Мы хотели бы встретиться с ним лично, - добавила Надежда. - Как к
нему пройти?
 
   - Да очень просто. Идите вон по той улице до самого конца, и самая
последняя избушка - его. Но только на машине вы туда не проедете, там даже
наш тракторист Максимыч намедни увяз. Да вы оставьте ее возле почты, я уж
присмотрю.
 
 
   ***
 
 
   Преодолевая бездонные лужи, Дубов с Чаликовой медленно, но верно
пробирались к избушке Сидорова. Вдруг Надя остановилась:
 
   - Вася, а вам не кажется странным - в Италию с Францией он посылает
искусствоведческие статьи с обратным адресом, чтобы получить ответ и
гонорар, а в недальний Кислоярск - "из деревни от дедушки". К чему бы это?
 
   - Может, просто забыл уточнить по рассеянности? - предположил детектив.
- Хотя нет... И вообще, похоже, все сходится!
 
   - Что сходится? - не поняла Чаликова.
 
   - Осторожно, Наденька, не поскользнитесь. Если я не ошибаюсь, нам вон к
той избушке... Добрый день, господин Сидоров! - радостно закричал Василий
высокому и чуть сутуловатому человеку в старой фуфайке, который копался в
огороде. Тот поднялся с грядки и подошел к полуобвалившемуся плетню:
 
   - Чем могу служить, господа?
 
   - Разрешите представиться. Я - частный детектив Дубов, а эта
очаровательная дама - журналистка Чаликова. Мы занимаемся поисками людей,
пропавших во время военных действий.
 
   - Естественно, по запросам заинтересованных лиц, - добавила Надя.
 
   - Любопытно, кому это понадобился Сидоров, - невесело усмехнулся
огородник. Однако в его глазах за толстыми стеклами очков мелькнуло
недоумение и даже легкий испуг.
 
   - Ну, например, директрисе кислоярского музея госпоже Свешниковой, - не
задумываясь ответила Чаликова. - Ее заинтересовали ваши исследования в
области, так сказать, сравнительного демоноведения, и она хотела бы
поделиться с вами своими мыслями.
 
   - Искренне сожалею, что забыл указать в письме точный обратный адрес, -
учтиво заметил Сидоров, - однако очень сомневаюсь, чтобы почтеннейшая
Тамара Михайловна специально для этого стала обращаться к частному сыщику.
 
   - Разумеется, - согласился Дубов. - Мы, конечно, рады, что помогли
госпоже Свешниковой вас разыскать, но куда больше сами рады, что нашли вас.
   - И, понизив голос, добавил: - Уважаемый Всеволод Борисович.
 
   Сидоров спокойно обвел взглядом Дубова и Чаликову и столь же спокойно
произнес:
 
   - Давайте пройдем в дом. А то негоже гостей принимать на улице.
 
   Изнутри избушка Сидорова выглядела еще беднее, чем снаружи. Наде и
Василию сразу бросилось в глаза, что вперемешку с нехитрым крестьянским
скарбом повсюду лежали рукописи на многих европейских языках. А в красном
углу, где в деревенских избах обычно находятся образа, висел портрет
академика Лихачева.
 
   - Присаживайтесь, господа, - пригласил Сидоров. - Извините за
беспорядок, сейчас поставлю самоварчик...
 
   - Может быть, приступим к делу? - нетерпеливо предложил Василий.
 
   - Да, конечно, - откликнулся хозяин. - Как я понял, когда вы назвали
меня Всеволодом Борисовичем, это не было простой оговоркой, не так ли?
 
   - Совершенно верно, - отчеканил Дубов. - Я с полной ответственностью
утверждаю, что вы - бывший директор Старгородского музея Всеволод
Борисович Козицкий. И не пытайтесь этого отрицать!
 
   А хозяин ничего и не отрицал - он продолжал возиться с самоваром.
 
   - Нам известно о вас гораздо больше, чем вы думаете, - продолжал Дубов.
- Если хотите, я могу рассказать в подробностях, как вы превратились из
директора Козицкого в беженца Сидорова.
 
   Сидоров по-прежнему молчал. Но заговорила Надя:
 
   - Погодите, Вася, но с чего вы взяли, что господин Сидоров - это
Козицкий?
   Ведь директор музея пропал без вести, а по официальной версии - погиб...
 
   Дубов поудобнее устроился на колченогой табуретке:
 
   - А вот послушайте. И если я в чем-то ошибусь, то прошу вас, Всеволод
Борисович, меня поправить. Когда началась Мордавско-Придурильская война,
то музейные ценности, в том числе картины Врубеля, оказались под угрозой:
они могли погибнуть при бомбежке либо просто быть распроданы.
 
   - За оружие, - вставила Надя.
 
   - За оружие и боеприпасы, - подтвердил Василий. - Но вы, Всеволод
Борисович, этого допустить никак не могли, а потому начали вентилировать
вопрос о переправке картин и всего прочего за кордон, а конкретно - в
Кислоярск. Однако обстоятельства вынудили вас форсировать события. Но
наивный маневр с целью запутать следы не дал желаемого результата - на
восточном выезде из города грузовик 33-33 МОР был остановлен отрядом
ОМОНа, вашего водителя Костю выволокли из кабины и принялись зверски
избивать...
 
   - Он погиб? - вскрикнул хозяин.
 
   - Кто, Костя? Жив и здоров, - успокоил его Василий.
 
   - Слава богу! - прошептал Козицкий. - Я до сих пор не могу себе
простить, что оставил его...
 
   - Ну, не упрекайте себя так, Всеволод Борисович, - мягко сказала Надя.
- Все равно вы бы ничем ему не помогли, а ведь вам нужно было спасать
коллекцию.
 
   - Дальнейшее представляется мне так, - продолжал Дубов. - Поскольку
Придурильские руководители не очень-то доверяли своим омоновцам, то им
просто было дано распоряжение задержать грузовик и передать спецслужбам,
без указания на характер и ценность грузов. Однако омоновцы, начав
избивать водителя, так увлеклись своим любимым занятием, что даже сразу не
заметили, как вы пересели за руль и уехали. А для "отмазки" перед
начальством их командир Мстислав составил рапорт в том смысле, что вы
оказали сопротивление и вас пришлось поставить к стенке, а грузовик сжечь.
Ну или что-то в этом роде. - Василий отхлебнул чаю из треснувшего стакана
и продолжал: - Именно то обстоятельство, что вас считали погибшим, а
грузовик уничтоженным, и позволило вам довольно долго и беспрепятственно
передвигаться по территории Придурильской республики.
 
   - В мирное время я много ездил по Старгородскому району с лекциями и
краеведческими экспедициями, - вздохнув, сказал Козицкий. - И, смею
надеяться, неплохо знаю все лесные и полевые дороги. Именно по ним я
доехал до этих мест, а ночью пересек Кислоярское шоссе. Тут, сразу за
Субботином, находятся заброшенные полигоны - раньше они были на территории
двух районов, Старгородского и Кислоярского. Но я знал, что там есть
дороги, по которым можно пересечь границу... - Директор надолго замолк.
Тогда слово вновь взял Василий:
 
   - То, что вы находитесь здесь, означает одно: переправить ценности
через кордон вы так и не смогли. Но это значит и другое: раз вы тут живете
под чужим именем, рискуя быть разоблаченным, то ценности не погибли, а
хранятся где-то поблизости. Или я не прав?
 
   - Вы совершенно правы, господин Дубов, - спокойно сказал Козицкий. -
Просто я подумал, что если вы с такой точностью воссоздали мое бегство из
Старгорода, то и найти место, где я прячу музейные ценности, для вас не
составит труда. А может, вы его уже знаете?
 
   - Ну, это уж вы преувеличиваете мои способности, - чуть смутился
Василий.
   - Я ничего доподлинно не знаю, лишь могу предполагать с большей или
меньшей долей вероятности. Что касается места... - Василий на минутку
задумался. - Скорее всего, это где-то на полигоне. Не так ли?
 
   - Да, - кратко ответил Козицкий. - Я заехал на полигон, но запутался в
многочисленных дорогах - ведь раньше я там никогда не бывал. А уже
близился вечер, да и бензин заканчивался. Нужно было что-то делать, и я не
нашел ничего лучшего, как загнать грузовик в заброшенный бункер. Но тут
вдруг начался налет. Наверно, они заметили, что по бывшему полигону что-то
движется и решили на всякий случай скинуть бомбу. Должно быть, завалило
въезд в бункер, и я оказался в кромешной тьме. Я и сейчас без содрогания
не могу вспомнить, как шарил по стенам моего склепа и всюду натыкался на
шершавый холодный камень... Но потом немного освоился и, обдирая до крови
пальцы, прорыл небольшой лаз и выбрался наружу. Ну а остальное вам, должно
быть, известно не хуже, чем мне. Я сказался беженцем по фамилии Сидоров,
поселился здесь, в Субботине, и продолжал, по мере возможностей, научную
работу. - Всеволод Борисович тяжело вздохнул. - Но теперь, как я понимаю,
ей пришел конец?
 
   - Всеволод Борисович, мы могли бы взглянуть на ваши сокровища? -
спросил Дубов.
 
   - Отчего же нет, - невесело усмехнулся директор. - Взгляните, пока
можно.
   Очень скоро они будут распроданы, а скорее всего - разворованы, я сгину
в подвалах Придурильской охранки, а вам наш президент торжественно вручит
какой-нибудь орден...
 
   - Нет-нет, Всеволод Борисович, вы нас, кажется, принимаете не за тех, -
возразила Чаликова. - По крайней мере, с Придурильской охранкой мы ничего
общего не имеем.
 
   - Знаете, я уже никому не верю, - задумчиво откликнулся директор. - Но
мне кажется, что вы явились не со злыми намерениями.
 
   - Мы явились в поисках истины! - заявил Василий.
 
   - А что есть истина? - резко обернулся к нему Козицкий. - Я веду... то
есть искусствовед-любитель Сидоров ведет обширную переписку со всем
светом, в том числе и с коллегами бывшего директора музея Козицкого. И
наверняка многие из них догадываются, что Сидоров - это и есть Козицкий,
но вида не подают, потому как понимают, что иначе... Ну да вы сами знаете.
 
   - Да, конечно, - кивнула Надя, вспомнив зверское лицо Мстислава.
 
   - Между прочим, я переписываюсь также с одним человеком, живущим в
окрестностях Калининграда, - продолжал Всеволод Борисович. - Конечно,
открыто он об этом не пишет, но из писем я понял, что он скрывает часть
Янтарной комнаты. Этот человек тоже отлично понимает, что если он откроет
истину, то все будет просто-напросто разворовано. Истина - это прекрасно,
я сам за истину, но когда она становится личной собственностью
непорядочных людей, то стоит подумать - а не придержать ли ее под спудом
до лучших времен?
 
   - Я с вами не согласен, - раздумчиво ответил Василий, - но и мешать вам
не намерен... Нет, я не вправе брать на себя роль судьи.
 
   - Вы хотели посмотреть на музейные ценности? - прервал вновь возникшее
молчание Козицкий. - Что ж, я готов их вам показать. Но дождемся ночи -
днем нас могут увидеть.
 
 
   ***
 
 
   В прохладной тьме директор карабкался по осыпающемуся склону, освещая
свой путь керосиновой лампой "летучая мышь". Он пыхтел, отдувался, но
Василий с Надей еле поспевали за ним. Всеволод Борисович знал каждый
камушек на этом склоне, и сей нелегкий путь был ему привычен. А главное -
в радость. Он шел в свой Храм. А дорога, ведущая к Храму, всегда трудна,
но радостна. И он служил своим богам внутри этого мрачного, поросшего
корявым кустарником холма. Он знал, зачем карабкается по неверному склону,
знал, зачем корпит ночами над рукописями, знал, зачем живет. И Василий мог
бы позавидовать ему, если бы сам не был столь же одержимым служителем
своей богини - Фемиды.
 
   Козицкий отвернул в сторону огромный булыжник, прикрывавший мрачный лаз.
   Согнувшись, на четвереньках, они проникли в таинственные глубины холма.
   Узкая нора, по которой они ползли, казалась бесконечной. И страх
наступал им на пятки - казалось, что холм сейчас осядет и погребет их под
собой. И никто даже не узнает, куда они исчезли.
 
   - Все это похоже на страшную фантастику, - сказал Василий, чтобы как-то
отвлечься от охватывающего ужаса. - Теперь я не удивляюсь, что возникла
легенда о похищении вашего грузовика инопланетянами.
 
   - Эту легенду придумал я, - ответил Козицкий. - На случай, если бы
кто-то случайно заметил меня на полигоне и вообще - для того, чтобы
подпустить побольше туману. Ведь люди так склонны верить подобным сказкам!
 
   И как-то внезапно лаз закончился. Василий и Надя осторожно поднялись на
ноги и стали оглядываться. В неверном свете керосиновой лампы
вырисовывались темные бетонные стены огромного помещения. Посредине стоял
покрытый толстым слоем пыли грузовик. К его заднему борту была приставлена
небольшая лесенка.
   Директор поднялся по ней, откинул брезент, и Надежда представила себе,
что это вовсе и не грузовик Зил-130, а старинный испанский галион,
груженый сокровищами исчезнувшей навсегда цивилизации. Цивилизации
далекой, как Марс, и непонятной, как ацтекские письмена. Но породившей
прекрасные творения искусства, которые уже непонятны вздорным и
измельчавшим потомкам. Те, кто должен был наследовать эти сокровища,
погрязли в стяжательстве и наживе.
   Тот, кто не имеет собственной культуры, не в состоянии понять и чужую.
И вот остался один - хранитель не сокровищ, но реликвий прошлой культуры,
тот, кто понимает, что уйдут в небытие озлобленные дикари и народится
новая цивилизация, и новые люди смогут принять в свои руки, не замаранные
чужой кровью и награбленным златом, дар великих предков, и возобновится
связь времен. Торжественная тишина повисла в темной пещере. Всеволод
Борисович как бы передал Василию и Наде часть той ответственности, которую
по велению судьбы взял на себя. Ответственность перед культурой.
Ответственность перед человечеством. И они почувствовали всю ее тяжесть.
Василий присел на последнюю ступеньку лестницы и невидящим взором
уставился в темноту. Надо было сделать выбор, такой, чтобы потом не
стыдиться самого себя всю жизнь.
 
 
 
 
 
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
 
 
   БЕСЫ
 
 
 
   Обеды в ресторанчике "Три яйца всмятку" были уже в какой-то степени
традиционными. Конечно, когда Дубов и его друзья находились в городе. И
разговоры за десертом тоже велись традиционные - о всякой небывальщине.
   Так, на этот раз господин Ерофеев потчевал сотрапезников историей о
том, как таможенники отняли у его шофера микроавтобус и укатили на нем в
Кислоярск, где он впоследствии и был найден. Публика с удовольствием
смеялась в том месте, где водитель ставил печать в документы всем желающим
и за это ему совали деньги, так что за день он заработал более тысячи
долларов. После чего ночью отправился домой на попутке. Смеялись, но не
верили. Хотя и сам господин Ерофеев не особенно в это верил.
 
   - А может, он мне и лапшу на уши повесил, - смеясь, пожимал плечами
бизнесмен, - сам где-то халтуру провернул, потом приехал в город, оставил
микрушник на другом конце Кислоярска и наплел мне целую историю. Хотя
зачем - непонятно.
 
   - Может, чтобы вы не узнали? - предположил Серапионыч.
 
   - А мне-то какое дело, - снова пожал плечами Ерофеев. - Бабки заработал
- молодец. Машину в гараж поставил, и гуляй вальсом.
 
   - Нет, ну я имел в виду, - продолжал Серапионыч, - чтобы вы не узнали
про его отлучку.
 
   - Да нет, доктор, - улыбнулся Ерофеев, - машину нашли гаишники на
Родниковой в тот же вечер, когда он должен был вернуться в город.
 
   - Тогда зачем придумывать какую-то безумную историю? - обиделся на
вруливого водителя Серапионыч. - Странно.
 
   - Вот и я говорю - странно, - обратился Ерофеев к Дубову. - А вы что
скажете, господин сыщик?
 
   Дубов задумчиво покрутил ложечкой в стакане с чаем:
 
   - Знаете ли, я как раз проезжал через эту таможню и, судя по вашему
рассказу, примерно в то же время. И таможенники были на месте и, по-моему,
никуда уезжать не собирались. Но дело не в этом.
 
   - А в чем? - нетерпеливо спросил Ерофеев.
 
   - Да в том, что эти таможенники - бывшие Кислоярские омоновцы, и сюда
им соваться - полное безумие.
 
   - Значит, соврал? - уточнил Ерофеев.
 
   - Но с другой стороны, - продолжал рассуждать Дубов, игнорируя вопрос,
- если он прибыл в город вовремя, даже пусть попутно подхалтурив, то зачем
оставлять машину где-то на улице? Да еще и с дверями настежь и с ключами в
зажигании. Ведь, если я вас правильно понял, гаишники именно из-за этого
обратили на "Латвию" внимание. Я сам водитель со стажем и такой
безалаберности никогда не допускал.
 
   - А может, он был того? - предположил Серапионыч и щелкнул себя пальцем
по горлу.
 
   - Может быть, конечно, - покачал головой Дубов, - но опытный водитель
выключает фары и запирает машину даже, как говорится, на "автопилоте".
 
   - Так, значит, не врет? - вклинился Ерофеев.
 
   - Хотя, может, он дал ее кому-нибудь покататься? - предположил Дубов.
 
   - За тысячу долларов? - усмехнулась баронесса, до этого молча поедавшая
вегетарианский салат. - Господи, ну и тему вы для разговора нашли! Василий
Николаич, расскажите нам лучше, как вы съездили в Старгород и что вы там
узнали о картинах Врубеля. Эта тайна меня куда больше занимает, нежели
шоферские фантазии.
 
   Дубов как-то неловко отхлебнул чай. Поморщился, хотя чай был неплохой -
"Липтон". И наконец изрек:
 
   - Э-э-э, - врать Великий Сыщик был не мастер, - понимаете ли, госпожа
Хелена... - Тут он снова сделал паузу и хлебнул еще чайку, видимо,
набираясь храбрости. - До Старгорода мы, собственно, не доехали. Машина
сломалась. Старый "Москвич" - это автомобиль не для дальних поездок. -
Сыщика явно "понесло". - Вкладыши коленвала сношены, а поменять их сложно.
   Сам я, по крайней мере, не умею. Хотя как-то однажды менял картер,
когда пробил на ухабах...
 
   Баронесса внимательно слушала всю эту чушь и даже деловито кивала
головой.
   Ерофеев явно не понимал, что происходит, и с удивлением поглядывал на
Дубова. Серапионыч же догадывался, что Василий что-то откопал и просто не
хочет говорить об этом баронессе.
 
   - А вы слышали, - пришел на выручку Дубову доктор, - к Земле летит
астероид и упадет в наше Кислое море?
 
   - А вот это интересно, - оживился Ерофеев, - туристы понаедут, ученые...
 
   И вопрос о картинах Врубеля, к удовольствию Дубова, сошел со сцены.
Только госпожа Хелена очень уж задумчиво жевала салат. Даже не замечая,
что это салат доктора.
 
   А когда обед был закончен и все вставали из-за стола и прощались до
следующего раза, баронесса, пожимая руку Василия, внезапно задержала ее в
своей.
 
   - Василий Николаевич, а вы не хотите заглянуть ко мне? - проникновенно
сказала она. - Посмотреть некоторые новые экспонаты.
 
   Дубов слегка опешил - баронесса редко приглашала кого-либо к себе. И
он, как бы ища поддержки, оглянулся по сторонам. Его растерянный взгляд
встретился с весело блестящими из под пенсне глазами Серапионыча. И тот
хитро подмигнул Дубову.
 
   - Ну что ж, госпожа Хелена, - решился Василий, - когда вам будет удобно?
 
   - Сейчас, - решительно сказала баронесса.
 
   - А, ну сейчас, так сейчас, - деланно равнодушно пожал плечами Дубов. -
Я уж давно мечтал ознакомиться с вашей коллекцией.
 
 
   ***
 
 
   Жилище баронессы произвело на Василия сильное впечатление. Что,
собственно, немудрено - люди с менее устойчивой нервной системой просто
падали в обморок. Именно такая беда приключилась с сантехником, пришедшим
прочистить раковину, забитую кофейной гущей. Увидев в прихожей мумию
фараона, бедолага лишился чувств. А когда пришел в себя, обнаружил, что
лежит в саркофаге, куда его заботливо перетащила госпожа Хелена. Она же
хотела как лучше - саркофаг был ее кроватью. Нет, сантехник, конечно,
прочистил раковину, но впредь зарекся ходить к госпоже Хелене в трезвом
виде.
 
   Дубов в обморок не падал, но ему все-таки потребовалось некоторое
время, чтобы освоиться. Вскоре он начал с интересом осматриваться по
сторонам, а уже через пять минут поставил под сомнение подлинность
телевизора образца тридцать девятого года. Правда, в этом великий сыщик
был посрамлен.
   Баронесса прочитала ему короткую лекцию по истории телевизионного
вещания.
   Из которой вытекало, что еще до начала второй мировой войны велись
разработки в области передачи изображения на расстоянии. Другое дело, что
широкое телевизионное вещание началось лишь после окончания войны. Так что
первые телевизоры были созданы в тридцатых годах, и это один из них.
 
   И вдруг баронесса, даже не закончив лекции, перешла к боевым действиям
- она схватила Василия за лацканы пиджака и притянула к себе.
 
   - Хватит заговаривать мене зубы! - негромко, но с чувством сказала она.
В ее глазах появился уже знакомый Дубову блеск, который означал, что
баронесса готова "слямзить" какой-нибудь бесхозный исторический экспонат.
И ее ничто не остановит.
 
   - Василий, вы меня любите? - спросила она требовательно.
 
   Василий был готов ко всему, но только не к этому. А потому ответил
первое, что пришло в голову:
 
   - Я вас уважаю, госпожа Хе...
 
   - Вы что, отвергаете мои нежные чувства? - В голосе баронессы
прозвучала угроза.
 
   - Я, знаете ли, ну... - Василий не знал, что сказать. И наконец
придумал:
   - Я предпочитаю холостую жизнь...
 
   - А я и не покушаюсь на вашу руку, - с пафосом отвечала баронесса, -
мне нужно ваше сердце!
 
   Это прозвучало несколько по-людоедски, отчего у Василия пробежал
холодок по спине. Хотя он и понимал, что госпожа Хелена просто
оговорилась. А она тем временем, отпустив один лацкан, принялась нервно
расстегивать пуговки своей кофточки.
 
   - Э-э-э, мадам, давайте не будем забегать вперед, - неуверенно
промямлил Василий.
 
   Великий Сыщик не был пуританином. И, мягко говоря, не чурался
прекрасного пола. А баронесса была достаточно интересная женщина в
расцвете лет. И все же что-то его останавливало.
 
   - Госпожа Хелена, - осторожно начал Василий, - если вас интересуют
картины Врубеля, то... - Здесь он сделал длинную паузу, а баронесса
перестала теребить пуговки.
 
   Пауза затянулась.
 
   - Ну так говорите же! - не выдержала госпожа Хелена.
 
   В глазах Дубова сверкнула озорная искорка:
 
   -...если вас интересуют картины Врубеля, то причем тут мое сердце?
 
   Баронесса поняла, что попала впросак, и стушевалась. Отпустила пиджак.
И уж совсем как-то машинально пожала плечами. Дубов не спеша направился к
дверям, она его не удерживала. Госпожа Хелена стояла будто в задумчивости
посреди своего дома-музея, словно сама превратившись в экспонат. Лишь
когда хлопнула дверь, баронесса обернулась и, криво усмехнувшись,
погрозила пальцем мумии фараона:
 
   - Говорила же я тебе: не путай любовь с наукой!
 
 
   ***
 
 
   Выйдя от баронессы, Дубов решил прогуляться пешком по городу. Немного
проветриться и поразмыслить. И как-то совершенно незаметно ноги сами
привели его на угол Матвеевской и Родниковой. То есть в то самое место,
где была найдена угнанная "Латвия". Детектив по привычке размышлял:
"Район, конечно, шебутной: хулиганы, пьяницы, мелкие спекулянты типа
"спиртик-водочка". Но никакие террористы и путчисты здесь не обитают,
такие живут в более престижных районах города. Что здесь делать наемным
бандитам? Оружием тут не торгуют, по крайней мере, приличным. Развлечься?
Так ведь и "приличные девочки" в этом районе не водятся. Что им здесь
делать? В смысле, наемникам.
   Может, действительно водитель микроавтобуса что-то приврал? Хотя все
равно непонятно - зачем?"
 
   И тут плавный ход мыслей детектива был нарушен самым бесцеремонным
образом - кто-то подошедший сзади закрыл Дубову глаза и спросил сладким
голосом:
 
   - Васенька, а ну-ка отгадай Сашульчика по голосу!
 
   - Мешковский!... - простонал Дубов.
 
   Для жителей Кислоярска этого было вполне достаточно, чтобы понять,
какая чума внезапно свалилась на детектива. Для остальных же поясним.
Александр Мешковский в свое время был видной фигурой в культурной жизни
города.
   Всяческие шоу, презентации и инсталляции не обходились без его участия.
А потом... А потом Мешковский начал пить. Злые языки поговаривали, что
проблема в его сексуальной ориентации: мол, прекратились гонения на
голубых, так они и растерялись. Это, конечно же, было не так. Просто
Сашульчик потерял веру в свой талант. Это был, так сказать, затянувшийся
творческий кризис, вроде самолета, попавшего в штопор. Когда уже не
слушаются рули и земля стремительно приближается все ближе и ближе... А
стихийным бедствием Мешковский стал благодаря своим бесконечным монологам.
И спорить с ним выпившим, а выпивши он был всегда, было бесполезно, потому
как он жутко обижался и начинал изображать из себя "уличную девку". Хотя
настоящие уличные девки сгорели бы от стыда при виде такого поведения.
 
   Так что у Дубова было два выхода, один другого краше: либо скандал,
либо выслушать порцию бессвязной болтовни и потихонечку смыться. Василий
не любил шумных и непристойных сцен, а потому предпочел второй вариант. А
Мешковский уже извергал фонтаны слов, даже не интересуясь, слушают ли его:
 
   - ...А друзья называли Чайковского любовно "чайничек". И хотя у нас
совершенно уснуло правосудие, "золотой век" поэзии уже позади. В связи с
этим, я думаю, надо признать все же, что водка лучше виски и Тихона
Хренникова. Он не умел писать письма, а я, наверное, съезжу в Австралию.
   Так, на недельку...
 
   Дубов мало обращал внимания на всю эту болтовню и лишь кивал головой
время от времени, стараясь изобразить заинтересованность.
 
   - ...Им, конечно, далеко до Генриха Манна, но зато какие смелые и
наглые. И с автоматами. Это здорово возбуждает, - продолжал изливаться
Мешковский.
   Дубов же при слове "автоматы" профессионально насторожился. - Всю ночь
мы разговаривали. А наутро их уже не было. Как жаль, как жаль, -
опечалился Мешковский и даже, похоже, решил пустить слезу, но не выжал.
Что его еще больше огорчило. - Полный стол водочки, а поговорить не с кем.
Может, вы заглянете ко мне, Василий Николаевич?
 
   - Загляну, - решительно ответил сыщик, что даже на секунду сбило
Сашульчика с толку. Но лишь на секунду. Думать он был не любитель, а жил
лишь эмоциями.
 
   - Вы мне всегда нравились, Василий, - с пафосом произнес Мешковский. -
Вы грубоваты и малопрезентабельны, но я вас понимаю. Пойдемте ко мне. Я
покажу вам письма Чайковского к Жириновскому.
 
 
   ***
 
 
   Беспорядок в квартире Мешковского был продолжением беспорядка в его
голове.
   Богемно, со вкусом и немного грязно. Василий знал Сашульчика и потому
знал, что выудить что-либо из него можно только между первыми ста граммами
и вторыми ста граммами. В этом промежутке Мешковский был более-менее
вменяем.
   А потому, как только они сели за стол и выпили по рюмке, Дубов стал
наседать на него с вопросами.
 
   - Где это вы, Сашульчик, так разжились водочкой? - как бы невзначай
поинтересовался сыщик. - Да и продуктов, я вижу, целая куча... Должно
быть, нашлись богатые спонсоры?
 
   - О, да-да, - радостно подхватил Мешковский, - такие спонсоры! Такие
симпатичненькие мужчинки! - Тут Сашульчик испуганно смолк. - Ах, ведь их
главный предупреждал, чтобы я молчал об их визитации!
 
   - Вот как? - удивился Василий. Или сделал вид, что удивился. - Странно.
   Обычно господа спонсоры не очень-то любят скромничать - наспонсорят на
полушку, а шуму... - Детектив доверительно понизил голос: - Но мне-то вы
можете все рассказать, я вас не выдам.
 
   - О да! - томно повел глазками в сторону бутылки радушный хозяин. -
Если бы вы, Васенька, были поэтом, то я сбацал бы в "Железке" вашу
репрезентацию, а в спонсоры непременно позвал тех противненьких мужчинок.
 
   - А что это за мужчинки? - Василий решил идти напролом, так как знал по
опыту, что еще минут десять - и Сашульчик совершенно перестанет быть
пригоден к деловому употреблению.
 
   - Ах, это такие мужчинки! - вздохнул Мешковский. - Я им так старался
приглянуться - и все мои усилия не вызвали в их душах ответных
поползновений. А их главненький очень заинтересовался альбомом "Обитатели
Кислоярского зоопарка", а когда я его напрямую спросил, нравлюсь ли я ему,
то он ответил, что предпочитает любить всяких зверушек и собирается наутро
отъехать в деревню, где пленэр наполнен разными козочками, коровками,
свинками, лошадками... Да вы сами поглядите!
 
   Вскочив из-за стола, Мешковский подошел к книжному шкафу и снял с полки
зоопарковский альбом, зажатый между Бхагавадгитой и перепиской Рихарда
Вагнера. Однако на соседней полке вместо книг стоял запасной графинчик,
отнюдь не пустой, и рюмочка. Сашульчик отложил альбом в сторонку, налил
себе водочки и залпом выпил. Такого поворота Дубов никак не ожидал. Он,
однако, попытался задать еще один вопрос:
 
   - А как звали их главненького?
 
   Но было поздно: Мешковский, игриво покачивая бедрами, уже следовал к
проигрывателю. И Василий понял, что ему, скорее всего, придется
довольствоваться теми скромными сведениями, что удалось извлечь из
Сашульчика в небольшом перерывчике между первой и второй.
 
   Проблески разума в красных глазах Мешковского окончательно погасли. К
тому же в комнату вплыл некий худосочный господин и плавно перетек за
стол. Его маленькие детские ручки ловко замелькали, закидывая в рот
селедку под маринадом, сливовый джем, копченый шпек и апельсин. Все это
стремительное поглощение пищи обильно запивалось водочкой, как водой. И в
полном молчании.
   Дубов в очередной раз за сегодняшний день был поражен. Мешковский же
распахнул свои любвеобильные объятия:
 
   - Све-е-етик!
 
   Но тот человечек, которого он называл Светиком, никак не реагировал на
приветствия Сашульчика. Ну разве что хрюкнул. Правда, довольно дружелюбно.
   При этом опуская яблоко в карман пиджака, а куриную ножку за пазуху.
   Мешковский попытался облобызать Светика, но тот мягко уклонился, и
хозяин попал рукой в винегрет. Светик аккуратно извлек руку Сашульчика из
тарелки, аккуратно же облизал пальцы и снова погрузился в процесс
забрасывания еды в рот и карманы. Тогда Мешковский просто поцеловал его в
макушку и перенес свое внимание на проигрыватель. А комната тем временем
наполнялась людьми, возникавшими, казалось бы, из ниоткуда. Кто-то уже
шурудил в холодильнике, деловито гремя банками. А кто-то рылся в шкафу,
выкидывая прямо на пол цветастые галстуки Мешковского. Сам же хозяин
наконец запустил добитую радиолу, и по квартире понеслись истерические
вопли Пугачевой: "...все могут короли...я так хочу, чтобы лето не...как
айсберг в океане...какой был полковник!"
 
   Дубов, стараясь не привлекать к себе внимания, двинулся к дверям, но
там он столкнулся с господином Светиком, который вальяжно выплывал вон,
нагруженный провизией, как испанский галион золотом. Сыщик деликатно
посторонился, и худосочный обжора хрюкнул ему дружелюбно. Хотя, может, это
была просто отрыжка? А Сашульчик уже танцевал, завернувшись в простыню.
"...и будешь ты летать с одним крылом..." Василий хотел сказать "до
свидания", но, здраво подумав, предпочел удалиться без прощаний. От греха
подальше...
 
 
   ***
 
 
   В кислоярском угро было людно и шумно, как на вокзале. Дубов, бросив
дежурному: "Я к Столбовому", окунулся в облака табачного дыма и
непрерывный гомон. Добрый день, привет, здрасьте - неслось со всех сторон,
но он упорно продвигался к цели. И в конце концов налетел на Столбового в
дверях его кабинета.
 
   - А, Василий Николаич, - виновато улыбнулся хозяин, - извините, спешу,
спешу.
 
   - Егор Трофимыч, - решительно преградил ему дорогу Дубов, - пару минут,
не более!
 
   Столбовой, скорбно потоптавшись на месте, развел руками - мол, что с
тобой сделаешь - и вернулся в кабинет.
 
   - В город приехала банда наемников, - с порога начал Дубов. - Они
вооружены автоматами, правда, их цели мне пока не известны.
 
   - Только чего нам не хватало, - грустно покачал головой Столбовой, - мы
и так уже на ушах стоим из-за взрыва в храме кришнаитов. Очередного. Черти
б их побрали.
 
   - Ну так, может, это их работа? - сразу навострился Дубов. - Кстати,
когда произошел взрыв, что за взрывчатка, есть ли свидетели?
 
   - Рванули примерно час назад, - уже более деловито отвечал Столбовой, -
а со свидетелями нам повезло. Что, собственно, среди бела дня и немудрено.
   Есть описания преступников, и мы в принципе знаем, кто это и на кого
они работают. Может, и те, про кого вы говорите.
 
   - Мои подопечные, - усмехнулся Дубов собственным словам, - бывшие
местные омоновцы. Я думаю, все их физиономии есть в вашей картотеке. Они
же у вас в розыске числятся.
 
   - А, омоновцы, - протянул Столбовой. - Нет, во взрыве замешаны
лимоновцы.
   Политика, чтоб ей... А омоновцы - это не по нашей части.
 
   - Как не по вашей? - опешил Дубов.
 
   - А так, - спокойно отвечал Столбовой, - это дело в прокуратуре. У
госпожи Анны Венедиктовны Кляксы. Знаешь ее? - Дубов горестно кивнул. -
Вот к ней и сходи. А нам и при желании некогда - надо со взрывниками
разбираться. Сверху трясут. Политика, чтоб ей пусто было. Выборы на носу,
и все такое. А сейчас извини, мне пора на доклад к начальству. - Столбовой
торопливо пожал руку Дубова и, как бы извиняясь, снова добавил: -
Политика...
 
 
   ***
 
 
   Анну Венедиктовну Кляксу Дубов лично не знал, но, судя по рассказам,
она не была замарана ни в одном хорошем деле. Ну и внешность и характер
вполне соответствовали ее странной фамилии. В поле зрения Василия эта
мадам попала в свое время в связи с делом беглого прокурора Рейкина,
который, переквалифицировавшись в уголовника, доставил много хлопот как
милиции, так и лично Дубову. Дружба Рейкина и Кляксы была по-фрейдистски
странной, так как беглый прокурор любил переодеваться в женские одежды и,
похоже, не только маскировки для. А Анна Венедиктовна, в свою очередь,
предпочитала мужские костюмы, курила гнусные папиросы и старалась говорить
нарочито грубым "мужественным голосом". Так что об их дружбе можно было бы
написать новомодный роман и издать его в каком-нибудь толстом
интеллигентном журнале, не чуждающемся порнографии. Но проблема лишь в
том, что Василию Дубову, человеку несколько консервативному в вопросах
любви, претили как мужчины, корчащие из себя женщин, так и женщины,
изображающие из себя мужчин. И мы разделяем его точку зрения. Так что
оставим Рейкиным и Кляксам воспевать Рейкиных и Клякс.
 
   В очередной раз за сегодняшний бесконечный день Дубову пришлось
испытать шок. Мадам Клякса гордо восседала в своем кабинете на фоне
красного знамени с серпом и молотом в белом круге.
 
   - Это из вещдоков, - проскрипела она вместо приветствия.
 
   Василию, конечно, доводилось видеть в кабинетах следователей всякие
совершенно неожиданные вещи, изъятые у преступников, но никто еще не
развешивал их аккуратно на стенке. Немного придя в себя, он быстро изложил
суть дела, так как задерживаться в таком месте и в такой компании ему
совершенно не хотелось. Притон Мешковского представлялся ему теперь просто
детской песочницей, а музей баронессы - магазином игрушек.
 
   - Кхе-кхе! - каркнула милейшая Анна Венедиктовна, не вынимая папиросы
изо рта. - Омоновцы, говорите? Ха! Сейчас мы ими займемся.
 
   Василий Николаевич вздохнул с некоторым облегчением. Но тут же
насторожился.
 
   - Извините, Анна Венедиктовна, - осторожно спросил он, - а что это вы
пишете?
 
   - Кхе-кхе, - глянула на Василия поверх очков очаровательная мадам
Клякса.
   - Повесточку товарищу Мешковскому. На ближайшую пятницу.
 
   - И все? - с совершенно глупым лицом брякнул Дубов.
 
   - Нет, почему же. Кхе-кхе, - ласково проскрежетала та в ответ. - Еще я
напишу участковому, чтобы проверил факты. А еще разошлю циркуляр по
райотделам и вытрезвителям.
 
   - И вытрезвителям? - с отчаянием в голосе отозвался Дубов.
 
   - Таков порядок, товарищ-щ-щ! - несколько повысила тон добрейшая Анна
Венедиктовна. Видимо, ей показалось, что Василий над ней насмехается. - Мы
здесь работаем, а не в бирюльки играем! А за донесение фактов вам спасибо.
 
   Дубов машинально откланялся и вышел из кабинета мадам Кляксы, как мумия
безымянного фараона из коллекции госпожи Хелены. В забегаловке напротив
прокуратуры он опрокинул рюмку коньяка и закусил ее долькой лимона. Только
тогда к нему начало возвращаться ощущение, что он находится в реальном
мире, а не в каком-то бредовом сне.
 
   - Все! Все к дьяволу! - прошептал он.
 
   - А что, вы тоже сатанист? - с дружеской улыбочкой осведомился бармен.
 
   Озираясь, как затравленный зверь, Дубов выскочил на улицу, прыгнул в
свой "Москвич" и рванул с места, так что покрышки завизжали. Абсолютно на
автопилоте он несся в сторону дачного поселка "Жаворонки". Но по дороге
его остановили гаишники за превышение скорости и в качестве наказания
заставили выпить с ними на брудершафт. Василия это уже совершенно не
удивило. Его приученный к четкой логике мозг решил взять тайм-аут.
 
   - Мне надо отдохнуть, - бормотал Дубов, как кришнаит мантру, подъезжая
к скромной даче писательницы Заплатиной.
 
 
   ***
 
 
   Василий Дубов, бледный, как полотно, сидел в шезлонге, в который его
заботливо усадила хозяйка. Великого Сыщика рвало в течении получаса после
того, как он добрался до дачи Ольги Ильиничны Заплатиной. Зато теперь ему
полегчало. Доктор Серапионыч заботливо готовил для него травяной чай, при
этом роняя время от времени пенсне в чашку.
 
   - А у нас тут, Василий Николаич, - говорил он, стряхивая пенсне, как
градусник, - свой небольшой детективчик приключился.
 
   - Да? - вяло отозвался Дубов.
 
   - Из нас сыщики, как из мармелада пуля, - с досадой пробасил майор. -
Вот если бы вы были здесь...
 
   - Ну, не скажите, Александр Иваныч! - обиделся доктор.
 
   - Серапионыч, я вас, конечно, уважаю, - набычился Селезень, - но,
по-моему, мы все прошляпили.
 
   - Нет, сударь, - встал в позу доктор, - мы действовали правильно. А то,
что они удрали, не наша вина.
 
   - Извините, господа, что я вас прерываю, - подал слабый голос из
шезлонга Дубов, - но не могли бы вы мне объяснить, что, собственно,
произошло.
 
   - Вот, доктор, и объясните все Василию Николаичу, - усмехнулся
Селезень, - хотя с выводами я все равно не согласен.
 
   - А я и не делал никаких выводов, - обиделся Серапионыч.
 
   - А я заранее с ними не согласен, - упрямо повторил майор.
 
   Дубов застонал - негромко, но с чувством. Доктор с майором рванули к
шезлонгу.
 
   - Василий, вам плохо? - проникновенно басил майор.
 
   - Василий, вам нехорошо? - осведомлялся доктор.
 
   - Спасибо, уже лучше, - махнул рукой Дубов, - но, может быть, вы
все-таки объясните мне?..
 
   - Да-да, конечно, - засуетился доктор. - Извините нас, ради бога. - И,
покосившись на майора, продолжал: - Просто сегодня Александр Иваныч
подошел ко мне и сказал, что видел в нашем поселке бывшего омоновца
Мыльника.
 
   - Я сказал, что мне показалось, что я его видел, - поправил доктора
Селезень.
 
   - Но ведь так оно и оказалось! - парировал Серапионыч.
 
   Дубов снова застонал, и, как бы упреждая вопросы о самочувствии,
добавил:
 
   - Нет, нет, уже легче.
 
   - Да, ну так вот, - продолжал доктор, - я сопоставил это с сегодняшним
рассказом Ерофеева, и мы с Александром Иванычем решили в этом деле
разобраться. Нашли ту дачу, где он видел этого бандита, но на ней уже
никого не было.
 
   - Упустили! - горестно махнул рукой Селезень.
 
   - Хозяин исчез вместе с какой-то подозрительной компанией, - продолжал
доктор, - в которой был и Мыльник. Правда, Яшка Кульков, обитающий на той
же улице, сказал нам, что позже хозяин вернулся и ушел с какой-то женщиной
в черном платье. Но Яше, как известно, всюду, гм, прекрасный пол мерещится.
 
   - Ох, не засоряли бы вы голову всякими глупостями недужному человеку, -
попыталась вмешаться хозяйка. Но Дубов остановил ее жестом руки.
 
   - Когда это произошло? - уже более осознанно спросил он.
 
   - Вчера днем я видел Мыльника, - отвечал за доктора Селезень, - но
сначала решил, что мне показалось, и подумал: бред. А сегодня вот
поделился с Серапионычем. И мы пошли на ту улицу, но нам тамошние
обитатели сказали, что хозяин со вчерашнего вечера на дачу не возвращался.
Может, в город уехал с какой-то темной компанией. У него, кстати, вообще
там всякие странные личности последнее время крутились. А на той улице как
раз Феликс Алин живет. Ну, этот рифмоплет, который под Маяковского
прикидывается. Вот мы к нему и завернули оглобли.
 
   - Да, - скорбно покачал головой Серапионыч, - и нам даже пришлось
выслушать поэму о советском паспорте. А что поделаешь? Нам же надо было
выведать у этого пролетарского поэта, что он видел. И, как оказалось, таки
видел он немало.
 
   - Графоман - находка для шпиона! - выдал очередной афоризм майор. - У
меня аж брюхо свело от его стишков, но я стойко улыбался и только головой
кивал. А доктор, ну молодец, так он даже что-то такое загнул о нобелевской
премии по литературе. Ну, тут Феликс и размяк.
 
   - Увы, - хитро сверкнул пенсне доктор, - пришлось немного приврать.
 
   - Немного! - хохотнул Селезень.
 
   - Ну, самую малость, - улыбнулся доктор, - зато Феликс рассказал нам,
по секрету, разумеется, что действительно видел у своего соседа и
Мыльника, и других, как он выразился, "героев сопротивления". Только ему
непонятно было, что у них общего с этим жмотом и куркулем Виссарионом. А
тот, судя по слухам, за деньги готов хоть к черту в пасть полезть.
 
   - Но поэма-то была дерьмовая! - неожиданно брякнул майор.
 
   - Погодите, но куда же все исчезли? - спросил еще слабым голосом Дубов.
 
   - Сие нам не ведомо, - развел руками доктор.
 
   - Ну, я же и говорил - мы все провалили, - рубанул майор, - пинкертоны
неумытые.
 
   - Как же так, батенька, - снова взвился доктор, - мы все анализы
собрали.
   Тьфу ты, я хотел сказать - информацию. И вообще...
 
   Дубов снова застонал:
 
   - Господа, успокойтесь! Все было правильно, и мне лично теперь все
понятно.
 
   - Что вам понятно? - удивился доктор. - Объясните и нам, Василий
Николаич.
 
   - О нет, только не сегодня, - взмолился детектив. - Давайте как-нибудь
потом. Слишком уж день сегодня был сумасшедший. Хотя это, пожалуй, еще
мягко сказано. Наемники, мумии, танцы в простынях, Клякса с папироской,
пьяные гаишники. Я немного устал от всего этого.
 
   Серапионыч с Селезнем понимающе переглянулись.
 
   - Конечно, Васенька, отдыхайте, - заботливо пробормотал доктор.
 
   - А то крыша отъедет - не поймаешь, - сочувственно пробасил майор. -
Сейчас вам Владлен Серапионыч еще чайку даст. Только вот сахар очками
разболтает...
 
 
 
 
                               ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ.
 
 
                              ЗОЛОТАЯ ЛЯГУШКА
 
 
 
   Дама В Черном шла по еле приметной в лунном свете тропинке. Время от
времени она презрительно фыркала и подбирала длинные юбки. Ей явно не
нравились ни болота, ни ночные прогулки по ним. Ее проводник низко
кланялся и говорил с почтительностью:
 
   - Ступайте сюда, Ваша Светлость, - и заискивающе поглядывал на Даму, но
ее лицо было скрыто вуалью. Хотя нетрудно было догадаться о том, что оно
дышало презрением и брезгливостью. В ряске оглушительно вопили лягушки.
 
   - Как они противно квакают! - с омерзением произнесла Дама.
 
   - Время их подошло, вот они и квакают, - почтительно отвечал проводник.
- Да и кто им запретит?
 
   - Молчать! - топнула ножкой Дама. И лягушачий хор стих в тот же миг.
   Навалившаяся тишина была такой густой, что зазвенело в ушах. Проводник
удивленно потряс головой.
 
   - Нечего башкой трясти, остолоп! - грубо прикрикнула на него Дама. -
Ступай побыстрей, я не собираюсь ночевать здесь, возле этого поганого
городища в компании жаб.
 
   За этими разговорами Дама и ее проводник вышли на узкую колдобистую
дорогу, где стояла карета, запряженная тройкой черных коней. Кони
нетерпеливо били копытами, грызли удила и косили злым глазом на
безмолвного кучера.
 
   Проводник угодливо склонился перед Дамой В Черном:
 
   - Ваша Светлость, я свое дело сделал, не угодно ли будет со мной
расплатиться?
 
   - Ну что ж, сейчас ты получишь свою плату, Виссарион, - с ехидным
смешком отвечала Дама. В неверном свете ущербной луны блеснул кинжал,
непонятно откуда появившийся в руке Дамы, и ее проводник с глухим стоном
упал на дорогу прямо под копыта коней. Придержав юбки, Дама презрительно
столкнула бездыханное тело изящным башмачком, и болото с горестным вздохом
поглотило труп.
 
   - Ступай на прокорм пиявкам, - процедила Дама, отряхивая подол и, уже
садясь в карету, бросила кучеру: - Трогай!
 
 
 
 
   ГЛАВА ПЕРВАЯ
 
 
   ВОСКРЕСНЫЕ ПОСИДЕЛКИ
 
 
 
   Со времени путешествия в Царь-Город и в Белую Пущу прошло около двух
недель, и эти события, в силу их невероятности, с каждым днем все более
казались их участникам чем-то вроде удивительного сновидения.
 
   Новые расследования занимали пытливый ум частного детектива Василия
Дубова, и в очередное воскресенье, чтобы немного отдохнуть от дел, он
прибыл в дачный поселок "Жаворонки", где вновь остановился у писательницы
Ольги Ильиничны Заплатиной. А уже оттуда предпринял пешеходную прогулку до
близлежащей деревни Заболотье.
 
 
   ***
 
 
   Известнейший Кислоярский врач Владлен Серапионыч частенько любил
повторять, что за едой следует говорить о чем-то приятном - об искусстве,
о дружбе и любви, но никак не о делах. И сам же частенько нарушал это
правило.
 
   Ирландский паб "Pokrow's Gate", интерьер коего был обильно украшен
допотопного вида "зингерами", "ундервудами", "феликсами" и прочим милым
сердцу старьем, представлял собою главный и чуть ли не единственный очаг
цивилизации в Заболотье - это если не считать старинной родовой усадьбы
Покровские Ворота, собственно и давшей название пабу. Когда-то в этой
усадьбе, находящейся неподалеку от Заболотья, проживали бароны Покровские,
в годы советской власти там располагалось правление местного колхоза, а
после ликвидации колхозной системы Покровские Ворота вернули наследнику
баронов Покровских, известному кислоярскому поэту и переводчику Ивану
Покровскому, которого местные жители за весьма своеобразные нравы
почему-то прозвали Иваном-царевичем.
 
   Несмотря на ленчево-обеденное время, в зале было весьма малолюдно: в
дальнем углу, лицом к стене, сидел какой-то гражданин в широкополой шляпе,
а недалеко от буфетной стойки, за уютным деревянным столиком, предавались
скромной трапезе частный детектив Василий Дубов и доктор Владлен
Серапионыч.
   При этом они безбожно нарушали докторское правило, то есть беседовали
именно о делах.
 
   - Нет, ну народ здесь, в Заболотье, хороший, - говорил Василий
Николаевич, неспеша прихлебывая фирменный овощной суп "Ельцин в Дублине",
- только вот пьют, собаки, как... как собаки! И от этого вечно всякие
происшествия. Вот я, когда сюда шел, встретил местного тракториста
Савельича - уже на бровях!
   Ну ладно, выпил, так сидел бы дома, а он на трактор полез. Не удивлюсь,
ежели грабабахнется вместе с трактором - и сам побьется, и машину угробит.
   А ведь прекрасный человек!
 
   - Да, алкоголь - это настоящий бич человечества, - сочувственно закивал
доктор Серапионыч и привычным жестом полез во внутренний карман сюртука,
где у него всегда хранилась скляночка с какой-то жидкостью, от одного
запаха которой здоровенные люди порой валились чуть не замертво. Доктор же
как ни в чем не бывало вылил около трети содержимого к себе в фирменное
харчо "Кот и луна", старательно размешал и отправил в рот полную ложку. -
Эх, знатное харчецо!.. Жаль только, компания наша поредела: Наденька в
Петербурге, майор засел на даче и запойно штудирует Псалтырь, а баронесса
укатила на научную конференцию.
 
   - В Старгород, - усмехнулся Дубов.
 
   - Да, я тоже так подумал, - кивнул Серапионыч. - Кстати, Василий
Николаич, - обратился доктор к своему сотрапезнику, - а вы здесь по делам,
или как?
 
   - Или как, - отозвался Василий, оторвавшись от фирменного компота
"Трилистник" (в пабе все блюда именовались фирменными). Впрочем, и одежда
детектива - цветастые "бермуды" и такая же майка - говорили о том, что
здесь он действительно на отдыхе. - Надо же иногда, знаете, оторваться от
дел, съездить на природу...
 
   - А дела у вас, конечно же, первеющей важности, - заметил доктор. - Не
скупитесь, Васенька, поделитесь сокровенным!
 
   - Ну, отчего же не поделиться, - охотно сказал Дубов, - тем более, что
именно от своих друзей я часто получаю советы и сведения, которые помогают
мне установить истину. Но это строго конфиденциально - то, чем я сейчас
занимаюсь, пока что под большим секретом. Ну да вы, Владлен Серапионыч, не
из болтливых...
 
   Подождав, когда от столика отошел официант, забравший пустые тарелки и
принесший два стакана чая, Дубов приступил к повествованию:
 
   - Этим делом меня в неофициальном порядке попросили заняться наши
правоохранительные органы. Дело в том, что в Кислоярске появлялись всякие
темные личности - бывшие спецназовцы, члены самых разнообразных
экстремистских группировок и просто бандиты, причем многие из них ранее
числились убитыми или пропавшими без вести. Короче, "солдаты удачи", а
точнее - "псы войны". Ну, собственно, кое-что вам и так уже известно. Я
имею в виду тот случай, когда вы с майором Селезнем чуть не поймали одну
такую теплую компанию. Которая испарилась вместе с куркулем Виссарионом.
Так вот, нашу милицию очень интересует, куда они все поиспарились. Может,
легли на дно и ждут условного сигнала? А потом устроят эдакий небольшой
веселенький переворот.
 
   - Да, ну и дела, - задумчиво протянул Серапионыч, привычным жестом
подливая в чай из скляночки. А Дубов продолжал:
 
   - Хотя нет, один из них все же "засветился". Знаете, как говорят:
"Узнаете каждого по делам его". Тот самый Мстислав Мыльник, которого
опознал майор, в прошлом один из главарей Кислоярского, а затем
Придурильского ОМОНа. На сей раз никто его не видел, иначе бы тут же
арестовали, но его присутствие в городе выдали именно дела.
 
   - И что за дела? - заинтересовался Серапионыч.
 
   - Дела, скажем так, не совсем красивые, - немного замялся Дубов. - Все
мы любим животных, так сказать, братьев наших меньших, но Мстислав делает
это очень уж грубо и прямолинейно.
 
   - Как и положено психопатической личности, - вставил Серапионыч.
 
   - На сей раз жертвами его садистских наклонностей стали две овчарки,
один водолаз и горная овца из зоопарка, - сообщил Василий. - А насчет
зацепок я вот что скажу - с Мстиславом и его головорезами в Придурильской
Республике сталкивался, в самом прямом смысле, майор Селезень, так что я
приехал в "Жаворонки" заодно еще и проконсультироваться с ним...
 
   Однако закончить мысль Великому Детективу не удалось, так как в паб
вбежали несколько человек в возбужденных чувствах.
 
   - Доктор, скорее! - кричали они. - Такое несчастье!
 
   - Ну что там еще случилось? - Серапионыч неспеша отставил в сторону
недопитый чай. - Опять тяжелая алкогольная интоксикация?
 
   - Савельич с трактором в канаву гигнулся! - одним духом выпалила бойкая
старушка, возглавлявшая делегацию.
 
   - Ну, так бы сразу и сказали, - спокойно поднялся из-за стола доктор. -
Ладно, пойдем глянем, в чем дело. Ну там насчет медицинской помощи, или
вскрытия...
 
 
   ***
 
 
   Едва доктор в сопровождении сельчан покинул паб, человек в шляпе встал
из-за своего дальнего столика и направился к Дубову. Его внешность
показалась детективу знакомой, а когда тот приблизился, стало ясно, что
это ни кто иной как Царь-Городский реформатор господин Рыжий. Правда, в
шляпе, босоножках и мешковатом сером костюме он выглядел далеко не столь
импозантно, как в шубе с царского плеча.
 
   Стараясь ничем не показать удивления, Василий отодвинул в сторону
посуду и жестом пригласил Рыжего за столик.
 
   - Василий Николаич, я прибыл сюда по очень важному делу, - без
предисловий и прочих царь-городских церемоний начал Рыжий, - и, несмотря
на произошедшие между нами недоразумения, вынужден вновь обратиться к вам
за помощью просто потому, что другого выхода не вижу.
 
   - М-да, - протянул Дубов, - у меня есть правило - помогать даже тем
людям, которые мне лично не нравятся.
 
   - Ну что ж, - криво усмехнулся Рыжий, - мои дела, как и мои идеи,
многим не нравятся.
 
   - Ваши идеи, - спокойно отвечал Василий, - это ваше личное дело. Мне же
не нравятся ваши методы. Более того, мне кажется, вы считаете, что цель
оправдывает средства.
 
   - Да, я действительно так считаю, - снова усмехнулся Рыжий. - Хотя,
конечно, с некоторыми оговорками...
 
   - А я считаю, - резко прервал его Дубов, - что это аморально!
 
   Рыжий смутился и уставился в окно. Над столом повисла неловкая пауза.
 
   - Так вы мне поможете? - в конце концов спросил Рыжий.
 
   - Да, я, конечно, постараюсь помочь, - уже успокоившись, отвечал Дубов,
- хотя ничего конкретного обещать не могу. Кстати, господин Рыжий, как это
вам удалось сюда попасть? Ведь ваши мудрецы утверждают, что это можно
сделать только в полнолуние.
 
   - Мудрецы немного ошиблись в расчетах, - не моргнув глазом, ответил
Рыжий. - Оказывается, пропускная способность городища несколько шире:
   путешествовать можно ежедневно, вернее - еженощно, от заката до
рассвета.
 
   - А, ну понятно, - кивнул Василий. - И что за необходимость заставила
вас вновь обратиться ко мне?
 
   - Непосредственная опасность, грозящая Кислоярскому царству не только
потерей государственной независимости, но и, боюсь, просто физическим
уничтожением.
 
   - Ну, это уж вы, пожалуй, преувеличиваете, - заметил Дубов, но, мельком
взглянув на Рыжего, понял, что тот говорит на полном серьезе. - Что ж,
тогда изложите ситуацию.
 
   - Вот это уже деловой разговор, - с удовлетворением откликнулся Рыжий.
- Суть дела такова. Князь Григорий, как вам, вероятно, известно, остался в
живых и теперь перешел от угроз к самым недвусмысленным действиям - он
сконцентрировал чуть ли не все свои регулярные войска на нашей границе,
вблизи от деревни Каменка, и в любой момент может ввести их на нашу
территорию. В столице началось брожение, многие бояре уже чуть ли не в
открытую ждут князя Григория, чтобы вручить ему ключи от Царь-Города.
   Единственный, кто мог бы хоть сколько-то консолидировать народ перед
лицом столь грозной опасности - это наш царь Дормидонт Петрович, но он,
едва узнав о происходящем, тут же впал в новый запой, и даже наши лучшие
лекари и знахари не в силах привести его в более-менее нормальное
состояние. Хотя для него, скорее, нормальным состоянием является именно
запой. Кроме того, что-то совершенно непонятное, но угрожающее происходит
в Новой Мангазее...
 
   - Это город, который когда-то давно присоединил царь Степан? -
припомнил Дубов.
 
   - Совершенно верно. Мои люди сообщили, что там затевается
антигосударственный заговор, хотя кто его готовит и в чем его сущность,
пока не ясно. В общем, нужна ваша помощь.
 
   - Ну что ж, раз нужна - значит, окажем. - Василий деловито раскрыл свой
неразлучный блокнот. - Стало быть, отечество в опасности - раз. Государь в
запое - два. Наконец, заговор в Новой Мангазее - три. Ах да, еще убийство
князя Владимира, которое я так и не раскрыл. Насчет первого пункта
поговорим с майором Селезнем - уверен, что он не откажется поехать с нами
в Царь-Город и помочь с организацией народного ополчения. Вот с Мангазеей
посложнее - можно было бы попросить заняться ею госпожу Чаликову или
баронессу фон Ачкасофф, но увы - баронесса в настоящее время находится,
гм, в научной командировке, а Надя поехала в Москву и в Петербург, и хоть
должна не сегодня-завтра прибыть в Кислоярск, но ждать ее не стоит, ведь
дело, как я понимаю, самое неотложное. - Говоря это, Дубов с особым
нажимом произнес слово "Петербург", но Рыжий и бровью не повел: очевидно,
бывшему студенту Толе Веревкину более привычным было слово "Ленинград" -
название города, вблизи которого он двадцать с чем-то лет назад "утонул" в
Финском заливе. - Ну что ж, Мангазеей придется заняться мне самому, -
продолжал детектив, - а уж что касается исцеления Дормидонта Петровича от
пьянства...
 
   Дубов не договорил, так как в паб вернулся Серапионыч. Кивнув Рыжему,
как будто тот был его давним знакомым, доктор присел за столик.
 
   - Владлен Серапионыч, - тут же обратился к нему Дубов, - умеете ли вы
выводить людей из длительного запоя?
 
   - Ну, вообще-то умею, - откликнулся доктор, привычно подливая в
остывший чай из скляночки. И, пристально глянув на Рыжего, добавил: - А
вы, милейший, не особливо похожи на запойного...
 
   - Нет-нет, - смутился Рыжий, - речь не обо мне.
 
   - Доктор, согласны ли вы отправиться в параллельную действительность и
излечить от пьянства царя Дормидонта? - тут же взял быка за рога Василий.
   Даже Рыжий от такой стремительности слегка опешил. Серапионыч же почти
не удивился:
 
   - Я, правда, не совсем понял, о чем речь, но раз уж вы, Василий
Николаич, предлагаете, то я со всем моим удовольствием.
 
   - Вот и чудесненько, - в предвкушении головокружительного расследования
потер руки Василий. - Тогда не будем терять времени. До заката еще далеко,
собраться мы успеем. Я скажу Александру Иванычу, чтобы заводил свой
"Джип"...
 
   - Нет-нет, "Джипа" не надо, - перебил заметно повеселевший Рыжий, - за
городищем нас будет ждать карета.
 
   - Прекрасно, - обрадовался Дубов, - тогда я иду к майору, а вы,
господин Рыжий, введите доктора в курс дела. Встретимся ближе к вечеру на
городище.
 
 
   ***
 
 
   Говоря об умении выводить людей из запоя, доктор отнюдь не кривил душой
- он уже имел некоторую практику в этой области. Одна весьма поучительная
история из этой практики произошла лет десять назад.
 
   Шло обычное ночное дежурство в морге. Владлен Серапионыч, крайне
щепетильный в отношении порядка на рабочем месте, к полуночи перемыл все
пробирки и инструменты и уже заваривал чаек, когда в покойницкой раздался
жуткий вопль.
   Серапионыч любовно обернул чайничек полотенцем и пошел посмотреть -
кому это из усопших там неймется. На одном из столов сидел мужик, зябко
кутаясь в застиранную простыню. Он поводил по сторонам безумным взглядом и
бормотал что-то себе под нос.
 
   - В чем дело? - участливо осведомился Серапионыч.
 
   - Г-г-где я? - спросил мужик.
 
   - В морге, батенька, в морге, - улыбнулся доктор. - Как вас, кстати,
зовут?
 
   - Георгий, - ошеломленно проговорил мужик. - А что?
 
   - Да понимаете ли, друг мой Георгий, - протирая платочком пенсне,
отвечал Серапионыч, - вы у нас числитесь как "безымянный труп мужского
пола". А это непорядок. Теперь же я с чистым сердцем напишу на вашей
бирке: "труп товарища Георгия".
 
   Товарищ Георгий затравленно посмотрел на картонную бирку, привязанную к
большому пальцу левой ноги.
 
   - Но я же не труп? - неуверенно проговорил он.
 
   - Труп, труп, - заулыбался Серапионыч. - Поверьте моему опыту, голубчик:
   вы самый что ни на есть первостатейный труп. - Серапионыч подсел к
Георгию на стол. - Я, знаете ли, уже столько покойничков повидал на своем
веку. И такие презабавные мне попадались.
 
   - Но я ж вроде... - пробормотал Георгий.
 
   - Ну, в конце концов, если хотите, - развел руками доктор, - я могу вам
заключение о смерти показать. Но это, конечно, все бумажки. Неужели вы,
батенька, сами-то не помните, как вы умерли?
 
   - Не-а, - помотал головой мужик.
 
   - Ну как же так, - всплеснул руками Серапионыч, - ведь такое событие
лишь раз в жизни бывает. И не запомнить...
 
   - Да я только припоминаю, - неуверенно проговорил Георгий, - с Гриней
мы пили возле "трубы"...
 
   - Что пили? - деловито осведомился доктор.
 
   - "Рояль".
 
   - Значит, плохо очищенный спирт с высоким содержанием ацетона и эфира.
- Серапионыч печально развел руками. - Вы, товарищ Георгий, умерли
вследствие отравления. Увы.
 
   - Но я помню, что мы еще с Гриней подрались.
 
   - А, ну это кардинально меняет дело, - поправил пенсне доктор. - Стало
быть, вы скончались от травм. Правда, на фоне обширного отравления.
 
   - А еще я припоминаю, доктор, что потом заснул под забором...
 
   - Ах, даже так, - покачал головой Серапионыч, - а ночью были заморозки.
   Значит, вы умерли от общего переохлаждения организма. На фоне побоев и
отравления. Так что немудрено...
 
   Товарищ Георгий внезапно схватился за голову, украшенную синяками, и
завыл, как волк, попавший в капкан.
 
   - Значит, я околел, - подвывал он, - как пес под забором. Побитый и
никому не нужный. Просрал я свою жизнь, ой, просрал.
 
   - Ну что ж тут поделаешь, - Серапионыч участливо поправил простынку на
Георгии, - как жил, так, значится, и помер.
 
   А покойник зарыдал. По его небритому лицу катились крупные слезы,
размывая грязь. Однако сразу после этого происшествия Георгий бросил пить,
и его жизнь резко изменилась. Сейчас он - крупный бизнесмен, отец
семейства и спонсор молодежного театра. И до сих пор он с благодарностью
вспоминает доктора Серапионыча с его сеансом "антиалкогольной
психотерапии", вернувшей его к жизни в самом прямом смысле.
 
 
   ***
 
 
   Рыжий, Дубов, Селезень и Серапионыч сидели в одной из археологических
ям Горохового городища и, наблюдая, как солнце торжественно плюхается в
болото, вели неспешную беседу. Майор при этом старательно разбирал и
прочищал детали пулемета "Дегтярев", который решил взять с собой в
огромном саквояже. О том, что он вез в не менее солидном рюкзаке, можно
было только догадываться.
   Серапионыч прихватил с собой лишь чемоданчик с лекарствами и самым
необходимым медицинским инструментом, а Василий был и вовсе налегке: свой
основной багаж, то есть следственный опыт и дедуктивный метод, он держал
под черепной коробкой, а вспомогательный, то есть некоторые сведения
текущего и справочного характера - в блокноте.
 
   Используя вынужденный простой, Рыжий знакомил своих собеседников со
сложной ситуацией, сложившейся в Кислоярском царстве:
 
   - Положение усугубляется еще и тем, что мы не знаем, какие средства мог
взять на вооружение князь Григорий. И если они действительно безграничны,
как полагают некоторые наши военные эксперты, то я просто не представляю,
что теперь делать...
 
   - Не надо паники, - хладнокровно отвечал майор Селезень. - Главное -
уверенность в своих силах. А то утром проснешься, а голова в тумбочке. -
При этих словах майор захохотал так, что с низенького куста, росшего между
камней, сорвалась стайка каких-то мелких пташек. - Для начала совершу
инспекционную поездку на границу, - как ни в чем не бывало продолжал
Селезень, - а уже тогда решим, что делать: героически сопротивляться или
сдаваться на милость победителя. Но лично я считаю, что сопротивляться
надобно в любом случае...
 
   Почувствовав, что майор всерьез собирается излагать собственную военную
доктрину, Дубов поспешно спросил:
 
   - Господин Рыжий, а как насчет этой, как ее, Новой Мангазеи? Что там
вообще происходит?
 
   Рыжий поудобнее устроился на доисторическом булыжнике:
 
   - Ситуация там во многом определяется почти двухвековой историей
взаимоотношений Мангазеи и Царь-Города. Если вкратце, то Новая Мангазея
занимает особое положение в Кислоярском царстве, имея довольно широкую
автономию. Мангазейцы платят в центральную казну некоторую весьма солидную
сумму в деньгах и товарах, а мы держим там свой воинский контингент,
призванный охранять Мангазею от возможных захватчиков.
 
   - А что, имеются желающие? - заинтересовался майор Селезень.
 
   - Еще бы! - невесело ответил Рыжий. - Новая Мангазея - это настоящий
лакомый кусочек.
 
   - То есть это не просто один из городов вашего Кислоярского царства? -
задумчиво спросил Серапионыч.
 
   - В том-то и дело, - подхватил Рыжий. - Новая Мангазея находится на
стыке нескольких крупных торговых путей - достаточно назвать "шелковый" и
"из варяг в греки". Там перегружают товары с караванов на суда, плывущие
по реке Венде, и наоборот. Естественно, Мангазея, или Вендополь, как ее
назвали греческие купцы - это крупнейший центр торговли, ремесел, там даже
кое-какая промышленность развивается. Так что вы понимаете, господа, что
на такой город всегда желающие найдутся.
 
   - Князь Григорий?! - догадался Дубов. Рыжий кивнул:
 
   - Совершенно точно. У меня даже создается впечатление, что эту авантюру
с женитьбой на царевне, ультиматумами и всем прочим он затеял прежде всего
затем, чтобы завладеть Мангазеей. И это не просто догадки - с недавних пор
в городе появились подметные письма якобы от имени князя Григория, где он
обещает в случае объединения его княжества с Кислоярским царством даровать
Новой Мангазее положение вольного города, которого около двухсот лет назад
ее лишил царь Степан. И многие верят! - Рыжий немного помолчал, глядя, как
солнце медленно опускается за горизонт. - Но вас, Василий Николаич,
конечно же, более заинтересует другое событие - а именно убийство воеводы
Афанасия, который возглавлял нашу военную дружину в Новой Мангазее.
 
   - Убийство?! - чуть не вскочил детектив. - Но при каких обстоятельствах?
 
   - Увы, об этом я ничего толком не знаю. Кажется, его закололи кинжалом
в собственном доме. Ну, то есть, в воеводничьем тереме.
 
   - Стало быть, почерк иной, чем в случае с князем Владимиром, - отметил
Василий.
 
   - Подробности вы узнаете от Пал Палыча, - пообещал Рыжий. - Но главное,
причины! Никто не может понять, кому и зачем потребовалось убрать Афанасия
- он ведь вроде бы честно выполнял свои воинские обязанности, в дела
мангазейцев не вмешивался...
 
   - Выясним, - оптимистично заявил Василий. И со знанием дела добавил: -
Подобные убийства просто так не случаются.
 
   - Ну и еще третье, - продолжал Рыжий. - Тут уже загадка скорее
монетарного характера... Ага, солнышко уже зашло, - перебил он сам себя. И
действительно, над поверхностью болот виднелся лишь верхний край солнца, и
прямая золотистая дорожка вела от него прямо к подножию холма.
 
   - Ну, пойдем с богом помолясь, - пробасил майор, тяжело вставая и
взваливая на плечи здоровенный рюкзак.
 
   - Бог в помощь, - поднялся и Серапионыч.
 
   - Если сам себе не поможешь, то и бог не поможет, - возразил Дубов,
вставая следом за ними.
 
 
   ***
 
 
   - Да, так вот насчет монетарной загадки, - как ни в чем не бывало
продолжал Рыжий, пока они спускались вниз по склону холма. - До недавнего
времени Мангазея расплачивалась с Царь-Городом в основном золотыми
монетами, часто заморскими, это не считая натуральных продуктов. А
последнее время оттуда стали поступать все больше отечественные деньги,
медь и мелкое серебро. Нет, ну есть, конечно, и заморские золотые, но в
них повысился процент фальшивости.
 
   - Занятно, - хмыкнул Дубов и что-то черкнул к себе в блокнот.
 
   - И более того, - продолжал Рыжий, - до меня доходят смутные сведения,
что наиболее ценные монеты и даже изделия из драгметаллов в Мангазее
просто изымаются из оборота и куда-то исчезают, как будто проваливаются в
бездонную бочку. На текущей экономике это пока что никак не сказывается,
но если данная тенденция продолжится, то это придаст дополнительный стимул
к ликвидации Кислоярской государственности.
 
   Серапионыч, слушая разглагольствования Рыжего, только дивился его
образованности - в отличие от Дубова и Селезня, доктор еще не знал о
происхождении царь-городского монетариста.
 
   - Извините, господин Рыжий, но я не специалист в финансовых делах, -
заметил Василий, - и едва ли смогу выяснить, куда уплывают деньги. Это,
знаете, посложнее, чем расследовать какое-нибудь убийство.
 
   - Ну, кое-что выяснить вы сможете, - возразил Рыжий. - В этом вам
поможет наш колдун Чумичка.
 
   - А кстати, как там Чумичка? - подхватил майор. - Хороший мужик, я его
уважаю.
 
   - Сейчас вы с ним встретитесь, - ответил Рыжий. - Глядите туда.
 
   И действительно, за разговорами они спустились с холма и дошли до узкой
лесной дороги. Там стояла карета Рыжего, а на месте возницы восседал
Чумичка.
 
 
 
 
   ГЛАВА ВТОРАЯ
 
 
   ПОНЕДЕЛЬНИК - ДЕНЬ ТЯЖЕЛЫЙ
 
 
 
   Василий Дубов проснулся от монотонной тряски и поначалу не мог
сообразить, где он находится.
 
   Прошлая ночь вся прошла в делах - сначала добирались от Горохового
городища до Царь-Города, затем Василий входил в курс дел, давал последние
напутствия майору Селезню и доктору Владлену Серапионычу, сам принимал
напутствия от Рыжего и колдуна Чумички, а под утро выехал из столицы в
крытой повозке в сопровождении странствующих скоморохов Антипа и Мисаила -
они, по мысли Рыжего, должны были оказывать Василию всемерную помощь в его
мангазейских расследованиях.
 
   Сквозь разноцветные стеклышки в небольшом окошке проникал яркий свет -
стало быть, день уже в полном разгаре. Детектив поудобнее устроился на
куче соломы, служившей ему постелью, и извлек из кармана свой незаменимый
блокнот. На последней заполненной странице значилось: "Новая Мангазея. 1.
   Утечка денег. 2. Убийство воеводы Афанасия. 3. Подметные письма".
 
   - Ну что ж, это дело по мне, - пробормотал Василий. - Вот только с чего
начнем?
 
   Повозка была разделена на две неравные части: меньшую заднюю, где на
соломе проснулся детектив, и более большую переднюю, откуда через
полупритворенную дверцу до Василия доносилось лягушачье кваканье,
перебиваемое неким драматическим текстом, который с выражением читал один
из скоморохов.
   Причем, судя по всему, читал он как минимум за двоих персонажей, не
пропуская и авторских ремарок:
 
   - Княжна Ольга: "Ах, Григорий, ты меня слышишь? Ты словно холодом нынче
дышишь. Будто тебе я и не жена". Григорий: "Я твой супруг навеки, княжна".
   Ольга: "Господи, что ты сделал со мною? Как я стала его женою? Спала с
глаз моих пелена". Григорий: "Теперь ты навеки моя жена". Ольга: "Твои
глаза - будто острый нож!.. Нет, меня так просто ты не убьешь. Отыдь от
меня, лживая мразь!". Григорий: "Поздно, любимая, теперь я - князь".
Ольга: "Убийца ты, кровопивец, сатана!". Григорий: "Довольно! Прощайся с
жизнью, княжна".
   Григорий бросается на Ольгу с мечом, та падает окровавленная. Ольга:
   "Умираю, не помолясь...". Григорий (с торжеством): "Все, теперь я
полноправный князь!".
 
   Василий встал с соломы и, стараясь сохранять равновесие, прошел в
переднюю "комнату", наполовину увешанную разными театральными камзолами и
уставленную прочим реквизитом - там Антип, высокий светловолосый человек,
внешне мало похожий на артистическую натуру, расхаживая по ограниченному
пространству, продолжал читать пьесу. Из чего детектив логически вычислил,
что лошадьми правит Мисаил.
 
   - Добрый день, Антип, - позевывая, сказал Василий. Антип оторвался от
чтения:
 
   - Добрый денек, Савватей Пахомыч! Каково почивал?
 
   "Какой еще Савватей Пахомыч?" - удивился Дубов, но тут же вспомнил, что
теперь его зовут именно так. И что в Новую Мангазею он едет отнюдь не как
детектив Дубов, имеющий тайное задание от самого Рыжего, а как один из
скоморохов, по имени Савватей. Глянув же в осколок зеркала, висевший на
стене, он вспомнил, что лишился не только имени, но и привычного облика -
и это произошло стараниями колдуна Чумички, выдавшего ему коробочку с
чудо-мазью: если помазать ею лицо, то оно менялось до неузнаваемости. А
чтобы вернуться в прежний облик, нужно было помазаться еще раз, но при
этом произнести некое заклинание, которое Дубов затвердил наизусть.
 
   - Ну как, Антип, скоро приедем? - поинтересовался Василий.
 
   - Уж подъезжаем, - охотно откликнулся скоморох.
 
   - Надо бы опробовать шкатулку, - вспомнил Дубов. - Где она?
 
   - Да там же, где мы ее поставили, - ответил Антип, - за корзиной.
 
   В углу стояла огромная корзина, из которой и доносилось громкое
кваканье - в ней сидело с десяток лягушек. Василий достал из-за корзины
неприметный деревянный ларчик, поднял крышку, затем вытащил лягушку
покрупнее и посадил ее в ларец. Закрыл крышку, потом открыл - там лежала
золотая монетка. Дубов вынул монетку, осмотрел со всех сторон, даже
попробовал на зуб - нет, никаких причин подозревать ее в фальшивости не
было. Однако, поместив ее обратно в шкатулку и открыв-закрыв крышку,
детектив вновь извлек оттуда лягушку.
 
   - Здорово! - только и выдохнул Антип. - Откуда у тебя такая?
 
   - От Чумички, - небрежно ответил Василий, и это была истинная правда. -
Кстати, как там - есть возле Мангазеи болота? Надо будет еще лягушек
наловить.
 
   - Раз надо - наловим, - весело ответил Антип. В этот момент повозка
остановилась, и в дверях появилась выразительная физиономия второго
скомороха - Мисаила.
 
   - Подъехали к городским воротам, - радостно сообщил он, тряхнув гривой
темных волос. - Нужна малая серебряная монетка за въезд.
 
   Дубов вновь произвел манипуляцию с лягушкой и протянул Мисаилу золотую
монету:
 
   - Скажи, что сдачи не надо, лишь бы пропустили скорее.
 
   Мисаил тут же исчез, а Василий удивленно спросил у Антипа:
 
   - Зачем плата за въезд? Мы же вроде бы не из-за границы едем, да и
никакого товара не везем.
 
   - А такие правила, - вздохнул Антип. - Они тут в Мангазее устроили себе
как бы государство в государстве, а эти там, в Царь-Городе, все терпят,
главное - деньги в казну идут, а на остальное им наплевать.
 
   "А, понятно, свободная экономическая зона", - подумал Василий, но вслух
спросил совсем о другом:
 
   - А скажи, Антип, что ты давеча бормотал - уж не из того ли
представления, что вы когда-то пытались сыграть в Белой Пуще?
 
   - Откуда ты знаешь? - помрачнел Антип.
 
   - Я много чего знаю, - ухмыльнулся детектив, - а еще о большем
догадываюсь. Знаю о том, что из князь-григорьевской темницы вас вытащил
Рыжий, а догадываюсь, что после этого случая из царевой скоморошьей службы
вас выперли, и пришлось перейти на вольные хлеба. Еще догадываюсь, что
Рыжий вам помогает материально и иногда использует для своих дел. Вот как
сейчас, верно? - Скоморох угрюмо кивнул. - Одного не могу понять - зачем
вы тогда поставили ту вещь, ведь знали же, чем все кончится?
 
   Однако Антип не успел ответить, так как повозка, резко дернувшись,
стронулась с места. Василий глянул в окошко - площадка перед городскими
воротами была забита возами и телегами, гружеными разным товаром, около
них деловито сновали представители самых разных племен и народов в
немыслимых одеждах и головных уборах, а невдалеке Дубов углядел даже
караван навьюченных верблюдов.
 
   И вдруг в нескольких шагах от себя детектив заметил знакомое лицо.
Вернее, не столько даже лицо, сколько лысину. А лысина принадлежала ни
кому иному, как царь-городскому градоначальнику князю Длиннорукому,
которого Василий видел в охотничьем тереме у царя Дормидонта.
 
   Князь стоял возле экипажа, запряженного тройкой белых коней, и о чем-то
беседовал с неким господином весьма импозантного вида, с огромной и не
совсем обычной бородой, в которой седина перемежалась с участками почти
черного цвета.
 
   "Должно быть, это местный мэр пришел проводить своего столичного
коллегу", подумал Василий, но тут они оба исчезли из поля зрения сыщика,
так как скоморошья повозка миновала огромные полукруглые ворота в
городской стене и въехала в Новую Мангазею. С любопытством наблюдая через
окошко за разностильными постройками и пестро одетыми прохожими, детектив
машинально размышлял: "С одной стороны, почему бы Длиннорукому и не
побывать в Мангазее? Но, с другой стороны, проводы для деятеля его
масштаба очень уж скромные. И вообще он слывет сторонником князя Григория.
Да уж, все это весьма странно и подозрительно..."
 
 
   ***
 
 
   Каширский терпеливо ждал. Он ждал этого момента долго и страстно, как
голодный паук в своей паутине. И хоть каждый день приносил разочарование,
он тем не менее не терял надежды. Но вот тяжелая, обитая железом дверь его
темницы со скрипом отворилась. Каширский тут же сконцентрировался,
подобрался, будто хищник, готовый к прыжку. Он был весь наэлектризован. Он
чувствовал, как разрушительная энергия течет по его рукам и покалывает
кончики пальцев.
 
   - Даю установку... - произнес он низким завораживающим голосом, от
которого у простых смертных должна была кровь застывать в жилах.
 
   Но чей-то не очень чистый сапог протолкнул большую глиняную тарелку с
едой в его темницу, и дверь захлопнулась, будто крышка гроба.
 
   - И вот так каждый раз, - развел он руками, как бы демонстрируя
покорность судьбе. - Ну ничего, зато пообедаем. Надо восстановить силы, а
то энергии потратил столько, что хватило бы обрушить луну на землю. Но эти
дикари просто непробиваемы - в цивилизованном мире с людьми работать
гораздо приятнее. А все Дубов, чтоб у него хвост энергетический вырос! -
Бормоча это себе под нос, он взял булку и сходу впился в нее зубами.
Однако всегда бесстрастное лицо чародея вдруг исказилось человеческим
страданием. Он осторожно извлек булку изо рта: - Ах, мать вашу, десять
ведьм вам в задницу!.. Кажется, зуб сломал. Ну какой дурак додумался мне
засунуть этот хренов рашпиль в хлеб! - С этими словами черный маг швырнул
напильник в угол, потревожив местных крыс. - Ба, елки-моталки! -
наконец-то дошло до Каширского. - Это ж неспроста. Хотя вообще-то для
меня, великого мага и чародея, пилить решетку, подобно какому-нибудь графу
Монте-Кристо, просто унизительно...
 
   Каширский засучил рукава и примерился напильником к решетке:
 
   - Думаю, что за ночь как раз управлюсь. Но если об этом узнают коллеги
- засмеют ведь. - И, горестно покачав головой, он принялся за дело.
 
 
   ***
 
 
   Василий Дубов сидел в обеденной зале постоялого двора и, неспешно
прихлебывая кислые щи, наблюдал за шумной и разноплеменной публикой, густо
заполнившей помещение. За одним из столиков две разбитного вида девицы
охмуряли купцов-толстосумов с окладистыми бородами; за другим индийский
гость в цветастой чалме заключал сделку с неким чопорным европейцем; за
третьим тщедушный господин с бегающими глазками кушал отварную картошку и
при этом что-то бормотал себе под нос. Изредка Василий бросал взоры на
своего соседа по столу - весьма колоритного вида священнослужителя в
темной рясе и с увесистым крестом поверх нее. Крест был настоящий, медный,
а не как у небезызвестного боярина Андрея. Священник медленно, со смаком,
потягивал из широкой пиалы крепкий чай, пахнущий липовым медом, и
закусывал творожными ватрушками.
 
   Неожиданно священник перехватил быстрый взгляд своего соседа и,
отставив в сторону пиалу, представился:
 
   - Отец Нифонт. С кем имею честь обедать?
 
   - Дубов, - привычно ответил детектив. И, спохватившись, добавил: -
Савватей Пахомыч.
 
   - Вижу, вы тоже не местный, - продолжал священник, глядя прямо в глаза
Дубову.
 
   - Да, я из Царь-Города, - кивнул Василий.
 
   - Это хорошо, - отец Нифонт поправил крест на груди. - А я вот из самой
Каменки, тамошний батюшка, стало быть. Это такая деревня, если вы не
знаете...
 
   - Ну почему же, знаю, - перебил Василий, - и про церковь слышал. Это
ведь та, что между деревней и заставой? Про этот храм еще слухи ходят,
будто бы там нечистая сила орудует... - Все это Василий говорил совершенно
спокойно и даже с легкой усмешкой, хотя ночевка в той церкви вызывала в
нем, мягко говоря, не самые приятные воспоминания.
 
   - А что поделаешь, - тяжко вздохнул отец Нифонт. - Наша церковь
оказалась на самом переднем крае не скажу православия, но христианства -
вот они и лезут. Нет, я бывал в княжестве Григория, видел ихние
богослужения, но там, извините за нехорошие слова, даже у священников
из-под рясы торчит хвост.
   Нет, это я не в прямом смысле, но вы меня понимаете...
 
   - Понимаю, - закивал Дубов, - и вы прибыли в Мангазею, чтобы узнать
способ, как изгнать раз и навсегда бесов из храма?
 
   - Нет-нет, - отвечал священник, - здесь я не со столь благородными
намерениями. Понимаете ли, у меня пропал родственник, и я приехал на его
поиски...
 
   Заметив, что господин с бегающими глазками перестал бормотать себе под
нос и внимательно прислушивается к их разговору, Дубов предложил:
 
   - Отец Нифонт, если уж мы с вами так разговорились, то не пройти ли нам
в другое место, а то тут слишком шумно. Вот хоть бы ко мне в номер.
 
   - А и то правда, - согласился батюшка. - Но тогда уж лучше ко мне. Вы
где остановились, почтенный Савватей Пахомыч?
 
   - На третьем этаже.
 
   - О, ну так мы с вами соседи!
 
   Расплатившись "лягушечьим" золотым и щедро оставив сдачу половому,
Василий с чувством облегчения покинул тесную и душноватую обеденную залу.
Отец Нифонт черной тенью следовал за ним.
 
 
   ***
 
 
   - Ну, что там слышно? - спросил атаман разбойников у лежащего на дороге
подручного, прижимавшегося ухом к земле.
 
   - Что-то едет, Петрович. Что-то большое и тяжелое.
 
   - Ага, золотишко везут. Сердцем чую, - радостно потер ручки атаман. -
Эх, славно пограбим! Откуда они едут - со стороны Царь-Города али Белой
Пущи?
 
   - Из Царь-Города, - уверенно ответил слухач.
 
   Соловей Петрович лихо свистнул в два пальца, и из придорожных кустов
посыпались лиходеи в кафтанах с чужого плеча и сапогах с чужой ноги.
   Последней выбралась на дорогу девица в мужской одежде и с цигаркой в
зубах:
 
   - Ну что, Петрович, грабить будем как в прошлый раз?
 
   - Молча-а-ать! - заверещал грозный атаман.
 
   - Петрович, а насиловать будем? - с надеждой спросил длинный разбойник.
 
   - Молчи, дурень, - топнул ногой главарь, - мы не какие-нибудь там,
понимаешь, а мы того-этого. Токмо за справедливость. Все поделить и
раздать народу. Вот.
 
   - А я считаю, что насилие - это есть способ восстановления сословной
справедливости, - процедила сквозь зубы девица с цигаркой.
 
   - Начиталась книжек, - сплюнул в придорожную пыль Петрович. - Шибко
грамотная, да?
 
   Но тут дебаты были прерваны появлением кареты. Лиходеи радостно
бросились ей навстречу и, схватив лошадей за уздцы, остановили экипаж.
 
   - А ну вылезай! - радостно взвизгнул атаман.
 
   Дверца кареты распахнулась, и оттуда появилась огромная мрачная фигура
майора Селезня.
 
   - А, Петрович! - нехорошо ухмыльнулся майор. - Давно, засранец, по шее
не получал?
 
   При этих словах всю шайку смело с дороги, как не бывало. И грозный
атаман, оставшись один на один с Селезнем, сиротливо заозирался по
сторонам.
 
   - Грабить буду, - шепотом проблеял Петрович, и на глазах у него
навернулись слезы. - Токмо справедливости для.
 
   - Не умеешь грабить - не труди задницу. А то в штаны наложишь, - выдал
дежурный афоризм Александр Иваныч. И, схватив разбойника за портки,
зашвырнул его в придорожную крапиву. - Трогай! - гаркнул майор, и карета
покатила дальше.
 
   Через некоторое время из крапивы выполз атаман. Его банда уже стояла на
дороге и скорбно наблюдала, как Петрович, размазывая кулаком сопли,
вытаскивал из штанов репьи.
 
   - Ну, как ты, Петрович? - участливо спросил длинный душегуб.
 
   - Всех зарежу!! - внезапно взвился предводитель. - Всех убью! Горло
перережу! Кровь выпущу!
 
   - А потом изнасилуем? - с надеждой вопросил длинный.
 
   - Молчать, предатели! - взвизгнул атаман.
 
   - Все молчать да молчать, - сплюнула девица с цигаркой. - Молчание,
говорят, золото, а у нас опять хрен с маслом.
 
   Петрович уже не стал препираться, а лишь, устало махнув рукой, побрел в
лес.
 
 
   ***
 
 
   Здание одного из крупнейших ново-мангазейских постоялых дворов, где
остановились Василий и его спутники, было составлено из нескольких
соседних строений, когда-то в прошлом не имевших друг к другу никакого
отношения, и потому изобиловало разного рода коридорами и переходами,
разобраться в которых не всегда могли даже сами служители, не говоря уже о
постояльцах.
   Например, для того чтобы попасть из основного, двухэтажного, здания,
где на первом этаже находилась обеденная зала, до третьего этажа, где
располагались гостевые горницы, нужно было подняться на крышу, а затем
пройти по мостику, представлявшему из себя довольно широкую и крепкую
доску, вдоль которой с одной стороны была подвешена веревка - за нее
постояльцы могли держаться, если дул ветер или если они не были уверены в
себе, особенно после употребления крепких напитков.
 
   - Когда я тут первый раз шел, то было малость не по себе, - признался
отец Нифонт во время перехода через мостик, - но потом пообвыкся, и ничего.
 
   - А я еще покамест не привык, - озабоченно пробормотал Дубов,
старательно держась за поручень.
 
   Комнаты для гостей на третьем этаже располагались вдоль длинного
коридора, и номер отца Нифонта находился напротив, почти дверь в дверь от
комнаты, где поселился Василий со своими скоморохами.
 
   Священник поворочал в замке огромным ключом, дверь отворилась, и они
вошли внутрь.
 
   - Прошу за стол, - радушно пригласил отец Нифонт. - Не желаете ли винца
отведать?
 
   - Да нет, вообще-то я не пью, - стал отказываться детектив.
 
   - A я разве пью? - возразил священник, подавая на стол глиняный кувшин
и две кружки. - Да не бойтесь, Савватей Пахомыч, это собственного
изготовления, а не какой-нибудь кьяпс.
 
   - Что-что? - не понял Василий.
 
   - Ну, кьяпс, это такое крепкое заморское вино, - пояснил отец Нифонт. -
У нас в Каменке его зовут еще мухобойкой, и название вполне соответствует
сущности. А это... Да вы сами попробуйте!
 
   Василий отпил из кружки - действительно, вино оказалось некрепким и
очень приятным на вкус, от него отдавало яблоками, смородиной и какими-то
полевыми травами.
 
   - Отец Нифонт, так вы начали рассказывать о своем родственнике, -
вспомнил Дубов. Священник немного помрачнел:
 
   - Да, это мой племянник Евлампий, сын сестры. Очень смышленый был
парнишка, я его прочил по духовной части, глядишь, дослужился бы до
дьякона, а то и до священного сана, я даже надеялся, что со временем он
заменит меня.
   Но увы - Евлампий решил пойти по воинской части, подался в столицу, а
потом сюда, в Новую Мангазею...
 
   - То есть в дружину к воеводе Афанасию, - уточнил Дубов.
 
   - Ну да. Поначалу у него все шло хорошо, он присылал нам письма, где
описывал свою службу, но потом сообщил, что решил выйти в отставку и
заняться торговлей - да вы сами видите, что здесь даже сам воздух дышит
стяжательством.
 
   - Ну, отчего же, - возразил Василий, - ведь именно благодаря торговле
Мангазея так поднялась. Иначе была бы таким же сонным царством, как наша
столица.
 
   - Так-то оно, конечно, так, - огладил волнистую бороду отец Нифонт, -
да только для Евлампия все это боком вышло. Поначалу до нас дошли слухи,
будто не по своей воле он войско покинул, а что выставили его оттуда за
какую-то провинность. А потом письма стали приходить все реже, и мы
чувствовали, что он чего-то недоговаривает. Чего-то скрывает. А в одной
весточке Евлампий писал, что скоро разбогатеет и пришлет родителям кучу
денег. Но это было последнее послание - с тех пор от него ни слуху, ни
духу.
 
   - Ну и дела! - посочувствовал Дубов.
 
   - Знаете, у нас в селе есть один паренек, ему всего-то лет тринадцать,
но, видно, Господь его одарил светлой головой, - продолжал отец Нифонт.
   "Васятка", догадался детектив. - Когда я ему поведал о Евлампии, он тут
же сказал: "Все ясно. Евлампий ввязался в какое-то темное дело, в котором
надеялся хорошо заработать, но ничего не вышло, и его посадили в темницу,
оттого-то и вестей нет". Ну и вот, я не стал передавать его слова сестре,
а собрался в Мангазею.
 
   - И что же, Евлампия в темнице не оказалось? - Василий подлил себе еще
немного вина.
 
   - Вы поразительно догадливы, дорогой Савватей Пахомыч, - горько
усмехнулся священник. - Действительно, в темнице его не оказалось. И тогда
я продолжил поиски. Хотя, как вы понимаете, я отнюдь не сыщик, а всего
лишь священнослужитель... Для начала я пришел к хозяину дома, где Евлампий
находился на постое, там мне сказали, что он заплатил вперед, но уже
некоторое время не появлялся и даже не давал о себе знать. Правда, там же
я узнал, что Евлампий встречался с некоей богатой госпожой по имени
Миликтриса Никодимовна. Я отыскал эту женщину, и она подтвердила свою
связь с Евлампием, но сказала, что он уже давно у нее не появлялся.
 
   - Что эта дама из себя представляет? - профессионально заинтересовался
Василий.
 
   - О, ну это настоящая госпожа. Сразу видно, что богатая и знатная, -
уважительно ответил отец Нифонт. - К тому же весьма набожная. У нее в
гостиной образа по всей стене развешаны, и вообще видно, что не
какая-нибудь вертихвостка. Так вот, Миликтриса Никодимовна отнеслась ко
мне с пониманием и сочувствием и пообещала тут же дать знать, если что-то
проведает, и со своей стороны просила сообщить ей, если мне вдруг что-либо
станет известно.
   Правда, она еще сказала, где живут близкие друзья Евлампия, по именам
Вячеслав и Анисим, но и от них я немногого добился - оба встревожены
пропажей, даже пытались его искать, но безуспешно. У меня создалось
впечатление, что они чего-то недоговаривают, может быть, даже щадят мои
родственные чувства... Правда, один из них, Анисим, мне не понравился -
какой-то скользкий, если так можно сказать. - Отец Нифонт налил себе вина
и надолго замолк.
 
   - Видите ли, я тоже не сыщик, - прервал молчание детектив, - я актер и
сочинитель. Но мне приходится много общаться с людьми из самых разных
сословий, и я попробую что-нибудь выведать о вашем племяннике.
 
   - Да-да, пожалуйста, Савватей Пахомыч, я буду очень вам благодарен! -
вскочил священник. - Век буду за вас бога молить!
 
   - Ох, чего-то я у вас засиделся, - встал из-за стола и Василий. - Мне
уж пора. Главное - не теряйте надежду, отец Нифонт, и все будет хорошо.
 
 
   ***
 
 
   На столе весело урчал огромный трехведерный самовар в окружении чашек,
баранок и горшочков с вареньем. Глава сыскного приказа Пал Палыч медленно,
со смаком потягивал душистый чаек прямо из блюдечка с голубой каемочкой:
 
   - Такого чая, любезнейший Серапионыч, вы больше нигде не отведаете.
Ваши собратья по ремеслу, царь-городские лекари и знахари, приписывают ему
славные целительные свойства.
 
   - Да-да, чудный чаек, - поддакивал Серапионыч, профессиональным
движением извлекая из внутреннего кармана скляночку и подливая в чай. - Не
хотите попробовать? Ну, как хотите. Да, кстати, дорогой Пал Палыч, у меня
тут до вас небольшое дельце имеется. Василий Николаич просил меня выяснить
более детально насчет обстоятельств смерти князя Владимира.
 
   - Я уж, по правде сказать, и забыл про это дело, - поморщился Пал Палыч.
   - Да и чего тут можно нового накопать?
 
   - Вот-вот, именно насчет накопать я и хотел с вами поговорить, -
радостно подхватил Серапионыч и сделал первый глоток. - А чаек у вас
действительно знатный. Неплохо бы сбацать эксгумацию.
 
   - Простите, не понял, - поставил блюдечко на стол Пал Палыч и налил
новую порцию.
 
   - Ну, выкопать труп и хорошенечко его изучить, родимого.
 
   - Чего?! - поперхнувшись чаем, выпучил глаза сыщик.
 
   - Ну это же элементарно, дорогой Пал Палыч. Раскапываем могилку,
открываем гробик, извлекаем трупик и потрошим его за милую душу...
 
   - Но зачем?
 
   - Ну, установим характер удушения...
 
   - Зачем тревожить усопшего? - взволнованно сказал Пал Палыч. - Нехорошо
это.
 
   - Хорошо, очень даже хорошо! - подхватил доктор. - Я это сколько раз
проделывал.
 
   - Ну, не знаю, где вы это проделывали, но у нас за такое
надругательство камнями побьют да в Кислоярке утопят!
 
   - Господи, какие дикие нравы, - вздохнул Серапионыч. - Ну ладно, раз
нельзя официально, так может вы мне хотя бы подскажете, как выйти на
здешних археологов?
 
   - А это еще что за лиходеи? - пристально глянул на собеседника Пал
Палыч.
 
   - Ну, это такие людишки, которые промышляют по ночам на кладбище.
   Раскапывают могилки, покойничков раздевают, берут себе что получше.
Им-то уже ни к чему, а людям польза.
 
   Пал Палыч посмотрел на Серапионыча с грустью:
 
   - Мертвым-то оно, конечно, может, и ничего не нужно, но уважение к
последнему пристанищу - это нужно нам самим. И что же за жизнь будет без
этого?
 
   - А чего? - спокойно поправил пенсне доктор. - Мы такой жизнью живем -
и ничего вроде.
 
   - Вроде, - скорбно покачал головой Пал Палыч.
 
 
   ***
 
 
   Войдя к себе в номер, Василий застал обоих скоморохов - они расставляли
свои новые приобретения, сделанные на золотые монеты из чудо-шкатулки. По
преимуществу это были предметы театрального реквизита и мелкая мебель для
повозки. В углу стояли три вместительных корзины, из которых доносилось
лягушечье кваканье.
 
   - О, вы уже и на болоте успели побывать! - похвалил Дубов.
 
   - Купили, - пренебрежительно ответил Антип. - Оказывается, их здесь
торгуют на базаре для галльских купцов, дабы те чувствовали себя, как дома.
 
   Детектив отправил скоморохов на базар с двоякой целью - пустить в
оборот как можно больше лягушачьих монет, а заодно узнать, что говорят в
городе о насильственной смерти воеводы Афанасия. И было видно, что
скоморохи явились не совсем "пустыми" - если Антип чинно ходил по комнате
и перебирал многочисленные покукпки, то Мисаила, кажется, просто распирало
от желания поделиться новостями с Савватеем Пахомычем.
 
   - Ну, так что новенького? - сжалился Дубов над Мисаилом. Тот тряхнул
кудрями:
 
   - О, весь город просто гудит!
 
   - Чем - убийством воеводы?
 
   - Какой там воевода! - театрально воздел руки к закопченному потолку
Мисаил. - Свадьба, вот чем живет вся Мангазея!
 
   - Постойте-постойте, какая свадьба? - опешил детектив.
 
   - Какая свадьба? И он еще спрашивает, какая свадьба!
 
   - Известно какая, - подключился к разговору Антип, - самой Пульхерии
Ивановны!
 
   - Что за Пульхерия Ивановна? - не понял Дубов.
 
   - Как, ты не знаешь, кто такая Пульхерия Ивановна? - сочувственно
изумился Мисаил. - Это же величайшая певунья всех времен и народов. Вот
уже сорок лет она услаждает слух всех истинных ценителей...
 
   - Пятьдесят, - кратко перебил Антип.
 
   - Чего пятьдесят? - резко обернулся к нему Мисаил.
 
   - Лет, как услаждает, - высокопарно ответствовал Антип.
 
   - Кто тебе сказал такую чушь? - взорвался Мисаил. - Да, она, конечно,
вдвое старше Фомы, но не настолько же!..
 
   - Тихо! - пресек перебранку Дубов. - Расскажите мне спокойно и с
расстановкой, что это за свадьба и почему о ней гудит весь город.
 
   Скоморохи переглянулись, и Антип принялся объяснять Дубову, как
несмышленому дитяте:
 
   - Свадьба между прославленной певуньей Пульхерией Ивановной и городским
певчим Фомой. Фома ей по годам во внуки годится, но это ничего; главное -
любовь.
 
   - А какая любовь! - не выдержал Мисаил. - О, сколь замечательную песню
посвятил Фома своей невесте!
 
   Скоморохи еще раз переглянулись и с чувством затянули:
 
 
   - Ох ты гой еси, Пульхерия свет-Ивановна, 
   Светик ты мой ясный, ты моя зазнобушка, 
   Березынька моя белая, густолиственная, 
   Рыбонька ты моя золоточешуйчатая, 
   Птичка ты моя быстрокрылая...
 
 
   Но так как сия возвышенная песнь не вызвала у Василия ожидаемого
восторга, то скоморохи вновь перешли на низкую прозу:
 
   - День свадьбы еще не назначен, но готовится великое торжество с
народным гулянием за городом, на Ходынской пустоши. Вот бы поучаствовать!
Мы бы показали там свое представление, получили бы какую-никакую прибыль...
 
   - Ну хорошо, а что говорят в народе о гибели воеводы? - попытался
вернуть беседу в нужное русло Василий.
 
   Антип недоуменно пожал плечами:
 
   - Да ничего не говорят. Кого может привлекать такая мелочь?
 
   Мисаил добавил:
 
   - Мы спрашивали у людей, но большинство даже не слышали об этом
Афанасии, а для тех, кто слышал, весть о его кончине оказалась настоящим
откровением!
 
   - Да кому это важно, - пренебрежительно заметил Антип. - Вот если бы
Пульхерию Ивановну...
 
   Тут раздался требовательный стук в дверь.
 
   - Да-да, заходите! - крикнул Василий, и в комнату вплыла хозяйка
постоялого двора, пожилая и весьма крупная дама. Уже при первом свидании с
ней, когда снимал номер, Дубов отметил, что она чем-то очень напоминает
знаменитую актрису Фаину Раневскую.
 
   - Вот зашла узнать, как устроились, - заговорила хозяйка низким и
слегка прокуренным голосом, с подозрением косясь в тот угол, откуда
доносилось радостное кваканье. - Не нужно ли чего... - И вдруг она
покачнулась и упала прямо на табуретку, едва ее не сломав. Дубов и
скоморохи бросились к ней. - Это вы... вы...
 
   - Ефросинья!!! - хором завопили Антип и Мисаил.
 
   - Милые мои... Милые... - повторяла задушевным низким голосом хозяйка.
И, поднявшись с табуретки, она заключила обоих скоморохов в свои могучие
объятия.
 
   - Вы знакомы? - удивился Василий.
 
   - И вы еще спрашиваете, знакомы ли мы! - с придыханиями произнесла
Ефросинья. - Да я с этими засранцами тридцать три пуда соли съела!
 
   - Мы раньше вместе скоморошествовали, - пояснил Антип, с трудом
выбравшись из дамских объятий. И с грустью добавил: - Хорошее было
времечко!..
 
   - После той злополучной поездки в Белую Пущу всех разметало кого куда,
- вздохнул Мисаил. - А между прочим, Ефросинья тогда воплощала самого
князя Григория.
 
   - Как сейчас помню, - радостно подтвердила хозяйка. Встав в
патетическую позу, она принялась с выражением читать: - "Ну вот, к высшей
пришел я власти, Удовлетворю теперь свои я страсти. Буду править не как
Шушки, А по праву строгой руки. Чтобы не было угрозы престолу, Изведу
любую крамолу", ну и так дальше. Столько лет прошло, а еще не все
забыла... Савватей Пахомыч, - обернулась Ефросинья к Дубову, - можно, я
уведу от вас этих обормотов?
   Нам так о многом нужно поговорить, так многое вспомнить...
 
   - Да, ну конечно же, - улыбнулся Василий. - Только последний вопрос -
вы узнали, где конкретно на базаре обитает Данила Ильич?
 
   - Так у него мы и купили лягушек! - радостно сообщил Мисаил. - А его
лавку легко найти - идешь по главному проходу до конца, а потом налево, а
над входом нарисована огромная жаба.
 
   - Идемте, идемте скорее, - торопила Ефросинья. - Я вас блинами угощу,
чаем напою, а то и чем покрепче...
 
 
   ***
 
 
   Царь-Городский Гостиный Двор представлял собой огромное деревянное
строение, даже попросту очень большую избу. С трактиром на первом этаже и
множеством комнат на остальных двух этажах. И все это строение было
пронизано множеством запутанных коридоров и узких лестниц. В одном из
темных грязных закоулков, пропахшем кислыми щами и кошачьей мочой, стояли
двое половых в одинаковых красных рубахах и с одинаково прилизанными
волосами с пробором посередке. Один из них, деловито попыхивая
самокруткой, говорил:
 
   - Дерьмо нонеча постояльцы.
 
   - Эт точно - дерьмо-с, - меланхолично отвечал второй, очищая ножичком
кожуру с яблока.
 
   - Голытьба сплошная, - продолжал первый.
 
   - Голытьба-с, - спокойно соглашался второй. И тут рядом с ним на стене
возник здоровенный таракан, видимо, вылезший из щели и не менее прочих
удивленный присутствию посторонних. Второй молниеносным движением руки
проткнул таракана ножом. Осмотрел его внимательно и грустно покачал
головой:
 
   - Голытьба-с.
 
   Первый брезгливо посмотрел вослед таракану, щелчком отправленному в
сторону лестницы, и продолжил свой глубокомысленный разговор:
 
   - Вот токмо в двадцать первой горнице мамзелька.
 
   - Да, мамзелька-с что надо, - меланхолично кивнул второй.
 
   - Такая фря расфуфыренная. Платье из черной, как душа лиходея, ткани
заморской. А перчатки такие тонкие, что жилки на руках сквозь черный шелк
видать. Но злая, как сука.
 
   - Как сука-с, - откликнулся второй, разглядывая яблоко, будто
прикидывая, с какой стороны куснуть будет сподручней.
 
   - И на водку ни хрена не дает.
 
   - Эт точно - ни хрена-с не дает.
 
   - Но сразу видать, не из бедных.
 
   - Это видать точно-с.
 
   - Так пошто на водку не дает? - уже с досадой вопрошал первый,
размахивая самокруткой под носом у своего невозмутимого коллеги.
 
   - Воровка-с, - все так же спокойно отвечал второй, грустно разглядывая
очищенное яблоко.
 
   - А я думаю, - торжественно заявил первый, - она ведьма! Во как.
 
   - А может, и ведьма-с, - откликнулся второй.
 
   - А то чевой-то она лицо свое под черной тряпицей прячет? А?
 
   - А действительно-с - чего-с? - без какого-либо интереса в голосе
спросил второй.
 
   - А вот от того! - многозначительно отвечал первый.
 
   Но тут, к сожалению, их содержательный разговор был прерван самым
грубым образом - откуда-то из недр дома раздался громогласный рык:
 
   - Федот! Данила!
 
   Половые в мгновение ока преобразились, на их лицах появились сладкие
улыбочки, а спины угодливо согнулись.
 
   - Уже бежим! - пискнул первый, отбрасывая окурок в урну.
 
   - Спешим-с! - откликнулся второй, отправляя туда же так и не
попробованное яблоко.
 
   И труженики приторно навязчивого сервиса понеслись по коридору на
хозяйский зов. Бог-то далеко на небесах, а хозяин - вот он, здесь, и
кулаки у него ох какие тяжелые.
 
 
   ***
 
 
   Василий медленно брел по главному проходу мангазейского базара, на
котором к вечеру уже затихала бурная жизнь, присущая подобного рода местам
всех времен и народов.
 
   "Лягушачью" лавочку Данилы Ильича детектив искал не для того, чтобы
пополнить свой "золотой запас", а чтобы встретиться и побеседовать с ее
владельцем. Дело в том, что Данила Ильич долгие годы был ближайшим
помощником покойного воеводы Афанасия и одновременно - осведомителем
Рыжего. После смерти Афанасия Данила Ильич собирался отправиться в
Царь-Город и продолжить военную службу под началом столичного воеводы, но
Рыжий попросил его выйти в отставку и даже снабдил средствами на покупку
лавки, с тем чтобы он уже в качестве частного лица продолжал
наблюдательную миссию в Новой Мангазее.
 
   Данила Ильич, невысокий и плотно сбитый человек с мужественным лицом и
длинными усами, уже собирался закрывать свою лавку с неумело намалеванной
над входом лягушкой, когда к нему подошел Дубов.
 
   - Вообще-то я ухожу, - сказал хозяин лавки низким хрипловатым голосом,
- но ежели вам чего нужно, то могу продать.
 
   - Нет-нет, мне просто нужно поговорить с вами, - откликнулся детектив.
 
   - А, ну что ж, можно и поговорить, - как будто совсем не удивился
Данила Ильич и, пропустив гостя в лавку, прошел следом. - Прошу, - указал
он на стул возле прилавка. Детектив непринужденно уселся и стал с живым
интересом разглядывать обстановку - огромные жбаны с лягушками и несколько
аквариумообразных сооружений, в которых резвились лечебные пиявки и
неподвижно сидели виноградные улитки.
 
   - Вот это вот и есть мое хозяйство, - Данила Ильич не без гордости
окинул взором лавку. - Лишь нильского крокодила не хватает, да токмо места
для него маловато... Да, так о чем бишь вы хотели со мною поговорить?
 
   - Я - актер и драматург, - начал Василий заранее придуманный монолог, -
и собираюсь написать трагедию для скоморошьего представления о покойном
воеводе Афанасии. И вот, чтобы не выдумывать разных небылиц, решил
обратиться за помощью к людям, которые его хорошо знали. В частности, к
вам, уважаемый Данила Ильич, как к его ближайшему сподвижнику. - Дубов
замолк, ожидая отклика, однако его собеседник молчал, насупленно глядя
куда-то вниз.
   - Надеюсь, что вы не откажете в помощи?
 
   - Чепуха все это, - угрюмо сказал Данила Ильич. - Не таков был
Афанасий, чтобы о нем скоморошьи представления устраивать. - И, пристально
глянув на Дубова, спросил: - А скажите, вы еще к кому-нибудь с этим делом
обращались?
 
   - Ну разумеется, - дружелюбно улыбнулся Василий, - и не к кому-нибудь,
а к весьма влиятельному царь-городскому деятелю. - И, чуть помедлив,
добавил:
   - К Рыжему.
 
   - Ну, нашли к кому обращаться, - иронично хмыкнул Данила Ильич. - Он
ведь человек не военный, да и с Афанасием знаком почти не был.
 
   - Вот он-то и посоветовал мне пойти к вам, - подхватил Дубов, - и
попросил передать вам лично вот это. - Сыщик порылся во внутреннем кармане
своего кафтана и извлек оттуда обрывок какой-то зеленой бумажки.
 
   - Ах, вот оно что... - пробормотал Данила Ильич и, пошарив у себя во
внутреннем кармане, достал похожий обрывок. И когда он сложил обе бумажки
на прилавке, то их рваные концы совместились и образовали прямоугольный
листок, а точнее - долларовую банкноту. - Значит, вы от Рыжего, - уже
деловым тоном сказал Данила Ильич. - Давненько поджидаю. Да, так как вас
звать-величать?
 
   - Василий Николаевич Дубов, - ответил гость. - Но формально я здесь как
скоморох Савватей Пахомыч. И одно из моих заданий - расследовать, кто и
зачем убил Афанасия. Но главное - выяснить, что происходит в Мангазее.
 
   - Да уж, ничего хорошего здесь не происходит, - проворчал Данила Ильич.
- Всякая бесовщина.
 
   - Может, для начала вы мне и расскажете, что именно здесь творится, -
предложил Дубов, - а то я совсем не в курсе.
 
   - Да и так видно, - буркнул хозяин, - готовится вторжение.
 
   - Чье?
 
   - А что, Рыжий вас не просветил? Вторжение полчищ князя Григория. Да
ведь он, стервец, не просто хочет сюда войти, а еще и с малой кровью. Вот
почву и готовит.
 
   - Да, я слышал о каких-то подметных письмах, - кивнул Василий, - но что
они из себя представляют?
 
   Вместо ответа Данила Ильич извлек из-за жбана с лягушками листок бумаги:
 
   - Вот что распространяют у нас на базаре. - Отставив листок на
расстояние вытянутой руки, Данила Ильич зачитал: - "Я, князь Григорий,
владетель Белопущенский, явлюсь в Новую Мангазею, чтобы дать ей волю и
восстановить в правах свободного города, злодейски отнятых Кислоярским
царем Степаном два века назад. Довольно Царь-Городским бездельникам
грабить вас, довольно им наживаться на вашем труде", ну и так далее в том
же духе.
 
   - И что, неужели эти воззвания имеют какой-то успех? - опешил Дубов.
   Данила Ильич на минуту задумался:
 
   - Видите ли, Василий, все не так просто. В народе сохранились предания
о тех стародавних временах, когда Новая Мангазея была вольным городом и
сама торговала со всем миром, без оглядки на Царь-Город. Помнят и о том,
как царь Степан, разбив хана Басая, заодно и присоединил к своему царству
Мангазею, причем сделал это, что называется, не выбирая способов. Здесь, в
воззвании князя Григория, дальше описываются зверства степановых воинов, и
в большинстве это - правда. Так что нельзя сказать, что подметные письма
не падают на плодородную почву. Но здесь не помнят, вернее - стараются не
вспоминать, чего стоила мангазейцам их независимость. Например, они ковали
тому же хану Басаю наконечники для стрел и чинили его боевые колесницы, а
чтобы не ссориться с Царь-Городом, выдавали противников царя Степана,
когда те бежали в Мангазею. Да и много чего было, это вы на досуге у
столичных древлехранителей поспрошайте.
 
   - Но неужели здесь кто-то верит в благие намерения князя Григория? -
недоумевал сыщик.
 
   - Верят, коли хотят верить, - невесело покачал головой Данила Ильич. -
Я даже допускаю, что князь Григорий действительно даст Мангазее на словах
положение вольного города, но на деле поставит ее в такую зависимость,
какая и не снилась в составе Кислоярского царства... Слышите?!
 
   - Что? - опешил Василий.
 
   - За дверью что-то скрипнуло, - понизил голос Данила Ильич. Василий
вскочил со стула, прошел ко входу и стремительно распахнул дверь. На рынок
уже спустились сумерки, и детективу показалось, будто поблизости от
лягушачьей лавки скользнула чья-то тень. Он вернулся и плотно закрыл дверь:
 
   - Наверно, какой-нибудь запоздалый покупатель.
 
   - Они за мной следят, - уже совсем конспиративно сказал хозяин. - Они и
Афанасия убили.
 
   - Кто - они? - непроизвольно понизил голос и Василий.
 
   - Знал бы кто именно - давно бы вывел на чистую воду, - вздохнул Данила
Ильич.
 
   - Так давайте это делать вместе, - с энтузиазмом предложил Дубов. - Для
того чтобы узнать, кто мог желать смерти воеводы, надо прежде всего
выяснить, что это был за человек. Как говорят у нас, у скоморохов - скажи
мне, кто ты, и я скажу, кто тебя убил.
 
   - Афанасий был настоящий воин, - чуть помолчав, сказал Данила Ильич. -
Строгий, но справедливый. Он всегда сам лично входил во все вопросы, ел то
же, что и его ратники, и главное - действовал строго по правилам и
воинским уставам. И потому уважение и доверие к нему было огромно даже
среди тех, кто его на дух не жаловал. В общем, покойник был настоящий муж
чести и никакой кривды терпеть не мог. Помню, совсем недавно один воин
занялся какими-то торговыми делами, так Афанасий безо всяких разговоров
вышвырнул его из дружины!
 
   - А скажите, Данила Ильич, были ли у него какие-то столкновения с
мангазейскими властями? - спросил Василий.
 
   - Согласно уложениям, отряд в Мангазее выполняет обязанности чисто
воинского щита на случай угрозы и ни в коей мере не вмешивается в местные
дела, - объяснил Данила Ильич, - и этому правилу Афанасий всегда следовал
особо неукоснительно. Нет, ну когда лет десять назад разлилась Венда, то
он первым бросился на спасательные работы, но это был, кажется,
единственный случай на моей памяти, когда он вышел за пределы полномочий..
 
   - И что же, он больше ничем не интересовался, кроме своего воинского
долга?
 
   - Ну почему же - Афанасий был книжный человек, знал языки, вот, кстати
сказать, большим был поклонником Пульхерии Ивановны... Между прочим,
городские власти предлагали ему, чтобы наш отряд поддерживал порядок во
время свадебных торжеств за городом, на Ходынской пустоши, но он отказался
наотрез.
 
   - И кого назначили на его место?
 
   - Пока из Царь-Города не прислали нового, его обязанности выполняет
сотник Левкий, тоже храбрый и доблестный воин, однако... - Данила Ильич
чуть замялся. - Однако он, как бы сказать, был при Афанасии связным с
городскими властями, ну там по вопросам пищевого довольства и всего
прочего. Боюсь, что он больше подвержен влиянию извне, чем Афанасий.
Особенно когда в Царь-Городе такое зыбкое положение.
 
   - И как этот Левкий относится к свадебным торжествам? - напрямую
спросил Дубов.
 
   - Я слышал, что он согласен дать воинов для поддержания порядка, -
сказал Данила Ильич.
 
   - Вот оно! - в возбуждении потер руки Василий. - Войска выведут за
город, большинство населения будет там же - гулять на свадьбе, а дата
свадьбы до сих пор не назначена!
 
   - Ну и что? - пожал плечами Данила Ильич.
 
   - Да как вы не понимаете - все предельно просто. Князь Григорий
захватывает Царь-Город и движется к Мангазее. И тут назначают свадьбу, все
отправляются на Ходынскую пустошь, заговорщики захватывают полупустой
город и вручают Григорию ключи. А когда войска и горожане опомнятся, будет
уже поздно.
 
   - Так что же, - взревел Данила Ильич, - и Левкий, и Пульхерия с Фомой в
заговоре! Да я сейчас же...
 
   - Погодите, - охладил его пыл Дубов, - не надо пороть горячку. Пока что
все это лишь предположения, мы с вами ничего не докажем, а заговорщики
окажутся предупреждены, что их план раскрыт. Да и Левкий, и Пульхерия
Ивановна, и Фома скорее всего даже не подозревают, что их просто
используют в самых гнусных целях.
 
   - Так что же делать? - возмутился Данила Ильич. - Сидеть и ждать, пока
они...
 
   - Будем делать то, что от нас зависит, - уверенно заявил Дубов. - Есть
ли у вас связь с Рыжим? Надо ему все сообщить, а там он уж пусть думает.
 
   - Связь имеется, - кивнул Данила Ильич, - завтра же пошлю в Царь-Город
верного человека.
 
   - Ну вот и прекрасно. А я попытаюсь выйти на тех, кто готовит заговор
и, скорее всего, убрал Афанасия. Скажите, нет ли у вас на примете кого-то,
кто мог бы меня на них вывести?
 
   - А черт его знает! - махнул рукой хозяин. - Хотя погодите - есть тут
одна бабенка, она все пыталась охмурить Афанасия, так кончилось тем, что
он прогнал ее с криком: "И передай своим хозяевам, что ничего у них не
выйдет!". А потом сказал мне: "Данила, держись подальше и от этой женщины,
и от ее дружков".
 
   - И что это за бабенка? - Василий привычно извлек блокнот.
 
   - Некая Миликтриса Никодимовна, живет в Садовом переулке в собственном
доме. Только не думаю, что вы от нее чего-то добьетесь.
 
   - Попытка - не пытка, - хмыкнул Дубов, а сам подумал: "Уж не та ли
Миликтриса Никодимовна, что была возлюбленной Евлампия?". - Ого, как уже
темно - пойду, пожалуй.
 
   - А я останусь, - откликнулся Данила Ильич. - Да и вам, Василий, лучше
бы у меня переночевать. Место найдется.
 
   - Нет-нет, пойду, - засобирался детектив, - но завтра обязательно к вам
загляну.
 
   - Удачи вам, - искренне пожелал хозяин.
 
 
   ***
 
 
   Пал Палыч сидел у себя в сыскном приказе и читал длинный свиток,
содержащий сводку событий криминального или просто не совсем обычного
характера за минувший день. Согласно давно сложившейся традиции, глава
приказа выбирал из их числа наиболее, по его мнению, важные и докладывал
непосредственно Рыжему.
 
   Взор Пал Палыча мельком пробежал через сообщения о мелких кражах,
пьяных драках и прочей привычной "бытовухе" и споткнулся на следующей
записи:
 
   "Изрядно пополудни прибывший неведомо откуда лекарь, именующий себя
Владленом Серапионычем, прохаживался по городскому кладбищу и особливо
справлялся у служителей, где погребен недавно убиенный князь Владимир, и
затем долго стоял возле его могилы. Пройдя по кладбищу вдоль и поперек,
оный Владлен Серапионыч вернулся в терем господина Рыжего, где временно
проживает".
 
   - Неужели Серапионыч все-таки не оставил надежды осквернить княжескую
могилу? - озабоченно пробормотал Пал Палыч. - А что если и Рыжий ему в
этом потворствует?! - И, с осуждением покачав головой, сыщик продолжил
чтение:
 
   "Нынешний день вновь принес новое непотребство в Боярской Думе. На сей
раз отличился боярин Илюхин, призвавший к свержению Государя, который от
неумеренного потребления горячего пития якобы совсем потерял разум и более
не способен править страной и народом. При этом многие бояре шумно ему
рукоплескали. Когда же думский пристав вывел непотребника вон, то вскочил
боярин Андрей и с криком "Дормидонта - в темницу, Длиннорукого - на
престол!" принялся размахивать крестом, болезно задев при этом двух
соседних бояр. Должно заметить, что боярин Андрей достойно заменил в Думе
покойного князя Владимира, известного своими охальными выходками".
 
   - Хорошенькое дело, - злорадно хмыкнул Пал Палыч, которого подобные
сообщения из Боярской Думы всегда забавляли. - А князь Длиннорукий как раз
в отъезде. Вот ужо придется ему теперь перед царем отмазываться!.. Ну,
почитаем, что там еще.
 
   "Сегодня в Царь-Город прибыла и поселилась на Гостином Дворе женщина,
чье имя и облик внешности остаются доселе неизвестными, поелику поверх
лица она носит темную накидку из кружев. Особой слежки за нею не
установлено, однако известно, что после обеда сия женщина дважды покидала
Гостиный Двор".
 
   Пал Палычу не было известно слово "интуиция", однако своим сыскным
чутьем он почувствовал, что здесь дело нечисто.
 
   - Возьмем на заметку, - вздохнул глава приказа и, обмакнув гусиное перо
в чернильницу, сделанную в виде храма с откидным куполом, поставил возле
сообщения размашистую галочку.
 
 
   ***
 
 
   Василий шел по пустынному ночному базару и размышлял об услышанном от
Данилы Ильича. Картина вырисовывалась весьма зловещая, но отнюдь не
безнадежная - Великий Детектив чувствовал в себе достаточно силы
"раскрутить" это дело до упора.
 
   Однако каким-то шестым чувством, выработанным на сыщицкой работе, Дубов
чувствовал, что кто-то за ним следит. А когда он миновал рыночные ворота и
углубился в беспорядочную паутину мангазейских улочек, то его
преследователь перестал прятаться и откровенно шел сзади Василия, чуть не
наступая ему на пятки. Детектив ускорил шаги, стараясь держаться подальше
от редких освещенных окон, чтобы не показать своего лица, но
преследователь не отступал ни на шаг.
 
   "Уйти не удастся, - лихорадочно соображал сыщик, - к тому же я совсем
не знаю города. Что ж, придется действовать на опережение..."
 
   Василий решительно свернул в ближайший темный переулок, и когда
преследователь повернул туда же, то детектив встретил его ударом - самым
резким и сильным, на какой только был способен. Человек упал на мостовую
без сознания. Первым побуждением Дубова было поскорее убраться с места
происшествия, но профессиональное любопытство взяло верх: Василий
склонился над потерпевшим и, чиркнув спичкой, внимательно оглядел его
лицо: немного вытянутое, с тонкими усиками; черные волосы для блеска
смазаны чем-то вроде подсолнечного масла. "Нет, - подумал детектив, -
настоящие филеры наружного наблюдения обычно стараются принять внешность
как можно более незаметную, а не эдакого дона Луиса Альберто". На шее
потерпевшего болталась золотая цепочка с медальоном, которые Василий,
недолго думая, снял и небрежно сунул в карман.
 
   - Нехорошо, конечно, - пробормотал детектив, - но медальончик-то
наверняка не его, а ворованный. Подарю его баронессе заместо разбитого
кувшина. - И Дубов, не оборачиваясь, поспешил по темной улице в ту
сторону, где, по его представлениям, должен был находиться постоялый двор.
 
 
 
   ГЛАВА ТРЕТЬЯ
 
 
   ВТОРНИК. ТУМАН СГУЩАЕТСЯ
 
 
 
   Рано утром, едва над Царь-Городом завязалась заря, терем Рыжего
сотрясли громкие удары в дверь. Первым проснулся доктор Серапионыч, чья
комната находилась на первом этаже - он накинул прямо на исподнее свой
любимый сюртук и побежал ко входу. Отодвинув тяжелую щеколду и открыв
дверь, доктор увидел, что прямо на крыльце лежит незнакомый человек в
богатом боярском кафтане, а неподалеку от него валяется меховая лисья
шапка, не совсем соответствующая летнему сезону. Серапионыч нацепил на нос
пенсне и оглядел улицу - там почти никого не было, если не считать
какой-то длинной темной фигуры, быстро и чуть вприпрыжку удалявшейся и на
глазах доктора скрывшейся за углом. В другом конце улицы доктор заметил
еще одну столь же темную фигуру, которая показалась ему похожей на
женскую, но когда он глянул туда еще раз, там уже никого не было.
 
   Доктор вздохнул и наклонился над лежащим человеком - тот находился без
сознания, а изо рта у него торчал продолговатый предмет. Поднатужившись,
доктор извлек его - то был кусок хозяйственного мыла.
 
   Тут на крыльце появился и сам хозяин - он был одет почти как
Серапионыч, только место сюртука занимала шуба с государева плеча.
 
   - Все ясно, - с обреченностью в голосе сказал Рыжий, едва завидев
потерпевшего, - уже и до него добрались.
 
   - До кого? - не оборачиваясь, спросил доктор. Он пытался определить,
жив ли пациент, и если жив, то как привести его в чувство.
 
   - Это боярин Андрей, - пояснил Рыжий. - И его убрали тем же способом,
что и князя Владимира.
 
   - Между прочим, пациент скорее жив, чем мертв, - сообщил Серапионыч, -
только без сознания.
 
   - Ну так давайте занесем его в дом, - обрадовался Рыжий. Они подхватили
боярина и принялись затаскивать в терем. - Доктор, умоляю вас, заклинаю,
сделайте все возможное, чтобы его спасти!
 
   - Это мой долг, - совершенно спокойно, безо всякой рисовки откликнулся
доктор.
 
 
   ***
 
 
   После приключений минувшей ночи Василий Дубов проснулся довольно поздно.
   Скоморохов в комнате не было - очевидно, они отправились по своим
делам, прихватив некоторое количество "лягушачьих" монет. Во всяком
случае, одна из корзин, где содержались лягушки, была пуста.
 
   В дверь постучали. Василий накинул халат и впустил в комнату гостя,
коим оказался его сосед - отец Нифонт:
 
   - Извините, коли разбудил. Сам-то я рано всегда встаю, к заутрене...
   Господи, что это?!
 
   - В каком смысле? - не понял Дубов.
 
   - Откуда у вас эта ладанка? - Священник указал на медальончик, небрежно
валявшийся на столе среди прочего барахла.
 
   - Купил с рук на базаре, - не совсем искренне ответил детектив. - А
что, эта вещь вам знакома?
 
   - Ну еще бы, - отец Нифонт бережно взял медальон в руки. - Это же
ладанка моего племянника, Евлампия. Видите, тут на обороте буква "Е".
 
   - Тогда она - ваша.
 
   - Да-да, благодарю вас, - обрадовался священник, - но сколько я вам за
нее должен?
 
   - Нисколько, - ответил Василий. - В конце-то концов, она мне досталось
почти за бесценок.
 
   - Да благословит вас бог, Савватей Пахомыч, - бормотал отец Нифонт.
 
   - Ах, ну что вы, - обаятельно улыбнулся Василий. - Кстати, ваши поиски
продвинулись?
 
   - Да-да, продвинулись! - воскликнул священник. - Вчера я узнал, что мой
племянник встречался с одним человеком, я даже узнал, с кем, и сегодня
надеюсь поговорить с ним лично... - Говоря это, отец Нифонт стал
пробираться к двери.
 
   - Одну минутку, - остановил его Дубов. - Эта благочестивая сударыня,
Миликтриса как там ее по батюшке - она случаем не в Садовом переулке живет?
 
   - В Садовом, - несколько удивленно остановился в дверях священник. - А
что, вы с ней знакомы?
 
   - Нет еще, - задумчиво отозвался детектив. - Но все-таки как тесен
мир...
 
   Отец Нифонт вышел из комнаты Дубова, неслышно прикрыв дверь, а Василий
вытащил из-за корзины с лягушками свою чудо-шкатулку.
 
 
   ***
 
 
   Майор Селезень проснулся и потянулся так, что кости захрустели.
 
   - Эх-ма, как славно поспал! - воскликнул он своим густым басом от
избытка чувств. Под крышей сеновала заметалась парочка голубей. Майор сел
и неспеша стал вытаскивать душистое сено из шевелюры. Лучи утреннего
солнца, проникавшие через многочисленные дыры в крыше, играли в воздухе
пылинками.
   - Господи, сколько лет я уже не ночевал на сеновале, - умилился
Селезень.
   - Прям сельская идиллия!
 
   Но тут майор насторожился. Что-то было не так. Не прошло и секунды, как
он вскарабкался по стропилам наверх, к отверстию в прогнившей дранке. По
спине Селезня пробежали противные мурашки. Вот тебе и сельская идиллия! На
деревенской площади стоял обоз из нескольких десятков телег с холщовыми
навесами. А вокруг разгуливали люди в одинаковых черных одеждах. Для того
чтоб догадаться, что это армия, не обязательно было быть майором десантных
войск. Зато Селезень сразу профессионально прикинул, что живой силы
противника около тысячи единиц. Вооружены разнообразным холодным оружием.
   Ведут себя спокойно, нагло. Границу перешли, видимо, на рассвете.
Никакого сопротивления не встретили и расслабились. Иначе бы прочесали всю
деревню.
   Но возле повозок выставлено охранение. Чего это они так пекутся о своем
обозе? Внизу послышалась тихая возня, и майор, выхватив пистолет ТТ,
мягко, по-кошачьи спрыгнул вниз. Тот, кто никогда не видел Селезня в
боевой обстановке, не поверил бы, что этот грузный, неуклюжий человек мог
в одно мгновение превратиться в стремительный и смертоносный комок мышц.
Он тенью скользнул к двери, и когда она только приоткрылась, дуло
майорского ТТ уже смотрело в лоб посетителя.
 
   - А, Васятка! - расслабился майор. - Проходи быстрей, не светись.
 
 
   ***
 
 
   - Да уж, как говорит наш общий знакомый Василий Николаевич Дубов,
почерк тот же, что и в случае с князем Владимиром, - сочувственно вздохнул
Пал Палыч, оглядывая неподвижно лежащего на кровати боярина Андрея. - Но
на этот раз довести дело до конца им не удалось.
 
   - Как я понял, прежде чем потерять сознание, боярин Андрей успел
стукнуть нападавшего крестом по голове, - пояснил Серапионыч. - Видите,
там даже следы крови. Злоумышленник бежал, не успев засунуть мыло
поглубже, а тут на стук поспел ваш покорный слуга и вытащил брусок изо
рта, избежав тем самым летального исхода.
 
   - А кто же в таком случае стучал в дверь? - задался вопросом глава
сыскного приказа. Рыжий открыл рот, чтобы что-то сказать, но промолчал. За
него ответил Серапионыч:
 
   - Надо полагать, в дверь успел постучать сам боярин Андрей. Еще до
того, как на него напали.
 
   - Черт знает что, - зевнул Пал Палыч. - Утречко сегодня выдалось - не
дай боже. Сначала меня разбудили - выяснилось, что сбежал Каширский,
теперь еще вот это...
 
   - Каширский сбежал?! - так и подскочил на месте Рыжий. - Только этого
нам еще не хватало!..
 
   - Ну да, - уныло подтвердил Пал Палыч, - подпилил решетку и сбежал.
 
   - Говорили же тысячу раз, чтобы за ним смотрели с особым тщанием! - с
досадой топнул об пол Рыжий.
 
   - А я тысячу раз говорил, что надо новую темницу строить, эта никуда не
годится, - совершенно спокойно ответил Пал Палыч. - Ну а что касаемо до
боярина Андрея, то мне доложили, что до вас он был в тереме князя
Длиннорукого, который только вечером вернулся из Новой Мангазеи. Кроме
него, там находились еще несколько влиятельных бояр, и как раз из тех, кто
поддержал боярина Илюхина, когда тот призвал сместить Государя.
 
   - Какой кошмар, - прошептал Рыжий. - Это просто черт знает что...
 
   - Ну ладно, побегу, - засобирался Пал Палыч, - боярину Андрею я уже
ничем помочь не могу, тут уж все в ваших руках, Серапионыч, а мне надобно
заняться Каширским. Хотя, по правде говоря, не очень-то я надеюсь на его
разыскание.
   - С этими словами глава приказа стремительно удалился.
 
   - Доктор, прошу вас, сделайте все, чтобы он скорее очнулся! - умоляюще
заговорил Рыжий, едва дверь за Пал Палычем закрылась. - Хотите, встану на
колени?!
 
   - Да ну что вы, в этом нет необходимости, - махнул рукой Серапионыч. И,
пристально глянув на Рыжего, спросил: - А скажите, голубчик, почему вы так
заботитесь об этом человеке? Ведь он же вроде бы числится чуть ли не в
первых ваших врагах.
 
   Рыжий минуту молчал, а затем решился:
 
   - Ну ладно, доктор, я вам расскажу. Но это должно остаться строго между
нами.
 
   - Да-да, разумеется, - с готовностью закивал Серапионыч.
 
   - Если вкратце - то и боярин Андрей, и покойный князь Владимир долгие
годы были моими тайными соратниками. Изображая, порой с перехлестом, самых
рьяных моих оппонентов, они были вхожи в круги настоящей, серьезной
оппозиции и всегда держали меня в курсе того, что там происходит. Обычно
мои встречи с ними происходили в обстановке строгой секретности, с
соблюдением всех правил конспирации, и то, что на этот раз боярин Андрей
пришел прямо ко мне домой, значит только одно - он собирался сообщить
нечто очень важное и неотложное.
   А уж тот факт, что сюда боярин шел от князя Длиннорукого... - Рыжий
горестно замолк.
 
   - Ну что ж, придется применить радикальное средство. - С этими словами
Серапионыч извлек из кармана скляночку, отвинтил крышечку и поднес ее к
носу потерпевшего. Князь Андрей приоткрыл глаза и, что-то невнятно
пробормотав, вновь впал в забытье.
 
   - Жить будет, - удовлетворенно заявил Серапионыч. - Только не надо
форсировать события.
 
   - Что он сказал? - тихо спросил Рыжий.
 
   - Что-то непонятное, - пожал плечами Серапионыч. - Но мне показалось -
"всех сжечь".
 
   - Что бы это значило? - недоумевал Рыжий.
 
   - Все что угодно, - беспечно заметил доктор. - Потерпите немного, скоро
все узнаем.
 
 
   ***
 
 
   Василий неспешно шел по мангазейским улочкам в сторону базара и
размышлял о том, как бы ему лучше "подъехать" к Миликтрисе Никодимовне. Не
совсем ясно было, кого же она из себя на самом деле представляет -
солидную набожную даму, как ее увидел отец Нифонт, или непонятно на кого
работающую авантюристку из рассказа Данилы Ильича?
 
   Вследствие такой двойственности Дубов решил быть во всеоружии на оба
случая, то есть идти к даме и с цветами, и с чем-то более материально
значимым, благо средствами располагал в избытке.
 
   Учитывая опыт минувшей ночи, детектив не планировал еще раз заглядывать
к Даниле Ильичу, благо неотложной необходимости в том пока что не было, но
он еще с вечера приглядел цветочную лавку вблизи от его "лягушатника".
Однако, пройдя по центральному проходу, Василий увидел, что часть рынка
оцеплена, а от нескольких лавочек остались лишь тлеющие угольки.
 
   - Что случилось? - спросил Дубов у молодого парня - одного из
стрельцов, стоявших в оцеплении.
 
   - Три лавки сгорело, - весело ответил тот. - Цветочная, лягушачья и
овощная.
 
   - Поджог?! - ужаснулся Дубов.
 
   - Да бог с вами, сударь! Просто этот, как его, хозяин лягушачьей лавки,
частенько там ночевал, огонь разводил, вот и доигрался.
 
   - Погиб, - ахнул Василий.
 
   - Сгорел, царствие ему небесное, - погрустнел парень и, отвернувшись от
Дубова, закричал в толпу: - Да не напирайте вы там! Что, пожара никогда не
видели?
 
   "А ведь это я виновник его гибели, - укорял себя детектив, медленно
бредя прочь от погорелого места. - Навел на него шпионов, да и на себя
тоже. Ну, сам-то еще легко отделался, а вот на Даниле Ильиче они
отыгрались. Ах, да!
   Он же собирался послать верного человека в Царь-Город к Рыжему, да не
успел.
   Это еще больше осложняет положение..."
 
 
   ***
 
 
   Соловей-Разбойник со своей ватагой стоял на дороге. Судя по выражению
лица, атаман пребывал в наимрачнейшем расположении духа.
 
   - Вы - трусы и мелкие лиходеи, - говорил он своим подчиненным,
привставая на носки, видимо, для того, чтобы казаться выше ростом. - Вы
только и способны на то, чтобы курей красть у бедных крестьян.
 
   - Так вы бы их не ели, - негромко сказала разбойница в мужском армяке.
 
   - Молча-а-ать! - немедленно взвился предводитель и даже выхватил оба
кухонных ножа из-за пояса, что говорило о крайне скверном его настроении.
В такие минуты с атаманом лучше было не спорить. Но тут из-за поворота
вылетела карета, и от неожиданности разбойнички чуть ее не упустили. Когда
лошади были остановлены, атаман, подтянув штаны, с издевательской
ухмылочкой постучался в дверцу.
 
   - Кто там? - раздался спокойный женский голос.
 
   - Восстановители справедливости, - гордо отвечал Соловей. - Сейчас мы
вас будем грабить и убивать!
 
   - И насиловать! - радостно взвизгнул долговязый разбойник.
 
   - Молчать! - гаркнул атаман. - Насиловать не будем.
 
   И тут дверца кареты медленно отворилась, и из нее появилась дамская
ручка в длинной черной перчатке, которая ухватила атамана за шиворот.
 
   - Будешь, - сказал нежный женский голос. - Будешь, как миленький.
 
   И разбойники не успели и глазом моргнуть, как Соловей исчез в карете.
   Душегубы стояли в недоумении и не знали, что им делать, а карета тем
временем мягко покачивалась на рессорах, и из нее доносились сдавленные
крики. Но вскоре все стихло. Дверца экипажа резко распахнулась, и из нее в
придорожную пыль вывалился грозный атаман.
 
   - Засранец! - раздалось ему вдогонку из темного экипажа. - Кучер,
трогай!
   - приказала невидимая дама, и карета, лихо рванувшись, моментально
скрылась из виду в направлении Белой Пущи.
 
   Соловей, кряхтя и отплевывая пыль, поднялся на ноги, подтянул портки и
мрачно оглядел свою банду.
 
   - Ну как ты, Петрович? - участливо спросил долговязый.
 
   Соловей на это лишь хмуро пробурчал нечто нечленораздельное.
 
   - Ты ее обесчестил? - не унимался длинный. И тут Соловей взвился:
 
   - Убью! Зарежу! - завизжал он и, придерживая портки, лихо рванул за
долговязым, который, зная крутой нрав атамана, уже несся к лесу длинными
прыжками.
 
   - Похоже, вышло как всегда, - покачала головой разбойница, глядя вослед
Петровичу, и сплюнула на дорогу. - То есть наоборот.
 
 
   ***
 
 
   "Собственный дом" Миликтрисы Никодимовны в Садовом переулке оказался
добротной бревенчатой избой с небольшим палисадничком, расписными ставнями
и резным коньком на крыше. Василий позвонил в колокольчик, и вскоре дверь
открыла красивая молодая женщина весьма аппетитных форм в небрежно
накинутом розовом платье, которое детектив поначалу принял за пеньюар.
 
   - Мне бы повидать Миликтрису Никодимовну, - нарушил Дубов неловкое
молчание.
 
   - Это я и есть, - откликнулась дама неожиданно приятным мелодичным
голоском и пропустила гостя через полутемную прихожую в некое подобие
гостиной, стены которой и вправду были увешаны образами в медных окладах.
   Кое-где перед иконостасом тускло коптили свечки и лампадки. - Вы ко мне
по какому-то делу? - оторвала хозяйка Василия от созерцания обстановки.
 
   - Да-да, разумеется! - невпопад ответил Василий и подумал: "А кстати,
по какому делу?".
 
   - В таком случае не угодно ли присесть? - Миликтриса Никодимовна
указала на обширный стол посреди гостиной. - С кем имею удовольствие
говорить?
 
   - Меня зовут Савватей Пахомыч, - представился Дубов, скромно
присаживаясь на краешек стула. - По роду занятий я виршеплет и скоморох. И
вот, будучи немало наслышан о ваших высоких достоинствах, явился лично
засвидетельствовать почтение и восхищение. - С этими словами Василий
торжественно вручил хозяйке букет.
 
   - Очинно вами благодарна, - жеманно пропищала Миликтриса Никодимовна. -
Но, если не секрет, от кого вы обо мне столь лестно наслышаны?
 
   - От кого? - задумался Дубов. - Ах да, от некоего Евлампия из Каменки.
- Детектив украдкой глянул на хозяйку. Та при имени Евлампия чуть
потемнела лицом, но тут же понимающе закивала. - Но даже все его
восторженные речи - ничто перед тем, что я вижу воочию! - горячо продолжал
Дубов. - И вот глядя на вас, в моем сознании родились эти скромные строки.
- Василий порывисто выскочил из-за стола, театрально опустился на одно
колено и с выражением, хотя и слегка путая слова, прочел стихотворение "Я
помню чудное мгновенье".
 
   - Очень мило, благодарю вас, - томно отвечала хозяйка, выслушав
поэтическое послание. - Не хотите ли чаю? У меня самый лучший, из
индийской лавки.
 
   - Одну минуточку! - вскочил Дубов с колена. - Дорогая Миликтриса
Никодимовна, в знак вашего признания моего скромного таланта прошу вас
принять вот это! - Детектив извлек из кармана коробочку и вынул из нее
золотой браслет, отделанный бриллиантами - это ювелирное изделие обошлось
ему в десяток монет из "лягушачьей" шкатулки.
 
   - Ах, ну что вы, Савватей Пахомыч, - сладко замурлыкала Миликтриса
Никодимовна, - я никак не могу принять от вас столь дорогую вещь! - Дубов,
однако, заметил, как сладострастно заблестели при этом ее масляные глазки.
 
   - Умоляю вас! - с непритворным жаром начал уговаривать Василий, и
Миликтриса Никодимовна сдалась:
 
   - Ну хорошо-хорошо, так и быть, но только чтобы вас не обижать! - И
браслет стремительно исчез в складках ее платья. - Прошу! - Хозяйка
открыла еще одну дверь и провела гостя к себе в будуар, как окрестил для
себя Василий вторую комнату, значительную часть коей занимала обширная
кровать. Естественно, здесь никаких икон на стенах не было.
 
   - Прошу! - повторила Миликтриса Никодимовна, недвусмысленно указывая на
кровать, и сама первая принялась неспешно разоблачаться.
 
   Василий медлил. "А как же Надя? - проносилось у него в голове. - Смогу
ли я теперь честно глядеть ей в глаза? И потом, я прибыл в Новую Мангазею,
чтобы вести важное расследование, а не крутить шуры-муры с местными
гулящими девицами. Хотя, с другой стороны, именно эта жрица рыночной любви
может меня вывести на отгадку тайны, ради которой я здесь нахожусь..."
 
   - Ну что же вы, Савватей Пахомыч? - оторвал Василия от раздумий голос
хозяйки. - Или вам помочь раздеться?
 
   - Нет-нет, я сейчас! - С этими словами детектив решительно принялся
стягивать сапоги.
 
 
   ***
 
 
   С некоторым трепетом Серапионыч вошел в царские покои. Каким бы
прожженным циником он ни слыл, но все-таки питал некоторое уважение к
царствующим особам. Тем более, что ни одной такой особы живьем не видывал.
До нынешнего дня, разумеется.
 
   А посреди роскошного зала в большом кресле восседал пожилой мужчина с
грузной фигурой, немного обрюзгшим лицом и печальными глазами. Это и был
царь Дормидонт, хотя, честно говоря, кроме золотого посоха, ничто не
указывало на его царственность. А на столе перед царем стоял витой графин,
две чарки и надкушенное яблоко. Рядом в позе почтенного смирения склонился
коренастый лысый вельможа небольшого роста.
 
   - Что ж ты, князь, - ледяным тоном говорил Дормидонт, - против меня
заговор, понимаешь, замышляешь?
 
   - Да я, царь-батюшка, за тебя в огонь и в воду, - оправдывался князь. -
Это все твои недруги, супостаты - они на меня напраслину возводят...
 
   - Да? - с недоверием глянул царь на вельможу. - А с чего это бояре в
Думе тебя на царство хотели заместо меня посадить?
 
   - Да это все боярин Илюхин да боярин Андрей воду мутят, а я ни сном, ни
духом...
 
   - Ох, Длиннорукий, не верю я тебе, - устало покачал головой Дормидонт
Петрович. - Ступай с глаз моих...
 
   Серапионыч посторонился в дверях, и мимо него пронесся весь красный,
как рак, князь Длиннорукий.
 
   Убедившись, что грозный монарх ничем не отличается от простого
смертного, Серапионыч негромко кашлянул. Дормидонт поднял взор от графина.
 
   - А, эскулап! Проходи, присаживайся, - усмехнулся царь, - Садись,
садись, я не кусаюсь. - С этими словами он разлил водку по рюмкам: - Тебя
как бишь зовут?
 
   - Владлен, - вежливо отвечал Серапионыч.
 
   - Ну тогда за знакомство! - провозгласил царь и опрокинул рюмку в рот.
 
   Серапионыч, стараясь не ударить лицом в грязь, так же лихо проглотил
содержимое. И с удовольствием отметил про себя, что водка пошла, как
говорится, мягко. Не то что химия всякая, из ацетона сварганенная.
 
   - Мне ужо говорили, - неспеша начал царь, - что лекарь придет. Зачем
мне лекарь, я что, при смерти, что ли? - И он пожал плечами. - Танюшка
сильно просила, а я ей отказать не в чем не могу. Хотя и болезни в себе
никоей не чую. Может, раньше я и болен был, а теперь, в таком случае,
значится, уже помер. А зачем мертвецу, понимаешь, лекарь? - Царь спокойно
посмотрел на Серапионыча, а Серапионыч молчал, ожидая продолжения. - Я,
когда молод был, вот тогда в хорошем лекаре и нуждался. Чтобы он мне мозги
вправил. - Тут царь захохотал так, что у Серапионыча по спине мурашки
поползли. - Я же, дурень, верил, что можно добро делать безнаказанно. И
даже более того, я думал, что и люди-то зло творят по глупости, по
неразумению. Это уж гораздо позже я понял, что это и есть природная
сущность человека: зависть да глупость. А зло - уж как урожай с этих
семян. А ну-ка налей, эскулап, а то в горле чевой-то пересохло. Ну, будь!
Так о чем это я бишь. Ах да, о заблуждениях своих. Верил я тогда, боярин
Владлен, в то, что ежели править людьми по-доброму, так и они добрей
станут. Ан нет, и воровать пошли пуще прежнего, а потом и вовсе в глаза
мне смеяться стали: мол, дурак ты, царь, и размазня. Осерчал я тогда, да и
повесил нескольких говорунов на городских вратах. И что ж ты думаешь?
Взбунтовались? Ан нет, возрадовались! Вот, мол, какой наш Государь
хороший, и строгий, и мудрый, ну совсем как его грозный пращур, царь
Степан. - Дормидонт тяжело вздохнул. - Веришь, не веришь, эскулап, а я
тогда заперся ото всех в своих покоях и напился впервые до чертиков и
плакал пьяными слезами и клял свою участь. И противны они мне были с их
рабской угодливостью, с их трусостью и мелочной завистью. И больше всего я
сам себе противен был - ведь строить власть свою на крови я не хотел.
Видит Бог, не хотел. Но выбора мне не оставили. Не оставили. Да. А ну-ка
налей, эскулап, еще по чарке.
 
   Серапионыч налил, и они с царем молча выпили. Царь долго пристально
смотрел в глаза Серапионычу. Потом отвернулся, закашлялся.
 
   - Знаешь, боярин Владлен, сколько я книжек в молодости прочел? - глухо
продолжил царь. - Умных книжек, добрых. О достоинстве человека. О любви к
Богу и ближнему. Об уважении к мудрости. О почитании прекрасного. - На
минуту царь умолк и внезапно так грохнул об пол своим посохом, что графин
на столе подпрыгнул. - Ложь это все! Ложь! Люди в сущности своей подлы и
завистливы!
 
   - Нет, - спокойно ответил Серапионыч, и царь с удивлением поднял на
него налитые злостью глаза. Серапионыч же поправил пенсне на носу. - Нет,
я так не думаю.
 
   Царь поиграл с минуту желваками и грозно повелел:
 
   - Наливай!
 
   Серапионыч снова налил водки. Снова выпили. И царь уставился в доктора
своим буравящим взглядом. Но Серапионыч, кажется, даже не обращал на это
внимания.
 
   - Люди разные, очень разные, - неспеша заговорил он, - но не злы они от
природы своей. Я, по крайней мере, так думаю. А трусость и зависть
процветают там, где их насаждают законами писаными и неписаными.
 
   - Так я ж и хотел сии законы исправить, - вскричал Дормидонт, - чтобы
жить по совести и взаимному уважению! А из этого только свинство одно
вышло!
 
   - Так для этого же, батенька, время надо, - терпеливо отвечал
Серапионыч.
 
   - Сколько? - грозно выкрикнул царь и снова грохнул в пол посохом. - Год?
   Два? Десять?
 
   - Я думаю, столетия, - спокойно отвечал доктор.
 
   Царь вяло махнул рукой и в одночасье весь как-то ссутулился:
 
   - Налей, эскулап, по последней, да пойду я в опочивальню.
 
   Серапионыч налил. Выпили.
 
   - Все это слова, слова, - вздохнул царь. Он медленно поднялся с кресла
и, тяжело опираясь на посох, пошел к дверям. Возле дверей он остановился:
- А ты, боярин Владлен, понимаешь, еще заходи. - Дормидонт покинул залу,
не закрыв за собою дверей. По коридору разносилось шарканье ног,
покашливание и бормотание:
 
   - Слова... Слова...
 
   Серапионыч продолжал сидеть в кресле. Он грустно глядел на надкушенное
яблоко. Вот и познакомился с царствующей особой, уныло усмехнулся доктор.
 
 
   ***
 
 
   Василий Дубов неспеша прогуливался по улицам Новой Мангазеи и мысленно
прокручивал свое первое свидание с Миликтрисой Никодимовной, стараясь
отделить бурные любовные впечатления от той реальной информации, что
удалось у нее выведать. Чтобы не вызывать подозрений, Василий для первого
раза не слишком приставал к своей новой "возлюбленной" с расспросами и
потому узнал немногое: что с Евлампием ее познакомил некий влиятельный
господин и что вообще среди ее знакомых немало влиятельных и, что
немаловажно, щедрых господ.
 
   Из невразумительной болтовни Миликтрисы Никодимовны Дубов понял, от
чего может зависеть степень ее откровенности, и прикидывал, во сколько
"лягушек"
   ему выйдет расколоть "набожную даму" на дачу чистосердечных показаний.
 
   Новая Мангазея была похожа на портовой город - вроде Одессы, где
Василию однажды довелось побывать, или Марселя, известного ему по "Клубу
путешественников". C той только разницей, что причалами для ее ежедневно
прибывающих караванов служили огромные склады, или лабазы, расположенные
неподалеку от рынка. Именно эти хмурые массивные здания с огромными
воротами и крохотными окнами были сердцем города. Мерно и деловито
пульсирующим. Весь остальной город, несмотря на свою яркую и пеструю
пышность, был лишь приложением к ним.
 
   На складах постоянно сгружали тюки с товарами, и после коротких торгов
их забирал уже другой купец и грузил либо на телеги, либо на ладьи, или
даже на верблюдов. И товар двигался дальше. Меха на запад, пищали на
восток. Янтарь на юг, гарпуны на север. Все крутилось, все вертелось, как
шестеренки в часовом механизме. Хотя постороннему человеку вся эта
круговерть могла показаться хаосом, бедламом. Но на самом деле здесь царил
прямо-таки идеальный порядок, которому могли бы позавидовать
государственные мужи. Если бы, конечно, могли углядеть в этом муравейнике
четкую работу как торговых групп, так и отдельных работников: приказчиков,
грузчиков, оценщиков.
 
   Здесь, на этих мрачных складах, можно было изучать весь мир - жаль, у
Василия не было для этого времени. Ведь по товарам можно было сказать если
не все, то многое о культуре тех стран, из которых они прибыли. Всяческие
горючие жидкости для светильников и ароматические вещества, которые можно
было иногда и перепутать по незнанию, прибывали с Ближнего Востока. Именно
монополией на "земляное масло" Восток и удерживал Европу от военных
экспансий. Европа же постоянно бряцала оружием, избытки которого в большом
количестве продавались на мировых рынках. Да еще тяжелые яркие ткани:
парча, бархат. В противовес легкому восточному шелку и грубым льняным
тканям из восточно-славянских земель. Изворотливые умом азиаты уже
изобрели электричество и торговали примитивными аккумуляторами: глиняными
сосудами, наполненными кислотой, с медными электродами. Применялись они
обычно ювелирами для гальваники, то есть хромирования, оцинковки или
позолоты. Хотя на склады уже начали поступать и небольшие партии
электрических лампочек - стеклянных колб с бамбуковым угольком между
электродами. Товар был дорогой и неходкий. Пока, конечно. Теперь
оставалось лишь появиться на сцене новому идеологу из грабителей, вроде
известного нам Соловья Петровича, и провозгласить электрификацию плюс
узаконенный грабеж, и история завертится, как белка в колесе. А может,
чаша сия минет сей тихий уютный мир? Или им тоже придется наступить на те
же грабли и испытать все прелести правления "идейных вождей"? Одного с
челкой, другого с трубкой. Ну, тогда держитесь, купцы, ваша аполитичность
и космополитичность станет вашей же погибелью.
   Этот молодой, зеленый мир еще не удобрен костями миллионов невинных и
не опылен радиоактивным пеплом. И князь Григорий, по сравнению с тиранами
нашего мира - просто шалун. На него достаточно Василия Дубова. А остальное
- дело времени. Оно всегда работает не на Зло...
 
 
   ***
 
 
   Баба Яга сидела насупившись за столом, подперев голову руками. А на
сундуке, по-барски развалясь, ее поучал здоровенный черный кот.
 
   - Это же так просто, - говорил он. - Вот смотри, щелкаешь пальцами - и
все. - При этом кот щелкнул когтями, и на столе рядом с Бабой Ягой
загорелась свеча. - Ну давай, попробуй сама.
 
   Баба Яга старательно сложила пальцы в жменю и приготовилась ими
щелкнуть.
 
   - Не в мою сторону! Не в мою сторону! - истошно завопил кот и очень
даже резво нырнул с сундука под лавку. И вовремя. Раздался оглушительный
грохот, крышку с сундука сорвало взрывной волной, и она отлетела к печи. А
в сундуке загорелись какие-то тряпки. Кот схватил ушат с водой и опрокинул
его в сундук. Оттуда раздалось шипение и повалил вонючий дым. Кот скорчил
недовольную мину.
 
   - Мягче надо. Мягче, - сказал он Яге, так и сидевшей с тоскливым
выражением лица за столом. - Ты баба горячая, слишком много чуйства в это
дело вкладываешь. Надо научиться подавать его поманеньку и в нужном
направлении. Давай еще разок попробуем.
 
   - А может, хватит на сегодня? - жалобно спросила Баба Яга.
 
   - Нет, - отрезал кот. - Давай. Направляй руку на подсвечник. Так,
хорошо.
   - при этом кот предусмотрительно спрятался за колченогий стул. - Ну
давай, щелкай.
 
   На этот раз свеча вместе с массивным подсвечником со скоростью снаряда
полетела в сторону двери. Там подсвечник ударился о притолоку и свалился
прямо на хвост коту. Кот издал нечеловеческий вопль. Он запрыгал по избе,
испуская жуткие проклятия и дуя себе на хвост. В конце концов он опустил
хвост в сундук, полный мокрых тряпок, и, похоже, ему полегчало.
 
   - Да, правда твоя. Пожалуй, на сегодня хватит.
 
 
   ***
 
 
   В комнате на постоялом дворе детектив застал обоих скоморохов, однако
те его даже не заметили, занятые не то репетицией, не то читкой некоего
драматического произведения. Василий невольно прислушался - пьеса
оказалась исторической, на тему завоевания Новой Мангазеи царем Степаном.
Как Дубов понял из текста, действие очередной сцены происходило на холме,
откуда царь наблюдал, как его славное воинство грабит город, поджигает
дома и насилует мангазейских женщин. При этом Степан произносил
возвышенный пятистопно-ямбовый монолог.
 
 
 
   "СТЕПАН:
 
 
   Скажите, чтоб не очень увлекались 
   В поджогах, грабежах и баболюбстве - 
   Я ведь желаю только проучить 
   Сей град за непокорство и гордыню, 
   С лица ж земли сносить не собираюсь.
 
   Ведь я же не злодей и не насильник, 
   А своего народа благодетель.
 
   А так как нынче Ново-Мангазея 
   Уже в составе царства моего, 
   Об чем указ вечор подписан мною, 
   То я не враг для подданных своих, 
   Пришедших ныне под мою корону, 
   А царь - хоть грозный, но и справедливый!..
 
   Что скажешь ты, мой верный воевода?
 
 
   ВОЕВОДА:
 
 
   Приказ я отдал прекратить разбой - 
   И так уж все пограбили, что можно 
   И девок перепортили довольно.
 
 
   СТЕПАН:
 
 
   Молчи! Меня касаться это не должно; 
   Я - царь, а не убийца, не насильник.
 
   А коли наши славные стрельцы 
   Кой в чем переусердствовали малость, 
   Пускай господь их судит, а не я.
 
 
   ВОЕВОДА:
 
 
   Как скажешь, Государь, все в царской воле.
 
 
   СТЕПАН:
 
 
   Что это за людишки там стоят?
 
 
   ВОЕВОДА:
 
 
   Градоправитель Новой Мангазеи...
 
   Ну, то есть бывший, я хотел сказать, 
   А вместе с ним старейшины градские.
 
 
   СТЕПАН:
 
 
   Чего им? Впрочем, подойдут пускай.
 
   Да им скажи, чтоб слишком не робели - 
   Ведь я их новый царь, а не какой-то 
   Упырь, иль бес, иль злой поработитель".
 
 
 
   - Ну как? - вдруг обернулся к Василию Мисаил, читавший за царя Степана.
   Правда, в его исполнении грозный монарх больше смахивал на гоголевского
городничего.
 
   - Довольно любопытно, - осторожно ответил Дубов. - Что это за пьеса?
 
   - О, это великое произведение великого сочинителя! - важно сообщил
Антип.
   - Считавшаяся безвозвратно утерянной трагедия Джона Уильяма Свампа
"Завоевание Мангазеи".
 
   - Там и для тебя есть подходящая роль, Савватей Пахомыч, - подхватил
Мисаил. - К Степану приходят городские старейшины, они просят пощадить
мирных жителей и обещают отдать ему все свои несметные богатства, но царь
отвечает, что ему и так все принадлежит, а главного старейшину велит
высечь у себя на конюшне. И тогда сей старец выхватывает из-за пазухи
дамасский кинжал и гордо закалывается. Уверен, что у тебя это прекрасно
получится!
 
   - Я подумаю над вашим предложением, - дипломатично уклонился от ответа
Дубов. - Но что это за Джон Уильям как там его и почему трагедия
неизвестная, если у вас есть ее текст?
 
   - Джон Уильям Свамп был по роду занятий представителем одного крупного
торгового дома с Альбиона в Новой Мангазее, - начал терпеливо объяснять
Антип, - но основным делом его жизни стало сочинительство для подмостков.
   Свамп был свидетелем завоевания Мангазеи царем Степаном и поведал об
этом в своей трагедии, написанной хотя слогом аглицких драм, но на нашем
языке, коим он, долгие годы живя здесь, овладел в совершенстве. Но потом
все списки этой трагедии были отобраны, а сам Джон Уильям выслан обратно в
Англию.
 
   - Так что же, значит, все описанное имело место на самом деле? -
заинтересовался Дубов.
 
   - Да как ты не понимаешь, Савватей Пахомыч, - загорячился Мисаил, -
художник имеет право на свое видение происходящего. Это ведь не
какой-нибудь бездарный ремесленник...
 
   - Да нет, это-то я понимаю, - поспешно перебил детектив, не желая
вдаваться в концептуальные дискуссии о художественном вымысле и пределах
его допустимости, - просто я не понимаю, как эта пьеса два века спустя
попала к вам.
 
   - Загадочное дело! - с сомнением покачал головой Антип. - Сегодня мы
выступали на площади со своими шутками, а когда уже собрались уходить, то
к нам подошел какой-то невзрачный господин и сказал: "Что вы всякую дрянь
играете - с вашими-то способностями нужно совсем другое!". Протянул нам
этот свиток, а сам был таков.
 
   Василий осторожно взял в руки свиток с "Завоеванием Мангазеи":
 
   - Бумага хоть и не очень новая, но двести лет ей никак не дашь. А вы
уверены, что это действительно та самая вещь, а не какая-нибудь подделка?
 
   - Да как ты можешь?! - чуть не подпрыгнул Мисаил. - Так написать мог
только настоящий великий маэстро!..
 
   - Ну хорошо, - опять не стал спорить Василий, - допустим, что это и
есть та самая трагедия. А вы не задумались, почему она всплыла именно
сегодня? Не оттого ли, что кому-то выгодно разжигать в Мангазее
противо-царь-городские настроения? И вы прекрасно знаете, кто он - этот
кто-то!
 
   - Князь Григорий?.. - неуверенно пробормотал Антип.
 
   - А вам не кажется странным, - продолжал Дубов, - что пьесу,
считающуюся утерянной два века назад, неизвестно кто отдает неизвестно
каким скоморохам...
 
   - Как это неизвестно каким?! - сорвался с места Мисаил. - Просто
человек увидел, что такие даровитые скоморохи, как мы, исполняют всякую
дрянь, и решил нам помочь!
 
   - Вздор! - решительно заявил Василий. - Если хотите, я могу рассказать,
как все было, а вы уж сами решайте, как поступать. Двести лет назад все
списки крамольной трагедии были изъяты и, скорее всего, вывезены в
Царь-Город, где их поместили в спецхран. Ну, то есть, в тайное
бумагохранилище, - поправился детектив. - Мне доподлинно известно, что
сторонники князя Григория имеются в самых высоких Царь-Городских кругах, и
они-то, имея доступ в спецархив, могли вынести оттуда рукопись трагедии и
сделать с нее сколь угодно списков - один из них и попал к вам.
 
   - Но для чего? - удивился Антип.
 
   - Это элементарно! - в сердцах брякнул Василий. - То есть, я хотел
сказать, что и дураку понятно. Для того же самого, для чего тут
распространяют подметные письма - чтобы возможно больше мангазейцев
ожидали князя Григория как освободителя и благодетеля. Он, в отличие от
недоброй памяти царя Степана, надеется взять город с наименьшими жертвами
и разрушениями. И отнюдь не из каких-то человеколюбивых побуждений, а
чтобы заполучить в готовом виде всю здешнюю инфраструктуру.
 
   - Чего-чего? - не поняли скоморохи.
 
   - Ну, налаженные торговые связи, пристани, судоверфи, всяческие
мастерские, кузницы и все такое прочее. Так что думайте сами, вкладывать
ли свою лепту в победу князя Григория, или нет. Мне кажется, что мы сюда
прибыли, скажем так, с несколько иной миссией.
 
   - Да, пожалуй, - пробормотал притихший Мисаил. А Антип неуверенно
добавил:
 
   - Кто его знает? Князья Григории приходят и уходят, а эта, как ее,
инфра - остается...
 
 
   ***
 
 
   Едва только Серапионыч возвратился в терем Рыжего, как хозяин кинулся
ему навстречу:
 
   - Ну как, доктор, есть надежда?
 
   - Случай, конечно, запущенный, - со знанием дела ответил Серапионыч,
проходя в гостиную, - но отнюдь не безнадежный.
 
   - Доктор, а нельзя ли это как-нибудь ускорить? Ведь государство в
опасности!
 
   - Как любит говаривать один наш общий знакомый, "Не спеши, а то
успеешь", - поправил на носу пенсне доктор.
 
   - Знаю, знаю, - подхватил Рыжий, - "Тише едешь - шире лицо".
 
   - Морда, - учтиво поправил Серапионыч. - Наш общий знакомый в данном
контексте употребляет именно это словечко.
 
   - Что ж, морда - так морда, - вздохнул хозяин. - Ну ладно, не буду вас
торопить. Но только вы очень уж не затягивайте.
 
   - Ну а как там наш боярин Андрей? - поинтересовался Серапионыч, проходя
в гостиную. - Уже оклемался?
 
   - Да, вроде бы пришел в себя и даже что-то пытается говорить, - ответил
Рыжий. - Но я сам только перед вами пришел и его еще не видел.
 
   - Ну так пойдемте вместе, - предложил доктор.
 
   Внешний облик боярина Андрея говорил, что дело хоть медленно, но верно
идет на поправку. Едва завидев Рыжего, боярин очень обрадовался и даже
попытался привстать на кровати.
 
   - Лежите, пациент, вам вредно делать резкие движения, - остановил его
Серапионыч.
 
   - А говорить он может? - затревожился Рыжий.
 
   - Вообще-то может, но пока лучше не напрягать связки, - заметил доктор.
 
   - Но ведь от этого зависит судьба страны! - взмолился Рыжий.
 
   - Что у вас за страна такая, что ее судьба зависит то от запоя главы
государства, то от нескольких слов члена Боярской Думы, - проворчал
Серапионыч. На что Рыжий ответил:
 
   - Знаете, доктор, имеется такой анекдот: один червячок спрашивает у
другого: "Ну зачем мы живем в этой противной навозной куче?". А второй
отвечает: "Понимаешь, есть такое понятие - Родина".
 
   - Ну ладно, - сжалился доктор, - говорите. Только кратко.
 
   Боярин Андрей заговорил еле слышным шепотом, то и дело надолго
прерываясь:
 
   - Я был у князя Длиннорукого... Там были все, кто за него... Сначала
князь выставил большую бочку зелена вина, а потом...
 
   - Пожалуйста, без лишних слов, - перебил Рыжий, - тебе нельзя много
говорить. Как я понимаю, у Длиннорукого произошло нечто такое, что
заставило тебя со всех ног броситься ко мне в терем, так ведь?
 
   - Да, - с трудом выдохнул боярин Андрей. - Длиннорукий, как выпил, стал
похваляться, что скоро в Царь-Город явится князь Григорий и всем, кто был
против него, покажет, где раки зимуют... И что он уже готовится
преподнести Григорию столицу, как на тарелочке... А потом, выпив еще
чарку, сказал: "И знаете, как это будет? В условленный день я приглашу и
царя, и бояр, и Рыжего к себе на празднества, а потом все, кого я упрежу,
незаметно выйдут наружу... - Боярин Андрей надолго замолк, но потом,
собрав последние силы, с огромным трудом договорил: - А кого не упрежу,
тех подожгу вместе с теремом". - Боярин закрыл глаза и без чувств уронил
голову на подушку.
 
 
   ***
 
 
   Едва дождавшись захода солнца, Василий извлек из своего
немногочисленного багажа армейский компас. Этот прибор был позаимствован
из походного снаряжения майора Селезня, но стараниями колдуна Чумички
приобрел новые способности, которые, однако, действовали только в
определенные часы: от заката до первых петухов.
 
   Благодаря этим новым способностям стрелка компаса теперь указывала не
на север, как обычно, а куда-то на юго-запад. Это значило только то, что
немалая часть "лягушачьих" монет (не менее четверти) находится в одном
месте, а направление стрелки соответственно указывало в сторону этого
места.
 
   - Господа скоморохи, - высокопарно обратился Дубов к Мисаилу и Антипу,
- нынче ночью нас с вами ждут великие дела.
 
   - Что за дела? - живо заинтересовались господа скоморохи.
 
   - Нам предстоит идти по горячему следу, пробираться сквозь запутанную
паутину улиц и закоулков Новой Мангазеи и в конце концов узнать, где она -
эта черная бездна, куда проваливаются благородные металлы!
 
   По выражению лиц скоморохов Василий понял, что смысл его вдохновенной
речи до них вряд ли дошел - скорее, они воспринимали ее как монолог из
какой-то возвышенной трагедии. Однако в пространные объяснения детектив
вдаваться не стал.
 
 
   ***
 
 
   Майор ловко спустился с крыши баньки на грешную землю.
 
   - Молодец, Васятка, - ласково пробасил он, потрепав мальчонку по
непослушным вихрам. - Это ты хорошо придумал сюда перебраться. И мост, как
на ладони, и село видать, и дорога между ними. А оставаться на сеновале,
конечно, было рискованно.
 
   - А не пора ли перекусить? - деловито осведомился Васятка.
 
   - Да-да конечно, - охотно согласился майор, - хватит об искусстве, пора
и о животе подумать.
 
   Уже сидя за крохотным столиком и со смаком уплетая деревенское сало с
чесночком, майор все же вернулся к теме "военного искусства":
 
   - Васятка, ты мне так и не рассказал поподробней о том, что ты в селе
интересного видел?
 
   - Инте... какого? - нахмурил лоб Васятка. - Странного-то точно видел
немало.
 
   - Ну и? - нетерпеливо спросил майор.
 
   Васятка отпил чаю из жестяной кружки и задумчиво уставился в окно.
 
   - Эти люди из вашей страны, - наконец произнес он.
 
   - С чего это ты взял? - несколько удивился майор.
 
   - У них говор такой же, как у вас.
 
   - А, понятно, - кивнул майор. - Ну, этому-то я не удивлен. Этих
наемников Каширский в наших краях набирал.
 
   Майор откусил знатный кус сала с черным хлебом и ухмыльнулся:
 
   - Вот потому-то и я здесь. Как говорится - клин клином надо вышибать.
 
   - Оружие у них странное, - озабоченно сказал Васятка.
 
   - Ничего, - радостно осклабился майор, - у меня такого странного оружия
- полный рюкзак. И мне уже доводилось эту шелупонь гонять в Придурильщине.
   Это в наших краях место такое. Ох и неспокойное!
 
   - Но у них в повозках еще и чародейские всякие гадости. Эти повозки они
строго охраняют.
 
   - Откуда ты знаешь? - приподнял бровь майор.
 
   - Да двое из ихних, хлебнув самогона, бахвалились, а я подслушал.
 
   - Гм, чародейства, говоришь? - насупился майор. - Ох уж надоела мне вся
эта магия. Но задницу-то мы им все равно надерем. О, пардон, я хотел
сказать - уши.
 
   - Да ладно, - улыбнулся Васятка, - я ж не маленький.
 
 
   ***
 
 
   Едва предночная мгла опустилась на улочки Новой Мангазеи, Дубов со
скоморохами снарядились в путь. Перед отправкой детектив еще раз вынул
компас, но теперь стрелка, к некоторому его удивлению, показывала уже не
на юго-запад, а по направлению, близкому к восточному. "Значит, монетки
переехали", подумал детектив, а вслух сказал:
 
   - Ну, бог нам в помощь!
 
   Неукоснительно следовать указаниям стрелки в густо застроенном районе
города было невозможно, и "юным следопытам" приходилось выдерживать
направление лишь очень приблизительно. Вскоре чудо-компас вывел их на
окраину Мангазеи, а пройдя по почти деревенской улочке, Василий и его
спутники оказались на старом кладбище. Глядя на мрачные надгробия, Антип
машинально перекрестился, а Мисаил что-то забормотал - не то молитву, не
то монолог из какой-то пьесы.
 
   Василий не очень-то разбирался в кладбищах, но если бы рядом с ним
оказалась баронесса Хелен фон Ачкасофф, то она сходу определила бы, что в
Новой Мангазее - городе, в котором смешались стили и традиции разных
народов, верований и эпох - и некрополь представлял собой нечто
многостилевое, или, выражаясь научным языком, эклектическое. Тут живописно
чередовались и заросшие травой неряшливые холмики с покосившимися
деревянными крестами, и монументальные статуи, и солидные каменные
гробницы. Однако Василий обращал внимание на все эти сооружения лишь
постольку, поскольку они препятствовали ему продвигаться в направлении,
указанном стрелкой.
 
   Однако с огибанием каждого очередного препятствия колебания стрелки
становились все заметнее - это говорило о том, что цель близка. И когда
Дубов со спутниками подошли к мрачного вида часовне, стрелка резко
напряглась, будто охотничий пес, почуявший дичь. Василий обошел вокруг
часовни, но стрелка упорно указывала внутрь этого сооружения.
 
   - Здесь, - кратко сказал Дубов. - Нет, туда, конечно, не полезем, но
теперь я точно знаю, где это находится.
 
   Скоморохи по-прежнему не очень понимали смысл поисков, но
кладоискательская лихорадка, похоже, захватила и их.
 
   - Можно и внутрь, - вдруг предложил Антип, пытаясь разглядеть
заржавевший замок на дверях, ведущих в усыпальницу.
 
   - Да, почему бы и нет? - С этими словами Мисаил зажег огнивом свечку и
поднес ее поближе к замку.
 
   - Ломать дверь? Никогда! - решительно заявил Василий. - Во-первых,
аморально тревожить покой мертвых, а во-вторых, мы можем спугнуть крупную
щуку...
 
   - Ерунда, - перебил Антип, доставая из сумы какой-то хитрый инструмент.
- Откроем и закроем так, что никто не заметит! Черт, да его, кажется, уже
сто лет не отпирали...
 
 
   ***
 
 
   Как всегда по вечерам, глава Царь-Городского сыскного приказа Пал Палыч
читал сводку событий за день. Читал скорее по привычке, так как с каждым
днем явственнее ощущал, что все это уже становится никому не нужным.
Только что он получил неофициальные, но вполне достоверные сведения, что
войска князя Григория перешли границу и, не встретив никакого
сопротивления, расположились в деревне Каменка. Значит, все кончено, и
падение столицы - вопрос считанных дней. Не добавляли оптимизма Пал Палычу
и сообщения о том, что он и без того уже прекрасно знал - бегство
Каширского, нападение на боярина Андрея и... О нет, это что-то новенькое:
минувшей ночью осквернена могила князя Владимира. Утром посетители
кладбища увидели, что могила грубо раскопана, а гроб с телом покойника
исчез.
 
   - Что за чертовщина! - возмущенно покачал головой Пал Палыч. - Неужели
Серапионыч? Принесла же нечистая этого чужеземца. Конечно он, кто же еще!
   Ведь именно Серапионыч успел первым выскочить на крыльцо и спугнуть
того, кто нападал на боярина Андрея. Хорошо, конечно, что успел, но как
это получилось? Ясно - он даже не ложился после нечестивых дел на кладбище.
   Узнать бы, куда он девал мертвое тело?.. А, ерунда, и так все летит в
тартарары. - И глава приказа продолжил чтение:
 
   - "Женщина в черном, постоялица Гостиного Двора, сразу после завтрака
отбыла в наемной повозке в неизвестном направлении". Ну и бес с ней, -
прокомментировал это сообщение Пал Палыч. - Ага, вот что-то из Боярской
Думы: "Боярин Илюхин вновь был выведен из Думы за непотребное поведение.
Сей боярин, бранясь матерно, обвинил Рыжего в осквернении могилы князя
Григория и в убиении боярина Андрея, а царя Дормидонта - в потворстве
безобразиям Рыжего". Значит, им еще не известно, что боярин Андрей остался
жив, - отметил Пал Палыч. - А впрочем, теперь все это уже не имеет ровно
никакого значения...
 
 
   ***
 
 
   Колеблющееся пламя свечи выхватывало из кромешной тьмы мрачные каменные
своды, покрытые вековым влажным мхом, и уходящие вниз ступени, сложенные
из грубо обтесанных валунов. И хоть всем троим стало явно не по себе, они
тем не менее двинулись вниз. Первым шел Дубов, машинально ощупывая ногой
склизкие ступеньки. Его опыт подсказывал, что в таком месте можно ожидать
всяческих неприятных ловушек.
 
   Василию казалось, что они идут уже целую вечность, а лестнице все не
было конца - будто она уводила в самые недра земли. Но вот ступеньки
закончились, и искателям приключений открылась обширная зала, в центре
которой на возвышении стоял мраморный гроб с четырьмя каменными факелами
по углам. Вдоль стен располагались такие же факела, только поменьше, и
возле каждого из них были проемы, ведущие в узкие коридоры - и пугающие, и
завораживающие своей неизвестностью. Василий сверился с компасом и
решительно направился в проход слева от гроба. Скоморохам ничего не
оставалось, как следовать за ним.
 
   Проход представлял собой каменный туннель, который то сужался, то опять
расширялся, то уходил вверх, то вниз, то разветвлялся, то в него вливались
другие, столь же зловещие коридоры. Через некоторое время наши
путешественники потеряли всякую ориентацию в пространстве, и уже не знали,
где и на какой глубине они находятся. И лишь только стрелка указывала им
путь. Время от времени в стенах возникали ниши, в которых иногда стояли
гробы, покрытые паутиной и пылью, иногда лежали чьи-то истлевшие останки с
обрывками погребальных одежд на белесых костях, а иногда и хорошо
сохранившиеся мумии людей, умерших много веков назад. Убеленные сединами
старцы, благочестиво сложившие узловатые руки на груди. Юные девы в белых
саванах, которые, казалось, лишь уснули и готовы пробудиться от векового
сна и восстать со смертного ложа. Воины в потускневших доспехах, готовые
обнажить мечи и покарать нарушителя их вечного безмолвия.
 
 
   - Кем брошены булатные мечи 
   Здесь, на пороге вечного покоя? - 
 
   завороженно произнес Мисаил, и его слова поглотили сочащиеся влагой
камни стен. Дубов с Антипом посмотрели на него так, что Мисаил смутился и
всю остальную часть пути лишь что-то бормотал себе под нос, с суеверным
ужасом косясь на покойников...
 
   И когда им стало казаться, что пути не будет конца, после очередного
поворота коридор привел их в просторную залу, точно такую же, как та,
откуда они начали свой путь. Здесь были такие же, как и там, каменные
факела, только на постаменте стоял не гроб, а саркофаг. Стрелка компаса
недвусмысленно указывала прямо на него. Василий приблизился к саркофагу,
обошел вокруг, постучал по гулкому мрамору, попытался поднять крышку, но
даже с помощью скоморохов это не удалось. Дубов устало прислонился к
одному из факелов, и тот под его весом вдруг начал съезжать куда-то в
сторону.
   Крышка саркофага со зловещим шорохом поднялась, и взору Василия
открылось его содержимое - монеты: золотые и серебряные, аглицкие и
гишпанские, совсем новые и уже изрядно потертые... Небрежно перебирая
монеты и нередко узнавая среди них свои "лягушачьи", Дубов обнаружил в
головах саркофага пергаментный свиток.
 
   - Посвети мне сюда, - попросил Василий Антипа и принялся вслух читать.
А скоморохи заглядывали внутрь саркофага и буквально пожирали взглядом
невиданные сокровища.
 
   То, что читал Василий, по своему содержанию мало напоминало трагедию
"Завоевание Мангазеи" и другие произведения мировой классики - скорее, это
был бухгалтерский учет прихода-расхода денег в могильном тайнике. Дубов
перевернул свиток на другую сторону и медленно, с трудом разбирая
непривычную для себя письменность, прочел:
 
   - "Манфреду Петровичу за боярина Лужка - двенадцать золотых. Ему же за
Геннадия Андреича - десять золотых и три серебряных. Анисиму и Вячеславу
за Манфреда - двадцать золотых. Прости, Петрович, но ты слишком много
знал"...
 
   - Что за бред! - удивился Антип.
 
   - Жаль, нет бумаги все это переписать, - с сожалением вздохнул Дубов. -
Мне кажется, что этот бред содержит очень важные сведения...
 
   - Читай дальше, Пахомыч, - оторвался от созерцания злата Мисаил, - я
все запомню!
 
   - Да? - недоверчиво глянул на него Василий. - Ну ладно. "Вячеславу и
Анисиму за...". Черт, ничего не разобрать!
 
   - Дай мне! - Мисаил чуть не силой выхватил у Василия свиток и стал
читать про себя, неслышно шевеля губами. А Дубов с интересом разглядывал
диковинные монеты с чеканными профилями неведомых ему европейских,
азиатских и даже африканских правителей, стараясь не думать об обратном
пути через мрачный лабиринт мертвого царства.
 
 
 
 
   ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
 
 
   СРЕДА. ЗЛОПОЛУЧНАЯ ДОСКА
 
 
 
   Утром Василий проснулся чуть позднее обычного - вообще-то он
принадлежал к числу "жаворонков", но после столь бурных ночных приключений
следовало хорошенько отоспаться.
 
   К его немалому удивлению, скоморохи уже бодрствовали: Антип хлопотал по
хозяйству, а Мисаил что-то быстро писал на клочке бумаги. "Ясно, сочиняет
какую-нибудь новую скоморошью мистерию", подумал детектив - но ошибся.
   Мисаил отложил перо и протянул листок Дубову:
 
   - Вот, Савватей Пахомыч, список с того свитка.
 
   - О, спасибо, - обрадовался Василий, - я его сегодня же изучу. А что
это вы вскочили ни свет ни заря?
 
   - Мне, как заснул, тут же стали сниться всякие гробы, могилы да
покойники, - признался Мисаил. - А когда мертвец вылез из гроба и схватил
меня за горло, то я так завопил, что тут же проснулся.
 
   - А мне приснилось, что меня живьем закопали в гробу, - добавил Антип.
- Нет, лучше уж вовсе не спать!
 
   - Да уж, путешествовать на сон грядущий по гробницам - не самое
приятное занятие, - посочувствовал Дубов. - Но работа - лучшее лекарство
от ночных ужасов.
 
   - Что за работа? - заинтересовались скоморохи.
 
   - Мы пойдем на кладбище...
 
   - Опять?!! - чуть не хором взвыли Антип и Мисаил.
 
   - Нет-нет, в гробницу на сей раз не полезем, - несколько успокоил их
детектив. - Мы займемся наружным наблюдением.
 
   - А это еще что за непотребство? - насупился Антип.
 
   - Это значит, что нам с вами, не спускаясь в склеп, нужно будет
выяснить, каким образом туда попадают только что сделанные монеты, -
объяснил Василий. - Я достаточно ясно выражаюсь?
 
   - Достаточно, - вздохнул Мисаил. - Ну что же, на кладбище, так на
кладбище...
 
 
   ***
 
 
   Войдя в царскую залу, Серапионыч увидел, что на сей раз Дормидонт
Петрович просматривает какие-то бумаги. Некоторые он не глядя подписывал,
а некоторые пробегал и откладывал в сторону.
 
   - А, эскулап, - усмехнулся царь, подняв взор от бумаг, - проходи,
проходи. Не стесняйся, усаживайся... Челобитных всяческих пруд пруди, -
проворчал он, откладывая очередную бумажку, - ну прям как малые дети.
Тятя, дай то, тятя, дай се. Самим надобно жить и своим умом. Верно я
говорю, эскулап?
 
   - Если ваши подданные своим умом жить научатся, то зачем им будет нужен
царь? - протирая пенсне платочком, в свою очередь спросил Серапионыч.
 
   - Э нет, братец, - тут же отвечал Дормидонт, - царь им всегда нужен
будет. Для того, чтоб на него можно было все свалить. Я вот, мол, пьяница
и лодырь, и царь наш батюшка такой же, как я, дурень, только он в царском
тереме живет, а я в избе с худой крышей. Кто виноват? Конечно, царь!
 
   - Но мне всегда казалось, Ваше Величество, - осторожно начал
Серапионыч, - что правители для того и существуют, чтоб заботиться о своих
подданных.
   Чтоб они не жили в избах с прохудившимися крышами.
 
   Царь небрежным жестом смел все бумаги со стола и выставил на него
графин и рюмки.
 
   - Выпьем! - сказал он мрачно.
 
   Выпили. Посидели, смакуя ласковое тепло, растекающееся по телу.
 
   - Да брось ты, эскулап, - в конце концов нарушил молчание царь. - Ну не
полезу же я крыши дырявые латать, право слово. Сам человек токмо свою
жизнь строит. Если он человек, конечно, а не быдло какое-то. Наливай,
эскулап, по второй.
 
   Снова выпили. Посидели.
 
   - Я ж раньше добрый был, - усмехнулся царь, - то бишь дурак. Помогал
всем, как мог. От чистого сердца, вот те крест! - при этом царь быстро
перекрестился. - Так однажды надо мной бояре так смеялись... И поделом
мне, дурню. А вышло вот как. Шел один боярин по улице и видит - мужик
сидит возле своей избы да семечки лузгает. А на избе-то половину дранки
бурным ветром, незадолго до того случившимся, посорвало. Ну, боярин-то и
спрашивает мужичка: "Ты чего это сидишь, семечки лузгаешь, а крышу-то не
чинишь?" А мужичок ему эдак весело и отвечает: "А зачем, мил человек, мне
самому надрываться? Я вот челобитную царю отписал. На бедственный ветер
сослался и, думаю, царь-батюшка деньгами мне поможет. А я на те деньги
плотника найму, пусть он на крышу и лезет". И боярин тот рассказал эту
историю остальным, и смеялись они надо мной, почитай, три дня, пока и до
моих ушей эта история не дошла. Давай-ка, эскулап, еще по одной выпьем. За
глупостью мою.
 
   - Если доброта уже стала глупостью, то выпьем за нее, родимую.
 
   - Постой-ка братец, - насупился царь, - и ты, никак, надо мной,
понимаешь, смеешься?
 
   - Упаси бог, Ваше Величество, - развел руками Серапионыч, - я только
имел в виду, что вы поступали правильно. Другое дело, что одни глупцы
пользовались вашей добротой по-глупому, другие же глупцы над вами
насмехались.
 
   - Ладно, выпьем, - мрачно подвел черту царь. - Хотя я думаю, что скорее
были правы они, а я... - Не докончив фразы, Дормидонт Петрович махнул
рукой и резко опрокинул чарку в рот.
 
   Вдруг входная дверь распахнулась, и в залу вбежала высокая и стройная
девушка в длинном сером платье. Приглядевшись к ее лицу, Серапионыч
увидел, что она вовсе не так молода, как ему показалось издали.
 
   - Опять выпиваешь, батюшка? - с неодобрением произнесла девица,
указывая на графинчик. - Говорили же тебе все лекари и знахари, что пить
вредно!
   Помрешь, и останусь я бедная сиротинушка...
 
   - Да ладно, Танюшка, не причитай, тут все свои, - устало махнул рукой
царь. - Это вот лекарь, боярин Владлен. А это моя наследница, сиречь
царевна Татьяна Дормидонтовна.
 
   Серапионыч молча поклонился. А Государь, нахмурившись, обернулся к
Танюшке:
 
   - Что ж ты, понимаешь, ходишь тут где не велено? Я тебя помиловал, в
Симеонов монастырь не отослал, разрешил дома остаться, но с условием,
чтобы сидела в своих горницах и носу без особого зову не казала, а ты...
 
   - Как же, так я и стану в горнице сидеть, - не осталась в долгу
царевна, - а ты тут будешь водкой заливаться!
 
   - Цыть, непутевая! - Дормидонт в сердцах грохнул посохом об пол. - Знаю
я, зачем ты сюда, понимаешь, пожаловала! Надеялась Рыжего своего тут
встренуть, али не так?
 
   Серапионыч деликатно кашлянул:
 
   - Извините, дорогой Государь и дорогая царевна, у вас тут семейные дела
начинаются, не дозволите ли мне вас покинуть?
 
   - Оставайтесь, боярин Владлен, - тут же попросила Танюшка. - Ведь
батюшка же сказал, что тут все свои. - При этих словах царевна хитро
улыбнулась.
 
   - Ох, непутевая девка, непутевая, - ласково вздохнул царь, - вся в
батьку... Ступай, эскулап, но завтра непременно приходи. Еще поговорим.
 
   Серапионыч незаметно выскользнул из залы. Танюшка же с напором
продолжала:
 
   - Батюшка, ну разреши ты мне выйти за Рыжего! Не сидеть же век в девках.
 
   - За Рыжего не выдам, - отрезал Дормидонт. - Не тот он человек, чтоб на
царской дочке жениться.
 
   - А Григорий? - не без ехидства подпустила царевна. - За него выдать ты
меня почему-то не отказывался!
 
   - Так Григорий - он все же какой-никакой, да князь, - объяснил царь.
 
   - Окстись, батюшка, да какой он князь! - возмутилась Танюшка. -
Вурдалак он и больше никто. А Рыжего ты сам из темницы выпустил - значит,
не так уж он и плох!
 
   - А как же не выпустить, когда ты все уши про него прожужжала, -
возразил Дормидонт Петрович. - И вообще, такова была наша царская воля.
Хочу - казню, хочу - милую, понимаешь.
 
   - Ну так захоти дать нам свое родительское благословение, - подхватила
царевна.
 
   - За Рыжего не выдам, - повторил Дормидонт. - И вообще, понимаешь,
отправлю-ка я тебя, дочка разлюбезная, в наш загородный терем от греха
подальше. Все равно он пустой стоит...
 
   - Как - в терем? - опешила царевна.
 
   - В терем - и дело с концами! - вновь пристукнул посохом царь. - А
пущай попробует твой Рыжий хоть на версту к терему приблизиться, так я
его, того-этого... Ладно, царевна, ступай. В дорогу готовься.
 
   Низко поклонившись, Танюшка с покорностью вышла из залы, а Дормидонт,
печально вздохнув, подлил себе в чарку еще водки.
 
 
   ***
 
 
   При дневном освещении кладбище выглядело хотя и не слишком весело, но
все же не столь мрачно, как ночью. По причине бездействия чудо-компаса,
который, как известно, работал только в ночное время, Дубову и его
спутникам пришлось довольно долго искать нужную гробницу. Она в самом деле
выглядела очень старой и заброшенной - ее стены и крыша заросли мхом,
кирпичи кое-где обвалились, и некому было привести это массивное мрачное
сооружение в лучший вид.
 
   Кругом часовни вольготно раскинулись многочисленные могилы - и
более-менее ухоженные, и совсем заброшенные - но теперь Василий знал, что
прямо под ними находились многоэтажные лабиринты древних захоронений.
 
   - "Родовая усыпальница князей Лихославских", - с трудом разобрал Антип
полустершуюся надпись над входом.
 
   - Тихославских, - поправил Мисаил.
 
   - А черт их знает, - не стал спорить Антип, - может, и Тихославских.
Тут не поймешь.
 
   - Довольно странно. - Василий присел на покосившуюся скамеечку возле
одной безымянной могилки. - Князья Лихославские-Тихославские, как можно
понять из многочисленных захоронений, весьма обширный род - и куда же, в
какую бездонную пропасть он провалился, если уже сто лет, если не больше,
тут не только не хоронят, но даже некому привести часовню в приличный вид?
 
   Дубов обвел взором смиренное кладбище - и был вынужден прикрыть глаза,
так как его малость ослепило солнце, отразившееся в позолоченном куполе
некоего сооружения шагах в тридцати от княжеской усыпальницы.
 
   - Вот достойный пример, как надо держать в порядке место последнего
упокоя, - с некоторой завистью заметил Мисаил. - А вот ежели я, к примеру,
помру, так ведь зароют где-нибудь при дороге и даже отходной не споют... -
Скоморох тяжко вздохнул.
 
   - А, ну ясно - это не просто гробница, а храм-усыпальница, - отметил
Антип, внимательно оглядев белокаменное здание с золотым куполом. - Это
наподобие семейного храма - наверху что-то вроде церкви, а внизу
покойнички.
 
   - "Гробница Загрязевых", - прищурившись, прочел Мисаил надпись над
узорной дверью. Сделать это оказалось тоже нелегко, но по иным причинам,
чем в случае с Лихославскими - буквы, как и купол, были покрыты золотом,
отсвечивающим на солнце.
 
   - Должно быть, богатые люди эти Загрязевы, - уважительно заметил Антип,
- раз такую храмину отгрохали. А видите там изваяние перед входом? Это
ведь, как я понимаю, дело рук самого маэстро Черрителли, а он задешево
работать не станет.
 
   - Не уверен я, что это работа маэстро Черрителли, - возразил Мисаил.
 
   - А кого же еще? - удивился Антип. - Я его творения завсегда узнаю.
 
   Мисаил подошел к изваянию и, осмотрев постамент, был вынужден
согласиться:
 
   - Да, твоя правда. Там так и написано: "Дорогому и любимому Мелхиседеку
Иоанновичу Загрязеву - от вдовы, сына и дочери. Ваятель Джузеппе
Черрителли".
 
   - Ну ладно, - Василий поднялся с лавочки, - оставим пока Загрязевых
вместе с Черрителли в покое. Я отправлюсь по делам в город, а вы побудете
тут и постараетесь что-нибудь узнать о гробнице князей Тихославских.
Средств не жалейте - я вам оставлю десять золотых на сбор информа... то
есть ценных сведений. В общем, если заметите что-то подозрительное -
запоминайте.
 
   - Не беспокойся, Савватей Пахомыч, все выполним, - заверили детектива
скоморохи, и Василий покинул погост - ему нужно было торопиться на рандеву
к своей новой возлюбленной.
 
 
   ***
 
 
   После обеда майор Селезень взобрался на свой наблюдательный пункт. То
бишь на крышу баньки. И стоило ему прильнуть к окулярам бинокля, как в
поле видимости оказался новый интересный объект. Объект представлял собой
роскошную карету, которая быстро катила по дороге в сторону села. И,
естественно, на окраине она была остановлена блок-постом.
 
   - Кому-то, похоже, не повезло, - пробормотал Селезень.
 
   И действительно, события развивались не лучшим образом для
путешествующих.
   Двое солдат держали лошадей, а их командир, распахнув дверцу, с гнусной
ухмылкой предлагал пассажирам покинуть экипаж.
 
   - Да уж, это вам не Соловей с друганами-душегубами, - покачал головой
майор.
 
   И тут из кареты появилась дама, одетая во все черное. И ситуация резко
изменилась. Дама жестикулировала, топала ногами и, похоже, подкрепляла
свои действия соответствующими выражениями. Командир, вначале даже
опешивший от такого напора, пришел в себя и попытался схватить даму за
руку. Да не тут-то было. Дама извернулась и, подхватив юбки, со всей силы
врезала своей изящной ножкой обидчику по единственному доказательству его
мужского достоинства.
 
   - Ай-яй-яй, - поморщился майор, - ну это уж совсем круто.
 
   А командир тем временем постепенно скукоживался, сгибался пополам, пока
не плюхнулся перекошенным лицом в придорожную пыль. Солдаты, вместо того
чтобы придти ему на помощь, осклабились в гнусных улыбочках.
 
   - Сброд, - констатировал майор.
 
   И тем не менее было ясно, что скоро их командир очухается, и уж тогда
этой дамочке не поздоровится. И тут в поле зрения майора оказалась новая
фигура.
   Это был маленький толстенький человечек на кривых ногах, но зато его
кафтан был расшит золотыми галунами, а на правом боку висела здоровенная
сабля. При его появлении солдаты перестали скалиться.
 
   - Ага! - довольно пробормотал майор. - Высший командный состав.
 
   А генерал тем временем о чем-то поговорил с дамой в черном, после чего
тоже пнул уже пытавшегося подняться командира. От чего бедолага снова
пропахал физиономией дорогу.
 
   - А! - удивился майор. - Значит, баба из кареты своя!
 
   И действительно - генерал поцеловал даме ручку, и та, погрузившись в
экипаж, преспокойно поехала дальше. Селезень же раздосадовано стукнул
кулаком по трубе. Ему так и не удалось разглядеть лица дамы, поскольку оно
было скрыто вуалью. Да и лицо генерала из-за огромных темных очков
рассмотреть не вышло.
 
 
   ***
 
 
   Дубов неспеша брел по Мангазейским улицам и предавался размышлениям.
Однако на сей раз они носили не дедуктивный, а скорее морально-этический
оттенок:
   хорошо ли Василий делает, вступая в интимный контакт с Миликтрисой
Никодимовной? И вообще - допустимо ли использовать Миликтрису, какова бы
она ни была, в целях сбора информации? Ведь она, кажется, влюбилась
по-настоящему. Или все это тоже игра?
 
   Детектив остановился возле витрины стекольной лавки, имевшей вид
приличного фирменного магазина, и оглядел себя в роскошном зеркале с
узорчатой серебряной рамкой. Как обычно в последние дни, Василию стало
немного не по себе от вида собственного лица. Впрочем, он уже начал
понемногу привыкать с своему новому облику. Физиономия, которую сыщик
обрел благодаря Чумичкиной мази, ему даже нравилась: немного заостренные
черты, высокий лоб мыслителя, глаза с проницательным прищуром, небольшие
залысины... Порой Дубову казалось, что в его внешности появилось что-то от
артиста Василия Ливанова из телесериала о Шерлоке Холмсе, а иногда - нечто
от Вячеслава Тихонова из "Семнадцати мгновений весны". И то и другое
Дубову, несомненно, даже слегка льстило.
 
   - Ну ладно, будем считать, что Наде изменяю не я, а ты, - сказал
детектив своему отражению. Конечно, в глубине души Василий сомневался в
уважительности такого оправдания, но другого у него на данный момент не
было. А не идти к Миликтрисе Никодимовне Дубов никак не мог - ведь она
после трагической гибели Данилы Ильича оставалась единственной ниточкой,
которая могла вывести на ново-мангазейских заговорщиков. "Кладбищенский
след" Василий, конечно же, со счетов не скидывал, однако его разработкой
пока что занимались Антип с Мисаилом.
 
   За раздумьями Василий и сам не заметил, как ноги довели его до
"собственного дома" Миликтрисы Никодимовны в Садовом переулке. Входные
двери оказались лишь прикрыты, и Василий без звонка вошел в дом. Однако в
полутемных сенях он остановился: из гостиной явственно доносились два
приглушенных голоса, один из которых принадлежал хозяйке, а другой -
незнакомому человеку.
 
   - Парень он пустой и бесшабашный, - говорила Миликтриса Никодимовна, -
ни на какое сурьезное дело не годный.
 
   "Кого это она так?" - подумал Василий. А хозяйка продолжала:
 
   - Корчит из себя виршеплета и скомороха, а деньгами сорит, как не знаю
кто.
   Наверняка ведь кого-то пограбил на большой дороге, а то и еще чего
похуже, своими бы так не базарил.
 
   "Так это ж она про меня! - смекнул Дубов. - О женщины, женщины!.."
 
   - Ну что ж, Миликтриса Никодимовна, я думаю, что он мне вполне
подойдет, - ответил неизвестный собеседник. Его голос был очень мягкий и
приятный, хотя чуть не половину звуков гость Миликтрисы Никодимовны или
вовсе не выговаривал, или вместо одних произносил другие. Так что первая
услышанная Дубовым фраза незнакомца звучала примерно так:
 
   - Ну ушто же, Мывиктьиса Никадимауна, я думаю, што он мне уповне
подойдет.
 
   - И что от меня требуется? - деловито спросила Миликтриса.
 
   - Пьигвасите ево на заутва, ну, так ускажем, на заутвак, но не слишком
рано, и скажите, что с ним хочет поговоить один чевовек, который может
пьедвожить хоуошую работу и пвиличный заваботок.
 
   - Договорились, Димитрий Мелхиседекович, так и скажу - хорошую работу и
приличный заработок.
 
   "Как-как, Мелхи-чего? - подивился Дубов. - Ну и имечко, без ста грамм
не выговоришь".
 
   - Ну што жа, Мивиктриса Никодимауна, мне пора, - стал собираться гость
с труднопроизносимым отчеством. - Дева, знаете, дева...
 
   - А, ну дела - это, конечно, вещь нужная, - весело откликнулась хозяйка.
   - Погодите, я вас провожу...
 
   Василий начал лихорадочно соображать, как ему быть - ретироваться, пока
не поздно, или сделать вид, что только что вошел, но тут голоса стали как
бы удаляться - очевидно, хозяйка выпустила гостя через другой выход,
детективу не известный.
 
   Выждав несколько минут, Дубов неслышно выскользнул из сеней на двор и
принялся во всю мочь названивать в дверной колокольчик. Вскоре вышла
Миликтриса Никодимовна.
 
   - О, это ты, Савватей Пахомыч! Ты и не представляешь, как я тебе рада,
- защебетала радушная хозяйка. При этом она сладко зевнула, будто только
что встала с постели.
 
   - Знаете, Миликтриса Никодимовна, а ведь у меня вышли все деньги, -
печально сообщил Василий, проходя следом за хозяйкой в гостиную. - Боюсь,
теперь вы не захотите любить меня.
 
   - Ну как ты можешь такое говорить! - возмутилась Миликтриса, и Василий
поймал себя на мысли, что почти ей верит. - Ведь я ж полюбила тебя вовсе
не за деньги!..
 
   - Спасибо, дорогая, - признательно прижал руку к груди Василий.
 
   - А деньги - это пустяки, - продолжала Миликтриса Никодимовна. - Нынче
они есть, завтра нет, а потом, глядишь, снова появятся... Но о делах
потом, а сейчас - прошу! - И с этими словами она гостеприимно распахнула
дверь в "будуар".
 
 
   ***
 
 
   Рыжий настойчиво расспрашивал уже почти оправившегося после нападения
боярина Андрея:
 
   - Неужели князь Длиннорукий так и сказал - всех соберу и подожгу?
 
   - Именно так и сказал, - отвечал боярин Андрей. Он уже отчасти
поправился и даже мог передвигаться, только голос еще полностью не
восстановился. - Поначалу я подумал, что он шуткует, но потом понял -
какие тут шутки! Тогда я потихоньку вышел из его терема и побег сюда, но
они, видать, оказались хитрее - послали вдогонку своего убивца.
 
   - Кстати, ты запомнил хоть какие-то его приметы? - спросил Рыжий.
 
   - Да где уж, - вздохнул боярин Андрей, - едва успел по башке огреть, и
все - больше ничего не помню. Все-таки этот крест и вправду чудотворный -
если бы не он, то мне гроб!
 
   - Между прочим, господа, - вклинился Серапионыч, сидевший чуть поодаль
и внимательно прислушивавшийся к беседе, - я провел, как бы это понятнее
объяснить, в общем, исследование остатков крови на кресте.
 
   - И что же? - заинтересовался Рыжий. - Что показал анализ?
 
   - Результаты таковы - кровь с подобным составом ни физически, ни
биологически, ни как хотите, не может принадлежать человеку или
какому-либо живому существу.
 
   - А кому же? - вскочил с кресла боярин Андрей.
 
   - Не знаю, - совершенно искренне пожал плечами доктор.
 
   - Ну ладно, это вопрос скорее научного порядка, - заметил Рыжий. -
Однако сейчас перед нами стоит более важная и неотложная задача -
обезвредить князя Длиннорукого.
 
   - Надо открыть глаза царю! - воскликнул боярин Андрей и глухо
закашлялся.
 
   - Моей первой мыслью как раз и было бежать к Государю и все ему
сообщить, - ответил Рыжий, - но доказательств-то у нас нет. Государь
прекрасно знает о моих отношениях с Длинноруким и подумает, что я просто
пытаюсь его оболгать.
 
   - Признаться, я бы тоже не поверил, - заметил Серапионыч. - То, что он
собирается сделать - это просто за всеми пределами.
 
   - Я сам пойду к царю и все скажу, как было! - заявил боярин Андрей.
 
   - Тем более не поверит, - совсем погрустнел Рыжий. - Да и вообще,
боярин Андрей, тебе появляться на людях опасно. Уж не знаю, в кого метили
прошлой ночью - подозреваю, что тебя из-за лисьей шапки в потемках приняли
за меня, но теперь, если Длиннорукий и его шайка пронюхали, где ты
находишься... А, знаю - царский загородный терем сейчас пустует, мы тебя
туда и переправим!
 
   - Но что делать с Длинноруким? - напомнил боярин Андрей. - Может,
расправиться с ним его же оружием - подослать кого-нибудь с ножиком...
 
   - Это не эстетично, - поморщился Серапионыч. - Ядиком его, что ли,
угостить? У меня в аптечке найдутся все нужные компоненты...
 
   - Что вы такое говорите!.. - завозмущался хозяин.
 
   - А что? Это очень гуманный метод - все произойдет быстро и
безболезненно, - возразил доктор.
 
   - Только без уголовщины! - решительно воспротивился Рыжий. - Вы
представляете, что начнется, если мы с вами засыпемся...
 
   Тут в комнату вошел старый слуга и молча передал хозяину какой-то
запечатанный свиток. Рыжий сломал печать и пробежал послание, отчего лицо
его совсем омрачилось:
 
   - Произошло худшее. Войска князя Григория перешли границу и
расположились в селе Каменка. Дальше пока не идут, но имеются подозрения,
что у Григория есть какое-то секретное оружие. Зная подлые нравы князя
Григория, я могу догадываться о его планах - он специально не пойдет
дальше, а подождет, пока его сторонники подготовят почву в Царь-Городе.
Таким образом, Длиннорукий может осуществить свой злодейский замысел в
любой момент. И, кстати, не обязательно таким огненным способом.
 
   - Что же делать? - растерянно пробормотал боярин Андрей.
 
   Рыжий развел руками:
 
   - Это первый раз, когда я действительно не знаю, что делать. Но скажу
одно - промедление смерти подобно.
 
   - Ничего, что-нибудь придумаем, - оптимистично заявил Серапионыч.
 
 
   ***
 
 
   Вырваться из цепких объятий Миликтрисы Никодимовны детективу Дубову
удалось не так скоро - только часа в три пополудни. На сей раз он и не
пытался что-то выведать у своей новой возлюбленной - становилось ясно, что
она всего лишь посредница, поставляющая то ли клиентов, то ли исполнителей
своим высокопоставленным хозяевам. С одним из таких Василию предстояло
встретиться завтра утром, а нынешним вечером детектив надеялся устроить
себе нечто вроде тайм-аута. Правда, до вечера нужно было сделать еще одно
дело - пополнить "золотой запас", почти исчерпанный за два с половиной дня
пребывания в Новой Мангазее. Так как "лягушачья" лавочка Данилы Ильича на
базаре сгорела вместе с хозяином, то Василию пришлось идти в центр города,
на Кузнецкий ряд, где в одном из торговых домов имелся отдел, торгующий
лягушками и прочей живностью.
 
   Торговый дом представлял собою роскошное здание, с фасада чем-то
напоминавшее Зимний дворец в несколько уменьшенном виде. Внутри же оно
скорее было похоже на Пассаж - такая же толчея среди мелких лавочек и
магазинчиков, в живописном беспорядке расположенных вдоль многочисленных
проходов.
 
   Узнав от разбитного приказчика, где находится отдел живности, Дубов
неспеша стал туда пробираться. Проходя мимо одной из лавок, где, в отличие
от прочих, почти не было покупателей, Василий увидел, что там торгуют
довольно своеобразным товаром - песочными часами различных форм и
размеров. Так как у детектива в кармане бренчали несколько остатних монет,
то он решил заглянуть в лавочку.
 
   - Куплю какую-нибудь безделушку, будет сувенир для Наденьки, - сказал
он сам себе.
 
   Встав возле прилавка и разглядывая товар на полках, Василий почти
машинально прислушался к разговору продавца и двух покупателей - похоже,
все трое были давними знакомыми.
 
   - Да, время идет, - говорил, задумчиво глядя на медленно сыпящийся
песок, один из посетителей, пожилой человек в скромном синем кафтане, - и
ничего не меняется.
 
   - Как это ничего не меняется, Илья Матвеич? - возразила другая
покупательница, цветущего вида дама в ярком платье. - Каждый день что-то
меняется. Вот позавчера еще молочная лавка Сидора Поликарпыча процветала,
вчера он разорился, а сегодня там уже ведрами и корытами торгуют, будто и
не было никаких сыров да простокваш.
 
   Продавец, еще довольно молодой парень в красной косоворотке,
заискивающе-доверительно заметил:
 
   - Между прочим, я имею верные известия, что дружина князя Григория
перешла границу и вторглась в Кислоярское царство.
 
   - Во как! - радостно откликнулась дама, а Илья Матвеич скорбно покачал
головой:
 
   - Ай-яй-яй, это добром не кончится... И что, они уже дошли до
Царь-Города?
 
   - Да нет, - чуть понизил голос продавец, - они встали в приграничной
деревне и ждут, пока положение в столице созреет настолько, чтобы брать ее
голыми руками. А начали с того, что в церкви конюшню устроили.
 
   "Бедный отец Нифонт, - подумал Василий, - хорошо, что он этого не
видел..."
 
   - Глядишь, скоро и до нас доберется! - еще больше обрадовалась дама.
 
   - Да что вы такое говорите, Дарья Алексевна! - возмутился Илья Матвеич.
 
   - А что? - пожала полными плечами Дарья Алексевна. - Он же, князь
Григорий то есть, пишет в своих воззваниях, что главная его забота -
вернуть Мангазее положение вольного города.
 
   - Да здравствует свободная Мангазея-с, - подобострастно вклинился в
беседу продавец.
 
   - Я не против независимости Мангазеи, но мне доподлинно известно, что
из себя представляет князь Григорий, - грустно покачал головой Илья
Матвеич.
   - И скажу вам одно: лучше уж зависимость от Царь-Города, чем такая, с
позволения сказать, воля.
 
   - Вы всегда так - ни во что честное и благородное не верите, - фыркнула
Дарья Алексевна. - Но я просто убеждена, что князь Григорий наведет у нас
порядок. А то на улицу после заката выйти невозможно...
 
   Василий уже хотел было вмешаться в спор и высказать все, что он думает
по поводу князя Григория, а также его честности и благородства, но
удержался и, так и не сделав покупки, выскользнул из песочно-часовой лавки.
 
 
   ***
 
 
   Со стороны Царь-Города по столбовой дороге шел мужичок с котомкой за
плечами. Он что-то бормотал себе под нос - то ли напевал, то ли просто сам
с собой разговаривал. И, видимо, так сильно был занят собственными
мыслями, что даже не заметил, как оказался лицом к лицу с Петровичем и его
душегубами.
 
   - Ага! - радостно взвизгнул Соловей. - Попался!
 
   - Кто? - удивленно спросил мужичок.
 
   - Ты! - уже с легкой досадой отвечал Соловей.
 
   - Я? - переспросил путник.
 
   - А то кто же! - осклабился атаман.
 
   - Что-то я не уверен, - с сомнением покачал головой мужичок.
 
   - Зато я уверен! - топнул ножкой Соловей. - Я всегда и во всем уверен.
 
   - Ну-ну, - снова покачал головой мужичок.
 
   - Да, я такой! - гордо заявил атаман и даже привстал на цыпочки. -
Потомственный лиходей и душегуб Соловей Петрович. Можете звать меня просто
Петрович.
 
   - Рад познакомиться, - спокойно отвечал мужичок. - Моя фамилия
Каширский.
   Только мне, извините, Петрович, торопиться надо. Как-нибудь еще
встретимся.
   - И мужичок, поправив котомку, пошел дальше по дороге.
 
   - Эй! - взвизгнул Грозный Атаман. - Мужик, ты куда? Стой!
 
   - Ну что еще такое? - спокойно обернулся путник.
 
   - Куда ты потопал? - обиженно сказал Соловей, - Мы же тебя сейчас будем
грабить и убивать. - И, обернувшись к долговязому, уже открывшему было
рот, поспешно добавил: - Но насиловать не будем.
 
   - А почему насиловать не будешь? - удивился путник.
 
   - Да знаешь, - смутился Петрович, - чевой-то не хочется.
 
   - А, ну понятно, - кивнул мужичок. - А какать ты не хочешь?
 
   - Да нет вроде, - еще более смутился Соловей.
 
   - А ты потужься, - предложил мужичок, - я тебе помогу.
 
   - Да спасибо, не надо, - окончательно сконфузился Соловей.
 
   - Ничего, ничего, - обаятельно улыбнулся мужичок, - сейчас помогу. - И
он вытянул руки в сторону Петровича. - Даю установку...
 
   - Ой, маманя! - сдавленно вскрикнул Соловей. А мужичок, поправив лямки,
деловито потопал дальше по дороге.
 
   - Петрович, что с тобой? - озабоченно спросил долговязый.
 
   Но грозный атаман не отвечал ему. Он стоял, широко расставив ноги, и
жалобно подвывал:
 
   - Всех зарежу!.. Всем кровь пущу!..
 
   А по его давно не мытым щекам катились скупые разбойничьи слезы.
 
 
   ***
 
 
   Вернувшись с полным жбаном лягушек на постоялый двор и переодевшись
по-домашнему, Василий взялся было за восстановленный Мисаилом список с
"могильного" свитка, но тут в комнату ввалились скоморохи. Были они в
легком подпитии, однако детектив, не терпевший пьянства при выполнении
рабочего задания, отложил антиалкогольную лекцию на потом, так как
почувствовал, что Антип с Мисаилом переполнены не только вином, но и
ценной информацией, каковую просто не в состоянии держать под спудом.
 
   Василий сел верхом на стул и приготовился слушать.
 
   - Для начала мы выбрали могилку позаброшеннее неподалеку от нашей
усыпальницы и стали ее приводить в порядок, - степенно сообщил Антип, -
выпололи сорняки, поправили крест...
 
   - Но вскоре к нам подошел кладбищенский смотритель и предложил
грабельки и лопатку, - нетерпеливо подхватил Мисаил. - Ну, мы его тут же
спросили о гробнице князей Тихославских. Смотритель что-то нехотя
пробурчал, но тут я сказал, что куплю и грабельки, и лопатку, и показал
ему золотой...
 
   - Тут он стал сама любезность, - добавил Антип, - и сходу выложил все,
что знал. И даже то, о чем мы вовсе не спрашивали. Он порывался провести
нас по кладбищу и рассказать обо всех захоронениях, так что мы едва от
него отвязались...
 
   - Ну хорошо, а что он сказал о гробнице князей Лихославских? - с
нетерпением перебил Василий.
 
   - А ничего, - развел руками Мисаил. - Оказалось, что он уже тридцать
лет и три года состоит при кладбище, но не помнит, чтобы хоть кто-нибудь к
усыпальнице приходил, не говоря уже, чтобы хоронить.
 
   - Ну, это мы и без того знаем, - с некоторым разочарованием заметил
Дубов.
 
   - Зато смотритель зело хвалил господ Загрязевых, - сообщил Антип. - Ну,
тех, что в часовне с золотым куполом и изваянием синьора Черрителли. Он
сказал, что туда чуть ли не каждый день приходит один человек, очень
набожный, и подолгу молится в семейной часовне.
 
   - Как раз при нас он туда входил, - добавил Мисаил. - Сразу видно -
изрядный господин. Должно быть, из богатого купечества - в дорогом кафтане
и при бороде.
 
   - И долго он там пробыл? - без особого интереса спросил детектив.
 
   - А мы не видели, когда он вышел, - махнул рукой Антип. - Как только
поняли, что ничего нового об усыпальнице Лихославских не узнаем, так сразу
отправились в прикладбищенский кабачок "Веселый покойник".
 
   - И вот уж там-то как раз кое-чего и разузнали! - радостно выкрикнул
Мисаил.
 
   - Насчет Лихославских, - уточнил Антип. - Не успели мы налить по первой
чарке, как к нам за стол подсела некая дама...
 
   - Ну какая она дама, - пренебрежительно перебил Мисаил, - настоящая
Кьяпсна.
 
   - Кто-кто? - переспросил Дубов. - Это что, имя такое, или фамилия?
 
   - Да прозвище, - хмыкнул Антип. - Так здесь зовут тех, кто слишком
злоупотребляет кьяпсом. В общем, горьких пьяниц. Ну вот, мы ей налили
чарочку, она ее лихо выпила и начала нести какую-то чушь о том, что вот
уже без малого пол века побирается на кладбище и что здесь ее всякий
покойник знает.
 
   - Тогда мы спросили ее о князьях Лихославских, - нетерпеливо подхватил
Мисаил, - и знаешь, что она сказала? Оказывается, один из них был
городским старейшиной, когда Новую Мангазею завоевал царь Степан. За
строптивое поведение царь повелел высечь князя на конюшне, и тот, не
стерпев позора, закололся кинжалом. После чего всех его ближних и дальних
сородичей Степан выслал из Мангазеи - кого посадил в темницу, а кого
отправил в разные отдаленные монастыри.
 
   - Так что, выходит, Джон Уильям Свамп вовсе не врал в своем "Завоевании
Мангазеи", - с некоторым ехидством отметил Антип.
 
   - Ну что же, теперь нам хотя бы ясно, почему усыпальница князей
Лихославских пришла в такое запустение, - подытожил Василий. - Остается
только выяснить, каким образом ее используют под...
 
   Но договорить сыщик не успел, так как из коридора донесся неясный шум
вперемежку с причитаниями.
 
   Антип выглянул в коридор:
 
   - Там, похоже, с нашим соседом священником что-то стряслось.
 
   И Василий Николаевич понял, что никакого тайм-аута нынче вечером у него
не будет.
 
 
   ***
 
 
   Клонящееся к западу солнце припекало и размаривало, но майор Селезень
терпеливо лежал на крыше баньки и, героически борясь с дремой, оглядывал в
бинокль окрестности. На въезде в село со стороны моста солдаты валялись в
тени большого амбара, курили и болтали. У моста плескалась в реке ребятня.
А совсем недалеко от баньки неспеша проползало деревенское стадо под
неусыпным руководством Васятки. Майор направил бинокль в ту сторону -
что-то там было не так. И действительно, за стадом плелась худосочная
фигура в форменном кафтане.
 
   - Ба, кого я вижу! - ухмыльнулся майор, - Мстислав. Твоя любовь к
животным тебя погубит. - И Александр Иваныч бесшумно, но быстро спустился
на землю.
 
   Коровы и овцы, мирно пощипывая травку, продвигались в сторону баньки.
Справа от них степенно вышагивал аист, время от времени наклоняясь за
лягушками в высокую траву. Слева от стада неспеша шел Васятка с большим
кнутом на плече и зорко поглядывал на своих подопечных, а иногда украдкой
и на странного гостя. Мстислав же шел позади, насвистывая себе что-то под
нос и помахивая веточкой от назойливых деревенских мух. Его глаза
сладострастно взирали на мерно покачивающиеся коровьи крупы и полные
молока вымени. Похоже, ничто на свете не могло вывести его из этого
благостного состояния. Но, как нередко это бывает в лучшие минуты нашей
жизни, идиллия была разрушена появлением непрошеного гостя. Это майор
личной персоной внезапно возник перед Мстиславом из высокой травы.
 
   - Селезень! - побледнев, пробормотал Мстислав.
 
   - Кря! - ехидно ухмыльнулся майор, и его грозный кулак врезался в
челюсть наемника.
 
   Свет померк в глазах любителя зверушек и международных конфликтов. И
вот же ирония судьбы - ни одна буренка даже не обратила внимания на
исчезновение ухажера. Только Васятка да аист посмотрели в ту сторону, но
кроме колышущегося разнотравья ничего не узрели. "Померещилось", решил
Васятка.
 
 
   ***
 
 
   Александр Иваныч Селезень был человеком, который умело скрывал под
маской грубоватого солдафона свою скромную и даже застенчивую сущность.
Например, он так смущался в присутствии дам, что порой начинал с перепугу
вести себя просто развязно. О чем, правда, впоследствии сожалел, но ничего
с собой поделать не мог. Армия с ее жестким порядком была для него
единственным прибежищем. Там все было просто и понятно. Не то что хотя бы
с той же религией. Ну не мог майор поверить в эдакого доброго дедулю,
сидящего на облаке и раздающего пряники своим внучкам. Господь
представлялся майору старым седым командующим, постоянно корпящим в своем
штабе над стратегическими планами вечной войны со злом. А себя он видел
его солдатом.
   Не хуже и не лучше других. И весь смысл своей Веры он видел в
исполнении поставленной перед ним небесным командующим боевой задачи. И
сделать надо все, а если потребуется, и жизнь отдать за то, чтобы на твоем
рубеже зло не прошло...
 
   А потом командующий призовет тебя в свою заоблачную ставку и спросит:
 
   - Что же это ты, братец, - хитро прищурив добрые глаза, - в тылу,
значится, отсиживался? Сладко ел, да мягко спал. А мои приказы и в голову
не брал.
 
   - Никак нет, товарищ командир, - немного смущаясь, отвечал бы ему
майор, - Боевую задачу выполнял в силу своего разумения, а уж справился
ли, не мне судить.
 
   - Знаю, знаю, майор, - усмехался в седые усы командующий. - Все знаю -
должность у меня такая. Да ты присаживайся, не стесняйся. Папироску хочешь?
   Сейчас дневального архангела кликну - чайку нам сварганит. И поговорим
мы с тобой, Александр Иваныч, о том, как нам дальше с мировым злом воевать.
   Как-никак, ты прямо с передовой прибыл. Небось жарко там было? Но ты-то
молодцом держался.
 
   - Служу... - вскочил майор и запнулся. Краска смущения залила его лицо.
 
   - Да не красней ты, майор, как девица, - засмеялся седой командир, - не
в названиях суть, лишь бы сам ты в душе своей за правое дело был. За
доброту, за правду, за любовь. И не стесняйся, майор, служить советскому
союзу, коли под этим у тебя честь и совесть подразумевается. А подхалимы с
их сладкими "аллилуями" отправятся потом на вечную гауптвахту. Вот так
вот. А теперь давай чай пить будем. Да о делах толковать. Зло-то все
наглее и изворотливее становится, что-то предпринимать надо, Александр
Иваныч...
 
 
   ***
 
 
   Баба Яга сидела пригорюнившись на пороге собственной избушки, когда над
самой крышей пронеслось что-то черное и огромное. Это что-то сделало
боевой разворот над лесом, снося верхушки елок, и резко пошло на посадку,
явно целясь в саму Бабу Ягу. Та с перепугу рванула в избу с истошным
криком:
 
   - Спасайся, кто может!
 
   Кот, читавший в это время на сундуке какую-то потрепанную книжку,
удивленно посмотрел на Бабу Ягу и только успел открыть рот, видимо, для
того, чтобы спросить, в чем дело, как раздался оглушительный грохот, и
изба зашаталась.
   Но устояла. Кот неспеша слез с сундука, осторожно приоткрыл дверь,
усмехнулся и, распахнув ее уже настежь, вышел на порог.
 
   - Ну ты даешь! - весело промурлыкал он.
 
   - Не рассчитали маненько, - раздался утробный голос в ответ.
 
   Баба Яга, видимо, уже пришедшая в себя после первого испуга, выглянула
из избы вслед за котом. А перед избой сидело здоровенное чудище, весьма
похожее на динозавра, но только с тремя головами и перепончатыми крыльями.
Чудище попыталось изобразить улыбку всеми тремя крокодильими мордами:
 
   - С добрым вечерочком, Ягоровна.
 
   - Ах ты гад летучий, - взвилась в ответ Яга, - залил все свои шесть
бельм и летает тут, понимаешь. Чуть избу не снес! А опосля этого - с
добрым вечерочком, Ягоровна!
 
   - Ну чего ты раскричалась? - нахмурились все три рожи. - Я что, нарочно?
   - При этом нежданный гость развел маленькими передними лапками. - А
вообще-то могу ведь и дыхнуть! Так что ты меня не зли. Того-этого...
 
   - Это ты меня не зли! - смело отвечала Ягоровна.
 
   - А во ща как дыхну... - пробасила правая голова.
 
   Но Яга упредила ее и, сложив пальцы в жменю, щелкнула. И из руки
вылетела небольшая шаровая молния. Правая голова мотнулась в сторону на
длинной шее и, слава богу, увернулась.
 
   - Ну ты чего, Ягоровна, - примирительно пробасила голова, - я ж так,
шуткую.
 
   - Да не бери ты его в голову, - протянула лирическим баритоном левая, -
он сегодня не в духе.
 
   - Я уже две сотни лет как не в духе, - буркнула правая.
 
   - А до того был в духе? - рассмеялась Яга.
 
   - А то как же, - грустно протянула правая голова, - я ж тогда воеводой
был.
 
   - Что-то ты мне раньше этого не рассказывал, - удивилась Яга.
 
   - Да рассказывал, - махнуло лапкой чудище, - рассказывал, да ты,
Ягоровна, видать, просто запамятовала.
 
   - Может, и запамятовала, - пожала плечами Яга, - а ты еще раз расскажи.
 
   - А самогону нальешь? - спросила правая голова.
 
   Баба Яга вопросительно глянула на своего помощника.
 
   - Сейчас принесу, - деловито отвечал кот и скрылся в избе.
 
 
   ***
 
 
   Отец Нифонт лежал в своей комнате на кровати, прикрытый простыней.
Сыскной пристав сидел за столом и деловито составлял опись немудреного
имущества, два его помощника у двери переминались с ноги на ногу, ожидая,
когда можно будет унести тело, а Ефросиния Гавриловна, почтенная хозяйка
постоялого двора, ходила из угла в угол и при этом горестно причитала:
 
   - Ох, господин пристав, да как же это!.. Никогда у меня ничего такого
не бывало... - При этом хозяйка размахивала руками и театрально хваталась
за голову.
 
   - Говорили же вам, Ефросиния Гавриловна, - пристав оторвался от
писанины и строго оглядел хозяйку, - чтобы вы привели в порядок эту доску.
Я сам, идя по ней, едва не оступился! Мостик бы какой построили, что ли.
 
   - Построю, обязательно построю, все приведу в порядок! - с трагическими
придыханиями отвечала Ефросиния. - Завтра же плотников позову...
 
   - Я сам прослежу, чтобы это безобразие прекратилось, - сказал пристав.
- А то знаем мы вас: пока гром не грянет...
 
   В двери постучали.
 
   - Да-да, входите! - крикнул пристав. В горницу вошел скромно, но
опрятно одетый человек:
 
   - Извините, что отвлекаю. Меня зовут Савватей Пахомыч, я сосед отца
Нифонта.
 
   - Пристав Силин, - не отрываясь от бумаг, буркнуло должностное лицо. -
Вы что, имеете нечто сообщить по поводу несчастного случая?
 
   - А разве это был несчастный случай? - несколько удивился Савватей
Пахомыч.
 
   - А что же еще? - Силин оторвался от бумажной рутины и с интересом
посмотрел на вошедшего. - Если человек шел по плохо закрепленной доске, -
тут он выразительно глянул на Ефросинию, - и свалился вниз, то в этом
ничего счастливого я не нахожу.
 
   - Да-да, конечно, царствие ему небесное, - благочестиво перекрестился
Савватей Пахомыч. - Скажите, господин пристав, что будет с его останками?
   Покойник ведь человек приезжий, в Мангазее никого из близких у него нет.
 
   - Что будет? - вздохнул пристав. - Подержим несколько дней в
покойницкой, а если никто не явится, схороним на казенный счет в общей
могиле для бедняков.
 
   - А нельзя ли как-нибудь иначе? У него осталась сестра в Каменке, если
ей сообщить, то, может быть...
 
   Пристав на минутку задумался:
 
   - Можно похоронить во временной гробнице, но это будет стоить немного
дороже.
 
   - Одну минуточку! - Савватей Пахомыч поспешно вышел из комнаты и тут же
вернулся с несколькими золотыми монетами. - Я был должен отцу Нифонту
некоторую сумму. Не могли бы вы, господин Силин, распорядиться, чтобы тело
похоронили хотя бы в этой, как вы сказали...
 
   - Во временной гробнице? Да-да, разумеется, Савватей Пахомыч, - почти
радостно отвечал пристав, отправляя золотые в широкий карман служивого
кафтана. - Не извольте беспокоиться, все будет сделано в наилучшем виде. -
И, обратившись к своим помощникам, Силин велел: - Выносите!
 
   - Благодарю вас, не буду мешать. - Сопровождаемый тоскливым взором
Ефросинии Гавриловны, Савватей Пахомыч бочком выскользнул в коридор.
 
 
   ***
 
 
   Глава Царь-Городского сыскного приказа за долгие годы службы привык
добросовестно и основательно исполнять свои обязанности. Вот и сейчас,
стараясь не думать об угрозе, нависшей над Кислоярским царством, Пал Палыч
внимательно читал сводку за минувший день. Особое его внимание привлекло
следующее сообщение:
 
   "Было проведено разыскание среди торговцев мылом, и некий городской
коробейник, именем Петрушка, показал, что около трех недель назад продал
одному прихрамывающему человеку вельми мрачного вида три куска мыла,
одинакового с тем, которое было использовано при нападениях на князя
Владимира и боярина Андрея. Сказал оный Петрушка также, что после того
несколько раз видел вышеозначенного человека и готов его распознать".
 
   - Хорошо бы, - вздохнул Пал Палыч. - Чую, что это как-то связано и с
осквернением могилы князя Владимира.
 
   Пал Палыч продолжил чтение:
 
   "Вблизи пятнадцатой версты Белопущенского тракта замечен летающий
предмет - ступа, управляемая женщиной с помощью метлы".
 
   - Что за чепуха! - изумился Пал Палыч. - Ягорова же сидит в темнице и
до сих пор не бежала, - тут он печально вздохнул, - в отличие от
Каширского.
   Или верно говорят, будто нечисто место пустым не бывает. - И глава
приказа стал читать свои любимые сообщения из Боярской Думы:
 
   "Едва началось очередное заседание, боярин Илюхин вскочил с места и
потребовал дать объяснения по поводу того, куда Рыжий девал тела убиенных
близ его терема князя Владимира и боярина Андрея. Не дождавшись
вразумительного ответа вследствие отсутствия в Думе господина Рыжего,
боярин Илюхин обвинил в убийствах лично царя Дормидонта и призвал бояр и
воевод поднимать стрельцов и народ, дабы идти к царскому терему и
вздернуть Государя, Рыжего и Борьку на копья и секиры. Когда председатель
повелел в очередной раз вывести боярина Илюхина из Думы за непотребное
поведение, то охранники отказались это делать и высказали союзность с
Илюхиным и его единоумышленниками".
 
   - Все, это конец, - обреченно прошептал Пал Палыч.
 
 
   ***
 
 
   Лишь поздно вечером Дубов смог наконец-то приняться за список со
свитка, найденного в гробнице. И, глянув на последнюю строчку, где
значилось "Анисиму и Вячеславу за попа - семь золотых задатка", горестно
взвыл.
 
   - Что с тобой, Савватей Пахомыч?! - всполошились скоморохи, которые уже
готовились отправиться ко сну.
 
   - Дьявол, что мне стоило прочесть эту бумагу чуть раньше! - жестоко
корил себя Дубов. - Тогда отец Нифонт остался бы жив. Ах я дурак!..
 
   - Да не убивайся ты так, Пахомыч, - стал успокаивать его Мисаил.
 
   - Скажи, мы чем-нибудь можем тебе помочь? - участливо спросил Антип.
 
   - Можете. - Василий уже преодолел приступ отчаяния и был как никогда
деловит и собран. - Устройте мне встречу с вашей подругой, с Ефросинией
Гавриловной. И как можно скорее.
 
   - Нет ничего проще! - Скоморохи выскочили из горницы, а уже через
несколько минут возвратились вместе с хозяйкой постоялого двора. Она
выглядела встревоженной, но уже не жестикулировала, как в комнате
покойного.
 
   - Скажите, почтеннейшая Ефросиния Гавриловна, - приступил к расспросам
Василий, - то, что случилось с отцом Нифонтом - это и вправду несчастный
случай?
 
   - Да как вам сказать, Савватей Пахомыч, - чуть замялась хозяйка. -
Слава богу, господин пристав именно так и считает.
 
   - А вы считаете иначе? - многозначительно понизил голос Василий.
 
   - Ну право и не знаю, - задумалась хозяйка. - Сколько помню, с этой
доски никто еще не падал. Даже в самом горьком подпитии. А отец Нифонт уж
на что был тверезый человек.
 
   - Вы не замечали ничего подозрительного? - напрямик спросил Дубов.
   Ефросиния молчала. - Вы что-то видели?! - чуть не вскричал Василий. -
Умоляю вас, ответьте! Это зачтется вам там, на высшем суде. - Последнюю
фразу детектив произнес столь театрально и произвел при этом столь
выразительный жест, что Константин Сергеич Станиславский наверняка сказал
бы свое знаменитое "Не верю!". Однако Ефросиния Гавриловна не была знакома
с теориями великого реформатора театра, и ее старое скоморошье сердце
дрогнуло:
 
   - Сегодня тут чуть не весь день околачивался какой-то очень уж
противный господин. Я еще заметила, как он разговаривал с отцом Нифонтом,
царствие ему небесное.
 
   - Как он выглядел? - спросил Дубов.
 
   - Ну, одет прилично, с тонкими усиками, лицо такое длинное, а волосы
как будто напомажены. Ах да, еще синяк чуть не с пол рожи.
 
   "Это он!" - мелькнуло в голове детектива. Приметы совпадали с тем
субъектом, с которым его судьба свела позапрошлой ночью на узкой улочке.
"А отец Нифонт говорил, что у его племянника было двое друзей, по имени
Анисим и Вячеслав.
   И один из них тоже показался ему очень неприятным типом..." Василий
бросил взгляд на листок - последние строчки так и мелькали двумя этими
именами.
 
   - Савватей Пахомыч, что с вами? - оторвал его от раздумий голос хозяйки.
   - Я вам говорю, а вы как будто ничего не слышите.
 
   - Ах, извините, - оторвался Дубов от своих мыслей. - И вы все это
сообщили господину приставу?
 
   - Да ну что вы! - замахала руками Ефросиния. - Я еще жить хочу.
 
   - Ну а мне зачем рассказали?
 
   - Сама не знаю, - вздохнула хозяйка. - Хотя нет, знаю - отец Нифонт
нынче несколько раз спрашивал вас. Будто бы собирался сказать вам что-то
очень важное. Но не дождался и куда-то ушел. А когда вернулся... -
Ефросиния снова горестно вздохнула. - Ну, я пойду. Спокойной вам всем ночи.
 
   - Погодите минуточку, - остановил ее Василий. - У меня будет к вам
маленькая просьба, Ефросиния Гавриловна. Не сдавайте хотя бы до завтра
комнату отца Нифонта. Я хочу там побывать - может, узнаю, о чем он хотел
мне сообщить.
 
   - Да-да, конечно, - закивала хозяйка, - если постоялец умирает, то
обычно я его горницу неделю никому не сдаю.
 
   - Ну и второе. Есть ли у вас на примете... - Дубов слегка замялся,
подбирая нужные слова. - В общем, такие лихие молодцы, которые охраняют
ваш постоялый двор от других лихих молодцев?
 
   Ефросиния сразу поняла, о чем речь:
 
   - Есть, как не быть. Пьяного утихомирить, или там поговорить с
должником, чтобы за постой заплатил. А как же без них!
 
   - Не могли бы вы устроить с ними встречу, и как можно быстрее?
 
   - Да сколько угодно! Как раз утром они придут сюда за месячной платой.
 
   - Ну вот и прекрасненько! - радостно потер руки детектив. - Спокойной
ночи, Ефросиния Гавриловна, и спасибо вам за помощь.
 
   Еще раз пожелав спокойной ночи Савватею Пахомычу, Антипу и Мисаилу,
хозяйка удалилась. Ее тяжелые шаги долго еще раздавались по затихшему
коридору. А Василий мысленно корил себя, что для нейтрализации киллеров
вынужден прибегать к помощи рэкетиров. Но, похоже, другого выхода для него
сейчас просто не оставалось.
 
 
 
 

                                   ГЛАВА ПЯТАЯ

 
 
   ЧЕТВЕРГ. ПОСЛЕ ДОЖДИЧКА
 
 
 
   Утром Василий встал пораньше, когда скоморохи еще спали, и,
вооружившись одолженным накануне у Ефросинии ключом, отправился в номер,
который до вчерашнего дня занимал отец Нифонт. Правда, детектив не
очень-то рассчитывал на успех - хотя бы потому, что все сколько-либо
ценные вещи, включая медальон его племянника, были увезены вместе с
покойником и теперь хранились в сыскном приказе до той поры, пока
объявятся родные и близкие.
 
   Первым делом сыщик полез в платяной шкаф, но там обнаружил только
запасную рясу отца Нифонта, которую пристав Силин или просто не заметил,
или не счел нужным брать на хранение. Однако же, внимательно осмотрев
рясу, детектив не нашел там ничего, что могло бы его заинтересовать. Тогда
он открыл дверцу прикроватной тумбочки - и оттуда выпал наполовину
исписанный листок. С трудом разобрав первые строки, Василий понял, что это
- письмо отца Нифонта к его земляку, некоему Ивану Сидорычу:
 
   "Многоуважаемый и почтеннейший Иван Сидорыч! Я должен был бы обратить
это письмо к своей сестре, но у меня не хватает духа написать ей то, что я
должен сообщить. Если письмо придет раньше, чем я возвращусь в Каменку, то
прошу тебя - осторожно, исподволь, как ты умеешь, подготовь ее к тому
страшному для любой матери сообщению, что ее ждет.
 
   Как ты прекрасно знаешь, любезнейший Иван Сидорыч, я много лет
неустанно воспитывал своих прихожан в Божеском духе, и навряд ли кто-либо
может упрекнуть меня в отступничестве от христианских заповедей. Но,
похоже, я оказался плохим пастырем: племянник мой Евлампий, оказавшись в
Новой Мангазее, сием Содоме Кислоярского царства, забыл Божеские
наставления и нарушил одну из главнейших заповедей. И Господь его за это
жестоко, но справедливо покарал. Это я узнал почти наверняка - и сегодня,
должно быть, получу решающее доказательство: ко мне на постоялый двор
должен придти один из тех, кто именовал себя друзьями Евлампия. После
встречи с ним я продолжу письмо..."
 
   На этих словах рукопись обрывалась. Василий извлек из-за пазухи копию
"могильного" свитка и стал внимательно перечитывать: "...Анисиму и
Вячеславу за Манфреда - двадцать золотых. Прости, Петрович, но ты слишком
много знал.
   Садовой за (тут следовало примечание Мисаила: "Имя тщательно замазано")
- десять золотых; "имя замазано" за воеводу - двадцать пять золотых;
Анисиму и Вячеславу за "имя замазано" - пятнадцать золотых; им же за
Данилу - двадцать золотых". И последняя строчка - "Анисиму и Вячеславу за
попа - семь золотых задатка".
 
   - Все это как-то связано, я непременно должен разобраться! - в
возбуждении пробормотал Дубов, но тут за окном отчетливо заслышался цокот
копыт. Василий выглянул в окно (комната отца Нифонта выходила на улицу) -
прямо перед входом на постоялый двор стояла телега, запряженная тройкой
черных рысаков.
   Колеса телеги слегка поблескивали - и Василию показалось, что они были
обиты позолотой.
 
   С телеги слезли два человека, и Дубов сразу понял, что это те самые
"лихие молодцы", с которыми его обещала "сосватать" Ефросиния Гавриловна.
Они были одеты в одинаковые тулупы, подбитые кожей, а на ногах у обоих
красовались огромные, явно не по размеру, кожаные сапоги.
 
   Прошло пару минут, и их тяжелые шаги прогремели по доске. Василий
спрятал бумаги за пазуху и вышел в коридор, чтобы встретить "новых
мангазейских", как он про себя окрестил господ из позолоченной телеги.
 
   Когда гости появились в коридоре, Дубов сумел разглядеть их получше:
оба среднего роста, с широкими сытыми ряхами и с коротко остриженными
волосами, причем одинаково и на голове, и на лице. Только у одного волосы
были темными, а у другого - рыжеватыми. На бычьих шеях у обоих болтались
одинаковые цепи из дутого золота, с той лишь разницей, что у темноволосого
на цепи висел огромный золотой крест, а у его товарища - несколько
бубенчиков, также золотых.
 
   - Ну, хозяин, в чем вопрос? - тут же деловито заговорил темноволосый,
едва они прошли в комнату. - Выкладывай скорее, время - деньги.
 
   - Нужно проучить одного, - столь же деловито, хотя и несколько
неопределенно отвечал Василий.
 
   - Кто таков? - попросил уточнить рыжеволосый.
 
   - Имени не знаю, но в последнее время он часто здесь крутится. Такой из
себя... - И Василий весьма толково описал приметы человека, который -
теперь детектив уже не сомневался в этом - следил за ним ночью на базаре,
а вчера вечером столкнул с доски отца Нифонта.
 
   - А, знаю! - уверенно заявил темноволосый. - Это ж Аниська. То бишь
Анисим. Будет сделано.
 
   - А еще у него есть такой приятель, по имени Вячеслав, - осмелел
детектив.
   - Нельзя ли и его тоже того?..
 
   - Знаю и его, - повторил "новый мангазейский". - Сделаем. Деньги гони,
хозяин.
 
   Дубов запустил руку себе в карман и извлек оттуда заранее
приготовленные десять золотых:
 
   - Надеюсь, хватит?
 
   - Хватит, - мотнул головой рыжеволосый, отчего бубенчики на его цепи
жалостно забренчали, и недвусмысленно приставил руку себе к горлу.
 
   - Нет-нет, этого не надо, - пошел Василий на попятный. - Проучите их
эдак на шесть, на семь монет. Ну, чтоб неделю из дома не могли выйти.
 
   - Как закажешь, - несколько разочарованно кивнул темноволосый. А его
товарищ вынул из кармана замусоленный листок - как чуть позже сообразил
Дубов, это был прейскурант предоставляемых услуг.
 
   - Пять монет, - сказал рыжеволосый, поводив по бумажке толстым пальцем,
который украшал увесистый перстень с бриллиантом.
 
   - Ну вот и прекрасненько. - Василий протянул пять золотых.
 
   - Когда? - отрывисто справился темноволосый, почесав себя крестом по
стриженому затылку.
 
   - Желательно побыстрее, - сказал Дубов. - Лучше бы прямо сегодня.
 
   - Еще одну за срочность, - опять заглянул в "прейскурант" рыжеволосый.
 
   Василий протянул золотой, и гости удалились, громко топоча и скрипя
сапожищами.
 
   - Так, одно дело сделано, - детектив удовлетворенно потер руки. - Ба,
совсем забыл - мне же пора на завтрак к Миликтрисе Никодимовне! - И
Василий, аккуратно заперев комнату отца Нифонта, бросился в свой номер.
Ему еще нужно было подобрать в скоморошьем гардеробе наряд, в котором не
стыдно было бы показаться на глаза к неизвестному пока работодателю.
 
 
   ***
 
 
   Соловей Петрович стоял посреди дороги и бормотал себе под нос:
 
   - Всех зарежу... Всем кровь пущу... - При этом он вжикал свои кухонные
ножи один о другой.
 
   Девица в кожаном армяке сплюнула в придорожную пыль:
 
   - Слушай, Петрович, может, хватит скрипеть?
 
   Петрович посмотрел на нее исподлобья.
 
   - Ты меня лучше не трогай, - тихо проговорил он, - я сейчас на все
способен. И ежели кого сей миг не ограблю, то за себя не ручаюсь.
 
   И тут очень удачно (смотря для кого, конечно) из-за поворота вылетела
богатая карета, запряженная тройкой черных коней. При виде кареты Петрович
воспрянул духом.
 
   - Зарежу! - завопил он - Кровь пущу!... - И вихляющимся аллюром
припустил навстречу экипажу.
 
   То ли от удивления, то ли еще почему, но кучер резко осадил коней.
 
   - Фто там есть такое? - раздался из кареты раздраженный мужской голос с
заморским акцентом.
 
   - Здесь есть я! - гордо выкрикнул Петрович, подскакивая к дверце. - Ща
буду резать и убивать!
 
   - Их бин спешить, - снова заскрипел господин из кареты. - Кто там
мешать?
 
   И дверца кареты открылась. В ней появился странный человек с длинным
лицом и прилизанными черными волосами. Шею его опоясывал белый
гофрированный воротник, а на груди блистал и переливался массивный золотой
кулон, усыпанный драгоценными камнями. Взгляд Петровича уперся в сокровище.
 
   - Сейчас будем грабить, - мечтательно произнес он. - Ну и, конечно же,
убивать.
 
   - А насиловать? - подал голос долговязый злодей.
 
   - И насиловать будем... - как эхо, откликнулся Петрович.
 
   - А штаны потом стирать? - ухмыльнулась дама в армяке.
 
   - И штаны... Кто сказал - штаны? - встрепенулся грозный атаман и поднял
глаза чуть выше кулона.
 
   А сверху с жутковатой улыбкой, достойной разве что крокодила, смотрел
на него заморский путник.
 
   - Ты кто? - насторожился Петрович.
 
   - Барон фон Херклафф к фашим услугам, херр разбойник, - все так же
улыбаясь отвечал тот.
 
   - Петрович, - подал голос длинный, - он тебя обозвал!
 
   - Сам слышу, - огрызнулся Петрович. - Не нравлюсь я ему, поди.
 
   - О найн! - еще пуще расплылся господин. - Найн, я люблю таких
маленьких и румяненьких. Их бин хуманист.
 
   - Пора рвать когти, - пробормотала девица, но было поздно: длинная
сухая рука вцепилась Петровичу в рубаху.
 
   - Сейчас я буду тебя... как это гофорят? - прошипел заморский гость. -
Ах да - ку-у-ушать.
 
   - Что? - вскрикнул Петрович.
 
   - Ням-ням! - уточнил улыбчивый господин.
 
   - Спасите! - заверещал Петрович. - Помогите! Убивают!
 
   Но все его злодеи уже неслись беспорядочной толпой в сторону леса.
 
   - Ой, маманя! - продолжал голосить Петрович. - Не надо!
 
   - Надо, майн херц, - ощерился длинными и острыми зубами кровожадный
иноземец. - Надо!
 
   И спасла Петровича от страшной погибели его гнилая рубаха. В самый
смертельный момент она порвалась. А иначе быть бы Соловью главным блюдом
на обеде заморского людоеда. Сначала он плюхнулся на дорогу, но тут же
подскочил и с небывалой прытью понесся вослед за своей бандой, все так же
продолжая голосить:
 
   - Убивают!!! Помогите!!!
 
   А господин из кареты с досадой осмотрел кусок холстины, оставшийся в
его когтистой руке.
 
   - Качестфо - гофно, - грустно пробормотал он и кинул тряпицу на дорогу.
   - Такой фкусный есть убежать. Шайсэ!
 
   И карета, волоча за собой пыльный шлейф, покатила дальше.
 
   А бледный и трясущийся Соловей сидел на верхушке дуба, вцепившись в
дерево мертвой хваткой.
 
   - Я же невкусный, - бормотал он, - совсем невкусный...
 
   - Эй, Петрович слезай! - кричали ему снизу злодеи. - Он уже укатил. Не
боись!
 
   Но Соловей будто не слышал их:
 
   - Я совсем невкусный лиходей и душегуб... Зачем меня ням-ням?..
 
 
   ***
 
 
   Барон фон Херклафф, столь непочтительно обошедшийся с Грозным Атаманом,
следовал в Белую Пущу аж из самой Ливонии, где почитался персоной
уважаемой и влиятельной. И о его влиятельности весьма красноречиво говорит
история, случившаяся в Риге несколько лет назад.
 
   Заполучив мешок с золотом, господин Херклафф сдал его на хранение под
проценты двум солидным рижским купцам - герру Лунду и герру Трайхману, а
сам отправился в одно из своих длительных путешествий.
 
   Откуда он взял этот мешок и какого рода были его длительные путешествия
- это вопрос отдельный, к которому мы возвратимся чуть позже. Что же до
почтенных купцов, то они сразу по отъезду господина Херклаффа угодили в
весьма неприятную переделку.
 
   Во все времена и во всех странах находятся такие люди, для которых
деньги являются не просто ценными бумагами или металлическими кружочками,
но Идолом. Страшным языческим идолом, требующим кровавых жертв в свою
честь. И имя этому идолу - золотой телец. Так вот, в Риге в ту пору был
такой человек, который фанатично поклонялся этому божеству. Звали его
Хейнер фон Трепш, но что самое скверное - он служил хранителем Рижской
городской казны. Был он худосочен телом и изворотлив умом. А уж в душе его
просто мухи дохли. Так вот, этот хитрый казначей возжелал ограбить и
обесчестить преуспевающих купцов. Для этого он стал распускать по Риге
слухи, что их предприятие является дутым и что его хозяева, прибрав к
рукам денежки простодушных горожан, собираются сбежать к псковскому князю.
Это было, конечно же, грязной ложью, так как купцы вели свои дела честно и
толково. И именно поэтому господин Херклафф вложил свои деньги в их дело:
не только сохранятся, но и приумножатся. А с псковским князем купцы
действительно вели дела, но сбегать к нему, естественно, не собирались:
Рига была куда как более выгодным местом для торговых дел. Через нее
двигались товары из восточно-славянских земель в Европу: меха, мед, икра,
водка. И во встречном направлении: дешевые яркие одежды, уже вышедшие из
моды у куртуазных галлов; "чудодейственные" лекарства, сваренные немецкими
алхимиками. Да в огромных количествах неочищенный спирт "Рояль", что
значило по-ихнему - королевский.
   Хотя ни один монарший двор Европы к этой отраве руку не прикладывал.
Разве что какой-нибудь доморощенный король бродяг и проходимцев Робин Гуд.
 
   А коварный фон Трепш, затевая черное дело против купцов, решил к тому
же совратить и их супружниц, почтенных купчих. Это было не слишком трудно,
потому что сами купцы мало уделяли внимания женам - они большую часть
времени проводили в своей конторе, иногда там же и ночуя. Они трудились не
покладая рук над приумножением своего дела и денег, вложенных как крупными
вкладчиками вроде барона Херклаффа, так и мелкими городскими обывателями,
которые вносили по несколько талеров и получали по ним скромные дивиденды:
кому жене на сапожки, кому на новую бричку. И трудолюбивые купцы даже не
подозревали, что их степенные жены бегают к их будущему палачу в городскую
ратушу, что на площади Лучников. Там у этого хитрого негодяя был за
кабинетом устроен тайный будуар, где он и занимался дикими непотребствами
с купчихами. Мы не будем здесь описывать их развратные оргии, но по городу
ходили вполне близкие к истине слухи, в которые никто не верил - правда
всегда звучит неправдоподобно. К тому же совершенно непонятно, зачем это
делал казначей - ведь совращение и растление купчих не имело отношения к
его денежным делам. Значит, остается предположить, что он делал это из
любви к разврату в сочетании с мелочной подлостью. Мало ему было ограбить
людей, так нет: надо было их еще и самих очернить, и жен их превратить в
уличных девок.
 
   В то время церковь св. Иакова приобрела за двести рижских талеров новый
колокол. Для лучшей слышимости его повесили снаружи под небольшой кровлей,
вроде голубятни. Видимо, поэтому колокол и прозвали "голубиным". Так вот,
с этим колоколом было связано поверье, что он начинал звонить сам по себе
всякий раз, когда мимо проходила неверная жена. Наши купчихи, уже
растленные подлым казначеем, уговорили своих мужей посодействовать в съеме
"голубиного"
   колокола. И простодушные купцы герр Лунд и герр Трайхман приложили все
свое влияние на это дело, и в их головах даже мысли не возникло, что их
жены им не верны.
 
   А коварный фон Трепш уже готовил последнюю сцену этой драмы. И вот
когда распускаемые им слухи наконец вылились в первые проблемы торгового
дома наших купцов, он и возник на сцене. Казначей предложил Лунду и
Трайхману принести ему на сохранение всю имевшуюся наличность, обещая
выдать им грамоту, гарантирующую поддержку со стороны городской казны. Но
большая часть денег находилась в обороте, и купцы передали фон Трепшу как
раз тот самый мешок с драгоценностями, который оставил им барон Херклафф.
Заполучив в свои алчные руки вожделенный мешок, двуличный казначей
пригласил купцов в подвал Рижского замка, дабы отведать славного
мозельского.
 
   И вот все трое спустились в мрачное подземелье замка. Впереди
шествовала худосочная и согбенная фигура жадного казначея. В его
скрюченных от скаредности пальцах дрожал жестяной фонарь, озарявший
неверным светом сырые своды подвала. И откуда вдруг в этом истощенном
стяжательством и развратом тщедушном теле взялась такая ловкость и сила?
Одного из компаньонов он толкнул в бочку с мозельским, где тот и
захлебнулся, а второго ударил по голове черпаком. Затащив еще теплые тела
в отдаленный угол винного погреба, злодей засыпал их всяким хламом:
рыцарскими штандартами и ржавыми доспехами.
   Сделав свое черное дело, Трепш вернулся к вожделенному мешку золота. Он
блестящими от возбуждения глазами разглядывал небольшие слитки со
странными буквами "ц.ц.ц.п.".
 
   На следующее утро горожане, придя к торговому дому герра Лунда и герра
Трайхмана, обнаружили на дверях огромный замок и сообщение городского
рата, что оба купца с деньгами исчезли в неизвестном направлении. Бюргеры,
вложившие свои кровные трудовые талеры, пришли в крайнее возмущение и тут
же устроили стихийный митинг. Этот митинг перерос в беспорядки,
распространившиеся по всему городу. Во время беспорядков была, в
частности, разрушена резиденция Магистра Ливонского ордена - Рижский
замок, который был потом восстановлен лишь через несколько лет, как раз за
год до описываемых в нашей книге событий. Во время ремонтных работ старые
подвалы были засыпаны, и останки трудолюбивых, но доверчивых купцов были
погребены окончательно.
 
   Однако радость преступного казначея оказалась недолгой - вернувшись и
не обнаружив в городе ни купцов, ни мешка с золотом, господин Херклафф тут
же отправился в городскую ратушу, в кабинет к фон Трепшу. А точнее - в его
тайный будуар, где подлый казначей как раз приятно проводил время с
почтенными фрау Лунд и фрау Трайхман. Ныне безутешными вдовами. Они втроем
барахтались по огромной постели и занимались совершенными непотребствами.
И вдруг массивная дверь затрещала и упала вовнутрь казначейского вертепа,
а на пороге возник собственной персоной господин Херклафф. Его глаза
метали шаровые молнии, а клыки хищно лязгали, будто наточенные дамасские
кинжалы.
   Обе купчихи, дико заверещав и прихватив что успели из верхней и нижней
одежды, кинулись в соседнюю комнату, но страшный гость, не обращая на них
ни малейшего внимания, грозно двинулся к побледневшему и съежившемуся
казначею.
 
   - Чем могу служить, господин Херклафф? - дрожащим голосом осведомился
фон Трепш.
 
   - Отдавай золото, мошенник! - нетерпеливо зарычал Херклафф.
 
   - Какое золото? - пролепетал казначей.
 
   - То, которое ты взял у Лунда и Трайхмана. Меня не волнует, куда ты
девал этих купцов, давай золото!
 
   Трепш мелко дрожал, обуреваемый одновременно страхом и жадностью,
причем второе явно брало перевес над первым...
 
   Когда шум стих и почтенные купчихи решились вернуться, то они застали
лишь раскиданную по комнате казначейскую одежду, а на кровати, где они
только что предавались невинным утехам, лежал тщательно обглоданный скелет
фон Трепша...
 
   А господин Херклафф, как ни в чем не бывало выходя из ворот городского
рата, ковырял в зубах изящной зубочисткой и печально приговаривал:
 
   - Кашется, их бин погорячиться. Теперь я так и не узнаю, куда этот
фкусненький казначей подефал мое золото...
 
 
   ***
 
 
   Миликтриса Никодимовна отворила, едва Дубов позвонил в дверь.
 
   - Ну где ты шатаешься! - вполголоса напустилась она на Василия, - мы
тебя уже давно ждем!
 
   Стол в гостиной был накрыт белой скатертью. A на столе красовался
блестящий самовар в окружении дорогих вин и разных вкусных разносолов. За
столом непринужденно восседал потенциальный работодатель - и Дубов сразу
же его узнал. Вернее, узнал его бороду, которую просто невозможно было
перепутать ни с какой другой. Борода эта, в основе седая, но с отдельными,
расположенными безо всякой симметрии темными вкраплениями, принадлежала
тому самому господину, которого Василий видел при въезде в Новую Мангазею
в компании с Царь-Городским головой князем Длинноруким.
 
   "Стало быть, от меня что-то понадобилось самому Мангазейскому мэру", -
не без удивления и, что греха таить, некоторой доли тщеславия подумал
детектив, как ни в чем не бывало присаживаясь за стол. Предполагаемый
градоначальник глядел на него открытым и дружелюбным взором.
 
   А Миликтриса Никодимовна заливалась соловьем:
 
   - Дорогие господа, позвольте вас познакомить. Это - Савватей Пахомыч. А
это...
 
   - Ну што вы, Мывиктьиса Никодимауна, - смущенно перебил ее седобородый,
- не надо угромких имен. - И, обернувшись к детективу, добавил: - Зовите
меня просто Седой. Так меня увсе тута зовут. За гваза, конешно.
 
   "Какой скромный человек, - с симпатией подумал Василий. - Ведет себя
естественно, не козыряет своим высоким положением". Вслух же заметил:
 
   - Извините, но мне это прозвище напоминает, еще раз прошу прощения,
воровскую кличку. - При этих словах детектив искоса глянул на своего
собеседника, однако тот остался столь же спокоен и непринужденен:
 
   - Ну, тогда зовите меня... - Он на мгновение замялся. - Уж соусем
по-пвостому - дядя Митяй.
 
   - Согласен! - широко улыбнулся Василий. "А ведь он не врет, -
промелькнуло в голове сыщика, - в тот раз Миликтриса как раз величала его
Димитрием... Вот отчества не припомню - какое-то мудреное".
 
   Тем временем Миликтриса Никодимовна встала из-за стола:
 
   - Ах, господа, извините, я должна вас ненадолго покинуть! Но я скоро
вернусь. - С этими словами хозяйка, подметая пол подолом красного
шелкового платья, отплыла в направлении "будуара".
 
   Дядя Митяй отставил в сторону недопитую чарку:
 
   - Ну што жа, Савватей Пахомыч, давайте певейдем к деву. Я свышал от
Мивиктрисы Никодимауны, што у вас твудности с деньгами. И я могу
пьедвожить вам возможность немного заваботать.
 
   - И что это за работенка? - живо заинтересовался Дубов. - Надеюсь,
ничего предосудительного?
 
   Дядя Митяй задумчиво подергал себя за бороду:
 
   - Это смотвя как увзглянуть, Савватей Пахомыч. Но по большому шшоту -
совсем не пьедосудительно, а очень даже наоборот. Ведь вы, конешно же,
знаете, в каком состоянии находится наше госудавство?
 
   - Вообще-то я не интересуюсь такими вещами, - равнодушно откликнулся
Дубов.
 
   - Тогда я поясню. Под угвозой единство Кисвоярского царства и даже само
ево шушествование. - Седой замолк, как бы ожидая отклика со стороны
Савватея Пахомыча. Однако и тот внимательно молчал. Тогда дядя Митяй
продолжил: - Вы, конешно, свышали о подметных письмах этого мевзавца князя
Григория? - Дубов молча кивнул. - Но этого мало - его подвучные убирают с
пути увсех, кто может помешать их зводейским замысвам! И смевть воеводы
Афанасия тоже на их совести, ежели утаковая у них есть.
 
   Дядя Митяй произносил все это настолько искренне и убедительно, что
Василий склонен был ему поверить. Единственное, что его смущало - так это
то, что встреча происходила в доме Миликтрисы Никодимовны, которую весьма
нелестно аттестовали и покойный воевода Афанасий, и его сподвижник Данила
Ильич, тоже покойный. А дядя Митяй заговорил как раз о Даниле Ильиче:
 
   - У Афанасия быв помощник - и того убиви, когда он отказался им
помогать!
 
   - Да, все это весьма печально, - разомкнул уста Василий, - но чем я-то
могу вам помочь?
 
   - О, можете, можете! - дядя Митяй так взмахнул рукой, что чуть не снес
со стола тарелку с капустным салатом. - В наше время твудно на ково-то
повожиться, а вы - чевовек надежный, я это вижу, я это чувствую. И ваш
священный довг перед Очечеством - высведить этого негодяя и вырвать у него
изо рта змеиное жало!
 
   - Какого негодяя? - слегка опешил Василий.
 
   - Того, котовый пытался подкупить Данилу Ильича, ну, то есть бывшего
помощника воеводы, на выдачу госудавственных тайн, а когда тот отказався,
то поджег его лавочку увместе с ним самим. И ежели мы с вами его не
остановим, то сами понимаете, чево он еще натворит!
 
   - Ну что же, если это зависит от меня, то я готов помочь вам в поимке
этого негодяя, - проникновенно сказал Василий. - Но, почтеннейший дядя
Митяй, известно ли вам, кто он? Хотя бы каково его имя?
 
   - Спасибо, довогой Савватей Пахомыч! - вскричал дядя Митяй. - Я знал,
что могу на вас ращщитывать. А имя - оно давно известно: Василий Дубов.
 
   Василий Дубов ожидал чего угодно, но только не этого. Однако очень
быстро пришел в себя:
 
   - Вы располагаете какими-то приметами этого Василия Дубова?
 
   - Вот девовой разговор! - одобрительно кивнул дядя Митяй. Осторожно,
стараясь не помять, он извлек из кармана какую-то бумагу и, развернув,
протянул ее Дубову. Это был портрет не то чернилами, не то тушью, Василия
Николаевича Дубова в его первоначальном виде - то есть до того, как он
изменил внешность с помощью чудо-мази. Лишь много позднее детектив
сообразил, что этот портрет был перерисован с фотографии годовой давности
из газеты "Вечерний Кислоярск", опубликовавшей о Дубове стаьтю.
 
   - Возьмите этот рисунок, Савватей Пахомыч, - говорил Седой, - и не
расставайтесь с ним ни на миг. Он поможет вам разыскать этого зводея и
захватить его живым... Или мертвым, - многозначительно добавил дядя Митяй.
 
   - А как лучше? - небрежно спросил Дубов, уже догадываясь, каким будет
ответ.
 
   - Вучше мертвым, - ответил Седой то, что Василий и ожидал услышать.
 
   - Постараюсь оправдать доверие, - с чувством произнес Дубов.
 
   - Очечество ждет от вас подвига! - патетически воскликнул дядя Митяй. -
И оно хорошо запватит, особенно есьви вы исповните задание побыстрее.
 
   - Ну как вы можете! - решительно возмутился Дубов. - Я иду на это
исключительно ради любви к Государю и Отечеству, а не...
 
   - Ну, денежки-то вам не помешают, - с хитроватой и вместе добродушной
улыбочкой перебил дядя Митяй. - Мивиктриса Никодимауна мне по-тихому
поведала, што вы собиваетесь пожениться, стало быть, на первое обзаведение
средства понадобятся, не так ли?
 
   - Так, - несколько упавшим голосом согласился Дубов. Предстоящая
женитьба на Миликтрисе Никодимовне была для него новостью, но опровергать
ее он не стал, а заговорил о другом:
 
   - Дядя Митяй, а этого, как его, Данилу Ильича, еще не похоронили?
 
   - Сегодня хоронят, - тяжко вздохнул дядя Митяй. - Как раз в полдень, на
Старом кладбище. Жаль, сам я не смогу туда пойти, отдать посведнюю почесть
этому преквасному чевовеку...
 
   - А давайте я пойду заместо вас, - вызвался Дубов.
 
   - Сходите, конечно, - несколько удивился Седой, - но для чего? Ведь вы
даже не были с ним знакомы.
 
   - Понимаете, я где-то слышал, что преступников часто тянет к их
жертвам, - стал объяснять Дубов, - и многие именно на этом и "засыпались".
А если Дубов придет на похороны, то я смогу проследить, куда он отправится
потом, и вывести на чистую воду не только его, но и тех, кто с ним связан.
Наверняка же он работает не один.
 
   - А ведь верно! - согласился Седой. - Мивиктьиса Никодимауна описывала
вас как способного скомороха и стихоплета, но я вижу, что из вас мог бы
получиться хороший сыскарь.
 
   - Покорнейше благодарю, - вежливо кивнул Дубов. - И вот еще: куда мне
нести голову Дубова, если, м-м-м... дело будет сделано?
 
   - Куда нести? - чуть задумался дядя Митяй. - Сюда, пожалуй, не стоит.
Ко мне домой - тем бовее. Ага, я вам сообщу одно место, где и буду ждать
по ночам. - Седой что-то черкнул на обороте портрета. - Можете приходить и
без "головы Дубова" - просто чтобы довожить о ходе поисков.
 
   - Договорились! - Василий бережно сложил портрет и сунул себе за пазуху.
 
 
   ***
 
 
   Серапионыч уже сидел на краешке кресла, когда в залу вошел царь
Дормидонт.
   Доктор почтительно встал. Царь глянул на него так, будто хотел
испепелить взором. Но ничего не сказал. Сел. Сам налил водки.
 
   - Садись, эскулап. Выпьем, - глухо сказал он.
 
   Выпили. Помолчали. И тогда царь заговорил вновь, только теперь в его
голосе появилась неестественная для него горькая, долго таимая тоска:
 
   - Я старый больной человек. Выписал бы ты мне какое лекарство, эскулап.
 
   - Единственное лекарство, какое я могу вам предложить - это быть
честным по отношению к самому себе, - деловито отвечал Серапионыч.
 
   - Ты вместо того, чтоб о моем здоровье озаботиться, жилы мои на локоть
мотаешь! - сверкнул глазами царь.
 
   Серапионыч на это ничего не отвечал, лишь молча внимательно смотрел на
Дормидонта, ожидая продолжения. И тот, не выдержав молчания, заговорил
вновь.
 
   - Чего ты от меня хочешь, эскулап? - уже срываясь на крик, вопрошал
царь.
   Но Серапионыч продолжал хранить молчание.
 
   Тогда царь вскочил со своего кресла и заметался по зале, бормоча себе
под нос проклятия. В конце концов он подскочил к Серапионычу и ухватил его
за галстук. И притянул к собственному лицу. Так близко, что, казалось, у
царя три глаза вместо двух.
 
   - Я старый человек! - тихо, но грозно заговорил он. - Я хочу спокойно
дожить свои дни и предстать перед Богом!
 
   Серапионыч слегка придушенным голосом отвечал:
 
   - А сможете ли вы, Ваше Величество, сказать Господу, что сделали на
этом свете все, что могли и что должно?
 
   Дормидонт зарычал, как разъяренный лев. Он отбросил галстук
Серапионыча, и тот столь резко опустился в кресло, что чуть не упал. Царь
с проклятиями смел со стола графин и грохнул кулаком.
 
   - Что ты хочешь от меня, эскулап? Чего добиваешься?! - с тоской и
яростью выкрикнул он.
 
   Но Серапионыч молчал, поправляя галстук. Тогда царь склонился через
стол и прямо в лицо выкрикнул:
 
   - Чего тебе от меня надобно?!
 
   - Мне ничего не надо, - спокойно отвечал Серапионыч, - это народу надо.
 
   - Что ему надо? - снова выкрикнул Дормидонт.
 
   - Народу, всего-навсего, нужен царь, - развел руками доктор. - Отец и
заступник. Чтобы он вышел и сказал всю правду о надвигающейся опасности.
   Чтобы люди знали, что царь думает о них, печется о них неустанно. А не
заперся в своем тереме, как говорят злые языки, и водку пьет.
 
   Дормидонт устало осел в свое кресло. Прикрыл глаза рукой. В зале
повисла тягостная тишина. Серапионыч встал, поправил еще раз галстук и
двинулся к дверям. Под его ногами захрустело стекло разбитого графина, но
царь даже не поднял взгляда в его сторону. Серапионыч задержался в дверях,
глядя на массивную фигуру Дормидонта, застывшую в золоченом кресле. Тихо
прикрыл за собой двери и пошел, улыбаясь чему-то своему, чему-то хорошему.
 
   В коридоре Серапионыча перехватил Рыжий:
 
   - Ну как, доктор? - с надеждой спросил он.
 
   Серапионыч неспешно протер пенсне и водрузил на место.
 
   - Лечение было кардинальным и нелегким, - деловито отвечал он. - Но
пациент оказался человеком крепким. Так что жить будет.
 
   Произнеся это, Серапионыч с довольной улыбкой двинулся дальше, а Рыжий
так и остался стоять в недоумении. Но тут из залы раздался грозный рык,
разнесшийся эхом по коридорам и лестницам:
 
   - Рыжий! Подь сюда!
 
   Рыжий вздрогнул, но не от неожиданности, а от удивления. Это был голос
царя.
   Настоящего царя. Отца и заступника верноподданных своих. Царя,
понимающего всю ответственность, лежащую на его плечах, и готового
достойно нести это бремя во имя Народа и Отечества.
 
 
   ***
 
 
   - А неплохой человек ваш градоначальник, - как бы между делом заметил
Василий, когда они с Миликтрисой остались вдвоем.
 
   - Не знаю, я с ним не знакома, - равнодушно повела плечами Миликтриса
Никодимовна.
 
   - А разве дядя Митяй не...
 
   Миликтриса искренне расхохоталась:
 
   - Дядя Митяй - градоначальник! Но с чего ты это взял?
 
   - Ну, не знаю даже, - смутился Василий. - Он мне показался таким... -
Детектив запнулся, подбирая подходящее слово. - Солидным, импозантным - в
общем, представительным.
 
   - Вообще-то он человек при должности, но чтобы градоначальник - это уж
ты хватил... Постой, Савватей Пахомыч, куда ты? Уютная постелька ждет нас!
 
   - Никаких постелек, любимая! - ласково, но твердо пресек Василий
любовные поползновения. - Лично меня ждет не постелька, а важное задание.
 
   - Да благословит тебя Господь! - Миликтриса Никодимовна набожно
поклонилась образам и осенила крестным знамением спину Дубова, который уже
шел к выходу.
 
   От обладательницы "собственного дома в Садовом переулке" детектив решил
направиться прямиком на кладбище. Правда, с несколько иными намерениями,
чем те, о которых он сказал дяде Митяю. Во всяком случае, вряд ли он
ожидал встретить на погребении истинных убийц Данилы Ильича. Во-первых,
если бы Анисим и Вячеслав ходили провожать в последний путь всех, кого
загубили, то они, скорее всего, просто не вылезали бы с кладбища. А
во-вторых, Василий надеялся, что "новые мангазейские" уже отработали
даденные им шесть золотых - пять за исполнение и один за срочность.
 
   На похороны Василий шел с иной целью. После гибели Данилы Ильича он,
подобно Штирлицу после провала Кэт, остался безо всякой связи с
Царь-Городом.
   Посылать донесения Рыжему с обычной почтой или специально нанятым
вестовым он не хотел - это было бы и долго, и рискованно. Дубов помнил,
что Данила Ильич собирался отправить в столицу "верного человека", и
надеялся вычислить его среди тех, кто придет отдать долг старому воину.
 
 
   ***
 
 
   Майор Селезень неспеша, как бы растягивая удовольствие, выложил на стол
два туза.
 
   - Взял, - мрачно отозвался Мстислав.
 
   - А теперь две шестерки на погоны, - шлепнул по столу картами майор и
плотоядно ухмыльнулся.
 
   - Вот черт, - прошипел Мстислав, - ну не везет, так не везет.
 
   - Подставляй уши, - подвел резюме Селезень.
 
   - Да опухли уже уши, - взвился Мстислав, - мать твою...
 
   - Ты сам сел играть, - с деланным сочувствием развел руками майор.
 
   - Ты не имеешь права подвергать меня пыткам, - продолжал хорохориться
Мстислав. - На меня как на военнопленного распространяется действие
Женевской конвенции!
 
   - Насколько мне известно, - с ленцой потянулся Селезень, - ни князь
Григорий, ни царь Дормидонт Женевскую конвенцию не подписывали. Да и
вообще, здесь про такую фигню никто даже и не слыхивал.
 
   Мстислав открыл рот, но не нашелся, что сказать. Только уныло глянул в
окно баньки. А майор тем временем все с тем же нарочитым спокойствием
продолжал:
 
   - В этом мире с тобой могут поступить, как в нашем с командос. Если ты
представляешь ценность, могут обменять. А если нет...
 
   Майор быстрым движением прихлопнул муху, ползшую по столу. Двумя
пальцами он поднял ее за крылышко и поднес к самому носу Мстислава. Тот,
побледнев, отпрянул. А выражение лица Селезня внезапно сменилось с
наигранно благодушного на полное мрачной решительности:
 
   - Фамилия, звание, род войск и так далее, и быстро!
 
   - Мстислав Мыльник, младший лейтенант запаса, участвовал в боевых
действиях в Придурильской республике, награжден...
 
   - Отставить! - рявкнул майор. И уже тише, но с нажимом продолжил: -
Звание в армии князя Григория?
 
   - В этой армии нет званий, - позволил себе ухмыльнуться Мстислав.
 
   - Поясни!
 
   - Мы все здесь солдаты, вроде как. А они командиры.
 
   - Кто вы такие, я знаю, а вот кто такие "они"?
 
   - А хрен их знает, - с неприязнью передернул плечами Мыльник. - Мы их
между собой называем - "нелюди".
 
   - А, понятненько, - протянул майор. - Да, младший лейтенант Мыльник,
хороших ты себе хозяев нашел. Нечего сказать...
 
   - Да я бы с этими уродами, - взвился Мстислав, - и на одном поле срать
бы не сел, если бы они не обещали потом и нам помочь.
 
   - Ах вот даже как, - мрачно усмехнулся Селезень, - и это чем же помочь?
 
   - Да я и не знаю, - стушевался наемник.
 
   - Так я тебе подскажу, - жестко отвечал майор. - Тем секретным оружием,
что в крытых телегах хранится. И вы охраняете его пуще собственной задницы.
 
   Мстислав снова побледнел, как полотно.
 
   - Откуда ты знаешь? - пробормотал он.
 
   - От верблюда! - ответил майор и захохотал так, что из стен баньки
сухой мох посыпался.
 
   Но смех его оборвался столь же внезапно, как и начался. И майорский
кулак грохнул по столу:
 
   - Что за оружие? Количество, способ применения, радиус действия. Быстро!
 
   - Не знаю, - съежился Мыльник.
 
   - Значит, в Царь-Городе тебе отрубят голову, - развел руками Селезень.
 
   - Я действительно не знаю, - затараторил наемник, - эти козлы все от
нас в секрете держат. Я даже не знаю, как сюда попал. Нас привезли на
какую-то дачу, потом завязали глаза, опять куда-то повезли, потом повели,
потом опять повезли... Сначала говорили: "Вот Царь-Город возьмем, и
тогда..." А теперь, когда мы уже в это дело по уши влезли, они вообще
оборзели: "Пошел на хрен, а не то в морду получишь". Паскуды. Жидовские
морды. Мразь чеченская. Всех бы к стенке поставил...
 
   - А ну заткни фонтан, - брезгливо прикрикнул на разошедшегося наемника
майор. - А свои фашистские взгляды засунь себе в задницу, а не то я сейчас
действительно нарушу Женевскую конвенцию. - И после паузы многозначительно
добавил: - Которая здесь не действует...
 
 
   ***
 
 
   Моросил мелкий дождик. На кладбище небольшая группа людей провожала в
последний путь Данилу Ильича. Чуть поодаль среди могил бродил человек в
ярком кафтане, совсем не подходящем к похоронной процессии и вообще к
месту последнего упокоения многих поколений жителей Новой Мангазеи.
 
   - Прощай, Данила Ильич, - вполголоса сказал он, глядя на скромный гроб,
установленный перед разверстой могилой. - Ты был честным человеком, до
конца исполнившим свой долг. - И Василий скорбно снял головной убор,
напоминающий шутовской колпак.
 
   - А не подаст ли почтенный господин что-нибудь бедной бабуле на корочку
хлеба? - вдруг раздался позади него незнакомый пропитой голос. Дубов
обернулся и увидел пожилую женщину - судя по описаниям скоморохов, это
была ни кто иная как кладбищенская побирушка Кьяпсна. Дубов пошарил в
кармане и протянул ей золотой.
 
   - О, господин так щедр! - обрадованно зашамкала Кьяпсна, небрежно
отправляя монетку в залатанную торбу, висящую на ветхих ремешках поверх
разноцветных лохмотьев. - Не могу ли я быть вам чем-то полезной?
 
   - Можете, - смекнул детектив. - Я слыхивал, что вы знакомы чуть ли не
со всеми городскими покойниками, не так ли? - Кьяпсна радостно закивала. -
А как насчет живых?
 
   - Все живые - это будущие покойники, - выдала Кьяпсна афоризм,
достойный майора Селезня.
 
   - Очень хорошо, - Василий вернул колпак на голову, так как дождик
несколько усилился. - Скажите, кто этот человек? - Дубов указал на
невысокого господина в кафтане военного покроя, который стоял возле гроба
и что-то говорил.
 
   - Так это же сотник Левкий, временный воевода, - тут же сообщила
Кьяпсна.
   - Хороший мужик, угостил меня чарочкой, когда поминали Афанасия, пущай
земля ему будет пухом. И сказал еще: "Молись, бедная женщина, за упокой
его души!". А я так думаю, что ежели человек жил по-божески, то он и так
на небушко попадет - молись, не молись. А уж ежели грешил...
 
   - А это что за дама? - перебил Василий, кинув взор в сторону женщины в
темном платье, скорбно сморкавшейся в платочек близ Левкия. - Вероятно,
родственница?
 
   Приставив ладонь ко лбу, Кьяпсна внимательно пригляделась:
 
   - Да нет, какая там родственница, у него же здесь никого не было. Это
Марья Ивановна, овощная торговка, ее лавочка была рядом с Данилиной
лягушатней и тоже сгорела.
 
   - А те трое? - продолжал выспрашивать Дубов. Всего на похоронах
присутствовало пять человек - не считая, разумеется, мрачного вида
могильщиков, которые чуть поодаль переминались с ноги на ногу, ожидая,
когда можно будет опускать гроб и закапывать могилу.
 
   - Один - ловец лягушек и пиявок, Матвей Лукьянович, он как раз снабжал
покойника товаром. Другой, что в рясе - это наш кладбищенский дьякон отец
Герасим, он всех покойничков отпевает, царствие им небесное. Ну а кто же
третий?.. А, знаю - Свирид Прокопьевич, сосед Данилы Ильича по Завендской
слободе. Тоже неплохой мужичок, с ним завсегда есть о чем поговорить...
 
   - Вы с ним лично знакомы? - несколько удивился Дубов.
 
   - Да нет, но слышала о нем от других людей. А отец Герасим - тоже
прекрасный человек. Помнится, на поминках Афанасия он выпил пол ведра
кьяпса и...
 
   Однако слова нищенки заглушил зычный рев дьякона Герасима - очевидно,
таким образом он пел отходную. Василий увидел, как могильщики опустили
гроб в яму и принялись закапывать. Участники траурной процессии уныло
потянулись к выходу.
 
   - Ну, я пойду, пожалуй. Если что, вы знаете, где меня искать, -
торопливо проговорила Кьяпсна и засеменила вслед за теми, кто провожал в
последний путь Данилу Ильича - очевидно, надеясь на дармовую поминальную
чарочку в "Веселом покойнике".
 
   А Василий Николаевич, в задумчивости бродя среди могил, размышлял и
анализировал. Правда, с "информацией к размышлениям" у него было совсем не
густо.
 
   - Но это лучше, чем ничего, - бормотал детектив себе под нос, выходя на
одну из кладбищенских аллей. - Кто же из этих пятерых тот "верный
человек", о котором говорил покойный? Или его среди них не было? Начнем с
сотника Левкия. Нет, его сразу можно отбросить. Я же помню, как Данила
Ильич заподозрил и его, и Пульхерию Ивановну, и Фому в связях с
заговорщиками. Так это или нет, покажет следствие, но пока что Левкием
можно не заниматься.
   Отец Герасим тоже не в счет - он тут дьяконствует, так что на похоронах
присутствовал чисто по служебной необходимости. Наконец, оставшиеся трое -
торговка овощами Марья Ивановна, сосед по месту жительства Свирид
Прокопьевич и поставщик лягушек Матвей Лукьянович. С одной стороны, просто
случайные соседи или, так сказать, коллеги по работе. А с другой стороны,
соседство или связь по торговой части могли возникнуть вследствие близких
отношений. Например, ловец лягушек помог своему другу обустроить лягушачью
лавочку... Да, предполагать можно все, что только угодно, и отработка
любой версии займет как минимум несколько дней... Черт, дождь никак не
унимается... А просто так наобум придти к любому из них и сказать, что я,
мол, такой-то и такой-то, прошу вас как "верного человека Данилы Ильича"
   обеспечить надежную связь с Царь-Городом - это, знаете, чревато...
 
   Неожиданно Дубов уткнулся в какую-то белую стену. Подняв взор, он
обнаружил себя возле усыпальницы Загрязевых. Перед входом по-прежнему
красовалась скульптура маэстро Черрителли, а чуть в стороне заброшенно
темнела часовня князей Лихославских.
 
   - Ну вот, занесла меня нечистая, - вздохнул Дубов. - И чего такого все
находят в этом Черрителли? Самое обычное изваяние, каких много.
 
   Детектив обошел вокруг скульптуры и машинально пробежал выбитую на
постаменте надпись: "Дорогому и любимому Мелхиседеку Иоанновичу Загрязеву
- от вдовы, сына и дочери. Ваятель Джузеппе Черрителли".
 
   - Мел-хи-се-деку Иоанновичу, - по слогам прочел Дубов и вдруг с размаху
хлопнул себя по высокому лбу, как будто комара пришиб, хотя комары в такую
погоду сидели дома и носа на улицу не казали.
 
   Василий Николаевич резко повернулся и быстрыми шагами двинулся с
кладбища.
 
 
   ***
 
 
   Змей Горыныч с умилением смотрел на опорожненный штоф с самогонкой.
Точнее сказать - правая голова выказала явное удовольствие, средняя
отвернулась, скривившись от отвращения, а левая только обреченно вздохнула.
 
   - Ну не понимаю, как он может пить эту гадость? - пропищала средняя
голова.
 
   - Ужасная дрянь! - согласилась с ней левая. - А главное, он пьет - а
голова потом трещит у всех.
 
   Но правая голова, похоже, не особенно брала в голову недовольство
средней и левой. Она радостно ухмыльнулась и рыгнула оранжевым пламенем.
 
   - Извиняюсь, - пробасила она.
 
   А Баба Яга сидела на пороге в глубокой задумчивости.
 
   - Так выходит, что вас трое в одной шкуре? - не без удивления
произнесла она.
 
   - А то ты не знала? - сварливо пискнула средняя голова.
 
   - Запамятовала я, запамятовала! - поспешно стала оправдываться Яга. -
Память у меня никудышная стала. Все забываю. Вот и заклинания колдовские
напрочь позабыла.
 
   Все три головы посмотрели на нее с явным недоверием. Яга же виновато
улыбнулась:
 
   - У меня совсем из головы вылетело, что правая голова - это воевода
Полкан. Левая - боярин Перемет. А средняя - ее сиятельство княжна Ольга.
 
   Средняя голова вытянула шею и свысока небрежно кивнула. Правая же
хмыкнула:
 
   - Была. Двести летов обратно.
 
   - Полкан! - властно взвизгнула средняя.
 
   - Молчу! Молчу! - ухмыльнулась правая голова.
 
   - А каким заклинанием вас заколдовал князь Григорий? - снова вклинилась
Баба Яга.
 
   - Да нет, - протянула средняя голова, - это не он, вурдалак окаянный, а
один заморский колдун, хорек смердячий. Мы трое тогда в Нижней горнице
собрались. А пес Григорий и говорит с ухмылочкой: "Преврати-ка их, барон
Эдуард Фридрихыч, в гадов. Да навечно, чтобы у них время на искреннее
раскаяние было. Я люблю, когда раскаиваются и сапоги мне целуют. Ох, зело
люблю!"
 
   - А я тогда крикнул ему: "Хрен дождешься, пес безродный!", - возмущенно
пробасила правая. - И нос ему по щекам размазать хотел, да не успел. Этот
клоп чужеземный заклинание сотворил, и мы враз превратились... Ну да сама
видишь, во что.
 
   - А я помню, - вступила в разговор левая голова, - как Григорий тогда
смеялся: "Все-то у тебя, господин барон, черт знает как получается. Но на
этот раз даже презабавно вышло. Три глупца самонадеянных в одной шкуре". И
расхохотался он тогда своим бесовским смехом - до сих пор, как вспомню,
мурашки по спине бегают. По шее то есть. Да еще добавил отсмеявшись: "И
заклинание поставь посильней, чтобы это уродище о трех головах и одной
заднице не могло мне вреда какого принести".
 
   - Да, - задумчиво продолжила средняя голова, - вот и пришлось нам в
лесу укрываться. Люди от нас убегали, как зайцы. Ну да и немудрено при
таком гнусном обличии. Славные витязи головы нам порубать прицеливались,
так от них нам самим скрываться приходилось. Ну а потом ты тут, Ягоровна,
поселилась, когда тебя Григорий из замка своего вышвырнул.
 
   - Князь Григорий, - осторожно начала Яга, - мой благодетель и...
 
   - Да брось ты! - ухмыльнулась правая голова, - он только себе
благодетель.
 
   - Ты, Ягоровна, головой-то пошевели, - язвительно пискнула средняя, -
это пока ты в Царь-Городе воду мутила в его пользу, так ты ему нужна была.
А как тебе хвост там прижали да к нему ты прибежала, так он тебя одной
рукой погладил, а другой за шиворот - и в лес зашвырнул.
 
   - Использовал он тебя, Ягоровна, - вступила левая голова. - А ты
говоришь - благодетель!
 
   - Ладно, ладно, - стушевалась Яга, - Вы мне лучше про заклинание-то
расскажите - нельзя ли его снять каким-либо образом?
 
   - Да мы ж с тобой, Ягоровна, об том много раз толковали, - с удивлением
покосились на нее все три головы.
 
   - Странная ты стала, Ягоровна, после возвращения из Царь-Города, -
пискнула средняя голова.
 
   - Может, сидение в остроге тебе на голову подействовало? - сочувственно
вопросила левая.
 
   - А как ты оттуда убегла? - вклинилась правая.
 
   - Как, как? - надулась Яга. - Знамо как: заклинание сотворила и сбежала.
   - И она поспешно поднялась на ноги и пошла в избу: - Заболталась я тут
с вами, пора обед готовить!
 
   И дверь за ней закрылась с занудным скрипом. Горыныч посидел в
некотором недоумении, поводя головами.
 
   - Это ты ее обидел, Перемет, - напустилась средняя голова на левую, -
на полоумство ей намекаючи.
 
   - А ты сама, княжна, - пробасила правая, - ласковостью не блещешь.
 
   - Полкан! - пискнула средняя.
 
   - Да ладно. Молчу, - насупилась правая. - Токмо странно мне. Сначала
говорила - все заклинания запамятовала. А потом из острога с помощью
заклинания же и убегла.
 
   - А я спать хочу, - заявила средняя. - Это от твоей самогонки все,
Полкан.
 
   - Да, действительно, - примирительно сказала левая, - подремлем-ка
часок-другой под дубочками.
 
   И чудище, грузно покачиваясь, побрело от избушки. А вскоре из-под дубов
донеслось громовое похрапывание. Самогон был, видать, что надо.
 
 
   ***
 
 
   Василий Дубов размашисто шагал по мангазейским улицам в сторону
постоялого двора. Он еще не представлял подробностей того, как будет
действовать дальше, но одно знал твердо - действовать нужно быстро и четко.
 
   - Только бы скоморохи оказались на месте! - твердил детектив, будто
заклинание. Их помощь теперь нужна была Василию как никогда.
 
   По счастью, Антип и Мисаил оказались на месте. Правда, они собирались
куда-то уходить, но Василий твердо заявил:
 
   - Складывайте вещи и приведите свою повозку в полную готовность. До
утра нам придется отъехать в Царь-Город.
 
   - Что за спешка, - недовольно проворчал Антип.
 
   - А как же свадьба?! - воскликнул Мисаил.
 
   - Какая еще свадьба? - удивился Дубов.
 
   - Какая, какая... Пульхерии Ивановны и Фомы!
 
   - Свадьбы не будет! - решительно заявил детектив. - А если и будет, то
тихая и благопристойная, без гулянок на Ходынской пустоши и прочих
излишеств. - И, немного успокоившись, добавил: - А нам перед отъездом
предстоят важные дела. Так что покамест я лягу спать, а к вечеру меня
разбудите.
 
   - Как скажешь, Савватей Пахомыч, - разочарованно откликнулись скоморохи.
   Дубов же, скинув башмаки и колпак, лег на кровать и укрылся цветастым
лоскутным одеялом. Однако сон не шел - и детектив размышлял о своем:
 
   "А все-таки, откуда им стало известно, кто я на самом деле? Каширский?
Едва ли. Будь он теперь в Мангазее, то разделался бы со мной без особых
сложностей. Остается одно - Анисим подслушал наш разговор в лавке с
Данилой Ильичем. Ведь я же имел неосторожность назвать свое подлинное имя.
А уж содержание разговора не оставляло никаких сомнений в том, что обоих
собеседников надо убрать как можно скорее. С Данилой именно так и
поступили, а вот с Дубовым им пришлось повозиться... - Василий
перевернулся на другой бок. - А все-таки они, похоже, приняли меня за
важную особу, не уступающую по значению воеводе Афанасию. Одного не пойму
- откуда здесь взялся мой портрет? Можно было бы предположить, что это
нечто вроде фоторобота, составленного со слов тех, кто меня видел в
прошлый приезд. Но что-то не похоже..."
 
   Мысли детектива стали путаться, и он провалился в глубокий сон.
 
 
   ***
 
 
   Серапионыч неспеша брел в сторону терема Рыжего, с интересом
разглядывая дома, палисадники и людей на царь-городских улицах. Вдруг
доктор явственно услышал, как его окликнули по имени. Вернее, по отчеству.
Доктор обернулся и увидел крытый черный экипаж, запряженный парой лошадок.
Из зарешеченного окошка ему махал глава сыскного приказа.
 
   - А, Пал Палыч, - обрадовался Серапионыч, - всегда рад вас видеть.
 
   Экипаж остановился.
 
   - Как хорошо, что я вас встретил, Серапионыч, - оживленно заговорил Пал
Палыч. - Похоже, мы взяли след того негодяя, который нападал на князя
Владимира и боярина Андрея. Сейчас едем его брать. Хотите посмотреть?
 
   - Отчего же нет? - Доктор поправил на носу пенсне. - С превеликим
удовольствием.
 
   - Тогда поедемте вместе, - предложил Пал Палыч и распахнул дверь.
   Серапионыч осторожно влез в экипаж. Там, кроме Пал Палыча, сидели еще
несколько стрельцов сыскного приказа.
 
   Экипаж стронулся с места.
 
   - Коробейник, продавший некоему прихрамывающему человеку три куска
мыла, опознал его на улице, и выяснить, где он скрывается, было делом
считанных часов, - сообщил Пал Палыч.
 
   - И где же? - полюбопытствовал доктор.
 
   - Вы не поверите - в нашей городской канализации! И, что весьма
удивительно, их там несколько, не меньше троих.
 
   - Очень оригинально, - протянул Серапионыч. - Мыло, кровь на кресте,
канализация...
 
   - О чем это вы? - не понял Пал Палыч.
 
   - Да так, свои мысли, - неопределенно ответил доктор.
 
   - В общем, мы перекрыли канализацию в обоих концах Ново-Cпасской улицы,
- продолжал глава приказа, - а крышку заперли на замок. Так что возьмем их
прямо в логове.
 
   За этими разговорами группа захвата доехала до Ново-Cпасской улицы, где
собрался, кажется, чуть ли не весь царь-городский сыскной приказ.
Несколько стрельцов, вооруженных пиками и секирами, стояли в
непосредственной близости от люка. Поодаль толпились многочисленные зеваки.
 
   - Ну все, можем начинать, - сказал Пал Палыч, неспешно вылезая из
экипажа.
   Один из стрельцов, гремя ключами, открыл замок, двое других сдвинули
канализационный люк с места.
 
   Пал Палыч наклонился над зияющим отверстием и громко крикнул:
 
   - Вы окружены, сопротивление бесполезно! Выходи по одному, и без
глупостей!
 
   Из недр канализации заслышались какие-то неясные звуки, и минуту спустя
из отверстия начал появляться перепачканный землей деревянный ящик,
оказавшийся гробом. Следом за ним оттуда же вылезли два человека, одетые в
лохмотья, от которых разило нечистотами. Оба щурили глаза и что-то
бормотали себе под нос. Стрельцы тут же связали им руки и повели в экипаж.
 
   Тем временем с гроба сняли крышку, и под нею оказался уже несколько
подпорченный труп некоего богато одетого человека.
 
   - Князь Владимир! - узнал покойника Пал Палыч. - Черт побери, зачем он
им понадобился?!
 
   - Вообще-то я догадываюсь, зачем, - пробормотал Серапионыч, - но это
долго объяснять.
 
   Глава сыскного приказа вновь склонился над люком и крикнул:
 
   - А теперь - хромой!
 
   Из отверстия вылез высокий мрачный тип в дырявой шинели, висевшей на
нем, как на вешалке. Он озирался кругом и тоже что-то бормотал.
 
   Стрельцы подвели к Пал Палычу молодого парня в расшитой тесемками синей
рубахе.
 
   - Значит, вы и будете тот самый коробейник Петрушка? - спросил Пал
Палыч.
 
   - Он самый и есть, - весело тряхнул парень копной черных кудрей.
 
   - Посмотрите внимательно, узнаете ли вы этого, гм, человека?
 
   - А и смотреть нечего, - Петрушка блеснул белозубой улыбкой, - он же и
есть тот господин, что купил у меня три куска мыла!
 
   Неожиданно "господин" зарычал, будто дикий зверь, и, отринув от себя
двоих дюжих стрельцов, вынул что-то из кармана шинели. Не успели охранники
схватиться за свои секиры, как он бросился к Петрушке и попытался это
что-то засунуть ему в рот. Но, к счастью, неудачно - стрельцы набросились
на него сзади и скрутили руки. На мостовую упал брусок мыла.
 
   - А вот и третий, - удовлетворенно сказал Пал Палыч, поднимая мыло. -
Увозите их поскорее в сыскной приказ и проведите дознание по всем
правилам, - отдал он распоряжение своим подчиненным. - Ах да, еще не
забудьте убрать перекрытия в канализации.
 
   - Все Рыжий виноват со своим дерьмопроводом, - донеслись до Серапионыча
слова одного из зевак в толпе. - Раньше никаких притонов под землей не
бывало...
 
   Серапионыч смотрел, как хромого уводят в черный экипаж. Он тоже опознал
человека в рваной шинели, но отнюдь не торопился докладывать об этом главе
сыскного приказа. Задержанный в недавнем прошлом был наемником в
Придурильской республике и в других "горячих точках", и Серапионыч
собственными глазами видел его труп в Кислоярском морге каких-нибудь
несколько месяцев назад.
 
   - Значит, и этот тоже из тех, - пробормотал доктор. И, обернувшись к
главе приказа, попросил: - Пал Палыч, не позволите ли вы мне
поприсутствовать при допросе задержанных?
 
   - Да сколько угодно, - рассеянно махнул рукой Пал Палыч.
 
 
   ***
 
 
   Коренастый мужичок шел по дороге, что-то мурлыкая себе под нос. Время
от времени он поправлял лямки рюкзачка и поглядывал по сторонам - не
случатся ли еще какие разбойнички. И вдруг он услышал топот копыт у себя
за спиной и быстро развернулся. Завидев карету, он даже как-то расслабился
и чуть усмехнулся. И поднял руку, будто голосуя такси, хотя такой жест был
совершенно чужд этому миру. Но, что еще более странно, карета, чуть
обогнав его, остановилась, и в ней открылась дверца, приглашая пешехода
вовнутрь. На ходу снимая рюкзачок, путник потрусил к экипажу. И,
плюхнувшись на мягкие сиденья, весело осклабился:
 
   - Привет, Херклафф!
 
   Хозяин кареты изобразил на своем лице "улыбку крокодила", которая на
путника не произвела никакого впечатления.
 
   - Прифет, Каширский, - ответил хозяин, хитро поблескивая моноклем, и
крикнул извозчику: - Челофек! Трогай! Мать тфою...
 
   И снова, обращаясь к своему попутчику, вежливо спросил:
 
   - Я прафильно выразился?
 
   - В общем-то правильно, Эдуард Фридрихыч, - отвечал Каширский,
разглядывая пуговицы на камзоле попутчика. - Но пристало ли барону так
выражаться?
 
   - Пристало! Пристало! - радостно закивал барон. - Мужик есть тфарь,
понимающая лишь грубое слофо.
 
   И, заметив ухмылку Каширского, веско добавил:
 
   - Вот и князь Григорий со мной по этому фопросу фсегда быль софершенно
согласен.
 
   Каширский с нескрываемой досадой пожал плечами и отвернулся к окну.
Барон же, выдержав паузу, спросил елейным голосом:
 
   - Я слышал, у фас были неприятности?
 
   Каширский резко повернулся, видимо, собираясь и ответить столь же
резко, но наткнулся на улыбку барона, как на столб.
 
   - Да, было тут дело... - промямлил он.
 
   Херклафф же, протирая монокль платочком, продолжал тем же невинным
тоном:
 
   - Я думать, что наш сфетлейший князь ф честь праздника будет ф хорошем
расположении духа.
 
   Каширский навострился:
 
   - Какого праздника?
 
   - А фы не знаете? - ехидно отвечал барон. - Ах, майн гот, я забыл, фы
же сидели ф каталашка. Я прафильно фыразился?
 
   - А выразиться по сути вы не можете? - не выдержал Каширский.
 
   - Можно и по сути, - отвечал барон, водружая монокль на место. - Хотя я
и не особенно ф курсе сути. Тфести лет от князя Григория не было никаких
фестей, и вот он фдруг прислал мне приглашений на праздник. Наферное,
опять затефайт какую-нибудь гроссе делишко. Еще кофо-нибуть заколдофать...
Я так полагать, что фы, херр Каширский, знайть больше? Хотя если фы сидеть
ф каталашка...
 
   - Я хоть и сидел в каталажке, но знаю побольше вашего, Эдуард
Фридрихыч, - не выдержал Каширский. - Что за праздник, я вам не могу
сказать, но, судя по всему, он приурочен к взятию Царь-Города.
 
   - А разфе Царь-Город фзят? - блеснул моноклем барон. - Я этого не
заметить...
 
   - Еще не взят, но вот-вот будет взят, - с запальчивостью продолжал
Каширский. - И лично я многое сделал, чтобы это произошло скорее и вернее.
 
   - Ф каталашке? - растянул губы в улыбке Херклафф.
 
   - Далась вам эта каталажка, - ухмыльнулся Каширский. Он понял, что
барон его специально "поддевает" каталажкой, и усилием воли вернул себе
обычное спокойствие. - Я запустил своих людей в канализацию и дал им
соответствующие установки. И одна из них - устранить Рыжего. Именно он -
тот единственный, кто может реально помешать нашим планам.
 
   - Да-а? - удивился Эдуард Фридрихыч. - А я его фидел на штрассе - жифой
и здорофый!
 
   - Да этот придурок оба раза промахнулся! - с досадой проворчал
Каширский.
   - Сперва задушил моего же человека князя Владимира, а потом - некоего
боярина Андрея. Хотя во второй раз он действовал с наводчицей, но тут уже,
что назывется - хотели как лучше, а получилось как всегда. Ну а князя
Владимира пришлось выкапывать из могилы. Я хотел его оживить и тоже
зазомбировать, да по времени не вышло. Ну ничего, с этим можно не
торопиться. Главное, что Рыжий жив! Да, такая осечка...
 
   - Быфает, - с деланным сочувствием покачал головой Херклафф. - А что за
нафотчица - фероятно, фройляйн Аннет?
 
   - Вы с ней знакомы? - резко повернулся Каширский к барону.
 
   - Не знаком, но фесьма наслышан, - неопределенно ответил тот. - O-о,
мы, кажется, отшен скоро будем иметь радость фидеть наш благодетель князь
Григорий! - радостно воскликнул Херклафф, когда дорога резко повернула и
впереди показался блок-пост, возле которого сновали наемники князя
Григория.
 
 
   ***
 
 
   Барон фон Херклафф, подобно Каширскому, был своим человеком в обеих
реальностях, но, многие годы путешествуя туда и обратно, он и сам теперь
не мог бы с уверенностью сказать, которая из них для него "основная".
Каширский догадывался, что Херклафф имеет свое собственное "окно" в Риге
(или в двух Ригах - "нашей" и "параллельной") и многое отдал бы, чтобы
узнать, где оно находится и как им пользоваться.
 
   За несколько дней до потрясшего всю Ливонию съедения Pижского казначея
Хейнера фон Трепша некий скромно, но со вкусом одетый господин вошел в
здание ЦК Компартии Латвии на улице Элизабетес и, сопровождаемый
удивленными взглядами дежурных милиционеров и длинноногих секретарш,
беспрепятственно прошел в кабинет "главного". Хозяин кабинета, плюгавый
лысенький мужичонка, почтительно поднялся из-за стола:
 
   - О, Эдуард Фридрихыч, как я рад вас видеть...
 
   Однако господин Херклафф отнюдь не был склонен к дежурным любезностям:
 
   - Я же гофорил тебе, дум копф, тупая ты задница, что мне нушно фыфести
наши ценности. Там федь есть и тфоя доля. А ты сидеть, как пень, и ничефо
не делать!
 
   - А что я должен делать? - тихо спросил "главный", и его кроличья
мордочка исказилась от страха.
 
   - О майн готт, с какими болфанами мне приходится иметь дело. Срочно
организуй зафарушку! - приказал гость, надвигаясь на него, как удав.
 
   - В каком смысле? - побледнел "главный".
 
   - Кончай фалять дурака! - загремел Херклафф. - Делай, что тебе гофорят!
 
   - Но я и так сижу на штыках, - залепетал хозяин кабинета, - а если дело
не выгорит, то меня же просто посадят!
 
   - А мне што за дело! - надменно ответствовал гость. - Но если ты,
мерзафец, не фыполнишь тофо, что я тебе фелю, то я тебя просто с гофном
съем! - Херклафф осклабился, обнажив свои клыки. "Главный" задрожал, будто
осиновый лист, а гость недвусмысленно пододвинул к нему телефонный аппарат.
 
   - Да я это, - заговорил в трубку хозяин кабинета, набрав дрожащим
пальцем нужный номер. - Высылайте отряд ОМОНа... Куда? - шепотом
осведомился он у Херклаффа, прикрыв трубку ладошкой.
 
   - Куда хочешь, туда и фысылай - презрительно ответил тот. - Глафное -
обеспечь этот, как ефо... Да-да, шум!
 
   - Ну, тогда к министерству внутренних дел, - велел "главный" и, положив
трубку, искательно обратился к гостю: - Теперь вы удовлетворены, уважаемый
Эдуард Фридрихыч?
 
   - Удофлетфорен, - бросил Херклафф и, небрежно открыв дверь ногой,
покинул кабинет.
 
   Выходя из здания ЦК, он увидел "газики" ОМОНа, мчащиеся в сторону МВД,
и удовлетворенно пробормотал:
 
   - Ну фсе, дело сделано, можно и фосфояси...
 
 
   ***
 
 
   Антип и Мисаил сидели за столом в небольшой уютной комнате Ефросинии
Гавриловны и пили чай. Радушная хозяйка потчевала скоморохов блинами с
черничным вареньем, которые те уплетали за обе щеки. От более крепкого
угощения они решительно отказались.
 
   - Нынче ночью мы должны быть свежими и тверезыми, - с некоторым
сожалением сказал Антип.
 
   - Нам предстоит выполнить важное задание, - начал было Мисаил, но Антип
незаметно наступил ему на ногу.
 
   - А я уже давно догадалась, что вы здесь не просто так, - проницательно
прищурилась Ефросиния, - и что Савватей Пахомыч по роду занятий вовсе не
наш брат скоморох. Не буду расспрашивать вас, кто он на самом деле...
 
   - А мы и сами этого не знаем, - искренне пожал плечами Антип. -
Известно только, что нас с ним отправил тот человек, благодаря которому мы
в тот раз вырвались из лап князя Григория. И, по моим наблюдениям,
Савватей Пахомыч не совершает ничего предосудительного. Скорее даже
наоборот.
 
   - А мне, более того, кажется, что мы ему помогаем в таких делах, за
которые потом не придется краснеть, - тряхнув копной волос, промолвил
Мисаил. - И такое ощущение у меня второй раз в жизни. В первый раз я такое
чувствовал там, в Белой Пуще.
 
   - Да, и для меня тоже это был высший взлет, - вздохнула Ефросиния. - А
что после? Мангазея, постоялый двор, пустые хлопоты, пьяные постояльцы и
всякая дрянь... - Хозяйка достала из шкапчика графинчик и набулькала себе
в чарку смородиновой настойки. - Ну, счастливого вам пути. Свидимся ли еще
когда? - И Ефросиния Гавриловна лихо опрокинула чарку себе в рот. - Ну
чего тебе? - Последние слова относились к человеку с коротко остриженной
головой, заглянувшему в комнату. Это был один из тех "лихих молодцев", с
которыми утром встречался Дубов.
 
   - Гавриловна, передай своему постояльцу, что дело сделано, - и "новый
мангазейский", нещадно скрипя сапожищами, вышел вон.
 
   - И вот с такими рожами приходится дело иметь, - печально развела
руками Ефросиния. - То ли дело на царевой скоморошьей службе... Бывало,
сам князь Святославский проходил с нами эллинские трагедии перед показом у
Государя...
 
   - Сами виноваты, - покачал головой Антип. - Если бы тогда, в Белой
Пуще, вели себя поскромнее, то и посейчас состояли бы на царевой службе.
 
   - А я ни о чем не жалею, - Ефросиния налила вторую чарку. - В конце
концов, все, что ни происходит - все к лучшему.
 
   - Кабы так... - протянул Мисаил. - Однако уже темнеет, пора будить
нашего Савватея Пахомыча.
 
   Скоморохи встали из-за стола.
 
   - Ну все, нам действительно пора, - с деланной бодростью произнес
Антип. И неожиданно дрогнувшим голосом добавил: - Встретимся ли еще - бог
весть...
 
   - Да благословит вас Господь! - совершенно серьезно, безо всякой
театральщины, прошептала Ефросиния и, тяжело встав из-за стола, истово,
по-матерински перекрестила Антипа и Мисаила.
 
 
   ***
 
 
   Татьяна Дормидонтовна неспеша прошлась по длинной анфиладе просторных
горниц.
 
   - Ох, давно же не бывала я в этом загородном тереме, - вздохнула
царевна.
   - Кажется, с самого детства... Как сейчас помню - батюшка на лужайке
учил меня играть в лапту, а покойница матушка... Боже мой, да вот оно - то
кресло-качалка, в котором она так любила отдыхать. А я, бывало, примощусь
рядом на низенькой скамеечке... - И царевна, будто пытаясь уйти от
нахлынувших воспоминаний, взбежала по скрипучей деревянной лесенке на
второй этаж.
 
   "Все-таки напрасно я отослала охранников, - озабоченно подумала
Танюшка, вступая в полутемный коридор. - Оставаться совсем одной в этом
огромном тереме на отшибе большой дороги не очень-то уютно..."
 
   И вдруг, будто в ответ на ее опасения, заскрипел деревянный пол, и в
конце коридора появилась какая-то темная фигура.
 
   - Призрак! - взвизгнула Танюшка, но, вспомнив о своем благородном
происхождении, тут же взяла себя в руки: - Сгинь, нечистая сила, изыди из
царского терема! - При этом она отважно сотворила крестное знамение.
Однако призрак не сгинул, а преспокойно продолжал двигаться в сторону
царевны. И тут она явственно различила в руках призрака внушительных
размеров предмет в форме креста. Сомнений не было - навстречу царевне плыл
призрак покойного боярина Андрея.
 
   "Все ясно - не похоронили, как подобает по православному обряду, вот он
и бродит", смекнула Танюшка.
 
   - О царевна, ты ли это? - вдруг вопросил призрак зловещим шепотом.
 
   - Д-да... Я, - дрожащим голосом отвечала Татьяна Дормидонтовна,
невольно отступая назад по коридору.
 
   - Что ты делаешь тут, в этом затхлом пустынном тереме? - продолжал
расспросы призрак.
 
   - А какое тебе дело? - вскинулась было царевна, однако, сообразив, что
с выходцем из небытия лучше не заедаться, честно ответила: - Меня сюда
отослал батюшка, подальше от возлюбленного.
 
   - Вот как! - будто бы даже обрадовался призрак боярина Андрея. - Так
ведь твой-то возлюбленный меня здесь вчера и поселил. На время, конечно.
 
   - Неправда! - топнула ножкой Танюшка. - Не такой человек Рыжий, чтобы
связываться со всякой потусторонней нечистью.
 
   - Кто это нечисть?! - вскричал было призрак, но крепко закашлялся -
давало знать недавнее покушение на удушение.
 
   - Ты! - заявила Танюшка. - Ведь ты же призрак, а не я.
 
   - Я - призрак? - изумился боярин. - Ну, царевнушка, ты уж и скажешь!
 
   - Так, значит, ты не призрак? - только теперь начало доходить до
Татьяны Дормидонтовны.
 
   - Где ж ты видела, чтобы призрак ходил с крестом? - сказал боярин
Андрей.
   - Обычно они бегут от креста, будто купцы от сборщика податей.
 
   - Да, пожалуй, - вынуждена была согласиться Танюшка. Что правда, то
правда - призраков, вооруженных крестом, да еще столь внушительных
размеров, ей встречать еще не доводилось. Впрочем, равно как и призраков
совсем без креста.
 
 
   ***
 
 
   Около полуночи Василий стучался в обшарпанную дверь по тому адресу,
который ему оставил дядя Митяй для связи. Дом представлял собой настоящую
развалюшку в окружении таких же жалких лачуг.
 
   Дверь открыл сам дядя Митяй.
 
   - О, это вы, Савватей Пахомыч! Ну, с чем пожавовали? - С этими словами
он провел своего гостя через темную прихожую в более чем скромно
обставленную комнату, где на столе одиноко чадила свечка.
 
   - Задание выполнено, - присев на колченогий стул, сообщил Дубов.
 
   - Вы его высведили? - обрадовался Седой.
 
   - Не только выследил, но и все остальное. Останки находятся в надежном
месте, но к утру их желательно было бы все-таки убрать.
 
   - Уберем, уберем, - радостно приговаривал дядя Митяй. - Савватей
Пахомыч, благодарное Очечество не забудет вам этого вевикого дела!..
 
   - Но могут появиться осложнения, - озабоченно перебил Дубов. -
Например, если кто-нибудь меня заметил. Так что я хотел бы уже до утра
выехать из города.
 
   - Да-да, конешно! - Дядя Митяй порылся во внутреннем кармане и протянул
Василию скрепленную печатями бумагу, на коей значилось, что податель сего,
Савватей Пахомыч, должен быть повсюду пропускаем без задержек и путевых
поборов.
 
   - Вот спасибо! - обрадовался Дубов. - А как насчет наличности? Я об
этом говорю отнюдь не из-за стяжательства - но чтобы какое-то время
скрываться, мне нужны средства.
 
   Дядя Митяй на минутку задумался:
 
   - Давайте сделаем так. У меня сейчас пви себе почти нет денег, я не
думав, што все случится так скоро. Я схожу к себе за деньгами, а вы
приходите под утро прямо сюда, я вам отдам деньги, а вы мне покажете, где
находится покойник. Потом смево можете ехать, я лично просвежу, чтобы вам
не чинили препятствий, а остальное не довжно вас вовновать.
 
   - Договорились! - радостно потер руки Василий, вставая со стула. - А я
покамест пойду к Миликтрисе Никодимовне, надо же с ней проститься.
Надеюсь, разлука будет недолгой...
 
   - Дево молодое, - захихикал дядя Митяй. - На свадебку-то пвигласить не
забудьте!
 
   За этими разговорами дядя Митяй проводил Василия, и тот скрылся во тьме
переулка. За углом его ждала скоморошья повозка с Мисаилом на кучерском
месте.
 
   - Теперь - на кладбище! - вполголоса скомандовал Василий.
 
   - Опять на кладбище! И ночью!.. - театрально возмутился Мисаил, но
Дубов уже решительно влезал в повозку. - Н-но, родимые! - прикрикнул
Мисаил на лошадок, и те медленно потащили повозку по узкому переулку.
 
 
   ***
 
 
   Как всегда по вечерам, Пал Палыч изучал сводку событий по Царь-Городу
за минувший день. Однако на сей раз он их читал вслух, а его слушателем
был ни кто иной как Владлен Серапионыч. Убедившись, что доктор непричастен
к осквернению могилы князя Григория, Пал Палыч проникся к нему гораздо
большим доверием, чем в первые дни.
 
   - "Лица, извлеченные из канализации на Ново-Спасской улице, - читал Пал
Палыч, прихлебывая из блюдечка свой любимый чай с клюквенным вареньем, -
при дознании упрямо молчали и на вопросы отвечать отказывались. Лишь
проходящий по делу по кличке "Хромой" сказал: "Каширский", после чего
внезапно упал замертво. Установивший смерть лекарь Серапионыч произнес
непонятное слово "зомби" и настоял, чтобы "Хромого" в покойницкой держали
в ручных и ножных кандалах..." Что это значит, Серапионыч? - Пал Палыч
поднял удивленный взгляд на доктора.
 
   Серапионыч привычным жестом подлил в чай немного содержимого из своей
скляночки. Ему нужно было многое объяснить своему собеседнику, но при этом
не сказать ничего лишнего.
 
   - Видите ли, достопочтеннейший Пал Палыч, - начал Серапионыч, - само
понятие зомби пришло к нам из Африки, где некоторые колдуны владеют
искусством оживлять покойников и подчинять их своей воле. Такой вот
оживленный покойник и называется зомби. Это уже не совсем человек, и даже
кровь у него другая...
 
   - Ну вот, опять нечистая сила, - вздохнул Пал Палыч. - Но какое
отношение ко всему этому имеет Каширский?
 
   - Каширский поставил производство зомби, если так можно выразиться, на
поточный метод, - объяснил доктор. - В тех краях, откуда прибыли все мы,
то есть Василий Николаич Дубов, майор Селезень и ваш покорный слуга, не
так давно начали появляться всякие темные личности, многие из которых
числились мертвыми. И, едва засветившись, они куда-то бесследно исчезали.
Между прочим, "Хромой" - это один из них.
 
   - Поганое дело, - проворчал Пал Палыч.
 
   - И теперь становится ясно, - поправил Серапионыч сползшее набок
пенсне, - что Каширский и его люди сначала превращали весь этот сброд в
послушных зомби, а затем переправляли в ваши края.
 
   - Но зачем?! - чуть не поперхнулся чаем глава приказа.
 
   - Как это зачем? - доктор отпил чаю с добавкой. - Нападать на людей,
выкапывать покойников и вообще выполнять все "установки" Каширского.
 
   - Черт знает что, - совсем погрустнел Пал Палыч. - Мы и со своими
лиходеями едва справляемся, а тут еще эта нежить... А кстати, Серапионыч,
почему вы решили, что "Хромого" надо держать в покойницкой закованным?
   Теперь-то он уже по-настоящему покойник!
 
   - Лучший покойник - это мертвый покойник, - вздохнул Серапионыч. - Да,
я был вынужден констатировать факт смерти, так как все процессы
жизнедеятельности остановились. Но эта смерть ненастоящая.
 
   - В каком смысле? - чуть нахмурился Пал Палыч. Ему начало казаться, что
Серапионыч над ним просто смеется. Доктор же был серьезен, как никогда:
 
   - Ну, во-первых, он и без того мертвец, а посему второй раз умереть не
может. А во-вторых, чтобы его подопечные не проболтались, Каширский дает
им дополнительную установку, согласно которой зомби немедленно умирает,
если начнет говорить лишнее. И едва "Хромой" назвал имя Каширского, как
тут же свалился замертво. Но эта смерть лишь кажущаяся - через некоторое
время труп оживает. Вот, собственно, почему я и попросил, чтобы с него не
снимали кандалов.
 
   - Бесовщина какая-то, - поежился Пал Палыч. - И что же теперь с ними
делать?
 
   - Лучше всего было бы их раззомбировать, ну, то есть, расколдовать, -
ответил Серапионыч. - Но для этого нужен настоящий маг и чародей, причем
не менее квалифицированный, чем господин Каширский.
 
   - Где ж такого взять-то?.. Хотя вообще-то есть у нас один такой колдун,
- вспомнил Пал Палыч. - Совсем недавно, пару недель тому обратно, он не
только перехитрил Каширского, но даже умудрился выкрасть его из Белой Пущи
и доставить в Царь-Город. А мы, старые тетери, упустили этого Каширского у
себя из-под носа...
 
   - Ну так зовите скорее вашего колдуна! - подхватил Серапионыч.
 
   - Увы, - развел руками глава сыскного приказа, - несколько дней назад
он исчез из Царь-Города, и ни слуху, ни духу... Ну ладно, Серапионыч,
хватит об этом, да еще и на ночь глядя. - Пал Палыч заглянул в дневную
сводку. - Давайте о чем-нибудь повеселее. Вот, например, сообщение из
Боярской Думы.
 
   - Любопытненько, - набулькал Серапионыч в чашку из любимой скляночки.
 
   Пал Палыч с выражением зачитал:
 
   - "Слободская девка Маруська, выйдя за водой, застала своего жениха
Ивашку лобызавшимся возле колодца с соседкой Нюркой, много известной всей
Семеновской слободке своим веселым поведением. Увидя сие, Маруська ударила
Ивашку по голове ведром, отчего ему на пол дня память отшибло, а оную деву
Нюрку, дабы неповадно ей было, зело оттаскала за волосья..."
 
   - Где, прямо в Боярской Думе? - несколько удивился Серапионыч.
 
   - Ах, извините, я не там читаю, - спохватился Пал Палыч. - Но вообще вы
не подумайте чего дурного, народ-то у нас смирный... Ага, вот: "В Думе
обсуждали вопрос отрешнения от власти царя Дормидонта, и на этом сошлись
мнения многих бояр. Разноголосицу вызвало то, что должно воспоследовать за
смещением царя. Боярин Илюхин склонял Думу к созыву Народного Собора, дабы
на нем низложить Дормидонта и избрать нового, достойнейшего Государя. Зато
боярин Иосиф порывался тут же, прямо в Думе, провозгласить царем князя
Длиннорукого. Сам же столичный градоначальник молча слушал сии речи, а
затем поднялся и, поблагодарив своих приверженцев за доверие, решительно
отказался от всяких притязаний на престол и призвал бояр и народ
поддержать законного Государя Дормидонта Петровича. Однако, садясь на
место, он бросил боярину Иосифу непонятные слова: "Не спешите, плод еще не
созрел"...
 
   - М-да, еще не созрел, - как бы про себя пробормотал Серапионыч. - Но
очень скоро созреет.
 
   - Что вы говорите? - оторвался от занимательного чтива Пал Палыч.
 
   - А, нет, это я так, своим мыслям. Пожалуйста, продолжайте.
 
   Пал Палыч продолжил:
 
   -"В самый разгар жарких споров пришло известие, что в Боярскую Думу
едет царь. По сему поводу боярин Илюхин сказал: "Наконец-то наш Государь
образумился и решил самолично объявить о своем отречении". Вослед за
известием явился и сам Государь Дормидонт Петрович. Был он грозен, но
спокоен. И сказал речь краткую, но дельную, что Отечество в опасности и
что отринуть надо раздоры и всем сплотиться перед лицом угрозы. Когда же
Государь завершил речь, то все дружно зарукоплескали, а боярин Иосиф
вскочил с места и запел Дормидонту Петровичу "Многая лета", в чем был
усердно поддержан князем Длинноруким. По окончании пения градоначальник
попытался было броситься Государю в объятия, но тот уклонился от оных и
покинул Думу".
   - Пал Палыч отложил свиток. - Ну и дела творятся в нашем богоспасаемом
Отечестве! Неужели Господь наконец-то вразумил нашего Государя? - И Пал
Палыч, отставив чашку с остывшим чаем, сотворил крестное знамение.
 
   Серапионыч лишь еле заметно улыбнулся - он не стал говорить главе
сыскного приказа о своей скромной лепте, внесенной в дело вразумления
Кислоярского правителя.
 
 
 
   ***
 
 
   Василий Дубов, Антип и Мисаил уже довольно долго кружили по жутким
подземельям княжеской усыпальницы, однако многочисленные коридоры все
время уводили их куда-то в сторону от направления, указуемого стрелкой на
компасе.
 
   - Ничего, ребятки, не волнуйтесь, все будет хорошо, - подбадривал
детектив скоморохов, но и сам он уже начинал не на шутку тревожиться.
Впрочем, Василий догадывался, в чем причина: за последние дни на городской
рынок было "вброшено" меньше "лягушачьих" монет, чем в начале их
пребывания в Новой Мангазее, а деньги в тайнике, как Василий понял из
записей на свитке, находились в постоянном движении. Так что перебои в
работе компаса можно было объяснить меньшим количеством в тайнике тех
монет, которые, собственно, и притягивали чудо-стрелку.
 
   От этих неприятных мыслей Дубова отвлек страшный грохот за спиной, а
затем не менее дикий вопль. Непроизвольно вздрогнув, детектив обернулся и
увидал, что Мисаил лежит под каким-то рыцарем в доспехах, а Антип пытается
его оттуда вызволить. Поставив светильник на шершавый пол, Василий
бросился на помощь, и вскоре Мисаил с трудом встал на ноги.
 
   - Да вот видишь, Савватей Пахомыч, мы тут впотемках задели этого
истукана, - указал Антип на мумию в латах и кольчуге, лежащую поперек
прохода, - он и обвалился.
 
   - Надо бы поставить на место, - покачал головой Василий.
 
   - Бесполезно, - проворчал Мисаил, потирая ушибленную коленку. - Понесла
же нас нечистая в эту чертову усыпальницу! Так я и знал, что добром все
это не кончится...
 
   - Ну так давайте его хотя бы посадим, - указал Василий в нишу, из
которой свалился доблестный витязь.
 
   - Попробовать можно. - Антип поплевал себе на ладони и отважно взялся
за ржавые доспехи.
 
   Когда покойник был кое-как усажен на прежнее место, Василий глянул на
компас - и взвыл куда безрадостнее, чем даже Мисаил под покойником.
 
   - Что такое? - переполошились скоморохи.
 
   - Все, мы окончательно сбились со следа, - совладав с первыми эмоциями,
сообщил Дубов. - Стрелка работает только до первых петухов.
 
   - Но ведь здесь же нет петухов, - пожал плечами Антип.
 
   - Зато там есть! - указал Василий куда-то вверх. - И они уже
откукарекали. Теперь мы тут как слепые котята.
 
   - Что же делать?! - еще больше всполошились скоморохи.
 
   - Ну, все не так страшно, - принялся детектив успокаивать своих
товарищей. - Дождемся следующей ночи и уже тогда...
 
   - Что?!!! - позабыв о боли в коленке, вскочил Мисаил. - Провести здесь
всю ночь и весь день?! Здесь, в сем царстве мертвых, где каждый камень
вопиет о бренности этого, как его...
 
   - О бренности всего сущего, - подсказал Антип и пояснил: - Это из
гишпанской трагедии "Богатеи тоже стенают", часть последняя.
 
   - Ну вот. А мы с вами не такие уж богатеи, нам стенать не положено, - с
деланной бодростью заявил Василий. - И вообще, надо беречь свет. -
Детектив загасил светильник, и их окутала гулкая тьма, в которой вековая
затхлость гробового подземелья казалась еще нестерпимей, а вздохи Мисаила
походили на стенания неприкаянных душ.
 
 
   ***
 
 
   Майор Селезень аккуратно, можно даже сказать - любовно укладывал дерн
вокруг свежевырытого окопчика. Васятка сидел рядом и задумчиво смотрел на
большую луну, заливающую своим белесым светом холмы и луга, мост и дорогу.
 
   - Дядя Саша, - внезапно спросил он, - а кем вы были в своей стране?
 
   - Сначала я был военным, - не отрываясь от дела, отвечал майор, - а
потом пытался стать политиком. - При этом Селезень криво усмехнулся. - А
почему "был"? - в свою очередь спросил он.
 
   Васятка замялся:
 
   - Если честно, дядь Саша, то мне кажется, что вам не очень-то и хочется
возвращаться в свою страну.
 
   - М-да, - покачал головой майор.
 
   А Васятка уже более уверенно продолжал:
 
   - Я думаю, то, чем вы занимались там, люди не ценили по достоинству. И
вы чувствовали себя ненужным. А здесь, у нас, вы делаете то, что другие не
умеют или не хотят делать. В общем, здесь вы нужны. И вы можете сделать
для людей много полезного. А ведь каждому честному человеку хочется
ощущать, что ты нужен. Что не зря на свете живешь. Не зря хлеб ешь.
 
   - Ну, ты у нас еще и философ, - рассмеялся майор и потрепал мальчишку
по загривку.
 
   - А что, я не прав? - вскинулся Васятка.
 
   - Да нет, прав. - вздохнул Селезень. - В нашем мире, то есть, я хотел
сказать, в нашей стране, ни честность, ни смелость не ценятся. У нас у
кого денег больше, тот и герой, тому и почет. Увы.
 
   Майор сел на край окопчика и задумчиво посмотрел куда-то вдаль.
 
   - А тут... Эх, как я понимаю Рыжего. Тут можно делать дело и не
оглядываться на всяких там болтунов и демагогов. Политики хреновы! - И
майор с досадой сплюнул в росистую траву. - Тут, у вас, тоже такие есть.
Но здесь хоть им можно хвост-то поприжать.
 
   - Так может, вы у нас и останетесь? - с надеждой спросил Васятка. - А,
дядь Сань?
 
   - Не знаю, - усмехнулся Селезень, - Да и загадывать наперед не хочу.
 
   Майор легко, по-кошачьи выпрыгнул из окопчика.
 
   - Пойдем-ка лучше, друг Васятка, соснем часок, - обнял он парнишку за
плечи. - Завтра будет горячий денек. Вот коли, Бог даст, жив останусь,
тогда и на будущее загадывать буду.
 
   - Тьфу, тьфу, - испуганно сплюнул через левое плечо Васятка.
 
 
   ***
 
 
   Когда у скоморохов уже тихо "поехала крыша", да и сам Дубов начал
чувствовать подступающее безумие, детектив услышал какое-то неясное
бормотание. "Что это, звуковые галлюцинации? - тревожно подумал Василий. -
Тогда дело дрянь..."
 
   - Мисаил, это ты? - строго спросил он.
 
   - Что?! - нервно вскрикнул Мисаил.
 
   - Тогда ты, Антип?
 
   - А я думал, что это ты, Пахомыч...
 
   Тем временем бормотание становилось как будто отчетливее, и Василий,
напрягши слух, разобрал некоторые слова:
 
   - Свовочи все, свовочи... И куда эти придурки, Анисим с Вячесвавом
подевавись?.. Самому, что ли, этого гвупца Савватея кончать?.. Чевт бы их
всех побвал...
 
   Злобное бормотание становилось все отчетливее, и вдруг в конце тоннеля
на миг блеснул свет. Мисаил истерически вскрикнул.
 
   - Тише! - зашипел Василий.
 
   - Так это же покойник встал из гроба! - с отчаянием прошептал Мисаил. -
Все, нам конец...
 
   - А по-моему, это только начало, - обреченно вздохнул Антип.
 
   - Кричите, кричите, - продолжал между тем свое ворчание "покойник". - Я
вас не боюсь, потому как вы мевтвецы, а я ешшо живой... И так скоро
помивать не собиваюсь...
 
   - Вперед! - вполголоса скомандовал Дубов. - Он-то нас и выведет, куда
надо. И умоляю вас, старайтесь не шуметь.
 
   Держась за руки, гуськом все трое дошли до конца коридора, откуда
продолжал доноситься голос. Там коридор упирался в другой коридор, и шагах
в тридцати слева от себя путники увидели какую-то темную фигуру, держащую
в руке фонарь. Светильник раскачивался, и по неровным стенам металась тень
незнакомца.
 
   - Вперед, за ним, - шепотом велел детектив, и вся троица, стараясь не
создавать лишнего шума, двинулась вслед за темной фигурой.
 
   - Он заведет нас в самую преисподнюю, - не удержался от замечания
Мисаил.
   И вполголоса добавил: - Как одинок среди немых гробов Сей еле слышный
голос человека...
 
   - Мисаил, помолчи, пожалуйста, - с еле сдерживаемой яростью попросил
Дубов. Он внимательно прислушивался к ворчанию человека со светильником:
 
   - И эта Мивиктьиса - дура стоевосовая... Все кругом - или дураки, или
воры, как с такими дело иметь...
 
   Василий слушал и диву давался - неужели это злобное бормотание
принадлежало тому самому Седому, или дяде Митяю, которого он поначалу
принял за ново-мангазейского бургомистра и который так очаровал его в доме
Миликтрисы Никодимовны? Но сомнений не оставалось - то был именно он.
 
   Вдруг стены узкого тоннеля раздвинулись, и фонарь Седого осветил своды
знакомой залы с мраморным гробом посередине - оказывается, Василий сбился
с пути в непосредственной близости от конечной цели подземного путешествия.
 
   И не успел дядя Митяй сдвинуть факел, чтобы проникнуть в тайник, как в
зале раздался грозный голос: "Руки вверх!", а следом ярко вспыхнул второй
фонарь, резко высветив на фоне замшелой стены три темных силуэта. Дядя
Митяй попятился было к одному из четырех выходов из залы, однако Дубов,
подскочив, схватил его за шиворот и вернул на середину.
 
   - Сопротивление бесполезно, дядя Митяй, - крикнул детектив, и его слова
громовым эхом отозвались под высокими сводами. И, понизив голос, добавил:
- Или прикажете называть вас полным именем - Димитрий Мелхиседекович
Загрязев?
 
   - Зовите, как хотите, - ответил дядя Митяй, расплывшись в доброй
улыбке, совсем не соответствующей его незавидному положению. - Я вижу, что
вы меня высведили. Очень ховошо. Ну вадно, я понимаю, что вам нужны
деньги, - продолжал он, безмятежно переводя взор с Василия на скоморохов.
- Сотня зовотых вас устроит? Или надо больше?.. Чевт побери! - спохватился
дядя Митяй. - Вы же сведили за мной, а не за Дубовым!
 
   - Это не совсем так, дядя Митяй, - усмехнулся Дубов. - Дубова я могу
предъявить вам хоть сейчас.
 
   - О, пьеквасно! - обрадовался Седой. - Вы что, пьиташшили его прямо
сюда?
   Ну, тогда отпадают и хвопоты по сокрытию тела.
 
   - Д-да, пожалуй, - согласился Василий и извлек из внутреннего кармана
какую-то маленькую баночку. Когда он открыл ее, то по смрадному подземелью
разнесся весьма приятный запах, исходяший от зеленоватой мази, что была в
баночке. Детектив помазал себе лицо и что-то прошептал. И тут произошло
нечто совсем неожиданное: черты лица резко изменились, став более мягкими,
куда-то исчезли залысины, и перед скоморохами и дядей Митяем предстал
совсем другой человек.
 
   - Дубов! - в ужасе вскрикнул дядя Митяй и в изнеможении опустился на
сырой пол.
 
   - Совершенно верно, я - Василий Дубов, - будничным голосом произнес
детектив. - Вижу, вы меня сразу признали.
 
   - Возьмите все, - вдруг залепетал дядя Митяй, ползая по полу, - все
возьмите, только не губите!..
 
   - Встаньте! - брезгливо бросил Дубов. - Проигрывать тоже нужно достойно.
 
   - Все возьмите, все, - истерично бормотал Седой, - я вам дам еще
больше, гораздо больше...
 
   - Сколь мелок он, сколь жалок, сколь ничтожен, - не удержался Мисаил от
цитаты из какой-то душещипательной трагедии.
 
   - Вот именно, - одобрительно кивнул Дубов. - С одним только добавлением
- на совести этого человека не менее трех загубленных человеческих душ. А
если хорошенько посчитать, то и гораздо больше.
 
   - Непвавда! - подал голос дядя Митяй. - Ну посмотрите на меня, какой же
я убивец? Я и мухи не способен обидеть.
 
   - О ваших отношениях с мухами я ничего не знаю, - ледяным тоном ответил
детектив. - А что касается людей, то сами вы их, конечно же, не убивали.
За вас это делали другие. Раньше - некто Манфред Петрович, которого вы
убрали за то, что он слишком много знал, а в последнее время - некие
Анисим и Вячеслав. Именно они убили сначала Манфреда, а затем еще ряд
людей, в том числе отставного военного Данилу Ильича и даже духовное лицо
- отца Нифонта, который в поисках своего племянника Евлампия узнал больше,
чем ему было положено. Если желаете, я могу сказать, во сколько монет вы
оценивали человеческие жизни, но это, конечно, уже частности.
 
   - Я это девав ради Очечества! - пискнул дядя Митяй. - Будущие поколения
меня опвавдают!..
 
   - Едва ли они вас оправдают за то, что вы подготавливали почву для
завоевания Новой Мангазеи князем Григорием, - возразил Дубов, - и с этой
целью устраняли всех, кто мог вам в этом помешать. Правда, поначалу я не
мог понять, какую роль во всей вашей деятельности играет Миликтриса
Никодимовна, но теперь, кажется, понял: она поставляла для вас
"одноразовых" исполнителей для совершения таких убийств, которые нельзя
было поручить деятелям вроде Анисима и Вячеслава. Не так ли, дядя Митяй? -
Тот молчал, угрюмо уставившись в пол. - Ясно, что воевода Афанасий - это
значительная личность, и его убийство непременно должно вызвать самое
тщательное разыскание. И если бы нашли наемников, то могли бы открыться и
другие их деяния, и в конце концов вышли бы на вас. А так - Евлампий
делает свое дело, то есть убивает Афанасия, потом бесследно исчезает, тут
уж постарались все те же Анисим с Вячеславом, и если даже следствию что-то
удастся раскопать, то до истинного убийцы им так просто не добраться.
 
   - Но ты же добрался, Савватей, то есть... - замялся Антип.
 
   - Зовите меня по-прежнему, Савватеем, - улыбнулся Дубов. - А если
хотите, то Василием Николаичем. - Да, я добрался. Но это моя работа и мой
долг, - не без некоторого пафоса произнес детектив. - Теперь встает новый
вопрос - что делать с ним?
 
   - То есть? - тряхнул волосами Мисаил.
 
   - Какого наказания достоин этот человек, дядя Митяй, он же Седой, он же
Димитрий Мелхиседекович Загрязев, за свои черные деяния?
 
   - Пьекватите этот самосуд! - захорохорился дядя Митяй. - Я требую,
чтобы меня судил Мангазейский суд, самый ствогий и спваведливый!
 
   - Как же, сейчас, - хмыкнул Дубов. - А то я не знаю, что все местные
суды подкуплены-перекуплены вами и такими, как вы. Я отдам вас
царь-городскому суду, и единственное, что может спасти вас от лютой казни
- так это чистосердечное признание и всяческое содействие следствию!..
Впрочем, довольно болтовни - нам надо выехать затемно, чтобы поскорее
успеть в столицу.
 
   - А если он начнет сопротивляться? - подал дельную реплику Антип. - Ну
то есть прямо на улице, пока мы не уедем из Мангазеи. Я так понял, что это
весьма известный в городе человек...
 
   - Пожалуй, - согласился Дубов. - В нашем случае рисковать никак нельзя
- от этого зависит судьба всего государства. А, знаю! - Василий вновь
открыл баночку и, не дав Димитрию Мелхиседековичу опомниться, мазанул его
по лицу.
 
   Тут произошло нечто уж вовсе невообразимое - куда-то исчез барственный
и импозантный дядя Митяй, которого Дубов поначалу даже принял за мэра, а
на его месте возник жалкий ничтожный старикашка с клочковатой бороденкой и
бегающими глазками. Чумичкина мазь точно и беспощадно высветила его
истинную сущность.
 
   - Теперь наш друг может сколько угодно кричать, что он - сам господин
Загрязев, - с легким ехидством заметил детектив. - Ну что ж, веди нас,
Иван Сусанин...
 
 
 
 
   ГЛАВА ШЕСТАЯ
 
 
   ПЯТНИЦА. ВСЕ ХОРОШО, ЧТО КОНЧАЕТСЯ
 
 
 
 
   Майор Селезень лежал в крохотном окопчике, который он вырыл перед самым
рассветом. За его спиной вставало солнце и приятно грело лопатки. А в
низинах еще белели клочья ночного тумана. К мосту медленно подползал обоз
вражеского войска. Несколько сотен солдат двигались пешим порядком,
возглавляемые конными командирами. Эта колонна уже перешла мост, а за ней
шла колонна крытых телег, груженых "секретным оружием". Сзади, несколько
поотстав, тянулись телеги с продовольствием и амуницией. И все это шествие
замыкал небольшой арьергард человек из пятидесяти. Майор весь напрягся и
подобрался, как кот, навострившийся на мышь. Он не глядя проверил свое
имущество: пистолет в кобуре, гранаты на бруствере окопчика справа,
запасной диск к "Дегтяреву" слева.
 
   - Ну, пора, - выдохнул он, когда большая часть крытых телег вползла на
мост.
 
   И майор нажал красную кнопку на крохотном пультике.
 
   Мост как-то медленно и лениво начал вспучиваться и подыматься вверх.
Земля задрожала. И тогда яркая вспышка пламени опалила безмятежное утро.
Фигурки людей по обе стороны моста застыли в оцепенении, наблюдая, как
большая часть их секретного обоза в виде горящих обломков падает в реку. И
тогда с ближайшего холма на них обрушился шквал пулеметного огня. Началась
паника.
   Лошади ржали и вставали на дыбы. Люди метались среди горящих и
перевернутых телег в поисках укрытия. А майор Селезень, выпустив по
противнику все патроны, тут же метнул на дорогу три гранаты и, поставив на
пулемет свежий диск, снова открыл огонь. Наемники же, наконец сообразив,
откуда их обстреливают, открыли беспорядочную пальбу по верхушке холма. Но
те, кто уже были на другой стороне реки, находились слишком далеко, а те,
кто находились ближе, были прижаты плотным огнем пулемета к земле.
Опустошив вторую обойму, майор быстро швырнул оставшиеся две гранаты и,
подхватив "Дегтярева", понесся вниз с холма, пригибаясь в высокой траве.
Вскоре он нырнул в прибрежный кустарник и растворился среди листвы. А
наемники еще несколько минут обстреливали холм, боясь покинуть свои
неверные укрытия. Но в конце концов, понукаемые командирами, короткими
перебежками двинулись наверх.
   Обнаружив пустой окоп, они вздохнули с облегчением - противник
отступил, а преследовать его никто особо не желал.
 
   А внизу на дороге догорала последняя телега с "секретным оружием".
 
 
   ***
 
 
   Змей Горыныч тяжело, как подбитый бомбардировщик, ткнулся в землю
неподалеку от мрачного замка князя Григория. Баба Яга скатилась с его
спины кубарем, но отделалась лишь легкими ушибами. Другое дело, ее черный
кот. Трудно сказать, каким местом он пострадал, но, по крайней мере,
вставая и отряхиваясь, он бранился долго и витиевато. Змей же, понурив все
три головы, лишь разводил маленькими лапками.
 
   - Закусывать, дьявол тебя побери, надо! - закончил монолог кот.
 
   - Да ладно тебе, - примирительно пропищала средняя голова. - Ну, не
рассчитали маленько. - И, уже обращаясь к Яге, продолжила: - Ты главное,
Ягоровна, не забудь: красная книга с блестящими железными уголками. И
надпись - "Нечисть".
 
   - Не волнуйся, все запомнила, - отвечала Яга. - Ты лучше кулаки держи.
 
   - А это еще зачем? - удивленно пробасила правая голова.
 
   - На удачу.
 
 
   ***
 
 
   Ровно в полдень царь Дормидонт вошел в залу и, кивнув присутствующим,
занял место во главе огромного стола. На лавках с обоих сторон чинно
восседали ближние бояре, воеводы и прочие влиятельные государственные
лица. Многие уже были наслышаны об удивительной перемене, произошедшей с
Государем, но не знали, к чему бы это и чем чревато лично для каждого из
сидящих за столом.
 
   - Я вас пригласил к себе, чтобы обсудить положение в стране и о том,
что делать будем, - негромким голосом начал царь. - По последним
сведениям, вражеское воинство расположилось в Каменке и в любое время
может двинуться на Царь-Город. Готовы ли мы защитить нашу страну, наш
народ и нашу столицу?
 
   Из-за стола поднялся длиннобородый господин в довольно необычном наряде
- военном кафтане, накинутом поверх собольей шубы.
 
   - Государь, позволь доложить, что славное воинство наше завсегда
предано тебе и нашему Отечеству и...
 
   - По делу говори! - повысил голос царь и даже пристукнул ладонью по
столу.
 
   - Это глава военного приказа, - шепнул Рыжий Серапионычу. Доктор сидел
между Рыжим и князем Длинноруким. Обычный наряд Серапионыча, то есть мятый
сюртук со съехавшим набок галстуком, ничуть не обращал на себя внимания
разодетых в соболиные и прочие наряды царедворцев. На всей протяженности
стола были выставлены вазы с фруктами и кувшины с разнообразными винами,
наливками, водкой и пенными медами, и только перед Дормидонтом стоял жбан
с квасом.
 
   Тем временем глава военного приказа немного дрожащим от царского окрика
голосом говорил:
 
   - Утром наша дружина числом тысяча воинов выступила из Царь-Города и к
завтрему должна достигнуть Каменки. И там дать сражение неприятелю.
Однако, - тут он немного замялся, - однако нелегко нам придется, ежели
князь Григорий и впрямь располагает неким потаенным оружием, о коем все мы
немало наслышаны.
 
   - Да брехня все это! - перебил его Длиннорукий.
 
   - А тебе, княже, слова еще не давали! - рявкнул царь. И, вновь
оборотившись к главе военного приказа, спросил: - А каково, понимаешь,
настроение в войсках?
 
   Тот несколько смутился:
 
   - Правду сказать?
 
   - А то что же? - взъярился Дормидонт. - Мы тут не в бирюльки играем, а
решаем участь нашего государства! Ну говори, не бойся, все как есть говори.
 
   - Если правду, то настроение в войсках не намного лучшее, чем в
Боярской Думе, - одним духом выпалил глава приказа и с испугом уставился
на Дормидонта.
 
   - М-да, - нахмурился царь. - Да ты садись. Князь Длиннорукий!
 
   - Слушаю тебя, мой Государь! - Градоначальник резво вскочил с места.
 
   - Это я тебя слушаю. Что сделано для укрепления столицы, буде войско
неприятеля дойдет, понимаешь, до Царь-Города?
 
   - Ни в жисть не дойдет! - оптимистично махнул князь бебряным рукавом. -
А коли приведет эдакая беда, то вся столица встанет на твою защиту,
царь-батюшка, и я первый! Да ты же знаешь, как мы все тебя любим...
 
   Пока царь-батюшка и все, кто был за столом, внимали
разглагольствованиям князя Длиннорукого, Рыжий подмигнул Серапионычу -
мол, приступайте.
   Серапионыч с ловкостью фокусника-иллюзиониста извлек из внутреннего
кармана платочек и деликатно высморкался. И никто не заметил, что при этом
он что-то подлил из скляночки в чарку своему соседу Длиннорукому.
 
   Царь не прерывал речь городского головы, но слушал ее с нескрываемой
иронической усмешкой.
 
   Завершив свое эмоциональное выступление, князь наполнил чарку вишневой
наливкой и вдохновенно провозгласил:
 
   - Так поднимем же чару за здравие нашего дорогого Государя, за
процветание Отечества, и да провалятся все наши враги в тартарары!
 
   Пренебречь такою здравицей было никак нельзя, и все присутствующие
наполнили свои чарки - кто вином, кто водкой, а кто и медовухой. Один лишь
Дормидонт подлил себе немного квасу.
 
   Князь Длиннорукий привычным движением влил в глотку содержимое чары и
вдруг, выпучив глаза, крепко закашлялся. Сидевший рядом с ним боярин в
медвежьей шубе ("Князь Святославский", шепнул Серапионычу Рыжий) вскочил с
места и хлопнул соседа по спине. Тот перестал кашлять и с блуждающей
усмешкой опустился на место.
 
   - Ну все, побазарили - и к делу, - негромко сказал царь. - Теперь ты,
Рыжий.
 
   Рыжий неспеша поднялся с места:
 
   - Господа, военные действия вызовут, кроме всего прочего, проблемы с
убитыми и ранеными. Им потребуется лекарская помощь, и с этой целью
Государь пригласил Владлена Серапионыча, который поможет ценными советами
по части медицинской помощи. - С этими словами Рыжий указал на доктора.
Тот чуть привстал и раскланялся.
 
   - А, эскулап, и ты здесь? - добро глянул на Серапионыча царь. - Это
хорошо, понимаешь...
 
   - А чего тут хорошего? - вдруг подал заплетающийся голос князь
Длиннорукий. - Да вы только поглядите на этого эскулапа: такой же
прохиндей, как сам Рыжий!
 
   - Князь, ведите себя прилично, - брезгливо бросил Рыжий Длиннорукому.
Тот словно этого и ждал:
 
   - Кто бы говорил о приличии! Можно подумать, что это я, а не ты
царевну...
   - Тут князь употребил не совсем пристойное слово, обозначающее то, что
делал Рыжий с царевной.
 
   - Попридержи язык, нечестивец! - загремел царь, медленно подымаясь
из-за стола. - Уймись, или покинь мой терем!
 
   - Наш Государь не выносит сквернословия, - радостно сообщил Рыжий
Серапионычу. - Все, теперь князю крышка!
 
   А князь и не думал униматься.
 
   - Это еще вопрос, кому покидать твой терем, а кому оставаться, -
продолжал он, бестолково размахивая короткими полными руками. - Я -
столичный градоначальник, а эти все - кто они? Быдло! Жалкие, ничтожные
людишки! Дай, царь-батюшка, я тебя обниму и поцелую! - С этими словами
Длиннорукий, едва не свалив с лавки князя Святославского, сидевшего
одесную царя, потянулся к Дормидонту, явно желая запечатлеть на его
царственном лике пламенное лобзание. Однако Дормидонт вовремя уклонился, и
князь угодил всей физиономией в жбан с квасом. Лишь теперь бояре пришли в
себя и принялись стаскивать князя со стола.
 
   - Что вы себе позволяете! - вырываясь, кричал Длиннорукий. - Невежи,
хамы, засранцы, как вы ведете себя с градоначальником!
 
   - Ты больше не градоначальник! - стукнул посохом по полу Дормидонт. -
Убирайся вон, пока я не отправил тебя в темницу!
 
   - Ха-ха-ха, сейчас, - нахально заржал князь. - Да это я отправлю тебя в
темницу! И вас всех отправлю в темницу, коли будет на то моя воля... -
Неожиданно он вырвался из рук бояр и, вскочив на стол, пошел вприсядку,
топча жбаны и чарки. Водка и пенные меды брызнули на роскошные боярские
шубы. Но тут первое действие серапионычева эликсира подошло к концу, и
князь свалился на пол, едва не зашибив одного из бояр.
 
   Дормидонт же, как ни в чем не бывало, опустился на свое
председательское место:
 
   - О том, кто станет преемником Длиннорукого, я сообщу позже. А теперь
продолжим наше совещание. Что имеет сказать глава сыскного приказа?
 
   Пал Палыч, скромно сидевший за дальним концом стола, поднялся и начал
что-то докладывать о криминальной обстановке. Тем временем двое стрельцов,
ухватив Длиннорукого за ноги, поволокли его из залы. Никто из
присутствующих даже не посмотрел в ту сторону. А Рыжий украдкой сделал
жест большим пальцем, что значило - молодец доктор, сумел разделаться с
Длинноруким без яда и наемных убийц!
 
 
   ***
 
 
   Баба Яга бочком с опаской зашла в огромный мрачный зал, полный дорогих
гостей князя Григория. Сам князь в роскошном пурпурном одеянии стоял на
возвышении подле трона и вещал:
 
   -... и тогда завтрашний день будет наш! - Публика внимала ему с
воодушевлением. - Мы построим новый порядок!.. Тут вот некоторые говорят,
что я не забочусь о народе, что он стал хуже жить...
 
   - Неправда! - возмущенно закричал кто-то из гостей.
 
   - А это правда, - поправил усы князь Григорий. - Да, у связи с
подготовкой к справедливой освободительной войне благосостояние народа
снизилось, однако я твердо заявляю: наш народ будет жить плохо, но недолго!
 
   Баба Яга, вполуха слушая речь князя, разглядывала гостей и наконец
встретилась взглядом с Дамой В Черном.
 
   - Анна Сергеевна... - в ужасе прошептала Яга и осеклась.
 
   Но, похоже, Дама не обратила на нее особого внимания, и Яга поспешила
прошмыгнуть в низенькую дверь.
 
   В библиотеке было сумеречно, тихо и пахло плесенью. Рядами на полках
стояли тысячи книг. Яга растерялась.
 
   - Это же как иголка в стоге... - ошеломленно проговорила она.
 
   - Значит, будем осматривать все, - деловито подвел черту кот и лихо
спрыгнул с плеча хозяйки. - Ты вдоль этой стенки. Я вдоль той.
 
 
   ***
 
 
   Царевна Татьяна Дормидонтовна и боярин Андрей, сидя за летним столиком
на веранде загородного царского терема, пили чай и обсуждали вопрос
первостепенной государственной важности - вращается ли Земля вокруг
Солнца, или наоборот?
 
   Гелиоцентрическую систему отстаивала Танюшка:
 
   - Конечно, Земля вокруг Солнца! Солнце большо-о-ое, а Земля в сравнении
с ним совсем ма-а-аленькая, вот она и крутится. А если бы остановилась, то
тут же на солнце упала бы и сгорела.
 
   - Как же она упадет, когда мы внизу, а Солнце - наверху? - недоверчиво
хмыкнул боярин. - Что-то ты, царевна, путаешь.
 
   - Ничего я не путаю! - стукнула кулачком по столу Танюшка. - Мне это
сам Рыжий говорил. А уж он все знает!
 
   - Уж не знаю, что знает твой Рыжий, а я знаю только одно: мы стоим на
месте, а кружится Солнце. Утром восходит с одной стороны земной тверди, а
вечером с другой стороны заходит.
 
   - А ночью? - ехидно спросила царевна.
 
   - А ночью согревает дно земли.
 
   - Какое еще дно? Земля круглая!
 
   - Чего-чего? - Боярин Андрей даже подскочил на плетеном стуле.
 
   - Земля круглая, - уверенно повторила царевна. - То есть шарообразная.
 
   - Чушь! - заявил боярин Андрей. - Извини меня, дорогая царевна, но,
слушая тебя, у меня создается впечатление, что ты бредишь.
 
   - Аналогично, - бросила царевна словечко, явно также почерпнутое из
лексикона Рыжего. И выложила последний, самый веский аргумент: - Вот моего
тятеньку, царя Дормидонта Петровича, все так и кличут: "Царь-батюшка, наше
красное солнышко". И все вокруг него крутится. А иначе что он был бы за
красное солнышко? А ты говоришь - Солнце вокруг Земли!
 
   Столь убедительный довод оспорить было бы довольно сложно, однако
боярин Андрей не сдавался:
 
   - Ну ладно, давай спросим у народа. С кем он согласится, тот и прав.
 
   - Как это, у народа? - не поняла Танюшка.
 
   - Ну, у первого встречного. Выйдем на большую дорогу и спросим.
 
   - Да по этой большой дороге иногда по пол дня никто не проходит и не
проезжает.
 
   - Ну, ежели никого не дождемся, значит, оба неправы, - заключил боярин
Андрей, - и будем считать, что и Солнце, и Земля вертятся вокруг Луны.
 
   - Ну так пошли скорее! - Царевна вскочила из-за стола и резво побежала
по проселку, ведущему к тракту. Боярин Андрей двинулся следом.
 
   На дороге, как обычно, было безлюдно. На протяжении видимости не
наблюдалось ни карет, ни телег, ни пешеходов.
 
   - Ну и где же твой народ? - не без доли ехидства спросила царевна.
 
   - Подожди немного, - ответил боярин Андрей. - Ты ж сама сказывала, что
здесь не больно-то многолюдно.
 
   - А вот и народ! - обрадовалась Танюшка, вглядевшись в направлении
Царь-Города.
 
   Вскоре и боярин Андрей увидал вздымавшуюся на дороге тучу пыли:
 
   - Ну, это, должно быть, пастух стадо гонит.
 
   - Нет, это воеводы гонят наше войско на князя Григория, - уверенно
определила царевна. - Помню, тятенька что-то говорил об этом.
 
   - Ой, не к добру, - озабоченно нахмурился боярин Андрей.
 
   - А что, надо ждать, пока Григорьевские упыри войдут в Царь-Город? -
запальчиво топнула ножкой царевна.
 
   - Да нет, конечно, просто я очень хорошо знаю, кто и как заправляет в
нашем славном воинстве. На словах клянутся в верности Царю и Отечеству, а
сами, навроде князя Длиннорукого, делают все, чтобы подорвать боевой дух и
посеять в дружинниках зерна пораженчества.
 
   - Это как? - не поняла Танюшка.
 
   - Ну, засылают в войска своих людей, которые говорят, что, дескать,
народ Белой Пущи - это наши братья, а князь Григорий имеет одну цель:
установить в Кислоярском царстве справедливость и благоденствие. Как ты
думаешь, Татьяна Дормидонтовна, отчего Государь с Рыжим так долго не
отправляли войска в поход? А они просто-напросто боялись, что вся дружина
вместе с копьями, мечами и пищалями при первой же возможности сдастся в
полон и перейдет на сторону Григория!
 
   Тем временем дружина подошла настолько близко, что уже можно было
различить и отдельных ратников, и обозы с боеприпасами и продовольствием,
и воеводу на белом коне, и даже хоругвь, несомую высокорослым знаменосцем.
 
   - Пора уходить, - озабоченно пробормотала царевна. - А о том, кто
вокруг кого крутится, потом спросим...
 
   - Некуда нам уходить, - покачал головой боярин Андрей. - Когда сюда
явится Григорий, то уж никуда не сокроемся. Тебя доставят к нему "у
койку", ну а меня повесят на одном суку с Рыжим.
 
   А дружина подошла уже совсем вплотную, и перед самым носом боярина
Андрея воевода испуганно осадил коня.
 
   - Б-боярин Андрей, это ты? - пролепетал воевода, с ужасом уставясь на
боярина.
 
   - А то кто же? - не очень вежливо ответил тот.
 
   - И царевна здесь? - еще более изумился воевода.
 
   - Да, царевна. Ну и что? - вступила в разговор Танюшка. - Али тебе не
ведомо, что тут батюшкин загородный терем?
 
   - Д-да... Но тебя же убили? - дрожащим голосом продолжал воевода, вновь
обернувшись к боярину Андрею.
 
   - Здесь царевна... Царевна тут... - пробежало по рядам воинов.
 
   Боярин же Андрей вовсе не отрицал, что его убили:
 
   - Да, меня загубили злодеи, супостаты, враги царя-батюшки и нашего
славного Отечества, но я нарочно, назло им, встал из гроба, дабы не
попустить поругания нашего царства-государства, дабы не отдать надежу
нашу, царевну Татьяну свет-Дормидонтовну злому ворогу на лютую забаву!
 
   Голос боярина креп, и все больше дружинников начали прислушиваться к
пламенной речи воскресшего покойника.
 
   - А ты не врешь? - спросил, однако, воевода, воспользовавшись недолгим
перерывом в выступлении боярина.
 
   - Вот те святой крест! - выкрикнул боярин Андрей и, сорвав с себя
"кооперативный" крест вместе с медной цепью, поднял его высоко над головой.
 
   - Тот самый крест!.. - пронеслось по войску.
 
   - О чем задумались, служивые? - возвысил голос боярин. - Али забыли
призвание свое священное - стоять на защите Народа и Отечества, Царя
нашего богоданного и славной царевны, быть оплотом надежным для матерей и
отцов своих, жен верных и малых детушек?! Али хотите, недругов лукавых
наслушавшись, отдать народ свой на поругание идолищу поганому, кровопийце
бессовестному?! Кто еще спасет его, как не вы?
 
   Боярин Андрей закашлялся (все еще давало знать недавнее покушение), но
ему на помощь пришла Танюшка. Подскочив к знаменосцу, она вырвала у него
из рук хоругвь. Тот от неожиданности чуть не упал, а царевна, высоко
подняв хоругвь, крикнула во весь голос:
 
   - Вперед, на врага!
 
   Пытаясь взмахнуть знаменем, Танюшка порвала древком верхнюю часть
платья, чуть приобнажив грудь. Но, не замечая этого, она решительно
двинулась вперед по дороге. Следом за нею с поднятым крестом последовали
боярин Андрей, воевода и все войско.
 
   - За Царя, за Отечество! - крикнул боярин.
 
   - За Царя, за Отечество!!! - воодушевленно отозвалась дружина. И это
было уже не прежнее деморализованное воинство, но сплоченный боевой отряд,
готовый ради спасения Родины совершить любые чудеса ратного подвига.
 
 
   ***
 
 
   - Что это мы так усердно ищем? - услышала за своей спиной Баба Яга.
 
   - Да так, почитать перед сном, - не растерялась она и, обернувшись,
увидела перед собой Даму В Черном.
 
   - И кот твой тоже, я вижу, большой книголюб? - небрежно, будто
продолжая светскую беседу, говорила Дама, помахивая алым веером.
 
   - Да, вы знаете, - воодушевилась Яга, - как дорвется, так за хвост не
оттащить. Все читает и читает. И даже по ночам. Свечек на него не
напасешься. Я уж ему говорила...
 
   - Мне все время кажется, что я вас где-то видела, - совершенно не
обращая внимания на болтовню Яги, проговорила Дама.
 
   Яга заметно побледнела и невпопад выпалила:
 
   - Да, мне многие говорили, что я похожа на Пугачеву... - И осеклась под
пристальным взглядом Дамы.
 
   - Мне кажется, не помешает позвать стражу, - зловеще процедила та. И,
резко повернувшись, направилась к дверям, но в этот момент подскочивший
кот намертво вцепился в ее юбки. Дама даже онемела от такой наглости и
совершенно неожиданно завопила дурным голосом:
 
   - Помогите! Убивают!!
 
   Дверь в библиотеку распахнулась, как по команде. В ней маячили
физиономии Каширского и Херклаффа. Но дверь оказалась узковата для двоих,
и они, бранясь друг на друга, благополучно в ней застряли.
 
   - Щелкай пальцами! - крикнул Яге кот, продолжая удерживать истошно
визжащую Даму.
 
   Яга вытянула руку, и... и здоровенная шаровая молния полетела в сторону
двери. Два заклятых друга, маг и людоед, проворно залегли. И вовремя. От
дверного косяка на них полетели щепки и камни. Дама в ужасе рванулась что
есть сил и, оставив свои черные юбки в когтях кота, побежала к дверям. Там
она, споткнувшись о лицо Каширского, упала, дрыгая в воздухе ногами в
черных чулках и продолжая издавать вопли на манер полицейской сирены.
 
   - Бежим! - бросил Яге кот, уже направляясь к противоположной двери.
 
   - А книга?
 
   - Уже у меня! Бежим скорее, а то они скоро очухаются!
 
   И Яга, выпустив еще парочку молний в сторону двери, поспешила за котом,
сжимавшим в лапах объемистый фолиант.
 
   А за кучей-малой из мага, людоеда и садомазохистки возникла готическая
фигура князя Григория.
 
   - Лежим? Отдыхаем? - зло и ехидно осведомился он.
 
   - Да я их!.. - придушенно выкрикнул Каширский. - Пусть только с меня
слезет эта..
 
   - Я вам не "эта"! - окрысилась Дама, - они меня раздели и хотели... Ай!
   Перестаньте кусаться! - взвизгнула она, обращаясь уже к Херклаффу,
приложившемуся зубами к ее белому бедру.
 
   - А фы менья не искушайте! - отозвался тот.
 
   Мрачно взиравший на все это безобразие князь в конце концов не выдержал
и, топнув ногой, рявкнул:
 
   - Встать! Догнать и поймать! Немедленно! - И процедил сквозь зубы: -
Придурки.
 
 
   ***
 
 
   Скоморошья повозка весело катилась по колдобинам
Мангазейско-Царьгородского тракта. Лошадьми правил Антип, а Дубов с
Мисаилом сторожили дядю Митяя, который содержался связанным в "соломенном
закутке". При этом они вели неспешную беседу.
 
   - Ну расскажи, Савватей... то есть Василий Николаич, как ты все-таки
его выследил? - спрашивал Мисаил.
 
   - Ну, это долгая история, - махнул рукой Василий.
 
   - Так ведь и дорога не близкая, - возразил скоморох. Василий поудобнее
устроился на низенькой скамеечке и приступил к повествованию:
 
   - Главное в нашем деле - уметь увидеть связь в вещах и явлениях,
которые, казалось бы, ну никак не связаны между собой. И могу сказать
тебе, а заодно и себе в утешение - то, что мы претерпели в переходах
княжеской усыпальницы, не прошло напрасно.
 
   - Ну еще бы, - подхватил Мисаил, - у меня до сих пор, чуть вспомню,
коленки дрожат...
 
   - Нет-нет, я в другом смысле, - перебил Дубов. - Как ни странно, именно
там, на кладбище, и находился главный ключ к разгадке многих тайн.
 
   Мисаил кивнул, хотя по его лицу Василий увидел, что тот из его речений
мало что понял. Тогда детектив стал объяснять в более популярной форме:
 
   - Помнишь ту белокаменную часовню с изваянием маэстро Черрителли? Будь
у меня такая же безупречная память, как у тебя, то я, конечно же, запомнил
бы надпись, адресованную дорогому Мелхиседеку Иоанновичу от скорбящих
вдовы, сына и дочери. Но, конечно, столь редкое и невыговариваемое имя в
моей памяти не задержалось. А зря - иначе я сразу насторожился бы, когда
его услышал, - Василий указал в сторону закутка. - Димитрий Мелхиседекович.
   И только оказавшись еще раз на кладбище и своими глазами прочтя надпись
под изваянием, я сообразил, в чем дело. И вот тут-то я припомнил ваш с
Антипом рассказ, который поначалу пропустил мимо ушей как не имеющий
прямого отношения к нашему делу.
 
   - Какой рассказ? - несколько удивился Мисаил.
 
   - Ну, о том человеке с бородой, что чуть не ежедневно ходит молиться в
семейный храм-усыпальницу Загрязевых. И уж тут все встало на свои места:
   этот бородач - ни кто иной как дядя Митяй, или Димитрий Мелхиседекович,
сын того Загрязева, которого изваял знаменитый Черрителли. Но столь часто
он посещает усыпальницу отнюдь не для молитв за упокой души своих
родственников, а с несколько иными намерениями.
 
   - С какими? - не понял Мисаил.
 
   - Через особый подкоп наш уважаемый дядя Митяй забирался в запутанные
ходы-переходы усыпальницы князей Лихославских, где в одном из укромных
уголков он и оборудовал известный нам тайник. В котором складывал изъятые
из оборота золотые монеты и драгоценности. Потом он их, конечно,
переправлял куда-то дальше, но этими махинациями займутся более
компетентные органы.
 
   - Кто-кто?
 
   - Ну, следователи, или как они там зовутся, из сыскного приказа.
 
   Василий прислушался - из закутка донесся сдавленный стон. Это дядя
Митяй, услышавший разъяснения Дубова, постигал народную мудрость о том,
что "и на старуху бывает проруха". Или, выражаясь более высоким слогом -
"на всякого мудреца довольно простоты".
 
   - Теперь относительно прочего, - продолжал Василий уже громче, чтобы их
пленнику не приходилось напрягать слух. - Господин Загрязев был настолько
уверен в надежности и недоступности своего тайника, что держал там улики
против себя. Я имею в виду сведения о передвижении драгоценных монет и
список своих жертв с подробной сметой, во сколько обошлось то или иное
убийство. И хотя некоторые имена были замазаны, а некоторые изменены, мне
не доставило особых трудностей догадаться, что Садовая - это Миликтриса
Никодимовна, живущая в Садовом переулке, а замазанным было имя некоего
Евлампия из Каменки, убийцы воеводы Афанасия. Вернее, наемного
исполнителя, так как истинный убийца даже не Загрязев, а те могущественные
и влиятельные силы в Царь-Городе, что за ним стоят. Но, я надеюсь,
Димитрий Мелхиседекович проявит здравый смысл и не станет упрямиться в
раскрытии нитей заговора.
 
   Вновь прислушавшись к бессильно-злобному вою дяди Митяя, Василий
добавил, заметно понизив голос:
 
   - Одного опасаюсь - если мы приедем в Царь-Город, а там уже войска
князя Григория, то наша Мангазейская экспедиция теряет всякий смысл...
 
   Глянув через маленькое окошко, детектив увидел, что повозка едет мимо
каких-то бедных избушек.
 
   - Мисаил, что это за деревня? - спросил Дубов. - И далеко ли до столицы?
 
   - Так мы почти что в Царь-Городе! - весело откликнулся Мисаил. - Это
ведь Симеоновское предместье.
 
   Дорога немного повернула в сторону, и взору путников предстали высокие
башни Симеонова монастыря. Вдали явственно виднелись стены Царь-Города.
 
 
   ***
 
 
   Змей Горыныч летел неровно, его бросало из стороны в сторону, как
"кукурузник", в котором три пилота пытаются рулить одновременно.
 
   - Надо махать крыльями плавнее, плавнее! - говорила средняя голова.
 
   - Так надо ж повыше подняться! - спорила с ней правая.
 
   - Сейчас мы елку снесем! - вопила левая.
 
   А кот, устроившись на чешуйчатой спине Горыныча, сосредоточенно листал
книгу.
 
   - Я уж думала, нам крышка, - вздохнула Яга. - Ну нашел хоть что-нибудь
стоящее?
 
   - Да, кое-что есть, - пробормотал кот. - Похоже, из-за этой книги
действительно стоило лезть в самое логово.
 
   - Эй, Ягоровна! - обернулась средняя голова, - А куда лететь-то? В избу
нельзя, там Григорий, паук окаянный, нас враз достанет.
 
   Яга улыбнулась задорно, что вызвало полное недоумение у Змея.
 
   - А ты знаешь, где царский загородный дом? - спросила она.
 
   - А что нам там делать? - совсем опешила средняя голова. - Нас там так
приголубят...
 
   - Лети туда, - снова улыбнулась Яга, - а по поводу встречи не волнуйся
- там наши друзья. И никто нас там не обидит.
 
   - Ну-ну, - только протянула голова, но больше вопросов задавать на
стала.
 
 
   ***
 
 
   Соловей Петрович шел по дороге, понурив голову и загребая босыми ногами
пыль. Точнее, его вели. Совершенно сдуру он попал в плен к движущимся на
Царь-город войскам князя Григория. А ведь его душегубы-сотоварищи, как
всегда, оказались куда как проворнее. Да, не повезло. Хотя ведь грозились
поначалу расстрелять на месте. Но Бог миловал. Соловей ведь тоже был вроде
как против царь-городских. Хотя и не за Григория. А потому наемные вояки и
порешили его не расстреливать, но взять в плен. Поначалу Петрович еще
попытался хорохориться и блеющим голоском затянул:
 
   - Я ли-лиходей и ду-душегуб. Я...
 
   На что ему лишь грубо бросили:
 
   - Заткни пасть, козел!
 
   И он вынужден был "заткнуть пасть". И теперь топал по дороге с этими
озлобленными вояками в черных кафтанах и со странными пищалями, которые
они называли "калаш". Очень хотелось писать. Но попроситься отойти на
минутку в кусты Соловей боялся. Его вообще очень пугали эти странные люди,
которые говорили вроде как понятно и одновременно как-то чудно. И не свои,
и не заморские. И злые. У-у-у какие злые! Как черти. А малая нужда так
подпирает, что хоть волком вой.
 
   Все неприятности в жизни случаются, как известно, неожиданно. И чем
крупней неприятность, тем она, соответственно, неожиданней. Из-за поворота
дороги на них двигалась толпа. Только через несколько мгновений Соловей
сообразил, что это царь-городское войско, почему-то возглавляемое
здоровенным бородатым мужиком, который размахивал внушительным крестом, и
какой-то полоумной девицей. Кстати сказать, лицо ее показалось Петровичу
знакомым, но сейчас ему было не до того. События развивались стремительно.
Княжеская дружина остановилась в нерешительности, и кто-то в первом ряду
выстрелил из своей пукалки по цареву войску. Похоже, кого-то ранили, а
может, даже и убили. Но это послужило сигналом к бою. Из рядов
царь-городцев выступили вперед стрельцы и бабахнули из своих пищалей.
Пользы от залпа картечью оказалось гораздо больше, чем от "калашей".
Многие были ранены, и достаточно серьезно.
   А царь-городцы, закрепляя первый успех, с грозными криками бросились на
врага. С мечами, палицами и копьями. "Доблестные вояки" князя Григория,
вначале пытались отстреливаться, но, быстро сообразив, что сейчас их
просто-напросто изрубят на куски, начали врассыпную отходить в лес.
 
   Петрович стоял один посреди дороги, и ему уже больше не хотелось писать
- штаны его были мокры. Прямо на него налетел грозный, как медведь,
чернявый мужик с огромным красным крестом.
 
   - А, попался, супостат! - зарычал он.
 
   - Я ли-лиходей и... - Соловей, наверно, хотел сказать что-то другое,
что он не с княжескими, что он их и знать не знает, но на языке вертелось
лишь "всех зарежу" да "кровь пущу". И здоровенный крест опустился на его
горбушку. Петрович заверещал благим матом. А крест равномерно опускался на
его бока, спину и задницу. И быть бы Соловью покойником, ежели бы в нем
наконец не сработал инстинкт самосохранения. И он побежал. Он бежал так,
как никогда в жизни не бегал. И при этом продолжал вопить, хотя, похоже,
за ним никто и не гнался. Да и кому он был нужен, этот плюгавый плешивый
мужичонка в мокрых портках.
 
 
   ***
 
 
   Солнце медленно клонилось к закату. На обширной веранде загородного
царского терема чаевничали Василий Дубов, доктор Серапионыч и Рыжий.
Первые двое рассказывали о своих приключениях в Новой Мангазее и
Царь-Городе, а Рыжий, слушая их, все время расхаживал взад-вперед и то и
дело поглядывал в сторону большой дороги.
 
   - Извините, что я все время мельтешу, - вздохнул он, ненадолго присев
за стол с огромным самоваром посреди, - но я услал сюда боярина Андрея, а
наш Государь, как мне стало ведомо, отправил сюда же Танюшку. И вот никого
из них нет, и я даже не знаю, что думать. Вы же сами видите - тарелки,
чашки, варенье, все на столе, а никого нет!
 
   - Да вы не волнуйтесь так, голубчик, - участливо проговорил Серапионыч,
привычным движением подливая себе в чашку из скляночки. - Все образуется.
   Давайте я и вам добавлю, для успокоения.
 
   - Ну да, чтобы я, как Длиннорукий, пошел по столу вприсядку, - невесело
ухмыльнулся Рыжий. - Владлен Серапионыч, так вы, кажется, остановились на
том, что обитатели канализации оказались ожившими покойниками?
 
   - Ну да, то есть типичными зомби. Насчет тех двоих точно не знаю, но
хромой - определенно один из тех.
 
   - Даже более того, - заметил Василий, - судя по вашим описаниям, это ни
кто иной как Расторгуев, бывший наемник. - Детектив заглянул к себе в
блокнот. - Ранение в ногу получил в девяносто первом в Абхазии, а в
октябре девяносто третьего погиб в Москве, защищая Белый дом в составе
баркашовского штурмового отряда. В общем, типичный послужной список для
тех субъектов, которые за последние несколько месяцев "засвечивались" в
Кислоярске, а затем бесследно исчезали из нашего поля зрения. Теперь ясно,
кто их зомбирует и переправляет сюда - господин Каширский. Хотя вряд ли он
действует в одиночку...
 
   - Не прощу себе, что допустил его бегство из темницы! - Рыжий вскочил
из-за стола и вновь зашагал туда-сюда по веранде.
 
   - Василий Николаич, расскажите лучше о своих достижениях в этой, как
ее...
   - попросил доктор.
 
   - В Новой Мангазее? Да знаете, долго рассказывать, - махнул рукой Дубов.
   - Слишком свежи воспоминания. И, к сожалению, не особо приятны...
 
   - Но ведь заговор вы раскрыли? - заметил Рыжий, прервав бесцельное
хождение и вновь присев на стул.
 
   - Отчасти, - ответил детектив. - Мне удалось вывести на чистую воду
одного из этой шайки, и теперь остается только надеяться, что через него
ваши следственные органы раскроют и весь заговор.
 
   - Да, я в курсе, что вы привезли его в столицу. Наш сыскной приказ уже
занялся им, - удовлетворенно кивнул Рыжий. - Но кто он, этот негодяй?
 
   - Этот негодяй занимал в Мангазее какую-то должность, даже не знаю
какую, а зовут его дядя Митяй. Или, точнее, Димитрий Мелхиседекович
Загря... Что с вами? - удивился Василий, так как Рыжий вновь вскочил со
стула, едва не опрокинув стол вместе со всем самоваром, и пуще прежнего
забегал по веранде:
 
   - От кого угодно мог ждать, но не от него! Ведь это ж именно я устроил
Загрязева в Мангазейское казначейство. Думал - честный человек, настоящий
монетарист, а он...
 
   - Ну не убивайтесь так, - стал успокаивать Рыжего Серапионыч. - Всем
нам свойственно ошибаться в людях.
 
   - Но не до такой же степени, - тяжко вздохнул Рыжий, вновь присаживаясь
за стол. - Ладно уж, доктор, налейте и мне вашей жидкости. Только
чуть-чуть, чтобы без присядки по столу... Смотрите, что это?!
 
   Последнее восклицание относилось к какому-то четырехугольному предмету,
который медленно летел по закатному небу, явно идя на снижение.
 
   - Если бы я верил в сказки, то решил бы, что это ковер-самолет, -
заметил Серапионыч.
 
   - Да ведь это и есть ковер-самолет, - приглядевшись к летательному
объекту, определил Дубов.
 
   А ковер, покружив над теремом, лихо приземлился прямо на лужайке перед
верандой. На его борту находились два пассажира, один из коих оказался
майором Селезнем, а в другом Дубов узнал пастушка Васятку.
 
   - Александр Иваныч, вы живы! - обрадовался Рыжий. - А я уж и не чаял
вас встретить...
 
   - Жив, как видите, - радостно пробасил майор, присаживаясь за стол. -
Не скажу, что живее всех живых, но все еще малость трепыхаюсь. Доктор,
подлейте и мне чуток вашей гадости - наверху больно уж прохладно. А
Васятке горячего чаю.
 
   - Да-да-да, конечно же, - засуетился Серапионыч. - Но расскажите, где
вы были, что делали!
 
   - Был в деревне Каменке, а делал то, что нужно было в данный момент, и
то, что от меня зависело. - Майор явно не был склонен расписывать свои
боевые похождения. - Зато вот без Васятки ничего бы не получилось.
 
   - Да ну что ты, дядя Саня, - смутился Васятка.
 
   - Однако расскажите, Александр Иваныч, удалось ли вам узнать, что это
за секретное оружие князя Григория? - нетерпеливо спросил Рыжий.
 
   - Увы, - покачал головой майор, - я его уничтожил, так и не узнав, что
это такое и каков принцип действия. Известно только, что неприятель
собирался кроме всего прочего использовать боевую авиацию в лице
ковров-самолетов. Вот один из них. - Селезень вздохнул. - Последний.
   Хорошо, Чумичка проинструктировал насчет управления, а иначе бы
грохнулись за милую душеньку.
 
   - Вы уничтожили все запасы секретного оружия? - недоверчиво переспросил
Дубов.
 
   - Ну, все не все, но то, что было в наличности. Весь обоз, - скромно
ответил Селезень и отхлебнул из чашки, куда Серапионыч плеснул малую
толику своего эликсира. - Однако же нет никаких гарантий, что это оружие
не будет изготовлено в еще больших количествах и что князь Григорий вновь
сюда не полезет.
 
   - Да, надо что-то делать, - тяжко вздохнул Рыжий. - Еще неизвестно, чем
все кончится на этот раз. Хватит ли у нас сил противостоять его войскам
даже без секретного оружия?
 
   - Чувствую, что мне придется здесь задержаться, - заметил майор.
 
   - Правда, дядя Саня, оставайся! - подхватил Васятка. Он с удовольствием
прихлебывал ароматный чай, налитый Серапионычем.
 
   - Кстати, Васятка, ведь священник отец Нифонт - из вашего прихода? -
вдруг спросил Дубов.
 
   - Да, - кивнул пастушок, - но он поехал в Новую Мангазею разузнать о
судьбе своего племянника Евлампия и до сих пор не вернулся.
 
   - Я его там повстречал, - заметил детектив. - И отец Нифонт говорил
мне, будто ты высказал какое-то предположение о судьбе Евлампия.
 
   - Да, я ему сказал, что Евлампий, наверное, ввязался в какое-то
нехорошее дело и угодил в темницу. Но вообще-то я думаю, что с ним
случилось что-то еще худшее.
 
   - И ты оказался прав. - Василий Николаевич отпил чая и закусил куском
ржаного каравая. - Евлампий погиб.
 
   - Какой ужас, - прошептал Васятка и перекрестился.
 
   - Но правда и то, что он ввязался в нехорошее дело. Именно Евлампий и
был тем, кто убил воеводу Афанасия.
 
   - Вы и это раскрыли? - подивился Рыжий.
 
   - Да. Однако Евлампий был всего лишь исполнителем, которого убрали, как
только он сделал свое дело. Собственно техническую подготовку осуществляли
другие люди, и в их числе господин Загрязев.
 
   - Так он еще и убийца! - совсем пригорюнился Рыжий. - Вот и верь после
этого в людскую порядочность...
 
   - И должен вас огорчить еще больше, - продолжал Дубов. - Отец Нифонт,
этот достойнейший и порядочнейший человек, тоже погиб.
 
   - Не может быть! - вскричал Васятка, и на его глазах блеснули слезы.
 
   - Увы, это так, - вздохнул детектив. - Сам того не подозревая, отец
Нифонт встал на пути мангазейских заговорщиков, ну и они его
просто-напросто уничтожили.
 
   Над верандой повисло невеселое молчание.
 
   - Послушайте, господин Рыжий, - вдруг оборотился Селезень к
царь-городскому реформатору, - а я к вам с челобитной. И не совсем обычной.
 
   - Слушаю вас, Александр Иваныч, - несколько удивленно сказал Рыжий.
 
   - Я так понял, что Каменка осталась без священника. И прошу вашей
протекции, чтобы меня назначили на место отца Нифонта.
 
   - Я, конечно, постараюсь вам помочь, - еще больше изумился Рыжий, - но
почему вдруг священником? Вы могли бы стать одним из воевод или даже
главой военного приказа...
 
   - Нет, - решительно покачал головой майор, - если я стану воеводой, то
придется принимать участие во всех этих интригах и мелком политиканстве, а
мне это надоело. Я еще в Кислоярске понял, что политика - дерьмо, пардон
за выражение. А вот практическое дело...
 
   - Да, но почему именно священником? - недоумевал Рыжий.
 
   - Не просто священником, а священником в приграничной Каменке, -
уточнил майор. - Там сейчас нужен именно такой человек как я - способный
противостоять нечисти не только крестом, но и мечом. В смысле,
"Дегтяревым".
 
   - Да, это прекрасная идея, - подумав, согласился Рыжий. - Но пока еще
неизвестно, чем кончатся военные действия. Наша дружина настолько
неподготовлена и деморализована, что войска князя Григория могут их побить
безо всякого тайного оружия...
 
   - Нет-нет, - перебил Селезень, - когда мы летели сюда, то видели, как
наши войска гнали князь-григорьевских наемников - за милую душу!
 
   - Правда?! - опять вскочил Рыжий. - Что ж вы молчали... Хоть одна
позитивная весть! - И снова погрустнел: - Только куда же все-таки
подевались царевна и боярин Андрей?..
 
   - Смотрите, что это?! - вскричал Дубов, указывая на темнеющее небо. Там
летело что-то вроде истребителя, выпускавшее огонь из трех реактивных
сопел, так что сам объект почти не был виден.
 
   - Малая авиация, - спокойно пожал плечами Серапионыч.
 
   - Что вы, доктор, откуда здесь авиация? - возразил Рыжий.
 
   - Уж не тайное ли это оружие князя Григория? - проницательно заметил
Васятка. Тем временем "истребитель", сделав крутой вираж, бухнулся прямо
на лужайку, отчего царский терем покачнулся, как при землетрясении. Когда
пыль улеглась, обитатели веранды увидели, что рядом с теремом приземлился
вовсе не боевой аэроплан, а жуткое трехголовое чудище, на спине у которого
виднелся неясный женский силуэт.
 
   - Ба, да это же наши старые приятели - Баба Яга и Змей Горыныч! -
перекрывая грохот, радостно сообщил майор Селезень. - Как раз к ужину! Ну,
я пошел за "Дегтяревым"...
 
   - Какой еще Змей Горыныч? - встряхнул шевелюрой Рыжий. - Это же
антинаучно!
 
   - Весьма интересный экземплярчик, - пробормотал Серапионыч, - надо бы
произвести вивисекцию...
 
   - Уж извините, опять маленько промахнулись, - приятным густым басом
прогудела правая голова Змея, галантно помогая Бабе Яге спуститься на
землю.
   На ее плече сидел черный кот с громадной книгой в лапах.
 
   - Что это такое?.. - пролепетал Рыжий.
 
   - Что, старых знакомых не узнаешь? - промурлыкал кот человеческим
голосом и, спрыгнув с плеча хозяйки, обернулся в человека. А точнее - в
колдуна Чумичку. Едва приняв свой обычный облик, Чумичка произвел резкий
жест руками, и Баба Яга обернулась в молодую красивую женщину.
 
   - Наденька! - вскрикнул Дубов и бросился ей навстречу.
 
   - Госпожа Чаликова, - пробормотал Рыжий. - Ну и дела...
 
   А средняя голова Горыныча грустно вздохнула:
 
   - Вот если бы ты и нас так же...
 
   - Погодите, и до вас доберемся, - бросил Чумичка Змею загадочную фразу.
- Вот изучу книгу...
 
   - Да вы присаживайтесь, Надюша, сейчас я вам чайку налью, - привычно
хлопотал Серапионыч. - Откуда только вы прибыли в таком виде и на таком,
гм, транспорте, ежели не секрет?
 
   - Из замка князя Григория, - как о чем-то само собой разумеющемся,
сообщила Надя.
 
   - Наденька, но как вас туда занесло?! - в ужасе вскрикнул Василий. -
Знал бы, никогда не отпустил бы вас в этот гадюшник!
 
   - Потому-то я вам и сообщать не стала, - обаятельно улыбнулась
Чаликова, принимая от Серапионыча чашку с чаем. - Когда я прибыла в
Кислоярск и не нашла Великого Детектива в его рабочем кабинете, то стала
наводить справки и узнала, что он отъехал в "Жаворонки". А уже в
"Жаворонках" наша милейшая Ольга Ильинична Заплатина сообщила мне, что
Василий Николаич вместе с Александром Иванычем и Владленом Серапионычем
куда-то пошли и не вернулись, так что она даже хотела снарядить поиски.
Ну, я ее уговорила не волноваться, а сама отправилась сюда, то есть в
Царь-Город. Столковалась с Чумичкой, ну и...
 
   - Хотели пробраться в замок под видом Бабы Яги и кота, - добавил
Чумичка, - чтобы разведать, что там и как. Я даже надеялся еще разок
попробовать, коли будет возможность, извести князя Григория, но теперь
видно, что это надобно делать иначе. - И Чумичка вновь углубился в чтение.
 
   - Вынести эту книгу - единственное, что нам удалось, - заметила Надя. -
К сожалению, меня разоблачила Анна Сергеевна Глухарева, и пришлось бежать.
И коли не Змей Горыныч, то стали бы мы верной добычей Каширского...
 
   - О, так там была и Анна Сергеевна! - хмыкнул Селезень. - Удивительная
женщина!
 
   Дубов же был настроен далеко не столь благодушно:
 
   - Так что же - и Глухарева, и Каширский теперь у князя Григория? Но это
же очень опасно! Они теперь ни перед чем не остановятся, ведь всякая
неудача их просто разъяряет. Так что в любое время можно ждать новых
гадостей.
 
   - Ну, может быть, вы несколько сгущаете краски? - спросил Рыжий.
 
   - Вы просто не знаете госпожи Глухаревой, - покачала головой Чаликова.
 
   - Погодите, я тут сейчас вспомнил, - хлопнул себя по лбу Селезень. -
Этот наемник, Мстислав, которого я захватил было в плен, говорил о планах
своего командования - после захвата Царь-Города идти на северо-восток. A
это как раз к Гороховому городищу!
 
   - Что за чепуха! - оторвался от книги Чумичка. - Там же ничего нет,
кроме лесов и болот.
 
   - Значит, они собираются захватить "наш" Кислоярск! - дошло до Василия.
- Нет, ну этого уж никак нельзя допустить.
 
   - Вот потому-то я и решил остаться здесь. В смысле, в Каменке, - заявил
майор. - На переднем крае.
 
   - Но вообще-то странно, как это Анна Сергеевна так оперативно очутилась
в Белой Пуще, - вновь извлек свой блокнотик Василий Николаевич. - Всего
каких-то пару недель назад она была замечена в Кислоярске...
 
   Серапионыч деликатно кашлянул:
 
   - Я тут припоминаю, что Пал Палыч говорил о некоей таинственной особе
женского пола, которая остановилась в здешней гостинице, а затем, наняв
карету, отъехала в западном направлении. - Доктор поправил сползшее пенсне.
   - А сразу после известного нападения на боярина Андрея я
собственнолично заметил в конце улицы некую женскую фигуру. Теперь можно
констатировать, что это именно Анна Сергеевна проездом в Белую Пущу
выполняла задание Каширского, то есть направляла зомби на избранную жертву.
 
   - И на сей раз они опять промахнулись, - вздохнул Рыжий. - Ведь
целились-то в меня...
 
   Чумичка захлопнул колдовскую книгу и громогласно объявил:
 
   - Нужен волк!
 
   - В каком смысле? - удивленно уставился на него Селезень.
 
   - Все подтверждается - смерть князя Григория может случиться, только
если его загрызет волк. Когда я обернулся волком и загрыз его, то он не
погиб, потому что я не настоящий волк. А нужен настоящий.
 
   - Любопытно, - подался вперед Василий. - Но это же, боюсь, невыполнимая
задача - провести в замок настоящего волка, да еще натравить его на князя
Григория... Или, может, выманить князя за пределы замка?
 
   - Выманишь его, как же, - проворчал Чумичка. - Эта сволочь после того
случая без охраны даже в отхожее место не ходит!
 
   - Погодите, кажется у меня есть на примете один волк, - воскликнул
Рыжий.
   - То есть это не совсем волк, но в то же время все-таки волк.
 
   - Как это - волк, и в то же время не совсем волк? - удивилась Надя.
 
   - Оборотень, - понизил голос Рыжий. - Вот если бы напустить его на
князя Григория.
 
   - А где он, так сказать, обретается? - поинтересовался Серапионыч.
 
   - В Мухоморье, - ответил Рыжий. - То есть официальное название - Новая
Ютландия, это такое небольшое государство, которое располагается в
болотной местности к западу от Белой Пущи и находится в весьма
своеобразных отношениях с князем Григорием. - Рыжий вздохнул. - Эта страна
знаменита высокой концентрацией доблестных витязей и рыцарей на квадратный
километр, и наш оборотень - как раз один из них.
 
   - А это реально? - спросил Василий, с напряженным вниманием слушавший
Рыжего. - В смысле напустить вашего витязя-оборотня на князя Григория.
 
   - Для настоящих специалистов нет ничего нереального, - неопределенно
ответил Рыжий и вновь кинул тоскливый взор в сторону большой дороги.
 
   - Ну как, возьмемся? - весело глянул Василий на Александра Иваныча.
 
   - А что, возьмемся! - бесшабашно пробасил майор.
 
   - Если вы решитесь на это дело, - подхватил Рыжий, - то я попрошу
Дормидонта Петровича дать вам рекомендательное письмо к его коллеге,
ново-ютландскому королю Александру, чтобы он оказал содействие.
Разумеется, не раскрывая истинных целей. Но хочу сразу предупредить -
такая экспедиция может оказаться не менее опасной, чем две предыдущих.
 
   - Оборотней бояться - на болото не ходить! - громогласно пошутил майор
и сам же захохотал так, что стены терема задрожали. - Кстати о птичках, -
продолжил он уже немного тише, - скажите, Наденька, как вам удалось
подружиться с этим милым созданием? - Майор указал на Змея Горыныча, мирно
расположившегося под березками на другом конце лужайки.
 
   - Видите ли, дело в том, что это не совсем Змей Горыныч, - объяснила
Чаликова.
 
   - А кто же - Василиса Премудрая? - вновь захохотал майор.
 
   - Нет, он тоже жертва адских козней князя Григория, - совершенно
серьезно сказала Надя. - Вернее сказать, они. Та голова, что посередине -
это собственной персоной супруга князя Григория, княжна Ольга. Правая -
воевода Полкан, который всегда был ярым врагом Григория. А левая - боярин
Перемет, не боявшийся обличать князя.
 
   - И как же они стали Змеем Горынычем? - удивился Дубов.
 
   - Помнится, баронесса это называла генной инженерией, а Чумичка -
колдовством, - припомнил майор.
 
   - Их заколдовал какой-то заморский чародей, - буркнул Чумичка. - И
заколдовал как-то по-дурному, я даже не представляю, как теперь
расколдовать. Но что-нибудь придумаю, не будь я Чумичка!
 
   В этот момент из глубины темной аллеи, ведущей от большой дороги к
терему, появились два еле различимых силуэта. Первым их заметил майор.
 
   - Поглядите, кто это там, - сказал он Рыжему. - Не зомби ли с
вурдалаками?
 
   Рыжий внимательно пригляделся. И вдруг, сорвавшись с места, кинулся
навстречу.
 
   - Что это с ним? - удивился Серапионыч. - Неужели побочные действия
моего эликсира?
 
   А Рыжий уже возвращался назад, а с ним - боярин Андрей и царевна
Татьяна Дормидонтовна. И если боярин красовался в своей обычной одежде,
разве что весьма замызганной, то на царевне был кафтан лучника,
наброшенный поверх разорванного платья. В руках она продолжала сжимать
шест со слегка потрепанной хоругвью.
 
   - О моя возлюбленная, - восклицал Рыжий, - зачем ты заставила меня так
страдать, так волноваться? Я предполагал самое худшее!
 
   - Да нет, милый, - оправдывалась Танюшка, - мы тут, понимаешь,
поспорили, кто вокруг кого вращается, Земля вокруг Солнца, или наоборот, и
решили выяснить...
 
   - Знаешь, Васятка, а я ведь тогда действительно соврала, что я царевна,
- виновато сказала Надя. - А настоящая Татьяна Дормидонтовна - вот она.
 
   - Что-то не очень-то похожа она на царевну, - скептически оглядел
Васятка царевну.
 
   - Ну, на тебя уж никак не угодишь, - засмеялась Надя. - Эта-то тебя чем
не устраивает?
 
   - У нее такой боевой вид, будто она вела войска в наступление. А
царевнино ли это дело?
 
   - Это наше общее дело! - патетически воскликнул боярин Андрей,
оказавшийся в этот момент возле журналистки и пастушка. - Редко, но
случаются такие годины, когда весь народ встает на защиту своего
Отечества, без различия - кто царевна, а кто последний простолюдин.
 
   - Что это значит? - удивился Рыжий, услышавший слова боярина. - Где вы
были?
 
   - Да чепуха, милый, - крепче прижалась царевна к своему возлюбленному.
- Главное, что мы снова вместе!
 
   - Вы тут, я вижу, устали, продрогли, - встрял Серапионыч. - Давайте я и
вас чайком попотчую!
 
   - О, боярин Владлен, и вы здесь! - обрадовалась Танюшка и от избытка
чувств поцеловала доктора.
 
   - Серапионыч! - Боярин Андрей следом за царевной заключил доктора в
могучие объятия. - Это просто здорово, что все мы здесь сегодня собрались!
   Ну, наливай чаю, будем веселиться...
 
   - Ради такого случая можно бы и чего покрепче, - намекнул майор. Такого
рода намеки он называл "подсвечником по голове".
 
   - Тут в подвале должно быть, - заметила Танюшка. - Тятенькины запасы.
 
   Пока Серапионыч наливал чаю новопришедшим царевне и боярину, Рыжий
подошел к Дубову:
 
   - Василий Николаич, в наших с вами профессиях есть нечто общее - и
политик, и детектив должны, подобно шахматному гроссмейстеру, просчитывать
ситуацию на много ходов вперед.
 
   - Да, вне всякого сомнения, - кивнул Дубов, пытаясь сообразить, к чему
на сей раз клонит Рыжий. А тот продолжал:
 
   - Ну хорошо, допустим, нам с вами удастся избавить мир и народ Белой
Пущи от князя Григория. Встает вопрос - что делать дальше?
 
   - В каком смысле?
 
   - Ну, как наладить жизнь в Белой Пуще? И прежде всего - нужно некое
легитимное лицо, которое могло бы встать во главе государства. Хотя бы на
первых порах.
 
   - Да, разумеется, - ответил Василий, еще не совсем понимая, о чем идет
речь.
 
   - На данный момент наиболее легитимной фигурой, как это ни
парадоксально, является князь Григорий. После Ивана Шушка княжеский
престол перешел к его дочке Ольге, а после нее - к ее супругу Григорию.
 
   - Но ведь Григорий убил князя и заколдовал Ольгу! - возмутился детектив.
   - И вы еще называете его этим, как его, легитимным!
 
   - Полностью с вами согласен, - вздохнул Рыжий, - но нам надо считаться
с реальностью.
 
   - Самым легитимным руководителем будет тот, кого изберет народ, -
заявила Чаликова, которая внимательно прислушивалась к беседе Рыжего с
Василием.
 
   - Вы, Надя, мыслите категориями той эпохи и того мира, в котором
живете, - возразил Рыжий. - Но нам это, увы, пока что не подходит. Удастся
ли Чумичке расколдовать княжну Ольгу - это еще вопрос...
 
   - Так давайте спросим у нее, не осталось ли еще кого-то из рода Шушков,
- предложил Дубов.
 
   - Да, не мешало бы, - согласился Рыжий.
 
   - Ну так идемте же, - и с этими словами Надя повела Рыжего и Дубова к
Змею Горынычу.
 
   Змей мирно полулежал под березками, опершись средней головой о хвост.
Правая голова щипала травку на лужайке, а левая задумчиво почесывала шею о
березу.
 
   - Ваша Светлость Ольга Ивановна, - вежливо обратилась Чаликова к
средней голове, - мои друзья хотели бы поговорить с вами.
 
   Рыжий и Дубов почтительно поклонились, а средняя голова гордо
приосанилась:
 
   - Слушаю вас. - И тяжко вздохнула. - Да только уж какая я теперь
светлость...
 
   - Мне хотелось бы узнать, - начал Рыжий, - какова была участь князей
Шушков после того, как власть в Белой Пуще узурпировал князь Григорий.
 
   Средняя голова вздохнула еще грустнее:
 
   - Судьба самая печальная. Пес Григорий всех извел, под корень. Сначала
моего батюшку, уж не знаю, то ли отравным зельем, то ли еще как, а потом
меня колдовством к себе приворожил и заставил замуж выйти... - Средняя
голова горестно замолкла.
 
   - Да, но ведь кроме вас с батюшкой, еще и другие Шушки были, - напомнил
Дубов. - Или я ошибаюсь?
 
   - Были, да Григорий всех сгубил, - вступила в разговор правая голова.
Она перестала щипать травку, приподнялась и оказалась как раз на уровне
Рыжего, обдав его вчерашним перегаром. - Кого зарезал, кого опоил, а кого
и задушил.
 
   - Погодите! - воскликнула левая голова. - А как же княжна Марфа?
 
   - Что за княжна Марфа? - переспросила Чаликова.
 
   - А, ну это дочка князя Ярослава, двоюродного брата твоего батюшки, -
уточнила левая голова, обращаясь к средней. - Али забыла?
 
   - Да нет, помню, конечно, - пропищала средняя голова. - Погоди,
Перемет, а разве Марфа уцелела? Знаю, что она пыталась сбежать, но ее
поймали и убили. Разве не так?
 
   - Не совсем, - ответила левая голова. - Марфа действительно убежала, но
ее нагнали на Мухоморских болотах, и тот колдун заморский, что нас потом в
Змея превратил, Марфу обернул лягушкой...
 
   - Мерзавец! - густым басом проревела правая голова. - Да я этого
колдуна сегодня в замке у Григория видел. Надо было его хорошенько
тряхнуть...
 
   - Тряхнем, - пообещал Дубов. - Так что же с Марфой?
 
   - Ну вот, он наложил на Марфу заклятие, - продолжала левая голова, -
что пребывать ей в шкуре лягушачьей, покуда не явится добрый молодец и не
поцелует ее.
 
   - Ну, это уже похоже на сказки, - разочарованно махнул рукой Рыжий.
 
   - Какие там сказки! - возмутилась левая голова. - Про это многие в
Мухоморье наслышаны, и до сих пор еще такие чудики находятся, что по
болотам ходят и всех подряд лягушек целуют!
 
   - Ну и дураки, - заключила правая голова.
 
   - Это было бы слишком просто, - раздался позади голос Чумички. Надя
вздрогнула:
 
   - Ты всегда так неожиданно появляешься...
 
   - Так я не один, а с Васяткой, - усмехнулся Чумичка. Действительно,
рядом с ним стоял Васятка и с живым интересом изучал малопонятные письмена
в колдовской книге.
 
   - Ну и что же там слишком просто? - переспросил детектив.
 
   - Я говорю, слишком уж просто - пришел, поцеловал и получил княжну.
   Наверняка ведь тот заморский колдун какую-нибудь закавыку придумал. -
Чумичка взял у Васятки книгу. - Здесь сказано, что для расколдования
княжны надобно, чтоб ее поцеловал не просто кто попало, а Иван-царевич.
 
   - Ну, где ж мы вам Ивана-царевича возьмем? - безнадежно махнул рукой
Рыжий.
 
   - Бедная сестра Марфа, - вздохнула средняя голова. - Мы с ней, как
сейчас помню, не всегда ладили, а все жаль...
 
   - Себя бы лучше пожалела, - пробурчала правая голова.
 
   - Погляди, Чумичка, - Васятка потянул колдуна за рукав, - здесь еще
стоит слово "корысть", и почему-то оно написано вверх ногами.
 
   - Ума не приложу, - развел руками Чумичка. - Да по-моему это слово не к
Марфе вовсе относится...
 
   - А я так думаю, что к Марфе, - уверенно заявил пастушок.
 
   - Ну и что оно, по-твоему, означает? - спросил Дубов. - Говори,
Васятка, не стесняйся!
 
   - Я так считаю, что все дело в нем и есть, - смущаясь, сказал Васятка.
- Не то тут главное, чтобы княжну поцеловать, и даже, может быть, не то,
чтобы это сделал Иван-царевич, а чтобы по чистой душе, безо всякой корысти.
 
   - Ну, ты уж скажешь! - хмыкнул Чумичка.
 
   - А по-моему, Васятка мыслит правильно, - задумчиво произнес Дубов. -
Князь Григорий и тот чародей, что заколдовал и вас, и княжну Марфу, они
ведь явно судили о людях по себе, в смысле что и представить не могли,
чтобы кто-то стал ходить по болоту и целовать лягушек совершенно безо
всякой корысти. Так что эти злодеи как бы могут спать спокойно.
 
   - Почему "как бы"? - не понял Рыжий.
 
   - Потому что они слишком плохо думают о людях, - ответил детектив, - и
это их в конце концов погубит.
 
   - Что вы имеете в виду, Василий Николаич? - недоуменно спросил Рыжий.
 
   - Кажется, у меня имеется на примете человек, способный расколдовать
Марфу.
 
   - В вашей реальности? - вскинул брови Рыжий. Дубов утвердительно кивнул.
   - Но откуда у вас возьмется Иван-царевич?
 
   - Не совсем царевич, конечно, - сказал Василий, - но если он возьмется
за поиски княжны, то уж совершенно бескорыстно, уверяю вас!
 
   - Кажется, я догадываюсь, кого вы имеете в виду, - заметила Надя.
 
 
   ***
 
 
   Глава сыскного приказа сидел за столом у себя в кабинете и, попивая чай
с бубликами, внимательно читал сводку событий за минувший день:
 
   "В столицу был доставлен помощник ново-мангазейского городского
казначея Митька Загрязев, уличаемый в измене Царю и Отечеству, многих
смертоубийствах и мздоимстве безо всякой меры. Из дознаний оного Митьки
Загрязева видно становится, что заговор весьма широк был и что замешаны в
нем многие Царь-Городские бояре. Принято решение послать в Новую Мангазею
особую следственную дружину, а также взять под стражу бывшего столичного
градоначальника князя Длиннорукого".
 
   - Ну и дела, - присвистнул Пал Палыч, - никогда я не доверял
Длиннорукому, но чтобы он в заговоре состоял - это уж чересчур!..
 
   Пал Палыч продолжил чтение:
 
   "Во время народного гуляния по случаю победы нашей славной дружины
беспорядков не имело места быть, но некие мелкие воры, воспользовавшись
скоплением народа, произвели ряд покраж из карманов и сумок, и число их
вдвое превосходит обычное".
 
   - Совсем охамели эти ворюги, - покачал головой глава приказа. - Даже в
такой день...
 
   И Пал Палыч перешел к отчету о бытовых происшествиях - пьянках, мелких
драках и обсчете покупателей на рынке. Жизнь Царь-Города постепенно
входила в свое обычное русло.
 
 
   ***
 
 
   Со стороны аллеи, ведущей к терему от большой дороги, донеслось
приглушенное цоканье копыт.
 
   - Ну, кого там еще черти принесли? - покачал головой майор, первым
услышавший эти звуки.
 
   На лужайку въехала серебряная карета, запряженная тройкой белых коней.
Едва экипаж остановился, возница соскочил со своего места, распахнул
дверь, и из кареты вышел собственной персоной царь Дормидонт. Все, кто
находился на лужайке или на веранде, склонились в почтительном поклоне,
если не считать Змея Горыныча, который мирно дремал под березками и был
почти неразличим в сгустившихся сумерках.
 
   - О, да тут все, понимаешь, в сборе! - поприветствовал царь
присутствующих. - И ты, боярин Владлен, здесь! А, Рыжий, и ты тут? Да
ладно, не боись, я нынче в духе. - Царь двинулся к веранде. - Ага, да вы
тут чаи гоняете. Налей-ка и мне, эскулап. Токмо без той гадости, что ты
давеча подбавил Длиннорукому.
 
   - Да что вы, Государь! - запротестовал Серапионыч, наливая Дормидонту
чашку, но тот махнул рукой:
 
   - Ничего, боярин Владлен, не отпирайся. Не виноват же ты, что от твоего
снадобья из князя вся его суть истинная поперла. Оказалось-таки, что он в
заговоре, понимаешь, состоит. Ну, ужо я ему покажу, башку отрублю, как
пить дать! - Царь с удовольствием отхлебнул чаю. - Эх, чудная погодка.
Было бы посветлее, так в лапту, понимаешь, сыграли бы...
 
   - Какими судьбами, батюшка? - осторожно спросила Танюшка, присаживаясь
за стол.
 
   - Да в городе совсем заморочили, - вздохнул Дормидонт. - Едва только
пришла весть о нашей победе, как наши бояре ко мне заявились - мол,
поздравляем тебя, царь-батюшка, и все такое. А сами готовы были меня со
всеми потрохами Григорию сдать. И так мне, понимаешь, противно стало, что
решил я на все плюнуть да и отъехать в свой терем. - Дормидонт резко
повернулся к дочке: - Ну, Танюшка, довольно я наслышан от воеводничьего
гонца о твоих доблестях с покойным боярином Андреем...
 
   - Да что ты, батюшка, - смутилась царевна.
 
   - Мы выполняли свой долг, - скромно заметил "покойный боярин Андрей".
 
   - Ну ладно, я с тебя снимаю высылку из столицы, - продолжал царь. -
Проси у меня все, чего хочешь!
 
   - Только в разумных финансовых пределах, - поспешно добавил Рыжий.
 
   - Тятенька, позволь мне выйти за Рыжего! - выпалила Танюшка.
 
   - Тьфу, заладила! - топнул ногой Дормидонт. И вдруг широко, по-доброму,
улыбнулся: - Ну да ладно уж, ради такого случая - согласен!
 
   - Правда, батюшка?! - Не веря своему счастью, царевна бросилась на шею
к Дормидонту.
 
   - Многая лета жениху и невесте!!! - громогласно заревел майор Селезень.
 
   - Черт, совсем оглушил, - проворчал Чумичка.
 
   - Только как же я вас, понимаешь, благословлю? - задался вопросом царь.
- Я ж не знал, что такое дело будет, священника бы с собою прихватил,
иконку чудотворную...
 
   - Священник у нас есть, - заметила Чаликова. - Государь, позвольте вам
представить: отец Александр, майор, то есть настоятель Каменской церкви.
 
   - Ну, вы уж хватили, Надежда, - слегка опешил майор. - Пока что я еще
не священник...
 
   - Ну и что? - не растерялась Надя. - Тут ведь тоже пока что еще не
свадьба. А только помолвка.
 
   - Постойте, я что-то не понял, - тряхнул головой Дормидонт. - Вы что,
собираетесь стать священником?
 
   - Да, место приходского священника в Каменке оказалось вакан... то есть
свободным, - выдал справку Рыжий, - и Александр Иваныч хотел бы его
занять. И я прошу вас, Государь, способствовать этому назначению. Дело в
том, что майор, находясь в Каменке, уничтожил обоз с тайным оружием князя
Григория и теперь желает там поселиться, дабы, по его словам, крестом и
мечом бороться с нечистой силой.
 
   - Недурственно, - Дормидонт с симпатией оглядел Селезня. - Хоть
рукоположение священников - это не моя епархия, но, в конце концов, царь я
али не царь? Отныне будешь священником.
 
   - Ну так приступим к благословению? - будто боясь, что отец передумает,
напомнила Танюшка.
 
   - Погоди, а как же иконка? - нахмурился царь. - Тут, в тереме, и всякой
еды, и особливо пития довольно, а благодати - никакой...
 
   - Государь, - выступил вперед боярин Андрей, - может быть, мой крест
заменит икону? Намедни он меня спас от смерти лютой, а нынче помог поднять
наше воинство на врага! - С этими словами боярин снял с себя крест и
протянул его майору.
 
   - А годится ли такая замена? - засомневался царь.
 
   - Давайте спросим у духовенства, - предложил Рыжий.
 
   - Годится, не извольте беспокоиться! - великодушно прогудел майор,
принимая крест от боярина Андрея.
 
   - Ну так благославляю вас, понимаешь, на счастливую жизнь на благо
самим себе, царю и Отечеству! - с пафосом произнес Дормидонт. - Будьте
здоровы и живите долго, себе в радость и народу в утешение!
 
   Жених и невеста, взявшись за руки, смущенно поцеловались, а
новопоставленный священник, подняв кооперативный крест, проревел:
 
   - Многая, многая, многая лета, аллилуйя!
 
   И хоть майор не был уверен, что именно эти слова следует исполнять при
помолвке, но та искренность, с какой он это делал, сторицей искупала все
неточности и погрешности.
 
   - Ну, такое дело не мешало бы и отпраздновать, - заявил Дормидонт. -
Тащите из подвала вино и пенные меды!
 
   - Государь! - предостерегающе поднял палец Серапионыч.
 
   - А для меня - квас, - продолжал царь, - там должен быть жбан... И
вообще, чего это мы тут в темноте сидим, пойдемте, понимаешь, вовнутрь,
свечки зажжем и будем праздновать!
 
   - Батюшка, здесь веселее! - возразила Танюшка.
 
   - Да, на свежем воздухе пользительнее для здоровья, - поддержал ее
Серапионыч.
 
   - Ну так давайте дровишек принесем, костерок разведем, - предложил
Дормидонт. - И будем, понимаешь, веселиться!
 
 
   ***
 
 
   Князь Григорий был вне себя. Внешне это выражалось лишь в нервных
движениях пальцев, быстро перебегавших по перстням с крупными каменьями.
Да в тяжелом немигающем взгляде. Этот взгляд скользил по лицам солдат,
бесславно вернувшихся в Белую Пущу.
 
   - Вы бежали, как зайцы, - тихо сказал князь Григорий.
 
   Тон был таков, что спорить охотников не нашлось.
 
   - Вы не солдаты - вы мразь. А Каширский мне говорил о вас как о смелых
и отважных воинах.
 
   - Я только... - попытался встрять маг.
 
   - Вас, недоносков, - продолжал князь, даже не обратив внимания на
Каширского, - вас били в Прибалтике, вас били в Молдавии, вас били в
Абхазии. Теперь вас побили и здесь. А я-то поверил вашим клятвам. Да вы в
состоянии только грабить мирных селян. Вы не солдаты - вы разбойники.
 
   И вдруг из толпы князева воинства, стоявшего понурив головы, раздался
блеющий голос:
 
   - Князь, не вели казнить!...
 
   - Это еще кто? - брезгливо спросил Григорий.
 
   Из толпы выпростался мужичок в драной рубахе и грязных портках.
 
   - Это я, я разбойник! Я потомственный лиходей и душегуб!
 
   - Откуда он здесь взялся? - процедил сквозь зубы князь.
 
   - С войском прибежал, - услужливо доложил Каширский.
 
   - Так ведь все бежали, - развел ручонками грозный атаман. Правда, уже
бывший.
 
   - Херр Григорий, - зашептал князю в ухо стоявший за его спиной
Херклафф, - отдайте его мне. Их бин его кушать.
 
   - Ведьму с котом надо было кушать. - небрежно бросил князь и продолжил
уже громче: - Настоящему злодею всегда найдется место при моем дворе. -
Григорий выдержал паузу. - Будет выгребать навоз на конюшне. А такие
солдаты, - он произнес это слово, как выплюнул, - мне даже и на это не
нужны.
 
   Дама В Черном придвинулась бочком к униженному и оскорбленному Соловью.
 
   - А ты мне понравился, - шепнула она, - там, на дороге. Завтра вечером
я приду к тебе на конюшню.
 
   Чувственный оскал дамы был последней каплей. Нервы Петровича не
выдержали, и он, великий злодей и душегуб, восстановитель справедливости,
гроза богатеев, рухнул без чувств, как куль с дерьмом.
 
 
   ***
 
 
   Несмотря на то, что стрелки на "Командирских" часах майора Селезня
давно перевалили за полночь, веселье в загородном царском тереме было в
полном разгаре. Царь Дормидонт, который со вчерашнего дня не пил ничего
крепче кваса, с удивлением обнаружил, что для истинного веселья вовсе не
обязательно употребление вина и прочих горячительных жидкостей - главное,
была бы компания приятных и симпатичных тебе людей.
 
   Остальные употребляли, но в меру. Каждый в свою. Майор пил на
брудершафт с правой головой Змея Горыныча, то есть с воеводой Полканом.
 
   - Ты мужик, и я мужик, - говорил Селезень, - сладим!
 
   - Конечно, сладим, - радостно соглашался Полкан. Так как майор угощал
его очищенной пшеничной водкой из царских погребов, а не самогонкой от
Бабы Яги, то воевода не дурел, а наоборот - чувствовал прилив новых идей:
- Иваныч, когда ты с Василием снова пойдешь на князя Григория, то действуй
по строгим правилам нашей военной науки. А коли поймаешь этого заморского
чародея, так первым делом зови меня - я из него душу вытрясу, но заставлю
нас расколдовать.
 
   - Будет сделано, Полкаша, - деловито отвечал майор, целуя воеводу прямо
в зеленую морду. - Да я сам из него душу вытрясу, дабы неповадно было
моего лучшего друга обижать!
 
   Употребляемая Полканом высококачественная водка оказала благотворное
воздействие и на его соседку - среднюю голову, то есть княжну Ольгу,
обычно бывшую не в духе вследствие состояния, которое в народе называется
"во чужом пиру похмелье".
 
   Ольга охотно беседовала с царевной Танюшкой, которая интересовалась,
какие подвенечные платья были в ходу два века назад.
 
   - Да какая разница, дорогая царевна, в каком платье под венец идти, -
говорила Ольга, - лишь бы по своей воле и за хорошего человека. Вот тебе
повезло, так будь счастлива.
 
   - А я уж и так счастлива! - чуть не запрыгала царевна. И погрустнела: -
Жаль только, не могу я тебя, Ольга Ивановна, пригласить к себе на свадьбу.
 
   - А ведь и я тоже могла быть счастлива, - тяжко вздохнула Ольга. - И
как этот пес Григорий охмурил меня? Не иначе ему тот заморский колдун
помог... А у меня был другой жених - умный, статный, храбрый, он даже
Григорию не боялся в глаза говорить, что про него думает. И когда узнал о
моем замужестве, то я не услышала от него ни слова упрека. - С огромного
круглого глаза княжны скатилась горючая слеза. - Но и его постигла столь
же страшная участь...
 
   - Он? - догадалась Танюшка, чуть заметно кивнув в сторону левой головы.
 
   - Да, - кивнула княжна. - Боярин Перемет. Увидела бы ты его лет двести
тому обратно...
 
   Перемет, к счастью, не прислушивался к разговору двух высокородных особ
- он беседовал с детективом Дубовым. Василий, уже прикидывая возможность
экспедиции в Новую Ютландию, расспрашивал Перемета об этой стране.
 
   - По правде сказать, я мало что знаю о Мухоморье, - отвечал Перемет. -
Мы туда вообще-то не суемся. Там чуть не каждый третий мнит себя славным
витязем, а для любого из них истинная радость повоевать с драконом, а уж
убить дракона... Хотя на что нам такая жизнь? - вздохнул Перемет. - Не
станешь ведь каждому встречному объяснять, кто такой Змей Горыныч на самом
деле! Слыхал только, что Мухоморский король Александр очень сильно зависит
от князя Григория и вынужден чуть не во всем ему подчиняться.
 
   - Как вы думаете, способен ли он выступить против князя Григория?
 
   - Открыто вряд ли. Но помочь врагам Григория, думаю, мог бы.
 
   Василий что-то черкнул себе в блокнот.
 
   - А есть ли возможность незаметно проникнуть в замок князя Григория? И
вообще, что его замок из себя представляет? - продолжал расспросы Василий.
   - Я там был только один раз, да и то ничего в потемках не разглядел.
 
   Перемет задумался:
 
   - Вообще-то замок не очень старый - при Шушках ничего подобного не
было, его отстроил уже князь Григорий, причем по образцу рыцарских замков
Пруссии или Фландрии. Мне в моем нынешнем образе туда хода не было, так
что об устройстве замка я ничего толком сказать не могу. Хотя да -
Ягоровна, ну, то есть настоящая Ягоровна, а не ваша госпожа Чаликова,
как-то говорила, что из замка ведет какой-то потайной лаз. И что будто бы
Григорий раньше им пользовался, когда по ночам отправлялся попить кровушки
окрестных поселян.
   Но сохранился ли этот лаз по сей день и где он выходит наружу - бог
весть... - Перемет немного помолчал. Молчал и Василий, ожидая, что его
собеседник еще что-то вспомнит. Но Перемет заговорил совсем о другом: - А
насчет Марфы, мне кажется, Васятка прав. Если человек будет думать только
о выгоде, то ничего не получится, будь он хоть трижды Иван-Царевич. И мой
вам совет - постарайтесь первым делом захватить именно этого колдуна,
Эдуарда Фридрихыча, пока он у Григория в Пуще. Недаром же он два века
спустя снова сюда пожаловал. А уж через него и до князя скорее доберетесь.
 
   - Постараемся, - кивнул Василий.
 
 
   ***
 
 
   Совсем пригорюнившись, Петрович сидел на куче конского навоза и
размышлял о превратностях разбойничьей судьбы.
 
   Внезапно его чуть не ослепил яркий свет, исходивший из какой-то
странной лампадки, которую держал в руке некий господин.
 
   - О, здрафстфуйте, дорогой херр Петрофич! - сладким голоском произнес
незнакомец, и Соловей с ужасом узнал того улыбчивого господина, что его
чуть не съел на большой дороге. Грозный Атаман попытался было зарыться в
то, на чем сидел, а господин Херклафф тем временем деловито водил
фонариком по сторонам.
 
   - Зер гут, и даже посуда есть ф наличии, - радостно добавил людоед,
когда луч выхватил из тьмы вилы и лопату. - Пошелайте мне приятнофо
аппетита!
 
   Петрович дрожал, как осиновый лист - спасения ждать было неоткуда. Но
тут совершенно неожиданно в конюшне вспыхнула еще одна точно такая же
лампадка - ее держала Дама В Черном, или, иначе говоря, Анна Сергеевна
Глухарева.
 
   Увидав Петровича, Анна Сергеевна с похотливым урчанием двинулась в
сторону навозной кучи, но дорогу к вожделенной цели ей преградил Херклафф:
 
   - Либе фройляйн, што фам здесь надо?
 
   - Его! - решительно указала Анна Сергеевна на Петровича. Тот дрожал
пуще прежнего и прикидывал, что хуже - быть съеденным или еще раз
обесчещенным. Ни то, ни другое его совсем не радовало.
 
   - Пардон, фройляйн, однако я пришел раньше фас, - учтиво раскланялся
Херклафф.
 
   - А мне плевать! - надменно процедила Глухарева. - Прочь с дороги!
 
   С этими словами Дама подбежала к Петровичу и сходу завалила его на
навозную кучу. Так как Соловей не был знаком с первой заповедью жертвы
насилия, то вместо того чтобы расслабиться и получить удовольствие, он
дико заверещал.
   Однако Анну Сергеевну, похоже, это еще больше возбуждало - она чуть не
зубами разрывала на Петровиче его неказистую одежку.
 
   Оторопевший от такой наглости Херклафф не сразу пришел в себя, а когда
увидал, что его добыча вот-вот достанется сопернице, решительно схватил
Петровича за ногу и потянул к себе. Анна Сергеевна не сдавалась, а
несчастный Петрович, чувствуя, что его вот-вот разорвут пополам, орал уже
просто неблагим матом.
 
   И тут дверь распахнулась, и в конюшню ворвались трое охранников с
секирами наголо.
 
   - Что за шум? - грубо спросил старший.
 
   - А мы тут разфлекаемся, - нехотя выпустив Петровича и состроив некое
подобие улыбки крокодила, чуть не пропел людоед. - Не так ли, фройляйн?
 
   - Так, - буркнула Анна Сергеевна, столь же нехотя оторвавшись от
Петровича.
 
   - Развлекайтесь потише, - подозрительно оглядев всех троих, сказал
охранник.
 
   - А-а, ну так мы уше заканчифаем, - елейным голосом произнес Херклафф.
С этими словами он как ни в чем не бывало подал руку Глухаревой. Та
бросила последний вожделенный взор на Петровича и, увлекаемая людоедом,
вместе с ним покинула конюшню.
 
   Главный охранник погрозил кулаком жалобно поскуливающему Грозному
Атаману и вместе со своими товарищами вышел следом за Анной Сергеевной и
Херклаффом.
   Петрович вновь остался наедине с кромешной темнотой и кучей навоза.
 
 
   ***
 
 
   А на веранде царского терема веселье шло своим ходом: уже изрядно
хлебнувший из своей скляночки доктор Серапионыч обучал Чумичку танцевать
летку-енку, а Дормидонт, глядя на них, хлопал в ладоши и заливался
беззаботным смехом, будто малое дитя.
 
   В это же время Чаликова и Рыжий, расположившись на деревянных чурках
возле костра, негромко беседовали.
 
   - Извините, господин Рыжий, за чисто журналистское любопытство, -
говорила Чаликова. - Я ведь так понимаю, что ваша реальность не
ограничивается Кислоярским царством, Белой Пущей и ближайшими
окрестностями, не так ли?
 
   - Да, разумеется, - согласился Рыжий, подкинув в костер небольшое
полено.
 
   - А мне вот интересно - что находится у вас на месте наших Москвы,
Петербурга, ну там Парижа, Рима и прочих центров мировой цивилизации?
 
   - Я не очень хорошо знаком с той действительностью, которую вы
называете своей, - чуть подумав, ответил Рыжий. - Я ведь бывал не дальше
вашего Кислоярска, мне надолго отлучаться нельзя. Но я слышал и о Москве,
и о Ленингра... то есть Санкт-Петербурге. В нашей действительности Москва
- это небольшой захудалый городок на периферии Смоленского княжества, а на
месте Санкт-Петербурга до сих пор стелятся нетронутые чухонские болота.
 
   - А я вот за это время успела побывать и в Москве, и в Петербурге, -
сказала Надя. - Ну, в Москве-то я постоянно живу, у меня там родители и
брат, хотя в последнее время больше бываю в Кислоярске. А вот Петербург...
   Знали бы вы, какая это красота, какое величие - одетая в гранит Нева,
Зимний дворец, Мойка, Адмиралтейство, белые ночи, когда одна заря сменить
другую спешит, дав ночи пол часа...
 
   В глазах Рыжего промелькнула какая-то неясная тень, однако он выдавил
из себя улыбку:
 
   - Да, должно быть, это весьма красивый город.
 
   - И вы знаете, там живут очень интересные люди. Я вот познакомилась с
одной семьей. - И, не глядя на собеседника, Чаликова добавила: - Некие
Веревкины. - Рыжий непроницаемо молчал, наблюдая за искорками костра, и
Надя продолжила: - Очень милая и интеллигентная семья, Марья Петровна уже
на пенсии, а Семен Васильевич еще работает, преподает в школе математику.
   Знаете, жизнь сейчас трудная, на одну пенсию прожить сложно, а они все
никак не могут отказаться от дурных советских привычек - ну там читать
"Новый Мир", ходить в музеи, на выставки, в театр...
 
   - И где они живут? - разомкнул уста Рыжий.
 
   - Да там же, где и раньше, на Литейном, - ответила Надя. - Впрочем, вам
это название, должно быть, ни о чем не говорит. Сын у них пропал без вести
лет двадцать назад или чуть больше, а дочка замужем, у нее двое детей, и
живут они, если не ошибаюсь, в Тихвине, это под Санкт-Петербургом.
 
   - Весьма любопытно, - заметил Рыжий. - Непонятно только, для чего вы
все это мне рассказываете?
 
   - Да, действительно, - согласилась Чаликова. - Совершенно не для чего.
 
   Неожиданно Рыжий вскочил:
 
   - Давайте, Надя, подойдем поближе к терему. Кажется, наш Государь
занялся раздачей слонов, надо проследить, чтобы он не очень увлекался. -
Рыжий подал Наде руку, и они направились к терему.
 
   А на веранде царь Дормидонт, собрав вокруг себя всех, кто находился в
тереме, толкал речь:
 
   - Ну что, мы тут, понимаешь ли, собрались все те, кто ковал нашу победу
над лютым ворогом. И я решил всех вас наградить по-царски!
 
   - Но в пределах реальных возможностей, - добавил Рыжий, вступая вместе
с Чаликовой на веранду.
 
   - Ну, тебя, Танюшка, я уж наградил, - продолжал царь, - дал добро на
замужество.
 
   - Благодарю тебя, батюшка! - низко поклонилась Танюшка.
 
   - А ты чего, понимаешь, желаешь? - оборотился царь к боярину Андрею.
 
   Тот поднялся:
 
   - Государь, если я и принес какую-то пользу тебе и Отечеству, то не
ради наград!
 
   Царь нахмурился:
 
   - Ты что, невежа, отказываешься от царской милости? Так я тебя накажу!
 
   Боярин Андрей поклонился:
 
   - На все твоя воля, царь-батюшка. Готов принять любое наказание.
 
   - А наказание будет такое, - продолжал Дормидонт. - Назначаю тебя
царь-городским головой, заместо пройдохи Длиннорукого.
 
   У боярина от такого наказания чуть не отвисла челюсть, а Рыжий
обрадовался:
 
   - Прекрасная идея! Да мы теперь такое провернем - не только
канализацию, но и водопровод построим. А там, глядишь, и на электрификацию
замахнемся...
 
   - Ну, заладила сорока, - вздохнул царь. - А ты помолчи, зятек любезный.
   - И обернулся к Дубову: - Ну а ты чего желаешь, Василий Николаич?
 
   Детектив несколько смутился:
 
   - Ваше Величество, в раскрытии мангазейского заговора мне очень помогли
два скомороха, Антип и Мисаил...
 
   - А, помню, - подхватил Дормидонт, - когда-то они состояли у меня на
службе. Князь Святославский уже мне замолвил за них словечко, и я отдал
распоряжение возвернуть их обоих взад на службу в Потешный приказ. А ты
скажи, чего сам желаешь.
 
   - Ну ладно, - решился Василий. - Государь, не могли бы вы написать для
меня рекомендательное письмо к вашему коллеге, королю Новой Ютландии
Александру?
 
   - Чего-чего? - удивился царь. - Хочешь, я тебе пожалую шубу со своего
плеча?
 
   - Да нет, мне бы письмецо...
 
   - А может, терем в Царь-Городе? Это я могу.
 
   - Да нет, Государь, на что мне терем? Письмо бы...
 
   - Ну ладно, будь по-твоему, - вздохнул царь. - Чую, тут какой-то
подвох, да что с тобой поделаешь... Чего писать-то?
 
   - Так уже все готово, - подскочил к нему Рыжий, на ходу вытаскивая
из-под кафтана мелко исписанную грамоту.
 
   - О, так вы уже все сговорились, - хмыкнул Дормидонт, - принимая бумагу.
   - Что ж тут написано? "Прошу принять подателей сего и оказать всяческое
содействие..." А, ну это другое дело! - Царь, с подозрением осмотрев
шариковую ручку, поспешно поданную ему Чаликовой, все-таки украсил письмо
своим автографом. - А вам, сударыня, чего хотелось бы? - повернулся царь к
Наде. - Хотите я вас назначу, понимаешь, боярыней?
 
   - Да нет, с меня довольно и того, что побыла Бабой Ягой, - уклонилась
от столь заманчивого предложения Чаликова. - И потом, без Чумички я бы
ничего не добилась. А без Змея Горыныча не смогла бы выбраться из замка
князя Григория.
 
   - Да не нужно мне ничего, - буркнул Чумичка. - А если чего и
понадобится, так я колдовством добуду.
 
   - Постойте! - вскочил со стула Рыжий. Все с удивлением уставились на
него.
   - Кажется, я знаю, что делать с Горынычем!
 
   - И что же? - благожелательно спросил Дормидонт.
 
   - В народе бытуют суеверия, будто в районе Холма Демонов, или
Горохового городища, находится край земли, где обитает страшный Змей
Горыныч. Так почему бы нам, пока Чумичка не найдет способа расколдования,
не принять его на государеву службу и не поселить возле городища, дабы там
не ходили все кому не положено?
 
   - Неплохая мысль, - согласился Дормидонт. A Василий воскликнул:
 
   - Гениальная!
 
   - Ну так я пойду, поговорю с ним, - заявил Рыжий. - Вернее, с ними. - И
он скрылся во тьме в направлении березок.
 
   - Ну а тебе чего желается, эскулап? - обратился Дормидонт к Серапионычу.
   Тот как раз в это время доставал скляночку, чтобы подлить себе в чай.
 
   - Мне желалось бы, - заговорил доктор, с сожалением пряча скляночку во
внутренний карман сюртука, - чтобы вы, Государь, гм, не подвергали князя
Длиннорукого ампутации головы, а ограничились более гуманными методами
наказания.
 
   - Что-то ты больно мудрено изъясняешься, боярин Владлен, - покачал
головой царь.
 
   - Доктор хочет сказать, чтобы вы не рубили Длиннорукому голову, -
пояснила Чаликова.
 
   - Ну ладно, голову рубить не буду, - нехотя согласился Дормидонт. -
Хотя надо бы, ох как надо бы...
 
   Но тут воротился Рыжий:
 
   - Горыныч согласен. Мы сошлись на ведре самой чистой водки и некотором
весьма скромном количестве еды в день. Ну, еще надо будет еще построить в
районе городища сарай с крытым навесом - все это вполне в разумных
пределах.
 
   - Ну вот и прекрасно, - подытожил Дормидонт.
 
   - Но все-таки я его расколдую, - заявил Чумичка, - дайте только срок.
 
   А Рыжий отвел в сторонку Чаликову:
 
   - Надя, вы тут рассказывали об одной семье из Санкт-Петербурга, как их,
забыл...
 
   - О Веревкиных, - напомнила Надя.
 
   - Да-да. Надо бы помочь хорошим людям. - Рыжий пошарил в кармане своего
кафтана и извлек несколько золотых монет. - Если снова попадете в Питер,
то передайте им. Эти деньги, конечно, в вашем мире недействительны в
качестве дензнаков, но там все же чистое золото...
 
   - Хорошо, обязательно передам, - ответила Чаликова, бережно пряча
монеты в сумочку.
 
 
   ***
 
 
   Таким князя Григория господин Каширский не видал никогда, а начальник
его Тайного приказа - очень давно. Оставшись с ними в своем кабинете, или
в рабочей горнице, князь уже не считал нужным сдерживаться, а напротив -
дал полную волю чувствам.
 
   - Вы что, сговорились выставить меня перед усем белым светом на
позоришче?!
   - кричал князь Григорий, топая ногами и стуча кулаком по огромному
столу.
   - Я на тебя положился, как на себя, а ты мне уместо воинов подсунул
каких-то полудурков! - Последние слова относились к Каширскому, который
стоял перед князем смиренно потупя голову и мысленно посылая ему установки
к спокойствию и сбалансированности. Но, видимо, не слишком удачные. - Ну
чего ты молчишь? - продолжал разоряться князь Григорий. - Или тебе сказать
нечего?!
 
   - Ваша Светлость, я предпринял все, что мог, - разомкнул уста
Каширский, - но объективные обстоятельства...
 
   - Вечно у вас какие-то обстоятельства! - выкрикнул князь. - Ладно, с
тобой позже разберемся. И с твоими обстоятельствами тоже.
 
   - Я вам все объясню, - начал было Каширский, но князь Григорий уже
переключился на главу Тайного приказа:
 
   - А ты, бездарь, куда смотрел? Мало того что ко мне в дом лезут усе
кому не лень, так еще и с Новой Мангазеей полный провал! Я ж тебе тышчу
раз говорил - особое внимание и особое тщание приложь, но чтобы мангазейцы
ждали меня как дорогого гостя и освободителя! Да если бы я захватил
Мангазею, то они бы все вот где у меня сидели! - Князь продемонстрировал
сжатый кулак.
 
   - Ваша Светлость, мы делали все строго по вашим указаниям, и я даже не
понимаю, что случилось с нашим тамошним человеком, - печально проговорил
глава приказа. Это был тот самый барон Альберт, который несколько лет
назад вел переговоры о выкупе царь-городских скоморохов. Разумеется, тогда
он и представить не мог, что именно эти скоморохи и помогут вывести на
чистую воду "нашего тамошнего человека".
 
   - Я вижу одно, - князь Григорий зло пробуравил барона холодным
взглядом, - что с такими работничками, как вы, я никакого толку не добьюсь.
 
   Князь уселся за стол и несколько минут сидел молча, будто изваяние.
 
   "Мои установки подействовали", радостно подумал Каширский. Барон же
Альберт, давно знавший князя, понял, что Григорий уже почти успокоился и
готов к новым славным делам.
 
   - Ну что же, - прервал князь долгое молчание, - пролитую воду не
соберешь. Теперь мы должны загладить у глазах народа горечь поражения
после неудачного похода. Надеюсь, с этим вы согласны? - Каширский и
Альберт молча закивали. - Какие будут предложения?
 
   Так как предложений не последовало, то князь Григорий, еще немного
помолчав, продолжал сам:
 
   - Есть тут поблизости от нас одно королевство - зовется Новая Ютландия.
   Все у меня до него руки не доходили, но теперь, пожалуй, случай самый
подходяшчий.
 
   - Сказать воеводе, чтобы дружину собирал? - спросил повеселевший
Альберт.
 
   - Да погоди ты, - устало махнул рукой князь Григорий. - Не будем
разменивать нашу славную дружину на такие пустяки. - Князь понизил голос.
   - Имеется тут у меня одна задумка...
 
   Однако речь князя прервал какой-то шум за неплотно закрытым окном.
 
   - Ну что там такое? - недовольно поморщился князь. - Даже ночью покоя
нет.
 
   Барон Альберт выглянул в окно и увидал два удаляющихся и при этом
выразительно жестикулирующих силуэта.
 
   - А, да это ж наша дорогая гостья Анна Сергеевна вместе с господином
Херклаффом. Видать, чего-то не поделили.
 
   (Барон оказался бы немало изумлен, если бы узнал, что именно не
поделили госпожа Глухарева и господин Херклафф).
 
   - Нечего им тут бездельничать, - заметил по этому поводу князь Григорий.
   - Что ж, и для них в Новой Ютландии дельце найдется.
 
   - Не будет ли Вашей Светлости угодно ввести нас в курс ваших намерений?
- напомнил Каширский.
 
   - Придет пора - введу, - хмуро отрезал князь. - Спешки покудова нету. И
вообще, ступайте-ка вы обое вон отсюда...
 
   Оставшись один, правитель Белой Пущи вновь впал в неподвижное молчание.
Но в это время его злой разум вырабатывал новые, куда более изощренные
замыслы.
 
 
   ***
 
 
   А через несколько дней весь Царь-Город гулял на свадьбе Рыжего и
Татьяны Дормидонтовны. Царевна была диво как хороша в расшитом золотом
сарафане. Да и жених гляделся хоть куда. И гости нестройно, но с задором,
кричали "горько!". И жених лобзал невесту в жаркие уста с превеликим
чувством. И были песни и пляски. А как свечерело - большой фейерверк,
организованный майором Селезнем. И столы ломились от яств, и гости пили
вина и бражку хмельную в количествах немереных. Один лишь Великий Сыщик
медов пенных не пил, все размышлял о предстоящем ему путешествии. А если
что по усам и текло, то, как известно, в рот не попало.
 
 
   ***
 
 
   Сказка ложь, да в ней намек - добрым молодцам урок.
 

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.