Версия для печати

   Dark Window.
   Куда возвращаются сказки

----------------------------------------------------------------------------
     С Copyright Dark Window
     Email: ivm@gucb.perm.su
     Date: 3 Feb 2000

----------------------------------------------------------------------------
     Dark Window
     Куда возвращаются сказки
     (фантазия, перенесенная в современную реальность)
     Special Thanks to:
     Евгении Деминой - за неоценимую консультационную поддержку
     Елене Крылосовой - за предварительное тестирование
Глава 1
     которая происходит настолько далеко, что мы можем считать ее не главой,
а предисловием
     Беспросветная  дыра зияла в  небе, усеянном мерцающими искорками звезд.
Это  всходила  Черная  Луна.  Из  окна высоченного  замка,  вознесшегося над
окрестными холмами  и оврагами, казалось, что чернота  расползается по всему
небу. Но  мрак еще не осмеливался выплеснуться за пределы круга. Черная Луна
не достигла пика своего могущества. Пока не достигла.
     У  окна, вцепившись взором в черную планету, замер старик. Хотя, кто бы
осмелился  назвать его стариком? На  вид ему можно было  дать  лет не больше
двухсот.  Острые зубы,  отполированные  до  блеска,  отсвечивали  в  пламени
факелов,  а  в складках  плаща еще не осела  многовековая  магическая  пыль.
Издали  казалось,  что  неведомые чары обратили  его в статую,  сложенную из
кусков  белого  и черного мрамора,  настолько он был  неподвижен. Только  по
плащу  пробегали волны  неясного свечения, постоянно  меняя его цвет. Словно
отгоняя  нелепые предположения  неведомых наблюдателей,  волшебник (а кто же
еще?) приветственно взмахнул рукой и медленно отошел от окна.
     В  глубине зала он тяжело опустился в упругую глубину  высокого кресла,
обтянутого лиловой, морщинистой  кожей.  По  бледному лбу  его проскользнула
какая-то мысль, задержавшись в  суровых морщинах. Волшебник словно вспоминал
нечто важное, такое, что требовало немедленного исполнения.
     Но вот глаза  его хищно сверкнули, мертвенно-бледная кожа разгладилась.
Он  громко щелкнул пальцами, словно выстрелил, и по  залу расплескался ворох
огненных искр. В дальнем углу раздался скрежет. От каменного пола отделилась
тяжелая  плита  и, медленно  вращаясь,  устремилась к потолку. Из  отверстия
показалось белое облачко, которое выплыло наружу и превратилось в призрачную
фигурку.
     -  Здравствуй,  Старый  Хранитель,  -  поприветствовал   новоприбывшего
волшебник, но в голосе его сквозило не почтение, а насмешка.
     - Мне не нужно здравия от тебя, Самозванец, -  гордо ответил призрачный
мальчик  и замер,  вздернув  голову,  шея  которой никогда  не  сгибалась  в
услужливых поклонах.
     - Через несколько часов я стану Хранителем, - мрачно заметил волшебник.
Те времена, когда он бессловесно  терпел пренебрежение  к своей особе, давно
прошли.
     - Стать Хранителем ты сможешь, если только сила моя перейдет к  тебе, -
ответил тот, кто являлся сейчас истинным и единственным Хранителем мира, где
над мрачным замком, восходила Черная Луна.
     - Я  призвал  тебя как раз за этим, - усмехнулся тот,  кто  желал стать
Хранителем этого мира. - Отдай мне свою силу.
     - Никогда! - мальчик поднял голову еще  выше. Теперь его взгляд буравил
полурассыпавшуюся фреску над капюшоном многоцветного волшебного плаща.
     -  Посмотрим,  -  процедил сквозь зубы  волшебник  и достал из  кармана
короткий черный жезл, увенчанный тусклым кристаллом.
     - Как  тебе  удалось раздобыть  его?  -  в голосе  Хранителя  появились
удивление и испуг.
     - Полезно  иметь  дела с  гномами.  Они-то знают, где скрыто  множество
древних кладов. В том числе и магических.
     Мальчик  умолк. Волшебник  тоже  не собирался  тратить  время на пустую
болтовню.  Он картинно взмахнул жезлом, погладив пальцем кристалл. По граням
кристалла пробежали голубые искры.  Фигура Хранителя поблекла и превратилась
в  облако.  Черный вихрь  вылетел  из палочки  и  вцепился  в  белый клочок,
пытавшийся  прорваться  обратно к  темному  отверстию.  Вихрь  содрогался  и
отрывал от  белого  сгустка все новые кусочки. Когда облако уменьшилось чуть
ли не вдвое, оно вновь приняло облик мальчика.
     - Любой  мир имеет право на Спасителя! - отчаянно крикнул он. - И мой -
не исключение!
     - Пусть приходит, -  улыбнулся волшебник. - Уж с ним то я справлюсь без
особых проблем.
     Мальчик промолчал и исчез. На его месте вспыхнула яркая белая звезда. В
ее  свете  исчезли серые  стены замка и появилась небольшая уютная комната с
двумя  окнами,  где  находились  потертый  диван, массивный шкаф,  маленькая
детская кровать,  сервант, забитый книгами и письменный стол с одним длинным
ящиком и  четырьмя поменьше. Полированная поверхность стола была исцарапана,
затерта, закапана  клеем,  заляпана пластилином, а один из  углов  был  даже
немного  надпилен.  На ней  лежало несколько книжек  и цилиндрический футляр
малинового цвета. Футляр дрогнул, подкатился к самому краю и распался на две
половинки. Оттуда высыпался веер  плоских пластмассовых палочек. Половина из
них была  отлита из оранжевой  пластмассы,  другая - из белой.  Но и белые и
оранжевые полоски по краям нещадно изгрызли чьи-то неведомые зубы.
     Облачная  звезда   почти  угасла.  Комната  потустороннего  мира  вновь
изчезла. Но палочки  остались. Они выстроились в хоровод и  дружно крутились
вокруг звезды.
     - Отдаю свою силу  им! - звонкий мальчишеский голос раскатился по самым
дальним коридорам замка. - Они приведут Спасителя сюда!!!
     Звезда погасла.  Палочки исчезли. Волшебник снова остался в одиночестве
в полутемном зале, тусло освещенном оранжевыми языками огня из чаш факелов.
     - Ждать. Опять ждать,  -  устало признес он. - Но ничего. Скоро это уже
не будет иметь  никакого  значения. Черная Луна взошла и  набирает силу. Еще
немного и этот мир обязательно станет моим!
     Сквозняком проскользнула по залу темная мантия и истаяла, растворившись
меж  каменных  стен.  Ветерок   играл   с  потрескавшимися  листами   старых
манускриптов.
Глава 2
     в которой Коля покупает волшебный треугольник
     Самый плохой день лета - 31-е августа. И тут никто не будет спорить, ни
один разумный человек, тем более школьник.
     Коля тоже не любил этот день. Окончательно и бесповоротно.
     Во-первых,  это был последний день  лета. То, что первого июня казалось
нескончаемым  и  огромным,  ни  с  того  ни с сего обрывалось. Не совсем еще
обрывалось, но уже доживало свои последние часы.
     Во-вторых, надо было идти  в школу.  Конечно,  занятий  еще нет,  но на
оконном стекле уже  прилеплено расписание уроков и списки несчастных. Там, в
хитросплетении фамилий надо отыскать свою и убедиться, что из  школы  ты еще
не отчислен, как, впрочем, и твои друзья с  недругами. Уже завтра в плоский,
задвинутый  за  диван рюкзачок  лягут тетради,  а  к вечеру  он раздуется от
учебников,  которые   займут   нижнюю  полку  стеллажа,   потеснив  папиного
Стивенсона и  Майн Рида.  И потянется  упорядоченная школьная  жизнь  аж  до
самого ноября.
     А в-последних, этот все еще летний день уже не принадлежит тебе целиком
и полностью. Надо слоняться по  магазинам и закупать уйму ручек, карандашей,
тонких и толстых тетрадей и массу подобной  чепухи. Много чего надо купить в
этот вроде бы августовский, но на деле уже сентябрьский день.
     Вот Коля и слонялся по магазинам. В центр города ехать не хотелось.  Он
рассчитывал после закупок посидеть хоть два часика в штабе. Когда солнце еще
высоко над крышами. Когда оно весело сверкает сквозь желтеющие листья. После
школы -  это уже не то. Совсем другое дело. Если сидеть в штабе после школы,
то в голове грозная мама  и  невыученные уроки. Веня предлагал учить уроки в
штабе, но это испортило бы все.  Штаб не для того, чтобы там,  высунув язык,
старательно выписывать упражнения по русскому языку. Штаб нужен для другого.
Коля не мог объяснить словами,  для чего нужен штаб. Но это не с сравнить ни
с чем, когда сидишь, укутавшись в листву, и смотришь  вниз, где, уставившись
в землю,  шагают  тоскливые  прохожие  по своим  важным и  неотложным делам.
Только   взрослые  умеют  придумать  важные  и  неотложные  дела,  настолько
тоскливые, что сами погружаются в эту тоску и уже не могут из нее выбраться.
Вот  и шагают они  вдаль, а Коля сидит и смотрит на них. Возможно, они такие
грустные, потому что у них нет штаба. А кто им мешал его сделать? У Коли вот
получилось. Но  это тайна.  Штаб  должен  быть тайной, иначе его обязательно
кто-нибудь заберет. Те же взрослые. Их хлебом не корми, дай забрать тайну.
     Может, увидит кто-нибудь из взрослых Колин штаб и сразу  же  тут начнут
копать траншею.  Хотя траншея  - вещь  замечательная, для тех, кто понимает,
конечно. Только их  редко копают во дворах. Все больше норовят на дорогах. А
зачем? Взрослые ругаются, перебираясь по грязным кочкам там, где еще недавно
был переход, а лазить вниз  запрещают.  А вот  додумался бы хоть один  умный
человек выкопать траншею в глубине двора. Так,  чтобы она скрывалась в  гуще
кустов и  деревьев. Ванька из  4-го "А" утверждал, что в  Москве только  так
траншеи и  роют. Он там  у бабушки  жил и, захлебываясь,  рассказывал, что у
него  во  дворе  вырыли  аж три траншеи. Врал,  наверное.  Хотя, кто  знает.
Москва, все-таки не  обычный город, а  столица.  Коля в Москве еще не был. У
Коли бабушка  жила в  этом  же  городе и в Москву  переезжать не собиралась.
Может и правду  говорил Ванька. Может в  столице положено рыть траншеи не на
проезжей части, а во дворах. Только не верилось почему-то.
     И  все-таки  штаб  лучше  любой траншеи.  Даже трех траншей, что бы там
Ванька про них не говорил. Штаб -  это штаб. Большего  и не скажешь. И знали
про штаб только Коля, Веня и Ленка из 5-го "В".
     - Мальчик, не стой на дороге, -  худая сердитая женщина прикрикнула  на
Колю, и он  вздрогнул, отпрянув  от двери. Старуха  протиснулась  вместе  со
своими неподъемными сумками,  и  дверь, у которой стоял Коля, захлопнулась с
таким  грохотом, что стекла в витринах задребезжали, а  вывеска "ТОО Детский
Мир", запрятанная между толстенными стеклами, стала раскачиваться.
     Раньше в "Детском Мире" продавали игрушки. На полках сидели суровые, но
симпатичные медведи, длинноухие зайцы и смешные розовые зверьки в  полосатых
фартуках,   на  табличках   под  которыми   рядом   с  ценой  было  написано
"Енот-Полоскун".
     За зверями сидели куклы. На фабрике их умудрились сделать до безобразия
похожими друг на друга, а чтобы окончательно  не  перепутать, надели  на них
разноцветные короткие платья. И глазами  эти большеголовые тоже различались.
Глазами с длиннющими ресницами. У одних глазища противно хлопали, а у других
были просто нарисованы и не закрывались вообще.
     Зато дальше стояли грузовики и вагоны для железной дороги, которые Коля
мог рассматривать  бесконечно. Еще год назад он представлял, как вырастет  и
накопит  много-много денег,  а потом  обязательно  купит  все  вагончики  до
единого и соединит их в длиннющий состав от дивана до шкафа.
     Но времена изменились. Сначала исчезли вагоны, потом, разом и навсегда,
мягкие  звери  и последними  -  куклы.  Теперь  на полках  лежали спортивные
костюмы, футболки и шорты. Здесь Коле недавно  купили красивую темно-зеленую
олимпийку с золотым замочком.
     Наверное,  магазин рос вместе  с Колей. Поэтому  игрушки  ушли, уступив
место  спортивным  костюмам.  А  когда Коля дорастет до папы, то  спортивные
костюмы растворятся,  а  на их месте возникнут  блестящие раздвижные удочки,
тонкие лески, крючки всех номеров  на  все виды рыбы  и блесны,  похожие  на
старинные монетки, долго пролежавшие на дне морском.
     Коля зашел в магазин и затопал  в  отдел,  где семь  лет назад  бабушка
покупала ему книжки-раскраски. Они уже  давно были раскрашены и карандашами,
и  красками, и фломастерами. Поэтому папа убрал их на антресоли. Такие книги
перестали быть нужными Коле. Наверное, поэтому  сейчас их  сменили  школьные
принадлежности.
     Коля  взволнованно пробежал по рядам  цветных ручек из Японии и  Кореи.
Они  были слишком хороши  и смотрелись настоящими крохотными  принцессами. В
другое  время  Коля обязательно полюбовался  бы  и  ярко-зеленой  принцессой
королевства Лесного Холма, и  нежно розовой принцессой  империи  Рассвета, и
багряной  принцессой  королевства  Закатной   Полосы,   и  прозрачно-голубой
принцессой княжества Безоблачного Неба.  Они превращались  в принцесс, когда
Коля  держал  их  в  руках.  Но  когда с  их помощью  приходилось записывать
арифметические примеры,  то  они  снова  становились шариковыми ручками.  На
ручки Коля мог  только посмотреть завистливо-восхищенным взором.  Ручки Коля
купил  в  киоске.  Обычные. Прозрачные. С толстым стержнем  и  с  угловатыми
синими  колпачками. Так  получалось  дешевле. Ведь  важно  не  только купить
ручки, но и сэкономить. А вот  тетради в киосках не продавали.  Коля отбил в
кассе чек, положил  в матерчатую продуктовую  сумку  восемь общих тетрадей и
двенадцать  тонюсеньких,  бросил  прощальный  взгляд  на  дружных  принцесс,
лежавших на витрине радужной россыпью, и уже  повернулся к выходу, как вдруг
замер. Его взгляд  споткнулся и не смог оторваться от маленького серебряного
чуда.
     Собственно говоря, там  лежал треугольник. Обычный треугольник, скажете
вы.  И не угадаете.  Треугольник  наполнял серебристый свет, а если  немного
покачивать головой,  то  по его  поверхности пробегали малахитовые переливы.
Коля  читал  про  "Малахитовую  шкатулку"  и яркий  малахитовый  оттенок  не
перепутал бы  ни с  чем.  Короткие стороны  треугольника отливали синевой, а
длинная  - красным  цветом. Так  бывает, если немного надавишь на глаз. Надо
только  уметь  и  тогда все контуры  предметов  окрасятся  голубыми и  алыми
тонами.  Мама  ругалась и говорила,  что от  надавливания  на глаз  портится
зрение,  а  папа подсмеивался,  но втихую пробовал тоже  давить.  Но  у него
почему-то  не получалось.  Сейчас Коля  и  не собирался  давить на  глаз,  а
красно-синие границы отчетливо виделись.
     Ну как было не купить  такую вещь? Однако, линейка у Коли уже  имелась.
Папина, деревянная. Немного потертая,  но еще прочная. Древняя,  такая,  где
вместо цифры три нарисован брусок для точки ножей, а на бруске растут береза
и   елка,  какими  их  рисуют   на  топографических  картах.   Обыденная   и
неинтересная, словно  напоминание о  тысячах  и миллионах  чертежей, которые
предстоит нарисовать. А треугольник... Сразу становилось ясно,  что истинное
его  предназначение  пряталось  под  покровом  пыльных   от   времени  тайн.
Миллиметровые насечки отсутствовали.  В  середине красовался  плавный вырез.
Если  бы треугольник  не был  таким плоским, то его без труда  спутали  бы с
бластером  космического  первопроходчика.  Коля  продолжал  качать  головой.
Переливы  зелени завораживали. Он решил наклонить голову  набок  до предела,
чтобы узнать,  сорвутся ли эти переливы  с поверхности треугольника, и что с
ними в таком случае станет.
     Но  тут Коля  наткнулся  на взгляд продавщицы.  Взрослым до  всего есть
дело. Они  ее  могут смотреть,  как мальчик  качает  головой  из  стороны  в
сторону. Им важно, чтобы  мальчик купил у  них хоть что-нибудь  и немедленно
отправлялся  по важным  и неотложным  делам.  Эта тетенька тоже  не являлась
исключением из общего правила.
     - Тебе чего? - ворчливо спросила она.
     - Мне... вот это... - несмело протянул Коля.
     - Треугольник? - неласково уточнила продавщица. Она не верила, что Коля
купит треугольник.  Она хотела, чтобы Коля ушел по важным и неотложным делам
прямо сейчас.
     -  Да, -  подтвердил  Коля. Слово "Да"  очень короткое,  и  поэтому оно
получилось у Коли гораздо увереннее.
     Продавщица  отвела  взгляд  от Коли и опустила его на  витрину. Ценника
рядом  с треугольником не обнаружилось. Продавщица снова посмотрела на Колю.
Взгляд ее  выражал  надежду, что Коле  не  нужен этот  треугольник,  что  он
спросил просто так, что важные и неотложные дела немедленно подхватят Колю и
самостоятельно унесут из магазина. Но Коля никуда не ушел. Он ждал.
     - Лю-ю-юсь, - протяжно позвала продавщица.
     Никто не ответил.
     - Лю-ю-ю-юсь, - голос стал крайне недовольным.
     - А? - вопросительно  раздалось из  проема раскрытой  двери, где висела
грозная табличка "Посторонним вход воспрещен".
     - Почем у нас треугольники?
     - Какие?
     Продавщица вздохнула. Взгляд ее стал тоскливым, как у прохожих,  идущих
мимо штаба. Коля почувствовал себя крайне неуютно.
     Если бы треугольник оказался немного похуже. Ну хоть на чуть-чуть. Если
бы по нему не  бегали замечательные переливы малахита.  Если  бы его края не
отливали любимыми  Колиными цветами, то  он  просто повернулся бы и ушел. Но
треугольник представлял собой нечто, никогда невиданное. Почти волшебное.
     - Лю-ю-юсь, - снова протянула продавщица.
     - А? - история повторялась.
     - Ты  глянь сама. Их без меня принесли, - голос выражал безмерную обиду
на  мальчика,  у  которого не было важных и неотложных  дел,  из-за которого
распорядок дня продавщицы грозил улететь ко всем чертям.
     -  Иду-у-у, - прогудел голос Люси и  она выпорхнула  наружу.  У нее был
такой же  халат, такая же  розовая прическа. Только она  была потолще и губы
мазала не темно-багровой помадой, а фиолетовой.
     - Где? - Люся не заметила Колю. - Какие еще треугольники?
     - А вот.
     - Хм, - фиолетовые  губы сжались  в щелку, но  потом вновь расцвели  на
бледном лице. - На складе таких нет. Не помню. Наверно, из старой партии.
     Сердце Коли сжалось. Без цены ему просто  не продадут  треугольник. Так
всегда бывает, если у вещи пропадает цена. Без цены продать товар невозможно
и продавцы оставляют его себе.
     - А-а, тогда  знаю, -  протянула  продавщица  с  неизвестным  именем  и
повернулась к Коле. - Вроде бы...
     Коля напрягся, не веря прилетевшей мимоходом удаче.
     - Рубель пятьдесят, - пояснила она.
     Наверное, она когда-то приехала  из  Минска. Колин дедушка, как приехал
из Минска, тоже везде говорил  "рубель". Коля покатал  в кулаке  нагревшиеся
монеты и побрел к кассе. Через три минуты  его пальцы впервые прикоснулись к
пластмассе треугольника.
     Товары, оставшиеся на прилавках  и  витринах, казались теперь  серыми и
скучными,  и  Коля  вышел из  стеклянной  прохлады  на теплую улицу.  Солнце
клонилось  к  закату  и  в  штаб  было идти уже  поздно.  Коля  благоговейно
посмотрел на приобретенное сокровище. Треугольник нравился Коле все больше и
больше. Но что сказать  маме? Она почему-то не любила слишком яркие вещички.
"Китайское," - разочарованно тянула она и Колю охватывало непонятное чувство
вины.  А сейчас Колина вина усугублялась еще тем,  что  линейка  у  Коли уже
была. Нужные слова, на которые мама не стала бы ругаться, никак не приходили
в голову. И тут произошла катастрофа.
     Левая Колина нога подвернулась. Руки неловко  взлетели вверх. Блестящий
треугольник с красивым заворотом шлепнулся на асфальт. Хоть Коля не упал, но
страшно  испугался.   Поверхность   треугольника  покрылась  сеткой   мелких
трещинок, как крышка на маминой старенькой стиральной машине.
     Случилось самое  страшное.  А ведь  Коля даже  не успел никому показать
свое приобретение. Чуть не  плача,  мальчик  нагнулся и  поднял поврежденное
сокровище, стараясь на  него не смотреть. Переливы мелькнули на поверхности,
притягивая  взор. Но  что это?!  Трещинок как  не  бывало.  Коля внимательно
осмотрел покупку, осмотрел еще  раз, изучил каждый квадратный сантиметр.  Ни
единой   трещинки.  Да  что  трещинки:   поверхность  не   омрачалась   даже
царапинками.  Треугольник словно только что  сошел с конвейера. Коля ошалело
взглянул вниз.  Асфальт  был серым  и шероховатым, но на диво однородным. Не
было трещинок и на асфальте.
     Осторожно нагнувшись,  мальчик положил треугольник на тротуар. Трещинки
проступили  снова. Нет,  не  на  поверхности, и  даже  не  на асфальте.  Они
появились  в  глубине.  Между  верхом и низом.  Паутинка разбежалась  и Коле
казалось, что он начал различать буквы. Он присел, наклонил голову как можно
ниже.  Границы горели  алым  и  голубым.  Переливы  малахита,  словно  поняв
сложность момента, исчезли. Серые  буквы (БУКВЫ!) складывались в слова. Коля
встал на колени и  едва  не  прижался  носом к прозрачной пластмассе. Теперь
надпись проступила вполне отчетливо: "Гном прячется в углу."
Глава 3,
     в которой рассказывается про то, с кем Веня встретился по пути домой
     Веня возвращался домой.
     Сегодня  он  так  и  не дождался никого  в  штабе.  Семья,  находясь  в
отпусках, рванула на садовый участок.  Срочно требовалось выкопать картошку,
пока это  не  успели  сделать  неизвестные и  неуловимые личности,  любившие
обрывать чужую малину и вишни. И только Веню оставили дома, чтобы он мог как
следует  подготовиться   к   учебному   году.   Окрыленный  свободой,   Веня
беспрепятственно улизнул  из  опустевшей  квартиры  и целый день просидел  в
штабе,  рисуя  в специальной  тетради  самолеты.  Раньше он  рисовал  их где
угодно, но  после  одного неприятного случая пришлось  это  дело прекратить.
Какой-то вредный тип  написал на самой первой странице Вениного дневника: "Я
-  пулемет. Ды-ды-ды." Написал  рядом с  тщательно выполненным истребителем.
Тени  тогда легли так удачно,  что издалека  самолет  казался  по-настоящему
выпуклым. Но дневник почти сразу угодил в руки учительнице по русскому языку
и она, ехидно  подсмеиваясь, зачитала сие литературное творение вслух. Класс
так и лег от смеха.  С тех пор, любое изображение  самолета сразу вызывало в
памяти  одноклассников ненавистный пулемет, похороненный  под многими слоями
черной пасты.
     Теперь Веня, как настоящий художник,  рисовал в  специальной тетради  и
никому не показывал свои самолеты. Вернее, почти никому. Один раз их увидела
Ленка. Она не  знала историю про пулемет и не засмеялась, но Веня все  равно
испугался, ведь Ленка  ничего  не смыслила  в  авиации. Но  Ленка  ничего не
сказала.  Она  просто  медленно пролистывала страницу за страницей,  а когда
обложка закрылась, похвалила рисунки. Веня аж вспотел от волнения  и поэтому
не  запомнил ни слова.  Но  из этого случая он  вынес одно -  Ленке доверять
можно  было ничуть не меньше, чем Кольке. Коля  еще не видел альбом, но Веня
ему покажет. Может быть даже завтра и покажет. Да он и сегодня мог показать,
только Коля куда-то запропастился.
     В последний день лета Веню  переполняли грандиозные планы.  В последний
день  дела, запланированные  на три месяца,  сбиваются в  кучу  и  подвисают
тяжелым  несдвигаемым якорем. Но  Веня  ловко улизнул от них  под бесконечно
далекое небо, заперев  проблемы и мелочи в душных стенах  квартиры. Остались
только  мечты, желания, да сам Веня.  А  Веня  все хотел  успеть за сегодня,
везде побывать, как самолет Стеглау, носивший и шасси, и лыжи. Его пилот был
готов к посадке при любых обстоятельствах, и  Веня  был готов.  К полетам, к
поискам,  к  приключениям. Но по привычке завернул Веня  в штаб,  да  так  и
остался там до вечера.
     Но день прошел не зря. На главном развороте тетради  красовался  мощный
истребитель, летящий  над гладью моря. Морские горизонты  и  корпус самолета
был выполнен синей шариковой ручкой. Особо важные детали  выделялись черными
контурами. Объем  создавало  зеленое оттенение. А звезды горели алой пастой.
Не красной, которую можно купить в  любом киоске, а выпрошенной  ради такого
случая  у Димки из четвертого подъезда  за почти новую жвачку и два вкладыша
от "Турбо".
     Похолодало.  По  соседнему   двору   стелился  запах  паленой   резины.
Неподалеку гоняли  мяч. Оттуда доносились разъяренные  возгласы  и  пушечные
удары по стене  трансформаторной  будки. Свобода  доживала последние минуты.
Семья могла вот-вот приехать и  Венино отсутствие их не  порадовало бы. Веня
спрыгнул с веток, за которыми скрывался  штаб на темную, чуть влажную землю.
Дома стоял заранее приготовленный портфель, поэтому оставался шанс почитать.
Но  шанс  маленький,   поскольку  по  возвращении  семьи  с  участка  всегда
находилась масса скучных дел.
     Он  шел по  двору и  глядел  по  сторонам  и казался  себе  удивительно
одиноким маленьким мальчиком. Никто не звал его, никому он не был нужен.
     И скажите вы мне, кому ты нужен? Разве ты нужен пацанам, если не умеешь
играть в  футбол? Если не подходят  к тебе старшие парни, не  кладут руку на
плечо и не говорят: "Завтра с  Крестовыми играем. Гляди,  расчитываем только
на тебя." Если не несешься ты впереди пыльной  толпы и не забиваешь красивый
гол растерявшемуся от такой скорости вратарю.
     Самое смешное, играть  в футбол Веня умел. И умел не хуже половины тех,
кто  бегал  сейчас  по  утоптанному  полю, гоняя повидавший виды  мяч. Умел.
Просто никто об  этом не знал.  Это только в фильмах,  как ни пойдет главный
герой мимо футбольного поля, так сразу подвертывается нога у самого быстрого
нападающего в самый ответственный момент, когда проигрыша уже не избежать. И
взгляд  растерявшейся  команды  останавливается   не  на  Сидоре  Ивановиче,
читающем газету на лавке, не  на  дворнике дяде  Феде,  а упирается сразу  в
главного героя, который, смущаясь, выходит на  поле,  чтобы  забить победный
гол или даже два. А в жизни футболисты сами по себе, а  Веня сам по себе. Не
любил он напрашиваться, да и все тут.
     И  разве нужен  ты  девочкам, сидящим на  лавочке  и щебечущим о чем-то
своем, если нет у тебя тайны? Без тайны ты для  них так, пустое место. Никто
не  позовет  тебя  поболтать  и посмеяться, никто не  спросит  "Как  у  нас,
Венечный, дела?", никто не скажет: "А не нарисуешь ли ты нам, Веня, замок?"
     Замки Веня  рисовал  ничуть  не хуже, чем самолеты. Просто  самолеты он
любил больше. Но девочки об этом не знали. И тайна у Вени была. Даже не одна
тайна, а  несколько.  Можно  ли  прожить без тайн, когда  вокруг  тебя такой
огромный  мир и  обрывающееся  лето?  Невозможно прожить без  тайн, даже  не
спорьте. Но только никто не спросил об этом у Вени.
     Но Веня  не  огорчался. Потому  что  кроме  тайн, лета, умения играть в
футбол  и пока ненарисованных  замков были  у  Вени  Коля и Ленка. Коля  сам
подошел  к нему в школе  и, взглянув отчаянно голубыми глазами,  попросил  у
него  кеды,  поскольку свои забыл  дома, а  двойку по физ-ре  получать перед
самым летом весьма опасно. Нет, Веня не смог бы вот так взять и попросить, а
нам часто нравятся люди, способные совершить нечто, нам недоступное. И Ленка
сама нашлась.  Как только Коля придумал штаб, она тут же засунула  туда свою
голову и нагло заявила, что это место всегда было ее.  Уходить она никуда не
собиралась, а Коля был не  из  тех, кто бьет девчонок.  Потом оказалось, что
втроем даже интереснее.
     Поэтому  Веня  шел по  двору  беспечно.  И безмерная  грусть  купания в
собственном  одиночестве  не  мешала  ему  радоваться  жизни и  одновременно
огорчаться надвинувшемуся учебному году.
     Задрав  голову, он убедился, что окна его квартиры по-прежнему темны, и
тут же  врезался в  чей-то живот. Живот  оказался  довольно жестким,  словно
слежавшийся мат в физкультурном  зале. Веня повернул голову  и узрел хозяина
жесткого  живота. Он оказался высоким и  строгим, в  длинном  сером плаще  и
черных очках. Худые бледные пальцы приспустили очки за дужку и на оробевшего
Веню уставились глубокие черные глаза. На секунду Вене показалось, что в них
блеснули холодные звездочки, но пальцы уже водрузили очки на место.
     Веня от испуга даже забыл извиниться. Незнакомец не ждал извинений,  но
и не уходил.
     -  А не ззнаете  ли, юноша, который часс? - внезапно поинтересовался он
необычным скрипучим голосом, от которого у Вени поползли мурашки по спине.
     Часы у Вени были. Пластмассовые, но время показывали почти точно.
     - Де-десятый, - от волнения Веня начал заикаться.
     - Сспассибо,  -  поблагодарил незнакомец, растягивая букву  "с". Как ни
странно,  ответ  его  устроил. В  отличие  от  других  взрослых, которые  не
преминули бы добавить: "А минуты сказать - язык отвалится? Нет, когда у меня
спрашивали  время  в  его  годы,  я всегда отвечал точно,  как в  аптеке..."
Взрослый  не  походил  на  остальных. И это  Вене  по  каким-то необъяснимым
причинам не нравилось. Такой не  играет в домино и не выхлопывает  ковры  на
высокой  металлической  перекладине. К тому же,  какой  нормальный  взрослый
будет обращаться к Вене на "вы". Веня чувствовал себя неуютно.
     - Поззвольте предсставитьсся.  А  то вы  мне иззвесстны, а я вам - нет.
Перед  вами никто иной,  как хозяин Темных Стекол.  Именно так,  а не иначе.
Сслово "хозяин" - сс маленькой, а Темные Стекла - оба сс большой.
     - Почему "хозяин" с маленькой? - удивился Веня.
     - Видите  ли, мальчик Веня, у Темных Стекол  не один хозяин. Я - далеко
не единсственный и уж конечно не ссамый большой.
     Веня не  успел  удивиться,  что  его имя  известно  не  самому большому
хозяину  Темных  Стекол. Он  успел  вспомнить  только  мультик  про  команду
тиранозавров-сыщиков.  Там с  ними враждовали Большой Босс и Маленький Босс.
Маленький Босс был точной копией Большого, но всегда вляпывался в невероятно
смешные истории. При взгляде на маленького хозяина Темных Стекол Веня понял,
что смешных историй не намечается.
     Хозяин расценил Венино молчание как логичное продолжение разговора.
     - Не интерессуетессь ли гномами, уважаемый? - последовал новый вопрос.
     - К-какими гномами? - несмотря на теплый вечер Веня начинал промерзать.
     - Малюссенькими, желтыми, ззнаете ли, такими, - пояснил незнакомец.
     - А разве бывают желтые гномы? - удивился Веня и поежился.
     Собеседник  не  ответил.  Разговор замерз, покрылся  коркой  невидимого
льда. Незнакомец молчал, а Вене нестерпимо хотелось домой.
     - Интерессно, - тихо вымолвил  хозяин, - почему вссе, ну иссключительно
вссе, начинают сс мороженого?
     Веня не знал, ему ли задали вопрос или хозяин разговаривал сам с собой,
и поэтому скромно промолчал. Домой захотелось еще сильнее.
     - Я пойду? - тихо спросил он.
     -  Конечно, - кивнул собеседник, но  тут же задал следующий вопрос. - А
не сскажете ли, молодой человек, где живет некий Коля?
     У  Вени похолодело внутри. Он чувствовал,  что  неправильному взрослому
вовсе не обязательно знать, где живет Коля. Вернее, ему об этом знать совсем
не  нужно.  Независимо  от  того,  какой  Коля  имелся  в  виду:  Венин  или
посторонний.
     -  Нет, -  замотал  головой Веня  и хотел уйти. Но холодная рука  цепко
легла  на  плечо  и  придавила  Веню к  земле.  Сквозь  темные  очки  ничего
просматривалось, но Вене казалось будто мрачный взгляд читает все его мысли.
А мысли у Вени носились самые шальные. И о Коле, и о штабе, и о квартире 68,
где Коля проживал, и о том, что в школу идти ужас как не хотелось.
     Рука чуть дрогнула.
     -   Жаль,  жаль,  -  проскрипел   незнакомец.  -  А  ессли  попытатьсся
припомнить?
     Знал  он  или  не  знал,  что  Вене известен  адрес?  Веня  боялся,  но
способность к вранью пока не утратил.
     - Тут много разных Колей... - хмуро протянул он.
     - Такой маленький, - продолжил незнакомец, - вашего воззрасста. Живет в
трехкомнатной квартире.
     -  В  двухкомнатной   знаю,  -   счастливо  выдохнул  Веня.  Незнакомцу
требовался совершенно посторонний Коля.
     На  секунду незнакомец улыбнулся, если можно назвать гримасу тонких губ
улыбкой. Он повел себя так, словно выиграл суперигру в "Поле Чудес" и теперь
ожидал, когда ему вынесут призы.
     - Адрессс, - продолжил он, и  Веня с ужасом понял, что ответ незнакомца
вполне устроил.
     Ноги не двигались с места, но голова вращалась. Краем глаза Веня увидел
знакомый "Запорожец" и вылезающего из него Димкиного отца.
     - Дядь Степа! - взмолился Веня.
     Димкин  отец медленно  подошел, вытирая руки  о промасленную  тряпку, и
вопросительно уставился на незнакомца.
     - Вссе в порядке,  -  проскрипел  незнакомец.  На  его  лицо  наползала
улыбка.  Натянутая,  невеселая.  Деловая. Невидимый  взор  отпустил  Веню  и
поднялся еа уровень Димкиного отца.
     -  Я  выяссняю  у  этого мальчика координаты одного интерессующего меня
ссубъекта, - начал он, переходя на язык, понятный для взрослых. Рука с плеча
внезапно  исчезла. Веня вывернулся и бочком отскочил в сторону. А потом, что
есть силы, понесся  домой, в свою  квартиру, чьи окна  все  также  безопасно
темнели.  Но такая безопасность теперь не  требовалась,  теперь она казалась
маленькой и смешной.  Сейчас он  готов был к тому, чтобы его отругали за что
угодно. Сейчас он готов был к любому наказанию. Только чтобы дома все шло по
прежнему. Чтобы все спокойно смотрели телевизор и дружно  гнали  Веню спать.
Чтобы воспоминания о незнакомце растворились, как страшный сон.
Глава 4,
     в которой Коля проводит изыскания и принимает ответственность на себя
     "Вот те на!" - подумал Коля.
     Так  всегда  думают те, с  кем  проиходит  что-то  неожиданное. Они уже
настроились на что-то  определенное, а оно подвело и  не появилось. А вместо
него вокруг творится совершенно другое и непонятное.
     Впрочем  больше   ничего  непонятного   не  происходило.  Коля   поднял
треугольник,  посмотрел  на  исчезнувшую  надпись  и  задумался.  Если  гном
прячется в углу, значит он не хочет, чтобы его нашли. Это  понятно и дураку.
Но зачем тогда кому-то понадобилось сообщать тайну гнома Коле?
     Наверное, для того, чтобы Коля этого гнома отыскал.
     И  Коле  захотелось отыскать этого гнома. Тем  более, что  он гномов-то
никогда  не видел. Разве что в известном  мультике  про Белоснежку.  Но  там
гномы  были нарисованные и неестественные.  Коля подозревал, что  этот  гном
вовсе  не такой, иначе  он бы не прятался в углу,  а распевая веселую песню,
шагал  на  работу.  Нет,  это  совершенно  другой  гном.  И Коле  невероятно
захотелось найти таинственного гнома.
     Коля еще раз положил покупку  на  асфальт и стал вглядываться  в тонкую
сетку  трещинок.  Может быть,  треугольник подскажет,  в  каком именно  углу
прячется гном?
     - Мальчик, зачем ты портишь вещь?
     Коля вздрогнул и поднялся.
     Трещинки  расплылись и исчезли. Они убежали  обратно в сказку.  Громкие
голоса всегда пугают существ, выбравшихся из  сказки.  А  этот голос  был не
только громким, но назидательным и даже непоколебимо-уверенным.
     Коля поднял  глаза  и посмотрел  вверх.  Там  стояла  тетенька. Ее руки
оттягивали две тяжелые  сумки,  нагруженные помидорами и  огурцами. Тридцать
первого августа  все школьники  покупают тетрадки  и ручки,  а  все тетеньки
запасаются огурцами  и  помидорами. Коля  не знал почему, но в  мире  всегда
творится столько странных вещей, что выучить их все казалось невозможным.
     - Неужели тебе ее не жалко?
     Коля знал, что со взрослыми тетеньками  спорить бесполезно. Тем более с
правильными тетеньками. С теми, кто никогда  не забывает  купить в последний
день лета огурцы и помидоры. Поэтому он просто поднялся и протянул навстречу
тетеньке совершенно новый треугольник. Та придирчиво осмотрела яркую вещичку
и не нашла ничего, за что бы стоило поругать незнакомого мальчика.
     - Больше так не делай,  - настоятельно напомнила она. - Родители рук не
покладают,  работают, а вам бы все по  улицам носиться,  да обновки портить.
Так?
     Коля благоразумно  кивнул. Ему не  интересно было спорить с  тетенькой,
ему интересно  было положить треугольник обратно на асфальт  и  прочитать, в
каком углу прячется гном.
     - Вот и хорошо,  - заулыбалась  тетенька. Видимо,  она любила послушных
детей, но никуда не  ушла, словно хотела проверить, что  ее  слова не прошли
даром.
     Коля не знал, что ей сказать. Говорить "Спасибо" вроде не за что. А про
гнома  расспрашивать  тетенек бесполезно. Коля догадывался, что она  отлично
умела запихивать огурцы и  помидоры в  банки, где те плавали словно рыбки  в
аквариуме, но вряд ли ей что-то известно про гномьи углы.
     Поэтому  Коля несмело  отвел взгляд,  повернулся и побрел  за угол. Там
начинался  безлюдный  переулок,  проникавший  одним концом в  угол  большого
двора. Но взрослые здесь не ходили. Взрослые знали более короткий путь через
сам  двор,  потому  что  важные и  неотложные дела  не позволяли им выбирать
длинные дороги.
     Сейчас  здесь тоже никого не было. Коля положил треугольник на асфальт,
но на этот раз никаких трещинок не появилось.
     Коля перенес теугольник на пять шагов дальше. Ничего не изменилось.  То
ли  громкий  голос окончательно  отпугнул сказочные  буквы,  то ли волшебный
треугольник предлагал Коле подумать самостоятельно. Так Коля и сделал.
     В каких  углах мог прятаться гном? Начать надо с  того,  что спрятаться
можно  далеко не во всех углах. Как можно  спрятаться в углу, где ничего  не
стоит? Совершенно невозможно. Да и другие углы тоже не всегда могут устроить
того, кому срочно необходимо убежище.
     Коля твердо уверился, что гном никогда бы не стал прятаться в углу, где
стоит мусорное ведро. Он ведь не таракан какой-нибудь. Сам бы Коля спрятался
в углу темного коридора, где висят тяжелые пальто и шубы.  Но этот угол имел
существенный недостаток. Шубу  могли надеть  и уйти с ней. Тогда прятавшийся
сразу становился  виден всем. Конечно, сейчас лето, но гном-то мог прятаться
целый год. Нет, угол  с шубами гному не подходил. Может  гном прятался не  в
Колиной квартире? Но  ведь Коля не  мог  ходить  по  всем квартирам. Значит,
треугольник с указанием достался бы не ему. Но если не в квартире, то где?
     На улице? Но ведь по ночам  так  холодно. Вечером  даже из штаба бежишь
домой с  охоткой, потому что хочется погреться и заснуть. В  штабе, конечно,
хорошо  и  замечательно,  но спать  там  совершенно  невозможно. Где же  мог
прятаться гном?
     "В  подъезде!" -  решил  Коля. Больше гному было  прятаться  совершенно
негде. Да и в  подъезде  совершенно не укроешься.  Все углы просматриваются,
вплоть до чердачного, отгороженного от обычных людей прочной решеткой. И все
же Коля знал такой угол, где гном мог укрыться от любых посторонних глаз.
     Это  был не совсем обычный угол. Он  находился сразу за  второй входной
дверью.  Там между лестницей и стеной образовывался  небольшой  закуток. Две
огромные   трубы,   укутанные   войлочной  прокладкой,  вылезали  из   пола,
заворачивались  и уходили в  невысокую стену под  верхним пролетом. Рядом  с
ними  располагалась маленькая квадратная дверца. Папа говорил, что она ведет
в  подвал,  но  проверить его слова не представлялось ни  единого случая. На
дверце всегда, даже по праздникам, висел неприступный черный замок.
     Зато  в  этом  пространстве всегда было уютно. Особенно зимой,  когда в
трубах журчала вода, а от прокладок шло тепло. Пока Коля не обнаружил  штаб,
они  с  Веней  собирались  именно  там.  Если  приключение  могло  прятаться
где-нибудь поблизости от Коли, то лучшего местечка  и не сыскать. Совершенно
и бесповоротно, как любил иногда приговаривать папа.
     Поэтому Коля  направился  домой,  он пробрался в большой двор  и быстро
зашагал  вместе  со  взрослыми по их быстрой  прямой  дороге. Он  вприпрыжку
пронесся вдоль своего дома к крайнему подъезду, в котором на третьем этаже и
располагалась Колина квартира.
     Мальчик распахнул дверь  и внимательно  осмотрел  пространство  за ней.
Так, на всякий случай. Ведь выход во двор  был выходом к приключениям и одно
из  них вполне могло  прятаться около двери. Но  нет, там лежал только самый
обыкновенный кирпич, которым подпирали вторую дверь, чтобы  она оглушительно
не хлопала на весь подъезд.
     И тогда  он осторожно ступил в  маленький закуток. Входная  дверь мягко
закрылась,  отрезав  звуки  улицы.  В  подъезде  царила  мягкая  тишина.  Не
страшная,  но таинственная.  Коля  сделал шаг  влево  и уткнулся  пальцами в
слежавшуюся  обмотку труб. Света со  второго этаже  было недостаточно, чтобы
тщательно изучить каждый сантиметр.  Может гном уже наблюдал за Колей. Может
он был злой и сейчас затачивал свои зубы ржавым напильником, чтобы впиться в
палец.  Страх  пронзил Колю. Страх закрыл Колины  глаза.  Он  вовсе  не  был
бесстрашным  мальчиком  и  боялся  пауков   и  громадных   комаров,  изредка
залетавших в  форточку с  тревожным треском крыльев. Коля не знал,  стоит ли
бояться еще и гномов,  но  на всякий случай приготовился к боли. Так заранее
готовятся к  неприятностям, когда идут к зубному врачу.  Стараясь  задобрить
неведомое, Коля погладил жесткий материал. Ничего не произошло.
     Глаза открылись. Медленно и по очереди.  Сначала левый, а затем правый.
Вполне привычный сумрак. Но  Коле невыносимо хотелось, чтобы сейчас хлопнула
дверь на одном  из  верхних этажей  и кто-то неведомый, но  хороший затопает
дробью по лестнице. Однако важные и неотложные дела не отпускали взрослых ни
в подъезд, ни на улицу. И Коля начинал бояться все сильнее.
     Но пуще страха хотелось Коле заглянуть в самый темный угол.  Не в  тот,
что  у маленькой дверцы, а туда, где из холодного пола вылезают  две  трубы.
Коля нагнулся, даже встал на колени. Темнота.
     Он  осторожно  просунул  руку  во тьму и нащупал все  ту  же прокладку,
сбившуюся в плотный  клубок, словно капустные  листья. Самый угол  был забит
этим странным войлочным  растением. Медленно-медленно Коля принялся отгибать
прокладку, отделяя  один  лепесток от другого.  После четвертого в сумрачной
мгле блеснула искорка.  Словно светлячок, словно маленький кусочек золота из
мультфильма про дядю Скруджа, словно потерявшаяся звездочка  там лежал гном,
закинув руки за голову. Коля замер. Гном  был  крохотным  и его вполне можно
было спутать  с  игрушечным солдатиком или пластмассовым  ковбоем. Только ни
один, даже самый лучший ковбой не будет сверкать  столь ярким и, конечно же,
неэлектрическим светом.
     - Ну? - поинтересовался гном. - И что дальше?
     Коля не знал.  Треугольник  подсказал  ему,  где прячется  гном,  и  не
наврал, но не объяснил, что ему делать с гномом.
     - Как  тебя зовут? -  разжались губы  мальчика, и  вдруг он понял,  что
таинственный сумрак поглотил страх и тот исчез. Сейчас в подъезде ворочалось
какое-то  необъяснимое чувство чего-то невозможного. Словно ты в подъезде  и
одновременно  не в подъезде, а в  странном мире,  который похож  на  подъезд
только этим маленьким местечком. Ведь в обычных подъездах гномы не прячутся.
     - А тебе зачем? - хмуро поинтересовался гном.
     "У всех  должно быть имя,"  -  хотел сказать Коля, но промолчал.  Слово
"должно"  говорили  только  взрослые  и Коля  боялся  произнести его сейчас.
Опасное  слово могло  снова повернуть мир обратно, в привычную обстановку. И
тогда за лестничным пролетом, убегающим на  первый этаж, окажется не  что-то
необъяснимое   и  неописуемое,  а  обычные   квартиры,  в  которых  тетеньки
запихивают  в  стеклянные  банки  вместо  рыбок  толстые  огурцы  и  круглые
помидоры.
     - Мое имя не для того, чтобы его произносили вслух, - гном закинул ногу
на ногу,  продолжая лежать и смотреть на Колю, - оно  протяжное и звучное. Я
самый одинокий  гном и мое имя - это моя тайна. Я ведь  не  смогу быть самым
одиноким гномом, если меня будет кому позвать.
     - Но  зачем имя, если звать некому?  -  удивился мальчик. - У меня есть
имя. Оно, конечно, обыкновенное. Коля. Зато так меня может звать кто угодно.
     - Для вас, людей, вполне естественно, если тебя будет звать кто угодно,
- сурово заметил гном. Лицо его светилось, как и он сам. Поэтому Коля не мог
разобрать, то ли гном продолжает ворчать, то ли подсмеивается над ним.
     - Мы, гномы, иные существа, - продолжил гном. - И нас не устраивает кто
угодно. Да, совершенно не устраивает.
     - Окончательно и бесповортно, - прошептал мальчик.
     - Даже  ты понял, - торжественно  взмахнул рукой гном, вытащив ее из-за
головы, - хотя от тебя трудно такого ожидать. Но я уже вижу, что ты - не кто
угодно.
     В душе у  Коли потеплело. Тепло  заставило  отступить  острое  ощущение
того, что сказка стоит  совсем рядом. Но  сейчас  Коле  требовалось немножко
тепла. Весьма часто тепло оказывается нужнее таинственного пути в сказку.
     - Чего смотрим?  - снова  поинтересовался гном. - Давай, забирай меня с
собой.
     - Домой? - удивился Коля.
     - Куда ж еще? - поинтересовался гном. - Или, может, ты живешь на улице?
     - Нет! - замотал головой Коля.
     - Значит, решено,  -  вскочил гном. - Я  с тобой. Ты меня нашел, ты  за
меня теперь и отвечаешь!
     - Отвечаю? - удивился Коля.
     - Конечно, -  утвердительно  протянул гном. -  Ты разве не  знаешь, что
большие всегда отвечают за маленьких. Вот за тебя кто отвечает?
     -  Папа и  мама, -  отозвался Коля. -  Только  они  не  только  за меня
отвечают, а и за сестренку тоже.
     - Она меньше тебя? - поинтересовался гном.
     -  Конечно, -  разочарованно прогудел  Коля. Он-то  думал, что гномы уж
разбираются в таких вещах.
     - А ты за нее никогда не отвечал? - вкрадчиво спросил новый знакомец.
     -  Отвечал, -  согласился Коля. - Когда мама  с папой  в театр  ходили.
Только я не успел за нее отвечать, потому что она все время спала.
     - Неважно, -  махнул рукой гном. - Главное,  она  меньше,  и  ты за нее
отвечал.  Теперь ты отвечаешь  еще за  меня. Ведь  ты больше. Не  станешь же
спорить?
     Коля не стал. Истина была слишком очевидной.
     - Так неси же меня скорее домой, - возрадовался гном. - Только чтоб там
было тепло... И чтоб меня никто не видел, и чтоб... А ладно, неси. Про еду я
тебе расскажу после.
     Коля протянул руку и золотой гном смело прыгнул на Колину ладошку.
     - Мама, я дома, - возвестил Коля о своем прибытии и немедленно заглянул
на  кухню.  Зажатый  в  руке  гном  пихал  Колины  пальцы  своими  кулаками,
напоминая, что его никто не  должен видеть, а жаркий плен должен закончиться
как можно скорее.
     На кухонном  столе  были  разложены огурцы и  помидоры. Мама озабоченно
проверяла  каждый  овощ,  чтобы  убедиться,  что  он  действительно  достоин
погрузиться в стеклянный аквариум.
     - Мой руки и за стол, - распорядилась она.
     Однако  Коля первым делом поставил табуретку и потянулся к  антресолям.
Гном  выскользнул  из  Колиных  рук  и  перепрыгнул на  полки,  заставленные
дощечками, пустыми  маленькими  банками,  старыми  книгами  и  студенческими
тетрадями папы. Ноги гнома по щиколотку погрузились в пыль.
     - Быстрее не мог, - зло прошипел гном и принялся разминать шею. Секунду
спустя  золотая искорка юркнула в темную щель между  томами  Малой Советской
Энциклопедии.
     - Что за дела, Николя? - спросил папа, появляясь из комнаты.
     -  Так,  папа,  ничего  особенного,  -  пробубнил   Коля,  спрыгивая  с
табуретки.
     - Тогда ужинать, а потом сиди у себя и не путайся на кухне. А  я помогу
маме с закруткой овощей. Угу?
     - Угу, - согласился Коля и побежал к умывальнику в ванной комнате.
     Хорошо, когда  взрослые  заняты  делом. Это значит, что никто не  будет
проверять собранный рюкзачок, ругать Колю за деньги, напрасно потраченные по
их мнению на волшебный треугольник, прогонять от письменного стола к постели
со словами: "Немедленно  спать!  Завтра первый школьный  день  и  ты  просто
ОБЯЗАН выспаться как следует!"
     Это значит, что лето все еще с Колей.  Даже если у него осталось  всего
лишь несколько быстро тающих часов.
Глава 5,
     в которой Коля доверяет свою тайну Вене
     Первый день учебного года прошел как самый обычный  школьный день, если
не считать общей линейки. Где-то взволнованные первоклассники  дарили  цветы
своим  первым  учительницам, а  Коля  стоял  в  первых  рядах  общешкольного
построения.
     Те,  кто стоял в  задних  рядах,  не  скучали.  Там  шел  бойкий  обмен
значками, постерами и пуговицами от фирменных джинс. Коля тоже  не прочь был
подержать в руках  экзотические значки, но стоять во второй шеренге ему было
не положено. После очередного щелчка от неизвестного он повернулся назад, но
вторая  шеренга  дружно  зашикала  на  него,  поэтому  пришлось  повернуться
обратно.  Линейка закончилась поздравлениями  учителей  и  учеников, звуками
духового оркестра и увесистым пинком  от Пашки. На глазах  у Коли  выступили
слезы, но  он стерпел, потому  что с Пашкой  спорить было бесполезно.  Пашка
отсидел в первом классе целых  два  года  и теперь на голову был всех выше и
гораздо сильнее не  только Коли, но  и многих семиклассников,  с которыми он
должен был учиться.
     Народ расползся по классам. Коле, конечно, досталась первая парта. Нет,
разумеется,  на задние  парты  Коля даже и не  расчитывал,  но это  уж  было
слишком. Но последним ударом для Коли было то,  что посадили к  нему не Мишу
Воронежского, который, как оказалось, переехал  в  другой город.  Посадили к
нему  Светку Белорусских,  высоченную  и  ехидную.  Презрительно  рассмотрев
своего нового  соседа, Светка уставилась  на грязную отметину, оставшуюся на
правой штанине от Пашкиного пинка, и просвистела:
     - Досталось? И поделом тебе. Настоящий мужчина должен уметь драться.
     Коля  не  ответил.  Когда-то давно  он бросился на  Пашку,  намереваясь
головой пробить  ему  под дых, но  Пашка  отскочил, и  Коля под  общий  смех
врезался  макушкой  в стену. Оставалось  терпеть и  ждать,  когда,  наконец,
закончатся эти школьные годы, про которые поется так много чудесных песен.
     Светка  уже рисовала  в тетрадке цветик-семицветик,  а Коля все не  мог
отойти от обиды.  И ведь год еще только начался, а  что  будет дальше. Но  у
Коли была тайна.  У Коли был золотистый гном, который прятался на антресолях
и, наверняка, ждал Колю. А у Светки не было никакого гнома. И  если ее ждало
хоть что-то, то разве что неминуемая взбучка  за разрисованную тетрадь. Коля
тоже был  бы не  прочь порисовать.  Но все мысли были заняты только  гномом.
Может он уже исчез? Может никогда его Коля больше не увидит? Нет, совершенно
невозможно было  высидеть  пять  уроков, когда  душу жжет  такая невероятная
тайна.
     На  перемене  Коля разыскал  Веню.  Тот  странно посмотрел  на  него  и
поинтересовался, не  приходили ли к нему вчера гости. Нет, не  ждали никаких
гостей  вчера  у Коли.  Какие  гости,  когда следовало  заполнить огурцами и
помидорами   стеклянную   крепость   из  трехлитровых   банок.  Договорились
встретиться в штабе и разбежались.
     На  счастье  оставаться  после  пятого  урока  не  пришлось.   Классная
руководительница засобиралась в  районо и отменила  запланированный классный
час.  Переодев  обувь, Коля  быстрее всех смылся из  школы и теперь несся по
улице,  вернувшись в прежнюю,  свободную, не  зависящую от  настроения Пашек
жизнь.
     Ленки  в  штабе  не  оказалось,  зато  Веня  уже сидел  там  целый час.
Счастливчик - у  него сегодня было всего три урока. При  Колином  появлении,
Веня захлопнул какую-то тетрадь и  засмущался. Не в Колиных правилах лезть в
чужие секреты. Надо будет, Веня скажет сам. Да и не до тетрадки сейчас Коле.
Тайна  так и вертелась на языке, готовая  сорваться и превратиться в большой
взрыв.
     - Бежим  ко мне,  - кинул Коля без обиняков и  соскочил вниз, - чего-то
покажу,  - и он понесся  домой. Веня  пыхтел рядом. Бегать он тоже умел.  По
крайней мере до пятерки по физкультуре не хватало сущих пустяков.
     Родителей  дома  не оказалось. Еще не пришли с  работы. Верушка  была в
садике. Ну и хорошо. Сейчас от них досталась бы куча ненужных вопросов.
     Коля поставил  табуретку и ухватился  за антресоли. Веня терпеливо ждал
внизу.  Гнома нигде не было. Внутри Коли похолодело. Ушел! Проснулся и ушел!
И  больше никогда  не  вернется. Хорошо, что Коля не успел никому раззвонить
про гнома, иначе бы сейчас оказался таким вруном.
     - Ну что там? - Веня начинал терять терпение.
     -  Сейчас,  сейчас,  - успокоил  его Коля и принялся  торопливо шарить,
будоража слежавшуюся  пыль. Золотой искорки нигде не было. Словно приснилась
она   Коле,   словно  не  помог  ему  прекрасный   переливающийся  волшебный
треугольник.
     Коля поднатужился  и  сдвинул с места тома  энциклопедии. Попробуйте-ка
это сделать сами, когда приходится стоять на цыпочках и  двигать  тяжеленные
книженции  лишь  кончиками пальцев. Темная щель  расширилась, но заглянуть в
нее Колиного роста не хватало.
     - Может лестница есть? - подал голос Веня.
     Коля замотал головой. Нет, лестницы у них в доме отродясь не  водилось.
Все на стульях,  да на табуретках.  Папе как  раз хватало, а Коля должен был
подрасти.  Из  последних  сил  Коля  надавил  на стопку книг  и та  уехала в
недосягаемую  даль.  На  антресолях  поднялся  целый  пылевой   смерч  и   в
наступившей тишине послышалось тонкое отчетливое чихание.
     Гном не исчез.
     Он выбрался из-за книг и ворчливо набросился на Колю:
     -  Потише никак нельзя?  Только  заснул... Думал, хоть  денек  спокойно
проведу... Нет, где там... Пылят,  книги двигают,  чуть не придавили и даже,
кстати, не извинились.
     - Ну прости, прости, - успокаивал гнома Коля
     - Кто у тебя разговаривает? -  Веня аж подпрыгивал, но все равно ничего
не мог разглядеть.
     Коля ловко ухватил гнома и спрынгул с табуретки. Затем он разжал ладонь
и с гордостью предъявил его Вене.
     - Ух ты, - только и смог вымолвить тот, - а он настоящий?
     Гном  не отвечал.  Он  сердито отряхивал полы своего кафтана. Отряхивал
настолько тщательно, будто Колины руки были невесть какими грязнущими.
     Веня восторженно разглядывал гнома со всех сторон. А тот не  обращал на
гостя ни  малейшего внимания. Наконец он  раскрыл рот  и начал  выговаривать
Коле:
     -  Ты  где так долго шлялся,  а?  Небось  опять по  магазинам?  Дома не
сидится? Не сидится тебе дома? А обед? Почему забыл про обед?
     Мама была бы  от гнома  в полном  восторге. Они  несомненно  спелись бы
против Коли. Коля привычно вздохнул и полелся в ванную комнату мыть руки.
     И  тут выяснилось, что, упомянув  про обед, гном имел в  виду  вовсе не
заботу о Коле.
     - Куда?  - ворчливым писком остановил он  мальчика.  - Я  спросил,  где
обед?  Меня сегодня  кто-нибудь накормит или придется  сидеть  голодным  всю
неделю?
     -  Я  сейчас, -  засуетился Коля, бросился на  кухню, поставил гнома на
стол и вытащил из холодильника кастрюлю со вчерашним супом.
     - Что это? - проворчал гном. - Не хочешь ли ты меня отравить?
     - Суп, - гордо  заявил  Коля, словно сам сварил его. Вообще-то  он  уже
почти умел  варить  супы и каши,  но под присмотром мамы. Именно  она решала
чего  и  сколько  положить  в  кастрюлю.   Зато  все  остальное  Коля  делал
самостоятельно.
     Упоминание о супе не произвело на гнома никакого впечатления.
     - Вот сам его и ешь, - сердито заявил он. - Ты разве  не знаешь, что мы
питаемся только мандаринами.
     - Ой, -  испугался Коля.  - А у нас  нет мандаринов. Мы  их  только  по
праздникам едим.
     - А когда у вас ближайший праздник.
     - Седьмого ноября, - подсказал Веня.
     - Нет, - вздохнул Коля, - седьмого ноября теперь не празднуют.
     - Тогда до Нового Года ждать, - вздохнул Веня.
     - У папы 29 ноября день  рождения,  - развеял пессимистические прогнозы
Коля, но гном вовсе не выглядел обрадованным.
     -  И сколько  дней  мне  терпеть?  -  хмуро  поинтересовался  он. -  Не
разбираюсь я в ваших календарях.
     - Сентябрь - тридцать, октябрь - тридцать один, плюс двадцать девять, -
быстренько подсчитал Коля. - Всего девяносто дней.
     - Девяносто?!!!  -  гном запрыгал по столу, словно  за  ним  гнался рой
разъяренных пчел. - Ты сказал, девяносто? Да  будет тебе известно, что  я не
выдержу  без мандаринов и  одной недели. А последний раз я ел  мандарины три
дня назад.
     - Осталось еще четыре, - хладнокровно вычел Веня.  - За  четыре  дня мы
тебе у кого-нибудь раздобудем мандарин.
     -  И не  четыре, - не согласился гном. - И вовсе не  четыре. В  гномьей
неделе всего три дня. Неделя закончилась. Пришла голодная смерть. Я вижу ее.
Она клацает зубами. Она близится. Умираю.
     Гном захрипел и повалился на столешницу.
     Коля  испугался.  Что  теперь  делать? Ведь умрет  гном, как пить дать,
умрет.  Ну  почему  всегда  так происходит:  только успеваешь  встретиться и
подружиться,  а жизнь разлучает навсегда. Почти как в песне по телевизору. А
ведь гном сказал, что именно Коля отвечает за его жизнь. Коля, и никто иной.
А Коля совсем  забыл поинтересоваться заранее, чем  питаются гномы. Коля  не
справился с ответственностью.
     - У Ленки есть мандарины, - радостно вспомнил Веня. - Я видел. Они  как
раз сегодня их собираются поглощать! Больные! Отмечают  первое сентября. Тут
плакать надо, а они радуются.
     - Гномик! - взмолился Коля. - Ты можешь хоть немного подождать?
     - Несколько минут разве что, - проворчало золотое сияние на столе.
     -  Бежим к  Ленке, - вскинулся Коля, схватил гнома в кулак и бросился к
двери. Веня не отставал. Бегать, как вы помните, он умел неплохо.
Глава 6,
     в которой Коля и Веня узнают от Лены много нового про гномов и октябрят
     Лена  лежала на диване и читала "Хоббита". Под головой у нее находилась
мягкая,  сложенная  вдвое  подушка.  А  рядом, на тумбочке, стоял  стакан  в
красивом  аллюминевом подстаканнике.  В стакане еще  оставалась  чуть ли  не
половина компота.  Сначала Лена допьет компот, а  потом съест  вишни. Потом,
когда дочитает. А уроки  можно сделать вечером, чтобы мама видела, как много
им задают в школе.
     Храбрый Бильбо  Бэггинс убил  паука, охранявшего  плененных  гномов,  и
теперь раздумывал, каким хитрым способом их освободить. Ленины пальцы уголок
страницы, готовые вот-вот ее перелистнуть,  и  тут заверещал  звонок входной
двери.
     "М-м-м-м," - недовольно  сморщилась девочка,  сползая с дивана. Конечно
же, за дверью оказались Коля и Веня.
     - Чего в штаб не пришла? - недовольно спросил Коля, но было  видно, что
в голове у него гуляли совершенно иные мысли.
     - Некогда мне сегодня, - в тон ему отозвалась  Лена. - Почитать решила,
пока уроками не завалили. Только-только к гномам подобралась, а тут вы...
     - Да что книжные гномы! - завопил Веня, высовыясь из-за спины  друга. -
Мы тебе сейчас живого покажем.
     - Показывай, - согласилась Лена.
     Коля  гордо разжал  ладонь. За  сегодняшний день он уже многое научился
делать гордо.
     Если бы Лена была из  тех девочек,  что сидят на лавочках и шушукаются,
обсуждая  всех мальчишек, и не только мальчишек, и не  только все  остальное
человечество... Да, если  бы Лена принадлежала к их числу, то она непременно
завопила бы: "Ой, гномик! Какой хорошенький! А можно погладить? А не укусит?
А светится-то как!!! А дай мне его насовсем!"
     К счастью для гнома Лена не принадлежала к вышеупомянутым девочкам. Без
лишних  слов  Лена  протянула  свою ладошку  вперед, и  гном  самостоятельно
перебрался ей на ладонь.
     Коля даже обиделся. Все-таки он уже начинал считать гнома своим.
     Веня  тоже  обиделся. Ему-то вовсе не дали подержать  гнома, а Лене так
сразу и без всякого разрешения. Вот тебе и друзья называются.
     Коля  перестал обижаться  и подумал, что  Лена выделывается, потому что
она даже не удивилась настоящему живому гному.
     Веня тоже перестал  обижаться и решил,  что его  очередь владеть гномом
пока не наступила. В конце-концов девчонкам многое достается без очереди. На
то они и  девчонки. И обижаться на них не стоит. Тем более на  Лену,  потому
что Лена уж точно не самая вредная из них.
     - Видела я таких, - отчетливо произнесла Лена.
     - Где? - в один голос спросили  Коля,  Веня и гном. Да-да, и гном  тоже
спросил, настолько удивительными были слова Лены.
     -  Сейчас  покажу, - сказала  Лена и  поставила  гномика  на журнальный
столик.
     Вообще-то  она это сделала  зря, потому что  именно  на этом  столике и
стояло блюдо с мандаринами. Разумеется, гномик  сориентировался быстрее всех
и  немедленно засеменил  к  желанному предмету.  Однако,  обнаружилось,  что
длинные руки тоже имеют не маленькое значение.  Может Лена и не поняла сразу
гастрономические намерения гномика, но  уже в  следующую секунду ее  быстрые
руки обогнали бегуна  на короткие  дистанции  и утащили блюдо  из под самого
носа гномика, едва не успевшего к оранжевому финишу.
     Гномик уселся на стол и опечалился.
     - Дай мандарин, - потребовал он.
     - Нет, - сказала Лена, как отрезала, - мандарины на вечер.
     - А сейчас что,  день что  ли?  - возмутился обделенный гномик. - Самый
что ни на есть вечер.
     - Вечер - это когда мама с  работы приходит, - рассудительно  объяснила
Лена.
     - Невозможно!  -  воздел руки к потолку незванный  гость. -  Кто же это
ставит смену времени суток в зависимости от прихода мам?
     - Я, - спокойно ответила Лена.
     Спорить было бесполезно, и гномик попробовал другой вариант.
     -  Ну, Леночка, - зажаловался он, - дай  старенькому дедушке  мандарин.
Дедушка целую неделю не ел. Дедушка помрет сейчас  от разрыва желудка! Такая
красивая девочка не даст умереть мне, самому несчастному гномику на свете.
     Если бы Лена  принадлежала к тем девочкам, что с утра  до вечера скачут
через  скакалку,  выведывают  посторонние  секреты  и готовы до  изнеможения
прыгать по классикам, то она непременно дала  бы самому  несчастному гномику
мандарин.
     На беду для  гнома Лена  была  совсем иной девочкой. Поэтому она  всего
лишь замотала головой и поставила блюдо на шкаф.
     - Да ты уже у Коли умирал, - недовольно заметил Веня.
     Гномик  взглянул на мальчугана  так,  словно тот  разболтал врагу самую
главную государственную тайну.
     -  Там я только  тренировался,  -  желчно  сказал  он. -  А тут  я умру
по-настоящему. Немедленно. Навсегда. На веки-вечные. О, мандарин, твой запах
сводит меня с ума.
     Глаза гномика тем временем косили на тумбочку.
     -  Впрочем, подойдет и вишня,  - филосовски заметил он и перепрынгул со
столика на тумбочку.
     Но Лена успела убрать свой компот. А  блюдо  с  мандаринами  продолжало
стоять  на шкафу, куда гномик не  мог запрыгнуть при всем желании по причине
своего малого роста.
     -  Так жить нельзя!  -  разоткровенничался гномик  и  взглянул с высоты
тумбочки на диван, где  лежала книга, которую  не  успела  дочитать Лена. На
странице  был  нарисован  страшенный  паук,  подбиравшийся к  закутанному  в
паутину гному.
     -  Страсти-то  какие,  -  заметил  гном,  ожидая всеобщего  сочувствия.
Сочувствие ни с какой стороны не пришло. Гном снова сел и пожаловался:
     -  Ужасы,  значит,  читаем?  А  от  ужасов  самый   страшенный  аппетит
разыгрывается. Коля! Не забывай, ты за меня отвечаешь. Дай мандарин.
     -  Может  быть  дать?  -  с надеждой спросил Коля безжалостную  хозяйку
оранжевых фруктов.
     - Нет, - снова отказала девочка. - Я обещала маме.
     - Леночка, - вкрадчиво добреньким-добреньким голоском сказал гном,  - а
хочешь, я поведаю тебе самую сокровенную тайну?
     -  Какую  еще  тайну?  -  недовольно  спросила  Лена,  но  глазенки  ее
вспыхнули.  И в самом деле,  какая  настоящая девочка  сумеет  устоять перед
тайной?
     -   Самую-самую,   -  пообещал   гном.  -  Волшебную.  Трудную,  новую,
непонятную.
     - Хорошо, - смилостивилась девочка и достала  из блюда самый  маленький
мандарин.
     - Не тот! - замахал руками гном. - Больше, больше. Сам себе  удивляюсь.
Продаю тайну за один единственный мандарин.  Всего один. Но хотя бы не самый
маленький.
     Лена  достала мандарин побольше  и  положила его перед гномом.  Картина
напоминала  натюрморт с  золотистой мухой, прильнувшей к оранжевому  фрукту.
Мандарин по высоте был в два раза больше его нового хозяина.  А уж насколько
больше в объеме, Коля сказать затруднялся. Но гномик совершенно не смущался.
Он  уверенно  обхватил  подарок ручками,  насколько  у  него  получилось,  и
придвинул себя к его оранжевой кожуре.
     - Я забыла почистить! - спохватилась Лена.
     -  Ни в  коем случае, -  испугался гном. - Это же варварство -  чистить
мандарины! Я и не подозревал, что у вас все еще царят такие дикие нравы.
     - Говори тайну, - потребовала Лена.
     -  Э, нет,  -  не согласился гном.  -  Я тебе  расскажу, а  ты мандарин
обратно заберешь. За столь короткое знакомство  с  тобой я  уже неоднократно
успел убедиться, что ты способна на такие поступки.
     - И вовсе нет, - обиделась Лена. - я ведь обещала.
     - Маме тоже обещала, - напомнил гном, - а что получилось?
     - Заберу! - пригрозила Лена.
     - Не узнаешь тайну, - пригрозил гном. - Сначала я его  съем, а потом уж
допрашивай меня по полной программе.
     - А может и нет у тебя никакой тайны? - зловеще спросила Лена.
     - Гномы не врут! - гордо возвестил гном.
     Лица Коли и Вени приняли скептическое выражение.
     - И вообще, не мешайте мне есть, - сказал гном. - Уйдите отсюда. Может,
я стесняюсь есть в чьем-либо присутствии.
     - Хорошо, - грозно сказала Лена. - Десять минут тебе будет достаточно?
     - Вполне, - гном по-хозяйски ощупывал поверхность своего приобретения.
     - Смотри, через десять минут мы вернемся, но если ты и тогда нам ничего
не скажешь...
     Гном беспечно  отмахнулся  и выразительно посмотрел на ребят, предлагая
им покинуть помещение как можно быстрее.
     Лена вытащила из под художественных альбомов длинную  картонную коробку
и вышла на кухню. Мальчишки последовали за ней.
     -  Глядите, - сказала  она  и  достала  лист  белого плотного  картона,
сложенный пополам.
     Девочка развернула лист, превратив его в квадрат, и  на его поверхности
как по мановению палочки вырос бумажный домик. На плоскости вокруг него были
нарисованы кусты, деревья и белые кружки, соединенные черной линией.
     - Настольная игра! - обрадовался  Коля.  Он невероятно любил настольные
игры.
     - Почему  мы  раньше  ее  не видели? -  спросил Веня. Слишком  уж много
удивительного происходило за этот день.
     -  Правила  потерялись, - сказала Лена, -  а без  правил в  нее  играть
невозможно.  Здесь не  просто  кубик кидать.  Тут играют  четыре  команды, в
каждой из которых по четыре фишки.
     - Смотри-ка, а на домике гномы нарисованы! - заметил Веня.
     - Поэтому я и хотела вам ее показать, - объяснила Лена.
     Коля  всмотрелся в рисунок.  На  домике с  трех сторон  были нарисованы
светлые  окошки.  На последней  значилась  дубовая дверь  с  трехступенчатым
крылечком. На свободном месте  танцевали  парочки гномов и веселых маленьких
ребят с красными звездочками на груди.
     - Похожи на твоего гнома? - спросила Лена.
     - Не знаю,  - пожал  плечами Коля,  - я к своему  не присматривался. Он
светится весь. Как нам его разглядеть?
     Веню больше заинтересовали ребята.
     - А зачем у них звездочки? - удивился он.
     - Это - октябрята, - солидно объяснил Коля. Его папа в свое время был и
октябренком,  и пионером, и  комсомольцем. Поэтому теперь  он  имел право по
праздникам  за  длинным столом  вместе с  друзьями, положив  руки  на  плечи
соседям, медленно и тихонько напевать: "Работа у нас такая..."
     Мама  успела  побывать  только пионеркой и,  наверное, поэтому вместе с
ними не пела, а только слушала, подперев руками подбородок.
     - Что за октябрята?  -  недовольно спросил  Веня.  Он  не любил,  когда
кто-то знает что-нибудь такое, что неизвестно ему.
     - Они раньше  были, - продолжил Коля свой рассказ. - Говорят, почти все
раньше  были  октябрятами,  чтобы потом  стать пионерами. И вдруг  октябрята
кончились.  Поэтому  потом  пионеры  тоже  кончились,  а  вслед  за  ними  и
комсомольцы.  Настоящий комсомолец  никогда  не получается,  если  он в свое
время не был октябренком и пионером.
     - Про пионеров я слышал, - обрадовался Веня. - Они еще красные галстуки
носили. Говорят, в каком-то городе пионеры еще остались.
     - А октябрята? - спросила Лена.
     - Про октябрят не слышал.
     - Значит, это не настоящие пионеры, - сказал Коля.
     - Почему это не  настоящие? - заспорил  Веня. Пионеры  были в далеком и
неведомом городе  и даже  не подозревали о  существовании Вени, но сам  Веня
чувствовал невероятно сильную потребность вступиться за них.
     - Мы бы могли  стать  пионерами, -  не захотел спорить Коля.  -  Но без
октябрятства стать пионером ни у кого не получится.
     - Трудно что ли звездочку на груди таскать? - рассердился Веня. Пионеры
ему почему-то нравились больше, чем октябрята.
     - Тут не в звездочке дело, - сказала Лена. - По-моему я  что-то про них
читала, про этих октябрят.
     Она  выскочила  в  комнату, откуда  сразу  же  раздалось  пронзительное
"Уйди!!!" и торопливое "Я не смотрю! Не смотрю!", и Лена вернулась с книгой.
Картинка  на  обложке  стерлась,  но  черные  буквы   названия  были  вполне
различимы. "Родная речь" - так называлась принесенная книга.
     - Счас найду, - Лена пролистнула несколько страниц и принялась читать с
выражением:
     "-  Вот ты  можешь  ходить за продуктами,  подметать пол,  ухаживать за
младшими братьями и сестрами? - спросил меня Вовка.
     - Конечно, могу, - с обидой ответил я.
     - Но ты можешь этого и не делать. А мне нельзя! Я - октябренок!
     Я завидовал Вовке. Какой же он счастливый..."
     -  Погоди,  - оборвал чтение Веня, -  Че это он Вовке-то завидует? Ведь
классно   же  не  подметать,  не   ходить  по  магазинам,  не  ухаживать  за
малолетками! Какая уж тут зависть!
     - Я бы тоже не стал завидовать, - подтвердил Коля.
     - В этом-то все и дело! - загадочно сощурилась  Лена. - Октябрята - это
те, кому за счастье подметать, бегать по магазинам и проворачивать работу по
дому, вместо того, чтобы заняться чем-нибудь действительно потрясающим.
     - Мы - другие! - догадался Коля. - Сейчас все другие. Поэтому октябрята
и перевелись на белом свете. Я бы не смог стать октябренком.
     - Я бы тоже,  -  подтвердила  Лена. - Когда вырасту,  никогда  не стану
закручивать  огурцы  и помидоры в стеклянные  банки. Просто представить себя
такой не могу.
     - Вот о чем говорят старики в трамвае, - заорал  Веня. - Мы, говорят, в
ваши годы были  совсем  другими.  Мы  уступали старшим место,  а  вам только
жвачку жевать.
     - А мой папа был октябренком, - поделился соображениями Коля. - Поэтому
он до сих  пор  помогает маме.  Не может  иначе.  Говорят,  нормальные  папы
вечерами читают газеты, да телевизор смотрят.
     -  Угу, -  подтвердил Веня. - Мой отец как  раз такой и есть. И никаких
тебе  октябрятских замашек.  Но пионером  он,  наверное, был. Потому как  на
участке вкалывает за четверых. Так мать говорит.
     -  Наверное,  поэтому гномы  с ними  и  общались,  с октябрятами-то,  -
завершила цепочку  рассуждений Лена. -  А как октябрят не стало, гномы сразу
заскучали и ушли. Десять минут прошло, давайте в комнату.
     Напоследок она прихватила из коробки горсть чего-то невидимого.
     Мандарин выглядел нетронутым, а гном - совершенно довольным. Но простое
нажатие пальца убедило Колю, что под оранжевой кожурой более ничего нет.
     - Съел,  - восхитился Коля.  -  и не  растолстел совсем. Как это в тебя
столько умещается?
     - Мы едим совершенно иначе, - наставительно  сказал  гном. - Такие  как
вы,  вечно жуют, чавкают, сглатывают, сплевывают.  То ли дело мы! Все чисто,
чинно, благопристойно.
     - Сравнивай,  -  сказала  Лена, вытащила из  кулака зеленую  фигурку  и
поставила ее вместе с гномом на стол в круг света от настольной лампы.
     При  электрическом  свете  собственное  сияние гнома  потухло  и ребята
смогли рассмотреть его круглое лицо.  Бороды у него не было совсем, а голову
венчала  остроконечная  шляпа  с  длинными круглыми  полями. Точно такой  же
оказалась и фигурка, принесенная Леной.
     - Уберите от меня эту безвкусную поделку! - завозмущался гном.
     - Подделку? - спросил Коля.
     - И поделку, и подделку! Уберите! Мне не нравится!
     Но у Лены  были другие планы. Раз,  и на столе появилась точно такая же
фигурка,  только не  зеленого,  а  красного  цвета.  Длинный  кафтан,  узкие
штанишки, острая шляпа и лицо-шарик.
     - Это из той  игры, - пояснила Лена.  - Я  же  говорила, что там четыре
команды.
     - Наверное, создатель  игры тоже  водил  личное знакомство с гномами, -
предположил Веня.
     - А остальные две команды были фигурками октябрят? - не утерпел Коля.
     - Нет. Все четыре команды были гномиками. Зеленая и красная сохранились
целиком. Синих я не  видела никогда, а  из желтых  гномов  оставался  только
один. И тоже без подставки, как и твой. Поэтому я и говорила, что уже видела
такого.
     Услышав   "желтые   гномы",   Веня  заволновался.   Что-то   неприятное
просыпалось в его памяти.  Что-то такое,  о чем хотелось забыть немедленно и
навсегда.
     - Я - не игрушка, - надул гном свои крошечные губы. - Я - настоящий!
     - Ну-ну, обиделся, - не дала ему Лена разреветься. - Давай, рассказывай
свою тайну. Ты обещал.
     - Хорошо, -  не  стал спорить гном. - Слушайте все! У мальчика, который
меня нашел, есть дома волшебные палочки!
     - Волшебных палочек не бывает! - недоверчиво воскликнул Веня.
     - А гномы бывают? - прервал его Коля.
     - Если были  гномы, если были октябрята, то почему бы не быть волшебным
палочкам, - рассудила Лена.
     - Но что они делают  у меня дома?  - Коля еще не  мог придти  в себя от
такой ошеломляющей новости.
     - А я знаю? - язвительно отозвался гном.
     - Ты хоть можешь сказать, где они лежат? - спросил Коля.
     - Легко, - скривился гном.
     - Так скажи!
     - Давай мандарин, - потребовал упрямый хранитель тайны.
     - Дай ему еще, - взмолился Коля.
     Лена взяла мандарин с блюда и направилась к двери.
     - Получишь, когда палочки будут у нас в руках.
     Гном кивнул и с самым серьезным видом начал собираться в дорогу.
Глава 7,
     которая повествует о том, как начались первые чудеса
     Ключ искать  было долго и поэтому  Коля  просто позвонил, поднявшись на
цыпочки. Дверь открыл папа.
     - А, Николя! - обрадовался он. - И не один. Проходите, проходите.
     Папа стал  звать Колю так после  того, как он с  мамой  смотрел  в кино
какую-то там  Анжелику.  В  этом фильме и  снимался  тот  самый Николя. Папа
сказал, что он высокий,  сильный и  удивительно смелый. А потом добавил, что
Коле неплохо бы на него походить. Коля не возражал. Ему тогда  было года три
и он  большей  частью вообще  не разговаривал.  Но, наверное,  чтобы Коля не
забывал, папа его с тех пор стал звать "Николя".
     Папа вернулся  к толстенной книге и, улегшись на  диван,  продолжил  ее
читать. К  книгам такого размера Коля всегда относился с  почтением. Из  них
получался  невероятно  устойчивый  фундамент  для  крепостей,  сложенных  из
кубиков  и  деталей трех  конструкторов.  В  последнее  время  строительство
крепостей Коля забросил,  но воспоминания остались. Сейчас Коле  было не  до
книг, и ребята тихонько проскользнули в Колину комнату.
     - Ну, показывай, где они, твои палочки? - сказал Коля, раскрывая ладонь
и предлагая гному перебраться на стол.
     - Мандарин, - напомнил гном.
     -  Только  ты  сразу скажи,  - потребовала Лена,  не  убирая  пальцы  с
оранжевой поверхности. - А то опять ждать десять минут.
     Гном только отмахнулся, показывая, мол, что вы все со своими пустяками,
когда мне предстоит по-настоящему  важное дело.  Коля  даже испугался, а  не
стал ли гном взрослым. Может он подхватит сейчас  маленькую сумочку-визитку,
сядет в крохотную модель "Мерседеса" из Колиной коллекции, да уедет по своим
непонятным делам. Но гном остался. Он только непрестанно стукал кулачками по
мандарину, проверяя упругость кожуры.
     -  Подойдет, -  принял решение  гном  и  подобоченился. - Слушайте все.
Волшебные палочки лежат вон в той коробочке.
     Крохотная ручонка указывала на приткнувшийся к лампе розовый цилиндрик.
Коля  немедленно раскрыл  его. Раскрыл так быстро и неловко,  что содержимое
круглого  пенала  высупалось  на  самый   край  стола.   Теперь  на  гладкой
поверхности  лежала горка  палочек  для счета.  Они  достались Коле от папы.
Раньше первоклассники в школах совершенно не смыслили в числах и им покупали
такие палочки. Сейчас же любой первоклассник уж  точно умеет считать, а если
и  не  умеет, то цифры уж знает наверняка. Поэтому  теперь такие палочки  не
продают.  Но  Коля  все равно  их  любил. Когда задачки  не поддавались,  он
засовывал кончик палочки себе в рот и начинал перекатывать его языком, время
от времени  подправляя зубами.  И, странное дело,  решение  приходило.  Хоть
медленно, иногда минут через двадцать, но оно возникало в Колиной голове. То
самое,  что значилось на  последних  страницах учебника. Поэтому ему не было
нужды одевать ботинки и бежать через  двор к самому умному мальчику в классе
Петьке  Зеленкину.  Или  к  той  же  вреднючей  Светке,  которая  непременно
напомнит, что настоящие мужчины обязаны решать задачки самостоятельно.
     Палочки служили для Коли талисманом удачи. Талисманы были  у многих. Та
же Светка таскала в волосах заколку  с красной рыбкой и хвасталась, что  эта
рыбка  помогала  ей  быстрее всех бегать на физре. Хотя каждому дураку ясно,
что с такими длинными ногами  медленно  мог бегать только самый распоследний
идиот. Может и у Коли имелись способности  к  математике, просто ему приятно
было думать, что это палочки подталкивают его к верному решению. Но  ведь от
этого они не становились волшебными.
     Веня  уже  потянул  палочки к  себе  и  Коля  испугался. Но потом испуг
прошел, ведь Веня - это друг. Даже если палочки волшебные, то Веня вернет их
Коле, а не заберет навсегда. Наверное. Что-то не давало  Коле  успокоиться и
он  немедленно  завладел   тремя  из  оставшихся.  Ничего  удивительного  не
происходило.
     - По виду так самые обыкновенные, - разочарованно сказала Лена, вертя в
руках одну оранжевую и одну белую. - Ну и изгрыз же ты их.
     -  А  я ручки грызу, - похвастался Веня.  -  Мне одной ручки на  неделю
хватает,  - тут он  засмущался и  поправился. - Нет, на десять дней.  Сейчас
пластмасса чересчур твердая пошла.
     Колю захлестнула обида. Гном наврал.
     - Как ими пользоваться-то? - Лена тоже переставала верить.
     -  Ваши палочки,  людские,  - язвительно заметил  гном. - Вы  и  должны
знать, как ими пользоваться. Мое дело  - показать. Если бы здесь были гномьи
волшебные палочки, я бы объяснил. А теперь думайте сами.
     - Я понял! -  вскричал Веня невероятно разочарованным голосом. -  Когда
взрослые хотят нам почитать мораль, то обязательно называют волшебными самые
обыкновенные   вещи.  Как,  например,   рубанок.  С  помощью  рубанка  можно
выстругать  табуретку и без волшебной палочки.  Детишки читают  и  радуются.
Только никогда почему-то не обращают внимание  на то, что волшебная  палочка
делает табуретку за одну  секунду,  а рубанком строгать  и строгать. Да  еще
неизвестно, получится ли. Строгать-то надо умело.
     -  Причем тут рубанок? - спросил Коля, чуть  не плача. Если бы рядом не
стояла Ленка, он бы наверняка разревелся.
     -  Сейчас  объясню,  -  предложила  Лена.  - С  помощью  палочек  можно
научиться  считать. Искусство счета  для первобытных  людей выглядело  самым
настоящим волшебством. Поэтому гном и назвал счетные палочки волшебными.
     Коля горько вздохнул. Он  хотел  быть  волшебником  не для  первобытных
людей, а для тех, кто живет с ним в одно время.
     - Не спорьте,  - заметил  молчавший до  этого гном. - Палочки что ни на
есть волшебные. ПО-НАСТОЯЩЕМУ волшебные. Я всегда вижу волшебные  вещи, хоть
и не могу с ними управляться.
     После этих слов он снова уткнулся в мандарин.
     - Что с  ними делать, с  такими  волшебными-то?  - недовольно  протянул
Веня. Он уже  успел  взмахнуть три раза  палочкой над головой, приговаривая:
"Хочу  кассету с Джекки Чаном". Но желанная кассета продолжала  оставаться в
магазине.
     - Ты белой машешь, - догадался Коля. - Попробуй оранжевой.
     - Бесполезняк, - угрюмо сказал Веня после пятой попытки.
     - Угу, - подтвердила Лена. - Я и белой пробовала, и оранжевой, и обеими
вместе. Ничего не получается. Ничего! Может, они не все волшебные?
     -  Все,  -  возразил  гном.  -  Абсолютно  все. Только надо  уметь  ими
пользоваться. Не научились, нечего  на гномов пенять. Ладно, не  мешайте мне
подкрепляться. У меня, между прочим, заслуженный отдых.
     Он проткнул в кожуре дырку, присосался  к отверстию и с тонким  свистом
принялся втягивать в  себя  внутренности южного фрукта.  Наступила тоскливая
пауза. Сказка не пришла и даже совершенно невероятный в обычном  мире  гном,
светящийся золотым сиянием, не радовал глаз.
     - Ой, - испуганно воскликнула Лена.
     В  ее  руках появилась белая книга. На  обложке  ее  стоял  улыбающийся
толстячок,  над  которым распростерся черный  дракон.  "Хоббит" значилось на
ней.
     - Моя книга! - объявила Лена. -  Видите,  пятно чернильное. Это еще моя
мама в свое время поставила.
     - Про пятно потом, - перебил ее Веня. - Ты лучше скажи,  как твоя книга
здесь очутилась. Может эта... как ее... телелепортация?
     -  Телепортация,  -  поправил  друга  Коля.  Но  Веня,  уставившись  на
таинственно объявившуюся книгу,  не  обратил  на Колино  замечание  никакого
внимания.
     - Ума не приложу, - удивлялась Лена. - Я просто сидела и думала, раз уж
мы все равно ничего не делаем, так хорошо хотя бы про хоббита дочитать. Ведь
на таком интересном месте остановилась. А потом раз, и книга в руках.
     -  Подожди,  подожди,  - забормотал  Веня.  -  Жарко  здесь, хорошо  бы
мороженого съесть. Порцию, а лучше две. Мороженого! Мороженого! Ну? Где оно,
твое мороженое, бесполезная палка?!
     Веня как сидел, так  и  продолжал сидеть с  совершенно  пустыми руками.
Однако, в одном  он был совершенно прав. В комнате становилось душно. Срочно
требовалось  либо  открыть  форточку,  либо  съесть  то самое,  недосягаемое
мороженое.
     Коля представил  его  во всех подробностях. "Опал Фрутс". Несколько лет
назад они  с мамой часто гуляли по жарким летним улицам и неизменно покупали
две  порции.  Апельсиновую - для  Коли.  А  для  мамы  -  черную  смородину.
Почему-то мама предпочитала именно ее. Но Коля не переживал. Дело в том, что
мама  ела  свою порцию очень медленно.  У нее всегда  оставалась чуть  ли не
половина  в  то время, когда  в Колиной руке была  только начисто вылизанная
круглая палочка. Коля  не любил  черную  смородину и  поэтому  ему  было  не
завидно.   Он  просто  радовался  за  маму,  и  они  шли  дальше,  чтобы  на
какой-нибудь улочке им достали из морозилки следующие две порции.
     Коля  увидел  свою  порцию.  В  ярко-оранжевой  обертке   с  половинкой
апельсина.  Через  обертку  он  нащупывал  палочку  и  чувствовал  прохладу,
исходящую от сладкого  лакомства.  Потом он  удивился тому, что  прохлада не
исчезла.  Потом он понял,  что  стоит  не на улице,  а сидит  на собственной
кровати. И в руках у него самая настоящая порция мороженого.
     - Почему у меня-то не получается!!! - взвыл Веня от обиды.
     - Ты не кричи, - попробовал объяснить Коля. -  Не зови ее,  а  попробуй
представить.
     - У  тебя получится,  - серьезно сказала Лена. - Представить, это... ну
как нарисовать.
     Веня похолодел и без всякого мороженого. Сейчас его секрет про тетрадку
выплывет наружу. Но Лена промолчала.
     У Вени отлегло от сердца. А ведь и верно. Представить - это  все равно,
что нарисовать.  Ведь самолеты он никогда  не  срисовывал.  Картинка  просто
возникала у него в голове, и Веня  быстро переносил ее  на листок бумаги.  А
без  картинки самолеты  всегда  получались  плоскими  и  скособоченными.  Он
задумался.   Представил   хрустящий   вафельный  стаканчик,  разделенный  на
квадратики, и небольшую  горку  мороженного  над  ним.  Горка  была  уже  не
гладкой,  а  ноздреватой, оплывающей под  натискои  жары. Еще  немного и она
потечет на пальцы, которые  сразу станут сладкими и липкими. Веня зажмурился
и лизнул наугад. Язык подхватил сладкую массу, приятно расползшуюся по всему
рту. У него получилось!
     Раздались шаги и в комнату вошел папа.
     Коля  перепугался. Что скажет папа,  увидев гнома.  Папа  заметил испуг
Коли и внимательно  осмотрел комнату. Взгляд  прошелся  по  столу,  уперся в
оранжевый мандарин, рядом с  которым сидел гном, остановился... и перескочил
на мороженое.
     - Проголодались! - понял папа. - Николя, надо было сразу сказать. Ну-ка
все на кухню!  А почему с дамой никто  не поделился  мороженым?  Ну  Веня-то
ладно, а ты, Николя! С таким-то именем...
     - А что с именем, - проворчал Веня. - У меня тоже имя хорошее.
     - Совершенно верно, - кивнул папа и подмигнул специально  для  Вени,  -
раз  уж  так получилось,  что и  у тебя имя хорошее, то почему бы и тебе  не
предложить графине половинку своей порции.
     Веня был человеком невредным, и к Лене протянулись сразу две мороженки.
     Она замотала головой:
     - Не хочу, пока не хочу.
     - Все равно на кухню, - распорядился папа. - Ну-ка, ну-ка, - его крайне
заинтересовала Ленина  книга. Девочка протянула ее навстречу, чтобы Колиному
папе было виднее.
     - Хорошая  книженция у тебя,  - обрадовался папа.  -  Сам от нее  был в
полном восторге. Что же я за  нее в книгообмен утащил?.. - папа хлопнул себя
по лбу два раза, но память не просыпалась.  - Забыл! Но книга замечательная!
Я  своему  ее тоже подсовывал. Но  ему  лишь  бы бегать.  Ничего, еще успеет
прочитать. Что  стоите? Марш вперед. Пока  я  поищу  что-нибудь вкусненькое,
обладателям хороших имен будет не вредно помыть руки.
     И он ушел, прихватив с собой обе порции, от которых отказалась Лена. На
кухне он положит их в морозилку, чтобы они до конца  ужина не превратились в
сладкое месиво.
     -  Я  у  тебя  на кухне сливы  видел,  -  сказал  гном,  отодвигаясь от
опустевшей кожуры. - Не забудь принести мне парочку.
     - А почему мой папа тебя не заметил? - удивился Коля.
     -  Он в меня не верит, - пояснил гном.  - Когда ты вырастешь, твой мозг
будет устроен  так, что перестанет видеть предметы, в которые ты не  веришь.
Это  сложно  объяснять. Не забудь  про  сливы, а еще лучше  - возьми  меня с
собой.  Я выберу  самые для меня  подходящие.  Такой тонкий  процесс  нельзя
поручать никому.
     - Коля, ты дашь мне одну палочку? - спросила Лена.
     Коля заволновался. Почему-то  ему было жалко расставаться с  палочками.
Ведь  он  к  ним так  привык.  Но  друзья...  Им  тоже  хотелось  быть  хоть
маленькими, но самыми настоящими волшебниками.  И Коля  протянул  одну белую
палочку Лене, а оранжевую - Вене.
Глава 8,
     в которой к Вене приходит хозяин Темных Стекол
     Вене не спалось. Палочка волновала его, будоражила внимание и не давала
успокоиться. Он поэкспериментировал бы и сейчас, но побаивался.
     Веня и сам не смог бы объяснить, чего он страшился. Ведь, как ни крути,
а  он стал гораздо  сильнее  с  этой,  подаренной Колей волшебной  вещичкой.
Теперь не нужно  каждый  день экономить и копить деньги.  Просто  представил
вещь, крутанул разок палочку, и вот она уже в руках.
     Пальцы в  очередной раз полезли под подушку, чтобы убедиться в том, что
палочка  пока на месте,  что  она  вовсе не выдумка, а  реальность.  Хоть  в
реальности таких вещей случаться и не должно.
     Папа и мама  спокойно  спали в соседней комнате,  а Веня  никак  не мог
ухватить сон. Он  и глаза закрывал, и старался ни о чем не думать, и считал.
Но когда добрался до шестьсот  двенадцати, счет  ему окончательно опротивел.
Погрузиться в дрему мешали и шорохи.
     Веня  всегда  поражался,   сколько  шорохов   живет  в   ночи.  Это  не
какой-нибудь грузовик  за окном проехал или  поезд прогремел. Шорохи жили  в
его квартире. Днем они благоразумно отдыхали в  недостижимых глубинах шкафов
и сундука, а ночью выходили наружу.
     Сегодня  шорохи  слышались  со  всех сторон,  словно  у  них  проводили
общешороховое  собрание. Веня пытался представить облик существ, порождающих
шорохи,  и каждый раз  у  него получалось  что-то  противное. То разъяренный
мамонт  с  маленькими злющими  глазками, светящимися багровым  пламенем,  то
непонятное трехглазое существо, прибывшее с чужой планеты, чтобы сожрать как
можно больше  людей,  то черный всадник, скачущий  во тьме и выжигающий души
взглядом холодных серебряных глаз.
     Чтобы отвлечься, Веня принялся разглядывать мебель. Шкаф теперь походил
на вместительный  ангар. Он  угрюмо чернел, словно злился, что никто никогда
не раздвинет его створки  затем,  чтобы выпустить в голубое небо серебристый
корпус  самолета.  Этажерка   днем  неуловимо  напоминала   древний   биплан
"Россия-А", накренившийся на  одно крыло, да так  и замерший в лихом вираже.
Но  теперь,  если  она  и  казалась  самолетом,  то  самолетом,  угодившим в
авиакатастрофу. Мертвые души  гнездились в обломках и подрагивали в  злобном
ожидании  какого-нибудь  незадачливого  изыскателя. Разумеется,  трагическая
роль изыскателя предназначалась для Вени.
     Веня уже  скомкал всю постель, но так и не смог заснуть. С обеих сторон
возвышались высокие  бортики, так  как днем  Венина кровать  превращалась  в
обыкновенное кресло. Вене  нравились эти  бортики. Они  отгораживали Веню от
сумеречного мира, в котором возились неразличимые во тьме хозяева шорохов.
     Наверное, если  Веня  увидит хоть  одного из обитателей ночи, то  сразу
умрет от  страха.  Лучше  сразу,  чем смотреть как тянутся к тебе  когтистые
холодные пальцы, как раскрывается пасть,  утыканная острыми  иголками зубов,
полускрытых  противной слизью. Ночные  существа  видели Веню, знали  об  его
страхах, но  не нападали, а только шуршали во тьме. Наверное, они  ждали. Но
чего именно?
     Шорохи приближались. Веня зажмурил глаза.  Шуршало почти  под кроватью.
Сердце  учащенно забилось.  Нет, совершенно  невозможно  лежать  с закрытыми
глазами. Может враг совсем  рядом. Надо  срочно  открыть глаза и убедиться в
собственной безопасности. Замирая от страха, Веня  раскрыл глаза. Призрачный
силуэт реял под потолком. Веня чуть не застонал в ужасе, но  двойное мигание
глаз, прогнало сумрачное видение. Ну  почему нельзя встать  и включить свет?
Почему? Почему нормальные люди спят как положено и только Веня  трясется, не
в силах забыться. А может враг не ушел, а может  он только притаился,  чтобы
напасть, когда Веня снова закроет глаза. Можно встать и отправиться в ванную
комнату, чтобы хоть немного  посидеть при свете и успокоиться. Но потом ведь
придется  возвращаться обратно.  И  если  сейчас  еще  оставалась  крохотная
надежда уснуть, то после прогулки придется мучаться до утра.
     Нет,  когда  Веня  вырастет,  он  обязательно  будет  спать  только при
включенном свете. И никак  иначе. Вене хотелось  плакать от того, что нельзя
зажечь свет прямо сейчас. Свет разбудит родителей,  они придут и будут долго
выговаривать   Вене  за  напрасную  трату   электричества.  А  про  то,  что
электричество все время повышалось  и  повышалось, Вене было известно. И чем
больше  повышалось электричество, тем сильнее ругали Веню, когда  он забывал
выключать свет.  И Вене ничего не оставалось, как лежать, плавая в страхе, и
вглядываться  в  ночь,  искренне  надеясь,  что   оттуда  не  вылезет  нечто
отвратительное.
     Над   правым  бортиком   зажглись  два  красных   огонька,  словно  две
магнитофонные лампочки. Веня мгновенно повернулся на другой бок. Показалось,
всего только показалось. Когда-нибудь Веня обязательно повернется обратно  и
проверит свою догадку, но не сейчас. Сейчас легче лежать и думать о том, что
над правым  бортиком  никого  нет. Немного подумать,  а  потом  осмелиться и
повернуться.
     Пара  красных  огоньков вспыхнула  над  левым  бортиком.  Веня  тут  же
развернулся и  с  ужасом обнаружил, что красные  огоньки с  правого  бортика
никуда не исчезли. Наоборот, их теперь стало больше. Целых шесть.
     Веня  бухнулся  на  спину. Ряды  красных  огоньков  по  обеим  сторонам
множились  с  каждой, исчезающей в ночи секундой. Наверное, он спит. Ведь во
сне  тоже  бывает  иногда  удивительное   чувство   реальности.  Зато  когда
проснешься, то  сразу понимаешь, что это  был  всего лишь сон. Но как трудно
проснуться, находясь в кошмаре. Самыми счастливыми минутами кошмара для Вени
были  те, когда  он  понимал, что  это  не  по-настоящему. У  него был  свой
собственный,  неоднократно проверенный  способ  избавления от кошмаров. Надо
было  всего  лишь  кинуться в  разверзнувшуюся пасть чудовища.  И тогда Веня
благополучно  проваливался в другой сон. Может быть скучный, зато совершенно
не страшный.
     Но сейчас понимание не приходило. Сейчас властвовало ужасающее чувство,
что  Веня  находился в самой настоящей реальности.  Снаружи  любого  сна.  И
красные  огоньки  немигающих  глаз  неумолимо  смотрели  на   несчастного  и
испуганного Веню.
     Он хотел закричать, но звуки застряли в  горле. Он хотел закрыть глаза,
но  те  отказывались закрываться. Веня лежал и  смотрел на красные  огоньки,
вспыхивающие и не угасающие вокруг всей его постели.
     У  его вытянутых  ног, там,  где  обрывалась развернутая спинка кресла,
появилась  темная  фигура.  Комната  теперь не  была погружена  во  мрак, ее
окутывало едва различимое сумрачно-серебристое сияние. Черный высокий силуэт
выделялся в  этом призрачном свете. Он был одет  в длинный  плащ. На бледном
лице с глубокими черными морщинами покоились темные стекла очков.
     Веня сжался, но ничего не  мог  сделать. Ни спрятаться,  ни убежать, ни
просто встать и включить свет, несмотря на родительские запреты.  Оставалось
лежать и не  отводить взор от темных стекол.  А они были еще  страшнее,  чем
неведомые красные огоньки.
     -  Зздравсствуй, мальчик, -  произнес хозяин Темных Стекол, - в прошлый
разз ты ззабыл ссказзать мне адрессс.
     - Какой адрес?  -  прошептал  Веня.  Он  так  надеялся, что дребезжание
хозяина Темных Стекол разбудит родителей. В комнату зайдет папа и  вышвырнет
постороннее страшилище прямо с пятого  этажа.  Но  папа спал  далеко-далеко.
Даже всхрапывание не слышалось, словно соседняя комната провалилась в другой
мир.
     - Не дури, - мягко продолжил хозяин Темных Стекол. - Ты ззнаешь,  какой
адресс. Адресс мальчика Коли.
     Веня  молчал.  Он хотел  сжать  зубами  кончик  простыни,  но  побоялся
пошевелиться.
     - Ты видел гнома? - дребезжание приблизилось.
     Веня боялся настолько сильно, что даже не мог врать.
     - Видел, - выдавил он.
     -  Адресс! Скорее адресс! Время  уходит! В  вашем мире  вссе  делаетсся
неправильно.  Поззавчера,  безз  пятнадцати шессть  я  должен  был  ззабрать
указзующий  персст, но мальчик Коля опередил  меня. Хотя  уж ему-то подобный
предмет  ссовершенно  не нужен. Поззавчера, безз дессяти воссемь я всстретил
мальчика  Веню,  который  должен  был  ссобщить  адресс  мальчика  Коли,  но
ззаупрямилсся. Но  я  ззапомнил  мальчика  Веню. И  он мне  сскажет, сскажет
адрессс. Только он. Только первый, к кому я  обратилсся с вопроссом,  ззнает
исстинный адрессс. Таковы законы!
     Веня  со  страха  перестал  видеть.  Красные огоньки  слились  в единую
дрожащую линию. Остался только дребезжащий голос.
     - Сскажет. Или ему придетсся поззнакомитьсся сс моими крыссомуммиями.
     Глаза Вени раскрылись до предела.
     Красные  огоньки сдвинулись с  места.  На постель принялись вспрыгивать
десятки  маленьких  существ.  В сумеречном  серебристом свете  они  казались
серыми.  Больше  всего  они походили  на  старых облезлых крыс  с  раздутыми
мордами.  Морды  покрывали уродливые складки, а  из самой глубокой  сверкала
пара красных огоньков - глаза.
     Крысомуммии подобрались к  самому  Вениному подбородку.  За  их  рядами
Властелином Ночи высился хозяин Темных Стекол.
     Веня  молчал.  Он ждал с  нестерпимым  ужасом укуса. Вот-вот  первая из
противных  крыс  вопьется  ему  в   шею.   Так  ждут,  когда  ужалит  сверло
зубодробильного  аппарата  в  стоматологическом   кабинете.  Но  крысомуммии
медлили. Они наслаждались Вениным страхом.
     -  Время! -  вскричал  Хозяин Темных  Стекол.  - Время  уходит.  Сскажи
адресс. Сскажи, иначе твои родители никогда не просснутсся. Ты хочешь, чтобы
они не просснулиссь?
     И Веня сдался.  Сразу.  Без всяких раздумий. Больше всех крысомуммий на
свете,  больше  самого  хозяина Темных  Стекол он боялся, что  мама  и  папа
когда-нибудь умрут. Он даже представить себе не мог, что произойдет, если он
завтра встанет с кровати, а мама и папа так и останутся лежать бездыханными.
Это был самый страшный ужас на свете, потому что без папы и  мамы жить вовсе
невозможно. Коля был  далеко,  а папа и мама совсем  рядом. И  хозяин Темных
Стекол  угрожал им. Только Веня  мог их  спасти. Пусть  он никогда больше не
пойдет в штаб, пусть над его секретной тетрадкой смеется  вся школа, но папа
и мама должны были завтра проснуться. Должны во что бы то ни стало.
     -  Суворовский  переулок,  дом  пять,  квартира  шестьдесят  восемь,  -
прошептал он.
     - Сспасибо, мальчик Веня, - торжественно возвестил хозяин Темных Стекол
и на секунду снял очки. На Веню взглянули глаза, залитые холодным серебряным
светом.  Затем  очки снова оказались на месте,  а  их обладатель  растаял  в
ночной тьме.
     Крысомуммии,  пересмеиваясь, попрыгали с  Вениной постели и с  шорохами
унеслись прочь.  В  квартире  вновь обнаружилась  привычная  ночная тишина с
тихими звуками, теперь уже знакомыми и  нестрашными.  Соседняя комната вновь
очутилась на месте. Веня слышал похрапывание  папы. Значит, ничего страшного
не произошло. Значит, все в порядке.
     Но  что будет  с Колей? Ведь хозяин Темных Стекол  сейчас  отправился к
нему. Постойте,  но  зачем  ему  Коля?  Ему нужен  совсем  не  Коля! Он ведь
спрашивал  про  гнома.  Конечно   же,  такие  страшилища   не   интересуются
обыкновенными  мальчиками,  они  ищут  золотистых  гномов. А  гном... Да-да,
именно  так.  Пусть хозяин хоть заищется  гнома в Колиной квартире.  Нет там
гнома, и все. И ничего он там не найдет, нет.
     По крайней мере думать так  было намного приятней.  Казалось  даже, что
Веня вовсе  не выдал Колин  адрес. Ведь  ничего страшного  не  случится,  не
правда ли?
     И Веня,  успокоившись от  перенесенных волнений,  провалился в глубокий
сон без всяких сновидений.
Глава 9,
     в   которой  количество   палочек   уменьшается,   а  Коля   занимается
экспериментами
     Второй школьный день точно так же похож на первый, как и все остальные.
Только  уже  никто  не  дарит  цветов  и  даже малейшие  признаки  праздника
растворяются в суровых буднях.
     Сегодня Коле досталось не только от Пашки,  но и от Владяна. Владян был
цепким худым и невероятно наглым,  что  ему помогало во  всех драках. А если
драва  клонилась к поражению, то  за Владяна всегда вступался Пашка. У них и
фамилии в журнале рядом стояли: Радостев Павел и Рузиков Владислав.
     Коля сидел и размышлял, что надо продержаться всего лишь одну перемену.
На уроках было безопасно. Тем более, что Коля теперь сидел за первой партой.
А после уроков можно было возвращаться в нормальную добрую жизнь.
     Коля  всегда  удивлялся насколько  различается жизнь в  школе и  за  ее
пределами. Если  в школе над Колей витало постоянное чувство опасности удара
в  спину  или обиды,  то  во  дворе он  преображался. Во  дворе почему-то не
спорили, кто сильнее и  кто  быстрее сможет врезать другому в глаз. Во дворе
все вертелось вокруг  того,  кто умел придумать чего-нибудь интересное.  А в
школе  получалось иначе.  Если ты послабей, то  тебе всегда доставался самый
грязный участок для уборки территории, самый тяжелый груз и  самое неудобное
место.  Бывало  мест  не  хватало и  Коля оставался стоять, пока учительница
волевым решением не сдвигала кого-либо  с насиженного угла.  Веня  учился  в
другом классе, и у него подобных  проблем даже не  возникало. Конечно,  Коля
дрался, но драки всегда заканчивались для него плачевно.  Девчонки заливисто
смеялись над его перепачканной формой.  А Светка  Белорусских откровенно его
презирала.
     Но Коля не унывал. Тем  более сегодня, когда в его шмотнике лежал пенал
с волшебными  палочками. Коля побоялся оставить его  дома. Ему казалось, что
воры только и ждали, когда Коля уйдет в школу, чтобы украсть все палочки  до
единой. Еще два дня назад судьба палочек  нисколько  не  волновала  Колю, но
теперь они стали его главным сокровищем.
     Разумеется,  про палочки  он никому  рассказывать не стал.  Жизнь - это
такая штука,  когда  любую  хорошую вещь, оказавшуюся у тебя,  так и норовят
присвоить все, кто  посильнее. Хорошую вещь нельзя показывать кому попало  -
отберут. Этому  Коля был  научен  с детства, когда  в четырехлетнем возрасте
вышел во двор с новеньким красно-синим грузовиком. До вечера он самозабвенно
катал его в куче песка. Коля  строил подъездные пути к многоэтажным гаражам,
которые терпеливо вырывал в песке и укреплял обломками найденной дощечки. На
душе царил настоящий  праздник. А потом прибежали незнакомые большие ребята,
выхватили  у  него  из  рук  грузовик  и  быстро-быстро  унеслись  прочь  от
завывающего как сирена Коли.
     Такая же история могла получиться и с палочками. Поэтому Коля хранил  в
строгом секрете свои приключения и терпеливо ждал окончания уроков.
     Палочки занимали все  мысли. Колю даже не  расстраивал теперь тот факт,
что гном переехал к Лене. Разумеется, польстился  на мандарины, которые Коле
покупали довольно редко. Но палочки-то остались.
     Прозвенел звонок  и Коля первым выскочил из класса, чтобы  предупредить
Веню.  Не хватало  еще, чтобы Веня  растрепал в своем классе о  палочках или
начал творить чудеса прямо на уроках.
     Веня молча глядел  в окно.  Рядом с ним стоял толстяк Серега  Воршин из
Вениного класса.  Серега был  не прочь посидеть на подоконнике, но  по этажу
дежурила биологичка, которая безжалостно сгоняла всех нарушителей.
     - Старорежимница, - прогудел ей вслед Серега, но сесть на подоконник не
осмелился.
     Зато Веня  бесстрашно уселся на  белую  плоскость и даже поставил  туда
ногу  в потрепанной кроссовке. Серега  аж ошалел от такой наглости, зашлепал
губами и на всякий случай перешел к другому подоконнику.
     Коля поспешил к другу, но не успел. Рассекая роящиеся  толпы школьников
к нарушителю спешила биологичка.
     - Немедленно слезь с окна!!! Немедленно! - закричала она еще издали.
     Веня нехотя скатился на пол. Биологичка уже стояла перед ним.
     Веня задумчиво крутил в руках палочку.
     -  Как   фамилия?!  -  строго   спросила  биологичка.  -  Кто  классный
руководитель?
     -  Фамилия? -  удивленно  произнес  Веня,  как будто  такой вопрос  ему
задавали первый раз в жизни.
     - Фамилия! - утвердила  биологичка, наливаясь праведным гневом. Услышав
крики, из туалета потянулись курильщики, пряча бычки в оконные щели.
     Веня продолжал крутить палочку в руках и напряженно о чем-то думал.
     Учительница  на  миг  тоже о чем-то  задумалась, суровость  покинула ее
лицо, и оно выглядело теперь просто уставшим.
     Скорость палочки в Вениных руках возрастала.
     Но лицо учительницы биологии вновь стала напряженным.
     - Не слышу, - она взяла Веню за плечо.  - Не слышу фамилию! К директору
захотел?
     Веня не хотел к директору.  Он судорожно  выдохнул  и  сунул  палочку в
карман.
     - Данилов, - нехотя ответил он. - Шестой "А".
     -  Марш в класс,  -  распорядилась биологичка,  - и чтоб  больше я тебе
здесь не видела.
     Веня медленно,  словно убитый непереносимым  горем человек, поплелся  в
класс. Сбоку к нему пристроился Коля.
     - Ты что, очумел? - грозно зашептал он в ухо другу.
     - Я только проверить хотел, - оправдывался  Веня, - кто ж знал, что они
не всегда  работают.  Я так  старательно  представлял  как  она  передо мной
извиняется за то, что я залез на окно. А палочка не подействовала.
     - Наверное, она только на вещи работает, - предположил Коля.
     -  Не  на  все.  Я вчера вертолет  заказал настоящий. На  крышу  чтобы.
Представлял, представлял, а он так и не появился.
     - Может быть ты плохо представлял?
     - Я?  -  обиделся  Веня. -  Да  я  любой вертолет  могу  представить по
деталям, - и он немедленно  принялся  перечислять.  - Фюзеляж, несущий винт,
рулевой винт и шасси.
     Коля хоть  и  не  видел  секретной тетради,  но знал, что  в знаниях по
авиации Вене равных не  сыскать. Поэтому он согласно закивал, чтобы прервать
список вертолетных составляющих.
     Веня  вытащил палочку и  завертел ее  в  руках. Просто так,  без всяких
желаний.
     - Спрячь, - испугался Коля. - Увидят!
     - Ну и что, - удивился Веня. - Никто не знает, что они волшебные.
     - А если узнают? - язвительно спросил Коля.
     Веня вздохнул и спрятал  палочку  обратно.  Прозвенел  звонок  и друзья
разбежались по своим классам.
     Влетев в класс, первым делом Коля увидел свой шмотник в раскрытом виде,
валяющийся на крышке парты. А в руках Владяна - пенал с заветными палочками.
     - Отдай, - кинулся к нему Коля.
     -  Во тебе, - Владян  больно пнул Колю в  щиколотку и протянул половину
палочек стоявшему рядом Пашке.
     -  По  местам,  по  местам,  -  захлопала  в  ладоши Ираида  Сергеевна,
преподававшая алгебру и геометрию.
     Коля  бессильным  взором проводил похитителей  и  плюхнулся  на  место.
Совершенно невозможно  было  подняться  и пожаловаться  учительнице,  словно
обиженный  первоклассник. Еще невероятнее  казалось  вернуть пропажу  своими
силами.  Он  высидел  урок  как на  иголках. А после  урока, как  оказалось,
следовало не разбегаться, а идти на уборку территории.
     - Отдайте палочки! - взмолился Коля, забегая перед Пашкой и Владяном.
     -  Держи!  -  Пашке палочки были  совершенно не нужны и он протянул  их
обратно Коле.
     Коля быстро сунул в карман куртки Пашкину порцию.
     - Отдай, - попросил он Владяна.
     - Пошшел,  - Владяну  палочки тоже были не нужны,  но он видел, что они
нужны Коле. Поэтому Владян их возвращать не собирался. Что может быть слаще,
чем вдоволь подоставать человека.
     - Пошшел прочь, Наркота, - он отодвинул  Колю с дороги и  зашагал вслед
за Пашкой.
     Коля смотрел ему в спину ненавидящим взглядом.
     Папа звал Колю "Николя", но в школе Колю не считали красивым, сильным и
удивительно храбрым. Сначала его дразнили по фамилии. "Эй, Конопля, Конопля,
шмотник обронил!" - вопили ему вслед одноклассники. Но после лекции  о вреде
наркотиков к Коле прочно приклеилось прозвище "Наркота".
     Краем  глаза Коля  постоянно косил  на  Владяна,  а  тот подсмеивался и
постоянно вертел палочки в руках. У Коли аж дух  захватывало. А  что, если в
этот  момент Владян загадает желание и  оно исполнится? Тогда Коле  уж точно
палочек не  видать.  Но до  сих пор не произошло  ничего удивительного.  Или
желания  в голове  у  Владяна  не  водились.  Или  палочки  отказывались  их
выполнять, как не исполнили они для Вени вертолет в натуральную величину.
     А потом Владян подбежал  к костру и с размаху зашвырнул палочки туда. У
Коли  внутри что-то натянулось и оборвалось.  А потом он  уже  несся, сбивая
дыхания, к  оранжевым языкам пламени, куда старшеклассники сгребали высохшую
листву.
     Колины руки прихватили  по пути  железяку,  чтобы  разворошить огонь  и
вытащить   палочки  на  свободу,  но  его  бег  оборвала   рука  высоченного
десятиклассника, цепко ухватившая Колино плечо.
     - Куда, дурило? Не видишь?
     Коля  вывернулся  и увидел  палочки. Он  протянул железяку  вперед,  но
старшеклассник зло выругался  отобрал  ее у Коли  и выкинул. Другой рукой он
ухватил  Колю  за шиворот. Зло  ухватил, так, что воротник  рубашки впился в
Колино горло.
     Палочки плавились  в огне.  Они  почернели  и согнулись. Поверхность их
вспучилась  пузырями.  На  кончиках,  которые  так часто грызли Колины зубы,
набухали тяжелые  капли. В костре корчились  в смертельных  конвульсиях пять
волшебных палочек. И оживить их  теперь  не  могло никакое  волшебство.  Это
невыносимо обидно: стоять, смотреть, как догорает сказка, и не иметь никакой
возможности ее спасти.
     Заметив, что Коля утих, старшеклассник рывком  развернул Колю от костра
и подтолкнул к  своим. Владян торжествующе улыбался. Что-то лопнуло внутри у
Коли. Что-то  оборвалось раз  и  навсегда.  Подхватив с земли обломок белого
кирпича,  он  запустил  его  в  бледное пятно,  в которое  превратилось лицо
Владяна от набежавщих на Колины глаза слез. Он налетел на Владяна как смерч,
как  ледокол,  как  астероид. Возможно,  со  стороны  все  выглядело гораздо
скромнее,  но этого толчка хватило,  чтобы  повались  врага на  разрыхленную
граблями землю. Коля не помнил  ничего. Он  не чувствовал ни  свои удары, ни
ответные от  Владяна и  Пашки,  который  пытался  пинками  спихнуть  Колю  с
приятеля. А  потом  откуда-то издалека, возможно,  из другого мира  раздался
грозный голос: "Коноплев! Рузиков! Прекратить!"
     Коля  поднялся с поверженного врага. Он ничего не видел. Перед  глазами
все расплывалось и покачивалось. А  в голове все еще бушевала  невосполнимая
утрата волшебной пятерки.
     Учительница  оглядела  перепачканного  Колю с расцарапанным лицом.  Она
чувствовала, что  ругать  его нельзя,  но  и  оставлять  дело  на самотек не
следовало.  Шестой "Б" молча  столпился вокруг  нее и ждал. Разбираться?  Не
сейчас. Потом, когда что-нибудь прояснится.
     - Коноплев.
     Коля вскинул лицо, по которому пролегли черточки слез.
     - Иди домой.
     Коля кивнул,  подобрал рюкзак,  на который  кто-то уже успел  наступить
выпачканной в жирной глине ногой, и побрел прочь.
     Домой он не пошел.
     Идти домой в таком виде совершенно невозможно. Пристали бы с вопросами.
Жаловаться  не  хотелось. И в  самом  деле,  не пойдет же папа и  не отлупит
Владяна за его подлый  поступок. Он же не знал,  что в  школе  Коля вовсе не
сильный и удивительно  храбрый.  А  если бы  знал,  то что? Вздохнул  бы, да
перестал бы  называть Колю красивым французским именем "Николя". Не заслужил
Коля такого  имени. Не оправдал. Разбираться  с  Владяном требовалось своими
силами, а их было у Коли очень немного.
     В  штаб тоже  идти  не  хотелось.  Там мог сидеть Венька. Счастливый  и
безмятежный Венька, что-то там черкающий в своих тетрадках.  Венька, который
учился  в другом  классе и  не страдал ни от Пашки,  ни  от Владяна. Везучий
человек Венька.  А  еще там могла  оказаться Ленка.  Ленка,  которая  читает
книжки про храбрых героев с мечами.  Ленка,  умеющая смотреть таким глубоким
взглядом, что жуть брала. Может она сравнивала Колю с книжными героями. А он
не тянул на них, смелых и храбрых. Совсем не тянул. Только Ленка  об этом не
знала. И хорошо. Но все же немного грустно. Гномам вот замечательно живется.
Налопался мандаринов и никаких тебе Пашек и Владянов.
     Коля  вздохнул. Ничего. Осталось потерпеть каких-то шесть лет.  А потом
начнется  взрослая  жизнь.  Как у папы. Может быть  Коля даже женится. Может
быть он даже научится заворачивать в стеклянные банки огурцы и помидоры. Или
лучше купит аквариум и станет разводить золотых рыбок.
     На ходу Коля пересчитал палочки. Их оставалось семь штук.  Да, утром их
было целых двенадцать. Вы только вдумайтесь, двенадцать волшебных палочек! А
теперь  из-за  Колиной глупости,  да  из-за  подлого  Владяна  пять  палочек
погибло. Коля  клятвенно пообещал, что больше никогда не возьмет  палочки  в
школу. Но ведь любыми клятвами происшедшее переиграть невозможно.
     Ноги подвели Колю к  автобусной остановке. А  не поехать ли  в центр? У
Коли аж  дух  захватило.  Тогда  он заявится домой,  когда начнет темнеть  и
увильнет от любых каверзных вопросов. Вот только денег у Коли негусто.
     Коля  завертел  в  левой руке палочку,  представляя в уме металлический
рубль и желтый полтинник. Правая рука тотчас  ощутила тяжесть  двух монеток,
сразу  начавших  нагреваться  от  тепла  Колиных  пальцев.  Рубль  получился
новенький, с Пушкиным. Коля достойно подготовился  к встрече с автобусом. Но
вот автобус, видимо, еще не был готов  к встрече с  Колей. Он  скрывался  за
углом  и спешно  приводил себя в порядок,  чтобы такому мальчику, как  Коля,
было не стыдно ехать в его салоне.
     Автобус не  появлялся.  От нечего  делать Коля  пошарился в  рюкзачке и
извлек  на свет божий треугольник, спрятанный в дальнем кармане. Треугольник
он  тоже не рискнул оставлять дома,  но  теперь придется.  А  пока волшебная
вещичка переливалась в Колиных руках. На секунду показались буквы из темного
серебра. Коля замер, вчитываясь в строчки. "Пронзив пространство, обнаружишь
ту,  что  многое  расскажет".  Надпись  поблекла и  растворилась в  дымчатом
серебре пластмассы.
     Коля не  знал,  как  пронзить  пространство,  и  поэтому  решил  просто
поторопить  автобус.  Он  прищурился  и  представил  себе  желтый  "Икарус".
Длинный,   с  гармошкой,  у  которого  половина  передней  двери   уходит  в
водительскую кабину. Пальцы  крутили и  крутили палочку,  а автобус  все  не
появлялся.  Волшебство словно  испарилось  из  палочек,  побывавших в  чужих
руках. А вдруг  палочки нельзя никому отдавать! Коля  перепугался.  Но  ведь
работали же палочки  в руках и Вени, и Лены. А тут вдруг перестали. Нет, тут
дело нечисто.
     Машинально Коля прибавил к оранжевой палочке белую. Совсем, как Лена. И
автобус появился. "Икарус", но странный  "Икарус". Не длинный, а обрезанный.
В таких по  городу разъезжает  техпомощь.  Тем не  менее  он лихо подкатил к
остановке.   На  переднем  стекле  красовалась  табличка  "47-Т".  Из  этого
следовало, что автобус выполнял коммерческие рейсы  и полтора рубля за право
войти в него  не хватало. "В  центр!"  -  возвестила  молоденькая, но полная
кондукторша, и пассажиры, до этого странно поглядывавшие на автобус, стали в
него загружаться.
     Тут  Коля  понял,  что  его  удивило.  На  этой  остановке  никогда  не
останавливались коммерческие автобусы. Более того, маршрут за номером "47-Т"
не значился ни на какой карте общественного транспорта. До этой самой минуты
Коля никогда не видел автобусов такого маршрута.
     Автобус тем временем  уехал, а Коля остался. Рядом стояли более стойкие
пассажиры,  видимо,  обладатели  проездных.  Палочки  сработали,  но  как-то
неправильно.  Словно  они, не  дослушав Колю до  конца,  бросились выполнять
приказ. Или не смогли вытянуть заказанный Колей автобус. Не хватило сил, как
не  хватило  сил  у Коли отлупить  Пашку и Владяна. Коля задумчиво добавил к
паре палочек еще одну белую и снова продолжил вращение.
     Немедленно  из-за  поворота   вывернул  желтый  "Икарус".   Длинный.  С
гармошкой.  Точно такой, как нарисовался у  Коли  в голове. Три палочки, как
три богатыря, выполнили Колин приказ точь-в точь.
     Автобус подъехал и приветливо распахнул двери, приглашая Колю вовнутрь.
Передняя была наполовину разделена тонкой  пластмассовой стойкой. Но Коля не
спешил.  Коля дождался, когда вызванный  по его  просьбе автобус скроется за
поворотом, а остановка опустеет окончательно. Он вытащил из кармана все семь
палочек и завертел их, сжав плотной стопкой. В  ту же секунду он просто взял
и растворился в нагретом, еще по-летнему жарком воздухе.
     Прасковья Феоктистовна, проходя мимо длинной стеклянной витрины, охнула
и перекрестилась. Перед ней, прямо из воздуха, появился взъерошенный мальчик
в  темных брюках  и  желтой, кое-где перепачканной землей  куртке. "Господи,
спаси и сохрани!" - прошептала она  зажмурив глаза  и пообещав  поставить  в
церкви  дополнительную  свечку.  Когда  она  раскрыла  глаза,   то  никакого
удивительного  мальчика рядом  уже  не стояло. Обычная толпа  народа в своем
обычном ритме  перетекала  по  главной улице  города.  Потоптавшись немного,
двинулась  Прасковья Феоктистовна  дальше,  списав  удивительное явление  на
жаркую погоду и решив на свечке все же сэкономить. Пока не выдадут пенсию. А
там видно будет.
     Коля зачаровано шагнул вперед. Перед ним высился центральный универмаг.
Именно  его  загадал  Коля, представив  в  уме двери из тяжеленного  стекла.
Именно перед этими дверями  и  оказался Коля  и, нажав на ручку,  двинулся к
прилавкам, чтобы не задерживать скапливающихся за  ним  взрослых, все так же
спешащих по своим важным и неотложным делам.
Глава 10,
     которая повествует  о том,  как  сбылась Венина мечта  и  что  из этого
получилось
     Веня сидел за столом и делал уроки. Вернее, считалось, что он их делал.
На самом  деле Веня мечтал. Если, конечно, подходить  к этому делу серьезно,
то мечтами его занятие тоже не назовешь. Так, обрывки мыслей.  Изредка  Веня
косил глазами на часы и разрешал себе  еще пять минут побездельничать. Уроки
всегда  надо  начинать  на  круглой минуте.  Почему  так,  Веня  не знал, но
старался придерживаться этого правила  неукоснительно.  Он снова взглянул на
часы. 16:36. Ну вот! Опять пропустил пятерку!  Значит, четыре  минуты  можно
смело  посвятить  самолетам. Конечно, за четыре минуты самолет не нарисуешь.
Зато помечтать о нем можно вволю.
     16:38.   Пора   было   начинать   становиться   осторожным.   Чуть-чуть
задумаешься, а  на  табло  уже  единичка вместо нолика. А  какой  нормальный
человек будет  начинать  уроки  с  единички. Нет, надо  дождаться нолика или
пятерки.
     16:39.  Вот-вот. Может, поэтому и не  думается совсем. Вернее думается,
но о чем? Веня затруднялся сказать что-то определенное  о скачущих обрывках.
Какие уж тут уроки, когда не получается думать даже о самых приятных вещах.
     16:40. Теперь  главное - успеть распахнуть тетрадь и написать хоть одну
букву до того, как нолик заменится на единицу. Тетрадь уже давно лежала  под
рукой  и Веня немедленно раскрыл  ее на первой странице, где  еще оставалось
немного места для размещения домашнего задания. А ручка? Где ручка? Вот она!
Пальцы уверено хватанули ее  и вывели "Второе  сентября". Веня  оторвался от
тетради и снова взглянул  на часы. 16:41. Успел! И не одну какую-то букву, а
целую строчку. Теперь можно немного передохнуть.
     Веня вспомнил о Колькином, вернее уже Ленкином гноме. А вместе с гномом
вспомнился  проклятущий хозяин  Темных  Стекол.  Но ведь  с  Колей ничего не
случилось,  не  так  ли?  Может  этот  хозяин с  серебряными  глазами только
приснился Вене. Всего-навсего ночной кошмар. Тогда получается, что Веня - не
предатель. Ведь если предашь во сне,  то это не по-настоящему, а,  значит, и
не считается вовсе.
     16:49.  Ух  ты!  Времени-то  прошло!  А  в  тетради  больше  ничего  не
появилось. Но  ведь  Веня не пустяками  занимался. Он  думал о важных вещах,
поэтому никто не мог сказать, что Веня терял  время зря. Никто!  Кроме мамы,
разумеется. Сейчас-то  она на кухне, но может заявиться сюда в любой момент.
И ведь придет в самый неудобный для Вени.
     16:53. Нет, не получаются у Вени сегодня уроки. Может, улизнуть в штаб.
Ну ее, эту алгебру. А ведь кроме алгебры еще русский язык и история. Их тоже
надо  учить, а  Веня историю даже  еще не  открывал.  Но постойте! Зачем нам
уроки, если у нас есть волшебная палочка. Пусть она поработает за Веню, а он
посвятит свой труд обдумыванию нового самолета.
     Веня завертел в руках палочку, думая о примерах по алгебре.  Но мысли в
голове не  прояснялись,  как  картинка,  а  наоборот,  запутывались. Цифры и
номера задач  переплетались с  изгибами  крыла и алыми  звездами.  Веня даже
руками  замахал, отгоняя перепутавшиеся мысли.  Не  хватало  еще,  чтобы  на
чистом листе тетради появилась вся эта мешанина.
     17:01. Дело  замерло  на  мертвой точке. Невероятным усилием  воли Веня
забыл про  самолеты. Не насовсем, конечно, забыл, а  так, минут на двадцать,
если получится.  Он представил себе свою тетрадь по алгебре, лист в клеточку
и аккуратно написанные  на нем цифры. Без всяких там  помарок. Веня глянул в
тетрадь и возрадовался. Лист оказался полностью заполненным. Так, с алгеброй
покончено. Теперь надо придумать как с помощью палочки выучить историю.
     Но  что  это! Веня переводил взгляд  со строчки на  строчку. В примерах
стояли совершенно не те числа! Вот, к примеру, "73". Откуда оно взялось?! Не
было в  исходных данных никакого "73". Палочка слизала числа, вертевшиеся  у
Вени  в голове,  и расставила их по листу. Хоть и  аккуратно, но  совершенно
бестолково.
     17:08.  Ничего не сделано.  Даже в минус. Теперь придется  переписывать
всю классную работу  в новую  тетрадь. Веня хотел обидеться  на  палочку, но
передумал. Он  представил себе всю  классную работу от  первой до  последней
строчки,  а  за  ней белоснежную поверхность листа, расчерченного тончайшими
линиями на  фиолетовые квадратики.  Рядом  с  испорченной  тетрадью  тут  же
возникла  новая, на которой  отразилось все, отрисованное в Вениной  голове.
Очевидно, палочка  нарочно не  хотела ничего исправлять в настоящей тетради,
руководствуясь принципом "что написано пером - не вырубишь топором". Веня не
возражал.
     17:12. Минус исправлен, но задачки решать надо. Никто Веню не освободит
от сей тяжкой обязанности, а мысли вновь и вновь возращаются к самолетам. Но
Веня  не  страдает.  Он  решит эти задачки.  Решит прямо  сейчас.  И русский
сделает самостоятельно. И историю выучит. Ведь он может себя вознаградить за
потраченное время. И он-то уж знает, чем себя вознаградит.
     17:32.  Задачки решились за двадцать минут. За двадцать  минут?! Так не
бывает!!!  Обычно на задачки  у Вени уходил час или полтора. Но размышлять о
странностях  было  некогда. Веня  уже  тянул из  сумки тетрадь по  русскому,
проглядывая одним глазом учебник истории.
     17:57. Все! Уроки позади.  Донельзя счастливый Веня откинулся на спинку
стула,  заложил   руки  за  голову  и  закрыл   глаза.  Пальцы  правой  руки
прокручивали палочку. Перед взором Вени в серой дымке проплывали самолеты. И
как только  очередной самолет представал перед Веней во всей своей красе, на
столе появлялась его точная копия в масштабе 1:48. Не прошло и получаса, как
весь   стол  перед  Веней  был  заставлен  штурмовиками,   истребителями   и
стратегическими бомбардировщиками.
     О  моделях  Веня мечтал давно и безнадежно. Ведь  кто,  скажите вы мне,
купит  мальчику  невероятное  множество  вещичек,  на  которые  почти  любой
взрослый  смотрит,  как  на незаслуживающие  внимания безделушки? Нет,  одна
моделька  у  Вени была.  На  полке красиво  разместился  одинокий  "Ил-18" с
обломанными лопастями  на третьем  пропеллере. Разумеется, Веня просил еще и
еще. "Зачем? -  удивилась мама. - У  тебя же уже есть!" Веня-то знал, зачем,
но объяснить не  мог. Не прибавляли модельки  самолетов Вене  ни знаний,  ни
умения. Но сейчас Венина душа цвела и пела.
     Веня  выдумывал такие  модели, что  в магазинах и не встретишь.  Первым
делом  он  заказал "Ту-154",  модель  которого  на тонких,  почти незаметных
проволочках висела  в  кассах "Аэрофлота".  Конечно, там он не продавался, а
только  манил в заоблачные высоты  и подталкивал  взрослых  купить билеты. А
теперь пластмассовый красавец стоял на столе и радовал Веню.
     После появился "Боинг-747", который  можно увидеть  только  в  западных
фильмах. Не летают  в Венин город такие  вот  воздушные махины. Ну и  пусть.
Теперь и у Вени есть свой Боинг.
     Далее возник из пустоты  "Бристоль-Британия-320".  Его длинное название
заметно перекрывало "Боинг" по звучанию, зато летал он  чуть ли не в полтора
раза медленнее. На всякий случай  кроме "747-го" Веня заказал и "Боинг-707".
Тоже красивый самолет, хоть  каждая  из четырех турбин в три раза и послабже
турбины своего именитого собрата.
     А  потом перед  Веней  возник  похожий  на  сказочную  птицу  "Ту-144",
таинственно сгинувший со всех без  исключения  воздушных линий  страны. Веня
почему-то  верил, что эти  огромные удивительные  самолеты  все  еще  где-то
летают, и ему очень хотелось увидеть хотя бы один из них.
     Как  только   на   самом   краю  столешницы   объявился   стремительный
краснозвездный "МиГ", вспомнил Веня знаменитые воздушные схватки, и на столе
один  за  другим стали возникать бомбардировщики и истребители всех времен и
народов.
     - Что это?! - раздался мамин голос над самым Вениным ухом.
     Веня вздрогнул и последний самолет растаял вместе  с дымкой,  так  и не
воплотившись в реалии.
     -  Самолеты!  -  радостно  объявил  Веня,  обозревая  свою  грандиозную
эскадрилью.
     - Вижу, что самолеты, - с нажимом сказала мама.  -  А у кого, позвольте
спросить, ты их взял?
     И Веня замолк,  потому что не получалось ничего сказать-то. Купил? А на
какие, позвольте спросить, деньги? Подарили? А позвольте спросить, знаешь ли
ты,  сколько  стоит  весь  этот  подарок?  Дали поиграть? А  кто,  позвольте
спросить, именно дал?
     Мама  взяла ближайший  самолет и  тщательно рассмотрела все его  мелкие
детальки.
     - Эти самолеты или упали с неба... - протянула мама, но Веня видел, что
она совершенно не верит в такой вариант  появления дорогостоящей  техники на
его столе, - или...
     Мама не закончила  фразу. Веня  понимал, что  мама запнулась неспроста,
что  она не  может  произнести "или украдены", потому  что боится,  что Веня
кивнет своей неразумной головой, взваливая  тем  самым  на мамину несчастную
голову ворох ненужных проблем.
     И Веня не мог сказать, что это его, ПО-НАСТОЯЩЕМУ его  самолеты. Потому
что  самолеты,  которые ПО-НАСТОЯЩЕМУ  никогда  не появляются просто так  на
столах у мальчиков, решающих задачки по алгебре.
     -  Веня,  -  мама  начала  нервно  заламывать руки, и Веня по  привычке
почувствовал  себя виноватым. - Веня, можешь мне  ничего не рассказывать, но
ты немедленно, слышишь, немедленно отнесешь все эти самолеты туда, откуда их
взял.
     Тяжелая сумка оттягивала руку. Веня выволок ее из подъезда, спустился с
крыльца и  остановился на  перепутье.  Он уже знал, что  бывают  задачки без
ответа.  Сейчас  мама  задала  ему именно такую  задачку. На  нее просто  не
существовало решения. Потому что  не существовало такого места, откуда  Веня
взял эти  самолеты. Возможно,  в  природе  имелось  местечко,  где  самолеты
находились до  того, как  их вытащила  оттуда  волшебная палочка. Но Веня не
знал,  где оно  находится и поэтому ему было все равно куда идти: налево или
направо. И Веня никуда не пошел.
     Зато с левой стороны пронесся малыш и вдруг замер, восторженно глядя на
самолет, высовывающийся из сумки.
     - Красивый! - сообщил он Вене.
     Веня не отреагировал.  Беседовать  с  малышней было ниже его уровня. Но
помимо воли все же глянул в  сторону сумки. Да, самолет притягивал внимание.
Стремительный и изящный. Кто-то из представителей семейства "Фантомов".
     - А можно... можно мне его подержать?
     - Можно, - снисходительно разрешил Веня. Малышня, что с нее возьмешь.
     Малыш осторожно прикоснулся к крылу, а  затем вытащил самолет из сумки.
Затем  мальчик  загудел,  подражая двигателю,  и начал выписывать  самолетом
мертвые  петли. Вене хотелось домой, но не бросать же такое сокровище просто
так.
     - Мне такой  не  купят, -  пожаловался малыш.  - Такой наверное миллион
стоит или три тысячи сто сорок семь рублей.
     - Бери, - услышал Веня свой голос.
     - Насовсем? - удивился малыш.
     - Насовсем, - кивнул Веня.
     - За так? - подозрительно спросил малыш.
     -  Угу, - снова кивнул Веня  и в свою очередь спросил  малыша. - У тебя
нет трех тысяч ста сорока семи рублей?
     - Нет, - испугался малыш.
     - Значит, за так, - подтвердил Веня свое решение.
     Малыш  держал в руках самолет и не уходил. Он,  похоже, не мог поверить
наступившему счастью.
     Веня ободряюще кивнул ему.
     Малыш сорвался с места и унесся, задрав руку с самолетом к небу и крича
на ходу что-то неразборчивое. Из кустов уже высовывалась другая голова, а из
сумки  торчало крыло  "Стеллса",  американского самолета-невидимки,  сбитого
весной в небе Югославии.
     - Иди сюда, - позвал Веня и, выкладывая самолеты на асфальт, спросил. -
Тебе какой больше нравится?
     До  вечера Веня дарил самолеты. И когда с  последним экземпляром убежал
розовощекий  первоклассник,  а  за  ним все  остальные, кому уже  ничего  не
досталось, Веня почувствовал себя безудержно счастливым. Он вдруг понял, что
если бы у него дома оставались другие модели, его, личные, то он и их  вынес
бы во двор, чтобы вот так  же раздать за просто  так. У  Вени больше не было
самолетов, но он чувствовал, что вечер сегодня очень удачный. Просто на диво
замечательный выдался вечер для Вени.
Глава 11,
     в которой Веня  убеждается, что удивительные существа  встречаются  и в
реальной жизни
     Ко второй половине дня Коля успокоился и пришел в норму. Палочки уже не
вернутся, так не вешаться  же теперь. Все  равно Коля оставался волшебником.
Пусть послабже, чем накануне, но все же волшебником. А волшебником быть, это
вам не баран чихнул.
     С  этими, почти что радостными мыслями Коля забрел  в  тенистый сквер и
уселся на лавочку.  Все-таки  хорошо,  что  в далекие-далекие  времена  люди
додумались  устроить скверы посреди города, иначе  шел бы сейчас  Коля  мимо
бесконечных  однообразных  подъездов,  у  которых-то  и  самой  обыкновенной
скамейки не сыскать.
     Практически любой человек, столкнувшись с трудноразрешимыми или  вообще
непреодолимыми  проблемами, хоть  один  раз в жизни задумается  над тем, как
хорошо  все-таки быть  волшебником.  А,  задумавшись, неизменно замечтается,
какой  легкой  была бы  его  жизнь, окажись  в  его руках волшебная палочка.
Детские книги  пестрят  тут и там историями  об  удивительных  событиях, где
лодыри  и  лентяи  использовали волшебство  во  вред  себе и  людям, а умным
мальчикам  и  девочкам  взрослые  дяди, тети  али даже профессора  терпеливо
объясняли  словом  и  делом, что самое  лучшее волшебство  - это то, которое
творят человеческие руки и мысль. И, странное дело, умные мальчики и девочки
неизменно соглашались  и ни  капельки  не  расстраивались,  когда волшебство
заканчивалось.  Может  они были не совсем умными? Нет, что-то не сходилось в
этих  книгах.  Лентяи  и  лодыри радовались, ведь теперь им  можно совсем не
работать. А Коля? Коля тоже обрадовался. Но разве он лентяй? Нет! Конечно же
нет. И не лодырь. Почему же потеря палочек так огорчила Колю,  ведь и руки и
голова  пока  оставались  при  нем?  Либо  книги  были  неправильными,  либо
неправильным  оказывался сам Коля. Но как он мог быть неправильным?  Ведь он
учится и  неплохо  учится.  По  русскому  языку,  скажем, у  него  четверка.
Следовательно, лентяем его не  назвать. Но разве отказался бы Коля мгновенно
выучить все правила русского  языка,  чтобы всегда их  помнить  и  правильно
применять в любых жизненных ситуациях? Ни за что не отказался бы.
     А  ведь  он  может! И  прямо  сейчас!  Коля  бешено  завертел  палочки,
представляя себя  если уж не  академиком русского  языка, то  уж профессором
точно. Через полминуты  он  призадумался, проверяя свои знания.  Так,  "жи",
"ши" пиши с буквой "и". Ну это  он с первого класса знает.  "Не" с  глаголом
пишется отдельно. И это правило он и раньше не забывал. А причастия? Что там
с причастиями, вернее с причастными оборотами? Их Коля еще  не  проходил, но
знал, что где-то там ставится запятая. А где? Непонятно. Так профессор он по
русскому языку  или нет? Коля  поднапрягся,  собрал все мысли и  стал думать
исключительно  о  запятых  и  причастных  оборотах.  Ничего не выходило.  Не
появилось в Колиной голове новых знаний.
     У Коли  похолодело внутри. Палочки  зерестали работать! Ну конечно, все
повернулось как  в сказке, где  козлик... вернее,  ослик... да, точно, ослик
нашел волшебный гребешок.  Пока ослик ценил и берег удивительную вещичку, та
выполняла все его желания. Но потом ослик возгордился, стал  воспринимать их
как  должное,  пожелал  себе новый  гребешок,  и гребешок обиделся и  исчез,
оставив  ослика  с носом.  И ослику  еще повезло. Такой  гребешок вполне мог
оставить ослика и  без носа,  и без ушей.  Может, палочки тоже  обиделись на
Колю за  то,  что  он  не  уберег  их  братьев и  сестер.  Обиделись,  но  с
запозданием. И  сидит сейчас на лавочке не  волшебник,  а самый обыкновенный
школьник, которому еще учиться и учиться.
     Нет! Коля чуть не завопил.  Не приснилось же ему мгновенное перемещение
с  остановки  в  центр  города.  А если  приснилось?  Может тогда и гнома-то
никакого не было?!
     Колины  руки  зачесались проверить  истинность  данного  предположения.
Сказано - сделано. Палочки повернулись всего  один раз,  и рядом с Колей, на
самом краю бетонного  основания лавочки появилась желтая фигурка, отливавшая
золотистыми отблесками. Гном ошалело оглядывался по сторонам. Любой недотепа
понял с первого же взгляда,  что гном не  рассчитывал на  столь молниеносную
перемену обстановки. Гном  тоже  не претендовал  на  роль  недотепы. Уставив
гневный взгляд своих колючих маленьких  глаз на Колю, он мгновенно опознал в
мальчике источник всех своих бед.
     - Ты чего? - хоть и пискляво, но грозно спросил Колин подопечный.
     Коля не знал,  что  ответить. Гном почувствовал  свое  превосходство  и
начал разнос.
     - А известно ли тебе, от каких дел  ты меня оторвал?  Да где уж такому.
Развертелся  палочками-то. А зачем  они тебе даны? Молчишь? Не знаешь? Да уж
не  затем,  чтобы   в   самый  ответственный  момент  перетаскивать  бедного
несчастного путешественника невесть  куда. Эх,  Коля, видел  бы ты мандарин,
который еще минуту назад находился в совершеннейшей близости от  меня. Я уже
тянулся к нему, тянулся, почти касаясь кончиками пальцев, тянулся... И вот я
здесь! А где же, позвольте спросить,  сей  сказочный фрукт? Где?  Остался на
прежнем  месте  без  всякого,  заметьте,  присмотра.  И  наверняка...  да  я
стопроцентно уверен,  что этот фрукт исчезнет в неизвестном  направлении  до
моего возвращения.  Но  конечно, тебе нет никакого дела.  Ты большой, а гном
маленький. Что может сделать такая кроха? Так почему бы не  поиздеваться над
ним  в полной  мере возможностей своего скудоумия.  Я  сижу  тут  в холоде и
голоде, но Коле нет никакого дела до страданий гостя другого мира...
     Бурчание  гнома становилось все монотоннее. И  тут  Коля просиял.  Нет,
никто не  мог назвать его  недогадливым!  Изящный  поворот  палочек,  и  два
больших  оранжевых шара мгновенно прервали стенания гнома.  Тот  недоверчиво
покосился   на   Колю,   словно  проверяя,  не  продолжаются   ли  над   ним
издевательства. А ручонки  уже  лапали  пористые  бока,  предвкушая  сладкое
пиршество. Коля благосклонно кивнул и гном занялся делами.
     Коля тоже занялся делами. Он снова извлек треугольник, надеясь отыскать
следущую подсказку. Надпись не  замедлила явиться. "Молодец," - гласила она.
И  через  некоторую  паузу:  "Без   свидетелей."  После  в  серебряном  дыму
проскакивали лишь  черточки,  словно свои  сообщения треугольник кодировал в
азбуке Морзе. Но ее Коля выучить  еще не успел. "Без свидетелей," - повторил
он. Может треугольник намекал на гнома?
     Не медля, Коля  вознамерился отправить и  гнома,  и  два сладких фрукта
обратно.  Но  палочки замерли. С другой стороны  от Коли  кто-то сидел. Коля
сжался, приготовившись к худшему,  но тут же  от  сердца отлегло.  Кто бы ни
присел на  лавочку,  гнома  он или она увидеть  бы не смогли в  силу  своего
взрослого неверия, по крайней мере  так утверждал  сам гном. Коля  осторожно
повернул голову  и скосил глаза  на  непрошенного гостя. Так  и есть,  слева
уселась совершенно взрослая тетенька. Ну не  совсем, чтобы тетенька,  но  уж
девушка  без всякого сомнения. И Коля знал совершенно  точно, что думал он о
гноме, а не о девушке.
     Их  взоры встретились  на  мгновение.  Коля в  торопливом  испуге отвел
глаза,  уставившись  на  значок,  приколотый  к  бледно-сиреневому  джемперу
девушки. Там  сияла маленькая,  чуть  изогнутая  золотая капелька.  Коля уже
видел раньше такие значки. Один из них валялся в ящике папиного стола. Ну не
совсем такой, но очень похожий. Тоже капелька, только не золотая, а красная.
С  выдавленными крестом и полумесяцем. Располагал  ли этими символами значок
незнакомки Коля не мог разглядеть из-за бесконечных переливов. Папа говорил,
что такие значки вручают только донорам, то есть людям, сдающим свою кровь в
больницы  тем,  кому  ее по  каким-то причинам  не хватает. Так  что  значок
Колиного удивления не вызвал. Его цвет тоже.  Кто знает, может среди доноров
проводятся олимпиады, и эта девушка выиграла одну из них.
     Девушка оказалась хоть  и  взрослой,  но весьма  симпатичной.  Ее  лицо
располагало к себе. Коля успокоился.  Он любил, когда в автобусе или трамвае
на двойное  сиденье рядом с ним садилась такая вот девушка. По крайней мере,
ей не надо уступать место. А еще Коле нравилось подсматривать за девушками с
балкона.  Девушки шли веселыми стайками, быстро  переговаривались, то и дело
подсмеиваясь, и  совершенно не подозревали, что  за  ними кто-то  наблюдает.
Только  Коля  очень  уж   не  любил  моменты,  когда   к  девушкам  на  ходу
пристраивались  парни.  Он  считал,  что  девушки хороши  сами по себе,  без
всяческих сопровождающих.  Но парни  почему-то неизменно портили Коле жизнь,
наверное они придерживались противоположного мнения.
     Девушка, однако, на Колю внимания не обращала. Она смотрела на бетонный
краешек, где  гном осваивал второй мандарин. Колю пронзил  мгновенный  ужас.
Выходило так, что девушка видела гнома. Но это ведь невозможно!!!
     В следующий  миг  Коля  снова  поймал взгляд девушки.  Та  поощрительно
улыбнулась. На всякий случай Коля придвинулся к гному и  заслонил его ногой.
Гном  не заметил перемещений. Мандарин  полностью  занимал  его  внимание. А
девушка не отпускала Колин взгляд.
     - Привет, ершик! - весело подмигнула она.
     - Почему, ершик? - обиделся Коля.
     -  Взъерошенный  уж очень.  Но  не  тигр.  До  тигра  пока далеко. И до
дикобраза тоже не дорос. Можешь  быть  ежиком. В эту минуту все равно кто ты
есть такой: ершик или ежик. Выбирай сам.
     - Я не ершик и не ежик, - торопливо объяснил ничего не понявший Коля. -
Моя фамилия Коноплев, а звать - Коля.
     - Я не пользуюсь  именами,  - улыбнулась девушка, и  улыбка  получилась
такой теплой  и открытой, что  Коля  невольно улыбнулся в  ответ. - У  меня,
например, совершенно нет имени.
     -  Так  не бывает,  -  наставительно заметил  Коля. - Я вот  уже  давно
замечаю, что взрослые  постоянно норовят  разыграть  тех, кого  они  считают
малышами. Думают, мы ничего не соображаем.
     - Я не из таких,  - заверила  его  девушка. - Но у меня, действительно,
нет   имени.  Ты  когда-нибудь  слыхал   понятие   "Красавица!   Комсомолка!
Спортсменка!"?
     - А  то,  -  согласился Коля,  - слышал,  конечно, но  где -  не помню.
Кажется, папа когда-то говорил. Или в фильме каком старом...
     - Неважно  где, - примирительно  махнула рукой  девушка. -  Важно,  что
когда кто-нибудь, без разницы кто, практически любой человек, произносит эти
слова, то он мысленно представляет меня. Поэтому мне и  не требуется имя. Во
мне  воплотились качества  всех трех  вышеупомянутых особ.  Можно сказать, я
едина в трех лицах.
     - Как бог? - удивился Коля.
     - А ты откуда знаешь? - подозрительно прищурилась девушка.
     - Кто сейчас  про бога  не знает,  -  сказал  Коля  покровительственным
тоном.
     - Я не знаю, - весело сказала девушка. - Комсомолкам  про бога знать не
положено.
     - Не положено, - кивнул Коля. - Мой папа тоже был комсомольцем и в бога
не верит.
     - А ты веришь в бога?
     Коля пожал плечами. Он никогда не задумывался над такими вопросами.
     - А в меня веришь?
     - В вас-то верю. В вас и верить не надо. На скамейке сидите, причем тут
вера-то?
     - Вера - это то, что объединяет меня с богом.
     -  Да ну! - восхитился Коля и тут же его начали грызть сомнения. -  Это
как?
     - Есть личности,  что верят в меня, даже не увидев  ни разу.  Шагают  в
толпе  хорошие люди, навстречу им спешат девушки. И верится этим людям,  что
среди девушек,  идущих  навстречу,  когда-нибудь встречусь и я. И встречусь,
может быть, очень скоро.
     Коле  не  было дела до посторонних  людей, пусть даже верующих  и очень
хороших.
     -  Почему   вы  гнома  видите?  -  шепотом  перевел   он   разговор  на
действительно важную тему.
     - Знаешь такое выражение "до всего есть дело". Слыхал?
     Коля кивнул, хотя и  обиделся немного.  Кто любит,  когда  указывают на
такую вредную черточку характера, как любопытство?  Но  девушка оказалась не
такой вредной.
     - Оно тоже про меня. И для  меня.  Поэтому все дела я могу видеть. Даже
участвовать в них. Даже если эти дела представляют собой нечто  удивительное
и  для  большинства нереальное. А  гном, как  ты понимаешь, не вписывается в
понятия обыденной реальности.
     Здесь Коля не все понял, но спорить не стал.
     -  Но хочу  тебя, Коля, предупредить,  -  серьезно заметила девушка.  -
Увидеть гнома могу не только я. Поэтому ему,  а, значит,  и  тебе,  угрожает
опасность.  Ведь  не  все существа,  умеющие  видеть  необычное,  приятные и
добрые.
     Мозги у Коли работали с  устрашающей быстротой, но  все  равно  Коля не
догонял.  Оставалось  только  прервать разговор и  повернуть  его  на  более
понятный путь.
     - А его спрячу, - храбро заявил он. - Тогда никто не увидит.
     - Пряталками  гнома  не спасти, -  вздохнула  девушка.  - Многие уже  в
курсе,  что  гном прорвался сюда. Многие  уже идут по его  невидимым следам.
Когда ты,  Коля, взял ответственность за гнома на себя, то следы оборвались.
Но те, кто шел по следу, обязательно найдут гнома, как нашла я. И увидят.
     - Да как увидят то?
     -  Очень просто, Коля, они  смотрят иначе, чем  вы, люди. У них  другой
взгляд на вещи. Сейчас я тебе постараюсь объяснить. Взять, к примеру, прямую
линию. Только не говори, что ты не знаешь о ней.
     - Знаю! - обиделся Коля. - У меня по геометрии твердая четверка.
     - Тогда все проще. Представь ее.
     -  Представил,  -  перед Колиными  глазами возникла линия, выходящая из
туманного  ниоткуда  и   исчезающая  в  запредельной  бесконечности.  Словно
ниточка. Словно гитарная струна. Словно провод, чернеющий на фоне пасмурного
неба.
     - А теперь пускай на ней появится зубец.
     Зубец появился.  Его острый угол  взмыл  в сторону и уполз  за  пределы
Колиного восприятия.
     - Ну не такой большой.
     Зубец значительно поубавил свои размеры.
     - А теперь постарайся не смотреть на него.
     Коля  старался,  но  мысленный взор  то и  дело возвращался  к одинокой
вершине и никак не мог от нее отцепиться.
     - Получается?
     Коля не ответил. Он  собрал всю свою волю, но коварный зубец  неизменно
стоял  перед  глазами.  Взор  скользил  по ничем не примечательной  прямой и
приковывался к тому, что отличалось от нее.
     - Получается или нет?
     Коля расстроенно махнул головой.
     -  Вот такие дела,  Коля,  - печально продолжила объяснения  девушка. -
Взгляд охотников не замечает прямую, потому что имя ей - обыденность. Но они
никогда не  пропустят, как не пропустил и  ты, все то,  что не лежит на этой
прямой. Мы можем перевести доказательство  в плоскости,  но  по-моему прямой
вполне достаточно. И мне остается задать последний вопрос: так смогут ли они
НЕ увидеть твоего гнома среди обыденности окружающего мира?
     - Увидят, - мрачно согласился Коля.
     -  А  когда увидят, то найти его будет проще простого,  как тебе  проще
простого найти на прямой этот единственный пик.
     - Но почему тогда они еще не нашли?
     -  Потому  что кроме твоего  гнома  существует  еще  множество вещичек,
которые разительно  отличаются от  обыденности.  Гнома пока скрывают деревья
невидимого  леса,  но  те,  кто  занят  его  поисками, терпеливо прочесывают
квадрат за квадратом, а данный лес, смею тебя заверить, вовсе не бесконечен,
в отличии от нашей прямой.
     -  А  те  существа, на  кого они  похожи? - спросил  Коля,  рассчитывая
подробнее узнать про хозяина.
     - Ой, Коля, ты даже не представляешь, насколько они все разные. Слыхал,
например, о Злом Отражении?
     - Не-а.
     - Представь,  появляется перед тобой девушка, точно такая же,  как я. И
говорит похоже. И улыбается так же. Но как только ты расслабляешься,  наружу
выходит то,  что стоит  за ней. Ты ведь  не можешь увидеть в зеркале то, что
находится за твоим отражением.
     - Ничего там нет, - хмуро  произнес Коля, окончательно  запутавшийся  в
надмировых сущностях.
     -  Это тебе только  кажется. Ты  ведь  читал сказки  про то, как кто-то
проходил за зеркало.
     - Читал, - согласился Коля. - Алису читал  и это...  Королевство кривых
зеркал. Но там всего лишь сказки.
     -  Да, Коля, сказки. Но их  пишут  те, кто  там побывал. Физически  или
мысленно. Особой разницы нет.
     Но Колю уже не заботили сказки.
     - А как отличить Злое Отражение от вас? Может это и не вы сидите сейчас
здесь, а оно.
     Коля устроился на лавочке поудобнее и приготовился слушать оправдания.
     - Никак, Коля. Вернее способ один есть...
     - Ну-ка, ну-ка, - заинтересовался Коля, по-деловому надувая щеки.
     - Я могу больше никогда не встречаться с тобой. Значит, если ты увидишь
меня снова, то перед тобой буду не я, а Отражение, которое пришло за гномом.
     Нельзя сказать, что Колю устроил данный способ, но раз уж он отвечал за
гнома, значит пришла пора побеспокоиться о своем подопечном.
     - И что будет с гномом, когда за ним придут?
     -  А  это уже от тебя  зависит, Коля,  - решительно  кивнула девушка, -
насколько мне помнится, за гнома отвечаешь именно ты.
     Все-то  она  знала.  И  у Коли засосало  под  ложечкой  от  неприятного
ощущения собственной ответственности. Вернее, от  боязни эту ответственность
не оправдать. В эту  секунду мелькнули и развернулись во всей красе где-то в
глубине  Колиного сознания прекрасные, добрые, бесконечно-яркие миры, и Коле
захотелось унестись туда, где не придется ни  за кого отвечать. А  может эта
девушка заберет Колю с собой?
     - Нет, Коля, - холодно  возразила девушка. - Ты  можешь не верить, но я
не из другого мира. Я живу здесь. И никогда не хотела наш  мир покидать. Так
уж сложилась моя  судьба, что  позабытой-позаброшенной  я не была. Про  меня
постоянно  кто-то  помнит.  Хоть  на  маленькую  секунду.   Но  эта  секунда
превращается  в секунду  МОЕЙ жизни. Так что если хочешь уйти, то я тебе  не
попутчица.
     И мысли-то она читать умела. Как это по научному называется?
     - Телепатия, - подсказала девушка.
     - Угу, - невесело согласился Коля и покосился на гнома.
     Тот  закончил  свой полдник  и заинтересованно  озирался  по сторонам в
поисках чего-нибудь, достойного  его гномьего внимания.  Самое удивительное:
он в упор не замечал девушку.
     -    Ну    что,   Коля,    сумеешь   защитить   его?    -    подмигнула
Красавица-Комсомолка-Спортсменка.
     - Не знаю.
     - А кто знает?
     И этого Коля тоже не знал, что было заметно без всякой телепатии.
     -  Меня зовут, - забеспокоилась девушка.  - Решай,  Коля.  Ты сейчас на
перекрестке судьбы.
     Коля  встревоженно огляделся, ожидая увидеть  четыре  огненные  дороги,
сходящиеся  в  одну  точку   под  Колиными  кроссовками.  Но  вокруг  шумели
поредевшей листвой деревья все того же сквера.
     -  Решай, как будешь  защищать. Справишься  в  одиночку? Или тебе нужен
кто-то еще?
     - А как это?
     - Объясняю  по-быстрому. Есть три пути. Если перевести на язык понятных
тебе слов, то они носят имена... вот ведь, не могу подобрать...  ну, скажем,
октябрятский,  пионерский  и  комсомольский.  Какая самая известная  песня у
октябрят.
     Коля напряг мозги, вспоминая старые книги на антресолях.
     - Пять концов у звездочки, - неуверенно промямлил он.
     - Вот именно,  -  согласилась девушка. -  Значит, кроме себя, ты можешь
привлечь еще четырех защитников. А сколько концов у галстука?
     - Три, - попробовал угадать Коля.
     -  Отлично,  значит  кроме  тебя  еще  двое. И  самый  трудный  путь  -
комсомольский. Там тебе придется действовать в одиночку. Об этом  я тебя уже
спрашивала. Итак, что ты решил?
     Коля не искал трудных путей.
     -  Звездочку, - рубанул он  рукой  воздух,  в  самый  последний  момент
отказавшись от варианта, где действовали только он сам, да Венька  с Ленкой.
Но  сам  Коля не  был в  себе  уверен, а  в  своих друзьях был уверен и того
меньше.
     -  Ищи  остальных,  - сказала  девушка странным  бесстрастным  тоном  и
растворилась в воздухе.
     - А  зачем он им нужен, гном-то? - задал Коля глупый вопрос в  пустоту.
Единственным существом, кто прореагировал на Колины слова, был сам гном.
     -  Гном-то зачем? Эх, Коленька,  маловат ты пока. Гном-то, он всем  как
раз нужен.
     Колины глаза безмолвно повторили вопрос.
     -  Расскажу,  -  кивнул гном, -  за ужином и расскажу. Давай, тащи меня
обратно к Леночке. Может не пропали еще мои мандарины.
     - Хорошо, -  согласился Коля, посадив гнома в ладонь. -  только сначала
завернем в штаб.
     - А мандарины-то, - испугался гном. - Мандарины!
     - Обойдешься, - оборвал Коля ненужные споры. Он все еще чувствовал себя
волшебником, а волшебники, как известно, никогда не меняют своих решений.
Глава 12,
     в которой Лена готовится писать сочинение
     Подперев  щеки кулачками,  Лена  смотрела  на  совершенно  чистый  лист
совершенно новой тетради. К вечеру там должно появиться сочинение минимум на
трех страницах.
     Название сочинения  оказалось банальным.  Естественно,  "Как я  провела
лето". Поэтому оно все еще не появилось наяву, чтобы разбавить разлинованное
белоснежье  тетради.  Тема  из года  в  год совершенно  не  менялась. А  вот
учительница  пришла  новая.  Милка  Суворова  сказала  по секрету,  что Анна
Дмитриевна  только-только  выучилась на психолога,  но психологов нынче пруд
пруди,  вот  и  отправилась  работать в школу.  Мало кто мог похвастать, что
видел  живого  психолога, поэтому  все ожидали появление новой учительницы с
нетерпением.
     Литераторша, действительно, оказалась молодой и  нестрашной. Правда, на
психолога не  походила. Но психолог  на то и  психолог, чтобы  прятать  свои
способности от вредных  глаз. Закончив  перекличку,  Анна  Дмитриевна  бегло
рассказала  про русские  народные  сказки и былины. Лена заскучала.  Сказки,
включенные  в программу для пятиклассников,  она  прочитала еще  до школы, а
былины  изучила  в   свои  первые   зимние  каникулы.  Не  по  программе,  а
самостоятельно.  Лена  никак не  думала,  что  сказки придется  разбирать на
уроках.  Хотя  на  рисовании  им  рассказывали  про  картину Васнецова  "Три
богатыря". Да  и в учебнике по русскому языку то и  дело встречались строчки
из  былин. По  крайней мере, о Добрыне  Никитиче  и змее  точно. Надо только
постараться вспомнить:  какое  правило ими проверялось. Лена  задумалась, но
так  и не  вспомнила.  Мысли поскучнели и вернулись к  сочинению,  а затем к
минувшему школьному дню.
     Когда Анна Дмитриевна объявила тему, по классу пронесся гул недовольных
голосов.
     - Не нравится? - удивилась Анна Дмитриевна.
     Класс молчал. Если можно не ввязываться в неприятности, то почему бы не
использовать свой шанс на тихую и спокойную жизнь?
     - Значит, не нравится.
     - Не-а, - торопливо  сказанул кто-то сзади и затерялся среди  шепотов и
перелистывания страниц нового, еще неисследованного учебника.
     - Почему не нравится? Разве лето - это плохо?
     - Лето  - хорошо, - сказал круглый отличник Песков, бессменный редактор
классной стенгазеты, единственной на всю школу, - но ведь писать надо  не об
этом. Писать надо о том, с какой пользой ты это лето провел.
     - Во! - согласился  Михалев, у которого по русскому выше тройки никогда
не поднималось. - А если я его на улице провел? Если я грядки не вскапывал и
там... ну, деревья не сажал еще. Носовой вон повезло, ее в Кипр возили.
     Носова гордо  выпрямилась. Большая часть  класса  посмотрела на  нее  с
уважением.
     - На Кипр, - поправила учительница.
     - Да пускай на Кипр, - не стал спорить Михалев. - Но  ей-то сейчас есть
о чем писать, а нам нет.
     - Почему? - спросила Анна Дмитриевна.
     - Потому что Кипр - это круто, а наш двор - нет, - подсказал Песков.  -
На Кипре можно хоть все лето на пляже пролежать, уткнувшись носом в песок, а
потом  написать,  что столица  Кипра  -  Никосия.  А  Никосия  -  это  город
контрастов. И сочинение готово.
     - И ты считаешь, что это будет хорошое сочинение?
     - А че? - не сдавался Михалев.
     -  Но  тебе было бы интересно  читать про то, как  Носова  побывала  на
Кипре?
     - Не,  - сморщил  нос  Михалев. - Вот если бы меня туда  свозили, а так
пусть сама читает.
     Носова обиженно показала  средний палец. Михалев в ответ погрозил всеми
пятью, сжатыми в увесистый кулак. Учительница тяжело вздохнула.
     -  Я вижу,  вам главное, чтобы три страницы были чем-то заполнены  и на
них в конце ясно виднелась мораль, что ваше лето пролетело не зря.
     - Ну, - в запале согласился Михалев. Осторожный Песков промолчал. Класс
затаил дыхание.
     - Ты считаешь, Михалев, что твое лето прошло зря?
     - Да не, - замотал головой Михалев. - Потянет, хотя и маловато.
     - А почему оно прошло не зря?
     - Ну... - загрузился Михалев.
     - Все равно на три страницы не хватает, - выручила его Боровкина.
     -  Наверное,  в  предыдущих  классах  вам забыли  объяснить, что  объем
сочинения не так уж и  важен. Или  объясняли,  да вы слушали  невнимательно.
Знаете, что такое теорема?
     - Знаем, - сказал Песков. - Утверждение, которое надо доказывать.
     - Сочинение - это такая же теорема. Там, где вы пишете "Дано", ставится
тема  сочинения, а  следом  своими  мыслями  вы  доказываете выбранную тему.
Понятно?
     Класс послушно кивнул. Только умный Песков криво улыбнулся.
     -  Чего  тут  доказывать? -  сказал Воробьев  с третьей парты.  -  Лето
прошло, это всякому понятно. А раз оно прошло, значит  как-то  я его провел.
Вот и все, безо всяких там доказательств.
     - А оно прошло для тебя интересно?
     Воробьев задумался.
     -  Нормально прошло.  На  Кипр, правда,  не  возили,  - и  он с вызовом
поглядел на Носову.
     У той дернулась верхняя губа.
     - Тогда изменим тему домашнего сочинения, - предложила Анна Дмитриевна.
- Теперь она будет звучать так: "Почему мое лето прошло интересно."
     - А если я не считаю,  что оно получилось  интересным? -  хитро спросил
Песков и по классу раскатились довольные смешки.
     -  Кто  еще  считает,  что у него  лето  прошло  неинтересно? -  строго
спросила Анна Дмитриевна.
     Смешки разом стихли. Дополнительные  руки над партами не взвились. Даже
Песков заметно посуровел в предвкушении неприятностей.
     - Тогда для тебя, Песков, задание  усложняется. Твоя  тема будет такой:
"Чего я не сделал, чтобы лето получилось интересным". Понятно?
     - Угу, - согласился Песков, - только название не слишком литературное.
     - Поработай и над названием.  Или ты  считаешь свою голову неподходящей
для такого рода работ?
     -  Подойдет, -  мирно  кивнул Песков  и принялся записывать свою личную
тему  в  тетрадь.  Народ  последовал  его  примеру,  и  класс  заполнил  тот
неописуемый  звук, который создает  бумага тихонько кряхтящая  под давлением
трех десятков ручек.
     - Только помните, для меня  важны не столько события,  сколько чувства.
Умело  описанное чувство привлекает читателей. И если бы  Носова  сумела  бы
выразить свои  чувства  на достойном  уровне,  то  ее сочинение  захотел  бы
прочитать даже Михалев.
     Михалев не отреагировал.
     - И не надо буквальностей, старайтесь мыслить  образно, - добавила Анна
Дмитриевна.  -  А то у меня  на практике  один ученик, характеризуя  Евгения
Онегина, написал, что тот был ужасно экономной личностью. А  в подтверждение
привел цитату: "Зато читал Адама Смита и был глубокий эконом."
     Лена оторвалась  от воспоминаний. А как это - мыслить образно? Может за
образами что-то скрывается? Может там зашифрована вся тайна произведения?
     Взволнованная, она соскочила со стула и перебежала к книжной полке, где
быстро отыскала "Евгения  Онегина"  малого формата, подаренного еще бабушке.
Она раскрыла наугад и прочла:
     "Но Ленский, не имев, конечно,
     Охоты узы брака несть,
     С Онегиным желал сердечно
     Знакомство покороче свесть.
     Они сошлись. Волна и камень,
     Стихи и проза. Лед и пламень..."
     - Достаточно, - сказала Лена самой себе и закрыла книгу. Образов  перед
глазами стояло  более чем требовалось. Оставалось понять, что Пушкин спрятал
за ними. Льдом он, конечно, назвал Онегина. Ледяной. Холодный. Бесстрастный.
В  пушкинский  год трудно  не  знать  "Евгения Онегина", тем  более, что его
весной три  раза  в день  читали по первому каналу.  Значит, Онегин  -  лед.
Хотя... постойте-постойте, тщательнее надо изучать  отечественных классиков,
ведь буквально перед  этим значилось "Стихи  и проза". А уж стихами мог быть
только  Ленский, зря  он  что ли  стихи  писал. Лена  заулыбалась, довольная
своими   дедуктивными  способностями.  Следовательно,  для  Пушкина  Ленский
представал в образе волны, стихов и льда. Тогда, как Онегину отводилась роль
камня, прозы и огня. Стоп!  Не  надо мыслить буквально. Почему Пушкин назвал
Ленского  льдом?  Ну конечно  же! Как она раньше не  догадалась!  Ленский  в
детстве прочитал  множество  романов про  мореплавателей. Вот вам и волна! И
наверняка он собирался предпринять морскую экспедицию  сквозь полярные льды.
Почему же он оказался в деревне? Не прошел медицинскую комиссию! Точно, ведь
его всегда рисовали таким худющим. Поэтому он  и  уехал из  Петербурга, не в
силах выносить веяние моря, такого близкого и такого недоступного. Но в душе
он чувствовал, что его призвание -  быть моряком. Это и помогало  ему писать
стихи. Если подумать, так любой образ можно разложить по полочкам.
     Теперь Евгений. Огонь... огонь... огонь... причем тут может быть огонь?
А, знаю-знаю. Онегин мечтал  стать пожарником! Ну и  почему не стал? Что ему
помешало? Наверное, происхождение.  С благородным происхождением всегда было
трудно  устроиться на  стоящую работу. А  не в годы ли его жизни  по столице
прошла  череда пожаров?  Может их устраивал  сам Евгений? Подожжет,  встанет
рядом  и  смотрит, как разгорается  пламя.  А  в душе пылает точно такой же,
только невидимый,  огонь  несбывшихся желаний.  Вокруг  народ бегает, тушит.
Несется, к примеру, настоящий пожарник.  Из ведер  срываются блестящие блины
воды. Онегин смело заступает  дорогу.  "Дай  мне ведро, - просит  он горячим
шепотом, - дай, чего тебе стоит." Судьба не  благоволит "лишнему  человеку".
"Нельзя, барин,  - крестится пожарник, отскочив  на безопасное расстояние, -
не  положено  вам." А  в  воде плещутся багряные  сполохи пламени, и Онегин,
взглянув  на  них, не сдается, не  может отступить  просто  так. "Ну  дай, -
умоляет  он.  - Клянусь, никто  не  узнает."  Но  пожарник  непреклонен.  Он
увертывается от Евгения и в следующие разы опасливо огибает странного барина
по широкой  дуге.  Занимательно  пишет Александр  Сергеевич. Жаль, Онегина в
старших  классах  проходят,  а  то  есть у Лены  почти  готовое  сочинение с
доказательствами.
     В старших классах  учиться  интереснее.  У  них и темы  для размышлений
более  глубокие. У места на  первой парте все-таки  есть свои  преимущества.
Пока   Анна  Дмитриевна  разъясняла  классу   суть  сочинения,  Лена  успела
подглядеть строчку  в  ее  записнушке. Та, конечно, лежала  вверх ногами, но
Лена умела  читать в любом положении.  "Десятый класс, -  гласила надпись. -
Как  поссорился Герцен-художник с Герценом-публицистом." Вот  это тема - то,
что  надо.  А  как  они  могли поссориться?  Сейчас  разберем.  Сначала надо
выяснить, кто такой публицист? Не критик ли это?  А если нет? Неважно, пусть
будет  критиком,  так интереснее. Значит, жил на свете Герцен и было у  него
раздвоение личности. Когда художником себя считал,  когда  публицистом, а  в
остальное  время  спал.  И  вот  однажды нарисовал Герцен-художник  картину.
Смотрит - не налюбуется. И слева-то она хороша, и справа  не  хуже, а если к
дальней стеночке отойти,  то и вовсе замечательно выглядит. В  ознаменование
появления на  свет  шедевра  русской  живописи  побежал  Герцен-художник  за
друзьями,  дабы  созвать их на славную пирушку, но  на улице переключилось у
него  в   голове  что-то,   и  повернул  он   назад,   возвратившись   домой
Герценом-публицистом.  Смотрит - картина  стоит. Свежая. Нераскритикованная.
Тут же  перо  в руку и ну статью  писать. Сразу нашел,  где недокрашено, где
перекошено,  где кривовато,  а где не отражена актуальность эпохи. Написал и
на улицу пошел. В скверике  посидеть, голову  от умных мыслей проветрить.  А
когда  последняя умная  мысль испарилась,  снова  стал он  художником. Домой
вернулся. Картина на месте, а что  это у  нас там на столе лежит? Поклонники
написали? Нет, лучше поклонницы! Махом прочитал  и разгневался. "Вот ведь, -
думает, - гады, вот ведь козлы. Замысла не увидели, величия не поняли. Да им
бы  только   ругаться!  А  понять?  Понять  тонкую  душу  художника!  Понять
неординарность его мировоззрения!"
     Тут  Лена  запнулась,  запутавшись  в труднопроизносимых словах. Она  и
простыми  бы обошлась,  но  помнила,  что  художники и  публицисты  простыми
словами не выражаются. Тем  временем Герцен-художник  порвал статью  и кинул
клочки бумаги под  стол,  а  потом побежал снова на улицу  за  водкой.  Лена
знала, что творческие натуры все свои неприятности заливают водкой. Особенно
художники и публицисты. А домой как раз пришел Герцен-публицист. Где статья?
Нету! Куда задевали? Заглянул под стол и завопил в небеса: "Вот она! Горькая
доля российского критика.  Никаких тебе почестей! Никакого тебе уважения. Не
успел написать, а уже нашелся кто-то, поиздевался. Добро бы только помял, да
под стол  кинул. Нет же, обязательно  надо порвать, да  еще так  порвут, что
потом  и  собрать-то  невозможно!"  И  с   горя  выпил  он   водку,  которую
Герцен-художник  для  себя   припас.  Выпил  и   заснул,   а  тут   как  раз
Герцен-художник проснулся. Смотрит, писем от поклонников нет,  от  поклонниц
тем более, да еще водку кто-то выпил.
     Лена перевела  дух. Пора  останавливаться.  Так ведь не до ссоры  -  до
мордобития дойдет.  А драки Лена не любила.  Она  снова взглянула  на чистый
лист  бумаги. И так ей плохо  стало от того, что  сочинение о прошедшем лете
все еще не написалось, что  она  поспешно отвела свой взор  от  стола. Умные
мысли  не  приходили.  В  голове  у  Лены  роились  пустячки,  которые любой
посторонний  субъект  непременно  обозвал  бы  фантазиями. Да, так бы  он  и
сказал:  "Пустые фантазии!"  И гневно фыркнув, удалился  бы навстречу важным
делам.
     А еще  Лене  хотелось сказку.  Но  не  русскую  народную и не  свою про
Онегина и Герцена. Ей  хотелось такую сказку, которую  еще  никто никогда не
слышал. Она даже не загадывала, чтобы попасть туда. Просто послушать. Но кто
тебе расскажет сказку в совершенно пустой квартире?
Глава 13,
     в которой Коля добирается до штаба и встречается с серыми гномами
     Штаб   находился  не   то  чтобы  в  укромном  местечке   -  скорее,  в
труднодоступном. Хотя любой  взрослый без  труда  бы  влез на  эту маленькую
площадочку, но какому взрослому  придет  в  голову  карабкаться по  деревьям
средь бела  дня. Оставалась, конечно,  ночь, а ночью взрослые спят. Не  все,
разумеется.  Но тем,  кому  ночью взбрело  шататься по  городу,  обследовать
деревья и вовсе недосуг.
     А Коле дорога была открыта. Разумеется, в штаб  он  попадал  не  сразу.
Сначала   следовало   забраться  на   покатую  крышу  гаража,   давным-давно
покрашенного  зеленой  краской.  Нога  ставилась на  цилиндрик  петли,  тело
взмывало вверх, а рука в мгновенном броске  ухватывалась  за негнущийся лист
крыши,  выступающий  над  стенкой.  Если  пальцы  соскальзывали,   то   Коле
приходилось спрыгивать обратно, потому что способностями циркового  гимнаста
он не  обладал и  удержаться на кругляшке, где помещался всего-навсего носок
кроссовки было невозможно. Но  если пальцы цепко держали  опору,  то  вторая
нога  смело  становилась на петельки,  скрепленные дужкой черного  замка,  а
первая  перебиралась на  верхнюю  петлю. Теперь оставалось закинуть  ногу на
крышу, сделать пятисекундный передых, чтобы собраться с духом, совершить еще
один рывок, перевернуться с бока на бок и блаженно распластаться на железных
листах. Только  в дождь эта операция становилась противной. Зато в солнечные
дни  можно развалиться на  крыше  и, заложив  руки  за  голову, уставиться в
безоблачное   небо,  чувствуя,  как  тепло  от   нагретого  солнцем   железа
пробирается сквозь рубашку.
     "Так это и есть штаб?" - разочарованно спросите вы.
     Ну нет, на такую простоту Коля не  купился бы. К тому же какой владелец
гаража будет счастлив,  наблюдая на своей хрупкой недвижимости  постороннего
сорванца. Какой владелец  не выбежит  во двор  и  не  попытаетсч надрать уши
возмутителю спокойствия, пользуясь малым возрастом  и совсем не боевым духом
нарушителя.
     Гаражу  отводилась  роль  первой  ступеньки.  Не  зря же  мы  постоянно
упоминали  дерево. Но сейчас лезть на него  еще не  следовало. Теперь стоило
перебраться на  плоскую  крышу кирпичной трансформаторной  будки.  Здесь уже
можно  отдохнуть подольше.  Полуметровый  бортик  неплохо  скрывал  Колю  от
непрошенных  зрителей, то и дело проходивших мимо. В  былые годы Коле вполне
хватало  и этой высоты, чтобы высунуть из-за бортика пластмассовый автомат и
играть. Поочередно освобождать Кибертрон от Автоботов или  Десептиконов. Или
помогать Стивену  Сигалу  расчищать  нижнюю палубу мощнейшего ракетоносца от
снующих внизу террористов. Игры полностью захватывали Колю, пока он не вырос
и  не догадался взглянуть в  листву  рядом растущего дерева попристальнее. И
что  бы вы  думали?  Там,  в сплетении  веток,  кто-то  неведомый приколотил
небольшую  дощатую  площадочку  для  неведомых  Коле  целей.  Прошло  немало
времени, прежде чем  Коля, зажмурив глаза от страха, решился перепрыгнуть на
самую  ближнюю ветку и чуть  не сверзился. Он проскользил подошвами сандалий
по старой  коре и удержался лишь потому, что неведомо как ухватился за ветку
повыше.  Так  он висел  еще пять минут, стуча зубами от страха и  открыв  на
всякий случай  только левый глаз.  Потом пальцы  разжались, и Коля  мешком с
картошкой ухнул вниз, приземлившись на спружинившие подошвы.
     Повторить попытку он рискнул через неделю. На сей раз он каким-то чудом
остался стоять на ветке. Сердечко ухало. Ноги дрожали от ужаса и возбуждения
и совершенно не хотели пробираться дальше.  Пришлось опять спрыгнуть. Третью
попытку он совершил на следующий день, в среду, но до заветной площадки Коля
добрался только в  пятницу вечером.  Тогда-то  он и оценил  все  достоинства
обнаруженного наблюдательного пункта. Его глаза  смотрели сквозь колышущуюся
листву на двор,  который был как на ладони. И ни одна  живая  душа не знала,
что за ней кто-то подсматривает с высот скрытого в зелени штаба.
     Постепенно Коля  так наловчился в преодолении препятствий, что весь его
путь от  первой петли до  штаба  занимал уже  меньше минуты. Спроси Колю: "А
почему  штаб?"  и  он  бы  затруднился ответить. Он бы просто  посмотрел  на
вопрошающего  внимательными голубыми глазами и задал бы ответный  вопрос: "А
что там еще может находиться?" Конечно,  на настоящий штаб Колино укрытие не
тянуло. Не  хватало штурвала, от которого убегали бы провода.  Не  доставало
горна и разноцветных треугольных флажков.
     Штаб вполне устраивал  Колю  и  таким.  И  Веню  устраивал.  Но  Ленка,
начитавшаяся  затрепанных  книжек,  вечно  напоминала  Коле  о   недостающих
предметах. Поэтому в ее присутствии просыпалось  у Коли беспокойство. Ну вот
хотелось ему, чтобы любому  Колин штаб казался самым настоящим. Во снах Коля
отчетливо видел  и  щелястые  стены из шершавых досок,  и  знамя в  углу,  и
сигнальные  флажки,  и  провода, тянущиеся  к штурвалу.  Но, проснувшись, он
никак не  мог вспомнить, где и как все это крепилось. У  Ленки спрашивать не
хотелось.  Тогда штаб  получался  не  Колин, а Ленкин.  Обустроить Коля  его
должен был сам.
     Начал он с главного. Со штурвала. Коля тщательным  образом обследовал и
"Детский  Мир", и "Спорттовары",  но штурвалы туда почему-то не  завозили. А
Коля бы купил. Он бы не пожалел своих тридцати семи рублей семидесяти  одной
копейки. Видимо, деньгам на роду было написано оставаться в Колиной копилке.
Не  найдя  главного, глупо  было браться за мелочи. Вот  и оставался штаб  в
изначальном виде и меняться не собирался.
     Он являлся бесценным сокровищем  и  без  всяких причиндалов. К примеру,
есть  у Коли своя комната, но  скажите вы мне, разве комната может считаться
своей, если туда  постоянно заходят папа и  мама, которые  переставляют  все
вещи по своему усмотрению, ни капельки  не  спросясь  у Коли.  Своя  комната
предполагает лишь наведение в  ней  порядка Колиными руками,  что ни в какие
достоинства  не  запишешь.  В  штабе  все  получалось  иначе.   Ни  в  одной
прочитанной   книжке  Коля  не  встречал,  чтобы   кто-нибудь   когда-нибудь
прибирался в своем штабе.
     И Коля не  мог  объяснить, почему штаб казался ему удивительным.  Гараж
был самым что ни на есть обыкновенным, за исключением того момента, что Коля
ни разу не видел его открытым. А так подобных гаражей сыскать два десятка  в
соседних  дворах  не  составляло особого  труда. И будка сверхъестественными
достоинствами не блистала. Правда, на ее стенах не было ни единого матерного
слова, и одно это уже  явно намекало на тайну. Зато сверху донизу кто-то уже
давно  выросший  раскатал меловыми  каракулями  шедевр  какого-то  классика.
Покосившиеся, но не подвластные времени строчки завлекали читателя картинами
наступившей весны с  сопутствующими ей трудностями.  "Люблю  грозу  в начале
мая, - вещали белые  буковки, - когда весенний  шумный гром как долбанет  из
под  сарая, и ни  дверей в нем, ни окон."  Заканчивалось стихотворение уже у
самой земли печальным финалом: "Построю новый я сарай, а тут опять  нагрянет
май." Коля  частенько задумывался над  этими  строчками,  особенно на уроках
алгебры,  но  так  и  не  мог  найти  в  них  тайного  смысла,  указывавшего
посвященным на штаб, спрятанный в ветках наверху.
     И дерево было самым обыкновенным. Коля считал его тополем, но проверять
свою догадку  не спешил, ему  хватало собственной  уверенности.  Как-то  он,
проходя  мимо  штаба,  показал  папе  на  краешек площадки,  выступающей  из
отогнутой  сильным  порывом  ветра  листвы. "Угу, - рассеяно кивнул папа.  -
Ничего особенного, Николя.  Наверное, кто-то  строил  там голубятню." И папа
вновь ушел в свои мысли. Папа что-то  напутал. Кому  они  нужны, эти голуби,
важно прогуливающиеся возле луж с радужными нефтяными разводами? Кому придет
в голову их ловить и строить им  голубятню? Да  ну, сущая ерунда получалась.
Коля не  любил  собак,  но понимал, что завести породистую овчарку  или  там
мастиффа круто. Но голуби-то! Нет, папе  просто было в ту минуту не до Коли,
также как и Коле в эту минуту не было дела до всего мира.
     Мир  остался внизу,  отделив  Колю тысячами начинавших опадать листьев.
Еще  месяца  полтора  и  штаб  вылезет  на всеобщее  обозрение.  Вернее,  на
обозрение  тех,  кто  смотрит  не  только  под ноги, но иногда  догадывается
обшарить взглядом балконы верхних этажей. Но Колю не волновало то, что будет
через  полтора месяца, ему  вполне хватало и этих безмятежных минут, скрытых
от взрослых дел и наставлений шелестом остроконечной  листвы. Если  бы  Коля
хотел  стать моряком,  ему не составило особого труда вообразить, что вокруг
него колышется  бескрайнее  море. Но полное  однообразие  морских  просторов
никогда не прельщало Колю. Если бы Коля готовился стать летчиком,  то листва
легко  превратилась бы в плотное облако,  сквозь  которое пробивался  бы его
самолет. Но и  в небо  Колю не тянуло. На самолетах ему летать приходилось и
он никак не мог  забыть  тягостный момент посадки, когда  уши закупоривались
невидимыми пробками и эти пробки немилосердно  вдавливались в ушные раковины
все глубже и глубже.  Да Коля и не знал, кем он будет, когда вырастет. Никем
Коле  быть  не  хотелось. В  детстве  Коля  любил,  раскачиваясь на качелях,
воображать  себя известным  автогонщиком, несущимся к  победному  финишу. Но
потом качели сломали и чувство куда-то испарилось. Нет, конечно же, Коля мог
представить   себя   взрослым,   сильным   и  решительным,  особенно   после
незаслуженного  подзатыльника от старшеклассников, на который  можно  только
промолчать, скрипнув зубами. Но в штабе Коле больше всего хотелось вообще не
расти. Чтобы папа и мама не старели, а Коля вечно оставался точно  таким же.
И чтобы ему разрешили не ходить в школу.
     Коли руки покачивали треугольник.  Черная  надпись изгибалась  змеиными
танцами,  но  читалась  вполне  отчетливо.  "Много-много  гномов  запекли  в
пирог..." Треугольник говорил загадками и Коля на всякий случай посмотрел на
гнома.
     Тот сидел  в  отдалении.  Штабные  тайны его нисколечко не  тронули. Он
непрестанно   бормотал  несвязные  словечки,  в   которых  проклинал  вполне
определенные  силы, оторвавшие его от мандаринов. То, что его ноги утопали в
россыпях  оранжевой шелухи, гнома на радостный  лад  не  настраивало. Или он
хотел, чтобы  Коля  так думал. Но Коля  думал о совершенно иных  вещах. Он и
видел окружающий  его  мир  и  одновременно  не  видел. Призрачные  картины,
возникавшие у него в голове, перемешивались с реальностью.  Оживали деревья,
раззявив  огромные   пасти  с  редкими  колючими  зубами.  Желтые   автобусы
превращались в ракеты и взмывали  в  небеса вместо того, чтобы следовать  по
маршрутам.  Средь  толпы  сновали  одноглазые  люди  из  тайной  страны  без
названия,  законспирировавшиеся   под   обычных.  Подъездные  двери  коварно
заманивали доверчивых людей  и тут  же  исчезали, оставив пленников до конца
времени мучаться в  холодных подъездах, из которых уже не существовало путей
на свободу. Сказки  не выглядели  оторванными  от жизни. Не  было  здесь  ни
замков, ни рыцарей, ни крестьян, вспахивающих свои поля, ни царей с угрюмыми
дочерями, ни  емель,  лихо скачущих на печках. Но  ведь  сказки живут  не по
шаблону,  даже если  кто-то  их  хочет  впихнуть  в  отведенные рамки  и  не
выпускать.  Сказки всегда  просочатся в щели и улизнут  окольными путями.  И
тот,  кто  захочет  их   увидеть,  увидит.  Но  чтобы  их  увидели  все  без
исключения...  Нет,  на  это Коле не  хватило  бы  и миллиона палочек. Да  и
взрослые не  обрадовались бы.  Взрослые  больше привыкли  к тому,  что жизнь
течет по правилам, определенным ими. И, определив правила, они уже не смогли
видеть мир иначе.
     Может за  это  и  любил  Коля  штаб.  За  то, что  отсюда  мир  виделся
совершенно   иным.  За  то,  что  здесь   прямая   обыденности  вспучивалась
округлостями  холмов  и зубами  горных пиков. Может  и волшебный треугольник
угодил к  Коле только  потому, что был у Коли штаб. И поэтому сидит с  Колей
гном. Вернее, уже не сидит, а настойчиво дергает за штанину.
     - Еще  мандаринов?  -  участливо  спросил  Коля.  Он плавал  в ощущении
собственного  могущества  и  хотел,  чтобы  весь  мир немедленно  наполнился
добрыми делами.
     - Нет, - капризно заявил гном.
     -  Нам  же  легче,  -  кивнул  Коля  и  приготовился нырнуть обратно  в
собственные мысли. - Наше дело - предложить, ваше дело - отказаться.
     Но  весь вид  гнома говорил о  том, что никакой уважающий себя гном  не
будет просто  так стоять рядом с человеком и без видимых причин дергать того
за штанину.
     -  К Леночке  хочу, -  сказал  гном  тоном,  не терпящим  не  малейшего
возражения. - С тобой скучно.
     Коле было все равно, скучно кому-то  с ним  или нет. Главное,  что  ему
самому с собой никогда скучать не приходилось.
     -  Подожди  минут пять,  -  отмахнулся  он,  надеясь продлить мгновения
сказочного блаженства.
     Гном  отпустил штанину,  но начал нетерпеливо разгуливать  взад-вперед.
Как ни  мал был  его вес, но  штаб легонько подрагивал после каждого шажка и
это дрожание отгоняло Колину отстраненность.
     - Ну хотя бы минутку, - взмолился Коля.
     Гном внял просьбам, уселся, скрестив ноги. Его губы безмолвно принялись
отсчитывать секунды. Когда над твоей душой кто-то стоит (или сидит с нервным
видом),  то  она  категорически   отказывается  мечтать.   Коля   пристально
всмотрелся  вниз, туда, где начинался ствол  дерева. Там происходило  что-то
интересное. Множество крошечных созданий сновало туда-сюда, сталкиваясь друг
с  другом  в  странном  ритме. Отсюда  казалось,  что они  водят  извилистые
хороводы. Будь  Коля поближе к земле, он бы принял эти неведомые существа за
серых  муравьев.  Но  шестикласснику  всегда  понятно,  что с  такой  высоты
муравьев  не углядеть,  будь  ты хоть  пять  раз  дальнозорким. Нет,  стоило
бросить  все  дела   и   посмотреть  на  творящееся   внизу.  С  только  что
растворившейся секунды Колины планы и планы гнома совпадали. Коля немедленно
вскочил  на  ноги  и, убедившись,  что гном  успел  зацепиться  за  штанину,
заскакал по веткам.
     Внизу оказались совсем не  муравьи. Сначала  они исчезли, расчистив для
Коли посадочную площадку. Потом  из-за  камешков  и  веток показались  сотни
голов, укрытых остроконечными колпачками. "Гномы,  - радостно ухнуло в груди
у Коли. - Да их тут целая тысяча!" Чудеса продолжались.
     Гномы немедленно вылезли из  своих кратковременных убежищ и  столпились
вокруг своего  золотистого собрата. Сотни  писков запонили воздух противными
вибрациями,  сотни  почти  неразличимых  пальчиков  уставились  на  Колиного
знакомца.  А тот  почему-то не радовался,  завидев  земляков, не  вопил,  не
прыгал, но  и  не делал никаких  попыток  улизнуть. Золотой  гном сник,  его
сияние поблекло и помутнело. А писк становился все громче и непереносимее.
     - Чего это они? - спросил не вникнувший в обстановку Коля.
     Любитель мандаринов не отвечал.
     Толпа  расступилась  и в кольцо  выбрался гном-одиночка.  Его  рост  на
гномью голову  превышал  остальных собратьев  гномьего  племени. Его  пышная
борода,  загибавшаяся к низу  в  дугу, почти  доставала до  земли. Он что-то
неразборчиво  крикнул переминавшемуся  с  ноги на ногу золотистому гному,  а
потом гневно ткнул воздух в направлении Коли.
     "Забрать  хотят,  -  с  ужасом  подумал Коля  и  на  глаза  навернулись
непрошенные  слезы. - Вот гады,  добрались-таки. Ну  что  за  день!  Сначала
палочки, теперь гном."
     Гном набрал воздуха в грудь и, задрав голову, что-то прокричал Коле. Но
его громкость даже близко не стояла с  вокальными данными Колиного знакомца.
По видимому он ждал ответа.
     - Не слышу! - нерешительно сказал Коля.
     Гном  крутанулся  на  носке,  обведя  толпу  распростертой ладонью.  Та
разбежалась в стороны, освободив весьма вместительный круг. Затем  он указал
на землю. С  трудом  Коля догадался,  что его просят сесть. Он нагнулся, для
порядка  смел в сторону три сухих палочки и расплющенную картонку спичечного
коробка и приземлился на посадочную площадку.
     -  Ты знаешь, кто это? - хмуро спросил гном, показав на своего земляка,
которого теперь бы никто не назвал золотым.
     - Знаю, - кивнул Коля.
     - И мы знаем, - кивнул гномьий предводитель.
     -  Ну, - сказал  Коля.  То ли он чего-то  не  понимал, то ли беседа  не
клеилась.
     -  Что "ну"? - возмутился гном. -  Если ты знал, то почему взял на себя
ответственность?
     - Что "если я знал"? - удивился Коля.
     - Ты  же сам  сказал,  - раздраженно произнес главный  гном, растягивая
слова до  предельной разборчивости, - что  знал, кто  такой тот,  за кого ты
будешь нести ответственность.
     - Конечно, знал,  - облегченно кивнул  Коля. - Гном.  Золотой гном. Или
желтый. Я не в курсе, как там у вас обзываются такие гномы.
     - И все? - гном сощурил глаза, придирчиво изучая Колю вдоль и поперек.
     - А то, - честно произнес Коля и покосился на гнома.
     К его удивлению обычная сварливость гнома куда-то задевалась. Теперь он
стоял словно проштрафившийся первоклассник в кабинете директора.
     -  Это  не  просто  гном,  -   слова  Колиного   собеседника  буквально
впечатывались  в память,  как минувшей весной  впечаталось в  сырой  горячий
асфальт Колино имя, выложенное  из гравия возле новостройки, - это Вершитель
Миссии.  Бывший Вершитель Миссии.  Но теперь это  -  тьфу, тряпка, грязь  на
подошвах сапог самого ленивого рудокопа.
     - Почему? - спросил Коля.
     -  Потому  что  он  нас  подвел!  В горах  зародились  предвестия  зла.
Вершитель  Миссии  был  призван в колдовской замок,  дабы  остановить восход
Черной Луны. Но  он позорно  бежал, оставив  волшебный  жезл в руках  врага,
который  пленил Хранителя мира своими лапами, пользуясь захваченной  магией.
Черная  Луна взошла раньше срока и теперь  подбирается к зениту. А  мы ждем,
трепеща, мига смерти. Мы умрем из-за презренного беглеца, из-за недостойного
из  недостойнейших,  из-за  самого   нечестивого   отродья,  которое  только
порождало гномье племя.
     Гном, непременно обижавшийся на обжору, увальня и прочие мелочи, сейчас
даже  не думал  протестовать.  Он сжался, ссутулился  и покорно ожидал новых
ругательств.
     Коля не знал,  что и сказать, но ему сильно не понравилось, что  кто-то
распекал  его  гнома, а он,  Коля, просто так стоял  и сносил эту творящуюся
несправедливость. Надо же, гном их подвел. Надо же, ему следовало тащиться в
одиночку,  чтобы сражаться невесть с кем. А  эти, они-то что,  сами не могли
собраться и всей толпой вынести предвестника зла, что с замка, что с гор.
     -  Почему ты  взял отвественность за  дела того,  кто  не  имеет  права
вдыхать воздух даже три раза в день? Почему не сослал его на  самое смрадное
болото, почему не приковал цепями на самом солнечном месте, почему  разрешил
ему жить?
     - А  сами-то,  - возмутился Коля. -  Сами-то  что?  В лом пойти и самим
разнести весь этот колдовской замок? Указывать-то каждый горазд.
     Коля еще раз взглянул  на  гнома, но тот никак не реагировал на горячую
Колину заботу.
     - Не спеши мальчик, - прервал гном Колины попытки  обернуть случившееся
против него. - Что бы ты сделал, если твой путь преградило упавшее дерево.
     - Да спихнул бы с дороги, - рубанул Коля воздух, представляя как от его
могучего пинка  толстенный ствол со сморщенной  корой кувыркается  с крутого
склона.  Мощные  ветки  переламывались  с  треском   пистолетных  выстрелов.
Скукоженные  листья стайкой мертвых  воробьев  взмывали  в  потоках  жаркого
сухого воздуха.
     Главный гном улыбнулся.
     - А если бы у тебя не хватило сил?
     - Почему бы это не хватило? - обиделся Коля.
     - Тебя не учили, что невежливо отвечать вопросом на вопрос?
     Коля помнил этот  анекдот,  но  не  до  конца. Пришлось с  достоинством
промолчать.
     -  Продолжим.   Так  что  случится,  если  у  тебя,  мальчик,  окажется
недостаточно силенок, чтобы спихнуть, как ты выражаешься, дерево с пути.
     -  Ну  я бы это...  друзей позвал, - догадался  Коля, вовремя  вспомнив
поучительную сказку про веник и про отдельные палочки.
     - А если и у них не хватит сил?
     Такого  варианта  сказка,  несмотря  на  всю  свою  поучительность,  не
планировала.
     - Что мы заладили "если",  да "если", -  попробовал Коля увернуться. Да
он бы  без труда  раздавил своей кроссовкой и этого гнома, и всю тысячу, вот
только...  Только  Коля понял,  что  не  сможет, нога у  него не  поднимется
наступить на существо,  с которым он  только  что  разговаривал,  хоть  весь
разговор и состоял из одной ругани.
     - Если не хватил  сил? - повторил  гном  свой вопрос  и в его писклявом
голоске почувствовалась твердость, как у директора,  устраивавшего разнос на
школьной линейке. Даже больше, потому  что во  время линейки  старшекласники
перешептывались  и  плевали на пол, а  Коля  сейчас внимал каждому  гномьему
слову.
     Гном  ждал  ответа, постукивая об  землю  носком  своего остроконечного
сапожка.
     - Ну... не знаю... ну позвал бы кого-нибудь сильного.
     - Так  вот,  мальчик, и  мы призвали  сильного. ПО-НАСТОЯЩЕМУ сильного.
Этот  гном  обладал  невероятной силой,  которая в соединении с  могуществом
волшебного  жезла была призвана прорвать  завесу зла и прогнать Черную Луну,
прячущуюся за горизонтом в иные миры. Но он  всего лишь отдал жезл врагу  за
право сбежать. И сбежал. А мы его отыскали. Не будь тебя, мальчик, мы бы тут
же  казнили этого  отщепенца. Но ты взял ответственность за его поступки  на
себя. Ты чувствуешь эту ответственность?
     Странный вопросец. Что по-вашему, должен  сейчас  чувствовать Коля? Сам
он  об  этом  и  не  догадывался. Не  так уж  и часто  в его жизни случались
моменты,  когда ответственность  за  поступки,  тем более за чужие поступки,
выбиралась на поверхность.
     А  вот отвечали  ли  за  него? Пожалуй,  что  да.  Воспоминания  смутно
проступали  из глубины. Неприятные воспоминания.  Осколки стекла, валяющиеся
на  темно-красных  досках пола.  Безобразно-угловатая дыра в оконном стекле.
Никто, никто в целом мире  не мог убрать эту дыру, прогнать ее в  прошлое, в
такое прошлое, которое никогда бы не происходило. И это сделал Коля, швырнув
пенал  в Веню, который  пробегал мимо по школьному коридору. По всем статьям
виноватым  получался  Веня. Это  он не  успел схватить пенал в  воздухе,  но
беспощадная рука  посторонней  учительницы уже ухватила несчастного  Колю за
плечо и безостановочно тянула его к учительской.
     А вечером  Коля  снова стоял в учительской в  присутствии папы.  Сквозь
затуманенное сознание проникали слова "Безответственный поступок", "Придется
отвечать за разбитое стекло",  "Пора бы  уже научить ребенка ответственности
за  свои  дела". Не научили Колю  отвечать.  И  поэтому отвечать приходилось
папе.  И  поэтому на следующий  вечер  именно  папа, а не  Коля, вставлял  в
квадрат оконной рамы стекло, купленное в "Стройматериалах".
     Но теперь-то  все получалось наоборот. Натворил  делов гном, а отвечать
Коле.  И тут  стеклом не отделаешься. Эх, если бы требовалось только стекло.
Тогда Коля попросил  бы папу купить еще одно, и папа непременно купил бы. Но
замок,  Черная  Луна, волшебный жезл плавали по  Колиной голове  стеклянными
осколочками и не  хотели складываться ни  в  целое  стекло,  ни  в красочную
мозаику, на которую идут осколки, заслужившие вторую жизнь.
     - Ты чувствуешь? - продолжил гном свой бесконечный допрос.
     - Чувствую, - сказал Коля,  надеясь отделаться чем-нибудь  вроде нового
стекла.
     - Очень хорошо, - чуть  ли  не  по  слогам  сказал гном.  - Тогда  тебе
придется остановить Черную Луну.
     Остальные гномы утвердительно запищали.
     - Постойте... - завопил Коля.
     - Ответственность, -  возвестил  гном и ткнул пальцем в небо. Если бы с
кончика его пальца сорвался луч, то он бы уткнулся  в небесный купол в самом
его зените.
     Гномы  исчезли как по мановению  волшебной палочки, хотя  Коля даже  не
думал крутить свое  богатство. Мановение. Что это  за слово такое? Но сейчас
Колю волновал другой вопрос.
     - Как остановить Черную Луну?
     - А я знаю? - пропищал гном. - Если бы знал, то давно бы уже остановил.
     Возразить Коле было нечего.
     - И  что  нам теперь делать?  - задал Коля извечный вопрос, звучащий на
всех языках во все времена от всех, угодивших в неприглядную ситуацию.
     - Не  нам, - напомнил  гном. - Тебе. Ты думай.  А меня  неси обратно  к
Леночке.
     У Коли внутри родилась грустная волна, прокатившаяся по груди. Выходило
так, что он оставался наедине со всеми бедами. И со своими, и с гномьими.
     Гном уже не выглядел растерянным. Он проворно забрался в  подставленную
ладошку  и  теперь ворочался, устраиваясь  между  пальцев.  Коля  беспомощно
оглянулся  назад,  словно  надеялся прочитать на  стене гаража решение  всех
проблем, написанное сверкающими  буквами. Но гараж только угрюмо являл карту
с темными морями,  а  также материками и  архипелагами,  нанесенными зеленой
краской.
     На  мгновение  Коля  увидел  два крохотных  глаза,  высунувшиеся  из-за
обломка кирпича, но потом решил, что они ему только почудились.
Глава 14,
     в которой гном  рассказывает Коле  и Лене о  весьма удаленных местах  и
очень невеселых событиях
     Коля  стоял и переступал с ноги на ногу, не касаясь коврика, лежащего у
Ленкиной двери.
     - Звони! - приказал гном.
     - Сам звони, - предложил в ответ Коля.
     Гном  обиженно  надулся. По  всему  было видно,  что  этот  случай  еще
зачтется  Коле,  непременно  зачтется.  Коля  даже  чуть  не  задохнулся  от
возмущения.  Вот ни фига себе, у  него  из-за гнома  проблемы наворачиваются
чуть ли не каждую минуту, а это позорное существо  еще смеет на него дуться.
Наполнившись гневом, Коля даванул кнопку звонка, совершенно позабыв, что еще
полминуты назад совершенно не знал, как объяснить Лене исчезновение гнома из
ее  квартиры.  Вернее,  не  исчезновение,  а  его  причины.  Тогда  придется
рассказать про  Красавицу-Комсомолку-Спортсменку, а разного рода  тайны Коля
предпочитал  держать  при себе. Но провинность гнома будет доложена Ленке  в
обязательном порядке. То-то гном разобидится. Ничего, ему полезно.
     -  Заходи,  - сказала Ленка, открыв дверь.  Коля зашел. Гном немедленно
соскочил с ладони и побежал проверять наличие своих фруктовых сокровищ. Коля
уже  не удивлялся,  наблюдая прыжки гнома.  Тараканы  вон  тоже, свалятся  с
потолка, да по щелям.  А гном сейчас ничуть  не  лучше таракана.  По крайней
мере проблем от него не меньше.
     Коля рассказал про серых гномов, а потом негаданно-нежданно выложил все
про знакомство с очаровательной Красавицей-Комсомолкой-Спортсменкой.
     - Получается, что гном, действительно всем нужен, - подвела итог Лена.
     - Получается, - со вздохом согласился Коля, а гном довольно закивал.
     - А что за Черная Луна? - уточнила Лена.
     - Этого я и сам пока понять не могу. Спроси у гнома. Он-то знает.
     Гном знал.  Он развел руками, показывая, сколько  мандаринов ему нужно,
чтобы он начал свой рассказ. Коля тут же  завладел оставленным без присмотра
последним  мандарином.   Гном  издал  изумленно-недовольный  звук,  но  Коля
неумолимо покачал головой.
     - А разве мне не положено... - начал было гном.
     - Вопросы здесь  задаю  я, -  оборвал Коля гнома фразочкой из фильма. -
Давай, выкладывай все, что знаешь про Черную Луну.
     - Лучше сначала  расскажи про свой мир, - предложила Лена. - Тогда мы и
про Луну лучше поймем.
     Коля  не возражал.  Гном уселся  на столешницу,  откинулся на подставку
лампы, заложил  руки  за  голову, прищурил глаза  и  погрузился  в раздумья.
Долгое время он не  произносил ни  звука.  Но в тот момент,  когда  Коля уже
окончательно  решил, что  рассказчик  уснул,  с губ гнома  сорвалась  первое
слово.
     - Видели бы вы наш мир,  и вам ни за что на свете уже не захотелось  бы
возвращаться. Горы и озера меж ними. Горы высокие-высокие, такие, что  порой
облака мягко стелятся даже не по  верхушкам, а гораздо  ниже.  А озера! Один
взгляд - и ты видишь  каждый  камешек на дне.  А в маленьких  даже  в  самый
солнечный день отражаются звезды.
     - У нас тоже есть горы, - вступился Коля за свой мир.
     - Горы, -  хмыкнул гном. -  В таких горах, как у вас, не разместится  и
самый захудалый гномьий городишко. Ты уже понял, что для нас, гномов, "гора"
и  "город"  -  понятия  однокоренные.  Самые  лучшие,  самые  надежные  горы
пронизаны  ходами  и  пещерами.  Каждый день  появляются все  новые и  новые
ответвления.  Каждый день  гномы отыскивают  все новые и  новые  драгоценные
камни для своей страны.
     - А зачем гномам  драгоценности? - не утерпела Лена. - В каждой истории
гномы  непременно владеют  кладами,  но нигде не  объясняется, зачем они им.
Нет,  с человеческой точки зрения все понятно.  Сокровища  все-таки. Власть,
деньги. Но с гномьей стороны все выглядит иначе. Но как?
     - Вот именно, Леночка, вот именно, - довольно закивал гном. - Самоцветы
гномам нужны не для власти. Но они греют гномам души и освещают им путь.
     - Куда освещают? - спросил Коля. - К новым свершениям, да?
     - Не  надо  понимать  так извилисто, - рассердился гном. -  Проще  надо
быть,  проще. Камни освещают гномам путь  в самом прямом смысле этого слова.
Ловишь лучик света, и он остается в плену, отражаясь от тысяч граней и не  в
силах  вырваться  на  свободу.  Свет  бывает  разный  и летит он  с  разными
скоростями. В вашем  мире, в основном, быстрый свет. А у нас есть  не только
быстрый,  но волнистый, уступчивый  и замедленный. Последним мы и пользуемся
для создания светильников.
     - А можно посмотреть? - восхитилась Лена.
     - Нельзя, - буркнул гном, - не захватил ни одного.
     - И ты тоже добывал самоцветы?
     - Я то как раз не добывал. Ты  думаешь, что гномы только и делают,  что
роются в недрах гор, разыскивая самоцветы?
     - Нет, конечно, а чем они еще занимаются?
     - Еще есть  гномы-строители,  -  величественно  заявил  гном. - Те, кто
строит  все чудеса гномьих городов, кто украшает  залы  многоцветьем красок,
кто нанизывает  на  расселины  многие ярусы этажей,  кто  облицует  коридоры
наикрепчайшей обшивкой.
     - И ты как раз и был гномо-строителем?
     - Нет, способность строить и  проектировать никогда  не входила в число
моих достоинств. Я рожден для иного.
     - Для магии и волшебства?
     - Среди  гномов,  разумеется,  есть и маги,  и волшебники,  но  знания,
которыми  они  обладают,  слишком  сложны  для того,  чтобы  я  влился в  их
братство.
     - А изобретатели у гномов есть?
     -  Да знаешь ли  ты,  что гномы  -  самый изобретательный народ во всех
известных мирах. И в неизвестных тоже, пожалуй.
     Коле пока не  представлялось  случая поглядеть другие миры,  поэтому он
спорить не стал, хотя хвастливый тон гнома вызывал  большие сомнения. А Лена
спросила:
     - И что же ты изобрел?
     - А  разве  я сказал, что был изобретателем? Кроме изобретателей  гномы
могут стать кем угодно. Да хоть звездочетами. Только  тяжеленная это работка
-  каждую ночь  звезды пересчитывать. Не хочешь  звездами заниматься, иди  в
летописцы. Сиди, пиши себе события старины  или горы черти в разрезе. Только
там  точность  нужна, у  меня  ручки  слишком кривоваты,  чтобы  буковки  да
загогулины  вырисовывать. Зато уж у кого получается,  труды их непременно  в
библиотеку попадают.
     - Ты наверное все время в библиотеке просиживал?
     - Не совсем чтобы все, но заглядывал, конечно, заглядывал. В нашей горе
была самая большая библиотека. Кстати, о светильниках-самоцветах, именно они
ее и освещали.
     -  А почему  ты  к  нам сбежал?  -  задал  вопрос  Коля, которому  было
неинтересно слушать про всякие там светильники.
     - Ты бы тоже  сбежал, - сказал  гном. -  Никто бы не смог противостоять
тому, кто захватил Замок Волшебства.
     - В замке тоже жили гномы? - нагнулась к рассказчику Лена.
     - Вовсе нет! Зачем гномам замки, когда есть горы.
     - Значит, и у вас живут люди?
     - Люди? Ага, как же! Люди нашему миру не нужны. Люди все только портят.
Взять вот ваш  собственный  мир. Кто, как  не люди,  испортил его  до  такой
степени, что в нем не осталось места ни для одного гнома.
     - А  сказка про гномобиль? - не сдавалась Лена. - Та  самая,  которую я
тебе вчера читала!
     - Ну так и что?  - гном поднял  на нее свои немигающие глаза.  -  Что с
того? Разве там гномы? В кого они  превратились?  Главный гном  вместо того,
чтобы  изучать  недра  гор и постигать  гномью магию,  стал  промышленником.
Гномья гора превратилась в  кукольный  домик,  в крохотное отражение людских
дел снаружи.  Разве не так? Ну, и кто  теперь живет в той горе? Гордые гномы
или карлики, которые копируют все с людей и боятся  сунуться на поверхность,
чтобы эти  самые  люди  не задавили их  силой, да  не приспособили под  свои
нужды. Нет, нашему миру такие гномы не нужны! Равно, как и люди.
     - Тогда кто живет в ваших замках?
     - Не в наших. У гномов не бывает замков. А в  замках  живут... ну я  не
знаю кто. Видимо  те, кому положено жить в замках, как нам, гномам, положено
жить в склонах гор. По замкам я не  путешествовал,  ну... кроме одного. Того
самого, магического.
     - Расскажи про замок, - попросила Лена.
     - Ладно, - хмуро кивнул гном. - Не нравилось ему вспоминать.
     -  Замков более чем достаточно, - продолжил он.  -  Понастроили на свою
голову. Почти  у каждого озера  замок, а то  и два. Озерные замки беленькие,
чистенькие,  раскидистые.  Но  есть и  другие  замки.  Они  таятся  в горных
ущельях. Сунешься в расщелину, а оттуда тебе серая башня  торчит. Эти  замки
ужас какие невместительные и  почти всегда однобашенные. Одной башни как раз
хватает  на то,  чтобы ущелье  перегородить.  Говорят, их  раньше строили  в
защитных целях. Зато  уж башня  высоченная, чтобы с нее поглядывать, если не
до другой такой башни, то  хоть до ближайшего озера. Вот в этих башнях точно
никто не живет. Не от кого нам защищаться. Было не от кого.
     - А сейчас?
     -  Подожди,  дай  про замки дорасскажу. Кроме белых и  серых  есть  еще
четыре огромаднейших замка.  Первый из них - замок Хранителя. У каждого мира
есть Хранитель,  даже  если  мир напрочь  отрицает  его  наличие.  Мы-то  не
отрицаем.  Мы наоборот  даже замок ему выстроили.  Не наше племя,  правда, а
другое, и  не в теперешние времена, а в доисторические, ну да неважно.  Пока
Хранитель в замке,  с  миром ничего страшного случиться не может. Но в  одну
ночь, когда Хранитель путешествовал, разразилась над замком  странная гроза.
Ударила голубая  молния в самую  высокую  башню  и мгновенно все двери замка
исчезли, будто и не было их никогда. Поэтому Хранитель вернуться  в замок не
смог. Сначала  мы думали, что опасность пришла из замка Черной Воронки - это
второй замок...
     Гном замолчал, раздумывая.
     - И? - поддержала его Лена.
     - Что  "И"?  -  развозмущался гном.  - Может и  оттуда!  Кто сходит, да
проверит.  Всем  известно, что тот,  кто  заглянет в черные  подвалы  замка,
никогда уже не  вернется обратно. Его сразу поманит тьма.  И он  вечно будет
ходить по черным коридорам, спускаясь по спирали все ниже и ниже.
     - Зачем?
     - Видимо, искать что-то будет. Я почем знаю. Если бы я сам туда  пошел,
то встретил бы Коляна не в подъезде, а в коридоре этих бесконечных подвалов.
Говорят,  эти  коридоры достигают неимоверных глубин. А иные утверждают, что
оттуда можно выбраться на ту сторону. Вранье, конечно.
     Последней фразочкой гном разогнал растущее напряжение.
     - А  нет  ли у  вас, гномов, старинной  легенды, что  из этих  подвалов
должно выбраться нечто ужасное?
     - Не-а.  У нас, гномов,  все  легенды  про горы,  да  пещеры. Про замки
легенды  пусть  те  сочиняют,  кто  в  них  живет.  Мы  на  свою  голову  ни
приключений, ни легенд не ищем.
     - А третий замок? Может надо было сходить туда?
     - Третий  зовется замком Песочных Часов. Там, в самом  центре подвешены
песочные  часы.  Говорят,  что  все великие и ужасные события  в нашем  мире
происходят, когда часы переворачиваются.
     - А они должны были вот-вот перевернуться?
     - Я почем знаю? Может и должны.
     - Так почему никто из вас не сходил и не проверил?
     - Да ну, переться  в  такую даль кому охота. Как говорят  в вашем мире:
"Мне за  это деньги  не платят". Кто-нибудь из ваших взрослых бросил  бы все
дела и отправился бы посмотреть на эти часы?
     - Нет, - сказал  Коля, вспомнив усталый вид прохожих по вечерам, хоть в
будни,  когда  они идут  с работы, хоть в  праздники и выходные,  когда  они
возвращаются из садов и огородов.
     - Да, - сказала Лена, вспомнив неисчислимую  армию  мечтателей, готовых
отбросить  всю прежнюю  жизнь в надежде  ухватиться за что-то  ПО-НАСТОЯЩЕМУ
удивительное.
     - Люди, - пробурчал гном. -  Сами не знают, чего хотят. То  ли дело мы,
гномы...
     - О замках, - напомнил Коля. - Там еще четвертый оставался.
     -  Самый  поганый замок,  -  прокомментировал  гном. - Век  бы туда  не
сунулся. Да  никто  бы  туда  не сунулся. Даже название  никто  упоминать не
хотел, так оно  и  забылось за долгие  года.  Там  волшебники  жили, а когда
померли  все, то замок покрылся  паутиной  и  уснул. Но  месяц...  да, месяц
назад, по-вашему... из восточной  башни пришла весть, что паутина исчезла, и
в  замке  кто-то  появился.  На следующий  день гонец сообщил, что  к  замку
проследовал сам Хранитель. Дальше мы ждали новостей  целую неделю, но больше
никто не явился. Измученные подозрениями,  мы послали  к  сторожевому  посту
большой гномий  отряд.  Он  нашел  только пустую  пещеру.  Все  наши  словно
исчезли.  Инструменты на месте, четырехгранные пики как стояли себе в  углу,
так  и  стоят. В  котле остывшая похлебка. На столе миски расставлены, рядом
хлебалки лежат.
     - Головы? - испугался Коля.
     - Да нет же, хлебалки.
     - Ложки? - догадалась Лена.
     -  Хлебалки, - упорствовал гном. - У  вас такого нету. Так что понятнее
не объяснить.
     - Что там про замок-то?
     - Посмотрели наши на замок. Испугались.  Вроде  на  солнце он, а словно
тень  на  его  стенах. То и  дело  меж зубцами  рожи  отвратные  скалятся, а
всмотришься  - нет  никого. И письмена серебряные на стенах. Но не успеваешь
прочитать, как тают, словно туман  под солнцем. Засобирался отряд в обратный
путь,  и  объявили  эту  дорогу  запретной  до  того дня, как  мне  пришлось
отправиться в этот замок несмотря ни на что.
     - Вот видишь? - сказала Лена. - Ты ведь пошел!
     - Пошел? - взвился гном. - Заставили!
     - Почему тебя-то заставили?
     - Вот  мы  и  добрались до самого  печального, - сбавил  голос  гном. -
Помните, что меня не было ни в рядах добытчиков, ни в рядах сборщиков, ни  в
изобретательских мастерских, ни в горных кельях, ни в ученых библиотеках, ни
в лабораториях?..
     - Помним, - прервал Коля бесконечный список.
     -  А  где  же ты  был? -  спросила Лена. Почему-то самые нужные вопросы
получались именно у нее.
     - Да  в самом лучшем месте,  -  вздохнул гном.  -  Представь, что среди
обыкновенных  серых гномов непременно живет один золотой. Это  вот я и есть.
Род  у  меня  такой.  С  незапамятных  времен  этот  один-единственный  гном
бережется всем гномьим племенем для  великих  дел.  Забредет в наши владения
какое-нибудь чудовище, или  колдовская рука протянется к сокровищнице, тогда
выходит на битву Вершитель Миссии и одерживает славную победу.
     - И часто у вас такие битвы бывают?
     -  Никогда! В этом-то и преимущество - быть  золотым  гномом.  Тебя  не
заставляют работать, тебе  достается лучшая еда и лучшие вещи. Тебя возят по
окрестным  горам  во  славу Добрых Лет. Ты  можешь научиться  всему, чему ни
пожелаешь. А можешь совсем не учиться. Можешь  даже вообще ничего не делать.
Так вот и повелось. Дед мой ничего не делал. И отец мой ничего не делал...
     - А ты?
     - И я  ничего не делал.  Зачем себе на голову приключения искать,  если
можно ничего не делать?
     - Но ведь скука заест!
     - Да не скажи! Что ты о гномах знаешь? Тоже мне, "скука".
     - Но  сбежал-то зачем?  - не унимался Коля,  стремясь  отхватить и свою
долю вопросов.
     -  А ты думаешь кого  выпихнули из пещеры  холодным утром? А ты думаешь
кого послали  в колдовской замок? А ты  думаешь, кому впихнули жезл  в руку,
чтобы остановить Черную Луну?
     - Тебе, - кивнула Лена. Гном тоже кивнул, но ничего не сказал.
     - Постойте, - вмешался Коля.  - Я про эту самую луну не очень  понял. У
нас вот тоже Луна есть, не черная, правда, но никому и в голову не придет ее
остановить. Да и не получится это.
     - Объясню, - сказал  гном.  - Прямо сейчас.  У вас-то земля тоже  не на
трех китах стоит. Вот и наша планета круглая и одну из ее сторон освещает та
самая Черная Луна.
     - А те гномы, что под Черной Луной живут, что говорят?
     -  Нет  там никаких  гномов! Вообще никого  нет! Под Черной  Луной жить
невозможно.  Тебя  раздирает   беспричинный  страх,   от   которого  хочется
избавиться  любой  ценой.  Но  цена  недоступна.  Страх  держит  и  начинает
притягивать. От  него  невозможно  сбежать.  Тот,  кто видел Черную  Луну  в
зените,  никогда уже не  сможет  жить на безлунной стороне. Поэтому  в замок
Черной Воронки никто и не  суется.  Если его коридоры действительно ведут на
ту  сторону,  то  в   них  гуляют  отражения   черного  света,  пугающего  и
притягивающего одновременно. Страх -  это такая вещь. Когда он властвует, то
платишь за то,  чтобы  он ушел. Когда его нет, платишь за то, чтобы получить
его  маленькую частичку.  Страх разрушает нас, но одновременно  притягивает,
сплочает, заставляет думать и действовать.
     -  А  разве  может Луна освещать лишь  одну сторону планеты? - спросила
Лена.
     - Наверное, может,  -  предположил Коля. -  Например, наша Луна  всегда
повернута к Земле одной стороной. Вдруг то, что гномы зовут Черной  Луной, и
является основной планетой, а гномья обитель - всего-навсего спутник.
     Гному такая гипотеза не понравилась, но  Коля не  собирался слушать его
возражения.
     - Теперь рассказывай про замок, - скомандовал он.
     Гном сник и минут  пять набирался  духу, чтобы продолжить свою историю.
Наконец, он громко шмыгнул носом и повел рассказ дальше:
     -  Двери  захлопнулись за мной и  пути  обратно  уже не было. Моя  рука
сжимала жезл, изукрашенный  магическими самоцветами. За спиной висел мешок с
припасами, которого  должно было  хватить  на трое суток. Знали  бы  вы, как
тяжело идти пешком после того, как тебя всю жизнь возили и переносили. Знали
бы вы,  как давит  одиночество после того, как тебя всю жизнь развлекали. Но
хуже  всего  был страх.  Я  пугался  каждого  шороха,  каждого  треска.  Мне
казалось,  что  неведомое  чудовище не  будет ждать  меня в  замке,  что оно
притаилось  в  кустах и  сейчас выскочит и  проглотит. Меня,  между  прочим,
проглотит.  Много ли надо чудищу, чтобы сожрать одного-единственного  гнома,
пусть даже с волшебным жезлом.
     -  Дальше,  -  прервал  излияния  Коля,  наливаясь  досадой  за  гномью
растерянность и несообразительность. Гному  дали  в  руку мощнейшее  оружие,
отправили навстречу славным подвигам, а он плакался, что было сил.
     - За сутки я не прошел и пятой части положенного пути,  а ноги  чуть ли
не отваливались. Надо  ли говорить, что продукты закончились гораздо раньше,
чем замок предстал передо мной.
     - И ты добрался?
     -  Добрался. Сначала от усталости я даже не заметил, что он уже  совсем
рядом. Я не  смотрел вперед.  Приходилось постоянно  глядеть под ноги, иначе
каждый бугорок так и норовил встать перед носками моих сапог. Но даже ровные
участки не спасали. Голова от голода почти  не соображала. Перед глазами все
двоилось  и  расплывалось.  Ноги  заплетались  друг  за  друга,  я  падал  и
поднимался,  чтобы  пройти  еще  несколько  шагов, а  затем  снова  падал  и
поднимался.  Даже  страх  притупился. Мне невыносимо хотелось  добраться  до
замка только за тем,  чтобы  эта бесконечная дорога  закончилась. Но когда я
увидел  замок,  то  страх  снова завладел  мной целиком.  Он повалил меня  в
дорожную пыль и я пролежал там до вечера.
     - До вечера, - отголоском тихого эха повторила Лена.
     -  Долину перед  замком окутали  ночные  тени.  Казалось, каждое дерево
ожило и тянется  ко мне своими  ветками. Казалось, земля трясется от страха.
Казалось, трава полегла от такого  страшного соседства. Я лежал на выходе из
кустарника,  а через долину  высился колдовской замок.  Я лежал,  уткнувшись
лицом в твердь земли. Я не  смел поднять глаза, потому что мне казалось, что
невидимые глаза врага ищут встречи с моими глазами, а, поймав мой  взор,  не
отпустят уже никогда,  словно тьма в подвалах замка Черной Воронки. Но страх
заглатывал мою  душу кусок за  куском. И наступил  момент, когда  я  не смог
выносить  эту  давящую неизвестность. Осторожно я  поднял голову и  устремил
свой взгляд вперед. Там стоял замок.
     Раньше  я  видел  его  только   на  картинках  в  летописях.  Старинные
черно-белые гравюры  на  пожелтевших листах.  Черточки слагались  в башни  и
зубчатые  стены.  Звезды на  полосатом небе  затягивались черными  облаками.
Настоящий  замок прежде  всего потрясал  объемом.  Каждая  башенка  рельефно
выступала на  фоне  темнеющего  с каждой  минутой  неба.  Звезды  то  ли  не
появлялись, то  ли их  заслоняло призрачное  сияние, срывавшееся с  замковых
стен.  Бледно-зеленоватое.  Словно  потухший  изумруд.  Самоцвет  с  зеленой
сердцевиной, из которой сумел вырваться свет, почти  весь. И по граням ходят
теперь только блики былого сияния.
     На  фоне пульсирующих стен  мертвыми глазами  чернели  потухшие окна. Я
видел потухшие окна в ваших домах.  Они чем-то  сродни, но  в каждом  из них
живет надежда на возрождение света. А в замковых окнах надежда давно умерла.
Потом я увидел огоньки. Лучше бы все окна оказались мертвыми, но три из  них
- одно  вытянутое  и  два  маленьких по  бокам  - продолжали жить далекой  и
непонятной  жизнью.  Словно злой  треугольник  сиял  на одной из центральных
башен, а над ней нависала черной скалой самая большая, самая главная.
     - И ты пошел в замок? - сжала кулачки Лена.
     - Я не осмеливался даже встать с земли. А  потом  я увидел Черную Луну,
выползшую  из-за скал. Тогда она висела  еще  низко, но уже поднималась  над
горизонтом и примерялась на свое место в зените.
     - Какая она? - прошептала Лена.
     -   Словно  черная  дыра  в  небе.  Черный  круг,  поглотивший  звезды.
Беспросветный  мрак,  притягивающий  внимание  и  давящий  своим  величием и
грозностью.  Непонятно, почему она должна  пугать  наш  народ. Астрономы  не
могут  ответить на этот вопрос. Но  когда она  показала свой горб впервые, а
гномы содрогнулись от неизъяснимого  ужаса, старейшины решили, что мое время
пришло.
     - Ты так лежал и смотрел?
     -   Нет!   На   секунду  оторвавшись   от   Луны,   я   углядел   столб
бледно-сиреневого сияния, возносившегося из остроугольного провала на куполе
одной из дальних башен. Не знаю почему, но этот мерцающий свет напугал  меня
больше Черной Луны. И я перестал видеть что бы то ни было.
     Очнулся я  уже  днем. Сиреневого столба не замечалось. Треугольник окон
просто чернел. Но замок  не  казался добрым. Несмотря на  восходящее солнце,
башни кутались в тень.  Не  казался он  и покинутым. Только теперь я увидел,
что замковые ворота открыты. Если  бы я мог не идти, то  я бы не соблазнился
никакими сокровищами.  Но  я знал,  что  еще  одной ночи вблизи замка  я  не
переживу. И медленно-медленно мои ноги  двинулись к раскрытым створкам. Я не
знал,  что стану делать,  когда кого-нибудь увижу.  Наверное, я  бы выставил
вперед жезл  и постарался бы четко и  внятно произнести слова-ключи,  хотя в
себе был крайне не уверен. Стены приближались. Я испуганно всматривался то в
дыру ворот,  то  в  промежутки между зубцами  стен. Никого. Ни призраков. Ни
чудовищ. Ни надписей.  Меня  не собирались добивать страхом, но я  не  верил
никаким предзнаменованиям. Может враги ждали меня в засаде?
     С робеющим сердцем я переступил порог и ступил на замковую площадь. Она
была залита черным веществом с блестящей пленкой поверху. На секунду я  даже
испугался,  что  подскользнусь   и  упаду.   И  добьет  меня  не   страх,  а
издевательский смех врагов.  Я подскользнулся и, каким-то  чудом удержавшись
на ногах, ждал  насмешек и угроз. Но вокруг стояла  тишина, какой не  бывает
нигде.  Звуки   моих  шагов  растворялись  при  касании  пружинящей  пленки.
Постепенно я догадался, что  вошел  в замок не через главные  ворота. Здание
встретило  меня  глухой стеной. Лишь  под  высокой крышей тянулся ряд  узких
стрельчатых  окошек. Никто не преграждал  мне путь.  Но мог ли я поручиться,
что злые глаза не следят за мной из потайных ходов.
     Шаг за шагом  я добрался  до угла.  После поворота  я увидел  небольшой
скверик.  Бывший  скверик, поскольку деревья  его  скрючились  и  почернели,
словно  их  сжимала  в  жарких объятьях огненная  лапа. Но  за покореженными
деревьями  виднелись завороты  крыльца. К  черным створкам  двери  вели  две
спирали. Я подбирался к правой.
     Здесь завершился мой путь, ибо ступеньки оказались чересчур высоки. Они
не  строились  для  гномов. Я  уже  говорил,  что  замки гномам  никогда  не
принадлежали. Мне оставалось только стоять и смотреть на коричневые ступени,
которые прошедшие века  рассекли  продольными трещинами, да на серые  стены,
которые не светлели даже в солнечных лучах.
     И тут от  черных  створок отделилась фигура, укрытая темным  плащом  до
земли.  На мгновение  складки  блеснули, ухватив лучи  утреннего светила, но
потом свет был безжалостно съеден и плащ снова налился беспросветным мраком,
словно материал для его пошива предоставила  Черная  Луна. В эту секунду мое
сердце  чуть  было не  остановилось,  а  потом чуть  не  выскочило из груди.
Мрачная  фигура   бесшумно  проплыла  по   воздуху  и  замерла  нал  третьей
ступенькой.
     Я  протянул жезл вперед, готовясь  сказать  слова-ключи,  чтобы голубая
молния отбросила врага, а может быть уничтожила совсем...
     Гном судорожно сглотнул и смолк.
     - И что?
     -  Я забыл  слова. Я ведь  их специально не учил. Не учили же их ни мой
отец, ни мой  дед,  да и вообще никто  на памяти всего нашего рода. Конечно,
мне их вдалбливали в голову перед самым отбытием, но страшная  ночь погасила
их в моей памяти.  Жезл был вытянут вперед, а  я  стоял и силился  вспомнить
хоть  начало.  Бесполезно. В мозгу бродили  смутные обрывки,  большинство из
которых и рядом не стояло с заклинанием, складывавшимся в слова-ключи.
     - Враг испугался? Ну хоть вначале?
     - Не знаю. Как я могу знать, если у врага не было лица. Из под капюшона
выглядывало нечто округлое,  похожее  на  белесое яйцо, испещренное зелеными
прожилками.  Ни  глаз,  ни носа, ни рта. Никаких  органов, по  которым можно
проследить реакцию. Потом  в  моем  мозгу  загремел  голос.  "Отдай жезл,  -
приказал он. - не тебе что-то  менять. Тем более в этом замке."  Я знал, что
не  мне.  Я чувствовал, что  следующим шагом  он просто  наступит  на меня и
раздавит. Голос  исходил не от  фигуры. Голос заполнял собой весь  воздух от
земли до неба...
     - И ты отдал жезл? - презрительно спросил Коля.
     - Отдал, - печально кивнул гном. - Громадная рука опустилась  с высоты,
прорвавшись сквозь складки  плаща, и  я  положил  жезл в  ладонь,  обтянутую
черной морщинистой кожей. "Теперь иди," - праказал  голос. Фигура вознеслась
вверх, под самый  козырек  крыльца.  Я так  и  не  понял,  то  ли  она снова
спряталась  на фоне черных створок,  то ли она прошла сквозь двери. Но  я ее
более  не  интересовал,  а  мне  здесь  более  делать  было   нечего.  Страх
соседствовал  с  пустотой и я  поспешил уйти,  мечтая никогда не видеть  эти
стены - свидетельницы моего бесславного поражения.
     - Как ты мог! -  Коля более не  имел в себе  сил сдерживаться. - Отдать
волшебный жезл. Теперь понятно, почему тебя хотели казнить. Да я бы сам тебя
казнил на их месте! Да я бы никогда не принял за тебя ответственность, знай,
кто ты на самом деле. Да я...
     Колинн кулак вознесся над  столом,  готовясь впечатать  в  полированную
поверхность золотистое ничтожество.
     - Постой, - Лена сердито ткнула пальчиком  в Колин  локоть и склонилась
над сжавшимся гномом. - Хватит про замок. Расскажи, как ты пробрался к нам.
     - Не знаю, - пожал плечами  гном.  - Я шел и шел. Ночи сливались друг с
другом, а дни ничем не отличались  от них. Помню только высоченные  деревья,
небо,  скрытое развесистыми  лапами веток,  и  две звезды  -  яркую и  почти
незаметную. А потом я почувствовал магию.  Магия приближалась, целясь мне  в
спину. Я повернулся  и заметил сияние, мелькавшее  меж стволов. Пока оно еще
находилось  весьма  далеко,  но  быстро  приближалось.   Это   я  понял   по
усилившемуся  свету. Сначала я подумал, что наши маги выслали  свою кару мне
вдогонку.  Бесполезно  увиливать от направленной гномьей магии. Я забрался в
кусты  и улегся  лицом в  землю, укрыв  голову руками.  Я  ждал смертельного
укуса. Призрачное копье должно было  впиться  в  мою спину и  унести с собой
жизнь гнома, не справившегося со своей миссией.
     Что-то  с  тихим  свистом   пронеслось  надо  мной.   Я  сжался.  Свист
повторился,  затем  еще  раз.  Я несмело  приподнял  голову.  Мимо, сверкнув
магическим светом, пронеслось белоснежное  копье. Я еще не успел догадаться,
что сей предмет был вовсе не  копьем, как вслед мелькнул точно такой  же, но
оранжевого цвета. В  сильном  удивлении я посмотрел им вдогонку.  Несомненно
предметы  являлись  причиндалами  какого-то  мага,  но  что  гномы  таким не
пользовались,  я  знал  наверняка.  Почти  наверняка,  потому  что  усердным
читателем магических фолиантов меня все же назвать трудновато.
     Шестой предмет оказался белым. Седьмой тоже. Они летели по ночному лесу
то  исчезая, то снова  заливая  пространство вблизи себя магическим сиянием.
Когда мимо  пролетел оранжевый,  я  с ужасом увидел,  что  вовсе  не деревья
являлись помехой свету. Предметы просто растворялись в  воздухе, чтобы вновь
объявиться, но уже сотней  шагов впереди. Когда рядом просвистел девятый,  я
вспомнил причину такого странного полета. Вещи, выхваченные из чужих миров и
вновь  отправленные обратно, не могут  мгновенно прорвать  границы. Какое-то
время  они летят, прошивая смежное пространство, словно  два  куска материи.
Вопрос был лишь в том,  на какой стороне закончится  последний стежок. И тут
мне впервые за многие дни полегчало. Мне выпал шанс на спасение. Здесь я уже
ничего  бы  не смог  потерять,  а  вот  в  другом  мире... В общем, как  тут
выражаются  в вашем телевизоре: пятьдесят на пятьдесят. Десятый предмет чуть
не задел мое лицо. За одиннадцатый смело  ухватились мои руки. Сильный рывок
оторвал  меня  от  земли  и  потащил вперед. Летящий  меж миров не  видит ни
одного. Только яркий свет. Нестерпимо яркий. Такой, что невозможно выносить.
Я и не  вынес.  А очутился на крыльце подъезда. Конечно,  первой моей мыслью
было спрятаться. А в убежище я вдруг поверил, что неспроста  оказался именно
здесь.  Возможно, меня  призвало какое-то  могущественное  существо. И когда
Коля склонился надо мной, я не испугался... Правда, тогда я еще не знал, что
на счет могущественного существа мне придется сильно разочароваться.
     Коля зло потер  локоть, все еще ноющий после Лениного  тычка, но ничего
не  сказал.  Лена тоже промолчала.  Она  просто  положила перед  гномом  все
оставшиеся мандарины.
     Воцарилось молчание. То ОСОБЕННОЕ молчание.  Не пустое  и не тягостное.
Хорошее  и  глубокое.  Молчание,  открывающее  то,  что  стоит  за  нелепыми
нагромождениями ненужных слов.
     Но   ничто  не  вечно   под   Луной.  Хоть   под   черной,   хоть   под
золотисто-обыкновенной.   Может  ли  долго  длиться  молчание   в  квартире,
расположенной в центральном районе миллионного города?
     Многоголосье звуков словно вырвалось на свободу.
     Затархтел мотоцикл, а  потом  раздались  переливы чьей-то потревоженной
сигналазации.
     - Света, домой, - раздалось с улицы.
     - Ви-и-итя, - призывно заверещали с балкона третьего этажа.
     - Убила бы этого Витю, - покачала головой Лена.
     - Эва! - вскричал Коля, глянув на часы, - полодиннадцатого. Меня  домой
не пустят.
     - Не пустят, - проворчал гном. - Тебя-то как раз пустят.
     Коля развернулся к столу. Лена укрыла гнома барьером из своих ладоней.
     - Гнома я тебе не отдам, - серьезно сказала она.
     - Нужен он мне, - фыркнул Коля. - Ладно, побегу.
     Лена кивнула.
     Коля бежал  через  двор,  но в  душе видел  себя смело поднимающимся по
ступеням колдовского замка. Не одна, две фигуры, укутанные в черные плащи до
земли, с  противными  яйцеобразными лицами молча  шагнули навстречу Коле. Он
протянул вперед  два  жезла  и выкрикнул  волшебные  слова.  Фигуры  в ужасе
отшатнулись и истаяли.
     Жезлы в Колиных руках походили на счетные палочки.
Глава 15,
     в которой Коля строит планы мести
     Колю  били  за  школой.  Били  молча.  Не  сильно,   но  очень  обидно.
По-деловому. Чтобы  запомнил. Чтобы  у  него и в мыслях больше не  возникало
кидаться на кого-нибудь  с кирпичом. И в первую  очерель на Владяна, который
пожаловался знакомым старшеклассникам, и те отвели Колю в специальное место,
чтобы разобраться с накопившимися делами.
     Нужное место было между  основным зданием школы и пристроенными к  нему
мастерскими.  Мимо этого  квадратного закоулка  редко кто шастал, разве  что
неразумные  первоклашки,  которых никто по молодости  лет  не трогал.  Почти
никогда.  С трех сторон  к небу взметнулись стены. С четвертой эту маленькую
площадку  от  посторонних  взглядов  заслоняли  кусты  аллеи  боевой  славы,
посаженные предыдущими  школьными поколениями. По  углам бетонного  квадрата
рассыпались бутылочные  осколки и  бычки,  из которых было  выжато все,  что
только возможно. На самой середине стояли Коля и старшеклассник, который его
бил.
     Собственно говоря, дракой  происходящее назвать сложновато. Так, учеба.
Старшеклассник не отличался ни  развитой мускулатурой, ни ростом, ни умением
наносить эффектные удары с разворотом, какие отпускает на все четыре стороны
света  непобедимый  Жан-Клод  Ван  Дамм  в  своих  фильмах  и  показательных
выступлениях.  Собственно говоря,  поэтому  старшеклассника сюда  и привели,
чтобы ему было  на ком поучиться. Еще  у  старшеклассника  в наличии имелась
немерянная  наглость,  которая  позволяла  наседать  на  Колю.  Коля   такой
наглостью не обладал, поэтому он только лишь пытался защищаться.
     А защищаться  невозможно,  если ситуация  безвыигрышная.  Руки  скованы
тоскливой обидой.  Мысли искривлены неправильностью обстановки. Разве  может
хоть  что-то  считаться правильным, когда  тебе  достаются только  боль,  да
обида? В голове лишь страх, да желание,  чтобы все это закончилось поскорее.
А  оно   не  заканчивалось,  оно  затягивалось   и  затягивалось.   И   Коля
поворачивался боком, чтобы не пнули в живот или между ног. Но его не пинали.
Просто били,  чтобы  Колин  противник  вырабатывал  в  себе  уверенность для
будущих  драк,  когда по  окрестным школам станут  собирать  бригаду бойцов,
чтобы гонять нефоров.
     Уверенность   старшеклассника  подпитывалась  и   присутствием  друзей,
которые  кольцом  стояли  вокруг дерущихся  и  следили  "чтоб  все  было  по
правилам". Правила складывались не в пользу Коли. Толпа давила на него своей
мощью. Кто-то лениво курил. Троица слева на ходу играла в "очко". На лацкане
ближайшего к Коле старшеклассника  ярко блестел значок, на котором улыбалось
синюшное лицо под надписью "THE PRODIGY". И Коля знал, что он уже никогда не
полюбит группу "THE PRODIGY", какой бы замечательной она ни была. Не полюбит
с этой самой минуты, потому что у хороших людей не висят на пиджаках  значки
"THE PRODIGY". Они  висят  у тех, кто  стоит вокруг  и наблюдает, как Колина
жизнь становится все отвратительнее и отвратительнее.
     Щека, по которой хлестнул старшеклассник,  ныла. С  каждой  новой болью
тоскливое одиночество становилось  все  невыносимее.  Убегать  нельзя.  Ноги
становились ватными, как  только  Коля представлял  толпу, несущуюся следом.
Толпу  догоняющую  и догоняющую успешно, ведь  победа  заранее  была  на  их
стороне. Да и бессмысленность побега вообще не вызывала сомнений. Потому что
тогда  учеба автоматически переносилась на завтра. И никто не поможет. Здесь
такие законы: или дерись, или терпи, когда тебя учат.
     На этот раз Коле досталось по уху.  Больно досталось. Он вскинул  руку,
чтобы  защититься   от  следующего  удара,   но  наливавшийся   уверенностью
старшеклассник легко отбил Колин блок и стукнул по подбородку. Колина голова
смешно  дернулась и  все  вокруг  загыгыкали.  Слева  закончилась  партия  и
потрепанные карты тасовались в очередной раз. Коля не смотрел на толпу. Коля
краем  глаза смотрел  на пронзительно-голубое небо. Внутри Коли  теперь жила
только  пустота,  перемешанная   с   остановившимся   временем.   На   глаза
наворачивались  слезы. Бледно-противное лицо старшекласника, которе и раньше
казалось  совершенно  невыразительным,  расплывалось.  Коля  сдерживался  из
последних сил. Плакать нельзя,  потому  что это  -  последняя  ступенька, за
которой уже  невозможно чувствовать к  себе уважение. Не можешь драться, так
хоть не плачь. Или, по крайней мере, не сейчас.
     Старшекласник изловчился и ткнул Колю в нос.  На землю закапали красные
капли. Старшеклассник  довольно улыбался. В его жизни сверкал триумф победы,
звездный час.  Он выигрывал  и выигрывал с  каждой  минутой. Он мог стоять и
беспечно выбирать, куда ударить в следующий раз.
     -  Ладно, братан, хватит,  - по-дружески хлопнул старшеклассника кто-то
из толпы. - Он уже все понял.
     Круг  разомкнулся,  сбился  в  команду  и  отправился  по  своим делам,
беспечным и веселым, оставив Колю на  месте  поражения. Из  толпы  вынырнула
неприметная личность, пнула Колю на прощание и побежала к своим.
     Колин   нос  шмыгнул  три  раза  подряд,  чтобы  убедиться,  что  кровь
остановилась. Когда старшеклассники скрылись за поворотом, Коля отправился в
другую сторону. Он  прошел по  школьному двору,  где  весело бегали  друг за
другом  первоклашки. Неужели  и  он  был  когда-то таким же?  И точно  также
беспечно  носился по  улицам,  не  заботясь,  что  откуда  ни возьмись могут
вывернуть Пашка  и  Владян  или посторонняя компаха.  Жизнь-то, оказывается,
продолжалась. И  ничего в  мире не изменилось  из  за того, что  кому-то  за
школой сошлось по роже. И сильно  сошлось. Невыносимо смотреть  сквозь слезы
на чужое веселье. Это радоваться можно, не замечая  ничего вокруг. А можно и
замечая.  Потому что теперь каждому встречному ясно:  вот он,  Коля  - самый
распоследний неудачник на свете. И будет за Колю стыдно и маме, и папе, если
они узнают. А особенно - самому Коле. За себя.
     Но это вечером. Родители пока  на работе, сестра в  садике. Дома тихо и
хорошо. И это неправильно! Всюду  неправильно, где теперь тихо и хорошо! Где
весело и безмятежно.  Где ярко и  празднично. Неправильно, потому  что  Коле
сейчас до невозможности обидно и плохо.
     И Коля отправился бродить по городу.
     Теперь  становилось заметно,  что  пришла  осень.  Несмотря  на  теплую
погоду,  желтая  листва  заполонила  деревья.  Изредка  среди  нее  мелькали
зеленые, подзадержавшиеся в развитии клочки. А листья срывались  и срывались
с деревьев,  устилая  дорогу перед Колей и за ним. И все дороги в  городе. И
дворы. И  школьную  территорию. И на следующей неделе Колиному классу  снова
предстоит расчищать желтые и бурые завалы на своем участке, потому что общий
труд для школьной пользы должен, по идее, объединять.
     К счастью, школа  осталась за спиной. Перед  Колей простиралась улица с
редкими прохожими. А в душе разгорался маленький уголек счастья от того, что
завтра можно  отсидеться в штабе. За  выходные драка забудется  под  напором
других, более  значимых событий,  и в школу будет идти не  так горько. Слезы
высохли, горечь тоже начинала исчезать,  растворяться в наступившей свободе,
но еще властвовала над Колей и затуманивала глаза обидой.
     Треугольник засветился надписью "Он приближается!!!" и  снова погас  до
обычного состояния.  Треугольник  не понимал Колю.  Никто не  понимал  Колю.
Никто не мог помочь и хоть что-то поменять в этом мире.
     В такие  минуты Коля  отчаянно желал, чтобы  с неба спустилась летающая
тарелка и забрала Колю с собой в глубокий космос. Не одного чтобы забрала, а
с Веней и Ленкой. Был  такой  фильм раньше - "Москва-Кассиопея", где  группа
школьников отправилась на звездолете к далекому созвездию. И  не было на том
корабле ни Пашек, ни Владянов.
     Коля задумался. Это у него все так в жизни плохо или у всех? И долго ли
это еще протянется? Ничего, скоро он вырастет и тогда все  будет по-другому.
Как  у  папы.  Правда, папа не лепит  пластилиновые фигурки  и  не  собирает
коллекцию моделей автомобилей с открывающимися дверцами. Но он  ведь сильный
и веселый. И никогда  не  переживает.  Когда  Коля вырастет,  он  тоже будет
сильным и веселым. И никогда больше не встретится с Пашкой и Владяном.
     Но  до этого еще оставалось целых шесть лет.  Поэтому Коля не отказался
бы от  летающей  тарелки,  если  бы  она  спустилась с  небес прямо сейчас и
гостеприимно раскрыла бы свой люк перед ним. И Коля забрался бы в нее, туда,
где узкие наклонные коридоры из металлических полосок  и комнаты со стенами,
на  которых мигают  тысячи разноцветных лампочек.  Тарелка  бесшумно закроет
свой  люк  и унесет Колю  к другим планетам,  где живут  другие люди,  как в
хороших фильмах и книгах. А напоследок  из  мощного бластера  Коля испепелит
мерзкого Владяна. И Пашку тоже. Потому что такие пацаны жить не должны.
     Но НЛО не  опускаются в больших  городах  на почти  пустых улицах перед
мальчиками,  которые их отчаянно ждут.  Возможно, они прилетают только когда
мальчики вырастают  и НЛО им уже не нужны. Ведь папа, к примеру,  не сядет в
НЛО и не улетит ведь от мамы и от Коли, потому что он взрослый.
     И Коля  не улетит. Или... Или улетит! Ведь если семь  палочек  запросто
перенесли его в центр города, то, может быть, они доставят Колю и в  космос!
Если трех палочек  вполне хватило  на настоящий "Икарус",  то  семь  палочек
способны сотворить летающую  тарелку. Пусть  не огромную, а маленькую. Как в
фильме  про  жандармов и инопланетян.  Такой  тарелки вполне достаточно  для
Коли, даже если с ним полетят Веня и Ленка. Они ведь полетят,  не откажутся.
И на этой тарелке  найдется  мощный бластер,  чтобы разделаться с врагами. И
больше не будет на свете ни Пашки, ни Владяна, ни  мерзких старшеклассников.
Особенно  того, кто бил Колю. И того,  кто пнул  его после драки.  Жаль, что
Коля его не запомнил.
     Грусть исчезла. Колю наполняло неведомое ранее  чувство  могущества. Он
словно поднялся над крышами и летел, рассекая грудью  воздух. И он  полетит!
Прямо сегодня  вечером  и  полетит.  Только  вытащит их дома  свои волшебные
палочки  и сотворит на пустыре летающую тарелку. Надо срочно бежать в штаб и
предупредить  Веньку,  что  они  сегодня  улетают  в  космос.  ПО-НАСТОЯЩЕМУ
улетают! А потом заскочить к Ленке и позвать ее с собой.
     Но Коля  не побежал. А вдруг не получится  тарелка? Три  палочки сумели
вызвать "Икарус". Вызвать,  а не сделать! Вряд  ли в городе  появился  новый
"Икарус"  с  новым  водителем.  Скорее  всего,  палочки  подогнали  к   Коле
совершенно обыкновенный, но подзадержавшийся  в пути автобус. А ведь тарелка
-  это не "Икарус".  Это  посложнее  будет, чем перенести Колю с  автобусной
остановки в центр  города. Хватит ли  на летающую  тарелку семь палочек? Эх,
если бы в руке у Коли находились еще те пять, которые сжег Владян.
     У Коли захватило дух. А ведь еще по одной палочке было у Веньки и Лены.
Если бы  ему удалось  выцепить палочки  у  них,  то их становилось  бы целых
девять. Девять палочек  вполне  могут соорудить  летающую тарелку  с  мощным
бластером. Впрочем, впрочем...  Зачем Коле мощный  бластер?  Ведь  он  может
расправиться с противным  Владяном  и без всякого  бластера!  Пойдет  Владян
домой, а на голову ему свалится кирпич. Или даже несколько кирпичей.
     Коля  ясно  представил, как это будет. Вот по карнизу  старой довоенной
пятиэтажки  проходит извилистая  трещина. Вот блок сцеметрированных кирпичей
отваливается  от  карниза. Медленно.  Так, что  Коля может разглядеть каждую
трещинку на каждом  кирпиче. Отчетливее всего виделась серая лепешка старого
цемента,  вылезшая в щели,  да так и  застывшая навсегда. Кирпичи неумолимой
глыбой летели  вниз. Туда,  где беспечно  шагала маленькая  фигурка Владяна,
размахивающая  сумкой, на  которой шариковой ручкой были  написаны  названия
самых  известных  RAP-групп. Владян  возвращался из школы.  И ничего-то  он,
дурак, не подозревал.
     На сердце  у Коли стало  невероятно легко.  Проблемы решались.  Скинуть
блок кирпичей -  это в пять раз  проще, чем  вызвать  автобус. В  десять раз
проще. Тут и две палочки справятся.
     Но про Веню и Лену забывать не следовало. Палочки надо  забрать. Ведь с
девятью палочками  Коля  станет  гораздо  могущественнее, чем  с  семью.  Ну
почему, почему  пять  палочек уже  не  вернутся  в Колины  руки. Не вернутся
никогда!
Глава 16,
     в которой Лена отказывается расставаться с палочкой
     Лена смотрела  на Колю своим пристальным взором и видела,  что Коле  от
этого становится неуютно.
     - Зачем? - повторила она свой вопрос.
     - Надо! - повторил Коля свой ответ.
     Лена не  отводила взгляд. Не было еще  такого человека, которого она не
могла бы переглядеть.
     - Да отдай ты ему, - миролюбиво предложил Веня. - Я же свою вернул.
     - Ты - это ты, - сказала Лена. - Почему у Коли должны быть все палочки?
Это же наша общая тайна. А если я захочу чего-то сделать?
     - Скажешь мне, - хмуро пояснил Ленино будущее Коля, - я тебе сделаю.
     -  Мне  надо самой, -  последнее слово  Лена выделила специально, иначе
Коля и до вечера не догадается, что палочка нужна Лене, и она  не собирается
расставаться с волшебством.
     - Зачем? - теперь к вопросам перешел Коля.
     Но Лена не собиралась отмалчиваться.
     -  Сегодня я спускалась в подвал, -  начала  она.  - Там живет собачка.
Бездомная и голодная. Я ей представила две сардельки. Собачка была довольна.
Ты ведь не стал бы спускаться в подвал, чтобы ее накормить?
     - Не стал бы, - ответил Коля.
     Коля не любил собак. И  считал  кормление  животных  на  улице  детской
ерундой. Настоящие  собаки живут  или у хозяев или в  питомнике.  А те,  кто
живет на улице, кормятся на свалках и без всякой Лены.
     Лена придерживалась  насчет  собак совершенно иного мнения.  Она знала,
что домой ей собаку  привести не разрешат, и поэтому не пропускала ни  одной
собачонки,   скармливая  ей  свои  бутерброды.  Веня  относился   к  собакам
совершенно  равнодушно. Но  они с Колей всегда  терпеливо ждали Лену, потому
что  каждый человек имеет право на слабости,  тем более  если этот человек -
девочка.
     - Значит, не отдашь? - сердито переспросил Коля.
     -  Отдам,  - кивнула  Лена,  - если объяснишь,  зачем тебе целых девять
палочек.
     Почему-то Коле не хотелось раскрывать  тайну  зависимости волшебства от
количества вертящихся палочек. Поэтому приходилось чуть-чуть приоткрыть свои
намерения.
     - Разобраться кое с кем надо.
     - С кем? - спросила Лена.
     Тяжелый вздох Коли  подтвердил,  что  он так и ждал  этого вопроса,  но
крайне не хотел на него отвечать.
     - Да так... с одним пацаном, - не сдавался Коля.  Большего никому знать
было не обязательно. Ни Вене, ни Ленке.
     - А как разобраться?
     Коля перевел дух. По  крайней мере не придется  выдавать  кандидатов на
расправу. А о мести можно было расказывать подробно и красочно.
     - Обрушу дом на голову, - сурово сказал Коля.
     Ну,  про дом он, конечно, погорячился.  Но  ведь Колины дела в Ленкиных
глазах должны предстать грандиозными и зловещими.
     - Целый дом? - настороженно спросила Ленка.
     - Ну, - подтвердил Коля.
     Веня молчал. Он думал о чем-то  своем и не мешал  Коле. Ему  было о чем
подумать, ведь волшебная палочка с ним уже распрощалась.
     - А какой дом?
     - Девятиэтажный, - соврал Коля.
     Девятиэтажный дом не подходил. Кирпич будет слишком долго оттуда падать
и Владян  успеет увернуться.  Да и  говорят, что девятиэтажки  строят не  из
кирпичей,  а  из  железобетонных блоков.  Целой стены для Владяна,  пожалуй,
будет много. С него достаточно и десятка прочно сцементировавшихся кирпичей.
     Лена  заволновалась. Рядом с ними стояла всего одна девятиэтажка и  как
раз в ней жила бабушка. На седьмом этаже. И если Коля  обрушит этот дом... А
с палочками это будет раз плюнуть.
     - Нет, - сказала Лена. - Теперь  я тебе точно не верну палочку. Если ты
разрушишь бабушкин дом, то где моя бабушка будет жить?
     - Хорошо, - пошел Коля на мировую. - Если отдашь мне палочку, я разрушу
другой дом.
     - Я не хочу, чтобы дом разрушался, - сказала Лена. - Любой дом. В любом
доме кто-то живет.
     - Ну не дом, не дом, - разнервничался Коля, - просто кирпич.
     - Я не хочу, чтобы кирпич падал на голову. Все равно кому.
     Лена начала раздражать Колю. Впервые в жизни он  понял, что она - самая
обыкновенная девчонка.  Ничем не  лучше всех остальных  девчонок.  Ничем  не
отличающаяся  от них, даром,  что в штаб пролезла. Лена не могла его понять.
Она не видела, что творилось у него внутри. Не ее  били за школой, а Колю. И
поэтому Коле без разницы  были  все  дома в  городе,  ему требовалось только
рассчитаться с Владяном. Раз и навсегда. Окончательно и бесповоротно.
     Она  была только девчонкой. А  Коля знал,  что кирпич должен  падать на
голову.  Вот если  по  городу  ползет террорист,  чтобы  отравить  воду  или
подзорвать   важный  объект  государственного  значения,  то   ведь   просто
замечательно будет, когда ему на голову упадет кирпич. А Владян был в тысячу
раз хуже любого террориста. Ведь не террорист бил Колю, а старшеклассники по
просьбе этого самого Владяна.
     -  Помнишь, как ты мой портфель на шкаф забросил? - спросила Ленка не в
тему.
     Коля  помнил. Это  было  давно. Тогда он  еще не  знал, что  Ленка быга
Ленкой.  Он  сам тогда учился только в третьем классе.  Он стоял  в школьной
раздевалке,   а  руки  его  сжимали   портфель.  Чужой   портфель.  Портфель
второклашки с  широко  раскрытыми глазами.  Она  еще  не понимала, как можно
забрать и не отдать. Она стояла и ждала,  когда  Коля вернет ей  портфель. А
Коля смотрел на шкаф.
     Казалось,  шкаф   этот  стоял   здесь  всегда.  Каждый  год  летом  его
перекрашивали под  цвет стен. В этом шкафу хранилась обувь, потерянная давно
выросшими ребятами.  Там  можно  было  отыскать  порванные кеды,  ботинки  с
раззявленным носком,  просившим каши, чешки для занятий ритмикой. Что  такое
ритмика, Коля  представлял смутно. Он только знал, что  когда мама училась в
школе, у  них по расписанию была  ритмика. И на  эту самую ритмику надо было
надевать чешки. Обязательно. Иначе двойка. Странный предмет - эта ритмика.
     Но  тогда Коля  думал не  о  ритмике. Коля  смотрел на  верхушку шкафа,
высоченную-высоченную.  Конечно, какой-нибудь одиннадцатиклассник без  труда
дотянулся  бы до верхушки, но Коля не мог. Зато он мог зашвырнуть туда чужой
портфель. А  мог и  не зашвырнуть. Коля не знал, что выбрать, а  второклашка
ждала и почему-то была уверена, что портфель ей непременно вернут.
     Но Коля  размахнулся  и забросил  портфель на  шкаф. Так,  что от  него
только уголок был  виден. А  потом развернулся и, не дожидаясь, пока малышка
разревется, выбежал из  школы.  И на  душе  у него  было какое-то  странное,
неописуемое чувство.
     Вот из-за этого  чувства он и не  любил вспоминать ту историю. С  одной
стороны  что-то грело его внутри от  того, что он мог взять и  распорядиться
чужой вещью. С другой стороны он не хотел сейчас смотреть ни на второклашку,
ни на Ленку, которая из этой второклашки выросла.
     Возможно, из-за  этого  чувства  он  и  запомнил  тот случай, полностью
уверившись,  что  Ленка  давным-давно  все  позабыла.  А  вот  не  позыбыла,
оказывается.
     - Долго тогда ревела? - через силу спросил он.
     - Совсем не ревела, - замотала головой Ленка. - Пришла  Ирина Сергеевна
и достала мне портфель. Но пока она его еще не достала, я  думала, хорошо бы
приехал  высокий-высокий кран, зацепил бы  тебя крючком, поднял бы над всеми
домами, даже над  самыми  высоченными, а потом  бы сбросил  вниз. Я тогда  в
голове звала Незнайку, чтобы попросить у него  палочку. Мне мама по  вечерам
как раз  про Незнайку  в  Солнечном  Городе читала. Я даже видела этот кран.
Такой же, как у Вовкиного дома. Только в десять раз выше. Или в сто.
     Коля  замолк.  Он  усилием  воли  отогнал  неприятные  воспоминания. Но
палочка! Палочка так и осталась у Лены.
     Зашуршал спичечный коробок и оттуда весь в клочьях ваты вылез гном. Ему
там Лена устроила мягкую постель. Он потянулся и неодобрительно уставился на
своего бывшего хозяина.
     - Палочку у Лены забираешь?  - проворчал он. - Все бы девочек  обижать.
Не слушай его, Леночка, не слушай.
     Гном становился... ну как взрослый. В глазах у Коли защипало. Гном тоже
не поймет Колю. Никто его не поймет.
     - Да пошли вы все, - прошептал Коля,  отчаянно лязгнул входным замком и
вынесся в теплый осенний вечер.
     Захлопнувшаяся  дверь  отделила  его  от Лены,  глядящей ему вслед,  от
гнома,  нацелившегося на мандарин,  и  от  Вени, продолжавшего размышлять  о
чем-то своем.
Глава 17,
     которая повествует о первой встрече Коли с хозяином Темных Стекол
     Коля шел, глядя себе под ноги. Он привык глядеть  себе под ноги, потому
что внизу  всегда попадалось чего-нибудь замечательное. В детстве Коля любил
собирать  на  дорогах  пуговицы.  Они  были  маленькие и  большие,  с  двумя
дырочками  и  с  четырьмя.  А   уж  цвета  пуговиц  вообще  невозможно  было
перечислить.  Больше  всего  Коле  нравились  две  маленькие  полупрозрачные
пуговки:  розовая  и  ярко-зеленая.  Через  несколько  месяцев  у  него  уже
скопилось несколько десятков пуговиц. Но  на свою беду прочитал Коля "Белеет
парус одинокий..." про Гаврика и Петю. И про игру в пуговицы. Тогда Коля еще
любил поступать так, как известные книжные герои. А в том, что Гаврик и Петя
были  известными,  сомневаться не  приходилось.  Ведь  про них  сняли  целый
многосерийный фильм. Коля  тоже хотел, чтобы про него  сняли фильм, но с ним
не случалось  таких удивительных событий,  как с  Петей и Гавриком.  Ни тебе
шпиков,  ни  раненых  матросов,  ни  революционеров,  которым  Коля   должен
притащить  патроны  на  чердак.  Но в  пуговицы  поиграть  можно  было и без
революционеров.
     Конечно,  свинцовых  бит  не  нашлось и  их  пришлось заменить обычными
камнями.  Но  если после  ударов биты знаменитые форменные  пуговицы, звеня,
отпрыгивали по сторонам, то Колины оставались лежать на месте, частенько при
этом  расколотые  пополам.  Коллекция  стремительно  сокращалась.  И в  один
злосчастный  день,  находясь  в  глубоком проигрыше, Коля  выставил  розовую
красавицу, надеясь немедленно отыграться. Но бита тут же отколола от ровного
круга безобразный зубчатый кусок. И Коля потерял всякий интерес к злой игре.
Он  спрятал осиротевшую ярко-зеленую пуговку в  мешок и  старался  больше не
вспоминать о ней. Словно обидевшись за  бойню, пуговки  перестали попадаться
на  Колином пути.  Но  продолжали  встречаться монетки, почти целые  брелки,
значки с гербами городов и детальки от самых невероятных конструкторов.
     Сегодня Коле явно не везло. Пустой асфальт с трещинами, если не считать
растоптанных сигаретных окурков и смятых  билетов  на проезд в  общественном
транспорте. Все еще  надеясь на удачу, Коля  не отрывал взгляд от тротуара и
поэтому  не заметил встречного прохожего, пока не ткнулся в прохладную  полу
длинного серого плаща.
     Осторожно подняв голову  он увидел пояс с  серебристой пряжкой, а затем
гладкий,   словно  приклееный   воротник  плаща.  За   воротником  находился
невероятно  пышный бант, какому позавидовала бы любая девчонка из  тех,  что
играют в куклы и прыгают через скакалку круглые сутки.  Над бантом  виделась
короткая шея.
     Но  главным  было  лицо.   Невероятно  бледное.  И  огромные  очки.   С
непроницаемыми темными стеклами.
     "Вот очки, - пронеслось у Коли в голове, - а это стекла. А за ними тетя
Фекла."
     Но  неведомая тетя Фекла  мухой  вылетела из  Колиного сознания. Да что
тетя,  все  без исключения тети и даже  девушки покинули Колины  мысли,  как
только Коля опустил свой взор пониже темных стекол.
     Незнакомец не  сердился на Колю, но и не улыбался. Губы его плотно были
сжаты прямой линией.
     Коля застыл на месте. Таких личностей не встретишь на каждом шагу.
     Заметно похолодало.
     -  Зздравсствуй,  мальчик Коля, - сказал незнакомец, по-странному  двоя
"з" и "с".
     -  Здравствуйте,  -  поздоровался  Коля,  так  как  несмотря  на  обиду
оставался культурным мальчиком. - А откуда вы меня знаете?
     Коля не  был  самым  культурным  мальчиком  в  городе,  какую-то  часть
культуры у него давно отвоевало любопытство.
     - Так уж получилоссь, - сказал незнакомец с виноватым видом.
     Коле даже стало его немного жаль. Ну не хотел этот субъект знать Колино
имя, но не  повезло,  кто-то голосистый высмотрел  и раззвонил, а  теперь уж
ничего не поделаешь.
     - Ничего, - махнул Коля рукой, прощая незнакомца, - знаете, и пускай.
     -  Не печальсся, мальчик Коля, - сказал незнакомец, - ты  тоже уззнаешь
мое  имя.  Приготовьсся  сслушать.  Тебе, именно  тебе,  полеззно  будет его
ззапомнить.
     Коля приготовился.  Он еще не знал к чему. То ли слушать, то ли убежать
отсюда на самой реактивной скорости.
     - Я  - хозяин Темных Стекол, - мрачно возвестил бледнолицый. - Я хорошо
ззнаю тебя, Коля. Более того, мне иззвесстны вссе твои проблемы. И про Пашку
сс Владяном я насслышан. И про то,  что  никто тебе помочь не  может. Не так
ли?
     Коля подозрительно посмотрел  на обладателя  столь странного  прозвища.
Пожалуй, следовало удирать.
     Хозяин Темных Стекол заметил перемену Колиного настроения.
     - Не бойсся, - мягко сказал он. - Ессли кто  тебе и ссможет помочь, так
только я.
     Коля все  понял. Это  был один  из тех,  что  заманивают детей  на свои
квартиры и убивают их. А потом  может даже съедают. Сейчас он предложит Коле
пройти  с ним. И  больше никто никогда не увидит несчастного мальчика  Колю.
Вот про таких  субъектов и думают родители, наказывая детям не разговаривать
с незнакомцами.
     - Хотел бы ты, Коля, - хозяин  приспустил очки и сощурил глаза в  узкие
щелки, - жить в ссовершенно другом мире, - голос звучал с прохладной, словно
у ручья, затерянного  в чаще,  проникновенностью. -  Крассивом и неопассном.
Безз  Пашек,  Владянов  и ззлобных  сстаршекласссников.  В таком  мире,  что
сслушалсся бы каждого твоего приказза?
     Коля промолчал. Пусть даже незнакомец хорошо изучил Колину жизнь. Что с
того?
     - Хотел  бы,  Коля, -  утвердительно  кивнул таинственный  хозяин, - по
глаззам вижу, хотел бы. И мы  можем  туда уйти. Мир безз сстраха.  Мир  безз
боли. Твой ссобсственный мир.
     Ну вот,  начинается. Коле нестерпимо  захотелось уйти. Только  не в мир
без страха и боли, а свою собственную квартиру, где его ждут папа и мама. Он
сам сделает свою тарелку и улетит на ней. Без  помощи непонятного проводника
с темными стеклами.
     - Меня ждут, - сказал Коля, открыто глядя в темные стекла,  которые уже
успели закрыть глаза-щелочки.
     - Как хочешь, мальчик Коля, как  хочешь, - сказал хозяин Темных Стекол,
уступая  Коле  дорогу. - А вот сс палочками эксспериментировать не ссоветую.
Не надо.
     -  С какими палочками, -  Коля  остановился и  развернулся к обладателю
серого плаща.
     - Вссе сс  теми же,  - незнакомец  на секунду успел  убрать очки и  еле
заметно подмигнуть Коле. - сс теми, что лежат в твоем кармане. Воссемь штук.
Я не ошибсся.
     Коля автоматически хлопнул по карману и понял, что выдал себя целиком и
полностью.
     -  Так  вот,  мальчик  Коля,  -  голос  хозяина  приободрился,  но  все
впечатление  портила мертвая  линия  губ.  - Ессли  кирпич проломит  Владяну
голову,  то те, кому положено, непременно ззаинтерессуютсся, почему  это  сс
крыш падают кирпичи. И те, кому положено,  найдут мальчика Колю. Что сскажет
мальчик Коля тем, кому положено?
     Коля не знал, что он скажет. Вся история начала представать перед Колей
в каком-то совершенно невыгодном свете.
     - Вот  видишь, мальчик  Коля, -  хозяин  Темных  Стекол оказался совсем
рядом.  -  Не так-то вссе проссто в этой жизни. Чтобы исчезз  Владян и чтобы
никто,  ссовершенно  никто  не всспоминал  о  нем...  Не этого ли  ты хотел,
мальчик  Коля?  Но тут  тебе  не помогут палочки,  ссовссем  не  помогут.  В
палочках желательная магия, а тут нужна ззабывательная. Разз, и вссе ззабыли
про Владяна. И про Пашку ззабыли, ессли ты только ззахочешь.
     - А за  это я должен отдать вам свои палочки, да? - Коля стоял с  таким
видом, словно Буратино, говорящий Лисе Алисе и Коту Базилио: "Нашли дурака!"
     - Маленький ты еще, мальчик Коля, - прямая линия губ на самое маленькое
мгновение улыбнулась кривой односторонней улыбкой. - Ты думаешь, что палочки
дадут тебе ссилу? Нет в палочках ссилы! Палочки - это воззможноссти и только
воззможноссти. А ссила, она в другом, мальчик Коля, ссовершенно в другом.
     - А в чем сила? - спросил Коля, ежась от холода.
     Ответ его не интересовал, но  Коля  боялся тишины.  Когда  рядом  стоит
хозяин Темных Стекол, то тишина кажется мертвой.
     - Вссе в ссвое время, мальчик Коля. Уззнаешь и о ссиле, - хозяин Темных
Стекол повернулся и шагнул прочь. Коля смотрел ему вслед.
     -  Только не ссвязывайсся с принцесссами, - глухо  донеслось до него. -
Помни, либо дорога в твой мир, либо принцесссы.
     Голос уже не пугал,  а убаюкивал. Казалось,  хозяин вот-вот исчезнет за
дальним поворотом.
     И вдруг Темные Стекла вновь блеснули совсем рядом,  отражая огни люстры
первого этажа.
     - А нассчет мира подумай. Мир предлагаю хороший, мальчик Коля, ззапомни
это. ПО-НАСТОЯЩЕМУ хороший.
     Хозяин повернулся и быстро  зашагал прочь. Серый плащ на глазах темнел,
сливаясь с вечерними сумерками.
     Коля  потоптался на месте и направился к своему двору. "Верни друга," -
посоветовал  ему  треугольник. Но чтобы  вернуть,  надо сначала  потерять, а
перед этим еще и найти. А Коле не хотелось искать, ему хотелось домой.
     - О! - воскликнула мама. -  А мы тебя  так  быстро и не  ждали. Думали,
опять допоздна просидишь в своем штабе.
     -  А  не  сыграть ли нам, Николя,  по такому случаю партию в шахматы? -
спросил папа, потирая руки.
     Все в  квартире  выглядело  таким привычным и  родным,  что  прохладную
пустоту в Колиной груди заполнила  необъяснимая теплая волна. И в этой волне
растаяла  обида  на далеких старшеклассников и не сумевшую  его понять Лену.
Таинственный   хозяин  Темных  Стекол  превратился  в   плоскую  ненастоящую
картинку.  Забылся и  пропал.  Забылись  даже  и восемь  волшебных  палочек,
прятавшихся в кармане Колиной куртки.
Глава 18,
     в которой Веня обдумывает свою невеселую жизнь
     И снова не спалось Вене.
     Крысомуммии  сидели  на  бортиках кресла и разглядывали  Веню  красными
немигающими глазами. Разглядывали неторопливо, по-хозяйски.
     "Предатель!" - безмолвно говорили глаза.
     И нечего было сказать им в ответ. Крысомуммии вовсю  шныряли по комнате
и нельзя Вене встать и вышвырнуть их одним рывком.
     Шорохи были заодно с крысомуммиями.
     "Предатель!" - шептали они.
     А от  шепотов  нельзя  было  спрятаться,  даже  если заткнуть  оба  уха
подушкой.
     Днем Веня был самым нормальным мальчиком. Да что нормальным!  Самым что
ни  на есть  положительным мальчиком был Веня  днем. Мальчиком,  который  не
опаздывает в школу, не забывает вторую  обувь дома. И даже если уж  отвечает
по географии, то отвечает на "отлично".
     Ночью все менялось.
     Раньше Веня просто боялся и не спал.
     Теперь он боялся по делу.
     Каждое утро  он шел в школу  с тайной опаской.  Глаза  зорко смотрели в
толпу, вливающуюся  в  школьные  двери,  и боялись отыскать Колю. И  в то же
время страстно желали его найти,  чтобы уж точно убедиться, что и этой ночью
ничего страшного с Колей не случилось.
     Коля поворачивался к Вене, и Венино сердечко замирало в ужасе.
     "Предатель!  -  грозно восклицал  Коля. -  Ты выдал мой адрес! И хозяин
Темных Стекол разыскал  меня сегодня ночью!"  Коля отодвигал от шеи воротник
рубашки, показывая глубокий багровый шрам с рваными краями.
     Но  все это проносилось лишь в Вениной голове, проносилось  за какие-то
доли секунды, чтобы почти стать реальностью. И все же не успеть ей стать.
     А на самом деле Коля улыбался, будто видел самого лучшего своего друга.
Возможно, с его стороны это выглядело именно так.
     С Колей  ничего не  происходило.  Гном спокойно жил у Ленки, лопал свои
мандарины.
     А Веня не спал.
     Посреди  ночи  наступал  момент,  когда  лежать  в  темноте становилось
невозможно. Тогда Веня вздыхал, предупреждая крысомуммий, и тащился в ванную
комнату. Крысомуммии прятались под кроватью в Венино отсутствие.  На бабушку
крысомуммии не реагировали.  Бабушка  в  них  не  верила  и поэтому  для нее
крысомуммии  не  существовали. Возможно,  для  крысомуммий  не  существовало
бабушки. Но это уже неважно. Главное, для них  существовал Веня.  Именео его
они сторожили во тьме,  пялясь колючими  бусинками красных  глаз. Они жили в
темноте. Включив свет в ванной комнате и надежно заперев дверь, Веня отдыхал
от ночных страхов.
     На всякий  случай  за  ванну  Веня  прятал  свое единственное настоящее
оружие - старый консервный нож.  Его изогнутый язычок напоминал Вене выступ,
на котором крепились шасси, под фюзеляжем самолета Дыбовского. Много  раз за
ночь  Веня дотрагивался  пальцем  до  острия  и  на  душе  становилось  чуть
поспокойнее.
     Но сидеть  просто  так  было  невыносимо  долго. Тогда  Веня вставал на
цыпочки и  доставал  из глубин  встроенного шкафа  ворохи старых пожелтевших
газет.  Шевеля губами,  читал Веня странные  названия и мысленно перекатывал
слова, иногда разбивая их по слогам. "Социалистическая индустрия", "Правда",
"Советская   Россия",  "Звезда",  "Учительская  газета"  (вот  смехота,  для
учителей была  своя,  особая  газета).  Но чаще иных  встречалась "Вечорка".
Древняя, аж  за  семидесятые  годы, когда Вени и на  свете не  существовало.
Газеты хранились  для ремонта  и прочих  хозяйственных целей. Но ремонт  все
откладывался и откладывался по  непонятным  для Вени причинам.  А Веня любил
ремонт. Во время  ремонта  все  вещи  сдвинуты  и можно поиграть  в лабиринт
Минотавра. И  спать приходилось в  самых неожиданных  местах.  Эх,  начал бы
папка  ремонт, так все проклятущие  крысомуммии разбежались  бы из квартиры,
как тараканы, как во время последнего ремонта,  когда начали отрывать старые
обои  на кухне.  Нет, ремонт бы Вене  однозначно не помешал. Но ни Веня,  ни
газеты так  его и  не  дождались. Оставалось объединиться  в команду,  чтобы
ночные часы тянулись не слишком долго.
     Особенно  Веня любил раздел  юмора,  изредка  мелькавший  на  последней
странице. Там всегда было над чем  подумать. "Все 5 000 номеров нашей газеты
собрал в  своей  домашней  коллекции  наш постоянный  читатель  В.  Пузиков.
Подобным собранием не могут похвастать даже  такие  известные хранилища, как
библиотеки Оксфордского и Гарвардского университетов." Где они, этот Оксфорд
и Гарвард? Почему не  смогли собрать все номера?  Живут ли там крысомуммии и
кто  их боится?  В  голове  роились  вопросы,  на которые  изредка возникали
ответы. А потом Веня обводил  глазами обширную стопку газет. В эту  минуту и
ему  хотелось  собрать все  5 000 номеров. Но  хватало  одного  оценивающего
взгляда, чтобы незавидная участь далеких университетов становилась отчасти и
Вениной.
     Прочитав  смешные истории и разглядев карикатуры,  Веня  убирал  газету
обратно в стопку. Он погружался в раздумья, но так и не понял, почему нельзя
печатать  юмористический раздел  в  каждом  номере. Когда юмор заканчивался,
Веня  переходил  на  третью  страницу.  Там,  прижавшись  к  правому   краю,
находилась колонка с веселыми художественными повестями. Они оказались самым
настоящим спасением. Плохо было только то, что повести разбивались на части.
Приходилось сначала вести  отбор нужных номеров,  затем  раскладывать  их по
порядку и уж только  тогда  приступать к  чтению. Иногда  необходимый  номер
отсутствовал  и Веня грустил. Особенно ему понравилась повесть про  молодого
вратаря,  который  раньше работал в церкви,  а  потом решил  уйти  в большой
футбол.  Его   отыскал  начальник   новой  команды  с  непонятным  названием
"Питатель".  А  по  лесным  дорогам  там   ездил  маленький  тракторчонок  с
водителем, постоянно влипавшим во всяческие интересные дела.
     А еще Веня не отказался бы перенестись к  летчикам. К  военным или даже
полярным.   В   далекие   тридцатые  годы,   когда  любой,  считавший   себя
интеллигентным  человек, обязан был  совершить  не  менее десяти  прыжков  с
парашютом. И Веня не испугался  бы. Веня прыгнет и  десять, и сто раз.  Ведь
прыгать  с парашютом - это совсем не то, что бороться с непобедимым хозяином
Темных Стекол.
     Веня погружался в те светлые миры и на  время переставал  верить в свои
страхи.  Он забывал крысомуммий  с их грозным повелителем. В тех  мирах были
яркие  солнечные дни, честные, сильные,  уверенные в  себе  и в  жизни люди,
совершенно не сверхъестественные, но тем  не менее захватывающие события.  И
ни  капельки, ну ни  единой  капелюшечки предательства.  Грустно было только
возвращаться обратно, в маленькую комнату с ванной и унитазом, с полочками и
шкафчиками,  с  газетами  и  журналами. Грустно  было  потому,  что  к  утру
приходилось выбираться обратно  и тащиться в остывшую постель под бдительный
надзор крысомуммий.  Веня успевал  заснуть, чтобы через полчаса  или час его
поднимали  в  школу. На  уроках  он  сидел  отчаянно борясь со  сном и  едва
выдавливая нужные учителю фразы. Учителя не  верили в  крысомуммий. Учителям
надо было только, чтобы Веня исправно учил уроки. И он учил.
     По литературе проходили Есенина.  Веню  поднимали и он сквозь полудрему
бубнил заученные строчки.
     Нивы сжаты, рощи голы,
     От воды туман и сырость.
     Колесом за сини горы
     Солнце тихое скатилось.
     Веня грустно смотрел  на  ряд  портретов  великих  русских писателей  и
обращался  то  ли к ним, то  ли к потолку  с шарами-плафонами, забрызганными
известкой во время летнего ремонта.
     Дремлет взрытая дорога.
     Ей сегодня примечталось,
     Что совсем-совсем немного
     Ждать зимы седой осталось.
     Изображения великих людей расплывались и сочувственно подмигивали Вене.
И Есенин, и  писатели-классики жили в далеком мире прошлого, где всегда было
место  подвигу,  где  не  существовало  никаких крысомуммий и хозяев  Темных
Стекол. Враг  был зрим и ощутим и  с  ним боролись сообща, чтобы в перерывах
между  непримиримыми  схватками любоваться  родной природой  и  вздыхать  от
восхищения.
     Ах, и сам я в чаще звонкой
     Увидал вчера в тумане:
     Рыжий месяц жеребенком
     Запрягался в наши сани.
     Стихотворение  закончилось,  но Елена  Игнатьевна не торопилась  садить
Веню на место.
     - А почему  ты выбрал именно это  произведение?  - сверлила  она взором
Веню.
     Веня молчал. Причина Вениного выбора учительнице не понравилась бы.
     - Наверное,  тебя тронули  красоты природы, - немного заученным голосом
твердила Елена Игнатьевна,  а  потом глаза ее  заблестели  и  она  принялась
декламировать последнее четверостишие.
     Веня молчал. Он уже рассказал все, что мог.
     - Ведь так? - уточняла учительница.
     Веня молчал и утвердительно кивал в такт Елене Игнатьевне.  И душа-то у
него сопутствовала  изучению  именно  этих строк.  И  время-то  над  ними не
властно. Да-да, именно так. Венин кивок подтвержал каждое новое предложение.
Врать сил уже не оставалось. Ведь не говорить же учительнице, что  заученное
стихотворение оказалось в томике Есенина самым коротким.
     - Хорошо, садись, - радовалась Елена Игнатьевна.
     В далеком журнале появлялась пятерка, а Веня  садился и снова вступал в
продолжительную борьбу  со  сном,  терпеливо ожидая звонка на  перемену.  На
перемене он выискивал  взором  Кольку,  ждал  мрачных  вопросов и придумывал
оправдания.
     Но  Коля подбегал шумно  и  радостно, словно  в  эти моменты с его плеч
сваливался  тяжелый груз. Он заговорщецки шептал Вене  в ухо, что Лене снова
приходится упрашивать маму купить очередной килограмм мандаринов, потому что
вредному гному не  нравятся мандарины,  доставленные  с помощью палочек. Что
он, Колька, тоже собирается купить гному мандаринов на  сколько хватит денег
и что неплохо было бы  и от Вени  получить мандарины, так  как гном все-таки
общественный.
     Веня  соглашался  и обещал  купить мандарины,  хотя  по идее надо  было
попробовать сделать деньги и  уж на них  покупать  и мандарины,  да и вообще
все,  что душе угодно.  Но  эти рассуждения, да и любые другие,  не покидали
Вениного  рта,  испуганный взгляд  смотрел не в глаза Коле, а  буравил доски
коридорного пола. Вене казалось, что на  самом деле Коля уже  давно знал про
предательство  и только выжидал момент, чтобы оглушить Веню  своим  знанием.
Момент подходящий. Такой, чтобы Веня был не готов,  чтобы не смог  высказать
свои оправдания. Такой,  чтобы и Ленка  была рядом,  и гном.  Поэтому боялся
Веня  идти в гости к  Ленке, боялся встречаться с гномом.  И  в штаб он  шел
крайне неохотно. Даже рисование самолетов почему-то теряло свою прелесть.
     Теперь Веня сидел дома и со  страхом  наблюдал,  как темнеет за окнами,
как  бабушка готовит  на кухне  ужин, как заканчивается программа "Время"  и
папа  с мамой  готовятся  ко  сну.  Самыми  счастливыми  вечерами  для  Вени
становились  те, когда родители засиживались у  телевизора. Сквозь  неплотно
прикрытую дверь  пробивался лучик живительного света от люстры, а из большой
комнаты доносились приглушенные  голоса актеров.  Дрема охватывала Веню и он
счастливо проваливался в сон. Но посреди  ночи сон прерывался  и Веня  снова
оказывался в совершенно темной  комнате, набитой  смутными  силуэтами вещей,
шорохами  и  крысомуммиями.  Сон  исчезал  напрочь,  как  ни  старался  Веня
поднапрячься и снова вызвать то необъяснимое состояние перед сном, когда все
вокруг смазывается и превращается во что-то мягкое и теплое.
     "Предатель!" -  звучало в Вениной голове,  и мысли становились  ясными,
как  на контрольной по алгебре, когда в доставшемся варианте примеры слишком
простые.
     "Предатель!" - беззвучно  раскатывалось в пустоте,  которая сжималась и
разжималась внутри у Вени.  И заснуть не  получалось. И спастись тоже. Новая
ночь. Новые мучения. И  Веня  вел нескончаемый отсчет  минутам, чтобы в  тот
самый  момент, когда  хозяин  Темных  Стекол должен  проявиться  из  тьмы  и
заставить Веню  совершить еще  что-нибудь  ужасное, вскочить  и броситься  в
ванную  комнату, где на  желтых  страницах  черные  буковки  составляют  мир
добрых, хороших людей.
Глава 19,
     в  которой рассказывается о прибытии принцесс и новом появлении Золотой
Капли
     "До  встречи," - сказал  треугольник  и  Коля  напугался. Но серебряное
волшебство  не исчезло.  Чуть  погодя к первой надписи добавилось "с тобой".
Потом  треугольник  видимо вспомнил  ,  что на  дворе  выходной  день, и  на
покачивания не реагировал.
     Воскресенье  таяло с  каждой минутой. Оно горчило не так, как последний
день лета, но все равно  становилось обидно, что  уже завтра этот огромный и
необъятный мир вновь сузится до мрачных  школьных коридоров. Коля даже минут
пять  повертел палочками, загадывая, чтобы ему не надо было  ходить в школу.
Но ничего удивительного  рядом не случилось,  и  Коля не знал, сработало  ли
волшебство или нет.
     Хозяин сказал, что палочки могут сделать не все. В палочках желательная
магия. Какая магия нужна для  того, чтобы не ходить в  школу, Коля даже и не
догадывался. Однако, он чувствовал, что магии бывают разные.
     Месяц назад Венька водил его в  гости к своему  брату.  Брат  уже давно
вырос и жил отдельно. Коля не очень  запомнил ни  где живет Венькин брат, ни
какая у него квартира. Это  все  были мелочи, потому  что  на свелом столе с
пристроенными полосками у Венькиного брата  стоял  настоящий компьютер. Коля
до этого никогда не играл на настоящем компьютере. Время, сожранное сидением
за Серегиной  "Сонькой",  Ванькиной  "Сегой"  и  Борькиным  "Денди-Юниором",
исчислялось неделями. Но  компьютер -  это  вам не приставка.  Он и выглядел
совершенно иначе.
     Играть  на  нем   посложнее,  потому  что  игра   досталась  длинная  и
непонятная.  Надо  было  строить  замок  и всякие нужные  домишки,  а  затем
завоевывать  шахты с золотом  и самоцветами. У  Коли  даже  стало получаться
управлять  четырьмя   своими   рыцарями,  скачущими  на  лошадках  по  карте
неизведанной  страны, но тут из  зачерненного пространства  стали  прибывать
чужие герои, которые  завоевали у Коли пустой город,  так  как все  войска у
него  были  брошены  на  отвоевание  совершенно  необходимой шахты  с рудой,
охраняемой кентаврами.  Коля так и не сумел отвоевать свой город обратно. Но
он хорошо запомнил, что пользовались магией там совершенно разные  существа.
Колдуньи, волшебники, маги и повелители мертвых с некрасивыми синими лицами.
Каждый  из  них имел свою магию. Значит и Колины палочки не  пригодились  бы
кому-нибудь из них. А ведь на свете существуют еще  и  ведьмы, и ворожеи,  и
баба-яга, которые в  игре не успели объявиться возле Колиного замка. Да мало
ли еще кто. Кем делали Колю палочки? Он не мог понять.
     Воскресенье  получалось долгим. Время не летело, а тянулось. Пойди Коля
в штаб и встреться там  с Венькой и Леной, оно промелькнуло бы незаметно. Но
Коля не хотел мириться. Нет, они еще узнают, как жить без Коли. Тогда-то они
поймут. А сейчас Коля не  хотел их  даже видеть. Штаб был  далеко-далеко,  а
Коля сидел  в пустынном переулке, где  напрочь отказался работать  волшебный
треугольник.
     Конечно,  Коля  мог  пойти  в  штаб и  сидеть там,  заявив, что раз  он
придумал, как  обустроить это местечко,  то оно только его и больше ничье. И
Веня с этим согласился бы. А вот Ленка нет. У, вредина!  Она сама выгнала бы
Колю,  если бы захотела. Поэтому Коля сидел на клочке травы возле утоптанной
тропинки и время от времени вертел палочками.
     Он уже успел создать и съесть пять мороженок, три шоколадных батончика,
полмешочка  пастилы и нежную  розоватую  зефирину. Возле Коли  стояла  почти
пустая  бутылка "Спрайта", тоже  вызванная из ниоткуда. А Колины пальцы то и
дело касались маленького красно-синего грузовичка. Того самого, что похитили
давным-давно. Теперь он  стоял  рядом, но  почему-то не радовал Колю. И было
немного непонятно, из-за  чего тогда так сильно  расстроился маленький Коля.
Из-за простой машинки? Или тогда она была не простой? Но Коля не помнил, что
было тогда, а сейчас ему хотелось совершенно других вещей.
     Воскресенье  превратилось  в  день  подарков.  Маленьких,  но приятных.
Большие  подарки  делать  нельзя.  Большие  подарки  могли  сооружать только
взрослые,  которых никогда никто не спрашивает, откуда  взялась та или  иная
вещь.  Час  назад  Коля  все-таки  не  выдержал  и  попробовал  сделать себе
компьютер.  Но палочки не помогли. И снова было непонятно почему. Потому что
силы  у  них  не  хватало?  Или потому что Коля  нечетко  запомнил компьютер
Венькиного  брата?  А смазанная картинка в его  голове плохо  напоминала эту
штуковину.
     Но Коля не огорчался.  Все  равно  Коле никто бы не разрешил  притащить
компьютер домой, даже если бы тот получился такой, какой надо. Вот если бы у
Коли была собственная квартира... Коля  мысленно представил ее, но палочками
пока  не  крутил.  Да,  весьма  неплохо  иметь свою  квартиру. Тогда  и штаб
становился  ненужным.  А уж какими  бы вещами Коля ее обставил... Нет,  Коля
вздохнул, вряд ли палочки сумеют ему  помочь. Или сумеют? Квартира - это уже
не штаб. Квартира - это свой собственный мир.  Не об  этом  ли  ему  говорил
хозяин Темных Стекол.
     А  еще  хозяин говорил  Коле  не  думать о принцессах. Вот поэтому Коля
сидел и думал как раз  о них. Ну невозможно  не думать о принцессах, если  о
них приказано не думать. Тем более, само слово "принцессы" звучало загадочно
и по-сказочному.
     Принцессы вырастают из  девчонок. Только  почему-то не из всех. Коля не
знал, как отличить тех  девчонок,  которые  станут принцессами  от  тех, кто
принцессами  не вырастут, зато научатся ловко упрятывать в банки помидоры  и
огурцы.
     А  из  парней  зато вырастают принцы. Вернее, раньше  вырастали.  Потом
парням  запретили вырастать в  принцев и стали выращивать из них пионеров. А
из пионеров принцы  не получаются. Из пионеров иногда получаются космонавты,
но  чаще всего - комсомольцы. Такие,  как Колин запа, который ну ни капельки
не переживает, что был не принцем, а пионером. Теперь про пионеров забыли, и
Коля не  знал,  можно  ли сейчас  расти так, чтобы  в  один прекрасный  день
проснуться самым настоящим принцем. Могут ли палочки сделать Колю принцем?
     А вот из Ленки принцесса получилась бы.
     Коля вздохнул. Несомненно получилась  бы. Окончательно  и бесповоротно.
Без  всяких  палочек. И получится! Вот вырастет Ленка  и станет  принцессой.
Будет ходить в длинном и  пышном платье, как Золушка на балу. И Ленка  тогда
на бал поедет. Только вот на карете сейчас ездить  не разрешается. А как она
поедет в троллейбусе в таком платье? Коля силился представить  и  не мог. Со
всех сторон  выходило,  что  в  троллейбусе  такое платье помнут и затопчут.
Получалась нестыковочка.
     Постойте,  постойте.  Но  ведь  и  сейчас  есть  принцессы. Только  они
неинтересные,  потому  что  уже  взрослые.  Коля  их даже  в  "Новостях"  по
телевизору видел. А в "Новостях" не врут. "Новости" - это  вам не "Спокойной
ночи,  малыши!" Информационную программу  "Время"  и  показывают  специально
после  "Спокойной ночи, малыши!", чтобы малышня с  детства училась отличать,
где  Филя  с  Хрюшей  и  Степашкой, а  где бывший  премьер-министр Степашин,
совершающий визит на уровне глав правительств. Интересно, что  бы  сказали в
"Новостях" про Колю и про его волшебные палочки?
     Ах  да, принцессы... Ну вот,  опять вспомнились  и никак  не отвяжутся.
Принцесс тоже показывают  в "Новостях". Только  редко. Потому  что их меньше
осталось, чем каких-нибудь министров. К тому  же министры умеют  придумывать
каждый день что-нибудь новенькое. Пусть скучное и непонятное,  но новенькое.
Вот  и показывают их по  телевизору  каждый день.  А  принцессы умеют только
кататься  на яхтах и  горных  лыжах.  А  еще они умеют  быстро менять  своих
друзей.
     Коля  знал, что он, когда  вырастет, тоже научится менять друзей. Может
быть  так же  быстро, как  и принцессы.  Тогда  и Колю будут  показывать  по
телевизору. Но сейчас он совершенно не представлял, на что в этом мире можно
сменять Веньку или Ленку, хоть она и зажилила последнюю девятую палочку.
     И  тут  захотелось  Коле увидеть  принцессу. И  не одну. Но  только  не
взрослую. Взрослая  принцесса, появись  она тут, сразу раскапризничалась бы.
Ведь  Коля  жил  в таком городе,  где нельзя  кататься ни  на  яхтах, ни  на
странных горных лыжах, у которых тяжеленные лыжные ботинки  из пластмассы. А
если принцесса захочет меняться? А если она попросит взамен Веню? Нет, такие
принцессы Коле не нужны.
     А  палочки уже  плясали  в Колиных  руках.  А  палочки  уже  крутились,
выписывая  замысловатые  выверты  в  руках  мальчика, сидевшего  в пустынном
переулке  огромного города, над  которым полыхал  багровый закат. И тянулось
время, и было  его столько, что хватило бы на  много-много принцесс, если бы
только сумел бы Коля и его палочки вызвать их в этот огромный город.
     Хотелось  Коле  увидеть  самую  настоящую  принцессу.  Только   как  их
представить,  этих принцесс, если не похожи  они на взрослых. И не похожи на
детей. На что похожи такие принцессы? И что похоже на таких принцесс?
     Палочки замерли  в  окоченевших  от удивления  пальцах.  На  утоптанной
тропинке  перед Колей лежали ручки. Четыре яркие корейские ручки:  багряная,
розовая, нежно-голубая и ярко-зеленая. Замерло  у Коли  сердечко, а  палочки
крутанулись в последний, но самый главный раз.
     И исчезли ручки. Вместо них на самой обыкновенной утоптанной тропинке в
самом  обыкновенном безлюдном переулке  самого  обыкновенного города-гиганта
стояло четыре девчоночки в ярких платьях, с пышными  разноцветными волосами,
крошечными острыми носиками и пухлыми губками, как у самых дорогущих куколок
из  магазина. Весьма капризными  губками. Таким  капризными,  что сердечко у
Коли моментально сдвинулось с места и учащенно забилось от волнения.
     Принцессы... А это несомненно были  принцессы.  Потому что  скажите  вы
мне, кто еще может появиться из разноцветных корейских ручек, которые и сами
по себе красочны и необычны. Принцессы появились ПО-НАСТОЯЩЕМУ. Убедительнее
всего  это доказывал  тот  факт, что  дяденька, куривший  на  втором  этаже,
поменял направление взгляда. Раньше он буравил окна противоположного дома, а
теперь неодобрительно косился на разноцветные волосы принцесс. Он не кричал,
не хватался руками за голову, не  выронил сигарету от удивления, а продолжал
курить и  наливаться  недовольством  за  современную  молодежь.  И  большего
доказательства реальности принцесс Коле не требовалось.
     А  принцессы не  улыбались  своими капризными губками. Они настороженно
смотрели на  Колю и,  краешками глаз,  на дома с  обсыпавшейся  штукатуркой.
Настоящим принцессам нельзя бестолково вращать головами по сторонам.
     Коля тоже не  вращал  головой.  Губки он надувать не умел, а радоваться
боялся. Он вызвал принцесс сюда, в реальный мир, и совершенно не знал, что с
ними делать дальше. Взрослых принцесс обычно встречают на аэродроме солидные
дядьки  в  строгих  костюмах.  Играют  военные  духовые  оркестры.  А  люди,
высовывающиеся из-за плеч  милиционеров с непроницаемыми лицами, размахивают
флажками и радуются. Может быть палочки и сумели бы соорудить Коле аэродром,
да только не поместился бы он в этом переулке. И не  нужен аэродром ни Коле,
ни прибывшим из сказки принцессам.
     Дядька  докурил, сбросил  бычок  вниз  и ушел  за  стеклянную балконную
дверь. Коля  даже пожалел,  что аэродром  не успел появиться.  Вот тогда  бы
дядька точно закричал  бы. Дядьки всегда кричат, когда видят аэродромы. А на
принцесс  не кричат. То ли не знают, что делать с настоящими принцессами, то
ли не верят в них. Окончательно и бесповоротно.
     Но Коля-то не был взрослым дядькой, который только и умеет, что бросать
бычки с  балкона.  Коля  не  читал ни исторических,  ни рыцарских романов, в
которых благородные сеньоры то и дело припадали на одно колено  и обращались
к принцессам  "О! Ваше Высочество!" Коля считал себя самым  обычным пацаном.
Поэтому он шумно  шмыгнул  носом,  так как постеснялся утереться  рукавом  в
присутствии сказочных персонажей, и спросил хриплым от волнения голосом:
     - Штаб мой видали?
     Головы принцесс образовали полукруг, а  взгляды вонзились в одну точку.
Точкой  этой  был  Коля,  переступающий с  ноги на ногу  от волнения.  Чтобы
принять  совсем уж солидный вид, Коля шмыгнул носом еще раз  и  уставился  в
землю. Хоть принцессы и не  обычные девчонки, а  все равно  глазеют так, что
хочется  от стыда провалиться сквозь землю, хоть и стыдиться Коле совершенно
нечего.
     - Нет,  -  раздался хор  из четырех  девчоночьих  голосов. - А нам туда
можно?
     - Да легко! - ободрил их Коля. - Бежим прямо сейчас.
     - Бежим, -  сморщила носик голубенькая принцессочка. -  Мы его обгоним,
правда, девочки?
     -   Его-то?  -  покосилась  на  Колю  зелененькая  и   лицо  ее   стало
презрительным. - Такого запросто.
     - Да я... - завозмущался Коля.
     - Молчи уж, спортсмен, - оборвала его розовая.
     - Показывай, где твой штаб, - направила Колю от слов к делу багряная.
     Коля  не стал спорить.  Даже  по Ленке  сразу понятно, что с девчонками
спорить   бесполезно.  А  ведь  Ленка  еще  не   превратилась  в  принцессу.
Настоящих-то  принцесс вообще переспорить нереально. Да Коле и  не  надо. Не
для  того же появились принцессочки,  чтобы поскандалить с Колей. И Коля, не
тратя лишних слов, стартовал, сразу же набрав приличную скорость.
     Он  бежал,  ухватив  второе  дыхание.  Ведь  принцессы появились.  Ведь
принцессы пока не собирались менять Колю на что-то или кого-то,  хотя уже не
раз и не два могли провернуть такую  операцию. Вон их сколько, целых четыре!
А Коля еще бежит впереди  них, а Коля сейчас покажет  им штаб, а в штабе они
просидят  до  самой темноты  и  перед возвращением  домой они вместе с Колей
увидят  далекие  огни  большого  города. Вот  удивятся родители,  когда Коля
предъявит им принцесс. Папа наверняка похвалит. Ведь далеко не каждый сумеет
отыскать в жизни НАСТОЯЩУЮ принцессу, а Коля вот отхватил сразу четырех.
     Неизвестно  почему,  ведь  на  принцессах были  надеты  пышные  длинные
платья,  но  вся  четверка быстро  вырвалась вперед.  Коля,  хватая  воздух,
ускорился  как только мог,  но  скорость  не  спасала. Наверное,  принцессам
положено быть первыми. Наверное,  поэтому им и запрещают выступать на всяких
там  олимпиадах, потому что тогда они отхватят  все медали и мастерам спорта
международного класса  не  достанется ни одной. А мастерам  ведь  тоже охота
медальку,  пусть даже бронзовую.  Если уж не получилось родиться принцем там
или принцессой, то хоть олимпиаду выиграть надо, а то зачем тогда и на свете
жить?
     А принцессочки  легко  бежали  перед  Колей  и  весело  щебетали что-то
неразборчивое то ли на птичьем языке, то ли на своем принцессочьем, то ли на
обыкновенном девчоночьем,  ведь  ни  один нормальный  пацан не  поймет  этих
девчонок,  хоть они в ухо ему ори.  А принцессочки словно летели по воздуху,
чуть касаясь земли острыми  носочками своих  туфелек. А  потом  они  взяли и
исчезли.  Коля даже поперхнулся  глотком воздуха и остановился, то открывая,
то закрывая рот, словно рыба выброшенная на берег.
     Принцессы  не   исчезли  бесследно.  Вместо  них  на  утоптанной  земле
врассыпную   валялись  четыре  разноцветные   ручки.   Впереди  всех  лежала
зелененькая.  Еще чуть-чуть и она бы вывернула на тропинку, ведущую к штабу.
Колину  грудь жестким  кольцом  охватила обида.  Словно  его  пригласили  на
праздник,  а  потом передумали. Словно жесткая  безжалостная рука  вцепилась
Коле за шиворот и  вышвырнула  из  теплой сказки,  куда ему  посчастливилось
проникнуть. Но мы  еще посмотрим! Мы еще  поборемся! Палочки  завращались  в
Колиных руках. Ручки  продолжали безвольно  лежать на земле.  Они  не желали
превращаться  в принцесс. Никакая  сила не могла  заставить их  снова  стать
прекрасными девочками.
     Слезы  выступили  на  глазах.  Теперь  Коля  не  злился бы даже  на  их
девчоночью вредность и задиристость. Но неведомым силам, подарившим мальчику
несколько  минут  чуда,  стало  недосуг заниматься  Колиными  проблемами.  И
ничего, совсем ничего не мог изменить Коля, и от этого было вдвойне обидно.
     Тут  Коля  почувствовал,  что он  не один. Неуловимым движением  загнав
слезы  обратно,  Коля  повернулся  направо.  Чуть поодаль  стояла  невысокая
старушка. Бабушка была героиней. Об этом свидетельствовали два ряда медалей,
наискось висевших на  пиджаке  и две  золотых звезды. Коля растерялся.  Одно
дело   встретить  ветерана  на  плановом  уроке  мира  и  совсем  другое   -
натолкнуться  на  него в переулке. Коля удивился  обилию  медалей.  Чего  их
сейчас надевать,  ведь до  дня  победы  еще  далеко. На  всякий  случай Коля
быстренько подобрал ручки и стал рассматривать орденоносную бабушку.
     С пиджаком Коля  ошибся.  На любом мужчине  такой  пиджак смотрелся  бы
смешно, сразу видать, что женская одежка.  Следом Коля увидел,  что называть
бабушку дважды Героем Советского Союза нельзя. У второй звездочки не хватало
красного кирпичика  наверху. Подозрительная звездочка то и дело посверкивала
так, что попристальнее разглядеть ее не представлялось возможным.
     А бабушка  изучала  Колю.  Странная  была  бабулька.  То  в глаза  Коле
заглянет, то на ручки посмотрит, то снова в глаза. Коля чувствовал себя ужас
как неуютно. Он хотел запихать ручки в карман, но не посмел. Нельзя совать в
карман тех, кто еще недавно был самыми настоящими принцессами.
     Бабушка  засеменила  к Коле и Коля заволновался еще сильнее. На  вечере
ветеранов он бы непременно спросил у такой бабушки, нет  ли у нее медали  за
освобождение Варшавы. Коля  всегда задавал такой вопрос ветеранам, начиная с
первого класса. Но теперь ветеранов  осталось мало, может поэтому в школу их
больше не  приглашали. Но не спрашивать же про Варшаву в пустом переулке. Не
про Варшаву же поговорить сюда пришла бабушка.
     Пока Коля метался в раздумьях, бабушка задала вопрос первой:
     - Принцессочками интересуешься, Коленька?
     Коля  аж  вздрогнул.  Одно  дело, что бабушка  знала  его  имя. Но  про
принцесс-то она откуда в курсе. Принцессы и ветераны - вещи несовместимые.
     - А  зря,  - продолжила  бабушка,  не  дождавшись ответа. - Говорили же
тебе, Коля, не стоит думать о принцессах.
     Подозрительная звездочка, как пригляделся  Коля,  оказалась вовсе  и не
звездочкой. Рядом с самой настоящей звездой Героя  Советсткого Союза  висела
золотая капля. Может  даже Золотая Капля. Ведь рядом со звездой Героя  может
висеть только что-то очень значительное. Даже не  медаль, а,  скажем, орден.
Но названия  орденов  всегда пишутся с заглавных букв. Скажем, орден Боевого
Красного Знамени. Или орден Красной Звезды.
     - Вы пришли вместе с хозяином? - Коля сразу пошел в наступление.
     - Нет, - чуть  качнула головой старушка. - Я здешняя. Я  за  тебя Коля,
как и хозяин. Только он с одной стороны, а я с другой.
     - А  тогда скажите,  - не утерпел Коля. - Уйти  с хозяином - это хорошо
или плохо?
     - Съесть мороженку хорошо или плохо? - хитро улыбнулась бабушка.
     - Ну хорошо, - осторожно согласился Коля.
     - А после заболеть ангиной?
     - Плохо, - сказал умудренный опытом Коля. Ангиной переболеть он успел.
     - Так что, совсем мороженок не есть?
     - Почему же не есть?
     - Так съесть мороженку хорошо или плохо?
     Коля  запутался.  Окончательно  и  бесповоротно.  А  коварная  старушка
подобралась  совсем близко. Как  грозовую тучу  Коля  чувствовал  опасность,
нависшую над радужными девочками.
     - Я принцесс не отдам, - заявил Коля.
     - Знаю, - кивнула старушка. - А зачем они тебе Коля?
     - Принцессы?
     - Да, принцессы. Зачем?
     - Так ведь принцессы!
     - Ты не ответил.
     А как тут ответишь. Зачем они, принцессы? Ну вот зачем? Тем более Коле,
у которого не то что  яхты, а даже самых завалященьких горных  лыж нет. Ну и
что! Принцессы все равно нужны Коле, пусть даже он и не знает - зачем.
     -  Молчишь? И хорошо, что  молчишь. Сейчас  важно каждое слово.  Сейчас
слова в цене. Каждое слово может стоить очень дорого. Поэтому помолчи, Коля.
Вспомни, что молчание зовется золотом. Настоящим золотом, таким, как она.
     Смощенная  ладошка  коснулась  медалей  и  указательный палец  тихонько
щелкнул по Золотой Капле.
     Но Коля не хотел молчать.
     - Я буду дружить с ними. Я покажу им штаб.
     - А много ли  толку принцессам от  твоего штаба? Жить - дружить. И если
дружить они еще смогут, то где они будут жить?
     -  Со  мной,  -  храбро ответил Коля.  - Вернее,  в моей семье. В нашей
квартире.
     - А обрадуется ли мама с папой еще четырем ртам?
     - Но ведь они - принцессы!
     -  Ну и что? Едят  они, как  самые  обыкновенные люди. И  далеко не все
едят. И не так уж мало. Нет-нет, Коля, не говори, что отдашь им свою порцию.
Порцией дело не решишь.
     - Не  надо мне  зубы заговаривать,  - насупился Коля. -  Папа и мама не
выгонят принцесс.
     - Не выгонят,  -  не стала спорить  старушка.  - Но подумай сам,  Коля.
Образование у нас пока всеобщее. Будут ли твои принцессы ходить в школу?
     - Будут, - решил за принцесс Коля.
     Бабушка  посерьезнела.  Она  быстро  осмотрелась   по  сторонам,  потом
склонилась над Колей и зашептала в ухо:
     -  А  помнишь, Коля, как ты забыл застегнуть  молнию на джинсах  и  так
ходил целую перемену. Никто тебя не одернул,  но  как смеялись девчонки. Все
девчонки, и старшие, и младшие.
     Коля покраснел. Тот  случай он вспоминать не хотел. Злополучные голубые
джинсы  прятались в  глубине шкафа  и  даже  мимолетный  взгляд  на  них был
мучительным испытанием.
     - Принцессы тоже будут смеяться над тобой. Какая уж тут дружба?
     - Нет!!! Принцессы не будут!!!
     - Не будут? Почему же нет?
     -  Но ведь  они же принцессы! Если они  станут смеяться,  когда кому-то
плохо, то они перестанут быть принцессами.
     - Для тебя, Коля, перестанут. А для  кого-то  останутся.  Для того, кто
придает  принцессам совершенно иные  качества. Ну а ты, Коля?  Что ты будешь
делать тогда?
     - Нет, - из правого глаза скатилась случайная слеза. - Так не будет.
     Старушка  не  стала спорить.  Она  нагнулась  еще  ниже.  Золотая Капля
оказалась    прямо   перед    Колиным   глазом.    Переливы    завораживали,
гипнотизировали. Голос старушки отдалялся.
     - Не  спеши, Коля тащить принцесс в реальную  жизнь.  Она,  наша жизнь,
такова,  что твои принцессочки непременно наделают поступков, по  которым  и
ты, и многие  другие перестанут  их  считать  чем-то сверхъестественным. Они
превратятся  в  обыкновенных  девчонок. И  не  самых  лучших.  А если  и  не
превратятся,  то  когда-нибудь вырастут.  Ты  ведь,  Коля  уже  знаешь,  что
взрослые принцессы совершенно не  похожи  на  тех, про  которых ты  читал  в
сказках. Пусть, Коля, они остаются в сказках. Наша жизнь не для  них.  Какая
бы ни была тяжелая, непостоянная, скучная, она - наша. Она зависит от нас, а
не  от  принцесс.  Если  принцессы  станут  нами,  то  они  перестанут  быть
принцессами. Давным-давно  мы выводили  на  школьных  досках: "Мы - не рабы!
Рабы - не мы!" Это уж потом школьники стали писать: "Мама мыла раму." Поверь
уж  мне,  Коля,  потому  что  все  эти  медали получены  не за  так.  Спрячь
принцессочек, Коля. Спрячь в самом лучшем  месте. И они  обязательно придут,
когда  наступит их время,  их  ночь. Тогда  они и  помогут тебе.  Есть вещи,
которые надо хранить до лучших времен. И...
     - Что "И"?
     - И надо уметь не прозевать эти лучшие времена.
     Голос растаял. Коля с удивлением увидел, что нет рядом никакой бабушки.
Перед  носом парила в  свободном  полете странная  Золотая Капля.  Потом она
отъехала от Коли и медленно поплыла к углу  ближайшего дома. Коля  без труда
успел бы пристроиться  за ней. Но он остался на месте. Потом Коля вздохнул и
тихонько побрел  к  штабу, где в сплетениях ветвей  он  знал немало укромных
щелей.  Если уж  принцессам нельзя жить в реальном мире, то пусть поживут  в
Колином. Это  ведь только  издали штаб  кажется деревом,  раскинувшимся  над
гаражом.  Коля знал,  что штаб -  это штаб. Поэтому дерево являлось реальным
миром, где  взрослые торопились по своим делам за своими газетами и огурцами
с помидорами. А штаб существовал в  совершенно другом измерении - Колином, а
иногда Венькином  и Ленкином. Если уж  три человека видят Колин мир,  то  он
имеет достаточно  место, чтобы надежно  укрыть четырех маленьких принцесс до
той странной поры, когда придет их время.
Глава 20,
     в которой Лена проникает в таинственный замок
     Воскресенье.  Оно  было  нескончаемо  длинным.  И  может  даже  немного
скучным, если бы Ленины пальцы не сжимали волшебную палочку.
     Мама ушла  в гости  и  Лена осталась одна.  Первым  делом она сбегала в
подвал, где жила собачка. Собачки на  месте  не обнаружилось.  Вероятно, и у
собачек бывают важные и неотложные дела.  Лена аккуратно перелила содержимое
большой  кастрюли в глинянный  горшок для  цветов. Дырку  в нем она заделала
заблаговременно. В кастрюле находился суп. Раньше. Пока Лена не перелила его
в собачью посудинку. Этот  суп Лена должна была разогреть на  обед. Но зачем
греть какой-то суп, если в руках волшебная палочка. Так что пускай суп съест
собачка,  если  вернется  в  подвал.  Или никто, если  дела  уведут  собачку
навсегда и от Лены, и от подвала, где в глиняном горшке ждет ее теплый суп.
     Затем Лена вернулась домой.  В штаб идти не хотелось. Колька не простил
ей  то, что  она  не вернула палочку. А Венька  без  Кольки  скучал и только
рисовал свои самолеты. А в одиночестве Лена вполне могла посидеть и дома.
     Взгляд ее  скользнул по книжной  полке. На  самом  видном  месте стояли
сказки. Они сейчас не нужны были  Лене. Зачем ей то,  что  придумали другие,
если палочка давала возможность сделать сказку самой.
     Лена   зажмурила  глаза,   откинулась  на   спинку   кресла  и   начала
представлять,  где бы  она  хотела сейчас  очутиться. Вот всегда  так.  Если
сидишь на  уроке, то в голову  лезут самые  невероятные мысли, а  стоит  эти
мысли пригласить в гости, так они сразу лопаются, как мыльные пузыри.
     Лена зажмурила глаза еще сильнее. В темноте перед ней величаво проплыли
радужные кругляшки и убежали за темный горизонт. Лена попыталась ухватить их
взором но  не смогла. На смену им выдвинулись расплывчатые фиолетовые пятна.
Но после радужного конфетти они казались противными и скучными.
     И тут Лена  увидела солнечного зайчика. Он,  как  искорка, мелькнул  во
тьме. Может это  был еще  один  гном? Но зайчик превратился  в ослепительную
звезду  и рассыпался  солнечными бликами на  речных  волнах.  Лену  несло на
высоте птичьего полета над вечерней рекой. Солнце багровело где-то справа, а
на земле уже лежали сумрачные тени. Но в небесах было привольно и спокойно.
     Солнце,  не успев  сверзиться  за горизонт, спряталось  за скалой. Лену
развернуло  и  понесло прямо  на  эту  черную громадину.  Сердце  ухнуло  от
неприятных  предчувствий, а  потом сжалось в испуге. Скала мчалась навстречу
Лене с ужасающей быстротой.
     Но  в скале оказалась узкая расселина. Лена летела в холодном полумраке
горного ущелья,  не зная,  что ждет ее впереди. Если  бы она развела  руки в
сторону,  то без труда бы дотронулась  до шероховатых  камней. Но  руки были
прижаты к груди и пальцы правой вращали волшебную палочку.
     И  тут ущелье  кончилось.  Горизонт развернулся  огромной чашей  где-то
внизу  и  вдагеке. А впереди, заслоняя все на  свете, сверкал замок.  Солнце
пряталось за ним и расцвечивало его самыми волшебными красками. Наверное, он
был  хрустальным,  этот  замок.  Потому  что  в  его  стенах  жили  миллионы
разноцветных огоньков,  какие прыгают в  пробке  хрустального графина,  если
через нее смотреть на самую  обыкновенную  электрическую  лампочку. А тут не
было электричества.  Тут  было алое  солнце  и полыхающие огненными  бликами
башни. Много  их тянулось к небу,  маленьких и  больших, узеньких и толстых,
увенчанных узкими шпилями  и полукруглыми,  как  планетарий,  куполами. А за
ними виднелась самая высокая, самая изукрашенная, на шпиле которой вращалось
ажурное розовое сердечко.
     И  конечно же Лену несло прямо  к  ней. Промелькнули внизу  и  остались
позади широкие  замковые  ворота. Теперь  в  недосягаемом  низу расстилалась
пустынная площадь, вымощенная странными синими  камнями. Солнце не доставало
своими лучами до площади. Огромная тень от замка  покрывала ее  целиком. И в
этой тени  особо  удивительно  выглядели искорки, вспыхивающие и угасающие в
тех синих  камнях.  Искорки были голубыми и фиолетовыми. Иногда им удавалось
вырваться из камней и тогда они наливались изумрудной зеленью,  превращались
в  маленькие шарики  и  медленно-медленно  поднимались в небеса. Но ни  один
шарик не пролетел рядом с девочкой.
     Теперь  башня  занимала  все  пространство перед  Леной.  Даже  страшно
подумать,  насколько  она  оказалась большой, невыносимо громадной. По серым
стенам кое-где  вились зеленые побеги  с  длинными  и  узкими,  как  у  ивы,
листиками.  Отвернуть не получалось. Башня надвигалась на Лену. Нависла  над
ней.  Шпиль с  сердечком уже  реял в поднебесье.  Мимо него проплыл  зеленый
пузырек и растворился  в небесной  синеве. Шарики уплывали к закату,  словно
стремились  убежать  от  подступавшей тьмы, поедавшей синеву неба  за Леной.
Камни стены  нагрелись от солнца и Лена чувствовала,  как это тепло покидает
серые блоки  и струится вверх. Ветер исчез. Башня  заслонила и его, и все на
свете.
     Перед  Леной  оказалось окно, украшенное  картиной  из  цветных стекол.
Длинный согнувшийся  человек с  печальным лицом дул в  длинную  трубу. А над
человеком  реяла серебряная птица, то ли  летевшая на  звуки  мелодии, то ли
убегавшая от нее.
     Лену с размаху швырнуло в  это окно. В самую последнюю секунду  створки
окна распахнулись  и ушли в темноту  комнаты,  но было уже поздно. От испуга
Лена прекратила вращать палочку и открыла глаза.
     Она находилась в высоченном сумрачном зале. В массивных подсвечниках на
стенах крепились сотни потушенных свечей. Лучи Солнца били в противоположное
окно,   отчего   по   полу   протянулась   странная   цветная  мозаика.   На
противоположном окне была другая картинка.  На зеленом холме стоял человек в
сером. Его серебряные глаза сверкали украденными бликами солнца. Возле холма
сидела крыса  с красными злющими глазами. А от холма за горизонт отпрыгивала
стремительная черная пантера с почтовым рожком на шее.
     Кроме Лены  в зале никого  не  оказалось. Но  Лена  не  боялась. Теперь
все-все-все,  что  еще  секунду  назад  никому не  принадлежало,  переходило
исключительно в  Ленину собственность. И чтобы окончательно  закрепить  свое
владычество над свалившемся под ноги богатством, Лена побежала в центр зала,
туда, где протянулся длинный широченный стол, уставленный едой.
     Столешница  из  светлого  дерева  изобиловала  тарелками,   блюдами   и
салатницами, наполненными незнакомой едой. Хотя нет,  некоторые из этих блюд
Лена видела  в маминой "Книге о вкусной и здоровой пище",  а еще кое-какие в
западных боевичках,  где богачи собираются  около  бассейна с  голубой водой
рядом  с  белостенной  загородной  виллой и  ведут  за обедом  свои важные и
непонятные разговоры. Над столом гуляли удивительные запахи. На секунду Лена
почувствовала себя героиней "Аленького цветочка"  и  заоглядывалась, ища  за
колоннами огромную фигуру лохматого чудища с прекрасной душой.
     Но за колоннами прятались шкафы с книгами.
     Лена пока  решила туда  не ходить.  Сначала надо  пообедать, иначе мама
заругается,  потому что сидеть  целый  день  без  еды невероятно  вредно для
желудка.  Интересно,  а  сидеть  в таком месте без еды тоже  вредно? Но  над
глупыми вопросами Лена не задумывалась. Еда стояла на столе, значит ее нужно
было съесть, иначе все тут попросту испортится, потому что в  замках никогда
не бывает холодильников. Вот и все.
     Больше всего Лене  понравился запеченный поросенок. Не задумываясь, она
отломила  ножку  и  стала  своими зубками отхватывать нежное мясо. Пальцы на
руках  сразу  стали жирными и  скользкими.  Бурая капля упала  на  джинсы  и
расплылась  некрасивым  пятном.  Лена  расстроилась.  Стиральных машин,  как
известно, в замках не бывает. А мама  обязательно заметит и станет ругаться.
Мама всегда следит, чтобы Лена ела аккуратно.
     Руки  пришлось  вытирать о  свой собственный  носовой платок, поскольку
никаких умывальников поблизости не было. Значит, ей попадет еще и за платок.
Но попадет потом, когда вернется мама, а вокруг Лены будет не пустынный зал,
а ее квартира. Потом - не сейчас.
     Стемнело. Солнце унесло свои лучи вместе с собой. Зажглись свечи.
     Они горели  странным серебряным  пламенем.  По залу разлился  волшебный
свет от этих, одновременно вспыхнувших серебряных язычков на концах фитилей.
Сами  свечи  были и  желтыми,  и  розовыми, и бордовыми, а пламя  получалось
серебряным.  Нет,  никогда   не   видела   Лена   такого   пламени.  Поэтому
осторожно-осторожно  потянулась к  язычку огня.  Палец коснулся  серебряного
лепестка. Огонь не ужалил Лену. Тепла не чувствовалось. Даже наоборот,  Лена
как будто дотронулась до  ледяной  сосульки. Стало  холодно.  Такому огоньку
наверное  обрадовался  бы   только  сердитый  пожарник,  который  много  раз
нарисован   на   стенде,  припертом  к   запасной,   вечно   запертой  двери
физкультурного  зала. Дети испуганно смотрели на него, а он сурово  объяснял
им,  что "Жучок -  причина  пожара".  Лена любила  жучков.  Даже навозников,
которые  умеют скатывать противный  мягкий  шар.  И  не  любила  пожарников,
особенно  в красных касках. Как хорошо,  что настоящие  пожарники никогда не
ходят в таких  отвратительных  касках и никогда  не призывают  детей  давить
пожароопасных жучков.
     Лена  больше  не крутила палочку, но сказка не исчезала. Она продолжала
жить своей, непонятной для Лены жизнью. Перед Леной вытянулась тень. Девочка
испуганно обернулась и увидела, что  тень ей  подарила  Луна, заглянувшая  в
распахнутое окно. Луна здесь  была в  четыре раза больше, чем  нормальная. И
ярко-голубая,  с  синими  разводами  Лунных гор.  По  такой Луне  не  ходили
Незнайкины  ноги.  По  такой  Луне наверное  вообще  никто не  ходил,  если,
конечно, там не  жили свои собственные Лунные человечки со своей собственной
далекой и непонятной для Лены жизнью. Все сейчас здесь было  непонятным  для
Лены. И жило в девочке какое-то таинственное и завораживающее чувство. Такое
бывает, когда  первый раз тебя ведут на горки, или когда первый раз смотришь
захватывающий фильм, или когда  ты залезаешь  на дерево, продираешься сквозь
густую листву и впервые обнаруживаешь там незнакомых мальчишек.
     Серебристые  лучи  Луны сплелись с пламенем свечей. Таинственное сияние
окутало  зал.  Наступило  время,  когда  можно  подойти к книгам.  Тем,  что
загадочно выставляли свои корешки из шкафов, укрытых за колоннами.
     Там было темно и поэтому Лена прихватила с собой  тяжеленный подсвечник
из голубоватого металла. Подсвечником  был дракон  со  сложенными  крыльями,
попиравший развалины  крепости, с высовыющимся оттуда  обломком меча. Голова
дракона  была  задрана к  небу,  а  пасть  сжимала  массивную чашу,  куда  и
вставлялась  свеча. Обхватив  дракона, Лена зашла за пояс  колонн и осветила
ближайший шкаф.
     Ух  ты! Таких  книг она никогда не видала. Нет,  видала.  У  бабушкиной
знакомой в деревне.  Они назывались  "Псалтирь", "Библиа" и "Евангьлие".  На
них везде были  выдавлены кресты и всякие  разрисованные заворотистые линии.
Книги из замка выглядели иначе.
     На  корешке  самой  толстой  книги  задумчиво  мерцал  рубиново-красный
выпуклый овал. Лена побоялась дотронуться до него и поэтому потянула на себя
книгу потоньше, стоявшую рядом.  На корешке не было ничего, кроме золотистой
виньетки. Такая же виньетка украшала обложку.
     Лена осторожно поставила подсвечник,  положила  книгу на пол, присела и
отворила ее почти на середине.
     Буквы  были почти  знакомыми, только какие-то  извилистые. Зато  первая
буква главы выделялась своей величиной и красным цветом с белыми прожилками.
И тут Лена увидела, что прожилки образуют картину. Тоненькое деревце гнулось
под напором  ветра и  едва не вываливалось за пределы буквы.  Вот  они какие
оказывается, настоящие заглавные буквы!
     Лена  осторожно перевернула страницу  и  наткнулась  на  картинки.  Они
расположились по углам, а вокруг них мелькали маленькие буковки надписей. Да
совершенно невозможно же разглядеть! Пришлось подтащить подсвечник  поближе.
Теперь на картинках обнаружились грибы, а надписи описывали, как их отличить
от остальных.
     "Лисий глаз, - прочитала Лена. - Шляпка рыжая, с  круговыми  разводами.
На ощупь  скользка  и неприятна.  Края  вздернуты наверх, иногда  обкрошены.
Мякоть  рыхлая, с  горьковатым  вкусом.  Ножка также  рыжего  цвета,  к низу
сужается. Пластинки светло-желто-охряные..."
     Девочка  захлопнула книгу, вставила ее в щель между соседями и потянула
следующую.
     "Невероятно бледная, вспученная  засохшими болячками кожа  собралась на
лбу мрачными морщинами. Тонкий нос, как клюв, как острый кинжал, как стрелка
компаса,  и круглые немигающие глаза делали его похожим на поверженного царя
птиц, тайно возвращающегося к своему гнезду за мстительным удовлетворением.
     Глаза отпугивали, рот притягивал. Широкий, алый, влажный, с раздвоенным
языком  и  изогнутыми  клыками.  Рот,  таящий  опасность  смерти  и  несущий
избавление бессмертия одновременно..."
     Лена ничего не поняла и поэтому книга тоже вернулась на место.
     "Четверо  служителей   Черной   Горы   расступились.   За   их  спинами
обнаружилась мрачная пропасть. И только бледный хрупкий мостик вел через нее
к  пещере,  где  лежал  легендарный меч  Лаклы. Но к пещере  надо  было  еще
прорваться.
     Над   мостиком  крутились  завихрения   черного  тумана,  то   и   дело
собирающиеся  в  отвратительную   голову  с   пустыми  глазницами  и  рваным
ухмыляющимся ртом..."
     Пальцы руки  загнули уголок страницы. Эта книга  оказалась  интересной.
Неплохо бы захватить ее с собой. Потому что такие книги надо читать в уютном
кресле  при  свете  настольной  лампы,  но ни  в коем  случае  не  в  пустой
полутемной комнате таинственного, невесть где построенного замка.
     По залу  прошелся  ветер. Скрипнула дверь в темном углу. И не успел еще
этот скрип утихнуть, как тут же раздался еще более таинственный скрип в углу
противоположном. Лена испугалась. Вернулся хозяин замка. Или даже два сразу.
     Девочка  легла  на пол  и  бесшумно покатилась  по холодному  полу  под
широкий стол. Совсем  как  на уроках физкультуры. Только на физкультуре  все
перекатываются по мягким матам, разложенным у стены зала, а по жесткому полу
катиться совсем неприятно.
     Из углов  торжественно и  бесшумно  выплыли  две сверкающие  серебряные
звезды и заскользили вдоль книжных шкафов на уровне Ленкиной головы, если бы
она  сейчас не пряталась под  столом,  а стояла в  полный  рост. За звездами
следовали две высоченные фигуры.
     Первую, ту, что двигалась вдоль левой стены, Лена узнала сразу. Это был
тот  самый печальный трубач, чей портрет в окне она чуть не раскокала  своей
головой  при  прибытии в замок.  Он шел,  грустно  уставившись перед  собой,
понурив голову, а  длинная труба, сжатая опущенной рукой,  едва  не  скребла
каменные плиты пола.
     Второй походил на противоположный портрет. И не походил.
     Одежда  его  казалась  темной даже в  свете  серебряной звезды.  Голова
беспокойно  дергалась, словно незнакомец  пробовал  уследить за мечущейся по
залу  мухой. Лена испугалась, как бы противная муха не умудрилась  забраться
под стол, и даже хотела  зажмуриться, но побоялась.  Почему-то  ей казалось,
что стоит только  закрыть глаза,  как высоченный незнакомец тут же обнаружит
ее и шагнет из-за колонн навстречу.
     Это оказался не  Ленин замок. Чужой. Совершенно чужой.  И Лене хотелось
немедленно покинуть его, но она боялась даже пошевелиться, не то что вертеть
палочкой. А фигуры двигались дальше и дальше. И холодные звезды то сверкали,
то снова исчезали за колоннами, обвитыми каменными растениями.
     Снова  раздался скрип теперь уже  в других углах. Это открывались новые
двери, чтобы звезды могли уплыть из зала в неведомое и невидимое. А вслед за
ними ушли бы и сумрачные фигуры.
     Трубач  так и  не обернулся в Ленину сторону, а вот второй чуть замер и
вонзил свой  взор прямо  под стол. Лена  испуганно сжалась, но не утерпела и
взглянула навстречу. Глаза незнакомца  сверкали, словно  язычки  серебряного
пламени. Но  уже в следующую секунду Лена поняла, что  ошиблась, что приняла
за  серебряные  глаза отблески блеснувшие  на стеклах  больших непроницаемых
очков.  Незнакомец  продолжил  свой  путь.  Может  Лене  показалось, что  он
остановился.  Может,  ей показалось,  что  он чуть-чуть улыбнулся  и  что-то
выронил из складок своего темного плаща.
     Двери со скрипом захлопнулись, язычки свечей  одновременно  моргнули  и
снова  загорелись ярким ровным светом. Лена постепенно  успокоилась. Хозяева
ушли. И  замок  снова  стал  как  бы ее. Но больше всего  ей сейчас хотелось
посмотреть  на вещичку,  оброненную таинственным  незнакомцем. Потому  что и
вещичка  должна быть  удивительной, ведь такие невероятные существа не могут
носить  простых, обыкновеных  вещей. Лена в  три  прыжка  вернулась к шкафу,
подхватила свой подсвечник и побежала  в темный  противоположный угол  зала.
Больше всего она боялась, что таинственная вещичка всего лишь показалась ей.
     Но  нет! Огонь свечи осветил новую  плиту  на которой валялся маленький
черный квадратик. Лена  немедленно  подхватила  его, словно боялась, что тот
растает,  как кусочек  черного  льда. Квадратик оказался мягким на ощупь. От
него пахло маминой кожаной курткой.
     И  тут  свечи начали  угасать,  словно  прощаясь  с  Леной. Так  гаснут
лампочки в кинотеатре, куда Лена прошлой осенью ходила с мамой на "Титаник".
Огоньки  свечей  уже превратились в  крохотные,  почти  неразличимые во тьме
искорки. Свеча в чаше,  сжимаемой пастью  дракона, пока  держалась,  но тоже
начала слабеть. Голубая  Луна  в  проеме  окна  давно  исчезла и сейчас рама
обрамляла кусок непроглядно-черного неба.
     Пора было возвращаться в привычный  мир. Туда,  где есть мягкое кресло,
недочитанный  "Хоббит", вернувшаяся из гостей мама. А во дворе запрятанный в
ветках  штаб, где  сидят помирившиеся Венька и  Колька.  Не  дожидаясь, пока
наступит кромешная тьма,  Лена достала палочку и завертела ее пальцами левой
руки. Пальцы правой сжимали необычную находку.
     Лена  представила кресло, зажженую лампу, шкаф, диван, стул, на котором
начала разбирать каждую ниточку обшивки сиденья. Палочка вращалась быстрее и
быстрее. Лена еще придет  сюда и заберет забытую книгу с отогнутым  уголком.
Но сейчас замок потух, а картинка Лениной квартиры вырисовывалась все ярче и
ярче. Наконец,  Лена не выдержала и приоткрыла  глаза узенькими  щелочками в
полной готовности захлопнуть их обратно.
     Но  не  понадобилось.  Она  снова  сидела  в  кресле.  Невдалеке  стоял
письменный  стол,  у  которого  примостился  стул  со  знакомой  потрепанной
обшивкой.  Тишина сменилась гомоном мальчишек  за  окном и ревом  мотоцикла,
выписывающего по двору новые  и  новые круги. Наступил  вечер.  Мама вот-вот
могла вернуться, а комната оставалась такой же неприбранной, как и утром.
     Интересно,  а  могла  ли  палочка  прибрать  квартиру.  Лена  неутомимо
закрутила ее в руках, но представить блестящую от чистоты и порядка квартиру
не сумела. Перед глазами всплывали картины загадочного замка.
     Лена вздохнула. Уборку придется делать  своими силами.  Но сначала  она
рассмотрит находку.
     Пальцы  развернули кожаный квадратик и обнаружили в  его глубинах пачку
белой бумаги, сшитую у основания. Обыкновенная записная книжка! Да к тому же
совершенно пустая.
     Стоп! А что это  мелькнуло? Лена пролистнула  несколько страниц назад и
уставилась на корявую надпись.
     Ее сделал будто бы пятилетка, уже выучивший буквы, но не умеющий писать
их красиво,  как положено ученику начальной школы. Но смысл надписи был ясен
и прост.
     "Венька - предатель!"
     Корявые буквы смазались  и растворились. Перед глазами у Лены находился
совершенно  чистый  лист.  Но  надпись прочно  отпечаталась  где-то  внутри.
Отпечаталась,  словно на белом листе. В мире, даже не сказочном,  продолжали
твориться удивительные события.
Глава 21,
     в которой к Вене привязывается вампир
     Веня  сидел в штабе и ему было одиноко.  На  дворе  воскресенье,  а все
равно грустно, хоть ты  плачь.  Нет, плакать Веня конечно не собирался, зато
он собирался обидеться на весь белый свет за такой одинокий выходной.
     С  Колькой он так и не помирился. И не  будет  он с ним мириться,  даже
если сейчас ветки раздвинутся и  в проем засунется подстриженная к  учебному
году  Колькина  голова.  Но  Колька  пропадал невесть  где.  И  все же  Вене
хотелось, с каждой  минутой хотелось, чтобы Колька пришел. Пусть  даже он не
вернет  Вене волшебную  палочку. Ведь и до волшебных  палочек с Колькой было
интересно. Ведь все лето прошло без всяких волшебных палочек. Неужели теперь
все будет  иначе? Неужели Колька загордился и забросил  штаб. Да нет, Колька
не  мог  так поступить, потому  что  штаб  придумал именно  он.  Ну может он
все-таки  придет.  И  ничего  не скажет про  палочки. И Веня  ему ничего  не
скажет. И все пойдет как прежде.
     Ленка тоже не  пришла.  Конечно, Вене не трудно было зайти  за ней,  но
тогда  любой мог с полным правом раззвонить по всей школе, что Венька  начал
бегать  за девчонками. Да  еще и за  малолетками  впридачу. Нет, такой славы
Веня  не желал. Он желал,  чтобы  Ленка самостоятельно догадалась о том, что
Веня  скучает  в  штабе в  полном и беспросветном  одиночестве. Но  Ленка не
выходила. Никуда не выходила, даже в магазин.
     Со  своим прежним другом Женькой  Самохваловым  Веня на днях рассорился
окончательно. Вернее, не рассорился, а так. У Женьки появился толстый альбом
для марок и неисчислимое множество этих бумажных  наклеечек со всего мира. И
теперь, если  Веня  заходил к  Женьке, тот с  неудовольствием  отрывался  от
бесконечного  созерцания своей коллекции  и смотрел на Веню тоскливо-тяжелым
взглядом, словно не  мог  дождаться, когда нежданный  гость  оставит  его  в
одиночестве, чтобы  вновь погрузиться в  изучение очередной страницы. И Веня
уходил, унося в памяти зубчатые края марок, напоминающие зубчики на элеронах
и рулях высоты почти забытого "Гаккеля-IX".
     И в отсутствие Коли, Ленки и прежних приятелей не хотелось Вене ничего.
Даже рисовать не хотелось, хотя  тетрадь, как всегда, была у него под рукой.
Самолеты  не лезли в  голову. А  лезли совершенно  иные,  посторонние мысли.
Грустные и бесполезные. И воскресенье радовало только тем, что сегодня школа
побоку,  но  одновременно  и огорчало, потому что  туда  придется  идти  уже
завтра. Значит, опять  вставать спозаранку  и  тащиться по  темным  улицам к
школе, дверь которой то и  дело открывается и  проглатывает очередную порцию
учеников. А  до  того славного времечка, когда дверь  возжелает  выплевывать
своих  жертв обратно,  еще  надо  дожить,  поскольку не выучена у  Веньки ни
история, ни география.  Такая тоска, что даже помыслить нельзя  о том, чтобы
раскрыть учебник. Если  бы у Вени  была  волшебная палочка, то он немедленно
вознаградил бы себя шоколадкой для поднятия боевого духа. Но палочку зажилил
Коля. Зажилил не одну, а целых восемь!  И теперь  дома сидит, не появляется.
Географию  учит.  Значит,  не  только  жмот,  но и зубрила.  И Ленка  тоже -
зубрила!
     Эх, да если б знать, что палочку заберут! Веня успел бы подготовиться к
неприятностям. Он  соорудил бы овощную яму рядом с отцовской. Но не компоты,
не помидоры, да огурцы в банках заполняли бы ее полки. Не картошка в серых и
грязных мешках  валялась бы на полу.  Нет, в Вениной яме на полках стояли бы
упаковки "Марса", "Сникерса" и "Натса".  А "Баунти" не стояло бы, потому что
"Баунти"  Веня  не любил.  А на  полу  красовалась бы  эскадрилья  собранных
моделей.  А  еще  в яме  требовался столик,  на котором  Веня собирал  бы по
выходным  и  после школы  очередную модельку. Тогда  Вене  и штаб был бы  не
нужен.  Впрочем,  без  Ленки и Кольки  штаб  Вене  не  нужен  и  при  полном
отсутствии овощной ямы, заваленной шоколадными батончиками.
     Самолет не получался. Не было голубоватой ручки, чтобы оттенить фюзеляж
так, как нарисовался  он в Вениных мечтах. И обозлился  Веня на  Кольку.  Да
если бы не отобрал  Колька палочку, загадал бы сейчас Веня голубоватую ручку
и  нарисовал бы ТАКУЮ картину. Конечно,  ручку можно  выпросить у Димки. Тем
более, что все равно  надо возвращать  ему алую ручку. Но если бы не Колька,
был бы  сейчас у Вени полный набор разноцветных  ручек и без  всякого Димки.
Нет в жизни  справедливости!  А  вместе с  обидой  на Кольку  пришла к  Вене
великая тоска.
     И тогда от  глубокой тоски перевернул Веня свою тетрадь другой стороной
и открыл  там,  где он  черкался, когда ничего путнего  в голову не лезло. И
несколькими   взмахами  обычной  шариковой  ручки  нарисовал  голову  злобно
оскаленного  вампира. Он старательно закрасил темный провал рта, чтобы клыки
на его  фоне  выделялись особенно  ярко. Оттенил  глаза, от чего  они  стали
смотреть весьма  мрачно. Изменил прическу. Присмотрелся.  Изменил еще раз  и
принялся усердно раскрашивать получившуюся шевелюру.
     Окончив  работу, он придирчиво  осмотрел ее со  всех сторон. Получилось
просто  великолепно.  Оставалось только  подумать, что с ней  теперь делать.
Можно просто оставить ее на этой странице, чтобы,  быть может,  похвастаться
потом Ленке. Но можно было оконтурить портрет  и выменять на пять жвачек или
даже  "Нестлюшку" с орехами и  виноградом. В мае  он нарисовал на тетрадке у
Севы  шикарного  волка на фоне полной  Луны  и  получил  за  это  английскую
точилку-самолет,  отобранную у какого-то неизвестного  первоклашки,  которая
Севе уже надоела.  А уж сколько было написано "U. S. ARMY" и не перечесть. И
на партах, и в тетрадях, и на обложках дневников, и на руках одноклассников.
После физкультуры многие подходили к Вене и просили написать "U. S. ARMY" на
фоне  американского флага.  Венина ручка  вовсю  гуляла  по  скользкой  коже
предплечий, а сам он чувствовал свою нужность и полезность. Затем обладатели
восторженно рассматривали получившийся рисунок в зеркало  и, убедившись, что
он ничем не отличается от самой настоящей татуировки, убегали хвастаться.
     Взамен  Вене  доставались  почет  и  уважение.  Зайдет  Веня  в  буфет,
пристроится   в   конец   очереди,   так   обязательно   сыщется   горластый
старшеклассник,  орущий:  "Э,  мелкота! Ну-ка в  сторону!  Художник пришел!"
Сильные  руки подхватят Веню и пропихнут его  вперед всех. А  теперь и вовсе
стараться  бы  не пришлось. Представит  Веня  картинку  в  голове,  крутанет
палочку, а рисунок уже на нужном  месте. Хоть на предплечье, хоть в тетради,
хоть у учительницы  на лбу. Но нет у Вени волшебной палочки. Забрал ее Коля.
И Венины мысли вернулись к вампиру.
     Да  за  такого  великолепного  вампирчика можно  содрать  и  два  литра
"Пепси". Надо только  подумать,  кому бы срочно понадобился такой вампирчик.
Понадобился бы так, чтобы  не жалко  за  него  отдать  двухлитровку.  Ну,  в
крайнем случае 1,25.
     Но подумал Веня не  об  этом.  В голову  закралась довольно  неприятная
мыслишка.  "А бывают ли  вампиры на  самом деле?" -  подумал  Веня.  И  ужас
продрал его от макушки до пяток.
     Еще несколько дней назад рассмеялся бы Веня над  такой мыслишкой. Но не
сейчас.  Сейчас  Веня определенно  знал, что живут  на белом свете и золотые
гномы,  и  крысомуммии,  и  злобный хозяин Темных  Стекол. И если  уж  такой
могущественный монстрюга спокойно  является к Вене  по ночам,  то  почему не
может зацапать Веню какой-нибудь обыкновенный вампир.
     Кто такие вампиры, Веня точно  не знал. Отец гнал  его взашей, когда по
телевизору показывали ужасы. Кассеты с  вампирскими фильмами многочисленными
рядами стояли на полках у старшего брата, но Венин взор неизменно притягивал
компьютер. Поэтому и не смотрел Веня кассеты,  когда приглашали его к брату.
Некогда. Ведь брат приглашал нечасто.
     Веня был  твердо уверен только в одном - лицо у вампира белое, словно у
циркового артиста, а на губах постоянно  кровь. Может  он  жрет  людей? Вене
стало  неприятно  и он  на  всякий  случай  прикрыл  тетрадь. Пожалуй,  надо
оконтурить рисунок  и менять  его как можно  скорее пусть  даже на  поллитра
"Пепси".  Вене  и  поллитра хватит. "За глаза хватит",  как говорил  Венькин
отец. Веня еще ни разу не пробовал заливать "Пепси" за глаза. Ему было жалко
переводить  столь  замечательный  напиток.  Но  мысли  крутились  не  вокруг
"Пепси". Мысли неуклонно возвращались к вампиру.
     Темное  Солнце  катилось  по  верхам крыш.  Последние лучи  пробивались
сквозь листву и  распластывались по  штабу кровавыми пятнами.  Страх  заполз
Вене  в душу. Не  тонкий  и безысходный, когда ночью к  нему приходил хозяин
Темных  Стекол.  А липкий  и тягучий.  Обволакивающий страх. Страх, глушащий
умные мысли.
     Нет, больше не  мог  оставаться  Веня  в одиночестве.  Еще мгновение  и
протянутся из листьев  длинные руки в черных рукавах с выглядывающими из под
них манжетами. Уцепятся тонкие пальцы за Венины плечи и поволокут  его прямо
в раззявленную вампирскую  пасть, где сверкают два длиннющих клыка, жаждущих
разорвать Веню  на  несобираемые  клочки.  Веня  встал,  выгнулся как  лодка
амфибии Ш-2, потянулся и спрыгнул сквозь листья и ветки к спасительной улице
с хоть и редкими, но прохожими.
     На беду прохожих на улице не оказалось. Зато вампир был тут как тут. Он
стоял  привалившись  к  гаражу.  Лицо  его  в  тени  выглядело  не белым,  а
мертво-синим. Из уголка губ к подбородку тянулась тоненькая полоска крови.
     Венины ноги подкосились и он едва не упал.  Только  невероятным усилием
ему удалось сдвинуть их с места, сделать шаг, а затем еще один. О том, чтобы
сбежать, не могло быть и речи. Медленно Веня выбирался к  своему подъезду на
невероятно мягких ногах. Один  раз он обернулся. Вампир не  отстал.  Он тоже
притормозил, открыл  свою пасть, словно  предлагая Вене прыгнуть туда, чтобы
проверить, не сон ли это,  а затем хищно улыбнулся. Два клыка так и выпирали
из страшной пасти. Вампир облизнулся и спрятал клыки.
     Веня  с  тоской задумался о своей жизни. По  ночам  он трясся от ужаса,
ожидая  появления страшного  хозяина  Темных  Стекол.  До  сей  минуты  днем
существовал некий,  уже устоявшийся  порядок.  Сначала Веня боялся, что Коля
узнает о предательстве, но потом успокоился. Может и в самом деле приснилось
ему предательство. Так Вене казалось днем. Ночью он отворачивался от красных
глаз крысомуммий и забивался лицом в угол между сиденьем и стенкой кресла.
     А теперь, выходит, и днем Вене никуда  не спрятаться. Ну почему Веня не
подумал о сказочной  фее?  Почему не ее нарисовал в тетради? Фею в воздушном
платье  с волшебной палочкой  в руках. Палочка! Веню  спасла бы палочка!  Но
ведь не даст ее Колька-жмот. Ни за что не даст. Он и так обозлился на Ленку,
а  тут еще Веня  придет.  В вампира  Колька,  конечно,  не  поверит. Это  не
Колькин, это его собственный вампир.  И страдать от вампира будет только сам
Веня.
     Когда Веня приоткрыл  дверь в подъезд, то осмелился оглянуться еще раз.
Вампир прощально  махнул рукой и  вдруг  побежал  по отвесной стене,  словно
человек-паук, но на одних  ногах. Веня понял:  теперь вампир  будет  жить на
чердаке  и ждать его. Когда-нибудь  он проголодается и  съест Веню. В  снах,
если не получалось броситься в  пасть, оставался какой-то  крошечный шанс  -
сбежать. В реальной жизни побег был невозможен.
Глава 22,
     в  которой  происходит  вторая  встреча с хозяином, а палочки оставляют
своего незадачливого владельца
     Хозяин Темных Стекол ждал Колю за школьной  оградой. Школьники веселыми
стайками пробегали мимо и не обращали на фигуру в сером плаще  ни  малейшего
внимания,  словно  так и  положено. Впрочем, вряд  ли такое невнимание можно
счесть чем-то  удивительным,  время  удивлений прошло.  Экзотический  прикид
вызовет  только  завистливый   взгляд,  который  немедленно  перекинется  на
что-нибудь   еще   более   экстравагантное  с   люминесцентными  врезочками,
составляющими  названия  известных  фирм.  А  рост?  Да  что  рост?!  Сейчас
школьники уже не засматриваются на высоченных мужчин и не называют их Дядями
Степами,  а субъекта в темных очках  даже  детсадовцы не посчитают за агента
империалистической разведки. Вот  если  бы  перед  ними вдруг очутился негр,
тогда еще можно остановиться, да поразмышлять  пять секунд на тему, а не тот
ли это американец, что приехал играть за городскую баскетбольную команду. Но
даже  и в этом случае темнокожий  субъект вряд ли удостоился бы пристального
внимания.
     А  хозяин Темных Стекол не был негром. И  поэтому  все просто пробегали
мимо.  Или проходили.  Коля  тоже хотел  пройти  мимо,  но не успел.  Хозяин
отделился от ограды и заступил дорогу перед Колей.
     Мальчик  замер, поняв, что не заметить  не получится. Он застыл, задрав
голову кверху и в первый раз пожалел, что с ним нет Веньки.
     Да, это был первый школьный  день, когда  Коля ни на  одной перемене не
отправился  на Венькины  поиски.  Он  хотел было  разыскать  Ленку,  но тоже
передумал. Вряд ли Ленка притащила  бы гнома в школу. "Придется зайти  к ней
после уроков, - думал Коля на истории, - и гнома  своего рек-ви-зи-ро-вать."
Это  словечко нравилось Коле.  Оно звонко перекатывалось  по языку  и  легко
дробилось на отдельные слога. Славное слово, полезное.
     Но  к  Ленке зайти Коле не пришлось. Теперь  он стоял и,  задрав голову
кверху, смотрел  на  бледное лицо.  Хозяин на короткую секунду снял  очки  и
проткнул  Колю серебряным взглядом.  Все перевернулось в душе у Коли. О  чем
пойдет разговор? О гноме? Или уже о принцессах? А ведь принцессы  продолжали
томиться в тайничке.  А может настырный Венька уже вытащил их и теперь водит
тончайшими стерженьками по шершавой  коре безвозвратно губя изящество тонких
линий! Но по лицу  хозяина невозможно  прочитать, о чем предстоит  разговор.
Серебряные глаза надежно защищали себя Темными Стеклами.
     -  Подумал о  мире, мальчик Коля?  -  голос хозяина  был  холодным,  но
миролюбивым.
     - Подумал, - согласился Коля.
     И наврал. Потому что не  думал  он ни о каком мире. Он даже  о летающей
тарелке не думал. Некогда было думать, столько проблем  на голову свалилось.
Когда у человека слишком много проблем, то думается почему-то  о них, а не о
сказочно прекрасных мирах. Не дают проблемы думать Коле.
     По  виду  хозяина  невозможно понять и того, догадался  ли он о Колином
вранье.
     - Когда уходим? - спросил он.
     - Куда?
     -  В ссчастливую сстрану, -  хозяин улыбнулся своей странной мгновенной
улыбкой.
     Коля похолодел. Не думает же этот фрукт, что  Коля вот так просто уйдет
с  ним,  оставив  папу  и  маму. Приедет  к  ним дядя  Вова с  тетей  Светой
рассядутся за столом, да  спросят: "Ну, как Колян-то, растет? С останкинскую
телебашню  еще не вырос?"  Останкинская телебашня в  Москве,  про это Ванька
рассказывал.  Он  еще  говорил,  что  там,  на  самой верхотуре,  расположен
ресторан под  названием "Седьмое небо". Врал, конечно. Любому первокласснику
известно, что на телевышках ресторанов не бывает. Телевышки, они для работы,
а  рестораны -  для  отдыха. Построй  там ресторан,  так  все  телевизионные
дикторши  туда сбегут  и некому будет всякие программы  вести.  Но суть не в
ресторане. Суть в том, что папе  нечего будет  ответить на дядивовин вопрос.
Потому что не будет  знать папа ни вырос ли Коля, ни выучился ли, ни жив  ли
вообще. А мама что скажет?
     Но ведь есть у хозяина забывательная магия. И забудет  про Колю и папа,
и мама, и дядя  Вова с тетей Светой. А это почему-то не нравилось  Коле. Ое,
конечно, понимал, что шутит дядя Вова, и никогда он, Коля, не вырастет не то
что с останкинскую телебашню,  а даже с пятиэтажку не вырастет. Но почему-то
приятно было Коле, что помнил про него дядя Вова. Хоть  редко,  да помнил. А
если уйдет  Коля  из  этого мира, то получится, словно не жил он тут совсем.
Словно его не было с самого начала. Значит, есть какой-то смысл в том, чтобы
тебя помнили или хотя бы вспоминали.
     Хозяин   Темных  Стекол  ждал.  Очки  поблескивали.   Не  по-солнечному
поблескивали, потому что солнце впивалось по-летнему жаркими лучами  в спину
хозяина. Поблескивали по-серебряному.  И глядя на эти мимолетные  проблески,
мерз Коля  отчего-то. А особенно мерз  у  него язык, который  никак не желал
говорить ждущему хозяину слова отказа.
     И пока не замерз Коля окончательно, как неповоротливый язык, замотал он
головой. Размашисто и понятно.
     - Ладно,  - кивнул хозяин. -  Думай еще. Ззамок пока не посстроен.  Как
только  досстроится  ззамок, уйду  я от васс.  Так что время у тебя, мальчик
Коля, имеетсся.  Немного, но ессть.  К  тому  же ссюда направляютсся те, кто
помогут тебе думать. Хорошо помогут, и в правильном направлении.
     Хозяин  шагнул вбок и за  Колю. Колю на секунду ослепило  солнце  и  он
отвернулся.  За  ним уже никого не  было,  кроме  задумчивого втроклассника,
жующего булку.  Хозяин  исчез,  никого не  удивляя ни появлением  своим,  ни
отбытием.
     Коля  повернулся  обратно  и  обнаружил перед собой  Пашку  и  Владяна,
смотрящих на него насмешливыми и изучающими взорами.
     Настроение у Коли потрескалось и осыпалось никому не нужными осколками.
А он-то решил, что у него сегодня неплохой день.
     - Слышь, Наркота, - обратился к нему Пашка, - дай пятерик до завтра. Не
боись, только взаймы.
     Коля не собирался расставаться с деньгами. Ему было без разницы: взаймы
или  навсегда.   Если  его  деньги  оказывались  у  Владяна  или  Пашки,  то
бессмысленно надеяться получить их назад.
     - Нету, - хмуро соврал он.
     - Врет? - спросил Пашка у Владяна.
     - Врет, - презрительно ответил Владян.
     - Щас проверим, - трудолюбиво сказал Пашка. - Ну-ка, сюда иди.
     С безмерной печалью на сердце Коля подошел. Владян потными от  жадности
руками хлопнул его по карманам пиджака.
     "Палочки!!!"  - пронеслось  в  голове  у  Коли.  Но поздно!  Владян уже
выхватил пенал из кармана.
     - Гремит, - радостно сообщил он. - А чего гремит?
     Он раскрыл пенал и высыпал на ладонь все восемь палочек.
     - Отдай, - хмуро протянул руку Коля.
     Владян  мгновенно   отпрыгнул  и,  увидев,  что  ничего   страшного  не
случилось, больно врезал пеналом по Колькиным  пальцам. Пальцы  дернулись от
боли. Владян с Пашкой заулыбались.
     - Палочки, - показал Владян добычу Пашке.
     - Р-мое,  - сердито  произнес  Пашка. -  Тебя  чего, Наркота,  в первом
классе считать не научили?
     - Научили, - понурив голову ответил Коля.
     Ему ясно представлялась картинка, где Владян  возвращает ему  палочки и
уходит с Пашкой. Пусть даже больно пнув Кольку. Пусть даже два раза пнув.
     - Так чего же ты их сейчас таскаешь, - Владян не спешил  расставаться с
неправедно нажитым добром. Что-то уж часто стали встречаться эти палочки. Не
к добру это. Для Наркоты, конечно, не к добру.
     Коля молчал.
     -  Отвечай,  -  больно  пнул  Владян  Колину  щиколотку  и  стало   ему
удивительно хорошо. Теперь он даже знал, что сказать дальше.
     - Так просто, - выдавил из себя Коля.
     - Тебе так просто, а  нам не так, - Владян пнул по второй щиколотке.  -
Ты прикинь,  Наркота,  приедет  в школу большая шишка, а у шестиклассника  в
кармане счетные палочки. Позор на весь класс. Да что  на класс! На всю школу
позор! Ты, Наркота, любишь школу?
     Коля промолчал. Это был заведомо проигрышный вопрос. На  любой  вариант
ответа Владян поставил бы Колю в виноватое положение. Потому что школу могут
любить только дураки,  и  на это Владян непременно указал  бы. А потом они с
Пашкой  заставили  бы Колю умнеть.  Быстро так, доходчиво. И  ответить "нет"
было тоже нельзя. Потому что сейчас Владяну выгодно, чтобы любил Коля школу.
Любил всей своей шестиклассничьей душой.
     - Любишь? -  настала  очередь левой щиколотки. Досталось по косточке, и
Коля скривился от боли.
     - Чего как Луна сморщился? - сердито спросил Пашка. - Отвечай.
     - Люблю, - выдавил Коля. Из двух зол приходится выбирать меньшее.
     - Так не позорь  школу! - правая щиколотка терпеливо  дожидалась удара,
но  Владян вдарил под  дых.  И Коля согнулся,  тяжело  хватая  воздух. Пашке
начинало  надоедать. Одно  дело  гонять  Наркоту на  уроках,  когда заняться
больше нечем. И совсем другое терять на него  свое свободное время. Пашка по
натуре был не злой, но уж слишком его раздражали такие слюнявые мальчики. По
жизни их следовало бить. И Пашка бил их, как следует.
     -  Дай  сюда! - он  забрал  у Владяна  оранжевую палочку  и  с  треском
переломил ее.
     -  НЕ-Е-Е-ЕТ! - заорал Коля, видя, как ушла из жизни еще  одна палочка.
Он бросился головой на Владяна, но тот  не наступал два раза на одни и те же
грабли.  Он  отскочил,  и  Коля,  пробив  головой  воздух,  распластался  по
асфальту.
     Он  поднялся  и посмотрел на  грозную парочку.  Запал  кончился и  Коля
совершенно не знал, что  теперь  делать.  Палочки были во вражеских руках  и
одна из них уже погибла. Пашке  ничего  не  стоит сломать их все.  Но скорее
всего это сделает  Владян. Просто так,  из  вредности.  Никто  не мог спасти
Колины  палочки. Весь мир отвернулся от Коли, а все человечество сократилось
до двух злобных врагов.
     - Отдайте,  - сказал он и почувствовал, как в голос закралась противная
плаксивая нотка.
     Владян  тоже почувствовал эту нотку и по  его лицу  зазмеилась победная
уверенная улыбка. Теперь он твердо знал, что может вытворять с Наркотой все,
что  только душе  угодно.  Жить было не просто хорошо,  жить было невыразимо
интересно и замечательно. Вокруг шумел  огромный  мир и в  нем  имелось куча
интереснейших вещей. Таких вот, как эти палочки.
     - Отдам, - кивнул Владян. - Если объяснишь, зачем они тебе.
     Робкая надежда проснулась в Колиной душе. Если  они узнают, что палочки
волшебные, то не сломают их, это уж точно.  Нельзя ломать волшебные палочки.
И тогда они вернут их  Коле.  И  даже если они заберут одну из  них себе, то
ничего страшного. У Коли-то их будет семь! Вернее, уже шесть.
     - Ну, - прикрикнул заскучавший Пашка. Было жарко и ему хотелось пива. А
для пива предстояло еще наскрести денег. Но они теряли минуту за минутой.
     - Палочки волшебные, - давясь, произнес Коля.
     - О! Хы-хы-хы-хы, - заперхал Владян. - Наркота-то у нас в детство впал.
     - Нет, - мрачно произнес Пашка. - Он еще оттуда и не выбирался.
     С этими  словами  он забрал у  Владяна  все  палочки и начал быстренько
прикидывать: то  ли  забросить  их  в  заросли  шиповника, то  ли  сломать и
окончательно покончить со всей этой проблемой.
     И  тут  Колю  прорвало.  Захлебываясь  от  нахлынувших  слез,  он начал
выкладывать  историю  час  за  часом,  случай  за  случаем.  Он  уже  не мог
сдерживаться. Он был готов  на все, что угодно, только  бы безжалостные руки
не сломали еще оставшиеся в живых палочки.
     - Гонишь, - презрительно сказал Пашка, но палочки не сломал.
     - Дай ему одну, пусть покажет, - предложил Владян.
     - Все дайте, все, - умолял Коля, еще надеясь, - вдруг одной  не хватит.
Чем больше, тем лучше получается!
     Если бы они дали ему все палочки, то крутанул бы Коля свое волшебство и
очутился  бы  за  тридевять  земель.  Или  хотя  бы  у  дверей  центрального
универмага.
     - Одной хватит, - распорядился Пашка и  выделил  для эксперимента белую
палочку.
     Коля нервно сжал  ее в  руках. Нет, одна палочка не  спасет  Колю.  Ему
нужны  все.  А чтобы ему  их  вернули,  Коле  непременно надо  доказать свою
правоту.
     Пальцы  привычно крутанули палочку и  в  Колиных  руках оказался  "Опал
Фрут". Апельсиновый. В прохладной упаковке. Прибывший из другого  спокойного
мира, где  мама  и Коля без всякой опаски  могут гулять  по тенистым  летним
улицам.
     - О, о! - высказался Владян на  американский манер. - А  ну-ка, дай и я
попробую.
     Он забрал  палочку  из рук Коли и  тоже крутанул ее в  руках. Ничего не
произошло.
     - Ну ты, фокусник гребанный, - разозлился Владян.
     Правая щиколотка дождалась своей очереди.
     - Надо представлять, представлять, - испуганно объяснял Коля. Теперь он
больше  всего  хотел, чтобы  у  Владяна получилось. Он  не хотел  делиться с
Владяном  кусочком своего  мира с переулками  и морозилками.  Он представлял
яблоко,  наблюдая,  как  Владян вертит  в  руках  палочку. Большое,  красное
яблоко. Такое, как хотел когда-то Алька  из Гайдаровской "Военной Тайны". Но
в руках у Владяна появилась красно-белая пачка "Мальборо".
     - А ты, Наркота, молодец, - внезапно заулыбался Пашка по-доброму и даже
поощрительно хлопнул Колю  по плечу. - Мы-то думали, что нам даже на пиво не
хватит.
     И они ушли. Коля  не стал задавать идиотский вопрос про палочки, потому
что и последнему дураку ясно, что палочки к нему не вернутся. Ни одна.
     В  руке пламенела  пачка  мороженого.  Кусочек  другого  мира,  который
остался за  спиной  у Кольки  далеко-далеко.  Мир,  в который вернуться  уже
невозможно.
     Коля  побрел  вдоль  школьной  изгороди.  Сказка кончилась. Вернее,  ее
отобрали. Как  красивый  грузовик из детства,  который,  вернувшись  сейчас,
продолжал оставаться чужим и ненужным. Как пачка "Опал Фрутс".
     Нельзя было ее есть.  Невозможно. И Коля осторожно, повертев головой по
сторонам, положил  ее на цементный пьедестал ограды. Выкинуть ее в урну, как
это подобает  культурному  человеку,  Коля не смог. Несправедливо  кидать  в
мусор кусочек счастливого мира.
     У поворота Коле повстречался хозяин Темных Стекол.
     -  Ну  что, мальчик Коля,  - чуть слышно прошептал он. - Палочки... Где
теперь те палочки. Ты сснова ссамый обычный мальчик. Далеко не ссильный и не
храбрый. Мир ждет тебя, мальчик Коля. Ззамок еще не досстроен.
     Но когда Коля поднял голову вверх,  то на месте  хозяина  Темных Стекол
оказался всего лишь  столб для электрических проводов. Самый обычный столб с
двумя неровными пятнами гудрона,  размазанными по  деревянной поверхности  в
незапамятные времена.
Глава 23,
     в которой Веня думает о несовместимых вещах
     Вене не хотелось ни домой, ни  в штаб.  Дома припашут на хозработы, а в
пустом штабе тоже не очень-то развлечешься. Перестали ходить в штаб Колька с
Ленкой. Пробежали меж ними волшебные палочки. И особенно  последняя, та, что
осталась у Лены. Странный человек Коля.  Разве мало ему восьми палочек? Нет,
подавай  все  до единой. А вот  Вене хватало одной. И  Ленке  тоже. Но  Веня
вернул палочку истинному владельцу, а она не захотела.  Почему? И штаб сразу
стал  никому  не  нужен.  Веня еще изредка вспоминал  счастливые деньки,  но
постепенно новые события затеняли старые встречи.
     Чего же тогда хотелось Вене? Хотелось вдоволь пошататься по улицам. Тем
более,  он заслужил.  Из наспех выученной перед уроком  географии получилась
твердая  четверка.  Пусть  даже  все  параграфы  теперь напрочь вылетели  из
головы,  но четверочка, вот она, никуда  из  дневника  не  денется. Хотелось
срочно  поделиться  своей  радостью.  Или   сделать  для  кого-нибудь   хоть
что-нибудь хорошее.
     Веня  даже бабушку через дорогу не отказался бы  перевести. Но ни одной
бабушки,  терпеливо стоящей перед дорогой, не наблюдалось.  Перевелись нынче
те  бабушки,  к  которым  весело  поскакивали  пионеры  из  старых  фильмов,
подхватывали за руки и, ни  о  чем  не  спрашивая, переводили через  дорогу,
независимо от того, хотела бабушка оказаться на той стороне или нет. Жили те
бабушки  в  странном  черно-белом  мире  с  широкими  улицами,  улыбающимися
милиционерами  и непонятным  транспортом.  Вроде  трамвай  едет,  но  это  ж
ухохочешься, какой трамвай. Да и машины тоже. Сейчас-то все понятно. Это вот
"Ниссан",  это "Опель-Кадет", а  вон  "Мерс"  проскользнул. По молодости лет
Веня путал "Мерс" и "Мессер", но потом вырос.
     Машины, что самолеты, только им не дано оторваться от земли.
     Союзные автомобили Веня тоже различал без труда.  Вон  катит старенький
первый  "Жигуль",  рядом "Запор". Лихо  развернулось  восьмое  "Зубило",  за
которым  сразу  же  пристроилось  девятое.  Снова мелькнул "Жигуль",  только
носящий ласковое  прозвище  "Шаха",  за  ним  "Сапог"  и  "Выкидыш  Камаза".
Последнее   название   принадлежало   маленькой  "Оке"   и  Веня   частенько
представлял,  как  бедный  автомобиль  выкидывается с  Камазовского прицепа,
перевозящего новые машины без номеров по скоростной трассе. Наверное, ему не
хватало веса удерживаться на прицепе. Но несмотря на странное прозвище "Ока"
была реальностью в отличие от тех  больших  и удивительных машин, ездящих по
блестящим  от чистоты  улицам. Те  машины казались  ненастоящими,  словно  в
компьютерной игре.  И люди казались ненастоящими. Пионеры  ходили в  рубахах
навыпуск, подпоясанные  ремнями, а на головах у  них  красовались офицерские
фуражки.  А переводимые через дорогу бабушки  тащили продукты не в  фирмовых
кульках, а в смешных веревочных сумках, называемых сетками.
     Веня несказанно удивился, когда в гостях у бабушки полез в дальний шкаф
за  молотком и обнаружил  там такую вот сетку. Он бережно  взял  ее  в руки,
погладил по скользким веревкам и спрятал  обратно. Веня никому не  сказал  о
своей находке, боясь,  что  ему не поверят. Но из-за  этой сетки  ему иногда
казалось,  что тот  черно-белый мир  где-то все же существует  и что пионеры
бывают не только в детских сказках.
     Так  вот,  размышляя  о  бабушках,  пионерах,  а  также  об   личном  и
общественном автотранспорте,  шел  Веня по  улице, пиная мятые пачки из  под
сигарет, и радовался жизни. Пока не наткнулся на вампира.
     Вампир ничего не  сказал.  Он только улыбнулся своей кровавой пастью  и
зашагал  за Веней, словно работа у него была такая.  И несказанно захотелось
Вене  в тот черно-белый  мир, к бабушкам и  пионерам. Потому что в мире, где
есть пионеры, нет места для вампиров.  Несовместимые это  понятия "пионер" и
"вампир".
     И не  радовала Веню  ни  пустая улица, ни пачки сигарет, которые  можно
залихвастки подпинывать, ни четверка  по географии.  Раньше  Веня думал, что
география  и  вампиры  тоже  несовместимы,  так  как в  черно-белых  фильмах
обязательно  стоял  у доски какой-нибудь пионер и  бодро рапортовал о  реках
Сибири, уверенно тыча указкой в положенные места. А оказалось, что география
сама по себе, а вампиры сами по себе.  Идет Веня по городу, тащит в дневнике
четверку по географии, а за ним  как приклеенный следует вампир. И никуда-то
Вене от него не деться.
     А люди не замечали вампира. Люди проходили мимо. Это только в странном,
черно-белом  мире   любой   гражданин  считал   своим  наипервейшим   долгом
остановиться перед опечаленным школьником, присесть  на корточки и спросить:
"Кто тебя  обидел, малыш?"  В  реальном мире по Вениному лицу проскальзывали
равнодушные взгляды.  И только один из них навязчиво буравил затылок. Взгляд
того, кто шел следом.
     С каждой минутой становилось Вене все грустнее. Потому что вампир - это
не та компания, которая требуется для веселой прогулки. Так и утонул бы Веня
в своей печали, если бы не наткнулся на Ленку.
     Ленка  обрадовалась,  заулыбалась. И  Веня  вдруг ясно  ощутил, как это
замечательно, когда тебе радуются. Не за  что-то  конкретное, а просто  так,
потому что попался навстречу. Вене тут же захотелось показать Ленке вампира,
но за спиной бледнолицего не обнаружилось.  То  ли отстал, то  ли  "Ленка" и
"Вампир" все-таки несовместимые понятия в реальной жизни.
     Тогда Веня предъявил ей картинку с острозубым. Вампир в черном плаще на
кровавом  фоне  заката сегодня  восхищал  всех (кроме учителя по труду),  но
самому  Вене  рисунок стал казаться кривоватым и неказистым. Автору портрета
уже не жалко было расставаться со своим творением, просто он  пока  не успел
навести  мосты  на  два  литра  "Пепси",  так  чего  бы  не  показать  Ленке
нарисованного вампира. А о настоящем промолчать. Вампир - не гном. В вампира
Ленка могла и не поверить. Она и в гнома поверила только тогда, когда Колька
предъявил ей золотистого на своей ладони.
Глава 24,
     в которой Коля не знает, верить ли свалившемуся на него счастью
     А  все-таки  удача не забыла  про Колю.  Ну, скажем, не удача,  а некие
сверхъестественные силы, которые непременно желали снабдить Колю  палочками.
Иначе чем объяснить то, что Коля, выдвинув третий ящик  стола, отыскал между
фигурками индейцев и  ковбоев, оставшихся  еще от папы, две белые палочки из
того же набора.
     У  Коли аж  дух захватило. Он бесцельно мял их в руках, не веря  своему
счастью. Ласковые  волны  прокатывались  по Колиной груди.  И  так  хотелось
поделиться  радостью хоть с кем-то  в этом большом и светлом  мире.  На этой
мысли палочки и сделали свой первый оборот.
     Дверь  раскрылась  и на  пороге появилась мама, сверлящая  Колю строгим
взглядом.  С мамой  делиться радостью бесполезно. Не  то, что  мама - плохой
человек,  но ведь  она  не  верила в  палочки. Однако мама  пришла  вовсе не
радоваться вместе с Колей.
     -  Ерундой  занимаешься,  - сказала она  решительно, заметив, что перед
Колей  не  лежат раскрытые  учебники и тетрадки. -  Поэтому вылезай и срочно
беги за капустой.
     "Пускай мне не надо  будет бежать за капустой,  ну  пускай,"  -  шептал
Коля, украдкой вращая палочки.
     -  Да,  -  вдруг  сказала мама. - В  магазин бежать не  надо. На  рынке
капуста получше и подешевле. Будь добр,  съезди-ка до рынка,  сынок, да купи
там заодно килограмм лука.
     Коля мог быть добрым, мог быть злым, все равно его настроение ничего не
меняло. Это только кажется, что  у школьника до  ужаса свободного времени, а
на  деле,  куда ни кинь, везде  лишь уроки,  домашние  задания,  да  скучные
обязанности.
     Об  этом размышлял Коля, направляясь к троллебусной остановке. По  пути
он  заглянул в  овощной  магазин  и  понаблюдал за  капустой.  Отличная  там
продавалась капуста.  Коля даже не  смог  представить  лучше. Следовательно,
ехать   надо,  иначе  мама  зорким   взглядом  мгновенно   отличит  капусту,
скопированную с  магазинской, от  рыночной.  И  палочки не  помогут. Палочки
делают только те вещи, которые можно представить.
     На  остановке  толпился народ.  Коля  крутанул  палочки,  желая вызвать
троллейбус, как  можно быстрее. Ничего не произошло. Коля крутанул  еще раз.
Троллейбус  не появился.  Коля подозрительно осмотрел  волшебное  имущество.
Самые  обыкновенные  палочки. Ничуть  не лучше тех,  что достались  Пашке  и
Владяну.  Может  троллейбус  вызвать сложнее, чем автобус?  Двумя  палочками
получался дефектный автобус,  но автобусов-то  различных куча, а троллейбусы
все на одно лицо. Видимо, не хватает у палочек мощи.
     Коля   задумчиво   повертел   палочками    в   обратном   направленнии.
Далеко-далеко     появился    корпус     троллейбуса,    украшенный    двумя
палочками-рожками. Непонятно, то  ли троллейбус  приехал сам, то ли все-таки
Коле  удалось его  вызвать.  И  Коля  оставил  палочки  в  покое. Бесполезно
ускорять ход общественного транспорта, пользы такое мероприятие не принесет.
     В  троллейбусе  Коля  решил  воспользоваться  бесплатным  проездом.  Он
повертел  палочки  перед носом  женщины в  фиолетовой блузе, и  кондукторша,
смерив  его усталым взором, начала пробираться в  другой  конец салона. Коля
прислонился к прохладному стеклу вспотевшим лбом  и попытался  прилипнуть  к
нему,  чтобы на ухабах  стекло не отклеивалось от кожи и  не  било  Колю  по
возвращении  на  место.  Не  получалось.  И  когда  стекло  особенно  больно
врезалось в  Колин  лоб, так  что голова  обиженно загудела, Коля мстительно
повернулся к окну  спиной  и  начал изучать  пассажиров,  едущих  в  том  же
направлении.
     Взгляд  его  сразу  наткнулся на высокого мужчину с  усами  соломенного
цвета и прильнувшего к нему мальчишку. Последнего Коля узнал, это был Димка,
живший  в соседнем  доме. Димка был наполнен  своими  заботами  и беспокойно
ерзал, совершенно  не замечая  Колю. Его  папа,  напротив,  словно застыл  и
смотрел куда-то в сторону грустно и устало.
     - Папа, - слова вылетали  из  Димки как  из пулемета. - А ты  ведь  мне
купишь на рынке жвачку?
     -  Да зачем тебе, Димка,  жвачка? -  папа  отвечал ему тихим, тягучим и
заунывным голосом.
     - Как зачем? Дирол защищает ваши зубы с утра до вечера.
     - И кто это тебе такое сообщил. Сенька Любушкин?
     - Не мне, папа!
     - А кому? Ты что, подслушивал.
     - Да не, по телевизору. Ты еще скажи,  что  не  видел! Телевизор -  это
ведь не Сенька!
     - Видел, Димка, - вздохнул его папа. - И телевизору ты веришь больше?
     - Конечно, ведь Сенька  может  и наврать. А по телевизору врачи всякие.
Врачи-то не врут.
     - Эх, Димка, - опечалился его папа. - Какие  там врачи. Не  верь  тому,
что показывают по телевизору.  Если  всему верить,  то  в самый неподходящий
момент останешься без денег, без машины и без крыши над головой. Верить надо
себе, своим друзьям и хорошим книгам.
     - Нет, папа, вон Сенька  мне друг,  а  врет. И  дразнится еще. Димка  -
Сардинка. Зачем люди дразнятся?
     - Чтобы дать тебе шанс похвалить самого себя.
     - А Ольга Петровна сказала, что хвалить себя... как его...  недостойно.
Во!
     - Перехваливать недостойно. А хвалить даже полезно.
     - А ругать, папа, себя можно?
     - Ругать? А разве ругать себя - более достойное занятие?
     - Не знаю, папа.
     - Вот и подумай хорошенько. А я тебе скажу так:  не стоит  себя ругать.
Зачем отнимать это удовольствие у других?
     Димка промолчал. Голос его папы внезапно оживился и перешел от морали к
более конкретным делам.
     - Кстати, Димка, а куда запропастилась моя алая ручка?
     Димка  виновато  опустил  глаза и Коля  стал  пробираться к  выходу. Он
страшно не любил, когда на его глазах хорошему знакомому доставался разнос.
     У  выхода не оказалось почти никого, хотя народ постоянно  готовился  к
высадке.  Тем более,  что  следующей остановкой значился  Центральный Рынок.
Однако  сейчас пассажиры почему-то  осторожничали и не пробирались к выходу,
осведомляясь друг  у друга о планах на ближайшие несколько минут. Оказавшись
впереди  всех,   Коля  понял  причину  всеобщего  соблюдения  дистанции.  На
ступеньках примостилась стайка пацанов обшарпанного вида. На них были старые
пыльные болоньевые  куртки.  Лица  то  ли загорели  до невозможности, то  ли
месяцами  не мылись. Люди старались не  касаться  своими яркими  блузками  и
белоснежными  рубахами  грязных курток.  Но пацаны  не обращали ни малейшего
внимания   на   презрение  широких  слоев  общественности.  Они  то  и  дело
распахивали  куртки  и  совали  голову  в  образовавшуюся  дыру,  откуда  на
мгновение-другое являлся таинственный  мешок. Носы  жадно  вбирали воздух из
этого  мешка, за стенками которого Коля, как ни  силился,  не смог разобрать
содержимого, а вновь поднявшиеся лица смотрели в окно пустыми отсутствующими
взглядами,  словно  перед  ними были не двери с овалами стекол, а бескрайняя
пустыня, покрытая асфальтом.
     Коля  понял,  что и  здесь от разноса  не  уйти.  Самый  высокий  пацан
раздраженно выговаривал худенькому,  едва  стоящему  на ногах. У этого кроме
осенней  куртки  с  уродливо  располосованной  спиной на голове  была  одета
круглая шапочка  из черной  синтетической  шерсти, словно на  дворе  был  не
сентябрь, а вторая половина октября с морозной погодой.
     - Дурак  ты, Батон, - говорил высокий, голос хоть  и ругал,  но в то же
время как бы сочувствовал. - Выкинул бабки, а зря. Если  бы не поторопился и
шнягу  купили  бы, и  на тачку бы еще осталось.  А  теперь,  сам  видишь, на
троллейбусе пилим.
     Худенький от смущения стянул шапку и отчаянно мял ее  в руках. Ему  так
хотелось оказаться на месте кого-нибудь  другого, кто  может позволить  себе
отключиться  и  не  чувствовать  себя  виноватым.  А может он ждал окончания
разноса, чтобы в очередной раз  сунуть  голову  в таинственный  мешок.  Ведь
нельзя же  отвлекаться  на  что-то важное, в то  время, когда тебя ругают за
дело.
     - Пидорку свою не потеряй, - заметил высокий.
     Худющий  сразу  затолкал  ее  обратно  на  голову,  натянул  судорожным
движением до упора, отчего  его голова сразу стала похожа на черный мячик, и
взглянул  на высокого  преданно  и  виновато, как  щенок, сделавший  лужу  в
неположенном месте.
     Высокий оценил этот взгляд.
     - Не  боись,  Батон, - ободрил он своего  попутчика.  -  Все  зашибись.
Сейчас вылезаем. Возьмем "Дядю Гену". Пожалуй, на "Дядю  Гену" бабок нам еще
хватит. И почапаем на хату.
     Глаза худющего весело блеснули, словно  во всем мире больше не осталось
ни   единой   опасности.  Блеснули  на  секунду  и  исчезли.   Ворот  куртки
распахнулся, на поверхность вылез полиэтиленовый  мешок с мутными стенками и
лицо тут  же утонуло  в разверзнувшихся краях.  На самой  макушке шапки Коля
неожидано заметил золотую блестку.
     Это была еще одна капля. Точно такая же, как у бабушки-орденоноски.  Но
одно дело - бабушка, а тут совсем  несуразный пацан. Высокий, заметив Колино
внимание, просверлил  Колю  нехорошим взглядом  и  зловеще  осклабился. Коля
поспешно отвел глаза. Не хватало только нарваться на незнакомую компаху. Ему
и Пашки с Владяном больше  чем достаточно. Когда край глаза еще не оторвался
от  золотой блестки, она резко рванулась  в сторону. Лицо худущего вынырнуло
из мешка и он повернулся к Коле.  Коля и  отошел бы, да не получилось. Сзади
дядька  поставил  высокий  здоровущий чемоданище.  При любом толчке Коля мог
налететь на странного  пацана. Тот  продолжал пялиться  на  Колю.  Сам  Коля
разглядывал   ступеньку.  Ребристую.  Давно  немытую.   С  вдавленной  между
резиновых полосок полусгоревшей спичкой и лохмотьями перекрученного билета.
     - На, - вдруг сказал худющий и что-то сунул Коле в руку.
     Дверь  раскрылась  и  подозрительная  компаха  выскочила  наружу, сразу
затерявшись в рыночной суете. Следом, как пробка из бутылки, вылетел и Коля.
Это  дядька  взметнул  свой  чемодан  и  послал его к выходу,  заставив Колю
перескочить через все ступеньки  сразу. Дядька и не заметил стоящих впереди.
Он,  натужно пыхтя,  потащил свой  груз  по направленю к  автовокзалу. Толпа
завертела Колю, приняла в свой поток и  понесла по течению прямо на  овощные
ряды,  расположенные  за  высокими  воротами  из  железных  полос.  Коля  не
сопротивлялся, ему было по пути.
     В зажатых пальцах  чувствовался кругляшок. Может, монетка? Вот здорово!
Но  выступ на  одной из сторон смущал Колю и  в  голову больше  не приходило
никаких  гипотез. Только  когда  в  Колиной сумке уместились  три крепеньких
кочанчика капусты и полкилограмма лука, Коля рассмотрел неожиданный подарок.
Кругяшок, зажатый  в  руке, оказался легкой  аллюминевой пуговкой.  Пуговка,
прежде чем попасть к Коле, успела вываляться в грязи. Сейчас грязь засохла и
забилась  во все  щели рисунка и дырку ушка на  обратной  стороне.  И все же
грязь не смогла скрыть рисунок. Вырвавшись из бурого месива,  по  серебряным
волнам  плыл  парусник с длиннющим  флагом  на  верхней  мачте.  За  мачтами
виднелись смазанные контуры чего-то непонятного. То ли солнце рябое всходило
над морем, то ли дерево с  отпадающей  листвой. Но  не горизонт был главным.
Главным  оставался  парусник,  который,   несмотря  на  обрушившуюся  грязь,
залепившую все вокруг, все-таки плыл и плыл по намеченному курсу.
     Непонятно  было,  откуда мальчуган раздобыл эту пуговку.  И  непонятно,
зачем сейчас она оказалась у Коли? Может выбросить?  Не  дай  бог, наткнется
мама,  и  тогда очередного  скандала  не оберешься.  Это  ведь не  волшебная
пуговка,  в  отличии  от  треугольника.  Коля  бы  обязательно  почувствовал
волшебство,  будь  оно  спрятано  там,  внутри.  Но пуговка  оказалась самая
обыкновенная. И совершенно ненужная Коле. И все-таки выкинуть не получалось.
Пусть даже ее  вручили Коле просто так. Пусть даже она не  понадобится  Коле
никогда. Но вдруг она совершенно необходима Вене или  Ленке?  Вдруг  кто-то,
пока неизвестный  Коле, жить без нее не может. Это ведь  так просто: взять и
выкинуть.  Но может через  минуту с Крогей столкнется именно тот, кому она и
предназначалась. И может кто-то прямо сейчас  выкидывал вещичку, без которой
жить не мог уже сам Коля. Пусть хоть кому-то повезет. И Коля положил пуговку
в карман. В такой, про который Коля точно знал, что он без дырки.
     - Ззначит, принял подарочек? - осведомился удивительно знакомый голос.
     Рядом с Колей медленно вышагивал хозяин.
     - Принял, - согласился Коля. - А разве нельзя?
     -  Можно,  Коля, отчего же нельззя? Вссе в жиззни можно. Выбор  вссегда
зза ссамим человеком.  Ты выбрал, кто тебя может упрекнуть?  А даже ессли  и
может, это вссе равно уже ссделанный выбор. Твой выбор.
     Коля промолчал, а хозяин продолжил:
     - Не сстрашно было принимать подарок?
     -  Почему  страшно, - удивился Коля. - Он ведь тоже человек, как вы или
я.
     - А, Коля, ты еще понимаешь, что он - человек. Многие-то уже выроссли и
думают по другому.
     -  Я не буду, - пообещал Коля. - Да у него на шапке была Золотая Капля.
Вы не знаете случайно, что это такое - Золотая Капля?
     - Сслучайно  ззнаю. Иззвини  зза банальность.  То,  что  ты  наззываешь
ззолотой каплей, это жиззнь.
     - Жизнь?
     - Жиззнь. Она  есть  у многих.  Да только как  ее раззглядишь. Подумай,
Коля. Жиззнь, она совсем как капля.  Может упассть в пессок и расстворитьсся
бессследно,   а   может  сскольззнуть  на  плодородную  зземлю  и  пробудить
прекрассный  цветок.   Или  хотя  бы  травинку.  Ссамую  обыкновенную.   Она
прекрассна.  Пуссть  вокруг  целый  миллион  точно таких же,  но  она ссразу
сстановитьсся единсственной и неповторимой...
     - Травинка или Капля?
     -  А  хоть  та,  хоть  другая. Тебя  привлекает  капля, потому  что она
необычна для твоего раззума и непонятна. Но ты даже не предсставляешь, Коля,
как выглядит ссамая обыкновенная травинка черезз Темные Стекла.
     - Если Капля - жизнь, то что тогда темные стекла?
     - Темные Стекла. Попроссту говоря, это - та ссторона.
     - А, понял! Жизнь и Смерть. Это две стороны, как Добро и Зло.
     - Ну, Коля,  ты меня раззочаровываешь. Уж  кому-кому, а тебе сследовало
бы  ззнать, что  жиззнь - штука ззлая и нессправедливая.  Ззачем делить вссе
только на две сстороны?
     - Так ведь и бывает только  две стороны! Вот хотя бы тот же человек. Он
или жив или мертв...
     - Или, сскажем, за Темными Стеклами, - закончил хозяин. - Так что жизнь
- это далеко не добро. А Темные Стекла - не ссмерть. Не  надо четких границ.
Жиззнь, ссмерть, черное, белое...
     - Истина всегда посередине? - не утерпел Коля.
     -  Ессли попроссту,  то примерно  так. Но никогда  не забывай, ессли ты
ссможешь вззглянуть на  исстину  под  другим  углом,  то  ссам  нессказзанно
удивишьсся нассколько далеко она окажетсся в сстороне от того, что каззалось
тебе неззыблемой ссерединой.
     - Если жизнь - не добро, то...
     -  Ну вот опять. Не будь таким категоричным,  Коля. Ты ссам  выбираешь,
чем ссчитать жиззнь. Помойной ямой или, сскажем, даром небесс. Выбор вссегда
за ссамим человеком.
     - Но тогда... Что такое ссам человек?
     -  Человек - это  ззамкнутый мир.  Каучуковый  шар,  утыканный осстрыми
иглами. На  каждой иголке наколоты улыбки, улыбочки и гримассски. В глубинах
же  прячетсся либо кусок  железа, либо драгоценный камень, либо куча помоев.
Не вссегда хватает упорсства проссочится  между иглами, и выясснить, что там
внутри. И  времени,  чтобы  раззобраться, никогда  не хватает. Вот и прыгают
реззиновые  шары,  и колют  друг  друга  иголками,  пряча  ссвою  внутреннюю
ссущноссть.
     - Да в чем разбираться-то? А вдруг внутри всякая дрянь? Кому она нужна?
     -  Чуть  передохни,  Коля.   И  подумай.   Вссегда   ли  то,  что  было
бессполеззным  муссором для твоей мамы, оказывалось  беззделушкой  для тебя?
Можно ли наззвать беззделушкой то, что хотя бы иззредка может ссогреть душу?
Из любого  помойного  ведра можно  выудить масссу полеззных  вещичек. Только
вот, Коля,  люди  не  любят  рытьсся в  помоях. Им  подавай  новое,  чистое,
неисспольззованное и неремонтированное.
     - Капля тоже уводит в другой мир? - посерьезнел Коля.
     - Нет, Коля.  Капля  - это  жиззнь. А жиззнь, вот  она, - хозяин  обвел
рукой толчею рынка и чуть  не  задел  двух багровых от  напряжения  мужиков,
волокущих с  частыми передышками  коробку с громадным  телевизором.  -  Всся
перед тобой. В другой  мир уводят  другие. Например, я. Могу увессти, а могу
предложить тебе маленькие сстеклышки. Пока только маленькие.  Подумай, Коля.
Ты ссейчасс одинок. У тебя уже нет ни друззей, ни палочек. Одни проблемы.
     "Зато  есть родители. -  хотел  сказать Коля. - Ссамые  (ой, что это?),
ззамечательные." Но тут он внезапно вспомнил про палочки.
     -  А это  видали, - похвастался он,  крутя палочки без всяких желаний и
посторонних мыслей.
     -  На них  не надейсся,  - грустно  сказал хозяин  голосом, пронизанным
сочувствием.  - В этой парочке нет даже  желательной магии. Две пусстышки. В
ззвезздный миг проникновения они лежали отдельно  от осстальных. На их  долю
магии не доссталось.
     - Как это не досталось... - закипятился Коля.
     -  А  ты  проверь,  -  не  стал  слушать  хозяин.  -  Прямо ссейчас. Не
откладывая в долгий ящик. Жиззнь  коротка, а усспеть надо многое. Не так ли,
мальчик Коля?
     На  этот раз  хозяин  шагнул  широко и  сразу  вырвался  вперед.  Затем
последовал еще  один  шаг. И  еще. Хозяин  незаметно  растворился в рыночной
толчее. На  пустых  улицах  он казался  невероятно высоким, а  тут  ничем не
отличался от обычных людей. Но Коля мгновенно позабыл про хозяина.
     Он  хотел  прогнать  облако,  заслонившее  солнце.   Облако  продолжало
скользить  невыносимо  медленно.  Он пожелал,  чтобы  самая лучшая машина из
бесконечного ряда такси отвезла Колю домой. Никто из водителей не выскочил и
не  распахнул  перед Колей дверцу. Да что такси,  самая обыкновенная  порция
самого дешевого мороженого не желала возникать  в руках у Коли, а  в кармане
отказывался появляться даже спичечный коробок. Палочки  не работали, хозяин,
как  всегда,  не соврал. Сверхъестественные  силы  обнадежили Колю, а  потом
отвернулись от него окончательно.
     I'm a Barbie girl, in a Barbie world
     Life in plastic, it's fantastic.
     You can brush my hair, undress me everywhere.
     Imagination, life is your creation.
     Из киоска лилась песня.  Она  плыла над просторами моря, сотканного  из
людских  голов. Она рассказывала про красочный  пластмассовый  мир, где жила
невыносимо  прекрасная  и недостижимая девочка  Барби,  мечта всех остальных
девочек на всем земном  шаре. И  на восточном  полушарии, и на западном.  Из
пластмассового  домика выбирался шикарно прикинутый Кен и  противным голосом
звал   Барби   на  вечеринку.  А   Барби   никогда  не  отказывалась.  Яркий
пластмассовый  мир совершенно не  походил на  раскинувшуюся  вокруг жизнь  и
может поэтому хотелось хоть разок  взглянуть  на него глазами пластмассового
жителя. А может и  не только взглянуть, но и остаться. Сбежать отсюда. Уйти.
Насовсем. Туда, где все просто и правильно. Где никто не посмеет  оспаривать
красоту  Барби  и ее  подруг. Где никто не посмеет назвать туповатого Кена с
пластмассовыми волосами неудачником.
     Едва  сдерживая  слезы,  Коля  зашвырнул   палочки  в   груду  обломков
деревянных  ящиков, оставшихся  от  закончивших  торговлю продавцов, и пошел
прочь. Он уже не  видел, как из случайно затесавшейся между щепок  картонной
коробки высунулась маленькая мохнатая ручонка и утащила  выброшенные палочки
в недра мусорной горы.
Глава 25,
     в которой Веня отвоевывает свободу, но не для себя и ненадолго
     Вампир Ленке понравился безоговорочно.
     - Класс! - похвалила рисунок она. - Нарисуй мне в дневнике такого же.
     - Ладно, - согласился Веня. - Вот домой приду...
     -  Нет, - заспорила  Ленка. - Сейчас нарисуй.  Дома у тебя  на уме одни
самолеты.
     -  Да  у меня и  красок  с  собой нет, - пробовал  отказаться  Веня, но
увильнуть от возложенных обязанностей не получилось.
     - У меня есть, - сказала Лена. - Зайдем ко мне.
     Дал слово - держи. И Веня послушно следовал за Леной, прикидывая в уме,
каким будет рисунок вампира на внутренней стороне обложки дневника.
     Работа надолго не затянулась. Уже  через полчаса  Веня и Лена сидели на
скамейке  у дома, находящегося на  полпути  между Ленкиным и  Вениным местом
жительства.  Вампир  сох  под лучами  солнца и  внешне был собой  совершенно
доволен.  И правда, придраться к нему было невозможно.  Развевался по  ветру
укутавший  плечи черный  плащ. Белело  лицо с  глубоко  посаженными глазами.
Клыки злобно выпирали из раскрытого рта. А за вампиром простиралась кровавая
полоса заката. Венин вампир получился даже  лучше, чем настоящий. Кто знает,
если бы он вдруг ожил и сошел с картонного листа, то наверняка разобрался бы
с Вениным мучителем. Просто  сгреб  бы его  за шиворот серого костюмчика, да
зашвырнул  бы за горизонт  вместе с  угасающим солнцем. А потом, быть может,
разобрался  бы  и с  хозяином  Темных  Стекол.  Но  нарисованный  вампир  не
собирался   входить  в   реальную   жизнь.  Видимо  его   вполне  устраивало
существование  на  плоском листе.  Внешне он  чем-то  получился  похожим  на
Виктора Цоя, но Лена не возражала.
     - Пускай, - заметила она. - Так даже и лучше.
     Веня не стал  спрашивать,  чем лучше. Возможно, вампир и Виктор  Цой  в
одном лице являли собой нечто  родственное шампуню и  ополаскивателю в одном
флаконе.  Веня  просто  любовался  проделанной работой,  уж очень  она  была
хороша.
     Оторвавшись от шедевра, Веня краем глаза заметил знакомое лицо. Колька?
Он вскинул взгляд. Колька попытался ускользнуть за угол,  но понял, что  его
заметили, и  остановился.  Странно вел себя Колька.  Не хотел попадаться  на
глаза ни Вене, ни Лене.  Даже сейчас он  еще стоял сжавшись, не решив, то ли
идти к друзьям, то ли  все-таки смыться куда подальше. На всякий случай Веня
махнул рукой, и Коля, увидев, что теперь и Лена смотрит ему навстречу, уныло
поплелся к скамейке.
     Он подошел и плюхнулся на сиденье, ничего не говоря.
     - Смотри, - похвастался Веня, сунув другу под нос свое творчество.
     Коля печально посмотрел на  картину,  потом так же  печально  на  Веню,
словно тот показывал не портрет  Повелителя Тьмы,  а чепуховую иллюстрацию к
"Курочке Рябе".
     -  Залакировать  бы,  -  вздохнул  Веня,  не   в  силах  оторваться  от
созерцания. - Эх, и заблестела бы. Коль, сотвори бутылочку лака.
     Коля хмуро отвернулся от Вени  и носком  кроссовки начал ковырять сухую
землю у  ножки  скамейки.  Наконец,  земля треснула,  закрошилась  и  вокруг
посыпались влажные черные комочки.
     - Колька.
     Коля не отвечал.
     Из  образовавшейся  воронки  выскочил  верткий  жук с черным  блестящим
панцирем, засуетился  вокруг, а потом  резво убежал  и затерялся  в джунглях
пожухлой травы.
     - Ничего, - успокила Веню Лена. - Он и такой красивый.
     - Но будет лучше, - настаивал Веня. - С лаком-то.
     У Коли был вид, словно он вот-вот сорвется и убежит невесть куда. Может
ему хочется в штаб?  Веня  и  не  возражал бы, да  Колька молчал и  все тут.
Только воронка разворочанной земли становилась глубже и глубже.
     -  Коля, у тебя сколько белых  палочек, а сколько оранжевых? - спросила
Лена.
     Коля  отвернулся  еще  дальше  и  ушел  в  себя  глубоко-глубоко.  Веня
прямо-таки чувствовал, насколько Коля сейчас чужой и ему, и Лене. Но почему?
     Внезапно  Коля вздрогнул и подобрался.  Лена внимательно посмотрела  на
него.  Колькин  взгляд стал испуганно-затравленным. Такой взгляд Лена видела
всего один раз. Год назад большие пацаны гоняли палками по двору ободранного
щенка. Тот злобно огрызался и уворачивался,  надеясь сбежать. Но парней было
слишком много, и любой только что свободный проход заполняли грозно топающие
ноги и палка, рассекавшая воздух с противным свистом. А потом щенок оказался
в тупичке. И тогда он перестал лаять,  присел на задние лапки,  скорчился, а
его выпуклые блестящие глазки вдруг потускнели, покрывшись пленкой усталости
и безысходности. Кто-то с размаху вдарил  щенка по хребту. Щенок взвизгнул и
вжался  в землю.  И тогда Лена скользнула меж запыленных туфель и вываренных
штанин и выхватила щенка  из угла  гаражей, прижав его к груди.  Щенок мелко
дрожал, а где-то в глубине стучало его маленькое сердечко. Глаза смотрели на
Лену  невидящим  жалобным  взором,  словно   щенок  уже  смирился  со  своей
незавидной участью и  больше уже не надеялся ни на что. Лену больно стукнули
палкой по коленке, приказывая отпустить щенка, но девочка ничего  не слышала
и не видела,  кроме теплого тельца щенка с лохматой, свалявшейся  шерстью. И
большие  пацаны ушли, на прощанье  отругав Лену нехорошими словами,  которые
пронеслись где-то в отдалении, противные, но уже не опасные.
     Щенок не  остался с Леной. Когда она опустила его  на  землю, он быстро
засеменил  лапками  и  унесся  за  пределы двора,  два  раза  оглянувшись на
прощание,  словно  зовя  Лену  с собой. С  тех пор  Лена  полюбила  собак. И
маленьких,   и   больших.  Она   неизменно  вглядывалась   в   каждого  пса,
находившегося  в  пределах  ее  видимости,  боясь обнаружить  этот  нехорший
взгляд. Но теперь она нашла его не у собаки, а у друга.
     Она быстро огляделась по сторонам. Видимой  опасности не наблюдалось. К
скамейке подходили два Колькиных одноклассника, да и только. Но затравленный
Колин  взгляд скользил  по  приближающимся  фигурам, не смея заглянуть им  в
глаза. Парни подошли  и по-хозяйски опустились  на сиденье.  Один  слева  от
Коли, на самом краю. Другой  справа, ловко оттеснив Веню от приятеля. Первый
широко расставил ноги  и приветливо хлопнул Колю по плечу.  Тот, что сдвинул
Веню, напротив, вытянул свои ноги и положил их одна на другую, превратившись
в дугу,  касавшуюся скамейки лишь  двумя точками: сутулой  спиной и кончиком
зада, обтянутого почти новыми джинсами "Colin's".
     - Здорово, Наркота, - сказал один из подошедших.
     - Здорово, - промямлил Коля.
     - Ну если здорово, дай рупь до тридцать второго.
     Коля не ответил и опустил голову еще ниже.
     - Че, Наркота, пригорюнился? -  весело  спросил  ближний к Вене. Из его
рта вываливался густой пивной запах.
     Коля молчал.  Он согнулся  в три  погибели и взглядом буравил землю под
сиденьем скамейки. Веня вдруг ясно почувствовал, как праздничное настроение,
до  этого  витавшее  в воздухе,  разбилось  вдребезги, а ему на смену пришла
тоскливая  неопределенность  и  тягучее  ожидание  чего-то  пакостного,  что
неотвратимо должно вот-вот произойти.
     - Встань, когда с тобой  разговаривают, - Колин собеседник  лениво пнул
по Колиной ноге.
     Коля поднялся и  развернулся. Он ссутулился  как мог и не смел  поднять
взгляда, зная, что тогда творящееся вокруг закрутится по еще более зловещему
сценарию. Лена и Веня смотрели на Колю во все глаза, не зная, что и сказать,
а  тот, чувствуя,  что находится  под всеобщим  наблюдением,  приобретал все
более жалкий  вид, изучая  землю под ногами. Если  бы Колин  взгляд  обладал
силой огня, то могучий пожар  охватил  бы весь двор  и теперь бушевал бы  на
половине города. К несчастью для Коли силой не обладал ни взгляд, ни он сам.
Вот и  оставалось стоять и ждать, когда мучители поприкалываются над Колей и
уйдут восвояси. Коля отдал бы все свои сокровища только за то, чтобы Пашка и
Владян отправились отсюда как можно скорее.
     Веня  тоже  не  знал,  как поступить. Вроде вокруг  творилось что-то не
очень  хорошее, но  пока никто  не дрался,  заступаться было  не за  кого  и
немедленных действий от Вени никто не  требовал.  Однако двое  новоприбывших
вели себя очень уверенно,  словно все так и  должно было  происходить.  Веня
ерзал по сиденью, недоумевая, почему  Коля  не объяснит этой парочке, что не
следует  на  него  так  давить. Или им  было положено? Но почему тогда  Коля
ничего никогда не рассказывал?
     Лена наоборот ни секунды не размышляла, положено ли  себя  вести так  с
Колей  или нет.  Она  знала  истинный смысл  этого безысходного  взгляда.  И
поэтому она вскочила и встала рядом с Колей. Во взгляде ее бушевала буря той
силы, что девятым валом сворачивает самые надежные корабли. Парочка смотрела
на Лену с любопытством. Парочка знала, что при необходимости заткнет пасть и
этой девчонке и  даже  десятку  таких  девчонок.  Силы  хватало.  Кроме того
Пашкина рука сжимала волшебные палочки.
     И  тут  Лена  заметила  кончики  палочек, высовывавшихся  из  Пашкиного
кулака.  Неужели Колька отдал  палочки?  Все палочки?!  Судя  по  Колькиному
поведению, именно так все и случилось. Но знала ли эта парочка про волшебную
силу? Лена  мысленно  заметалась в  поисках  решения  по  возврату  палочек.
Решение не приходило. В голову  лезли  только идиотские вопросы типа: "Зачем
вы забрали у Коли палочки?!" Известно ведь зачем. Захотели и забрали.  Такие
могут. А может ли Лена вернуть их?
     Колиным одноклассникам надоело сидеть молча.
     - Это хто? - поинтересовался один, кивнув в сторону Лены.
     - Шалашовка Наркоты, - пояснил другой.
     -  Да  ну? -  деланно  удивился первый. -  Мал еще Наркота, чтобы иметь
такую офигенную биксу.
     -  Иметь?  Хы-хы-хы-хы-хы, - то ли засмеялся, то ли закашлялся от смеха
второй.
     - Сами вы биксы и  шалашовки, - возмутилась  Лена.  Злоба  в  ее глазах
разгорелась с невиданной силой. Но слова,  емкие и  спасительные слова так и
не нашлись.
     - Не-е-е, - мотнул головой первый. - Ты - бикса. А мы - пацаны.  А этот
твой, он сява еще.
     Коля не возражал. Коля даже не поднял взгляд.
     Лену трясло от злости и от невозможности предпринять хоть что-то. В это
время  второй что-то зашептал первому, обводя  Лену  сальным взором.  Второй
довольно ухмыльнулся.
     - Слышь, Наркота, - сказал  он. - Мы пожалуй позаимствуем твою биксу на
часок, а? Что скажешь?
     Коля ничего не сказал.
     - Вот  и  лады,  -  кивнул головой  второй. - Пусть-ка она  разденется,
поглядим-ка стоящая деваха или так себе.
     Лена поняла, что сейчас,  да-да, прямо сейчас вцепится в  это противное
лицо. Но у противного лица обнаружились еще и руки,  и одна из этих рук  уже
раскручивала палочки. Лицо затуманилось  и поплыло. И что-то затуманилось  и
поплыло внутри Лениной головы. Она уже не видела мир вокруг. В сознании жили
только чужие приказы, и  Лена знала,  что  должна им  подчиняться.  Ее  рука
потянулась к замочку юбки. Маленькая ручка к маленькому замочку.
     Колю  тоже трясло, но  не от злости, а  от  страха.  Он  не осмеливался
глядеть  на творящийся  беспредел. Он понимал,  что  сейчас  может произойти
нечто  такое,  из-за чего Лена никогда не  станет  принцессой. Ни сейчас, ни
когда вырастет. Происходило что-то  очень неправильное. Но  кто  сказал, что
жизнь - это правильная штука. Жизнь зла и несправедлива. И будь рядом хозяин
Темных Стекол, он тотчас  подтвердил  бы Колину мысль.  Но  хозяин  научился
выбирать  такие  пути,  котрые не  упирались в  подобные  ситуации, а  легко
проскальзывали мимо.  Он и Колю хотел  научить, да не захотел Коля, а теперь
вот  приходиться  стоять,  прятать взгляд и разве  что  не кулаки  грызть от
осознания  собственной  беспомощности.  А  что  мог  Коля  сделать?  Ничего.
Вступиться? А что это даст? Ничегошеньки. Ну  встанет Пашка, ну даст Коле по
физии,  ну повалит на  пыльную землю,  да испинает  хорошенько. Ведь это  ни
черта не поможет Лене. Так стоит ли соваться, если не можешь ничего сделать?
Стоит ли  усугублять  и без  того непростую ситуацию?  Ведь  Коле совершенно
ясно, что изменить  он ничего  не в силах, как бы ему не было плохо от этого
бессилия. Ведь знает же он, ПО-НАСТОЯЩЕМУ знает.
     Но этого не знал Веня. Он не знал, что  Владян сильный. Он не знал, что
Пашка еще круче. Он  не знал, что не стоит соваться  в заведомо  проигрышные
ситуации,  ища  на  свою  голову неласковые  приключения. Зато  он знал, что
палочки,  которые раскручивал  нахальный парниша,  принадлежат Коле. И знал,
что творимое ими волшебство не должно быть таким. Не должно и все. Он не мог
объяснить почему, он только знал безо  всяких объяснений, что неправильности
надо  искоренять.  Или  хотя  бы  стараться,  чтобы Лена  не глядела на  мир
отсутствующим мертвым взором.
     Веня вскочил и ринулся на Пашку. Владян ловко вытянул  ногу в подножке,
но Веня  успел перескочить через подставочку, а растерявшийся Владян  больше
ничего предпринять не успел. Венина ладонь ребром  вдарила по Пашкиной руке.
Палочки  разноцветным  веером  разлетелись  по воздуху. Удивительным образом
Веня  еще  успел  заметить,  как  Ленкин  взгляд  потерял  мутность  и  стал
осмысленным,  а потом мальчугана занесло. Потеряв  равновесие, Веня согнулся
головой   вперед  и   не  мог   остановиться,  чтобы  не  распластаться   по
растрескавшемуся асфальту. Голова  летела  вперед, как бронепоезд из  старой
песни, ноги на автомате следовали за ней,  невероятным  образом умудряясь не
споткнуться  и не  заплестись  одна  об  другую.  Рука шаркнула по  земле  и
ухватила пластмассовые полоски. Сколько там их было? Веня не знал. Он только
чувствовал, что всяко уж больше одной.
     Веня  уносился от злосчастой лавочки, набирая скорость, как легендарный
"Ту-144" перед взлетом.  Сзади  слышался  торопливый бег нескольких слаженно
работающих ног. Кто преследовал его?  Друзья? Враги?  Веню  не волновал этот
вопрос. Скорость уже  приближалась  к  той,  когда  шасси  в  последний  раз
отталкиваются  от  полосы,  а луговые травы  и бетонные плиты плавно  уходят
вниз. Вопросы, мысли, знания остались позади. Они не успевали за Веней. Веня
уносился  прочь  в  победном  рывке,  а  перед  глазами проплывали старинные
конструкции первых самолетов, для которых оторваться от земли было уже самым
настоящим подвигом.
Глава 26,
     в которой идет разговор о  снах, а Коля наблюдает за своими палочками в
отдалении
     Веня постукивал по  ножке скамейки каблуком и скамейка ощутимо дрожала.
А может и стояла она спокойно, просто Коля не мог успокоиться.
     По  небу плыли  редкие  облака.  Совсем  недалеко серый  потрескавшийся
асфальт  расцвечивали солнечные  лучи. Воздух  тихонько  подрагивал вместе с
Колей, только  не от  пережитого, а от тепла, словно на дворе все еще  стоял
август, а по утрам в школу не тянулись сотни и тысячи учеников.
     Веня  раскладывал на коленях  отвоеванные палочки, а  у Коли не хватало
духу попросить их обратно.
     Лена смотрела  не на Колю и не на палочки, а на стеклянную коробку, над
которой  гордо значилась надпись "Искра" из  громадных  металлических  букв,
увитых  полуобсыпавшимися полосками,  которые  раньше наливались  по вечерам
неоновым  красным светом. Возле входа громоздились  рады иномарок с  черными
нетронутыми покрышками. Сквозь стекла  второго  этажа  проглядывали  контуры
дорогой мебели, выставленной напродажу.
     - Кинотеатр был, - пояснил Веня, поймав Ленин взгляд.
     - Угу, - подтвердил Коля. - Слева от названия еще синие буковки стояли.
Так и написано было "кинотеатр".
     - Не синие, а зеленые, - поправил его Веня.
     Коля не стал  спорить. Во-первых, он до  конца  не  был уверен  в своей
правоте.  Может синие  буквы  отложились  в  памяти,  потому  что Коля любил
переплетения  светящихся алого и голубого  цветов.  А  во-вторых, Венька  бы
разозлился,  и тогда  на  палочки можно вообще не рассчитывать. Мало ли, что
когда-то они  принадлежали Коле. Кого  волновало,  что на  них указал  гном,
найденный не кем-нибудь, а Колей.  Главное,  что  палочки у Коли  забрали  и
вернул их не он, а Веня. Значит и  права на  волшебное имущество у Коли, как
ни крути, отсутствовали.
     Взор Лены перебрался с бывшего кинотеатра, где теперь торговали мебелью
и автомобилями на пустынную заасфальтированную площадь, изредка разбавленную
островками газонов с пожухлой, полувытоптанной травой. Скамейка, на  которой
удобно расположилась троица,  стояла возле лесочка,  когда-то отдвинутого от
кинотетра аллеей с фонарями. Тень от деревьев укрывала скамейку и сидящих на
ней. И когда Коля не думал о палочках, то  поглядывал на  соседнюю  лавочку,
которая призывно  звала  нагретым  от солнца сиденьем. Хотелось  тепла. Хоть
чуть-чуть.  Потому что  еще  немного и наступит грязная слякоть, когда после
самой короткой прогулки штаны чуть ли не до колена оказываются забрызганными
противными коричневыми каплями.
     Но  скажите вы мне, как не думать про  палочки. Совсем недавно они были
Колиными. А теперь вернулись и... не вернулись. Кто ж  знает, что в голове у
этого Вени?
     -  Здесь  телевышку должны были строить, -  сказал  Веня, махнув  рукой
вдоль пустынного квадрата площади.
     - Зачем? - удивилась Лена. - Ведь есть же уже.
     - Вторую, - важно кивнул Веня. - Высокую, почти как в Москве.
     - Да зачем вторую-то? - не понимала Лена.
     Веня замолчал, потому  что и  сам не  понимал  зачем. Ему  понадобилось
полминуты, чтобы придумать правдоподобную версию.
     -  Там она  самолетам  мешает, -  объяснил он с жутко  деловым видом. -
Видела  на  телевышке красные огни? Так  это чтобы  они в темноте на нее  не
наткнулись. А  если ее здесь построить, то она пройдет в стороне от  этих...
От воздушных трасс.
     - А почему тогда воздушные трассы не перенесут? - не унималась Лена.
     На этот раз ответ Вене пришел в голову почти мгновенно.
     - Горючее экономят, - зловеще зашептал он. - Самолет один крюк сделает,
другой... Глядишь, и  целая цистерна  горючего псу под хвост. А если  взять,
скажем, в государственном масштабе... - и так  как он сам не до конца  успел
поверить  в  только что придуманное предположение,  то  немедленно  запросил
подтверждение у друга. - Скажи-ка, Колян.
     Но  Коля не слышал. Коля  мучительно рассуждал, отдаст ли Веня палочки.
Взять вот его самого. Он бы не отдал. И Лена бы не отдала,  вон  как  в свою
палочку тогда вцепилась. Может и хорошо, что вцепилась. Теперь у них на одну
палочку больше, чем могло бы быть. Вернее, не у них, а у Веньки с Ленкой.
     Веня погладил палочки.
     - Надо бы проверить, - хмуро сказал он. - Вдруг да подменили.
     "Дай,  я проверю!" - чуть  не  крикнул  Коля, но  не крикнул и отдернул
бросившуюся к Вениным ногам руку как  от раскаленной  печки. Веня не заметил
торопливый жест друга. Или сделал вид, что не заметил.
     - Лучше бы все, - предложила Лена. - Держи и мою. Посмотрим, на что они
вместе способны.
     И в руках у Вени оказалась четвертая палочка.
     "Дура," - испугался Коля, подумав, что четыре палочки  Вене  понравятся
куда больше,  чем  три. У  него  даже  холодок по  спине скользнул от  такой
мрачной перспективы, потому что  он все-таки надеялся позаимствовать палочку
у Лены.  Как,  он еще не  знал. Но надеялся.  Холодок  почти сразу же исчез,
сменившись жаркой обидой. Коле тогда палочку не вернула, а Веньке так сразу.
     - Все проверим, -  миролюбиво согласился  Веня, и Коля в  очередной раз
начал надеяться на палочки. В конце концов, он нашел гнома.
     Палочки завертелись в Вениных пальцах так быстро,  что в глазах у Коли,
который не мог оторвать взор от своего достояния, зарябило. Веня мечтательно
прищурился. Лена даже испугалась. Как  знать, а не взбредет ли в голову Вене
вызвать сюда настоящий самолет. Раз уж разговор о них зашел.
     Но Веня думал масштабнее. Он решил, что раз уж  зашел разговор о второй
телевышке,  то неплохо  бы  проверить  способности палочек  по  максимуму. В
какую-то секунду телевышка  представилась  ему  настолько отчетливо,  что он
даже вспотел и  быстро раскрыл глаза,  отказавшись  от грандиозных замыслов.
Пальцы замерли.
     Коля  и Лена  откинулись  на  спинку скамейки, задрав  головы вверх  до
предела. Чуть помедлив, Веня развернул туда и свою.
     Телевышка получилась на славу. Не зря Веня раза  по два в день проходил
мимо  нее  по  пути  к  дешевому  гастроному.  Цементный квадрат  ступенькой
возвышался  над  площадью.  А  вверх  уходили   четыре   толстенных  столба,
соединенных друг с другом широченными наклонными перекладинами. Новоселка до
ужаса  напоминала свою  родную сестру, верхушка которой скромно высовывалась
из-за  крыш пятиэтажек. И раскраска получилась  бело-малиновой. И прожектора
стояли  на своих местах. Веня даже подумал их убрать,  раз уж самолеты здесь
летать  все равно  не  будут,  но  скрюченные от  волнения пальцы  не желали
вращать пластмассовую четверку.
     Друзья  смотрели  на  появившуюся конструкцию молча. Подходящих слов не
находилось. Зато  они нашлись у мужика,  выбравшегося из лесочка с порванным
пакетом, откуда выглядывали донышки пустых бутылок из под пива.
     Несмотря на  то,  что  аллея никогда  не была  многолюдной, сейчас  тут
собиралась толпа.
     - Ты что, - зашептал Коля, которго на время покинули даже размышления о
палочках. - Надо выше. И как в Москве.
     - Я почем знаю как в Москве, - зашипел в ответ Веня. -  Я Московскую-то
всего раза два и видел. Да и то по  телеку,  - и он снова  воззрился на свое
творение. Народ возбужденно гудел.
     - Разгоняй их  всех, - зашептала Лена, больно ткнув  оторопевшего  Веню
локтем  в  бок.  Тот засуетился  и  завращал палочки.  Под сомкнутыми веками
вырисовывалась панорама  исключительно  пустой  площади. Однако  шум  и  гам
ничуть  не  утихали  и Веня  решил открыть глаза. Думаете, хоть кто-то ушел?
Думаете, ноги  последних  уже маршировали где-нибудь за  лесочком? Куда там!
Никто и не собирался расходиться. Напротив, толпа все прибывала и сгущалась.
Кто-то особо нахальный уже взгромоздился ногами на спинку и чуть не наступил
Лене на волосы.
     Растолкав  толпу  как  парочка  ледоколов, к телевышке  пробились  двое
мужчин.  Один низенький и плотный.  Второй смуглый  и  кучерявый. От обычных
зевак их отличал крайне расстроенный вид.
     -  Што за хреновина? -  заорал на  телевышку  низенький. - Какой  козел
распорядился поставить?  У  меня  ж  завтра две группы  тут вождение сдавать
будут. Ну что, Вартан, -  обратился он к  кучерявому. - Вот и построили мы с
тобой стояночку. А планы, планы-то были. Но какие козлы, а? У нас же с тобой
тут до двухтысячного года проплачено как положено!
     Кучерявый  выразился  настолько витиевато  и  злобно,  что пространство
вокруг него заметно поредело.  А  он  не утихал. И люди  начали отодвигаться
подальше. Так, на всякий случай.
     Взвизгнула  сирена,  и,  раздвинув  толпу,  к  непредвиденной постройке
ввинтился форд с  милицейской  раскраской и надписями "ГИБДД" по  бокам.  На
капоте проступали силуэты букв "ГАИ", закрашенных под общий фон.
     Вылезший из автомобиля лейтенант задрал голову, придерживая фуражку,  и
тихо присвистнул.
     - А ну-ка,  назад,  -  оттащил он низенького хозяина утерянной площади,
который в  неистовстве  пинал  одну  из  стоек,  -  а ты утихни,  - это  уже
относилось к кучерявому.
     Кучерявый, зыркнув  черными глазами на представителей власти, заткнулся
и в воздухе заметно поубавилось брани и нецензурщины.
     - Убери их, - взмолилась Лена.
     - Не могу, - пожаловался Веня.
     "Дал  бы мне, я  бы  мигом тут все расчистил," -  сурово подумал  Коля,
оглядывая свои ботинки, но вслух предложить свои услуги не посмел.
     - Почему? - удивилась Лена.
     - Да не получается, - взорвался Веня, снова начав крутить палочки.
     - Ты не стараешься, - предположила Лена.
     - Я? - возмутился Веня. - Не стараюсь?!
     Кучерявый  молча сел  рядом  с  друзьями и  отодвигаться  от  него было
некуда.
     Лена с опаской уставилась на нового соседа.
     - Тогда нас убирай отсюда поскорее, - предложила Лена.
     - Нас? - обрадовался Веня. - Это сейчас. Это мигом.
     У Коли  закружилась  голова  и он  на  мгновение перестал  видеть  хоть
что-либо, а очнулся он на плоской крыше неизвестной многоэтажки.
     - Я  знаю, как управлять снами, -  сказала Лена,  всматриваясь в плавно
скользящее по глубокой голубизне маленькое облачко.
     - С нами? - переспросил Веня. Он лежал на животе, в отличие от  Лены, и
раскладывал перед  собой палочки.  -  Не надо с нами  управляться.  Мы и без
управления неплохо проживем.
     -  У,  силища,  - похвалил он  волшебные  предметы, перетащившие  их  в
совершенно безопасное место.
     "Не  отдаст, - грустно  подумал Коля, переворачиваясь  на правый бок, -
Теперь не отдаст точно."
     - Снами, - поправила Лена. - Сон. То, что снится.
     - А-а,  - кивнул Веня, - раскладывая палочки парами и  по цветам.  -  А
зачем ими управлять?
     - Как  зачем? -  удивилась  Лена. -  Вот,  например, самовар  снится  к
счастью.  Тогда надо просто поставить  самовар на самое видное место в своей
квартире.
     "Палочки, - думал Коля, наливаясь горечью утраты. - Мои палочки."
     - А толку? - не понял Веня.
     - Толк-то как раз  есть, - объяснила Лена. - Мне вот часто моя квартира
снится. И вещи там стоят так, как снаружи происходит.
     - Где? - спросил Веня.
     - Снаружи. Не во сне то есть.
     - А, - кивнул Веня, смешав палочки, - Наяву.
     "Может хоть одну?" - загорелся надеждой Коля, но тут же прогнал надежду
прочь. Бесплодные  надежды  разрушают... Что  разрушают, Коля уже забыл. Эту
фразочку он  подслушал, когда мама разговаривала с гостями, завалившимися на
восьмое марта, но окончание уже  успело улетучиться из  памяти. Осталось еще
прогнать бесплодную надежду на то, что окончание все-таки вспомнится.
     - Наяву, - повторила Лена.  - Пусть будет наяву. Вот вырасту и обставлю
свою квартиру нужными  вещами.  Тогда, как  приснится квартира,  значит  все
хорошее уже почти рядом.
     - А  что,  самовар  к  счастью снится?  - спросил Веня, корябая  концом
палочки размякший  гудрон. От  такого  зрелища по Колиному сердцу  заскребли
стальные когти. Но не смотреть на палочки Коля не мог.
     -  Не помню, - мотнула Лена головой.  -  Я же сказала "например".  Надо
сначала сонник купить.
     - Самовар  - ерунда! - воскликнул Веня. - Мне вот вчера самолет снился.
К чему бы?
     - Сейчас, поглядим,  - сказала Лена и подхватила с крыши одну  палочку.
Коля чуть  не  задохнулся  от волнения.  А  что, если  и он попробует  взять
палочку. Вот прямо сейчас потянется за ней... А Веня его по рукам, по рукам.
     Тем временем  перед Леной оказалась увесистая  книга с  яркой обложкой.
Лена вернула палочку на место. Вене вернула, не Коле.
     - Значит, самолет?
     - Самолет, - кивнул Веня.
     -  Посмотрим,  -  пробормотала  Лена  и,  открыв книгу  на  букве  "С",
углубилась в поиски.
     - Тут нет про самолет, - заявила она через полторы минуты.
     - Не может быть! - не поверил Веня.
     - На, - протянула книгу Лена, - смотри сам.
     Веня лихорадочно залистал страницы.
     -  Действительно, нет, - изумленно  произнес он. - Салфетка есть,  сани
есть, а самолета нету. Неужели никому никогда самолеты не снились? Да ну, ни
за что не поверю.
     - Ты бы еще асфальтовый каток загадал, - мстительно произнес Коля, не в
силах оторвать свой взор от палочек.
     Веня торопливо просматривал книгу в начале.
     - Вертолет  ищу, - хмуро  объяснил он. - Не дай бог, там и вертолета не
окажется.
     Вертолета не оказалось. Не было среди составителей сонника ни летчиков,
ни космонавтов.
     - Дай-ка сюда, - потребовала книгу Лена.
     Веня, значительно утративший веру  к  столь  несостоятельной книженции,
выпустил фолиант из рук и тот перешел в безраздельное Ленино владение.
     - Вот, смотри, - ткнула она разворот Вене под нос. - Все тут есть.
     - Видеть во  сне аэроплан - хороший  знак, - прочитал Веня. -  Он сулит
благоприятное  завершение  некоторых  коммерческих  дел.  Но  если  аэроплан
совершил  аварию, это обещает вам множество  новых планов, которые  внесут в
вашу жизнь беспорядок и беспокойство.
     Веня подумал и добавил:
     - А если я не занимаюсь коммерческими делами?
     - Тогда не знаю,  -  сердито сказала Лена,  не в силах найти правильный
ответ.  - Значит, он  тебе зря приснился. А если часто снится, займись этими
делами. Чего таким хорошим снам понапрасну пропадать.
     - Вообще-то мне современные самолеты снятся, - задумчиво произнес Веня,
- а не аэропланы.
     -  Для  сонника  нет  никакой разницы,  современный  самолет  или  нет.
Аэроплан и все.
     - Ничего себе! - завозмущался Веня. - Как это:  никакой разницы? Назови
"Ту-204"  аэропланом,  так  тебя  любой  летчик высмеет.  И  все  равно  там
вертолета нет.
     -  Ладно тебе, - примирительно сказала Лена, - давай-ка посмотрим, чего
там еще есть интересного.
     Она раскрыла случайно выбранную страницу и прочитала:
     - Если молодая женщина видит  во сне белого мула, то это предвещает ей,
что  она  выйдет  замуж  за   богатого  иностранца   или  за  богатого,   но
малокультурного человека.
     - Может, и не врет книга, - кивнул Веня. - У нас ведь так и  есть. Если
богатый, значит, малокультурный, либо иностранец. Анекдотов  вон сколько про
новых русских напридумывали.
     - Значит, белого, - медленно повторила Лена. - Надо будет запомнить  на
всякий случай.
     - А кто такой мул? - отважился спросить Коля.
     - Не знаю, - пожал плечами Веня.
     - И я не знаю, - растерянно удивилась Лена. - Значит, мул отпадает.
     - Ты ищи тех, кого мы знаем, - попросил Веня.
     Лена кивнула и пролистнула книгу назад.
     - Если вы видите  во сне коз,  - прочитала она, - которые бродят вокруг
вашего подворья, этот сон означает хорошую погоду и прекрасный урожай зерна.
Такой сон  может означать и ваше  осмотрительное  поведение в  будущем,  что
приведет к скорому росту богатства.
     - Кто-нибудь видел во сне коз? - уточнил Веня.
     Коля мотнул головой.
     - Нет, - сказала Лена. - Я их несколько лет как не видела.
     - То-то у нас повсюду саранча и засуха, - с умным  видом объяснил Веня.
- Давай, читай дальше. Сейчас мы все про современную жизнь поймем.
     - А если не про современную,  - загадочно сощурилась Лена. -  Что, если
бы мне приснились октябрята или комсомольцы?
     Октябрят  и  комсомольцев в  книге  не нашлось. И  это  показалось Коле
донельзя  удивительным. Его  папа  в  детстве чуть ли не  каждую  ночь видел
октябрят и пионеров, когда ему снилась школа. Неужели составители сонника не
ходили в школу? Или, быть может, им лет-то не больше, чем Коле?
     Еще более странным оказалось то, что соннику было известно про гномов.
     - Видеть карлика или гнома - всегда хорошо, - гласило черным по белому.
- Если карлик хорошо сложен и имеет приятную наружность - это предвещает вам
интересную жизнь, в которой вы сможете постоянно развивать свои способности.
Такой  сон сулит вам долгое физическое и  психическое  здоровье, позволяющее
принимать участие во многих выгодных предприятиях.
     - Только гному об этом не говори, - предупредил Веня. - Он и так гордый
не в меру. Читай что-нибудь еще.
     - Очки во сне  - не очень  благоприятный  признак. За  таким сном,  как
правило, следуют перемены в жизни, а виной тому будут неизвестные  вам люди.
Обманщики станут злоупотреблять вашим доверием.
     Лица Коли и Вени одновременно напряглись и помрачнели.
     - Разбитые очки означают, что разлука с близким человеком толкнет вас к
недозволенным удовольствиям, - продолжила Лена.
     - Там  что,  только про очки? - настороженно  спросил Коля, на  секунду
отбросив   контроль  за  Вениными  руками,  строящими  из  палочек  фигурные
композиции.
     Лена не ответила.
     - Увидеть защитные очки -  это  сон,  предупреждающий  вас о могуществе
людей  с дурной  репутацией, которые находятся рядом  с  вами, - читала  она
дальше.
     - Посмотри-ка про носорога, - нашелся Веня. - Кажется, неделю назад  он
мне снился.
     Но Лене не хотелось смотреть про носорога.
     - Если защитные очки увидит во сне молодая женщина,  это  означает, что
она напрасно  прислушивается  к  лживым уверениям, которые могут  сбить ее с
толку,  -  ей   вспомнился  трубач   в  замке.  И  тот,  второй,  потерявший
таинственную записнушку. Он точно носил очки. Но ведь это не сон. Она видела
его ПО-НАСТОЯЩЕМУ.
     - Что там с носорогом? - настаивал Веня. - Ведь снился все-таки.
     -  Если вы увидели во сне носорогов, это предвещает вам огромные потери
и тяжелые беды. Но  если  во  сне  вы убьете носорога,  значит,  мужественно
преодолеете все трудности на своем пути.
     - Ты его убил? - поинтересовался Коля.
     - По-моему мне  снился не носорог, -  замотал головой Веня. -  Посмотри
лучше про жирафа.
     - Он тебе точно снился? - настороженно спросила Лена.
     - Точно-точно,  - сказал Веня и  даже сам  в это поверил.  Желтый такой
жираф  с  коричневыми  пятнышками. Он  шел по пустынной улице, откуда  чудом
исчезли  все машины, а  Веня  смотрел на  него из  окна,  прижавшись  лбом к
холодному стеклу.
     -  Зря  снился,  - наставительно заметила Лена. -  Нет тут  ничего  про
жирафов.  Что-то  тебе вечно не  то снится. Давайте, я вам лучше про сверчка
прочитаю.
     - Не надо про сверчка, - сердито сказал Коля. - Глупости все это.
     -  А вот и нет, - заспорила Лена. -  Для взрослых даже  не  глупости. А
межпрочим для взрослых все твои палочки - самая настоящая глупость.
     "Мои палочки, - заныло Колино сердечко, - если бы они были моими!"
     - Я вот все думаю, - протянул Веня,  положив  палочки одну на другую. -
Почему они то работают, а то не работают. Когда я  хотел народ разогнать, то
и не вышло ничего. А как только нас потребовалось перенести,  то  без всяких
проблем. Или вон телевышку выстроить. Неуж такую махину легче соорудить, чем
народ разогнать.
     Друзья  приподнялись  и  посмотрели в сторону  второй  телевышки.  Коля
быстро отвел взор.  Наличие  телевышки на необычном  месте сбивало привычную
ориентацию.
     - А тут неплохо, - заметил Веня. - Не хуже, чем в штабе.
     К свербившей  боли за палочки прибавилось покалывание ревности за  свою
находку. Коля беззвучно вздохнул. Эх,  если бы  палочки сейчас были  у него.
Тогда бы он высказал Вене все, что думает по этому поводу. Но палочки сейчас
лежали  в  виде  квадрата  и   Веня   ловкими  движениями  скашивал  их  под
параллелограм.
     - Красиво, -  согласилась Лена. - Я  раньше никогда не  была  на крыше.
Господи, весь мир как на ладони.  Крыши, крыши, крыши... А вон там даже  лес
видно.
     Если бы Коля не тонул в ужасающей  грусти, то непременно рассказал  бы,
что темными вечерами он любил посиживать на ступеньках подьезда, вглядываясь
в уходящее в пол  окно, за которым мерцали  огни центральных районов города.
Он мог сидеть там чуть ли не часами, пока кто-нибудь  из соседей навязчивыми
вопросами не прогонял Колю домой. Если бы принцессы согласились жить у Коли,
то он  непременно  показал бы им  сумеречные  искорки  завечерья. В  далеких
желтых и фиолетовых огнях жило мерцание чего-то волшебного, недостижимого. В
далеком всегда  чувствуется  необычное и  чуть-чуть тоскливое. Но  сейчас  в
Колином сознании  жили  только  палочки.  И  Венины.  И Пашкины.  И навсегда
утраченные. И все они когда-то лежали в  руках  у  Коли.  Ну почему  счастье
никогда не длится вечно?
     - Телебашня - это железяка, - вдруг сказала Лена.  - Может ей все равно
где стоять.
     - Ну и что? - набычился Веня на всякий случай. Он не любил,  когда  его
рисунки  называли  каракулями  или  почеркушками,  а только  что выстроенную
телебашню - железякой.
     - Ничего.  Вот  только ты  хотел разогнать людей,  а им  расходиться не
хотелось. Поэтому они и не  разошлись никуда. Может мы, как и палочки,  тоже
желательной магией обладаем.
     Коля вздрогнул,  услышав "желательной магией". Откуда  Ленка  взяла это
словечко? Повеяло ледяной струей, словно  хозяин  стоял рядом и  подсказывал
Лене понятия своего мира.
     - Кто мы?  - настороженно спросил  Веня,  оставив палочки в покое. Коля
представил, как он ловко  подкатывается к  палочкам, выхватывает  их  из под
носа у  не успевшего среагировать Вени  и одним изящным поворотом исчезает с
крыши,  а  потом  переносится  в штаб,  где сейчас  прохладно  и одиноко. Но
настоящий Коля  остался  на месте, поглядывая  с тоской на белые и оранжевые
полоски.
     -  Мы, люди, - пояснила Лена. -  Те,  кто  собрался  у твоей телевышки,
вовсе  не желали  исчезать  и  расходиться.  Вот палочки и не  сумели с ними
справиться. А мы наоборот хотели  смыться оттуда  как  можно скорее, поэтому
нас  палочки  забросили  сюда за  какую-то секунду. Просто наша  желательная
магия совпала  с  палочкиной. Ведь  когда  мы мороженое получали, ведь  тоже
хотели его. А тому, кто ненавидит мороженое, мы бы при всем желании  всучить
его не смогли бы.
     Веня  хлопнул  себя  по  лбу, крутанул  палочки и  у  каждого  в  руках
появилось по вафельному стаканчику с холодной сладкой горкой внутри.
     - Силы не хватило у палочек, - задумчиво  сказал Веня.  - Вот если бы у
меня их был, скажем, миллион. Всех бы подчистую разогнал. Даже ГАИшников.
     "Миллион, - тоскливо подумал Коля. - Да мне бы хоть одну..."
     Лена   вскочила   и   подошла  к  бордюру,   огораживающему  крышу   от
девятиэтажной пропасти.
     - Красиво, - вздохнула она. - Каждый бы день сюда приходила. Это же так
здорово, когда  весь  мир  под  нами,  а  мы  - высоко-высоко, словно  птицы
перелетные. Только гляньте, какие они там все крохотные.
     Веня вскочил и тоже побежал смотреть. Коля с тоской поднялся и поплелся
к друзьям.  Нет, не  радовал его  солнечный  день.  Совершенно  не  радовал.
Палочки-то были у Вени.
     - Ой, полетать бы, - пропищала Лена, свешиваясь за бордюр.
     - За чем дело встало? - солидно предложил Веня и протянул ей палочки.
     Лена уже собиралась их крутануть, уже даже крутанула, уже  и поднялась,
ПО-НАСТОЯЩЕМУ  поднялась  над  крышей   сантиметров  на  пятьдесят  и  вдруг
безвольно опустилась обратно.
     - Не получилось? - тревожно спросил Веня.
     - Получилось, - грустно ответила Лена. - Только сейчас нельзя. Мне  еще
географию учить. Если сейчас полечу, то меня уж до вечера не остановить.
     - А я алгебру забыл сделать, - вспомнил Веня.
     "Ну-у-у, еще летчиком стать хочет, а сам только алгебра,  да алгебра, -
злобно протянул  Коля про себя. - Какие-то эти двое неправильные." Ну почему
в Колину голову не  приходили летные мысли? Эх, ему бы сейчас палочки, он бы
полетал. К черту  алгебру!  К черту географию! Один-единственный полет стоил
всех знаний десятилетней школьной программы.
     - Тогда к штабу, - предложил Веня.
     - Раз учить, то лучше к дому, - уныло произнес Коля. - Давай к моему.
     Веня кивнул
     Лена тоже не возражала и вернула палочки обратно.
     Возле Колиного подъезда выяснилось, что она замарала гудроном локоть.
     - Дай-ка на минутку, - попросила она Веню.
     Тот не замедлил сунуть ей палочки.
     - Попробую одной, - решила девочка и на секунду зажмурилась.  Пятно тут
же исчезло со светлой ткани и Лена счастливо рассмеялась.
     - Надо было и в замке также, - сказала она, вспомнив жирную каплю.
     - В каком замке? - удивился Веня.
     - Потом  расскажу,  мальчики,  - пообещала  она,  возвращая палочку.  -
Некогда. Подумать только, от полета отказалась. От самого настоящего полета.
     И  заулыбалась  так,  будто  уметь  отказываться  от  чего-то  -  самое
настоящее удовольствие.
     "Как   все  просто-то,"   -  горестно  размышлял   Коля,  наблюдая   за
перемещениями  палочек.  Мысленный  Коля  протянул  руку  за  палочками,  но
мысленный  Веня  скорчил такую  ехидную  рожу,  что  мысленный Коля  тут  же
воспламенился и сгорел от стыда. Реальный Коля продолжал топтаться на месте.
     -  Держи,  - сказал  реальный Веня,  протягивая  палочки Коле.  -  Твои
все-таки. Пусть лежат рядом. Вместе они - сила.
     Глаза у Коли расширились.
     - Погоди-ка секунду, - палочки замерли, не добравшись до Коли.
     Сердечко  Колино остановилось.  По  крайней  мере так показалось самому
Коле. Нет, не хотел Веня расставаться с палочками. Просто решил поиздеваться
над Колей. Коля понимающе кивнул и начал изучать асфальт под ногами.
     А Веня крутил палочки.
     И на ногах у него внезапно обнаружились  ролики. На черной  пластмассе,
изящно обхватившей каждую ступню,  ослепительно  горело целых три  солнечных
блика. Темно-зеленые застежки притягивали взор. "New Age" значилось на них.
     И  у  Лены оказались точно  такие же ролики.  Только размером поменьше.
Девочка робко  оттолкнулась  от лавочки и медленно поехала по  дорожке. Веня
тут же  догнал ее и покатил рядом.  На одной ноге. Четверка колес, обтянутых
каучуком, мягко шуршала.
     С  каждым новым толчком Лена обретала все большую  уверенность. И когда
она решительно  развернулась, на  лице у девочки  сияла  счастливая  улыбка.
Веня, показывавший высший пилотаж, тоже торжествовал.  Парочка  конькобежцев
весело неслась навстречу Коле.
     А он стоял и смотрел.  На Колиных ногах  не появилось ничего. Они так и
остались в потертых кросовках. Счастье свое Коля посеял.  Гном переселился к
Ленке, а палочки - к Веньке. А душе была пустота, затопляемая горькой обидой
на незадавшуюся жизнь.
     - Сам сделаешь, -  сказал ему Веня, затормозивший в крутом развороте. -
Всяко-разно ты черные цвета не любишь.
     И палочки снова очутились перед Колей.
     Коля не  верил. Но  руку  навстречу протянул. Палочки не исчезли.  Веня
даже подъехал поближе. Лена уселась на скамейку, раскатывая колеса на правом
коньке.  Но Коля  не смотрел  на Лену. Коля не видел ничего. Не мог  видеть.
Просто не был в состоянии видеть.
     Ничего, кроме палочек.
     Пальцы дрожали, принимая хоть и легкий, но невероятно ценный  груз. Уши
напряглись, ожидая  с Лениной стороны заслуженной ругани. Сейчас, вот  прямо
сейчас, Веня поймет свою ошибку и отберет палочки обратно.
     - Только никому не отдавай, - сказала Лена. - Если что, ори, царапайся,
зови нас с Веней.  Но не  отдавай.  Теперь у нас и у них поровну. Теперь  мы
одинаково сильны. Не отдавай их, слышишь, никому не отдавай.
     Коле  поверили. Он стоял,  проникнувшись величием  наступившей  минуты.
Стоял в  одиночестве, потому что чудесные ролики уносили своих новых  хозяев
навстречу  алгебре  и  географии.  "Бывают  же   упорные  люди,  не  то  что
некоторые,"  - пожаловался Коля самому себе на самого себя, а перед  глазами
стояли ролики.  Он  уже почти  окончательно  решил  сделать  себе  такую  же
обновку. Синие ботинки с ярко-алыми липучками,  потому что черный  цвет  он,
действительно, не любил. Но в последний момент Коля передумал.
     "Что ролики..."  -  пронеслось у него в голове, а пальцы в  первый  раз
крутанули возвратившиеся палочки.
     А потом  он оторвался от земли  и взмыл в свободном вертикальном полете
на  собственный   аэродром,  находившийся   на  балконе   внешне   ничем  не
примечательной квартиры третьего этажа.
     Солнце   неслось  навстречу  Вене,  удивительным  образом  оставаясь  в
недостижимой  вышине. С деревьев  срывались  листья,  похожие  на  желтые  и
красные дельтапланы.  Но они не  могли догнать Веню, потому  что кататься на
роликах он умел ничуть не хуже, чем играть в футбол или рисовать замки.
     Рядом  скользила  Лена.  Она  начала уставать, но не сдавалась,  и Веня
сбавил скорость.
     "Быстро же  научилась," - уважительно  подумал он.  Деревья проносились
мимо  и оставались за спиной, словно метки на взлетной  полосе.  Сейчас Вене
было нисколечко не жаль волшебные палочки, с которыми он так скоропалительно
расстался. Он забыл про них, потому что эти минуты наполнялись волшебством и
без всяких потусторонних странностей.
Глава 27,
     в которой Лена знакомится с черепом
     Лена  медленно  шла  по  сумрачным  коридорам с  высокими  полукруглыми
потолками. На  стенах,  сложенных из непроницаемых серых каменных блоков  не
было  ни  окон, ни  дверей. Совсем как в детской загадке про арбуз. Или  про
огурец.
     Зато  по  бокам к  потолку тянулось  множество колонн, а им навстречу с
потолка спускались другие колонны. Словно сталактиты и сталагмиты из Ледяной
Пещеры, ищущие встречи друг с  другом. Лена искала дорогу к  залу, где стоял
стол,  постоянно  накрытый всяческой  вкуснотищей,  а  в  стенах  скрывались
книжные  шкафы.  Прежде,  чем  окончательно  расстаться   с  палочкой,  Лена
выпросила ее на вечер. Она хотела забрать  ту таинственную книжку, в которой
рассказывалась  история про Черную  Гору и про мостик, над которым крутилось
призрачное страшилище, преграждающее путь героям.
     Надо было сразу загадывать зал. Так нет  же, Лене захотелось посмотреть
другие  башни замка.  И  пока  палочка  крутилась,  Лена представляла в  уме
длинный  полутемный  коридор, ведущий... А вот куда  ведущий, она  так и  не
успела придумать, потому что глаза неожиданно раскрылись, и Лена оказалась в
этом самом коридоре. Подошвы туфелек глухо печатали шаги по каменному  полу,
сложенному из поцарапанных округлых камней,  удивительно  плотно подогнанных
друг к  другу,  так что между ними не оставалось ни  единой, самой  узенькой
щелки. В темной  дали коридор  сужался, зато  справа обнаружилась широченная
лестница.  Но на  ней  было  совершенно  темно. А коридор  все же пронизывал
тусклый  свет. Лена  не  знала,  откуда  он идет. Может  под потолком витало
расплывчатое  серебристое  сияние.  Но  на  лестницу  оно  не совалось.  Там
начинались владения Тьмы.
     Итак, предстояло выбирать:  идти ли  в сужающуюся даль или окунуться во
тьму. Честно сказать, Лене  коридор уже надоел. Стены, да  колонны. Странная
башня  попалась  Лене. А вот  лестница...  Лестница вполне могла увести ее в
следующую  башню, которая  совершенно не похожа  на эту,  серую  и  скучную.
Значит, на лестницу.
     Лена боязливо вгляделась во тьму. Ничего не видать.  Надо было настоять
и  забрать отнекивающегося гнома с  собой. По  крайней  мере было бы  не так
страшно.  Ворчание  гнома  куда лучше  глухой  тишины. А сам  он вполне  мог
заменить маленький фонарик.  Но ведь у Лены есть  палочка! Так  чего  же она
ждет?!
     Пальцы закрутили палочку в руках. Лена представила  фонарик. Такой, как
она видела у одного мальчишки  во дворе. Черная коробочка с круглым окошком.
А еще там можно было менять цвета, надвигая на стеклышко красную или зеленую
пленку.  Но  фонарик  не  получился. Вместо  него в свободной  руке возникла
длинная лиловая  спиралевидная свеча, чьи витки были плотно приплюснуты друг
к другу. Наверное, у замка имелись свои правила жизни и некоторым вещам сюда
вход был  запрещен. Категорически. Лене нравилось это слово. Все вещи в мире
делятся на категории. И  если вход  запрещается категорически,  значит  сюда
кого-то пускают, а кого-то нет.  И вместо фонарика  появляется свеча, потому
что  фонарик из  запрещенной категории, а свеча нет. А свет все равно нужен,
неважно,  откуда  он возьмется, от фонарика или от пламени  свечи. Кстати, о
пламени. Свеча-то не горела  и сама зажигаться не собиралась. Не идти  же во
тьму  с   потушенной  свечой.  Лена  представила   зажигалку  из   сиреневой
пластмассы.  На  черной  железке  белела  вдавленная  надпись  BiC,  а рядом
красовалась  махонькая  буква  R  в  кружочке.  Ниже  совсем мелкие  буковки
поясняли, что сделана сия вещичка  во Франции. Но даже такие  подробности не
помогли зажигалке  получить  пропуск  в  сказочный  замок.  Лена  попыталась
представить  спичечный  коробок,  но  в руке  появилась  печенька.  Сухая  и
твердая,   как   плитка   от   облицовки   цветочной   клумбы.  Тогда   Лена
сосредоточилась  и вызвала в  памяти  картинку  зажженых  свеч на новогоднем
столе.
     И на  фитиле  волшебной свечи  появился огонек.  Стройный.  Серебряный.
Такой цвет вовсе не устраивал Лену и  она попыталась изменить его сначала на
желтый, потом на оранжевый и наконец на  темно-красный. Но посторонние цвета
не жили в  пламени  свечи дольше одной секунды  и  снова власть в  свои руки
брало  серебро.  Значит  так  оно  и  должно быть.  Значит,  в  замке  живут
исключительно серебряные огоньки и звездочки.
     Серебряный свет отодвинул  тьму и обозначил несколько ступенек, которые
раньше прятались от Лениного  взора. Лена решительно  повернулась и зашагала
вверх. Интересно, а если бы в подъездах были такие  же прекрасные лестницы с
круглыми, витиеватыми столбиками перил  и  теплыми  поручнями,  то мальчишки
черкались бы на стенах? На мраморных-то? На мраморных надо уже не черкаться,
а  выцарапывать. Но  зачем? Лена задумалась. Обычно надписи оставляют, чтобы
при взгляде на них в памяти возникали картинки самых светлых событий. "Здесь
был  Серый",  или  "Лена+Артур=Л",  или "Aqua", или  "Спасибо за то, что  ты
есть".  Но  на  эти картинки немедленно накладывались  другие,  где  надписи
составлялись из  коротких ругательных  слов.  А вдруг?.. Вдруг это тоже были
чьи-то светлые моменты, воспоминания о которых хотелось  сохранить. Ведь все
думают  по-разному.  И  все  видят  мир,  жизнь  и  светлые  моменты  в  них
по-разному.  Лена  вот увидела  этот  замок,  а кто-то  может видел  в жизни
совершенно другое, о чем и оставлял память  на стенах с  выцветшей краской и
полуобсыпавшейся побелкой.
     Ступеньки  плавно  заворачивали  влево, и Лена догадалась, что лестница
крутится  вдоль башенных стен,  уходя к куполу. Лена поднималась  все  выше,
поглаживая рукой  по ровной стене справа. Пламя свечи выхватывало из сумрака
то ли  иероглифы,  то  ли извилистые разводы на  мраморе, но Лене было не до
них.  Слева,  за  перилами,  вниз уходил  мрачный  колодец.  Теперь  уже  не
разглядеть, как высоко ушла Лена от серого  коридора.  Над головой  тянулась
полоса, на которой были высечены ступеньки следующего  витка. Лена понимала,
что эта  спираль  никоим  образом  не  приведет  ее  в зал, но так  хотелось
посмотреть, что находится там, на самом верху башни.
     Витков  через пять  или шесть Лену  встретила дверь.  Она  нависала над
девочкой  суровой преградой под  углом градусов в сорок пять. За дверью жила
тишина.  Пока еще дверь  не открыта, Лена могла представить  за ней все, что
угодно.  Но  больше   всего  ей  хотелось  увидеть  там  маленькую  комнатку
смотрителя маяка.  Чтобы  почти всю  ее занимал гигантский фонарь с  толстым
стеклом, превращающийся  по  ночам  в  яркую  звезду  для  далеких кораблей,
медленно следующих  своим курсом. Но тут ведь нет поблизости никакого  моря!
Не беда! Корабли вполне могли быть и летучими, а маяк отводил  их от высокой
скалы,  притаившейся во мраке. Может это  и  была та самая Черная Гора. Лена
пролетела мимо нее на такой  скорости, что вполне могла и не заметить  внизу
тонкую полоску мостика, уводившую в пещеру с легендарным оружием.
     Постояв еще  немного, Лена собралась с духом и толкнула дверь вовнутрь.
Пришлось  поднапрячься, чтобы створка сдвинулась с места и ушла в глубину. И
Лена  шагнула на последнюю ступеньку, располагавшуюся уже за порогом. Язычок
серебряного пламени свечи вытянулся тонкой спицей и исчез.
     Никакого фонаря внутри не оказалось, хотя комнатка вполне могла служить
маяком. Она  была маленькой, низенькой, с круглыми  стенами. И если бы в них
прорубить  окна...  Но Лене уже было совершенно не до окон.  Посреди комнаты
стоял круглый столик  на выгнутых ножках,  а  на  столике  красовался череп,
уставившийся  на Лену. Бледно-мертвенное сияние, исходившее от него, служило
единственным источником света.
     Череп казался ненастоящим. Не таким, как его рисуют в учебных пособиях.
Он  напоминал дыню,  поставленную на кирпич со скошенными  стенками. Круглые
глазницы  являли  две дыры  непроницаемого мрака. Внизу  кирпич  разлиновали
черными полосками зубов.  Похоже,  Лена  уже где-то  видела такой  череп.  В
каком-то мультике. Но  там  он  выглядел совершенно плоским и не страшным. А
тут череп  совершенно ПО-НАСТОЯЩЕМУ стоял на столе и пялился на Лену  своими
черными отверстиями.
     - Не пугайся, Леночка, не пугайся,  - проговорил он голосом Бабы-Яги из
старых фильмов.  Во время разговора  зубы то уходили вглубь, то возвращались
на свои места, словно клавиши пианино. - Я  здесь не просто так,  да и ты не
случайно сюда пришла.
     И он замолк.
     -  Ты  здесь  живешь?  -  поинтересовалась  Лена,  потому  что  молчать
становилось невыносимо, а все остальные вопросы, возникающие у нее в голове,
казались еще более глупыми.
     - Живу ли я? - вопросил череп пустоту. - В твоих  терминах, если у тебя
они есть, нельзя сказать, что я - живу! Допустим, я просто нахожусь здесь. И
все.
     - Ты очень похож на череп, - поделилась впечатлениями Лена. Ее никто не
учил, о чем можно, и о чем нельзя разговаривать с черепами.
     - Я и есть череп, - гордо утвердил собеседник.
     Он щелкнул клавишами зубов. На секунду за ними показалась пасть. Такая,
что в ней свободно поместилась бы Ленина голова.
     Лена промолчала.
     - Знаешь ли  ты, -  спросил череп, - что все существа на земле, которые
так  похожи на  людей, делятся на два  основных класса: люди  и черепа.  Они
невероятно  похожи. Я бы даже  сказал - невыносимо похожи. Можно ли выносить
такое положение дел, при котором мы вынуждены  напоминать  людей,  да еще до
такой степени, что сами люди не способны отличить нас от себя самих.
     - Я бы никогда не приняла тебя за человека, - обиделась Лена.
     - Все потому, что я здесь, а не в  твоем мире, - объяснил череп. - Там,
у меня все было бы как у людей. И ноги, и руки,  и глаза, и даже осмысленный
взгляд в этих глазах. Но мы находимся в башне замка и  поэтому я сам по себе
и по своему усмотрению, а ты продолжаешь оставаться человеком.
     - И много таких? - удивилась Лена. У нее в  голове не укладывалось, что
по улицам могут ходать черепа и при этом ничем не отличаться от людей.
     - Много, - сказал череп и даже кивнул бы,  будь у него шея. - Настолько
много,  что тебе  об этом лучше  не знать.  Впрочем, может когда-нибудь ты и
узнаешь, если сама станешь черепом.
     - Я не хочу, - испугалась Лена.
     - Сейчас не хочешь, - сказал череп. -  А пройдет время, ты  вырастешь и
возжелаешь им стать.
     - Но это же так... уродливо, - поморщилась Лена.
     -  А  все потому,  что ты смотришь  на  меня человеческими  глазами,  -
объяснил череп. - Неудивительно, что такой взгляд тебя пугает.
     - А какими глазами я должна смотреть? - поинтересовалась Лена.
     - Никакими. У меня вот вообще глаз нет.
     - Но это же невозможно, не видеть, - испугалась Лена.
     -  Чего ты  боишься? Неужели  ты думаешь, что мир складывается из того,
что ты увидела, услышала и попробовала на вкус?
     - Да!
     - И вовсе нет. Мир складывается из  того, что ты чувствуешь в то время,
когда смотришь, слышить и пробуешь. Бывает, смотришь на прелестную вещичку и
совершенно  ее  не  видишь,  потому  что  чувства  вновь  переживают  что-то
утраченное. Да и со слухом так же, можно слушать человека и не слышать его.
     - Угу, - согласилась Лена. -  У нас постоянно на кухне радио говорит, а
я так привыкла, что почти его и не слышу. А со вкусом еще интереснее. Я могу
проглотить целую шоколадку во время фильма  и совершенно  не заметить вкуса.
Ну ни капельки.
     - Ага, - обрадовался череп.  - Ты начинаешь понимать нашу  сущность. Не
надо видеть, не надо слышать, не надо пробовать. Надо просто  почувствовать,
и тогда  в  памяти  запишется  особое ощущение, будто бы  с  тобой  все  это
происходило ПО-НАСТОЯЩЕМУ.
     - Но это все равно понарошку, - не согласилась  Лена. - Если  я никогда
не  пробовала  манго, то в памяти запишется вовсе не настоящий вкус, а  тот,
который я представила в уме.
     -  Ну и что, -  не  сдавался  череп.  - Вот  подумай... Только  подумай
хорошенько.  Ты хочешь, чтобы все происходило  как надо или так, как хочется
тебе?
     - А разве это не одно и то же?
     - Ну  вдруг  тебе манго  не понравится,  - заметил  череп. - Что тогда?
Сплошное  расстройство  несбывшейся  мечты.  А так  ты чувствуешь,  что  его
попробовала и что он оказался на вкус именно таким, как ты и ждала.
     - Так значит лучше вообще не пробовать это манго?
     - Почему  не пробовать? Пробовать!  Только не  огорчаться,  если  он не
оправдает твоих ожиданий. И не расстраиваться из-за того,  что тебе пока еще
не довелось его попробовать. Но вообще-то, скажу  по секрету, мандарины тебе
подходят больше.
     - Да, - кивнула Лена. - мандарины я люблю.
     - Вот и наплюй на это манго, - предложил череп и  доверительно добавил.
- Хорошо сидим.
     -  Хорошо, -  поежилась Лена  и  на  всякий  случай  кивнула. Комнатка,
озаренная светом, исходящим от черепа,  не нравилась ей.  Она  давила низким
потолком,  угнетала  мрачными  стенами.  Ну  почему тут  не  оказался  маяк.
Замок-то снаружи выглядел таким красивым. Неужели  в каждой башне, блестящей
радужными  сполохами,  скрывалась за стенами вот такая  каморка,  в  которой
притаилось по одному разговорчивому черепу.
     - Давно я так славно не беседовал, - похвалил девочку череп. - За это я
разрешаю задать тебе один вопрос.
     - Какой вопрос? - не поняла Лена.
     - Да любой, - нетерпеливо сказал череп. - Любой, угодный тебе вопросец.
Советую  из числа тех, на которые некому ответить. Может ты здесь именно для
того, чтобы задать такой вопрос, а я для того, чтобы на него ответить.
     Лена  задумалась. Были вопросы, которые она  могла задать маме, но ни в
коем случае  не  ребятам из штаба. Или наоборот, на которые  Венька и Колька
ответили  бы  без  труда,  а  мама  только  рассердилась  бы.  Веньку  можно
расспрашивать про  самолеты.  Только его  одного  и больше никого. Были  еще
неимоверно важные вопросы, на которые хотелось получить  ответ.  Но их  Лена
собиралась задать вовсе не черепу.
     - Давай быстрее, - сердито напомнил череп, - а то я передумаю.
     Слова крутились в голове у Лены и никак не складывались в вопросы. Лена
сунула руку в  карман,  чтобы звякнуть ключами и разбудить нужные  мысли. Но
пальцы  наткнулись на кожаную обложку найденной  записной  книжки.  И  тогда
сформировался тот самый вопрос, ответ на который узнать было не у кого. Лена
раскрыла  книжку  на  единственной  не  пустой  странице  и показала надпись
черепу.
     - Это правда? - спросила она.
     - Да, - согласился череп и весело бы подмигнул Лене, да только не  было
у  него  век.  - Проще простого.  Даже  утруждать себя  не  пришлось. Давай,
спрашивай еще. Твое время не истекло. Оно с тобой и с твоими вопросами.
     Честно говоря, Лена хотела услышать "Нет".  Пусть лучше книжка обманула
бы  ее.  Пусть  надпись  оказалась  бы  насквозь  лживой.  Но  череп  только
подтвердил опасения Лены.
     - Почему? - спросила она.
     Череп подскочил и чуть повернулся. Теперь глазницы смотрели не на Лену,
а куда-то в сторону. Однако трещать словами он не перестал.
     - Заставили,  - пояснил череп. - Тоже проще  простого.  Я то думал тебе
нужны из-мыш-ле-ни-я. А оказалось,  ты хочешь услышать только факты. Не  то,
как оно есть, а  то, как оно было. Впрочем, чего еще можно ожидать от людей.
Их  всегда  интересуют только  факты.  Они  пользуются фактами, сгибают  их,
подчищают, приукрашивают и с помощью таких вот лживых отражений пишут другие
факты, составляя историю прошлого. Их всегда интересует то, что  было. И они
всегда  надеются  узнать то, что будет, раньше, чем это  произойдет.  И  эти
вечные метания  заслоняют от них  настоящее. Единственное, что стоит  знать.
Единственное, Леночка. То ли дело мы, черепа...
     - Постой,  -  прервала пустую болтовню Лена.  Ей неимоверно  важно было
понять, что означает "Веня-предатель".
     - Стою, - согласился череп. - Пока еще стою. Уронят - буду лежать...
     - Кто заставил? - перебила его Лена.
     -  Да что за разница, - сказал череп и подпрыгнул  еще раз. Лена  могла
видеть  только одну  глазницу. А видел  ли  ее череп? Может  ему и  не  надо
смотреть на Лену. Может он просто чувствовал.
     - Что за разница, - повторил он,  щелкая клавишами зубов. - Кто да кто.
Человек. Такой же, как и ты, как и сам этот твой Веня. Все держится на силе,
да на уверенности. И когда  ты предаешь,  то  теряешь уверенность  в себе  и
слабеешь. Сильно  слабеешь.  Знала бы  ты, как любят  люди  заставлять  себе
подобных предавать друзей. На фоне чужой слабости неимоверно  тонко ощущаешь
свою собственную силу. А людям так важно эту силу почувствовать.
     Видимо, череп по каким-то непонятным причинам не хотел развивать тему и
теперь всеми способами увиливал от ответа.
     - Кто заставил? - повторила вопрос Лена.
     Череп в очередной раз совершил прыжок и клацнул зубами при приземлении.
Он совсем отвернулся от Лены. Теперь Лена видела лишь его затылок. Словно не
череп стоял на столе, а так, ночник со странным светом.
     - Слишком много вопросов, Леночка, слишком много вопросов, - сказал он.
     Лена растерялась. Она не видела ни глаз  черепа, ни  его лица и  начала
волноваться. Казалось, что  череп втихомолку усмехается, пока Лена  не может
этого видеть. Казалось он врет тонко и расчетливо.
     - Но ты же сам разрешил спрашивать.
     -  Я  уже  ответил на  твой  вопрос. И  даже не на  один,  а  на два  с
половиной, Леночка.
     - Повернись, - попросила Лена срывающимся голосом. Она чувствовала, что
в черепе происходили какие-то перемены, из-за которых  в комнате становилось
все неуютнее.
     -  По  просьбам  трудящихся,  -  возвестил  череп и  его глазницы вновь
воткнули пустой взор в девочку.
     Сияние  черепа   с   бледного   стало   голубовато-сиреневым.  Мерзлым.
Противным. Гнилым.  Череп радовался  тому, что Лене становилось страшно, что
внутрь девочки заползали липкие червяки ужаса.
     - Я пойду, - сказала Лена как можно тверже и начала отступать.
     -  Куда, Леночка? -  смеялся  череп,  прямо-таки ухохатывался.  - Куда?
Лесенки-то нема.
     Нога   девочки  никак  не  могла  нащупать  ступеньку  за  порогом.  Но
поворачиваться спиной к этой страшной ухмылке было немыслимо. Лена зажмурила
глаза и шагнула вниз,  опрокинувшись в  темный  колодец.  Молнией пронеслась
мысль о палочке, которую сразу завращали непослушные  от сковавшего их ужаса
пальцы.  Картинка квартиры  никак  не  желала  проявляться.  Вместо  нее  по
орбитальной  траектории  вокруг Лены парил череп и  приговаривал шелестящими
шепотками:  "Не торопись, Леночка. Когда вырастешь, научишься различать, где
черепа, а где просто  люди. А потом,  быть  может, и  тебе повезет. А потом,
быть  может, и  ты  станешь  черепом.  Все  знающим, все  умеющим. Веселым и
беззаботным  черепом,  летящим сквозь  пустоту жизни, сквозь мыльные  пузыри
событий, сквозь грязные островки людей, перепрыгивая с одного на другой,  на
третий, на сотый. И до бесконечности..."
     Глаза открылись  и Лена  закончила  свой  полет  на полу, сверзившись с
дивана.
Глава 28,
     в которой Пашка и Владян намечают перспективы
     И  снова  Ленкина  палочка вернулась к Коле,  чтобы восстановить шаткое
равновесие.
     Собственно говоря, на момент объединения палочек в единую связку Колина
команда стала сильнее на целую палочку, просто Коля об этом не знал. В стане
врага  назревал  разлад.   Сначала  Пашка  поделился  с  Владяном  в  равных
пропорциях, но потом половину доли Владяна конфисковал. Еще пять минут назад
Владян сидел, отвернувшись от Пашки, и безмерно дулся. Но сейчас в его руках
покручивалась  одинокая  палочка,  пожертвованная Пашкой, а  стол заполнялся
блоками  сигарет "Parlament", бутылками девятой "Балтики" и золотыми  часами
"Ролекс" (или тем, что в понимании Владяна на них походило).
     Пашка  пожертвовал палочку не просто так.  Палочка должна была привести
Владяна  в  чувство, чтобы он мог воспринимать  Пашкины  рассуждения о  том,
почему все палочки должны находиться в одних руках.
     -  Да как  ты не понимаешь, - горячился он. -  А если на нас нападут? У
тебя палочка, да у  меня  палочка. Что сможем сделать? Ни хрена. Сечешь?! НИ
ХРЕНА!
     Владян не понимал.
     - А если у меня сигареты кончатся, а? Опять бычки курить.
     - Сделай запас.
     -  Где хранить-то? Меня родичи  вздуют. Мать однажды  чуть за  запах не
убила. Ниче, еще года два, а потом трогать не будет. Не посмеет. И сейчас не
посмеет. С палочкой-то...
     - С одной-то? - скривился Пашка. - Да одной палочкой ты даже ей рот  не
заткнешь.  Я ж тебе говорю, чем больше палочек, тем  мы сильнее. Поэтому все
они пусть хранятся у меня.
     - А че не у меня? - не сдавался Владян.
     Пашка не  знал  больше убедительных доказательств. Но ведь не  бить  же
Владяна.  Своих бить нельзя. Бить  надо только чужих. На то они  и чужие.  А
своим  надо  разъяснять.  Пусть  даже  до  посинения.  Пашка чувствовал, что
посинение это приближается темпами скоростного автомобиля.
     - Тачку бы, - протянул он, переводя разговор на нейтральную тему.
     - Тачку бы хорошо, - отвлекся  Владян и почесал палочкой спину, засунув
за воротник клетчатой рубашки.
     - Э, э, хватит, - забеспокоился Пашка, наблюдая, что по  самым скромным
прикидкам  число  блоков  уже  зашкалило  за  сотню.  - Меня маханя тоже  не
похвалит.
     - Продадим, - воодушевился Владян. - Или старшакам вручим.
     - Ага,  - съехидничал Пашка. -  Старшакам.  И  тебя моментом на счетчик
поставят. Будешь каждый божий день на стрелки летать.
     - За что на счетчик-то? - закипятился Владян.
     - Сигарет море, - загнул палец Пашка,  - а родичи не на халяве, и не по
загранкам  шастают. Значит, кольнул кого-то на массу.  Значит,  бабок  куча.
Значит, стричь надо, пока другие не разнюхали и не протрясли раньше. Чего ты
из нас лохов-то делаешь.
     - А как надо-то? - спросил присмирневший Владян.
     - Надо  баксов  себе  кучу  сообразить  и  сидеть, не  высовываться,  -
объяснил Пашка. -  У кого  баксов  уйма, тот не пропадет. Так  что делаем по
мильену каждому, складываем в заначку и сидим.
     Владян призадумался. Вроде и прав был Пашка, но душа требовала  чего-то
огромного,  немеряного,  невообразимого.  Не  в  деньгах  было  для  Владяна
счастье.
     - Не-а, - несогласился он. - Не пойдет.
     Пашка  не  стал  спрашивать  почему,  он  просто вопросительно  вскинул
голову. Владян тут же начал гнуть свою линию.
     - А кончатся когда баксы?
     -  МильШн-то?  Как это мильен баксов кончится?  Ты хоть  представляешь,
сколько это на наши?  - удивился  Пашка и начал в уме пересчитывать баксы по
курсу, но запутался и оставил это неблагодарное занятие.
     - Вдруг украдут, - предположил Владян.
     - А еще мильен сделаем. Палочками-то.
     - И палочки украдут.
     Владян говорил  с толком. Пашка представил себе такую перспективу и она
ему очень не понравилась.
     - А че делать-то, штоб не украли? - спросил он.
     - Надо,  чтобы  боялись красть,  - сказал Владян  и  тут же  пояснил. -
Помнишь, на физре Леха Иванов из девятого "Б" свои "Пумы"  оставил в зале  и
только после уроков приперся, чтобы забрать. Так ведь и стояли они там. Хрен
кто украл. Потому как знали чьи и боялись.
     - Могли украсть, - не согласился Пашка.
     - Могли, а не украли, - заметил Владян. - Ты бы такие "Пумы"  поставил,
так отвернуться бы не успел, свистнули бы и не  подавились. Или тому же Лехе
отнесли бы на всякий пожарный.
     - Ну? - стал ждать Пашка дальнейших объяснений.
     - Надо  дело  заиметь. Большое.  Важное. Оружие там. Или наркота какая.
Щас наркота в  цене. А будет  дело идти, значит будут бояться и уважать. Все
одно, не мы начнем, так из старшаков кто-то. Но тогда нам только на подхвате
быть.  А  кто  шестерок-то  уважает.  Кому  сявы  разные нужны.  Надо  самим
начинать.
     Пашка задумался.
     - Ну его на хрен, - махнул он рукой. - А повяжут если.
     - Да кто  повяжет-то. Помнишь,  техана в  автобусе прицепилась, что без
билета едем, а мы р-р-аз и на остановке. Во поприкалывались-то. И от мусарни
смоемся. Да фиг она нас ловить станет. Если будем большими шишками, то никто
не тронет. Больших все уважают, и воры, и фраера, и мусарня. Что за мусорная
яма? То московское "Динамо", - с чувством продекламировал он.
     - Ну ты,  потише,  -  возмутился Пашка и хотел в честь любимой  команды
огреть отскочившего Владяна, но в голове уже разворачивались перспективы.
     -  Оружие  тяжеловато,  - сказал  он.  -  Таскать  надорвемся.  Да  еще
опробовать надо. Где стрелять-то. Не в квартире же.
     - Хрен с ним, с оружием, - внял доводам Владян. - Значит, наркота. Один
грамм - сто пятьдесят баксов.
     - Где торговать-то.
     - Да на  рынке! - изумился  Владян  и заговорщицки  зашептал. - Я места
знаю, где все ширанутые затовариваются.
     - Лады, - кивнул Пашка. - А ты наркоту пробовал?
     - Не-а.
     - Тогда как представлять будем?
     - Сладкая она, - задумался Владян. - Будем сладкое представлять.
     - Ага. И получишь Нутра Свит, знаточок.
     Владян  напрягся  и в  его  руках возник маленький пакетик из хрустящей
бумаги, через которую  прощупывался мелкий  порошок. Пашка  забрал  пакетик,
лизнул палец, погрузил его в порошок и затем легонько коснулся языком.
     - Сахар и есть сахар.
     -  Да не  сахар это, - заспорил Владян. - Хочешь, завтра  знающим людям
покажем?
     -  Завтра так завтра, -  согласился Пашка.  Что-то  ему  не нравилось в
залихвастских планах  Владяна.  С  другой  стороны быть известным  вовсе  не
помешало бы. Пожалуй даже, это стоило больше, чем мильен, а то и два баксов.
     - Может бабу закажем? - вдохновился Владян.
     - Какую бабу? - не понял Пашка.
     -  Ну помнишь на  стогбах  цифирки? С телефонами-то?  А мы теперь и без
всякого телефона могем.
     - А, девку, - дошло до Пашки.
     - Какие там девки, - скептически скривился Владян. - Одни бабы.
     - Не,  - испугался Пашка. - Не надо. Вдруг маманя притащится. Ну его на
хрен.
     - Тогда курнем, - то ли предложил, то ли утвердил Владян.
     - Только на улице, - поспешно добавил Пашка.
     Владян  не  спорил.  Он  ловко  сгреб  заграничные  товары  в  сумку  с
облупленной эмблемой радио "Максимум", положил сверху булькнувшие бутылки из
темного  стекла,  застегнул молнию и,  сгибаясь под  тяжестью,  последвал  к
двери. Пашка не отставал.
     На  улице  они  вскрыли  первый попавшийся  блок и  затянулись.  Владян
крутанул свою палочку и на ладонь ему лег увесистый "Макаров".
     -  У,  шпана  малолетняя, - ругнулся  в  сторону  мальчишек  проходящий
мужчина  в  демисезонном пальто  и  старомодной  шляпе. После этих  слов  он
заметно прибавил шаг и торопливо скрылся за углом.
     Владян немедленно вскинул голову и оглядел пустой двор.
     - Чего там? - поинтересовался Пашка.
     - Да, козлы-малолетки бегают,  - возмущенно пояснил Владян. - Развелось
тут сяв разных, хоть отстрел начинай.
     - Где?
     - Вот и я не пойму,  - пожал плечами Владян. - И где их только этот лох
увидал?
     -  Хрен  с  ним, - не стал тратить время на пустяки Пашка, - дай-ка мне
сюда еще одну.
     Владян  с  готовностью  протянул  халявную  пачку.  Вновь  зажглись два
сигаретных  огонька  в сумерках  двора. И  некому было пройти мимо, и некому
было  увидеть,  как двое  мальчишек по  хозяйски оглядывают  кусты,  детскую
площадку  и  близлежащие дома.  Двое самых обыкновенных  мальчишек,  которых
распирало от осознания своей немерянной крутизны.
Глава 29,
     в которой Коля превращается в разные предметы
     Вроде  всего ничего до школы, а путь получался длинный. Это Коля понял,
едва  вышел  из дома. Он  еще  и дверь в  подъезд не успел  прикрыть,  а уже
усмотрел крутящегося около дороги Шнягу. Почему этого пацана прозвали Шнягой
Коля не знал. Возможно, об этом не знал даже сам  Шняга. Но сейчас Коле было
не до выведения генеалогических деревьев.  Шняга  был ловчее  и сильнее. И у
Коли  хватало  ума,  чтобы  понять: Шняга  послан  именно  за ним. Вернее за
отвоеванными палочками.
     Легко Вене говорить,  не давай  палочки.  За  Веней небось не присылают
верных людей. И провожать Колю ни Веня, ни Лена не пришли. Мол, выпутывайся,
Коля,  сам. Коля  хотел юркнуть  обратно в подъезд  и  завращать  палочками,
представляя серое щербатое крыльцо школы. Но  Шняга  его уже  заметил. Глаза
охранщика  блеснули. Высунулся язык,  а ноги сделали  первый шаг к  крыльцу.
Пришлось покрепче сжать палочки и броситься бежать по узкой бетонной полоске
между стеной дома и невысокими кустами.
     Выяснилось, что Шняга, кроме ловкости и силы,  заметно превосходил Колю
и  в  скорости. Его зловещее  пыхтенье раздавалось совсем близко,  а  жаркое
дыхание,  казалось, прожигало Колин затылок, как  лава, извергающаяся из  не
слишком  крупного  вулкана. Из  последних  сил Коля повернул на  улицу,  при
развороте крутанув палочку и вызвав перед глазами картинку.
     В следующий  миг из-за поворота вылетел Шняга. Вылетел  и заоглядывался
растерянно.  На  улице  никого не  обнаружилось.  Вернее, шагал прочь  некий
неизвестный гражданин, уткнувшийся в "Спорт-Экспресс", но он  никоим образом
не  напоминал  требуемого  беглеца.  Шняга  пристальным взглядом  пробуравил
приближающуюся    полноватую   тетеньку,   тащившую   за   собой   безвольно
вышагивающего  карапуза трех лет в синих шароварах и бурой  фуфайке.  И  они
тоже никак не могли быть исчезнувшим Колей.
     Шняга придирчиво  осмотрел  асфальт на предмет наличия  канализационных
люков. Но  рядом не было ни одного. Проехал  пацан на самокате.  Протарахтел
"Запорожец".  Пронеслась  "Скорая помощь".  Обогнув  замершего Шнягу,  гордо
прошествовал пенсионер Романыч, направляясь к  газетному  киоску, где ему по
дешевке продавали вчерашние газеты.
     Глаза  Шняги скользнули  к стене дома, где усмотрели весьма  интересную
вещичку. Наклонившись  к серой штукатурке, там примостилась небольшая черная
коробочка  с  крышечкой,  решетчатым  выступом, двумя  круглыми рукоятками и
рядом кнопок. Белые буквы недвусмысленно объясняли, что коробочка называлась
"ЛЕГЕНДА-404",  а  буквы  помельче показывали,  что данный  преддет является
ничем иным, как кассетным магнитофоном.
     Шняга  осторожно нажал  кнопочку  с  треугольничком.  Магнитофон хрипло
запел:
     Двадцать ноль-ноль,
     Все давно ушли ушли домой,
     Лишь она...
     Шняга  выключил воспроизведение  другой  кнопочкой  и  нажал  кнопку  с
голубой  наклейкой. Крышка кассетоприемника  распахнулась. Кассеты внутри не
было.  "Радио,"  -  подумал Шняга  и захлопнул  крышку.  Сам  аппарат его не
заинтересовал  по   причине   отечественного  производства  и   непроходимой
древности выпуска. Вот если б он назывался "SONY" или "Panasonic", тогда  бы
другое  дело.  На  худой  конец  Шняга согласился бы  на  "First"  ("Made in
Austria"),  "Lotan"  ("Лиц.   Канады")  или  "Atlanta"  (вообще  непонятного
производства),   чтобы   загнать  его   лохам,   которых   водилось   вокруг
видимо-невидимо. Но найти лоха,  согласившегося  бы купить подобное  старье,
представлялось делом немыслимым, а таскать аппарат даром  Шняга не желал. Он
легонько пнул вновь запевший аппарат и понесся на поиски пропавшего  пацана,
который так требовался Пашке.
     Может бытф известный режиссер
     Для нее найдет в картине роль
     И художник напишет портрет.
     Может быть ей песню посвятят
     И подарят самый нежный взгляд,
     Может быть, а быть может и нет.
     Если бы  Шняга остановился и  призадумался о  том, что  в такой древней
технике радиоприемник  не планировался, то возможно  в его голову  пришла бы
верная  мысль  осмотреть   магнитофон  поподробнее.  Но  верные  мысли,  как
известно,  приходят  гораздо  позже.  Да  и  некогда  было Шняге.  Поручение
срывалось. А с невыполненным  поручением срывался  и обещанный блок сигарет,
который так заманчиво выглядывал вчера из сумки Владяна.
     Как  только  Шняга  скрылся  из  виду,  "Легенда-404"   растворилась  в
прохладном воздухе осеннего  утра, а на ее месте возник Коля. И вовремя, как
знать,  может  в  следующую  секунду  на  улице  объявился  бы  какой-нибудь
неугомонный   радиолюбитель,  чтобы  позаимствовать   бросовую  технику  для
неведомых экспериментов. Коля перевел дух и отправился к школе. Он то и дело
останавливался  и потирал  правое колено, куда ему досталось носком Шнягиной
туфли.
     Здорово,  что он вспомнил  про  магнитофон.  Эта  техника  прошлых  лет
хранилась сейчас на полке за томами энциклопедии. Может гном  ночевал именно
за уютной крышкой подкассетника. Коля не знал, точно  ли он воспроизвел  вид
старенького магнитофона, ни разу не включавшегося за всю Колину не  такую уж
и маленькую жизнь. Кассеты вот у него не получились. Коля не представлял  за
стеклом боковину какой-нибудь "Соньки", "Макселлки" или "Джи-Ви-Сишки". Туда
несомненно  допускались  только  проверенные  временем  тяжелые  кассеты   в
неразбирающихся корпусах с буковками "МК-60". Давным-давно  Коля видел такие
штукенции у кого-то из уехавших друзей. Но мог вспомнить разве что вкладыш в
футляре,  где  голубые  полоски  постепенно переходили  в синие, а  над ними
несокрушимыми монументами значились те самые "М" и "К".  В ту секунду, когда
Коля исчезал,  а  на  его месте  вырисовывался  корпус магнитофона, он успел
вспомнить только обложку. Так вот и получился поющий магнитофон без кассеты.
На  первый  раз  пронесло,  но в  следующий  надлежало  выдать что-то  более
продуманное. А  с помощью магнитофона  у  Коли получалось петь не так  уж  и
плохо.  Да что  там плохо!  Не  плохо,  а просто  замечательно.  Надо  будет
попробовать  после школы спеть еще. Только тогда  уж Коля  превратится в  не
менее чем квадростереоцентр с мощнейшими колоночками.
     За  следующим домом  на  Колю наткнулся Шуруп.  Хитрый.  С  вертящимися
глазками. Из той же самой  компании, что Пашка, Владян и исчезнувший  Шняга.
Маленькая фигурка с веснушчатым лицом пристроилась  за Колей на почтительном
расстоянии и  не  отставала.  Шуруп  волновался,  иногда скакал  вприпрыжку,
иногда сплевывал под  ноги  от  осознания  выпавшей на него ответственности.
Этот  фрукт  нападать  на Колю не рискнул,  но потащился следом. Такие  сами
никогда не нападают.  Такие  борзеют по вечерам, выбрав из толпы безобидного
паренька,  а когда  тот  отпихивает распоясавшегося  нахальчика, из  сумерек
выплывают  на  защиту  старшие  пацаны,  и  уж  тогда  начинаются  серьезные
разборки. Можно было понадеяться,  что Шуруп проводит Колю  до школы,  да  и
только.  Но  Коля  не  рассчитывал на подобный  праздник. Скорее всего Шуруп
просто  дожидался  любого   знакомого  старшеклассника,   который   смог  бы
тормознуть Колю и реквизировать у него необходимые "обществу" предметы. Коля
не стал  ждать появления более могучих врагов и на  очередном повороте снова
крутанул палочку.
     Шуруп бдительно  соблюдавший дистанцию, оторопело замер на месте, когда
за  поворотом вместо Коли чуть не наткнулся на  высоченного парня, почти что
баскетболиста. От  неожиданности Шуруп  едва не поздоровался с незнакомцем и
чуть даже не извинился. Но верзила  не заметил Шурупа и прошествовал дальше,
помахивая  сеткой с  тремя здоровенными  кочанами капуты,  которые распирали
пространство сетки словно зеленые лохматые баскетбольные мячи.
     Шуруп отскочил  в сторону  и врезался в  афишную  тумбу. Он  недовольно
потер плечо и подозрительно поглядел на цилиндр, увенчанный красным конусом.
Вроде еще вчера он тут не стоял. Но цилиндр в два с половиной Шурупьих роста
выглядел так, будто простоял на этом месте не один десяток лет. Его крышу во
многих местах уродовали ржавые пятна. Неисчислимые следы афиш развевались по
ветру  обтрепанными  лохмотьями. На  самом  видном  месте красовался большой
глянцевый плакат. В его центре скромно стоял  любимец публики, "муж бабушки,
но  не дедушка" Филипп Киркоров. Неизвестный художник пририсовал  ему  синим
фломастером  вылезающий  из   штанов   фрагмент,   смачно   упоминающийся  в
большинстве   анекдотов.   Дополнение  потрясало   своими   размерами.  Было
достаточно  одного  взгляда для  того,  чтобы  понять  причину  выбора  Аллы
Борисовны. Чтобы  облагородить получившуюся  композицию  художник разрисовал
свободное место кривыми синими звездами. Нетронутой осталась только эмблемка
"Самсунга", вероятно по причине своего чернильного  цвета, так полюбившегося
живописцу.
     Слева располагался еще один член знаметитой семейки. Кристина Орбакайте
с новой  программой "Ты" понравилась неизвестному художнику конца двадцатого
столетия  гораздо  больше.  Возможно  в  его голове, как  в  голове  Шурупа,
рассматривающего  суровую блондиночку, и были идеи изменить фасон платья или
пририсовать обычно скрываемые части фигуры, но  в реалиях оказались намазаны
лишь синие губы, да лихо очерчен все тем же маркером контур волос.
     Шуруп оглядел картинку  с синегубой красоткой и  перевел взгляд пониже.
Там обнаружилась продранная афиша футбольного  матча  кубка  России "Амкар -
Спартак". Под названиями команд черной пастой стоял  горестный  прогноз "0 :
7".  Матч проходил год назад и "Спартак"  проиграл, что было известно любому
детсадовцу.  Но как,  позвольте  спросить, простая афиша может  продержаться
целый  год?  По  идее ее должны  были  заклеить еще  зимой. Шуруп  сдвинулся
вправо,  продолжая  растирать  ушибленное   плечо  и  разглядывать  плакаты,
наклееные поверх своих ушедших в прошлое товарищей.
     Репертуар  театра  оперы  и  балеты,  увенчаный  виньеткой с  портретом
Чайковского,  степенно  выглядывающего  из  темного   кругляшка,   настенных
художников  не  вдохновил. Шурупа тоже.  Поэтому его взгляд  лениво пропахал
незамутненные  синим  анонсы  концертов  "Чайфа"  и  татарской   эстрады   и
остановился на предвыборной агитации.
     Выборы  мэра давно  завершились, но плакаты  словно наклеили  вчерашним
днем.  Вернее,   позавчерашним.  Потому  что  над  ними  уже  успели  славно
потрудиться. Наклееный квадрат из  девяти черно-белых фотографий  кандидата,
так и не добившегося поставленной цели, пламенел усовершенствованиями. То ли
синий  маркер  усох и  ему  на  смену пришел ярко-алый, то  ли сменился  сам
художник,  но  здесь  он  проявил свой  талант  во  всей  красе.  Совершенно
одинаковые после наклейки портреты теперь изменились до неузнаваемости. Алая
ухмылочка  верхнего левого змеилась так  ехидно,  что  у любого  зрителя  не
оставалось ни  малейшего  сомнения в  том, у кого же из  этой девятки  будет
храниться  общак.  Очки  второго  округлились,  закрасились и превратились в
слепые стекла. У  третьего из  под губ  вылезали акульи клыки. Следующий ряд
начинался  все  с  того  же  круглоголового субъекта,  на  этот  раз скорбно
сжавшего рот  и  льющего кровавые крокодильи  слезки. В самом  центре грозно
сверкал глазами и алыми фиксами наглый бандюга с короткой зоновской стрижкой
и увесистой  алой  цепью.  Справа от него мужик  в крутых  квадратных  очках
страдал от неудержимого хронического насморка. Нижний ряд украшал все тот же
несчастный  кандидат,  но  теперь  уже  с  шахматной  лысиной и  устрашающей
бородавкой на носу, поросшей курчавыми волосами. Восьмой плакат был ободран,
а на девятом стремящийся в мэры обнадеживал народ щербатой улыбкой.
     Полюбовавшись на  народное  творчество,  Шуруп  сдвинулся  еще  правее.
Большой  плакат оранжевого цвета торжественно обещал, что  вот-вот в  городе
окажется сам Юрий Лоза с группой "Джем". Кто это такой, Шуруп не знал. Далее
на скромном  белом листе красными буквами было напечатано "Александр Новиков
с новой программой и старыми хитами "Вези  меня, извозчик!", "Шансоньетка" и
др."  Кто такая шансоньетка, Шуруп тоже не знал, но догадывался, и в  голове
сразу  закрутились похабные  мыслишки. Про Новикова Шуруп что-то там слышал.
Вроде мужик был свой,  пел про братву и все такое. И даже сидел. Таких Шуруп
уважал. Сильных. Смелых. Деловых.
     И вспомнив про дела, Шуруп чуть не сел от ужаса. Он же проворонил этого
проклятущего пацанишку. Проклятая тумба! Шуруп  воровато оглянулся. Если  бы
рядом вышагивала знакомая компаха, то он и не подумал  беспокоиться.  Сейчас
же Шуруп стоял на улице без друзей и без знакомых, и всегда мог подвернуться
какой-нибудь  въедливый  мужик из тех,  что любят читать нотации  до второго
пришествия.  Но  слава  тебе,  господи,  въедливых  мужиков  с  каждым  днем
становилось все меньше. Поэтому за последствия вроде можно и не волноваться.
С  размаху Шуруп злобно саданул резиновым сапогом по  тумбе. Тумба ойкнула и
всей  своей массой мстительно свалилась на  Шурупа, подминая под себя  хилую
мальчишескую  фигурку. Шуруп испуганно пискнул, выбрался  из под поверженной
конструкции  и  отряхул  с  себя грязь, так как сверзился вместе с тумбой  в
размытую колдобину. Вернее  попытался  отряхнуть,  потому  что липкая  глина
вовсе не желала покидать промокшую ткань, а размазывалась еще более ужасными
полосами.  Опечаленный  Шуруп поплелся  домой  переодеваться.  В  просторных
резиновых сапогах тоскливо хлюпало.
     Когда  переулок  опустел,  тумба обернулась  Колей. Тоже  выпачканным в
глине   и   тоже  опечаленным.  Дорога   в   школу  грозила   затянуться  до
бесконечности. Коля  мгновенно перемахнул низенькую оградку  детского сада и
засел в кустах.  Первым делом он почистил костюм и с помощью палочек  привел
его в почти что нулевое состояние. Вторым делом он зажмурил глаза и завертел
все четыре  палочки, торопливо  представляя то  крыльцо со скачущими по нему
первоклашками, то школьный вестибюль,  где  народ  спешно  натягивал  вторую
обувь, пряча забрызганные грязью ботинки и туфельки в специальные мешки.
     Когда  глаза открылись, то Коля не увидел ни крыльца, ни  вестибюля, ни
даже школьного сквера. Перед ним как и  раньше топорщились почти  что  голые
кусты. Палочки  не желали  съедать метры и перетаскивать Колю к школе. То ли
мысли, взволнованно прыгающие в  голове, мешали Коле сосредоточится, то ли у
четырех палочек не хватало мощности. Странное дело,  вторую телевышку, такую
громадину, им  было  сделать раз плюнуть,  а вот  закинуть  Колю  в школу  -
невмоготу.  Но  делать  нечего.  Тяжело   вздохнув,  Коля  побрел  навстречу
учителям, урокам и прочим неприятностям, скрываясь за кустами, да за оградой
заброшенного детского сада.
     Напоследок он  взглянул в серебристую  дымку треугольника. "Не пропусти
поворот," - вещал таинственный предмет.
Глава 30,
     в которой Коля посещает парикмахерскую потаенных коридоров
     Наверное, вы удивились Колиным партизанским вылазкам.  "Эка невидаль, -
скажет кто-то из вас, - нашел мальчик проблемы. Чего ж проще то. Взял, да не
пошел в школу. Послонялся по улицам,  пришел домой  и все вроде  бы в полном
порядке."  Но  дело в том, что Коля даже не  представлял, как  это  можно не
пойти в школу. У него в голове не укладывалось,  что против фамилии Коноплев
появится  буковка "Н". Нет, конечно, Коля знал, что старшие парни без лишних
слов  прогуливают  хоть два урока, хоть три  сразу или вовсе не  являются на
занятия. Он  частенько  видел  из  окна, как  из  школы спокойно, никого  не
опасаясь, выходил какой-нибудь  старшеклассник  в самой  середине урока.  Ну
ведь на  то он и старшеклассник. Вот Коля вырастет и тоже сможет прогуливать
уроки.  Не все, разумеется.  Зачем же все. Какие-нибудь трудные.  Физику там
или астрономию. Нет,  лучше геометрию. Вместо зубрежки теорем Коля отсидится
в парке. Тогда уже некого будет бояться.  Тогда Коля сам  станет  большим, и
разная  мелкота  будет  опасливо огибать  лавочку,  на  которую  он  изволил
приземлиться. Так он  и  сделает, когда  перейдет в  одиннадцатый класс. Или
даже в десятый. В десятом уже можно наверное пропустить парочку уроков,  а в
одиннадцатом Коля станет ходить только на нужные предметы.
     Например, на химию. Там интересно. Опыты всякие, пробирки. Давным-давно
Коля  и  его уехавший приятель Андрюха  славно эксперементировали с  набором
"Юный Химик". Они получали разноцветное пламя,  матовые  бугристые  осадки в
колбочках и даже  водород.  С той  поры  Коля запомнил, что  водород  пахнет
резиной, как пробка, которой была заткнута пробирка с выделившимся газом.
     Да, на химию Коля, пожалуй, ходить будет. Когда вырастет. А сейчас  ему
приходилось  ходить на все  занятия,  хочет он того или нет.  И поэтому ноги
Колины шагали  не в ближайший скверик,  а  к школьному крыльцу,  преодолевая
встречавшиеся  на пути преграды.  Только Коля вспомнил  о  преградах, как по
курсу обнаружилась следующая из них.
     То  ли бог, действительно, любит троицу, то ли для Коли  наступил  день
"Ш",  но  и третий  посланец Пашкиной компахи  носил кликуху на эту  широкую
букву. Его звали Шило и он  почему-то  этим  невероятно гордился.  Шило  был
постарше  Коли, высокий и узкий  в плечах, с  острым и  длинным  носом.  Его
ремень  поблескивал бляхой "Харлей-Дэвидсон", а за  широченной полосой  кожи
приютился   очередной  роман  Виктора  Доценко  в  истрескавшейся  глянцевой
обложке.
     Новый гонец был поопаснее Шурупа. Такой церемониться не станет, сгребет
за шкварник и  потащит, куда надо. Куда  надо, разумеется, самому Шилу, а не
Коле. Оставалось каких-то несколько  секунд, пока Шило не опознал свою цель.
А броситься-то  и  некуда. Справа  росла чахлая череда  кустов. Слева мрачно
высился корпус гостиницы. Вход, обозначенный раскрытой дверью, темнел у Коли
над головой. Крыльцо раскинулось двумя крыльями  ступенек,  одно из  которых
начиналось почти что у Колиных ног.
     Гостиница "Спутник"  ничем не напоминала гостиницу. Она располагалась в
обычной пятиэтажке. Разве что на боковых стенах было не по два парных окошка
на каждом этаже, а по одному в самом центре. Но точно такие же окна  имелись
и у рядом стоящих ПТУшных общаг. Правда, общаги не украшало такое высоченное
крыльцо.  Раньше здесь неизменно останавливались цирковые артисты по причине
близкого расположения к зданию цирка. Но теперь гонорары заметно увеличились
и приезжие знаменитости  предпочитали  размещаться  в  комфортной  гостинице
"Урал".  Кто теперь  останавливался  в "Спутнике",  Коля  не  знал.  Да и не
интересовало  это его  сейчас. Но Шило вот-вот мог заметить Колю. И мальчик,
опустив голову, затопал вверх по ступенькам. Если Шило представлял опасность
реальную  и зримую, то  опасности,  ждущие Колю за раскрытой  дверью, еще не
показывали свое истинное лицо. Лицо могло оказаться  любым. Например,  лицом
крикливой администраторши  с  табличкой  "Посторонним вход  воспрещен!"  Или
лицом старого мордатого швейцара, который без лишних разговоров ухватит Колю
за плечо и выведет со служебной территории прямо в руки Шила. Коля не  знал,
что ему грозит, но  уже готовился  к неприятностям. В  гостиницах школьникам
делать  нечего. Гостиницы существуют для взрослых людей из  других  городов,
чтобы им было где отдохнуть после того, как они устроят свои дневные  важные
и неотложные дела.
     Все  внешнее сходство с общагой  пропало, когда Коля переступил  порог.
Уютный вестибюль  был покрыт слежавшейся, но вычищенной дорожкой.  Помещение
освещалось  люстрой  из  трех  шаров, висящих  на  разной  высоте.  В  конце
вестибюля располагалась стойка  администратора. Вестибюль казался Коле таким
длинным,  что он никак не мог рассмотреть - сидит кто-нибудь за  стойкой или
нет.  Стены   в  вестибюле   оказались  необычными,  сложенными  из  узорных
стеклянных  кубиков.  Такие   кубики  еще  изредка  встречаются  на  древних
остановках общественного  транспорта. Там они замызганные,  потрескавшиеся с
выбитыми  насквозь  стенкади.  Они словно  укоряют  весь  белый  свет своими
обломками и ждут, когда  их сменят легкие  павильоны с картинками  на боках,
где  нарисована "Пепси-Кола",  хлещущая  из пластмассовых бутылок, или пачка
"Золотой  Явы",  завершающая залихватский  вираж  над небоскребами  большого
западного  города.  Здесь  же кубики  сияли чистотой и  светились непонятным
внутренним сиянием. То ли им удавалось ухватить лучики дневного света, то ли
за ними располагались электрические светильники.
     Вдоль стен  тянулись  ряды старых кожаных кресел. Вернее рядами назвать
их  было  трудновато. Так, три кресла, сцепленные друг с  другом. Справа, на
ближайшем от Коли кресле, примостился хозяин Темных Стекол. Он читал газету,
названия  которой  Коля не смог разобрать от  волнения - буквы прыгали перед
глазами. Хозяин настолько увлекся новостями, что совершенно не замечал Колю.
Или  делал  вид,  что не  замечал. Слева, над центральным креслом,  парила в
воздухе Золотая  Капля.  Такую большую Коля  увидел  впервые. Она неподвижно
замерла в  метре от потертой поверхности  и  искрилась  отблесками  дальнего
неведомого  света,  потому  что  свет  люстры казался  по  сравнению  с  ней
невероятно тусклым и скучным. Коле захотелось  подойти и взять Каплю в руки,
но нельзя. Почему-то Коля знал, что хозяин заметит его, непременно  заметит,
как  только  Капля окажется у  в  Колиных  руках. В вестибюле царило  шаткое
равновесие.  Хозяин  сидел  смирно  и  не  трогал Колю.  Взамен  Коля должен
оставить Каплю в покое и не прикасаться к ней.
     Спиной  Коля ощущал  холодок  от  раскрытого проема.  А  что если  Шило
заметил  его   и  сейчас  поднимается  по   ступенькам?  Срочно  требовалось
спрятаться. Но  куда спрячешься во взрослом учреждении? Однако, не стоять же
на месте. Коля поплелся по центру дорожки прямо на стойку администратора.
     Вестибюль оказался не таким уж и  длинным. Очень скоро Коля добрался до
стойки  из полированного  темно-коричневого дерева.  Слева  и справа кабинку
администратора  отделяли все  те же  стеклянные  кубики. По  центру светлело
окошко. Там висела  длинная лампа дневного  света. Она непрерывно  зудела  и
дребезжала и что-то зудело  и дребезжало у Коли внутри. Швейцара в гостинице
не  оказалось.  Колю не  попытался  перехватить даже хозяин.  Но  что скажет
администраторша? И Коля опасливо заглянул за стойку.
     Администраторша, разумеется, сидела там. Высокая, полная, суровая. Папа
объяснял,  что  администраторшам  положено быть  именно  такими,  чтобы  без
колебаний  на  все  вопросы отвечать  "Мест нет!" и  чтобы  народ  им  верил
беспрекословно.
     Коля догадывался,  что по своему социальному положению он еще  не имеет
права  требовать  гостиничного  номера.  Значит,  сейчас  посыпятся  трудные
вопросы о том, кто  он такой, что ему здесь надо  и  не  будет ли он любезен
покинуть  гостиницу в самые кратчайшие  сроки, дабы не отрывать  взрослых  и
серьезных людей от нужных и полезных дел.
     Дама  со служебным  положением неприветливо  оглядела Колину  курточку,
подняла взгляд повыше и вдруг в ее глубоких зеленоватых глазах с коричневыми
крапинками зажегся огонек интереса.  Коля  оробел. Ну  не должен  зажигаться
такой  огонек при взгляде на  Колю.  При взгляде на Колю  должны  появляться
вопросы.
     Вопросы не замедлили появиться.
     - В парикмахерскую? - спросила администраторша.
     - Угу, - ухватился Коля за спасительную соломинку.
     - Комната сто-к-семь, - сказала местная распорядительница гораздо более
приветливым  тоном.  Коля  превратился  в  клиента,  в нужного  и  полезного
человека. Пришлось развернуться  и пойти размеренным шагом уверенного в себе
человека в направлении  качка головой,  которым администраторша благословила
Колю на прощание.
     "Комната  сто семь," - повторял про себе  Коля, считая двери и разбирая
цифирки  на  них, смутно белеющие на черных ромбиках в сумерках гостиничного
коридора. Его уже  давно  интересовала  мысль:  куда в  гостиницах и  прочих
взрослых учреждениях деваются  недостающие  комнаты.  Вот даже  сейчас  Коля
шагал  по первому  этажу, а номера  на дверях уже  превышали  сотню.  А  где
предыдущие?  Неужели  в  подвале? Коле представилась  лестница, уводящая  на
подземные этажи. Именно этажи. Не поместятся же сто комнат в одном коридоре.
Хотя как знать, видимо, по замыслу  архитектора, проектировавшего гостиницу,
такое  было вполне возможным. Коля уже знал,  что номера на  следующем этаже
начинаются с двухсот и  там их  далеко  не  сто. Как, впрочем,  и на  первом
этаже. Так куда же исчезли все остальные комнаты? Может небольшой коридорчик
уводил  в невидимые пространства? Интересно было бы пожить в ТЕХ комнатах. А
что можно увидеть за их окнами?
     Коля не успел в  красках представить комнаты невидимых  пространств. На
очередной двери значилось "107". Дверь стоило открыть. Вдруг администраторша
высунулась из своей комнатки и сейчас наблюдает  за Колей. Тогда  за  долгое
стояние она вполне можеть посчитать  Колю  тормозом. Пальцы  легли на  ручку
двери и толкнули  ее  от себя.  Что за черт! Дверь казалась запертой. Пальцы
сжали ручку  посильнее и потянули на себя. Не тут то было. Упрямая  дверь не
желала  сдвигаться с места. Коля  отступил  от  порога  и тупо уставился  на
деревянный прямоугольник  в  два  Колиных роста.  В голову не  лез  ни  один
дополнительный способ открытия дверей.
     Может в парикмахерской обед?
     Но тогда на  вывеске об  этом  обязательно сообщили  бы и Коле, и  всем
остальным клиентам гостиничной  парикмахерской. А где вывеска? Смешно, но ее
никто не  догадался повесить, и  если бы  не слова администраторши, то  Коля
прошел бы мимо, посчитав эту дверь самым обыкновенным гостиничным номером.
     А может за дверью и есть самый обыкновенный гостиничный номер?
     Но почему тогда администраторша отправила его именно сюда?
     Коля вновь приблизился к двери  и подергал за ручку. И к себе подергал,
и  от себя. Комната "107"  оставалась неприступной. Но если Коля вернется  и
пройдет  мимо администраторши  нестриженным?  Не  заподозрит ли она  Колю  в
немерянной тупости?  А вдруг  она  заподозрит  Колю в  чем-нибудь еще? Вдруг
именно в  этот момент  кто-то выкрадывает  из гостиницы нечто ценное? Тогда,
если Коля  пройдет  к выходу  с нетронутой шевелюрой, любому  дураку  станет
ясно, что эту вещичку спер Коля  вместо  того, чтобы как все нормальные люди
подстригаться в парикмахерской.
     Вот Коля, а вот комната "107", но где же парикмахерская?
     Что-то неправильное творилось в гостиничном коридоре.
     Но  ведь  администраторша  сказала  идти  именно  сюда.  Коля  мысленно
прокрутил   слова  администраторши  и  ему  показалось,  что  между  числами
затерялась еще одна,  дополнительная  буковка,  которая теперь  проявилась и
начала обрастать подружками и друзьями. И чем  дольше стоял Коля в сумрачном
коридоре, тем больше  охватывала  его уверенность, что слова администраторши
звучали не иначе как: "Комната сто сорок семь."
     И Коля побрел на  сорок номеров дальше. Однако далеко идти не пришлось.
Коридор  закончился  стеной с двухстворчатым окном,  за которым  раскинулись
знакомые и  недоступные  теперь  просторы  двора,  где  жил Ванька,  который
рассказывал  Коле про  траншеи  в  Москве и  про  рестораны  на  телевышках.
Торопливый  взгляд по сторонам  отметил, что последней  обозначенной  дверью
получился номер "134".
     А где же еще тринадцать?
     Правда,  к углам  жалась парочка  дверей размером поменьше,  на которых
никаких обозначений  не нанесли.  Таблички  содрали чьи-то руки и теперь эти
двери смущенно являли Коле непрокрашенные квадраты.
     Может там начинались завороты в следующие коридоры?
     Коля толкнул дверь, что слева. Из проема  кабинки  на Колю  укоризненно
уставился унитаз  с ржавыми разводами по бокам. Коля поспешно закрыл дверь и
отвернулся.
     Он  призадумался, стоило ли открывать вторую дверь? По  всей  видимости
там  тоже  должен  располагаться  туалет.  Только  женский.  Или,  наоборот,
мужской. Тогда выходило, что Коля только что совершил недопустимый поступок.
     Время уходило. Исчезновение ценной  вещицы  уже  обнаружили.  На выходе
Колю с нестриженной головой поджидал отряд ОМОНовцев. И Коля решил рискнуть.
     Он  толкнул  дверь  с  правой стороны коридора и осторожно  заглянул  в
закоулок.  Ничего  особенного. Только  подметальная щетка,  швабра для мытья
полов и еще одна дверь.
     Издалека раздались  пока еще тихие, но  весьма уверенные  шаги. Видимо,
ОМОНовцам  надоело ждать и они решили  самостоятельно  отыскать Колю. Пальцы
сжались в кулак и решительно впечатались в дверь. Коля не угадал, дверь надо
было тянуть на себя, что он и сделал  другой рукой, дуя на костяшки пальцев,
ноющие после удара.
     За дверью оказался  коридор.  Далеко-далеко  в  туманной  вышине  сияло
странное  круглое  окно с  крестообразной перекладиной. На  ближайшей  двери
значилось "135". Серую дверь пересекали  наклонные черные полосы.  Зубчатые,
как  на  адидасовских кроссовках. Только  не  три,  а  целых семь. С  другой
стороны  мерцало неяркой  голубизной "136". По прямоугольнику двери  ползали
тускло-зеленые  светляки. Коле  даже захотелось поймать парочку,  но  он  не
решился.
     Если бы Коля разбирался в архитектуре, он несомненно бы озадачился, как
в  типовом здании  могли  построить столь длинный  коридор, перпендикулярный
основной  осевой линии сооружения.  Даже если бы  на месте  Коли оказался не
архитектор, а  умный Песков  из Ленкиного класса,  он  весьма удивился  бы и
поостерегся  делать  следующий  шаг.  Если  бы здесь  очутился не Песков  из
Ленкиного класса, а сама Лена, то она тут же задумалась бы, а что кроется за
непонятным  поворотом. Но на  месте Коли стоял  сам  Коля,  и он  не  был ни
архитектором, ни  умным Песковым из Ленкиного класса. А шаги  приближались и
приближались.  И  Коля, не  раздумывая,  юркнул  в новый коридор и торопливо
зашагал вперед, оставив в стороне двери с номерами "137" и "138".
     На  двери  комнаты  "140"  был  выжжен  крест.   Из-за  нее  доносились
неприятные звуки, словно кто-то затачивал ножи: медленно проводил лезвием по
бруску, переворачивал, заботясь о другой стороне, на секунду делал  паузу  и
начинал снова.
     Следующую  дверь  освещал  красивый фиолетовый  фонарик. Почему-то Коля
решил,   что  такие  называют  китайскими.   За  мутным  стеклом  огонек  то
разгорался,  затопляя   весь  объем,  то  угасал,   превращаясь  в  искорку.
Завитушка,  на   которой  крепился  фонарь,   поражала  множеством  изгибов,
заканчивающихся  то листочками,  то  цветами, то блестящими  шариками.  Было
жаль, что Коле не сюда.
     Над сто  сорок третьей выставлялся брусок, к которому за костяной хвост
привязали кошачий скелет.  Пустые глазницы опрокинутой  головы  уставились в
пол. Неведомый мучитель намазал  кости фосфором,  и те  источали  неприятное
зеленоватое сияние. За скелетом  виднелась надпись, но у Коли не возникло ни
малейшего желания останавливаться и  разбирать три длинных слова, выписанные
корявыми черными буковками.
     Номер "144" Коля не разглядел, зато на  сто  сорок шестом  была прибита
потрескавшаяся вывеска.  Не  требовалось  острого  зрения,  чтобы  прочитать
"МАГАЗИН". Из-за двери не доносилось ни звука. Да и сама вывеска казалась до
безобразия старой, словно ее тут повесили лет  сто назад.  Она была заляпана
засохшей глиной  и  обрывками паутины. Слава  богу ни одного  паука Коля  не
заметил.
     Половицы поскрипывали. Момент,  когда бетонный  пол  сменился  дощатым,
Коля не заметил.
     Возле  комнаты  "147"  он остановился. Размером  дверь не отличалась от
своих  соседок.   Под  ромбиком  с  цифрами  кто-то  привинтил   табличку  с
укрепленным в жестяных скобочках обрезком белого ватмана.
     "Тут должно быть написано - ПАРИКМАХЕРСКАЯ," - подумал Коля.
     И на белой бумаге немедленно возникла черная надпись "ПАРИКМАХЕРСКАЯ".
     Администраторша не наврала.
     Коля распахнул дверь и ослеп от ярчайшего сияния.
     - Что  освещает  вестибюль?  - раздался зычный  женский голос  из этого
нестерпимого света.
     - Золотая Капля, - ответил Коля, не подумав.
     - Проходи, - разрешил голос.
     Коля  прошел  и, сделав три  шага, начал  различать  предметы.  Потолок
состоял из  бесконечных рядов ламп. Длинные светящиеся цилиндры гнездились в
треугольных коробах  из  сверкающего  металла.  Каждый  из  них  отражался в
стенках короба, да еще по нескольку раз. Широкий поток света также шел через
раскрытое окно. Неудивительно, что глаза  отказались служить Коле, но теперь
они уже привыкали к обстановке.
     Коля забрался в мягкое кресло и белая простыня обвилась вокруг его шеи.
Горло  судорожно сглотнуло, ведь  Коля еще не решил: стоит стричься или нет.
Но отступать было поздно. В руках у парикмахерши возникли ножницы. Фигура ее
напоминала администраторшу, только не такая высокая.
     -  Канадку, - прохрипел Коля.  В конце концов мама ведь дала ему деньги
на стрижку. Для уверенности рука покатала горстку рубликов в кармане. Почему
бы ему не постричься  здесь? Ведь на скучной очереди  в доме  быта  свет  не
сошелся.  А здесь никакой  очереди! Значит, если все закончится по-быстрому,
то он успевает в школу! Ведь вышел-то он из дома с запасом. Как  чувствовал,
что понадобится время! Но откуда парикмахерша могла знать про Каплю?
     - Заметил значит ее, Каплю-то? - тут же спросила парикмахерша
     -  Заметил,  -  несмотря на всю подозрительность  разговора, отпираться
было бессмысленно.  Ножницы весело щелкали и  темные  клочья  Колиных  волос
начали осыпаться с удивительной быстротой.
     - Молодец, - похвалила парикмахерша.
     Коля наблюдал  одним глазом за ее отражением в зеркале.  Теперь она уже
не казалась полной и  пожилой. Совершенно  молоденькая тетенька с  фигуркой,
как  у тех, кто выступает по сцене во  всяких там моднючих  платьях.  Только
голос не  изменился.  В рыжих  волосах что-то блеснуло. Приглядевшись,  Коля
понял, что  у нее  была  своя собственная Капля. Вернее, капелька. Настолько
крохотная, что  Коля никак не мог понять,  на чем же это она держится. Пряди
волос  колыхались. Золотое  сокровище  то выныривало  на поверхность  рыжего
моря, то погружалось обратно.
     - Капля  тебя выведет, -  тетенька склонилась  над Колей  и перешла  на
шепот,  будто  у дверей  появилась фигура хозяина. Испугавшись, Коля вытянул
шею  и заглянул за парикмахершу, пытаясь высмотреть,  что творится у  входа,
дабы проверить свою догадку, но мягкие руки тут  же развернули Колину голову
обратно к зеркалу. А  там не происходило ничего сверхъестественного. Обычный
лопоухий пацан, становящийся с каждой отстриженной прядкой еще лопоухее.
     - Не  упускай  никого,  на ком ее заметишь, -  шепот  заползал  в уши и
оставался в  глубинах памяти.  -  И запомни,  никогда не заходи  за  мертвое
дерево. Для тебя шаг туда слишком опасен. Ты еще не готов.
     - Угу, -  согласился Коля,  ничего не соображая  ни  про  Каплю, ни про
какие-то там мертвые деревья, стоящие неведомо где.
     - Готово!  -  простыня  слетела с  шеи,  обсыпая  клочья,  не  желающие
покидать высоту. И Коля принялся выбираться из мягкой глубины.
     - Двадцать рублей, - объявил зычный голос и Коля полез за деньгами. Его
место уже занял субъект лет тридцати с кудрявыми длинными волосами, никак не
желающими укладываться в стройную прическу.
     - Сколько у вас "Модельная" стоит?
     - Тридцать пять, - отрапортовала парикмахерша.
     Субъект призадумался. То ли ему не хотелось вылезать из уютного кресла,
то  ли  в  остальных местах  стрижка  имела более  высокую стоимость,  но он
решительно кивнул головой.  Парикмахерша  вытащила машинку и воткнула  белый
штепсель в замызганную розетку.
     Коля  не понимал, почему  еще несколько минут назад она  показалась ему
молодой. Самая обыкновенная пожилая женщина. Полная.  Невысокая.  Усталая. У
которой  впереди  почти что  полная смена. Золотая капелька, если она и была
взаправду,  теперь  затерялась  среди  тускло-рыжих волос.  Все  ее внимание
теперь безраздельно занимал новый клиент.
     В  вестибюле  не оказалось ни большой Капли, ни хозяина, ни  ОМОНовцев,
которые  должны  были  придирчиво  осмотреть  Колину остриженную  макушку  и
горестно   отправиться  на   поиски   другого   кандидата   в   преступники.
Администраторша  тоже  не   подавала  признаков  жизни.  Коля  спустился  по
ступенькам на пыльный асфальт и побрел в школу. Волшебное время закончилось,
начиналось  самое что ни на есть реальное. Впрочем, все обстояло не так уж и
плохо. Рядом не  крутился ни Шило, ни кто-то  другой  на  букву "Ш". Обычные
незнакомые школьники обгоняли Колю то слева, то справа. И Коля прибавил шаг.
Все  указывало на то, что  звонок  вот-вот  раздастся,  разделяя успевших  и
опоздавших.
     В ряды первых Коля не попал. Трель звонка тихо и зловредно проверещала,
когда до крыльца еще  оставалось метров пять. Кто-то впереди искусно на ходу
переодевал обувь.  Коля  так не  умел.  Поэтому  он пристроился  в маленьком
коридорчике,  где копошилось  немало  опоздавших, и  принялся  натягивать на
правую ногу узкую кроссовку. Наконец, работа была завершена. Рука нащупала в
мешке  вторую  кроссовку, а Коля  решил  на  полминутки  разогнуться,  чтобы
передохнуть. Но тяжелая рука придавила его спину.
     - Палочки,  Наркота, палочки,  -  зашипел  властный  Пашкин голос. Колю
передернуло  от   испуга.  Он   не  отвертелся.  Сейчас  палочки  заберут  и
прости-прощай сказка. А уж что натворит Пашка с восемью палочками и подумать
страшно. Но ничего не поделать. Теперь уже ничего.
     Со  стороны  раздевалки показалась  завуч Анна Васильевна  для переписи
населения, не  уложившегося в  установленное время. Народ вокруг засуетился,
ускорился  и  просачивался  в  другую  раздевалку мимо  дежурных,  бдительно
проверявших наличие второй обуви.
     Коля не спешил.  Все без толку.  Никуда  не отпустит  его  безжалостная
Пашкина рука, пока не отдаст Коля свои палочки. А может и потом не отпустит.
Боже,  сколько  же  еще  лет  придется  учиться  со  всеми  этими  Пашками и
Владянами. Доживет ли  Коля? Выдержит ли? Может и прав хозяин. Ведь послушай
его  Коля, не пришлось бы сейчас стоять и тупо смотреть на матово-коричневые
Пашкины ботинки, испещренные белыми царапинами.
     Пашка  тоже не  спешил. Никакой  выговор не мог сравниться  с  четырьмя
палочками, которые он сейчас заберет. Это же так здорово - подойти и забрать
то, что  тебе нужно.  И  Наркота  даже не  пикнет.  Пока. А вот  если  Пашка
все-таки схлопочет из-за него  выговор, тогда и Наркоте не  поздоровится. У,
придурок. Стоит  раком,  подняться  не смеет.  Так  бы и вмазал.  Но нельзя.
Сначала палочки. Да и завуч мешается.
     Коля тоже  с надеждой посматривал на завуча.  А толку?  Вот  сейчас  их
фамилии запишут  и  отпустят. Пашка прижмет  его в опустевшем коридоре  и...
Нет,  не  мог  отдать Коля  палочки.  И  он знал  выход из этого  пакостного
положения.  Правда, выход позорный. Но какой  бы  то ни  был  выход, а  Коля
должен его использовать. Должен! Ведь огромаднейшее количество народа так до
конца жизни  не прикоснутся  к сказке.  А  в  Колины руки сказка угодила уже
повторно.  Коля  предал  ее,  а  она  его простила. Простила предателя.  Так
неужели придется предавать и сейчас?
     Пашкина рука поползла к воротнику, намереваясь ухватить  и придать Коле
бодрости, но тут она  почувствовала  под собой пустоту. Наркота покраснел от
натуги и сверзился на пол, где закатил глаза и задергался.
     Коля старался на славу.  Припадков  за ним никогда не  замечалось, но в
соседнем  классе такое несчастье  выпало одной  девочке. И в  жаркие дни  на
общих  построениях  она  внезапно  падала  навзничь  со  страшно дергающейся
головой. Руки и ноги  ее  выплясывали в пугающем  танце,  а  изо  рта  лезли
пузыри, как из  бутылочки шампуня,  когда  ее  старательно болтаешь, а потом
резко  надавишь  на бока.  Пузыри у Коли получались не  очень. Да и  откуда,
скажите вы мне, взялись бы у Коли настоящие пузыри. Зато руки и  ноги ходили
ходуном.  Тень заслонила шарик люстры. Над Колей склонилась завуч. Пора было
останавливаться. Если  бы  догадливый  народ  поспешил  вызвать  скорую,  то
приехавшие доктора  без труда  рассекретили  бы Колин  обман. Но  на  Колино
счастье все  убегали не  к телефону,  а в  свои классы, на  ходу  придумывая
правдивые причины своего опоздания.
     Коля медленно поднялся, изображая подламывающиеся ноги.
     - Коноплев? - уточнила Анна Васильевна.
     Коля кивнул.
     Анна Васильевна потрогала Колин лоб и несколько успокоилась.
     - Давно это у тебя?
     - Не-а, - мотнул головой Коля. - Да это так, ерунда.
     - Может к врачу.
     - Да не надо, - заныл Коля. Встреча с врачом не входила в его планы.
     - Заниматься-то сможешь?
     Коля кивнул. Автоматически. Завуч задумалась. "Сейчас домой  отпустит!"
- возликовал Коля и тихонько чихнул.
     -  Ладно,  иди в класс, - распорядилась Анна Васильевна и удалилась, не
записав Колю как опоздавшего.
     Коля приуныл. За несколько  пронесшихся секунд  он уже успел увериться,
что  волеизъявлением  завуча  его отправят из школы. Но,  не судьба. Однако,
Пашки  нигде  не  наблюдалось.  Ни  в коридорчике,  ни  в  раздевалке.  Даже
дежурные,  переждав  схлынувшие  массы,  убежали  с  постов  на уроки.  Коля
скользнул по стеночке и осторожно заглянул за угол. Никого. Коля поднялся на
третий этаж,  подождал,  прислушался.  Ни  единого звука.  Коридор пустовал.
Колины пальцы все еще сжимали четыре кусочка  сказки. Он сумел отстоять свое
волшебство. Вот только надолго ли?
Глава 31,
     которая повествует об удивительных превращениях, случившихся в классе
     - Запишем новое правило, - сказала Ирина  Сергеевна и в дверь осторожно
постучали.
     Класс   вопросительно  повернулся  к  двери.  Она   с   легким  скрипом
приоткрылась  и  в  щель  просунулась  круглая голова,  обрамленная светлыми
лохмами.  Голова  принадлежала Компрессу,  тоже  шестикласснику,  но  не  из
Колькиного класса и не из Венькиного. Компресс определил  нужное направление
и уставил на Ирину Сергеевну черные глаза-пуговки.
     - Вас к телефону, - пропищал он и исчез.
     - Хм, - удивилась Ирина Сергеевна и направилась к двери, - не шуметь, -
приказала она напоследок, - переписывать упражнение тридцать семь.
     Не прошло и секунды, как дверь плавно щелкнула за учительской спиной, а
Пашка уже оказался рядом с Колькой.
     - Палочки, - прошипел он.
     Коля  не  отвечал,  он  только  натужно  похрипывал,  так  как  его шея
оказалась в жестком захвате Пашкиного локтя. Горло едва пропускало воздух, и
Коля чувствовал, что  надолго его не хватит.  Да и какое там надолго. Внутри
уже разливалась слабость. И тоска.  Та  самая тоска, когда ничего не  можешь
противопоставить  свалившимся на  голову неприятностям. Владян  нанес точный
удар по почкам.
     Класс  занимался своими  делами. Кто базарил, кто  переписывал тридцать
седьмое  упражнение, кто задумчиво смотрел  в  окно  на  беспечных  малышей,
играющих в песочнице детского сада, расположенного напротив школы. Колю били
не впервой, поэтому ничего удивительного для народа не происходило.
     -  Палочки, - голос Пашки стал более наглым.  Не  существовало для Коли
иного  варианта,  кроме запланированного Пашкой. Того,  где  Коля возвращает
похищенное  имущество его полновластным  хозяевам. Кто  сильнее, тот и прав.
Владян тем временем вытряхнул все  содержимое Колиной сумки  на  пол и ногой
ворошил развалившуюся веером стопку тетрадей и учебников. Ручка укатилась на
другой  ряд и  кто-то  довольный  уже подобрал ее  и  опробовал на титульной
странице учебника по русскому языку. Вот-вот могли показаться слезы, но Коля
сдерживался из последних сил. Он чувствовал, что если разревется,  то что-то
сломается  в нем. Что-то  такое, что продолжало удерживать палочки в сжатых,
влажных от пота пальцах.
     -  Нету, - Владян закончил обследование  Колиных учебных  причиндалов и
пнул его по ноге. Коле вдруг представился тот сладостный миг, когда огромная
афишная  тумба,  обкленная полуободранными плакатами, рухнула на  опешившего
Шурупа.
     -  Палочки,  -  прошипел  Пашка  и  дернул Колю  за ухо. Будь  это  ухо
плюшевого  медведя,  оно  несомненно  осталось  бы  в  руках  у  Пашки,   но
человеческий  организм устроен  покрепче. Однако боль полоснула Кольку  так,
что он  чуть  не слетел  со стула.  В следующую  секунду нога Владяна  ловко
вышибла стул из под Коли. Коля  не  выдержал, глаза  наполнились бессильными
слезами и, падая, он крутанул палочки.
     Разговоры смолкли,  ручки,  выводившие  предложения  тридцать  седьмого
упражнения  замерли,  головы оконных наблюдателей начали  разворачиваться  в
центр  класса. Но народ  смотрел  не  на Колю. Колю  надежно скрывала крышка
парты,  под которую он опрокинулся. А  с другой  стороны  его  отгородила от
класса русская печь,  упирающаяся закопченной трубой чуть ли не под потолок.
Печка оказалась не новой, словно сошла  со страниц сказки про Емелю.  Но  не
было рядом ни самого Емели, ни волшебной щуки, зато  в руках у  Коли все еще
находились волшебные палочки. Появление печи подарило Коле незапланированную
передышку. Вредный Владян превратился в  громоздкий и вообщем-то бесполезный
в современной школе предмет.
     Пашка не растерялся.
     - Э,  Сева, Серега, Олег,  помогайте, - заорал  он, - вытягивайте этого
придурка.
     Сева Щукин, Серега Нагайкин и Олег Бердин моментально сплотились вокруг
Пашки. Коле стало  еще  тоскливее. Но можно ли ждать иного?  В конце  концов
Пашка в школе фигура, а кто такой он, Коля?
     Он  заворочался  и  начал  вылезать из  под  парты  самостоятельно.  Не
отсидишься  же под ней  всю жизнь. Проход  уже перегородила массивная фигура
Сереги,  прорываться  через   которого  бесполезно.  Да  Коля  и  не  привык
прорываться.  Он  привык,  что  любой  может  остановить  его  тычком  и  не
пропустить  дальше.  Он сдавался всякий  раз. Он  начал  сдаваться и теперь.
Мрачные картины  становились  реальностью.  Еще чуть-чуть и  спасенные Веней
палочки вновь окажутся у Пашки и Владяна. Что тогда он скажет Вене. А что он
может сделать против Пашки и Владяна. Постойте, но ведь Владян...  Коля чуть
не  заулыбался.   Тормоз!   Гидравлический   тормоз!  Тормоз  перестройки  и
демократии,  вот  он  кто  такой.  Да  пусть  теперь  кто-то  попробует  его
остановить. И в великолепном прыжке Коля водрузил себя на крышку парты.
     Класс продолжал  заниматься своими делами. Все столпились вокруг печки,
деловито  осматривали ее и  опробовали  на ощупь, оставляя грязные отпечатки
пальцев  на  выбеленных стенках.  Люди  кругом  были взрослые,  в  чудеса не
верили,  исчезновение  Владяна  никак не  связывали  с  появлением  в классе
подобной штуковины. Да и честно говоря, мало кто вообще заметил исчезновение
Владяна. Даже Колин прыжок народ  отметил лишь  мимолетным взглядом  и вновь
вернулся к печке.
     - Сила!
     - О, Сергевна-то удивится, когда вернется.
     - А ктой-то ее сюда приволок?
     - Дурак че ли? Телепортация. Про порталы-то уже слыхал?
     - Порталы? Эт круто. Эт я уважаю.
     - Порталы - оно по физике что ли?
     - По какой физике, балда? Это по гидродинамике, во.
     - Че-че-че?
     - По гидродинамике говорю.
     - Динамики? Какие динамики?
     - Не-не, это как в игрушке компьютерной.
     - Какой игрушке? Маленький совсем что ли?
     - Да я помню, че ли, в  какой. У меня братан  сидюк притаскивал. У него
комп - моща, во. Пентюх второй, во. Триста тридцать третий.
     - Дак второй или триста тридцать третий?
     - Уйди, Сомова, в технике ни хрена не рубишь, а туда же.
     - Сам дурак.
     - Кого ты там дураком назвала, шалашовка?
     - Да вы все пацаны - такие козлы.
     - За козла в рыло. Стопудово.
     - Э, э, пацаны, фильтруйте базар. За базар отвечают.
     - А че она сама.
     - Я? Сама? Артуру скажу, он тебе так вделает.
     - Да я че? Я ниче. Че сразу - Артур, Артур.
     - Вот и помалкивай. Не возникай, когда не просят.
     - Да я молчу, Сомова, молчу.
     Классу  было  не  до  Коли. Класс полностью  позабыл  занудное тридцать
седьмое  упражнение  учебника  русского  языка, доставшего  до  предела  все
население, столпившееся  вокруг  печки.  В  классе  стало тесновато. Плотная
масса  шестиклассников полностью  забила  один  из проходов.  Другой заметно
сузился  от  сдвинутых  печкой  парт.  Кто-то  смелый  уже  влез на  печку и
измазался в известке с ног до головы, в свою очередь оставив белой красавице
на вечную  память  следы красно-бурых  рифленных  подошв  с  эмблемой  фирмы
"NIKE".
     У всех  были  свои сжбственные, невероятно важные  дела. Все  толпились
перед  печкой  словно  маленькие  взрослые,  чьи  головы   постоянно  забиты
спортивными  новостями,  сериалами  о   любви,   техническими   новинками  и
последними достижениями парфюмерной промышленности с обложек ярких журналов,
высовывающихся из школьных  сумок,  рюкзачков и  пакетов.  Наверное,  они не
заметили бы  гнома, а сам  маленький житель другого мира затерялся  бы среди
бутылочек,  на  стенках  которых  плескались  золотистые  блики,  и  плавных
очертаний навороченных  магнитол с красными, зелеными и золотисто-оранжевыми
индикаторами. Да что  там искорка света, когда народ в  упор не замечал даже
Колю, взгромоздившегося на парту и ощетинившегося палочками.
     Только Сева, Серега  и  Олег  искоса посматривали в сторону  нарушителя
спокойствия, собираясь пресечь любое активное действие с его стороны. Раз уж
надо.   Раз  уж   сказали.   Разговоры  толпы   сбивали   Колю,  не   давали
сосредоточиться. Тоска продолжалась. Дверь находилась  далеко-далеко, словно
у самого  горизонта. Представить, как он тремя красивыми прыжками добирается
до двери и вылетает в  пустынный коридор, не составляло  особого  труда.  Но
Коля знал,  что прыгнуть он не сможет, а  если и прыгнет,  то  споткнется  и
растянется между партами. И  дело  не в палочках. Ноги предательски дрожали.
Проблеск победы, когда ненавистный Владян превратился в печку, угас. И страх
снова властвовал в душе у несчастного шестиклассника.
     Пашка не  знал,  что Коля  вновь  утратил боевой  дух и снова стал  той
привычной Наркотой, которую можно  безнаказанно рвануть за волосы и сдернуть
с  него  штаны  на всеобщем построении во  время  физры.  Четыре  палочки  -
настоящее сокровище  - находились  в руке у разбуянившегося Наркоты.  Четыре
палочки  - притягательные и опасные. А Пашка вовсе не собирался превращаться
ни в  печку, ни  в другие предметы домашнего обихода. Но  он  и не собирался
отпускать четыре  палочки от себя. Он вытащил свою  четверку и  завертел ее,
шепча злобные фразочки.
     Коля почувствовал,  что ноги  его холодеют.  А потом  все  ощущения  от
чешущейся  коленки, от  неловко  зацепившегося  за  носок  ногтя  на большом
пальце, от  неприятной  ноющей боли в тесной правой кроссовке растворились и
исчезли.  Коля  попробовал  пошевелить нижними конечностями, но  не смог. Он
решительно шагнул прочь с парты. Корпус дернулся вперед, а  ноги остались на
месте.  Коля  смешно завихлялся  туловищем,  хватая  руками  воздух.  Кругом
раздались смешки.  Несильные. Вниманием народных масс беспредельно завладела
Сомова. В  толкотне  кто-то  дернул  ее за  челку  и она расписывала мрачные
перспективы  неудачнику  Плетневу. Тот шмыгал  носом и неумело оправдывался,
что  находился в тот момент совершенно  с другой стороны  печи. Но Сомову не
интересовало, виноват ли Плетнев, ее интересовало, чтобы кто-то был наказан,
и  Плетнев для  этой роли  вполне подходил.  Остальные  сочувственно  кивали
Сомовой  и продолжали лапать печку.  Репкин  и Васильков  ползали  по  полу,
пытаясь  подлезть  под  печь.  Они  были  совершенно  уверены,  что  там,  в
прохладной  глубине,  непременно  запрятано  пиво.  Две  бутылки   "Красного
Востока" так и стояли перед глазами.
     Коля нагнулся и ощупал ноги. Почти до  карманов брюк они были гладкими,
холодными и  невероятно твердыми, словно окаменевшими. Пашка  заметил Колины
трудности   и    его   улыбочка    из    полурастерянной   превратилась    в
уверенно-нахальную.
     -  Э, Наркота, че распрыгался.  Слезай, - Сева потянул  Колю с парты за
рукав  рубахи.  Он еще ничего не понимал. Никто  ничего не понимал,  но всех
устраивал такой веселый  бардак, когда можно делать все, что угодно, и никто
ни  за  какие  последствия  не   отвечал.  Печка?  Да  она  сама  появилась!
Упражнение? Да какое упражнение, когда в классе откуда ни возмись появляется
печка. Мы  кто?  Дети!  Нам  что,  много  надо? А  вам положено.  Вот  вы  и
разбирайтесь, почему в классе  печка. Вам деньги за это платят.  Мы  в таких
условиях русским языком заниматься не могем, во.
     Только  Пашка   и   Коля  понимали   каждую   тонкость   происходящего.
Настороженные взгляды буравили друг друга, а Сева все  пытался сдернуть Колю
с  парты.  Но  Колины ноги  стояли несокрушимо,  словно  позаимствованные  у
памятника Ленину, уверенно глядящего в строящуюся напротив многоэтажку.
     Пашка усмехнулся и снова показал Коле свое счетверенное оружие, а потом
медленно-медленно,   растягивая   удовольствие    Колиным   испугом,   начал
поворачивать палочки, ловко  пропуская их через  пальцы. Коля испугался  еще
сильнее. Он понял, что Пашка целиком превратит  его в каменную статую. Может
быть даже с лопатой. Сейчас ведь  с веслом статуи не делают. Одни  лопаты. И
тогда Коля суматошно  крутанул липкие палочки, чуть не выскользнувшие у него
из рук.
     Нет, Пашка вовсе не собирался превращать  Колю в  статую. Тогда  ведь и
палочки  окаменеют. А зачем Пашке каменные палочки?  Нет, конечно,  их можно
потом  расколдовать,  но  будут ли  они  тогда работать? С такими  вещичками
всегда лучше поосторожничать. Пашка уже знал, что сломанные палочки работать
не  заставишь,  хоть  их  эпоксидкой клей.  Не  зря  же  тогда  Наркота  так
выпрягался и стонал. Нет, палочки следовало беречь, а Наркоту чморить. Тогда
он  поймет реальное положение дел и вернет палочки в целости  и сохранности.
Вокруг  Колиных  ног   запылал  костерчик.  Но  окаменевшие   конечности  не
чувствовали жара, от которого обугливалась столешница.
     Через  три  секунды  Пашка  понял  свою  ошибку. Но Коля тоже не  терял
времени даром.  Вместо Севы по  классу летал планер, собранный из деревянных
реечек. Олег  превратился в круглую вешалку на длинной ножке, копию той, что
стояла  в  парикмахерской.  А Серега стал маленькой  пластмассовой  фигуркой
крокодила  Гены,  который  весело пытался  растянуть  застывшие  меха  своей
гармошки.  Сереге  не  повезло  больше  всего.  На пластмассовую голову  ему
немедленно наступили, повалили и, ругнувшись, пинком отправили в угол. После
громадной  печки  никто  не удивлялся появлению  вешалки. А  планер,  описав
полтора  круга, центром  которого  был один из  плафонов, сверзился  в  руки
Плетневу.  Тот сразу ухватил  неожиданный подарок и начал  его  изучать,  на
время забыв о приближающейся перемене и обещанной взбучке.
     Противостояние Пашки и  Коли продолжалось. Упорно и незаметно. Народ не
мог оторваться  от  печки,  кроме Катышевой,  которая,  пользуясь  нежданной
паузой, принялась повторять географию.  Кому-то в  голову пришла грандиозная
идея - открыть печную  заслонку и засунуть туда  вешалку. Тогда и произойдет
то, для  чего  эти вещи здесь  оказались. Идея была немедленно подхвачена  и
осуществлена.  Затем еще раз. И  еще. Ничего удивительного не  случилось, но
два  рожка  вешалки  погнуть  успели. Василькову, так и не отыскавшему пиво,
наступили  на руву. Острый каблучок чуть не проткнул выемку между костяшками
среднего и указательного пальцев. Васильков взвыл и щепкой мстительно порвал
чьи-то дорогущие  колготки из  лайкры.  За  это  ему  досталось и по голове.
Израненный Васильков  по-партизански принялся отползать,  по  пути щипая  за
чужие щиколотки.  Репкин, чьи поиски  также не увенчались успехом, пыхтел  и
пытался  прийти на  помощь другу, но угодил между печкой и  партой и надежно
застрял.
     Коля почувствовал, как начала каменеть  голова, вернее,  волосы на ней.
Пашка смотрел уверенно и зло. Костер, не принесший пользы, потух, оставив на
зеленой  поверхности  парты  отвратительное  черное  пятно.  Нет,  не   надо
полностью превращать Наркоту в камень. Вполне достаточно и головы. Когда она
закаменеет,  то  Пашка  без  труда заберет  палочки из  безвольных  пальцев,
которым больше неоткуда дожидаться команды.
     Коля тоже понимал, что поражение близко,  очень близко. Прищурив глаза,
он неустанно вращал пластмассовые полоски, представляя себя самого, живого и
здорового, быстро идущего и перепрыгивающего через громадные лужи, пинающего
футбольный  мяч  и  ловко  запрыгивающего  в  не  успевшую  закрыться дверцу
отходящего   автобуса.  Но  параллельно  в  голове   крутились  и   страшные
неподвижные фигуры. Девушка с веслом и Аполлон. Легендарная статуя с лопатой
и Медный Всадник на пьедестале. Но больше всего Колю напугала  изуродованная
Венера  Милосская с  оборванными  руками. Говорят,  в  одной руке у нее было
яблоко. А что во второй? Может палочки? Может Пашка сейчас  закаменит Колю и
оторвет у него палочки вместе с руками? И поэтому пальцы, дрожа  от страха и
отчаянно потея, не выпускали ускользающее  волшебство. И вращали, и вращали,
и вращали, не поддаваясь силе окаменения.
     Пашка  разозлился всерьез. Он не мог справиться с Наркотой. Не помогали
палочки. Все так же дергалась голова, пялясь по сторонам.  Все так же мигали
глаза  Наркоты, а изо  рта высовывался  противный  розовый  язык и облизывал
пересохшие губы. Гнев начал переполнять Пашку.  Ладно  бы  брыкался  стоящий
пацан,  а то  ведь  Колька,  Наркота, известный соплежуй,  которому  хватало
врезать  меж глаз всего разок,  чтобы тот вырубился надолго.  Но те, кто мог
врезать, сейчас  бездействовали.  Планер  исчез.  Вешалку  в  очередной  раз
толкали  в печку, а лежащий в замусоренном  углу  крокодил Гена  не  навевал
радостных  эмощий. Вот-вот Наркота  мог проделать такую  операцию и с  самим
Пашкой.
     И  тут  Пашка  повеселел.  Он   вспомнил  боевичок.  Даже  не  весь,  а
одну-единственную картину. Она встречалась во многих фильмах, и Пашка всегда
смотрел ее с  замиранием души. И когда она разворачивалась на экране, в душе
у Пашки  начинался  праздник. Он  нетерпеливо  сцеплял  и расцеплял  пальцы,
дожидаясь ее  повторения. И повторение приходило. И даже не один раз. Теперь
то  Пашка  знал, что поможет ему разделаться  с  непокорным  Наркотой.  Знал
твердо.
     Коле  полегчало.  Волосы  перестали застывать. То ли палочки  принялись
работать в полную силу, то  ли  Пашка  отказался от своих намерений,  хотя в
последнее уж  очень не верилось. Вдруг потеплели ноги. Просто потеплели. Они
еще не могли  шевелиться, но внутри  появилось  какое-то чувство оцепенения,
словно Коля отсидел их в  неудобном положении. Они  еще не слушались Колю, и
тот  торопился  оживить  их,  отгоняя  от  себя  мысленные  образы  шедевров
скульптурного творчества и вращая палочки с максимально возможной скоростью.
Коля чувствовал, как нагрелась пластмасса, как потные капельки размазываются
по  волшебным  предметам липкой  пленкой,  как опасно проскальзывают пальцы,
чуть не потеряв одну из белых полосок пластмассы. Но остановиться он не мог,
да и не хотел по причине немерянного страха.
     И  тут  содрогнулась  вся  школа.  С  оглушительным треском проломилась
стена.  У  самого  дальнего  угла.  Из   зубчатого  провала,  ощетинившегося
удержавшимися кирпичами,  выплыла  округлая  болванка  на цепи.  И  цепь,  и
устрашающую громадину покрывали бурые наросты то  ли  засохшей  глины, то ли
ржавчины.  Все это  строительное хозяйство понеслось  на  Колю  с  ужасающей
быстротой.  А потом  время почти остановилось. Коля видел, как ржавая махина
медленно, чуть  подрагивая,  приближается.  Коля  стоял прямо  по  ее курсу.
Мальчик дернулся  вправо  всем  телом,  помогая руками,  как  рычагом.  Ноги
медленно, милиметр за миллиметром накренились, центр  тяжести  сместился,  и
Коля  повалился  набок. Тоже медленно.  Ничуть не  быстрее, чем  наплывающая
смерть.
     Прежде чем время вновь обрело свою скорость, Коля успел выкинуть вперед
левую ладонь. Пальцы правой продолжали вращать палочки. И  палочки вели себя
просто  замечательно.  Не  застревали между пальцами, не  выскальзывали,  не
ломались. Раскрытая  ладонь звонко  впечаталась в  дощатый пол. На  миг Коля
замер в гимнастической стойке, за которую он несомненно отхватил бы  пятерку
по  физкультуре,  а  потом  невероятным усилием  метнул свои  каменные  ноги
вперед. И теперь уже их энергия уносила Колю от стыковки. Мальчик не видел в
скольких   сантиметрах  болванка   разминулась  с   его   телом.   Он  вдруг
почувствовал,  как  зашевелились  пальцы, как  утратили  скованность  ноги и
согнулись в коленях, чтобы встретить затоптанный пол подошвами ботинок, а не
позвонками спины.
     Болванка,  прочертив  по  классу невидимую  диагональ, не  долетела  до
противоположной стены совсем чуть-чуть и со скрежетом унеслась в проделанное
отверстие. Народ только  сейчас начал соображать, что  в  классе  происходит
нечто  неладное.  Выпал  из  чьих-то разжавшихся  рук  Олег-вешалка.  Кто-то
ойкнул, позабыв  про  загубленные  колготки.  Кто-то  раскрыл  рот,  выронив
бесформенный комок  жвачки. Пальцы  Катышевой надорвали страницу учебника. И
смотрел  из угла на  творящийся  беспредел маленький  пластмассовый крокодил
Гена мудрым понимающим взором.
     Вторым  ударом  болванка вдребезги разнесла окно. Стеклянная  шрапнель,
перемешанная  со  щепой,  пронеслась  по  классу.   Поднявшегося  Василькова
царапнуло по щеке. Он прижал пальцы к  ране и между ними просачивались капли
темнеющей  крови.  За окном не  наблюдалось ни подъемного крана,  ни чего-то
подобного. Никто не  видел, откуда шла  бурая цепь  с массивным  снарядом на
конце. Но никто и не хотел  видеть. Класс заревел  и завизжал,  разбегаясь в
стороны, словно брызги  из  лужи,  куда два  деловых малыша  с  умным  видом
зашвырнули  нерушимый  белый   кирпидон.  Самые  умные  бросились  к  двери,
остальные  сжались в углах и распластались по  полу. Коля  отпрыгнул  назад,
больно ударившись  об  подвернувшийся стул.  Дальше  отступать  уже  некуда.
Колина спина уперлась  в стенку.  Твердую, гладкую, холодную, выкрашенную  в
голубой  цвет. Когда зажигаются люстры, то  от  света их лампочек по  стенам
разбегаются  переливчатые  блики.  Переливчатые,  потому  что,  если  водить
головой вверх-вниз или  из  стороны  в  сторону,  светящиеся островки  рябью
перебегают с места на место.
     Неизвестно, почему Коля думал именно о сверкающих бликах электрического
света, пляшущих по неровной, но гладкой голубой стене. Ржавая болванка почти
дотронулась до  Коли. Почти коснулась, но остановилась и начала прокладывать
обратный  путь.  Трое пацанов  сумели  распахнуть дверь и пулей  вылетели  в
коридор. Коля не успел, хотя дверь находилась не так уж и далеко.
     Следующий  удар  разворотил край  стены  у  пробитого  окна. Оцепенение
прошло и  Коля сумел каким-то чудом ускользнуть  из под  опасной траектории.
Краем глаза он заметил Пашку. Тот стоял по центру без всякой боязни. Палочки
медленно прокручивались пальцами. И летала по  классу ржавая  смерть, еще не
успевшая  приступить  к кровавой жатве.  Крики  и визги кончились. Полякова,
прижавшись к доске, скользила к  двери. На матовой исцарапанной поверхности,
заляпанной меловыми разводами, оставалась чистая полоса, где острые  лопатки
Поляковой  скребли  зеленую гладь. Наступила зловещая тишина. Только шуршали
машины за окном, да кто-то прерывисто подвывал в углу у шкафа.
     Дверь снова скрипнула. Коля даже удивился. Ведь Поляковой до финиша еще
далековато.  Но  на  этот раз скрип  знаменовал не  отбытие, а  прибытие.  С
какой-то   испуганной   радостью   Коля   узнал  в   ворвавшемся   мальчишке
взъерошенного Веню.  Тишина  ушла. Коридор за  стеной  наполнялся топотом  и
неразборчивыми голосами.  Полякова, чуть  не  сбив Веню  с  ног, скрылась  в
проеме. Коля криво улыбался. Он не знал, что делать дальше.
     - Палочки, Колян! - проорал Веня. - Коснись его палочек своими.
     За окном снова показался грозный шар. И снова остановилось время. Почти
остановилось.
     Коля шагнул вперед, навстречу Пашке,  между  разбросанных  парт. Рука с
остановившимися палочками вытянулась вперед, словно сжимая штык, как солдаты
в первую мировую. Пашка не отступил. Он злобно ткнул палочками в Колю, но не
попал. Пашка  не испугался. Пашка знал, что он сильнее. А сильные не боятся.
Или по крайней мере не отступают без приказа. А такой приказ Пашка себе пока
не давал.
     Коля чуть развернулся и его пучок палочек коснулся Пашкиных.  В воздухе
запахло озоном,  как  после  грозы. Заискрило. По  белым палочкам  пробежала
оранжевая  трещина, по  оранжевым  белая.  Фиолетовое облако окутало  класс,
впустив  в себя  ржавый  шар,  на  этот  раз  беспрепятственно ворвавшийся в
оконный проем. Коля чувствовал, что Веня прижался к нему  сзади. И Коля тоже
не боялся. Или почти не боялся.
     Грозный  шар растаял  в сумрачном дыму. Фиолетовое  облако  рассыпалось
лиловыми светлячками,  которые единым роем  унеслись в  разбитое окно, сразу
затянувшееся стеклом. Проломы  в  стенах исчезли, будто  и  не  было жестких
стенодробительных  ударов. Печка,  планер, вешалка и пластмассовый  крокодил
обернулись теми,  кому им  положено быть. Остальные выбирались  из  укрытий,
терли глаза и непонимающе смотрели  друг на друга.  Они  ничего  не помнили.
Никто ничего не помнил. Только  Пашка и Коля. Да Венька, вцепившийся в плечо
друга.
     На  пороге  объявились   беглецы,  подталкиваемые  рассерженной  Ириной
Сергеевной. Они никак  не  могли высказать  причину,  по которой им  взбрело
выбежать в коридор.
     - А ты почему здесь? - обрушился вопрос на Веню.
     Объяснять было  бесполезно, и  Веня присоединился  к четверке у  двери,
бормоча  вместе  с  ними:  "Да я ниче, я так зашел." Но  учительнице уже  не
требовались объяснения. Ее  взор уперся в прожженое  пятно на Колиной парте.
Коля испуганно вжал  голову в плечи. Но постойте,  ведь палочки!.. Ведь есть
палочки!!!
     Коля крутанул спасительное волшебство. Стоящий рядом  Пашка тоже привел
в движение  свою четверку, размышляя о чем-то своем. Пятно не  исчезло. Даже
не уменьшилось. Было совершенно непонятно, почему все последствия катастрофы
бесследно  растворились, кроме этого пятна. И  было  совершенно  ясно, что с
палочками  случилась беда.  Еще  недавно послушно  выполняющие  почти  любое
Колино  желание  палочки  теперь  наотрез  отказывались  работать.  У  Пашки
творилась та же история. Где-то внутри у Коли похолодело. Выходило  так, что
на всей Земле не осталось больше ни единой исправной палочки.
Глава 32,
     в которой судьба обращает на Колю свой благосклонный взор
     Во сне Коля отдыхал. Во сне он совершенно не вспоминал про палочки. Там
с ним творились совершенно  невероятные вещички.  Сегодня,  например,  Колин
треугольник разделился на целых восемь. Таких  же ярких,  таких же красивых,
но  маленьких-маленьких. Треугольники весело отплясывали  на  Колином столе,
внутри  их сверкали малахитовые  переливы  и проступали  буковки  непонятных
слов. В углу, рядом с этажеркой, примостилось удивительное существо, похожее
на  заржавевший  лом  с  вытянутой  сморщенной  головой  размером  с большую
картофелину.  Два  малюсеньких  глаза,  как две переливчатые звезды, глядели
куда-то  мимо  Коли,  а рот кривился в странной - не доброй, но и  не злой -
улыбке.   Коля  не  смотрел  на  картофелеголового.  Коля  напрягся,  силясь
прочитать  надписи  на треугольниках, но безуспешно. Буквам надоело ждать  и
они  исчезли.  Задорные   треугольники  промаршировали  по   столешнице,  по
этажерке, по гардине,  перебрались на потолок и заскользили по  нему, а Коля
проснулся.
     Это ж надо - днем спать!  Но  Коля готов был  спать круглые  сутки.  Он
проснулся и на него вновь навалилась тоска.  Все? Кончилась сказка? Вот они,
волшебные штучки! Лежат себе в ящике - вся четверка - такие красивые и такие
бесполезные.  Не  выполняют  больше  ни  единого желания.  Ни  Колиного,  ни
Вениного,  ни  Ленкиного.  С  одной  стороны,  конечно,  радует,  что  Пашка
обломался. Но  ведь Коле тоже  хочется немножечко сказки. Он столько ведь не
успел.  Можно было  сгонять  в  Египет, посмотреть  на  настоящие  пирамиды.
Вообще-то  Египет  четыре   палочки  наверняка   бы  не   потянули.  А   вот
пятнадцать... А если бы еще заработали и те две. Но две лишние палочки никак
не  желали  превращаться  в волшебные.  Жаль, что с  первого класса наборчик
подрастерялся. Ведь храни его  Коля достойно, лежало бы в  его  руках сейчас
двадцать  магических  бойцов. Но  что сейчас  вздыхать,  когда даже основная
четверка отказывается выполнять возложенные на них обязанности.
     Рука свесилась  с дивана и лениво выписывала  по полу кренделя, пока не
наткнулась  на что-то плоское. Зацепив вещичку, Коля подтянул ее  к  себе  и
узрел маленький треугольник. Совсем  как во сне! Но сейчас-то Коля не  спал.
Если сон не всегда  отличается от  яви,  то уж когда не спишь, так точно это
знаешь. Треугольник был вылитой копией своего большого брата. В  серебристой
дымке проступало слово "Солнышко".
     Рывком Коля вскочил с  дивана и  бросился к школьному рюкзаку. Большого
треугольника  на месте не оказалось. Коля  придирчиво осмотрел  ящики стола,
этажерку, даже скользнул  взглядом по потолку. Исчез большой треугольник, да
и все тут. А Коля уже привык его слушаться.
     Минут через пять редкие прохожие могли заметить Колю во дворе. Он сидел
и, прищурив глаза, пялился  на  солнце.  Ничего не происходило.  Становилось
скучно и в голову опять лезли невеселые мысли.
     А кто мог возложить на палочки обязанности выполнять желания их хозяев?
Коля еще ни разу не копался в данном вопросе. Когда  палочки творили чудеса,
Коле это было  не интересно. Пока любая техника работает, мало кто стремится
вникнуть  в принципы ее действия. Зато когда  она работать  перестает... Вот
тут-то   и  начинаются  мучительное  почесывание  головы,   щипание  носа  и
оттягивание нижней губы. Может удастся починить технику самому?  А если нет,
то  вскрывать ее  или  не  вскрывать? А  вдруг  при  вскрытии  она откажется
работать  окончательно? А  может,  если как следует закрутить все до единого
винтики  там,  внутри,   то  техника  снова  продолжит  работать  как  надо?
Поломанная техника вызывает целую кучу вопросов, большинство которых кажется
такой ерундой, пока катастрофа еще не произошла.
     Солнце, выбравшись  из-за облака,  брызнуло в глаза  нестерпимо  яркими
лучами.  Коля торопливо  отвел взор и прочесал  двор. Покосившаяся карусель.
Песочница  с  остовом  гриба,  у  которого когда-то  была квадратная шляпка,
искореженные качели. Если  на одно  сиденье  еще уцелело, то  вместо другого
торчали два витиевато изогнутых прута. Коля  еще помнил время, когда  качели
были  новыми. Помнил  деревянные  доски, нагретые  солнцем.  Помнил  круглую
спинку,  превращавшуюся в  руль.  Помнил многоцветье  красок, мелькающее при
сильной  раскачке,  когда  глаза  зажмурены  крепко-крепко.   Помнил   визги
девчонок,   учившихся   спрыгивать   на   ходу.  Помнил   старших   пацанов,
раскачивающих качели так, что получалось... солнышко!
     Не медля ни секунды,  Коля рванул  к качелям  и смело крутанул железный
прут  из  уцелевшей пары.  Куда там, сиденье не  поднялось и на четверть. Но
упорства  сейчас  Коле было не занимать. Ржавый механизм скрипел, скрежетал,
трясся, но деревянные досочки возносились  все выше и выше. В  момент, когда
качели  описали  полный  круг,  стойка  содрогнулась, а  из  верхней  трубы,
соединяющей стойку  с  ее  дальней  соседкой, вылетел  тонюсенький  предмет.
Зарывшись пальцами в пожухлую траву, Коля почти сразу отыскал его - еще один
треугольник. Ни слов, ни предложений в серебряной глубине не появилось, зато
мелькнула галочка зеленого света, повращалась  как стрелка компаса и указала
в правый угол двора.
     Хорошо  что  старушки  на  лавочках  не смотрели в Колину  сторону. Вид
мальчика,  роющегося на свалке, у  старушек большой радости  не  вызывает. У
всех старушек, независимо есть ли у них Золотая Капля со  Звездой Героя  или
нету. Давным-давно в том углу двора  вырыли  котлован. Вырыли и  забыли.  Но
прежде успели замусорить его до предела. Коля  и сам приложил к этому  руки.
Ну не всегда хотелось ему идти  за тридевять земель к мусорным бакам. Ваньке
вот хорошо, у  него мусоропровод,  а Коле  чуть ли не каждый день тащиться в
конец соседнего двора, чтобы освободить мусорное ведро. И вот когда занимали
Колю дела важные и неотложные, как-то само получалось, что мусор высыпался в
котлован, который  как раз находился по  пути. И, заглянув в котлован, любой
понимал с первого же взгляда, что важные и неотложные дела имелись не только
у Коли.
     Теперь Коля торопливо расшвыривал по сторонам мусор, надеясь, что никто
его не заметит,  пока он не найдет... Не найдет что? Коля и сам  не знал, но
рылся  самозабвенно. Пройдут сотни лет и свалка будет называться не свалкой,
а историческим слоем.  И по мусору, в котором роется Коля,  будут узнавать о
том времени, когда Коля рылся в мусоре. И не только рылся. И не только Коля.
И станут тогда рыться здесь ученые-археологи. И будет им за великие открытия
слава  и почет. А Коле  будет нагоняй,  если застанут его за  этим занятием.
Только лишь потому, что  сейчас это место зовется не "исторический  слой", а
"свалка".
     Интересно, а  что можно сказать о времени,  роясь  в самом обыкновенном
мусоре.  В сторону  полетела доска с  ржавым  гвоздем, обломок магнитофонной
кассеты, пленка из которой протянулась по всему котловану. Когда-то она была
запечатана  в  прозрачный футляр, обтянутый  яркой  целлофановой  пленочкой.
"Сонька" или  "Панасоник",  а  может всего-лишь "Самсунг". Кто-то купил  ее,
может даже купил в том  самом магазине, где продавались волшебные палочки. И
ничего больше о происхождении палочек Коля не знал.  А если бы и знал? Разве
это помогло бы вернуть палочкам их волшебную силу обратно?
     В  руках  у  Коли  очутилась  тряпка,  выпачканная в  чем-то  до  ужаса
отвратительном. От  нее несло уборной.  А  может и  не  от нее.  Может  этот
противный  запах пропитал все в  округе и даже  самого Колю. Коля  отшвырнул
тряпку куда  подальше  и торопливо вытер руки об джинсы. Разводов  грязи  не
осталось.  Но  Коля  стал осторожнее.  Отыскав кузов детского самосвала,  он
продолжил раскопки вооруженными руками.
     Гном наотрез отказался рассказывать что-либо о происхождении магической
силы,  залетевшей  в палочки.  Вернее, не  так.  Сначала  гном был  настроен
поговорить,  но поставил  жесткое условие - два килограмма мандаринов. А где
их  взять  без палочек-то?  Вернее, в  магазинах  мандарины  продавались. Но
именно, что продавались.  Денег же было негусто. Коля с  Веней сложились  по
сколько могли, но на два  килограмма не хватало. Хватало на полтора. Если бы
гном не был таким вредным...  Если  бы Коле  попался  другой гном... Но этот
даже слушать не захотел про полтора килограмма. Два - и крышка!  Недостающую
сумму нехотя добавила Лена.
     - А что мало так? - искренне возмутился Коля. - Гном-то наш, общий.
     - Гном-то общий, - резонно заметила Лена, - а кормить его придется мне.
Мандаринов-то больше не  осталось. Кто догадался сделать запас? Не знаю как,
но доставайте деньги. Мне  одной его не прокормить, а ему и завтра мандарины
нужны будут, и послезавтра.
     - Может на  капусту  его переведем? - робко  предложил  Веня. - Капуста
дешевле.
     Гном  не  ответил, но  скорчил  такую  оскорбленную гримасу, будто Веня
посягнул на честь и достоинство всего его гномьего мира.
     Кузов  скрипнул по  стеклу. Коля вывернул  осколок  и  запустил  его  в
полуобсыпавшийся  склон.  Осколок  полетел  красиво, словно вылетел  из  рук
опытного  ниндзя и на лету превратился  в  сюррикен.  Он и вонзился красиво.
Мягко вошел в сыроватую глину и застыл, прератившись в узкую вертикаль. Колю
продрала радостная дрожь. Воткнулся! Впервые  в жизни! Эх, почему  никто  не
видел. Теперь ведь не поверят. Ни за что не поверят!
     На  всякий  случай  он подскочил к стене, намереваясь повторить удачный
бросок.  На ощупь  вытащенное стекло оказалось теплым.  Словно не стекло,  а
пластмасса. Когда  бурые  крошки  глины  горошинами застучали по мусору,  на
поверхности проступили знакомые  малахитовые переливы.  На них плыли  буквы,
соединившись  в  плотно   сцепленные  шестерки  прижавшимся  к  ним   знаком
восклицания.  "Слушай!" - призывал Колю  треугольник. Не один раз  призывал.
Десять.  Сорок. Сто двадцать семь и больше. Как крохотные кораблики плыли по
малахитовому морю буковки, нескончаемыми эскадрами.
     А слушать было некого.
     Тишина.
     Разве  отсюда услышишь, о чем разговаривают бабушки на скамейках? Разве
гвалт  малышей  продерется  сквозь  кусты.  Даже  шум  машин  с улицы теперь
перекрывался  шелестом  листьев.  Только  небо  голубело  над Колей. Но  оно
молчало. Да солнце подмигивало сквозь  ветки  деревьев.  Подмигивало, хоть и
весело, но безмолвно.
     -  Ви-и-и-итя-я-я-а-а-а! - Коля  аж вздрогнул от неожиданности,  сделал
неверный шаг и  провалился по  колено.  На  свободу  рванулся  прелый  запах
чего-то древесного.
     - Ви-итя-я-я-а-а-а! Да-а-амо-о-ой! - запах неожиданно  сменился запахом
гнилых  помидоров и Коля поневоле задумался, чтобы случилось, если бы вместо
мандаринов  он приволок гному вот эти сгнившие  овощи. Но  пока гном получал
исключительно мандарины. В аванс за рецепт излечения палочек.
     Принесенные   мандарины   гном  пробовал   и   перепробовал.  Процедура
опробывания продолжалась целый вечер, а потом вдруг выяснилось, что на столе
нет ни единого  целого мандарина - одни кожурки. Все  приготовились  слушать
длинную историю про древних колдунов, но гном  откровенно заявил, что устал,
что  сейчас рот  у него открывается  только для зевания, но если  они желают
послушать  эту  удивительную  историю  завтра,  то  пусть  готовят  еще  два
килограмма  оранжевого  высокоценного продукта.  У Коли аж руки  опустились.
Лена  решила выдумать  историю сама, но расстроенный Коля ушел  домой. Зачем
ему  Ленина история? Он хотел знать правду. Но если кто-то взял, да вложил в
Колины палочки волшебство,  то  сделал  то он  это  не просто так. А  зачем?
История   поворачивалась  непонятной   стороной.   Выходило,   что   палочки
требовались кому-то еще. И этот кто-то теперь  оставался с Колей у разбитого
корыта.
     - Да-а-а-амо-о-о-ой! - противный Витя никак  не мог найтись, а страдай,
разумеется Коле. Шестибуквенные кораблики настойчиво мигали, словно обращали
Колино внимание  на  что-то  важное.  "Домой," -  повторил про себя  Коля  и
радостная  волна  отгадки  разлилась  в его  душе.  Вывернувшись из  прелого
мусора, он что есть силы, рванул к своему подъезду.
     Следующий треугольник не прятался. Он преспокойно висел на крючке, куда
папа  обычно  весил свою куртку. Сейчас папа вместе с  курткой находился  на
работе,  вот  треугольник  и  решил  занять  свободное  местечко. В  темноте
серебристой дымки  не  наблюдалось.  Но буквы виднелись. Тонкие. Как спираль
лампочки  карманного  фонарика, батарейки которого  находятся  на  последнем
издыхании. Однако мощности еще хватало, чтобы Коля прочел надпись без труда.
"Математика."
     Надпись ни  о  чем  Коле не сказала. Он  прошелся  по пустой  квартире,
уселся  за  стол и открыл сначала  тетради по алгебре и геометрии, а затем и
учебники. Колю трясло от волнения. Вспотевшие руки заляпали клетчатую  гладь
тетради  рыхлыми влажными пятнами.  Может, треугольники подскажут Коле,  как
оживить палочки?  Ведь  он уже не  представлял  свою  жизнь  без волшебства.
Окончательно и бесповоротно. Сердце разрывалось от тоски.  Ведь теперь не то
что  волшебником  стать, а  даже  рассказывать  о  палочках  никому  нельзя.
Какие-такие палочки? Не  бывает вещичек, творящих чудеса! Это тебе, Коля, не
порталы! Где доказательства? А доказательств не было.
     Самое веское доказательство существования волшебства - вторую телевышку
- Коля  успел убрать ночью перед катострофой. Впрочем, даже такая громадина,
как выяснилось, еще ничего не доказывала.
     Под  левой  рукой  что-то  ощутимо прощупывалось.  Коля  нервно листнул
страницу, чуть  не выдрав ее напрочь.  На  следующей  лежал невесть  как там
оказавшийся треугольник. "Читай прессу," - указывал он Коле.
     Сбоку от Коли лежали многочисленные газеты, в которых вроде бы навсегда
исчезнувшая дополнительная телевышка осталась увековечена на  многочисленных
фотографиях.  Может  быть  для  мировой революции появление железной  махины
ничего  не  значило,  но  событием  областного значения  оно  получилось.  В
автобусах непременно  кто-нибудь да вспоминал телевышку в тему и  не в тему.
Старушки  на  скамейках шушукались  только о ней. Да что старушки! Даже папа
второй  вечер  спорил  с мамой  на  кухне  о  правдивости репортеров.  Колю,
конечно,  не  позвали.  И  скажи  им,  что  телевышку  сотворил Веня  ими же
купленными палочками, так  высмеяли бы, да  дело с концом.  Вот и оставалось
Коле делать уроки, грустить  о палочках  и мимоходом просматривать вчерашние
газеты.
     "Все надо делать вовремя," - гласил заголовок  первой полосы "Вечорки".
Колин  взгляд  мухой  пробежался  по строчкам. "Через  три года должна  была
состояться   сдача   в  промышленную   эксплуатацию   нового   объекта   для
телевизионщиков,  но  строительно-монтажное  управление  No  14  преподнесло
горожанам приятный сюрприз. Во время интервью генеральный директор поделился
трудностями своего  бизнеса в посткризисный  период. Руководитель  трудового
коллектива  жестко  заявил,  что..."  Здесь  не   пахло  ни  Веней,  ни  его
проделками.  Коле  даже  стало  интересно,  о чем жестко заявит руководитель
трудового коллектива теперь, после исчезновения телевышки.
     "Когда  хотим  -  МОЖЕМ!"  -  взывало со страниц "Гудка".  Глаза  сразу
скользнули вниз.  "...  достоин  занесения  в небезызвестную книгу  рекордов
Гиннеса."  Вещи,  сделанные  волшебными палочками, рекордами  не  считаются,
значит в этой газете про Веню тоже и знать не знали.
     "Хоть Бог троицу и любит," - заковыристо поддевало больную тему "Святое
слово" и осторожно намекало, что чудесное явление даровано нам неспроста. Не
строить же третью телевышку только по той причине, что областное руководство
никак   не  может  выделить   телевизионное   время  для  одной-единственной
религиозной передачи.
     "Будущему нации - достоинство," - скромно повествовало "Местное время".
В статье  описывались все преимущества,  которые  получат горожане  от новой
телевышки.
     "Меркурий"  был   на  этот  счет  иного  мнения.  "Депутаты  областного
парламента пойдут под суд,"  - твердо обещал он. Начало - "В то время, когда
борьба с хищениями областного  бюджета перешла на качественно-новый уровень,
недопустимо  пропагандистскими акциями выбрасывать в  преддверии выборов  на
ветер миллионы и миллиарды..." - Колю не заинтересовало, и он перевел взгляд
на соседнюю стопку, где  примостились  областные, более солидные издания. Их
корреспонденты  ко всеобщему празднику не успели,  поэтому и статьи выражали
недоверие к случившемуся.
     "Сомнительная  сенсация".  Так  называлась реакция  "Звезды".  В статье
подсмеивались  над  легковерными   согражданами  и   уже  во  втором  абзаце
переходили к  более  насущной  проблеме:  "Куда  делись  деньги  учителей  и
пенсионеров?"
     "Новости области"  подошли к феномену с научной точки зрения. "А был ли
мальчик?" - спрашивал заголовок. После мелким шрифтом развернутое объяснение
на всю страницу давал специально  приглашенный  профессор. И даже не  просто
профессор,   а  член  регионального  отделения  Российской   Академии  Наук.
"Неудивительно, что  в связи с неожиданно теплой осенью, весьма значительное
число  горожан  минувшим  днем  стало  жертвами  оптического  и  тактильного
обманов. Подобные явления происходят нечасто. Следует, однако, отметить, что
достоверные свидетельства об аналогичных случаях зафиксированы в 1476 и 1539
годах  в Англии,  в  1765 в Италии,  в  1309  во Франции  и в 1898  году  на
территории  современной Чехии. Данное природное явление берет свои истоки  в
верхних слоях атмосферы, иначе называемых стратосферой..."
     Промежуточную позицию  занял милицейский еженедельник "Досье 02". Он не
указывал  явно,  чему  явился  свидетелем  дежурный  патруль  ГИБДД,  однако
пояснял,  что "с  рядом  ответственных  работников  органов  внутренних  дел
проведены разъяснительно-профилактические мероприятия."
     По  всему выходило,  что кроме палочек в  природе  существовало великое
множество  сил и причин, в следствие  которых телевышка на площади могла как
появиться за несколько секунд, так и исчезнуть за столь же непродолжительное
время.
     "Замкнутый треугольник," - взгляд замер и не желал продвигаться дальше.
Сама  статья  была  непонятной.  В  ней  водителям  советовали  поторопиться
получить права  нового образца. Причем  тут треугольник,  Коля никак не  мог
догадаться.  Но на всякий случай он вылез из-за стола и направился в большую
комнату. Там,  в буфете, хранились  всевозможные  документы.  В том  числе и
папины водительские права.
     На  указанном месте треугольника не оказалось.  Ни на удостоверении, ни
под  ним.  Не  в  силах  поверить,  Коля  начал  ворошить  кипу  инструкций,
скопившихся от многочисленной техники,  большинство из которой  уже доживало
свой  век в кладовке или у бабушки на даче. Коля отодвинул  в сторону книжку
про  стиральную   машину  "Вятка-автомат",  положил  на  нее  инструкцию  на
холодильник  "Бирюса",  пролистал  руководство  для  телевизора "Хитачи"  на
английском и немецком языках. Не находился треугольник, да и все тут.
     Но  мысли отталкивались  от  треугольника  и  неизменно возвращались  к
палочкам.
     Веня  утверждал, что  палочки закоротило.  Есть такая  вещь -  короткое
замыкание. Что это такое, Коля убедился год назад на урове труда, когда он с
Костей Лесниковым  строили из проводов  и разных  штучек электрическую цепь.
Примотать проводки  к контактам  вилки  было  нетрудно. Подсоединить  те  же
проводки к выключателю и патрону лампочки вроде  бы тоже дело наипростейшее.
Но  когда  смелая  Костина рука  воткнула  вилку в  розетку,  оказалось, что
провода  каким-то  образом  не захватывали так и  не загоревшуюся  лампочку.
Розетка   оплавилась,  провода   задымились,   подскочивший   учитель  труда
переключил рубильник на своем столе  и влепил Коле с Костей по трояку.  Коля
даже обиделся незаслуженной оценке, ведь цепь собирали под преподавательским
присмотром. Теперь  вот  какие-то невидимые провода миновали  несвершившиеся
желания и замкнули палочки сами на себя.
     Теперь электричество - пройденный этап. Завтра  на труде Коле предстоит
выстругивать новую  столешницу. И  ему еще  повезло. Сначала  педсовет хотел
содрать с Колиных  родителей новую  парту. И  дома Коле  попало.  А за  что?
Парту-то Пашка испортил. Но как это теперь доказать? Свидетелей не осталось.
Все все позабыли. И  печку, и костер, и  железную  болванку, которая чуть не
разнесла всю школу. Когда  раздался  первый удар, то  народ со  всех  этажей
ринулся  к  Колиному  классу. Но теперь  никто  ничего не  помнил. Все тогда
разошлись по местам, на свои уроки и факультативы. Досталось только тем, кто
выскочил из класса, да Коле за парту. Все были живы и здоровы, но Коле никто
помочь не мог.
     Стопка документов иссякла. Последним в ней оказался папин комсомольский
билет. Коля расстроенно передвинул  пачку бумаг на исходное место и взглянул
на пол.
     Треугольник лежал там.  То ли он выскользнул от  неосторожного Колиного
движения. То  ли  скрывался  за  ножкой  буфета, где мог спрятаться  десяток
жестяных  гоночных  автомобильчиков.  Прятался,  прятался,  а  теперь  решил
вылезти, раз уж Коля сам не смог догадаться.
     "Последствия,"  -  значилось в  дымке  серебра,  по  которой  пробегали
черно-зеленые переливы. Последствия  чего? Неисправных палочек? Исчезновения
большого  треугольника? Случая  в  классе.  От случая  последствия остались,
правда,  маленькие,  незаметные для  непосвященных.  Сева  внезапно  полюбил
авиамоделизм   и  этим  же  днем  отправился   во   Дворец  творчества  юных
записываться в  кружок  авиаторов.  Серега,  невзирая на  смешки  приятелей,
прикупил в  киоске видеокассету "Любимые мультфильмы", где  был собран  весь
сборник про Гену,  Чебурашку и старуху Шапокляк. С Олегом  видимых изменений
не  произошло. С  Владяном  тоже. Но  Владян-то,  Владян! Он, хоть и остался
таким  же подленьким и вредным, ничегошеньки  не помнил  про палочки, словно
никогда  не  держал их кривыми  пальцами своих  загребущих рук. А Пашка  ему
почему-то не  рассказывал.  Колю это устраивало,  потому что  самые  мерзкие
мысли, которые можно воплотить с помощью палочек,  приходили на ум почему-то
именно  Владяну.  Сейчас-то  стало  поспокойнее.  Лежат  у  Пашки  на  столе
оранжевые палочки с белыми  извилинами. И белые  палочки лежат с  оранжевыми
прожилками. Лежат палочки и никому не  мешают. Никакого вреда от них. Правда
и пользы тоже никакой.
     Коля вернулся к столу, в ящике  которого лежали палочки. Теперь рядом с
ними примостился и маленький треугольник.
     "На свете есть конец всему,  конец любви конец стаданьям, но  нет конца
воспоминаньям!" - этот треугольник оказался поэтом. Да вот беда, поэзию Коля
никогда не понимал.
     Да  и  какие  могут  быть  стихи,  когда голова  пухнет  от  печали  по
утраченному могуществу?  Ни стихи,  ни остальное  домашнее задание. Впрочем,
оно сейчас  волновало Колю меньше всего. Алгебру можно закончить на перемене
или списать, если повезет, у той же Светки Белорусских.
     Умные мысли никак не приходили. Других  подсказок треугольник не давал.
Коля  рассмотрел  все предыдущие  треугольники, но буковки  уже исчезли. Меж
поверхностями колыхался только серебряный туман.
     Коля вздохнул  и вернулся к реальности.  И в качестве первого  шага  во
взрослую  жизнь  без  палочек он  решил собрать учебники на  завтра.  Еще  в
начальной школе  учительница  приучала  их всегда  иметь  нужный учебник под
рукой  и строго отчитывала,  если кто-то приходил  на  урок без учебника.  В
пятом  классе  Колька каждый день  таскал в школу все  выданные учебники - и
нужные, и ненужные. Целый месяц таскал, пока над ним не начали прикалываться
даже девчонки  из параллельных  классов. Но Коля терпел. Где-то  в потаенных
комнатках его сознания продолжал жить неприятный холодок воспоминаний.
     Во втором классе случилась с ним ужасная история. Вечером,  собираясь в
школу, Коля никак не мог найти учебник естествознания. Самое страшное - было
непонятно, оставил ли его Коля в школе, дал ли кому-то и забыл забрать (хотя
маловероятно), а может его попросту  украли те, кто  в  свое  время потеряли
свои  учебники. Коля  расстроился  до слез.  Всю ночь  ему  снились учебники
естествознания,  которые он  находил  в самых неожиданных  местах  дома и на
улице.  Проснулся  Коля  с  больной  головой  и диким  страхом,  потому  что
ПО-НАСТОЯЩЕМУ  учебник  так  и  не  нашелся.  Идти  в  школу  представлялось
совершенно  невозможным делом. На естествознании учительница выведет бедного
провинившегося Колю к доске и на виду всего класса устроит разнос, а потом с
треском  выставит  растеряху  в  коридор.  И  поделом,  не  теряй  учебники.
Катастрофа неминуемо  наплывала. После завтрака Коля в последний раз обыскал
все полки  и  в  отчаянии глянул  между  этажеркой и письменным столом.  Там
стояла старая зеленая раскладушка, в складках которой и запутался утраченный
учебник. В школу Коля летел как на крыльях.
     Подперев   голову,   Коля   вспоминал,   поглаживая  восемь   маленьких
треугольников. Он  лениво прошелся  взглядом по полкам, перевел его  на гору
пластилиновых человечков, затем вернул  чуть обратно. Раскладушка  стояла на
своем месте. Наклонив голову, почти как тогда, во втором классе, Коля глянул
в глубину меж  аллюминевых  закруглений  и маленьких тугих  пружинок. Далеко
внизу, где материя делала изгиб белела светлая полоска. Не веря своим глазм,
Коля наклонился и дрожащими пальцами вытянул еще одну палочку.
     Через секунду на столешнице  лежала фиолетовая "Alpen Gold"  с изюмом и
орехами.  Коле не  хотелось шоколада.  Но  проверить  дополнительную палочку
стоило  немедленно.  Как  она  там  оказалась?  Нет,  Коля  напрочь  утратил
возможность соображать. Да и стоило ли тратить время на пустяки? Склонившись
над   столом,  Коля  взволнованно  вращал   новой  палочкой  над  четверкой,
утратившей былую силу. Когда цветные прожилки исчезли с  белых  и  оранжевых
полосок,  Коля  тут  же  испытал шоколадками каждую  в  отдельности.  Первая
подарила ему клубничную,  вторая  - банановую,  третья - бежевую, на которой
была  нарисована  чашечка  дымящегося  кофе.  Загадывая  желание   последней
палочке, Коля решил  разнообразить  меню.  Получившаяся шоколадка  оказалась
апельсиновой и не "Alpen Gold", а "Mauxion".
     И  тут   Колю  пронзила   неприятная  мысль.   Может  он   поторопился,
разблокировав  свои  палочки?  А  что  сейчас  происходит  с  Пашкиными?  Не
вернулась ли сила и к ним? И что лучше: пять палочек и  постоянная опасность
утраты или одна-единственная,  про  которую  никто не знает? Но пять палочек
грели Колину душу. И еще в нем  родилась маленькая  надежда: а  вдруг, ну  а
вдруг Пашка уже забросил свои палочки куда подальше и вернулся  с потерявшим
память  Владяном к делам  прежней компахи. Надежда была совершенно безумной,
но  чем  больше   Коля  обкатывал   ее  в   мыслях,  тем  больше  проникался
уверенностью, что так все и обстоит на самом деле.
     Хлопнула дверь. Ноги весело топали по лестнице,  перепрыгивая через две
ступеньки. Сказка вернулась.
     Восемь треугольников задрожали, придвинулись друг к другу и  слились  в
один большой. Серебряной косынкой  он бесшумно подполз к  краю и скользнул в
темную глубину ящика.
Глава 33,
     в которой Коля не внял предостережениям
     Коля  не  любил ходить  этой  дорогой.  Но  соседнюю  улицу как  всегда
перекопали  в  самый неподходящий  момент и  пришлось идти  через  сумрачный
закоулок. Шел Коля в аптеку  за  аскорбинкой для сестренки. Ничего не стоило
крутануть  палочку и  заказать хоть тонну  аскорбиновой кислоты. Но было две
проблемы. Во-первых,  аскорбинка  требовалась  в  порошках, а не  в  больших
сладких  таблетках.  Порошки  Коля представлял слабо.  Во-вторых, аскорбинка
хоть  и  сладкое,  но  самое  настоящее  лекарство.   И   пока  существовала
вероятность, что  палочки,  а может  и сам Коля что-то напутают  и сестренка
получит  вместо  лекарства отраву, то... Нет, Коля покрылся холодным потом и
выкинул  все страшные  картины из головы. Пусть  уж  лучше  он  сбегает.  Не
развалится ведь, хоть и лень, конечно, привык уж с палочками.
     С левой стороны тянулась самая обыкновенная пятиэтажка. А вот по правую
сторону между гаражами высилось одинокое сухое дерево с уродливо обломанными
почти у самого ствола ветвями.
     "Мертвое дерево,  - подумал Коля,  отводя  взгляд.  - То  самое, насчет
которого меня предупреждали."
     Дерево выглядело зловеще и  Коле это не понравилось. В конце  концов  в
жизни и  так получалось, что надо  бояться слишком многих людей. А  теперь в
разряд  Колиных  врагов  попадало  еще  и дерево, пусть  даже  мертвое. Коля
остановился и принялся разглядывать  сухое  дерево, желая  отскать хоть одну
живую веточку. При  ярком свете морщинистая  кора выглядела серой и угрюмой.
Недружелюбной ни для Коли, ни для всего оставшегося человечества.
     "Оно,"  - решил  Коля и  совсем  уж было хотел отправиться дальше,  как
происходящее понравилось ему еще меньше.
     - Чего испугался, дурак, - сказал Коля себе под нос. Переулок пустовал,
поэтому  благодарные  слушатели  не бежали  со  всех  сторон, чтобы  внимать
каждому  Колиному  слову. Но слушатели сейчас  не требовались. Сейчас  самым
важным для Коли свершением стало бы полное прекращение деревобоязни.
     - Ну, - продолжил Коля трудный разговор с самим собой. - Разве это оно?
Просто похоже.  В  общем, такое  же, но не  оно.  Давай, подойди  к  нему  и
притронься. А то будешь всю жизнь трястись от страха.
     Коля еще размышлял, надо  ли, а ноги уже  вели  его к  дереву. Когда до
мрачного ствола оставалось каких-то пять шагов, из-за дерева  навстречу Коле
шагнула длинная фигура в сером плаще.
     - А зздравсствуй, мальчик Коля,  -  вежливо поприветствовал Колю хозяин
Темных Стекол и протянул руку. Но протянул не для того, чтобы пожать Колину,
а для того, чтобы опустить на Колино плечо и превратиться в якорную цепь для
удержания Коли от поспешного бегства.
     - Здравствуйте, - осторожно выдавил Коля. Он  еще надеялся  на  то, что
все завершится благополучно, что сейчас эта тяжелая рука исчезнет с плеча, и
побежит мальчик  Коля  в самую обыкновенную аптеку  и там ему продадут самую
обыкновенную  аскорбинку, чтобы  Колина  сестренка  получила  положенную  по
возрасту порцию витаминов.
     Но у хозяина имелись на Колю совершенно другие планы.
     -  Не  пора ли нам пора, - ехидно заметил он. - Помнишь, я говорил тебе
про  ззамок?  Так вот,  тот, кому ссуждено  внессти  в его  облик посследнюю
детальку,  уже в пути. Время ззамирает. Время  осстанавливаетсся. Но у  меня
ессть маленький припассец. Так  что, мальчик Коля, как поют в ваших  сстарых
фильмах "Пора в путь-дорогу".
     - Но почему  я?  - пролепетал Коля, оглядываясь по сторонам и собираясь
сбежать.
     - Ну сскажем, потому что, Коля-Николай, в твоем имени нет буквы "С".
     -  А что  не  так  с  буквой  "С"? - спросил Коля, готовясь  к рывку  и
скоростному спринту.
     -  Мы  не первый  раз  всстречаемсся сс тобой, Коля.  Я удивлен.  Ты не
ззаметил, что я двою эту букву? Либо ты не внимателен, либо врешь. И сскорее
я поверю второму.
     - Ну двоите, ну и что? - продолжал  разговор Коля,  мысленно приседая и
вывертываясь из под тяжелой руки.
     - А тебе приятно, Коля, делать то, что у тебя ну никак не  получаетсся?
- задал ответный вопрос хозяин.
     - Нет, - коротко ответил Коля и подумал про себя. - "Досчитаю до десяти
и деру". Пора было делать отмашку и начинать стартовый отсчет.
     - Вот и мне неприятно, - задумчиво сказал хозяин. - Ссначала я ззаменял
ее на букву "З", но потом и она исспортилассь. А  после они переплелиссь,  и
это досставило мне масссу неудобсств. В тех месстах, где имена  имеют  цену,
для меня "Ззахар"  вполне может превратитьсся в "Ссахар".  А ты бы не желал,
мальчик  Коля,  увидеть,  как  один изз твоих  на  тот момент лучших друззей
беззвоззвратно превращаетсся в мешок ссахара?
     "Семь,"  -  чуть  не  сказал  Коля  вслух,  пришлось  на  время  отсчет
приостановить,  так  как хозяин  явно  выдерживал  паузу, дожидаясь  Колиной
реакции.
     -  Не желал  бы,  -  сурово сказал  Коля  и перед  глазами возник Веня,
превращающийся в  сахар. Хотя нет Веня пожалуй превратится... А во что может
превратится Веня?..
     - Пришлоссь  привыкать, - кивнул хозяин. - Хотя одни добрые люди как-то
поссоветовали мне  не ломать голову, а  попроссту ззаменить букву "З" цифрой
"3". Обещали найти рецепт и для "С", да только я ждать их не сстал.
     Коля  тем временем  вспоминал детский мультик  про  Пишичитая, где  его
тезка поссорился с буквой "К"  и та  исчезла отовсюду и  даже из  его имени,
отчего на голову нарисованного  Коли  свалилась куча неприятностей.  Так что
замечания хозяина могли иметь смысл. А отсчет?! Коля же совершенно забыл про
отсчет!
     "Восемь," - произнес он про себя, отогнав посторонние мысли.
     - Вот и мне не хотелоссь бы, чтобы изз-зза неправильно произзнессенного
сслова мой  друг  превратилсся бы в... ну сскажем, в некое подобие  отбивной
котлеты.
     "Девять," - прозвучало внутри у Коли.
     -  А тебя, Коля-Николай,  я могу  ззвать ссовершенно  беззопассно.  Для
твоей перссоны. И для моей,  к сслову ссказать. А в том мире мне  часстенько
придетсся наззывать тебя по имени. Не так ли, Коля?
     -  Нет,  -  прокричал  Коля  вместо  слова "десять",  резко  присел  и,
крутанувшись,  бросился прочь от  хозяина, чьи  серебряные глаза таились  за
Темными Стеклами.
     Бежать было весело и легко. Словно Коля  превратился в птицу свободного
полета, которая могла  лететь куда угодно  и не тратить времени  на изучение
истории и  русского  языка. Словно за углом  Колю ждал праздничный карнавал,
где в первых местах  веселого шествия кто-то добрый и заботливый  приготовил
для Коли лучшее местечко.
     Так  и несся  Коля,  так и летел,  стуча  подошвами  по потрескавшемуся
асфальту.  И душа его  пела  торжественные  марши  без лишних  и  совершенно
ненужных  слов, руки  махали  в  такт  движению,  а  глаза  постреливали  по
сторонам, пока не заметили на левом плече нечто странное.
     Сначала Коле показалось, что в плечо коготками вцепилась черная летучая
мышь.  Но  приглядевшись,  Коля  понял,  что  же  такое  примостилось на его
многострадальном плече. За одну секунду, за одно короткое мгновение ока Коля
обрушился с высот торжества в мрачную бездну отчаяния. Потому что не летучая
мышь сидела  на  плотной  ткани куртки  китайского производства, а вольготно
разлеглась  пятерня  в черной  перчатке. Не вывернулся Коля из под хозяйской
руки, не сбежал.  И сразу ноги стали ватными,  а бег перешел в заплетающиеся
шаги.
     Неведомая сила дернула Колю назад, затормозила, а потом потянула грозно
и  неумолимо.  Не прошло и  минуты, как  снова  стоял  Коля рядом с  длинной
фигурой в сером  плаще,  словно и не убегал никуда. Хозяин медленно  почесал
щеку пальцами руки, принявшей свои нормальные размеры.
     "Вот  оно  что  значит  -  у  нас  руки длинные,"  -  вздохнул  Коля  и
приготовился к трепке.
     - Так  на  чем мы  осстановилиссь,  Коля? -  весело  спросил  хозяин. -
По-моему, вссе-таки  на причинах  моего  выбора  именно твоей  личноссти для
нашего ссовмесстного пути.
     Весь  его вид  показывал,  что  да,  бывают у  двух  друзей трудности в
общении, но ведь  не  рвать же из-за подобных  пустячков  друг друга, словно
неполадившие собачата. Ведь  не звери же они  в конце-то  концов. Надо уметь
ценить дружбу  и  прощать, чтобы в середине пути на  привале душевно спеть в
унисон: "Сделать нам, друзья, предстоит больше, чем сделано..."
     - Итак, в твоем имени дейсствительно нет буквы "С". Усстраивает ли тебя
такая причина?
     - Нет, - зло крикнул Коля и чуть не расплакался.
     - Конечно, - сухо, по-деловому согласился  хозяин. - На ссвете миллионы
мальчиков сс именами "Коля", "Веня" и даже "Павел". Но выбрал-то я тебя.
     И на это Коле сказать было нечего.
     - Так вот, Коля, теперь о главном. Поссмотри на меня...
     Коля посмотрел.
     - Видишь мои очки?
     Коля беззвучно кивнул.
     -  Рассскажу  по дороге, - внезапно вспомнил о  своих  планах хозяин. -
Пойдем-ка.
     Пятерня снова оказалась на Колином плече  и сжала  его плотно и тяжело,
как  слесарные  тиски в  школьных мастерских. Еще не больно, но утверждающе,
что боль рядом и может появиться в любую  секунду. Хозяин шагнул за дерево и
уверенно двинулся  в просвет между гаражей. Коля безропотно поплелся за ним.
Он чувствовал, что если запоздает с шагом хоть на чуть-чуть, то черные тиски
сожмутся и  разворотят  Колино плечо. Хозяин уйдет вдаль,  а Коля  останется
лежать на тропинке словно куча металлического хлама, еще недавно скользившая
по дорогам в виде красивого автомобиля.
     - Итак, мои очки, -  продолжил хозяин, мерно ступая по утоптанной земле
и с хрустом  вдавливая в  ее поверхность разноцветные  бутылочные осколки. -
Ззамечу, Коля, что большинсство людей носсит очки, пуссть даже они на  них и
не  видны.  У  кого-то они ззеленые, чтобы в  душе жило вечное  лето. Кто-то
одевает роззовые. Ззнаешь, Коля, как видитсся мир ссквоззь роззовые очки?
     Коля знал. Он любил ездить  в таких трамваях, где кабина  водителя была
отгорожена  от  простых  пассажиров  дверью  не  с  простым  стеклом и не  с
темно-фиолетовым, а  с  розовым. И тогда любой  пасмурный день превращался в
солнечный. Сияние розового солнца щедро заливало и дороги, и стены домов,  и
людей, не оставляя для тени даже  малейшего островка.  И жило в том  розовом
мире нечто невидимое, но несказанно прекрасное. Жаль только, что приходилось
выходить из вагона  под все то же пасмурное  небо. Нет, Коля не отказался бы
носить розовые очки. Но  заявись в таких в школу и сразу же прославишься как
самый распоследний идиот.
     - Ззнаешь, -  хозяин понял  Колю  без слов. - Раззные очки носсят люди.
Ссиние,  ссерые, коричневые в крапинку. Но ззнаешь, Коля, что их объединяет,
людей-очкариков?
     Коля промолчал.
     - Тот ссамый миг, когда  по очкам досстаетсся кирпичом. Ты думаешь, они
начинают видеть мир в исстинных цветах? Как бы не  так, Коля. Глазза ззабиты
оссколками  и  вечной болью. А вссе потому, что кому-то когда-то вззбрело  в
голову увидеть мир в роззовом цвете. Или в ззеленом.
     Люди ссами выбирают исскаженное видение мира. Кому интерессен дождливый
день или полуторамесячная пурга? Нет, Коля, вссем хочетсся рассцветить ссвой
мир. Приукрассить. А когда ссвоих крассок не хватает, в ход идут очки. Потом
уже глазза привыкают  к этим очкам и не могут увидеть мир  реальный,  такой,
каков он ессть на ссамом деле. И ессли очки теряютсся, то глазза жмурятсся и
не желают ссмотреть, пока сснова не окажутсся за привычными сстеклами.
     -  А  ваши  очки?  -  не  утерпел  Коля.  Не  то, чтобы  он  уж  сильно
интересовался  Темными  Стеклами,  но  молчаливо   шагать,  когда  тревожное
волнение и ожидание чего-то страшного рвут тебя на части, совсем невмоготу.
     - О,  Коля,  мои очки  вовсе не  такие простые. Как  ты заметил,  в них
вставлены  Темные  Стекла.  Поэтому  очень  важно то,  с  какой  стороны  ты
находишься.  Погляди-ка,  Коля, на них  со своей  стороны. Что ты видишь? Не
надо,  я скажу  тебе  сам.  Ты видишь свое отражение, только  искаженное  до
уродливой  степени. В них ты  даже  хуже, чем есть на самом деле. А люди  не
любят  такие зеркала, где они выглядят хуже, чем сами себя представляют. Они
уносят их подальше от себя в  маленькие домики и  называют места их хранения
"Комната Смеха".  Мол, вот мы  какие, сами над собой  умеем  смеяться.  Пять
минут-то  чего не посмеяться. Даже десять минут. Но захочется ли тебе, Коля,
смотреть  в  такие  зеркала  каждую  минуту?  Все  знают,  что  мир  глуп  и
несовершеннен,  но каково осознавать себя  таким же глупым и  несовершенным.
Или еще хуже.
     Ну а  по ту  сторону, Коля, все  иначе. Там  все краски  в цене. Стекла
повышают  контрастность.  Я   вижу  мир  таким,  какой  он  есть,  глупым  и
несовершенным. До самых мельчайших подробностей. Но я  уже по ту сторону. Не
я живу  для мира, а мир для меня. Так что в мои  Стекла  никогда  не попадет
кирпич, хотя  я сам  могу выпускать кирпичи  по  чужим стеклышкам постоянно.
Темные Стекла дают  особое видение. Ничто в этом мире не ускользнет от тебя,
Коля. Все будет как на ладони. Есть правда одно "но"...
     Коля напрягся. Из речи хозяина неожиданно исчезло раздвоение буквы "С".
Коля  не   знал:   стоило  ли   этому  радоваться  или  напротив,  уже  пора
насторожиться.
     - Некоторые любят сгущать контрастность. Они без удержу крутят ее ручку
и превращают мир в абсолютную тьму, а сами,  потеряв  возможность разглядеть
хоть  что-то  в  получившемся  мраке, слепнут.  Темные Стекла превращаются в
круглые очки слепца без всякого пути назад.  Так  что во всем надо соблюдать
меру. Но мы с тобой, Коля, знаем меру.
     Коле показалось, что глаз за Темными Стеклами подмигнул, но в следующую
секунду Коля понял,  что это не глаз подмигнул, а согнулось Колино отражение
вслед за  настоящим  Колей,  запнувшимся  об кирпич.  Вокруг  лежали сотни и
тысячи  бутылочных  осколков.  Казалось,  что   сюда  привели   целый  район
несчастных  людей  в цветных  очках,  чтобы показательно  разбить им  стекла
кирпичом.
     - Мне кажется, - неохотно заметил Коля, -  что куча народа  отправилась
бы по ту сторону, если бы вы только их позвали.
     - Умнеешь, Коля, - обрадовался хозяин, да только вот  его губы никак не
желали складываться в приветливую улыбку. - Подходим к  следующей остановке.
За нами пошли бы сотни. Да что там сотни. Тысячи, миллионы! Но только, чтобы
оказаться по ту сторону  Темных Стекол надо понадобиться Темным Стеклам. Как
понадобился когда-то я. Меня  ведь тоже позвали в  путь. Давным-давно,  но я
помню... -  голос помрачнел и  обрел какую-то  новую  силу.  -  А  еще  надо
оказаться  достойным.  Скажи-ка,  Коля,  ведь  это  так  приятно,  оказаться
достойным чего-то. Люди так желают оказаться достойными.  Счастливой судьбы,
скажем, или настоящих  друзей, или, когда вырастают, великой и вечной любви.
Но не пытаются стать достойными, а выстраивают себе  сказки. Про космические
путешествия к дальним галактикам.  Про прекрасных и вечно юных принцесс. Про
несметные сокровища. И выстраивая сказки, сами себе роют ямы, так как каждая
ими  созданная  сказка  только  подчеркивает  убогость  мира,  в котором  им
довелось  жить.  Мира  бедного,  грязного,  проданного и  перепроданного.  В
котором  не  осталось места  ни  звездолетам, ни  принцессам,  ни затерянным
кладам. А ведь хочется все это отыскать? Ух и хочется!
     Хозяин замолк и губы  его  сложились в ломаную линию такого  ужасающего
вида,  что  Коля немедленно задал вопрос,  чтобы только исчезла эта линия из
мира, по которому пока шагал Коля.
     - А почему вы теперь правильно выговариваете "С"?
     - Точно? -  переспросил хозяин и Коля с радостью  увидел, как линия губ
размыкается,  выпуская новые  и  новые  слова.  -  Знай же,  Коля,  если  ты
воспринимаешь мою речь нормально,  значит  ты  и  мир  стал  воспринимать  в
истинном  свете,  без  искажений. Поздравляю!  Не каждому  это  удается  так
быстро. Искренне поздравляю. Теперь смелее, всего один маленький шажок, и ты
за Темными Стеклами, ибо нет ничего ценнее, чем видеть мир неискаженным.
     - Значит, сказки вредны?
     - Не все.  Те,  что мешают тебе  жить. Ты создаешь сказки. Люди создают
сказки.  И  играют,  играют,  играют  в  них   всю  свою  жизнь.   А  жизнь,
Коля-Николай, это не сказка.  Далеко не сказка. Но ведь  легче одеть  очки и
выстроить себе миражи.
     - Миражи... - уныло произнес  Коля. То  ли  ему  читали  мораль,  то ли
объясняли  что-то важное,  которое,  как и  всякое  другое важное,  казалось
обыкновенной моралью.
     -  А  ты,  Коля, не  строишь  миражи. И когда вырастешь, станешь делать
верные оценки. А это, Коля-Николай,  полезное качество в  жизни, в НАСТОЯЩЕЙ
жизни.  Если  ты  встанешь  за  Темные  Стекла,  то  они  помогут  тебе Коля
оценивать. Ты будешь знать, когда люди врут, а когда говорят правду, и когда
думают, что говорят правду. Ты проникнешь в потаенные мысли и будешь  видеть
не только слова, но и чувства вложенные в них и скрытые за ними.
     Тоска охватывала Колю. Они давно уже выбрались  из лабиринта  гаражей и
шагали  по вроде бы знакомой  улице. Но  мир стал каким-то другим.  Буквы на
вывесках расплывались и не давали себя прочитать. Люди смотрели на Колю, как
на пустое место, и  можно было удивляться тому,  что никто еще не попробовал
пройти сквозь  него. Обычные гастрономы и  аптеки, в каждой из которых можно
купить аскорбинку, отгораживались от Коли стеклянной  стеной. Мир  оставался
где-то сбоку, в стороне  от  той  дороги  по которой шагал  хозяин,  скрытый
Темными Стеклами, и вел Колю, которому оставалось до Стекол несколько шагов.
     Хозяин торжественно обратил свое лицо к Коле:
     - Ты не боишься миражей.  Если бы ты только знал, Коля, сколько миражей
выстраивают себе люди и как их боятся.
     Коля пока еще не понимал, что такое миражи и почему так замечателен тот
факт,  что Коля не может  их  строить.  Ему хотелось домой.  Пусть ругают за
аскорбинку, пусть полгода не выпускают из квартиры, пусть заставляют учиться
на одни пятерки. Только бы вернуться. Прямо сейчас.
     Но в данную  минуту  мир сгущался вокруг Коли.  Небо снизилось почти до
крыш и  выгнулось  темной  дугой.  Дома  сплотились  и  промежутки  исчезли,
превратив  здания в одну длиннющую стену без конца и  без края. В две стены,
так как  с домами  на другой стороне  улицы  творилась та  же история. Стены
накренились над Колей  и  состыковались с  небом. Мир превращался  в длинный
темный туннель, уводящий за горизонт, словно в Черную Дыру.
Глава 34,
     в которой Лена дарит замку новую жизнь
     На этот  раз Лена  сразу представила  перед собой  тот  зал,  в котором
хранились потаенные книги. Правая рука  вращала палочку, а в левой был зажат
гном. Лена взяла  его  с  собой на всякий  случай, если ее снова  занесет  в
темные  коридоры. Кроме  того,  гном  пригодился  бы, если  новой встречи  с
черепом не  избежать.  Может  быть  черепа боятся гномов.  Лена  конечно  не
чувствовала  уверенность  в  правильности  своей  догадки,  но  лучше пускай
боятся.
     Гном ворочался  и  что-то недовольно  бурчал,  порывавшись выбраться на
свободу. Его шевеления и звуки совершенно не давали Лене сосредоточиться, но
когда она открыла глаза, то увидела перед собой начавший забываться зал.
     Длинный  стол  с блюдами кухонь  всего мира вновь  тянулся по  середине
сумрачного помещения. Окна  с витражами по  прежнему были закрыты  и Лена не
могла  понять: вечер ли уже или на дворе серый  пасмурный день. Свечи  сияли
своими серебряными язычками.
     - Леночка, - запросился гном на волю. - Уже все?
     - Все, все, -  примирительно сказала Лена, разжимая  пальцы и собираясь
поставить гнома на пол.
     -  Нет-нет, - протестовал гном. - Что  это  там такое длинное,  что там
такое манящее. Не стол ли там с апельсинами, мандаринами и бананами?
     - Стол, - согласилась Лена, мучительно  вспоминая, в каком именно шкафу
осталась книга про Черную Гору с загнутым листком.
     - Так  неси же  меня скорее туда!  - возвестил гном,  поражаясь Лениной
недогадливости.
     Лена  безропотно  подошла  к  столу  и  поставила  своего  спутника  на
блестящую  от времени  доску  столешницы.  Гном  три раза прыгнул,  а  потом
бросился на  разведку,  сразу  же затерявшись  в  лабиринте блюд,  салатниц,
соусниц, кувшинов и  маленьких бутылочек, похожих  на  "Спрайт",  когда  тот
продавался  еще в стеклянной посуде. Убедившись, что гном скучать  не будет,
Лена осмотрела стол.
     Распластанный в  ее прошлый визит поросенок отсутствовал. Лена даже  не
помнила точно,  где он лежал, когда она впервые прибыла  в замок. Но кушаний
нисколько  не убавилось. От их изобилия во рту появился целый водопад слюны,
но Лена тут же прогнала вредные мыслишки. Времени на еду терять не хотелось.
Поесть,  пусть и не так хорошо, можно было и дома. Подхватив с блюда персик,
налившийся с одной стороны темно-бордовым цветом, Лена поспешила за колонны.
     Камень, украшавший самую толстую книгу, сразу бросился в глаза. Книга с
золотой  виньеткой,  повествующая  об  особенностях  различных  грибов, тоже
стояла   на  месте.  Оставалось  разыскать  здесь  самую  интересную,  самую
захватывающую  книгу.  На  скучных уроках Лена разрисовывала тетради Черными
Горами.  Самая великолепная  композиция  красовалась на  внутренней странице
дневника. Для нее Лена использовала не только шариковую ручку, но и оттенила
рисунок  фиолетовым  карандашом.  Гора  смотрелась  ПО-НАСТОЯЩЕМУ  объемной.
Хотелось  даже погладить картину, чтобы  ощутить шероховатость камней.  А  к
горе  из пустоты  протянулся тонюсенький,  почти  неразличимый  мостик. Так,
несколько бледных черточек с  легкой  окантовкой по краям. Лена  даже хотела
показать  рисунок  Вене, но  так и  не сумела  преодолеть  смущение. Ей  все
казалось, что  Веня  непременно раскритикует  Ленины  способности и от этого
картинка снова станет плоской. Поэтому Лена, сидя на задней парте, то и дело
открывала  дневник, любовалась на свою  картину и тут же начинала рисовать в
тетради новую композицию.
     Дома  Лене  рисовать совершенно не хотелось.  Она  придумывала начало и
финал истории про поход трех гоблинов за эльфийским мечом.  Гоблины были  не
злые и не тупые.  В  детстве их похитили цыгане  и  продали эльфам,  которые
научили  приемышей  многим запретным искусствам.  Платой за знания и  служил
этот поход,  по земле, на которую не  могла ступить ни одна эльфийская нога.
Там  даже воздух  представлял  сущую отраву для  нежного  организма  эльфов.
Прежде чем сочинять дальше, Лена  попробовала вызнать  у  гнома, бывал ли он
сам  в  этой пещере и видел ли легендарный меч. Гном удивленно  таращился на
Лену, словно  не понимая, как  ее могут  заботить такие пустяки, и переводил
разговор  на  минералы,  которые  он встречал в разных горах, не обязательно
черных. Или на мандарины, которые убывали со стремительной быстротой. Иногда
гном соглашался на менее дешевые фрукты. И мальчишки, поставлявшие провиант,
радовались неимоверно. Нет, гнома не  интересовали  Черные Горы.  Ни та, про
которую Лена придумала историю, ни настоящая, сказание о которой хранилось в
Ленином замке.
     Лена все равно считала  замок  своим.  И  дома, и  сейчас. Ведь не было
никого  в  этих сумрачных залах, кроме Лены. Про череп девочка  старалась не
вспоминать. Гном ведь тоже, появившись здесь, не заоглядывался по  сторонам,
ища хозяев, а сразу  начал освоение пищевых плацдармов.  В отличии  от гнома
Лена не стала тратить время на еду. Кто  знает, сколько времени оставалось у
Лены?  Потратит она его на  всякие  пустяки  и  упустит реальную возможность
проверить свою догадку.
     Глаза Лены уже отыскали  заветный корешок, но руки  сжимали  персик, от
которого Лена уже успела два раза откусить. Ну не выбрасывать же его теперь.
Девочка  торопливо  доела  сочную  мякоть и  вытерла пальцы носовым платком,
потому что нет хуже дела, чем хватануть белые страницы книги липкими руками,
навечно оставив о себе память грязными отпечатками. Затем ее  взор заметался
по сторонам, потому что  кончики большого и указательного пальцев продолжали
сжимать острые  углы  обсосанной  косточки.  Бросить  косточку  на  пол  или
зашвырнуть на шкаф казалось кощунством. А секунды убегали и убегали .
     Тогда  Лена завернула косточку в  платок и  спрятала в  карман, с  глаз
подальше. Теперь можно заняться книгой. Лена осторожно взяла  ее  в  руки  и
уселась на пол. Книга была толстой и чтение  предстояло  долгое. Раньше Лена
хотела  на время  забрать книгу с собой,  но потом подумала,  что это пахнет
самым настоящим воровством. Даже если она угодила в замковую библиотеку,  то
никто ей не выписывал читательский билет. Лена задумчиво  провела пальцем по
темно-зеленой  обложке,   пересыпанной  потускневшими  и   почти  стершимися
золотыми  искорками.  Сейчас   она   узнает,   насколько  настоящая  история
интереснее, чем сложившаяся у Лены.
     Отсутствующий  уголок загнутой страницы  отчетливо  проступал на ровной
поверхности  спрессовавшихся  листов.  Лена   осторожно  подцепила  трещинку
ноготком и раскрыла книгу, чтобы перечитать запавший в душу фрагмент.
     Но что это! Страница оказалась совершенно пустой. Ни единого  слова, ни
единой  буковки.  Лена  судорожно  принялась  листать   страницы.  Везде  ее
встречали идеально чистые листы. Книга подвела Лену. Обманула. Не дождалась,
чтобы показать  свою историю, от которой  остался  маленький обрывок, прочно
засевший  у  Лены  в  голове.  Девочка увеличила  скорость.  Теперь  она  не
перелистывала за уголки, а просто прижала весь  пласт листов большим пальцем
и выпускала из него одну страницу  за  другой.  На  короткий миг с очередной
страницы  мелькнул  текст.  Или Лене  показалось?  Она  перехватила  книгу и
раскрыла примерно на середине, сразу же угадав.
     "Венька  -  предатель!"  -  поясняла  книга,  утратившая  захватывающую
историю про Черную Гору и легендарный меч.
     - Что пишет пресса? - поинтересовался гном, подскочивший сзади.
     Лена резко захлопнула книгу, не желая раскрывать гному тайну.
     - Ничего  особенного,  - сказала  девочка и, вскочив, втиснула книгу на
место.  Сразу же в  ее руках оказалась  книга  с  золотой виньеткой.  Но все
описания грибов  с крошечными иллюстрациями  напрочь исчезли. Снова  и снова
пустые листы.  И  как насмешка,  надпись  на  развороте  центрального  блока
"Венька - предатель."
     Гному  было  не  видно  и  он нетерпеливо  подпрыгивал,  слезно  умоляя
показать. Лена испуганно  поставила книгу обратно.  Теперь она боялась книг,
потому  что  все  они сговорились. Все они  водили дружбу с  тем  загадочным
субъектом, чьи глаза прятались за темными стеклами. Записнушка с обложкой из
кожи, лежащая в Ленином кармане, вещала его волю.
     - Леночка, - верещал гном внизу. - Я тоже хочу посмотреть книжечку. Дай
мне ее. Там картинки занимательные, да?
     Он  споткнулся и затих, растирая  ушибленное колено. Наступила  тишина.
Тишина  спустилась  с  сумрачным  высот  потолка. Тишина просочилась  извне,
сквозь  щели закрытых окон.  Тишина выползала  из темных  закоулков  шкафов.
Что-то неправильно было  на этот раз в замке. Лена не знала, в чем дело.  Но
срочно требовалось что-то сделать. Срочно.
     Она бросилась к  окну. Звука  шагов не слышалось, словно она  бежала по
мягкому ковру. Лена  задергала  створки, но  те,  не издав ни  скрежета,  ни
скрипа,  остались на месте,  как приклееные. Лена в  три прыжка подскочила к
столу,  хватанула  первую  попавшуюся  вазочку  (в  ней  оказалось  вишневое
варенье) и с размаху шмякнула об пол.
     Ни единого звука. Вазочка  подпрыгнула, перевернулась  и  покатилась по
полу,  замерев  в десятке шагов от Лены.  Варенье  не  вытекло из прозрачной
чаши,  а  осталось  неподвижным  словно застывшая  пластмасса. Лена отчаянно
ткнула пальцем в гуся, лежащего  на блестящем металлическом блюде, а затем в
яблоки,  которые  окружали  зажаренную  птицу.  И  гусь, и  яблоки  казались
холодными окаменевшими статуэтками.
     Что-то было не  так.  Звуки умерли,  как умерли  и  истории во всех без
исключения книгах. Как умирали  огоньки свечей, превратившиеся из  лепестков
серебряных  цветов в крохотных едва различимых светлячков. Витражи на  окнах
более не казались разноцветными.
     Срочно  требовался звук,  хотя  бы один.  Но  такой,  чтобы он  казался
естественным в этом странном замке,  который  не  пропускал в  свои владения
многие-многие вещи.
     - Радио! - воскликнула Лена.
     Гном повернул  голову к ней, а затем завертелся по сторонам, разыскивая
уже привычную для него говорящую коробочку.
     Нет, радио не подходило. Если в замке не бывает ни стиральных машин, ни
холодильников, то откуда, скажите вы мне, здесь возьмется самое обыкновенное
радио. Нет и еще раз нет. Радио в этот зал категорически вход воспрещен.
     Но  что еще могло послужить источником звука? Источником естественным и
необходимым. Сознание Лены заметалось в переплетениях картин,  где  коридоры
замка плавно переходили в комнату  Лениной  квартиры, а длинный стол тянулся
через всю кухню и только тогда уж оказывался в зале, где стояла сейчас Лена.
Откуда   еще  могут   доноситься  звуки,  которые   рождаются  без   всякого
вмешательства Лены?
     Дятел!  Вот бы  его сюда! Но  палочка, по крайней мере  одна,  не могла
вызвать из ниоткуда живую  птицу. Звонкие  удары  крепкого клюва  продолжали
жить  где-то  между двумя  мирами.  Они  стали ритмичными, более  мягкими  и
наконец трансформировались в тиканье будильника.
     - Часы! - крикнула Лена гному и тот вопросительно вскинул голову.
     - Здесь есть часы? - спросила его Лена.
     - Часы... - протянул гном, - по-моему нет тут никаких часов.
     Он продолжал дуться на Лену за то, что она не позволила ему заглянуть в
книжку, но Лена сейчас находилась не в том настроении, чтобы замечать гномьи
обиды.
     В  замке не хватало часов.  Без них время словно  остановилось. В любом
замке  долны быть часы. Быть и  бить, отмечая минуты, дни, годы,  столетия и
эпохи.  И Лена поняла, что  она должна их  нарисовать  в  уме и воплотить  в
жизнь.
     - Лена, - гном повис на брючине ее джинс. - Леночка, что ты задумала?!
     - Часы, - ликующе  поделилась с ним Лена. - Сейчас здесь будут часы. Не
будильник, нет. Настоящие башенные часы.
     - Не  надо, Леночка,  - тревожно заверещал гном. - Оставь  все так, как
есть. Не наш ведь замок! Нельзя тут ничего менять! Ты даже не представляешь,
к каким последствиям это может привести.
     Но Лену уже нельзя было остановить.
     - Пускай, - прошептала  она. - Я их сделаю. Они будут не в этом зале, а
над ним, на следующем этаже. И тогда... Тогда замок точно станет моим.
     -  Леночка, ос-та-но-вись! - вопил  гном, пробуя  забраться  повыше, но
палочка уже крутилась пальцами правой руки.
     Панорама поплыла перед глазами Лены, словно  впереди надулся гигантский
мыльный  пузырь. В  глубине  родилась  тревога. Лена  не  знала,  сможет  ли
единственная палочка  осилить настоящие  башенные  часы.  Но  она желала  их
появления всей душой, всем сердцем.
     И тут  она  услышала  тиканье.  Приглушенное, но  отчетливое.  Часы уже
появились и  начали  отмерять секунды.  Именно  начали. Они словно запустили
время, заснувшее здесь в смертельной дреме. И замок снова стал живым. Из под
Лениных туфелек вылетали смачные удары шагов. Варенье из опрокинутой вазочки
растекалось на полу бесформенным  пятном. Но это нисколько не заботило Лену.
Теперь все шло как надо. И  может быть... Может быть  замок все-таки стал ее
собственностью.
     Теперь  оставалось проверить книги. Лена  подскочила к ближайшему шкафу
и, не глядя,  выдернули  первую попавшуюся книгу. Лена даже  не  заметила ни
цвет   обложки,   ни  названия.  Пальцы   торопливо  пролистнули   несколько
испещренных буковками страниц. От  волнения надписи  расплывались и Лена  не
могла прочитать ни слова. Поэтому  она  листала и листала, стремясь отыскать
хоть что-то понятное и знакомое.
     Она остановилась  только  когда наткнулась на  картинку. Там была такая
красотулечка,  что хоть  вырезай  и на стенку  вешай. Девушка стояла, искоса
поглядывая на Лену,  возле домика, увитого до самой крыши зеленым плющом или
чем-то  на него похожим.  Портрет был  от  пояса  и  выше,  поэтому  девушка
получилась  довольно отчетливо и Лена могла разглядеть каждую  складочку  ее
прелестного платья. За девушкой раскинулся  холм, поросший зеленой травой. И
Лена пристально  начала  изучать  каждый  завиток  травы,  надеясь  отыскать
скрытую овечку или  целое стадо. Раньше в детских журналах  часто печатались
картинки с надписями "Отыщи снегурочку" или "Найди, где  прячется белоснежка
и  семь гномов". Здесь же под картинкой  надпись  сообщала:  "Путь на  север
через  Лесной Холм."  Никаких тебе "найди"  или  "отыщи". Лена не поверила и
прошлась по холму еще раз. Но  овечка так и не обнаружилась. Может она здесь
и не планировалась, а может Лена смотрела не слишком внимательно.
     Девочка обиделась и пролистнула страницу, напоследок скользнув взглядом
по  ясному  небу  цвета  морской волны,  на  которм  уже  зажглась  лучистая
ярко-зеленая   звезда.    Гном   уже   успокоился,   перестал   настороженно
прислушиваться к тиканью и ждать ужасных  опасностей.  Он уже скакал  вокруг
девочки с настойчивыми воплями.
     - Покажи, - требовал он. - Общественность имеет право знать!
     В  этой книге  пока не  встретилось ничего такого, чего знать гномам не
полагалось. Поэтому Лена уселась на пол и  положила  книгу перед  собой так,
чтобы и гному было видно. А тут и вторая картинка появилась.
     Прежде  всего  Лену привлекла  величественная  крепость,  сложенная  из
розовых камней. Башни заслоняли почти всю верхнюю часть рисунка. В просветах
между  ними  мягко  светилось  восходное  небо.  Художник  рисовал  крепость
тщательно. Объемным  выглядели каждое окошко, каждая черепичка. Прямо взгляд
невозможно оторвать от  такой крепости.  И только потом Лена перевела взгляд
чуть  правее,   где  была  нарисована  кудрявенькая  девушка.  Девичье  лицо
выглядело настороженным и немного расстроенным, словно  она обиделась на то,
что Лена так  обделила ее своим вниманием. Девушка напоминала  фотомодельку.
Только модели не ходят в пышных средневековых платьях.
     - Принцесса! - восторженно прошептал гном.  Леной  он  так  никогда  не
восхищался.
     -  Много  ты  понимаешь,  -  фыркнула  девочка  и поскорее перелистнула
страницу.
     -  Понимаю! - разозлился гном. - В  принцессах-то  я разбираюсь.  Я  их
специально  изучал.  По  предсказаниям  я,  когда  вырасту  большой,  должен
жениться на принцессе. Глянь-ка, еще одна.
     Рука  Лены  замерла.  Гном  не  ошибся: первый  план следующей  картины
занимала   девушка.  Картину  пронизывало   закатное  настроение.   Лена  не
разглядела  панорамы  пылающего   горизонта,  поскольку  девушка   требовала
пристального  внимания и  даже не сама  девушка,  сколько  блестящая  лента,
протянувшаяся над глазами  и обхватившая  волосы  за исключением  некоторого
числа непослушных прядей.  Лена задумалась, можно  ли  такую  ленту  назвать
банданой.
     - Красивая, - вздохнул гном. - От такой бы я точно не отказался.
     - Он бы не отказался, - передразнила гнома Лена. - Больно ты ей нужен.
     - Нужен!  - возмутился гном. - Да я такому огромному количеству  народа
нужен. Ты и представить не сможешь.
     -  А  ей  не  нужен,  -  сказала  Лена,  словно  строгая учительница  и
перевернула страницу.
     - Постой-постой, - завопил гном. Но Лена листала книгу все дальше. Гном
убедился, что  против силы не попрешь и даже отвернулся от Лены.  Лене стало
его немножечко жаль.
     - Смотри, - сказала она. - Я еще одну принцессу разыскала.
     Но  гном, наказывая  Лену, не желал смотреть  на  принцесс. Ну  и  зря,
очередная  принцесса Лене показалась очень даже симпатичной. Лена вздохнула,
вот  бы стать  такой, когда  вырастет. А  лицо не  так уж  и  отличалось  от
Лениного.  По  крайней  мере  так  казалось с  первого взгляда. Но уж такого
платья  Лене  и  не снилось. Оно было сделано из голубого атласа  или шелка.
Нежные кружева скрывали тонкую шею  принцессы. С плеч спускались симпатичные
складочки,  а  на  груди  был вышит  темно-синий вензель. Ну  можно ли  себя
чувствовать принцессой без такого вот платья?!
     И волосы были хороши. Блестящие. Голубые. Но не как у идиотки Мальвины,
которую  без особого  труда  можно было  спутать  с барашком,  а  длинные  и
гладкие.
     Чтобы не расстроиться еще больше, Лена стала листать дальше.
     - Вот еще принцесса, - сказала она гному, обнаружив следующую картинку.
     - А я и не принцесса, - сказала девушка, улыбнувшись.
     Стиль картинки сильно отличался  от прежних. Художник соткал портрет из
серебряных линий. А потом картинка взяла и ожила.
     Гном сразу же заинтересовался происходящими  событиями и даже ухватился
за уголок страницы.
     - Ого, - воскликнул  он.  -  Гляди,  Лена, что тут написано.  "Та,  что
укажет гному дорогу." Ты и в самом деле покажешь мне дорогу?
     - Почему бы и нет, - улыбнулось симпатичное личико, заставив перетекать
серебряные  черточки  с  места  на место.  -  Дождись  меня  и  дорога  тебе
обеспечена.
     - Когда? - ахнул гном.
     - Скоро-скоро,  - пообещала девушка. - Ближайшая ночь,  которую  я буду
знаменовать,   называется  ночью   Путешествий   и   Путешественников.   Или
Путешественников  и  Путешествий. Здесь от перестановки слагаемых  сумма  не
меняется. Так вот, гномик...
     - Я не гномик, - обиделся гном.
     -  Ну хорошо, - заманчиво подмигнула девушка. -  Так вот, эта ночь тебе
очень  подходит.  Запомни.  Как только  появится мой портрет, сосчитай число
локонов на моем лице. Соедини число с точкой начала времени и получишь время
прихода ночи. Только запомни - на портрете я буду другой. Совершенно другой.
     - Запомню, - пообещал гном.
     - А теперь, Лена, -  обратилась  серебряная красавица к  девочке. -  Не
могла бы ты в срочном порядке закрыть книгу и поставить на место.
     - Зачем?
     - Мне  было бы неприятно очутиться на полу после того,  как ты выронишь
книгу из рук.
     - Выроню? Почему выроню?
     -   От  испуга,  Леночка,  от   испуга.  Так  что  ставь   на  место  и
поторапливайся.
     Лена обиделась и с размаху захлопнула книгу.
     -  Осторожнее,  -  заволновался  гном.  -  Знаешь,  кто  это был?  Сама
Предзнаменовательница!
     - Ну  и что, -  сухо  сказала Лена, ставя книгу на место.  - Чего это я
должна так сильно напугаться, что уроню книгу на пол?
     Гном не успел ответить. Замок  содрогнулся.  И еще раз.  И еще.  Кто-то
громадный направлялся к залу. Кто-то громадный был  очень недоволен тем, что
Лена   запустила   время.   Кто-то   громадный   собирался   разделаться   с
нарушительницей и разделаться немедленно.
     - Палочка! - запищал гном. - Вращай палочку!
     Лена  подхватила  золотую искорку и завращала палочку в  бешеном темпе.
Уже  очутившись  на диване  в своей квартире,  она  с грустью  подумала, что
история  про  Черную  Гору  так и  осталась  непрочитанной.  Когда  ее  рука
разжалась, то на ладони не  оказалось палочки. Не оказалось ее и на ковре, и
под диваном. Лишь у кресла валялся обломок  самой обыкновенной пластмассовой
линейки. И почему-то Лене почудилось, что на сей раз она сумела проникнуть в
замок без всякой палочки.
Глава 35,
     в которой Колины и Пашкины пути пересекаются
     Пашка шел по  улице, пялясь по  сторонам,  и разве что  не  свистел  от
полного счастья. В кармане лежала пачка "Кэмела", пальцы рук впитывали сотни
капелек с боков запотевшей банки пива, в  голове властвовало ощущение полной
свободы. Жить  стоило. Тем более, стоило жить, потому что в кармане валялось
четыре волшебные палочки, позволявшие всяческим  полезным вещичкам  исчезать
из разных недоступных мест и становиться Пашкиной собственностью. Пять минут
назад Пашка сделал себе пачку  баксов и теперь правый карман брюк оттягивала
приятная  тяжесть.  Не  менее  приятная тяжесть  холодила  живот.  Новенький
кожаный   ремень   с   выдавленным  на  железяке  "Lee"  прижимал  к  животу
пневматическую   пушку.  Пашка  не  удосужился  прочитать  название   фирмы,
изготовившей чудо техники. Его больше заботило,  чтобы  данная вещичка могла
палить  и пульками, и  металлическими  шариками. Шарики - дело нужное. Месяц
назад  Пашка  видел  как большой  парень таким вот  шариком пробил черепушку
здоровенной  собаченции,  рывшейся  в  мусорной  куче.  Теперь и  Пашка  мог
пострелять  вволю. В собак  он палить не стал  бы, хотя.... Пашка вдруг ярко
представил, как  огромная овчарка набрасывается на  него, клацая  клыками  и
брызгая  слюной.  Одним  точным  движением  выхватывается  пистолет и  разит
наповал.  И вот  собака  уже лежит  мордой  в грязи,  а  слюна  окрашивается
розовым. Если владелец взбеленится, можно и ему по ходикам шмальнуть. Нечего
собак распускать.  Вот только собаки, как чувствовали, что  сегодня на Пашку
нападать не стоило. И поэтому  пушка продолжала лежать под свитером. Ведь не
по голубям же стрелять. Но Пашка опробует пистоль. В ближайшие  выходные они
с Владяном уедут за город и там настреляются. Владян тоже наверняка  захочет
такой же...  Здорово, что  он позабыл про палочки, и  теперь  их единоличным
хозяином был  Пашка.  А  может стоило  сразу  заказать  Калашникова?  Но  из
автомата  Пашке  пока  стрелять  не  доводилось,  а  вот  из   пневматики  и
газового...
     Мысли   об   оружии,  созданном  при   помощи  волшебства,   замерли  и
улетучились, потому  что Пашкин  взгляд вперился  в  Кольку,  через которого
Пашке эти волшебные  палочки и достались. Часть из них Колька украл и теперь
можно  было  тряхануть его и забрать  их снова  себе. Колька еще  сява,  ему
палочки иметь не положено.
     Тут Пашка взглянул правее  и выше. С одного  взгляда  он понял: палочки
забрать будет проблематично. Рядом с Колей вышагивал худой верзила в плаще и
темных  очках, хотя лето  закончилось  почти полмесяца назад.  Сначала Пашка
подумал, что  верзила просто  движется параллельным  курсом. Но  на  Пашкину
ошибку явно указывала рука, лежащая на Колькином плече.
     Пашка хотел пройти мимо, но внезапно ему стало не по себе. Вид у Коляна
был  неважнецкий. Глаза  закатились.  Губы  покрылись  белым  налетом.  Руки
болтались, как у Буратино. А не  торчал ли Коля, пока его куда-то настойчиво
вели?
     И Пашка притормозил. Кольку он не любил. Слюнявые люди на свете жить не
должны. Слюнявые  люди только  стонут  и больше  от них  никакого проку. Тем
более Колька подло украл часть Пашкиных палочек, подло использовал их против
Пашки и подло убежал. Тем не менее, что-то не нравилось Пашке в том как Колю
безропотно  уводили в  неизвестном  направлении. Пашка развернулся и побрел,
сверля спину черноочкового изучающим взглядом.
     Верзила запнулся, замедлил  ход, запнулся  еще раз,  а потом четко, как
танцор диско, развернулся.
     - В чем дело? - прозвучал вопрос.
     Пашка нагло уставился в бледное лицо, полускрытое черными стеклами.  На
вопросы  лохов  отвечать  необязательно.  Пускай лохи разговаривают  сами  с
собой. Лохи только  и умеют,  что болтать. Настоящие дела делают не  лохи, а
пацаны.
     - Так в чем  же дело, Павел  Афанассьевич? -  губы  верзилы сложились в
перевернутую улыбку.
     Пашке  стало  не по себе от такой  гримассы.  Но он не стал,  как лохи,
раззявив   рот,  булькать:  "А  как  вы  узнали  мое  имя?"  Верзила  владел
информацией  и  с этим  следовало считаться. Это Пашка уже понимал. Вот ведь
как бывает  на белом свете, добавь к лоховскому вопросу искорку знания, и ты
уже не знаешь что на  него ответить, потому  что без  ответной искорки любой
ответ прозвучит в лоховской манере.
     -  Нам  можно идти, Павел  Афанасьевич?  - поинтересовался  верзила.  В
голосе  его   сквозило   неприкрытое  издевательство.  Если   бы  Пашка  мог
дотянуться,  то  непременно  врезал бы по  этим  проклятым  стеклам.  Только
дотянешься тут, как же. И отвечать-то надо. Скажешь "да", так спрашивается -
зачем  задерживал.  Скажешь "нет", так  ведь  за базар  придется отвечать. И
Пашка ухватился за спасительное:
     - А закурить есть?
     -  Разумеетсся,  Павел  Афанассьевич,  -  длинные  пальцы  извлекли  из
Пашкиного кармана "Кэмел" и вручили Пашке сигарету, затем захлопнули пачку и
убрали  ее  опять  же в Пашкин  карман.  Вот вроде  и все,  можно  удаляться
восвояси, как забитый  лось.  Но нахальство не позволяло Пашке сдвинуться  с
места Нахальство, оставшееся со вчерашнего вечера.
     Вчера  они компахой  сидели на полуразрушенной  трамвайной  остановке и
горланили  кто во  что горазд. А когда подошел трамвай,  Филипок, заметивший
лиловую  блузу  кондуктора,   заорал,  что  есть   мощи:  "Ка-а-андуктор  не
спешит..."  Кондукторша  за  стеклом  вздрогнула  и  недобро  покосилась  на
компаху. "Ка-а-андуктор па-а-анимает, -  восторженно взвыла компаха, - что с
девушкою я прощаюсь навсегда." Остальные пассажиры смотрели в окна рассеянно
и куда-то  мимо, стараясь  не  встречаться с компахой  взглядами.  А компаха
искала взгляды. Искала настойчиво и вызывающе, но никто не рискнул встретить
их уверенные глаза. Только прохожий замедлил свой шаг и  стал бурчать: "Чего
разорались.  Не   маленькие..."  Но  компаха   не   настроена  была  слушать
нравоучения. "Иди, дядя, - мягко посоветовал  настырному прохожему Щеглов  с
рябым неприветливым лицом. - Иди отседа." И дядя пошел. А что он мог сделать
компахе? Скорее  компаха  могла  сделать  с дядей что-нибудь такое, что  ему
совершенно  не  понравилось  бы.  И  дядя  оказался  понятливым, совсем  как
кондуктор из песни.
     Пашка не претендовал  на  славу самого голосистого певца, но ему  и  не
требовалось орать громче всех. Ему вполне было достаточно этого неописуемого
чувства абсолютной свободы, когда  можно делать все, что придет в голову,  и
никто, ну совершенно никто, не посмеет ничего вякнуть в ответ. Кусочек этого
чувства  грел  Пашку  и сейчас и  не давал отступить, хотя теперь перед  ним
высилась фигура  поопаснее, чем  просто случайный  прохожий.  Но даже  такой
верзила... Что он может сделать с Пашкой. Обругать? Так и Пашка его обругает
не хуже.  Стукнуть?  Пусть  сначала  поймает,  а  там еще поглядим, кто кому
настучит  по харе. Пинаться-то Пашка тоже  умеет неплохо. Единственное,  что
продолжало  его  смущать,  верзила  знал  Пашкино  имя-отчество  и при  этом
оставался темной лошадкой для самого Пашки. Оставалось соблюдать дистанцию и
продолжать проверочку незнакомца.
     Того, видимо, тоже что-то смущало в Пашке.  Он поставил Колю, глядящего
вдаль пустыми глазами, себе за спину, а сам нагнулся над Пашкой. Тот чуть не
отпрыгнул назад, как  самый последний лох. Но  верзила  не  собирался лапать
Пашку. Он покосился на нетронутую сигарету и ехидно заметил:
     -  Нет, Павел Афанассьевич, не ссигареты васс интерессуют.  По  крайней
мере   ссейчасс.  Но  не   беда.   Два  хороших  человека  вссегда   ссумеют
договоритьсся, не правда ли? Что вы сскажете нассчет палочек?
     Пашка снова промолчал. Не  орать  же  как  малолетка:  "Палочек?  Каких
палочек? Не  знаю  я никаких  палочек!"  Соврешь,  тут-то  тебя  и прижмут к
стенке,  тут-то и  свернут  башку,  ведь серьезные  люди не базарят попусту.
Серьезные люди  должны иметь  привычку отвечать  за  каждое слово.  Пусть уж
лучше верзила отвечает и за себя, и за Пашку.
     - Молчим, Павел Афанассьевич? Может прибавить вам палочек, да и дело сс
концом. Лишние-то палочки вам не помешают! А нам сс Колей они уж ни к чему.
     На  сей раз длинные пальцы полезли в карман Коляну. А  тот, дурак, даже
не сопротивлялся.  Попробовал бы кто-то полезть  в карман  Пашке. Пашка даже
улыбнулся насмешливо  от такой картины, но  улыбочку тут же сдуло. Сразу же,
как  только Пашка вспомнил, что минуту назад эти  пальчики  беспрепятственно
отметились и в его кармане.
     Ладонь   незнакомца   замерла  вблизи   Пашкиного   лица.  А   на   ней
спокойнехонько лежали четыре... Нет! Целых пять палочек! И верзила ничуть не
возражал против того, что Пашка  вот прямо сейчас заберет  их и уйдет  своей
дорогой.
     Но  Пашка не торопился  хватануть палочки. Его покупали. А пять палочек
стоили дорого. Очень дорого. Возможно, намного дороже, чем невмешательство в
Колькины дела.  И если  цена изначально  оказывалась  выше, то  когда-нибудь
Пашку перехватит такой же  вот верзила и заставит расплачиваться. Может даже
с процентами. По виду верзилы можно предположить, что Пашкин  счетчик станет
щелкать ежедневно. Зачем же  самостоятельно становиться шариком в лохотроне.
Может Колян  тоже  задолжал и  его уже  сейчас  повели  на разборки. Чертовы
палочки.  Этак  ведь и его,  Пашку,  в  один  прекрасный  день  выдернут  из
привычной  жизни  и  уведут  невесть куда  к невесть кому.  А такому верзиле
Пашкина компаха нипочем. За  ним стоит  куда более крутая крыша. И Пашка  не
купился, но и не отступил. Теперь  за Коляна  стоило заступиться  из чувства
солидарности.
     - Не-а, - замотал головой Пашка, - свои есть. Чужого не надо.
     Кроить палочки  не стоило.  Судя  по  всему,  верзила  знал  о Пашкиной
четверке.
     Незнакомец удивился и убрал руку.
     -  Сстранная  вы личноссть,  Павел  Афанассьевич,  -  сказал  он  своим
беспристрастным голоском. - И ума-то  не ссказать  что много. И ссиленки еще
не те. И наглоссть-то невеликая.  А на ногах  сстоите твердо. В  ссказки,  в
миражи вссякие не верите. И не уведешь-то  васс. И очки  даже не наденешь. В
чем причина, не ззнаете?
     Коротким  выражением  Пашка  пояснил,  что  ни  миражи,  ни  сказки его
нисколечки не волнуют. И что настырному мужику неплохо бы отпустить Колю.
     -  А, иззвините, Павел Афанассьевич, -  издевался верзила,  -  ессли не
отпущу,  то  что  мне гроззит.  Вы  наверняка ссуровы  в  ссвоем  гневе. Вон
ссловечки-то какие просскакивают.
     И ничего не мог сделать Пашка. Как тот вчерашний прохожий. Но сдаваться
он не любил, проигрывать тем более. Вот и  тянул время, не желая  признавать
свое поражение.
     -  И ззачем он вам? - делано удивлялся верзила, сунув палочки в  карман
Колиной куртки и  мощным  рывком поставив Колю перед Пашкой.  - Вы же враги?
Школу ссвою родную чуть не раззнесли общими уссилиями.
     Пашка  не  отвечал. Отвечать на явные  издевательства,  значит себя  не
уважать, а врезать по ноге, обутой в блестящую  лаковую туфлю пока рановато.
Да и не хотелось ему отвечать.  Совсем  близко от  его лица  темнели  Колины
глаза. Зрачки исчезли. Их наполнял  мутный колышущийся туман. Не это ли цена
за палочки?  Тогда  к  черту такое  волшебство. Наварить миллион  баксов, да
закинуть палочки в реку, чтобы уж никому, да навсегда.
     - Ну что  же вы, Павел Афанассьевич, - веселился верзила, чувствуя свое
превосходство. - Палочки не желаем, тогда может...
     Фраза  оборвалась.  Пашка  вдруг   понял:   что-то  изменилось.  Что-то
невероятно важное для этого верзилы.
     -  Темные  Стекла! -  глухо  воскликнул похититель.  - В  ззамке кто-то
другой. Другой кто-то в ззамке.
     Последнее предложение прозвучало почти жалостливо.
     Внезапно верзила отцепился от Колиного плеча, завертелся  юлой и унесся
прочь, словно небольшой  черный вихрь.  Пашка стоял  и оторопело смотрел  на
опустевшее место. Он понимал, что ему дико повезло. И внутри что-то радостно
раскручивалось, совсем как ковровая дорожка на летном  поле в честь прибытия
самого важного генерала.
     Коля начал приходить в себя.  Пашка догадался об  этом по глазам. Туман
за  блестящими  оболочками  рассеивался. Из  тумана  постепенно  проявлялись
черные расширенные  зрачки,  затопившие  почти  всю серую  радужку. Одна  из
палочек заманчиво торчала  из кармана. Не составляло особого труда подойти и
выхватить. И не только ее, а все пять. Тогда Пашка стал бы обладателем целых
девяти  палочек. С девятью-то можно развернуться во всю мощь. Но по каким-то
неясным причинам Пашка засмущался. Может  быть завтра. Может быть часа через
два он подойдет  к Наркоте и стребует свою  долю  за  чудесное спасение.  Но
только не сейчас, когда в Колькиных глазах танцуют клочки противного тумана.
     Пашка  хлопнул  Наркоту  по  плечу.  Тот вздрогнул,  мотнул  головой  и
уставился на  Пашку, видимо  начиная что-то  припоминать. На  ногах он стоял
неплохо,  значит до  дома  докостыляет.  Пашка  был в этом  твердо уверен  и
поэтому повернулся спиной к манящим соблазнам и рванул  ускоренным  шагом  в
первый  попавшийся двор. Он уже не видел, что Коля развернулся и смотрел ему
вслед удивленным взглядом.
     Тоннель  исчез.  Коля не мог точно отсчитать миг,  когда  небо унеслось
ввысь, а  дуги стен  снова превратились в строгие вертикали. Хозяин  сбежал.
Коля догадывался, что это  Пашка прогнал хозяина, но каким способом и, самое
главное, почему, понять  не мог. Палочки  продолжали  лежать в  кармане. Все
пять.  И  это  тоже  озадачивало.  В  ногах  чувствовалась  слабость.  Горло
пересохло.
     "Аскорбинка!  -  вспомнил Коля.  - Мне  же нужна  аскорбинка,  пока  не
закрылась аптека."
     Мысли прояснились. Ноги встали  на  верный курс и слаженно  затопали  в
нужном направлении. На  свете творилось  множество  странных вещей и одна из
них только  что произошла с Колей.  Коле  повезло -  приключения закончились
благополучно. Сказка сделала паузу и на время отпустила Колю. Сколько у него
осталось этого времени? Голова чуть  кружилась,  очертания деревьев и  домов
расплывались.   Из  верхнего  окна  пятиэтажки  долетала   печальная  песня.
"Ми-и-ира-а-ажи-и,   -   заливались  девчоночьи  голоса  под   неразборчивое
сопровождение отрывистого баритона. -  Это наша-а  жи-и-изнь.  Это  наша-а-а
жи-и-и-изнь."
Глава 36,
     в которой в Пашке происходят полезные изменения
     Пашка  никак  не  мог успокоиться  после неожиданной  победы.  Вслед за
Колькиным спасением ему вдруг дико захотелось  помочь кому-нибудь еще. Пашка
шел по  самому  центру  улицы  и  переваривал  новое для себя ощущение. Надо
сказать, оно ему нравилось. Следовало поискать возможности, чтобы поддержать
это непонятное чувство, как угасающий  костер.  Но никто  не  подворачивался
Пашке из разряда  беспомощных и  неудачливых. Только  в сказках на  обочинах
стоят бабушки,  ждущие,  чтобы их перевели через  дорогу. В действительности
бабушки не  любят терять  время  даром  и  вовсю  рискуют  своей  жизнью, не
дожидаясь  канувших  в  вечность  пионеров.  В помощи  нуждались  разве  что
сурового вида мужики, разгружавшие из крытого фургона мебельный гарнитур. Но
туда Пашка соваться не стал.  Всяко  ясно, что мужики трудились не за так  и
своей долей с Пашкой делиться не собирались.
     И  тут пристальный Пашкин  взгляд  узрел бабушку.  Самую  настоящую.  С
авоськой  и  с палочкой. Бабушка задумчиво посматривала по сторонам, а перед
ней проносился бесконечный ряд машин, то и дело притормаживая. Пробка еще не
образовалась,  но  вот-вот  могла  состояться.  А бабушка, видимо,  не могла
набраться смелости  вступить на опасную  территорию. Пашка, на всякий случай
сплюнув,  немедленно  возник  рядом  с  ней.  Бабушкин  юркий  взор  тут  же
повтречался с Пашкиными глазами и не отпустил их.
     - А скажи-ка, мальчик, где здесь рыночек?
     За мальчика  Пашка обиделся, но решил вида не  подавать. Рыночков нынче
развелось немало и ближайший из них как раз находился по ту сторону дороги.
     - Вон, бабушка, вон там. Я и сам туда собираюсь.
     Пашка не кривил душой, он частенько любил потолкаться на рынках.
     - Пойдем, милок, раз по пути.
     Сухонькая ручонка крепко вцепилась в Пашкины пальцы. Тот  и  оглянуться
не  успел,  как оказался на проезжей части.  Старушка,  обретя  цель,  ловко
виляла меж  тормозящих  иномарок,  вытаскивая  еще  не успевшего  вникнуть в
обстановку Пашку практически из под колес.
     - Бабушка, - опомнился Пашка, - может в подземный переход?
     -  Ничего,  -  бодро  оборвала Пашкины  намерения  бойкая  старушка.  -
Пропустят! Рабочего человека завсегда пропустят!
     Так  вот  и  пробирались  два  рабочих  человека  сквозь  автомобильные
джунгли. Путешествие закончилось благополучно, и бабуля, кивнув на прощание,
сразу же начала прицениваться к морковке. Пашка оторопело топтался на месте.
Эра робких бабушек ушла  в вечность вместе с пионерами. Теперь старушки сами
кого хочешь переведут через дорогу. Вот так всегда: желаешь совершить что-то
хорошее, а  не для кого. Пашке  даже расхотелось рассматривать киоски, и  он
побрел обратно во двор,  наливаясь грустью  и печалью. Во дворе на лавочке в
точно таком же настроении сидел Димка.
     Единственной настоящей страстью Димки был обмен. Он и с Колей год назад
познакомился на этой почве. Сидел Коля во дворе, скучал,  на облака смотрел,
а тут  подходит к нему  худенький второклассник с блестящими карими  глазами
под  соломенной  копной  волос  и  без  всяких   подготовительных   действий
объявляет:
     - Давай меняться! Твои часы на мой ножик.
     Коле как-то сразу  не понравился предмет обмена. Часы ему достались еще
от дедушки.  Корпус  был  хоть  и  безбожно  исцарапан, но  все еще  сверкал
позолотой. Секундная стрелка бойко перескакивала  с деления на деление, часы
исправно отмеряли дни месяца и дни  недели, а внутри находилось  аж двадцать
шесть камней, чем не мог похвалиться ни ждин часовой механизм в классе. Да и
что  теперь  выпускали за часы. Электронные,  одноразовые, которые  годились
только для того, чтобы их выкрасить, да  выбросить, даром, что  на  корпусах
горели  золотые  буквы  "SHARP"  или  "Levi's".  На  их фоне  Колина "Слава"
казалась  чем-то монументальным. Даже папа,  относя очередную  "Электронику"
обратно  в магазин, вздыхал и завистливо  косился на Колю. Жалел,  наверное,
что  часы достались не  ему.  Но теперь уж поздно, теперь  Коля  с часами не
расстанется. А тут за его легендарные часы предлагают какой-то глупый ножик.
Да  Коля   не  согласился  бы  отдать  их  даже  за  толстенный  швейцарский
"Victorinox" с пилой, плоскогубцами и увеличительным стеклом, а тут ему суют
какое-то барахло с одним лезвием, погнутым шилом и уродливой отверткой.
     Таким  образом  ножик и  часы остались у их  прежних хозяев, а  на лицо
нового  Колькиного  знакомого  наползла грустная  улыбка  неудачника.  Димке
невероятно хотелось  хоть  чем-нибудь обменятся, и Коля, разумеется,  не мог
пройти мимо чужой беды. После оживленных торгов многочисленную армию Колиных
солдатиков  покинула  маленькая  фигурка  знаменосца  и  неказистый  круглый
пехотинец со  смешным автоматом.  Последний раньше  восседал в  компании еще
пятерых точно  таких  же  на  чьей-то  угловатой пластмассовой БМП, но после
сражений затерялся в барханах песочницы, где Коля его разыскал и мобилизовал
в  свои  вооруженные  силы.  Теперь ему верой  и правдой предстояло  служить
Димке.   А  Колин   автопарк   пополнился  восхитительной,  самой  настоящей
коллекционной  моделью  "Жигулей",  у  которой  открывались  все  дверцы,  и
"Волгой",   правда   пластмассовой,   но   какой-то  удивительно   легкой  и
стремительной.  Радостный  Коля  утащил  свои  новые  приобретения  домой  и
торжествовал до  самого вечера,  пока не  затрезвонил  звонок у входа  и  на
пороге не объявилась Димкина мама, возмущенная  столь неравноценным обменом.
Пришлось  вернуть  дивные  автомобильчики и получить  обратно  знаменосца  и
неказистика,  но  знакомство на  этом не иссякло.  И теперь, выходя во двор,
Коля дружески кивал Димке и даже подумывал, а не пригласить ли его, несмотря
на малый возраст и страсть к обменам, в штаб.
     Димка тем  временем совершенствовал свои обменные способности  и достиг
неслыханных  успехов. Но  последний  случай надолго  вывел его из колеи. Два
превосходных  ярких вкладыша от жвачки с заграничными гоночными автомобилями
Димка вытребовал за то, что  красивая алая ручка перейдет на несколько  дней
шестикласснику Вене.  Но дни  шли,  а Веня не торопился возвращать  ручку. И
теперь Димка грустно  думал, а не перейдут ли незаметно  "несколько дней"  в
"навсегда". Самое  страшное было  то, что  ручка принадлежала  папе. Ему  на
работе  подарили  прозрачный  оранжевый  пакетик,  в котором  лежало  девять
разноцветных ручек.  Хоть  папа и дорожил подарком, но всегда позволял брать
Димке  какую-нибудь  ручку, а  то и две за раз во  временное пользование. Но
временное  пользование на то и временное, что когда-нибудь ручки приходилось
возвращать. Папа уже несколько раз спрашивал про ручку, а Димке и сказать-то
было нечего, потому что Веня словно исчез.
     Иногда Димка выбирался из  коридора второго этажа, где располагался его
третий "А" класс, на лестничную  площадку и, задрав голову, тревожно смотрел
вверх сквозь  лестничные пролеты. Веня с  Димкиной ручкой был где-то там. Но
Анна Федоровна строго-настрого запретила подниматься на верхние этажи. Димка
знал,  что  на  третьем  и четвертом  этажах имеют право  находиться  только
старшеклассники,  которым  разрешалось  бродить и  по всей  школе.  Но Димка
понимал, что ему предстоит учиться целый год, чтобы заслужить это право. Вся
жизнь  малышей  проходила  на  втором   этаже:  и  учеба,  и  построения,  и
праздничные вечера. Раз в  неделю  им дозволялось  спускаться  вниз на  урок
физкультуры в зал,  расположенный на первом этаже. Димка и физкультуру любил
за  то, что  ей  предшествовал поход по первому этажу.  Говорили, что наглый
Вася Семкин  не раз бегал наверх,  но  Димка не верил. Он сам  бывал наверху
только  один  раз, в конце  первого  класса, когда они,  одетые  в  нарядные
костюмчики, поздравляли  одиннадцатиклассников, окончивших школу.  Димка  не
помнил тот день во всех подробностях. Помнил только великое множество цветов
и воздушных  шаров. И то,  как он  сам вручает  здоровенному выпускнику свой
воздушный шар и еще значок с "Ну, погоди!"
     Значок  был совершенно замечательным.  Он представлял  собой  крохотное
зеркальце, кидающее  на парту не простые солнечные зайчики, а  разноцветные.
Стоило понаклонять значок из стороны  в сторону, поймав солнечный лучик, как
на  парте  тут  же   вытягивались   длиннющие  отражения  красного  волка  и
зелено-голубоватого  зайчишки.  Опытный   в  торговых   делах   Вася  Семкин
уважительно посматривал на  значок и  заявлял  во  всеуслышанье,  что,  мол,
значок  этот  - редкость  неимоверная, и что таких сейчас  уже не выпускают.
Димка не помнил, на что именно он выменял этот значок, но почему-то отдавать
его тому, кто уже никогда не придет в школу, было не жалко.
     Да,  это был единственный раз, когда Димка побывал наверху, где  учился
злой Веня, закроивший  ручку.  Сейчас  Димка  отдал  бы  всю  свою коллекцию
вкладышей за то, чтобы повстречаться  с  Веней  и получить  красавицу с алой
пастой  обратно.  Но  вкладыши  не  помогали,  Веню  больше  не заносило  на
малышовый второй этаж, а может ручка понравилась и ему самому.
     Пашка приземлился на лавочку.
     - Ну? - спросил он малыша. - В чем проблемы?
     - Ручка, - вздохнул Димка.
     Он  подозревал, что  Пашка  не  поможет. Но  ведь  ничего  страшного не
случится, если  Димка расскажет  про ручку.  А на время рассказа в нем будет
жить надежда, что ручка вернется.
     - Что  ручка? -  вопросительно уставился  Пашка  на  раскрытую  Димкину
ладонь. - Болит?
     - Нет! - удивился Димка. Ему казалось, что  весь мир давно  уже в курсе
случившейся с ним беды.
     - А чего стонешь?
     - Забрали, - вздохнул Димка. - Красивую такую. Алую.
     - А, - догадался Пашка, - писалку отобрали.
     - Отобрали, - согласился Димка.
     - Кто? - наливаясь гневом за обиженного малыша, возмутился Пашка.
     - Да Венька, - махнул рукой Димка, как бы прощаясь  со своей ручкой, но
на деле продолжая надеяться.
     Венька? Венька? Пашка погрузился в воспоминания.
     - Пожалуй, знаю я одного козла, которого тоже Венькой зовут, - произнес
он.
     - А где он живет?! - обрадовался Димка.
     - Адрес-то мне откедова знать.
     Димка  снова  погрустнел.  Звездочка  надежды  обернулась  черной дырой
отчаяния.
     - Он еще с Колькой  дружит, -  поделился он своими соображениями.  -  С
Колькой из того подъезда.
     - Так чего ты у Кольки не спросишь?
     - Да, он большой. Больно надо ему со мной возиться.
     - Будет возиться, - мстительно заулыбался Пашка. - Теперь будет.
     За Колькой образовался должок,  и Кольке придется его отдавать, побегав
за  Димкиной  ручкой.  Проще  конечно  завтра  припереть  Веню  к  стенке  и
вытребовать пропажу, но Пашке хотелось немедленных действий. На его  счастье
чудеса  продолжались. Из за угла, нелепо размахивая  руками, выбрался Венька
своей  собственной персоной. Увидев Пашку, он  притормозил. На  Димку он  не
обратил никакого внимания.
     - Этот? - процедил Пашка сквозь зубы.
     - Да, - чуть слышно согласился Димка.
     - Сюда иди, - распорядился Пашка.
     Венины ноги замедлили ход и начали спотыкаться.
     - Ну, что встал? Ковыляй сюда.
     В  любое  другое время  Веня фыркнул  бы, да прошел  мимо, но малыш  на
скамейке вызывал у Вени какие-то смутные  воспоминания.  И  Веня остановился
перед Пашкой.
     - Ручку у него забирал? - сурово спросил Пашка.
     - А, ручку! - радостно вспомнил Веня. - Сейчас верну.
     - Вот-вот, - удовлетворенно произнес Пашка. - Сейчас верни.
     - Нету, - Веня хлопнул по карману и удивился. - А, - вспомнил он, - я ж
ее дома оставил.
     - Так чего стоишь, - распорядился Пашка, - неси давай.
     Веню  как  ветром  сдуло.  Казалось, секунд  через  пять  он прибежит и
протянет Димке уже почти что утраченную  ручку. Но прошла минута, за ней еще
одна,  а  Веня так и не возвращался.  Время тянулось невыносимо медленно для
Димки. Через пять минут он не выдержал и понимающе прошептал:
     - Он не вернет.
     - Я ему не  верну, - грозно заметил Пашка и по его тону сразу  обретали
реальные контуры  те  неприятности,  которым  предстояло свалиться на Венины
плечи в случае невозвращения.
     - Правда? - восхитился Димка.
     - Правда, - снисходительно подтвердил Пашка, наполняясь  положительными
эмоциями. Впервые в жизни на него смотрели с надеждой. Впервые в жизни Пашка
находился в роли хорошего, а Венька в  роли плохого. И Пашке такое положение
дел нравилось. Палочками он  мог  тут же сотворить для маленького Димки хоть
дюжину алых ручек, но тогда подвига не получалось. А Пашке хотелось подвига.
Хоть самого ерундовского, но настоящего.
     Во двор вынесся Венька и  протянул  Димке ручку. Его.  Алую. Совершенно
целехонькую.
     - Извини, Димка, - сказал он. - Совсем память отшибло. Забыл.
     Но Димка не смотрел на  Веньку. Он даже не смотрел на вновь  обретенную
ручку. Его  восхищенный  взор уставился на Пашку, словно перед Димкой  сидел
самый настоящий волшебник. Пашка улыбался. Ведь никогда с ним не происходило
такое. Вроде как пустячок, но приятно.
     Колька издалека увидел компанию у лавочки и  напугался. Ему показалось,
что Пашка  начал устраивать разборки с Веней из-за  Коли. Но  постойте, ведь
Пашка здорово выручил его сегодня. Значит, он как бы уже не  враг. Или он не
враг  для Коли, а для Вени, треснувшего его по руке, Пашка оставался врагом.
Но почему-то Коля уже не боялся Пашку, да и не только Пашку. По этой причине
он не стал огородами проскальзывать к подъезду, а смело подошел к скамейке.
     Увидев знакомое лицо,  счастливый Димка заулыбался  еще шире. Коля тоже
несмело  улыбнулся навстречу.  Пашка  продолжал  сидеть в  эйфории. Грустным
оставался только Веня. За всеми делами он совершенно позабыл про алые звезды
на новеньких  самолетах.  Ведь не выманишь теперь у Димки эту алую ручку, ни
за  что  не  выманишь.  Придется   теперь  летать  Вениной  эскадрилье,  как
нерусской, с белыми звездами.
     Димка заметил Венину печаль.
     - На, - сказал он и без сожаления, как значок с "Ну, погоди!", протянул
Вене ладошку, на которой блестело последнее Димкино приобретение.
     У  Коли  вытянулась  шея.  Вытянулась  до предела. На  Димкиной ладошке
переливалась таинственными отблесками Золотая Капля.
Глава 37,
     которая завершается совершенно невероятным событием
     Пашка  смотрел  на  гнома.  И  Пашка  видел   гнома.  Сначала  он  тихо
присвистнул, а потом нагнулся и начал  всматриваться.  Лена поморщилась. Она
вообще не хотела впускать Пашку в квартиру,  но умоляющие глаза Коли сделали
невозможное.  Лена  посторонилась  и  четыре представителя мужского  пола  в
квартиру все-таки протопали.
     Гному тоже не понравилось такое пристальное внимание и он сразу перешел
к делу.
     - Принес? - строго спросил он.
     - Нет, - удивился Пашка. - А чего я должен принести?
     -  Ман-да-ри-ны,  - гном разделил великое слово по слогам. - Стоишь, на
меня смотришь. А за погляд, между прочим, платить требуется.
     - Я ж не знал, - засмущался Пашка.
     Коля  искоса  поглядывал на Пашку и удивлялся. Смущенный Пашка предстал
перед Колей впервые. Даже во время  разносов  на классном часе  Пашка всегда
сидел  вызывающе. Да  Коля  и  не стремился встречаться с  Пашкой  взглядом.
Нарываться на тычок или обидное оскорбление  до ужаса не хотелось.  Странные
дела, Колька и теперь побаивался смотреть  на Пашку.  Вроде и бояться больше
нечего, а привычка осталась.  Привычка или  очередной  мираж. Зря хозяин так
свято  верил  в  то,  что Коля  не  выстраивает  миражи. Может  они  у  Коли
маленькие, но все же есть.
     Гном,  тем временем,  по-хозяйски расхаживал на поверхности журнального
столика.
     - А  зачем он тогда нам? - вопросил  он в пространство, воздев  руки  к
потолку.
     Потолок не отвечал и гном обратился к Коле,  который продолжал за него,
гнома, отвечать.
     - Зачем он нам, Коленька?
     -  Его  не  смог  увести  сам хозяин,  - уважительно отозвался Коля.  -
Возможно он и укажет тебе путь.
     - Этот? - скривился гном. - Этот  укажет.  Даже мандаринов принести  не
догадался. Тот еще будет путь.
     -  Да  я  ж  не знал,  -  растерянность  у  Пашки  сменялась  искренним
негодованием.
     - Проехали, - милостиво согласился гном,  учитывая меняющуюся на глазах
обстановку. - Давай, показывай путь.
     - Какой еще путь? - спросил Пашка, насупившись. Он любил понимать дела,
творящиеся вокруг.
     - Он не знает пути, - тихо отозвалась Лена.
     - Почему?  - удивился Коля.  - Его  не смог  увести хозяин,  понимаешь?
Значит, Пашка умеет что-то такое, что неподвластно хозяину.
     - Пашка не верит в сказки, - мрачно пояснила Лена. - Мы все, и я, и ты,
и Веня, и даже вот этот малыш  ну хоть немножечко верим в сказки. А Пашка не
верит. Невозможно увести человека по дороге, в которую он не верит.
     - В смысле, не знает, чем она кончится? - спросил Веня.
     - Нет, в смысле, что он ее вовсе не видит, потому что не верит. Вот ты,
Веня поверил бы мне, если бы я сказала, что с твоего балкона отходит  трап к
реактивному самолету? Твоему собственному самолету.
     - Может и поверил бы.
     - А  ступил бы  с  балкона в пустоту, если  бы  я  сказала, что  там  и
начинается первая ступенька.
     - Ну я бы сначала ее нащупал.
     - Нет, если бы она появлялась только тогда, когда ты на нее встаешь?
     - Ну... я не знаю.
     - Не встал бы, - ответил за Веню Пашка.
     - Не встал бы, - согласилась Лена. - Вот  из-за этого хозяин и не может
увести Пашку. Он никогда не поверит в эту первую ступеньку. Он верит и видит
только то, что есть перед глазами. Так?
     - Ну так, - кивнул Пашка.
     - Про хозяина после, - перебил Коля. - Почему ты  решила, что  Пашка не
знает гномьего пути?
     - А почему ты  решил, что Пашка знает? Почему? Просто  ты представил  в
своей голове картинку, на которой Пашка показывает гному дорогу. И поверил в
нее. И  нас хочешь  заставить  поверить. Только  ведь за твоей картинкой нет
первой ступеньки. Одна пустота.
     - Тогда  Димка! - Коля вытолкнул вперед малыша.  Ну не зря же он привел
их всех к Ленке и гному.
     - Почему? - снова  спросила Лена. - Потому что у него оказалась Золотая
Капля?
     - Да, - согласился Коля.
     -  Но  Золотая   Капля   имелась   и   у   бабушки-орденоноски,   и   у
малютки-наркоманчика,  да  и над  креслом  в гостинице висела.  Почему ты не
принес кресло? Может оно указывает дорогу.
     Колю охватило отчаяние,  ну что это,  как  не миражи?  Но  почему тогда
хозяин  выбрал  именно Колю? Ведь не  из-за  отсутствия буквы  "С" в  имени.
Выходит, тот,  кто не строит миражи, не  может уйти  с хозяином, а  тот, кто
строит, Темным Стеклам не нужен.
     - А кто тогда покажет дорогу?
     - Предзнаменовательница, - ответила Лена.
     - Какая еще Предзнаменовательница? - удивился Коля.  - Откуда она вобще
возьмется эта твоя Предзнаменовательница?
     - Она соткана из серебристых линий, - мечтательно сощурила глаза  Лена.
- Когда появится ее портрет, начнется ночь Путешествий и Путешественников, в
которой  найдется  дорога  для  гнома.  Ведь  так?  -  обратилась девочка  к
золотистой искорке.
     Гном пять  секунд  подумал, не стребовать ли за подтверждение мандарин,
но  потом понял,  что поспорить ему хочется больше, чем получить хоть дюжину
килограммов мандаринок.
     -  Не  так,   -  заметил  он.  -  Во-первых,  ночь  Путешественников  и
Путешествий... Не спорь,  -  перебил он возмущенно  открывшую  рот  Лену.  -
Во-вторых, начнется, не  когда  появится портрет,  а когда число  локонов на
лице отложится от точки начала времен.
     - На лице? - усмехнулся Пашка. - Бородатая она, что ли?
     - И вовсе не бородатая, - кинулась Лена защищать свою новую знакомую. -
Вот появится портрет, тогда и увидим.
     -  Точка начала времен, -  задумался  Веня. - Где  найти  точку  начала
времен?
     - Не времен, а  времени, -  поправила Лена.  -  Кто знает,  может в том
замке точкой начала времени был тот зал, где я загадала часы.
     -  А  в нашей  квартире время начинается на электронных часах, - сказал
Димка.  -  Поздно  ночью  все  цифры  превращаются  в  нолики  и тогда снова
начинается время. Потому что нолики - это ничего, а когда уже есть единичка,
то она называется одна минута первого. Так нас в школе учили.
     - Молодец - Димка! -  обрадовался  Коля.  - Следовательно, точка начала
времени,  конечно  же,  не  электронные часы,  а  полночь.  От полночи  надо
отсчитать число  локонов  на  лице  и  мы узнаем  точное время  начала  ночи
Путешествий и Путешественников.
     - А где появится портрет? - по-деловому спросил Пашка.
     - Не  знаю, -  растерянно произнесла  Лена.  - Предзнаменовательница ни
слова не сказала про место появления портрета.
     - Наверное, на выставке, - предположил Коля. - В Доме Художника как раз
проходит выставка авангардистов. Я афишу такую видал.
     -   И   вовсе   не   на  выставке,   -   обиделась  Лена.  -   Это   же
Предзнаменовательница!  Зачем ей появляться  на  какой-то  выставке. Если  и
вырисовываться, то не меньше чем в областной галерее.
     - Ты еще скажи -  в Москве, - ехидно  добавил Коля,  дуясь за неприятие
его версии.
     - Может и в  Москве, - язвительно согласилась Лена. - Но уж никак не на
твоей выставке.
     -  Миражи  строим, - перебил обсуждение Веня.  - Я вот что думаю,  если
Предзнаменовательница не сказала нам искать свой портрет, то мы  обязательно
его увидим. Как-нибудь да увидим.
     - И что? - спросил Коля.
     - И  ничего,  - ответил Веня. -  Просто сядем перед портретом  и  будем
ждать начала ночи, а там уж по обстоятельствам.
     - Сядем? - удивилась Лена. - Я  думала,  что  гномья дорога  только для
гномов.
     - Гном-то  пойдет,  - согласился Коля.  - Да и мне надо. Я все-таки  за
него отвечаю.
     - Тогда и я пойду, - сказала Лена. - Гном-то почти мой.
     Гном  не  возражал. Ни  об  участии  Лены  в  его  делах.  Ни  о  своей
принадлежности.
     - И  я, - сказал  Веня. - Палочками-то  вместе пользовались. Если б  не
гном, кто бы знал про эти палочки.
     - Лады,  - прищелкнул пальцами Пашка. -  Я с  вами. Если  хозяин  опять
встрянет, я уж найду, что ему сказать.
     Коля засомневался.  Одно  дело  -  показать дорогу.  И совсем другое  -
допускать совсем недавнего врага  к сокровенным тайнам. Не мог доверять Коля
тому, кто нагло отобрал у него палочки. Ну не мог, и  все. И сказать об этом
вслух  тоже  не мог.  Побаивался. Вдруг Пашка  сейчас  ухмыльнется  и станет
прежним.  И  Коле стало плохо. Просто от того,  что в  их компанию затесался
такой фрукт, как Пашка.
     -  Ты  чего, Коль,  -  тронул  его  за руку  Димка.  -  Возьми  его. Он
справедливый. Он мне ручку вернул.
     - Тебе-то, конечно, - сказал Коля, опасливо поглядывая в сторону Пашки.
- Ты думаешь, что если к тебе ручка вернулась, то он все всем возвращает.
     - Да, -  обрадовался Димка. -  Ты  только скажи, и он  любого  заставит
вернуть.
     - Кто  бы  мне  палочки  вернул, - еле  слышно прошептал Коля, но Пашка
услышал, поэтому пришлось быстро отвернуться и уставиться в  угол,  будто бы
ничего и не произошло.
     И Димка тоже услышал.
     -  Пашка,  верни ему палочки, - дернул он  Пашку за рукав, представляя,
что  Пашка тут  же сорвется с места и  побежит к  тому  нахальному субъекту,
который зажал неведомые, но видимо очень нужные Коле палочки.
     Пашка не  побежал. Пашка уставился в угол. Не в тот, куда смотрел Коля,
но тоже в угол. Палочки лежали в  кармане, а  рядом  стоял  Димка и ждал. Он
верил,  что  Пашка  достанет  палочки  хоть  с  края   вселенной   и  вернет
опечаленному Коле. И доставать-то палочки  совсем не надо. Вот  они,  совсем
близко. Но как можно расстаться с ними? Ведь четыре волшебных палочки  стоят
очень дорого.
     А Димка смотрел на Пашку и верил  в него. Пашка это  чувствовал, потому
что до этого дня никто в него так не верил. Нет, верили конечно. Что врежет,
что обругает, что пойдет  со своей компахой разбираться в соседнюю школу. Но
Димкина вера  была какой-то другой. И может быть она  стоила  сейчас гораздо
больше, чем все четыре  палочки. Рука потянулась  к карману.  Пашка  обругал
себя.  Он знал, что еще  не раз пожалеет о том, что так беспечно расстался с
могуществом. Знал, что ни один стоящий пацан так бы не  поступил.  Но сейчас
ему совершенно  не  хотелось  быть  стоящим пацаном.  Ему донельзя хотелось,
чтобы в него продолжали верить, как верил в него Димка.
     Палочки были  уже  в руке.  Плотно  сжаты, чтобы не хотелось  крутануть
напоследок и смыться отсюда в свою пустую квартиру.
     - Слышь, Наркота,  - хрипло  произнес Пашка и Коля  вздрогнул. - Слышь,
Колька, - и  Коля повернул  голову  к Пашке. -  На, забери, чтоб только  мои
глаза их не видели.
     Он неловко сунул  свою четверку Коле  в руки и сразу же отошел, а потом
уселся в кресло, уставившись в чисто вымытый пол.
     - Вот видишь,  - сказал Коле  Димка. Гордо сказал, словно это он вернул
палочки.
     Коля  молча  хлопнул Димку по плечу.  Не обидно, а ободрительно, словно
подтверждая Димкину  правоту.  Слов не находилось. Размер слов,  позволявших
оценить грандиозность свершившегося, просто  не умещался в квадратных метрах
Ленкиной квартиры.
     - Я же говорил, - заулыбался Димка. - Пашку стоит с собой взять. И меня
стоит.
     - Мал еще, -  хмуро  сказал Веня. Он тоже не  мог  поверить возвращению
палочек.
     - Возьмем, - твердо сказал Коля. - Парикмахерша сказала не отказываться
от  людей, на которых укажет Капля. Если Капля оказалась у  Димки, значит он
для чего-то нам нужен. Пригодится,  значит.  И будет  нас ровно  пятеро, как
концов у звездочки.
     Спорить никто не стал. Только Пашка ухмыльнулся, но как-то незло.
     - Вечер уже, - тихонько заметила Лена. - скоро мама придет.  А я уборку
еще не закончила.
     - Уже уходим, -  распорядился за всех Коля и первым направился к двери.
Народ потянулся за ним.
     - В общем,  если что, -  донесся ему в спину Пашкин голос, - зови. И не
обязательно,  когда  ночь.  Даже  если по  жизни что  надо. Я не откажусь, я
сделаю.
     Неправильный  какой-то   голос  был  у  Пашки.  Или   Коля  слушал  его
неправильно.  На  глазах вырастал  мираж.  Только какой:  про исправившегося
Пашку или про Пашку хитроумного, коварно втирающегося в доверие.
     Но  ведь  Димка  поверил. И он, Коля,  может. Надо  просто попробовать,
попытаться, даже  через "не  могу".  Цепляя пальцем собачку  дверного замка,
Коля  качнул головой так,  что  булькнуло в ухе. Мираж распался на кусочки и
растаял. Коля поверит. Он уже почти что взрослый. Значит,  может сделать то,
что не хочется. Сделать не вопреки чему-то и не  по приказанию кого-то, а по
своей доброй воле. А интересно, "сила воли" и "добрая воля"  - одно и  то же
или совершенно разные вещи?
Глава 38,
     которая получилась для Вени самой страшной
     Опасность поджидала Веню за углом. Там, где пролегали  кроваво-багровые
полосы,   оставленные  предзакатным  солнцем.   Опасность   встретила   Веню
зловеще-ласковой   улыбкой.    Опасность   сверкала    колючими   огоньками,
притаившимися в нечеловеческих глазах. А повернуть назад не мог Веня, уже не
мог.
     Нет, это  существо теперь  нельзя  было назвать даже вампиром. Веня, по
крайней  мере, не стал бы этого  делать.  Голова  страшилища распухла.  Лицо
приобрело красноватый оттенок то ли от  проступившей  крови, то  ли от лучей
багрового светила, неуклонно снижающегося над горизонтом. Из рукавов пиджака
торчали скрюченные пятипалые конечности, увенчанные матово-розовыми когтями.
Ножки  семенили  и пританцовывали.  Видимо, от  радости, что  Веня почтил их
своим  присутствием. А  может  они предвкушали, как славно им  будет плясать
танец смерти над растерзанным Вениным телом.
     Наступал  багровый   час,  не  отмеченный  на  подавляющем  большинстве
циферблатов. Потусторонние силы сметали прохожих с улицы в тесные квартиры и
темные подъезды. Стекла в домах полыхали. Все до единого. Те же, что угодили
в тень,  мрачно чернели, как  очки  хозяина Темных Стекол. Им  тоже хотелось
прильнуть  к  всеобщему безмолвному веселью, которое  дарили  холодные  лучи
светила. И Вампир, днем сумрачный и  спокойный, сейчас раздулся от осознания
своего  сверхмогущества.  Он  тоже  вписывался  в  черно-кровавый  карнавал.
Деревья надевали на  себя черную  маску  горя  и  выстраивались вдоль  улицы
скорбными  силуэтами  на  фоне  красного  занавеса  небес,  опустившихся  на
приземистые  колонны  стен,  бурых  от  этого  ненормального  солнца.  Земля
пропиталась красно-коричневым.  Асфальт  растекался  мертвым пламенем.  Дома
склонились над  Веней, готовые  обрушиться  и превратиться в груду хлама, на
которую взберется существо с когтистыми лапами, облизнет выпирающие из пасти
клыки  и завоет,  вознося  славу  кровавому  куполу  над  затихшим от страха
городом.
     Нет,  если бы  на то была  его воля,  Веня благополучно отсиделся бы  в
своей квартире и ни за какие сокровища мира не вышел во двор в багровый час.
Но  об этом  не догадывались ни отец, ни мать. Поэтому в булочную  отправили
именно Веню. А ведь пойди за хлебом кто другой, и  история могла закрутиться
совершенно иначе.
     Если бы за хлебом нужно  было идти отцу. Нет, он бы  просто отмахнулся:
"А, обойдемся!"  И  снова спрятался бы за газету.  Папе  можно  не ходить за
хлебом и мир от этого не рухнет.
     Вот если бы мать сама пошла за хлебом. Ей вампиры не страшны. Вампир не
мамин,  вампир Венин. Личный. Но  мать  только прикрикнет: "Почему опять  не
купили  хлеба?!" И  засыпет в  кипящую воду  несколько пригоршней вермишели.
Побольше засыплет, потому  что и хлеб, и вермишель из муки сделаны. И ничего
страшного в мире не случилось бы.
     Но папе не пришлось вылезать из-за газеты, а маме распечатывать кулек с
вермишелью. Потому  что у них есть Веня, который не может ни отмахнуться, ни
прикрикнуть. И  конец света не наступит,  если  Веня  встанет из-за  стола и
сбегает до ближайшей булочной в час, когда восьмерка и девятка на циферблате
раздвигаются,  выпуская в  свои  ряды  черную  закорючку с острым когтем  на
конце. И часовая стрелка уже  замерла напротив ужасной пришелицы, а минутная
подбирается к безмятежно спящему на вершине числу двенадцать. Но это Веню во
дворе ждет вампир. Маму  же ждет плита и кастрюля с вскипающим супом. А папу
бодрый диктор, который улыбнется и начнет читать про  события  в стране и за
рубежом. И Веня не может не пойти за хлебом, как счастливый Вовка-октябренок
из "Родной речи".
     Разумеется, вампир никуда не делся. Он  ждал. Веня  проскользнул в тени
домов к  ближайшей  булочной, уже предвкушая быстрое  возвращение  домой. Но
злобные  силы не собирались  так быстро  отпускать пленника, забредшего в их
сети.  Может, они хотели  оставить  Веню  в своих владениях навсегда. Вдруг,
когда стрелки на папином будильнике отмерят десять часов, циферблат незримых
часов для Вени полностью прогонит знакомые цифры и заполнится закорючками.
     "Санитарный день". Ужас пробрал Веню. На всякий случай он  изо всех сил
потянул  на  себя  массивную скобу  ручки.  Дверь лязгнула  и  даже  немного
сдвинулась, но не открылась. Надежда испарилась. Можно возвращаться домой. И
тогда цепкие мамины руки поставят Веню перед  собой, а отец на время забудет
про газету и приглушит звук  телевизора, чтобы новости в Таиланде, Индонезии
и Литве не мешали осознанию Вени своего проступка. И его накажут. За то, что
семья  осталась  без хлеба.  За  недогадливость. За лень дойти  до следующей
булочной. За накопившиеся за  неделю мелочи. Потом мать вступится за Веню, а
отец ей не разрешит.  И  они поссорятся. И будут  кричать уже не  на Веню, а
друг на друга, но Вене  от этого будет  нисколько не  легче. А  потом отец с
размаху разобьет тарелку об пол,  а  мать заплачет.  И в квартире  поселится
невидимая, но очень ощутимая тяжесть. Тяжесть,  которую Веня собственноручно
притащит в квартиру вместо хлеба, если не прорвется к следующей булочной.
     Веня  решил схитрить и подойти  к очередному бастиону обходными путями.
Но  обернувшись назад он увидел серую пелену, покрывшую  и траву,  и дорогу.
Она колыхалась,  и  на  поверхность выплескивались  багровые искорки. Парные
искорки.
     Крысомуммии. Они не пропустят Веню тенистым  путем. Остается всего  две
дороги:   или  домой,  или  вперед,   к  одинокому  киоску,  прижавшемуся  к
деревянному бараку в дальнем конце улицы.
     Вампир  стоял  на  самой  середине  проезжей  части.  Вот  бы  пронесся
скоростной автомобиль и мощным ударом отбросил переломанное тело к  стене. И
Веня благополучно добрался бы до киоска. Но все  до единой  машины исчезли с
Вениного  пути.  И  Веня  вышел  на  улицу,  оставив за  спиной  захваченный
крысомуммиями двор.
     Солнце  раздулось  как  голова вампира  и  теперь  багровело  над самой
землей. Здесь  не было тени.  Всю улицу охватили багровые лучи, лишь деревья
скрючились уродливыми черными  статуями,  да  темнел  далекий киоск,  словно
поставленный  набок  громадный  спичечный коробок.  Толстый.  На 120 спичек.
Такой  же,  как  Веня  обнаружил  в  отцовском  ящике,  наполненном  всякими
странными вещичками.
     Улицу  окутывало  не только  кровавое сияние, но и тишина.  Веня напряг
слух.  Нежный.  Чуткий. Музыкальный. Обеспечивавший ему  в  младших  классах
пятерки по  пению. "В Куединском районе плюс  семь, в Большесосновском  плюс
шесть..."  - тихо донеслось  до Вени и оборвалось. Странно  донеслось, будто
говорил почти что сломанный инопланетный  робот. Знакомые звуки превратились
в потусторонние голоса, разбились на эхо и  погасли. Тишина победила. Тишина
оглушала. В уши словно  забилась вата и ее  нестерпимо хотелось вытащить или
хотя бы  проткнуть.  Внутри ушей что-то вибрировало  и ворочалось, как будто
там копошилась крохотная крысомуммия.
     Надо  было  удирать,  пока  Веня   сам  не  пропитался  лучами  заката.
Мимолетный взгляд  на часы не порадовал. Черная закорючка вполне освоилась и
съела  девятку.  Но хуже  всего  оказалось  то,  что семерка начала противно
выгибаться,  превращаясь  в узловатый палец  с  зарождающимся  коготком.  До
киоска лежала пустынная дорога, но Вене  требовалась  тень. А справа высился
выросший  как  по волшебству  забор, отгородивший  полуразрушенную  избушку.
Слева  был  отличный проход,  но  там  маячил мужик в  телогрейке. Он что-то
разрывал возле бортика, уводящего в подвал, и приговаривал: "Не так-то все и
просто, господа хорошие, не так-то  просто."  Лицом  он напоминал известного
летчика Скаржинского, первого из поляков, пролетевшего над Атлантикой в 1933
году.
     Неправильность  дрожащим маревом  загородила обходную  дорогу.  Обычный
мужик в  телогрейке  матерился  бы  через слово, а  этот вел  себя  чересчур
странно. Из полуоторванного кармана торчала скрипка. И  Веня не пошел  туда,
потому что скрипки не  носят в карманах телогреек,  а бродяги  не похожи  на
знаменитых летчиков. Потому что мужик получился неправильным, таким  же, как
и Венин вампир, как  кровавый вечер, как  закорючка на циферблате. И  спасти
Веню мог только хлеб. Там, в далеком кисоке, к которому ему предстояло  идти
через залитую багровым светом улицу.
     И тогда вампир  заговорил. О! Лучше бы  он молчал.  Потому что молчание
подтверждало,  что какие-то  незримые  правила  еще  выполняются.  Но  голос
обрушил законы. Голос  взвился ехидным  фальцетом  и водрузил  мертвый  флаг
победы на горе ужаса. Вениного ужаса.
     Вампир торжествовал и прикрикивал внятно и складно. Словно пел.  Голова
его свешивалась над  Веней, а ноги топали по острым досочкам забора. Как это
у  него получалось, Веня  понять  не мог, но  ему  было не  до  рассуждений.
Голосок  вампира,  вкрадчивый, плавный и нескрываемо  триумфальный  давил на
Веню и пригибал к земле.
     "Мне нечего бояться. Мой час уже пробил. Гляди-ка мальчик Веня, куда ты
заступил."  -   голос   закрадывался   в  душу,  а   топоток  ног   ритмично
аккомпанировал.
     Слева  снова замаячил проем. Веня подобрался и решил  скоростным нырком
ворваться  в  тень  двора.  Но в  проеме по развалившейся  хоккейной коробке
раскатывал веселый,  злобно скалящийся Буратино. Не из детского фильма, нет.
И  не из книги.  Свой собственный,  Венин  Буратино. Который точно знал, что
делать  с  Веней, когда тот попадет  ему  в деревянные, не  чувствующие боли
ручки. Пока Буратино был занят. И гоночная машина описывала  следующий круг.
Совершенно бесшумно. Буратино смотрел перед собой остекленевшим глазами и не
замечал Веню. Пока не замечал. И надо  поскорее шагать вперед, пока гоночная
машина не сменила курс и  не выехала на улицу наперерез Вене. Ноги едва-едва
отрывались от земли. Возможно, их сковывал медоточивый голосок.
     "А-а-а, не лужи те просторы, и грязью  не назвать. Ты чуешь силу страха
и поздно  отступать," - огромная голова вампира внезапно очутилась у другого
уха,  а ноги,  обутые  в блестящие бордовые туфли скакали, то по дребезжащим
карнизам подоконников, то по балконным перилам, то просто по стенам, касаясь
их лишь  ребрами  подошв.  Голосок  тянулся  непрерывно,  не  давая  Вене ни
малейшей передышки, чтобы успокоиться и перестать бояться.
     "Дорога твоя станет... скользить... как-будто чья-то кровь. И с  каждой
новой ночью сила страха... приходит вновь и вновь."
     Голос  не  отдыхал  ни  секунды,  как  будто  перед  Веней  выделывался
противный рэппер из полузабытого фильма то ли про психа на мотоцикле,  то ли
про группу парней, забравшихся ночью в заколоченный  дом  и обнаруживших там
странных существ в людском обличье.
     "А скрыться  невозможно, сила страха... поймает, не щадит... Где ползал
мальчик  Веня,  только  тело... горелое  чадит...  А  это и не  правда... не
истина... возможно, и не ложь... И видит мальчик Веня, с пути...  своего  не
свернешь."
     Веня видел, что сворачивать бесполезно, но он и не хотел сворачивать. А
киоск  откатывался  все дальше  и  дальше.  И  расплывался в  дрожащем  алом
воздухе. Солнце коснулось земли  и нестерпимо  светило  в  глаза,  не  давая
рассмотреть ускользающую цель.
     И вдруг оно стало добрым. На каких-то несколько секунд. Всего секунд на
пять или семь. Киоск  заметно  приблизился. Голос вампира захлебнулся, а сам
он сдулся и превратился в плоскую картинку. Как в парке аттракционов, где за
десятку прошлым летом можно  было сфотографироваться  с разными  страшилами,
наклеенными на выпиленный из фанеры силуэт.
     Веня рванул к киоску, что есть сил, подгоняемый... страхом.
     И  тут же солнце вновь ослепило его кровавыми лучами.  "Сила страха!" -
взвыли  в  едином  порыве  десятки  крысомуммий.  Сотни.  Тысячи.  В  каждом
полыхающем окне за солнечными бликами на стеклах угадывались огромные головы
беспощадных крысомуммий. А вампир  уже оправился и снова  стал  гигантским и
неопределенным.   С  багровой  головой,  свисающей  над   Веней.  И  ногами,
отбивавшими ритм, то  по  доскам далекого забора,  то по еще  более  далеким
стенам. "Сила страха!" - взревел он, набирая мощь. И зловещим эхом подхватил
его рев  многоголовый хор  крысомуммий. А голосок словно  сплетался  в  злой
непрерывный ручеек, укрытый от добрых людей в колдовской чаще и  пробившийся
из тех  запредельных  просторов прямиком  в Венины  уши.  То в  левое,  то в
правое.  Как  стереозаписи  из громаднющих колонок  музыкального  центра  на
школьных дискотеках.
     "Боишься,  мальчик  Веня, не выбраться  тебе. И в том, что ты  боишься,
признайся  сам себе.  Другие засмеются,  другие  не поймут. Для них твои все
страхи, смешная только муть."
     Голос  крепчал,  хотя  он  уже не  мог  остановить  Веню.  Ноги толкали
мальчика вперед. Черный контур киоска рос на глазах, но... оставался все так
же далеко. Зато  голова вампира скалилась выпирающими клыками совсем близко.
То слева, то справа.  Смена  положения стала неразличимо  частой,  Вене даже
казалось, что целых два вампира несутся рядом с ним. Один по забору,  другой
по стенам домов, ловко перепрыгивая промежутки.
     "И хочется  признаться. И  знаешь, что нельзя... Естественно  нельзя...
Над  страхами  смеяться будут вместе родители, друзья...  И ты соврешь,  что
храбро весь путь свой одолел. Ни  капли не боялся, напротив... отважен был и
смел.  Но  эта  ложь  рождает  еще  страшнее страх. Ведь  если  рассекретят,
потерпит Веня  крах. И  Веня наш  боится не только  злую  ночь. А ложь своею
мощью уж гонит Веню прочь. И сила, сила страха все выше вознесет... все  то,
что мальчик Веня никак не разберет."
     Справа тянулся бесконечный забор. Слева обнаружился очередной проем. Но
там за маленьким столиком сидел все тот  же Буратино и пил из высокого кубка
что-то бордовое. Капли струились по розоватому стеклу и падали на столешницу
медленно, тяжело,  но  совершенно  беззвучно. Вот допьет Буратино,  повернет
голову и поймает затравленный  Венин взгляд. А как  поймает, уж не отпустит.
Но даже  если бы проем оказался совершенно  пустым, не стал бы в него нырять
Веня.
     Никоим образом нельзя было  допустить, чтобы Буратино появился в третий
раз.  Потому  что тогда  он возникнет рядом с Веней и  положит ему  на плечо
деревянную  беспощадную руку.  О том, что  будет  дальше,  Веня старался  не
думать. Он проговаривал самые страшные клятвы, обязуясь больше не зыркать по
сторонам. Надо смотреть на киоск - вперед, вперед и еще раз вперед.
     Киоск выплывал  из  багровых  сумерек.  Мощный.  Надежный. Его  боковые
стекла скрывались  под железными  пластинами, предвещая скорое  закрытие, но
центральная часть поблескивала выставленными на витрине бутылками. А  окошко
продавца еще приветливо открывало  желтый квадратик створки.  Видел Веня это
окошко  и тянулся  к  нему  всей  душой.  Потому  что  его наполняла  мягкая
сумеречная тень без всяких красновато-кровавых проблесков и лучей.
     Вампир  не отставал, но, несмотря на весь свой испуг, Веня заметил, что
он устал. И в самом деле поскачи-ка по совершенно вертикальным стенам, да по
шаткому забору, сбитому из неровных занозистых  досок. Вампир ждал, что Веня
остановится и передохнет. И ждал Веню красноватый туман,  клубящийся вокруг.
Но силы  кровавого  тумана таяли  с каждым  Вениным шагом. Туман  уже не мог
спрятать  киоск  в  своем  клубящемся  дыму,  а  вампир  стал   спотыкаться,
прихрамывать.
     И  вдруг лопнула  его голова, словно непомерно  раздутый красный шар, к
которому шаловливый малыш поднес острую булавку. Лопнул, как мыльный пузырь.
А перед  Веней, перед самым его  лицом  очутилось окошко, за  которым кто-то
вздыхал и шумно отхлебывал из невидимой бутылки.
     -  Хлеба,  -  прошептал  Веня,  как  бродяга-пустынник, добравшийся  до
оазиса, как голодающий Поволжья, дождавшийся продуктового  обоза, и протянул
в окошко два рубля, нагретые дрожащими руками. - Половинку батона.
     Бутылка булькнула и  ее донышко  приземлилось на что-то металлическое с
тихим звяканьем.
     - Нету, - послышался недовольный женский голос. - Только кирпич. Будешь
кирпич брать?
     -  Буду,  -  согласился  Веня,  поглядывая  на  часы.  Часы  показывали
четырнадцать минут десятого. Без всяких там финтифлюшек и закорючек.
     - А он черствый, -  голос стал более участливым. -  Как бы тебя дома не
наругали.
     - Давайте черствый, - отважно принял решение Веня. - Не будут ругать.
     -  Ну смотри, - невнятно  донеслось из тени.  Монетки исчезли, и вместо
них  появилась   вкусно  пахнущая  половина  буханки.  Рядом   звякнули  два
десятикопеечных кругляшка.
     Веня  забрал  хлеб  торжественно.  Так  принимают  кубок  за  победу  в
десятикилометровом   забеге   на   первенство  района.   Или  даже   города.
Торжественно  и  в  то же время бережно-бережно. Чтобы донести до  полки, на
которой  награда  замрет  и  упокоится  на  долгие  годы,  навевая  приятные
воспоминания и  придавая  уверенность в те минуты, когда по разным  причинам
вдруг захочется разреветься.
     К киоску  подобрались два малыша. На курточке ближнего голубыми нитками
красиво вышили "MAGIC". Букву "А" в надписи заменяла белая звездочка. Малыши
восторженно смотрели на небольшие пакетики,  где у  пышноволосых  женщин  из
узких бюстгалтеров призывно вываливались потрясающего размера груди.
     - Это что? - спросил дальний малыш.
     - Резинки, - пояснил его товарищ. - Мне Вован говорил.
     - Какие резинки? - не понял дальний.
     - Ну тетки резиновые. Покупаешь пакет, распечатываешь и надуваешь.
     - За  двенадцать рублей?! Целую тетку?! За двенадцать рублей  резиновых
теток не бывает.
     - Много ты понимаешь, дурак. Про это даже в книжках пишут.
     Вокруг Вени снова  развернулся привычный, до  замирания сердца знакомый
мир. Мальчик повернулся  к киоску спиной. Вечер смыл багровые разливы.  Дома
светились  разноцветными   прямоугольниками  окон.   Вдоль  них  протянулась
вереница фонарей, одновременно вспыхнувших шарами мягкого фиолетового света.
Из  проема между  домами вывернула  низенькая  женщина, тащившая  на поводке
черную лохматую собачонку. Собачка неистово тянулась к каждому дереву, мягко
шелестевшему уже заметно поредевшей листвой. Женщина нетерпеливо подергивала
поводок,   оттаскивая   собачку   и   одновременно   выговаривая   ей  нечто
неразборчивое резким, нервным голосом.
     Веня победил. Он не получил никакого кубка. Зато вампир больше не будет
ждать  его,  провожая молчаливым  конвоем  по пустынным  улицам. Теперь  уже
никогда.
Глава 39,
     в которой перед Колей разворачивается несколько вариантов будущего
     Она появилась к вечеру. Коля стоял и смотрел, как  на фоне темной стены
линия  за  линией  вырисовывается  огромная  голова со взбитыми  волосами  и
симпатичным  личиком.  Конечно,  принцессы из  ярких  корейских  ручек  были
несравненно  лучше, но  получившийся  портрет тоже впечатлял.  Коля даже  не
ожидал, что она появится сегодня.
     Он просто  вошел в  подъезд,  моргнул глазами несколько раз, чтобы  они
поскорее привыкли  к  сумрачному  свету,  пробивавшемуся с площадки  второго
этажа, скользнул  взглядом по стене и  замер.  Там  танцевали,  сплетаясь  и
разбегаясь, серебристые линии.  Постепенно  они  складывались в  тот  самый,
предсказанный принцессами  рисунок. В  душе  у Коли  потеплело. Ведь  он мог
проскочить  и  пропустить  ее появление. А так  уже  не  оставалось  никаких
сомнений. Это была она. Предзнаменовательница.
     Значит, сегодняшняя  ночь  и была  ночью Путешествий. Ночью, когда гном
должен  был отправиться в путь. Ночью, когда Коля мог последовать за ним. Та
самая  ночь,  когда  всей пятерке следовало собраться  и ждать нового знака,
чтобы дорога для гнома получилась безопасной.
     Но первый этап уже позади. Предзнаменовательница явилась. И Коля стоял,
завороженным взглядом глядя, как серебристые линии дернулись в последний раз
и  замерли законченным портретом.  Левый глаз наполнился волшебным  сиянием.
Серебряным, но не злым. Правый глаз закрывали три длинные  витиеватые пряди.
Следовательно, звездный час начнется, когда маленькая стрелка на циферблатах
подберется к трем. Приблизительно.
     Тяжелая  рука цепким захватом опустилась на Колино плечо. Внутри что-то
оборвалось и начало падать, падать, падать куда-то в глубины. Далеко-далеко.
Темные  Стекла выцепили  Колю. Темные Стекла  сейчас уведут его за  собой  и
некому будет сообщить гному, что его время пришло.
     - Это хто тут морду пририсовал?!
     Голос раздался словно  из другого  мира, настолько  Колина душа  успела
сверзиться  в  пропасть.  Осторожно  подняв  глаза,  Коля  увидел соседа  по
подъезду, обитателя квартиры  на  первом этаже,  дядю  Сережу.  Это его рука
пригибала Колино плечо, накладывая на мальчика груз немерянной вины.
     И по-своему  прав был  дядя Сережа.  И  по-своему боролся он  за лучшую
жизнь,  где  светит  солнце,  зарплату  выплачивают  вовремя,  а  баловливые
мальчишки  не  черкаются на стенах  дяди  Сережиного  подъезда. Теперь  дядя
Сережа  был счастлив и доволен. Вот  здесь,  своими собственными руками,  он
поймал  правонарушителя,  размалевавшего  общественную  стену. Не  знал дядя
Сережа  про Предзнаменовательницу. Не слыхал, что  бывают ночи Путешествий и
Путешественников.  Не  верил  в глупые детские  сказки. Зато  он  видел, что
стена, которую  он  красил темно-зеленым цветом на свои  собственные  деньги
купленной  эмалью,  снова  испохаблена  малолетними  уголовниками,  один  из
которых  нагло  пялился на дяди Сережины ботинки, не успев скрыться  с места
преступления.
     А еще дядя Сережа умел предвидеть будущее. И  не только  свое.  Он  уже
представлял  картину, как пойманный соседский мальчишка усердно  трет  стену
под бдительным надзором самого дяди  Сережи. И тогда добрый  дядя Сережа  не
будет  сообщать  родителям  пацана  о  недопустимом  поведении их  отпрыска.
Возможно,  не  будет. Эх, ведь  раньше  следили  за каждым дитем и  семья, и
школа, и государство, а теперь остался один дядя  Сережа и не поспеть ему за
всеми. Не угнаться. Но, разумеется, кое-что полезное в нашу трудную жизнь он
привнести способен. Он еще не все сделал для страны, что мог. И поэтому дядя
Сережа развернул Колю к своей  квартире и  начал подталкивать вперед. Он уже
прикидывал в  уме, какую старую рубаху можно пустить на  тряпки и куда можно
пристроить на время  землицу  из  ведра, приготовленную для огурцов.  Добрый
человек дядя Сережа, и не жаль ему пожертвовать свои собственные вещи и свое
собственное время для общественного блага и светлого будущего.
     Коля тоже  умел предвидеть будущее.  И даже не  одно. Несмотря  на свой
невеликий рост и  возраст, он понимал, что дяди  Сережино будущее его никоим
образом  не  устраивает.  Он не сможет  взять  в руки тряпку  и  провести по
прекрасному личику Предзнаменовательницы.  В будущем  дяди Сережи есть место
для  подвигов и великих дел,  но  нет места ни  для гномов,  ни для  гномьей
дороги.  И будет  где-то сверкать Черная Луна, поглотив мир, не  попавший  в
будущее доброго дяди Сережи.
     Нет, не злой мальчик был Коля. И он даже не прочь был бы вымыть подъезд
от самого чердака и до крыльца. Весь пол и все стены. Но  не сейчас.  Потому
что светлое будущее дяди Сережи Коле не подходило.
     Но рассказывать про Колино будущее дяде Сереже было бессмысленно.  Коля
даже  не  мог  вымолвить  ни слова,  утонув  в  испуге  перед могущественным
соседом.  И ведь заставит он Колю взять тряпку и оттирать  от стены то,  что
никоим  образом не  являлось реалиями для  дяди  Сережи.  Оттирать  "морду",
наблюдая как исчезает  со стены  последняя черточка  серебра  и  закрывается
дорога для гнома. И может быть даже для Коли. А что мог сделать Коля? Только
идти по ступенькам вверх  и горевать бесслезно и  беззвучно, потому что и  в
будущем  дяди  Сережи,  и  в  настоящем,  и  даже  в  прошлом  уже значилось
непреложными  фактами  история, как  хулиган  Коля  исчеркал  всю  стену.  А
прошлое, как известно, сомнению не подлежит.
     Дядя Сережа  заулыбался. Пожалуй, он  пожертвует на  общественное  дело
серую рубаху.  Под локтями  она  не только  продралась, но и истончилась  до
неремонтопригодной степени,  а  вот  тряпка из нее получится  знатная.  Дядя
Сережа  открывал  дверь,  находясь  мыслями  в  будущем.  Дверь  заедало   и
приходилось ее тянуть обеими руками.
     Тяжесть  исчезла с Колиного  плеча. И Коля вдруг понял, что будущее еще
не  наступило. Что гномья дорога еще проляжет сквозь тьму и остановит восход
Черной Луны.  Что  для этого надо  сделать только  маленький  незаметный шаг
назад, а потом стремительный рывок. И Коля его сделал.
     Так  вырываются  герои  из темной  вражеской западни, так ускользает  в
глубины  гиперпространства  отважный  звездолет  от  шквального огня злобных
инопланетян, так  стремительно штурмуют бойцы широкую  реку  Днепр в  старых
военных  фильмах.  Так несся  Коля,  перепрыгнув  через  все шесть  ступенек
пролета и вылетев из подъездного коридора навстречу свободе.
     Дверь    открылась.    Довольно    ухнув,    дядя    Сережа    водрузил
руку-победительницу  на  плечо  сорванца, но встретил пустоту. Не  наступило
светлое будущее для дяди Сережи.  Разлетелось  оно  на осколочки, на  мелкие
несоставимые  фрагменты. Потоптался дядя  Сережа по темной  площадке, глянул
разок-другой  на  серебристую  морду   и  побрел  тихонько  на  третий  этаж
жаловаться Колиным  родителям  на  неразумного сына, страну, правительство и
президента.  Он не спешил. Разговор предстоял долгий. И с каждой ступенькой,
преодоленной  дядей  Сережей  на   пути  к   третьему   этажу,   все   яснее
вырисовывались параллели между появлением  на стене  отвратительной  морды и
исчезновением многомиллиардных иностранных  кредитов, выданных Международным
Валютным Фондом прежнему правительству.
     Коля  подпрыгнул и позвонил. "Тихо в лесу, только не  спит барсук..." -
зазвонили колокольчики  музыкальной  шкатулки, заменявшей в Вениной квартире
обычный звонок.  Через полминуты дверь немного приоткрылась. Проем заслонила
высоченная фигура Вениного  отца.  Он смотрел  на  Колю сверху  вниз хмуро и
недружелюбно.  Очевидно  в его варианте будущего не предполагалось не только
гномьей дороги, но даже и Колиного визита. "Ну?" - выражал весь его облик.
     - А Веня дома? - робко спросил Коля.
     - Дома, - согласился Венин отец. - Заходи.
     Проем стал пошире и Коля скользнул в образовавшуюся щель.
     Венин отец внимательным взором окинул подъезд и,  не найдя более ничего
интересного, звучно крикнул в глубину квартиры:
     - Сына, к тебе.
     Из комнаты  выбрался  Веня. Тоже хмурый.  Тоже недовольный. Но,  увидев
Колю сразу же  просветлел  и  заулыбался.  Венин  отец  двинулся в  комнату.
Подошвы тапок сочно шлепали по коричневому линолиуму.
     - Сегодня, - прошептал Коля.
     - Сегодня, - Веня сник. - Я не знаю. Меня не отпустят...
     - Надо сбежать, - шикнул на него Коля.
     - Сбежать? - удивился Веня.  Такая мысль никак  не укладывалась  в  его
голове.
     -  Надо, -  жарко  зашептал  Коля и, опасаясь, что Веня  завозражает  и
откажется, загрохотал по лестнице вниз.
     - Мне надо еще Ленке сообщить, - закричал он этажом ниже. - И остальным
тоже.
     Веня,  который только что отыскал причину, по которой он  никак не  мог
покинуть квартиру, набрал побольше воздуха в грудь для  ответного ора. Внизу
пушечным  выстрелом  хлопнула  дверь.  Воздух потихоньку  просочился  сквозь
ноздри, а  причина так и осталась неизвестной ни Коле, ни  остальным жителям
подъезда.  Веня  тихонько  закрыл дверь и  побрел к своим  самолетам,  чтобы
наконец-то разложить все вкладыши от жвачек в надлежащем порядке.
     У  Лены  звонок  почему-то  не работал.  Кнопочка  нажималась, а звонок
вместо   верещания  выдавал  сиплый  писк.  Однако,  на  седьмой  раз  дверь
открылась. На пороге стояла Ленкина мама.
     -  А,  Коля,  -  обрадовалась она,  -  давай,  -  мотнула  она головой,
приглашая Колю вовнутрь, - давай, давай, не стесняйся.
     - Можно Лену позвать, - тихо предложил Коля. Он боялся,  что скоростная
Ленка  моментально  выдумает  сто  тысяч отговорок, чтобы  не отдавать  Коле
гнома.
     -  Можно, -  кивнула Ленкина мама, ласково мигнула глазами  и  ухватила
Колю за плечо.
     Рука  была  теплой  и  неопасной.  Ноги  Коли послушались  и  шагнули в
коридор, а затем, расставшись с кроссовками, и в саму комнату.
     Лена лежала  на животе, подперев руками  лицо и  весело болтая  ногами.
Перед  ней  валялась  раскрытая  книга  с  испанскими  сказками. Легенда про
великана интересовала ее больше, чем явление Коли. Она даже не посмотрела  в
его сторону.
     Коля потоптался на месте. Никакой  реакции. Коля подошел к дивану и сел
так, чтобы Ленкины ноги  не лягнули  его невзначай. Ленка вздернула голову и
развернулась.
     - Спит,  -  пояснила  она, подбородком указывая  на комод,  в одном  из
ящиков, которого ночевал гном в своей уютной коробочке.
     - Сегодня, - степенно произнес Коля. Гному  предстояло ДЕЛО. И, значит,
надо было вести себя ПО-НАСТОЯЩЕМУ.
     - Ночь  путешествий и путешественников! - восхитилась Ленка и заскакала
по комнате. Она не видела, что ДЕЛО уже начиналось.
     -  Ночь  Путешествий и Путешественников,  - поправил Ленку Коля, придав
словам нужные оттенки.
     - Классно! - Ленка остановилась  и, предупредительно стукнув по комоду,
выхватила из ящика коробку.
     На кухне Ленкина  мама звякала ложечкой,  размешивая  сахар в  чае, а в
комнате Лена и Коля будили гнома, потряхивая коробочку из стороны в сторону.
     -  Чего еще,  -  недовольно бурчал он, отчаянно растирая глаза.  -  Вот
только заснул... И, конечно же, в этот самый момент...
     -   Не   ной,   -  по-взрослому   прервал   его   Коля.   -   Я   видел
Предзнаменовательницу.
     -  Тебе показалось, - возмутился гном  и  полез обратно в белые  хлопья
ваты.  Золотая  фигурка  вот-вот  могла  окончательно  затеряться   в  белом
переплетении.
     - Нет, - Коля вытряхнул гнома из коробочки, а  саму ее закинул на шкаф,
как заправский баскетболист.
     - Сам  будешь  доставать, - пригрозил гном,  проследив полет коробка. -
Ну, что там у тебя с Предзнаменовательницей?
     - Нарисовалась, -  уверенно кивнул  Коля.  - Три пряди. Значит, сегодня
ночью в три часа.
     Гном  поглядел  на   Колю   странным  взглядом.  В   нем  чувствовались
растерянность и страх, отрешенность  и даже обреченность. И  сквозила тоска.
Словно  все  бы на  свете  отдал  гном,  только  бы исчез  со стены  портрет
Предзнаменовательницы  с  тремя  прядями  на  правом глазу,  а  самого гнома
отпустили бы обратно спать и видеть спокойные и безмятежные сны.
     -  Я выберусь в два,  - зашептала  Лена так  тихо,  что  ее голос почти
полностью  заглушило  позвякивание  ложки о стекло. Гном  посмотрел на  Колю
по-особому. Пронзительно и  печально, словно Коля не оправдал  каких-то  его
гномьих надежд.  Затем  он  уставился  себе под ноги  в  просторных  золотых
сапожках. Коле стало неуютно.
     - Ладно, - махнул он  рукой. - Я  где-то к  трем.  Вдруг  мои раньше не
заснут. Я  побег. Мне еще Пашке и  Димону сообщить. Пускай нас пятеро будет.
Так надежнее.
     Лена кивнула. Через минуту Коля уже несся по пустеющему  двору, забывая
непонятный гномьий взгляд, стараясь его забыть, пряча в глубину даже мысли о
гноме, за которого он отвечает и которому предстоит уйти.
     Напряжение  немедленных действий  охватило Колю  так  сильно,  что  он,
запыхавшись от взлета на пятый  этаж, не стал  тянуться к звонку, а что есть
силы забарабанил в дверь.  Дело это было трудное, потому что дверь обтягивал
дермантин  с созвездиями  блестящих  гвоздиков,  а  Колины  удары  тонули  в
спрятанной внутри вате.
     Дверь открыл Димкин отец. Он вопросительно качнул головой.
     - Здравствуйте, -  поздоровался Коля, испугавшись предстояшего разноса.
Ну что  стоило дотянуться до звонка? Вон она, кнопочка. И совсем невысоко. И
в полном порядке. Не бывало еще такого случая, чтобы в Димкиной квартире  не
работал звонок.
     - Вечер добрый, - снова кивнул Димкин отец и улыбнулся. Чуть-чуть.
     -  А  Дима  дома,  - Коля  даже  не спросил. Он  и подумать не  мог  об
отрицательном ответе.
     -  Конечно, - согласился с ним Димкин  отец и снова кивнул. Наверное, в
школе  его не  успели отучить от этой  дурной  привычки.  Кто  чавкает,  кто
постоянно  кивает  головой,   а  кто  отстукивает  ритм  модных  песенок  по
перекладине  Колькиного  стула.  И  ничего-то  с  этим  не  поделаешь.  Свои
недостатки есть у каждого. Не бывает человека без недостатков, ведь не робот
же  он в  конце концов. И даже у гномов бывают  недостатки. Кто знает, может
быть  какой-нибудь ученый  додумается до робота с недостатками. И кто знает,
может этим самым ученым будет не кто иной, а Коля.
     Димкин отец  отошел  с  дороги. Но непонятно было, то  ли он пропускает
Колю, то ли рассматривает издали, решая, а достоин ли Коля переступить порог
квартиры. Тем более, что раньше здесь Коли не наблюдалось.
     Но не на то  наступала  ночь Путешествий и Путешественников, чтобы Коля
топтался на пороге. И  поэтому он шагнул вперед.  Ненамного. Так, чтобы если
что, то сразу же шагнуть назад.
     Димкин  отец  кивнул  в   очередной  раз,   видимо,  удостоверившись  в
благонравных  намерениях  вихрастого  паренька.  И  Коля радостно затопал  в
коридор. Дальше он не рискнул пройти. Хотя сообщать Димке о ночной встрече в
присутствии отца было совершенно невозможно.
     Димкин отец не торопился звать сына. Он осматривал Колю, словно строгий
врач из детской поликлиники.
     - Это не ты забрал у Димы алую ручку? - внезапно спросил он.
     - Нет, - замотал головой Коля. - Я даже рисовать-то не умею.
     - Для  того,  чтобы  забрать ручку,  не  обязательно уметь  рисовать, -
заметил Димкин отец.
     Коля сжался. Он уже представил, как рука Димкиного  отца цапает  его за
плечо  и неотвратимо выводит во двор, где с тряпкой  и  тазиком мыльной воды
ждет Колькино появление дядя Сережа.
     Но Димкин отец только кивнул. Оставив  руку лежать на перекладине полки
с привинченными крючками для одежды. Вина не успела догнать Колю. Она где-то
отстала по дороге  и заплутала в темных закоулках, еще надеясь отыскать свой
улов, но постепенно растворяясь в подступавшей ночи.
     В коридоре объявился Димка. Маленький и серьезный.
     - Не этот? - строго спросил его отец.
     -  Не, - сказал Димка, уставившись  на Колю. Он был догадливый и сейчас
ждал только наводящего вопроса или одного-единственного слова.
     - Три, - пояснил Коля.
     Димка  ничего не ответил, а только кивнул.  Коля так и не понял, уяснил
Димка или  нет, что ему предстоит  в три часа объявиться в Колином подъезде.
Но разъяснять  под  пристальным взором  Димкиного отца  не  хотелось.  Да  и
некогда. И Коля с облегчением выскользнул на лестничную площадку.
     Пашка открыл  дверь сам. Коля тревожно вслушался в квартирные звуки, но
ничего подозрительного не долетало. Шелестело радио на стенке. Кипел чайник.
Тикали   часы   на  холодильнике.   Пашкина   мать  работала  продавщицей  и
возвращалась домой поздно.
     - Сегодня, -сказал Коля, не решаясь переступить порог. - Ночью.
     - Хорошо, - Пашка качнул головой направо.
     - А отпустят? - заволновался Коля.
     - А буду спрашивать? - невозмутимо отозвался Пашка.
     Коля  и  сам  не  собирался отпрашиваться и промолчал.  Пашка  тоже  не
изъявлял  желания  раскручивать разговор. Он по натуре  был  немногословным.
Сказал - сделал. И по новой.
     А Колю захватила одна совершенно невероятнейшая мыслишка.  Прямо сейчас
он стоял с самим  Пашкой. С  тем самым Пашкой, который не забвал  сбрасывать
его с хороших мест у окна в экскурсионном автобусе. С Пашкой, от которого он
получал  чуть  ли не каждый  день.  С  Пашкой,  которому был  обязан  решать
контрольные. Да, да, с Пашкой. И ни  чуточки... Ну вот ни  капельки  его  не
боялся. Интересно, из каждого ли кровожадника можно сделать человека?
     - Ну, мне пора, - заявил он Пашке.
     Пашка не возражал.
     И  Коля солидной взрослой походкой проследовал через  сумрачные дворы к
своему подъезду. Оставалось надеяться, что дядя Сережа не прятался с засадой
в  приподъездных  кустах,  поджидая  Колю,  чтобы  вручить  ему  тряпку  для
скорейшей помывки стены. Но дядя Сережа пил на кухне чай и слушал по радио о
событиях, происходящих на территории бывшей Югославии. Он уже почти  забыл и
про морду, и про Колин побег. Все это сейчас казалось мелочами. Но завтра он
обязательно дождется  Колиного отца  и ткнет  в сыновьи  художества. И может
проказливый пацан будет тогда отмывать стенку под двойным  надзором, а  дядя
Сережа  вдоволь  обсудит,  надо ли нам  снабжать  топливом  районы  Крайнего
Севера.
     На секунду Коля остановился  и  вгляделся в серебристые штрихи портрета
Предзнаменовательницы. Пробьет полночь  и локоны начнут  укорачиваться. Один
за другим. А когда исчезнет последний, то  гном вступит на дорогу. А может и
Коля уйдет вслед за ним. Ненадолго. Не навсегда. Только на одну ночь.
     А ночь  уже наплывала, уже распростерлась над городом холодными черными
крыльями  осеннего  неба.  Для миллиардов  людей  она оставалась  совершенно
обычной ночью,  наполненной снами, делами  и происшествиями. И только пятеро
всматривались в нее строгими  взглядами. Взглядами ожидания. Они чувствовали
ее  отзвуки.  Они  знали,   какие  секреты  прячутся  в  небесных  складках,
изукрашенных лоскутками облаков и мерцающими искорками звезд.
Глава 40,
     которая показывает нам трудный выбор Вени
     Веня осторожно-осторожно  пробирался через большую комнату,  где  спали
родители.  Пол поскрипывал  и каждый  звук  отдавался  тихим ужасом  у  Вени
внутри. Крысомуммии безвучно шмыгали из кухни в Венину спальню и обратно. Но
Веня уже ни капельки их не боялся. Привык.
     А  вот  выбраться  в  одиночку  из дома  казалось совершенно немыслимым
делом. Даже вечером нельзя было выйти на улицу или к Коле, предварительно не
отпросясь.  А тут получалось настоящее преступление.  В голове, смешиваясь с
безотчетным страхом, проносились картины, когда  отец поутру зайдет в Венину
комнату и никого там не найдет, кроме бабушки, спокойно спящей в углу. И эта
страшная картина ни за  что не хотела  покидать Венину  голову. А о том, что
случится по возвращении Вени, он даже думать не хотел.
     Пальцы  легли  на  собачку замка  и  миллиметр за миллиметром принялись
отодвигать  ее вправо.  Замок  чуть лязгнул и Веня  сжался.  Тишина.  Только
крысомуммии  столпились  вокруг Вени и пялились то на дверь, то на Веню, как
просящаяся на улицу кошка.
     Теперь  пальцы  сжались вокруг ручки  и осторожно  потянули ее на себя.
Крысомуммии  в  нетерпении  затопали. Если  бы  на  их  месте были  умильные
комнатные собачонки, похожие  на откормленных лисичек, то Веня улыбнулся. Но
крысомуммии с  красными  индикаторами  глаз  и  злобным  оскалом  улыбки  не
вызывали. Веня их не интересовал, им требовалось выйти. И как можно скорее.
     Веня не раздумывал над тем, почему бы крысомуммиям не убраться восвояси
тем неведомым путем, которым они когда-то проникли в квартиру. Веня тянул на
себя  круглую   рукоятку,   украшенную  выдавленным  переплетением  листиков
какого-то небывалого растения.  Дверь,  поскребывая по  полу нижним  валиком
обивки, поползла внутрь квартиры. К счастью дермантин, укутавший поролоновый
валик, поистрепался и не звонко царапал по линолиуму, как после новоселья, а
лишь  тихо  шуршал. По  линолиуму  косой дорожкой протянулся  луч  света  от
тусклой лампочки, бессменно дежурившей  на  этаже до окончания  своего срока
службы. Веня  перевел  дух и  убедился,  что щель  достаточно широка,  чтобы
просочиться в подъезд.
     Крысомуммии со  скоростью  пулеметных выстрелов начали  выскакивать  из
квартиры, не толпясь, а четко  соблюдая очередь. Не прошло и минуты, а перед
приоткрытой дверью  стоял только Веня, пока не  решившиеся на последний шаг.
Правой  ногой он терпеливо шарил  в  непроглядных  просторах  обувной полки,
разыскивая  свои  кроссовки.  Левой  рукой  он  пробовал снять  свою  куртку
завешенную маминым пальто. Правой было  бы сподручнее, но  она так и сжимала
дверную  ручку. Неудобства  радовали Веню.  Неудобства  позволяли затягивать
время  и отдалять момент, после которого вернуться будет невозможно. Секунды
таяли, а Веня так  и оставался в коридоре, готовясь к  неприятному побегу из
дома.
     Но   кроссовки  вывалились  из-за   папиных  сапогов,   задетые  далеко
просунутой   ногой,   а   ленточка  вешалки  оборвалась   от   непрестанного
подергивания, и куртка сама собой выскользнула из  вороха верхней  одежды  и
оказалась у Вени в руках. И не  оставалось больше никаких причин, по которым
Веня  мог задержаться  еще  на одну  минутку.  А там, кто  знает,  может все
совершилось бы само собой, без всяческого Вениного участия.
     Пальцы правой руки оторвались от ручки и подхватили кроссовки. Обувался
Веня  уже  в коридоре, где из-за  всех  плотно  прикрытых  дверей  наплывала
мертвая тишина. И только одна дверь раззявилась темной щелью, а Веня смотрел
на нее несчастным взглядом. Он совершенно не знал, что теперь делать. Своего
ключа  Вене не полагалось, так как дверь почти всегда открывала бабушка, а в
тех редких случаях,  когда  она выбиралась в  магазин или поликлиннику, Веня
ждал ее на скамеечке или убегал в штаб. Но сейчас-то звонить было совершенно
недопустимо.  Сейчас-то Вене  полагалось видеть сны в своей постели. Уже то,
что Веня стоял на лестничной площадке, являлось непростительным  проступком,
о котором не должен был знать никто. Не  бывает ни гномов, ни гномьих путей,
один  из которых должен открыться  сегодня. Не бывает принцесс из  корейских
ручек. Не  бывает хозяев Темных Стекол. Не  бывает крысомуммий,  чуть ли  не
сотня  которых только что выскочила в тусклую прохладную тишину подъезда. Не
бывает  на  белом  свете ничего такого, что  послужило  бы  для  Вени веским
оправданием, когда утром он нажмет кнопку звонка, чтобы его пустили обратно.
И поэтому  Вене до невозможности не хотелось захлапывать дверь, отрезая себе
обратный путь.
     Но и оставлять дверь открытой тоже  казалось  совершенно невозможным. А
вдруг  в Венино отсутствие в квартиру залезут грабители. Веня знал множество
историй про  грабителей, бесшумно  вскрывающих двери по ночам. А тут им даже
стараться не надо будет. Толкнул дверь, и уже в квартире. И Вене попадет еще
больше. И за побег, и за грабителей. И Веня тихонько начал прикрывать дверь,
с  каждым  мигом наполняясь  все  большим  отчаянием. Вот сейчас  замок чуть
слышно  щелкнет... И  все! И никто  не  спасет Веню, и никто ему не поможет.
Нет!!!
     Веня  отшатнулся от двери. Он не будет ее закрывать. Может грабители не
заметят, что дверь только прикрыта. Веня отошел от двери  подальше, почти до
лестничного пролета. Отсюда было незаметно, что дверь не захлопнута. Может и
в самом деле оставить  все  так, как есть?  Нет, это не выход. У  грабителей
глаза смотрят  совершенно иначе, чем у обычных людей. Им только раз глянуть,
и любой из них сразу догадается: вот она, открытая дверь!
     Веня понуро шагнул  обратно. Он не  может оставить дверь открытой. И он
не может  остаться  в подъездном коридоре,  когда  щелкнет  замок.  Но тогда
выходило, что  он  предаст  Колю  еще один раз.  И  не  только Колю. И гнома
предаст. И Ленку с Димкой. И даже драчливого Пашку.
     Но если он оставит дверь открытой, то предаст папу и маму. Прямо в руки
грабителей.  И  бабушку предаст. Вот они  спят, ни о чем не подозревая,  а в
комнату уже  просачиваются высокие темные  силуэты  с длинными, пока еще  не
вытащенными ножами. Почему в жизни все  получается без  красочных  подвигов?
Почему получается так, что неизменно требуется кого-то предавать?
     Мороз  продрал Веню.  Он  почувствовал на себе  тяжелый  взгляд хозяина
Темных Стекол. Мощная фигура  высилась за Вениной спиной, вызванная шустрыми
крысомуммиями. А лестницу заполонили смутные ряды войска, состоящего  сплошь
из  грабителей. Первые парочки уже  высовывались из-за серого  плаща, ехидно
усмехаясь.  А губы хозяина уже дрогнули, чтобы извергнуть  слова выбора. Или
Веня возвращается в свою квартиру и сидит там  до утра. Или Веню  пропускают
во двор,  но  в  щель немедленно  хлынут черные грабители, чтобы  уволочь  в
неведомые просторы все  вещи, а  може  даже и родителей с бабушкой. И придет
Веня  в  пустую  квартиру  поутру. Но можно ли жить без мамы, без папы и без
бабушки? Все мы когда-нибудь уйдем, но  ведь  не сейчас  и даже  не скоро, а
лишь потом, в далекие-далекие времена.
     Холодея  от ужаса, Веня развернулся, чтобы встретить  жесткий взгляд за
Темными  Стеклами  и  юркнуть  спиной вперед в квартиру, а  затем немедленно
захлопнуть замок,  оставив злобных, неправильных  существ  снаружи.  Никого.
Пустая  площадка  и  лестница.  Пыльное  окно с  бликами  света  от матового
плафона, освещавшего этаж пониже.
     Веня остановился возле двери. А может грабители не придут?  Ну может...
Ну пусть не  придут.  Пускай сегодняшней ночью  они  будут шариться в другом
районе. Тогда ничего не случится ни с мамой, ни с папой, ни с бабушкой.
     Тогда  он  сможет выскользнуть из ловушки и  бежать к Кольке в подъезд,
где  все  уже  наверняка  собрались  и  клянут  Веню  разными  неприглядными
выражениями. Им хорошо, у  них есть  ключи от квартиры. Ничего,  когда  Веня
вырастет, то сделает себе свой собственный ключ, а  может быть даже два.  Но
теперь-то, теперь что ему делать?
     Веня  осторожно  шагнул  вперед, затем  еще и  еще. Нога опустилась  на
первую  ступеньку. Веня  затравленно оглянулся.  Дверь  выглядела совершенно
закрытой.  Только  не для грабителей. Но теперь уже  ничего  не поделаешь. И
Веня  осторожно побрел вниз. На цыпочках. Чтобы производить как можно меньше
шума.
     Пролет  за пролетом оставались позади.  Никто не  реагировал  на легкое
цоканье  носков Вениных кроссовок. За дверями  притаились  укутанные тишиной
тайны. Они предназначались не Вене. Веня  просто проходил мимо. Возможно эти
тайны  знали грабители. Возможно,  они  привлекут  их  сюда, как только Веня
выберется из подъезда. Ну  и пускай. Пускай они забираются в эти квартиры за
любыми тайнами. Пускай они только не доберутся до Вениного этажа. Ненадолго.
Всего на несколько часов. А потом Веня  вернется и закроет за  собой  дверь.
Веня даже  посидит  на  полу  перед  дверью,  вслушиваясь  в  тишину,  чтобы
предотвратить  приход  грабителей.  Ведь  каждому  известно,  что  грабители
приходят  только если в  квартире никого  нет. Или когда все спят. А Веня не
будет спать. Всю оставщуюся ночь. И много-много  ночей потом, если так надо.
Не будет спать до того самого момента, когда в  большой комнате  задребезжит
будильник,  и  времени  останется  только  для  того,  чтобы  черным   котом
проскользнуть по полу в свою комнату и зарыться под покрывало. Веня мысленно
согласился  и  на эту,  и на  многие  другие  жертвы, лишь бы  грабителей не
занесло в  его отсутствие  сквозь  щель,  неприметную  для  взгляда обычного
человека.
     Вытянув обе  руки  вперед, Веня  открыл  внутреннюю  дверь,  отделявшую
подъезд от маленькой шлюзовой камеры и рванул во двор.  Дверь за его  спиной
оглушительно  состыковалась с косяком. Веня даже присел от страха. Канонада,
разлетевшаяся на десятки отголосков, прокатилась по спящему подъезду. И Веня
рванул, что  есть силы. Он  уже  представлял, как  распахиваются двери и  на
площадки   выглядывают   недовольные   жильцы.  Он  уже   представлял,   как
проснувшаяся  мама зажигает в Вениной комнате свет и немедленно  будит папу.
Он  уже представлял, как папа  одевается  и  следует  за  Веней, безошибочно
определив его маршрут.
     Он  бежал  все  быстрее  и  быстрее,  стремясь  оторваться от  гнетущих
страхов, но на полпути в него врезалась мысль, заставившая сбросить скорость
и остановиться.
     "А что если в Колькином подъезде никого не будет?!" - пронеслось у него
в голове.
Глава 41,
     в которой повествуется о том, что же произошло в подъезде
     Дверь заскрипела  и открылась. В темном  силуэте,  возникшем на пороге,
угадывался Веня. Все  разом вскинули голову и посмотрели на  вошедшего. Даже
гном,  который  беспокойно  бродил  по  Лениной ноге  и  то  волновался,  то
сокрушался.
     - Побыстрее  не  мог,  - накинулся  он  на Веню. -  Тут  такие  дела...
Такие... А ты... Да может теперь ничего и не получится.
     Веня  зло  посмотрел на  гнома.  Может,  у гнома  и  не было  ключа  от
квартиры. Так ведь ему и ключ-то не нужен!
     - Не  волнуйся, - прошептала Лена, легонько стукнув гнома по  голове. -
Еще есть время.
     - Время, время,  - пробурчал гном, - а  чего он опаздывает. И вообще...
По голове бить нельзя. Можно на всю жизнь дураком стать.
     - А долгая она, гномья жизнь? - спросил Пашка, покусывая нижнюю губу.
     - По разному, - милостиво объяснил гном. - Мне еще лет триста-четыреста
осталось. Гномьих лет. Они человеческих раз в десять длиннее. Или в сто.
     - Вот  и не скачи, - уставился на него  Пашка. - Слышь, а то нарвешься.
Будешь тогда все свои тысячи оставшиеся мучаться. Или в сто раз больше.
     Гном ничего не  сказал. Он демонстративно  отвернулся от  Пашки и хотел
снова  приняться за Веню, но тот уже втиснулся в самый угол  между Колькой и
стеной, скрывшись от  бдительного взора  гнома. А кричать в пустоту гном  не
любил.  Он  на  секунду присел,  но тут же вскочил и снова  принялся  нервно
расхаживать по теплой джинсовой ткани.
     Наступила  тишина.  Лена взглянула  на  портрет  Предзнаменовательницы.
Честно говоря, она представляла  ее иной.  Похожей... Ну на эльфийку что-ли.
Узколицую,  остроухую  и певучую. Портрет, сотканный из  серебристых  нитей,
выглядел  совершенно иначе. Но Лене он понравился. Особенно глаз, сверкавший
бисерным светлячком. Волнистые волосы тоже были хороши. Когда Лена вырастет,
у  нее  тоже  будут  такие  волосы.  И  никто  не  заставит   ее   ходить  в
парикмахерскую  и  отстригать такую красотищу.  Левый  глаз сейчас  закрывал
только один локон. Он незаметно уменьшался. Лена  никак  не могла подглядеть
момент,  когда  он  становился  на чуть-чуть  короче.  Когда  Лена  с гномом
пробралась в подъезд,  то второй локон только-только начал убывать. А теперь
он исчез. Навсегда.
     Лена  повела  плечами. Было  немного  зябко.  Рядом  нахохлился Димка и
размышлял  о  чем-то  своем.  Пашку,  сидевшего на полу и  привалившегося  к
маленькой  дверце, тьма  скрывала  полностью.  Если  бы  не  постоянное  его
ворочанье,  то было бы  неизвестно  там он еще или уже исчез. А сейчас  было
неизвестно, сидит ли там Пашка или его место заняло что-то чужое и опасное.
     Душа у Лены напевала чуть слышную  мелодию без слов. А все-таки здорово
оказаться здесь ночью. Идти по  двору, где над твоей головой колышутся ветки
деревьев,  а  в  разрывы   листвы  мигают  крохотные  звездочки.  Лена  даже
останавливалась  по пути,  чтобы  пристальнее  рассмотреть небо,  на котором
сверкали  тысячи холодных  искорок, каждая из которых вблизи могла оказаться
раз  в   сто  больше  солнца.   Но   Лену   они  устраивали  именно  такими,
переливающимися  от  красного до зеленого,  захватывая на  мгновения синий и
желтый. Словно лампочки гирлянды.  И  только одна большая звезда приткнулась
ровным бледным пятнышком. Мама говорила, что это планета. Только планеты  не
мерцают. Вот здорово, мама спит, а Лена гуляет по  совершенно пустым улицам.
Такого с  ней еще не  случалось  никогда.  А впереди  еще  гномья дорога, по
которой Лениного гостя можно будет немного проводить.
     И  здесь,  в  подъезде, вполне уютно.  Сумрачный свет едва пробивался с
верхних  этажей. Входная  дверь плотно приврылась  и отгораживала  теперь от
сквозняка. Прокладка  труб, на  одной из которых сидела Лена, была мягкой  и
удобной. Ночь  прятала  свои  тайны  от  Лены.  Но  одна из  них  -  портрет
Предзнаменовательницы - сияла на стене прямо перед ней.
     Последний  свисающий  на лицо  локон Предзнаменовательницы растворился,
выпустив   на   всеобщее  обозрение  второй  глаз.   Он  оказался  вовсе  не
серебристым, а фиолетовым. Тусклым,  в отличие  от  мягкого  света остальных
черточек портрета. Печальным. Угнетающим.
     Тишина  в  подъезде  посуровела  и  начала  давить.  Ведь  звездный час
наступил, а ничего не происходило. Ну просто ничегошеньки.
     Первым не  выдержал  Пашка. Он  выбрался из  своей  тьмы,  потянулся  с
хрустом  и  подошел к портрету,  засмотревшись на  новоявленный глаз,  столь
разительно отличающийся от общего стиля.
     - Какого...  - начал он, но взглянув на Лену, смутился, скомкал фразу и
начал  по-новому. - Я  хотел сказать,  что  уже почти полчетвертого, а я  не
сплю.
     - Все мы не спим, - пробурчал Веня.
     Коля молча  ковырял  носком  ботинка  трещину в  цементном  полу. Димка
согнулся и сопел во тьме. Он то как раз успел уснуть.
     - Ну,  - Пашка  присел перед Ленкиными коленями и уставился на гнома. -
Давай, показывай, где тут твоя дорога. Скоро народ на работу попрется. Тогда
уж точняк ниче не выйдет.
     - А  что я, - завозмущался  гном.  - Как  что, так сразу я.  Ночь-то на
дворе  не гномья. Вот была  бы гномья  ночь,  я  бы вам такого наворотил.  А
сейчас ночь Путешествий и Путешественников. А я разве путешественник? Гномы,
они по натуре не путешественники. Они - работяги. Вот.
     -  Что-то  ты не похож  на работягу, -  скривился Пашка.  - Сидишь,  да
стонешь. И мы из-за тебя не спим.
     - А я вас  звал? -  обиделся гном. - Звал, что ли? Сами приперлись меня
провожать. Валите отсюда, вот что я  вам скажу. Да. Так и скажу. Валите! Сам
уйду. Никто мне не нужен. Я сказал!
     - Ага, - скривился Пашка еще больше, но Лена не дала ему продолжить.
     - Все,  - девочка сцепила  пальцы и  выставила их перед гномом защитным
редутом. - Хватит. Нам еще только разбудить весь подъезд не доставало.
     -  Да пускай, - мотнул головой Пашка. - Хоть и  разбудим. До  утра  все
равно хрен кто высунется. Так что мы, ништяк, в безопаске.
     - Думать надо, - протянул Колька. - Чего-то мы еще не сделали.
     - У тебя  башка большая, вот и думай, -  Пашка уселся на место.  - Ночь
заканчивается. Через двадцать пять минут уже утро.
     - А разве утро не в пять наступает? - удивился Веня.
     - Дурак, - Пашка постучал по голове.  - Историю учил? "Двадцать второго
июня, в четыре часа утра, без объявления войны..."
     Веня  надулся  от  обиды.  Кто  бы  его  учил!  Ведь Пашка -  известный
двоечник.  Но  против  правды  не  попрешь.  Но  Пашка  не  приглядывался  к
разобиженному   Вене,  он  в  три  прыжка  преодолел  укороченный  пролет  и
затоптался то ли по площадке первого этажа, то ли по следующему пролету.
     - Не ссорьтесь, - сказала Лена. Она тоже расстроилась. Ведь минут через
двадцать выяснится,  что  ночь Путешествий и Путешественников окажется самой
обыкновенной ночью.
     -  Ладно, - вступил  в разговор Колька.  - Все равно  надо думать, - он
повернулся к Лене. - Кого ты еще видела в своем замке?
     - Никого, -  замотала головой Лена. - Только длинного  в черных очках и
печального трубача.
     - Длинного в черных очках... - задумчиво протянул Веня.
     - Подсказочку, - Коля постучал себя по лбу, - хотя бы одну подсказочку.
     -   Вспомни,   что   еще   было  в   книге,   где   нарисован   портрет
Предзнаменовательницы? -  начал  из угла  Веня.  -  Возможно,  там  были еще
портреты.
     - А, - отмахнулась рукой Лена. - Одни принцессы.
     - Принцессы, - Коля напрягся. - Какие еще принцессы?
     - Всякие-разные, - нехотя продолжила Лена, размышляя о фиолетовом глазе
Предзнаменовательницы.  Может он выведет  на  подсказку.  Но в  замке она не
заметила  ничего  фиолетового.  Только серебряное. По крайней мере  Лена  не
смогла вспомнить.  Она  призадумалась.  Может  камень на корешке  толстенной
книги как раз и был фиолетовым. Ну и что с  того? Ведь Лена к той книжке так
и не притронулась.
     - Расскажи про принцесс, - умоляюще попросил Коля.
     - Хорошо, - согласилась Лена. Все  равно в голову ничего фиолетового не
лезло.
     -  Рассказывай,  -  донеслось  из  тьмы  Пашкиным  голосом  с  какой-то
непонятной  хрипотцой. И снова стало неясно: Пашка ли там сидит у  маленькой
дверцы или кто иной.
     - Расскажи, - попросил и Веня. Он начинал  бояться  тишины. Кроме  того
мозги постоянно сверлила ужасная мысль про незакрытую дверь и грабителей.
     - Принцессы были разноцветные, - начала историю Лена и напрягла память.
- Вообще-то я не запомнила, может у них и кожа была цветной. Но платья-то уж
точно. И волосы тоже Сейчас вспомню, как они там были  нарисованы. Сначала я
увидела принцессу в  зеленом платье.  За ней был  холм,  заросший  травой  и
елками. Я еще удивилась. Обычно на таких холмах  всегда овечек рисуют. А тут
ни одной. Принцесса была хорошенькая, а платье пышное такое. Только воротник
высокий и неудобный. Она смотрела не на меня, а так, искоса. А под картинкой
кто-то написал "Путь на север через Лесной Холм."
     А  потом, страниц через  сорок,  нарисована следующая  принцесса.  Этот
рисунок полностью залили розовыми красками.  Принцесса получилась  не  очень
довольная. Зато локоны у нее словно на плойке завивали...
     - А что под картинкой было написано? - прервал ее Коля.
     -  Ой,  не помню. По-моему:  "Восток скрыт  от  нас  крепостью  империи
Рассвета."
     -  Угу, - кивнул  Коля  и добавил, - отлично. Рассказывай про следующую
принцессу.
     - Та была какой-то...  - Лена  не могла подобрать слово. - Кра-асной...
Нет, не красной. И не розовой, потому что розовая  - вторая. А эта бордовая,
по-моему.
     - Бордовая? - переспросил Коля. - Точно бордовая? Может, багряная?
     - Да, да, - обрадовалась  Лена. -  Багряная. У этой принцессы в волосах
была ТАКАЯ лента.
     - Не, - прервал Лену Коля. - Ты не про ленту. Ты про надпись.
     - А надпись я не помню, - обиделась Лена.
     - Как не помнишь? - испугался Коля.
     - Ну не помню, и все. Я ведь не на надпись смотрела, а на принцессу.
     - И даже не прочитала надпись?
     - Прочитала. Просто не запомнила.
     - Тогда давай про следующую. Спорим, что она была голубого цвета.
     - Какого? - поинтересовался из темноты Пашка. Его не было видно. Просто
шорохи, ворочанье, да редкие фразочки.
     - Голубого, - наставительно повторила Лена. - Голубая была принцесса.
     Веня думал, что Пашка сейчас хмыкнет, но тот промолчал.
     - Ну и... - поторопил Лену Коля.
     -  А тебе наверное опять только  надпись?  - язвительно  спросила Лена,
втайне  надеясь,  что  Коля  спросит и про саму  принцессу.  Лене  до  ужаса
хотелось расписать  голубое платье с кружевным воротничком. И  нежно-голубые
прямые  волосы  самой   красавицы.   Честно   говоря,  последняя   принцесса
понравилась Лене больше всего.
     - Надпись, надпись, - поторопил ее Коля.
     Лена вздохнула. Парней всегда интересует совершенно не то. Не главное.
     - Надпись...  - протянула она (пусть Коля понервничает, пусть позлится,
раз он такой). - На-а-адпись... А надпись бы-ы-ыла такой:  "Только на юге вы
встретите безоблачное небо." Это не все. Там еще что-то про княжество было.
     И Лена принялась восстанавливать в памяти продолжение.
     - Неважно, -  махнул рукой  Коля, так что двинул  Лену в бок. -  Значит
голубая  принцесса и в самом деле живет  на юге. Тогда надпись на странице с
третьей принцессой должна быть про запад.
     - Точно, - воскликнула Лена. - Там что-то было про "... раскаленную яму
запада".
     -  Да, - вздохнул Коля  и перечислил. - Север, юг,  восток  и запад.  А
толку-то... Что мы выяснили-то?
     - Что принцессы отвечают за стороны света, - тихонько предложил Веня.
     - Стоп! Это идея! - восхитился Коля. - Если каждая из принцесс отвечает
за свою сторону света, то вместе они...
     - Вер-р-рно, вер-р-рно,  - зарокотало  из темноты голосом,  все  меньше
похожим на Пашкин. Дети испуганно повернулись в сторону странного голоса.
     Угол  внезапно осветился  багровым  сиянием.  Там  на скрюченных ножках
стояло  существо,  поросшее   колючей  щетиной.  Существо   было  невысоким,
сантиметров  сорок-пятьдесят.  Красные   глазки  на  сморщенном  буром  лице
смотрели  на Кольку,  не отрываясь. Багровые  глаза,  как  угли  потухающего
костра.
     - Вер-р-но  говор-р-ришь, пар-р-ренек, да только  ключик не сыскать, не
сыскать, а волшебную вещичку придется вер-р-рнуть.
     Лена коротко  взвизгнула. Ей было простительно, так как она  не боялась
ни пауков, ни змей, ни мышат.  Но это существо являло  собой нечто злобное и
непонятное.  Однако  она не  растерялась,  а  выхватила  палочки из  кармана
Колькиной  куртки,  вскочила и  завращала  их  пальцами,  представляя  в уме
картину совершенно пустого и безопасного угла.
     - Бесполезно, - возрадовалось существо. - У тебя в палочках желательная
магия, а не выгонятельная. Не пр-р-рогонишь, не пр-р-рогонишь.
     Оно заулыбалось кривой  уродливой гримасой, как тыква на празднике всех
святых.
     -  Вер-р-рни, вер-р-рни,  -  приплясывало оно в углу, а корявые ручонки
вытягивались  и  вытягивались,  чуть не  касаясь Коли. Коля  отскочил.  Веня
глубже вжался в свой угол.
     Лапки  с четырьмя мохнатыми пальцами норовили  дернуть Колю за штанину.
На  концах пальцев блестели коготки,  наливаясь внутренним багрянцем, словно
свечка в матовом бокале.
     Коля растерялся. Коля не знал, что делать. Коля выхватил свой волшебный
треугольник и сжал его, как самый мощный бластер. Лапки опасливо  отпрянули.
Но существо не исчезло. Оно нетерпеливо приплясывало,  и  Коля понимал,  что
пришелец   прикидывает  варианты,  как  бы   половчее   выхватить  волшебный
треугольник из Колиных рук.
     - Клю-ю-у-уччч!!! - то ли радостно, то ли тревожно взвыло уродище.
     Коля чуть  не сел от страха,  но  вовремя сдержался. Он прищурил глаза,
как бы целясь, и сжал что есть силы воображаемую рукоятку.  Бластер выглядел
сейчас самым что  ни  на есть  настоящим. Объем  создавали дымчатые переливы
малахитового сияния. Грани четко горели алым  и голубым. Только вот никто не
успел  разъяснить  Коле принципы  действия  космической  техники. Оставалось
надеяться, что существо верило в то, что принципы Коле известны.
     Веня  хотел  вскочить и встать рядом с другом.  Но в углу буйствовал не
какой-то распоясавшийся шестиклассник. Там ухмылялось отвратительное злобное
существо с раззявленной пастью и  ртом, полном  острых зубов.  Длинных,  как
иглы. Но Веня почти набрался решимости, чтобы встать.
     И тут  что-то зашевелилось в нагрудном кармане его теплой  рубахи. Ноги
ослабли. Комок ужаса застрял в  горле и перекрыл кислород. Веня не видел, он
чувствовал,  как  синело его лицо.  Еще чуть-чуть, и он упадет на  цементный
пол, разинув рот и вывалив длинный противный язык. За мгновение до окончания
этого  чуть-чуть из  кармана вырвалась бусинка  ярчайшего света.  Подаренная
Димкой  Золотая  Капля!  Комок ужаса  осел  и  растаял,  как  крупный  кусок
мороженого, откушенный нетерпеливыми зубами. Димкин подарок описал в воздухе
красивую дугу и сейчас сиял над Колькиным ухом.
     Коля не видел прибывшую подмогу, зато ее заметило уродище. Оно клацнуло
зубами,  опасливо  проводило  взглядом  траекторию полета  Золотой  Капли  и
отступило еще на шаг.
     Капелька дня дернулась, перепрыгнула  Колину голову,  заложила вираж  и
оказалась  перед  Колиным  носом.   Между  Колей   и  волшебным   предметом,
напоминавшим космический бластер.
     Капля обернулась лучом  света  в темном царстве и  растеклась  по ребру
треугольника. А потом яркая иголочка заскользила к дальнему концу, словно на
Колином бластере появился световой индикатор. Тонкий, как  рыболовная леска.
Золотистый поезд прибыл к конечной станции назначения и растворился. Все это
произошло  за долю  секунды, и Коля снова удивился,  как может медленно течь
время.  А  потом  с острого  угла,  там,  где могла красоваться  цифра "30",
сорвался пузырь травянисто-зеленого света с золотистыми прожилками.
     Шар проскочил сквозь существо, не причинив ему никакого видимого вреда.
Однако  пришельцу  такой поворот  событий не  понравился.  Злобно  шипя,  он
отступил к маленькой дверце, затем мигнул два  раза  и осел, превратившись в
маленькую кучку. Потом он исчез. Багровое сияние потухло,  освещая угасающим
светом совершенно пустой угол.
     Коля стоял и трясся от страха, ничего не соображая. Ноги подкашивались,
руки дрожали, а вместе с руками дергался и треугольник, уставившийся острием
во тьму.
     Сверху раздался топоток и на площадке объявился Пашка.
     - Это ты?.. - едва вымолвила Лена.
     - Ну, - согласился Пашка, - а что?
     -  Куда тебя... где  носило?  - Веня  едва  шевелил  губами, боясь, что
неведомое существо теперь появится из тьмы прямо перед ним.
     - Я это... - смутился  Пашка, - курнуть  бегал. Не здесь  же. Только на
чердак  поднялся,  снизу  визги,  крики. Я  давай  вниз, думаю,  может  чего
интересного приключилось.
     -  Тут такое было, -  начала Лена, но  посмотрев на  часы загрустила. -
Десять минут до утра.
     - А что было-то? - не сдавался Пашка.
     Веня тем временем оставил начавший казаться опасным угол и рассматривал
портрет Предзнаменовательницы.
     - Гаснет, - сообщил он.  - Не  такой  яркий уже.. Если  в книге  был ее
портрет, то,  наверное,  и  принцесскины портреты  где-то  имеются.  Слушай,
Пашка, ты на других этажах портретов не видал.
     - Не-а, - сказал Пашка. - Обычные стены.
     - Жаль, - поджала губы Лена. - Нам бы их разыскать.
     - Знаю я, где они, - нехотя сказал Колька.
     - Портреты? - чуть не крикнула Лена.
     - Сами принцессы, - выдавил Коля. - Они там, в штабу спрятаны.
     - Так чего же ты раньше... - взвился Веня.
     - А я знал? - недовольно спросил Коля. - Я думал, они ко мне пришли.  Я
думал, они мои теперь, а оказывается...
     -  Все, -  оборвал  Пашка.  - Побегли  в ваш штаб. А то  опоздаем. Утро
вот-вот... А...
     Он не договорил и выбежал во двор.
     Коля и Веня рванулись к двери, еще не захлопнувшейся за Пашкой.
     - Стойте, - прикрикнула на них Лена. - Димку-то забыли.
     - И меня, - ворчливо добавил гном, выползая из под трубы.
     Лена немедленно подхватила его рукой.
     - И  в следующий раз помни, - ворчливо выговаривал гном Лене, - хорошие
девочки не вскакивают с места без предупреждения. Ну что такое? Все прыгают,
скачут, палят куда-то. А то, что старый дедушка в угол закатился, в пыльный,
между прочим, угол, никому и дела нет.
     Но  старания гнома  пропали зря,  Лена уже  смотрела  не на гнома, а на
Димку.
     Димка спал. Спокойно и  безмятежно.  Он  не слышал про принцесс. Он  не
видел  страшное щетинистое существо с багровыми  глазами. Ему снился большой
бабушкин сад под Краснодаром, где у железной  изгороди стоял сам Димка  и ел
огромные зеленые яблоки. А яблок было видимо-невидимо.
     - Вставай, - Димку тряхнули за плечо.
     И яблоки исчезли вместе  с  солнцем и теплом. Димка оказался в темном и
холодном месте. И он совершенно не понимал, как его угораздило сюда попасть.
Яблочный запах сохранился. Он звал Димку  за  собой. Стоило  только  закрыть
глаза и они несомненно вернулись бы. А Димке так хотелось опять прорваться к
ним.  Димка закрыл глаза вновь и вроде  бы  даже увидел  покинутую  железную
изгородь.
     - Вставай, - Димку тряхнули еще  раз. И он разглядел сквозь слипающиеся
глаза Ленку.
     - Зачем? - непонимающе произнес он и попытался вновь закрыть глаза.
     Ленке  хотелось расплакаться.  Сказка  ускользала, а  с  Димкой  ничего
нельзя было  поделать. И оставлять тоже нельзя. Вдруг багровоглазый вернется
и отгрызет спящему Димке голову.
     Коля и Веня  топтались  на месте,  не зная что  предпринять. Веня ногой
удерживал дверь.
     - Ну, что тут у вас? - между Веней и дверью протиснулся Пашка.
     - Димка, - взметнула Лена голову в сторону полусонного мальчугана.
     -  Делов-то, - проворчал  Пашка и подхватил  Димку  на плечо. Затем  он
неуверенно проследовал к двери и осторожно спустился по  ступенькам крыльца.
Веня  и  Коля  как  лунатики поплелись  за ним.  Шествие замыкала Лена.  Она
покусывала  нижнюю  губу. Ни  о каком беге не могло  быть  и  речи. А  время
неумолимо ускользало. Ну почему дорога не появилась? Что они сделали не так?
Или  что  не  сделали? И при чем тут принцессы из книги? И  почему они вдруг
оказались  Колиными.  И  зачем скрывались  в  штабе?  Так много вопросов,  а
отвечать совершенно некому. Надо  только успеть  добраться до  штаба. Но как
можно  допустить,   что   в  холодной   ночи   там   прятались  разноцветные
принцессочки?
     Не  знать  ответов  невыносимо,  тем более,  на  такие важные  вопросы.
Терпеть тоже не легче. И Лена задрала голову наверх, чтобы еще раз поглядеть
на  мерцающие  искорки.  Но  звезды  затерялись  в  белесой  плесени. Небеса
заволокла серая дымка. Пожалуй даже серебристая.
     Пашка  остановился  посреди  двора,  сгрузив  Димку  с  плеча.  Холодок
пробудил Димку к реальной жизни, тем более, что к яблокам он так и не попал.
Мимо Вениной щеки  как реактивный истребитель пролетел тополиный  лист. Веня
вздрогнул.  Ночь  уходила. А утро  где-то  задержалось.  Что-то  нависло над
Колькиным  двором. Что-то пряталось в листве деревьев, злобно шепчущихся над
его  головой.  Коробки домов  мрачнели. Окна наливались тьмой. На  четвертом
этаже соседней пятиэтажки горели два рядом стоящих окна. Но свет не успокоил
Веню. Наоборот.  Дом  перестал  быть  домом. Дом  превратился  в  непонятное
существо, разглядывающее квадратами своих глаз и без  того несчастного Веню.
Рядом с  ближайшим подъездом появилась еще одна дверь. Дом притаился и ждал.
Ждал, когда Веня зайдет в  эту неправильную дверь. Или не Веня. Веня-то вряд
ли.  Веня уже разгадал тайну. Но дом только злорадствовал.  Вот-вот в  дверь
понадобится зайти  Коле или  Ленке. И Веня не сумеет  объяснить, почему туда
нельзя.  Из-за  неправильной  двери  никто  не  возвращается.  Дом  манил  и
притягивал, и Веня отвел взор.
     Невдалеке  примостилась  кирпичная  постройка.  Днем  Лена   без  труда
прочитала бы надпись на  желтой табличке "Тр-р 2". Лена пока еще  не  знала,
кто там жил. Дверь заперли навечно еще в незапятные времена. Навечно. Но кто
бы ни был этот Тр-р 2, вряд ли он нравился людям. Иначе почему в его доме не
пробили  ни  единого,  даже самого  маленького окошка.  И еще Лену  заботила
неприятная мысль. У любого дома, где живут и работают люди, обязательно есть
табличка с адресом.  И только Тр-р  2 ее не  получил. Значит, он  вполне мог
оказаться и  не человеком. И зачем его запирать  на такой замок?  А вдруг он
уже научился вылезать. Вдруг  он  вылезает. И вылезает,  конечно же,  ночью,
чтобы никто не знал. И никто не знает о нем, потому что всех, кто его видел,
он утаскивает в свой дом без окон и адреса.
     Лене  даже  показалось,  как  что-то  черное  и  громадное  на  секунду
высунулось из-за угла. Но  тут  Димка  шмыгнул  носом и  куда-то  совершенно
самостоятельно побрел.  И,  конечно же, не в сторону  штаба. Не тратя  слов,
Пашка развернул его на путь истинный и подтолкнул. Димка  запнулся и чуть не
упал. Лена бросилась подхватить мальчугана  и оторвала взор от домика.  Зато
туда уставился Коля.
     Там что-то сверкнуло.  И Коля не мог не  проверить. Он не ошибся. Из-за
угла кирпичного  сооружения плавно выплыл шарик  серебристого света. Деревья
прекратили шептаться.  Серебристая дымка опустилась пониже,  уродуя стройные
контуры домов. Коля  хотел толкнуть Веню,  но обнаружил, что тот уже заметил
серебряный сгусток. Туда  смотрела и Лена. И Пашка. И даже так  и не упавший
Димка.
     В гнетущей тишине серебряный шар  величаво подплывал к команде. Он  был
похож на шаровую  молнию, про которую Лена смотрела документальный фильм. Он
чуть  подрагивал. От него то и  дело отскакивали холодно-синие искры.  Может
быть он потрескивал, но тишина стерла любой, даже самый малейший звук.
     Из шара выдвинулись  два конуса  серебряного  пламени.  Вверх и вниз. В
следующую  секунду   шара  не   существовало.  Вместо  него  возник   тонкий
серебристый  столб, одним концом  зарывшийся в землю, другим - уткнувшийся в
низкую серую дымку.  Еще  через секунду  столб  рассекла черная вертикальная
полоса.
     Оттуда,  на осеннюю полегшую  траву, покрытую росой и изморозью, шагнул
хозяин Темных  Стекол. Только  теперь  он не казался  обычным  человеком. Он
превратился  в гиганта,  чуть ли  не с девятиэтажку.  Он  мог, махнув рукой,
разогнать  облака,  опустившиеся  невероятно  низко.  Он  мог  усесться   на
кирпичный  домик  с  желтой  табличкой, как  на  табуретку.  Но он  стоял  в
неподвижности,  наклонив голову и разглядывая сквозь Темные Стекла маленькие
фигурки притихших детей.
Глава 42,
     в которой Коля чувствует себя оторванным от всего мира
     Они тоже глядели на хозяина Темных Стекол. Глядели  по-разному.  Лена с
интересом. Так  вот он  какой вблизи,  один из встреченных  в далеком замке.
Коля  с обидой.  Он то  думал,  что уже  навсегда  отделался  от  тягостного
предложения. Пашка с вызовом. Мол, видали и не таких. И не в росте  счастье.
Веня  испуганно.  Хозяин стал  таким  огромным,  что  мог  прихлопнуть Веню.
Возможно,  он  так  сейчас и поступит. Димка непонимающе. Только что на небе
сверкало солнце, а  вокруг  висели яблоки. Теперь же он стоял  на  просторах
холодного двора и смотрел на кошмарную фигуру, нависшую над ним. И  это было
ПО-НАСТОЯЩЕМУ. Хотя во снах многое кажется самым что ни на есть настоящим до
того момента, когда тебя толкнут ласковые руки мамы.
     - Ну, мальчик Коля, -  улыбнулся хозяин и  снял свои очки. Глаза пылали
жидким переливчатым серебром. - Пойдем...
     - Нет, - прошептал Коля.
     - Почему же нет, - улыбка была не гримасная. Настоящая. Будто за минуту
до  встречи хозяин  все-таки научился улыбаться. -  Ты хочешь  осстатьсся сс
ними?
     -  Хочу, -  Коля  косил взглядом на невозмутимого Пашку и изо всех  сил
старался его копировать.
     - Они лучше?
     - Лучше! - решительно кивнул Коля.
     - Да  не  скажи, -  хозяин откровенно  веселился,  словно  он уже  стал
Хозяином. - Неужели ты до сих пор считаешь их друзьями?
     -  Считаю, - бодро отвечал  Коля. Так пионер  в далеком папином прошлом
рапортовал о выполненом поручении. Так  рабочий докладывал о перевыполненных
социалистических обязательствах в  том же самом  прошлом.  Прошлое  ушло, но
Коля оставался. И он стоял на один шаг впереди всей своей команды. Он не мог
отступить, хотя  невероятно боялся, что  огромная  рука  спустится с высоты,
хватанет его за пояс и засунет в карман серого непроницаемого плаща.
     -  Не верь, - возрадовался хозяин. - Никому  не верь. Ни мне, ни им, ни
даже себе. Верь  фактам,  которые  произошли  независимо  от взглядов на них
кого-нибудь в этом, окутанном  миражами мире. Я уже говорил тебе,  Коля, что
люди  видят всего  лишь миражи.  Люди верят в них. Отними миражи и ничего не
останется. Совсем ничего. Но ты ведь другой. Ты веришь в  реалии и отметаешь
миражи.  Зачем   же  разочаровывать  меня?   И   себя,   кстати.   Меня   ты
разочаровываешь  прямо   сейчас,  а   себя...  Себя  ты  разочаруешь,  когда
разочаруешься в так называемых друзьях. Миражи уйдут и останется пустота.
     -  Друзья останутся, - непреклонно произнес Коля.  Уже не как пионер, а
как пионер-герой. Возможно, пионером ему  уже не стать никогда, но героем...
Героем можно стать  всегда. Героем  можно оказываться  часто  и повсеместно.
Гораздо сложнее оставаться им каждую минуту, каждый поступок.
     - Друзья... - протянул хозяин. - Сейчас разберем, какие они друзья.
     Он замолк,  а  Коля не знал, что и сказать.  Краем глаза он видел,  как
Димка трет глаза собираясь то ли  расплакаться, то  ли  взглянуть на хозяина
повнимательнее.
     -  Начнем,  - руки  в черных перчатках вознеслись и  потерлись  друг  о
друга.  - Кандидат первый  - Димка. В команде недавно. Ничем особым  себя не
проявил. Наград  и отличий,  равно как и заслуг не имеет.  Однако, уже успел
наябедничать  отцу  про  ручку,  данную на время  Вене за пару  вкладышей от
жвачки, и растрезвонить двум своим друзьям, что его "приняли в штаб".
     -  Ты  сказал?  -  Коля,  наполняясь  гневом, повернулся к  Димке.  Тот
продолжал тереть глаза, еще не  понимая  реальность обстановки. Возможно, он
хотел взлететь и позволить ветру  унести себя к  яблокам, удивляясь, что все
еще стоял на земле.
     - Не надо! - Лена решительно встала между Колей и Димкой.
     -  Но  он  выдал  тайну!  - завопил  Коля. Единым  порывом он выплеснул
накопившуюся внутри ярость. Тайна! Его тайна!  Теперь  о ней знали не только
Веня  и  Ленка. Теперь туда мог залезть любой желающий. И любой желающий мог
со скуки  запросто проломить дощатые мостки. И штаба больше  не станет из-за
чьей-то  скуки  и злой душонки, а перво-наперво из-за  Димкиного  болтливого
языка.
     - Штаб - это тайна, - прошептал он чуть не плача.
     -  Был тайной, - торжествующе усмехнулся  хозяин. - Конечно,  ты можешь
повесить табличку "Посторонним вход  воспрещен!!!" Но сейчас такое воззвание
только привлечет  толпы  искателей.  Впрочем,  кто  в  наши  времена  читает
таблички?
     И Коле захотелось врезать Димке. Не по затылку, а в нос или по челюсти.
Чтоб  он понял,  как может быть больно.  Чтоб он узнал,  что  есть  вещи,  о
которых нельзя трепаться. Чтоб он навсегда запомнил, что не следует выдавать
чужие тайны. Сейчас Ленка отойдет и тогда...
     - Не стоит,  - подмигнул хозяин и одновременно поморщился. - Это еще не
враг. И даже не враженок. Так. Ерунда.
     Коля замер, переведя взгляд снова на хозяина.
     - Кандидат второй, - возвестил  тот. - Павел  Афанасьевич. Тот,  что не
давал тебе спокойно жить на протяжении нескольких лет. Может, ты думаешь, он
изменился? Может он стал восхищаться тобой и  возмущаться поведением некоего
Владяна.  Может, он позабыл Владяна и стал твоим другом  отныне  и навсегда?
Или, как ты любишь выражаться, окончательно и бесповоротно? Нет-нет, что ты.
Он  до  сих  пор  считает, что  не Владян виноват,  а ты сам. Что  надо было
ставить себя, а не стонать. Не так ли, Павел Афанасьевич?
     - Кого волнует, - пробурчал Пашка.
     - Твоего нового  друга, -  усмехнулся  хозяин. -  Этот твой новый  друг
уверен,  что  Владян  теперь  в пустоте  и  одиночестве.  А  ты  уже  сейчас
прикидывашь,  как  в  воскресенье  с  Владяном  пойдешь  к  знакомым пацанам
кататься  на моторке.  Без всяких  там сявок  вроде того же Коли. Потому что
моторка - это ПО-НАСТОЯЩЕМУ, а у Коли еще нос не дорос.
     - Это так? - Коля посмотрел на Пашку удивленными глазами.
     Пашка  хотел соврать. И хозяин Темных Стекол заметил Пашкино желание. И
сразу заулыбался ласково и  поощрительно. И Пашка понял, что если соврет, то
хозяин станет  сильнее. Хозяин  уже стал сильнее просто от  того,  что Пашке
захотелось соврать.
     - Ну... - Пашка моргнул глазами. - На моторке тебе точняк рановато.
     - Кандидат третий, - продолжил хозяин,  не давая Коле  прийти в себя. -
Елена. Лена.  Ленка. Леночка. Тебе ведь нравятся  симпатичные  девчонки.  Ты
даже маме рассказывал, какие девочки тебе в классе нравятся, а какие нет. Ты
и Ленку пустил в  штаб не только потому, что она настырная, но и потому, что
симпатичная.  Остынь, мальчик Коля. Ты ей не нравишься. Ей нравится Артур из
седьмого "В". Не буду врать, в штабе  ей интересно. Но если Артур  снизойдет
до того, чтобы познакомиться с пятиклашкой, то ее как ветром сдует из штаба.
И больше ноги ее там не будет.
     Коля молчал. Да, Ленка  ему нравилась. Маме он про нее не  рассказывал,
потому  что мама  спрашивала  про  одноклассниц, а Ленка была младше. Но это
ведь  неважно. Да  что теперь вообще важно? Артур?  Эта  прыщавая  дылда. Ну
может  и не прыщавая...  Но  как  Ленке могла  понравиться такая  несуразная
личность. То ли дело он,  Коля... Эх, дружил с Веней, и надо было дружить. И
штаб остался бы тайной... И все было бы просто замечательно.
     - Кандидат по  номеру  четвертый, -  указующий перст  вонзил  невидимую
спицу, пригвоздив сжавшегося Веню к месту. - Но какой же он четвертый? Он не
четвертый, он  - самый главный. Только  не самый  главный кандидат. А  самый
главный предатель.  Он сразу же сдал  мне гномье жилье. А  выйдя на гнома, я
вышел на тебя, мальчик Коля. И ты мне понравился. Настолько понравился,  что
я хочу забрать  тебя  с собой. Все еще  хочу.  А  ты  упорствуешь,  остаться
порываешься, с ними...
     - Время!  -  вскричал  Хозяин Темных Стекол,  повторяя  давние слова. -
Время уходит. Сскажи адресс.
     -  Суворовский  переулок,  дом  пять,  квартира  шестьдесят  восемь,  -
прошептал он затем, копируя Венин голос. Очень удачно копируя.
     -  Но ведь... - прокричал  Веня с  мольбой, желая напомнить, что хозяин
сказал  не все. Что он грозил убить Вениных  родителей, а Колю и гнома убить
не грозился.
     - Но ведь предал, - подтвердил неприглядный факт хозяин.
     Веня понял,  что оправдываться бессмысленно. Не только перед  хозяином,
но  и  перед Колей.  Коля  не  поймет  опасности,  которой  избежали  Венины
родители.  Для  Коли  сейчас  во  всем  мире  существовали  только  он  сам,
золотистый гном, да Веня, который сообщил врагу его адрес.
     Коля шагнул вперед, не зная,  что сказать.  Сейчас он стоял на полпути.
На одной  половинке  - позади Коли - стояла его бывшая команда. Те, кому  он
так  неосмотрительно  доверял.  На  другой  -  впереди  -  высился   хозяин,
таинственный и удивительно знающий всю правду.
     -  Видишь,  мальчик Коля,  - печально  сказал  хозяин. - И  ты выстроил
миражи.  А  миражи  имеют очень неприятное свойство.  Их  нет. Их  просто не
существует  в природе.  За ними ничего не стоит. Однако ж с ними  невероятно
больно  расставаться.  Но  вот  мы убрали их, а  что стоит после боли.  Тоже
ничего?  Пустота? Вовсе нет. Там  лежит дорога.  Та самая, которую ты  давно
ждал. Я  ведь мог прийти и гораздо раньше. Я  мог  превратиться  в  ту самую
летающую тарелочку из  твоей мечты. И улетел  бы ты,  мальчик  Коля, на край
Вселенной и  за ее край. Но я не стал дарить тебе  мираж. Я не  стал. Знаешь
почему?  Потому что, когда-нибудь он бы  закончился, распался  на кусочки. И
если человек со  своей  короткой жизнью  умудряется  растянуть  некоторые из
своих миражей до самой смерти, то  тебе, мальчик  Коля, не хватило  бы  сил,
чтобы удерживать миражи целую вечность. Но чтобы я сказал тебе по  окончании
представления?  Наврал  бы?  Снова  наврал? Но  с  враньем  уходит  какая-то
достойная частичка личности. Не осязаемая, но весьма ощутимая.  И я  не стал
врать. Потому что ни мне, ни тебе миражи не нужны. Иногда нам хочется их, но
мы умеем  уже обходиться реальностью. И  поэтому нам  положена дорога. Пусть
предатели  остаются  здесь,  а мы уйдем. Ты станешь хозяином, я превращусь в
Хозяина, а мой прообраз воплотится в Темные Стекла. Замкнется еще один круг.
     Слова притягивали Колю. И если половинка может быть ближней, то ближней
была половинка с хозяином. Коле хотелось поверить ему. И уйти. И не хотелось
верить тем, кто остался позади. Тем, кто уже предал.
     Он еще раз оглянулся. Веня с невероятно смущенным лицом не смел поднять
на  него  глаза. И  поделом ему. Пашка смотрел как-то рассеянно,  мимо Коли.
Конечно, ему-то что до  Коли,  его обратно к  Владяну  тянет. Ладно  палочки
сейчас  в Колиной руке, а то натворил бы таких  дел. Пашка сумел бы. Вон как
класс  тогда раздраконил,  а  Коля  страдай. Димка перестал  тереть глаза  и
уставился  на Колю. Ну, и чего  уставился, болтун?  Язычок-то попридерживать
надо.  Да что теперь с  него взять-то, с маленького.  Соплячок,  что уж  тут
поделать.  А Ленка смотрит тоже. Ишь красотка с  Парижскими  тайнами. Жалеет
небось теперь, что какой-то Артур ей нравился. Сейчас расплачется и прощения
станет у Коли просить. Но нет, не возьмет ее Коля с собой. Точно не возьмет.
Окончательно и бесповоротно. Такие ему не нужны. Ну-ну, зарыдай еще.
     Но  Ленка почему-то не рыдала.  И Коля  вдруг  начал догадываться,  что
взгляд  Ленкин  вовсе  не  плачевно-умоляющий.  Не  то чтобы  Коля  прозрел.
Нет-нет, он еще  сильно так надеялся на то, что Ленка осознала  свою ошибку,
хоть  и  поздно.  Но  под  этим  взглядом терял  Коля  уверенность  в  своей
непоколебимой правоте и непорочности. Каким-то  нехорошим  взглядом смотрела
Лена на  Кольку, презрительным что ли. Будто Коля не командир штаба, а всего
лишь  дворник, который  подметает рядом улицу  и  ни  в жисть  не догадается
взглянуть  сквозь листву,  чтобы  обнаружить замаскированный штаб. Будто  не
личность  Коля, а  так, мелкота сопливая,  как вот Димка к примеру. Конечно,
куда Коле до Артура. Где уж нам...
     Лена не  дала  додумать Коле  и понырять  в  сладкой  боли  одиночества
человека, преданного всем миром. Она решительно шагнула вперед и повернулась
лицом к Коле. "Сейчас прощения попросит, - ухнуло Колино сердечко. - Точняк.
Может даже признается, что влюбилась, но раньше сказать не решалась."
     - Ну,  -  сурово  сказала Лена, и Коля подумал, что разговор начинается
как-то не так. - Ну, чего встал-то? Иди! Вон, зовут тебя. Зачем тебе с нами?
Иди, если  мы  тут  все  перед тобой  провинились. Мы же плохие, так чего ты
ждешь? Иди!
     - А разве нет? - искренне завозмущался Коля. - Разве не виноваты?
     - Да в чем? - от  тона  Лены покривился даже хозяин, чей плащ продолжал
зловеще развеваться на полдвора. - Почему ты мне должен был понравиться? Ну,
скажи? Ведь ты ничего  про  меня не знаешь! Когда у  меня день рождения? Кто
мне  больше нравится  из  гномов,  которые путешествовали  с  хоббитом?  Как
окончилась история про  Черную  Гору и что это  вообще  за  история.  Извини
пожалуйста, но я  не считаю себя предательницей, если твои симпатии остались
в стороне от моего внимания.
     - А Димка, - переключил разговор Коля, испугавшись грандиозного разноса
на глазах у всех собравшихся. - Димка! Он ведь предал!
     - Кого?  Штаб? Мир  теперь  развалился на кусочки?  Штаб  обнаружили  и
разломали? Да Димка даже не сказал своим товарищам, где этот штаб находится.
Так, Дмитрий?
     - Так, - просто и коротко сказал Димка.
     - Вот, - Лена придвинулась к  Кольке,  и тот опасливо отступил. -  А ты
уже тычешь своим обвинительным пальчиком.
     - Но Веня вот... - начал Коля.
     - Что Веня,  - голос Лены набирал силу и разносился по пустому двору, а
мерцающие глаза хозяина покрылись дымкой, словно жидкое серебро застывало на
холоде осенней ночи.
     - Веня-то уж точно предатель!
     - Ты как-то пострадал?
     - Но ведь мог же, мог!
     - Умей прощать даже за то, что  произошло. Сумеешь, остальное покажется
пустяками. Не  сумеешь -  уходи.  Если  друг стоит рядом с вечным  ощущением
вины, то это уже не друг. Это... я не знаю кто, но уж точно не друг. Если мы
не нужны тебе такими, как мы есть, если ты не  видишь  в нас то,  какими  мы
можем стать, то тебе нечего тут делать. Тебя зовут. Иди.
     Коля  беспомощно  оглянулся  на  хозяина.  Еще  минуту назад  весь  мир
находился у Коли в неоплатном долгу, а теперь все вывернулось наизнанку, а с
этой стороны роль безмерно виноватого неожиданно досталось самому Коле.
     - Ну, Коля, - усмехнулся хозяин, вскинув голову. И непонятно было то ли
за Колю он, то ли  со всем остальным миром. Не знал Коля, что теперь делать.
Не получалось покинуть свой мир с чувством выполненного долга, чтобы потом с
чистой совестью  оставлять следы на  пыльных тропинках далеких планет. Никто
почему-то не собирался удерживать Колю, никто не собирался просить прощения.
Коля еще раз посмотрел на хозяина. Ну пусть тот скажет хоть что-нибудь.
     -  Ждешь  ответа,  Коля,  -  улыбнулся  тот,  только  теперь неумело  и
кривовато. -  Да я и ссам немножко удивляюссь. Вззять вот книги. Вссе те  же
миражи.  Но почему, тот,  кто их читает, умеет прорывать пленку,  отделяющую
насстоящее  от  ненасстоящего  и  вытасскивать ненасстоящее  в реальный мир,
делая его ссамым что ни на есть реальным. Редко, но получаетсся.
     Голос его затихал. Хозяин не ответил на Колин вопрос. Не сказал ему: то
ли оставаться на месте, то  ли все же уйти с ним. Вот  ведь как, даже хозяин
оставил  свои  уговоры. Никто не  держал Колю и оставался  он на  перепутье,
оторвавшись, но не улетев. Коля должен был сказать что-то сам. Что-то весьма
важное, что выразило бы его  чувства,  его выбор на эту минуту, а возможно и
на  всю  оставшуюся  жизнь.  Но слова не  приходили. Никогда  не  умел  Коля
говорить  складно,  понятно,  доходчиво.  Как  хозяин,  к  примеру.  Или как
разозлившаяся Ленка. И Коля промолчал.
     - Иссчеззаем, - сказал хозяин и растаял во тьме, как призрак под лучами
солнца. Коля на миг испугался, что множественное число относилось и к нему.
     -  Не бойсся,  Коля,  -  прошелестело  по приникшей  траве.  - Это  уже
относсится не к тебе.
     - Но... - вскрикнул Коля и опять все слова потерялись.
     -  Ты  хочешь  сспросить,  не  придетсся  ли  тебе  пожалеть  об  этом.
Придетсся,  Коля,  и  не  один  разз.  Но  сстолько  же,  ессли  не  больше,
воззрадуетсся твоя душа, что  тебе поссчасстливилоссь осстатьсся. Непонятно?
Не   сстрашно.   Когда-нибудь   быть   может   тебе   сстанет   яссно,   что
неопределенноссть - вессьма интерессное чувсство.
     Молчание окутало  двор,  лишь шуршали  листья, тихонько передвигаясь  с
места на место под напором осеннего ветра. Никто не произнес  ни слова, пока
Димка не махнул удивленно рукою.
     - Вон, - чуть слышно произнес он.
     Со стороны штаба по воздуху  медленно плыли четыре  светящихся огонька,
словно  там  кто-то  зажег  цветные  фонарики и  теперь  тащил  их навстречу
команде.    Впереди    сверкал    розовый.    Чуть    за    ним    наливался
флуоресцентно-зеленым  следующий.  Дальше   пламенел   багряный.  И  замыкал
удивительную шеренгу голубой. Вернее, какую там  шеренгу.  Огоньки плясали в
воздухе,  поднимаясь то  выше,  то  ниже.  Отсюда  они  виделись  тоненькими
продолговатыми полосками, словно палочки или... Или корейские ручки.
     - Принцессы, - пояснил Коля.
     - К ним двигаем? - спросил Пашка непонятно у кого.
     - Двигаем, - почему-то весьма поспешно согласился Коля.
     Команда двинулась навстречу  радужным  девушкам, еще  не принявшим свое
истинное обличье.
     Коля шагал чуть в стороне. Он еще не знал, приняли ли его  обратно?  Но
вроде пока никто не возражал. Странно, но злость на мир куда-то  испарилась.
Неприязнь   исчезла.  Колю  ждало   дело.  Ведь  гном  все   еще   оставался
недоставленным в нужное место.
     Огоньки  вытянулись  вертикалями  и  обернулись  девушками,  окутанными
красивым сиянием,  словно буковки неоновой  рекламы. Они продолжали плыть по
воздуху,  а  может просто  чуть  касались  земли  носочками  своих  радужных
туфелек, подолгу замирая над  травой,  и от этого казалось, что они парили в
сыром воздухе ночи.
     Принцессы приближались. Коля уже узнал знакомые личики сиятельных особ.
Да,  теперь Коля уже не стал бы задавать  идиотские вопросы, почему  кому-то
вздумалось называть принцесс сиятельными. Лучше один раз увидеть.
     Еще  несколько  шагов.  Коля  выдвинулся  вперед  и  радостно улыбнулся
пришедшим на помощь. Теперь  ему казалось, что все  идет своим чередом,  что
все  произойдет, как  и  было  предзнаменовано тонкими  линиями  серебряного
портрета.
Глава 43,
     в которой принцессы указывают дорогу
     Принцессы встали в кружок и завертелись.  Как  только хоровод пришел  в
движение,  каждая   из  девушек  озарилась  мягким  сиянием  своего   цвета.
Зародилась  музыка. Очень  тихая.  Едва  слышная  сквозь  шелест  листьев  и
шуршание шин далеких автомобилей. Принцессы что-то негромко напевали.
     Танец  завораживал. Даже  Пашка перестал  царапанным  носком  кроссовки
перекатывать  обломки  сучков  по  доскам  щелястого  пола.  Веня смотрел на
творящееся действо чуть приоткрыв рот. Коля  шумно дышал, он все  еще не мог
успокоиться  после  окончания  разговора  с  хозяином  Темных  Стекол.  Лена
наблюдала исподлобья, словно прикидывая, как бы такое станцевала сама. Димку
по малолетству народное творчество не привлекало, и он начинал снова клевать
носом.
     Голоса  принцесс усилились, но песня так и не разбилась на  отдельные и
понятные  слова. Звуки  перетекали друг  в друга. Голос  одной принцессы без
малейших пауз сменялся голоском следующей, а в тягучее  пение уже вмешивался
третий, чтобы, чуть погодя, уступить место четвертому. Хоровод кружился, как
карусель,  как  велосипедное колесо, как земной шар, нанизанный на невидимую
ось. И  вдруг пение  оборвалось,  сияние потухло,  движение замерло,  словно
принцессы превратились в  полуразрушенные гипсовые статуи из тенистых парков
в  старых фильмах.  Но  Коле  показалось,  что  теперь  весь  остальной  мир
покачнулся, дернулся и крутанулся.
     - Семьсот девяносто шагов на север, - сказала принцесса Лесного Холма.
     -  Две  тысячи   двадцать  три  шага  на  юг,  -  произнесла  принцесса
Безоблачного Неба.
     - Девяносто семь шагов на восток, - рассмеялась принцесса Рассвета.
     - И три шага на запад, - сурово подвела итог принцесса Закатной Полосы.
Возможно, она расстроилась, что на ее долю осталось так мало.
     - А мы успеем? - тревожно спросила Лена.
     -  Нет,  -  хором  ответили  принцессы,  а  розовая принцесса  пояснила
подробнее.  - Ночь  закончилась,  наступило  утро. Путешествия начались  для
других. Путешественники отправились в путь без вас. Гномья дорога закрылась.
     - Закрылась? - переспросил гном, высовываясь из кармана Лениной куртки.
И непонятно было: то ли радовался он, то ли огорчался.
     - Начало  уже  затерто,  - сказала голубая  принцесса.  -  И  с  каждой
утренней минутой  дорога  растворяется. Солнце осветит  ее своими  лучами  и
снесет с видимой стороны мира окончательно.
     - Значит, Черная Луна победила? - тревожно спросил Коля.
     - Еще нет, - сказала багряная  принцесса.  -  Апогей пока не достигнут.
Гном может выполнить свою миссию.
     - Но как? - удивился Веня.
     - Надо найти  Лунную Дорожку, - объяснила  зеленая принцесса.  - Лунная
Дорожка выводит на любой путь.
     - Если не оборвется раньше, - печально добавила голубая принцесса.
     А все уже вертели головами по сторонам, отыскивая Луну. Ласково мерцали
над головами звездочки, но ни Месяца, ни Луны не виднелось на всем обозримом
пространстве.  Может быть, ночное  светило  пряталось за домами. А, может, в
эту ночь оно и вовсе отдыхало от непрестанных трудов.
     - Нет  Луны,  -  сказал  маленький  Димка. Просто так сказал, чтобы  не
заснуть. Гном выпрыгнул из кармана и теперь уже в открытую торжествовал, что
не придется  ему  возвращаться в мир, где на небосклон медленно  поднималось
черное пятно злой Луны.
     -  Все  напрасно?  - спросил  Веня  с  надеждой,  что  уж  принцессы-то
непременно  отыщут способ спасти далекий мир.Трудно совершить подвиг, но еще
труднее отказаться от него, когда уже приготовился  сотворить невозможное. А
Веня приготовился. Он не верил,  что в дальний путь  пойдет только  гном. Он
думал, что вся их команда смело вступит на гномью дорогу, чтобы прорваться в
мир волшебников и с помощью магических счетных палочек победить Черную Луну.
     - Есть  замок,  за  которым  в три  часа  всегда  протягивается  Лунная
Дорожка, - тихо сказала багряная принцесса.
     - Но сейчас уже пятый час! - сердито воскликнул Пашка.
     - Это не страшно,  - возразила  зеленая принцесса. -  Даже у  вас время
разделено поясами. И когда на одной стороне мира ночь, то на другой день.
     - А разве замок в нашем мире? - не удержался Коля.
     -  Он  везде,  где  его  ждут,  - сказала  принцесса,  в  чьем  ведении
находилось безоблачное небо, и,  видя, что никто не понял, начала объяснять.
-  На самом деле его нет. То есть сейчас нет.  В эту минуту.  Он  вне вашего
времени и поэтому  там может быть три часа когда угодно. Он уже неоднократно
появлялся  и  исчезал.  И  он  появится   вновь,  стоит  только  задать  его
координаты.
     - Чего? - нахально спросил Пашка.
     - Ну там абсциссу, ординату, - щегольнул знаниями Коля. - Точку, где он
должен появиться.
     - Не только, - отрицательно покачала головой розовая принцесса. -  Надо
обозначить еще путь к нему. Обозначить  самим, поскольку пути не существует.
Он для каждого свой. И даже не для каждого он есть.
     -  Чего там, - махнул рукой  Веня. - Щас  зададим. Выберем произвольную
точку по оси Х, затем произвольную...
     - Нет-нет-нет,  - замахали руками принцессы  и  сквозь  гвалт  пробился
голос багряной. - Произвольная точка ничего  не даст. Надо задать так, чтобы
все  мы  поверили,  что замок  именно  там.  Иначе  замок  так  и  останется
недосягаемым.
     - Легко сказать - поверили,  - криво улыбнулся Пашка. - Я так вообще не
верю в замки. Это все фильмы, да сказки. Чего уж там базарить про точку, где
он стоит. Вот я, -  он ткнул  ногой прямо  в извилистую щель, - пну  сюда  и
скажу, чтоб здесь был замок. А на деле ничего и не появится кроме дыры, хоть
я этот замок в голове представлю.
     -  Как  раз  и  надо его  представить, - сердито прервала  его  зеленая
принцесса. - Только в  голове  представлять  бесполезно.  У каждого в голове
возникнет своя картинка, которая может не совместиться с остальными.
     -  Это точно, - согласился Димка. - мы  даже в игру играли. Учительница
говорит: "Дом." А мы рисуем. Так кто что нарисовал. Кто  сарай, кто избушку,
а кто многоэтажку с подземными гаражами.
     -  Надо общее представление, - сморщила нос Лена,  что означало для нее
степень глубокой задумчивости. - Веня, нарисуй.
     - Нарисовать? - переспросил Веня. - Прямо сейчас.
     - Ты рисовать-то хоть раз пробовал? - презрительно спросил Пашка.
     - Про-о-обовал, - тянул Веня, прикидывая в уме контуры.
     -  Результат  отрицательный,  -   усмехнулся   Пашка.  -  А  по-другому
вызвать...
     - Он умеет! - заступилась Лена за Веню и, резко рванув за Пашкин рукав,
прекратила насмешки.
     - Нарисуй, Веня, - попросил Коля.
     - Нарисуй, - еще раз сказала Лена и качнула головой.
     -  На, -  сказал Димка,  протягивая чистый, правда немного помятый лист
бумаги. - Тут у вас в углу валялось.
     - Но чем? - обратился Веня к народу. - У меня ни карандашей, ни красок.
     -  Это как  раз не проблема,  - засмеялись  принцессы и  у  Вениных ног
оказались три ручки: голубая, розовая и багряная.
     -  Не забудь  про путь, - напомнила зеленая принцесса и ручек  стало на
одну больше.
     - Нарисовать,  -  задумчиво  повторил  Веня.  Картинка в голове  начала
смутно проявляться.  Он рухнул  на колени, прижал лист  к занозистой доске и
принялся набрасывать багряной ручкой очертания стен, башен и куполов.
     - Можно я окошки порисую?! - взмолился Димка, вытягивая из под Вениного
колена голубую ручку.
     -  Угу, - согласился Веня, обрабатывая  одну  из  стен. Из  тени начали
проступать кирпичи. Димка увлеченно вырисовывал окна. Они получались кривыми
и  некрасивыми, но  Веня не возражал. Он  хотел  тщательнее  поработать  над
стенами. Окна  там  пока  не возникали.  Так  что пусть над ними  поработает
Димка, а его творчество потом можно будет подправить.
     Лена увидела, что замок получается совершенно непохожим на  тот, где ей
довелось побывать. Нет, она не хотела копировать свой замок на Венин листок,
но что-то толкало ее  разместить по центру ту внушительную башню с сердечком
на шпиле. И Лена, завладев розовой ручкой, начала свою работу с этого самого
сердечка.
     Пашка   тоже  не  утерпел.  Он   схватил  зеленую   ручку   и  принялся
подрисовывать траву в тех  местах, где Венина  ручка проскальзывала и вместо
основания  стен  была  пустота. Потом он  поменялся с  Леной  ручками.  Лена
увлеченно раскрашивала  зеленым  черепицу на башнях,  а  Пашка  разлиновывал
ворота наклонными линиями в стиле полицейских будок прошлого века.
     Коля  задумчиво  смотрел  в  небо,  зябко  поеживаясь.  Согнутые  спины
заслоняли от него картину на белом листке.
     Гном,  пользуясь  малыми  размерами,  пролезал  во  все щели и,  словно
Герцен-публицист, нещадно  критиковал  работу,  но Герцены-художники  его не
слушали. Не прошло  и десяти  минут, как  рисунок ощерился  зубцами  стен  и
острыми  шпилями  башен.  К полосатым воротам  замка вела  розовая дорога  с
кустиками травы на обочинах и таиественными голубыми шарами, высовывающимися
из зелени.
     Веня  прислонил картину к стене  гаража и горделиво уставился  на Колю,
предлагая оценить  работу. Коля всмотрелся в рисунок. Замок  как замок. Нет,
не мог Коля  вообразить его объемным. Всего-навсего  плоская картинка.  Окна
устрашающе  кривые.  Наспех  нарисованные башни  клонились в разные стороны.
Одна  створка  ворот  оказалась  намного  шире  другой.   Единственное,  что
притягивало взор, было невероятное буйство красок. То самое, за что он любил
все контрастные сине-красные  композиции. То  самое, за что ему вляпывали  в
младших классах тройки по рисованию.  Не любил  Коля серые и бурые цвета. Не
было  их  на  общем  рисунке. Только  это и восхищало  взор, невзирая на все
недостатки.  И Коля  не  стал ругаться.  Не был  он в  душе ни  критиком, ни
Герценом-публицистом. Вот только...
     - А как нам туда попасть? - высказала Лена Колину мысль.
     - Легко, - сказала зеленая принцесса, снова превратившись  из корейской
ручки в прекрасную девушку.
     - Путь готов, - кивнула багряная принцесса.
     - И не такой уж плохой, - согласилась с ней розовая.
     - Осталось  только  соединить его с этим миром, -  подвела итог голубая
принцесса, - и вы в замке. В самом настоящем замке.
     Коля  еще раз оглядел рисунок. Нет, не выглядел он настоящим. Совсем не
выглядел. Обычная плоская картинка  на самом обычном белом листе.  Наверное,
для создатетелей панорамы из плоскости  отчетливо проступал каждый кирпичик,
каждая  тень.  Возможно, им  замок  казался  объемным.  Создатели видели его
ПО-НАСТОЯЩЕМУ. Но только не нашлось у них способностей  донести свой  взгляд
до Коли.  А  Коля не  умел рисовать. Окончательно и бесповоротно. Он  не мог
взять ручку и подправить или  доделать как  надо. Дорога обрывалась на  краю
листа.  Плоская  дорога с  плоскими листиками травы. А за дорогой  начинался
реальный  мир,  воплощенный в  доске. Неровной. Шероховатой.  С отслоившейся
щепкой и  темной трещиной у  одного  из  краев. Для Коли  ПО-НАСТОЯЩЕМУ жила
доска,  а не  замок.  И  Коле стало грустно. Ое чувствовал, что  сейчас, как
никогда, он отвечает  за  гнома.  И гном войдет в замок  только тогда, когда
замок станет для Коли настоящим. А Коля не мог.
     Взглянув  на  Колю, Лена увидела, что  черепица на  крыше  выглядела не
черепицей, а  переплетением зеленых  ниток.  Сердечко на шпиле самой высокой
башни оказалось совсем не похожим  на свой оригинал. Веня тоже углядел,  что
ни одна из стен не была  прорисована  так, как  он  создавал самолеты. Любой
самолет, даже нарисованный на скорую руку, выглядел куда более объемным, чем
фрагменты замка, только что  вспыхнувшего мысленным образом в голове у Вени.
Один Димка  смотрел  влюбленным  взглядом  на свои  окна. Для  него они были
настоящими. Теми, которые можно открыть и заглянуть за них.
     - Не получается? - шепнула Коле зеленая принцесса.
     Коля растроенно мотнул головой.  Слишком  уж  явной  получилась граница
между нарисованным миром и настоящим.
     -  Не  беда, - улыбнулась  голубая  принцесса  и вытащила  из  ниоткуда
продолговатый   кирпичик  фотовспышки.  Его  серебристая  сторона  вспыхнула
ослепительно  сиреневым.  И погасла. Снова  свет  разорвал темноту. И  снова
секунду спустя победу торжествовала тьма, чтобы вновь на короткое  мгновение
смениться призрачным светом.
     В  этих проблесках замок стал выглядеть совершенно  иначе. Резкие  тени
падали на помятый лист  и  придавали глубину  и  объем.  Глаза  отказывались
воспринимать  что-то  определенное  кроме  отрывочных фрагментов. И было уже
непонятно, где заканчивалась  колючая щетина  доски  и где начиналась рыхлая
бахрома разлохмаченного края бумаги.
     Но замок продолжал оставаться рисунком  из-за своих невеликих размеров.
Дверь подходила разве что для гнома.  Но он не верил в  замок. Совершенно не
верил.
     - Обозначь путь, - шепнула Лене багряная принцесса.
     И Лена внезапно догадалась.
     - Он далеко, - закричала она, - он просто очень далеко.
     Лена умоляюще уставилась  на принцессу Безоблачного Неба.  Та в кувырке
обернулась  ручкой  и  свалилась  в Ленины пальцы. Склонившись над рисунком,
Лена оттенила дорогу голубыми отблесками.
     -  Это горка, - пояснила  она,  отпуская  ручку. -  Мы стоим на ледяной
горке и смотрим вниз на замок.
     Пашка хотел  поспорить, но вдруг понял, что не  нужно. Вспышка подарила
еще один взрыв света, растворившегося во мраке.  Но тьма не успела захватить
освобожденное пространство. Она застыла сумрачным туманом.
     - Смелее, - прошептала голубая принцесса и толкнула его в спину.
     От  неожиданности  Пашка запнулся, полетел вперед и сбил  с  ног Веню и
Колю.  Веня  зацепил Лену  и та рухнула,  выставив руки  в  пустоту. В самом
центре кучи оказались Димка и гном. Кучи, которая стремительно  летела вниз,
скользя по ледяному желобу.
     Лена заворожено  смотрела  вперед.  Такого  быстрого  спуска  она  даже
представить себе не могла.  Рядом кувыркался гном,  вереща  от страха. Замок
стремительно приближался.  Стремительно рос,  протыкая звездное небо шпилями
невероятно высоких башен. Сзади неслись визги отставших мальчишек.
     Но громче всех орал Веня. Его несло самым первым. Несло прямо на плотно
прикрытые замковые  ворота,  которые  теперь никто не назвал бы маленькими и
плоскими. Видна была каждая досочка, каждый штришок краски, каждая заклепка.
Картинка ожила. Все вокруг теперь происходило ПО-НАСТОЯЩЕМУ. И Веня зажмурил
глаза, ожидая страшного удара. И боли.
Глава 44,
     в которой путешественники прибывают в замок Твоего Пути
     Дверь неотвратимо приближалась. Ух, до чего же она оказалась  огромная!
Коля,  задрав голову, смотрел,  как уносится ввысь  граненный  кубок, увитый
виноградными  лозами,  выдавленный  там,  где скругляющаяся окантовка  двери
сходилась в острый угол. Казалось, этот каменный кубок с сыплющимися из него
каменными ягодами, застывшими в полете, нависает над  Колей на высоте пятого
этажа.  Даже страшно становилось. Но  смотреть  на дверь было еще  страшнее.
Двухстворчатая плита из темного  дерева надвигалась, словно навстречу Коле с
устрашающей скоростью ехал легендарный "БелАЗ"  с прикрепленным  щитком  для
снегоуборки  соответствующего  размера.  Коля уже отчетливо  мог  разглядеть
узоры из темного  серебра, приклепанные  к  дверным  створкам, и  золоченную
ручку в виде разгневанной бычьей головы,  яростно сжавшей в пасти вдавленное
с правой стороны кольцо.
     Коля  запрокинулся  на  спину   и  уставился  на  небо.  По  бирюзовому
небосклону  медленно  скользили  сизые  перышки  облаков.  Загорались первые
звезды. Если бы не эта потрясающая скорость, с которой Коля уносился вниз, к
неведомым землям, можно было подумать, что все еще  продолжается лето, и он,
Коля, лежит,  раскинув  руки,  на  железном  листе  гаражной крыши.  Где-то,
возможно  за  замковыми  стенами, пламенел  закат.  А  над  Колиной  головой
раскинулось  безмятежное небо,  на  которое наплывали  темные контуры башен.
Если смотреть на невероятно высоченную штуковину вблизи, то всегда  кажется,
что она рушится прямо на тебя, а если не рушится, то по крайней мере  готова
упасть, тревожно наклонившись.  Вот и  сейчас  Коля  не знал, то ли  это ему
кажется,  что стены накренились,  выдерживая последнюю паузу перед падением,
то ли они сроду такие, как странная  башня в итальянском городе  Пиза, то ли
тяжеленные камни  уже летят навстречу Коле  дружным  сомкнутым  строем. Свод
арки уже отхватил почти половину вечернего  неба, а путешественники  пока не
впечатались в дверь неприступной крепости.
     Коля так и  не понял, что произошло. Секунду назад они еще скользили  в
сумрачном  туннеле, оставляя еще видимый  краешек неба  позади. А теперь они
очутились  во  внутреннем  дворе,   напоминающем  огромный  каток,  покрытый
голубоватым  льдом.  В  крепостных  стенах  то  и  дело  вспыхивали  разряды
голубоватых молний. А  им навстречу  из  ледяных глубин  спешили искаженные,
изломанные отражения, но, не успевая вырваться, угасали в сумеречной толще.
     Изо льда выпирали круглые и овальные каменные  столбы различной толщины
и  высоты и  совершенно  непонятного предназначения, так  как разбросаны они
были совершенно хаотично.
     Скорость скольжения постепенно замедлялась. Путешественники, наклоняясь
то  в одну,  то в  другую сторону,  ловко избегали столкновений со странными
колоннами.  Коля положил ладони  на гладкую поверхность  и удивился, что лед
оказался  теплым на  ощупь. Первым свой  путь закончил Веня, который  уперся
узорными подошвами кроссовок в черные ступени высокого крыльца, над  которым
в стене, сложенной из черных камней, угадывался проем беспросветной тьмы.
     Пашка  попытался  вскочить, но подскользнулся  и  уселся обратно.  Веня
задумчиво ковырял черную ступеньку. Маленький Димка елозил на животе по льду
и  радовался почти неслышным  смехом. Коля  не  разделял  его  восторга, еще
неизвестно куда их занесло. По крайней мере никаких признаков Лунной Дорожки
в  окрестностях  не наблюдалось. Лена  тревожным  взором смотрела  на  самую
верхнюю ступеньку. Коля  перевел свой взгляд в том же направлении и заметил,
как  из  сумерек  высветился  рой  вихрящихся  искорок.   Словно   звездочки
спустились  с  небес  и танцевали  беззвучные  танцы,  надеясь  на  успех  у
путешественников.  Когда  и  Веня  уставился  на них,  искорки  брызнули  по
сторонам и  начали вычерчивать причудливые контуры. Не прошло и трех  минут,
как  на  путешественников уставился  светящийся мальчик  чуть постарше Коли.
Глаза мальчика были залиты мягким зеленоватым сиянием.
     - Добро  пожаловать,  - раздалось с верхней  ступеньки,  разнеслось  по
длиннющему двору, отразилось от стен и вернулось разливистыми отголосочками.
     Путешественники  молчали,  только  Пашка,  усевшись  на   льду,  кивнул
по-деловому и воззрился  куда-то  поверх  призрачного пришельца&  Коля  тоже
долго  не  мог смотреть в эти зеленоватые глаза.  Лена  первой выбралась  на
лестницу  и смело пошла вверх. После такого решительного поступка  Веня счел
несолидным  отсиживаться  на льду, пусть  даже по-волшебному  теплому. Коля,
встав на колени,  тоже выкарабкался  на черную  плоскость. В  кармане что-то
яростно  зашебуршилось, и  оттуда выскочил хитрый гном. Он словно  дожидался
минуты, когда  уже не надо будет смешно подпрыгивать, стараясь зацепиться за
край ступеньки и подскальзываясь на льду при каждом неловком движении. Когда
и каким образом он успел залезть в Колин карман, так и осталось загадкой.
     - Это чей замок? Твой? - решила уточнить политическую обстановку Лена.
     - Нет, - улыбнулся мальчик. - Я здесь только потому, что ждал вас. Если
вы не пришли чужими путями, то вам оставался  только этот, свой собственный.
Это Замок Твоего Пути. Сюда каждый попадает в то время, какое ему требуется.
Наши времена совпали. Совпали и начала путей. Посмотрим, где они завершатся.
     -  А ты кто вообще  такой, -  настороженно  спросил Пашка. Не  любил он
всякого рода непонятностей.
     - Я - Хранитель! - возвестил мальчик.
     - Этого замка? - спросил Веня.
     - Нет  же! -  воскликнул мальчик и вроде  даже как расстроился.  - Я  -
Хранитель мира. Того мира,  куда  должен  отправиться  Спаситель.  Предваряя
дополнительные  вопросы, поясняю: Спаситель - кто-то из  вашей команды, кому
суждено отправиться в мой мир и попытаться остановить восход Черной Луны.
     - Все равно не понял, - пожал  плечами Пашка.  - Чье  тогда это барахло
вокруг? Замок там, каток, шняги эти обломанные?
     -  Замок  ничей,  -  Хранитель   терпеливо  и  медленно  погрузился   в
объяснение. - Он не  принадлежит  никому и одновременно каждый вложил в него
частичку  себя, даже не подозревая об  этом.  Здесь проходит  Твой Путь.  Он
задевает  места,  необходимые  каждому  из  приходящих  сюда,  и  выводит...
Впрочем, я  не могу сказать, куда  он выведет  конкретно  каждого из вас. Но
дверь к  Лунной Дорожке  найдется только в той точке,  где пересекутся  пути
всех, кто прибыл сюда в эту ночь.
     -  А  если не  пересекутся?  -  спросил Коля,  горло которого  внезапно
пересохло. - Принцессы нам ни о чем таком не говорили!
     -  Значит, Лунная  Дорожка  предназначена  не нам,  - грустно  вздохнул
Хранитель. - И тогда мой мир погиб.
     - Тогда к делу, - заявил Пашка. - Где тут Мой Путь?
     - Все готовы? - спросил Хранитель на полном серьезе.
     - Да, - сказала Лена. Коля и Веня кивнули. Пашка не стал повторяться, а
маленький Димка  ничего не сказал.  Он внимательно  и неотрывно рассматривал
Хранителя. Гном тоже не блеснул острословием, он раскачивался, уцепившись за
Колину штанину и делал вид, что более важного занятия для него в этот момент
не существует.
     - Путь свободен, - возвестил Хранитель и нырнул во тьму под стрельчатой
аркой. Пашка  горделиво отправился вслед. Потом туда с опаской сунулся Коля.
Чуть  поотстав,  во  мраке скрылась Лена.  Веня прислушался. Ни  криков,  ни
стонов, ни скрежета зубов не донеслось из непроницаемой темноты. Вздохнув на
всякий случай,  он  ухватил  теплую  ручонку  Димки  и  отправился вслед  за
друзьями.
     Тьма продолжалась недолго. Следующая арка вывела путешественников в зал
с  бассейном.  Стены  зала  украшали  узоры  в  восточном  стиле  -  изящные
загогулины  без  зверей,  без птиц,  без людей.  Тот же орнамент просвечивал
сквозь толщу чуть колышущейся воды.  Дорожка оборвалась причалом, к которому
кто-то неведомый давным-давно пришвартовал узкий челн с поднятым вертикально
носом в форме петушиной головы. Настолько давно, что стены кораблика поросли
голубоватым  мхом. Никаких дверей в  этом зале не наблюдалось. Только  арка,
откуда  путешественники  выбрались,  и  огромное  окно,  за  матовым стеклом
которого полыхало серебряное  сияние. Если  бы  оно было желтым,  то Веня бы
подумал,  что  там, за окном расплескался  летний  солнечный  день.  Если бы
сияние  отливало  бледно-золотистым,  то  Веня  бы  решил,  что  за  матовой
поверхностью прячется Луна.  Но в зал пробивалось нечто  серебристое, и Вене
казалось, что за окном кто-то огромный снял с лица те самые Темные Стекла.
     Хранитель  исчез  с причала, словно  растворился  в воздухе, но  тут же
объявился на древней  лодке. Коля расценил это как приказ  садиться в челн и
смело  полез  на узкое  суденышко. Когда  он  устроился  на сиденьи, в лодку
забрался Пашка. Хранитель молчал, путешественники по очереди пробирались меж
высоких  бортов  и усаживались на  поперечных досках, смотря  друг  другу  в
затылок. Вода тихонько покачивала маленький корабль, который медленно отплыл
от причала и сейчас следовал к центру квадратной акватории.
     Коля  не  утерпел  и вскочил.  Это невыносимо  -  не знать  куда  ведет
таинственный  маршрут. Здесь ведь не было ни  одного ответвления, ни  одного
прохода.  Только  бортики  бассейна  и  огромное  окно  впереди.  Лена  тоже
вскарабкалась  на скамейку. Качка усилилась, тем не менее кораблик  держался
вполне устойчиво. Он плыл прямо к  матовой поверхности,  за которой всходило
серебряное светило.
     Теперь  в  Колино  ухо  дышал Веня. Ему  тоже  было интересно,  куда их
пристанище несут ленивые  волны. Взметнувшийся вверх нос корабля сейчас  был
скрыт корпусом Хранителя.  Ничего не оставалось, как смотреть  ему  в спину,
наливавшуюся  белым  сиянием,  да  на  приближающееся  окно,  освещавшее зал
серебряными  переливами. Хранитель молчал. Ненужных вопросов задавать никому
не хотелось.
     Когда  челн  коснулся  своим  носом  матового  стекла, путешественников
ощутимо качнуло и чуть  даже не сбросило со  скамеек. Коля протянул  руки за
борт,  чтобы   коснуться  светящейся  поверхности,   но   она  выгнулась   и
ускользнула.  Или  это челн  продавливал непонятное  окно.  Что  произошло в
следующий миг, Коля не понял. Но вокруг уже не было ни корабля, ни бассейна,
ни серебряного света. Путешественники стояли в круглом  высоком зале. Вернее
в центре основания многоэтажной башни. Узенькие лесенки  уводили на следущие
этажи, представлявшие собой ярусы, как в театре. На круглых стенах выступали
створки множества дверей.
     -  Ищи  Твой  Путь,  - тихо произнес Хранитель,  словно  ни к  кому  не
обращался  и одновременно  говорил для каждого в  отдельности.  - Если  Пути
пересекутся, я к вам явлюсь на Место Всеобщей Встречи.
     Тут  он  вытянулся, превратился  в  ослепительно белый луч, проткнувший
сумрак,  и  унесся  к невидимому потолку.  Темнее  не стало. Башню  освещало
желтое дружелюбное пламя от факелов, ютившихся  в  узком  пространстве между
дверями. И  так  как  дверей  здесь  построили неисчислимое  множество, то и
дрожащих язычков огня было не намного меньше.
     Хранитель  исчез  и  некому стало  вести  и  подсказывать.  Но  Коля не
испугался. По  каким-то непонятным причинам  он  твердо знал, что сейчас ему
предстоит войти в одну  из  дверей. Требовалось  только выбрать.  Вернее, не
выбрать, а опознать эту  единственную дверь. А как тут ее узнаешь, если даже
окинуть взором все это  множество невозможно. Где она? За Колиной спиной?  А
может на самом верхнем этаже? Как не ошибиться? Конечно, вряд ли чужая дверь
откроется перед Колей, но перепробовать  хотя бы половину Коле не хватило бы
целой жизни.
     Первой свою дверь отыскала Лена.  Ей не пришлось никуда взбираться. Она
просто подошла к  одной из дверей и легонько ее толкнула.  Створка открылась
внутрь.   Коля   завистливым  взором  отметил  коридорчик,   стены  которого
составляли  книжные полки с увесистыми  томами. Дверь медленно затворилась и
Коле  захотелось  тоже  войти  в  такую  же,  но свою. Пашка уже грохотал по
лестнице на уровне четвертого яруса,  Димка тоже куда-то запропастился. Веня
рассеянно оглядывал зал, в поисках Своего Пути.
     Колин взор терпеливо обшарил  двери первого яруса, затем второго, потом
третьего, следом перешел на  четвертый, но по каким-то необъяснимым причинам
снова вернулся на третий. Теперь он  видел эту дверь,  ничем не отличающуюся
от  рядом стоящих, но в то же время притягивающую  чем-то таинственным. Коля
посмотрел под ноги, посчитал  факелы до пятнадцати и снова  глянул на третий
ярус.   Глаза   безошибочно   отыскали   ту  самую   дверь.   Более   ясного
предзнаменования Коля дожидаться не  стал  и послушно побрел к лестнице. Чем
ближе  он  подбирался  к  заветной  дверце,  тем   быстрее  становилось  его
продвижение. По третьему ярусу он едва не бежал. Коля не стал тратить  время
на раздумья: откроется дверь  под  его нажимом или нет. Он просто надавил на
гладкую деревянную поверхность и та плавно отодвинулась к стене.
     Прежде чем войти,  Коля кинул прощальный взгляд по сторонам.  На втором
этаже  свою дверь отыскал  Веня.  Краем глаза  Коля  заметил, как  из проема
полыхнуло чем-то нестерпимо голубым.
     За  Колиной  дверцей  не  обнаружилось  никаких  книжных   полок.  Так,
низенький,  не слишком  широкий  коридорчик, сложенный  из ужасающе неровных
камней, словно Колю занесло в горную пещеру. Узкие просторы освещала обычная
электрическая  груша  без  всякого  абажура. Места оказались  обжитыми. Если
густой  бурой слой  пыли  покрывал  камни у  потолка,  то  ближайшие выступы
блестели как полированные, словно тысячи  людей касались их ненароком, спеша
по своим делам. Коля не  избежал всеобщей участи, налетев на парочку плавных
изгибов.
     Коридор  привел  Колю к  своему собрату повыше и пошире. Если  лампочка
создавала видимость уюта, то  красные строго  устремленные  к потолку язычки
горящих  свеч,  отставленных  далеко  от темных  стен  на  кованных  изгибах
подсвечников,  придавали обстановке сухость и  строгость. Стены накренились,
словно потолок  едва успел  подхватить  их  при падении,  да так и  держал с
незапамятных времен. Коридор не понравился Коле. Слишком уж он напоминал тот
злосчастный  тоннель, по  которому хозяин Темных Стекол вознамерился  увести
Колю.  Казалось, что  сейчас  одна  из портьер, приткнувшихся между дверями,
колыхнется,  и оттуда  выберется  хозяин.  Но Коля не успел  испугаться.  Он
почему-то  знал,  что  всем,  кто  связан  с  Темными  Стеклами,  вход  сюда
воспрещен. Категорически.
     Тем не менее успокоиться Коля не смог. Поэтому он решительно потянул на
себя  огромную  ручку  высокой  коричневой  двери.  Ручка  отливала  тусклой
латунью. Коля знал, если поплевать на  палец и потереть желтую  поверхность,
то  она  вновь  засверкает  на какое-то время. Возможно,  если бы Коля нашел
такую ручку в оставленном мире,  он бы уже  сейчас плюнул себе на палец.  Но
Коля находился во дворце Твоего  Пути,  поэтому он  просто  открыл  дверь  и
шагнул за порог.
     Там оказался зал. Наверное, это был театр. Не слишком  большой. Мест на
двести. Спектакль,  видимо, уже начался.  Темные  силуэты людей смотрели  на
пустую  сцену,  которую  по  бокам украшали декорации раскидистых дубов.  На
заднем плане в полумраке угадывался осинник. Коля даже удивился. Он особенно
не запоминал названия деревьев, а тут вдруг уверил себя, что так оно и есть.
Он просто  знал это, как знал и то, что ему  сейчас  предстоит подняться  на
сцену. Уверенность была сильной, как во сне, когда видишь только один путь и
твердо знаешь, что с него ни при каких обстоятельствах не свернуть.
     И Коля поднялся на сцену. Публика продолжала молчаливо взирать на него.
Отсюда Коля  не  мог  различить отдельных  личностей.  Просто слышал  редкий
шелест программок, да легкий хруст кресла, когда его временный хозяин  менял
свое  расположение, то  подавшись  вперед,  то  снова  откинувшись на мягкую
спинку, обитую темным бархатом.
     Коля  знал  все. Кроме роли, которую ему предстояло  играть. Поэтому он
просто пошел  к  нарисованному осиннику,  с  удивлением обнаружив,  что  тот
оказался  вовсе  не нарисованным.  Деревья высовывались  из дощатого пола, и
Коля  не  мог определить, то ли сцену построили вокруг живых деревьев, то ли
деревья все-таки срубили и сунули в заранее просверленные дырки. А потом пол
неожиданно  оборвался под наплывом глинозема,  поросшего чахлыми травинками.
Начался настоящий  лес. Коля  полминуты постоял  на  границе бутафорского  и
настоящего. Сейчас он еще мог повернуть обратно и снова увидеть за деревцами
темный провал, уводящий в странный театр.
     Но  театр  не нравился  Коле, как не нравился и коридор с красноязыкими
свечами. Слишком уж там было тихо, темно и неуютно. Лес тоже не радовал. Над
головой  раскинулось бледное пасмурное небо, но было все же намного светлее.
Поэтому Коля отвел взор от последней досочки сцены  и побрел в глубь леса по
полузаросшей тропинке, еле угадывающейся в густых  стеблях зелени. Сказочных
деревьев  и  цветов  Коле не  встретилось  за исключением громадного, ростом
больше  метра,  мухомора.  Его  шляпка вызывающе краснела на краю  маленькой
полянки  и  резко контрастировала с унылыми тонами остальной растительности.
Коля не  рискнул принять вызов и  обошел непонятный гриб  стороной. Скоро он
начал различать упрятанные за кустами домики.
     На  пороге  каждого из них  примостилась  пара-тройка гномов.  Больших.
Самые высокие из них  достали бы Коле до  пояса. Коля сунул  руку в  карман,
намереваясь  показать гному его  собратьев, но золотистого  непоседы там  не
обнаружилось.  Может быть он давно потерялся. Скажем в театре  или наклонном
коридоре. А может он и не заходил в Колину дверь и выбрал какую-то свою, еще
в круглом зале.
     Гномы молчали и провожали Колю печальными взглядами. Коля  знал почему.
Гномам разрешалось водиться только с ребятами-октябрятами, а Коля никогда не
был октябренком и уже  никогда не  станет пионером.  Может неведомый главный
герой  коротенького рассказа завидовал  неизвестному  Вовке именно  по  этой
причине. Может  неизвестный  Вовка после хождения по магазинам и  подметания
полов сидит сейчас в  одном из этих уютных  маленьких домишек, заслужив свою
сказку,  а Коля вынужден проходить  мимо.  И всегда  будет  проходить  мимо.
Грустной получилась Колина дорога.
     Тропинка  стала  поутоптанней  и  уткнулась  в  приземистую  избушку  с
крохотными оконцами.  Путь  оборвался.  Мрачные  высоченные  деревья  плотно
обступили  избушку. Их густая  листва переплелась настолько сильно, а стволы
стояли так  близко друг от друга, что Коля  понял: пролезть  сквозь эту чащу
будет  проблематично. Оставалось  либо  войти в  избушку,  либо поворачивать
назад. Но обратный путь уже закрыт. Коля не знал почему, но знал точно. Даже
взгляд за спину навевал неизъяснимую тоску. И Коля решил не отступать.
     Сказать было проще, чем сделать. Окошки-то в избушке имелись, но  через
них пролезла бы только Колина рука, а вот двери и в  помине не было. Куриные
ноги  к  избушке тоже  не  прилагались,  поэтому  бесполезно  было  кричать,
предварительно   оглянувшись   по   сторонам   (а   не   слышит  ли   кто?):
"Избушка-избушка, повернись к лесу задом, ко мне передом".
     Сжав губы, Коля зашел за угол и, прильнув к бревенчатой стене, принялся
продираться вперед,  отводя руками  крепкие  ветки  молодых  побегов.  Ветки
яростно сопротивлялись.  Если в  Колином  мире вовсю  властвовала  осень, то
здесь лето праздновало свою середину.
     Ни  на  этой,  ни  на  тыльной стене бревенчатого  сооружения  двери не
нашлось.   С   опаской  Коля  завернул  за  третий  угол.  Здесь   оказалось
посвободнее.  Ветки прильнули  не к подножию  избушки, а где-то возле крыши,
образовав что-то вроде небольшого щелястого сарайчика. Коля устало опустился
на сухую  рыхлистую землю, уставившись в невидимые  небеса. На этой стене не
оказалось  даже окошка и в  Колиной  голове  поселилась  неприятная пустота.
Замок  Твоего  Пути  отсюда  казался  сном  или  иллюзией.  Все вокруг  было
совершенно непонятным,  хотя и донельзя реальным. Почему Коля  угодил именно
сюда? Зачем он здесь? Страшно захотелось вернуться в простой и привычный мир
пусть  даже без гномов и без волшебных палочек. Палочки! Ну почему  Коля про
них забыл. Палочки привычно завертелись в руке. Коля зажмурился, представляя
свою  комнату, стол с исцарапанной  полированной  крышкой, деревянный стул с
выгнутым овалом  спинки и  себя самого, сидящего на этом стуле. Вернуться не
получалось.  Это Коля понял,  еще не  успев раскрыть  глаза.  То  ли палочки
работали только в Колином мире,  то ли Коле предстояло во что бы то ни стало
пройти этот путь.
     Он прошел  последний поворот,  вернувшись  к  изначальной стене. Однако
обстановочка   вокруг   поменялась.   Тропинка   превратилась  в   неширокую
асфальтовую дорожку  с сахарно-белыми бордюрами.  А  у  избушки обнаружилась
дверь.  То  ли  стен  у  избушки  имелось  больше  четырех,  то  ли ситуация
представляла собой величину переменную, но получалось, что теперь Колин путь
продолжался. Мало того, избушка смилостивилась над Колей и решила впустить в
себя. А что выбрать?  Идти  дальше  или  воспользоваться  приглашением? Коля
тоскливо  взглянул на  дорогу. Она выглядела посолидней то и дело теряющейся
тропинки, но в просвете меж высоких хвойных деревьев, отливающих голубизной,
бледнело все то же пасмурное небо. Избушка же таила непредсказуемое.  И Коле
захотелось открыть дверь.
     Сказано - сделано.  Дверь открылась легко, словно кто ее маслом смазал.
Без всякого тебе скрипа или усилия. И Коля оказался в огромном зале.  Больше
всего он напоминал пещерный  грот. По растрескавшемуся своду бродили сполохи
призрачного  света. Но  не они  освещали  зал.  Миллионы свечей  приткнулись
везде, где только это было возможно. Миллионы свечей  высунули свои язычки и
лизали притихшую тьму. Их  свет колыхался, словно лепестки пламени то и дело
сгибались  под  напором  неощутимого  ветерка.  Коля стоял у одной  из стен.
Потолок начинался  над самой  Колиной головой  и  куполом  резко  взмывал  к
центру.   В  гроте   громоздились  камни.  Маленькие,   средние,  большие  и
громаднющие,  словно скалы.  За ними виднелись уступы, спиралью стремившиеся
ввысь.  Сквозь  витки  спирали  прорывалась  волнистая  лестница  с  крутыми
ступенями.  Где-то  в самой  середине мрачных уступов к вершине  карабкалась
фигурка. Коля  прищурил  глаза,  чтобы разглядеть  упорного альпиниста  и  с
удивлением   узнал  в  ней  Лену.  Ну   вот,  скажите   пожалуйста,   только
подзадержишься  в  дороге,  как  на  твой  путь  обязательно  кто-нибудь  да
встрянет. Как  это Лену занесло на Колину дорогу? Коля даже хотел сорваться,
метнуться  вперед,  догнать  и  спросить,  но  вдруг  оробел.  Колина дорога
осталась   там,  за  дверью  избушки.  Он  сам  покинул   ее,  соблазнившись
таинственно появившейся  дверью. Лена  взбирается вверх к  своей  вершине, а
Коля  так  и остался на задворках, даром,  что проник  сюда.  И  что теперь?
Неужели Коле  всю  оставшуюся жизнь  суждено  следовать чужими путями  из-за
одной-единственной ошибочки? Да нет, так не бывает. Вообще ничего не бывает,
кроме  мира, где есть  Колина комната с полированным столом и ящиками,  есть
четырехэтажная школа с  пристроем из белого кирпича, есть  противный Владян,
есть закаты и  восходы, а не только бесцветное пасмурное небо. Колю окружали
иллюзии и миражи, ставшие неприятной реальностью. Но вряд ли это чувствовала
Лена, которой до вершины оставалось совсем немного, совсем чуть-чуть.
     А там, на самом пике,  на  блестящем  троне из  черного камня появилось
существо,  глядящее  на мир проницательным  взором изумрудного сияния. Глаза
существа ласково взглянули  на Лену, и Коля почувствовал, Коля твердо  знал,
что Лена улыбнулась навстречу. Изумрудный взор скользнул по далеким пределам
и начал подбираться к Коле.
     И Коля не  выдержал,  Коля метнулся назад и больно стукнулся  об острый
уступ, пришедший на смену исчезнувшей двери. Коля понесся в темноту, прячась
от  света чьей-то сбывшейся мечты. Это невыносимо, наблюдать как чужая мечта
воплощается в явь, зная, что твои собственные никому не понадобились.
     Коля бежал сквозь стены, коридоры, комнатки, аквариумы, зимние и летние
сады. Коля  прошибал  насквозь  непонятные  мечты  и желания  тысяч и  тысяч
незнакомых  людей  и нелюдей. Коля  видел,  как скользил  в высоте оранжевый
дельтаплан, который нес Веню над далеким  морским пляжем, а из облачной горы
пробивались  солнечные   лучи,  как  на  картинах,  где   древние  художники
изображали  пришествие  Бога. Коля смотрел, как  стоит  в удивительным месте
Пашка,  вокруг которого  вздымаются  воронки вихрей,  а  сам  он  смотрит  в
мерцающую бездну взглядом, совершенно непохожим на  любой из тех, что прежде
пробуждали  в Коле тоскливый страх. Коля чувствовал,  как дрожит от  радости
Димка,  несущийся по  самой  настоящей скоростной трассе  на самом настоящем
гоночном   автомобиле.   Чужие   мечты   настолько   поражали   красками   и
невероятностями,  что  Колю  охватывала  глухая  тоска.  Что  осталось  ему,
сошедшему со Своего Пути? Что? Что будет, когда Коля вырастет, а мечты так и
растают  в  недосягаемой  дали.  Кем  станет  Коля,  потерявший  возможность
исполнения   желаний?   Дворником?   Сварщиком?   Неприметным   бухгалтером?
Последнее, впрочем, отпадало, так как сейчас  на бухгалтерские работы  брали
почему-то одних  только  женщин. "Что же  нам делать с тобой? Профессия наша
такая! Много в больницах нас, мужики, храбрые  крановщики!" Или  формовщики?
Неважно.  И те и другие находились  сейчас настолько  далеко  от  Коли, как,
скажем,  колхозники  Владимирской области,  постоянно  выходящие  на поля  в
телевизионной программе  "Время". Почему хочется как лучше, а получается как
всегда?  Почему люди желают быть  известными  фокусниками, моряками дальнего
плавания, летчиками-космонавтами, киноактрисами, фотомоделями? Почему из них
получаются  почтальоны, официантки,  плотники, дорожные  рабочие,  грузчики?
Почему дети мечтают  стать величайшими в мире, а из них вырастают совершенно
неприметные личности? Странный вопрос. Может, потому что когда-то они решили
оставить на минутку Свой Путь и свернуть в манящую дверцу  неопределенности.
Может быть  им  просто захотелось срезать, да только короткая дорога выводит
всегда  в совершенно иные места.  Или остановиться  отдохнуть в  маленьком и
уютном кафе, а, выйдя  из него, обнаружить, что путь  исчез, и, обернувшись,
убедиться,  что  и  кафе  не  стало дожидаться  второго  пришествия.  Или...
миллионы событий, случайностей и поступочков. А путь всего один, и не у всех
есть  этот невидимый  компас, позволяющий придерживаться Своего Пути. Далеко
не у всех.  Не успеешь  оглянуться,  как  оказываешься далеко в  стороне  от
выбранной когда-то дороги.  И нет сил вернуться обратно. Да и не нужны силы,
ведь кажется, что стоит только чуть-чуть подождать, как желанная дорога сама
вывернется под ноги.
     А эта дверь оказалась непроходимой. Не сумел пройти сквозь нее Коля. Он
осторожно потянул ее на себя и обнаружил за ней небольшую круглую комнатку с
разноцветными  дверями  в  стенах.  Колина  дверь  с той  стороны  оказалась
фиолетовой. Мальчик замер.  Мечты  оборвались, что  же  ждало  его теперь? И
хотелось шагнуть  вперед, и хотелось еще немного подзадержаться. Каждый раз,
когда кажется,  что  терять  вроде бы уже  и нечего,  всегда  обнаруживается
возможность утратить  что-то  еще  не  менее  ценное,  чем  уже  канувшее  в
вечность.
     Пол в самом центре  вздыбился. Маленький кругляшок, словно  миниатюрный
канализационный  люк,  отскочил  в  сторону и бесшумно  укатился за  пределы
Колиной видимости. На поверхность  вылез  гном и  заоглядывался по сторонам.
Больше   прятаться   не  имело   смысла.  Ведь  гном  мог   заметить  Колину
нерешительность, а  перед гномом Коля всегда должен быть  на высоте. Ведь он
отвечает за гнома, он и никто другой. Коля распрямил согнувшуюся от тягостей
и забот спину,  расправил плечи  и гордо шагнул  в  комнату, как  победитель
запутанной,  невероятно сложной игры. Голубая дверь  напротив распахнулась и
оттуда выскочил  невероятно  довольный Веня.  Следом появилась  серьезная  и
торжественная Лена,  выскользнув  из  Красной двери.  Золотисто-желтая дверь
выпустила  Пашку. Раздался глухой удар в черную дверь.  Казалось, она сейчас
треснет,  распадется  на  куски  и  оттуда  на великолепной гоночной  машине
выскочит  Димка. Но  тот  появился пешком.  Неоткрытыми остались две  двери:
серебряная и оранжевая.
     Никто не  проронил ни слова, никто не глядел друг на друга. Все ждали -
какая  откроется  следующей? И  когда?  Словно повинуясь  всеобщему  желанию
серебряная  дверь начала приоткрываться.  Все напряженно уставились в тонкую
щель, откуда начали просачиваться клочки тумана. У Коли вспотели руки.  Гном
испуганно уцепился за  Колину штанину, совсем как сам Коля в далеком-далеком
детстве.
Глава 45,
     в которой происходит выбор Спасителя
     Димка смотрел  на  туман с нескрываемым любопытством.  Для него  ничего
страшного  не  предвиделось.  Точно  такой же  туман непременно выползает из
неприметных  щелей  на  эстраду,  когда  по  телевизору   крутят  очереднуюю
"Песню-99".  Правда в таком замке снимать  эстрадную передачу  вряд  ли  кто
захочет.  А  вот  Димка  снял  бы.  В  замке   наоборот  интереснее,  чем  в
каком-нибудь, пусть даже самом лучшем эстрадном зале.
     Остальные  Димкиного оптимизма не разделяли.  Особенно гном.  Никто  не
знал,  что напоминает ему непонятный туман.  Может  пасмурное утро, когда  в
своем мире он высовывался  из  горной пещеры  и  смотрел вниз  на  укутанную
туманом  долину, спрятавшуюся  среди суровых  скал.  А может и не было в его
мире ни долины, ни гор.  Ведь  гном мог и наврать. Правда, как подтверждение
его слов, явились серые  гномы, предвещавшие  опасность.  А можно ли  верить
серым гномам?
     Туман сконцентрировался в небольшое  облачко  и оторвался  от  каменных
плит пола. Затем он медленно пополз в центр круглого зала. Дверь серебряного
цвета захлопнулась с резким щелчком. Веню передернуло  от мгновенного ужаса.
Он почему-то решил, что перед ними посланник хозяина Темных Стекол.
     Но   облачко   внезапно   вытянулось   по  вертикали   и  за  мгновение
трансформировалось в знакомую фигурку Хранителя.
     - Ага, - удовлетворенно произнес  он,  разорвав затянувшуюся тишину.  -
Значит,  пути  пересеклись.  Следовательно  мы  находимся в  Месте  Всеобщей
Встречи. И оно  не такое уж плохое. А  до Лунной  Дорожки  совсем  недалеко.
Тогда нам осталось лишь одно: выяснить, кто из  вас Спаситель. А как вы сами
думаете: кому суждено  отправиться вместе  со  мной туда, где  взошла Черная
Луна?
     Все  призадумались.  Несомненно,   каждый   видел  на   месте  будущего
путешественника  исключительно  себя.  И  у  каждого  имелись  на то  веские
причины.
     Маленький  Димка верил, что выберут  именно  его.  В  конце концов,  он
меньше  всех, а в сказку  берут всегда самых маленьких. Чем меньше  человек,
тем больше у него шансов попасть в сказку, потому что для взрослых сказок не
существует. Они уже пересекли невидимую границу, отделяющую славных  рыцарей
и прекрасных принцесс от простых людей. До этой границы существует два пути:
где  проще  и где  сложнее.  Люди выбирают, где  проще.  Рыцари  и принцессы
ступают на дорогу посложнее. Посложнее, потому что остальные недовольны этой
дорогой  и  всеми способами хотят перетянуть смельчаков  на  свою дорогу.  А
Димка  еще не вырос,  следовательно, ему открыты все пути. Даже  песня такая
есть:  "Молодым  везде у нас дорога!"  Значит, Димка и отправится с гномом в
путешествие. И это еще не все.  Ведь  гном маленький и Димка маленький.  Они
одного  размера. Ну, почти. А это что-нибудь  да значит. И Димка представил,
как Маугли кричит парящему в небесах коршуну: "Мы с тобой одного размера!"
     Пашка готов  был выступить вперед. Любому ясно - идти должен именно он.
Не таким  же  малявкам, как Венька  или Наркота, и не  девчонкам же поручать
настоящее дело. Именно настоящее.  Тут уже  не игрушки,  не  штаб у  ржавого
гаража,  не нарисованные самолетики. В  настоящих делах все решает  сила,  и
Пашка чувствовал в себе эту силу, и Пашка готов был применить ее, как только
представится случай.  Не  зря  же  с  ним  здороваются даже  видавшие  жизнь
старшаки.  Уважительно здороваются. В мир Черной Луны  положено идти  только
ему. И он не собирается сюсюкать и перекладывать это дельце на плечи кого-то
другого.
     Веня думал,  что  выберут его.  Ведь именно он нарисовал основную часть
замка, который вдруг  соскочил  с  бумажного  листа.  А  в захваченном  мире
непременно придется совершить нечто подобное. Ведь только он  из  их команды
умеет правильно рисовать и  несколькими штрихами обозначить контуры, так что
в рисунке начинал чувствоваться объем. Веня уже видел, как на Черной Равнине
гномы  делят  палочки, а  Хранитель вручает  ему волшебный  карандаш. Что ни
нарисует им Веня, все  станет  настоящим.  Но для этого надо уметь рисовать,
ведь  что  радости  в  скособоченном замке,  в магнитофоне,  куда невозможно
впихнуть кассету,  или  в  собаке  с  птичьими лапками,  которая  похожа  на
крокодила и бегемота одновременно.
     Лена вызывающе смотрела в призрачные глаза Хранителя. Кого же еще можно
выбрать, если не ее. Ведь она уже  была  в одном сказочном мире.  Она спасла
замок.  Она создала  в нем часы. Она начала  читать удивительную историю про
Черную Гору. Черную! Несомненно, это  знак, указывающий на ее принадлежность
к  судьбе  мира,  над которым  взошла  Черная  (именно  черная!)  Луна.  Она
выдержала разговор с черепом.  Она  видела непонятного  трубача и хозяина  с
серебряными звездами. Ее знания несомненно могли пригодиться там, куда уйдет
Хранитель.  Спаситель не  обязательно должен  быть парнем. Совсем  наоборот!
Если спасителем будет девчонка, это только запутает врагов и увеличит  шансы
на победу. И тогда ей позволят вернуться в  ее замок и дочитать неоконченную
историю.
     Коля стоял в тени. Ему не требовалось выходить вперед, чтобы доказывать
свое право на место  Спасителя. Коля знал, что оно его по праву. Именно Коля
нашел треугольник, который вывел его к  гному. Именно Коля отвечал за гнома,
который не справился  с выпавший  на его долю миссией. Именно Коля постоянно
оказывался в  самом  центре событий. Именно он был хозяином палочек, которые
творили чудеса в  самом что  ни  на есть  безволшебном мире. А  хозяин? Ведь
возможность уйти он предложил одному  Коле. Только ему и никому другому. Это
ли не подтверждение, что только Коля достоин  взять судьбу мира в свои руки.
Чужой  мир!  Там  ведь все  по-другому!  Все!  И  если здесь  частенько Коля
оказывался нытиком и слабаком,  то уж за  пределами известного  ему  выпадет
честь  стать  героем. А  как  же без  этого?  Только героям положено вершить
судьбу миров. А после победы Коля, если захочет, вернется  обратно, и  никто
его уже  не тронет даже  пальцем. Или не вернется. Ведь  чужой  мир  к  тому
времени станет Колиным миром.
     - Так кто же будет спасителем? - хитро прищурился Хранитель.
     Пашка  молча шагнул к центру.  Коля обиделся. Он  видел, что Лена  тоже
нахмурилась. Неужели и она на что-то рассчитывала? Вот идиотка.
     -  Все не так уж и сложно, хотя  от личного желания тут зависит слишком
мало, - сказал Хранитель. -  Все уже  предрешено, просто вы  об  этом еще не
знаете.
     - Значит, не я? - хрипло спросил Пашка. - Почему не я? Скажи, почему?
     У  Коли  отлегло  от  сердца.  Ну конечно же это не Пашка. Пашка  здесь
только  потому,  что  выбранная  Колей  звездочка  предполагала  команду  из
пятерых.
     - Спасителем станет тот, кто явился на Место Всеобщей Встречи первым, -
возвестил Хранитель. - Так как я прибыл сюда после всех, то сам еще не знаю,
кто Спаситель. Так кто же он?
     Коля облизал языком пересохшие от волнения губы. Нет, он не хочет. Нет,
он не пойдет. Коле надо вернуться  домой. Лучше каждый день ходить  в школу,
чем  бросить все  и очутиться  в  мире, где  вершит  праздник злая  луна. Он
увидел, как  взглянули на него Веня и Пашка. Он почувствовал, как огорчилась
поникшая Лена. Он не знал, о чем думает  Димка. И что он теперь  мог сделать
для  своих  друзей?  Свой Путь  вывел Колю  на  роль Спасителя.  Судьбе было
угодно, чтобы Коля  пришел на  Место Всеобщей  Встречи  раньше всех.  Но вот
хотел ли он этого?
     - Молчим? - удивился Хранитель. - Кто был первым?
     "Я," - приготовился сказать Коля, но не успел.
     Его опередил взволнованный, пискляво-тонкий голосок.
     - Я, - услышал Коля слово, которое должен был сказать он сам.
     Гном,  про  которого  все  забыли,  смотрел   на  Хранителя  испуганным
взглядом.
     -  Быть посему, - подвел итоги Хранитель. -  А теперь надо выдвигаться.
Конечно, место нам досталось  отличное, но времени у нас слишком мало.  Итак
Спаситель  определен.  Я, как  Хранитель,  доставлю  его к месту восхода,  а
там...
     - Что там? - испуганно спросил гном.
     -  Никто  не знает, -  опечалился Хранитель.  -  Никто.  Там  все будет
зависеть  от  тебя  и  от  того,  как  ты   распорядишься  доставшимся  тебе
волшебством.
     - Ка-а-ким волшебством? - протянул гном, неожиданно ставший Спасителем.
     - Да палочками же! Забыл про палочки? Туда я и вложил всю свою силу.
     Гном помрачнел.
     - Вперед, вперед, - звал  Хранитель и, обернувшись облачком, заскользил
к оранжевой, еще не исследованной двери.
     Коля едва  заставил себя сделать шаг. В его голове никак не укладывался
тот факт, что Спасителем назначен не он. Но почему тогда все крутилось возле
Коли.  Почему?  Впрочем,  вопросы задавать было поздно,  да  и быссмысленно.
Вопросы и  не  складывались.  По голове  блуждали обрывки  несвязных мыслей,
выжигаемые обидой, которая затопляла  все  пространство  израненной  Колиной
души.  Еще  секунду назад  Коля  боялся  шага  в неведомое,  а  сейчас  дико
переживал, что этот шаг достался  кому-то другому.  Да ладно бы  другому, но
гному! Нет, Коля не мог в это поверить. А может,  ну может быть, Колю все же
возьмут с собой. Ведь он отвечает за гнома.
     В Колиной душе под  нахлынувшей обидой  зародилась искорка  надежды. Не
все  еще  потеряно. Главное - верить в хорошее и тогда... Что тогда, Коля не
мог сформулировать,  но  этой  надежды  хватило,  чтобы не отставать,  когда
Оранжевая дверь  открылась  и вся команда  во главе  с заважничавшим  гномом
двинулась вслед  за Хранителем.  Двери  раскрывались одна за  другой.  Замок
хранил неисчислимое множество секретов  и пространств. Но Коле  недосуг было
любоваться разворачивавшимися по  сторонам чудесами. Коля готовился. Надежда
разгоралась   сильнее   и  сильнее,  притупляя  все  оставшиеся   чувства  и
размышления.
Глава 46,
     в которой избранные отправляются по Лунной Дорожке
     Очередная дверь привела  в маленький  коридорчик,  стены  которого были
облицованы   малахитом.   Из  ровной   поверхности   беспросветно-черных   и
мягко-зеленых разводов  выступали  ослепительно белые  полукруглые  колонны.
Ослепительно,  потому что  они  и  служили  единственным  источником  света,
наливаясь  мощью у основания и постепенно  угасая к потолку, затерявшемуся в
сумраке.
     Оканчивался   коридорчик  двустворчатой   дверью.   Узкой.  Коричневой.
Полированной,  будто оторвали  крышки у двух пианино и соорудили створки, на
левой из которых примостилась изящная золотая загогулина.
     Лена  зачаровано  смотрела под  ноги,  где мраморные узоры образовывали
картину  лабиринта,  вписанного  в  вытянутый  овал. Ей невероятно  хотелось
скопировать его, чтобы в один из вечеров, когда не хочется делать уроки,  ни
даже читать,  сесть за стол, разложить рисунок и пройти  к центру извилистым
путем дуг и перпендикуляров.
     - Все взглянем на часы, - возвестил Хранитель.
     - Ого, - обрадовался Пашка. - Появились цифирки.
     - Еще минута и ровно три, - показал свой циферблат Коля.
     - Не может быть, - заспорил  Веня. - У меня тоже без одной, а  я всегда
на пять минут вперед ставлю.
     - Здесь время уравнивается, - объяснил Хранитель и,  видя, что Веня все
равно не согласен, добавил. - У всех.
     У  Лены  в  окошке  электронных  часов  значилось  "02:59".  Двоеточие,
разделяющее часы и минуты, мигало,  отмечая, что  очередная секунда  ушла  в
прошлое.
     - Пора, - сказал Хранитель.
     Его  прозрачные  контуры  затуманились,  неуловимо  сжались,  и вот  по
коридору впереди всех величаво плыло маленькое облачко, на котором восседала
золотистая искорка гнома. Коля, следуя за  Хранителем, мысленно примеривался
к золотой ручке,  прикидывая,  как ловчее ее ухватить. Но  старания Коли  не
понадобились. Еще не успело  облачко  коснуться  полированной поверхности, в
которой отражалась вся команда, как  створки медленно начали уходить вглубь.
Отражения поплыли.  В  самую  последнюю секунду Коле показалось, что там, на
темной поверхности, Хранитель  превратился  в пышную  подушку,  а гном  стал
обыкновенным огоньком на кончике свечного фитилька.
     Белая  лестница  с  широченными  перилами  уводила  вниз  к  затененной
площади. Как только цифры на Лениных часах превратились в тройку и три нуля,
на небесах перед путешественниками вспыхнул круг полной золотой Луны.
     И  сразу  же  по  черной площади  побежала  мерцающая  желто-золотистая
дорога. Да никая это была и не площадь. Лестница уходила в пруд.
     Путешественники  добрались   до   последней   ступени.  Следующая   уже
таинственно  проступала под  гладью  воды.  А  на легких  волнах  плескались
золотистые  кирпичики,  перетекавшие  один  в  другой.  Дорога  продолжалась
дальше, но  смелости ступить на  нее ни у кого  не нашлось.  Разве что Пашка
нагнулся  и  плеснул  водой  вперед, от чего кирпичики  света  изогнулись  в
извилистых  фигурах и  разбежались  в  разные  стороны, чтобы немного погодя
вновь успокоиться и собраться в полотно колышащегося пути.
     - Мне туда? - недоверчиво произнес гном.
     - Да, - холодно сказал  Хранитель. -  Тебе придется следовать за лучами
этой Луны пока не встретишь Черную.
     -  И  что  тогда? - гном как мог оттягивал момент, когда  ему  придется
сделать первый шаг.
     -  А  тогда  путь  станет  непрерывным, необратимым  и  в  чем-то  даже
безопасным. Дорога Черной Луны доведет тебя до нашего мира.
     -  Но почему  дорога Черной Луны  безопасней? -  удивился Коля. -  Ведь
Черная  Луна злая? Значит,  на ее  пути  гнома  должны  подстерегать  разные
каверзы.
     - Не столько злая,  сколько мертвая, -  сказал Хранитель. -  Но сначала
посмотри  на  эту  дорожку.  Она  живая.  А  значит,  непостоянная.  Значит,
непредсказуемая. И в какой-то момент ей надоест вести тебя  и она вывернется
из под ног, превратится в самые обычные  блики на воде. И ты  провалишься на
ужасную  глубину,  а  вокруг  будет  только  далекое  небо,  золотая Луна  и
невыносимо  ледяная вода. Никогда не расчитывай, что Лунная Дорожка  доведет
тебя до цели. Ты  можешь шагать по Лунной Дорожке  только пока интересен ей.
Если интерес исчезает, золотая твердь оборачивается миражом.
     - А что надо сделать, чтобы Лунная Дорожка не потеряла к тебе интерес?
     - Не знаю,  - пожал плечами Хранитель. - Наверное, понять ее.  Но чтобы
понять  Лунную Дорожку,  надо  стать ей,  слиться вместе. Или быть ей чем-то
необходимым. Но никто пока  не знает, что необходимо Лунной Дорожке. Поэтому
идущим по ней путникам остается рассчитывать только на удачу.
     -  А  почему  она  такая? -  насупленно  спросил Веня.  Он любил лунные
дорожки и не подозревал об их хитростях.
     - Какая?
     - Злая, как и черная.
     - Она не злая. Но и не добрая. Просто живая. Ты  никогда  не замечал за
собой, как вещи, без которых  ты  совершенно не мог жить, вдруг забывались и
безвозвратно  пропадали.  А  их  место   занимали  новые.   Или  друзья,  не
встречаться с которыми казалось совершенно невозможным, становились скучными
и  неинтересными. И  на  смену  им  приходили другие.  Так  и ты для  Лунной
Дорожки. Сначала удивительный и  неповторимый  путешественник, единственный,
которому  позволено  шагать по  ее поверхности. Потом один  из многих.  А  в
финале превращаешься  в пустое место, и лунные блики  заманчиво  блестят над
головой,  пока   ты  погружаешься   в  ледяную  глубину,  откуда   выбраться
невозможно.
     - Но это ведь предательство: заманить и бросить.
     -  А ты чувствовал себя  предателем, когда  терял  любимые игрушки  или
забывал своих товарищей. Ведь нет! Ведь  прав был ты, а не они,  оказавшиеся
за пределами твоей Лунной Дорожки. Так предательство ли это? С твоей стороны
несомненно да.  Но со  стороны дорожки? Кто  знает, что  волнует  ее  в  тот
момент,  когда  блестящие досочки перестают тебя держать на поверхности? Кто
поймет, почему  именно  ты оказываешься ненужным ей? И почему именно сейчас.
Людям невероятно трудно  договариваться  и понимать друг друга. Куда  уж тут
вникать в проблемы Лунной Дорожки, которая позволяет идти по  ней.  И всегда
есть  выбор: просто  не  вставать  на  ее  блестящие  досочки  и  кирпичики.
Обходиться  без нее. Но это  ведь так  заманчиво: пройти по настоящей Лунной
Дорожке. А уж только вступил на нее, то тебя тянет и тянет  дальше. И всегда
кажется, что следующий шаг уж точно не будет последним.
     - А дорожка от Черной Луны? - не утерпел Коля.
     Пашка вновь коснулся воды носком ботинка. Обувь беспрепятственно прошла
сквозь лунные блики. Для Пашки Лунная Дорожка не желала быть путеводной.
     - Там все  наоборот, - продолжил Хранитель  уставшим голосом.  - Она не
живая. Она не может ни радоваться,  ни огорчаться, ни хитрить, не предавать,
ни обретать к тебе интерес, ни терять его. Она просто есть. И все. И если ты
попадаешь на  нее,  то  уж  до  цели  доберешься.  Ведь  какова  наша  цель?
Прорваться в захваченный мир.  А если Черная Луна взошла над нашим миром, то
ее дорожка несомненно  приведет нас к ней.  Дорожка Черной Луны не чувствует
ни боли, ни радости. В этом достоинство мертвых. Они просто есть.  И по  ним
идти гораздо легче, чем по живым.
     - Вот не сказал бы, - проворчал гном, пробуя дорожку ногой. Поверхность
воды, расцвеченая бликами золотого  света,  чуть  прогнулась,  но  выдержала
испытание.
     - И не  скажешь,  - бесстрастно произнес Хранитель.  - Дорожка окрепла.
Нам пора.
     Гном отдернул ногу.
     -  А может  пока  не  стоит, - жалостливо  произнес он.  - Надо бы чуть
погодить. Вдруг она только у берегов окрепла.
     - Чем  больше  стоишь  на месте, тем быстрее дорожка утрачивает к  тебе
интерес.
     -  Бежать  мне по ней что ли? - пробормотал гном, еще раз проверяя свой
путь на прочность.
     - Двигаться, - сказал Хранитель. - Здесь смысл в движении.
     - Угу, - печально вздохнул гном.
     - Тогда в путь. Палочки при тебе?
     - Если бы... Колян, - потребовал гном сердито, - давай-ка сюда палочки.
     Коля медленно-медленно вытащил палочки из кармана. Все девять. Он обвел
взором свое окружение и отделил от общей кучки пять  палочек. Нагнувшись, он
вручил оставшуюся четверку гному.
     - А остальные? - ревниво спросил тот.
     - Все что ли?  -  удивился  Коля. - У тебя теперь целых четыре. А эти я
нам оставил. По одной каждому.
     -  Видишь ли,  Коля, - объяснил Хранитель. - Ты ведь и  сам знаешь, что
чем  больше  у  тебя палочек,  тем больше появляется и  шансов  на  успех  в
сотворении чуда. А чудес под Черной Луной потребуется творить немало.
     Что-то  в его интонации напомнило Коле хозяина  Темных  Стекол.  Что-то
неуловимое, но ощутимое. Может, когда-то им приходилось шагать одной дорогой
или учиться в одной школе.
     Разумом  Коля  понимал,  что гному  нужно этих самых палочек  как можно
больше,  но  и  сердце,  и  душа  отказывались  расставаться со сказкой.  Он
вздохнул, показывая всем окружающим, на какие жертвы  ему приходится идти, и
вручил новоиспеченному Спасителю еще  четыре. Хранитель ничего не сказал, да
и  Коля  не  смотрел  на  него,  но  площадку окутало  молчание.  Нехорошее.
Напряженное. Разрываемое только бормотанием  гнома, который тоже не  смотрел
ни на Хранителя, ни на Колю.
     -  Слышь,  Наркота, -  негромко сказал Пашка. - Отдай палочку. Ему ведь
нужны все.
     - А мне не нужны? - огорченно спросил Коля. - Мне  разве не нужны?  - в
его  душе поднималась непонятная злость на Пашку, на Хранителя, на весь мир,
собравшийся  лишить его последней волшебной палочки. - Вот ты  сам...  ты...
разве ты отдал бы палочки?
     - А разве я не отдал? - сказал Пашка странным голосом.
     И тут  Коля  испугался. Коле показалось,  что  нынешний  Пашка  вот-вот
превратится в прежнего  Пашку - жестокого  и  беспощадного.  Пашку,  который
подойдет и беспрекословно отберет палочку, как это уже бывало не раз. И Коля
торопливо сунул гному  свое  достояние. Может,  потому  что  не желал видеть
Пашку прежним,  а может,  потому что не  хотел  и себя  снова  почувствовать
бессильным и беспомощным.
     Напряжение исчезло. Все  разом заулыбались.  Даже гном. Даже Хранитель.
Даже Коля, хотя улыбка получилась  поначалу кривоватой  и неестественной. Но
может и стоила эта палочка всех улыбок вместе взятых.
     - Пора,  - приободрился гном и сделал первый шаг на мерцающую гладь, но
тут же отдернул ногу, которая погрузилась в темную глубину.
     - Не успели, - тревожно заметил Хранитель. - Время потеряно еще раз.
     - И что теперь? - испугалась Лена.
     - Теперь вдвоем не справиться. Срочно нужен третий. Сопроводитель.
     Коля ничего не понял.
     - Ну, - кивнул Хранитель. - Кто станет сопроводителем?
     Все  приободрились.  Далекие  путешествия  из  сказочной   дымки  вновь
обретали реальные контуры.
     - Чего там, - сказал Пашка. - Выбирай любого.
     И Коля вновь уверился, что призрачный палец Хранителя укажет на него.
     -  Сопроводителя  укажет  подвиг,  - возвестил Хранитель.  - Кто  может
немедленно,  да-да, прямо сейчас, совершить подвиг, достойный запечатления в
летописях потомков?
     Взгляды собравшихся уперлись в землю.  Только Коля не унывал. Он может.
Любой  подвиг,  скажите только какой. Да  что там  тянуть время.  Ну ведь он
должен идти, именно он.
     Но вперед выскочила маленькая темная фигурка.
     - Серый гном! - удивился Спаситель.
     - Как ты сюда проник? - строго спросил Хранитель.
     - Не знаю, - смущенно пропищал гном.
     - И где же твой подвиг? - скептически уставился на серого гном золотой.
     - Вот, - и серый гном выложил перед своим золотым собратом две палочки.
     -  Ух ты, - восхитился Димка. Да что там, все восхитились. Только Коля,
смутно узнавая обгрызенные концы, начал подозревать что-то неладное.
     - Они не работают, - неуверенно произнес он.
     - Как не работают, - удивился серый гном.
     - Очень просто, -  Коля нагнулся,  подобрал  палочки и  крутанул  их  в
руках.
     - Хочу мороженое.  "Умку", -  наспех  сказал он все  то  же желание,  с
которого на удивление  начинают почти все. Видимо,  ему предстояло  стать  и
последним в этой сказке. Простенькое,  совершенно  несложное  желаньице.  Но
прибывшая из неизвестности парочка не справилась даже с ним.
     -  Подвиг,  -  насмерливо  произнес Пашка  и  подопнул к  серому  гному
оброненные Колей палочки. - Держи имущество.
     И  серый  гном  сник. Нет  ничего хуже ненужного подвига. А  тут вместо
подвига получился самый обыкновенный обман.
     - Я не знал, - расстроенно произнес гном. - Не знал, честное слово.
     -  Честное слово серых гномов  не многого стоит,  -  сказал Спаситель и
сплюнул  в сторону. -  Тоже  мне, подвиг. А  туда  же собрался, с нами,  мир
спасать. Сначала научись волшебные палочки  от  неволшебных отличать,  а  уж
потом миры спасать.
     -  Я  пригожусь,  -  торопливо начал  убеждать  собравшихся новичок.  -
Пригожусь, вот увидите. И если не пригожусь,  тоже увидите, - он споткнулся,
догадавшись, что произнес нечто не то, и умолк.
     - Да  уж увидим, - презрительно  произнес золотой гном.  - В этом я  не
сомневаюсь. Тоже мне, Спаситель.
     -  Он  не Спаситель,  - напомнил Хранитель. - Разве ты  забыл, мы ждали
Сопроводителя.
     -  И это он? - махнул Спаситель в  сторону  несостоявшегося спутника. -
По-моему, он и как Сопроводитель никуда  не  годится. И с честным  словом, и
без честного.
     - А  то,  что  он добрался к Лунной Дорожке без посторонней помощи, это
разве  ничего  не стоит? - хитро спросил Хранитель.  - То  что он ни разу не
использовал палочки для собственной пользы, а притащил их прямо  тебе,  тоже
пустячок?  То,  что  отдал  их беспрекословно, -  Хранитель  кинул  на  Колю
мимолетный взгляд, -  наверное, не заслуживает  внимания?  А может Спаситель
как раз не  ты,  а он? Может  именно серый  гном прибыл сюда первым? Ну как,
нравится тебе такой поворот событий?
     - Да я разве против, - мгновенно подобрел золотой  гном. -  Я ведь так,
для порядку, для этой...  для профилактики. Просто  серые гномы всегда такие
недотепы,  ну как  их  после  этого не  гонять?  -  и,  задав  вопрос,  гном
повернулся с умным видом к остальному народу, ища сочувствия.
     У  Коли сочувствия он не нашел. Веня  ковырял носком кроссовки каменную
плиту, безуспешно пытясь подцепить ее угол. Лена смотрела не сочувственно, а
сердито.
     - Нет,  - сказал Пашка. - Такой  спорт нам не нужен. И  Спаситель тоже.
Верни-ка палочки.
     - Нет,  - маленькие пальчики гнома сжались. - Нет. Не верну. Я пойду. Я
выиграю. Я знаю, что выиграю. Пусть. Пусть даже один, но только не забирайте
палочки.
     Он отпрыгнул  к самой воде, все еще не решаясь на повторную попытку, но
Коля понял, что золотой гном, несмотря на свой вредный и скаредный характер,
лучше  утонет, чем откажется  от миссии.  Где  нам  понять  этих гномов. Что
серых, что золотых.
     - Тогда в путь, - серьезно сказал Хранитель. - Время уходит. Теперь его
не остановить никаким способом.
     Гном занес ногу над водой и замер, зажмурив глаза от страха.
     Коля  горячо надеялся,  что время все-же  упущено,  что  Лунная Дорожка
опять  окажется миражом,  что  срочно понадобится кто-то  четвертый,  и этим
четвертым несомненно выберут Колю.
     Гномий сапожок опустился на золотистую дощечку Лунной Дорожки. Всплеска
не последовало. Спаситель перебрался на золотистые блики и даже попрыгал для
пущей убедительности.
     - Работает, - удовлетворенно сказал Пашка.
     "Работает" - удрученно повторил про себя Коля.
     Спаситель обернулся и посмотрел на  того, кто столь долгое время держал
отвественность за его поступки.
     "Доберешься?" - безмолвно спросил Коля.
     "Не знаю,"  - ответили гномьи глаза,  но потом в них внезапно вспыхнула
знакомая озорная искорка. Золотой гном весело побежал вдаль. За ним рванулся
серый гном. Хранитель коротко кивнул на прощание и, превратившись в  облако,
величаво поплыл над водой.
     Они уходили, не оборачиваясь.
     - А  что теперь делать  с  моими палочками?  -  раздался  издали вопрос
серого гнома, который не утерпел и подобрал принесенную им парочку.
     - Возьми с собой, - посоветовал Хранитель. - Весьма вероятно, что в том
мире  им  суждено  стать  волшебными.  А  как  ты  понимаешь,  Сопроводителю
волшебство тоже пригодится.
     Что ему ответил Сопроводитель никто уже не разобрал.
     Троица успела  забраться  весьма далеко. Ее крохотные силуэты маячили у
самого  горизонта.  А  вместе  с  ней  уходили  и  сказки, и  волшебство,  и
приключения,  и  путешествия.  И  ответственность. Да-да! Коля  чуть  ли  не
физически  ощутил, как  тяжелый груз  ответственности  сполз с  его  плеч  и
неслышно уплыл  за теми, кто  шел вдогонку ускользнувшей  ночи Путешествий и
Путешественников.
     Еще  секунда  и сверхъестественные,  но  уже  такие привычные  существа
скрылись из виду.
Глава 47,
     которая  поясняет, что на смену  ушедшему обязательно придет что-нибудь
еще
     Замок  растаял  и  Веня вновь увидал вокруг черные  силуэты  знакомых с
детства деревьев.  После ярких красок замка и блеска  Лунной Дорожки ему  на
миг показалось,  что он  угодил  в  кромешную тьму.  Но  деревья он  все  же
разглядел. Вслед за деревьями показались  стены ближайших  домов с угольными
провалами  окон.   Тьма  растаяла,  уступив  место  предрассветному  сумраку
обычного осеннего дня с пасмурным небом и наклевывающимся дождем.
     Они  вернулись обратно в свой мир. Теперь пора  было  возвращаться и  в
свой  дом. Но расходиться  почему-то  не хотелось.  Может,  пока они  стояли
вместе,  в  них продолжало  жить  волшебное чувство сказки, которая на самом
деле  уже ускользнула к  другим.  Слова сейчас не  требовались.  Если бы  не
тяжелое  дыхание, могло  показаться, что вернувшиеся совсем  не  шевелились.
Просто стояли. Глаза каждого невидяще сверлили панораму  двора. Они молчали,
заново проявляя  в мыслях радужные  картины того, что с  ними  произошло. По
крайней мере так думал Веня.
     Первым не выдержал Пашка.
     - Ну ладно, - махнул он рукой. - Я спать.
     - Завтра придешь? - спросил его Коля. - Вернее, сегодня.
     - Приду? - удивился Пашка. - Куда?
     - К нам, - выдавил Веня. Слова разрушали вошебные тени, живущие в душе,
как  дождевые капли превращают отражения  домов  и  деревьев  на поверхности
взбаламученной воды в портреты уродливых монстров из фильмов ужасов.
     - Нет, - мотнул головой Пашка. - Не приду.
     - А почему? - изумленно спросила Лена.
     - Да... так... Что у  вас делать-то. Штаб.  Бегалки. По-детски все это.
Жизнь-то совсем другая. А вы напридумывали себе сказочки, считалочки...
     - Но ведь  была  сказка-то, -  заспорил  Коля. - Была.  И мы  там были.
Скажешь, все было не ПО-НАСТОЯЩЕМУ?
     - Была,  да  сплыла, - сплюнул Пашка. -  Больше ее  не  будет. Да и  не
сказка это вовсе.  Так,  другой мир. Параллельный. Про это даже в книженциях
сейчас пишут... в научных.
     -  Тогда ты к ним,  - дернул  головой Коля в  сторону беседки,  где  по
вечерам курили большие пацаны, - снова?
     -  Х... хрен знает, - пожал  плечами Пашка. -  И туда не  тянет.  После
всего такого...  А так оно...  то,  что  с  нами случилось,  вредно  даже...
Нормально жить мешает.
     И Пашка, чуть ссутулившись, побрел домой. Друзья смотрели ему вслед.
     Рядом с Веней возникло светлое облачко и, вытянувшись,  превратилось  в
Хранителя.
     - Куда он  теперь? - спросил его Веня, тыча  сплетенными указательным и
средним пальцами в удаляющуюся фигуру.
     Хранитель помолчал и ответил:
     - Своей дорогой.
     - Он вернется? - повернулся Коля к призрачному гостю. - Вернется?
     -  Нет,   -  развеял  Колины   надежды  Хранитель.  -  Зато  вы  можете
когда-нибудь его догнать.
     - Когда  перестанем  верить  в  сказки? -  раздался  голосок  Лены, как
звонкий уцелевший колокольчик на скошенном поле осеннего утра.
     -  Может быть.  Хотя суть не в этом. Суть не в том, что было, а в  том,
что будет. Если прошлое не удалось, никогда не отказывайся от будущего.
     - А мне  папа  говорил,  что прошлое  определяет  будущее, -  проснулся
Димка, до этого безучастно клевавший носом.
     - Он прав, - кивнул Хранитель. - Но помни, что прошлое - это искаженное
отражение  жизни,  а  будущее -  отражение  твоих желаний и стремлений.  Они
переплетаются  тесно-тесно, они занимают всю вселенную  своими  хрониками  и
прогнозами.  Но к жизни,  к самой жизни  они  не имеют  никакого  отношения.
Жизнь,  твоя  жизнь  -  это теперь и  сейчас. Тот миг, который  приходит  из
будущего и улетает в прошлое...
     - Но будущее  становится настоящим, - горячо заговорил Димка. - Что оно
значит?
     - Само по себе - ничего. Но для тебя - многое. Будущее - это мечты, шаг
за  шагом, приближающиеся к  тебе из  сказки. Когда мечты приходят, то жизнь
сверкает радугой...
     - А если приходят кошмары? - осторожно уточнил Веня.
     - Так  встреть их! И прогони в  прошлое!  Но не уходи за ними. Останься
здесь. В том миге, где все происходит  ПО-НАСТОЯЩЕМУ. Происходит все. Только
надо уметь это видеть...
     - А не заслонять миражами, - тихонько закончил Коля.
     Хранитель тревожно заметался по воздуху светлым облачком.
     - Гномы добрались,  -  возвестил он.  - И  Спаситель,  и Сопроводитель.
Теперь моя очередь.
     - Постой, - крикнула Лена. - А то, что с  нами произошло, все-таки было
ПО-НАСТОЯЩЕМУ? И гном! И хозяин Темных  Стекол! И замок! Мой замок с высокой
башней и с часами!
     - Пока ты  веришь,  что оно  было.  Пока ты  хранишь  картинку,  звуки,
чувства. Оно не просто было. Оно живет. По самому ПО-НАСТОЯЩЕМУ.
     И  Хранитель исчез,  словно  туман после  восхода Солнца. Только солнце
всходило не здесь,  зато  из-за  дальних кустов  наплывали  клочья  белесого
тумана.   Обычного.  Ничем  непримечательного.  Несущего  зябкую  сырость  и
продирающее до костей влажное касание осени.
     - Я - домой, - сказал Коля.
     -  Угу,  - кивнула Лена, у которой  тоже глаза начинали  слипаться.  Ей
нестерпимо хотелось в тихое теплое местечко, где  можно упасть на что-нибудь
мягкое и отключиться от мира, из которого ушла очередная сказка.
     Пути  разбежались.  Путешественники  разбрелись своими  дорогами.  Веня
заторопился. Ему вспомнилась открытая дверь.  Вдруг да она захлопнулась.  Не
поздоровится   тогда  Вене.  Ой,  не  поздоровится.  Залы  сказочного  замка
потускнели и  сдвинулись  в  стороны, а на  передний план  выплыла  знакомая
дверь.  И  не видать никакой щели,  то ли насмехается  она над Веней, то  ли
действительно щелкнул язычок замка и оставил Веню во внешнем мире. Чтобы там
ни  говорил  Хранитель  про  будущее,  но  если дверь  закрылась,  то ничего
хорошего к Вене не приближалось.
     Издалека едва различимо донесся голос Димки, ведомого Ленкиной рукой:
     - А что такое хроники и прогнозы?
     Веня  стремительно  вознесся  на  третий  этаж   и  остановился.  Дверь
выглядела  точно  такой  же,  как  он ее и оставил. Осторожно-осторожно Веня
подкрался  к  двери  и  толкнул  ее  двумя  пальчиками.  Створка  открылась.
Маленьким скромным мышонком Веня прошмыгнул в темноту.
     Он знал, что крысомуммии больше не придут,  ведь те, кто пересек миры в
ночь Путешественников и Путешествий никогда не  возвращаются,  не будь на то
волеизъявления  свыше  или  верного проводника, которым  для  Вени и для его
друзей выступил Хранитель.
     Но  Веня  боялся не крысомуммий. Сказка  ушла. Но совершенно реальные и
злобные  грабители вполне могли  забраться  в  квартиру, пока  Веня беспечно
шастал в сказочных пространствах. А что,  если они  уже  поубивали и мать, и
отца, и бабушку. Черное отчаяние охватило Веню. Ну так и есть.
     Он затаил дыхание и прислушался. Отец похрапывал во сне так же, как и в
другие  бессонные  Венины  ночи.  Но,  может,  это  грабители  притворяются,
обманывают  Веню,  ждут, чтобы  он успокоился.  Потому  что  самые  страшные
нападения,  как всем известно, происходят  именно тогда, когда  их не ждешь.
Выключается  свет,  играет  тревожно-зловещая  музыка  и   отвратный  монстр
сваливается из тьмы на  шею прекрасной  девушки.  Всеобщие визги,  хлестание
крови на полэкрана и довольное урчание насытившегося  чудища. Ну нет, только
клыкастого зверя Вене сейчас и не хватало.
     Веня  успокоился,   попытался   прогнать   из  головы   все   мысли   о
сверхъестественных существах, и прислушался  еще раз. Сейчас  ему  казалось,
что он  слышит  даже тихое дыхание  мамы.  За спиной раздался щелчок замка и
Веня  покрылся холодным потом. Грабители не проникли  в квартиру,  они ждали
Вениного возвращения этажом выше. Холодея от ужаса и втянув голову  в плечи,
чтобы принять сокрушительный  удар, Веня развернулся. Никого. Совсем никого.
Просто захлопнулась дверь.
     Вене сразу  полегчало  настолько, насколько остроносый  АНТ-9 получился
вместительнее   своего  предшественника   АНТ-2,  не   отличавшегося  особым
изяществом.  На  душе  стало хорошо-хорошо,  и Веня осмелился  пробраться  в
большую комнату. Отец и мама как ни в чем не бывало спали. Фосфорные стрелки
будильника показывали полшестого. Тревожным  взглядом  Веня обшарил кухонную
дверь.  А  что, если грабители  притаились на  кухне?  Может, им требовалось
дождаться Веню, чтобы убить всех сразу, чтобы некому было бежать в милицию и
сообщать особые приметы.
     Не  отпуская  взгляда  от  темного стекла  двери,  Веня  спиной  вперед
прокрался  к  своей комнате. У  двери он развернулся.  Кровь  билась  в ушах
тяжелыми  толчками. Кухня теперь  далеко.  Сейчас самое главное - убедиться,
что его никто не ждет с  топором, сжатым когтистыми пальцами длинных бледных
рук.
     Прищурив  глаза,  Веня   шагнул  вперед.  Никого.  В  голове  появилась
засасывающая пустота  облегчения. Грабители  не успели  отыскать неприкрытую
дверь. Если, конечно, они не догадались спрятаться в  маленькой кладовке без
окон  возле  дивана, где спят мать и  отец. Но туда Веня не пойдет. Нет,  не
пойдет.  Лучше  думать,  что  там никого нет. Хотя именно  так думать  и  не
получается.
     Веня  быстро,  по-солдатски разделся и нырнул под  одеяло,  моментально
укрывшись  с головой.  Картины  сказки  окончательно  смазались  и  потухли.
Усталость  окутала  голову  приятной  дремой.  Веня  благодарно улыбнулся  и
провалился в очередной спасительный сон.
Глава 48,
     в которой Коля находит ответы на многие вопросы, и не только ответы
     "Интересно, а какие они, миражи?" - подумал Коля.  Может быть он их еще
научится  строить? Вот вырастет и  научится. Ведь  хозяин Темных  Стекол уже
никогда  не вернется за Колей, никогда не будет поджидать его у школы или за
мертвым деревом, никогда  не ухватит его за плечо, чтобы  увести в неведомые
дали и стать Хозяином, а может и Темными Стеклами сразу.
     Задумавшись, Коля покачнулся на табуретке и сделал судорожное движение,
чтобы ухватиться  за что-нибудь. Опоры не нашлось, зато  задетая Колей чашка
прокатилась по всей столешнице и чуть не сверзилась.
     Мама  неодобрительно покосилась на Колю и  тот  приготовился к строгому
разносу  для  профилактики  за  некультурное  поведение  за  столом.  Но тут
заулыбался папа, и Коля догадался, что разноса не последует.
     - Спокойней, Николя,  - подмигнул папа.  - Счастье к нам еще не пришло,
так что посуду бить рановато.
     - Так ведь посуду на счастье бьют, - наставительно заметила мама.
     - Естественно, - закивал папа  с видом  ученого, защитившего докторскую
диссертацию. - Вот когда оно придет, Коля станет на него посуду бить. А пока
что получается, посуду не на счастье бьем, а на пол.
     Коля заулыбался.
     - Папа, - сказал он, - а мы постоим после ужина на балконе?
     - А надо ли? - деланно испугался папа.
     - Надо, надо, - серьезно закивал Коля. Сегодня у папы было превосходное
настроение и этим надо непременно воспользоваться, пока он не отгородился от
мира и Коли свежим номером "Комсомольской Правды".
     Коля  глубоким  глотком дохлебал чай, одним широким  взмахом  губки для
мытья посуды осушил расплескавшиеся по столешнице лужи и побежал на балкон.
     Там  было  прохладно, и пока папа допивал свой кофе, Коля успел сбегать
за  двумя куртками: своей и папиной. Он  осторожно проложил  их  на шкафчик,
придавил  камнем на всякий случай  и  свесился вниз, пока мама  или папа  не
успели  заметить его акробатические художества.  Внизу степенно двигались по
своим  вечерним делам  почти неразличимые силуэты прохожих. Может  среди них
были и девушки, а  может и сама  Красавица-Комсомолка-Спортсменка, но сумрак
превращал  их  в  совершенно  одинаковые  и  неинтересные  фигуры,   и  Коля
выпрямился, скользнув взглядом по небу. Ковш медведицы ему найти не удалось,
но все равно на небо  смотреть  куда интереснее,  чем  на темную землю и  на
сливающихся  с  ней  прохожих. Звезды  дружелюбно  подмигивали  Коле, словно
тысячеглазое привидение Каспер.  Отрывок  мультфильма  мелькнул у Коли перед
глазами, а  в  следующую секунду у него на  плечах  оказалась  куртка.  Папа
все-таки добрался до балкона.
     - Папа, а что, если наш мир ненастоящий? - спросил Коля.
     - А какой  он, Николя? - улыбнулся  папа. - По моему, так самый, что ни
на есть настоящий.
     -  Нет, папа, - заспорил  Коля.  - Давай  на секунду  допустим,  что он
совершенно не настоящий.
     - Хорошо,  Николя. Давай  допустим. Надеюсь, за  эту секунду с миром не
успеет случиться ничего страшного.
     - Не успеет, - заулыбался в ответ Коля.
     - Время пошло, - напомнил папа. - Так какой он, этот мир?
     - Пусть он будет нарисованным.
     - И что?
     - Ну, папа, как  же ты не понимаешь. Это ж ужас - узнать, что  живешь в
нарисованном мире.
     - Почему ужас?
     - Но ведь с нарисованным миром может случиться все, что угодно!
     -  А ты не думал, Николя, что и с настоящим миром  может случиться все,
что угодно.
     - Нет! С настоящим миром, что угодно не случится, я знаю.
     -  Конкретней,  Николя,  конкретней.  Что  плохого  может  случится   с
нарисованным миром?
     - А вдруг художнику не понравится рисунок, и он его уничтожит?
     - А тебе самому нравится этот рисунок, Николя?
     - Не знаю, - пожал плечами Коля.
     - Запомни, Николя. Никогда не говори "Не знаю"! Любой, задающий вопрос,
думает,  что он разговаривает  с личностью, которая хоть  и не всегда  знает
ответ, но по крайней мере имеет свое мнение на происходящие события.
     - Но я на самом деле не знаю! В нем столько, в этом мире...
     - Хорошего или плохого?
     Коля  внимательно посмотрел  на папу. Таким тоном  папа всегда  задавал
подковыристые,   провокационные  вопросы,  на  которые   думай-не  думай,  а
правильных ответов не сыскать.
     - Так как, Николя, хороший он, наш мир, или плохой?
     - Разный, - вздохнул Коля, не зная, что сказать поумнее.
     - Во-о-от, - радостно протянул папа. По особому протянул. Не так, как в
те минуты, когда Коля попадался в расставленную ловушку.
     - Значит, разный? - переспросил папа.
     - Разный, - утвердил Коля.
     - И есть в нем хоть что-то, что тебе по душе?
     -  Конечно,  папа,  -  подхватил  Коля.  Потом  он  представил  школу и
погрустнел. Но  вовремя вспомнил о Пашке и  вновь  воодушевился.  Ведь Пашка
теперь не будет ему досаждать. И... может быть... Владян тоже.
     - Вот  видишь, Николя, - задумчиво  произнес папа,  размышляя  о чем-то
своем.  - Иногда  не столь важно знать, нарисован окружающий мир  или нет, а
важно почувствовать, что в  этом мире есть что-то хорошее. И не только есть,
а  было и будет. И если переводить на  термины нарисованного  мира, то важно
почувствовать, что ты в этом мире нарисован красиво.
     - А  если красиво не получилось? - спросил Коля и  быстро добавил.  - И
изменить невозможно. Ну никак.
     - Тогда,  Николя просто порадуйся, что тебя нарисовали. Ведь тебя могли
не  нарисовать и вовсе. Не успели нарисовать или не захотели. И все, Николя,
у тебя нет мира, пусть даже нарисованного, а у мира нет тебя. Было бы вместо
тебя  на  бумаге  нечто  другое. Вот,  скажем, уродливая клякса  или  вообще
пустота.
     Коля  поморщился, представив кляксу из старого  мультика. Там тоже были
нарисованные миры, а по ним путешествовали настоящие дети.
     - А правда, папа, что раньше все дети были знакомы с кляксами?
     - Знакомы?  -  удивился папа. - Ах да, можно и так выразиться. Конечно,
были.
     - И ты?
     - Нет. Я уже те времена не застал. У меня были шариковые ручки. Хотя на
старых партах у нас в школе еще оставались дырки для вставки чернильниц.
     - Кляксы жили в чернильницах?
     -  В чернильницах жили чернила. В чернильницу макали перьевую ручку или
просто перо и писали по  бумаге. И если  чернил набиралось слишком много или
перо  цеплялось  за бумагу,  то с  него соскакивала клякса и  поселялась  на
листе.  А знаешь,  Николя,  услышь  наш  разговор тогдашние  шестиклассники,
подняли бы они нас на  смех, честное слово. Ты, наверно, думаешь, что кляксы
живут только в сказках?
     - Не-а,  - замотал головой  Коля, чтобы папа не подумал, что  он  такой
несмышленыш. - А скажи, папа, когда уходят сказки?
     - Хороший  вопрос,  -  смутился  папа. -  Знаешь,  Николя,  обычно  все
интересуются куда они уходят. А вот когда...  У  всех по  разному. Некоторые
даже рождаются без сказки, а некоторые несут ее в  себе всю жизнь... Слушай,
Николя, когда я учился в школе, то нам рассказывали легенду про Данко...
     - Про того, кто вырвал сердце и вывел народ в хорошее место?
     - Людей, не народ, - поморщился  папа, но потом заулыбался. - Значит, и
у вас ее еще не выкинули из программы. Так вот, Николя, мало вырвать сердце.
Надо, чтобы оно  было чем-то наполнено. Никто никогда не пойдет за человеком
с пустым сердцем...
     - Так что, у Данко в сердце жила сказка?
     - Но ты  подумай  сам. Представь.  Темнота.  Сырость.  Огромные мрачные
деревья,  сплетенные в чащу. Голод и болезни.  И больше ничего. И никто даже
не  знает про другие  миры и места. Расскажи тем людям про светлые поля, про
лужайки,  заросшие густой  травой,  про  море,  про высоченные горы. Они  не
поверили бы,  они засмеяли бы  тебя с  головой  и  объявили  твои  россказни
пустыми сказками.  Данко ведь тоже не был нигде, кроме своего мрачного леса.
Но в сердце  его жила мечта,  которую  другие называли сказкой.  И когда  он
вырвал  сердце,  то  имеено его мечта,  его желанная сказка горела в  нем  и
освещала дорогу.
     - Так значит сказка жила только в Данковом сердце.
     -  Не думаю,  Николя. Наверное, такая сказка жила в сердцах  у  многих.
Просто они не верили в нее. И еще мораль в том, что не всем под силу вырвать
свое  сердце, чтобы превратить сказку  в  то,  что происходит ПО-НАСТОЯЩЕМУ.
Вырвать и повести за собой.
     - Я знаю, папа. Про мораль знаю.  Мы даже сочинение писали. А вот Пашка
говорит, что сказка только мешает жить по-нормальному.
     - Кому-то мешает. Тем,  у кого  она заслоняет настоящее, затемняет его,
затуманивает,  уводит  с  дороги,  расслабляет  и  позволяет отсиживаться  в
кустах. Но ведь  есть  и другие. Те, чья сказка  озаряет мир, выталкивает из
кустов на дорогу и дает силы, чтобы шагать к далекой цели, которая  когда-то
казалась всего-навсего сказкой.
     И папа внимательно заглянул Коле в глаза. Коля аж испугался, что сейчас
придется  рассказывать про все свои  приключения,  в которых Коля  не всегда
выглядел героем.  А папа не увидит эти  приключения. Папа не видел гнома, а,
значит, и волшебный  замок так и останется для него недоступным. И покажется
папе  весь  Колин рассказ  той  самой сказкой,  которая  заслоняет  Колю  от
понимания чего-то невыразимо важного.
     Но папа уважал чужие тайны. Он только хлопнул Колю по плечу и посмотрел
вдаль:
     -  Верю,  Николя,  верю, что есть  у тебя сказка.  Есть.  Красивая. Но,
наверное,  не  хватает  тебе слов. Как много слов на свете, но  почему-то  в
самые важные моменты их никогда не хватает.
     Коля  не  совсем понял,  что имел в  виду папа,  и не знал, что  теперь
сказать самому.
     - А знаешь, папа, - внезапно вырвалось из него. - Веня-то, оказывается,
умеет рисовать. Он самолеты рисует. Так здоровско.
     - Вот,  Николя, - довольно  кивнул  папа.  -  Видишь, мир всегда  может
оказаться чуточку прекрасней,  чем он был  еще секунду  назад. Бывает, и  не
чуточку, а больше, неизмеримо больше. Надо только уметь дождаться и увидеть.
Не пропустить.
     - Я не пропущу, папа, - пообещал  Коля. - Только немного обидно видеть,
как уходит сказка.
     - Теперь, Николя, ты спросишь, когда возвращаются сказки?
     И папа, накинув на Колины плечи вторую куртку, ушел в комнату.
     "Нет,  папа, - подумал Коля, -  я  уже знаю, когда они  возвращаются. И
по-моему...  Я  не  знаю почему,  но  по-моему гораздо  важнее  знать:  куда
возвращаются  сказки. Если  на этот вопрос  нет  ответа, то  предыдущий тоже
получается сущей бессмыслицей."
     Коля еще раз попробовал отыскать Большую Медведицу и снова неудачно. Не
пропустить. А как это - не пропустить. И так в жизни столько всего пролетает
мимо, а тут, оказывается, надо еще главное увидеть и не пропустить. Встать с
решительным лицом и заслонить ему дорогу. Главное не пройдет. Оно  останется
с  Колей. Нет,  уж  его-то  он  не пропустит.  Значит, надо увидеть.  Сперва
увидеть, а потом уж не пропустить.
     Коля  пристально  вгляделся  в  звездное  небо.  Вот мелькнет хвостатая
звезда   и  обернется   кораблем.  И  Коля  увидит  его  первым!  И  сообщит
всем-всем-всем. И его портреты будут на всех газетах! Вернее, во всех. Ну да
неважно. А  может, даже и Веньку с Ленкой рядом заснимут. А потом пришельцев
повезут в  Москву. И Колю  тоже  повезут. Не все  же Ваньке счастье. И тогда
Коля проверит,  роют ли в  Москве канавы во  дворах и  есть ли на Московской
телевышке ресторан. Пришельцев-то туда пустят. А если  пустят пришельцев, то
и Колю тоже. А при расставании Коля будет махать пришельцам рукой и кричать:
"Приезжайте еще!"
     Но  на  небе  просто мерцали звезды и не мелькал никакой корабль, чтобы
Коля мог его первым  разглядеть. И Коля расстроился. Но мелькнули  перед ним
отблески Темных Стекол. А не  эти  ли  мечты называл хозяин миражами. Может,
Коля научился их строить. Да нет! Он всегда умел! Мечтать-то...
     Коля перевел  взгляд пониже,  а  потом  и вовсе  под  самый  балкон.  В
переплетениях   веток   что-то  сверкнуло.  Похоже,  кто-то  зашвырнул  туда
недокуренный бычок.  Но нет!  Бычки светят багряным, словно неумерший уголек
костра, а здесь свет виднелся бледно-лимонный, почти белый.
     Догадка пронзила  Колю.  А  ведь  это  она! Та  самая вещичка.  Отблеск
сказки,  то  ли  задержавшейся  перед  дальней  дорогой,  то  ли вернувшейся
специально  для Коли, то  ли даже не подозревающей о Колином существовании и
живущей сама по себе.
     Сердечко застучало в бешеном  темпе. Сказка осталась, осталась с Колей.
Пусть   исчез    треугольник.    Пусть   растворился   со   стены    портрет
Предзнаменовательныцы к великой радости соседа с  первого этажа, который все
же  не поленился  и нажаловался родителям Коли  на будущее. Пусть ушел  гном
своей дорогой, забрав все волшебные палочки. Но вещички из сказки продолжали
искать встречи с Колей.  И завтра, по  пути в школу  он снимет с  ветки  эту
вещичку, которая кажется отсюда бледно-лимонной блесткой, и покажет  ее Вене
и Ленке. И Димке тоже покажет. И, может быть, даже Пашке...
     Но  до  утра  уйма времени!  А  что,  если  ее  украдут!  Да непременно
украдут!!!  Кто сможет  пройти  мимо сверкающей  непонятной  вещички, чтобы,
воровато оглянувшись  по сторонам,  не ухватить  ее своей загребущей рукой и
упрятать в карман. Колину Золотую Каплю!!!
     Но нет! Ведь волшебные  вещи видимы только для Коли.  Даже папа не смог
увидеть гнома. Значит, все остальные просто не заметят Каплю, скользнут мимо
или окинут усталым взором облысевший куст сквозь нее. Золотая Капля спокойно
провисит до утра и благополучно дождется Колю.
     А ведь  гнома видели  Веня с Ленкой. И Пашка с Димкой. Получается,  что
есть и другие люди, которые могут прикоснуться к сказке. Что случится,  если
один  такой припрется и  утащит  ее? Перед Колиными  глазами  возникла  чуть
подрагивающая пустая ветка.
     И тут Коля успокоился. Не  надо пугаться.  Значит,  эта вещичка  не для
Коли.  Значит, он встретит другую. Встретит  в самое  нужное  и  необходимое
время.  И  Коле  впервые  стало  не  жалко,  что  капелька  лимонного  света
засверкает  не в его  руках. И почему-то в эту минуту Коля почувствовал себя
легко и свободно.
     Во сне Коле  все-таки удалось отыскать на небе Большую Медведицу. Затем
он  обнаружил  и  Малую, на  хвосте которой  примостилась  Полярная  звезда,
ведущая  на  север.  А  рядом с  этими  двумя ковшами  сверкал  семью яркими
звездочками маленький Медвежонок.
     5 марта - 6 сентября 1999 года