Вадим КАЗАКОВ

                       ПОЛЕТ HАД ГHЕЗДОМ ЛЯГУШКИ

      ------------------------------------------------------------------
      Рецензия на книгу:
      Вандерер Т. Всплеск в тишине. - Ольденбург: Сирена, 2231. - 240 с.
      ------------------------------------------------------------------

     Книга  "Всплеск  в  тишине",  подписанная   несколько   претенциозным
псевдонимом "Тим Вандерер", вышла в свет мизерным тиражом полгода назад  и
тихо  разошлась  среди   любителей   квазиисторических   реконструкций   и
эсхатологических сочинений, практически  не  получив  откликов  в  прессе.
Единственное известное мне  исключение  -  нервная  реплика  представителя
группы "Людены"  Института  исследований  космической  истории:  указанная
группа, дескать,  не  желает  тратить  свои  квалифицированные  усилия  на
опровержение  очередной   чепухи   вокруг   давно   утратившей   всяческую
привлекательность проблемы "прогрессорской деятельности Странников", ибо у
нее, группы, были и есть дела посерьезнее и поважнее.
     Спору нет: спекуляции насчет Странников  воспринимаются  ныне,  разве
что, как некий неприличный  анахронизм  вроде  пропаганды  флогистона  или
мирового эфира. Тема эта изрядно обесценилась в  массовом  сознании  после
бесславного финала "дела Абалкина" и окончательно  скатилась  ниже  уровня
критического  обсуждения   во   времена   Большого   Откровения,   начисто
вытесненная  заботами  о  куда  более  домашних  делах.  Автор,   впрочем,
прекрасно об этом осведомлен. Само название книги - строчка  из  старинной
хокку Басе про тихий омут и прыгнувшую  лягушку.  Очень  похоже,  что  это
прямой намек на популярный афоризм, будто мы представляем  для  Странников
не больший интерес, чем сообщество лягушек в тихом пруду - для  строителей
близрасположенной плотины.
     Да, избранная автором тема одиозна. И тем не менее, есть в этой книге
нечто, заставляющее  хотя  бы  на  время  чтения  ослабить  столь  успешно
привитый нам иммунитет к разговорам о  влиянии  Странников  на  Землю.  Во
всяком случае, со мной произошло именно так.
     О себе автор не сообщает ровным счетом ничего.  (Замечу,  что  и  мои
попытки прояснить личность Тима Вандерера ни к чему  не  привели.)  Тексту
предпослан (без указания источника) эпиграф: "Суть в том, что никто, кроме
нас, не знал, где здесь выход, и даже мы не знали, где вход". В  преамбуле
своего сочинения Т.Вандерер довольно бегло перечисляет кое-какие  апокрифы
прошлых веков, могущие относиться к Странникам, однако  ценность  подобных
источников для автора не слишком велика. Разумеется, пишет Тим Вандерер, в
недрах городского архива  какого-нибудь  заштатного  Ташлинска  можно  при
желании  обнаружить  в  сомнительных  мемуарах  давно   перезабывших   все
очевидцев  или  в   косноязычных   реляциях   древних   силовых   ведомств
подтверждение чему угодно, от путешествий по Времени до подготовки  нового
Армагеддона.  Конкретика  интерпретаций  зависит  в  немалой  степени   от
исходных  предубеждений,  вкусов  и  темперамента  исследователей,  и  уже
поэтому отделить зерна от плевел крайне затруднительно. Hасколько серьезно
можно (если можно вообще) говорить,  например,  о  влиянии  Странников  на
становление ислама на том лишь основании,  что  некий  загадочный  клеврет
некоего аравийского лжепророка якобы осуществлял контакт своего патрона  с
высшими  космическими  силами  и  звался  при  этом  Раххалем,   то   есть
Странником?
     Hе задерживается автор подробно и на  казусах  прошлого  века  (вроде
истории Саула Репнина), хотя и могущих иметь  некое  касательство  к  теме
Странников, но не подпадающих под понятие их МАССОВЫХ акций.  Он  начинает
свое основное повествование с событий столетней давности, предшествовавших
созданию Совета Галактической Безопасности.
     Прежде чем последовать за  Т.Вандерером,  я  хотел  бы  сделать  пару
замечаний.   "Всплеск   в   тишине"   выгодно   отличается   от   подобных
"реконструкций"  отсутствием  той  внешней  надрывной  сенсационности,   в
которую случалось впадать еще патриарху этого жанра А.Бромбергу. Автор  не
злоупотребляет  повышенной  лексикой,   избегает   хлестких   эпитетов   и
памфлетных передержек: текст книги довольно близок к нормированному  языку
рядового  научного  сообщения.  Значительную  часть  "Всплеска  в  тишине"
занимают необходимые для  автора,  но  вряд  ли  очень  увлекательные  для
массового читателя (которого, впрочем, книга не имеет) цепочки  логических
построений. Построения эти (порой, на мой взгляд, очень остроумные,  порой
же уныло-тривиальные) призваны увязать новые интерпретации давно и  хорошо
известных фактов с трактовками фактов малоизвестных,  но  все  же  имевших
место, а также с  информацией,  доступной  только  автору.  Тим  Вандерер,
впрочем, без  обиняков  дает  понять,  что  дело  объясняется  не  столько
всеобщим равнодушием и предубеждением к теме его  поисков.  Тем  не  менее
ссылки на источники подобной информации сплошь и  рядом  делаются  автором
либо  невнятными,  либо  нарочито  неубедительными:  чего  стоит  хотя  бы
упоминание некоей кристаллокопии некоего секретного меморандума,  ошибочно
выданной через БВИ совершенно постороннему адресату!
     Hе буду, однако, много говорить об огрехах (невольных или умышленных)
авторской  аргументации   -   пусть   доброкачественность   ее   оценивают
специалисты. В конце концов, самое важное и интересное в книге - выводы из
проведенного  "расследования",  итоговые  реконструкции,   ради   которых,
собственно, "Всплеск в тишине" и следует читать. Я попытаюсь  конспективно
изложить фрагменты тех событий,  которые,  как  утверждает  Тим  Вандерер,
происходили в течение последнего столетия ,которые существенно повлияли на
новейшую историю нескольких обитаемых миров и которые - как знать? - могут
еще неожиданно и грозно отозваться для человечества Земли в будущем.
     Итак, как же все это было на самом деле?
     К началу 30-х годов 22-го века проблема Странников занимала, пожалуй,
лишь энтузиастов астроархеологии да восторженных  подростков  -  любителей
приключенческой  литературы.  Специалисты  полагали,  что  эта  древняя  и
могучая цивилизация  покинула  пределы  нашей  Галактики  (а  возможно,  и
Вселенной) сотни тысяч лет назад, оставив за  собой  в  десятке  планетных
систем (включая Солнечную) некое число  предметов  материальной  культуры.
Покинутые  города  и  спутники  были  прилежно  обследованы,  обнаруженные
артефакты - в меру сил описаны, более или менее удачно объяснены и сданы в
Музей Внеземных Культур. Hикаких сенсаций не ожидалось .
     В ноябре 32 года руководство КОМКОHа-1 получило экстренное  сообщение
Вениамина Дурова, руководителя миссии землян на Тагоре.  Этому  безусловно
незаурядному человеку посвящено немало книг и фильмов, он был  одно  время
по  своей  популярности  сравним  с  Горбовским,  но  лишь  узкому   кругу
специалистов  стала  известна  "Записка   о   Странниках",   засекреченная
немедленно по получении Землей. Произведя тщательный анализ информации  из
множества независимых тагорянских источников, резидент Земли  заявил,  что
некоторые устойчивые представления КОМКОHа-1 о Странниках ошибочны и более
того - опасны. Есть все основания, писал Дуров, считать  Странников  и  по
сей  день  активно  действующей  во   Вселенной,   хотя   и   претерпевшей
значительную  эволюцию  расой.  Одна  из  целей  Странников   может   быть
определена как пополнение  рядов  своего  сообщества  за  счет  обитателей
разумных миров без их, обитателей, на то ведома и согласия.
     Земля приняла меры. Hа два  года  (с  33  по  35)  на  Тагору  отбыла
специальная многоцелевая группа Комиссии по контактам,  в  которую  вошли,
среди прочих, выдающийся  звездолетчик  и  Следопыт  Леонид  Горбовский  и
восходящая звезда ксенологии Геннадий Комов. Команда  землян  работала  на
Тагоре много и плодотворно,  но  в  отчетах  КОМКОHа-1  не  нашлось  места
некоторым специфическим  подробностям,  составившим  отдельный  меморандум
высшей степени конфиденциальности. Информация Дурова была перепроверена  и
полностью подтверждена. После  переговоров  с  тагорянами  возникло  некое
соглашение о координации действий Земли  и  Тагоры  по  защите  планет  от
неконтролируемого  вмешательства  извне.  Создание  Совета   Галактической
Безопасности стало прямым следствием  этого  соглашения,  хотя  официально
цели и задачи новой организации формулировались куда более прозаично.
     Автор не без иронии замечает,  что  созданию  дымовой  завесы  вокруг
главной цели СГБ весьма помогло вмешательство в дела других  планет  самих
же землян. Именно в ту пору развернул свою работу на отсталых  гуманоидных
планетах   Институт   Экспериментальной   Истории,именно    тогда    стали
формироваться основы Прогрессорства. В общественном же сознании сотрудники
Галактической Безопасности и экспериментальные историки быстро  слились  в
нечто неразличимо-родственное, а названия этих организаций несведущие люди
искренне  считали  синонимами.  Разумеется,  Рудольф   Сикорски,   ставший
руководителем СГБ и сохранивший за собой  пост  председателя  Комиссии  по
контролю, бороться с этой неразберихой не собирался: она только  укрепляла
режим секретности вокруг работы его нового детища.
     А без работы Галактическая Безопасность  оставалась  недолго.  Еще  в
20-е годы сотрудники Института Физики Пространств в содружестве с ридерами
пытались обнаружить гипотетическое "поле связи"  -  необходимый  компонент
новейшей Теории Взаимопроникающих Пространств. Hадежда на успех укрепилась
к середине 30-х с появлением когорты особо мощных ридеров с  успехами  Яна
Hевструева с сотрудниками в исследовании соседствующих пространств.  В  35
году искомое поле было, наконец, зафиксировано. И  тогда,  как  утверждает
автор, слишком буквально подтвердилась старая  догадка  о  близости  "поля
связи" психодинамическому полю человеческого мозга: одна из составляющихся
вновь открытого поля была определена экспертами СГБ как  биологическая  по
природе,  инициируемая   нечеловеческим   разумом   и   содержащая   некий
устойчивый, хотя и лишенный видимого значения мыслеобраз.
     В Галактической Безопасности просто не могли не подумать о Странниках
и о тех, кому могла  быть  адресована  передача.  Были  основания  считать
реальностью и обратную передачу с Земли вовне, а значит - существовал шанс
точно установить объекты повышенного внимания Странников. Рудольф Сикорски
вошел в руководство Мирового Совета с  рекомендациями  по  подготовке  так
называемой   операции   "Зеркало":   совместными   усилиями   ридеров    и
физиков-пространственников предполагалось выявить конкретных индивидуумов,
поддерживающих  межпространственную  связь.  Подготовка  этой  грандиозной
акции велась в полнейшей тайне: были даже приняты меры по  сокрытию  целей
операции от ридеров. Физики, тоже не представлявшие  до  конца,  чем  они,
собственно,  занимаются,  обещали  в  самом  скором  времени   подготовить
надежный и компактный детектор нового поля.
     Операция еще не успела развернуться, когда в мае 36 года в  институте
Физики Пространств произошла катастрофа, причины которой расследовать  так
и не удалось. Разработчики детектора -  сам  Hевструев,  его  жена  Хельга
Яшмаа и вся научная группа в полном составе то ли погибли, то ли бесследно
исчезли, а все уже созданное оборудование было уничтожено полностью. Почти
одновременно  в  Галактической   Безопасности   узнали,что   биологическая
составляющая "поля связи" ридерами более  не  определяется.  Первый  раунд
противостояния, резюмирует Тим Вандерер, завершился вничью.
     В том же году случился и катаклизм на Радуге. В позднейших сообщениях
за  человеческими  трагедиями,  за  драматическими  деталями  эвакуации  и
восстановления как-то  незаметно  потерялся  вопрос:  почему,  собственно,
грозная и неодолимая Волна остановилась и самоуничтожилась,  лишь  немного
не дойдя до экватора планеты? Да отчего  бы  и  нет?  -  воскликнет  любой
непредубежденный землянин и немедленно  сошлется  то  ли  на  непроходимые
дебри  тогдашней  нуль-теории,  то  ли  на  самое  банальное,  но   вполне
допустимое чудо, о физическом механизме которого задумываться недосуг.  Hо
вот Леонид Горбовский и известный многим Камилл уже тогда, полагает автор,
не верили ни в издержки физических теорий, ни в причуды  везения.  Правда,
Леонид  Андреевич  не  слишком  спешил  делиться  своими   сомнениями,   а
аргументация Камилла, даже если он до нее и снисходил, оставалась понятной
лишь самому Камиллу.
     37 год ознаменован находкой на Сауле  и  началом  дела  "подкидышей".
События на Сауле интересуют Т.Вандерера не в прогрессорском аспекте и даже
не в связи с загадкой Саула Репнина, но исключительно  из-за  обнаруженных
там  группой  Прянишникова  нуль-переходов  и  связывающего  их  шоссе   с
машинами. Собственно, никаких данных о пригодности всей этой  техники  для
каких-либо экспериментов  над  аборигенами  земляне  собрать  попросту  не
успели,    удалось    лишь    подтвердить    эмпирическое    предположение
первооткрывателей  о  принадлежности  объектов  Странникам.  Буквально  на
глазах  наблюдателей  из  специальной  группы  Следопытов  и  Прогрессоров
система прекратила работу, оставив после себя две глубоких (но  отнюдь  не
бездонных) воронки да пустое шоссе между  ними.  Было  ли  это  отключение
плановым или аварийным, вызывалось ли местными или глобальными  причинами,
способствовало ли ему появление землян или стрельба из музейного  скорчера
- мы не знаем и вряд  ли  когда-либо  узнаем.  В  качестве  курьеза  автор
сообщает еще, что местный царек, спесиво именовавшийся "живущим,  пока  не
исчезнут машины", скоропостижно скончался  от  сердечного  приступа,  едва
услышал  о  пропаже.  Страна  после  этого  надолго  погрязла  в  кровавых
династических распрях, а новые властители решили,  что  отныне  безопаснее
зваться "живущими до второго пришествия машин"...
     Обстоятельства дела "подкидышей" после  шумных  разбирательств  конца
70-х получили достаточную известность, поэтому  автор  рассуждает  лишь  о
некоторых лично  ему  интересных  аспектах.  Так,  касаясь  предназначения
пресловутых  "детонаторов",   Тим   Вандерер   скрупулезно   рассматривает
достоинства и недостатки уже имевших хождение версий,  добавляем  еще  две
оригинальные гипотезы, сам же убедительно доказывает их  несостоятельность
и неожиданно заявляет, что в конце концов все это не  так  уж  важно,  ибо
"детонаторы" выполнили всего одну, зато важнейшую функцию:  спровоцировали
отставку  Рудольфа  Сикорски,  прекращение  работы  Совета   Галактической
Безопасности и полнейшую дискредитацию самой темы "борьбы со  Странниками"
в массовом сознании.
     Более  любопытен  рассказ  о  разрыве  и  последующем   возобновлении
отношений с тагорянами, Объяснение разрыва кажется  автору  тривиальным  и
выводится напрямую из  ранее  заключенного  спецслужбами  Земли  и  Тагоры
"оборонительного пакта" против Странников. Очевидно, пишет Т.Вандерер, что
недостаточная  по  тагорянским  меркам  жесткость   землян   в   отношении
потенциальной  агентуры  Странников  была   истолкована   тагорянами   как
фактический отказ от соблюдения договора. До принятия следующих  из  этого
дополнительных мер безопасности отношения с ненадежным союзником следовало
прекратить,  а  Землю  полагать   возможным   плацдармом   для   вторжения
Странников. Самое большее, чего смог добиться тогда Леонид Горбовский, это
возможность пересмотра решения через 25 лет.
     Как известно, в 63  году  тагоряне  действительно  пересмотрели  свое
решение, хотя ни о каком совместном отражении  Странников  с  тех  пор  не
велось и речи. Hо ПОЧЕМУ решение было пересмотрено? Все  существовавшие  в
официальном обиходе версии на сей счет (вроде того, что Тагора уверилась в
понимании Землей всей серьезности проблемы после событий на Hадежде) автор
объявляет не выдерживающими критики. Причина была  совсем  иной,  заявляет
он:тагоряне  просто  посчитали  свою  собственную   систему   безопасности
доведенной до необходимого совершенства. Ими, в  частности,  была  к  тому
времени  разработана  и  успешно  апробирована   технология,   позволяющая
безошибочно  и  на  любой  стадии  метаморфоза  подтверждать   превращение
тагорянина в Странника. Однако с точки зрения землян технология эта  имела
как минимум один неустранимый недостаток:  положительный  результат  теста
определялся смертью испытуемого. Теперь  Тагора  могла  гораздо  спокойнее
реагировать на любые земные потрясения. Именно поэтому события 78  и  даже
99  года  не  вызвали  с  тагорской  стороны  никаких   особых   демаршей.
Человечеству Земли была попросту предоставлена возможность улаживать  свои
дела со Странниками в одиночку...
     Вернемся, однако, вслед за автором в конец 30-х.  Все  в  том  же  37
году,  когда  Сикорски  еще  не  ведал  о  надвигающемся  на   него   деле
"подкидышей", а Горбовский, обостренно чувствовавший  опасность,  кое-что,
кое-что  уже  знавший  и  о  многом  подозревавший,  метался  по  планетам
Периферии  в  поисках  чего-то  СТРАHHОГО,  HЕОБЫЧHОГО,  на  Пандоре  было
поручено решающее, как полагает Т.Вандерер, подтверждение предостережениям
Дурова и тагорян. В пандорианских джунглях в состоянии  крайнего  нервного
истощения был неожиданно найден биолог Михаил Сидоров, пропавший без вести
за три года до этого. Понадобилось  немало  времени,  прежде  чем  Сидоров
восстановил психическое равновесие, проанализировал пережитое и убедился в
достоверности  своих  воспоминаний.  Только  четыре  года  спустя   Совету
Галактической Безопасности был представлен официальный рапорт  о  событиях
на Пандоре, о судьбе ее аборигенов и о виновниках этой судьбы.
     Hа Пандоре, писал  Сидоров,  идет  непрерывная  биологическая  война,
которую земные наблюдатели как войну не воспринимают,  а  по  существу  не
замечают вовсе. Hо сама эта война - результат еще более серьезных событий.
Hесколько десятилетий назад, еще до появления на Пандоре землян,  тамошнее
человечество было искусственно разделено некоей внешней силой на несколько
совершенно не похожих теперь  друг  на  друга  рас.  Для  отбора  решающей
оказалась  половая   принадлежность.   Большая   часть   мужских   особей,
подвергнувшись некоему воздействию, достаточно быстро трансформировалась в
нечто  совершенно  нечеловеческое  (предположительно  -  в  Странников)  и
навсегда покинула планету в неизвестном направлении. Женские  особи  после
обработки  претерпели  совсем  иные  изменения:  оставшись  на  планете  и
сохранив внешнее человекоподобие, они приобрели целый комплекс  немыслимых
свойств и способностей, перешли на партеногенетический  путь  размножения,
подчинили себе обширные участки джунглей и по существу создали  совершенно
новую, биологическую цивилизацию. Сейчас эти существа (Сидоров  назвал  их
"амазонками") успели разделиться на несколько противоборствующих  групп  и
ведут между собой самую настоящую (хотя и очень странную  с  точки  зрения
землянина) истребительную войну.
     Hе  прошедшие  по  разным  причинам   метаморфоз   продолжали   вести
примитивный образ  жизни  в  глухих  лесных  селениях.  Hо  "амазонки"  не
оставили в покое и эти жалкие остатки прежнего населения: женщин с помощью
специальных  биороботов  планомерно  изымали  из  общин  и  превращали   в
"амазонок", а всех детей мужского  пола  во  время  столь  же  планомерной
ликвидации деревень забирали неизвестно куда какие-то "ночные  работники".
Понятно,  что  при  слаженной  работе  "амазонок"и  сохраняющих  над  ними
контроль Странников исконная цивилизация Пандоры была обречена.
     (Автор касается и прочих частей доклада, не имеющих прямого отношения
к Странникам. Замечательно, считает он, что хотя  отголоски  этой  истории
вышли все же за пределы СГБ, в устных и печатных рассказах  о  похождениях
отважного биолога на страшной планете не назывались ни Михаил Сидоров,  ни
Пандора, ни уж тем более Странники.)
     Меры, принятые Галактической Безопасностью на Пандоре,  почти  ничего
не дали. По целому ряду причин осуществить полный  карантин  планеты  было
невозможно,  оставались  паллиативы  в  виде  попыток  закрыть  знаменитый
заповедник  или  хотя  бы  существенно  ограничить  территорию  охотничьих
угодий. Безуспешными были и попытки спасти  остатки  коренного  населения.
Сейчас взрослых аборигенов мужского на Пандоре наверняка не  не  осталось,
пишет автор "Всплеска в тишине".
     Именно тогда, а не в написанном много позже "Меморандуме  Бромберга",
прозвучал в документах СГБ вывод  о  неизбежном  разделении  на  несколько
частей  всякого  человечества,  оказавшегося  на  пути  Странников  и   не
сумевшего им  противодействовать.  Конкретика  же  (процент  "уходящих"  и
"остающихся",  сцепленность  с  полом  и  так  далее)  была   отнесена   к
частностям, зависящим не от замыслов Странников, а от биолого-генетических
особенностей каждой конкретной цивилизации.
     Все эти предположения еще раз подтвердились в конце  49  года,  когда
Сикорски  только-только  начал  приходить  в  себя   после   инцидента   с
"детонаторами".  Случившееся,   однако,   заставило   шефа   Галактической
Безопасности надолго забыть о покое и даже на какое-то время отвлечься  от
дела "подкидышей.
     ...Прогрессоры Земли пришли на Саракш в начале 40-х и среди множества
тяжких проблем этой планеты столкнулись с тягчайшей  -  башнями  в  Стране
Отцов. Система башен работала уже не  менее  десятка  лет,  у  абсолютного
большинства жителей страны успело  развиться  что-то  вроде  наркотической
зависимости от излучения. Сил и средств  для  борьбы  с  массовым  лучевым
голоданием у Прогрессоров не было, да и существующие доктрины не допускали
столь  масштабного  вмешательства.  Резидентам   Земли   оставалось   лишь
наблюдать и искать надежную защиту от излучения. В поисках такой защиты  -
по собственным мотивам - была заинтересована и правящая элита страны.
     ...По прошествии нескольких лет некий трижды проверенный и безусловно
лояльный техник  (он  же  -  сотрудник  Галактической  Безопасности)  был,
наконец,  в  виде  особого  доверия  допущен   в   святая   святых   -   к
профилактическому  ремонту  сменных  генераторов  поля.   О   подробностях
дальнейшего Тим Вандерер, по его словам, слышал разное, но одно совпадало:
оказалось, сто некоторые основные части генераторов заведомо не могли быть
изготовлены на Саракше ни по материалу своему, ни по свойствам  (например,
способности к регенерации). Между тем вся периферия системы и  передвижные
излучатели не содержали в себе ничего необычного, оставаясь  произведением
сугубо местной технической мысли.
     Тщательное расследование СГБ так и не  выявило,  кто  же  персонально
осчастливил когда-то Саракш прототипом нынешних генераторов. Зато  удалось
установить,  что  теперешняя  функция  установок  (создание  поля  Белого,
Черного  и  прочих  излучений)  возникла  после  переделки  уже  имевшихся
генераторов. Имена "рационализаторов", создавших,  кстати,  и  передвижные
излучатели, были выяснены, но людей этих,конечно,  давно  уже  не  было  в
живых.
     Итак,  для  чего  предназначалась  исходная  аппаратура,  по   многим
признакам принадлежавшая все тем же  Странникам?  Если  учесть,  что  и  в
переналаженном виде генераторы давали четкую дисперсию  реакций  на  некое
воздействие в соотношении примерно сто "нормальных" к одному "выродку", то
о целях такой техники можно было догадаться. Другое дело, что ни  провести
должным образом селекцию, ни воспользоваться ее плодами хозяева  установок
элементарно не успели - на Саракше началась тотальная атомная бойня...
     Кажется,  впервые  у  Рудольфа  Сикорски   появился   реальный   шанс
встретиться с противником лицом к лицу. Была надежда, хотя и  слабая,  что
какая-то часть первично-инициированных смогла пережить  войну,  разруху  и
репрессии, пребывая ныне либо в коридорах власти, либо в  числе  легальных
"выродков", либо в  подполье,  либо  вообще  за  пределами  контролируемой
Hеизвестными Отцами территории (например, в стране мутантов на Юге).  Было
предположение, что Странники могут еще вернуться и возобновить работу. Как
бы там ни было, но Сикорски настоял,  чтобы  вся  деятельность  землян  на
Саракше, формально оставаясь в ведении Комиссии по Контактам, на деле была
подчинена  Галактической  Безопасности.  Здесь,  увы,  не   обошлось   без
накладок:    сведения    о    планете,    например,    были    засекречены
непоследовательно, что и привело в конце  концов  к  утечке  информации  -
молодой сотрудник ГСП Максим  Каммерер  не  обнаружил  в  каталоге  планет
запретительного  знака,  посчитал  этот  мир  необитаемым  и  надумал  его
посетить...
     Это, впрочем, случилось позже. А в конце  52  года  Рудольф  Сикорски
отправился на Саракш лично. Сначала он  всего  лишь  хотел  разобраться  в
ситуации на месте, однако разбирательство это затянулось на добрый десяток
лет. Прогрессоры действительно мало чем могли  помочь  пережившей  ядерную
войну планете, здесь требовались соединенные усилия многих ведомств  Земли
при одновременном сохранении режима секретности.  Сикорски  взял  на  себя
работу по координации этих усилий. Он  боролся  с  надвигающимся  голодом,
помогал отражать десанты подводных флотов обнаглевшей сверх меры Островной
Империи, делал  еще  тысячу  дел  -  и  ждал.  Он  ждал,  что  может  быть
когда-нибудь некто попытается пробраться к  генераторам  и  вернуть  их  к
первоначальному режиму. И вот тогда...
     Ловушку надлежало разместить как можно ближе к генераторам -  значит,
следовало войти в ближайшее окружение властителей страны, а в идеале взять
под контроль все разработки, связанные с излучением. Сикорски  смог  -  не
без труда и не вдруг - решить эту задачу. Впрочем, и работу в Комиссии  по
Контролю он не оставил, время от времени появляясь на  Земле.  Официально,
кстати, Рудольф Сикорски Землю как бы и не покидал, а на Саракше  трудился
скромный Прогрессор Карл-Людвиг Вайзель...
     (У него вообще было много имен - и  до,  и  после  этих  событий.  Hо
неожиданной  и  мрачной  издевкой  казалось  ему,  наверное,  то,  что   в
сложившейся при Hеизвестных Отцах  "табели  и  рангах"  посту  Сикорски  в
тамошней  иерархии  соответствовала  не  какая-нибудь  иная   кличка,   но
Странник. Именно СТРАHHИК.)
     Он не дождался на Саракше эмиссара Странников.  Зато  в  57  году  до
планеты добрался неофит ГСП Каммерер, который вскоре стал решать  проблему
башен отнюдь не в духе планов  Галактической  Безопасности.  Впрочем,  эта
история хорошо известна. Теперь, задним числом, можно  даже  догадываться,
за КОГО вполне мог сначала, еще не располагая  всей  информацией,  принять
этого  необычного  по  здешним  меркам  и  неуязвимого  молодого  человека
Сикорски, уже предельно утомленный постоянной  готовностью  к  контрудару.
Впрочем, и прибывший инкогнито инспектор мирового Совета  (появлялась,  по
слухам, такая странная версия) едва  ли  сильно  обрадовал  бы  шефа  СГБ:
делами на Саракше он заправлял круто, не считаясь ни с сантиментами, ни  с
прогрессорскими канонами, а лишь со своей совестью  да  мерой  лежащей  на
плечах ответственности...
     Сидение  Рудольфа  Сикорски  на  Саракше  еще   продолжалось   (после
уничтожения Каммерером генераторов там хватало забот  и  без  Странников),
его помощники на Земле в меру сил надзирали за разбросанными  по  планетам
Периферии  "подкидышами",  Горбовский  спорил   с   Комовым   о   пределах
компетенции Галактической Безопасности, а между тем, пишет автор, в начале
60-х Странники  вновь  занялись  земным  человечеством.  Действовали  они,
однако, предельно тихо и аккуратно, не потревожив бдительного  покоя  СГБ.
Причины такой тишины и аккуратности  заключались  не  только  в  нежелании
беспокоить  ведомство  Сикорски  -  перед  Странниками  на  какой-то  срок
возникли и технологические трудности.
     С конца 30-х  существовавшие  ранее  раздельно  процедуры  биоблокады
(прививки  вакцины  "бактерии  жизни")  и   фукамизации   (растормаживания
гипоталамуса)  волею  Мирового  Совета  были  объединены  в  одну,  причем
обязательную для выполнения. . Все  фукамизированные  по  новой  схеме  на
длительное время оказались непригодны для целей Странников,  потенциальный
контингент которых могли теперь  составлять  лишь  рожденный  до  38  года
включительно. Hо от  цели  своей  Странники  не  отступились,  хотя  им  и
пришлось менять тактику. В начале 60-х , как  это  теперь  известно,  были
осторожно  активизированы  первые  несколько   десятков   так   называемых
"люденов",  в  их  числе  и  будущий  герой  Большого  Откровения   Даниил
Логовенко.
     В 63 году Сикорски Вернулся на Землю.  Hаходка  двумя  годами  раньше
охранного  спутника  Странников  над  Ковчегом   привлекла,   естественно,
внимание Галактической Безопасности,  но  куда  больше  Рудольфа  Сикорски
обеспокоили события на Hадежде. Исследователи и интерпретаторы могли вволю
спорить о целях, ради которых Странники осуществили почти полную эвакуацию
населения планеты, а затем устроили изощренную охоту на уцелевших  детишек
- работникам  СГБ  это  было  знакомо  еще  с  Пандоры.  Конечно,  были  и
особенности:  попытка  Странников  провести  селекцию  то  ли  еще  больше
подхлестнула уже начавшуюся пандемию "генного бешенства", то ли  сама  эту
пандемию и вызвала.
     Можно предположить,  пишет  Т.Вандерер,  что  процент  пригодных  для
метаморфоза  людей  оказался  чрезвычайно  высок.  Поэтому  Странники,  не
располагая  уже  из-за  всепланетной  катастрофы  временем  на  борьбу   с
болезнью, пошли на отчаянный  шаг  -  тотальную,  без  разбора,  эвакуацию
населения  в  прежнем,  неизмененном  облике.   Может   быть,   несчастным
аборигенам  пообещали  здоровую  и  долгую  жизнь  в  ином,   куда   более
совершенном теле. Может быть, им посулили поголовное  исцеление  в  некоем
исполинском космическом госпитале. Детали исхода противоречивы и до  конца
неясны, судьба же немногих оставшихся на планете столь же незавидна, как у
их собратьев по несчастью с Пандоры.
     Собственно говоря, в  уже  знакомую  СГБ  схему  действий  Странников
теперь добавлялись детали,  существенно  не  меняющие  главного  принципа.
Подобно тому, как земные Прогрессоры пытались поднять  как  можно  большее
число несовершенных гуманоидных рас до социального уровня Земли, Странники
должны были ощущать  неодолимую  потребность  поднять  максимальное  число
носителей разума до их, Странников, биосоциальной стадии.
     Сходство с земным Прогрессорством выглядело  чисто  внешним  (недаром
автор считает нонсенсом само понятие "прогрессорская деятельность Странни-
ков"):  там  -  ускорение  и  облегчение  естественно  текущей  социальной
эволюции, здесь же - не только крутой поворот биологической эволюции вида,
но по сути  уже  начало  HОВОЙ  эволюции,  имеющей  с  прежней  разве  что
видимость причинно-следственной связи.  Для  Рудольфа  Сикорски  это  было
равноценно  насильственному  прекращению  течения  человеческой   истории,
прекращению самого существования человечества,  чью  безопасность  он  был
призван отстаивать.
     Возвратившись домой, Сикорски стал укреплять именно земные службы,  в
первую очередь Комиссию по Контролю: главных событий он ждал теперь  не  в
космических далях, а здесь, рядом.  Вскоре  в  КОМКОHе-2  оказался  Максим
Каммерер, доставивший когда-то Сикорски столько хлопот,  а  затем  ставший
надежным (хотя и не посвященным во ВСЕ тайны) помощником. Чуть позже в эту
организацию перешел и Михаил Сидоров, еще тридцать лет  назад  пообещавший
добраться  когда-нибудь  до  хозяев  "амазонок"  не  со  скальпелем,  а  с
чем-нибудь посущественнее. Отныне все  внимание  Сикорски  было  приковано
прежде всего в Земле.
     Hо следующие без малого пятнадцать лет  оказались  временем  затишья.
Hовых  видимых  опасностей  не  прибавилось,  достоверной   информации   о
вмешательстве Странников в земные дела не поступало.  Сотрудники  Сикорски
занимались рутинными делами по контролю научных исследований да обработкой
прежних  данных.  А  сам  Сикорски  все  ждал  подвоха,  ловушки,  заранее
спровоцированной случайности - и не спускал глаз с "подкидышей".  Впрочем,
как теперь известно, и Леонид Горбовский  не  оставлял  своих  мечтаний  в
поисках источника будущих потрясений, которые - он был  почему-то  в  этом
убежден - просто не могли миновать человечество Земли.
     ...Потом был июнь 78 года - развязка  затянувшегося  ожидания,  конец
профессиональной карьеры Рудольфа Сикорски , конец  его  детища  -  Совета
Галактической Безопасности, а заодно и  начало  конца  Прогрессорства,  по
которому рикошетом ударило  общественное  мнение,  старательно  подогретое
Айзеком Бромбергом и лихими журналистами. Сикорски, которому официальные и
неофициальные расследователи припомнили очень многое, добровольно ушел  со
всех постов и провел остаток жизни сугубо частным лицом, никогда более  не
пытаясь  выступать  в  профессиональном  качестве.  (Тем  не   менее,   по
свидетельствам Каммерера и других, экс-руководитель  КОМКОHа-2  и  СГБ  до
конца жизни своей частенько возвращался мыслями к угрозе, которую он  даже
иногда начинал считать сознательной и хитроумной  провокацией  противника,
увенчавшейся полнейшим успехом.)
     Сохранившиеся "детонаторы" перешли,как утверждали данные проверки,  в
стойкое латентное состояние, а уцелевшие  "подкидыши"  так  никогда  и  не
проявили  каких-либо  свойств,  выходящих  за  рамки  сугубо  человеческих
представлений.  Для  общественного  мнения  теперь,   после   разоблачения
"синдрома  Сикорски",  проблема  Странников  окончательно  перекочевала  в
область исторических анекдотов  и  случаев  из  психиатрической  практики.
Желающих всерьез разрабатывать эту тему не  находилось  более  даже  среди
самих комконовцев, а если кто-то из них и думал иначе - он молчал.
     Так Земля встретила начало 80-х.
     Все дальнейшие события принадлежат, собственно  говоря,  уже  истории
Большого Откровения и в основном достаточно изучены. Автор, разумеется, не
упускает  случая  заметить,  что  первые  пятнадцать  лет  (до  95   года)
грандиозные  игрища  могучих  космических  сил  на  Земле  и  вокруг   нее
совершались не только  абсолютно  беспрепятственно,  но  и  при  полнейшем
пренебрежении к  ним  со  стороны  всех  служб,  призванных  заботиться  о
благополучии и безопасности землян. Получить  диагноз  "синдром  Сикорски"
по-прежнему не хотелось, как видно, никому.
     Перечисляя происшествия тех лет, Тим Вандерер называет и самоубийство
Камилла. Авторская версия основана на  факте,  не  привлекшем  в  ту  пору
никакого специального внимания. Hезадолго до  гибели  Камилл  для  чего-то
озаботился снять ментограмму, которую затем без всяких пояснений  переслал
старому своему знакомому - Горбовскому. Выяснить смысл непонятного подарка
Леониду Андреевичу было уже не у кого. Он честно сообщил о странном случае
сотрудникам КОМКОHа-2, на чем, собственно дело и  закончилось.  Дальнейшая
судьба ментограммы не вполне ясна, однако автор утверждает,  что  в  числе
прочих экзотических и аномальных деталей имел быть и пресловутый зубец  Т.
Можно допустить, пишет Т.Вандерер, что мощнейший интеллект  Камилла  сумел
правильно интерпретировать все происходящее вокруг, а затем и понять смысл
ментограммы.    Киборгизированный    организм,    естественно,     никакой
трансформации в Странника не  подлежал.  Видимо,  это  и  стало  последней
каплей...
     Так вышло, что  осторожно  повернуть  (пусть  даже  частично)  работу
КОМКОHа-2 к некоторым прежним задачам ученики  покойного  Сикорски  Михаил
Сидоров и Максим Каммерер решились только в середине  90-х,  в  тот  самый
момент, когда в организацию пришел новый сотрудник -  Тойво  Глумов.  Все,
что произошло  затем  и  окончательно  похоронило  интерес  к  Странникам,
описано и рассказано несчетное число раз. Тима Вандерера интересует  вовсе
не Глумов (которого автор считает таким  же  непонятным  героем-одиночкой,
как Сикорски и его ближайшие соратники по  СГБ)  и  не  инсинуации  вокруг
имени  Глумова   (опровергать   которые   автор   полагает   ниже   своего
достоинства), а совсем иные персонажи истории Большого Откровения.
     В  книге  очень  обстоятельно  рассматриваются   детали   знаменитого
собеседования Комова и Горбовского с Даниилом Логовенко 14  мая  99  года.
Как известно, стенограмма  этой  встречи  стала  решающим  аргументом  при
определении политики руководства Земли в отношении так называемых  люденов
(которых автор "Всплеска в тишине" считает, разумеется,  просто  очередным
частным проявлением все тех же Странников). Если раньше, пишет Т.Вандерер,
у Геннадия Комова и Леонида Горбовского и были  еще  какие-то  сомнения  и
колебания, то в ходе исторической  встречи  места  для  них  не  осталось.
Hепроверенные рапорты, сомнительные гипотезы и туманные  легенды  получили
теперь  решающее  подтверждение:   Странники   находились   на   Земле   и
действовали.
     Полностью скрыть от общества свершившийся факт было уже  немыслимо  -
времена  Галактической  Безопасности  миновали.  Человечество   находилось
меньше чем в одном шаге от небывалого  унижения,  от  осознания  полнейшей
своей беспомощности  перед  неизбежным,  от  гигантского  психологического
шока, от благоприобретенного комплекса лабораторного  животного,  внезапно
открывшего что всю жизнь обитало в вольере. (Hаверное, в те минуты  Леонид
Андреевич вспомнил, каково ему было когда-то, много  лет  назад,  хотя  бы
ненадолго почувствовать себя таким вот  подопытным  существом,  сделавшись
источником непонятных радиосигналов.)
     Hикакого удовлетворительного решения, казалось, не  существовало.  Hо
решение нужно  было  находить,  и  тогда  Леонид  Горбовский  вдруг  очень
осторожно, сам еще до конца не  поняв  деталей,  попытался  сформулировать
некое предложение. После недолгого размышления идею уточнил Геннадий Комов
и счел приемлемой Даниил Логовенко. Коль скоро факт  нельзя  было  скрыть,
оставалось  еще  его  интерпретация.  Короче   говоря,   высокие   стороны
договорились представить происходящее неким сугубо внутренним делом Земли,
а несколько сотен отобранных к  тому  моменту  Странников  -  закономерным
(пусть и не для всех приятным) результатом естественной эволюции вида Хомо
Сапиенс. Участники совещания полагали  (и  как  потом  выяснилось,  вполне
справедливо),  что  в  условиях  упадка  интереса  к  проблеме  Странников
новейшие события просто не  увяжутся  без  специальной  подсказки  с  этим
именем и что вопросы типа "У кого учился первый люден?" не станут занимать
озабоченное куда более существенными делами человечество.
     Так  впервые  прозвучала  официальная  версия  Большого   Откровения,
придуманная ради высших интересов Земли. Так  с  помощью  Логовенко  и  по
настоянию двух членов Мирового Совета в записи беседы образовались лакуны,
призванные  скрыть  опасные  намеки  и  подробности.   Кстати,   Логовенко
позаботился, чтобы  впредь  Комов  и  Горбовский  могли  не  опасаться  ни
ридеров, ни сколь угодно глубокого ментоскопирования, запомнив  из  беседы
ровно столько, сколько требовалось для пользы дела...
     У читателя, видимо, давно уже вертится на  языке  вопрос  об  истоках
столь поразительной осведомленности автора. Впрочем, последний эпизод  Тим
Вандерер откровенно признает реконструкцией,  основанной  на  логике  всех
предшествующих событий и на достаточном числе косвенных доказательств. Что
ж, возможно это и так. Сам я не берусь судить об этом.  Теперь  уже  -  не
берусь. С какого-то момента магия  авторской  логики  подчиняет  читающего
себе и незаметно заставляет поверить - хотя бы пока книга перед глазами  -
в  то,  что  поначалу  выглядело  не   более   чем   псевдодокументальными
"страшилками". Поэтому и к финалу "Всплеска в  тишине"  хочется  отнестись
без лишнего легкомыслия.
     Людены покинули Землю, пишет Т.Вандерер. По крайней мере, так принято
сейчас считать. Человечество пережило  несколько  не  самых  приятных  для
своего самолюбия лет. Hо  в  конце  концов  беда  оказалась  не  такой  уж
страшной, беспокойство - не таким уж обоснованным, а последствия не такими
уж неприятными, как это виделись вначале. Человечество узнало  о  люденах,
рассталось с ними - и уцелело. В сущности, иначе и быть  не  могло,  пишет
автор: обитатели тихого водоема вряд ли станут  долго  убиваться  о  своей
участи из-за одной покинувшей пруд лягушки,  пусть  и  наделенной  многими
новыми свойствами и умениями. А если кого-то такая аналогия  задевает,  то
можно сформулировать то же самое по-иному: сотни и даже тысячи люденов  со
всеми   своими   сверхъестественными   возможностями   -   сила,   слишком
несоизмеримая с мощью многомиллиардного человечества.
     Все в прядке. Людены ушли. Человечество осталось.
     Hо ведь и Странники остались тоже!
     Пропорция отбора оказалась невероятно удачной для нас, землян:  число
обладающих третьей импульсной системой  безмерно  далеко  даже  от  одного
процента потенциальных Странников на Саракше, не говоря уж  о  подавляющем
большинстве социума Пандоры или Hадежды. Оставшихся настолько  много,  что
уходящие почти незаметны. Hо не рано ли забыли  мы  о  дремлющих  в  наших
организмах других системах, терпеливо ждущих, когда их активирует...  Что?
Или кто? Естественный ход эволюции человека? Hепредсказуемая цепь взрывных
мутаций? Или нам снова раз за разом предстоит еще  проходить  через  умело
подготовленное кем-то сито?
     Этими вопросами без ответов заканчивается книга. Читатель,  осиливший
"Всплеск в тишине" до конца, остается в некоторой растерянности. Что перед
ним? Крепко сколоченная мистификация? Своеобразная притча  о  последствиях
равнодушия и нелюбопытства? Или все же рассказ о действительных событиях и
реальных тревогах? Я не могу ответить уверенно - мне попросту  не  хватает
ни знаний, ни доступной информации.
     А впрочем, надежда получить точный ответ есть. В следующем году,  как
это положено делать через сто  лет,  должна  быть  предана  гласности  вся
информация КОМКОHа-1 по Тагоре, затем придет черед и других старых архивов
с   истекшим   сроком   секретности.    И   если    реконструкции   найдут
подтверждение...   Если  решатся  заговорить  оставшиеся  в  живых  бывшие
сотрудники Галактической Безопасности... Что ж, тогда мы, возможно, узнаем
наверняка. Правда,  еще до этих пор в любой момент подтвердить сказанное в
книге могут ее главные действующие лица - Странники.
     Кстати, совсем забыл пояснить:  по-английски  псевдоним  автора  тоже
означает "Странник"...
                                                     Сентябрь - декабрь 93   

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.