Версия для печати

   Лоуренс УОТТ-ЭВАНС
   Рассказы


                              ОДИН ИЗ ПАРНЕЙ

Пер. - В.Гольдич, И.Оганесова.



     В газетах писали, что у него кулаки, точно  два  паровых  молота.  Он
снова напряг мышцы плеча так, как не мог сделать никто из землян, а  потом
слегка расслабил их, послав руку вперед.
     Металлические  скобы,  прикрывавшие  пальцы,   врезались   в   бетон,
послышался оглушительный скрежет. Зашатались  блоки,  вверх  ударил  столб
пыли, посыпались куски штукатурки. Его кулак прошел насквозь,  а  потом  и
вся рука, по локоть, оказалась в стене. Осколки бетона застучали по броне,
со звоном отскакивая прочь, а он даже глазом не моргнул.
     Зеркальное забрало скрывало торжествующую улыбку, появившуюся на  его
лице. Пробить стену - это было то, что  ему  по-настоящему  нравилось.  Он
вытащил руку и выбрал место для нового удара, примерно на фут левее.
     - Это твой последний шанс, Моргусон!  -  крикнул  кто-то  у  него  за
спиной. - Если мы тебя достанем, тебе это совсем не понравится!
     Он немного подождал, держа  кулак  наготове.  Рыжий  предлагал  этому
подонку сдаться. Всегда нужно дать парню шанс.  Рыжий  в  таких  ситуациях
просто незаменим - никогда не забывает о правилах.
     Раздалась автоматная очередь,  пули  вылетали  из  дыры,  только  что
пробитой его рукой, ударялись о броню и забрало и отскакивали, не причинив
никакого вреда.
     Он даже не вздрогнул; вместо этого нанес удар в направлении источника
стрельбы, так что куски бетона полетели в Моргусона.
     - Ладно, ладно! Хватит, - послышался отчаянный вопль. - Послушайте, я
сдаюсь! Сейчас открою дверь!
     Кричал Моргусон. Маленький мерзавец решил сдаться.
     - Ну так не тяни! - рявкнул он. - И брось автомат!
     - Спокойнее, Капитан, - прошептал Рыжий.
     Он  замер,  отчаянно  соображая.  Неужели  он  все  испортил,  сказал
что-нибудь не то?
     Нет, ничего страшного. Просто Рыжий хотел упредить возможную  вспышку
его гнева. Все в порядке. Операция идет по плану.
     А на самом  деле?  Было  ли  это  гневом?  Возможно.  Или  причина  в
адреналине, который закипел у него в  крови,  когда  он  пробивал  кулаком
стену.
     Если, конечно, считать, что это адреналин - ведь никто не знает,  что
там у него в крови на самом деле. Как бы там ни было,  но  эффект  казался
аналогичным.
     Рыжий совсем не сердился на него. Рыжий просто хотел ему помочь.
     Это хорошо.
     Дверь, сделанная из особого сверхпрочного сплава, распахнулась, и  из
нее вышел этот негодяй, держа руки за  головой.  Он  заморгал,  щурясь  на
яркий солнечный свет; ему понадобилось несколько секунд, чтобы  разглядеть
своих противников.
     - Ну, что ж, вам  пришлось  прийти  за  мной  втроем,  -  проговорил,
наконец, Моргусон.
     Капитан сделал  вдох,  собираясь  изречь  что-нибудь  соответствующее
случаю, но заколебался - он вдруг  забыл,  что  положено  говорить,  когда
преступник пойман.
     Пока он думал, заговорил Свифт:
     - А знаете, ребята, вечер сегодня выдался какой-то скучный.
     Рыжий рассмеялся. Капитан помолчал немного, а  потом  последовал  его
примеру; кто их знает, наверное такая реплика, брошенная после  отчаянного
поединка с кровожадным убийцей, и вправду  остроумна.  А  может  быть,  он
просто пытался расслабиться после концентрации всех сил.
     - Ладно, Моргусон, - сказал Капитан, - пошли.
     - За углом нас поджидает полиция, - заявил Свифт.
     - И репортер с Канала 9, - заметил Рыжий, подмигивая Свифту.
     Капитан повернулся  и  увидел  в  пятидесяти  ярдах  три  полицейских
автомобиля и фургон новостей Канала 9. Он зашагал  к  машинам,  по  дороге
стряхивая пыль и осколки бетона со своей брони.
     Моргусон даже не  пытался  оказывать  сопротивление;  держа  руки  за
головой, торопливо семенил по тротуару.
     Капитан посмотрел на него и сказал:
     - Я рад, что ты знаешь, когда нужно остановиться.
     -  Ха,  я  совсем  не  дурак,  -  заявил  Моргусон.  -  Не  собираюсь
связываться со всякими суперинопланетянами. Всем известно  насчет  тебя  и
Церкви Судьбы, и я слышал, что ты сделал с чудовищем Дикерсоном. А  еще  я
видел по телевизору, как ты поступил с парнем, у  которого  было  лазерное
ружье.
     - Несчастный случай, - запротестовал Капитан.
     Моргусон пожал плечами.
     - Большое спасибо, я не хочу,  чтобы  со  мной  произошел  несчастный
случай. Положусь на доброжелательных присяжных.
     Рыжий улыбнулся: ему всегда нравилось, когда плохие парни  вели  себя
разумно.  Что  за  удовольствие  насильно  тащить  за  собой  обезумевшего
маньяка? А Капитан ко всему относится чрезвычайно серьезно - может быть, у
инопланетян нет чувства юмора?
     С другой стороны трудно привыкнуть к мысли, что  Капитан  и  в  самом
деле инопланетянин. В конце концов, он ведь с детских лет воспитывался  на
Земле и был нормальным парнем.
     Капитан заметил улыбку Рыжего, но никак  не  мог  понять,  по  какому
поводу она появилась  на  лице  напарника.  Может  быть,  Моргусон  удачно
пошутил? Или Рыжий просто доволен тем, как все прошло? Или радуется  тому,
что у них такая репутация грозных стражей порядка? Капитан  не  знал,  как
следует правильно реагировать на происходящее. Сам-то он не видел никакого
повода для улыбок.
     Естественно, он не стал сообщать об этом Рыжему.
     Потом его отвлек голос журналистки.
     - Это Дебора Хэтч, я веду репортаж с улицы, где только что трое наших
знаменитых граждан убедили  матерого  преступника  сдаться  полиции.  Трое
таинственных, скрывающих свои  настоящие  имена  героев,  называющие  себя
Капитан Космос, Рыжий Ровер  и  мистер  Свифт,  задержали  подозрительного
субъекта.   Вполне   возможно,   что   это   небезызвестный    Электровор,
ответственный  за  многочисленные  убийства  и  ограбления  с  применением
специальных средств. - Она говорила, глядя прямо в камеру;  потом  сделала
шаг в сторону и  слегка  повернулась,  чтобы  телезрители  смогли  увидеть
четыре приближающиеся фигуры; Стэн Моргусон  по-прежнему  держал  руки  за
головой, Рыжий Ровер довольно улыбался, мистер Свифт ухмылялся, а рядом  с
ними гордо вышагивал Капитан Космос.
     - Привет, малышка! - крикнул мистер Свифт.
     Капитан нахмурился и с удивлением посмотрел на него. Не следовало так
держаться  с  прессой.  Неужели  Свифт  собирается  прямо  перед   камерой
приставать к журналистке! Подобные вещи полагается  делать,  когда  вокруг
никого нет. Герои так не поступают.
     - Угомонись, приятель, - пробормотал Рыжий.
     Свифт ухмыльнулся еще шире и послал в камеру воздушный поцелуй.
     К ним подошел офицер полиции и взял Моргусона за плечо.
     - Он весь  ваш,  -  заявил  Рыжий,  отпуская  преступника.  -  Оружие
осталось в доме. Обыщите его, зачитайте права и забирайте!
     Появился еще один полицейский, и  они  занялись  делом.  Дебора  Хэтч
продолжала что-то говорить в микрофон, но ее уже никто не  слушал.  Однако
Капитан заметил, что мистер Свифт внимательно за нею наблюдает.
     Неожиданно возле геройской троицы оказался  полицейский  в  штатском;
Капитан Космос выпятил грудь, стараясь произвести  наилучшее  впечатление.
Тут он увидел, что на рукавах его все еще остались следы  пыли  и  осколки
бетона, и принялся торопливо отряхиваться.
     - Ребята, не хотите ли пройти в участок и дать показания?  -  спросил
полицейский в штатском.
     Капитан гордо вскинул голову, но его опередил Рыжий.
     - Конечно, сэр, - кивнул Рыжий. - Не лучший способ провести  вечер  в
пятницу, но полагаю, что мы все-таки составим вам компанию.
     - Очень мило с вашей стороны, - с иронией  отозвался  полицейский.  -
Вы, конечно, опять будете ужасно сожалеть, что не можете сообщить нам свои
настоящие имена?
     Прежде чем кто-нибудь из них успел ответить, к тротуару подъехала еще
одна машина.
     - О, Господи! - пробормотал полицейский в штатском.
     - Что такое? - спросил Капитан Космос, который был всегда начеку.
     - Это наш чертов мэр.
     - Точно, - согласился  Рыжий,  ухмыляясь.  -  Его  Честь  собственной
персоной.
     Мисс Хэтч что-то  кричала  своим  операторам,  которые  развернулись,
чтобы запечатлеть, как почтенный Альберт Мазилли выходит из лимузина.
     Его Честь помахал рукой своим избирателям в лице  небритого  молодого
парня  в  бейсбольной  шапочке  и  с   телекамерой   на   плече.   Мазилли
потребовалось всего несколько секунд, чтобы сориентироваться, а  потом  он
направился  -  нет,  прошествовал  -  к  застывшим  в  ожидании  борцам  с
преступностью.
     Камера следила за каждым шагом мэра, а мисс Хэтч подскочила к нему  с
микрофоном и спросила:
     - Господин мэр, что привело вас сюда?
     Он отмахнулся от нее и прямиком зашагал к колоритной  троице.  Мистер
Свифт стоял, уперев руки в бока; Рыжий Ровер  прислонился  к  телеграфному
столбу; а Капитан Космос выпятил грудь, демонстрируя готовность  и  впредь
служить порядку.
     Мэр протянул руку, и Капитан  взял  ее,  изо  всех  сил  стараясь  не
повредить начальственную ладонь. Рыжий и Свифт обменялись взглядами.
     - Я хотел лично познакомиться с вами, парни, -  заявил  мэр  Мазилли,
повернувшись к микрофону. - И  поблагодарить  за  поразительные  успехи  в
борьбе с преступностью, которая мешает жить нашему обществу и городу.
     - Большое спасибо, господин мэр, - ответил Капитан.
     Он бросил  быстрый  взгляд  на  Рыжего,  который  улыбнулся  и  пожал
плечами.
     - Я знаю, вы очень занятые люди,  -  продолжал  мэр,  -  но  надеюсь,
найдете время, чтобы присутствовать на приеме в честь  всех  добровольцев,
которые вышли на передний край борьбы с преступниками, оскверняющими  наши
улицы. Я взял на себя смелость организовать этот  прием,  он  состоится  в
Сити Холле, во вторник вечером. - Мэр засунул руку в  карман,  достал  три
плотных конверта и вручил каждому из борцов за справедливость -  очевидно,
там находились официальные приглашения.
     - Благодарю вас, Ваша Честь, - ответил Капитан, принимая  конверт.  -
Мы очень ценим ваше внимание.
     - Значит, вы придете?
     Капитан заколебался, глядя на своих соратников.
     - Ничего не можем обещать, мистер мэр,  -  вставил  Рыжий,  -  но  мы
постараемся.
     Мистер Свифт согласно кивнул.
     Мазилли повернулся лицом к камере и заявил:
     - И, конечно же, мы приглашаем прессу - я надеюсь, что вы там будете,
мисс Хэтч.
     Журналистка улыбнулась, а Свифт и Рыжий переглянулись.
     - Пожалуй, я все-таки приду, - сказал Свифт.
     Мазилли снова посмотрел на великолепную троицу.
     - И еще одно, - продолжал он. - Когда  я  услышал,  что  вы  намерены
обезвредить этого... гнусного преступника, я бросил все  дела  и  поспешил
сюда, потому что другой возможности связаться с вами мне  не  выпало.  Вы,
конечно, не единственные... независимые борцы с преступностью - я  слышал,
что есть еще, по меньшей мере, двое...
     - Человек Ночи, - кивнул Капитан Космос.
     - И Амазонка, - добавил Свифт.
     - Да, но я не смог войти с ними в контакт, а мне бы хотелось  увидеть
на приеме и этих смельчаков?
     - Если мы их увидим, то передадим ваше приглашение, - обещал Рыжий.
     - Вот и хорошо... - мэр улыбнулся и снова  потряс  руку  Капитана,  а
потом повернулся, махнул рукой в сторону камеры и зашагал к машине.
     - Ну, и что все это значит? - поинтересовался  Свифт,  когда  Мазилли
усаживался в свой лимузин.
     - Выборы на носу, - ответил Рыжий. - Видимо, Его Честь решил,  что  в
данный момент мы очень популярны, и хочет заручиться нашей поддержкой.
     - Но мы  же  не  можем  выступать  за  того  или  иного  политика!  -
воскликнул Капитан.
     Свифт с удивлением повернулся к нему, а Рыжий презрительно фыркнул.
     - А почему бы, черт возьми, и нет? - осведомился Свифт.
     - Ну, потому что... потому что... мы  символ,  и...  и...  участие  в
политике не кажется мне правильным.
     Свифт уставился на него, а Рыжий произнес:
     - Не припоминаю, чтобы я отказывался от  своих  конституционных  прав
ради того лишь, чтобы носить эти тряпки и бороться с наркоторговцами.
     Капитан заморгал и задумался.
     В том, что сказал Рыжий, был известный резон. Действительно, нигде не
написано,  что  супергерои  не  могут  принимать   сторону   какого-нибудь
политика. Какие-то смутные идеи насчет того, что  супергерои  должны  быть
выше всего этого, бродили у него в голове; впрочем, если быть  честным  до
конца, он совсем не разбирался в политике.
     И потому не стал спорить.
     - Ну, парни, вы идете?  -  поинтересовался  полицейский  в  штатском,
избавив Капитана от необходимости продолжать спор.
     Давать показания  было  делом  привычным  -  не  особенно  трудным  и
утомительным, но  и  не  слишком  интересным.  Капитан  Космос  делал  это
автоматически. Когда все закончилось, он помахал рукой полицейским и гордо
вышел из участка.
     Гордость почти покинула его сердце, когда  он  добрался  до  мужского
туалета на станции Площадь Мини-Молл;  стараясь  оставаться  незамеченным,
Капитан скользнул внутрь и зашел в самую крайнюю кабинку. Затем  встал  на
унитаз, отодвинул панель на потолке, нашел там  свою  спортивную  сумку  и
спустил ее вниз; оттуда он вытащил рубашку и  джинсы,  а  потом  аккуратно
снял и спрятал блестящие доспехи.
     Было уже достаточно поздно. Несколько  мгновений  он  раздумывал,  не
остаться ли в черных сверкающих сапогах - принадлежности костюма  Капитана
Космоса - но вовремя спохватился.
     Непростительное легкомыслие! Нельзя ни на минуту расслабляться,  надо
всегда быть начеку; враги могут поджидать его за каждым углом. Любой, даже
малейшей детали, раскрывающей тайну его личности, будет вполне достаточно.
Это чрезвычайно опасно!
     Впрочем, Капитан не слишком понимал,  в  чем  заключается  опасность.
Просто это один из пунктов договора костюмированной игры в героев.
     Сапоги отправились в сумку, а на ногах оказались грязные мокасины.
     На лестнице в доме, где он жил, Капитан заметил темноволосую  женщину
из квартиры А-21, она перевесилась через перила и наблюдала за тем, как он
поднимается к себе. Она частенько проводила время таким образом. Неужели у
нее нет других занятий, как только наблюдать за своими соседями?
     А  может  быть,  она  следит  лишь  за  ним?  Вдруг  она   о   чем-то
догадывается?
     Капитан вздохнул и открыл дверь.
     Вошел в гостиную,  в  приятное  тепло  и  сырость,  где  его  окутали
привычные запахи, плывущие из кухни; только теперь он расслабился.
     Конец недели выдался спокойным; он один патрулировал город почти  всю
субботу  и  не  заметил  ничего  особенного.  Полицейский   радиоприемник,
встроенный в его шлем, передавал только данные о нарушителях скорости.
     И неудивительно. Не каждый же день удается сразиться с чудовищем  или
спятившим фанатиком. Правда, пару раз в год что-нибудь такое случалось,  и
тогда он понимал, что не зря служит своему делу.
     В воскресенье они с мистером Свифтом встретились  во  время  ленча  у
Эрни, а потом отправились в район Четырнадцатой  улицы  и  прихватили  там
двоих мелких  воришек.  Мерзавцы  бросились  бежать,  как  только  увидели
Капитана, но Свифт их догнал. Рыжий так и не появился.
     - Я думаю, у него свидание, - сказал Свифт.
     Капитан кивнул, а Свифт бросил на него короткий взгляд.
     - У тебя на вечер есть какие-нибудь выдающиеся планы?
     - Нет, - ответил Капитан.
     - Собираешься перечитать Диккенса, или еще что-нибудь в этом же духе?
- Свифт снисходительно улыбнулся. - Давай, Капитан, признавайся...  ты  же
из тех, кто с гораздо большим удовольствием прижмет к груди книжонку,  чем
девчонку. А может быть, тебя дома дожидаются жена и детишки?
     - Я не обсуждаю свою личную жизнь, мистер Свифт, - заявил Капитан,  -
ты же это знаешь.
     - Вы что, вдвоем ловили этих ребятишек? - поинтересовался  сержант  в
полицейском участке.
     - Сегодня спокойно, - пожав плечами, сказал Капитан и  бросил  взгляд
на Свифта, который одобрительно улыбнулся.
     В понедельник он услышал по радио, что какой-то псих закрылся у  себя
в доме с  автоматом,  взяв  в  заложники  собственную  дочь;  Капитан  уже
раздумывал, не отпроситься ли с работы,  но  обо  всем  позаботился  Рыжий
Ровер, забравшийся в дом через заднее окно  -  вытащил  девочку,  а  потом
обезоружил преступника. Никто так и не понял, как ему удалось это сделать.
     - У меня получился малость затянувшийся ленч, - объяснил Рыжий, когда
Капитан позвонил ему вечером.
     Они уже довольно давно обменялись телефонными номерами.
     - Нет, я имел в виду... впрочем, ладно, не имеет значения.
     - Нет, я не шучу, Кэп, - рассмеялся Рыжий. - Но ты же знаешь,  что  я
никогда не объясняю, как делаю свою работу. Как и ты.
     - А мне нечего объяснять, - запротестовал Капитан. - Я таким родился.
     -  Эй,  послушай,  я  не  хотел  тебя  обидеть,  -  в  голосе  Рыжего
послышались нотки сожаления. - Но я не могу объяснить, даже тебе.
     - Все нормально, - ответил Капитан, соглашаясь с решением Рыжего.
     - Так ты пойдешь на прием к мэру, Кэп?
     - Пожалуй, да, - неуверенно проговорил Капитан.
     Во вторник он снова переоделся на станции Площадь Мини-Молл - лучшего
места ему до сих пор найти не удалось - а в машине было уж очень неудобно.
Капитан знал,  что  место  следовало  бы  поменять,  но  решил  еще  разок
рискнуть.
     Путь до  Сити  Холла  оказался  более  долгим,  чем  он  ожидал  -  в
результате Капитан опоздал.
     Охранник у входа жестом предложил  ему  пройти,  и  капитан  попал  в
большую комнату, где толпилось множество людей - мужчин в дорогих костюмах
и женщин в вечерних платьях. Все с  любопытством  посмотрели  на  него,  и
Капитан улыбнулся им своей лучшей, официальной улыбкой.  Впрочем,  забрало
открывало лишь рот, и холодного взгляда его глаз никто заметить не мог.
     У него не было ни малейшего представления о том,  кем  были  все  эти
люди.
     Затем он заметил голубоватый металлический шлем мистера Свифта.
     Неподалеку Капитан углядел знаменитые солнечные очки Рыжего, а  рядом
мелькнул бронзовый шлем Амазонки, вышедшей из-за колонны  возле  столиков,
где были выставлены закуски.
     Вокруг каждого из героев образовалась толпа, и с некоторым удивлением
Капитан обнаружил, что возле него тоже собрались какие-то люди. Многие  из
них некоторое время разглядывали  Капитана,  а  потом,  удовлетворив  свое
любопытство,  отходили  в  сторону.  Впрочем,  так   поступали   не   все.
Улыбающаяся молодая блондинка в элегантном  красном  платье  и  с  бокалом
шампанского в руке остановилась прямо напротив него.
     - Мне всегда ужасно хотелось познакомиться с вами, - заявила она.
     Несколько сбитый с  толку,  Капитан  не  нашел  ничего  лучшего,  как
спросить:
     - Почему?
     Он тут же смутился; следовало сказать что-нибудь вроде: "Я польщен".
     Женщина склонила голову набок и, продолжая улыбаться, проговорила:
     - Потому что за вашим шлемом скрывается тайна - вы высокий, сильный и
храбрый, у вас должно быть лицо, как у  бога,  но  никто  его  никогда  не
видел.
     - У меня самое обычное лицо, - ответил он.
     - О, я уверена, что оно просто великолепно, - запротестовала женщина.
- Могу спорить, что у вас замечательное лицо.  Вы  не  поднимете  забрало,
хотя бы на секундочку?
     - Нет, боюсь, что не смогу удовлетворить ваше любопытство.
     - Вы ведь из космоса, не так ли? Именно поэтому вы можете делать  все
эти невероятные вещи?
     - Я и сам точно не знаю, - признался Капитан. -  Мне  известно  лишь,
что я появился тут, когда был маленьким ребенком, и  что  вырос  здесь,  в
США.
     - Значит  вы  настоящий  американец?  Я  в  этом  ни  на  секунду  не
усомнилась. Некоторые люди говорят, что вы носите это забрало потому,  что
вы робот, или чудовище, или еще что-нибудь в таком же роде,  -  настаивала
на своем незнакомка. - Но я уверена, что это не так.
     - Вы совершенно правы, - коротко ответил он.
     Это заявление  не  понравилась  Капитану.  Достаточно  того,  что  он
инопланетянин... но еще и выглядеть, как чужак, это уже слишком!
     - Именно об этом я и говорю,  -  промурлыкала  женщина,  -  я  всегда
утверждала, что вы  настоящий  мужчина.  Уверена,  что  под  вашим  шлемом
скрывается настоящее человеческое лицо, и мне бы очень хотелось  взглянуть
на него. Могу спорить, что у вас голубые глаза.
     - Сожалею, - сказал ей Капитан, - но я не могу поднять забрало, когда
кругом столько народу.
     - Это совсем  не  обязательно  делать  при  всех,  -  прошептала  его
собеседница. - Я была бы счастлива оказаться с вами где-нибудь наедине.  -
Ее пальцы поглаживали край бокала.
     Под своим шлемом Капитан нахмурился. Любопытство  этой  женщины  было
совершенно необъяснимым. Почему она так хочет увидеть его лицо? Почему так
настойчива? Может быть, она шпионит на какую-нибудь мафиозную  организацию
и пытается установить его личность, чтобы они могли напасть на него, когда
он будет отдыхать?
     - Я только что пришел, - сказал он.
     - Тогда потом?
     - Не думаю, - ответил он. - Мне нужно пойти поздороваться с мэром.
     Женщина поморщилась, но дала ему пройти.
     Он пробирался через толпу, вежливо кивая разным незнакомым  людям.  У
входной двери послышался шум, он повернулся и увидел, что  прибыл  Человек
Ночи, старая шляпа которого  была  надвинута  на  глаза  еще  больше,  чем
обычно.
     Женщина в красном  платье  продолжала  наблюдать  за  Капитаном.  Она
улыбнулась и помахала ему рукой. Без особого энтузиазма  он  махнул  ей  в
ответ.
     - Кто это в такой странной шляпе? - спросил один из гостей.
     - "Это сумерки", - процитировал  кто-то  строчки  из  газеты.  -  "Он
только что покончил с одной жертвой и теперь ищет другую".
     - Ой, да это же Человек Ночи! - воскликнул первый.
     Капитана  это  рассердило.  Только  что  произнесенная  цитата  стала
символом Человека Ночи. Проклятые газеты так и не смогли придумать  ничего
запоминающегося про него, хотя всем было прекрасно известно,  что  Человек
Ночи ему и в подметки не годился.
     Да, Человек Ночи сделал больше гражданских арестов, но  он  занимался
всякой мелкотой. Ему не удалось поймать ни одного настоящего чудовища.  Он
не сражался  со  страшной  Церковью  Судьбы,  или  с  живущими  в  пещерах
мутантами, умеющими выжигать своим врагам мозг. Человек Ночи не обладал ни
одним из выдающихся талантов Капитана Космоса. Капитан фыркнул;  посмотрел
бы он  на  этого  типа  в  шляпе,  если  бы  ему  пришлось  иметь  дело  с
Электровором! Он не в состоянии даже пробить бетонную стену!
     Тут  Капитан  оборвал  себя.  Не  пристало   благородному   борцу   с
преступностью испытывать  чувство  профессиональной  зависти,  в  конечном
счете, они сражаются за общее дело.
     Кто-то рассмеялся, громко и весело; Капитан обернулся и увидел  возле
подиума Дебору Хэтч  с  бокалом  в  руке,  она  разговаривала  с  мистером
Свифтом.  Ее  оператор  болтался  неподалеку,  равнодушно  поглядывая   по
сторонам. Рыжий Ровер и Амазонка стояли рядом у соседней колонны.
     На подиум поднялся человек в черном костюме  и  постучал  пальцем  по
микрофону. Он предоставил слово мэру, который поблагодарил отважных борцов
с преступностью за их усилия.
     - Мы не знаем ваших настоящих имен, - заявил Его Честь, - но мы рады,
что вы с нами.
     Капитан  улыбнулся,  услышав  эти  слова,  улыбнулся  за   зеркальным
забралом своего шлема,  улыбнулся  своей  странной,  неуверенной  улыбкой,
столь характерной для него с самого детства.
     По правде говоря,  Капитан  не  знал,  кто  он  такой.  Его  приемные
родители рассказали, как нашли его на берегу той ночью,  когда  над  рекой
взорвался НЛО, и как они обнаружили, что на самом деле, он не человек - но
никто ничего больше не говорил ему...
     Впрочем, нет - он знал  кто  он  такой.  Капитан  Космос  -  защитник
невинных. И не важно, откуда он прибыл на Землю. Всю свою жизнь он пытался
стать настоящим человеческим существом  -  ему  это  удалось  -  а  теперь
добился даже большего, стал настоящим героем.
     - Привет, Капитан, - сказала женщина.
     Он почувствовал, как кто-то коснулся его руки,  повернулся  и  увидел
молодую брюнетку, которая ему улыбалась.
     - Привет, - ответил он.
     - Меня зовут Дженни, - сказала женщина.
     - Здравствуйте, Дженни. Рад с вами познакомиться.
     - У вас есть какие-нибудь планы на вечер, Капитан?
     - Ну, честно говоря, я собирался приглядеть за грабителями, - ответил
он.
     Дженни разочарованно вздохнула, но Капитан не понял почему. Разве  он
не должен был приглядывать за грабителями? Мэр закончил свою речь,  и  все
разговоры утонули в грохоте аплодисментов.
     Капитан  не  стал  больше  задерживаться;   пожал   руки   нескольким
официальным лицам, попрощался  и  ушел.  Оглянувшись,  он  увидел,  что  и
остальные покидают прием. В зале оставались только Рыжий, Свифт,  Амазонка
и команда новостей Канала 9. Человек Ночи успел исчезнуть еще до того, как
мэр взошел на подиум.
     На обратном пути к станции Площадь Мини-Молл, Капитан заметил людей в
вечерних туалетах - видимо, они тоже были на приеме. Еще ему  бросилась  в
глаза женщина в черном пальто, которая как-то уж слишком долго шла  в  том
же направлении, что и он. Ее лицо скрывал  высокий  воротник,  и  Капитану
показалось,  что  всякий  раз,  когда  он  смотрел  в  ее   сторону,   она
отворачивалась.
     Он переоделся в туалете  и,  сняв  костюм  борца  за  справедливость,
почувствовал себя лучше и хуже одновременно -  лучше,  потому  что  всегда
испытывал облегчение, когда сходил со сцены, а  хуже,  потому  что  теперь
перестал быть Капитаном Космосом и превратился в самого обычного человека.
     А быть обычным человеком было трудно.
     Войдя  в  дом,  он  услышал,  что  кто-то  вошел  вслед  за  ним.  Он
остановился на лестнице и увидел незнакомую молодую женщину.
     Она повернулась к ряду почтовых ящиков, а Капитан  начал  подниматься
по ступенькам. Открывая дверь своей квартиры, он услышал,  как  незнакомка
разговаривает с женщиной из А-21.
     Все это произошло во вторник вечером.
     В среду, возвращаясь домой с работы, он обнаружил, что на  ступеньках
лестницы сидит женщина. Он заколебался, не зная, следует  ли  проследовать
мимо, либо заговорить.
     - Здравствуйте, мистер Дженкинс, - сказала незнакомка.
     В ее голосе он услышал какие-то странные нотки. Капитан заморгал.
     - Здравствуйте, - негромко ответил он. - Откуда вам известно мое имя?
     - Миссис Алмидо  сообщила  мне,  -  объяснила  женщина,  показывая  в
сторону квартиры А-21.
     Капитан не знал, как зовут соседку.
     - А я и не думал, что ей это известно, - заметил он.
     - Она прочла ваше имя на почтовом ящике, - сказала женщина,  сидевшая
на ступеньках. - А что означает Ф?
     - Фрэнк, - с удивлением ответил Капитан.
     - Фрэнк  Дженкинс,  -  проговорила  женщина,  поднимаясь  на  ноги  и
отряхивая юбку. - Рада с вами познакомиться. - Она протянула руку. -  Меня
зовут Розали Даттон.
     Дженкинс осторожно взял ее руку, изо всех сил стараясь не сжимать ее.
Он заметил, что на  ступеньках  лежит  черное  пальто,  которое  почему-то
показалось ему знакомым.
     И еще ее лицо... он никогда не умел запоминать лица.
     - Я уже вас когда-нибудь видел?
     - Вполне возможно, - призналась Розали. - Послушайте, может быть, нам
стоит войти в вашу квартиру?
     Он заколебался.
     - Зачем?
     - Поговорить, - ответила Розали. - Просто поговорить.
     Капитан  нахмурился,  пытаясь  сообразить,   чего   хочет   от   него
незнакомка.
     - Не думаю, что это хорошая идея, - наконец сказал он.
     - А я с вами не согласна, Капитан, - заявила Розали.
     Он уставился на нее.
     - Вы хотите, чтобы я поговорила с журналистами? - потребовала  ответа
Розали.
     Он заметил, что ее голос  слегка  дрожит  -  но,  как  и  всегда,  не
понимал, какой из этого следует сделать вывод.
     Капитан быстро огляделся по сторонам. Никого не было видно, но соседи
вполне могли подслушивать их разговор через тонкие двери.
     - Ладно, - вздохнул он. - Заходите.
     Розали  торжествующе  улыбнулась  -   немного   нервно.   Они   стали
подниматься по лестнице.
     Капитан медленно шел за ней, пытаясь сообразить,  как  следует  вести
себя дальше.
     Он достал ключ и отпер дверь в квартиру.
     Привычные  ароматы  заставили  его  улыбнуться,   он   даже   немного
расслабился, глубоко вдохнув жаркий, влажный воздух.
     На лице женщины промелькнуло новое выражение.  Ему,  как  всегда,  не
удалось уловить его значение. Потом оно исчезло,  и  он  жестом  пригласил
свою гостью войти.
     Розали Даттон наконец достигла того, к  чему  так  долго  стремилась,
однако она ожидала чего-то совсем другого. Ей удалось найти своего  героя,
мужчину своей мечты - но что-то в его лице ее смущало. Его черты  не  были
такими правильными, как она ожидала; волосы,  вопреки  ее  надеждам,  были
каштановыми, а не светлыми. А когда дверь в его  квартиру  открылась,  она
вдохнула тяжелый, влажный, горячий воздух, с сильным привкусом  аммиака  и
чего-то еще, как будто кто-то разбил  сотни  колб  с  разными  химическими
реактивами.
     Розали вошла, медленно оглядываясь по сторонам. Капитан  увидел,  как
она нервно сглотнула.
     - Вы... у вас тут очень тепло, не так ли? - неуверенно спросила она.
     Он пожал плечами.
     - Пожалуй, - кивнул он. - Я не люблю холода.
     - Ах, вот оно что. - Розали  продолжала  осматривать  книги,  большой
стол, подушечки, единственный стул.
     Теперь она казалась гораздо менее уверенной в  себе.  Капитану  вдруг
ужасно захотелось узнать, о чем она сейчас думает.
     Розали ожидала  найти  скромную,  со  вкусом  обставленную  маленькую
квартирку, классический вариант жилища  холостяка;  а  что  еще  могло  бы
подойти такому большому мальчику-скауту, как Капитан Космос?
     Вместо этого  она  оказалась  в  душном,  жарком,  вонючем  и  слегка
богемном помещении. Здесь не было  дивана  и  маленьких  столиков;  мебель
оказалась старой, потертой и разрозненной. Все  совсем  не  так,  как  она
мечтала.
     Капитан закрыл дверь и спросил:
     - Ну, так что я могу для вас сделать, мисс Даттон?
     Она повернулась и пристально на него посмотрела.
     - Вы Капитан Космос, - решительно заявила она.
     - И с чего вы это взяли? - спросил  он,  стараясь,  чтобы  его  голос
звучал равнодушно -  хотя,  если  честно,  не  очень  понимал,  зачем  все
отрицает.
     Может быть, героям комиксов и удается всех обманывать, но Капитан был
уверен, что у него вряд ли из этого что-нибудь получится. Эта женщина, кем
бы она не была, раскрыла его тайну.
     - Я за вами следила, - призналась  Розали  Даттон.  -  Уже  несколько
недель... как только мне представлялась такая возможность, я узнавала  про
ваши хитрости и находила способы обходить их. Когда я шла  за  вами  после
приема вчера вечером, мне, наконец, удалось увидеть вас  не  в  костюме  и
дойти за вами до самого вашего дома. Я видела, как вы скрылись  в  мужском
туалете на станции Мини-Молл, а потом вышли оттуда, и  я  не  сомневалась,
что, несмотря на все ваши уловки, это именно вы, Капитан, потому что иначе
и быть не могло - поблизости не оказалось  мужчин  вашего  роста.  Я  хочу
сказать, что я была уверена, но хотела окончательно убедиться,  поэтому  я
поговорила с миссис Алмидо, и она мне рассказала про  то,  как  вы  каждый
вечер уходите, что вас почти никогда не бывает дома, вы никогда ни  с  кем
не разговариваете, к вам не ходят гости - она думает, будто вы завсегдатай
баров для голубых. Лично я так не думаю; я подозреваю, что вы  занимаетесь
патрулированием улиц.
     - А если миссис Алмидо права? - ласково спросил Капитан. - Или, может
быть, я грабитель, маньяк-убийца, а по  ночам  занимаюсь  тем,  что  лишаю
жизни и собственности других людей?
     - Но это же не так, - с сомнением проговорила Розали и оглянулась  по
сторонам. - Вы Капитан Космос, суперборец с преступностью.
     - Ну, и что из того? Чего вы от меня хотите?
     Ее смущение, как ни странно, делало его более  уверенным  в  себе.  В
конце концов, он ведь был у себя дома;  чувствовал  восхитительный  аромат
хлора, плывущий из кухни, воздух был  тяжелым  и  влажным,  а  температура
достигала приятных девяноста градусов.
     Он заметил, что Розали вспотела; на лбу у нее выступила испарина. Она
приблизилась к нему, встала совсем рядом.
     - Вы спасли меня от грабителя, - тихо проговорила она. -  Три  месяца
назад, на набережной, когда я возвращалась вечером из кино.
     - Предположим, - сказал он. - Что дальше?
     - Я так и не  поблагодарила  вас,  -  проговорила  Розали,  в  голосе
которой появилось отчаяние.
     Она почти касалось его.  Когда  он  никак  на  это  не  отреагировал,
женщина снова окинула взглядом мебель, а потом сказала:
     - Тут нет дивана. - Она знала, что выглядит, как полнейшая идиотка, и
надеялась, что не произвела на него слишком плохого впечатления.
     Впрочем, она ведь против его воли ворвалась сюда, в его личную  жизнь
- он имел полное право негодовать, разве не так?
     Свою встречу с ним она представляла совсем иначе.  В  ее  мечтах  он,
справившись с легким смущением, подхватывал  ее  на  руки  и  нес  в  свою
спальню.
     Вместо этого она стояла посреди  комнаты,  рассуждала  о  диванах,  а
необычный, резкий запах становился все сильнее.
     - Нет, - ответил Капитан, - я их не люблю.  -  Помолчав  немного,  он
добавил:
     - Можете сесть где-нибудь, если хотите.
     - А вы?
     - Я постою.
     Охваченная отчаянием, Розали протянула руку и погладила его по плечу.
     Он никак не отреагировал.
     - Я несколько месяцев пыталась вас найти, - сказала  она.  -  Услышав
про прием, решила, что обязательно должна быть там.
     Капитан удивился.
     - Я вас там не видел.
     - А я просто за вами наблюдала.  -  Розали  прижалась  к  нему.  -  Я
видела, как  с  вами  разговаривали  те,  другие  женщины,  я  думаю,  они
показались вам слишком нахальными, или что-то вроде того, поэтому  я...  -
она замолчала, посмотрев  на  него,  потом  нахмурилась  и  задала  прямой
вопрос.
     - Черт побери, вы действительно голубой? - потребовала она ответа.  -
Дело именно в этом?
     -  Нет,  -  ответил  он.  Капитан,  наконец,  сообразил,   чего   она
добивается. - Я и мужчин не хочу.
     Она уставилась на него, пытаясь понять, что выражают его глаза.
     Они какого-то  странного  цвета,  подумала  она,  карих  глаз  такого
оттенка Розали никогда в жизни не видела, да и  формы  они  были  какой-то
необычной.
     А может быть, дело в ее глазах.  Они  начали  слезиться  от  каких-то
испарений.
     - Мне очень жаль, - сказал Капитан.
     Она отшатнулась.
     - Я совсем не так представляла себе нашу встречу, - дрожащим  голосом
проговорила она, и он  заметил,  что  теперь  ее  глаза  стали  такими  же
мокрыми, как и лоб.
     - Простите, - проговорил он.
     Барьер был разрушен, и слова полились потоком, наполненным грустью  и
смущением.
     - Все так необычно, я хочу сказать, мне хотелось вас увидеть,  а  вам
на меня наплевать, да и, вообще, здесь страшно жарко,  у  меня  все  мысли
перепутались, даже сесть негде, и этот запах, что это такое?
     - Что-то вроде освежителей, которыми пользуетесь вы. Ну, и вот это, -
Капитан показал на поднос, стоящий на кухонном столе.
     Розали повернулась; перед  глазами  у  нее  уже  все  плыло,  но  она
разглядела поднос и то, что на нем лежало.
     - О, Господи! - воскликнула она. - А что это  такое?  -  Она  подошла
поближе.
     - Мой обед, - ответил Капитан.
     В горле у женщины что-то булькнула, и она, побледнев,  уставилась  на
Капитана.
     - Мисс Даттон, - мягко проговорил он. - Я  и  в  самом  деле  Капитан
Космос. Я, конечно, прибыл с другой планеты и все такое, но вам никогда не
приходило в голову задуматься над  тем,  почему  я  такой  сильный?  Каким
образом мне удается видеть в темноте?
     - Я думала... думала, это все специальное снаряжение, какие-то особые
приборы с вашего корабля...
     Он покачал головой.
     - Я с этим родился, - сказал он. - Я могу видеть в инфракрасном свете
и поднять около тонны, и все это без каких бы то ни было приспособлений.
     Она не сводила с него глаз.
     Прежде всего, потому, что если бы отвела от него глаза,  ей  пришлось
бы снова взглянуть на его обед.
     - Я не человек, мисс Даттон,  -  он  испытал  настоящую  боль,  когда
произносил эти слова вслух, но знал, что должен их выговорить.
     - В таком случае, кто вы такой? - в отчаяньи выдохнула Розали.
     - Я не знаю, - грустно ответил Капитан. - И никто этого не  знает.  Я
подкидыш.
     - Но вы так похожи на человека.  -  Все  расплывалось  перед  глазами
Розали, она почти не видела его лица, ее тошнило.
     Капитан пожал плечами.
     - Вы ведете себя как человек, - настаивала на  своем  Розали.  -  Ну,
говорите по-английски... и все такое.
     - Я же здесь вырос, - объяснил Капитан. - Я прожил  среди  людей  всю
свою жизнь, и приложил много сил, чтобы стать таким же, как  и  вы.  -  Он
вздохнул. - Иногда мне было очень трудно.
     Розали не понимала его.
     - Мне понадобилось несколько лет, чтобы понять, что  я  должен  есть.
Мои приемные родители старались, они делали  для  меня  все,  что,  по  их
мнению, могло помочь, но одно из главных воспоминаний моего детства -  это
как меня тошнит или рвет. А что касается секса, я еще даже и не пробовал в
этом разобраться. - Голос у него слегка дрогнул, когда  он  добавил:  -  Я
ведь не имею ни малейшего представления о том, как выглядят женщины  моего
народа!
     Она не  сводила  с  него  глаз,  отступила  на  шаг  назад,  чуть  не
споткнулась об одну из подушек. Его пустые карие глаза  смотрели  на  нее.
Капитан напряг мышцы - движением, совсем не характерным для человека.  Так
животное, не задумываясь о том, что делает, отмахивается от блох.  Впервые
она обратила внимание на то, что эти мышцы действуют совсем не так, как  у
людей.
     А может быть, что-то случилось с ее зрением? Все вокруг  превратилось
в какой-то кошмар; Розали знобило, ей было очень нехорошо.
     Капитан наблюдал за ней. Он сказал ей то, что  никогда  и  никому  не
говорил - он  даже  с  родителями  не  обсуждал  секс  и  проблемы  с  ним
связанные. Другим людям, Рыжему, Свифту и Амазонке он сказал, что является
инопланетянином, но никогда не пускался  ни  в  какие  подробности.  Когда
газеты объявили, что космос питает его силу, он этого не отрицал.
     Однако до нынешнего момента он еще никому не  объяснял,  что  это  на
самом деле значит.
     - Мы принадлежим к разным видам живых существ, -  безжалостно  заявил
он. - Мы похожи, но это всего  лишь  обычное  совпадение,  а  может  быть,
защитная окраска, как у бабочек.
     - В таком случае, зачем... - спросила она. - Зачем  вы  сражаетесь  с
преступниками? Какое вам до нас дело, если вы другой?
     - На самом деле, никакого, - признался Капитан. -  Но  я  хочу  стать
человеком. Или, по крайней мере, хочу вписаться в ваше общество. И поэтому
делаю то, что стал бы делать человек - разве я  не  прав?  Разве  человек,
обладающий особыми способностями, поступил бы не так  же  на  моем  месте?
Разве он не стал бы героем?
     Розали не осмелилась с ним спорить. Да и слова давались ей с трудом:
     - Наверное... только зачем вы... если...
     Он издал какой-то звук, похожий на вздох.
     - Я, конечно, не человек, - проговорил он. - Но иногда мне становится
одиноко. Мне необходимо общение.
     Она заморгала, потому что совсем плохо его видела.
     - И это общение? Погоню за преступниками вы называете общением?
     - Я один из парней, - попытался объяснить он. - Я встречаюсь с  Рыжим
Ровером и мистером Свифтом. И с полицейскими, и с Амазонкой, и с Человеком
Ночи, а еще с прессой, даже с мэром, все они со мной  разговаривают,  и  я
знаю, что должен им отвечать.
     Розали уже стояла совсем рядом с дверью, здесь воздух  казался  чище.
Она спросила:
     - А разве вы не можете познакомиться со своими  соседями,  ходить  на
вечеринки, ну и все такое прочее? Чтобы общаться с людьми, вам  необходимо
охотиться за торговцами наркотиками и другими преступниками?
     Капитан покачал головой.
     - Регулярно участвовать в разных видах социальной жизни я не могу. Не
получается. Я не понимаю шуток. Не улавливаю сложных, тайных сигналов. Все
какое-то серое и смазанное, мне трудно уследить за тем, что происходит. Во
всем присутствует секс, да и еду я не могу есть. И, вообще,  я  так  и  не
познал язык тела. Я пытался. Поверьте мне, я много раз пытался. Только мой
мозг устроен не так, как ваш;  вы  легко  и  просто  общаетесь,  без  слов
понимаете друг друга, многие вещи принимаете  как  данность  -  мне  этому
научиться не суждено.
     - И поэтому вы гоняетесь за всякими подонками? -  голос  Розали  стал
хриплым.
     - Всегда знаешь, кто плохой, а кто хороший, - в очередной  раз  пожав
плечами, заявил Капитан, - знаешь, зачем занимаешься этим делом.
     Розали ничего не сказала. Она не  была  уверена  в  том,  что  еще  в
состоянии разговаривать.
     - Ну вот, теперь вам все известно, - наконец проговорил Капитан. - Не
только, кто я такой, но и что я собой представляю.
     Она кивнула.
     - Я не хочу, чтобы вы об этом кому-нибудь рассказывали, - предупредил
Капитан.
     Даже несмотря на то, что они принадлежали  к  разным  видам  разумных
живых существ, Розали поняла, что на его лице появилась угроза.
     - Итак, вы будете помалкивать?
     Она кивнула.
     Он  посмотрел  на  нее,  не  зная,  как  поступить  дальше.  А  потом
заговорил:
     - Если честно, я не очень понимаю выражение вашего лица. И о  чем  вы
сейчас думаете. У меня нет уверенности в том, что я могу вам доверять.
     - Вы можете мне доверять, - прошептала Розали.  -  Я  вас  никому  не
выдам.
     - Не знаю, - повторил Капитан. -  Вы  мне  совсем  не  нравитесь.  Вы
можете разрушить всю мою жизнь. Поэтому я вас  предупреждаю,  мисс  Розали
Даттон. Если вы кому-нибудь расскажете о том, что здесь  услышали,  я  вас
обязательно найду и убью. Голыми руками.  -  Он  взял  с  ближайшей  полки
книжку, толстую в твердой обложке, и в единую долю секунды превратил ее  в
труху.
     Охваченная  ужасом,  Розали  не  могла  оторвать  взгляда  от   своей
растоптанной мечты.
     - Но вы же герой, - с трудом проговорила она. - Вы же хороший парень.
     - Да, - согласился он. - Я выбрал для себя эту роль. И она доставляет
мне удовольствие. Я очень хочу остаться хорошим парнем. И  не  желаю  быть
инопланетным чудовищем. Надеюсь, вы не вынудите меня им стать.
     - Я не скажу,  никому,  -  пролепетала  Розали.  -  Клянусь.  Ничего.
Никогда. - Комната поплыла у нее перед глазами, она  задыхалась,  ее  лицо
было покрыто потом, руки дрожали от страха и смущения.
     - Хорошо, - ответил  Капитан  и,  бросив  взгляд  на  кухонный  стол,
предложил:
     - Не согласитесь ли со мной пообедать?
     Розали вскрикнула и потеряла сознание.
     Нахмурившись, Капитан наблюдал за тем, как она опускается на пол.
     Поднимая ее  безжизненное  тело,  он  раздумывал  о  том,  сможет  ли
когда-нибудь выполнить свою угрозу. Капитан не был в этом уверен. Впрочем,
он не сомневался, что до этого не дойдет; ему казалось, что Розвали Даттон
будет держать рот на замке. Но точно он не знал.
     Он перекинул ее через плечо. Свежий  воздух,  воздух  Земли  приведет
женщину в чувство -  это  ему  было  известно  наверняка.  Он  оставит  ее
где-нибудь в  безопасном  месте,  и,  если  повезет,  придя  в  себя,  она
подумает, что ей все приснилось. И конец истории.
     Естественно, если она так не  подумает,  то  может  и  выболтать  его
тайну. Или даже пойдет к газетчикам.
     Если она начнет болтать, все завопят, что он  инопланетное  чудовище.
Может быть, следует ее сейчас убить, свернуть ей шею и бросить  где-нибудь
тело.
     Но если он ее убьет, это, возможно, будет означать, что он и в  самом
деле инопланетное чудовище.
     Нет, подумал Капитан. Я не инопланетное чудовище. Совсем нет.
     Он был - так он сказал самому себе - одним из парней.
     Да, он был всего лишь одним из парней.