Ненси КРЕСС

                            СВЕТ ЧУЖОГО СОЛНЦА

Пер. - Ю.Кравченко, П.Поляков.
Nancy Kress. An Alien Light (1988)


                                        Джефу Дантеману, подарившему мне
                                        двадцатое столетие, и Мэри Сэнтон,
                                        писателю, руководителю, другу



                    ЧАСТЬ ПЕРВАЯ. КЛЮЧЕВОЙ ПАРАДОКС

                                           Все города построены на страхе.
                                                               Джон Энтони


                                    1

     - Один, - произнес гед. - У третьих ворот.
     - Что он делает?
     - Бьется о стену, хочет выбраться.
     - Уже, - отозвался второй гед, используя  грамматическую  конструкцию
свершившегося события. Оба смотрели на экран. В маленькой ярко  освещенной
серой комнате без окон  колотилось  о  стену  человеческое  существо.  Гед
закрыл два глаза, оставив третий, центральный. Он смотрел в зенит, поэтому
изображение не так слепило. В его феромонах появился оттенок  дискомфорта.
Второй гед, выделив феромон симпатии, подвинулся ближе к первому.
     - Сколько их уже в стене?
     - Пятьсот семьдесят. Мы примем еще тридцать, - ответил  второй,  хотя
собеседник, конечно, знал это; потому-то он испросил. Они  говорили  очень
тихо, без эмоций.  Первый  гед  позволил  запаху  усталости  на  мгновение
прокрасться в свои феромоны. Запах сочувствия другого геда усилился.
     - Этот?
     - Скорее всего, нет. Если он преодолеет смертельный страх и придет  в
себя, тогда возможно. Но он даже не взял алмаз. Он так испуган, что  забыл
о жадности.
     Человек в тускло-коричневой тунике гражданина Джелы тяжело  опустился
на пол и сжался в  маленький,  дрожащий  комок.  Геды  наблюдали  за  ним,
стараясь из уважения друг к другу сдерживать феромоны отвращения. Комната,
где они расположились, находилась  за  двойным  кольцом  стен,  окружавших
пустой город. Тусклое освещение напоминало  оранжевый  свет  солнца  Геды,
свежая  метановая  атмосфера   и   привычная   температура   должны   были
способствовать выполнению важнейшего проекта. Но все же это была не  Геда,
и оба скучали по дому. Они предпочли бы остаться на Геде или,  по  крайней
мере, среди кораблей Флота, если на родной планете они  не  нужны.  Каждый
ощущал тоску другого, один из  самых  стойких  феромонов,  но  предпочитал
молчать об этом. К чему слова? Аромат тоски присутствовал в феромонах всех
восемнадцати гедов, находившихся за стеной.
     Первый гед выключил экран, и освещение в  комнате  стало  нормальным.
Оба с облегчением открыли центральный глаз. Он  предназначался  для  того,
чтобы замечать издалека огромных крылатых хищников, некогда населявших  их
родную планету. Хищники вымерли миллионы лет назад, и  теперь  центральный
глаз был практически бесполезен, но геды все же чувствовали  себя  уютнее,
если он не закрывался. Лица гедов, лишенные растительности, очень походили
на человеческие, не считая, конечно, наличия третьего глаза  и  отсутствия
подкожной мускулатуры. Судя по их лицам, их никогда и ничего не волновало.
В течение последнего года они наблюдали за  людьми  вне  города,  и  самым
трудным для них оказалось восприятие информации, которую люди передавали с
помощью  мимики.  Нелегко  пришлось  даже  Энциклопедисту.  На  то,  чтобы
научиться понимать выражение человеческих лиц,  ему  понадобилось  гораздо
больше времени, чем на расшифровку речи.  Конечно,  геды  не  рассчитывали
обнаружить у людей какие-либо аналоги феромонов, но  никак  не  ожидали  и
проявления примитивных мускульных спазмов. Никто из представителей  других
рас не общался с собратьями таким странным способом.
     Еще одно поразительное отличие.
     - Важная информация, - мягко пророкотал Энциклопедист, и геды  тотчас
повернулись  к  нему.  -  Важная  информация.  Уровень  три.  Биологически
доказано, что все люди действительно  относятся  к  одной  расе.  Ключевой
парадокс нельзя  разрешить  при  помощи  теории  межрасовых  отношений.  -
Последние две фразы Энциклопедист произнес, используя конструкцию  вывода,
доказанного от обратного.
     Один из гедов мелодично зажужжал, выражая огорчение.  Другой  вежливо
похлопал его по спине и задним ногам, испуская феромоны комфорта.
     - Если бы они принадлежали  к  разным  расам,  это  по  крайней  мере
объясняло бы их взаимную ненависть, - заметил первый.
     - Да, гармония поет с нами.
     - Гармония поет с нами.
     - И пусть это длится вечно.
     - Это продлится вечно. Мы так и не приблизились к ответу, Гракс.
     - Нет, но, может быть, когда люди окажутся внутри...
     Первый  гед  посмотрел  на  черный   экран.   Второй   проследил   за
направлением его взгляда. У них рождались одинаковые мысли, и  не  потому,
что они обладали общим разумом, как некоторые другие расы, а  потому,  что
так мыслил каждый гед. Только поэтому их цивилизации и  удалось  подняться
на такую высоту. Каждый ощущал феромоны другого.  Оба  думали  о  Геде,  о
защите своего дома, о Флоте. Оба  думали  о  важности  разгадки  Ключевого
парадокса.
     Оба думали о том, что время уходит.



                                    2

     Крутые берега нависали над потоком, и казалось, что река течет в  обе
стороны одновременно. Легкий ветерок  Первоночи  доносил  до  Эйрис  запах
воды, струящейся с гор. Женщина неподвижно сидела возле огня.  Разожженный
на возвышенности между  рекой  и  скалами,  ее  костер,  подобно  маяку  в
сгущающихся сумерках, был далеко заметен среди окружающих холмов. То,  что
она, одинокая, обессилившая путница, развела  такой  костер,  походило  на
безумие или вызов, или на то и другое вместе взятое, но  Эйрис  больше  не
волновалась.
     Возле нее на камне, рядом с причудливой формы бутылью голубого стекла
лежал нож, с которым она не умела обращаться. Малая  луна  уже  взошла,  и
вельд был залит  белым  светом.  Несколько  часов  назад,  с  наступлением
темноты, ощущение тревоги в сумерках вельда заставило ее судорожно  искать
убежища среди голых скал; теперь тревога наконец улеглась. Что же  дальше?
Она выросла в городе и ничего не знала. Сумерки пугали ее.
     По другую сторону  скалы  свернул  свои  губчатые  побеги  гигантский
кембури, который все три дня потихоньку вбирал в себя солнечный свет. Один
из отростков обвился вокруг какого-то  взлохмаченного  создания,  названия
которого Эйрис не  знала.  Когда  растение  всасывало  маленький  бьющийся
комочек, он только пискнул.
     Колючий кустарник рядом с кембури неожиданно сбросил острые  шипы  со
спорами на  низкорослую  траву.  Маленькие  чахлые  цветочки,  лихорадочно
распускавшиеся  от  Первоутра  до  Последнего  света,  торопливо   прятали
лепестки  под  колючими  грубыми  листьями.  Что-то   невидимое   внезапно
испустило облако с  резким  запахом  плесени,  в  ответ  другой  невидимка
захлопал в сумерках крыльями. Мир вельда  готовился  к  наступлению  ночи;
шипастая зеленая тень скользнула под скалу. Когда наступал час пробуждения
растений, ни одно животное не осмеливалось пошевелиться или подать голос.
     Эйрис неохотно направилась к реке и, опустившись на колени,  нащупала
рукой комочки глины, которые прилепила к скале. Оба шарика были на  месте.
Вода в реке  поднималась  не  так  быстро,  как  она  боялась.  Она  может
задержаться здесь до Первоутра. Но к чему  ждать?  Через  несколько  часов
взойдет Большая Луна, и можно будет продолжить  путь;  у  нее  нет  причин
медлить. Нет причин медлить.
     Эмбри...
     Зажмурившись и опустив руку в ледяную воду,  Эйрис  терпеливо  ждала,
когда схлынет приступ боли. Боль обязательно проходит, она поняла  это  за
три дня изгнания. Боль проходит всегда.
     Костер  почти  догорел.  Бережно  используя   каждую   щепку,   умело
подкладывая сухую траву и веточки, Эйрис снова разожгла его.  "Хоть  огонь
разводить умею, - подумала она с усмешкой, - как и все стеклодувы". Костер
- первое, в чем ей сопутствовал успех с момента изгнания из Делизии.
     Костер вновь  ярко  вспыхнул.  Эйрис  сидела  и  смотрела  на  огонь.
Отблески пламени плясали на  причудливых  выступах  синей  бутыли.  Темный
вельд шелестел травой, откуда-то доносился запах игольчатых кустов  и  еще
какая-то резкая вонь. Позади, в трех днях  пути  отсюда,  лежало  море.  И
Делизия. И Джела. А впереди, высоко в горах...
     Огромная тень пронеслась над  ее  головой.  Эйрис  успела  разглядеть
четыре громадных крыла. Где-то вдалеке завыл вечно злобный и настороженный
кридог.


     Раздался звук, похожий на щелчок челюстей,  и  крик.  Эйрис  откинула
одеяло и вскочила на  ноги,  спросонья  забыв,  где  она  находится.  Крик
повторился, что-то сверкнуло во мраке за выступом  скалы.  Эйрис  ринулась
вперед и увидела девушку, прижатую  к  скале  извивающимися  серо-зелеными
кольцами кембури. Девушка полоснула по растению ножом и опять закричала. В
ее голосе звучало столько радости, что Эйрис сначала остолбенела, не  веря
своим ушам, а потом поняла, что  девушке  нравится  сражаться  с  кембури!
Зеленые щупальца окружали ее со всех  сторон.  Медлительное  из-за  ночной
стужи, растение не торопясь подбиралось к человеческому телу,  излучавшему
тепло. Пока растение собиралось с силами, девушка успела  отсечь  один  из
побегов и  размеренными  ударами  тренированного  бойца  принялась  рубить
другой.
     "Это одна из джелийских сестер-легионеров", - подумала Эйрис и  сжала
рукоятку ножа. Но усталость подвела ее: спросонья в руке оказался не  нож,
а бутылка синего стекла.
     Мощный удар отсек второй побег.
     Девушка повернулась к Эйрис и оскалила ровные белые зубы. Сделав  шаг
вперед, произнесла насмешливо:
     - Ну, делизийка... теперь твоя очередь.
     Эйрис горько усмехнулась. "Делизийка!" Да ей придется умереть за  то,
что она из Делизии. Делизия отвергла  ее,  обрекла  на  смерть  в  вельде.
Еретичка, предательница, угроза для детей, даже для собственного  ребенка,
теперь   должна   умереть   за   то,   что   она   делизийка.   Чудовищная
несправедливость!  Эйрис  громко   истерически   расхохоталась.   Джелийка
нахмурилась -  она  не  ожидала  такой  реакции.  Пока  девушка  стояла  в
замешательстве, на нее набросился второй кембури, скрывавшийся в траве.  В
пылу борьбы джелийка не заметила,  как  приблизилась  к  нему.  Две  плети
толщиной в руку схватили ее за лодыжку, к ней тянулись все новые  и  новые
побеги. Девушка стояла лицом к Эйрис и не видела врага.  Она  оказалась  в
крайне невыгодной позиции,  но  обладала  отменными  рефлексами.  Джелийка
мгновенно развернулась и принялась  рубить,  откидывая  плети,  пытавшиеся
схватить ее за руку. Она воинственно закричала, будто ее боевой клич  тоже
был оружием.
     Эйрис отрезвил собственный безумный хохот. Если я не  возьму  себя  в
руки, то просто сойду с ума, подумала она и спряталась за выступом скалы.
     Джелийка стряхнула две плети с правой ноги,  но  третий  побег  успел
обвиться вокруг левой лодыжки. Девушка попыталась вырваться,  но  тут  еще
одно щупальце затянулось узлом на ее бедре.
     Джелийка замерла. Ее лицо, залитое лунным светом, побелело от страха,
но она сразу пришла в себя и снова вступила в борьбу. Безупречная  реакция
помогала ей защищать лицо и руки от лиан. И все же девушке вряд ли удалось
бы отбиться, но тут Эйрис вдруг бросила бутылку.  Бутылка  описала  крутую
дугу, ударилась о  скалу  и  разбилась,  наполнив  воздух  резким  запахом
кислоты. Кембури издал звук, не похожий на крик  живого  существа,  газ  с
шипением вырывался из его пор, но сдуть обжигающую  кислоту  было  не  так
просто. Растение ослабило  путы.  Джелийка  вырвалась,  вскочила  на  край
скалы, и обхватив Эйрис за талию, вместе с ней покатилась  вниз,  к  реке,
подальше от кембури, который в агонии все еще  выбрасывал  плети  вдогонку
ускользающей добыче. Но наконец он свернул обожженные щупальца в клубок  и
исчез в траве.
     Бутылочное горлышко скатилось к самому берегу.


     Эйрис опустилась на землю и уставилась на место, где кончался вельд и
начинался каменистый берег. Джелийка стояла у костра,  сжимая  в  руке  ее
нож, и с удивлением разглядывала лезвие.
     - Это же нож резчика, - заметила она.
     Эйрис ничего не ответила.
     - Нож резчика. На что ты рассчитывала, отправляясь с таким оружием  в
вельд, делизийка?
     Истерический смех сорвался с уст Эйрис.
     - Я спрашиваю: что ты  собиралась  делать  здесь  с  таким  ножом?  -
повторила джелийка.
     - Вырезать, - ответила Эйрис, перестав смеяться.
     Она боролась с желанием закрыть глаза и заткнуть уши. Бутылку сделали
всего десять циклов назад. Эйрис представила  себе,  как  маленькая  ручка
Эмбри нетерпеливо тянется к остывающему стеклу,  с  любопытством  проводит
грязным пальчиком по причудливым изгибам синевы, и вот девочка  уже  бежит
показывать свое первое изделие соседкам по стеклодувной мастерской. А она,
ее мать, разбила эту бутылку! Разбила,  испугавшись  за  жизнь  джелийской
сестры-легионера, которая, кажется, приняла ее отчаяние за храбрость.
     Джелийка и делизийка смотрели друг на друга сквозь огонь костра.
     Джелийка была много моложе, почти девочка, однако,  судя  по  вышитой
тунике, уже успела доказать свое воинское искусство. Красивое лицо, черные
глаза, гладкие черные косы, уложенные  на  затылке  в  тугой  узел,  столь
любимый этой воинственной  кастой,  изящная  длинная  шея  и  естественная
грация превосходно тренированного тела.
     -  Чем  ты  кинула  в  кембури?  Что  было  в  бутылке?  -   спросила
сестра-легионер.
     Эйрис  посмотрела  в  сторону  вельда.  Синее   горлышко,   все   еще
запечатанное, лежало на границе камня и  вельда.  Она  подбежала  к  нему,
подняла и перевернула. Несколько капель обожгли ладонь.
     - Кислота. Чтобы смешивать с медной краской,  -  ответила  она,  едва
слыша собственный голос. - Она придает краске текучесть, а стеклу - блеск.
     - Ты стеклодув?
     - Была стеклодувом, - ответила  Эйрис,  услышав  презрение  в  голосе
джелийки, потом добавила:  -  Тебе  повезло.  Кислота  сжигает  не  только
растения, но и пальцы.
     Девушка вспыхнула и приблизилась к Эйрис. Та  встала,  крепко  сжимая
горлышко, и предупредила:
     - Будь осторожна. Теперь я вооружена.
     - Этим? Против меня? - фыркнула джелийка. - Сядь.
     Эйрис опустилась на траву, рядом присела  на  корточки  джелийка.  Ее
напряженный взгляд излучал тепло.
     - Делизийка, зачем ты спасла меня?
     "Эйрис, зачем ты рисковала жизнью своего ребенка?"
     Тон вопроса был тот же. Кольцо обвинителей, отцов города,  освещенных
мерцающими разноцветными лучами,  струящимися  сквозь  окна  зала  Совета,
расписанные матерью Эйрис,  и  джелийская  сестра-легионер,  присевшая  на
корточки у края скалы, едва  различимая  в  сгустившейся  темноте,  чем-то
походили друг на друга. Они говорили с ней одинаковым тоном.  Эйрис  вновь
мрачно захохотала. Какая разница, придется ли  ей  умереть  от  руки  этой
девушки или от холода и сырости вельда?  К  чему  пытаться  оборвать  этот
смех? Но, как ни странно, смех затих сам собой. Эйрис предпочла жизнь.
     - Какая разница, зачем я спасла тебя; главное, я сделала это.
     Девушка пытливо смотрела на нее черными глазами и молчала.
     - Я спасла тебе жизнь. Теперь мы  стоим  на  одном  клинке  чести,  -
сказала Эйрис.
     Девушка сплюнула в ответ на это заявление; наверное,  оно  показалось
джелийке  богохульством.  Как  это  ей,  стеклодуву,  удается  все   время
богохульствовать?
     - Кодекс легионера не распространяется на  делизийцев,  -  произнесла
наконец девушка.
     - Ты уверена? Тогда ваш кодекс недостоин называться кодексом чести.
     - Делизийка говорит о  чести?  -  девушка  демонстративно  плюнула  в
огонь. Тлеющие угли задымились.
     - Наши города не воюют. По крайней мере сейчас. Значит, мы  стоим  на
одном клинке. Что свободно дано, пусть свободно вернется.
     Джелийка внимательно изучала ее. Эйрис заставила  себя  взглянуть  на
происходящее  глазами  сестры-легионера:   подданная   Делизии,   грязная,
несмотря на то, что река рядом. Три года назад Делизия  и  Джела  воевали,
потом установилось хрупкое перемирие, которое ураган войны  грозил  смести
уже на  будущий  год.  Всему  этому  можно  было  противопоставить  только
примитивное понятие девушки о воинской чести. Она не станет размышлять. Ей
проще убить делизийку и закончить спор.
     Пальцы Эйрис крепче сомкнулись на горлышке разбитой бутылки Эмбри.
     Девушка  чертыхнулась   и,   извергнув   поток   смачных   солдатских
ругательств, спросила:
     - Ты требуешь клинка чести?
     - Я спасла твою жизнь.
     - Ты не сказала, зачем!
     - Честь не требует этого.
     - Слишком много ты знаешь о чести воина, делизийка.
     Эйрис поняла, что джелийка  собирается  произнести  слова  клятвы,  и
испугалась. Не кинь она бутыль, не торгуй цех с  Джелой  и  не  узнай  она
кое-что о кодексе чести легионеров, будь джелийка постарше или окажись она
мужчиной...
     - "Мы стоим на одном клинке", - раздраженно  начала  девушка,  чеканя
каждое слово клятвы, - "связанные..." Встань,  потаскушка!  "Мы  стоим  на
одном клинке, связанные честью  самой  жизни.  Что  свободно  дано,  пусть
вернется свободно. Только дети  могут  принять  силу  другого  и  не  быть
обязанными, если же кто-то другой не вернет свой долг - да уменьшатся  его
силы, да превратится он в калеку. Никто не  может  свободно  распоряжаться
своей силой, если только он не расходует  жизнь  на  служение  плоти.  Что
свободно дано, пусть вернется свободно". Скажи, что  ты  требуешь  взамен,
грязная пожирательница падали.
     - Твою защиту в течение одного цикла путешествия. Эти три ночи и  три
дня, тогда мы будем в расчете.
     Джелийка нахмурилась. Клятва обязывала ее только однажды спасти  этой
женщине жизнь, как спасла ее та, но тогда девушке пришлось бы сопровождать
Эйрис, пока не представится такая возможность, а джелийке этого совсем  не
хотелось. Эйрис  знала,  что  легионеры  могут  предложить  другой  способ
исполнения клятвы чести. Если бы не существовало такой возможности,  скоро
все они запутались бы в причудливо пересекающейся паутине присяг и  клятв.
При всем при том ей никогда не приходилось слышать о джелийском легионере,
который не сдержал бы слова чести. Только смерть, естественная или от руки
врагов либо своих соотечественников, таких же решительных  и  несгибаемых,
могла помешать им. "Джела для  верности,  Делизия  для  предательства",  -
пронеслось в голове у Эйрис. Эту  пословицу  часто  повторяли  и  в  самой
Делизии. Эйрис вспомнила Совет города и усмехнулась.
     - Я принимаю твое требование, - угрюмо согласилась девушка. - Куда ты
направляешься?
     - К Серой Стене.
     - Зачем? - Джелийка подалась вперед.
     - Я не обязана рассказывать тебе.
     -  Как  хочешь.  -  Сестра-легионер  нахмурилась.  -  Но  неужели  ты
надеешься, что тебя возьмут за Серую Стену?
     Эйрис посмотрела на нее и медленно произнесла:
     - Ты ведь тоже идешь туда, к Стене.
     - Они принимают только солдат и легионеров, делизийка.
     Эйрис не слышала об этом. Делизию наводняли совершенно противоречивые
истории о Серой Стене, дополняемые  и  подогреваемые  слухами  о  войне  с
Джелой. Делизийцам не хотелось пускаться в путешествие  просто  для  того,
чтобы проверить все эти сплетни; лучше наживаться на  том,  что  проверить
нельзя. Однако ей не доводилось слышать, что ступить за Стену могут только
легионеры и солдаты. Если это действительно так...
     Если это действительно так, то ей некуда больше идти.
     - Меня не волнует, попадешь ли ты за Стену, - продолжала джелийка.  -
Твое требование принято. Я буду защищать тебя до самой Серой Стены. Но  мы
попадем туда задолго до конца  этого  цикла.  Только  безвольный  делизиец
может тащиться туда так долго. Сейчас мы отдохнем, а потом будем идти весь
Темный День, или пока  у  тебя  хватит  сил.  К  Стене  подойдем  к  концу
Первоутра или, самое позднее, в начале Легкого сна. Но  я  не  сплю  возле
костров,  чтобы  каждая  тварь  меня  видела,  и   не   делю   постель   с
проститутками. Я буду защищать тебя, делизийка, но спать  и  передвигаться
ты будешь одна. Если понадоблюсь - зови.
     - Подожди! Как тебя зовут?
     - Джехан. Какое еще оружие у тебя в мешке?
     - Никакого.
     - Одна и без оружия посреди вельда? - фыркнула джелийка.
     - Да.
     - Ну тогда к чему так беспокоиться? Мне нужно что-нибудь получше, чем
этот нож.
     Сестра-легионер протянула руку к мешку Эйрис, та не могла помешать ей
и покорно смотрела, как Джехан роется  в  ее  вещах.  Она  искала  оружие,
которого там не было, но ей  удалось  нащупать  другой  предмет.  Джелийка
извлекла  его  наружу  и  открыла  рот.  Перед  ней  оказалась  стеклянная
скульптура - двойная  спираль,  наполовину  голубая,  наполовину  красная.
Синий цвет постепенно переходил в индиго, потом в пурпур,  затем  следовал
малиновый и, наконец, красный. В тусклом  лунном  свете  спираль  казалась
совершенством, в котором не было ни малейшего изъяна.
     Пораженная Джехан посмотрела на Эйрис:
     - И ты осмелилась сделать это... ты...
     На Совете ей задали тот же вопрос, возмутившись ничуть не меньше.
     - Да.
     - Ты, делизийка?!
     - Да. - Она прикрыла глаза.
     - Зачем?
     - Потому что это прекрасно.
     - Прекрасно?! Это  символ  джелийского  клана  жрецов-легионеров!  Ты
знала это, когда отливала спираль? Знала?
     - Она не отлита. Стекло выдувают.
     - Выдувают! Ты прикасалась губами...
     Так же возмущался Совет. Глупцы. Как это люди  могут  быть  настолько
ограниченными? Их глупость лишила ее Эмбри.
     - Ты осмелилась... - начала Джехан, задохнулась от  ярости  и  крепче
стиснула нож,
     - Делизия и Джела не воюют. Не все ли равно,  какие  символы  создают
наши мастера?
     - Как только твой город нарушит перемирие, мы опять примемся воевать!
     Это было похоже на правду. По  крайней  мере  так  случалось  раньше.
Плодородной земли на побережье не хватало, чтобы  прокормить  оба  города.
Проще позволить Джеле  перебить  часть  едоков,  чем  выращивать  для  них
пшеницу на делянках в вельде.  Зерно,  дичь,  рыба,  дерево  -  Джела  для
верности, Делизия для предательства.
     - Я сделала спираль, - с расстановкой произнесла Эйрис, - потому  что
она прекрасна. И еще потому, что знала, как ее сделать.  И  если  легенда,
которую рассказывают ваши жрецы, правдива...
     - Откуда ты знаешь, что рассказывают наши жрецы?
     - Если это правда, и оба наши города построены  людьми,  бежавшими  в
лодке с Острова Мертвых, то у твоей  и  у  моей  дочерей  одна  праматерь.
Впрочем, если это и не так, если наши города будут враждовать до скончания
века, то я не понимаю, чем провинилась, придав форму изделию из воздуха  и
материи. Взгляни, Джехан. Это просто стеклянная фигура. Не предмет  страха
или поклонения, в который вы ее превратили, а просто фигура...
     - Прекрати! - оборвала ее девушка. Она изо всех сил швырнула  двойную
спираль оземь и принялась топтать ее коваными сапогами, превращая  в  пыль
разноцветные осколки. Сначала стекло хрустело, потом слышался только скрип
песка. Джелийка успокоилась, лишь когда стерла спираль в порошок.
     - Я буду неподалеку, - наконец сказала она. - Не пытайся  подкрасться
ко мне. Я сплю чутко.
     Она ушла, не оглядываясь, и растворилась в темноте.
     Эйрис опустилась на колени и потрогала  пальцем  истолченное  стекло.
Несколько осколков прилипли к коже. Закрыв глаза, Эйрис  с  силой  провела
пальцем по камню, вдавливая осколки в живую плоть. Когда делизийка открыла
глаза, то увидела камень, перепачканный кровью; на руке остались  травинки
и песок. Эйрис со злостью провела по стеклу другим пальцем, потом третьим.
     На мгновение у нее  потемнело  в  глазах.  Едва  придя  в  себя,  она
направилась к реке и опустила руку в воду. Постепенно боль  утихла,  кисть
онемела от холода, но делизийка не спешила вынимать ее из воды. Затем  она
кое-как разожгла костер и завернулась в бурнус. Израненная рука  понемногу
согрелась и опять заныла. Эйрис не  стала  расстилать  постель,  а  просто
свернулась  клубочком  на  голой  земле.  Душевная  боль  уступила   место
физической, и Эйрис в первый раз с тех пор, как ее  дубинками  и  пинками,
одну, без Эмбри, вышвырнули за ворота Делизии, заснула без сновидений.



                                    3

     "Делизийка проспала всю Первоночь.  Она  не  проснулась  даже,  чтобы
подбросить сучьев в огонь, даже чтобы понюхать  воздух",  -  с  презрением
думала Джехан. Завернувшись в одеяло, эта размазня даже не шевельнулась до
тех пор, пока Джехан не поддала ей ногой. Она не  проснулась,  даже  когда
совсем близко прокрался голодный кридог,  когда  вода  в  реке  поднялась,
угрожая затопить ее стоянку.
     "Неужели все делизийцы такие? Не может быть, -  рассуждала  про  себя
Джехан, - иначе последняя война (девушка была тогда слишком мала, чтобы  в
ней участвовать) закончилась бы победой Джелы, а не перемирием.  Некоторые
делизийцы, должно  быть,  опытные  вояки.  Но  эта,  конечно,  из  плебса,
предательница, отвергнутая собственным народом. Джелийка-легионер, окажись
в подобной ситуации, убила бы себя. Но, видно, у делизийцев нет  гордости.
Изгой, стеклодув, размазня с вялой мускулатурой, способная дрыхнуть  целый
день посреди враждебного вельда".
     В Первоночь Джехан спала  очень  чутко  и  трижды  пробуждалась.  Она
успела отпугнуть кридога и несколько раз обойти стоянку делизийки у  реки.
Теперь она проверила оружие - нож  с  арбалетом,  и  чуть-чуть  согрелась,
проделав  привычные  воинские  упражнения:  не   двигаясь,   напрягала   и
расслабляла мышцы. Разминка помогала ей  переносить  усиливающийся  холод,
пока  Ком  медленно  удалялся  от  солнца.  Благодаря   шестому   чувству,
выработанному годами тренировок, сестра-легионер проснулась  точно  в  тот
момент, когда двойная звезда Маяка, поднявшись из-за горизонта, возвестила
о начале Темного дня. Джехан  ополоснула  лицо  и  руки  ледяной  водой  и
отправилась будить делизийскую рохлю.
     Фу, как она противно пахнет! Джехан  не  могла  припомнить,  чтобы  о
делизийских женщинах говорили,  будто  они  никогда  не  моются,  но  эта,
кажется, не умывалась уже несколько дней и воняла так,  что  в  вельде  ее
чуял каждый. Если бы у Джехан была уверенность, что  эта  продажная  тварь
умеет плавать, она бы просто спихнула ее в реку.
     - Делизийка, проснись. Темный день.
     Мокрица спала без задних ног.
     - Да вставай ты, - Джехан с размаху пнула ее в бедро.
     Женщина слабо застонала, села и зажмурилась,  как  будто  ее  ослепил
свет двух лун и звезд. Она осунулась,  движения  были  вялы  и  безвольны.
Пожалуй, Джехан права: она настоящая размазня и глупа, как  пробка.  Ночью
девушке пришла мысль о том, что,  вероятнее  всего,  делизийка  спасла  ей
жизнь не из храбрости, а  по  глупости.  Зачем  же  стеклодуву  уничтожать
бутыль с кислотой, которая могла обеспечить ее нищенское существование?
     Когда делизийка отбросила одеяло, Джехан увидела ее ладонь.
     - Что у тебя с рукой?
     - Порезалась, - ответила та ровным голосом.
     - Все пять пальцев сразу? Твоя рука похожа на отбивную!
     Мокрица молчала.
     - Ты нарочно изувечила свою правую руку. Твой большой палец...
     - Тебе-то что за дело?
     - Как хочешь, - презрительно фыркнула Джехан.
     Сумасшедшая! Если эта женщина не просто дура, а сумасшедшая,  значит,
Джехан встала на клинок чести с беспомощной сумасшедшей, лишенной уважения
даже к собственному телу. И она, Джехан, должна защищать эту дуру на  всем
пути к Стене, на пути, который должен  был  стать  ее  Первым  Испытанием.
Девушка почувствовала горечь.
     - Ешь, и пойдем.
     Делизийка развязала свой мешок. Было  ясно,  что  она  не  собирается
умываться перед завтраком. Холодный воздух, особенно пронизывающий на заре
Темного дня, шевелил  ее  нечесаные  волосы,  посыпанные  какой-то  пылью.
Возможно, это один из  порошков,  которые  добавляют  при  производстве  в
стекло. Делизийка посмотрела на еду и сказала:
     - Не могу есть. Хочешь чего-нибудь?
     Джехан с удивлением рассматривала ее запасы. Пшеничный  хлеб,  свежие
дахофрукты, соленая рыба - довольно громоздкая поклажа для путешествия  по
вельду, но делизийка, видимо, была  слишком  глупа,  чтобы  догадаться  об
этом. Сама Джехан взяла а дорогу только сушеные  фрукты  и  вяленое  мясо.
Хлеб покрывала красноватая глазурь. Иногда  делизийцы  добавляли  в  тесто
сахар. Рот Джехан наполнился сладковатой слюной.
     - Возьми. Я все равно не могу есть, - повторила Эйрис.
     - Ну и глупо. Тебе не хватит сил, дорога впереди длинная.
     - Ничего, справлюсь.
     - Мы будем идти весь Темный день без привалов.
     - Я сказала, справлюсь. Серая Стена от нас не убежит. Она  там  почти
год, подождет и еще один день.
     Джехан скривила губы. Мокрица. Дрожащая, израненная, на  побледневшем
лице - напряжение и отчужденность... Нет, до  конца  Темного  дня  она  не
дотянет.
     - Попробуй этого хлеба, Джехан.
     - Мне не надо твоей еды, делизийка. Если ты свалишься в пути, на себе
я тебя не потащу. Даже клинок чести не  обязывает  меня  спасать  тебя  от
собственной глупости.
     - Ну, сама-то я  не  свалюсь,  -  ответила  Эйрис  и  улыбнулась  так
насмешливо, что Джехан смутилась. Что она хотела этим сказать?  Никому  не
дано понять, что у делизийца на уме,  они  слишком  хитры.  Ну  да  ладно,
хорошо хоть ей, Джехан, не  придется  идти  рядом  и  вдыхать  запах  этой
грязнули. Тьфу!
     Спутницы двигались вдоль реки, заходя в  вельд,  только  когда  берег
становился слишком крут или был загроможден валунами. Несколько раз, когда
река делала слишком большую петлю, Джехан решалась срезать путь по прямой.
В холодном сумраке ночи вельд казался пустынным и в  то  же  время  живым.
Колючий кустарник, кембури,  сочные,  шипастые  листья  дахо  неподвижными
тенями серебрились в свете звезд.  Животные  почти  не  встречались,  лишь
изредка шелестела трава, и ветер доносил чей-то отчетливый, пугающий крик.
Однажды они натолкнулись на катл, странную зеленую  массу,  которая  росла
прямыми колоннами  подобно  кристаллической  скале,  а  питалась  водой  и
солнечным светом. Даже жрецы-легионеры не знали, растение это или минерал.
Джехан судорожно вздохнула.
     Темные горы впереди заслоняли половину  звездного  неба  и  закрывали
Ятаган, границу Волны Знамения. Куфа, практически одинокая в  своей  части
небосвода, отливала тускло-красным. Черные воды реки бурлили  и  пенились,
проносясь мимо крутых  берегов,  которые  вдруг  неожиданно  расступались,
открывая тихую заводь. Темное зеркало воды отражало мерцающий свет двойной
звезды Маяка.
     Джехан шла не задумываясь. Иногда обгоняла Эйрис, иногда  оказывалась
позади, иногда  шагала  рядом,  но  так,  чтобы  всегда  находиться  между
делизийкой и вельдом. Однажды сестра-легионер выросла словно из-под  земли
рядом с Эйрис и подняла арбалет. Раздался глухой удар, крик боли, кто-то с
воем удрал в заросли, изо всех сил.
     - Кридог, - улыбнулась Джехан.
     Делизийка лишь взглянула на нее большими усталыми глазами.
     Как и предполагала Джехан, она была  на  пределе.  Эйрис  продиралась
сквозь заросли недозрелого кифа и, одурманенная  его  тяжелым  запахом,  с
трудом передвигала ноги, то и дело хватаясь за воздух.  И  нападавшего  на
нее кридога заметила только тогда, когда Джехан его подстрелила.
     Она спасла жизнь этой мокрице! Вот что освободило бы ее от клятвы, не
пообещай она доставить эту безвольную тряпку к самой Серой Стене. Тьфу!


     Когда Маяк был почти в зените, Джехан снова появилась возле Эйрис:
     - Привал.
     - Сейчас? - вяло удивилась Эйрис, пошатываясь от усталости.
     - Да. Тебе надо поспать, пока твои мышцы разогреты ходьбой - или,  по
крайней мере, должны быть разогреты, если они у тебя есть. Если ты заснешь
позже, ты просто замерзнешь. И съешь чего-нибудь.
     Делизийка не двигалась. Джехан поняла, что она не слышит ее слов.  От
обычной ходьбы эта мокрица так  вымоталась,  что  не  соображала,  что  ей
говорят. Проклиная все  на  свете,  Джехан  разожгла  костер  и,  подтащив
делизийку к огню и порывшись в ее мешке, достала ломоть хлеба.
     - Ешь.
     Эйрис молча начала жевать да так и задремала с куском в руке.  Джехан
завернула спящую в бурнус. Сама она могла, если  потребуется,  обойтись  и
без него. Это, как учили наставники, признак настоящего воина: чем  меньше
вещей, без которых он не способен выжить, тем  ценнее  его  искусство.  Да
разве может эта курица оценить настоящего легионера!
     Джехан поела и, прислонившись  к  дереву,  приготовилась  к  обороне.
Середина Темного дня - самый темный час на Коме,  но  не  самый  холодный.
Наставники  пытались  втолковать  Джехан,  которая  оказалась   не   очень
способной ученицей, как Ком вращается вокруг своей оси. С трудом и  только
под угрозой  наказания  она  усвоила,  что  Ком  вращается  еще  и  вокруг
неподвижного солнца.  Потом  наставники  поведали  ей  еще  более  сложную
теорию, согласно которой, это вращение  образует  один  цикл:  шестнадцать
часов - Первоутро, два - Легкий сон, шестнадцать - Последний  свет,  потом
десять часов - Первоночь, шестнадцать - Темный день,  и  десять  -  Третья
ночь.
     Эти знания  были  совершенно  бесполезны.  Один  цикл  сменял  другой
независимо от того, понимаешь ты этот механизм или нет. В  детстве  Джехан
спрашивала: если холод приходит оттого, что Ком отворачивается от  солнца,
и если солнечного света меньше  всего,  когда  приходит  Темный  день,  то
почему же тогда не он,  а  Третья  ночь  -  самое  холодное  время  цикла?
Наставники не знали, что ответить. Так было всегда, говорили  они.  То  же
самое Джехан думала о вращении  и  с  тех  пор  даже  не  пыталась  понять
невразумительные объяснения  учителей,  а  просто  подставляла  спину  под
розги.
     У нее до сих пор остались рубцы  от  Ударов,  которые  она  принимала
презрительно, но без сопротивления. Другое дело - наставники по оружию. Их
указания  Джехан  выполняла  скрупулезно,  ведь   навыки,   которыми   она
овладевала, в один прекрасный день могли спасти ее. Но потратить всю  свою
жизнь после отставки на эту бесплодную болтовню!.. Уж лучше соединиться  с
братом-легионером   и   стать    матерью    легионеров    или    сделаться
мастером-оружейником. Оружие, в отличие  от  этого  непонятного  вращения,
можно пощупать и взять в руки.
     А следопыты утверждают, будто Серую Стену потрогать нельзя.
     Вспомнив это, Джехан  даже  присвистнула  в  темноте.  Чепуха!  Разве
существует стена, по которой невозможно провести рукой? Стена есть  стена,
прочная, твердая, иначе она ни от чего не оградит и ничего не удержит.  Но
джелийцы - это не делизийцы, они не лгут.
     О  Стене  судачили  постоянно.  Множество  слухов   и   предположений
рождалось из донесений разведчиков. А что, если эти домыслы  подтвердятся?
Впрочем, это неважно. Главное -  за  Стеной  есть  новое  оружие,  которое
сделает Джелу сильнее, чем когда бы то ни было. А этого хотели все  жители
города.
     Джехан попыталась не думать о Стене. Сперва надо  до  нее  добраться.
Пора будить  делизийку  -  эту  мокрицу,  которая,  проспав  десять  часов
Первоночью,  спит  теперь  средь  Темного  дня  -  иначе   она   замерзнет
окончательно. Маяк клонился к закату. И все-таки лучше  отдохнуть  сейчас,
чем на ледяном холоде Третьей ночи.
     Когда Джехан последний раз  ночевала  в  вельде,  она  спала,  крепко
прижавшись к сестрам, свободным  от  несения  караула.  Так  было  теплее.
Где-то сейчас Нахид и Айша? Красавица Айша...
     Вот из-за этой неразберихи Джехан и оказалась сейчас здесь. Ее задача
- добраться до Стены и войти туда. Иного пути не было.


     Холод Третьей ночи пробирал до костей.  С  низины  поднялись  облака.
Случись это чуть пораньше, Первоночью, облака принесли бы тепло, но сейчас
они лишь затмили звезды.  Близ  гор  местность  была  еще  более  дикой  и
пустынной, изрезанной оврагами, усеянной  камнями.  Из-за  этого,  да  еще
из-за мрака и холода продолжать путь было невозможно.
     - Мы должны развести огонь, - сказала Джехан.
     Делизийка ничего не ответила - она стучала зубами от холода  и  молча
смотрела на Джехан из-под капюшона.
     Джелийка не могла позволить ей заснуть. Она согрела на  костре  воду,
речную воду, которая сначала  обжигала  холодом  руки,  а  теперь  опаляла
горло. Время от времени Джехан грубо встряхивала делизийку и заставляла ее
бегать на месте. Эйрис не сопротивлялась,  она  тяжело  дышала,  и  каждый
вздох отзывался тупой болью в легких.
     Завывания кридогов раздавались все ближе.  Джехан  положила  руку  на
арбалет. Когда она сказала, что Эйрис надо поесть, та молча  протянула  ей
хлеб. Джехан не отреагировала.
     - П-плата, - сказала Эйрис. - С-считай это п-п-платой.
     Джехан презрительно усмехнулась.
     - Плата - для п-покупателей и продавцов.
     - А кто же м-мы?
     Джехан стиснула арбалет.
     - Повтори это еще раз, д-делизийка, и я уб-бью тебя.  Покровительство
легионера не п-продается. Хотя у вас, в Д-делизии, купить можно все.
     - Н-не с-совсем все, -  выдавила  Эйрис.  Она  закрыла  лицо  руками.
Джехан  молча  смотрела  на  ее  дрожащую  фигуру   и   слушала   странный
пронзительный смех женщины.
     Сумасшедшая. Эта дрянь - сумасшедшая.
     Сестра-легионер принялась прыгать на месте, пытаясь согреться, но все
равно не чуяла ног. Небо на западе прояснилось. Маяк давно  миновал  зенит
и, хотя казалось, с тех пор прошли месяцы, его двойная звезда  стояла  все
еще довольно высоко. А это означало,  что  Первоутро  наступит  не  скоро.
Джехан никогда не видела заката Маяка. Он  всегда  таял  в  бледном  свете
Первоутра. "Когда увидишь закат Маяка", - вспоминали  в  Джеле  поговорку,
когда говорили о чем-то совершенно невероятном. Однажды она слышала ее и в
Делизии. Как попала  джелийская  поговорка  в  Делизию?  Скорее  всего  ее
украли.
     Джехан  совсем  закоченела,  и  ей  вовсе  не  хотелось  окончательно
замерзнуть здесь, возле делизийки. Кридогам  безразлично,  откуда  взялась
падаль, которую они пожирают.
     -  В-вставай,  -  Джехан,  как  всегда,  пнула  спящую  в   бок.   Та
заворочалась, застонала, трясясь от холода. Джехан поставила ее на ноги  и
вдруг почувствовала дуновение ветра. В ней ожила надежда. Ясно, что  ветер
после тихой ночи будет холодным, но Джехан радовалась этому пронизывающему
холоду, ведь он - предвестник рассвета. Девушка специально развела  костер
с подветренной стороны скалы. Ветер был последним испытанием,  завершающим
ударом по безмозглой кукле, с которой связалась Джехан.
     - П-просыпайся!
     Восток наконец очистился от туч. Маяк побледнел и исчез.
     Джехан переполняло счастье. Она  справилась.  Она  выжила  в  вельде,
одна, без сестер, да еще сохранила жизнь этой мокрице,  с  которой  судьба
поставила ее на один клинок чести.
     Солнце взошло, и в его лучах впереди заблестела Серая Стена.
     До стены оставалось еще несколько часов  ходьбы,  однако  безупречный
прямоугольник высоко на холме был хорошо различим. "Все сделано для  того,
чтобы ее заметили, - с одобрением подумала Джехан. - А почему  бы  и  нет?
Зачем притворяться, если бросаешь вызов".
     - Посмотри, какая она широкая, - произнесла делизийка, - это  заметно
даже отсюда.
     - Настоящая скала, - отозвалась Джехан и только потом сообразила, что
говорит вслух.
     - Нет, это не скала, - возразила Эйрис.
     - А что же тогда? - насмешливо спросила девушка.
     - Видишь, как от  нее  отражается  свет?  Значит,  поверхность  Стены
абсолютно ровная.
     - Боишься, делизийка?
     - Конечно.
     Спокойный  ответ  женщины   обезоружил   Джехан.   Она   нахмурилась,
вглядываясь в далекую крепость. Ее тренированное тело невольно напряглось.
Именно так, согласно древним легендам, выглядел Остров  Мертвых  -  серая,
расплывчатая, слепящая стена.
     - Если бы ты спросила ваших разведчиков, - продолжала Эйрис, - ты  бы
знала, что это не камень. Даже в Делизии говорят...
     - Замолчи. Видишь холм, на котором она стоит? У его подножия  я  тебе
больше не защита. Клинок чести кончается. Там мы с тобой простимся, и твоя
дальнейшая судьба меня не волнует.
     Делизийка не ответила. Она стояла перед Джехан, грязная  и  дрожащая,
прикрыв  рукой  глаза  и  внимательно  разглядывая   каменистую   ложбину,
отделявшую их от стены. Девушка тоже смотрела на  склон,  убегающий  вниз,
как вдруг услышала ровный голос Эйрис:
     - Меня тоже не волнует, что со мной будет.
     Наверное, ей послышалось. Что  за  чушь?  Даже  делизийка,  пускай  и
пустоголовая, должна беспокоиться о том, что  с  ней  случится.  Не  могут
делизийцы настолько безразлично относиться к своей судьбе.



                                    4

     Серая Стена оказалась гораздо дальше, чем они  думали.  Наступил  уже
пятый часа Первоутра, а Стена  по-прежнему  маячила  на  горизонте.  Мышцы
Эйрис болели с непривычки, хотя восходящее солнце понемногу отогревало  их
и смягчало  боль.  Кембури  высвобождались  из  своих  плотных  коконов  и
расправляли  побеги,  жадно  впитывая  солнечный  свет.  Теперь  они  были
безопасны, как  обыкновенная  трава.  Раскрывались  недолговечные  полевые
цветы и поворачивались к солнцу слепыми глазками. Дахофрукты, поспевая  на
глазах, уже наливались багрянцем. Река весело вспыхивала на солнце.
     - Подожди, - попросила Эйрис.
     - Ты можешь поесть после того, как я от тебя избавлюсь.  Шевелись!  -
приказала Джехан.
     - Я не собираюсь есть, я хочу помыться. Мы ведь скоро уйдем от  реки.
Вон за теми деревьями есть спокойная заводь. Я хочу смыть грязь  до  того,
как мы подойдем к Стене.
     Джелийка нахмурилась:
     - Зачем?
     "Неужели ее так рассердило мое намерение  помыться?  Она  еще  больше
рассвирепеет, если я не утону", - подумала Эйрис.  Она  быстро  стянула  с
себя одежду и нырнула с невысокой скалы. Вода обожгла ледяным  холодом,  и
вскоре делизийка с посиневшими губами выбралась  на  берег.  Достав  кусок
простого мыла - первое, что она поспешно сунула в мешок перед изгнанием, -
снова направилась к реке.
     Джелийка, отвернувшись, неподвижно застыла на берегу. Эйрис слышала -
да и кто в Делизии не слышал? - сальные шуточки о сестрах-легионерах,  но,
конечно,  поклонница  женщин  не  была  бы  так  смущена  наготой   другой
женщины... Пожав плечами, Эйрис принялась за свою тунику.  От  нее  сильно
пахло потом. Склонившись над водой, она изо всех сил терла тунику мылом, а
потом натянула на себя, чтобы одежда побыстрее высохла на солнце.
     Щелочное мыло обожгло исцарапанные пальцы. Они угрожающе  полиловели.
Особенно глубокие порезы были на  большом  пальце.  Может  быть,  в  ранах
остались осколки. Где сейчас  Эмбри?  Уж  конечно  же,  не  в  мастерской.
Солдаты все разгромили. Эйрис оставила  девочку  у  Наджли,  сестры  своей
матери. Даже если тетка не  слишком  рада  такому  родству,  она  все-таки
позаботится о том, чтобы девочка не голодала. Но  сумеет  ли  эта  женщина
утешить униженного и покинутого ребенка? Впрочем, Эмбри не станет плакать,
она уже достаточно взрослая...
     - Идем, - раздраженно  бросила  Эйрис  джелийке,  но  Джехан  куда-то
исчезла.  Они  еще  не  достигли  того  места,  где,  как   она   сказала,
заканчивается ее миссия, но  девушка  уже  растворилась,  бросив  спутницу
посреди недружелюбной местности. Эйрис прищурилась и посмотрела в  сторону
Стены, но  сестры-легионера  нигде  не  было  видно.  Тогда  она  натянула
башмаки, подобрала мешок и отправилась дальше, но сделав несколько  шагов,
услышала приближающиеся голоса.
     Мужские голоса. Эйрис огляделась. Люди оказались ближе и шли быстрее,
чем ей хотелось бы. Она стояла на поляне у реки; мужчины  появились  из-за
деревьев прежде, чем делизийка успела спрятаться. Их было  двое,  судя  по
одежде - тоже делизийцы, хотя загаром они смахивали на  джелийцев.  Увидев
Эйрис, оба остановились.
     - Смотри-ка, - удивился один. На расплывшемся, заросшем щетиной лице,
бегали маленькие глазки. - Ты здесь одна?
     - Непохоже, - заметил другой, чуть ниже ростом, с трясущимися  руками
и сломанным носом.
     - Мой любовник охотится неподалеку, - ответила Эйрис  и,  прижимая  к
себе мешок с вещами, попыталась проскользнуть мимо.
     - Брось, Ралшен, - начал маленький  человечек,  беспокойно  оглядывая
вельд.
     - Ну нет. Ты промокла,  красотка.  Вода  слишком  холодна  для  такой
нежной кожи.
     - Хочешь доказать, что Стена тебя  не  стерилизовала,  а,  Ралшен?  -
мрачно спросил другой.
     - Заткнись. - В его улыбке чувствовались превосходство и сила.
     - Я делизийка, - на всякий случай предупредила Эйрис.
     - И направляешься к Стене, - рассмеялся  Ралшен.  -  Ты  скажешь  мне
спасибо, если я тебя задержу.
     - Любовник сейчас вернется.
     - Значит, нам надо поторопиться, верно? - проворковал он  и  бросился
вперед. Эйрис швырнула в него мешок и отскочила в сторону, но недостаточно
быстро. Ралшен схватил ее за руку и рванул к  себе.  Эйрис  изо  всех  сил
ударила его ногой. Оба повалились на землю. Мужчина оказался  сверху,  его
борода лезла ей в рот, она задыхалась и  почти  не  могла  сопротивляться.
Правой рукой  Эйрис  ударила  его  в  подбородок,  но  покалеченный  палец
отозвался дикой болью. Ралшен склонился над ней. Одной рукой он  завел  ей
руки за голову, а другой сверху вниз разорвал тунику.  Боль  вперемешку  с
испугом заставили ее закричать. Левой рукой Ралшен зажал  ей  рот.  Правая
потянулась к ее груди.
     В  следующее  мгновение  его  тело  сотряс  сильнейший  удар,  голова
откинулась назад, звериный крик сменился булькающим звуком. Кровь  хлынула
из раскрытого рта. Тело обмякло.  Стрела  Джехан  пронзила  шею  делизийца
насквозь.
     - Не двигаться, - приказала джелийка второму мужчине, который  стоял,
уставившись на наконечник стрелы, направленный ему в горло.
     - Нет-нет, - испуганно зачастил он, - я не трогал ее, это он!
     - С вами был кто-нибудь еще?
     - Никого! Только Ралшен и я. Я не хотел ее обидеть - вы же слышали, я
просил оставить ее в покое! Я просил!
     - Куда вы шли?
     - В Делизию.
     - Откуда?
     - От Серой Стены.
     - Почему?
     Эйрис сбросила с себя убитого, поднялась на ноги и  оправила  тунику.
Джехан даже не взглянула на нее.
     - Я спрашиваю, почему вы ушли от Серой Стены.
     Маленький  человечек,  казалось,  колебался.  Его   глазки   угодливо
метались  между  джелийской  сестрой-легионером  и   делизийкой,   которая
судорожно  пыталась  прикрыть  грудь  разорванной  туникой.  Струйки  пота
стекали по его лицу. Наконец он ответил:
     - Мы испугались того, что говорила Стена.
     - И что же она такого сказала?
     Человечек втянул голову в плечи, облизнул губы и попытался улыбнуться
Джехан. Его гримаса напоминала оскал кридога. Девушка криво усмехнулась  и
с отвращением подняла арбалет. Человечек запричитал. Джехан прицелилась  и
выстрелила. Стрела вонзилась прямо в  горло  жертвы.  Эйрис  вскрикнула  и
отвернулась.
     - Этот негодяй, - произнесла у нее за  спиной  Джехан,  -  из  твоего
родного города. Вас даже животными нельзя считать.
     Эйрис боролась с подступавшей дурнотой.
     - А у вас в  Джеле  никогда  не  насилуют?  -  Ее  голос  задрожал  и
сорвался.
     - Брат-легионер никогда не тронет гражданку  Джелы.  Для  этого  есть
проститутки.
     - Пленные делизийки! - выкрикнула Эйрис, едва соображая, что говорит.
     Она начала успокаиваться, но колени все еще подкашивались. Добредя до
дерева, она прислонилась к  стволу  и  закрыла  глаза,  продолжая  сжимать
разорванные края туники.
     - У меня есть иголка с ниткой, - смягчилась Джехан.
     - У меня есть свои, -  ответила  Эйрис.  Она  вспомнила,  как  Джехан
разбила двойную спираль, вспомнила, как блестело в лунном  свете  синее  и
красное стекло, как катилось по земле горлышко разбитой бутылки Эмбри.
     - Джехан, - спросила она,  прикрыв  глаза,  -  а  если  бы  эти  двое
оказались джелийцами, защитил бы меня твой клинок чести?
     Ответа не последовало. Эйрис открыла глаза  и  увидела,  что  девушка
склонилась над телом Ралшена и стирает кровь со стрелы краем его рубашки.
     - Скажи, убила бы ты легионеров Джелы, чтобы исполнить клятву  чести?
- повторила Эйрис.
     -  Прикройся,  -  огрызнулась  Джехан,  снова  ничего   не   ответив.
Выпрямившись, она направилась к  трупу  маленького  человечка,  который  с
широко раскинутыми руками валялся на  берегу  реки.  Одним  мощным  рывком
девушка выдернула стрелу. Кровь фонтаном хлынула из раны.
     Эйрис наконец отыскала в своем мешке иголку с ниткой, стянула  тунику
и принялась ее штопать. Размеренные движения слегка  успокоили  ее.  Когда
она снова надела тунику, дрожь совсем прекратилась. Джехан  стояла  к  ней
спиной, пристально вглядываясь в вельд. Эйрис подняла мешок,  не  в  силах
отвести глаз от двух безжизненных тел, ярко освещенных солнцем.
     - Спасибо, Джехан.
     - Я не нуждаюсь в твоей благодарности. Она пятнает мою честь.
     Эйрис промолчала. Путницы  направились  к  холму,  увенчанному  Серой
Стеной.
     От реки тропа вела вверх по  скалам,  и  вскоре  Эйрис  потребовалось
напрячь все свои силы, чтобы поспевать  за  Джехан,  а  джелийка  даже  не
запыхалась. Наконец девушка остановилась и,  прищурившись,  посмотрела  на
солнце. Эйрис показалось, что  она  пытается  определить  перешло  ли  уже
Первоутро в Легкий сон. Делизийка делать этого не  умела.  Она  выросла  в
городе и привыкла определять дни и ночи по звону колокола. Как  бы  то  ни
было, спать ей пока не хотелось.
     Солнце припекало. Самые нежные полевые цветы, те, что распускаются на
рассвете, уже закрывались, пряча бледные лепестки  от  палящего  зноя.  Их
сменяли другие растения:  огромные  зеленые  зевы,  впитывавшие  солнечный
свет, как воду. Один  зев,  обведенный  толстой  слизистой  каймой,  вдоль
которой располагались листья, больше похожие на  шипы,  приковал  внимание
Эйрис, ее просто заворожил беззвучный ритм, с которым вздымались и опадали
края зева: казалось, они подчинялись музыке самого солнца.
     Дважды Эйрис и Джехан издалека  видели  людей.  Одна  группа  шла  по
направлению к Стене, другая -  обратно.  Оба  раза  Джехан  уклонялась  от
встречи. Путницы не смогли даже разглядеть их одежду и  не  знали,  откуда
эти люди Джехан петляла, запутывая следы, что отнюдь не  приближало  их  к
цели. Эйрис больше не  протестовала.  Взмокшая  и  страшно  уставшая,  она
думала только о том, чтобы не  упасть.  Лицо  Джехан  оставалось  жестким,
напряженным, она то и дело нагибалась к самой  земле,  и  ничто  не  могло
укрыться от ее черных глаз.
     У подножия холма, на котором стояла Серая Стена,  начиналась  широкая
утоптанная тропинка, но вокруг не было ни души. Джехан  двинулась  вперед.
Дорожка плавными  петлями  поднималась  к  плоской  вершине  холма.  Снизу
виднелся только верхний  край  стены  -  прямая,  как  стрела,  сверкающая
серебристая линия. С минуту Джехан смотрела на нее,  потом  повернулась  к
Эйрис и напыщенно произнесла:
     - Мы стояли на  одном  клинке,  связанные  честью  самой  жизни.  Что
свободно  дано,  свободно  вернулось.  Сила  склонилась  перед  силой.   Я
исполнила твое требование. Согласна, делизийка?
     - Согласна. Меня зовут Эйрис.
     - Это меня не интересует. - Джехан сплюнула, повернулась к  делизийке
спиной, двинулась вверх по тропе и вскоре исчезла из вида.
     Эйрис последовала за ней, с  трудом  карабкаясь  по  крутому  склону.
Закинув мешок за уступ и подтянувшись, она оказалась на  ровной  площадке.
Джехан нигде не было видно.
     Абсолютно гладкое  плато  простиралось  гораздо  дальше,  чем  думала
Эйрис. Его покрывала невысокая молодая трава.  Других  растений  здесь  не
было. С изумлением она подумала, что подтверждаются самые  дикие  слухи  о
том, будто безупречно гладкую Стену и  абсолютно  ровную  вершину  создали
меньше года  назад,  поэтому  поросль  здесь  была  пока  негустой.  Эйрис
разглядела один угол Стены, с правильной и четкой, словно  у  разрезанного
стекла, гранью. Какая она, эта Стена? Квадратная? Какой-то зверек появился
из норки, но, увидев Эйрис, юркнул обратно.  "Испугался",  -  решила  она,
закрыла лицо ладонью и рассмеялась. Потом, подобрав мешок,  направилась  к
Стене.
     Стена была в десять раз выше Эйрис  и  слабо  поблескивала.  Материал
чем-то напоминал отполированный металл, но оказалось, что Эйрис  не  может
до него дотронуться. Когда она пыталась это сделать,  руке  препятствовало
что-то невидимое, толщиной с детский  ноготок,  гладкое,  как  стекло,  но
внутри его чувствовалась вибрация, подобная  шипению  некоторых  напитков.
"Что  же  это  такое?"  -  подумала  Эйрис,  прижав  ладони  к   невидимой
поверхности. Она принюхалась, но не почувствовала никакого запаха.
     И тут Стена заговорила:
     - Это город Эр-Фроу. Вы хотите войти.  Ворота  с  восточной  стороны.
Идите к восточной стене. Но прежде вы подвергнетесь испытанию.
     Эйрис отпрянула и затравленно оглянулась. Ни души. Она  стояла,  ярко
освещенная палящим солнцем. Сердце бешено стучало у нее в груди.  Наконец,
женщина снова протянула руку и прикоснулась к Стене.
     - Это город Эр-Фроу. Вы хотите войти.  Ворота  с  восточной  стороны.
Идите к восточной стене. Но прежде вы подвергнетесь испытанию.
     "Мы испугались того, что  она  говорила",  -  вспомнила  Эйрис  слова
спутника Ралшена и снова дотронулась до стены. Все  повторилось  в  третий
раз. Голос ничуть не изменился - такой же ровный  и  слегка  приглушенный,
как будто кто-то монотонно  и  бесстрастно  ворчал.  Она  еще  никогда  не
слышала такого странного голоса.
     "Мне страшно", - отчетливо пронеслось в голове Эйрис, но она все-таки
снова приблизилась к стене и принялась разглядывать материал, из  которого
была она  сделана  -  совершенно  однородный,  без  малейшего  изъяна  или
неровности. Дождь и ветер не оставили ни следа на гладкой поверхности.
     Делизийка завернула за угол и замерла,  изумленная  размерами  Стены.
Она оказалась раза в четыре или пять длиннее, чем  западная  часть.  Город
скорее всего представлял собой вытянутый прямоугольник. Этой Стеной  можно
обнести всю Делизию с прилегающими садами и виноградниками, прихватив  еще
и часть прибрежного леса. Солнце  освещало  южную  сторону  Стены,  и  она
серебрилась, как вода, к которой нельзя прикоснуться.
     В Делизии говорили, что эту  Стену,  которая  появилась  из  ниоткуда
меньше года назад, перенесли сюда духи Острова Мертвых. Но все это детские
сказки. Делизия слишком практична, слишком  занята  металлами,  стеклом  и
одеждой, чтобы верить в сверхъестественное. Однако находились и такие, кто
в самый  глухой  час  Темного  дня,  поплотнее  завернувшись  в  бурнус  и
уткнувшись в кружку с кафой, шептал, что вот, мол, однажды  людям  удалось
бежать с Острова Мертвых, иначе  как  объяснить  появление  на  Коме  двух
городов? У всего должны быть свои истоки. Но даже  самым  опытным  рыбакам
никогда не удавалось достичь Острова Мертвых,  в  этом  океане,  насколько
хватает глаз, вообще нет островов, значит, этот Остров страшно  далеко  от
берега. Только духи способны преодолеть такие расстояния. Только духам под
силу возвести такую Стену...
     Эйрис не верила в духов. Но кто же еще мог ее построить? Не Делизия -
там нет мастеров, способных создать подобный материал,  не  говоря  уже  о
размерах сооружения, и, уж конечно, не Джела - город, в котором процветали
лишь боевое искусство  и  знахарство,  город,  где  хорошо  делали  только
оружие. Но тогда кто же? Никто из принадлежащих к этому миру!
     Движимая любопытством, Эйрис опять притронулась  к  Стене.  Невидимый
голос вновь повторил те же слова.  Тут  она  увидела  далеко  впереди  две
медленно бредущие на восток  фигурки.  Кто  это?  Делизийка,  несмотря  на
сильный страх, тоже пошла вдоль говорящей Стены по мягкой  зеленой  траве.
Когда Эйрис наконец достигла юго-восточного угла, она невольно  замерла  в
изумлении: восточная часть стены была сделана из того же материала, что  и
остальные, но на сером фоне выделялись три одинаковые черные арки закрытых
ворот. В два человеческих роста каждая. Напротив северных  и  южных  ворот
теснились какие-то строения. Грязная деревня - нет, две деревни, опаленные
полуденным солнцем.  Ближний  к  Эйрис  лагерь  -  второй  она  не  сумела
рассмотреть - состоял из кое-как сооруженных навесов, заштопанных  палаток
и грубых хижин, наспех построенных из глины и камней.  Их  не  удосужились
даже побелить. Между Стеной и ближайшим  к  ней  шатром  осталось  широкое
пространство, словно никому не хотелось селиться слишком близко к воротам.
     В  проходе  между  двумя  лачугами  появился  делизийский  солдат   и
направился прямиком к Эйрис. Темные волосы спадали ему на плечи.
     - Только что из Делизии? - спросил он.
     Она молча кивнула.
     - Ты оказалась возле нужного лагеря. Тебе повезло, что не вышла из-за
другого угла. - Он произнес это так, будто  не  ждал  такой  удачи.  Эйрис
взглянула на солдата, но тот, отвернувшись,  мрачно  уставился  на  другую
деревню, которая находилась гораздо дальше первой.
     - Джелийцы? - устало предположила она.
     Солдат кивнул, не поворачивая головы.
     - Стена сказала... - Эйрис задумалась над тем, что произнесла,  и  не
смогла  удержать  истерического  смешка.  -  Стена  сказала:  надо  пройти
испытание.
     - Возьми у  Брил  жетон.  Это  там,  -  солдат  указал  на  ближайшее
строение. Фасад представлял собой приплюснутый прямоугольник из  камней  и
глины, в котором не потрудились даже проделать окна.
     - Пока не подойдет твоя очередь, можешь пожить там, в трактире, если,
конечно, у тебя есть деньги. Если нет, устроишься в  этой  рощице.  Но  от
южной стены, если рассчитываешь на защиту Делизии, не удаляйся. Караульные
охраняют  только  эту  территорию.  Нас  осталось  слишком  мало.   -   Он
повернулся, чтобы уйти.
     - Постой! - окликнула его женщина.
     Солдат даже не остановился, только повторил на ходу:
     - Возьми у Брил жетон.
     Эйрис направилась к лагерю. По пути она почти  никого  не  встретила:
большинство людей скорее всего отдыхало -  наступило  время  Легкого  сна.
Многочисленные лавки,  теснившиеся  на  центральной  площади,  в  основном
представляли собой навесы из вылинявших  покрывал,  кое-как  натянутых  на
связанные  между  собой  покрасневшие  от  солнца  жерди.  Под  одним   из
покосившихся навесов двое  мужчин  играли  в  кости.  Из  глиняной  хижины
доносился высокий хриплый женский голос. Неожиданно  песня  оборвалась.  В
хижине не оказалось двери, и Эйрис ничего не удалось рассмотреть.
     Мрачный  солдат,   выглядевший   почище,   чем   первый,   пристально
разглядывал вновь прибывшую. Может быть, думал, что она собирается стянуть
один из навесов. Обрадованная тем, что даже в этом  забытом  богом  уголке
кто-то  продолжает  считать  воровство  преступлением,  Эйрис  подошла   к
солдату. В отличие от первого, он не носил знака  различия,  без  которого
левое плечо солдата казалось голым. Его  волосы  были  даже  светлее,  чем
волосы делизийцев. Одна прядь, того же песочного цвета, что  и  щетина  на
подбородке, упала ему на щеку.  Светло-голубые  глаза  на  загорелом  лице
поблескивали, словно прозрачные льдинки.
     - Где мне найти Брил?
     Солдат еще пристальнее взглянул на нее и резко спросил:
     - Зачем?
     - Мне нужен жетон. И ночлег.
     - Ты собираешься стать проституткой?
     Эйрис передернуло от отвращения. Солдат смягчился:
     - Если нет, то тебе вряд ли захочется там ночевать.
     - Мне сказали, что это трактир.
     - Так он и называется. Рядом есть другой, где женщина  может  выбрать
себе соседа по вкусу. Вон то здание в конце улицы.
     - Спасибо.
     - Кто посоветовал тебе остановиться у Брил?
     - Другой солдат.
     Он поджал губы. Тут уж Эйрис ни к чему была эмблема, чтобы узнать его
ранг. Конечно, он привык приказывать, а не подчиняться.
     - Проституция - удел джелиек. Оставь его им.
     - Солдат сказал, что мне нужно взять у Брил жетон.
     - Да. Чтобы пройти испытание.
     - А что, все люди, которые здесь находятся, хотят пройти испытание?
     -  Нет.  Впрочем,  большинство  из  них  затем  и  пришли,  но  потом
передумали. Некоторые торгуют - в основном  зерном,  которое  привозят  из
поселка неподалеку. Некоторые притопали из праздного  любопытства.  Других
отвергла Стена. От этих лучше держаться подальше; они крайне озлоблены.
     Эйрис вспомнился угрюмый голос делизийца:  "Пытаешься  доказать,  что
Стена тебя не кастрировала?"
     Она выпятила челюсть и сжала кулак так, что ногти впились  в  ладонь.
Солдат внимательно следил за ней, потом спросил:
     - Кем ты работала?
     Эйрис отметила, что он употребил прошедшее время.
     - Стеклодувом.
     Он  уважительно  кивнул:  стеклодувов  в  Делизии  ценили.  Солдат  с
любопытством разглядывал Эйрис, но больше вопросов  не  задавал.  От  этой
деликатности слезы навернулись у нее на глаза. Вежливость - как она  могла
забыть все за какой-то цикл! "Дурочка", - упрекнула она  себя.  Усталость,
испуг, голод - все, что отошло на второй план, пока ее мысли  были  заняты
Стеной, навалилось с новой силой.
     Солдат коснулся ее руки:
     - Посиди. Я возьму у  Брил  жетон  для  тебя.  Стеклодувы  не  должны
общаться с такими, как она. Отдохни здесь, в тени.
     Эйрис села, уронив голову от внезапного приступа дурноты.
     Солдат подошел к глиняной хижине и постучал в стену у проема. Схватив
за руку появившуюся женщину, он выволок ее на улицу.  Грязная  толстуха  с
ярко накрашенными веками беспомощно щурилась  от  яркого  дневного  света.
Солдат и женщина тихо, но ожесточенно заспорили  о  чем-то.  Эйрис  успела
заметить, как, переходя из рук в руки, блеснула монета, и вот  солдат  уже
направился к ней, сжимая плоский камень,  на  котором  синей  краской  был
выведен номер: 206.
     - Сколько я тебе должна?
     Слезы Эйрис успели высохнуть. Она давно поняла, что в  этом  жестоком
мире слезами горю не поможешь.
     - Шесть харбинов.
     Эйрис отдала деньги. Солдат нахмурился; ей показалось,  он  предпочел
бы, чтобы у нее не было денег. Но монеты взял.
     - Оставайся с южной стороны Стены. Наши  караулы  расставлены  только
здесь. Стена забрала уже  много  солдат,  нас  становится  все  меньше.  В
трактире или на базаре ты будешь в безопасности. Не высовывайся в вельд. -
Солдат, похоже, проникся к  ней  сочувствием,  но  глаза  его  по-прежнему
оставались пустыми. - Всего хорошего, стеклодув.
     - И тебе.
     "Трактиром" называлось большое помещение, разделенное  в  глубине  на
маленькие  закутки-"комнаты",  в  остальной  части  люди  спали  на   полу
вповалку. Тяжелое впечатление от  тесноты  усугублял  спертый  раскаленный
воздух. За несколько  монет  трактирщик  позволил  Эйрис  расстелить  свой
бурнус  в  одном  из  закутков,  к  которому  ей   пришлось   пробираться,
перешагивая через едва различимые в полумраке  тела  спящих.  Несмотря  на
усталость, Эйрис не могла заснуть и  долго  лежала  с  открытыми  глазами.
Рядом кто-то громко храпел. В первый раз после  изгнания  из  Делизии  она
чувствовала себя в безопасности и старалась не думать ни о прошлом,  ни  о
будущем.


     Наступил  Последний  свет,  и  жизнь  в  поселке  закипела.  Охотники
предлагали дичь, добытую в вельде,  свежую  рыбу,  пойманную  в  одной  из
проток неподалеку. Женщины продавали пшеничные лепешки,  испеченные  здесь
же, на камнях, дахофрукты, собранные  у  подножия  холма.  В  лачуге  Брил
дымился каф.  Запахло  едой  и  сточными  водами,  воздух  огласили  крики
ссорящихся из-за дичи, наступили часы злобы и  суматохи  Последнего  света
перед наступлением тридцати шести часов холода и мрака.
     Проснувшись, Эйрис  почувствовала  волчий  голод.  Она  купила  миску
тушеного мяса, оказавшегося, как ни  странно,  очень  вкусным.  Женщина  с
простым, открытым лицом, которая варила в котле  это  мясо,  улыбнулась  в
ответ на ее похвалу. Неожиданно для себя Эйрис спросила:
     - Что делают здесь все эти люди? Зачем вы пришли к Стене?
     Кухарка фыркнула:
     - Тебе-то что?
     - Я не хотела вас обидеть.
     Кухарка посмотрела на нее и пожала плечами.
     - Я пришла вместе с ним. - Она указала черпаком на одного  из  группы
мужчин, которые  неотрывно  таращились  на  стены  Эр-Фроу,  изредка  тихо
перебрасываясь словами.
     - А зачем пришел он?
     - За драгоценностями,  конечно.  Где  же  еще  можно  получить  такие
сокровища даром? А теперь, - лицо женщины исказилось от негодования, -  не
хочет возвращаться в город. Как и вся эта  шайка.  Все  сидит  и  смотрит,
совсем потерял волю и мужество. Теперь он не нужен ни мне, ни любой другой
женщине. Но я осталась здесь.
     - Ты можешь вернуться домой.
     - В этом лагере не так уж плохо. Ни  сборщиков  податей,  ни  Совета.
Полно свободного места.
     - Ты сама можешь уйти за Стену.
     - Нет! Даже за котелок алмазов. Города, которые разговаривают, не для
меня.
     - А для кого же? - заинтересовалась Эйрис.  -  Как  ты  думаешь,  кто
построил...
     - Тише! Открывается!
     Лагерь замер. Люди столпились у Стены. Почти весь поселок выбрался из
лачуг и напряженно следил за происходящим.
     В тишине раздался голос Стены:
     - Это город Эр-Фроу. Вы хотите войти. За один раз  через  эти  ворота
может пройти только один  человек.  Он  подвергнется  испытанию.  Если  он
пройдет его успешно, то сможет войти в Эр-Фроу. Тот, кто войдет в Эр-Фроу,
останется тут на год. Ни один вошедший не выйдет раньше чем через  год.  В
Эр-Фроу вам дадут драгоценности, новое оружие и научат новому.  Это  город
Эр-Фроу.
     В жаркий солнечный день Эйрис почувствовала озноб. Ни  один  вошедший
не выйдет раньше чем через год.
     Стена  повторила  сообщение.  Как  только  она   замолчала,   ворота,
обведенные черной рамкой, растаяли. Именно растаяли - точнее  не  скажешь.
Эйрис все же успела разглядеть короткий  коридор,  который  уходил  прямо,
потом направо, внутрь гладкой белой стены.
     - Сто сороковой, - выкрикнула Брил, поднимая  над  головой  камень  с
номером. - Сто сороковой жетон.
     На площадку, отделявшую толпу от  Стены,  вышел  мужчина  -  попутчик
кухарки. Эйрис услышала, как та затаила дыхание. Человек схватил заплечный
мешок и сделал несколько шагов к Стене. Толпа замерла,  не  сводя  с  него
глаз. Лица выражали разнообразные чувства: алчность и испуг, сочувствие  и
зависть, расчет и презрение. Стена в третий раз повторила все сначала.
     - Ну, давай! - подзадорил кто-то.
     На полпути к воротам человек не выдержал, повернулся и побежал назад,
к  лагерю,  странной,  подпрыгивающей  рысцой.  Страх  на  его  физиономии
мгновенно сменился отчаянием.
     Кухарка обрушила на него лавину проклятий. Лагерь загалдел и пришел в
движение. Брил коротко хихикнула. Человек рухнул на место,  где  он  сидел
раньше, и спрятал лицо в ладони.
     Эйрис рассматривала Стену. Ворота - она могла в этом поклясться -  не
закрывались и тем не менее, они оказались закрытыми. Серые ворота возникли
так же неожиданно, как и исчезли. Волна  восхищения  затопила  Эйрис,  она
повернулась к кухарке.
     - Как закрылись ворота? Как...
     Но та, поглощенная собственной неудачей, только отмахнулась.
     Эйрис еще крепче сжала в руке  камень,  служивший  пропуском,  острые
края больно врезались в ладонь, и это привело ее в чувство.
     Духи с Острова Мертвых? Нет. Но кто же?
     - Сколько людей уже ушло за стену? - спросила она, но кухарка сердито
мешала варево и даже не взглянула в ее сторону.



                                    5

     В течение Последнего света ворота открывались еще девять  раз.  Эйрис
внимательно наблюдала за происходящим. Четырежды выкрикивали номер, но  из
толпы никто не выходил. Три делизийца вошли в город и через час  вернулись
обратно: двое - с драгоценными камнями, по стоимости равными дому в лучшем
квартале Делизии; один - трясущийся и с пустыми руками.  Два  охотника  не
вернулись вовсе. Один из них - тот  самый  светловолосый  солдат,  который
купил ей жетон.
     Эйрис расспросила всех, кто согласился отвечать, и узнала, что  Стена
начала открываться и говорить всего три десятицикла  назад,  хотя  поселок
возле нее существовал уже давно, а Стена и того дольше;  Стену  нельзя  ни
поджечь, ни поцарапать, ни протравить кислотой - все  это  уже  безуспешно
пытались проделать. Она узнала также, что несколько  делизийцев,  совершив
по нескольку путешествий за Стену, нажили целые состояния; что же касается
джелийцев, то некоторые получали  драгоценности  подороже,  другие  вместо
камней - новое оружие, необычайной быстроты и мощи, а третьи  возвращались
ни с  чем.  Что  "испытания"  как  такового  не  существует,  точнее,  оно
смахивает на испытание для  дураков,  а  тех,  кто  не  вернулся,  сожрали
чудовища, прячущиеся за Стеной, и что  существует  некий  магический  мост
между Эр-Фроу и Островом Мертвых.
     Постепенно у Эйрис сложилось  впечатление,  что  за  Стеной  остались
лучшие из делизийцев, те, кто не поддался ни панике, ни алчности. С  какой
целью их забрали? Но потом ей рассказали  о  нескольких  ушедших  глупцах,
которые тем не менее остались там, и о других, храбрых и достойных  людях,
которых город почему-то отверг. Во всем этом она не видела логики.
     - Я куплю твой жетон, - обратился к ней какой-то старик.
     Сгорбленный, неопрятный, глядел он  на  Эйрис  потухшими  глазами,  в
которых застыло отчаяние. Его очередь выкрикивали, но он не пошел.
     - Нет.
     - Десять харбинов.
     - Нет.
     - Двадцать.
     - Нет.
     Старик долго смотрел на нее тяжелым взглядом, потом заплакал.
     Он плакал беззвучно, не вздрагивая и не шевелясь. Слезы  прокладывали
грязные дорожки на  его  запыленном  лице.  Эйрис  отвернулась.  Вместе  с
жалостью она почувствовала презрение - сама  она  не  плакала  даже  из-за
Эмбри.
     Эмбри... Эйрис отвернулась и поспешила  уйти.  Она  пересекла  базар,
направляясь к Стене. Только оказавшись напротив  ворот,  она  поняла,  что
старик тащится за  ней.  Испуг  заставил  ее  прибавить  шагу.  Она  снова
очутилась на базаре как раз в тот момент, когда ворота исчезли.
     - Это город Эр-Фроу. Вы хотите войти. За один раз  через  эти  ворота
может пройти только один  человек.  Он  подвергнется  испытанию.  Если  он
пройдет его успешно, сможет войти в Эр-Фроу. Тот, кто  войдет  в  Эр-Фроу,
останется тут на год. Ни один вошедший, не выйдет раньше чем через год.  В
Эр-Фроу вам дадут драгоценности, новое оружие и новые  знания.  Это  город
Эр-Фроу.
     - Двести шесть, - пронзительно выкрикнула Брил и подняла над  головой
камень.
     - Пожалуйста, - умолял старик. - Продай мне жетон, прошу тебя.
     Эйрис кинулась в трактир за своим мешком. Когда она выбежала,  старик
снова привязался. Эйрис слышала за спиной его сиплое дыхание.
     - Умоляю, мастерица, продай мне свой жетон. Тридцать харбинов! Сорок!
     Молчание Эйрис вывело его из себя,  и  медовый  голос  превратился  в
злобное шипение:
     - Ты не знаешь, чем рискуешь. Тебе никогда не выбраться оттуда живой.
Никогда! Никогда! Они поджарят тебя на вертеле, они выпьют твою кровь, как
жрецы-легионеры, они изнасилуют тебя, безмозглая потаскушка! Тебе  никогда
не выйти оттуда. Ты не знаешь, на что идешь!
     Эйрис  резко  остановилась  и  свободной  рукой  с  силой  оттолкнула
старика. Он упал, его изборожденное морщинами лицо удивленно вытянулось.
     - Я ничем  не  рискую,  -  холодно  произнесла  Эйрис.  -  Мне  нечем
рисковать.
     Какая-то женщина пронзительно взвизгнула.
     Старик, недоуменно моргая,  лежал  на  земле.  Неожиданно  он  бешено
взвыл, вскочил и бросился вдогонку за  Эйрис,  но  она  уже  стояла  перед
Стеной. Старик, не решаясь следовать дальше,  прекратил  погоню,  подобрал
камень и швырнул в беглянку. Камень попал Эйрис в висок, она пошатнулась.
     - Это город Эр-Фроу...
     Кто-то бросил еще один  камень,  в  толпе  возмущенно  закричали.  На
секунду Эйрис ослепла - то ли от удара, то ли от гнева,  то  ли  от  мрака
надвигающейся Первоночи. Впереди показались ворота.
     За  спиной  она  услышала  шум  завязавшейся  драки.   Ворота   слабо
замерцали, будто собираясь закрыться. Эйрис закусила губу; боль помогла ее
мыслям проясниться.
     Ни один вошедший не выйдет раньше чем через год... Эмбри...  поджарят
тебя на вертеле...
     Эйрис ступила в проем.
     Несколько шагов - и вот она уже у поворота направо. Еще один коридор,
еще один поворот направо. Эйрис обернулась. Стена  оборвала  сообщение  на
полуслове в тот момент,  когда  человек  ступил  внутрь.  Ворота  бесшумно
закрылись. Но откуда здесь свет? Эйрис не заметила ни лампы,  ни  огня,  и
все же  коридоры  мерцали  тусклым  ровным  светом,  лившимся  отовсюду  и
ниоткуда.
     Она неожиданно задрожала, ее охватил страх, совсем не похожий на тот,
который опальная беглянка испытывала в лагере. Там источником страха  была
опасность.
     Второй поворот привел ее к небольшой комнате со стенами  из  того  же
серого металла. Эйрис вошла, и стена за ней сомкнулась.  Сердце  испуганно
сжалось. Эйрис огляделась. Единственным предметом в комнате была полка  на
противоположной стене.  Ни  шва,  ни  крепления,  с  помощью  которого  ее
подвесили. На полке мерцал камень.
     Эйрис  взяла  камень.  Это  оказался  редкий,  безупречно  ограненный
кригас, мечта каждого ювелира.  Грани  вспыхивали  необычайными  оттенками
голубого и фиолетового. Овальный камень приятно холодил ладонь. В  Делизии
на нем можно было сколотить небольшое состояние.
     Хватит ли его, чтобы подкупить Совет?
     Эйрис инстинктивно сжала кулак, нет,  кригас  слишком  мал,  а  Совет
чересчур велик. И все же ей захотелось бежать - прочь из этой  комнаты,  к
воротам, к Эмбри... Но она не побежала, а снова огляделась  и  заметила  в
стене над полкой  два  углубления.  Одно  из  них,  овальное,  по  размеру
совпадало с кригасом.
     Эйрис приложила камень к стене - его безупречные грани точно легли  в
выемку. После секундного колебания она еще плотнее прижала камень к стене.
Выемка  раскрылась,  камень  провалился  внутрь,  а  стена   вновь   стала
безупречно гладкой.
     Беглянка ощупала стену. Ни щели, ни углубления. Казалось,  углубление
ей привиделось. Как и снаружи, к стене было невозможно прикоснуться, этому
мешал прозрачный, странно вибрирующий слой воздуха. Эйрис надавила пальцем
на другое углубление  -  оно  не  поддавалось,  отошла  на  шаг,  еще  раз
внимательно оглядела стены, но не заметила ничего нового.
     Тянулись минуты. В комнате стояла непроницаемая тишина  и  ничего  не
происходило. Наконец недоумевающая Эйрис опустилась на пол.
     Это и есть испытание? Выдержала она или провалилась? Должно быть, те,
кто забрал драгоценности и вернулись в лагерь, не прошли  его,  иначе  они
остались бы за Стеной. А она? Прошла или нет?
     Ей захотелось вернуть кригас. Он не мог спасти  ее  от  изгнания,  но
богатство,  богатство...  как  же  она  просчиталась!  Кригас,  гладкий  и
прохладный, как ее двойная спираль, синие и красные осколки,  мерцающие  в
лунном свете.
     - Еще раз, - тихо пророкотала Стена.
     Эйрис вскочила. На полке теперь лежал  квадратный  огневик,  красный,
как кровь, с желтыми и золотистыми искрами, притаившимися в  глубине.  Его
пылающие грани точно соответствовали квадратному углублению в стене.
     Испытуемой дали  второй  шанс,  снова  предоставили  выбор:  оставить
камень себе или вложить его в отверстие, потерять, но, возможно, попасть в
Эр-Фроу? Чего ей хотелось больше?
     Видимо, некоторые не собирались оставаться. Входили,  хватали  первый
камень и спокойно ждали, пока Стена выпустит  их  на  свободу.  Интересно,
знали об этом хозяева Эр-Фроу? Наверное, знали. Откуда в  Эр-Фроу  столько
камней? Богатая, могущественная, таинственная  Стена...  И  она  дает  ей,
Эйрис, право выбора. Эйрис усмехнулась, решив выбрать то, в чем ей отказал
Совет города, и вложила огневик во второе углубление.  Камень  провалился,
углубление затянулось, полка бесшумно втянулась в стену,  и  все  исчезло,
как будто невидимая рука разгладила серебристую ткань. Вдруг позади  Эйрис
раздался шум. Она резко обернулась.
     В  противоположной  стене  у  самого  пола  открылась  щель,  из  нее
покатились какие-то предметы. Эйрис  вскрикнула  и  отшатнулась,  но  щель
почти сразу закрылась, а предметы остановились. Сердце  Эйрис  колотилось.
Наконец она решилась, опустилась на колени и принялась  разглядывать,  то,
что извергла Стена.
     Первым был нож, изготовленный  из  того  же  металла,  что  и  Стена.
Впрочем, не совсем из того же. Приглядевшись повнимательнее, Эйрис поняла,
что  поверхность  не  защищена  прозрачным  вибрирующим  слоем,  и   можно
дотронуться  до  самого  лезвия.  Оно  оказалось  холодным,   гладким,   и
заточенным до пугающей остроты.
     Вам дадут оружие...
     Дальше лежали два продолговатых цилиндрика из темного, почти  черного
металла и десять-двенадцать других, сделанных из разных материалов.  Эйрис
озадаченно осмотрела цилиндрики: деревянный, каменный, один  из  какого-то
вещества, напоминающего мел - на пальцах, осталась белая пыль.  Стеклянный
цилиндр Эйрис разглядывала  особенно  пристально,  поражаясь  прозрачности
стекла и точности обработки, достигнутой  неизвестным  мастером.  Ни  одна
известная  Эйрис  технология  изготовления  не  позволяла  добиться  такой
безупречной точности. Следующий цилиндрик был сделан из какой-то  гладкой,
молочно-белой субстанции, Эйрис никогда  не  встречала  ничего  подобного.
Остальные семь - из различных  металлов,  некоторые  из  которых,  как  ей
показалось, в Делизии не знали.
     Что делать с этими цилиндрами? Или лучше просто сесть и  ждать,  пока
стена не выпустит ее отсюда...
     Эйрис слабо застонала. Нет, если она  просто  сядет  и  будет  ждать,
придется вернуться в лагерь, к Брил, к тому  старику,  что  бросил  в  нее
камень, и еще ко многому другому. Монет, которые ей удалось  захватить  из
Делизии, надолго не хватит. И что тогда? Даже если  ей  удастся  построить
печь для обжига и обзавестись всем необходимым, никому на  этих  задворках
не  нужно  стекло.  Что  же  остается?  Стать   кухаркой   или   нищенкой,
превратиться   в   проститутку,   влача   день   за   днем   бессмысленное
существование, тщетно надеясь получить от Стены драгоценности, которые она
не сможет продать? Возвращение в Делизию ей заказано.
     Она  по  очереди  поскребла  ножом  каждый  цилиндр.   Деревянный   и
известковый  поддались  резьбе.  На  каменном  и  металлических   остались
царапины. С другими ничего не удалось сделать.  Она  играла  с  ними,  как
ребенок, как Эмбри, которая, присев  на  корточки  во  дворе  стеклодувной
мастерской, бесцельно  перекладывала  с  места  на  место  комки  глины  и
щепочки.
     Эмбри...
     Эйрис прикоснулась щекой к стеклянному цилиндрику  -  нежно-голубому,
как шерсть лины, только что вынутая из  красильного  чана.  Эйрис  однажды
сшила  для  дочери,  когда   та   начала   превращаться   из   ребенка   в
девушку-подростка, такую  тунику.  Цвет  безопасности...  Матери  хотелось
верить, что эта красота сбережет ее дочку...
     Цвет.
     Женщина взглянула на рассыпанные по полу цилиндры.  Оказывается,  все
они разного  цвета,  за  исключением  двух  темных,  сделанных  из  одного
материала.  Эти  два  цилиндрика  раскатились  в  разные  углы   крохотной
комнатки.  Эйрис  подобрала  их  и  принялась  рассматривать.   Цилиндрики
отталкивали друг друга. Она испуганно отшвырнула их прочь. Странно, они не
пытались вырваться, когда она только что  скребла  их  ножом.  Любопытство
заставило Эйрис снова протянуть к ним руку.
     К одному из темных цилиндриков прилип еще один, металлический.  Когда
Эйрис взяла  первый,  другой  тоже  начал  приподниматься,  потом  упал  и
покатился по полу.  Она  подняла  металлический  цилиндрик  и  поднесла  к
темному - они льнули друг к другу, как влюбленные. Эйрис снова испугалась.
По спине пробежал холодок. Темный цилиндр стремился к блестящему и избегал
своего брата. Неужели он живой? А стены, которые дрожали, росли и сами  по
себе открывались и закрывались, подобно огромному кембури? Что это  такое?
Живая, лишенная разума пасть, поглотившая ее целиком...
     На мгновение Эйрис потеряла  самообладание;  ее  мятущийся,  стонущий
разум отказывался воспринимать окружающее. Мир начал меркнуть, погружаться
в трясину, не оставляя опоры. Потом на помощь Эйрис пришла логика. Цилиндр
не живой. Это металл. Странный и загадочный, но  все  же  металл.  В  этой
комнате живое только ее сердце, бешено  колотящееся  в  груди,  только  ее
мозг. Мастерам-плавильщикам известны разные руды, но, может быть, не все.
     Эйрис опять подняла  два  темных  цилиндра.  На  этот  раз  они  тоже
потянулись друг к другу. Повертев их в руках, Эйрис выяснила,  что  разные
торцы  цилиндриков  могут  либо  притягиваться,  либо  отталкиваться.  Она
принялась подносить темные цилиндрики  к  остальным.  Шесть  Металлических
прилипали к обоим темным. Один,  тот,  что  был  из  неизвестного  легкого
металла, на близость темных никак  не  реагировал.  Деревянный,  каменный,
стеклянный и  сделанный  из  странного  молочно-белого  вещества  -  тоже.
Загадочное явление увлекло Эйрис. Один из металлических цилиндров, сначала
прилипший к темному, после того, как Эйрис  потерла  их  друг  о  друга  и
перевернула, вдруг начал рваться прочь. Она  проверила  и  поразилась:  он
стал вести себя  в  точности,  как  другой  притягивающий  цилиндр.  Эйрис
уронила его на пол, подняла...  Металлический  цилиндр,  как  она  его  ни
поворачивала, от темного больше не убегал. Почему?
     В воздухе появился слабый аромат. Эйрис принюхалась, но  понять,  чем
пахнет, не успела. Цилиндрики выскользнули из рук,  тело  пленницы  начало
сползать по стене,  дыхание  замедлилось.  Пол  наклонился,  и  цилиндрики
устремились по скату в снова  открывшуюся  щель.  Пол  начал  подниматься,
плавно увлекая за собой Эйрис. Серебристый нож  и  мешок  остались  лежать
рядом.
     Потолок как будто растворился, и платформа понесла ее вверх, а  затем
в  сторону.  По  пути  спящая  подверглась  тщательному   обеззараживанию,
которое, будь она в сознании, вогнало бы ее в краску,  хотя  делизийцы  не
слишком заботились о соблюдении норм морали. Прошло немало времени, прежде
чем  платформа  доставила  сморенную  внезапным  сном  Эйрис  в  крохотный
прямоугольный  отсек  в  восточной  стене.   Затем   платформа-транспортер
двинулась назад, отсек  загерметизировался.  Дыхание  женщины  еще  больше
замедлилось, и она погрузилась в стазис.



                                    6

     - Пятьсот пятьдесят четыре, - доложил Энциклопедист.
     Три геда у экрана не отреагировали. В центре комнатушки,  куда  можно
было попасть только через центральные ворота, высилась огромная фигура. Ни
"джелийцы", ни "делизийцы" никогда не входили через  эти  ворота.  Человек
был в полтора раза выше, чем остальные представители его расы и вдвое выше
любого геда; ему пришлось пригнуться.  Из-за  своей  абсолютно  бесцветной
кожи, на которой даже палящему солнцу  Кома  не  удалось  оставить  своего
следа, он  казался  смертельно  бледным;  белые,  словно  покрытые  инеем,
волосы, заплетенные в десять одинаковых косиц, ниспадали на широкие плечи.
В белоснежной одежде без всяких украшений, с глазами,  лишенными  обычного
для людей темного пигмента, и которые благодаря тончайшим кровяным сосудам
отливали розовым, он добрался до Стены в темноте и до сих пор не издал  ни
звука.
     - Родственный  вид?  -  поинтересовался  гед,  используя  конструкцию
сомнительного утверждения.  Никто  из  них  прежде  не  встречал  подобных
особей.
     - Возможно. Гармония поет с нами.
     - Гармония поет с нами.
     - И пусть это длится вечно.
     - Это продлится вечно.
     Геды встали рядом, опустив руки друг другу на  плечи,  на  спины,  на
ноги. К их феромонам примешивался элемент нерешительности.
     Белый гигант прижал огневик к квадратной выемке. По  полу  покатились
цилиндрики.
     - Стоит принять его, или  отправить  прямо  в  Биолабораторию?  Я  не
уверен.
     - Гармония поет с нами, - пробормотали двое других.
     Энциклопедист мягко зажужжал:
     - Примем его в Эр-Фроу,  хотя  этот  экземпляр,  похоже,  труден  для
лингвистического анализа. Общение только на примитивном уровне. Влияние на
Ключевой парадокс непредсказуемо.
     Ответ никого не удивил;  каждый  уже  пришел  к  такому  же  решению.
Энциклопедиста геды создали по своему образу и подобию.
     Огромный альбинос не обратил внимания на цилиндрики, но  поднял  нож.
Провел пальцем по лезвию. Капля крови на его обесцвеченной коже  выглядела
неестественно.
     Геды бесстрастно наблюдали за его поведением.



                                    7

     Едва открыв глаза, Джехан тотчас схватилась за пояс. Чудесный  клинок
чужаков был при ней. Здесь же оказалось ее  собственное  оружие  -  нож  и
маленькая черная дубинка. Может, и не следовало брать дубинку, вряд ли она
могла на что-нибудь сгодиться - слишком короткая, да и  захват  неудобный.
Наверное,  мастера-воины  Эр-Фроу  очень  малы,  если  пользуются   такими
дубинками. Но нож-то обычного размера,  так  что  предположение,  что  все
оружейники - коротышки, - просто глупость. До чего же глупый тест -  любой
дурак без труда выберет лучшее оружие из того жалкого набора,  который  ей
предложили. Эти мысли, ощущения, воспоминания вихрем пронеслись  у  нее  в
голове. Окончательно проснувшись, девушка открыла глаза.
     Она лежала в узкой камере, открытой с одного конца. Выглянув  наружу,
Джехан скользнула в отверстие и легко приземлилась на свои  длинные  ноги,
тут же приняв боевую стойку. Даже при таком скудном освещении  ей  удалось
разглядеть, что все, кто появлялся из других люков, - джелийцы. Но не  все
были легионерами.
     Как же так? Мастера-воины никогда не связывались  с  горожанами,  тем
более что некоторые из них недостойны даже защиты. Она заметила гончара  -
судя по тунике, он не принадлежал ни  к  одному  из  легионов,  был  здесь
узкоплечий мальчишка с тощими голенями и... проститутка! В Городе за Серой
Стеной - проститутка! Невероятно! Если, конечно, они за Стеной.
     Джехан почувствовала приступ страха. Единственное, чего она боялась -
провалиться,  не  выполнить  свою  задачу,  оказаться  недостойной  Маяка.
Неужели Стена ее не приняла? Но стены комнаты походили на наружную. Пустая
камера без окон. А джелийцы, которые спускались с полок, - они что, спали?
Почему? Но все-таки по крайней мере половина из них - легионеры.  Конечно,
они находятся за Стеной.
     - Джелийцы, - проскрежетало сзади.
     Джехан обернулась. Говорила немолодая сестра-легионер - ее волосы уже
тронула седина, лицо было опалено солнцем, на плече вышиты три солнца.
     - Так точно, командующая, - Джехан вскинула в приветствии кулак.
     - Но не все, - добавила воительница и вперила взгляд  в  проститутку,
которая тотчас же опустила голову и, в соответствии с традициями, не смела
поднять глаз. Командующая рассеянно  отвернулась.  Джехан  последовала  ее
примеру  -  если  подумать,  то  проститутки  необходимы,  ведь  здесь   и
братья-легионеры.  Краем  глаза  она,  однако,  успела  заметить  движение
проститутки. Как только командующая отвернулась,  девица  подняла  голову,
посмотрела на серые стены и снова уставилась на  сестру-легионера.  Взгляд
ее глубоко посаженных темных глаза, все  еще  ярко  подкрашенных,  казался
испуганным и в то же время вызывающим. Вне всяких сомнений, она  намеренно
нанесла оскорбление. Взбешенная Джехан схватилась за нож и шагнула вперед.
     Старшая жестом остановила ее. Опытным движением командующая мгновенно
выхватила свой кинжал, и Джехан стала озираться,  пытаясь  понять,  в  чем
дело. У противоположной стены, на платформе, которой еще минуту  назад  не
было, стояли три неподвижные фигуры, освещенные оранжевым светом,  который
лился неизвестно откуда.
     Воины привычно заняли оборонительную позицию.  Им  даже  не  пришлось
приказывать. Джехан встала там, где ей полагалось  по  рангу  -  в  редкой
цепочке,  прикрывающей  левый  фланг.  Весь  боевой  порядок   возглавляла
седовласая  командующая.  Имея  самый  высокий  ранг,  она   автоматически
становилась  главнокомандующей.   Воительница   возвышалась   над   толпой
гражданских - она была почти одного роста  с  двумя  братьями-легионерами,
стоявшими рядом с нею, - а над этой  тройкой  нависла  платформа  с  тремя
неподвижными фигурами.
     Фигуры казались металлическими. Или нет, не металлическими  -  просто
они были одеты в какую-то легкую металлическую броню, которая покрывала их
от шеи до пят и слегка поблескивала. Такое же мерцание окружало их головы.
Маленькие, слишком малорослые для воинов, лысые, с  безобразными  плоскими
серыми лицами, с... тремя глазами. Все детские сказки об  Острове  Мертвых
мгновенно всплыли в памяти  Джехан.  Один  горожанин  завопил  от  страха,
Джехан пришла в себя и мигом наставила на  него  нож.  Командующая  жестом
велела Соблюдать тишину. Горожанин встретился взглядом с  Джехан,  опустил
глаза и закусил губу.
     - Мы - геды, - произнес стоявший слева. - Мы построили Эр-Фроу. - Гед
сделал паузу, словно чего-то ожидая.
     "Оценивает нас,  -  подумала  Джехан,  -  прикидывает,  насколько  мы
сильны. Так же поступил бы и мастер-воин.  Это  чудище,  кажется,  сильно,
несмотря на свой малый рост: широкая  грудь,  крепкие  ноги".  Он  говорил
голосом Стены, низким и рокочущим, на его жутком  лице  не  было  ни  тени
страха перед превосходящими силами противника. Похоже, они опытные воины.
     - Вы решили остаться в Эр-Фроу, - продолжала фигура. -  Вы  предпочли
драгоценным камням то, что может дать  вам  Эр-Фроу.  Вы  пришли  учиться,
чтобы добыть богатство и оружие. Вы получите  их.  Эр-Фроу  -  наш  город,
город гедов. Пока вы здесь, вы будете делать то, что скажем мы.
     Джехан напряженно слушала. Клятва  чести?  Чудовище  хочет  встать  с
джелийцами на один клинок чести? Им обещают дать новое  оружие,  а  взамен
просят подчиняться законам  гедов  в  течение  года.  Суровое  требование.
Превосходный нож и эта дубинка, пусть даже замечательно  отцентрированная,
едва ли стоят свободы. Если только... Если только  гед  не  подразумевает,
что позже им дадут другое,  лучшее  оружие.  Но  это  начинало  попахивать
сделкой, а не возвратом свободно данной силы... С другой стороны, если это
оружие действительно непревзойденное, то разумнее выдавать его  и  обучать
им  пользоваться  постепенно,  как  поступали  мастера-воины,  когда  тело
ученику становилось достаточно натренированным. Лишь тогда новое оружие  в
его  руках  смогло  стать  воистину  смертоносным...  Джехан   раздраженно
нахмурилась. Она находится за Стеной  меньше  часа,  а  уже  начались  эти
бессмысленные препирательства! Но слава Богу, пререкаться с чужаками -  не
ее забота. Для этого есть  главнокомандующая.  Джехан  глядела  на  прямую
спину старой сестры-легионера и гадала, что же та предпримет.
     - Вы будете жить в Эр-Фроу, как пожелаете, - снова заговорил  гед,  -
по своим обычаям и правилам. -  Джехан  не  сразу  сообразила,  что  чужак
говорил о законах. - Но есть два условия, которые  вы  обязаны  выполнять.
Одно - все  люди  обязаны  ежедневно  проводить  по  шесть  часов  в  Доме
Обучения, где геды будут вас учить.  Второе  -  никто  из  вас  не  должен
убивать или калечить другого. Все должны жить, чтобы  учиться,  учиться  и
еще раз учиться.
     Горожане зашептались. Джехан напряглась. "Все люди обязаны  проводить
по шесть часов в Доме Обучения" - похоже, геды собираются  тренировать  не
только легионеров? Это предательство, нет, это просто глупость!  Легионеры
- это легионеры, а горожане с дряблыми мышцами, пусть и полезны иногда, но
быть легионерами не способны. А запрет  на  убийство?  Означает  ли  он  и
запрет на наказание провинившихся? Ни один мастер-воин  не  согласится  на
такое!
     Проститутка  взглянула  на  нее.  В  ответ  глаза  Джехан   угрожающе
вспыхнули. Наглая девчонка напомнила ей делизийскую  мокрицу,  которую  ей
пришлось тащить за собой через вельд. Но поведение проститутки куда хуже -
своим взглядом она нанесла Джехан глубочайшее оскорбление. Делизийка  была
чужой, да к тому же и сумасшедшей, а эта - джелийка и знает, что  к  чему.
Джехан снова схватилась за нож. Проститутка отвела глаза и вдруг пропала в
толпе. Но Джехан отыскала взглядом нахалку и даже удивилась:  оказывается,
та стояла на большом узле, теперь же, оказавшись на полу,  едва  доставала
до плеча Джехан. Но ее фигура уже отнюдь не фигура ребенка.
     Под сверлящим взглядом Джехан проститутка  опустила  голову.  "Ничего
хорошего, - подумала Джехан, - совершенно ничего хорошего".
     После очередной паузы гед заговорил снова:
     - Мы многому можем научить людей  Кома,  но  вы  должны  принять  эти
условия. Каждый из вас, пройдя через ворота Эр-Фроу, таким образом выразил
свое согласие подчиняться нашим требованиям.
     Ярость охватила Джехан. Требовать  клятвы  чести!  И  от  кого  -  от
горожан, от проституток!
     - Я буду говорить от имени Джелы, - громко произнесла командующая.
     Она вскочила на платформу и  с  достоинством  вложила  нож  в  ножны.
Джехан наблюдала за ней с восхищением. Даже стоя так близко  к  чудовищам,
командующая не проявляла страха. Геды же  были  настолько  глупы,  что  не
отпрянули, а спокойно стояли рядом с  ней.  Они  внимательно  смотрели  на
командующую, наконец один из них почти не отличимый от остальных, спросил:
     - Ты утверждаешь, что живешь в гармонии с этими людьми?
     Смертельное оскорбление - сомневаться во власти высшего командующего.
Джехан  почувствовала,  как  у  нее  перехватило  дыхание.  Потребует   ли
командующая извинений? Она ничем не показала, что  оскорблена,  но  Джехан
знала, что это так. Хотя командующая ушла  за  Стену  раньше,  чем  Джехан
появилась в лагере, девушка слышала, как та обошлась  с  поваром,  который
вообразил,  что,  раз  он  не  в  Джеле,  то  может  забыть  о  джелийской
дисциплине. Он посмел коснуться груди сестры-легионера, и вскоре его  тело
оттащили за лагерь, в канаву поджидать кридогов.
     - Я буду говорить от имени Джелы, - холодно повторила командующая.
     Геды переглянулись. Оранжевый свет отразился от их стеклянных шлемов.
Что за глупость - делать шлемы из  стекла?  Такой  одним  ударом  разнесет
вдребезги.
     Теперь заговорил третий - непонятно даже, кто у них главный. Глупо!
     - Твоя речь принята. Ты...
     - Нет, я еще,  не  сказала,  -  перебила  его  главнокомандующая,  не
заботясь о том, каким тоном говорит с чужаками.  Она  торжественно  вынула
нож. - "Мы стоим на  одном  клинке,  связанные  честью  самой  жизни.  Что
свободно дано, пусть свободно вернется. Только ребенок имеет право принять
силу другого и не быть обязанным. Если же кто-то  другой  не  вернет  свой
долг, да исчахнут его силы и да превратится он в калеку.  Никто  не  имеет
права свободно продать свою силу, если не расходует свою жизнь на служение
плоти. Что свободно дано, пусть вернется свободно."
     - Гармония поет с нами.
     - И пусть это длится вечно.
     - Это продлится вечно.
     О  чем,  черт  возьми,  говорят  эти  чужаки?  Для  Джехан  их  слова
прозвучали бессмыслицей. Зато слова командующей  совершенно  ясны.  Теперь
легионеры  стояли  на  одном  клинке  чести  с  гедами.  Если  командующая
утверждает, что клятва, данная гедам, достойна легионера,  то  так  оно  и
есть.
     - Теперь вы войдете в Эр-Фроу, - заговорил один из гедов.  -  Внешний
мир будет для вас закрыт. Эр-Фроу обеспечит вас  всем  необходимым.  Сутки
определены в соответствии с вашими физиологическими потребностями: день  -
шестнадцать часов, ночь - восемь. В начале каждого сеанса  обучения  будет
звучать гроф. - Неожиданно раздался ужасающий скрежет  металла  о  камень,
который также неожиданно оборвался. - Услышав его, вы как и люди  из  двух
других порталов, должны собраться в Доме  Обучения,  который  находится  в
центре Эр-Фроу. Теперь входите.
     Джехан  поняла,  что  вместе  с  джелийцами  в  Эр-Фроу  будут   жить
делизийцы! Кошмар!
     Но для ярости не  было  времени.  Стена  позади  гедов  исчезла,  они
удалились в образовавшийся проход, серый металл сомкнулся за их спинами  и
снова стал совершенно гладким. В другой стене  образовалась  арка,  сквозь
которую виднелись деревья. На мгновение все застыли. Стены,  которые  сами
открываются  и  закрываются,  город,  где  предстоит  прожить  целый  год,
трехглазые чудовища... Командующая повернулась и сделала знак  легионерам.
Минута замешательства прошла.
     Джехан охватило радостное возбуждение. У нее появится оружие, которое
другим и не  снилось!  Клятва  чести  на  год,  и  она  вступит  в  легион
сестер-легионеров, на который скоро  будут  равняться,  как  на  Маяк!  Ее
сердце бешено колотилось.
     В одном строю с легионерами Джелы  она  промаршировала  под  аркой  и
вступила в Эр-Фроу.



                                    8

     - Еще одно противоречие, - сообщил Энциклопедист.
     Все восемнадцать гедов, занятых в проекте,  как  один  повернулись  к
экрану.
     - Солнечная сторона: наибольшее единение продемонстрировала подгруппа
"джелийцы". Один человек находился в гармонии со всеми остальными, подобно
гедам. В отличие от другой подгруппы  они  вошли  в  Эр-Фроу  строем;  без
насилия и долгих  препирательств  распределили  комнаты.  Высокий  уровень
взаимопомощи.  Темная  сторона:  вне  стен  Эр-Фроу  подгруппа  "джелийцы"
получала наибольшую выгоду от насильственных действий.
     Как это соотносится с Ключевым парадоксом - неизвестно.
     Комнату заполнили феромоны замешательства. В  этом  не  было  логики,
как,  впрочем,  и  в  поведении  обеих  групп,  и  в   данных,   собранных
Энциклопедистом  за  год  непрерывного  наблюдения,  и   в   поразительных
результатах  биологического  обследования  гиганта  -  человека-альбиноса,
который все еще был в стазисе.
     Геды сгрудились, поглаживая друг другу  спины,  ноги  и  шеи.  Кто-то
поставил регулятор температуры на три градуса ниже, и все запели в унисон.
Полученные странные факты оправдывали этот холод.  Было  решено,  что  они
имеют дело с иррациональным, нецивилизованным видом,  мораль  которого  не
укладывается в привычные рамки.
     - Новости из Флота, - объявил кто-то, и все  сгрудились  еще  теснее,
испуская феромоны симпатии, чтобы  заглушить  феромоны  отчаяния,  пытаясь
примириться с действительностью, которой не должно, не могло быть - и  все
же она была действительностью.
     Несметное разнообразие форм, которые принимала  жизнь,  все  разумные
виды во всех населенных мирах, можно классифицировать по  трем  признакам.
Существуют виды без математических  способностей,  но  с  широким  набором
разнообразных  генов.  Они  быстро  эволюционируют   за   счет   выживания
сильнейшего. У некоторых наблюдается внутривидовое насилие, у других  нет,
но они никогда не достигают высокого  уровня  технологии.  Для  гедов  они
оставались животными,  полезными  в  той  мере,  в  какой  их  можно  было
использовать.
     Существуют виды с математическими  способностями  и  тоже  с  широким
разнообразием  генов.  Они  быстро  эволюционируют   за   счет   выживания
сильнейших, чему  способствует  обязательное  внутривидовое  насилие.  Как
правило, такие виды достигают атомных технологий, но геды даже не  тратили
времени на их изучение. Зачем? Прежде чем этим видам  удавалось  вырваться
за пределы своей планетной системы, они взрывали свои планеты. Всегда.
     Существуют  виды  с   математическими   способностями   и   небольшим
разнообразием в генах. К ним относятся и сами геды. Они развиваются крайне
медленно на старых планетах  древнейших  звезд.  Развитие  идет  благодаря
тысячелетнему накоплению небольших изменений в  обществе,  где  никого  не
приносят в жертву другим. Внутривидовое  насилие  генетически  невозможно.
Поскольку только  один  путь  к  межзвездным  путешествиям  -  при  помощи
математики, - разум представителей этой группы видов не сильно  отличается
от разума гедов. Тело развивалось в соответствии с потребностями мозга,  и
потому покорившие межзвездное пространство виды  даже  внешне  не  слишком
отличаются друг от друга. Они - двоюродные братья по разуму.
     Геды всегда  пытались  достигнуть  согласия  с  такими  видами,  хотя
временами, когда их территориальные претензии пересекались с  притязаниями
гедов, войны становились неизбежными. Геды всегда сожалели об этом,  и  их
феромоны наполнялись плачем Единения по погибшим видам.
     Но видов, которые совершали бы внутривидовое насилие и в то же  время
достигали бы других звезд,  не  было  никогда.  Пока  не  появились  люди.
Вырвавшись в космос благодаря технологии, которую не  должны  были  иметь,
жадные до новых территорий, они устроили во Вселенной хаос.  Дерзкая  юная
раса, предпочитающая непривлекательные желтые звезды, дышащая  кислородом,
меняющаяся так быстро, что  ее  действия  в  бою  невозможно  предсказать,
сражалась не только с Флотом, но и с собственными собратьями. Это поражало
гедов  больше  всего  -  они  сражались  между  собой,  достигнув   уровня
межзвездной технологии. Они вообще не имели права  на  существование!  Они
должны были бы взорвать свою цивилизацию, а те, кто выжил, вернулись бы  к
варварству.
     Иногда так  и  случалось,  но  тому,  что  произошло,  не  находилось
объяснения. Ведь генетически это невозможно. И все же люди существуют, как
существуют  погибшие  корабли  людей  и  гедов  -  блестящие  замороженные
радиоактивные склепы, дрейфующие в пустоте. Склепы, которые тоже ничего не
могли объяснить.
     Новости  из  Флота  пахли  отчаянием:  еще  одно  сражение  с  людьми
проиграно. Их стратегия совершенно непредсказуема.
     - Ключевой парадокс, - пророкотал Энциклопедист. - Солнечная сторона:
люди используют насилие  в  отношениях  друг  с  другом.  Миновали  низшую
ступень эволюции. Внутривидовое  насилие  отрицательно  влияет  на  вид  в
целом: оно истощает  ресурсы  и  поглощает  энергию.  У  видов  с  большим
разнообразием генов оно ведет к уничтожению особей, наиболее  способных  к
рождению новых идей, которые могли бы компенсировать  недостаток  единения
внутри вида.
     Темная сторона: люди достигли уровня технологии межзвездных  полетов.
Следовательно, они применяют математику и логику. Они выигрывают сражения.
Они все еще существуют. И мы должны понять, почему.  Мы  должны  разрешить
Ключевой парадокс.
     Тут Энциклопедист употребил редкую грамматическую конструкцию  -  она
означала предварительное объяснение, которое  подтверждалось  фактами,  но
казалось логически абсурдным:
     -  У  этого  вида  внутривидовое  насилие  и   развитие   межзвездной
технологии взаимосвязаны со знаком плюс. Отсюда следуют  уравнения...  Как
это происходит, неизвестно. Именно это мы должны выяснить.
     Геды создали Энциклопедиста отчасти из  органики,  отчасти  из  всего
остального;  его  мышление  несло  в  себе  черты  мышления   бесчисленных
поколений гедов. Слегка помедлив, он проскрипел:
     - Гармония поет с нами.
     - Гармония поет с нами, - ответил за всех поэт Крак'гар.
     - И пусть это длится вечно,  -  откликнулся  Р'греф,  едва  достигший
зрелости юнец, впервые участвующий в эксперименте вдали от родины.
     - Это продлится вечно, - заключил Гракс. Он будет петь в  гармонии  с
той женщиной, которая отвечала за всех "джелийцев". Он будет учить малышей
так же, как поэт пишет стихи - по добровольному выбору, по велению сердца.
Ведь это отвечает нуждам всех гедов.  Он  мог  бы  стать  поэтом,  но  ему
нравилось быть учителем. Это он  с  тревогой  и  надеждой  проектировал  и
создавал Дом Обучения.
     Экран на стене показывал десятки людей, входивших в ворота в Эр-Фроу.
Геды понаблюдали за ними еще немного, а затем отключили изображение. Никто
не мог сосредоточиться. В воздухе носились феромоны печали.  Запах  потери
можно заглушить только Единением по погибшим в сражении. Все  восемнадцать
покидали комнату, поглаживая спины, ноги, руки, - геды шли  совокупляться.
Сейчас они сольются воедино в холодной комнате, феромоны  жалости  окутают
их, и смешанное в сосуде семя будет не выпито, а сожжено.
     - Гармония поет с нами.
     - Гармония поет с нами.
     - И пусть это длится вечно.
     - Это продлится вечно.
     В зале остался только Энциклопедист. Он слушал и наблюдал,  пропускал
через себя миллионы битов информации о городе людей, он искал ответ на все
новые и новые вопросы.
     - ...Внутривидовое насилие людей и  создание  межзвездных  двигателей
положительно взаимосвязаны...
     Как, почему - неизвестно. Но нужно обязательно дать ответ.




                           ЧАСТЬ ВТОРАЯ. СТЕНЫ

                                         Имеешь тысячу друзей -
                                         со всеми можешь ты расстаться,
                                         Имеешь одного врага -
                                         повсюду будешь с ним встречаться.
                                                         Али ибн-Аби-Талиб


                                    9

     Они передвинули солнце!
     Эйрис стояла в воротах,  задрав  голову.  Мимо  нее  через  арку  шли
делизийцы и глазели на незнакомый диковинный город. Они пихались, злились,
кричали, а Эйрис все стояла и стояла, не замечая ничего вокруг, в смятении
без конца повторяя: "Они передвинули солнца".
     Когда  она  шагнула  в  распахнувшиеся   ворота   Стены,   начиналась
Первоночь. Женщина-стеклодув не знала,  сколько  времени  проспала  в  том
футляре, не помнила, как туда попала, но пока гед говорил с  проснувшимися
делизийцами, Эйрис успела заметить светлоглазого солдата, который купил ей
жетон. Тогда на его  подбородке  торчала  небольшая,  однодневная  щетина,
сейчас она такая же, значит, все еще длится Первоночь,  в  крайнем  случае
Темный день.  А  небо  над  Эр-Фроу  напоминало  небо  Третьедня,  слишком
пасмурное, чтобы разглядеть солнце, но это, без сомнения, день.  В  теплом
воздухе чувствовалась нежность раннего Первоутра.
     Сутки смоделированы в соответствии  с  потребностями  вашего  тела  -
шестнадцать часов света, потом восемь часов темноты - так сказали им геды.
Трехглазые. И сдвинули солнце. Но  ведь  это  невозможно!  Вероятно,  геды
устроили это как-то по-другому. Но как? Как они создали новое небо?  Можно
сложить чудесные стены - но как изменить небо?
     Вытянутая  шея  заныла,  Эйрис  опустила   голову.   Разные   чувства
постепенно сменяли друг друга:  благоговение  вытеснило  страх,  а  его  -
что-то сокровенное, едва ощутимое.  Делизия  отвергла  ее,  отняла  у  нее
Эмбри, воспользовалась своей  силой  и  разрушила  ее  жизнь.  Но  Эр-Фроу
бесконечно превосходит  Делизию,  по  сравнению  с  ним  ее  родной  город
напоминает навозную яму.
     Эр-Фроу - это  нечто  совершенно  невообразимое.  Здесь  нет  беленых
зданий с куполами, сверкающими под палящим  солнцем,  и  высоких  стройных
минаретов, нет садов,  базаров,  огороженных  стеклодувных,  кожевенных  и
точильных  мастерских.  На  мгновение  Эйрис  показалось,  что  она  снова
очутилась в вельде - но в вельде прирученном,  спланированном  и  со  всех
сторон огороженном стенами.
     Эр-Фроу был уголком  дикой  природы.  Серая  Стена  окружала  могучие
деревья и кустарники, растущие в беспорядке, тут и там  высились  скалы  и
протекали ручьи. Глядя на город от восточной  стены,  Эйрис  увидела  рощу
старых деревьев. Между деревьями, которые  росли  почти  вплотную  друг  к
другу, зеленели заросли низкорослого  кустарника,  поляны  с  высокой,  по
пояс, травой. Однако не все здесь напоминало вельд. Эйрис заметила колючий
кустарник, но не кембури, множество диких цветов, но не ядовитую  спираль.
Длинные стрельчатые листья деревьев доставали до земли, но не было и следа
тех  растений  с  мясистыми  краями,  вздымавшимися  и  опадавшими  вокруг
центрального  зева.  Справа  журчал  быстрый  прохладный  ручей,  пожалуй,
слишком быстрый для ручья,  бегущего  по  поляне,  и  слишком  чистый  для
глинистого русла.
     Прошелестел ветерок, такой  душистый  и  свежий,  словно  только  что
вместе с Эйрис проснулся после долгого сна. Умытый дождем лес заполнял всю
территорию Эр-Фроу, нависал над стенами. В нем кипела  зеленая  жизнь.  По
траве пробежала  рябь,  словно  природа  испугалась  внезапного  нашествия
людей, направлявшихся к колючим кустам. Но  растения  не  прятались  и  не
волновались, как это обычно случалось в преддверии  Первоночи.  И  повсюду
через  море  бескрайней  зелени  бежали  тоненькие  ленты  дорожек  серого
металла. Безупречно ровные, они вились во всех направлениях. Сквозь зелень
Эйрис разглядела, что дорожки ведут  к  громадным  металлическим  зданиям,
возведенным вдоль южной стены.
     Зеленая растительность, серый металл. Когда арка за Эйрис сомкнулась,
стена стала абсолютно ровной, как будто здесь никогда  и  не  было  входа.
Эйрис присела на корточки и прикоснулась к стене, ощутив  знакомую  слабую
дрожь.
     - Тебе больно? - спросил кто-то.
     Эйрис оглянулась. Перед ней стоял мрачный солдат, которого она раньше
видела в лагере.
     - Нет, я... Что они сделали со светом?
     Он безразлично взглянул на небо.
     - А что с ним такое?
     - Сейчас не может быть Первоутро - прошло  слишком  мало  времени.  В
лагере у тебя на подбородке была  щетина,  и  она  с  тех  пор  совсем  не
отросла...
     Солдат  потрогал  подбородок,  внимательнее  посмотрел  на  Эйрис   и
заговорил о другом:
     - Все  отправились  занимать  комнаты.  Здесь  не  следует  ходить  в
одиночку. Возле северной стены - джелийцы. Ты не больна?
     - Нет. - Эйрис выпрямилась.
     - Тогда иди к нашему кварталу, стеклодув. Мы еще не успели расставить
часовых. Идем, я провожу тебя.
     - Я сама найду дорогу, - заявила Эйрис, но солдат пропустил ее  слова
мимо ушей и, крепко взяв ее за руку, повел вдоль южной стены.
     - Я - Келовар. - Он не назвал материнского рода.
     - Эйрис.
     Она  не  стала  любопытствовать,  почему  солдат  пришел  в  Эр-Фроу.
Несмотря на то, что Эйрис пробыла в лагере недолго, она  уже  поняла,  что
задавать этот вопрос или отвечать на него здесь не принято. Пока они  шли,
Келовар  оценивающе  разглядывал  мир  Эр-Фроу  -  деревья,   подлесок   и
удивительные металлические утесы.
     - Год, - задумчиво произнесла Эйрис.  -  Мы  не  сможем  уйти  отсюда
раньше чем через год.
     - С чего ты взяла? Стена всего в десять раз выше человеческого роста.
Деревья растут совсем рядом. Перелезем, когда захотим.
     - А ты хочешь?
     - С какой стати? За  службу  они  обещают  оружие.  Я  прослужу  год.
Осторожно, ветка.
     Показались дома, но Келовар все не отпускал ее руку.  Они  подошли  к
первому зданию, которое скрыло от них остальные.
     Дом напоминал серый металлический куб, в каждой  из  граней  которого
были проделаны входные арки, и никаких  дверей.  "Как  же  они  удерживают
ночью тепло?" - подумала Эйрис.
     - Здесь трудно обороняться, - заметил Келовар. На мгновение лицо  его
напряглось, а голубые глаза вспыхнули.
     Первый этаж занимал  огромный  зал,  освещенный  светом,  проникающим
сквозь арки. На одной из стен горел оранжевый  круг,  но  света  он  давал
немного. По сравнению с лаконичной архитектурой здания, поражала  пестрота
его внутреннего убранства. Пол  покрывали  яркие  подушки  с  причудливым,
запутанным узором, который завораживал, заставляя взгляд  следовать  своим
диковинным переплетениям. В Эйрис проснулся художник, и она опустилась  на
колени, чтобы потрогать чудесные, невиданные линии.
     - Пойдем, - заторопил ее Келовар. - Комнаты наверху.
     Единственной  мебелью  в   зале,   кроме   подушек,   были   намертво
прикрепленные к полу круглые металлические столики. Эйрис протянула руку и
ощутила знакомую вибрацию.
     - Нам сюда, - показал Келовар.
     Они поднялись по лестнице на второй этаж и увидели серый  коридор,  в
который  выходили  бесчисленные  двери.  В   нескольких   проемах   стояли
делизийцы. Три человека преградили им путь.
     - Двадцать харбинов за комнату, солдат.
     - Что?! - возмутился тот.
     - Нужна комната - платите. Даром вам здесь ничего не дадут.
     -  Двадцать  харбинов,  -  заявили  вымогатели,  -  и  комнаты  будут
принадлежать только вам. Не мешкайте, позже станет дороже.
     Келовар побледнел так, что на шее у него  забагровел  шрам,  которого
Эйрис раньше не замечала. Это был  уже  не  тот  резковатый,  но  все-таки
заботливый человек, что привел ее сюда. Он обнажил оба клинка  -  обычный,
делизийский,  и  серый,  дар  гедов.  Лицо  напряглось  и  превратилось  в
бесстрастную маску,  на  которой  осколками  прозрачного  стекла  сверкали
глаза.
     - Прочь с дороги!
     Коренастый  вымогатель  с  квадратным  подбородком  смерил   Келовара
холодным взглядом. Его товарищи схватились за ножи.
     - Ты не посмеешь, солдат. Ты поклялся гедам не убивать и не калечить.
Хочешь распроститься со своими надеждами на Эр-Фроу?
     - А вы? - спросила Эйрис.
     Коренастый только усмехнулся.  Превосходство  было  на  его  стороне.
Эйрис понимала, что  немногие  решатся  навлечь  на  себя  гнев  гедов  за
нарушенную сделку, тем более в первый день,  когда  еще  никто  не  знает,
какая последует месть. Люди предпочтут заплатить, чем затевать драку.  Эта
троица  все  рассчитала  безошибочно.  Вдоль  коридора  одна   за   другой
захлопывались двери. Никто не хотел видеть, вмешиваться в эту историю.
     Разозлившись, Эйрис достала из-под туники кошелек.
     - Вот. Сорок харбинов.
     - Если вам нужны две комнаты... - Человек все еще усмехался.
     - Нет, - отрезал Келовар. Он  выступил  вперед  и  по  дуге,  выбирая
лучшую позицию для нападения.  Ярость  слепила  ему  глаза,  он  не  видел
ничего, кроме двух фигур, преградивших ему путь. Эйрис с ужасом  подумала,
как он не похож на джелийских легионеров. Его повадки выдавали нетерпение,
отчаянную жажду боя не на жизнь, а на смерть.  Один  из  его  противников,
почуяв опасность, вопросительно взглянул на коротышку, но  тот  ничего  не
сказал. Другой усмехнулся и тоже двинулся по дуге перед Келоваром.
     Два тела возле реки, стрелы торчат из горла...
     - Нет! - Эйрис швырнула кошелек  одному  из  вымогателей.  Тот  ловко
подхватил его. - Отсчитай сорок харбинов и отзови своих кридогов.
     - Спасибо, милашка. Хватит, Бешир. Она заплатила  за  обоих.  Дай  им
пройти.
     Противник отступил в  сторону,  однако  оружия  не  спрятал.  Келовар
застыл на месте. Эйрис тронула его руку - рука словно одеревенела.  Солдат
поглядел на Эйрис словно не узнавая. Она вздрогнула, но  все  же  потянула
его за рукав, и  Келовар  покорно  дал  себя  увести.  И  лишь  когда  они
оказались за поворотом коридора, лицо солдата смягчилось,  приобретя  свое
обычное выражение.
     - Ты бы их убил  или  погиб  сам.  А  еще  говорил,  что  собираешься
отслужить положенный срок.
     Келовар промолчал, только посмотрел на нее каким-то больным взглядом.
В его глазах застыла такая беспросветная тоска, что Эйрис снова задумалась
над тем, почему он здесь, и неожиданно  почувствовала  симпатию  к  своему
спутнику. "Взаимная жалость калек", - горько подумала она. Она  ненавидела
как горечь, так и правду этих слов.
     - Не плачь, - успокоил ее Келовар.
     Эйрис и не собиралась плакать, он не понял, но ей показалось, что ему
хотелось бы, чтобы она расплакалась. Неожиданно Эйрис вспомнила,  как  еще
тогда, в делизийском лагере, решила, что солдат предпочел бы, чтобы у  нее
не оказалось денег и он смог бы заплатить за нее, вспомнила и  его  заботу
по пути сюда, хотя она совсем не нуждалась  в  провожатом.  Но  тут  же  в
памяти всплыло его бледное лицо, выхваченные  ножи...  Странный  он,  этот
Келовар...
     Внезапно стена пророкотала:
     - Прижмите большой палец к замку. Если вы первый,  кто  это  сделает,
дверь откроется, и с этих пор будет  открываться  только  нажатием  вашего
пальца. Если вы  хотите  позволить  другим  людям  открывать  вашу  дверь,
приложите ваши пальцы к замку одновременно. Тогда  она  будет  открываться
для каждого из вас. Если вы первый...
     Сообщение повторилось три раза.
     - Они всегда  так  делают,  -  шепотом  заметила  Эйрис.  Келовар  не
ответил, приложил палец к замку, и дверь распахнулась. Они вошли в комнату
без окон. Ничего, только стены из серого металла, а на полу  -  три  яркие
подушки, тоньше и длиннее, чем на первом этаже. Слева от  двери  на  голой
стене слабо мерцал оранжевый круг, но света явно не хватало. Стоит закрыть
дверь, как здесь воцарится непроглядная темень. Комната  оказалась  просто
пустой  темной  коробкой,  предназначенной  только   для   спанья.   Эйрис
задрожала.
     Она почувствовала, что Келовар наблюдает за ней, и резко  обернулась.
Он не успел отвести взгляд, по которому нетрудно  было  догадаться  о  его
намерениях, однако в ее душе не шевельнулось ни желания, ни  интереса,  ни
даже тщеславия.
     - Если ты боишься оставаться одна...
     - В соседнем коридоре я видела еще одну закрытую дверь, -  как  можно
мягче проговорила Эйрис. - Я, пожалуй, отправлюсь туда.
     Она приложила палец к дверному замку. Точно такая же комната. Сама не
зная зачем, Эйрис нажала на оранжевый круг.  Комната  наполнилась  светом,
лившимся отовсюду и ниоткуда,  с  едва  заметным  золотистым  отливом.  От
неожиданности Эйрис вскрикнула. Еще одно опасливое движение, и свет погас.
Господи, это же лампа!
     Опустившись  на  колени,  Эйрис  внимательно  разглядывала  необычный
светильник. Между ним и стеной не было ни малейшей щели, казалось,  они  -
одно целое. Круг совсем не нагрелся. Но что  же  поддерживало  огонь?  Где
пламя?  Изумленная,  завороженная,  испуганная,  она  долго  сидела  перед
светильником и не сразу услышала стук в дверь.
     В коридоре стоял Келовар, нагруженный яркими подушками.
     - Это тебе.
     - Мне?
     - Ими торгуют внизу. Я купил их для тебя. Здесь нет ни  бурнусов,  ни
торговцев одеждой. Этот город - всего лишь участок леса, где среди  кустов
и деревьев проложены дорожки. Кажется, возле северной стены  есть  поляна.
Ты можешь сшить себе одежду  из  этих  подушек.  В  коридоре  портной  уже
назначает цены.
     Он посмотрел на ее тунику. В первый раз Эйрис вспомнила  о  том,  что
она разорвана на груди и кое-как заштопана. Келовар  не  отводил  взгляда.
Эйрис забрала у него подушки и повернулась, чтобы сложить их на пол.
     - Где ты порвала тунику?
     - Зацепилась за что-то.
     - Эйрис, - начал он, но она, услышав умоляющие нотки,  успела  жестом
остановить его.
     Вдруг наступившую  тишину  прорезал  женский  крик.  Снизу  донеслись
испуганные  вопли.  Келовар  развернулся  и  бросился  к  лестнице.  После
секундного колебания Эйрис побежала за ним и в изумлении замерла на нижних
ступенях.
     В зале на каждом столе появилось по четыре дымящиеся чаши, не  больше
и не меньше, точно в центре. Женщина, стоявшая подле  Эйрис,  заметила  ее
изумление.
     - Крышки столов исчезли,  -  объяснила  она  таким  слабым,  дрожащим
голосом, что Эйрис пришлось наклониться, чтобы расслышать. - Так  же,  как
растворилась арка в Стене. Только что они были, потом какое-то мерцание  -
и крышки просто растаяли, а на их место  снизу  поднялись  другие,  уже  с
чашами.
     - А кто так страшно кричал?
     - Вон та толстуха перепугалась. Я думаю, в чашах еда. - Голос  журчал
подобно тихому ручейку среди камней. - Смотри, Калид Т'Алира пробует.
     В другом конце зала высокий курчавый человек в чине капитана  выловил
что-то из чаши и положил в рот. С минуту он задумчиво жевал, потом  кивнул
солдатам, толпившимся позади него.
     - А вдруг это отравлено, - взвизгнула толстуха  и,  уже  не  в  силах
остановиться, без конца повторяла: - Это может быть отравлено,  это  может
быть...
     Капитан в два прыжка очутился рядом и зажал ей рот. Он не ударил  ее,
а просто посмотрел прямо в глаза и что-то тихо  сказал.  Эйрис  не  смогла
разобрать его слов.  Толстуха  успокоилась,  но  отовсюду  еще  доносились
тревожные и испуганные голоса. Калид Т'Алира повернулся к ним.
     - Делизийцы! Эта женщина просто струхнула. Подумайте:  если  бы  геды
собирались убить нас, стали бы они так медлить? В  чашах  обычная  еда.  Я
попробовал - довольно вкусно. Если  вы  еще  боитесь,  тогда  подождите  и
понаблюдайте, как подействует на меня пища гедов. Вы хотите есть? Возьмите
чашу с собой и съешьте у себя в комнатах. Вы изумлены? Да посмотрите, геды
прислуживают нам, как рабы, которые остались за стенами этого города!
     - Или кормят нас помоями, как скотину в стойле, - вставил Келовар. Он
пробрался к  Эйрис,  продолжая  следить  за  Калидом  с  настороженностью,
причину которой Эйрис не могла понять. - Не ешь, Эйрис.
     - А питаться будем воздухом? - ехидно спросила она.
     - Дичью.
     - Но, Келовар, даже если в Эр-Фроу и водится дичь, ее  не  хватит  на
год.
     Но спорить с ним было бесполезно.
     - Надо только пробраться через посты, а там охоться сколько влезет. И
никаких помоев на обед.
     Эйрис потянулась  к  ближайшему  столу,  осторожно  выудила  из  чаши
какой-то коричневый кусок и понюхала. Что это  такое,  определить  она  не
смогла, с него стекал коричневый соус, тоже непонятного происхождения. Еда
почти не пахла. Женщина положила кусок в рот и не почувствовала вкуса.  Но
стоило немного пожевать, как рот наполнился слюной, и Эйрис  почувствовала
волчий аппетит. Она проглотила кусок и потянулась за следующим,  не  глядя
на Келовара, который сердито повернулся и направился к выходу.
     Женщина с тихим голосом опустилась на колени подле нее.
     - Ну как, вкусно?
     - Еда как еда. - Эйрис произнесла эти слова резче, чем собиралась.  -
Кто такой Калид Т'Алира? Это  первое  материнское  имя,  которое  я  здесь
слышу.
     Женщина пропустила мимо ушей замечание о материнском имени.
     - Он капитан - вернее, был  капитаном  городского  Совета  по  охране
Делизии.
     Эйрис перестала жевать.
     - Не знаю, почему он здесь, - продолжала женщина, - но, кажется, всем
здесь заправляет. Я слышала, что это он приказал  расставить  посты.  Меня
зовут Криджин, гранильщица.
     - Эйрис, стеклодув, - она не назвала рода своей матери, а Криджин  не
стала спрашивать.
     - По вкусу это напоминает...
     В проеме входной арки появился человек с дико выпученными глазами.
     - Наступает Первоночь!
     Все замерли.  Повисла  напряженная  тишина,  она  напоминала  хрупкое
стекло, готовое от малейшего толчка упасть и  разбиться  вдребезги.  Эйрис
зажмурилась. Хватит. Хватит чудес. Довольно. Когда она открыла  глаза,  то
поняла, что паника,  которую  ненадолго  остановил  Калид  Т'Алира,  опять
охватила всех, и люди с  удовольствием  дают  разрядку  своим  взвинченным
нервам. Крича, толкаясь, переругиваясь, они ринулись к выходам - взглянуть
на небо. Оно быстро темнело. Первоночь  поглощала  остаток  Перводня,  без
Темного Дня, без Последнего Света. Невозможнейшее, безумнейшее  событие  в
длинной цепи невозможных безумств сегодняшнего дня стало последней каплей.
Люди кричали, что это город смерти, в котором все они неминуемо  погибнут,
что они уже  мертвы.  Кто-то  протяжно  запричитал,  другой  начал  биться
головой о ствол дерева, снова и снова...
     Неожиданно посреди этого кромешного ада снова возник Калид Т'Алира.
     - Делизийцы! - закричал он, взобравшись на  огромный  растрескавшийся
валун. И, как ни странно, его услышали. Эйрис, которая пыталась пробраться
назад в здание, повернулась к нему. У  этого  человека  оказался  властный
голос,  к  его  словам  поневоле   прислушивались.   Он   обвел   взглядом
перепуганную толпу. - Делизийцы! - повторил он и сделал  короткий  рубящий
жест  рукой,  приказывая  солдату,  стоящему   возле   вопящей   толстухи,
утихомирить ее. Через секунду истошный визг прекратился.
     - Делизийцы!
     Постепенно крик и гомон улеглись, и теперь Калид Т'Алира мог говорить
не повышая голоса.
     - Итак, солнце заходит. Неужели вы никогда не  видели  этого  раньше?
Может, это Последний свет, а может, и нет. Может, мы так и не узнаем,  что
это, но геды обещали встретиться с  нами  в  Доме  Обучения,  когда  снова
настанет утро. До тех пор  мы  можем  и  подождать.  Неужели  приход  ночи
причинит вам зло? Вы страдаете? Нет. Вернитесь в  здание,  иначе  солдатам
придется применить насилие. Пусть их храбрость послужит вам примером!
     Солдаты, которые только что выглядели отнюдь не  браво,  подтянулись.
Тех, кто все еще дрожал, кричал и показывал на темнеющее небо,  постепенно
усмирили. Калид продолжал улещивать людей, постепенно понижая голос,  пока
он не стал тихим и ровным, и теперь уже его интонации вселяли  уверенность
в сердца делизийцев. Наконец люди потянулись обратно в здание.
     Калид спрыгнул со скалы и шепотом что-то  приказал  солдату,  который
сразу же побежал к другим строениям.
     Эйрис вернулась в зал, чтобы найти Криджин, которую потеряла в толпе,
когда началась суматоха. Она увидела ее в углу. Криджин стояла, вцепившись
в руку невысокого человека в тунике торговца. С  приходом  ночи  невидимые
лампы озарили комнату  оранжевым  светом,  который,  однако,  был  намного
слабее, чем в комнатах наверху.
     Чаши с едой исчезли.
     Эйрис прислонилась к стене. За последнее время ей  довелось  пережить
слишком много: житейские передряги, голод, страх, гнев,  панику.  И  вдруг
все внезапно кончилось.  Сейчас  она  напоминала  стекло,  слишком  быстро
вынутое из печи - оно может  внезапно  пойти  трещинами,  и  бывает,  даже
опытный стеклодув не может  предсказать,  когда  это  случится.  Вероятно,
такой надлом произошел и в  ней.  Скованная  усталостью,  Эйрис  с  трудом
поднялась по лестнице и заперлась в своей комнате. Удобно  устроившись  на
подушке, она попробовала укрыться другой, потом  откинула  ее:  в  комнате
было тепло. Скудный ужин не утолил  голода,  желудок  сводило...  Подумать
только, она преодолела вельд,  стремясь  достигнуть  заветного  города,  а
оказалась в этом  металлическом  склепе!  Она  ощущала  не  облегчение,  а
пустоту.
     Эмбри...
     Эйрис  впилась  ногтями  в  исцарапанную  ладонь,  но  на  этот   раз
физическая боль не смогла заглушить боли душевной. Она нажала на оранжевый
круг, и комната погрузилась в темноту, хотя сам  кружок  продолжал  тускло
светиться.
     Эйрис  не  знала,  сколько  времени  она  пролежала  в  темноте.  Она
чувствовала  себя  даже  хуже,  чем  в  первые  часы  изгнания,  когда  ее
поддерживала ненависть, хуже, чем  в  вельде,  когда  ее  со  всех  сторон
подстерегала опасность. Теперь  ее  окружала  пустота.  И  она,  тоскуя  о
дочери, лежала наедине с этой бездушной пустотой, пока не раздался стук  в
дверь. На пороге стоял солдат. В руках  он  держал  двух  маленьких  лори,
ощипанных и запеченных. Воздух наполнился ароматом костра и жареного мяса.
Келовар молча протянул Эйрис чашу гедов с аппетитной добычей.  Другая  его
рука свисала вдоль туловища,  в  глазах  стояла  отчаянная  мольба.  Эйрис
изучающе  смотрела  на  рослого,  сильного  человека,  в  безвольной  позе
застывшего перед ней.  Каждый  расслабленный  мускул  тренированного  тела
выражал покорную незащищенность, потребность в  утешении  и  ласке.  Эйрис
всегда претил такой стиль поведения - даже у любовника на одну ночь.
     Но сейчас это ее не  остановило.  От  Келовара  пахло  свежим  ночным
ветром и крепким мужским потом. Он был единственным живым существом в этой
серой железной клетке,  единственным  человеком  на  необитаемом  острове.
Бездушный склеп забрал у Эйрис последние силы, и этой ночью она больше  не
могла в одиночку бороться с неведомым.  Она  нажала  на  круг  в  стене  и
впустила Келовара в комнату.
     Оранжевый глаз на стене пристально вглядывался в беспросветную тьму.



                                    10

     У  противоположной  стены  Эр-Фроу,  в  одной  из   комнат   галереи,
специально отведенной для таких, как она, прислонившись  к  стене,  сидела
проститутка. Девушка была одна, ее неприбранные черные волосы беспорядочно
рассыпались по узким плечам и едва заметной груди. Когда она  наклонялась,
волосы темным потоком падали на пол.
     СуСу внимательно оглядела свои ноги и пах, и ей показалось, что  язвы
исчезли. Да, кожа стала чистой!  Язвочки  пропали,  когда  она  проснулась
внутри Стены. Очень странно: они не могли  затянуться  за  такой  короткий
срок. И однако это произошло!
     СуСу тихо всхлипнула. Ее мать тоже была проституткой; девочка выросла
на задворках квартала братьев-легионеров в Джеле и знала, что гнойные язвы
проституток никогда не вылечиваются, наоборот, они всегда увеличиваются  и
твердеют. В один из циклов ее мать просто прогнали со двора, еще через два
цикла от нее потянуло зловонием гниющей плоти, мать корчилась от  боли,  а
на четвертый цикл умерла. СуСу сама отнесла ее  тело  к  похоронной  печи.
Завернув иссушенное тело в бурнус, она с  трудом  тащила  его  по  улицам.
Острые камни мостовой разодрали бурнус в клочья,  и  мать  отправилась  на
Остров Мертвых с исполосованной спиной и в облаке жуткого смрада.
     Как и все ее товарки, СуСу знала: гноящиеся язвы проституток  никогда
не проходят. Ее язвы прошли.
     Девушка принюхалась: семя последнего брата-легионера, ее  собственный
запах - и все. Гноя нет. Запаха гноя нет с тех пор, как она  очнулась,  со
всех сторон окруженная металлом. Она  бежала,  чтобы  не  умереть  смертью
своей матери, она просто не могла представить, что ее тело тоже потащат по
мостовой на потеху братьям-легионерам. Уж лучше мостовые  Города  Мертвых.
Но язвы исчезли...
     Град ударов сотрясал дверь.  Проститутка  посмотрела  на  нее  своими
темными, словно из матового стекла, глазами. Они никогда не меняли  своего
выражения. Удары в дверь сыпались без передышки и становились все сильнее.
Проститутка, зажав уши, изо всех сил сдавила голову руками,  но  глаза  ее
оставались пустыми - ни страха, ни ненависти. Ничего.



                                    11

     Энциклопедист выдавал информацию.  Он  применил  сначала  конструкцию
очевидного факта, затем конфигурацию предположений, которые подтверждались
неким событием или явлением:
     - Биологическое исследование  показало,  что  генетическая  структура
клеток человеческого гиганта, лишенного пигмента, значительно  повреждена;
воспроизведение  потомства  исключено.  Голосовые  связки   деформированы;
говорить  не  может.  Кровь  и  внутренние   органы   поражены   радиацией
одиннадцатого и шестнадцатого типов. Третий уровень.
     Повреждения и уровень радиации тканей человеческого  гиганта  поют  в
гармонии  с  уровнем  радиации  одного  из  участков  планеты  -  острова,
отстоящего  на  восемьдесят  орфов   отданного   населенного   континента.
Возможно, он прибыл с этого острова.
     Темная сторона: неизвестна причина, по которой человек  покинул  свою
группу спаривания и в одиночку отправился в такое далекое  путешествие  на
лодке, которая вполне могла затонуть. Как "джелийцы",  так  и  "делизийцы"
вне стен лаборатории обычно стремятся объединиться с другими членами своей
подгруппы.
     Темная сторона: в разговорах ни разу не упоминались люди, живущие  на
островах, никто не говорил о лодках, способных покрыть такое расстояние.
     Солнечная  сторона:  люди  говорят  об  Острове  Мертвых.   Если   бы
человеческая грамматика была достаточно развита, чтобы петь в  гармонии  с
грамматическими конфигурациями, большинство таких речей переводилось бы  в
подобии поэтических конфигураций или конфигураций диких,  бездоказательных
гипотез. В целом способность людей выражать факты или гипотезы  с  помощью
поэзии широко варьируется (уровни с шестого по двадцать восьмой).
     Радиация острова соответствует  радиации  кораблей  землян,  один  из
которых сбит Флотом в этом районе, с учетом периода  полураспада  основных
изотопов (2164 стандартных фрегов).
     Представляется вероятным, что люди впервые попали на планету в начале
войны на частично поврежденном гедами корабле,  приземлившемся  на  данном
острове. Чтобы пересечь  океан,  люди  использовали  либо  лодки,  гораздо
совершеннее  тех,  что  имеются  в  настоящее  время  у   "делизийцев"   и
"джелийцев", либо космические челноки.  Если  это  действительно  так,  то
органические компоненты корабля или челнока должны были разложиться  много
поколений назад. Если человеческая система хранения информации  напоминала
нашу, то радиация должна была уничтожить молекулярные матрицы.
     Если гигант прибыл с острова, там могут оставаться и другие люди.  Ни
один гед не должен приближаться к острову. Необходимо  послать  на  остров
зонды-наблюдатели, не содержащие органических узлов.
     Можно предположить, что часть людей осталась на острове, а  остальные
переправились на континент. Но это могло произойти только  в  том  случае,
если оставленные на острове были настолько сильно поражены радиацией,  что
представляли опасность для покинувших  его.  Однако  пораженные  особи  не
могут воспроизводить потомство, поэтому человеческий гигант просто не  мог
появиться на свет. Тем не менее он существует.
     Люди, населяющие планету, делятся на три  подгруппы,  а  не  на  две.
Этому нет логического объяснения.
     Люди, населяющие континент, делятся на  две  подгруппы,  а  не  живут
одной общностью. Нет логического объяснения.
     Существует придуманное людьми объяснение  их  появления  на  планете,
выраженное поэтическими образами. Они утверждают, что все их  предки  были
мгновенно перенесены на материк с Острова Мертвых. Но  это  иррациональное
объяснение.
     Ни одна из гипотез не объясняет, почему люди не говорят о том, откуда
они взялись на планете.
     Исследования человеческого  гиганта  наряду  с  другими  подопытными,
показали, что мозг гиганта  сильно  поражен  радиацией.  Его  феромоны  не
отличаются  от  феромонов  остальных  людей.  Способность  реагировать  на
феромоны не отличается от способностей его собратьев.
     Человеческий гигант обречен.



                                    12

     В это невозможно поверить. Геды, кто бы они ни были, глупцы.
     Джехан стояла на серой металлической площадке перед  Домом  Обучения,
сжимая ярко-красный кружок, который только что  получила  от  геда.  Чужак
носил доспехи без  единого  шва.  Они  сверкали  на  солнце,  как  металл,
оставаясь мягкими, как ткань. Неужели они действительно способны защитить?
А прозрачный шлем, полностью закрывавший голову,  -  из  чего  он?  Не  из
стекла же, в конце концов!  Как  бы  то  ни  было,  таинственный  материал
нисколько не заглушал рокочущего голоса чужака.  Он  сказал,  что  красный
кружок означает принадлежность Джехан к  легиону  -  Красному  легиону,  в
котором ей предстоит тренироваться. Это Джехан  могла  понять  -  конечно,
здесь слишком много джелийцев, чтобы заниматься всем вместе. Их  следовало
бы разбить на легионы сестер, легионы братьев и такой же никчемный, как  и
сами нелегионеры, легион горожан. Но, может быть, геды  надеялись  обучить
их чему-то стоящему, например сформировать из  них  нечто  вроде  тылового
прикрытия. Это еще куда ни шло.
     Но Джехан видела, как гед протянул красный кружок делизийцу.
     - Я не тренируюсь рядом с подонками! - возмутилась она.
     Гед долго молчал, не отвечая; он смотрел на Джехан так, будто пытался
вникнуть в смысл ее слов. Неужели он настолько глуп?
     - Ты отправишься в комнату с  красным  кругом  на  двери,  -  наконец
проговорил он.
     - Нет. Если в этом легионе будут делизийцы, я не пойду! Я джелийка! Я
сестра-легионер! Я не тренируюсь вместе с предателями.
     Снова последовала пауза, на этот  раз  еще  длиннее.  Джехан  холодно
смотрела на чудовище. Неважно, что на нем броня, оружия-то у него нет.  Но
все-таки джелийка пыталась сдержаться. В конце концов, чужаки, может быть,
просто не представляют себе, что такое делизийцы. Но если  они  не  знают,
что этот сброд только и делает, что  торгует,  к  тому  же  часто  нарушая
условия своих грязных сделок; если  они  не  знают  о  перемирии,  которым
завершилась последняя война - делизийцы еще не  успели  нарушить  его;  не
знают об их трусливых ночных набегах, совершаемых не ради честной битвы, а
ради новых рабов, - что ж, Джехан расскажет им. Она уже открыла рот, чтобы
сказать, но геда не интересовали объяснения. Он вновь повторил:
     - Ты отправишься в комнату с красным кругом на двери.
     - Нет.
     - Ты согласилась каждый день приходить в Дом Обучения. Женщина пела в
гармонии с тобой.
     - Командующая приказала мне прийти, и я пришла, но легионеры Джелы не
тренируются вместе с отребьем!
     Два геда встали рядом со своим братом-легионером, как  только  Джехан
повысила голос, но не в боевом порядке, не вытащили ножи -  они  выжидали.
Джехан даже не поняла, кто из них был старший. И это  мастера-воины?  Даже
горожане действовали бы решительнее. К презрению добавилось разочарование.
Девушка вынула нож.
     - Дайте мне кружок в легион сестер-легионеров.
     Толпившиеся перед Домом Обучения джелийцы  и  делизийцы  настороженно
замерли, наблюдая за происходящим.
     Геды как будто колебались. Люди украдкой  переглядывались.  Все  трое
молча смотрели на Джехан. Ей пришла в голову безумная  мысль:  может,  они
совещаются?
     - Ты отправишься в комнату с  красным  кругом  на  двери,  -  наконец
произнес первый гед. -  В  этой  группе  "джелийцы"  и  "делизийцы"  будут
вместе. В Эр-Фроу все равны.
     Равны! С таким же успехом он мог назвать ее  делизийкой,  горожанкой,
проституткой! Гед оставался совершенно невозмутим, и от этого  оскорбление
показалось ей еще сильнее. Он  даже  не  удостоил  ее  повышением  голоса.
Спокойствие геда красноречиво свидетельствовало: она настолько ничтожна  в
его глазах, что не может вызвать даже гнева. Без сомнения, это  чудовищное
оскорбление. Джехан вспыхнула, напряглась и приняла боевую стойку.
     Гед стоял неподвижно, он не схватился за оружие, если даже оно у него
было, а просто, помолчав, повторил:
     - В Эр-Фроу все равны.
     Джехан бросилась вперед.
     Люди вскрикнули. Нож Джехан полоснул  как  раз  по  тому  месту,  где
металлическая броня геда переходила в стеклянный шлем. Такой  удар  пробил
бы и броню, но  нож  словно  натолкнулся  на  скалу,  сломался  пополам  и
отскочил.  Джехан  вывихнула  плечо,  а  гед  даже  не  пошатнулся.   "Это
невозможно! Невозможно!" - в смятении билась мысль, а гед, как ни в чем не
бывало, спокойно произнес:
     - Ты отправишься в комнату с красным кругом на двери.
     У  Джехан  подкашивались  ноги,  однако  она  выхватила  другой  нож,
подаренный гедами, и приготовилась к новой атаке.
     -  Джехан!  -  Это  крикнула   главнокомандующая   Белазир.   Девушка
выпрямилась и сжала кулаки. Ее мышцы дрожали от напряжения, она все еще не
могла поверить в происшедшее.
     - Он оскорбил Джелу, командующая. Он  сказал,  что  легионеры  равны,
равны делизийцам и будут тренироваться в одном легионе!
     - Мы будем тренироваться, как нам прикажут.
     Джехан похолодела. А командующая так же резко продолжала:
     - Мы  связаны  с  гедами  словом  чести  на  все  время,  пока  здесь
находимся. Отказаться от своего слова еще больший позор.
     Джехан встретилась глазами с Белазир.  Во  взгляде  девушки  сквозило
отчаяние воина, связанного ненавистной  клятвой.  Она  почувствовала,  что
уверенность покидает ее. Вероятно, главнокомандующей все это тоже было  не
по душе, но она считала, что слово  чести  будет  нарушено,  если  они  не
подчинятся гедам.
     - Значит, я  напала  на  того,  с  кем  связана  клятвой.  Моя  жизнь
принадлежит тебе. - Холодок пробежал у Джехан по спине.  Слова  -  простая
формальность,  а  казнь  может  оказаться  настоящей.  Но  Белазир  только
вздернула  подбородок.  В  ее  задумчивом   молчании   Джехан   почудилась
нерешительность, даже уязвимость. Ее охватила слабость  -  не  от  боли  в
плече, а от внезапного озарения: главнокомандующая  колеблется,  не  зная,
как поступить.
     - Я возвращаю тебе жизнь, - наконец решила Белазир. - В Доме Обучения
ты будешь беспрекословно подчиняться гедам.
     - Слушаюсь, главнокомандующая.
     Белазир жестом отпустила ее, и Джехан направилась в Дом Обучения. Она
выбросила кружок, но он успел оставить  красную  отметину  на  ее  ладони.
Оттереть ее, наверное, не удастся.
     Джехан подумала, что все это очень смахивает на какую-то детскую игру
или фокусы  уличного  жонглера  в  базарный  день.  Подтасовки  и  фокусы,
бессмысленные и глупые, словно толчешь воду в ступе. И все  же,  кого  или
что она ударила ножом?
     Дом Обучения, как и сам Эр-Фроу, представлял собой прямоугольник,  со
всех сторон огороженный глухими стенами из серого металла. Джехан  решила,
что это двор, где будут проходить тренировки. Каждая стена  имела  арочный
вход. Но внутри  оказался  сквозной  коридор,  в  который  выходили  двери
многочисленных комнатушек. Над входом в каждую висел цветной кружок. Перед
дверью, отмеченной красным кружком, Джехан остановилась.
     Круглые столы. Подушки. Светящееся оранжевое пятно на стене. В центре
комнаты  неподвижно  сидел  гед.  Перед  ним  расположились   девятнадцать
человек: девять делизийцев, девять джелийцев и странное  существо  -  гора
мускулов, лицо молодое, а волосы белые, как  изморозь.  Они  покрывали  не
только голову и шею, но и руки гиганта,  а  на  голове  были  заплетены  в
косички, аккуратно завязанные белыми ленточками. Даже  его  туника,  такая
широкая, что могла  бы  сойти  за  палатку,  была  белоснежной.  Гигант  в
одиночестве восседал посередине между враждующими  группами,  глядя  прямо
перед собой глазами цвета только что освежеванной дичи.
     У  противоположной  стены  устроились   мрачные   джелийцы-легионеры,
горожане постарались отсесть подальше от геда. Две  сестры-легионера,  два
брата-легионера и первый  лейтенант  главнокомандующей  Белазир  по  имени
Дахар, о  котором  Джехан  уже  доводилось  слышать.  Горожанин  в  одежде
каменщика, работница и проститутка - та самая, с которой она столкнулась в
Эр-Фроу.
     К стене рядом с выходом прислонились четверо делизийских солдат.  Они
пристально смотрели на Джехан. Возле них примостились  пятеро  делизийских
граждан. Среди них девушка увидела ту самую  размазню-стеклодува,  которую
привела сюда через вельд.  Мокрица  оказалась  настолько  безмозглой,  что
посмела узнать ее. Проститутка, и та лучше знала свое место.
     Джехан  направилась  к  легионерам.  Численностью  они   превосходили
делизийцев, но  те  подонки  блокировали  выход.  Какого  черта  лейтенант
разрешил им занять выгодную позицию? Девушка стала исподтишка изучать его.
Невысокий, широкоплечий, наверняка сильный  воин,  но  походил  скорее  на
рабочего, чем на воина, и это вызвало у нее отвращение.  Темные  даже  для
джелийца, жесткие волосы, грубое лицо. Не о нем ли говорили, что он  родом
не из Джелы, а откуда-то издалека? И все же он был  жрецом-легионером:  не
клинок, а двойная спираль пересекала два солнца на его левом плече. Джехан
и не предполагала, что чужак может подняться  так  высоко,  и  ей  это  не
нравилось. Очень не нравилось.
     - Сначала, - заговорил гед, - мы изучим неизвестное. Потом  приступим
к проверке известного и к созданию и изучению нового оружия.
     Гед замолчал. Все тоже молчали. Джехан ждала,  сосредоточив  внимание
на делизийцах и  Дахаре,  который  в  любую  секунду  мог  дать  сигнал  к
нападению, но никто не пошевелился.
     Бежали минуты. Тишина становилась все тягостнее,  напряжение  волнами
расходилось по комнате. Гед сидел с бесстрастным  лицом  и  не  произносил
больше ни слова. И это учеба? Это тренировка? Дерьмо! Краем  глаза  Джехан
уловила взгляд долговязой костлявой девушки, сидевшей справа. Ее волосы, к
удивлению Джехан,  отливали  рыжиной.  Рыжеволосыми  преимущественно  были
делизийки, но выправка и одежда девушки выдавали в ней  легионера.  Они  с
Джехан украдкой обменялись изумленными взглядами. Девушка слегка повернула
большой палец внутрь, что среди сестер-легионеров означало  скрытый  намек
на глупость начальства. Оказывается, в Эр-Фроу еще не все сошли с ума.
     Молчание затянулось.
     Когда Джехан показалось, что она больше не в силах  выносить  тишину,
Дахар спросил у геда:
     - Если мы должны начать  изучение  неизвестного,  то  как  оно  будет
проходить?
     - Я отвечу на любые ваши вопросы, - немедленно ответил гед.
     - Нам разрешается задавать вопросы?
     - Да. - Гед внимательно изучал лейтенанта, и Джехан  снова  отметила,
что его лицо не выражало никаких чувств. Вероятно, они  чертовски  хорошие
воины, подумала она,  если  позволяют  себе  смотреть  на  людей  с  таким
оскорбительным безразличием.
     По плечу, которое она вывихнула, нападая на геда, пробежала судорога.
Лейтенант обращался к геду уважительно. Жрецы-легионеры, конечно,  полезны
на поле брани - раненым необходима помощь, - но командовать... И  все  же,
несмотря на свою простоту, Дахар выглядел настоящим бойцом, а не  слюнявым
знахарем. В суровом взгляде его темных глаз пылало жаркое  пламя.  Что  ж,
среди жрецов-легионеров попадались и такие - увлеченные  не  только  боем.
Они задавали  мудреные  вопросы,  раздумывали  о  том,  что  не  стоило  и
выеденного яйца.
     - Я Дахар Анла, жрец-легионер и первый лейтенант главнокомандующей. -
Он помедлил, но произошло невероятное  -  гед  не  представился  в  ответ.
Джелийцы и делизийцы почувствовали себя бесконечно уязвленными. Делизийцы,
даже солдаты, открыто  выразили  свое  изумление.  Фу!  И  это  называется
дисциплиной! Джехан прищурилась. Рыжеволосая сестра-легионер сжала кулаки.
     - Скажи мне свое имя, - наконец выдавил из себя Дахар.
     - Гракс, гед, - отозвался чужак. - Мой мир  вращается  вокруг  другой
звезды.
     Все вновь замолчали. Джехан фыркнула про себя - она поверит  геду  не
раньше,  чем  увидит  заход  Маяка.  Дахар  слегка  подался   вперед.   Он
сдерживался изо всех сил, но его взгляд сверлил геда,  словно  раскаленный
клинок.
     - Зачем вы пришли на Кому? Зачем вы построили  Эр-Фроу?  -  вызывающе
спросил он.
     - Чтобы учить людей.
     - Почему?
     - Потому, что предпочли учить.
     - Ты мастер-воин? Это твоя религия?
     Снова повисла пауза, такая же, как та, что вынудила Джехан  броситься
на геда. Казалось, чужак к чему-то прислушивается. К чему?
     - Мы не жрецы, - ответил он. - Мы пришли на Кому  учить,  потому  что
хотим понять психологию людей.
     - Зачем? - послышался другой голос. Вопрос задал один из  делизийских
солдат.  Джехан  не  поверила  своим  ушам:  он  заговорил  раньше  своего
командира.
     - К чему вам это? - угрюмо повторил солдат.
     - Нам необходимо знание, которого у нас нет. Разве  тебе  никогда  не
хотелось узнать то, чего ты не знал раньше, просто ради интереса?
     - Нет, - отозвался делизиец. Его мрачность граничила с  наглостью.  -
Все, чего я хочу, - это получить драгоценности, которые вы обещали.  Когда
вы их дадите?
     - Все, кто останется в Эр-Фроу на год, получат награду.
     - А разве у нас есть выбор? Мы замурованы здесь, и даже вместо неба -
стена! - раздался голос Дахара.
     Джехан вздрогнула и уставилась  на  него.  Небо  -  стена!  Раздались
восклицания  -  испуганные,  насмешливые,  изумленные.  Только  загадочный
альбинос остался невозмутим. Может, он глухой?
     - Как вы узнали об этом? - спросил гед Дахара.
     - Влез на дерево возле стены, дотянулся до вашего неба и  понял,  что
оно стеклянное.
     Люди  возмущенно  зароптали.  Гед  сидел  молча  -  снова  к  чему-то
прислушивался! Вдруг одна из делизиек наклонилась вперед  и  закрыла  лицо
руками. Делизийский солдат вытащил нож, рыжеволосая девушка рядом с Джехан
обнажила свой. Горожане и солдаты заволновались. Всех охватил страх  -  за
исключением маленькой проститутки и женщины-стеклодува, которая уставилась
на Дахара так, будто его слова повисли перед ней в воздухе.  Она  смотрела
на лейтенанта в упор! Честное  слово,  Джехан  следовало  бы  бросить  эту
наглую тварь замерзать в вельде.
     - Стеклянная полусфера накрывает весь Эр-Фроу. Это еще одна стена,  -
настаивал Дахар.
     Наконец гед ответил:
     - Да, над Эр-Фроу - купол, но он не из стекла.
     - Вы заперли нас, - сказал Дахар.
     - Нет. Купол построен не для того, чтобы держать людей  взаперти.  Он
служит для того, чтобы удерживать воздух.
     Воздух! Удерживать воздух. Да этот чужак смеется  над  ними!  Бормоча
проклятия, делизийский солдат шагнул вперед. Шепот перерос в  гвалт,  люди
кричали, вынимая из потаенных мест оружие. Проститутка  стиснула  руки  до
белизны. Две женщины забились в истерике.
     - Тихо! - рявкнул Дахар.
     Половина людей в комнате мгновенно умолкли.  Ни  один  джелиец  -  ни
легионер, ни горожанин -  не  двигался.  Делизийцы  изумленно  взирали  на
покорное поведение джелийцев.  Джехан  заметила,  что  вражеский  командир
нахмурился, и почувствовала  удовлетворение:  этому  мозгляку  нипочем  не
добиться такой дисциплины,  и  он  это  знает.  Он  рявкнул  что-то  своим
солдатам, а тем пришлось прикрикнуть отдельно  на  каждого  горожанина.  У
одного даже хватило наглости огрызнуться - в Джеле это  могло  стоить  ему
жизни. Они напоминали стаю кридогов.  Собрались  вместе  для  того,  чтобы
обманывать и наживаться друг на друге. Зверью неведома дисциплина.
     Гед равнодушно созерцал  всю  эту  суматоху.  Постепенно  делизийская
половина комнаты тоже успокоилась.
     - Зачем удерживать воздух? - снова поинтересовался Дахар.
     Джехан этот вопрос показался бессмысленным, но гед ответил как  ни  в
чем не бывало:
     - Воздух удерживается, чтобы его можно было подогревать, точно так же
вы закрываете свои дома, сохраняя в них тепло  или  прохладу.  Целый  год,
пока вы здесь, воздух останется таким же теплым, как сейчас. Не  будет  ни
жарче, ни холоднее.
     Ни леденящего холода, ни палящего зноя... Джехан была поражена:  ведь
умение  сражаться  в  суровых  условиях  -  один  из  обязательных  этапов
подготовки легионера! Горожанин  этого  не  выдержит,  на  такое  способен
только ратник. Неужели геды  и  впрямь  хотят  уничтожить  различия  между
легионерами и горожанами?
     Делизийка-стеклодув наклонилась вперед - она  шевельнулась  в  первый
раз за все время - и спросила:
     - То, что мы видим, - это не небо, так? Купол ведь не  прозрачный,  а
дымчатый. Как вам удалось изменить свет?  Он  ведь  не  солнечный,  это...
искусственный свет, свет, горящий под стеклянным куполом так же,  как  тот
свет, что горит в залах?
     - Да.
     - Но я видел облака! - воскликнул один из делизийцев.
     - Ты видел их изображение, движущееся в прозрачном слое купола.
     - Изображения неподвижны.
     Делизийцы  снова  зароптали  и  надулись  с  видом   людей,   которые
подозревают, что их просто водят за нос. Но  женщина-стеклодув  настаивала
на своем. С убежденностью и силой, которой Джехан в ней не ожидала.
     - Это похоже на театр теней - тени ведь движутся. Это похоже на небо,
но не небо. А настоящее небо - там, над Эр-Фроу? - обратилась она к геду.
     - Да.
     - Зачем?.. - ей приходилось перекрикивать  разгалдевшихся  сограждан.
Джелийцы, верные приказу Дахара, не издавали ни звука.
     - Чтобы услышать, нужна тишина, - произнес гед.
     Командиру  делизийцев  снова  пришлось  успокаивать  своих  солдат  и
горожан. Джехан с презрением отметила, что он  никого  не  наказал.  Эйрис
повторила:
     - Зачем вы изменили свет?
     - Что лучше: шестнадцать часов  света  и  восемь  часов  темноты  или
тридцать шесть часов света, а потом тридцать шесть часов темноты?
     Джехан невольно вспомнила изнуряющую усталость, которая  наступает  у
людей во время Последнего света после короткой передышки  Легкого  сна,  о
леденящей тьме Третьеночи, когда все уже  выспались,  а  до  рассвета  еще
далеко. Горожане  беспрестанно  трясутся  и  проклинают  темноту,  больным
становится хуже, а детей, которых матери-легионеры приносят  в  эти  часы,
очень трудно выходить. "Время Смерти" - так его называют жрецы-легионеры.
     Толстая делизийка со сломанным носом сердито выкрикнула:
     - Солнце есть солнце. Вся эта болтовня об измененном свете -  чепуха!
Третьедень есть Третьедень! А купол твой не  может  быть  стеклянным,  нет
такого мастера, который смог бы накрыть стеклом целый город.
     - Он не из стекла.
     Гед коснулся плоского  предмета,  который  сжимал  в  ладони.  Крышки
столов словно растворились в воздухе, и снизу поднялись другие. Теперь  на
них лежали квадратики серой ткани с металлическим  отливом.  Гед  взял  со
стола один из квадратиков, ткань провисла мягкими складками.
     - Пощупайте, - предложил он.
     Никто не двинулся с места.
     - В Эр-Фроу все, за исключением подушек, сделано из этого  материала.
Мы называем его "вроф".
     - Но это же тряпка, - фыркнул один из делизийцев, - а Стена твердая!
     Гед вытянул руку, на которой лежала маленькая  черная  коробочка.  Он
слегка провел по ней пальцами, и вдруг мягкая ткань превратились в твердый
квадрат. Жесткий, негнущийся, с легким мерцанием вокруг... Джехан замерла.
Гед держал кусок Стены. Он снова провел пальцами по коробочке, и в руке  у
него оказался лоскут серой ткани.
     Холод  сковал  Джехан:  они  умеют  превращать  ткань  в   металл   и
наоборот!.. Детский  страх  перед  всем  магическим  и  сверхъестественным
овладел ее душой. В мозгу пронеслось:  "Беги,  прячься  или  духи  Острова
Мертвых настигнут тебя!"  Мгновением  позже  девушку  охватил  ужас  перед
чудовищной властью гедов. Никто до сих пор не задумывался, какой громадной
мощью они обладают...
     Раздался женский крик. Толстая делизийка набросилась на геда. На лице
ее застыло изумление, как у новобранца, который идет в бой,  повинуясь  не
трезвому расчету, а животному страху, и стремясь уничтожить  его  причину.
Толстуха ударила геда и отлетела назад так же, как раньше это произошло  с
Джехан. Делизийка тяжело повалилось на пол, глаза  ее  дико  вращались,  а
лицо перекосилось от  боли.  Ей  показалась,  что  она  со  всего  размаху
налетела на скалу. Женщина, скорчившись, лежала между столами.
     - Он окружает и тебя, - произнес Дахар. Его голос был  ровен.  Джехан
оторвала взгляд от стонущей толстухи и пристально посмотрела на командира.
- Этот непрозрачный жесткий вроф, - он запнулся на неизвестном слове, - из
которого сделан купол. Он и вокруг тебя, потому мы не можем тебя  тронуть.
Такой же вроф я почувствовал, когда дотронулся до неба.
     - Да, он задерживает воздух, которым я дышу. Я дышу другим  воздухом,
не таким, как ваш, - ответил гед.
     Толстуха наконец встала, прижимая правую руку к  груди  и  беспомощно
озираясь. Ни гед, ни  делизийский  командир  не  сказали,  что  ей  теперь
делать, и она забилась в дальний угол, съежилась и закрыла глаза, чтобы не
видеть того, что смущает разум.
     - Из чего сделан этот вроф? - спросил Дахар  все  тем  же  бесцветным
голосом. Вежливость забыта, подумала Джехан. Или Дахар  больше  не  владел
своим голосом. Она почувствовала, что у  нее  дрожат  колени,  и  вплотную
сдвинула ноги, пока никто не заметил ее слабости.
     - В нем немного вещества и много силы и энергии, - отозвался гед.
     Джехан нахмурилась. О чем он говорит?  "Сила"  -  это  когда  горожан
заставляют делать, что положено, а  "энергия"  -  способность  без  устали
тренироваться много часов.
     - Скажи нам... - заговорил Дахар, но его голос сорвался,  и  пришлось
начать снова: - Скажи нам, что это значит.
     Гед в абсолютном молчании долго рассматривал Дахара.  Он  внимательно
оглядел  его,  делизийку-стеклодува,  потом  остальных.  Толстуха  в  углу
обхватила колени  руками  и  сжалась  в  комок.  Глаза  пострадавшей  были
по-прежнему закрыты. Остальные со страхом  смотрели  на  геда.  Постепенно
испуг на некоторых лицах сменился обидой.  Только  огромный  белый  дикарь
оставался безразличным ко всему и неподвижным, словно высеченным из камня.
Гед снова обратил лицо к Дахару  и  начал  вещать  о  силе  и  энергии,  о
каких-то штучках в воздухе, которые  никому  не  дано  разглядеть,  но  из
которых получается разный воздух для разных звезд; о воздухе  гедов,  и  о
воздухе людей, и о воздухе гедов внутри врофа. Дахар  жадно  ловил  каждое
слово,  его  некрасивое  лицо  стало  настороженным,  как  морда  кридога,
завидевшего огонь. Он весь подался вперед и вырос в  глазах  Джехан,  ибо,
несмотря ни на что, оказывал чудищу почтительное уважение. А гед продолжал
заунывно бормотать, он все говорил и говорил.
     И так каждый день? Воздух людей, воздух гедов - что за ерунда! Воздух
есть воздух. Но, может быть, потом, когда они приступят к изучению оружия,
станет интереснее? А до тех пор...
     Джехан   повернулась   к   сестре-легионеру,   сидевшей   рядом.   Та
расслабилась,  тревога  покинула  ее,  уступив   место   вялости.   Джехан
почувствовала нежность к рыжеволосой  девушке.  И  делизийцы,  и  джелийцы
убрали оружие и прислонились к стенам. Только  Дахар,  которого  положение
обязывало  соблюдать  приличия,  изображал  заинтересованность.  Дахар   и
делизийка-стеклодув. Она сидела с широко раскрытыми глазами,  на  виске  у
нее пульсировала голубая жилка. Джехан нахмурилась и пожала  плечами.  Она
давно  уже  поняла,  что  эта  женщина  -  сумасшедшая.  Потом  ее  взгляд
остановился на трехглазом чудище, чей мир вращался вокруг  другой  звезды.
Она  позволила  волнам  его  речи  катиться  мимо  сознания  и   запаслась
терпением.



                                    13

     Эйрис опустилась на колени перед светящимся оранжевым кругом в  своей
комнате. В одной руке она держала стеклянный цилиндрик, в другой  -  белую
тряпочку. В углу лениво растянулся на  подушках  Келовар.  Его  обнаженное
тело блестело - он только что вернулся из бани, расположенной позади зала,
и смотрел на Эйрис из-под полуприкрытых век. Они  уже  пробыли  в  Эр-Фроу
пять циклов, хотя, сказать по правде, это были всего только дни.
     - Ложись, Эйрис, уже поздно.
     - Да, сейчас.
     - Ты делаешь это уже в пятый раз.
     - Знаю. Я... -  она  не  договорила.  На  ее  лбу  пролегла  глубокая
складка, а глаза расширились и  наполнились  влагой.  Она  потерла  шелком
стекло и поднесла цилиндрик к полу. Кусочки сухих листьев рванулись  вверх
и прилипли к стеклу. Эйрис нервно рассмеялась.
     - Эйрис...
     - Вроф, - сказала она  и  снова  засмеялась  прерывистым  дребезжащим
смехом, который вдруг окончился всхлипыванием. - Отсюда - во вроф.  Та  же
"сила". Та же.
     - Ты пойдешь наконец  спать?  -  недовольно  спросил  Келовар.  Эйрис
услышала в его голосе раздражение и посмотрела ему в глаза.
     - Фокусы. Игрушки и фокусы, - проворчал солдат.
     - Нет. Нет, Келовар, неужели ты не понимаешь, как все это  интересно?
Они многому научат нас...
     -  Иллюзионисты.  Им  нельзя  доверять.  Если  бы  мы  целыми   днями
занимались подобными пустяками, то и сами придумали бы не хуже.
     Эйрис взглянула на триболо в углу и мягко проговорила:
     - Но ведь мы не  придумали,  правда?  Никто  в  Кендасте  не  изобрел
триболо.
     Келовар протестующе вскинул широкую ладонь.
     - Они чужаки, Эйрис, не забывай об этом. Такие же чужаки для нас, как
и джелийцы. - Он  смягчился  и  добавил  примирительно:  -  Конечно,  тебе
интересны все эти разговоры об "обучении созиданию" - это естественно.  Ты
стеклодув, а не солдат. Но все равно не доверяй им.
     - Делизия не враждует с гедами, - осторожно заметила Эйрис.
     - Я говорил не о вражде, - оборвал ее Келовар.
     - Нет. Но, Келовар... - она пересекла комнату, опустилась на  ложе  и
торопливо заговорила: - Геды учат,  что  весь  мир  состоит  из  подвижных
соединяющихся и распадающихся частичек вещества  и  энергии  -  весь  мир,
Келовар...
     Его раздражение улеглось, он улыбнулся:
     - Тебя это поражает, да? - Он ласково взял ее руку и принялся чертить
пальцем круги у нее на ладони.
     - Келовар, как ты думаешь, это правда? Ты считаешь,  что  рассказы  о
веществе и энергии - ложь?
     - Я не могу утверждать наверняка.
     - Но все-таки?
     - Может быть, правда, а может, и нет. Это не важно.
     - Как не важно? Геды  рассказывают  нам  о  том,  как  устроена  наша
планета.
     Он поднес ее руку ко рту и нежно куснул за палец, напоминая о прошлой
ночи, когда они были вместе.
     - Я рад, что тебя забавляют их фокусы и игрушки. Не  хочу,  чтобы  ты
скучала. Но наша с тобой главная задача - извлечь из  всех  этих  пустяков
какую-нибудь пользу.
     Эйрис отдернула руку. Келовар взглянул на свою подругу с  удивлением.
Она внимательно вглядывалась в  его  лицо,  освещенное  оранжевым  светом.
Похоже, он  искренне  недоумевал,  действительно  считая  россказни  гедов
придуманными исключительно для забавы и не собираясь оскорблять ее.  Но  в
его глазах таился тщательно скрываемый страх, нечто такое,  что  заставило
его внезапно нахмуриться. И еще увидела на его руке  зеленый  кружок  -  в
Доме Обучения Келовар занимался в другом зале.
     - Скажи, - спросила она, - разве у вас  на  занятиях  не  говорили  о
веществе и силе, о том, из чего, как утверждают геды, сделана Кома?
     - Они говорили об этом. - Он все еще хмурился.
     - Повтори, что они сказали.
     - Зачем?
     - Прошу тебя. Пожалуйста.
     - Какую-то чепуху. Меня интересует только оружие - это  действительно
важно.
     - Ну, пожалуйста, расскажи.
     - Нет.
     - Прошу тебя.
     Келовар поднялся и короткими сердитыми рывками стал натягивать  штаны
и рубашку. Одевшись, он направился к двери. Слегка наклонив голову,  Эйрис
неподвижно стояла на коленях среди ярких подушек. Она догадалась,  что  он
просто не понял объяснений и теперь не мог их воспроизвести.
     Взявшись за дверную ручку, Келовар обернулся.
     - Эйрис...
     Она подняла глаза. Он стоял так же, как в первую ночь, когда пришел к
ней  в  комнату:  руки  безвольно  опущены,  беззащитное   лицо   выражало
покорность и желание.
     - Эйрис... Я не хочу уходить.
     Она ничего не ответила.
     - Я хочу остаться здесь, с тобой. Если, конечно, ты позволишь. -  Его
голос звучал так нежно и умоляюще, что у нее  вдруг  сжалось  сердце.  Она
чувствовала какую-то фальшь, и все же ее друг  был  искренен.  Смутившись,
она ничего не ответила. Келовар принял ее молчание за согласие и нажал  на
оранжевый круг. В наступившей темноте  она  почувствовала,  как  его  руки
обвили ее, он зарылся лицом в тяжелые пряди ее волос.
     - Ты позволишь мне остаться, солнышко?
     - Да, - равнодушно проговорила Эйрис. Он быстро стянул с нее тунику и
потянулся к поясу. От него  пахло  проточной  водой  и  баней.  В  темноте
отчетливо слышалось дыхание: его - тяжелое и учащенное - и ее - спокойное,
не затронутое страстью.
     Оранжевый свет от горящего круга  на  стене  не  позволял  разглядеть
детали. Келовар теснее прижался к подруге, а она смотрела на невидимый  во
мраке потолок, сделанный из крохотных частиц, удерживаемых силой,  которая
подчинялась гедам и лежала в основе целого мира.


     В доме, отведенном для  сестер-легионеров,  лежала  Джехан.  Ее  рука
покоилась на груди другой сестры, Талот. Оранжевый круг на стене в комнате
Талот давал достаточно света, чтобы Джехан могла различить ее  выступающие
груди, резкие очертания которых смягчались упавшими на них длинными рыжими
локонами. Поигрывая одной прядью, Джехан  поднесла  ее  ко  рту  и  начала
рассеянно теребить губами.
     - Когда тебе в караул, Талот?
     - Во вторую смену. А тебе?
     - В третью. Нам надо поспать. С тобой было хорошо, Талот.
     - С тобой тоже. Зачем ты жуешь мои волосы?
     Улыбнувшись, Джехан лениво потянулась. По телу разливались теплота  и
истома. С Талот действительно было хорошо.
     - Не знаю, дурная привычка.
     - Ты всегда жуешь волосы своих возлюбленных?
     -  Обычно  свои  собственные,  но  твои  просто   прекрасны,   Талот.
Необыкновенные.
     - Ты имеешь в виду цвет? -  настороженно  уточнила  Талот,  и  Джехан
опять вспомнила о том, что рыжими чаще всего бывают делизийки.  У  джелиек
волосы черные.  На  этом  сходство  Талот  с  делизийками  кончалось.  Она
превосходила  Джехан  на  тренировках,  которые   уже   начала   проводить
командующая. На  занятиях  с  гедом  быстро  соображала,  какие  из  новых
сведений действительно интересны, а какие не  стоят  внимания,  в  постели
оказалась лучшей любовницей из всех, с кем раньше спала Джехан,  хотя  она
не спешила ей в этом признаться. В общем, Талот - лучшее, что Джехан нашла
в Эр-Фроу, сестра-легионер до мозга костей, и  ничего  не  изменилось  бы,
окажись она даже зеленоволосой.
     - Мне нравится этот цвет, - отозвалась Джехан. -  Очень  нравится.  -
Она крепче обняла Талот, но, к ее удивлению, скованность и настороженность
подруги только усилились.
     - Ты мне нравишься, - прошептала Джехан, но Талот ничего не ответила.
- Скажи, у тебя есть возлюбленная?
     - Нет! - в шепоте подруги прозвучало смятение.
     Джехан нахмурилась. Но она никогда не останавливалась на полпути.
     - Мне хотелось бы делить с тобой комнату, чтобы  ты  могла  открывать
замок на моей двери. Будем вместе проводить время, свободное от караула.
     Талот  отодвинулась,  и  рука  Джехан  соскользнула   с   ее   груди.
Рыжеволосая  девушка  лежала,  упорно  рассматривая  потолок.  В   тусклом
оранжевом свете Джехан едва различала нежную линию ее щеки.
     - Если не хочешь, так и скажи, - ровным голосом проговорила Джехан.
     - Я хочу. Ты мне нравишься больше, чем любая из сестер-легионеров,  с
которыми я бывала прежде.
     - Тогда какого черта...
     - Но сначала я хочу тебе кое в чем признаться.
     Талот замолчала. Джехан ждала, изумление  постепенно  уступало  место
злости. Какого дьявола...
     Талот перекатилась на живот подальше от Джехан.  Мучительно  подбирая
слова, она заговорила:
     - Я хочу рассказать тебе кое-что, и тогда тебе, может быть, захочется
выбрать другую сестру, чтобы... чтобы разделить с ней  комнату.  Но  после
того, как ты все узнаешь, прошу тебя  помалкивать,  хотя  бы  из  воинской
солидарности. Согласна?
     - Согласна, - буркнуло Джехан.
     - Я... я не целомудренна, Джехан.  Я  делила  ложе  с  мужчиной.  Это
произошло еще до того, как меня взяли  в  легион,  тогда  мною  занимались
только наставники, но все же... я согрешила.
     - И ты пошла на это, зная о своем будущем сестры-легионера?
     - Да. - После секундного молчания Талот раздраженно  добавила:  -  Но
ребенка-то не было.
     - Но мог быть! - воскликнула Джехан с отвращением. - И ты никогда  не
смогла   бы   стать   сестрой-легионером.   Тебе   пришлось    бы    стать
матерью-легионером, у которой даже нет боевого опыта, - бездельницей!  Как
ты могла настолько забыть о дисциплине?
     Талот долго не отвечала и снова заговорила, уже без раздражения:
     - Я знаю, что я совершила,  и  не  хочу  оправдываться.  Я  предпочла
мужчину своей воинской чести. Ты хочешь уйти из моей комнаты?
     Джехан села,  сцепив  руки  на  коленях.  Новость  потрясла  ее,  она
старалась не глядеть на Талот.  С  какой  безответственной  легкостью  она
забыла о клинке чести! Теперь эта женщина достойна только презрения. У нее
был выбор: либо  остаться  целомудренной  сестрой-легионером,  либо  стать
матерью-легионером, которая предпочитает детей сражениям. Но, как правило,
матерями-легионерами становились только старухи, те, которым было  уже  за
тридцать, потому  что  их  реакции  замедлялись  и  естественно,  что  они
выбирали детей. Возможно, это лучшее, что они могли сделать. Но Талот была
молода! Своим  поступком  она  продемонстрировала  отсутствие  дисциплины,
глупость, мягкотелость...  Она  заслуживает  презрения.  И  все  же  Талот
нравилась Джехан. Почему? Джехан не могла разобраться  в  своих  чувствах.
Она испытывала замешательство, а  замешательство  всегда  вызывало  в  ней
гнев.
     - Твоя наставница знала об этом?
     - Я призналась ей. Позже.
     - По крайней мере хоть в этом ты была честна.
     - Да.
     - И как она поступила? Отстранила тебя от тренировок?
     - Нет.
     - Кем был тот мужчина?
     Талот встала на колени. Женщины сердито уставились друг на друга.
     - Он был братом-легионером, - ответила наконец Талот.
     - Но не самым достойным.  Ты,  должно  быть,  тренировалась  в  одной
группе с кридогами. В моем легионе, если бы какая-нибудь сестра  настолько
позабыла о клинке чести, ее бы навсегда вышвырнули вон.
     - Рада, что ты  обучалась  в  таком  хорошем  легионе,  но  я  готова
помериться с тобой силами когда угодно.
     - Это вызов?
     - Да!
     - Поосторожней, Талот. Мой клинок чести ничем не запятнан.
     Талот прыгнула вперед, они сцепились и  принялись  молча  бороться  в
темноте,  скатившись  с  подушек  на  твердый  пол.  Рослая  Талот   имела
преимущество в весе, зато Джехан была  крепче.  Обеим  мешали  распущенные
волосы. Тишину нарушали тяжелое дыхание и вскрики.  Обе  были  превосходно
тренированы, и прошло немало времени, прежде чем  Джехан  удалось  прижать
Талот к полу. Она уселась противнице на спину и заломила ей  правую  руку.
Еще немного, и Джехан сломала бы ее. Обнаженные тела блестели от пота.
     - Сдаешься? - прохрипела Джехан.
     - Д-да.
     Джехан выпустила руку Талот. Девушка с трудом встала и схватилась  за
стену. Голос ее дрожал.
     - Твоя взяла. Теперь можешь уходить.
     Но Джехан вдруг поняла, что ей не хочется уходить. Ее гнев улетучился
в  напряжении  схватки.  Талот  была  достойным,  заслуживающим   уважения
противником. А эта едва заметная дрожь в голосе...  Джехан,  тяжело  дыша,
поднялась на ноги, посмотрела Талот в глаза и медленно спросила:
     - Наставники все же позволили тебе остаться сестрой-легионером?
     - Да.
     - А как тебя наказали?
     - Послали в Эр-Фроу  за  новым  оружием  для  нашего  легиона.  Чтобы
заслужить прощение за... за то, что я сделала. -  В  ее  словах  слышалась
надежда.
     - А что стало с братом-легионером? Его наказали за то,  что  он  взял
тебя вместо проститутки?
     - Да.
     - Как?
     - Послали на Первое Испытание, хотя он не пробыл в легионе и года.
     - И ты позволила ему...
     - Да!..
     - Но почему? Почему тебе вдруг захотелось... с мужчиной?
     - Будто тебе никогда не хотелось!
     - Никогда! А почему тебе этого захотелось?
     - Не знаю, -  проворчала  Талот.  Наступило  гнетущее  молчание.  Они
сидели не шевелясь. - Он был лучшим легионером в своем легионе  и  так  же
силен, как наш лейтенант.
     Джехан  за  эти  дни  успела  проникнуться  к  лейтенанту   невольным
уважением. Дахару здесь не было равных.
     - Я не затаю обиды, если ты сейчас уйдешь из моей комнаты, Джехан,  -
произнесла Талот с достоинством, хотя голос ее дрожал. - Но я очень  прошу
тебя молчать об этом. Из уважения к сестре-легионеру.
     Джехан чувствовала сладкий; теплый запах  тела  рыжеволосой  девушки,
различала прядь ее прекрасных волос, спадавшую на упругую грудь.
     - Талот, если ты откроешь мне замок в твою  комнату,  я  открою  тебе
свой.
     Талот глубоко вздохнула:
     - После всего, что сейчас узнала?
     - Забудем об этом! Все в прошлом. У тебя был только один мужчина?
     - Один, конечно, один!
     - К черту, сейчас это уже не имеет  значения!  Ты  стоишь  на  клинке
чести, ты добудешь для легиона новое оружие. Скажи, ты  больше  не  будешь
спать с мужчиной, пока не станешь матерью-легионером?
     - Нет!
     Джехан нажала  на  оранжевый  круг,  и  комнату  наполнил  свет.  Она
улыбнулась.
     - А ты сильный противник.
     Талот улыбнулась и придвинулась к девушке:
     - Я слабее тебя. Ты чуть не выбила мне плечо из сустава.
     - Позвать жреца-легионера?
     - Нет. Мне не настолько плохо, чтобы обращаться за помощью.
     Они с застенчивым уважением улыбнулись друг другу.  Джехан  протянула
руку и слегка подтолкнула Талот к разбросанным по полу подушкам.
     - Нам надо поспать. Тебе во второй караул, а мне в третий.
     - Я разбужу тебя. Черт бы побрал эти дни и ночи  -  никак  к  ним  не
привыкну. В Джеле  я  всегда  просыпалась  за  несколько  минут  до  моего
караула.
     - Еще бы.
     - Джехан, ты поняла, что геды говорили о свете, воздухе и энергии?
     - Чушь, - Джехан пожала плечами. - Пусть болтают сколько влезет, лишь
бы дали нам новое оружие.
     Она нажала на оранжевый круг и опустилась на подушки.  Талот,  ложась
рядом, неожиданно вздрогнула от боли в  плече.  Через  мгновение  она  уже
спала крепким сном. Умение быстро  засыпать,  чтобы  вовремя  восстановить
силы, - еще один непременный признак настоящего легионера. Глядя в потолок
широко открытыми глазами, Джехан прислушивалась к ее мерному дыханию.
     - Талот, - тихо позвала она.
     Подруга слегка пошевелилась.
     - Талот, а как это - с мужчиной?
     Но Талот не услышала.  Смущенная,  Джехан  прикрыла  глаза  и  решила
оставить ее в покое: несправедливо снова приставать к ней  с  расспросами.
Талот не какая-нибудь горожанка или проститутка.  Она  сестра-легионер.  И
раз наставники не выгнали ее из легиона, значит,  ее  прегрешение  не  так
ужасно. Наставники не ошибаются.
     Джехан закрыла глаза и погрузилась в сон.


     Джелийская  проститутка  СуСу  грациозно  встала.  Брат-легионер   не
пошевелился. Он растянулся во весь рост на  цветастых  подушках.  СуСу  не
поняла,  угодила  она  ему  или  нет,   и   это   пугало   ее.   Лейтенант
главнокомандующей. Тяжесть его груди на ее  щеке,  мужской  запах,  мощное
тело, навалившееся сверху, тяжелые толчки, от которых даже  теперь,  когда
все кончилось, у нее внутри все болело. Однако СуСу не могла отделаться от
ощущения, что мыслями лейтенант  витал  где-то  далеко.  Он  лишь  мельком
взглянул на женщину, не сказал ни слова. Если она  не  угодила  лейтенанту
главнокомандующей...  Но  как  узнать  об  этом?  Ее   охватил   страх   -
неосознанный, неясный,  никогда  не  покидавший  ее,  с  которым  она  уже
смирилась, как другие проститутки смирялись с  рябой  кожей  или  горбатой
спиной. Немного поколебавшись, СуСу нажала на странные оранжевый  круг,  и
комната наполнилась светом.
     Лейтенант прикрыл глаза рукой.
     - Зачем ты это сделала?
     Проститутка   почувствовала   облегчение:   мужчина    не    выглядел
рассерженным, но все-таки вид у него  был  какой-то  отсутствующий.  Страх
вернулся, однако СуСу заставила себя громко рассмеяться.
     - Чтобы получше разглядеть тебя.
     - Не ври, - резко отрубил он.
     Леденящий страх  заполнил  душу.  Если  СуСу  не  угодила  лейтенанту
главнокомандующей...
     И тут с ней произошла странная вещь, как тогда, когда она убедилась в
таинственном исчезновении гнойных язв. Но  это  оказалось  похуже  страха:
девушка услышала жуткий вкрадчивый голос из белого тумана:  "Ну  и  что  с
того, что ты ему не угодила? - зашептал этот голос. - Ну  и  что,  что  он
лейтенант главнокомандующей? В городе четыре  проститутки,  пусть  идет  к
ним. Если ты не угодила ему, если даже всем  им  откажешь,  ты  все  равно
получишь здесь еду".
     СуСу зажала уши руками. ЗАМОЛЧИ, ЗАМОЛЧИ,  -  беззвучно  умоляла  она
вкрадчивый голос. Замолчи, я ничего не могу  изменить,  я  -  проститутка.
ЗАМОЛЧИ.
     А лейтенант уже стоял рядом и отводил в сторону ее руки.
     - Что с тобой. Ты заболела?
     СуСу смотрела на него, не  в  силах  вспомнить,  кто  он  и  где  она
находится. Эр-Фроу, галерея  проституток...  лейтенант  главнокомандующей.
Да.
     Жуткий вкрадчивый голос умолк.
     - Ты заболела? - снова спросил лейтенант, и СуСу вспомнила, что он  -
из касты целителей, жрец-легионер. Она покачала головой.
     Он отпустил ее руки и спокойно произнес:
     - Я не хотел пугать тебя. Я  велел  тебе  не  лгать,  потому  что  ты
сказала это со странной интонацией.
     - С какой интонацией? - спросила СуСу и снова  рассмеялась.  На  этот
раз она себя услышала.
     - Вот с такой. - Он попытался изобразить эти странные нотки. - В  чем
было дело?
     Презирал он ее или испытывал к ней отвращение? СуСу не разбиралась  в
психологии, а он уже взрослый... Она напряглась... Быть может, он  на  нее
рассердился? Проститутка не решалась взглянуть  на  лейтенанта.  Если  она
увидит, что он разгневан, странный голос снова примется за свое...
     Когда жрец-легионер молча заплатил ей  и  ушел,  СуСу  была  так  ему
благодарна, что не могла сдержать слез. Закрыв дверь, она  прислонилась  к
стене, прижала руки к вискам. Только  бы  этот  странный  голос  не  начал
сначала, только бы не начал...
     Голос не  возвращался.  Постепенно  паника  прошла.  Наступило  время
третьего   караула.   Может   быть,   этой   ночью   больше    не    будет
братьев-легионеров, и она сможет поспать.
     Наклонившись, СуСу внимательно ощупала и осмотрела пах,  но,  как  ни
вглядывалась, обнаружить язвы  ей  не  удалось.  Они  исчезли  и  пока  не
появлялись.
     "Потому, что ты в Эр-Фроу, - неожиданно раздался жуткий голос у нее в
голове. - Эр-Фроу - не Джела. Трехглазые  чудовища  -  его  хозяева  -  не
братья-легионеры. Тебе больше не надо спать с ними,  чтобы  заработать  на
кусок хлеба. Ты можешь смело закрывать перед ними свою дверь..."
     - Замолчи! - крикнула СуСу. - Замолчи! Я не могу! Не могу!
     Ее никто не услышал. Загадочные  металлические  стены  не  пропускали
звуков. Жуткий вкрадчивый голос тоже замолчал.



                                    14

     В городе Эр-Фроу, строя фразы в  конфигурациях  обнаруженных  фактов,
мягко рокотал Энциклопедист.
     - Заинтересованность людей при Изучении Знания (хотя бы один заданный
вопрос): сто двадцать один человек. Заинтересованность в Обучении Проверке
Знания: семьдесят два человека. Заинтересованность в  Обучении  Созиданию:
тридцать девять человек. Заинтересованность  в  Обучении  Оружию:  пятьсот
тридцать четыре человека. Любые вопросы или слова, предполагающие Обучение
Единению: ноль человек.
     Комната  наполнилась  запахом  замешательства   и   напряжения.   Все
восемнадцать гедов, как можно теснее  прижавшись  друг  к  другу,  слушали
доклад зонда, запущенного на остров. Там обитало племя людей,  по  крайней
мере половина из которых мутировала в результате радиоактивного облучения.
Безрукие дети, слепые взрослые, одно слюнявое дебильное существо, которому
другие отказали даже в предсмертном  спаривании.  Племя  слишком  мало.  В
условиях  непрекращающихся  мутаций  люди  вырождаются  из   поколения   в
поколение. Их  не  хватает  для  создания  необходимого  генофонда.  Геды,
жалобно рыдая, ползли прочь от экрана, а потом...
     ...А потом ничего. Несколько "дней" не поступало  никаких  сообщений.
Последнее принятое изображение мерцало на экране Энциклопедиста. Но вдруг,
совершенно неожиданно, зонд  заработал  снова.  Перемещаясь  в  нескольких
метрах над землей, он передавал изображение разрушенного корпуса  корабля.
Часть обломков успела истлеть, но двигатель  все  еще  продолжал  излучать
перемежающиеся волны радиации и стазиса.
     - Сколько? - спросил Крак'гар, выражая общее  недоумение.  -  Сколько
длится каждый период стазиса?
     Этого выяснить не удалось. Вскоре зонд  прекратил  трансляцию,  и  на
мониторе замер последний кадр. В нем был древний старик.
     Лицо  старика,  изборожденное  глубокими  морщинами,  скрывала  седая
всклокоченная борода. На ветхом мундире виднелись  символы,  которые  геды
отыскали в памяти Энциклопедиста. Эти же символы -  серп  луны,  звезда  и
двойная спираль - были замечены на одном из человеческих  кораблей  в  тот
краткий миг, когда корабль гедов возник из  подпространства  и  выстрелил.
Человек смотрел прямо в  камеру  зонда.  Его  раскинутые  руки,  скованные
стазисом, замерли в стремительном движении  перед  маленьким  экраном,  на
котором тоже застыли какие-то символы.
     - Сколько? - повторил  Гракс.  -  Депигментированный  гигант,  должно
быть, успел родиться и вырасти  в  периоды  между  стазисами,  но  сколько
поколений сменилось перед ним?
     Ответа не последовало.
     Энциклопедист снова заурчал, сообщая собранные факты, но уже  о  тех,
кто недавно поселился в городе: двести шестьдесят семь человек  оставались
в своих комнатах в одиночестве. Триста тридцать четыре провели по  крайней
мере часть темного периода с другим человеком, двести восемьдесят  из  них
использовали поведение спаривания: двести  шестьдесят  -  мужчина-женщина,
два - мужчина-мужчина, шестьдесят  два  -  женщина-женщина.  Спаривания  в
группах и, следовательно, подобия Единения, не наблюдалось.
     Геды переглянулись. Их феромоны пахли удивлением и отвращением. Ясно,
что  у  этих  существ  численно-рациональное  мышление  и  нет  группового
спаривания. Никто не собирается вместе, чтобы укрепить чувство комфорта  и
солидарности в новой среде, которая должна  казаться  людям  враждебной  и
раздражающей. Только пары.
     - Слова, классифицируемые как вербальное насилие, уровень один, два и
три,  звучали  в  диалогах  сорока  одной  соединившейся  пары.  Действия,
классифицируемые как автуальное насилие, имели место в шести парах. Анализ
показывает...
     В комнате запахло изумлением, а потом и ужасом. Такого  Энциклопедист
не регистрировал ни у одного численно-рационального вида, такого  не  было
во Вселенной. Насилие во время спаривания! Одному из гедов стало плохо.
     Это был Р'греф, подросток. Он испытал  физический  шок:  мышцы  спины
напряглись, все три  глаза  безумно  вращались  на  трясущейся  голове,  и
вдобавок он потерял контроль  над  своими  феромонами.  Комнату  наполнила
жуткая смесь запахов. Геды, кто поближе, немедленно вскарабкались на спину
лежащего собрата, обняли  его  руками  и  ногами,  начали  поглаживать  по
животу, ногам, рукам и голове. Все семнадцать бормотали формулы  Единения,
хотя и не  входили  в  транс.  Это  пошло  с  тех  далеких  времен,  когда
солидарность только еще становилась генетической необходимостью.  Выживали
лишь те группы,  члены  которых  не  восставали  друг  против  друга,  ибо
конфронтация приводила к состоянию,  в  котором  пребывал  сейчас  Р'греф.
Семнадцать гедов дышали прерывисто, словно избегали воздуха,  отравленного
вонью неконтролируемых феромонов.
     - Гармония поет с нами, Р'греф.
     - Гармония поет с нами.
     - И пусть это длится вечно.
     - Это продлится вечно. Душистый Р'греф.
     - Гармония...
     Все остальное было забыто. Комфорт, солидарность, восстановление сил.
Кто-то  бросил  команду  Энциклопедисту,   и   экраны   погасли.   Исчезли
изображения Эйрис и Келовара, Дахара и СуСу, Джехан и Талот. Теперь их  не
видел никто, кроме Энциклопедиста, который без  устали  наблюдал,  изучал,
анализировал.



                          ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. КРИДОГИ

                                               И если вы наказываете,
                                               то наказывайте
                                               подобным тому, чем вы
                                               были наказаны.
                                               А если терпите, то это -
                                               лучшее для терпеливых.
                                                   Коран (Сура 16. Пчелы.)


                                    15

     - Эйрис! С тобой все в порядке?
     Ондар, комната которой находилась рядом с комнатой  Эйрис,  торопливо
шла по дорожке из серого врофа. Ее  хорошенькое  круглое  личико  выражало
беспокойство, руки были  судорожно  прижаты  к  груди.  Эйрис  замерла  от
удивления. Она черпала глину из ручья,  который  бежал  в  зарослях  между
двумя делизийскими залами. Ноги  перепачканы  грязью,  в  руках  пригоршни
липкой глины.
     - А что со мной может случиться? Вокруг наши посты, - ответила она.
     - Значит, ты не слышала.
     - Что? Я отправилась за глиной для...
     - Да брось же ее! Пойдем!  -  Ондар  испуганно  оглянулась,  схватила
Эйрис за рукав туники и потащила ко входу в зал.
     Они очутились словно в кипящем котле.
     За десятициклы  пребывания  в  Эр-Фроу  делизийцы  до  неузнаваемости
изменили здание. Гам затихал, только когда все население  отправлялось  на
занятия, в остальное же время залы напоминали делизийский базар, хотя сами
торговцы были очень далеко от Делизии. Портные предлагали новые туники  из
распоротых и  перекроенных  подушек  гедов.  Сапожники  торговали  мягкими
кожаными сандалиями, скрепленными тонкой проволокой гедов, которую утащили
во время занятий в Доме Обучения. Продавалось все, что можно было  достать
в Эр-Фроу: чаши для еды, проволока, магнитные цилиндрики,  подушки,  куски
врофа, триболо; а  кроме  того,  предметы,  изготовленные  в  Эр-Фроу  или
принесенные из Делизии: ножи,  чашки,  мыло,  бритвы,  сети,  ремни,  даже
косметика и украшения. Кушанья, приготовленные  из  свежей  дичи  и  ягод,
собранных в чащобе возле западной стены Эр-Фроу, - приятное  дополнение  к
однообразному меню, предлагаемому по четыре раза в день круглыми  столами.
На  базаре  толклись  музыканты  с  деревянными  флейтами  и   ювелиры   с
побрякушками, точильщики ножей и телохранители, держатели игорных притонов
и прачки, проститутки и знахарки,  предлагавшие  вонючее  пойло  из  трав,
которое помогало забеременеть, избавиться от плода или стать неутомимым  в
любовных забавах.
     Когда делизийцы отправлялись в Дом Обучения, базар кочевал  вместе  с
ними. Быстро выяснилось, что геды, чтобы вести свои нудные беседы, требуют
только поголовного присутствия и относительной тишины. И во время  занятий
на делизийской половине в каждой группе продолжалась  обычная  напряженная
жизнь, с той лишь разницей, что  люди  вели  себя  потише.  Они  играли  и
торговались, шили и вязали,  ругались  или  спали,  а  за  ними  неустанно
следили солдаты.
     Но сейчас взгляды присутствующих  в  Доме  Обучения  делизийцев  были
прикованы к джелийским легионерам, руки - в любую минуту готовы  выхватить
из-за пояса оружие.
     Гвалт, поразивший Эйрис, когда она  вслед  за  Ондар  прошла  в  зал,
совсем не напоминал привычный гомон большого базара.
     - В чем дело? Что случилось? - встревожилась она.
     Ондар  указала  на  середину  зала,  однако  Эйрис  не  могла  ничего
разглядеть за спинами зевак.
     - Не делай так больше, Эйрис. Не рискуй ради собственной  прихоти.  -
Подошедший Келовар сверкнул на нее  прозрачными  глазами.  Она  попыталась
освободить руку от его мертвой хватки. Ей не нравилось, когда  он  начинал
командовать.
     - Эта мразь убила его из-за шила, - горько проговорила Ондар. - Из-за
шила!
     Толпа  внезапно  расступилась,  и  Эйрис  увидела  неподвижное  тело,
лежавшее между столами. Грязное лицо в потеках запекшейся крови  осунулось
и посинело. Это был сапожник.
     - Он ведь из твоей группы обучения, да? - спросила Ондар.
     Стрела попала сапожнику в шею. Излюбленный джелийский прием.
     СТРЕЛА В ШЕЕ, И ГРУЗНОЕ ТЕЛО,  ЦЕПЛЯЯСЬ  ЗА  ЕЕ  РАЗОРВАННУЮ  ТУНИКУ,
ВАЛИТСЯ НАБОК... Эйрис отвернулась.
     - Он шел вниз по ручью, - гневно  продолжала  Ондар.  -  Внутри  цепи
часовых. Проклятый убийца проскользнул мимо  них!  Сапожнику  понадобилась
кожа - он  получил  хороший  заказ  на  пару  сандалий,  и  отправился  за
джонкилем. Видишь, девчонка плачет? Это она  мне  рассказала.  Они  делили
комнату.
     Девушка стояла над телом возлюбленного, спрятав лицо  в  ладонях,  ее
поддерживали женщина постарше и солдат. Суровый солдат  пытался  о  чем-то
расспросить  девушку,  но  та  лишь  качала  головой.   Ее   плечи   мелко
подрагивали. Она была очень молода. Женщина, стоявшая рядом с ней, сказала
что-то резкое солдату, и тот, нахмурившись, отошел.
     - Почти ребенок, - снова заговорила Ондар. - Они за это заплатят.
     - Джела, - зачем-то сказала Эйрис.
     - Джела, - согласился Келовар, и она повернулась, чтобы взглянуть  на
него. Его  глаза  пылали  гневом,  ненавистью  и  странным,  отталкивающим
торжеством, смешанным со стыдом.
     "Разве странно, что солдат  предвкушает  схватку?  Нет",  -  подумала
Эйрис. Но как только мысль пришла к ней в голову, поняла, что за всем этим
кроется что-то еще.
     - Вот и Калид, - заметил Келовар.  -  Ни  в  коем  случае  не  выходи
наружу, Эйрис - ни торговать, ни гулять, ни даже в баню. Оставайся  здесь.
Я постараюсь вернуться побыстрее.
     Ондар  с  мрачным  удовлетворением  наблюдала  за  тем,  как  Келовар
присоединился к Калиду.
     - Они заплатят за это. Когда  разгорается  большой  пожар,  делизийцы
становятся в один строй.
     - Чтобы сгореть вместе? - спросила  Эйрис.  Едва  ли  она  сознавала,
откуда к ней пришли эти слова, но, видно, вынашивала  их  подспудно  и  не
успела сообразить, что говорит. Однако  Ондар  не  заметила  святотатства,
если, конечно, они были святотатством.
     - Вполне возможно, но, думаю, цель у  них  другая.  Наши  солдаты  не
умеют нападать  бесшумно,  как  джелийцы,  а  все  равно  последнюю  войну
выиграли мы, так ведь? Это им даром не  пройдет!  И  все  из-за  какого-то
шила!
     - Какого шила?
     - Сапожник смастерил шило из цилиндра, ну, ты знаешь, одного из  тех,
которые геды считают большой ценностью. Этот цилиндрик  хорошо  поддавался
обработке, и материал, из которого он сделан, оказался достаточно прочным,
чтобы прокалывать кожу. Парень выточил шило, чтобы работать. Наверное,  не
взял с собой из Делизии. Джелиец забрал шило - должно быть, решил, что это
хорошее оружие. Или ему просто захотелось убить кого-нибудь еще и шилом.
     - Геды запретили убийства в  Эр-Фроу...  Под  страхом  изгнания...  -
медленно проговорила Эйрис.
     Еще   одна   женщина-солдат   невысокого   ранга   подошла   к   ним,
заинтересовавшись разговором. Ее глаза кололи, словно два ножа. В  Делизии
было меньше женщин-солдат, чем в Джеле, и, как давно заметила  Эйрис,  все
они походили друг на дружку желчными характерами.
     - Изгнать нужно только джелийцев. Ясно, что это  убийство  -  их  рук
дело. Геды должны гнать их всех - и, уж конечно, без сокровищ,  -  изрекла
женщина-воин.
     - Но если мы ударим в ответ...
     - Мы не станем убивать! Мы будем только защищать Делизию  и  то,  что
принадлежит нам по праву. - Она вдруг полоснула взглядом по Эйрис. - А  ты
что-нибудь имеешь против защиты личной собственности, стеклодув?
     - Нет, но защищай свое добро сама, - отозвалась Эйрис и, повернувшись
спиной к женщине-солдату и к Ондар, начала подниматься по лестнице.
     Закрыв дверь, она отгородилась от шума и криков, доносившихся  снизу,
и нажала на оранжевый кружок. На полу в беспорядке  валялись  всевозможные
цилиндрики, медная проволока,  чаши  для  еды,  металлические  пластины...
Эйрис на них даже не взглянула.
     Как отреагируют геды на убийство сапожника? Кажется,  они  не  делают
различий между делизийцами и джелийцами - тогда могут прогнать из  Эр-Фроу
всех. А ей больше некуда идти.
     Десятициклами Эйрис старалась подавить  в  себе  отчаянную  тоску  по
Эмбри. Теперь эта тоска поглотила ее целиком. Она не сможет отправиться  к
Эмбри, не сможет выжить в вельде - что же ей делать, если за изгнанием  из
Делизии последует изгнание из Эр-Фроу?
     Она могла бы остаться с Келоваром, но что будет, когда солдат узнает,
что ее выгнали из города, за который он готов так беззаветно сражаться?  К
тому же ей не хотелось оставаться с Келоваром.
     Эйрис прикоснулась к твердой поверхности двери.  Совсем  недавно  она
видела, как этот металл по команде растаял, исчез, будто его никогда и  не
было. Сумеют ли геды так же растворить в воздухе  весь  Эр-Фроу?  Ее  даже
передернуло от этой мысли,  но  после  десятициклов,  проведенных  в  Доме
Обучения, она уже знала: сумеют.
     Если захотят.


     Джехан весело насвистывала, возвращаясь с  тренировочной  площадки  -
большой лесной  опушки,  расположенной  между  залом  сестер-легионеров  и
неясно вырисовывавшейся серой громадой Стены. Довольная, потная и грязная,
она  направлялась  к  баням.  Мышцы  приятно  ныли   после   по-настоящему
добросовестной    тренировки.    Джехан    заслужила     похвалу     самой
главнокомандующей. И все же она еще недостаточно владела триболо - не  так
хорошо, как хотелось бы.
     Но   обязательно   этого   добьется    и    станет    первой    среди
сестер-легионеров. И будет упражняться с Талот,  пока  подруга  не  станет
таким же опытным бойцом, как и она.  И  уже  через  десятицикл  Дахару  не
удастся послать мячи дальше.
     Трехглазые чудища в конце концов оказались достойными доверия. Вот бы
посмотреть,  как  лысый  сероватый  гед  справится   с   триболо.   Джехан
улыбнулась. Надо будет обсудить все это с  Талот,  когда  она  сменится  с
поста.
     В банях никого не было. Девушка разделась и нырнула  в  искусственную
заводь с берегами  из  врофа.  Теплая  вода  поступала  сюда  из  какой-то
подземной реки. А может быть, геды просто создали эту реку? Впрочем, какая
разница? Бани - полезное изобретение, и этот  безумный  Эр-Фроу  превзошел
все ожидания. Она с нежностью посмотрела  на  триболо,  лежавшее  на  краю
бассейна.
     Интересно, почему Джела не изобрела эту штуку? В  отличие  от  других
подарков гедов, она не так уж  сложна.  Три  мяча  из  какого-то  тяжелого
металла  -  один  полегче  и  два  потяжелее,  связанные  вместе  кожаными
ремешками, - как утверждали геды, ремни должны  быть  строго  определенной
длины - вот и все. Мячи,  конечно,  поражали  врага  хуже  арбалета,  зато
позволяли воину вступить в бой, не выдавая своего убежища. Когда Джехан  в
первый  раз  взяла  в  руки  триболо,  ей  показалось,  будто  оно  -   ее
продолжение. Бросает она  точнее,  чем  кто-либо  другой,  уступая  только
Дахару, но обязательно превзойдет и его, потому что тренируется упорнее.
     Дахар... Он оставался для нее загадкой. Лейтенант  обращался  к  геду
неизменно  вежливо,  внимательно  прислушивался  к  его  болтовне  и  даже
манипулировал  предметами,  которые  продолжали  появляться   на   столах.
Вежливость  -  это  естественно,  это  обязанность  старшего   по   званию
легионера. Но как Дахару удавалось не терять  интереса  на  занятиях,  как
будто все, что говорилось, для него действительно важно, и в то  же  время
следить за этими подонками в другом конце комнаты? Один или  два  раза  ей
даже показалось, что он почти  забыл  о  присутствии  в  зале  делизийских
солдат...  Нет,  ей  это,  конечно  же,  пригрезилось.  Он   -   лейтенант
главнокомандующей. И все же  Дахар  забавлялся  игрушками  гедов  с  явным
интересом, а глаза у него  были...  черт  его  знает,  какие  они  были...
Высокое положение обязывает к соответствующему поведению. Он силен и смел.
Дахар одолеет любого легионера на тренировочном дворе; он уже делал это. И
она,  Джехан,  не  собирается  портить  себе  настроение  всякими  глупыми
домыслами.
     Лениво плескаясь  в  теплой  воде  -  по  правде  сказать,  некоторые
изобретения  гедов  бесподобны,  -  девушка  улыбнулась  Талот,   которая,
сменившись с поста, тоже пришла в бани.
     Но Талот не улыбнулась в ответ, а, нахмурившись, сообщила:
     - Сапожник убит.
     - Сапожник? Какой сапожник?
     - Из нашего зала. Делизиец. Толстый, глупый, со сломанным носом - ну,
ты его помнишь. Он хвастал на занятиях, что заточил цилиндр гедов.
     - Да, я его видела. Он сделал шило.  -  Джехан  подумала,  что  Дахар
проглядел этот цилиндр. - Его можно  было  использовать  для  изготовления
оружия.
     - Да. Делизийцы нашли его тело. Стрела попала в шею.
     - Наша?
     - Неизвестно. Ее выдернули.
     В памяти Джехан мелькнул делизиец из вельда - тот мерзавец, что хотел
изнасиловать Эйрис. Выдернуть стрелу, не оставив в  ране  наконечника,  не
так-то просто. Надо уметь повернуть ее правильно.
     - Стрела не сломалась, - продолжала  Талот.  -  Это  кто-то  опытный.
Делизийцы вопят, что этот паршивый кридог убит нашим легионером.
     - Возможно, - холодно произнесла Джехан.
     - Нет. Белазир связала нас двумя  законами  гедов.  Воин  не  нарушит
клятвы.
     Джехан отвела  глаза.  Талот  вдруг  зарделась  и  тоже  отвернулась.
Наступила тягостная тишина. Наконец Джехан проговорила:
     - Ты права... Это клятва бойца.  Может,  сапожника  убил  делизийский
солдат? Они не защищают своих граждан, а режут их. Проститутки и трусы.
     - Мог быть и делизиец.  Говорят,  что  тело  нашли  внутри  линии  их
собственных постов.
     - Это ничего не доказывает, - усмехнулась Джехан. - Неужели сквозь их
посты так трудно пробраться?
     - Не знаю, - серьезно ответила Талот. - Я никогда не пыталась.
     По правде сказать, Джехан тоже. Но  кто  не  знает,  что  делизийские
посты прогнили и  состоят  из  одних  дыр.  Ходили  слухи,  будто  солдаты
подкупают друг друга, лишь бы не стоять в карауле. Тьфу!
     Она выбралась из бассейна.
     - Я иду обедать. А ты?
     - Нет, и ты не успеешь. Дахар приглашает  всех  свободных  легионеров
через десять минут. С тех пор, как услышали об убийстве, он не отходит  от
Белазир.
     Так вот почему Белазир вызвали с тренировочного двора! Возможно, если
делизийцам взбредет в голову обвинить в этом убийстве Джелу, а  не  одного
из своих негодяев, придется удвоить караулы. Подумав, Джехан согласилась с
Талот: убийца не легионер. Белазир связала их всех законами  гедов,  и  ни
один легионер не пошел бы на преступление в стенах Эр-Фроу.
     Кровь взыграла в Джехан. Если делизийцы нападут... для  нее  с  Талот
это будет боевое крещение. Во время последней войны их не взяли - они были
слишком  молоды,  но  теперь-то  они  покажут,  на  что  способны!  Джехан
отряхнулась,  подобрала  рубашку,  триболо,  улыбнулась  Талот   и   снова
принялась насвистывать.


     Дахар смотрел, как Белазир играет мускулами плечевого пояса:  быстрый
рывок вперед, откат назад. Лейтенант почувствовал, что  она  заметила  его
взгляд  -  носогубные  складки  стали  резче.  Ей  не  хочется,  чтобы  он
догадался, как она устала. Белазир вообще не любит  признаваться  в  своих
слабостях. Он подтянулся, расправил плечи и сказал:
     - Ничего особенного. Никаких новых сведений о смерти делизийца.  Один
из братьев-легионеров пропустил заступление на пост во вторую смену.
     - Ты с ним разобрался?
     - Да, я нашел ему замену. Воин в течение десятицикла не будет  стоять
в карауле.
     - Имя?
     - Фастауд. Третий зал.
     - Знаю его. Слизняк. В Джеле его даже не  подпустили  бы  к  легиону.
Возможно, его даже выгнали оттуда.
     - Нет, - возразил Дахар. Белазир заинтересовала его. Она была слишком
стара, чтобы командовать легионами сестер, в Джеле ей  давно  пришлось  бы
стать  матерью-легионером,  пока  она  еще  годилась  для  этого.  Как  он
догадывался, ей претила сама мысль об этом - то ли от  того,  что  она  не
выносила бездействия, то ли оттого, что ненавидела беременность. Во всяком
случае, она пришла в Эр-Фроу, где неожиданно стала главнокомандующей.
     Проницательная,  беспристрастная,   сдержанная,   Белазир   оказалась
замечательным  командиром.  В  расстановке  постов  или   при   подготовке
кадрового состава не забывала ни одной, даже самой незначительной, детали.
Дахару это нравилось.
     Когда Белазир изредка бросала взгляд на двойную спираль на его плече,
он думал, что она лучше, чем другие, понимает, почему он ее носит и  какой
ценой заслужил это отличие. Хотя, может быть, он ошибался.  За  дверью,  в
сумраке  коридора,  терпеливо  дожидалась  сестра-легионер   -   любовница
Белазир. Дахар отметил, что, когда он проходил  мимо,  она  посмотрела  на
него неприязненно. Неужели Белазир тоже относится к нему враждебно?
     - Фастауд хуже других, - продолжала командующая.  -  Да  и  без  него
здесь хватает никуда не годных вояк. Слишком  молоды,  недисциплинированны
или плохо тренированы. Чувствуется их чужеземное происхождение. В Джеле из
них бы сделали настоящих бойцов.
     - Наверное, командующей неизвестно, - спокойно  проговорил  Дахар,  -
что я тоже чужеземец.
     - Ты?
     - Да, я из Анлы.
     - Не знала, - Белазир с любопытством посмотрела на лейтенанта.  -  Ты
похож на настоящего джелийца, на командира легиона...
     - А не красно-синего, - закончил за нее лейтенант.
     Белазир мельком глянула на его плечо. Дахар, внимательно  наблюдавший
за главнокомандующей, уловил  легкую  неприязнь  и  вежливую  попытку  эту
неприязнь скрыть. Неприязнь была ему знакома, а вот вежливость встречалась
редко,  особенно  среди  воинов  Эр-Фроу.  Им  не  нравилось,  что  первый
лейтенант носит на плече двойную спираль.  Никто  не  отваживался  роптать
открыто,  да  и  случая  не  было.  Дахар,  во  всяком  случае  внешне,  с
безразличием относился к тому, что о нем думают.
     - Ты родился в Анле? - переспросила Белазир.
     - Нет. Моя мать командовала там легионом.
     Командующая  не  стала  задавать  вопросов,  которые  на   ее   месте
интересовали бы любого другого: "Тогда  почему  такой  сильный  и  опытный
легионер, как ты, связался с красно-синими? А правда,  что  ты  вскрываешь
тела легионеров, которых не можешь вылечить, а потом сжигаешь их бесславно
изуродованные трупы? И ты не гнушаешься  черной  магии?  Неужели  жрецы  и
впрямь пьют человеческую кровь?"
     Главнокомандующая не спросила об этом, и  уважение  Дахара  возросло.
Она не потребовала объяснений, которые все равно не смогла бы  понять,  не
засыпала наивными  вопросами  и  презрительными  насмешками,  которые  ему
приходилось слышать сызмальства: "Конечно, только  настоящие  бойцы  имеют
право касаться раненого легионера. Этим не должны заниматься горожане.  Но
ни один легионер, помогающий больным и раненым, ни один  легионер,  давший
обет облегчать боль, не может сражаться с той же яростью, как тот, кто  ее
только  причиняет.  Где-нибудь  да  и  проявится  мягкость,  расслабляющая
доброта - и эта слабость может погубить меня на  поле  битвы.  Я  не  хочу
сражаться под предводительством жрецов-легионеров. Я избегаю их".
     Путь от "избегаю" до "презираю" не длиннее, чем  первый  взмах  ножом
жреца. И смерть в конце пути.
     Ребячество. Боль. Слепота.  Слепота  охотника,  не  понимающего,  что
кридог,  отвергнутый  собственной  стаей,  становится   намного   опаснее.
Преодолеть  ее  мешало   что-то   подсознательное,   какое-то   молчаливое
отвращение к человеку, способному хладнокровно копаться ловкими пальцами в
растерзанных, беспомощных телах своих товарищей...
     Белазир провела рукой по  лицу.  Морщины  под  глазами  на  мгновение
разгладились; цветом ее кожа напоминала старую шкуру джонкиля.
     - Глупо недооценивать делизийцев, - продолжала  главнокомандующая.  -
Их удел - подлость и предательство, любой из них  не  задумываясь  продаст
собственную любовницу, но в сражении они  превращаются  в  демонов,  а  уж
когда появляется возможность грабить и насиловать... В Эр-Фроу  среди  них
особенно много подонков.
     "Как и у нас", - подумал Дахар и спросил:
     - Ты не ожидаешь открытого нападения?
     - Нет. Делизийцы либо нападают сразу, либо таят и копят злобу. У  них
нет дисциплины. В этом их слабость, но она может  обернуться  силой,  если
командир догадается направить их ярость в нужное русло. Калид способен  на
это. Я слышала от сестры-легионера, которая ходит в одну группу с ним, что
у Калида хорошо подвешен язык. При помощи слов можно управлять людьми.  Но
я не думаю, что они решатся на открытую драку.
     - Или на отчетное убийство джелийского легионера.
     - Да. Мне кажется, так. Да и едва ли это у них получится.
     - Я сегодня спросил геда, какое наказание повлечет убийство.
     Белазир отняла руку от подбородка. Ее глаза сузились в щелочки.
     - Прежде чем обратиться  к  геду  с  этим  вопросом,  ты  должен  был
спросить разрешения.
     - Прошу прощения, командующая. К слову пришлось.  Во  время  обучения
Знанию. Он ответил: "Нам пока не до вас".
     - Не совсем ясно. - Белазир задумалась.
     - Да. Правда, он говорил о магнетизме. Трудно сказать, может, намекал
на какие-то тонкости в физических законах и в законах гедов.
     Дахар почувствовал, что Белазир не поняла ни слова. Слово "магнетизм"
прозвучало здесь, в этой комнате, странно.
     - Как ты думаешь, почему они сразу не покарали нас за убийство?  Этим
они ослабляют дисциплину.
     - Мне кажется, они выжидают.
     - Ради чего?
     - Не знаю. Возможно, хотят посмотреть, как будут развиваться события.
Они ведь признались, что изучают нас.
     - И все-таки, что они сделают, когда решат нас наказать?
     Дахар  помолчал,  потом  медленно,   стараясь   сохранить   на   лице
равнодушную мину, обронил:
     - Могут изгнать всех из Эр-Фроу.
     - Ты действительно так думаешь? - встревожилась Белазир.
     - Нет.
     - Почему нет?
     - Для этого нет серьезных причин.
     - Мне кажется, слово "изгнание" здесь не подходит, лейтенант. Эр-Фроу
- не Джела.
     - Командующая забывает, что я не из Джелы.
     - Я ничего не забываю. - Она оценивающе  посмотрела  на  него  своими
черными глазами. - Мне говорили, что во время обучения ты проявил  большой
интерес к игрушкам гедов, Дахар.
     Вот когда наконец стало ясно, что и Белазир ему не  доверяет.  Только
повод другой. Дахар почувствовал укол разочарования, но постарался  скрыть
свои чувства и спокойно возразил:
     - Это дань вежливости, которую я считаю обязательной по  отношению  к
гедам.
     - Да, но отбросим вежливость. Тебя интересуют сами игрушки?
     - Да, главнокомандующая.
     - Почему? Они достойны внимания?
     Искренняя заинтересованность Белазир удивила его.
     - Да.  Некоторые.  Многое  из  того,  что  они  знают,  мы  могли  бы
использовать.
     - Я думаю, - проницательно заметила Белазир, - твой интерес не только
практического толка. Ты хочешь  знать  просто  потому,  что  стремишься  к
знанию.
     Дахар ничего не ответил.
     - Берегись, лейтенант. В первую очередь ты должен быть предан  Джеле,
независимо от того, чужеземец ты или нет.
     Гнев вспыхнул за мгновение  до  того,  как  Дахар  осознал,  что  это
полуоскорбление -  намеренное.  Пробный  надрез,  чтобы  выяснить  глубину
нарыва, узнать, сохранилась ли преданность Джеле под двойной  спиралью  на
его плече.
     - Моя преданность всегда принадлежала Джеле, командующая, - церемонно
заявил Дахар.
     Она улыбнулась и пальцем смахнула что-то с ресниц.
     - Я удовлетворена, лейтенант. Можешь идти.
     Дахар вскинул в салюте оба кулака.
     Сестра-легионер  все  еще   ждала   в   коридоре.   Она   почтительно
отсалютовала лейтенанту, но он заметил,  как  напряглись  уголки  ее  губ,
заметил взгляд, брошенный украдкой на его эмблему.


     Выйдя из зала, лейтенант скользнул в темноту, чтобы еще раз проверить
посты. Убедившись, что все  в  порядке,  он  не  сразу  отправился  в  зал
братьев-легионеров. Спать  не  хотелось.  Он  в  сомнении  остановился  на
дорожке; из темноты доносились запахи колючего  кустарника  и  серебристых
колокольчиков. И тут он почувствовал странное волнение.
     Купол над городом никогда не казался  абсолютно  темным.  На  нем  не
горели ни звезды, ни луны, и все  же  он  слабо  светился  "ночью".  Ветви
деревьев раскачивались на его  фоне,  серые  тени  скользили  по  стволам.
Настоящая темнота наступала только в жилых комнатах.
     Дахар уже почти решил направиться в сторону здания, где один  коридор
был отведен проституткам. Проститутка доставила бы ему несколько мгновений
физического облегчения, но он знал, что потом странное волнение  возникнет
снова и станет еще сильнее. Он вспомнил улыбающиеся губы  и  пустые  глаза
СуСу, ее плохо скрытое желание поскорее остаться одной. Крошечная девушка,
больше похожая на куклу, хорошенькая, но такая же никчемная, как и все  ее
товарки. Нет, ни СуСу, ни любая другая жрица любви ему не нужна. Но  тогда
что же ему нужно? В нем росла какая-то неизведанная тяга к тому,  чему  не
имелось названия. Она поднималась из глубины его души, а не только тела, и
ничьим насмешкам или презрению не  дано  было  подавить  это  чувство.  Он
страстно желал чего-то. По сравнению с этим неукротимым  желанием  познать
неведомое,  недоверие,  которое  испытывали  к  нему  легионеры   и   даже
главнокомандующая,  что  очень  его  раньше  огорчало,   казалось   теперь
пустяком. Он понял,  что  ближе  всего  подошел  к  удовлетворению  своего
желания, когда присоединился к Мастерам  Двойной  Спирали,  учился  у  них
искусству исцеления больных, по крупицам, словно гальку на морском берегу,
собирая знания. Но те знания не могли  утолить  безымянного  стремления  к
чему-то.
     Сеть постов, конечно, была надежна, но все  же  не  настолько,  чтобы
Дахар не смог проскользнуть сквозь нее, когда хотел. Он опустился на траву
и начал пробираться мимо караульных к Дому Обучения.



                                    16

     Стук в дверь давно прекратился, а она все никак не могла  поверить  в
наступившую тишину.
     Лежа на подушках со стиснутыми кулаками, СуСу слушала, как  легионеры
снова и снова принимались дубасить в дверь. Сначала одним  кулаком,  потом
обоими. Удары становились все тяжелее, толстая дверь  из  врофа  заглушала
их, но не совсем. Она слышала каждый удар. Каждый. Затем удары участились,
напоминая грохот марширующего легиона. Они развлекались. Но когда ни  один
легионер так и  не  вышел  из  ее  комнаты,  чтобы  объявить  нетерпеливым
собратьям, что путь свободен, наступила короткая  пауза.  А  потом  в  ход
пошли не только кулаки, но и башмаки. За дверью неистовствовали по крайней
мере два брата-легионера. От каждого удара  СуСу  вздрагивала,  словно  от
тяжелых толчков их плоти внутри себя. Но к двери так и не подошла.
     А потом наступила тишина.
     Она ждала, что странный вкрадчивый  голос  снова  примется  колоть  и
язвить ее - "ты можешь не делать этого в  Эр-Фроу,  ты  можешь  не  делать
этого здесь, в Эр-Фроу", - но она сама не отперла дверь, и голос так и  не
возник в ее мозгу.
     В комнате воцарилась восхитительная тишина.
     Доводилось  ли  ей  когда-нибудь  слышать  такую   тишину?   Никогда.
Просыпаясь в холоде кромешной тьмы Третьеночи на улице проституток,  СуСу,
уже достаточно взрослая, чтобы понимать, что  не  должна  лезть  в  теплую
материнскую постель,  слушала  другую  тишину.  Внезапно  начинал  стонать
ребенок,  раздавались  нетвердые  шаги  по  аллее,  звучало   приглушенное
хихиканье матери, казавшееся хуже, чем плач. Девочка  думала,  что  тишина
похожа на ужас, и пряталась, чтобы никто не нашел  ее.  Но  звуки,  словно
свора  гончих,  настигали  СуСу  везде,  а  тишина  казалась   ужаснее   и
безнадежнее звука.
     Теперь же тишина была обволакивающей,  обманчивой.  Вкрадчивый  голос
каким-то образом превратился в тишину, но СуСу не боялась  ее.  Она  долго
лежала, размышляя об этом. Эр-Фроу исцелил ее от язв,  и  он  же  каким-то
образом избавил ее от мучительного голоса, подарив ей эту ласковую тишину.
Или, может быть, это тишина избавила ее от обоих: от голоса и от нарывов.
     Удары в  дверь  прекратились.  Братья-легионеры  ушли.  Никто,  кроме
Фалональ, еще одной проститутки, не мог открыть ее  замка.  Никто  не  мог
войти в комнату, и СуСу почувствовала себя счастливой.
     В комнате было тепло, можно спать раздетой, но она не  стала  снимать
тунику и даже натянула на себя одеяло, сделанное из  подушек.  Как  хорошо
спать одной! Вокруг клубилась, убаюкивая, теплая, темная, сладкая  тишина.
СуСу уснула.
     - Ты что, никого не впустила к себе этой ночью? - спросила  Фалональ,
нагоняя СуСу, когда та направлялась по дорожке к Дому Обучения.  День,  по
обыкновению, стоял теплый и пасмурный.
     - Нет.
     - У тебя было кровотечение?
     - Нет, - ответила СуСу. Она шагала, слегка наклонив  голову,  босиком
по чистой серой дорожке из врофа.
     - Почему ты так поступила? Мы с Джамилой  не  в  состоянии  обслужить
всех желающих.
     - Придется, - мягко  проговорила  СуСу.  -  Я  не  хочу  больше  быть
проституткой.
     - Ты в своем уме? - уставилась на нее Фалональ.
     - Я бросила.
     - Б_р_о_с_и_л_а_?
     - Меня остановили, - сказала СуСу и замерла,  ожидая  услышать  тихий
вкрадчивый голос. Но он не появился.
     - Кто остановил?
     - Меня  остановили,  -  повторила  СуСу,  слегка  улыбнувшись,  затем
исподлобья взглянула на Фалональ. Темные, слегка запавшие  глаза  спутницы
превратились в узенькие щели. У нее была смуглая, загорелая кожа, хотя она
почти не бывала на солнце, и круглый, выдающийся подбородок,  напоминавший
выступающий из земли камень.
     - Ты не можешь бросить свое ремесло.
     СуСу промолчала.
     - Ты не  сделаешь  этого,  потому  что  ты  проститутка.  -  Фалональ
нахмурилась, резко рассмеялась и снова нахмурилась. - Думаешь, это легко?
     - Здесь мы сыты,  Фалональ,  и  нам  тепло.  Я...  бросила,  -  почти
неслышно повторила она.
     - Тебе не позволят, - сердито возразила  Фалональ.  -  Что  прикажешь
делать легионерам, если все проститутки захотят бросить свое занятие?  Они
не позволят тебе!
     - Мне позволила тишина.
     Фалональ уперлась руками в  бедра  и  изучающе  посмотрела  на  СуСу.
Уголки ее губ опустились, подбородок, казалось, стал еще тяжелее.
     - Чем ты лучше нас с Джамилой?
     - Но вы тоже можете бросить.
     - Да ты и вправду сошла с ума! - вскричала Фалональ.
     Громкое восклицание привлекло Джамилу, которая шла по дорожке  следом
за ними.
     - В чем дело?
     - СуСу больше не хочет быть проституткой.
     Джамила, хорошенькая, пухленькая,  с  голубыми  камешками  в  изящных
ушках, вопросительно взглянула на СуСу.
     - Почему?
     СуСу пожала плечами.
     - Что это тебе взбрело в голову?  -  искренне  удивилась  Джамила.  -
Здесь платят больше, чем в Джеле.  И  клиентов  столько,  сколько  сможешь
обслужить. Сегодня ночью я приняла двенадцать легионеров.
     - Вряд ли они позволят тебе бросить, - вставила Фалональ.
     - Но почему ты не хочешь? - настаивала Джамила.
     СуСу ничего не ответила ни той, ни другой, отвернулась и зашагала  по
дорожке. Ей вдогонку донеслось злобное шипение Фалональ:
     - Ты проститутка, СуСу,  _п_р_о_с_т_и_т_у_т_к_а_.  Ты  из  такого  же
теста, что  и  мы  с  Джамилой.  Не  воображай,  будто  ты  одна  из  этих
чистюль-сестер. Я-то знаю тебе цену!
     СуСу  промолчала.  Войдя  в  Дом  Обучения,  она  отыскала   комнату,
помеченную красным  кружком,  и  уселась,  как  всегда,  в  дальнем  углу,
стараясь занимать как можно меньше места. Голова ее привычно опустилась, и
СуСу осталась в одиночестве  на  спасительном  островке.  Она  не  слышала
разговоров. Тишина - обволакивающая, темная - нежно плескалась о берег  ее
новой жизни.
     Сегодня в Доме Обучения не раздавался стук игральных костей. Никто не
торговался, не шептался, не подпирал  лениво  стены.  Кадровые  военные  и
солдаты стояли, угрюмо глядя друг на друга, за поясами у них  поблескивали
джелийские ножи, делизийские дубинки с двумя зубцами и  кинжалы  гедов  из
тусклого врофа. Горожане скучились в углу и молчали. Только огромный белый
варвар пассивно и отрешенно сидел, как всегда, в центре,  моргая  большими
розовыми глазами. Он смотрел на геда. Знает ли гигант о сапожнике или  его
ничто на свете не интересует? - подумала Эйрис, усаживаясь на  свое  место
на делизийской половине, поближе к геду, за первый  стол.  На  этом  столе
чужак  показывает  разные  предметы  и  материалы  и  рассказывает  об  их
свойствах. Это лучшее место в зале. Отсюда все  видно  и  удобно  задавать
вопросы. Однако оно ближе всего и к джелийцам...  но  Эйрис  старалась  об
этом не думать.


     Взгляд Эйрис остановился на Граксе, к горлу вдруг подступил комок.
     "Если людей выгонят из Эр-Фроу..."
     Гракс взмахнул рукой, и крышка стола растаяла, уступив место  другой,
на которой лежали уже знакомые предметы. Гед на них даже не  взглянул.  Он
рассматривал лица людей, а когда открыл рот,  начиная  беседу,  в  воздухе
внезапно разлилось напряжение,  и  Эйрис  послышалось,  что  сзади  кто-то
судорожно втянул в себя воздух сквозь сжатые  зубы.  Упомянет  ли  гед  об
убийстве? Что он скажет?
     - Это не медь, - произнес Гракс. - Поток  электронов  будет  течь  по
этому веществу гораздо быстрее, чем по меди.
     Он не  собирался  говорить  об  убийстве!  Эйрис  почувствовала,  что
вот-вот упадет. Она взглянула налево - лицо командира делизийцев потемнело
от гнева.
     - Эта проволока, - продолжал Гракс, - изготовлена из  особого  сплава
при очень высокой температуре. -  Больше  он  ничего  не  добавил  -  геды
никогда не открывали секретов своей технологии, а только приводили  факты,
отвечали на вопросы. И все.
     Все сидели неподвижно. Пауза затягивалась.  Ни  новая  проволока,  ни
другие предметы не спешили исчезнуть со столов в складках  джелийских  или
делизийских туник. Гракс ждал вопросов, а Эйрис снова  подумала,  что  это
терпеливое ожидание куда необычнее, чем три глаза. Гед мог  ждать  часами,
мог провести в  Доме  Обучения  целый  день,  не  сказав  ни  слова,  пока
кто-нибудь не заговорит. Но должен  же  он  понимать,  что  сегодня  людей
волнует совсем другое, они  хотят  знать,  каким  будет  суд  гедов!  Геды
определили законы, а законы подразумевают наказания.  Хотя,  как  заметила
Эйрис, в других городах часто творилось беззаконие.
     Когда  молчание  стало  невыносимым,  делизийского  командира   вдруг
прорвало:
     - Джелийский мерзавец убил делизийца.
     Ножи выскользнули из-за поясов.
     Гракс повернул голову, чтобы взглянуть на  говорящего.  Такое  с  ним
редко случалось. Обычно он смотрел только на тех, кто интересовался наукой
гедов. Он произнес спокойно, как в первый день:
     - Вы пришли сюда, чтобы получить Знание.
     Командир нахмурился и, сжимая в руке нож, шагнул вперед. Эйрис скорее
догадалась, чем увидела, как справа от нее напряглись джелийцы. Но  солдат
смотрел не на них, а на геда, и Эйрис  неожиданно  вспомнила  о  невидимой
броне,  которая  покрывала   чужака.   Гракс   не   шелохнулся.   Командир
обескураженно застыл на месте.
     - Вы пришли сюда, чтобы получить Знание, -  повторил  Гракс  и  вновь
уставился на столик.
     Гнев исказил лицо командира. Но, видимо, он понял,  что  нападать  на
Гракса бесполезно,  а  затевать  драку  с  джелийцами  здесь,  в  запертой
комнате, где у них численное преимущество, - глупо. И он отступил к стене.
     Эйрис разжала стиснутые кулаки и положила руки на стол.  Под  ногтями
выступили капельки крови.
     Проволока была серебристо-серой. Эйрис  сосредоточилась  на  ней,  не
глядя по сторонам. Проходили секунды, минуты, никто не бросился с  оружием
в руках на соседнюю половину комнаты. Наконец слева от себя  она  услышала
какой-то шорох и, повернувшись, увидела, что  делизиец-горожанин  тихонько
тянет проволоку со стола себе под рубашку.
     Предметы начали исчезать со всех столов,  утро  входило  в  привычное
русло. Эйрис протянула руку, накрыла свой моток проволоки, чтобы никто его
не украл, и подумала: "Обучение  Знанию!  Чужаков  явно  не  заботит,  чем
занимаются люди в Доме Обучения - учатся или воруют.  Тогда  к  чему  этот
обет послушания?"
     Делизиец, сбитый с толку неподвижностью Эйрис, потянулся  к  чаше  из
врофа, стоявшей перед ней. Но она накрыла чашу ладонью, и воришка  убрался
восвояси.
     На столе стояли две чаши, наполненные кислотой. С этой кислотой Эйрис
работала  в  стеклодувной  мастерской.  Она  поместила   в   чаши   четыре
металлические пластины. Теперь у  нее  получилось  два  элемента.  Где  бы
достать третий? Ах, опоздала! Все делизийские столы уже опустели. Пластины
с чашами стояли только перед гигантом-альбиносом, который никогда к ним не
притрагивался, но никто не решался подойти и забрать их у него.
     Эйрис прикрепила проволоку к обоим элементам и чуть не вскрикнула  от
боли. Засунув палец в рот, она принялась рассматривать проволоку,  которая
ударила ее сильнее, чем медная. Почему это произошло и как теперь  до  нее
дотронуться?  Немного  подумав,  женщина-стеклодув  догадалась,  что  надо
поступить так же, как она обращалась  с  кислотой  у  себя  в  мастерской.
Осторожно достала из-под туники щепку и  подтолкнула  конец  проволоки  ко
второму элементу. Коснувшись его, проволока не засветилась. Эйрис поднесла
к ней палец, ощутила поток тепла и удивилась его силе. Огонь  -  это  было
похоже на огонь, о котором никто не  вспоминал  с  момента  переселения  в
Эр-Фроу.
     Что еще можно предпринять? Мозг Эйрис  напряженно  работал;  она  так
увлеклась, что  перестала  замечать  окружающее,  ее  дыхание  участилось,
опытные пальцы  стеклодува  действовали  умело  и  проворно,  а  в  голову
приходили новые и новые идеи.
     Надо так раскалить проволоку, чтобы она согревала охотника  в  вельде
во время Третьеночи или больного ребенка, надо каким-то способом увеличить
жар, но чтобы проволока не обжигала кожу. Батарею  сделать  компактнее.  А
что, если добавить третий элемент? Жаль, что она не сможет  поместить  все
это во вроф,  здесь  просто  нет  больших  чаш.  Кроме  того,  потребуется
проволока подлиннее, ведь она не должна так раскаляться...
     Эйрис  уловила  какое-то  движение  справа.  Джелиец  смотрел  на  ее
элементы. У него их было тоже  два.  Он  соединил  их  так  же,  как  она,
коснулся проволоки, отдернул руку и нахмурился, затем низко склонился  над
столом, а когда выпрямился, Эйрис  увидела,  что  он  согнул  проволоку  в
кольца и прижал их плотнее друг к другу. Получились этакие  тяжелые  витые
браслеты, вроде тех, что  носили  некоторые  горожане.  Джелиец  прикрепил
спираль к элементам и поднес к ней  руку.  Эйрис  скрутила  свою  так  же.
Интересно, даст ли спираль что-нибудь новое?  Спираль  разогрелась,  тепло
теперь концентрировалось в одном месте, но вместе с теплом  сохранилась  и
угроза удара. Нужен другой способ  присоединения  проволоки,  не  щепку...
Эйрис еще раз оглянулась на джелийца,  он  поднял  голову,  и  она  узнала
Дахара. Глаза их встретились.  На  столах  перед  ними  лежали  одинаковые
кольца  и  элементы.  Темное  лицо   джелийца   оставалось   бесстрастным.
Красно-синяя эмблема сияла у него на плече. У Эйрис в животе  зашевелилось
что-то холодное. Страх, и все же не совсем  страх.  Она  отвела  глаза  от
джелийского   лейтенанта,   взглянула   на   витки   проволоки,    которые
разогревались все сильнее, потом огляделась, и ей показалось, что никто из
присутствующих не заметил, что она  и  лейтенант  сделали  два  одинаковых
витка проволоки.
     Никто, кроме геда.



                                    17

     - Это новое оружие, - объявил гед.
     Все собрались на центральном  дворе  Дома  Обучения,  который  всегда
использовали для Обучения Оружию. СуСу  стояла  в  сторонке  и  равнодушно
наблюдала за гедом, продемонстрировавшим кусок красной  ткани  размером  с
ладонь. Десятицикл назад ей, как и всем, дали триболо,  но  она,  конечно,
даже не попыталась метнуть его. Сестры-легионеры  не  позволили  бы,  хотя
братья-легионеры, возможно, и не стали  бы  мешать.  СуСу,  как  и  другие
проститутки,  несколько  раз  пыталась  научиться  обращению   с   оружием
братьев-легионеров. Например, после того, как принимала клиента,  но  чаще
перед тем. И хотя манипуляции  дилетанток  нельзя  было  назвать  образцом
ловкости, метать мячи  многим  понравилось.  Но  они  прекрасно  понимали:
застань их любая  сестра-легионер,  наказание  последует  незамедлительно.
СуСу выбросила свой триболо здесь же, во дворе.  Должно  быть,  кто-то  из
легионеров забрал его себе. С красным лоскутом она сделает то же самое.
     - Новое оружие? Сейчас? - в  голосе  делизийского  солдата  слышалась
тревога.
     - Да, - ответил  гед.  Лейтенант  главнокомандующей  ("Он  взял  тебя
однажды", - прозвучало в мозгу СуСу, но не так странно, как раньше, и  она
не испугалась) угрюмо взглянул на  геда,  потом  на  делизийца,  задавшего
вопрос.
     - В моем мире, - продолжил гед, - его используют, чтобы ловить  диких
животных, не убивая их. Оно не похоже на триболо и не причиняет боли. Сами
изготовить это оружие  вы  не  сможете.  По  крайней  мере  сейчас.  Потом
научитесь. Лоскут воздействует на внутренние  органы,  управляющие  телом.
Пусть кто-нибудь из вас подойдет ко мне, и я покажу, как это происходит.


     Никто  не  отважился.  СуСу  отрешенно  уставилась   в   землю;   все
происходящее ее мало волновало.
     Дахар выступил вперед.
     - Покажи на мне.
     Джелийские  легионеры  украдкой  переглянулись.  СуСу  заметила,  как
вспыхнули щеки Джехан. Делизийцы загалдели.
     - Очень хорошо, - согласился Гракс. -  Сними  рубашку.  Лоскут  можно
приложить в любом месте.
     Гед пальцем провел по позвоночнику лейтенанта  от  шеи  до  поясницы.
Впервые  СуСу  видела,  как  гед  прикасается  к  человеку.  Дахар   стоял
неподвижно. Несмотря на то, что лейтенант был среднего роста,  он  все  же
оказался на голову выше геда. Его мускулы напряглись, обрисовывая  широкие
плечи   и   спину.   СуСу   спокойно   наблюдала   за   происходящим,    а
сестры-легионеры, покраснев от бешенства, демонстративно опустили головы.
     Гед приложил красный лоскут к позвоночнику лейтенанта. И тут  же  его
мощные мускулы ослабли, и Дахар рухнул к ногам геда.
     Джелийские  легионеры   бросились   было   вперед,   но   замерли   в
нерешительности. Поколебавшись, один из  братьев-легионеров  опустился  на
колени и перевернул тело Дахара на спину. Сестры-легионеры обнажили клинки
и  не  сводили  настороженных  глаз  с  чужака,  стараясь  не  глядеть  на
распластанного  полуобнаженного  лейтенанта.  Его  широко  открытые  глаза
неподвижно уставились в пространство. Когда брат-легионер принялся  трясти
Дахара, глаза лежащего закатились.
     Делизийский командир шагнул вперед, чтобы лучше все видеть, но Джехан
загородила собой поверженного лейтенанта, и делизиец остановился.
     - Еле дышит, - объявил брат-легионер.
     - Подожди, - отозвался гед. Все замерли в ожидании.
     Прошло несколько минут, потом глаза Дахара открылись. Он зашевелился,
помотал головой и встал. Красный лоскут,  прилипший  к  его  позвоночнику,
напоминал свежую кровь.
     - Что это было? - спросил лейтенант.
     - Ты как будто умер, - ответил побледневший от испуга брат-легионер.
     - Сколько это продолжалось? - спросил Дахар таким грозным тоном,  что
воин испугался еще больше.
     - Несколько минут, - ответил гед.
     - Вполне достаточно, чтобы схватить и связать. - Дахар  повернулся  к
геду. - Вы используете это оружие, чтобы парализовать жертву. Зачем?
     - Взрослые геды используют  его,  чтобы  ловить  диких  животных  для
изучения, - добавил гед в абсолютной тишине.
     - Но нам предлагаете в качестве оружия.
     - Вы просили оружие.
     Дахар промолчал. СуСу  видела,  как  настороженно  смотрели  на  него
легионеры, даже сестры, хотя он еще не успел натянуть рубашку.
     Она поняла, что лейтенанту не понравилось  новое  оружие,  другим  же
пришлось по душе. Почему? СуСу даже не пыталась разобраться. Она больше не
думала о братьях-легионерах. Их дела ее не касаются. СуСу освободилась  от
них.
     - Вы хотите это новое оружие? - поинтересовался, гед.
     - Д_а_, - отозвался Дахар. - И я хочу знать, как оно  действует.  Как
оно действует внутри тела?
     Джехан посмотрела на  рубашку  Дахара,  валявшуюся  в  пыли.  Двойная
спираль выглядывала лишь  наполовину.  Делизийский  командующий,  которому
Джехан преградила путь к лейтенанту, тоже взглянул на  спираль,  и  Джехан
нахмурилась.
     - Как это работает - вопрос для Обучения Знанию,  -  ответил  гед.  -
Сейчас Обучение Оружию. Выходите по двое. Каждая пара испытает лоскут друг
на друге.
     Джехан  и  Талот  встали  со  своих   мест.   Затем   поднялись   два
брата-легионера,  сестра-легионер  с   женщиной-горожанкой,   дрожащей   и
съежившейся от страха.
     В паре  с  Дахаром  оказался  каменщик.  Теперь  лейтенант  собирался
испробовать  новое  оружие  на  нем.  Даже  делизийцы  без   сопротивления
разделились на пары: сестра-солдат с  братом-солдатом.  СуСу  неоднократно
слышала, что делизийки, даже солдаты, все  поголовно  проститутки.  "Разве
это возможно? - подумала она. - Правда, об  этом  со  смехом  рассказывали
братья-легионеры. Они бахвалились, описывая,  как  поступят,  если  в  бою
повстречают делизийку, и, возможно, просто привирали".
     Когда все разделились на пары, гед выдал каждому второму по  лоскуту.
И легионерам, и солдатам не терпелось испытать новое оружие на себе, чтобы
понять, как против него бороться. Одни переговаривались вполголоса, другие
уже  стягивали  с  себя  рубашки,  третьи  отворачивали  воротники,  чтобы
приложить лоскут к шее. Без пары остался только белый варвар.
     СуСу, окаменев от страха, опустила глаза и  прижала  свои  маленькие,
кулачки к бокам. Белый варвар, которому СуСу доставала до пояса,  двинулся
к ней. На нее пахнуло крепким запахом мужского пота, и она от  ужаса  чуть
не упала в обморок. Он сорвет с  нее  тунику,  приложит  лоскуток,  и  она
рухнет на землю, как первый лейтенант! И тогда с ней  можно  будет  делать
все что угодно! Прошло несколько минут,  но  ничего  страшного  с  ней  не
случилось. Чуть успокоившись, она краем глаза увидела падение Джехан.  Над
ней  преданным  стражем   высилась   Талот.   Девушка   стала   совершенно
беспомощной.  Она  не  пала,  как  легионер  в  честном  бою,   а   просто
превратилась в безжизненную куклу.  СуСу  стиснула  кулаки.  Сейчас  белый
варвар проделает это с ней! На  делизийской  половине  двора  тоже  кто-то
рухнул.
     Белый гигант подходил к СуСу все ближе. Она  боялась  поднять  глаза,
пыталась заглушить крик, рвавшийся из груди, но  была  не  в  силах  этого
сделать,  а  откуда-то  из  глубины  ее  существа  уже  поднимался  темный
вкрадчивый голос... Вдруг СуСу поняла, что кто-то заглядывает ей  в  лицо.
Белый гигант, опустившись на колени и стараясь не касаться ее, смотрел  на
проститутку снизу вверх. С головы его свисали  десятки  шелковых  косичек.
Странные дымчато-розовые глаза о чем-то молили СуСу, и тут  она  заметила,
что на  его  громадной  ладони  лежит  красная  тряпочка.  Лоскут  казался
маленьким пятнышком.
     СуСу поняла - гигант хотел, чтобы она приложила лоскут к нему.
     Потрясенная девушка взяла  красный  лоскут.  Белый  варвар  поднялся,
стянул с себя рубашку и повернулся к проститутке спиной. Вскоре он, как  и
другие, оказался на земле. По сравнению  с  горой  мускулов  гиганта  даже
Дахар выглядел подростком.
     СуСу с удивлением разглядывала белую кожу варвара, такую  же  чистую,
как ее собственная, без волос  и  пятен.  Тело  гиганта  напоминало  кусок
скалы. А сейчас он лежал у ее ног  такой  беспомощный  и  жалкий,  что  на
мгновение ей показалось, будто она была охотником, а он добычей.
     Или проституткой.
     Странная дрожь сотрясла СуСу. Она смотрела на гиганта сверху  вниз  и
впервые в жизни ощущала свою силу. Текли секунды.
     Распростертые на земле постепенно начинали  шевелиться,  приходить  в
себя, многие уже поднимались на ноги, а белый варвар бездыханной тушей все
еще лежал у ее ног. Но вот и он зашевелился, сел и наконец встал  во  весь
свой исполинский рост.
     СуСу подняла глаза - он смотрел на нее и нежно улыбался! До  сих  пор
никто  в  Эр-Фроу  не  видел  его  улыбки.  У  гиганта  были   бескровные,
бесцветные, словно тихие облака, губы.



                                    18

     - Люди удивлены тем, что новое оружие им дали  сразу  же  после  акта
насилия, - произнесла поэтесса. Все  повернулись  к  ней,  хотя  все  они,
включая Энциклопедиста, уже об этом думали. (В противном случае  она  едва
ли решилась бы заговорить.)
     Все восемнадцать гедов впервые собрались вместе после безумных  дней,
когда в город впустили людей. Им  нравилось  сидеть  в  тусклом  оранжевом
свете, так похожем  на  свет  их  далекой  родины,  и  размышлять,  слегка
похлопывая друг друга, обмениваясь феромонами, снова и снова на все  лады,
повторяя очевидное. Их речи умиротворяюще сливались в один голос. Ах,  как
приятно  вновь  почувствовать  себя  частицей  цивилизации.  Кто-то,  дабы
отметить это событие, поднял температуру в комнате на два градуса.
     По комнате расходились  волны  сложных  комбинаций  запахов.  Р'греф,
молодой  гед,  потерявший  в  последнюю  встречу   контроль   над   своими
феромонами, испускал слабые феромоны стыда.  Но  со  всех  сторон  к  нему
упорно струились ободряющие флюиды.
     Феромоны спаривания  свободно  витали  в  воздухе,  готовя  атмосферу
Единения,  которое  непременно  свершится,  когда   наступит   час.   Хотя
беспокойство о Флоте никогда  не  покидало  гедов,  сейчас  оно  несколько
притупилось, отступило, лишь напоминая о себе на общем фоне  удовольствия.
Удовольствия снова быть вместе, блаженства спаривания, которое только  еще
грезилось; уюта и покоя вдали от грубых,  беспокойных  людей.  Им  никогда
сюда не добраться.
     Геды лениво потягивались и, глубоко дыша, придвигались  все  ближе  и
ближе друг к другу. Каждый голос вплетал новую тихую  ноту  в  песнь,  что
каждый уже слышал в себе раньше. "О геды, там, где созидание общего  узора
считается высшим искусством, и феромоны художников и поэтов  сплетаются  в
причудливые гобелены, мы созерцаем в молчании. Но  здесь,  душераздирающий
скрежет  людей  наполняет  нас  тоской  по  изящным  кружевам  из  слов  и
феромонов!"
     -  Больше  всего  интеллекта  в  Доме  Обучения  высказали  те,   кто
интересовался парализующим лоскутом,  -  заявил  Р'греф,  и  к  ободряющим
флюидам примешалась радость от того, что он присоединился к обсуждению.
     - Гармония поет с нами.
     - Гармония поет с нами.
     - И пусть это длится вечно.
     - Это продлится вечно.
     - Почему они так сильно  разнятся  интеллектом?  -  спросил  один  из
гедов. Давнишнее  изумление,  давнишнее,  но  непроходящее,  разлилось  по
комнате. Геды подозревали, что у генетически неустойчивых видов непременно
должны иметься различия в умственном  развитии,  но  их  все  еще  поражал
диапазон этих различий.
     - Возможно, следовало повременить с парализующими лоскутами.
     - Возможно. Гармония поет с нами.
     - И пусть это длится вечно.
     - Это продлится вечно.
     - Мы можем компенсировать преждевременное возвращение людей, приобщая
всех, кто захочет, к новым знаниям.
     - Мы согласны.
     - Мы все согласны. Гармония поет с нами.
     - Гармония поет с нами. Мы достигли соглашения.
     - И пусть это длится вечно.
     - Кого из людей следует больше всего оберегать от возвращения  домой?
Кто кажется наиболее перспективным?
     - Дахар. Группа Гракса.
     - Да. Дахар. Мы согласны.
     - В группе Враггафа - Криджин.
     - Да. Криджин. Мы согласны.


     Так, часами смакуя мирное  сладострастие,  приближаясь  к  наивысшему
наслаждению Единения, они говорили и говорили.  В  конце  концов  надумали
поступить так, как решили заранее  -  последовать  совету  Энциклопедиста,
дать людям  некоторые  знания  об  их  собственном  организме,  полученные
Энциклопедистом  при  анатомировании  и  обеззараживании.  Жрецы-легионеры
Должны донести эту информацию до наиболее способных.  Знания  о  том,  как
рожать и растить здоровых детей, должны заинтересовать беременных  женщин,
которые уже появились в Эр-Фроу. Какой вид не оценит такого знания?  Нужно
попытаться научить их всему: науке, медицине, военному делу - чему угодно,
только бы сохранить заинтересованность людей в Эр-Фроу, пока  не  разрешен
Ключевой парадокс.
     После часов солидарности в комнате неожиданно  пахнуло  раздражением,
но никто не упомянул о Ключевом парадоксе вслух.  Пробудившийся  настенный
экран  показал  последний  кадр,  переданный  зондом.   На   нем   застыло
изображение бородатого старика в драном мундире с полумесяцем, звездами  и
двойной  спиралью.  Разрушенный  корабль  излучал  бесконтрольный  стазис,
утраченную историю.
     Три голоса одновременно пробормотали что-то в сторону Энциклопедиста.
Экран  погас,  картинка  исчезла.  Спариваться  в  Единении  непередаваемо
сладостно; непозволительно портить такое удовольствие.
     Откуда-то  появился  сосуд  для  жидкости,  температура   в   комнате
поднялась на добрых  пятнадцать  градусов,  и  начался  транс.  И  каждому
спаривание грезилось желаннее, чем когда бы то ни было.



                                    19

     - Дождь, - сказала Талот. - Пахнет дождем.
     - В Эр-Фроу не бывает  дождей,  -  возразила  Джехан,  но,  посмотрев
вверх, нахмурилась.
     - Подожди, у меня развязалась сандалия. - Талот нагнулась, а  Джехан,
хотя они уже вернулись за  цепь  караульных  постов,  невольно  продолжала
вести наблюдение. В руке она держала  мертвого  лоруса,  другой  свисал  с
пояса Талот. Охота в чащобе Эр-Фроу оказалась удачной, несмотря на тяжелый
воздух и давящее небо, которое на самом деле не являлось таковым.
     - Сейчас в баню, - сказала Талот.
     - Тс-с!
     Талот застыла, готовая к бою. Но то, что услышала  Джехан,  оказалось
лишь журчанием  воды  и  шелестом  листьев.  Почти  забытая  глухая  дробь
застучала прямо над головой, и через мгновение первые робкие  капли  упали
на плечи и запрокинутые лица девушек.
     - Чтобы помыть деревья! - рассмеялась Талот. - Наконец-то.
     Геды  решили  помыть  деревья.  На  них  больше  пыли,  чем  гноя  на
проститутке. Только посмотри - дождь!
     - Жаль, что нет грома, - вдруг сказала Джехан. - Я люблю гром.
     - Мне следовало об этом догадаться, - рассмеялась Талот.
     - Каким образом, любимая? - улыбнулась Джехан.
     - Просто догадалась бы, и все.
     Джехан игриво толкнула подругу. Талот поймала ее руку, и  они  вместе
двинулись к баням сестер-легионеров. СуСу, прятавшаяся в чаще, ждала, пока
их голоса наконец не замолкли вдали.
     Она купалась  в  одном  из  ключей,  которых  здесь  было  множество.
Проскользнуть в бани позади зала горожан она даже не  пыталась,  и  только
натянула на себя еще мокрую после стирки тунику,  как  услышала  Джехан  и
Талот. Когда сестры-легионеры ушли, СуСу  убедилась,  что  впереди  больше
никого нет и, быстро пробежав под слабым  дождиком  по  самой  неприметной
дорожке среди раскидистых  деревьев,  скользнула  в  дом.  Две  горожанки,
оживленно болтая, поднимались по лестнице. СуСу тихо шла за ними.  Свернув
в коридор,  отведенный  специально  для  нее,  Фалональ  и  Джамилы,  СуСу
ринулась вперед, прижала  палец  к  своему  замку,  вбежала  в  комнату  и
захлопнула дверь. Теперь она чувствовала себя в безопасности.
     Тишина приветствовала ее, лаская нежными волнами.  Девушка  не  стала
зажигать  свет,  тихо  сидела  в  темной  тишине,  нежась   в   окружающем
спокойствии. В комнате нет окон; никто не  подсматривает,  звуки  сюда  не
просачиваются, а дверь заперта.  СуСу  улыбнулась,  вытерла  свои  длинные
черные волосы, расчесала их, потом сняла мокрую  одежду  и  расстелила  ее
сушиться на полу.
     Потом девушка снова уселась, прислонившись к стене. В комнате не было
ничего постороннего, никаких игрушек гедов, принесенных из Дома  Обучения,
ничего, кроме подушек.
     Она нуждалась только в тишине.
     Ей нужна была только тишина.
     Вскоре она свернулась калачиком и уснула.
     Ее разбудил грохот распахнувшейся двери. Вскочив с подушек, СуСу дико
закричала; свет ослепил ее.
     Д_в_е_р_ь_... дверь... Как могла она открыться? Перед СуСу  мелькнуло
лицо Фалональ, торжествующее и смущенное, потом дверь захлопнулась, и  она
увидела легионера, затем другого. Коридор исчез.
     - Ну, кричи же, - зарычал первый сквозь зубы и ударил ее. СуСу  упала
и закричала. У легионера не было уха.
     - Больше пока не бей! - проворчал другой. - Мы еще не  попользовались
ею.
     Одноухий  опять  ударил  ее  по  ребрам,  потом  по  лицу.  Рот  СуСу
наполнился кровью; она начала задыхаться. Пытаясь отбиться от насильников,
СуСу скатилась с подушек на пол, но сильные руки схватили ее.
     - Уже разделась - словно специально для нас.
     - Я, я первый.
     - Бери, черт с тобой!
     Воин навалился на женщину,  коленом  раздвинул  ноги,  начал  тискать
груди. Первый толчок заставил ее вскрикнуть  от  страшной  боли.  Умрет...
сейчас она умрет...
     "...Ты проститутка, проститутка и навсегда останешься ею, - навязчиво
крутилось в голове. - Ты ничем не лучше, чем Джамила и Фалональ".
     Внезапно жадные руки отпустили ее грудь, тело одноухого взметнулось в
воздух, и СуСу увидела огромного альбиноса. Его гигантская  лапа  свернула
голову насильника. Воин дернулся, глаза его  выкатились  из  орбит,  и  он
затих. Варвар отбросил тело к стене, перешагнул через СуСу и  двинулся  ко
второму.
     Джелиец не был трусом. Ожидая своей очереди, он снял пояс, на котором
висели  ножи,  но  даже  безоружный  изготовился  к  схватке  с  гигантом,
примериваясь, чтобы нанести смертельный  удар  кулаком  в  горло.  Великан
отступил в сторону, отвел удар рукой и схватил противника в охапку. Тем же
отработанным движением, что и раньше, он  свернул  ему  шею.  Предсмертный
крик легионера оглушил СуСу; она попыталась поднять руки, чтобы  заглушить
этот крик, и потеряла сознание.
     Очнувшись, девушка удивилась, что все еще жива. Какая-то ткань плотно
охватывала ее ребра,  а  наготу  прикрывало  одеяло.  Потом  она  услышала
голоса. В дверном проеме  толпились  люди.  Рядом  с  ней  стоял  огромный
варвар. Потом наступила тишина.
     Гигант, склонив голову на бок, смотрел на нее добродушным  любопытным
взглядом, словно большой спокойный  зверь.  СуСу  снова  закрыла  глаза  и
почувствовала, как он бережно поднял ее вместе с  подушками  и  осторожно,
стараясь не задеть перевязанные ребра, понес к выходу.
     Толпа зевак, в  основном  горожан,  поспешно  расступилась.  Те,  кто
оказался на пути гиганта, вжались в  стены.  Фалональ,  распластавшись  по
врофу и испуганно вращая глазами, крикнула:
     - Это я впустила великана! Скажи ему, пусть не  трогает  меня!  Я,  я
впустила его, чтобы спасти тебя, СуСу! Скажи ему об этом!
     СуСу не открывала  глаз,  позволяя  заботливо  снести  себя  вниз  по
лестнице, прочь из джелийского жилища. Она не слышала  ничего:  ни  воплей
Фалональ, ни дождя, ни приказа самой Белазир, который облетел  все  посты:
"Пропустить. Варвар - не враг".
     Не слышала она и воплей, когда джелийцы обнаружили, что в  то  время,
как  лейтенант  главнокомандующей  вместо  того,  чтобы  обходить   посты,
проскользнул  мимо  них  в  пустующий  Дом  Обучения,  делизийский  солдат
выследил и убил сестру-легионера, охотившуюся в густых зарослях. Ее  нашли
с проломленным черепом; беспощадный джелийский кинжал валялся рядом.



                                    20

     Эйрис закончила мастерить устройство  для  обогрева  людей  в  холоде
Третьеночи. Сидя на корточках в своей комнате, она смотрела на причудливое
сооружение из чаш для еды, проволоки и скрученной ткани. Ее щеки пылали от
возбуждения, она даже не обернулась, когда вошел Келовар.
     - Работает! Попробуй, от него тепло.
     Солдат наклонился над устройством, с его одежды  стекала  вода.  Одна
капля упала на оголенную проволоку и зашипела.
     - Приложи сюда руки, - попросила Эйрис. - Нет, не сюда  -  на  ткань.
Чувствуешь? Греет!
     Келовар отдернул руку, его глаза сузились. Эйрис прикоснулась рукой к
тому месту, где только что лежала его ладонь, и рассмеялась.  Он  медленно
повернул голову и пристально посмотрел на женщину. Она смеялась радостным,
легким смехом, которым всегда приветствовала свою удачу.
     - Не знаю, правда, на сколько его хватит. Кислота разъедает  цинковую
пластину, а геды  не  сказали,  как  этому  помешать.  Но  ведь  можно  же
что-нибудь придумать. Главное, Келовар, оно работает! Охотники будут брать
такие с собой в вельд во время Третьеночи - ну,  может,  не  такие,  такие
слишком громоздки, но даже этот обогреватель можно использовать в  главном
лагере вместо огня. И больные дети, младенцы, смогут греться возле него  в
самую стужу. Только надо поставить туго  натянутый  экран,  чтобы  они  не
обожглись. Или нет, стой-ка! Стекло! - можно поместить все это за  стекло,
тепло все равно будет проходить сквозь него. Что бы я ни отдала сейчас  за
мою печь! Впрочем, неважно. Он _р_а_б_о_т_а_е_т_!
     Глаза  Келовара  превратились  в  узенькие   щелки.   Он   пристально
рассматривал две чаши из врофа и два сосуда гедов, наполненные кислотой. В
кислоту были погружены по  две  металлические  пластинки,  удерживаемые  в
вертикальном   положении    распорками.    Пластины    соседних    сосудов
последовательно соединялись проволокой, а от самых крайних она  вилась  по
деревянным рейкам и  исчезала  под  куском  многослойного  полотна  гедов,
натянутого  на  каркас.  На  полотне  свободно   поместилось   бы   тельце
новорожденного. Все это устройство грело ровнее, чем огонь. Эйрис положила
ладонь на ткань и рассмеялась.
     - В Эр-Фроу нет Третьеночи, - проговорил  Келовар.  В  его  интонации
слышалось медленно нараставшее раздражение, но опьяненная  радостью  Эйрис
отмахнулась:
     - Ну и что? Главное, мое устройство работает!
     - Где ты раздобыла все эти вещи?
     - Купила. Выменяла. Принесла из Дома Обучения. Гракс не  сказал  мне,
какой должна быть пропорция воды и кислоты. Он спросил: "Как  ты  выяснила
это?" Я хотела ответить: "С помощью магии и ворожбы под обеими лунами",  -
но он не понял бы шутки. А я нашла  соотношение  сама!  И  мне  странно  и
удивительно, что эта штуковина работает!
     Эйрис убрала руку с обогревателя и сделала жест, к  какому  прибегали
мастера в стеклодувной мастерской,  чтобы  оповестить  людей  об  успешной
плавке - полунасмешливый, полуторжественный щелчок большим  пальцем,  -  и
снова положила руку на устройство. Ее глаза светились от счастья.
     Келовар ничего не сказал.
     - Ты знаешь, - продолжала она, сияя, - для этой штуки в Делизии можно
найти все, кроме проволоки. Однако опытный кузнец, возможно сообразит, как
ее сделать. Это сплав разных руд, как сказал Гракс, но  даже  если  кузнец
или оружейник не сможет получить такого же, они  сделают  другой,  который
будет так же сильно нагреваться, но не сгорать.  Хочешь  заняться  этим  -
попробовать  разные  смеси?  Интересно,  почему  до  сих   пор   ни   один
мастер-стеклодув не додумался до такого? Мы просто используем одни и те же
материалы, меняя только их внешний вид и никогда не экспериментируем,  как
геды. Может быть,  если  я  расплавлю  немного...  Ондар  сказала,  что  в
соседнем зала занимается кузнец. Я могу спросить у него!
     Эйрис вскочила.  Келовар,  все  еще  стоявший  на  коленях  возле  ее
изобретения, грубо схватил ее за ногу.  Она  с  удивлением  уставилась  на
него.
     - Ты никуда не пойдешь. Твоя игрушка может подождать.
     - Это не игрушка, - возразила женщина.
     Он только нетерпеливо хмыкнул.
     - Что бы это ни было.  Нельзя  выходить  из  дома.  Час  назад  убили
джелийского легионера.
     - Кого? - Эйрис опустилась на пол.
     - Сестру-легионера. Она была безрассудна и слишком самоуверенна.
     - Кто ее убил?
     - Не знаю, -  Келовар  отвел  взгляд.  -  Но  зал  внизу  гудит,  как
растревоженный улей.
     - Я не спускалась вниз, я заканчивала... - Эйрис посмотрела  на  свое
устройство. Оно еще лучилось теплом и слабым светом.
     - Не все  играют  в  бирюльки.  -  Солдат  отвернулся.  Она  заметила
заострившуюся  линию  его  подбородка  и  странный  огонь  в  глазах,   то
разгорающийся, то стремящийся скрыться в глубине.
     - Келовар... откуда ты узнал об убийстве?
     - Внизу все только об этом и говорят.
     - А как узнали они? Убийца похвастался?
     - Нашли тело. Калид запретил месть.
     Женщина помолчала, собираясь с мыслями.
     - Келовар... это ты убил ее?
     - Нет, но хотел бы.
     Она не могла понять, шутит он или нет. Только  животная  ненависть  в
его голосе не вызывала сомнений.
     - А ты хотела бы, чтобы эта  мерзавка  уцелела,  так?  Или  чтобы  мы
забыли о делизийской гордости и позволили, чтобы убийство сапожника  сошло
им с рук, будто мы жалкие трусливые  кридоги!  -  Келовар  взял  Эйрис  за
подбородок и поднял ее голову. - Но мы не кридоги!
     Эйрис отшатнулась. Он зло рассмеялся, но сразу умолк.  Смех  заставил
ее вздрогнуть. И тут лицо Келовара изменилось, злобная гримаса исчезла, он
привлек к себе подругу и обнял за талию.
     - Ты не солдат, мое солнышко, ты мой мастер-изобретатель игрушек.  Не
думай о военных действиях. Это забота солдат. Я буду охранять тебя,  а  ты
будешь мастерить свои игрушки.
     Он поцеловал ее в шею, но Эйрис с силой оттолкнула его.
     - Что ты мелешь, Келовар! "Гордость Делизии, войска Делизии"!  -  Она
передразнивала его, слишком разгневанная, чтобы думать об осторожности.  -
Но здесь не Делизия! Слышишь меня? _З_д_е_с_ь _н_е _Д_е_л_и_з_и_я_.  Здесь
Эр-Фроу, и  геды  запретили  убийства,  а  мы  второй  раз  нарушили  свое
обещание. Тебе не кажется, что их терпение не безгранично?
     - Это убийство - ответное! Джела первая нарушила закон!
     - А геды могут выгнать из Эр-Фроу всех!
     - Ну и пусть!
     Он будет только рад,  прозрела  вдруг  Эйрис.  Для  Келовара  Эр-Фроу
оказался не тем городом, куда он стремился. Ему  тут  слишком  непривычно,
неуютно и даже страшно... Она нахмурилась, пытаясь понять, в чем тут дело.
Они долго смотрели друг на друга. Потом Келовар  вымученно  улыбнулся,  но
глаза его не смеялись. Он снова потянулся к ней.
     - Не будем спорить, любимая. На улице дождь, разве ты  не  знаешь?  Я
промок до нитки и замерз. Согрей меня, Эйрис, милая.
     - Келовар... не надо.
     - Согрей меня.
     Она отпрянула. Он - полушутя, полусерьезно - ринулся к  ней  и  задел
тяжелым  ботинком  обогреватель.  Раздался  треск,  и   части   устройства
разлетелись во все стороны. Проволока  соскочила,  жидкость  разлилась  по
полу, красноватое свечение исчезло.
     Эйрис посмотрела на остатки своего изобретения, быстро подняла глаза,
и  успела  заметить  выражение   лица   Келовара.   Его   лицо   светилось
удовольствием. Келовар радовался,  испортив  ее  устройство!  Она  не  раз
подмечала подобную  реакцию  в  стеклодувной  мастерской  на  тупых  лицах
подмастерьев, злорадствующих, когда изделие мастера, передержанное в печи,
трескалось. Изделие, которое этим тупицам никогда не удалось бы повторить.
     -  Прости,  -  сказал  Келовар,  но  раскаяния  в   его   голосе   не
чувствовалось.
     - Уходи, Келовар. Я не буду спать с тобой. Пора с этим покончить.
     - Потому что я сломал твою игрушку? Я ведь нечаянно.
     - Нет. Не потому.
     - Тогда почему, Эйрис? - Он искренне удивился. Обычно ссоры,  которые
то и дело вспыхивали между  ними,  гасило  влечение.  Но  сейчас  Келовар,
видимо, понял, что их отношениям действительно пришел конец.
     - Потому, что мы мучаем друг друга.
     - Ты меня не мучаешь.
     - Но я тебя не хочу.
     Келовар вспылил:
     - Ты хочешь кого-то другого!
     - Нет.
     - Я люблю тебя, Эйрис.
     Она посмотрела на куски обогревателя и задумалась о человеке, который
так мало знал ее, хотя говорил о любви. Келовар следил за ее взглядом; его
подбородок дрожал.
     - Мы неплохо ладили.
     - Мы слишком разные и не подходим друг другу.
     - Потому что меня не интересуют игрушки гедов, а тебя  не  интересует
Делизия? - Голос солдата вдруг стал необычно спокойным.  -  Так,  любимая?
Стоит лишь упомянуть о Делизии, ты сразу съеживаешься. Я заметил  это  еще
раньше, за воротами Эр-Фроу. Почему?
     Эйрис  не  ожидала  от  него  такой  проницательности.  Кажется,  они
действительно совсем не знают друг друга. Она хотела  ответить  уклончиво,
но Келовар опередил:
     - Будь осторожна, солнышко. Иначе заподозрят, что  гедам  ты  предана
больше, чем своим согражданам. Это опасно, дорогая.
     Эйрис взглянула на него в упор.
     - Угрожаешь?
     Но солдат смотрел уже без вызова, лицо его  обмякло,  руки  безвольно
опустились.
     - Нет. Позволь мне остаться, Эйрис. Пожалуйста.
     - И не проси!
     Отчаяние исказило его  лицо.  Келовара  вдруг  охватило  лихорадочное
возбуждение.
     - Ты моя, Эйрис! Уйду я или  останусь,  все  равно  ты  моя!  В  один
прекрасный день ты поймешь это. Я могу подождать.
     - Уходи, Келовар. - Он не сдвинулся с места. - Пожалуйста.
     Он ушел.
     Эйрис уныло стояла,  глядя  на  свое  сломанное  творение.  Ее  вдруг
зазнобило. Обняв себя руками, она зябко потерла плечи, но это не  помогло.
Ей было холодно. Так холодно не было даже в вельде с Джехан, ни разу с тех
пор, как за ней навсегда захлопнулись южные ворота Делизии.
     Эмбри. Делизия. "Твои сограждане".
     Что произошло бы, покажи она обогреватель одному из сограждан? А если
бы она сказала Келовару: "Я сделала это так-то и так-то. Посмотри, как оно
работает..." Наверняка, он остался бы  равнодушным.  Даже  в  стеклодувных
мастерских люди интересовались только привычными  методами,  традиционными
формами.
     Она снова увидела красно-синюю спираль,  разбитую  у  реки,  осколки,
мерцающие в лунном свете. Эйрис опустилась  на  колени  и  стала  собирать
детали обогревателя. Хорошо, что это не стекло, - все части целы. Келовар,
в отличие от Джехан, не причинил ее творению непоправимого вреда.
     "Сограждане"! Геды в своей проклятой тюрьме раскрепостили ее разум, и
бросили, как котенка в воду. И вот теперь она барахтается,  не  видя,  что
стремнина несет ее на пороги, а геды наблюдают: выплывет - не выплывет? Но
геды не  ее  сограждане,  что  бы  ни  говорил  Келовар.  Они  бесстрастно
наблюдают и слушают, только слушают и  наблюдают,  неспособные  испытывать
никаких чувств по отношению к людям.
     Почему ей так холодно?
     Эйрис торопливо принялась восстанавливать свое  устройство.  Придется
приготовить еще порцию кислотной смеси. Келовар почти всю пролил.
     Эйрис вытирала пол, когда стены заговорили, да  так  неожиданно,  что
она чуть не вскрикнула.
     Стены молчали с тех пор, как люди в первый день  приложили  пальцы  к
замкам.  Даже  внешняя  Стена  никогда  не  говорила  так  громко.  Голос,
напоминавший голос геда, разбудил бы и мертвого: его должны были  услышать
те, кто находился далеко от дома. И все же он оставался спокойным - жуткий
спокойный рокот.
     - В Эр-Фроу больше не будет убийств. Люди Кома  сами  позаботятся  об
этом. В Эр-Фроу больше не  будет  убийств,  иначе  последует  изгнание  из
города, и люди не получат награды.
     Эйрис застыла с мокрым полотенцем в руках. Голос повторил:
     - В Эр-Фроу больше не будет убийств. Люди Кома  сами  позаботятся  об
этом. В Эр-Фроу больше не  будет  убийств,  иначе  последует  изгнание  из
города, и люди не получат награды.
     Изгнание из города. Изгнание. Для нее это катастрофа!
     Эйрис закрыла лицо руками и  истерически  захохотала.  Кажется,  этот
смех был безумнее, чем в тот  раз,  когда  Джехан  решила,  что  делизийка
спятила. Но  Эйрис  знала,  что  пока  здорова.  Просто  все,  что  с  ней
происходит, так нелепо, так абсурдно, так невероятно...  Изгнание  сначала
из одного города, а теперь  вот  из  другого.  Сначала  одни  "сограждане"
отказали ей в праве жить по-своему, а теперь вот и другие...
     Она взяла себя в руки, и смех оборвался.
     Стена повторила сообщение в третий раз, и  теперь  Эйрис  услышала  в
предостережении неопределенность - намеренную неопределенность?
     Геды не уточнили, кто именно будет изгнан, если про изойдет еще  одно
убийство. Только убийца? Или заодно с ним и все его земляки? А может быть,
из Эр-Фроу про гонят вообще всех людей?
     Эйрис вытерла лужицы и вышла за дверь. Коридор, лестница, нижний  зал
гудели от разговоров, криков и споров.  Всех  волновал  один  вопрос:  кто
будет изгнан?
     И не было двух делизийцев, которые сошлись бы во мнениях.
     Эйрис уже преодолела половину лестничного марша, когда в голове у нее
всплыла еще одна неясность. После окончания занятий в Доме  Обучения  геды
всегда исчезали. Они уходили через единственный проход в Стене с восточной
стороны. Никто, даже караульные и охотники в лесу, ни разу  не  видели  ни
одного геда после наступления темноты.
     Так как же геды узнали об убийстве?



                                    21

     - Где ты был?
     - В Доме Обучения, - Дахар стоял перед  главнокомандующей  навытяжку.
Он почти физически ощущал ее раздражение.
     - Почему без разрешения?
     - До сих пор его не требовалось. Я проверил посты в положенное время.
Обычно я никому не докладывал, как провожу время между проверками.
     На мгновение выйдя из образа командующей, пытавшейся держаться строго
официально, Белазир рубанула рукой по воздуху.  На  ее  скулах  проступили
красные пятна.
     - Тысяча кридогов, Дахар! Я говорю не о твоем времяпрепровождении!  Я
говорю о дисциплине! Ты же знал, что делизийцы попытаются отомстить за  их
треклятого сапожника! Неужели Дом Обучения тебе важнее? И что ты там забыл
- игрушки, оружие?
     - Нет.
     - Какого же черта ты там делал?
     - Ничего.
     Белазир изучающе посмотрела на лейтенанта. Красные пятна  исчезли,  и
она  сразу  стала  выглядеть  старше   своих   лет.   Дахар   видел,   что
главнокомандующая колеблется. Ее снедало любопытство, а надо  было  что-то
решать с наказанием. Так уже бывало, только сейчас он, к своему удивлению,
надеялся, что любопытство пересилит. Лейтенанту  казалось,  что  он  давно
приучил себя хладнокровно ожидать решений командующей.
     В штабе Белазир, прямо напротив  лестницы,  поднимавшейся  с  первого
этажа, была единственная в Эр-Фроу расписанная стена. Кто-то изобразил  на
ней воинские знаки различия Джелы - полумесяц, полумесяц со звездами, одно
солнце, два солнца, три солнца. Что же это за краска, которая держится  на
гладком врофе? Дахар предположил было, что краска  проституток,  но  потом
решил, что это совершенно невозможно.
     - Дахар, я не собираюсь тебя наказывать, но другие  запомнят.  Они  и
так косятся на твою двойную спираль. Я не хочу,  чтобы  поползли  слухи  о
трениях среди начальства. Особенно сейчас. Твое умение проскользнуть  мимо
постов могло бы заставить наших воинов зауважать тебя, но то же самое ради
визита в зал гедов - совсем другое дело. Зачем ты туда ходил?
     - Мне там просто нравится.
     Белазир  пристально  смотрела  на  него.  Дахар  помолчал,  но  потом
выдавил:
     - Ты хочешь знать, есть ли  там  что-нибудь,  связанное  с  ритуалами
красно-синих?
     - Да.
     - Нет. Никто не устраивает ни тайных  оргий,  ни  знахарских  плясок,
ради которых, как ты думаешь, я пробираюсь сквозь  посты.  Никто  не  пьет
кровь и не расчленяет человеческие тела.
     Он понял, что хватил лишнего, обидел командующую.  Белазир  этого  не
заслужила. В ее любопытстве чувствовался лишь намек на неприязнь, и Дахару
давно пора  было  смириться  с  этой  неприязнью.  Белазир  -  талантливая
командующая, и этого достаточно. Рассчитывать, что она поймет то, чего  не
понимал он сам, - слишком самонадеянно.
     - А если бы я был в  это  время  с  проституткой,  разве  смог  бы  я
предотвратить убийство?
     - Не в этом дело. Я лишь надеюсь, что впредь ты будешь больше  думать
о благе Джелы, и ничто не помешает тебе выполнить свой долг. Ты не  имеешь
права уронить себя в глазах легионеров.  Если  бы  я  считала,  что  порка
пойдет тебе на пользу, я бы не задумываясь приказала тебя выпороть.
     Дахар покраснел. Белазир нанесла жестокий удар по его самолюбию.
     Она отвернулась и несколько минут  стояла  к  нему  спиной,  глядя  в
открытую  дверь  -  дверь  всегда  открывали,  когда  в  штабе   находился
легионер-мужчина. Командующая была широка в плечах,  под  пучком  седеющих
кос - традиционной прически сестер-легионеров  -  угадывалась  мускулистая
шея. Неожиданно Дахар подумал: "Интересно, как она выглядела в молодости?"
     Потом  он  перенесся  мыслями  в  другую  комнату  и  увидел   своего
наставника...
     - Но как двойная спираль попадает в тело? - спрашивал мальчик. Старик
пренебрежительно глянул на ученика. На плече у наставника  -  красно-синяя
эмблема, а волосы, точнее, то, что от  них  осталось,  выстрижены,  как  у
мастера-воина. Он неприязненно скользнул взглядом  по  молодому,  сильному
телу Дахара и ответил:
     - Это тайна. Двойная спираль  дана  каждому  из  нас  от  рождения  и
исчезает только  после  смерти.  Жрецы-легионеры  носят  ее  потому,  что,
врачуя, стараются продлить ее жизнь в человеческом теле как можно  дольше.
Это все, что тебе нужно знать, парнишка.
     Подросток рассматривает что-то через грубо обработанные линзы.
     - Это просто кровь.  Состав  крови  неизменен  и  не  зависит  от  ее
количества. В ней нет двойной спирали. Спираль скрыта только в одном месте
нашего тела - она-то и есть  средоточие  жизни.  Все  остальное  -  только
смерть, поджидающая своего часа.
     - Но где это место?
     - Я же сказал: тебе не нужно этого знать.
     Мальчишка внимательно смотрит на наставника.
     - Ты сам не знаешь, где оно!
     - Не груби, Дахар.
     - Но ты ведь не знаешь, правда? Никто не знает, где оно, поэтому мы и
не можем лечить все  болезни.  Вот  почему  умерла  моя  мать.  -  Мальчик
вызывающе смотрит на старика, который уже схватился за прут.
     - Жрецы-легионеры никогда не оставляют наглость безнаказанной. Сейчас
ты в этом убедишься.
     - Ты должен был обнаружить ее спираль, - холодно  продолжал  мальчик.
Его слова звучат совсем не по-детски.  -  Ты  должен  был  придумать,  как
сделать ей другую, и тогда она осталась бы жива. Это твоя вина.
     Прут опускается на  тело  подростка.  Дахар  принимает  порку  молча.
Наставник, доведенный до неистовства его упорным молчанием,  разлиновывает
ноги и ягодицы ученика кровавыми полосами. Когда он останавливается, чтобы
перевести дух,  мальчик  поворачивается  и  глядит  на  наставника  долгим
пристальным взглядом. У мальчишки течет из носа, а губы, прокушенные почти
насквозь,  сочатся  кровью.  Когда  ученик  вновь   обретает   способность
говорить, он произносит:
     - Ты не можешь найти двойную спираль. Ты не способен  на  это,  а  я,
когда стану жрецом-легионером, отыщу ее.
     И Дахар собрался с силами, готовясь ко второй порке. На этот раз  она
будет продолжаться, пока он не лишится сознания.
     - Я не собираюсь запрещать тебе ходить  в  Дом  Обучения,  -  сказала
Белазир. - Бесчестно не доверять лейтенанту или запугивать  его.  Я  верю,
что ты достоин, хотя назначен  не  мной.  Вот  если  я  усомнюсь  в  твоей
преданности Джеле... Но у меня пока таких сомнений не возникало.
     - Я...
     -   Повторяю,   Дахар:   у   _м_е_н_я_.   Но   посмотри   на    своих
братьев-легионеров, посмотри внимательно. Им не  нравится  эта  эмблема  у
тебя на плече. Им очень не нравится новая угроза гедов. Ты сдерживаешь  их
своим авторитетом и уважительным обращением с этими чудовищами. Постарайся
так же действовать и дальше.
     "Уважение к чудовищам". Дахар уставился на расписанную  стену.  Цвета
слишком кричащие. Кажется, Белазир разбирается  в  происходящем  не  лучше
остальных.
     Но вдруг она опять его удивила:
     - Как ты думаешь, почему они дали нам новое оружие именно сейчас?
     Вопрос всколыхнул сомнения Дахара.
     - Мне тоже хотелось бы это знать, командующая.
     - Странное совпадение. - Белазир слегка нахмурилась. - Требовать мира
и давать новое оружие в один и тот же день. Запретить насилие и  заставить
джелийцев и делизийцев тренироваться вместе... Будь я гедом, я никогда  бы
так не поступила.
     "Будь я гедом!" Дахар медленно произнес:
     - Они думают не так, как мы.
     - Это как же?
     - Они более... умны.
     - Что ты имеешь в виду? Разве не глупо давать людям  в  руки  оружие,
когда они готовы в любую минуту пустить его в ход?
     Дахар внимательно разглядывал размалеванную стену.
     - Иногда мне кажется, что они принимают в расчет только наш  разум  и
никогда - эмоции. Обдумывают действие, но забывают о противодействии.  Они
похожи  на  воинов,  которые  непобедимы  на  тренировках,  но  неспособны
воспользоваться своими преимуществами в настоящем сражении.
     - Да, - кивнула Белазир. - Я это поняла. Но выбрать именно то  время,
когда делизийцы жаждали мести, - более чем странно. И они уже отомстили, -
мрачно добавила она. - Но пора пресечь вражду. Ни один джелиец  не  должен
мстить. Ни за сестру-легионера,  убитую  делизийцами,  ни  за  тех  двоих,
убитых варваром.
     - Варвар убил двоих?
     Белазир рассказала ему о происшествии в коридоре  проституток.  Дахар
презрительно усмехнулся.
     - Я знал этих молодцев. Поговаривают, будто в  Джеле  их  изгнали  из
легиона.
     - Не удивлюсь, если это правда. -  Белазир  потерла  рукой  по  лицу,
словно хотела стереть  следы  усталости.  -  Распорядись  похоронить  этих
двоих.
     - Со всеми почестями?
     Дахар  понимал  ее  сомнения:   командующая   испытывала   к   ночным
приключениям и проституткам ту же неприязнь, которую питала к  ним  каждая
сестра-легионер. Этой неприязни  Дахар  никогда  не  понимал.  Но  Белазир
думала  и  о  том,  какое  впечатление  произведет  на  легион  бесславное
погребение. Сестре-легионеру должны быть  отданы  все  почести,  и  их  не
должно омрачить простое захоронение легионеров.  К  тому  же  насилие  над
проституткой нельзя считать  позором  -  это  просто  жестокость,  хотя  и
бессмысленная.
     - Ни один из  этих  двоих  не  пользовался  уважением  в  собственном
легионе, - сказал Дахар. - Можно избежать торжеств, отказаться от ритуала,
но и бесславными их похороны не будут. Похороним их по обычаю горожан.
     Белазир  кивнула.  Он  видел,  чего  ей  стоило  лишить  даже   самых
недостойных легионеров почестей при погребении.
     - А что делать с проституткой? - спросил лейтенант.
     Лицо Белазир посуровело, и Дахар понял, что она думает  о  том,  чего
никогда не решится произнести вслух: ходил ли Дахар к СуСу и доставила  ли
она   ему   удовольствие?   Ее    всегда    волновали    интрижки    между
легионерами-мужчинами и проститутками.
     - Пусть  великан  оставит  ее  себе,  -  решила  командующая.  -  Две
горожанки хотят занять ее место. Здесь проститутки не беременеют. Так  что
братьям-легионерам хватит. Я не хочу провоцировать  чужака.  Неясно  даже,
понимает ли он, что геды запретили убийства. К тому же он не делизиец,  не
враг. Пусть оставит СуСу себе. Мы стоим на клинке чести  с  гедами,  и  ни
один джелиец не нарушит клятву.
     Потом они занялись делами - поменяли распорядок  тренировок  и  время
караулов, обсудили все, что было известно  о  каждом  легионере.  То,  что
кто-то из них совершил убийство,  несмотря  на  строгий  приказ,  потрясло
Белазир; то, что ни один легионер  не  обрушил  на  убийцу  клинок  чести,
обескураживало ее еще больше. Дахар видел, как ей хочется верить в то, что
сапожника убил делизиец. Хочется, но нет оснований. Он тоже не мог  в  это
поверить.
     В коридоре любовница Белазир бросила на него  мрачный  взгляд.  Дахар
остановился и посмотрел ей в глаза.  Девушка  мгновенно  опустила  веки  и
отдала честь вскинутыми кулаками.



                                    22

     - Этой ночью с нами говорили  стены  Эр-Фроу,  -  обратился  Дахар  к
Граксу.
     Последние два дня люди мрачно молчали, потом  принялись  роптать,  но
стоило заговорить Дахару, все затихли. Вместо того,  чтобы  направиться  к
своему столику,  лейтенант  стоял  во  главе  своих  легионеров!  Даже  не
оборачиваясь, он чувствовал их настороженность. Командир  делизийцев  тоже
потихоньку выступил вперед и положил руку на  оружие.  Делизийка-стеклодув
подняла голову.
     Дахар ничего не видел. Он смотрел на Гракса.
     - Ни один гед не выходил из Стены.  Как  вы  узнали  об  убийстве?  -
спросил лейтенант.
     - Здесь не вся обучаемая группа, - произнес Гракс. -  Мы  не  начнем,
пока не соберутся все.
     Дахар встретился с гедом глазами. В  комнате  не  хватало  варвара  и
похищенной  им  проститутки.  Эти  двое  не  явятся,  разве  что  за  ними
отправится сам гед. Парализующий лоскут -  единственный  способ  доставить
сюда белого великана. Неужели гед специально тянет время?
     Но лейтенант ошибся. Они явились оба. Лицо  СуСу  опухло  и  расцвело
синяками, напоминавшими о событиях прошедшей ночи.  Девушка,  потупившись,
шла рука об руку с гигантом; на ее лице не  осталось  и  следа  краски,  а
черные волосы распущены. Как было принято у молоденьких невинных  джелиек.
Откровенное платье проститутки  заменила  простая  белая  туника,  неумело
сшитая из целого куска полотна.
     Лицо гиганта  исказило  бешенство.  Он  направился  прямо  к  Дахару,
который невольно попятился и мысленно проклял себя за трусость.
     Все легионеры схватились за ножи. Дахар  сделал  им  знак  подождать,
превозмог желание выхватить собственный клинок и прямо  взглянул  в  глаза
варвару. Ему  показалось,  что  на  него  надвигается  скала.  Даже  Гракс
отпрянул от гиганта.
     Даже Гракс!
     Но великан, видимо, не собирался нападать. Он только гневно уставился
на Дахара, и этот безмолвный гнев был страшнее любых слов. Щеку лейтенанта
обдало жаром его дыхания. Выдержав  паузу,  варвар  шагнул  к  Ладжариану,
следующему по званию после Дахара, и опалил его белым огнем своей  ярости.
Воин выдержал  этот  взгляд,  сильно  побледнел,  но  обнажить  клинок  не
рискнул. Потом варвар прошел вдоль всего ряда легионеров и горожан, словно
предупреждая.
     Наконец гигант и СуСу уселись за стол в дальнем углу, но не  напротив
друг друга, а рядом. Никто не произнес ни слова.  Неестественное  молчание
гиганта, подчеркнутое его бешенством, окутывало  людей,  словно  ткань  из
прозрачного врофа.
     Дахар повторил свой вопрос.
     - Как вы узнали об убийстве сестры-легионера, если на ночь  все  геды
удаляются в Стену?
     - Геды узнали о втором убийстве в Эр-Фроу, - спокойно отвечал  Гракс,
- потому что нам сообщили об этом. В Эр-Фроу больше не будет убийств. Люди
Кома сами позаботятся об этом. В Эр-Фроу больше не  будет  убийств,  иначе
последует изгнание из города, и люди не получат награды.
     - Кто вам сообщил?
     - Гедам сообщили об убийстве. В Эр-Фроу больше не будет убийств. Люди
Кома сами позаботятся об этом. В Эр-Фроу больше не  будет  убийств,  иначе
последует изгнание из города, и люди не  получат  награды,  -  заученно  и
монотонно повторил гед.
     - Изгнание ждет  только  убийц  или  всех  людей  вообще?  -  уточнил
лейтенант.
     Эйрис шевельнулась.
     - В Эр-Фроу больше не будет  убийств,  иначе  последует  изгнание  из
города, и люди не получат награды.
     - Ты не ответил ни на один мой вопрос. Кто сообщил гедам об убийстве?
Кто будет изгнан, если оно повторится?
     - В Эр-Фроу больше не будет  убийств,  иначе  последует  изгнание  из
города, и люди не получат награды.
     Дахар понял: спрашивать геда - все  равно  что  требовать  ответа  от
Стены. Лейтенант прищурился: сомнения, возникшие у него во время разговора
с Белазир, вновь ожили. Геды, конечно, умнее людей, но это не значит,  что
они честнее...
     Почему эта мысль так невыносима?
     Гракс, не глядя на Дахара, тронул  рукой  черную  коробочку,  которая
управляла столами, и крышка стола, стоявшего перед  ним,  исчезла.  Другие
столы остались закрытыми. Такого еще не случалось. На новой крышке  лежала
серая коробка из врофа и несколько кусков стекла различной формы. Это были
лупы.
     Гракс уставился на Дахара и объявил:
     - Двойная спираль -  сущность  человеческой  жизни.  -  Жрец-легионер
почувствовал, что не может пошевелиться. - Мы поделимся с людьми  полезным
знанием. Но, в отличие от остального,  запас  вот  этих  предметов  у  нас
ограничен. Ни один человек не  заберет  их  из  Дома  Обучения.  Тот,  кто
захочет принять участие в изучении двойной спирали, должен  подойти  сюда,
ко мне.
     Никто не двинулся с места. Солдаты  и  легионеры  мерили  друг  друга
тяжелыми взглядами, на некоторых лицах читалась откровенная ненависть.
     - Все, кто хочет начать  изучение  двойной  спирали,  должны  подойти
сюда, ко мне, к этому столу.
     Сейчас, после двух убийств, разделить стол с врагами...
     Дахар спиной почувствовал обжигающие взгляды своих  подчиненных.  Они
смотрели на его эмблему. Он постарался ни жестом, ни  взглядом  не  выдать
своего гнева и желания.
     Текли минуты. Гед терпеливо ждал. Потом делизийка,  стеклодув  Эйрис,
поднялась с места и уселась перед Граксом. Дахар видел, как  она  стиснула
руки между коленями, пытаясь унять дрожь. На ее  лице  застыли  упрямство,
страх и еще  плохо  скрытое  нетерпение,  подобное  свету,  пробивающемуся
сквозь облака. Она взяла лупу и посмотрела через нее на свой ноготь.
     Один из делизийских солдат что-то тихо проворчал.
     -  Это  увеличитель,  -  пояснил  Гракс,  показывая  на   темно-серую
коробочку. - Он может увеличить клетки твоего пальца гораздо сильнее,  чем
лупа. Его внутренние детали не должны соприкасаться с воздухом.
     Эйрис что-то спросила, но слишком тихо, и  Дахар  не  смог  разобрать
слов.
     - Клетка -  основа  строения  и  жизнедеятельности  всех  животных  и
растений. Она слишком мала, чтобы увидеть  ее  невооруженным  глазом.  Вся
плоть человека состоит из клеток; каждая окружена тончайшей  пленкой,  так
же, как Стена окружает Эр-Фроу. Этот  увеличитель  позволит  тебе  увидеть
твои собственные клетки и другие, клетки болезни, которые  атакуют  клетки
организма.
     Эйрис неуверенно взяла увеличитель.
     - Самая маленькая и  самая  важная  часть  каждой  клетки  -  двойная
спираль.
     Дахар сам не заметил, как дернулась его рука - дал сигнал  Ладжариану
принять временное командование. Он подошел к столу и опустился  на  колени
возле делизийки, напротив геда.
     Боковым зрением  он  заметил  выражение  лица  Ладжариана.  Нехорошее
выражение.
     - Все, кого интересует двойная спираль, -  повторил  Гракс,  -  могут
подойти к столу.
     Четырнадцать пар глаз скользнули по лицу геда и вернулись  к  первому
лейтенанту Джелы, севшему возле делизийской  горожанки.  Только  варвар  и
проститутка не обратили на происходящее никакого  внимания  и  по-прежнему
сидели тихо, не двигаясь.
     - Как пользоваться увеличителем? - спросил Дахар,  пожалуй,  чересчур
резко.
     Гед взял со стола стебель серебряного колокольчика, отрезал маленький
кусочек и, поддев его пальцем, показал Дахару и Эйрис пушистую былинку  на
фоне едва заметного  врофа,  в  который  был  облачен  Гракс.  Не  касаясь
коробочки растения, он поднес ее к срезу, и зеленая былинка исчезла.
     - Теперь срез находится внутри. От него будет отделен  совсем  тонкий
срез в один слой клеток. Приложите коробку к глазам.
     Сначала Дахар ничего не увидел, но вскоре разглядел крохотный городок
безупречной формы, со всех сторон огороженный стенами. Это была  клетка  -
хранилище жизни.
     Удивление сродни  страху  переполнило  лейтенанта.  Вытаскивая  из-за
пояса нож, он даже не заметил, как внимательно смотрел на него Гракс,  как
замерла Эйрис, как, выхватив оружие, внезапно  подался  вперед  Ладжариан.
Дахар провел ножом по кончику пальца. Кровь закапала на стол. Он поднес  к
нему увеличитель, а потом заглянул в окуляры.
     Жрец-легионер не запомнил, сколько времени смотрел на круглые, слегка
вогнутые диковины. Спокойный голос геда вернул его к действительности.
     - Клетки  крови  отличаются  от  остальных.  Клетки,  соскобленные  с
внутренней стороны щеки, расскажут тебе больше.
     Дахар без колебаний сунул нож  в  рот  и,  соскоблив  кусочек  плоти,
поднес к нему увеличитель. То, что он увидел, потрясло его.
     - Темная масса - средоточие жизни каждой клетки, - откуда-то издалека
доносился до жреца спокойный голос геда. - Она хранит в  себе  законы,  по
которым живет клетка, - определяет  ее  рождение  и  развитие,  болезни  и
смерть. Все это заключено в крохотных кусочках двойной спирали.
     Перед глазами Дахара все кипело и двигалось, и именно это движение, а
не спокойный голос геда, снова вернуло его к  действительности.  Гракс  не
сводил  с  него  глаз;  распахнутые  глаза  Эйрис  удивленно  разглядывали
лейтенанта.  Легионеры  смотрели  на  него  во  страхом.  Во  рту  остался
горьковато-соленый привкус.


     - Лейтенант мог начать сражение, - сказала  Талот  своей  подруге.  -
Вытащил нож, а сигнала Ладжариану не дал. Откуда же нам было знать, что он
намеревался делать? В общем, странно он себя вел.
     - А у меня руки чесались, - отозвалась Джехан. Она уныло  прицелилась
триболо, но так и не метнула  его.  Она  делала  упражнения,  состязалась,
боролась и не  могла  успокоиться.  Обычно  во  время  тренировок  тревога
покидала ее.
     Талот легла на траву на опушке маленькой рощицы, сорвала  травинку  и
принялась жевать ее ровными острыми зубами.
     - Никаких военных действий! Ты же знаешь,  Джехан,  Белазир  и  Дахар
против.
     - Тысяча кридогов, чего же  они  хотят?  Тренируемся  и  тренируемся,
учимся обращаться с оружием, а сестру-легионера убили, как  потаскушку.  И
отомстить нельзя. Ничего не понимаю!
     - Они хотят остаться в Эр-Фроу. Если  нас  прогонят,  мы  не  получим
остальное оружие, и оно достанется  одним  делизийцам.  Белазир  не  хочет
гневить гедов. Это  очень  мудро.  Ни  один  главнокомандующий  не  начнет
сражение, которое нельзя выиграть.
     Раздраженная Джехан бросилась на траву рядом с Талот. Талот права, но
сомнения не проходили. Джехан мрачно смотрела на сестер, метавших триболо.
     - Что меня действительно  интересует,  -  понизив  голос,  продолжала
Талот, - так это почему лейтенант сделал... то,  что  он  сделал.  Белазир
приказывает не провоцировать насилия, а он вынимает нож и сует его себе  в
рот. Делизийка сидела рядом с ним. Ударь его под локоть, и клинок вошел бы
прямо ему в горло, или в мозг...
     - Эйрис так не поступила бы, - задумчиво отозвалась Джехан.
     Талот перевернулась на живот и посмотрела на Джехан.
     - Ты знаешь эту делизийку?
     - Да. - Джехан нахмурилась. - Но я не хочу говорить об этом.
     Талот снова принялась жевать травинку.
     Воцарилось неприятное молчание. Прервав его, Джехан  все-таки  начала
рассказывать об Эйрис:
     - Она - стеклодув. В вельде меня схватил кембури, а она кинула в него
бутылку с каким-то едким варевом и спасла мне жизнь. Потом я стояла с  ней
на  одном  клинке  чести  и  сопровождала  ее  на  пути  к   Эр-Фроу.   Ты
удовлетворена?
     Талот поднялась, собираясь идти в бани. Джехан схватила ее за  тонкую
щиколотку.
     - Прости, Талот. Не люблю вспоминать об этом. Подумай,  что  это  для
меня значит - стоять на одном клинке чести с делизийкой.
     - Не считаю это унизительным, - возразила Талот. - Ты дала  достойную
клятву. Было бы гораздо хуже, если бы ты убила эту женщину после того, как
она спасла тебя.
     - Да, так показалось и мне, - проворчала Джехан, смягчаясь. - Садись.
     Талот села, потом спросила:
     - Ради чего она спасла тебя от кембури?
     -  Можно  ли  увидеть  заход  Маяка?  Она  делизийка  и  к  тому   же
сумасшедшая. А знаешь, Дахар тоже показался мне безумным, когда смотрел  в
коробочку геда.
     Обе девушки затаили дыхание и оглянулись на рощицу,  но  не  услышали
даже ветра, шелестящего в ветвях.
     - Никого там нет, - наконец прошептала Талот.
     - А караульные?
     - Слишком далеко, Джехан.
     -  Знаю,  знаю.  -  Джехан  хмурилась  все  сильнее.  Ее   раздражали
собственные мысли, которые в последнее время приходили ей  в  голову.  Они
преследовали ее с надоедливостью красных мух в сумерках Джелы, от  которых
не было спасения.
     - Но, Талот, что заставляет Дахара идти на поводу у гедов?
     - У одной сестры, с которой я тренировалась, был родной брат,  -  еще
тише прошептала девушка. - Она рассказывала мне о нем. С ним  было  что-то
не в порядке от рождения, а когда он стал взрослым, начались припадки.  Во
время этих припадков разум оставлял его, лицо становилось  мертвым,  и  он
падал на землю. Потом, правда, поднимался, но ничего не  помнил.  Ни  один
жрец-легионер не смог излечить юношу. Такая вот болезнь...
     Джехан обдумала услышанное и возразила:
     - Дахар не упал. Лицо его не сделалось мертвым. Он выглядел...  Я  не
знаю, как он выглядел. Но у него не может быть  такой  болезни,  иначе  он
никогда не поднялся бы так  высоко.  Ему  бы  просто  не  позволили  стать
легионером.
     - В Джеле - нет. Но он чужеземец. Откуда мы  знаем,  что  творится  в
тамошних легионах? К тому же он  носит  двойную  спираль.  Жрецы-легионеры
вскрывают павших и  пьют  их  кровь,  а  некоторые,  говорят,  даже  умеют
околдовывать при помощи снадобий. Может быть, чем-нибудь подобным он опоил
и Белазир.
     - Ты и вправду так думаешь?
     - Откуда я знаю? Но красно-синие все со  странностями.  Разве  ты  не
видела, как чудно Дахар смотрел на эту делизийку?  Будто  он...  находился
где-то в другом  месте.  Странно  все  это.  Если  двойная  спираль  может
погрузить разум в транс...
     Внезапно  Джехан  почувствовала  неприязнь   к   подруге.   Дахар   -
брат-легионер, лейтенант главнокомандующей, а Талот говорит о  нем  совсем
без уважения. Кроме того, Джехан не верит в  заклятия  и  трансы.  Что  за
чушь!
     Чепуха и то, будто Дахар глядел на Эйрис, а сам ее не видел.  Уж  под
конец он определенно видел ее очень хорошо, почти как если бы...
     - Замолчи! - крикнула девушка. - Забудь обо всем этом, Талот!  Мы  не
имеем права обсуждать лейтенанта главнокомандующей.
     Талот не ответила, только опустила голову. А  Джехан,  заметив  седую
прядь среди рыжих локонов подруги, вздохнула.
     - В любом случае, - заявила Джехан, - никто не решится бросить Дахару
вызов. Ну а если все-таки найдется такой смельчак и даже Белазир  позволит
поединок, Дахар разорвет его на куски.
     - Интересно, как он оправдывается перед Белазир.
     - Лейтенант не станет лгать главнокомандующей.
     - Разве ей никогда никто не лгал?
     - Только не первый лейтенант.
     - Ты слишком доверяешь ему, сестричка, -  снисходительно  проговорила
Талот.
     - Я не хочу больше обсуждать это! - Джехан вскочила, схватила триболо
и швырнула в цель. Снаряд описал высокую изящную дугу  и  угодил  прямо  в
центр мишени.



                                    23

     СуСу сидела неподвижно. Голоса приближались. Она вжалась в  небольшое
углубление гигантского валуна. Раньше она не рисковала  забираться  в  эту
часть Эр-Фроу. Скала нависала над головой; перед  скалой  рос  раскидистый
куст, усеянный яркими красными цветами. В вельде СуСу  никогда  не  видела
таких цветов. Она сжалась в комок. Между  кустом  и  скалой  едва  хватило
места для ее щуплого тела. СуСу сидела в  этом  убежище  с  тех  пор,  как
гигант оставил ее здесь, уходя на охоту. Неподвижность совсем не  утомляла
женщину. Она успокаивала почти так же, как тишина.
     СуСу  жила  в  комнате  великана  уже  второй  десятицикл,  и  темный
мучительный голос ее больше ее преследовал. Они вели целомудренную  жизнь.
Гигант не посягал на нее, не требовал ни слов, ни  действий,  и  СуСу  это
устраивало. Она позволила своему разуму мирно качаться на волнах  тепла  и
безопасности. Иногда ей казалось, что она утратила разум, что  больше  нет
границы между ее телом и теплым воздухом, и серым полом комнаты, и цветами
с дурманящим запахом, вроде тех, что сейчас перед  ней.  В  такие  минуты,
если ее друг возвращался с охоты,  из  бань  или  еще  откуда-нибудь,  она
недоуменно моргала, не в силах вспомнить, кто он  и  кто  она  и  где  они
находятся. А когда вспоминала, то улыбалась его тревоге. Он всегда смотрел
на нее снизу вверх; для чего великану приходилось наклоняться низко-низко.
СуСу  проводила  рукой  по  его  белым   волосам   -   единственный   жест
благодарности за то, что он охранял ее тишину.
     Голоса послышались снова. Говорили мужчины, охотники-делизийцы.  СуСу
вдохнула поглубже. Возможно, ее и не заметят - делизийские солдаты не  так
зорки, как джелийские легионеры. И все же ее на мгновение  охватила  былая
паника, правда, вскоре прошла, потому что  неподалеку  охотился  защитник.
Большая белая стена между нею и всем, что могло спугнуть ее благословенную
тишину.
     Охотники остановились прямо возле куста. Сквозь завесу  из  цветов  и
листьев они казались двумя тенями.
     - Сегодня останемся без дичи, Келовар.
     - Пойдем дальше.
     - Не стоит. Ее  распугали.  Послушай,  как  тихо.  Кто-то,  наверное,
недавно тут побывал.
     - Джелийцы, - процедил Келовар. Его интонация заставила  СуСу  крепко
зажмурить глаза.
     - Ты так думаешь?
     - Надеюсь.
     - А как же приказ Калида? - напомнил ему спутник после паузы.
     - Ну?
     - Ты нарушишь приказ командира?
     - А ты?
     - Нет, - протянул другой. - Командует Калид. И не важно, нравится нам
это или нет. В Эр-Фроу больше не должно быть убийств.
     - А если джелийцы нападут первыми? Ты что, не станешь защищаться?
     - Конечно, стану. Но геды...
     - Трусят-то джелийцы, а не геды.
     - Да, но геды управляют городом.
     - Всего лишь городом, - пренебрежительно бросил Келовар.  Но  за  его
пренебрежением СуСу почудился страх. Чужой страх царапнул  сердце,  словно
когтями. Ей передался ужас, испытываемый этим человек, независимо от того,
в какую тунику он рядился.
     Загудела тетива арбалета.
     - Есть! - воскликнул спутник Келовара, и одновременно раздался резкий
писк раненого животного.
     - Отличный выстрел.
     - Щера прекрасно готовит мясо. Пообедаешь с нами?
     - Лучше продай его мне, - вдруг попросил Келовар.
     - Зачем?
     - Даю два харбина.
     - По рукам. Твою женщину надо задобрить  перед  тем,  как  уложить  в
постель?
     - Нет... - буркнул Келовар. - То есть да.
     Второй рассмеялся. СуСу открыла глаза. Тени  начали  было  удаляться,
как вдруг замерли на месте.
     - Чтоб тебя...
     - Опусти арбалет! - быстро сказал Келовар. -  Не  трогай  его,  и  он
оставит нас в покое. Он тут охотится.
     СуСу подалась чуть вперед.  Белый  гигант  вихрем  мчался  по  поляне
прямиком к скале. Делизиец потянулся за ножом, но Келовар  перехватил  его
запястье.
     - Не смей. Он убил двух джелийцев. Двух.
     Гигант несся  мимо  охотников  прямо  к  светлому  валуну.  Делизийцы
растворились в лесу. Даже не взглянув на них,  варвар  с  корнем  выдернул
цветущий куст. СуСу открыла глаза и увидела  его  взволнованное  лицо.  Он
пристально смотрел на нее. Женщина улыбнулась. Великан сразу  расслабился.
Он улыбнулся в ответ и бережно поднял ее худенькое  тельце  над  вырванным
кустом. Но не успел гигант опустить СуСу на землю,  как  его  мышцы  вновь
напряглись. На лице застыла гримаса  удивления,  бесцветные  глаза  широко
раскрылись и уставились в пространство. Потом он начал оседать на землю.
     СуСу вскрикнула. Он неумолимо падал - словно рушилась скала.  Минуту,
которая показалась СуСу целым циклом, он лежал неподвижно, раскинув  руки,
его губы раскрылись, в уголках рта выступила розовая пена. Потом он  вдруг
начал метаться и  корчиться.  Ветви  хлестали  его  по  лицу.  СуСу  упала
великану на грудь. Он дернулся и отшвырнул ее в сторону, словно куклу.
     Девушка в ужасе бросилась на  его  могучее  тело,  крепко  вцепилась,
обхватив руками и ногами. Кровавая пена, льющаяся изо рта гиганта измазала
ее растрепанные волосы. Он продолжал биться в припадке, и  СуСу  не  могла
удержать его. Он  опять  сбросил  ее,  и  так  дергался  и  метался,  пока
припадок, так внезапно начавшийся, столь же внезапно не кончился.  Великан
остался лежать неподвижно, но взгляд его снова  стал  осмысленным.  Тяжело
дыша, он с трудом сел, протянул руки и обнял девушку. Он  не  произнес  ни
слова, чтобы успокоить ее, и  тишина  -  надежная  и  безопасная  -  опять
вернула СуСу к жизни из тьмы ужаса, которая объяла ее  во  время  припадка
великана.
     Девушка отстранилась и коснулась пальцами лица твоего друга.
     Он ответил  ей  взглядом  розоватых  глаз,  еще  не  сфокусированных,
затуманенных болью. Наконец СуСу поднялась и заставила гиганта  встать  на
ноги. Он мог стоять, хотя не совсем твердо, и выглядел очень смущенным.
     СуСу испытала смешанное  чувство  нежности  и  изумления  с  примесью
скрытого торжества. Такое  же  чувство  охватило  ее,  когда  она  прижала
красный лоскут к позвоночнику великана, он обмяк, а его  огромное,  мощное
тело упало к ее ногам. СуСу обняла альбиноса. Впервые в жизни она  сделала
это добровольно. Ее голова едва доставала ему до пояса, и  щека  оказалась
прижатой к твердой выпуклости у него под одеждой.
     На секунду она пришла в замешательство; вернулись старые страхи, ужас
перед темным вкрадчивым голосом. Когда тяжелый  миг  прошел,  она  приняла
решение: _д_а_.
     Но не здесь.
     Не было желания, которого она никогда еще не испытывала, просто  долг
чести, как у сестер-легионеров. Суровая  нежность  переполняла  СуСу.  Она
повела гиганта назад, в дом. Иногда он спотыкался, но она  крепко  держала
его за руку, и хотя в их распоряжении был целый зал, она заперла дверь  на
замок, охраняющий тишину.
     Стянув с великана рубашку, она принялась целовать его шею, широченную
грудь, сгиб локтя.
     Дыхание гиганта участилось. Она взяла  в  руку  его  член,  такой  же
большой, как его  обладатель.  СуСу  принялась  массировать  свои  чресла,
другой рукой прижимая его голову к своей груди. Неуклюжий,  он,  очевидно,
изо всех сил старался не причинить ей боли. СуСу  направляла  его  усилия,
стараясь не думать ни о  чем,  раствориться  в  окружающем.  Но  все  было
бесполезно. Слишком большой член не мог войти в лоно безболезненно.  Тогда
она опустилась на колени  и  взяла  его  губами.  Рассудок  уплыл  куда-то
далеко... Потом  все  закончилось.  Темный  вкрадчивый  голос  усмехнулся,
бросив ее в дрожь, но прорвался в сознание только раз. Больше СуСу его  не
слышала.
     Потом, когда белоснежный гигант лежал на полу удовлетворенный, широко
раскинув руки, СуСу  приподнялась  на  локте  и  посмотрела  на  него.  Он
улыбался с закрытыми глазами. Она тоже улыбнулась. Если это ему  нравится,
она согласна повторить. Так боли не будет. Он вовсе не жесток. А главное -
он сделал ей два великих подарка, нежданных, чудесных  подарка:  тишину  и
безопасность. Он оградил ее от Джелы, закрыл огромным телом,  как  стеной.
Теперь у СуСу была своя собственная тишина и была стена.
     СуСу обняла мощный  торс,  прижалась  щекой  к  его  бледной  щеке  и
погрузилась в сон.



                                    24

     Геды собрались вместе, но не спешили с тем, ради чего пришли. Сначала
возник аромат удовольствия от того, что они все  вместе,  хотя  к  нему  и
примешивался едкий запах беспокойства. Все  восемнадцать  уже  знали,  что
увидят  на  экране.  Энциклопедист  разбудил  спящих,  вызвал  работающих,
прервал  переговоры  с  кораблем  на  орбите.  Все  геды  уже  знали,  что
произошло. Но  сначала  поговорили  об  учебных  группах,  порассуждали  о
психологии людей, которая уже была им  знакома,  обсудили,  кто  из  людей
поддается обучению, а кто нет, посовещались о болезни гиганта-альбиноса  и
систематизировали  все,  что  придавало  людям   сходство   с   животными,
изученными в других  мирах.  Враггаф,  Роуир  и  Крак'гар,  дрессировавшие
раньше экзотических зверей, рассказали  по  анекдоту.  Анекдоты  оказались
свежими, и в комнате запахло удачным сочетанием новизны и  приятности.  Но
вот все повернулись к экрану. Семеро из восемнадцати, сидевшие ближе  всех
к  экрану,  собрались  вокруг  Р'грефа,  слегка   поглаживая   его,   пока
Энциклопедист демонстрировал новое происшествие.
     На  экране  появилась  освещенная  площадка  перед  Домом   Обучения.
Делизийский солдат и джелийский  легионер  кружили  друг  против  друга  с
обнаженными ножами. Свет - не ночной,  но  и  не  дневной,  а  серый,  как
металлическая дорожка, - тускло мерцал  на  лезвиях  ножей  и  на  светлых
волосах солдата. У солдата уже была  повреждена  левая  рука,  по  которой
полоснул  гедийский  нож  противника.  Лицо   в   светлом   облаке   волос
перекосилось от боли. Джелиец, помоложе и пошустрее, обошел солдата слева,
и когда тот подался вперед, чтобы защитить поврежденную руку,  молниеносно
выбросил ногу и изо всех сил ударил его в пах. Делизиец согнулся  пополам,
а джелиец рванулся к нему, выбил оружие и навалился сверху. Солдат  ударил
правой рукой, но промахнулся; противник мгновенно перехватил  его.  Левая,
окровавленная рука делизийца бессильно волочилась по земле.
     - Не все мы бесчестные трусы, - прошипел джелиец. - Джелийка, которую
вы убили - сестра-легионер. Представляешь, что это значит, негодяй?
     - Это не я... не я... Я не...
     - Неважно, кто из вас, - оборвал его джелиец и вонзил  нож  в  правый
глаз солдата.  Раздался  крик,  резкий  и  пронзительный.  Затем  легионер
приставил нож к груди своего врага и ударил в сердце. Делизиец  забился  в
агонии. Джелиец вытащил нож и скрылся в лесу.
     Неожиданно из Дома Обучения выбежал человек и устремился  к  лежащему
телу.
     - Из моей группы, - спокойно пробормотал Гракс. - Дахар.
     - Один из тех, кто обладает рациональным мышлением? - спросил кто-то.
     - Да.  Я  позволил  ему  самостоятельно  посещать  комнату  обучения.
Малограмотный целитель, но уже научился выделять  и  различать  простейшие
бактерии.
     - Вот не подумал бы, что люди способны на  это,  -  вежливо  произнес
другой. - Гармония поет с нами.
     - И пусть это длится вечно. Но мы совсем не знаем,  на  что  еще  они
способны, - сказал Гракс, глядя на экран. Почувствовав новый оттенок в его
феромонах, остальные запахли удивлением.
     Дахар  опустился  на  колени  возле  делизийца,  пощупал  его  пульс,
осмотрел кровавое месиво на месте глаза. Когда  лейтенант  поднял  голову,
лицо его исказилось от гнева. В  глазах  мелькнуло  и  что-то  еще,  некий
отблеск будоражащего открытия.  Светало;  двойная  спираль  на  его  плече
отливала красным и синим в  предрассветных  сумерках.  Дахар  поднял  тело
делизийца, перекинул через  плечо  и  поспешно  удалился  из  поля  зрения
телекамеры.
     В комнате наступило долгое молчание. Его прервал Крак'гар, поэт:
     - Как может существовать вид с таким развитым внутривидовым насилием?
Оно отравляет феромоны разума.
     - Гармония поет с нами!
     - Гармония поет с нами.
     - И пусть это длится вечно.
     -  Это  продлится  вечно.  Энциклопедист  не  забывает   о   Ключевом
парадоксе.
     - Эти люди когда-то покинули родной мир и выбрались в космос.
     Запахло отвращением, смешанным со страхом. Внутривидовому насилию  не
место во Вселенной, и тем не менее оно в нее проникло. Это казалось  таким
же нелепым, как если бы константа Т'Фрагка вдруг  поменяла  свое  числовое
значение.
     - Погибший занимался в моей группе, - сказал Враггаф.
     - Неприятно потерять того, с кем работал, - тут же отозвался Роуир.
     Все согласились с ним, хотя прекрасно знали, что покойный делизиец не
научился у Враггафа почти ничему.
     Энциклопедист не слишком удивил их, просигналив "Внимание".
     Вежливо рокоча, он объявил, что вероятность важных событий в  течение
следующего цикла день-ночь очень высока. Уровень  человеческой  активности
возрастает. Очень сильна ее предполагаемая связь с Ключевым парадоксом.
     На стенном экране "пробуждался" искусственный день.



                                    25

     Дахар нес убитого делизийца сквозь сеть постов в штаб командующей. Он
уже не ощущал тяжести. Впрочем, лейтенант не чувствовал и своего тела.  Он
словно наблюдал за собой со стороны,  отключившись  от  того,  что  делал.
Старый прием. Он обучился ему еще  мальчишкой,  когда  загорелся  желанием
стать  жрецом-легионером.  Дахар  быстро  обнаружил,  что   это   помогает
переносить  насмешки  и  издевательства  сверстников.  "Он  пересек   двор
тренировок, игнорируя окружающее", - говорил он о себе в третьем лице.
     Позже, когда лейтенант осознал, что его  боятся,  отделять  разум  от
своей физической оболочки и медитировать стало для него привычкой, а затем
и необходимостью. Когда легионеры, которых он пытался  излечить,  умирали,
его разум отстранялся, наблюдал, смягчал огорчение или  отчаяние,  которые
его охватывали. Только так он и мог  оставаться  жрецом-легионером.  Потом
понял, что умение наблюдать  за  собой  со  стороны  повышает  его  боевое
искусство - оставаясь совершенно спокойным, он мог хладнокровно следить за
врагом, чтобы в нужный момент воспользоваться его слабостью. А сделать это
сейчас просто жизненно необходимо. И нельзя сыграть  противнику  на  руку,
проявив свою слабость или раздражение. Сейчас ему нельзя  ошибиться,  ведь
на этот раз в роли противника выступит главнокомандующая.
     Караул пропустил лейтенанта, даже не спросив пароля.
     Первый этаж был пуст, если не считать  очень  юную  сестру-легионера,
которую поставили здесь потому, что это самый безопасный пост.  Он  послал
ее  за  Белазир.  Бросив   испуганный   взгляд   на   убитого   делизийца,
сестра-легионер ринулась вверх по лестнице, а Дахар положил тело на пол  и
снова "раздвоился", готовясь к схватке.
     Белазир спустилась по  лестнице,  на  ходу  завязывая  пояс.  За  ней
следовали  ее  любовница  с  суровым  лицом  и   молоденькая   караульная.
Командующая подала им  знак  оставаться  у  лестницы,  а  сама  подошла  к
убитому.
     - Убит возле Дома Обучения, - произнес Дахар. - Только что. Я работал
с оборудованием гедов.
     - Сейчас? - удивилась Белазир.
     - Вчера Гракс приложил мой палец к замку.
     - В Доме Обучения нет замков.
     - Теперь есть. Вчера Гракс поставил.
     Белазир задумалась. На это и рассчитывал Дахар: все, что поддерживало
в главнокомандующей пошатнувшееся уважение к силе гедов,  могло  оказаться
полезным.
     Белазир кивнула, и лейтенант продолжил. Командующая не сводила глаз с
изуродованного лица мертвого солдата.
     - Я услышал крик. Когда я выбежал, убийца уже мчался к кустам.
     - Ты остановился, чтобы закрыть дверь? - В сухом сарказме командующей
Дахару послышался гнев и скрытое  недоверие.  Ее  интересовали  приоритеты
лейтенанта: долг перед годами или долг перед законом.
     "Он остановился, чтобы закрыть дверь".
     Дахар не поддался искушению  солгать.  "Не  так,  -  предупредил  его
отстранившийся разум, - попробуй удивить ее".
     - Я запер дверь, но видел убийцу, когда он убегал.
     Белазир перевела взгляд с делизийца на Дахара.
     - Вот как?
     - Да.
     - Кто же он?
     - Я видел его со спины, но этого достаточно, чтобы узнать.
     Белазир   кивнула.   Для   грамотного   первого   лейтенанта    этого
действительно хватит с лихвой.
     - Я могу назвать троих братьев-легионеров с такой же походкой,  самое
большее - пятерых. Пятерых  несложно  будет  проверить.  Двое  дежурят  на
постах. Они не могли отлучиться на такой  срок,  чтобы  добежать  до  Дома
Обучения  и  вернуться  прежде,  чем  их   отсутствие   заметит   соседний
караульный.
     - Кто спровоцировал драку? - спросила Белазир.
     -  Я  не  видел.  Наверное,  брат-легионер,  иначе   зачем   бы   ему
понадобилось пробираться сквозь караулы.
     - Но ты же пробрался.
     - Скажи, главнокомандующая, кто-нибудь из братьев-легионеров просил у
тебя разрешения вступить в контакт с гедами? Только я один.  Поэтому  я  и
прошел сквозь караулы.
     - Не делай из меня дурочку, Дахар, - оборвала лейтенанта  Белазир.  -
Ты изучаешь лекарства не для того, чтобы вступить в контакт  с  гедами,  а
ради Джелы.
     Он не стал пререкаться с Белазир. Пусть лучше она пожалеет, что  была
с ним чересчур резка. Командующая сама разрешила ему заниматься с Граксом.
Ее чувство справедливости напомнит ей  об  этом,  она  раскается  в  своей
резкости и более терпимо отнесется к тому, что он собирается ей сказать.
     - Откуда же брат-легионер узнал, где найти делизийца?  -  недоумевала
Белазир. - Как он узнал, что именно  этот  солдат  убил  сестру-легионера?
Говорят, даже их командир не знает, кто это сделал.
     - Я не думаю, что легионер  знал  это.  Он,  наверное,  искал  любого
делизийца. Известно, что  Калид  разрешает  солдатам  охотиться  ночью  за
пределами своей территории - они и  раньше  подходили  довольно  близко  к
нашим караулам. Залечь возле Дома Обучения - самое разумное.  Все  дорожки
ведут сюда, а оранжевые круги на наружной  стене  дают  достаточно  света,
чтобы видеть все, оставаясь незаметным.
     Белазир посмотрела на изуродованный глаз убитого.
     - Убийца ослушался не только гедов, но и тебя, -  спокойно  продолжал
Дахар. - Ты приказала не мстить.
     - Он поплатится за это.
     - А за ним и Джела?
     Белазир смерила лейтенанта взглядом. Дахару приходилось  бороться  не
только с ней, но и с самим собой.
     - Подумай, главнокомандующая. Геды не видели убийств.  Однако  каждое
утро они видят, кто пришел в Дом Обучения, а кто нет, и ищут тех,  кто  не
пришел, пока не  найдут.  И  находят.  Значит,  у  них  должна  быть  сеть
информаторов. Иначе как бы они так быстро узнали о первом убийстве?  Через
несколько часов геды придут в Дом Обучения и увидят  одно  из  двух:  либо
одного мертвого делизийца, либо - если я накажу убийцу - мертвых делизийца
и джелийца.
     Дахар помедлил, собираясь с духом, и заговорил как можно осторожнее.
     - Расплата за убийство - изгнание. Но поступят ли  геды  одинаково  в
обоих случаях? Кого они изгонят?
     - Мы не знаем, лейтенант. Ты сам сказал, что они  думают  по-другому,
не так, как люди!
     Командующая боялась взглянуть в лицо неизбежности, если  она  вела  к
бесчестью.  "На  этом  можно  сыграть",  -  подумал  Дахар-наблюдатель,  а
Дахар-легионер быстро произнес:
     - Да, они не люди. Какое же разумное, с их точки зрения, решение  они
примут в этой ситуации?
     Он видел, что она размышляет:
     - Если мертв  только  делизиец,  прогнать  всех  джелийцев.  Ведь  мы
нарушили клятву чести.
     Лейтенант скорее почувствовал, чем услышал в ее словах гнев  и  стыд,
прикрытый ровным тоном, и отважился заметить:
     - Тогда новое оружие достанется только делизийцам. Если в Эр-Фроу  не
будет джелийцев, Калиду, может  быть,  удастся  удержать  своих  людей  от
убийств до конца года. Делизия выжмет из гедов  все,  что  те  обещали.  И
когда закончится год, они покинут Эр-Фроу, вооруженные знаниями гедов...
     - Но геды не сделают этого.  -  Белазир  сурово  нахмурилась.  -  Они
увидят: мы делаем все, что в  наших  силах,  чтобы  смыть  бесчестье.  Они
увидят двух мертвецов - делизийца и джелийца.
     - И Джела будет виновна дважды, а Делизия ни разу.
     Белазир взорвалась:
     - Ты равняешь убийство с наказанием за него!
     - Я - нет. Но ты сама сказала, что геды думают не так, как люди.  Они
запретили всякое убийство. И если мы убьем  виновного,  решат,  что  Джела
совершила уже два убийства, тогда как Делизия останется перед ними  чиста.
Кого они выгонят из Эр-Фроу?
     - Если  у  тебя  есть  предложение,  Дахар,  -  говори,  не  тяни!  -
раздраженно приказала Белазир.
     Спокойнее, спокойнее...
     - Надо отдать убийцу делизийцам.
     - Что?!
     - Если его убьют они, окажется, что Делизия будет в том же положении,
что и Джела. Тогда изгнания, возможно, удастся избежать...
     - И ты купишь Эр-Фроу ценой такого  позора?  _К_у_п_и_ш_ь_  его,  как
какой-нибудь   делизийский   меняла,   торгующий   самой   жизнью,   ценой
предательства брата-легионера?!
     - Который предал тебя.
     - И который заслужил за это смерть от наших рук, а не от  рук  врагов
своего города! Свободно данное,  вернется  свободно  -  а  ты  предлагаешь
сделку с...
     - Не  сделка.  Соглашение.  Послушай,  главнокомандующая.  Что  такое
перемирие, как  не  соглашение?  А  в  нем,  свободно  заключенном  обеими
сторонами,  нет  ничего  предосудительного  или  бесчестного.  Пусть   три
джелийца и три делизийца во главе с тобой и Калидом отныне  вместе  карают
любого, кто ослушается приказа. Тогда у нас  будет  по  одному  убитому  с
каждой стороны. Более  того,  главнокомандующая,  _м_н_о_г_о  _б_о_л_е_е_.
Геды увидят доказательство того, что Джела и Делизия пытаются следовать их
законам.
     Дахар вдруг понял, что  допустил  ошибку.  "Доказательство"  -  слово
гедов.  В  языке  людей  нет  понятия,  означающего  методический  сбор  и
накопление информации и фактов, а именно он делал  опыты  гедов  тем,  чем
никак не могли стать  примитивные  попытки  людей  -  наукой.  Как  только
жрец-легионер произнес слово из языка гедов, Белазир  изменилась  в  лице.
Теперь оно было исполнено холодного презрения, а это, как знал Дахар, куда
опаснее вспышки ярости.
     - И ты со  спокойной  совестью  позволишь  делизийцам  увести  твоего
брата-легионера на пытку? Только для того,  чтобы  остаться  в  Эр-Фроу  и
изучать лекарства чужаков?
     - Не на пытку, а на  казнь,  и  в  нашем  присутствии  Воин  заслужил
наказание, главнокомандующая. Ты согласилась с этим. Мы можем  сами  убить
его и добиться того, что геды, вспомнив о собственной чести,  изгонят  нас
из Эр-Фроу. Потом они вооружат Делизию, которая атакует Джелу  раньше  чем
через год, и все из-за того, что мы  не  оправдали  доверия.  Зато  мы  не
запятнаем себя сделкой. Или мы можем рискнуть занять внушительную  позицию
в надежде, что какой-нибудь делизийский солдат, товарищ убитого,  отомстит
за него, отняв жизнь  первого  попавшегося  джелийского  легионера.  Будем
надеяться, что это произойдет прежде, чем нас прогонят.  Это  ты  считаешь
достойной позицией, главнокомандующая? Ведь ты не  станешь  отрицать,  что
пока мы с тобой говорили, эта мысль приходила тебе в голову?
     Белазир смотрела на Дахара  с  гневом  и  болью,  но  он  безжалостно
продолжал:
     - Выход один - соглашение. Да, это соглашение с врагом, но Джела  уже
заключила перемирие с тем же врагом - там, за  стенами  Эр-Фроу,  в  самом
сердце джелийской чести. Мы не воюем с Калидом. Здесь мы стоим  на  клинке
чести с гедами, и  честь  требует,  чтобы  мы  соблюдали  законы  гедов  и
остановили кровопролитие - любое, с обеих сторон, и сейчас,  пока  приказы
главнокомандующей еще что-то значат.
     Белазир отвернулась. Дахар  заметил,  что  она  смотрит  не  на  двух
сестер-легионеров, стоявших за нею, а  на  улицу,  на  едва  различимые  в
тусклом утреннем свете деревья Эр-Фроу. Спина  Белазир  словно  окаменела,
лишь в основании шеи напряглись и расслабились  сильные  мышцы.  Лейтенант
терпеливо ждал, пока его  спора  медленно  доходили  до  командующей.  Ему
стоило большого усилия не схватить ее за плечи, не крикнуть: "Что мы делим
оружие гедов,  когда  их  медицина  гораздо  важнее,  чем  оружие  и  даже
честь!.."
     Дахар внутренне ужаснулся и не позволил себе закончить мысль.
     -  Это  пахнет  предательством,  -  сказала,  поворачиваясь  к  нему,
Белазир.  -  Когда  нет  настоящей  войны,   соглашение,   может,   и   не
предательство, но душок у него именно такой. Это похоже на продажу тела за
деньги, как  принято  у  делизийцев.  Или  на  грызню  кридогов  за  куски
разлагающегося трупа.
     - Что ж, так и назовем это соглашение: "Соглашение кридогов", - резко
бросил  лейтенант  и  подумал,  что  все  испортил.  Слова   вырвались   у
Дахара-легионера, вышедшего из-под контроля наблюдателя. Он сам  испытывал
отвращение  к  продуманному  торгу,   отвращение,   которого   раньше   не
чувствовал. Оно значило  больше,  чем  честь,  и  поднялось  откуда-то  из
глубины Дахара-легионера, того, что был плотью от плоти Джелы. Он  слишком
долго подавлял свои настоящие чувства и мысли, и они прорвались, как  вода
через плотину. Да,  он  все  разрушил  -  теперь  Белазир  ни  за  что  не
согласится.
     Но  Дахар  ошибся.  Главнокомандующая  уловила  в  его   голосе   это
отвращение и сказала спокойнее:
     - Тебе ведь самому не  нравится  это,  Дахар.  Ты  тоже  чуешь  запах
предательства.
     Дахар почувствовал себя выжатым и опустошенным. Он провел всю ночь  с
Граксом, и теперь приходилось бороться с усталостью. Сейчас она  была  его
злейшим врагом.
     - Я не вижу иного выхода, - признался он.
     Нахмурившись, Белазир снова посмотрела сквозь арку на Эр-Фроу.
     - Я тоже, -  наконец  со  вздохом  призналась  она,  и  Дахар  понял:
невероятно, но главнокомандующая всерьез думала над  его  предложением,  а
внезапная искренность жреца произвела на нее  совсем  не  то  впечатление,
которого он боялся.
     - Позволить делизийцам получить  обещанное  оружие...  -  Белазир  не
закончила. Наступила тишина. Дахар прикусил язык  и  замер.  -  Почему  ты
думаешь, что Калид согласится? - наконец спросила она.
     - Он получит труп своего солдата.
     Белазир вздрогнула и отвернулась. Но когда она заговорила,  ее  голос
был голосом главнокомандующей, принявшей решение.
     - Выясни, кто этот  брат-легионер.  Приведи  его  ко  мне.  Осторожно
подбирай помощников - их преданность не должна вызывать  сомнений.  Пришли
ко мне Исхака. Он будет третьим с нашей стороны при этом... соглашении.  С
Калидом надо поговорить сейчас, утром,  у  Дома  Обучения,  пока  геды  не
пришли и не объявили... не  знаю,  что  они  захотят  сказать.  Мы  должны
присутствовать там втроем, и даже думать не сметь о нападении...
     Белазир продолжала развивать  план  холодными,  отрывистыми  словами,
план, который мог бы предложить сам Дахар,  ведь  у  него  было  несколько
дней, чтобы все обдумать. Он отвечал ей так же холодно, а другой, сидевший
в нем Дахар, наблюдал за ним с жестокой насмешкой. Но это не  провал.  Это
не позор. Это победа. Он получил то, чего добивался,  -  шанс  остаться  в
Эр-Фроу.
     - И еще, - добавила Белазир, когда Дахар уже повернулся, чтобы  идти.
- Ты - мой лейтенант, но говорить от  моего  имени  перед  Калидом  ты  не
будешь. Мы не будем торговаться, не будем затевать грязные споры  о  цене.
Либо Калид принимает "соглашение кридогов", либо  нет.  Я  не  опущусь  до
торгашества - этой делизийской мерзости - и не стану спорить о цене чести.
     "Но думаешь, что я стану". - Лейтенант  знал:  несмотря  на  то,  что
Белазир согласилась с "Кридогами", она никогда не простит ему этого.
     Дахара вдруг пронзило странной режущей болью,  словно  мозг  кромсали
кинжалом. Это была новая напасть, новое раздвоение. Только теперь не разум
отделялся от тела, а часть его разума, принадлежавшая брату-легионеру,  от
части, принадлежавшей жрецу, или, как  называли  его  геды,  "ученому".  В
конце концов  они  оказались  правы,  его  глумливые  собратья,  когда  не
доверяли ему.
     Не доверяли всем жрецам-легионерам, ибо в  каждом  из  них  было  два
человека сразу, а значит, ни одного целиком. "Это важнее чести". Но он  не
думал, что это так больно.
     Дахар расправил плечи. Двойная спираль  готова  открыться  перед  ним
здесь, в Эр-Фроу. Она дорого стоит, подумал он и,  вздохнув,  вышел  через
арку.



                                    26

     Сквозь сон Джехан ощутила прикосновение к своему плечу. Даже  во  сне
она знала, что это рука любимой. Она чувствовала форму ее  тонких  длинных
пальцев, их нетерпение. Не просыпаясь, девушка перекатилась на  спину,  но
рука снова легла на ее плечо и крепко встряхнула.
     - Джехан, проснись.
     - М-м...
     - Да проснись же!
     Тревожные нотки в голосе Талот мгновенно разбудили ее. Джехан села.
     - Что случилось? За тобой кто-то гнался?
     Рыжие  пряди  Талот  выбились  из  уложенных  на  затылке  кос.  Лицо
посерело, от носа ко рту пролегли две глубокие складки.
     - Наш легионер убил делизийского солдата. Нарушил приказ!
     - Кто?
     - Дахар пока не знает, но выясняет.
     - Белазир приказала прекратить  убийства.  Конечно,  Дахару  придется
наказать преступника, но почему ты так взволнована?.. - Ужасное подозрение
кольнуло Джехан. - Талот, ты не убивала делизийца, а?..
     - Нет. Убийца - брат-легионер. Но я знаю его.
     - Ну так скажи Дахару. Этот мерзавец нарушил приказ.
     Талот закрыла лицо руками. Джехан, сидевшая нагишом на ярких подушках
в теплой комнате, внезапно  почувствовала  озноб  и  легкую  дурноту.  Она
обхватила себя руками.
     - Как его зовут?
     Талот не ответила, оставаясь неподвижной.
     - Это - брат-легионер, с которым  ты  спала,  -  медленно  произнесла
Джехан.
     Худые плечи Талот содрогнулись. Ревность захлестнула Джехан. Талот не
говорила, что брат-легионер тоже находится в Эр-Фроу, что Серая Стена - не
только ее, но и его наказание. Джехан не думала, что ее подруга станет так
переживать, если с ним что-нибудь произойдет.
     - Расскажи Дахару, - настаивала Джехан. - Это твой долг.
     Не отводя рук от лица, Талот отрицательно помотала головой.
     - Это твой долг перед главнокомандующей.  Он  совершил  преступление,
Талот.
     Подруга не ответила. Джехан видела только  ее  макушку,  седую  прядь
среди рыжих волос, выбившийся локон, упавший на  угловатую  скулу.  Только
прошлой ночью эти распущенные рыжие кудри...
     - Тогда я скажу Дахару, что ты  скрываешь  имя  убийцы!  -  прошипела
Джехан.
     Талот уронила руки. Ее  вздрагивающие  плечи  внезапно  замерли.  Она
посмотрела на Джехан так, словно впервые ее увидела.
     - Ты донесешь на меня?
     - Он нарушил приказ! - закричала Джехан, но даже крик не подействовал
на ее подругу. Талот продолжала молча рассматривать ее.
     Джехан, чтобы заняться чем-то - нельзя же сидеть сложа  руки,  только
мокрицы бездействуют, - вскочила и принялась натягивать рубашку  и  брюки.
Она не позволит Талот выгораживать легионера, который действовал вразрез с
прямым приказом...
     Полуодетая, босая, она вдруг застыла на холодном полу с  зажмуренными
глазами.
     - Ты опять была с ним?
     - Нет! Не так, как ты думаешь. Мы вместе несли караул. Его  пост  был
рядом, и я слышала, как он покинул его. Позже я услышала, как он  вернулся
и...
     - И ты не попыталась его остановить, когда он уходил?
     - Мы не разговариваем друг с другом. Но когда он вернулся, я увидела,
что он ранен.  Нож  делизийца  задел  его.  Я  предупредила,  что  обязана
доложить Дахару о его отлучке, а он сказал, что, если  я  это  сделаю,  он
умрет, и поэтому я пришла... сюда.
     - Ты все еще хочешь его? - в бешенстве спросила Джехан.
     - Нет. Нет, Джехан, поверь. Но мы ведь спали вместе, лежали в темноте
и разговаривали так же, как разговариваем сейчас с тобой,  и  я,  я...  не
хочу быть причиной его смерти.
     - Он сам виноват. Он ее заслужил.
     - За убийство делизийца? Вспомни, как мы сами собирались  сделать  то
же самое, сколько раз...
     - Он должен принять смерть за нарушение приказа главнокомандующей.
     Талот оцепенела. Стоя над ней с рубашкой в руке, Джехан  смотрела  на
шею подруги - бледную (загар поблек под небом Эр-Фроу) и такую беззащитную
под узлом рыжих кос. В бешенстве  девушка  резко  натянула  рубашку  через
голову и заставила себя говорить спокойно, хотя ее тошнило от  собственных
речей.
     - Белазир может и пощадить его. Он повинен в  смерти,  но  вдруг  его
накажут не столь сурово,  ведь  мы...  здесь  нам  дорог  каждый  человек.
Делизийцев больше. Командующей нужны все легионеры. Она может... Никто  не
знает, на что способна главнокомандующая. Она выкидывала такие коленца, на
которые не отважился бы никто  за  пределами  города  чужаков.  Она  может
просто разжаловать его, или выпороть, или... еще что-нибудь.
     Лицо Талот, обращенное к подруге, внезапно озарилось надеждой. Высечь
до полусмерти, подумала Джехан и сжала в руке воображаемый кнут.  С  каким
наслаждением она пустила бы его в ход! Ревность застилала ей глаза.
     Талот нехотя кивнула, ее лицо немного разгладилось.
     - Да. Это правда. Белазир нужны все ее легионеры.
     Джехан отвернулась и, не глядя на подругу, потянулась за сандалиями.
     - Кто он, Талот?
     Подруга заколебалась, но все же ответила:
     - Джаллалудин.
     Джехан его знала. Рослый, широкоплечий и  узкобедрый,  очень  сильный
даже для брата-легионера, он казался ей уродом. Девушки гораздо красивее -
и плечи у них поуже, и бедра полнее. Но Талот, очевидно, не считает мужчин
уродами...
     Джехан стиснула зубы, обулась и молча заплела косы.
     - Джехан...
     - Скажи Дахару. Это вопрос чести.
     Талот протянула руки, чтобы обнять  Джехан,  но,  услышав  ее  слова,
замерла. Она только прошептала:
     - Я люблю тебя, Джехан.
     - А как же твой?..
     - Но ты знала о нем и раньше. Я же тебе во всем призналась!
     - Ты не говорила, что он здесь, в Эр-Фроу! Скрывала, что тебя все еще
тянет к нему. Вела себя как проститутка!
     Талот одеревенела. И Джехан вдруг стало ее жалко,  захотелось  обнять
Талот,  сказать  ей...  но  Девушка  побледнела,  попятилась   и   холодно
проговорила:
     - Я сейчас же отправлюсь к Дахару.
     - Это твой долг, - отозвалась Джехан так же холодно.
     Талот рывком распахнула дверь, но Джехан  пинком  захлопнула  ее.  Их
руки сплелись. Она заставила себя еще раз произнести  утешительные  фразы.
Слова застревали у нее в горле.
     - Может быть, он не умрет. Белазир нужны все ее люди. - Но  в  то  же
мгновение, когда они слетели с языка, поняла, что не верит в это.
     Талот вымученно улыбнулась и убежала. Джехан ждала на пороге, пока не
убедилась, что Талот спустилась по лестнице, потом подняла свой триболо  и
изо всей силы запустила его  в  стену.  Талот  и  брат-легионер.  Талот  и
Джаллалудин. Талот...
     Триболо с чудовищной силой  срикошетило  от  стены  и  пронеслось  по
комнате, разбив глиняную чашу. Джехан ударила в  стену  кулаком,  в  кровь
разбив костяшки пальцев. Она неправильно развернулась перед ударом, и руку
пронзила боль до самого плеча. На стене не осталось и  следа.  Ее  сделали
геды.



                                    27

     Ни Белазир, ни Дахар не пришли утром во двор тренировок. Не вернулась
и Талот. Джехан, искупавшись после тренировки, отправилась в Дом Обучения.
Талот и Дахар будут там, а если нет, их приведут геды.
     Начался дождь - второй за время их пребывания в Эр-Фроу. Капли мягким
туманом моросили с неба - все-таки это было небо, несмотря на  сумасшедшие
слухи, которые росли, как снежный ком. Небо - это то, что  вверху,  и  оно
вверху - логично? Из-за этой глупой болтовни все смешалось и перепуталось:
и клетки, и силы, и "бактерии". Болтовня о двойной  спирали,  нескончаемая
болтовня... Джелийцам не пристало жить за этими стенами, словно  зверям  в
клетке. Они не занимаются  ничем,  кроме  пустопорожних  разговоров.  Даже
оружие не стоит этого... Хотя нет, оружие как раз стоит этого.  У  нее  на
поясе висел нож  гедов,  который  невозможно  сломать,  были  парализующий
лоскут,  трубка,  стреляющая  маленькой  дробинкой,  которой  можно  убить
кридога на другом берегу реки. Джехан не знала, как стреляет  эта  трубка,
да это ее мало заботило.  Главное,  что  она  стреляет.  Сумасшедшие  геды
хороши по крайней мере этим, и еще тем, что Талот придется  прийти  в  Дом
Обучения. Гракс не начнет свою болтовню до тех пор, пока не соберется  вся
группа.


     Талот не пришла, но Гракс начал говорить. На столах  появилось  новое
оборудование - не игрушки, а красно-синие непонятные предметы, до  которых
никто,  кроме  Дахара,  Гракса,   и   делизийки-стеклодува,   никогда   не
дотрагивался.  Этим  утром  к  ним  прикасалась  одна  Эйрис:  Дахар  тоже
отсутствовал.
     Воины  украдкой  переглядывались.  Делизийские  горожане   шептались.
Солдаты смотрели прямо  перед  собой  с  жестким  и  холодным  выражением.
Неожиданный страх сжал сердце Джехан - вдруг Талот и Дахара  прикончили  в
отместку за убитого делизийца? Нет. Если бы это произошло, солдаты были бы
в другом настроении. Их холодное бешенство говорило, что отмщение  до  сих
пор не свершилось и Делизия до сих  пор  чувствует  себя  оскорбленной.  А
глупый гед все продолжал нести ахинею о каких-то белых тельцах в крови.
     Почему чужак не дождался Талот и Дахара  или,  по  крайней  мере,  не
спросил,  где  они?  Наверное,  уже  знал  обо  всем.   Ладжариан   принял
командование. Если он ни о чем не спрашивает геда, то и Джехан не  станет.
Ладжариан стоял, поджав губы, положив руку на рукоять ножа, и  внимательно
наблюдал за командиром делизийцев.
     Гед продолжал вещать, а размазня-стеклодув тихим голосом задавала ему
вопросы. Делизийские горожане перешептывались, даже  простолюдины-джелийцы
тихо роптали, а Ладжариан почему-то не приказал всем им заткнуться.
     Только белый варвар и проститутка сидели тихо. Джехан в первый раз за
долгое время снова обратила внимание на эту пару, сидевшую в одиночестве в
дальнем углу комнаты. Две безмолвные статуи, одна  -  огромная,  другая  -
маленькая. Но этим утром даже они выглядели по-другому.
     Джехан присмотрелась внимательнее. Гигант казался больным. Его  белые
глаза  подернулись  туманом,  под  туникой  слишком  быстро  вздымалась  и
опускалась огромная  грудь,  он  дышал  часто  и  с  усилием.  Уголки  рта
опустились. Джехан сама никогда не болела и знала, что в Эр-Фроу не  болел
ни один человек. Она поняла, что с варваром, определенно,  сегодня  что-то
не в порядке. Да и с проституткой тоже, хотя и  по-другому.  Побледневшая,
она не отрывала глаз от гиганта; маленькая ручка сжалась в кулачок, да так
сильно, что побелели суставы.
     Джехан посмотрела на свою руку. Ее суставы были в ссадинах от удара в
стену. Из-за Талот. Думать о СуСу с ее белым любовником и  одновременно  о
Талот значило бесчестить сестру-легионера. Теперь Джехан должна перед  ней
извиниться.  А  все  из-за  этого  дурацкого   сборища,   из-за   дурацких
разговоров, которые так действуют на нервы, что начинаешь  думать  даже  о
проститутке как о личности, когда она -  дрянь,  не  лучше  делизиек.  Все
из-за этих дурацких стен...
     - А-аах! - СуСу вдруг издала жуткий  стон.  Огромный  варвар  валился
набок, грозя придавить ее. Он вцепился в край ближайшего стола и хрипел, в
уголках бесцветных губ выступила розоватая пена.
     СуСу, стараясь поддержать его, уперлась  в  великана  обеими  руками.
Гигант медленно выпрямился, и она обняла его, чтобы он не  упал  в  другую
сторону. Глаза великана закатились, язык вывалился наружу - мокрый розовый
пласт.
     - Помогите! - закричала СуСу жалобно и отчаянно.  Охваченная  ужасом,
она попыталась помочь гиганту. Он  немного  пришел  в  себя  и  недоуменно
глядел на СуСу.
     Джехан заметила этот взгляд.
     Каким-то чудом проститутке удалось поставить своего  друга  на  ноги.
Обняв его, она повела  великана  к  двери.  Каждый  ее  мускул  дрожал  от
напряжения. Джехан вдруг узнала это  отчаянное  напряжение:  так  выглядит
раненый лорус, пытающийся укрыться от преследователя в безопасности своего
логова.
     Гигант споткнулся, удержался на ногах и споткнулся снова.  Он  стоял,
пошатываясь, закрыв глаза, не в состоянии сделать ни шага. СуСу тянула его
к двери изо всех сил, но не могла сдвинуть с места.
     К удивлению Джехан, гед даже не  пошевелился,  чтобы  помочь  им.  Он
снова как будто  к  чему-то  прислушивался,  хотя  комната  погрузилась  в
тишину, нарушаемую лишь тяжелым дыханием великана -  короткими  всхрипами,
напоминавшими  звук  рвущейся  ткани.  Джелийцы   холодно   наблюдали   за
происходящим. Два брата-легионера погибли от рук варвара, а СуСу  -  всего
лишь проститутка, которая вообразила о себе невесть что. Джехан покосилась
на сестру-легионера слева от себя - та улыбнулась. На делизийской половине
комнаты толстая горожанка испуганно моргала.
     СуСу громко всхлипнула. Ее руки были слишком  малы,  чтобы  обхватить
великана. На фоне его туники  они  казались  руками  ребенка,  ребенка  не
старше одиннадцати лет.
     Делизийка-стеклодув поднялась  со  своего  места  за  столом  Гракса.
Джехан  ясно  увидела  взгляд  Эйрис  -   таинственный,   устремленный   в
пространство; Джехан могла поклясться, что  делизийка  видит  не  СуСу,  а
кого-то  другого.  Обняв  шатающегося  гиганта  с  другой  стороны,  Эйрис
потянула его вперед. Он споткнулся,  и  женщинам  пришлось  приложить  все
усилия, чтобы не упасть. Когда варвар останавливался, обе терпеливо ждали.
Так, поддерживаемый с двух сторон, он добрел до двери.
     В комнате снова зашептались. Делизийская горожанка, та,  что  хлопала
глазами, теперь вылупилась вслед Эйрис. Она  похожа  на  безмозглую  рыбу,
подумала Джехан.
     А гед спокойно наблюдал. Какого кридога, что здесь происходит?
     Одни прогуливают, другие спокойно  покидают  занятия,  мокрица  Эйрис
помогает великану, совсем  больному,  хотя  в  Эр-Фроу  никто  никогда  не
болеет, а проститутка с поднятым вверх лицом, похожая... похожая...
     Где же Талот?



                                    28

     Пятеро стояли на поляне в заброшенном уголке  Эр-Фроу  неподалеку  от
двух каменных плит, из-под которых выбивался  ручей.  Слишком  низкие  для
засады, плиты служили  ориентиром.  По  струившейся  между  плитами  воде,
булькали капли дождя.
     - Заставляют нас ждать, - заметила Белазир.  У  нее  под  подбородком
слабо пульсировала жилка.
     - Они осмотрительны, - отозвался Дахар.
     - Талот, не прикасайся к оружию! - от резкого  голоса  Белазир  Талот
вздрогнула и отдернула руку от рукояти кинжала. Дахар подумал, что девушка
потянулась к оружию машинально. От напряжения лицо Талот  стало  серым,  а
глаза - огромными.
     Слева от  нее  стоял  Исхак,  глава  братьев-легионеров,  коренастый,
молчаливый человек, даже не пытавшийся  скрыть  отвращения  к  предстоящим
переговорам.  Между  ним  и  Талот  стоял  связанный  по  рукам  и   ногам
Джаллалудин. Он отбивался, когда Дахар и Исхак пришли за ним, и был ранен.
Правый рукав его рубашки намок от крови.  Но  сейчас  он  стоял  спокойно,
гордо подняв голову. Его лицо пылало  еще  большей  ненавистью,  чем  лицо
Исхака.
     Дахар, внутренне раздвоившись, отстраненно наблюдая за  этой  сценой,
знал, что все равно поступит так,  как  собирался.  Он  понимал,  что  его
отрешенность не может длиться вечно. Стена внутри него, как и  все  стены,
рано или поздно рухнет, но какое-то время он продержится.
     Второй Дахар спокойно  говорил  первому:  "Постарайся  не  испытывать
никаких чувств".
     Трое делизийцев появились на поляне с трех сторон, с оружием, готовым
к бою. Рука Исхака невольно  потянулась  к  оружию,  но  он  вовремя  себя
одернул.
     - Мы пришли. - В голосе Калида слышалась откровенная неприязнь.
     Дахар внимательно оглядел трех солдат: все атлеты, один с  обнаженным
ножом, двое других с новыми дробиночными трубками гедов.  Все  говорило  о
том, как они будут действовать в случае  схватки.  Воин  в  Дахаре  быстро
просчитал все варианты атаки, контрдвижения, возможную реакцию  Белазир  и
Исхака, обдумал, как лучше использовать их позицию. Связанный  Джаллалудин
- щит; Талот - неиспытанная и  неизвестная.  Дахар  переместился  ближе  к
Белазир, чтобы укрепить защиту. Не взглянув на них, Калид сделал  ответный
маневр. Действовал он превосходно.
     - Этот легионер, - указала Белазир, - убил вашего солдата.
     Калид взглянул на Джаллалудина. Что-то промелькнуло  в  серых  глазах
делизийца, не просто подозрение или вражда. "Он размышляет, - мелькнуло  в
голове у Дахара, - не просто действует".
     Он видит то, на что смотрит, и думает о том, что видит.
     - Уберите оружие, - продолжала Белазир. - Мы свое не обнажили.
     -   Пока   ты   четко   выполняла   все   условия   нашей    встречи,
главнокомандующая. Я признаю это, но ты могла спрятать своих легионеров  в
лесу.
     - Разве ты не убедился, прежде  чем  пришел  сюда,  что  я  этого  не
сделала?
     - Вряд ли мы втроем могли провести доскональную разведку.
     - Как и вчетвером. Нападение исподтишка больше в духе делизийцев.
     - Но встречу предложила ты. Я не желаю рисковать.
     Только на мгновение Белазир повернулась  в  сторону  Дахара  и  почти
сразу же отвела глаза, но Дахар увидел: она уже пожалела,  что  посмотрела
на него. Калид успел перехватить взгляд командующей и задумчиво  уставился
на Дахара.
     - Геды запретили убийства  в  Эр-Фроу,  -  заговорила  Белазир.  -  Я
приказала своим  легионам  не  атаковать  делизийцев.  Этот  брат-легионер
нарушил мой приказ, и должен умереть от моей руки.  -  Однако  Делизия,  -
голос  Белазир  оставался  спокойным,  но  подбородок  напрягся,  а  глаза
вспыхнули, - могла  не  поверить  в  это.  Всем  известно,  что  некоторые
делизийские солдаты избегают наказания, если им посчастливилось родиться в
состоятельной семье, и вы можете решить, что такое практикуется и у нас.
     Дахар пристально следил за Калидом. Тот сделал  вид,  что  не  слышал
оскорбления, которое в Джеле звучало бы подобно  смертному  приговору,  но
один из его солдат подавил презрительную усмешку. Мелкий дождь все так  же
барабанил по плитам.
     -  Джела  нарушила  перемирие,  установленное  гедами,  -  продолжала
Белазир. - Чтобы уравновесить  это  зло,  вы  имеете  право  сами  казнить
легионера, убившего вашего солдата.
     - Ты передаешь это право мне? - удивился Калид.
     - Да.
     - И ты думаешь, я в это поверю?
     Белазир стояла, как каменная.
     - Я помню сражения, - продолжал Калид, - когда Джела  добивала  своих
раненых, лишь бы не оставлять их делизийцам. Почему же сейчас  ты  отдаешь
мне своего легионера?
     - Я уже сказала тебе.
     - Ты  сказала:  "Чтобы  уравновесить  зло".  Но,  командующая,  Джела
никогда не считала злом убийство делизийца.
     Главнокомандующей и без того не нравилось это  соглашение,  а  Калид,
похоже, стремился подогреть ее недовольство, он словно подталкивал Белазир
забрать своего легионера назад. Зачем он это делал?
     - Джела никогда раньше не была в Эр-Фроу,  -  сдерживаясь,  возразила
командующая.
     - Чем же убийство в Эр-Фроу отличается от убийства на Холодной  Реке?
Джелийская жестокость остается джелийской жестокостью.
     - А делизийское предательство  -  делизийским  предательством.  Но  в
Эр-Фроу правим не ты и не я. Хозяева здесь геды, и  мы  стоим  с  ними  на
одном клинке чести.
     - Тогда предложи своего недисциплинированного легионера им, -  жестко
сказал Калид.
     Командующая молчала. В ее молчании Дахар уловил  нечто  большее,  чем
гнев,  и  понял,  что  потеряет  Эр-Фроу.   Белазир   попыталась   свалить
Джаллалудина на Калида; тот по каким-то своим причинам  отказывается.  Она
не станет уговаривать его. Калид уже нанес оскорбление джелийской чести, и
Дахар подозревал, что сделал это намеренно.  Он  хотел  заставить  Белазир
взять грех за смерть Джаллалудина на себя,  ведь  наказать  убийцу  должна
была именно она. Но тогда из Эр-Фроу будут изгнаны только джелийцы.
     Изгнание...
     Калид воспользовался своим преимуществом:
     - Отведи легионера к своим хозяевам, гедам.
     Приступ бешенства исказил лицо Белазир. Дахар  ясно  представил,  как
перед ним закрываются двери Эр-Фроу, и  он  навсегда  прощается  с  мечтой
овладеть наукой гедов, в которой скрыт ключ к самой жизни. Но второй Дахар
продолжал хладнокровно наблюдать за всем как будто со стороны.
     "Главнокомандующая  запретила   тебе   встревать   в   разговор",   -
промелькнуло у него в голове, и в тот же миг услышал свой голос:
     - Он уже стоял перед гедами.
     Калид повернулся и в упор посмотрел на Дахара.
     - Геды  сказали,  что  люди  должны  разобраться  сами,  -  продолжал
лейтенант. - Они сказали, что не станут вмешиваться. И  еще  они  сказали,
что хотели бы узнать, чем все закончится.
     Услышав эти слова, Белазир словно окаменела. Дахар лгал: Джаллалудина
не показывали гедам.
     - А разве ты хочешь, чтобы они вмешались? - спросил Дахар, прощупывая
почву.
     - Я так не говорил, - ответил Калид, пожалуй, слишком поспешно.
     Где-то здесь было слабое место, брешь в линии обороны. Но  где?  Если
он не собирался убивать  Джаллалудина,  то  зачем  явился  на  переговоры?
Почему бы своим бездействием не позволить гедам изгнать Джелу из Эр-Фроу?
     - Я думал, Джела в состоянии следить за дисциплиной своих легионеров,
- добавил Калид. - Разве дисциплина - не главная ваша гордость?
     Сильный удар по самолюбию джелийцев, но Дахар не дал втянуть  себя  в
спор.
     - Геды с самого начала запретили кровопролития.
     - А джелийцы дважды нарушили запрет.
     - Верно. Поэтому мы и предлагаем вам казнить преступника.
     Лейтенант Калида - тот, что повыше - переступил с ноги на ногу. Дахар
оценивающе взглянул на него. У солдата были странные, очень светлые,  даже
для делизийца  глаза,  и  в  них  неожиданно  полыхнула  слепая,  звериная
ненависть.
     - Жизнь брата-легионера принадлежит тебе. Ты берешь  ее  или  нет?  -
резко спросила Белазир.
     - Интересно, почему этого хочешь ты? - быстро отозвался Калид. - Геды
сказали, что выгонят людей, если в Эр-Фроу не прекратятся убийства.  Джела
убивала, а Делизия - нет. Не предлагаешь ли ты нам эту  смерть  для  того,
чтобы мы тоже были виновны в  нарушении  законов  гедов?  Чтобы  нас  тоже
изгнали из Эр-Фроу и  лишили  оружия?  Благородная  сделка  с  благородной
Джелой!
     Он играл  на  каждой  слабости  Белазир.  Собственное  чувство  стыда
привело ее в бешенство.
     - Неужели ты думаешь, что я буду  умолять  тебя  взять  жизнь  воина?
Избавь нас от твоей делизийской торговли и ответь - сейчас или  никогда  -
ты убьешь его в расплату за смерть твоего солдата или нет?
     На лице Калида ничего не отразилось. Дахар следил не за ним, а за его
лейтенантами, стоявшими чуть сзади. Когда Калид упомянул о потере оружия в
том  случае,  если  Делизия  убьет  Джаллалудина,  лицо  человека   пониже
дрогнуло, челюсти сжались. Он почувствовал силу довода  Калида.  Но  после
слов Белазир колебание уступило место ненависти. Другой солдат, тот, что с
прозрачными глазами, не колебался. Он жаждал  смерти  Джаллалудина  больше
чего бы то ни было, в его глазах светилась  откровенная  кровожадность.  И
Калид не мог  повлиять  на  своих  подчиненных.  Дахар  понял:  в  этом  и
заключается слабость позиции Калида. Вот  почему  ему  пришлось  пойти  на
переговоры, участвовать в торге, от которого он с радостью  бы  отказался.
Делизийский командир управлял с согласия своих солдат и  потому  опасался,
отказавшись казнить Джаллалудина, что  его  люди  добьются  своего  другим
путем. И тогда уже никакой командир не удержит  их  в  повиновении.  Калид
прикидывался  перед  своими  людьми,  что  оскорбляет  Белазир  просто  из
удовольствия, чтобы понаблюдать, как она стерпит  его  оскорбления,  а  на
самом деле пытался вынудить ее совершить все своими руками.
     Теперь все, что нужно  сделать  Дахару,  -  это  подогреть  ненависть
делизийских лейтенантов до отметки, за которой Калиду не удастся  удержать
ее под контролем или погасить доводами о благе Делизии. На стороне  Калида
был разум, на стороне лейтенантов - жажда крови.
     То не было состязанием чувств и разума, то было нечто другое.  Дахару
казалось, что он ощущает на своей щеке дыхание  Джаллалудина.  Смерть  уже
отметила брата-легионера своей  печатью,  витала  в  воздухе,  в  туманном
дожде. Все теперь зависело от слов Дахара. Если  побольнее  уколоть  людей
Калида,  через  несколько  мгновений  Джаллалудин  умрет  в  этом   мокром
оранжевом свете Эр-Фроу. Белазир запретила ему торопить события, говорить,
лгать, но он уже солгал... И все ради того, чтобы остаться в Эр-Фроу...
     "Никаких эмоций", - приказал второй человек, сидевший в Дахаре.
     - Может, делизийцы не жаждут мести,  -  спросил  он,  глядя  прямо  в
прозрачные глаза  делизийского  лейтенанта,  -  потому  что  жизнь  вашего
солдата ничего не стоит? Даже в глазах его братьев-солдат.
     Калид впился взглядом в Дахара.
     - Мы сделали предложение, - язвительно  продолжал  Дахар,  -  честное
предложение. Жизнь за жизнь. Но, если даже для своих жизнь делизийца стоит
меньше, чем жизнь джелийца, мы заберем его.
     - Калид, - позвал делизийский лейтенант. Командир быстро отвел  своих
людей в сторону. Дахар бросил им вслед:
     - Пожалуй, пора переиначить  фразу  "Делизия  для  предательства"  на
"Делизия для трусости".
     Калид  и  его  эскорт  возбужденно  переговаривались.  Слов  было  не
разобрать. Белазир долгим взглядом посмотрела  на  Дахара,  но  ничего  не
сказала.  Исхак  глядел  на   него   с   нескрываемой   ненавистью.   Юная
сестра-легионер подняла  на  него  огромные  глаза,  беззащитная  в  своем
отчаянии.
     Дахар  заставил  себя   взглянул   на   Джаллалудина.   Брат-легионер
побледнел, но не обронил ни слова. Было бы лучше, если бы он закричал.
     Удержаться в Эр-Фроу...
     Спор делизийцев был жарким, но коротким,  и  Калид,  чье  красноватое
лицо совсем побагровело, объявил Белазир:
     - Мы согласны принять  жизнь  твоего  легионера  за  убийство  нашего
солдата.
     Лейтенанты придвинулись ближе к своему командиру. Тот, что был пониже
ростом, направил на Исхака и Белазир трубку гедов; светлоглазый не захотел
расстаться с кинжалом. Калид тоже  вытащил  было  делизийский  кинжал,  но
вдруг сунул его обратно за  пояс  и,  достав  вместо  него  клинок  гедов,
направился к Джаллалудину. Раздался крик, напоминающий стон:
     - Неееет...
     Талот забыла свою подготовку, дисциплину  сестры-легионера  -  в  ней
проснулась женщина. Калид заколебался, почувствовав отвращение к  убийству
беззащитного, связанного  человека.  Но  колебался  он  только  мгновение.
Быстрым, уверенным движением Калид положил  руку  на  горло  Джаллалудина,
вонзил нож ему в  живот  и  с  резко  повернул  клинок  вверх,  к  сердцу.
Джаллалудин замер с  выпученными  глазами.  Калид  держал  его,  не  давая
вздохнуть, до тех пор, пока он не умер, потом резко толкнул тело и  шагнул
в сторону. Джаллалудин рухнул на  спину,  его  черные  глаза  были  широко
открыты и смотрели вверх, на падающий дождь.
     Никто не вымолвил ни слова.
     Калид  оставил  свой  нож  в  теле  убитого.  Светлоглазый  лейтенант
наклонился, чтобы извлечь его.
     - Оставь, - приказал Калид каким-то странным, осипшим  голосом.  -  Я
сказал: оставь его.
     Выпрямившись, лейтенант улыбнулся.
     - Слушайте меня, - продолжал сипеть Калид. - Командующая, мы  сделали
так, как ты хотела. Твой легионер мертв, убит, как... но теперь и Делизия,
и Джела нарушили закон гедов.  Остановимся  на  этом.  Если  нас  всех  не
изгонят из Эр-Фроу, остановимся на этом. Хватит  убийств  и  с  той,  и  с
другой стороны. Мы оставили Делизию и Джелу во время перемирия,  пусть  же
перемирие  распространится  на  Эр-Фроу.  И  не  только  потому,  что  так
приказали геды, а потому что так решили мы сами.
     Делизийский лейтенант больше не улыбался.
     - Мы предложили вам соглашение  именно  для  того,  чтобы  остановить
убийства, - сказала Белазир, еле сдерживая ярость.
     - Тогда наша встреча удалась,  -  презрительно  усмехнулся  Калид.  -
Теперь мы в расчете. Жизнь за жизнь. Ты можешь пойти и сказать это гедам.
     "Делизиец ненавидит это соглашение так же, как и Белазир".
     Сочла ли Командующая гнев Калида  проявлением  достоинства  и  чести,
которой я только что лишился? - спросил себя Дахар, а второй человек в нем
ответил: "Не обращай ни на что внимания, забудь про эмоции".
     - Так мы остановим кровопролитие, - мрачно твердила Белазир. -  Между
Джелой и Делизией наступит перемирие.
     Калид повернулся к своим лейтенантам - каково будет их мнение теперь,
когда он сделал то, чего от него хотели?  Тот,  что  пониже,  поколебался,
переминаясь с ноги на  ногу,  и  кивнул.  Другой,  светлоглазый,  спокойно
встретил взгляд своего командира и никак  не  отреагировал  на  его  немой
вопрос. Но Калиду это было уже безразлично: он убил Джаллалудина, и теперь
у лейтенанта не осталось повода к бунту.
     - Верните нам тело нашего солдата и заберите своего, -  сказал  Калид
Дахару. - И покончим с этим.
     - Подожди, это еще не все, - остановил его Дахар.
     Калид, собиравшийся уходить, обернулся. На лице Белазир не дрогнул ни
один мускул. Она могла бы заставить Дахара замолчать, но теперь  ей  стало
любопытно, от чего еще готов отказаться ее  первый  лейтенант  ради  того,
чтобы остаться в Эр-Фроу. Дахар понял, что проиграл, как только вопреки ее
приказу в первый раз заговорил, как только в первый раз солгал, как только
она поняла, что  он  намерен  идти  до  конца,  спорить,  как  делизийский
торговец, - и продать жизнь брата-легионера ради науки гедов.
     "Никаких эмоций", - снова приказал он себе и обратился к Калиду:
     - Перемирие может быть нарушено не только в результате предательства.
Воины и солдаты могут действовать вопреки приказам  своих  командиров,  не
подчиняться им. Такое уже бывало. Сейчас оба  командующих  здесь,  и  надо
обсудить, как это пресечь.
     Потом Дахар сказал Калиду и Белазир, что, по его мнению,  командующие
лишены возможности отбирать людей в свое войско -  в  Эр-Фроу  в  основном
попали людские отбросы, изгои и неудачники.
     Его слова звучали оскорбительно, но в них была правда.  Глаза  Калида
сузились.
     Дахар снова обратился только к нему:
     - За это двойное убийство геды могут изгнать всех, но  если  все-таки
не изгонят, если их терпение не лопнет сейчас, оно  может  выдержать  и  в
другой раз - если мы сможем убедить их,  что  поем  в  гармонии  со  всеми
джелийцами и делизийцами.
     - Что-что мы делаем? - переспросил Калид.
     Дахар вспыхнул.
     - Если произойдет еще одно убийство - неважно,  кто  это  сделает,  -
геды должны знать, что мы не стоим за ним, даже тайно, что не давали  даже
молчаливого согласия на убийство.
     За спиной Дахар услышал  возмущенное  сопение  Исхака.  Но  лейтенант
вовсе не имел в виду, что Белазир,  или  даже  Калид,  способны  на  такой
бесчестный поступок. Он думал только о том, на что способны геды, как  они
воспринимают поступки людей, о том, чтобы получить необыкновенные  знания,
которыми джелийцы и делизийцы - недальновидные слепцы -  не  обладали,  не
ценили их, но, овладев ими, могли бы коренным образом измениться.
     В какой-то момент он даже едва не сказал Калиду прямо, что поставлено
на карту. Но Калид не понял выражения  гедов  "петь  в  гармонии".  Он  не
проводил ночей в Доме  Обучения,  приобщаясь  к  поразительным  сокровищам
бесстрастных чужаков. И говорить ему что-либо бесполезно -  все  равно  не
поймет.
     Неожиданно для себя Дахар вдруг осознал, что и не смог бы ничего  ему
сказать. При мысли о том, что придется уговаривать  командира  делизийцев,
все в нем восставало,  чувства  пересиливали  разум.  Нет,  он  не  станет
уговаривать Калида! Он  может  только  торговаться  с  ним,  и  этот  торг
состоялся. Брат-легионер, живший в душе Дахара, сгорал от стыда.
     - Не Делизия нарушила закон, - заметил Калид. - Если Джела неспособна
удержать собственных людей, то это не наша забота.
     - А если в другой раз закон нарушит делизиец? - спросил Дахар,  и  по
лицу Калида пробежала тень.
     - Что ж, допустим, - ответил Калид. - И что же предлагает Джела?
     Белазир шагнула вперед, Дахар всей кожей почувствовал жар ее ярости и
постарался охладить этот жар:
     - Наша командующая знает, что в этом  случае  предпринять,  -  быстро
произнес он. - Я только указал на возможность подобного события.
     Калид повернулся к Белазир.
     - По-видимому, ты захочешь, чтобы мы отдали тебе провинившегося? Нет,
это невозможно. - Он сделал слабое ударение на слове "это" - и не взглянул
в сторону своих  лейтенантов.  Выразительная  пауза  сказала  столько  же,
сколько и выделенное слово: только не это; выдача исключена, но что-нибудь
другое...
     Калид готов приветствовать любое соглашение, если оно не подорвет его
власть над лейтенантами. Напрасно он взял с собой на встречу светлоглазого
солдата. Но, возможно, у него не было выбора.
     - Ты убил одного нашего, - сказала Белазир.
     - Как ты хотела.
     - И ты тоже хотел.
     - Что ты предлагаешь?
     Дахар видел, что Белазир колеблется, и замер не шевелясь  Теперь  все
зависело от нее. Он сделал все, что мог; у него в запасе  не  осталось  ни
доводов, ни авторитета, ни влияния. Командовала она,  а  не  он,  и  Дахар
поставил на карту все, рассчитывая, что Белазир именно такая, какой он  ее
представлял, для которой благо Джелы превыше гнева на  своего  лейтенанта.
Белазир  уничтожит  его,  да  -   но   в   сером   утреннем   свете   дома
сестер-легионеров она проникла в тайную суть соглашения с Калидом.  Пойдет
ли она до конца?
     Калид неотрывно глядел на Белазир. За ним под моросящим дождем  стоял
светлоглазый солдат. Он смотрел в спину своего  командира.  Позади  Дахара
кто-то пошевелился - Талот.
     - Я предлагаю то же самое, -  произнесла  Белазир.  -  Трое  с  вашей
стороны и трое с нашей. Кто бы ни нарушил приказ, мы покараем убийцу, но в
присутствии всех шестерых и как можно быстрее. Соглашение заключается  для
того, чтобы предотвратить большое кровопролитие и остаться на клинке чести
с гедами.
     - Ох уж эта честь! - Исхак плюнул. - Будь проклят день,  когда  я  их
увидел.
     Его несдержанность открыла перед вздохнувшим  от  облегчения  Дахаром
возможность, в которой он так нуждался.
     - Молчи. Решает главнокомандующая, а не ты. Слово за ней.
     - И за мной, - добавил Калид с вызовом.
     Низенький делизиец опустил глаза. Дахар понял,  что  Калид  прекрасно
знает: первый лейтенант Джелы не должен распекать своих людей перед  лицом
врага, - и заключил, что Дахар пытается воздействовать на  Белазир  -  так
же, как он пытается воздействовать на своих солдат.
     - Геды обещали нам оружие, и  делизийцы  не  хотят  его  лишиться,  -
сказал Калид. - Если Джела получит его одна, то ее мощь слишком возрастет.
Всем нам выгодно остаться в Эр-Фроу, и потому необходимо соблюдать  законы
гедов. Следовательно, нам выгодно перемирие с целью соблюсти  эти  законы.
По этой причине - а не из каких-то соображений о чести Джелы - мои солдаты
и я принимаем твое предложение, командующая. Нас трое и вас трое,  и  если
солдат или легионер совершит убийство, мы приведем его сюда, на это место,
чтобы вшестером засвидетельствовать его смерть. Я  согласен  на  это  ради
Делизии.
     Калид посмотрел на светлоглазого. Тот с такой силой  сжал  зубы,  что
даже сквозь щетину было видно, как побелел его  подбородок.  После  долгой
паузы солдат кивнул.
     - Мы стоим, - начал Калид, полуискренне-полунасмешливо,  -  на  одном
клинке, связанные...
     - Замолчи! - Белазир плюнула. - Неужели у тебя нет хоть капли  стыда,
делизиец? То, что мы согласились на все это, не дает тебе  права  поганить
своими устами слова, которые тебе не дано понять. А теперь  оставь  нас  с
нашим покойным.
     В глазах Калида  вспыхнул  гнев;  Дахар  заметил,  как  он  напрягся.
Впрочем, они все были напряжены. Но Калид сдержался. Он дал знак солдатам,
и они втроем, с  оружием  наизготовку,  двинулись  через  поляну  к  лесу.
Светлоглазый замешкался, но,  двинувшись  первым,  Калид  не  оставил  ему
выбора.  Солдат  не  мог  один  противостоять  четырем,  но  прежде,   чем
последовать за остальными, произнес, не скрывая своей ярости  и  обращаясь
прямо к Дахару:
     - Мое имя Келовар. Запомни его, джелиец.
     Дахар опустился на колени рядом с  Джаллалудином.  Рукоятка  кинжала,
выполненного   с   чисто   делизийским    пристрастием    к    чрезмерному
украшательству, была покрыта каплями дождя. Капли собирались в  струйки  и
скапливались в витых узорах. На ощупь рукоять  была  скользкой.  Невидящие
глаза Джаллалудина, смотрели  на  Дахара.  Он  выдернул  клинок,  и  кровь
брызнула из раны ему на руку. Он стоял, глядя на свою рубашку, на  которой
тоже была кровь.
     Белазир шагнула к жрецу и сорвала с его плеча двойную спираль. Подняв
левую руку - ту, в которой командующая никогда не держала  оружия,  -  она
трижды ударила лейтенанта по лицу. С этого момента Дахар перестал быть  ее
братом-легионером.
     Лица Исхака и Талот изумленно вытянулись.  Они  не  знали  о  приказе
Белазир, не поняли, что лейтенант ослушался командующую в своих интересах,
ради Эр-Фроу. Глаза Талот широко распахнулись, а у Исхака, после того, как
прошло  первое  изумление,  -  прищурились.  Он  пытался   разобраться   в
происходящем.
     Белазир стояла с двойной спиралью  в  руке.  Ее  неподвижность  могла
означать неуверенность... Превозмогая себя, Дахар заговорил:
     - Командующая. Мы только что заключили соглашение.  Разжаловать  меня
сейчас, когда в легионах уже зреет недовольство...
     - Молчи, - спокойно оборвала его Белазир.
     Лицо ее стало пепельным, черные  глаза  как-то  странно  остекленели.
Дахар понял, что недооценил  ее  стремление  добиться  нового  оружия  для
Джелы; ради него она была  готова  пойти  до  конца.  Он  сам,  "Кридоги",
Эр-Фроу подвели ее к черте, за которой рушатся идеалы. Она  верила  в  них
всю свою жизнь, считала невозможной измену. Здесь она узнала,  что  клинок
чести обоюдоострый; события обернулись против  нее.  Если  соглашение,  на
которое она пошла, - просто сделка, если первый  лейтенант,  которому  она
доверяла, недостоин доверия...
     -  Можно  ли  увидеть  заход  Маяка?  -   тихо   произнесла   Белазир
изменившимся голосом.
     Исхак взглянул на нее с удивлением. Талот - с изумлением. Еще  минуту
Белазир молча стояла на мокрой траве с двойной  спиралью  Дахара  в  руке.
Глаза ее были устремлены вдаль. Потом она тряхнула головой, и Дахар видел,
какого усилия,  какого  чудовищного  проявления  воли  потребовал  от  нее
возврат к реальности. Она снова стала главнокомандующей легионов Джелы  во
враждебном городе Эр-Фроу. И еще он заметил,  что  отныне  ее  воля  будет
непоколебима.
     - Командующая, - уже безо всякой надежды произнес он.  -  Подумай.  Я
зайду к тебе позже...
     Белазир швырнула эмблему с двойной спиралью на землю. Не  ответив  ни
слова, сделала знак следовать за ней. Дахара этот приказ  не  касался.  Он
провожал их глазами. Исхак шел рядом с Белазир, защищая командующую слева.
Теперь он стал первым лейтенантом Эр-Фроу.
     Внутренняя  стена  рухнула,  и   к   Дахару   вернулась   способность
чувствовать.
     Кридоги!
     Капли дождя падали из-под купола гедов,  под  которым  у  ног  Дахара
лежал убитый.




                      ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ. ДВОЙНАЯ СПИРАЛЬ

                                           Я лучше овладею любым ремеслом,
                                           чем стану царем Персии.
                                                        Демокрит из Абдеры


                                    29

     Когда варвар спотыкался, СуСу и Эйрис, сменяя друг  друга,  напрягали
последние силы, чтобы поддержать его и тянуть  по  дорожке  из  врофа.  Во
время очередной остановки, собираясь с силами, Эйрис задумалась, почему же
она не испытывает страха. От него пахло мужчиной, а не болезнью. С  другой
стороны руки СуСу - маленькие ручки девочки, ручки Эмбри  -  обнимали  его
грудь. Эйрис видела, что СуСу страшно, и заговорила с ней:
     - От него не пахнет болезнью. Правда, не  пахнет.  Такие...  приступы
бывали и раньше?
     - Да, - отозвалась СуСу так тихо, что Эйрис едва могла расслышать ее.
     - Нет ли у тебя или у великана какого-нибудь лекарства?  Быть  может,
оно есть у воинов-жрецов?.. - спросила Эйрис и  споткнулась,  вспомнила  -
СуСу  была  джелийской  проституткой.  Могли   вообще   воин-жрец   лечить
проститутку, или чужака, который ее похитил? Но если  нет,  если  глупость
Джелы помешала этому, разве не  научились  джелийские  проститутки  лечить
самих себя? Однако девушка была еще почти ребенком...
     - Ты знаешь, что  это  за  болезнь?  Он  тебе  сказал?  -  продолжала
расспрашивать Эйрис и подумала о том, что, возможно, гигант был  нем,  она
никогда не слышала его голоса.
     СуСу не ответила. Гигант вдруг споткнулся и упал  на  колени,  тяжело
дыша.  Каждый  вздох  напоминал  хлюпанье  болота.  Эйрис  опять  пришлось
поддерживать варвара, пока тот не поднялся, и они снова побрели вперед.
     - СуСу, у тебя есть лекарства для него? Есть?
     - Нету.
     - А у него?
     - Нету.  -  Услышав  отчаяние  в  юном  голосе,  Эйрис  почувствовала
сострадание.  Эмбри  по  крайней  мере  осталась  с  лекарями,  окруженная
заботой...
     Они не встретили ни души  на  этой  врофовой  дорожке,  бежавшей  под
нависавшими деревьями. Все: люди и геды, остались в Доме Обучения. Нет, не
все, подумала Эйрис, и  отогнала  от  себя  видение,  стараясь  ради  СуСу
сохранять  спокойствие.  Им  понадобилось  много  времени,  много   долгих
остановок, чтобы добраться до дома гиганта в той части Эр-Фроу, где  Эйрис
раньше никогда не бывала: возле северной  стены,  немного  западнее  залов
Джелы. Серые здания из врофа, открытые арки входов, круглые  столы  -  все
это ничем не отличалось от ее зала.
     - Положим его здесь, подальше от арки, здесь нет ни дождя, ни  ветра,
- предложила Эйрис.
     - Нет, надо поднять его наверх.
     - СуСу, у нас не хватит  сил,  а  сам  он  не  сможет  взобраться  по
лестнице. Давай принесем сюда одеяла и подушки!
     - Наверх, -  произнесла  СуСу,  и  в  ее  мягком  голосе  послышались
истеричные нотки. Эйрис прекратила спор.
     На половине пути варвар чуть не упал, СуСу  вскрикнула  и  попыталась
схватить его за руки. Эйрис  опустилась  на  ступеньку  ниже  и  обхватила
гиганта за бедра. Тот  вздрогнул  и  наклонился  назад  так  сильно,  что,
казалось, ей уже  не  удастся  его  удержать,  но  в  последнее  мгновение
выпрямился. Наконец они отвели его в комнату, под  защиту  прочной  двери,
которую СуСу немедленно захлопнула.
     - Положим его на подушки,  -  сказала  Эйрис.  -  Его  трясет  как  в
лихорадке. Нет, опускай его вот так.
     В одном углу были сложены огромные одеяла.  Все  необходимое  в  быту
тоже было свалено по углам,  потому  что  СуСу  старалась,  насколько  это
возможно, не выходить из комнаты. Эйрис с любопытством  огляделась.  Пища,
вода, одеяла из яркой ткани гедов, маленькие шкурки, сандалии  и  глиняные
сосуды - варвар был отличным мастером.
     Был. Раньше.
     - Неужели здесь нет лекарств? - мягко спросила Эйрис. -  Я  не  знаю,
что это за болезнь, но по крайней мере нужны травы, чтобы очистить  легкие
и заставить его пропотеть. Жрец-легионер...
     СуСу резко повернулась и взглянула на Эйрис с такой  ненавистью,  что
та была поражена, потом догадалась, что ненависть была обращена не к  ней.
Она попыталась уговорить ее снова.
     - По крайней мере ему надо поесть. Скоро на столах появится  пища.  Я
могу принести чего-нибудь свежего.
     СуСу, глядя на закрытые глаза и тяжело  вздымающуюся  грудь  гиганта,
ничего не ответила. Эйрис открыла дверь.
     - Нет! Нет, закрой ее!
     - Я только хотела...
     СуСу зажала уши руками. Эйрис  взглянула  на  лицо  молодой  женщины,
выскользнула в коридор и захлопнула за собой дверь.
     Ждать ей пришлось совсем недолго.  Вскоре  в  нижнем  зале  поднялись
столы. В тишине пустого зала это зрелище выглядело жутко. Все было  серым:
воздух, свет, стены. Только яркий оранжевый кружок лучился возле лестницы.
Снаружи дождь барабанил по листьям серых деревьев.
     Набрав как можно больше чаш  дымящегося  жаркого,  Эйрис  отправилась
наверх.
     - СуСу, я принесла пищу, открой.
     - Уходи!
     В изумлении Эйрис стояла в пустом  коридоре,  с  трудом  удерживая  в
руках чаши.
     - Но я принесла еду. Ему надо поесть, иначе он... Открой дверь, СуСу.
     - Кто с тобой?
     Сначала Эйрис подумалось, а в своем ли  уме  девушка?  Но  потом  она
поняла, что та  могла  не  узнать  ее  голос,  который  за  дверью  звучал
приглушенно.
     - Со мной никого нет. Я  одна.  Я  делизийка,  которая  помогла  тебе
добраться сюда из Дома Обучения.
     Женщина. Делизийка. Не испугает ли это СуСу еще больше? Эйрис  ждала.
Серый коридор стал мрачным и тихим. Наконец СуСу, с белым от страха лицом,
слегка приоткрыла дверь. Эйрис проскользнула внутрь комнаты, и  захлопнула
дверь за собой.
     Больной отказывался есть. Сначала его пыталась накормить Эйрис, потом
СуСу, потом снова Эйрис. Он пил воду, когда они капля за каплей вливали ее
ему в рот, но у него, казалось, не было сил жевать. После того как он лег,
дыхание выровнялось, но кожа оставалась холодной и влажной. Во  всем  этом
громадном  теле   жили   только   глаза.   Бесцветные,   сверхъестественно
напряженные, они следовали за СуСу, куда бы та ни двинулась, но  Эйрис  не
могла понять, что же видели эти глаза на  самом  деле.  Ей  казалось,  что
гигант то приходит в себя, то снова теряет сознание. За все это  время  он
не произнес ни слова, и СуСу ни разу не обратилась к нему.
     Текли часы у постели больного, и Эйрис все больше становилось  не  по
себе от этой тишины. Запертая комната, безмолвные страдания, тишина -  как
в могиле, хотя она и не могла сказать, умирает варвар или нет. Почему СуСу
не  говорит  с  ним,  не  напевает,  не  шепчет  слова  утешения,  которые
успокаивают не только трогательной ложью, но и нежностью интонации?
     Наконец гигант зашевелился и перевел взгляд с СуСу на Эйрис.
     Огромная рука поднялась,  замерла  и  упала.  Лицо  гиганта  исказила
ужасная гримаса, на него было  страшно  смотреть.  Варвар  поднял  руку  и
положил ее себе на грудь. Он направил все пять пальцев вверх и  изобразил,
что они поднимаются с его груди, описывая четкую дугу.
     - Что? - спросила Эйрис. - Я не понимаю.
     Гигант повторил свой жест, но Эйрис снова покачала головой.
     Бесцветные глаза гиганта в отчаянии закрылись. Через несколько секунд
он открыл их снова. Ему потребовалось огромное усилие, чтобы поднять  руки
к груди. Положив  ладони  на  грудь,  он  слегка  постучал  всеми  десятью
пальцами по груди, каждый палец по очереди с  огромной  быстротой  касался
поверхности его тела, выстукивая... что?
     - Я не понимаю, - проговорила Эйрис. - Это танец?
     Огромные руки мужчины бессильно упали по бокам. Великан посмотрел  на
нее с глубокой печалью, потом еще раз попытался начертить в воздухе  дугу,
какой-то предмет, быстро поднимающийся в небо...
     Внезапно он судорожно вдохнул, попробовал сесть, но  только  хватался
за воздух. Его глаза затуманились, лицо опять исказила  гримаса  боли,  он
упал на подушки, закрыл глаза и начал часто дышать, совсем не так, как  до
того, как пытался сказать ей... что?
     - Я должна найти для него лекарства, - настойчиво проговорила  Эйрис.
- СуСу, ты слышишь меня? Ему нужны лекарства.
     - Нет!
     - Да.  Ему  нужен  лекарь,  иначе  он  умрет.  Нет,  я  не  пойду  за
жрецом-легионером, найду кого-нибудь другого.  -  Эйрис  недоумевала,  что
такого  джелийцы  могли  сделать  с  этим  ребенком,  что   она   так   их
возненавидела? - Я позову Гракса или другого геда. Геды рассказывают нам о
болезнях, о крови и бактериях. Ты же была в Доме Обучения...
     СуСу не слышала женщину. Да она ничего  и  не  понимала  в  рассказах
гедов  о  бактериях,  этих  маленьких,   смертельно   опасных   существах.
Единственный, кто по-настоящему понимал - это Дахар. Эйрис не раз  видела,
как он склонялся над увеличителем,  его  темное,  некрасивое  лицо  горело
радостью открытия,  но  сегодня  утром  его  почему-то  не  было  в  Доме.
Интересно, который сейчас час? Если прошли часы, отведенные для  Обучения,
то все геды уже удалились в Серую Стену.
     - Я приведу Гракса или делизийского целителя, например...
     - Нет! - взвизгнула СуСу и зажала уши руками, сжимая голову  ладонями
так сильно, будто пыталась заглушить вообще все звуки  на  свете.  -  Нет,
нет!
     - Нет, так нет. Не кричи, СуСу. Ты испугаешь своего друга. - Но  лицо
варвара оставалось бесстрастным, будто он больше ничего  не  слышал  и  не
видел. Он все еще дышал, но тихо и прерывисто. -  Сюда  не  придет  никто,
если ты не захочешь...
     Раздались удары в дверь. СуСу замерла. Эйрис повернулась к двери.
     - Откройте, пожалуйста. Откройте, скорее.
     - Это геды, СуСу. - Эйрис почувствовала облегчение. - Они  могут  ему
помочь! - Она поднялась на ноги.
     Мгновенно СуСу оказалась между ней и дверью, прислонившись к ней, она
распластала  по  металлу  свои  тоненькие  руки,  глаза   девушки   широко
раскрылись, оранжевый круг окрасил одну щеку в болезненный цвет.
     - Это гед, - сказала Эйрис. - Он может помочь.
     - Нет!
     - Без лекарств твой друг умрет...
     - Нет!
     - Откройте, пожалуйста. Скорее!
     Эйрис стояла, не зная, что делать, беспомощная и обеспокоенная.  СуСу
прижала маленькие ладони к металлической стене. Огромный  варвар  на  полу
задышал чаще. Дверь распахнулась, СуСу попыталась закрыть ее,  но  сил  не
хватило, и открывшаяся дверь отбросила ее в глубь комнаты. Вошел  Гракс  с
оранжевым лоскутом, обернутым вокруг большого пальца.  Позади  него  стоял
Дахар.
     У Эйрис  что-то  перевернулось  в  груди.  Лицо  Дахара  посерело  от
пережитых за последнее время испытаний, рот превратился в  узкую  щель,  а
выражение его глаз было таким, какого  Эйрис  никогда  не  видела  у  него
прежде: напряженное  и  лихорадочное.  Казалось,  он  охвачен  ужасом  или
похожим на него чувством,  которому  она  не  могла  найти  названия.  Его
рубашка намокла от  дождя,  ее  покрывали  пятна  грязи  и  темно-красные,
коричневатые брызги. Увидев Эйрис, он замер.
     - Его нужно отнести внутрь Стены, - сказал Гракс.
     Он имел в виду варвара  и  обращался  к  СуСу.  Эйрис  подумала,  что
девушка попытается загородить собой гиганта,  но  она  этого  не  сделала.
Когда Гракс  вошел  в  комнату,  даже  мысль  о  сопротивлении,  казалось,
покинула ее. Теперь на лице СуСу читалось только отчаяние, маленькое  тело
сжалось в комок. Почувствовав жалость, Эйрис обняла СуСу и прижала к себе,
ей показалось, будто она обнимает ребенка.
     - СуСу, геды помогут ему там, в Стене. Гракс прав.  У  них  наверняка
есть оборудование и лекарства. Ты ведь можешь помочь ему, да?  -  спросила
она у Гракса.
     -  Его  нужно  отнести  внутрь  Стены,  -  ответил  он,  как  всегда,
бесстрастно. Гед взял гиганта за плечи,  Дахар  -  за  ноги.  Ну  конечно,
подумала Эйрис, вот зачем Гракс привел Дахара - джелийский  лейтенант  был
достаточно силен, чтобы помочь  нести  огромного  варвара.  Но  почему  он
позвал не другого геда? Да и  Дахар  в  этот  момент  отнюдь  не  выглядел
слишком сильным. Он казался  человеком,  который  дошел  до  предела.  Что
произошло с ним за те часы, которые она  провела  здесь,  пытаясь  напоить
больного, пытаясь дать СуСу спокойствие, которого ей так не хватало?
     Великан бессильно повис на руках у Дахара и геда. Он был так огромен,
что, казалось, даже этим двоим не под силу сдвинуть его с  места.  СуСу  с
безразличием  наблюдала  за  всем  происходящим.  Эйрис  не  смогла  этого
вынести.
     - Гракс, ну скажи ей, что геды могут помочь! Ваши знания, то, чему вы
учили нас...
     Гракс посмотрел на нее, но ничего не ответил. Он выглядел так,  будто
к чему-то прислушивался. Дахар смотрел на Эйрис, которая все еще  обнимала
СуСу, и Эйрис внезапно пришло в голову,  что  СуСу  была  проституткой,  а
Дахар - жрецом-легионером, и  что  это  все  могло  значить.  Ее  охватило
бешенство, то же безрассудное бешенство, которое закипело в ней  в  вельде
рядом с Джехан,  и  как  и  в  тот  раз,  она  почувствовала,  что  в  ней
просыпается сумасшедшая храбрость, которая, как она знала, скоро исчезнет.
     - Ты дашь ему лекарства, Гракс? Наркотики? Дашь или нет?
     Несмотря на то, что  Гракс  нес  варвара,  и  ему  было  тяжело,  гед
остановился и пристально посмотрел на Эйрис,  напряженно  прислушиваясь  к
чему-то.
     - Мы дадим ему наркотики.
     - СуСу, послушай, они ему помогут... не плачь.
     Она не  плакала.  Бесшумно,  с  сухими  глазами,  бывшая  проститутка
последовала за великаном, даже не оглянувшись на Эйрис.  Дверь  в  комнату
она не закрыла. Эйрис поняла, что СуСу больше не считает эту комнату своим
убежищем. Но кто же знал, что геды могут открыть любую дверь в Эр-Фроу?
     Гракс и Дахар пронесли великана через арку и направились  к  северной
стене. Дождь кончился. Ноги скользили по мокрой траве.  Эйрис  показалось,
что начинает темнеть, день заканчивался, хотя здесь ни о чем  нельзя  было
судить с уверенностью.
     Около Стены Гракс извлек из своего  силового  щита  маленькую  темную
коробочку. Сначала Эйрис подумала, что он держит увеличитель,  и  невольно
взглянула на Дахара, но вроф был на коробочке темнее, чем на увеличителях,
а на двух ее  сторонах  виднелись  небольшие  углубления.  Гракс  пальцами
надавил на них, и часть Стены исчезла.
     - Ваш воздух сейчас заполнит эту  часть  периметра,  -  сказал  Гракс
Дахару. - Внесем его.
     Они оказались в большой пустой комнате. В  ней  были  только  запахи.
Ноздри Эйрис затрепетали: неприятно пахло кридогами.  Откуда-то  доносился
их неистовый вой. Заглушая тяжелый запах кридогов, в воздухе  витал  также
запах еды: неужели именно здесь наполняли чаши, которые  появлялись  потом
на столах в залах? Но женщина не увидела никаких чаш. Но ведь  раньше  она
не видела и никакого прохода в Серой Стене.
     Страх перед гедами, убаюканный десятициклами общения, проснулся в ней
снова. Сила, которой они владеют, ужасала...
     Гракс и Дахар опустили белого  гиганта  на  пол.  Гед  прикоснулся  к
темной коробочке, и варвар  поднялся  вверх  на  огромном  столе.  Дыхание
великана ухудшилось, Эйрис слышала теперь вой кридогов только в  перерывах
между его тяжелыми всхлипами.
     - Вы должны уйти, - сказал Гракс.
     СуСу не шевельнулась.
     - А не может она остаться с ним? - спросила Эйрис.
     - Нет.
     - Почему нет? - рассердилась Эйрис.
     - Нет, - повторил Гракс, не глядя на нее. Он смотрел на Дахара.
     - Но она не будет мешать...
     - Нет.
     СуСу схватила великана за руку. Гракс отвел ее  руку,  однако  сделал
это не грубо. СуСу кинулась на  него,  охваченная  бессильным  гневом.  Ее
кулаки колотили по прозрачному врофу, который  полностью  защищал  Гракса.
Что-то ужасное, неестественное чувствовалось в этой атаке. Эйрис двинулась
вперед, но не успела она дотронуться до СуСу,  как  Гракс  нажал  на  свою
серую коробочку, и трое людей оказались за пределами Стены, которая  вдруг
выросла из пола между ними и  Граксом,  между  ними  и  больным  гигантом,
поднимаясь с трех сторон до потолка.  Дахар,  Эйрис  и  СуСу  оказались  в
пещере из врофа. Это была кубическая выемка в Стене, с  четвертой  стороны
открытая навстречу меркнущему свету Эр-Фроу.
     Так  быстро...  СуСу  отчаянно  всхлипнула,  выбежала  из  пещеры   и
помчалась по направлению к залу. Эйрис рванулась  за  девушкой,  но  Дахар
схватил женщину за руку.
     - Оставь ее.
     - Вот как? - Эйрис повернулась к жрецу. - Как можно сейчас  оставлять
ее одну в таком состоянии? Или это не важно,  потому  что  она  джелийская
проститутка?
     - Не поэтому.
     - Она страдает!
     - Неужели это твоя забота, делизийка?
     - Меня зовут Эйрис.
     - Я знаю  твое  имя,  -  сказал  Дахар.  Их  глаза  встретились.  Они
посмотрели друг на друга.
     Его горячая ладонь лежала у  нее  на  руке.  Эйрис  молчала,  странно
напрягшись, он повторил:
     - Тебя заботит ее боль?
     - Да!
     - Почему? Она ведь джелийка.
     По его волнению Эйрис  поняла,  что  он  спрашивает  о  чем-то  более
серьезном. На изможденном  лице  Дахара  мрачно  мерцали  черные,  глубоко
запавшие  глаза.  Значит,  что-то  случилось  пока  Дахар  и   рыжеволосая
сестра-легионер, подруга Джехан  отсутствовали  в  Доме  Обучения.  Что-то
случилось... Близость этого человека почему-то смущала женщину и  вызывала
головокружение. Эйрис не ответила. Дахар сильнее сжал ее руку.
     - Почему делизийка-стеклодув заботится о  джелийской  проститутке?  В
чем причина?
     Она никогда не видела его таким. Правда, за все долгие часы, что  они
провели вместе, работая с приборами гедов, в которых, казалось, только она
и Дахар  видели  нечто  большее,  чем  просто  игрушки,  они  ни  разу  не
заговорили друг с другом. Когда  нужно  было  что-то  сказать  или  задать
вопрос, они делали это через Гракса. И все же Эйрис  знала,  как  работает
мозг лейтенанта: о чем он спросит в следующий раз,  какой  опыт  проведет,
чтобы выяснить то, что ему интересно знать.  Внезапно  Эйрис  поняла,  что
несмотря на то, что они почти не общались, она  знала  Дахара  лучше,  чем
кого бы то ни было в Эр-Фроу. Но таким, как сегодня, она  его  никогда  не
видела.
     Ей показалось, что Дахара охватил ужас и отчаяние.
     - Дахар, - медленно проговорила  женщина,  -  что  произошло  сегодня
утром? Что ты сделал?
     К удивлению Эйрис, рука, сжимавшая ее запястье, дрогнула. Лицо Дахара
передернулось,  по  нему  прошла  нервная  судорога.  Он  внезапно   круто
повернулся и зашагал в  чащу.  Спина  лейтенанта  оставалась  прямой,  как
клинок.  Эйрис  бросилась  было  за  ним,  но  ее  охватил  страх,  и  она
остановилась. Дахар обернулся. Ему удалось овладеть своим лицом.  Быстрым,
каким-то надломленным голосом он сказал:
     - Есть питье, которое успокоит СуСу, или, по крайней мере,  затуманит
ее разум, пока не минует самое худшее.  Но  она  не  примет  лекарства  от
жреца. Сделай это вместо меня. Возьми четырнадцать листьев  шар-травы,  ты
знаешь это растение? Оно растет и в Делизии. Как следует прокипяти листья.
Добавляй воду, по мере того, как она будет выкипать. Кипяти полчаса,  пока
у тебя не получится густая  паста.  Растолки  ягоды  лин.  Возьми  столько
порошка, чтобы он покрывал тонким слоем ноготь большого пальца, и смешай с
пастой.
     - Но ягода лин - яд!
     - Но только не в сочетании с шар-травой, хотя  эта  трава  и  туманит
мозг. Раствори смесь в полной чаше воды и заставь СуСу  немедленно  выпить
это. Не дай раствору осесть, - старательно произнес Дахар слово  гедов,  и
неожиданно слово это взволновало обоих. Дахар усмехнулся, почему  -  Эйрис
не могла понять.
     - Обращайся с пастой из ягод лин как можно осторожнее,  не  клади  ее
слишком много и смотри, чтобы она не попала в ранки на твоих руках.
     Жрец взглянул на руки женщины, и что-то промелькнуло  в  его  глазах.
Потом он повернулся и зашагал к опушке леса, по направлению  к  джелийским
залам.
     Эйрис обхватила себя руками и  вздрогнула:  задняя  стена  кубической
пещеры  двигалась,  подталкивая  ее  наружу.  Женщина  рванулась   вперед,
подальше от движущегося врофа и оказалась на  мокрой  траве.  Моргая,  она
смотрела на Стену, которая через мгновение стала ровной, непроницаемой,  и
слегка замерцала таинственным серебристым светом.



                                    30

     Как только Гракс миновал симоз, он снял скафандр  и,  оставив  белого
великана, направился к своим собратьям. Его феромоны  пахли  изумлением  и
испугом. По дороге он думал о том, что произошло за последнее время.  Люди
уничтожили еще несколько кораблей Флота, ворвались в пространство там, где
геды их вовсе не ожидали. К  тому  же  они  использовали  какое-то  новое,
мощное оружие, которое ни геды, ни одни из их исконных союзников раньше не
видели. Корабли гедов пропали, погибших было очень много. А на  Коме  даже
не могла  состояться  церемония  совокупления  во  имя  мертвых,  ибо  все
восемнадцать гедов и Энциклопедист были заняты непонятным происшествием  с
"Кридогами": среди людей, которые постоянно вели себя в Эр-Фроу,  как  два
разных вида, неожиданно появилось семеро,  начавших  сотрудничать  друг  с
другом, как будто это был один вид. Почему?
     Энциклопедист  связался  со  всеми  восемнадцатью  гедами  в   начале
утреннего  обучения  и  сообщил  им  об  этом.   Все   замолчали.   Гракс,
почувствовав, как его феромоны ускользают из-под контроля, подавил  шок  и
немедленно связался  с  молодым  Р'грефом.  То  же  самое  сделали  и  все
остальные геды. Но подросток на сей раз тоже сумел сохранить контроль  над
собой.
     Однако  соглашение  "Кридоги"  так  поразило  их,  как   поразил   бы
нечисленно-рациональный джонкиль, который начал бы считать до десяти. Этот
альянс противоречил  данным,  собранным  за  месяцы  исследований.  Такого
просто не могло быть!
     Но это случилось. Каждый  гед  поднялся  и  направился  к  Стене,  не
обращая никакого внимания на беспокойство  среди  животных,  оставшихся  в
залах. Весь день они обсуждали поразившее их событие, требовали ответа  от
Энциклопедиста, сами искали ответ, но так его и не  нашли.  Как  люди  так
быстро  смогли  изменить  свое  поведение,  ведь  раньше  они  вели   себя
совершенно иначе?
     Когда Энциклопедист  снова  прервал  обсуждение,  показав  на  экране
великана-альбиноса, неподвижно лежащего на полу  своей  комнаты,  феромоны
запахли облегчением. Такое по крайней мере можно  было  понять.  Геды  уже
давно, еще во время Обеззараживания, выяснили, что  у  великана  развилась
опухоль, которая давила на  его  мозг.  Она  возникла  из-за  радиации  на
острове, радиации, при которой  великан,  должно  быть,  прожил  всю  свою
жизнь. Его гибель была вполне предсказуема. Что же  касается  человека  по
имени Эйрис, которая помогла белому великану, то ее поступок прибавил  еще
один интересный факт к сведениям Энциклопедиста, отнюдь не  противоречащий
тому, что было уже известно. Белый не принадлежал ни к одному из подвидов.
     - Его нужно перенести внутрь периметра, - сказал кто-то из гедов.
     - Да. Нужно. Гармония поет с нами, - ответили все остальные.
     - Гармония поет с нами.
     - И пусть это длится вечно.
     - Это продлится вечно. Мы сможем многое узнать о человеческом мозге.
     - Его нужно перенести сейчас?
     - Энциклопедист говорит, сейчас.
     - Я думаю, сейчас. Гармония поет с нами.
     - Это продлится вечно.
     Идти должен был Гракс, хотя делать ему этого очень не  хотелось.  Его
охватила щемящая тоска, ведь  приходилось  покидать  периметр,  когда  все
восемнадцать гедов собрались вместе и церемония  по  оплакиванию  погибших
дрожала на границе феромонов подобно холодному туману. Но  великан  был  в
группе обучения Гракса, кроме  того,  Энциклопедист  сказал,  что  человек
Дахар ждал в Доме Обучения, в опустевшей комнате. Каждый из гедов подумал:
"Дахар ждет именно Гракса. - Он может помочь перенести великана".
     Дахар  неподвижно  стоял  в  коридоре  перед  комнатой  Обучения,   и
заговорил еще до того, как Гракс появился  из-за  угла.  Жрец  отбросил  в
сторону цивилизованное спокойствие и заговорил только от себя, не пребывая
в гармонии ни  с  одним  другим  существом  своего  вида.  Его  волосатое,
двуглазое лицо стало отталкивающе белым.
     - Геды изгонят людей из Эр-Фроу  за  сегодняшние  смерти?  -  спросил
жрец.
     Гракс подошел ближе:
     - Что произошло?
     Гед, конечно, уже знал обо всем. Две плоские скалы, стоявшие на дикой
поляне,  скрывали  в   себе   систему   контроля   окружающей   среды   и,
следовательно,  были  частью  Энциклопедиста.  Гракс  слушал,  как   Дахар
рассказывает ему то, что он уже знал  -  Соглашение  "Кридоги",  смерть  и
насилие,  -  и  чувствовал  запах  своих  собственных   феромонов,   запах
удивления... Но на вопрос Дахара он не ответил. Жрец повторил свой вопрос:
     - Гракс... мы сделали все, чтобы доказать нашу... нашу  добрую  волю.
Изгнание будет или нет?
     - Не будет. Изгнания не будет, - ответил наконец гед.
     Мускулы на лице человека внезапно дрогнули, Гракс прежде  никогда  не
видел такого лица и не смог понять, что оно выражает.
     - Ты хочешь остаться?  -  спросил  гед  и  снова  почувствовал  запах
удивления. - Ради науки? Чтобы учиться?
     - Да, - ответил Дахар, и мускулы его лица застыли.
     Понять происходящее было трудно.  Но  ни  у  одного  человека,  кроме
жреца, не было такого сильного желания  учиться,  и  все  же  другие  тоже
согласились на альянс. Что все это значило? Даже Энциклопедист не понимал,
как новые взаимоотношения людей могут повлиять на Ключевой Парадокс.
     Когда Гракс, оставив больного великана, вернулся к своим, то оказался
в тумане самых сильных запахов,  какие  только  мог  припомнить  на  Коме:
изумление, печаль, гнев. Энциклопедист продолжал рокотать,  сообщая  новые
подробности катастрофы Флота. Феромоны омывали, затягивали  его,  изменяли
его собственные запахи, такие сильные, будто периметр был гнездом, а он  -
всего лишь подростком.
     - Гракс, ты здесь...
     - Мы поем в гармонии...
     - Гракс пришел...
     - Гракс...
     - Гармония...
     Прошли часы, прежде чем  началось  численно-рациональное  обсуждение,
еще несколько часов потребовалось  на  то,  чтобы  геды  пришли  к  своему
единственному решению: пока  люди  необходимы  для  изучения,  насилие  не
должно  прервать  жизнь  ни  одного   из   шестерых,   создавших   альянс.
Энциклопедист будет защищать их, если необходимо, даже в Эр-Фроу, а  геды,
в чьих группах занимаются эти шестеро, попытаются узнать  от  других,  как
остальные люди относятся к соглашению "Кридогов".
     Комната дымилась от истощения. Наконец, с  облегчением  и  с  печалью
геды потушили настенные экраны и  соскользнули  в  транс  Единения,  чтобы
слиться во имя мертвых.



                                    31

     Ни один часовой не окликнул Дахара, когда он проходил  через  внешние
посты, а затем шел через лес. На опушке перед едва  различимым  в  темноте
залом командующей он остановился.
     Исхак заметил его еще до  того,  как  он  показался  из-за  деревьев.
Старый воин держал наготове нож и дробиночную трубку гедов, ждал,  стоя  в
проходе.
     Дахар остановился в шести шагах от него, но не извлек своего оружия.
     - Исхак, я хочу поговорить с командующей.
     - Нет.
     - Это ее приказ или твое решение?
     - Ее. Командующая не встречается с джелийскими горожанами, -  он  дал
Дахару время ответить  на  оскорбление,  но  Дахар  промолчал.  -  Но  она
передала мне сообщение для тебя.
     - Говори.
     - Тебя пропустили через посты в последний раз.  Тебе  не  разрешается
брать  ничего  из   зала   братьев-легионеров,   за   исключением   твоего
собственного оружия. Хочешь перебирайся в зал  горожан  или  оставайся  за
пределами  наших  постов,  но  не  пытайся  вернуться  в  зал  легионеров.
Легионеры получили приказ убить тебя,  если  ты  попробуешь  снова  пройти
через посты.
     - Как будто я  горожанин  под  предупреждением,  -  ровно  проговорил
Дахар.
     - Ты и есть горожанин под предупреждением.
     -   Но   ведь   даже...   горожанин   может   попросить   встречи   с
главнокомандующей, если у него есть важный повод.
     - Главнокомандующая уже отвергла твою просьбу.
     Инстинктивно Дахар смерил глазами расстояние до лестницы.
     - Не пытайся, Дахар, - спокойно сказал Исхак и предупредил: -  Да,  я
сделаю это.
     - Ты не сможешь остановить меня без трубки гедов.
     - Она у меня есть.
     - Да, - ответил Дахар. - Она у тебя есть.
     Он не мог сражаться. Он не спал уже почти тридцать шесть часов  и  не
мог отыскать в мозгу нужное слово - Третьедень. Ему стоило больших  усилий
не качаться от усталости перед Исхаком, который остановил  его  с  помощью
оружия гедов, того оружия, которое Дахар сохранил для Джелы.
     - И еще, горожанин, - добавил  Исхак,  -  Белазир  сказала  мне,  как
своему  первому  лейтенанту,  почему   она   выгнала   тебя.   За   прямое
неповиновение.  Я  бы  на  ее  месте  запорол  тебя  до   полусмерти.   За
неповиновение  и  за  это  соглашение  "Кридогов",  но   она   взяла   всю
ответственность на себя. Я думаю, ей не стоило  этого  делать.  Ты  предал
нас, а теперь  мы,  у  кого  осталась  еще  честь,  вынуждены  мириться  с
результатами этого предательства и жить по  новым  правилам.  Запомни:  мы
тебе этого не простим, никогда. Келовар  и  его  солдаты  с  удовольствием
наблюдали, как умирал Джаллалудин. С удовольствием и торжеством, с  подлым
торжеством бесчестия над честью. И теперь каждый раз, когда кто-нибудь  из
них посмотрит на джелийского легионера, он снова и снова будет  переживать
то торжество, которое ты ему подарил.
     Дахар смотрел прямо перед собой и молчал.
     - Белазир просила передать тебе еще кое-что, - добавил  новый  первый
лейтенант, - ты - целитель, можешь продолжать лечить.  Но  не  легионеров.
Горожан, проституток, делизийцев, гедов, если хочешь, - но не  легионеров.
Ты недостоин касаться их.
     - Последние слова твои или Белазир?
     - Иди отсюда, горожанин!
     - Скажи, ее или твои?
     Исхак сделал шаг вперед и поднял трубку с дробью.
     Все, что было Дахаром-легионером напряглось и  приготовилось  к  бою.
Однако сражаться сегодня он не только не мог, но и не хотел. Жрец заставил
себя отвернуться от Исхака и  направился  назад  той  же  дорогой,  что  и
пришел, не останавливаясь до  тех  пор,  пока  не  оказался  за  пределами
караульных постов. Дорожка из врофа слабо светилась в темноте. Он пошел по
ней, думая о том, что самое безопасное место  для  него  -  Дом  Обучения.
Другого места в Эр-Фроу - нет, ибо когда солдаты Калида  узнают,  что  его
выгнали из Джелы, они начнут охотиться за ним, как свора кридогов.
     Дахар дотащился до конца коридора в Доме Обучения и забрался в темный
альков в углу, из которого можно было видеть оба входа. Затем положил свое
оружие на подстилку из маленьких веточек, так, чтобы его легко можно  было
найти в темноте. Несмотря  на  усталость,  сон  пришел  не  сразу.  Дахара
тяготило одиночество.
     Одиночество казалось серым, тусклым, таким же  металлическим,  как  и
вроф, на котором он лежал. Одиночество преследовало его с  самого  детства
и, вероятно, было его предназначением. Оно  походило  на  холодный  туман,
поднимающийся с земли, где один неверный шаг  может  завести  легионера  в
трясину. Дахар  понял,  что  сделал  этот  неверный  шаг,  оказался  таким
дураком, что попытался служить двум господам сразу: науке гедов  и  клинку
чести братьев-легионеров. Но  наука  оказалась  лишенной  чести,  лишенной
братьев,  лишенной  всего,  кроме  холодной  металлической  боли,  которую
причиняла ему.
     Наконец он погрузился в сон. И увидел себя мальчиком,  охотившимся  в
вельде вместе с другими подростками еще невыбранными в  кадр.  Они  знали,
что, когда вернутся, получат от  мастера  порку  за  то,  что  без  спроса
сбежали с тренировочного поля. Стоял Последний свет. Небо было  горячим  и
синим. Дахар послал стрелу прямо в голубизну неба, и  она  каким-то  чудом
угодила в кридога, чудовище с тремя глазами и  огромными  клыками.  Он  не
видел клыков, но знал, что они есть. Мальчишки хотели убить  животное,  но
Дахар загородил его собственным телом и  закричал:  "Нет!  Нет!  Я  должен
отнести его моей  матери!  Она  умрет  без  него!"  Но  подростки  все  же
оттолкнули  его  и  убили  раненое  существо.  Но  в  тот  момент,   когда
толкающиеся мальчишки коснулись Дахара, он  почувствовал  у  горла  клинок
Келовара.
     Кто-то наступил на веточку подстилки, на  которой  лежало  оружие,  и
Дахар сразу же проснулся. Сжавшись в комок, он зажал в одной руке  нож,  в
другой - трубку с дробью. И старался стряхнуть с себя усталость и  остатки
сна.
     На другом конце коридора стояла фигура, сзади ее освещал слабый свет,
лившийся через арку входа. Кто это  мог  быть?  Фигура  была  недостаточно
высока для джелийского легионера, да  и  для  делизийского  солдата  тоже.
Женщина? Нет,  это  не  сестра-легионер.  У  сестер-легионеров  тела  были
сухощавыми и мускулистыми от длительных тренировок.
     Прижавшись к стене, Дахар тихонько поднялся на  ноги  и  занял  самую
выгодную позицию для обороны.  Вдруг  вспыхнул  свет,  оранжевый  свет,  и
ослепил его. Послышался голос:
     - Ты не можешь находиться здесь без замка,  -  сказал  Гракс.  В  его
руках был лоскут оранжевой ткани. - У всех людей  в  Эр-Фроу  есть  замки,
Дахар. Тебе тоже нельзя без него. Это небезопасно.



                                    32

     Когда Дахар оставил Эйрис возле Серой Стены, она отправилась собирать
травы, чтобы приготовить для СуСу успокаивающий отвар.
     Эйрис вспомнила, что видела шар-траву по пути в Дом  Обучения  в  тот
день,  когда  пошел  первый  дождь  в  Эр-Фроу.  Трава  росла  за   яркими
серебряными колокольчиками в  глубокой  тени  возле  ствола.  Может  быть,
серебряные колокольчики снова расцвели после этого дождя, но  даже  и  без
этой приметы Эйрис надеялась, что сможет найти нужное место.  Она  шла  по
дорожкам гедов и все еще чувствовала тепло ладони Дахара у себя  на  руке.
Думала о том, что произошло за те часы,  которые  она  провела  у  постели
больного великана.
     За деревьями мелькнула чья-то тень, и Эйрис замерла на  месте.  Через
минуту тень превратилась в каменщика, которого Эйрис  немного  знала,  это
был большой краснолицый  мужчина.  Он  кивнул  Эйрис  и  прошел  мимо,  не
останавливаясь, но женщина успела заметить его тревожно сжатые губы.
     Она без труда нашла шар-траву позади  серебряных  колокольчиков.  Все
колокольчики завяли. Опустившись на  колени  на  металлическую  дорожку  и
раздвинув высокую траву, Эйрис принялась разглядывать растения. Серебряный
колокольчик рос и в Делизии. Листья его должны были быть  светло-зелеными,
с едва заметными красноватыми прожилками, и мохнатыми на ощупь. Здесь  они
были серыми. Женщина поднесла один лист к  глазам  и  с  трудом  различила
зеленый цвет, все еще таившийся где-то внутри растения. Прожилки его стали
тоненькими и  бледными,  а  короткие  стебли,  которые  должны  были  быть
крепкими и толстыми, безвольно клонились книзу. Эйрис ощупала почву вокруг
дерева. Она была достаточно  влажной.  Поднявшись,  женщина  углубилась  в
заросли и вскоре нашла куст, который искала. Такие кусты  росли  по  всему
вельду. Значит, растение должно  легко  переносить  холод,  жару,  сушь  и
ливень. Она осмотрела куст. Он был  еще  крепким,  но  листья  уже  начали
опадать, а те, что остались, были бледными,  новые  же  не  появлялись.  И
женщине вспомнилась фраза, которую несколько дней  назад  произнес  Гракс,
показывая через увеличитель ей и Дахару делящиеся клетки. "Что не  растет,
- сказал тогда гед, - умирает".
     Неужели Эр-Фроу умирал?
     Эйрис посмотрела на другие растения, но не  могла  точно  определить,
какие из них болели, а какие выглядели как обычно.  Во  дворе  стеклодувни
было мало растений. Единственные растения, о которых она  хоть  что-нибудь
знала - те, что использовались для орнамента, или те, что  сжигали,  чтобы
получить золу, необходимую для изготовления стекла.
     Год - геды построили Эр-Фроу всего лишь на год, и  Гракс  никогда  не
говорил, что они собираются продлить его  существование  на  более  долгий
срок. Наверное, растения плохо росли  из-за  того  неестественного  света,
который был в этом городе.
     Свет - что-то еще, связанное со светом, мелькнуло у нее  в  голове...
мысль на  мгновение  заинтересовала  ее  и  исчезла.  Шар-трава  оказалась
достаточно здоровой. Она нарвала ее и еще одно  растение,  которое  назвал
Дахар  -  ягоды  лин,  отнесла  их  на  вечно  шумный  базар,   окружавший
делизийские залы. Возле входа в  каждый  зал  всегда  пылали  костры,  где
женщины за плату готовили дичь, пойманную в лесу. Они  добавляли  травы  и
присматривали за котелком, если самим  охотникам  лень  было  это  делать.
Эйрис подумала, что за несколько монет кто-нибудь вскипятит настой  из  ее
травы так, как советовал Дахар. Догадается ли кухарка, что  из  этих  трав
получится наркотик для одурманивания  разума?  Скорее  всего  нет  -  даже
делизийские  лекари  не  могли  достичь  тех  знаний,   которыми   владели
жрецы-легионеры. Прошел уже час, как  СуСу  оставалась  наедине  со  своей
болью и отчаянием. Бедный ребенок... Эйрис прибавила шаг. Но на краю рынка
она остановилась в изумлении. Там царил хаос, делизийцы  вопили,  кричали,
изо  всех  сил  колотили  друг  друга  кулаками.   Женщина   почувствовала
опасность. Все происходящее напомнило ей  первую  ночь  в  Эр-Фроу,  когда
Калид провозгласил себя начальником делизийских солдат.
     Ондар, подруга и соседка Эйрис, стояла с краю толпы рядом с  солдатом
Каримом, своим любовником. Увидев Эйрис, она пошла навстречу, протягивая к
ней обе руки.
     -  Хорошо,  что  с  тобой  ничего  не  случилось!  Я  тебя  искала  и
испугалась... Где ты была, Эйрис?
     - Ондар, что случилось? Почему они все кричат?
     - Разве ты не знаешь?
     - Нет, я...
     - Калид предал нас, - мрачно произнес Карим.
     - Нет, - отозвалась Ондар, - он не  предавал.  -  Женщина  и  мужчина
обменялись взглядами, которые не имели никакого отношения  к  Эйрис,  и  в
этих взглядах явно светились вражда.
     - О чем вы говорите? -  Эйрис  схватила  Ондар  за  руку.  -  Геды...
изгоняют нас?
     - Геды? Нет, но Калид и командующая джелийцев  заключили  соглашение,
чтобы остановить убийства. И они правы,  -  сказала  Ондар  и  бросила  на
Карима рассерженный взгляд. - Это не слишком высокая цена за мир.
     - У мастеровых не больше военной сметки, чем у птицы, -  презрительно
бросил Карим.
     Ондар посмотрела на любовника  долгим  тревожным  взглядом,  взглядом
женщины, которая испугана тем, что вдруг  увидела  в  своем  мужчине.  Она
отвернулась от него и сказала Эйрис:
     - Шестеро вошли в соглашение: Калид, Санкар, Келовар...
     - Келовар!
     - Келовар - нет, - мрачно перебил любовницу Карим, - эта трусость  не
имеет к нему отношения.
     - ...и три джелийца: их командующая, ее первый лейтенант и  еще  один
человек. Сегодня утром или вчера ночью джелийский легионер убил солдата, и
джелийцы позволили Калиду убить легионера, который сделал это. Они  отдали
его нам. Если кто-нибудь еще убьет, эти шестеро найдут убийцу и...  вместе
казнят  его.  И  так  будет  до  тех  пор,  пока  убийства  в  Эр-Фроу  не
прекратятся. - Ондар грустно улыбнулась. -  Трудно  поверить,  да?  Создан
совет, вот что это такое, городской совет. Джелийцы и делизийцы вместе.
     - Чтобы ослабить нас, - снова перебил женщину Карим.
     - Нет, чтобы показать гедам, что мы по крайней мере пытаемся жить  по
их законам, делаем то, что они приказывают, чтобы остаться в Эр-Фроу.
     - А что, тебе здесь нравится? - Карим фыркнул. - Так нравится, что ты
готова позволить Джеле управлять нами?
     - Да, - в  бешенстве  крикнула  Ондар.  -  Мне  здесь  нравится!  Мне
нравится есть вдосталь, не мерзнуть, быть  там,  где  мой  мужчина...  где
никто не может найти меня. А управляет нами  Калид,  а  не  Джела.  Калид,
Санкар и Келовар.
     - Келовар - нет.
     - Он согласился, - сказала Ондар. Она стояла, лицом к Эйрис, боком  к
Кариму, будто ей  было  больно  смотреть  на  него,  потом  повернулась  к
мужчине, прижав к бокам руки с плотно стиснутыми кулаками. - Или ты хочешь
сказать, Карим, что Келовар мог ослушаться Калида? Своего  командира?  Так
вот как работает твоя "военная сметка"?  А  ты  -  если  Калид  даст  тебе
приказ, связанный с этими Кридогами - ты подчинишься своему командиру?
     Карим нахмурился.
     - Ответь мне. Ты подчинишься?
     По лицу Карима было видно, что он борется сам с собой.
     - Если Калид отдаст солдата этим подонкам и прикажет мне  участвовать
в этом... - начал он неуверенно.
     - То что ты сделаешь?
     - Я выполню приказ командира, - выдохнул он.
     Напряжение  оставило  Ондар.  Она  мягко,   почти   смиренно,   будто
извиняясь, дотронулась до руки Карима.
     - Я знала, что ты скажешь это.
     - Но Келовар мог не подчиниться. Он мог, Ондар.
     При имени Келовара Ондар снова повернулась к Эйрис.
     - Почему ты молчишь, Эйрис? Я знаю, что ты и Келовар...
     Эйрис почувствовала сухость в горле.  Ей  удалось  выдавить  из  себя
только одно слово:
     - Нет, это не так.
     - Мне кажется, - задумчиво продолжала Ондар, и Эйрис поняла, что  она
говорила это для Карима, чтобы проверить, насколько велика ее  только  что
одержанная победа, - что это хуже для джелийцев, чем для нас. Они  никогда
не участвовали в сделках: попытки заполучить  что-нибудь  по  лучшей  цене
только раздражают их, потому что им самим не  разрешается  поступать  так.
Моя мать торговала с Джелой. Они не могут торговаться, они не  знают,  как
на самом деле нужно заключать сделки...
     - Потому что они дураки, - вмешался Карим, - тупые,  как  камень.  Не
позволяют мужчинам и  женщинам-легионерам  спать  друг  с  другом,  боятся
беременности. Не позволяют легионерам спать с горожанками, потому  что  те
ниже их по положению.  Приходится  их  женщинам  спать  друг  с  другом  -
любопытно, как это они делают, интересно было бы посмотреть...
     Ондар сжала кулаки и обратилась к Эйрис:
     - Пойдем, пообедаешь с нами.
     - Нет. Мне... мне надо кое-что сделать, я...
     - Ты какая-то бледная. Не заболела?
     - В Эр-Фроу никто не болеет, - изрек Карим. Он пристальнее  посмотрел
на Эйрис. - Скажи нам, Эйрис, что ты думаешь о соглашении Кридогов? Ты еще
ничего не сказала.
     - Я  думаю,  его  заключили  смелые  люди,  -  свое  убеждение  Эйрис
высказала тихим голосом, но это  было  ее  собственное  убеждение.  -  Все
шестеро - смелые люди. Они решили попытаться  остановить  убийства,  любой
ценой... Эр-Фроу - не для убийств, и Дахар прав, что понял это.
     - Калид, - поправил ее  Карим.  Его  глаза  сузились.  -  За  Делизию
говорил Калид.
     - Она имела в виду и Калида тоже, - вмешалась Ондар. - Ты не  видишь,
что она устала? Иди, приляг, Эйрис.
     - Сейчас пойду.
     Стоя рядом с кухаркой, кипятящей отвар из шар-травы и ягод  лин,  она
пыталась вспомнить  слова  Дахара  и  понять  их  скрытый  смысл.  "Почему
делизийка беспокоится о джелийской проститутке? У тебя  есть  причина?"  -
спросил  он  с  волнением.  Возможно,  Дахар  искал   подтверждения,   что
существует какая-то связь между ней и СуСу, между делизийцами и джелийцами
- между ним и Калидом? "Это хуже для джелийцев, чем  для  нас,  -  сказала
Ондар. - Они никогда не понимали сделок". Да, подумала Эйрис, потому,  что
джелийцы всегда стараются выполнить условия сделок. И вспомнила о  Джехан,
которая провела делизийку через вельд, считая, что к  этому  ее  обязывает
честь. Но когда Джехан убила мужчин, напавших, на Эйрис, и та спросила ее:
"А  что,  если  бы  они  были  джелийцами?",  даже   Джехан,   молодая   и
неискушенная, заметила, что два обязательства, которые  противоречат  друг
другу, могут раздавить ее, как два катящихся навстречу камня,  и  в  гневе
отступила.
     Дахар не был ни молодым, ни неискушенным. Эйрис подумала о его остром
уме, жадном до всего, чему учили геды, снова почувствовала его  ладонь  на
своей руке и поняла, что у Дахара была какая-то своя боль,  когда  он  нес
варвара внутрь Стены. Его попытка не показать эту боль не  удалась,  когда
она задала вопрос: "Что произошло сегодня утром? Что  ты  сделал?"  Но  то
была только половина того, что она хотела спросить. Чего  ему  стоило  то,
что он сделал, и как смог позволить себе вступить в торг с  делизийцами  -
вот что интересно Эйрис. Наверное, этот торг и причинил ему боль.
     - Держи, - сказала кухарка. - Два харбина.
     - Мы договаривались - один.
     - Нет, не договаривались. Два, - сказала женщина. - Это же  базар,  и
на нем принято торговаться. - Она хитро блеснула глазами.
     Эйрис  кинула  кухарке  под  ноги  одну   монету   и   пошла   прочь,
сопровождаемая градом проклятий. Вряд ли  стоило  уделять  внимание  этому
маленькому происшествию, но оно вывело Эйрис из себя, и она долго не могла
успокоиться.
     Когда женщина дошла до  караульных,  почти  стемнело.  Караульные  не
разрешили ей пройти в залы делизийцев,  она  повернулась  и  пошла  назад.
Эйрис душила бессильная злоба,  и  она  отчетливо  представила  себе,  что
должна чувствовать СуСу, эта крохотная женщина, почти ребенок, сидя одна в
своей запертой комнате. Помня, что Дахар советовал  ей  не  давать  настою
осесть, она не смешала отвары, а несла  их  в  двух  разных  чашах,  чтобы
отдать их СуСу завтра, когда караульные  начнут  пропускать  людей  в  Дом
Обучения. Бедная девочка! Ей всю ночь придется пробыть одной!
     Эйрис осторожно поставила обе чаши в дальний угол своей  комнаты,  за
кучей  проволоки,  электромагнитов  и  простеньких  моторов,  которые  она
научилась  делать.  Прислонившись  спиной  к  стене,  женщина  уселась  на
подушках и закрыла глаза. Перед ней замелькали картины:  белый  великан  и
СуСу - испуганный, забитый ребенок, Дахар  возле  Стены,  СуСу,  умоляющая
Гракса позволить ей остаться со своим другом, и Гракс, который так  хорошо
умеет все объяснять, но не умеет понять горя людей. Он  к  чему-то  всегда
прислушивается и думает о чем-то, чего другие не могут понять...
     Да, он действительно слушал, то о чем  они  говорили!  Эйрис  открыла
глаза и выпрямилась. Ну конечно, Гракс именно слушал. Ясно, что внутри его
прозрачного шлема из врофа находилось какое-то устройство, позволяющее ему
слушать... что-то. Она сама научилась  делать  электромагниты,  издававшие
жужжание и щелчки. У гедов должны быть приборы, которые могут  производить
и другие звуки. Но где же тогда провода и электрические элементы?  Подумав
об этом, она посмеялась над своей глупостью: геды умеют растворять  стены,
они создали небесный свод. Им не нужны провода. Но  что  же  тогда  слушал
Гракс? Щелчки? Голоса? Неужели это возможно? Люди не в  состоянии  узнать,
что могут геды, а чего нет. Но если они слушали голоса, то чьи? Ответа  не
было. Эйрис долго ломала над  этим  голову,  но,  так  ни  до  чего  и  не
додумавшись, решила, что надо спросить у Гракса. Однако  геды  никогда  не
рассказывали ей о том, что слышат голоса внутри шлемов. С другой  стороны,
они обычно отвечали только на те вопросы, которые им задавали,  и  никогда
не пытались говорить о том, о чем их не спрашивали.  Раздумывая  над  всем
этим, Эйрис долго не могла заснуть, поэтому сразу услышала, что в  комнату
кто-то вошел. Это был Келовар. Уже давно они обменялись замками, и  теперь
солдат мог свободно  входить  в  ее  комнату.  Женщина  пожалела,  что  ее
уединение нарушили, и недовольно проговорила:
     - Я просила тебя не приходить больше, Келовар.
     - Знаю, но я должен был прийти.
     Она поднялась, радуясь, что он не застал ее раздетой,  и  пристальнее
посмотрела на солдата. Светлые  глаза  Келовара  странно  сверкали.  Но  в
отличие от Дахара, Келовар излучал  что-то  пугающее,  и  это  отталкивало
Эйрис. Неожиданно ей пришла в голову странная мысль, что  Келовар  подобно
тому кусту, росшему неподалеку  от  шар-травы,  за  время,  проведенное  в
Эр-Фроу, изменился, стал менее цельным, чем был раньше, как будто душа его
утратила свои мягкие и зеленые слои, завяла в тусклом  свете  неба  гедов.
Ценность науки чужаков могла оставить большинство людей безразличными,  но
почему в Эр-Фроу они изменились именно в худшую сторону?
     - Я должен был прийти, - повторил Келовар, - чтобы предупредить тебя.
     Холодок страха пробежал по спине Эйрис. Неужели кто-нибудь видел ее с
Дахаром, заметил его ладонь на ее руке?
     - Не пытайся ночью снова пройти через посты, Эйрис. Ни  за  игрушками
гедов, ни под каким другим предлогом. Игрушки подождут до утра. Никуда  не
ходи.
     - Откуда ты знаешь, что я  пыталась?  -  Вопрос  был  глупым  -  если
Келовар стал лейтенантом Калида, то, конечно,  он  должен  был  знать  обо
всем.
     Келовар пристально посмотрел на  нее.  Женщина  узнала  этот  взгляд,
хотела что-то ответить, но стены вокруг них вдруг заговорили:
     - Люди Эр-Фроу. Вопреки воле гедов в Эр-Фроу произошло два  убийства.
За это геды обещали изгнание.  Люди  пытаются  прекратить  убийства.  Геды
подождут и будут наблюдать за этой попыткой. Никто не будет изгнан до  тех
пор, пока геды ждут и наблюдают.
     Подбородок Келовара напрягся, выдавая охватившее его бешенство. Эйрис
на шаг отошла от  него,  но  он  ничего  не  сказал,  не  сделал  никакого
замечания по  поводу  этого  сообщения,  которое,  как  и  прежде,  трижды
повторилось тем же спокойным тоном. "Почему геды всегда обо  всем  говорят
три раза? Не потому  ли,  что  у  них  три  глаза?"  -  подумала  Эйрис  и
почувствовала приступ внезапного смеха - смеха облегчения.
     Келовар  обвел  глазами  комнату,  заставленную  приборами  гедов   -
"игрушками", и положил руки на плечи женщины.
     - Будь осторожна, Эйрис. Я все еще не хочу, чтобы с тобой  что-нибудь
случилось.
     Она отступила назад, и его руки безвольно опустились.
     - Эйрис...
     - Нет, Келовар. Мне жаль, но нет. Ни сегодня, никогда.
     - Я не верю в это.
     - Поверь, пожалуйста. Никогда.
     Он ушел. Эйрис легла на подушки и попыталась заснуть.



                                    33

     - Не надо, Талот, - сказала Джехан  и  хотела  погладить  подругу  по
волосам, но тут же отвела руку. Талот не плакала, просто неподвижно лежала
на подушках лицом вниз и не хотела,  чтобы  ее  утешали.  Талот  вернулась
после совещания "Кридогов" полностью владея собой, бледная,  но  с  сухими
глазами. Да, рассказала она Джехан, история, бродившая по джелийским залам
- правда. Она сообщила о Джаллалудине Дахару, и Белазир  позволила  Калиду
убить его. Все это правда.
     - Талот...
     - Оставь меня одну, Джехан. Я  -  сестра-легионер,  а  не  мягкотелая
проститутка!
     Джехан онемела. Талот права. Талот - сестра-легионер. Пусть  слабость
остается уделом горожан и проституток. Так было всегда. Только...
     Только в Эр-Фроу было больше предательства, чем в Джеле! Фу!  Эр-Фроу
- такой же предательский город, как и Делизия. Сестры-легионеры знают, что
делать и что чувствовать,  поэтому  Талот  нужно  оставить  наедине  с  ее
бедами. Но почему же тогда ей, Джехан, казалось,  что  она  не  может  так
поступить? Почему ее мучило идиотское желание чем-нибудь ободрить, утешить
подругу, несмотря на то, что та просила оставить ее в покое? Да и чем  она
сможет ей помочь? Короче, девушка совсем запуталась, пытаясь разобраться в
том, как ей следует поступить. В этом странном городе все перепуталось,  и
нельзя уже было понять, что правильно, а что нет.
     Стены пророкотали сообщение о том, что изгнания не  будет.  Талот  не
подняла головы и не пошевелилась. Джехан слушала, превратившись в  камень.
Да, ничего уже нельзя изменить, а если и можно, то она не знает, как.



                                    34

     СуСу слегка приоткрыла дверь  и  выглянула  в  коридор.  Никого.  Она
ждала, сердце ее бешено колотилось, страх  затуманивал  глаза,  и  поэтому
стены в глубине коридора колыхались. О, это ужасное колыхание металла!  Но
даже и оно не могло вспугнуть тишину, которая ее окружала.  И  эту  тишину
дал ей ее друг. Где же он, почему до сих пор не вернулся?
     Съежившись в углу своей комнаты, СуСу ждала всю ночь и  боялась,  что
голоса снова начнут мучить ее. Гигант не возвращался, но  не  появились  и
голоса.
     Сидя в благословенной тишине, уже перед самым рассветом, когда страхи
немного отступили, СуСу обрела способность думать.
     Гигант не вернулся, потому что чудовища  заперли  его  внутри  Стены.
Ясно, что он стал пленником гедов.
     Раньше она тоже была их пленницей, но он  ее  спас,  забрал  к  себе,
подарил безопасность и прекрасную тишину. Он спас ее. Значит,  теперь  она
должна спасти своего друга. От этой мысли женщина затрепетала, но с каждой
минутой ее решение крепло. Да, она должна сделать это, должна спасти его!
     Маленькие босые ножки ступали  беззвучно.  Стоя  на  верху  лестницы,
женщина  долго  прислушивалась,  наконец,   дрожа,   спустилась   вниз   и
остановилась в огромном нижнем  зале.  Глаза  ее  расширились  от  страха.
Рассвет еще не наступил.
     В холе было сумрачно  и  прохладно,  все  здесь  казалось  серым,  за
исключением пылающего оранжевого круга  высоко  на  стене  у  лестницы.  В
отличие от круга  в  ее  комнате,  он  слегка  выступал  над  поверхностью
оранжевым пузырем.
     В полумраке зала он показался ей слишком  ярким  и  оттого  пугающим.
Круг должен быть белым, обязательно белым, тогда он станет похожим  на  ее
друга и  перестанет  пугать  ее.  СуСу  через  голову  стянула  тунику.  И
лихорадочно сжала ее своими тонкими пальчиками, потом вскарабкалась  вверх
по лестнице и набросила тунику на оранжевый круг. Теперь  он  стал  белым.
СуСу, тяжело дыша, уцепилась за перила.
     Внизу раздался сигнал,  крышки  столов  растворились,  а  вместо  них
появились другие, на каждой стояло по  четыре  чаши  дымящейся  еды.  СуСу
спустилась, сняла четыре чаши с ближайшего стола и поставила их на пол. От
запаха еды у нее закружилась голова, снова накатила волна страха.  Но  все
это не заставило женщину отказаться от ее плана. Она легла на бок, прижала
колени к подбородку, превратившись в плоский комочек, и набрала воздуха  в
легкие. СуСу лежала на столе обнаженная, крохотная, как ребенок, и ждала.
     Казалось, прошла бесконечность, когда крышки на  столах  растворились
сами по себе, и неубранные чаши медленно стали опускаться вниз.  По  бокам
поднялись  стенки,  плавно  наклоняясь  вовнутрь.  На  какое-то  мгновение
женщине показалось, что она  слишком  большая,  и  смыкающийся  металл  не
закроется над ней. Наконец тусклый свет исчез, и СуСу оказалась в темноте,
запертой в лоне из врофа, маленькая и беззащитная.


     Сигнал тревоги не прозвучал. Обычно через вельд с детьми не ходили, и
численно-рациональные геды знали, что пищевые шахты достаточно малы,  даже
для  большого  разброса  размеров  человеческих  тел,  вызванного  широкой
вариацией генов. Энциклопедист рассчитал возможные  отклонения  по  кривой
разброса,  но  туника  женщины  закрыла  монитор,  и  сигнал  тревоги   не
прозвучал.
     Оказавшись словно погребенной в могиле, СуСу всхлипнула и постаралась
отогнать от себя черный ужас. Ее всю трясло от страха, но она  все  же  не
пожалела  о  том,  что  сделала.  Женщина  не  чувствовала   себя   больше
проституткой, она стала воином. Эта мысль четко отпечаталась в мозгу СуСу,
и только она удерживала мозг, кости, и мышцы от полного распада.
     Что свободно дано, пусть вернется свободно.
     Он спас ее, а теперь заперт вместе  с  чудовищами.  Что  дано,  пусть
вернется. Конвейер бесшумно доставил СуСу внутрь Стены.



                                    35

     Джехан    гордо    прошествовала    мимо    трех    сестер-легионеров
расположившихся  на  краю  тренировочного  двора.  Хотя   едва   рассвело,
легионеры первого караула уже закончили свои утренние тренировки.  Тройные
мячи, арбалеты, дробиночные трубки, ножи валялись на траве.
     - Куда ты идешь? - спросила Джехан одна из сестер-легионеров,  но  та
только нахмурилась и пошла дальше.
     - Она отправляется на охоту в лес, - предположила вторая.
     - В лесу не осталось дичи. Ну, или почти не осталось.  Ты  пропустишь
Дом Обучения, - снова заговорила первая сестра-легионер.
     - А где Талот? - закричала третья.
     - А вам какое дело?  -  Джехан  остановилась  и  хмуро  взглянула  на
сестер. Та, что была постарше и сегодня отвечала за  утренние  тренировки,
одернула одну из сестер-легионеров:
     - Шаримор, не приставай к ней.
     -  Пусть  отвечает,  как  подобает  сестре-легионеру,  -  возмутилась
Шаримор. - Где Талот, она пропустила тренировку?
     - В нашей комнате, - ответила Джехан.
     - А ты куда идешь?
     - Куда-нибудь, лишь бы не сидеть здесь.
     - Да  ты  и  не  сидела,  Джехан,  -  примиряюще  проговорила  сестра
постарше. - Ты тренировалась за целый легион.
     - Мы знаем, что Джехан неутомима,  -  злобно  фыркнула  Шаримор.  Все
сегодня были сердиты и взбудоражены вчерашними событиями,  в  которых  еще
никак не могли разобраться. Смерть  Джаллалудина,  Соглашение  "Кридогов",
разжалование первого  лейтенанта,  -  все  это  никак  не  укладывалось  в
общепринятые понятия, а поэтому злило и выводило их из себя.
     - Довольно, - сказала сестра постарше. - Джехан, не ходи никуда одна.
Мы должны соблюдать осторожность.
     Джехан  взорвалась.  Казалось,  она  только  искала  предлога,  чтобы
взорваться,  стрельба  по  мишеням  на  тренировочном  поле  не  дала   ей
возможности разрядиться, и она набросилась на сестер.
     - Осторожность! Теперь, оказывается,  чтобы  быть  сестрой-легионером
надо быть осторожной! Что же случилось? Или  это  просто  другое  название
трусости?
     Все гневно зароптали,  но  начальница  поднялась  на  ноги  и  ровным
голосом проговорила:
     - Следующая атака, Джехан, возможно, будет со стороны Делизии  против
Джелы, возмездие за... вчерашнее.
     - Или они просто посмеются над нами, - пробормотал кто-то.
     - Мы не можем позволить себе терять легионеров. Ты же знаешь, как эти
мерзавцы держат свое слово. Если ты будешь повсюду ходить одна...
     - Пусть только попробуют напасть, - огрызнулась  Джехан.  Она  знала,
что ведет себя глупо, но то, что она понимала это, злило  ее  еще  больше.
Девушка не прибавила больше ни слова и пошла прочь.  Сестра-легионер  была
права, ей не следовало спорить, к не  следует  ходить  одной.  В  чертовом
городе  гедов  ничего  нельзя  сделать  -  в  этом  вся  проблема.  Нельзя
охотиться, нельзя сражаться, нельзя покинуть Эр-Фроу. Куда  ни  пойдешь  -
всюду стены. И поделать с этим ничего нельзя.
     Ничего не могла сделать Джехан и для своей подруги.
     Талот отказалась от пищи, отказалась от любви,  отказалась  -  в  это
невозможно было поверить - метать триболо  на  тренировочном  поле.  Когда
Джехан спросила Талот, пойдет ли та в Дом Обучения, подруга  не  ответила,
просто продолжала лежать, спрятав лицо в подушки. Ее рыжие волосы выбились
из тугого легионерского узла, который она так и не распустила со вчерашней
ночи. Вид этих перепутанных локонов вызвал в  Джехан  чувство  невероятной
беспомощности, которую она не могла выносить ни минутой дольше. Талот было
плохо, и ее боль стала болью Джехан. И справиться с этой болью девушка  не
могла. Надо было что-то делать, помочь  Талот  снова  стать  самой  собой.
Иначе, Джехан чувствовала, что может сойти  с  ума.  Она  ненавидела  этот
город, где стены говорят, где они внезапно появляются  из-под  земли,  где
люди вынуждены менять свои привычки и законы, где нельзя быть такой, какой
ты была раньше!
     Джехан со злостью рубанула ножом по головкам высокой ручейной  травы.
Вместо того, чтобы упасть и рассыпать на землю семена, головки  пригнулись
и безвольно закачались из стороны в сторону.
     Девушка решила пойти сегодня в Дом Обучения  и,  свернув  с  дорожки,
отправилась в дикую часть города. Нет, учиться она сегодня не будет  -  ей
надоела  болтовня  трехглазого  чужака,   не   хотелось   видеть   первого
лейтенанта, который каким-то образом перестал быть первым  лейтенантом,  и
самодовольных делизийцев. Джехан  шла  быстро,  для  большей  безопасности
направляясь к северной стене. Дул легкий ветерок, но он не мог охладить ее
пылающих щек. Она встряхнула  головой  и  сжала  рукой  лук.  Если  бы  ей
попалась дичь и она хоть кого-нибудь подстрелила, если бы только она могла
охотиться, если бы могла сделать хоть что-нибудь!..
     Впереди и чуть слева от нее высилась громада пустого зала.  Раньше  в
нем жил белый варвар со своей подругой-проституткой. Девушка замедлила шаг
и услышала мужские голоса.
     Она наложила стрелу на тетиву, потом убрала ее и вместо этого достала
трубку с дробью,  которая  висела  у  нее  на  поясе.  Бешенство  исчезло,
внезапно уступив место холодной сосредоточенности. Используя куст  колючек
как прикрытие, она быстро  выступила  из-за  угла  и  увидела  делизийских
солдат. Вот и прекрасно, сейчас она с ними разберется!
     Но это были не солдаты, а джелийские горожане - они стояли  спиной  к
девушке. Горожане? Джехан опустила трубку и  приготовилась  спросить,  что
они здесь делают. Но в это время один из горожан  пошевелился,  и  за  ним
Джехан увидела женщину. Это была делизийка-стеклодув. В  каждой  руке  она
держала чашу, ее лицо было очень бледным. Горожанин сделал шаг к  Эйрис  и
протянул к ней крепкую руку. Женщина кинула чашу ему в лицо, повернулась и
побежала. Горожане устремились за ней.
     Джехан показалось, что она снова в вельде, по ту сторону Серой Стены,
что обессиленная и пошатывающаяся Эйрис прислонилась к дереву и спрашивает
ее: "А что, если бы они были  джелийцами,  Джехан?  Защитила  бы  ты  меня
тогда?" Но теперь она не обязана защищать Эйрис. Она пыталась защитить  от
боли Талот, но неудачно. А главнокомандующая отдала легионера врагу, чтобы
тот убил  его,  первого  лейтенанта  изгнали  из  легиона,  и  все  старые
правильные законы превратились в стены, которые  больше  не  могли  никого
защитить.
     Эйрис вскрикнула. Горожане повалили ее на траву, один заломил ей руки
за голову, а другой подобрал большой валун.
     Убийство делизийца из мести было  запрещено,  но  Белазир  ничего  не
говорила об увечьях, ведущих к смерти.
     Эйрис высвободила одну ногу  и  с  силой  ударила  в  пах  одному  их
нападающих, тот взвыл от боли. Другой от удивления ослабил хватку. И Эйрис
сбросила его руки и попыталась освободиться. Джехан с  изумлением  взирала
на эту сцену:
     М_о_к_р_и_ц_а_ сражалась!  Слепо,  неумело,  без  всякой  надежды  на
успех, но она все же сражалась! Уже позже, снова  и  снова  прокручивая  в
мозгу эту сцену, Джехан поняла, что если бы Эйрис пассивно лежала, если бы
она причитала, плакала или умоляла своих врагов о пощаде, Джехан ушла  бы,
но Эйрис сопротивлялась. Она делала хоть что-то.  И  оттого,  что  женщина
хотела помочь себе, оттого, что Джехан ничего не могла сделать для  Талот,
оттого, что все стены в этом отвратительном  городе  были  не  такие,  как
везде, оттого, что бездействие сводило ее с ума - Джехан подняла трубку  с
дробью.
     В этот момент человек, которого Эйрис ударила в пах, схватил  большой
валун и обрушил его на левую ногу женщины. Кость ниже колена сломалась.
     - Прекратите! Немедленно прекратите! - рванулась вперед Джехан.
     Человек,  державший  Эйрис  за  плечи,  увидел   сестру-легионера   и
вздрогнул от  удивления.  Второй  медленно  повернулся.  Когда  он  увидел
Джехан, на лице у него отразилось замешательство.
     - Отойдите от женщины! - приказала девушка.
     Ни один из горожан не был вооружен - только легионеры носили  оружие.
Не произнеся ни слова, они повиновались, как и полагалось горожанам.
     - Главнокомандующая приказала прекратить убийства, - сказала Джехан.
     - Мы и не собирались убивать ее,  -  ответил  первый.  Замешательство
горожанина сменилось угрюмым гневом, который, как  видела  Джехан,  он  не
решался показать. "Следующая атака, возможно,  будет  со  стороны  Делизии
против Джелы", - сказала  начальница  на  тренировочном  дворе.  Этого  не
должно было произойти.
     - Мы не собирались убивать ее, - повторил мужчина, на этот раз  более
уверенно. Джехан увидела, что Эйрис потеряла сознание. Из ее ноги  торчала
белая кость.
     -  Главнокомандующая  имела  в  виду,  что  нельзя  совершать  вообще
никакого насилия! - холодно проговорила Джехан. - И  не  вам  искажать  ее
слова. Идите ко входу в ее зал и ждите меня там.
     Один из горожан, явно испуганный, повернулся, чтобы идти, но тот, что
сломал Эйрис ногу, удержал  приятеля,  положив  руку  ему  на  плечо.  Тот
облизнул губы и остался на месте. Глаза его встретились с глазами Джехан.
     Джелийские горожане. Невозможно  поверить,  что  джелийские  горожане
могут  ослушаться  легионера  -  но  значит,  в  этом   проклятом   месте,
невозможное происходило постоянно. Если они ослушались ее приказа,  должна
ли она убить их? И сможет ли это сделать? С холодной  уверенностью  Джехан
подумала, что знает ответ. Выпороть до бесчувствия за неповиновение -  да,
но не убивать. Она не  может  лишить  жизни  джелийских  горожан,  которых
поклялась защищать. Это последнее, что  осталось  от  правильного  порядка
вещей. Тем более она не будет убивать их ради делизийки-стеклодува.
     На секунду ее рука, державшая оружие,  дрогнула.  И  мужчина  заметил
это. Он вытащил из-под рубашки нож гедов, которого у него не  должно  было
быть, и шагнул вперед. Но он тоже был джелийцем, и Джела  оставила  в  нем
такой же след, как и в Джехан. Он тоже заколебался, и в этот момент Джехан
схватила не трубку,  не  арбалет,  а  триболо  и  кинула  его  в  мужчину.
Горожанин рухнул на траву. Джехан успела выхватить  дробиночную  трубку  и
направить ее на второго мужчину, который был  очень  напуган  и  стоял  не
шевелясь.
     - Возьми нож первого горожанина и кинь его  подальше.  Свой  тоже!  -
скомандовала сестра-легионер.
     Джелиец повиновался. Джехан гневно обратилась к упавшему:
     - Я могла бы мячом сломать тебе ногу, запомни это.  Вставай  и,  если
тебе дорога жизнь, беги к  залам  легионеров.  Скажи,  чтобы  сюда  пришел
красно-синий. Если не подчинишься, клянусь, я сама прикончу тебя.
     Горожанин ушел. Джехан проследила за тем, как он  завернул  за  угол,
связала локти второму горожанину - тот смотрел на нее с таким нескрываемым
гневом, что сестра-легионер предупреждающе нахмурилась, - и склонилась над
Эйрис.
     Женщина понемногу начинала приходить в себя. На лбу  у  нее  выступил
холодный пот, ее вырвало, рука инстинктивно сжала  руку  Джехан,  и  та  с
отвращением отшатнулась. Девушка могла спокойно видеть, как кого-то  рвет,
но слабая рука Эйрис, похожая на  руку  ребенка,  внушала  ей  отвращение.
После руки ее Талот, такой сильной и мужественной, рука этой мокрицы...
     - Не двигайся, - рявкнула Джехан. - У тебя сломана нога.  Лекарь  уже
идет.
     Эйрис пыталась что-то сказать.
     - Почему? -  наконец  проговорила  она  шепотом,  и  Джехан  пришлось
наклониться, чтобы расслышать ее.
     - Тебе хочется знать, почему я помогла тебе?  -  Джехан  нахмурилась.
Она и сама не знала. Девушка попыталась освободить свою  руку,  но  хватка
Эйрис оказалась на удивление сильной.
     - По приказу главнокомандующей, делизийка. Не ради тебя!
     -  Дахар...  -  волна  боли  прокатилась  по  лицу  Эйрис.  -  Теперь
придется... сделать то же самое им...
     Джехан посмотрела на женщину и поняла,  что  мокрица  злорадствовала.
Делизийцы еще не знали,  что  этой  ночью  Дахара  разжаловали,  но  Эйрис
поняла, что теперь  Соглашение  "Кридогов"  заставит  джелийцев  предавать
джелийцев. Ей казалось, что сестра-легионер  не  понимает  того,  что  она
сделала. Теперь  Белазир  узнает,  что  натворили  горожане,  передаст  их
джелийцам, чтобы те покалечили своих людей так же: Калид сломает им  ноги.
Она, Джехан, даже не подумала об этом, а вот делизийская мокрица подумала,
и теперь злорадствует.
     Нож Джехан просился из ножен, но она только сказала:
     - Я сделала это ради Талот.
     Но Эйрис снова была без сознания и не слышала ее. Однако от этих слов
Джехан стало немного легче. Глядя на делизийку, которая осталась  в  живых
благодаря ей, Джехан подумала о Талот, и ей стало легче на сердце. Да, она
сделала это ради Талот!
     Из-за  угла  зала  появились  люди.  Брат-легионер  и  очень  молодая
жрец-легионер с двойной спиралью, вышитой  над  полумесяцем  на  ее  левом
плече, бежали к ним по траве.



                                    36

     Внутри  стены   Энциклопедист   начал   передавать   сигналы.   Геды,
прогуливавшиеся,  спавшие,  евшие,  останавливались,   переглядывались   и
придвигались друг к другу  поближе.  Каждый  экран  внутри  периметра,  за
исключением зонда на острове, независимо от того, что изображалось на  нем
за секунду до этого, начал показывать одни и те же картины.  Энциклопедист
поспешно передавал:
     - Важные данные. Первый уровень. Важные данные. Первый уровень.
     "Первый уровень" означал, что Энциклопедист узнал что-то, что изменит
Ключевой парадокс.
     Геды побежали.



                                    37

     СуСу несло в сторону  Стены.  Со  всех  сторон  на  нее  давили  чаши
жаркого, обливая девушку все еще теплой жидкостью. В конце  горизонтальной
трубы появился свет, и ее обнаженное тело выбросило на кучу  чаш  и  пищи.
Сама куча уже начала опускаться ниже, пропадая в полу. Справа и  слева  от
нее были такие же кучи, доставленные из других залов. СуСу  почувствовала,
как острые края чаш под ней начинают растворяться. Выбравшись из кучи, она
стояла, зажмурившись от внезапного света и прижав руки к ушам.
     Вокруг стоял ужасный шум. Кридоги выли и лаяли в прозрачных  загонах,
расположенных вдоль одной  стены.  Они  кидались  на  вроф  с  обнаженными
клыками. Из раскрытых  пастей  текла  слюна.  Они  пытались  добраться  до
женщины. СуСу вздрогнула. Прошло много времени, прежде чем  она  заставила
себя открыть глаза и пошевелиться.
     Затем стены передвинулись. СуСу с изумлением огляделась. А что,  если
она не сможет попасть к своему другу? Страх чуть не лишил ее рассудка. Она
путалась в дебрях этого страха, пока не нашла другую мысль и не зацепилась
за нее: "Что свободно дано, пусть вернется свободно".
     СуСу вспомнила, что, когда гед принес его к стене, она слышала  запах
кридогов. Значит, гигант должен быть где-то здесь.
     В задней  части  зал  был  разделен  невысокими  перегородками.  СуСу
направилась к ним,  босые  ноги  бесшумно  ступали  по  полу.  Перегородки
образовывали комнаты разных размеров. В первой был стол, на котором лежало
какое-то оборудование, в соседней находился еще один прозрачный  загон,  в
крышке  которого  были  проделаны  маленькие  отверстия.  Пара   джонкилей
построила в нем гнездо. Когда СуСу проходила мимо, самка  прикрыла  кладку
яиц крыльями. За третьей перегородкой  росли  растения,  освещенные  таким
ярким светом, что СуСу зажмурилась. Такого яркого света она не  видела  со
времени Третьедня в вельде.
     За следующей перегородкой она в ужасе прижала руки ко рту.  На  столе
лежал кридог, грудь и живот  его  были  разрезаны,  мертвые  глаза  широко
открыты. СуСу почувствовала, как к горлу  подступает  тошнота,  но  ее  не
вырвало. Она не ела уже два дня.
     В комнатах было все:  гедийское  оборудование,  растения  и  животные
Кома, коробки и овалы из темного врофа, странные  предметы,  которым  СуСу
даже не могла подобрать названия. Но где же великан?
     Ей ни разу не пришло в голову позвать своего друга. Звук  -  это  лай
кридогов, грубые руки и темный вкрадчивый голос внутри ее мозга, она сама,
кричащая, когда его забрали за Стену. Она искала в тишине. Где же он?
     Женщина обогнула еще одну перегородку  и  вдруг  увидела  того,  кого
искала. Гигант лежал там, куда его положил первый лейтенант,  -  на  очень
большом столе. Его огромные белые руки были прижаты к бокам, белые  волосы
спадали на плечи. У  великана  была  удалена  верхушка  черепа  прямо  над
бровями. Крови не  было,  но  среди  мозговой  ткани,  освещая  складки  и
углубления, мерцали крохотные оранжевые огоньки. Они напоминали  крохотные
угли среди серого и белого пепла.
     СуСу протянула руку, чтобы дотронуться до своего друга, но не  смогла
этого сделать - его окружала стена из прозрачного  врофа,  прохладного  на
ощупь.  Женщина  вытащила  из  кучи   оборудования   серый   металлический
прямоугольник и изо всех сил ударила по врофу. От  тяжелого  металла  было
столько же проку, как и от ее руки. СуСу терпеливо  принялась  искать,  на
что можно было бы взобраться. Из соседней комнаты притащила куб из  врофа,
который оказался не очень тяжелым, и встала на него, но и сверху  великана
закрывала такая же прозрачная стена.  Наклонившись  вперед,  СуСу  ощупала
прозрачный щит и прижалась к нему щекой. Женщина ничего не чувствовала, ни
о чем не думала, она застыла и словно погрузилась в стазис.
     Прошло много времени, прежде чем СуСу пришла в себя  и  спустилась  с
куба. Одной рукой она оттащила его  на  прежнее  место,  другая  рука  еще
сжимала серый прямоугольник, которым СуСу тщетно пыталась разбить вроф, но
даже не оставила на нем вмятин. Лотом она вышла из комнаты.
     Кридоги выли и все еще кидались на невидимую преграду. СуСу  смотрела
на них в полузабытьи, не зная, что делать, что предпринять.  Она  медленно
повернулась и потащилась в  другом  направлении,  хмурясь,  будто  пытаясь
припомнить что-то, но так ничего и не вспомнила. Обнаженная, перепачканная
соусом, хрупкая, как стекло, она бесцельно ходила по залу. Мысли  путались
у СуСу в голове. Но подойдя к конвейеру, она снова  сосредоточилась  и  не
раздумывая легла на пол в том самом месте, куда ее  доставило  поднимающее
устройство. Чаши и жаркое исчезли, пол был ровный и гладкий, как и  везде.
Через  некоторое  время  он  двинулся  с  места,  и  под  женщиной  начали
появляться чаши с жарким, четверка за четверкой. Сами чаши были  холодные,
а там, где горячий соус касался кожи, вздулись  волдыри,  но  СуСу  их  не
чувствовала.
     Конвейер понес ее под Эр-Фроу куда-то в сторону, а потом  вверх.  Над
головой внезапно вспыхнул свет. СуСу открыла глаза и увидела белую тунику,
висевшую там, где она ее  оставила.  Выступающий  оранжевый  круг  странно
светился через материю, подобно огоньку внутри белой ткани мозга великана.



                                    38

     - Теперь они не только сотрудничают между подвидами, но  и  переходят
из одного подвида  в  другой,  -  сказал  Крак'гар.  Его  запах  удивления
смешивался с феромонами остальных гедов. Энциклопедиста попросили  немного
подождать. Геды не любили, когда Энциклопедист слишком опережал их мысли и
реакции.
     Все они видели  изображение:  "джелийская"  женщина  Джехан  пресекла
насилие над "делизийской" женщиной Эйрис, атаковав двух  джелийцев.  Потом
делизийке помог джелийский лекарь, и джелийка Джехан - вместо того,  чтобы
остаться членом своего нового вида "делизийцев", - вернулась к джелийцам и
была принята. Принята, в отличие от Дахара, которого Джела отвергла за то,
что тот предложил сотрудничество  -  "соглашение",  несмотря  на  то,  что
насилие, последовавшее за соглашением, было не внутривидовым, а обычным  -
делизийцы против джелийцев. В то же время делизийка Эйрис пыталась  помочь
джелийке СуСу, которая перешла в третий подвид - подвид больного  великана
с острова.
     Во всем этом не было никакого смысла. Геды уже свыклись с  поведением
людей, как с поведением двух видов, воюющих за  территорию,  то  же  самое
делали геды и люди в космосе, - а теперь некоторые  люди  вели  себя  так,
будто эти два вида были одним.
     - Ни один из известных в Галактике видов не проявляет к  чужому  виду
больше приверженности, чем  к  своему  собственному,  -  пророкотал  Роуир
конфигурацию абсолютного факта.
     - Ни один. Гармония поет с нами, - отозвался Р'греф.
     - Гармония поет с нами, - подхватил Враггаф.
     - Ни один.
     - Ни один. И пусть это длится вечно.
     - Это продлится вечно.
     - Женщина Джехан разговаривает с другой женщиной так, будто  они  обе
"джелийки".
     - Джехан действовала так, будто стала "делизийкой".
     - Гармония поет...
     - Гармония... - с феромонами страха.
     Это выходило за рамки  численно-рационального,  это  почти  вышло  за
рамки  выразительных  способностей  феромонных  желез.   Эволюционируя   в
медленном,  устойчивом  танце,  где  солидарность  означала  выживание,  а
перемены    происходили    медленно,     через     миллионы     поколений,
численно-рациональное мышление и общение запахами должны были  происходить
в гармонии рационального с моральным. Враггаф и Кровгиф почувствовали, что
они сползают к биологическому шоку. Остальные  геды  плотнее  прижались  к
ним, окружая и поглаживая, убаюкивая успокаивающими запахами до  тех  пор,
пока угроза шока не миновала. Потом они вернулись к обсуждению, начав  все
с самого начала, медленно и тяжело усваивая новое, как и  следовало  расе,
которой потребовался миллион лет, чтобы прийти от идеи колеса к идее  двух
колес.
     Теперь настенные экраны  показывали  людей,  которые  входили  в  Дом
Обучения и в замешательстве ждали гедов. Но  геды  так  и  не  явились  на
занятия. Люди начали расходиться по домам.
     Наконец  восемнадцать  гедов  попросили  Энциклопедиста   представить
изменения, которые тот внес в  Ключевой  парадокс.  Это  тоже  потребовало
многих часов обсуждения.
     Энциклопедист не нашел разгадки Парадокса. Внутривидовое насилие было
слишком тяжким бременем для численно-рационального вида, чтобы  достигнуть
межзвездных полетов, и все же люди  достигли  их.  Почему  так  произошло?
Непонятно.
     Вместо ответа, выраженного  в  грамматических  конфигурациях  фактов,
подтверждающих одну из гипотез, Энциклопедист привел  в  расстройство  все
феромоны, предложив гедам забыть на время, что ответ пока не найден.
     - Люди могут переходить из одного вида в другой, -  мягко  пророкотал
он. - Геды  представляют  собой  другой  вид.  Следовательно,  люди  могут
перейти из вида людей в вид гедов.  На  борту  корабля  такие  люди  могут
оказаться способными предсказывать действия флота людей лучше,  чем  геды.
Этот проект можно осуществить даже без решения Ключевого парадокса.
     Восемнадцать гедов замерли как парализованные. Сами они не  думали  о
таком способе действий, но пока смотрели на экраны,  почти  все  одинаково
реагировали, испытывали почти одинаковые впечатления, наблюдали в основном
одинаковые  образы  -  хотя  и  не   выраженные   еще   в   грамматических
конфигурациях.  В  комнате  витали  запахи  -  поразительно   неподвижные,
заглушенные всеобщим отвращением, но они все  еще  были  здесь:  дуновение
отчаяния, аромат решимости, запах загнанности в угол.
     Но... люди на гедийских кораблях? Жить, питаться,  работать  с  этими
жестокими и неустойчивыми существами с широким  разбросом  генов,  которые
даже не знали, к какому виду принадлежат, и такими аморальными, что  можно
было заставить их забыть об этом?
     Раздалось бормотание:
     - Они могут менять преданность одному виду, на преданность другому, -
слова звучали  неестественно,  не  было  такой  грамматической  структуры,
которая позволила бы связать их в  предложение,  -  и  все  же  без  Стены
между...
     - ...придется обращаться с ними, как с гедами...
     - ...требования к атмосфере...
     - Оружие корабля...
     Это продолжалось снова и снова. Геды плотнее прижались друг к  другу,
и, когда в комнате запахло паникой, они без слов поняли,  что  уже  готовы
принять совет  Энциклопедиста.  Запах  отчаяния  усилился.  Да,  это  была
отчаянная мысль!
     Много позже они начали обсуждать, какие  принять  меры  безопасности,
обратились к Энциклопедисту и попытались представить, как будут вести себя
люди на борту корабля. Но  откуда  даже  Энциклопедисту  было  знать,  как
поведут себя люди, если эти странные существа могли забыть важнейшее  -  к
какому виду они принадлежат, и создать такую сложную вещь, как межзвездный
корабль? Межзвездные корабли,  которые  отнимали  гедийскую  территорию  и
жизни гедов!
     Наконец феромоны измотанных до  предела  гедов  запахли  смирением  и
решимостью. Отвращение отступило перед отчаянной  необходимостью  работать
ради выживания расы. Да, они попытаются убедить несколько способных  людей
перейти  в  вид  гедов.  Сделают  это  так  же,  как  делали   "джелийцы",
"делизийцы" и немой гигант  -  предлагая  помощь,  оберегая  избранных  от
насилия, предлагая именно им, а не остальным, то, что они хотят получить.
     Геды принялись составлять список имен.



                                    39

     Боль в ноге и позвоночнике прошла, уносимая вдаль блестящей рекой.
     - Дай ей еще одну порцию, - сказал кто-то. Эйрис пошевелилась. - Уф -
не давай ей шевелиться, пока я не зафиксирую кость!
     К губам  поднесли  чашу.  Эйрис  выпила,  поперхнулась  и  попыталась
повернуть голову. Чаша последовала за ее губами. Кто-то вливал ей в  горло
горькую жидкость. Джехан? Но Джехан - не лекарь. Тогда кто? Кто был  рядом
с ней? Она не могла вспомнить...
     Река поднялась и захлестнула ее снова.


     - Эйрис, - позвала Ондар, - Эйрис!
     Женщина открыла глаза.  Она  лежала  на  подушках  в  своей  комнате.
Маленькая кучка делизийцев толпилась у входа, люди тихо смотрели  на  нее.
Ондар  и  Карим  склонились  над  соломенным  тюфяком.  Хорошенькая  Ондар
выглядела озабоченной.
     - Где я? - медленно произнесла Эйрис и подумала: "Как  глупо".  Мысли
шевелились лениво, как обломки разбитой лодки на поверхности воды.
     - Ты у себя в комнате, - успокоила ее  Ондар.  -  Это  от  лекарства,
которое она тебе дала. Она... жрец-легионер. Но она сказала, что, когда ты
проснешься, это быстро пройдет. Нет, не пытайся сесть.
     - Что... случилось?
     Люди,  стоявшие  у  двери,  начали  подходить  ближе  и   заговорили,
перебивая друг друга.
     - Два делизийца...
     - Одна из легионеров, девушка из...
     - Калид...
     - Их главнокомандующая...
     - Замолчите! -  крикнула  Ондар.  Она  гневно  нахмурилась  и  голоса
стихли. Эйрис пришла в голову глупая мысль, что когда Ондар  хмурится,  то
становится похожей на Джехан. Джехан!
     Карим выпроводил посетителей в коридор и закрыл дверь.
     - Ты разве не помнишь, - мягко спросила Ондар, - что на  тебя  напали
два легионера?..
     - Не легионеры, - перебил Карим, - горожане Подонки.
     - А потом сестра-легионер  из  твоей  группы  обучения  -  Джехан?  -
остановила их. Разве ты не помнишь, Эйрис?
     - Это все лекарство, - мрачно сказал Карим. - Оно затуманивает разум.
Не давай ей его больше. Какого черта, мы не знаем, как  оно  действует  на
больную. Жрецы-легионеры иногда делают вещи...
     - Успокойся, Карим, - остановила его Ондар.
     - Я... помню, - проговорила Эйрис. Листья шар-травы,  СуСу,  тело  со
стрелой Джехан в шее - нет, это было в вельде...
     - Она помнит, - Ондар повернулась к Кариму, и  лицо  ее  стало  менее
обеспокоенным. - Так действует лекарство, которое дали, чтобы унять боль.
     - Ондар, - позвала Эйрис.
     - Что, родная?
     - Ничего. Как я попала... - боль внезапно полоснула  ее  по  ноге,  и
женщина вскрикнула.
     - Хочешь еще лекарства, Эйрис? Жрец-легионер оставила еще.
     - Я бы не давал, - вмешался Карим, - Келовар сказал...
     -  Келовара  это  не  касается.  Решать  будет  она.  Ты  хочешь  еще
лекарства, Эйрис?
     - Нет. Расскажите мне... что произошло.
     -   Подонки-горожане   сломали   тебе   ногу.   Джехан   послала   за
жрецом-легионером. Потом тебя  отнесли  к  их  командующей.  Она  и  Калид
встретились в Доме Обучения с Кридогами...
     - Не называй их так, - резко сказал Карим.
     - ...и Белазир отдала тебя Калиду, и тех двоих тоже. Келовар  сказал,
что она была бледна как смерть.
     - Ну конечно, командующая была бледна как смерть, - отозвался  Карим.
- Она не могла больше  прятаться  за  утверждением,  что  Делизия  атакует
первой. Два нападения, и оба со стороны Джелы.
     Действие лекарства начало проходить, нога отчаянно болела,  но  Эйрис
необходимо было выяснить все до конца.
     - Кто... что сделали Кридоги?
     - Сломали джелийцам ноги так же, как  и  тебе,  -  немедленно  сказал
Карим, но не взглянул в глаза Эйрис.
     - Кто? - прошептала она.
     Наступила тишина, а потом Карим ответил:
     - Келовар.
     - Не...
     - Калид? Нет, - буркнула Ондар. - Командир не мог, понимаешь, не  мог
покалечить связанного человека.
     А Келовар смог. Эйрис вспомнила его лицо. Не  усталое  лицо  солдата,
который так давно помог ей с Брил, а  то  лицо,  которое  часто  бывало  у
Келовара в Эр-Фроу: закрытое, узкое, как  река,  стиснутая  в  смертельный
поток между двух скал, которые не может сдвинуть.  Келовар  не  раздумывая
искалечил беззащитного человека!..  Дахар  бы  этого  не  сделал.  Ему  не
пришлось бы этого делать. Но все же с ним тоже что-то  произошло.  Он  был
очень странным вчера у Серой Стены: "Что произошло сегодня утром?  Что  ты
сделал?" - спросила она его тогда. Вот, оказывается, что:  Кридоги  -  это
план Дахара, а не главнокомандующей, которая во время наказания  выглядела
больной. И все же  Дахар  вернулся,  чтобы  сказать  ей,  как  приготовить
лекарство для СуСу...
     - Эйрис - с тобой все в порядке? Ты, кажется...
     - Я покалечена? Навсегда?
     Ондар и Карим обменялись взглядами.
     - Я буду снова ходить?
     - Конечно, будешь, - успокоила ее Ондар, но Карим тотчас прервал ее и
наклонился к Эйрис.
     - Лекарь  не  смог  сказать  наверняка.  Все  зависит  от  того,  как
срастется кость. И хотя мне неприятно это говорить,  но  их  лекари  лучше
наших - они спасали легионеров,  которые...  Наша  такая  молодая,  Эйрис,
всего лишь девочка, она могла ошибиться. Ты должна спокойно  лежать  и  не
двигать ногой.
     - Я принесу тебе еду, - быстро сказала Ондар. - И буду  ухаживать  за
тобой. Только раздели со мной замок.
     - Как же она сумеет, - вмешался Карим, - приложить свой палец рядом с
твоим, если она не может двигаться?
     - Эйрис, - окликнула больную Ондар, - почему ты  молчишь?  Ты  же  не
думаешь о... У меня когда-то был любовник, которого ранило в  сражении,  и
чтобы не жить калекой он... ты же не собираешься...
     - Нет, - сама удивившись своему ответу, проговорила  Эйрис.  -  Я  не
стану ничего с собой делать, не бойся.
     - Надо пригласить хорошего лекаря, - продолжала Ондар.  -  Эта  очень
молодая.  Джелийцы  тебя  искалечили,  так  могли   бы   прислать   своего
жреца-легионера, постарше, поопытнее...
     - Нет, не надо, - сурово посмотрел на свою подругу Карим.
     - Их первый лейтенант, - продолжала Ондар, очевидно, стараясь отвлечь
Эйрис от боли, - этот жрец-легионер, его выгнали из легионеров. Ты об этом
слышала, да, Эйрис? Ты знаешь, что сейчас вечер, и ты пролежала в  забытьи
весь день из-за этого лекарства? Их  первый  лейтенант,  кажется,  был  на
занятиях в твоей группе? Тогда ты должна знать, как его зовут. Его выгнали
из легионеров. Навсегда.
     - За что? - Эйрис повернулась к Кариму. - Я ничего не слышала.
     Мужчина пожал плечами.
     - Никто не знает. Как можно понять джелийцев? Все они кровожадные.
     - Эйрис, нога... сильно болит? Что с тобой?
     - Хочется спать. Да, я бы поспала.
     - Я приду к тебе утром, - Ондар поднялась. - Если понадобится,  выпей
джелийское лекарство.
     - Постарайся обойтись без него, - посоветовал Карим.
     Мужчина и женщина уже стояли у двери, когда Эйрис окрикнула их:
     - Ондар, Карим... спасибо вам за доброту.  В  Эр-Фроу...  иногда  мне
кажется, что в Эр-Фроу не так уж много осталось добрых людей. Спасибо.
     На мгновение лицо Ондар изменилось, и Эйрис увидела в нем под  маской
бодрости и веселости, скрытую боль. Вероятно,  Ондар  пережила  в  Делизии
какое-то горе, о  котором  старалась  позабыть.  Женщина  как-то  натянуто
улыбнулась и вышла из комнаты.
     Оставшись одна, Эйрис закрыла глаза.  Боль  в  ноге  становилась  все
сильнее. Интересно, насколько  усилится  боль,  когда  действие  лекарства
пройдет окончательно?
     Искалечена... Эйрис открыла глаза, и увидела, что в  темноте  на  нее
смотрит оранжевый круг. Мысли путались. Куча оборудования,  сваленного  на
полу - провода, призмы, элементы, магниты,  -  казалась  неестественной  в
тусклом оранжевом свете. О, этот неестественный свет!  Эр-Фроу  умирал  от
недостатка света. Стена и купол, которые не пускали в город свет  и  холод
Кома, создали Эр-Фроу, а теперь они же его убивали.
     Какая-то мысль мелькнула в голове  женщины  при  слове  свет...  боль
заглушила эту мысль... Геды создали Эр-Фроу. Геды, которые слушали  что-то
внутри шлемов без проводов... прислушивались к чему-то. К чему?  Как  звук
мог проникнуть в шлемы без проводов? Было хоть что-нибудь,  чего  геды  не
могли сделать, чего они не знали? Каким образом им стало известно о первом
убийстве в Эр-Фроу, ведь все они на ночь  заперлись  в  Стене?  Как  Гракс
узнал, что великану-варвару настолько плохо, что он не может сам дойти  до
Стены,  ведь  когда  великан  выходил  из  Дома  Обучения,  он   еще   мог
передвигаться? Никто не мог  сказать  Граксу,  насколько  быстро  великану
становилось хуже. Об этом знали только она и СуСу, но они не  сообщили  об
этом Граксу из-за странного упрямства девушки... Даже слушая их разговоры,
Гракс не мог узнать, как плохо великану, никто не говорил  о  его  болезни
при чужаке. И тем не менее он обо всем узнал. Каким образом?
     На стене горел оранжевый круг.  Эйрис  перевела  взгляд  с  круга  на
призмы и электромагниты, стоявшие на полу, потом снова на оранжевый круг и
снова на призмы. Туда и  обратно.  Если  она  обопрется  обеими  руками  о
подушки и подтянется, то сможет сесть. Острая боль резанула  по  ноге,  но
Эйрис почти на заметила ее. Пядь за пядью она продвигалась на  подушках  к
стене.
     Оранжевый круг переходил в стену без  всякий  швов,  хотя  и  не  был
сделан из того  же  врофа.  Стена  была  гладкой,  и  ничего  нельзя  было
подковырнуть, никак нельзя узнать, что спрятано за оранжевым кругом. Эйрис
прижала ладонь к кругу, сквозь руку просвечивал слабый оранжевый свет.
     Нет ничего, что не  могли  бы  сделать  геды.  Оранжевые  круги  были
повсюду в Эр-Фроу, в каждом коридоре и комнате, с  наружной  стороны  Дома
Обучения. Те, что  находились  возле  лестниц,  были  большего  размера  и
выступали из стены. Для чего они  существуют?  Наверное,  для  того  чтобы
смотреть вокруг и за всеми наблюдать. Наблюдали за  СуСу  и  варваром,  за
Ондар и Каримом, за нею и Келоваром. Да, да, это именно так!
     Стиснув зубы от боли и гнева, Эйрис дотянулась до кучи оборудования и
извлекла из нее то, что ей было  нужно.  Оранжевые  круги  в  комнатах  не
выдавались из стены. И все, что могла сделать Эйрис, это сложить  в  шесть
раз кусок плотной ткани так, чтобы  сквозь  нее  не  пробивался  оранжевый
свет, и приклеить эту ткань на стену хондром, липким  соком,  который  она
выжала  из  одного  растения,  чтобы  посмотреть,  как  он  выглядит   под
увеличителем гедов.
     Почему геды не сказали, что наблюдают за людьми? Ничего  не  сказали!
Интересно, кем мы им кажемся, когда едим, моемся,  любим  друг  друга  под
этим огромным, скрытым увеличителем? И почему они наблюдают за нами тайно?
Или это не тайна? Возможно, они просто ждут, когда им  зададут  вопрос?  И
скажет ли Гракс правду, если она этот вопрос задаст? Да, надо  обязательно
спросить геда об этих оранжевых кругах...
     Мозг Эйрис лихорадочно работал, и сон  пришел  не  скоро.  Она  спала
очень чутко и немедленно  проснулась,  когда  отворилась  дверь.  "Нет,  -
подумала Эйрис, -  я  не  хочу,  чтобы  он  был  здесь".  Дверь  мгновенно
закрылась, но она все же успела разглядеть силуэт человека,  скользнувшего
в комнату. Нет.
     - Келовар, - устало произнесла Эйрис. - Я не хочу...
     Наступила напряженная тишина.
     - Это я, Дахар, - послышался наконец ответ.
     Женщина вздрогнула и попыталась сесть на подушках. Боль отозвалась  в
ноге. Дахар не шевелился. Эйрис скорее ощущала, чем видела его в кромешной
темноте комнаты.
     - Как... как ты сюда попал?
     - Мне помог Гракс, дал устройство открывающее замки. Такое же, как  и
то, которым он открыл дверь комнаты варвара.
     - Зачем?
     - Зачем он дал мне устройство или зачем я  воспользовался  им,  чтобы
прийти сюда? - резко спросил Дахар.
     - Да, я хочу знать и то и другое, - выдохнула Эйрис.
     Темноту вдруг рассеял неяркий свет. Это Дахар нажал на оранжевый круг
через сложенную ткань. В первое мгновение Эйрис зажмурилась, когда же  она
открыла глаза, то увидела, что Дахар стоит рядом с ней и рассматривает  ее
больную ногу.
     - Жрец-легионер,  которая  тебя  лечит,  не  очень  опытная.  Я  хочу
осмотреть твою ногу сам.
     Дахар не смотрел на женщину, но она  видела  его  лицо  На  нем  была
написана горечь, усталость и отчаяние. Такое же отчаяние  она  испытала  в
первые дни в вельде, в  первые  дни  изгнания:  "Продолжай  двигаться,  не
останавливайся, продолжай двигаться!" - думала она тогда. И сейчас,  глядя
на лицо Дахара, видела в нем такое же отчаяние.
     - Ты не должен был приходить сюда, - прошептала она.  -  Это  слишком
опасно.
     - Я могу заново вправить кость. Я сделаю это лучше.
     - Дахар, ты слышишь меня? Если они найдут тебя здесь...
     - Я могу заново вправить кость, - повторил он с усталым упрямством  в
голосе.
     - И я смогу снова ходить?
     - Дай мне взглянуть. Я могу заново вправить кость.
     Женщина кивнула.  Дахар  опустился  на  колени,  снял  шину,  которую
сестра-легионер  наложила  на  ногу,  и  ощупал  сломанную  кость.   Эйрис
вскрикнула. И тут же у нее промелькнула мысль: "Если кто-нибудь услышал ее
и пошел за Келоваром, чтобы открыть дверь..." Текли минуты.  Но  никто  не
появился.
     - Дахар. Если я закричу и кто-нибудь придет...
     - Кто еще может войти к тебе, кроме Келовара?
     - Никто. Но Келовар...
     - Я знаю Келовара, - как-то отрешенно произнес  жрец.  В  его  голосе
слышалась беспредельная усталость. - Он должен понять, что я  могу  заново
вправить кость. Если я этого не сделаю,  ты  никогда  не  сможешь  ходить,
останешься калекой на всю жизнь...
     Эйрис пожала плечами и попыталась сосредоточиться.
     -  Подожди,  -  тут   есть   лекарство,   которое   мне   дала   твоя
жрец-легионер...
     - Не моя, - раздраженно произнес  Дахар  и  пристально  посмотрел  на
женщину.  Его  черные  джелийские  глаза  ничего  не  выражали.  -   Какое
лекарство? Где?
     - Здесь, в чаше.
     Он поднес ее к носу, понюхал, капнул лекарство на язык.
     - Да. Отлично. Это поможет унять боль.
     - Прошлый раз я отключилась на целый день.
     - На этот раз такого не будет. Оно простояло слишком долго.  Но  твои
мысли могут начать путаться.
     - Если так, то я снова могу закричать, и кто-нибудь позовет  Келовара
открыть дверь...
     Мгновение  жрец  смотрел  на  дверь  оценивающим  взглядом   опытного
солдата, затем его взгляд потух, и он отвернулся от Эйрис, будто не хотел,
чтобы та видела, что отразилось в его глазах. Затем жрец снова  повернулся
к ней и протянул лекарство. Эйрис выпила.  Все  закружилось  у  нее  перед
глазами, мозг затуманился, но боли она не почувствовала.
     И все же, когда Эйрис пришла в себя, губы  у  нее  были  искусаны  до
крови, а в глазах стояли слезы.
     - Я? Я... не?.. - Эйрис  что-то  хотела  спросить,  но  не  смогла  -
лекарство все еще действовало.  Не  могла  она  и  вспомнить,  что  хотела
спросить и почему спрашивала.
     - Нет. Нет, ты не кричала, успокойся. Подожди,  мне  надо  перевязать
тебе ногу. - Жрец занялся перевязкой, а  женщина  наблюдала  за  ним  так,
словно нога принадлежала не ей,  а  кому-то  другому.  Это  было  странное
ощущение. Она чувствовала себя самой собой и одновременно  кем-то  другим,
понимала, что так действует наркотик.
     - Теперь я буду ходить как и раньше? -  спросила  Эйрис  отстраненно,
как будто речь шла не о ней.
     - Когда нога заживет.
     - Дахар...
     - Тебя не тошнит?
     - Нет, - Эйрис вдруг рассмеялась звонко, как девочка. Это  показалось
ей странным, и она нахмурилась, потом засмеялась снова.
     - Все в порядке, не беспокойся. А нога действительно заживет?
     - Да.
     - Почему ты пришел вправлять ее?
     Дахар не ответил. Лицо его снова превратилось  в  маску,  на  которой
были написаны усталость и горечь.
     - Ты пришел, потому что думал - я пострадала из-за тебя. Из-за  того,
что ты придумал это Соглашение Кридогов и двое джелийцев напали на меня. -
Эйрис слышала свой голос издалека, и понимала, что это  говорит  наркотик,
что без него она никогда не смогла бы сказать правду
     - Это Келовар тебе обо всем рассказал? - спросил он.
     - Нет. Я уже сказала  тебе,  что  мы  расстались.  Я  сама  обо  всем
догадалась. Возле Стены. Они изгнали тебя, да? Из Джелы?
     Жрец поднялся и направился к двери.  И  услышал  слова,  которые  она
проговорила ему вслед:
     - Но ты пришел помочь мне не только поэтому. Нет, Дахар. Ты  совершил
над собой насилие, чтобы прийти сюда? Ты  рисковал  жизнью,  чтобы  помочь
делизийке. Ты пришел, потому что я - делизийка. Ты нарочно нанес себе  эту
рану.


     Дахар повернулся и посмотрел на женщину в упор.
     - Да, - продолжала она,  слегка  улыбаясь  и  все  еще  находясь  под
воздействием наркотика, - ты хотел помочь делизийке. У  нас,  стеклодувов,
говорят, что, "когда печь слишком горяча, она ищет малейшую  трещину".  Ты
когда-нибудь слышал это? Нет, конечно,  нет.  Ты  никогда  не  работал  со
стеклом. Эмбри спросила меня, что  это  значит.  Она  тогда  делала  синюю
бутыль... - Что она говорит? Эмбри... При имени дочери у  нее  закружилась
голова, но она продолжала говорить точно в бреду. - Ни разу в Эр-Фроу я не
произнесла этого имени... Никогда...
     - Кто это - Эмбри? - мягко спросил Дахар.
     - Моя дочь, - Эйрис закрыла глаза. - Моя дочь... в Делизии.
     Мгновение он молчал.
     - Почему ты оставила ее там?
     - Мне пришлось. Меня изгнали из города.
     - Почему?
     - Я сделала фигуру  из  стекла.  Двойная  спираль  синяя  с  красным.
Двойная спираль джелийских жрецов-легионеров
     Его  рука  замерла  под  ее  ладонью.  Головокружение   и   усталость
навалились на Эйрис, и она закрыла глаза.
     - Я сделала ее потому, то  это  было  красиво.  Не  потому,  что  это
джелийский символ, а просто оттого, что это красиво. Красиво. Тебе это  не
кажется смешным,  Дахар?  Красота  целительной  эмблемы  жрецов-легионеров
изгнала меня из Делизии в Эр-Фроу,  где  изгнанный  жрец-легионер  рискует
жизнью, чтобы вылечить меня, потому что я делизийка.
     - Я пришел не потому, что ты делизийка, - сказал Дахар.
     - Нет, - возразила Эйрис. - Потому.
     Дахар взглянул вниз, на ее правую руку, лежавшую у него на  запястье.
За минувшие десятициклы красные шрамы на  ее  большом  пальце  побелели  и
превратились в тонкие длинные полоски уплотненной кожи.
     - Да, - наконец произнес Дахар. - Потому.
     Эйрис  вдруг  почувствовала  себя  замерзающей   и   потерянной.   От
нескрываемой печали  в  его  голосе  ее  гнев  прошел,  но  боль  все  еще
пульсировала в ноге.
     - Я ошибся. Ты не делизийка, - вдруг проговорил жрец.
     Эйрис не поняла его и нахмурилась.
     - Ты больше не делизийка. Делизия изгнала тебя. Они не смогли понять,
что такое твоя скульптура, они не могут понять, что такое наука гедов -  и
Джела тоже не может И Джела тоже.
     Взгляд Дахара скользнул по комнате, и он словно впервые увидел  здесь
оборудование  гедов  -  провода,  элементы,  призмы.  Он   взял   в   руки
обогревающее устройство.
     - Что это?
     - Устройство для тепла.  Очень  пригодится  охотникам  в  вельде  или
детям, родившимся в Третьеночь.
     Эйрис наблюдала, как он разглядывает ее изобретение.
     - Это Гракс сказал тебе, как сделать устройство?
     - Нет. Но я использовала то, что он показывал в Доме Обучения.
     Жрец положил устройство на место и жестко произнес:
     - Ты понимаешь, что геды могут дать Кому? Не игрушки, не  оружие,  не
драгоценности - науку! То, о чем мы никогда не думали, то, о чем мы даже и
не мечтали... Почему остальные люди не могут понять это?  Белазир,  Калид,
Исхак - они вовсе не дураки, так почему же они не понимают?  Все,  что  мы
знаем и умеем, Делизия или Джела - неважно, не может сравниться с тем, что
знают и умеют геды. За все годы на нашей планете не произошло ничего более
важного, чем появление гедов. Ничего! Это  Эр-Фроу.  Это...  -  Его  голос
задрожал и вдруг осекся. Эйрис услышала нотку неуверенности и поняла,  что
Дахар тоже сомневается в гедах. Он преклоняется перед знаниями  чужаков  с
благоговением, похожим на отчаяние, сознавая могущество их науки,  которая
могла  захватить,  потрясти  и  опустошить  человеческий  разум  с   силой
землетрясения, всколыхнувшего застоявшееся болото. За это землетрясение он
мог заплатить любую цену - он, который привык думать не о цене, а о чести.
Но, несмотря на все это, землетрясение выбило у него из-под ног  привычную
почву, и ему пришлось призвать всю  свою  волю,  чтобы  устоять,  хотя  он
прекрасно понимал, что скоро под ногами появится новая плодородная  земля,
на которой, однако, не окажется убежища. И некому будет поддержать его.
     Эйрис ценила мужество  Дахара.  Но  ее  тронуло  именно  то,  что  он
колеблется, - это значило, что жрецу тоже  было  страшно.  Он  ясно  видел
пропасть, которая лежала  между  знаниями  гедов  и  навыками  жреца,  но,
несмотря на это, не отвернулся от знаний.  Пропасть  эта  не  сделала  его
безжалостным, как Келовара, не сломала, как СуСу,  не  заставила,  подобно
Кариму, отмахнуться от гедийской науки, как от чепухи. Дахар все  видел  и
все понимал, осознал весь ужас того, что увидел и понял, но ни от чего  не
захотел отказаться. И  в  этом  его  поступке  Эйрис  почувствовала  ум  и
мужество, которых она не встречала ни в ком в Эр-Фроу.
     Осторожно, она сняла ладонь с его руки. Дахар  стоял  неподвижно,  не
глядя на нее.
     - Но ты-то понимаешь, что такое наука гедов, Эйрис Правда? Я наблюдал
за тобой в Доме Обучения... - он снова замолк.
     Она поняла, почему он замолчал, лучше, чем он  сам  Брат-легионер  не
мог говорить с делизийской женщиной с тем чувством,  которое  слышалось  в
голосе Дахара: с уважением. Может  ли  вообще  брат-легионер  смотреть  на
какую-нибудь женщину с уважением? Только на сестру-легионера,  которой  он
никогда не касался Наверное, и Дахар спал только с проститутками, как...
     Эта же мысль вывела ее  из  себя  утром  у  Серой  Стены  Сколько  же
проституток было в джелийских залах? Одна  из  них  СуСу,  почти  девочка,
недавно жестоко избитая легионерами.
     - Я наблюдал за тобой, - продолжал Дахар, почти с издевкой. - И я  не
заметил, что ты из Делизии, ты из Эр-Фроу. Тебе тоже нужны наука  гедов  и
их город.
     Она замерла. Дахар сел  рядом  с  ней,  держа  в  руках  обогревающее
устройство. Джелиец отвернул от женщины усталое  лицо.  Напряжение  росло,
осязаемое и хрупкое, как стекло. Если она дотронется до него,  что  тогда?
Он не солдат. До вчерашнего дня он был джелийским  легионером,  врагом,  и
касался только проституток.
     - Нет, я не из Эр-Фроу, - проговорила она резче, чем хотела. - Я - не
делизийка, не джелийка, не гед, я - ничто. И ты тоже. Изгнанники - вот кто
мы такие!
     Он помолчал, а потом, к ее удивлению, мягко спросил:
     - Сколько лет твоей дочери?
     - Одиннадцать.
     - А с кем она сейчас?
     - С сестрой моей матери.  Она  будет  хорошо  за  ней  присматривать.
Только... - женщина не смогла закончить.
     - Только без тебя.
     - Только без меня.
     - Кто ее отец?
     - Солдат. Он умер. Давно умер.
     - Пал в бою? - спросил Дахар уже другим тоном.
     - Нет, он умер от болезни. Лекарь не знал,  что  с  ним.  Делизийские
лекари не так искусны, как твои... бывшие... собратья...
     - Бывшие,  -  повторил  он  с  такой  горечью  в  голосе,  что  Эйрис
вздрогнула. Но тут же взял себя в руки и снова спросил спокойно: - Он  был
твоим... супругом?
     - У нас все не так, как у джелийских горожан, - начала она и стиснула
руки. - Он был моим возлюбленным. Мы не были супругами на... на всю жизнь.
     Дахар ничего не сказал, и Эйрис попыталась объяснить ему то, что было
так естественно для нее и абсолютно непонятно для него.
     - В Делизии дети живут в семье своей матери. Возлюбленные приходят  и
уходят, а дети остаются с матерью. Мой брат тоже живет в доме моей матери.
     - Значит, твой возлюбленный был солдатом... - без выражения  произнес
Дахар.
     Эйрис почувствовала, что  начинает  сердиться,  она  поняла  -  Дахар
осуждает ее, и ей это не нравилось.
     - Да, конечно, он был солдатом. Кем же еще он мог  быть,  если  Джела
постоянно воюет с Делизией?
     - Горожане не становятся легионерами.
     - В Делизии  они  могут  стать  солдатами.  Скажи,  а  в  Джеле  дети
становятся легионерами только, если их мать - легионер?
     - Да, и мать и отец. В Джеле дети знают, к какой касте принадлежат их
отцы.
     - Особенно если они дети проституток.
     - Да.
     - Проститутки, как СуСу. Этих женщин считают отбросами, их использует
каждый, кому не лень, даже  если  "проститутка"  -  делизийская  пленница,
захваченная в бою...
     - По-твоему, это хуже, - начал он холодно, - чем солдаты,  родившиеся
от слабых, больных горожан, чем женщины-солдаты, которым время от  времени
приходится оставлять свой легион, чтобы рожать детей?
     - Да, - отозвалась Эйрис, - гораздо хуже. -  Она  была  раздражена  и
разочарована: все-таки Дахар оставался братом-легионером,  он  по-прежнему
мало изменился, хотя его и изгнали из Джелы.
     Дахар вытянул  руки  перед  собой  ладонями  вниз,  с  усталым  видом
бесцельно разглядывая свои пальцы.
     - Я говорил, что здесь не Джела, а Эр-Фроу.  У  гедов  есть...  много
такого, в чем я был уверен раньше, но теперь сомневаюсь...
     Прежде чем Дахар успел подняться, Эйрис потянулась к его руке и сжала
кончики его пальцев. Она лежала неподвижно, но даже  сейчас,  несмотря  на
наркотик, нога все еще болела. Она по-детски крепко зажмурилась и  тут  же
пожалела об этом. Дахар стоял неподвижно, не отнимая  у  нее  своей  руки.
Потом вдруг опустился на подушки рядом с Эйрис и закрыл  лицо  ладонью.  У
него тряслись губы.
     Она положила его голову себе на грудь и обняла его Дахар вздрогнул  и
прижался к ней теснее. Они оба были изгнанниками, одинокими во всем мире и
в Эр-Фроу. Но теперь это одиночество, кажется, кончилось...  Дахар  заснул
как убитый, Эйрис боялась пошевелиться, чтобы не разбудить его, но боялась
и позволить ему спать долго, потому что не знала, скоро ли рассвет.  Но  у
Дахара была годами  выработанная  привычка  легионера  просыпаться  именно
тогда, когда надо. Он поднял голову и  взглянул  в  лицо  Эйрис.  Огромные
темные круги залегли у него под глазами.
     - Я не проститутка, - прошептала Эйрис.
     - Нет! Нет!
     - Я сама выбираю, Дахар.
     - Твоя нога...
     - Я даже не чувствую ее. И я сама выбираю. Как выбрал ты, придя сюда.
Откуда ты знал, где моя комната?
     Он улыбнулся уголками губ:
     - Последняя справа в третьем  коридоре.  Я  слышал,  как  ты  однажды
сказала это одной женщине в Доме Обучения.
     - И ты запомнил?
     Он медленно оглядел комнату, оборудование гедов, устройство,  которое
она сделала, используя непонятную для них обоих силу.
     - Да, запомнил.
     Он все еще медлил, смущенный и нерешительный. Эйрис  приблизила  свои
губы к его губам...



                                    40

     Гракс смотрел на пустой экран и  вдруг  услышал  голос  Дахара:  "Да,
запомнил". Однако изображения на  экране  не  было,  он  показывал  только
затейливо  переплетающиеся  узоры  ткани,  которую  Эйрис   приклеила   на
оранжевый круг. Гракс нахмурился. Мышцы в углах его рта напряглись, легкая
складка пробежала по лбу под третьим глазом, который был чуть больше  двух
других. Но Гракс даже не заметил, что нахмурился, его феромоны не изменили
запаха. Роуир и Крак'гар  сидели,  повернувшись  к  нему  спиной,  занятые
собственной работой. Ни один из них ничего не заметил. Ни один из  них  не
проводил долгие часы с Дахаром в пустом Доме Обучения. И ни один из них не
смог бы узнать человеческий жест в движении Гракса. Если бы  Гракс  увидел
что-нибудь подобное на их лицах, он, возможно,  тоже  не  понял,  что  это
такое.
     Хмурясь, гед продолжал смотреть на экран.



                                    41

     Эйрис лежала в  одиночестве,  глядя  на  дверь,  которая  только  что
закрылась  за  жрецом.  Полоска  оранжевого   света   прорезала   темноту,
задержалась на мгновение, и Дахар исчез.
     "Я так и не рассказала ему, - подумала Эйрис через какое-то время,  -
о слушающих шлемах гедов, об их оранжевых зрячих устройствах". "Я наблюдал
за тобой и увидел Эр-Фроу". "На Коме не происходило ничего более  важного,
чем появление гедов, гедийская наука..." - вспомнила она слова жреца и еще
раз пожалела о том, что ни о чем ему не рассказала.
     Внезапно дверь открылась снова.  Эйрис  вскинулась  и  схватилась  за
одеяло, чтобы прикрыть наготу.
     - Эйрис, - начала Ондар, - я пришла помочь тебе помыться.  Ты  хочешь
есть? Как нога?
     Позади женщины в коридоре  стоял  Келовар.  Он  открыл  Ондар  дверь,
которая иначе не смогла бы сюда попасть.
     - Что с твоей лампой?  На  ней  тряпка.  Зачем  ты  закрыла  свет?  -
удивленно спросила Ондар.
     - Он... резал мне глаза.
     Ондар через ткань нажала на круг. В одной руке она  держала  миску  с
теплой водой, в другой - чаши с едой.
     - Это, наверное, от лекарства, - бодро сказала  она.  -  Келовар,  ты
идешь?
     Но солдат не пошевелился, а Эйрис  не  решалась  взглянуть  на  него.
Ондар, слегка хихикнув, вытянула ногу назад и слегка толкнула  дверь.  Она
захлопнулась. Ондар усмехнулась.
     - Иногда с мужчинами можно поступать только так! Как твоя нога? Я  не
собираюсь снимать шину, но поставлю воду здесь  и  когда...  -  она  резко
остановилась.
     Эйрис продолжала смотреть на оранжевый круг, закрытый  тканью,  потом
перевела взгляд на Ондар, которая широко открытыми  от  удивления  глазами
смотрела на разбросанные по полу подушки. Нос ее слегка наморщился.  Эйрис
поняла: женщина догадалась, что здесь только что занимались любовью.
     - Келовар? - спросила Ондар с сомнением.
     - Нет.
     - Тогда кто?
     - Не спрашивай меня об этом.
     Ондар лукаво улыбнулась, но, почувствовав напряжение в голосе  Эйрис,
погасила улыбку, а Эйрис ругала себя за то, что делала тайну из того,  что
не могла и не хотела скрывать. Она  снова  почувствовала  себя  усталой  и
измученной. Ногу пронзила острая боль. Ондар мяла в руке полотенце.
     - Конечно, я не хотела бы вмешиваться... -  хихикнула  она.  -  Но  с
такой ногой... Должно быть, тебе очень не терпелось, да и ему тоже!
     Эйрис почувствовала, что сейчас у нее начнется истерика, и  с  трудом
взяла себя в руки. "Осторожно, нужно быть осторожной, иначе  ты  навредишь
Дахару", предупредила она себя и улыбнулась подруге.  Эйрис  не  могла  не
ценить доброту Ондар. Среди опасных зверей, которые населяли Эр-Фроу,  она
почти забыла, что на свете еще есть доброта.
     - Почему ты так обо мне заботишься? -  спросила  Эйрис,  когда  Ондар
принялась обмывать ее здоровую ногу.
     - Почему бы и нет? Ты бы тоже помогла мне, если бы на меня  напали...
мерзавцы-джелийцы... О, извини.  Я  не  собиралась  говорить...  об  этом.
Скажи, а геды знают о проводах и штуках, которые свалены у тебя в комнате?
     Эйрис не могла удержаться и взглянула на закрытый оранжевый круг.
     - Да, знают.
     - Верно, их не очень-то беспокоит, что ты собираешь  все  эти  штуки.
Дай-ка я переверну тебя. Больно?
     Эйрис вскрикнула, потом спросила:
     - Ты доверяешь гедам?
     - То есть как это - доверяю?
     - Ты веришь их словам о том, что они якобы помогают нам  потому,  что
мы знаем так мало, а они так много?
     - Мы знаем достаточно! - отрезала Ондар, и в ее тоне Эйрис расслышала
уже знакомый отказ гедам в какой-либо значимости: "Мы  не  меньше  оттого,
что они больше". - Мы прекрасно справлялись со своими делами в Делизии  до
того, как пришли геды, и мы... Делизия будет жить, когда  закончится  этот
год и они уйдут.
     - Ты вернешься назад, в Делизию? - Эйрис пыталась направить  разговор
на свою подругу, чтобы та снова не коснулась опасной темы.
     Но лицо Ондар захлопнулось, словно ящик. Через минуту она сказала:
     - Эйрис, я хотела спросить  еще  вчера.  Что  ты  делала  одна  возле
пустующего зала? Он гораздо ближе к джелийским постам, чем к нашим.
     - Он не пустует. Там живет молодая женщина, почти ребенок.  Ей  очень
плохо сейчас. Я несла ей лекарство от боли.
     - Какая женщина, я ее знаю?
     Эйрис ответила  осторожно,  будто  прилаживая  провод  к  незнакомому
элементу:
     - Нет, ты ее не знаешь, это джелийская проститутка.
     - Джелийка! Зачем ты... О, я слышала об этом. Это та  самая,  которой
ты помогла, когда ее  дружок  был  болен,  так?  Она  убежала  к  нему  от
джелийских легионеров. Этот огромный варвар  и  крохотная  девочка...  она
выглядит не старше одиннадцати. Почему  она  там  одна?  Что  случилось  с
великаном?
     - Он умер.
     Ондар выжала полотенца.
     - У тебя девочка такого же возраста... Мне тоже жаль эту проститутку,
она почти ребенок... Их легионерам нравится, когда это делается  насильно,
ты же  знаешь.  Животные!  Должно  быть,  ее  тоже  захватили  в  плен  из
какого-нибудь племени варваров - она меньше ростом,  чем  любая  джелийка,
которую я видела  в  Эр-Фроу.  Я  никогда  не  слышала,  чтобы  кто-нибудь
рассказывал, что она умеет говорить. Она что, немая?
     - Нет.
     - И говорит с джелийским акцентом?
     - Да.
     - Но тогда зачем ты ей помогала?
     "Будь осторожна", - снова предупредила себя Эйрис.
     - Потому что она такая маленькая и беззащитная. Ондар,  у  тебя  были
дети?
     Лицо Ондар снова замкнулось, будто  в  ее  душе  захлопнулась  дверь.
Женщина поднялась.
     - Я закончила. Еда здесь, Эйрис.  Ешь,  пока  она  горячая.  Я  зайду
позже, после Дома Обучения.
     - Прости, Ондар. Я не хотела задавать ненужные вопросы...
     - Забудь об этом! - Ондар вздрогнула, встала спиной к Эйрис, но через
несколько секунд повернулась к ней лицом, широко улыбнулась, затем сказала
решительно: - Мне надо идти в Дом Обучения. Кстати, ты знаешь,  что  вчера
не прошло и часа с начала занятий, как все геды ушли? Все. Ушли, да так  и
не вернулись. И мы, конечно, тоже ушли. Я должна... Мне  надо...  -  Голос
Ондар споткнулся, женщина стремительно направилась к выходу.
     Эйрис долго лежала не шевелясь. Она думала о СуСу, такой  одинокой  в
пустом зале, об Ондар, которая, возможно, отправилась  с  Каримом  в  свою
комнату, а вовсе не в Дом Обучения, о Дахаре  -  прежде  всего  о  Дахаре,
потому что не знала, где он, не грозит ли ему опасность. Она не  спросила,
куда он идет, не успела. Пустят ли его в зал легионеров ведь он больше  не
брат-легионер? А может быть, он пошел к джелийским  горожанам  или  в  Дом
Обучения, к гедам?
     Потом Эйрис стала размышлять о гедах, которые наблюдали за  людьми  в
каждой комнате Эр-Фроу. А может, она ошибается, думая, что оранжевые круги
это глаза, а не что-то  еще  абсолютно  ей  неизвестное,  какое-то  другое
изобретение гедов. Эйрис стиснула руки. Она сомневалась, понимает ли  хоть
что-нибудь здесь.
     Наконец ей удалось заснуть, но сон ее был беспокойным. Проснулась она
от  страшной  боли  в  ноге  -  джелийское  лекарство  наконец   перестало
действовать. Сколько времени прошло с тех пор, как ушла  Ондар?  Эйрис  не
знала, у нее не  было  чувства  времени,  как  у  брата-легионера.  Кто-то
настойчиво постучал в дверь. Больная нашла в себе силы дотащиться до двери
и открыла ее, хотя чуть  не  потеряла  сознание.  В  комнату  проскользнул
Карим. В руках у него был, как показалось женщине, какой-то узел.  Но  это
оказалась СуСу, обнаженная и чем-то перепачканная.
     - Положи ее в угол, Карим - да нет  же,  в  угол,  подальше  от  этих
проводов, - сказала Ондар, которая вошла в комнату следом  за  Каримом.  -
Принеси мне воды из бани, много воды, чистое одеяло  из  нашей  комнаты  и
чашу фруктовой каши. Фарима продавала сегодня утром свежую. Эйрис, у  тебя
есть еще одно полотенце?
     СуСу, перемазанная соусом  от  жаркого,  лежала  с  широко  открытыми
глазами. На теле у нее вздулись волдыри  от  ожогов.  Казалось,  она  была
мертва.
     - Мы нашли ее на полу, в зале варвара, рядом со  столом  для  раздачи
пищи, - сказала Ондар. Карим нахмурился. Судя по всему, ему  не  нравилось
принимать участие во всем этом.  -  Просто  лежала  там.  СуСу  не  смогла
пошевелиться, даже когда Карим поднял ее. Ни один другой солдат не захотел
сделать этого. Я и сама могла бы поднять эту девочку.  Взгляни  на  нее  -
словно тростинка!
     Но Эйрис смотрела на то, что было зажато  в  руке  СуСу.  Ондар  тоже
заметила этот странный предмет и поспешила разжать пальцы девочки.
     - Что это?.. Увеличитель гедов! Зачем он ей понадобился? -  удивилась
женщина.
     Эйрис  замерла.  В  тот  краткий  миг,  когда  Эйрис   взглянула   на
темно-серый металлический прямоугольник  в  руке  СуСу,  в  голове  у  нее
возникли и закрутились страшно взволновавшие ее  мысли:  Карим  нес  СуСу,
прижимая ее к себе правым  боком,  значит,  прямоугольник  был  скрыть  от
оранжевых кругов, находившихся в коридоре и в нижнем зале.  Ондар  сказала
"увеличитель", потому что прямоугольник был похож на коробку, которую геды
показывали людям. Эйрис отчетливо представила  себе  Дахара  и  Гракса,  с
трудом тащивших тело варвара, увидела, как открывается  Стена,  как  Гракс
нажимает на углубления темно-серого прямоугольника и как исчезает и меняет
форму вроф.
     Вытянувшись во весь рост и даже не почувствовав  боли,  Эйрис  вынула
коробку из сжатых пальцев СуСу. Голова у нее закружилась...  Гракс  извлек
эту коробку из-под своей одежды, как же СуСу смогла забрать ее у одного из
гедов?
     Дверь снова открылась. Решив, что это опять Келовар,  Эйрис  спрятала
темную коробочку под подушку, на которой лежала.
     - Я же сказала тебе, Келовар... -  начала  Эйрис  и  разглядела,  что
перед ней стоит не солдат, а Гракс.
     Ондар, никогда прежде  не  видевшая  оранжевого  лоскута  намотанного
вокруг большого пальца геда, судорожно вздохнула и  отступила  в  сторону.
Эйрис почувствовала, как сердце бешено  застучало  у  нее  в  груди,  хотя
какая-то часть ее мозга холодно отметила, что  раньше  она  не  смогла  бы
отличить Гракса от других гедов. Когда же она научилась это делать?
     - Как ты вошел  сюда?  -  спросила  Ондар,  потом  вспомнила,  с  кем
говорит, и закусила губу.
     - Этот оранжевый вроф открывает любую  дверь  в  Эр-Фроу,  -  ответил
Гракс.
     Карим тихо, но угрожающе зашевелился. Гракс, казалось, не обратил  на
это никакого внимания. В другой руке он держал что-то, сделанное из  ткани
и металлических трубок, ткань - в отличие от той, которая была на подушках
и преобладала в Эр-Фроу - была абсолютно черной.
     - Это для тебя,  Эйрис,  -  спокойно  произнес  Гракс.  -  Устройство
предназначено для поврежденных суставов гедов, но я его  переделал,  чтобы
подошло тебе.
     Он поставил предмет на пол  и  дотронулся  до  одной  из  трубок,  на
которой вроф образовывал  ровный  овал.  Трубки  превратились  в  открытый
каркас, стянутый двумя кусками ткани. Ондар прижала руки ко рту -  предмет
плавал над полом на уровне коленей.
     Одним быстрым движением Гракс наклонился и поднял Эйрис.  Боль  резко
отозвалась в ноге, и она вскрикнула, не только от боли, но и от внезапного
испуга. Ей вспомнилось, как гед нес варвара  внутрь  Стены.  Руки  Гракса,
державшие ее, были вовсе  не  руками,  в  обычном  смысле  слова,  женщину
поддерживал вроф -  твердая,  прозрачная  броня,  окружавшая  геда  и  его
воздух. Ондар рванулась вперед, но подбежав к  подруге,  остановилась,  не
зная, что делать дальше. Тем временем гед успел положить Эйрис на стул,  и
чудо свершилось.
     Больная сидела на одном куске  ткани,  другой  кусок  поддерживал  ей
спину. Металлические трубки  окружали  сломанную  ногу,  которая  внезапно
перестала болеть.
     - Что происходит? - спросила женщина.
     - Твоя нога сейчас находится в заряженном поле, - объяснил  Гракс.  -
Она в другом пространстве-времени, не в том, где боль.
     Эйрис изумленно взглянула сначала на геда, потом  на  свою  ногу.  Ее
окружал едва заметный слой, не тот блеск, что окружал стены  из  врофа,  а
словно сгустившийся воздух. Казалось, ногу окутал легкий туман.
     - Это сила, природу которой ты пока не сможешь  понять,  -  продолжал
Гракс, - как раньше не могла понять электричества. Та сила, которая сейчас
поддерживает твою ногу,  переносит  корабли  между  мирами.  Ты  сидишь  в
единственной такой... машине в Эр-Фроу, единственной машине в этом мире. Я
покажу тебе, как управлять ею.
     И гед объяснил Эйрис, как надо нажимать на черный овал  левой  рукой.
Стул,  сделанный  из   черной   ткани,   двигался   вперед,   в   стороны,
поворачивался, медленно описывая четкий эллипс. Ондар в страхе прижалась к
Кариму, а Эйрис подумала: "Но я же не левша, мне легче  нажимать  на  овал
правой рукой!"
     Ее собственная глупость,  явная  неблагодарность  и  недальновидность
поразили женщину. Затем последовал всплеск ужаса, подобный  тому,  который
она испытала первый раз в Стене, когда магниты потянулись один к  другому,
и она приняла их за странных зверей, живых и  прожорливых.  Потом  ужас  и
замешательство исчезли, и больная поняла, что это новое изобретение гедов,
они научились использовать такие естественные силы,  как  солнечный  свет,
скрытый от людей просто потому, что Ком еще не  повернулся  из  темноты  к
Первоутру. Это не волшебство. Это не волшебство, а наука.
     Эйрис уверенно положила ладони на ручки стула и  едва  не  пропустила
выражение, появившееся на лице Гракса. Он  рассматривал  СуСу,  неподвижно
сжавшуюся в углу, и к  чему-то  прислушивался.  Карим  достал  дробиночную
трубку и угрожающе взглянул на геда.
     - Это всего лишь стул для раненых, - спокойно  сказал  ему  Гракс.  -
Здесь нечего бояться. Смотри. Она может в нем двигаться.
     - Все в порядке, - сказала Эйрис Кариму и подумала: "А так ли это?"
     - Но по лестнице на стуле спускаться нельзя, - продолжал гед. -  Тебя
придется нести. Находясь в нем, ты избежишь боли и смещения кости, которую
вправил джелийский лекарь.
     "О каком лекаре он говорит? - подумала Эйрис. - Наверное, гед  узнал,
что Дахар заново вправил ей кость, а может, он имеет  в  виду  молоденькую
сестру-легионера, за которой послала Джехан?" Она закрыла оранжевый круг в
своей комнате, но геды все могли видеть через другие круги,  в  коридорах,
мимо  них  Дахар  проходил.  Были  круги  и  у  лестницы,  по  которой  он
поднимался...
     -  Гракс,  спасибо  тебе  за  стул.  Наука  гедов  обладает   великой
целительной силой. Ты не взглянешь на  мою  ногу  -  хорошо  ли  вправлена
кость?
     Последовала короткая пауза. Гед слушал что-то внутри своего шлема.
     - Она вправлена хорошо.  С  помощью  нашей  науки  мы  не  смогли  бы
вправить кость лучше, чем это сделал лекарь.
     Эйрис спросила осторожно, стараясь не подчеркивать второе слово:
     - Наша целительница очень молода, все ли она сделала правильно? Я  не
буду хромать?
     - Ты не будешь хромать.
     - Откуда ты знаешь?
     - Гед, который изучает лечение людей, наблюдал, как вправляли кость.
     - Когда это было?
     - Геда позвали туда, где на тебя напали.
     Это была правда - теперь  Эйрис  припоминала,  сквозь  туман  боли  и
наркотика, склонившееся над ней мерцающее лицо с тремя глазами.  Но  тогда
ее кость вправили плохо, так  сказал  Дахар,  когда  вправлял  ее  заново.
Значит ли, что геды не могут отличить хорошо или плохо вправленную  кость?
Возможно, они знали, что джелийка плохо вправила ее,  и  сейчас  Гракс  ей
лгал. Или -  третий  вариант  -  оранжевый  круг  наблюдал  за  всем,  что
происходило в комнате, и сквозь сложенную в шесть раз ткань гед видел, как
Дахар вправил ей ногу, но  не  хотел  об  этом  говорить.  "Ты  не  будешь
хромать", - сказал Гракс, но откуда он знает это?
     Эйрис рассматривала лицо Гракса сквозь прозрачный  шлем:  заостренный
череп, неподвижный рот, два спокойных глаза, и третий, высокий,  пугающий,
затянутый пленкой. Она не могла понять, лгал чужак или говорил правду.
     - Почему ты не дал мне эту машину вчера,  если  гед  приходил  на  то
место, где на меня напали?
     - Вчера она еще  не  была  сделана.  Ее  части  могут  стать  другими
машинами, так же, как и провода и электромагниты,  что  у  тебя  здесь,  в
зависимости от того. Как их соединить.
     - В Эр-Фроу были и другие  больные.  Ты  не  дал  эту  машину  белому
великану. Почему?
     Еще одна пауза, на этот раз длиннее.
     - У него болела не нога, а  мозг.  Нельзя  поместить  мозг  в  другое
пространство-время, отделив его от тела, точно  так  же,  как  делизийский
командир не может быть вдали от тех, с кем он поет в гармонии.
     Невозможно понять, всю ли правду он говорит, или лжет. Эйрис охватило
раздражение. Уголком глаза она посмотрела на СуСу, неподвижно свернувшуюся
в уголке комнаты. И спросила геда в упор:
     - Оранжевые круги по всему Эр-Фроу - это глаза,  которые  видят  все,
что делают люди?
     Ондар в ужасе вскрикнула. Карим, все еще  сжимавший  оружие,  сначала
побелел,  потом  покраснел.  Лицо  Гракса  не  изменилось,  он  во  что-то
напряженно вслушивался и, казалось, не собирался отвечать.
     - Да. Оранжевые круги это наши глаза, - произнес он наконец.
     После секундного замешательства Ондар начала вопить. Она  ругалась  и
негодовала, забыв о страхе, который ей внушали геды.  А  Эйрис  испытывала
необыкновенное облегчение и торжество. Ее догадка оказалась верной, и  гед
не солгал ей, значит, все, что они говорили, - правда, сущая правда. Гракс
мог бы и не сказать ей, для чего предназначались оранжевые  круги,  но  он
ответил  на  ее  вопрос.  Если  раньше  действия  чужаков  казались  людям
подозрительными,  то  это  только  потому,  что  они  не  умели   задавать
правильных вопросов. Надо научиться спрашивать, и геды на все ответят.  Им
можно доверять.
     - ...и не сказать нам? - продолжала кричать Ондар.
     - Вы не спрашивали, - пророкотал Гракс, глядя не на нее, а на Эйрис.
     - Я хочу спросить еще кое-что, - перебила Эйрис  вопящую  женщину.  -
Эта джелийская девушка - СуСу - не двигается и не говорит с тех  пор,  как
вы забрали ее друга к себе. Я знаю,  что  есть  лекарство,  которое  может
вывести ее из шока, но делизийские лекари не так искусны, как... геды.  Ты
смог облегчить мою боль, так скажи,  как  приготовить  лекарство,  которое
поможет СуСу?
     Гракс перевел взгляд на бывшую проститутку.
     - У людей есть лекарства, которые действуют на мозг?
     Даже  Ондар  и  Карим  расслышали   в   его   голосе   напряженность,
несвойственную гедам.
     - У людей есть лекарства, которые действуют на мозг? - повторил  свой
вопрос Гракс. Теперь он обращался прямо к Кариму.
     - Шок на поле сражения можно прервать нужным  лекарством,  -  холодно
ответил Карим.
     Гед опустился на колени возле СуСу.  Он  не  коснулся  ее,  но  Эйрис
показалось, что его взгляд исследовал едва заметные изгибы черепа девушки,
будто это была незнакомая страна.
     - Белый варвар умер, - проговорила Эйрис. Она уже догадалась об этом.
     - Да. Я заберу девушку внутрь Стены. Мы не  смогли  помочь  великану,
но, может быть, сможем помочь ей.
     - Почему бы не помочь СуСу здесь? -  с  подозрением  спросила  Эйрис,
сердце у нее сжалось.
     - Болезнь надо изучить, - Гракс выпрямился.
     - Вы не знаете лекарства, чтобы прервать шок, да?
     - Болезнь надо изучить, а потом применять лекарства. Дай мне  забрать
ее.
     Странно! Раньше геды не спрашивали - они  просто  забрали  варвара  и
все. Зачем же делать это сейчас? И почему спрашивают  именно  ее,  она  не
принадлежит к народу СуСу, не командует?
     - Нет.  Пусть  она  останется  здесь  -  сказала  Эйрис.  Она  хотела
проверить, что скрывается за предложением геда. - СуСу должна  говорить  с
людьми, чтобы справиться с шоком. Я видела такое раньше, не на поле битвы,
как Карим, а после несчастного случая в стеклодувне. В Делизии. Пусть  она
останется со мной.
     - Как хочешь, - отозвался Гракс и нахмурился.
     Он  нахмурился.  Но  Эйрис  никогда  прежде  не  видела,  чтобы  геды
хмурились - она даже не была уверена, что правильно поняла выражение  лица
Гракса. На нем появилась гримаса и быстро исчезла. И все это  было  похоже
на то, что он хмурится. И разрешает ей оставить СуСу у себя. Почему?
     - Ты придешь завтра в Дом Обучения, - снова обратился Гракс к  Эйрис.
- Для всех людей Эр-Фроу Обучение  закончилось,  за  исключением  Обучения
Оружию. Оно будет продолжаться. Обучение остальному окончилось,  и  только
те, кто захочет, будут приходить на занятия гедов. Новое  Обучение  пойдет
быстрее и легче, потому что учиться будут только те, у кого есть  к  этому
склонности.
     Он снова слегка нахмурился, и на этот раз Эйрис поняла,  что  гед  не
заметил того, что сделал.
     Но Гракс, который уже начал перенимать мимику людей, еще не  научился
их вежливости. Он вышел сразу, как только сказал все, что хотел.
     - Наблюдают за нами! В каждой комнате! - снова взорвалась Ондар.
     - Эйрис, как ты узнала об этом? - спокойно спросил Карим. Он  смотрел
на нее глазами солдата: оценивающе и немного жестко.
     - Не знаю. Догадалась, глядя на то, что могут сделать геды.
     Карим оглянулся, на кучу  предметов,  которые  Эйрис  сумела  сделать
сама, но его лицо не смягчилось.
     - Наблюдают за нами, - продолжала Ондар. - Это же отвратительно!  Они
видят все, чем мы занимаемся. Нет, я поступлю так же, как ты, - повешу  на
круг ткань! Карим, куда ты?
     - Пойду расскажу обо всем Калиду.
     - Скажи, Эйрис, почему это гед так старался угодить тебе? -  спросила
Ондар.
     - О чем ты? - Карим остановился на полпути к двери и обернулся.
     - Гед старался угодить Эйрис. Это же  ясно.  Стул  для  ноги  принес,
позволил ей самой  решить,  что  делать  с  девчонкой,  пригласил  на  эти
дополнительные занятия - он старался угодить ей. Зачем?
     - Я не знаю, - неуверенно ответила Эйрис.
     - Ты пойдешь на эти специальные занятия?
     "Для тех, у кого есть склонности и кто  способен  многое  понять",  -
женщина вспомнила слова геда и подумала о Дахаре.
     - Да, пойду. - Она повернулась, чтобы посмотреть на  Карима,  увидеть
выражение его лица, но он уже подошел к двери и  открыл  ее.  В  коридоре,
узнав о том, что к Эйрис приходил  Гракс,  собралось  много  людей.  Карим
захлопнул перед ними дверь.
     Больная нажала на овал,  вделанный  в  ручку  стула,  заставила  стул
подняться, и двинулась влево.
     - Не ходи ни на какие занятия одна,  это  опасно,  -  сказала  Ондар.
Эйрис двинула стул вправо.
     - Ты заметила, что гед даже не почувствовал запаха,  который  исходит
от СуСу? Мне кажется, они в своих шлемах не чувствуют запаха.
     Эйрис остановила стул прямо над тюфяком, устланном подушками.
     - Они не люди, я им не доверяю, - взволнованно продолжала Ондар. -  Я
скорее начну доверять джелийцам, чем этим чудовищам,  которые  шпионят  за
нами! Черта с два!
     -  И  поэтому  ты  заставила  Карима  принести  сюда  эту  джелийскую
девчонку? - Эйрис в раздумье барабанила пальцами по овалу на ручке  стула.
В дверь начали стучать.
     - Нет... У меня... ты тогда спрашивала, - проговорила Ондар, ее голос
задрожал от внезапной боли. - У меня были дети. - Она быстро повернулась и
распахнула дверь.
     Эйрис опустилась на своем устройстве точно на тюфяк и засунула темный
прямоугольник, который взяла у  СуСу,  под  сиденье  стула  именно  в  тот
момент, когда Калид Т'Алира отстранил Карима и направился к  женщине.  Его
лицо было серьезным - он собрался задать ей множество вопросов о гедах.



                                    42

     На настенных экранах не было никаких изображений  -  на  всех,  кроме
одного.
     Гракс,  Р'греф  и  Фрегк  сидели  в  комнате,   когда   Энциклопедист
неожиданно включил один экран. Остальные не работали, так как люди закрыли
все оранжевые круги в Эр-Фроу. Они использовали ткань, дерево, клей, глину
-  все,  что  могло  закрыть  мониторы.  Трое  гедов  следили  только   за
разговорами людей. Из сотен  одновременно  передаваемых  бесед,  ругани  и
криков Энциклопедист выбирал достаточно важные,  чтобы  привлечь  внимание
всех гедов как внутри периметра, так и снаружи. Они слушали, о чем говорят
люди, через передающие шлемы.
     - Она запросила одиннадцать  харбинов,  -  раздался  голос  делизийки
Ондар. - Жадная кридогиха. Но другой лекарь  просил  еще  больше.  Это  за
одну-то чашу! Вот твоя  сдача,  Эйрис.  Извини,  я  не  могла  выторговать
больше.
     - Неважно, - отозвалась больная. - Как  нам  заставить  СуСу  принять
это?
     - Проглотит, - мрачно произнесла Ондар. - Надо  только  помассировать
шею в нужном месте. Смотри.
     Феромоны гедов запахли раздражением. Где это "нужное место"?  Они  не
видели.
     И все же Энциклопедист был прав,  когда  посоветовал  Граксу  сказать
Эйрис правду  об  оранжевых  кругах.  Все  согласились,  что  это  поможет
делизийке  переменить  вид,  перейти  на  сторону  гедов,  хотя  не   было
грамматической конструкции, позволяющей связать "изменить" и "вид" в  одно
предложение. Крак'гар, поэт, испускал  по  этому  поводу  легкие  феромоны
неудовольствия. Он очень заботился о чистоте языка гедов.
     Один круг остался незакрытым. Гракс пристально смотрел на изображение
единственного экрана, который оставался включенным.  Дахар  склонился  над
столом в Доме Обучения, не в пустой запертой комнате, где он проспал целый
день, не в комнате, где проходили занятия  Красной  группы,  а  в  другой,
запертой комнате, где он и Гракс вместе работали во время долгих  ночей  в
пустом зале. Комната была набита оборудованием, взятым из  Дома  Биологии.
Некоторые понятия получили названия, придуманные на  основе  человеческого
языка для предметов, которые не были известны жителям  Кома:  увеличители,
чаши роста, кровяные трубки,  спирали-сердца.  Некоторые  носили  названия
чужаков: бактерия,  противоядие,  питательный  бульон.  Когда  их  пытался
выговорить Дахар, феромоны  Гракса  приходили  в  беспокойство  -  ему  не
нравилось произношение жреца.
     Дахар склонился над увеличителем, приспособленным  для  человеческого
глаза. Пальцы на его  правой  руке  -  Граксу  она  казалась  уродливой  и
заплывшей жиром - по непонятной причине сжимались и разжимались, как будто
пытаясь  ухватить  то,  что  жрец  видел  под  увеличителем.  Левая  рука,
державшая срез ткани, оставалась совершенно неподвижной.
     С другого, пустого, экрана раздался голос Эйрис:
     - Она не станет пить, Ондар. Все выливается через уголок рта.
     - Она выпьет. Выпьет. Держи голову выше. Вот так - теперь вода  течет
в рот. Держи ее крепче, Эйрис, - когда лекарство подействует,  она  начнет
брыкаться и метаться... может даже укусить. Ты сможешь  ее  удержать?  Как
твоя нога?
     - Я не чувствую никакой боли  и,  конечно,  удержу  СуСу,  она  такая
маленькая.
     - Да, - печально повторила Ондар. - Очень маленькая.
     Дахар оторвался от увеличителя и подошел  к  другому  столу.  На  нем
лежало тело кридога с большой открытой язвой на боку. Животное было  убито
недавно: из язвы все еще сочился гной.  Осторожно,  как  учил  его  Гракс,
Дахар соскреб гной и размазал его  по  кружку  из  прозрачного  врофа.  Он
положил второй кружок на первый и плотно прижал их друг  к  другу.  Теперь
между ними оставался только один слой клеток.
     - Началось, - произнес голос Эйрис.
     - Держи с этой стороны. О...
     Кто-то застонал, сначала негромко, потом все пронзительней. Протяжный
дрожащий вой горя и  отчаяния,  достигал  высоты,  до  которой  прежде  не
поднимался ни один человеческий голос, который слышали геды. Р'греф закрыл
уши и испустил запах боли. Энциклопедист убавил громкость.
     - Держи ее, Ондар!
     - Она у меня...
     - Сколько это будет продолжаться? - задыхаясь, спросил голос Эйрис.
     - Еще несколько минут, не дай ей укусить тебя! Лекарство...
     - СуСу... СуСу...
     На светящемся экране Дахар  поместил  клетки  гноя  под  увеличитель,
настроил его так, чтобы изображение стало  четким,  и  принялся  тщательно
изучать клетки. Пальцы джелийца сжимались и разжимались.
     Вой СуСу перешел в визг, оборвался, раскатился долгим глухим  стоном,
потом шепотом отчаяния.
     - Жалко, - прошептал голос Ондар. - Как жалко...
     - Дай ее мне, Ондар.
     - Она узнает нас. Посмотри ей в глаза,  к  ней  вернулся  разум.  Она
узнает нас.
     - О да, - мрачно отозвалась Эйрис. - Узнает.
     Дахар вынул образец гноя из-под увеличителя и  снял  круглый  вроф  с
образца. Крохотной трубочкой  он  добавил  на  больную  ткань  одну  каплю
простого  противоядия  из  чаши  роста.  Это  противоядие   помог   Дахару
приготовить Гракс. Джелиец вернул  кружок  из  врофа  на  место,  поместил
образец в увеличитель и снова склонился над прибором.
     - Она укусила меня, - вскрикнула Ондар.
     - Она не виновата, давай ее мне...
     Тишину снова разорвал истошный женский крик, теперь в  нем  слышалась
боль разбитого сердца, а не сумасшествие. Крик. Снова и снова.
     - Как жаль...
     - Она тебя укусила?
     - Ерунда, царапина. Почему она позволяет тебе держать ее, Эйрис?
     - Не знаю. Однажды я ей помогла. Но, наверное, в  этот  раз  не  надо
было ее трогать...
     В голосе Ондар звучало изумление:
     - Что ты говоришь? Девчонка  умерла  бы  с  голоду.  Рассудок  должен
вернуться к ней!
     Дахар долго смотрел в увеличитель. Гракс знал, что должен был увидеть
жрец: противоядие уничтожало клетки бактерий в образцах тканей.  Это  были
простые вещи, которые можно было демонстрировать  детям,  как  только  они
начинали задавать вопросы по биологии, но на  их  открытия  у  гедов  ушли
тысячи лет эволюции. Зато теперь они могли спасать жизнь животных и людей,
населяющих Кому, от опустошительных болезней.
     Дахар поднял голову. Его странные, неприятно темные глаза  светились.
Гракс уже научился понимать: человек взволнован. Его толстые пальцы слегка
дрожали. Дахар повернулся к оранжевому  кругу  на  стене  -  единственному
оранжевому кругу в Эр-Фроу, который остался открытым,  хотя  Гракс  сказал
Дахару то же, что и Эйрис. Дахар  посмотрел  прямо  на  него.  Он  смотрел
дольше, чем люди обычно могли сосредоточенно смотреть на  что-нибудь,  так
долго, как смотрят только геды. Его глаза встретились  с  глазами  Гракса,
хотя он и не мог знать, что тот  за  ним  наблюдает.  Человеческие  глаза,
черные, как космос, были заполнены светом звезд.
     - А что будет  дальше?  -  неуверенно  спросил  голос  Эйрис.  -  Она
успокаивается.
     - Она останется  спокойной  до  тех  пор  пока  не  пройдет  действие
наркотика, - ответил голос Ондар. - Сейчас ты можешь приказать ей,  и  она
сделает все, что угодно. Девочка сейчас как завороженная. Знахарка сказала
мне, что в Делизии этот наркотик используют  не  только  для  того,  чтобы
прерывать шок. Самые дурные торговцы...
     - Я не хочу  об  этом  знать,  -  раздраженно  сказала  Эйрис.  -  Не
рассказывай.
     С экрана на Гракса смотрел Дахар.
     Двое других гедов замерли и тоже уставились на  Гракса.  Почувствовав
их феромоны - удивленные, ошеломленные, -  Гракс  неожиданно  ощутил  свои
собственные. Феромоны других немедленно изменились: они  вежливо  выделяли
понимание, прикрытое ошеломлением. Гракс знал, что они подумали.  На  Геде
он учил детей, учитель привыкает наблюдать за движением  незрелого  мозга,
учитель может гордиться даже постижением простейшего. Понятно,  что  Гракс
следит  за  своим  учеником,  -  что  на  мгновение  численно-рациональное
движение мозга Дахара захватило учителя  больше,  чем  нецивилизованная  и
аморальная натура жреца. Это было понятно  -  и  простительно,  -  что  на
мгновение Гракс забылся и испустил запах гордости. На мгновение.
     - Важные данные, - громко объявил  Энциклопедист.  -  Важные  данные.
Первый уровень.



                                    43

     Изображение,  передаваемое  зондом  с  острова,   начало   двигаться.
Бородатый мужчина медленно поднялся и захромал. Его лицо увеличивалось  на
экране до тех пор, пока грязь на морщинистых щеках не превратилась в сетку
черных  полосок.  Пятипалая  рука  потянулась  вперед,  закрыла  экран   и
бессильно упала.
     -  Откуда?  -  прошептал  человек.  Энциклопедисту  пришлось   делать
поправку на странный акцент и на дребезжание старческого голоса. -  Почему
сейчас?
     Зонд повернулся налево, давая наибольший обзор комнаты, но  не  теряя
из вида лица астронавта.
     Человек внезапно расправил сутулые плечи,  согнувшиеся  под  бременем
лет.
     - Фахуд аль-Амир,  Флот  Соединенных  Штатов,  614289ФА.  Со  "Звезды
Мекки". Флот Соединенных Штатов  нанял  медицинский  корабль  сопровождать
колонистов с Новой Аравии на... на... - Он согнулся и закашлялся.
     Зонд сдвинулся еще немного влево. Комната в хижине, сооруженной возле
огромных руин поверженного  корабля,  освещалась  временными  примитивными
экранами. Экраны, электрогенераторы, давно  отошедшие  в  прошлое  плоские
клавишные панели управления.
     Человек утер рот и попытался снова расправить плечи.
     - Она упала, - прошептал он. - Она... упала. Враг  попал  в  нас  Это
были геды. И стазис-генератор... Который сейчас год?
     Зонд, завершив поворот, снова сфокусировался на лице астронавта.
     - Кто вы?
     Старик протянул руку, тонкие, как проволока, пальцы дрожали.
     - Пожалуйста...
     Зонд придвинулся к примитивной клавиатуре, переключившись на  крупный
план.
     - Пожалуйста... кто выиграл войну?
     Изображение замерло.




                     ЧАСТЬ ПЯТАЯ. БОЛЕЗНЬ И ЛЕКАРСТВО

                                    Начало Вселенной суть атомы и пустота,
                                 все остальное считается несуществующим.
                                                        Демокрит из Абдеры


                                    44

     Эйрис завтракала с Каримом и Ондар. Удобно расположившись в гедийском
кресле, она оглядела зал: три-четыре делизийца ели за  соседними  столами;
большинство предпочитало забирать еду в свои комнаты наверху. Люди  искоса
поглядывали на Эйрис. Карим, не снимая руки с теплового пистолета - нового
гедийского оружия, холодно встречал каждый взгляд. Таким пистолетом  можно
опалить тело, но только с близкого расстояния. Эйрис заметила, что оружие,
которое, как обещали геды, люди смогут через год воспроизвести -  дробовая
трубка, триболо, - смертоноснее, чем то, повторить которое  людям  не  под
силу.
     Иногда Карим, ставший молчаливее и мрачнее за две  недели,  прошедшие
после соглашения "Кридогов", проводил целый вечер, полируя новые  игрушки,
пока Ондар с нарочитой жизнерадостностью болтала с Эйрис.
     Через южную арку в дом делизийцев вошел солдат. Он вперился в  Эйрис,
и та закусила губу. Карим уставился на солдата и сверлил его  взглядом  до
тех пор, пока тот не опустил глаза.
     - Я провожу тебя на занятия.
     - Не надо, - отказалась Эйрис.
     - Пусть пойдет, - вмешалась Ондар. - Еще один делизиец подхватил  эту
чесотку.
     - Кто?
     - Аркам, солдат из соседнего дома, вчера вечером.
     - Откуда ты знаешь? - спросила Эйрис. Впрочем, Ондар  всегда  была  в
курсе подобных происшествий. Поговаривали, будто даже сам Калид приходил к
ней, чтобы узнать про обстановку в делизийском лагере. Эйрис никогда ее об
этом не спрашивала, а подруга никогда не  интересовалась,  чем  занимаются
шесть человек в пустующем  Доме  Обучения.  Эйрис  понимала  -  чрезмерное
любопытство может разрушить добрые отношения.
     - Какие у него симптомы? - поинтересовалась она.
     - Ты говоришь словно лекарь, - без  улыбки  заметил  Карим,  и  Эйрис
вспыхнула. Кариму она тоже никогда не задавала вопросов.
     - Те же, что у двух других, - ответила  Ондар.  -  Красные  пятна  на
коже. Они  быстро  распространяются  и  жутко  чешутся.  Аркам  все  время
скребется. Его любовница опасается, что он выцарапает  себе  глаза.  Пусть
Карим проводит тебя до Дома Обучения.
     - Но как Карим сможет уберечь меня от заразы? Только не  считай  меня
неблагодарной, Карим, но...
     - О, не спорь, Эйрис! Мы не знаем, откуда она взялась. Она  появилась
как раз, когда джелийские мерзавцы  напали  на  тебя  и  когда  их  первый
лейтенант, который и раньше  был  знатоком  в  разных  снадобьях,  теперь,
благодаря гедам, узнал еще больше. Он там днюет и ночует. Болезнь -  всего
лишь результат действия яда, разве не так  говорят  геды?  И  эта  чесотка
может быть вызвана джелийским ядом!
     - Но...
     - Как геды называют это. Карим? Бактер...? Что-то  не  слышно  ни  об
одном джелийце, подхватившем чесотку.
     Карим пристально посмотрел  на  Ондар,  которая  вдруг  покраснела  и
опустила глаза, но Эйрис все же успела перехватить  ее  смущенный  взгляд.
Ондар сболтнула лишнего. Она не должна была говорить  этого.  Эйрис  стало
неуютно и одиноко. Конечно, Карима нельзя винить за то, что он относится к
ней подозрительно. Каждый день она, не обращая внимания на  косые  взгляды
бывших соучеников, отправляется на  занятия  под  руководством  одного  из
гедов, шпионивших за делизийцами, и в компании  двух  джелийцев,  исконных
врагов Делизии. Она передвигается по Эр-Фроу в каком-то странном кресле. А
гедийскую медицину, даже после того, как  о  ней  многое  стало  известно,
некоторые считали черной магией. Да еще эта СуСу.
     Не все относились к джелийской проститутке так же  сочувственно,  как
Ондар. С тех пор, как снадобье, которое влили в бедную девочку, прекратило
действовать, она не произнесла ни слова. Она ела, спала, умывалась, ходила
за Эйрис по пятам, куда бы та не пошла,  но  ее  темные  глаза  оставались
пустыми. В них чудилось отражение города, дотла  сожженного  врагом.  СуСу
никому, даже  Эйрис,  не  позволяла  прикасаться  к  себе,  и  после  двух
неудачных  попыток  -  сначала  Карим  решил  помочь  ей   спуститься   по
ступенькам, а потом Ондар в порыве жалости  попробовала  приласкать  ее  -
никто больше не отваживался на это. Оба раза  СуСу  принималась  лягаться,
кусаться и царапаться. И  все  -  без  единого  звука,  в  полной  тишине.
Молчание девочки  казалось  страшнее,  чем  бешенство,  вселившееся  в  ее
хрупкое тело. Это молчание, странное, неестественное, вызывало недоверие и
косые взгляды. Кое-кто ворчал, что она шпионка Джелы.
     Иногда Эйрис задавалась вопросом,  а  что  же  думают  о  ней  самой?
Особенно те трое, что каждый день отправлялись в Дом  Обучения  -  Илабор,
Тей, Криджин?
     - Ондар, - мягко возразила Эйрис, - бактерии  вызывают  болезни,  это
правда. Но это не яд - их нельзя изготовить и подсыпать в пищу или подлить
в питье.
     Карим с явным подозрением поглядел на Эйрис. А ведь он еще не знал  о
той ночи с Дахаром...
     Мысль о  Дахаре  причинила  ей  боль.  Нажав  на  ручку  кресла,  она
заставила его приподняться и отодвинуться от стола.
     - Ладно, мне пора.
     - Иди с ней, Карим, - сказала Ондар, не глядя на Эйрис.
     Карим последовал за Эйрис. Они молчали.  Серебристая  дорожка  вилась
среди деревьев и кустарников, которые с каждым днем сбрасывали все  больше
и больше листьев. СуСу молча плелась сзади.  Уже  почти  дойдя  до  места,
Карим вдруг сказал:
     - Келовару не нравится, что джелийская проститутка ночует  у  тебя  в
комнате.
     - Это не его забота!
     - Ему это не нравится.
     Эйрис развернула кресло и уставилась прямо в лицо Кариму:
     - И где же он предлагает ей ночевать? А  может  быть,  ты  что-нибудь
предложишь? Только что с ней будет, если ее не спрятать в моей комнате?
     Карим раздраженно отмахнулся, бросил взгляд на СуСу  и  отвел  глаза.
Эйрис заметила, что он смутился: жалея СуСу, он в  то  же  время  разделял
мнение Келовара. Солдатская прямолинейность  мешала  правильному  решению.
Карим презирал себя за колебания, и Эйрис знала,  в  чем  причина.  Только
Ондар сдерживала своего друга.
     - Келовар ведь еще не командир, правда, Карим? Разве  Калид  запретил
мне оставить СуСу у себя комнате?
     Карим сосредоточенно разглядывал кусты вдоль дорожки.
     - Запретил или не запретил?
     - Нет еще.
     - Но Келовар настаивает?
     Карим снова смолчал. Упрямо  выставленный  подбородок  выражал  явное
неодобрение. Эйрис так и не поняла, как  собирался  поступить  Калид.  Она
скрыла от командира увеличитель, который вовсе не был увеличителем. Она не
сказала ему о секрете гедийских шлемов и не рассказала, кто заново вправил
ей кость.
     Неожиданно  в  ней  проснулась  ненависть  ко   всем   этим   тайнам,
подозрениям и недомолвкам. Когда же все это кончится?
     - Дальше я  доберусь  сама,  -  довольно  резко  бросила  она  своему
провожатому.
     Но солдат ни на шаг не отставал от  летящего  по  воздуху  гедийского
кресла.
     - Ради всего святого! Дом Обучения прямо перед нами! Или ты и  впрямь
боишься полчищ бактерий, подкарауливающих делизийцев?
     Она  думала,  что  он  надуется,  как  это  сделал  бы  Келовар,  или
разозлится, как Джехан.  Но  Карим  не  сделал  ни  того,  ни  другого,  а
наклонился так, что их лица оказались на  одном  уровне,  ни  на  секунду,
однако, не выпуская из виду заросли кустарника. Он как будто вдруг решился
высказаться откровенно.
     - Вот что я тебе скажу. Берегись. Многие делизийцы... Я думаю,  Ондар
права, когда говорит, что ты ходишь сюда потому, что  была  стеклодувом  и
изобретения гедов напоминают тебе о твоем ремесле.  В  таких  вещах  Ондар
разбирается. Но другие... Будь осторожна. -  Он  выпрямился  и  зашагал  к
делизийскому лагерю.
     Будь осторожна.
     Растроганная  и  встревоженная  одновременно,  Эйрис  повернулась   в
кресле, чтобы посмотреть  ему  вслед.  Потом  двинулась  в  Дом  Обучения,
направила свое кресло прямо по коридору и  неожиданно  замерла  под  аркой
входа.
     В комнате царил страшный разгром. Это было очень странно -  никто  не
знал, как повредить вроф. На полу валялись обломки  приборов,  с  которыми
работали  шестеро  оставшихся   учеников,   изодранные   образцы   тканей,
скрученная проволока, пролитые растворы, масло,  разбитые  линзы,  которые
учился шлифовать бывший ремесленник из Джелы Лахаб (стекло варила  Эйрис).
В луже крови устрашающе скалилась голова кридога.
     Посреди разгрома  стояли  Лахаб  и  Дахар.  Левая  щека  ремесленника
покраснела от удара, с левой руки капала кровь. Он не шевелился, а  Дахар,
стоявший спиной к Эйрис, осторожно приподнимал ему веко и осматривал глаз.
Гракс, который тоже был здесь, заметил Эйрис и сказал:
     -  Ничего  серьезного.  Все  опасные  бактерии,  предназначенные  для
опытов, на ночь были заключены во врофовый  контейнер.  -  Он  показал  на
прозрачный куб, стоявший на грязном полу  у  самых  ног  Эйрис.  В  нем  в
подставке стояли четыре пробирки. Жидкость пролилась,  оставив  потеки  на
внутренних стенках куба. Теперь смертоносная жидкость напоминала  чернила,
налитые в квадратную бутыль.
     - Кто это сделал? - взволнованно спросила Эйрис.
     Услышав ее  голос,  Дахар  прервал  осмотр  и  повернулся.  Чувствам,
искажавшим его лицо, она и названия подобрать не могла. Ей показалось, что
он ее не видит.
     - Двое мужчин и одна женщина, - ответил Гракс.
     - Как они сюда попали? - спросила Эйрис. - Открыть  эту  дверь  могут
только шестеро.
     - Они ворвались, пока Лахаб был один,  и  принялись  все  громить,  -
ответил Гракс. - Лахаб пришел пораньше,  чтобы  поработать  с  линзами,  и
оставил дверь открытой. Затем подоспел я и выгнал людей прочь.
     Эйрис затаила  дыхание,  встревоженная  не  столько  тем,  что  Гракс
сказал, сколько тем, о чем он умолчал.
     - Кто они - делизийцы или джелийцы? - наконец выдавила она из себя.
     - Джелийцы, - спокойно ответил Гракс. - Им  не  нравится,  что  Лахаб
ходит сюда. Мне известно, что Белазир пела в гармонии с ними.
     Эйрис заметила, как при имени главнокомандующей  под  рубахой  Дахара
расслабились напружиненные мышцы.
     - И ты просто прогнал их... - повторила Эйрис.
     - Да.
     Глупо было спрашивать, как он это  сделал.  Если  гед  хотел  кого-то
выпроводить, он его выпроваживал.  Эйрис  вспомнила,  как  выросшая  вдруг
стена отгородила ее и СуСу от умирающего варвара. Просто мягко  вытолкнула
их наружу.
     От двери послышались удивленные восклицания. Делизийцы появились  все
вместе. Илабор, бывший солдат, выхватил оружие и встал спиной стене.  Тей,
маленький торговец  с  мелодичным  голосом  и  глазками-бусинками,  окинул
взглядом комнату и замер, как столб. Криджин, недавно ставшая возлюбленной
Тея, даже не пыталась скрыть испуг.
     Гракс слово в слово повторил свой бесстрастный отчет  о  происшедшем.
Тей подошел к Лахабу и Дахару.
     - Как сильно пострадал твой горожанин, лекарь?
     Эйрис скорее почувствовала, чем увидела, как напрягся Дахар.
     Тей единственный из делизийцев обращался к нему прямо, и всегда в его
словах  звучала  скрытая  насмешка,  словно  ему  доставляло  удовольствие
унижать  разжалованного  жреца-легионера,  обращаясь   к   нему,   как   к
простолюдину. Тей частенько ухмылялся, поглядывая на Дахара, и,  казалось,
его ничуть не смущали ответные  мрачные  взгляды  жреца.  Илабор  джелийца
старательно  не  замечал,  а  Криджин,  самая  увлеченная   после   Дахара
исследовательница человеческих болезней, могла часами ассистировать жрецу,
даже  не  глядя  на  него.  Был   еще   Лахаб,   джелиец.   Молчаливый   и
неповоротливый,  слишком  угрюмый,  чтобы  над  кем-то  насмехаться,  этот
горожанин  продолжал  оказывать  Дахару   уважение,   положенное   первому
лейтенанту, и Эйрис подозревала, что Дахара от такой вежливости коробило.
     Но только подозревала. Они с Дахаром общались исключительно на  языке
терминов гедийской науки, и за долгие часы, проведенные в  Доме  Обучения,
он ни разу не позволил себе встретиться с ней глазами.
     Лахаб ответил Тею в своей медлительной манере:
     - Я не пострадал. Гракс пришел вслед за воинами.
     -  Надо  же,  какая  удача.  -   Тей   улыбнулся   одной   из   своих
многозначительных улыбок.
     -  Да,  -  серьезно  согласился  Гракс.  -  Мы  поем  в  гармонии.  Я
позабочусь, чтобы  из  Стены  доставили  новое  оборудование.  Это  займет
немного времени.
     - Но эксперименты... - начала Криджин.
     - Мы приступим  к  новым  экспериментам.  У  нас  запланирован  новый
эксперимент.
     - Интересно, какой? - резко спросил Илабор.
     - Мы должны обнаружить бактерию - возбудитель чесотки.
     Дахар медленно оторвался от ран ремесленника, которые он промывал.
     - Болезнь появилась в пяти  жилищах  людей  из  девяти,  -  продолжал
Гракс. - Вам теперь известно, как бактерии  вызывают  болезнь.  Мы  найдем
бактерию и создадим антибиотик.
     Чужое, незнакомое слово на мгновение будто повисло в воздухе.
     - Раньше в Эр-Фроу не было болезней, - сказал Илабор.
     - Да, - согласился Гракс. -  Но  только  потому,  что,  оказавшись  в
Стене, каждый человек сразу получил  дозу  сильного  антибиотика,  который
убил все бактерии. Тогда вы бы не поняли,  а  теперь  понимаете,  что  это
значит. Но эта бактерия -  новая.  У  нас  нет  для  нее  антибиотика.  Мы
испробуем все, что уже имеем, а потом синтезируем новый. Так вы  научитесь
применять знания на практике.
     - И люди смогут этому научиться? - спросил Илабор почти сердито.
     - Да.
     Эйрис  наблюдала  за  Дахаром.  Он  стоял  неподвижно,  только  глаза
лихорадочно блестели.
     - А сможем мы самостоятельно готовить эти антибиотики, после того как
уйдем из Эр-Фроу? - осведомился Тей.
     - На продажу? - вызывающе спросил Илабор, но тут же  рассмеялся.  Его
гнев прошел.
     - Да, люди смогут готовить антибиотики и после того, как геды  уйдут,
- ответил Гракс. - Но лишь в том случае, если наши занятия больше не будут
прерываться насилием. Напавшие  на  Лахаба  так  и  рассчитывали,  что  он
забудет запереть комнату, и тогда они  его  убьют.  Они  не  ожидали,  что
кто-нибудь другой успеет им помешать. Больше этого не  повторится.  Я  дам
каждому из вас отдельную комнату,  где  вы  сможете  спать  и  есть,  если
захотите. Еду вам будут доставлять  прямо  туда,  как  в  общие  залы.  Вы
сможете работать в безопасности, когда захотите.
     - И будем сидеть здесь, словно в клетке, как наш лекарь, -  скривился
Тей.
     Его перебил Илабор:
     - Почему геды хотят, чтобы мы  жили  здесь,  а  не  вместе  со  своим
народом?
     - Мы не настаиваем, - ответил Гракс, - мы просто предлагаем. Выбор за
вами.
     Внезапно в комнате разлилось напряжение. Гракс посмотрел  на  Лахаба.
Коренастый, с грубым лицом, ремесленник,  столь  самозабвенно  колдовавший
над пучками света и линзами, проводивший  здесь  по  шестнадцать  часов  в
сутки,  не  выказал  радости.  Левая  сторона  его  лица  распухла,   глаз
наполовину заплыл под огромным синяком.
     - Я останусь в доме горожан, - произнес Лахаб.
     Дахар резко повернулся к нему.
     - Почему?
     Пока  Лахаб  подыскивал  объяснение,  жрец,  терзаемый   собственными
мыслями, нетерпеливо повторил:
     - Горожанин, я тебя спрашиваю: почему?
     Вместо Лахаба ответил Тей:
     - Вероятно, потому, что он джелиец.  -  И  своим  мелодичным  голосом
уточнил: - Джелийский горожанин.
     Дахар никак не отреагировал на эти слова. Тей с еле заметной усмешкой
повернулся к Криджин.
     - Мы тоже останемся, правда, солнышко?
     Криджин молча, не поднимая глаз, кивнула.
     - Илабор? - спросил Гракс.
     - Я останусь со своими!
     - Эйрис?
     Все посмотрели на нее, даже Дахар, Эйрис не осмелилась  взглянуть  на
него.
     - Ты не можешь сама спускаться и  подниматься  по  лестницам,  кто-то
должен тебя переносить, - сказал Гракс. - Здесь лестниц  нет.  Это  вполне
веская причина, по которой ты можешь остаться жить здесь.
     Гракс пытался облегчить ей выбор. Зачем? Гед должен знать о том,  что
Дахар провел ночь в ее комнате, он должен был увидеть его через незакрытые
оранжевые круги в коридоре. Знал ли Гракс,  чем  они  рисковали?  Знал  ли
он... Как узнать, что он знает, а что - нет? Гед обращался одинаково ровно
с джелийцами и делизийцами, будто вражда между обоими городами ничего  для
него не значила. Может, так оно и есть, а может, и совсем наоборот.
     - Твое решение, Эйрис? - напомнил Илабор.
     - Гракс, - медленно начала Эйрис, - ты сказал, что Лахаб пришел очень
рано, открыл эту комнату, чтобы  шлифовать  линзы.  Напавшие  на  него  не
ожидали встретить здесь кого-нибудь еще. Но ты пришел и спас  Лахаба.  Как
ты узнал, что здесь требуется твоя помощь?
     Гракс указал на стену.
     - Ты знаешь ответ. Когда мы вчера  вечером  работали,  Дахар  оставил
оранжевый круг открытым. Мы просто увидели, что происходит.
     - Но  вы  должны  были  видеть  и  другие  случаи  насилия,  те,  что
окончились убийством. Оранжевые круги, пока мы не закрыли  их,  показывали
вам весь Эр-Фроу. Вы должны были видеть и первое убийство, с которого  все
началось... Почему же вмешались только сейчас и не сделали этого раньше?
     Гракс долго молчал, к чему-то прислушиваясь.
     - Мы не  остановили  другие  убийства,  потому  что  не  успели.  Все
происходило слишком быстро. А это нападение затянулось. Подобный случай  -
нападение на тебя, Эйрис. Джелийка Джехан вмешалась прежде,  чем  появился
гед.
     Это звучало убедительно. Эйрис посмотрела на остальных.  Только  двое
выдержали ее взгляд - Илабор, вдруг посуровевший, при напоминании  о  том,
что она воспользовалась помощью Джехан, и Джехан, в  глазах  которой  тоже
промелькнула настороженность.
     - Действительно, какая удача, что ты подоспел вовремя! -  сказал  Тей
Граксу, -  иначе  бы  произошло  еще  одно  убийство,  новая  задачка  для
"Кридогов".
     Но на этот раз  шпилька,  предназначенная  Дахару,  попала  в  другую
жертву. Солдат Илабор, так же ненавидевший сделку "Кридогов", как  Келовар
или Карим, с гневом набросился на Тея:
     - Придержи язык, торговец, или тебе его укоротят!
     Тей быстро придвинулся к Граксу. Тот  не  шелохнулся.  Эйрис  в  упор
смотрела на открытый оранжевый круг. Неужели геды и  сейчас  наблюдают  за
ними, используя какую-то систему трубок и линз?
     - Я отправлюсь за новым оборудованием,  которое  нам  потребуется,  -
спокойно произнес Гракс. - Дахар и Лахаб  пойдут  со  мной,  чтобы  помочь
перенести крупные предметы, которые нельзя доставить через столы.  Илабор,
Тей, Эйрис и Криджин останутся здесь, пока я не вернусь. Заприте  за  мной
дверь, - Илабор презрительно пожал  плечами.  -  Если  хотите,  -  добавил
Гракс. - Я скоро вернусь. Мы должны  многому  научить  людей.  Геды  хотят
помочь вам найти лекарство от чесотки.
     "Зачем?" - подумала Эйрис, и стиснула  кулаки.  Дахар  отвернулся  от
нее, как будто она произнесла это вслух. А может быть,  он  просто  увидел
новое оборудование Гракса.



                                    45

     О, как они все устали! А люди оставались непостижимыми.  В  Галактике
были  виды  с  изменчивым  наследственным  аппаратом;  другие  при  помощи
химических веществ меняли свойства своего разума. Геды  относились  к  ним
терпимо, хотя и  с  оттенком  отвращения.  Вернее,  с  оттенком  презрения
существ, которые  знают,  что  цивилизации  присуще  осознание  вселенской
упорядоченности к тем, кто считает, будто она развивается путем отхода  от
шаблонов. Но даже у чуждых видов, подверженных  изменениям  организма  или
мышления доля отклонений, вызываемых намеренно, бывала невелика. На первом
месте  стояла  сплоченность  -  сплоченность  вида,   крохотными   шажками
бредущего вверх по тысячелетним ступенькам эволюции. Рационально мыслящие,
пусть даже и изменчивые расы, не вводили  в  свою  наследственность  гены,
которые могли бы разрушить их единство. Никаких искажений, которые привели
бы к необратимым последствиям для расы или отдельной личности.
     Никакого сравнения с  тем,  как  примитивный  препарат  органического
происхождения подействовал на СуСу. Снадобье резко  изменило  и  поведение
человека, молодой "джелийки", и ее внешний вид. Причем действовало оно  не
на генном уровне. Физиология СуСу осталась прежней. То есть люди не просто
стимулировали центр удовольствия, как делали представители некоторых  рае,
не просто вывели  ее  из  биологического  шока  -  СуСу  привели  в  такое
состояние, что она превратилась в автомат и делала то, что ей  приказывали
- по крайней мере до тех пор, пока химикат оставался у нее в организме.
     Это не  лезло  ни  в  какие  ворота.  Геды  старались  связать  новую
информацию  с  той,  которой  уже  располагали.  Неистовые,  с  изменчивой
наследственностью,   рационально   мыслящие   существа,    способные    на
предательство, даже когда это им не на руку, вдруг  становились  полностью
управляемыми под воздействием какого-то  химиката.  Поразительно!  Как  же
человек осознает себя как личность? Личность  определяется  и  поведением.
Оно - основа, на которой строится тело и  разум.  Основа  основ.  Если  же
поведение человека  можно  изменить,  если  человек  не  до  конца  предан
собственному  виду,  если  сплоченность  людей  так  легко  разрушить,   и
начинается насилие против личности - что же тогда определяет личность?  Не
видовая принадлежность, не место в мире и даже не  разум.  Индивид  просто
плывет по  течению.  При  таком  положении  вещей  люди  должны  постоянно
проигрывать.
     На борту корабля наши управляемые посредством  химических  препаратов
подопытные  люди  будут  гораздо  безопаснее  тех,  кем   управляют   лишь
собственные непредсказуемые побуждения.
     - Нам понадобится много человеческих экземпляров для экспериментов, -
сказал Враггаф.
     - Да. Гармония поет с нами.
     - Много экземпляров.
     - Много. И пусть это длится вечно.
     - Гармония.
     Шесть человек, которых должны  взять  на  борт  корабля,  по-прежнему
будут получать  помощь,  защиту,  знания,  поощрение.  Все  это  настолько
привяжет их к гедам, что они с радостью останутся  на  корабле.  Последнее
вытекало из неочевидной  гипотезы,  согласно  которой,  система  поощрений
вкупе  с  отсутствием  внутривидового  единства  заставит  людей   платить
преданностью своим покровителям. Энциклопедист согласился. Шестеро жителей
Кома  должны  помочь  гедам  победить  человечество  в  космосе.  И   если
потребуется,  шестеркой   избранных   помогут   управлять   корректирующие
препараты, предварительно испытанные на достаточном количестве  подопытных
в Эр-Фроу.
     В комнате запахло надеждой.



                                    46

     Джехан и Талот сидели в зале дома сестер-легионеров. Джехан сунула  в
рот два больших куска "жаркого" и со вкусом облизала пальцы. Талот  своими
тонкими пальцами выудила из чаши кусочек, подержала его и положила  назад.
Джехан нахмурилась: в последнее время подруга таяла на глазах.
     - Ты что, так и не собираешься ничего есть?
     - Собираюсь.
     Талот склонилась над чашей. Ее рыжие волосы  рассыпались  по  плечам,
такие же непокорные, как всегда, только теперь в них серебрилась еще  одна
прядь.  Рыжий  огонь  озарял  безжизненное  бледное  лицо.  Сердце  Джехан
защемило от любви и жалости, но следом пришло раздражение.  Талот  слишком
худая, слишком задумчивая, слишком... Пора бы ей прекратить себя  терзать.
Хоть бы уж чего-нибудь поела...
     - Ладно, пойдем, -  сказала  Джехан.  -  Нас  ждут  на  тренировочной
площадке.
     Секунду помедлив, Талот подняла глаза.
     - Ты действительно так думаешь?
     - А иначе зачем бы я стала говорить! Черт возьми, Талот, да очнись же
ты наконец! Ну что ты распустила себя, как глупая горожанка?  Хватит  себя
изводить!
     Если бы подруга разозлилась на нее или накричала,  Джехан  бы  только
обрадовалась. Гнев - это хорошо, гнев - это признак жизни. Но Талот просто
встала из-за стола. Жаркое осталось нетронутым.
     Дом был почти пуст.  Девушка  направилась  к  выходу,  подруга  молча
следовала за ней. И вдруг стены заговорили.
     Рука Джехан рванулась к оружию - стены молчали с тех самых  пор,  как
объявили о запрещении всякого насилия в Эр-Фроу. Только что толку  в  этой
дробовой трубке - не палить же из нее в стену!
     - Люди Эр-Фроу, - раздался ровный бесстрастный голос. - У семерых  из
вас началось кожное заболевание. На сгибах рук и ног, в складках  кожи  на
шее, в паху и под мышками появляются красные пятна, вызывающие зуд и боль.
Затем пятна начинают распространяться по всему телу. Каждый, кто обнаружит
у себя эту болезнь, должен прийти к гедам в пустой дом у  северной  стены.
Инфицированных людей отправят внутрь Стены и быстро  вылечат.  Болезнь  не
опасна, но передается при непосредственном контакте с больным.
     После короткой паузы  стены  повторили  сообщение.  Джехан  не  стала
дожидаться, пока они повторят его в третий раз, и повернулась к Талот.
     - У тебя есть на теле какие-нибудь зудящие пятна?
     - Нет, - неожиданно живо отозвалась Талот, - а если бы и были,  то  я
бы к ним не пошла!
     - Я тоже. И не потому, что их боюсь.
     - А я  боюсь,  -  снова  поникнув,  отозвалась  Талот  и  зашагала  к
тренировочной площадке, на ходу отвязывая от пояса триболо.



                                    47

     Дахар проснулся от стука в дверь. Еще не открыв ее, он уже знал,  кто
там стоит.
     Вчера они все, за  исключением  Илабора,  который  ушел  сразу  после
полудня, заработались допоздна. Потом ушла Эйрис - она быстро  утомлялась.
Гракс последовал за ней, чтобы сделать для нее дверной замок  в  одной  из
комнат. Проститутка СуСу, как  всегда,  ушла  вместе  с  Эйрис.  Остальные
четверо продолжали работать. Их потрясла глубина открывшихся знаний, часть
которых приходилось постигать с нуля самому Граксу. Биология человека была
ему неизвестна.
     Сердце Дахара щемило от жалости. Если бы знать все это  раньше!  Если
бы жрецы-легионеры знали то, что сейчас  показывал  им  Гракс,  -  сколько
жизней они могли бы спасти! Скольких страданий  можно  было  бы  избежать!
Красно-синие,  ослепленные  самодовольным  невежеством,  снова   и   снова
повторяли одни и те же ошибки, стоившие жизни не одному пациенту.
     К вечеру все очень устали и перестали усваивать информацию. Но первым
все же закончил Гракс.
     - Я покидаю вас до завтра. Я очень устал.
     Дахар посмотрел на Гракса и понял, что не знает, как выглядит усталый
гед. В облике инопланетянина не было и намека на усталость.
     Дахар думал, что не сможет заснуть. Однако едва  успел  добраться  до
постели, как тут же его сморил сон. Но вскоре сон  был  прерван  стуком  в
дверь.
     Молча сидя в кресле, на него смотрела Эйрис. Коридор за ее спиной был
темен и пуст.  Только  четыре  входные  арки  светились  тусклым  "ночным"
светом. По привычке Дахар,  занявший  оборонительную  позицию,  пристально
вглядывался в темноту. Он посторонился, и  Эйрис  вплыла  в  его  комнату.
Дахар запер дверь.
     Здесь, в спальне, он оранжевый круг завесил.
     С той ночи они почти не видели друг друга. Дахар не знал, то  ли  это
сон, то ли явь,  как  и  тогда,  когда  он  пришел  к  ней,  опустошенный,
отчаявшийся, неуверенный в себе, не понимавший, почему он  это  делает.  В
нем проснулось почти забытое смущение той ночи, возродилась неуверенность.
Все,  что  томило  и  тревожило  его  последние  десятициклы,  старательно
подавляемое,  загнанное  вглубь,  заворочалось,   грозя   новым   душевным
разладом.
     - Здравствуй, - внешне спокойно сказала Эйрис, но он почувствовал  ее
тревогу и промолчал. Защитная реакция сработала, и,  словно  раздвоившись,
Дахар как бы со стороны наблюдал за собой и за своей  подругой.  -  Ты  ни
разу не взглянул на меня во время занятий, - наконец  продолжила  она.  Ее
тон поразил Дахара: без интонации, как у гедов, без намека  на  страх  или
заискивание. - А если бы взглянул - кого бы ты увидел?
     Она  высказала  его  собственные  мысли.  Дахар  вспыхнул,  но  снова
промолчал.
     - Думаю, не меня, - ответила она за него, и  Дахар  уловил  волнение,
сдерживаемое усилием воли. Для делизийки, привыкшей открыто выражать  свои
чувства, это казалось странным. - Я думаю, - осторожно продолжала Эйрис, -
что, если бы ты на меня взглянул, то увидел бы проститутку.
     Он и не знал, сколько отваги  в  этой  удивительной  женщине.  Умная,
смелая, желанная! Но, глядя на  нее,  жрец  сразу  вспоминал  о  Келоваре,
вспоминал о мужчинах, которые были у нее до неведомого солдата -  отца  ее
дочери. Этому не требовалось подбирать названия - оно давно  существовало:
проститутка. Он нисколько не сомневался в этом определении, но ответил как
можно убедительнее:
     - Нет!
     - Не лги, Дахар. - Она вдруг рассмеялась. - Ты не умеешь врать, разве
ты не знаешь?
     - Да, Эйрис, - ответил он, удивляясь собственной прямоте.  -  Я  знаю
сестер-легионеров, матерей-легионеров, горожанок и проституток...
     - Да, это трудно - отрешиться от того, к чему привык. Никто из нас не
способен научиться думать по-новому, потому  что  мы  не  можем  выдвигать
новые... гипотезы. - Она произнесла гедийское слово, которому в языке Кома
не нашлось эквивалента, запнувшись, но только  на  мгновение.  -  А  может
быть, тебе и не надо менять свой взгляд на женщин?  Ведь  он  вполне  тебя
устраивает. Доказательство тому - СуСу. И  не  был  ли  ты  одним  из  тех
доблестных братьев-легионеров, которые довели ее до теперешнего состояния?
     Дахар снова ничего не ответил и услышал, как Эйрис перевела дыхание.
     - Ты  принуждал  ее,  Дахар?  Принуждал?  Ведь  если  ты  силой  взял
ребенка...
     - Я ни одну женщину не брал силой!
     Эйрис промолчала. Ее мозг запылал почти осязаемым жаром.
     Жрец вспотел. Какого черта он чувствует себя пристыженным? Его  сбили
с толку. Она нарочно выбрала эту тему - это очевидно, только что ей нужно?
Похоже, Эйрис хорошо подготовилась, а  может,  уже  не  раз  с  кем-нибудь
спорила... Проститутка... Он гадал, что же она скажет  дальше.  С  Белазир
было проще, Дахар-наблюдатель отметил, что в эту минуту Эйрис казалась ему
более чужой, чем геды.
     - Ты когда-нибудь  хотел  женщину,  которую  не  имел  права  желать?
Испытывал влечение к сестре-легионеру или к горожанке?
     Даже мальчишки говорили об этом только  шепотом  -  на  тренировочном
дворе или  в  вельде.  Женщине,  если  она  не  проститутка,  не  пристало
интересоваться такими вещами.
     - Ответь, Дахар. Приходилось ли тебе желать сестру-легионера?
     В нем вспыхнул гнев.
     - Ты болтаешь о том, чего не понимаешь!
     К его величайшему удивлению, Эйрис громко, искренне рассмеялась.
     - То же самое мне сказала Джехан в вельде. Должно быть,  так  говорят
учителя ваших легионеров, правда?
     Конечно, это было так, но ее смех, который  вдруг  напомнил  насмешки
Тея, только распалил гнев джелийца. И это говорит она...
     Эйрис перестала смеяться и вздохнула:
     - О, Дахар. У вас нет ни ухаживаний, ни любви, ни настоящего секса...
Глупцы, вы сами себя обделили!
     Несмотря  на  смущение  и  гнев,  он  расслышал  в  ее  голосе   ноты
неподдельного сожаления. Она повернула кресло к выходу, но Дахар схватился
за дверную ручку.
     - Дай мне выйти, - велела Эйрис. Теперь в ее  голосе  звучал  гнев  -
отражение гнева жреца. Она приготовилась к бою.
     - Нет.
     - Почему? Или ты собираешься взять  меня  насильно?  Исстрадался  без
своих проституток, да? Когда ты был у них в последний раз? Неймется?
     - Ты сама говоришь как проститутка!
     - Почему?
     Вопрос, заданный гневным, обвиняющим тоном, потряс его.  Дахар  вдруг
осознал, что рассуждать о сексуальном поведении человека для Эйрис - то же
самое, что изучать его анатомию. И если он сумел забыть  все,  что  раньше
знал о медицине, то сумеет забыть и все, что  знал  о  сексе.  Она  хотела
говорить обо всем откровенно, хотела, чтобы ее друг принял свободу  секса,
как принял предложенную гедами свободу духа.
     Дахар вдруг почувствовал себя униженным, ибо  понял,  что  был  в  ее
представлении гибче, способнее, дальновиднее, чем на самом деле.
     - Пропусти меня.
     - Нет. Пожалуйста, Эйрис, не уходи.
     Она услышала в его голосе что-то новое. Они долго стояли  неподвижно,
едва различая друг друга в темноте. Наконец она снова заговорила, и  голос
ее стал теплее и нежнее.
     - Я хотела тебя. В Делизии мы говорим об  этом  откровенно.  Но  я...
больше не делизийка. А ты больше не джелиец. И после той, первой ночи... Я
хочу уйти. Дай мне выйти.
     - Почему ты меня не боишься? - вырвалось у Дахара.
     - Я боюсь.
     Это противоречило всякой логике.  Сбитый  с  толку,  Дахар  нажал  на
оранжевый круг. Эйрис сидела, зажав в кулаке искалеченный  большой  палец.
Вспыхнувший свет застиг ее врасплох. Она подняла голову.  Слезы  застилали
ее глаза.
     Дахар  опустился  на  колени  рядом  с  ее  парящим  креслом,   Эйрис
повернулась и обняла его за шею. Он ощутил упругость ее груди, прижавшейся
к его груди, а ее рука оказалась на его уже упругом члене.
     Так  вели  себя  проститутки.  Так  же  она  вела  себя   со   своими
солдатами-делизийцами... Дахар отогнал мучительный образ прочь.  Здесь  не
Делизия - Эр-Фроу. Измученный и опустошенный, бывший легионер все же нашел
тогда верные слова. Но в ту, первую  ночь,  и  сейчас  навязчивая  картина
продолжала стоять перед его мысленным взором.
     Эйрис то ли засмеялась, то ли всхлипнула и попыталась оттолкнуть его.
     - Опомнись, жрец! Если мы станем любовниками, я навсегда останусь для
тебя проституткой, а если нет, то рисковой бабенкой.
     Он  не  совсем  понял,  что  означают  последние  слова  делизийского
жаргона, но неожиданное желание захлестнуло его. Желание,  и  нежность,  и
жгучая страсть. И все вместе не шло ни  в  какое  сравнение  с  физическим
влечением. Дахар потерял способность анализировать,  он  только  вспомнил,
что так же, как сейчас, в порыве желания, Эйрис отважно и в  то  же  время
нежно работала с приборами. В  нетерпеливом  стремлении  познать  сладость
науки она словно ласкала все эти провода и батареи...
     - Я никогда не любил просто женщину, не проститутку, -  преувеличенно
грубо сказал он. - Тебе будет больно. Тебе было больно в прошлый раз?
     Эйрис покачала головой.
     - Все было хорошо. Я ведь сама этого хотела.
     Этого он тоже не  понимал.  Отогнав  прочь  призрак  Келовара,  Дахар
поднял ее с кресла и перенес на  подушки,  в  беспорядке  разбросанные  по
полу.



                                    48

     Люди уходили в Стену и пропадали.
     Деревья в Эр-Фроу стояли пыльные и неподвижные. Из-под купола  больше
не капал дождь. Не цвели цветы. Колючий кустарник, менее прихотливый,  чем
цветковые, не погиб, но потемнел и стал податливым. Острые сухие  травинки
торчали, словно частокол лезвий.
     Кожная болезнь, с каждым днем поражавшая все новых  и  новых  жителей
Эр-Фроу, вызвала панику. Раньше люди ходили на занятия и потому знали, что
все хвори - от бактерий. Они невидимы невооруженным глазом, а  значит,  их
напускают злобные духи, обитавшие на Острове Мертвых. Но духи играли такую
ничтожную роль в повседневной жизни Кома,  что  и  джелийцы,  и  делизийцы
склонны были относиться к ним не с мистическим ужасом, а со скептицизмом и
злобой. Но грязевые повязки, целебные мази и  прочие  жреческие  снадобья,
тайком  продаваемые  джелийскими  горожанами  делизийским  торговцам,   не
прекращали зуд.


     Группа джелийцев остановилась на  врофовой  дорожке.  Впереди  стояла
девушка, все  еще  сжимавшая  в  руках  флейту,  символ  своей  профессии.
Остальные подталкивали ее вперед, избегая, впрочем,  касаться  ее  платья.
Сделав несколько  неуверенных  шагов,  девушка  поворачивалась  и  жалобно
смотрела на толпу. На бледном лице ярко выделялись  красные  расцарапанные
пятна.
     - Отправляйся к гедам, - беззлобно, но настойчиво говорил кто-то. - В
пустом доме всегда кто-нибудь есть.
     - Но это же рядом с джелийцами!
     - Там геды.
     - Оставьте меня! Отпустите! Ахмет, защити! Мы с тобой  столько  живем
вместе!
     Ахмет уставился в землю  и  ничего  не  ответил.  На  шее  горожанина
пульсировала жилка.
     - А ну, живо вперед! - внезапно закричал какой-то потный коротышка. -
Ты меня чуть не заразила! Вчера обедал рядом с тобой! Если я  за...  -  Он
оборвал себя на полуслове.
     Девушка по-прежнему не двигалась с места.
     - Я не пойду. Не пойду!
     По толпе пробежал ропот. Коротышка нагнулся  и  подобрал  камень.  Он
сделал шаг вперед, но потом снова принялся уговаривать девушку:
     - Иди по-хорошему...
     Флейтистка стояла как вкопанная. Человек сделал еще один шаг. Девушка
вскрикнула, повернулась и бросилась бежать к заброшенному дому.
     В толпе воцарилась тишина. Потом солдат, который стоял поодаль, вдруг
произнес:
     - Провожу-ка ее. Как раз там эти подонки напали на женщину Келовара.
     Солдат  достал  дробовую  трубку  и  зашагал  вслед  за   флейтисткой
пружинистой походкой тренированного бойца. Кучка делизийцев молча  побрела
назад, домой,  и  только  Ахмет  остался  стоять  неподвижно,  со  сжатыми
кулаками. На его лицо падала тень.


     - Посветлел только один раствор  -  бульон  с  кислотой  для  стекла,
которую принесла Эйрис, - устало сказал Дахар. -  Ни  одно  лекарство,  ни
один антибиотик не  действует.  Ничего.  -  Он  оторвался  от  увеличителя
разочарованный.  Увеличитель  стоял  на  полу  и  доходил  ему  до  пояса:
темно-серый куб, без всяких украшений и такой тяжелый, что даже  Дахар  не
мог его поднять. Такой увеличитель у гедов был всего один.
     - Дай посмотреть, - робко попросила Криджин. Она не смела  подойти  к
увеличителю, пока  Дахар  не  посторонился,  но  стоило  ей  заговорить  о
волновавшем всех предмете, и робости как не бывало.
     - Кислота,  конечно,  убьет  бактерию,  но  и  разъест  кожу.  Ничего
хорошего.
     Эйрис уже  готовила  новый  бульон,  который  должен  был  немедленно
помутнеть, если туда попадет эта проклятая бактерия.
     - А если разбавить кислоту водой?..
     - Тогда она не подействует, - отозвалась Криджин. - Нет смысла.
     - Все бессмысленно, - в сердцах сказал Илабор.
     - Ну нет! - вмешался Тей. - Мы выяснили, что на них не  действует,  и
это уже хорошо. Это больше, чем мы знали раньше. - Он слегка улыбнулся  со
своего места у дальней стены.
     Маленький торговец проводил здесь больше всех времени, но никогда  не
помогал с экспериментами. Развалившись у  стены  и  наблюдая,  Тей  просто
присутствовал. Эйрис поняла, что на самом деле  ему  вовсе  не  интересно.
Геды учили их постоянно проверять  свои  догадки  и  открытия.  Она  часто
задумывалась, что  же  здесь  нужно  торговцу,  пока  не  сообразила,  что
болезнь, охватившая Эр-Фроу, останется и  после  окончания  обусловленного
гедами срока. Если не удастся излечить заболевших,  люди  разнесут  ее  по
всей Делизии и Джеле. Лекарство станет надежным источником дохода.
     - Вот если, - задумчиво продолжала Криджин, - если разбавить  кислоту
так, чтобы она не слишком сильно обжигала кожу, но убивала заразу...
     - А как это проверить? - возразил  Дахар.  -  Допустим,  бактерий  мы
все-таки увидим в увеличитель, а кожу? Пока не окунешь палец в раствор, не
узнаешь, насколько он опасен.
     - А я-то думал, что жрецы всегда все проверяют на себе, -  насмешливо
заметил Тей.
     Дахар вспыхнул, его рука непроизвольно  потянулась  к  оружию.  Эйрис
видела, каких усилий ему стоило сдержаться. Дахар  вздернул  подбородок  и
поглядел на Гракса. Гед ответил ему спокойным, непроницаемым  взглядом,  и
постепенно бывший легионер успокоился.
     - Мы испытали все лекарства и антибиотики, - сказала Эйрис, -  но  мы
не пробовали их смеси. Эта бактерия - новая для Кома и  новая  для  гедов.
Может быть, требуется... комбинация веществ, чтобы бороться с ней.
     Криджин быстро увидела слабое место.
     - Да у нас десятки снадобий и двенадцать антибиотиков! -  воскликнула
она. - Это сколько же понадобится лет, чтобы составить все возможные смеси
во всех возможных пропорциях?..
     - Но одна из них может  подойти,  -  задумчиво  произнес  Дахар.  Его
усталость как рукой сняло.
     Лахаб, шлифовавший линзы в отведенном ему углу, оторвался от работы и
произнес низким тягучим голосом:
     - У нас не осталось гноя, весь истратили.
     - В больных недостатка нет, - фыркнул Илабор.
     - Гракс, ты можешь принести нам пробы гноя больных, которые находятся
внутри Стены? - спросила Криджин.
     - Да.
     "Да". Эйрис резко подвинула свое кресло так, чтобы лучше видеть  лицо
Гракса.
     - Но вчера ты сказал мне, Гракс, что люди там находятся в  стазисе  -
как мы, когда нас погрузили в сон, или как моя нога - и потому  не  должны
чесаться. Если они в стазисе, то как же могут гноиться их язвы?
     В комнате воцарилось молчание.
     Лицо Гракса стало напряженным. Наконец он ответил:
     - Ты не поняла моего объяснения. Я уже говорил, что пока твоих знаний
недостаточно, чтобы понять суть стазиса. Существует  много  разновидностей
стазиса. Стазис холодного сна, который вы испытали,  попав  внутрь  Стены,
отличается от стазиса, который окружает твою ногу. Этот стазис не  полный.
Подумай, Эйрис. Твоя кость, хоть и медленно, но продолжает  срастаться.  В
противном случае применять стазис было бы бесполезно.  То  же  самое  и  у
людей внутри Стены. Нагноение продолжается, но они не чувствуют зуда.  Как
ты не чувствуешь боли в ноге, так и они не чешутся. Это не значит,  что  у
тебя нет ноги, а у людей - болезни.
     В комнате снова повисло молчание. А в голове  Эйрис  так  и  вертелся
вопрос, не заданный Граксом: "Зачем мне обманывать тебя?" Она взглянула на
Криджин, на Илабора, на Тея. Похоже, они думали о том же.
     Эйрис повернулась к Дахару. Он смотрел на нее с удивлением.  Встретив
ее взгляд, черные глаза жреца сузились и стали серьезными.


     В доме джелийских горожан, в запертой комнате сидел очень худой,  уже
немолодой человек, опустив голову на руки.  Он  прислушивался  к  стуку  в
дверь. Рядом стояло семь чаш, наполненных водой, и большая миска холодного
жаркого. В углу стоял таз,  служивший  ночным  горшком;  запах  поглощался
насыпанной на дно известью
     Стук продолжался. Человек поднял голову. Его лицо  и  руки  покрывали
красные пятна.  Он  начал  отчаянно  чесаться,  пытался  сдерживаться,  но
остановиться не мог Лицо и шея были расцарапаны уже до крови.
     Внезапно стук оборвался. Горожанин перевел  дыхание  и  посмотрел  на
дверь, но замок не открылся. Никто не вошел.


     - Я не понимаю, почему не действует ни один антибиотик. Не понимаю, -
повторил Дахар.
     Эйрис промолчала. На нее снизошло сонное блаженство, ей  не  хотелось
ни говорить, ни думать. Они лежали в темной комнате  Дахара.  Он  во  весь
рост вытянулся на спине, а Эйрис свернулась возле него клубочком и  лениво
рисовала большим пальцем круги у него  на  груди.  В  каком-то  уголке  ее
памяти вяло шевельнулось воспоминание о Келоваре, о  его  груди,  покрытой
жесткими вьющимися волосами. Эйрис поморщилась.  Она  не  вспомнила  бы  о
Келоваре, если бы не подозревала, что Дахар тоже о нем не забыл.
     - Должно быть, потому, что бактерия такая маленькая, - сказал  Дахар.
- Слишком маленькая, чтобы ее увидеть.  Если  антибиотики  смертельны  для
любого вида бактерий...
     - Мы этого не знаем, - перебила Эйрис.
     Подумав, он согласился:
     - Да. Не знаем. Но Гракс  говорит,  что  это  единственная  известная
гедам бактерия, на которую не действует ни один антибиотик. И единственная
настолько маленькая, что ее не видно в увеличитель. Интересно, почему?
     - Может, она и не бактерия вовсе, - сказала Эйрис просто  так,  чтобы
поддержать разговор. Но эта  мысль  вдруг  захватила  ее.  Она  прекратила
чертить круги на груди Дахара. - Почему мы так уверены, что это бактерия?
     - А что же еще?
     - Не знаю. Но шесть десятициклов  назад  мы  слыхом  не  слыхивали  о
бактериях. Почему бы не быть и чему-то другому, о чем мы тоже не знаем?
     - Но Гракс-то должен знать... Однако он ничего не говорит.
     Минуту Эйрис  лежала  молча.  Потом  заговорила,  осторожно  подбирая
слова, боясь, как бы по неосторожности опять не вызвать отчуждения.
     - Гракс сказал, что гедам никогда не попадались бактерии, которые  не
гибли бы от гедийских антибиотиков. А вдруг этой  болезнью  болеют  только
люди?
     Он задумался. Она нащупала его руку, и его рука  тотчас  ответила  ей
крепким пожатием. В груди Эйрис что-то болезненно всколыхнулось.  Так  вот
оно что! Когда их тела  соприкасались,  она  всегда  чувствовала  какую-то
скованность, исходившую от Дахара. Он вел себя совсем не так, как в минуты
пьянящего наслаждения, которое доставляла им любовь. Он желал ее,  ласкал,
но она никогда не спрашивала, о чем он думает в эти минуты. Она не  хотела
этого знать.
     Но стоило им заговорить о  науке  гедов,  и  сдержанность,  сомнения,
замешательство исчезали. Они давно привыкли к  странным  чужим  словам.  С
удовольствием предавались игре ума, и зачастую она заканчивалась  любовной
игрой. Дахар  внутренне  раскрепощался,  его  губы  сжимали  ее  сосок  со
страстью, вызванной,  как  подозревала  Эйрис,  не  только  желанием.  Она
боялась спрашивать об  этом  -  ведь  именно  такие  разговоры  напоминали
бывшему легионеру о проститутках.
     Они не говорили о сексе. Эйрис вспомнила слова  Джехан:  "Болтаешь  о
том, чего не понимаешь", - и, лежа рядом с Дахаром, сжала кулаки.
     - Ладно, пусть не бактерии, - вслух размышлял Дахар, -  пусть  что-то
другое. Но все-таки почему их не видно в увеличитель?
     - Должно быть, они слишком малы.
     - Мы различаем части клеток,  даже  самые  мелкие.  Значит,  эти  еще
меньше? Как же они живут?
     - Не знаю, - призналась Эйрис. - Но Гракс сказал, что геды носят свои
костюмы не только из-за воздуха, а еще и для  того,  чтобы  защититься  от
неизвестных микроорганизмов.
     - И эти, выходит,  мельче  любого  известного  гедам  микроорганизма,
любой его составной части. Разве такое возможно? - Дахар, казалось, спорил
сам с собой.
     - Не знаю.
     -  Микроорганизм,  но  не  бактерия,   неизвестный   гедам,   слишком
маленький, чтобы разглядеть его через увеличитель?
     Она поняла, что он нахмурился.
     - Но если они настолько малы... А может ли вообще существовать  такая
крошечная клетка?.. Скорее всего нет. Если, конечно, это  не  какая-то  ее
часть.
     - А  что,  если  отбросить  все,  без  чего  можно  обойтись,  -  что
останется?
     - Но в клетке нет ничего лишнего.
     - А эта штука может быть не клеткой?
     - Все живое состоит из клеток, ты же помнишь, что нам говорили.
     - А если... если... - Эйрис рылась в  своих  воспоминаниях,  сама  не
понимая, что же она ищет. - Если это не клетка, если оно обходится без  ее
составных частей... Не знаю, Дахар. Мы просто многого еще не знаем! Может,
бывает что-нибудь другое в клетках, чего нельзя разглядеть в  увеличитель.
Гракс что-то говорил...
     Казалось, Дахар выдавливает из себя слова через силу:
     - Двойная спираль.
     - Двойная спираль не может жить вне клетки.
     - Так он утверждал.
     Эйрис помолчала. Бессмысленно сомневаться в познаниях Гракса. Если бы
существовали другие микроорганизмы, он бы о них знал. Все, о чем  говорили
геды, рано или поздно подтверждалось. Какой смысл  сомневаться?  Но  Дахар
чувствовал ее сомнения, а она ощутила, как напряглось его тело. Осторожно,
словно в руке у нее было слишком быстро  нагретое  и  охлажденное  стекло,
Эйрис отпустила его руку и чуть  отодвинулась,  избегая  дотрагиваться  до
него, пока говорит.
     - Дахар, что с нами будет? Скоро закончится этот год. Город  умирает.
Я не могу  вернуться  в  Делизию,  к  Эмбри...  -  она  слегка  запнулась,
пережидая приступ боли, которая временами затихала,  но  не  оставляла  ее
никогда. - И ты не можешь вернуться в Джелу, не сможешь жить  как  простой
горожанин. - Она хотела сказать "вернуться без меня", но не отважилась.
     - А почему бы нам не остаться с гедами?
     - Что ты?! Как это - остаться? Разве сами они останутся?
     Казалось, Дахар собирается с мыслями.  Даже  не  прикасаясь  к  нему,
Эйрис почувствовала, как напряглись и расслабились его мускулы.  Крохотная
искра пробежала между ними. Он знал кое-что еще и решил ей довериться.
     - Геды - жители другой звезды. Они отправятся  на  родную  планету  в
своей... звездной лодке. Сегодня я  спросил  Гракса,  собираются  ли  геды
вернуться на Ком, и он ответил: да, через год или два. Мы - ты и я - можем
отправиться с ними.
     "Через год или два". - Она даже мысленно  повторила  это  по  слогам.
Ошеломленная Эйрис  сидела  на  полу  в  темной  запертой  комнате,  и  ей
казалось, что она падает в бездонную черную пропасть. Звездная лодка... Из
груди Эйрис вырвался тихий стон изумления.
     Дахар неожиданно закрыл ей рот рукой.
     - Не торопись с ответом. Сейчас еще рано загадывать. Возможно, у  нас
просто не будет выбора - геды могут отказать нам, когда я  попрошу  их  об
этом - а пока у нас еще есть время, и  надо  узнать  от  гедов  как  можно
больше... Ничего сейчас не говори. Правда, у  тебя  в  Делизии  дочь...  -
добавил он другим, уже  мрачным  тоном.  -  Но  глупо  не  воспользоваться
случаем, который, наверное, больше никогда не представится.
     Дахар сжал ее в страстном порыве, и Эйрис поняла, что вместе с нею он
обнимает и те,  почти  недосягаемые,  знания,  которые  все  еще  надеется
получить.
     - Я люблю тебя, - скороговоркой, как неуклюжий юнец, пробормотал он.
     Радость  вспыхнула  подобно  лучу,  пробившемуся  сквозь   тучи,   но
следующие слова Дахара погасили ее.
     - Скажи, здесь был кто-нибудь еще... или только я?  Никто  больше  не
открывает этот замок? Ну, кроме СуСу?
     Изумление Эйрис мгновенно сменилось гневом.
     - Да как ты мог такое... Конечно, только ты! Или ты думаешь,  солдаты
ходят сюда, как на занятия, строем? Ты думаешь,  если  я  делизийка,  была
делизийкой, я... черт возьми!
     Он застыл, все еще сжимая  ее  в  объятиях,  а  Эйрис  подумала,  что
ругаться научилась от Келовара.
     - На что ты злишься? - спросил Дахар. - Не  ты  ли  говорила,  что  в
Делизии мужчины и женщины говорят о сексе совершенно спокойно.
     Он не понял. Эйрис видела появившуюся между ними трещину и попыталась
обуздать свой гнев.
     - Да. Но, Дахар, когда сестра-легионер наконец ложится  в  постель  с
мужчиной и начинает рожать  детей,  она  что,  делает  это  со  всеми  без
разбору? Сразу с дюжиной?
     - Нет.
     - Вот и делизийки тоже. Особенно когда они... любят.
     -  Наши  матери  обычно  любят  только  своих  подруг.  Хотя  спят  с
братьями-легионерами.
     Раньше Эйрис не думала об этом.
     - Неужели они продолжают спать со своими возлюбленными? - с искренним
удивлением спросила она.
     - Конечно.
     - Одновременно и с мужчиной, и с женщиной?
     - Почему же нет? Покинувшим легион это уже не возбраняется.
     Она попыталась  представить,  как  можно  совокупляться  с  женщиной,
соблюдая клятву легионера, потом с мужчиной, чтобы иметь детей, и снова  с
женщиной, которую любишь, и не смогла. Затем ей пришла другая  мысль.  Она
спокойно сказала:
     - Ты предпочел бы, чтобы  до  тебя  я  спала  с  женщинами,  а  не  с
мужчинами.
     - Конечно.
     "Конечно!"
     Она поняла: теперь он, как и она,  увидел  разделявшую  их  пропасть.
Голосом, который неожиданно напомнил ей Джехан - в нем чувствовалось то же
нежелание идти окольными путями, то же стремление смести все  преграды,  -
Дахар сказал:
     - Все  это  позади.  Джелийцы,  делизийцы  -  нас  с  тобой  отовсюду
прогнали, и ничто нас с ними не связывает. Мы в Эр-Фроу. Все в  прошлом  -
братья-легионеры, Келовар, "Кридоги"... забудем о них.  У  нас  все  будет
по-другому.
     Он просто не хотел замечать пропасть. Жрец никогда ничего не упускал,
вдавался в подробности, до которых  никому,  кроме  него,  не  было  дела.
Сейчас он хотел забыть о темных, грозных препятствиях, вставших на пути их
близости. Эйрис тоже попыталась забыть о них. Его рука легла ей на  грудь,
она привлекла его к себе, и его губы жадно приникли к ее губам.


     - Убей ее, - приказала Белазир.
     Связанная делизийка смотрела на джелийскую главнокомандующую. Она  не
показывала страха, который охватил ее,  только  пылкую  непокорность.  Так
встречали смерть легионеры без фантазии, слишком  молодые,  чтобы  понять:
мертвые не выигрывают сражений. Девушка-солдат гордо вздернула подбородок,
глаза ее горели ненавистью. При других обстоятельствах  глупость  девчонки
вызвала  бы  одновременно  презрение  и  жалость,  но   Белазир   потеряла
способность испытывать и то, и другое. Все затопил безмерный стыд.
     Участники соглашения "Кридогов" выстроились перед связанной  девушкой
двумя рядами, трое против троих. Губы Калида сжались в тонкую линию.  Лицо
Санкара посерело, Исхак и Сьед замерли в молчании. Только  глаза  Келовара
горели, как у девчонки.
     Исхак шагнул вперед,  схватил  делизийку  за  волосы,  запрокинул  ее
голову, чтобы обнажить шею и приложил дробовую трубку к  бледной  коже,  с
которой давно сошел загар. Дробь ударила в тело в упор с такой силой,  что
девушка мгновенно рухнула на землю.  Исхак  выпустил  ее  волосы.  Мертвые
глаза не мигая смотрели на низкие черные тучи.
     Белазир, поступившись своей  честью,  отвернулась  -  она  не  смогла
вынести это зрелище без содрогания. Смертям не  видно  конца.  Ненавистное
соглашение, которое должно было прекратить вражду между Делизией и Джелой,
лишь глубже затягивало их в кровавую  трясину.  Белазир  была  легионером,
кровь не волновала ее. Но убивать беспомощного, связанного - это ужасно!
     - Что дано - вернулось, - машинально произнес Исхак.
     Ему никто не ответил.



                                    49

     Джехан вихрем влетела в  комнату  и  швырнула  триболо  в  угол.  Оно
ударилось в стену, отскочило и покатилось по полу.
     - Идиоты, безмозглые  кридоги!  Они  забыли,  зачем  мы  здесь,  наши
дорогие сестрички. Разлеглись на травке,  треплются,  как  проститутки,  и
толстеют, как горожанки. Да нет, они уже толще любой из этих куриц.  Тьфу,
им не  одолеть  и  делизийского  младенца  с  прутиком  в  руках.  Белазир
следовало бы взгреть их всех хорошенько. По правде говоря,  Талот,  с  тех
пор, как десятицикл назад вся эта болтовня в Доме Обучения  закончилась...
Талот?
     Подруга молчала. Она сидела в углу, поджав ноги и  уронив  голову  на
колени. Она подняла лицо, и Джехан все поняла. Спина ее покрылась холодным
потом.
     - Талот, у тебя сыпь.
     Подруга кивнула. Это  простое  движение  отозвалось  в  ней  страшным
зудом. Она начала царапать шею, колени, снова шею, потом руки. Со  слезами
стыда она чесалась в паху, вздрагивая,  словно  от  ударов  кнута.  На  ее
подбородке и возле ушей виднелись красные пятна с ранками от ногтей.
     - Давно? - прошептала Джехан.
     - Со вчерашнего вечера. Я не хотела, чтобы ты узнала...
     - Как же я могла не узнать? Сильно чешется?
     Талот всхлипнула.
     - Очень, все время. Не подходи ко мне!
     - Не глупи, - сказала Джехан, делая шаг к подруге, но Талот вскочила,
сжимая в руке нож.
     - Я ударю, Джехан, не подходи! Я не хочу, чтобы ты подхватила заражу.
     - Не подхвачу. А если и заражусь,  то  мне  будет  легче,  чем  тебе.
Говорят, чем тоньше кожа, тем хуже. -  Все-таки  она  остановилась.  Какую
чушь она городит! Любовь  и  страх  боролись  в  ней,  выводя  девушку  из
терпения. - Не глупи, Талот, не подхвачу я чесотку. Бадр давно заболела, а
ее любовница, Сафия, здорова. А тот брат, забыла, как  его  зовут,  прятал
друга в своей комнате чуть ли не десятицикл, пока его не выследили...  Они
все время жили вместе, и он не заболел.
     Талот ухватилась за слова Джехан, как утопающий за соломинку.
     - Тогда я могла бы... я не хочу идти к гедам, Джехан. Никто  из  тех,
кто ушел, еще не вернулся. Однажды я уже входила в Стену, чтобы попасть  в
Эр-Фроу, но тогда я не знала тебя, и я... - Ее голос вдруг оборвался. -  Я
была сильнее.
     У Джехан перехватило горло. Это правда. Талот ослабела, будто  что-то
умерло в ней со смертью Джаллалудина, после позорного рождения  "Кридогов"
под началом Белазир. Но слабость Талот не  отталкивала  Джехан,  напротив,
Талот стала ей еще дороже, и это тоже было загадкой в этом городе загадок.
Тьфу! Когда же она наконец избавится от этих нудных мыслей!
     - Тебе совсем не обязательно идти туда. Я приведу жреца!
     У Талот начался еще один приступ зуда. Когда  он  немного  утих,  она
попросила:
     - Не бросай меня, Джехан.
     - Никогда.
     Джехан привела жрицу, ту самую, что  лечила  Эйрис.  Молодая  лекарша
только покачала головой и сказала, избегая смотреть в глаза подруг:
     - У меня нет лекарства.
     - Ты же дала что-то той делизийке! А  перед  нами  стоишь  и  качаешь
головой, как...
     - Будь у нас лекарство от этой болезни, - огрызнулась девушка,  -  мы
не отправляли бы людей к гедам. Но его нет. Если Талот не пойдет к ним, ей
никто не сможет помочь. Разве что...
     - Что? - встрепенулась Джехан.
     Сестра-жрица колебалась.
     - Поговаривают, будто в Доме Обучения гед и эти шестеро готовят новое
лекарство. - Лекарша поджала губы. Изгнанный первый лейтенант, у  которого
на плече еще остался след от двойной спирали, был среди этих  шестерых.  -
Спроси у них, если хочешь. Но, думаю, тут никто не поможет...
     - Почему?
     - Что знают о наших болезнях эти чудовища? А делизийцы? Они  способны
только на предательство. Хотя предают не только делизийцы.
     Она ушла. Джехан захлопнула дверь и подумала, до  чего  же  скользкие
эти красно-синие! Может, в рассказах о жрецах, пьющих человеческую  кровь,
и есть доля правды.  Девушка  повернулась  и  склонилась  над  Талот.  Она
старалась не делать резких движений.
     - Не подходи близко, Джехан.
     - Ладно... не буду. Послушай, Талот. Сегодня я  в  карауле,  но,  как
только освобожусь, сразу приду.  Я  не  брошу  тебя  и  никому  не  отдам.
Оставайся здесь и никому не открывай.
     - Я не могу, я не выдержу, Джехан. Стены - все время стены, ни одного
окна, ни глотка свежего воздуха... Тут никакая болезнь не пройдет...
     Обе они с детства привыкли к тяжелым упражнениям, суровому  вельду  и
вольному ветру. Джехан хорошо понимала подругу.
     - Тогда выходи только ночью,  избегай  встреч  и  держись  поближе  к
Стене.
     - Хорошо.
     - Я люблю тебя, Талот.
     - Даже такую? - Талот горько усмехнулась.
     - Молчи. Мы будем вместе всегда, что бы ни случилось.
     - Да, - отозвалась Талот и снова принялась чесаться.
     Джехан пора было заступать на пост. Она  сбежала  вниз  по  лестнице.
Выглядела она так ужасно, что ни одна сестра не решилась с ней заговорить.
     Никогда еще часы в карауле не казались ей такими долгими.
     Время текло гнетуще  медленно,  и  Джехан  вся  извелась.  Неумолимой
вереницей передней проносились знакомые образы: тело подруги,  испещренное
красными точками; бледное лицо Эйрис, неумело сопротивлявшейся нападавшим;
странные плоские лица трехглазых чудовищ; белая прядь, серебрившаяся среди
рыжих волос Талот...
     Справа от нее кто-то ломился сквозь кусты.
     Сжимая в одной руке  дробовую  трубку,  а  в  другой  кинжал,  Джехан
поднялась и прислушалась. Шум приближался, ветви хлестали. Наконец  завеса
кустарника раздвинулась, и таинственное  существо  выбралось  на  врофовую
дорожку в нескольких шагах от притаившейся Джехан.  Тощий,  едва  окрепший
детеныш кридога. Шерсть  на  нем  висела  клочьями.  Джехан  с  удивлением
наблюдала за зверем: охотники давно истребили дичь  в  лесу.  Кто  бы  мог
подумать, что не  всю?  Какого  черта  сюда  притащился  этот  щенок?  Тем
временем шелудивый звереныш бешено закрутился на месте, пытаясь дотянуться
слюнявой пастью до собственной спины,  начал  катался  по  камням,  тереть
морду передними лапами - и все это в полной тишине. Вероятна, вой  уже  не
облегчал  его  страданий.  Джехан  быстро  прикинула  направление   ветра,
раздвинула ветви, которые могли помешать... Не спугнуть бы...
     Но животное даже не почуяло ее запаха, и девушка все поняла. Она  как
можно точнее прицелилась и выстрелила. Дробь попала  зверю  в  голову.  Он
взвыл, но вскоре замолк.
     Джехан не сразу покинула свое убежище. А вдруг кридог  -  всего  лишь
ловушка, расставленная врагом? Кроме  того,  его  вой  мог  привлечь  сюда
людей. Наконец она решила, что все в  порядке,  выбралась  на  тропинку  и
склонилась над телом зверя. Оружие все-таки держала наготове.  Она  должна
была убедиться...
     Даже в сером предрассветном сумраке Джехан различила, что это  самка.
Серую кожу на животе, почти лишенную шерсти,  сплошь  покрывали  гноящиеся
язвы. Давно ли кридожка заболела? У людей чесотка завелась дней сто  назад
- почти три десятицикла. Уже тогда в Эр-Фроу не осталось зверей. Во всяком
случае, Джехан могла поклясться, что кридогов почти не осталось.  У  этого
кожа на боках присохла к ребрам. Ему было нечего есть,  или  он  настолько
ослаб от чесотки, что не мог  осилить  даже  самого  хилого  делизийца.  А
может, болезнь отбивает аппетит?
     Джехан вздрогнула. Талот...
     Однако пора в укрытие,  не  то  можно  по  глупости  превратиться  из
стрелка в хорошую мишень. Джехан снова спряталась,  приказала  себе  стать
звеном цепи караульных постов и замерла, пытаясь впасть  в  легкий  транс.
Обычно это позволяло ей,  отдыхая  мыслями,  оставаться  сверхъестественно
чуткой. Но на этот раз ничего  не  получилось.  Мозг  рисовал  картину  за
картиной: Талот, поднимающая покрытое сыпью лицо; бледная  Эйрис,  неумело
отбивающаяся от негодяев; странные плоские лица гедов с тремя глазами... И
в довершение - труп больного кридога, распластавшийся на дорожке из врофа.
     Впервые в жизни безупречное чувство времени  подвело  ее.  Джехан  не
знала, когда начался этот  бесконечный  караул,  и  сколько  еще  осталось
стоять. Снова и снова ей чудился свист приближающейся смены, но  когда  он
действительно раздался,  и  брат-легионер  возник  рядом,  она  ничего  не
услышала и схватилась за нож.
     Уже почти рассвело. Серый полумрак медленно рассеивался. Сквозь ветви
больных деревьев проглянул светлеющий купол "неба".  Джехан  бросилась  по
тропинке прочь от внешних постов караула и, остановившись по  пути  только
для того, чтобы подать сигнал внутренним постам, вихрем ворвалась  в  дом,
взлетела по лестнице, прижала большой палец  к  замку,  рывком  распахнула
дверь и с размаху хлопнула ладонью по оранжевому кругу.
     Комната озарилась светом. Она была пуста. Талот исчезла.



                                    50

     Дахар прислонился к стене и закрыл глаза. Он не решался протереть  их
- не успел помыть руки. Время, когда он ничего не знал  о  дезинфицирующем
растворе, казалось немыслимо далеким, частью другой жизни. Дахар  подумал,
что помыться следует немедленно, пока он не заснул стоя, но слишком устал,
чтобы просто двинуться с места.
     Остальные  давным-давно  отправились   спать.   А   он   провел   над
увеличителем и образцами двадцать  часов  и  так  и  не  получил  никакого
результата:  ни  сочетания  антибиотиков,  ни  смеси  со   снадобьями   не
прекращали рост бактерий, которых нельзя было увидеть, но  которые  должны
были существовать, потому что именно от них раствор гноя мутнел, а кридоги
впадали в бешенство.
     В  комнате,  оснащенной  новым  оборудованием,  витали  запахи  гноя,
дезинфекции,  звериных  трупов  и  пота  четырех  человек,  которые  здесь
трудились. Илабор нес солдатскую службу и не мог приходить часто, а Тей не
работал вообще.
     Дахар  доплелся  до  стола,  превращенного  Граксом  в   неиссякаемый
источник. Вода вытекала из одной трубки, наполняла углубление и утекала  в
другую. Потом, очищенная, возвращалась в первую. На  Эйрис  это  произвело
огромное впечатление, и она тут же принялась сооружать нечто  подобное  из
подручных материалов. Делизийка разрывалась между этим занятием и поисками
лекарства. Лахаб разрывался между этой работой и своими линзами.
     Но все их усилия ни к чему не  приводили.  Остановить  рост  бактерий
никак не удавалось.
     Эти бактерии не могли быть бактериями, иначе на  них  действовали  бы
антибиотики, но и ничем другим быть тоже не могли.
     Дахар слишком устал, чтобы  снова  начать  бег  по  этому  замкнутому
кругу. Эйрис, наверное, давно  в  его  комнате  -  выждала,  пока  коридор
опустеет и пробралась туда. Там ее защищают дверь и уверенность, что никто
в Эр-Фроу не знает, где ее искать. Вероятно, не  дождалась  его,  заснула.
Дахар представил себе, как Эйрис спит, свернувшись калачиком,  и  нежность
заполнила его сердце. Он не переставал удивляться этому чувству.  Нежность
не всегда означала желание. Сегодня он слишком измучен.
     Вокруг сплошные стены, подумал Дахар.  Стены  нашего  невежества.  Мы
ничего не понимаем и никогда ничего не поймем. Рядом с  гедами  мы  просто
варвары...
     Однако геды тоже не могут раскусить эту "небактерию". Дахару хотелось
помыться и лечь спать тут же, в рабочей комнате, чтобы не тащиться к  себе
по коридору, но вместе с тем он мечтал оказаться рядом  с  Эйрис.  Наконец
он, пошатываясь, двинулся к выходу. И тут в нем проснулся воин. Перед  тем
как распахнуть дверь, Дахар достал нож и занял самую выгодную позицию  для
отражения внезапной атаки.
     В коридоре, свернувшись под дверью, спала проститутка.
     СуСу жида вместе с Эйрис, но никогда не входила в комнату сама.  Если
девочка почему-то оставалась снаружи, когда Эйрис была в  рабочей  комнате
или у Дахара, то СуСу ждала в коридоре, пока дверь не открывалась. Сегодня
Эйрис, наверное, подумала, что СуСу у себя, и не вышла открыть ей, вот она
и уснула под дверью.
     Дахар наклонился над девушкой. Во сне ее  лицо  казалось  удивительно
спокойным. Десятициклами он старался не замечать СуСу. "Я никогда не  брал
женщину силой", - как-то сказал он Эйрис. И хотя он не лгал, теперь, после
ночей, проведенных с Эйрис, - ночей, когда они разговаривали, любили  друг
друга, ночей, полных этой странной, изумительной нежности, - его отношения
с проституткой казались насилием. Хотя и припомнить,  чтобы  СуСу  кричала
или сопротивлялась он не мог. Дахар  криво  усмехнулся.  Кто  сказал,  что
насилие не может твориться бесшумно?
     Он не хотел оставлять беззащитную девушку в коридоре, но знал:  стоит
к ней прикоснуться, и она превратится в бешеного  зверька,  а  он  слишком
измотан, чтобы вынести еще и это. И к тому же вдруг понял, что не хочет  к
ней прикасаться.
     Интересно, почему? Потому что СуСу - джелийка? Или потому, что,  пока
Эйрис не сказала ему об этом, он не замечал, какая она  еще  маленькая?  А
может, потому, что, вспоминая ночь, проведенную с СуСу, всегда  чувствовал
вину перед Эйрис, у которой была  дочь  немногим  моложе.  Неважно.  Глупо
теперь гадать. Здесь не Джела и не Делизия. Здесь Эр-Фроу. В  Эр-Фроу  эта
девчонка проводит время с Эйрис и гедами. Здесь Эр-Фроу.
     Уцепившись за эту мысль,  он  наклонился  и  осторожно,  стараясь  не
разбудить, поднял СуСу. Она была легкая,  как  пушинка.  Ему  не  хотелось
нести ее в свою комнату, и он осторожно двинулся  по  коридору  к  комнате
Эйрис.
     СуСу вдруг проснулась и посмотрела прямо ему в глаза.
     Взгляд девушки прорвал завесу его усталости  и  хлестнул  по  нервам.
Дахар боялся взрыва бешенства. Но тут было не бешенство,  и  не  гнев,  не
страх. Ему показалось, что именно так должны смотреть трехглазые чудовища,
явившиеся с далекой звезды, хотя они никогда так не смотрели -  со  слепой
враждебностью существа,  совершенно  чуждого  этому  миру,  враждебностью,
исключающей понимание или перемирие. Такие глаза иногда  чудились  ему  во
тьме вельда, за пламенем костра. В них светился холод и страх.
     Вздрогнув, Дахар опустил СуСу на ноги. Она сразу убежала  и  скрылась
за поворотом. Распущенные волосы летели за ней черным шлейфом.
     Первое же прикосновение к Эйрис, раскинувшейся на подушках,  развеяло
его усталость как дым. Она сразу проснулась. В нем разгорелось загадочное,
волнующее, странное желание - обнять ее, поверить все  сомнения  и  страхи
терпеливому  женскому  уху.  Из  ниоткуда  перед  Дахаром  вдруг   всплыло
обнаженное тело СуСу. Воспоминание казалось реальнее сегодняшней  встречи.
Лаская Эйрис и думая о СуСу, Дахар  поймал  себя  на  том,  что  забыл  об
усталости.
     - Дахар, - счастливым голосом сказала Эйрис и поцеловала его.
     Он ощутил тепло ее губ. Губы Эйрис, глаза СуСу... полные враждебности
и ненависти... Он опустился на Эйрис и ртом сжал ее губы. Слишком  сильно,
сильнее, чем надо. Он  словно  мстил  за  враждебность  СуСу,  за  долгие,
бессмысленные годы, за неудачу в рабочей комнате, за все. Податливое  тело
женщины приняло боль. Дахар еще крепче сжал ее в объятиях.  Она  не  могла
равняться силой с сестрой-легионером, такая хрупкая, что, не сдерживай  он
себя, ему ничего не стоило бы сломать ей ребра.
     Эйрис вскрикнула и оттолкнула его.
     - Дахар...
     Дахар с ужасом спохватился. Он позабыл, кто с ним, и потерял голову.
     - Эйрис... Прости!
     Он сразу же выпустил ее и  стал  шарить  рукой  по  стене  в  поисках
оранжевого круга. Свет залил комнату. Эйрис села, щурясь от яркого  света.
Она казалась взволнованной, но не испуганной.
     - Что случилось?
     - Я хотел сделать тебе больно, хотел... Нет, не стоит. Не  знаю,  что
на меня нашло. Поверь, это не намеренно!
     - Конечно, нет, - мягко сказала Эйрис.
     Они посмотрели друг на друга с внезапной настороженностью. Потом  она
медленно заговорила:
     - Я наблюдала за  тобой.  Давно,  много  циклов  назад,  когда  Гракс
впервые принес маленький увеличитель, ты ножом вырезал  кусочек  плоти  из
собственного рта. Очень острый нож, ты сунул его прямо в рот...
     Усталость, ненависть, которую он увидел в глазах СуСу,  -  все  снова
навалилось на Дахара. Он схватил Эйрис за  запястье  и  повернул  ее  руку
ладонью кверху. На ладони и у основания большого пальца  белело  множество
шрамов.
     - Это ведь от  стекла,  из-за  которого  тебя  прогнали,  так?  Из-за
двойной спирали, да?
     - Да...
     - Зачем ты порезалась этим стеклом?
     - Затем, что я потеряла Эмбри. Затем, что я потеряла... все. Делизию,
Эмбри, свою мастерскую.
     - И ты специально причинила себе боль.
     - Да. И мне стало легче... Не смотри на меня так! -  горячо  выпалила
Эйрис. - Я сделала это намеренно, но теперь бы  так  не  поступила.  -  Ее
горячность  явно  скрывала  страх.  Они  оба  видели,  какой  перед   ними
открывается путь. Это стало ясно уже в первую ночь, проведенную вместе.
     - Ты повредила мышцы  и  нервные  волокна,  -  заметил  Дахар.  -  Ты
повернула свое ожесточение против самой себя. Тебе было приятно испытывать
боль.
     - Это было раньше, но не сейчас. Не в Эр-Фроу.
     - Да. Не в Эр-Фроу. В Эр-Фроу ты  спишь  с  мужчинами,  привыкшими  к
насилию. С Келоваром. Со мной.
     Эйрис попыталась высвободить руку, но он сжал ее так,  что  неминуемо
должны были остаться синяки. Делизийка снова попыталась вырваться,  но  не
смогла и задышала часто и хрипло.
     - А в Делизии твоими любовниками были только  солдаты,  -  сказал  он
каким-то чужим голосом. - Все как один, ведь так?
     Она не ответила.
     - Ни стеклодувы, ни гончары, никто, кроме солдат, всегда только  они?
И тебе нравится, когда... Ответь же мне, милая.
     - Не называй меня так!
     - Только солдаты, - повторил Дахар. - А легионер из Джелы еще  лучше.
Сильнее возбуждает...
     - Ты действительно так думаешь, Дахар? - Эйрис вскинула голову. -  Ты
легионер, но бывший. Но к тому же и бывший лекарь, и когда я наблюдала  за
тобой, как ты впитывал знания... Не знаю! Что именно ты  хочешь  услышать?
Почему боль изгнания я выместила на самой себе? Но разве  лучше,  если  бы
меня постоянно жгла слепая ненависть,  как  Келовара?  Лучше,  если  бы  я
свихнулась, как СуСу?
     Дахар снова вспомнил проститутку, изо всех сил старавшуюся  доставить
ему удовольствие, и отпустил руку  Эйрис.  На  запястье  остались  красные
пятна.
     - Утрата и ожесточение, - гневно продолжала Эйрис.  -  Почему-то  они
всегда вместе. Особенно в Эр-Фроу. Но ты не хочешь  этого  видеть,  ты  не
замечаешь того, что стало с людьми...
     - Ну хватит, - грубо оборвал ее  Дахар  и  отвернулся.  -  Мне  нужно
вернуться в рабочую комнату. Я оставил дверь  незапертой,  потому  относил
СуСу.
     - СуСу? - обеспокоенно переспросила Эйрис и снова в утомленном  мозгу
Дахара две женщины слились в одну.  Ни  одна  из  них  не  была  тем,  чем
казалась, у обеих было оружие, против которого он не  умел  защищаться.  У
Эйрис - слова, а у СуСу - смертельная ненависть, горящая во взгляде...
     - Девочка уснула в коридоре. Знаешь, как она посмотрела на меня?..
     - Да. Я знаю взгляд СуСу. Она  не  может  забыть  свое  горе,  клинки
ожесточения  полосуют  ее  душу  при  каждом  вздохе.  Что  творили   ваши
доблестные братья-легионеры, что довело ее до такого состояния? Джелийской
проститутке нечем выразить свою ненависть, кроме взгляда, не так ли? А  ты
обрушил  ее  ненависть  на  меня.  Ты  бы  хотел,  чтобы  я   тоже   стала
человеконенавистницей  после  того,  как  потеряла  Эмбри?  Или   так   же
ожесточилась, как Келовар? Или превратилась в двуглазое подобие гедов, как
ты?
     Она сильно, но неумело толкнула его в  грудь.  Дахар  схватил  ее  за
руки, постарался  удержать.  Она  еще  раз  замахнулась,  разозленная  уже
по-настоящему, ее зубы сомкнулись на его плече, и прокусили рубашку вместе
с кожей. И тут же сама закричала от боли. Он забыл о ее сломанной  ноге  -
или предпочел не вспоминать  -  и  швырнул  на  пол  гораздо  грубее,  чем
следовало.
     Дахар опустился на колени и прижал ее к себе. Она не  сопротивлялась.
Они долго сидели, замерев. На этот раз пропасть разверзлась там,  где  они
меньше всего ожидали.
     Наконец Эйрис сдавленно произнесла:
     - Кем бы ты ни был, я все равно хочу быть с тобой.  Но  на  занятиях,
когда ты смотрел на гедийское оборудование... Да разве так важно, почему я
хочу тебя? Если легионер пользуется любой потаскухой...
     - Прекрати, - холодно произнес он. - Все в прошлом.
     Она не ответила.
     - Утраты и ожесточение - будь они прокляты! Люди теряют что-то, пусть
по чьей-то вине, а ожесточаются на весь белый свет.  Особенно  в  Эр-Фроу.
Эр-Фроу дал нам знания, но не только. - Дахар неподвижно  сидел  рядом,  и
Эйрис не могла остановиться: - Ты не хочешь  об  этом  думать.  Но  что-то
здесь... Когда я изгнанницей впервые вошла сюда,  мне  показалось,  что  я
после долгого ненастья наконец-то вижу солнечный свет. У меня  закружилась
голова. Наука, еда и тепло, это живительное тепло! Я бы замерзла в вельде.
Одна, без Эмбри... нет, выслушай меня, Дахар. Потом я  заметила,  что  чем
дольше люди здесь живут, тем сильнее их жестокость. Ты ведь помнишь: когда
Делизия и Джела заключали перемирие, убийства случались не так  уж  часто.
Делизийские торговцы и джелийские горожане обменивались товаром.  Тей  мне
сказал, что однажды  побывал  в  Джеле.  В  мастерской  поговаривали,  что
джелийские и делизийские рудокопы работали в шахтах вместе даже  во  время
войны. Когда один из городов нарушал перемирие и на границах шли бои,  это
все равно было непохоже на то, что  происходит  сейчас  в  Эр-Фроу.  Здесь
больше дикости, насилия - несмотря на  то,  что  геды  запретили  насилие.
Насилие, жестокость распространяются, как эта чесотка, которой  прежде  не
знали. И они продолжают расти.
     - Эр-Фроу дал нам науку, которую мы сами не создали  бы  и  за  сотни
лет, - сердито проворчал он.
     - Я знаю. Знаю. Но насилие растет. Деревья и трава умирают, а насилие
и жестокость растут.
     Дахар лежал неподвижно. Он представил  затуманенные  гноем  сосуды  с
бактериями, которые непрестанно размножались.
     - Ты ошибаешься, Эйрис. Джела и Делизия  всегда  воевали.  В  Эр-Фроу
гедам удалось организовать нечто прямо  противоположное  -  сотрудничество
Джелы и Делизии.  Криджин,  Лахаб  и  мы  вместе  работаем  с  Граксом.  А
"Кридоги"? - Он слегка запнулся на этом слове и холодно  продолжил:  -  Не
важно по каким мотивам, но Белазир и Калид вступили в соглашение. Ты и я -
мы тоже вместе...
     Если последние слова ее и задели, она ничем этого не показала.
     - Значит, сотрудничество и насилие растут вместе. За пределами  этого
странного города такого никогда не происходило... Не знаю, но мне кажется,
что Эр-Фроу переродил людей.
     Он понимал ход ее мыслей, они выстраивались в последовательность,  но
какой вывод? По-видимому, Эйрис не  впервые  задумалась  об  этом.  Должно
быть, она снова и снова идет  по  замкнутому  кругу  рассуждений,  подобно
тому, как сам  он  бродил  вокруг  проклятых  бактерий.  Дахара  разобрала
досада.
     - Неужели Эр-Фроу не дал людям ничего хорошего?
     - Не знаю.
     - А я знаю. Геды дали нам науку,  медицину,  знания.  Кое-что  ты  же
первая и оценила.
     - Да, - очень тихо отозвалась Эйрис.
     - А теперь нападаешь на то, что любишь. Правильно  говорят:  "Делизия
для  предательства".  Наверное,  твоим  согражданам  не   следовало   тебя
прогонять. Ты такая же, как и они.
     Эйрис не ответила, не отстранилась. Несмотря на пелену гнева,  пелену
одуряющей усталости и боли, которую они причиняли друг другу, - неужели  с
женщинами всегда так? - Дахар испытывал невольное  восхищение  Эйрис.  Она
откровенно высказывала все, что думала, а быстрые переходы от восхищения к
раздражению и гневу, от желания к озлоблению ставили его в тупик. Нет,  он
решительно ее не понимал. И к тому же очень устал.
     - Эйрис, - начал он ворчливо, но она перебила его.
     - Эр-Фроу многое отнял у людей.
     - Что?
     - Не знаю. В Эр-Фроу вражда между Делизией и Джелой вспыхнула с новой
силой. Этот город лишил людей чего-то.  Здесь  недостаточно  места,  чтобы
солдаты и легионеры могли избегать друг друга. Нас  постоянно  сталкивают:
Джехан и меня, тебя и меня, Белазир и Калида. Эр-Фроу в  чем-то  обездолил
людей и  теперь  гибнет  сам.  -  Она  успокоилась,  гнев  поутих,  и  она
продолжала: - Что-то утрачено, и насилие разрастается.
     Дахар почувствовал  слабое  покалывание  в  затылке.  Какая-то  мысль
формировалась у него в голове. Такое состояние он  испытывал  всякий  раз,
когда перед ним открывалось что-то новое в гедийской науке. Дахар и сам не
понимал, с чем оно, это покалывание, связано.
     - У нас что-то отняли, - твердила Эйрис, - не дали, а отняли.
     Дахар сжал ее пальцы.
     - Рост. Ты  сказала,  что  насилие  разрастается,  Эйрис,  -  ты  так
сказала. Что-то исчезло, и насилие приумножилось.
     Они смотрели друг на друга. Она не сразу поняла,  что  он  говорит  о
другом. Необычное волнение придавало его грубому, усталому  лицу  какое-то
шальное выражение.
     - Эйрис, что-то изменилось, и начался рост...
     Теперь она поняла.
     - Бактерии. Они начали расти.
     - Да, бактерии, или как их там. Чесотка началась не оттого,  что  они
появились, а оттого, что стали размножаться быстрее. Что-то изменилось.
     - Но что?
     - Не знаю. Навряд ли здесь лучше с питательными веществами. Кожа  так
и осталась кожей. Скорее самим людям чего-то не хватает. А раньше хватало.
Или вода другая. Раньше-то все мылись в реке.  Может  быть,  здешняя  вода
чем-нибудь отличается от речной?
     - Нет, я спрашивала  Гракса.  Вода  из  реки  по  трубам  подается  в
Эр-Фроу, а из них - в бани и ручьи.
     - Но сначала фильтруется. Бактерии не могут попасть сюда с водой.
     Раньше в Эр-Фроу никто не болел... Пытаясь привести  в  порядок  свои
мысли, жрец отчаянно тряхнул головой. Красная пелена расплывалась  у  него
перед глазами, от усталости и возбуждения по телу пробежала дрожь. Эйрис с
любопытством наблюдала за муками рождения догадки.
     - Нет, вода здесь ни при чем. А воздух? Воздух  тут  всегда  влажный.
Как подействует на язвы сухой воздух? В вельде во время Легкого сна воздух
совершенно сухой от жары. А что, если высушить воздух печью для обжига?
     - Воздух Легкого сна, - медленно повторила Эйрис.
     Но Дахар не слушал ее.  Мысли  бывшего  жреца  неслись  дальше.  Печь
высушит гной, и одновременно нагреет его. Как узнать, что  вызвало  гибель
бактерий - температура или  сухость,  если,  конечно,  бактерии  и  впрямь
погибнут. Человеческая кожа не приспособлена к  жару.  Значит,  он  должен
находиться достаточно близко от печи, чтобы воздух был  сух  и  достаточно
далеко, чтобы тело не подвергалось действию высокой  температуры.  А  если
дело не в воздухе, так есть уйма  других  факторов,  действующих  на  кожу
снаружи и не действующих изнутри. Не исключено, что  кожа  сама  порождает
эти бактерии, подобно тому, как гнилое мясо порождает червей. Чего-то  тут
явно не хватает. Цветочной пыльцы, каких-нибудь  веществ,  растворенных  в
капле дождя, сока растений, которых нет под куполом Эр-Фроу,  может  быть,
кембури... тут ведь совсем нет кембури...
     Дахар озабоченно поднялся  с  подушек,  увидел  неподвижно  застывшую
Эйрис и коснулся ее плеча. Она подняла глаза. В  них  застыло  невыносимое
напряжение. Делизийка перевела взгляд на закрытый оранжевый круг, снова на
Дахара и снова на круг. У людей что-то отняли.
     - Свет, - прошептала она.



                                    51

     Гракс в  одиночестве  прохаживался  внутри  периметра.  Когда  с  ним
связался Энциклопедист, гед прекратил ходьбу, бессильно уронил  конечности
и бессмысленно уставился в потолок третьим глазом.
     Энциклопедист  воспроизвел  разговор  двух  людей  -   куски   ткани,
закрывающие сенсор, не совсем заглушали звуки. Эйрис  говорила  задумчиво,
иногда оживляясь. Тональность женских голосов не нравилась  Граксу.  Голос
Дахара больше походил на рокот гедов,  хотя  и  звучал  эмоциональнее.  Ни
звуковой гармонии, ни грамматической  точности,  ни  заботы  о  правильном
порядке слов. И все же... В споре  этой  пары  проглядывал  интеллект!  Ни
мужчина, ни женщина не сумели определить понятие "вирус",  им  не  хватало
для этого ни фактов, ни теории, ни  приборов.  И  все  же  Эйрис  и  Дахар
преодолели барьер собственного невежества - нарушив все законы логики, все
причинно-следственные связи  процесса  познания  -  и  обсуждали  сущность
вируса, еще не убедившись, что он существует. Изучать свойства того,  чего
еще нет, - как это можно? Гракс следил за их  чудными  диалогом,  понимая,
что ни один гед на такое не способен. Это все равно, что изобретать оружие
против хищников неоткрытой планеты. Абсурд. Неэффективный,  негармоничный,
бессмысленный, отвратительный способ мышления. Такой мог привести только в
пустоту.
     Такой способ мышления может привести Дахара  и  Эйрис  к  победе  над
чесоткой.
     - Как подействует на язвы  сухой  воздух?  -  повторил  Гракс  вопрос
Дахара. И жрец словно ответил ему:
     - В вельде во время Легкого сна воздух совершенно сухой  от  жары.  А
что, если высушить воздух печью для обжига?
     - Воздух Легкого сна, - отозвалась Эйрис.
     Пока Гракс не продемонстрировал людям методы  проверки  гипотез,  они
были им неизвестны.
     Геды, предупрежденные Энциклопедистом, уже  собрались  в  назначенном
месте. Придется вновь решать, что  и  в  какой  последовательности  делать
дальше. Если бы они предвидели такой поворот, знали за людьми склонность к
абсурдной  логике,  то  выбрали  бы  другой  вирус,  более  устойчивый   к
климатическим перепадам. Но его  не  мог  предвидеть  даже  Энциклопедист,
запрограммированный по образу и подобию гедов.
     Энциклопедист   начал    излагать    результаты    проведенного    им
математического  анализа.  Гракс  приказал  ему   замолчать.   Он   почуял
собственные феромоны. Огорчение,  озабоченность,  изумление,  страх.  Ведь
именно он учил людей. Прежде, чем присоединиться к  остальным,  надо  было
восстановить  контроль  над  феромонами.  Его  огорчение  должно   пахнуть
сильнее, чем огорчение остальных. Ведь именно он учил Дахара.
     Огорчение, озабоченность, изумление, страх и  уже  совсем  неуместный
запах гордости. Позор.



                                    52

     Костер, разведенный Дахаром на центральном дворе Дома Обучения, давал
мощный сухой жар и самый яркий свет, когда-либо виденный в Эр-Фроу.
     -  Ослепнуть  можно,  -  промурлыкал  Тей.  Он  прислонился  к  стене
неподалеку от Эйрис и сложил руки на груди. - Думаешь, подействует?
     - Почему бы  тебе  не  пособить  Криджин  с  дровами?  -  раздраженно
спросила Эйрис. В последние десятициклы ее неприязнь к маленькому  торгашу
только усилилась.
     - Она отлично справляется без меня, - заявил Тей  и  улыбнулся  своим
мыслям. - Не думаю, что брат-легионер обрадуется моей помощи.  Вот  помощь
женщины - другое дело. - Любая реплика в его устах звучала двусмысленно.
     Эйрис украдкой покосилась на торговца.  Никак  не  угадаешь,  что  он
знает и о чем догадывается. Или просто треплет языком.
     Сначала Криджин отнеслась к идее подвергнуть  "бактерию"  воздействию
тепла и света скептически. С колбами и сосудами, о  существовании  которых
год назад и не подозревала, Криджин обращалась  ловчее  всех,  а  усердием
напоминала Эйрис маленького зверька, без устали роющего  свою  норку.  Она
работала не покладая рук, правда, не  любила  менять  род  деятельности  и
предпочла  кропотливо  смешивать  гедийские  антибиотики   со   жреческими
снадобьями в надежде получить нужное лекарство. Но постепенно сдалась  под
напором аргументов Дахара.
     Лахаб продолжал шлифовать линзы. Гракс подробно  отвечал  на  вопросы
ремесленника и Дахара.
     И наблюдал.
     - Тепло и свет замедляют рост бактерии, - сказал  Дахар  после  того,
как они два дня по очереди поддерживали огонь, - но не прекращают  совсем.
- Он держал два сосуда и  пристально  их  разглядывал.  В  одном  жидкость
помутнела от гноя, в другом была чуть прозрачнее, но все  еще  мутноватой.
Со двора в комнату вошла Криджин. Она принесла еще два сосуда.
     - Эти находились  дальше  всего  от  огня.  Смотрите,  они  ничем  не
отличаются.
     - Недостаточно тепла.
     - Или света, - вставил Тей. - Как узнать, чего именно?
     Дахар не ответил. Он продолжал сосредоточенно изучать сосуды.
     - Но нигде жидкость не посветлела окончательно, - сказала Криджин.  -
Мы  ничего  не  добились.  Пока  бактерии  продолжают  расти,  люди  будут
заражаться.
     - Можно подержать эти сосуды у огня подольше, - Дахар  поморщился.  -
Может быть, нужно больше времени.
     - Нет, - отозвалась Эйрис. - Они и так простояли два дня и две ночи -
как раз Третьедень. Дело не в огне, а в освещении. Свет костра  отличается
от дневного света. Я  же  говорила,  но  Гракс  хотел,  чтобы  мы  сначала
попробовали так.
     Эйрис подвела свое кресло поближе к Дахару. Разглядывая  сосуды,  она
избегала взгляда жреца.
     - Нужно поставить сосуды вне Эр-Фроу, в вельде, и  выяснить,  убивает
ли бактерий естественный свет. И если убивает,  станет  ясно,  что  именно
искусственный свет Эр-Фроу позволил ей размножиться.
     Слабое эхо прозвучало у нее в мозгу:  "искусственный  свет",  но  она
отмахнулась от него. Сейчас это не важно. Важно, что ответит Гракс.
     - Ты забыла, о чем предупреждал Гракс, - холодно возразил ей Дахар. -
Если открыть ворота Эр-Фроу, бактерия проникнет в воздух  Кома.  Мы  можем
заразить всю планету. А если болезнь не лечится светом...  Гракс  говорит,
что в лагере у городских ворот до сих пор живут люди. А вдруг  кому-нибудь
взбредет в голову посмотреть, что в сосудах,  пока  они  будут  стоять  на
солнце?
     - Я думала об этом, - ответила Эйрис и глубоко вздохнула. Она  думала
об этом ночью, пока Дахар работал с  Граксом.  У  нее  было  время,  чтобы
обдумать свою идею со всех сторон.
     Эйрис повернулась лицом к Граксу.
     - Мы хотим поместить сосуд с бактериями на свет за  пределами  Стены.
Ты говоришь, что, открыв ворота, мы выпустим воздух, в котором может  быть
зараза. Но сосуд можно поставить на свет не выпуская  воздуха.  Для  этого
надо сделать на южной стороне Стены пузырь из прозрачного врофа. Вы умеете
делать все, сделаете и это, а мы  поставим  сосуд  в  пузырь.  Свет  будет
проходить через прозрачный вроф, и воздух не выйдет.
     Все с интересом  слушали  Эйрис.  Но  она  ни  на  кого  не  обращала
внимания, даже на Дахара, и не сводила глаз с Гракса.
     Гед ответил не сразу. Он опять к  чему-то  напряженно  прислушивался.
Делизийка, наблюдавшая за Граксом внимательнее, чем когда бы то  ни  было,
заметила в выражении его лица едва уловимые изменения, которых  раньше  не
замечала. Ей показалось, что Гракс обдумывает сделку.
     Да, это действительно сделка, настоящая делизийская сделка.  Товар  -
цена. Как могла убедиться Эйрис, без всякой примеси  джелийской  чести.  А
заключалась сделка в том, что если геды  сделают  так,  что  пузырь  будет
пропускать солнечный свет к сосуду, Эйрис перестанет колебаться, признает,
что Гракс заслуживает доверия, не будет  больше  тревожить  Дахара  своими
подозрениями. Проведи Гракс опыт, как просила его Эйрис, и, независимо  от
результата, она прекратит сомневаться в  гедах.  Если  они  согласятся  на
эксперимент, она отбросит свой  скептицизм,  которому  сами  же  чужаки  и
научили людей.
     Эйрис показалось, что она  уловила  мгновение,  когда  Гракс  наконец
принял решение.
     - Да. Мы можем создать пузырь из прозрачного врофа на  внешней  стене
Эр-Фроу.
     - Это должно сработать! - обрадованно воскликнула Криджин.
     - В пузырь надо поставить два сосуда, - вмешался в разговор Дахар.  -
Один с гноем, разведенным в воде, а другой просто  с  гноем,  из  которого
влага испарится через несколько часов...
     Лахаб перебил жреца. Ремесленник до сих пор не проронил ни слова.  По
старой привычке джелийского горожанина он все еще опускал  глаза,  если  в
комнате находился Дахар.
     - Прозрачный вроф может действовать как линза. Он усилит жар.  И  все
будет не так, как если поставить сосуд на прямой солнечный свет.
     Разгорелся спор. Криджин захотела что-то сказать,  но  Дахар  перебил
ее. Тей покинул свое место у дальней стены и подошел к их  кружку;  хитрое
выражение исчезло с его лица.  Все  четверо  начали  наперебой  предлагать
разные решения. Криджин, коротко взмахивая руками, отстаивала  свою  идею.
Говорили все громче и громче, и даже Лахаб, речь которого всегда  казалась
неторопливой в сравнении с быстрыми репликами других, старался перекричать
остальных.
     Гракс наблюдал за ними, переводя взгляд с  делизийского  торговца  на
джелийского ремесленника, с брата-легионера на гранильщицу. В  первый  раз
их не разъединяли ни война, ни торговля, ни клинки чести. Проблемы Делизии
и Джелы на время отступили, люди обсуждали то, что волновало сейчас  всех.
Только Эйрис ни о чем не забыла.  Гракс  принял  ее  условия,  он  достоин
доверия, как утверждал Дахар. Но ожидаемого облегчения не наступило.
     Делизия для предательства. Хотя Гракс  и  ответил  ей  правдиво,  она
знала, что молчаливой сделки ей  недостаточно.  Эйрис  все  равно  ему  не
доверяла.
     - Свет, - произнес ликующий Дахар, и она заставила себя улыбнуться.



                                    53

     Дряхлый  старик  на  острове  зашевелился.  Второй  раз  он,  хромая,
заковылял к зонду. Его глубоко запавшие глаза, обведенные темными кругами,
пристально разглядывали странный аппарат.
     - У нас нет ничего подобного. Ничего. Скажите, на материке, куда  они
отправились, есть другой корабль? Когда они уплыли?
     Зонд  повернул  объектив  к  примитивной  клавиатуре,  встроенной   в
противоположную стену. Старик повернулся, провожая взглядом аппарат.
     - Временная замена, - прохрипел он. - Как и все вокруг. За  неимением
лучшего. И я обучил тех, кто в состоянии учиться, я обучил своего сына...
     В комнату вбежал ребенок - маленький  мальчик  с  черными  кудрями  и
блестящими  глазами.  Вместо   рук   у   него   были   короткие   обрубки,
оканчивавшиеся кусками морщинистой кожи. Зонд повернулся к нему, мальчишка
наклонил голову и посмотрел прямо в камеру.
     - Они все еще на материке?  -  торопливо  спрашивал  человек.  -  Они
выжили? Их было так много:  военные,  врачи  и  эти  проклятые  колонисты,
негодяи все до единого, беглецы, люди без прошлого... они там? Что с ними?
     Ребенок улыбнулся, вдруг повалился на спину и, подняв правую  ногу  с
растопыренными пальцами, потянулся к зонду. Послышался женский  голос,  не
то встревоженный, не то раздраженный.
     - Али! Али, где ты?
     Мальчик улыбнулся еще шире.
     -  Вы,  должно  быть,  с  материка,  -  произнес  старик.  -  Или   с
орбитального катера. Мой сын и другие юнцы угнали катер три дня назад. Они
его как-то починили и угнали. Они угнали его. Мой сын. Сын Аллаха.
     Зонд завис прямо над ребенком. Мальчишка осторожно дотронулся до него
большим пальцем ноги.
     - Вас послал сюда мой сын? Их было  пятеро.  Мой  сын  -  великан.  -
"Великаны пойдут вместе с вами". - Голос старика изменился. - Мутант.  Все
они... они рассказали о поле стазиса? Рассказали, что с нами происходит?
     Ребенок, дотянувшись до  зонда  обеими  ногами,  измазал  серый  вроф
грязью. Маленький камешек скатился с босой ступни и шлепнулся на землю.
     - Али! - окликнула ребенка женщина. Голос удалялся. Старик зашамкал:
     - Сын Аллаха. Не то  что  остальные.  Те  сразу  бежали  подальше  от
корабля. Даже офицеры побросали свои посты!  Занесите  это  в  ваши  банки
данных!
     Он закрыл глаза и затянул песню на чужом языке.  Голос  поднимался  и
замирал, изливаясь в причитаниях, смысла которых  Энциклопедист,  сверяясь
со своей обширной памятью, так и не смог постичь. Старик  сложил  руки  на
груди и начал медленно раскачиваться из стороны в сторону.
     Безрукий  ребенок,  растянувшись  на  спине,  ухватил   зонд   обеими
ступнями, поднял глаза и хихикнул.
     Изображение застыло.




                     ЧАСТЬ ШЕСТАЯ. СВЕТ ЧУЖОГО СОЛНЦА

                             Вселенная изобилует гармоничными пропорциями,
                          но даже гармония должна развиваться.
                                                             Иоганн Кеплер



                                    54

     Прошло четыре дня  после  исчезновения  Талот.  Ранним  утром  Джехан
пробралась к Дому Обучения. В одной руке она сжимала  дробовую  трубку,  в
другой - триболо. Ножи и тепловой пистолет пристегнула к поясу. В  тусклом
свете лицо девушки казалось таким же серым, как оружие.
     Сейчас там четверо. Всю ночь  она  просидела  в  кустах,  наблюдая  и
размышляя. Делизийский солдат Илабор не входил и  не  выходил  -  где  его
черти носят? Она должна выяснить, где он. Если  внутри,  это  все  меняет.
Эйрис, Дахар и проститутка провели там  всю  ночь  не  выходили  из  зала;
наверное, и у солдата тоже есть своя комната. Может быть,  Илабор  спит  с
Эйрис или с проституткой.
     Гракс,  горожанин  Лахаб  и  двое  делизийцев  еще   не   появлялись.
Покалеченная Эйрис не страшна, маленькая проститутка тоже. Остаются Илабор
и Дахар. Раньше Джехан и в голову бы не пришло, что первый лейтенант Джелы
- пусть даже разжалованный, пусть  даже  придумавший  "Кридогов"  -  может
представлять угрозу для сестры-легионера. Теперь все изменилось. Перед ней
два противника: Илабор и Дахар. Придется использовать Эйрис  вместо  щита.
Дахар, лучше  тренированный,  опаснее  солдата.  Нет,  если  не  перестать
заранее думать о встрече лицом  к  лицу  с  Дахаром,  ничего  хорошего  не
выйдет. Может быть, следует дождаться прихода Гракса?  Если  вместо  Эйрис
использовать щит из невидимой  брони  чужака,  Дахару,  чтобы  вступить  в
ближний бой, придется обогнуть геда, и Джехан  выиграет  несколько  лишних
секунд. Но в конце концов Джехан решила не загадывать. Трудно  предсказать
поведение геда.
     И все же, где Илабор? Нельзя допустить, чтобы он вошел вслед за  ней,
с тыла. Илабор не слабак, не чахлый торговец или делизийка, он  -  солдат.
Потратив несколько часов, она убедилась,  что  делизийские  караульные  не
охраняют Дом Обучения снаружи, да и с какой  стати?  Они  уже  заняли  его
изнутри, четверо против двух. Нет, четверо против  одного.  Дахара  нельзя
считать за джелийца - он действовал на руку Калиду, внес  сумятицу  в  умы
легионеров, пойдя на позорную сделку с делизийскими мерзавцами...
     Что сейчас собирается сделать и она.
     Джехан нахмурилась. Талот, Талот, только ради тебя...  Где  же,  черт
возьми, Илабор?
     Она слишком долго ждала, гадая об этом. На дорожке показалась  чья-то
фигура,  и  Джехан  нырнула  в  кусты.  Оказалось,  это  была  всего  лишь
делизийка, спешившая куда-то с  беспечностью  горожанки,  полагающей,  что
беглого взгляда, брошенного вокруг, достаточно, чтобы уберечься от  засады
и нападения. Еще одна пустоголовая курица.
     Делизийка скрылась  в  Доме  Обучения.  Джехан  последовала  за  ней.
Коридор был пуст, в одной из комнат звучали голоса.  Джехан  проскользнула
поближе,  прислушалась.  Эйрис  разговаривала  с  только  что   пришедшей.
Отлично. Сейчас она им устроит.
     Джехан рванула дверь на себя.
     - Стоять!
     Перед  ней  были   делизийка,   Эйрис,   устроившаяся   на   каких-то
металлических палках, Дахар и маленькая  проститутка,  сидящая  в  дальнем
углу. Илабор отсутствовал. Прекрасно! Джехан направила дробовую трубку  на
Дахара.
     - Опусти оружие, лейтенант! Не доставай его!
     Прежнее звание Дахара само слетело с губ девушки. Лицо жреца застыло.
Он не шевелился.
     Джехан отрешенно подумала, хватит ли  у  нее  духа  убить  его,  если
сейчас  вместо  того,  чтобы  развязать  пояс,  он  попытается   выхватить
гедийский пистолет, и решила, что хватит. Он прочитал эту мысль у  нее  на
лице, но продолжал стоять неподвижно, пока Эйрис не крикнула:
     - Опомнись, Дахар! Не дай ей выстрелить!
     Вторая женщина застыла с выпученными глазами.
     Дахар бросил пояс с оружием на пол и отступил в сторону.  Не  опуская
трубки, Джехан сделала несколько  шагов  в  глубь  комнаты,  откуда  могла
держать под прицелом дверь. Потом повернулась к Эйрис.
     Та, непонятно почему, двинулась  прямо  к  ней.  Металлические  палки
поднялись в воздух и полетели вперед - они  что,  живые?  Джехан  невольно
вздрогнула и переместила прицел на металлические трубки. Потом догадалась,
что перед ней очередная игрушка  гедов,  таинственная,  но  не  живая.  Ей
понадобилась лишь секунда, чтобы сообразить, но  Дахар  воспользовался  ее
замешательством и кинулся вперед.
     Впоследствии Джехан так и не смогла вспомнить, как  все  произошло  и
что она почувствовала.  Помнила  только,  что  произошло  нечто  странное:
что-то быстро поднялось от пола. Не было ни мерцания, как от брони Гракса,
ничего, только время вдруг замедлило свой бег,  стало  тягучим  и  вязким,
позволив Джехан опомниться  и  ужаснуться.  Такого  еще  не  было:  первый
лейтенант  Джелы  бросается  врукопашную  на   сестру-легионера,   которая
собирается убить его. Мозг девушки лихорадочно работал, и она  догадалась:
геды защищают Дахара. И еще она поняла, что их усилия пропали зря.
     Джехан не нажала на курок, хотя могла сделать это еще раньше, до того
как  тягучее  время  сковало  ее  движения,  а  Дахар  сам  замедлил  свою
смертоносную  атаку.  Первый  лейтенант   Джелы   не   смог   напасть   на
сестру-легионера. Дисциплина и понятие "своего"  вошли  в  плоть  и  кровь
Дахара и Джехан, и потому оба остановились  и  теперь  стояли  друг  перед
другом на расстоянии вытянутой руки.
     Джехан, несмотря на потрясение,  вдруг  живо  представила  себе,  что
чувствовал Дахар, обрекая на смерть Джаллалудина. И  что  чувствовала  при
этом Талот.
     Поле стазиса отключилось. У Джехан на секунду закружилась  голова,  и
она покачнулась. Вокруг нее  царил  хаос.  Незнакомая  делизийка  визжала,
Эйрис кричала что-то Дахару. Наконец  они  умолкли  -  должно  быть,  жрец
приказал обеим замолчать. Джехан разозлилась, и ей, как ни странно,  стало
легче.
     - Я хочу поговорить с Эйрис наедине, - рявкнула она.  -  В  коридоре.
Остальные пусть подождут здесь.
     И прежде, чем Дахар успел возразить, Эйрис направила  свое  трубчатое
кресло к двери. Джехан последовала за ней,  держа  под  прицелом  комнату,
затем приказала Эйрис остановиться.
     Джехан использовала  ее  как  щит  между  собой  и  теми  двумя,  что
оставались в комнате. Вдруг оттуда кто-то  выбежал,  но  не  Дахар,  и  не
делизийка, а проститутка СуСу.
     - Пусть останется здесь, - быстро проговорила Эйрис. - Не трогай  ее,
Джехан, она нам не помешает. Она... глухая. Чего ты хочешь?
     - Я спасла тебя от... двух горожан. Мы стоим на... - Девушка не могла
выговорить  остальные  слова.  К  чему  разговоры  о  чести  с   мокрицей,
пресмыкающейся перед гедами? Вместо этого она сказала другое:
     - Один из них покончил с собой. Из  тех  двоих,  которых  из-за  тебя
покалечили. Ты знаешь об этом?
     Эйрис побелела, но ответила тем же ровным голосом:
     - Я в этом не виновата.
     - Нет, но "Кридоги" сделали это из-за тебя.
     - Чего ты хочешь, Джехан?
     Выхода не было. Придется сказать то, ради чего она пришла.
     - Поговаривают, будто вы делаете новое лекарство, - выпалила  Джехан.
- Лекарство от чесотки... - Она презирала себя.
     - У тебя чесотка? - Эйрис подалась вперед.
     - Нет. Не у меня. Но если вы вшестером работаете вместе с гедами  над
лекарством и носите его больным в Стене... Тебя пускают внутрь Стены? Туда
есть вход?
     Эйрис задумалась и ничего не ответила.
     - Туда есть вход? - настаивала Джехан. - Я спасла  тебя,  Эйрис...  -
Она знала, что унижается, опускаясь до просьбы,  и  не  могла  себе  этого
простить.
     - Зачем тебе туда? - спокойно спросила Эйрис.
     - Это тебя не касается!
     - Там кто-то, кого ты... любишь, кто  оставил  тебя,  чтобы  получить
помощь гедов.
     - Она не оставляла меня! Она отправилась туда не по своей воле!
     - Откуда  ты  знаешь?  -  глаза  Эйрис  вспыхнули.  -  Мы  говорим  о
рыжеволосой девушке из нашей группы, правда? Откуда  ты  знаешь,  что  она
пошла туда не по своей воле?
     - Я знаю.
     - Скажи, пожалуйста, Джехан, это очень важно. Откуда ты  знаешь,  что
ее отправили внутрь насильно?
     - Она хотела самостоятельно бороться  с  болезнью,  мы  обещали  друг
другу... Тебе этого не понять, делизийка. Сестры-легионеры не виляют,  как
кембури в Первоночь. У Талот достаточно храбрости... - Джехан поняла,  что
кричит, и резко перешла на шепот. - Я знаю, что ее забрали насильно.
     - Забрали? Кто?
     - Геды, кто же еще? Она пошла прогуляться ночью вдоль Стены,  и  если
бы ее убили солдаты Келовара, я бы уже знала...
     Эйрис вцепилась в гедийские трубки.
     - Солдаты Келовара?
     Но Джехан не слушала ее.
     - Или нашла бы ее тело. Я искала два дня... Она внутри Стены, и  если
вы там бываете, ты должна меня туда провести. Должна, Эйрис. - Джехан, все
еще сжимая пистолет и дробовую трубку, смотрела Эйрис прямо в глаза.
     - Никто, кроме гедов, не может туда пройти, - ответила та.
     - Значит, геды втащили Талот. А ты работаешь с  ними.  Вы  шестеро  -
подопытные зверюшки гедов - можете пойти за ними и попасть в  Стену  вслед
за ними. А я отправлюсь за вами.
     Эйрис молчала.  Она  сидела,  вцепившись  в  ручки  кресла  так,  что
побелели костяшки  пальцев,  и  Джехан  неожиданно  вспомнила  ее  руку  с
сочащейся из порезов  кровью.  Тогда,  в  вельде,  в  лунном  свете  кровь
казалась черной.
     - Я бы помогла тебе, Джехан, будь это в моих силах, но никто не может
попасть внутрь Стены, кроме гедов. Они никому этого не  позволяют.  Однако
послушай. Мы очень скоро приготовим лекарство от чесотки. Мы уже близки  к
цели. А потом геды вылечат всех, кого забрали к себе, и Талот вернется.  А
сейчас она не страдает и спокойно спит.
     Джехан услышала неуверенность в голосе Эйрис.
     - Ты лжешь. Ты сама не веришь в свои слова!
     Эйрис вскинула глаза и сквозь гнев,  пылавший  во  взгляде  джелийки,
увидела настоящую боль. Эйрис и впрямь не верила  собственным  словам,  но
она и не лгала. Здесь было что-то другое - в Эр-Фроу все не  так,  как  за
его пределами, и враг  неустанно  принимал  все  новые  обличья.  Делизия,
Дахар, геды - кому доверять? С кем сражаться? Как добиваться своего?
     - Так ты не проведешь меня внутрь?
     - Я не могу!
     Джехан  перестала  что-либо  понимать.  Она  отшвырнула  пистолет   и
схватилась за нож. Но не успела  она  решить,  что  с  ним  делать  и  кто
оказался врагом на этот раз, как снова что-то поднялось от пола, обволокло
ее и сковало движения. Эйрис успела повернуть  свои  трубки  и  ничего  не
заметила. Джехан поняла: делизийка не подозревает о том, что геды защищают
ее так же, как Дахара. Если бы нож Джехан вонзился ей в спину, она  умерла
бы, не успев испугаться.
     Когда Эйрис скрылась в рабочей комнате, стазис отпустил Джехан. Возле
нее стоял Гракс, держа в руке что-то наподобие бутыли.
     Гед ничего не сказал. К чему слова?
     Джехан выбежала из здания и помчалась  по  врофовой  дорожке.  Воздух
Эр-Фроу душил, преследовал ее. Все здесь было  враждебным.  Дорожка  резко
свернула к южной стене. Джехан  бросилась  на  серый  вроф  плечом.  Стена
стояла как утес. Все тело содрогнулось от удара.
     - Талот!
     Нет ответа.
     Она швырнула в Стену триболо. Удар оказался  настолько  сильным,  что
зазвенело в ушах. Джехан швыряла снаряд снова и снова. Ни на гладкой серой
поверхности, ни на  шарах  не  осталось  даже  вмятины.  Наконец  одна  из
бечевок, связывавшая шары триболо, оборвалась, и  оно  улетело  в  заросли
вянущих кустов.
     - Таааалооооот!
     К Джехан уже бежали люди. Заметив вооруженных джелийцев, она спрятала
оружие. Первая  сестра-легионер  с  опаской  приблизилась  к  ней.  Сквозь
красный туман, застилавший глаза, она слишком  поздно  разглядела,  что  у
девушки с плеча сорвана эмблема - что эмблемы сорваны у всех -  и  вообще,
все они не легионеры, а  горожане.  Вооруженные  горожане.  Женщина,  хотя
угрожала ножом, оказалась нетренированной размазней и свалилась от  одного
удара кулака.
     Ярость внезапно прошла, и Джехан хладнокровно приготовилась к  драке.
Ее окружили. Джехан ударила одного нападающего в пах,  горожанин  взвыл  и
повалился на траву; оставшиеся  трое  размахивали  гедийскими  ножами,  но
Джехан видела их неуверенность. Она попыталась обратить ее в свою  пользу,
чтобы вырваться из окружения.
     - Держи ее! - завизжала вторая женщина. - Она узнает...
     - Ничего она не узнает, - процедил один из нападавших.
     Джехан выбила у  него  нож,  но  ей  негде  было  развернуться.  Двое
оставшихся  схватили  ее,  и  даже  для  сестры-легионера  силы  оказались
неравными.  Последнее,  что  услышала  Джехан,  был  возбужденный  возглас
женщины:
     - Тут тебе не Джела! Хватит, наизмывались.
     Потом человек, которого она обезоружила, размахнулся и  неуклюже,  но
тяжело ударил девушку в подбородок. Джехан упала и потеряла сознание.



                                    55

     СуСу брела через поляну, покрытую жухлой травой, к дому, где когда-то
жила вместе с гигантом-варваром. Девочка не спеша шла посередине  врофовой
дорожки, ощущая ступнями ее прохладу. И совсем не  думала  о  том,  что  в
хмуром утреннем  свете  ее  белая  туника  представляет  собой  прекрасную
мишень.
     И все же, как сказала Эйрис, СуСу вряд ли сошла с  ума.  Она  помнила
все, что происходило и как происходило. Но душа ее выгорела дотла,  в  ней
остался только пепел, как от дерева в раскаленной печи. Чувства же угасли.
СуСу помнила все - вельд, братьев-легионеров, место внутри стены, где умер
гигант, - воспоминания  вспыхивали,  словно  искры,  не  пробуждая  в  ней
никаких чувств. Окруженная черной тишиной, она видела перед собой  картины
прошлого, но боялась прикоснуться к ним, чтобы огонь, в котором сгорела ее
душа, не вспыхнул снова.
     СуСу остановилась, чтобы стряхнуть камешек, застрявший между пальцами
ног. Интересно, как он попал на середину  дорожки?  Черные  прямые  волосы
девочки рассыпались по плечу, когда она наклонила голову.
     Камешек оказался круглым и гладким. Перед ней снова  встала  картина:
сестра-легионер со снарядом, похожим на три круглых камешка. Талот  внутри
Стены. Но сестры-легионеры не крушили тишину обжигающими словами. СуСу  на
мгновение задержалась на этой необычной мысли, но потом снова скользнула в
бездумную тишину. Камешек она бросила в кусты.
     Когда СуСу шагнула под свод, в здании  никого  не  оказалось.  Обычно
геды ждали здесь людей, приходивших с жалобами на чесотку, но сейчас  было
пусто. СуСу не стала раздумывать,  почему.  Какой-то  предмет  валялся  на
полу, и девочка нагнулась за ним. Маленький кусочек врофа странной  формы.
СуСу зачем-то на мгновение прижала его  к  щеке,  но  не  потому,  что  он
напоминал о гедах, а потому, что перед ней мелькнул образ Эйрис, целые дни
проводившей  в  трубках  из  врофа,  таких  же  прохладных,  как  и  этот,
неизвестно откуда взявшийся, кусок.
     Эйрис.  Единственная,  кто  может   ее   защитить!   Раньше   стеной,
заслонявшей ее от опасности, служил гигант, теперь ею стала Эйрис,  потому
что должен же кто-нибудь ее защищать. Она, СуСу, однажды тащила  делизийку
по улицам, но тогда Эйрис  казалась  мертвой,  а  теперь  она  живая.  Это
странно. Но некоторые картинки, вспыхивавшие при свете пламени,  были  еще
удивительнее.
     Эйрис  защищала  СуСу  даже  когда  запиралась  с  братом-легионером,
занимаясь с ним тем же, чем когда-то она,  СуСу  на  Аллее  Проституток  в
Джеле. Ведь Эйрис всегда  возвращалась.  Она  вернулась  из  мертвых.  Она
обязательно возвращается из-за запертых дверей. Она не сестра-легионер,  и
не мужчина. СуСу бросила кусочек врофа на пол.
     Столы тихо зарокотали,  и  из  них  поднялись  чаши.  СуСу  не  мигая
смотрела на дымящуюся еду, но видела другое: прохладный огонь, который  не
обжигает; слова, которые не нарушают  тишину,  потому  что  их  произносит
Эйрис.
     - Я не могу помочь тебе, Джехан. Я бы помогла, будь это в моих силах,
но геды никого не пускают в свою Стену, кроме больных.
     СуСу наморщила лоб.
     Что-то побудило ее взглянуть на стену возле лестницы. Там  ничего  не
было. Не желая смущать приходивших сюда чесоточных больных, геды  так  же,
как люди в своих жилищах, прикрыли оранжевый круг.
     СуСу сняла со стола чаши. Улеглась на стол и  съежившись  так,  чтобы
занимать как можно меньше места, принялась ждать. Вскоре вроф  вокруг  нее
начал смыкаться, но задел ее  правое  плечо,  и  немедленно  застыл.  СуСу
сжалась еще сильнее. Казалось, стол дрогнул в  нерешительности,  но  потом
все же закрылся. Наступила темнота. Платформа понесла ее  вниз.  Очнувшись
на груде мусора, СуСу неторопливо поднялась, вытерла  лицо  и  огляделась.
Кридогов уже не было; размеры комнаты изменились.  Она  стала  больше,  но
ниже. Перегородки шли от пола до  потолка.  В  прозрачной  передней  стене
каждого загона проходила горизонтальная щель. Из загонов неслись голоса  -
гневные, яростные, отчаянные,  умоляющие.  Сквозь  щели  к  СуСу  тянулись
чьи-то руки.
     В первом загоне сидела обнаженная джелийка с отсутствующим  взглядом.
Во втором кривлялся голый делизиец.  Он  не  видел  СуСу.  Повернувшись  к
задней стене, он, не сводя глаз с движущегося по ней изображения человека,
копировал все его движения - прыгал на одной ноге, поднимал руки, садился.
Некоторое время СуСу наблюдала за ним. Делизиец ее  не  замечал.  Казалось
странным, что человек на картинке поднимал руки одновременно  с  тем,  что
сидел в загоне. Вдруг девочка услышала:
     - Эй, проститутка!
     Кричала  обнаженная  рыжеволосая  женщина.  На   лице   обитательницы
прозрачной клетки застыло недоумение. Она протягивала длинную  худую  руку
сквозь щель во врофе и почти достала СуСу. Девочка отпрянула.
     - Подойди поближе! Не бойся!
     СуСу не двигалась. Черные глаза равнодушно наблюдали за  рыжеволосой.
Тогда Талот опустилась на колени и медленно, раздельно произнесла:
     - Ты... СуСу. Из Дома Обучения. Подойди поближе, я тебя не  трону.  -
Никакой реакции. - Как ты здесь очутилась - ведь не геды же тебя привели?
     СуСу молчала.
     - Ты можешь выйти наружу?
     СуСу опять промолчала. Она помнила рыжеволосую, как  помнила  и  всех
остальных. Это Талот, сестра-легионер. Скоро она растворится в воздухе.
     - СуСу, если ты можешь выбраться отсюда... - Собираясь  обратиться  с
просьбой, Талот кривилась и кусала губы. - Не могла бы ты кое-что передать
сестре из нашей группы? Ее зовут  Джехан.  Ты  ее  знаешь?  Отвечай!  Черт
возьми, ты слышишь меня, проститутка?
     Краешком глаза СуСу уловила движение в  соседнем  загоне.  У  мужчины
начались конвульсии. Девочка хотела убежать от этих страшных загонов,  где
люди либо бесновались, либо сидели совсем неподвижно, а  некоторые  вообще
казались мертвыми. Ее остановил крик рыжеволосой:
     - Передай Джехан! Ты знаешь, кто это, - она помогла делизийке, Эйрис.
Той делизийке, которая помогла тебе!
     При имени Эйрис СуСу чуть-чуть нахмурилась и повернулась к загону.
     - Да, - продолжала Талот, - передай Эйрис, что геды  держат  людей  в
клетках. Скажи ей, что геды вылечили  чесотку,  но  не  отпускают  нас,  а
заставляют глотать другие лекарства!.. - По телу Талот пробежал озноб,  но
она усилием воли подавила дрожь. - Скажи ей, что здесь и делизийцы, и  еще
скажи... Ты слышишь меня? Черт... неужели ты меня не слышишь?
     СуСу тупо смотрела на Талот. Имя Эйрис больше не прозвучало.  Девушка
снова отвернулась. Талот сжала кулаки.
     - Подожди! Отнеси это Эйрис. Вижу, что ты слышишь ее имя. Да  что  же
это такое... Отнеси это Эйрис, СуСу. Эй-рис!
     Талот развязала узел на голове и,  запустив  пальцы  в  свою  длинную
гриву, с силой вырвала прядь волос. Морщась от  боли,  она  ловко  связала
локон в узелок и бросила его через щель во врофе. Локон упал к ногам СуСу.
     - Отнеси Эйрис, - повторила Талот.
     СуСу вспомнила вдруг, что в прошлый раз уже  брала  здесь  коробку  с
волосами. Странно. Но имя Эйрис подействовало. СуСу подняла прядь и той же
дорогой побрела прочь.
     Словно во сне, легла на пол. Ее больше не тревожили  доносившиеся  из
клетей крики людей. Лежать пришлось долго,  потом  снизу  поднялись  новые
чаши с едой. СуСу поморщилась от ожогов, но не пошевелилась.
     Снова оказавшись во все еще пустом зале нежилого дома, она сходила  в
баню, прополоскала белую тунику, натянула мокрую и неторопливо  побрела  к
Дому Обучения. По дороге девушка хмурилась. Она  не  могла  отыскать  одну
картинку в мерцающем огне памяти. В тот, другой день, она нашла за  Стеной
темно-серую коробочку. Теперь этой коробочки не было. Девочка никак  могла
припомнить,  куда  она  подевалась.  Все  заслонили  другие  воспоминания:
братья-легионеры,  сестры-легионеры,  Аллея  Проституток,   грубые   руки,
которые тянутся к ее матери, и безумная жажда тишины...
     Воины.
     Почти у самого здания она зашвырнула рыжую прядь в кусты.



                                    56

     Джехан убежала, а Эйрис  внезапно  столкнулась  с  Ондар.  Ничего  не
оставалось, кроме как провести  ее  по  коридору  в  свою  комнату.  Дахар
закрылся в комнате для занятий, куда вскоре должны были прийти Лахаб, Тей,
Криджин и Гракс. Глаза Ондар сверкали:
     - Джелиец-легионер, вот кто был с тобой ночью,  после  того,  как  ты
сломала ногу! И это несмотря на то, что они пытались тебя убить!  В  нашем
доме - в нашем собственном доме!
     - Ондар, послушай...
     - Или это началось  еще  раньше?  Как  это  могло  случиться?  Первый
лейтенант  Джелы!  Как  ты  могла,  Эйрис?  Это  все  равно  что  отдаться
животному. Ты, наверное, больна...
     Эйрис сдавила пальцами подлокотники кресла. Сейчас сама Ондар  похожа
на животное - злобное и глупое лицо и фигура делизийки  перекосились,  она
как-то  странно  сгорбилась,  подалась  вперед,   под   выпяченной   губой
заблестели острые зубы:
     - Жаль, что джелийцы не убили тебя тогда.
     Эйрис вздрогнула. Потом холодно спросила:
     - Ну и что собираешься делать ты?
     - Пойду  к  Келовару.  Я  пришла  тебе  сообщить,  что  он...  Но  ты
недостойна это знать!
     - Ондар...
     - Ты предала Делизию!
     -  Да?  Каким  образом?  Разве  я  выдала  лейтенанту  планы  Калида?
Интересно, что бы он стал с ними делать? Он больше не  легионер,  а  я  не
бываю в делизийском лагере. Подумай, Ондар: для Делизии наши  отношения  с
Дахаром не имеют никакого значения.
     Но Ондар ничего не хотела слушать.
     - Ты делизийка. И ты пригрела джелийскую змею между ног...
     - Если ты скажешь Келовару, он убьет нас обоих.
     - И поделом. -  Теперь  Ондар  говорила  спокойно  и  холодно.  Эйрис
помнила этот тон по залу Совета  в  самой  Делизии.  Кроваво-красный  свет
Перводня падал на каменные плиты пола сквозь витражи. Потом было изгнание.
     - Раз уж ты так печешься о Келоваре, то подумай еще кое о  чем.  Если
он нападет на Дахара, не исключено, что будет сам убит. А виновата  будешь
ты. Кто бы ни был убит, убийство произойдет из-за тебя... Ты была добра ко
мне, а теперь готова рисковать тремя жизнями...
     Ондар не смягчилась.
     - Кто научил тебя словесным выкрутасам, Эйрис? Он? Ты скулишь, словно
джелийская горожанка. У вас с ним  всегда  так?  Он  разыгрывает  из  себя
настоящего  легионера,  а  ты  -  раболепную  шлюху,   доступную   первому
встречному?
     - Ондар...
     Но ее красноречие вдруг иссякло. Ондар закрыла  лицо  руками.  Эйрис,
подведя кресло поближе, вцепилась в ее платье. Положение сложилось  не  из
приятных, и Эйрис лихорадочно  соображала,  как  бы  утихомирить  подругу.
Темная коробочка, принесенная СуСу, теперь постоянно  находилась  у  Эйрис
под рубашкой, в мешочке. Тяжелая, с острыми углами... Если ударить  ею  по
голове...
     - Пожалуйста, не говори ничего ни Келовару, ни Калиду, никому, ладно?
Это бессмысленно... - прошептала Эйрис.
     Ондар отвела руки от  лица.  В  ее  глазах  тлело  скрытое  отчаяние,
которое Эйрис уже видела однажды, когда  они  вдвоем  ухаживали  за  СуСу.
Вдруг, совершенно забыв о происходящем, она подумала, что, даже будь они с
Ондар знакомы давным-давно, эта делизийка все равно ни за что не открылась
бы подруге. Что скрывается за  ее  опустошенностью,  что  пригнало  ее  из
Делизии к воротам Эр-Фроу?
     - Пожалуйста, поверь, я никогда не причиню  вреда  делизийцам,  да  и
Дахар тоже...
     - Ничего не хочу слушать, - бросила Ондар. - Для меня ты умерла. Мы с
тобой незнакомы. Я вырвала тебя из сердца.
     Ондар давно ушла, а Эйрис так и осталась сидеть неподвижно. Потом она
направила кресло в рабочую комнату.
     Все уже были в  сборе.  Глаза  Дахара  спросили:  "Опасность?"  Эйрис
незаметно покачала головой. Она не могла ничего объяснить,  но  Дахар  уже
переключился на другое. Эйрис почувствовала на  себе  взгляд  Гракса.  Гед
невыразительным голосом обращался именно к ней. В руке  он  держал  сосуд,
оставленный вчера  шестерыми  учениками  в  пузыре  из  врофа  на  солнце.
Содержимое стало прозрачным.
     -  Ты  отлично  рассуждала,  Эйрис.   Свет   Кома   убил   незнакомые
микроорганизмы. Что бы это ни было, они не переносят солнечного света.
     - Свет, - возбужденно повторил Дахар. - Свет.
     - Теперь нам остается превратить его в лекарство, - сказал Тей.
     - Зачем? - отозвался Дахар. - Солнечный свет доступен всем.
     Тей, расположившийся у стены, молчал.
     Эйрис придвинулась к Граксу. Вблизи раствор во флаконе  тоже  казался
прозрачным, но в нем плавали какие-то хлопья.  Они  добились  своего.  Это
настоящий триумф! Они убили бактерию - или кого там еще - и, значит, нашли
лекарство от чесотки. Они сделали это сами, без помощи гедов,  и  одержали
победу.
     "Эта микрожизнь не переносит солнечного света Кома. Но  тогда  откуда
же она появилась? Не иначе как геды привезли ее с собой".
     - Пожалуй, - раздался голос Тея, - с меня на сегодня хватит биологии.
     Все уставились на торговца.  Эйрис  заметила  то,  чего  не  замечала
прежде: под  маской  добродушного  безразличия  Тея  вспыхнуло  бешенство.
Глаза-бусинки превратились в угли. Тей ждал, когда они получат  лекарство,
чтобы, взяв его с собой в  Делизию,  продавать  страждущим.  Но  теперь  в
Эр-Фроу покончат с чесоткой, никто ею не заразится, и лекарство за стенами
города гедов никому не понадобится. Гракс задумчиво наблюдал за торговцем.
     - Что-то я устала, - сказала Эйрис. Она  не  побоялась  взглянуть  на
Дахара в присутствии взбешенного Тея.
     Делизийка осторожно развернула кресло и, покинув  комнату,  двинулась
по коридору к своей комнате - она все-таки не  отважилась  при  свидетелях
отправиться в комнату  Дахара.  Придется  дождаться,  когда  он  соизволит
явиться сам, а до тех пор ей некому рассказать  о  разговоре  с  Джехан  и
угрозах Ондар. Правда, в ее комнате, наверное спит СуСу.
     Однако девочка исчезла.
     Эйрис закрыла дверь. Заставив кресло опуститься на пол, она  спустила
с подножки здоровую ногу, потом высвободила из поля стазиса  искалеченную.
Боли не чувствовалось. Эйрис уже знала, что кость срастается - ее  ведь  и
раньше приходилось  вынимать  из  каркаса,  чтобы  вымыться  или  спокойно
поспать. Теперь Эйрис  захотелось  большего.  Усевшись  поперек  гедийских
трубок, она собралась и попыталась встать. Больная  нога  подвернулась,  и
Эйрис, вскрикнув, как от кинжального удара, повалилась по пол. Когда  боль
утихла,  она  осторожно   забралась   обратное   кресло.   Поле   стазиса,
непостижимое и таинственное, окутало ногу, и боль исчезла, как будто ее  и
не было.
     Как это ни печально, пока без обезболивания не обойтись. Так же  и  с
Дахаром. Он стал необходим Эйрис.
     Дахар долго не появлялся, а когда наконец пришел, она догадалась, что
он чем-то потрясен. Он уставился на нее, но она дала бы руку на отсечение,
ничего перед собой не видел.
     - Белазир убита.
     - Как?! Откуда ты знаешь?
     - Гракс сказал.
     Жрец продолжал смотреть куда-то сквозь нее, и тут  Эйрис  заметила  у
него в руках сосуд. Дахар до белизны пальцев стискивал  горлышко,  которое
невозможно разбить. Эйрис с трудом поборола охватившую ее слабость.  Когда
он наконец посмотрит на нее, она увидит в его глазах прежнюю ненависть,  и
между  ними  снова  встанет  стена.  Делизийка.  Но  она  увидела   только
неизбывную боль, почти ужас, и новое подозрение заставило спросить:
     - Кто ее убил, Дахар? Геды?
     - Геды? - повторил он, не понимая. А когда наконец осознал, его  лицо
потемнело от гнева, мгновенного, злого бешенства, требующего выхода.
     - Что ты несешь? Зачем гедам убивать ее?
     - Я не знаю. Болезнь...
     - Мы только что открыли способ лечения. Ты что, не поняла? Как у тебя
язык повернулся? Геды убили главнокомандующую! Да ты спятила!
     Эйрис подавленно молчала.
     - Ты надеялась на это, вот  в  чем  дело.  Ты  надеялась,  что  Гракс
наконец подтвердит твои подозрения и даст повод не доверять ему. Но у тебя
нет повода, так ведь? Ты не доверяла ему с самого начала,  даже  когда  он
открыл нам то, до чего людям за всю свою жизнь не додуматься. Он  дал  нам
целый новый мир - я надеялся, что ты, в отличие от всех остальных, поймешь
наконец это... Нет, правду говорят: "Делизия для предательства".  Тебе  не
терпится предать гедов, ты только ждешь случая...
     Эйрис поняла: ему хотелось причинить ей  боль.  Это  стало  последней
каплей. Джехан, Ондар, а теперь еще и он.
     - Какое "предательство", Дахар? Чье? Геды сами учат нас сомневаться и
рассуждать,  а  ты  называешь  это  предательством.  Ты  не  слышал,   что
рассказала мне Джехан. Она уверена, что ее любовницу, Талот, геды насильно
забрали внутрь Стены. Талот пошла туда  не  по  своей  воле,  ее  забрали.
Зачем? Откуда нам знать, действительно  ли  больные  погружены  в  стазис?
Откуда нам знать, лгут нам геды или нет? С самого начала.  Ты  веришь  им,
потому что жаждешь знаний, но  этого  мало.  Твое  извращенное  джелийское
воспитание требует "почитать" их в  благодарность  за  полученные  знания.
"Честь" - понятие не гедийское,  Дахар.  Оно  ниоткуда  не  вытекает.  Его
нельзя доказать теоретически, нельзя подтвердить на опыте. Оно  изобретено
Джелой. Но ты торгуешься так же откровенно и рьяно, как  это  делает  Тей:
"Дайте мне знания, и я буду почитать вас,  геды,  как  братьев-легионеров,
что бы ни случилось". Правда, ты уже не легионер, но  даже  если  бы  твоя
главнокомандующая не прогнала тебя, ты был бы недостоин этого звания,  раз
торгуешься, как делизиец, и считаешь, что нет такой цены,  которую  нельзя
заплатить за знания!
     Она видела, как его ранят ее слова, и радовалась.
     У него побелели губы.
     - Это не цена. Ты рассуждаешь, как привыкли все делизийцы.  Как  Тей,
для которого лекарство - предмет наживы, будто лечение - кусок стекла,  за
который можно торговаться на рынке. И ты еще смеешь говорить  о  теории  и
опытах! Какие у тебя основания верить Джехан? Она  влюблена.  Она  слишком
вспыльчива и не умеет управлять своими чувствами, потому и не  стала  даже
тренером. Белазир заметила бы это  невооруженным  взглядом.  А  ты  -  ты,
которая, если верить твоим  словам,  бросила  свой  народ  ради  гедийских
званий, - веришь на слово кому попало. Ты просто заранее решила, что  геды
хотят причинить нам зло. Почему? Откуда такая уверенность, милашка?
     - Не называй меня так!
     - Почему ты так стремишься убедиться в нечестности гедов?
     - Я ни к чему не стремлюсь, я просто... - она запнулась, почувствовав
ловушку.
     -  Ты  просто  уверена.  Тебе  не   нужны   доказательства.   Типично
по-делизийски, милашка.
     - Ладно, пусть "Делизия для предательства". Тогда скажи-ка, кто  убил
Белазир?
     Он ничего не ответил, а его страшная  бледность  не  заставила  Эйрис
замолчать.
     - Не солдаты Калида, - продолжала Эйрис, - не геды. Значит, джелийцы.
Белазир убили собственные легионеры, "Кридоги", которых ты создал. А может
быть, ее убили горожане? Вроде СуСу и Лахаба? Забитые, притесненные, тупые
горожане. Оказавшись в Эр-Фроу, ваши земляки  наконец  поняли,  кто  здесь
настоящие хозяева, и взбунтовались.  Не  смогли  простить  Белазир  выдачи
Калиду двоих собратьев...
     - Джехан спасла тебя от них. Тебя.
     - Вот именно!  А  что  делаешь  ты,  джелиец,  когда  сестра-легионер
приходит к тебе за помощью, потому что геды забрали  Талот?  Ты  называешь
девушку лгуньей! Значит, "Делизия для предательства"?
     - Те были легионеры, - холодно перебил ее Дахар. - Ты только что сама
сказала.
     - А раньше ты не знал? Но то, что ты  больше  не  джелиец,  вовсе  не
значит, что ты стал гедом!
     - Так же как и ты. Ты тоже не делизийка. Только боюсь, ты  вообще  не
способна на преданность.
     Его презрение обожгло Эйрис. Она так сильно впилась  ногтями  себе  в
руку, что выступила кровь.
     - Ответь-ка, Дахар. Новый микроорганизм вызвал чесотку. Гракс сказал,
что этот микроорганизм погибает под солнцем Кома. Но если он не с Кома, то
откуда?
     Его взгляд застыл; она продолжала:
     - Этот организм должен был попасть на нашу планету вместе с гедами на
их космических лодках. Откуда еще ему взяться?  И  в  то  же  время  Гракс
утверждает, будто они с ним никогда не сталкивались. Трудно поверить, зная
их  всесильную  науку,  которая  способна  разложить  мир  на   мельчайшие
составляющие. Как же так?
     Она видела, что,  несмотря  на  бешенство,  Дахар  задумался  над  ее
словами. Наблюдая за ним, Эйрис вдруг  поняла,  что  никогда  еще  так  не
любила этого человека, как сейчас, когда ненавидела его всем сердцем.
     - Наверное, в твоих словах есть доля  правды.  Я  спрошу  об  этом  у
Гракса. Пусть ответит, как чесотка попала в Эр-Фроу.
     - Это все равно что выяснять у Тея на  базаре,  на  сколько  он  тебя
надул.
     - Не пытайся играть на моей ненависти к торгашам!
     - Я ни на чем не играю. Просто взываю к  твоему  здравому  смыслу.  И
прекрати расставлять мне ловушки. Он спросит Гракса! Лучше спроси,  почему
он умолчал об оранжевых кругах.
     - Но он же не солгал, когда мы спросили...
     - А если бы мы не догадались спросить? Они  подглядывали  за  нами  и
молчали, а скрывать что-то ради собственной выгоды - то же надувательство!
     Дахар, воспитанный в  условиях  взаимной  слежки  братьев-легионеров,
только презрительно усмехнулся, а Эйрис добавила:
     - Поинтересуйся лучше у гедов, где они держат подружку Джехан. И  как
ее лечат.
     - Это уже ни к чему. Если Талот у них, то скоро окажется за пределами
города, под ярким солнцем Легкого сна. Вельд излечит  ее.  Геды  открывают
ворота Эр-Фроу.
     - Откуда ты знаешь? - уставилась на жреца Эйрис.
     - Мне только что сказал Гракс.
     - Но год еще не закончился!
     - Это их подарок людям. Тем, кто может оценить его по  достоинству...
Подарок, Эйрис, не сделка. Но когда геды покинут Ком, Гракс возьмет нас  с
собой в космическом корабле. Он предложил это и другим.
     Делизийка затаила дыхание. Дахар пристально, бесстрастно наблюдал  за
ее реакцией.
     - Тей и Криджин отказались. Торговец предпочел вернуться в Делизию, к
своим грязным делишкам... О нем и  говорить  нечего.  Лахаб  отправится  с
гедами. Слово за тобой.
     Этот вопрос - острый, как лезвие бритвы, - требовал  прямого  ответа.
Дахар ждал, сложив руки  на  груди,  все  еще  сжимая  горлышко  врофового
сосуда. Эйрис вспомнилась другая бутыль,  синяя.  Она  блеснула  в  лунном
свете, там, в вельде, когда Эйрис метнула ее в кембури. О, Эмбри! Где  ты,
моя девочка?!
     - Давай начистоту, Эйрис. Ты полетишь или нет?
     Она подняла затуманенный взор. А в его глазах горела страсть.  Смерть
Белазир, боль, которую они причинили друг другу этой ссорой, все  померкло
перед ослепительным блеском космического корабля гедов - никто и ничто  не
могло поколебать его решимости. Он взойдет на корабль,  и  никому  его  не
остановить. И Эйрис поняла: Дахар такой же фанатик, как и Келовар.
     - Ты полетишь, Эйрис? - снова повторил жрец.
     Она закусила губу и отвела взгляд. Дахар схватил ее за  подбородок  и
повернул так, чтобы видеть ее глаза.
     - Ты полетишь с гедами?
     Эйрис вздрогнула: он чуть не свернул ей шею.
     - Если  я  скажу  "нет"...  Ты  отправишься  без  меня,  -  задумчиво
произнесла Эйрис.
     Дахар отпустил ее. Он стоял, мрачно глядя на женщину с высоты  своего
громадного роста. Внезапно его гнев остыл.
     - Да, ради их науки ты за ценой не постоишь, - сказала она.
     Противоречивые чувства боролись в Дахаре,  но  голос  стал  таким  же
спокойным, как у нее.
     - Да. Любой ценой, - повторил жрец.
     Эйрис  не  почувствовала  себя  победительницей.  Они   не   решались
взглянуть друг на друга.
     - Дахар, будь осторожен, пока... пока ты еще здесь. Не исключено, что
Келовару рассказали... о нас.
     - Он угрожал тебе?
     - Нет. Он попытается убить  тебя,  а  не  меня.  Келовар  никогда  не
смирится с тем, что я предпочла солдату-делизийцу  джелийского  легионера.
Он перекроит правду под свои убеждения... впрочем,  как  и  ты,  Дахар.  В
общем, будь... осторожен.
     Она понимала, каких усилий ему стоил ответ:
     - Гракс заберет нас к себе, прямо сейчас. Лахаба  и  меня.  Мы  ждали
только... твоего согласия.
     Эйрис крепко зажмурилась. Почувствовав на плече тяжесть его руки, она
с такой силой сбросила  ее,  что  мышцы  отозвались  глухой  болью.  Дахар
судорожно перевел дыхание. Потом дверь отворилась и снова захлопнулась.



                                    57

     Кто-то  поднял  температуру  на  десять  делений,  почти  до   уровня
торжества. В теплом воздухе витали благоухающие, пьянящие феромоны. В  них
все еще сквозил оттенок тревоги и неуверенности, но  никто  из  семнадцати
гедов не просил Энциклопедиста отключить обогрев. Радость  сейчас  гораздо
важнее, чем кристальность и чистота.
     Они собирались домой.
     Возвращались  с  жителями  Кома  на  борту,  под  бременем  последних
известий с Флота, разбитого людьми, возвращались, так и не  найдя  решения
Ключевого  парадокса  -  но,  главное,   возвращались.   Голоса   рокотали
комбинациями точных фактов, иногда  переходя  на  конструкции  намеренного
беспочвенного каприза. Последние ни  разу  не  использовались  со  времени
прибытия на эту коварную, аморальную  планету.  Руки  гедов  гладили  друг
другу спины, головы, конечности. Мощный, влекущий  аромат  приближающегося
совокупления будоражил.
     Отсутствовал  только  Гракс,  который  все  еще  беседовал  с   двумя
мужчинами, отправлявшимися на корабле вместе с годами.
     Восторг был особенно сладким, потому что никто не надеялся улететь  с
Кома до истечения "года". Но после  бесконечных  рассуждений,  на  которые
ушла вся "ночь" - и которые доставляли наслаждение сами  по  себе  -  геды
решили, забрав с собой тех, кто  проникся  к  ним  преданностью,  покинуть
планету. Ни к чему мешкать.  Эксперименты  с  целью  подчинить  людей  при
помощи препаратов провалились. Покорность, вызванная химикатами, разрушала
интеллект, а вещества, которые не  вредили  интеллекту,  не  делали  людей
более податливыми.  Значит,  управлять  их  поведением  на  корабле  будет
невозможно.
     - Если бы мы продолжили опыты... - сказал Враггаф.
     - Гармония поет с нами.
     - Гармония поет. Если мы могли продолжить опыты...
     - У нас нет времени.
     -  Гармония  поет  с  нами.   Эксперименты   над   мозгом   оказались
бесполезными.
     - Бесполезными.
     - Гармония поет с нами.
     -  Человеческий  интеллект...  -  сказал  Фрегк,  намеренно   сочетая
несочетаемые друг с другом понятия. От него повеяло отвращением.
     - Человеческий интеллект, - подхватил Крак'гар,  -  похож  на  черную
дыру, засасывающую идеи, на создание которых у  гедов  ушли  жизни  многих
солнц. Водоворот. Прорва.
     Остальные мгновенно поняли метафору и  завершили  ее.  Такова  поэзия
разумных, которые все создают сообща.
     - Гедийский интеллект.
     - Надежное солнце.
     - Медленно горящее, дающее свет.
     - Лелеющее жизнь.
     - Дарящее Единение.
     - Гармония поет с нами!
     Они отправлялись домой, но понимали, что трое людей на борту  корабля
создадут немало проблем. Конечно, геды и раньше  перевозили  животных,  но
тут все будет иначе. Люди смогут свободно передвигаться  по  кораблю,  они
будут союзниками гедов, но их придется  постоянно  контролировать,  потому
что они чужаки. Это угнетало феромоны всей команды, особенно тех,  кто  не
покидал корабль. Они воспринимали людей как  передаваемые  Энциклопедистом
изображения  на  экранах.  Но  как  контролировать  поведение  людей?  Вот
проблема. Решить ее, как всегда на  этой  зловонной  планете,  не  хватило
времени.
     - Важные  данные,  -  объявил  Энциклопедист,  хотя  его  просили  не
нарушать торжество. Разве что случится что-нибудь непредвиденное. И тут же
раздался голос Гракса, переданный прямо через Энциклопедиста:
     - Двое людей, Тей и Криджин, отказались подняться на борт.
     - Женская особь, певшая в гармонии с "джелийцами", только  что  убита
ими, - вслед  за  Граксом  сообщил  Энциклопедист.  И  все  услышали,  как
вскрикнул Гракс.
     Он был один на  один  с  этими  дикарями,  каждый,  почувствовав  его
отчаяние, послал ему успокаивающие феромоны, тут же сменившиеся феромонами
раздражения: дотянуться до него сквозь стены было невозможно. Слабый запах
тревоги усилился. Геды начали тихонько рокотать слова утешения, но они  не
достигали Гракса, потому  что  Энциклопедист  продолжал  запись.  Важность
поступающих данных отодвинула все остальное на второй план.
     - ...Убей ее! - приказал кто-то хриплым голосом, так кровожадно,  что
даже геды, несмотря на то, что слышали  чужую  речь,  содрогнулись.  Затем
раздался непонятный звук и грохот чего-то упавшего на пол.
     -  Доставь  на  корабль  оставшихся  троих.   Здесь   они   будут   в
безопасности, - обратились  к  Граксу  трое  гедов.  Они  не  просили  его
отвечать - Гракс в это время говорил с человеком по имени Дахар.
     - Сказать это Эйрис  наедине?  Хорошо,  -  ответил  геду  человек.  -
Действительно, так будет лучше, только сумею ли  я  ее  убедить?  -  Голос
Дахара дрожал от возбуждения, которое все семнадцать гедов  распознали  по
тембру. Кроме того, от человека исходили эмоции, которых они не понимали.
     - Вы брачная пара? - спросил Гракс жреца.
     Семнадцать услышали смех Дахара. На  этот  раз  никто  не  знал,  что
означает этот звук.
     - Я приведу ее сюда.
     - Когда ты поведешь их внутрь периметра, - обратился Энциклопедист  к
Граксу, - не входите через  дверь.  Люди  совершают  насилие  у  восточной
стены. Дахар не должен этого видеть. Проведи их  сквозь  стену  за  пустым
зданием, к северу от помещений с подопытными животными и людьми.  В  шлюзе
будет атмосфера Кома.
     Заговорил Дахар. Его голос  был  тише  -  видимо,  он  остановился  в
дверях.
     - Гракс... Я никогда не говорил тебе... Ты такой, какими должны  быть
жрецы-легионеры. Ты и другие геды... - Последовала долгая пауза,  а  потом
джелиец с болью продолжал: - Мы стоим на одном  клинке,  связанные  честью
самой жизни. Что ты свободно дал, я никогда не смогу вернуть. Но какой  бы
ни оказалась плата, я буду служить тебе изо всех сил, Гракс. Буду.
     На время воцарилась  тишина,  потом  Энциклопедист  начал  передавать
разговор между Дахаром и Эйрис. Он не стал бы этого  делать,  если  бы  не
считал его содержание важным.
     - Геды намеренно забрали Талот, - говорила Эйрис, -  Джехан  сказала,
что ее подругу геды забрали внутрь Стены. Талот пошла  туда  не  по  своей
воле, ее забрали.  Зачем?  Откуда  нам  знать,  действительно  ли  больные
погружены в стазис? Откуда нам знать, лгут нам  геды  или  нет?  С  самого
начала.
     Кто-то попросил Энциклопедиста понизить температуру.



                                    58

     Позже Эйрис не сумела вспомнить, сколько времени просидела в темноте.
Потом она очнулась, - вернулась из бездны, где  не  было  ни  Эр-Фроу,  ни
Дахара, ни Эмбри. Ее вывел  из  оцепенения  настойчивый  и  вместе  с  тем
неуверенный стук в  дверь,  будто  стучавший  боялся  и  того,  что  дверь
откроется, и того, что она останется запертой. Эйрис машинально  направила
кресло к двери. В коридоре,  освещенном  оранжевым  светом,  стояла  СуСу.
Черные глаза на бледном личике казались неестественно огромными.
     - Ты его испугалась.  -  Эйрис  поняла,  что  СуСу  видела  Дахара  -
вооруженного легионера, в гневе захлопнувшего  дверь.  Какие  воспоминания
пробудил он в бедной головке? И все же  СуСу  не  спряталась,  не  бросила
Эйрис, как не бросила умирающего варвара, который больше не  мог  защищать
подругу от ее соплеменников. - Со мной все в порядке, - мягко сказала  она
СуСу. - Дахар не тронул меня. Скажи, куда он пошел?
     СуСу молча смотрела на Эйрис, и ее черные  глаза  были  блестящими  и
непроницаемыми, как стена.
     В комнате внезапно запахло гарью. Дым шел от куска ткани, закрывавшей
оранжевый круг. Сначала задымилась середина, где ткань плотно прилегала  к
врофу. Потом вспыхнуло пламя. Клочья тряпки падали на металлический пол и,
догорая, не причиняли  ему  никакого  вреда.  Как  только  оранжевый  круг
освободился, пламя погасло.
     - Они  снова  хотят  подглядывать  за  нами,  -  прошептала  Эйрис  и
протянула руку к оранжевому кругу; он быстро остывал.
     СуСу, едва взглянув на светящийся глаз,  схватила  Эйрис  за  руку  и
потянула к двери.
     - Нам некуда идти, СуСу, - пожалуй, чересчур резко сказала  Эйрис.  -
Неужели ты не понимаешь?  Нам  некуда  идти!  -  Ей  и  самой  было  тошно
оставаться  под  надзором,  запертой  в   четырех   стенах,   но   идти-то
действительно некуда. Изгнание теряет смысл, когда нет места, куда хочется
вернуться. Должно быть,  то  же  чувство  все  эти  десятициклы  испытывал
Келовар: отрезанные от всего, к чему привыкли,  они  становились  другими.
Это  происходило  с  неотвратимостью   размножения   микроорганизмов   без
солнечного света.
     СуСу вывела Эйрис из-под арки. Жуткий ярко-желтый свет заливал  купол
"неба".
     - СуСу, что это?
     Девочка не ответила. Впереди свет  был  не  таким  ярким;  вдалеке  к
куполу  поднимался  дым.  Отовсюду  неслись  возгласы   и   крики.   Эйрис
догадалась, что люди подожгли Эр-Фроу.
     - Кто это сделал? - воскликнула она. Огонь пылал на юге, в стороне от
лагерей джелийцев и делизийцев. - Кто?
     - Джела, - отчетливо произнесла СуСу.
     Услышав голос девочки, Эйрис с изумлением  уставилась  на  нее.  СуСу
улыбнулась, и желтый отблеск пожара заблестел в ее черных глазах.
     - Горожане, - медленно проговорила Эйрис. - Те, кто убил Белазир. Они
восстали против легионеров, которые ими управляли.
     СуСу улыбнулась еще шире.
     Эйрис нагнулась и пощупала траву. Огонь бушевал  далеко,  и  вспышки,
отраженные куполом "неба", казались  яркими  только  глазам,  отвыкшим  за
целый год от естественного солнечного света. Трава оказалась очень  сухой,
но не успела Эйрис встать, как  сверху  закапала  вода  -  легкая  морось,
которая в Эр-Фроу заменяла дождь. Геды решили  потушить  пожар?  Не  из-за
него ли они наконец избавились от заглушек на оранжевых кругах?  Если  они
сделали это сейчас, значит, могли сделать и раньше. Почему  же  так  долго
терпели самоуправство?
     Крики приближались.
     СуСу скрылась в кустах - только что была здесь и вдруг исчезла.  Двое
делизийцев, мужчина и женщина, выскочили из-за  угла  Дома  Обучения.  Они
заметили Эйрис, и женщина остановилась.
     - Пойдем! - закричал солдат, хватая ее за руку.
     - Подожди, это одна из них, - женщина сверлила Эйрис взглядом  из-под
копны светлых, заплетенных в косы волос.
     - Кто? Пойдем, она делизийка!
     - Она не делизийка. Она с  гедами.  Она  из  предателей,  увивающихся
возле них, как мерзавец Тей.
     Мужчина обеспокоенно поглядывал на зарево.
     - Оставь ее. Калиду понадобится каждый нож.
     - Нет! Они предатели, поселившиеся с гедами, чтобы находиться поближе
к Джеле! - женщина подскочила к Эйрис, схватила за волосы и, намотав их на
руку, приставила ей нож к горлу. - Гедийская  смерть  от  гедийского  ножа
гедийскому предателю. Правда, Эйрис?
     - Эйрис? - повторил мужчина и остановился,  чтобы  взглянуть.  -  Это
она?
     - Дай мне убить ее, Урва! Черт возьми...
     - Не будь дурой! Вспомни, о чем предупреждал Келовар...
     - Дьявол с ним! - прошипела женщина. - Откуда он узнает?
     - Оставь ее! - приказал Урва.  В  его  голосе,  прежде  безразличном,
зазвучал металл. Женщина заколебалась. - Келовар приказал не трогать!
     Женщина отпустила Эйрис. Урва снова кинулся туда, где полыхал  пожар,
а женщина, которой так не терпелось разделаться с  изменницей,  схватилась
за  врофовые  трубки,  вытряхнула  больную  из   кресла   на   землю,   и,
размахнувшись, изо  всех  сил  ударила  его  оземь.  Кресло,  конечно  же,
выдержало.  Она  принялась  бить  его  снова  и  снова.  Вернувшийся  Урва
чертыхнулся, схватил ее за руку  и  потянул  за  собой.  Женщина  еще  раз
глянула на вжавшуюся в землю Эйрис и, прихватив кресло, убежала туда,  где
бушевало пламя.
     Эйрис лежала неподвижно, дожидаясь, пока боль в ноге немного утихнет.
Потом поняла, что если поменьше опираться на ногу, то можно двигаться. Она
посмотрела вслед делизийке, лишившей ее поля  стазиса,  и  зажмурилась:  в
Эр-Фроу люди становились все хуже и хуже, в них  все  сильнее  разгоралась
слепая ненависть...
     Открыв глаза, Эйрис увидела СуСу, сидящую  возле  нее  на  корточках.
Девочка просунула слабые руки ей под мышки и пыталась волочить по траве.
     - Нет, не надо... не надо. Так только хуже. Я сама доползу. - Все  же
Эйрис пришлось опереться на слабенькую СуСу, чтобы встать.
     Крики не  стихали,  но  на  расстоянии  казались  безобидными.  Эйрис
поползла назад, к Дому Обучения. Там по крайней  мере  дверь,  за  которой
можно спрятаться. Правда, и возле него уже началась беготня. Но на сей раз
опасность миновала. Эйрис решила притаиться, сползла с дорожки и  скрылась
в гуще кустарника. Люди промчались в чащу леса, ничего не  заметив.  Когда
последний из них скрылся из виду,  крики  стали  слышнее.  Эйрис  отползла
подальше в заросли. Дождь застилал ей глаза, ветви хлестали  по  лицу.  Ее
снова охватил страх, она почувствовала  себя  загнанным  животным.  Обеими
руками ухватившись за колючие ветви кустарника и извиваясь,  она  отползла
как можно дальше от тропинки. И тут в лоб ей ударило что-то твердое. Эйрис
едва не вскрикнула, но вовремя сдержалась. На лбу проступила кровь, а руки
нащупали что-то твердое. Камень, подумала Эйрис.
     Но это оказался врофовый выступ, почти скрытый  корнями  дерева.  Она
ощупала выступ. Он  был  цилиндрический,  абсолютно  гладкий,  без  единой
неровности, даже без оранжевого "глаза". Наблюдать здесь было не  за  чем,
цилиндр находился слишком близко от земли, да и кусты загораживали обзор.
     Осматривая выступ, и размышляя, для чего он  здесь,  Эйрис  нашла  за
кустом что-то мягкое и  липкое.  Рассмотрев  предмет  повнимательнее,  она
поняла, что это завязанная узлом прядь рыжих волос.
     Неожиданно страх как рукой сняло. Эйрис мяла пальцами вьющиеся  рыжие
завитки и вспоминала Дахара. Вот оно, доказательство.
     Кусты бесшумно раздвинулись. СуСу, такая маленькая,  что  ветви  едва
шевельнулись, пропуская ее, скользнула к Эйрис и опустилась перед  ней  на
колени. Девочка уставилась на мокрую от дождя прядь. Кто-нибудь другой  не
заметил бы в выражении ее детского  личика  никаких  изменений,  но  после
десятициклов, проведенных вместе, Эйрис  не  пропустила  ни  легкую  дрожь
круглого подбородка, ни едва заметную искорку, промелькнувшую в  бездонной
черноте глаз.
     - Талот, - сказала Эйрис. СуСу подняла голову. Они смотрели  друг  на
друга: одна - лежа на животе,  вся  в  грязи  и  крови,  неподвижная,  как
камень; другая - с черными, мокрыми от дождя волосами, облепившими щеки  и
шею.
     - СуСу, ты не знаешь, как сюда попали волосы Талот?
     Девочка не отвечала.
     - Ты ее видела? Ты видела, как геды забрали Талот?
     СуСу молчала.
     - Ты видела, как геды забрали Талот в Стену?
     Молчание.
     Тяжело вздохнув, Эйрис взяла девочку за  запястье  и  в  который  раз
подумала о том, какая СуСу худенькая и маленькая. Хватит мучить ребенка. И
все же она попыталась еще раз. Она говорила почти шепотом, боялась, что ее
голос может пройти через  вроф.  Иначе  зачем  здесь  этот  цилиндрический
выступ?
     - СуСу, ты джелийка. Нет, не сестра-легионер, - Эйрис увидела, как ее
глаза вспыхнули ненавистью, - но все-таки джелийка. Я заботилась  о  тебе,
когда ты лежала беспомощная, и помогала твоему... другу, когда он был  еще
жив - ты помнишь?
     Молчание.
     - Я помогла тебе. Мы стоим на одном клинке,  связанные  честью  самой
жизни. Что свободно дано, пусть свободно вернется.
     СуСу не шевелилась. Эйрис сомневалась, понимает  ли  она,  не  знала,
какой отклик вызовут ее  слова  в  искаженном  сознании,  отгороженном  от
внешнего мира завесой отчужденности.  Чужая  душа  -  потемки,  тем  более
пораженная болезнью. Делизийке оставалось только крепче сжать  руку  СуСу.
Она сболтнула глупость и даже не помнила, как звучит это заклинание. Дождь
зачастил, но зарево все еще металось по куполу.
     - Ты должна помочь мне, СуСу, во имя чести. Что свободно дано, должно
свободно вернуться!
     СуСу резко вырвала свою руку и попятилась, ветви сомкнулись за ней.
     Эйрис закрыла глаза и  попыталась  считать  в  уме.  Раз,  два,  три,
четыре... Несмотря на опущенные веки, в глазах плясали искры.
     Кусты раздвинулись снова. СуСу вернулась. Кровь и дождь струились  по
ее побледневшему лицу. В глазах стояли боль и обида, и  что-то  еще,  чего
Эйрис никогда не понимала, да и не поймет.
     -  Прости  меня,  СуСу.  Помоги  мне  выбраться  на  тропу,  -  Эйрис
справилась бы и сама, но ей хотелось, чтобы СуСу была рядом. Она  медленно
двинулась сквозь кусты, стараясь  теперь  как  можно  дальше  отползти  от
врофового  цилиндра.  Приходилось  торопиться,  а   передвижение   ползком
отдавалось в ноге тупой, ноющей болью.
     - Ну скажи, СуСу, Талот  внутри  Стены?  -  шепотом  спросила  Эйрис.
Внешне девушка выглядела по-прежнему, только глаза ожили. В них отражалась
мысль.
     СуСу кивнула.
     - Ее забрали туда геды?
     Опять кивок.
     - Ты видела, как ее уводили?
     СуСу покачала головой.
     - Но откуда ты знаешь, что она там?
     Внезапно маленькое тельце напряглось. СуСу опустила  голову  и  часто
засопела. Эйрис сразу догадалась, чего  боялась  СуСу  -  звуков.  Девочка
куда-то ходила, что-то видела, но чтобы рассказать  об  этом,  требовались
слова, наполнявшие ее душу ужасом.
     - СуСу, родная... Откуда ты знаешь, что Талот внутри Стены?
     - Видела, - выдохнула СуСу.
     - Ты... видела ее? Ты была внутри Стены?
     СуСу кивнула.
     - Как ты туда попала?
     - Через стол. Я... хотела  найти...  своего  друга...  Только  бы  не
вернулись эти голоса... Они мучают меня... Не позволяй им...
     - Ну-ну, успокойся. Я никому не дам тебя в  обиду.  Ты  ходила  туда,
чтобы найти белого варвара. В первый раз ты принесла оттуда  коробочку  из
врофа, правда?
     СуСу снова кивнула. Делизийка обняла ее и, несмотря на сопротивление,
крепко прижала к груди. СуСу сдалась и прильнула  к  ней.  "Небо"  над  их
головами засветилось  еще  ярче.  Огонь  побеждал  дождь.  Где-то  вдалеке
раздался крик.
     - Не позволяй... голосам...
     - Нет. Нет. Здесь мы в безопасности, родная. Сейчас снова Третьедень.
Я с тобой, - так она успокаивала Эмбри, когда та чего-нибудь  боялась,  но
на СуСу ее слова не произвели нужного впечатления. Спустя  какое-то  время
девочка отстранилась от делизийки, посмотрела на нее своим  странным,  как
всегда, непроницаемым взглядом и прошептала:
     - Что дано... должно возвратиться...
     Нет, СуСу - не Эмбри, ей нужен только ее собственный, странный покой.
     - Где сейчас Талот?  -  снова  спросила  Эйрис  голосом,  хриплым  от
жалости и любви. - Она там же, где твой друг?
     СуСу кивнула.
     - Она жива?
     Снова кивок.
     - Талот одна? Или остальные заболевшие чесоткой тоже там?
     - Там... все.
     - Они живы, СуСу?
     - Нет, не знаю... некоторые умерли. Некоторые живы... но не совсем.
     - Как это - не совсем?
     СуСу долго собиралась с мыслями.
     - Они... как я.
     Эйрис онемела. Она все поняла, СуСу смотрела на нее  пустыми  черными
глазами.
     - И Талот сама дала тебе свои волосы? Что она просила с ними сделать?
Отнести Джехан?
     - Да, - сказала СуСу, и ее глаза снова на миг  вспыхнули  ненавистью.
Девочка ненавидела сестер-легионеров больше,  чем  братьев,  -  догадалась
Эйрис. Нет, ей никогда не понять СуСу, ведь она делизийка, она не  была  в
шкуре этого забитого и униженного ребенка.
     - СуСу. Ты должна выполнить ее просьбу. Ну, ради  меня,  передай  эту
прядь... Джехан. Дахару.
     СуСу молчала. Эйрис затаила  дыхание.  Наконец  девочка  взяла  пучок
волос и исчезла в кустах.
     Что свободно дано, пусть вернется свободно. Эйрис прижалась  к  сырой
траве. Она думала о том, что в Эр-Фроу люди потеряли свободу -  последнее,
что у них оставалось до встречи с  годами.  Пришельцы  использовали  их  в
своих целях - Дахара, ее, Белазир и Калида - всех.  Но  какова  эта  цель?
Больные чесоткой стали "как СуСу". Ясно, что геды как-то лишили их разума.
Снадобье... снадобье, которое дал ей Дахар,  чтобы  ослабить  боль...  Она
болтала тогда без  умолку...  Да  и  вообще,  поговаривали,  будто  жрецам
известны зелья, которые убивают или сводят людей с ума. А то, что известно
людям, геды должны знать еще лучше...  А  вдруг  просто  их  лекарства  не
предназначены для человеческого мозга? Человеческий мозг должен отличаться
от мозга геда точно так же, как воздух, которым дышат геды, отличается  от
воздуха, которым дышат люди. Эйрис снова  вспомнила,  как  белого  гиганта
вносили туда, где он нашел свою смерть, и крепче стиснула руки.
     Дахар...
     Да, геды дали людям бесценное богатство своей науки,  терпеливо  вели
тех, кто этого хотел, от тьмы невежества к свету знания. Но зачем они  это
делали? С какой целью?
     Эйрис поймала себя на  том,  что  рассуждает,  словно  торговец  Тей.
"Джела для чести, Делизия для предательства..." Но не для такого! Такое  с
людьми Кома случилось впервые.  И  все-таки,  зачем  геды  заразили  людей
чесоткой, заперли их в Стене и кормят наркотиками? Чего они добиваются?
     Пахнуло дымом.
     По куполу бродили жуткие красновато-желтые сполохи, они разгорались и
гасли вместе с бушевавшим пожаром. Эр-Фроу заволакивало дымом.  По  кустам
пробежал внезапный порыв ветра. Настоящий ветер; раньше его  в  городе  не
было. Наверное, геды включили какой-нибудь ветродуй, чтобы разогнать  дым.
Как там пожар? И продолжается ли сражение?
     Дым сгущался. СуСу пропала. Что, если она испугалась огня, что,  если
ее схватили  солдаты  или  легионеры?..  А  может,  она  вернулась  домой,
вспомнив о надежности врофовых  запоров...  Мозг  СуСу  напоминал  хрупкое
стекло, которому нельзя доверять.
     Впрочем, так ли это? Ведь никто больше не додумался,  как  попасть  в
обиталище гедов. А они почему-то не знают о ее визитах.  Понавешали  везде
оранжевых кругов, но не догадались  подстраховаться  на  случай  отчаянной
попытки какого-нибудь маленького смельчака. Но зачем они ставят  опыты  на
людях? Мы ставили опыты, чтобы понять, как бороться  с  болезнью...  Эйрис
пыталась рассуждать спокойно. С  первых  дней  геды  говорили,  что  хотят
понять, как работает человеческий мозг. В  конечном  счете  они  этого  не
поняли, как она не до конца понимает,  что  движет  загадочным  джелийским
сознанием. Не разгадала Дахара. Даже Келовара, делизийца,  чьи  мысли  все
больше ускользали от нее, пока она жила с ним.
     - Люди Эр-Фроу, - пророкотал голос из  скрытого  в  кустах  врофового
выступа. - Вы должны прекратить насилие. Найдено лекарство  от  чесотки  -
это  солнечный  свет  Кома.  Все  люди  излечатся.   Организм   людей   не
приспособился к свету Эр-Фроу. Через несколько часов ворота  города  будут
открыты, и все выйдут на солнце. Вы должны прекратить насилие,  поджоги  и
убийства.
     Отдаленный шум не стихал.
     - Люди Эр-Фроу...
     Эйрис всматривалась в кусты,  пытаясь  разглядеть  незаметный  отсюда
выступ.
     Солнечный свет. Ключ, который всегда под  рукой.  Биология  людей  не
приспособлена к свету Эр-Фроу. Микроорганизм появился откуда-то извне, где
другой свет, появился вместе с гедами. Так она и сказала Дахару. Но сейчас
Эйрис смотрела на Эр-Фроу,  словно  в  первый  раз  после  пробуждения  от
стазиса, когда рядом с ней находился Келовар. Его подбородок был в щетине,
ничуть не отросшей с тех пор, как они  встретились  в  лагере  за  Стеной.
Впервые увидев серые тучи Эр-Фроу, оранжевый сумрак  вместо  Темного  дня,
она ощутила слепой животный страх: они поменяли солнце! Она  словно  наяву
слышала спокойно рокочущий голос, произносящий темные,  непонятные  слова:
"День изменен в  соответствии  с  потребностями  человеческого  организма.
Шестнадцать часов света, потом восемь часов темноты".  Тогда  она  еще  не
могла этого понять.
     Микроорганизм не  переносит  естественного  света  Кома  потому,  что
появился откуда-то извне,  из  другого,  неизвестного  мира  где-то  среди
звезд. Но люди в  Эр-Фроу  легко  свыклись  с  шестнадцатичасовым  днем  и
восьмичасовой ночью. Они приспособились к нему с той же легкостью, с какой
кембури приспосабливается к Первоутру. Кембури  не  открывается  в  Темный
день, не пытается пробудиться к жизни среди холода и тьмы... "День изменен
в соответствии с потребностями человеческого организма. Шестнадцать  часов
света,  потом  восемь  часов  темноты".  Значит,  и   этот   микроорганизм
приспособлен к другим условиям. А  биологические  потребности  человека...
Мысли Эйрис путались.
     Осторожно, стремясь  не  спугнуть,  не  расплескать  мысли  -  словно
расплавленное стекло, Эйрис попыталась оценить свои рассуждения как бы  со
стороны. Этого не может быть. И тем не менее рассуждения плавно перетекали
одно в другое в строгом соответствии с тем, как этому учили  геды.  Раньше
она не была на это способна. Эйрис  глубоко  вздохнула.  В  воздухе  пахло
дымом разрушения, капли дождя, который вовсе не был  дождем,  смешались  с
крупными жирными хлопьями сажи. А Эйрис продолжала рассуждать. Геды хотят,
чтобы Дахар полетел с ними на корабле. Дахар, она, Тей,  Криджин,  Илабор,
Лахаб - все первые ученики. Но даже им  не  под  силу  открыть  что-нибудь
неизвестное  гедийской  науке.  Неужели  геды  и  раньше  не  знали,   что
микроорганизм не выдержит солнечного света Кома? Должны  были  знать.  Они
знали все о строении человека и о естественном свете... Они все это знали,
еще не начав изучать людей.
     Перед глазами Эйрис вдруг все  завертелось,  и  ей  пришлось  закрыть
глаза. Геды хотят, чтобы  Дахар  и  остальные  поплыли  вместе  с  ними  в
звездной лодке к другим мирам. Какой им от этого прок? Они сами все знают,
все умеют. Разве что... Люди мыслят иначе, они должны мыслить так же,  как
другие люди, те, что живут в других мирах, где бы ни находились эти  миры.
Где-то там должны жить другие люди.  Они  населяют  мир,  где  шестнадцать
часов света сменяются восемью часами ночи. Где-то должны  жить  люди.  Под
другими, более добрыми небесами... в которых  сияет,  давая  свет,  другое
солнце. Выходит, свет Кома чужд людям, к нему  не  приспособлена  биология
людей. И джелийцы, и делизийцы - чужие на Коме. Под чужим светом...
     Ей никак не удавалось ухватить, удержать, развить эту мысль, она была
слишком сложна для нее. Эйрис устала, способность рассуждать покинула  ее,
растворившись в вопросах и сомнениях.
     Тут как раз раздвинулись кусты и вернулась СуСу. Прядь волос осталась
при ней.
     - Ушли, - выдохнула она. - Жрец  и  горожанин  ушли  с  гедом  внутрь
Стены.



                                    59

     На экранах периметра полыхал огонь.
     Искусственная морось постепенно уняла бушующее пламя, и  теперь  лишь
кое-где мерцали затухающие очаги. В поле  зрения  мониторов  появлялись  и
исчезали почерневшие и окровавленные люди. Обожженные  трупы  валялись  на
бурой траве.
     Из-за угла здания показался  джелийский  горожанин,  остановился  над
двумя убитыми, лежащими лицом  вниз.  Осторожно,  готовый  к  немедленному
бегству, он вытащил нож и ногой перевернул одно из тел. На него  уставился
мертвый глаз делизийского солдата. Второй был выбит. Джелиец долго смотрел
на труп, потом  с  теми  же  предосторожностями  перевернул  другое  тело.
Сестра-легионер еще дышала. Из живота торчала  рукоять  солдатского  ножа.
Она взглянула в лицо горожанина, на купол, почерневший от копоти. Ее  губы
беззвучно шевельнулись. Из темной щели рта рвались немые стоны.
     Горожанин опустился на колени, выдернул нож из живота раненой, плюнул
на него и, подождав, пока она осознает свою участь, перерезал ей горло.
     Один из наблюдавших эту сцену гедов заскулил,  как  ребенок.  Четверо
сородичей, хотя им тоже было не по себе, придвинулись к нему и  попытались
успокоить, но  тело  бедняги  перестало  повиноваться  разуму,  он  был  в
генетическом  шоке.  Человек  уничтожает  человека.  В  этом  морально   и
биологически  извращенном  убийстве   отсутствовала   даже   искусственная
мотивировка, деление  на  два  подвида,  ибо  "джелиец"  убил  "джелийку".
Оказывается,  это  искусственное  деление,   хоть   как-то   оправдывавшее
кровожадность подопытных, защищало разум  гедов  гораздо  лучше,  чем  они
думали. Теперь защита рухнула, и генетическое отвращение - такой же важный
механизм эволюционного выживания, как и отстоящий большой палец -  вызвало
сбой: разумные особи уничтожают сородичей! Немыслимо! Гед утратил контроль
над своими феромонами и источал ужасающую вонь.
     - Важные данные, - объявил Энциклопедист. - Важные  данные.  Исходный
уровень.



                                    60

     Эйрис схватила руку СуСу, словно боялась, что та опять  скроется,  но
девочка не порывалась бежать. Ее белая туника покрылась  черными  полосами
гари, на плече зияла дыра. В руке СуСу все еще сжимала прядь рыжих волос.
     Дождь перестал.
     - СуСу, откуда ты знаешь, что Дахар с Лахабом ушли с гедами? Ты  сама
видела?
     - Да.
     - Гракс увел их насильно?
     СуСу покачала головой.
     - Где они вошли в Стену? Через дверь на восточной стороне?
     СуСу снова покачала головой:
     - Дерутся.
     - Тогда где?
     - Там же.
     Эйрис попыталась сообразить, что она имеет в виду.
     - Там, где Дахар и Гракс несли твоего великана? В том же месте?
     СуСу кивнула.
     Эйрис дотронулась до пучка волос в руке девушки.
     - Ты должна мне помочь, СуСу. Передай Джехан...
     - Нет.
     - Что свободно дано...
     - Нет! - Черные глаза, снова ожив, засверкали.
     Эйрис  вцепилась  в  край  ее  туники,  но  девочка  и  не   пыталась
ускользнуть. Как расшевелить ее,  как  найти  нужную  струну  в  скользкой
темноте ее сознания? В прошлый раз это была искаженная клятва  легионеров,
засевшая  в  воспаленном  мозгу.  Эйрис  пыталась  что-нибудь   придумать,
пыталась скрыть свой страх и понимала, что ей это плохо удается.
     - Ты ведь отправилась ради меня за Дахаром,  который  брал  тебя  как
проститутку. Куда же хуже? А тут отказываешься  идти  к  сестре-легионеру,
которая никогда не спала с тобой и вообще пальцем не тронула. СуСу,  Дахар
в опасности, как когда-то твой друг.
     На мгновение Эйрис показалось, что  ей  удалось  ее  убедить.  Что-то
отразилось в темном взгляде; СуСу посмотрела на волосы,  зажатые  в  руке,
будто впервые их видела. Если бы только она привела Джехан...
     СуСу подняла глаза. Они снова были непроницаемыми. Один за другим она
разжала пальцы Эйрис, сжимавшие ее тунику.
     - Тогда я приведу другого твоего мужчину.
     - Другого?.. СуСу, ни в коем... - Но рядом уже никого  не  было,  она
исчезла в зарослях.
     Келовар. Она могла намекать только на  Келовара,  СуСу  ведь  слышала
слова Ондар, слышала делизийку, отнявшую кресло, слышала сплетни, которые,
как все считали, ей не понять. Но ей не добраться до Келовара.  Он  сейчас
сражается бок о бок с Калидом. СуСу туда и близко  не  подойдет.  Впрочем,
девочке не откажешь в смелости.
     Эйрис стиснула кулаки. Нельзя  пассивно  ждать,  пока  она  вернется.
Девочка еще ребенок, а искры разума, время от времени  вспыхивавшие  в  ее
глазах, слишком недолговечны. Их слабый свет лишь  на  мгновение  освещает
темную долину ее сознания. Нельзя рассчитывать только на СуСу.
     Держась самого края дорожки, Эйрис поползла к Стене.



                                    61

     - Это "воздушный костюм".
     В  маленькой,  только  что  выгороженной  комнате  в  северной  части
периметра Гракс вручил Дахару и Лахабу прямоугольные пластинки прозрачного
врофа размером не больше человеческой ладони. Они с опаской держали  их  в
руках.
     - Приложите их к груди,  -  сказал  Гракс,  -  и  они  превратятся  в
костюмы, точно облегающие ваши фигуры. Сначала нажмите на углы, вот так...
Нет, Лахаб, указательным пальцем и большим. Мизинец  лишний,  держите  его
подальше от контактов.
     Если люди захотят, на корабле пятый палец можно  будет  ампутировать.
Впрочем, Гракс  не  думал,  что  они  согласятся.  Он  намеренно  усложнил
манипуляции с врофом, чтобы избежать  случайных  превращений.  На  корабле
людям придется носить скафандры почти не снимая, только в их личных каютах
будет поддерживаться атмосфера, пригодная для жизни людей. Людям  придется
привыкать к сложной последовательности манипуляций.  У  Дахара  получается
лучше.
     Гракс почуял собственный запах и отвернулся.
     Он отключил связь с Энциклопедистом, приказав  не  вмешиваться,  пока
ничто не угрожает его жизни. Он сложил в уме легенду, которая, будь  Дахар
ребенком, могла бы стать частью процесса нового обучения. То была  ужасная
и поучительная повесть об одиноком геде, затерявшемся в  черноте  космоса.
Его партнеры по Единению погибли, и даже его феромоны одиночества  пропали
даром, ибо не осталось никого, кого они могли бы растрогать.  Единства  не
бывает без его осознания, а без единства нет и самой реальности.
     Дахар никогда не испытает радость  феромонного  общения,  никогда  не
войдет в транс  Единения,  никогда  не  запоет  в  гармонии  солидарности.
Мышление Дахара - логичнее, чем у всех остальных, но мозг не  детеныша,  а
взрослого, такой уже невосприимчив и неподатлив.
     Физике Вселенной присущи парадоксы, они  присущи  даже  конфигурациям
уверенности,  это  понятно.  Лишь  конфигурация  Единения  и  солидарности
свободна от парадоксов. Наблюдая за уродливым, подвижным  лицом  Дахара  -
слишком много лицевых мышц, слишком много подкожного жира, -  Гракс  учуял
запах  собственного  стыда.  Стыда  за  желание,  неосуществимое,   да   и
непристойное, - разделить транс Единения  с  человеком,  которого  он  так
многому научил. Сейчас все, чему гед учил Дахара, казалось в  сравнении  с
Единением таким мелким и незначительным.
     Гракс наблюдал, как Дахар с  нетерпением  и  любопытством  перевернул
пластинку, и встретился с ним глазами. Он продолжал считать этого человека
просто смышленым животным.
     - Вот так, - сказал Дахар, и его пальцы  без  запинки  повторили  все
необходимые манипуляции. Его тело очутилось в скафандре.



                                    62

     Эйрис  проползла  половину  расстояния  до  Стены,  когда   наступила
темнота. Не медленные искусственные  сумерки  Эр-Фроу,  не  угрюмая  мгла,
которая заменяла здесь ночь, а внезапная  полная  темнота.  Огонь  уже  не
отбрасывал отблесков на купол - наверное,  дождь  все  же  погасил  пламя.
Слева,  на  внешней  стене   Дома   Обучения,   горели   оранжевые   глаза
соглядатайских кругов. Где-то вдалеке перекликались испуганные люди.
     Для чего темнота? Чтобы прекратить резню? Но схватка продолжалась уже
давно и,  должно  быть,  сама  собой  прекратилась.  Если  годы  надеялись
прекратить убийства, почему не погасили свет сразу,  как  только  вспыхнул
бой? Или свет исчез по другой причине, из-за какой-то  поломки  в  сложном
механизме купола?
     Сломанная нога пульсировала от боли. Эйрис  расслабилась  на  жесткой
сухой траве и продолжала размышлять. Если  искусственный  свет  испортился
оттого, что аппаратура гедов не приспособлена к таким пожарам,  если  СуСу
проникла внутрь Стены потому, что гедийская аппаратура  не  рассчитана  на
безумства людей... если это действительно так,  то  гедов  нельзя  назвать
непобедимыми.
     Вдруг свет так же внезапно вспыхнул, как погас. Только много тусклее,
чем прежде, - странное оранжевое свечение. В нем была  какая-то  вязкость,
будто свет  можно  пощупать.  Под  этим  непривычным  огненным  полусветом
врофовая дорожка превратилась в змеящееся  оранжевое  зеркало.  Деревья  и
кусты напоминали заросли кораллов на дне какого-то ядовитого  моря.  То  с
одной, то с другой стороны налетали слабые порывы ветра.
     Эйрис услышала шаги за спиной и обернулась. К  ней  шел  Келовар.  Он
крепко сжимал запястье СуСу. За Келоваром шагал еще один солдат. Рубаха  и
брюки Келовара чернели пятнами крови. Эйрис попыталась  повернуть  больную
ногу и сесть.
     - А, вот ты где, - без выражения произнес Келовар, не  выпуская  руку
СуСу. Его глаза,  неестественно  светлые  на  закопченном  лице,  казались
сверкающими клинками. По этой настороженной  безучастности  Эйрис  поняла,
насколько  он  сейчас  опасен.  Он  превратился  в  бездумную  машину  для
убийства, и Эйрис подумала, что он ни с того, ни с сего может  либо  убить
ее, либо, наоборот, помочь ей, а выбор будет  чисто  случайным.  Наверное,
перед боем он выпил то снадобье, о котором упоминала Ондар.
     Эйрис внутренне затрепетала,  но  голосу  своему  попыталась  придать
твердость. Любое проявление слабости может оказаться последним. Она должна
вести себя так же уверенно, как та Эйрис,  которую  Он  помнит  и  которую
запретил трогать своим головорезам.
     - Отпусти СуСу, Келовар.
     Он послушался, толкнув девушку на землю. Надоевшая игрушка. В кулачке
СуСу все еще сжимала прядь волос.  Что  думает  об  этом  Келовар?  Второй
солдат посмотрел в сторону СуСу, потянулся было к  ней,  но,  взглянув  на
Келовара, оробел. СуСу нырнула в кусты, но прежде чем она  исчезла,  Эйрис
успела прочитать в ее глазах неподдельный ужас.
     - Ты оказался прав, когда говорил о гедах, - начала Эйрис  как  можно
спокойнее. (Интересно, спрятан ли в кустах врофовый передатчик? Слушают ли
их сейчас геды?) - Я убедилась, что ты был прав, и знаю много такого, чего
даже ты не знаешь.
     - Вот как? - все так же безразлично спросил Келовар.
     Эйрис  заставила  себя  не  смотреть  на  его  окровавленный  кинжал.
Скольких человек он сегодня убил и жива ли Джехан? Кровь  засохла  у  него
даже в волосах, и липкие космы шевелились под резкими порывами ветра.
     - Ты слышал Стену? Геды объявили, что нашли средство от чесотки. Но я
вместе с ними искала это средство, и теперь поняла, что они знали, как  ее
лечить, но скрывали это от людей.
     Что-то промелькнуло у него в глазах.
     - Зачем?
     - Предлог забрать заболевших к себе и держать взаперти.
     - Мы и так у них взаперти.
     Эйрис вспомнились первые дни в Эр-Фроу. Тогда он сказал ей: "Что  нам
стена высотой в десять человек? Деревья  выше.  Мы  можем  убежать,  когда
захотим".
     - Там другое дело, Келовар. Там они рассудили людей по  клеткам  и...
издеваются над ними. Делизийцев, солдат... Сколько солдат Калида оттуда не
вернулось?
     - Солдаты Калида теперь мои, - сказал  Келовар  уже  не  безразлично.
Человек у него  за  спиной  вдруг  усмехнулся.  Эйрис  покосилась  на  нож
Келовара - ничего не могла с собой поделать - и с трудом поборола  приступ
тошноты. Правда, Калид мог погибнуть в бою... Лучше не спрашивать.
     - Ладно, сколько там пропало твоих солдат? И сколько осталось?
     Он задумался.
     - Келовар, кто победил?
     - Ничья.
     - А кто начал?
     - Горожане восстали против легионеров и солдат. - Его губы скривились
в улыбке. Ему доставляло удовольствие вспоминать о сражении. - Но  хватило
их ненадолго.
     - Солдаты... твои солдаты внутри Стены. Я могу помочь тебе  вызволить
их.
     - Как?
     Эйрис не собиралась посвящать его  во  все.  Келовар  вызывал  у  нее
отвращение,  страх,  головокружение,  но   это   сейчас   неважно,   нужно
торговаться, и торговаться упорно. - Геды пустят меня внутрь Стены.
     - Почему?
     - Я работала с ними. Те, кто продолжал занятия, получали  специальный
сигнал. Дахар, Лахаб и я. Я могу войти туда.
     - А джелийцы? - быстро спросил солдат.
     - Они  уже  там.  Лахаб  отправился  к  джелийским  солдатам.  Он  их
освободит.
     - Ты занималась этой "работой" не только с  гедами,  но  и  с  обоими
джелийцами, правда, Эйрис? С их первым лейтенантом. На самом-то  деле  его
не выгнали? Они распустили эти слухи для нас. А ты им помогала.
     Эйрис мысленно чертыхнулась. Ондар. Если Ондар рассказала Келовару  о
Дахаре или просто намекнула Кариму... Успела ли она это сделать и захотела
ли?
     Эйрис заставила себя просмотреть прямо в глаза Келовару.
     - Нет. Я никогда не помогала Джеле. Я работала  с  гедами.  И  потому
могу попасть внутрь Стены. Ты хочешь освободить своих солдат, Келовар?  Ты
хочешь туда попасть?
     - Сначала скажи, почему ты это делаешь?
     Она вспомнила, как он растоптал ее первое, еще неумелое  изобретение,
вспомнила его ревнивое презрение к ее работе и  с  изумлением  обнаружила,
что в этот смертельный торг можно добавить и правду. Такую правду  Келовар
с радостью примет.
     - Геды предали меня. Они учили нас, но никогда не говорили, для чего.
А сами попросту добивались нашего доверия. Я верила им до  тех  пор,  пока
они не начали хватать людей и испытывать на них...  Они  собираются  взять
нескольких человек к себе на космический корабль, на котором  прилетели  к
Кому, и мне кажется, Келовар, я догадалась, зачем... - Эйрис  запнулась  и
невольно подумала: "А Дахара вновь втянули в предательство сограждан". Она
судорожно перевела  дыхание.  Ей  не  следует  показывать  Келовару,  свое
замешательство, нельзя расслабляться ни на секунду.
     Келовар изменился в лице, тихо бросил несколько слов солдату, который
тут же удалился. Опустившись на корточки возле  Эйрис,  Келовар  холодными
липкими пальцами коснулся ее щеки. Это была ласка.
     Она ошиблась, поняла его превратно. Он предпочитал видеть ее  слабой,
с самого начала хотел считать такой, и тот, в кого он теперь  превратился,
еще испытывает нежность к ее  слабости.  Эта  нежность  пугала.  Он  хотел
видеть  ее  слабой,  чтобы  чувствовать  себя  сильным.   Эйрис   невольно
съежилась.
     - Ни один мерзавец-гед никуда тебя не заберет, Эйрис.
     От него пахло дымом пожарища и кровью. Она заставила себя смотреть на
него.
     - Отнеси меня к Стене, Келовар. Я не могу ходить и не могу сражаться.
     - А тебе-то зачем?
     - Чтобы удостовериться в их лжи. А ты освободишь своих солдат. Это...
сделка.
     - Нет. Союз.
     Она не отвела глаз и подтвердила его слова:
     - Да, союз. Как "Кридоги".
     - Я говорил им, что ты все еще делизийка. Я говорил это Кариму и Урве
и... и всем. - Он приблизил свое лицо к ее лицу, но  не  для  того,  чтобы
поцеловать, а чтобы вглядеться в  ее  глаза.  Эйрис  выдержала  взгляд,  и
Келовар улыбнулся неожиданно робкой улыбкой, казавшейся  зловещей  на  его
залитом кровью лице.
     - Я говорил Кариму...
     - Стоять! - раздался голос.
     Эйрис почувствовала, как Келовар  вздрогнул.  Его  рука  рванулась  к
оружию, но он сдержался. Лицо солдата посерело от бешенства. Эйрис поняла,
почему он не шевелился: к его шее было приставлено  острие  кинжала;  кожи
касался красный парализующий лоскут.
     - Насилие или любовь? - спросила Джехан.
     Эйрис взглянула на сестру-легионера.
     - Итак, что стряслось на этот раз, Эйрис? Эта, -  Джехан  кивнула  на
СуСу, - говорит, что тебя хотят изнасиловать, но я в  этом  сомневаюсь.  Я
слышала, будто ты можешь попасть  внутрь  Стены,  а  мне  говорила  совсем
другое... Если солдат тебя насилует, я убью его,  и  ты  отведешь  меня  к
Талот. Если он твой любовник, я его парализую, ты отведешь меня к гедам  -
или он умрет. Что выбираешь?
     Эйрис увидела, как СуСу потихоньку отходит к краю  дорожки,  подальше
от Джехан.  Сколько  на  нас  свалилось  за  один  день!  Похоже,  девочка
испугалась не за себя, а за нее, за Эйрис. Она не  пошла  за  Джехан  ради
спасения Дахара, но когда ей почудилось, что опасность грозит Эйрис,  СуСу
в отчаяньи бросилась за подмогой, хотя сестер ненавидела.
     И своей самоотверженностью все разрушила.
     - Так что у вас - любовь или насилие? - повторила Джехан.
     Эйрис перехватила взгляд Келовара. Теперь он ей не нужен, к гедам она
попадет и без него. Ее понесет Джехан. Сестра-легионер  готова  сражаться,
договориться с ней не проще, но и не сложнее, чем с Келоваром. Просто торг
будет другой. Да, Келовар ей не нужен.
     Эйрис закрыла глаза, чтобы не видеть солдата.
     - Любовь, - сказала она, и Джехан прижала к  шее  Келовара  гедийский
парализующий лоскут. Солдат рухнул на тропинку.



                                    63

     На острове безрукий мальчишка снова  зашевелился.  Он  обхватил  зонд
грязными  ногами  и  потянул  к  себе.  Зонд  покорно  опустился.  Мальчик
рассмеялся. Старик вдруг перестал напевать и раскачиваться.
     - Уходи! - крикнул он ребенку.
     Мальчишка даже не взглянул на старика.
     - Никакого уважения! - заворчал тот и,  подобрав  маленький  камешек,
швырнул в мальчишку. Камешек пролетел мимо.
     - Али! - позвала мать.
     Ребенок рассмеялся еще громче, выпустил  зонд  и,  легко  вскочив  на
ноги, умчался. На глаза старика навернулись слезы.
     - Они смеются надо мной, ломают остатки оборудования,  все,  что  мне
удалось спасти... Их отцы не покушались  на  мой  корабль,  мой  сын  тоже
никогда этого не делал... Он был гений, гений... - Старик закашлялся,  его
немощное тело сотрясали рыдания. Зонд приблизился к обломкам  и  приборам,
начал сканировать их с расстояния нескольких сантиметров.
     - Мой сын, - снова заговорил старик, как только унялся  кашель  и  он
немного успокоился, - вместе с другими людьми взял катер,  починил  его  и
отправился на материк в надежде, что вибрация при взлете наконец  разрушит
поле стазиса. Оно не выдерживает повышенной гравитации. Вы не встречали на
материке моего сына? Он очень высок, он гений. Он вывел уравнения стазиса.
Не чета этим юнцам, совсем не чета.
     Старик поджал губы и задумался. Зонд закончил детальное  сканирование
и снова повис на расстоянии вытянутой руки от лица астронавта. Морщины  на
щеках старика тряслись мелкой дрожью.
     - Уравнения были неверными,  -  спокойно  продолжал  он.  -  Вибрация
оказалась недостаточно сильной. Ста...
     Дрожащие щеки замерли.



                                    64

     Гракс наблюдал, как Дахар  и  Лахаб  в  только  что  созданном  шлюзе
осваивают  скафандры,  затягивающие  тело  прозрачной,   почти   невидимой
оболочкой. Гибкая броня из врофа начиналась у шеи и  закрывала  все  тело,
кроме головы. Без шлема  скафандр  оставался  просто  броней,  неспособной
поддерживать жизнедеятельность организма. В  прозрачный  вроф  шлема  были
встроены  приборы  и   логические   устройства,   способные   воссоздавать
атмосферу,  окружавшую   людей   в   момент   герметизации   шлемов.   Они
восстанавливали  баланс  выделенных  и  потребленных  газов.  Шлем   также
контролировал температуру, давление и поддерживал связь с Энциклопедистом.
     В шлемах, приготовленных для людей, связь была односторонней.
     Дахар потянулся за ножом и не смог его вытащить.
     - Я видел, как ты достаешь предметы  из  своего  воздушного  костюма,
Гракс. Но если через оболочку может что-то пройти...
     - Вещество не может проникнуть сквозь оболочку костюма. Но снаружи  в
скафандре можно устроить карманы.
     - Можно устроить? Разве они не предусмотрены?
     - Нет. Придется сделать это самому,  если  хочешь,  чтобы  тебе  было
удобно. Сверните воздушный костюм...  нет,  по-другому.  Вот  так...  Нет,
Лахаб, неправильно. Пой в гармонии с Дахаром.
     Лахаб медленно повернулся и тяжелым  взглядом  посмотрел  на  Гракса.
Дахару удалось сделать  все  правильно.  Вроф  снова  втянулся  в  плоскую
пластинку.
     - Во имя чести... - ошеломленно прошептал Дахар.
     - Это можно понять, - сказал Гракс. - Это логично... - Рокотание геда
было лишено интонаций, а его феромоны Дахар учуять не мог.
     - Покажи мне, как сделать карманы.
     Лахаб растерянно сжимал в руках врофовую пластинку. На всякий  случай
он держал ее подальше от себя. Дахар достал из-за пояса оружие, сложил его
на пол и снова активизировал вроф. Гракс заметил, как дрожат его  длинные,
уродливые пальцы.
     - Покажи мне, как сделать карманы.
     - На корабле они тебе не понадобятся. Оружие тоже.
     Дахар не ответил, заинтригованный  врофом.  Он  впитывал  премудрости
гедов, как губка. Знание -  это  все,  на  что  люди  могут  рассчитывать.
Единение им недоступно.
     Гракс показал ему, как создавать во врофе карманы, и  Дахар  принялся
обучать этому Лахаба.



                                    65

     Действие парализующего лоскута прошло. Келовар открыл  глаза.  Джехан
заломила ему руку. СуСу прижималась к Эйрис, и  взгляд  Келовара  медленно
переходил с одной женщины на другую,  не  выпуская  из  поля  зрения  всех
троих. Вязкий оранжевый свет  озарял  их  фигуры,  и  они  показались  ему
огненными. На врофовой дорожке четко отпечатались  тени.  Странно,  раньше
теней не было.
     - Послушай, делизиец, -  начала  Джехан.  -  Мы  отправляемся  внутрь
Стены. Ты понесешь ее, - она кивнула в сторону Эйрис, - тогда я смогу  при
необходимости драться. Твое оружие будет у меня. Если ты решишь бросить ее
или попытаешься напасть, умрешь на месте.
     Келовар продолжал молча сверлить взглядом всех троих.
     - Келовар, - сказала Эйрис. - Я этого не хотела.
     - Заткнись, - прикрикнула Джехан. - Развяжи его. Потяни за конец - да
нет, за другой!
     Эйрис  послушалась.  Освободившись  от  пут,   Келовар   не   пытался
сопротивляться. Он стоял, переводя взгляд с Эйрис на Джехан.
     - Неси ее к Стене, - приказала джелийка и прицелилась в  Келовара  из
дробовой трубки, держа в другой руке тепловой пистолет. Солдат нагнулся  и
поднял Эйрис. От него исходил тошнотворный  запах  крови.  Эйрис  чуть  не
вырвало, но все равно ей не  хотелось,  чтобы  Келовар  ее  бросил.  Тогда
Джехан расправится  с  ним.  Еще  хуже,  если  появятся  солдаты,  которые
наверняка уже ищут своего командира. Но, к счастью, ни того, ни другого не
произошло.
     Келовар понес ее к Стене.  Джехан  шла  сзади.  Эйрис  подумала,  что
сейчас, когда джелийка не видит его лица, Келовар даст выход своему гневу,
но он шел спокойно. Лицо  его  оставалось  непроницаемым,  глаза  потухли.
Видимо, он так и не понял, что же произошло и какую роль ему выпало играть
в этой истории. Почему Джехан не убила  его?  Он  этого  не  понимал,  как
когда-то не понимал, зачем Эйрис набила свою комнату разными  штуковинами.
Впрочем, он и не стремился понять. Солдат просто  нес  женщину,  осторожно
прижимая  ее  сломанную  ногу  к  своему  левому  боку.  Эта  заботливость
обескураживала Эйрис. Или это вовсе не заботливость? Так что же тогда? Она
почувствовала, что никогда не сможет понять этого человека. И  еще  крепче
сжимала под туникой коробочку гедов.
     Четыре человека подошли к Стене.



                                    66

     - Важные  данные.  Исходный  уровень,  -  повторил  Энциклопедист.  -
Решение  Ключевого  парадокса.  Решение   Ключевого   парадокса.   Решение
Ключевого парадокса.
     Двенадцать гедов, преодолевая биологический шок и несмотря на царящую
вокруг неразбериху собственных феромонов, приготовились слушать.
     - Ключевой парадокс. Темная сторона: виды, склонные к  внутривидовому
насилию, не доживают до уровня технологии межзвездных перехватов.  Широкая
вариантность генов, позволяющая им быстро  эволюционировать,  одновременно
выводит внутривидовое насилие  за  рамки  простого  эволюционного  отбора.
Такие виды взрывают свои собственные планеты.
     Солнечная сторона: люди достигли технологии  межзвездного  двигателя.
Они - раса с широкой  вариантностью  генов.  Они  применяют  внутривидовое
насилие. Они не взорвали свою родную планету прежде, чем  переселились  на
другие.
     Все это Энциклопедист пророкотал в конфигурации установленного факта.
Потом  он  перешел  на   конфигурации,   характерные   для   гипотез,   но
грамматические связки указывали на то, что  гипотезы  эти  были  дикими  и
противоречили имеющемуся опыту.
     - В норме биологическая эволюция сглаживает недостатки  и  закрепляет
положительные факторы. В человеческом насилии должен быть аспект, делающий
его уникальным для людей.  В  человеческом  насилии  должен  быть  аспект,
способствующий  их  прогрессу.  Этот  аспект  расширяет   рамки   простого
селективного отбора наиболее приспособленных.
     Энциклопедист, созданный годами по своему образу и подобию, замолчал.
Затем повторил свой выбор. На этот раз  он  воспользовался  конфигурациями
доказанной гипотезы.



                                    67

     Дахар и Лахаб, по шею закованные в  броню  из  врофа,  осваивались  в
новых условиях. Дахар попытался уколоть  себя  в  грудь  гедийским  ножом,
сначала легонько, потом посильнее. Нож скользил по скафандру.
     Даже экспериментируя, он пытался применить  насилие,  подумал  Гракс.
Гракс ощутил собственный запах горечи и протянул людям шлемы.
     Лахаб  поднес  шлем  к  глазам  и,  прищурившись,  посмотрел   сквозь
прозрачный вроф, как обычно смотрел сквозь линзы. Дахар  ощупал  основание
шлема,  где  скрывались  "устройства",  обеспечивающие   жизнедеятельность
организма. Сам  Энциклопедист  не  сумел  придумать  адекватного  перевода
термина "жизнеобеспечение".
     Возможно, это удастся Дахару.
     - Наденьте шлемы, - велел Гракс, и в  его  рокочущем  голосе  впервые
послышался намек на человеческое нетерпение. Лахаб поднял голову.
     - Что-то не поет в гармонии, Гракс? - спокойно осведомился Дахар.
     - Наденьте шлемы.
     Они неловко повиновались. Когда края шлема соединились со скафандром,
по невыразительному  лицу  Лахаба  пробежала  волна  ужаса.  Дахар  провел
пальцами по незаметным швам, соединявшим  шлем  со  скафандром,  и  Граксу
вдруг вспомнилось, как изменился в лице жрец, когда впервые  увидел  через
увеличитель живые клетки. Сейчас на его лице появилось такое же выражение.
     - Мы можем слышать друг друга, - сказал Гракс. Оба вздрогнули  -  так
громко  в  их  шлемах  отдавался  голос  геда.  -  Эти   шлемы   позволяют
переговариваться в стенах этого помещения.
     - "Эти"? Ты хочешь  сказать,  что  есть  и  такие,  в  которых  можно
говорить через стены?
     Энциклопедист не мог сейчас подсказать геду, стоит ли посвящать людей
в такие подробности, - Граксу просто не  хотелось  восстанавливать  с  ним
связь. По крайней мере до тех пор, пока он не совершит  тот  позорный  для
геда поступок, от которого не собирался отказываться.
     - Да. Есть шлемы, позволяющие общаться через стены.
     - А твой?
     - В данный момент это  невозможно,  -  уклонился  от  прямого  ответа
Гракс. Сородичи смогли бы уловить полутона его феромонов и догадаться, что
они означают. Но Дахар не мог. Дахар не был гедом.
     - Не снимайте шлемы. Я  заменю  воздух  на  смесь,  которая  будет  в
космическом корабле.
     Лахаб заволновался, Дахар придвинулся к нему поближе.  Гракс  заметил
это покровительственное движение - оно напоминало гедийскую  солидарность.
Его захлестнула волна зловонного презрения к самому себе.  Гракс  пробежал
пальцами по углублению в стене. Из врофа  выросла  небольшая  панель.  Гед
набрал на клавиатуре сложный код и услышал в ответ легкое шипение воздуха.
На смену атмосфере Кома начал поступать свежий плотный воздух.



                                    68

     Энциклопедист заканчивал перечисление возможных обстоятельств,  когда
биологические устремления  людей  превращаются  в  положительные  для  них
факторы. Три  геда  корчились  в  зловонном  шоке.  Стенные  экраны  давно
отключили. Двое менее стойких уже приходили в себя.
     - В Эр-Фроу лишь двадцать шесть из шестисот особей продемонстрировали
положительную  реакцию  на  логическую  науку.  Уровень  людей,  достигших
межзвездных  перелетов,  должен  быть  подобен  их  уровню.  Внутривидовое
насилие уничтожает множество генетически неустойчивых интеллектов. Но люди
достигли межзвездных технологий. Этого не  могло  бы  произойти,  если  бы
внутривидовое насилие не стало  положительным  фактором.  Этот  фактор  не
может быть переменным, он должен быть положительным на солнечной  стороне,
чтобы возмещать постоянно уничтожаемые генетические вариации интеллекта.
     - Отсюда следует система уравнений...



                                    69

     - Здесь нет  никакой  двери,  -  проворчал  Келовар.  -  Геды  всегда
пользуются дверью с восточной стороны.
     Эйрис не слышала шагов Джехан за  своей  спиной,  настолько  бесшумно
двигалась девушка. Но,  оглянувшись,  увидела  ее  совсем  рядом.  Келовар
подошел так близко к  Стене,  что  протяни  Эйрис  руку,  и  могла  бы  ее
потрогать,  только  она  вдруг  поняла,  что  ни  за  какие  сокровища  не
согласится снова прикоснуться к этой едва заметно мерцающей поверхности.
     Она вытащила коробочку, похожую на увеличитель. Келовар насторожился,
но, увидев предмет, решил, что он ничем ему не грозит. Он не  узнал  ее  -
коробочку узнала СуСу. Краем глаза Эйрис заметила, как  девушка,  выглянув
из-за дерева, устремила взгляд на коробочку. Бледное личико  сморщилось  и
исчезло. Коробочка пробудила  какие-то  воспоминания  в  глубине  больного
сознания.
     - СуСу, - мягко окликнула девушку  Эйрис.  -  Иди-ка  ты  домой.  Там
никого нет, а здесь будет плохо.
     Келовар издал горловой звук, СуСу снова высунулась  и  уставилась  на
пульт. Больше Эйрис ничего не могла сделать. У  нее  не  было  времени  на
уговоры девочки - Келовар в любую секунду мог... Эйрис перевела  взгляд  с
испуганного личика СуСу на Стену, прикрыла ладонью коробочку и  нажала.  И
тут же Стена словно взбесилась. Вроф задрожал,  заволновался,  тут  и  там
беспорядочно  открывались  и  сразу  же  зарастали  отверстия;   все   это
напоминало рябь и пузыри на воде. Что-то  заскрежетало,  и  ночной  воздух
огласился  воем.  Человеческие  крики  неслись  из   кипящих   дыр.   СуСу
вскрикнула, но ее фальцет потонул в многоголосом  вопле.  Келовар  молчал.
Его тренированное тело вздрогнуло и напряглось.
     Она убрала руку с пульта. Большинство  отверстий  сразу  заросли,  но
остальные увеличились в размерах,  открываясь  еще  быстрее,  чем  раньше.
Эйрис в отчаянии нажимала на выступы, пробуя различные комбинации. Наконец
все мелкие отверстия слились в  одно  большое  с  зазубренными  краями,  в
полутора метрах от земли. Его края  колыхались,  словно  алчная...  пасть.
Эйрис снова на что-то нажала, Джехан вскрикнула, и дыра  скользнула  вверх
по врофу, словно убегая от людей.
     Непослушными пальцами  Эйрис  заставила  отверстие  переползти  вниз,
почти до земли. Острые края  врофа  мелко  дрожали.  Джехан  снова  что-то
крикнула; Келовар стоял неподвижно, как статуя. Эйрис показалось, что руки
солдата, державшие ее, окаменели. Она повернулась, заглянула ему  в  лицо.
Оно стало белым, как у варвара, в  светлых  глазах  зияла  такая  пустота,
какую делизийка не видела даже в глазах СуСу.
     - Келовар! Входи!
     Он как будто оглох. Джехан приставила  к  его  виску  дуло  теплового
пистолета, но он продолжал стоять как  вкопанный.  Эйрис  поняла,  что  он
потрясен увиденным, и вывести его из этого состояния будет очень трудно.
     Джехан, держа делизийца под прицелом, боком проскользнула  в  проход.
Еще  чуть-чуть,  и  нервы  бы   не   выдержали,   и   тогда   -   выстрел.
Сестре-легионеру теперь было ни к чему оставлять его в живых.  Но  крик  и
визг сирен помешали джелийке. Она скрылась в Стене.
     - Не может быть! - прошептал Келовар.
     - Опусти меня! -  приказала  Эйрис,  но  Келовар  держал  ее  мертвой
хваткой.
     Дыра начала сама собой затягиваться.
     Эйрис попыталась вывернуться из рук солдата. Тут, видимо,  и  Келовар
заметил то, что видела она, - людей,  запертых  в  прозрачных  клетях.  Он
разглядел их  через  закрывающийся  лаз,  и  эта  картина  вывела  его  из
оцепенения. В голове Эйрис  почему-то  мелькнуло:  "Он  знает,  что  такое
пытка". Келовар бросился в отверстую пасть, и в следующее мгновение  пасть
захлопнулась за ним.



                                    70

     - ...Конец уравнений.
     Энциклопедист закончил рокотать в конфигурациях уверенности, вернулся
к конфигурации фактов, приведших к гипотезе.
     - Гипотеза первая: создавая Эр-Фроу, мы  считали,  что  внутривидовое
насилие  связано  с  полным  отсутствием  преданности.  Но   люди   иногда
действовали сообща, а бывало, пели в гармонии.
     Гипотеза вторая:  мы  думали,  что  люди  привержены  своим  подвидам
"делизийцев" и "джелийцев", и, соответственно,  испытывают  преданность  к
своей подгруппе. Но люди убивали членов собственных подгрупп.
     Новая  гипотеза:  люди  действуют   на   основе   преданности   своим
подгруппам, но их подгруппы непостоянны.
     Последовала долгая пауза. Геды слушали - те, кто еще мог слушать, кто
не был в шоке, или не помогал тем, кто в шоке, или не боролся с  тошнотой,
вызванной генетическим отвращением -  им  никогда  не  доводилось  слышать
столь  долгое   молчание   Энциклопедиста.   Он   производил   радикальную
перетасовку фактов почти на пределе своих безграничных возможностей.
     - Люди действуют  на  основе  преданности  подгруппам,  но  подгруппы
непостоянны. "Джелийка" СуСу помогла гиганту, не принадлежащему ни к одной
из  подгрупп.  "Делизийка"  Эйрис  помогла  "джелийке"  СуСу  и   гиганту.
"Джелийка" Белазир помогла "делизийцу" Калиду убить "джелийца", с  которым
она пела в гармонии. "Джелийка"  Джехан  остановила  насилие,  совершаемое
"джелийцами"  Салахом  и  Махджубом  над  "делизийкой"  Эйрис.  "Джелийка"
Белазир способствовала насилию над этими  "джелийцами",  которое  совершил
"делизиец"  Келовар.  "Джелиец"   Дахар   предложил   медицинскую   помощь
"делизийке" Эйрис и "делизийке" СуСу. "Джелийцы"  Дахар  и  Лахаб  в  Доме
Обучения пели в гармонии с "делизийцами" Теем, Криджин, Илабором и  Эйрис.
"Делизиец" Калид...



                                    71

     Гракс наблюдал за Дахаром и Лахабом.  Лахаб  испуганно  охнул,  Дахар
что-то резко ему ответил. Лахаб кивнул и замолк. Но слова Дахара  не  были
словами утешения.
     "Животные, - подумал гед. - Да и я не лучше". Он не мог справиться  с
собственными феромонами. Горечь, отвращение, желание,  стыд  -  кто  долго
выдержит  такой  букет  противоречивых  эмоций?  Ясно,  что  он  на  грани
биологического шока. Гед источал зловоние, и с удивлением думал, что так и
должно быть. Эта мысль показалась ему настолько дикой, что он не  стал  на
ней задерживаться. Другая мысль, заставившая его действовать, выглядела не
менее дикой. Неужели логика может перевесить солидарность?
     До этого безнадежного эксперимента на Коме,  никому  и  в  голову  не
могло прийти, что эти два понятия - не одно и то же. В том-то  и  состояла
аморальность   поступка.   Для   ее   определения   не   существовало   ни
грамматических конфигураций, ни феромонов, за исключением зловонной  смеси
страха, отвращения и желания, источаемой  сейчас  самим  Граксом.  Тратить
силы своей души на животное...
     Замена  человеческой  кислородосодержащей  атмосферы   на   гедийскую
завершилась. Гед шагнул к Дахару, отстегнул застежки  своего  шлема,  снял
его и глубоко вдохнул... Единственные феромоны, витавшие в  воздухе,  были
его собственные. Запах Дахара исчез без следа.



                                    72

     - ..."Джелийка" Джехан обратилась за  помощью  к  "делизийке"  Эйрис.
"Делизиец" Келовар убил "делизийца"  Калида.  "Делизийка"  Эйрис  защитила
"джелийку" СуСу. "Джелийка" СуСу отказалась общаться с "джелийкой" Джехан,
но отыскала "делизийца" Келовара. "Джелийка" Джехан...
     - Келовар, я не хотела этого, - вдруг донесся откуда-то голос Эйрис.
     - Заткнись, - приказала Джехан. - Развяжи его... Неси ее к Стене.
     - Они не смогут попасть внутрь,  -  сказал  Энциклопедист,  прекратив
перечислять случаи поразительных инверсий преданности  в  Эр-Фроу.  -  Они
никак не смогут попасть внутрь Стены. Происхождение рыжих  волос  в  руках
"джелийки" СуСу не установлено. Они не найдены  ни  на  одном  из  кадров,
хранящихся в памяти. Повторный поиск...
     - ..."Делизийка" Эйрис в союзе с "джелийкой"  Джехан  и  "делизийцем"
Келоваром...



                                    73

     Эйрис увидела, куда они с Келоваром попали и, вздрогнув, поняла,  что
неправильно рассчитала свои действия. Они оказались  не  там,  куда  Гракс
забрал Дахара, а восточнее, где держали чесоточных. Неужели все впустую?
     Обнаженные мужчины и женщины прижимали рты к щелям в прозрачном врофе
и кричали что-то  нечленораздельное.  Они  напоминали  бьющихся  о  стекло
насекомых. Келовар  кинулся  к  ним,  Эйрис  направила  на  загоны  темную
коробочку  и  стала  нажимать,   нажимать   на   выступы.   В   какой   бы
последовательности  она  это  ни  делала,   прозрачный   вроф   реагировал
одинаково: он исчезал без следа. Мелькнула  ужасная  мысль:  а  вдруг  эта
темнота заденет людей? Но ничего страшного не произошло. Пленники, вопя от
радости, ринулись на свободу.
     Рядом с Эйрис возникла Джехан.
     - Скорее! - закричала она, стараясь перекрыть гвалт. - Там Талот!
     Эйрис изогнулась на руках у Келовара, чтобы взглянуть, куда указывает
Джехан. Беременная делизийка, только что вырвавшаяся из  своей  клетки,  в
замешательстве топталась,  закрывая  обзор.  Воспользовавшись  прикрытием,
Келовар нагнулся, и, опустив Эйрис на пол, вытащил из ботинка нож.
     Ногу Эйрис пронзила страшная боль. На мгновение  у  нее  потемнело  в
глазах, она рухнула на пол, а когда  пришла  в  себя,  увидела  над  собой
Келовара с ножом. Значит, она все же умрет  здесь,  в  Эр-Фроу.  В  голове
насмешкой прозвучали слова Дахара: "Ты и Келовар..."
     Но солдат не успел ничего предпринять. Он выпрямился как  раз  в  тот
момент, когда Джехан толкнула на него беременную. Солдат отпрянул, чуть не
потеряв равновесие, но столкновения избежал.  Тут  же  он  оказался  возле
противницы. Секунда ушла на то, чтобы увернуться от выстрела из  трубки  и
занять выгодную позицию. Джехан, не раздумывая, бросилась врукопашную, оба
покатились по полу.
     А время замедлило бег, стало вязким и пластичным,  как  расплавленное
стекло. Оно вдруг потекло как-то совершенно иначе.  Что  происходит?  Ведь
только что Келовар ее бросил, как же ей удалось  так  далеко  отползти  от
дерущихся и очутиться возле загонов? Темная коробочка  осталась  при  ней,
она подняла глаза и увидела Талот. Рыжие волосы  пленницы  рассыпались  по
обнаженным плечам. Девушка что-то кричала, молотила по стенке, но Эйрис не
слышала ее -  она  вообще  ничего  не  слышала.  Среди  криков  и  воплей,
метавшихся в небольшом пространстве  внутри  громады  Стены,  Эйрис  вдруг
погрузилась в тишину. Это показалось ей настолько ужасным, что она  нажала
- медленно, очень медленно - на темную кнопку. И все  пришло  в  движение.
Талот, рванувшись вперед, перемахнула через Эйрис и понеслась к  Джехан  с
Келоваром. Эйрис только увидела промелькнувшие над нею длинные голые ноги.
И еще она успела заметить маленькую  дыру,  которую  коробка  проделала  в
задней стене загона Талот.
     В западной стене.
     Отталкиваясь от пола ладонями, Эйрис подползла туда и увидела Дахара.
Он что-то кричал, жестикулируя, но она его не  слышала,  только  изумленно
смотрела, как беззвучно открывается и закрывается в  гедийском  шлеме  его
рот. Значит, он все же стал  гедом.  И  оттуда  пахло  гедами,  Дахар  пах
гедами. Странный тяжелый запах начал  душить  ее...  она  не  могла  здесь
дышать. На этот раз они поменяли не только свет, но и воздух. Эйрис решила
вернуться назад через дыру, но дыра исчезла. Возле панели, выступавшей  из
стены, стоял Гракс. Без шлема. Эйрис потянулась к темной коробочке, но она
тоже исчезла. Наверное, она уронила ее, когда забиралась сюда. Путь  назад
был отрезан.
     Дахар бросился к Эйрис. Она уже задыхалась. Свет померк в ее глазах.



                                    74

     -  ..."Джелийка"  Джехан,  "делизийка"  Эйрис  и  "делизиец"  Келовар
объединились в попытке пробить брешь в периметре...



                                    75

     Дахар метнулся к Эйрис, схватил ее  за  руку.  Гракс  видел,  как  он
что-то кричал, но гед успел снять собственный шлем и не слышал его. И  без
того было ясно: женщина задыхалась.  И  неустойчивая  солидарность  с  ней
вернулась к Дахару при виде ее биологического шока.  Но  как  эта  женщина
проделала брешь в Стене? Давление гедийской атмосферы  больше,  и,  должно
быть, воздух вырывается  наружу.  Энциклопедист,  наверное,  уже  зарастил
отверстие - Гракс видел, как дыра за спиной Эйрис  быстро  сомкнулась.  Но
все же людям удалось как-то пробить Стену. Как?  Гракс  наклонился,  чтобы
поднять с пола шлем, который только что положил. Но  шлем  куда-то  исчез.
Геда захлестнула паника. Вонь от  нее  была  еще  невыносимее,  чем  запах
стыда, с которым он только что никак не  мог  совладать.  Он  слышал,  как
взвыли мониторы, когда Эйрис ползла  через  отверстие.  Что  происходит  в
периметре? Семнадцать... Гракс повернулся к двери в противоположной  стене
комнаты. Но прежде, чем  он  успел  сделать  шаг,  дверь  распахнулась,  и
ворвались вооруженные, облаченные в скафандры  Фрегк  и  Крак'гар.  Паника
Гракса мигом улеглась, и он снова повернулся  к  склонившемуся  над  Эйрис
Дахару. Черные глаза человека скрестились с туманными глазами геда.  Гракс
и Дахар поняли Друг друга без слов.
     "Замени воздух! Она погибнет!" - просили глаза Дахара.
     "Она прорвалась сквозь Стену. Она представляет для нас опасность",  -
ответил взгляд Гракса.
     Лицо  Дахара  свело  судорогой.   Феромоны   Гракса   вдруг   пахнули
удивлением: Дахар думал, что он захочет помочь Эйрис. Человек в самом деле
считал, что гед может рисковать безопасностью  гедов  ради  спасения  этой
женщины. Он решил, что геды способны на позорный человеческий  поступок  -
предательство. Сама  эта  мысль  казалась  геду  дикой.  Она  мелькнула  и
исчезла, и в это мгновение Гракс понял: он -  единственный,  кому  удалось
хоть отчасти познать загадочное  человеческое  мышление.  И  мышление  это
настолько чуждо гедам, что они просто  не  в  состоянии  его  понять.  Его
противоестественность не выразить даже в самых резких конфигурациях  речи.
Энциклопедист  может  построить  сколько  угодно  гипотез  о  мыслительном
процессе этих дикарей, но чтобы рассчитывать на такое!..
     Когда Дахар бросился на Гракса, он даже не попытался защититься.



                                    76

     - Решение Ключевого парадокса. Формулировка:  Каким  образом  насилие
превращается в положительный фактор человеческой эволюции.
     Люди встают на путь предательства вне зависимости  от  их  предыдущей
приверженности той или иной подгруппе. Механизм предательства - насилие. В
результате насилия лучшие умы, рождающие передовые технические идеи, могут
покинуть один подвид и начать петь в гармонии с другим. Разрушение  лучших
умов  компенсируется  неустойчивой  преданностью,  точно   так   же,   как
недостаток   солидарности   компенсируется   разнообразием    генетических
вариаций. Без многочисленных генетических изменений  человечеству  никогда
не удалось  бы  так  быстро  эволюционировать  на  ранних  стадиях  своего
развития. Без смены, индивидуумами своих подгрупп им никогда не удалось бы
избежать разрушения собственной планеты в более поздний период.
     Наиболее развитые особи ради достижения высших, с  их  точки  зрения,
целей способны изменить виду в целом. Одна из  таковых,  предположительно,
познание Вселенной. Вероятность подобной  измены  крайне  мала.  Скользкий
путь,  избранный  людьми,  с  малой  вероятностью  позволит  им   избежать
разрушения планеты. В логических конфигурациях...



                                    77

     - Она не может дышать этим воздухом! - кричал Дахар. - Поменяй его!
     Выкрикнув эти слова, Дахар вдруг понял, что Гракс его  не  слышит,  -
гед уже снял свой шлем с передающим устройством. Но  Гракс  и  так  должен
знать,  что  ни  один  человек  не  может  дышать  этим  воздухом.   Когда
распахнулась дверь и в нее ворвались два геда, Дахар  заметил,  что,  хотя
комнату наполнял гедийский воздух, хотя два человека, которых они  ожидали
здесь найти, были их предполагаемыми  союзниками,  хотя  Гракс  уже  успел
снять шлем и не мог их вызвать,  -  несмотря  на  все  это,  геды  были  в
скафандрах и вооружены. Их оружие не было похоже на то,  которое  получили
от них люди. Гракс отвернулся от сородичей и  не  сводил  глаз  с  Дахара.
Потом не глядя тронул что-то на панели, и она утонула в стене.
     Это стало последней каплей. Пол дрожал и вздымался на дыбы под ногами
Дахара. Лицо легионера потемнело. Все-таки Эйрис  оказалась  права  насчет
гедов. Его пронзило самое сильное в жизни разочарование, жгучее и  острое,
как раскаленный клинок. Настолько ранящее,  что  на  миг  он  возненавидел
Эйрис - за то, что она заставила его  взглянуть  правде  в  глаза.  А  она
задыхалась у его ног на врофовом полу. На чистом,  гладком  врофе,  только
что ходившем под ним ходуном! Дахар сильнее стиснул ее почерневшее от сажи
запястье.  Возмущение,  гнев,  разочарование  затмили  его  разум.   Дахар
рванулся к стене и принялся дубасить  по  ней  кулаками,  хлопать  по  ней
ладонями. Панель не появлялась. Странное рокотание наполнило  его  шлем  -
геды переговаривались  на  чужом,  неведомом  языке.  Дахар  повернулся  к
Граксу. Гед озирался в поисках своего шлема. Его держал  Лахаб,  вжавшийся
сейчас в дальний угол. Белый как мел, он  прятал  шлем  за  спиной.  Дахар
схватил и рывком поднял руку Гракса к  тому  месту,  где  была  панель,  и
сомкнул пальцы на его горле. Высокая твердая кромка скафандра не смогла бы
защитить тонкую шею геда, если бы Дахар принялся душить его.
     - Замени воздух! - прорычал жрец.
     Гракс не слышал его.  Но  двое  других  услышали,  и  рокот  в  шлеме
усилился. Гракс не шевелился. Дахара  захлестнуло  бешенство,  его  обуяла
слепая ярость воина. Его руки сдавили шею Гракса,  и...  И  ничего.  Дахар
растерялся: он не мог пошевелить пальцами,  не  мог  понять,  что  же  ему
мешает свернуть геду шею. Как будто  невидимый  барьер  вырос  из  пола  и
стиснул,  запечатал  бывшего  легионера  со  всех  сторон,  как   сам   он
запечатывал подопытных животных в  прозрачный  вроф.  Голос  внутри  шлема
зарокотал гораздо спокойнее. Кто-то заговорил на человеческом языке.
     - Тебя защищают. Не сопротивляйся.
     Защищают!
     Гракс выскользнул из пальцев жреца, которым не суждено было придушить
геда. Двое других подхватили Гракса и, что-то рокоча, выволокли за дверь.
     Поле стазиса  понемногу  отпускало  Дахара.  Руки  Дахара  стали  его
слушаться на  целую  минуту  раньше,  чем  ноги  позволили  повернуться  к
распростертой на полу подруге.
     Эйрис мертва, Эр-Фроу умирает, Джела потеряна, а наука, сиявшая,  как
мечта, манившая к себе, как двойная  спираль,  привела  к  гибели  любимой
женщины, к гибели надежд... Ничего не осталось, кроме гибели и разрушения,
и во всем виноват только он, Дахар. Из-за его слепоты погибла  Эйрис.  Она
прорвалась сквозь Стену ради него, Дахара, брата-легионера...
     Как только стазис  отпустил  его  руки,  они  рванулись  к  карманам,
которые его научил делать гед, и выхватили оружие. Дахар  выстрелил  сразу
из дробовой трубки и теплового пистолета в дверь, за  которой  только  что
исчез Гракс.  Из  дула  пистолета  вырвался  ослепительный  луч.  Дробинки
забарабанили по двери, отскакивая и рикошетом попадая в  Дахара.  Те,  что
летели ему  в  шлем  или  верхнюю  часть  туловища,  вновь  отскакивали  и
наполняли комнатушку звоном металла. Те, что попадали  в  исчезающее  поле
стазиса,  медленно  двигались  вперед  и  вниз  по  странной,   искаженной
траектории, словно пробивая себе путь в вязком расплавленном стекле.
     Дахар  стрелял  в  запертую  дверь,  пока  не  кончились  заряды.   В
шлемофоне, отрезавшем его ото всех, кроме Лахаба, не раздавалось ни звука,
кроме его собственных судорожных всхлипов.



                                    78

     - Конец использованных уравнений, - сказал Энциклопедист.
     Ответ на Ключевой парадокс: у видов без морали и солидарности насилие
способствует развитию технологии путем смены убеждений.  Насилие  ведет  к
такой смене, а она,  в  свою  очередь,  временно  "солидаризует"  наиболее
способные умы...



                                    79

     Когда Джехан увидела Талот,  рванувшуюся  к  Келовару,  она  внезапно
затрепетала от неподдельной радости: подруга свободна! Но долго радоваться
было некогда - Келовар уже сидел на ней и собирался ударить  ножом.  Когда
солдат напал на девушку, она отбросила в  сторону  и  дробовую  трубку,  и
тепловой пистолет, в поединке они все равно  бы  только  помешали.  Кинжал
остался в ножнах на поясе, Келовар прижал ее левую руку к телу, и  девушка
не могла до него дотянуться. Все, что она могла  сделать,  это  как  можно
резче рвануться в сторону и принять смертоносный удар  не  в  грудь,  а  в
руку. Но клинку не суждено было  вонзиться  в  нее:  удар  Талот  пришелся
Келовару прямо в шею, и нож ткнулся во вроф в  нескольких  сантиметрах  от
головы Джехан. Она  услышала  громкий  треск  ломающейся  стали.  Нож  был
обычный, не гедийский.
     Джехан  охватил  неожиданный  восторг  честной  схватки.   Давно   не
представлялось такой возможности... Келовар, правда, все еще прижимал ее к
полу. Она не могла дотянуться до пояса,  а  солдат  уже  нащупывал  его...
Джелийка ткнула его пальцами  в  глаза.  Делизиец  увернулся,  рванулся  в
сторону, схватил безоружную Талот и швырнул ее на Джехан. Обнаженное  тело
Талот должно было рухнуть  на  нож  -  Джехан  успела  подобрать  упавший,
сломанный, но девушка, не  разумом,  а  нервами  и  кожей  предугадав  его
маневр, не пыталась нанести удар снизу вверх. Она отвела  руку  и,  описав
большую дугу, вонзила обломок лезвия Келовару в ногу, туда, где, как учили
на тренировках жрецы-легионеры, находится болевой центр.
     Келовар застыл  как  вкопанный.  Его  лицо  исказилось  болью.  Через
секунду он пришел в себя, но было поздно - Талот, упав на  пол  после  его
броска через плечо, быстро вскочила  на  ноги  и  выстрелила  из  дробовой
трубки Джехан. Дробина попала Келовару в лоб.  Он  вздрогнул,  отпрянул  и
обмяк. Он мог еще говорить и еле слышно выдохнул:
     - Эйрис...
     Бешенство охватило Джехан. Какой уж тут честный поединок.  И  никогда
больше его не будет. Она выхватила у Талот трубку и выстрелила в мертвеца.
     - Джехан, - сказала Талот, - Джехан... не надо. Он не дышит.
     - Вижу, - рявкнула Джехан, и Талот опустила плечи. Джехан рванулась к
ней, обняла, но та лишь прошептала сдавленно:
     - Стена...
     Там, где только что была клетка Талот, постепенно,  подобно  огромной
металлической пасти смыкалась дыра. За мгновение до того, как она исчезла,
Джехан  увидела  перебинтованную  ногу  Эйрис.  У  стены  валялась  темная
металлическая коробочка, с помощью которой делизийка привела ее к Талот.
     - Мерзопакостный, развратный гедийский город! - вырвалось  у  Джехан.
Схватив Талот за руку,  она  кинулась  через  комнату  к  наружной  Стене.
Делизийцы и джелийцы, вырвавшиеся на свободу  из  своих  клеток,  крича  и
толкаясь, неслись туда же, подгоняемые визгом  сирен.  Нескольким  удалось
поймать геда. Неуязвимый в своей броне, он все же  не  мог  сопротивляться
навалившейся на него толпе. Из-под груды тел виднелся только его шлем.
     Джехан резко остановилась, направила черную коробку на  шлем  геда  и
нажала на нее, как делала Эйрис. Ей хотелось увидеть расползающийся шлем и
пузырящуюся голову геда,  но  ничего  не  произошло.  Коробочка  оказалась
бессильной перед гедийским шлемом.
     Туманные глаза геда спокойно встретили взгляд сестры-легионера.
     Чертыхнувшись, Джехан повернулась  лицом  к  Стене  и  изо  всех  сил
сдавила темную коробочку. Стена начала  морщиться  и  пузыриться,  тревога
взвыла с новой силой, так, что у всех заложило уши. Сигналы тревоги взвыли
еще сильнее и стали оглушающими. Все прочие звуки тонули в душераздирающем
вое.  "Ревет,  словно  издыхающий  кридог,  -  мелькнуло  у  Джехан  дикое
сравнение. - Как будто умирает Стена, а не Келовар, не Эйрис..."
     Эйрис... Джехан крикнула в ухо Талот:
     - Выбирайся наружу и жди меня!
     Она подтолкнула Талот к дыре, которую только что проделала  в  Стене.
Другие, не слыша себя за ревом сирены, обезумев в  беззвучном  крике,  уже
рвались к выходу. Джехан кинулась  назад,  к  загону,  из  которого  Эйрис
освободила Талот.
     - Эйрис! - Где же эта продажная тварь, делизийская мокрица?..  Джехан
опустила темную коробочку к самому полу, туда, где сомкнулась дыра,  через
которую полезла эта дура. Вот  безголовая,  даже  коробку  свою  потеряла.
Какого черта она туда полезла? К чему так отчаянно стремилась?
     Вроф растворился. Джехан встала на колени и поползла вперед.  Мерзкая
вонь ударила в  нос,  в  легкие,  обожгла  гортань.  Джелийка  вздрогнула,
закашлялась, но упорно  продолжала  ползти.  Вдруг  она  услышала  впереди
пальбу из дробовой трубки.
     Чертова кукла, проститутка делизийская, где ты?
     Тело Эйрис лежало на полу сразу за стеной. Джехан схватила ее за ноги
и потянула на себя. Дробь прорикошетила  мимо  ее  уха.  Она  увидела  всю
комнату; даже сирена не могла заглушить грохот выстрелов. Предатель Дахар,
бывший первый лейтенант палил в закрытую дверь...  Дахар!  Это  ради  него
Эйрис приползла сюда. Ради первого лейтенанта Джелы.
     Джехан выругалась, рывком протащила Эйрис сквозь отверстие и потянула
дальше, пока не смогла отдышаться. Лицо Эйрис было белое как саван. Джехан
навалилась ей на грудь, чтобы выдавить из нее вонючую отраву,  еще  раз  и
еще...   Наконец   Эйрис   дернулась,   закашлялась...   Значит,    дышит!
Сестра-легионер перебросила  тело  Эйрис  через  плечо  и  припустилась  к
наружной стене, но она уже затянулась.
     Голые люди колотили в нее  кулаками,  а  Стена  продолжала  завывать.
Джехан встряхнула хрипящую  Эйрис,  освободила  руку  с  темной  коробкой.
Талот, ослушавшаяся приказа, с бог знает где раздобытым  кинжалом,  встала
рядом,  прикрывая  Джехан  с  фланга.  Джехан  не  хотела,  чтобы  подруга
рисковала, она боялась потерять ее снова, но промолчала.
     Она оглянулась назад, на загоны. Коренастый  горожанин  выбирался  из
проделанной ею дыры в стене. Отверстие за ним быстро  закрывалось.  Силуэт
горожанина слабо мерцал - он был в гедийской броне.  Должно  быть,  Дахара
тоже  защищала  броня,  иначе  бы  ему  не  поздоровилось,  как  и  Эйрис.
"Прикидываются годами", - Джехан с отвращением  поморщилась  и  перекинула
Эйрис на плечо Талот. Та подхватила, а Джехан крикнула ей в ухо:
     - Вытащи мокрицу  наружу!  -  Джехан  сообразила,  что  так  заставит
выбраться и саму Талот. Она сдавила черную  коробочку,  и  в  Стене  снова
открылся проход. К нему, как безумные, бросились люди. Джехан смотрела  на
них и думала: зачем она их спасает? В Эр-Фроу они давно утратили честь. Не
сохранили ее ни первый лейтенант, ни делизиец, который хотел ее убить,  ни
горожане, убившие Белазир. Так зачем же Джехан их спасает?  Правда,  Эйрис
вернула ей Талот. А сама рвалась за  Стену  ради  Дахара.  В  этом  городе
предателей только эти два существа что-то еще значили для Джехан. Первая -
сестра-легионер, вторая - шлюха, делизийская мокрица... Тьфу!
     Джехан бежала сквозь рев сирен. Она единственная бежала от Стены...



                                    80

     - Стазис убивает нас, - договорил старик. Запавшие, слезящиеся  глаза
следили за зондом.  Тусклая  звезда  и  ущербная  луна  у  него  на  плече
сморщились, когда старик поднял бессильный кулак. -  Ты  понимаешь,  зонд?
Что ты такое? Я не могу определить. Я, который был... Мы пробыли в стазисе
Аллах знает сколько столетий. Отрезанные от мира, погребенные заживо... Он
поборол приступ кашля, перевел дух и заговорил спокойнее.
     - Погребенные в стазисе. Передай это своим.
     Зонд закончил сканирование и поплыл к двери. В дверях  стояла  тощая,
изможденная женщина.
     - Али... - она отшатнулась и зажала руками рот.
     - Скажи им это, - повторил старик. - Стазис убивает.



                                    81

     Энциклопедист   повторял   решение   Ключевого    парадокса,    меняя
конфигурации в поисках самой точной грамматической конструкции,  но  ее  в
данном случае просто не существовало.
     - У видов,  лишенных  солидарности,  смена  группы  делает  возможной
"временную солидарность"  наиболее  способных  умов,  от  которых  зависит
технический  прогресс.  Таким  образом,  у  видов,  использующих  насилие,
повышается коллективный интеллект.
     Наступила тишина. После долгого молчания  Энциклопедист  -  созданный
гедами, запрограммированный гедами,  снабженный  конфигурациями  гедийской
поэзии - тихо добавил:
     - Насилие повышает интеллект. И отравляет феромоны Вселенной.




                      ЧАСТЬ СЕДЬМАЯ. ОСТРОВ МЕРТВЫХ

                              О Боже, царь царства!
                              Ты вводишь ночь в день и вводишь день в ночь
                          и выводишь живое из мертвого, и выводишь мертвое
                          из живого, и питаешь, кого пожелаешь без счета!
                                           Коран. Сура 3. Семейство Имрана


                                    82

     Последний  свет.  Эйрис  открыла  глаза  и,  вздрогнув,  поняла,  что
находится за пределами Эр-Фроу, лежит прямо на земле, на каменистом  ложе.
Над ней высилось темное пурпурное небо  с  серебристым  отливом.  Тяжелый,
насыщенный пурпур, простерся, казалось, надо всем миром, без конца и края.
Две  луны  заливали  вельд  белым  светом,  Маяк  сиял  ярко  и  высоко  -
непостижимо ярко и непостижимо высоко.  Ветер  доносил  живительный  запах
речной воды. Эйрис всхлипнула.
     - Ты в безопасности, - раздался голос.  Она  крепко  зажмурилась.  По
телу пробежала волна радости, благодарности и изумления. Дахар! Живой!
     Эйрис попыталась сесть. Ледяной воздух пробрался под  одежду.  Первый
взгляд на долину, спускавшуюся к подножию холма - огромную, неогороженную,
- сжал сердце ужасом. Слишком много земли, слишком  много  неба...  Пальцы
вцепились в траву.
     Вельд, слегка красноватый в лучах заходящего солнца,  простирался  до
самого горизонта, где над кроваво-красной линией высилось пурпурное  небо,
усыпанное первыми звездами. Под ним лежала густая мгла, мигающая кострами,
изрезанная   холмами   и   оврагами,   рассеченная   извивающейся   рекой,
серебрившейся в лунном  свете.  Неподалеку  от  Эйрис  земля  двигалась  и
колыхалась:  с  приближением   Последнего   света   закрывались   огромные
серо-зеленые кольца кембури, колючий кустарник дрожал, поглощая  пойманную
добычу, зеленые восковые пасти растений открывались  и  смыкались...  Море
запахов ласкало обоняние: спелые дахофрукты,  навоз,  насыщенный,  тяжелый
запах гниющего дерева. Где-то завыл кридог. Эйрис ощупала землю возле себя
и нашарила руку Дахара.
     - Кто меня спас? - шепотом спросила она.
     - Джехан, - резко ответил жрец. Она повернулась к нему всем телом. Но
причиной его раздражения была не Джехан.
     Дахар сидел, подтянув колени к груди. В лунном свете его черные глаза
казались бездонными кратерами. За спиной горел костер. Рядом с ним, спиной
к Эйрис, сидела СуСу, и Эйрис радостно улыбнулась.  Напротив  расположился
флегматичный Лахаб. Вдалеке, за  спиной  ремесленника,  загораживали  небо
стены Эр-Фроу. Костер тихонько потрескивал, пламя  казалось  неестественно
ярким на фоне сгущавшихся сумерек.
     Эйрис повернулась к Дахару. Движение отозвалось  болью  в  ноге.  Она
заметила кембури, закрывающийся на ночь. Толстые, мясистые плети  растения
вились по земле. Эйрис отвернулась и снова посмотрела на Дахара.
     - Джехан... открыла Стену?
     - Да. И вытащила тебя оттуда.
     - Дахар...
     - Я стою с ней на клинке чести. За спасение моей жизни.  И  твоей,  -
сказал он. Клятва легионеров? Эйрис испугалась. Уж  не  собирается  ли  он
вернуться в легион?
     - Клинок чести для легионеров, а не для тебя, - рискнула сказать она.
Жрец даже не поморщился, и Эйрис поняла, что он преодолел  свою  спесь.  -
То, что мы узнали о науке гедов, - проговорила она как можно увереннее,  -
останется с нами. - Но стоило ей произнести это,  как  у  нее  закружилась
голова: какая наука - здесь, в вельде, в сгущавшемся сумраке ночи...
     - И то, что мы узнали о предательстве гедов, тоже останется с нами, -
отозвался Дахар.
     Эйрис ничего не ответила. Дальние огни стали ярче,  еще  один  костер
вспыхнул слева, возле зазубренной скалы.
     - А ты не забудешь предательство одного из джелийцев, правда,  Эйрис?
Мне пришлось выбирать между тобой и годами, и я выбрал их.  Почему  же  ты
все-таки искала меня, хотя я тебя предал?
     - Я так решила, - сказала она, и голос ее прозвучал  так  же  хрипло,
как у него. Она хотела придвинуться поближе к огню, и боль снова  пронзила
ногу.
     В ту же секунду он оказался рядом.
     - Не двигайся - не беспокой кость. Болит?
     - Немного.
     Дахар ощупывал ее ногу, а она вспомнила ту, первую,  ночь,  когда  он
пришел к ней, открыв дверь лоскутом гедов, и она по ошибке приняла его  за
Келовара. Кажется, он тоже помнил. Его руки замерли, и он вдруг сказал:
     - Келовар убит.
     - Ты?! - У нее пересохло в горле.
     - Джехан.
     - Я рада... что это не ты.
     - Нет. Единственный, кого я пытался убить, был Гракс.
     Эйрис вздрогнула и  вдруг  ощутила,  что  сидит  на  холодной  земле.
Красная муха опустилась ей на плечо,  примерилась  и  ужалила.  Ее  пальцы
сильнее стиснули руку Дахара.
     СуСу повернула голову.  В  пурпурном  полумраке  Эйрис  не  различала
выражения ее лица. Девушка отвернулась и стала смотреть на стены Эр-Фроу.
     - Не смотри туда, -  сказал  Дахар,  и  что-то  в  его  голосе  снова
заставило Эйрис вздрогнуть. - Еще не время.
     - О чем ты? Я не понимаю.
     - Сестра-легионер хочет поговорить  с  тобой  наедине.  -  Тут  Эйрис
увидела, что от ближнего костра к ней направляется Джехан. Дахар  отпустил
ее руку и встал, чтобы уйти, Эйрис вцепилась в жреца, испугавшись, что  он
не вернется. Дахар постоял, собираясь с мыслями. Он все понял.
     - Я люблю тебя, - сказал он сердито, и в  его  голосе  звучала  боль.
Боль не оттого, что в нем сомневались, а оттого, что эти сомнения  однажды
подтвердились. Он отошел подальше, чтобы не слышать разговора двух женщин.
Отвернувшись  от  Эр-Фроу,  Дахар  смотрел  на  костры,   рассыпанные   по
вздыбившейся земле. Дым поднимался вверх, к кровавому небу.
     - Нам пора, делизийка, - сказала Джехан. Она стояла над Эйрис, широко
расставив ноги, говорила спокойно, без затаенной злобы. - Ты  помогла  мне
вытащить Талот, а я помогла тебе вытащить... его.
     - Дахара, - подсказала Эйрис.  Джехан  не  собиралась  препираться  и
опустилась рядом с ней на корточки. Эйрис удивилась  перемене  в  девушке.
Теперь она совсем не походила на  юную  воинственную  гордячку,  вместе  с
которой они пересекли вельд меньше года назад.
     - Расскажи мне, что произошло, Джехан, - попросила Эйрис  и  услышала
лаконичный отчет о событиях. Когда Джехан закончила, Эйрис сказала:
     - Ты могла бы оставить меня в Эр-Фроу. И Дахара тоже. Он  был  заперт
внутри периметра, к тому же он - разжалованный легионер. Почему  ты  этого
не сделала?
     Джехан не ответила, а только посмотрела на Эйрис долгим взглядом. Обе
не отводили глаз. Эйрис снова заговорила:
     - Я думаю, мы  не  одни,  Джехан.  Там,  на  небе,  откуда  прилетели
гедийские корабли, есть другие люди.
     Джехан задумалась, потом пожала плечами.
     - Ну и что? Здесь-то их  нет.  -  И  спустя  секунду  добавила:  -  Я
вытащила его не ради тебя. Ради себя.
     - Я знаю, - ответила Эйрис, удивившись тому,  что  она  действительно
знала это. Девушка действовала согласно законам джелийской чести.
     Поднимаясь, Джехан отряхнула пыль с ладоней.
     - У Талот еще не прошла чесотка, - сказала Эйрис.
     - Да. Но жрец говорит, она исчезнет,  когда  наступит  Первоутро.  Ее
излечит солнечный свет.
     - Куда вы с Талот отправитесь?
     - Назад, в Джелу.
     - Скоро Джела и Делизия снова будут воевать.
     - Да.
     - Ты будешь командовать легионом.
     - Да, - отозвалась Джехан и почти сердито добавила: - Не я начала эту
войну.
     - Но ты будешь сражаться с Делизией.
     - Да, буду. Я легионер. И Талот тоже. Прощай, Эйрис.
     - Прощай, Джехан.
     Девушка  направилась  к  своему  костру.  Пройдя   несколько   шагов,
остановилась и, не поворачиваясь, бросила через плечо:
     -  Не  позволяй  Дахару  участвовать  в  этой  войне.   Отправляйтесь
куда-нибудь... подальше.
     - Куда же?
     - Куда угодно! - отрезала Джехан. - Если ты сообразила, что  на  небе
кто-то живет, то сможешь сообразить и куда вам теперь деваться!
     Она ушла к своему костру. Эйрис улыбнулась ей вслед.


     Казалось, прошла целая вечность, прежде чем вернулся Дахар. СуСу  все
так же неподвижно сидела, со странным напряжением глядя на Эр-Фроу.  Эйрис
замерзла, захотелось есть. Лахаб принес ей травяного отвара, вскипяченного
на костре в большом прозрачном сосуде.  Пришлось  пить  прямо  из  сосуда.
Лахаб был все так же флегматичен и рассеян. Вот кто не изменился.
     Сосуд оказался гедийским шлемом.
     На черном небе  появились  ясные,  холодные  звезды.  Эйрис,  закинув
голову, долго смотрела на них и вдруг  встрепенулась.  Как  же  она  могла
забыть?.. Казалось, знакомые созвездия  смеются  над  ней:  Ятаган,  Куфа,
Корабль, с его сверкающей красной звездой.  Шары  из  взрывающихся  газов.
Души с Острова Мертвых. Мороз тронул верхушки травы. Эйрис колотил озноб.
     Дахар наконец вернулся и перенес ее  поближе  к  огню.  На  лице  его
читалось напряженное ожидание. Необъяснимо напряженное.
     - Дахар, чего вы ждете? СуСу тоже...
     - Ты замерзла. Я должен был подумать...  Тебе  ни  к  чему  мерзнуть.
Смотри, что у меня есть. - Он держал небольшую пластинку из врофа.
     Эйрис дотронулась до нее одним пальцем.
     - У нас нет бурнусов, - слишком спокойно продолжал Дахар. - Тебе пока
нельзя ходить, значит, ты не сможешь согреться. Полежи-ка спокойно.
     Он показал ей, как надевать  броню  гедов.  Сначала  она  испугалась,
когда вроф сомкнулся вокруг нее, но зато потом больше  не  чувствовала  ни
холода, ни сырости, поднимавшейся от земли. Ей стало тепло, как в Эр-Фроу.
     - У Лахаба тоже есть такая пластина. Он ее отдал СуСу.
     Эйрис вгляделась: девочку окутывало едва заметное мерцание.
     Вдруг Дахар поднял голову. Жуткий грохот сотряс воздух. Он  доносился
из Эр-Фроу. Бежали  минуты,  и  грохот  становился  оглушительнее,  что-то
пронзительно выло, все вокруг тряслось.  Купол  Эр-Фроу  осветился.  Дахар
стиснул кулаки. Эйрис видела, каких усилий ему стоит не смотреть  туда.  И
вдруг в разгорающемся свете перед Дахаром возникла  СуСу.  Маленькое  тело
напряжено, глаза непроницаемые, как отшлифованный камень.
     - Я требую клинка чести. - В ее голосе была такая настойчивость,  что
Эйрис изумилась. - Я принесла  Эйрис  ту...  ту  штуку,  коробку,  которая
открыла для тебя Стену. Что свободно дано, пусть вернется свободно.
     Лахаб повернул голову и уставился на бывшую проститутку.
     СуСу не колебалась. В неестественном сиянии, исходящем от Эр-Фроу, ее
маленькое личико казалось вытесанным из белого камня. Для Эйрис,  сидевшей
на земле, сам воздух казался белым матовым стеклом. Из такого  стекла  она
вытянула спираль  и  была  изгнана  из  родного  города.  То,  что  сейчас
происходило  между  братом-легионером  и  джелийской  проституткой,   тоже
походило на своего рода изгнание.
     Эйрис судорожно сцепила руки.
     - Что свободно дано, пусть вернется свободно, - повторила СуСу.
     Дахар встал. Свет над Эр-Фроу вдруг разгорелся до ослепительно белого
сияния, в вельде стало светлее, чем днем. У  соседнего  костра  вскрикнула
Талот, но Дахар так и не повернулся. Стоя спиной к городу, он сказал СуСу:
     - Что свободно дано, пусть свободно вернется.
     Эйрис потянулась к нему рукой, закованной в броню гедов. Яркий  столб
света неторопливо  оторвался  от  земли,  вычерчивая  крутую  дугу,  начал
подниматься в небо. Когда он поднялся уже довольно  высоко,  весь  Эр-Фроу
внезапно засиял ярче солнца. Эйрис невольно зажмурилась.
     Земля содрогнулась. Казалось, толчок  возник  в  самом  сердце  Кома.
Эйрис упала на землю. Одно  дерево  накренилось  и  рухнуло,  потом  земля
содрогнулась снова, на этот раз еще сильнее. Вельд ответил диким  воем,  в
котором трудно было узнать звериные  крики.  Вою  вторили  стоны  кембури.
Дрова из костров разметало в стороны,  неподалеку  от  Эйрис  на  покрытую
изморосью траву рухнула ветка. Эйрис закашлялась от густого дыма.
     Все кончилось так же внезапно, как началось. Земля словно застыла,  а
там, где только что стоял Эр-Фроу, ничто уже не загораживало звезд.
     В воцарившейся тишине СуСу отчетливо произнесла:
     - Я хочу отправиться туда, откуда пришел белый гигант. Я хочу,  чтобы
ты отвел меня туда. Ты и Эйрис. Что дано, должно вернуться.
     СуСу повернулась к холму, на котором еще несколько минут назад  стоял
Эр-Фроу. И снова вперила взор в Дахара. Черные  глаза  девочки  оставались
непроницаемыми, как будто она и не видела разрушения города.  Неужели  эта
малютка так настрадалась за свою жизнь, что ничто уже не могло  вызвать  в
ней удивления или страха? Если это так, то Эйрис не знала, жалеть СуСу или
завидовать ей. Впрочем, СуСу не нуждалась ни в том, ни в другом.
     Лахаб принялся методично раздувать почти потухший костер.
     - А как туда попасть? - спросил Дахар. - Он рассказал тебе?
     Дахар взглянул на Эйрис, но та только покачала головой:
     - Не понимаю. Перед смертью он пытался что-то показать.  Я  не  знаю,
что он имел в виду.
     - Я не смогу отвести тебя в город гиганта, - устало сказал  Дахар,  -
ведь я не знаю, в каком направлении надо идти.
     - Туда, - девочка указала на вельд, расстилавшийся перед ними.
     Костры, разметанные землетрясением - если это было  землетрясение,  -
разгорались заново. У Эйрис  снова  закружилась  голова.  Придется  заново
привыкать к бесконечному пространству вельда, раскинувшегося вокруг.
     - Там Делизия и Джела, - сказал Дахар, - если они еще стоят на  своем
месте.
     - Дальше, - ответила СуСу.
     - Дальше только море.
     - А в море - Остров Мертвых, - сказал  сидящий  возле  костра  Лахаб,
ремесленник, горожанин и единственный ученый оптик в мире. В мире Кома.
     Эйрис почувствовала, как напрягся Дахар.
     - Доплыть до Острова Мертвых невозможно, - сказал он. - Гигант не мог
приплыть оттуда. Нам некуда  идти.  Ты,  Лахаб,  по  крайней  мере  можешь
вернуться в Джелу.
     - Нет, - отозвался Лахаб и искоса глянул на СуСу.
     Эйрис представила себе, что их  ожидает:  четверо  изгнанников  будут
скитаться по вельду, отнимая добычу у кридогов и  кембури,  направляясь  в
никуда. А в это время где-то там, среди звезд, другие  люди...  Они  будут
плестись с Первоутра до Последнего света, стараясь пройти как можно больше
за долгий, неестественно долгий день Кома. А долгой, неестественно  долгой
ночью Кома им придется спать, спать, и спать. Голодные, озябшие скитальцы.
Изгнанники.
     Она попыталась подняться, уцепившись за руку Дахара. Нога под защитой
врофового костюма болела гораздо  меньше.  Дахар  обнял  ее,  и  ей  стало
намного легче. И вдруг Эйрис заметила звезду. Звезда летела  над  вельдом.
Лахаб опустился на колени. Звезда превратилась в ярко-белый огненный  шар.
Когда он оказался у них над головой, все увидели, что  это  не  звезда,  а
нечто рукотворное, из металла. На боку  были  начертаны  полумесяц  и  три
звезды, хорошо заметные в ярком свете. Аппарат завис в воздухе и опустился
там, где прежде стоял Эр-Фроу. Дахар раздувал ноздри.
     Лахаб встал на ноги и пристально взглянул на него.
     - Геды?
     Дахар не ответил. Он весь подался вперед,  напряженный,  как  струна.
Потрясенная Эйрис не  могла  вымолвить  ни  слова.  Только  СуСу  осталась
совершенно спокойной, ее черные глаза были так же непроницаемы.
     Аппарат снова взмыл в небо и полетел к их костру  -  он  горел  ближе
всех. Космическая лодка повисла в сорока шагах от костра и  опустилась  на
землю. Распахнулась дверь, из нее появились  двое.  Мужчины...  Люди.  Они
медленно двинулись вперед, такого оружия, какое было на них, Эйрис никогда
прежде не видела. Похоже, они не собирались пускать его в ход. Она  крепче
стиснула плечо Дахара. Тот не выхватил ни трубки, ни ножа.
     Когда двое из лодки подошли поближе, Эйрис как следует разглядела  их
в ярком свете, лившемся из окон. У  одного  была  огромная  лысая  голова,
болтавшаяся на слишком тоненькой шее. На левом  плече  бугрилась  огромная
опухоль, покрытая немного сморщенной багровой кожей, напоминавшая  вторую,
немного приплюснутую  голову.  Эйрис  затошнило.  Однако  второй  выглядел
вполне нормальным. Его длинные черные волосы были  заплетены  в  множество
мелких косичек.
     СуСу  чуть  слышно  всхлипнула.  Он  напомнил  ей  гиганта.   Мужчины
остановились в десяти шагах от костра. Лысый заявил:
     - Мы с острова. С корабля "Звезда Мекки". Мы пришли с миром.
     По телу Дахара пробежала дрожь. Он поднял  Эйрис  на  руки  и  кивнул
Лахабу. Тот взял за руку СуСу,  и  они  вчетвером  двинулись  сквозь  ночь
навстречу людям.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.