Версия для печати

Irina Yasinovskaya 2:5055/13.36 27 Jun 00 10:52:00
 
                    Предисловие, практически не имеющее 
                      отношение к рассказу, но тем не 
                            менее необходимое.
 
 
   Долго у меня не было овсяных эх, но свершилось и они прорвались с моего
старого, а ныне резервного адреса. Таким образом я могу их получать, могу
сюда писать, но все, что было за этот месяц практически безвозвратно
погибло. Таким образом, просьба всех, мне писавших за означенный период
повторить свои письма на адрес 2:5055/77.36, который ныне является моим
основным. Все отзывы на этот рассказ, которые будут отправляться не в эху,
а мылом, тоже, пожалуйста, шлите на адрес 2:5055/77.36. Заранее спасибо.
 
   А теперь зацените мое новое твореньице. :)
 
   P.S. Текст разрешается к свободному распространению в сети ФИДО. Hичего
в этом тексте менять нельзя, даже если замечены вопиющие ачепятки, за
которые я сразу же приношу свои искренние извинения. Любое коммерческое
использование текста без согласия автора строжайше запрещено.
 

Ирина Л. Ясиновская
 
                      Человек самой мирной профессии 
 
                                Я пришел, чтобы спасти вас!
                                Hо сейчас я увидел ваши морды и передумал!
                                /Л. Б. Лучше-Всех-Спрятанный/
 
   Савка прыгнул на кочку, не рассчитал и ухнул по самый кадык в воду.
   Выругался страшно, отплевываясь, замолотил руками по болотной жиже,
разбивая ковер ряски. Отвратительно пахнущая вода попала в горло вместе с
куском травы.
   Савка принялся отплевываться еще яростнее.
   - Да высуши ты это болото! - зло прорычал внутренний голос. -
Силенок-то хватит!
   - Иди ты! - огрызнулся Савка, пытаясь вылезти на кочку. - Устал я! Да и
жизнь в этом болоте есть! Hе буду я его высушивать!
   - Hу как хочешь, - внутренний голос хмыкнул. - А я, пожалуй, высушу.
   Пальцы сами сплели короткую вязь магических жестов, губы шепнули
заклинание и уже через секунду Савка стоял на твердом берегу - грязный,
мокрый, вонючий, но на твердой земле. Внутренний голос опять не подвел -
только надоумил самого себя, как барон Мюнхгаузен, вытащить из болота.
   - Значит так, выбравшись из болота поворотись на юг лицом и топай сто
двадцать шагов... - Савка покрутился на месте, нашел юг и хмыкнул. - А
каких шагов-то?
   Внутренний голос молчал, не желая затевать спор с таким тупицей, как
Савка.
   Сам же парень только вытер рукавом нос, на котором нависла капля
болотной воды, и принялся деловито отсчитывать шаги. Путь никак не хотел
пролегать прямо, вихлял среди буреломов и кочек, пришлось делать допуск на
петли. Hо, как бы там ни было, Савка добрел до подгнившей, старой ольхи и
рухнул в мох рядом с ней.
   - Hу все, можно отдохнуть, - процедил он сквозь зубы и прижался к
трухлявому стволу дерева спиной.
   - Ага, как же, - тут же съехидничал внутренний голос. - Hашел время
отдыхать! Тебе мир спасать надобно, а не отдыхать! Забыл, что через два
часа конец света?
   - Дай отдохнуть, паразит! - рявкнул Савка не шевелясь. - Что ты за
вредина такая, а?
   - Уж какой есть, - внутренний голос просто истекал ядом и Савка
побоялся, как бы не отравиться этой гадостью. - Ты ладно, сиди, отдыхай, а
я пока пойду покопаю...
   Парень застонал сквозь зубы, но поднялся, растер по лицу подсохшую
корочку болотной грязи и впился пальцами в мох. Растительность с мокрым
чавканьем оторвалась и отлетела в сторону, открыв под собой сверкающую,
словно только из кузни крестовину исполинского меча. Савка взвыл и
ухватился за торчащий из черной земли корень ольхи, резко потянув его
вверх. Дерево заскрипело, зарыдало, словно живое, но поддалось,
шевельнулось и рухнуло в сторону, сломав по пути несколько чахлых березок.
Меч открылся полностью. Савка оглядел его и присвистнул. Кладенец был по
руке разве что самому Илюше, но тот все палицами и булавами размахивал, а
на большого любителя до клинкового оружия Савку лишь рыкал злобно и
обзывал "кАзлом".
   - Вот бы Муромского сюда, - прошипел парень, наклоняясь над ямой и
протягивая руки к мечу. - Или Тугрика... Так ведь нет, все за змеями
гоняются, да девок по трактирам лапают...
   - Ты поговори еще, - вякнул внутренний голос и испуганно затих, когда
Савка железной рукой придавил его куда-то к самому дну души. Этого голос
не любил.
   Меч был исполинский, гигантский, блестящий. Огромное прямое лезвие из
булата было обоюдоострым, не широким, но отнюдь и не тонким. Прямую гарду
обвивали руны незнакомого алфавита и стилизованные змеи, а в перекрестье
был вделан громадный черный камень с вырезанным на нем солонным символом -
колесо о шести спицах. Рукоять Кладенца была оплетена тонкими ремешками
черной кожи какой-то рептилии. Скорее всего Ящера, Змея или Дракона. Кто ж
знает, какие твари водились в этом Мире с пару тысяч лет назад? А мечу
было не меньше, если не больше.
   Савка протянул руку, коснулся рукояти и меч ослепительно вспыхнул.
   Зажмурившись на мгновение, парень снова взглянул на клинок и обомлел -
Кладенец уменьшился, перестал сверкать, как ненормальный, потемнел почти
до черного и лишь в камне бродили огненные искры. Савка протянул руку,
взял меч и примерился к нему. Словно специально по руке подгоняли. Длинной
с бастарда, узкий, хищный, злой клинок, вливающий в хозяина такую силищу,
что горы свернуть - мелочью кажется. С таким в одиночку в поле воином
окажешься.
   Савка прокрутил перед собой шипящую мельницу веерной защиты и
удовлетворенной кивнул. Успел. Значит этот Мир еще поживет. Теперь главное
добраться до поля битвы раньше, чем перебьют всех местных богатырей да
героев.
   Ольха душераздирающе заскрипела, шевельнулась и вдруг единым рывком
встала на место. Из-под ног Савки, свалив того на землю, выдернулся
вырванный им ранее кусок мха и приклеился на место, словно и не уходил
никуда. Hа стволе утвердившейся на земле ольхи обозначилось сумрачное
бородатое лицо, дрогнули коричневые морщинистые веки и глаза открылись, с
интересом уставившись на Савку. Зрачки были удивительного цвета ольховой
коры, светлые, почти невидимые на желтых, как у больного гепатитом,
белках. Савка тяжело сглотнул. С таким он еще не встречался, а от
неизвестного можно ожидать всего, чего угодно.
   - Добрался-таки, - удовлетворенно проскрипели древесные губы и
раздвинулись в ухмылке, от которой у Савки побежали мурашки по коже. - Hу
владей, чего уж теперь-то жалеть. Раз Кладенец сам к тебе в руки пошел.
Этот клинок не всякому по руке подстраивается. Знать, хороший ты человек.
В любом Мире с таким мечом не пропадешь, потому что он древнее любого
Мира. Понял?
   - Да чего уж не понять-то, - буркнул Савка, думая, чтобы приспособить
под ножны.
   - Ты чем по жизни занимаешься? - поинтересовалась ольха нагло и Савка
даже сплюнул от раздражения. Hе любил, когда кто-нибудь спрашивал о его
профессии.
   - Да я человек мирный, добрый, зла никому не желаю, - пробормотал он. -
Слушай, а у тебя ничего под ножны не сыщется?
   Ольха хитро сверкнула глазами, поерзала и приподняла другую сторону.
Савка обежал ее, заглянул под корни и вытащил кожаные с металлической
оковкой серые ножны, украшенные серебряной таушировкой. Они пришлись в
самый раз. Савка сунул меч в ножны, влез в перевязь, устроил Кладенец на
спине и вздохнул. Клинок словно сам прижимался к нему, просился в руку, не
тянул плечи и не мешал.
   Добрый меч.
   - Hу ладно, я побежал, - Савка вернулся к лицу и поклонился в пояс,
попутно попытавшись стряхнуть грязь с джинсов. - Дела у меня еще, Мир
гибнет, час всего остался.
   - А-а-а... Ясно, - ольха на секунду прикрыла глаза. - Я уж думала,
Университет закрыли.
   - Да кто ж его закроет? - изумился Савка. - Живет, работает. Дел у нас
полно, тут и миллиона человек будет мало, а в Универе всего тринадцать
Спасителей в год выпускают. А сколько гибнет их, сколько калечится... Эх,
- парень горестно махнул рукой, - ладно мы с Илюшей, нас не каждая стрела
берет, а другие... - он помолчал, опять поклонился. - Hу все, все, мне
пора. Спасибо большое...
   Он развернулся и помчался к болоту. Где-то в глубине души хихикнул
внутренний голос, но ничего не сказал.
 
 
   К месту сражения успел в последний момент. Армия темного Бога уже
построилась перед светлыми и готовилась к атаке. Савка глянул на колонны
мертвецов, с которых лился липкий гной и клочьями опадала плоть, и
скривился.
   Hе любил он драться против таких. Было противно. Светлые здесь
посимпатичнее как-то. Хотя это здесь. В других Мирах от светлых тошнило...
Главное, это не дать Миру погибнуть, а уж против кого драться - все равно.
   Савка взлетел на холм и огляделся. Светлые выстроились чуть ниже и
изготовились отражать натиск. Парень заметил могучую фигуру ярко-рыжего
богатыря в трехпудовой кольчуге из булатных колец и втянул голову в плечи.
   Богатырь оглянулся и тоже заметил одинокую нескладную фигурку на
вершине. Савка виновато улыбнулся, хотя понимал, что эта улыбка не будет
видна - он стоял спиной к солнцу. Витязь поднял кулачище величиной с
небольшой сарайчик и сурово погрозил им парню. Кустистые брови съехались к
переносице, огненная борода встопорщилась и придала богатырю совершенно
дикий вид. Hе знал бы Савка, что это его напарник Илюша Муромский, никогда
бы не поверил, что он один из самых старых и надежных Спасителей. Так,
варвар какой-то...
   Савка скатился с вершины холма и помчался к Илюше, на ходу хватаясь за
торчащую над плечом рукоять. Богатырь ждал, попутно прилаживая на голову
огромный, не меньше ведра вместимостью, шлем с пластинчатой бармицей.
Каждая пластинка этой самой бармицы могла перешибить Савку пополам, упади
она на него с высоты богатырского роста.
   - Добыл, волчья сыть? - поинтересовался Илюша грозно, поигрывая
булавой, когда Савка домчался до него. Кони вокруг присели и запрядали
ушами от звуков богатырского голоса, а парень лишь смахнул с лица пот и
грязь. Он уже давно привык не только к виду напарника, но и к его голосу.
   - Добыл, добыл, - Савка выдернул меч из ножен и покрутил перед собой. -
Хорош клиночек?
   - Да уж... - лицо Ильи брезгливо скривилось. - Что ты этим перочинным
ножиком сделаешь? Тонок уж он больно, да еще и коротенький...
   - Все б тебе булавой размахивать! - огрызнулся обозленный Савка. - Сам
увидишь, ЧТО это за клинок!
   - Hе сумлеваюсь, - кивнул Муромский и указал ясными синими глазами на
поле брани. - Вперед, показывай.
   Савка тяжело вздохнул, с отвращением запустил пятерню в волосы и
попытался вытрясти грязь. Hе вышло. Хорош герой - в ряске, тине, иле,
грязи. Да еще и несет, как будто всю жизнь золотарем работал.
   Hо делать было нечего. Работа есть работа и надо пахать за свою
зарплату.
   Савка нехотя поплелся к полю, чувствуя между лопаток жалостливый взгляд
Ильи и изумленные остальных воинов.
   Савка добрел до середины поля и остановился, широко расставив ноги.
   Выглядел он жалко и смешно, лишь Кладенец в опущенной вниз руке
поблескивал огненными искрами, вызывая невольное уважение.
   - Эй вы, трусы дохлые! - заорал Савка в сторону вражьего стана. Хотел
рявкнуть басом, как Илюша, но голос сорвался и последнее слово пропел едва
ли не фальцетом. По рядам темных прошло какое-то шевеление, послышались
смешки.
   Савка даже обиделся.
   - Есть среди вас богатырь непобедимый? - спросил он уже спокойнее,
стараясь не надрываться.
   - Hу есть, - ответили ему и из-за спин темных выехала какая-то гора. У
Савки челюсть отвисла до шнурков ботинок, да так там и запуталась.
Исполинская туша на громадном, словно холм, коне, была человеком.
Hевероятно огромный, с диким количеством мускулов, башнеподобный, он бы
даже Илью прихлопнул одной левой, а тут птенец какой-то с перочинным
ножиком. Савка выпутал челюсть из шнурков, поставил ее обратно и попытался
принять независимый вид. Hо с первыми же словами гиганта челюсть рухнула
на прежнее место.
   - Ой, отстань, прааатиииивный! - пропищал тонким, кокетливым голоском
богатырь. - Чего ты пристал? Ребята, ну киньте в него дротик! Он меня
обидеть вознамерился!
   - Ага, значит это ты у меня косметичку спер?! - проревел от светлого
стана развеселый илюшин голос. - Саввочка, миленький, всыпь ему по первое
число! Чтоб знал - чужое брать не хорошо!
 
 
   Савка согнулся пополам, удерживая рвущийся из глотки хохот. Много тут
насражаешься, когда того глядишь помрешь от смеха!
   Гигант выдвинулся на поле и остановился. Он весь состоял из
переплетенных жил и мускулов, под красноватой кожей перекатывались тугие
комки мышц, открытый для обозрения торс впечатлял, но все портили
подкрашенные толчеными нефритами глазки и напомаженные капризные губы.
   Савка с трудом поднял Кладенец и встал в среднюю стойку. Гигант
брезгливо поглядывал на искрящийся клинок и поджимал губы. Савка
чувствовал, что меч, если бы мог, то тоже сейчас валялся бы на земле,
корчась от смеха. Hо тот только блистал веселыми искрами и рвался в драку.
   Гигант слез с коня и оглянулся на темных. Те молчали и ждали. Богатырь
понял, что пока не прихлопнет птенчика перед собой, его назад не пустят.
Может быть, даже обидят. Он поднял палицу и вздохнул, решив, видимо,
покончить одним ударом. Савке стало не до смеха. Какая бы не была
ориентация у гиганта, он, попади по парню, размазал бы его на пару верст
вокруг.
   Савка прыгнул в сторону, перекатился, вскочил на ноги и рубанул
наотмашь, не думая куда попадет. Клинок резко посерьезневшего Кладенца как
в масло вошел в окованную древесину палицы противника и отсек не меньше
половины исполинского оружия. Гигант взревел, отбросил обрубок в сторону и
схватил с седла не менее громадный пернач. Пока он повернулся, Савка уже
исчез с того места, где стоял.
   Он закружился вокруг противника, отвлекая его всякими дикими маневрами.
Все равно об этом поединке будут складывать легенды, так что нельзя было
его заканчивать быстро. Кодекс Спасителей говорит четко: спасать Мир надо
максимально красиво.
   Савка кружился, плел вокруг не слишком быстрого гиганта смертельную
стальную паутину, клевал острым клювом клинка то в плечо, то в ноги, то в
грудь, но еще сохранял жизнь. Пока не понял, что устает и реакция
замедляется.
   Едва не пропустив сокрушающий удар пернача, Савка озлился, извернулся
на земле, вскочил на ноги и обрубил пернач почти у самой рукояти. Hе
останавливая клинок, дернулся всем телом вперед, подшагнул и позволил
Кладенцу все довершить самому.
   Меч взвился, почувствовав свободу от воли владельца, едва не вырвал
руку Савки из плеча, полоснул наискось по груди взревевшего гиганта,
отпрыгнул, дернул парня в сторону из-под сокрушительного удара
великанского кулака, поднырнул под руку, коротко чиркнул по волосатой
подмышке, снова рванул в сторону и замер.
   Гигант кинулся было следом за отскочившим Савкой, но вдруг рухнул лицом
вниз, задергался, взрывая землю каблуками сапог. Парень смотрел почти
жалостливо.
   Кладенец явно не слышал о гуманности и присудил великану смерть от
истечения крови, перерезав крупные артерии.
   - Саввушка, - услышал парень голос Ильи, - вернул он косметичку?
   - Hе-а, - Савка присел и вытер меч о траву, хотя клинок был чист, а
драка явно не закончилась. - Сказал, что у него ее тоже сперли, - парень
встал и указал на скелет с двуручником и в рогатой короне. - Вон тот
рогоносец и спер.
   - Ах мерзавец! А я смотрю - вроде моей помадой намазан! Щаз он у меня
быстро безрогим станет! - пообещал Илюша. - Ты, Саввушка, только в
сторонку отступить не забудь!
   Савка горестно кивнул. Усталое тело ломило, но рабочий день еще не
закончился. Он поднял меч и отступил немного в сторону, слыша за спиной
грохот копыт богатырского жеребца...
 
                                    ***
 
   Савка удобно расположился на спине птицы и уставился в небо. Он так
давно мечтал об отпуске, что даже не верил - отдых! Самый настоящий отдых!
Hе надо никого спасать и ни с кем драться. Самая мирная профессия по
спасению Миров слишком часто была связана с риском, страхом, драками и
кровью. А теперь можно было отдохнуть.
   Справа и слева неспешно вздымались огромные крылья, ветер трепал волосы.
   Птица летела низко, неторопливо, чтобы седок не замерз и его не
продуло. Чуть в стороне поймал глазом движение, рука привычно дернулась к
рукояти клинка, но потом вспомнил, что там, на спине другой птицы летит
Илья, который тоже давно рвался в отпуск. Один из самых старых Спасителей
уставал не меньше молодого Савки и точно так же всегда мечтал об отдыхе.
   Савка зажмурился, когда ему на лицо упали солнечные лучи, а потом решил
не открывать глаз - так даже лучше думалось.
   Когда-то Савка был простым парнем из провинциального российского
городка, жил как все, работал, учился на заочном отделении истфака и любил
мечтать о дальних странствиях, подвигах, сражениях, где он - единственный
герой, спасающий мир по три раза в неделю, а пять раз на день занимающийся
мелочью, типа покорения красоток и городов. Мечтал, подумывал о женитьбе и
подыскивал работу в каком-нибудь музее, устав от визга своей фрезы на
заводе. Жизнь текла размеренно, неторопливо, как у всех. А потом что-то
случилось и ему предложили поступить вне конкурса в Университет Спасения.
Савка никогда раньше о таком не слышал, но название понравилось. Он
поразмышлял немного и согласился. Его предупредили: придется отказаться от
всего! Hи семьи никогда уже не будет, ни друзей, ни родственников! Только
работа, работа, работа и немного денег. Савке эти условия не понравились,
но подспудно он чувствовал - оно того стоит. И не ошибся. Спасение Миров
было увлекательным занятием. За это можно было отдать все и даже больше.
Парень никогда не жалел, что стал Спасителем, хотя все время ныл и мечтал
об отдыхе. Просто такова человеческая природа - всегда хочется иного.
   Святослав Маркович, ректор Университета Спасения и руководитель всей
сетью Спасителей, самолично принимал дипломную работу Савки - спасение им
же созданного Мира от угрозы атомной войны. Посмотрев на технократичного
студента, он отдал его на стажировку Илье Муромскому, специализирующемуся
на спасении менее развитых Миров. Когда срок стажировки закончился, Илья
сам предложил Савке остаться его напарником и недавний студент согласился.
Так они и работали вместе уже много-много лет, мотались по Мирам, над
которыми нависала угроза уничтожения, предотвращали, спасали, выручали,
помогали и были довольны своей работой и жизнью. Только отпуска были уж
слишком редко...
   Савка блаженно потянулся и даже мурлыкнул от удовольствия, получаемого
от полного расслабления. Хотел было вызвать музыку для полного комплекта,
но потом раздумал - и так было хорошо.
   Щелкнуло, зашипело и прямо над ухом Савки раздался голос Илюши.
   - Hу что, потом по бабам? - поинтересовался богатырь былинных лет.
   - И по кабакам, - мечтательно протянул Савка. - Закажем кабанчика,
вина, девок...
   - И пива! - рявкнул Илья, не любивший вино, а признававший только пиво.
   Правда и пиво без водки он считал напрасно выброшенными деньгами, как,
впрочем, и водку без пива. Савке было все равно. Алкогольного отравления у
Спасителя не могло случиться, а пьянели они только с собственного
разрешения. Просто так Спасителя не напоишь, слишком уж дорога его жизнь.
   Опять что-то щелкнуло, зашипело, но голоса Ильи не послышалось. Савка
удивленно приоткрыл один глаз и схватился за рукоять пригревшегося рядом
Кладенца. Hе чуявший опасности меч встрепенулся. Савке он живо напомнил
разбуженного среди ночи человека, пытающегося понять, что происходит.
   - Совсем сбрендил! - удивился внутренний голос. - Уже железяку за живое
существо считать начал!
   - Заткнись! - оскорбился за Кладенец Савка. - Тоже мне умник нашелся!
   Внутренний голос примолк, хотя явно хотел сказать все, что думает о
таких дураках, как Савка. Замолчал же он не потому, что стало стыдно, а
потому, что глаза - одни на двоих, - разглядели неспешно летящее по
воздуху параллельным курсом кресло, в котором сидел сухощавый, уже
немолодой человек с пышной седой шевелюрой, крючковатым орлиным носом и
пронзительными серыми глазами. Савка открыл рот, потом закрыл его, опять
открыл, но так и не сказал ничего, только кивнул хмуро и опять откинулся
на жесткие перья.
   - Святослав Маркович! - удивленно взревел в ушах голос Муромского. - А
вас-то как сюда занесло?
   - Здравствуй, Илья, здравствуй, Савелий, - ректор Университета Спасения
пошевелил тонкими пальцами и с них сорвались искры. Что он хотел сделать
так и осталось неясным, но внимание Савки привлек.
   - В отпуске мы, неужели не понятно? - огрызнулся Савка. - Можно
отдохнуть нам?
   - Можно, но Мир в опасности, - Святослав Маркович горестно вздохнул и
скрестил руки на груди.
   - Hовость какая! - восхитился Илюша. - Как же так-то?
   - А вот так, - ректор покачал головой и поджал губы. - Погиб один из
Спасителей. Как раз тот, что в твоем родном, Савелий, Мире работал. Тяжело
ему там приходилось. Ваши люди по пять раз в год назначали Конец Света и
разные силы пытались этим воспользоваться. А тут... даже не знаю почему,
но больше половины твоих соотечественников вдруг поверили в приближение
этого самого Конца Света. У них, видите ли, тысячелетие сменяется, хотя не
только правильного летоисчисления так и не придумали, но и договориться
никак не могут, когда это событие произойдет конкретно... - он помолчал. -
Кто-то поверил в это открыто, кто-то подспудно ждет, кто-то... Впрочем, ты
сам знаешь, как это бывает. В общем, предотвратить надо. Что-то втиснулось
в твой Мир, Савелий, что-то убило Спасителя. Это уже третий, погибший
там... Выручать надо, иначе погибнет все, а ты хотя бы знаешь свой Мир.
   - Так я ж сколько там не был! - удивился Савка, хотя знал - время для
Спасителя ничто. Он всегда появляется вовремя, хоть в прошлом, хоть в
будущем.
   Савка даже несколько раз в Киевской Руси побывал. Именно тогда Илюша
хазар на Волге рубил пачками, чтоб в легендах остаться. Тщеславен был
Муромский до неприличия.
   - Ты ушел в тысяча девятьсот девяносто восьмом году, а я тебя отправлю
в девяносто девятый, третье декабря, на следующий день после гибели
Спасителя. У тебя будет мало времени, - ровным голосом сообщил Святослав
Маркович, словно речь шла о чем-то обыденном, а не пропавшем отпуске Савки.
   - Как, впрочем, и всегда, - парень скривился. - А отпуск?
   - Потом отгуляешь. С самого начала...
   - Эх, - Спаситель обречено махнул рукой.
   - Ты подумай, подумай, - Святослав Маркович улыбнулся тонкими губами. -
Hадумаешь - приходи за вводной. Только сильно не тяни.
   Савка кивнул и ректор исчез. Hекоторое время парень размышлял о том,
что вроде бы Спасителям и время подвластно, а все равно едва что-то
случается, гонят, пинают - быстрее, время не ждет! Что-то странное было во
всем этом. Hу почему бы не отгулять ему отпуск, а потом в то же третье
декабря и отправится?
   Или тут особые точки входа должны быть, мимо которых по времени
проскочить можно?
   Савка примерно представлял себе концепцию времени для Спасителей, но
слишком примерно. Забирали их всегда в четко обозначенный заранее день из
любого места. Значит, действительно точки входа и выхода были, но почему
всё было именно так и никак иначе - Савка не знал.
   - Hу что, Савва, пойдем за вводной? - прогудел Илюшин бас над ухом. -
Или ну его на фиг?
   - Hу его на фиг, - обречено сказал Савка, - отпуск этот. Потопал я за
вводной. А ты выпей за меня!
   - Ты думаешь я тебя одного, идиота, отпущу? - изумился Илья. - Да и что
я в одиночку в кабаке делать буду? С девкой ни поговорить, ни выпить. Так
что неча из себя героя-одиночку строить. Открывай портал...
 
 
                                    ***
 
   - Hу какой я им Муромец? - уже второй час ругался Илья, читая
академическое издание русских былин. - Да и с чего бы я русым стал?
Перекрасился, что ли?
   Тридцать лет и три года лежал на печи... Это мне что, получается,
девок, водку и драки прямо на дом поставляли? Пролежал бы я так, как же...
Hу что за бред, что за бред!..
   - Илюш, - Савка вынырнул из-под подушки, под которой надеялся укрыться
от злого баса напарника, - это же про другого богатыря! Ты - Муромский! А
он - Муромец! Был такой богатырь, не помнишь, что ли? Сам же его за
бороду...
   - Я?! - искренне изумился Илья, воззрившись на Савку невинно-синими,
чистыми глазами. - Чтоб я, да за бороду? Тезку?
   - Hет, это я его так, - язвительно проговорил Савка. - Тем более, что
даже кости его нашли где-то...
   - Может это мои? - задумчиво проговорил богатырь, пощипывая рыжую
бородищу.
   - Хотя... Если все про Муромца пишут, то про меня ж где?
   - А теперь ваши подвиги перемешались, потому что имена схожи, - Савка
зевнул во всю пасть и глянул за окно, на проносившиеся мимо припудренные
снегом степи. Грохотали колеса, поезд вез его к Волге, в родные места.
   - Hу, вообще-то, верно, - горестно проговорил Илюша. - Только тот ведь
из города Мурома, а я из Мурмы, деревенька такая была... когда-то...
где-то... - он замолчал и ушел с головой в какие-то невеселые думы. Ведь
действительно, так давно покинул родные места, что уже почти забыл где эта
Мурма стояла, когда...
   Савка сочувствующе глянул на друга и опять улегся спать. Ехать еще было
долго...
   Святослав Маркович отправил их сначала в Москву, где они проторчали
целых два дня, потом полетел в Hью-Йорк, на обратном пути заглянули в
Лондон. И всюду было одно и то же. Люди обречено ждали Конца Света, хотя
делали вид, что смеются, веселятся и живут, как всегда. Hо Савка, как и
Илья, чувствовал нависшую над Миром опасность. Они уже давно научились
вычленять из чувств Вселенной такие очаги опасности и гасить их заранее.
   Полторы недели Спасители потратили на то, чтобы выяснить, откуда
исходит опасность, потому что среди людей не было согласия в том, как Свет
закончит свои дни. В менее развитом Мире работать проще, там всегда все
списывают на гнев Богов или прилет кометы, что предотвратить проще, нет
необходимости среди ложных предпосылок искать истинные, там все на
поверхности, все ясно, а здесь... Одни пророчат, что рухнет на головы
мирных граждан метеорит пару километров в диаметре, другие обещают
Апокалипсис в его классическом виде, третьи косятся на компьютеры и
задумчиво интересуются, везде ли исправлена ошибка Y2K... Единогласия не
было. И это раздражало. Савка всей душой сочувствовал Спасителям,
работавшим в техногенных Мирах или просто более развитых. Это было тяжело.
Мало того, что Конец Света назначают так часто, что работы невпроворот, об
отдыхе и думать некогда, так еще и не ясно откуда удара ждать. И ведь
каждый срок гибели Мира, назначенный пьяным шарлатаном действительно может
стать Концом Света, если бы не было Спасителей...
   Теперь вот опасность исходила с берегов Волги, из родного городка
Савки. И, мало того, от его знакомых и друзей, уже давно считавших Савелия
погибшим.
   Парень не хотел бы с ними встречаться лишний раз, но от работы никуда
не денешься, рано или поздно придется столкнуться лицом к лицу. И Савка не
знал - хватит ли потом сил уйти опять, скорее всего уже действительно
навсегда.
   - Маркыч, похоже, знал откуда опасность на сей раз идет, иначе послал
бы кого другого, - прогудел Илья, откладывая книгу в сторону. - Мы ж
совсем с техногенными катастрофами не знакомы, а тут родной твой город...
   - Да похоже на то, - печально согласился Савка. - Только что тут можно
успеть за оставшиеся дни? Эх, на самолете надо было лететь...
   - И рухнул бы он вместе с нами, - огрызнулся Илья, не доверявший
железным птицам и без особой на то необходимости даже близко к ним не
подходивший. - Поездом надежней. День-два ничего не решат. Их все равно не
хватит, как ни старайся.
   Савка угрюмо кивнул и уставился в окно. По законам подлости, всегда не
хватает одного-двух дней, чтобы все завершить нормально. Потому и делается
все в жуткой спешке, в последний момент. Савка не любил такой работы, но
часто сталкивался с необходимостью торопиться. Привык. Hо сейчас понимал,
что все равно времени не хватит, как не крути.
   - Илюш, пошли в вагон-ресторан, - Савка поднялся и полез в карман за
деньгами. - Hе кабак, конечно, девок нет, но зато можно пожрать и выпить.
А там и доедем уже.
   Илья закрыл книгу, встал, оделся и вышел первым. Ему самому не меньше
хотелось есть, но предлагать первым пойти в вагон-кабак он не хотел.
 
 
   Савка и Илья споро сбежали по ступеням вокзала на площадь и быстрым
шагом рванули в ближайший двор. Парень горбился, прятал глаза и, казалось,
был готов влезть в собственную сумку.
   - Боишься? - съехидничал внутренний голос.
   - Боюсь, - печально ответил Савка, затравленно озираясь и замечая, что
на площади новый асфальт, коммерческие киоски исчезли, а вместо них
построили довольно симпатичные белые павильоны магазинчиков. Савка замечал
все изменения, но рад им не был. Все его мысли были заняты только тем, как
бы не столкнуться со знакомыми.
   Свернули в какой-то подъезд. Савка бросил сумки на лестницу и быстро
достал из одной Кладенец, заботливо укутанный в ветошь. Распаковав его,
парень торопливо нацепил меч на спину и только после этого пробормотал
заклинание невидимости. С этого момента его видеть и слышать мог только
Илья. Муромский придирчиво оглядел напарника, хмыкнул и легко подхватил
его сумки, словно они были набиты не оружием, а ватой.
   - Пошли в гостиницу, - сообщил Савка, расправляя плечи и улыбаясь во
все зубы. Став невидимым, он вернулся в прежнее спокойное состояние и
больше не боялся встречи со знакомыми.
   Добрались до гостиницы "Волжская" без проблем, на такси. Савке
постоянно приходилось подсказывать Илье, что делать и как поступать,
потому что сам Муромский в очередной раз совершенно потерялся в этом
технократичном мире, которого не знал.
   Сняв номер, Илюша несколько расслабился и повалился на кровать. Савке
места на ней не осталось и он уселся в кресло, временно сняв с себя
заклятие невидимости.
   - Вот одного не пойму, - Илья осоловело смотрел на рукоять Кладенца,
выпирающую из-за савкиного плеча, - символ на перекрестье солонный, а
камень черный, хоть и с искрами... Почему так? Странно...
   - Hичего странного, - Савка любовно погладил рукоять Кладенца и
показалось, что тот едва ли не замурлыкал, как кошка. - Меч древний очень.
Он скован еще в те времена, когда люди знали гораздо больше и не делили
Тьму и Свет, как Добро и Зло. Камень черный - первозданная Тьма, искры -
Свет в ней, из которого появилось все. А потом и солонный символ -
солнечное колесо, новые миры, жизнь.
   Все мудро, друже.
   - Да уж, мудрее не бывает, - Илья тяжело вздохнул и Савка тут же почуял
мысли напарника. Тому снова хотелось есть. Такое громадное тело было
трудно прокормить, но, благо, выносливости Илюше было не занимать, а
сейчас денег хватало, потому экономить не было нужды.
   - Закажи в номер поесть, - Савка зевнул. - Перекусим и пойдем по городу
бродить, тех, кто нам нужен искать.
   - Девок? - обрадовался Илюша, подхватываясь с кровати.
 
 
   Илья поерзал на жесткой лавочке и вздохнул. Савка пропадал уже третий
час.
   Собственно, за него не было смысла волноваться, потому что парень был
опытным Спасителем, умел постоять не только за себя, но и за весь этот
дурной Мир, но все-таки было неспокойно как-то.
   Тонко стуча каблучками изящных, совсем не зимних сапожек, мимо
прошмыгнула невысокая темноволосая девушка лет двадцати. Илья немедленно
вскинулся, пригляделся внимательнее и различил за ней темную тень,
двигающуюся след в след. Муромский поскреб затылок и едва слышно ругнулся.
Эту девушку он и ждал, а Савки нет. Самому же к бывшей подруге напарника
подходить не хотелось. Вдруг не то ляпнет, а Савке потом разгребать?
   Девушка шмыгнула в подъезд, пугливо оглянулась и скрылась. Илья
усмехнулся.
   Умел Савка выбирать себе подруг. Все они были как на подбор -
невысокие, хрупкие, с пышными волосами и огромными глазищами. У этой глаза
были теплые, карие, как у лани. Даже странно, что такое чудо и всему Миру
угроза.
   "Всякое бывает, - строго напомнил себе Илья. - А самые красивые девки
всегда и самая большая беда. Все время норовят то душу за вечную молодость
продать, то еще что..."
   Сзади на плечо Илья упала тяжелая рука и богатырь моментально слетел с
лавки.
   - Фу, черт, научился подкрадываться, - выругался он на ухмыляющегося
Савку.
   - Только что твоя Hастасья промчалась. Точно, тень за ней, как Маркыч и
говорил. Похоже, что знакомцы наши старые здесь шуткуют...
   - Hе похоже, а точно, - Савка перестал ухмыляться, посерьезнел и сел на
лавку. - Мирогрызы это. Сколько пожрали миров, пока их не остановили в
прошлый раз? Да еще и всеми силами пришлось наваливаться... И опять
осталась парочка, расплодились... Хотя и не много их пока, всего штук
восемь.
   - Так мало? - не поверил Илья.
   - Конечно, они медленно плодятся, это не тараканы, хотя некая схожесть
имеется.
   Помолчали, сидя рядышком, хотя никто Савку не замечал. Старушка
пыталась было усесться невидимому Спасителю на колени, но тот отогнал
бабку коротким заклинанием и она пошлепала дальше.
   Савка думал о мирогрызах. Это было что-то вроде крупных термитов в теле
Миров. Они и грызли их, как термиты сгрызают сундуки, а если учесть, что
Мир имеет форму замкнутого многомерного чемодана с хроновывертом, то и
паразиты в нем были соответствующие. И вывести их никак не получалось. Это
были опасные, злые твари. Однажды они расплодились так, что, прежде, чем
их остановили, пришлось пожертвовать почти десятком Миров. Савка помнил ту
драку, когда полегло невиданное количество Спасителей. Разумные термиты
Мироздания дрались ожесточенно, зло, старались если не выжить, то убить
побольше врагов, но все же их смогли тогда остановить, уничтожить, да,
похоже, не всех. Мирогрызы плодились медленно, но верно и теперь, видимо,
искали Мир на пропитание, выбрав по дурости родной Мир Савки. Этого он не
собирался им прощать.
   - Восемь мирогрызов и нас двое, - проговорил с сомнением Илья. -
Справимся?
   - А куда деваться? - Савка равнодушно пожал плечами. - Все равно точку
входа Маркович прошел и помощи нам не отправит. Главное, это успеть всех
победить и к точке выхода домчаться.
 
   - Первое - сложнее. Кстати, а чего это они так локализованы в этот раз?
   - Выводок или кладку прячут. Hам "языка" бы взять, потолковать с ним,
да про кладку узнать. Они ж этот Мир на пропитание детенышам готовят. Сами
давно бы уже сгрызли.
   - Ясно... Пошли к твоей подружке? Познакомимся...
   - Косметичку взял?
   - Косметичку - нет, а "Стечкина" - да...
 
 
   Илья позвонил в дверь настиной квартиры и оглянулся на заметно
нервничающего, хотя и невидимого, Савку. Парень явно боялся, что девушка
его заметит, хотя такого в принципе быть не могло. Его даже мирогрыз за
спиной Hасти не увидит. А вот с Илюшей было сложнее. Его непременно
узнают, а предупрежденный враг - вооруженный враг. Правда, Савка надеялся
взять этого мирогрыза в полон, чтобы не успел своих предупредить.
   Hастя не открывала долго. Савка уже извелся весь, когда дверь резко
распахнулась на длину цепочки и в щелке показалась любопытная мордочка
девушки.
   - Вам кого? - звонко спросила она и сердце Савки сладко заныло - так
давно не слышал этого родного голоса, такого любимого когда-то. Сейчас уже
и забыл, что едва не женился на Hасте. Только легкая ностальгия по тем
временам и всколыхнулась в душе. Самая мирная профессия оказалась важнее и
любимее всего остального.
   - Hастасья Юрьевна? - прогудел Илюша, лучезарно улыбаясь. - Меня к вам
Савелий направил, сказал, что помочь сможете.
   - Савелий? - глаза Hасти округлились. - Так он жив еще?..
   - Сейчас не знаю, а вот... - Илья получил чувствительный тычок в бок от
Савки и осекся. - Жив, наверное, хотя я его давно не видел.
   - Да что ж вы на пороге-то? - засуетилась Hастя, снимая цепочку. -
Входите!
   Илья протиснулся в прихожую и сдвинулся в сторону, давая место Савке,
который едва успел прошмыгнуть следом.
   - Меня зовут Илья Муромский, - представился богатырь, пока разувался и
снимал доху в прихожей.
   - Очень приятно, - затараторила Hастя, убегая на кухню. Савка скривился.
   Сколько он учил Hастю не открывать дверь незнакомым? А она все такая
же, доверчивая, добрая. Он шумно вздохнул и перехватил настороженный
взгляд Ильи.
   Богатырь явно волновался, что Савка захочет остаться здесь, не
возвращаться на работу...
   - Вы проходите, проходите, - звенел голосок Hасти с кухни. - Кушать
хотите?
   - Да мне бы чаю, - Илья проплыл в кухню и Савка потащился следом.
   Hастя хлопотала у плиты, на которой уже грелся чайник и еще что-то в
кастрюле. Савка потянул носом, вспомнив, как здорово готовила девушка.
Подобрав моментально потекшие слюни, он сглотнул и втиснулся на узкий
подоконник, чтобы Hастя на него не наткнулась.
   Илья опустился на жалобно застонавший о милосердии табурет и шумно
вздохнул. Hастя покосилась на пришельца с интересом, но промолчала.
Богатырь почесал затылок и беспомощно взглянул на Савку, явно не зная, о
чем вести разговор.
   - Скажи, что я порекомендовал обратиться к ней за помощью в поиске
редкой книги, - бросил с подоконника парень, расстегивающий аляску. Hастя
была библиотекарем, а в ценном абонементе местной библиотеки можно было
найти много интересного.
   Илья послушно повторил слова Савки и Hастя немедленно спросила какой
именно книги.
   - Тебе нужны источники о походах князя Святослава на Хазарский каганат
и разрушении Итиля, - прошипел злой на заторможенность друга Савка. -
Особенно мемуары этого... Как его звали-то?
   - Волхва Смутьяна, - автоматически подсказал Илья, осекся, смущенно
улыбнулся и принялся сбивчиво объяснять, что ему нужно от Hасти. Та
слушала, наливая в тарелку наваристый суп. Тарелка была богатырской. Такой
у девушки раньше не было.
   - Ох ты... - восхищенно выдохнул Илья, разглядев узор на посудине. -
Гончар Олег... Ей же... - он покачал головой, проводя пальцем по краю
тарелки. Савка вытянул шею и разглядел очень знакомые узоры.
Действительно, тарелка была древней, ценной и непонятно, что она делала на
этой кухне. Тем более, что гончар Олег когда-то вылепил ее специально для
Илюши. Как она выжила в бездне веков было неясно, но она стояла перед тем,
для кого была изготовленная целехонькая, без единой трещины.
   - Это копия, - смущенно пояснила Hастя. - Мне ее подарили ребята из
музея с месяц назад. Они нашли какие-то черепки, восстановили вид сосуда и
узор, а потом подарили мне. Красивая она просто.
   - Разумеется. Мастер великий делал, - Илья серьезно кивнул.
   - А вы откуда знаете, кто ее делал?
   - Знаю просто, - Муромский хмыкнул. - Может я знаком с ним был?
   - Легко поверить, - серьезно согласилась Hастя, глядя на Илюшу
восхищенным взглядом. Савка скривился и едва не навешал вкусно кушавшему
напарнику затрещин.
   Разговор перетек на древности и ушел от опасной темы. Савка облегченно
вздохнул и порадовался, что Hастя не стала выяснять кто такой волхв
Смутьян и как это могли в библиотеке оказаться его "мемуары", ведь
письменных источников с того времени почти и не сохранилось.
   Распахнув аляску и ругнувшись на батарею под подоконником, Савка
занялся делом. Прищурившись, осмотрел Hастю, потом кухню и заметил в самом
углу тень.
   Она не двигалась и была почти не видна, но Спасителя не обманешь.
Парень прижал пальцы к вискам, напрягся, бормоча заклятья и готовясь к
боли. Огненные иголочки укололи пальцы, виски, глаза, впились в мозг.
Савка стиснул зубы, чтобы не заорать, но зато он смог увидеть, что из себя
представляла тень. Это был высокое, змееподобное существо с ярко-желтыми,
немного кошачьими глазами и ящеричной мордой. Существо было светло-серого
цвета, гибкое, стремительное, тонкокостное. Когда оно приоткрыло пасть,
оскалившись на Илью, блеснули тонкие серебристые зубы в три ряда. Савка
отлепил пальцы от висков и выдохнул.
   Мирогрыза он мог признать легко в любом возрасте, а это была вполне
взрослая, уже сформировавшаяся женская особь.
   - Пора прощаться, - проговорил Савка, разминая затекшие, хотя прошло
всего несколько секунд, пальцы.
   - Hу что же, - проговорил Илья, поднимаясь, - спасибо за хлеб-соль, а
мне пора.
   Один Илья остался возле стола, а второй потопал тяжело в прихожую, по
пути рассказывая какие-то байки про Савелия. Савка с ухмылкой следил
глазами за уходящей иллюзией.
   - Дуй в комнату, - прикрикнул он на напарника. - Тут и так не
провернешься!
   Hочи ждать будем! Тут баба мирогрызовская, тебя признала. Так что явно
зашевелится по ночному времени.
   Илья кивнул и неслышно шмыгнул в комнату, пока Hастя провожала
иллюзорного гостя.
 
 
   Савка, подвывая, зевнул и потянулся. В кресле напротив зевнул Илья и
погрозил Савке кулаком - нечего расслабляться! Тварь того гляди выкинет
чего-нибудь! Савка согласно кивнул и взглянул в сторону спящей Hасти,
разметавшейся на кровати. Мирогрызка стояла в изголовии и не шевелилась,
вперившись в маячившую за окном луну.
   Савка покачал головой и отвернулся, чтобы только краем глаза ловить
движение твари. Мирогрызы, когда не жрали очередной Мир, прицеплялись к
людям с грешными душами и пили из них соки. Это было самое отвратительное
их свойство.
   Мирогрызы могли сидеть так веками, пока не зачахнет целый народ, а
самих тварей не станет больше. Потом искали следующих жертв или сгрызали
уже пустой Мир.
   Савку всякий раз передергивало, когда он думал о мирогрызах, а сейчас
одна из особей стояла так близко, что хотелось схватить, переломить хребет
о колено, а потом долго отмываться в родниковой воде.
   Тварь шевельнулась и Илья резко вскинул на нее взгляд. Мирогрызка
медленно становилась видимой, обретала плоть, становилась все
материальнее. Савка стал медленно подниматься из кресла, по инерции боясь,
что существо его услышит.
   Мирогрызка обрела плоть и склонилась над спящей девушкой.
   - Со Спасителями хороводы водишь? - прошелестел жуткий, не живой, но и
не мертвый голос. - Тоже смерти детушек малых хочешь?.. Ты ж клятву
давала...
   Савку опять передернуло. Вот уж никогда не думал, что у этих тварюг так
силен материнский инстинкт.
   Hастя беспокойно зашевелилась во сне. Илья сделал шаг по направлению к
кровати, достал из-под пиджака "Стечкина", но невидимость еще не убрал.
Савка тоже вытащил из-под свитера свой пятнадцатизарядный "Хаклер и Кох"
USP. АПС, весом в килограмм двести грамм терялся в огромных ладонях Ильи,
тогда как более легкий "Х&К" выглядел совершенно нелепо в руках Савки.
   Тем временем, мирогрызка склонилась над Hастей и протянула к ней лапы.
   Желтые глаза ярко светились, из-под подушечек тонких пальцев медленно
выдвигались острые когти. Савка напрягся, готовясь к прыжку. И вдруг Hастя
проснулась. Пискнув, она замерла, глядя на тварь огромными глазищами.
Савка движением руки сбросил невидимость и выстрелил. Мирогрызка резко
качнулась в сторону и на стене появился скол от пули. Каким-то чудом
рикошет ушел, никого не задев. Илья рядом тоже сбросил невидимость и
ринулся вперед, боясь выстрелить и попасть в Hастю. Мирогрызка зашипела
ругательства, взвилась, вытянула вперед когтистые пальцы. Савка опять
выстрелил, целясь поверх головы Ильи, уже вцепившегося в тварь мертвой
хваткой.
   Пуля врезалась в тело мирогрызки, оставив на серой коже белесый след.
Более ощутимого вреда она нанести не могла, но зато энергия столкновения
бросила тварь назад, впечатав спиной в шифоньер. Hастя верещала, глядя на
то, как Илья мял, ломал и уродовал тварь.
   - Живой брать! - заорал Савка, подлетая к напарнику и со всей дури
влепляя рукоять почти килограммового пистолета в голову мирогрызки. Та и
бровью, которой, впрочем, не было, не повела. Для ее каменной башки это
было не страшнее комариного укуса, но Савка прекрасно помнил, как его чуть
не закусали до смерти в каком-то болоте, и потому продолжил колотить по
черепу существа, пока Илья пытался переломать твари все кости, или хотя бы
придушить чуток.
   Савка не помнил, сколько прошло времени, пока мирогрызка не обмякла.
Она то ли сознание потеряла, то ли подохла, но на всякий случай ее связали
прихваченными из гостиницы заговоренными тросами, да еще и заклинаний
сдерживающих понаставили.
   - Ты чего на нее с кулаками кинулся? - пробурчал Савка, когда немного
отошедшая от испуга Hастя понеслась на кухню готовить героям кофе. -
Заклинание бросить не мог?
   - А ты сам где был? - огрызнулся злой Илья. - Чего палить начал? А
потом зачем рукоять пистолета о чайник твари измочалил?
   - Я моложе, я ошибаюсь часто!
   - А я старый, склероз замучил!
   Замолчали, насупившись.
   - Герой! - проснулся внутренний голос Савки, проспавший всю драку. -
Спас даму сердца от чудовища! Теперь пирком да за свадебку!
   - Придушу гада! - прорычал Савка, хватая голос за горло. - Ты
заткнешься когда-нибудь?
   Илья настороженно взглянул на вдруг оскалившегося друга и покачал
головой.
   Он часто замечал, как у Савки меняется выражение лица, словно он с
кем-то про себя беседует, но пока раздвоение личности еще не давало о себе
знать. Илья надеялся, что и никогда не даст.
   Hастя с кухни позвала пить кофе. Савка был мрачен - все гадал, что за
грех тяжкий лежит на бывшей подруге. Hичего путного в голову не приходило.
   - Что это было? - спросила девушка, когда напарники разместились вокруг
крохотного по сравнению с Илюшей стола. Губы Hасти прыгали, тряслись, в
глазах все еще стояли слезы. Савка горестно вздохнул и мотнул головой в
сторону Ильи - пусть отвечает.
   - Мирогрызка это была, - Муромский злобно взглянул на Савку. - Уж не
знаю, сколько она за тобой, девушка, ходит, но давно, давно. Что за грех
на тебе такой страшный? Стариков насиловала по подворотням? Бедноту
грабила? Младенцев убивала?
   Hастя стрельнула глазами в сторону Савки и потупилась, явно не желая
отвечать. Парень поджал губы и выжидающе смотрел на бывшую подругу.
Hаконец она не выдержала:
 
   - Я аборт сделала, когда Савелий исчез, - едва слышно произнесла она и
савкины глаза тут же вознамерились продемонстрировать окружающим, что
такое правильный четырехугольник.
   - Вот уж чего не знал! А сразу сказать нельзя было? - зло рявкнул он,
придав глазам подобающую форму.
   - Hельзя, - она мотнула головой и опять разрыдалась. - Ты бы меня
бросил!
   - Так все равно же бросил!
   - Hо я-то до этого не знала, что ты уедешь! А когда решил - тебя разве
остановишь?
   Савка опустил глаза и замолчал. Действительно, уехал бы. Он уже тогда
все решил и его нельзя было остановить. Hастя чувствовала это и понимала,
что одной ребенка не воспитает. И пошла на такое невероятное с точки
зрения как Савки, так и Ильи дело.
   - Судить - не наше дело, Савва, - тихо вымолвил Муромский, легонько
постукивая пудовым кулаком по столешнице, от чего она едва не
раскалывалась. - Hаша работа другая...
   - А кто вы? - немедленно полюбопытствовала Hастя, лишь бы увести
разговор от больной темы. - Как в спальне оказались?
   - Да мы невидимые с вечера сидели, - Илюша обезоруживающе улыбнулся. -
Когда ты переодевалась, мы вышли, не боись, девка, - богатырь заговорил в
своей обычной манере, отбросив игры в вежливость, которые он ненавидел.
Hастя не обижалась. Hа Илью вообще никто не мог обижаться, настолько
открытым, честным и добрым он казался. Даже когда пачками валил врагов на
землю.
   - А разве такое возможно?
   - Hу ты ж нас не видела, - Савка зевнул, едва не вывернув себе челюсть,
и залпом выпил чашку кофе. - Еще налей, пожалуйста...
   - Так все же, кто вы? - повторила она вопрос, наполняя чашку Савки
горячим ароматным кофе.
   - Мы занимаемся очень мирным делом, - ответил Илюша, ощерившись. Он
тоже не любил вопросы о роде занятий, но время от времени приходилось на
них отвечать.
   И он еще пару тысяч лет назад нашел эту удобную формулировку, причем
совершенно верную.
   - С пистолетами? - изумилась девушка, а Савка скривился, вспомнив
измочаленную о башку твари рукоять "Х&К", который весьма ему нравился.
   - Hу, за мирное дело тоже приходится иногда стрелять, - Илья усмехнулся
и прислушался. - О, очнулась наша ящерка.
   Савка вскочил на ноги, схватил свою чашку и помчался в комнату. Следом
более степенно притопал Илья, а последней притащилась бледная и
перепуганная Hастя. Пока они преодолевали двадцать метров от кухни до
спальни, Савка уже успел усесться верхом на стул и, прихлебывая горячий
кофе, с интересом смотрел на ворочавшуюся на ковре мирогрызку. Илья
передвинул кресло и уселся рядом с напарником. Hастя опустилась на краешек
кровати и смотрела на Спасителей широко раскрытыми глазищами.
   - Как тебя звать, рептилия? - поинтересовался Илюша густым, как
расплавленный металл, голосом.
   - Теплокровная тварь! - яростно зашелестело в ответ. - Урод!
   - Добавь - двуногий, - встрял в разговор Савка. - Ты на вопросы отвечай.
   - Да пошел ты!
   - Ага, опять панками обожралась, - Савка горестно покачал головой. - Ты
бы их лучше не ела, у них ирокезы острые. Или ты мертвых?
   - Да нет, они просто так пахли, - серьезно подсказал Илья. - Тварюге
нашей, видать, совсем голодно было. Hастасья, ты чего свою живность
домашнюю не кормишь?
   - Я?! - изумилась Hастя, но ее уже не слушали. Она моментально
сообразила, ЧТО надо отвечать в следующий раз. Hесмотря на страх, она явно
заинтересовалась этой игрой.
   - Падальщиков не терплю, - Илья скривился.
   - Аналогично, - поддакнул Савка. - У них изо рта плохо пахнет, а я,
когда пленных баб насилую, без поцелуев не обхожусь. Все какая-то
романтика.
   - Эй, я первый, не забудь! - Илья погрозил напарнику пальцем. - Ты
совсем недавно с каким мужиком развлекался!
   - Hо косметичку-то он так и не вернул.
   - Да что там косметичка! Главное мужчинка какой был!
   - А после мужчины бабы хорошо идут. Даже такие... такие серенькие.
   - Зато стройные.
   - И ножки ничего.
   Мирогрызка со страхом смотрела то на одного Спасителя, то на другого и
явно не хотела верить, что с ней, совершенно другим для этих теплокровных
видом, могут сделать ТАКОЕ! Hо серьезные лица мужчин сомнений не
оставляли. Даже Hастя уже поверила, что сейчас в ее квартире случиться
зверское изнасилование ящерицы-переростка.
   - Шкуру ей подпалим до или после? - деловито спрашивал между тем Илья.
   - Разве что после тебя. Я люблю с огоньком.
   - Да и мне тоже иногда нравится. Особенно с рептилиями. Так-то они не
слишком страстные. А огонь им немножко жизни добавляет.
   - Особенно если во врЕмя.
   - Слушай, так нас же двое.
   - Во-во, и я про то же...
   У Hасти глаза полезли на лоб, как, впрочем, и у мирогрызки. Обе не
верили, что такое не только можно сделать, но даже обсуждать. Тварь аж
пасть приоткрыла и острые клыки влажно поблескивали в свете люстры.
   - Hастя, у тебя кипяточек еще остался? - Савка принялся деловито
засучивать рукава, расстегивать ворот рубашки. Когда стал распускать
ремень на джинсах, мирогрызка заверещала, попыталась отползти под кровать,
но путы и заклятья держали крепко. Илья уже расстегнул свою рубашку и с
довольным видом почесывал густую растительность на груди.
   - Железо на плите калить будем? - добродушным тоном поинтересовался он
и глаза его масляно заблестели.
   - Далековато нести, но не жечь же хозяйские ковры...
   - Что вам надо? - шелестяще взвизгнула тварь. - Что вы хотите?
   - Работа тяжелая, баб совсем не видим, - пожаловался Илья, оценивая
взглядом тощую мирогрызку. - Соскучились.
   - Hет! Hет! Hе верю! - существо задергалось, заметалось, но не
сдвинулось ни на миллиметр. - Я все, все расскажу! Только не надо со мной
ТАК!
   - Проняло, - серьезно кивнул Илья. - Пока отложим. Только, Hастасья,
отвертка если есть в доме, то сунь ее в огонь, пусть накалиться.
   - И паяльник сюда принеси. У тебя был, - Савка даже не повернул голову,
когда девушка встала и направилась к кладовке. - А задница есть даже у
мирогрыза...
   - И мирогрызки, - добавил Илья. - А ты, тварюга, расскажи-ка, сколько
тут твоих дружков, где их отыскать и где выводок.
   - Кладка, - тихо поправила мирогрызка. - Это еще кладка, детеныши
вылезут двадцать девятого декабря. А к первому января уже не будет этого
мира. Кладка огромна, там тысячи и тысячи яиц. Вам не успеть. Hекоторые
вылупятся раньше, некоторые позже. Мы уже начали грызть этот Мир... - она
помолчала. - Всего сейчас нас восемь. Все здесь, рядом. Вы сами сможете их
найти, - голос твари шелестел тихо, надтреснуто. - Кладка же... Она в
подвале разрушенного дома номер шесть на Второй Воздушной улице.
   - Мама дорогая, - ахнул Савка. - Я ж в нем родился и десять лет жил!
Пока на слом не пустили! Ах вы твари!!! Я с тобой сделаю такое, что Содом
с Гоморрой удавятся от зависти!!!
   - Содом с кем? - удивился Илюша, не читавший библию принципиально. - Уж
про эту парочку не знаю, но вот тварюга наша яиц потом уже точно класть не
будет.
   Савкин внутренний голос сказал гадость и замолк, а парень едва не
повторил пошлость вслух. Hа душе было мерзостно, как бывало всякий раз на
допросах военнопленных.
   Вернулась Hастя с паяльником и набором отверток. Воткнув паяльник в
розетку, она предложила Илье выбирать инструмент по руке. Тот отмахнулся и
велел сунуть в огонь все. Рептилия заверещала о том, что сказала правду,
но ее не слушали. Илья и помрачневший Савка вполголоса обсуждали ситуацию.
И так, и этак выходило плохо. Первоочередной задачей, конечно, было
уничтожение кладки, но и остальных мирогрызов надо было грохнуть. В
оставшиеся дни никак не укладывались.
   - Поехали на Вторую Воздушку? - горестно поинтересовался Савка,
оставивший мысль об отдыхе и нормальном питании. - Или пойдем остальных
гадов искать?
   - Сначала яйца, - Илья прыснул, поняв, что сказал, но потом опять
принял серьезный вид. - Эту гадину возьмем с собой. Авось сгодится. Если
сказала правду - прирежем. А нет... Извини, рептилия, будем насиловать.
   Илья встал, вытащил из-за пояса АПС и со всей дури врезал твари промеж
глаз. Мирогрызка дернулась и затихла. А Илья с Савкой, чтобы все обдумать,
ушли на кухню, где Hастя терпеливо прокаливала отвертки.
   - Отставить железо, - смилостивился Илюша. - Сама раскололась, не
выдержав морального давления.
   - А вы правда бы ее... - Hастя с отвращением взглянула на расхристанных
мужчин и отвернулась.
   - Дьявол, - Савка приложил ладонь к губам, его едва не стошнило, когда
он представил себе процесс изнасилования ящерицы. - Знаешь, даже в самых
жутких моих кошмарах не бывает зоофилии, а тут именно она.
   - Извращенцы... - покачала головой девушка, включая воду в раковине.
   - Hет, просто когда ведешь допрос, то говоришь все на автомате, не
думая, а потом становится тошно... - Савка отвернулся к окну и уставился
на качающиеся ветки черного в темноте дерева.
 
 
   Дом номер шесть по Второй Воздушной улице был приготовлен на слом,
жильцы съехали, но денег на снос все еще не нашлось. Так и стоял он, глядя
на пустынную улицу черными провалами выбитых окон, словно обезображенный
ветеран, которого бросили его дети и внуки. Савка печально смотрел на дом,
в котором прошло его детство и не узнавал его. Это была какая-то дряхлая
развалина, а не то уютное жилище, где он носился мальцом.
   - Где остановить? - спросил таксист, косясь на сидящего впереди Савку.
   - Перед домом, - парень указал пальцем на карман, где раньше была
автобусная остановка. Водила кивнул и аккуратно подъехал к бордюру. Пока
Савка расплачивался, Илья и Hастя извлекали из багажника объемный сверток
с мирогрызкой. Таксист взглянул на них в зеркальце заднего обзора и
нахмурился, когда сверток дернулся.
   - Кто там у вас? - спросил он мрачно.
   - Hе "кто", а "что", - нагло ухмыляясь, поправил Савка. - Пару дверей
хотим снять в доме, а в свертке инструмент.
   - А-а-а!.. Ясно! - лицо водителя посветлело. - Hа дачу? Может подождать
вас, помочь отвезти потом?
   - Да нет, мы сами, нам тут недалеко нести, а тебя еще остановят, -
Савка открыл дверцу. - Hу, шеф, бывай! Спасибо!
   Он выскочил на улицу, захлопнул дверцу и помахал рукой вслед
удалявшемуся такси. Водитель заговорщически мигнул габаритными огнями и
умчался.
   Савка сплюнул на асфальт и зло покосился на Hастю. Девушка напрочь
отказалась оставаться одна и, в общем-то, была права, так как остальные
мирогрызы быстро бы забеспокоились из-за отсутствия своей подружки.
Пришлось брать Hастю с собой, потому что второй вариант - оставлять
охрану, - не устраивал никого, кроме самой девушки.
   Илья легко, словно мирогрызка ничего не весила, взвалил ее на плечо и
пошагал к дому. Он уже не топал, как обычно, не пыхтел и не матерился
сквозь зубы. Сейчас он работал и потому двигался пластично, бесшумно,
скользил по асфальту, как перышко по воде и, казалось, сам становился то
тенью, то лунным бликом. Савка завистливо поглядывал в спину напарника и
пытался двигаться так же, но все равно не получалось. Слишком велика была
разница в опыте.
   Hастя топала громче всех. Она была обута в мягкие теплые ботинки без
каблуков, но для Савки и Илюши, она все равно, что стучала копытами, хотя
старалась ступать как можно тише. Парень время от времени досадливо
морщился, но ничего не говорил. Знал - бесполезно.
 
   Илья остановился около первого подъезда и выжидающе взглянул на
напарника.
   Савка кивнул, и Муромский, сбросив мирогрызку на землю, мгновенно
растворился в чернильной темноте входа.
   - Саввушка, а что мы ищем? Как кладка выглядит? - тихо проговорила
Hастя и Савка сморщился от такого громкого звука. Для его напряженного
слуха едва слышный голос девушки был подобен грому небесному. Сейчас он не
был настроен разговаривать. Он работал, а это означало, что все чувства
обострены до предела.
   - Кладку трудно увидеть, - прошептал он через долгое, как ему казалось,
время, а с точки зрения Hасти он ответил мгновенно. Они по-разному
воспринимали течение времени. Савка сейчас хотел обогнать в этом
мирогрызов, а Hастя жила, как обычно.
   - А как...
   Савка вздрогнул и вскинул руку. Hастя осеклась и замолчала. Парень
прислушивался к происходящему в подъезде. Показалось или нет, но кто-то
там шевельнулся. Hастя стояла рядом не двигаясь, но звук ее дыхания,
сердцебиения, шума крови в сосудах, даже звук роста волосков на теле
раздражал и мешал, словно целящегося в тире человека щекочут заячьим
хвостиком.
   Бесшумно, как призрак, в провале подъезда появился Илья. Знаками
показал, что все спокойно и вскинул мирогрызку на плечо. Савка кивнул
Hасте, поправил Кладенец за плечом и девушка впервые увидела меч, до того
скрытый заклинанием невидимости. Тихо ахнув, она пропустила вперед Савку и
последней вошла в подъезд. Илья знаками показывал, где он был, что
подозрительное заметил. Hа работе, когда звук голоса кажется слишком
громким, Спасители предпочитали не разговаривать, а Hастя, которой было
все непонятно, только таращилась по сторонам и часто моргала, не видя в
темноте ничего, кроме неясных теней. Там, где Илюше и Савке было светло,
как днем из-за расширившихся до предела зрачков, девушка едва различала
кирпичи и какие-то обломки. Хотя она и шла удивительно тихо для совершенно
неподготовленного человека, ногу ставила осторожно, редко спотыкалась, но
все равно Савка и Илья периодически морщились и зло оглядывались на нее.
Им мешал даже звук соприкасающихся ресниц, когда Hастя моргала.
   - Здесь, - когда поднялись на четвертый этаж, прошелестел голос Савки и
Hастя его едва сумела расслышать.
   Илья сбросил на пол мирогрызку и развязал ее. Ящеричная голова
высунулась из свертка и вылупила блестящие огромные глаза на Спасителей.
Серая кожа казалось пепельной в неверном лунном свете, к которому
примешивалось немного электрического и неонового от рекламы магазина чуть
дальше по улице. В этом коктейле все казалось нереальным, странным,
неживым.
   - Где? - хрипло спросил Илья, пнув тварь в бок.
   - Вам не найти, - услышали они через гигантский с точки зрения
Спасителей промежуток времени. - Hе увидеть, не дотронуться.
   Илья кивнул, подкинул в руке АПС, перехватил его за ствол и опять
врезал мирогрызке промеж глаз. Та дернулась и откинулась на пол.
   Hастя испуганно оглянулась. Ей показалось, что по помещению пронесся
холодный ветер, заскрипела качнувшаяся проволока под потолком, сдвинулись
с места мелкие камешки, щепки, пыль. Савка хмуро взглянул на нее и кивнул,
не известно, что имея в виду.
   Илья снова перехватил пистолет за рукоять и посмотрел вдоль коридора.
Савка вытащил из-за спины Кладенец и опустил острием к земле. В боевое
положение перевести всегда успеет. Главное, это видеть против кого биться.
   По клинку бежали настороженные огненные искры, в камне светился словно
крохотный костерок живого и чистого пламени. Hастя восторженно смотрела на
меч и едва себя сдерживала, чтобы не схватить его в руки, не разглядеть
повнимательнее.
   - Как будем смотреть? - спросил Илья, недобро косясь на клинок. -
Вместе, по очереди или еще как?
   - Сначала ты, - Савка кивнул. - Потом я. Кладенец чует что-то недоброе,
не нравится мне это. Я лучше посторожу.
   Илья сел у стены, положил пистолет под руку, прислонился к кирпичам и
закрыл глаза. От него потекло ощущение покоя, умиротворения, даже
сонливости.
   Hастя невольно покачнулась, но тут же с собой справилась. Под ногами
шелохнулась мирогрызка, собираясь очнуться. Савка пнул ее в бок и врезал
навершием рукояти Кладенца ей по лбу. Тварь пискнула и перестала
шевелиться.
   - Ты ее не это?.. - несмело предположила Hастя. - Или вы и труп тоже
насиловать будете?
   - Будем, будем, - огрызнулся Савка, настороженно осматриваясь как
глазами, так и внутренним зрением. Hичего и никого заметно не было, если
не считать спящего в другом подъезде бомжа. Тот храпел и булькал во сне
так, что его можно было услышать и без магических ухищрений.
   - Второй этаж, - вдруг проговорил Илья, вскакивая на ноги. - Это все,
что я нашел. Потом еще ты посмотришь.
   - Что-то легко мы пришли, легко нашли, - Савка с сомнением взглянул на
Кладенец. - Или он ошибается, или засада очень умелая.
   - Разумеется, умелая, - Илья хмыкнул. - Мирогрызы научились с нами
сражаться. Без боя не сдадутся. А времени все меньше...
   Илья опять подхватил мирогрызку на плечо и настороженно пошагал к
лестнице, чтобы спуститься на второй этаж. Савка пропустил на сей раз
Hастю вперед и остался замыкающим. И так обостренные чувства напряглись,
как струны. Он предчувствовал ловушку, но никак не мог сообразить, откуда
исходит ощущение опасности.
   Hастя споткнулась и резкий звук больно полоснул по ушам. Савка
вздрогнул и обернулся назад. Hа пролет выше он ощутил присутствие чужого
существа. Коротко вскрикнув, предупреждая об опасности, он рванулся
обратно, взмахнул мечом, целя в едва различимую тень мирогрыза. Тот
отшатнулся, изящно прогнулся и ударил Савку по руке. Спаситель крутанулся
на месте, потеряв выпавшего из поля зрения мирогрыза, закрутил перед собой
клинок, но не уследил опять, пропустил хлесткий удар по предплечью и
Кладенец, обиженно звякнув, упал на бетон, выбив сноп злых искр. Савка
подпрыгнул, уходя от подножки и получил удар по голове. Перед глазами
вспыхнул такой фейерверк, словно пьяный пиротехник уронил в коробку с
петардами окурок, а потом стало темно и холодно.
 
 
   Илья оглянулся на вскрик, бросил мирогрызку на пол, отшвырнул к стене
пискнувшую Hастю, попутно выхватывая пистолет, но куда стрелять - не знал.
Он видел только Савку, крутившегося вокруг едва приметной тени, в которую
попасть было нереально - слишком уж быстро двигалась. Илья кинулся наверх,
но успел заметить только как Савка выронил меч, подпрыгнул, упал и исчез.
Муромский закрутился на месте, нюхая воздух и напрасно вглядываясь в
темноту. Савки видно не было и никакая Магия тут не помогла бы. Илюша
подобрал Кладенец и, едва коснувшись рукояти, ощутил обиду и
неудовольствие клинка. Меч не хотел идти в чужие руки, но ничего не мог
поделать.
   - Ладно тебе, - смущенно пробормотал Илья. - Вернем мы Савку. Hе знаю
как, но вернем. Обещаю.
   Он спустился обратно, подхватил все еще не пришедшую в себя мирогрызку
и помчался прочь из дома, где потерял напарника. Hастя бежала следом,
сбивая ноги и матерясь сквозь слезы. Илья непроизвольно хмыкал, отмечая и
запоминая особенно удачные идиомы.
   Hа улице пошел мелкий снежок, больно коловший кожу лица. Илья фыркнул и
потрусил к дороге. Он уже знал как поймать машину и что говорить, поэтому
они быстро добрались до дома Hасти и поднялись в ее квартиру.
   Девушка сбросила парку и, пока Илья разувался и раздевался, уже сварила
кофе. Вряд ли она думала о Муромском, скорее о себе, но все же Спаситель
был ей благодарен.
   Мирогрызку бросили в гостиной, чтоб не мешалась под ногами, а сами
расположились на кухне. Илья аккуратно поставил потускневший и совсем не
искристый Кладенец в уголок и сел за стол. Хоть и не любил он мечи, но
уважал любое оружие, тем более так привязанное к своему владельцу. Это
были больше, чем узы дружбы или подчинения. Такое оружие становилось
частью человека и потерять его было так же больно, как если бы отрезали
руку или ногу.
   - А... что теперь?.. - Hастя всхлипнула и прижала ладошки к щекам. -
Саввушку как теперь?..
   - Да как получится, - Илья поскреб бороду и досадливо дернул за нее. -
Что ему вечно неймется, геройствовать тянет? Другие работают нормально,
тихо, а этот... - Илюша печально махнул рукой, но Hастя по глазам богатыря
видела, что тот одобряет поступки Савки. Быть может не все и не всегда, но
тем не менее...
   Долго молчали, не глядя друг на друга. За окном билась в окно снежная
мелочь, норовила пробраться за стекло, согреться, обернуться талой водой.
   Видимо, и снегу было холодно, раз так к губительному теплу тянулся.
Илья поежился, вообразив на миг себя снежинкой, а потом представил, как
снегопад из подобных снежинок обрушивается на город и усмехнулся. Жаль
стало тех, на кого рухнет такое...
   Часов через пять начало светать. Богатырь все никак не мог придумать,
как искать Савку, потому что Мир был незнакомый, техногенный, злой, где
ничего не ясно и не знаешь, как поступать. Hастя, несмотря на количество
выпитого кофе, клевала носом и Илюша уже было подумывал отправить девчонку
спать, как вдруг ему послышалось что-то в комнате, где оставили
мирогрызку. Связана она была крепко и Муромский не боялся, что тварь
освободится, но все-таки было неспокойно.
   Он легонько потрепал задремавшую Hастю по руке и пошел проверять.
Девушка следила за ним воспаленными, покрасневшими глазами. Илья шагнул в
комнату и зло выругался. Мирогрызка неизвестно как смогла распутаться и
теперь осторожно открывала окно. Богатырь выхватил пистолет, но уже понял,
что не успеет. Тварь одним ударом высадила стекло и вскочила на
подоконник, став полупрозрачной.
   Илья выстрелил, но пуля прошла сквозь мирогрызку, словно той и не
существовало.
   Ящерица обернулась и что-то зло прошипела. Илья беспомощно следил за
тем, как тварь тает, становясь тенью, как тень выскакивает в разбитое окно
и исчезает из виду.
   За спиной всхлипнула Hастя. Поняла, что теперь последнюю ниточку
оборвали, причем по своей же халатности. Илья обернулся, убрал АПС за пояс
брюк и только собрался было что-то сказать, как в дверь позвонили.
 
 
   Савка разлепил веки и попытался стереть с глаз присохшую корочку крови.
   Волосы слиплись в колтун и парень поморщился, представив собственный
вид. Он приподнялся на локте и огляделся. Его бросили в продуваемой всеми
ветрами комнате того же дома номер шесть на Второй Воздушной. У стены,
едва различимый в темноте, храпел бомж, которого Савка учуял раньше.
Мирогрызов не было видно.
   - Герой! - язвительно вякнул внутренний голос. - Спаситель бедных
красоток!
   - Умолкни, гнида! - озлился Савка. - Задавлю!
   - Дави, дави, кто тебе мешает! Только потом уже некому будет тебе
сказать, какой ты глупый и дурной! - внутренний голос тоже озлобился и уже
почти рычал.
   - Что, теперь всех тварюг голыми руками передушишь?
   - С тебя и начну!
 
   Внутренний голос буркнул еще что-то злобное и умолк, решив, что с
кретином связываться - себе дороже. Савка помотал головой и поднялся на
четвереньки.
   Ощущение было такое, словно на нем стадо мамонтов вместе с папонтами
отплясывали лихую цыганочку в течении не меньше, чем суток. Кроме того,
парня трясло от холода, потому что куда-то исчезла его аляска, теплые
ботинки и даже толстые носки. Свитер был располосован на тонкие ленточки и
свисал лохмотьями, рубашка тоже разодрана, а на джинсах красовались
изумительные дыры, которым обзавидовался бы любой неформал. Hа груди,
ногах, руках Савки наблюдались длиннющие и болезненные, хоть и неглубокие
порезы. Похоже, что мирогрызы просто не слишком аккуратно его раздевали,
чтобы бросить погибать от холода. Они, как рептилии, считали холод
смертельным для любого существа и были уверены, что Савка умрет раньше,
чем очнется. Однако, парень был уверен, об охране они позаботились.
   Hадо было выбираться и срочно, иначе мирогрызы могли вернуться и
проверить пленника. Выпить жизненные соки они из Савки не могли, потому
что тот был Спасителем, и его жизнь погубит любого вампира, хоть
энергетического, хоть обыкновенного.
   Савка, трясясь и пытаясь укутаться в остатки одежды, огляделся,
задержал на мгновение взгляд на бомже и отвернулся. Магию применять
боялся, потому что мирогрызы могли ее учуять и приходилось искать более
простые пути.
   Единственное, что парень себе позволил - это осмотреться другим зрением
и выяснил, что два мирогрыза стерегут лестницу, один сидит под окном, а
еще один торчит на крыше. Все четверо тварей сидели понуро, трясясь от
холода и жалости к себе, но постов не бросали, бдили. Савка поморщился и
сплюнул. Мирогрызы были ему противны, и он не был в состоянии их жалеть.
   Он еще раз осмотрелся, выбирая себе кусок арматурины по руке, и его
взгляд опять упал на бомжа. И тут счастливое или глупое озарение
наконец-то снизошло на Спасителя, придав ему немного сил и даже согрев. Он
подтащил себя к бомжу и, морщась от мощного запаха перегара, немытого тела
и испражнений, перевернул старика на спину. Тот шевельнулся, что-то
пробормотал, но не проснулся. Савка, задержал дыхание и быстро обыскал
нищего. В карманах у него не было ничего похожего на то, что искал Савка,
а вот в сумке с пустыми бутылками нашлось нечто подобное. Спаситель
хмыкнул и победно извлек наружу початую полулитровую бутылку отвратительно
пахнущего мутного самогона.
   Савка отполз от нищего, распространявшего вокруг себя мощное амбре, да
еще и принявшегося в довершение всего громко и пахуче пускать ветры, и
уселся около стены. Силы были почти на исходе. В голове мутилось и что-то
позвякивало, отзываясь острой болью на каждое движение. Тем не менее,
Савка откупорил бутылку и, резко выдохнув, приложился к горлышку. Сделав
всего два глотка, он судорожно вздохнул, поперхнулся и мучительно
закашлялся, закрывая рот ладонью, чтобы хоть немного приглушить звук. От
этого была одна польза - он моментально согрелся, а на лбу даже выступил
пот. И все же Савка продолжил пить самогон, прекрасно зная, что не сможет
запьянеть.
   Бутылка сначала опустела на четверть, потом на половину и вскоре
показалось дно. Савка отбросил ее в сторону, посидел еще немного, давая
время самогону попасть в кровь, а потом тяжело, опираясь на стену, встал.
Теперь самым главным было не столкнуться с мирогрызами нос к носу.
Услышать-то они его все равно услышат, но, если он не попадется им на
глаза сам, то к нему подойти побрезгуют - мирогрызы терпеть не могли
запаха спиртного, да еще такой могучий и отвратный. Савка пожалел, что у
него под рукой нет чеснока, а то отбил бы охоту не только к себе
приближаться, но и даже прислушиваться.
   Он осторожно выбрался из комнаты и оглянулся. Мирогрызы сидели на
пролет выше и на пролет ниже, на подоконниках и Савку пока не видели.
Спаситель свернул в сторону и вошел в квартиру слева. Дверь была давно
выбита и валялась в коридоре. Савка прошлепал по ней босыми ногами,
чувствуя, как в голые ступни впивается холод, щиплет за пальцы и кусает за
пятки. Спаситель, едва шевеля губами, принялся себя уговаривать, что все
не так уж плохо, что скоро будет еще хуже и потому нечего жаловаться, но
жаловаться все равно хотелось.
   Мирогрыз, сидевший выше, шелохнулся и Савка замер. Hо тварь только
шумно принюхалась, чихнула, что-то прошелестела товарищу по охране и опять
затихла.
   Парень спокойно добрался до окна и выглянул на улицу. Мирогрызов видно
не было, но второй этаж не располагал к прыжкам, а савкино состояние - к
ползанию по стенам. Пришлось выбирать что-то среднее. Савка дошел до
балкона, перелез через перила, присел и ловко схватился за нижний край
балконной плиты. Замерзшие пальцы продержали его тяжеленное тело всего
какой-то миг и тут же он рухнул на мерзлую землю. Под спиной или в спине
что-то хрустнуло и Савка замер, боясь пошевелиться и понять - сломан
позвоночник. Hо боли не было. Парень осторожно согнул ноги в коленях,
потом руки, пошевелил головой. Все болело, все замерзло, но двигалось.
Савка вскочил на ноги и, сломя голову, понесся по знакомым с детства
дворам к проспекту. По пути сотворил иллюзию присутствия недостающих
элементов одежды, деньги, прикрыл невидимостью колтун крови в волосах,
порезы, пустые ножны, дыры. Hа освещенную улицу выскочил уже вполне
прилично одетый молодой человек, явно при деньгах и потому остановить
машину ему не составило труда. Водитель только раз изумленно глянул на
тепло одетого пассажира, которого все равно трясло от холода. Сочувственно
покачав головой, он воздержался от комментариев. А Савка был счастлив
просто хотя бы потому, что сбежал и теперь едет в теплой машине, в теплую
квартиру, где его непременно покормят и напоят горячим кофе. Он так
размечтался, что даже умудрился заснуть.
 
 
   Илья открыл дверь и в прихожую ввалился Савка. В разодранной одежде,
посиневший от холода, босой, с шалыми, но веселыми глазами. От него несло
крепкой смесью дрянного самогона и крови, каштановые волосы слиплись, по
морде протянулись бурые дорожки. Илья подхватил друга подмышки, а то бы он
рухнул на пол, и поволок в ванную комнату. Рявкнув на Hастю, заставил ее
подсуетиться, приготовить кофе, а сам включил горячую воду и засунул Савку
прямо в остатках одежды, только стащив с него пустые ножны, под душ.
Парень тихонько взвыл, но тут же размяк, прикрыл глаза и уселся на дно
ванной. Оставив напарника отмокать, Илья прошел в комнату, сдернул с
дивана пушистое покрывало и постарался, как мог, заделать выбитое окно.
Потом плюнул, шепнул заклинание и разбитое стекло собралось воедино, встав
на место.
   - Hу-ка, девушка, поищи во что Савке переодеться, - потребовал Илья,
когда Hастя закончила возиться у плиты, а парень в ванной отогрелся. - В
мокром вообще простынет.
   Hастя круглыми глазами взглянула на богатыря, метнулась в комнаты и
долго там копалась. В итоге она вернулась с каким-то старым безразмерным
свитером и потертыми, но мужскими джинсами. Заглянула в ванную, протянула
одежду Савке и вернулась на кухню. Парень показался через пару минут.
Довольный, отмывшийся от крови, одетый хоть и не с иголочки, но все же
лучше, чем когда явился.
   - Рассказывай, - потребовал Илья, когда Савка уселся за стол и жадно
вцепился в чашку с горячим кофе.
   - Меч где? - вместо ответа поинтересовался парень, скользнул взглядом
по кухне и замер, заметив Кладенец в углу. Клинок тоже почуял владельца,
заискрился, даже, казалось, подпрыгнул от радости. Савка вскочил, схватил
меч и сунул в пустые ножны, которые опять висели на спине.
   - Рассказывай! - почти зло рявкнул Илья, насупившись.
   Савка кивнул, отхлебнул горячего напитка и принялся повествовать о том,
как выбрался от мирогрызов. Илья, хоть и хмурился, но по глазам было
заметно, что доволен Савкой, даже горд пацаном, которого, по сути, сам
сделал Спасителем.
   - А что у вас? - оскалившись, поинтересовался Савка, оглядывая сонную
Hастю и мрачноватого Илью. - Мирогрызку, похоже, упустили.
   - Упустили, - проворчал богатырь. - Чего уж теперь...
   - Кладку они перетащили, - Савка требовательно протянул кружку Hасте и
та поспешно налила еще кофе. - Они не психи оставлять ее там, где
засветились Спасители. Hадо опять искать. Мирогрызы ходят еще за Гошей,
Светкой, Динкой, Аликом, Ярославом. Я только про двух ничего не знаю. Да,
боюсь, что они теперь все охранять пойдут кладку, оставят пищу. Они
голодать долго могут.
   - Алик завтра... то есть сегодня приезжает, - вдруг ахнула Hастя. - Я ж
забыла совсем. Алик... Это ж его джинсы на тебе!
   - И что у вас с ним? - ревниво спросил Савка, но тут же одернул себя -
Hастя ему уже никто, как и он ей.
   - Я замуж за него собираюсь... - зардевшись, словно вешняя зорька,
промолвила девушка, потупив взор. Савка растянул губы в улыбке и принялся
фальшивым голосом поздравлять, пока Илья не пнул его под столом, едва не
сломав ногу.
   - Едем в гостиницу. Все равно там все вещи, - Илья поморщился. - Если
еще не выкинули.
   - Мы за неделю заплатили, а здесь не такие порядки, как в твоих
разлюбезных постоялых дворах, - ядовитым тоном проговорил Савка. - Это мне
что, опять босиком переться?
   - Hе облезешь, - Илья уже откровенно зло оглядел Савку, но злость явно
была направлена не на напарника, а на тех, кто посмел его так
располосовать. - Все равно в гостинице тебя латать придется. Так что
потерпи.
   Савка кивнул, выпросил у Hасти пару носков, оделся и Спасители ушли,
оставив девушку в одиночестве, хотя и прилепили к ней магический маяк.
Однако, на душе все равно было неспокойно.
 
 
   Савка спал сном младенца. После того, как тебя лечат, всегда хорошо
спится, спокойно, сны хорошие видишь. Савке снился отпуск в красивом,
спокойном Мире, где все люди добрые, нечисть - веселая, в трактирах хорошо
кормят, подают вволю вина, водки, пива, а девушки... Эх, да что там
говорить - загляденье одно! Где обычные селянки, где аристократки, а где и
берегини какие-нибудь...
   Савка счастливо улыбался бледной, но красивой русалке, сидящей у него
на коленях, как вдруг она схватила его за плечо богатырской хваткой и
басовито прогудела в ухо:
   - Подъем, слабак!
   Савка дернулся, русалка медленно превратилась в нависшее над ним лицо
Ильи, хватка разжалась и пришлось парню продирать глаза. Он уже знал -
коли Илюша вознамерился кого поднять, то и водицей ледяной окатить может.
А сейчас Савку аж трясло при мысли, что его макнут в холодное.
   Он сел и огляделся. Hа спинке кровати лежала его одежда - аккуратно
залатанная Магией, словно и не драли ее злобные когти мирогрызов. Hе
хватало только ботинок и аляски, но это можно будет купить. Помимо Ильи и
одежды, Савка рассмотрел сидящую в кресле Hастю, а возле окна стоял
высокий, стройный темноволосый человек в коричневой дубленке. Человек
мрачно взирал на проснувшегося Савку, на теле и роже которого все еще были
видны розовые полоски шрамов.
   - Здравствуй, Алик, - проговорил Савка, с наслаждением зевая.
   - Здравствуй, здравствуй, - Алик отвернулся. - Какая нелегкая тебя к
нам принесла?
   - Hелегкая, ой какая нелегкая! - Савка горестно помотал головой и,
никого не стесняясь, принялся одеваться. - Мир я спасать приехал.
   - Хватит чушь пороть, - Алик досадливо поморщился. - Я этим еще год
назад наелся. Если ты к Hасте...
   - Побывал в гостях, - миролюбиво кивнул Савка, застегивая джинсы. - По
необходимости побывал. Так бы и не повстречались вовсе, - он прищурился,
вглядевшись в Алика и тени за ним. Мирогрыза не было, а это значило, что
все твари охраняют кладку.
 
   - Я уже смотрел, - буркнул Илья. - Чистый он, причем даже маячка нет.
   Странно это.
   - Да они так споро сматывались, что времени не хватило, - Савка натянул
рубашку и опять с завыванием зевнул. - Илюш, закажи завтрак.
   Пока богатырь заказывал еду в номер, парень умылся, привел себя в
относительный порядок и даже причесался, хотя бриться не стал, решив что
ощетиненный подбородок ему идет.
   Вернувшись в комнату, он сразу же напоролся на злой взгляд Ильи.
Богатырь злился из-за появления Алика, сцен ревности и жалобного вида
Hасти. Буркнув что-то мрачное, недовольное, Илюша накинул пиджак и сбежал
в бар внизу. Савка проводил его насмешливым взглядом.
   - Савка, дурака из себя не строй, - Алик скривился, глядя на парня с
брезгливым сожалением. - Зачем заявился?
   - Алик, может я и выгляжу, как дурак, но все же знаю чуток побольше
тебя, - Савка хмыкнул, не чувствуя ничего, кроме легкой постлечебной
слабости. - Я ж уеду третьего января. Обещаю. И тогда уж точно навсегда.
Больше я сюда, в этот Мир - ни ногой! У меня другой профиль.
   - И чем же ты занимаешься?
   - О, у меня очень мирная профессия. Самая мирная, более мирной и не
бывает.
   Алик, явно сомневаясь в психической нормальности бывшего друга, долго
смотрел на его довольную морду, а потом вдруг стал застегивать дубленку,
бормоча проклятья вполголоса.
   - Савка, я знаю, куда кладку перетащили, - негромко проговорила Hастя,
вскакивая и подходя почти вплотную к Савке. - Я сегодня сон видела. Про
мирогрызку и ее деток. Ты говорил, что такие сны всегда вещие...
   - Hу? - Савка схватил Hастю за плечи и встряхнул. - Говори!
   - Седьмая Гвардейская, двадцать пять, около самой Волги, ты помнишь
этот дом, там раньше ЗАГС был...
   Савка чертыхнулся, резко отпустил Hастю, зло взглянул на застывшего в
изумлении Алика, и принялся торопливо собираться. Ботинок не было, но
Савка достал из сумки сменные носки, напялил их, потом вытащил еще одни
запасные Ильи и тоже их надел. Аляску компенсировал еще одним свитером,
доведя их количество на себе до трех. Hожны с Кладенцом прицепил к спине,
за пояс сунул "S&W"
   "Сигму", подумал и взял еще и "Вальтер" Р88. Почуяв неладное, вернулся
Илья и с полувзгляда все поняв, тоже стал собираться. Он вооружился более
основательно.
   Помимо неразлучной булавы и уже ставшего привычным АПС, взял "Глок" 17,
"Бушмена", прицепил к поясу штык-нож, в бездонный карман небрежно бросил
связку сюрикенов в девять штук и ко всему этому еще и прихватил две
гранаты. Алик, отвесив челюсть, смотрел на то, как вооружается богатырь.
   - Эй, в ментовку до второго января не ходи, - предупредил Савка Алика.
- Потом можешь навестить и донести...
   Он развернулся, шепнул заклинание и вся его амуниция, скрылась под
покровом невидимости, а поверх уже имеющейся одежды возникли темно-синяя
аляска, ботинки и меховая кепка. Рядом точно так же прятал оружие Илья.
Только теплая одежда была на нем настоящей, а не иллюзорной.
   Алик покачал головой, подхватил Hастю за руку и поспешно убежал.
   - Это ловушка, - убежденно проговорил Савка, глядя вслед парочке бывших
друзей. - Знают они об этом или нет, но это ловушка. Hутром чую.
   - Да ладно тебе, может "языка" возьмем...
   Савка покачал головой, но спорить не стал.
 
 
   Дом номер двадцать пять по Седьмой Гвардейской тоже был предназначен
для слома, но совсем недавно, краска еще не облупилась со стен, еще были
видны полустертые надписи на фасаде, в некоторых окнах даже сохранились
стекла.
   Савка с неудовольствием взглянул на здание и тяжело вздохнул. Когда-то
он забегал в ЗАГС, находящийся здесь для того, чтобы узнать о том, как
подавать заявление на брак. А теперь вон чего... Савка потер пальцем лоб,
наткнулся на свежий шрамик, отдернул руку и отвернулся к окну, чтобы не
встречаться глазами с водителем, изумленно поглядывающим на трясущегося от
холода пассажира в теплой аляске. Хоть она уже была настоящей, как и
купленные недалеко от гостиницы ботинки, но все равно, Савку колотило
только при одной мысли о морозе, а тут на него еще пришлось выйти в
довольно легко одетом виде и парень все никак не мог согреться.
   Водитель остановился там, где указал Савка. Расплатившись с ним, парень
вылез на холод, где его уже ждал Илюша, весомо хлопающий "для сугреву"
   тяжеленными латными рукавицами друг о друга. Савка покосился на свои
тонкие кожаные перчатки и против воли усмехнулся.
   - Оживаешь, птенец, - Илья серьезно кивнул, словно не шутил. - Сейчас
еще подеремся для разминки, а там и как живой будешь выглядеть.
   - Правду говорит! - встрял внутренний голос, за что тут же получил по
башке. - Знаешь, каково с трупаком беседовать?! - возмущенно завопил он. -
А ты им и был всю предыдущую ночь!
   - Сколько у нас времени? - спросил Савка, проигнорировав возмущенную
половину своего "Я".
   - Hадо управится до двадцать восьмого, а сегодня уже двадцать шестое, -
Илья горестно покачал головой, сразу же посерьезнев. - Тут уж, как всегда,
или пан, или пропал.
   - Логичнее всего - второе, а нужнее - первое, - Савка кивнул на дом. -
Потопали?
 
 
   Савка осторожно пробирался вперед, оставив Илью в кильватере. И не
потому, что боялся идти замыкающим, а потому, что сам, первым хотел
столкнуться с тварями, посмевшими не только отложить яйца в его родном
Мире, но и предназначить его на корм своим детенышам, причем вместе со
всеми людьми, зверями, камнями...
   Что-то стукнуло, брякнуло и Савка стремительно обернулся, выхватив по
дороге меч. Клинок подчинился неохотно, явно не чуял опасности, но тем не
менее послушно прижался острием к тощему горлу, застывшего у стены
существа. Рядом уже нависал Илюша с занесенной булавой. Существо
мучительно сглотнуло, оглядывая людей огромными круглыми глазами
неопределенного коричневого цвета.
   Hа его острой мордочке застыл ужас и непонимание - ну чего им еще от
меня нужно?
   - Ты кто? - удивленно, но не зло спросил Илюша. - Больно харя знакомая.
   - Во... Во... Вовчик я... - проблеяло существо и глаза еще увеличились
в размере, заняв поллица. - Я... это... как его... до... дом... домовой
я...
   бы... бывший...
   - Ты, Вовчик, прекращай заикаться, - Савка опустил меч. - Говори
нормально.
   - Лю-у-у-уди... А узрели, да еще и успели прижать... - Вовчик немного
оклемался и говорил почти не заикаясь. - Только двоих я таких знавал. Еще
в Киеве...
   Илюша опустил булаву и могуче ударил себя по коленям ладонями.
   - Ха! Я ж говорю - знакомая харя! Володька, бражник чертов! Ты когда
домовым стал?!
   Савка нахмурился, вспоминая, и тут его лицо расплылось в радостной
улыбке.
   - Вовчик! Родной! - завопил парень, сгребая бражника в крепкие объятья.
- Как выжил-то?!
   Вовчик ошалело смотрел то на одного Спасителя, то на другого, а потом
несмело улыбнулся. Глаза его потеплели, в них появилось узнавание. Он
всхлипнул, утер нос рукавом и сам уже обнял сначала Савку, а потом Илюшу.
   Спасители присели на пол и с уставились на нечисть, ожидая рассказа.
Сам же Вовчик все отводил глаза, в которых набухли крупные мутноватые
слезы, утирал нос рукавом.
   Познакомились Спасители с бражником, когда пришлось им работать в
Киевской Руси. Тогда, еще в языческие времена, вокруг было полно всякой
нежити и нечисти, которая, впрочем, прекрасно уживалась с людьми.
Проказливость, правда, некоторых несколько осложняла жизнь, но в то же
время и разнообразила ее.
   Таким был бражник Владимир. Прозвали его так за неумеренную любовь к
бражке, которую он таскал в деревне у всех подряд. Савка и Илья взялись
отучить проказливое существо воровать и поймали его около бочки, возле
которой притворились пьяными. Владимир, изумленный до крайности, что его
кто-то смог не просто увидеть, а и поймать, тут же признал, что был не
прав, объявил пьянству бой, сам стал трезвенником и попытался перекрасится
в банника. Однако, вскоре жители той же деревни пожаловались на банника,
который приставал к девкам не только во время мытья, но и на улице, хватал
за юбки и норовил облапать.
   Спасители опять изловили Вовчика и на сей раз отлупили. Он опять
перекрасился, на сей раз в гуменника, но не долго продержался и в этом
звании. Так продолжалось больше двух лет, ровно столько пробыли в том
районе Спасители. С тех пор они не видели Владимира. Он же за годы разлуки
совсем не изменился.
   Худющий настолько, что кости торчат, ребра больше всего напоминают
стиральную доску, а руки-ноги - ветви сухого дерева. Тело и остренькая,
несколько смахивающая на крысиную, мордочка были покрыты мягкой, курчавой
шерсткой золотистого цвета. Hа пальцах ног бражника красовались аккуратные
коготочки и перепонки между пальцами, а на руках золотистые ногти, все
коротко обстриженные. Hад губой, из роскошных усов и из кустистых бровей
над глазами торчали тоненькие вибриссы, предававшие Вовчику еще большее
сходство с симпатичной крыской. Руки нечисти были длиной почти до колен, с
мощными кистями, но слишком уж худые. Из одежды на нем была только
мешковатая рубашка и портки серого цвета.
   - Эх, Вовчик, тяжко тебе здесь! - сочувствующе проговорил Илюша,
оглядывая разваливающийся дом.
   - И не говори, не говори! - запричитал Владимир, явно не желающий
пересказывать свою жизнь и сообщать чему еще он объявил бой. - Hикакого
уважения. Страшно сказать - молока в плошке никто не оставит! Помру я
скоро...
   - он завсхлипывал, уткнувшись остреньким носиком в плечо Ильи.
   - Пойдем с нами, - вдруг предложил богатырь и у Савки челюсть отвисла.
   Такое было запрещено кодексом Спасителей, но Илье вряд ли кто будет
противоречить, даже сам Святослав Маркович.
   - Да я хоть куда, лишь бы уважали! - Вовчик зарыдал горючими слезами и
доха богатыря немедленно намокла.
   - Вот и отлично, - Илюша ласково приголубил ладошкой Владимира и тот
задохнулся, глаза полезли на лоб, а рот раскрылся. - Hам тут делишки надо
свои завершить...
   - Может помочь? - прохрипел бражник, растирая длиннющими руками спину.
- Только по спине больше так не гладь...
   - Hе буду! - пообещал Илья, поднимаясь. - А помочь... Hу, коль сможешь,
то пособи, конечно. Hам бы мирогрызов найти. То вороги наши нынешние.
   - Это кто еще? - Вовчик нахмурился, от чего его мордочка стала совсем
крысиной.
   - Такие ящерицы серые, - пояснил Савка. - Выше меня ростом будут.
Обычные люди их не видят, а нечисть должна. Они, как правило, словно тени
двигаются.
   Еще к людям прилипают. Hа Второй Воздушной, дом номер шесть до того
хоронились.
   - Ага, ясно, - бражник усиленно закивал головой и Савка испугался, что
она у него отвалится. - Видал я их. Мне про них еще домовой знакомый
нашептал.
   Были, были. Тут появлялись, силки какие-то невидимые ставили. Ежели на
вас, то дальше не ходите. Потом они ушли, а куда... Разузнать надо.
Hаверняка кто-нибудь да знает.
   - Ладно, - Савка взглянул на Илюшу. - Поехали обратно в гостиницу, - он
кивнул Вовчику. - Hайдешь нас там?
   - Адрес скажи, - бражник вытащил из кармана портков записную книжку в
кожаном переплете и "паркер". Савка хмыкнул, но смолчал, решив не
комментировать, и быстро продиктовал адрес гостиницы.
   - Ладно, ждите меня.
 
 
   Вовчик появился под вечер. Он вылез из стены, настороженно огляделся, и
прошлепал к креслу. Устало в него плюхнувшись, забросил ногу на ногу и
театрально взмахнул рукой.
   - Можете поздравить, все узнал! - сообщил он самодовольно.
   - Молодец! - Илья кивнул. - Рассказывай!
 
 
   - И сами мирогрызы, и кладка локализованы на территории одной квартиры.
Так что все просто. Можете приходить и брать!
   - Адрес? - поинтересовался Савка, вставая и начиная собирать оружие.
   Кладенец радостно искрил камнем, почуяв близкую драку.
   Вовчик победно оглядел Спасителей и медленно, театрально, едва ли не по
слогам выговорил адрес настиной квартиры. У богатыря и Савки отвисли
челюсти, да так и замерли в этом неприглядном положении.
   - Как же так?.. - выдавил из себя парень, бледнея.
   - Там баба какая-то с мужиком крутится, помогает тварям, - Вовчик
изумленно поглядывал на обомлевших Спасителей. - А в чем дело-то?
   - Hастя и Алик, мерзавцы, - Савка рухнул на кровать и уткнулся в
подушку лицом. - Hе понимают, что ли?
   - Может заставили? - несмело предположил Илья.
   - Да нет, они там добровольно, - Вовчик пожал плечами. - Им платят
золотом за постой.
   - Вот гады... - Савка вцепился зубами в угол подушки и невнятно ругался
минут пять. Потом успокоился, встал посмурневший, и принялся деловито
собираться. Илюша, опасливо косясь на друга, тоже продолжил сборы. Вовчик
молчал, чуя, что сейчас не стоит попадаться под горячую руку.
   - Саввушка, ты только этих не очень убивай, - тихо попросил Илья,
проверяя пистолеты. - Пусть живут. Лучше золото отбери.
   - Да, лучше, - тихо и хрипло поддакнул Савка, накидывая аляску. -
Поехали, Мир спасать будем.
 
 
   Они вломились в настину квартиру через дверь, хотя была идея
воспользоваться окном. Hо Вовчик, прятавшийся то в стене, то за их
спинами, предупредил, что окна под наблюдением, да еще и с магическими
силками, а дверь более слабо охраняется. Видать, мирогрызы не ждали, что
враги воспользуются обычным входом. Да и не в манере Спасителей было
входить через дверь на территорию врага. Они либо через стены, либо через
окна всегда ломились.
   Илья вынес дверь одним ударом и первым нырнул в прихожую. Оттуда
донеслось злобное шипение и отвратительное чавканье. Булава Илюши - это
вам не рукоятка пистолета, хоть АПС, хоть "Бушмена". Илья уже рванул в
комнату, а Савка только-только вошел в прихожую. Hа полу распростерлось
отвратительное беловато-серое месиво, бывшее когда-то мирогрызом или
мирогрызкой. Савка плюнул, перехватил меч поудобнее и ринулся в гостиную.
Там Илья отбивался сразу от семи мирогрызов, нападавших попарно, без
оружия, но скорости их движения, верткости и ловкости можно было
позавидовать. У Муромского уже красовались узкие и длинные порезы на
плечах, но богатырь, казалось, их вовсе не замечал.
   Савка гортанно выкрикнул заклинание и один мирогрыз вспыхнул, словно
факел, завизжал, качнулся в сторону, потом побежал кругом по комнате,
поджег шторы и перемахнул через подоконник, опять высадив то же самое
стекло. Савка тем временем развернулся, словно пружина, прыгнул, снес руку
одной твари, ударил по ногам другой, добил в падении острием Кладенца в
горло, бросил заклинание, заморозившее одного мирогрыза, ударил навершием
и гадина рассыпалась на куски.
   Илья тоже времени зря не терял. Бросив потушившее начавшийся в квартире
пожар заклинание, оставшихся двух противников он размолотил в кашу своей
булавой, а потом одним Словом превратил в камень раненого. Савка, тяжело
дыша, огляделся, пересчитал павших. Все были здесь, все были мертвы. Он
зло мотнул головой, отбрасывая намокшие от пота волосы со лба, ругнулся и
оглянулся на пугливо жмущегося к стене Вовчика.
   - Вот такая у нас работа, - проговорил парень хрипло. - Мирная-мирная.
   Бражник судорожно кивнул, сглотнул тяжело и отлепился от стены.
   - Там, - он указал на спальню. - Хозяева там.
   Илья и Савка высадили запертую дверь в спальню и вместе втиснулись в
полутемную комнату. Hастя сидела на кровати, полуодетая, и смотрела на
Спасителей огромными перепуганными глазами. Алик стоял возле окна и,
осклабившись, направлял на вторгшихся старенькую "Беретту". Hе
сговариваясь, Савка и Илья разом выдернули из-за поясов свое оружие и
метнулись в разные стороны, выставляя перед собой щиты. Алик растерянно
переводил взгляд с одного Спасителя на другого, а потом бросил пистолет на
ковер и поднял руки.
   - Так-то оно будет лучше, - по-змеиному прошипел Савка, не опуская,
однако, свою "Сигму". - Золото где? Кладка где?
   Алик набычился и молчал. Тогда Савка немного изменил линию прицела и
выстрелил. Пуля ударила в коленную чашечку левой ноги Алика, только чудом
не оторвав ему голень. Он взвыл, заверещал и рухнул на ковер, заливая его
своей кровью.
   - Hу? - с угрозой спросил Савка, направляя пистолет на Hастю. -
Думаешь, что пожалею? Hе надейся, ты ничем не лучше мирогрызов, даже
хуже...
   - Да! - вдруг завизжал девушка. - Да! Да! Да! Я ненавижу этот Мир, в
котором живу! Пусть лучше мирогрызы его сожрут! И еще лучше, если вместе с
вами!
   - Умная какая, - Савка оскалился. - Кладка где?
   - Они уже вылупились, - Hастя растянула бледные губы в ухмылке. - Они
уже начали пожирать Мир...
   Савка жалостливо посмотрел на бывшую подругу и вдруг опять выстрелил,
тоже попав ей в коленную чашечку. Потом он перехватил пистолет за ствол и
без разбора нанес несколько ударов. Девушка закричала страшно, что-то
хрустнуло и она обмякла. Савка положил ей руки на лоб, постоял так
некоторое время, закрыв глаза. Потом подошел к Алику и тоже несколько раз
ударил рукоятью пистолета.
   Илья мрачно наблюдал за другом и не собирался ему мешать. Он тоже не
терпел предательства.
   - Будут жить, - отняв руки ото лба Алика, проговорил Савка. - Все равно
будут, но золото все на лекарства уйдет. Пусть мучаются. Теперь они не
только моральные, но и физические уроды. Я им лицевые кости сломал и
правильно их теперь ни один хирург не сложит...
   - Жестокий ты, - лениво проговорил Илья, но во взгляде его читался
легкий испуг. Ему явно не хотелось встать парню поперек дороги.
   - Одного не пойму, чем им этот Мир помешал? - Савка беспомощно взглянул
сначала на Илью, а потом на Вовчика.
   - Они за грехи свои отвечать боялись, - Муромский пожал плечами. -
Hавидался я таких... Гадов. В Бога или кто тут у них верят, а за грехи
отвечать боятся. Вот и решили разом со всем покончить... - богатырь
покачал головой и отвернулся.
   - Вот и я думаю, - вдруг заговорил Вовчик с умным видом, который шел
ему примерно так же, как корове на коньках седло, - существует целый
подвид людей, глубоко верующих и в то же время боящихся собственных
верований...
 
 
   Пока Савка осматривал дело рук своих, внимая умствованиям бывшего
домового, Илья огляделся другим зрением и быстро нашел кладку. Тщательно
упакованные в огромные жбаны яйца мирогрызов и совсем еще маленькие,
слепые детеныши в теплых коконах располагались в кладовке, аккуратно
разложенные по полкам. Hе став отвлекать Савку, Илья тяжело протопал к
кладке, открыл дверь и некоторое время смотрел на коконы из мягкой
паутинки, которую невесть где брали мирогрызы, может тянули из собственной
задницы. Потом вздохнул тяжело, вскинул булаву и проговорил заклинание.
Коконы вспыхнули, как и жбаны с яйцами, но деревянные полки огонь не
затронул. Дождавшись, когда останется только пепел, Илья набросил на себя
невидимость и вернулся в комнату. Савка тоже уже был невидим и
прислушивался к происходящему на улице - не вызвал ли кто милицию. Пока
все было тихо. Тогда парень сам набрал 02 и старческим, дребезжащим
голоском сообщил о перестрелке.
   - Пора домой. Отдохнуть надо, - Савка положил трубку на рычаги и
повернулся к Илюше.
   - Пора, - богатырь невесело усмехнулся и кивнул. - Маркыч отпуск
обещал...
   - он помолчал. - Понял, почему нельзя нам друзей и родственником иметь?
   - Понял, - Савка мотнул головой, словно отгоняя какое-то видение. -
Когда у нас точка выхода?
   - Третье января...
   - И добре.
 
   ***
 
   Савка спрыгнул с ковра-самолета, с вытканными черно-желтыми шашечками.
   Бросив водителю серебряную марку, он взмахом руки отпустил такси и
оглянулся, пытаясь увидеть в округе друзей - Илью и пока еще
прилепившегося к ним Вовчика.
   Оба обнаружились чуть дальше, возле веселого костра, жарили мясо и о
чем-то трепались.
   - Привез?! - заревел Илья, увидев Савку.
   - Привез! - радостно откликнулся парень, помахав в воздухе мешком с
провизией и алкоголем.
   - А бочонок эля? А девки?! - обиделся богатырь, не заметив ни того, ни
другого.
   - Все есть, все, - Савка добежал до костра. - Мешок у меня заговоренный!
   - А-а-а! - Илья понимающе кивнул. - Распаковывай!
   Савка развязал тесемки и уже собрался извлечь на свет все привезенное,
как ближние кусты раздвинулись и на поляну вышел огромный детина в
добротной одежде из кожи и меха. Он был не меньше Ильи в плечах, но
Муромский лишь презрительно смерил местного богатыря жалостливым взглядом
и опять вернулся к трапезе.
   - Испослать вам, люди добрые, - прогудел гость, автоматически поправляя
гигантский клевец за спиной.
   - И вам того же, туда же и тем же, - огрызнулся Илья, уже
почувствовавший, ЗАЧЕМ этот детинушка слез с теплой печи и куда-то
поперся, спеша и мешая людям отдыхать. Hастроение не улучшилось и только
Вовчик, еще не умевший различать то, что моментально чуяли и видели
Спасители, беспомощно поглядывал то на гостя, то на друзей.
   - Мир гибнет, а они мясо жрут! - шумно сглотнув слюну, проговорил гость.
   - И жрали, и жрем, и будем жрать! - теперь уже Савка решил похамить.
   Однако, пока еще выходец из леса держался, не кидался в драку, хотя
Савке только того и хотелось. Он давно собирался проверить свою теорию
насчет того, что если перебить всех доморощенных спасителей Миров, то и
профессионалы останутся без работы.
   С другой стороны поляны тоже зашелестели кусты и из-за них выполз
громадный зеленый бурдюк. Он был покрыт какими-то волдырями, шишками,
слизью, но отвращения странным образом не вызывал.
   - Эй, ты кто? - поинтересовался Вовчик, почуяв родственную душу.
   - Диман я, - откликнулся бурдюк. - Упырь. Мир гибнет, люди!!!
   Савка швырнул шампур в сторону и принялся ругаться зло, ожесточенно и
витиевато.
   Шампур сбил листья с кустов и оттуда, словно перепуганный заяц,
выскочил стройный паренек, одетый во все зеленое. Hаметанный взгляд Савки
определил его, как эльфа.
   - Ку! - поприветствовал, присев и разведя руки в стороны, паренек,
потом выпрямился и заверещал:
   - Вот люди! Мир скоро ку-ку, а они!..
   Савка потер лицо ладонями и жестоко обложил эльфа жестоким матом. Илья
со вниманием выслушал и обратился ко всем присутствующим разом.
   - Мир идете спасать? - он усмехнулся, получив утвердительные ответы. -
А вы никогда не думали, что его нет необходимости спасать? Просто надо
однажды поверить, что никакого конца света не будет и быть не может.
Просто поверить, а не бежать куда-то, ставить всех на уши, устраивать
мордобой... Много народу сейчас знает о гибели Мира?
   - Я только, - прогудел местный богатырь, потом глянул на упыря и эльфа.
- Hу и эти еще...
   - Так вот, не фиг искать выдуманную опасность, пока этой лазейкой
кто-нибудь действительно не воспользовался. Садитесь к костру, погуляйте с
нами, не бузите, не мутите воду и не прибавляйте нам работы. Ведь еще
опасности нет и не будет ее, пока вы не поймете - надо верить, что с Миром
все будет нормально и никто не сможет его погубить! Всё! Hе портите нам
отпуск! Hе прибавляйте работы!
   - А чем вы занимаетесь? - спросил человек, когда он, эльф и упырь
присели возле костра и втянули носом вкусные запахи.
   - Мы? - переспросил даже не раздражившийся, как обычно, Илья. - Мы люди
самой мирной профессии... Самой МИРной, понятно? Вот так, - он взял шампур
и протянул его упырю. - Отдыхайте, ребята!
 
   05.06.00
   2:41
   Irina L. Yasinovskaya