Версия для печати

                             Евгений Торопов
                           В мире хищных зверей
                                (повесть)


                                     А ведь звери эти славные, нехищные...
                                         Олдос Хаксли "О дивный новый мир"


                               Глава первая

     Его  взгляд  медленно   сфокусировался   и   выхватил   кусок   неба,
перекошенный  аж  коричневыми  тучами  в  окружении   частокола   страшных
деревьев. В нос полезли противные запахи духа  болотного  гниения,  слегка
разбавленного гарью. Уши заложило ухающими и чмокающими звуками  дремучего
места. Егор с трудом открыл второй слипшийся глаз и скосил его  в  сторону
нависающих кустарников. Именно оттуда  мог  внезапно  выскочить  клыкастый
вепрь. Егор попробовал приподнять затекшую шею, и это движение  немедленно
отозвалось нестерпимой режущей болью в позвоночнике  и  где-то  в  глубине
затылка.
     Какая необузданная глушь, думал он, разглядывая кучу валежника, когда
совсем  близко  выгнулись  из  тины  и  лопнули  со  звучным  "чпок"   три
зелено-коричневых пузыря, полоснувшие дробью брызг во все стороны.
     - Ч-черт! - пробормотал  он  вслух  и  услышал  странный  хрипящий  -
незнакомый голос.
     "Че-че?" - раздалось  над  ухом  и  на  грудь  вспрыгнула  пупырчатая
сопливая жаба с дребезжащим "куу-а, куу-а". Он брезгливо вспугнул ее рукой
и тяжело поднялся. И вдруг вспомнил.
     ...курчавые белеющие гребешки волн  лениво  лизали  пологий  песчаный
берег. Мягкая как пух, розовая трава шла почти от самой воды и походила на
воздушное покрывало, расправленное над землей. Немного подальше колыхались
точеные кустики, тоже розовые и тоже пушистые, как сами облака.  Блаженное
идиллическое дуновение ветра...
     Егор  почувствовал  раздвоенность.  В  сознание,  словно  неаккуратно
впихнули новую личность, забыв вынуть старую. Тоже мне, Хирурги.
     Поблизости резко вскричала  птица,  шумно  захлопала  крыльями.  Егор
вздрогнул. Отдельно стоящий куст зашевелился.  Невидимая  колдовская  сила
раскачала и захлестала его  ветками  по  глине.  Это  продолжалось  совсем
недолго, но привело с собой страх.  Заворочалось  среди  бардака  мозга  и
вылезло наружу отвратительное слово Живчик.  Это  буйствовал  Живчик.  Или
обходил собственные владения. Или...
     Егор переступил с ноги на ногу  и  с  неудовольствием  оглядел  себя:
кургузый пиджачок с оторванными пуговицами поджимает  в  плечах,  под  ним
ничего нет, видна голая, сплошь покрытая гусиными пупырышками грудь,  ноги
обтянуты черными потертыми трико. Да-а. Приехали себе... С  такой  одеждой
каши не сваришь... Каши... Каши... Ага, вспомнил! Ма(лыш! Фамилия  у  меня
такая - Егор Малыш.
     Он тотчас пришел в возбуждение, потому что в первый момент не  помнил
вообще ничего. Но как он здесь очутился? И где это находится? Эти  вопросы
пульсировали в крови, вызывая тревогу. Надо вспомнить себя! Очень  хочется
вспомнить себя. Воспаленное серое  вещество  мозга  отказывалось  как-либо
мыслить. Голова была тяжела, словно набухла в  этой  жирной  жиже  болота.
Наконец Егор определился: "Отставим  пока  ответы  на  потом,  смиримся  с
неизвестностью".
     Впереди зашуршало. Он поднял глаза и  увидел  как  по  земле  ползет,
извиваясь, длинный слюнявый цепень с жуткой присоской на  плоской  голове.
Ползет нехотя, еще не почувствовал пота живого тела, но угрожающе, готовый
внезапно изогнуться и метнуть себя вперед  острым  копьем,  и  присосаться
навсегда, и выпустить в центре хоботка ядовитый шип, толстый и твердый,  и
проколоть им с треском кожу, и проколоть кости,  а  потом  с  наслаждением
высасывать костный мозг из парализованной ядом ноги.
     "...Сейчас запла(чу. Он  так  неожиданно  прервал  мою  думу.  Я  уже
вступил в фазу  понимания...  но  появился  он  и  заработала  моя  машина
инстинктов... Все забыл! А я всегда мучаюсь о забытом. Будто он  не  знал,
что собьет с мысли! Невежда!.."
     Нет уж, спасибо! Егор покорно отступил в сторону  с  дороги  цепня  и
там, где только что стоял, в  отпечатке  следа  выступила  вода,  журча  и
пузырясь.
     Холод пробирал до костей.  Егор  встал  на  травяную  кочку  и  кочка
медленно пошла вниз. "Спина болит,  -  подумал  он.  -  Надо  же,  стукнул
кто-то" - Кулаки сжались сами собой. Он все еще стоял на том самом  месте,
где очнулся, словно выжидая чего-то.
     И впрямь, сейчас же на краю  болотца  судорожно  затрещал  кустарник,
коричневые ветки, усыпанные прожилковатыми листьями раздвинулись и  оттуда
выкарабкалось неведомое существо. В  этом  существе  с  трудом  различался
человек - сквозь  огромные  прорезиненные  ботфорты,  сквозь  многослойную
грубую одежду, а еще поверх накинутую шкуру неизвестного  животного.  Лицо
его было красным от ходьбы и добрую  половину  его  закрывали  квадратные,
поблескивающие на солнце очки. В руках он держал автоматическую  винтовку.
Человек тоже увидел Егора и остановился.
     "...Не он. Но что он здесь делает? Что за шутка! Как он  сюда  попал?
Как говорил Бонаци: ..никто ничего не  понимает,  но  каждый  делает  свое
дело, потому что если он вдруг задумается, непонимание сгубит его..."
     - Гей, приятель, - зычно сказал он. - Иди сюда.
     В его голосе чувствовались уверенность и спокойствие,  будто  он  всю
жизнь только и  делал,  что  предлагал  свои  услуги.  Егор  с  ребяческой
наивностью подошел  к  нему,  раздумывая  о  том,  что  если  это  здешний
обитатель, то как говорить с ним и что ему от меня надо, а если это  опять
тот, кто исколотил его спину?.."
     - Я Лесник, - убедительно представился  человек.  -  Я  полагаю,  вам
нужна помощь?
     Знаем мы вашу помощь, недоверчиво  подумал  Егор,  мне  уже  помогли,
спасибо. Я бы с оружием так тоже кому-нибудь помог. А вслух:
     - Меня зовут Егор, - и тут  же  остановился.  Меньше  рассказывать  о
себе, больше слушать - так безопаснее.
     - Странное имя... очень странное. Бежите? - спросил Лесник участливо.
     - Я? Н-нет, пока стою.
     Лесник улыбнулся.
     - В смысле, из города бежите?
     - А в какой стороне город?
     Тот показал рукой.
     - Пятнадцать километров по тайге, а как выйдешь,  тут  он  с  горы  и
виден.
     - Нет, вряд ли, - покачал головой Егор и ткнул пальцем в небо. - Я  и
сам-то толком не знаю. Может вот оттуда.
     Лесник однозначно принял это предположение за  отшучивание,  повторно
оглядел Егора и понимающе покачал головой:
     - Ну, это неважно. Пойдемте со мной. Не будете же вы все время  здесь
стоять как истукан.
     Это было тем более разумно, что Егор уже увяз по щиколотку, а рядом с
ногой незаметно надулся большой пузырь и с треском лопнул, забрызгав штаны
болотной тиной. Лесник протянул белый тюбик.
     - Натритесь-ка хорошенько "Дэтериоратом",  потому  что  сейчас  сезон
клещей, да и комары поутихнут.
     Егору здешний обитатель все больше нравился,  чувствовалось,  что  он
знает  свое  дело.  Егор  отвинтил  крышечку  тюбика  и  мгновенно  вокруг
завоняло.
     - Где мазать?
     - Здесь и здесь, - показал Лесник. - Поверх одежды, чтобы был  запах,
и особенно волоса - клещи прекрасно все чуют. Хорошо. И шею.
     Егор возвратил ему мазь, тот засунул ее глубоко в карман и,  поправил
винтовку на плече.
     - Значит так. Тебя звать хм... Егором, а меня значит...
     - Лесником, - подсказал Егор. Опять начинали заново.
     Незнакомец расплылся в улыбке и его широкая покладистая борода  мелко
затряслась. Борода была яркой особенностью его  лица:  черная,  кучерявая,
квадратная, переползая по щекам,  она  незаметно  превращалась  в  жесткие
копны волос, обвязанные алой лентой.  Линзы  очков  сверкнули  на  солнце,
скрыв усмешку глаз.
     - Нет, лесник это моя профессия. Звать меня Землис.
     Егор невнятно пробормотал что-то вроде того, что  не  понял  его,  и,
смутившись почему-то, замолчал. Внезапно подумал: "Странное имя".
     - Это хорошо, что мы познакомились, - сказал лесник Землис. - Если не
возражаешь, мы сейчас быстро сходим в одно местечко, а  потом  прямиком  в
поселок.
     Забарахтались тяжелые мысли - человек  этот  совсем  ему  незнаком  и
неизвестно, куда это он собирается вести меня. Бди же, черт подери!
     Они стали обходить болотце по направлению к  рыжествольному  осиннику
на другой стороне поляны. Под ногами хлюпало и  веером  отпрыгивали  серые
лягушата. Ну вот, думал Егор, кто их знает, этих лесников. Может быть  они
таких как ты каждый день в роще  расстреливают.  И  прокалывают  осиновыми
кольями для пущей верности...
     - Егор, вы хромаете, - только сейчас заметил Землис, - и почему у вас
такой недовольный вид? Город же давно позади.
     - А почеиу вы с оружием? - вместо  ответа  спросил  Егор,  но  Землис
почему-то не понял или не захотел понять явного подтекста.
     - Мумерагу или эшу кремом не отпугнешь... Да и сюда иногда  забредают
министерские армейцы, от которых просто долг отстреливаться...  Да  что  я
говорю, вы сами все знаете. Нет, нет, подальше от их дикой цивилизации.
     "Подальше. От их дикой цивилизации", -  повторил  про  себя  Егор.  И
спросил:
     - А сами армейцы - они из Города?
     - Ну да, из Светлоярска. Они там все с ума посходили,  проворовались,
в бирюльки проигрались. Помню, как ни посмотришь в  телевизор,  у  всякого
политика глаза вора. Вот и  ненавидят  нас,  вот  и  устраивают  групповые
налеты будто настоящие  бандиты,  прошаривая  вокруг  просек.  Нет,  точно
говорю, - басил Землис, - они до смерти напуганы, что  воистину  свободные
люди уходят к Дубравной Слободке и начинают здесь новую жизнь...
     - Понятно, - буркнул Егор, ничего не соображая, потому что  в  голову
опять лезло то, второе сознание.
     - Они утопли в городах, - продолжал размышлять вслух  Лесник.  -  Они
забыли как выглядят деревня, овраг, поле. Город развратил людей.  Если  вы
помните  мыслителя  Бонаци  Держателя,  которого  по  легенде   растоптала
хохочущая толпа? "Остерегайся благодати не потому, что она несовершенна, а
потому что ты не готов к ней. Голодный путник сбил посохом плод с  дерева,
но встав слишком близко, не успел отойти и плод проломил ему череп"... Так
вы значит не из Светлоярска, Егор? - Землис  шел  чуть  впереди  нешироким
упругим шагом. - Можно предположить, что  из  Багадага,  но  это  чересчур
далеко и все по тайге...
     ...блаженное идиллическое дуновение ветра нежно дотрагивалось до тоги
Магистра. "Ты будешь один-одинешенек,  -  тихо  и  грустно  сказал  Он.  -
Одиночество будет твоим бичом и недугом  от  самого  Начала  и  до  самого
Конца. Ищи друзей, говорю я тебе, но ты не  найдешь  их.  Будут  приятели,
знакомые, просто добрые люди, а иногда - злые, но настоящих, искренних  от
всего сердца друзей не будет". Магистр улыбнулся и бесшумно сел на  траву,
чтобы барашки волн доставали до его ног и взглядом...
     - Не двигайся!! - резко приказал Лесник и как вкопанный замер, а Егор
по инерции налетел на него. Там впереди что-то произошло.
     Егор испугался и тоже замер.  Настала  скованная  тишина,  показалось
даже будто перестали петь птицы.  Но  как  он  ни  вглядывался,  высовывая
голову из-за широкого плеча лесника, так ничего и  не  увидел,  хотя  всем
организмом уже чувствовал опасность. Даже  не  опасность  -  силу.  Слепую
необъяснимую силищу. Покалывало в кончиках пальцев и  по  телу  разливался
сухой жар.
     "...Молчат...Молчат, значит затаились... По сути своей  безвредны,  а
мешают по незнанию своему... Незнание следует наказывать!.."
     Опять Живчик что ли, подумал Егор. Ничего не понимаю.
     - Разреши нам пройти, - громко и  отчетливо  произнес  Землис.  (Нет,
определенно не Живчик.) - Мы не хотим плохого... Мы хотим добра, -  Землис
говорил  осторожно,  как  будто  катая  пробные  шары  и  прислушиваясь  к
производимым ими действиям. - Мы любим всю Тайгу... всю, какая она есть, и
какой бы ни была... Тебя признаем за хозяина...Большое спасибо,  -  лесник
приложил руку к груди. И тут Егор, наконец, заметил как нечто  призрачное,
бестелесное метнулось в сторону, искривляя собой  окружающий  мир,  словно
дурно вылитое оконное стекло, и пропало. Какой непривычный этот мир!
     - Уфф! - облегченно вздохнул Землис, - повезло нам с тобой. - тут  он
нагнулся вдруг и поднял с земли три серебристых пуговицы, потряс в руке  и
протянул: - От твоего пиджака? ОН принес.
     Егор ссыпал их в карман. Его пальцы дрожали.
     - Что это было? - спросил он.
     - Это был Хозяин Леса, - ответил Землис и пояснил: - Ну  как  бы  это
выразить...  Леший  что  ли?  Нет.  Таежный  дух.  Самолюбив  до   смерти,
меркантилен, но - справедлив. Встреча с ним величайшая редкость.
     - Так понятно, как его распознаешь, невидимого.
     -  Я  встречаю  его  во  второй  раз  в  жизни  и  снова   появляется
предчувствие, словно кто-то находится рядом... Постой!  О,  да  вы  совсем
задубели, возьмите хоть это, - он снял с себя шкуру и стал  прилаживать  к
Егору, продергивая и застегивая ремни.
     - Я действительно ощущаю себя мерзко, -  подтвердил  Егор.  В  туфлях
хлюпали носки, полные зеленоватой воды.
     - Ладно, уж потерпите, сухую одежду я вам дома дам, когда придем. Эх,
хорошо бы вам сейчас стимулятор принять, но вот с чем  проблема  -  с  тем
проблема, особенно  в  последнее  время.  Здесь  вы  правы,  мы  несколько
зависимы от их цивилизации.
     Они в легком  возбуждении  возобновили  путь  через  осинник.  Солнце
светило тускло, и душно было как в бане, зато хоть вода ушла и под  ногами
больше не было жидкого месива. Выбравшись на  сушь,  они  некоторое  время
петляли меж оголенных стволов, при этом Землис все время вертел головой  в
поисках каких-то меток.
     Потихоньку разговорились.  Егор  сказал,  что  не  помнит  ничего  из
прошлого и тогда лесник стал рассказывать ему о своей жизни,  но  с  такой
горечью, что сжимались все внутренности тела. Так вот, раньше Землис жил в
Светлоярске, быв водителем компактного рефрижератора, развозил продукты со
склада по торговым точкам.  Жизнь  была  размеренная,  поступательная,  но
однажды случилось ужасное: жена  работала  секретарем  научного  директора
Светлоярского государственного комбината и в один глубоко несчастный вечер
не пришла домой. Он бросился искать Нару - нет нигде. В эту тревожную ночь
Землис обзвонил всех, кого  только  знал,  а  под  утро  заявил  в  Органы
Безопасности. Там сначала было рьяно взялись за дело, объявили розыск,  но
в конце концов следствие зашло в  тупик  и  на  этом  все  поиски  стихли.
Единственно,  следователь  оказался  порядочным  человеком.  В   приватном
разговоре на кухне,  под  шум  трескучей  кофемолки  он  сообщил  о  самой
вероятной, по его мнению, версии, что будто бы Нару выкрали для  получения
информации  о  секретных  разработках  комбината,  который   работает   на
Армейское Ведомство. Тогда-то  у  Землиса  и  произошел  кризис,  возникла
настоящая злоба и неприятие любого человеческого общества и он ушел вглубь
тайги, благо она была  рядом.  И  тайга  его  приласкала,  утешила.  Жизнь
отшельником притупила воспоминания и как раз тогда, месяца через  два  ему
повстречались двое таких же  как  он,  беглецов  от  мира.  Именно  тогда,
обсудив дела и взгляды  на  жизнь,  они  заложили  первые  дома  Дубравной
Слободки.
     Так она и началась, вольная жизнь, и с каждым  годом  их  становилось
все больше и больше, потому что о них узнал город.
     На щеку сел  огненно  красный  комар,  с  лету  вонзая  жало  и  Егор
импульсивно  по  нему  ударил.  Над  головой,  шурша  крыльями-простынями,
спланировала бабочка и Егор отшатнулся.
     - А хочешь, - предложил лесник, - я тебе еще притчу расскажу.
     Егор кивнул.
     ...В  одном  селе  жил  юноша,  мечтавший  возвыситься   над   своими
односельчанами и даже прославиться более своего отца, старосты. А  была  у
жителей села одна напасть - лисы. Тогда однажды юноша взял ружье и ушел  в
лес, а когда вернулся, то принес с собой  в  мешке...  несколько  пушистых
волчат. И стал он их воспитывать. И вот, когда минуло немало  времени,  не
один месяц, дикие звереныши подросли, окрепли и превратились  в  настоящих
хищников, беспрекословно слушавшихся своего  молодого  хозяина,  а  он  их
приучал выполнять только одну работу - стеречь деревню  от  пакостей  лис.
Прошло время. Нападения на кур прекратились и сельчане, в общем, были рады
такому исходу и больше не ругали парня за его глупые фантазии.  Лишь  один
старый мудрый охотник все твердил: "Не кончится  это  добром".  По  его  и
вышло. Волки были чрезвычайно прожорливы  и  их  трудно  было  прокормить.
Как-то раз они загрызли овцу. Запах безнаказанной  крови  пробудил  в  них
дикие инстинкты, забыли они про воспитание, разорвали на части кинувшегося
на них сельского старосту, отца юноши, и убежали в чащу.
     Землис нагнулся до земли,  сорвал  горсть  синих  ягодок  и  протянул
Егору.
     - Полакомься.
     - Спасибо, - поблагодарил Егор, ягоды слегка горчили.
     Он задумчиво возвел глаза к небу - белому-белому,  далекому-далекому,
ослепительно проникающему сквозь высокие, темно очерченные кроны деревьев.
     Осинник   неожиданно   кончился,   так    что    наладившийся    было
психологический мостик между Егором и Землисом обрушился и они снова стали
незнакомцами - лесник, обитатель тайги и непомнящий прошлого гость  тайги.
Они вышли на просеку. Поджав взлохмаченный  хвост,  трусовато  прошмыгнула
вдали серая тень - наверное, собаки.
     - Кажется здесь, - задумчиво произнес Землис, остановился и  поправил
очки на переносице.
     - Что? - спросил Егор с плохо скрываемым интересом.
     - Бог его знает, - ответил лесник.
     Просека  была  узкая,  заросшая  у  просмоленных  столбов  с   белыми
шашечками  изоляторов  сухим  бурьяном.  Раньше  пролегала  здесь  упругая
песчаная  автомобильная  колея,  со  временем  сдавшаяся  траве  и  ветру.
Напротив, буквально рукой подать, лес начинался снова, но перед его  краем
пролегал еще белеющий отсюда песком неширокий овражек или  разлом,  словно
шрам на лице Мира. "Шрам" недолго тянулся вдоль просеки, а потом,  корчась
и извиваясь, уползал вглубь зеленеющей массы. Ничего  не  скажешь,  пейзаж
был мрачным. Вепрь бы, конечно, не выбежал, и дерево не упало бы,  и  даже
болота нет, а мрачно. Все было не так, все было по- чужому.
     - Жутко как.
     - Наоборот благодать! - откликнулся Землис. - Ты еще не  видел  когда
по-настоящему жутко. В городе - вот где!  Природа  безвредна,  только  это
надо осознать.
     "Что-то он много говорит!"
     Лесник нагнулся к земле и взял в руку горсть чуть влажного песка.  Он
сжал его, а потом раскрыл  ладонь  и  комочек  враз  покрылся  трещинками,
раскололся на дольки, которые не удержались  и  полетели  вниз.  А  Землис
только встряхнул кистью и шагнул дальше.
     "Нет, а все же кто  я  такой?  -  задал  себе  вопрос  Егор.  -  Даже
придумать это не хватает у меня  фантазии.  Ну  Посланник,  подумаешь.  Ну
беглец от реальности, наверное жестокой, если послушать Лесника, к  другой
реальности, в новой, еще не застывшей корочке,  но  может  быть  ничем  не
отличающейся от прежней. Кто еще? И  откуда  эта  раздвоенность,  эта  вся
прошлая жизнь, какой-то Магистр, от которого никакого толку... Как же  мне
найти себя? Самого."
     Он пошарил в карманах пиджака, но там ничего не было,  кроме  пыли  и
хлебных крошек.
     - Егор, идите сюда, - шепотом позвал Лесник, стоявший у края оврага и
глядевший вниз. Егор медленно подошел,  обтирая  грязные  ноги  о  зеленую
траву, и встал рядом.
     В овраге лежал мертвый человек, уткнувшись лицом в землю.


                               Глава вторая

     Когда пришли в Дубравную Слободку, Егор весь закоченел как цуцик,  но
старался держаться бодро, под конец пути даже отпустил  шикарную  остроту.
Они поднялись в бревенчатый пятистенок лесника.
     "...Пришел кто-то, слазь с меня!" - "Слушаюсь!.."
     - А у нас гости! А у нас гости! - заверещал тонкий детский голосок  и
из дальней комнаты выбежал раскрасневшийся мальчуган.
     - Ага! - игриво вскричал Землис, подхватил, прижал его к себе, а  сам
озабоченно вглядывался в линолеум. В прихожей сильно наследили  и  черные,
страшные, ромбовидные следы, потоптавшись здесь, уходили  на  кухню  и  по
потолку возвращались назад,  обрываясь  у  стены  наполовину,  словно  еще
продолжаясь внутри нее.
     Землис дал Егору знак, дескать, прикрой дверь на задвижку, -  а  сам,
отвлекая внимание малыша Гаты, медленно двинулся по коридору,  шаря  рукой
воздух. Егор догадался и пошел сбоку от него, расставив  руки  в  стороны,
чтобы закрыть оставшееся  пространство.  Сзади  взвизгнули  нечеловеческим
голосом. Егор вздрогнул, но нашел в себе силы не обернуться, а,  наоборот,
стал показывать Гате рожицы. Видимо получалось  комично,  потому  что  тот
совсем развеселился, жарко стиснул своего папку и шумел на весь дом.
     "Кого мы загоняем?!" - стучал в голове вопрос.
     Егору пребольно вцепились в штанину и потянули изо всех сил назад, он
скорей отпихнул цеплявшегося (будто хотевшего  прокатиться  с  ногой),  на
секунду почувствовал легковесное податливое  тело.  И  снова  этот  жуткий
визг. Землис не слышит? Сзади обиженно и демонстративно затопали  и  сразу
же бешено заколотилась задвижка на двери - там кто-то буянил.
     - Нет никого. Ушел, - неопределенно сказал Землис, когда  они  обошли
комнаты и уперлись в массивный стол, задвинутый в угол.
     - А кто это был? - спросил Егор.
     - Всякое бывает, надо быть предельно осторожным.
     - Он мне еще  блок  обещал  принести!  -  неожиданно  громко  сообщил
веселый Гата и подмигнул Егору  сразу  двумя  глазами.  Землис  вздрогнул.
Акцентируя на каждом слове, он крепко произнес:
     - Все. Забыли об этом!! Никто. Не приходил.  Беги-ка,  Гата,  поиграй
лучше с соседскими ребятишками.
     - Я не буду с ними играть, - заупрямился Гата. - Они... п-пакость.
     - Так нельзя говорить!
     - Они п-пакость...
     Землис сверкнул очами. Он вытащил для  Егора  сухую  одежду,  показал
месторасположение душа, а сам повел куда-то бедного ребенка.
     "Так, -  подытожил  Егор,  подставляясь  под  струи  горячей  воды  и
одновременно стягивая с себя намокающий костюм. - То, что  я  до  сих  пор
видел -  это  мизер.  Мир  сложен  и  мне  предстоит  еще  увидеть  немало
разноцветных граней его, кричащих со всех сторон: вот он я какой,  Мир,  -
не такой, каким ты его  представлял".  Прозрачные  струи  низвергались  на
голову, шею, плечи, прожигали тело и уходили по отводящим каналам пола. Он
докрасна растерся намыленной вихоткой, ополоснулся и вырубил воду.  Теперь
он чувствовал себя совершенно другим, освеженным человеком.
     Он оделся и вышел  в  общую  комнату,  занавешенную  шторами.  Тяжело
гудели невидимые трансформаторы. Разумеется,  в  проеме  двери  тотчас  же
возник ребенок Гата с заговорщицки состроенной рожицей. Егор  показал  ему
язык и уже через мгновение они сидели в уголке тахты чуть ли не в обнимку.
     - Ловко ты нас провел, а? - пихнул его в бок  Егор.  -  Только  зачем
было потолок пачкать?
     - Говорю тебе, это Курвис приходил!
     Курвис, со слов Гаты, получался без лица и с разным ростом (?). После
этого разговор о мистических следах в прихожей скатился на различия  между
хорошими людьми и плохими. Гата все  не  мог  взять  в  толк:  как  жирный
бородатый Скруци  мог  быть  одновременно  хорошим  папиным  другом  и  не
выполнять своих обещаний, а также беспросветно дуть вонючее пиво.
     Тут грозно забарабанили по окну. "И-ой!" - воскликнул мальчик. - Тсс,
- дыхнул он в Егора, приложив палец к губам, - тихо! - потом  на  цыпочках
прошелся запереть дверь в комнату, выключил искусственный свет, все так же
на цыпочках приблизился к окну и неслышно отдернул шторину.  Упали  потоки
света. За окном двигалась расплющенная стеклом рожа, старавшаяся заглянуть
внутрь комнаты.
     - Гата! - сердито шепнул Егор.
     Малыш плеснул в ладоши, одной рукой схватился за  рот,  а  другой  за
животик, плечи задрожали. Он зашелся кругом и чуть не упал, он насмехался.
     - Ну-ка прекрати! Мигом включай свет! Или мне?
     - Не, - еле выдохнул тот, задыхаясь безудержным смехом. - Гляньте,  -
и затрясся сильнее, тыча пальцем в сторону изогнутого стеклом носа.
     Под Егором скрипнула половица, а вдалеке,  даже,  пожалуй,  где-то  в
лесу глухо залаяли собаки. Человек, пытавшийся заглянуть  внутрь  комнаты,
вздрогнул, убрал руки с висков и выпрямился.
     - Сосед! - крикнул он неожиданно  плаксивым  женским  голосом.  -  Ты
дома? Приходи на сходку к Найле вечером, а? Слышишь? - и сразу  пошел  вон
из поля зрения, куда-то за угол.
     - Все испортил! - топнув ножкой, воскликнул дикий малыш.
     - Как тебе не стыдно! Ай-я-яй. Уши отодрать мало.
     - Сам ты... - отчетливо обрезал малыш и молнией исчез из комнаты.
     И тишина. Беспристрастно гудит трансформатор. Пусть. Все равно тишина
- тишина, от которой никуда не спрятаться. Когда рядом был лесник, не было
так одиноко. Надо чтобы кто-то всегда стоял рядом. А лучше - шел. И  тянул
тебя за собой.
     "Душно. Почему так душно? Наверное мир такой - душный. Противный мир.
Чужой.
     Я ненавижу этот мир!
     Господи!"
     Из-за гардины на пол шуршали потоки сладкого солнца -  с  улицы,  где
лес и люди, - а значит непонимание, - и драки, и эволюции, и революции,  и
жизнь. Та ли это жизнь, настоящая?
     "Господи! Смилостивься!
     Одиночество."
     Егор прислонился лбом к теплому дереву стены. И вдруг на  него  опять
нахлынуло ЭТО...
     ... Магистр бесшумно сел на траву, чтобы барашки  волн  доставали  до
его ног, и взглядом показал мне  усесться  рядом.  Я  уселся  и  мы  долго
молчали. Он хотел что-то сказать, а я многого чего хотел спросить у  него.
Но мы молчали. Взвешенный, пропитанный  пряностями  воздух  звенел  всеми,
даже бесконечно высокими обертонами. Наконец Магистр пошевелился. "Все мы,
- тихо сказал он. - пленники, живущие в составе  НАСТОЯЩЕГО,  несущемся  с
дикой скоростью по рельсам Истории. Его пассажиры могут смотреть в окошко,
иногда замечая: "Как быстро  убегают  холмы!",  а  иногда  восклицая:  "О!
Полыхающий пурпуром в отсветах горящего солнца пролесок -  я  его  никогда
раньше не видел, разве что это было до моего появления." И мы все живем  в
этом поезде, не смея выйти наружу пощупать истинную  природу  проносящихся
вдали вещей, мы боимся того, ИНОГО мира, с ужасом  взирая  на  повелителей
скорости - фениксов, с легкостью парящих в выси над нами, одним мановением
крыла обгоняющие задыхающийся наш паровозик. Они хохочут, глядя на  жалких
узников; - и многие из нас, не выдержав манящей мечты, прыгают...  но,  не
умея летать, падают с откоса и отстают. Навсегда..."
     И опять мрачная тишина. Ну хоть бы лесник пришел что ли. И это жуткое
царапанье в печной трубе. Э-эй! Кто там лезет по дымоходу?  Не  шути!  Ну,
черт возьми!
     Егор стал наклоняться для того, чтобы заглянуть  в  темное  отверстие
топливника камина. Брюки зашуршали и  он  вздрогнул  от  этого  внезапного
шороха, его словно окунуло одновременно и в жар и в лед. Он почти упал  на
колени и  заглянул  в  чернильное  отверстие,  пугающая  темнота  которого
настораживала. Бу-бу-бу,  -  бубнило  в  колодце  трубы.  Наверное  бурчал
домовой, а может быть переговаривались за стенкой. Егор приблизил голову к
камину. Еще  ближе.  Его  объял  подсознательный  страх  того,  что  могут
схватить за волосы, или откусить голову, или  проткнуть  глаза.  Это  надо
пересилить. Ведь там же никого нет, - что за худобу должен иметь  человек,
чтобы пролезть через трубу. Но эти звуки. Невероятно! Ну  кто  там  -  иди
сюда, по-мужски поговорим. Стоп!! Крыса... или голем -  прыгнет  сверху  и
вцепится в нос, - и ведь точно в штаны наделаю. Темнота какая!
     Вдруг Егор испугался всамделишно - на него смотрел горящий немигающий
глаз. Сердце бешено заколотилось в  груди.  Глаз  стал  расширяться.  Свет
включить!!! Свет!
     - Как-то не верится, Нитус, что это сделал он,  -  послышалось  из-за
двери и сразу потянули за ручку. - Гха, здесь тоже нико... -  тут  Землис,
голос которого и был слышен, совершенно, кажется, того не  ожидая,  увидел
сидящего на корточках Егора. Егор встал, отряхнул брюки, виновато  включил
свет. Как-то болезненно вдруг стало ойкать в области живота.  Из-за  спины
Землиса выступил Нитус.
     "...Железным кулаком перебить всю сволочугу!.."
     - Я...
     - О, простите, что я на вас подумал, - как можно извинительнее сказал
лесник. - Это не вы были. И молиться мы вам помешали...
     Егору стало неловко
     - Это там в трубе шуркало, вот я и решил посмотреть...
     - О, не обращайте внимания, это мой звереныш.  Но  видите  ли  в  чем
дело, я только что  обнаружил,  что  меня  обворовали:  вынесли  из  сарая
бензопилу, генератор энергии и еще кое-что,  "по  мелочи",  а  вас,  Егор,
нигде не было и я подумал... Прошу, конечно прощения!
     - Не может быть! - только и смог выговорить Егор.
     - Сами вы ничего подозрительного не заметили?
     - Нет. Мы с Гатой вместе вначале были,  а  после  прихода  соседа  он
ушел. Сосед такой курчавый с тонким голосом, - звал вас на сходку к Найле.
     - Церкул? - сразу насторожился Нитус.
     - Кто угодно - только  не  Церкул!  Кто  угодно,  но  только  не  он.
Никогда! Все же, видимо, кто-то с Восточной окраины.
     - Как знаешь.
     - Нет, нет, даже не думай.
     - Тогда пошли пошерстим по окраинам!
     - Знаешь, Нит, спасибо за помощь.  Видимо  вору  эти  вещи  оказались
нужнее. Бог с ним. Буду умней в следующий раз  -  навешу  замков,  собачку
заведу как советовали.
     - Ты что! Генератор - вещь! - возмутился Нит.
     - Разживусь...
     У Егора запершило в носу и он чихнул в обе ладошки, накрыв ими  лицо.
Опять стало неловко. Но самое удивительное было  в  том,  что  среди  этих
людей он совсем не чувствовал себя лишним. На равных. Один из них.
     - Егор, - сказал Землис, - вы хотите пойти на сходку?
     - А что там будет?
     - Идите, идите, Егор, скучно не будет! - сагитировал Нит.
     - Ладно, мы вместе и сходим.
     Внушительный Нит напоследок кивнул им и исчез  по  своим  делам;  они
остались вдвоем  и  сразу  не  о  чем  стало  разговаривать.  По  коридору
пробежал, топоча, Гата.
     - Так вы, наверное, до сих  пор  не  кушали?  -  ошеломленно  спросил
Землис. - Вперед, на кухню! На кухню!
     ...
     Вечером они ходили  на  сходку  к  Найле.  Приоделись,  приумылись  -
торжественностью усталость как рукой сняло.
     Из Истории нам известно множество противопоставлений: нового старому,
правого левому, ибо изначально нам не  была  показана  тропа  к  рассвету.
Тропу эту впоследствии и ее направление мы придумали сами, ориентируясь по
некоторым вешкам (по нашему мнению - вешкам).  Мы  с  завязанными  глазами
пытались, якобы, идти вперед, - при этом часто забуривались в чащу. Иногда
удавалось выходить на просеку, или даже на шоссейную насыпь -  ну  и  что!
Идти становилось легче, но в ту ли сторону?
     Одним из упомянутых противопоставлений были  Светлоярск  и  Дубравная
Слободка. Так называемые эффекты кучности (города) и  общности  (деревни),
каждый из которых отражает одну из сторон человеческой организации.  Город
характерен тем,  что  все  здесь  находится  под  рукой,  жизнь  дешева  и
технологична, но тесна,  а  простота  и  свобода  подавлены.  Для  Деревни
характерны вольная жизнь, наличие большого свободного времени,  но  крайне
низкая  технологическая  продуктивность.  "В  городе  удобнее   жить",   -
проносится шорох ветра, и люди устремляются в город. "Город - это свалка и
чугунный ритм жизни, -  восклицают  новоявленные  властители  умов,  вдаль
устремляющие взгляд, и  люди,  через  года  поняв  мысль,  бегут,  бредут,
выползают из городищ, нацеливаясь в Ауровилли и Дубравные Слободки. И  так
без конца, потому что нет среднего.
     Деревья уже отливало темным изумрудом вперемежку с золотом, когда они
подходили к жилищу Найлы.  Сквозь  контуры  листвы  пробивались  последние
грустные лучи солнца.
     - Не мешать - наш принцип единственен, - говорил Землис Егору. - Дать
каждому человеку в Слободке волю делать то, что ему  думается  верным.  Мы
ничего  никому  никогда  не  запрещаем.  Мы  хотим   добиться   абсолютной
саморегуляции общества через свободу и открытость.
     - Но разве такое возможно? - спрашивал Егор. -  Я  легко  представляю
себе  ситуацию,  когда  кто-то  не  хочет  работать,  считая   это   своей
философией, а попросту от лени, и хорошо, если он просто не  будет  ничего
делать. Ведь он может и... в общем, нарушать чужой покой.
     - Если это  вдруг  произойдет,  то  немедленно  родится  общественное
осуждение поведения такого человека.
     - Стоп! - сказал  Егор.  -  Осуждение  -  одна  из  форм  ограничения
свободы. Осуждения не должно быть.
     -  Но  у  других   есть   право   высказывать   мнение?   Парадокс...
Следовательно, высказывать эти мнения надо не при том человеке и...  Тьфу,
вы меня запутали! На практике всегда все решается само собою.
     Тут  они  пришли.  На  крыльце  стояли  гомон,  дым,  хохот  в  свете
зажегшихся фонарей.
     - Ребята, Землис с новообращенным! Как вас  зовут,  товарищ?..  Игор?
Егор? Мм. Красивое имя. Ха-ха. А меня Поэт... Просто Поэт...  Ха-ха.  Буду
рад... Товарищи! - вскричал Поэт. - Это Егор, жалуйте-милуйте. Вам никогда
не помешает свежий взгляд на жизнь...
     - Заходите в дом - кофий стынет, -  уговаривал,  по-видимому,  хозяин
Найла.
     Землис забурился в завесу табачного дыма, за ним Егор и прицепившийся
Поэт - они прошли в избу, шумя дверьми, и в широкую,  распаренную  кофе  и
теплом, с рядом мягких кресел по периметру, комнату. Егор зажмурился.
     - Я понял, - осененно сказал  он.  -  Сейчас  вы  рассядетесь  эдаким
овалом -  утопающие  сиденья,  напитки,  шоколад,  короче,  шик,  завяжете
беседу, может быть продолжите о чем-то неоконченном,  и  будете  усираться
спорить друг перед другом, не слушая остальных...
     - Слушая.
     - О, здесь вы ничего существенного не зарезюмируете, но придя домой -
глядя сквозь свою призму вы поймете всю величественность значения  сходки:
воспитательную, познавательную, исследовательскую. Каждый вынесет для себя
свое.  В  душе  каждого  осядет  личная  песчинка  с  правом  перерасти  в
бриллиант. Правильно я говорю?
     - Так? - усаживаясь, вопросительно кивнул Землис.
     -  Вы  начнете  писать  книжонки,  сочинять  стишки,  воспевая  нечто
нафантазированное, но вам будет мешать Город, Вечно Всплывающий В  Памяти.
Всеми силами вы будете стараться позабыть Город,  но  он  неизменно  будет
мешать жить в мечтах. Будет МЕШАТЬ. Вы меня понимаете?
     - Так, - еще раз, уже рассеянно повторил Землис.
     - Слободка - тот же монастырь, - продолжил Егор следить за светлячком
мысли, - а значит это тупик на железнодорожной ветке активной жизни... Но,
неважно!.. Я признаю остроумие идеи сходки.  Теперь  мне  все  куда  более
ясно.
     - Знаете что,  Егор,  -  неожиданно  оживился  Землис,  -  вы  просто
неимоверно повысили свой рейтинг за то время, что я вас  вижу,  я  еще  не
знал такой стремительной адаптации. Вы,  Егор,  станете  прекрасным  нашим
товарищем.
     - Нет! - быстро ответил Егор. - Я хочу в Город!
     - В город? - удивился Поэт. - Очень странно. Я ведь сам ухожу в Город
завтра утром. Всю душу выворачивает наизнанку, просто-таки штормит  -  так
взгрустнулось перед расставанием.
     - ...Отлично. Я иду с вами.
     Ввалилась бурлящая гурьба, стали шумно рассаживаться.
     - Друзья!  -  встал  хозяин  собрания,  когда  все  более  или  менее
расселись. - Прошу тишины! -  и  разговоры  слегка  стихли.  -  Как  мы  и
намечали  в  прошлый  раз,  сегодня  поговорим  о  будущем   человечества.
Соблюдаем рамки приличия. Пожалуйста!
     Он сел. Егор обвел присутствующих взглядом - круг личностей, у каждой
из которых своя голова на плечах. Ну что ж, посмотрим.
     - Человечество мертво!  -  фальцетом  выкрикнул  сухощавый  (напротив
Егора), задав мощный  старт.  -  О  каком  будущем  идет  речь,  позвольте
спросить?
     - Никак не соображу, постойте! - флегматично тот, что у окна. - Разве
может умереть еще не родившееся?
     - Сгнило!!
     - Да ба! Нечему гнить-то! А я скажу - нет и не было в природе  такого
дитятки - человечества. Люди бесталанны во всем, кроме выдумываний. Вот  и
сочинили.
     - Дайте мне сказать, а то забуду, - почти  неслышно  попросил  кто-то
тихоня. Возрос гвалт. Соседи по всему кругу уже  переговаривались  друг  с
другом.
     - Значит так! - полупривстал для пущей значимости высокий усач.
     - Тише! Говори, Копченый.
     - А я вот что скажу, - рубанул Копченый по воздуху. - Наспорить можно
с три короба - разбирать всегда некому. Давайте придумаем единую концепцию
- чтобы раз и навсегда. Человек - это то, человечество - это се, и у  него
такое-то и вот такое будущее.
     - Давайте не будем, - печально проныл Сквалцы Лопух, - не  получится,
сто раз уже проверяли. Единая концепция не может быть оптимально верной.
     - Товарищи!  -  присоединился  к  спору  еще  один,  с  громоподобным
голосом. - Слушайте! Природа наша - есть мама и папа наши, - создавая, она
создает долговечное, дабы  превозмочь  смерть  свою  и  оставить  хоть  бы
наследников по эту сторону божественного онтоса. Для сотворения человека у
природы было  два  пути:  сделать  либо  человека  вечным,  либо  человека
смертным, но же вечным человечество. Что представляет собой  первый  путь?
Страх  перед  прогрессом,  стагнация  и  даже  деградация  с  изначального
капитала - к нулю. Но! - уверенность в  завтрашнем  дне.  Природа  избрала
второй путь. Главным определяется связь поколений,  а  человек  -  деталь,
разменная монета, - становится в высшей степени временным существом. Таким
образом, природа выбрала необходимость  вечного  экспериментирования  ради
выживания. Если искать образ, то будет примерно так.  Человечество  -  это
дерево: листья - люди, ствол и ветви - культурофонд.
     - Объясняй проще, Купец. На слух не воспринимается.
     - Кому надо разберется, я его  отправляю  к  мыслителю  Нику  Руслаю,
современнику наших отцов... Итак, человек -  это  лист  на  дереве:  своею
зеленью он красит его, но в течение жизни обязательно  накапливает  что-то
отрицательное, отчего и должен отмереть, уступая дорогу новым листьям. Это
и есть балансирование. Итак, смерть необходима человеку, но только в конце
пути. Смерть - это заложенная природой сама потребность, такая же,  как  в
пище,  питье,  воздухе.  Еда  нужна  для  того,   чтобы   жизнь   человека
продолжалась.  Смерть  необходима  для  того,  чтобы  жизнь   человечества
продолжалась. Что я этим  хочу  сказать?  Если  люди  станут  искусственно
продлять жизнь, - они все равно будут умирать, это потребность - умереть в
свое время. А теперь, собственно, об обещанном будущем.  Человечество  как
структура  останется  и  впредь,  и  продолжит  развиваться,   а   человек
по-прежнему будет никому не нужен, кроме своей запрограммированной воли  к
жизни.
     Купец закончил речь и откинулся вглубь  кресла  под  чьи-то  неловкие
одинокие аплодисменты.
     - Спасибо вам, Купец, - подоспел Найла.
     - Постойте, постойте!..
     - Это весьма забавно, - втиснулся в разговор еще кто-то. - Ну  просто
дикая чушь.
     - Можно я скажу, - вновь захныкал тихоня. - Люди  разучились  глубоко
думать... Нет, не так... Для нас... для  человечества  будущего  нет,  уже
есть только прошлое. Мы вышли из  прошлого,  и  вечно  варимся  в  нем,  и
черпаем и надежды и цели - вся наша жизнь там, в прошлом. И ничто не  ново
под луной, и надвигаются века, когда наша чисто человеческая потребность в
новом не сможет удовлетворяться, мы будем находить  все  больше  и  больше
аналогий своей деятельности в прошлом, гораздо более совершенных, и станем
отчаянно бороться с этим  -  именно  это  будет  последней  битвой!  -  но
проиграем и вдруг  поймем,  что  заболели  страшной  болезнью  -  "лимитом
новизны", когда все, что бы ни придумали, будет оказываться новоделкой,  и
начнутся повторения, затем повторения  повторений...  Таков  будет  черный
конец нашей истории.
     - Из чего ты исходил, строя столь мрачные предположения?
     -  Да,  Боже  ж  ты  мой,  посмотри  на  эти  суррогаты  современного
искусства, на эрзац науки - людьми овладел ужас, люди  теряют  рассудок  в
поисках последнего оригинального.
     Тут опять вскочил  громогласный  Купец  -  его,  очевидно,  несло  по
инерции:
     - Что за ахинею вы тащите, господа...
     Атмосфера накалялась. И вдруг с гордостью невозмутимое:
     - Дышите глубже, мы в глубокой клоаке!
     Многим - как назойливая оса к варенью, но некоторые так и  покатились
со смеху. Ох уж этот Бугуй. Ну да ладно, прослезились. Продолжил  разговор
Найла.
     - А  мне  кажется,  будет  совсем  наоборот,  -  сказал  он.  -  Люди
превратятся  в  богов,  владеющих  всем  на  свете.  И  эти  боги  познают
совершенство, идеальность, фантастическую красоту мира фантазий. Тогда они
скажут: зачем нам нужен космос и прочее, когда здесь настолько интересно и
о-о-о... такое! И тогда, -  осторожно  сказал  он,  -  люди  погрузятся  в
глубоко разветвленную сеть виртуального мира - и обретут здесь полноценную
жизнь. То есть, объясню какой мыслью я сейчас захвачен. Изначально,  очень
давно,  у  людей  существовала  гармония  духовного  и   чувственного   на
примитивном  уровне.  Затем  первая  неудовлетворенность,   примат   духа,
царствие  веры.  Потом  маятник  качнулся  в  противоположную  сторону,  к
расцвету сенсорного. А  дальше,  я  полагаю,  произойдет  вторичный  взлет
духовной стороны человеческого мира - через сверхреальность. И  уж  только
потом - снова гармония без дисбаланса, только  на  более  высоком  уровне.
Таким будет один период. Потом новый круг и так без конца...
     Возвращались поздно ночью. Злобно лаяли своры цепных псов.


                               Глава третья

     Встали рано. Тайга дышала полумраком и тишиной, выдыхала кислый запах
росы и свежести; птицы еще не пели; по  небу  тянулась  мудрая  и  могучая
лиловая пелена. Немного  погодя,  как  и  договаривались,  привалил  Поэт,
груженый туго набитым рюкзаком.
     - А, з-зайцы-кролики, - радостно вскричал, разуваясь у входа,  он,  -
Сонное царство! А враг-то не дремлет!
     Но это он так здоровался. Конечно же, никто уже давно не спал. Землис
ловко  и,  чисто  по-мужски,  грубовато  накрывал  завтрак  -  шмат  сала,
сковородка картохи, лук, и еще почти столько же, сколько  было  на  столе,
уложил в заплечный мешок Егора.
     - Будь добр, Поэт, нарежь хлеб  и  садимся  за  стол.  Егор,  там  на
трельяже лежит, я набросал, схемка леса и как вам идти через лес.
     Егор принес ее и задумчиво спросил что означают эти непонятные метки,
вот я вижу Слободку и Город - они подписаны. Вот это, по-видимому, граница
тайги, а что означают остальные значки? Хе,  ответил  лесник,  на  словах,
пожалуй, трудновато будет объяснить. Знаешь что, на местности вы точно все
сообразите, гарантирую. Этими значками я изобразил самые  присущие,  самые
бросающиеся в глаза отличия разных зон тайги друг от друга.
     - Я знаю, Егорчик, положитесь на меня,  -  похвастался  Поэт.  -  Для
человека, я считаю,  нет  нерешаемых  проблем,  и  вообще,  зачем  строить
искусственные сложности? Ведь куда-нибудь да выйдем.
     - А все же, Егор, возьмите схемку с собой, -  сказал  Землис  и  Егор
засунул ее в карман.
     Потом они дружно сели и основательно  поели,  рассчитывая  на  долгий
день пути.
     - Вы вдвоем представляете собой какой-то нехороший ходячий симптом, -
высказал свое возмущение Землис. - Отсюда еще никто не уходил,  понимаешь,
а тут сразу двое. Не нравится мне это.  Вы  хоть  объясните  -  зачем  вам
Город?
     - Я уже объяснял, - весело сообщил Поэт. - Я попытался пожить в  мире
где живет большинство, но потерпел неудачу. Что ж, попытаюсь и второй  раз
- вдруг получится, а то ведь я никогда не поверю, что право меньшинство.
     - Что касается меня, - сказал Егор и задумался - а что же ему в конце
концов надо... Обрести себя - вот что нам всем надо. - В  общих  чертах  я
понял что такое Дубравная  Слободка,  а  теперь  желаю  узнать  что  такое
Светлоярск. И потом сравнить.
     - Что ж, сугубо личное дело. Но постой,  -  вдруг  виновато  вспомнил
лесник, - у Поэта, я знаю, есть квартира, а у тебя значит ничего нет,  раз
не  помнишь.  Отсутствие  крова  в  суровом  обществе  есть  стопроцентное
обречение. Так  что  давай  я  напишу  рекомендательное  письмо  к  одному
замечательному человеку, первое время поживешь у него.
     Он быстро набросал записку какому-то Минилаю и Егор ее тоже спрятал в
карман. Теперь их с Поэтом больше ничто не удерживало. Они поднялись.
     - Ну, с Богом, ребята, - напутствовал хозяин и они,  натянув  высокие
ботфорты, закинув на плечи рюкзаки, опустив на лицо москитные сетки, вышли
из избы.
     На всем главенствовала  роса.  По  худосочной  тропке  с  нависающими
ветками кустарников, при нечаянном задевании которых  обрушивались  бурные
потоки мокрот, и с рослой травой по краям они  углубились  в  непроходимую
чащу. Первым шагал Поэт, продирая путь, раздвигая руками тоннель,  а  Егор
едва успевал отбиваться от хлеставших после него веток.
     Поэт этот любил жизнь. Да так любил - с охотой, пылко, как еще  любят
собаки, как любят ее жизнестойкие и вечно молодцеватые любители странствий
в обществе легких на подъем, маститых на  язык  друзей,  как  любит  жизнь
солнце, в ясный апрельский день импульсивно попирающее  богомерзкие  лужи.
Без любви к ней жизнь чахнет, говаривал Поэт и улыбался блаженной  улыбкой
сытого младенца, действительно и изо-всех сил стараясь  невинно  созерцать
мир. Что-то у него произошло такое однажды, какой-то перелом или озарение,
после чего Поэт навсегда решил, что ничему на свете не  поколебать  теперь
его уверенности в превосходящей ценности оптимизма, и он следовал этому, и
он  шутя  пренебрегал  всеми  невзгодами,   которые,   словно   испытывая,
превеликой тьмой тем выпали на его издубленную шкуру...
     И все-таки его сумели там доконать, в этом городе. Эта тупая  серость
вкупе с серой тупостью, все эти бездарности и  зверства  выбили  Поэта  из
колеи, выжили из родного Города, вылили  из  родимой  норы,  как  выливают
сусликов тазиками и ведерками грязной воды.
     В  окололитературных  кругах  Светлоярска  пробежал  слух,  что  Поэт
обезумел и ушел пропадать в тайгу,  однако  тот,  и  не  думая  пропадать,
объявился в Слободке, заразил поселян своей кипучей верой  в  жизнь,  всем
полюбился, как вдруг, ни с того ни с сего, засобирался  обратно  в  Город.
Несомненно, и в здесь его посчитали безумцем. Как и  Егора.  Между  тем  в
самой Слободке  намечался  крупный  раскол,  чуть  не  фиаско  самой  идеи
"Деревни", и все оттого, что оказывается-то не только один труд  заполняет
жизнь, пускай он и стоит первым  пунктом,  -  нет,  кроме  него  есть  еще
миллиард пунктов и жизнью-то, оказывается, называется все то, что касается
человека, а человека касается все.  Впрочем  ладно,  в  этом  бы  с  горем
пополам разобрались бы, дак ведь нет, подвернулся "этот  подлец"  Поэт  со
своим баламутством и такое сказал! "После меня, -  сказал  он,  -  вы  еще
призадумаетесь, бегуны гр...е. Истинное счастье не в  том,  чтобы  убежать
вперед, - сказал он, - а обернувшись,  увидеть  остальных  далеко  позади.
Счастье, - сказал он, -  в  том,  чтобы,  обернувшись,  увидеть  остальных
бегущими по вашим следам. Наша цель совершенствовать мир и больше пока  ни
в чем.
     - Егор, - внезапно позвал Поэт и Егор вздрогнул.
     - Что?
     - Пожалуй, ничего. Ты в порядке?
     - Пока да.
     - Я тоже.
     Там, где они теперь шли, кроны деревьев образовывали  низкий  плотный
тяжеловесный свод с крошечными просветами-бойницами.
     И Лес дышал. Лес дышал испарениями влаги и пугающими вздохами  флоры,
он отдыхивался от  селя  вони,  подранком  ползущей  от  Города.  Огромный
дряблый лес, он скособочившись,  неудобно,  по-старчески  лежал  на  одном
боку, прильнув к потной земле, он испускал последний дух. Здесь  все  было
запутано, словно сам дьявол игрался с клубками ниток  на  ошалевших  своих
шабашах и, вконец запутавшись,  побросал  и  ушел  -  понуро  поплелся  за
другими падшими ангелами, и архангелами, и Хозяином, переселяясь, согласно
мечте, в  другие  миры,  мирно  вычеркнув  из  неглупой  даже  памяти  эту
несчастную землю-неудачницу. Здесь все было запутано. И не понимал -  хоть
убейте! - ну  не  понимал  Егор  всех  этих  игр  -  простых,  сложных,  с
известными и неизвестными правилами, с потайными приемами, и вечным патом.
     "Безнадега я, - безнадежно подумал он. - И  никогда-то  я  ничего  не
понимаю, а может быть это счастье - ничего не понимать.  Только  почему-то
не хочу я этого, боюсь".
     Они шли, а ноги  их  онемело  месили  неразбери-поймешь  какую  грязь
вместо хотя бы самой захудалой бетонки..
     - Да, хреновая у вас тут жизнь, - вздохнул Егор.
     - Почему это - у вас?! - весело обиделся Поэт.
     - А я не помню чтобы жил здесь раньше.
     - Какой хитрец! - пальцем погрозил Поэт и суховато продекламировал: -
Все из нас жили здесь, но тысячи не знали где это и тысячи не знали  зачем
это и потому не брали за себя ответ, один лишь Сын Божий все знал,  но  из
безысходности и жалости к нам горько плакал. А?
     Егор засмеялся.
     - Тогда и не забивай голову - наш и точка.
     - Сын Божий в самом деле плакал? Значит он не оптимист?
     - Ишь! Послушай, это  Его  единственная  слабость.  Вначале  Бог  был
молод, полон сил и вершил дела направо  и  налево.  Когда  же  повзрослел,
обрел  ответственность  за  дела  свои  и  однажды,  пришед  взглянуть  на
творения, вместо оазиса увидал копошащуюся кучу дерьма, Он  возжалел  нас,
а, возжалев, заплакал. Но потом - ничего, отлегло.
     - Это каноническая легенда?
     - Это я в своих многосерийных снах видел.
     - ...? Каких-каких?
     - Многосерийных. Развивающихся во времени. Имеющих продолжение.
     - Хм!.. Поэт, а расскажи мне про Город, - попросил Егор. - Я так мало
знаю про него. Проблемы, раритеты...
     - А не  многого  ли  ты  требуешь  от  меня,  благородный  рыцарь?  -
воскликнул Поэт. - Про Город ему!  Он,  мил  государи  мои,  по  наивности
неведомой полагает, будто хоть кто-то хоть что-то  знает  про  этот  самый
Город, но это не так. И что такое Город, если подумать отвлеченно, как  не
величайшее достижение человеческого разумения. Полис, мегаполис, конурбат.
Город, благородный рыцарь, это жилье человечества или, то есть, самое  что
ни на есть первостепенноважное - и по развитию его и удобству можно  смело
судить  об  уровне  развития  самого  человечества.  А  что  такое,  Егор,
человечество?
     - Сложный вопрос.
     - Две головы - два варианта. Человеческое общество, оно  что  клейкая
паста, связывающая человека с человеком и нет ничего более ценного чем эта
связь. Но воспевать надо  не  человека  и  не  связь  эту  общелюдскую,  а
Человека в свете Человечества. И ты  еще  задаешь  вопросы  про  Город!  В
Городе либо живут, либо это не Город...
     Они прошли область лысых  стволов  со  вздыхающими  наростами  чаг  и
болезненно-красными  слюнями  полипов.  Как  раз  на  уровне  лица   между
деревьями провисали липкие паучьи паутины, что до  умопомрачения  лезли  в
глаза, в ноздри, в рот и их приходилось с остервенением отдирать от  себя,
брезгливо стряхивать шустрых членистоногих. Потом они  чуть  не  увязли  в
обманчивом болотце с вспухающими волдырями тины и тяжелым  смрадом  тухлых
яиц, и поскорее выбирались оттуда, цепляясь друг за друга и  за  скользкие
бурые водоросли, извивающиеся плотным ковром,  и  напрочь  там  вымокли  и
устали, но выбрались невредимыми. Наспех сжевав по бутерброду,  побрели  в
обход этого вязла и неожиданно  напоролись  на  непролазный  бурелом,  где
деревья валялись и торчали устрашающими  штырями  во  все  стороны  света.
Кое-где в воздухе колыхались тускло-жолтые  плазменные  шары  и  некоторые
даже поворачивались было в их сторону, а один,  наткнувшись  при  этом  на
сук, взорвался с оглушающим треском и  обдал  их  ворохом  пепла,  а  кожу
покоробило кратковременным зудом. Смерть нешуточная бродила вокруг, но  им
удалось  выкарабкаться  и  из  этого   навороченного   бардака.   Впрочем,
избавления от Страха это не принесло. Потом они прошли  обиталище  смерти,
где не пели птицы и не шумел верховой ветер, а кое-где  в  воздухе  висели
пугающие сгустки-марева, которые даже безрассудный  Поэт  обходил  загодя.
Хлипкие кустики и жухлая трава здесь были покрыты будто  искрящимся  белым
инеем. Поэт назвал  это  Лиловой  Изморозью  и  бесперечь  твердил  -  вот
пришествие  дьявола  на  землю.  Потом,  уже   выбравшись   из   костлявых
сатанинских лап, еще раз передохнули, упав на поляне в шелковистую  траву.
Начинало клонить к вечеру.
     - Отдыхаем и последний марш-бросок вперед. С  учетом  петли,  которую
дали, думаю осталось несколько километров.
     Егор устало кивнул. Они  пожевали  перемасленные  рыбные  консервы  с
хлебом и, хотя вставать было никак невозможно, все-таки пересилили себя  и
поднялись. Оптимизм Поэта заметно поубавился и болтался как  лисий  хвост.
Вскинув отяжелевший рюкзак, он неуверенно шагнул. Егор попросил помочь ему
надеть свой рюкзак. Ныло натертое плечо.  Поэт  помог,  а  потом  они  еще
постояли, сгребая подошвами ботфорт старую влажную хвою поверх оставшегося
от завтрака мусора.
     - Все, вперед! - скомандовал Поэт и пошел.
     - Подожди, - остановил Егор, - а разве в ту сторону?
     - В ту, в ту, - быстро ответил Поэт. - Идем как шли.
     - А я поэтому и спрашиваю, что до  остановки  мы  брали  на  четверть
круга правее.
     Тот продолжал грузно идти.
     - Поэт! - крикнул Егор, стоявший на месте.
     Тот побагровело обернулся и внятно произнес:
     - Замолчи! Идем как шли и  не  путай!  -  и  пошел  дальше,  но,  как
показалось будто, помедленнее. Егор поспешил следом.
     - Постой, Поэт, - он догнал его и тронул за плечо. -  Я  ясно  помню,
что мы шли в том направлении.
     Поэт остановился и, улыбаясь, снял с себя рюкзак.
     - Все, здравствуй, бабушка. Этого я боялся.
     Егор непонимающе смотрел.
     - А теперь не двигайся и внимательно вспомни, Егор, откуда мы пришли?
     Егор не задумываясь указал рукой. Поэт показал в другую сторону.
     - А вот я, брат, - сказал он, - насколько еще доверяю  своей  памяти,
помню что пришли оттуда.
     Егор все не понимал. Он был уверен. Впрочем что там, эта  уверенность
быстро таяла и вскоре как пшик исчезла. Теперь, напрягши память, он  видел
перед глазами только стволы, стволы и листву под ногами.
     - А ты твердо убежден в своей правоте? - спросил Егор Поэта.
     - Только без паники.
     - Да уж, - сказал Егор.
     - Без паники, я сказал! Мы не маленькие дети...
     Справа раздался рык.
     ...
     В мгновенье ока, без слов поняв друг друга, содрав неуклюжие  рюкзаки
свои с плеч, царапаясь и соскабливая кожу с рук и ткань  с  одежды,  забыв
про условности и  усталости,  они  расторопно  вскарабкались  на  соседние
деревья до развилок сучьев с колотящейся грудью.
     -  "Кто  это?"  -  "Тсс,  тихо!"  -  "Ружье  надо  было   брать!"   -
"Бесполезно!" - Где-то поблизости - за полем зрения - неуклюже и  деловито
вытаптывали кусты. - "А по голосу кто? - спросил Егор, потому что  ему  не
хотелось здесь сидеть. - Хищник?" Поэт не ответил. Тогда Егор поднялся еще
выше, на удобный сук и достал из кармана измятый клочок схемы леса.  Итак,
где же мы теперь? Он повертел ее и так и сяк в руках, однако вскоре пришел
к выводу, что не понимает в этих символах ни  на  полушку.  Как  будто  бы
схема говорила если и про лес, то не  этот.  По  пути  их  следования  там
стояло: приблизительно  на  месте  болота  кружочек  с  четырьмя  рисками;
бурелом указан верно, но как-то странно, в виде частокола; а дальше вообще
шел кавардак - перевернутый грузовичок, сердечко.  Потом,  наперерез  всей
схеме тянулась железная дорога, разветвляясь и  упираясь  одним  концом  в
колючую проволоку тюрьмы,  другим  в  подземный  завод  посреди  тайги,  а
третьим круто поворачивая к Светлоярску. Ну и ладно, грустно подумал Егор,
буду знать впредь, что человеку надлежит полагаться только на себя.  Затем
он слазил на верхушку дерева, но в вышине так ничего и  не  смог  увидеть,
кроме густой зелени.  Тогда  он  слез  обратно  и  позвал  Поэта.  Шепотом
переговорив, они решили спуститься, по крайней мере  на  первый  взгляд  в
кустарнике больше не шебутились.
     - Наверное мумерага... или волкодавы, - произнес Поэт.
     - Куда направимся?
     - А почем я знаю - куда! Куда-нибудь.
     Весь оптимизм его обратился мишурой. Егор сказал:
     - Тогда  пошли  на  то  место,  где  завтракали.  А  если  по  солнцу
определять - не помнишь как оно стояло к нам когда выходили?
     - Не помню я ни фига, - психанул Поэт и как противный сел на землю  и
закрыл пальцами лицо.
     - Поэт! - заорал Егор. Поэт не отозвался. Тогда Егор схватил  его  за
руку и с силой дернул на себя. - Надо идти, чего  мы  здесь  забыли?  Надо
идти!
     Сам не в себе, совсем размякший Поэт поднялся и поплелся  за  Егором.
До той поляны они ничего не придумали. Вдруг Поэт вскрикнул:  "Ложись!"  и
повалился на Егора и они покатились в сырую ложбинку,  переваливаясь  друг
через друга, а по стволам вдарил тугой автомат  длинной  очередью  и  пули
срывали кору, злым рикошетом взрыхляя землю.  "Ид-диоты...  Сволочи..."  -
задыхался Поэт и они вскочили и побежали, прячась за стволами, а пули  все
визжали и взрыхляли землю, а потом затихли и тогда они остановились внутри
оврага и сокрушенно упали в песок. "Гады..." - бормотал Поэт и прикладывал
мохнатый лист какого-то растения к ободранному запястью.
     А потом их заели слепни и Поэт сказал:  "Это  был  армеец,  а  значит
город совсем близко". И они устало поперлись дальше по светлеющему лесу.
     Вскоре вышли на широкий просек  с  железнодорожным  полотном.  Справа
медленно  выплыла  угольно-черная  морда  паровоза  и,   сотрясая   основы
мирозданья, мимо них  пронесся  тягач  с  бесконечно  длинным  составом...
Дуду-дудук... дуду-дудук... Они с трудом перебрались через крутую шлаковую
насыпь с горячими рельсами и промасленными шпалами, и снова  углубились  в
лес, но это уже был скорее не лес, а брошенная обросшая  свалка.  И  когда
они проходили мимо наваленной кучи мусора - кучи подпорченных пользованных
артефактов, Егор  странновато  посмотрел  на  нее  и  задумчиво  произнес:
"Гомосапиенс".
     Они вышли прямиком на могилки, откуда их прогнал разъяренный сторож с
увесистой метлой, а расхрабрившийся  Поэт  с  ним  чуть  не  подрался.  За
кладбищем неожиданно лес кончился и с высокой  горы,  на  край  которой  с
бетонным парапетом и крутым зигзагообразным серпантином лестниц они вышли,
им открылся широкий, слегка задымленный вид Светлоярска.
     Город! Какое шикарное и избитое слово! Попробуйте его на  вкус  и  вы
почувствуете соседство роскоши и нищеты, любви и мизантропства, интеллекта
и варварства, прямоты и ханжества, целомудрия и разврата. Это Город!
     Вдосталь  налюбовавшись  видом,  стали  неторопливо   спускаться   по
истертым ступенькам вниз. Сегодня они победили. Что-то будет еще завтра, а
сегодня они достигли цели.
     - Значит так, - сказал Поэт, - вот тебе мой адрес и  номер  телефона,
при случае ты легко найдешь меня. А сейчас доставай твой адрес, я провожу.
     Но они так и не успели добраться до места засветло, ночь заступила на
пост слишком стремительно. Долго-долго катились они по большому, одетому в
каменный панцирь городу, тряслись в переполненном трамвае и дважды  делали
пересадку, ехали с окраины на окраину - дальний  свет!  А  в  черные  окна
трамвая  и  автобуса  виднелись  черные  остановки  с  черными  людьми,  и
ожесточенная драка  на  тротуаре,  и  язычки  огней  над  черными  трубами
электростанций, и черная громада комбината, и ищущие фары  ревущих  машин.
Расспросив с дюжину шарахающихся в сторону людей, наконец нашли нужный дом
и квартиру. Звонок не работал и они постучались в металлическую дверь.
     - Черт попутал ночью явиться, - сказал Поэт.
     Постучались громче. В прихожей зашаркала обувь и хрипло осведомились:
"Кто?" Они как могли объяснили,  а  пролеты  подъезда  гулко  игрались  их
словами. С той стороны чертыхнулись и тогда дверь чуть  приоткрылась  -  в
ладонь на цепочке - и выглянула угрюмая физиономия.
     - Слушаю!
     - Мы... Ну вот... - сказал Егор и просунул  в  щель  рекомендательное
письмо. Физиономия исчезла и в прихожей стали шушукаться.
     - "А почему мы должны его пускать!.. Вдруг он  проходимец..."  -  "Но
письмо же от Землиса!" - "Не знаю, сам решай. Еще не хватало..."
     Шушуканья стихли до полушепота и перестали быть слышны. Минуты  через
три-таки вопрос был решен  в  пользу  Егора.  Дверь  распахнул  мужчина  в
панталонах и сказал: "Заходите. Меня зовут Минилай, а супругу Виолией".
     - Ну тогда я пошел, Егор, - сказал Поэт. - Бывай себе.
     - Эй! - сказал мужчина. - Да вы сдурели, видать. Заходите тоже - ночь
на дворе. Заходите, заходите!


                             Глава четвертая

     Егор бесшумно  соскочил  с  постели  и  открыл  форточку.  В  комнату
ворвался грязный воздух, сжавший  лёгкие,  но  он  постарался  представить
себе, что это прелестная утренняя свежесть и это  ему  почти  удалось.  Он
стал делать зарядку. Поэта не было - постель Поэта белой грудой  покоилась
на тёмном  полированном  столе.  В  соседней  комнате  нехотя  и  привычно
переругивались: "Хватит валяться!" - "А что?" - "Ну ничего себе!  А  зачем
отгул брал?" - "На дачу съездить."  -  "На  дачу  съездить!  -  язвительно
передразнивал женский голос. - Нормальные люди с рассветом встают,  а  он,
видишь ли, на фильмы всю ночь глаза пролупит,  на  порнографию  всякую,  а
утром до обеда дрыхнет." - "Не ворчи, старуха. Кто рано встаёт - торчит  в
пробках" - "Не надо ля-ля! А сам хочешь  обеденного  часа  пик  дождаться?
Знаем - чтобы вообще  никуда  не  ехать.  Семья  побоку.  А  ну,  марш  за
машиной!" Скрипнула кровать и через  десять  минут  с  хлопотом  закрылась
парадная дверь. Егор представил себе, как сейчас Минилай  будет  жаться  в
издёрганных  транспортах,  добираясь  до  гаража  злополучные   три-четыре
остановки - ни  туда,  ни  сюда...  Он  доразмял  суставы  и  мягко  вышел
умываться.
     В дверях он столкнулся с Виолой. "Ой, - испуганно  вскрикнула  она  и
отшатнулась. - Это вы?.. Доброе утро".
     - Доброе утро, - сказал Егор не своим, ещё не проснувшимся голосом  и
вдруг поразился большим манящим глазам.
     - Я вам кофе сделаю, - очень ласково сказала Виола. - Ладно? Вы  пока
умойтесь. А ваш друг уже давненько прогуляться ушёл, должен вернуться.
     И точно, о ком вспомни... Гулко пробарабанила дверь  и  они  впустили
Поэта.
     - Очереди! - первым делом сообщил он. - Везде скопления, толпы, -  не
протиснуться. Как муравейник, честное слово. Ох, совсем по-другому стало.
     - А куда ты ходил? - спросил Егор и закрылся в ванной.
     Потом они завтракали, в основном молча. Виола зачарованно глядела  на
Егора,  Поэт  на  Виолу,  а  Егор  перепрыгивал  взглядом  с  подоконника,
заставленного цветочными горшками, на тарелку с серой комковатой  кашицей,
хрумкавшей на зубах.
     - Манка  подорожала,  -  в  никуда  сказала  Виола.  -  Цены  растут,
категории растут, как жить будем - не представляю.
     - Вот смешно, - встрепенулся  Поэт.  -  Рассудить,  так  счет  должен
начинаться с первой категории -  тухлая  пища,  и  с  улучшением  качества
увеличивать номер категории. С развитием прогресса мы  должны  придумывать
все большую и большую чистоту продукта. А  у  нас  -  посмотрите!  -  есть
первый сорт, арифметически улучшать вроде бы некуда, а ухудшать  еще  как!
До тридцатых и сороковых категорий, как в Багадаге - мне сегодня сказали.
     - В том городе мэрия с ума сходит. Оружие раздают. Что-то еще  у  нас
будет!
     - Все будет хорошо.
     - Кабы так...
     Они помолчали.
     - Эх, кабы так все было, как нам охота, - Виола не моргая смотрела на
Егора. Егор поковырялся вилкой в остатках манны и неожиданно сказал:
     - Вы с Минилаем вроде бы на дачу поедете? Если работа  есть...  Я  не
напрашиваюсь, конечно...
     - Это было бы просто чудесно! - сразу оживилась Виола.
     - А меня возьмете? - встрял Поэт. - Я на все  руки  мастер.  О-бо-жаю
дачки: банька, запах хвои, шашлычки...
     - Почему бы и нет, - одобрила хозяйка. - Правда, Миня? - спросила она
входящего мужа.
     - Что?
     - Решили на дачу все вместе ехать. Ты не против?
     - Добро.
     Он предпочитал обдуманную немногословность. Терпеть не мог эмоции. Он
был холодным каменным замком.
     Так через полчаса, балагуря о пустяках, они собрались и спустились на
лифте к машине с пятью сумками домашнего комфорта.
     - Последняя модель? - оценивающе  восхитился  Поэт,  обходя  красавец
автомобиль, сверкающий в лучах дня.
     - Уже предпредпоследняя.
     Автомобили этой марки,  получавшей  все  большее  распространение  не
только у людей среднего достатка, в народе ласково называли  "черепашками"
- из-за мощного панциря и абсолютной надежности, а  еще  из-за  того,  что
"черепашки"  служили  самоходными   крепостями   своим   владельцам,   что
становилось актуальнее день ото дня.  Если  бы  настала  такая  нужда,  то
машина  могла  превратиться  в  мобильное  бомбоубежище   с   регулируемым
микроклиматом, способная обеспечивать безопасность владельца и  его  семьи
до скончания их века.
     Наши дачники проникли внутрь, заперлись и плавно тронулись  с  места,
продолжая меж тем начатую беседу.
     -  А  вы  богатая  семья  по  сравнению  с  остальными?  -  нескромно
спрашивает Егор.
     -  У  него  ускоренный  курс  детства,  он  прошлого  не  помнит,   -
комментирует Поэт.
     - Середина, - отвечает Миня.
     - А где вы работаете? Сколько зарабатываете?
     - Три подачки, - шутит Поэт: - аванс, получку и премию.
     -  Я  на  Комбинате,  в  Бюро  Эстетики  Продукции,   восемь   часов,
пятидневка, - за все про все сто двадцать монет.
     - Миня, - позвала Виола. - Остановись, я манны куплю.
     Минилай  припарковал  авто  в  тесный  промежуток  меж  "линкором"  и
"благородным" и обернулся к Егору:
     - Сходи с ней.
     - Ага, - кивнул Егор и вылез, еле протиснувшись в узкую  щель.  Виола
сжала его локоть и, маневрируя им, двинула наперерез людскому потоку,  как
буксир водит судна к причалу, а потом  бурное  течение,  привыкши  к  ним,
сменило направление и внесло их в  блистательный  супермаркет.  Тех,  кого
заносило сюда, ревниво обслуживала  холодная  автоматика.  Виола  прошлась
вдоль парочки длинных демонстрационных  рядов,  погоревала  о  дороговизне
всего,  взяла  несколько  пакетов  упругих  серых  кусочков  манны  и  они
выбрались обратно.
     - Ты какой-то чудный, - сказала она Егору.
     - Почему?
     - Ну, не знаю. Не такой какой-то.
     - Какой?
     И снова подхватил их гольфстрим.
     Позади "высокородного" раздавались выкрики и Виола прошептала:
     - Скорее Е! Типари!
     Минилай отворил им дверцу и они ввалились в край южных благоуханий  и
мягкой музыки. Ничто постороннее сюда не проникало и они поскорее уселись,
но не тут-то было. Не было теперь никакой возможности сдвинуться с  места,
потому что потасовка между двумя толстяками с кастетами и группкой молодых
парней  переместилась  прямо  на  место  выезда  их  "черепашки".  Минилай
терпеливо посигналивал.
     - Типари! - злобно плюнула Виола. - Обнаглели!
     Молодые парни, как казалось вначале, как-то неудачно отмахивались, но
вдруг упал один толстяк, а потом почти сразу второй  и  их  стали  жестоко
пинать, превращая красные хари  в  красные  месива,  а  людской  поток  на
недалеком тротуаре продолжал мерно течь, а если кто и оглядывался, тут  же
отворачивался и скрывался  в  толпе.  Их  не  касалось.  Их  святой  покой
охранялся оплачиваемой полицией. Но вот, наконец, подскочили полицейские в
полной защитной экипировке с электрическими хлыстами, да  к  тому  времени
молодых парней уже простыл и след.
     Офицер копов приблизил лицо к стеклу и постучал  по  нему  костяшками
тыльной стороны кисти - он не видел внутренностей "черепашки".
     - Имеешь право не открывать, - сказал Поэт.
     - Угу, - буркнул Миня. - Он еще  посигналил,  а  потом  круто  рванул
скорость и влился в поток машин, двигавшихся из  города.  Они  спешили  на
дачу.
     В оконце Егор стал наблюдать за  дорогой  и  разглядывать  обгоняемые
автомобили. Это были обтекаемые  черные  "капли"  со  срезанным  днищем  и
заостренным задним бампером, или длинные спортивные  "снаряды"  с  богатым
хвостовым оперением, или крохотные юркие "малышки".
     - А как поживает наш мэр? - неожиданно спросил Поэт.
     - Как. Пенсионеры за него горой - переизбрали на второй срок.
     -  Боже  избавь!  Склизкий  вертлявый  угорь!  Он   умудряется   всех
умасливать, и при этом все себе прет, и прет, и прет. Подозреваю,  что  он
полгородской казны разделил по родственникам и на две  свои  виллы,  а  уж
сколько у него гаражей, квартир, собственности,  а  сколько  земли  -  так
поди, посчитай!
     - Откуда вы знаете? - спросил Миня.
     - Э, да была бы охота - узнать все можно.
     - А  кто  теперь  не  прет!  -  сказала  Виола.  -  Каждый  со  своей
колокольни. Ведь не зря же, в  конце  концов,  он  и  учился  в  столичном
университете, чтобы уметь лавировать.
     - Ха, - хохотнул Поэт. - Тащат все, а  кто  имеет  образование,  тот,
вдобавок, еще знает что надо тащить в первую очередь?
     - Ну конечно!
     Егор обернулся к ним и сказал:
     - Даже не качает. Хороший асфальт.
     Сразу и опять вклинился Поэт:
     - Это  не  асфальт.  Одна  фирма  запатентовала  изобретение:  что-то
связанное с кораллами, которые заливают какой-то  гадостью.  И  теперь  по
договору  с  местной  администрацией  покрывают  дороги.   Деньги   гребут
бульдозером. Скажи? - спросил он у Минилая.
     - Тормози-и! - заорала Виола. - Тормози-и!!!
     Это мальчуган школяр перелез через оградку  и,  дождавшись  просвета,
как ему казалось, побежал на другую сторону дороги. И чего-то  он,  видно,
не учел...
     ... Половину намеченного он  проскочил,  но  навстречу  несся  желтый
фургон...
     ... Визжали шины и гудки...
     ... Фургон же и увез его в клинику...
     ... А когда "черепашка" вновь тронулась  из  узелка  машин,  у  Егора
долго стояло в глазах желтое пятно.
     И когда они полчаса дрыхли перед  закрытым  шлагбаумом,  за  которым,
брякая  буферами  и  чмокая  отошедшим  рельсом,  телепался  по   стрелкам
товарняк, желтое пятно еще стояло и стояло.
     - Виола, - как будто ни в чем не бывало спросил Миня,  -  ты  Дудзика
знаешь? Сосед через гараж напротив. У него еще сын в Лицее.
     - Ну и?
     - У них в позапрошлом году квартиру обворовали,  они  железную  дверь
поставили; потом, в прошлом году, их месяц досаждали телефонными звонками,
высчитали когда все отлучатся из дому, срезали плазменным резаком замок  и
снова обокрали. Тогда они договорились с соседями и  вскладчину  приобрели
на весь подъезд домофон, а себе еще и супердверь. Так три дня назад  снова
залезли - через крышу - и обобрали подчистую, видно  даже  не  торопились.
Драгоценности, шубы, технику - все! И самое интересное, что  никто  ничего
не видел.
     - А может и видели, да промолчали - откуда мы знаем?
     - Может и видели. Ну а полиция поискала  -  тю-тю.  Дудзик,  бедняга!
Представляешь его состояние?
     - Вот так! - сказал Поэт, обращаясь к Егору.
     Егор кивнул головой.
     "Черепашка"  взлетела  на  запруженный  машинами  мост,   перекинутый
полосатой трапецией над свободными водами великой реки  от  взметнувшегося
ввысь правого берега до растекшихся слева мокрых пятен заливных  лугов,  и
выскочила на скоростную трассу до Багадага. Самое  трудное  на  этом  пути
было выехать из города.  Теперь  уж  в  окно  виднелись  косяки  резиновых
лодчонок с рыбаками  и  усиками  удочек,  кустарники  по  пояс  в  воде  и
неоседающий пух белых облаков.
     - А у моего друга был кот, -  стал  вспоминать  Поэт,  -  кот  Лизка.
Своенравнейший  котище  -  жуть.  Гордец   страшенный.   Он   по   карнизу
одиннадцатого этажа ходил по всем соседям. Зайдет, бывалыча, к кому-нибудь
на кухню, - умный, чертяка, - открывает морозилку и жрет сосиски от  души.
Любые дверцы открывал.
     - И что? - спросил Егор.
     - Ничего. Его потом, говорят, в форточку выбросили. Да, кстати, Миня,
я все хотел спросить!
     - Спрашивай.
     - В последнее время заметно участились встречи людей с  привидениями.
Это связывают с деятельностью комбината.
     Минилай поморщился и, не отрывая взгляда от дороги, сказал:
     - Иной раз, сами того не замечая, мы спрашиваем о  вещах,  о  которых
другие дают подписку о неразглашении...
     - Да  ладно  тебе!  Все  же  все  знают!  Киберпсихика,  "невидимки",
"ловушки", визиоэффекты?
     - Молчание, как говорится, жизнь.
     - Гм! - Поэт очевидно рассердился  и  обиделся.  -  Если  в  обществе
существуют  общественно  значимые  тайны,  оно  не  может  называть   себя
демократическим.
     Вскоре целыми грибными полями потянулись  дачные  домики.  Свернув  в
лесополосу у развилки шоссе  и  поковыляв  по  разбитым  колеям  грунтовой
дороги,  они  приехали.  Миня  открыл  ворота  и  загнал  "черепашку"   на
бархатистую зеленую лужайку перед изящной избушечкой.
     - Вылазь, - сказал он, - гвардия!
     - О, как мило, - воскликнул Поэт  и  разразился:  -  У-лю-лю-лю-лю...
Райское местечко.
     Егор огляделся. Бабочки слетали с цветка  на  цветок.  Прожужжал  над
головой, словно стратегический бомбардировщик,  мохнатый  слепень.  Из-под
припухлых  листиков  земляники   жеманно   выглядывали   красные   ягодки,
интересуясь - кто же это пожаловал?
     - Это божественно, - плясал и скакал Поэт. - Такую природу я люблю  -
безопасную, обузданную. А в Слободке не природа - зверь!
     - Минечка, - заласкалась Виола, - вы с пылу  с  жару  не  желаете  за
землею съездить? А я пока стол приготовлю! Баньку.
     - Поедете? - грудным голосом спросил Миня.
     - За землей? - не поверил и улыбнулся Поэт. Егор давно подметил,  что
тот остро реагирует на смешное или нелепое.
     - Это образное выражение - земля. Земли море! Нет хорошей земли.
     - Удобрения, что ли?
     - Да... Навоз.
     - Где?
     - На ферме.
     - А его разве не развозят машинами?
     - Ну конечно развозят. Только за баснословные цены.
     Поэт оглянулся на Егора.
     - Украсть, что ли?
     - Если хочешь, назови так. Но  я  себя  оправдываю  вполне  приличной
причиной: ферме назем мешает. И если я беру его,  то  этим  помогаю  им  в
подготовке к встрече с санинспекцией.
     Поэт вторично оглянулся на Егора.
     - Ну поехали, - сказал тот, ему было все равно.
     - А там шибко шугают таких? - еще раз перестраховался Поэт.
     - Иногда, - ответил Минилай. - Меня - ни разу.
     - Мне все равно, - сказал Егор. - Ехать так ехать. Я тебе  доверяю  в
этом смысле.
     - Но  при  чем  здесь  доверие!  Есть  вопросы,  связанные  с  личной
ответственностью, где человек уже не может просто копировать опыт  других,
он делает абсолютно свой выбор.
     - Не вижу разницы.
     - Как хочешь, - сказал Поэт. - Тогда вперед... Прицеп есть? - спросил
он Миню. - Или мешки взять, да пару вил.
     - Да, мешки возьмем.
     Миня ушел за ними, а Егор с Поэтом стали вытаскивать  из  машины  все
ненужное, чтоб не  возить  взад-вперед  лишний  груз.  "Вот  у  них  какие
разговоры, - размышлял Егор. - Вот о чем. А как говорят и что делают, тем,
верно, и живут. Вот тебе и город. Познал?.. Мало. Это лишь кусочек большой
жизни...
     - Поэт! - окликнула подошедшая Виола, - на,  -  она  протянула  Поэту
спелое желтое, мокрое от ополаскивания яблоко. - А это тебе,  -  протянула
Егору второе. - Наши, - с гордостью сообщила она.
     - М-м-м, - откусил Поэт, - прелесть. Аж сахарные.
     Виола заулыбалась. Из избушки вышел Миня с вилами и мешками.
     - Готовы? - И жене: - Никому не открывай.
     - Приедете - к баньке, - ответствовала та. - Ни пуха!
     - Навоза! - ответил ей Поэт и засмеялся.
     Первые  полпути  ехали  молча,  Поэт  чему-то  улыбался,  мечтательно
возводя глаза и шевеля губами. Ехали полями, по пыльной  ныряющей  дороге,
ехали златоусой рожью.
     - Остановись пожалуйста, - вдруг среди поля попросил  Поэт  и  тронул
Миню за плечо. Миня подумал и притормозил. Поэт лирично вылез, развел руки
вширь, потягиваясь и, одновременно, пытаясь объять вселенную. -  Благодать
все-таки, - прошептал он. - Выходите, - крикнул он  друзьям  в  машине,  -
посмотрите какая здесь благодать. По этой пыли охота ходить  босиком,  эти
колосья охота трогать руками, выходите! Взгляните  на  ласковое  лазоревое
небо.  Ах  как  хочется  жить  в  такой  атмосфере,  чувствовать  себя   в
безопасности, ничего и никого не бояться,  знать  что  нет  в  таком  мире
подлых подвохов. Здесь обретают успокоение!
     Он снял обувь и босиком пошел в  злаки,  осторожно  раздвигая  золото
руками и вскоре скрылся в них с головой.
     - Чего он? - спросил Миня, - по нужде?
     Егор смолчал - сдержался. И параллельно подумал: "Шагая  по  жизни  -
теряя малое, мы приобретаем малое;  приобретая  великое,  мы  безвозвратно
теряем великое".
     Струны воздуха трогало порывами ветра, носились  стрижи,  гоняясь  за
мошкарой. Метра на два в сторону вдоль  дороги  лежал  мягкий  половик  из
подмятой колесами комбайна ржи  и  невдалеке  от  их  "черепашки"  в  этом
коврике Егор разглядел валявшуюся оторванную собачью  ногу  со  свисавшими
обрывками побелевшего мяса. Потом  их  обогнал  урчащий  мотоцикл,  везший
копнушку сена, и оставил сидеть в загашнике  из  поднятой  пыли.  Наконец,
вернулся несколько омраченный Поэт. Миня ему  ничего  не  сказал  и  завел
двигатель.
     - В воздухе стоит предчувствие войны, - возвестил Поэт. - Слышите?
     - Скоро дождь,  -  немного  с  обидой  сказал  Миня,  -  надо  успеть
вернуться до дождя.
     - Что-то физики в загоне, что-то лирики  в  загоне,  -  Поэт  туманно
мотнул головой и надолго замолк, кусая ногти.
     Остальную часть пути тоже ехали молча.
     Возле рощицы они уткнулись в песчаный обрыв речушки с шатким мостиком
на двух ржавых тросах, развернулись и загнали машину вглубь деревьев,  для
маскировки.  Миня  вытащил  рабочий  инвентарь  и  провел  инструктаж.  Не
мозолить  глаза,   действовать   оперативно,   слаженно,   при   нечаянном
обнаружении: женщинами - отшучиваться; мужчинами -  спрашивать  кратчайшую
дорогу к Бруумедару Копченому, коий здесь  сроду  не  работает,  но  якобы
работает; сторожами и охраной  -  бросать  вещественные  доказательства  и
половчее тикать в сторону  деревни.  Уяснили?  Да,  Егор  уяснил.  А  Поэт
спросил: "А нельзя ли машину как-то наверх оврага загнать, негоже говно  в
такую даль на собственном хребте таскать." - "Это  невозможно,  -  ответил
Миня, - да и мы много брать не  станем."  -  "Здоровье  надо  щадить,  оно
чахнет без внимания также скоро, как  от  чрезмерной  ласки",  -  повторил
мысль Поэт и они стали выходить из рощи,  а  пока  выходили,  Егор  что-то
хотел сказать, да  забыл,  загляделся  на  вытоптанный  коровами  луг,  на
убегающую змейкой дорогу и на окраину деревни, ершащуюся пыхающими дымками
печными трубами. С запада угрожал  густой  кисель  черной  тучи.  "Нет,  -
подумал Егор, - это все ж таки не мое, я бы не этого хотел в  идеале".  Но
тут он споткнулся, чуть не  упал,  и  Миня  вскрикнул:  "Внимательней!"  С
частыми оглядками они почти бегом дошагали до речки, берег  которой  порос
мягкими,   чуть   подвядшими   листьями   мать-и-мачехи,   протопали    по
раскачивающемуся мосту, придерживаясь за трос, и забрались  по  извилистой
тропке на верх оврага, осторожно раздвигая длинные жгучие плетья  крапивы.
Вдоль самого края обрыва стояла сетка забора и,  держась  пальцами  за  ее
проволочные ячейки, они стали протискиваться вперед, жаля  руки  и  осыпая
каблуками вниз глину. Вдали за забором виднелись  строения,  но  их  почти
закрывала высокая запущенная трава с одеревенелыми  стеблями.  "Не  просто
здесь удирать, - прошептал Поэт." - "Тише, догонять тоже нелегко."
     В одном  месте  забора  сетка  была  разорвана  и  скаталась  к  двум
суковатым столбам, - похоже здесь часто ходили, наверное работники  фермы,
жившие в деревне. В этот проем они и вошли и  Миня  сразу  взял  влево,  с
треском раздвигая траву. Запах стоял  отменный.  "Э,  -  крякнул  Поэт,  -
здоровое, ядреное!"  Тут  Егор  увидел  куда  они  следовали.  На  большой
прогалине высились здоровенные кучи чего-то непонятного,  скомканные  сюда
озверелым бульдозером, и над этими кучами гудящей  тучей  роились  мириады
нечистоплотных мух.
     - Сзади заходи, чтобы от фермы видно не было. Пригнитесь.
     - Давай вилы. Держи, Егор, а мы будем нагребать.
     Егор взял мешок за края,  а  товарищи,  с  трудом  выколупывая  комья
полузастывшей коры, стали их кидать внутрь. Горловина мешка почему-то  все
время оседала и закрывалась то с одной  стороны,  то  с  другой,  а  то  и
выскальзывала и тогда какой-нибудь ком падал мимо и рассыпался.
     - Хватит, тяжело будет. Подставляй следующий.
     Они торопились. Егор держал и  вдруг  увидел  перед  глазами  нелепую
панорамную картину, похожую на правду: Светлоярск полнится середнячком, из
которых каждый имеет дачу, машину (вернее всего - "черепашку"),  ездит  на
ней на ферму за ничейным, но чужим навозом, а когда возвращается домой, то
идет на завод, в контору или учреждение, откуда, уходя непоздним  вечером,
которым, если не имеешь хобби, ну  совершенно  нечего  делать,  кроме  как
обжираться, просаживать вереницы  часов  у  телевизора,  или  ссориться  с
близкими только лишь от неважного  настроения  и  усталости,  а  в  лучшем
случае играть в плотскую любовь и питать тщетные  надежды  на  может  быть
более удачливую судьбу  скудоумного  и  "безрукого"  максималиста-ребенка,
опять шляющегося по дворам, бегая, конечно, не от хорошего, как,  впрочем,
и не к хорошему; и вот, возвращаться  таким  вечером  домой  и  уносить  в
авоське  какой-нибудь,  пусть  самый  захудалый,  без  спроса  присвоенный
"кусочек" завода, конторы или учреждения. Эпидемия вороньего рефлекса...
     - Последний держи.
     - А все-таки ливень будет. Смотри тучи!
     - Да, пожалуй. Успеть бы назад  прорваться,  пока  слякотью  поля  не
развезло.
     ... а когда наступает конец лета, то  с  ужасом  убеждаться,  что  на
садовом участке опять с гулькин нос уродилось, потому что, если честно,  и
не доходили до него руки, пусть совсем и не от лени,  и,  чтобы  выйти  из
затруднения, приходится подъезжать к забору государственного  садоводства,
и перемахивать через него с вместимыми сумками, и обобирать там  ничейные,
но чужие и охраняемые деревья: ранета, груш, яблони, облепихи и еще  много
чего, и возвращаться нагруженными, избегая сторожей, и опять  возвращаться
домой, в общество таких же середнячков,  из  среды  которых  чаще  выходят
таланты не потому, что есть от чего, а от их невероятной многочисленности;
и опять с тревогой ждать  зимы,  а  зимой  -  с  надеждой  ждать  лета,  и
прожирать тонны еды, и уж совсем редко - ходить в гости к таким же как  ты
сам...
     - Ой! - ойкнул Миня и упал на  мешок,  повалив  его  за  собой.  Поэт
прыжком отскочил в сторону,  а  Егор  поднял  глаза  и  увидел  над  собой
откормленную морду племенного быка.
     - А я было испугался! - подбадривающе шепнул Поэт.
     - Спокойствие, - сказал Миня, успевший подняться. - Хороший,  хороший
мой... Не делая резких движений, берем хабар и отступаем.
     Бык провернул челюстью и громко замычал. Он так и  не  понял  причину
того, почему Любопытный Объект так  быстро  скрылся  в  щекотливых  былках
сухостоя, а "Любопытный Объект" показывал пятки и ферме, и морде  быка,  и
крапиве, а также забрасывал ох ставшие какими тяжелыми  мешки  в  багажник
"черепашки" и трясся словно  по  стиральной  доске,  выезжая  на  прибитую
первыми каплями дождя, но еще пыльную дорогу. Через  несколько  километров
их накрыл ливень, и елозили они, и буксовали по  грязи,  и  кидало  их  из
стороны в сторону, и невероятно вымотались они, пока не добрались до дачи,
в тепло и дымные запахи вкусненького.


                               Глава пятая

     - Дождь все идет, - повторила Виола и, отпрянув от стекла,  задернула
занавеску.
     Когда она отошла, Егор встал на ее место и вгляделся в льющие с  неба
потоки воды: капли, больше похожие на жирные струи, хлестали по  дрожащему
карнизу и отскакивали дребезгами; из всех щелей  дуло  и  брызжало  мелким
веером воды, отчего на подоконнике и на  полу  под  ним  уже  образовались
округлые лужицы; за окном же стояла сплошная серость и даже соседние  дачи
терялись во мгле. Дождь лил третьи сутки.
     Но еще вчера, после приезда и ошалелой ночи, когда дороги разбухли  и
растекались чмокающей склизью под сапогами,  они  поняли,  что  выехать  в
Город будет невозможно, потому что  они  всерьез  завязнут  на  первом  же
повороте.
     По  впитанной  с  молоком  матери  привычке,  они  в  любой  ситуации
чувствовали себя богами - что им ливень, который обязательно пройдет.  Это
даже хорошо, что есть на свете грозы, приносящие хоть какие-то разрушения,
а иначе жизнь  казалась  бы  уж  совсем-совсем  благоустроенной.  В  любой
ситуации они знали, придет кто-то и устранит эту досадную неисправность  -
разве они не боги, которые сообща знают и могут все, еще их  деды  успешно
правили миром? В  этом  они  были  бесповоротно  убеждены  от  ежедневного
наблюдения что во вселенной осталось одно людское - люди и людское, и  что
все, или почти все освоено, оседлано, приручено. Они подозревали,  что  то
немногое что еще осталось неосвоенным, скрыто -  где-то  за  всеобъемлющим
дымом  завода,  под  многослойным  асфальтом,  за  непоколебимыми  стенами
бетонных домов -  осадки,  насекомые,  инфекции,  но  это  не  более,  чем
недоразумение и щедрость божеская разрешала им это оставить.
     - Я кофе сделаю, - сказала  Виола,  в  третий  раз  за  утро  включая
кофеварку.

     ... Первым отказало радио. Атмосферные помехи с легкостью заглушили и
так-то едва принимаемые здесь радиостанции и  от  веселеньких  метеосводок
пришлось отказаться. Телевизор они не взяли, рассчитывая вернуться  скоро.
И тогда кольцо осады сузилось до предела. Хотя кое-кто из них  обрадовался
пленению - и взрослому иногда хочется потеряться, но потом  это  переросло
рамки вдохновения.  В  маленьком  садовом  домике  делать  было  абсолютно
нечего, если на улицу не высунешь носа. Даже когда они пару минут загоняли
"черепашку" под навес - и то вымокли с головы до пят и весь вечер сушились
у камина за игрой в карты. А ночью настал кошмар. Буря швырялась яростными
плевками, молотила по крыше, стеклам дождевыми хлыстами, буря хотела смыть
весь свет и находилась недалеко от цели.
     Егор ворочался. В полусне чудилось ему недоброе и  под  ужасный  стук
ставни он пробудился, но тут же накрылся одеялом. За долю  секунды  взгляд
выхватил колодезную глубину неба в рамке окна,  диск  луны  и  постороннее
движение в углу комнаты: жеманилась серебристая  ткань  занавески,  громко
стукнула  форточка,  впустив   хлопок   прохладного   воздуха,   и   ткань
превратилась в огромную летучую мышь,  взмахнувшую  крылами  под  потолок;
причудливо сгущая вкруг себя мрак. Если бы Егор был уверен  в  этом  мире,
нет сомнения, он смело выглянул бы и  убедился  в  напрасном  испуге,  что
никого в углу нет, что если там  не  должно  быть  никого,  то  и  нет,  и
почудилось. Но Егор не был уверен в этом мире. Чем больше он  размышлял  о
самых  глубинах  -  и  пропасть  эта  звала  его,   кружила   открываемыми
перспективами  голову,  наполняла  сладкими  грезами  счастья   созерцания
гармонии, но всего лишь созерцания, -  чем  больше  грезил,  во  сто  крат
отдаленней находил себя в мыслях от сего мира, становился немыслимо  чужим
и единственная и последняя сила, что еще удерживала их друг у друга  -  то
что мир был один и отвернуться было некуда. Тогда Егор начинал бороться со
своими страхами, он то из любопытства желал подсмотреть за непонятным,  то
вдруг отступал и тогда на арене появлялись два Егора, две рваные  неравные
половинки,  и  бились,  и  снова  бились.  Обе  кричали,  что   смерть   -
противнейшее из состояний, но одна - что отсутствие любопытства, а  значит
информации, а значит контроля за окружающим смерть, а другая  -  что  тот,
кто сейчас стоит с топором в углу (а ведь  это  неудивительно  в  зверином
мире) может подойти и, используя физическое  преимущество  потребовать  за
продолжение  существования  чуть  больший  выкуп,  чем  ты   можешь   себе
позволить. И тогда ты начинаешь быстро скатываться с той горы, на  которую
с превеликим трудом был вознесен обстоятельствами. Кстати, вдруг пришло  в
голову, неподкупный человек это не тот, который просит за себя больше  чем
могут дать, а просящий больше чем того стоит.
     Этот бред его окончательно пробудил и бросил в  холод,  что  лез  под
края одеяла. Но опять было  боязно  пошевелиться,  лишнее  движение  могло
привести к непредвиденным и страшным последствиям.  Впрочем,  могло  и  не
привести. Егор резко вскочил на кровати,  вдохнул,  зыркнул  по  сторонам,
вперившись почему-то в окно. Там по пленке стекла  завораживающе  сползали
гигантские слезы неба.
     - О-ох, - долгий вздох в углу - мощный оборот Егора - за спиной  уже:
"шлеп-шлеп" и вздыбилось крыло летучей мыши и опять удар  форточкой.  Егор
спрыгнул, шаря скорее выключатель, а как свет - сразу оглядывает  комнату,
но никого нет, только Поэт начинает шевелить губами во сне.
     - Фф-фу, - Егор прикладывает ладошки к щекам и  тут  только  замечает
грязный зеленый след через весь потолок, который  будто  оставило  одиноко
проехавшее колесо...

     - Вот и наш кофе, - объявила Виола, - подложи, Миня, сушек.
     Егор помог удобнее  развернуть  журнальный  столик.  Два  кресла  для
хозяев, запачканная засохшей краской табуретка и пылесос с  незаходящим  в
паз штепселем, из-за которого, мягко скажем, сидеть на нем удобно не было.
Они переглянулись и... Егору достался пылесос.
     - На всех сдавать?
     Виола в этот  момент  поставила  на  четыре  угла  столика  по  чашке
ароматного, дурманящего, черного с намеком на бахрому молочно-белой пены у
стенок.
     - Дурака учат!
     - Дурака не научишь.
     И начали играться. В карточки Егор играл бездумно: клал младшую, крыл
меньшей и, вообще, это получалось у него как-то автоматически; а сам в  то
время думал о постороннем, в разговоре  не  участвовал  -  лишь  улыбался,
отвечая на улыбки,  а  потом  Миня  стал  рассказывать  байки  -  так  они
застревали  в  мозгу,  варились  и  бултыхались.  И  как  во  снах  -  все
подсознательное зримо, а у него, в частности, про город, про город.
     ...и как давят собак на дорогах, и как шустрые злые крысы носятся  по
помойкам и залитым зловонной жижей подвалам, взносясь под  лучом  фонарика
на отсыревшие, обросшие бурой щетиной бетонные  стены,  и  как  космонавты
летят на орбиту, и как про министра,  который  жрет  как  лимузин.  И  как
кто-то еле дышит в переполненном ржавом автобусе, а за кем-то заезжают  на
золотом "высокородном" отвезти на базу отдыха на  краю  бора  -  ухоженное
озеро, прохладный воздух, лиловый пряный вечер. И как про полевые учения -
кислый дым, разъедающий глаза,  стрельба  по  странным  мишеням,  а  потом
бросок на Южный фронт, где повсюду груды кровоточащего человечьего мяса, и
опять стрельба по странным мишеням. И как про мир повальной дискриминации,
где из тех кто  "делает"  выигрывает  "первый".  Генетически  и  физически
здоровые люди в большей мере  владеют  миром,  чем  остальные.  Энергичные
стоят выше ленивых. Урожденные какой-либо  местности  увереннее  приезжих.
Специалисты  предпочтительнее  невежд,  а  интели  стратегически   сильнее
неучей. Вторые, наверное, крепче стоят на ногах, но первые впереди  -  они
могут успеть проскочить между  Сциллой  и  Харибдой,  а  вторые  могут  не
успеть. Эдакая философия успеха: чем больше людей устремляются вперед, тем
же для них и лучше...
     - Опять Пэ в дураках!..
     - Ч-черт, объегорили. Снова кукарекать... Ку-ка-ре-е-куу!!
     - Милый, ну почему ты ничего не предпринимаешь! - вдруг  промурлыкала
Виола. - Так мы никогда не выберемся, если будем только в карты играть.
     - А что прикажете, мадам? Делать.
     - Так а на что муж нужен! Ты и думай.
     - Виолетточка, - сказал Поэт, - мы  действительно  не  можем  уехать.
Выгляни на улицу.
     - Ну и не в карты играть.
     - А чем предложите заняться?
     Егор поднялся с пылесоса.
     - Пойду прогуляюсь, - буркнул он. - Вы покамись втроем.
     Он вышел в  прихожую,  натянул  на  голову  и  подвязал  все  тесемки
какого-то плаща-балахона, висевшего на вешалке и выскочил  на  крыльцо.  В
легкие сразу ворвался мокрый крепкий воздух, ветер ударил грудью о  грудь,
а кривые ятаганы дождевых  струй  полоснули  по  штанам  из-под  козырька.
Ветер-хищник обтек Егора и протаранил дверь избушки.
     - Миня! Закройтесь! - проорал Егор, перекрикивая свист  и  грохот,  а
когда изнутри заперлись на замок, порыв поутих, но все же остался грозным.
     Небо было  беспросветно  затянуто  вязкими  тучами.  Егор  плюнул  на
условности и сел на  мокрую  лавочку.  Он  почувствовал  себя  беззащитным
ребенком: перед ливнем, перед холодной  мерзкой  водой,  просочившейся  до
кожи и уже нет защиты и ты - голый перед дождем.  А  может  и  не  мерзкая
вода, а очищающая; жидкое зеркало,  фокусирующее  взор  в  колодезь  души,
открывающее лицо Богу. Ведь только поток чистой воды всегда может очистить
человека от налипшей грязи, промыть ему глаза и прочистить  уши.  Если  бы
человек мог очиститься сам, он бы давно это сделал - а он не может.  Нужна
внешняя сила. Как дождь. Дождь не ждет - льет. Он грозит тебе пальцем - не
шали! Всего лишь придумав краску, научившись использовать кремний и варить
пластмассы, ты не стал равен Создателю Вселенной.
     Егор промок. Медленно озябая, он вглядывался  в  вату  ливня,  сквозь
которую едва проглядывали  контуры  соседских  домиков.  Земля  набухла  и
превратилась в сметану, она больше  не  впитывала  море  влаги  и  каплища
божьего плача врезались в  поверхность  одной  гигантской  лужи,  объявшей
землю,  распластываясь  беспорядочными  кругами,  пузырясь  и  расползаясь
скоплениями пены. Уже река вышла из берегов  и  трава  скрылась  в  мутной
жиже. А вода с неба все низвергалась и прибывала, как будто  Перун  пустил
всю мощь свою через неведомое  решето.  Природа  неистовствовала,  бушевал
ветер. Птицы и зверье попрятались по убежищам. Но больше всего,  наверное,
досталось насекомым: комаров и мошкару, которых  не  унес  ветер,  прибило
гроздьями капель; не умевшие плавать жучки утонули, а нетонущих продолжало
обильно поливать. Всевозможные земляные  норы  окончательно  залило  и  не
помогали даже предусмотренные ухищрениями строителей в идеале всегда сухие
потаи. Смывало и топило все.
     Егор покрепче ухватился за перила и мок,  то  ли  думая  о  чрезмерно
обширном, то ли ни о чем не думая. Слой  уже  падшей  воды  достиг  первой
ступеньки крыльца и продолжал повышаться, он грезил Великим Потопом.  Вода
была на всем и везде, и властвовала над миром.
     Раздался щелчок щеколды и Егора болезненно пихнуло в  бок  плоскостью
двери.
     - Чтоб тебя!! - ругнулся Минилай и они вдвоем против ветра  с  трудом
вернули дверь обратно, приперев спинами,
     - Электричество вырубилось. И крыша потекла. Ёб.... .
     Егор промолчал.
     - Сука! Урожай погиб.
     И снова Егор промолчал.

     Дождь  прекратился  через  неделю.  Выглянуло  извиняющееся   солнце,
осветив вот что: на поверхности воды плескались  тусклые  блики  солнца  и
плавало какое-то дерьмо: щепки, какашки, кусочки нетонущей бумаги. Но  еще
больше всего этого было похоронено под толщей  воды  на  прибитой,  омытой
земле как подводная часть айсберга.
     Еще через неделю они смогли уехать  в  Светлоярск.  А  вот  в  бочке,
стоявшей под стоком крыши так  и  осталась  зеленоватая  вода,  в  которой
плескались смешные созданьица: паучки и головастики.


                               Глава шестая

     Словно плела  паутиновую  вязь,  тихо  играла  траурная  музыка.  Все
начиналось  до  неприличия  непонятно.  Вдалеке  появилась  черная  точка,
стремительно разрослась до огромадных размеров кошачьей морды  и,  лязгнув
челюстями, укатила вбок. Потом еще одна. И еще. И  пошли,  пошли  одна  за
другой сначала тоненькой  вереницей  в  очередь,  потом  потоком,  широким
бурлящим потоком.  Перед  лицом  стояла  оглушительная  зубодробилка.  Все
слилось в серые дрожащие тени. Механические  изумрудные  глаза,  как  огни
большого  города,  тянулись  до  самого   горизонта   и   надвигались,   и
надвигались, предчувствуя наживу. Музыку заглушил  шумный  крикливый  мяв.
Уши заложило, громче, еще громче, невыносимо громко...
     Проклятие! Так неудобно ехать, душно, голова болтается.  Тут  Егор  и
проснулся. Жарища, рубашка срослась со спиной. И сразу мысль:  а  какая  ж
это остановка? Автобус мчал по запруженному  машинами  проспекту,  а  Егор
вертел головой, вглядывался в окна и ничуть не узнавал  мест.  Хотел  было
спросить у соседа  где  ему  сходить,  но  как  назло  название  из  башки
вылетело. Серчишко заколотилось. Он сжал челюсти  и  руку  в  кулак  чтобы
успокоиться: спокойно, малыш, все идет путем.
     - Простите, - обратился он к ожирелому старичку, - сейчас какая будет
остановка?
     - Мна... - вякнул сосед. - Каво?
     -   "Федерации",   -   свысока   бросила   темпераментная    женщина,
приготовившаяся на выход.
     Егор в первый раз слышал. Он судорожно  ощупывал  карманы  в  поисках
клочка бумаги. Виола просто  сказала:  съезди  за  стиральным  порошком  в
хозмаг, всего четыре остановки на автобусе.
     Так и есть! Адрес остался на трельяже возле вазочки с  икэбаной.  Там
еще слева гребень и перчатки, а справа флакончик с супердухами.
     Автобус зашипел и открыл двери.
     - Постойте, женщина, а какая была предыдущая?
     Егор сорвался с сидения и выскочил на тротуар.
     - Предыдущая что? - высокомерно обернулась темпераментная  женщина  и
по лицу ее было видно, что она едва удержалась чтобы не клацнуть зубами.
     - Ну это... предыдущая остановка, - оробел Егор.
     - Та была "Обарже Козыря"...
     Опять промах.
     - ...а перед ней "Розовая". Достаточно?
     - Спасибо, - мрачно буркнул  Егор  и  присел  на  скамейку.  Мчащиеся
машины расплывались в полосы. "За порошком. Четыре остановки"...
     Проклятие! Я еще не вписался в этот  мир.  Видимо  потому  что  я  не
"акционер" его, не владею хоть малой его толикой. Другие владеют и  крепче
стоят на ногах, а я нищий. Егор не ожидал,  что  потеряться  окажется  так
просто. Раньше казалось все предусмотрено: подписаны улицы и номера домов,
в киосках продаются  карты  города,  а  приветливые  прохожие  с  радостью
объяснят дорогу. Оказалось не так. Вот он -  да,  сморило  от  невыносимой
жары, уснул и проехал лишнего. Как далеко проехал? Память  отвратительная,
не помнил ни названия магазина, ничего, ни адреса Мини. Всяко бывает.  Как
у Бога: знает все, а помнит мало. Однако, как же теперь узнать где я,  где
Минин дом и  насколько  это  далеко  отсюда.  А  денег,  жаль,  только  на
транспорт и порошок.
     Егор поднялся и, выбирая людей  посимпатичнее,  попробовал  объяснить
создавшееся положение. Первый сразу же отмахнулся: "Я не местный".  Второй
прежде всего спросил номер автобуса, на котором приехал Егор. Ибо  в  этом
месте проспекта в одну сторону проходит пять, два из которых экспрессы,  а
в обратную три маршрута. А на номер-то Егор и  не  обратил  внимания.  Кто
знал, что на  номер  надо  смотреть.  После  описания  местности  прохожий
заявил, что похоже, ваш Миня  живет  где-то  в  районе  РТЗ.  "Единственно
скажу, - говорит, - обратитесь в горсправку... ну или в полицию, но только
если фамилию Минилая знаете". И пошел. Третий прохожий всучил Егору мелкую
монету.
     Есть вдруг захотелось. Чтобы душевно успокоиться,  Егор  поплелся  по
аллее в сторону от проспекта. Дорожка, посыпанная кирпичной крошкой,  вела
вдоль и между многочисленных постаментов  с  гипсовыми  бюстами  различных
деятелей.  Между  памятниками  росли  симпатичные  пушистые  цветы.   Егор
развернулся в конце аллеи и снова вернулся к автобусной остановке. Тут его
взгляд поразил высовывающийся из-за  спинки  скамейки  еще  один  гипсовый
бюст. И сразу же точно кипятком ошпарило  -  скульптура  качнула  головой.
Егор аж отпрянул, но его добило - белый бюст встал и, смешавшись с толпой,
полез в подошедший автобус. Через миг в окне мелькает  обмотанная  бинтами
голова и уплывает в даль проспекта.
     Есть  все  еще  хотелось.  Егор  бесцельно  побрел  вдоль   тротуара,
рассматривая спешащих навстречу людей. Память  их  не  запоминала.  Взгляд
только опирался на какой-нибудь  кокетливый  беретик  и  тут  же  скользил
дальше, а в мозгу ничего не  менялось  и  ничего  оттуда  не  извлекалось.
Пустота. Из тянущихся рядком ларьков доносились запахи шашлыков,  стряпни,
и отчаянные призывы их  продавцов  в  грязно-белых  фартуках.  По  сигналу
светофора Егор перешел улицу и поднялся в огромный  стеклянный  универмаг.
Чего и говорить, было здесь красиво, прохладно. То темно-фиолетовые  полки
и прилавки с золотыми каймами и  начищенными  до  отблеска  зеркалами,  то
изумительного цвета белой ночи, то в жирно черном и красном. А  уж  товары
на полках блестели куда пуще своих полок и  девушек-продавщиц.  Но!  Но...
Разве что поглазеть на это великолепие... А люди все-таки покупали - и как
они только умудрялись выбирать из огромного изобилия вещей, большую  часть
из которых они видели в первый раз. Здесь то ли люди странные, или опять я
отстал в понимании мира. Не смешно как-то. На втором этаже  магазина  Егор
понял, что и не покупатель он одежды, пусть даже когда есть  деньги.  Ведь
ее  надо  выбирать.  Выбор  лучшего  среди  равных   -   проблема.   Поиск
необходимого среди возможно нужного - проблема. И-иэх, жисть!
     Внимание Егора привлекла неестественность позы одного покупателя, без
отрыва смотревшего в стену. И глаза...
     ... Ах, да это же манекен. И вон тоже - то-то ноги такие  длинные.  И
вон. И еще - их много тут.  Теперь  Егор  рассматривал  только  манекенов,
выискивая их среди настоящих людей. Один из них  смотрел  как-то  в  упор.
Егор уж прошел мимо, да обернулся - смотрит. Он подошел поближе.
     - Время не знаешь? - спросил манекен.
     - Нет, - ошеломленно.
     - Жаль, - и отвернулся.
     Как выбрался оттуда под открытое небо Егор не  помнил  -  выбрался  и
ладно, - и пошел куда глаза глядят, куда ноги тянут. У  одного  встречного
поинтересовался где найти справочное бюро, ему подробно  объяснили,  а  он
запомнил только где делать первый поворот,  а  остальное  сразу  забыл,  а
переспрашивать неудобно. Дошел до  этого  злополучного  первого  поворота,
спросил было еще у одного, а тот шарахнулся в сторону и  удалился  быстрым
шагом.
     Нет, странно, странно, странно все как-то. Махнул Егор рукой и забрел
в парк, где хоть было  прохладно.  Совсем  недалеко  от  входной  арки  он
наткнулся на уютную, увитую плющом беседку, смахнул с лавочки сухие листья
и блаженно растянулся. Очень сильно хотелось есть и горели икры. С этим  и
уснул.
     ..."Какой бы ни была жизнь, - вдруг встрепенулся Магистр,  -  сложной
или непонятной, не отчаивайся, оптимизм - вот твои щит и меч. Я  знаю,  ты
сильный, ты умеешь изменять себя, ты сможешь ЖИТЬ..."
     ...и: "Дерзай!" - сказал ему Всадник, и он дерзнул...
     Затекла рука от плеча до кончиков пальцев. Егор отупело приподнялся и
перевернулся  на  другой  бок,  лицом  к  стенке.  Было  совсем  неудобно.
"Ненавижу козлищ, - подумал он, - ибо  у  них  отсутствует  чувство  меры;
ненавижу баранов, ибо нет  у  них  гордого  самоосознания;  и  ягнят  тоже
ненавижу за то что растеряли они жизненную активность". "Да, да, это я еще
могу из себя выдавить. Ненависть, - второй раз подумал он. -  Не-на-висть"
- по слогам.
     - Ну чего разлегся! - закричали над ухом. - Им все Сот  мало  -  ишь,
норовят элитный парк загадить. Лодыри!
     Егор  проснулся.  Оставшееся  без  плюща  небо  загораживал   строгий
дворник.
     - Да поживее, говорю! Сваливай в Соты!
     - Понимаете... - начал было Егор.
     - Еще и разговаривай с ними! Уж побольше тебя понимаю, бомжина.
     Ударить не ударишь - за что, собственно? Егор обиделся и - чтобы хоть
согреться, теперь познабливало - пробежался до выхода  из  парка.  Супился
уже вечер. Он  придумал  что  ему  делать  дальше.  Он  зайдет  в  подъезд
какого-нибудь жилого дома и  переспит  в  пролете  между  этажами,  а  там
посмотрим. Он спать хотел.
     - Мил человек, - вдруг окликнули издалека  сзади.  Егор  обернулся  и
увидел  спешащего  с  припаданием  на  одну  ногу  рыжего  бородача.  Егор
терпеливо дождался, пока тот нагонит его, спешить было некуда.
     - Здоров, начальник, - еще не подойдя близ, обратился рыжебородый.  -
Да не бойсь ты меня, не съем. Я вот чего: свой свояка видит издалека.
     Одет он был так. Чрезвычайно прочные штаны, когда-то, видно, бывшие в
моде, а теперь выцветшие и стершиеся от долгого ношения, но не  потерявшие
былой прочности. Из той же ткани, что и  штаны,  была  куртка  на  плоских
огромных пуговицах. Кепка.  Вечные  ботинки.  А  через  плечо  пестрая,  с
надписями на иностранном языке сумка.
     - В Соты? - спросил рыжебородый.
     Егор подумал.
     - Да.
     - Вот вишь - ЧУТЬЕ! Это тебе не чих. Тодысь нам по пути.
     В  целом  спутник  оказался  неразговорчивым,  а  так  как   и   Егор
отмалчивался, слышалось только шарканье четырех  подошв  об  асфальт.  Так
миновали квартал.
     - Ну рассказывай, - наконец потребовал бородач.
     - Что?
     - Как звать, сколь лет. Рассказывать неча?
     - Егором зовут, - сказал Егор.
     Они снова помолчали.
     - Откель?
     - Понимаете... Понимаешь - сам не знаю. Я прошлого не помню,  очнулся
в лесу и пришел сюда вот.
     Бородач хмыкнул.
     - Сперва я подумал... будто я посторонний для  этой  планеты:  что  я
Наблюдатель, или выполняю задание; потом что  меня  из  райского  места  в
качестве наказания; и что из будущего; и что  сотворенный  воображением  -
чего только я не придумал, но  не  было  ощущения  Правды.  Только  потом,
собрав первые впечатления, понял что скорее всего был болен.
     Спутник лениво насвистывал себе под нос. Сказал:
     - Наверное. Кто еще  спросит,  ты  так  подробно  не  рассказывай,  а
только: "С мозгами не в порядке" - и баста. А меня Косяком зовут.
     - Приятно познакомиться.
     - Угу. Приятно. А вот скоро и придем,  осталось  у  моста  под  откос
спуститься.
     Они  спустились  вниз  по  улице  и  очутились  на  широкой   длинной
набережной площади, утопающей противоположным  концом  в  густо  сиреневых
тонах накатывающейся ночи. Влево с дороги сбегали частые  спуски  к  реке:
тропиночки и крутые бетонные автомобильные съезды, маскировавшиеся плотным
кустарником. В противоположной от  реки  стороне  вверх  по  склону  холма
размещались друг к другу вплотную приставленные зданьица, построенные  еще
невесть в кои века и кем. На площади было людно. Желтые, обрамленные витым
чугуном фонари  конкурировали  освещением  с  большими  витринными  окнами
прилегающих к  площади  рестораций,  игорных  домов,  борделей,  с  огнями
неоновой рекламы, с остатками солнца, с мрачным  именно  сегодня  месяцем,
выбравшемся из-за верхушек деревьев далекой тайги. Публики  было  изрядно,
причем  невиданная  роскошь  и  невиданная  нищета  мирно   соседствовали,
держась, правда, по  отдельности  разноцветными  пятнами,  между  которыми
вместо границы держался четко очерченный вакуум. У "крутоголовых" был свой
уголок площади, который они "застолбили" еще давно, там они  собирались  в
стайки и решали свои проблемы. Типари тусовались ближе к реке и к  обрыву,
а в одном месте так даже у них были  установлены  спортивные  снаряды  для
тренировок. На этой Площади свято блюли Пакт  о  ненападении,  и  разборки
претензий группировок друг к другу очень неодобрялись.  Время  от  времени
видны были прогуливающиеся полицейские патрули.
     Лидеры групп в парадных костюмах и миллионеры, президенты фирм и отцы
мафий  забавлялись  в  казино  и  салунах  -  об  этом   свидетельствовала
заполненная отборными авто охраняемая автостоянка. Они миновали  еще  одну
тусовку  -  блаженных  транссексуалов,  нарядившихся  как   на   маскарад:
королевские одежды с обильными  кружевами,  невероятные  парики,  брюки  в
обтяжку, сверхдлинные и мини-юбки.
     - Саундеров, - буркнул Косяк, - слава  богу,  выгнали,  а  то  больно
шумно было. И этих тоже - на мотоциклах.
     Им надо было идти на самый конец площади, теперь это Егор понял.  Там
под навесом были сколочены длинные деревянные лавки, а на  лавках  сидели,
но больше лежали  грубые  серые  тела,  и  редко  кто  из  них  был  укрыт
пожульканным покрывалом. Естественные  стены  с  трех  сторон  образовывал
густой кустарник, так что эта часть площади сужалась и образовывала тупик.
Впереди лавочек на подобии арены горел костер и копошились люди.
     "Бродяжки, - подумал Егор. - Когда-то я считал, что никогда  в  жизни
не стану бродяжкой, пока есть руки и голова. Оказывается, помимо них нужна
еще и ориентация на местности для самоутверждения на этой земле".
     - Слышь, Егор, - проговорил Косяк. - Коли водятся монеты, то можешь в
избе заночевать. Я знаю тут одну, - он показал на склон холма, - недорогую
хижину. Благодетельница наша, особенно в холода.  Без  еды,  конечно,  все
свое - только угол и кров, зато  ветер  не  поддувает.  А  вообще-то,  что
здоровому лета бояться - не зима, понятно,  перекантуешься,  пообживешься,
может и выскочишь с ямы.
     - С какой ямы? - рассеянно спросил Егор.
     - Слышь, Егор, мне надобно в одно место сходить, а ты устраивайся.
     И Косяк внезапно покинул его, а Егор продолжал по инерции идти в  том
же направлении. Его организм засыпал.
     Он встряхнулся.
     Толпа у костра бурно захохотала и он приблизился к ним. Лица  сидящих
кружком  казались  выветренными  или  красными  от  водки,  страшными  или
смешными, но непохожими, а верховодил над всеми некто Аугусто.
     - Красавица Изергиль, - вспоминал он какую-то шутку.  -  Обхихикаться
можо.
     И все чему-то смеялись.
     -  Когда  я  служил  в  войсках  -  это  Соломенский  округ,  поселок
Недоделкино, километров сорок от Багадага и все низиной,  низиной,  дорога
хреновая,  не  вылезешь,  если  развезет,  и  по  камышам,  но  это  когда
подъезжаешь к "точке", а до поселка отличнейшая. Во-от. Для  танков-то  не
проблема. Там у нас еще все говорили, молодые были: "Не  плюй  в  колодец.
Стоя над ним ты можешь простудиться". Во-от. А у нас офицер классный был -
представляешь, анекдоты выдумывал и нам на пробу подсовывал.
     И  Аугусто  стал  пересказывать  похабные,  омерзительные   анекдоты,
которые у них выдумывал классный офицер.
     Тут к костру неторопливо приблизился полицейский.
     - Огонь бы затушить полагается, братишки.
     - Холодно, - послышались выкрики.
     - Мы тихонько будем, смирно...
     - Какие-то претензии еще!..
     - Ничего не знаю, - твердо настаивал полицейский. - Здесь жечь нельзя
и я вам на исправления даю полчаса, - и отошел.
     Никто тушить и не собирался,  понятно.  А  бродяжки  продолжали  себе
травить разухабистые анекдоты, каждый из которых был в диковинку  Егору  и
бил хлесткой плетью по слуху и по  его  хрупкой,  но  духовности.  Каждый.
Плетью. Словно сговорились. Плетью. Плетью. Вжжи-и-жих.
     - Эй, паря, - окликнули Егора, -  я  правда  не  видел  тебя  прежде,
теперь твоя очередь.
     - Точно, новенький нам расскажет что-нибудь новенькое.
     - Мне нечего рассказывать, - почти с испугом сказал Егор.
     - Брешет, плешивый! Всякому что вспомнить есть.
     Говоривший подразумевал исключительно острое, животное - бабы, водка,
- и, говоря, едко подхихикивал напополам с кашлем.
     - Мне нечего... У меня с  головой...  я  болен,  у  меня  нет  ничего
такого, - со страхом отпирался Егор.
     - Вспомнил, балда стаеросовая! - вдруг воскликнули из  полутьмы,  все
посмотрели  в  его  сторону  и  огонь   тоже,   огонь   выхватил   ржавое,
исковерконное многостраданием лицо.
     Лицо с заиканием рассказало что  полиция  сегодня  делала  облаву  на
известное окружающим овощехранилище в третьем районе типовой  застройки  и
намереваются раскрутить  подделки  документов,  также  отчетливо  знакомые
присутствующим, так что надо быть готовыми.
     - А чего готовиться - не было ничего и точка.
     - С ожерельем на вые не так взвоешь, - ответили тут же,  -  и  многие
нехорошо покачали головами.
     - Пугаете, -  сказал  с  перезагорелым  облезшим  носом  и  оспинными
щеками, - не перепугаете. Пусть новенький что скажет.
     - Слово хоть вымолви, е... твою, хрен собачий!!!
     Егор аж взад подался.
     - Циники вы все, - громко обиделся он и пошел от костра в ночь.
     - Интеллигентишка! - заорали. - Шпион!!
     - Эй, паря, погоди, поговорим, - позвали Егора.
     И вдруг сзади на него кто-то напал и повалил напором в  траву.  Драки
не получилось. С  лавки  вскочили  еще  два  молодых  хлюста  и  принялись
лупасить по ребрам. Поверх молодых и на  молодых  налетел  еще  кто-то,  а
потом  остальные,  кто  не  спал,  повскакали   -   кто   разнимать,   кто
потренировать кулаки, кто в общем азарте, возникла куча-мала и только  это
и спасло Егора.
     Удивительно быстро подскочила  карета  "скорой  помощи",  на  которой
нескольких увезли в больницу. Там-то и отыскал Егора Поэт.


                              Глава седьмая

     - Адьютант Малыш!
     - Я!
     - Адьютант Малыш, узнайте какова температура воздуха на улице.
     Егор с величайшей  неохотой  поднялся  с  нагретого  места,  на  ходу
застегивая пуговицы шинели, поднял ворот и, топая сапогами по  деревянному
настилу, вышел из землянки, поскорее захлопывая за собой дверь.  Градусник
висел сразу же у входа  и  Егор  первым  делом  взглянул  на  него:  -230.
Температура катастрофически падала, два часа назад было минус шестнадцать.
Что ж, Природа тоже вступала в войну. Свободную Войну.  Мороз  щипал  нос,
уши, пальцы и прорывал оборону одежды.  Осторожно  ступая  по  замерзающей
глине, Егор пошел вдоль траншеи, бруствер которой возвышался над  головой,
потом свернул на менее  глубокую,  шедшую  параллельно  фронту.  Отсюда  с
помощью оптики можно было разглядеть противника.  Противников.  К  которым
добавлялась  теперь  и  непредсказуемая  погода.   Их   рубежи   проходили
километрах в трех вдоль темнеющей полосы леса. Все чего-то выжидали.

     Месяц назад началась война. Стояла шуршащая жара конца лета.  Вначале
был  полный  разброд,  партизанил  весь  мир,  но  потихоньку  люди  стали
концентрировать усилия, чтоб уж  действительно  не  быть  как  "каждый  за
себя", что было верхом абсурда, что было самым  острым  моментом  во  всем
этом (каком уже по счету!) тупике  жизни.  Появлялись  батальоны  Свободы,
Победы, Правды; объявились предводители и  полководцы;  более  близкие  по
духу группы восставших соединялись в Армии, которые метались и по  городу,
и  по  окрестностям  и   обрушивались   с   небывалой   яростью   на   что
заблагорассудится. Интересно, что самое страшное время почему-то оказалось
то, когда еще все были слабо вооружены, а тропы пополнения  оружием  плохо
проторены - в ход шли самоделки и все что оказывалось под рукой:  молотки,
ножи, кастеты, охотничьи винтовки. Но главное даже не  в  этом,  а  в  том
безумии,  которое  овладевало  людьми.  Шла  Священная  Свободная   Война.
Сближались до рукопашной и с остервенением рвали и  молотили  друг  друга.
Противника тогда как бы не было, была лишь жажда выживания. И только после
того, как, в конце концов, образовалось семь крупных армий, идейный хаос и
беспорядок эмоций слегка поутихли, можно было "считать  ресурсы".  Хотя  и
теперь понять лавину общественного взрыва не представлялось возможным.
     Армия молодежи за неприкосновенность Свободы, собственно  говоря,  не
знала чего хотела, видимо абстрактной вольной жизни, зато четко знала чего
не хотела.
     Армия " Женщины мира", среди воинов  которой,  впрочем,  женщин  было
менее половины, билась за свержение патриархата, против засилья мужчин  на
планете, против повального развала традиций.
     Легион Ангелов, или просто попы, требовали одного -  победы  Бога  на
земле,  но  уже  это  одно  являлось  увесистым  камнем   преткновения   и
разногласий.
     Армия гуманистов требовала  гуманности  в  отношениях  между  людьми,
строгого соблюдения всех прав человека и равенства людей.  Они  мечтали  о
царствии Искусства, Красоты, Художественности, однако на дух не переносили
любые насилования мозга и тела -  отвергали  лекарства,  табак,  алкоголь,
наркотики, даже науку, когда она становилась объемистой, зато ратовали  за
спорт.
     Далее, соратники, или Стальная Армада  считали  войну  главнейшим  из
искусств, а силу - стилем жизни и чеканно добивались своего.
     "Ученые",  или   Армия   Защиты   Прогресса   считали,   что   нельзя
останавливать  научную  мысль  и  техническое  развитие  цивилизации,   а,
наоборот, следует  ускорять,  ибо  в  этом  спасение  из  постигшего  всех
"тупика".
     И последняя армия, солдатом которой и был Егор, -  Правительственная.
Свободная  Война  началась  стихийно,  охватила  все  слои  и  вовлекла  в
противостояние большинство населения,  поэтому  правительство  не  посмело
назвать  это  восстанием  или  беспорядками  и  посему   профессиональная,
оплачиваемая из средств налогоплательщиков армия, так и осталась в стороне
нейтральным свидетелем. Как ни странно, Правительственные войска составлял
такой же простолюдин и обыватель, что и войска всех других сторон,  считая
и остатки неприсоединенных партизан. Так чего же добивалась эта, названная
столь громким именем армия? Она защищала тех, кому дорог  был  любой  мир,
защищала покой тех,  кто  хотел  спокойно  жить  и  работать,  хотя  бы  и
по-прежнему. Одним словом, эта армия собрала под свои  знамена  всех  тех,
кто не видел тупика жизни или не хотел видеть, или считал его глупостью.
     Впрочем, так было вчера. Кто же  с  кем  воевал  сегодня  знали  лишь
высшие командования, а может быть и не знал никто.

     Егор еще раз провел взглядом по белому замерзшему полю  с  множеством
чернеющих холмиков - накануне поработала артиллерия. По  ту  сторону  поля
молча выжидали и видимо тоже  удивлялись  каверзам  погоды  бойцы  Легиона
Ангелов.  Насмотревшись  на  хрупкую  тишину  и  прилично  озябнув,   Егор
скользнул по траншее в тупик, где солдаты устроили сортир и исполнил  свои
дела.
     - До-олго ходил! - удивился лейтенант, который, укутавшись в  одеяло,
размечал на карте позиции.
     - Я, товарищ лейтенант, в сортир бегал.
     - Сколько? - спросил Поэт, не отрываясь от окуляров перископа.
     - А... минус двадцать три, - вспомнил Егор.
     Лейтенант присвистнул.
     - Однако! - отозвался из угла и радист.
     - Товарищ лейтенант, - позвал Поэт, -  а  враг-то  наш  призадумался.
Молчит, стерва.
     - Ужинает, наверное.
     - Да не, - сказал Егор, - приморозило.
     - Зимой не навоюешься, братцы, вот что я вам скажу.
     - Я одного не понимаю, - сказал лейтенант Мога, оторвавшись от карты.
- Разве ж мы тоже не хотим хорошей жизни? Чего ж  они  все  повылазили-то!
Им, значит, надо, а мне не надо? А мне может еще  больше  надо.  Собрались
бы, решили тихо-мирно раз и навсегда все проблемы.
     - Товарищ  лейтенант,  так  ведь  на  то  и  Тупик,  что  тысячи  раз
собирались и ничего не смогли решить. Дело в том, что из миллиардов людей,
по сути, ни один не знает чего он хочет и чего он будет хотеть  в  течение
своей жизни. В этом дело. Вот даже если к любому  подослать  психолога,  а
тот задушевно так  спросит:  "Скажи  мне  четко  чего  ты  хочешь,  только
существенное, а не облепившую тебя житейскую шелуху". Человек покопается в
душе - а ведь он и раньше там копался - и  четко  назвать  только  что  из
шелухи сможет, а под шелухой плита. Он ее ни откусить,  ни  проломить,  ни
вытащить - что за плита не знает. Мечется. Всю  жизнь  каждый  мечется:  и
молодой в неведении, и старик мудрец в неведении  -  подвижки-то  никакой.
Вся разница только в том что к старости люди костенеют, если не  предаются
упражнениям, а плита как была, так плитой и остается.
     Поэт оторвался от своей трубы.
     - Возможно, это и имеет место для ищущего  человека,  а  слабый,  или
наглый, или ловкач закрывается обеими ладошками от  метаний  и  устремляет
взгляд сразу на практику и говорит: " Вот мне так и так  по  необходимости
дана задача прожить жизнь. А пусть будет неважно кто я и  где  я,  главное
поцепче ухватиться, пошире расставить ноги и прожить как  можно  легче,  с
меньшими  потерями,  страданиями,  терзаниями,  а  возможно   даже   и   с
наслаждением.
     - Представьте, - вдруг подал голос Егор, - что мы, играючи, строим из
песка городок и садим туда тараканов. Мы наблюдаем за теми,  кто  помогает
нам - неторопливо ползает взад-вперед. А того жука, который  все  пытается
выкарабкаться по стене - вот непонятливый! - мы терпеливо сталкиваем вниз.
Того одного, который мечется. За  редким  исключением,  правда,  мы  вдруг
смилостивимся и отбрасываем его в траву, беря за туловище или  лапку,  или
мы отвлекаемся, и он успевает убежать сам - тогда он навечно вычеркивается
из игры.
     - Странная эта штука - жизнь!
     - Ненавижу тех тараканов, которые там остаются сидеть. Тех, кто хочет
легко прожить жизнь, прогибаясь под обстоятельствами, - сказал Поэт. - Всю
жизнь против них бьюсь. Никогда не поверю, что невозможно всем сплотиться,
блин, и устроить на земле приличную атмосферу для жития. Для ВСЕХ.  Многое
ведь от отношений зависит и от  душевности.  Чтобы  каждый  пообещал  жить
так-то и так-то и всю жизнь с охотой выполнял обещанное. А то тычемся  как
слепые котята в разные стороны в зависимости  от  настроения.  Нет,  точно
говорю, своим ходом идти к идеалу слишком долго. Надо скачком,  надо  всем
одновременно.
     - Ты хочешь, - сердито кинул радист, - я понял, чтобы  остались  одни
сильные? Но среди любых сильных всегда будут свои  слабые.  Причем  слабые
скорее хотят чтобы не было сильных, чем самим сделаться равными им.
     - Лично я не хочу быть слабым, - сказал Поэт. - И я  не  умру.  Пусть
они дохнут, а я все сделаю для того, чтобы выжить. Потому что  то,  что  я
копошусь - для них страдание и приближает их к  свету  и  истине,  но  они
многое - не все, конечно, - но многое отдали бы за то, чтобы  меня  вообще
не было, а их оставили в покое. Но я буду жить и буду копошиться.
     Поэт откинулся на спинку стула и закрыл  глаза.  Внезапно  оказалось,
что в землянке довольно холодно. По полу несло стужей.
     - Перестаньте мозги выкручивать, - приказал лейтенант.  -  Правильное
решение всегда красиво и просто. А раз не дотопали, то и воюем себе. И еще
тысячу лет воевать будем.
     Поэт, пошатываясь, встал и упал на койку.
     - Знобит чего-то. Я посплю, товарищ лейтенант, не могу.  Будите  чуть
что, - сказал он и укрылся грубой серой шинелью.
     - Что ж раньше-то не сказал. Да спи уж. Рядовой Егор, вскипятите  ему
чаю.
     Напоили кипятком и тогда  только  Поэт  тревожно  уснул.  Его  сильно
морозило, почти колотило, он ворочался, поджимал ноги, втаскивал под  себя
края одеяла.
     А и Егору уже надоел этот мир. Пора было уходить - да куда уйдешь!
     Он снова выглянул из землянки и по градуснику отметил похолодание еще
на три деления. Повалил снег - густыми хлопьями и земля пригревала его  на
своей остывающей, но еще теплой груди. Далеко со стороны  деревни  хлопали
редкие выстрелы. Все  небо  и  горизонт  были  задернуты  плотным  снежным
туманом, который прикрывал и невидимого теперь противника.
     - Егор! - выкрикнул из блиндажа лейтенант Мога. -  Я  разговаривал  с
командующим  Мятовского   форта,   они   подобрали   перебежчика   и   тот
предупреждает о готовящемся наступлении по  всему  фронту,  намечаемом  на
семь часов утра  завтра.  Предваряющий  атаку  час  будет  использован  на
артподготовку. Адъютант  Малыш,  предупредите  об  этой  акции  командиров
второй, третьей и четвертой рот. Идите... Сержант Паблиус, соедините  меня
с секретарем Генштаба Правительственной Обороны...
     Егор выскочил в сумеречную холодрыгу и побежал по рву, втянув ладошки
под обшлаги шинели. На неприкрытую ничем его пепельную шевелюру  торопливо
оседали снежинки. Где-то в тропосфере натягивались последние метры плотной
шторины и внезапно  стало  темно,  как  в  захлопнутом  сундуке,  а  поток
сыплющегося снега быстро увеличивался. Уши и нос чуть-чуть не отваливались
и, наверное, стали белее снега.
     Когда он прибежал обратно  в  штабную,  лейтенанта  не  было  -  ушел
проверить посты. Поэт сипло храпел, а радист сказал ему:
     - Ты, Егор, тоже ложился бы, завтра встаем в четыре утра.
     Егор расправил раскладушку и лег.
     - Скорей бы уж кончилась эта неразбериха, - зевнул он.
     - Не знаю, - буркнул радист. -  Тупик  -  это  неспроста.  У  большой
машины опять где-то отвинтилась гайка. А я подумал, все знаешь из-за чего?
Золотое Правило гласит: выигрываешь в  важном,  проигрываешь  в  не  менее
значительном.  И  если   природа   выбирает   господство   множественности
экземпляров: трав, деревьев, молекул, людей и этим замечательно прикрывает
большие бреши в устройстве мира, ну, скажем,  воспроизводство  компонентов
мира становится дешевым, а приходящему  в  мир  новичку  достаточно  легко
привыкать к жизни, а значит получались и гибкость и устойчивость  мира,  и
запас прочности. Но зато когда, например, людей невообразимо много,  то  к
каждому в отдельности интерес остается маленький,  вот  и  терзаются  люди
своей незначительностью. А ведь  надо  всего  лишь...  Надо  чтобы  каждый
человек чем-нибудь очень отличался от остальных - полезным или  необычным,
тогда бы он чувствовал большее  внимание  со  стороны  других  к  себе,  а
следовательно имел большую ответственность. Вот чего -  ответственности  у
людей нет, оттого что привыкают они быть маленькими. И прячутся  вечно  за
кусты и спины.
     Егор мерзло поежился и в который раз зевнул.
     - А то учинили абсурд. Война! Война науки с искусством, реальности  с
вымыслом, безобразной правды с художественно обоснованной ложью.
     Радист замолчал и скоро Егор  уснул.  Ему  снились  детские  парки  и
аттракционы: летающие качели, визжащие карусели, комнаты радостного ужаса,
возносящее  над  миром  Чертово  Колесо,  смех,  веселье  и  сотни,  сотни
счастливых мордашек.
     ..."Спроси о чем-нибудь, если хочешь", - ласково похлопал по загривку
Магистр. Я хотел спросить - кто он сам такой, но  спросил:  "А  зачем  это
все-таки было нужно? Для чего? во имя какой цели?" Он задумался. "Не знаю,
- проговорил наконец. - Мы  всего  лишь  крохотные  муравьи  в  бескрайней
пустыне Сущего. И Боги - это тоже крохотные  муравьи,  и  сама  пустыня  -
мизер самой себя. Поверь, это очень трудно понять..."
     Утром ни свет ни заря Егора расшевелил радист. Егор  потряс  головой,
отгоняя сонливость, потом быстро вскочил  и  поделал  зарядку  чтобы  хоть
слегка согреть тело. Ох как не хотелось на стужу. Но он был солдатом и его
мнения никто не спрашивал, он был роботом.
     Снег уже не валил, а мороз держался очень серьезный.  Артобстрела  не
было. Навстречу встречались расползающиеся по укреплениям солдаты.  И  тут
что-то заставило Егора взглянуть назад, еще дальше землянки, где стояли их
орудия, прикрытые брезентом и ветками.
     На ящике со снарядами грустно сидел Поэт и Поэт  тоже  увидел  Егора.
Потом он посмотрел вдаль, вдруг вскочил и закричал:
     - Поостыли! Поостыли! - и забился в бешеной пляске, а  потом  упал  и
стукнулся головой о станину  орудия.  Егор  скорее  выбрался  из  окопа  и
бросился к нему, но Поэт уже не двигался.  Высунулся  лейтенант,  хмыкнул:
"Допрыгался!" - и пошел, побежал,  оттирая  иней  на  щеках,  в  землянку,
вызывать врача.
     Кровь прилила к вискам Егора. Он теребил, тормошил Поэта, ждал  чуда,
порывался  куда-то  бежать.  Через  час  пришагал  радостный   по   поводу
объявленного перемирия врач и засвидетельствовал у Поэта истощение сосудов
сердца.
     Нет, думал Егор, они такие не  оттого,  что  плохо  воспитаны,  и  не
оттого, что обозлены миром и потеряли рассудок.  Нет,  они  в  своем  уме,
только очень умны и хитры. Они сознательно живут по волчьим законам и даже
знают почему. Они сознательно (Сознание - сила!) хотят, чтобы  мир  был  и
оставался таким - миром хищных зверей. Они, воспитанные волками, - великие
психологи, интеллектуалы с ледяными сердцами. Они - люди,  у  которых  нет
сердца. Вот кто они такие.