Версия для печати

                        Владимир Волков

                         ВЕЛИКАЯ ТАЙНА

                               1.
     У костра молча сидели двое:  грузноватый мужчина лет сорока
с  короткой  русой бородкой,  в штормовке и кирзовых сапогах,  и
невысокий сгорбленный старик,  чье  скуластое  лицо  от  жестких
северных ветров,  солнца и прожитых лет стало похожим на печеное
яблоко.
     - Скажи,  Алексей,  ты не боишься?  - спросил вдруг старик,
помешивая кипевший в котелке суп.
     - Нет. А чего я должен бояться? - чуть усмехнулся второй.
     - Великая тайна всегда пугает.
     - А тайна действительно великая?
     Старик оставил варево и некоторое время смотрел в вечернее,
фиолетово-зеленое небо.
     - Да,  - наконец вымолвил он с необычайной серьезностью.  -
Эта тайна действительно великая...
     - Суп готов.  Давай быстрей поедим - и  спать,  завтра  нас
ждет трудная дорога.
     Лежа в палатке под легкое  похрапывание  спутника,  Алексей
Багненко долго не мог уснуть. Он вспоминал.
     Перед его глазами,  будто это было вчера, встал день, когда
он,  тогда еще совсем молодой геолог, только что прибывший в эти
места, впервые увидел Хоора.

     Алексей прогуливался в одиночестве по  берегу  реки,  вдоль
которой протянулся маленький поселок,  где располагалась база их
экспедиции.
     Взгляд его   случайно   задержался   на  пожилом  полуголом
мужчине,  сидевшем на торчащей  из  воды  коряге  с  самодельной
удочкой в руках.
     Сзади к  нему  подбежала   стайка   замурзанных   скуластых
мальчишек  лет  по  восемь-десять,  и  принялась  что-то  громко
выкрикивать  на  своем  языке  -  наверное,  дразнить   старика.
Несколько камешков упали в воду рядом с поплавком.
     Рыболов неторопливо  встал  и,   обернувшись,   внимательно
посмотрел в сторону шкодливых ребятишек.
     Тишину июньского полдня прорезал дикий,  многоголосый визг,
как   будто   одновременно  десяток  бензопил  вонзили  зубья  в
неподатливую древесину. С быстротой, изумившей бы любого тренера
по  легкой  атлетике,  малолетние  хулиганы  унеслись  в  разные
стороны.
     Геолог почти   сразу   забыл  об  этом  случае,  с  головой
погрузившись в дела.  Вспомнилось ему это через несколько  дней,
когда он увидел этого человека среди рабочих своей партии. Тогда
и выяснилось,  что его зовут Хоор.  Были у него, наверное, имя и
фамилия.  Но  они  остались неведомы Багненко:  никто не называл
старика по-иному, и Алексей не стал исключением.
     Он очень  быстро  обратил  на  себя  внимание  геолога.  Он
заметно выделялся среди как местных аборигенов,  так  и  здешних
русских.
     Он не пил водки,  не курил,  был равнодушен даже к крепкому
чаю,  без которого не мыслили свое существование таежные жители;
отличался правильной речью, не содержащей нецензурной брани.
     А его  высказывания  на  философские  и  политические  темы
поражали своей точностью и глубиной,  а иногда и отдавали  явной
крамолой.
     Именно эта склонность пофилософствовать,  да  еще  изрядная
эрудиция - Хоор неожиданно оказался знатоком истории, и не столь
давней и древней - пожалуй, больше всего удивляла в нем Алексея.
     Причем, достоверно было известно, что Хоор нигде не учился,
да и вообще, кажется, не покидал этих краев.
     И, было еще нечто иное...
     Может быть,  то,  что старик никогда не смеялся и почти  не
улыбался, а лицо его иногда приобретало выражение некоей давней,
неизбывной скорби.
     Как-то, при  случае,  Багненко  попытался расспросить о нем
одного рабочего - парня из того же поселка, что и Хоор.
     Услышал он очень немного,  да и,  признаться,  не был особо
настойчив.
     Старик обретался  в  поселке  уже очень давно и числился на
пенсии по здоровью.
     Жил он  в  убогой хибаре вместе с полусумасшедшей немолодой
женщиной - латышкой из высланных;  близкого знакомства ни с  кем
не водил.
     Зимой и летом подолгу пропадал в тайге,  но большой  добычи
не приносил.
     В поселке у него была смутная слава колдуна  и  знахаря,  и
вроде бы он иногда лечил, не забывая взять плату.
     Сам работяга   считал   Хоора,   если    сказать    честно,
всего-навсего обыкновенным, малость чокнутым старикашкой...
     Сезон закончился,  и вскоре этот необычный человек выпал из
памяти геолога, как забывал он многих и многих.

     Три или  четыре  года  спустя  Хоор  встретился на его пути
вновь.
     Тогда их маршрут прошел много севернее этих мест,  у самого
Полярного круга.
     Экспедиция остановилась  в  глухом забытом богом и властями
селе. Настолько глухом, что в нем имелся даже настоящий шаман.
     Именно к  нему  и отправился движимый любопытством Алексей.
Тут и увидел он, сильно удивившись, своего старого знакомого.
     Хоор сидел прямо на голой земле, перед маленьким костерком,
протянув ладони к огню,
     Багненко, остановившись,  поздоровался с ним,  но тот никак
не отреагировал, продолжая отрешенно глядеть в пламя.
     Пожав плечами,  геолог  оставил попытки завязать разговор и
отправился своей дорогой.
     Шаман оказался  уже дряхлым старцем,  согнутым почти вдвое,
и, что бывает редко среди северных народов - совершенно лысым.
     На вопросы гостя он с хитроватой ухмылкой заявил, что давно
не камлает,  не вызывает духов, всю премудрость предков забыл, и
вообще,   молодому   русскому   ученому   стыдно  верить  всяким
глупостям.
     Слегка раздосадованный,   Багненко  уже  собрался  покинуть
ветхое,  изобилующее тараканами жилище,  когда вдруг, словно сам
собой,  у него вырвался вопрос:  не знает ли хозяин как поживает
его знакомый - Хоор.
     Старый шаман  мгновенно  отвернулся  к  стене  к забормотал
что-то неразборчивое, всем своим видом показывая, что не намерен
продолжать беседу.  Но Алексею почудилось,  что перед этим в его
глазах мелькнул неподдельный страх. Геолог ушел, так ничего и не
поняв.

     Судьба надолго, очень надолго увела Багненко далеко от этих
краев. Он вернулся лишь несколько дней назад.
     В нем  почти  ничего не осталось от того молодого,  полного
сил и радужных надежд человека,  каким он когда-то появился тут,
давно  уже он оставил геологию,  переменив немало профессий.  Он
постарел,  его бросила женщина,  ради которой он сам  оставил  в
свое время жену и двоих детей,  был нищ,  как церковная мышь,  в
общем, потерпел полное крушению в жизни.
     В своем  родном  Харькове  он  влачил жалкое существование,
перебиваясь случайными,  весьма  ничтожными  заработками,  думая
только о том, чтобы выжить. А потом вспомнил кое о чем.
     Именно в здешней тайге,  в самых глухих медвежьих углах ему
изредка  попадалось  в ручьях и реках золото.  Его было немного,
совсем немного,  даже не хватило бы для захудалой  старательской
артели. Но для него одного этого было вполне достаточно.
     И вот он прибыл сюда, в тот самый поселок, где начинал свою
карьеру геолога.  И вновь встретил Хоора.  Вернее,  сам Хоор его
нашел.
     Хоор, почти   не   изменившийся  со  времени  их  последней
встречи,  совершенно неожиданно пришел в  дом,  где  остановился
Багненко,  и после краткого обмена приветствиями,  предложил ему
открыть (он сказал - "отдать") великую тайну.
     - Это тайна твоего народа?  - удивленно спросил огорошенный
столь неожиданным оборотом дела Багненко.
     - У Хоора нет народа,  который он бы мог назвать своим, - с
глухой печалью ответил старик.  - Это тайна иных времен  и  иных
народов.  Узнав  ее,  ты  станешь  богат и знаменит.  Ты ведь за
богатством явился сюда?
     И, не обращая внимания на удивление геолога, продолжил:
     - Если ты согласен,  то скажешь мне об этом завтра вечером,
я  сам  к  тебе  приду.  Я не поставлю тебе никаких условий и не
возьму с тебя никакой платы;  единственное - ты не должен будешь
ничего спрашивать у меня, до того как мы доберемся до места.
     И старик   сразу   ушел,   оставив   Багненко   в   крайнем
замешательстве.

     Весь остаток вечера,  и почти весь следующий день он провел
в раздумьях - как ему поступить.  Что-то  подсказывало  Алексею,
что  старик  не  лукавит,  говоря о великой тайне,  и ему ведомо
нечто действительно необычайное.
     Но что именно?!
     Почему, говоря  об  этой  своей   тайне,   его   собеседник
упомянул,  что  она  принадлежит каким-то иным народам?  И каким
образом обладание ею сделает его богатым и знаменитым вдобавок?
     Он припомнил все местные легенды,  перебрал в памяти все то
немногое,  известное ему о Хооре,  но так ничего  подходящего  в
голову ему не пришло.
     Появлялись у  Алексея  и  смутные   опасения   относительно
загадочного предложения. Но что в самом деле могло угрожать ему?
Старик не походил ни на маньяка-убийцу (о них здесь, слава Богу,
и  не  слыхали),  ни  на  сообщника  бандитов.  Да  и  зачем он,
немолодой,  нищий интеллигент  может  понадобиться  каким-нибудь
уголовникам? В конце концов Алексей решил идти.
     Об этом он и сказал появившемуся в условленное время Хоору.
     - Я знал, что ты согласишься, - как-то странно улыбнувшись,
ответил тот.  - Собирайся,  мы выходим завтра, у меня уже готово
все, что нужно ...

     Проходили ночные часы,  а Багненко не засыпал, раздумывая -
правильно ли он поступил, последовав за этим человеком?

                               2.
     Встав и  наскоро  перекусив,  путники  свернули  палатку  и
двинулись в дорогу.
     Они шли непролазной тайгой,  без малейших следов  человека.
Их  окружал  мутный  полумрак,  стоявший под пологом вековечного
леса, зеленая мгла, без единого проблеска солнца.
     Местами ветви  елей  и лиственниц переплетались между собой
так густо,  что приходилось едва ли не проползать  под  ними  на
четвереньках.
     Длинные бороды лишайников свисали  до  самой  земли,  запах
тлена   висел  в  воздухе.  Сапоги  глубоко  увязали  во  мху  и
перепревшей хвое.  Глухую тишину нарушали изредка  только  крики
кедровок и перестук дятла.
     На их  пути  оказывались  жуткие   буреломы,   похожие   на
баррикады из огромных костей.  Перебираясь через них, достаточно
было сделать одно неверное движение,  оступиться - и торчащие во
все стороны,  подобно рогам мертвых чудовищ,  сухие острые сучья
грозили пропороть тело насквозь.
     В лесном   безветрии  мошкара  висела  густыми  облаками  -
временами казалось,  что идет  черный  снег.  Мерзкие  насекомые
буквально терзали Алексея, накомарник почти не помогал.
     Они вброд  переходили  многочисленные  речки   с   быстрым,
валящим  с  ног  течением.  Долины их покрывала трава много выше
человеческого роста,  перевитая диким хмелем.  То были настоящие
травяные джунгли.
     Поминутно они  натыкались  на  глубоко  ушедшие   в   почву
замшелые камни, сгнившие стволы, принесенные паводком.
     Несколько раз Багненко  едва  не  проваливался  в  глубокие
промоины, скрытые густой зеленой стеной, и только внимательность
Хоора спасала его.
     Удары сердца  глухо  отдавались  в мозгу Алексея,  легкие с
шумом  втягивали  тяжелый,  застоявшийся   воздух,   наполненный
терпкими испарениями хвои и багульника, жара до предела изнуряла
его,  пот,  пропитавший  одежду,  горячими  струйками  стекал  в
сапоги.
     Уже не раз успел он проклясть про  себя  ту  минуту,  когда
нелегкая понесла его идти с Хоором черт знает куда,  за какой-то
тайной.
     Сам старик,  между прочим, несмотря на годы, шел без особых
усилий,  его,  хотя и участившееся дыхание,  оставалось  ровным.
Именно  это  и  останавливало  Алексея,  когда мысль потребовать
отдыха становилась особо настойчивой.  В самом деле - жаловаться
на усталость человеку, самое меньшее в полтора раза старше себя?
Ну, нет уж...
     Перед глазами  Алексея уже начали вспыхивать красные круги,
когда его спутник объявил привал.
     После краткого  отдыха,  с едой всухомятку,  они продолжили
путь.
     Так, в дороге,  перемежаемой небольшими остановками, прошел
день. За это время они не перемолвились и тремя десятками слов.

     Уже на закате  Хоор  свернул  к  высокому  холму  в  центре
обширной поляны.
     - Тут переночуем, - коротко бросил он.
     Стряхнув с   плеч   ружье   и   рюкзак,  Багненко  принялся
остервенело ломать хворост для костра,  пока Хоор ставил палатку
и открывал консервы.
     В той стороне,  откуда надвигалась ночь, горизонт заслонили
уже недалекие, голубеющие в вечернем сумраке горы. Геолог смутно
догадывался, что они идут именно к ним.
     Они ужинали в молчании.
     Промозглый ветер шевелил углы костра.
     Поев, Алексей забрался в спальный мешок и тут же погрузился
в глубокий сон без сновидений.

                               3.
     Приложив ладонь к глазам, Багненко смотрел на громоздящиеся
перед ним хребты.
     На тысячи   метров  вздымались  отвесные  стены,  окутанные
серебристой дымкой  прозрачного  тумана.  Высокие  башнеобразные
пики  и  бездонные  пропасти;  могучие кряжи,  изрезанные узкими
извилистыми каньонами,  кремнисто  блестящие  обрывы,  морены  и
камнепады, белеющие на вершинах вечные снега ...
     В вышине можно было различить и изумрудные пятна альпийских
лугов,  и  темную  зелень  леса,  и  серовато-зеленоватый покров
горной тундры.
     И все же здесь царил мертвый камень.
     С сомнением оглядывая лежащий  перед  ними  пейзаж,  геолог
думал, что куда бы Хоор его не вел, конечный пункт дороги совсем
рядом.
     Эти горы были известны как почти непроходимые ...

     Миновав два стоявших друг напротив друга изъеденные ветрами
и непогодой утеса, путники вступили в узкое ущелье, дно которого
было завалено обломками скал.
     Они поднялись по каменистой осыпи к  крутому  склону  густо
заросшему кедровым стланником и карликовыми елями.  Багненко уже
почти понял, куда они идут.
     Интуиция не  обманула  геолога.  Они оказались перед устьем
пещеры,  почти невидимой в густых зарослях.  Кончился их путь по
земле,  начинались подземные странствия. Старик молча вытащил из
рюкзака за плечами фонарь "летучая  мышь" и принялся  заправлять
его керосином из объемистой жестяной фляги.
     Испытав мимолетное чувство  превосходства,  Алексей  извлек
свой японский фонарь,  купленный на последние деньги перед самой
поездкой сюда.
     - Держи  его  наготове,  но  не зажигай без надобности,  он
пригодится  потом,  -   деловито   произнес   старик,   удостоив
заграничную вещицу равнодушным взглядом.
     Ни величественных готических залов с колоннами  причудливых
сталактитов,  ни  чарующих  подземных  озер,  ни прочих пещерных
красот им не попадалось.
     Бесконечный извилистый  каменный  коридор  медленно  уходил
назад в тусклом,  красноватом свете "летучей мыши" - Хоор  берег
керосин и прикрутил фитиль до предела. На расстоянии чуть больше
вытянутой руки впереди них была стена густого мрака,  и такая же
стена позади. Они двигались в маленьком пузыре света.
     Шаги их гулко гремели в тишине пещеры,  временами напоминая
поступь  тяжелых  копыт.  Эхо  отражалось  от  стен,  двоилось и
троилось.
     Воображение нервного  человека  с  легкостью  нарисовало бы
целеустремленно  преследующее  их  некое  хищное  чудовище,  чьи
багровые глаза полыхают голодным огнем.
     Звук и в самом деле был не очень-то приятным,  но  Багненко
скоро привык к нему.
     Невозможно было    привыкнуть    к     холоду,     особенно
непереносимому  после  летнего тепла поверху.  Предусмотрительно
натянутый свитер не помогал,  время  от  времени  он  принимался
стучать зубами.  А Хоор в своей ветхой одежонке и не замечал его
как будто.
     Воистину, старца не брало ничего.
     Стены то  сдвигались  почти  вплотную,  и тогда приходилось
идти  друг  за  другом,  едва  не  задевая  плечами  камень;  то
расступались так,  что слабый свет фонаря не достигал их.  Тогда
Алексею  начинало  казаться,  что  они  идут  по  залитой  тьмой
бесконечной скальной равнине.
     Иногда они натыкались на колодцы,  уходящие вниз,  и всякий
раз   Алексей,   встречая   глазами   их  непроглядную  черноту,
непроизвольно отодвигался подальше.
     Возле развилки, где было потеплее, они присели отдохнуть.
     - Долго еще? - спросил геолог, жуя печенье.
     - Не  очень,  -  невозмутимо  ответил  Хоор.  -  Еще   часа
три-четыре.
     Вновь возобновилось   их   движение   подземными   тропами,
кажущееся  таким  медленным.  Наконец,  далеко впереди забрезжил
дневной свет...
     Через несколько минут они вышли из тоннеля.  С наслаждением
распрямив затекшую спину,  Багненко огляделся.  Они оказались  в
широком  квадратном  зале.  Три  его стены были сложены из грубо
отесанных  каменных  глыб,   четвертой   служила   отшлифованная
поверхность уходящего ввысь склона горы.
     Пол был завален сгнившими  балками  и  брусьями:  остатками
рухнувшей кровли.
     Тут же  лежала  окованная  насквозь  проржавевшим   железом
массивная  дверь,  запиравшая когда-то вход в пещеру.  Еще можно
было различить следы замурованных в серый  гранит  петель,  ныне
рассыпавшихся в прах.
     Над головами пришельцев в колодце стен голубело яркое  небо
летнего дня. И - нигде никаких признаков выхода.
     Пока слегка удивленный Алексей  прикидывал:  куда  это  они
пришли  и где может скрываться обещанная тайна,  Хоор решительно
пересек усыпанный трухлявым деревом пространство  и  оказался  у
самой стены.
     Затем он  обеими  руками  с  силой   надавил   на   большой
прямоугольный камень,  и тот,  скрежеща, повернулся на невидимой
оси.

                               4.
     ... Они стояли возле воздвигнутой на покрытом елью и пихтой
горном склоне небольшой квадратной башни.
     Немного выше них лес резко обрывался.
     Дальше были  только  голые   отвесные   скалы,   увенчанные
иззубренным   гребнем   вздымающиеся   ввысь,  подобно  каким-то
невероятно огромным крепостным стенам.
     Перед путниками  простиралась  уходящая  на  юг  прекрасная
долина.  Многоцветный ковер буйного летнего разнотравья обрамлял
островки  леса.  Множество серебристых лент ручейков сверкало на
солнце под  их  ногами,  а  небольшое  озерко  поодаль  казалось
зеркалом из чистого сапфира.
     Но Багненко было не до  того,  чтобы  любоваться  красотами
природы.
     ОН  УВИДЕЛ...
     ...Впервые он  понял,  что означает многократно слышанное -
потерять дар речи от изумления.
     Он и  в  самом  деле  не  мог вымолвить ни слова - язык его
словно прилип к гортани.
     ...Алексей зажмурился,  вновь открыл глаза и убедился,  что
зрение не обманывает его.
     Все еще не веря до конца,  он отвел глаза,  постоял,  глядя
вверх, на висевшие в жгучей синеве летнего неба острые скалы, на
долину, и вновь посмотрел т у д а...
     ... Э т о г о  н е  м о ж е т  б ы т ь!

     Прямо перед  ним,   на   противоположном   горном   склоне,
возносилась ввысь титаническая черная пирамида.
     Способная поспорить высотой с  любым  небоскребом,  подобно
неправдоподобно громадному пьедесталу, вставала она над долиной.
И хотя основание ее покоилось среди казавшихся маленькими  рядом
с ней утесов,  много ниже места,  где стояли они с Хоором, чтобы
увидеть ее вершину,  приходилось запрокидывать голову.  Какие-то
смутные обрывки мыслей зашевелились в мозгу Алексея.  Атлантида,
Лемурия, пришельцы из космоса. Он посмотрел на Хоора.
     Глаза того   были   устремлены  вовсе  не  на  удивительное
сооружение.  Взор  его  был  прикован  к  стоящим  немного  ниже
фундамента пирамиды нескольким бревенчатым домикам.  Даже отсюда
было видно, что люди давно уже покинули их.
     Окаменевшее лицо   его  было  исполнено  старой,  но  почти
непереносимой боли,  на ресницах дрожали слезы.  Старик медленно
повернулся   к  нему.  Указав  на  поваленное  дерево,  он  тихо
произнес:
     - Садись, сейчас ты все узнаешь.

                               5.
     - ... Итак, слушай меня... Когда-то, очень давно, множество
тысячелетий  назад,  там,  где сейчас ледяное море и бесплодные,
выжженные морозом острова, была огромная цветущая земля.
     Там не  было  убийственного  холода;  высокие  горы со всех
сторон ограждали ее от жестоких ветров, да и климат всей планеты
был совсем другим. Землю эту населял многочисленный народ...
     Как называлась эта страна,  и как называли себя на ней люди
я не открою тебе, да это и не имеет уже значения.
     Я не знаю,  сколько именно лет насчитывала их история.  Но,
быть может, то был самый древний на Земле народ.
     Они были великие колдуны,  да-да, поверь... это было именно
так...  Их колдовство было не таким,  как у всех прочих народов,
но,  не знаю,  смогу ли объяснить тебе это... в общем, оно стало
настоящей наукой, и почиталось ими превыше всех иных наук ...
     - Эхх ... - скрипнул вдруг зубами Хоор. - Мне бы знать хоть
сотую долю того, что знали они ...
     С помощью   колдовства   этот   народ   достиг    огромного
могущества.  Они  распространили  свою  власть на многие земли и
племена,  всюду,  где это было им необходимо, и не всегда власть
эта  была справедлива к покоренным.  Одни только те,  кого потом
назвали атлантами,  на своем неприступном острове не  страшились
их.
     Пожалуй, что сил их хватило бы,  возможно,  завоевать  весь
мир, будь он нужен им по-настоящему.
     Мощью своего разума они могли проникать в  прошедшее,  видя
корни нынешних событий, и в будущее, заранее зная, чем грозит то
или иное, и не допуская ошибок.
     Им в  конце  концов  стали  доступны  даже другие миры - не
соседние планеты,  куда  сейчас  люди  научились  летать,  а  то
бесконечное  число  разнообразных миров рядом с нашим миром,  но
отделенные от него невидимыми стенами.
     ... С замиранием сердца слушал Багненко Хоора,  не решаясь,
да и не имея душевных сил задавать какие-либо вопросы.
     - Да...  -  как бы в раздумьи произнес старик.  - Они могли
предвидеть будущее,  но об уготованной им гибели  не  узнали.  -
Что-то похожее на сарказм неожиданно прорезалось в его голосе. -
Почему так случилось - осталось  неизвестным.  Может  быть...  -
Хоор запнулся и несколько секунд сидел нахмурившись, словно едва
не проговорился о чем-то запретном. - Впрочем, это тоже неважно.
     Из Космоса на Землю рухнул огромный метеорит, а их ученые и
предсказатели высчитали, что он не упадет ...
     Подобно гневному  божеству  пронесся он через все небо,  от
горизонта до горизонта разделив его надвое полосой белого  огня,
яркостью своей затмившего Солнце.
     Он обрушился на Атлантиду и уничтожил ее страшным взрывом в
один миг, вместе со всеми жившими на ней.
     Удар был  такой   силы,   что   пробил   земную   кору,   и
расплавленная  магма  вырвалась из кратера,  подобно высочайшему
огненному столбу.
     Потом в кратер хлынул океан, довершая разрушение...
     Ураган непредставимой силы,  зародившийся  в  этот  момент,
полетел  во  все стороны,  неся с собой облака ядовитых газов из
недр Земли и палящие, огненные тучи...
     Волны, высотой  сравнимые  с горами,  обрушились на берега,
смывая все,  даже почву,  оставляя лишь голый камень  и  мертвую
глину.
     Так погибли жители побережий северного материка.  Погибли и
все  города атлантов за пределами их страны,  кроме одного,  или
двух, что были построены в глубине суши...
     Но все это было лишь началом.
     ... Одновременно пробудились вулканы - десятки, сотни, иные
из   которых   молчали   с  незапамятных  времен.  Землетрясения
превращали в руины уцелевшие города...  Воды моря соединялись  с
подземным  огнем,  порождали  ужасные взрывы,  сокрушавшие целые
острова,  так что  обломки  скал  взлетали  к  самому  полярному
сиянию.
     Выпадали ядовитые  дожди,  от  которых  умирали  деревья  и
травы, а у людей слезала кожа. Земная твердь раскалывалась, и из
трещин изливались, подобно рекам, потоки кипящей лавы...
     Хоор говорил  нараспев,  ровным,  без  выражения,  голосом,
словно повторял заученный когда-то наизусть  древний  текст.  Да
наверное, так и было.
     - ... Подводные извержения и взрывы, - монотонно  продолжал
он,  -  порождали  все  новые и новые цунами,  обрушивавшиеся на
пощаженные первой гигантской волной  берега,  топя  корабли,  на
которых люди пытались бежать в безопасные места.
     И, наконец, началось самое страшное: сам полярный континент
стал погружаться в океан... Громадные куски откалывались от него
и опускались на дно, иногда всего за несколько часов.
     - И  все  это,  говорю  тебе,  случилось  лишь за несколько
недель,  даже солнечный свет еще  не  успел  померкнуть  от  туч
вулканического пепла, пыли и дыма громадных лесных пожарищ.
     А потом наступили мрак и холод...
     - В катастрофе погибли не все,  далеко не все,  - продолжил
старик,  переведя дыхание.  - Но кто может сказать,  что  участь
выживших была лучше, чем тех, кто принял быструю смерть?
     Окруженные со  всех  сторон замерзающим морем,  на осколках
своей родной земли - островах и островках, они все были обречены
на страдания и мучительный конец.
     Они умирали   во   множестве  -  от  холода  и  голода,  от
распространившихся старых и неизвестных раньше болезней.
     Тысячи и тысячи их сходили с ума,  убивали себя, не в силах
пережить гибель  своего  мира;  само  желание  продолжать  жизнь
оставляло  их души.  Многие погибли в жестоких схватках за чудом
сохранившиеся запасы еды и топлива и стали  жертвами  тех,  кто,
потеряв  человеческий  облик,  стал охотится на людей и пожирать
человеческое мясо.
     ...А остатки  материка тем временем продолжали погружаться,
хотя и не так быстро.  Новые землетрясения,  ураганы, извержения
вулканов и жестокие морозы по-прежнему губили людей.
     Надолго ли растянулась агония  спасшихся,  сколько  времени
сопротивлялись   они  неизбежному  концу  -  годы?  десятилетия?
Неведомо...
     Некоторые, очень немногие,  сумели добраться до иных земель
на сохранившихся или наскоро построенных кораблях ...  Но они не
составили народа, рассеялись по планете.
     Хоор умолк,  лицо его помертвело.  Прикрыв глаза, он тяжело
свесил голову на руки.

     Сказать, что Багненко был потрясен всем услышанным,  значит
не сказать ничего.
     Казалось, перед ним неведомо как уцелевший до нынешних дней
очевидец тех страшных событий,  вновь переживший  случившееся  с
ним когда-то.
     Наконец, его спутник заговорил вновь.
     - В  этой долине у северян был один из храмов,  который был
очень старым еще задолго до катастрофы.
     Алексей невольно бросил взгляд в сторону каменного исполина.
     - То был не простой храм.  В старых записях  его  именовали
Храмом мудрости.
     В нем не поклонялись  какому-нибудь  богу  или  богам,  его
предназначение было совершенно другим.
     Та было собрано лучшее из того, что создала их цивилизация.
Кроме  того,  его  служители  должны  были  собирать  и  хранить
всевозможные знания.
     Не знаю,  зачем  был создан подобный храм,  и почему он был
построен  именно  здесь.  Возможно,   их   древние   прорицатели
предвидели что-то подобное.
     Когда... все началось,  жившие здесь  в  первый  же  момент
оказались  отрезанными  от  остального  мира - сдвинувшиеся горы
перекрыли выход из долины.
     Однако, они   все  равно  наблюдали  гибель  своей  родины.
Неизвестно,  делали они это  с  помощью  волшебства,  или,  быть
может,  у  них  было  что-то похожее на нынешние телевизоры.  Но
потом связь прервалась, и они остались совершенно одни.
     В храме имелись огромные запасы продовольствия и топлива, и
люди в долине пережили наступившие холода.
     Когда последние   отзвуки  катастрофы  улеглись,  хранители
мудрости - так они называли себя  -  попытались  найти  путь  из
долины через окружающие горы.
     Но все посланные на его поиски или вернулись ни с чем,  или
погибли в горах.
     Они соорудили из подручных  средств  несколько  летательных
аппаратов. Но ни один из тех, кто поднимался на них в воздух, не
возвратился.
     Оставался единственный  выход  -  пробить  себе  путь прямо
через камень, построив тоннель под горами. И они сделали это.
     То был  долгий,  адски тяжелый труд,  а их было немного,  и
мало кто из них был приспособлен к такому труду.
     А ведь приходилось еще добывать себе пропитание, охотиться,
возделывать землю.
     Среди этих людей появились те,  кто предался беспросветному
отчаянию.  Были  и  такие,  кто  хотел,  чтобы  служители  храма
сбросили  бремя  хранителей и жили как обычное племя,  ничего не
пытаясь изменить в своей судьбе.  Так случился бунт с  резней  и
еще много чего плохого! - старик махнул рукой.
     - Год проходил за годом,  у служителей храма рождались дети
- первое поколение тех, для кого долина стала родным домом.
     Через тридцать с лишним лет им удалось прорубить тоннель  к
пещерам; по нему мы пришли сюда.
     Выйдя в мир,  хранители сразу принялись  разыскивать  своих
соплеменников.
     Они намеревались объединить всех,  кто спасся и, с течением
времени,   опираясь   на   сохраненные  знания,  возродить  свою
цивилизацию,  пусть и не такую великую, как прежде. Но оказалось
поздно.
     Однако нашли  только  немногочисленных  диких  охотников  и
рыболовов,  прозябавших на побережье холодного океана,  в жалких
землянках из костей мамонтов и китов.
     ... И уцелевшие отвергли мудрость своих предков.  Среди них
уже почти не осталось тех,  кто помнил старый мир.  И,  главное,
эти   люди  думали,  что  именно  ученые  и  колдуны  виновны  в
разразившемся чудовищном бедствии.  Будто бы они чем-то  страшно
прогневали высшие силы.
     Они не приняли помощь,  предложенную хранителями  мудрости,
отказались послать в храм для обучения своих детей.
     Тогда хозяева  этого  места  принялись  похищать   одиноких
охотников, уходивших в тундру; ловить женщин и детей, собиравших
ягоды и грибы, нападать на небольшие стойбища.
     Так они  пополняли свои ряды - ведь им был необходим приток
свежей крови.
     Но этим   они   оттолкнули   от  себя  соплеменников  -  те
окончательно уверовали,  что хранители мудрости  на  самом  деле
служит  злу.  Отныне их при каждом появлении возле жилищ дикарей
встречали стрелы и копья.
     Хранители решили  ждать удобного момента,  когда можно было
бы вернуть доверие людей. Они провели в ожидании века.
     Потом с  юга  пришли  новые  племена,  даже  и не слыхавшие
никогда  о  земле  под  Полярной  звездой.  Хранители   мудрости
пытались  их  остановить,  но у них ничего не вышло.  Их магия и
знания,  угасавшие  со  временем,  оказались   бессильны   перед
многочисленностью и воинским умением пришельцев.
     И даже перед  лицом  непобедимых  врагов  потомки  древнего
народа  отказались  говорить  с  теми,  кого считали слугами сил
Тьмы.  Последние остатки их были загнаны в глухие, гиблые места,
где и вымерли с течением времени.
     А затем стали вымирать и сами хранители.  Они  вырождались,
кровь их загнивала.
     Женщины в долине становились бесплодными или рожали на свет
уродов   и  бессмысленных  идиотов,  неспособных  даже  говорить
толком.
     Тогда хранители, желая спасти если и не свой народ, то хотя
бы память о нем, принялись красть детей уже у вновь поселившихся
в этих местах племен.
     Прошли сотни и сотни лет.  Одни народы  сменяли  другие,  а
людей   в  святилище  становилось  все  меньше.  Они  постепенно
забывали то, что знали их предшественники ...
     В конце   концов,  их  осталось  всего  несколько  десятков
человек.  Крошечное  племя,  жившее  ради  мудрости  и   знаний,
которые,  - голос Хоора наполнился бесконечной горечью,  - давно
уж состарились и умерли и не были никому нужны.  Я был одним  из
их числа...
     Старик вновь  надолго  замолчал;  Багненко  не  не   посмел
нарушить это молчание первым.
     - Как-то старейшины послали меня разведать,  что творится в
большом мире. Я делал это уже не один раз.
     Я покинул долину на несколько недель, а когда вернулся, все
были мертвы. Их убила оспа.
     Только самый старый из... из нас был еще жив, на удивление.
Болезнь не тронула его,  хотя именно он хоронил трупы. Он умирал
теперь не от болезни,  а от пережитого кошмара. От него я узнал,
как все случилось.  Через несколько дней после того, как я ушел,
наши охотники принесли маленького ребенка,  украденного у  семьи
кочевников,  зачем-то  забредшей  в горы.  Он-то и стал причиной
гибели последних хранителей.
     С тех пор минуло уже больше 70 лет, сейчас мне 90 с лишним.
     Не удивляйся, древние умели продлевать жизнь очень надолго,
хотя смерти не могли избежать и самые могучие из их волшебников.
     Я не знал,  как мне жить дальше, думал даже о самоубийстве.
Потом  попытался  возродить  тень хранителей.  В одной деревне я
украл девчонку,  увел ее сюда,  стал кое-чему учить.  Она  стала
моей женой.
     Но оказалось,  что у меня не может быть детей. А вскоре она
умерла.  Тогда-то я и узнал - не спрашивай откуда и как, что все
должно кончиться на мне.
     Ничто не может и не должно жить вечно.
     И я ушел из долины.
     Жил среди людей и как все люди.
     Мне иногда приходило в голову рассказать все властям,  но я
не смог решиться.  В сохранении тайны была моя жизнь, и, раскрыв
ее, я утратил бы и смысл жизни.
     Но сейчас я чувствую,  что очень скоро умру. И я, последний
из хранителей,  решил,  что тайна,  сберегающаяся почти 12 тысяч
лет, не должна умереть вместе со мной.
     Голос Хоора вдруг прозвучал сурово и торжественно.
     - Тебе суждено будет открыть ее миру. Почему именно тебе?..
     Достаточно будет того,  что я счел, что ты достоин этого. И
еще одно...  может быть ты и удивишься, но было время, и я был в
чем-то похож на тебя...
     ...Там, в  храме,  много  золота  и драгоценных камней.  Ты
возьмешь себе,  сколько захочешь  и  сможешь  унести.  Потом  ты
расскажешь все людям.  Ты будешь богат и прославлен как никто. А
обо мне не беспокойся и не говори вообще ничего.  Пусть  думают,
что  ты  сам  обнаружил  святилище.  Я  же  хочу  просто умереть
здесь...  Теперь пойдем - Хоор тяжело поднялся. - Ты увидишь то,
что берегли мои предки.

                               6.
     Они вплотную приблизились к храму.
     Стало видно,  что  пирамида  и  в  самом деле стоит тут уже
очень давно.
     Величественные стены,  сложенные из  базальтовых  блоков  -
каждый  величиной  с двух-трех этажный дом - рассекало множество
широких трещин, в которых кое-где росли деревца.
     Поверхность камня,  когда-то   гладкая,   ныне   мало   чем
отличалась  от  окружающих  скал,  и была покрыта пятнами бурого
лишайника.
     Мысль, что  храму  этому и в самом деле больше десяти тысяч
лет, наполнила дуну Алексея благоговейным удивлением.
     Они вышли  под  невысокую  арку  - единственное отверстие в
глухих стенах.  Путь им преградили небольшие ворота, сколоченные
из  грубо  отесанных  досок.  "Очень  давно,  -  как бы про себя
пробормотал Хоор, - эти ворота были бронзовыми...  Время сжирает
все".
     Старик толкнул створки плечом.  Что-то хрустнуло,  и ворота
рухнули  внутрь,  подняв  тучу  пыли.  Гулкое  эхо от их падения
унеслось в темноту.  Хмыкнув,  старик шагнул в черный провал, за
ним Багненко.
     У входа они сбросили поклажу и,  засветив фонари,  зашагали
по проходу,  плавно загибавшемуся влево.  По обе стороны от него
отходили широкие коридоры. "Наверху мы задерживаться не будем, -
пояснил  Хоор.  -  Тут были когда-то склады продовольствия,  а в
самом здании - жилища  первых  хранителей.  Там  уже  давно  нет
ничего. Нам следует спуститься ниже на девять уровней".
     Изумившись (хотя куда уж дальше  изумляться)  грандиозности
творения  умерших невесть сколько столетий назад людей,  Алексей
шел вслед за Хоором.
     Они проходили   мимо  тоннелей,  уводивших  во  мрак,  мимо
покрытых непонятными надписями и барельефами  стен.  Воздух  был
свежим, временами Багненко ощущал на лице слабый ветерок, едущий
из невидимых вентиляционных отверстий.  Отшлифованная монолитная
скала  чередовалась с циклопической кладкой,  камни которой были
идеально подогнаны друг к другу.
     Миновав арку  с  полукруглым  сводом,  украшенную стершейся
резьбой, они прошли  нешироким  коридором  еще  сотню  шагов  и,
наконец, попали в само хранилище.
     ... В начале его строители храма  расположили  нечто  вроде
картинной   галереи.   Стены   узких   залов  украшала  мозаика,
выложенная разноцветной яшмой и нефритом;  и фрески,  ничуть  не
потускневшие за века и века.
     Холодом несчетного числа минувших лет повеяло вдруг в  душу
Алексея от этих картин,  запечатлевших жизнь народа, от которого
не осталось ныне даже памяти.
     Вот люди,  занимающиеся  повседневными делами,  - убирающие
урожай, сажающие деревья.
     Вот рядами,  одетые  в  доспехи,  с  оружием  в  руках идут
куда-то горной дорогой.
     Вот, собравшись  во  множестве,  обсуждают  нечто,  судя по
выражению лиц, весьма для них важное.
     Большинство изображенных  здесь  были  невысокими  людьми с
черными волосами и темной  кожей,  но  много  было  и  других  -
чернокожие,  высокие  африканцы;  светловолосые  и голубоглазые;
медно-красные индейцы.
     В нишах  стен,  выложенных  синей  и  изумрудной  смальтой,
стояли сосуды из чистейшего горного  хрусталя,  инкрустированные
самоцветами,  изящные  керамические  вазы  ярко-алого и зеленого
цветов, золотые кубки и чаши, покрытые филигранной чеканкой.
     Сюжеты картин  менялись:  увиденный  сверху человек несется
над  мастерски  изображенной  землей  на  треугольном  крыле   -
точь-в-точь современный дельтаплан.
     Летающий ящер влечет в ночном,  залитом ярким лунным светом
небе что-то похожее на крылатую ладью.
     Большие корабли,  одновременно  похожие  и   непохожие   на
известные ему суда морских народов древности.
     Мамонт с всадником на лохматой спине.
     Странные растения и невиданные животные, которых Алексей не
встречал даже в палеонтологических справочниках,  но выполненных
так, что не оставалось сомнений - художник видел их воочию.
     Виды городов со странно притягательной архитектурой.
     И вновь  люди  - женщины в окружении детей,  нагие девушки,
празднично танцующие вокруг лесного высокого костра.
     Большой -  почти  во  всю  стену  - портрет седого старика,
разглядывающего звезды с помощью какого-то приспособления ...
     Багненко не   мог  не  поразиться  удивительному  искусству
творцов того, что он видел.
     Неведомым мастерам   удалось   сделать   изображения  почти
живыми.  Они сумели передать даже мельчайшие движения мышц  тел,
даже радужное сияние брызг, поднятых дельфином, несущим на спине
молодую женщину,  даже то,  как легкий ветерок  развевает  ткань
одеяний и колышет листву!
     Затем пошли  обширные  залы,  полные  книг:  стопы   тонких
золотых   листов,   с  рядами  выбитых  на  них  знаков,  свитки
асбестовой    ткани,    покрытые    письменами,     начертанными
огненно-рыжей   киноварью   и   охрой.   Те  кто  составлял  эту
библиотеку,  видимо,  заранее позаботились,  чтобы ее содержание
могло пережить тысячелетия.
     Буквы (а может быть,  иероглифы) исчезнувшего  народа  были
даже отдаленно не похожи ни на что, знакомое Багненко.
     Дальше перед  ними  предстали  связки  пластин   мамонтовой
кости,  штабеля  грубых глиняных табличек с коряво нацарапанными
знаками - то были летописи, относящиеся ко временам после гибели
материка.
     - Все это можно будет без особого труда прочесть,  - бросил
Хоор, отвечая Алексею. - Тут есть множество переводов с древнего
языка на нынешние.  Есть и на русский.  Некоторые из них делал я
сам.
     В десятом или пятнадцатом по счету книгохранилище всю стену
занимала  выложенная цветным камнем карта.  На ней был изображен
лежащий  в  окружении  мало  напоминающих  очертаниями  нынешних
берегов Евразии и Америки континент.
     Он занимал больше половины Северного  Ледовитого  океана  и
формой своей был подобен сплюснутому с боков диску с изрезанными
краями.
     На карте  были  явственно  обозначены  горные цепи,  идущие
вдоль побережий,  глубоко вдававшиеся в берег  обширные  заливы,
россыпь островов вокруг.
     В центре  громадной  земли,  примерно  там,  где  находится
Северный  полюс,  располагалось большое озеро,  целое внутреннее
море.  Четыре реки вытекали из  него,  деля  материк  на  четыре
примерно равные части.
     В двух местах - где-то в Канадском архипелаге  и  на  месте
нынешнего   Таймыра   -   исчезнувшая  суша  соединялась  узкими
перешейками с Азией и Северной Америкой.
     Поверхность материка густо покрывали маленькие треугольники
из дымчатого кварца, с подписью рядом.
     Несомненно, то  были  города.  Несколько треугольников было
разбросано  по  азиатским  просторам,  по  одному  в  Канаде   и
Гренландии.
     Багненко постарался   как   можно   точнее   запомнить   их
расположение,  но тут же усмехнулся про себя. Зачем? - Ведь сюда
все равно придут люди.
     Он вспомнил вдруг греческий миф о Гиперборее.  "Благодатная
страна за спиной северного ветра"  так,  кажется,  говорилось  в
нем?  Может быть, то были отголоски смутных преданий о сгинувшей
в полярном океане земле.
     И вновь потянулась бесконечная паутина переходов, тоннелей,
крипт;  анфилады залов и хранилищ.  Там и тут стены были покрыты
барельефами,или  рядами  символов - то идеально начертанных,  то
грубо выбитых в неподатливом камне неумелой рукой.
     Двигались они в глубоком молчании, нарушаемом только звуком
их шагов.
     Очень редко Багненко отваживался задать вопрос,  на который
следовал немногословный ответ.  Еще реже Хоор  начинал  разговор
первым.
     Они спускались  все  ниже  по   исполинской,   многоярусной
спирали.
     Геолог попытался хотя бы приблизительно определить  размеры
подземелий. Выходило, что он увидел ничтожнейшую часть.
     "Тут работы десятку Академий на десятки лет",  -  мелькнула
мысль у Алексея.
     Он подумал о давно умерших людях,  чьи руки  построили  все
это, о тех, чьи мысли и чувства, вся жизнь принадлежали храму. В
течение многих, непредставимо многих поколений.
     Старик показал  ему  коридор,  заваленный грудами истлевших
книг.
     Написанные от  руки  и  печатные,  на множестве языков,  со
страницами из пергамента и пожелтевшей бумаги ...
     Среди всего  этого Багненко увидел несколько ветхих томов с
портретом Ленина на картонной обложке.
     Видимо, с  помощью  этих  книг последние хранители пытались
понять, что происходит во внешнем мире.
     Увидел он  и  обещанные  сокровища  -  целые  горы  золотых
самородков; алмазы, изумруды, рубины в каменных горшках.
     Не удержавшись, Алексей наполнил ими карманы, чувствуя себя
при этом довольно глупо.
     Его провожатый  как  будто  вовсе  и  не стремился показать
своему спутнику как можно больше.  Он равнодушно  проходил  мимо
кладовых,  наполненных  шедеврами,  подобных  которым по красоте
Багненко не видел ни в одном  музее,  или  книгами.  И,  бывало,
подолгу задерживался в каком-нибудь тупике,  где не было ничего,
кроме  нескольких  надписей   или   полустершихся   изображений,
содержание которых Багненко не мог даже понять толком.
     В одном  из  таких  мест  стену  украшала  весьма  странная
картина,  написанная  на  вмурованной в стену плите чем-то вроде
расплавленного стекла.
     Она одновременно    напоминала    современную   абстрактную
живопись, замысловатые индейские орнаменты, и арабески.
     Переплетения извилистых  линий  и многогранников,  какие-то
изломанные геометрические фигуры,  переходящие друг в друга  под
немыслимыми углами ...
     Все это  производило  впечатление  полной  бессмыслицы,  но
одновременно,  явно  подчинялось  некоему,  пусть  и непонятному
закону.
     Прихотливый узор  властно пленял его своей завораживающей и
одновременно математически-стройной красотой.
     ... Алексею вдруг показалось, что изображение расплывается,
отодвигаясь  куда-то  вглубь  картины,  что  непонятный  рисунок
продолжается во все стороны, там, за гранью изображения.
     Все это  одновременно  и  притягивало,  и  вызывало   некое
смутное беспокойство в душе.
     Хоор тронул его за плечо:
     - Пойдем, на нее не надо слишком долго смотреть.
     - Что это такое?  - спросил Багненко,  не без труда отрывая
взгляд.
     - Это... очень странная вещь. Неведомо, откуда она взялась,
но известно, что она старше, чем этот храм. О ней говорили как о
большой загадке уже тогда...  В храме есть  не  только  то,  что
создано  народом  хранителей  мудрости,  - добавил он.  - Многое
взято из Атлантиды,  из государства,  лежавшего в центре Азии, с
давно   погибшего  материка  в  Тихом  океане.  Там  можно  было
встретить много того,  перед чем бессильны оказались лучшие  умы
северян. У них были свои тайны...
     Геолог не стал расспрашивать, о каких странах говорит Хоор.
     ... И  вновь  груды  вещей  - на каменных столах,  в нишах,
прямо на полу...
     Зеркала из  полированного  обсидиана  и платины.  Статуэтки
фантастических животных, игры, похожие одновременно на шахматы и
китайскую головоломку, с сотнями разноцветных клеток и фигурок.
     Агатовые и малахитовые статуэтки  фантастических  созданий:
получеловек - полуосьминог,  женщина - дракон, обнимающая юношу,
какие-то совершенно непредставимые существа,  сражающиеся друг с
другом.
     Странные, действительно,  странные приборы  и  механизмы  -
кажущиеся нелепыми нагромождения дисков, передач деталей сложной
вычурной формы.
     Среди всего этого во множестве валялись большие и маленькие
шары из горного хрусталя - Багненко вспомнил, что точно такой же
он  в  свое  время  видел  у  Хоора.  Тот  в  часы досуга иногда
рассеянно вертел его в руках.
     Попадались и  предметы  вообще  не похожие ни на что.  Быть
может,  они  были  предназначены  для   колдовского   искусства?
Проходило время и на Алексея все сильнее наваливалась усталость,
начинало клонить ко сну.  Колени его  подгибались,  долгий  путь
через подземелья давал о себе знать.
     Желудок сводило спазмами голода - с утра он  ничего  не  ел
кроме нескольких галет, очень хотелось пить.
     Хоор, тоже  сникший,  вдруг  неожиданно  приободрился.  Его
движения  стали увереннее,  шаг тверже,  словно он приблизился к
некоей конечной цели своего пути.
     Несколько раз свернув, они оказались в широкой галерее.
     Опустившись очень   длинным   наклонным   коридором,    где
вперемешку   лежали   предметы,   добытые,   как  пояснил  Хоор,
обитателями долины за тысячелетия  во  время  вылазок  в  мир  -
каменные  и бронзовые топоры,  почерневшие серебряные браслеты и
ожерелья, ржавые сабли и кремневые ружья, они через узкий проход
вступили в огромный зал.
     Он был настолько велик, что свет фонаря, хотя он и повернул
переключатель на полную мощность,  не достигал ни сводов его, ни
противоположной стены.
     Геолог невольно вздрогнул, ему на мгновение почудилось, что
он стоит на берегу океана бесконечной темной пустоты.
     Преодолев секундную слабость, он прошел за Хоором туда, где
неподалеку от входа стоял высокий - в два человеческих  роста  -
четырехугольный камень.
     На его зеркально  отполированной  поверхности  не  было  ни
узоров, ни письмен, ничего.
     Он хотел спросить старика, зачем они здесь, но не успел...
     Сильнейший удар  обрушился на его голову,  и окружающий мир
исчез в ослепительно-алой вспышке.

                               7.
     Алексей очнулся...
     Он не сразу вспомнил, где он и что с ним случилось.
     Когда сознание прояснилось окончательно,  он обнаружил, что
стоит крепко привязанный к тому самому камню,  который вроде  бы
только что рассматривал.
     Вся его одежда,  варварски разрезанная, и сапоги валялись у
его ног.  Его замечательный фонарь лежал тут же.  Рассыпанные по
полу драгоценные камни бессмысленно искрились в его свете.
     - Э-эй! - заорал Багненко, рванувшись со всей силой.
     Тщетно: густо оплетавшие его тело ремни  были  затянуты  на
совесть.
     Страшная догадка молнией пронзила мозг: Хоор хочет принести
его в жертву каким-то древним демонам забытого всеми народа.
     Боже!!! Именно за этим заманил его  старый  безумец  в  эту
проклятую  долину,  как наверняка заманивал до него,  обещаниями
богатства и славы еще многих и многих.
     Он кричал,  извивался,  пытаясь освободиться, проклинал все
на свете, в отчаянии бился затылком о камень...
     - Не кричи, это глупо и бесполезно, - донесся до него вдруг
усталый спокойный голос. - Тебя некому услышать.
     Хоор, неслышно появившийся из темноты, стоял прямо напротив
него.  Он был совершенно голый,  как и  Багненко,  и  старческой
своей  худобой  жутко напоминал ожившую мумию.  Обеими руками он
сжимал длинный каменный нож.
     При звуках  его голоса геолог вдруг со всей ясностью понял,
что обречен - спастись нет даже малейшего шанса.
     Он что-то сбивчиво говорил,  выкрикивал угрозы и посулы,  в
чем-то убеждал старика...
     Тот не  обращал  внимания  на его слова,  и Багненко сквозь
душащий страх чувствовал, как истекают последние минуты жизни.,
     - ...  Я взорвал тоннель,  - донеслось  до  Алексея  словно
издалека.  -  Теперь  в  долину можно попасть только по воздуху.
Люди найдут хранилище не скоро.  Может быть, через сто, или даже
тысячу лет...
     Багненко в ответ,  в бессильной ярости,  разразился потоком
самой гнусной матерной брани, какую только смог вспомнить.
     Хоор замолк и внимательно,  словно впервые увидя, посмотрел
на него.
     - Прошу,  не  надо,  не кричи,  - повторил он.  - Сейчас ты
поймешь ...  Я говорил,  есть  множество  миров  рядом  с  нами.
Существуют  подобные  нашему  -  миры  косной материи,  а есть и
совсем другие...  И я решил уйти в один из таких миров,  я знаю,
как это сделать.
     Прежние мудрецы могли совершить подобное,  оставаясь живыми
в нашем мире... мне это не дано.
     Но, чтобы  перейти  из  мира  в  мир,   одной   моей   силы
недостаточно. Мы уйдем вместе с тобой.
     Не бойся, это совсем не страшно, ведь твоя душа не умрет.
     Хоор вдруг мягко улыбнулся.

     Лицо старика окаменело, веки опустились. Он медленно поднял
обеими руками нож до уровня груди Алексея.
     Парализованный надвигающейся гибелью,  Алексей смотрел, как
каменное лезвие чертит прихотливые фигуры в воздухе. Затем вдруг
загремел,  выкрикивая ритмичные слова неведомого языка,  ставший
звучным и сильным голос, отражающийся от невидимых стен.
     Хоор сделал  шаг  к  нему,  тускло  блестящее  острие мелко
дрожало ...  Осталось пять шагов ... три шага ... два ... Геолог
зажмурился в предсмертном ужасе.
     В следующую секунду жгучая боль пронзила его тело,  и  тот,
кого звали Алексей Багненко, перестал существовать.
     Абсолютный мрак,  черное Ничто поглотило  его,  растворило,
оставив одно только неизбывное бесконечное страдание...
     Но это длилось только краткий  миг,  и  вот  Алексей  вновь
ощутил себя.
     Он медленно поднимался вверх к  куполу  зала.  Под  ним,  у
подножия  камня  с  распростертым  на  нем человеческим телом из
рассеченной груди которого лилась кровь, навзничь лежал Хоор.
     Его правая  рука  судорожно сжимала рукоять каменного ножа,
которым он за несколько мгновений до того пронзил свое сердце.