Александр Воробьев.
   Сны, Мы варвары


                А может, все оно так и было...
                        (Глубоко надеюсь, что нет...)

                Вселенная настолько объемистая штука,
                Что в ней хватит места для
                Существования любых фантазий

                                       Автор

Александр Воробьев. Сны

     Сборник рассказов.

     Сон первый.

     Подснежники

                  Они лежат все вместе
                  Глазницами в рассвет,
                  А им всем вместе
                  Четыре тыщи лет...

     Лейтенант   спал,   облокотившись   на   казенник   сто   миллиметровой
противотанковой  пушки, сморенный изматывающим ночным переходом. Спал,  чему
то  улыбаясь сквозь  сон. Обрывки довоенных  видений, смеющееся лицо матери,
встречающей его на  каникулы из университета.  Отец, провожающий на  срочную
службу, когда он вылетел из ВУЗа.  Любимая, которая никогда его не любила...
хотя, кто ее знает. Они слишком мало пробыли вместе, он оказался законченным
идиотом - в  конце - концов она  ушла к другому. Перед ним вновь проносились
те счастливые моменты, когда они вдвоем...
     "Товарищ  лейтенант. Товарищ лейтенант, проснитесь" - кто то  осторожно
тряс  его  за плечо.  Лейтенант встрепенулся, не  открывая  глаз пробормотал
-"Что, началось?"  - зашарил по земле  в поисках следующего снаряда. Задание
было простым -  удерживать позиции до тех пор, пока есть боеприпасы, а потом
отойти, подорвав  орудия. Не очень то сложно, если учесть, что снарядов было
по два выстрела на орудие. Менее пяти минут боя.
     "Товарищ  лейтенант, проснитесь же.  Прибыло  подкрепление  и  привезли
боекомплект с харчами. Ребята уже разгружают."
     Лейтенант чертыхнувшись  открыл  глаза и  оглянулся. Пяток  БТРов, пара
БМП-2,  около  двух взводов  пехоты и...  ЧЕТЫРЕ крытых армейских ЗИЛа, явно
привезших  пресловутые  боеприпасы.   Та-ак,   за   пять  минут  столько  не
расстреляешь. Мда...
     "Вадякин, это что, все нам? Я в смысле ЗИЛы".
     Чернявый  Вадякин  пожал  обтянутыми  выгоревшей  "афганкой" плечами: -
"Нет, ну что вы, четвертый грузовик, он соседям".
     Лейтенант тряхнул головой, прогоняя приступ  внезапного головокружения.
Три дня  назад,  во  время  последнего  боя его  ощутимо  контузило  близким
разрывом  минометной мины и  до сих пор иногда  контузия  отзывалась  волной
непереносимой слабости. В такие моменты, казалось - весь мир начинает терять
реальность, расплываться на части и  сильное, упругое  тело внезапно  теряло
очертания, исчезая  в  круговороте  тошноты  и головокружения. На  этот  раз
приступ  оказался не  таким  сильным,  видно  молодость  брала  свое,  но он
доподлинно знал, что до конца от этого не избавиться никогда.
     "Сколько я спал?"
     "Часа три товарищ лейтенант. Не ругайтесь, вы были  настолько вымотаны,
что мы решили дать вам выспаться, денек то похоже предстоит веселый".
     "Эх, заботливые вы  мои, мля.  Ладно, пошли позиции осмотрим.  Проведем
так сказать рекогносцировку местности еще разок".
     После последнего  боя  в батарее осталось пять орудий из положенных  по
штату  военного  времени  восьми  и  пятнадцать  человек   личного  состава.
"Крепенько  нас  потрепало"  - мысленно сплюнул лейтенант - "Еще пара  таких
заварух и можно заносить первую гвардейскую батарею в анналы истории".
     Местность   с   тактической  точки   зрения   была  великолепна.   Одна
единственная,  узкая дорога  с  фронта, на развилке которой  и  примостилась
батарея, позволяла  сконцентрировать  огневую мощь на узком пятачке. Густой,
заболоченный  лес оберегал  от  фланговых  атак  техники,  так что  наиболее
неприятными факторами оставались вертолеты и  обыкновенная пехота.  И если с
первым он сделать ничего не мог, то второе.
     "Вадякин, отправь пятерых бойцов, пускай заминируют фланговые подходы к
позициям вон там и там. Дальше вроде бы топи, там не сунуться, надеюсь".
     Сержант Вадякин вяло  изобразил  отдание чести и  отправился  выполнять
приказание. Лейтенант снова  осмотрел позицию батареи, проверяя  маскировку.
Вроде бы все нормально.
     "Хей, лейтенант, вместе стоять будем."
     К нему рысил пожилой, толстенький капитан с эмблемами инженерных войск.
Лейтенант неторопливо отдал честь.
     "Лейтенант Мелехин, комбат один".
     Капитан Ермилин. Не очень то у тебя большая батарея, комбат".
     Лейтенант окрысился.
     "Уж какая есть"
     Капитан примиряюще махнул рукой: -"Да ладно не сердись  ты, у меня  вон
тоже теперь батальон, 63 человека, мля такая.  И если бы измочалили, так нет
же,  большую часть оставили на усиление эвакуационной команды Города, а меня
с остатками к вам. Уроды!".
     Он горестно покачал головой:
     "А что с моих бойцов взять, необстрелянные, только  что  призванные,  а
чем вооружены, ты посмотри  - карабины СКС, где их только откопали, а? Вот и
воюй, как хочешь. Хорошо еще техники немного добавили, и то хлеб".
     "Хорошо хоть это есть. Ну давай,  размещай своих людей. Нехай роют свои
фортификации прямиком перед нашими, метрах в пятидесяти, благо сноровка то у
вас  кротов,  небось имеется". -  Лейтенант ухмыльнулся  -  "И еще, капитан.
Уберите  вы  этого  бедолагу."  - он  указал  рукой  на  скучного  часового,
расхаживающего  возле  расположения  саперов.  -  "Все  равно  атаку  мы  не
прозеваем, я дозор выслал вперед, да и услышим если, что".
     Ермилин кивнул и отошел к своим. Лейтенант еще  секунду  постоял, затем
развернулся, возвращаясь к орудию. Солдаты все еще продолжали закапываться в
матушку-землю,  прорывая  новые ходы сообщения. Прибывшее подкрепление,  тем
временем  довольно сноровисто окапывалось  там,  где он и показал,  метрах в
пятидесяти по фронту батареи. "Надо будет прокопаться к ним" мельком подумал
лейтенант, устало  присаживаясь  на станину орудия.  Вновь  подкатила  волна
слабости,  голова сделалась  звонкой и  пустой, контузия  опять напоминала о
своем  существовании.  Лейтенант  вполголоса выматерился  и  быстро  надавил
четырьмя пальцами под  ребра, на печень. Та возмущенная столь грубым к  себе
отношением заработала активнее, и приступ вновь отступил. Лейтенант блаженно
откинулся  на  казенник,  прикурил  последнюю,  полувысыпавшуюся  "примину".
Сигареты кончались, а старшина батареи непризнанный гений снабжения, получил
свое  три дня  назад, напоровшись  на шальной  осколок ударивший  его уже на
излете точнехонько в висок.  Эх старшина, старшина, не довела тебя до  добра
нелюбовь  к каскам, эх не  довела... Отвлекая его от  печальных мыслей сзади
взревел  мощный  движок  и  один  из  новоприбывших  БТРов  покачиваясь   на
неровностях проселка  покатил по дороге  в сторону,  откуда ожидалась атака.
"Куда  это  они, "  - вяло удивился  лейтенант -  "там же противник,  совсем
сдурели  у себя в тылу". Подумав, он  махнул на  придурков рукой и  приник к
панораме. С паршивой овцы хоть шерсти клок, по крайней мере можно просчитать
дистанцию огня  прямой  наводкой,  точнее  выявить  ориентиры. Он взялся  за
рукоятки, совмещая перекрестье  с  центром серо-зеленого корпуса БТРа.  Ехал
бронетранспортер не быстро и лейтенанту  не составляло особого труда держать
его  в прицеле. Так, отлично,  почти  полкилометра можно  простреливать,  не
сильно разворачивая орудие. Черт, знал бы, что подвезут боеприпасы, вчера бы
уже пристрелялись, сейчас то уже поздно, перетак эту войну.
     Бронетранспортер проехал уже почти две трети расстояния, когда внезапно
поле  обзора  перекрыла  чья-то спина.  Лейтенант в  ярости  высунулся из-за
бронещитка:
     "Ты  какого хрена,  так перетак  тебя" - он  выдал длинную тираду, суть
которой  сводилась  к  предложению данному индивидууму  немедленно  покинуть
пределы  видимости  лейтенанта.  Высокий, черноволосый  индивидуум, одетый в
слегка поношенный, но поразительно чистый камуфляж с явным интересом оглядел
разъяренного  лейтенанта.   Лейтенант  хотел  было   продолжить,  но   затем
пристально вгляделся  в заросшее густой щетиной лицо брюнета. Матерь  божья,
Колька!
     "Колька!, Чертушка, ты как здесь оказался?"
     Парень почти бегом рванулся к нему.
     -  "Олег?! Ё-мое,  то-то голос знакомым показался,  я ж вам  боеприпасы
привез.  Блин,  слышал ведь в штабе, что командует батареей некий  лейтенант
Мелехин, думал однофамилец. Да я смотрю, ты поднялся, уже лейтенант. Ты ведь
на  контракте  рядовым  был.  И  вообще  рассказывай,   что   с  тобой  хоть
приключилось здесь".
     Они присели рядом на холодный металл орудия. Николай достал  из кармана
пачку  "BS", протянул  лейтенанту.  Тот прикурился, с наслаждением  втянул в
себя дым.
     "Кайф, тыщу лет наверное ничего с фильтром не курил. Кучеряво ты живешь
Колька. А  вообще  и рассказывать то  нечего.  Как война  началась,  меня на
ускоренные  офицерские  курсы  направили,  три  месяца и младшой  лейтенант.
Назначили  зам.  комбат,  потом,  когда  его под  Шантарском  убили, получил
лейтенанта и батарею в придачу. Вот вроде и все, а у тебя то как, наших хоть
кого видел?"
     "Да как тебе сказать... Видишь ли, когда заваруха поехала, моего босса,
полковника запаса призвали, поставили  на генеральскую должность  при  штабе
округа, он всех  мужиков с фирмы  к себе пристроил Я  вот уже с  капитанским
патентом. Ну в  смысле, что  состою на капитанской должности." - он выпрямил
ноги, расслабленно откидываясь назад -"А  насчет наших. Наши сейчас кто где.
Разбросала нас судьба.  Щетнева  Витьку  недавно  убили, Пашка нынче в  чине
прапорщика  где то  неподалеку, остальных я давненько не видел, да и не знаю
ничего".
     Они  прикурили  еще  по  сигарете. Николай  замолчал,  затем  осторожно
продолжил:
     -"Ты знаешь, Олег, я вчера видел в городе Лену Поздееву".
     Лейтенант встрепенулся. К горлу подкатила горечь. Лена...
     -"Как она?
     Николай замялся.
     "  Она вышла замуж. Я ее  на вокзале  видел, вместе с  мужем, каким  то
известным литературоведом. У него бронь,  так что  в армию его не  призвали.
Они эвакуировались, сейчас на пути  в глубокий тыл. Она ждет ребенка, уже на
шестом месяце. Узнала сразу, интересовалась  насчет  тебя,  просила передать
привет, если вдруг встречу, как в воду глядела".
     Лейтенант  судорожно сглотнул слюну, бешеным  усилием воли  взял себя в
руки и как можно скорее постарался перевести разговор в другое русло.
     "Слушай, Коль,  ты  у  нас  лицо  к начальству  приближенное.  Поделись
информацией, что происходит на  этом гребаном направлении,  растак  его. Кто
нас атаковать  будет, какими силами. А то я у комбрига спрашиваю диспозицию,
а  он такое  ощущение  ее и сам не  знает. Мямлит, что танки  будут, немного
пехоты и молчит на все остальные вопросы, как рыба об лед, зараза".
     "Ну что я тебе могу сказать. Танки действительно будут. В размере полка
средних и  что то  около  роты легких плюс бронетранспортеры." - он  заметил
выражение шока на  лице  лейтенанта - "Зато пехоты будет немного, это  почти
что маршевая  колонна  бронетехники. Воздушного прикрытия у  них не будет, у
нас в принципе  тоже. Местность здесь  для  тяжелой техники неблагоприятная,
так все легче. Дорогу перекроете и никакой хрен до вас не доберется".
     Лейтенант непроизвольно выругался, час от часу не легче.
     "Да вы что там  в штабе, все с катушек посьезжали?! Нас же разметелят в
два счета. Господи, пять  орудий, два взвода стройбата и четыре БТРа! Против
танкового полка!!! Вы придурки... какие же вы..."
     Николай протестующе поднял руку.
     "Пойми, Олег. Противник слишком близко,  а нам надо успеть эвакуировать
центр правительственной связи,  администрацию, плюс в городе полно беженцев.
Помощи сейчас,  сам знаешь, ждать неоткуда, она просто не успеет подойти, да
и нет у  командования  резервов. Вы должны выиграть время! Мы  и так сделали
для вас все, что возможно. Я понимаю твое состояние, но и ты пойми".
     "Коля, давай не надо, я человек военный, мне дали  приказ и  я обязан в
лепешку расшибиться,  но его выполнить. Но,  боюсь, нас намотают на гусеницы
слишком  быстро, хорошо, хоть  на  полчаса их задержим.  Спасибо хоть утешил
насчет пехоты и вертолетов. Без них подольше поживем."
     Он поднялся на ноги, отряхивая афганку от прелой, прошлогодней травы.
     "Ну ладно, спасибо за новости, мне пора. Надо проверить позиции. Прощай
Коля, передай Лене,  если  увидишь огромный  привет,  поздравь  с  рождением
ребенка. Да, еще не забудь, выпей на его крестинах и за меня тоже."
     Николай хотел возразить, но передумал и протянул широкую ладонь.
     "Ну бывай Олег, может, Бог даст еще свидимся".
     "Бывай".
     Он еще  долго смотрел вслед пылящему прочь старому "рафику",  о чем  то
думал, докуривая  последнюю  сигарету. В голове почемуто постоянно вертелась
странное словосочетание:  -"Высшая доблесть". Кружилась  голова.  Ну неужели
все так плохо?
     Размышления прервал сержант Вадякин, деликатно кашлянувший сзади.
     "Товарищ лейтенант,  дозор на  связь вышел,  передает,  что слышен  шум
тяжелой  техники.  За  ними  Бэтра  прикатила,   они  возвращаются.  Говорят
противник войдет в контакт минут через двадцать."
     Похоже,  что время разбора полетов  подошло к концу. Лейтенант подобрал
лежащую на прохладной весенней  земле  каску и натянув  ее поглубже заорал в
полный голос:
     "Батарея, к бою!"
     Вадякин продублировал  команду  уже  на  бегу.  Солдаты суетились возле
орудий,  подготавливая  их к  стрельбе.  В окопах  явно  еще необстрелянного
стройбата, возникла и стала  нарастать суматоха. Лейтенант ухмыльнулся, видя
судорожные  попытки их  командира навести  хоть  какой либо  порядок,  затем
переключился на более насущные проблемы.
     Поскольку в  батарее  был некомплект личного  состава,  на каждую пушку
приходилось  по  три человека. Лейтенант матюгнувшись, с натугой открыл клин
затвора  и перехватил  у заряжающего тяжеленную иглу подкалиберного снаряда.
Затвор с лязгом встал на место. Уф.
     "Батарея, слушай мою команду!  Подпускаем колонну  на  триста  метров и
тогда мое  орудие бьет  по головному  танку. Остальные стреляют по  номерам.
Второе по второму и так далее. Если покажется хвост колонны, то пятое орудие
гасит его."
     "Господи, неужели это  стало для  меня настолько естественным.  Разве к
этому можно привыкнуть? Я уже не верю, что ЭТО может когда-либо закончиться,
эта война вечна. И то что было до  войны мне снилось, или привиделось, когда
я  лежал в  госпитале. Не было ни любви, ни мира, ничего, а вся  жизнь - это
постоянные боль  и  грязь.  Устал,  боже  ж мой, как я устал..." - лейтенант
налег грудью на бруствер, пытаясь справиться с внутренней болью.
     Что ни говори, а неожиданная встреча со старым другом вопреки ожиданиям
принесла ему только новые страдания.  Он до боли  стиснул  бинокль. Не самые
подобающие мысли перед боем. Он прекрасно понимал, что танковый полк смешает
их  с землей,  весь вопрос только  во  времени.  Хотя  им уже все  равно.  К
заслонам помощь не приходит, заслоны должны выиграть время, а что с ними при
этом станет, никого уже никого не волнует, их уже давно списали в неизбежные
потери. Высокая тактическая необходимость.
     Завывая  на  высоких  оборотах  примчался  БТР  с  сидящими   на  броне
солдатами.  Они соскочили на землю и бронетранспортер  торопливо закатился в
укрытие. Капитан наконец то  навел  порядок среди своих орлов, мельтешение в
траншеях улеглось,  дружно заклацали  затворы карабинов.  Лейтенант  еще раз
прошелся  взглядом  по  позициям.  Замаскированы орудия были  отменно,  лишь
слегка  торчащие  из  ветвей  стволы выдавали их  местоположение. Ну и бог с
ними, все равно времени у противника будет не  так  много,  что бы усмотреть
среди зарослей чапыжника тусклый отблеск орудийной стали. "Не первый день на
фронте"   с   гордостью   подумалось   лейтенанту,  -   "здесь   дураки   не
задерживаются."
     Ожидание. Древние еще  во  времена оны сказали:  - "Ждать и  догонять -
хуже не  бывает". Последние  минуты перед  боем, всегда тянуться мучительнее
всего,  постепенно  начинает уходить выдержка,  в  нутро пробирается густая,
холодная  дрожь, в голову  лезут всяческие,  непотребные мысли,  в организме
появляется  явный переизбыток адреналина.  Водочка, она сейчас несомненно  б
помогла, да где ж ее возьмешь?
     Все таки не Вторая Мировая на дворе с ее наркомовскими ста граммами. (В
реальности  то  выходило и поболе. Дадут спирта на роту, а от  роты  человек
двадцать уцелеет, вот и пили  эти двадцать за  помин души  остальных. Пили и
много, и часто... а что делать?)
     Вдали,  за  лесом  раскатилось  басовитое  гудение  множества  танковых
двигателей.  Лейтенант развернул  перед внутренним  взором карту  местности.
Судя по  звуку, танковая колонна только, что вывернула из глубокой расщелины
в  полутора километрах от  батареи.  Он прикинул  скорость танка на  марше -
минут через пять авангард колонны будет здесь. Пора...
     Ждать долго не пришлось, в  километре на повороте дороги явно видимые в
орудийную панораму затемнел корпус головной машины. Т-72, русский ведь танк,
наш!  Продали им на  свою  голову, идиоты.  И ведь как  нагло прут - ни тебе
авангарда, ни воздушного  прикрытия, чешут как на параде, торопятся сволочи.
Он  принялся  считать  выныривающие  из-за  поворота танки. На пятом десятке
сбился,  начал было  снова,  но вскоре плюнул  -  выходило  много,  много до
безобразия, по  несколько танков на человека. До головного танка  оставалось
уже не более двухсот  метров, а хвост  колонны  все еще  не показался  из-за
изгиба дороги. Ну с богом, ближе подпускать уже нельзя.
     Лейтенант приник  к прицелу,  поймал в перекрестье тускло-зеленую  тушу
танка и плавно-плавно потянул за шнур спуска. Орудие оглушительно  рявкнуло,
отлетела  назад вышибленная гильза, поле зрения на секунду заволокли  густые
клубы  порохового  дыма  и  в  туже  секунду  одно  за другим открыли  огонь
остальные пушки батареи.
     С такого  расстояния,  почти в упор  промахнуться  было невозможно, три
танка навек  застыли  искореженными, обугленными коробками, загородив  собой
большую половину узкой трассы. Еще один потеряв гусеницу бестолково крутился
на  месте. Пятому  повезло  больше, снаряд попал  в башню под острым углом и
выбив сноп искр  с визгом ушел  в небо. Надо было торопиться, пока противник
не пришел в себя и не смешал горсть дерзких людишек в прелую лесную землю.
     "Снаряд!!!" - лейтенант, бешено вращая маховики, прицелился в уцелевшую
махину.  На этот раз игла подкалиберного снаряда вонзилась в моторный отсек,
секунду  ничего  не происходило,  затем  из дыры в броне  повали густой дым,
показались оранжевые языки  пламени, а потом  раздался  громоподобный взрыв,
начисто оторвавший башню - взорвался боекомплект. Остальным  удалось подбить
еще две машины,  полностью  перегодив дорогу.  Танки, лишенные маневра  были
великолепной мишенью. Они, конечно открыли ответный огонь, но  клубы черного
дыма от сгоревших машин отлично маскировали и без  того малозаметные орудия.
Противник лишился еще четырех танков, лейтенант  уж  потерял счет выстрелам,
почти  оглохнув  от  близких разрывов, когда  случилось  то,  о чем умолчала
разведка.
     Пара "Команчей", почти  касаясь  верхушек сосен, выскочила из-за  леса.
Кто то успел истошно заорать -"ВОЗДУХ!" и на батарею, разметав укрывающую ее
рощицу  березок  обрушился  град   НУРСов.  Почти  сразу  же  пятью  прямыми
попаданиями накрыло два орудийных окопа, вжавшийся в  землю лейтенант как во
сне успел  заметить подброшенный  взрывом исковерканный ствол, но тут  НУРСы
взбили землю  слишком  близко  от  его  укрытия и  он счел  разумным плотнее
вжаться  в  землю.  Мимо него  просвистело несколько осколков,  сзади кто то
пронзительно, тоскливо закричал, лейтенант рванулся было  к нему... Боли  он
не почувствовал, что то раскаленное сильно  ударило в  плечо, развернув  его
почти на стовосемдесят  градусов, лейтенант охнул и осторожно прикоснулся  к
месту удара. Мокро?!  Черт,  черт,  черт! Все таки задели!. Он перекатился в
глубь окопа и вытащив  из кармана индпакет,  зубами разорвал  обертку  и как
сумел, перетянул рану. Кость вроде бы не задета крупные сосуды  тоже, ничего
серьезного.  Он  хмуро улыбнулся,  и  тут  пришла  боль.  Казалось, в  плечо
засадили огромную раскаленную кочергу и сладострастно ворочают, наблюдая. Он
захрипел, пытаясь непослушной рукой нащупать аптечку.
     В  глазах  стоял   сплошной  красный   туман  -   начинала  сказываться
кровопотеря.   С   грехом   пополам  вытащив  тюбик   с  обезболивающим,  не
примериваясь он всадил иглу  в левое предплечье. Гидрохлорид морфия, или как
там эта  гадость называется,  подействовал почти мгновенно,  боль отступила.
Лейтенант  облегченно  прикрыл  глаза.  Мля,  надо  придти  в  себя,  нельзя
расслабляться,  нельзя!  Пора  попробовать. "Синтокарбон",  говорят зверский
стимулятор. Пора.  Он достал  пластиковую коробочку и выкатил на  ладонь две
маленькие таблетки. Ох и  пригодился  же  ваш подарочек товарищ  майор, ох и
пригодился. Отходняк  будет долгий,  ну и  хрен с  ним!  Он  не долго  думая
проглотил стимулятор.
     В  голове  зазвенело, по телу прошелся сокрушительный,  краткий ураган,
мгновенно  унесший усталость и боль.  Сила, сила  и уверенность, необычайная
ясность  рассудка.  Где  то  в уголке  сознания  оставался  тоненький  лучик
предупреждения  -  сила  эта  на  время и  потом  за  каждое  нечеловеческое
напряжение  придется  платить  нечеловеческой усталостью.  Ну что ж, хорошо.
Заплатим. Лейтенант осторожно выглянул из окопа.
     "Команчи"  отстреляли все  ракеты  и  теперь описывали  круги,  поливая
позиции из автоматических пушек. Два БТРа горели, третий, щедро  разбрасывая
стреляные гильзы без особого на то успеха отстреливался от вертолетов. То ли
вертолетчики были классными пилотами, то ли стрелок БТРа не отличался особой
точностью. Скорее второе.
     Лейтенант  выхватил из  орудийного  ящика  автомат с  подствольником  и
тщательно прицелился.  ...Один  из "Команчей"  полого развернулся,  выправил
курс,  пушка  хищно  зарыскала ища цель...  и  тут  на  бронестекле  кокпита
полыхнул  разрыв. Разумеется,  сама по  себе  тридцатимиллиметровая гранатка
подствольника  пробить  кокпит не  могла. Дурную роль сыграло  два фактора -
малая  высота  и  то,  что  вспышка  на  секунду  ослепила  пилота. Вертолет
дернулся, завалился  на бок и  с диким скрежетом  лопасти  винта врубились в
высоченную  корабельную  сосну.  Во  все стороны  полетели  куски  дерева  и
металла, изувеченный вертолет  ломая деревья рухнул на  землю. Взрыв,  новые
клубы дыма заслонили солнце.
     "Аминь"- ухмыльнулся  лейтенант.  Странно,  но он не испытал  от победы
ровным счетом никаких эмоций,  видимо стимулятор контролировал и эту сторону
эмоций- "Не беда, потом наверстаем".
     Второй вертолет круто свернул в сторону, явно не желая разделить судьбу
напарника и быстро скрылся в осеннем сибирском небе. Наступила тишина.
     - "Сколько же прошло времени - час, два, больше?" - лейтенант посмотрел
на часы. Одиннадцать двадцать три, с  начала боя прошло чуть больше двадцати
минут!  Он  осмотрел округу.  На  месте  второго  и пятого  орудий  дымились
глубокие воронки, в одной  из них  кто то еще шевелился, со стороны третьего
взвода  к нему метнулся Ерофеев, батарейный  санинструктор, но подойдя ближе
согнулся в неудержимом приступе рвоты. Лейтенант выбрался из окопа и подошел
поближе, секунду  стоял, играя желваками, молча снял кепку и вскинув автомат
дал короткую, в три патрона очередь вверх. Эх, сержант,  зачем же ты так то,
а? ЗАЧЕМ?!!
     По страной случайности  лицо  его осталось нетронутым.  Вадякин  лежал,
придавленный покореженным лафетом своего орудия, с умиротворенным выражением
покоя на  мертвом лице. Казалось - он спит, спит и видит свою любимую жену и
троих  маленьких детей,  оставшихся где то под Ярославлем,  свою Любавушку и
мальков. Увы, стоило перевести  взгляд  пониже... НУРс  разорвался на  щитке
пушки,  двое  из расчета  погибли  мгновенно, а  вот  Вадякину  не  повезло,
частично прикрытый металлом, сержант лишился обеих  ног, осколки разворотили
живот  и грудь, но он  жил еще минут десять, постепенно уходя в  небытие, до
последней секунды  наполненный  дикой, непередаваемой болью.  -"Боже, сделай
так, что бы у меня хватило сил застрелиться! Я не хочу умирать ТАК!"
     "Товарищ  лейтенант,  кажись  опять  танки." - солдат - стройбатовец из
подразделения  Ермилина  задыхаясь  от   быстрого  бега,  рассеяно   пытался
поправить сползающие с носа потрескавшиеся очки.
     "Ну, танки и танки, что дальше?
     "У нас командира убило, вы теперь старший."
     "Мля! Какие потери?"
     Рядовой шмыгнул носом.
     "Не  знаю,  много   кажется".  Он  беспомощно   оглянулся   на  дорогу,
действительно,  лес  гудел  от шума множества танковых двигателей. Лейтенант
махнул рукой.
     "Возвращайся к своим, скажи, что нам  надо продержаться  еще час, потом
уходим. Выполняй!"
     Солдат стремглав кинулся назад.
     "Батарея, танки!" -  Лейтенант  с тоской осознал,  что на его команду к
трем  уцелевшим орудиям  собралось  шесть человек. Он  тихонько прошептал  -
"Простите парни, простите..." - и зарядил очередной  снаряд. От его  расчета
уцелел  он один,  так  что теперь  и без того нелегкая процедура заряжания и
вовсе сделалась непосильной.  Если  бы не действие стимулятора, он давно  бы
потерял сознание от непрерывного сверхнапряжения.
     "А ведь  мне конец." - как то отстранено подумал лейтенант - ""Карбона"
хватит еще часа на полтора, а вторую дозу мне не выдержать. А, черт ведь еще
есть раненные, их же надо увести отсюда. Увести, и быстрее".
     Сержант,  берите грузовик, грузите всех  раненых и в тыл, быстрее  мать
вашу!" -Ну вот и  все, теперь будь, что будет, но ни одна сволочь не скажет,
что он, лейтенант Мелехин не выполнил свой долг. Предки будут  гордиться им.
А остальные пусть катятся ко всем чертям, он сделал все, что мог...
     Четырнадцать  тяжелораненых  спешно  уложили в  кузов  чудом уцелевшего
грузовика  и  посадив  к  ним  санинструктора  отправили  в  тыл.  Лейтенант
подсчитал потери:  всего они  потеряли  восемнадцать человек  убитыми,  плюс
четырнадцать  "тяжелых"  - легкоранеными оказались фактически  все и их он в
список  потерь  включать разумеется не  стал.  Он оглядел  свое поцарапанное
войско и коротко хмыкнул - побег из операционной, е-мое.
     - "Танки!"
     На этот раз танки шли при поддержке пехоты. Батарее удалось подбить два
бронетранспортера на подходе,  остальные успели  подойти метров  на триста и
высадить  десант.  Позади  пехоты, периодически  плюясь дымом выстрелов  шли
танки, классический строй мля, хоть в учебники пиши.
     Да, теперь за них  принялись всерьез. Первый же залп уничтожил еще одно
орудие  и хорошенько  вскопал  траншеи  стройбата.  Вскоре замолк, отстреляв
боекомплект пулемет  БТРа.  Водитель, видимо имея четкие  инструкции на этот
счет  на полной скорости  выехал из  укрытия и  помчался  в сторону  города.
Далеко уехать ему не удалось. Метров через сто, один  из  танковых  снарядов
разворотил ему  корму и БТР  перевернувшись замер. Лейтенант  оглянулся, ища
глазами спасшихся, но из  машины никто  не выпрыгнул, видимо все были  убиты
или оглушены прямым попаданием.
     Вражеская пехота подошла вплотную, уже  фактически захватив  укрепления
стройбата, все  еще пытавшегося отстреливаться из своих карабинов. Лейтенант
плюнул  на них  и  сконцентрировал все внимание на  танках. Выстрел,  разрыв
взбил землю метрах в пяти от одного из Т-72. Лейтенант до скрежета сжал зубы
и с почти теряя сознание перезарядил пушку. Выстрел. ПОПАЛ! Огненный всплеск
на броне, танк замер, словно напоровшись на стену, но уже через секунду ожил
снова,  плюнув  ответным  выстрелом,  разметавшим расчет второго  уцелевшего
орудия. Лейтенант беспомощно оглянулся на снарядный ящик и в отчаянии покрыл
себя  отборным  матом. ИДИОТ!!! Открыл  в  горячке не  тот  ящик. Осколочный
снаряд, да он этой махине как комариный укус. Придурок!
     Очередной снаряд  весил наверное тонны три, он тянул к земле, заставлял
делать  передышки  через  каждый  шаг. Повязка  на  плече  съехала  и  кровь
пропитала  всю  левую сторону куртки, мелкими  капельками  стекая на  прелую
землю Пот заливал  глаза, мешая  видеть. Ни сил, ни желания вытереть его уже
не осталось. Ничего, зарядить он сможет и на ощупь.
     "Держитесь  ребята, сейчас  зарядим  и  все будет хорошо,  все  хорошо.
Держитесь ребята, вы же можете, вы  все можете"  он со всхлипами втягивал  в
себя воздух, ничего  не замечая вокруг.  Тяжело, ну  до чего же тяжело, хоть
помог бы кто, а. Не для себя же стараюсь, мужики. Всем надо.
     "Давай помогу лейтенант"  - улыбающийся Вадякин подхватил  донце в свои
руки, нести сразу  стало  заметно  легче.  -"Ты б лейтенант  раньше попросил
помочь, а то гордый, все сам делаешь.  Вона и капитан то, сосед тоже  помочь
не против. Слышь, капитан, ты пока казенничек то приоткрой, лады?."
     Ермилин, почему то в  парадной  форме,  легко оттянул ручку и  направив
снаряд на  свое место  закрыл клин  затвора.  Лейтенант заторможено  оглядел
помощников. Чистые,  ухоженные. Вадякин  в черном  костюме с  белоснежнейшей
рубашкой, на ногах начищенные туфли, свежевыбрит. Капитан...
     "Ребята, вы  же  того, это..."  -  он  замялся, не  зная,  что говорить
дальше.
     "Ну и что?"
     "Но ведь..."
     Капитан добродушно улыбнулся:
     "Что же, по твоему  мы не имеем права помочь. Какая тебе разница?  Хотя
скажу честно - сейчас ты лежишь без сознания, оглушенный  близким  разрывом.
Твоей батареи больше нет, нас смяли."
     "Да ты не  тушуйся командир, сейчас ты очнешься и поймешь, что  все это
тебе привиделось,  а  хочешь,  так пошли с  нами, хуже уже  не будет.  Ты уж
поверь." - Вадякин положил ему на плечо руку - "Решай командир."
     Лейтенант медленно покачал головой.
     "Нет ребята, спасибо, мне  еще надо вернуться, дела кой какие доделать.
А вам, спасибо за помощь, еще увидимся." - он усмехнулся.
     "Ну  как  знаешь,  а  нам  пора,  ребята  заждались.  Бывай  лейтенант,
счастливо."
     Они развернулись  и  пошли  к  строю,  стоящему  возле обочины  изрытой
воронками  дороги.  Все  сорок шесть  человек, все.  Он отдал честь  и долго
смотрел, как они уходят, растворяясь в сгустившемся тумане...
     Голову  рванула раздирающая боль. Он застонал и открыл глаза, вселенная
кружилась перед  глазами миллиардами цветных звезд. Голоса. Чужие, гортанные
голоса. А вот вам хрен! Мы так просто не умрем,  нате - выкусите. Мимо него,
не  обращая внимания на залитое кровью тело,  неторопливо прошла густая цепь
возбужденных победой и кровью солдат. Лейтенант захрипел, ярость клокотала в
нем, не давая права выждать  и бежать. Он подобрал автомат, на ощупь заменил
магазин и поднялся во весь рост.
     "КУДА, СУКИ!!!"
     Автомат  задергался  в руках, длинная очередь врезалась  в цепь, сшибая
людей словно  кегли. Внезапность была на  его стороне, он  успел  опорожнить
магазин, полез было за вторым...
     Шесть  пуль  взорвали  его  грудь  алыми  брызгами, выбили автомат,  он
зарычал, выхватил из  ножен  штык-нож и  пошатываясь  пошел  на  них.  Чужие
недоуменно загомонили  и еще две очереди разорвали наставшую тишину. Он шел,
пятная мох  яркой кровью, шел  держась на одном только желании - не пустить,
задержать еще  хоть на секунду. Дать Леночке еще немного времени, она должна
выжить. Должна...
     В  него  уже  не стреляли.  Чужие  солдаты  расступились перед бредущим
воином. Он шел. Вдали  на опушке  стояла  в коротком  сарафане ЕГО  Леночка,
смеялась, махала ему рукой. Он должен был дойти.
     "ЛЕНА!!!"  он  сделал  еще  шаг.  Земля  метнулась навстречу,  сознание
меркло,  последним  усилием  он  открыл  глаза.  Подснежник.  Откуда  сейчас
подснежник? Ведь осень.
     -  "Ты  пролежал  полгода,  уже весна,  вставай  лейтенант,  тебя  ждет
новое...


                     ...Лежат они повзводно, поротно,
                     С лейтенантами в строю и с капитаном во главе
                     И подснежники цветут у старшины на голове...
                     Лежат все вместе

     09.11.1998

Александр Воробьев. Мы варвары


     "Полумесяц  Казановы",  пожалуй,  лучший  бар  на этой проклятой  всеми
Богами,  чертовой  планетенке.  Конечно,  судьба  нелегкая  заносила  вашего
покорного слугу в места  и похуже, но настолько сильного  ощущения  замшелой
глуши, чем на Элео IV мне, пожалуй,  чувствовать еще  не приходилось.  Тишь,
гладь да божья благодать. Пара десятков городков, самый крупный из которых -
полуторамиллионный  Селдис,  является   по  совместительству   столицей,  да
множество мелких, фермерских поселков  составляют все поселения  на планете.
Ни  крупных  промышленных  предприятий, ни  богатых  месторождений  полезных
ископаемых  на Элео  не  было, и  экономика  планеты в  основном зависела от
импорта продуктов питания, благо почвы здесь достаточно плодородные. Местная
флора и  фауна изначально были безопасны для людей и  прочих гуманоидов, так
что  и народ здесь  в основном  жил мягкотелый и  добродушный,  чем  местные
власти все время старались  завлечь туристов.  Впрочем,  смотреть здесь было
особо не на что, поэтому золотой дождь  туристов никак не хотел пролиться на
иссохшую финансовую почву Элео.
     Да, кстати, забыл представиться. Меня зовут, по  крайней мере, в данный
момент, Ричард Гэрриот и я солдат удачи. Хотя, похоже сегодня удача  от меня
отвернулась.
     Вы, наверное, спросите, а что, собственно говоря, делать наемнику вдали
от цивилизации, в эдаком тараканьем болоте?
     Отвечаю:  когда  на  хвост  сели  разъяренные  кредиторы,  тяжело  быть
привередливым. Тем  более,  если кредиторы представляют  два  самых  крупных
мафиозных семейства системы. Не даром  отец говорил мне в далеком  детстве -
"Сынок,  хоть ты  и полный засранец, но  вот удачу  от тебя  никто отнять не
сможет". И не смогли еще пока.  Удалось мне пробраться в космопорт,  попасть
почти что зайцем на первый попавшийся корабль, и слава Богу. Могло ведь быть
и гораздо, гораздо  хуже.  Пистолет то у меня всегда с  собой, но  подумайте
сами,  много  ли можно  навоеваться с  двумя самыми влиятельными  мафиозными
группировками  на Озирисе. Подумали? Вот  и я о том же. В общем, долетели мы
нормально, а что дальше делать? Денег то нет. А искать работу в этом затхлом
месте  бесполезно.  Только  если  телохранителем  к  какому-нибудь  богатому
придурку. Так ему рекомендации  подавай,  а где  я их  возьму? Вот  зашел  в
первый  попавшийся бар,  в пресловутый  "Полумесяц  Казановы", на  последние
деньги взял  пива, порцию натуральных! сосисок за воистину  смешную цену  (а
что  делать,  планета  то   аграрная)  и  стал  смотреть  на   двух  скучных
стриптизерш, уныло разоблачающихся возле  шеста, подсвеченного одним тусклым
прожектором. На душе было тоскливо, как у...
     "Я посмотрю ты наемник, парень"
     Я  оглянулся. Рядом  стоял  высокий,  прямой старик,  с  таким до  боли
знакомым  выражением безысходности на лице. Наверное  и я когда-нибудь буду,
вот таким, уставшим от жизни, одиноким стариком, растерявшим, а  то и просто
никогда не имевшим близких людей.
     -"С чего ты взял, отец?" Старик довольно ухмыльнулся:
     -"Я всегда  узнаю  коллег  по  ремеслу,  пусть  даже и прошлому. Может,
нальешь родственной душе?"
     Я  молча выложил последнюю десятку.  Лысеющий толстяк бармен  мгновенно
брякнул  рядом с нами  две  полных  кружки  темного  крепкого  пива.  Старик
благодарно кивнул и приник к кружке.  Когда в кружке осталась ровно половина
пива, старик, наконец-то, поднял на меня взгляд.
     "Спасибо,  парень.  Давненько  мне  уже  не  приходилось  пивать  столь
славного пивка,  да видно не  скоро  и  снова выпью.  Ну  это,  наверное, не
судьба. А ведь бывали времена, когда я в такой бар и близко бы не зашел.
     В  голове у меня  пронеслось:  "Ну, все  понятно, дед  перепил и теперь
будет травить  свои бесконечные истории из его,  якобы, молодости". Вслух я,
вежливо улыбнувшись, изобразил на лице неподдельный живой интерес.
     "А кем ты был раньше, отец. Тоже наемником.
     Да, сынок. Фамилия Фолдер, Кейт Фолдер тебе о чем-нибудь говорит?
     Я в полном непонимании уставился на старика.  Кейт Фолдер! Черт побери,
это личность почти легендарная в узких  кругах  наемников. Полковник Фолдер,
человек,  который  командовал в  период  своего  расцвета  армией  ненамного
уступающей по  силе  объединенной  армии двух-трех систем. Человек,  который
остановил  готовый  разразиться конфликт между людьми и тедау... Господи, да
только одно  перечисление  его дел займет пару  часов,  если говорить очень,
очень быстро.
     "Что,  сынок,  опешил. Ничего,  я уже давно  отошел  от  дел. Старость,
знаешь  ли. Тяжело командовать людьми, когда из  тебя уже не то  что песок -
булыжники сыплются".
     "Судя по виду, сэр, вы еще не такая уж и развалина".
     "Призрак  смерти  гонит дряхлость. Когда у тебя очень  мало времени, то
стремишься забыть  про  свои  болячки. Но у  меня время еще, кажется,  есть.
Давай-ка сынок еще по одной, теперь плачу я".
     Мы  заказали  еще  по  кружке.  Старый   полковник  неторопливо  осушил
полкружки  и, подняв седую  голову, посмотрел на меня своими пронизывающими,
как луч рентгеновского лазера, глазами.
     " Ты мне напоминаешь  меня самого  лет  так сорок  назад. Я  тоже любил
влезать во всякие авантюры, но  вот с мафией связываться не рисковал. На них
не   распространяется  кодекс  чести  наемников,  не   правда-ли,  лейтенант
Гэрриот?"
     Моя рука  непроизвольно рванулась к кобуре. Я ему не  представлялся,  а
излишне большой популярностью не пользовался и подавно. Нашли...
     Едкая насмешка  старика  заставила  меня  устыдиться  столь  поспешного
действия. Он по-прежнему стоял невооруженный, как бы удивленно подняв брови:
     -  "Полноте,  лейтенант, одна  из  немногих  прелестей  пожилых людей -
постоянно быть в курсе самых последних сплетен.  Я просто сопоставил слухи о
крутой  разборке на Озирисе, говорят, там нагромоздили чуть ли не две дюжины
трупов, хотя  это,  конечно,  преувеличение.  Сам  наверное  знаешь,  какими
нелепостями обрастает мельчайший  эпизод, стоит ему пройти через  пару сотен
болтливых языков и десяток-другой  светолет. Так вот, прикинул я, куда может
податься тот  парнишка, заваривший эту  кашу - кроме как  мотать  с  планеты
деваться ему  некуда. На Оссирисе его  рано или поздно  отыщут и  переправят
общаться  с местной фауной, значит единственный путь для бегства - космос. В
тот день был только один рейс из  тамошнего космопорта  - к  нам. Дальше все
было  делом  техники. Твою фамилию на Оссирисе только что  последняя  собака
теперь не знает -  еще бы, покрошить столько мафиози. Так что узнать ее было
совсем не трудно. А у нас есть единственное приличное  место на всей планете
- "Полумесяц Казановы" Так что  если ты действительно прибыл на планету этим
рейсом, то искать тебя надо в этой забегаловке. Я  бы, например, в молодости
зашел именно сюда", - он устало навалился  на спинку стола. -  "Ну а теперь,
может быть, уберешь руки с кобуры, Ричард?"
     Я неторопливо переместил конечности на стол.
     "Ну и какого дьявола, полковник, вам пришлось разыгрывать этот дурацкий
спектакль?
     Он, казалось, постарел еще  лет на десять, став каким  то совсем серым,
чуть ли не до полупрозрачности.
     "Понимаешь, Ричард, мне нужен преемник".
     "Простите?" - мне показалось,  что я ослышался, все таки не каждый день
тебя заносят в списки наследников. Тем более  такая  известная  личность как
полковник Фолдер.
     Он, видя мое недоумение, пояснил.
     "Дело в том, Рик, что я одинок. Деньги у меня есть, но вот оставить мне
их совершенно некому. Так, что можешь считать, ты попал в сказку".
     "Но почему именно я?"
     Старик  недовольно  поморщился. У меня создалось  впечатление, что  его
глаза буквально просвечивают мой мозг, пытаясь разобраться в самых глубинных
побуждениях. Томительная пауза продолжалась всего несколько секунд, наконец,
полковник, хмыкнув, опустил глаза.
     "Я уже говорил тебе, Рик. Ты похож на меня. Твои действия, стремления -
это мои действия и стремления. Ты поступаешь так, как поступил бы я, окажись
на твоем месте. Мы люди одной серии..."
     Он  замолчал,  словно вглядываясь  в свои мысли. Затем, приняв какое-то
решение, продолжил.
     "Хотя, я  вряд  ли  дожил до седых волос, если бы забыл золотое правило
наемника: "Не  доверяй  никому,  кроме  себя,  да и  себе доверяй  только по
большим праздникам, хе-хе". По моему мнению ты, похоже, заслуживаешь доверия
по праздникам."
     Что-то  в  нем заставило  меня не поверить.  Похоже,  старикан  все еще
проверял, проверял какими-то своими, непонятными  мне средствами и  от этого
на душе отнюдь не  становилось  спокойнее.  Ну что  ж, попробуем  произвести
необходимое впечатление. Старик тем временем продолжал.
     "Я достаточно изучил таких как  мы  с тобой. Мои средства ты  наверняка
пустишь  на  создание  наемного  подразделения.  Цель  достойная,   особенно
памятуя, что  мне  не  удалось  сохранить свое, -  он  печально вздохнул, на
секунду,  похоже, потеряв внутреннее  спокойствие. - "Э-хе-хе,  какие у меня
были парни,  какие  мы с  ними дела  проворачивали. Мы не  боялись ничего  и
никого и спрашивали совета только  у своей совести. Совести парень,  вот был
наш Бог. Их больше нет, нет почти никого, а кто и остался от "Серой ярости",
те доживают свой век такими как я. Но нас уже почти не осталось..."
     Голос  его  возвысился,  становясь похожим  на  могучий рокот водопада.
Теперь  мне стало  ясно, почему за ним  шли на  смерть, ответ прост - он был
Лидером!
     "Ты ДОЛЖЕН отомстить. Восстанови то,  что не  сумел уберечь я.  Я знаю,
придет время и твое  детище будет жизненно необходимо Федерации, а возможно,
и всему человеческому виду".
     Он отхлебнул пиво, смачивая пересохшее горло, и бросил на меня короткий
взгляд, словно ожидая, как я на это отреагирую. Я сделал каменное лицо.
     "Ты  знаешь,  сынок,  возможно ты  лучше поймешь, о чем я говорю, когда
услышишь  одну байку, которой нет в наших учебниках  истории и которая стала
одним из самых черных пятен во всей моей долгой жизни".
     Он прокашлялся, набирая в грудь воздуха.
     Дело  было около  полувека лет назад. Я был немного помладше тебя и еще
не  успел стать таким  закоренелым циником. Наверное, ты даже и не слышал об
этом, но была  такая  планета - Шамбала.  Немного  морей, прохладный климат,
очень  много гор. Фактически там все континенты представляли сплошные горные
хребты, кое где разбавленные огромными  плато, единственными пригодными  для
жизни  местами   на  планете.  Давным-давно  Шамбалу  заселили   сторонники,
какого-то древнего  то ли  философа, то ли художника, жившего еще  на Земле,
где то на  Алтае, что-ли. Скорее всего,  все таки философа, я видел картины,
якобы написанные им.  Ничего  особенного я  в них не  заметил, а  насчет его
философии ничего сказать не  могу, поскольку разбираюсь в ней, как сержант в
балете.  Так вот,  последователи  эти создали там  жутко  духовное  общество
всеобщего равенства и братства, культуру там, искусство. Мяса не ели, только
медитировали, да  каждое  утро выписывали  цитаты  из трудов своего учителя.
Спросишь,  как же ваш покорный слуга там оказался? Все очень просто.  Они  в
своей  духовности даже и подумать не могли, что бы взять в руки оружие, хоть
режь их,  а  времена тогда в  Галактике  стояли неспокойные. С кисами у  нас
тогда  было состояние перманентного  конфликта, пираты буйствовали, вот наше
соединение  и  наняли охранять  их  медитации. Планетка-то оказалась  богата
полезными ископаемыми, так что деньжата  у них водились. А ты и  сам знаешь,
дело наемника воевать  и не лезть  в дела  нанимателя.  Так что нам поначалу
было  наплевать,  чем занимаются  аборигены, лишь бы  платили вовремя. Да  и
местные к нам особо не лезли, вроде  как презирали,  что ли?  Как же, грубые
варвары. Способные убить разумного. Пытались и к  нам подкатить, конечно, со
своей  доктриной, да  только быстро  зубы  пообломали. Их учение  для слабых
духом, для тех, кто не способен бросить вызов судьбе, в общем, отнюдь не для
солдат  удачи. Наши ребята их, конечно, выслушивали,  не по таким же мелочам
конфликтовать с  работодателем, а  потом  крайне  вежливо  посылали  сторону
центра Галактики...  пешком. Вскоре от  нас отстали, прочно прикрепив  ярлык
людей  второго  сорта.  Видишь ли,  их  учитель  крайне  резко  отзывался  о
неспособных  понять  его учение,  вплоть до... черт  его  знает, этого я  не
помню,  столько лет прошло. Ну, резать нас не собирались, а на прочие мелочи
мы к тому времени научились закрывать глаза.
     Место под базу нам выделили неподалеку от столицы, километрах в десяти.
Не знаю, из каких побуждений  они действовали, но ни в  военном, ни в  жилом
плане они даже близко не стояли с совершенством. Так что первые пару месяцев
мы потратили  на приведение всего хозяйства  в  божеский  вид. Устанавливали
заграждения,  монтировали  защитные  системы,   да  в  конце  концов  меняли
кондиционеры. Они  у них выпускались с неким ароматизатором типа благовонных
палочек. Наверное, это дело привычки, но наши  парни через полдня пребывания
в казарме с таким запахом чуть крышей не поехали. В общем, привели мы базу к
человеческому лицу и потянулись "суровые" армейские будни. Сам знаешь, скука
и ожидание отпуска. Там  же было еще хуже. Увольнения. Пойти некуда,  делать
нечего.  Местные проводят в свободное время всякие медитации, круглые столы,
а нам-то  что  там делать? Спиртного  нет ВООБЩЕ! Мы сначала  пытались найти
подпольных поставщиков, раз уж алкоголь официально запрещен,  но их не было.
Пришлось заказывать  выпивку  транспортом,  прибывавшим  в местный космопорт
один  раз в стандартный месяц. Правда, худа без добра не  бывает. Девушки  у
них там были... загляденье, кровь с  молоком. Да и к сексу относились вполне
свободно, учение это даже поощряло.  Романтика...  Столица располагалась  на
океаническом  побережье,  пляжи  белого  песка, местные  пальмы,  влюбленные
парочки.  Тогда и мне показалось, что я нашел свое счастье. Ее звали Элейна.
Высокая  стройная  брюнетка с огромными  наивными глазами. Когда мы  впервые
встретились, меня  словно  окатило волной  бешеной, неземной  нежности.  Она
ответила взаимностью. Все увольнения мы проводили вместе, старались избегать
скользких тем в разговорах. Она только раз спросила - не  приходилось ли мне
убивать разумных.  Эх,  сынок,  я  покривил  душой.  Видел бы  ты,  с  какой
затаенной  болью  Леночка  вглядывалась  в  мое лицо.  Она  не  перенесла бы
положительного  ответа,  а мне так не  хотелось ее терять. Мы уже собирались
пожениться, я  хотел  дождаться окончания  контракта  и осесть где-нибудь на
Шамбале вместе с ней.  Увы, мечты редко  воплощаются в жизнь. На  нас напали
раньше,  чем  истек   срок  контракта.   Объединенные   Миры   Ррадов  давно
облизывались,  глядя  на  свободный,  неприсоединившийся  мир.  Мир  богатый
полезными ископаемыми.
     Пять  десантных  кораблей, две дивизии  полного  состава  и  три  крыла
аэрокосмических штурмовиков. Они  вышли  из  Прохода  в  двух днях  пути  от
планеты. Времени у  нас почти не оставалось, Противника  было больше почти в
три раза, но у нас были все шансы измотать его  и  продержаться  до  прихода
подкрепления с ближайшей базы Консорциума  Наемников. Да мы  и  продержались
бы, но... Общественный  совет Шамбалы  вынес  вердикт  -  капитуляция.  Мол,
защита планеты не стоит тех  жертв, которые может принести война. Мы планета
богатая,  откупимся. Да и противники тоже существа разумные, а разумные ведь
не  убивают  разумных  (или  не  убивают без весомой  причины). Все  попытки
объяснить, что Кисам нужен отнюдь не выкуп, что они никогда не согласятся на
часть  вместо целого,  ни к чему не привели.  Нас обвинили в  бездуховности,
заявив, что  дух учителя не оставит избранный  народ, и  предложили покинуть
планету. Ведь, по их мнению, наше присутствие могло спровоцировать Ррадов на
агрессию, а утонченные натуры колонистов этого вынести не могли.
     Полковник   Джером,  наш  командир,   попал  в  крайне  затруднительное
положение.  С  одной  стороны  наниматели  расторгали  контракт,  соглашаясь
выплатить причитающуюся  неустойку,  с другой  стороны...  Все  мы прекрасно
знали, что сделают с населением планеты Ррады. Слышал,  наверное, сынок, что
пленных они  не  берут  категорически.  Они  им  не  нужны. Так  что жителей
попросту  вырежут, а  может быть используют людей  в качестве  тренировочных
пособий  для  своих  котят. Так  что выбор  действительно был  тяжелый.  Или
неравный, неоплаченный бой, или ощущение вины за гибель нескольких миллионов
человек.  Мы  думали недолго, времени  оставалось в обрез. Как ты думаешь, к
какому решению мы пришли?
     Я  крепко задумался.  Судя по всему, старик придумал  для меня какое-то
испытание и от  того, как я его пройду,  зависит... Что-то от этого зависит,
не  даром  полковник  Фолдер  упомянул о преемнике. В  том,  что  я  слышал,
говорилось, что  легендарный наемник очень богат. О размерах  его  состояния
ходили  легенды. Легенды.  Так что мне следовало хорошенько подумать, прежде
чем  давать какой-либо  ответ.  Мысли  завертелись с  бешеной скоростью.  Он
проверяет,  какой из меня  может быть  командир, или мои моральные ценности,
или мое отношение к людям, или...
     Я  почувствовал,  что окончательно  запутался. Что бы  я  сделал на  их
месте? Не знаю. Втрое более сильный противник, тем более  Кисы, великолепные
бойцы, шансов выжить немного, наниматель послал,  грубо говоря, подальше, да
и достали их эти местные, наверное.
     Чувствуя, что теряюсь, я  взглянул на  полковника. Он сидел прямой, как
на  плацу, пристально наблюдая за  моими душевными метаниями. В уголках глаз
его  застыло выражение безмерной тоски, он  заново переживал  те события. Но
такой взгляд  ни  о  чем не  говорил,  он  не отвечал прямо на  поставленный
вопрос, или я не мог этот ответ прочитать. Пауза затягивалась, становясь уже
просто неприличной.
     "Ну, что ты мне ответишь, сынок?" - старик напряженно ждал.
     И тут я решился. Плевать мне на  все, я не знаю, как поступил  бы,  сам
окажись в этой ситуации, а поэтому не буду и гадать, отвечу прямо.
     "Я  не знаю  полковник. Слишком  сложная вводная. Не стану и  гадать. Я
понял, что вы меня  испытываете,  понял, что от этого зависит что-то важное,
важное для меня, но врать не буду. Я не знаю".
     Старик внезапно улыбнулся.
     "Все  правильно, сынок. Мы тоже не знали. Слишком тяжел такой выбор", -
он вздохнул.  Слишком тяжел. Я просил  Элейну улететь на  нашем транспортном
корабле, но она отказалась. Осталась... Мы остались тоже. Расчеты  показали,
что нас перехватят в космосе на разгонной траектории  и мы предпочли умереть
на  поверхности,  в  бою, как  мужчины,  а не в тесных  противоперегрузочных
коконах. Так хоть  обычно успеваешь отойти  в мир иной  с  осознанием  этого
факта, а не  мгновенно превращаешься в облачко раскаленной  плазмы. В общем,
когда с  неба  посыпались десантные  катера Ррадов, мы были готовы.  Не буду
тебе описывать бои, ты их, наверное, и сам немало насмотрелся в жизни. Скажу
только, что помощь успела почти вовремя. От нашего соединения, правда, почти
ничего  не  осталось. Из двух с половиной тысяч человек уцелело  чуть  более
сотни. Мы были вытеснены  из столицы, потеряли космопорт,  так что, когда на
связь  вышли  прибывшие  Федеральные силы, нам  показалось, что  это  ангелы
Господни трубят в  свои небесные трубы. Федералы быстро  выбили  из  системы
корабли Ррадов, благо соотношение  сил было  в нашу  пользу, затем выбросили
десант на планету. Кисы  сопротивлялись упорно,  но надолго их не хватило. В
общем, победили. Вот тут-то и начинается  самое интересное. Отношение  к нам
изменилось в крайне неприятную сторону. Нас  избегали, уклонялись от встреч,
вежливо указывали на  дверь.  Они даже  отказались принять  в больницы наших
раненных,  мотивируя  это  тем, что  их  черная, агрессивная  энергия  убийц
неприемлема и  они не могут находиться рядом с местными больными. В итоге мы
потеряли  умершими  от  ран еще почти тридцать человек. Лазареты Федеральных
крейсеров  просто  не  были  рассчитаны на такое количество раненых. Но хуже
всего...  Элейна. Я боялся, что  она погибла, но  нет. Слава Богу, она  была
жива. Я разыскал ее в полусотне километров от столицы, на  маленькой ферме у
родителей.  Счастливый,  готовый  бросить  службу ради нее. Боже,  как я  ее
любил! Меня встретили холодно и отчужденно, она посмотрела так, как будто на
мне  стояло  клеймо  смерти, отшатнулась: "На  тебе  кровь,  Кейт. Я не могу
находиться   рядом  с   запятнавшим  себя   кровью  разумного.  Уходи".  Она
повернулась  и  торопливо  скрылась  в  доме.  Из  окон  на  меня  враждебно
таращилась  ее  семья.  И я  ушел.  Мы получили деньги - за  контракт,  плюс
компенсация и премия  и через три дня убрались с этой проклятой планеты. Да,
вот только совсем забыл добавить. Перед тем, как  уехать от фермы Элейны, я,
мучимый непереносимой внутренней болью, прокричал ей вслед:
     "Да,  мы варвары,  способные  убивать! Но убиваем то  мы ради  вашей же
жизни". - и, видя, что она не реагирует, с болью прошептал,- "Но я все равно
люблю тебя, Элейна..." И клянусь,  на какую- то секунду мне  показалось, что
она плачет. Больше мы с ней не виделись. Через три года Ррады повторили свою
попытку,  но  на  этот раз  на  Шамбале не  было отряда  шальных  наемников,
способных своими телами заслонить их размеренную, неторопливую жизнь. Теперь
там  колония  Ррадов, а ты и сам  прекрасно знаешь, что они делают с мирными
жителями".
     Старик замолчал, потом шумно вдохнул воздух.
     "Ну ладно, сынок, спасибо тебе, что выслушал старика. Молодежь ведь она
нынче  такая, опыт  стариковский ей ни к чему,  она свой добывает доблестно,
граблями  полбу,  да  не  по разу. Эх, спасибо  тебе и  за  пиво,  мне пора.
Засиделся я с тобой, а ведь сейчас в дорогу надо бы собираться". - он бросил
что-то на  стол.  -  "Держи,  тебе  это больше пригодиться.  Он  настроен на
предъявителя. Ну все, прощай, Ричард. Мне пора".
     Я подобрал со стола предмет. Кредитная карточка. Пангалактический банк.
Реагируя  на  нажатие  большого  пальца,  высветилась  сумма,  я ошеломленно
присвистнул  -  пять   с  половиной  миллионов   Си-кредитов.  Сумма  вполне
достаточная,  чтобы  купить штуки  три неплохих  крейсера и  еще  на дивизию
полного состава останется. Я поднял голову, ища взглядом старого полковника.
В баре его не было. Черт возьми, не мог же он раствориться в воздухе.
     "Эй, любезный!"
     Возле стола мгновенно материализовался бармен.
     "Послушай,  ты  не  видел, куда подевался тот  высокий  худой старик, с
которым я пил пиво?"
     "Простите, сэр, но вы весь вечер были один."
     "Что ты несешь, я ясно все помню, он назвался Кейтом Фолдером и..."
     Что-то   в   выражении  лица  бармена  заставило  меня  остановится  на
полуслове.
     "Ты его знаешь?"
     "Да, конечно, он был нашим постоянным клиентом".
     Я  судорожно сглотнул  слюну. Мне  эта  история  все больше переставала
нравиться.
     "А почему собственно "был"?"
     "Он не так давно умер, сэр".
     Я почти  вскочил на ноги, Видимо мой  облик  сейчас внушал определенные
опасения, поскольку бармен быстренько отскочил на безопасное расстояние.
     "Когда он умер?"
     Бармен что то быстро посчитал в уме.
     "Ну значит, через  неделю  Синди замуж вышла... ага, аккурат сорок дней
прошло сэр. Сегодня. Что с вами, сэр?
     Мир стремительно сужал свои измерения.


     18.10.1998

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.