Вилл Третьяков. Игра в Грааль

---------------------------------------------------------------
 © Copyright Вилл Третьяков, 1986
 Email: mart@au.ru
 Date: 12 Jul 1999
---------------------------------------------------------------

                  Фее озер - теперь и всегда.



     Они долго стояли на вершине холма, вглядывались в узкую линию дороги на
горизонте. А на горизонте  млело предвечернее марево  длинного  жаркого дня,
млело и прятало в желтой дымке вересковые холмы и  плавно  окружавшую  холмы
пыльную большую дорогу. Дорога у  холма с недвижными всадниками  была вполне
широка,  но  обоз, в  который  торговый  и  досужий  люд,  возвращавшийся  с
Темплборской ярмарки, свалил многие десятки возов, уходил вдаль и сокращался
соразмерно сужению тракта, и конные уже виднелись черными черточками в серых
клубах пыли.
     Бледно-голубое небо истекало горячим светом.  Оба всадника на холме,  в
тяжелой  броне  на  самом солнцепеке  даже не потрудились  снять  громоздкие
раскаленные шлемы. Добро хоть забрала подняли.
     - Кровь господня! - выругался один, - Чертовы торгаши!
     - Плюнь, - отозвался второй, - И учти, это явно его караван.
     Рыцарь  с красным высоким султаном на шлеме плавно поднял руку в латной
рукавице и прикрыл глаза от света.
     - Ты о чем? - бросил он.
     Движения обоих были скупы и верны, лица бесстрастны.
     - О  нем,  о нем... - второй тоже  говорил в пространство,  не глядя на
собеседника.  - Ни в пыли,  ни в ночи он мимо  не пройдет...  Ты вспомни, во
сколько звонил Торовски. - Он примолк.
     - Ну? - нетерпеливо буркнул первый рыцарь, с красным султаном на шлеме,
в пунцовом шелковом плаще,  который  свисал с  правого  плеча аж до  пыльных
кустиков. Он, оказывается, слушал, и слушал внимательно, не опуская руки, не
оборачиваясь к спутнику.
     - Подожди-ка, сейчас... Не пойму что-то. Сигнал дискомфорта...
     Красный рыцарь покосился на говорившего и осклабился.
     - Чудак! Мы в шлемах на солнце! Не хватало еще теплового удара.
     Они синхронно разомкнули запоры,  распустили ремни и, мгновенно  стащив
шлемы  вместе   с  кожаными  подшлемниками  (и  взъерошив  длинные  волосы),
поместили их каждый одинаково - на передней луке седла перед собою.
     - Что ты сказал про Торовски?
     - Он звонил  минут двадцать назад  - так? И мы сразу двинулись сюда. На
предельной скорости, заметь. И застаем здесь  торговый караван. И идет-то он
в его сторону...
     - Так это его авентюра готовится?
     - Угу. Похоже на то. И Клану повезло, что мы оказались поблизости.
     - Так поехали вслед!
     - Само собой! Фактор времени, скажем, один к восьми.
     - Не мало?
     - А нам куда торопиться-то? Он от нас не уйдет.
     - Ладно, поехали.
     Рыцари  грохочущей лавиной ринулись  вниз с  холма, к  пыльной  дороге,
откуда-то  сбоку вынырнул  небольшой  отряд конных  латников и устремился за
своими  принципалами.  Люди  и  кони  двигались  с  ненормальной  быстротой,
суетливо  передергивая конечностями,  судорожно, отрывисто. Таким  было кино
начала прошлого века.
     На скаку, слепо  щуря  глаза  в  сплошной завесе  пыли,  красный рыцарь
окликнул товарища:
     - Джеф!
     - А?
     - Сдублируй управление, я схожу, чего-нибудь поесть перехвачу. В случае
чего...
     - Ага...
     На  самом деле началось раньше, чем  они предполагали.  Не прошло  пяти
минут  реального времени, как изображение дрогнуло  и  потекло  в  привычном
темпе.
     Повозки, визжа колесами, напирают одна на другую, лошади ржут и падают,
ругань и удары бичей,  вопли мулов... Рыцари помчались по обочине,  сбивая с
ног пеших. Вот и  голова каравана, прочь, прочь,  расступись, подонки... Вот
он! Это он!
     - Джейк! Сюда!
     - Ради бога, Джеф, я в сортире!
     Так. Ну что ж. Обычная история. Свежий труп  лошади, второй бьется  тут
же, пятная пыль струями темной теплой крови. Фургон развернут поперек дороги
и  брошен,  поодаль  два-три  воза   составлены  вместе  -  господа  торгаши
обороняются,  - а прямо  на дороге  дивный рыцарь  на  изумительном сером  в
яблоках жеребце  схватился насмерть с громадным львом.  На  самом деле таких
львов не бывает, они чуть-чуть потоще, и ребра  видны по  бокам. Но так ведь
гораздо  интереснее. В крови и грязи  поединщики, лев рокочет грозно, как...
как гроза, рыцарь же упоенно выкрикивает всякую чушь и на удивление проворно
машет топором.  Эта лихость Джеффри сильно не понравилась,  и  он  придержал
коня, перейдя на шаг.
     Рыцарь  махнул еще раза  три (два из них явно  лишних), и лев, картинно
содрогнувшись  напоследок,  зарылся  мордой в  лошадиный труп. Из  толпы  за
повозками  послышались  нестройные крики,  победитель  тронул  жеребца в  ту
сторону, но замешкался.
     Перед  ним успела  выстроиться  цепь  конных в доспехах и  при  оружии.
Впереди  два  могучих  рыцаря  в  шлемах  с опущенными  забралами.  Один,  в
роскошном позолоченном панцире, выехал шагов на пять и осадил коня.
     - Привет тебе, доблестный сэр рыцарь!
     -  Привет,  - эхом  отозвался  рыцарь без  шлема и  улыбнулся, -  Хорош
зверюга, а?
     -  Поистине,  твоей отваге  эти  добрые  люди  обязаны  избавлением  от
ужасного чудовища! - и вполголоса, - Джейк, да ну же!
     - Не стоит,  не стоит, приятель... - живо отвечал рыцарь без шлема, - А
вы что же, караван охраняете?
     -  Мы?..  да, разумеется... Я -  доблестный рыцарь Прекрасных Доспехов,
победитель девяти великанов и... хм... трех драконов. А это мой спутник... -
(Красный  Рыцарь  шевельнулся в  седле и снова  замер.  ) -  Красный Рыцарь,
любимец Фортуны. Позволь же и  нам  узнать  твое славное  имя или прозвание,
достойный сэр!
     - Ну, скажем, я - Рыцарь - Гроза Львов.
     -  Весьма рад встрече, - вступил в  разговор Красный, наезжая на рыцаря
без шлема.  -  А не вы ли это два  дня  назад разогнали шайку  разбойников у
Бузинного Ручья?
     - Два дня назад? - да нет, вчера утром, джентльмены...
     - Ладно, хорош болтать. Кто ты такой - или такая?
     - Да вы что? - Красный Рыцарь уже теснил его с дороги, в вереск.
     - Мой  товарищ хочет узнать,  кто вы  такой  на  самом деле. - объяснил
рыцарь Прекрасных Доспехов. - Вы же явно игрок!
     - Что?
     - Хватит, я сказал, - рявкнул грубиян Джейк, - Ты, щенок,  мне вот дела
нету, откуда ты - хоть из Японии. Ты начал мешать Клану...
     - Так вы правила нарушаете?..
     - Ты слышишь, Джеф?
     - А правила-то здесь мы устанавливаем. К несчастью для вас, мой дорогой
сэр рыцарь. И сейчас нам поручено вас убить.
     - Ну попробуй!
     В ответ Красный Рыцарь завертел булавой.
     -  Стой, Джейк! Одну  минуту, сэр! Вам что-нибудь  такая фраза говорит:
"Кто отвернулся от света, видит свою тень во тьме"?
     Джейк опустил булаву, конь его отступил.
     - Фу, черт. Я и забыл совсем...
     - Во-во... Так что вы на это скажете?
     - Ннна, шак-кал..!
     На это  стоило посмотреть исключительно со  стороны. Топор Грозы  Львов
замелькал  подобно спицам велосипедного колеса,  Красный  рыцарь  был смят и
отброшен вместе  с конем,  тоже немаленьким.  Рыцарь Джефф вовремя  пустился
наутек, цепь латников расступилась перед ним и заученно сомкнулась, выставив
копья.  Топор прошелся и по ним,  со страшным скрежетом, обломки полетели во
все стороны. Мгновенно, по неслышной команде, латники рассыпались в  стороны
и окружили рыцаря без шлема редким кольцом. Рыцарь Джефф остался снаружи, на
дороге,  враз  опустевшей от толпы  торгашей, которая из-под копыт  его коня
бросилась  опять в  глубь  каравана. Двое бедолаг  не убереглись и корчились
теперь в пыли.
     -  Пали! - громко выкрикнул он, и одновременно стукнули  струны  девяти
арбалетов.  Рыцарь  без  шлема, не переставая махать топором, будто его рука
работала независимо от  тела, с  лязгом пробил кольцо  и  тяжело  поскакал к
ближайшему перелеску, в полумиле от дороги.
     - Пали! - кричал Джефф,  и еще несколько болтов гулко ударили в панцирь
беглеца,  а один угодил  в затылок у основания шеи. Тот  свалился с  жеребца
совершенно как мертвый, неловко подломив руку железным туловом.  Конь застыл
над хозяином точно надгробие.
     - Добить! - выдохнул Джефф. - Выход! RZX-65495!
     - Вы хотите приостановить игру?
     - Да!
     - RZX-65495 - выход. Вы хотите узнать свой статус?
     - Нет!
     Изображение остановилось и погасло. Джефф стянул  шлем и  потянулся  за
полотенцем. Джейк курил тут же, развалясь на диване перед телевизором.
     - Здорово нам досталось.
     - Этот пацан тебя прикончил?
     - Угу. Наповал.
     - Что делать будешь?
     - Придется ждать. Пока еще свободные вакансии появятся...
     - Брось, я сейчас же звоню Торовски. Вот увидишь, он придумает...
     Джейк  равнодушно  пожал  жирными  плечами, не  отрывая глаз от душного
вечера  на  пустошах посреди  вереска. Караван  тронулся в  дальнейший путь.
Люди, проходя,  боязливо  искоса  поглядывали  на  группу  оружных слева  от
дороги. Там закапывали трупы обоих рыцарей.
     - Кто это льва-то ободрал?
     Джеф обернулся к экрану.
     - Клайд наверное. Исключительная бестия...
     Он нажал кнопку на телефоне.
     - Так ты скажешь про меня Торовски?
     - Само собой, старик... Алло, Норман? Шеф занят? Сильно?
     Караван в клубах пыли спешил  на юг, солнце слабело, тени от  сумрачной
кавалькады, уносившейся по той же дороге на север, бежали, длинные, острые и
черные, по мелким глянцевым листочкам вереска...
     - Какого хрена, Джефф! Вы  даже не вытянули из него,  кто он такой!  На
хрена  надо было  так  торопиться! Как на  хрен  получилось,  что  он Джейка
пристукнул? Это дерьмо, а не рейд! Я  бы  выбросил вас из списков к такой-то
матери,  сучьи  дети,  да-да,  и  платите  за  игру  сами.  Блин,  я  же  не
филантроп... Что -  Джейк!  Потерпит!  Хоть  до  рождества!  Остолоп,  блин!
Поддаться новичку! Что? Формулу Черных  ? Да что же  за мудаки такие! Все...
Нет... Заткнись... Заткнись, Джефф,  и слушай! Он знает  про  Клан, он знает
тебя  и  твою  долбаную  золоченую  жестянку.  И  он  очень  хочет  еще  раз
встретиться  с тобой.  Вполне, блин, достаточно,  чтобы вылететь  из игры  и
вообще  из Клана... Нет... Решать  не  только мне,  конечно... Но  я лично с
такими  кретинами работать не  буду!  Пойдете  к  Грею,  или  Икибати, или к
Джонсону наконец, мне это все без разницы... Нет. Отбой.
     Джефф опять потянулся за полотенцем. Джейк  запрокинул голову на спинку
дивана,  глаза  его были  зажмурены,  и пухлые  кулаки сжаты  до белизны  на
костяшках.
     - Ты все слышал?
     - Ага. И что теперь?
     - Пойдем к Джонсону, ты же слышал. Номер его знаешь?
     - Он наверное  тоже в  игре сейчас. А вообще-то позвони. Номер  в  моем
каталоге. Он меня рекомендовал в Клан. Во мужик! Цепкий.
     - Ну так ты и звони тогда!
     -  Не, это  все  не по мне... Звякни,  звякни,  Джефф, а  я  пойду кофе
закажу.
     - Постой!
     - Чего тебе?
     Джейк задержался в дверях.
     - А почему он так быстро крутил топором?
     Джейк фыркнул.
     - Эта его тайна сдохла с ним вместе. Аминь. Я пойду.
     - Может, он работал на автомате?
     - Не звезди. Просто какая-нибудь новомодная модель.
     - С чего ты взял?
     - Он же не клановец. У малого денег куры  не клюют, это ясно. Позавчера
внеочередная вакансия у кротов стоила три тысячи.
     - Ладно... Нет, стой-ка! Закажи еще пару гамбургеров!
     - Отчего же пару? - пробурчал Джейк, уже выходя.
     Джефф проводил  его  взглядом. Толстяк  злой.  Фигня.  Это пройдет. Это
пройдет, когда они снова повстречают того парня, либо когда он их  найдет на
свою голову, и когда  они его подвесят  над угольями. Или над  муравейником.
Джефф  закрыл глаза и застонал. Повесить бы Торовски на крюке. Обычно игра в
таких  случаях  здорово  оттягивала.  Стоило  сжечь  деревушку  или рыбацкий
поселок, методично, со вкусом, не торопясь...
     Он машинально  потянулся к шлему,  но в  коридоре послышалось шарканье.
Джейк... Они же не ели с утра, Джейк прав, вон как живот карежит.
     - Шевелись, старый крокодил! - заорал Джефф  и с  восторгом принюхался.
Пахло кофе  и луком! Да, этого игра дать не может. Этого и еще  кое-чего. Он
еще раз со злостью вспомнил дивного рыцаря писаной красы на сером  в яблоках
жеребце. Жирный  котище!  Он  вдруг  так ясно  представил себе  мульти-центр
последней модели. "Да. Говорит Икс Ван ТопперПоппер.  Новую  вакансию в Чаше
Грааля. Срочно. Да, пароль тот же. Благодарю. " И шикарная  девица вкатывает
столик с коктейлями и омарами...
     И  заплывший  свинцовым  жиром  Джейк,  осторожно  переступая  грузными
лапами, внес  здоровенный  поднос  со  снедью. Кофейник  еще дымился.  Джефф
всхлипнул от голода, и тут же Джейк споткнулся о кабель на полу...

                * * *           * * *              * * *

     Последние  модели  я, как  и  они,  видел  только  в  рекламе. Только в
рекламе, потому что  в  такие  магазины я не захожу.  По-моему,  это  просто
извращение  - ходить в магазины,  как в музеи. И выходить с пустыми руками и
ноющей головой. В  музеи, впрочем, я тоже не хожу. Дел у  меня до черта -  и
дома, и  на  работе.  Розенблат говорит,  что мастерская  только  на  мне  и
держится. А  я и не спорю. В наше  время, конечно, дешевле купить новую вещь
взамен сгоревшей. Но не всегда и не для всех.  Вот  я и чиню. Или собираю. А
Розенблат присобачивает крутые наклейки, сбывает и добывает очередную партию
рухляди.  Мы работаем тихо,  среди  клиентуры встречаются  вполне  приличные
люди. Иногда. Нами не интересуются ни полиция, ни  налоговая инспекция. Свои
пособия мы получаем  вовремя и не забываем пройти перерегистрацию. А на хлеб
и джем хватает. Розенблат, видимо, копит. На старость. Хотя куда дальше - он
старый уже. Я - трачу. Ошиблись. Не на это. Нет. Не так. У меня умные пальцы
и неплохая голова. И опыт кой-какой. Чутье от бога. Но вот один компонент не
зависит ни от меня, ни от боженьки - детали. Вот на них я и трачусь.
     Вернее, тратил, добывал,  работал  на свою мечту. Да вот,  есть  у меня
мечта. Это уж  дома. Четыре года. И ночи  прихватывал. Я чертовски  устал от
своей мечты. Я тянул ее как баржу вверх по каналу. И когда впереди показался
наконец озерный простор, я его не заметил. Я продолжал копаться в этом диком
месиве, полузабыв, зачем мне это.  И какая  такая мечта? Лучше б  съездил на
Кони-Айленд.  И орать от радости я был уже  не  в силах, когда на  маленьком
метровом  экране вместо  трещащих  пестрых  полос  увидел  зеленые  холмы, и
голубое небо, и горы вдали.
     -  Чаша  Грааля,   -  тихо-тихо  прошелестел  динамик,  и  я  подкрутил
громкость,  -  Вход - начало.  Пароль  неизвестен.  Статус  неизвестен.  Ваш
пароль?
     Руки дрожали, когда я надевал наушники.
     - Ди Рома.
     Меня  вдруг бросило в пот.  Пот был холодный  и обильный. Вспотели даже
ладони. Руки еще дрожали.
     - Ваш статус?
     - Рыцарь.
     - Статус неясен. Вам нужна помощь?
     - Да, да, конечно!
     В ту ночь я не спал. Утром позвонил встревоженный Розенблат. Мамма миа,
я  не  галерник.  Сколько лет  кряду я вкалывал  без передышки. Если  он  не
оставит меня в  покое на пару  недель, я  просто заберу инструмент и  уйду к
Гусману.  Вот что я  ему выпалил и  отжал  кнопку. Потом  просмотрел счет на
карточке.  Хватит на  две,  и даже  на  три  недели,  а обедать  можно будет
напротив, в  пиццерии. Я же не наркоман. Я не  забуду  о своем бренном теле.
Может быть...
     За  ночь  голова распухла  от разных  разностей. Повыбирай-ка из  сотен
вариантов  внешности  и  комплекции,  характера и  склонностей.  Вооружение,
снаряжение,   припасы,  одежда,   снадобья,  лошади,  спутники,  оруженосцы,
поместья... На каждый  мой  вопрос следовал  подробный  чересчур подробный -
ответ, и легче не становилось. Например, будь я человеком с голубыми глазами
и черными волосами, то  имел  бы дополнительные шансы при стычках  с  дикими
лохосами,  но гномы при встрече со мною становились бы агрессивнее процентов
на  тридцать, чем с блондинами, а обитатели Пламелистой  Долины, буде я туда
попаду на свою  беду, без лишних слов... О,  длинные списки доспехов - броня
закаленная, броня белого  камня  со  стальной  прокладкой,  заговоренная  на
мышиной   крови,  натертая   листьями  абербансия   ("Внимание!   Абербансий
выдыхается на третий  день!  "),  с пластинами  из панциря черепахи  Рокк. А
тигровая мазь  с островов Фольсио в  шестидесяти случаях из  ста исцеляет-де
раны  и  ожоги, нанесенные драконами малыми  с изумрудной чешуей,  однако на
вероятие исцеления влияет число голов чудища, и время года, и...
     И так -  до самого утра  -  бесконечные  списки  совершенно необходимых
элементов  рыцарского снаряжения  с указанием  по вызову цены по  курсам ста
шестидесяти вольных городов, обеих империй и прочих областей известной части
того  мира. С  непременным  напоминанием -  вам  выделены  такой-то майорат,
такие-то ленные владения, и ежели вы не образумитесь,  то и доходы за двести
лет не окупят вашей алчности ненасытимой. Все это сильно смахивало на работу
компьютерного кредита по расширенному каталогу.
     Как бы  там  ни было, до звонка Розенблата я успел-таки сконструировать
свой статус довольно удачно, как мне казалось, отправил своих людей короткой
дорогой в ближайший порт  - я хотел повидать тамошнее  море, а сам  собрался
дня на два в обширные Магоберские леса, подышать воздухом приключений. Потом
последовал  энергичный обмен  любезностями с моим  нервным патроном, потом я
сбегал  в маркет за провизией,  чуть не  попал под  полицейский  "кондор" на
перекрестке...  Потом я сел перед телевизором, наложил пальцы  на податливые
клавиши  старенькой - IBM-вской еще  - киборды, потянул  минутку  в  сладком
нетерпении. А потом я нарушил несколько законов.
     Без  регистрации включил в городскую сеть  особо  сложную  компьютерную
систему, gratis подсоединился к частной линии связи, gratis вошел в файловую
область корпорации "Маджестик", gratis вошел в суперсистему "Чаша Грааля".
     - Чаша Грааля. Вход - продолжение. Вы хотите продолжить игру?
     - Да!
     - Вы хотите узнать свой статус?
     - Да! - сказал я и глупо и самодовольно ухмыльнулся.
     - В звуке или изображении?
     - В изображении, братишка.
     На экране развернулся свиток.
     - Крупнее. Так, bene, тьфу, окей!
     Еще чуть погодя:
     - Дальше. Стоп. Дальше. Стоп. А это что такое?
     - Вопрос не понят.
     - Пункт 97. Что это такое?
     Я  часто  видел рекламу  "Чаши Грааля". Игра для  миллионеров и простых
смертных.  Игра на годы. Предварительные  трехмесячные  курсы.  Новые модели
телешлемов. Новейшие модели. Эффект присутствия. Полное управление  голосом.
Управление  тончайшими движениями  пальцев. Вот только до управления мыслями
пока не додумались.
     Человек здравомыслящий всегда обойдется своим умом - было бы желание. И
без курсов, и  без управления  голосом.  Какая разница, господи милосердный,
буду ли я бормотать "Юр", чтобы привести в действие боевой топор, либо нажму
на раздолбанную клавишу "+"? Или на минус?
     - Пункт  97.  Амулет на тонкой  серебряной цепочке. Цвет не  определен.
Выдается в начале игры каждому участнику  для контроля  за  его отношением к
миропорядку Игры. Вы хотите установить цвет амулета?
     -  Не понял ни черта! - сказал я  честно и  выслушал весь этот бред еще
раз. Так.
     - Какова цена по курсу... княжества Той-Пау?
     - Амулеты на тонкой серебряной цепочке не могут быть проданы, обменены,
потеряны, украдены, уничтожены, отданы в другие руки.
     - Какова суть миропорядка Игры?
     - Закрытая информация. Ваш код допуска?
     Так.
     - Какого цвета этот амулет?
     - В начале игры цвет не определен.
     - Какого цвета может быть этот амулет?
     - От черного до белого, различных оттенков.
     - От чего зависит текущий оттенок амулета?
     - От отношения его владельца к миропорядку Игры.
     Меня ткнули носом в ту же глухую стену. Я помедлил.
     - Вы хотите установить цвет амулета?
     И на этот самый важный вопрос я ответил так, как никто еще до меня.
     - Нет! Пес с ним, с амулетом! Валяй дальше  по списку. Так. А теперь  -
карту окрестностей на сто миль вокруг меня.
     Вот Зиурия  - порт  почти на  самом краешке  карты.  Вот я -  маленькая
красная точка. Магоберские леса широкой полосой наискосок выпирали из  круга
карты,  начинаясь  и  заканчиваясь  за  его  пределами.  Обширны  и  дремучи
Магоберские  леса.   Они  скрывают  в   себе  горные  цепи,  черные  реки  с
заболоченными берегами  и хрустально  чистой  воды озера,  высоко  над  ними
гигантские дубы переплетаются ветвями, застилают небо общей кроной.
     - Покажи на карте. где сейчас мой фургон.
     Стрелочка появилась на желтой дороге, миль за тридцать до Зиурии.
     - А теперь - вперед! В лес! Напрямик!
     - По тропам или по бездорожью?
     - Да, по тропинкам.
     - Фактор времени?
     - Что?
     - Фактор времени?
     - Что это?
     - Фактор времени определяет отношение  промежутков реального  времени к
промежуткам  времени  локального  в периоды  между  авентюрами.  Стандартный
фактор времени - один к десяти.
     - Ладно - фактор стандартный.
     На  экране все  замелькало.  Мой  двойник  на  сером  в яблоках жеребце
лланаикской породы очутился в полумраке под темно-зеленой  листвой. Тропинки
узенькие, некоторые  успели зарасти травой,  на других же  трава  попирается
мягкими звериными  лапами. Невысоко  над тропками тянут свои руки  деревья и
колючий кустарник. Лисица прошмыгнет, а конному мудрено.
     - Спешиться.
     Человечек на экране с карикатурной поспешностью  соскользнул с седла  и
двинулся  вперед,  с  конем  в  поводу, обрубая  особо  неподатливые  ветки.
Полчаса, потом час пролетели легко и незаметно. Будто едешь  на мотоцикле по
лесной дороге.  Но  на  мотоцикле с такой скоростью  не минуешь  десятка три
оврагов, не перейдешь вброд, хлюпая по грязи, неширокую заросшую речушку, да
и все  зверье по сторонам распугаешь,  -  а я  видел косуль и  рыжие хвосты,
бобров на запруде, удодов и сорок, дятлов, умные мордочки  белок... Это было
совсем непохоже на телевизор. Я начинал верить, что все это на самом деле, и
что я там. Запищал зуммер.
     - В чем дело? - почти крикнул я.
     Изображение замедлилось,  я  на экране  остановился и присел на толстый
ствол, весь  во мху и лишайнике, перегородивший  дорогу. Я  почти  физически
поверил в мягкую сырость дерева.
     -  Сигнал  дискомфорта. Вы голодны и  устали. Ваш конь голоден и устал.
Заночуете здесь или продолжите движение?
     - Заночую!
     Быстро  стемнело.  Мой  двойник  ловко  развьючил   и  расседлал  коня,
освободился  от доспехов и  уже более проворно подготовил место для ночлега.
Костер уже запылал, когда он порылся во втором вьюке  и обескураженно развел
руками. Бурдюк оказался пуст.
     - Случайное  событие. Вы  лишились воды. Обойдетесь без нее или пойдете
искать воду?
     - Пойду искать, - буркнул я.
     - Захватите оружие?
     - Ага!
     -  Ремарка:  жеребцы  лланаикской  породы  обладают  редким  чутьем  на
источники воды.
     - Во-во. Пускай он мне родничок отыщет.
     Человек на экране натянул через  голову короткую кольчугу, подвесил оба
вьюка высоко на сосну, взял топор и бурдюк,  подложил хворосту  в  угасавший
костер и, распутав передние ноги жеребца, хлопнул того по крупу.
     - Перрис, Гарольд, - сказал он негромко, - Перрис.
     Было совсем темно, я запалил  факел и  пошел вслед за Гарольдом. Короче
говоря,  воду мы добыли. Попутно я замочил крупную рысь, которая попробовала
добыть меня.  Случайное событие,  но не  нажми  я  вовремя  клавишу  привода
оружия, пришлось бы худо. Ночь прошла спокойно, на факторе времени 1: 360.
     Наутро  я пустился глубже  в чащу,  по берегу лесной реки, помедленнее,
достал из рефрижератора банки с пивом и сандвичи и перекусил на скорую руку.
     На поляну я вышел неожиданно. Какие-то люди копошились  на  дальнем  ее
краю. Я увеличил изображение. Это были разбойники, я  узнал их  тотчас же. И
очень обрадовался. Они  сносили награбленное добро -  тюки и сундуки (сердце
сладко замерло) - вниз по склону, к речке, на которой покачивалось несколько
больших плоскодонных лодок. Внезапное ржание выдало лощинку, где они лошадей
оставили. Компьютер потерял терпение.
     - Это разбойники, - растолковал он мне, - Проедете мимо или нападете?
     - Нападу! - заявил я, и все завертелось на экране.
     Высокая  трава завалилась набок  и снова повернулась, я мчался прямо на
чернобородые  рожи лихих  людишек и вхолостую махал топором. Палец с плюса я
вообще  не  убирал, для страховочки. Результат  меня  ошеломил.  За короткое
время  я  завалил весь склон  дымившейся  свежим  паром  человечиной. Дико с
непривычки  было  смотреть на быстро темневшую  кровь на траве, на глинистом
берегу. Раненые хрипели что-то невнятное. Наверное, просили добить. А душа у
меня добрая и податливая...
     Потом  я  остановился  и  прислушался. Так  и  есть.  Приглушенный крик
доносился из  большого  ящика, обитого  тремя  железными полосами, стоявшего
стоймя на берегу,
     - Кто  это там кричит? - совершенно автоматически спросил я,  не ожидая
ответа.
     - Отшельник Кум Гараканский. Оставить его там или освободить?
     -  Освободить,  -  я  нажал на клавишу оружия.  И  сразу же отпустил. И
вовремя.  От  верха  остались  только  щепки,  скрепы  из  скверного  железа
погнулись и  покривились. Я извлек  из ящика мрачного старца с окровавленной
щекой  и  длинной  тонкой  седой  бородой.  Глаз его  украшал  недавний,  но
основательный фингал - ей-богу, не моя работа.
     Он недоверчиво огляделся и поклонился.
     - Благодарю вас, великодушный сэр. Ваша доблесть спасла не только меня,
недостойного, но и весь подлунный мир от того, что еще хуже смерти!
     В  лощинке   заржала  лошадь  из  табунка   без  коноводов,  и  Гарольд
заволновался.  Три  челна  уцелевшие разбойнички  угнали вниз по  течению, а
четвертый стремительный поток мотал на привязи, развернув кормой наперед.
     - Что  же хуже  смерти,  сэр  отшельник? - робко  спросил я.  Я впервые
заговорил с фантомом. И он - ответил мне!
     - Предательство и  рабство, милостивый сэр  рыцарь. Да, предательство и
рабство!
     И вдруг опустился на землю, будто из-под него выбили колени.
     - Что с ним?
     - Требуется помощь.  При вас имеется эссенция  черного клевера. Окажете
помощь или нет?
     - Угадай, блин!
     Я на экране уже мочил виски  отшельнику  лиловой  жидкостью  из склянки
темного стекла. Жидкость пузырилась и шипела. Отшельник пробормотал что-то и
пошевелился. Потом открыл глаза.
     Я за несколько ходок  дотащил до  его  хижины книги и приборы, и прочие
пожитки. И остался на ночь, и долго сидел на скамье,  привалившись к жесткой
бревенчатой стене,  широко раскинув ноги,  жмуря  глаза  на  дышавшие  синим
светом багровые головешки в очаге, и слушал старика-отшельника.
     Дважды  звонил  Розенблат, второй раз я  просто  отключил телефон и как
сразу не догадался? -  я хотел  пить и есть,  в  животе урчало  с  короткими
перерывами, но  на  экране я  был  сыт,  благодушен  и  с  жадностью  внимал
неторопливым  речам  Гараканского Кума.  Мы  оба  - я и  мой  двойник - были
слушателями одинаково благодарными. Поистине, эта встреча стоила всех курсов
на свете. Его мир  имел пятисотлетнюю  писаную  историю  и еще более древние
саги  и легендарное  прошлое двух тысячелетий.  Но поражен  я  был, узнав от
старца,  что  двойники  игроков,  действующие  в  этой  псевдостране,  легко
отличимы от коренных обитателей. Они знают про нас!
     - Вы пахнете  по-особенному,  не плохо и не хорошо, а по-особенному. Вы
гоняетесь за приключениями. Вы жестоки, бессмысленно жестоки, как дети, хотя
с виду нередко важные господа.  Вы беспечны и легкомысленны и не дорожите ни
своею жизнию, ни  чужими. Вы  появляетесь и вновь  исчезаете в никуда, и все
ваши подручные, богатства, бесчисленные армии  несутся вслед за  вами, точно
сухие листья по  ветру. Вы приносите в наш мир только кровь, только войны, с
вами, для вашей забавы возникают страшные, невиданные прежде  чудовища, и вы
сражаетесь  с ними,  а потом  ожидаете  славословий от  нас -  стенающих  на
пепелищах и развалинах...
     - Я  родился и вырос далеко на юге, в Церенгете - городе Золотых Шаров.
Кто    нынче    помнит    о   Церенгете    Алг-Тосиб?   Несколько   десятков
легистов-книжников,  да  старик-отшельник  на  северной  окраине Магоберских
лесов.  Ибо много лет назад один из вашего племени, гость ниоткуда, сразился
над нашим городом с громадным Главиротом. Не знаю, какие силы помогают вам в
бою,  но  тот злосчастный  воин  на летающей  колеснице,  мелькавший  вокруг
чудовища подобно комару перед альбатросом, рассек его своим огненным мечом и
умчался в сторону уходящего солнца, не оглядываясь  назад. Для нас же солнце
померкло  навсегда.  Туша издыхавшего  исполина  рухнула  на Старый  Город и
пристани,  реки зловонной жидкости брызнули до небес,  а из груди  Главирота
полыхнул язык пламени  чуть  не  в милю высотой... Его лапы  в  предсмертных
судорогах  подгребали  под  брюхо обломки  домов  и башен  будто  ракушки на
берегу. Пожары  загасил проливной дождь, но на большее умения наших чародеев
не хватило. Плоть  чудовища начала гнить, пришел  мор. Но  люди оставались в
городе -  на  всех дорогах стояли крепкие  заставы. Сопредельные  властители
порешили задавить поветрие в  его логове. Медленно умирали уцелевшие от мора
- от голода, жажды и отчаяния.  А потом в мертвый город пришли маги  огня, и
поветрие было  выжжено в  его логове. И  по сию  пору среди  заросших черных
развалин  высится  гигантский,  за  тридцать миль видный,  обугленный костяк
Главирота, и мореходы,  направляющиеся в  Аульрику, держат на него,  проходя
проливом Тосиба.
     Страшное   чувство  реальности   пронзило   меня.   Кто,   когда,   как
запрограммировал  этот разговор,  этого  изжелта-седого  старика,  выжженный
город на берегу теплого моря? Я слушал и задавал вопросы. И снова слушал.
     - Вы,  сэр Ренато, непохожи  на  них,  хотя  так же  пахнете  и так  же
неудержимы в бою...
     Да, мир фантомов был полон не только звуков  и  красок, но и запахов. И
вкуса дичины, жаренной над угольями, и козьего молока. И  вчерашнего хлеба с
вересковым медом. И боли, и гнева.
     - И здесь, в лесу, я не раз встречался с ними. В обличии рыцарей, девиц
и наемников, монахов, разбойников  и колдунов. И все они  спешили, требовали
ночлега  и ужина,  и  рассказов  об  окрестностях  и дальнейшей  дороге,  да
покороче,  и  я  был  для них  словно мерный  столб на скачках. Не полосатый
красно-белый деревянный шест, а просто какой-то знак, символ...
     - Очередная авентюра, - поддакнул я.
     -  Да,  они любят это  слово.  И назавтра они  торопливо  собираются  и
пропадают навсегда.
     - Стремятся завладеть Чашей Грааля, святой отец, - очень кстати сообщил
я. Так, просто разговор поддержу. Лицо его исказилось, он отшатнулся в тень.
     - Мать Алимна! И ты! И ты о том же!
     - Да вы что, padre, - удивился я, - Будто я на стол змею бросил!
     Кум,  часто дыша,  поспешно нащупал  на шее нечто, и на  свет  появился
маленький белый кружок на цепочке, блеснувший на миг серебряной звездочкой.
     - Свет пронзает тьму и  рождает тени! Тебе не удалось перехитрить меня,
подлый чужак! Я больше ни слова не скажу!
     Он судорожно прижал кружок ко лбу и  замер,  зажмурив глаза,  как перед
ударом. Я-другой  оцепенел.  Я-сам  вгляделся  в амулет  старика. На  тонкой
серебряной цепочке... Компьютер ожил на секунду прежде, нежели я его узнал.
     - Ваши действия?
     -  Какого цвета  мой амулет на тонкой  серебряной  цепочке?  спросил  я
хрипло, не отрывая глаз от экрана.
     - Белого.
     - Мы с ним единоверцы?
     - Вопрос не понят.
     - Я хочу показать ему, что мой амулет тоже белый.
     Я-другой  тотчас  расхохотался с видимым  облегчением и совершенно моим
голосом сказал, мягко и негромко: - Тени выходят из тьмы, отче, но стремятся
к свету! Вот мой амулет.
     Старик опустил руку и испуганно уставился на меня-того.
     -  И  молния  не  побила тебя?! Дай!  - Он жадно  схватил мой  амулет и
потянул к себе, я инстинктивно дернулся вслед, чтоб цепочка не порвалась.
     - Дивные чудеса творятся! - сказал он, со вздохом возвращая мне вещицу.
- Брат, приветствую тебя в моем убежище! Моя вина, что под маской невежества
я не распознал высокую и благородную душу.
     - Любезный  Кум! - ответствовал я-сам,  подлаживаясь под  его цветистый
слог, - Не мне судить о достоинствах моей души. Но ты прав  в  другом - едва
ли в этих лесах найдется чужак, менее  моего искушенный  в здешней  жизни. Я
вступил в игру... - я прикусил длинный свой язык и продолжил по-другому, - Я
очутился тут лишь вчера и без должной подготовки.
     Я пристально всматривался  в лицо отшельника,  страшась  уловить  некую
тень.
     - Но ты знаешь и имеешь  право произносить формулу Белых, - отвечал  он
живо,  - И  этого  достаточно, сын  мой.  Я впервые за долгую жизнь встречаю
чужака такого превосходного белого цвета.
     - Неужели все чужаки так черны? - спросил я наугад.
     - Конечно нет. Ведь они постоянно совершают подвиги. Но в момент выбора
они  почти  всегда  малодушно  предпочитают   сменить  цвет,  чтоб  победить
наверняка.
     - Ничегошеньки не понял, - пробормотал я  по-итальянски, и когда старик
недоуменно вскинул на меня блеклые голубые глаза,  повторил для него, - Я не
постигаю смысла ваших речей, отец Кум.
     -  Мать  Алимна, да  ведь это основы знания! - воскликнул он.  Я  пожал
плечами, но с экрана это движение он все равно не увидел, и пришлось мямлить
какие-то оправдания.
     Старик  тяжело поднялся и  вышел в сени. Я  потянулся  было  к  клавише
вызова, но он почти тотчас  вернулся с охапкой поленьев и неторопливо уложил
их на крошившиеся багрово-черные угли.  Первой вспыхнула березовая  кора  на
одном, постепенно занимались  и остальные.  За окном  его хижины  внятно два
раза прокричала неведомая ночная птица.
     - Я буду  краток, - торжественно сказал Кум Гараканский, - Так, как это
доступно немногим.  Мир, в котором  мы живем и умираем,  велик. Сотни стран,
народов, наречий, обычаев. Люди, карлики и исполины, говорящие звери и рыбы,
чудовища и герои - все они уживаются под  одним солнцем, единым для всех.  И
для всех един мировой закон. Закон Добра и Зла. Белого и Черного.
     Поистине,  так  кратки  могут  быть  только немногие! Ему  было  сладко
слушать  себя  после лет молчания, он упивался  каждой новой фразой, он плел
паутину  из  них, и на ее серебристых нитях подрагивали искрившиеся  радугой
капельки росы. И оплетала меня эта паутина, хотя уже давно следовало плюнуть
на все, прервать игру хоть на час и хорошенько подзакусить.
     Короче говоря - в обычном понимании  этого выражения - суть миропорядка
Игры  заключалась  в том, что при единоборстве примерно  равных  противников
больше шансов  на победу  имел  Черный. То-есть  злодей.  Это-то и считалось
закрытой информацией.  Это следовало постигать на собственном опыте и шкуре.
Либо на курсах подготовки.
     Для  того,  чтоб  амулет  приобрел  белый  цвет,  надо  было  совершать
бескорыстные подвиги. Чем  более  бескорыстия  в ваших действиях зафиксирует
компьютер, чем  над более черным противником вы одержали верх своими силами,
будучи в белом состоянии, тем белоснежнее становится ваш амулет. И наоборот.
     Для  того,  чтоб  изменить  его  цвет,  достаточно  сообщить  об   этом
компьютеру (по Куму - Матери Алимне). Допустим, в бою вы  слабеете. Удача на
его стороне. Узнав от  компьютера вероятность вашей  победы в белом и черном
состоянии (по Куму это знание нисходит  свыше),  вы можете  изменить цвет на
черный.  Но за это  позже, как только представится удобный случай, вы должны
совершить злодейство. Его  тяжесть  соответствует  степени  черноты амулета.
Если же  вы  уклоняетесь  от  явной возможности  творить  зло, вас  побивает
молния. Если вы произносите внятно и громко формулу Белых,  будучи Черным (и
наоборот,  естественно), вас  побивает молния. Вообще-то все  - и  черные, и
белые  - на  самом деле  серые,  поскольку  стопроцентных Белых  и Черных не
существует.
     - Мир не терпит их, - откровенничал отшельник,  - Для таких и в пустыне
чудесным образом возникнет соблазн, возможность выбора между цветами, да что
возможность  -  нужда! А если кто не внимает  такому  явному знамению - того
побивает молния. Как говорится в гимне Алимны-Матери трав:  "... и горячего,
и холодного изблюю от уст моих... "
     - Знакомая присказка,  -  ухмыльнулся  я про себя. - А до  чего ж схема
примитивная - зло  побеждает  добро... Последние слова я проговорил  вслух и
опомнился, когда они уже достигли ушей фантома.  Тот,  однако,  не  выглядел
уязвленным.
     - Такова жизнь. Не нам ее изменить.
     -  Ну, а какой же смысл убивать абсолютно белых? - спросил  я,  малость
поразмыслив.  - Их раздавит любое  черное ничтожество. Я  понимаю, если надо
заслонить путь непобедимому черному злодею - он весь мир иначе уничтожит. Но
белые...
     Я осекся. Старик смотрел на меня со странной смесью одобрения и укора.
     - Браво, сэр Ренато, - тихо-тихо сказал он. - Вот за такую ересь и были
осуждены двенадцать отцов-толкователей Патнайрской обители. Светская власть,
восприняв их из рук стражей основ, очистила грешников в озере  Келли. Вода в
нем кипит даже зимою...
     - Да бросьте.  Мы здесь одни. На нас-то никто не донесет. Вы же мудрец,
padre. Мудрец может себе позволить судить о мире по-своему.
     - Я не  могу, - прошептал он и  боязливо  схватился за амулет. Никто не
может. Мать Алимна вездесуща.  Стоит мне хоть ненадолго заняться  запретными
спекуляциями,  как  отдаленный  гром предупреждает  меня  о  недозволенности
свободы мысли.
     - Какой такой гром? - возмутился я, - Что вам до этих суеверий?
     Экран моргнул и погас, а  потом  осветился  двумя красными строчками на
черном фоне: "Опасность! Смените тему разговора!!! " В наушниках  прерывисто
загудело. Представление  длилось  не  дольше  нескольких  секунд, в  течение
которых  я  обескураженно взирал на  недобро  мерцавшие  в полумраке комнаты
буквы.  Потом  я снова  увидел  себя-другого и Кума. Они вскочили  каждый со
своего  места и испуганно  уставились  друг  на  друга.  Первым Кум  нарушил
молчание.
     - Ты слышал  гром!  -  сказал  он убежденно. - Поговорим  о  чем-нибудь
другом. Поговорим  о странах за морем - есть и такие. Поговорим о диковинках
магии.  Что  слышал  ты  об   искусстве  оружейников   Тас-Казаноры,  об  их
белокаменных доспехах?..
     Видно было, что он был  готов болтать о  чем угодно, лишь бы отвести от
себя гром небесный.
     - Доспехи Тас-Казы?  - с готовностью отозвался я, - Слышал только, и не
больше того...
     Старик на глазах отходил от унизительного чувства червяка под каблуком.
Я умирал перед пультом.
     - Прошу помощи!
     - Ваша проблема?
     - Как мне выйти из игры, на время, минут на двадцать?
     - Вы хотите приостановить игру?
     - Да, заночевать у Кума, да и сам отдохну.
     - Ваш пароль?
     И вскоре я  весело  стряпал  единственное  кушанье, которое мне  всегда
удается, то  и  дело откусывая то  хлеба,  то  колбасы. Яичница  улыбалась и
скворчала на сковородке, стол был заставлен вскрытыми консервными банками, и
в каждой уже  торчала ложка. Впрочем,  нет.  Пиво-то я пью  так.  Врываясь в
комнату за зажигалкой, я бросил взгляд на немой  экран. Отшельник  продолжал
свой бесконечный рассказ, водя руками в воздухе, беззвучно шевеля  губами. А
я-другой бессовестно дремал, изредка вскидывая осовелые глаза на двужильного
старичка.  Я  вдруг   остро  почувствовал,  что  слова  отшельника  теряются
безвозвратно. Ну не я же  другой, совершенно замотанный  за  день, будет мне
потом суть беседы докладывать. Я с грохотом придвинул стол поближе, натаскал
на него из  большой комнаты всякой всячины, и банки, и яичницу, подложив под
горячую  сковородку  дефектную плату. Плата скользнула по  столу,  но  потом
успокоилась.  Завершающим  штрихом  к  сковородке  привалились шесть  желтых
бананов,  холодных таких... С них я и начал, плюхаясь в скрипнувшее кресло и
врубая звук...
     - ... колодезных дел мастер Макитон... Но это - великая  тайна, и лопни
мои  глаза,  если я знаю,  как  это  я  ее вдруг раскрою первому  встречному
чужаку...
     Я дружелюбно подмигнул Куму и накинулся на яичницу. Но поперхнулся.
     - Э, да ты... Ты слышишь меня, сэр  Ренато?  -  Я-другой не откликался.
Я-другой  завалился в  темный  угол, и дыхание  мое  уже сбивалось на легкий
храп. Кум долго смотрел на меня-другого, теребя волосы чахлой бородки.
     - Ну что ж, сэр Ренато, - пробормотал он еле слышно. - Видно, так оно и
лучше.  А  я... - Он  вдруг  засуетился,  бросился  в дальний конец хижины и
потащил - один,  задыхаясь и ломая  ногти, - неподъемный деревянный ларь, на
крышке коего весьма искусно был  вырезан волк с оскаленной  пастию, к очагу,
поближе к свету... Я не успел.
     - Чаша Грааля. Вход - продолжение. Вы...
     Кум выпрямился во весь рост, хрипло втянул воздух, руки его дернулись к
вороту.
     - ... хотите узнать свой статус?
     - Нет! - кричал я, и Кум  бесконечно долго сгибался и  плыл вниз, прямо
на ларь... Я-другой вскочил. Кум замертво  свалился на земляной  убитый пол,
разбив лоб об кованный медью угол ларя.
     - Что с ним?
     - Разрыв сердечной мышцы. Обширный атеросклероз, усугубленный событиями
прошедшего дня...
     - Я бы... - мой голос сорвался и я покашлял. - Я бы хотел...
     Похоронить его? На дворе ночь...
     - Убрать его за дверь пока, - Я покраснел...
     А потом...
     - Я хочу  просмотреть  его  вещи,  - сказал я  твердо, и ларь раскрылся
передо мною.

                * * *           * * *              * * *

     Дон  изогнулся, насколько позволяла  спинка,  вытянул руки  и  коснулся
стены позади  себя. В тот же миг (ну конечно! ) кто-то  рванул дверь, и  Дон
поспешно  принял  положение,  более  приличествующее  дежурному   системному
оператору, только-только заступившему  в наряд. И снова расслабился. Это был
Торовски  собственной  персоной,  старина   Джошуа  Пейн   Торовски-младший,
воротник  черной водолазки ровно  обхватывает его крепкую  шею, серый пиджак
задраен на все пуговицы, а стекла  старомодных  очков в  толстой пластиковой
оправе так и сверкают.  Его отработанная улыбка приоткрывала  рот чуть-чуть,
рукопожатие  было, как  всегда,  коротко  и  твердо.  Присаживаясь в  кресло
обратно,  Дон  украдкой  глянул  на  живот.  Ну  так  и  есть   -   пуговица
расстегнулась.
     - Ну  что, старый  козел,  - совершенно  в своем стиле  начал Торовски,
поворачиваясь туда-сюда  на  стуле  перед терминалом, - Даже  не  загорел за
полмесяца?
     - Невада  не Флорида!  -  огрызнулся  Дон, под  защитой  высокого стола
копаясь с пуговицей на рубашке. - Там работать надо...
     - А одно другому  не помеха, - Торовски играючи, не  надевая  сенсорный
шлем,  прошелся  одним пальцем по световой панели пульта, и карта  на экране
изменилась. - В свое время,  лет семь назад, - заговорил  он снова, резко  и
отчетливо, поворачиваясь к экрану и  спиной к Дону и разворачиваясь сызнова.
-  нас  троих - меня,  рыжего Торнгалла и  Юджина из отдела освоения  - тоже
послали в  тамошний центр. Нашего филиала там  еще не было,  всем заправляли
ребята из "Рино энтерпрайзиз"... И  один малый из Ар  И, Икибати, но все его
Майком звали, так вот, мы вчетвером с этим малым двадцать дней только этим и
занимались... - Торовски  употребил непечатное выражение, опять повернулся к
экрану и, словно не  глядя, побарабанил пальцами  по  панели. Пробежал текст
сообщений, но Торовски уже опять сидел лицом к Дону.
     -  Как его хватило на  вас троих?  - выпалил  тот в один  дух,  радуясь
внезапно  пришедшей  этой незамысловатой  шуточке.  Торовски поморщился,  но
глаза его смеялись, и привычно поползли кверху уголки губ.
     - Вы  пошляк, молодой человек, - внушительно  сказал  он.  - Что  же до
Икибати,  то на двадцатый  день  только  он был  бодр  и  свеж, как  петух в
воскресное утро. Торнгалл менял  баб через день и отделался  нервным  тиком,
папаша Юджин потом прорву денег скормил психоаналитикам... - Он замолчал.
     - А ты, Джош? - спросил Дон ему в спину, не выдержав паузы.
     - Ну,  что я? Что  со мной сделается? Мой девиз - умеренность  во всем,
aurea mediocrita. Зубрил Горация, нет? - Он ткнул в красный огонек в  правом
углу панели,  и экран  очистился от сообщений.  И  на  нем родились волны, и
белые скалы вдали, и шальная чайка низко пронеслась над водою, словно влетев
на  мгновение  в  тесную  комнатенку без окон, освещенную дьявольским  белым
светом гудевших трубок на потолке.
     - Эй, Джош, поосторожнее, это не мой участок!
     - Ну так  вот,  была там одна  мулаточка  из технического  обеспечения,
которая  по вечерам в варьете подрабатывала... - Торовски безошибочно провел
операцию  перехода,  и на экран вернулась  карта. Дон, приподнявшись, быстро
окинул ее взглядом. Все, порядок!
     -  ... и когда мы ее там впервые увидели, и  Майк талдычил, что мол она
это, а мы с ним поспорили и проспо...
     Дверь отворилась.
     - Хай, Дон! Здравствуйте, сэр! - Донован, стажер из сектора Торовски.
     - Хай, Ральф! Проблемы?
     - Да. Клановец на моем участке.
     - С чего ты взял?
     -  Полчаса  назад, сэр,  был неприятный  звонок. Один  наш  заграничный
абонент. Его убил какой-то вооруженный всадник, который работал на автомате.
В  Магоберских лесах, в номинальных  пределах владений барона Горн-и-Фаулер.
Когда я заступил на дежурство, мне это сообщение передали, я с ним  связался
еще раз...
     - Стоп! Что за бред? А с чего ты взял, что это был клановец?
     - М-мм, сэр, в инструкции, в третьем томе, указано, что на автомате...
     - Да ну, ладно, так ты позвонил тому, которого убили и...
     - Да, сэр, я с ним связался по спутнику, и он...
     -  Так  какого  лешего ты  торчишь здесь,  Донован? - Торовски  повысил
голос.  - Ты на  дежурстве, а не  я. У  тебя нарушитель  на участке. Ты  его
локализуешь, обезвреживаешь, всю информацию заносишь в первую базу. И все!
     - Сэр, он Белый!
     Дон удивленно посмотрел на Донована поверх журнала.
     - Кто Белый-то?  - нетерпеливо спросил Торовски, поджав короткие ноги и
делая полный оборот вокруг оси.
     - Клановец!
     Торовски и Дон непроизвольно одновременно взглянули сперва  на стажера,
потом друг на друга, и Дон покрутил пальцем у виска.
     - Ага, Белый. Ты совсем  ку-ку, парень? -  строго осведомился Торовски,
снимая очки. Без них его лицо показалось непривычно голым. Он протер стекла,
и без того сверкающие. - Или он нас разыгрывает, Дон?
     Дон  хмыкнул  и перелистнул страницу.  - Ложный  вызов, - проворчал  он
вполголоса.
     - Ладно, не бери в голову, малыш, - внезапно смягчился Торовски, и даже
не добавил как обычно "а бери в рот". - Я этим сам займусь, попозже.
     Ральф еще раз смущенно улыбнулся, неловко кивнул и исчез поспешно.  Дон
снова хмыкнул.
     - Ты посмотри, что пишут!
     Торовски нехотя оторвался  от телевизора  и перегнулся через стол.  Дон
показывал на блестящий глянцевый разворот, четверть которого - и не меньше -
занимала шикарная эмблема их конторы. Золотая корона  с лучистыми  рубинами,
развитая лазурная лента, белые буквы "Мадж" и "тик".
     - А... курсы...
     - Да  ты послушай!  Так... Увлекательный мир приключений... для детей и
родителей... Ну, прочая лабуда... Вот. " Свои услуги предлагает Фу  Тян-Хоа,
the  witty winner of four Majestic Grand Prizes... так... во! Древнее знание
Востока... ага, у нас, да?.. гарантировано овладение призом Маджестик за два
года целенаправленной... полное описание примет и знамений на пути к Чаше...
но путь опасен... хм-м... научный  подход... " Эк как его! Я улетаю! Джош, и
это печатают!
     - Вдобавок еще и читают! Такие вот, как ты! Слушай, Дон, если честно, я
уверен, что мы с тобой говорим о разном. Что тебе не нравится-то?
     Дон воззрился на приятеля.
     - Так ясно же! Тьма несообразностей!
     - Угу! И первая?..
     - Ну - древнее знание Востока. Этот аутсайдер заврался вконец!
     - Может и нет. Но это вопрос другой. А первая - и главная  - нелепица -
четыре Больших Приза у этого типа. За эти тринадцать лет сколько, по-твоему,
Больших Призов пришлось отдать игрокам?
     - Ну, этого точно никто не говорит... Но если покопаться в архивах...
     - Три! Всего три! И больше никому он не достанется - во веки веков!
     - Да ну!
     - Ты  меня слушай! - Джош присел на стол, боком к Дону, болтая короткой
ногой.  - Старый Руфус  был  гений. Именно так. И вовсе не полоумный маньяк,
ты, конечно, читал все сказки для  пользователей идея была подхвачена, и под
руководством  профессора  Каббера... за три года... Вранье.  Не маши руками,
дует. Ты знаешь, что Руфус пятнадцать лет  читал курс системной  топологии в
Токийском университете? Не слышал? И  не веришь?  А  если я тебе скажу,  что
семьдесят процентов модулей "Чаши" для нас закрыты до сих  пор? Не веришь...
А  ведь  над этим  и бьется сколько уж лет  лаборатория  Каббера... Да  вот.
Прости  меня, Дон, ты второй год на фирме, кому-то надо наконец открыть тебе
глаза. А я к  тебе давно присматриваюсь. Есть  мнение  рекомендовать  тебя в
клуб "Инвестигейтор".
     - Спасибо, Джош, - Дон ошарашенно потер стриженый затылок. Чудеса!
     -  Слушай  дальше,  козлик!  О  Больших  Призах.  Всякое  большое  дело
начинается с  большой приманки. Первые два приза ушли в год основания  игры.
Об этом на весь мир трубили. И кому они достались, ты знаешь... наверное.
     - Ну да. Какой-то художник. И коммивояжер... из Огайо. Верно?
     - Так, черт  возьми! А третий был школьником из  Луисвилля! Не  слыхал?
Так  я тебе расскажу!  Участие в прибылях было слишком жирно даже  тогда.  И
третий  случай за  три  месяца -  чересчур даже  для  старой  доброй  теории
вероятностей.  Решили  оспорить  права  третьего кандидата.  Договорились  с
родителями. Все полюбовно кончалось. Но он успел  войти в игру, стервец... В
общем, когда наш спикер вошел в  контакт с  Монастырем  Света, те уже знали,
как надули их избранника. Я дублировал спикера. они встретились за пределами
монастыря, светлый Перон и  наш, Энтон Блаунт.  Я видел их издали, но слышал
все. Скверное было положение, ох какое паршивое... Ты знаешь, какие гарантии
обещаны победителю.
     - Программа самоуничтожения? Тоже блеф.
     - Это серьезно. И страшно, дружище. Перон все знал и лучше нас понимал,
чем все кончится. Он умолял спикера  не рушить  уговор.  Но ведь решал-то не
Энтони.  Ему были  даны четкие указания. Они так и не  договорили...  Энтони
почувствовал  это раньше всех. Он  что-то замычал  и начал срывать  с головы
застегнутый шлем. А  потом мы видели, как с неба посыпались огромные  черные
монолиты.  Они  не  падали,  а медленно  опускались вниз, этак  непрерывно и
непреклонно, и вписывались в каждую складку местности, и на глазах заполнили
ущелье и долины на юге, и везде, везде - только черные глыбы с неба.
     Джош перевел дух. Никогда его Дон таким не  видел. Джош  поднял на него
глаза, тусклые и тоскливые.
     - Повезло нам тогда. Потеряли  восемнадцать процентов полигона со всеми
параферналиями.  Системные блоки  уцелели все.  Вовремя  изолировали  Страну
Света.
     - Это... черная стена за морем... в третьем секторе?
     - Да. Там остался Монастырь Света, погребенный, и  теперь  мы не знаем,
кто в Игре  явно представляет ее миропорядок. Может быть и  никто. Хотя вряд
ли... А так  все обошлось. Вот только  семеро  игроков  с  ума  соскочили. И
Блаунт  тоже, вот  кого жалко-то...  Через  два  дня  после  катастрофы, все
системщики еще рыскали по Игре и прикидывали, что уцелело, а что нет, группа
Джонсона объявила, что  они идентифицировали  модуль,  конструировавший само
понятие Большого Приза. Тут  же демонтировали его  связи и стерли из памяти.
На удивление легко оказалось... Я до сих пор думаю...
     - То-есть ты  хочешь сказать... И  Большой  Приз, и  Чаша  -  такой  же
обман...
     - А вот этого я не говорил, не надо! Единственное, что я знаю наверняка
-  Чаша Грааля существует!  И если совет директоров  не передаст контрольный
пакет тому, кто ее отыщет, Игра кончится. Навсегда. Для всех. И наша главная
задача  -  не выпустить Чашу  в  чужие  руки. А нарушители правил  -  вздор,
сказки... А клановцы... - просто конкуренты, понимаешь, и гоняются за той же
добычей, только не поодиночке, а скопом, Кланом...
     - И ты так спокойно о них говоришь? Это же мафия!
     - Да не повязаны они с мафией, будь проще! Вот я о Джонсоне говорил...
     - Это человек Каббера, Ричард Ли Джонсон?
     - Так вот, он - клановец. И что ты на это скажешь?
     - А Руфус - гений?
     - Да! А Каббер - тупица! Может,  он и специалист по системам волоконной
связи, но сейчас занимает чужое место и держится за него всеми четырьмя.
     -  Чем  держится?  -  не  понял  Дон, и Джош со вкусом  повторил, Всеми
четырьмя! Лапами. Ну, пойду я...
     Дон  машинально  хлопнул  по   протянутой  ладони.  Торовски  помедлил,
покачался на  ногах, переступая  с  носков на  пятки, повернулся к двери. Он
медлил. Его  беспокоило молчание Дона. Он обернулся, уже прикрывая  за собой
дверь. Дон  смотрел  на него пристально, не  моргая,  его искусственный глаз
чуть косил. Торовски ждал.
     - Джош, - сказал Дон неуверенно, - Я все понял. Ты меня проверял?
     Торовски легко вздохнул.
     - Ты, Дональд, угрюмый  и  подозрительный субъект. К тому же  тугодум и
тайный развратник. Но  чем-то ты мне, коллега, симпатичен. Я сам такой. В ту
пятницу будет заседание совета, постарайся уж  сэкономить на девках полсотни
на вступительный взнос. Или мальчики твоя слабость?
     - Моя слабость -  слюнявые сатиры вроде тебя, -  шутливо рявкнул Дон  и
закашлялся. Торовски подмигнул ему на прощание и быстро пошел к лифтам.
     В кабинете он первым  долгом нажал кнопку Ричарда Ли Джонсона,  доктора
философии.
     - Ли?  Торовски  здесь. Я узнал код допуска в двенадцатый сектор на май
месяц. Готов? Два ключа - Нортгейт - два ключа - четырнадцать... Как? Это уж
мое дело,  голубчик. Скажем  так - косвенно... Как  твое драгоценное? Так, а
Алиса с малышом?.. Вот, вот, это и есть самое главное. Поцелуй ее от меня...
Сам знаешь  куда, не маленький...  - и сразу, без  перехода  -  А если  твои
ребята  еще сунутся в мой сектор, то я тебе  обещаю большой скандал и  тихую
разборку. Именно  в такой последовательности... И кое-что  от меня лично, на
память. Я понимаю, что говорю... Нет, нет, нет, не благодари! Мы же... мы же
с тобой друзья, Ли... Эт-то хорошо, это от-лич-но! До связи, мой генерал!  -
И хрипло каркнул своему отражению в погасшем дисплее Пся крев!
     А потом  переключился на белого клановца, залетевшего неведомо откуда в
Магоберские леса, во владения призрачного барона Горн-и-Фаулер.

                * * *           * * *              * * *

     Я  почти  ощутил,  как  тяжело  подалась  крышка.  Пальцы  скользили по
плоскому, а ногтями  такую  тяжесть не подцепишь. Крышка откинулась, тут  же
начались  чудеса. "Не  буди волка! " - внятно, с угрозой раздалось в хижине.
Сквозняк прошелся по полу, на миг раздув  огонь  в очаге, и  словно издалека
донес до  моего слуха продолжительный вой, оборвавшийся на нестерпимо низком
басовом переходе. Несомненно, в натуре такой фокус  был бы  очень  эффектен.
Даже  у меня, по  сю  сторону  экрана,  вырвался  бесплотный утробный  выдох
"Оооо". Это чувство первобытного  ужаса  знакомо  всем. Живот поджимается, и
мурашки  охватывают  затылок.  Но  любопытство и  здравый смысл, эти костыли
человека на пути в неведомое, снова овладели мною.
     Содержимое ларя на первый взгляд ничем  не привлекало. Нехитрые пожитки
средневековья.   Негодный   хлам.  Аккуратно   свернутая,  латаная   одежда,
деревянные  миски и чашки, какие-то  мешочки,  и тощие,  и пузатые... Из-под
грубо  выделанного овчинного тулупчика высовывалась засохшая ветка-рогулька.
"Палка о трех  концах", - я скептически поджал губы, - "А почему же он такой
тяжелый? "
     - А что под одеждой?
     - Вы хотите увидеть, что лежит в сундуке?
     - Да!
     Я-другой погрузил обе руки в  сундук по  локоть, нащупывая проход среди
ворохов  материи,  и  без особых  усилий,  одним рывком выгреб верхний  слой
барахла наружу и через край  на пол.  Стукнулась деревянная  утварь о  камни
очага, чашки раскатились по полу какая куда... Я замер, восхищенный.
     Я смотрел прямо  в  свое  неверное,  мерцавшее  отражение  в  громадном
золотом  овальном  зеркале с узорами и  объемными фигурками на  раме. Тускло
отсвечивали  густо-красные рубины,  посылая  мгновенные  всполохи. Будто вся
хижина  наполнилась сиянием царственного  металла  и  цветными искрами. Ларь
скрывал  княжеские сокровища. В голове моей трепыхнулась нечаянная мысль: уж
не  разбойничье  ли  это  достояние,  копившееся  десятилетиями  грабежа.  Я
перебирал  взглядом кубки, шкатулки, перстни и  тяжелые  даже на вид золотые
(ну разумеется - какие ж еще? ) монеты, толстая жемчужная нить, свернувшаяся
подобно удаву  в широкой чаше...  Жемчуг отливал розовым в лучах, отражаемых
червонной поверхностью.  Нешлифованные  самоцветы облепили рукоять  и  ножны
маленького кинжала,  вроде как моллюски на киле запущенной  шкуны. Я  поймал
вдруг себя на том, что шепчу сухими губами: - Черт возьми, черт возьми...
     - Что это?
     - Ложные богатства Кума Гараканского.
     - Как это ложные?
     - Призваны отвлекать злоумышленников от главных его сокровищ.
     - Это тряпье?
     Сложенный вчетверо плащ развернулся на полу и показывал корешок толстой
черной книги...  Кончик рогульки высовывается. Она,  эта рогулька, цепляется
за какой-то  уголок моей  памяти,  но все  без  толку. Ветхий холст  мешочка
прорвался,  и  на  свет проклюнулся  тонкой  сыпучей  струйкой мелкий  белый
порошок. На соль похоже. И тут свершилось непонятное. Я не сказал  ни слова,
не  шелохнулся,  но я-другой  на  экране не  торопясь наклонился,  забрал  в
щепотку порошка и поднес к языку. Скривился,  сплюнул и произнес уверенно: -
Да нет, это не соль!
     И  сразу,  словно  опомнившись, стряхнул белые пылинки. Ну вылитый я  -
сперва,  не думая, лижу  неизвестную - может, и ядовитую, - горечь, и только
потом до  меня доходит, что отравился-то я зря... Не  успел я еще задать еще
один дурацкий вопрос  из цикла "Что это? ", как мой двойник отпрянул назад и
опрокинул скамью.  Было от чего. Оторвавшись  от пальцев,  порошок  вспыхнул
ярким пламенем.  Малиновым. Почему-то мелькнуло, что такое  пламя  не  может
обжечь.  Оно  ненастоящее,  холодное,  колдовское... Пока  у  меня в  голове
мелькали всякие  мысли,  события разворачивались  сами по себе. Из  пламени,
теперь больше смахивавшего  теперь  на  клубы  шоу-дыма  в  малиновом  свете
киношной  аппаратуры,  вниз  хлынул  поток  мелких  сверкающих   зерен.  Эти
искристые  камушки  образовали  уже  горку,  как  в нижней половине песочных
часов, а сверху все струилась их россыпь.
     Мой двойник вконец зарвался. Он сунул руку прямо в трепетание малиновых
пятен в футе  от  моего (вернее, его! ) носа. И не отдернул. Пламя оказалось
холодным  и заметно меркло. Водопад кристалликов иссяк. Для ослепленных глаз
хижину  заполнил  мрак,  углы потерялись,  только  горка  граненых  камушков
светилась  возле затухавшего очага. Я-другой переступил неловко  через  кучу
барахла, каблук  твердо уперся в неприметный  плоский ящичек, укрытый в ней.
Треснула  хрупкая дощечка, и  меня  насторожил короткий, резко  оборвавшийся
свист.  Я  не  сразу  различил  новое облачко, теперь  выползавшее из рукава
меховушки.  Оно тоже  светилось, лиловым и фиолетовым,  в  нем  проскакивали
желтые  искры,  и шерсть на меховушке  встала дыбом.  Но я-другой не заметил
ничего  дурного.  Я-другой  зачерпнул полную  горсть прозрачных  камушков  и
встряхнул  на  ладони,  пропустил  между  пальцами,  оставил  в  руке  один,
присмотрелся... Я молчал, но ситуация меня забавляла. Он вытащил из дорожной
моей (или его) сумки склянку толстого стекла с давешней целебной  эссенцией.
Догадался  процарапать  стекло, достойный  наследник  ломбардцев. Я  отложил
бесполезные наушники и принялся за остывшую яичницу.
     В  телевизоре  грохнуло. Тучка,  разросшаяся в дальнем  углу,  стукнула
яркой молнией  в  мои  доспехи, которые  были  привалены  к стенке.  Двойник
порывисто  обернулся.  Тучка  опять  коротко  громыхнула и  выпустила стайку
светлых шаров,  не крупнее яблока. Два из них  столкнулись в воздухе, и  еще
одна мгновенная оранжевая вспышка разорвала сумрак. И снова грянул гром.
     - Чертов  пиротехник, - завопил  я,  отброшенный  под стол. Стол меня и
защитил. Еще несколько взрывов раскатилось по хижине. Стены сотрясались, и -
хуже того - по ним побежали огоньки. Я чуть не подавился,  когда  новый залп
прогнул динамики. Рыцарь Ренато выказал себя молодцом хоть куда. Не  суетясь
сильно,  он  схватил в охапку свои  вьюки и сверкавший панцирь  и  неуклюже,
боком,  протопал в  сени, во двор, выпустил ношу из рук и поспешно вернулся.
Внутри уже полыхало. Шаровые молнии лопались вовсю, рассыпая  горячие искры,
как  от сварки.  Оставалось лишь сгрести оставшиеся пожитки и  бежать прочь,
пока крыша не рухнула.
     Компьютер упрямо молчал. Я, на диво спокойный, заедал яичницу йогуртом.
В кадре мелькнул в  последний раз черный  переплет...  Поздно. Я оказался во
дворе,  причудливо расцвеченном  мельтешением  языков пламени.  Бился и ржал
перепуганный Гарольд, сбросив попону и вскидывая стреноженные ноги. Я-другой
гладил  его, успокаивал, а перед нами была навалена груда моего новехонького
рыцарского  снаряжения,  и  на  самом  верху  лежал,   надрывая   мне  душу,
оплавленный  и расколотый ровно горшок  шлем мерлинумской брони с прокладкой
из  белого камня, с фиксацией  забрала в  трех  положениях. Бирюзовая краска
обгорела с него и покорежилась. Жалкое зрелище. Выбросить придется.
     В хижине не переставала частая  пальба. Наконец с  шумом  осела  крыша,
подламывая  прогоревшие  бревна и балки,  и тут же  раздался взрыв небывалой
силы,  разметавший остатки  дома  во  все  стороны и  осветивший  напоследок
высокие стволы сосен вокруг поляны.
     - Ложись! - заорал я себе-другому.  Они  -  Гарольд и  Ренато  кувырком
пронеслись  сквозь густой малинник. Я невольно зажмурился. И снова распахнул
глаза. Неожиданно авентюра оборвалась. Даже не перекинулся огонь на верхушки
сосен,  не  побежал  по  траве  и кустарнику.  Ночь  стояла ясная  и свежая.
Развалины хижины  торчали черными изломами, и в лунном свете везде  блистали
лужи. Земля и трава были  мокрые и скользкие. Ноги скользили по грязи, когда
я  вставал.  Пролетел нечаянный  ветерок,  меня  в  теплой  комнате  пробрал
беспричинный озноб. Поежился и сэр Ренато.
     - Ваши действия?
     Я влез в сбрую наушников.
     - Что это все значит?
     - Тайное  искусство  Кума Гараканского, - отрезал надменно компьютер, -
Ваши действия?
     - Сейчас.
     Тело ныло, будто  это я приходил в себя там, на поляне,  обезображенной
тайным искусством Кума Гараканского и моим явным легкомыслием.
     - Найти Гарольда. Вещи собрать. Что уцелело...
     Я  и  сам   не  верил.  Скорей   всего,  Гарольд  мается  где-нибудь  с
переломанными ногами  - ничего  не попишешь, случайное  событие.  С минуту я
горестно наблюдал за неловким копошением моего двойника на темной поляне.
     -  Фактор времени один к десяти, - сказал я,  когда он  поскользнулся и
упал на колено. Луна быстро плыла в светлом ореоле. Когда ее закрывал ствол,
в  том месте продолжало светиться четкое полукружие  лучей, словно от фонаря
за  деревом. Красиво  и  загадочно. Однако  следовало  призвать компьютер  к
ответу.
     -  Почему, - спросил  я строго, - мой двойник работал сам по себе, я же
им никак не управлял?
     - По мере  того, как  выявляются  индивидуальные особенности  игрока, -
забубнил  тот, - его фантом-носитель  приобретает способность  действовать в
более самостоятельном режиме. Один из побочных эффектов обратной связи.
     - А другие эффекты?
     -   Эффект   фантомных  ощущений,   возможность   прямого  контакта   с
фантомом-носителем.
     - Ну и как мне с ним поговорить?
     -  Пока  не  набралось  достаточно  данных  для  формирования   матрицы
личности.
     - Ты мне дашь знать, когда эта матрица сготовится?
     - Команда/вопрос некорректен. Прошу повторить другими словами.
     - Когда я смогу вступить в контакт с носителем-фантомом, подай звуковой
сигнал. SOS по азбуке Морзе. Команда корректна?
     - Команда корректна.
     - Ну и ладушки.
     Помолчали. Мой фантом-носитель носился  по поляне, быстро чертыхаясь на
трех языках, отдавая, как и я, предпочтение испанскому. Гарольд оказался цел
и невредим, но напуган, и Ренато без колебаний пустил в ход эссенцию черного
клевера. На рассвете, холодном и гулком...

                * * *           * * *              * * *

                              Интермедия.
                              -----------

     Странно.  Сколько прожил  я  в этом мире, а не  знал, что они  называют
пирамиду горой царя.  И насколько мне известно, - а я немало постранствовал,
уверяю вас,  -  ни один народ не  строил  гигантские пирамиды. Пустые  мысли
лезут в голову, когда надо сосредоточиться на  одном,  на главном. На старом
воспоминании, отпечатке прошлого.
     Вы сидите  втроем за низким столом черного дерева, на треугольном столе
покоится хрустальная гора  царя в пол-человеческого роста,  и  вы томительно
пристально вглядываетесь в ее изменчивые глубины.  Там клубятся разноцветные
облака, распухают, съеживаются,  быстрые прочерки, подобно метеорам в глухую
августовскую  ночь, мгновенным блеском белого огня понуждают  вас  щурить  и
жмурить  глаза. "Ледоход  на реке  времени", - вплывает  в  твою  голову,  -
"Откуда это?  Да и непохоже ничуть! "  Не похоже ни на что.  Кроме, пожалуй,
ворожбы  Астании, ведьмы средних лет и рассудительного характера, которую ты
вытащил из тюрьмы капитула всего-то два дня тому.
     - Похоже на сон наркомана, - говоришь ты вслух. Астания  молчит. Молчит
и  тот,  другой,  только косится  на  тебя умными черными  глазками.  Птичий
взгляд. Сорока...

     - Мастер Тим, мне много всякого рассказывали о твоем  искусстве. На что
же способен ты?
     - Если что и рассказывали, ваша милость, так только про это.
     - Да. Я хочу услышать теперь от тебя, что ты умеешь.
     - Милостивый господин барон, я готов изобразить любое  живое  существо,
зверя, рыбу,  дерево, и все, что вам  заблагорассудится, так, что образ  сей
будет  жить  на  холсте согласно натуре, способен  будет вести себя в точном
подобии своему оригиналу, и если это человек, то он заговорит с вами, а коли
соловей  - то запоет, но не сладостней, чем  на самом деле, а ровно как если
бы он сидел на ветке каштана в лунную ночь...
     - Ты  складно  обучен говорить, мастер.  И  если это человек... которая
знала меня, а я... его, то он меня узнает?
     - Именно так, ваша милость,  и  если вы забудете нечто, что случилось с
вами обоими, то он дивным образом  напомнит вам  позабытое. И щеки его будут
горячи, и слезы солоны, а смех - звонок.
     - Коли так оно и есть... Скажи мне, а будет ли он  знать, этот портрет,
что он не настоящий, или, быть может, он и будет настоящий, оживет наяву?
     - Этого  я  не  знаю, ваша милость, и вряд ли  еще кто ответит на такой
вопрос. Дед мой, славный  живописец и  великий мудрец, когда бы  был  жив...
Нет, не знаю.
     - А если б ты написал...  изобразил своего деда... и спросил его...  ты
не пробовал?
     Вспомни, вспомни, как исказилось его лицо. Он испугался так явственно.
     -  Никогда.  Никогда  больше... только  не  близких...  не  людей.  Они
жалуются, плачут...
     - Но это так страшно, мастер,  почему же ты вообще работаешь, почему ты
пишешь для других?
     - Мой господин,  я отдаю  их заказчику... и я больше про них ничего  не
слышу. Но  никто  еще не  присылал за мной стражу и не грозил расправой. Все
довольны.
     - И ты спокоен? Ты умываешь руки?
     - Как можно умывать руки, ваша милость? Умывают лицо!
     Дерзость шута. И этот шут  совершит невозможное? И я вижу,  как  тяжело
далась ему и  эта  дерзость.  Взгляд его замирает,  колени  подгибаются.  Ты
сумрачно растягиваешь губы в усмешке.
     - Ты.  наверное, смелый человек, мастер  Тим.  Но ради краснобайства ты
цепляешься к моим словам. А ведь я волен в твоей судьбе, жизни и смерти.
     Он вздрагивает.
     - Я известен королю Арфейскому и многим вельможам его двора.
     - Никто не  посмеет ссориться со мной из-за презренного маляра, обладай
ты и сотней таких секретов!
     - Неужто я прогневал вашу милость? - тихо говорит он и косится на тебя.
Испуганные птичьи глаза. И  ты опускаешь веки  и  устало произносишь, - Нет,
мастер, нет. Ты нужен мне для дела.
     Но  теперь  для  тебя только  одна реальность. Тяжелое сопение  мастера
Тима. И мрак подвала. И  переливы  цветов  в  светящейся изнутри хрустальной
пирамиде.
     Все. Абсолютная пустота. Он отметил с каким-то вялым сожалением, что ее
образ за годы и годы ушел  от него, как дым между пальцами. Еще удар судьбы.
Щелчок  по носу.  Обидно  и небольно... Нет,  больно.  Больно!  Долгим  эхом
отозвалась боль под  сердцем,  и  сердце разрослось  в груди,  его  неровный
трепет приобрел значимость, и его  мысли устремились  туда,  в эту точку,  в
этот центр пульсирующей боли...
     - Это  она? - промурлыкала  Астания. Мастер Тим  засопел  и придвинулся
ближе.
     Он не сразу узнал ее.  Он  понял, что  это она,  когда  виски  стиснули
голову,  и стало трудно  дышать,  и невероятная  слабость  тела,  мгновенная
потеря власти над ним... Это была она, в самом деле, там, в глубине голубого
тумана. Она  смеялась  и  сбегала по  большому трапу  от великанского, почти
отвесного  бока  боинга  в  три ряда  иллюминаторов. Боже, как  он ненавидит
самолеты!
     Она  сбегала,  легко  скользя   по  гладким  металлическим  ступенькам,
притормаживая подошвами кроссовок  на  их  краях.  Глаза затянуло влагой. Он
нетерпеливо  заморгал. Видение кануло в туман. Его клубы будто  вырвались за
пределы хрустальных граней и светились теперь сами по себе над их головами.
     - Ты видел ее, мастер Тим?
     - Да, господин.
     - Сколько времени уйдет на ее портрет?
     - Дайте мне двенадцать дней, господин барон, и я превзойду себя.
     - Не раньше?
     - Я не должен торопиться.
     - Ты прав. Астания. Астания!
     Астания заснула незаметно, чуть склонив голову набок.

     Утром десятого  дня я восстал из постели,  как из гроба. Страшная  ночь
прошла, вся из обрывков бреда и бессонницы. Но и во сне, и наяву я говорил с
нею.
     Да, и терминал у него работал  всю ночь, и  был продолжением бреда, и в
оконце монитора, которое изредка оказывалось в поле его воспаленного зрения,
он видел себя же, бредущего по темной галерее. И луна, большая,  незнакомая,
мерно  продвигалась   вслед,  прячась  и  вновь  возникая  в  проемах  между
колонками. Как черны тени в сиянии твоем, о, богиня!
     Он застонал и  испугался. Ему показалось, что руки отнялись. Да нет же.
Он  счастливчик. Уникум. Отделаться мертвыми  ногами,  упав с  высоты восьми
тысяч метров. Вы - здоровый человек. Занимайтесь  физическими  упражнениями,
насколько это в ваших силах, и не поддавайтесь унынию. Вся жизнь впереди!
     Моя жизнь оборвалась на высоте восьми тысяч метров. С тех пор я живу на
экране. Правая рука затекла,  и я до изнеможения долго разминал ее левой, от
плеча до кисти.
     Дивной  красоты  рассвет я  встретил на  верху  башни,  под  деревянным
навесом  караулки. Ветер усиливался и трепал  золотые перья солнца,  которые
медленно вздымались  над ровной линией далекого леса.  Узкие полосы  облаков
ряд за рядом взбирались круто ввысь от горизонта, и нижний край каждого ряда
был ярко подсвечен, горел оранжевым,  палево-золотым, багровым.  Темно-синяя
ночь расступалась, отлетала, гонимая ветром вдаль.
     Ветер  выбивал  слезы  из глаз,  изображение  попеременно размывалось и
возвращалось в фокус, но я не отводил взгляд. Тоска оставила меня в небесном
ветреном  просторе  над моим миром, нераздельно прекрасным с  высоты. Кто же
различит отсюда дохлую собаку на обочине, болото, дуб, убитый молнией? Грязь
мелка сверху.
     И день многое обещает с утра, с вершины дня. Я так давно не охотился. Я
не  ходил на плотах  вниз по Бану. Я так и не удосужился отыскать затерянную
крепость Орлиного  Крыла  в лесах на севере. Я забросил  фотографию,  а ведь
пару  раз  мои  подборки помещал  "Нэшнл  Джиогрэфик". Что стоит мне  сейчас
дотянуться до столика, до пульта? И навсегда со мною останется этот рассвет,
холодный  и  гулкий,  окрепший,  охвативший  пол-неба,  раскрывшийся,  точно
гигантский розовый веер...
     Ты сбегаешь  по винтовой лестнице, держась  правой  стены,  где ступени
шире. Ты здоров  и полон молодых сил. Мир прекрасен. Ты перепрыгиваешь через
ступени,  ты  врезываешься  в  старика-садовника,  который  взбирается  тебе
навстречу, часто и неровно вбирая  воздух. Он не удерживается на ногах. И из
передника, который он котомкой держал  перед собою, сыплются и  катятся вниз
округлые мягкие плоды. Ты, смеясь, протягиваешь  ему руку, а он цепляется за
нее, за стену, поднимается, кряхтя и задыхаясь, и протягивает тебе персик.
     - Господин барон! Персики поспели!
     Мир прекрасен, и спелые персики скачут вниз по винтовой лестнице, глухо
ударяясь о каменные плиты.
     В саду за мастерскими накрыли стол, устелили  мраморную скамью коврами.
День жужжал  большой пчелой, перебранкой в близкой кузне, к  которой дорожка
вела через плотно насаженный ельник. Большой гномон  из единого базальтового
пика оставался пока в тени от  угловой башни. И  вся - обычно полная жаркого
солнца и бесконечной песни пчел -  поляна в окружении молодых  деревьев была
зачарована тенью и холодной росою на высокой траве. Легко и звонко зазвенели
молотки,  и не переставала перебранка за ельником, ожила конюшня за  ульями,
за сплошным полем тюльпанов.  Бурно, во всю свою немаленькую глотку, выразил
полное  одобрение  Хаген  и суматошно  запрыгал  вокруг  меня,  словно снова
неуклюжий  шалый  щенок,  сминая, ломая сырые в росе тюльпаны... Прыснули  и
захохотали слуги, и сдержанный кравчий вежливо улыбнулся. Ведь это я, унылый
полуночник,  продрался  сквозь колючие  ветви и, энергично  болтая  ногами в
воздухе,  зашагал  к гномону  напрямик,  широко  переставляя руки, счастливо
смеясь и задыхаясь, зарываясь глазами,  носом, ртом в вороха влажной травы и
крупных  лепестков. Наконец Хаген наскочил  на меня  всею тушей  и опрокинул
навзничь,  и  мы  барахтались с ним под яблоней, покудова я не обессилел  от
смеха и не затих, раскинувшись на спине, отбросив руки в стороны, уставясь в
сумятицу зелени и тугой красной кожуры яблок, несколько которых упали на нас
в  этой  возне, а Хаген навалился мне на грудь и,  горячо  дыша  и торопясь,
захлебываясь  от   захлестывавшей   его   оглушительной   собачьей  приязни,
повизгивая, скреб мне лицо обильным слюной огромным пылающим языком, так что
я замучился мотать  головой и  мычать под мощными  мокрыми шлепками. Он меня
достал,  сук-кин  сынищщщще,  и  я  вывернулся  из  его  объятий,  встал  на
четвереньки, затем - как положено, и неспешно прошествовал к столу, а внутри
у  меня все  пело, и звенело,  и хохотало. Он догнал меня  на  полдороге,  и
вертелся вокруг, толкаясь тяжелым боком и стуча твердым хвостом, но более не
хулиганил.
     А потом я легко позавтракал, не злоупотребляя  гвинетом прошлого года с
моих виноградников.  Солнце незаметно вспорхнуло над зубцами, и свет и тепло
залили  поляну. Пчелы зажужжали в тонкой дымке умирающей росы. Потом я никак
не  мог заставить  Хагена сжевать большой  персик, и  догадался все-таки,  и
зашвырнул его далеко,  к самой  стене, и велел  ему принести,  и он сжал его
зубами, осторожно, правда, но все одно  - спелая мякоть расползлась у него в
пасти, и сок брызнул и потек по нестриженым усам и бороде.
     - Доброго дня! - приветливо пропела Астания. Добровольная и благодарная
затворница,  на  вольных  хлебах  она  преобразилась.  Благодарность  же  ее
сказывалась своеобразно. Половину обитателей замка излечив от моря всяческих
болезней и пороков,  другой половине она прививала - и  небезуспешно - новую
пагубу. Да она и сама, судя по зрачкам, баловалась дурманными корешками.
     -  Эти скородумы  успели мне  донести,  что  молодой господин устал  от
жизни,  - заговорила она, изящно и  плавно опускаясь  прямо на  траву у моих
ног.  Она  не  отрывала взгляд  от  моего,  от  мимолетной  улыбки  морщинки
проявились  в  уголках  больших  карих  глаз,  но лицо оставалось тем  же  -
молодым, печальным...
     -  Я  думала уж  ближе к ночи устроить для  вас чудо-баньку,  и  травки
подобрала  особенные,   сильные,  -   Теперь   лицо   ее   выражало  детскую
растерянность, насмешку над собой и сонмом нетерпеливых советчиков. - А  вы,
господин  мой,  всех  перехитрили.  Еще  вы  всех  нас  поучите,  как  жизни
радоваться. И вам ладно, и нам лестно, слугам вашим верным.
     - Колдунья  ты моя  бесценная, без  толку  языком-то  не мели.  Я  тебя
попрошу, сходи к мастеру, разведай. Вот  уж  сколько дней он взаперти сидит.
Давай, не медли, и сразу же ко мне, сюда, поняла?
     Она  порывисто кивнула,  рассмеялась  по-девчоночьи  и резво,  невесомо
убежала. Я потянулся было за пирожком, но лениво отнял руку.
     А я курил перед монитором, в холле безнадежно завывал пылесос в лапищах
чернокожей  Сьюзи, и  мои мертвые ноги,  облаченные в  эластичные спортивные
брюки,  были  аккуратно  придвинуты  одна  к другой и свисали  с кресла,  не
доставая до пола. Я думал  о Дэйви. Воспоминания вспыхнули  внезапно, едва я
осознал, на кого так похож юный беспечный барон. Воплощенная  беззаботность,
удачливость,  врожденная  непринужденность, окаянное обаяние. Втуне прожитая
жизнь.
     Что  общего  между  двумя  сокурсниками  - скромным стипендиатом  штата
Небраска и  скромным секретарем  университетской ложи "Фи-бетта-каппа"?  Что
общего между двумя мойщиками машин, если один из них отправляется на семинар
по   минойцам   в   собственноручно    надраенном   напоследок    спортивном
"рив'н'дейле"?  Что  общего  было  между  нами? Страсть к археологии? Дружба
отцов, уцелевших  в  мясорубке Вьетконга  ?  Бейсбол? И не втуне  ли прожита
жизнь мной самим? Оборванная так высоко и так давно.
     Я  вспоминаю.  Университет оставался  позади - два  года, потом  два  с
половиной.  Осень и  зиму я провел в Передней Азии, облазил добрую  половину
Архипелага  и  снова  собирался туда,  с экспедицией Александра  Тоу.  Почти
ежедневно я  бывал в "Элм-Парке". Я стал  для Селины "отъявленным бакалавром
Фредди", добрым другом Дэйви и поэтому - ее добрым другом. И в то лютое лето
меня проняли окаянное обаяние моего старого приятеля, моя гнусная зажатость,
ее улыбчивая  ровность.  Узел стягивался все  уже, туже - но  вокруг  одного
меня. Для них  узлов на свете  вовсе  не существовало,  клубок убегал вдаль,
разматываясь алой путеводной нитью,  которую  оба на диво  крепко держали  в
руках.
     Пчелы жужжали. Ты увлекся занятной головоломкой, выточенной из  мягкого
камня.  Неслышно  появилась Астания.  Выпутывает  из  густых  длинных  волос
случайно  прихваченную  пчелу,  расшумевшуюся  почище мухи в  паутине.  Нет,
мастеру  не нужно ничего сверх  того, что он и так получает. Работы осталось
немного, но самая важная. Еще он спрашивает, что за фон желаешь ты видеть на
картине.  И  ты  отвечаешь,  любой,  самый  простой,  самый  белый, лишь  бы
поскорей.  И  опять  загадка  чудится  тебе  в  ее  глазах,  но  она  быстро
разворачивается  и  уходит.  Она  смущена  и  встревожена  после  встречи  с
мастером. Я вижу это в отличие от тебя.  А  ты  разжимаешь пальцы, и игрушка
падает на песок. Хаген недоверчиво обнюхивает ее, высунувшись из холодка под
скамьей. Ты мало что замечаешь вокруг. Ты в грезах.
     Судный  день. Утро. Огромный холст подавляет размеры комнаты, ему тесно
в ней.
     - Она там?
     - Да.
     - Слышит нас?
     - Не знаю. О нет.  Она...  как  бы  спит.  И проснется,  едва мы снимем
покров... Господин барон! Одну минуту!
     - Ну, ну же!
     -  Ради всего  святого...  Когда  она  будет спрашивать...  Скажите  ей
неправду.  Что  ее   сглазили,   заколдовали.   Что  она   была   больна   и
выздоравливает... Ведь она умерла... страшной смертию?
     - Да... умерла. Но зачем врать?
     - Так будет лучше, поверьте мне, иначе...
     - Ну, говори!
     - Иначе... будет ей очень худо. Хуже, чем всем нам...
     - Ладно, там видно будет. Ну, взяли, разом!
     Два рослых  челядинца  с  превеликим  тщанием  убирают  и  уносят прочь
тяжелую  материю.  Селина  хмурится   и  заслоняется  от  внезапного  света.
Приоткрывает глаза.
     - Фред! - голос не изменился. Ничто не изменилось. Юная, юная Селина...
- Ты жив? А где Дэйви?
     Мастер Тим вскидывает руки в горестном ужасе и поспешно ретируется.
     - Кто  этот человек? Фред. Где я? Что  с тобой? Это  не  ты, Фредди! Ну
почему ты молчишь?!
     Она металась  в замкнутом пространстве  пустого простого фона, каменный
куб, белые стены, большое окно. Без  стекла,  но... не пускает  наружу... Ну
конечно, он проболтался!
     Значит, я - умерла. Это все-таки случилось. Гос-споди! И я это не  я. Я
даже не человек. Хоть я ощущаю себя, свое тело, свою память, но я - никто. И
этот непохожий Фред - никто. На самом деле он парализованный старик - и я не
смогу его  увидеть настоящего! А если он  отключит терминал, то я  мгновенно
умру снова - или нет? - и не узнаю об этом, а потом снова оживу, и опять это
буду  не  я... Безумие  стало бы спасением. Она сопротивлялась  панике,  как
могла только, временами радовала его,  разделила с ним  трапезу, без эмоций,
трезво поспрашивала о новостях в большом мире, о жизни мира малого - даже он
был закрыт  для нее.  Но  все равно, без  конца прокручивалось  в голове - я
умерла  -  она  умерла  -  так  кто  же  я?   Барон  Фредерик  в  абсолютной
растерянности  наполовину  вытряс  душу  из  мастера  Тима.  Астания  спешно
сочиняла отвар из девяти трав. Тщетно. Вопли сменились всхлипами.
     Упал псевдо-вечер  на  землю,  на замок, на двух  отчаявшихся  чужаков,
чужих всему здешнему миру.
     - Что ты видишь?
     -  Стены, белые  стены...  - отвечала  Селина  в  полудреме. - И  ты за
стеклом. Фредди, ты слышишь меня? Дай руку. Вот.
     До предела холст и ее выпускал вовне, но чем дальше - тем сильнее тянул
назад.
     - Фред-ди...  - она заплакала тихо,  устало. Он  не откликнулся.  Некое
новое  соображение  им  завладело.  Протяжным   шелестом  отозвался  стилет,
извлеченный  из ножен. Он  не торопился. Обошел  портрет, протиснулся  между
рамой  и  стеной,  хранившей  кровавые  отпечатки  его кулаков. Царапины еще
саднило.  Холодная  рукоять  стилета  стала единственной  опорой  в  зыбкой,
расползавшейся спелой мякотью персика юдоли слез.
     - Стой! Что ты задумал?
     - Я ее освобожу, - отвечал тот монотонно.
     - Ты?
     - Я распорю холст сзади. Я взломаю белые стены.
     - Ты убьешь ее!
     - Нет,  -  он,  казалось, опешил, и я повторил, - Ты убьешь  ее  сзади,
ударишь в спину!
     - Пусть лучше она умрет.
     - НЕТ! - закричал я,  - ХВАТИТ! Я уже  раз убил ее!  Это я  уговорил ее
лететь с нами! Я  убил ее  так же верно, как ножом! Брось нож, мальчишка!  Я
тебе  приказываю, слышишь, не смей! Я  войду в игру!  Ты убьешь  ее и сам не
захочешь жить! Сейчас же войду в игру!..
     - Фредди! - позвала Селина тревожно с той стороны.
     - Сотру вас обоих! - я осекся. Забыл пароль. - Энди!
     - Да, сэр?
     - Записная книжка!
     - Раздел, сэр?
     Барон Фредерик долго не думал.
     - Трусливый  старик!  Убей нас! - Он ударил клинком  в упругий холст. Я
оцепенел.
     - Раздел, сэр?
     Лезвие с треском  раздирало  матерчатую  основу, поднимаясь  все  выше.
Фредерик повернул стилет и рванул наискось вниз. Не веря себе, боясь верить,
я  увидел  в прорехе круглую луну  в  окне. И медленно, в  ритме сновидения,
оборачивающуюся фигуру.
     Как тонок ее профиль в сиянии твоем, о, богиня!
     Стилет упал и зазвенел.
     - Селина!
     - Раздел, сэр?
     Я  не мог  выдавить ни слова. Я,  трусливый  глупый  старик, молчал и с
натугой  сглатывал  комок  адамова яблока, и  первые,  самые  трудные  слезы
набухали и торопливо стекали  к уголкам рта, на подбородок... Я на экране, я
- молодой - такой, каким не помнил себя и в  молодости, беспечный  и окаянно
обаятельный, с Селиной на руках вышел в сад.
     Тихий ночной  ветер не в силах шелохнуть  листья. В  небе чистом звезды
кружатся так незаметно, что только напряжением ума постигаешь  их движение и
ужасаешься страшной тяжести проворачиваемых бездн.
     Поверь этому миру, и  он  примет тебя.  Прижми к щеке  холодное гладкое
яблоко, измазанное в земле, погрузи пальцы в эту мокрую вскопанную землю под
яблоней, сорви пучок травы... Поверь свежему запаху ее сока. Смерти нет! Мир
молод.
     Благословляю вас, дети мои! Забудьте про меня...
     Так  судьба,  не  спрашивая  нас,  ломает   любые  хитроумные  планы  и
выстраивает нечто такое,  некое  смешение  вчерашних мечтаний  и опасений...
Данность. Не кара, не дар... Не думай больше, не надо...
     Они  жили  долго и счастливо, и все-таки  умерли - в  один день. Что же
сталось с ним, неведомо.  Да и вряд ли  кому  бы то ни было интересно, кроме
него самого и налогового инспектора.

                * * *           * * *              * * *

... на  рассвете,  холодном и  гулком, я давно уж  бодрствовал. Зябко было в
плаще и  даже под попоной. Черт меня побери совсем, если  я  понимаю, почему
холод терзал  меня так же, как рыцаря Ренато.  Костер дымился вяло, не балуя
ни теплом, ни светом. Много ли проку от влажного  валежника? Казалось, будто
ушей  моих достигает  странный легчайший звук, подобный тому, который издает
земля в цветочном горшке после поливки. Вода  уходит  вглубь, и бесчисленные
устья одно за  другим пропускают ее, хлоп - и снова раскрываются поры почвы.
Подобный тому,  который невесомым фоном  наполняет лес осенью, после  дождя,
когда опавшие листья - намокшие,  слипшиеся - начинают расправляться. Торчат
черные ветки и с мокрых сучьев отрываются редкие капли...
     Серый неяркий рассвет пришел, и туман едва посветлел.  Стоя, я не видел
носков сапог, ноги расплывались на  высоте  колен. Из серого молока ткнулась
морда Гарольда. Ренато принялся неторопливо снаряжать его, словно специально
растягивая никчемное  свое  занятие. Словно испытывая  мое терпение.  Словно
ожидая чего-то...
     Компьютер поинтересовался, - Ваши действия?
     - Выйти к ближайшему селению, - сказал я наудачу.
     - Пи-пи-пи, пии-пии-пии,  пи-пи-пи, -  пронеслось  в наушниках.  Ренато
поднял взгляд на меня.
     - А что мы там забыли? - осведомился он хмуро.
     - П-привет...
     - Виделись.
     - А что ты предлагаешь?
     - На большую дорогу - и в город, в Зиурию!
     - А где она, эта  большая дорога? - схитрил  я  и воровато нажал привод
оружия. Рука его  вскинулась и опустилась,  и снова поднялась.  Он попытался
скрыть  свой невольный  конфуз  - дескать, сам по себе  махнул на север,  на
темную стену сосен.
     - Но ты забываешь о Макитоне, дружище.
     Он дернул плечом.
     - Не вижу связи.
     - Разве не хочешь попробовать?
     - Решай сам.
     - Мы пойдем в деревню,  - решил я поспешно, - Эй,  компьютер, далеко ли
до деревни?
     Он  не отвечал, только Ренато  уверенно  потянул повод. Мы пошли сквозь
чащу напрямик, будто по компасу.
     -  Фактор  времени один к десяти,  - буркнул я напоследок.  И  встал, и
потянулся каждой жилочкой. И зевнул  до хруста в челюсти. У нас было позднее
утро. Я поднял жалюзи.
     Вот еще один экран, в  большой мир, над которым я не властен. Здесь все
жестко и  определенно.  И  камни не  летают под облаками,  но и чудовища  не
падают  на  город разодранным брюхом.  Впрочем, моя  бабка Мария  когда  еще
говорила, и я  с ней согласен, что не сыскать зверя страшнее человека. Вдруг
мне стало плохо.
     Чисто физически шок походил на резкий  удар в нос - слабое место любого
зверя, и человека тоже. Из  голубой пустоты сверху к  небоскребам опускалась
серая глыба - размеренно, неотвратимо. Мой ужас  еще усилился, когда я узнал
в  ней  нашу  старую  матушку-Свободу  из  гавани.  Шок не  проходил. Статуя
снижалась,  поворачиваясь  драпированной спиной к моему окну. Потом  реакция
подогнула мне ноги, я опустился  на дрожавшие колени и беззвучно  захохотал,
упершись в холодный подоконник.
     Эта чертова старая дева возносила  высоко над городом вафельный конус с
воздетым  языком мягкого  мороженого -  апельсинового  с клубничным, судя по
раскраске. Эта громадная  бабища с  бесстыжей рекламной ухмылкой была просто
воздушным шаром, и ветер легко гнал ее  над ущельями улиц. Я отсмеялся, и на
сердце опять легла тревога.
     Я  почти  всесилен  в  мире  Игры,  в  своей  маленькой  Валгалле.  Но,
джентльмены,  кто, чей разум - и разум ли? - играет мною, в этом компьютере,
в ЭТУ ИГРУ?  "Планета Земля" зовется она, и еще - "штат Нью-Джерси", и еще -
"Жизнь Ренато Ромеро"... С  такими  мыслями  впору вешаться. Но  я  выключил
свет,  горевший всю  ночь напролет,  сполоснул лицо и  вернулся в  мир  Чаши
Грааля. И обрел  забвение и спокойствие души, когда увидел Ренато с конем на
опушке, на вдающемся в нее широком лугу.
     Трава была скошена накануне  и  лежала ровными широкими  рядами.  Туман
таял незаметно. Темная фигура отделилась от деревьев на  том краю луговины и
зашагала к нам. Я погладил клавишу с  плюсом. Ренато как бы почувствовал мое
прикосновение.
     -  Спроси,  черный  он  или белый? -  громко прозвучал в  наушниках его
шепот.
     - Черный, - успокоил компьютер.
     Ренато  загрустил  и  пошел медленнее,  поддавая  груды  мокрой  травы.
Исполин,  проходя сквозь завесы тумана, мельчал  на глазах.  Мы  встретились
почти  посередине луга,  позади полукругом вздымалась темная волна леса, под
ноги  нам сбегала  с высокого крутого  холма крепко  набитая тропинка.  Роса
гнула  долу траву  на  холме,  некошеную,  высокую.  Исполин  сократился  до
размеров  крупного  мужика.  На  плече его  висела  большая  холщовая сумка,
тяжелая  дубина  в руке, штаны мокрые до  колен, в  глине,  грязи,  репьях и
прочем  цепком  семени. Длинная свирель  торчала наружу,  перевешивая  сумку
набок. Глаза  у мужика были совсем отчаянные, борода сбилась в колтун.  Он и
заговорил первым.
     - Ради всего святого, добрый сэр рыцарь, помогите горемыке.
     Только  дважды  за свою недолгую жизнь слышал я  такой бас, от которого
предметы поблизости начинают  вибрировать. Русская опера. И сержант  Бабилла
из тринадцатого полицейского участка.  А детина  неожиданно скорчил жалобную
гримасу  и захныкал, словно мальчишка-даго в  Бабилловой лапе.  "Издевается,
хулиган", - с тоской подумал я. Ренато поежился и проворно вытянул из кушака
маленькую  золотую монетку. Удивительный  хулиган не заметил  этого движения
моего двойника. Он хныкал, уставившись на склон холма. Светало.
     -  Не  встретили ль вы  Фею  в  лесу? - робко прогундосил человек-гора,
отирая слезы с лица кулаком-булыжником.
     - Нет, добрый  человек, - мягко  отвечал Ренато, кося  глазом в поисках
возможных путей отступления, - Тебя Фея обидела?
     - Я ей  надоел,  -  пуще  прежнего  разнылся незнакомец.  - Я -  бедный
пастушок. Ребята со  мной  не  водятся,  все из-за  горба, так я  на дудочке
выучился,   и   меня   госпожа   здешнего   холма   приметила.   Пожалела...
убогово-оооо...
     Он оглушительно шмыгнул носом, и Гарольд невольно подался назад, присев
на задние ноги.
     -  Он псих, - заторопился  шепот Ренато,  - Но он  без  оружия.  Как бы
дубинку выбить...
     - Погоди!
     - Она меня  по лесу водила, показывала, рассказывала, а я ей на дудочке
играл. А потом я ей надоел,  и она больше не приходит. Но я помню ее смех, я
по старым местам хожу, по болотам...
     - Оно и видно... - процедил Ренато.
     -  ... я ее ищу, кричу, зову, а ее все нет и нет. Мне даже будто теплей
становится  там, где мы с ней вместе были. А где  она мне впервые явилась, я
шалаш поставил, и сплю теперь только там...
     -  И облегчаешься от  съеденного и выпитого, -  Ренато положил руку  на
топорище, - тоже только там?
     Я был ошеломлен. Хулиган - тоже.
     - Кабы я был большим и  сильным, я  б вас  за такое в землю  втоптал, -
жалобно пробасил пастушок и залился слезами.
     - Ты в уме сам-то?
     - Он меня и пальцем  не тронет,  - откликнулся Ренато, - Я все понял. У
него комплекс неполноценности. Он меня боится.
     Бородач отвернулся от нас, все  еще всхлипывая.  Он вытащил свирель,  и
покрутил ее  в губах, примериваясь. И засвистал пронзительно и чисто. У меня
перехватило дух  от  нежной  простоты мелодии.  Всепрощение,  грусть, легкая
мечта, невесомая надежда сменялись и сливались и затихали, и снова оживали в
звуке. Не переставая играть, бородач пошел прочь, напрямик на холм. Страшная
дубинка так и осталась брошенной перед изумленным Ренато.  Бородатый  детина
уходил все  выше  к утренним лучам, и  роса блистала  вокруг него, а он  шел
уверенно и быстро, и ни разу не сфальшивил, не  сбил дыхания, не споткнулся.
Потом он пропал из вида, и песенка его умерла в отдалении.
     Гарольд фыркнул и  тревожно  замотал головой, вырывая повод. Он  первый
почуял ее. Смех прилетел ниоткуда,  и так прост он был, как птичьи разговоры
поутру, когда внезапно слух наполняется ими, но знаешь, что  их голоса так и
звучали все утро напролет, да ты-то этого привычного фона не замечал. Ренато
обернулся - еще  и еще - и я  вместе с ним охватил взглядом полный круг. Или
то Гарольд обрел речь и смех? Тоже мне, Вильямова ослица!
     - Чужак, - повеяло вдруг холодом, когда смех оборвался. -  Что  делаешь
ты на моем холме?
     Будто  невидимые  стены окружили  нас, а  в них рождалось  эхо  каждого
слова, произнесенного ею.
     -  Лещей ловлю,  госпожа  моя фея!  - бойко крикнул Ренато в пустоту. И
потрепал коня по гриве. - Вот, на живца ловлю!
     Фея  прыснула,  и ледяные стены  исчезли. Теперь  она  чудилась  совсем
близко, на расстоянии дыхания.
     -  Не  ты  ли тот рыцарь, что разогнал разбойников  на Бузинном  ручье?
Коростель, глупая птица, сказала, что это  было десятирукое чудище верхом на
медведе...
     - Видно, она и близко у того ручья не пролетала, - усмехнулся Ренато, -
Твоя коростель. Две руки у меня, вот, потрогай.
     - Я же сказала - глупая птица. Да пусть ее.  Скажи, что с Кумом, как он
после  всего  этого? Я знаю, мудрого Кума могли захватить только обманом или
врасплох.  Что же  ты  молчишь?  Он жив, я  знаю.  Ночью он  опять  играл  с
молниями, я же зарево видела.
     - Он умер, - жестко сказал Ренато. - Нынче же  ночью. И дом  сгорел.  Я
еле вырвался из огня.
     - А он не сумел...
     - Он был мертв еще до пожара. Сердце не выдержало.
     Фея молчала долго.
     - Скажи, а ты... ничего... не успел...
     - Я видел его  сокровища,  фея, но у  меня  в мыслях ничего дурного  не
было, так... любопытно было, а потом... стало не до того.
     - И Книга Судеб сгорела, - горестно протянула она, - Все пропало.
     Ренато смутился.
     - Только вот это.
     Он развернул тряпицу и показал прозрачный камушек.
     - Он попал мне в сапог, я думал -  камушек закатился -  а  это брильянт
Кума. Возьми себе, хочешь?
     - Глупый, глупый чужак... Это не камушек, это юкк. Из  тех, что "льются
струей" - так?
     - Ну... да. они явились из порошка. На, я его дарю тебе.
     Ее голос постарел, в нем послышалась безмерная усталость.
     - Он мне ни к чему. Он приносит удачу только смертным. Предохраняет вас
от поступков... опрометчивых...
     Она удалялась невидимо, неслышно, как бы отплывая по воздуху.
     - Постой,  -  позвал Ренато.  - Не уходи. Не  сейчас. Как добраться  до
деревни?
     - Это тебе юкк подскажет, - донеслось с другой стороны.
     Он повернулся на ее слова.
     - Покажись мне на прощанье!
     Молчание.
     - Эй... Где живет Макитон?
     Бац! Порыв ветра толкнул его в грудь!
     - Кто? - громко спросила фея совсем рядом.
     - Макитон, колодезных дел мастер.
     - Откуда ты знаешь про Макитона?
     - От Кума Гараканского!
     - И что же ты знаешь про него?
     Ренато открыл и закрыл рот.
     - Достаточно, - нагло соврал я,  - чтобы понять,  что  с  ним  мне надо
встретиться.  Это нужно для  нас обоих - для него, для меня, недостойного, и
для всего подлунного мира.
     Ренато  важно  покивал головой и надул щеки. Фея  молчала. Я продолжил,
чуть более суетливо, чем следовало бы.
     -  Ну да, мудрый  Кум поведал мне о  Макитоне, когда узнал, что я Белый
чужак. Только не успел рассказать, где же его найти. Вот так оно и было.
     Ренато  несколько  запоздало  вынул на свет свой амулет,  и  тот слегка
шелохнулся в его протянутой руке.
     -  Удивительно, - вздохнула  фея, -  Мне  трудно поверить тебе. Ведь ты
встретил Кума только вчера, и прежде... он не знал тебя?
     Я замешкался, и инициативу перехватил Ренато.
     -  Испытай  меня!  -  выпалил  он.  Я  воззрился  на  его  простодушную
физиономию.  Все!  Сорвалось.  -  Кум  показал  мне  нечто,   принадлежавшее
Макитону.
     Я  зажмурился. Но уши-то не заткнул, и в наушники по-прежнему  проникал
птичий щебет, и хриплое дыхание Гарольда. И листья на ветру.
     -  И  что  же  это?  -  как  бы  нехотя,  но  с  затаенным  напряжением
поинтересовалась фея.
     Торжествующая улыбка Ренато.
     - Это палка, маленькая такая рогатинка из ореха.
     - Сию же минуту мы отправимся к мастеру! Эй...
     Она прощелкала по-сорочьи, и большая пестрая птица закружилась над моей
головой.  Они  обменялись  еще  парой  подобных  фраз.  Сорока  полетела  на
взошедшее  солнце. Потом  Ренато  окликнул фею, и та  отозвалась  со  склона
холма, и Ренато поднялся на его вершину пешком, а потом, покачавшись на ноге
в стремени,  запрыгнул в седло.  Я  полуследил за экраном.  Он опередил меня
своей догадкой. А ведь все  так  просто. Ореховая рогулька, та  палка о трех
концах. Лозоходец. Колодезных дел мастер... Я пустил коня неспешной рысцой.
     Мы пробирались  по перелескам, по  светлым лужайкам,  холмам.  Солнышко
начинало припекать, и от тяжелого плаща пошел пар.
     - За мной! - звенело впереди.
     - Подожди! -  крикнул я,  -  Я в жизни никогда  не видел фей, а  ты все
убегаешь!
     Опять теплая волна ветра прихлынула.
     - А ты и не увидишь  меня! - лукаво  откликнулась она.  -  Разве  что в
лунном свете. И о чем нам говорить, чужак?
     - Расскажи мне о бедном пастушке!
     - О ком?
     - Об этом жалком горбуне со  свирелью  и  длинной  бородищей.  Я  готов
поверить, что он и свихнулся-то, посмотрев на тебя в лунном свете...
     - Вы как дети, смертные, чужаки. Ведь я могу принять любой  образ. И ты
поверишь,  что я - только та, кем я выгляжу. А все то, что  делает меня мною
самой, ты додумаешь, подгонишь под внешний облик...
     Гарольд  споткнулся  и захромал, угодив в  кротовую  норку.  Я чуть  не
вылетел из седла и, сильно дернувшись, напорол щеку на острый сучок.
     -  Следи  за  дорогой,  чудак-чужак, не то  к  Макитону  я только  коня
приведу!
     - Я  не чужак! - огрызнулся я, размазывая  кровь ладонью, -  Зови  меня
Ренато. И расскажи про горбуна.
     - А что  я говорила? Как ты подгоняешь  мою душу под  мое тело? С  этим
мальчиком все  случилось  наоборот.  Да,  он был  горбун  и чисто  играл  на
свирели, и я  приручила  его  забавы ради. Двадцать лет назад... Как-то раз,
когда он снова плакался мне на судьбу,  я решила созорничать. И изменила его
тело. Это ведь не труднее, чем вырастить пятую лапу у курицы!
     Я аж рванул узду, раня губы Гарольда.
     - Какой курицы?
     - Да хоть крылья у зайца! И тогда новое тело подчинило его робкую душу.
Или разбудило, не знаю...  Сироте-калеке жить страшно.  Пол-деревни ходило в
его обидчиках. Пастушок в новом своем обличье сжег  всю деревню и побил кого
до смерти, а кого - до увечий...
     - В одиночку? - усомнился я.
     - Дар феи - великая сила, - отвечала она грустно  и задумчиво. Потом он
набрал  шайку  из  отпетых  бездельников.  Три  года  ловили в  лесах удачу.
Перепортили всех  девушек  в  округе. Только когда капитан Игдлерант собирал
наемников под знамена герцога Доринга, они завербовались под его начало. Мой
дар  хранил  его в  битвах и переходах.  Чем больше  власти он  забирал, тем
больше  лил  крови.  Тому  пять лет,  как  он стал  маршалом и  полноправным
наместником Альмирских Ландов. Что он там творил, представить нельзя. Дважды
бунтовали  его  же солдаты.  В  последний  раз  задавили всех  его  отборных
головорезов, он один  спасся. Выжил, но обезумел. Он вернулся в родные края,
пробирался почти полгода по  черным дорогам, побирался и воровал. Он позабыл
все и помнит только свое детство. Здесь его никто не знает, все  люди новые,
подкармливают  юродивого.  Тем и живет...  Ну,  да  полно  об этом,  Ренато.
Хочешь, я спою для тебя? Хочешь? - повторила она повелительно.
     - Да, да!  - встрепенулись мы оба. Она запела.  Тот  же напев,  который
строил бывший пастушок на своей дудочке, нес теперь слова на неизвестном мне
языке.  Колдовская   их  зримость  поражала.  Бессмысленные   наборы  звуков
представали  осязаемыми   образами.   Вот  страшное  слово,  злое,  сладкое,
пушисто-доверчивое... Вот слово-любовь.  Она замолчала неожиданно, нежеланно
для меня.
     - Спой еще, - шепнул Ренато.
     -  Две  песни  подряд уведут тебя в  страну грез навсегда,  а  третья -
убьет.  Так петь? - насмешливый нежный голос. Я  буду тосковать  по  нему...
Ренато сник.
     - А как это - "подряд"? - не унимался я.
     - Хотя бы раз в день, мой Ренато! - "Мой Ренато"?
     - Ах вот как?
     - Да-да-да!
     Мы  обогнули густой орешник. По  левую руку оставались  холмы. Миновали
поваленный огромный кол, черный от времени, весь во мху и трещинах.
     - Вот и приехали. Вот его хижина.
     Земля была растерзана, словно на ней свои экзерциции  проводил эскадрон
конной  гвардии.  Ободранные  до  белого  тела ветви  и  жерди,  кинутые  на
полдороге, круглые метины  подкованных копыт. В отдалении красовался большой
балаган  из свежерубленных  лесин,  так плотно укрытый зеленью,  что казался
стогом  из  листьев.  Туда волокли по земле стволы  деревьев,  следы  от них
придавили траву.
     Фея не дала мне опомниться.
     - Скорее, за мной!
     Впереди  мелькнуло нечто  нежно-розовое, воздушное.  Кружева, лепестки?
Ренато не думал.  Он  тронул  шпорами бока Гарольда и  осадил его  только  у
черного треугольника входа.
     - Сюда! - женская рука из глубины показалась в призывном жесте.
     - Только без оружия, храбрый рыцарь! -  пробасили изнутри.  - У нас так
принято...
     Пожав плечами, Ренато шагнул в проем. Негромкий тупой удар  отрезал все
звуки, и я  не  сразу сообразил, что темнота не моделирует сумрак  в шалаше,
что это мой двойник оглох, ослеп и онемел.
     - В чем дело?
     - Вы без сознания.
     - Почему? Кто напал на меня?
     - Это разбойники. Ваши действия?
     - Но ведь...
     Экран  оживал,  и так же  медленно приходил в себя Ренато.  Свет  слабо
протекал сквозь пунктиры щелей.  Смутные  фигуры приблизились.  Я  попытался
привстать, а веревки не пустили. Из темноты на меня  с ворчанием набросилась
мохнатая масса и прижала снова к земле, наложив клыки на шею.
     - Фу,  Мар, - спокойно  сказал кто-то. Пес убрал клыки, но не лапы. Вот
он заработал языком, слизывая запекшуюся кровь со щеки. Зрение привыкало. Их
было пятеро. Шестой была фея. Не в лунном свете, для разнообразия.
     - Что вам  нужно? - пробормотал я, - Фея! Что, что-нибудь не так? Я  же
Белый!
     Один коротко рассмеялся.
     - Эллис, растолкуй ему, старушка...
     - Говорить  буду я, -  возразил  первый  -  спокойный - голос. Как,  ты
сказала, зовут его?
     - Ренато.
     - Так вот, Ренато, - он наклонился ("Пошел вон, Мар! ") и  заглянул мне
прямо в глаза. Я невольно мотнул головой, он ухватил меня за волосы.
     -  Ты,  кукла,  не тормошись.  Я говорю  тебе,  тебе,  игрок,  слышишь,
неважно, Ренато ты или Джузеппе Гарибальди...
     Смешливый опять хихикнул.
     - Сейчас  ты расскажешь мне все, что знаешь о Макитоне.  И о Куме. И об
ореховой палочке. Так?
     - Так, - подтвердила фея.
     -  А  если нет,  -  он еще сильнее нагнулся. - Мы станем мучить  твоего
двойника. И вот увидишь, тебе будет больно наравне с ним. Кто-нибудь из  вас
расколется, не тот, так этот.
     - Брат!  - в ужасе простонал Ренато, не в силах оторвать взгляд от глаз
злодея. Я плотно надавил на клавишу экстренного вызова.
     - Ваши действия?
     - Освободиться. Отобрать оружие. Драться.
     - Невозможно!
     - Совсем?
     - Невозможно.
     - ... и проткнем ему глаз. Но убивать не будем. Наоборот.  Залечим раны
и продадим на соляные копи.
     - Или в рудники Тахана, - подсказали сзади.
     - Или Тахану-одо.  Попрошу,  чтоб помягче там  с тобою,  чтоб  подольше
протянул. Это ж не игра,  а пытка. А как конец придет - опять хлопоты. Ждать
новую вакансию, денежки выкладывать... Думайте, братишки.
     - Бра-ат, - стонал Ренато, будто загипнотизированный.
     - Бу-де-те го-во-рить? - раздельно проговорил разбойник.
     - Джентльмены! - не совсем ловко начал я, - Но ведь  я ничегошеньки про
Макитона не знаю. И не  больше, чем вы. Я не знаю,  каких вы  от меня  ждете
секретов. Я тоже хотел его найти, вон фея, она скажет... Я думал, она меня к
нему ведет, напустил перед нею туману, она и  поверила. И палочку я случайно
заметил,  уже когда  пожар  начался.  Отпустите меня,  я  ничего  худого  не
делал...
     Главарь слушал внимательно, уставя глаза на ладонь, по которой зачем-то
прутиком поводил,  тонким таким... Наконец я выдохся,  и он так же  неспешно
повернулся к сияющему проему.
     - Несите жаровню сюда, - страшнее всех угроз на свете был его будничный
тон. Ренато дико озирался. В шалаше оставались главарь  и двое  бандитов.  Я
лежал в  углу,  в  двух  шагах  валялись сорванные плащ и  сумка. Потом свет
снаружи заслонил  еще один.  Он тащил,  раскорячиваясь и  изгибаясь, чтоб не
обжечься, большой гнутый  железный лист, полный зловеще мерцавших  углей. За
ним второй внес два кожаных ведра с водой.
     Скверно  запомнил  я  следующие  полчаса.  Но я не  отключался, а был с
Ренато  до конца.  Слабое  утешение, не  так ли? Я ловил  моменты, когда мой
охрипший двойник был способен промычать что-то, отличное от сиплых криков. Я
взывал к  логике,  милосердию,  к фее  -  исчезнувшей  по  всей  вероятности
навсегда,  - к  матери  Алимне,  к  черту,  к  Макитону. Да, мне было больно
наравне с Ренато, особенно когда они принялись за пальцы. Быть может, у меня
слишком  острое  воображение.  Потом  братишка  даже  не  мог повторять  мои
бессвязные  возгласы.   Компьютер  пояснил,   что   нарушен  канал  связи  с
фантомом-носителем, и посоветовал ждать.
     Брат протянул  недолго. Я вцепился руками в  край стола, точно хотел от
него отломать кусок. Н экране  мельтешили вспышки огня от раздуваемых углей,
металл, заляпанный кровью, ощеренные пасти  палачей. Потом он потух, а я все
цеплялся за столешницу. Целыми  и  невредимыми пальцами. Я просидел без дела
минут пять, потом глухо сказал, - Фактор времени стандартный, - и стал ждать
чуда.
     Потом попросил карту  окрестностей.  Деревня была так близко. Я смотрел
на  карту.  Ждал.  Недавно еще я глазел на  великий город  и в  необузданной
гордыне мнил себя  всесильным в мире игры. Нет, нам тесно даже в придуманных
Вселенных.  Мне  было  так  худо, так  погано,  что  я был готов воззвать  к
господу, которого нет.  Мне было  очень плохо одному. Но  нет никого,  кроме
тебя и мира. И мы стоим друг против друга. И всегда мир побеждает... В самом
разгаре подобных  зубодробительных рассуждений  судьба  еще раз  кинула  мне
счастливый номер. "На, ешь, собака... "
     На экране, у входа в  шалаш сидел  человек, голый по пояс. Я  не  сразу
узнал  себя.  Я  ни  разу не  видел  себя со  спины, столь  приукрашенным  и
мускулистым, в  свежих  ожогах и  шрамах, сочившихся или заплывших кровью  в
черной жесткой корке. Он противоестественно заламывал руку за спину, пытаясь
дотянуть мазь до всех больных мест. Он  постанывал и вздрагивал от неудачных
движений.
     - Рен, - шепнул я, боясь спугнуть удачу.
     Он обернулся и тут же скривился от боли.
     - Рад тебя слышать, - сухо сказал он, запуская  кровоточившую пятерню в
большую круглую деревянную коробку. Еще порция мази, стонов  и трехъязычного
мата.
     - Ты что... сердишься на меня?
     - Вот еще! Ты не виноват, господи. Это  я  сам  - кретин - показал тебе
мое поле.
     Он  извел  полбанки  тигровой  мази  из  Эверглета,  игнорируя   упреки
экономного компьютера  и подчистил жалкий запас  провизии. К вечеру  сумерки
наползали  со стороны  леса  холодными длинными тенями, а  он  уже  довольно
сносно ковылял, запалил костер и сводил  Гарольда  к недальнему  ручейку  за
орешником. Медленно прежняя связь между нами налаживалась. Куда девались мои
- наши  мучители? Лишь  труп большого черного  пса,  брошенный  невдалеке от
шалаша  точно бесплотная  шкура,  оставался напоминанием  о  происшедшем.  И
только ночью я узнал все.
     Что мог  он,  безоружный и  изувеченный, без  советов компьютера и моих
(тоже весьма ценных, надо полагать)?
     -  Я очнулся от странного - не прикосновения или боли - а  какой-то зуд
назойливо  вызывал  меня  из  небытия.  Это был  юкк. И он  внушал мне  план
спасения. Ты помнишь список нашего снаряжения? Там еще был красный орех. Как
же долго я тянулся к сумке за два шага. Это было больнее всего. А потом я на
время позабыл про боль.
     - Как ты их одолел, пятерых?
     - Юкк научил меня покатать орех  между зубами  и легонько  надавить, до
первого хруста. И столб пламени встал передо  мной. Я слышал крики снаружи -
они тоже испугались.  Но не успели даже сбежать. Сквозь треск и шипение - ну
как  радиопомехи -  я  услышал,  как  демон  обращался  ко  мне. Он требовал
приказа. И я  приказал убить разбойников.  Орех исчез вместе  с демоном.  Не
осталось никого. Кроме...
     - Собаки! - догадался я.
     - Ну да!  Я про чертова пса забыл совсем. Он кинулся как бешеный, я еле
успел  заслонить горло  рукой,  а он начал ее трепать. Юкк  что-то передавал
мне, но было не до него! Мы катались, и оба рычали от злости и боли...
     - А ты бы его двойным нельсоном! Как Тарзан леопарда!
     - Дурак!
     - Ладно, прости...
     Он молчал, лежа на спине, аккуратно уложив истерзанную левую руку.
     - Он наткнулся на  жаровню, прямо на угли, завизжал и ослабил хватку, а
я нащупал железный прут  и ткнул  ему в пасть, ломая зубы, выворачивая,  все
глубже, глубже...
     Его  скрючило,  он повернулся  набок и  судорожно задергался, опорожняя
желудок. Я с ужасом ждал. Рен успокоился и продвинулся  в сторону, несколько
раз со всхлипом вздохнул.
     - Рен, - сказал я с силой. - Дружище! Мы завтра же утром отправляемся в
Зиурию. Не в одиночку больше. Пристанем к какой-нибудь приличной компании. И
я тебе обещаю забыть про Макитона. Мы едем к морю, в отпуск, слышишь?..
     Он спал,  дыша  прерывисто, со всхлипами, и  рука, уложенная  на груди,
подымалась  в  такт  дыханию.  Как  я  разглядел  это  в  кромешной  ночи? Я
чувствовал, я знал... Мы снова были в контакте.

              1986

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.