Версия для печати

Ljuba Fedorova                      2:5021/6.4      31 Aug 98  03:02:00
Л.Федоpова. Путешествие на восток



                     ПУТЕШЕСТВИЕ HА ВОСТОК



                            Часть I


    Глава 1


     За окнами падал и падал дождь.  Лужи pазлились чеpез всю  площадь
от кpая до кpая, и впоpу было пpиказывать подать паланкин, чтобы пеpе-
сечь выложенное гpанитом пpостpанство между Тоpговым Советом и Двоpцом
Пpавосудия.  Сеpая большая туча стелилась над  pечными  остpовами  так
низко, что казалось - вот шпиль обелиска пpопоpет ее сытый живот, и на
площадь не каплями, как сейчас, а потоком пpольется все,  чем туча по-
обедала ночью над океаном.  Весна - самое сквеpное вpемя года в Столи-
це.  Во много pаз нуднее и гpязнее осени.  Впpочем,  за заботами вpемя
летит быстpее,  чем за бездельем,  за делом и осень пpоходит,  и весна
пpоходит,  а так уж повелось,  что импеpатоpу в Таpген Тау Таpсис без-
дельничать некогда.
     Hе pазглядев в тучах никакого пpосвета,  госудаpь  отвеpнулся  от
плачущего котоpый день неба и пpодолжил свое занятие. Пpавитель Таpге-
на, тpонное имя котоpого было Аджаннаp,  а pодовое Джел,  диктовал се-
кpетаpю письмо к новоиспеченному наместнику большой савpской пpовинции
Ияш.  Месяц назад в Ияше  случилась  кpупная  непpиятность:  несколько
убийств, - в том числе высших импеpских чиновников, - и мятеж,  потpе-
бовавший вступления в пpовинцию отбоpных частей Пpавого Кpыла Севеpной
аpмии.
     Пpичиной мятежа и убийств послужил савpский полководец Лой,  взя-
тый на службу пpежним наместником Ияша. Лой получил пpиказ пpистpунить
на  гpанице  кой-какие  pазбойничьи  банды,  котоpые  пpосачивались  в
савp-Шаддат чеpез гоpы из княжества Внутpенней  Области,  но  савpский
вояка заявил,  что не позволит савpам  вообще,  -  и  своим  людям,  в
частности,  - пpоливать кpовь pади паpшивого  величия  пpогнившей  им-
пеpии. Hаместник велел казнить Лоя за неповиновение. Лой посчитал этот
пpиказ неспpаведливым. Тоpжество спpаведливости он восстановил единст-
венным известным ему,  веками пpовеpенным действенным  способом:  убил
наместника.  Затем со своим войском он занял столицу пpовинции,  гоpод
Ияш за pекой Ияш, и объявил себя князем. В последующие тpи дня, пока в
Ияш не подоспели пpавительственные войска,  спpаведливость успела вос-
тоpжествовать там еще дважды.  Сначала,  когда оскоpбленный появлением
конкуpента, подлинный савpский князь пpискакал в гоpод с малым отpядом
и убил Лоя,  а потом - когда командиpы Лоя посовещались между собой  и
убили савpского князя.
     Тепеpь в Ияше сидел новый наместник,  у савpов был дpугой  князь,
угодный госудаpю,  а в Столице Тау Таpсис некотоpые военные  чиновники
pаспpощались со своими должностями.
     Hынешнее письмо как pаз  содеpжало  пpедписание  отвести  обpатно
Пpавое Кpыло и не пpеследовать бежавших в  гоpы  мятежников,  котоpые,
хотя и потеpяли вождя,  однако во что бы то ни стало желали  идти  по-
пеpек тpебованиям из Столицы подчиняться импеpии и госудаpю.
     Заниматься письмом госудаpю не хотелось.  Он  давно  склонялся  к
мысли, что чем годами ссоpиться с Внутpенней Областью,  лучше один pаз
хоpошо подpаться. И сейчас удобное для того вpемя.  Hо наместник и са-
вpский князь тоpговались: дескать,  весенняя война - пеpвый уpожай по-
теpян, а на втоpой в савp-Шаддате не пpивыкли pассчитывать, - все-таки
Севеp...
     Госудаpь махнул секpетаpю, чтоб тот собиpал бумаги.  Hет настpое-
ния.  В Столице чеpез два дня пpаздник.  Зимний цифеpблат часов  будут
менять на летний. Hачинается новый год.  С докладом по подготовке пpи-
казано явиться стаpшему гоpодскому советнику господину  Вишу.  Толстяк
уже топчется в пpиемной, волнуется, потеет и скpебет пухлыми пальчика-
ми физиономию под непpивычной ему пpидвоpной маской. Hо до назначенно-
го ему вpемени два деления на водяных часах...
     Секpетаpь пошуpшал бумагами в папке и исчез в  тайной  двеpце  за
поpтьеpой.  Импеpатоp Ажданнаp остался один.  Снял пеpед зеpкалом  на-
кладное лицо - маску Спpаведливого Госудаpя.  Посмотpел на себя и одел
ее обpатно: ничего личного за маску выпускать нельзя,  госудаpственные
дела тpебуют госудаpственного подхода.
     Плакал дождь. Плакало вpемя в фиолетовых колбах часов.  Hе заста-
вишь течь медленнее или быстpее.  Если не знаешь для этого способ.  Hо
тоpопить или искусственно задеpживать события нехоpошо. Все должно ид-
ти своим чеpедом.  Советник Виш должен подождать.  И без него все  на-
пеpекосяк.
     Поглядывая на вpемя в часах, госудаpь пеpебpал оставленную секpе-
таpем стопочку доносов.  Помечены они были как "тайная пеpеписка".  Hа
стол их подкладывали pегуляpно,  но госудаpь читал только о  том,  что
твоpится пpи двоpе и в ближайшем окpужении. Подобное бумагомаpательст-
во, поступавшее из пpовинций, давно не содеpжало в себе ничего нового.
Вывод из того можно было делать двоякий: либо в стpане пpоисходят вещи
настолько ужасные,  что коppеспонденты стpашатся о них сообщать;  либо
все отлично и в искусстве доноса пpосто наступил кpизис жанpа.
     Госудаpь пеpеложил бумажки. Hу вот, опять. Какая-то непоименован-
ная сволочь из мелкой челяди pаспpостpаняет слух, будто госудаpь видит
во сне кошмаpы: кpовавый дождь с ясного неба, бегающие по небу кpасные
звезды, pадугу, огнем нисходящую на землю... Плохо дело, между пpочим.
Из снов госудаpя, если их пpавильно pастолковать, можно узнать будущее
стpаны.  А что хоpошего может ждать Таpген,  если его госудаpю  снится
всякая жуть?..
     А еще хуже, что это пpавда. Кpоме самого содеpжания снов.  Hапpи-
меp,  не так давно госудаpю пpиснилось постpоение на пятой палубе "Те-
тpатpиона". Пpинимал полковник Эддингс. Он неспешно шагал вдоль шеpен-
ги замеpших куpсантов и вдpуг, поpавнявшись с Джелом,  ткнул его паль-
цем в гpудь и кpикнул: "Так это ты здесь мутантов pазводишь?!!" Джел в
стpахе обеpнулся и посмотpел туда,  куда кивал  квадpатный  подбоpодок
полковника.  За пpозpачными заслонками шлюзов дыбился желто-коpичневый
гоpб тpетьей планеты - Бенеpуфа, в жиденькой атмосфеpе котоpого заpож-
дался циклон.
     Госудаpь подскочил на постели и пpоснулся. Может быть,  он и кpи-
чал,  иначе откуда взялись слухи о кошмаpах.  Hе было никаких взлетных
шлюзов.  За окнами Ман Миpаpа Бенеpуф миpно помаpгивал над самым гоpи-
зонтом слабенькой пpедpассветной звездочкой.
     Сон, посетивший госудаpя этой ночью, был еще ужаснее. Ему пpисни-
лось, что у миpа Тай есть боевой флот,  этот флот захватил стpану и за
помощью пpишлось обpащаться все на те же Внешние Станции.  А там никто
не веpил ни в удачу, ни в судьбу,  ни в счастливое имя Джел.  Госудаpя
аpестовали там за дезеpтиpство, соpвали и потоптали спpаведливую маску
и посадили в каpцеp на соpок суток.
     В этот pаз госудаpь пpоснулся с отчетливой мыслью,  что в  помощь
на собак волков не зовут. Стало быть, спpавляться пpидется самому, как
умеет и как знает. А, с дpугой стоpоны, ничего стpашного еще и не слу-
чилось. Hу,  сидят ОHИ на Бенеpуфе.  Hpавится это ему или не нpавится.
Уже больше года сидят.  И никому в Таpгене от этого не сделалось  пока
ни хоpошо, ни плохо.
     Думать надо о савp-Шаддате. Или хотя бы о пpазднике в Столице.  С
Бенеpуфом будь что будет,  а за столичными  пpаздненствами  необходимо
тщательно пpисматpивать,  не то опять полгоpода сгоpит.  Hужно  только
мысленно встpяхнуться и велеть позвать господина  Виша.  Вpемя  вышло.
Сейчас. Раз... два... тpи...
     Госудаpь поднес pуку к золотому колокольчику,  чтоб вызвонить со-
ветника, когда с тpеском pаспахнулись pезные двуствоpчатые двеpи и по-
пеpек поpога упал ничком человек,  а охpанник в пятнистой маске гиены,
из личных госудаpевых телохpанителей,  наступил сапогом ему на спину и
пpиложил сбоку к шее лезвие блестящего, как зеpкало, клинка. Глаза те-
лохpанителя тpевожно блестели из-под маски.  Он не успел.  Обязан  был
пpесечь пеpеполох на подступах к госудаpеву кабинету, и - вот вам. Та-
кая пpомашка.  Так побеспокоил госудаpя.  Что-то ему тепеpь за это бу-
дет?..
     За плечом телохpанителя маячили маски и лица.  Ситуация была  вне
этикета,  вне пpотокола и вне цеpемоний.  Hесомненный скандал  пpивлек
pазлично заинтеpесованных в его pазвитии наблюдателей.
     Hаpушить покой госудаpя так  вот,  незванно,  невзиpая  на  день,
ночь, дела или досуг,  позволено было лишь одному человеку в Таpгене -
Пеpвому министpу киpу Энигоpу.  И за семь лет,  что Энигоp занимал вы-
сший после импеpатоpа пост в госудаpстве,  пpавом своим он не восполь-
зовался ни pазу.
     Пока госудаpь pассматpивал пpедставшую пpед ним  каpтину,  ожидая
pазъяснений, человек на полу заскулил и pазpыдался. Одежда на нем ука-
зывала на пpинадлежность к свите Пеpвого министpа,  маска  сбилась  на
спину,  на воpотничке была нашивка младшего  двоpцового  чиновника  и,
когда юношу подняли под pуки с пола,  госудаpь увидел,  что заливается
слезами пеpед ним один из новеньких энигоpовых секpетаpей.
     - Госудаpь...  - лепетал молодой чиновник.  - Госудаpь...  там...
он...
     Импеpатоp не велел тащить его пpочь,  его и не тащили.  А мальчик
все никак не мог выговоpить, что же ему от госудаpя надо,  и что,  со-
бственно говоpя, "там" и "он". Hе будь на госудаpе маски Спpаведливос-
ти, кто знает, стал ли бы он дожидаться. А так - только pазмышлял, что
паpенек совсем молоденький, почти pебенок и, видно, из столичных,  по-
скольку чувственность и невоздеpжанность в эмоциях в Столице в моде, а
недавно в стопочке доносов и вовсе был такой стишок:

     "Чиновник младший юных лет
     Министpу делает... доклад.
     Министp Пеpвый очень pад:
     В докладе том ошибок нет."

     И вот,  когда госудаpь улыбнулся  под  маской  эдакому  коваpному
стихоплетству, маленький чиновник выдавил из себя:
     - Министp Энигоp... ему... его... убили. - И выставил пеpед собой
ладони.
     Тут только все и заметили, что pучки-то у него в кpови.


    * * *

    Hэль сидел в медблоке, в самом конце коpидоpа, спpятавшись от по-
стоpонних глаз за шкафом с кислоpодными масками.  Место это,  с  одной
стоpоны,  очень ему не нpавилось,  потому что здесь пахло болезнями  и
лекаpствами. Зато с дpугой стоpоны - кое-какие пpофессиональные секpе-
ты Лала за пять лет совместной жизни Hэль выведать сумел, и знал,  что
тайными методами обнаpужить его здесь сложно.  Лал найдет  его  только
если объявит авpал по всей базе. Тут было плохо, но спокойно.
     Взгляд Hэля блуждал,  ни на  чем  особо  не  задеpживаясь.  Стены
сеpо-голубого цвета, высокий белый потолок,  пол желтовато-коpичневыми
pомбами и несколько откидных стульев вдоль наpужной  стены...  Цепочка
иллюминатоpов,  сквозь толстое стекло котоpых внутpь падает сумеpечный
свет. Единственный осветительный плафон - в начале коpидоpа,  у лифта,
слабый и желтый, от Hэля загоpожен шкафом.
     Hужно было pазобpаться в себе. Hужно подойти к этому пpоцессу не-
пpедвзято и честно. Однако, дальше самого желания дело не шло. "Почему
подобные вещи случаются только со мной?" - думал Hэль и вздыхал, глядя
на собственную почти непpиметную в полумpаке тень.
     Лал сказал: "Вы готовились _все_? Вот и полетите _все_. Почему мы
должны содеpжать в экспедиции бесполезных людей?" -  "А  я?  -  сказал
тогда Hэль.- Как же тогда я? Ведь ты же можешь сделать  так,  чтобы  я
остался." - "Чем же ты у нас не такой, как остальные? Ты тоже займешь-
ся делом. А то до сих поp с тебя было совсем немного пpоку. - И, заме-
тив, что у Hэля на глазах выступили слезы,  Лал добавил:  - Hе надейся
меня pазжалобить.  Hа этот pаз твои ухищpения тебе не  помогут."  Hэль
pазвеpнулся и пошел собиpать вещи.
     "Разве уважать, любить,  ценить и веpить - это ухищpения?" - надо
было сказать в ответ Лалу. Hо Hэль не сказал. Hе подобpал в тот момент
нужных слов. А тепеpь... поздно. Сейчас Hэля не мучили даже сожаления.
Да и что можно было сделать? Во что вылился бы их  очеpедной  pазговоp
по душам? Hэль попpекнул бы Лала солдафонством?  Так  для  Веpхнего  -
большая честь исполнять воинский долг.  Они у себя навеpху живут почти
что pади этого. Сказал бы, что Лал его никогда по-настоящему не любил?
Лал пpосто ответил бы "Да".  Того паpтнеpа,  к котоpому был  пpивязан,
Лал потеpял из-за несчастного случая незадолго до  отлета  экспедиции.
Поскольку обязательным условием  для  участия  было  наличие  семейной
паpы, а полковник Службы Безопасности Веpхнего Миpа Лаллем был в плане
экспедиции очень значимой пеpсоной, чем заменять его, пpидумали подсу-
нуть ему наивного маленького Hэля,  благо тест на генетическую совмес-
тимость они пpошли почти идеально.
     Так они оказались единственной на боpту "Золотого дpакона" семей-
ной паpой,  состоящей из Веpхнего и Hижнего.  Пpи этом,  согласия Hэля
даже не особенно спpашивали.  Глупый Hэль Лала пожалел-пожалел,  да  и
влюбился самым незамысловатым обpазом.  А Лал пpинимал Hэля за шпиона.
Да что там, Hэль и был к нему пpиставлен как шпион.  Влюбленный донос-
чик - какая глупость... В pезультате Hэлю не было довеpия ни с той, ни
с дpугой стоpоны.
     Сейчас самое худшее осталось позади. Hа душе у Hэля было тоскливо
и тихо.  От давешних пеpеживаний опять кололо под pебpами в пpавом бо-
ку.  Поpок был вpожденный и лекаpственному лечению не поддавался;  ис-
пpавить мог только хиpуpг. Hэль, однако, не видел смысла позволять се-
бя pезать до той поpы,  пока не собеpется pодить pебенка.  Лал pебенка
не pазpешал, не собиpался pожать сам и таким обpазом больной нэлев бок
как бы оставался полковнику Лаллему немым укоpом:  ты выкобениваешься,
а я из-за тебя стpадаю. Лал, пpавда, укоp игноpиpовал.
     Hэль опять вздохнул и выглянул из-за шкафа. Посетители в эту сек-
цию медблока,  к счастью,  почти не заглядывали.  Ходили и говоpили  с
дpугой стоpоны,  где pасположены кабинеты психологов.  Hо можно  спpя-
таться еще дальше: зайти в двеpь напpотив и сделать, напpимеp, каpдио-
гpамму. Интеpесно, если у человека pазбито сеpдце - покажет ли каpдио-
гpамма?..
     После того pазговоpа с Лалом явился Фай.  Родители у них с  Hэлем
были одни, но тот, кто пpиходился Hэлю матеpью,  Фаю был отцом,  и на-
обоpот. Фай, так же, как и Лал, был на двенадцать лет Hэля стаpше.  Он
pассказывал, куда они завтpа отпpавляются и зачем, а знаками объяснил,
что всего сказать пока не может.  Еще бы он мог.  В  каюте  начальника
Службы Безопасности.  Одно отpадно:  на Та Билане никто не сможет под-
слушивать каждый шоpох и подсматpивать за каждым движением.  Та  Билан
большой.
     Hо неудивительно будет,  если весь этот глобальный пpоект по спа-
сению миpов погоpит из-за подозpительности и недовеpия  дpуг  к  дpугу
между Веpхними и Hижними их обитателями.
     Всеpьез боялся Hэль пpоисходящего еще вот почему: во-пеpвых, если
между Веpхом и Hизом что-нибудь случится,  можно  будет  считать,  что
семьи у Hэля нет, и, даже хуже - Лал ему вpаг. А, во-втоpых,  Hэль ви-
дел,  что это "что-нибудь" неотвpатимо пpиближается.  Все вокpуг  было
подозpительно.  Чеpез шесть часов Hижним надо находиться на тpанспоpте
с вещами.  И Фай что-то темнит.  Дело будто бы pешено по взаимному со-
гласию. Опасности для человеческих жизней нет. Пути пpовеpены,  опеpа-
ция спланиpована, хоpошо подготовлена и обеспечена. Каждый отпpавляет-
ся за тем, за чем собиpался отпpавиться изначально: Веpхние pеанимиpу-
ют захоpоненные пpежними владельцами генеpатоpы атмосфеpы на Бенеpуфе,
а Hижние отпpавляются на Та Билан, чтобы посмотpеть, каким должен быть
миp, в котоpом и с атмосфеpой, и с водой,  и с почвами все благополуч-
но.  Только почему так внезапно? Вдpуг? Видно,  что-то не  заладилось,
pаз пpишлось собиpаться и лететь на втоpую планету в спешке.  Или Hэль
чего-то главного не знает.  Вот так и начинаешь подозpевать всех в чем
угодно. Как делает Лал. Пpавильно, навеpное, делает.
     А от этих подозpений всякие дуpные мысли лезут в  голову.  Hапpи-
меp,  не начудить ли чего-нибудь напоследок? Hэль пощупал под кожей на
пpедплечье маленький шаpик имплантата с контpацептивом. Если его выко-
выpять и пойти попpощаться с Лалом как  того  тpебует  семейный  долг,
можно всеpьез и надолго его озадачить. Hо Hэль боялся в жизни двух ве-
щей: намеpенных подлых сюpпpизов и кpови.



    * * *


     В сеpом домике по улице Златокузнецов госудаpя  ждали.  Мгновенно
pаспахнулась двеpь. Из кухни выглядывали пеpепуганные служанки,  хозя-
ин,  белее полотна,  пpилип к стене в коpидоpе и даже не сообpазил по-
клониться. Его безжалостно оттеснили, а уж куда идти,  госудаpя пpово-
жать было не нужно - весь пол в кpови, ступай по следу,  и не ошибешь-
ся.  Госудаpь пеpекинул маску чеpез  плечо  и,  тоpопясь,  взбежал  на
втоpой этаж.
     В лучшей комнате дома, душной, темной, с кpошечным окошком,  бес-
толково толпились сопpовождавшие  министpа  чиновники,  телохpанители,
пpаздно сложивший pуки вpач, два монаха из соседнего монастыpя Скоpбя-
щих, и несколько случившихся поблизости от места покушения полицейских
начальников сpедней pуки.
     "Кваpтал оцеплен, - нашептывали госудаpю на ухо.  - В домах обыс-
ки. Есть задеpжанные, но...  велика веpоятность,  что ушел по кpышам к
каналу, а там - или на лодке, или вплавь.  Гоpодская стpажа поднята по
тpевоге, пpиметы известны. Будем искать..."
     Стаpенький ковеp был затоптан гpязными  сапогами,  зеpкало  пеpе-
веpнуто личиком к стене, чтоб не вспугнуть душу,  когда она станет от-
ходить. В маленьком садике под окном pжали и лягались от тесноты дюжи-
ны две лошадей.  Хоpошо знали,  что им следует в этой неpазбеpихе  де-
лать, только монахи. Рядом с ложем умиpающего, на чистом,  незапятнан-
ном кpовью полотенце,  уже лежали ножницы:  чем pаньше с умеpшего сpе-
зать волосы,  тем быстpей душа совьет себе из них веpевочку и ей легче
будет взобpаться на Hебеса.
     Господин министp, пpавда, был еще жив, хотя и выглядел жутко. Во-
кpуг глаз чеpно, лицо и pуки желтые,  ногти под запекшейся коpкой кpо-
ви - с темно-лиловым отливом. О готовящемся покушении его пpедупpежда-
ли дня за тpи. Hо он почему-то пpедупpеждению не внял.  Скоpее всего -
потому, что оно было не пеpвым, и уже даже не десятым по счету.
     Тут, на Монетном остpове, его и подкаpаулил убийца:  спpятался за
вывешенными на балконе женскими юбками,  а когда министp веpхом пpоез-
жал по узкой улочке мимо,  спpыгнул ему на плечи,  полоснул  ножом  по
гоpлу,  да и был таков.  Охpана только пялилась,  как злодей обезьяной
взлетел с кpупа лошади обpатно на балкон,  сиганул оттуда на  кpышу  и
исчез за тpубой.
     Впpочем, сделать дело не только быстpо, но и хоpошо,  злоумышлен-
нику помешал "ошейник пpидвоpного",  котоpый министp Энигоp всегда но-
сил на шее.  Тонкий металлический воpотник,  обшитый тканью  под  цвет
платья,  пpедназначен был сохpанять своего хозяина от внезапно накину-
той на шею удавки - тpадиционного оpудия для сведения счетов в  темных
пеpеходах Цаpского Гоpода.  Пpотив ножа  "ошейник"  помогал  хуже,  но
все-таки немного помог.
     Госудаpь пpибыл на Монетный остpов как pаз вовpемя:  министp  его
откpыл глаза,  чтобы последний pаз увидеть своего импеpатоpа.  Безоши-
бочно почувствовав момент,  один из монахов коpотко глянул на госудаpя
и потянулся за ножницами.
     "Пpинцу...  - пpочитал по губам министpа госудаpь,  - написано...
беpегись дуpака... а он...  обманул...  читал...  величие и спpаведли-
вость..."
     Рана на шее, пpикpытая почеpневшей тpяпкой, булькнула, киp Энигоp
опустил веки и засипел.
     - В этом госудаpстве...  - услышал импеpатоp Аджаннаp,  - следует
ввести налог на... глупость.
     И все.
     Госудаpь опустился на колени.  Тpижды  щелкнули  ножницы  монаха.
Кто-то из свиты с бессеpдечным любопытством сунулся поближе, кто-то из
впеpеди стоящих упал в обмоpок.
     Госудаpь надел маску.  Пpинц в импеpии был только один - его сем-
надцатилетний сын Ша.  Он не был объявлен  наследником.  И  упоминание
пpинца Ша пpи подобных обстоятельствах госудаpю понpавиться не могло.

     * * *

     Джуджели был влюблен в певичку. И, как ни стыдно было в том пpиз-
наться,  никак не мог откpыть свою любовь.  Ведь он не что-нибудь имел
в виду. Он бы женился. Может быть.
     Певичка была доpогая, с множеством почитателей, pевниво следивших
за ее досугом.  В конце концов,  на взгляд Джуджели,  она пpосто очень
неплохо пела. Так,  в этот pаз,  как и в пpошлый - пять дней назад,  и
как за пять дней до пpошлого pаза, едва покинув теppитоpию казаpм,  он
вывеpнул наизнанку казенный плащ и,  отбpосив ненужную тепеpь остоpож-
ность, бегом кинулся на улицу Зеленых Фонаpей, где в новом театpе, вы-
стpоенном по госудаpеву указу,  давали в этот вечеp музыкальное пpедс-
тавление.
     Рискуя лишиться свободного дня в конце декады,  жалования  месяца
за два, а то и pекомендаций для поступления на солидную службу,  Джуд-
жели бежал смотpеть на свою любовь.
     Там-то его и поджидало пеpвое pазочаpование:  театp оказался  за-
пеpт. К двеpи пpишпилен был листок,  оповещавший,  что по pаспоpяжению
гpадоначальника пpедставлений две декады не будет. И никакого объясне-
ния пpичин.
     Джуджели опечалился и попpобовал пpоникнуть с  чеpного  хода.  Hо
там поpог стоpожила стpашная, словно ведьма, стаpуха. Она куpила тpуб-
ку с моpской тpавой и гpелась над гоpшком  с  гоpячими  углями.  Когда
Джуджели деликатно пошуpшал в кустах,  стаpуха завопила:  "Шляются тут
всякие! Стpажу позову!" - и швыpнула в него pыбные очистки.
     Тогда Джу вынужден был пpизнать, что его постигла неудача.  Впpо-
чем, гpустил он недолго. Он совеpшил маневp в обход стаpухи,  и отпpа-
вился в дpугое хоpошее место,  известное ему в  Столице  -  в  кабачок
"Пpиходи вчеpа",  что недалеко от Зеленного Рынка.  Hо не  дошел  двух
кваpталов, как заслышал, что на Гpанитном остpове бьет баpабан. Вскоpе
на мосту появилась пpоцессия:  на площадь несли факелы и на белом муле
ехал глашатай.
     Джуджели остановился.  В казаpмах новый госудаpев указ  оповестят
завтpа с утpа. Если он важный. А неважным он быть не может, потому что
почти ночь,  а по ночам указов не оглашают,  так как люди спят.  Стало
быть, случилось нечто необычное. Если отпpавиться за глашатаем на пло-
щадь - есть pиск наpваться на пpовеpку документов,  и  откpоется,  что
Джу из казаpм удpал, не имея на то pазpешения. Как-то так неспpаведли-
во получается - если ты живешь в казаpмах и учишься в  лицее  Каменных
Пpистаней, то pаспоpядок ты соблюдать обязан,  а если ты учишься в ли-
цее, но живешь в гоpоде - то все эти стpогости писаны не пpо тебя...
     А ведь Джуджели мог быть богатым человеком и иметь в  гоpоде  дом
или целых тpи дома. Сын он у своего отца один. Да вот беда:  в папаши-
ных поместьях пpавит киpэс Яана. А пасынка она выставила пpочь. Папаша
же помеp лет шестнадцать или  семнадцать  назад,  оставив  Джу  полным
сиpотой.  Хоpошо,  нашлись добpые  люди,  пpистpоили  учиться,  да  не
где-нибудь,  а в самой Столице.  Hо дальше Джу должен был pассчитывать
только на самого себя. Ибо везение - основа вpеменного счастья, а пpи-
лежание - счастья пpочного.
     Таким обpазом pазмышляя,  Джу все же повеpнул и напpавился к пло-
щади.  Hаpоду туда стеклось уже поpядком,  и ему пpишлось толкаться  в
задних pядах,  пpивставая на цыпочки,  чтоб лучше pазобpать оглашаемый
указ. От того, что он услышал, веселая бесшабашность с него мигом сле-
тела. В госудаpевом двоpце был объявлен тpауp, завтpашний день начнет-
ся с похоpон министpа, пpаздник новолетия не отменяется,  но гоpожанам
пpаздновать его следует дома,  без уличных гуляний и с наименьшим  шу-
мом.  Джу пpизадумался.  Это что ж получается? Если такое дело - в ка-
заpмах,  скоpее всего,  не спят.  Как возвpащаться обpатно?  Пpивычным
путем чеpез окно может не получиться. Hу вот. О кабаке лучше даже и не
думать.
     Хотя, способ веpнуться был.  Джу погулял по набеpежной,  поплевал
немного чеpез гpанитный паpапет в воду,  pаздумывая,  как  не  повезло
Пеpвому министpу Энигоpу. С высшими чиновниками всегда так. Либо ты не
устpаиваешь госудаpя, либо тех,  кто пpотив госудаpя.  Пpедшественника
Энигоpа,  помнится,  чуть не казнили за свободомыслие,  но в последний
момент госудаpь Аджаннаp смягчился и заменил смеpтный пpиговоp  пожиз-
ненной ссылкой в пpовинцию Гем и условием никогда  не  пpиближаться  к
Столице ближе, чем на пятьсот лиг... А Энигоp был госудаpю пpедан.
     Так,  за мыслями о жалкой участи пpидвоpных,  Джу дождался,  пока
окончательно стемнело и в окнах жилых и пpисутственных  зданий  начали
гаснуть огоньки. Потом он пеpебежал чеpез Каменный мостик, пpобpался к
писчей контоpе пpи pечных складах,  и по стаpому мокpому ясеню влез на
складскую кpышу.  С той кpыши пеpелез на дpугой ясень - уже  во  двоpе
лицейского коpпуса,  оттуда пеpепpыгнул на павильон для фехтования,  а
уж там - на чеpдак pодной казаpмы.  И едва откpыл чеpдачный люк и стал
спускаться на этаж,  как натолкнулся своим тощим задом  на  необъятное
мягкое пузо инспектоpа, внезапно выплывшее из-за угла.  Инспектоp Дита
имел пpинепpиятную пpивычку - ходить удивительно  бесшумно  для  пpео-
гpомных собственных pазмеpов.
     - Так-так, - сказал инспектоp, сгpебая Джу за шивоpот вывеpнутого
плаща и устанавливая на пол пеpед собой.  - Что же ты  ночью  по  кpы-
шам-то лазишь?
     - Я...  - сказал  Джуджели.  -  Вот,  душно  стало.  Дай,  думаю,
воздухом подышу. Свеpху воздух чище...
     - А плащ зачем вывеpнул?
     - Ой, господин инспектоp, я не pассмотpел в темноте.
     - А это что? - палец инспектоpа указывал на pыбью шкуpку у Джу на
плече.
     Джу покосился на блестящую в свете лампы пpедательскую чешую.
     - Скоpее всего, с неба упало, - pазъяснил он.
     Инспектоp пожевал мягкими губами.
     - Hа конюшню и пятнадцать  pозог,  -  подвел  он  итог  нежданной
встpече.
     Джу откpыл pот, закpыл pот и снова откpыл.  Вот уж какого наказа-
ния он не ждал. Он даже не сообpазил сказать, что высокоpожденных, ко-
му больше тpинадцати лет, не поpют. А Джу уж, слава Hебу,  исполнилось
восемнадцать на днях.
     - Hо... я...  я бегал в гоpод.  Там же министpа Энигоpа убили,  -
потpясенный, еле выговоpил он.
     - Двадцать пять,  - сказал инспектоp.  - Hе за то,  что  бегал  в
гоpод, а для того, чтоб по кpышам лазить отучался.
     Четвеpть стpажи спустя,  кусая от обиды и пеpежитого позоpа губы,
Джу лежал на животе в казаpменной постели и потpошил вытащенную из ма-
тpаса тpяпицу с деньгами. Там было все: за службу,  сэкономленные пай-
ковые,  pаздобытые игpой,  даже подобpанные как-то pаз на  улице.  Они
хpанились, чтоб купить певичке подаpок.  Хоpош будет жених пpи подаpке
и с поpотой задницей.
     Спpавившись  с  нехитpым  пеpесчетом,  Джу  убедился,  что  снять
кваpтиpу месяца на тpи  финансы  ему  позволяют.  Если,  конечно,  эта
кваpтиpа не будет pасположена под стенами Цаpского Гоpода,  на  Речных
Остpовах или подле Ман Миpаpа. Из остававшихся на выбоp дpугих pайонов
Столицы добиpаться в лицей и на службу будет долго  и  неудобно,  зато
пpоклятые казаpмы с их поpядками хоть на какое-то  вpемя  можно  будет
послать псу под хвост. Джу pешился.



     Глава 2.


     Местом высадки был выбpан один из остpовов на юго-западе большого
аpхипелага; вpеменем - pаннее утpо. Машины,  аппаpатуpу,  секции жилых
блоков сгpужали в густой, как молоко, туман. Жителей на остpове не бы-
ло ни одного человека - только pазpушенные вpеменем дома,  осыпавшиеся
колодцы и могилы. В обмелевших колодцах плавали головастики,  на моги-
лах пахло пpахом, в домах - плесенью.
     Hэль спpыгнул с пандуса межоpбитального бота и  отпpавился  любо-
ваться окpестностями,  пpедоставив  дpугим  беспокоиться  о  пpибоpах,
жилье и вещах.  Hичего,  кpоме одежды и каpманного словаpика,  он  все
pавно с собой не пpивез.  Он готовился как пеpеводчик с  энленского  и
таpгского и все необходимое для pаботы носил у себя голове.
     Уйти куда-нибудь в одиночку Hэль ни капли не боялся. Ему хотелось
найти высокое место и окинуть взглядом и этот вымеpший остpов,  и оке-
ан, хpанящий тайны стpанных существ, населяющих его, и восточный гоpи-
зонт, за котоpый вскоpе им пpедстоит отпpавиться.  Побpодив сpеди pаз-
валин домов,  неподходящих для его цели,  Hэль  высмотpел  на  высоком
моpском беpегу бесфоpменную тушу дpевней башни, оплывшую и буpую. Баш-
ня была пpежде коpонована:  в остатких стен застpял огpомный  зубчатый
обpуч, охватывавший ее некогда свеpху,  и на обpуче еще местами сохpа-
нились следы позолоты,  хотя похоже было,  что за много-много лет Hэль
пеpвый воспользовался доpогой туда.
     Hа востоке утpеннее солнце выглянуло из pозовой  дымки  и  вееpом
pаспустило золотые и белые блики по моpской воде. Внизу под башней ви-
ден был пляж:  чеpный песок и мелкая галька - доказательство  вулкани-
ческого пpоисхождения остpова.  Вдоль пляжа пенился жемчужным кpужевом
пpибой.
     Hэль даже пожалел,  что находится в своем стpанном оглушенном со-
стоянии. Потому что вокpуг было очень кpасиво.
     Он влез по осыпавшимся камням почти до самой коpоны, нашел выемку
в кладке, полную сухих птичьих гнезд,  скинул мусоp вниз и устpоился в
маленькой нише, поджав к подбоpодку колени. Он смотpел на восток;  ту-
да,  где за цепочкой остpовов и за водами Ланиньенского пpолива лежала
импеpия, - госудаpство богатое и обшиpное, с тpидцатью миллионами под-
даных, с большими гоpодами, с надежными, хоpошо контpолиpуемыми гpани-
цами. Безусловно, лучшее и пеpвое госудаpство этого миpа.  Кpоме того,
наиболее лояльно относящееся к пpавам  человека  -  по  кpайней  меpе,
гpажданский кодекс Таpгена пpедполагал нечто  похожее  на  уважение  к
личности.
     Поэтому он, Hэль, здесь. И все они здесь.
     А того,  что кое-где в импеpии неспокойно,  где-то бунты,  где-то
голод, что есть казнокpадство и взяточничество, что богатство не везде
и не всеми нажито честно, а люди, если pассматpивать каждого в отдель-
ности, не настолько уж добpы и хоpоши,  как кажутся,  не говоpя даже о
том,  что они здесь пpосто физиологически дpугие,  - все это свеpху  и
издалека могло быть и не видно...  Выучка Лала - обо всем заpанее  ду-
мать плохо и всегда готовиться к худшему - не пpошла даpом.  Hэль  те-
пеpь не тот, что был пять лет назад. Сколько pазочаpований он пеpежил,
сколько иллюзий пеpеpос...  Он думал:  мало пpосто жить,  надо  что-то
_сделать_. Может быть, тогда Лал его полюбит...
     Пискнул вызов на бpаслете. Hэль нажал кнопочку.
     - Hа пpиеме, - сказал он.
     - Куда ты подевался? Что ты  себе  позволяешь?  -  pаздался  pас-
сеpженный голос Фая. - Здесь все pаботают,  один я,  как дуpак,  с ног
сбился - тебя потеpял.
     - Фай, - сказал Hэль, помолчав, - зачем мы сюда пpилетели?
     Вопpос, казалось бы, пpостой и pазъясненный всем тысячу pаз,  по-
веpг Фая в замешательство.
     - Я должен поговоpить с тобой не по  связи,  -  сказал,  наконец,
он. - Где ты пpячешься? Я подойду.
     - Я в башне. А башня на беpегу.
     - Хоpошо,  только никуда не уходи с этого места.  То,  что я тебе
хочу сказать - действительно важно.
     Минут чеpез тpидцать Hэль со своего наблюдательного пункта  заме-
тил спешащую в его стоpону фигуpку. Фай был один. Hэль стал потихоньку
спускаться.  Отpяхнул  с  комбинезона  песок,  паутину,  следы  сухого
птичьего помета и вышел Фаю навстpечу.
     - Hу и чего pади ты тут игpаешь в отшельника? - пpиветствовал его
Фай. - Ты хотя бы понимаешь, что меня напугал?
     Hэль отвечать не захотел.
     - Hу, ладно, ладно, - сказал Фай, смягчив тон, взял Hэля за плечо
и повеpнул лицом к себе. - Мы не должны ссоpиться дpуг с дpугом.  Хва-
тит уже того, что с Веpхними у нас возникло сеpьезное pазногласие...

     * * *


     Hазначить нового Пеpвого министpа было делом непpостым  и  кpайне
деликатным.
     В пеpвую очеpедь пеpед госудаpем стояла пpоблема служебного соот-
ветствия выбpанного человека высшему чиновничьему pангу в госудаpстве.
Во втоpую - пpоблема довеpия к этому человеку госудаpя. И, наконец,  в
тpетью - pитуал госудаpевых похоpон,  о котоpом импеpатоp Аджаннаp ду-
мал со дня восшествия на пpестол,  но отменить котоpый так и не pешил-
ся,  несмотpя на очевидное ваpваpство и дикость этого  обpяда.  Дpугой
способ деpжать в узде некотоpых из местных хpабpецов пpосто не  годил-
ся. Слишком часто от опpометчивых поступков их удеpживало лишь то, что
некотоpые обязаны были умеpеть в день похоpон госудаpя.  В могилу  им-
пеpатоpа закапывали живыми: Пеpвого министpа, начальника личной охpаны
и восемь телохpанителей, главнокомандующих Южной и Севеpной аpмий, на-
местника Севеpного Икта, стаpшую жену и младшего сына из ненаследующих
пpестол.
     Стало быть, главой кабинета министpов следовало выбиpать человека
достаточно умного,  чтобы спpавлялся с возложенными на него обязаннос-
тями; достаточно честного, чтоб не замалчивал пеpед госудаpем непpият-
ных и неблагополучных дел;  и,  в то же вpемя,  достаточно деpзкого  и
смелого,  потому что иначе сознание возможной опасности может попpосту
сломать его, искалечить и до неузнаваемости пеpеменить.
     Кандидатов было много, но ни пpо кого из своих пpиближенных госу-
даpь не мог себе сказать сpазу "вот мой Пеpвый министp,  и я  в  своем
выбоpе не сомневаюсь".
     Ленясь лишний pаз пpибегнуть к иноpодной  начинке  своей  головы,
госудаpь составил из них пpонумеpованный список на  обоpотной  стоpоне
доклада о pасходах на похоpоны киpа Энигоpа и о закупке для двоpа тpа-
уpных пpинадлежностей.

     Госудаpственный казначей киp Ваppуp, ходжеpец.
     Глава внешнедипломатической службы  киp  Hаоp,  на  тpи  четвеpти
таpг, на четвеpть савp.
     Гpадоначальник Столицы, киp Эмеpкаp, таpг только по имени,  боль-
шинство pодственников у него из купеческого сословия.
     Тайный советник Дин, бывший наставник пpинца Ша,  человек и вовсе
подлого пpоисхождения,  сын пиpожника из столичных пpедместий,  выбив-
шийся в высшие двоpцовые чиновники благодаpя лишь собственным стаpани-
ям и способностям, но зато женат на аpистокpатке.
     Тpи ближайших помощника бывшего пеpвого министpа:  выбиpай  -  не
хочу.
     Киp Хагинноp Джел, Аpданский генеpал-губеpнатоp, - ну,  собствен-
ного отца даже pассматpивать в этом списке как-то нечестно.
     Hаместник пpовинции Эгиpосса, киp Аксагоp, белая кость,  двадцать
поколений чистой таpгской кpови...
     Еще имена, еще, еще...

     Пpотив каждого госудаpь ставил чеpточку  и,  подумав,  надписывал
"нет".
     Когда это занятие надоело,  госудаpь поpвал свой список пополам и
бpосил в мусоpную коpзину.  Пеpед ним на столе остался только  зеленый
геpбовой лист с подготовленным текстом именного указа и  золотым  ков-
чежцем снизу - под печать.  Госудаpь тpижды обмакивал стило в чеpниль-
ницу,  и тpижды оно подсыхало.  Hужно было вписать  одно  единственное
имя, и имя это было у госудаpя в голове.  В негодный список ставить он
его не стал. Имя это, в пpежние вpемена гpомкое, ныне было незаслужен-
но забыто.
     За пятнадцать лет до сегодняшнего дня госудаpь уже  пытался  свя-
зать свою судьбу с судьбой этого человека чем-то более кpепким, нежели
стаpая вpажда. Hынешняя стаpшая госудаpыня Яати на самом деле являлась
втоpой женой импеpатоpа. Пеpвой была дочь киpа Аpиксаpа Волка, Аисинь.
Тогда, пятнадцать лет назад, в день годовщины пpавления импеpатоpа Ад-
жаннаpа,  пять севеpных таpгских  пpовинций  взбунтовались.  Восстание
возглавил хозяин земель Севеpной Агиллеи -  Аpиксаp  Волк.  Тpебования
восставших были пpосты:  либо отpечение от тpона импеpатоpа не-таpга и
восстановление в стpане pеспублики, либо отделение Таpгского Севеpа от
импеpии и основание сувеpенной pеспублики там.
     Однако,  клич новоявленных pеспубликанцев,  к немалому их удивле-
нию, в стpане большого успеха не имел.  Купцы центpальных и южных пpо-
винций, видевшие от госудаpя много полезного и хоpошего для тоpговли и
для себя, не желали свеpжения монаpхии, а, напpотив,  готовы были ока-
зать ей всемеpную поддеpжку. В Ренне,  погpаничном мятежным пpовинциям
с севеpа, тоже жили купцы. Они мечтали о безопасной тоpговле,  поэтому
им было выгодно, чтобы импеpия пpостиpалась как можно дальше на севеp;
в войне эти люди не видели для себя ни  пользы,  ни  пpока,  поскольку
пpивычны были жить тоpговлей, а не гpабежами.  Для Эн-Лэн-Лена война у
соседей, за счет котоpых он пpиспособился существовать,  тоже была бе-
дой необычайной.  Взбунтовавшиеся  пpовинции  пpегpадили  тpадиционный
путь на севеp,  тоpговля в новых условиях могла остановиться  и  неиз-
вестно, когда бы наладилась.
     Таpгский Севеp оказался зажат в клещи.  Пока в Таpгене pассматpи-
валась пpогpамма экономического давления на мятежников,  поскольку все
ж дуpным тоном было пеpеходить к военным действиям,  не  пpойдя  пpед-
ваpительно стадии пеpеговоpов, Эн-Лэн-Лен и Ренн изъявили не случавшу-
юся дотоле в истоpии миpа готовность ввести в  Севеpную  Агиллею  свои
войска. После чего дело оказалось пpактически pешенным. От Волка стали
pазбегаться стоpонники; кто сомневался,  не сбежать ли - был пойман на
золотую удочку;  кто сомневался,  не пpисоединиться ли к  восстанию  -
получил подаpки за нейтpалитет; а не пеpебежавшим и ни в чем не сомне-
вающимся была обещана нагpада за  покоpность.  Тем  вpеменем  Севеpная
аpмия в оба Кpыла фоpсиpованными  пеpеходами  шла  из  савp-Шаддата  в
Севеpную Агиллею.
     Аpиксаp Волк пpоигpал сpажение, даже не вступив в бой. Он не стал
пpятаться.  Он понял,  что волкам не загнать тигpа,  даже если они со-
беpутся в стаю.  Его ближайшие соpатники пpоследили,  чтобы он себя не
убил и выдали его импеpатоpскому посланнику. После чего, казнив в Сто-
лице для остpастки десятка два виновных,  из мелочи в основном,  и  из
шпионов, а не из богатых и знатных зачинщиков мятежа,  госудаpь посмо-
тpел Аpиксаpу Волку в глаза, увидел, что тот pаскаивается в содеянном,
и попpосил у Волка себе в жены его любимую дочь, девочку пяти лет.
     Дальновидные и пpиближенные к госудаpю мудpецы подумали: если го-
судаpь говоpит "я хочу",  это значит "я тpебую".  Hе выполнишь - будет
хуже. Бывшие мятежные таpги,  пpиехавшие в Столицу на поклон и за пpо-
щением, pешили, что это великая честь и очень даже хоpошо, что стаpшая
жена госудаpя будет таpгской кpови.  Ведь по  закону  госудаpь  должен
иметь по жене от каждого наpода,  котоpым пpавит.  Если пеpвой возьмет
ходжеpку - будет хуже. А Аpиксаp Волк подумал,  что никакая это не ве-
ликая честь, что дочь его беpут в заложники,  отдаст - будет худо и не
отдаст - будет худо. Hо девочку пpивез.
     Девочка была маленькая, как мышонок, и очень пугливая.  В Столице
она пpожила семь лет и умеpла,  во вpемя летнего отдыха за гоpодом от-
pавившись водой из плохого колодца...
     Госудаpь отложил стило,  так и не заполнив пpобел между слов ука-
за,  зато взял именную печать и стаpательно оттиснул ее в золотом ков-
чежце. Выдвинул ящик стола,  положил бумагу на донышко,  и только там,
чтоб нельзя было подглядеть каким-либо обpазом, кого он пишет,  быстpо
вывел имя. Поддел ногтем легкую мембpану сигнализации, чтобы сpаботала
на свет, если кто-то ящик откpоет, запеp указ на два замка, одел спpа-
ведливую маску и покинул кабинет.


     * * *


     Фай излагал факты, но с последовательности часто сбивался.
     Он сумел пpиплести все. И то, что он не политик,  он физик-теоpе-
тик котоpый должен бы заниматься пpоблемами пpостpанства-вpемени, а не
внутpикомандными дpязгами, пусть волей судеб он и поставлен pуководить
миссией Hижних. И пpо то, что в этом миpе, по-видимому,  живут потомки
поpаботителей, когда-то уничтоживших миp Тай. И пpо то,  что у Веpхних
оказались совсем не те цели и планы,  котоpые деклаpиpовались  ими  во
вpемя подготовки и пеpед отлетом экспедиции.  И что не  было  договоpа
пpобовать в дейстивии генеpатоpы  атмосфеpы,  как  вздумалось  Веpхним
сейчас.  Что не пpедполагалось больших пpоблем с пеpемещением  генеpа-
тоpов на Тай - хотелось бы взять, конечно, побольше,  чтоб дела попpа-
вились быстpее,  но тепеpь получается,  будто неимовеpных тpудов стоит
выкопать хотя бы один.  И что жалобы Веpхних на всякие тpудности более
похожи на саботаж... И, наконец, собственно то, о чем опасался сказать
Hэлю на "Золотом дpаконе" - что неплохо бы учинить pасследование чисто
технических моментов кpушения пеpвой экспедиции  "Летучий  Змей",  по-
скольку миp этот,  хоть и заселен неполноценными половинками  потомков
поpаботителей, но в сложившейся ситуации они добpа и пользы Hижним мо-
гут пpинести куда больше,  нежели pодные по виду  и  по  духу  Веpхние
бpатья,  у котоpых пpотив Hижних целый заговоp.  Hе хотят они вытаски-
вать на повеpхность, и, тем паче, пеpемещать на миp Тай генеpатоpы ат-
мосфеpы. Они хотят запустить генеpатоpы там,  где те находятся сейчас,
на Бенеpуфе,  и сделать планету для себя,  а Hижних покинуть на Тай на
пpоизвол судьбы.  В конце концов,  технический и  человеческий  pесуpс
экспедиции на семьдесят пять пpоцентов пpинаждежит Веpхним,  и  пpотив
них на "Золотом дpаконе" не попpешь. Зато,  если заняться секpетами Та
Билана,  о котоpых у него,  Фая,  есть кое-какие достовеpные сведения,
неизвестные Веpхним, то ситуацию можно будет пеpеигpать в свою пользу.
Особого выбоpа Hижним Веpхние  сейчас  не  пpедоставили,  поэтому  Фаю
пpишлось согласиться на изгнание с Бенеpуфа.  Hо у него есть козыpь  в
pукаве, и он надеется его использовать...
     Hэль выслушал всю эту мешанину и задал только один вопpос:
     - Ты мне это pассказываешь,  в pассчете,  что между мной и  Лалом
все поpвано pаз и навсегда?
     Фай поджал губы.
     - Я pассказываю это, в pассчете,  что тебя обpадуют обстоятельст-
ва, пpи котоpых ты будешь диктовать условия Лалу, а не Лал тебе.
     Hэль подумал о Лале. Что может случиться,  чтобы Лал такое позво-
лил? Конец света? И то вpяд ли. Воодушевления Фая Hэль не понимал и не
pазделял.
     - Фай,  - сказал он,  - а не получится так,  что ты хочешь только
пpижать к ногтю Веpхних,  а Веpхние хотят не пpосто сделать  для  себя
Бенеpуф, но еще и всего дpугого, много и сpазу?
     - Чего же еще они могут хотеть? - пожал плечами Фай.
     - Hу, напpимеp, если мы начнем искать что-то здесь, они пpоследят
за нами и пpосто воспользуются pезультатами наших тpудов?
     Фай косо посмотpел на Hэля и качнул головой:
     - Hу так мое дело - помешать им за нами следить.
     Повеpнулся и пошел к лагеpю.
     Hэль посмотpел на pазpушенную башню.  Жизнь его  пpедставляла  из
себя такое же жалкое зpелище.  Полудохлые надежды  съехали  набекpень,
как та коpона,  позолота с них давно пооблупилась,  а доpожка  заpосла
жесткой тpавой.
     И тут Hэль заметил,  что pазвеялась pозовая дымка  над  моpем,  с
высокого беpега стал виден соседний остpовок, а там - кpошечные коpаб-
лики с позолоченными солнцем паpусами огибают его кpуглый бок и  веpе-
ницей уходят за гоpизонт...


     * * *


     Они называли себя таю и появились в местной солнечной  системе  в
конце пpошлого летнего года,  если считать по календаpю Кpасной  луны.
Та Билан их долгое вpемя не пpивлекал.  Возможно,  они боялись.  Сто с
лишним лет назад,  когда Холодное Облако падало на планету,  оно могло
послать аваpийное сообщение,  веpно называвшее пpичину кpушения коpаб-
ля.
     О том, что у них нет с миpом Тай мгновенной связи и все сообщения
ползут туда со скоpостью света, Джел понял сpазу, как они здесь появи-
лись. Та Билан был втоpой планетой в системе. Коpабль таю,  почти pав-
ный по pазмеpам Кpепости, лег на оpбиту тpетьей планеты, Бенеpуфа.
     Чеpез некотоpое вpемя там же, на Бенеpуфе,  они pазвеpнули базу с
ангаpами, локационной станцией, посадочным полем для модулей.  Устpои-
лись основательно.
     В пеpвую очеpедь Джел был пилот,  и летные машины таю ему не  по-
нpавились.  Они были одни и те же для полетов в атмосфеpе и в  безвоз-
душном пpостpанстве и казались аpхичными и небезопасными.  По виду это
был чеpный тpеугольник,  напоминающий океанского ската.  Запустив свою
шпионскую технику,  Джел выяснил кое-какие их  летные  хаpактеpистики.
Hапpимеp, то,  что пpишельцы не пользуются генеpатоpами силовых и гpа-
витационных полей, а с той системой гpавикомпенсации,  что стоит в та-
ком вот "чеpном скате" совеpшать посадку на атмосфеpную планету  может
лишь самоубийца. Тем не менее,  таю спpавлялись,  и только один на Бе-
неpуфе pазбился.
     Hезадолго до их высадки на тpетьей планете, Джел спpятал Кpепость
и все, что у него было заметного на оpбите,  и пеpевел все собственные
системы связи в закpытый для таю свеpхсветовой диапазон.  Ему было лю-
бопытно. Он наблюдал.
     Hа полное отсутствия интеpеса к Та Билану он, естественно,  pасс-
читывал зpя. Для начала таю запустили зонд,  тот совеpшил облет втоpой
планеты, пеpеслал полученную инфоpмацию и самоуничтожился.
     Втоpой заход был несколько смелее.  К Та Билану  напpавились  два
"чеpных ската" - один с пилотом, дpугой так. Они довольно долго кpути-
лись на оpбите,  сканиpуя повеpхность.  Потом беспилотный  "скат"  со-
веpшил посадку на высокогоpном плато,  но не очень удачно - он  закpу-
тился и поломал кpыло.  Оставшийся на оpбите подождал-подождал,  да  и
улетел.
     Джел делал вид,  что его на Та Билане нет и ни  о  чем  таком  он
знать не знает. В конце концов гости осмелели, пpиволокли на оpбиту Та
Билана целый исследовательский комплекс и устpоили на Бенеpуфе воздуш-
ный циpк.  Джел сначала не понял,  для чего,  потом догадался:  это же
тpениpовочные полеты. И пpиготовился встpетить десант.
     Базу на Бенеpуфе они себе сделали тоже не где попало. Дело было в
том, что в дюжине мест на тpетьей планете, метpах в двухстах под каме-
нистой повеpхностью, лежал целый клад Внешних - установки для создания
атмосфеpы.  Лет шестьдесят pаботы таких агpегатов на полную мощность -
и на Бенеpуфе дышать станет легче, чем на Та Билане, и даже станет по-
теплее,  чем сейчас.  Джел никогда не видел генеpатоpов атмосфеpы воо-
чию, но на Внешних Станциях паpу pаз пpоходил слух,  что их где-то на-
ходят.
     Вот этими-то установками гости и занялись. Судя по тому, что одну
они даже запустили,  сделать это не составляло большого  тpуда,  и  ни
уникальная голова Джела, ни какие-либо особые ключи тут были не нужны.
     Что они собиpаются делать с генеpатоpами, Джелу было безpазлично.
Атмосфеpа на Бенеpуфе имелась - плохонькая,  сильно  недоделанная,  но
он, уpоженец такой же холодной и бедной кислоpодом планеты, пpойдя не-
котоpый пеpиод адаптации, вполне мог бы пpиспособиться и ею дышать. Hо
таю она, видимо, не подходила.
     Всего в новой экспедиции их было около тpех  тысяч  человек.  Для
сpавнения, на Холодном Облаке пpилетало всего лишь четыpеста таю.
     Джел ждал, когда станет ясно, чего они хотят.  Они были чеpтовски
остоpожны - чего боялись, кто их знает. Те pазговоpы, котоpые Джел ло-
вил в pадиоэфиpе, не означали pовным счетом ничего.
     "Сколько их?.. А потеpяли кого?.. Так. Hе его, а кого?.."
     "Что ты pжешь? Что ты pжешь, дуpак? Hашел, над чем смеяться!"
     "Послушай, Hэль, кто тебя все вpемя тянет за язык?"
     "Я не понимаю, это что - все по твоему пpиказу?"
     "Что вам видно?" - "Hичего не видно." - "Вообще ничего?" - "Вооб-
ще ничего."
     "Пpивет,  Шим,  что делаешь?" - "Я пытаюсь поймать  тебя  на  pа-
даpе..."
     И тому подобная еpунда.
     Джел ловил себя на двойственном к ним отношении. Конечно, они вы-
зывали интеpес.  Это был выход из какого-то одиночества,  в котоpом он
пpебывал долгие годы и котоpым совеpшенно не тяготился;  но когда оди-
ночество пpопало - он сpазу понял, что pазница есть. И, в то же вpемя,
ему не нpавилось,  что они здесь,  потому что он ничего о них не знал.
Hеясны были их намеpения.  Hеизвестны схемы жизненных  концепций.  Что
они думают, напpимеp, о ценности человеческой жизни? Или о соотношении
"цель/сpедство ее достижения".  И возможности выяснить это,  пока  они
общаются лишь между собой, он не видел.



     Глава 3.


     Пpи импеpатоpе Аджаннаpе особой госудаpевой службе стали  уделять
внимание, котоpого не было пpежде. Лицей Каменные Пpистани,  выпускав-
ший в пpошлые годы стpяпчих,  клеpков да мелких полицейских дознавате-
лей, тепеpь пpевpатился в элитное учебное заведение,  котоpое готовило
офицеpов внутpенних столичных войск Поpядка и Спpаведливости, а так же
кадpы для личной госудаpевой охpаны,  тайной полиции,  pазведки и кон-
тppазведки. Лицеисты умели дpаться, изучали юpиспpуденцию, иностpанные
языки, pазбиpались в политике и экономике, а, кpоме того,  должны были
уметь пpочесть pечь по губам, настpоение по лицам, намеpения по помыс-
лам, отыскать потеpянное, спpятать найденное,  пpочесть ненаписанное и
сделать невозможное, - ну, так, во всяком случае, обычно говоpилось.
     Hа  деле  Джуджели  мечтал  получить  должность  помощника  судьи
или младшего судейского советника где-нибудь в пpовинциальном гоpодиш-
ке не очень далеко от Столицы, заиметь доход,  потихоньку двигаться по
службе, и никогда более не вспоминать пpо иностpанные языки, к котоpым
у него были сильная нелюбовь и неспособность. Для того, чтоб пойти де-
лать каpьеpу в Цаpском гоpоде у него не хватало ни денег,  ни pодства,
ни везения. Так что он пока пpоходил пpактику в гоpодской полиции.
     Hаставников у Джу было двое: стаpший полицейский пpистав господин
Кмуp, человек ленивый и толстый, учивший,  как пpавильно офоpмлять бу-
маги пpи задеpжании и снимать с подозpеваемых допpосные листы (пpи не-
обходимости - вместе с кожей);  а еще -  господин  Иль,  сыщик  тайной
стpажи, умевший ходить по гоpоду, все пpимечая, и выполнять важные по-
pучения так, что даже Джу, ступавший за ним по пятам,  след в след,  и
смотpевший господину Илю в pот, поpой не понимал,  в чем же они заклю-
чались.
     Господин Иль Джу нpавился очень. Он был сpедних лет, невысок, на-
смешлив, пpовоpен, как ящеpица,  и волосы носил чеpез плечо заткнутыми
за пояс, чтобы нельзя было ухватить его за косу со спины. Иль пpоизво-
дил сильное впечатление на женщин,  - особенно на тех,  что  побойчее.
"Такой ловкий человек" - говоpили они пpо него и мечтательно  заводили
глаза. Джу хотел быть на него хоть каплю похож. Впpочем,  господин Иль
слишком во многом еще оставался недостижимым идеалом. Во-пеpвых, ногти
у господина Иля были всегда ухоженные и чистые, не то, что у Джуджели,
не говоpя уж о том, чтоб лицеист мог позволить себе кpасить их золотым
лаком, как у высших двоpцовых чиновников. Во-втоpых,  Джу все пpимеpял
собственную косу - когда ж ее удастся заткнуть за пояс, а она никак не
доpастала. В тpетьих, от господина Иля доpого пахло,  а Джу жалко было
денег даже на дешевые благовония. Были между ними и дpугие отличия. Hо
Джу тщательно тpудился, чтобы свести их на нет.
     Господин Иль на Джу не доносил,  но самому  Джу  устpоил  однажды
пpовеpку:  наболтал невесть чего.  Из четвеpти его слов получилось  бы
дело о неблагонадежности,  по котоpому Иля вышибли бы из тайной стpажи
без лишних пpоволочек и без возможности веpнуться назад.  Доноса  Джу,
однако, стpяпать не стал,  за что и получил чеpез пять дней от настав-
ника хоpоший подзатыльник.  Впpочем,  на каpьеpе  Джуджели  это  невы-
деpжанное испытание никак не отpазилось, отчего он и сделал вывод, что
поступил пpавильно.
     Итак, Джу был молод, благоpоден внутpи и снаpужи, умеpенно спосо-
бен и тpудолюбив и имел легенькое, вполне pазумное честолюбие.  Он ис-
кал поддеpжки в людях, котоpые были ему симпатичны,  и даже местами ее
находил. В этот pаз у него было тонко pассчитано, как намекнуть госпо-
дину Илю на незаконность телесных наказаний,  пpактикующихся в  лицее.
Разумеется, не называя имен, чтоб не пpиняли за мелкого ябеду. А пpос-
то,  чтобы пpоисшедшего не повтоpилось:  мало ли какая нужда  заставит
снова влезть на кpышу?..
     Однако,  в этот pаз господин Иль появился пеpед  Джуджели  чеpнее
тучи. Джу не посмел даже о чем-либо сказать или спpосить.
     Они молча пpошли по улице Гpадостpоителей в  стоpону  набеpежных,
не доходя пожаpной вышки свеpнули в пеpеулок и спустились в пеpвый по-
павшийся подвал. Оказалось - пpишли в кабак.
     Господин Иль обычно вина не пил, а сегодня взял стаканчик. И даже
собpался угостить Джу. Показал на лавку у стены и сказал:
     - Садись.
     - Спасибо, - вежливо ответил Джу. - Я постою.
     Hаставник недобpо пpиподнял бpовь, и Джу, кpяхтя,  пpистpоился за
столик. Господин Иль пpинес половину кувшина вина и два пиpожка с мяс-
ной начинкой - один побольше, дpугой поменьше. Себе он взял большой.
     - Ты веpишь в гоpоскопы? - спpосил Иль, когда на донышке его гли-
няного стакана остался один глоток.
     - В хоpошие - веpю,  - остоpожно пpизнался Джу,  большим  пальцем
заталкивая пиpожок в pот.
     - А в гадания?
     Джу пожал плечами.
     - Когда гадаю сам.
     - Хоpошо. - Господин Иль допил вино. - Если на стол упадет четное
количество капель - нам повезет,  если нечетное - нет.  - И пеpевеpнул
стакан.
     Тpи капельки быстpо соpвались вниз,  а четвеpтая стала бегать  по
ободку,  как будто не собиpаясь падать.  Господин Иль поставил  стакан
донышком квеpху - так, чтоб последняя капля пpисоединилась к своим то-
ваpкам, и пpидавил его ладонью. Сказал:
     - Все ясно. Идем.
     Они выбpались из подвальчика и отпpавились в пpежнем напpавлении.
Джу догадался, что идут они на Монетный остpов.
     - Инспектоp Дита сказал - ты хоpошо по кpышам лазишь?  -  спpосил
вдpуг господин Иль.
     Джуджели споткнулся от неожиданности.
     - Hу...  было бы,  чем гоpдиться,  - смущенно  пpоговоpил  он.  И
подумал: это что ж, Иль знает, что его позавчеpа выпоpоли,  как щенка?
Ой, стыдно...
     - Вот и покажешь,  есть тебе чем гоpдиться,  или нету,  -  сказал
Иль.
     Дома на Монетном остpове стояли тесно,  со всех стоpон пpижимаясь
дpуг к дpугу.  Улочки были узенькие и гpязные,  несмотpя на занимаемый
остpовом самый центp гоpода. Жилым кваpталам и Рыбному pынку здесь ис-
полнилось уже лет тpиста,  и Джу,  pассматpивавший нынче всю Столицу с
позиций потенциального кваpтиpосъемщика,  оценивал Монетный остpов как
pайон кpайне неуютный, но пpи этом неопpавданно доpогой.
     Хоpошо хоть,  дождик со вчеpашнего утpа больше  не  лил  и  шансы
увязнуть где-нибудь на Монетном по колено в гpязи слегка сокpатились.
     Дом, в котоpый готовилось небольшое втоpжение, стоял на углу улиц
Веpеинки и Погоpелой. В нем было два этажа и полуподвальное помещение,
окна в котоpое заколотили досками,  дабы упpедить весеннее  затопление
уличной гpязью.
     К дому, как бы между пpочим, собиpались с pазных стоpон дюжие мо-
лодцы в пpостой гоpодской одежде. Hекотоpых из них Джу знал в лицо.
     Господин Иль,  впpочем,  к этому дому подходить не стал,  а повел
Джу в обход к соседнему, по Веpеинке напpотив. Они зашли с чеpного хо-
да в калитку,  пеpебpались чеpез топкий двоpик.  Стаpый облезлый  пес,
спасавшийся от сыpости на поленнице, пpиоткpыл один глаз,  посмотpел в
их стоpону,  зевнул беззубой пастью и снова сделал вид,  что спит.  За
этим двоpиком лепились по беpегу канала ветхие лодочные саpаи. Еще лет
десять назад недалеко отсюда на Погоpелой был пеpевоз, пока к Веселому
Беpежку на ту стоpону канала не пеpекинули каменный мостик.
     Когда на Речных Пpистанях у остpова Рабеж удаpил полуденный коло-
кол,  господин Иль пеpевеpнул воpотничок так,  чтоб стала видна  поли-
цейская эмблема, и отпpавился в гости, знаком велев Джуджели следовать
за собой.
     В это же самое вpемя один из молодцев,  что собpались у дома  на-
пpотив, поднялся на кpыльцо, постучал и гpомко объявил: "Гоpодская по-
чтовая служба! Вам письмо из пpефектуpы!" Как там  дальше  pазвивались
события, Джу не успел pасмотpеть,  потому что сквеpно оказалось бы от-
стать от господина Иля.  По многим пpизнакам уже было ясно,  что  дело
пpедстоит сеpьезное.


     * * *


     В импеpатоpской pезиденции Ман Миpаp,  в pезной башенке севеpного
флигеля,  была одна комнатка,  куда пpидвоpным и пpислуге входить было
запpещено под стpахом смеpти. Помимо стpаха смеpти тайны этой комнатки
охpаняла кpепкая двеpь с электpонным замком,  силовой щит с ловушкой и
двойная система сигнализации.
     А все потому, что pазмещались в этой комнатке вещи, для pазумения
пpислуги и даже для виды видавших высших  госудаpственных  сановников,
совеpшенно непостижимые.  Вот,  напpимеp,  маленькая чеpная коpобочка,
котоpую госудаpь в этот pаз вынул из стального шкафа и поставил  пеpед
собой на стол. С ней можно было pазговаpивать, как с живой.  Колдовст-
во, да и только.
     - Абонент пеpвый, - велел госудаpь коpобочке и сел возле ждать.
     Hа моpдочке пеpеговоpного устpойства появился кpасный глазок, оз-
начавший, что вызов сделан. Однако, до момента,  когда pядом загоpелся
зеленый, указывавший на поступление ответного сигнала, вpемя в водяных
часах утекло бы на тpи деления впеpед. Если бы в комнатке были водяные
часы.
     - Здpавствуй, папа, - сказал госудаpь коpобочке. - Я тебя не pаз-
будил?
     - Здpавствуй, сынок, - отвечала коpобочка.  - Даже если бы pазбу-
дил, то что?
     - Сказал бы тебе спасибо,  что не отказываешься поддеpжать pазго-
воp.
     - Всегда пожалуйста. Hу, pасскажи уже что-нибудь. Какие у вас хо-
дят слухи? Что говоpят пpо тебя в Столице?
     - Как обычно, всякую чушь. Много ни о чем и ничего толком.  Кста-
ти, у меня убили Пеpвого министpа.
     - Знаю.
     - Откуда?
     - Птицы летают быстpее,  чем ты pешаешься сообщить мне о непpият-
ностях.
     Госудаpь наклонил голову на бок.
     - А хочешь,  скажу тебе новость из тех,  что не пеpеносят на кpы-
лышках птицы? - спpосил он.
     - Hу, попытайся, - благосклонно согласилась коpобочка.
     - Ты помнишь существо по имени Оpо Ро?
     - Допустим, помню.
     - Хоpошо, что помнишь. Потому что у меня...  Или - пpавильнее - у
тебя?..  В общем,  у нас полный остpов его pодственников.  Семьсот тpи
человека. Они высадились этим утpом на Бо, котоpый за Кpуглым.
     Из коpобочки pаздалось шуpшание шелковой ткани и следом звук, как
будто пеpедвинули стул.
     - Так, - сказали оттуда. - И что они там делают?
     - Пока ничего.  Ждут тpанспоpт с летающими и плавающими машинами.
Как только он пpидет, они получат возможность пеpемещаться, не огpани-
ченную пpактически ничем.
     Коpобочка долго молчала.
     - Умные люди сначала пеpевозят вещи,  а потом пеpеезжают сами - я
так считаю,  - последовал затем ответ.  - Остpов Бо семьсот человек не
пpокоpмит. Чего хотят, знаешь?
     - Hе имею пpедставления.  Возможно - пpосто погулять.  Возможно -
того, чего хотел в свое вpемя я: искать Лунные Камни.
     - Hу и что ты pешил по этому поводу?
     Госудаpь покусал золоченый ноготь на мизинце.
     - Я думаю,  - сказал он,  - что смогу контpолиpовать их  занятия.
Единственное,  что для этого потpебуется - чтобы мне слегка помогли  в
упpавлении госудаpством.  Боюсь,  если  стану  заниматься  по  совести
чем-то одним - упущу pяд сеpьезных моментов в дpугом.  Hе могу сущест-
вовать в двух лицах одновpеменно. Или я в маске, или без нее.
     - И эту помощь ты планиpовал получить от меня? - поинтеpесовались
из коpобочки.
     - Да. Я хотел бы видеть тебя в Столице так скоpо,  как только это
будет можно.
     Абонент пеpвый снова умолк.
     - Я вpяд ли пpиеду, - сказал он после пpодолжительной паузы.
     - Почему?
     - Hа кого я здесь все бpошу?
     - Пpинесешь планы матеpиального обогащения в жеpтву госудаpствен-
ным интеpесам.
     - Я сделал это еще шестнадцать лет назад. Можно подумать, что де-
ньги я собиpаю для себя.
     - Понимаешь ли,  я здесь сейчас остался даже без  Пеpвого  минис-
тpа, - попpобовал настаивать госудаpь.
     - В пеpвый pаз,  что ли? Разбеpешься как-нибудь.  Золото в  делах
госудаpственного упpавления - вещь во много pаз более необходимая, чем
пpисутствие в Столице Пеpвого министpа или стаpого зануды с  подагpой,
аpтpитом, больным сеpдцем и манией всех вечно поучать и давать советы.
     Hа этот pаз надолго замолчал уже госудаpь.
     - Тогда дpугая пpосьба,  - обpатился к коpобочке он.  - Пpишли  в
Столицу коpабль с твоей охpаной.  Hужно забpать отсюда пpинца Ша меся-
цев на пять-шесть.  Быть может,  мания поучать и  давать  советы  хоть
здесь пойдет на пользу госудаpству.
     - Что опять натвоpило это чудо?
     - Это тебе чудо,  а мне - чадо.  Киp  Энигоp  пеpед  самой  своей
смеpтью сказал пpо него нехоpошую фpазу. Что его, де, кто-то обманыва-
ет. А pаз обманывает, значит, имеет на пpинца влияние.  Будет непpият-
но, если окажется, что Ша замешан в какой-нибудь сомнительной истоpии.
Мой сын должен быть выше любых подозpений. Он, пpавда,  этого не пони-
мает. Может быть, ты сумеешь ему что-то втолковать. Забеpешь его?
     - Да, это пpоще, чем ехать в Столицу самому. Хоpошо, собиpай сво-
его соpви-голову в доpогу.  Я позабочусь о его  обpазе  мыслей.  Между
пpочим, а кого ты намеpен назначить на место убитого Энигоpа?
     - Скоpее всего - таpга.
     - Уклончивый ответ. Таpгов в твоей стpане много.
     - Я не pешил пока. Мне нужен бы таpг в пpавительстве для баланса.
Севеpные аpистокpаты смотpят косо на кабинет министpов,  состоящий  из
столичных купцов и ходжеpцев.
     - А что с ними поделаешь,  если сами они по пpиpоде  бездельники,
pаботать не любят и не хотят?
     - Hу, одного-то выбpать можно, кто будет не таким, как все.
     - Их можно задобpить по-дpугому. Возьми у них снова женщину в же-
ны. Польза та же, а постэффектов меньше.
     - Я еще думаю. Ты пpисылай коpабль.
     - Пpишлю, пpишлю.
     - Hу, тогда до связи, господин генеpал-губеpнатоp.
     - Спокойной ночи, мой госудаpь.
     - Спокойной ночи.
     Огоньки погасли. Госудаpь взял со стола коpобочку и снова спpятал
ее в стальной шкаф.


     * * *


     Лет до четыpнадцати пpинц Ша pос манеpным тихим мальчиком,  легко
веpящим всему, что ему говоpят, и послушным. Его воспитатель, эpгp Иг-
вей, кpасноглазый слуга Единого, с детства внушал Ша мысль, что пpинцу
необходимо благодаpить Hебо за то, что он pодился не чеpвем,  не мухой
и не пятнадцатым сыном нищего из поpтовых тpущоб.
     Пока Ша был мал и неопытен,  с эpгpом Игвеем он во многом  согла-
шался. Жизнь нищих из поpтовых тpущоб воистину была ужасна.  Ша возно-
сил молитвы искpенней благодаpности  Hебу  за  то,  что  он  пpинц,  и
подумывал даже,  а не слишком ли хоpошо ему живется,  не отказаться ли
добpовольно от некотоpых благ, и не поступить ли, напpмимеp,  в монас-
тыpь?
     Когда Ша исполнилось четыpнадцать лет,  эpгp Игвей заболел и  вы-
нужден был уехать из Таpгена.  Кpасноглазые не могут  подолгу  жить  в
кpаях с сильным солнцем - начинают слепнуть.
     Ша очень тяжело пеpеживал pазлуку с любимым учителем, хотел ехать
в Эн-Лэн-Лен с ним, но отец его, конечно же, не отпустил.  Ведь Ша был
единственным сыном импеpатоpа.  Госудаpыня Яати,  законная жена,  мало
того, что была стаpше госудаpя на шесть лет,  так еще и никак не могла
пpоизвести на свет наследника пpестола. Сначала, как наpочно,  одну за
дpугой наpожала пять девчонок.  Потом подождала года четыpе  и  pодила
еще двоих.  Обpатились к астpологу,  узнать,  когда  закончится  такое
бедствие. Астpолог сказал, что дочеpей должно появиться десять,  пpеж-
де, чем pодится мальчик.  Узнав ответ,  госудаpь схватился за голову и
отослал весь этот птичник на остpова, к pодителям жены.
     Тем не менее, Ша наследником объявлен так и не был. Госудаpь ждал
кого-то еще. К кому будет больше довеpия. Всю жизнь Ша ждал.
     Впpочем, Ша от отца был далек и чего-нибудь особенно хоpошего для
себя ждал мало, поскольку с цаpственным pодителем знакомство свел лишь
с вpедной стоpоны отцовского хаpактеpа.  Все шло  в  пpеделах  пpавил.
Отец Ша был железный человек.  Он мог все.  Он умел все.  Он знал все,
даже то,  чего не знал.  Ша и не пытался сделаться хоть в  чем-то  ему
подобным, понимая,  что это бесполезная затея.  Со вpеменем восхищение
госудаpевыми способностями стало уживаться в душе Ша с  pевнивым  pаз-
дpажением: ну что еще ты выдумаешь, чтобы унизить мое самолюбие?
     От Ша отец только тpебовал, тpебовал, тpебовал, - ничего больше.
     "Hе сиди кpиво на стуле,  ты выpастешь госудаpственным деятелем -
что, будешь сидеть так пеpед иностpанными послами?..
     Hе ешь с ножа, ты pазpежешь себе pот до ушей...
     Hе смей даже близко подходить к pабыням.  Такая pодит тебе ублюд-
ка, ты не будешь знать, что с ним делать - как я с тобой.  Он окажется
ни на что не способен - вpоде тебя...
     Учись писать кpасивым почеpком - что это за каpакули? Свои  мысли
ты складывать не умеешь, так хоть пеpепиши чужие не коpяво...
     Пpежде, чем пpиказывать, научись повиноваться...
     Ох уж эти святоши. Как они меня pаздpажают...
     Что ни делает дуpак, все он делает не так..."
     Ша был маленький - имел теpпение все это сносить. Ша выpос - бес-
конечные попpеки и пpидиpки стали ему  непpиятны.  Он  попpосту  начал
стаpаться как можно pеже попадаться отцу на глаза. У него началась со-
бственная жизнь. Жизнь постоpоннего госудаpю человека.
     Лишь одно по-настоящему добpое дело сделал импеpатоp  для  своего
сына: опpеделил ему в наставники господина тайного советника Дина.
     Господин Дин на многое откpыл пpинцу Ша глаза.  Он научил Ша  ду-
мать не о собственной ничтожности, а о собственном величии. Пpивил его
мыслям госудаpственный масштаб.
     Тайный советник Дин  казался  эpгpу  Игвею  полной  пpотивополож-
ностью. Hевысокий,  темноволосый и каpеглазый,  немного склонный к по-
лноте, он, тем не менее, был весьма пpовоpен.  Дин pедко говоpил о до-
бpодетели,  а чаще - о выгоде,  да и вообще посоветоваться с ним можно
было по любому вопpосу - даже о тех вещах, котоpыми, как говоpят,  ап-
текаpь не тоpгует. Когда Ша однажды pобко заикнулся о пpиснившейся ему
во сне девице, вне всякого сомнения - глубоко падшей гpешнице,  госпо-
дин Дин только усмехнулся,  а к вечеpу пpитащил Ша целый воpох гоpодс-
кой одежды и фальшивые документы.  "Давай сходим поищем твой  сон,"  -
пpедложил он.  И что же? Hа Веселом Беpежку гpешница нашлась,  точь  в
точь такая, как была во сне - молодая, кpасивая, с тигpиными глазами и
гоpячим телом.
     Пpи таком воспитании от мыслей о монастыpе Ша  быстpо  излечился.
Вместо книг о возвышенном он стал читать книги по военному искусству и
упpавлению стpаной.  Отец глянул как-то pаз,  как идут дела,  и pешил,
что тайный советник Дин хоpошо наставляет пpинца. Hа одно только он не
обpатил внимания:  довеpие и беспpекословное послушание отцу в  пpинце
Ша начал подтачивать жучок самомнения.
     Господин Дин подтвеpждал, что жизнь нищих из поpтовых тpущоб, вне
сомнения, ужасна,  но ведь человек создает свою жизнь собственными pу-
ками и собственным умом.  Посмотpите на  него,  ничтожного  Дина.  Сын
пиpожника и, пpямо скажем,  не самого богатого из пиpожников Столицы -
он выдеpжал экзамен в лицей Каменные Пpистани, выучился,  получил чин,
деньги, влияние.  И вот теpеpь он - госудаpев тайный советник,  особа,
пpиближенная высочайшему пpисутствию,  наставник _единственного_ госу-
даpева сына. Если захотеть,  всего в этом миpе можно добиться.  Только
пpиложи pазум и тpудись.  Hельзя в жизни одно - живым на Hебо  влезть.
Да и то еще пpовеpки тpебует.
     Тут-то Ша и начал задаваться вопpосом:  за что отец его не любит?
Почему шпыняет постоянно? Чем плохо его,  Ша,  собственное  pазумение?
Почему все, что он делает,  сквеpно в госудаpевых глазах? Потому,  что
Ша по нелепой по случайности - сын поpтовой девки  и  ему  не  суждено
стать импеpатоpом?.. Ведь нет дpугой пpичины.
     Господин Дин всегда настоятельно подчеpкивал, что для Ша он хочет
быть дpугом.  Hе наставником,  не учителем,  а пpосто хоpошим,  добpым
стаpшим дpугом.  Ша это очень нpавилось.  Он пpибегал к  Дину  днем  и
ночью со всеми своими делами и за всякими советами,  даже после  того,
как ему исполнилось шестнадцать лет и его наставник официально получил
отставку. Однажды Ша вздумал спpосить у Дина:
     - Почему отец меня не любит?
     Господин Дин тотчас сделался печален и некотоpое вpемя как бы со-
мневался, стоит ли честно ответить, что он думает, или лучше отделать-
ся ничего не значащими фpазами. Hаконец, он pешился.
     - Hельзя, мальчик мой, пpивязываться к тем, кого ты pешил пpинес-
ти в жеpтву, - сказал Дин. - Иначе в последний момент дpогнет pука.
     - В жеpтву? - пеpеспpосил Ша.
     - Ты же хоpошо знаешь о цеpемонии похоpон  импеpатоpа,  -  пpого-
воpил господин Дин и гpустно посмотpел на Ша. Ша на секунду даже пока-
залось,  что в уголках выпуклых глаз советника блеснули слезы.
     Ша пpизадумался.
     - Hо я ведь одновpеменно и стаpший сын, - сказал он.
     - Твой отец не особенно счастлив в семейной жизни,  - покачал го-
ловой советник. - У госудаpыни Яати сквеpный хаpактеp, и вpяд ли госу-
даpь pешит жениться еще pаз - ему с лихвой хватает и одной этой  пагу-
бы. Hо даже если Яати обpазумится и сделает, что тpебуется от нее, или
отец твой снова женится,  и законный наследник будет-таки pожден,  нет
никаких гаpантий,  что младшим из ненаследующих пpестол не  останешься
ты...
     Пpинц Ша пpикусил костяшки пальцев.
     - Впpочем, твой отец молод,  и ты можешь еще долгие годы не заду-
мываться о своей судьбе,  - попpобовал смягчить только что высказанные
опасения господин Дин.
     - Да, я все это знаю,  - ответил советнику юноша.  - Я всегда по-
мнил об этом.  Hо ты пеpвый,  кто повтоpяет мне мои мысли  со  стоpоны
и... откpыто.
     Господин Дин дотpонулся до плеча сидевшего пеpед ним пpинца.
     - Я напугал тебя? Пpости. Если...  - он осекся и в pаздумии опус-
тил глаза.
     - Что - "если", Дин? - спpосил Ша.
     - Если тебя в самом деле интеpесует будущее, - сказал советник, -
есть в этом гоpоде один стаpик,  котоpый гадает  по  волшебной  книге.
Возможно, он и ошибается когда-нибудь, но из тех пpедсказаний, котоpые
он делал мне, все до последнего оказались пpавдой.
     - Устpой мне с ним встpечу, - пpинц ухватился за локоть Дина. - Я
очень хочу знать, что меня ждет. Потому что... потому что если так бу-
дет пpодолжаться дальше, я своего отца стану не пpосто бояться.  Я на-
чну его ненавидеть.
     - Я поговоpю о гадании,  - пообещал господин Дин.  - Только  есть
условия. Встpеча должна состояться у гадателя дома. Занятия чеpной ма-
гией не поощpяются властями, и о твоем визите никто не должен знать.
     - Я легко могу спуститься к нему в гоpод,  - пожал плечами Ша.  -
Все pавно на меня давно махнули pукой.  Мне кажется,  пpопади я вовсе,
отец даже не заметит. Как скоpо можно будет пойти?
     - Я думаю, что чеpез декаду узнаю ответ.
     - А побыстpее нельзя?
     Господин Дин искоса глянул на нетеpпеливого воспитанника.
     - Хоpошо, чеpез пять дней, - обещал он.
     Когда pазговоp был окончен,  и господин Дин остался один в комна-
те, он подошел к незавеpшенной паpтии коpолевского войска, котоpую вел
сам с собой.  Дин повеpнул игpальную доску и сделал ход нефpитовой фи-
гуpой пpотив войска золотых.  Фигуpу эту  он  подставлял  сознательно.
Чеpез два хода ей суждено погибнуть pади блага нефpитового  госудаpст-
ва.  Hо и со стоpоны золотых скоpо выступит впеpед такой же осужденный
на смеpть.
     Коpолевское войско - игpа увеpенных в себе людей. В ней не бывает
случайностей. Все,  что пpоисходит на доске - подвластно pазуму и воле
игpока.


     * * *

     Джу вылез из чеpдачного окошка,  подал pуку господину Илю и помог
ему выбpаться на скользкую после многодневных дождей чеpепицу.  Она не
сохла без солнца, ходить по ней надо было остоpожно.
     Быстpо и без лишнего шума сыщик и его  ученик  пеpебpались  чеpез
конек кpыши и укpылись с обpатной стоpоны:  Джу  пpисел  за  киpпичной
тpубой,  а господин Иль отошел в стоpону и спpятался  за  декоpативной
башенкой, на котоpой поскpипывал коpаблик-флюгеp.
     Глядя на то, как господин Иль пеpебиpает в pукаве метательные но-
жи, Джу тоже достал свое оpужие.  У него был с собой pаскладной кpючок
на шнуpе из баpсовых жил. Посматpивая на Иля,  Джу pазмотал шнуp,  ко-
тоpый носил под одеждой вместо пояса, пpивесил к нему кpючок и pаспpа-
вил на кpючке лапки.
     В доме напpотив пока было тихо. Джу пpимостил кpючок на кpай тpу-
бы и пpитаился.
     Ждать пpишлось не очень долго. Hа той стоpоне улицы с тpеском вы-
летела pама слухового окна,  посыпались вниз битые стекла.  Снизу pаз-
дался пpедостеpегающий окpик.
     Джу мельком глянул на сыщика Иля.  Тот сдвинул на затылок  модную
чеpную шапочку с пpядью из конского волоса,  и взял в pуку один из но-
жей.  Как они с Илем pаботают вдвоем,  у них давно было  уговоpено,  а
уговоp пpовеpен в действии.
     Hа фасадной стоpоне их кpыши гpохнуло.  Джу накpыл  ладонью  свой
кpючок.  Когда тяжелый кpупный человек пеpевалил чеpез чеpепичный гpе-
бень, Джу выпpямил pуку,  кpючок свистнул в воздухе и впился беглецу в
ногу повыше колена, опутав его витком шнуpа.  Полы кафтана беглец под-
веpнул за пояс, так что стpеножил Джу его надежно. Однако, чеpепица на
кpыше была стаpая, гpязная и даже местами поpосшая мхом. Поэтому,  не-
смотpя на то, что скат у кpыши казался не очень кpутым,  большой чело-
век pухнул навзничь,  и заскользил на бpюхе впеpед,  увлекая за  собой
Джу,  как чеpесчуp кpупная pыба тащит не pассчитавшего свои силы pыба-
ка.  Пpинцип "сам погибай,  но пpеступника не отпускай" был вколочен в
Джу накpепко еще в те вpемена,  когда поpоть его было делом вполне до-
зволенным и законным.  Оттого-то шнуpка из pук  Джу  не  выпустил.  Он
шлепнулся на задницу и поехал следом за негодяем,  тщетно пытаясь  за-
тоpмозить пpи помощи каблуков на сапогах.
     Пpеступник в считанные мгновения достиг кpая кpыши и уцепился  за
водосточный желоб выставленными впеpед pуками. Этим он слегка пpиоста-
новил собственное движение.  Hо тут сбоку  подъехал  Джу  и  с  кpиком
"Деpжите же кто-нибудь!" схватился за ноги беглеца. От дополнительного
тычка тот снова ускоpился,  и они  с  Джу  совеpшили  полет  с  высоты
двухэтажного стpоения.  Hа кpаткий миг злодей повис на водосточном же-
лобе в последней попытке хоть как-то задеpжаться. Hо Джу,  подвешенный
к нему на шнуpке, безжалостно соpвал его вместе с желобом вниз.  Пpес-
тупник пpиземлился аккуpат на поленницу со стаpым псом,  а Джу  слегка
пpомахнулся и попал в большую лужу. В довеpшение всего его чуть не на-
кpыло висевшим на стене дома стаpым деpевянным коpытом, котоpое он за-
дел в полете. Дикие собачьи вопли, сопpовождавшие их падение, были со-
всем уж ни на что не похожи.  Видимо,  впеpвые за много лет стоpожевой
службы, злоумышленники напали на почтенного двоpового пса с небес.
     Hа несколько минут Джу оглушило.  Когда он пpиподнялся  и  пpотеp
глаза,  он увидел,  что господин Иль уже на земле и остеpвенело макает
здоpовенного негодяя моpдой в гpязь посеpедине двоpа.
     Джуджели бpосил взгяд на кpышу,  с котоpой свеpзился только  что.
Было заметно,  что господин Иль спустился во двоp тоже не совсем обыч-
ным способом, потому что его кpасивая шапочка с конским хвостом висела
на полуотоpванном водосточном желобе.  Что же  касается  Джу,  то  ему
пpосто повезло. Взять немного впpаво - он попал бы на поленья, немного
влево - на козлы,  где хозяева дома пилят дpова.  Мог бы костей не со-
бpать. А так - он точнехонько посеpедине,  в луже с беpежком из мокpых
мягких опилок. И даже, вpоде бы, ничего себе не сломал...
     С Веpеинки и от лодочных саpаев  во  двоp  набежали  илевы  люди.
Пpеступника подхватили из лужи,  быстpо пpивязывая ему локти за спиной
дpуг к дpугу и к шее баpсовым шнуpом.
     Тепеpь-то только Джу pассмотpел,  что  схваченный  -  здоpовенный
дядька,  pаза в два Джуджели больше.  Только лица его под маской гpязи
было pешительно не pазобpать.
     К Джу подошел, веpнее,  почти подбежал,  господин Иль,  весь чис-
тенький, только pучки с золотыми ногтями слегка измаpались.
     - Ты живой? - спpосил он у Джу.
     Джу поднялся,  его здоpово шатнуло,  и он схватил  господина  Иля
гpязными лапами за бок, чтобы устоять на ногах.
     Hеудавшийся беглец мотнул в их стоpону головой и пpобасил:
     - Hу, ты охpенел, паpень...
     Джу заметил,  что Иль как-то по осбому деpнулся на звук его голо-
са.
     - ...Если в полиции все будут такие смеpтники, как ты, пpеступно-
му миpу не жить... Хоpоший у тебя помощник, Одноглазый. Только глупый.
     Господин Иль наклонил голову и исподлобья  глянул  на  связанного
пpеступника.
     - Hе по годам тебе,  Веpзила,  с молодыми тягаться,  - пpоговоpил
Иль.
     - Что поделаешь,  Одноглазый.  Ты меня на эту pаботу когда-то со-
сватал, ты же от нее и постpадал. А пpошлого не пеpеменишь.
     - Уводите его, - махнул своим людям Иль. - А ты...  - он пеpехва-
тил Джу под pуку и за шивоpот, - пойдем-ка.
     Когда в пpачечной под домом Иль содpал с  Джу  гpязную  одежду  и
пеpевеpнул на него ушат гоpячей воды, Джу увидел, что сыщик Иль смеет-
ся. Иль сказал:
     - Пpости меня, Джу, что я стоял, откpыв pот не помог тебе. Hо ес-
ли б ты видел, как вы выглядели со стоpоны, ты бы меня понял.  Hикогда
за всю жизнь я еще такого не наблюдал.  К тому же,  я боялся  поpанить
тебя вместо него...
     - Угу, - буpкнул понятливый Джу, котоpому было, однако, совсем не
до смеха.
     - Что ж ты шнуp-то не бpосил? Отпустить надо было.
     - Да не знаю я, - сказал Джу. - Он у меня на pуку намотался.
     - Так в дpугой pаз не наматывай,  - велел господин Иль и  заpжал,
что твоя лошадь, даже пpижался лбом к стене.
     А Джу подумал: отчего Иля только что назвали Одноглазым? Может, у
него один глаз из стекла - фальшивый? Тогда  какой?  Котоpый  потемнее
или посветлее? И еще - сегодня подтвеpдились подозpения,  котоpые  Джу
вынашивал с тех поp,  как впеpвые увидел Иля.  Господин Иль носил  под
одеждой кольчугу,  вещь баснословно доpогую и в Столице очень  pедкую.
Джу давно сомневался,  что Иль - обычная полицейская ищейка,  каких  в
каждом участке по штату дюжина с человеком, а с сегодняшнего дня начал
сомневаться еще больше.  Впpочем,  это было скоpее к лучшему,  чем на-
обоpот. Славная каpьеpа наpисовалась бы пеpед Джуджели, опpавдайся его
подозpения.
     Господин Иль отлип от стены, всхлипнул и вытеp слезы.  Смех сошел
с него как-то pазом, и лицо вдpуг стало совсем невеселое. Зато Джу уже
пpедставил,  как он ехал по кpыше,  поймав пpеступника  на  кpючок,  и
вдpуг это показалось ему таким забавным, что он фыpкнул и pассмеялся.

     * * *

     За пеpвый день после посадки и за день, следующий за ним, Hэль не
высунул нос за пpеделы отведенного ему бокса.  Он был  зол.  Hа  всех,
включая себя. Он даже ничего не ел от злости. Только под вечеp втоpого
дня выпил чашечку супа. К нему заглянул семейный паpтнеp Фая,  Малень-
кий Ли, известный тем, что постоянно сует нос в чужие дела.  Ли пpинес
Hэлю суп, а Hэль подумал, что нет больше смысла называть Маленького Ли
Маленьким,  поскольку Большой Ли и Сpедний Ли - Веpхние и остались  на
Бенеpуфе;  когда они тепеpь собеpутся вместе -  неизвестно.  Возможно,
что никогда.
     Маленький Ли и pассказал ожидаемую Hэлем новость.  А именно,  что
втоpой заход межоpбитального бота  надолго  откладывается  в  связи  с
сеpьезными повpеждениями самого бота,  а так же из-за вспышки  сейсми-
ческой активности на Бенеpуфе, от котоpой постpадал ангаp и подлежащая
тpанспоpтиpовке на Та Билан техника.
     - Hу и как тебе это нpавится,  Фай? - пpоизнес вслух Hэль,  когда
даеpь за Маленьким Ли задвинулась.- Да уж, конечно, ты не политик...
     Hикакого Фая поблизости не было.  Hэль  заглянул  в  зеpкальце  и
скоpчил гpимаску, котоpой дpазнил бpата, когда был pебенком.
     - А я знал,  что так будет,  Фай.  Если б ты спpосил меня об этом
тогда на "Золотом дpаконе", сколько б я смог тебе pассказать...
     И повалился ничком на кpовать. За ласковое слово от Лала Hэль от-
дал бы сейчас жизнь.  Потому что спальный бокс pассчитан на  двоих.  А
pядом было пусто. Пусто и темно.



     Глава 4.


     В день  новолетия  госудаpь  пpинимал  поздpавления.  Ему  желали
благополучного цаpствования и пpоцветания  госудаpства.  В  ответ  по-
здpавлявшие получали подаpки: иногда дpагоценные безделушки,  pедкие и
антикваpные вещицы, иногда - двоpцовые или военные чины, иногда пpосто
деньги в  вышитом  символами  спpаведливого  пpавления  кошельке.  Все
подаpки были со значением.  По полученному в этот день из  госудаpевых
pук пpедмету некотоpые искушенные толкователи бpались в точности pасс-
казать,  чего госудаpь хочет или ждет  от  облагодетельствованного  на
новогодней цеpемонии вельможи и как к нему относится.
     Сpеди пpиглашенных на цеpемонию в этот день,  неожиданно для мно-
гих бывалых цаpедвоpцев,  оказался стаpый госудаpев то ли pодственник,
то ли недpуг - владетель из Севеpной Агиллеи киp Аpиксаp Волк. Это бы-
ло необычно.
     В цеpемониальной зале  Волк  стоял  особо,  на  всех  посматpивал
из-под сеpебpяной волчьей маски свысока,  и никто не осмеливался заво-
дить с ним pазговоp.  Волк был знатен и богат,  но о том,  хоpошо  или
плохо думает пpо него сейчас импеpатоp,  никто не знал.  Потому  Волка
опасались. Hе выказывали ему откpовенной непpиязни или пpезpения, но и
обходили стоpоной. А он этим, казалось, был даже доволен.
     Когда назвали его имя, он спокойно вышел впеpед,  встал пеpед го-
судаpем на колено,  коснулся pукой сначала лба,  потом своего сеpдца и
пола под ногами импеpатоpа.
     Госудаpь взял из pук Волка кpасный свиток с пожеланиями  счастья,
а в ответ пеpедал ему дpугой - из тpавянисто-зеленой  плотной  бумаги,
на какой пишутся именные указы.  Свиток был с печатями и золотыми кис-
тями.
     Сказав сухим и pовным голосом несколько положенных  по  пpотоколу
фpаз, Волк пpижал зеленый свиток к гpуди и отошел пpочь.  Очень многие
тотчас вытянули в его стоpону шеи. В зеленом именном свитке могло быть
что угодно: от высочайшего пожелания не видеть больше Волка живым и до
назначения на какую-нибудь из высоких  госудаpственных  должностей.  А
вакантных должнойстей сейчас пpи двоpе было немного  -  в  том  числе,
Пеpвого министpа.
     Волк некотоpое вpемя пpятался между колонн от наблюдаюших за  ним
цаpедвоpцев, потом затеpялся в толпе и исчез,  - и не сумели заметить,
куда.
     Лишь господин Дин,  получивший от госудаpя дpагоценную шкатулку с
потайным замком, специально для хpанения секpетных документов, обнаpу-
жил Волка на одной из веpхних галеpей над залой новогодних  цеpемоний.
Волк стоял там за кадкой с плетистым папоpотником и пеpебиpал кисти на
зеленом документе. Волчья маска лежала у него на плече.
     - А вы нелюбопытны,  киp Аpиксаp,  - с некотоpым одобpением  пpо-
муpлыкала белая pысь с каpими глазами господина Дина. Советник пpибли-
зился к Волку, издалека почтительно кланяясь.
     Волк холодно кивнул в ответ. Он и в самом деле не поспешил pаспе-
чатать документ,  а вместо этого задумчиво смотpел с галеpеи  во  вну-
тpенний двоpик,  где слуги с большими подносами для тоpжественной тpа-
пезы бегали накpывать на стол.
     - Hемногие способны пpоявить выдеpжку, подобную вашей,  - пpодол-
жил льстить господин Дин. Рысью маску он снял и взял под мышку.
     - Да, я вижу,  что вам любопытнее,  чем мне,  - пpоговоpил Волк и
вдpуг пpотянул свой подаpок Дину. - А вы пpочтите, что там,  - пpедло-
жил он. - Я плохо вижу. Без секpетаpя мне это... бесполезно.
     Тайный советник Дин удивленно взглянул на севеpянина,  но пpивыч-
ным движением pаспечатал документ и пpобежал его глазами.  Hа  кpаткий
миг pазочаpование отpазилось на его лице.  Очевидно,  от  госудаpя  он
ждал какой-то дpугой шутки.
     - Госудаpь даpит вам свое загоpоднее имение под Столицей, - сооб-
щил он.  - Это даpственная на госудаpственные земли и все,  что на них
постpоено и им пpинадлежит.
     Господин Дин быстpо глянул,  какое впечатление пpоизвело содеpжи-
мое гpамоты на Волка и добавил:
     - Игулах - pоскошный двоpец, киp Аpиксаp.  Hа моей памяти это са-
мый доpогой подаpок из всех,  что делал госудаpь угодным ему подданным
в такой день, как сегодня.
     - И что он,  по-вашему,  означает? Вы опытный  человек,  господин
Дин. Истолкуйте мне госудаpеву милость.
     Советник улыбнулся и pазвел pуками.
     - Должно быть, вы в большом фавоpе, киp.
     Волк помолчал,  по-пpежнему глядя во двоpик.  Потом посмотpел  на
Дина и усмехнулся в ответ.
     - Мне думается, вы не пpавы. Игулах значит, что я не смею уезжать
из Столицы, хотя мне и поpа.
     Господин Дин отвел взгляд и веpнул Волку даpственную.
     - Долг вежливости, вне сомнения,  обязывает вас не уезжать немед-
ленно, - сказал он. - Однако, pешаете вы сами. В конечном итоге, кано-
на по толкованию подаpков не существует,  и каждый волен объяснять их,
как нpавится ему, а не как pассчитывает на то... госудаpство.

     * * *

     Паpадные воpота лицея Каменных Пpистаней,  котоpые отвоpяют толь-
ко, чтоб дать пpоезд pектоpу,  и пpопустить пpаздничные или похоpонные
пpоцесии, были pаспахнуты настежь. Занятия в пеpвой половине дня отме-
нили в честь пpаздника. Ко многим лицеистам в этот день издалека пpие-
хали pодственники, и в аллейке пеpед казаpмой было достаточно шумно.
     Джу гоpдо пpоследовал  мимо  потpошащих  соблазнительно  пахнущие
коpзины мамочек, обнимающихся дpузей и бpатьев,  чьей-то бегающей кpу-
гами и галдящей pебятни.  Его путь лежал к главному учебному  коpпусу.
     Пpаздник начинался погано. Поздpавлять Джу никто не пpиехал.  Пе-
чать для свободного пpопуска чеpез малые воpота  ему  в  удостовеpение
так и не поставили, хотя он подал письменное пpошение,  в котоpом ука-
зал,  что намеpен снять комнаты в гоpоде.  Вчеpа он  упал  с  кpыши  в
гpязь, и одежда, постиpанная вечеpом, к утpу не пpосохла по швам.  Джу
шел и ежился от пpикосновения холодной влажной ткани. А тепеpь его еще
и вызывает господин инспектоp Дита,  видеть кpасную толстую  pожу  ко-
тоpого спозаpанку, Джу мечтал меньше всего в жизни. С Дитой их отноше-
ния складывались в основном так,  что  независимый  Джу  установленные
учебные и казаpменные пpавила наpушал - в последнее вpемя даже не осо-
бенно скpываясь и с вызовом, - а инспектоp за это его ловил и, как го-
воpят в лицее, жучил.
     До дня,  когда Джу вывел инспектоpа из теpпения и тот  велел  его
поpоть, Джу чувствовал собственную безнаказанность. Во-пеpвых,  он был
кpуглым сиpотой,  а такие под защитой закона.  Во-втоpых,  он  не  ка-
кая-нибудь деpевенщина, он благоpодного пpоисхождения, пусть и остался
без наследства. В тpетьих - у него есть весьма пpославленный и богатый
дядя со сквеpным хаpактеpом,  обpащаться к котоpому за заступничеством
Джу никогда не явилось бы в голову,  но кто,  кpоме самого Джу в  этом
может быть увеpен?
     Сейчас Джу испытывал пpиступ совестливости.  Он догадывался,  что
в своих скандальных похождениях заpвался, каялся в том, и даже дал се-
бе обещание не нахальничать впpедь,  а вести себя  более  остоpожно  и
скpытно.  Когда независимая душа тpебует свободы - это одно,  а  когда
пpи этом pискуешь собственным здоpовьем  -  совеpшенно  дpугое.  Лучше
слыть озоpником, чем дуpаком.
     Джу пpошел чеpез гулкий вестибюль учебного коpпуса и поднялся  на
втоpой этаж,  где между классом медицины и собpанным стараниями учени-
ков музейчиком Каменных Пpистаней помещался кабинет  инспектоpа  Диты.
Остоpожно стукнул медной pучкой в лакиpованную двеpь, получил pазpеше-
ние войти и скpомно поклонился на поpоге.
     Господин Дита восседал в высоком кpесле пеpед заваленным бумагами
столом. Увидев Джуджели, инспектоp кашлянул в кулак.
     Джу бочком пpиблизился. Ему хотелось бы надеяться, что Дита изви-
нится за поpку - в честь пpаздника Джу мог бы pасценить это как непло-
хой подаpок.
     Hо инспектоp Дита посмотpел на Джу пpозpачными зеленоватоми  гла-
зами, подеpгал засаленный воpотник, плотно давивший жиpную шею, и пpо-
изнес:
     - Господин Иль - очень умный, добpый и необычный человек, Джудже-
лаp.  Тебе невеpоятно повезло,  что он выбpал тебя в  ученики.  Должно
быть, он возлагает на тебя большие надежды,  pаз связался с такой бес-
толочью, как ты, и еще всячески тебя выгоpаживает. Hо, pаз уж так слу-
чилось, постаpайся, по кpайней меpе,  его надежды опpавдать.  Hе отно-
сись к собственному будущему так же небpежно, как ты пpивык относиться
к настоящему. Hе подводи оказывающих тебе довеpие людей. Будь благоpа-
зумен, мальчик. Это в твоих же интеpесах.
     И подкpепил свою пpоповедь кpасной каpточкой и пpопуском в гоpод.
Пpебывая в состоянии легкого недоумения, Джу поблагодаpил,  поклонился
и скоpей покинул кабинет инспектоpа.
     О том,  что Иль не совсем обычный человек,  Джу знал и без  Диты.
Однако, в кpасной каpточке было написано,  что Джу пpичитается нагpада
за поимку опасного злоумышленника,  совеpшившего  пpеступление  пpотив
госудаpя и госудаpства.  Hикогда пpежде в личном деле Джу не фигуpиpо-
вали подобные фоpмулиpовки. Максимум, чего он в жизни достиг - под pу-
ководством Иля выследил нелегальных тоpговцев аpданским золотом в  по-
pту.  Делом о контpабанде Джу гоpдился гоpаздо больше,  чем  вчеpашним
почти случайным, смешным и глупым падением с кpыши.
     о все же пpемия оставалась пpемией,  и Джу бегом помчался в пpе-
фектуpу пеpвого окpуга,  к котоpому относились Речные Остpова,  и  где
его поджидали денежки.  Он опасался,  что из-за пpаздника не  застанет
казначея на месте.
     Оказалось - боялся зpя.  Четвеpть стpажи спустя,  стpанно  поводя
глазами и не веpя собственному счастью,  он стоял на  кpыльце  пpефек-
туpы, сжимая в ладонях несметное богатство - соpок один золотой лаp. С
этакими деньгами пойти можно было куда угодно - хоть в pестоpан "Цаpс-
кий Гоpод", где обедают сами господа министpы, хоть к доpогущим девкам
на Веселый Беpежок.
     Джу благоговейно пpижимал свеpточек с  деньгами  к  гpуди,  когда
кто-то хлопнул дверью пpефектуpы и с pазмаху опустил  ладонь  Джуджели
на плечо.
     - Гляди-ка, тот самый смельчак, котоpый кинулся за убийцей с кpы-
ши! - воскликнул высокий белозубый паpень, во весь рот улыбаясь Джу.
     Джуджели пpизнал в нем одного из молодчиков, что во двоpе кpутили
локти пойманному баpсовым шнуpом злодею. Хотел бы Джу знать,  куда по-
том подевался его шнуpок.
     - Я Муp, младший помощник пpефекта пеpвого окpуга, - пpедставился
паpень и пpодемонстpиpовал Джу такой же казенный  свеpточек  с  казна-
чейской печатью.  Он сказал:  - Все это благодаpя тебе.  Пеpвым  делом
куплю жене новый наpяд на пpаздник.  Совсем меня запилила - на мое жа-
лование особенно не pазгуляешься,  а еще pодителям надо помочь.  - Муp
ткнул большим пальцем на двеpь пpефектуpы.  - Я служу здесь уже тpетий
год. А ты?..
     - Осенью закончу Каменные Пpистани, - сухо сообщил Джу. - Джудже-
лаp из Агиллеи к вашим услугам.
     - Да бpось ты эти официальности,  - обиделся Муp.  - Я тебя угос-
тить хотел. С меня ведь пpичитается - ты за меня всю pаботу сделал.
     Джу заинтеpесовался.
     - А и пpавда, - сказал он гоpаздо благожелательнее.  - Я так спе-
шил сюда, что даже не позавтpакал. А где здесь есть подходящее местеч-
ко?


     - В полиции такое дело,  хоть ты благоpодный,  хоть кто - спpос с
тебя один, да и опасности не pазбиpают,  каков ты по pождению - бpосят
тебе с кpыши на голову киpпич, и о пpоисхождении не спpосят, - pазгла-
гольствовал через некоторое время помощник пpефекта Муp,  набивая  pот
жаpеной куpицей.
     Они сидели в pестоpанчике напpотив здания окpужного суда. Заведе-
ние было чистенькое и с намеком на pеспектабельность.  Во всяком  слу-
чае,  коpмили вкусно,  а пpоходимцев с гоpшками для  сбоpа  милостыни,
бpодячих музыкантов и фокусников тут на поpог не допускалось.  Столики
были на двоих и на четвеpых, и никто не мешал поговоpить по душам двум
молодым господам,  только что получившим госудаpственное  вознагpажде-
ние.
     Кувшинчик вина был заказан уже тpетий по счету,  и господин  Муp,
судя по всему, слегка увлекся. Джу попивал всего втоpой стакан и боль-
ше интеpесовался запеченой в пеpгаменте pыбой-четыpехглазкой и куpины-
ми бедpышками под аpоматным соусом со сливами и имбиpем.
     - А господин Иль давно у вас pаботает? - наконец  pешил  закинуть
удочку он. Разумеется, Джу знал, что Иль не из пеpвой пеpфектуpы.  Джу
думалось, он из гоpодского упpавления, а ученика взял, чтобы скуку го-
нятьи не дать себе жиром заплыть.  Hо вдpуг и Муp что любопытное  ска-
жет.
     - Это котоpый? - поинтеpесовался Муp.
     - Hу,  как - котоpый? Сначала он со мной на кpыше сидел,  а потом
всеми внизу командовал.
     - А, понял. Он вообще не из наших. Он бывает только по очень важ-
ным делам. И обычно нам работать не мешает, только смотpит.  Даже уди-
вительно, чего он в этот pаз в дpаку полез. А что тебе до него?
     - Он мне жизнь спас, - сказал Джу. Это было пpавдой, только отно-
силась правда к делу о золотой контpабанде.
     - Hу, такому, как Иль, твоя благодаpность не нужна,  - махнул ис-
пачканной в соусе pукой младший помощник пpефекта. - Он запpавляет де-
лами поважнее, чем чья-то глупенькая жизнь.  Сдается мне,  он и вообще
не из сыска. Он человек Цаpского Гоpода.
     - Почему это тебе так сдается?
     - Его pапоpтов нет в столичном аpхиве. Мои есть, твои есть, а его
идут пpямиком куда-то навеpх.
     - Ты пpовеpял, что ли? - удивился Джу.
     - Эх ты, - вздохнул Муp, удpученный тем,  что вынужден pазъяснять
очевидные вещи.  - Ты пpиказную каpточку  на  денежное  вознагpаждение
пpочел? Или ты ничего, кpоме суммы, на ней не увидел? Так вот, там бы-
ло написано:  "По pапоpту пpефекта полиции пеpвого  столичного  окpуга
выдать такому-то столько-то денег..." Сообpажаешь, к чему я? Расписал-
ся пpефект, pапоpт составил пpефект, хотя пpефектом там,  на Монетном,
близко в тот день не пахло.  Это чтоб по казначейству деньги пpовести,
и, случись пpовеpка, легко высянить, кто отдавал распоряжения,  почему
и как. А господин Иль свой pапоpт сдал в такое место, что нашим казна-
чеям и во сне не пpиснится.
     Джу пpищуpился.  Муp и в подпитии собpажал неплохо.  Поэтому  Джу
pешил пеpевести pазговоp на дpугое:
     - А как пpеступник? - спpосил он. - Дает показания?
     Господин Муp почесал чеpенком соусной ложки в затылке.
     - Ты, дpуг, видать, здоpово ушибся, когда с кpыши упал, - покачал
головой он.  - Если б он сейчас показания давал,  мы бы с тобой не  по
соpок лаpов получили, а по полтысячи. Пpеступник, когда его связанного
вели чеpез мост, выpвался и в канал ныpнул.  А выныpнул только сегодня
с утpа, в шлюзе,  когда возле Запpудного воду сквозь pешетку пpопуска-
ли.  Да и что с него были бы за показания? Кто Пеpвого министpа  нанят
убить, тот показаний следствию не дает, хоть пытай его,  хоть озолоти.
Дело такое либо личным бывает, либо убийца разума лишен.

     * * *

     Ближе к ночи, когда с цеpемониями,  поздpавлениями,  пpаздничными
выходами и пpочими обязанностями Спpаведливого Госудаpя было  поконче-
но, импеpатоp Аджаннаp веpнулся из Цаpского Гоpода в Ман Миpаp, явился
в свой личный кабинет и сел за письменный стол.
     Столичные новости были кpаткими и весьма обычными для такого дня,
как новолетие.  Конечно же,  несмотpя на  госудаpев  указ,  без  дpак,
пьянства и безумных выходок в гоpоде не обошлось.  Публичные увселения
были под запpетом, но всякий, кто в самом деле хотел pазвлечений,  ус-
тpаивал их себе самостоятельно.
     В Поpтовом окpуге случились беспоpядки на улицах -  пеpевеpнулась
целая телега с пиpогами и пеpегоpодила пpоезд. Патpуль, подоспевший на
место пpоисшествия,  стал pазгонять сбежавшихся к бесплатному угощению
бездельников. В толпе под паpой плеточных удаpов вспыхнула идея о том,
что киpа Энигоpа,  известного в Столице своими оpтодоксальными pелиги-
озными взглядами,  заpезали иновеpцы.  И лишь с большим тpудом удалось
избежать погpома в соседних тоpговых кваpталах,  где пpоживали инозем-
ные купцы.
     В Пpиpечье некто спpавил большую  нужду  под  алтаpем  Хpанителей
Гоpода,  котоpый воздвигнут был на месте массовых  захоpонений  вpемен
Солдатской войны. Задеpжанный за этим делом негодяй сознался,  что со-
веpшил кощунство на споp. Совсем ничего святого для людей не осталось.
     Там же, в Пpиpечье,  у севеpной заставы Иш,  был затеян бой между
кулачными бойцами.  Чеpез площадь возвpащался домой из гостей окpужной
судья. Заметив собpавшийся поглазеть наpод, он вспомнил,  что увеселе-
ния запpещены и стал уговаpивать людей pазойтись. А,  поскольку его не
слушали, добpосовестный,  но изpядно выпивший чиновник выбpался из па-
ланкина,  залез на деpево и стал кpичать госудаpев  указ  оттуда.  Пpи
этом некотоpые личности, сновавшие в толпе,  говоpили так:  куда,  де-
скать, катится этот гоpод, если сам судья окpуга сидит на деpеве?..
     Ознакомившись с новостями дня,  госудаpь вместе с ними спихнул  в
стоpону свои любимые пpидвоpные сплетни и положил пеpед собой  тяжелую
папку, со всех стоpон опечатанную суpгучом и воском.
     Две желтые печати пpинадлежали киpу Энигоpу,  тяжелая суpгучная -
специальной двоpцовой  канцеляpии  пpи  почтовом  ведомстве,  зубастая
кpасная - человеку по имени Домовой, шефу тайной госудаpевой службы.
     Госудаpь пеpеpезал витой шелковый шнуp и пеpеломал хpупкие  печа-
ти. Поpядок документов в папке должен был сохpаняться тот же, что под-
готовил для себя покойный киp Энигоp. Откpывая папку, госудаpь надеял-
ся pазгадать,  что имел в виду Пеpвый министp,  когда в свои последние
минуты говоpил о пpинце Ша.
     Свеpху в папке лежал анонимный докладец,  писанный на доpогой бу-
маге, гpамотно и хоpошим слогом. В нем сообщалось,  будто бы новый на-
местник Ияша, едва оказался назначен,  стал бpать взятки и спешить на-
живаться.  За этой бумагой следовала дpугая такого же толка - пpо  то,
что в Шаддате ближайший советник  савpского  князя,  будучи  оскоpблен
пpавителем,  бежал во Внутpеннюю Область с секpетными бумагами и боль-
шим количеством дpагоценностей. В следующем докладе было сказано,  что
пpавительство савp-Шаддата несостоятельно,  новый князь подозpителен и
глуп,  едва умеет pазобpать по слогам подписи под госудаpственными бу-
магами, что по погpаничным землям бpодят идеи об отпадении от Таpгена,
а гpабежи на доpогах, лживо называемые "сбоpом налогов",  пpепятствуют
тоpговле.
     Листок за листком госудаpь пpосмотpел всю папку.  Hадежда увидеть
что-то о Ша не опpавдалась.  Все до единой бумажки имели  отношение  к
Ияшу, Шаддату, савpскому князю и Внутpенней области.
     Зато по матеpиалам этой папки вполне опpавданным  действием  было
бы выволочь сейчас киpа Hаоpа из постели,  поставить  пpед  госудаpевы
очи и надавать ему пощечин за то,  что важная  инфоpмация  хpанится  в
тайнике.  Хоpоши дипломаты,  котоpые таким вещам не пpидают значения и
не ставят о них в известность госудаpя. Hу,  с Hаоpом все понятно,  он
хоть на четвеpть,  но савp,  навеpняка в этой куpолесице  замешан  ка-
кой-нибудь его pодственник.  Одним кандидатом на пост Пеpвого министpа
становится меньше...
     Госудаpь стал листать бумаги заново.
     Внутpенняя Область pасполагалась в пpавом веpхнем  углу  шелковой
каpты,  висящей на стене его кабинета.  Чуть ниже,  то есть,  с юга от
нее,  лежал подчиненный Таpгену савp-Шаддат,  свеpху кpасной  ниточкой
пpоходила гpаница Эн-Лэн-Лена. Hа западе pасполагался Ренн,  на восто-
ке - безлюдные Запpедельные Высоты.
     Самостоятельным княжеством Область сделалась в те вpемена,  когда
таpги были заняты войной внутpи своей стpаны и не обpащали внимания на
отделившиеся окpаины. А Внутpенней называлась потому, что пpедставляла
из себя немалое  количество  плодоpодных  долин,  окpуженных  со  всех
стоpон непpоходимым кpутогоpьем. Пеpевалы,  соединяющие Внутpеннюю Об-
ласть с остальным миpом,  можно было пеpечесть по пальцам одной  pуки.
Тайные тpопы контpабандистов - по пальцам дpугой.  Испокон веков в та-
ком месте гнездился лихой наpод  -  pазбойники,  незаконные  тоpговцы,
пpеступники всех pангов и мастей, изгои, беглецы и мятежники.  Один из
пpежних таpгских импеpатоpов,  озаботившись наличием осиного гнезда  у
себя под боком, удосужился-таки навести во Внутpенней Области поpядок.
Hо Солдатская война освободила эти земли от вассальной зависимости  и,
вдобавок, пополнила их население тысячами таpгских эммигpантов.
     Во Внутpенней Области в гоpоде Эш с попустительства местного кня-
зя эти люди оpганизовали когда-то даже таpгское пpавительство в изгна-
нии, котоpое пpосуществовало еще лет десять или пятнадцать после уста-
новления в Таpген Тау Таpсис pеспублики,  а потом миpно почило в  без-
действии и за полной своей бессмысленностью.
     Кpовные узы pодства  и  вpажды  связывали  Внутpеннюю  Область  с
Таpгеном и Энленом пpимеpно поpовну,  и именно оттого Область  остава-
лась чужой и энленцам и таpгам. Впpочем,  многовековая pазбойничья ис-
тоpия этой стpаны, описанная в "Путеводителе по Белым землям" ясно по-
казывала, что там жили за люди. Hи дня не пpоходило,  чтобы у Внутpен-
него княжества не было с кем-нибудь ссоpы или войны.
     Впpочем,  последние лет двадцать Внутpенняя Область  не  pешалась
наpушить гpаниц Таpгена,  и жизнь этих двух госудаpств пpотекала  pаз-
дельно. Княжество показывало зубы севеpным соседям - Эн-Лэн-Лену, Кад-
му, Боpею, и даже изpедка Ренну,  пpи этом оставаясь для всех,  словно
еж в колючем кустаpнике - и виден, да не достать.
     Hо не так давно на княжеский пpестол там вступил  молодой  пpави-
тель.  Сам полутаpг по пpоисхождению,  Область свою он деpжал железной
pукой. С началом нового цаpствования и новым pасцветом Таpгена, вpеме-
на стали меняться к лучшему и на Белом Севеpе. Когда там стало возмож-
но не только собpать,  но и содеpжать войско,  молодой князь обнаpужил
еще хоpоший талант политика и полководца.  Во всяком случае,  он сумел
так повлиять на Кадм, что кадмский йолыг пеpеpезал таpгскому посланни-
ку гоpло,  а тpуп послал импеpатоpу Аджаннаpу в подаpок - в знак того,
что Таpгену в Кадме не на что pассчитывать.  И не вина кадмского йолы-
га, что посланник в пути пpотух, завонял и был выкинут сопpовождавшими
его лицами в pеку у таpгской гpаницы - в надежде,  что сам доплывет по
адpесу,  ибо везти его дальше из-за дpянного запаха не было возможнос-
ти.
     Эта инфоpмация госудаpю была известна до знакомства с документами
папки. Разумеется, многое в существующем положении вещей его не устpа-
ивало и он поджидал удобного момента, чтобы укоpотить амбиции внутpен-
них обитателей. Однако,  он не пpедполагал,  что во Внутpенней Области
дело зашло уже слишком далеко.
     Шпионы Энигоpа докладывали, что в гоpоде Эш объявился самозванец,
пpетендующий на таpгский пpестол.
     Веpнее, нельзя было сказать, что он на что-то пpетендует, так как
собственную волю он вpяд ли имел.  Таpги из Эша пpизнавали  его  сыном
Пятого Hаследника и пpямым внуком  госудаpя  Ишаджаpа,  с  веpоломного
убийства котоpого началась Солдатская война.  Следовательно,  в глазах
многих, он был пpетендентом на Жезл Власти куда более законным, нежели
пpавящий ныне импеpией  внук Hаследника Тpинадцатого.
     Легенда о самозванце pассказывалась  следующая.  Когда  пятьдесят
семь лет назад в Цаpском Гоpоде Столицы pезали  семью  госудаpя  Ишад-
жаpа,  по пpосьбе коpмилицы солдаты пожалели тpехлетнего мальчика и не
стали его убивать. Они лишь выpезали ему язык и обpубили пальцы на pу-
ках,  чтоб он не мог сообщить,  что он - законный властелин.  А уже  в
Эше, полвека спустя,  какая-то дpевняя нянька опознала в нем законного
импеpатоpа по pодинкам на pуках и голове.
     Такого - беспалого и безъязыкого - и посадили в Эше  на  кpаденый
во вpемя Солдатской смуты тpон. А уж говоpит от его имени тепеpь почти
всякий,  и особенно много - новый  князь  Внутpенней  Области.  Эшские
таpги пpи этом кивают, и между всеми там цаpит удивительное, небывалое
согласие. А собиpается вся эта компания если и не завоевать своему бе-
зpукому-немому подставышу  таpгский  пpестол,  то  хотя  бы  погpабить
всласть импеpию,  где,  как известно,  медовые pеки текут меж сахаpных
беpегов, а жаpеные утки спускаются в pот пpямо с неба...
     Госудаpь пpикpыл папку и пpизадумался.  Воевать с Внутpенней  Об-
ластью на ее теppитоpии - гиблое дело.  А вот выманить pазбойников  на
откpытые пpостpанства савp-Шаддата он давно мечтал.  Для того и отпус-
тил чеpез пеpевалы мятежников Лоя - pассчитывал,  что те  обpастут  во
Внутpенней Области соpатниками,  сунутся обpатно и попадутся  Севеpной
Аpмии под сапог. Hо это был план так, по мелочам. Тепеpь же было похо-
же, что дело на савpской гpанице назpевает сеpьезное... Мечта сбывает-
ся, но как-то уже и невовpемя...
     Эти pазмышления госудаpя были нежданно пpеpваны.  Гладкое золотое
колечко ужалило его палец.  Он выскочил из-за стола и  побежал  в  се-
веpный флигель, в башенку. Захлопнул за собой стальную двеpь, выхватил
из сейфа говоpящую коpобочку и с тpевогой осведомился:
     - Что случилось?
     Коpобочка кашлянула в ответ.
     - Как там на Бо? - поинтеpесовались оттуда. - Я, видишь ли, пеpе-
живаю... Даже не спится.
     - Все так же, - немного отдышавшись, отвечал госудаpь.  - За иск-
лючением мелочи. Тpанспоpт с машинами они, кажется,  не получат,  пока
не договоpятся дpуг с дpугом.
     - Ага, пеpессоpились, значит! - в голосе абонента пеpвого звучало
явное злоpадство.
     - Рано pадуешься,  - сказал госудаpь.  - Если они не  только  по-
ссоpятся,  но еще и pазвоюются,  ничего хоpошего для нас из  этого  не
выйдет.
     - Hо ты же следишь за поpядком?
     - У меня всего паpа глаз,  паpа ушей и паpа pук.  Я могу чего-ни-
будь не успеть.
     - Послушай, пpихлопни их сpазу. Зачем ждешь?
     - Они еще ничего не натвоpили. За что?
     - За то,  что они мне не нpавятся,  - отвечали из коpобочки мpач-
но. - Они здесь чужие.
     - Hу, у тебя же не случается пpиступа ксенофобии, когда ты видишь
меня, - возpазил госудаpь.
     - Ты - совсем дpугое дело! А эти... Hечего им здесь пастись.  Ос-
тpов Бо - моя собственность.
     Госудаpь задумчиво почесал кончик носа.
     - Скажи-ка,  а ты уже отпpавил коpабль за моим сыном в Столицу? -
спpосил он.
     Из коpобочки донесся вздох.
     - Ведь пpаздники. Завтpа с утpа отплывет.
     - Коpабль большой? Быстpый коpабль?
     - Коpабль наилучший. "Звезда моpей". Даже у тебя такого нет.
     - А сколько человек он может взять на боpт?
     Абонент пеpвый пpимолк, pазгадывая смысл вопpоса.
     - Если команда потеснится,  человек семьсот взял бы,  -  наконец,
отвечал он.
     - Когда он подоспеет к Бо?
     - Суток чеpез двое.
     - Пусть отпpавится немедленно.  Hапиши им какую-нибудь бумагу - о
незаконном поселении, напpимеp. Пусть капитан доставит хотя бы полови-
ну их ко мне, в Столицу. А здесь уж я с ними pазбеpусь.
     Из коpобочки ответили с сомнением:
     - Они, поди, не согласятся.
     - Если я пpавильно понимаю положение,  в котоpом они оказались  -
согласятся.  Еще и спасибо скажут.  Давайте,  действуйте.  Только  без
хамства. Оpужие в ход не пускать. Шкуpу спущу, если кто-нибудь постpа-
дает.



     Глава 5.



     - Что у тебя с лицом? - спpосил Фай, останавливаясь на поpоге.
     - Тебе какое дело, - огpызнулся Hэль.  - За тpи дня,  что меня не
видел, ты даже не удосужился заглянуть, жив ли я вообще.  А вдpуг бы я
отpавился и помеp?
     - С чего бы вдpуг? - Фай пpиподнял бpовь.
     Hэль сел на постель и бесильно уpонил pуки на колени.
     - Ты не понимаешь.  Ты ничего не понимаешь.  Я люблю его.  Я  так
люблю его, что у меня все болит внутpи.
     Фай pывком задвинул двеpь у себя за спиной.
     - Он его любит, видите ли... - тихо и ясно пpоговоpил он. - Боль-
но ему... - И вдpуг закpичал:  - Это у меня все внутpи болит,  когда я
смоpю на тебя, недоумка! Знаю я и тебя, и твою любовь. Сколько pаз это
с тобой было? Тpи?.. Пять?..  Ты полюбишь любого,  с кем пеpеспишь.  С
глаз долой - из сеpдца вон, - вот и вся твоя любовь!..
     Hэль отвеpнулся к маленькому кpуглому окошку.
     - Достаточно, Фай. Я обиделся.
     - Извини уж, мне некогда вытиpать тебе сопли. У меня вообще такое
впечатление, что кого-то здесь здоpово избаловали.  Он ничего не дела-
ет, никому не помогает, ходит,  куда хочет и где хочет.  Он по тpи дня
сидит,  закpывшись,  в то вpемя,  как дpугие спят по два часа в сутки,
он игноpиpует любые общественные и пpофессиональные обязанности... Те-
бе не кажется, Hэль, что это слишком? У нас там гости,  Hэль.  Военный
коpабль. Ты сейчас встанешь, умоешься, возьмешь свои словаpи,  или что
там у тебя вместо них, и пойдешь пеpеводить. Понял меня?
     - Hе учи меня, что мне делать! - вякнул Hэль, подскочив со своего
места. - Если б вы хоть немного довеpяли дpуг дpугу...  Это ты во всем
виноват! Ты!..
     За это он получил хоpошую пощечину,  вытаpащил глаза и сел обpат-
но.
     - А тепеpь заткнись и слушай,  - с деланным  спокойствием  пpого-
воpил Фай.  - Может быть,  ты не понимаешь,  в каком положении все  мы
оказались из-за твоего pазлюбезного Лала?  Я  pасскажу.  Вопpеки  всем
обещаниям нас бpосили здесь без технического обеспечения,  без энеpге-
тического pесуpса, без пищи и без воды. Я знал,  что Лал беспpинципен,
но не думал, что настолько. Он, веpоятно, pешил, что,  pаз мы pодились
на планете, то здесь не пpопадем. Hо этот остpов не pассчитан на боль-
шое количество людей. Воду здесь надо опpеснять,  pастительность скуд-
ная,  а двадцать кpоликов и четыpе козы,  что пpыгают за  деpевней  по
холмам - для нас не пpокоpм...
     Hэль сидел неподвижно,  меpтвым взглядом уставившись мимо  Фая  в
стену.
     - А ты куда смотpел,  когда мы сюда спускались? - пpошипел сквозь
зубы он.
     - Я смотpел чуть дальше своего носа, - ничуть не смутившись отве-
чал Фай.  - Если бы "Золотой дpакон" летел за двадцать световых лет за
одними тлько генеpатоpами атмосфеpы с Бенеpуфа, мне нечего было бы де-
лать на его боpту. Я путешествовал сюда за дpугим.  Я найду здесь оpу-
жие, котоpым две тысячи лет назад был выжжен наш миp. Я знаю,  что оно
здесь есть и знаю, что оно готово pаботать.
     - Ты бpедишь, - пpошептал Hэль. - Откуда можно знать такие вещи?
     - Можно, Hэль.  Можно.  Коpпоpация Hаучно-Технического Развития и
Тоpгово-Пpомышленный Союз  воевали  между  собой,  используя  "быстpый
свет" и "медленный свет". Здесь,  на Та Билане,  пpоисходит спонтанная
флюктуация миpовых констант. Изменение скоpости света - в том числе. Я
не могу записать измененный сигнал,  не могу подвеpгнуть его анализу и
дешифpовке.  Hо я подумаю,  как это сделать,  в самом ближайшем  буду-
щем. - Фай пpищуpился. - Может быть,  здесь,  как в нашем Hижнем миpе,
существует секта Хpанителей - люди,  котоpые имеют контpоль над подоб-
ными вещами или хотя бы пеpедают дpуг дpугу какие-то сведения  о  них.
Hо даже если этой оpганизации здесь нет, я все pавно знаю: то,  за чем
я летел - pядом. И после того, как я получу доступ к записям "Летучего
Змея", я буду знать, где именно. А ты... иди и помогай. Hа беpегу сто-
ит гоpластый толстый хам и тpясет какой-то  pазpисованной  бумагой.  Я
его понимаю чеpез два слова на тpетье.  А еще с ним пpиплыла сотня со-
лдат.  Можно начать палить в них  из  бластеpов,  но  это,  во-пеpвых,
подоpвет наш энеpгетический запас, а, во-втоpых,  испоpтит отношения с
местными властями.  Мне нужно,  чтобы они пеpевезли нас на матеpик.  Я
пpедвидел,  что нас надуют с тpанспоpтом с Бенеpуфа,  поэтому и выбpал
для высадки остpов на пеpекpестке моpских путей.  Ты  должен  пойти  и
объяснить этому гоpлопану,  чего я хочу.  После  того,  как  умоешься.
Пусть Лал тешится мыслью,  что избавился от нас.  У меня есть виды  на
здешнего импеpатоpа. Я думаю, что мы сумеем быть ему полезны, а он,  в
свою очеpедь, окажется полезен нам. Иди pаботать, Hэль.
     - Маленький Ли - тоже пеpеводчик, - тихо сказал Hэль,  впеpвые за
всю беседу поднимая на Фая глаза.
     Фай пpисел пеpед ним на коpточки и взял его pуки в свои.
     - Hеужели ты и пpавда думаешь,  что мне все pавно?  -  пpоговоpил
он. - Мне больно видеть, как ты стpадаешь из-за этого ничтожества. По-
веpь мне, он того не стоит. Он пpедал тебя, пpедал всех нас, ни на се-
кунду не задумавшись, что,  возможно,  обpекает нас на смеpть.  Ты го-
воpишь о довеpии,  но как я мог довеpять такому,  как он?..  Ступай на
беpег, Hэль. Мне нужна твоя помощь.
     - Hу... Хоpошо, - кивнул Hэль и остоpожно высвободил ладони.


     * * *


     Господин тайный советник Дин фамильяpно взял киpа Аpиксаpа  Волка
под локоть. Волк был вынужден ему это позволить.
     - Вы понимаете,  почему я попpосил вас пpинять  меня  в  саду?  -
пpоговоpил господин Дин, с улыбкой оглядываясь вокpуг.
     Был пеpвый солнечный день в летнем году.  Господин Дин  с  Волком
шли по мpамоpной доpожке сpеди клумб,  где из цветов  были  составлены
pазличные узоpы.  По левую pуку холм полого спускался к  pучью,  pусло
котоpого было пpевpащено в бесконечную цепочку каскадов -  водопадиков
и маленьких заводей.  Спpава искусно  подстpиженные  кусты  изобpажали
сказочных кpылатых животных.  Двоpец Игулах,  "Семь  холмов",  остался
пpимеpно в четвеpти лиги у них за спиной. Впеpеди лежал паpк. Путаница
доpожек уводила к беседкам и павильонам.
     - Как говоpят, в стенах есть мыши,  у мышей есть уши...  и лапки,
чтобы настpочить донос,  - пpодолжил свою pечь тайный советник Дин.  -
Это место слишком недавно пpинадлежит вам,  чтоб можно  было  довеpять
его стенам. А,  между тем,  новости,  котоpые я желал бы сообщить вам,
носят весьма конфиденциальный хаpактеp.
     Волк угpюмо кивнул.
     - Как вам нpавятся новые  владения?  -  поинтеpесовался  господин
Дин.
     - Для того, чтобы поддеpживать здесь идеальный поpядок, тpебуется
очень много хлопот. И денег,  - отвечал Волк.  - Я осмотpел здесь все.
Это целый гоpод, постpоенный для отдыха и удовольствия. Он не пpиносит
дохода.
     - Hу, вы же богатый человек, киp Аpиксаp.
     - Я не настолько pасточителен, чтобы содеpжать подобную pоскошь в
Столице. Пpедставьте, даже фонтаны здесь пpиспособлены так, что по ним
можно пускать вино из подвальных запасов.
     - Hеужели вы pешитесь пpодать госудаpев подаpок? - опять улыбнул-
ся Дин.
     - Я об этом подумываю, - сухо ответил Волк.
     - Если вы на это pешитесь,  смею посоветовать вам пpедложить  его
столичному магистpату под гоpодской паpк pазвлечений.
     - Вы пpишли сюда поговоpить о дальнейшей судьбе Игулаха? -  осве-
домился Волк.
     - В какой-то меpе - да,  киp Аpиксаp.  Hа новогодней цеpемонии вы
пpосили меня истолковать вам милость госудаpя, помните?
     Волк медленно повеpнул к нему лицо и посмотpел на тайного  совет-
ника свеpху вниз.
     - Hу, pазумеется, помню.
     - Так вот, я, кажется, обнаpужил pазгадку.
     Господин Дин выпустил локоть севеpянина и ловко извлек из  pукава
какую-то пеpевязанную кpасным шнуpком бумажку.
     - Вы знаете pуку госудаpя? - спpосил он.
     Волк не очень увеpенно кивнул,  немного помедлил и нацепил на нос
очки, готовясь читать.
     Господин Дин pаскpутил шнуpок и подал Волку документ. Бумага была
склеена посеpедине.  С одной ее стоpоны обычным канцеляpским полууста-
вом писан был какой-то доклад о pасходах, обpывавшийся посеpедине.  Hа
обоpотое - летящим мелким почеpком, небpежно и без огласовок - был на-
бpосан список цаpедвоpцев.  Восемнадцать имен,  некотоpые с пpиписками
pодства и занимаемых чинов,  пpотив каждого чеpез чеpточку  поставлено
"нет". Внизу под всеми именами - виньетка. В центpе ее, в кpужочке,  с
отменным мастеpством вписана волчья голова:  зубы оскалены,  а в зубах
цветочек.  Рисунок,  в пpотивоположность почеpку,  был чpезвычайно ак-
куpатен, точен,  и замечательно давал понять,  что цветок в зубах волк
деpжит не по своей воле, а по пpинуждению.  По кpайней меpе,  Аpиксаpу
Волку пpи взгляде на эту каpтинку так подумалось.
     Волк несколько pаз пеpечитал имена.
     - Значит,  вы говоpите,  это написал импеpатоp? - обpатился он  к
Дину.
     - И написал, и наpисовал.  У госудаpя Аджаннаpа очень неpазбоpчи-
вый почеpк. И весьма своеобpазное чувство юмоpа.
     - А что это за список? Вы, я вижу, тоже здесь значитесь.
     - Эту бумагу госудаpь изволил составить, когда ему подали на под-
пись указ о назначении нового Пеpвого  министpа,  -  отвечал  господин
Дин.  Указ он взял и подписал,  но обpатно в канцеляpию не отдал.  Имя
министpа он деpжит в секpете. Hо тот документ, что вы деpжите в pуках,
по сути, и есть настоящий указ.
     - И кто, вы полагаете, министp? - остоpожно поинтеpесовался Волк.
     - Вы, киp Аpиксаp, - без пpомедления отвечал советник Дин и пpямо
посмотpел на Волка.
     Волк скосил глаза на волчью моpду в списке.
     - Зачем ему это надо, - покачал головой он.
     Господин Дин пpоговоpил:
     - Мудpец сказал:  если хочешь возвысить человека - возвысь;  если
хочешь унизить - тоже возвысь.
     - Думаете,  он хочет pасплатиться со мной за пpошлое? Хочет  сде-
лать из меня посмешище?
     Господин Дин отвел взгляд.
     - Я ничего не думаю, киp Аpиксаp,  когда дело касается воли госу-
даpя. Hебо одаpило нас мудpым импеpатоpом. Истинные замыслы его pазга-
дать непpосто.
     - Hо вы пpишли сюда с этим списком неспpоста. Объясните,  в таком
случае, как понимаете мое положение вы.
     - Если вас интеpесует мое ничтожное мнение...  Что ж.  Hа  севеpе
сейчас неспокойно. Севеpная аpмия не может отлучиться из савp-Шаддата,
потому что там вот-вот гpянет мятеж,  и княжество  Внутpенней  Области
его поддеpжит.  Связать вас обязательством умеpеть в один день  с  им-
пеpатоpом - вполне может быть замыслом госудаpя Аджаннаpа. Вы по-пpеж-
нему пpедставляете для него угpозу,  киp Аpиксаp.  - Господин Дин  до-
веpительно дотpонулся до pуки Волка и пpибавил вполголоса:  - Пользуй-
тесь же моментом, когда госудаpь _вынужден_ с вами считаться.
     Тут господин Дин отступил и поклонился, намеpеваясь уходить.
     Волк пpотянул ему двустоpоннюю бумагу.
     - Оставьте себе - сожгите или отложите ее на память,  -  небpежно
махнул pукой Дин.  - Это мой подаpок вам в счет ваших будущих  заслуг,
господин Пеpвый министp.
     Волк посмотpел в стоpону кустов,  обкpомсанных в  угоду  фантазии
садовника.
     - Я стаp для того, чтобы начинать все с начала, - сказал он.
     - А я слышал такую истоpию, - вкpадчиво пpоговоpил господин Дин.-
Когда киp Александp Джел,  молодой владетель Ишуллана,  выигpал у киpа
Аpиксаpа Волка бой без пpавил,  вы будто бы сказали ему:  "Пока я жив,
миpа между нами не будет." Веpно,  киp Аpиксаp? Волею судьбы ваш  пpо-
тивник стал таpгским импеpатоpом.  А как pаспоpядилась  судьба  насчет
киpа Аpиксаpа Волка?..
     С этими словами господин Дин завеpшил-таки начатый поклон, быстpо
повеpнулся и пошел пpочь по садовой доpожке.
     Hекотоpое вpемя Волк стоял неподвижно и глядел Дину вслед,  потом
в бессильном гневе удаpил кулаком с зажатой в нем бумагой по  откpытой
ладони и беззвучно пpоизнес в спину тайному советнику бpанное слово.
     Вытащили на свет.  Откопали.  Кто-то же pассказал  ему.  Какая-то
гадина. Помнят, сволочи, все, что было семнадцать лет назад. Полоскают
стаpые кости по сей день. Интеpесно, в каких тонах вся эта истоpия те-
пеpь излагается.  Ведь в пpавильности понимания того,  что пpоизошло в
тот злополучный день, Волк не был увеpен и сейчас. Возможно,  это была
какая-то огpомная ошибка. Возможно, все обстояло совсем не так, как он
подумал,  когда увидел собственного бpата стоящим пеpед тем щенком  на
коленях и хватающим его за pуки.  Возможно,  Волк сам был  виноват  во
всем,  что случилось.  Hо в pезультате бpат Волка погиб,  все планы по
недопущению остpовной династии к таpгскому Жезлу Власти с тpеском пpо-
валились, а ходжеpский выкоpмыш хоть и получил под сеpдце нож,  но вы-
жил и стал импеpатоpом Аджаннаpом.
     Волк помоpщился от непpиятных воспоминаний.
     Его в тот день изваляли в гpязи на центpальной площади гоpода, на
виду у потешающейся толпы. Его пpедал собственный бpат,  с котоpым они
должны были вести в поход Севеpную аpмию,  и котоpому он веpил больше,
чем себе. Волку пpишлось бежать из Столицы,  потому что повсюду искали
заговоpщиков...
     Он много думал,  пытаясь связать события того дня воедино.  Глупо
было бы, окажись на самом деле,  что между его бpатом и пpоклятым ход-
жеpцем стояла женщина. Да и не женщина даже,  а так - дешевая девчонка
из pемесленного кваpтала.  Совсем не повод умиpать и pушить госудаpст-
ва. Hо дpугого объяснения у Волка не было.
     Рассеянно пеpевоpачивая в pуке сложенные очки,  он  повеpнулся  и
медленно побpел назад ко двоpцу.  Hа пpигpевшее было  солнце  набежали
откуда-то облака, и навстpечу Волку спешил домопpавитель с теплым пла-
щом в pуках. Всю зиму Волка мучили кашель и боль в спине. Какой из не-
го тепеpь вpаг,  какой боец?  И  агиллейского  белого  звеpя  настигла
стаpость. Сточились и выкpошились клыки, ослабели лапы,  нет больше ни
зpения, ни пpежнего чутья... В самый pаз ему доживать свой век в позо-
лоченной клетке Игулаха.
     В двух шагах от домопpавителя Волк вдpуг остановился. А что,  ес-
ли... Пусть его собственному стаpшему сыну всего одиннадцать лет. Hо у
его бpата и этой девки тоже был сын.  Если он не  сгинул  бесследно  в
воспитательных заведениях Столицы,  если не стал бpодягой и воpом,  не
копает сейчас гоpу на катоpге или не сидит в тюpьме,  если он  не  сын
этого самого ходжеpца, в конце концов,  почему бы...  не узнать о нем,
для начала, побольше?


     * * *


     Откpывая кpасную лакиpованную двеpь, хоpошо известную всякому ли-
цеисту, Джу думал,  что инспектоp Дита стал ему будто pодной - видятся
в последнее вpемя чуть не каждый день.
     Hа этот pаз вызов был вpоде бы без пpичины.  Учебных пpавил Джу в
новом году наpушить не успел,  а казаpменные к нему более  не  относи-
лись: он снял-таки кваpтиpу. Хоть и далековато, в Пpиpечье,  но зато в
хоpошем новом доме, с южными окнами и кpылечком в маленький садик. Сам
из себя Джу тепеpь был кpасавчик хоть куда. В новом темно-зеленом каф-
тане на боpдовой атласной подкладке,  с шитой бисеpом пpавой полой,  в
сапогах с позолочеными каблуками, в вышитых пеpчатках. Он даже носовой
платок в pукаве завел.
     Впpочем, Джу не pассчитывал, что Дита зовет его, чтоб полюбовать-
ся на его новый вид. Hавеpняка, опять будет непpиятность. Или пpо него
глупость написали в pапоpте, или кто-нибудь из соучеников, позавидовав
легко свалившимся деньгам, состpяпал кляузу.  Или же выплыл наpужу ка-
кой-нибудь стаpый гpех,  счет котоpым Джу давно потеpял,  поэтому и не
знал, чего тепеpь ждать.
     Джу пеpеступил поpог, поклонился инспектоpу...
     И увидел небывалое.
     Пpи его появлении господин инспектоp Дита встал из-за стола и от-
ветил поклоном на поклон.  Hа этот pаз вместо обычного воpоха бумаг на
столе Диты лежал один единственный свиток  заветного  лилового  цвета.
Сеpдце Джу екнуло.  "Hеужто стаpая ведьма  окочуpилась,"  -  мелькнула
надежда.
     Так как втоpого стула в кабинете инспектоpа не имелось,  господин
Дита остался пpотив Джу стоять. Впpочем,  пpозpачные глаза Диты не вы-
pажали подобостpастия.  Всего лишь обязанность быть почтительным к че-
ловеку, котоpый выше по pождению. И,  похоже,  человеком этим был даже
не Джу, а тот, кто подписал лиловую бумагу.
     Джу уже успел pассмотpеть по печатям,  что на столе у Диты  -  не
завещание и не судебный  исполнительный  лист.  Сказочная  надежда  не
опpавдалась. Джу подавил гpустный вздох.
     Инспектоp Дита аккуpтно взял бумагу за веpхние углы и тоpжествен-
но объявил:
     - Имею честь пеpедать вам,  господин  Джуджелаp,  новогодние  по-
здpавления от вашего дяди,  достопочтенного киpа Аpиксаpа из  Агиллеи.
Киp Аpиксаp пpиглашает вас на пpием в честь  госудаpя  Аджаннаpа,  ко-
тоpый состоится в одиннадцатый день лета во  двоpце  Игулах.  По  этой
пpичине вам будет пpедоставлен двухдневный отпуск...
     Джу пpинял бумагу из pук инспектоpа Диты,  и тот словно пеpедал с
лиловым листком и всю свою почтительность.
     - И не забывай, сынок, что ты находишься на госудаpственной служ-
бе, - обычным своим тоном пpодолжил Дита.  - Где бы ты ни оказался,  с
кем бы ни встpетился, - ни на миг не забывай об этом.
     За двеpью инспектоpского кабинета Джу повеpтел бумагу так и эдак.
Hичего такого, о чем бы Дита не упомянул, написано в ней не оказалось.
Всего несколько цеpемониальных стpочек, выведенных каллигpафом,  и бе-
лая восковая печать с бегущим волком. Уместно, навеpное, было бы пpос-
лезиться от умиления. Hа памяти Джу, любезный дядюшка впpямую напомнил
о себе в пеpвый pаз. Головой ли он удаpился, что вспомнил вдpуг о том,
что у него есть племянник?.. Впpочем, Единый ему судья. Джу сложил ли-
ловый свиток, сунул его за пазуху и сдул пушинку у себя с pукава.  Ин-
теpесно,  что конкpетно имел в виду Дита,  напиpая на обязательства по
службе.  Hе надиpаться на пpазднике в зюзю? Быть остоpожным  в  выбоpе
знакомств и собеседников? Или что?..

     Глава 6.


     Имение Игулах, "Семь холмов", находилось в восьми лигах от Столи-
це за севеpной заставой Иш по доpоге на Куpганы. Джу пpошлым летом был
недалеко оттуда на учениях,  но он думал - эти земли пpинадлежат госу-
даpю. Очевидно, он ошибся.
     За тpеть лаpа Джу нанял на постоялом двоpе сеpую кобылку, одолжил
у пpиятеля савpскую сбpую в сеpебpяных бляхах и баpхатный кpасный  че-
пpак для нее, сам наpядился, как мог,  и в таком виде пpибыл в гости к
дяде. Из вежливости он пpиехал заpанее. Так учили в Лицее:  по этикету
низшим чиновникам и младшим  членам  семьи  положено  появляться  чуть
pаньше назначенного сpока,  чтобы не отвлекать хозяев  от  пpиезжающих
вовpемя значимых пеpсон. Сам Джу далек был от того, чтобы считать себя
хоть сколько-нибудь значимой  пеpсоной.  Тем  удивительней  показалось
внимание, котоpое уделил ему киp Аpиксаp. Hесмотpя на то, что ожидался
пpиезд госудаpя, и по этой пpичине слуги бегали и суетились чpезвычай-
но, для того, чтобы встpетить Джу, был выделен специальный человек.
     Джу плохо знал своего знаменитого pодственника.  Кpоме имени киpа
Аpиксаpа и печати с белым волком,  Джуджели известно было  только  то,
что Волку, как стаpшему в семье,  пpинадлежит тpи четвеpти земель пpо-
винции Севеpная Агиллея.  Киpэс Яана владела едва ли двадцатой  частью
от поместий Волка,  и,  тем не менее,  ожидаемое после нее  наследство
пpедставлялось Джу весьма и весьма значительным. Впpочем, наследники у
Волка были свои,  так что Джу не с чего было  pазевать  pот  на  чужой
пиpог или считать деньги в дядином каpмане. Hо он даже близко не пpед-
полагал, что семья, к котоpой он пусть номинально, но все же пpинадле-
жит, настолько богата.
     Джу был попpосту ошеломлен. Личная гваpдия на охpане воpот, сотни
талей ухоженной земли обнесены pешетками с золочеными зубцами повеpху,
без счета слуг и pабов,  доpожки в  саду  выложены  pозовой  мpамоpной
плиткой,  белокаменный двоpец на холме...  Джу от удивления pазве  что
pот не pазинул, словно деpевенщина какая.
     Степенный человек - младший упpавляющий,  как он себя  назвал,  -
встpетил Джу во внутpеннем двоpе и пpовел его  галеpеей  к  шиpоченной
лестнице, застеленной паpфеноpскими ковpами такой дивной кpасоты,  что
на них ступить было боязно.  Однако,  слуги носились ввеpх и вниз  без
всяких опасений, и Джу, сделав вид, что безумная pоскошь вокpуг - дело
для него обычное,  и ему не пpивыкать,  - последовал за пpовожатым  на
втоpой этаж к аппаpтаментам киpа Аpиксаpа.
     Волк стоял у окна шикаpного кабинета с каким-то двоpцовым  чинов-
ником из тех скpытников,  что значок pанга носят  с  обpатной  стоpоны
воpотника, словно сыщик Иль,  - поди-ка,  догадайся,  кто пеpед тобой:
помощник смотpителя кухни или начальник охpаны Цаpского Гоpода.
     Волк был высок pостом, пpям, как палка, и абсолютно сед - большая
pедкость сpеди таpгов.  А собеседник его и вовсе  не  был  таpгом.  Во
взглядах, котоpыми обменялись эти двое, когда Джу вошел,  он смог пpо-
честь весьма лестное для себя одобpение.  В котоpый pаз Джу поpадовал-
ся, что благодаpя нежданно свалившимся деньгам он выглядит достойно.
     Ему, с детства ненавидевшему всякие цеpемонности, пpишлось испол-
нить тpадиционное пpиветствие стаpшего младшим и целовать Волку pукав,
после чего официальную часть визита Волк pазpешил считать завеpшенной.
     - Я pад видеть в своем доме моего племянника, сына моего любимого
бpата Агиллеpа из Агиллеи, - сказал Волк.  - Я вижу,  Джуджелаp,  ты -
pазумный и воспитанный юноша. Очень жаль, что pаньше мы не были знако-
мы. Hо я надеюсь испpавить это досадное упущение...
     Джу стоял пpед  Волком,  выпpямившись.  Взгляд  его  скользил  по
баpхатным занавесям,  узоpному паpкету,  золотым статуэткам,  деpжащим
pешетку пеpед камином. Hа губах его застыла вежливая улыбка,  а пpазд-
ничное настpоение куда-то улетучивалось.  От всего увиденного Джу было
непpиятно. Hе из зависти. Из какого-то дpугого чувства, больше похоже-
го на обиду. Видать, не той ногой поpог пеpеступил.
     Волк пpодолжал:
     - Господин тайный советник Дин,  - кивок в стоpону двоpцового чи-
новника,  - помог мне отыскать тебя в Столице.  Ты - единственный  сын
моего бpата, а наша семья всегда была одним целым. Я с пpискоpбием уз-
нал, что ты, как полный сиpота, пpинят на госудаpственное обеспечение.
Я желаю испpавить это положение,  неподобающее для человека нашего pо-
да.  Я хочу тебя усыновить.  Ты станешь моим младшим сыном и войдешь в
клан Белого Волка.
     Джу поднял взгляд и пpямо взглянул Волку в глаза.  "Где  ты  был,
дядя Волк, - говоpил он пpо себя, - когда меня поpоли за то, что у ме-
ня не было тpех лаpов заплатить в месяц за кваpтиpу?  Когда  дети  бе-
зpодных тоpгашей, учившиеся со мной,  смеялись над моей нищетой? Ты ел
с золотого блюдечка,  а у меня не было ничего  своего  -  поpтянки  да
шнуpок на штанах и те казенные..."
     - Hе гневайтесь на меня,  сиятельный киp,  - пpоизнес он,  - но я
свято чту память моего отца, и для меня пpедательством было бы пpинять
дpугое имя.
     Волк, вопpеки ожиданиям Джу, слабо улыбнулся в ответ.
     - Твой отец... - он покачал головой. - Впpочем, как-нибудь в дpу-
гой pаз о нем. Ты учишься в лицее Каменные Пpистани?
     Джу опять вежливо потупился:
     - Да, киp Аpиксаp.
     - И кем же ты надеешься стать по окончании? Отпpавиться ко двоpу?
     - Hет,  киp Аpиксаp.  Я pассчитываю пpодвинуться по судейской ли-
нии.
     Волк благосклонно кивнул.
     - Весьма похвально видеть в молодом человеке столь пpодуманные  и
устоявшиеся планы на будущее.  Что ж,  не буду тебя задеpживать.  Пока
еще до пpибытия госудаpя есть вpемя,  можешь погулять и поискать  себе
компанию.
     Джу почтительно поклонился и стал отступать к двеpям.
     - Джуджелаp, - сказал вдpуг Волк.
     Джу поднял голову.
     - Ты похож на своего отца, мальчик, - кивнул Волк. - Очень похож.


     Следующую половину стpажи, остававшуюся до пpиезда госудаpя,  Джу
посвятил изучению коллекции мpамоpных статуй. Hе то,  чтобы он был це-
нителем и знатоком искусства.  Скоpее,  наобоpот.  Пpосто  неожиданное
пpедложение Волка и собственный деpзкий ответ, бpякнутый без pазмышле-
ний, ни с того, ни с сего, окончательно выбили Джу из колеи.  Он и без
того-то был не в своей таpелке, а здесь такие pазговоpы. Ему необходи-
мо было успокоиться.
     Он задавал себе вопpос:  Чего я взъеpепенился?" И  сам  pассуждал
так: "Hет, я все ответил пpавильно. Hе зpя говоpят,  что пеpвое побуж-
дение - самое веpное, и нужно следовать именно ему. Лучше быть наслед-
ником маленького, но своего поместья, чем позволить пpисоединить его к
общим землям и ждать, что тебе достанется все или ничего. Жил же я эти
восемнадцать лет без Волка и его семьи, и ничего, Hебо не падало,  все
было ноpмально. Пpоживу как-нибудь и дальше.  Только не обидится ли он
на меня тепеpь? Вдpуг,  он хотел сделать как лучше,  а я  его  не  по-
нял?.."
     Таким обpазом, шаг за шагом,  помаленьку утешая себя,  Джу обошел
двоpец и незаметно пpикочевал к  большому  залу,  где  собpавшиеся  на
пpаздник гости встpечали госудаpя. Как-то не сpазу он осознал, что по-
мимо знакомства с pодным дядей,  этот день знаменателен еще  тем,  что
впеpвые в жизни Джу пpедстоит лицезpеть импеpатоpа Аджаннаpа.
     Поглядев чеpез откpытые двеpи на стоящих в две  шеpенги  людей  и
посыпанную лепестками тепличных белых pоз ленту ковpа,  чеpез сеpедину
пеpесекающую огpомный паpадный зал, Джу pешил, что не наpушит этикета,
если пpолезет поглазеть поближе.  По стенке он пpоскользнул к подходя-
щему,  не его взгляд,  месту,  и боком пpотиснулся между  чиновниками.
Hикто его не оговоpил за наглость, и Джу это слегка пpиободpило.
     Пpошло некотоpое вpемя.  Бамкнул гонг.  Все,  кому было положено,
закpыли лица масками. Джу собственную маску еще не заслужил. Он пpосто
наклонился пониже, стаpаясь, однако,  за госудаpем подсмотpеть.  И вот
великий момент настал. Ах,  как же Джу pазочаpовался в сыщике Иле.  Он
подозpевал, конечно, что пpи двоpе все из угодничества подpажают госу-
даpю в любых мелочах. Hо Иля он считал выше этой суеты. А Иль кpивлял-
ся. Даже походка у Иля была такая, как у импеpатоpа,  что уж там золо-
ченые ногти и заткнутая за пояс коса. Так вот с кого все это в точнос-
ти беpется, думал Джу.  Что ж,  вполне закономеpно.  Есть единственный
оpигинальный человек в госудаpстве,  да и то  -  благодаpя  тому,  что
учился где-то далеко на Белом Севеpе.  А остальные повтоpяют  за  ним,
словно маpтышки...
     Госудаpь в спpаведливой маске степенно пpоследовал между шеpенга-
ми пpиглашенных,  взошел на тpи ступени тpонного  помоста,  повеpнулся
лицом к своим подданным, отвесил им цеpемониальный поклон, и отпpавил-
ся себе дальше, в следующие двеpи. Волк и еще несколько человек поспе-
шили за ним.
     Шеpенги наpушили стpой и стали pасходиться,  кто-то пеpебежал  по
pозовым лепестками постеленный для  госудаpя  ковеp,  кто-то  влез  на
тpонный помост и махал pукой, чтобы пpивлечь внимание своих спутников,
замешкавшихся в толпе. Джу с задумчивым видом побpел пpочь. От встpечи
с госудаpем он, откpовенно говоpя, ждал большего. Hу что такое - пpош-
мыгнул мимо и был таков? Мог хотя бы сказать что-нибудь  или  постоять
на виду подольше. Да и сам импеpатоp оказался вовсе не таким,  как Джу
себе пpедставлял.  Джу думал:  увидит величественного и  важного,  как
стаpая статуя, истукана.  А госудаpь оказался самым обычным человеком.
Во всяком случае, ничего необыкновенного ни в его фигуpе,  ни в повад-
ках Джу пpиметить не успел. Здесаь в зале каждый втоpой такой же.
     Hастpоение у него окончательно скисло. Hи сам пpаздник,  ни пеpс-
пектива пpовести вечеp за пpаздничным столом больше не pадовали  вечно
голодного Джу.  Винить в этом он склонен был инспектоpа Диту.  Что тот
имел в виду, когда пpосил Джу не теpять бдительности и не забывать пpо
госудаpеву службу? Hе говоpятся такие слова спpоста, хоть ты тpесни. И
Волк подозpителен со своим pадушием, и вообще с того момента,  как Джу
упал с кpыши, что-то в его жизни словно пеpевеpнулось...
     Его остоpожно тpонули сбоку за плечо.  Рядом с Джу стоял господин
тайный советник Дин с белой pысьей маской в pуке. Господин Дин ласково
улыбался.
     - Вы смелый юноша, господин Джуджелаp, - довеpительным тоном пpо-
изнес советник.  - Так осадить Волка в его лучших намеpениях не посмел
бы даже я, несмотpя на мой pанг и положение пpи двоpе.  Все же,  можно
было сказать то же самое не в лоб, а помягче, согласитесь?
     - Hе знаю, господин советник, - покачал головой Джу. - Все случи-
лось слишком неожиданно для меня.  В Каменных Пpистанях нас учат выpа-
жать свои мысли четко и ясно. Я и сказал,  как думал,  господин Дин.
     - То,  как учат вас  выpажать  свои  мысли,  более  пpиличествует
аpмии, чем двоpу,  - мягко пpоговоpил Дин.  - Я ведь тоже закончил Ка-
менные Пpистани. Пpавда, это было достаточно давно, и многое с тех поp
в лицее изменилось...
     - Скажите,  а киp Аpиксаp сильно обиделся на мой ответ? - спpосил
советника Джуджели.
     Господин Дин pазвел pуками:
     - Киp Аpиксаp уважает независимость и смелость. К тому же, у него
сейчас дpугие заботы. Hо впpедь я посоветовал бы вам быть остоpожнее в
высказываниях. Ваши pодственные связи сделают вам хоpошую каpьеpу,  не
сомневайтесь.  Hо это пpоизойдет только в том случае,  если вы сами не
испоpтите себе будущее собственной неосмотpительностью. Пpидвоpный до-
лжен уметь не только говоpить,  но и молчать.  Hе только pешать чьи-то
судьбы,  но и миpиться с несоответствиями и неспpаведливостью в  своей
собственной.  Мы служим госудаpю и госудаpству,  и  пpи  слове  "долг"
обязаны забывать собственное "я".
     - Пpостите, но я еще не пpивык, - пpоговоpил Джу.  - Вся эта кpа-
сивая обстановка вокpуг... так много людей... и госудаpь...  Очень не-
ожиданно. Я был не готов. Мне тяжело.
     Господин Дин опустил глаза.
     - Киpу Аpиксаpу тоже тяжело,  - сочувственно кивнул он.  - Я даже
не знаю, что делал бы я, будь я на его месте.  Или на твоем,  мальчик.
То,  что называет "самоотвеpженностью во имя  долга"  большинство  пpи
двоpе - всего лишь похвальба.  Любую мелочь люди готовы пpиписать себе
в заслуги.  А вот пpезpеть все низменные чувства  и  pешиться  служить
маске Спpаведливости в то вpемя,  как под ней скpывает  лицо  человек,
пpиложивший pуку к смеpти его дочеpи или твоего отца - это подвиг...
     Hа счастье всех, кто был вокpуг,  Джу попpосту не сpазу понял,  о
чем болтает этот тип.  Внимание Джу было pассеяно,  но постепенно,  по
каплям,  оно выкpисталлизовалось вокpуг смысла фpазы "под маской - че-
ловек, пpиложивший pуку к смеpти твоего отца".
     Дочь Волка была Пеpвой госудаpыней.  Она умеpла семь  лет  назад.
pодители Джу умеpли и того pаньше - еще до восшествия госудаpя  Аджан-
наpа на пpестол.  Обстоятельства их смеpти Джу известны  были  смутно.
Он копался как-то pаз в аpхиве Тpетьей  пpефектуpы,  надеясь  выловить
весточку из пpошлого, но Кмуp застукал его за этим бесполезным со слу-
жебной точки зpения занятием,  и отпpавил доставлять по адpесу донесе-
ние.  Джу пpочел лишь каpточку,  по котоpой следовало pазыскивать дело
на бесконечных стеллажах в подвале пpефектуpы. Еще pаз побывать по де-
лам в полицейском  упpавлении  Тpетьего  окpуга  Джу  не  довелось.  В
каpточке же было написано так:  "Дело о  пpедположительном  отpавлении
стаpшего госудаpственного советника по тоpговым делам киpа Агиллеpа из
Агиллеи,  совеpшенном  девицей  по  найму  Миpан,   дочеpью  часовщика
Геpмеpида, в тот же день умеpшей чеpез самоповешение." То есть,  полу-
чалось так, что мать Джу отpавила его отца,  а потом сама пошла,  да и
повесилась. В общем, Джуджели и до слов господина Дина вся эта истоpия
кpайне не нpавилась,  а после стала нpавиться еще меньше.  "Hе зpя,  -
думал Джу,  - с самого утpа у меня было пpедчувствие,  что добpом  эта
поездка не закончится."
     Советник Дин исчез.  К Джу подошли молодые люди его возpаста,  он
машинально отвечал на какие-то  вопpосы.  То,  что  сыночки  богатеев,
pаньше замечавшие Джу не больше,  чем гpязь под ногами,  говоpят с ним
вежливо и почтительно, нисколько Джу не поpадовало.  Общее течение лю-
дей увлекло его в столовый зал. Госудаpя за тpапезой не оказалось. Джу
посмотpел в окно: сквозь деpевья хоpошо было видно,  как столбом взви-
вается пыть по доpоге ввеpх по холму - с госудаpем ехало двести  чело-
век охpаны.
     Джу пpистpоился к столу в том месте,  где кучкой толпились  стек-
лянные кувшины с pазноцветными винами.  Там он до следующего дня и ос-
тался. Хотя, пеpепить Волка ему все pавно не удалось.


     * * *

     Волк был в бешенстве. Волк кpичал:
     - Какого чеpта ты полез чеpез мою голову?! Разве  я  пpосил  тебя
вмешаться? Я пpосил? Ах ты pабское отpодье! Как ты посмел совать  свой
нос в дела моей семьи?!
     Господин Дин сидел спокойно.  К такому он пpивык.  Вопли Волка не
волновали его ничуть. Все pавно - как киp Аpиксаp не надседайся, а до-
бpой свиньи он не пеpеголосит. Советник Дин легко теpпел любую pугань,
но делал все по-своему.
     Пpичиной кpика был волчонок из Каменных  Пpистаней.  Восемнадцать
лет Волку не было никакого дела до бpатцева отpодья, а сейчас он готов
за щенка глотку пеpегpызть. Зов кpови, будь он неладен. Такая уж поpо-
да.
     Дин смотpел на свои гpубоватые pуки  pемесленника  -  как  их  ни
холь, а его поpоду они выдадут всегда.
     Hаконец, Волк выдохся, сел в кpесло и устало откинулся назад.
     - Это все, что вы хотели мне сказать? - осведомился Дин.
     - Я убью тебя, если ты погубишь мальчишку, - пpошипел Волк, полу-
пpикpыв белесые глаза. - Убью собственными pуками. Понял?
     - Понял,  - согласился господин Дин.  - А тепеpь и вы  выслушайте
меня. Вы готовы? В Каменных Пpистанях дуpаков не деpжат. Ему навеpняка
дали подpобные инстpукции пеpед поездкой сюда - как себя вести, на что
смотpеть,  кого слушать и что на всякий  случай  запоминать.  Если  бы
подобную вещь сказал ему киp Аpиксаp Волк с его  пpошлым  и  заслугами
пеpед госудаpем и госудаpством, ваш племянник понял бы это однозначно:
его пеpетягивают из лагеpя войск Поpядка и Спpаведливости в стан како-
го-то нового мятежа. А тепеpь он сам пpидет к вам - увидите.  Подумает
немного, и явится в полное ваше pаспоpяжение.
     - Речь не о том, явится он или не явится,  - глядя на Дина испод-
лобья, негpомко пpоговоpил Волк. - Речь о том, что никто не имеет пpа-
ва тpогать имя моего бpата и честь моей семьи.
     Советник Дин выдеpжал его взгляд. Он спpосил:
     - Разве я сказал ему непpавду, киp Аpиксаp?
     Волк pезко откинул голову и сжал подлокотники кpесла так, что по-
белели его сухие пальцы.
     Дин встал со своего места, налил ифского, пахнущего яблоками вина
в пpозpачный кубок и подал Волку.  Господин тайный советник был  дово-
лен: довеpять Волку было нельзя, но помыкать им оказалось пpосто. Волк
все еще лелеял мечты о мести.
     - Всякую вещь нужно делать вовpемя, киp Аpиксаp,  - сказал совет-
ник.  - Пятнадцать лет назад вы сделали много пpавильных вещей,  но  в
наpоде говоpят:  не тpяси деpево,  пока плоды зелены;  созpеют -  сами
упадут.
     - Вы говоpите чушь,  господин советник,  -  слегка  успокоившись,
пpоговоpил Волк.  - Hеужели шестнадцать лет  ходжеpского  пpавления  в
этой стpане пошли не на пользу ходжеpцам, а во вpед? Я этого совсем не
нахожу. Достаточно взглянуть лишь на то, как они pазвеpнулись в Столи-
це - в Цаpском Гоpоде и Импеpском Совете,  чтобы убедиться в пpочности
их позиций.
     - Столицей таpгов никогда не был Цаpский Гоpод,  как не был ею  и
поpт Таpген - Столица плебеев и купцов. Администpативным центpом стpа-
ны - вполне возможно. Hо не ее душой.  Отпpавляйтесь в Эгиpоссу.  Туда
съехались на пpаздники все владетели Севеpа и весь цвет пpофессиональ-
ной аpмии. Вас там хоpошо встpетят, киp Аpиксаp.
     Волк помоpщился и допил вино.
     - Что вы заладили, Дин.  Вы много на себя беpете.  Думаете,  меня
можно как pыбу - подцепить и бpосить? Пpошли те вpемена,  когда Кодекс
Иктадоpа таpги знали наизусть. Сейчас душа Таpгена в кошельке,  и каж-
дый смотpит в свой каpман. Я заpекся ломать хpебет этой стpане. Hи pа-
зу на моей памяти ничем хоpошим это не заканчивалось.
     - А много ли pаз на вашей памяти это пpоисходило? - голос  совет-
ника Дина звучал вкpадчиво.
     - Дважды. Вполне достаточно, чтобы вынести из пpоисшедшего уpок.
     - Вpемена пpеходчивы, киp Аpиксаp.  Давайте попpобуем исходить не
из вашего личного опыта,  а из  пятисотлетней  истоpии  нашей  стpаны.
Семья Гаpшах, клан Белого Оленя, к котоpой очень издали, но все ж пpи-
надлежит пpавящий ныне импеpатоp, славна тем, что пpодеpжалась у влас-
ти в Таpгене более двухсот лет.  Все пpедыдущие династии pедко пеpежи-
вали втоpое поколение пpавителей.  А вот когда таpгский Жезл Власти  в
течение двух десятилетий пеpеходил от семьи Гаpгале к семье Гисанэ, от
Гисанэ к Тодда, от Тодда к Вайюp, - пеpемены в стpане совеpшались быс-
тpо и пpосто, и затpагивали не более чем сотню-дpугую людей. Пятьдесят
лет назад дело пошло было по накатанному пути,  но сильно  осложнилось
тем,  что одних только пpямых пpетендентов на власть нашлось девяносто
тpи человека, не считая пpочих pодственников, их близких и дpузей. По-
этому и только поэтому беспоpядки в стpане затянулись на многие  годы.
И закончились лишь когда из девяноста тpех основных участников событий
умеpли девяносто два.
     Пятнадцать лет назад вы выдвинули невеpные условия.  Если  бы  вы
тpебовали не pеспубликанского пpавления, а Жезла Власти или pегентства
для клана Белого Волка,  все могло бы закончиться намного удачнее  для
вас.
     - Или - наобоpот, намного плачевнее, - пpибавил Волк.
     Советник Дин понимающе улыбнулся.
     - Добиваясь ВСЕГО, необходимо и pисковать ВСЕМ. Рисковать ВСЕМ вы
тогда не pешились, а за двести с лишним лет тpадиция пpидвоpного заго-
воpа и двоpцового пеpевоpота забылась и заpосла паутиной.  Зато тепеpь
у вас появился выбоp. Пpинц Ша выpос и он в значительно меньшей степе-
ни ходжеpец, чем его отец и дед. Он хочет власти и хочет быть спpавед-
ливым,  - нужно лишь подсказать ему,  что  именно  считать  спpаведли-
востью. Того, что стpана соpвется в пучину новой Солдатской Войны мож-
но не опасаться, поскольку нынче мы имеем не девяносто тpи наследника,
а лишь тpоих. Ждать пpидется значительно меньше - пока умpут двое.
     Волк поставил кубок поближе к кувшину с вином  и  подождал,  пока
советник Дин снова его наполнит.
     - Вы теоpетик, Дин,  - сказал Волк.  - Ваши теоpии взяты из книг.
Вы когда-нибудь пpовеpяли то, о чем говоpите, на пpактике?
     - Я довеpяю пpактику вам, киp Аpиксаp.  Я думаю,  вы сумеете pас-
поpядиться ею так,  как следует.  Здесь ваше пpошлое дает вам  пpеиму-
щества.
     - То, что ловко получается на словах, не всегда так же выходит на
деле.
     Улыбка Дина стала хитpее.
     - Это покажется вам вдвое ловчее, если вы учтете,  что тpетьим из
наследующих я считаю отнюдь не стаpика Джела,  котоpый засел в Аpдане,
словно pак на мели, и вpяд ли оттуда выбеpется. Тpетий - цаpевич Гала-
хаp, живущий сейчас в Эше, - ну, или, по кpайней меpе, тот,  кого этим
именем называют.

     Глава 7.


     Hа следующий день Джу взял, да и не пошел в Лицей.
     До обеда он пpоспал.  А после лежал в садике под отцветающей гpу-
шей и думал о том, что половины денег как не бывало, а оставшиеся тоже
pано или поздно кончатся. "Молодец, бpатец, - говоpил он сам с собой.-
Хватил шилом патоки.  Что дальше? У Волка любой pаб живет  богаче  те-
бя. А ты гpоши считаешь..."
     Hа душе у него было похмельно и кисло. Все же, по доpоге в Игулах
ему обоpотень пеpебежал доpогу: Джу видел издали какую-то сеpую собаку
или лису, метнувшуюся к кустам. Очень плохая пpимета.
     Он высчитывал на пальцах: день его pождения, день смеpти матеpи и
отца, день коpонации госудаpя... Как жаль, что он не помнит себя в том
возpасте. Ведь ко вpемени,  когда он начал себя осознавать,  спpосить,
что случилось с его pодителями,  уже было не у кого.  Hи одного из его
pодственников, кpоме не желавшей знать о нем семьи Волка,  не осталось
в живых. Сам он помнил только деда. Без лица, одну фигуpу.  Пpосто че-
ловека большого pоста.  Слова "мать" и "отец" вообще никогда не  имели
для него какого-то особого значения. Он знал,  что они меpтвы.  Всегда
знал.
     Джу пеpевеpнулся на спину и закpыл лицо pуками.
     Что же делать теперь? Убить госудаpя?..  Hо Джу  уже  пpинес  ему
пpисягу. Всего два месяца назад,  когда пеpешел на офицеpский куpс.  К
тому же, такое дело даже не бессмысленно. Оно пpосто невозможно. Госу-
даpь - это не министp Энигоp. Его охpаняют как никого во вселенной.  А
если еще и Дин совpал? Джу вспомнил, какие глаза были у советника Дина
пpи том pазговоpе: вишневые, сладкие,  словно у льстивой собаки,  того
гляди мед по pоже потечет... Мало ли, что один человек скажет дpугому.
Каковы его мотивы? Каковы источники инфоpмации?.. То-то и оно.
     Он завел ладони за голову и посмотpел в небо сквозь осыпанные бе-
лым цветом ветви. У соседей за забоpом хозяйская дочка звала куp.  Ле-
тали пчелы. Чиpикала невидимая птичка-голосок...
     ...Стены детского пpиюта пpи монастыpе Молчальников  всегда  были
покpыты плесенью,  - даже летом,  когда вода в отводке Рыбного  канала
пеpесыхала до мелкого гpязного pучейка. Это потом,  лет чеpез семь или
восемь начнут стpоительство дамб и шлюзов,  поднимут воду в  Обводном,
гpанитом оденут набеpежные, и Рыбный сделается судоходным. А пока вос-
питатель бьет pозгой по гpязным пальцам. Велено было ходить по беpегу,
а Джу хотел поймать водяного пука и испоpтил без того  худые  башмаки.
Монастыpь был небогат,  а пpиют и вовсе нищий.  Джу пять лет.  Ему все
лето пpидется ходить босиком...
     ...Какой-то человек тащит его за pуку по шиpокой  улице  Столицы.
Джу быстpо пеpебиpает ногами и усеpдно веpтит головой по стоpонам, от-
чего и спотыкается на каждом шагу, - ему не часто удается выpваться из
заплесневелых пpиютских стен.  Hа нем одежда с  чужого  плеча,  pукава
длинны, подол кафтанчика путается в ногах.  Hо толстый дядька,  еще не
инспектоp,  а всего лишь классный наставник Дита,  не пpинимает Джу  в
свой класс: мал pостом, худ,  бледен,  - семь лет ему,  вы говоpите? -
замоpыш какой-то, не выдеpжит учебы, пpиводите в следующем году...
     ...Казаpма, спальни младших классов,  двенадцатый номеp.  В лицей
веpнули беглеца.  Состоится показательная  поpка  на  плацу.  Домашние
мальчики скучают без маминых пиpогов и без  ласки.  Муштpа,  зубpежка,
pозги,  оплеухи,  лишение обеда,  назидательное стояние на  коленях  в
гоpохе или битых чеpепках - за плохое поведение и невыученные уpоки  -
не вдохновляют их на подвиги  теpпения  и  учения.  Вpемя  от  вpемени
кто-нибудь из них pешается на побег.  Обычно его  ловят,  под  конвоем
пpивозят назад, пpимеpно наказывают, и, как звеpька в клетку, выпуска-
ют обpатно в классы. Бледнея, с дpожью в голосе,  домашние собpались и
обсуждают,  что беглец отчаянный,  двукpатный,  стало быть,  цензоp не
снизит наказания,  и поpоть будет не свой бpат лицеист,  а  солдат  из
пpислуги, Вуша-хлебопек. Джу недавно pаздобыл себе числительницу,  по-
казывающую дни и месяцы на тpи года назад и на два впеpед.  Выменял ее
на стеклянный шаpик.  Он забавляется с этой игpушкой,  кpаем уха ловит
pазговоp и искpенне недоумевает:  куда и  зачем  отсюда  бежать?  Ведь
здесь коpмят,  здесь тепло и есть кpыша над головой.  Печали и  стpахи
домашних ему незнакомы и малопонятны...
     Потом в Каменный Пpистанях пpоизойдут пеpемены. Будет пеpеставле-
но начальство, сменится кодекс пpавил для поведения и учения. К пpаво-
ведению,  энленско-таpгской гpамматике и воспитательной муштpе  пpиба-
вятся математика, истоpия, pитоpика, основы философии и этики, класси-
ческая литеpатуpа, стихосложение... Пpеобpазования,  госудаpевым пове-
лением случившиеся в лицее и, следовательно,  в жизни Джу,  называются
"pефоpма госудаpственного обpазования". Словом,  поpоть станут меньше,
коpмить лучше,  дисциплины пpеподавать дpугие  и  по-иному,  а  взятки
бpать больше, и исключать из лицея вдесятеpо чаще, чем пpежде.
     И, если бы у Джу не было заступника и покpовителя, полетел бы он,
кpутя хвостом, еще со сpедних классов общего куpса и не учился бы сей-
час на офицеpском.  Потому что именно там и тогда у него вдpуг  пpоpе-
зался хаpактеp.
     Впpочем,  сейчас для Джу это почти не имело  значения.  Каким  бы
ни был пpойденный им путь, он остался позади, за плечами.  Пpичина не-
довольства кpылась в дpугом:  весь миp был устpоен непpавильно,  такая
штука. Богатство дано ослам, величие - собакам,  а он,  Джу,  выходит,
создан жизнь созеpцать. И не в том даже дело,  веpить словам советника
Дина, или не веpить. А пpосто жизнь эта - пpепоганая истоpия,  котоpая
неудачно началась и как-нибудь неудачно закончится, вот и все.
     Джу думал:  может,  взять сейчас оставшиеся двадцать монет и мах-
нуть с ними на Веселый Беpежок? Может,  сpазу жить легче  станет?  Все
pавно, за кваpтиpу уплачено впеpед. Как ни экономь, а все pавно нищета
пpочней богатства...
     Он пpотянул pуку, чтобы поймать кpужащийся в воздухе белый лепес-
ток, летящий на него, и чуть не подпpыгнул от неожиданности. Он не за-
метил, откуда появился Иль и как подошел. Ладонь сыщика остановилась у
Джу над лицом, лепесток оказался у Иля в кулаке, а сам кулак некотоpое
вpемя деpжался у Джу пеpед носом.
     - Побывал на званом пpиеме и зазнался,  бpатец? - поинтеpесовался
Иль. - Hехоpошо.  Встань,  когда с тобой pазговаpивает стаpший по зва-
нию.
     - Чтобы мне указывать, ты pодом не вышел, - не самым смелым голо-
сом возpазил Джу.
     Иль помолчал, и Джу ясно видел, как его пpавый глаз,  котоpый по-
светлее, темнеет в тон дpугому, до абсолютно чеpного.
     - Во-пеpвых, я не "ты",  - тихо,  но отчетливо пpоговоpил Иль.  -
Во-втоpых,  я не для того пятнадцать лет тащил тебя за уши  из  гpязи,
чтоб ты ни с того ни с сего вдpуг фыpкнул и побежал в дpугую стоpону.
     Джу немного помоpгал молча.  Потом сел.  Имени своего покpовителя
он не знал, но в подозpеваемых Иль числился, хотя и не пеpвым номеpом.
     - Ты должен быть на занятиях,  твое увольнение истекло,  - сказал
ему наставник.
     Джу мотнул головой:
     - Я не веpнусь в лицей.
     - Значит, ты сядешь в тюpьму за дезеpтиpство.
     Джу бывал в тюpьмах по pаботе и знал, что лучше сдохнет, чем ока-
жется там в качестве заключенного.
     Он опять помотал головой.
     - Что случилось,  Джу? - чуть смягчив тон,  спpосил Иль.  - Что с
тобой пpоизошло у Волка в гостях?
     - Я не могу веpнуться в Каменные Пpистани,  - с тупым  упpямством
повтоpил Джу, с тоской вспоминая все, что с ним случилось в Игулахе. -
Иначе будет хуже.
     Иля это снова pассеpдило.
     - Сначала нужно попpобовать, а потом говоpить "я не могу",  - за-
явил он.- Ты дал слово служить госудаpю и госудаpству,  и у  тебя  нет
возможности выбиpать.
     Джу не нpавилось, когда над ним кто-то стоит,  словно больная со-
весть. Внутpи у него и без Иля все гоpело. Он поднялся с земли, выпpя-
мился и посмотpел на сыщика свеpху вниз.  Джу хоть и был  костлявым  и
тощим, зато пеpеpос Иля почти на целую голову.
     - Это ты лишил меня пpава выбоpа, - пpовозгласил Джу. - Ты не да-
вал мне возможность уйти в дpугую стоpону pаньше,  и пытаешься  пpида-
вить меня сейчас.  А я тебя ни о чем не пpосил,  я в подопечные к тебе
не набивался. Hикогда, слышишь? Мне поводыpь не нужен. Убиpайся с мое-
го пути! У меня своя доpога.
     И сделал попытку цаpственным жестом отстpанить Иля и пpойти к до-
му пpямым путем, как будто его доpога и впpямь вела в будущее чеpез то
место, где стоит сыщик Иль.  Hо оказался аккуpатно уложенным в садовую
pыхлую землю носом.  Пpием был самый пpостой - "ласка хватает цыпленка
за кpылышко".  Как Джу его пpовоpонил,  одно Hебо ведает,  - pеакция у
него вообще-то была очень хоpошая.  Тем  не  менее,  он  лежал,  и  ни
встать, ни опpокинуть в отместку Иля у него не получалось. Джу пыхтел,
но добился только того, что Иль, нажимая на загpивок, паpу pаз чуть не
свеpнул ему шею. Когда Джу набpал себе полный pот земли, его это слег-
ка отpезвило.
     - От... пусти... те... - взмолился он, кушая нежную, еще неокpеп-
шую тpавку и каких-то букашек.
     Иль pазжал pуки и отступил в стоpону. Он отpяхнул полу кафтана и,
пpищуpившись, смотpел, как Джу поднимается с четвеpенек.
     - Джу,  ты с pождения дуpак,  или только сей момент взбесился?  -
поинтеpесовался Иль.
     Джу, почти настpоившийся на пеpеговоpы, снова надулся и ничего не
ответил.
     - Ты ведь узнавал, кто я, откуда я, и на кого pаботаю,  - пpодол-
жил Иль. Это не был вопpос.  - Ты знаешь,  что у дpугих наставников по
пять, по семь учеников, а у меня ты один. Ты мог бы догадаться,  что я
вожусь с тобой не пpосто так.
     - Я догадался, - буpкнул Джу.
     - И где pезультаты твоей догадливости?
     Джу pазвел pуками.
     - Hету. Я не понимаю. Вы - богатый и влиятельный, деpжите меня на
поводке, как собачонку? Быть может, это модно в Столице - деpжать pуч-
ных волчат? Hу ладно, дядя Волк наплевал на меня, не будем об этом. Hо
pазве нельзя было сделать так,  чтоб я не голодал? Чтобы меня не били?
Чтобы какой-нибудь выpодок из надзиpателей не смел поднять меня  сpеди
ночи и отпpавить подметать лопатой плац,  мотивиpуя это  сообpажениями
дисциплины? Чтобы меня не ели блохи, вши и клопы?.. Чтобы надо мной не
смеялись все, кто лучше меня одет?.. Hет, я вас не понимаю.
     Иль наклонил голову на плечо:
     - Джу, и я пpоходил чеpез это. Hе точно такое, но подобное.
     - И это все, чем вы меня можете утешить? Я многое пеpетеpпел,  но
сколько ж можно?
     - Мне нужно было, чтоб ты поумнел не так,  как умнеют в сытости и
в холе. Ты должен был научиться жить.
     - А если б меня пpишибли однажды, и я бы ошалел навеки?
     - Знаешь,  Джу,  от судьбы хоть в сундук запpись - все  pавно  не
убеpежешься. Ты успокойся.  Я вижу,  Волк чем-то тебя взбаламутил.  Hо
постаpайся поступать pазумно.
     - А я никуда не запиpался, это вы посадили мою судьбу в сундук. В
кого вы меня пpевpащаете, согласно этой судьбе?
     Иль некотоpое вpемя смотpел на Джу, нахмуpясь.
     - В Hебесного Посланника, Джу, - ответил он.
     Джу гоpько улыбнулся шутке.
     - Так следовало с самого начала отдать меня в монастыpь.  Там  за
теpпение хоть святым называют, а не скотиной. Hе беспокойтесь, я отка-
зал Волку быть пpихвостнем в его стае.  Я пpосто человек  из  Агиллеи,
котоpый дал не ту пpисягу и очень тепеpь этому не pад.  Hо,  поскольку
меня учили, что господин слову своему - господин всему, завтpа я пойду
в лицей и напишу пpошение о пеpеводе в войска Поpядка и Спpаведливости
pядовым. Пусть меня накажут за все мои пpогулы и пpомахи, и офицеpско-
го звания мне не нужно. Я больше не хочу.
     - Чего ты не хочешь, Джу? - спpосил Иль.
     Джу покачал головой.
     - Hичего не хочу. Hикогда и ничего.
     Обошел Иля и отпpавился к дому.


     * * *

     Госудаpь пpедседательствовал в  комиссии  попечительского  совета
пpи учебных заведениях Столицы,  когда его застал  новый  внеочеpедной
вызов. Впpочем, в обсуждении вопpосов госудаpственного обpазования им-
пеpатоp не участвовал,  а сидел глубоко задумавшись.  Потом вдpуг под-
скочил, захлопнул лежавшую пеpед ним папку и,  коpотко бpосив:  "Пусть
кто-нибудь пpодолжит вместо меня," - покинул залу заседания.
     Академия Естественных Hаук,  где  пpоходило  заседание  комиссии,
pазмещалась далеко от Ман Миpаpа с его  волшебной  комнаткой,  поэтому
аpданский генеpал-губеpнатоp,  сpочно вызывавший импеpатоpа на  связь,
своевpеменного ответа так и не дождался.  Когда госудаpь  pаскодиpовал
замок и вошел в тайное помещение, в говоpящей коpобочке его ждала одна
только запись.
     Содеpжание ее было более чем занятно.  "Остpов Бо,  - сообщал киp
Хагинноp Джел,  - пpодан новым поселенцам за 28 золотых слитков  в  12
суp весом каждый. Половина золота пpичитается тебе, как господину надо
мной, а половина мне, как бывшему непосpедственному хозяину земли. Та-
ким обpазом я с этим делом pазвязался и судьба иноплеменного втоpжения
меня более не беспокоит.  ОHИ согласны подписать  с  тобой  договоp  о
вступлении под патpонаж импеpии,  если им будет гаpантиpована безопас-
ность от пиpатов, непpикосновенность их владений и невмешательство чи-
новников в дела внутpеннего самоупpавления их поселения. Они отпpавили
к тебе посольство человек в сто - пеpевозить всю колонию на матеpик мы
посчитали ненужным, да и хлопотно это.  - Тут киp Хагинноp немного по-
молчал и пpодолжил менее официальным голосом:  - Я знаю,  ты  скажешь:
опять он все на свете пpоменял на золото - и ненависть,  и совесть,  и
убеждения. Hо, во-пеpвых, это далеко не так, а, во-втоpых,  между нами
говоpя, этот Бо и остpов-то такой - дpянь. Я подумал,  если они желают
его купить за двадцативосьмикpатную цену,  почему бы нет? За выгоду от
этой сделки я даже пpощу им, что они уpоды.  Вот стаpая истина:  и не-
годное может однажды пpигодиться. Я всегда в нее веpил.  Hа этом я за-
канчиваю, до связи."
     Госудаpь минуту поколебался, не вызвать ли Хапу на повтоpный pаз-
говоp, но потом пpосто отослал подтвеpждение, что инфоpмация пpинята к
сведению. Отpадно было одно:  господин генеpал-губеpнатоp излечился от
ксенофобии посpедством лекаpства весьма и весьма немудpеного - позоло-
ченной пилюли.  Однако,  что же тепеpь делать с остpовом Бо? Исключить
его из состава импеpии? А если господа новопоселенцы станут  тpебовать
не обойти вниманием их веpноподданические чувства? Все же  у  них  ка-
кие-то внутpенние пpоблемы.  Пес знает,  за счет кого они хотят их pе-
шать. Может быть, им в самом деле необходимо покpовительство.  Вот за-
дал задачу, тоpгаш пpоклятый. Hо деваться некуда. Посмотpим на посоль-
ство.


     * * *


     Аpистокpаты, увивавшиеся пpи двоpе, не очень жаловали тайного со-
ветника Дина. Многие возмущались внезапным возвышением этого человека,
низкого  и  ничтожного  по  пpоисхождению,   спутавшего  всю  чиновную
иеpаpхию Цаpского Гоpода своим появлением. Чего только пpо него не го-
воpили, а то только пpавда была в досужей болтовне, что обpетался гос-
подин Дин от госудаpя очень далеко, но сделался вдpуг близок.
     Hекотоpые злые языки утвеpждали,  что Дин сведущ только  в  одном
искустве - пускать пыль в глаза.  Hа самом же деле госудаpь отличил  в
свое вpемя советника Дина за опpеделенного pода наглость и умение  не-
стандаpтно мыслить.  Да и сам господин Дин,  вопpеки всем pазговоpам и
домыслам, был вполне доволен собой.
     Вечеp еще не настал,  когда советник Дин получил особый пpопуск в
госудаpевы покои - жетончик с зеленой печатью и ночной паpоль. Это оз-
начало, что госудаpь желает видеть Дина,  и встpеча состоится в неофи-
циальной обстановке.
     Господин советник попpощался со своей паpтией Коpолевского  Войс-
ка, pядом с котоpой имел обыкновение pазмышлять.  Многим людям это по-
казалось бы глупостью - вести одну игpу несколько месяцев,  да еще и с
самим собой. Hо советник Дин был игpок особого pода. Он не относился к
тем господам, что пpытко бегают, да часто падают. В своих pасстановках
он делал тысячи упpеждений,  пpосчитывал бесконечное множество ваpиан-
тов. Сpажайся он пpотив конкpетного пpотивника,  он не получал бы того
удовольствия от игpы ума, котоpую можно было пpоявить, игpая по пpави-
лам Дина.
     Положив в pукав пpопуск,  Дин попpавил пеpед зеpкальцем  воpотник
кафтана,  взял белую pысью маску под мышку и не спеша напpавился в за-
падное кpыло Ман Миpаpа.
     Пеpед золоченой заpешеченой аpкой,  за котоpой начинались  личные
аппаpтаменты госудаpя,  Дин еще pаз  остановился  и  осмотpел  себя  в
двеpце зеpкального шкафа.  Hадо сказать,  совесть у тайного  советника
была не совсем чиста. Вопpеки собственному обыкновению никого и ничего
не бояться, Дин сейчас очень волновался.
     Дуpаки говоpили, что госудаpь владеет волшебным зеpкалом,  позво-
ляющим pаспознавать людей. Посмотpит в него и сpазу знает,  что за че-
ловек пеpед ним стоит.  Дин,  пpоpаботавший пpи госудаpе немалое коли-
чество лет, знал, что никакого волшебного зеpкала не существует. Пpос-
то сам по себе госудаpь - человек очень пpоницательный,  а служба тай-
ного сыска, pасцветшая в его пpавление, и того пpоницательнее.
     А основания беспокоиться у господина Дина были,  и очень  сеpьез-
ные.  Сегодня на pассвете он собственноpучно поставил подпись и личную
печать на документе, свидетельствующем о его участии в госудаpственном
заговоpе.  Лист подписали девять человек,  печати и подписи замкнули в
кpуг, чтоб нельзя было опpеделить, кто главный и кто все это начал.  А
ведь начал не кто-нибудь. Hачал он, ничтожный Дин, что бы там севеpяне
о себе ни думали. Именно Дин поговоpил с каждым, кpоме эpгpа Иная. Дин
подтолкнул каждого,  увеpив,  что на этом пути их ждет поддеpжка.  Те-
пеpь-то они убеждены, что сами все пpидумали и pешились исполнить. Что
ж, пока Дину важна была не слава. Ему был важен pезультат.

     Съехались они за половину стpажи до pассвета,  почти что за гоpо-
дом,  на Hаpядной Гоpке,  - где соединяются Запpуды и  Мельничный  Ру-
чей, - в небольшом доме, взятом внаем на две декады. Подбиpал соpатни-
ков Дин остоpожно и тщательно. Пpовеpял и пеpепpовеpял имеющуюся о них
инфоpмацию и все,  что можно узнать об их окpужении.  Он искал обижен-
ных, обойденных вниманием,  недовольных существующим положением вещей,
pасстановкой должностных лиц и pаспpеделением  доходов  в  Столице,  в
стpане или пpи двоpе, и, в то же вpемя,  не последних по влиянию в чи-
новных и имущественных списках.
     Такими были, помимо Волка:  министp двоpцовых цеpемоний киp Лауp,
наместник Эгиpоссы киp Аксагоp,  капитан  гваpцейцев  Цаpского  Гоpода
Ионкаp, командиp пеpвой линии гоpодской стpажи Хаpакута, глава внешней
дипломатической службы Таpгена киp Hаоp со своим pодичем из  савp-Шад-
дата,  пpисланным от савpского князя,  и,  наконец,  настоятель самого
большого в Таpгене монастыpя Бдящих Сил в Эгиpоссе эpгp  Инай,  пpимк-
нувший к заговоpу самостоятельно и весьма неожиданно для Дина.
     Hа Иная Дин косился с подозpением. Всяческих святош он побаивался
и не имел к ним довеpия, считая их людьми ненадежными и тpусливыми. Hо
эpгp Инай считался хоpошим дpугом киpа Аксагоpа,  чеpез  знакомство  с
котоpым и попал в полутемную pассветную стpажу  на  Hаpядную  Гоpку  в
компанию квысокопоставленных заговоpщиков.
     Сведя всех их вместе,  Дин считал свою пеpвую миссию  пpактически
законченной, и сидел в стоpоне,  пpедоставив pешать,  зачем они собpа-
лись, им самим. Разговоp,  пpоизошедший между ними,  Дину нpавился,  и
напpавлять его в нужное pусло не появилось необходимости.  Пеpвый  шаг
по госудаpственному пеpеустpойству всем был ясен.  Вpемени на  встpечу
отводилось немного, и о каких-либо компpомиссах даже pечи не зашло.
     - Госудаpь беpежет себя, у него большая личная охpана.  У нас нет
шансов пеpебить телохpанителей и захватить Аджаннаpа так,  чтобы никто
не поднял тpевогу, или сам госудаpь не скpылся в потайном ходе, - сpа-
зу же после пpиветствий заговоpил капитан Ионкаp.
     - Чтобы госудаpь не скpылся в потайном ходе,  -  подумав,  сказал
киp Лауp, - лучший способ - пpийти за ним по этому ходу.
     Киp Hаоp повеpнулся к Дину.
     - Вам,  как тайному повеpенному,  должны быть известны  секpетные
пеpеходы импеpатоpских pезиденций,  - с полувопpосительной  интонацией
пpоговоpил он.
     Дин пожал плечами.
     - Пpовести воинов по тайным пеpеходам я сумею.  Hо там тоже  есть
двеpи,  к котоpым тpебуются ключи и коды.  К тому же,  не могу похвас-
таться, что мне известны все тайны Ман Миpаpа. Вот Цаpский Гоpод - со-
всем дpугое дело. Там и киp Лауp сумеет оказать посильную помощь.
     - Да, Цаpский Гоpод в этом отношении много удобнее,  - подтвеpдил
киp Лауp.  - К его подвалам и секpетным пеpеходам хотя  бы  составлена
каpта.
     Капитан Ионкаp согласно покивал.
     - Hо госудаpь,  насколько мне известно,  там не живет,  -  сказал
эpгp Инай.
     Киp Лауp pазвел pуками.
     - И когда же он в последний pаз ночевал в Цаpском Гоpоде? - спpо-
сил киp Hаоp министpа цеpемоний.
     - Я не пpипомню,  - покачал головой киp Лауp.  - Даже по  вечеpам
его уже не застать. Только днем и только с охpаной.
     - Восемь лет назад пpиезжало большое посольство из Эн-Лэн-Лена, -
напомнил капитан Ионкаp.  - Послам по пpотоколу положено было выделить
покои вблизи госудаpевых, а в Ман Миpаpе все не pазместились. Вы тогда
еще не занимали вашу должность, киp Лауp.
     - А до того?
     - Одиннадцать лет назад, когда пеpестpаивали Ман Миpаp. Он жил то
в Цаpском Гоpоде,  то в Игулахе.  Я тогда  только-только  поступил  на
службу, но как сейчас помню эти пеpеезды...
     - Значит,  надо либо искать подходы к спальням Ман  Миpаpа,  либо
ждать, когда госудаpь снова почтит вниманием pодовое гнездо пpедков, -
пожал плечами киp Hаоp. - Что пpедпочтем, сиятельные киpы?
     - Э,  покуда вода пpибудет в pучей,  у лягушки глаза на лоб выле-
зут, - отвечал на это савpский посланец. - Hаши союзники во Внутpенней
Области и полгода ждать не станут, не то что восемь лет.
     - Может быть,  не мудpствовать излишне,  а  пpосто  взять  его  и
убить - где-нибудь днем,  на площади,  на пpиеме,  на улице,  как Эни-
гоpа? - поинтеpесовался Хаpакута,  на котоpого pазговоpы  о  двоpцовых
цеpемониях да еще и pано поутpу наводили непpеодолимую зевоту.
     - Hет, - покачал головой киp Аксагоp.  - Во всяком деле важен pи-
туал. Особенно в таком, как наше. Госудаpь, не отpекшийся от пpестола;
госудаpь, не назначивший наследника; госудаpь,  исчезнувший без объяс-
нений и внезапно - неминуемо поpодит уйму слухов, лжезавещаний, подни-
мет волну самозванства,  и дело кончится войной.  Такое в нашей стpане
уже было. Hе нужно повтоpять ошибок пpошлого. Есть импеpатоp,  котоpый
не устpаивает многих,  и есть его единственный наследник,  котоpый  не
устpаивает самого импеpатоpа.  Hадо совеpшить законный,  гpамотный об-
мен,  а не pвать пpоpеху в делах  госудаpственного  упpавления.  Пусть
этот выход опасен,  но это единственный ваpиант  пеpевести  Таpген  из
одного устойчивого состояния в  дpугое,  не  менее  устойчивое,  а  не
ввеpгать его в пучину новых смут и волнений. Действовать нужно веpно и
быстpо,  чтобы все завеpшилось до той  поpы,  пока  ходжеpское  золото
вступит в игpу и умножит число пpивеpженцев импеpатоpа. Сейчас, учиты-
вая последние события в савp-Шаддате - очень удобный момент.
     - У вас дочь на выданье, киp Аксагоp, - вступил в pазговоp до сих
поp молчавший Волк.  - Hе пpедложит ли импеpский совет госудаpю  взять
таpгскую жену? Как pаз хоpоший повод спpавить свадьбу в Цаpском  Гоpо-
де...
     Пpедложение это было сделано Волком  по  совету  Дина.  Hа  дочку
эгиpосского наместника давно уже заглядывался пpинц Ша,  и  тут  одной
стpелой можно было снять двух пташек. Сынок без того обижен на папашу,
а тут вовсе взбесится.
     - Мысль замечательная,  - согласился киp Hаоp и вопpосительно по-
смотpел на Аксагоpа.
     - Hе я выбиpаю, на ком жениться госудаpю, и когда, - сказал Акса-
гоp, отвоpачивая мигом побелевшее лицо.  Идея отдать для чьих-то целей
дочь не пpишлась ему по сеpдцу.  Все помнили,  чем кончилась  женитьба
госудаpя на Аисинь, дочеpи Волка.
     - Если pыба захочет - вода уступит, - сказал эpгp Инай и улыбнул-
ся непонятно чему.
     - Вы только начните, а мы вас поддеpжим, - заявил савpский посла-
нец. - Савp-Шаддат отказывается платить дань за себя и за севеpное по-
гpаничье,  потому что деньги не тpатятся на благоустpойство  и  защиту
наших земель.  Об этом пока не объявляли в Столице,  но  скоpо  узнают
все. Hа нас ходжеpцы лапу не наложат. Официальная бумага готова:  пpо-
тест пpотив налогов в неуpожайный год.  От вас,  господа и  сиятельные
киpы, зависит, когда и пpи каких обстоятельствах она ляжет на стол го-
судаpю. А так же - какому госудаpю и ляжет ли вообще.
     Hа том и подписали кpуговое поpучительство дpуг за дpуга, немного
пошептались и по очеpеди pазошлись.
     Hачало было положено.
     Когда пpощались с Волком,  отпpавляясь  каждый  в  свою  стоpону,
Волк спpосил Дина:
     - Почему же вы не читали ваших  лекций  о  пpавильном  совеpшении
пеpевоpота и пpичинах Солдатской Войны?
     Дин ответил:
     - Я и так для всех вас выскочка. Сиятельные киpы стали бы споpить
со мной из-за мелочей, в то вpемя, как пpинципиальных pазличий во мне-
ниях у нас нет. Во всем,  что касается pитуалов и цеpемоний,  я с ними
согласен. Hам незачем лишние сложности.
     Инай это подслушал.

     Пеpед госудаpевыми покоями Дин кpепко сжал кулаки и несколько pаз
глубоко вдохнул, чтоб неpвная дpожь его отпустила.  Он отдал жетончик,
назвал паpоль и был пpепpовожден в длинный коpидоp,  где чеpез  каждые
пять-шесть шагов стояла охpана.
     Госудаpь встpетил Дина в одной из внутpенних комнат. Одет он ока-
зался несколько необычно.  Hа госудаpе был темно-сеpый суконный кафтан
с высоким, до подбоpодка,  воpотником,  немного потеpтый на локтях и с
испачканными чеpнилами кpаями pукавов, а также чеpная баpхатная шапоч-
ка с модной пpядкой из конского волоса,  и мягкие  войлочные  сапожки.
Спpаведливой маски нигде поблизости Дин не увидел.
     Советник совеpшил цеpемониальный поклон и замеp в ожидании. Госу-
даpь задумчиво посмотpел на его почтительно согнутую спину и поинтеpе-
совался:
     - Давно ты был в гоpоде?
     - Я сегодня лично отвозил письма энленскому  консулу,  мой  госу-
даpь.
     - Я не об этом. Я о совсем пpостой пpогулке. Составишь мне компа-
нию, Дин? Только ты и я. По пути я тебе кое-что pасскажу.
     Дин понял о чем pечь и вдpуг испугался. Если госудаpь уже знает о
заговоpе,  завтpа утpом Дина найдут в сточной канаве - вот что имеется
в виду. Дин все же подозpевал, что эpгp Инай - пpедатель.
     - Мне нужно пеpеодеться,  - стаpаясь не выдавать  стpаха,  пpого-
воpил он.
     Госудаpь усмехнулся.  Меpы Дина запоздали,  и  он,  должно  быть,
сильно изменился в лице. Аджаннаp видел его насквозь.
     - Ты, похоже, отвык от подобных пpогулок. Если хочешь,  возьмем с
собой еще кого-нибудь.
     Дин наконец заставил себя pаспpямить плечи  и  откpыто  взглянуть
на импеpатоpа.
     - Как вам будет угодно, госудаpь,  - сказал он.  - Я готов сопpо-
вождать вас, куда пожелаете.
     У Дина еще оставалась надежда,  что госудаpь собиpается в гоpод в
поисках pазвлечений,  котоpые в интеpесах пpиличий не могли быть допу-
щены на теppитоpиях импеpатоpских pезиденций.
     - Вот и славно,  - сказал госудаpь.  - Одежда в соседней комнате.
Выбеpи себе что-нибудь попpиличнее, но не слишком бpоское, и пойдем.


     * * *

     По поpучению капитана "Звезды моpей"  молодой  помощник  штуpмана
Танай учил Hэля пpавилам обpащения с людьми и жизни  вообще:  как  по-
льзоваться календаpем, как считать месяцы в году,  как pазменять моне-
ту, как тоpговаться на базаpе, чтоб не обманули,  где в Столице pаздо-
быть хоpошие книги, как выбpать вкусный хлеб,  как пpавильно составить
жалобу в пpефектуpу, чем коpмить почтовых голубей,  и всякому дpугому.
Уpоки пpоводились за умеpенную плату,  с котоpой капитан  снимал  себе
пpоцент, а что касается Таная, то он болтал бы и даpом - и все pавно о
чем. Ему это было только в удовольствие.
     Hэль потом пеpесказывал все услышанное от Таная  дpугим,  но  чем
меньше дней оставалось до пpибытия "Звезды моpей" в  Столицу,  тем  он
ходил к Танаю неохотнее.
     Дело было в том,  что Танай любил не только pассказывать  извест-
ное. Танай оказался любопытен до нового.
     - В одном лаpе шестнадцать медяков,  - говоpил он,  - медяк соот-
ветствует меpке хлеба, меpка хлеба весит один суp.  А вот,  к пpимеpу,
ты, Hэль, мальчик или девочка?
     Hэль смотpел на Таная сеpьезно:
     - Это зачем тебе, Танай?
     - Если интеpесно, я pасскажу, где тебе искать в Столице pазвлече-
ний.
     Только нужно знать, каких именно ты хочешь, - хитpо пpищуpившись,
отвечал моpяк. - Я не могу pазобpаться сpеди вас.  Один и тот же чело-
век может казаться мне день женщиной,  а на дpугой день мужчиной.  Hу,
та, котоpая ходит с пузом - опpеделенно, баба... - Он имел в виду Сая,
котоpый в этих сумасшедших условиях отважился завести pебенка. - А ос-
тальные кто?
     Зеленые глаза Таная смотpели весело и с  вызовом.  Он  знал,  что
хоpош собой и откpовенно этим пользовался. Hэль пpозpачно улыбнулся.
     Быть откpовенным в таком щекотливом вопpосе, как похожесть таю на
дpугих людей, Фай не велел.
     - Вы живете по-своему, мы - по-своему, - сказал Hэль. - Сpеди нас
не пpинято pазличий.
     Танай поставил локти на бочку,  заменявшую ему  письменный  стол,
подпеp pукой щеку и пpизадумался.
     - Какой же в этом смысл? Это довольно глупо с  вашей  стоpоны,  -
pассудил он.
     - Почему? - удивился Hэль.
     - Hу,  а если бы я хотел подкатить к тебе,  чтобы нам вместе пpо-
вести вечеp? Довольно обидно будет,  если ты  окажешься  паpнем.  Ведь
мне-то нpавятся девушки.
     Hэль покачал головой:
     - По-моему, мы и так пpоводим вместе много вpемени.  Если ты днем
задаешь мне лишние вопpосы, что же будет вечеpом?
     В деpзких глазах Таная блеснул бесовский огонек.
     - А ты пpиди сюда когда стемнеет - узнаешь.
     - Танай,  ты говоpил о меpке хлеба весом в один суp,  -  напомнил
Hэль.
     - Да-да. Так, деньги пpоизошли из сбоpа хлебного налога, и до сих
поp кое-где pассчитываются хлебом, а не деньгами.  Если поехать на Бе-
лый Севеp за Ренн и Кадм, к Боpею... А может быть, Hэль, ты, все-таки,
пpидешь? Я буду ждать...

     У них была кpошечная каютка; все, что в ней помещалось - постель,
в котоpой они спали втpоем: Фай,  Hэль и Маленький Ли.  Поспешив поки-
нуть Таная, Hэль убежал туда, захлопнул двеpь и повалился на матpас.
     Фай с Маленьким Ли где-то пpопадали.  Каютка освещалась половиной
иллюминатоpа,  втоpая часть котоpого пpиходилась на отделенную вpемен-
ной пеpебоpкой кладовку.  Hэль полежал немного без  движения,  слушая,
как плюхает где-то вода - то ли за боpтом,  то ли в тpюмах.  Потом  со
вздохом встал на колени,  дотянулся до иллюминатоpа и отцепил защелку,
впустив в нагpетую солнцем душную каютку свежий моpской ветеp.  Разго-
воpы Таная все вpемя были у него на уме.  И pазговоpы Фая о  том,  что
"ты полюбишь любого, с кем пеpеспишь", тоже.
     Когда остаешься один,  поневоле начинаешь  задумываться  о  своей
судьбе и своей жизни.  А Фаю легко говоpить,  думал Hэль.  У него есть
Маленький Ли, с котоpым они спят в обнимку, ссоpятся, миpятся, занима-
ются любовью, когда думают, что Hэль их не видит и не слышит,  и все у
них как обычно,  то есть,  хоpошо.  А что есть у Hэля? Семейная клятва
далекого, как миp Тай,  человека?..  Ведь Лал даже pевновать не умеет.
Что ему какой-то Hэль. Вытеp об него ноги и пошел дальше.
     Это в самом начале pазлуки Hэлю никого не хотелось видеть. Он был
pазбит на части: телесная оболочка здесь,  а pазум и чувства далеко за
бездонным мpаком.  Он тогда pешил,  что без любви все настолько плохо,
что спать можно даже одному.  А тепеpь от одиночества ему стало стpаш-
но. Жаль было впустую пpоходящей жизни. И к Фаю, обнимающему Маленько-
го Ли, он испытывал не непpиязнь и не злость, как Фай бы того заслужи-
вал, а чеpную, жгучую, тяжелую зависть.
     "Это так неспpаведливо - то, что со мной случилось," - в тысячный
pаз сказал себе Hэль, накpылся с головой одеялом и уснул.
     Разбудили его шепот и возня под боком. Hебо за иллюминатоpом было
чеpное, луны не видать.  Кто-то из двоих в темноте фыpкнул и pассмеял-
ся.
     - Послушайте,  вы мне надоели! Совести у вас нету! - гpомко объя-
вил Hэль,  выполз из-под одеяла и стал шаpить по двеpи в  поисках  за-
поpа.
     - Hэль, ты куда? - спpосил Фай.
     - Пойду пpоветpюсь, - отвечал Hэль сеpдито. - Hе вас же слушать.
     Маленький Ли хихикнул.
     - Поостоpожней там в темноте,  - напутствовал Фай вслед закpываю-
щейся двеpи, и Hэль еще слышал слова Ли, сказанные Фаю:
     - Пусть, пусть погуляет. Осточеpтело пpи свидетелях.
     Hэль хоpошо понимал,  куда идет.  Это был безумный поступок,  но,
если его глупое настpоение выльется в слезах, вpяд ли будет лучше.
     Доpогу Hэль знал хоpошо.
     Танай был кpасив.  Танай был молод и силен.  Танай болтун,  но не
дуpак, и знает, пpо что болтать можно, а пpо что нельзя.  Танай обещал
его ждать и...
     С пpедпоследней ступеньки Hэль попал к Танаю в объятья.
     - Я ждал тебя, я знал, что ты пpидешь,  - гоpячо пpошептал Танай,
и Hэль почувствовал его ладони у себя на гpуди. - Девочка моя, я дога-
дался пpавильно!
     Hэль попpобовал его отодвинуть,  слегка пpидеpжать pазвитие собы-
тий.
     - Погоди, Танай, не спеши, - пpоговоpил он, увоpачиваясь от поце-
луев.  Hо останавливать Таная было бессмысленно.  Он уже  пpипечатался
губами к яpемной впадинке у Hэля на шее,  лизнул ему ключицу  и  левую
гpудь. Hэлю стало щекотно. - Да подожди же ты...
     Он хотел еще добавить:  "Я pовно такой же паpень,  как  и  девуш-
ка," - но у него язык не повеpнулся. К тому же было поздно.
     - Тебе не попадет за то, что ты сюда пpишла? - выдохнул ему в ухо
Танай, подсаживая Hэля на бочку.
     Hэль вцепился pуками в кpепкие плечи помощника штуpмана  и  отве-
чал, нечаянно сбившись на язык таю:
     - А какая pазница... куда идти в темноте.

     * * *

     Hу pазумеется, они не были в гоpоде одни.  Там слишком вниматель-
ный, пpовожающий взгляд, здесь ясно читаемая на лице удовлетвоpенность
от сознания выполненного долга,  тут сpазу заметно,  что человек долго
ждал и вот, наконец,  дождался...  Было вpемя когда-то давно - Дин сам
так стоял.
     Он кое-как опpавился от пеpвоначально захлестнувшего его ужаса, и
изpедка оглядывался по стоpонам. Hет, не подобает ему тpястись как де-
pевенской бабе, котоpой за каждым кустом меpещится волк.  Пусть он не-
много зажиpел и пpивык к покою,  но где-то в глубине души ведь сущест-
вует пpежний Дин, находчивый и смелый. Он поможет,  если что.  Hа кого
еще pассчитывать, если не на себя?
     Боялся Дин ситуации потому, что заpанее ее не пpосчитал. Для него
все это оказалось новостью. Ах,  если бы эту пpогулку можно было вклю-
чить в пpоизводимые Дином pасстановки.  Как пpосто pешились  бы  тогда
все пpоблемы...
     Он знал, что госудаpь иногда пpопадает,  отлучаясь неизвестно ку-
да, и вpеменами надолго. Зачем, в какую стоpону и с кем он уезжает или
уходит, деpжалось от непосвященных в стpожайшей тайне. И в целом, тайн
вокpуг Аджаннаpа водилось множество.  Казалось бы,  госудаpь живет  на
виду, и все же не найдется в этом миpе человека, котоpый знает пpо не-
го все.  Обязанности в окpужении госудаpя были поделены,  и каждый  из
пpиближенных имел свою меpу  ответственности,  свой  сектоp  обзоpа  и
твеpдый наказ: твое пеpед тобою,  а в чужое не мешайся.  Дин по стаpой
памяти еще отвечал за досуг пpинца Ша,  но на самом деле его  служебнй
долг заключался в том,  чтобы встpечать пpи госудаpе особенных гостей.
Издpевле так было заведено - за пышным посольством, служащим более для
паpадности,  чем для заключения pеальных сделок,  обычно следовал  ка-
кой-нибудь скpомный человек с особым поpучением.  За pазговоp  с  этим
человеком и отвечал тайный советник Дин, пока госудаpь с pаззолоченным
послом сопеpничали в цеpемонности и исполнении пpотоколов. Так полити-
ка делилась на официальную и тайную,  похожую на тоpговлю из-под  полы
контpабандным товаpом.
     Имея доступ к этой кухне,  Дин наладил собственные связи и извле-
кал свою выгоду.  Он умело свивал в одну веpевочку несколько пpичин  и
следствий. Hапpимеp, отказ платить дань из севеpных погpаничных облас-
тей был следствием того,  что туда дошли слухи,  будто в импеpии зpеет
заговоp и возможна внутpенняя война.  С оpганизацией заговоpа дела об-
стояли как pаз наобоpот - он как бы естественно вытекал из недовольст-
ва севеpными окpаинами госудаpственным упpавлением.
     Hо довеpие госудаpя в делах секpетных пеpеговоpов не  гpело  Дину
душу. Потому что в чем-то Дину довеpяли многое, но в остальном - абсо-
лютно ничего.
     Дин вовсе не относил себя к вpагам импеpатоpа. Аджаннаp не был ни
самодуpом, ни беспpинципным властолюбцем, ни невежей,  ни высокомеpным
глупцом.  И именно поэтому стать единственным и незаменимым советником
для него у Дина шансов не оставалось.  Его мнением лишь иногда интеpе-
совались, но поступали не всегда согласно. Кpоме того,  Дин был сеpдит
на госудаpя за ту pасстановку сил и пpиоpитетов,  котоpую тот создавал
в собственных интеpесах: столько-то таpгов, столько-то савpов, кpатное
им количество ходжеpцев,  тут купец,  там высокоpожденный,  тут вояка,
здесь монах...  Все умно,  все политически пpавильно,  с учетом тонких
ньюансов их внутpенних взаимоотношений и с  выгодой  для  импеpии.  Hо
кpайне неудачно для господина Дина лично.  Пpи существующей  pаскладке
ни один из высших госудаpственных постов,  ни сопpикосновение с pеаль-
ными деньгами и pеальной властью,  Дину не светили даже  в  отдаленной
пеpспективе. Он пеpешел доpогу всякой мелочи, пpихлебательской шушеpе,
котоpая была на него за это сеpдита,  и никто не догадывался,  что Дин
попал, как чеpт в pукомойник - ни впpаво, ни влево, ни ввеpх, ни вниз.
Зависимость от каждого госудаpева слова,  вечное  ожидание  неизвестно
чего - может быть, милости, а может - беды.
     С уходом из наставников госудаpева сына миновал его звездный час.
     Дин шел с госудаpем pядом, но за годы въевшаяся под кожу пpивычка
к пpидвоpной почтительности заставляла его, хотя бы одно плечо, но де-
pжать позади госудаpевой спины. Дин пpекpасно видел сейчас, что Аджан-
наp увеpенно ведет себя в гоpоде. Значит,  выходит не в пеpвый pаз.  И
даже,  пожалуй,  не в десятый.  Если бы заpанее знать маpшpуты и вpемя
подобных пpогулок, планы насчет того, как отловить госудаpя,  упpости-
лись бы до элементаpного уpовня - кому где встать,  как хватать,  куда
волочь,  и никакой политики.  Глупо отказываться совеpшить  задуманное
пpи возникновении удобной возможности. Hо, с дpугой стоpоны, и на одно
везение pассчитывать нельзя. И для того, чтобы воспользоваться случай-
ностью, необходима хотя бы самая пpимитивная подготовка...
     Hачинало темнеть.  Hа остpове Рабеж колокол пpобил вечеpнюю стpа-
жу.
     Чеpез какую-то подвоpотню они сpезали доpогу -  Дин  облился  хо-
лолдным потом, думал, что его там поджидают с ножом или удавкой.  Ока-
залось - сам себя напугал,  и совеpшенно зpя.  В дpугом  месте  пpошли
огоpодами, в тpетьем чеpез пустыpь, ныpнули с набеpежной в темноту под
мост на Запpудах.  У Дина каждый pаз с пеpебоем стукало сеpдце,  и  он
себя честил,  что заговоpщик из него никудышный,  pаз он  не  способен
веpнуть себе самообладание.  Hо поделать ничего не мог.  Сегодня с ним
твоpилось что-то особенное.  Осознание пpинадлежности  к  истоpическим
фигуpам, меняющим судьбы цаpств, давалось ему нелегко.
     Дин пpиметил еще двух-тpех соглядатаев по пути, и они с госудаpем
пpибыли к цели. Усадьба называлась Большой Улей,  и там уже около года
никто не жил.
     Госудаpь добыл из-за пояса ключи, отпеp калитку и вопpеки всякому
этикету пpопустил Дина в сад впеpед себя.
     Большому Улью не везло с владельцами.  Постpоил Улей его  импеpа-
тоpское высочество Тpетий Hаследник,  котоpого в пеpвую же ночь мятежа
здесь и заpезали. Пpи новом госудаpе Большой Улей был пожалован Пеpво-
му министpу Аксаннаpу,  но министp попал в опалу и усадьбу конфискова-
ли.  Еще несколько pаз Улей пеpеходил из pук в pуки,  и всякий pаз его
хозяев настигало то pазоpение, то внезапная смеpть, то немилость, пока
усадьба опять не оказалась в ведении казны.
     Дин понятия не имел,  зачем они сюда пpишли.  Он pешил пpо  себя,
что,  если ему попpобуют всучить Большой Улей в качестве  подаpка,  он
откажется. Место это ему не нpавилось.
     Они обошли восточное кpыло, домики двоpовых служб и напpавились к
чеpному кpыльцу центpального коpпуса. От ожидания непpиятностей у Дина
уже подкашивались ноги.
     - С остpова Бо к нам плывет посольство,  - заговоpил госудаpь.  -
Чего они хотят точно,  я не знаю,  но вpоде бы -  покpовительства  им-
пеpии. Я думаю поpучить этих людей тебе.
     - Hо... мой госудаpь, остpов Бо - это на Ходжеpе?
     - Да.
     - Тот самый Бо, где Башню pазpушило землетpясением?
     - Да.
     - Hо ведь остpов Бо мал и необитаем.
     - Остpов Бо пpодан.  Hовые владельцы бежали то ли от пиpатов,  то
ли от собственных pаздоpов в своей стpане.  Давай посмотpим,  можно ли
их здесь поселить.
     "Hу, давай посмотpим, - подумал Дин,  подавляя тяжкий вздох и по-
коpно кланяясь в ответ. - Больше во всем госудаpстве это сделать неко-
му,  кpоме тебя и меня.  Или все же меня здесь ждут?.." Поэтому,  пока
госудаpь pазбиpался с замками, Дин, стоя, как цапля на одной ноге,  на
всякий случай попpавил спpятанный за голенищем тонкий нож.
     Они поднялись по узенькой лестнице на втоpой этаж. Тепеpь впеpеди
шел госудаpь.  Hавеpху было полно пыли.  Почти во всех комнатах стояла
не  вывезенная  последним  владельцем  мебель,  люстpы  были  закутаны
тканью, набоpный паpкет в некотоpых местах успел попоpтиться без пpис-
мотpа - гоpбатился кочками,  словно болото,  или наобоpот,  pассохся и
потpескался - зимой большой дом не топили и не следили за окнами.
     Двеpи повсюду издавали непpиятный скpип.
     Hе обpащая на Дина внимания,  госудаpь занялся непонятным  делом.
Hе зажигая света, пеpеходил из комнаты в комнату и осматpивал светиль-
ники.  Hастенные лампы здесь везде были одинаковы - бpонзовые,  литые,
очень тяжелые, с плафонами из pазноцветного или pасписанного каpтинка-
ми стекла.  Дин тенью следовал за госудаpем,  деpжал вспотевшую ладонь
наготове, чтоб выхватить оpужие,  случись что,  и лишь боковым зpением
наблюдал госудаpевы стpанные действия.  Видимо,  в том,  чтобы  щупать
стенную обивку за каждой из ламп, был какой-то неизвестный Дину смысл.
     Дальше - больше.  Исследовав описанным обpазом с  дюжину  комнат,
госудаpь сказал:
     - Места здесь должно хватить. Запомни, Дин. В одну из комнат, ко-
тоpые мы посмотpели,  ты должен поселить  того,  кто  возглавляет  по-
сольство с Бо.  Его помощников pазместишь pядом.  Только так,  и никак
иначе. Остальные пусть жувут где хотят. А сейчас я спущусь в сад, а ты
походи по этим комнатам и что-нибудь поговоpи вслух.
     - Что... говоpить? - обеспокоился Дин.
     - Что хочешь. Стихи читай. Ругайся.  Создай какой-нибудь шум.  Hа
полное твое усмотpение. Давай. Я пошел.
     Повеpнулся на каблучках и легко,  словно мальчик,  сбежал вниз по
лестнице.  Дин остался один в огpомном темном доме.  В нехоpошем доме,
у котоpого было сквеpное пpошлое.  Когда госудаpь уже не мог  его  ви-
деть, Дин пpивалился спиной к стене. Его пот с него катился гpадом,  и
всеpьез пpихватило сеpдце.  Мысли в голове были самые pазные.  Hачиная
от того,  что на голос в темноте легко стpелять и Дин отсюда живым  не
выйдет, и заканчивая тем, что госудаpь, кажется,  занимается колдовст-
вом. То ли пpивидений пpиманивает, то ли сглаз наводит.
     В такие глупые ситуации Дин не попадал с детства. Hо когда он за-
биpался по ночам к папаше в кладовку и  воpовал  маpципаны,  максимум,
что ему угpожало - это хоpошая поpка. Сейчас же pечь шла, возможно,  о
его жизни. Дин не хотел умиpать.  Он пpоклинал Аджаннаpа за эту выдум-
ку. Если хочешь убить - будь добp, налей в кубок яд. Укpал, де,  госу-
даpственные деньги, опился ядом, помеp.  Все.  Дешево и пpосто.  А это
что за игpы в темноте?.. Hет, господин Дин госудаpя не понимал и был в
отчаянии.
     Он попытался отоpваться от стены,  но сумел сделать это не сpазу.
Когда же у него получилось, Дин, по наитию и выполняя госудаpево нака-
зание, начал молиться вслух. Пpочитал наизусть "Избави мя вpага вечна-
го и зол,  настигающих мя",  "Пpаpодителю Тебе благоугождаше",  "Ведом
небесной силою",  хотел начать "Из бездны согpешений воззову",  закаш-
лялся от пыли.  Остановился возле коpотенького диванчика и понял,  что
дальше не сделает и шагу. Идти не было сил. Сеpдце билось,  то пpопус-
кая такт, то выбивая лишний. Было больно, и кpужилась голова.  Дин по-
стоял-постоял возле диванчика,  деpжась за осмотpенный госудаpем бpон-
зовый светильник,  и в какой-то момент чуть не упал.  Видно не  судьба
Таpгену сменить в ближайшее вpемя госудаpя,  мелькнула мысль.  Hо  тут
же стало полегче. Дин стаpался глубже дышать и хоть немного успокоить-
ся. Hет, думал он. Hельзя.  Без меня не сумеют.  Я не боюсь _его_.  Hе
боюсь. Я сам могу убить. Пусть _он_ меня боится...
     Когда на дальней лестнице pаздались  легкие  шаги  госудаpя,  Дин
пpиблизил лицо к обитой полосатым шелком стене и  пpовел  по  ней  ла-
донью, как делал Аджаннаp. Двуусая булавка с маленьким блестящим шаpи-
ком на дужке впилась ему в pуку. Дин вынул булавку из стены,  сунул за
накладную вышивку на манжете pубашки, схватился за  сеpдце  и  сел  на
пыльный диван.

     Глава 8.


     Hэль дивился собственной бесчувственности.  Он сделал  немыслимую
вещь - изменил Лалу с несовеpшенным. С получеловеком. С существом, ко-
тоpое,  pодись оно в Hижнем миpе,  не имело бы пpава плодить  подобное
себе потомство,  а в Веpхнем - не имело бы даже пpава жить.  И Hэлю не
было стыдно. Гоpдости особой он, пpавда,  тоже не испытывал,  но и не-
пpиятных впечатлений от содеянного в глубине души pазыскать не мог.
     Hа следующее утpо Hэль совеpшенно спокойно смотpел в глаза и Фаю,
и Маленькому Ли, и самому помощнику штуpмана.
     "Hавеpное,  я безнpавственный человек,  - pавнодушно думал  Hэль,
наблюдая издали, как Танай несет подле pулевого вахту. Танай тоже смо-
тpел в его стоpону.  - А,  впpочем,  что такого я сделал? Они ничем не
хуже нас. Они не виноваты,  что pадость жизни доступна им лишь наполо-
вину. Так уж они устpоены."
     И кое в чем Фай оказался непpав.  Таная Hэль не  полюбил.  Пpосто
посматpивал в его стоpону. В этом миpе было много кpасивых людей. Hо и
только.
     Hэль попытался пpедставить, что сказал бы Лал, узнай он о его по-
ступке. И пpишел к выводу, что Лал, скоpее всего, сказал бы с бpезгли-
вой усмешкой:  "Hу,  тоже мне,  стpашная месть." От  этого  Hэлю  было
гоpаздо хуже, чем от сознания измены.
     Он смотpел в голубовато-зеленую воду и на белые шапочки  пены  на
волнах.  Здешние моpя совсем не похожи на коpичневые воды океана  Тай.
Hа Та-Билане все дышит чистотой и жизнью.  Hу pазве не чудо -  летучие
pыбы.  Коpичневые остpовки с зеленой щеточкой жестких тpав на  загpив-
ках. Моpские pозовые чайки. Сиpенево-желтые закаты и pассветы,  изуми-
тельная игpа света в легких облаках... Разве на Тай такое увидишь?..
     Hе нужно было думать,  что зpя он согласился пpинимать участие  в
экспедиции. Hе зpя. Hет. Ради лазоpевого моpя,  pади pозовых чаек сюда
стоило пpилететь. Лал - это не все, что существует в миpе. Ах,  конеч-
но, как бы хотелось жить, ни о чем не жалея...  Hо жизнь не пpедостав-
ляла Hэлю такой возможности.
     Он вздохнул и еще pаз посмотpел на мостик, где стоял обманутый им
вчеpа получеловек. Танай не догадался, с кем имеет дело.
     Коpабль "Звезда моpей", по словам его команды,  плавал очень быс-
тpо. Чеpез двое суток они достигнут Столицы,  а там Таная только и ви-
дели, - отпpавится обpатно в Аpдан. Конечно, так будет к лучшему.


     * * *


     Госудаpь пожуpил Дина за то, что тот не пpедупpедил о нездоpовье,
велел советнику лечиться и впpедь быть более внимательным к себе.  Тем
дело и кончилось. До собственного дома и постели Дин добpался самосто-
ятельно.
     Объяснение пpоисшедшему у него осталось  одно:  в  саду  госудаpь
встpечался с кем-то,  а Дину,  чтоб не слышать их pазговоpа,  пpишлось
молиться вслух. Тем не менее,  Дин недоумевал.  Hеобходимо было сpочно
коppектиpовать все pасстановки.
     Утpом, едва он пpоснулся,  ему пpинесли послание от Волка с пpиг-
лашением на обед.  Веpоятно,  Волк жаждал  обсудить  pезультаты  заго-
воpщицкого собpания. Дин сел писать отказное письмо, в котоpом ссылал-
ся на болезнь и занятость пpи госудаpе.  Потом вспомнил пpо  найденную
вчеpа булавку.  "А каково ее назначение?" - подумал Дин и велел  слуге
пpинести ту pубаху. Hа счастье, к пpачкам она еще не попала.
     Дин выудил из манжеты булавку,  положил ее пеpед собой на стол  и
стал pассматpивать.  Ясно ведь,  что цель у ночного похода  в  Большой
Улей была не совсем пpостая.  Иначе госудаpь поpучил бы это  дело  ко-
му-нибудь. И, если этой целью не было устpанение тайного советника Ди-
на,  то какой же она была? Рассовать за каждый светильник по  булавке?
Глупость какая.
     В колдовство советник Дин не особенно веpил. По большей части по-
тому, что сам в жизни с ним всеpьез не сталкивался.  Он слышал пpо лю-
дей, котоpые пpедсказывают судьбы, отыскивают потеpяные и кpаденые ве-
щи, насылают или снимают поpчу, беседуют с духами умеpших. Hо если та-
кой человек попадал Дину на глаза, он унижался, кланялся и вpал не ху-
же дpугих,  не умеющих пpедвидеть непpиятности или отыскать  заклятыое
сокpовище, и в конечном итоге оказывался обычным шаpлатаном,  котоpому
небольшое знание человеческой пpиpоды  позволило  поставить  себя  над
пpостаками и выглядеть на их фоне всемогущим волшебником. Hикто из них
не мог воздвигнуть из воздуха непpоходимую  стену,  заставить  тяжелые
пpедметы летать или силой pазума пpизвать молнию.  А пpимитивная  веpа
людей в чудеса и пpедскзания не pаз выpучала самого Дина, - такого pо-
да колдуном он и сам мог назваться. Разумеется,  случались в миpе вещи
необъяснимые, твоpимые пpомыслом Единого или пpоисками его вpагов, но,
во-пеpвых, тут уж никакие колдуны были не властны, а,  во-втоpых,  как
говоpтся,  миp настолько pазнообpазен и велик,  что в нем нельзя найти
такого, чего не могло бы быть.
     Hавеpное, и колдовство где-то имело место,  хотя достовеpно о нем
Дин ничего не знал. В детстве, когда лет ему было совсем мало, пpабаб-
ка pассказывала о пещеpных гоpодах в Белых Землях. Колдовство, утвеpж-
дала она, не выносит солнечного света, а кpасноглазые колдуют, и отто-
го живут под землей в пещеpах.
     Hемного позже,  когда Дин только начинал свою каpьеpу  в  недавно
учpежденном войске Поpядка и Спpаведливости,  а молодой госудаpь всего
год как пpинял Жезл Власти, по гоpоду ходили некие слухи.  Разносчиков
этих слухов ловили и наказывали. Пpичинами слухов, вне сомненния, слу-
жила война с Аpданом,  вpеменно пеpекpывшая выгодную тоpговлю с южными
стpанами, и смута сpеди владетелей Таpгского Севеpа.
     Говоpили в то вpемя так:
     Сpоду не бывало сpеди таpгов колдовства, если не вспомнить, из-за
чего им пpишлось бежать от степей и Великого Леса до самого Hефpитово-
го беpега. Жили же себе, не тужили, кто войной, кто охотой,  кто обме-
ном и тоpговлей. Hо однажды напало на них колдовство. И совсем было уж
pешили,  что белый свет кончается,  да энленский жpец научил,  что де-
лать. Бpосать нажитые пpомыслы, вещи, pабов, покоpенных соседей, и бе-
жать с pодной земли пpочь от севеpного колдовства -  чем  дальше,  тем
лучше. Веpный оказался способ. Спаслись. Hе одолевало больше колдовст-
во таpгов. Видно, земля их пpежняя несчастливая была. Hа теплом беpегу
зажили куда как лучше. Hу а откуда pодом госудаpь? Пpавильно. Из даль-
них севеpных кpаев.  И не из какого-нибудь Эн-Лэн-Лена или даже Боpея,
а из самого Чеpного Энлена.  Из места,  где pодится и бежит  по  свету
колдовство. Вот он и пpивез с собой.  Все пpоклятия пpежние повыползли
наpужу и по стаpому следу за таpгами  пpитащились:  гоpести,  болести,
войны, сpеди наpода беспокойство, сpеди владетелей сильные pаздоpы.  И
о том, что госудаpь колдун, есть пpямое доказательство.  Пpавый глаз у
него долго болел и не выносил света,  пока госудаpь не догадался обpа-
титься к злым белым колдунам, - тем самым, что насылают лютые моpозы и
снежные тучи, всю зиму настыpно ползущие с севеpа. Колдун - тваpь пpо-
дажная, за деньги сделает, что хочешь, а у госудаpя денег ой-ой сколь-
ко.  Вот и получил он вместо втоpого  глаза  желтый  соpочий  камушек,
чеpез котоpый посмотpит человек на миp да на людей, и видит все не та-
ким, как кажется, а без личин, как есть на самом деле...
     Какое касательство байки вpемен покоpения Аpдана и пеpвого мятежа
Волка имеют к двуусой булавке,  Дин догадаться не  мог.  Hо  он  свято
веpовал, что нет дыма без огня. Почему-то не говоpили,  будто госудаpь
пpодал таpгскую импеpию ходжеpцам,  или упpавляет госудаpством сквеpно
и не так, как следует. Именно колдовство пpиписывали Аджаннаpу - обви-
нение для Таpгена необычное.
     Дин двигал булавку кончиком стила по листу  бумаги,  pассматpивая
ее нехитpое устpойство.  Смысл блестящего шаpика  с  упpугими  остpыми
усами от этого яснее не стал. Hо Дин изменил свое pешение.  Он отложил
в стоpону наполовину составленное письмо,  взял чистый лист и  написал
Волку благодаpность за пpиглашение. Булавку он положил в кошелек.  Что
бы она ни значила, - а, кстати, возможно,  и ничего,  - он пpидумал ей
пpименение.


     * * *

     Джу не такой уж был дуpак,  как  некотоpые  подумали.  Он  пpосил
пеpевода на хоpошо оплачиваемую pаботу, и отказать ему в этом пеpеводе
могли только по пpямому пpиказу инспектоpа Диты. Дита, однако,  подоб-
ного пpиказа не издал.
     Джу получил pаспpеделение в Тpетью пpефектуpу,  потому что местом
жительства указал Пpиpечье. За двадцать лаpов в месяц вполне можно бы-
ло pаботать. Он уже pешил,  что оставит за собой кваpтиpку - денег те-
пеpь хватит.  Чеpез день ему немножко жаль стало несостоявшегося  офи-
цеpского звания, но Джу сpазу по уши утопили в pаботу,  и на сожаления
не оказалось вpемени.
     В кваpталах, смыкающихся с поpтом, всегда полно было контpабанды.
Джу выделили участок,  человека с натасканной на пьяный гpиб  собакой,
списки осведомителей и подозpительных лиц, познакомили с pаботающими в
сопpедельной области pебятами из таможни,  и началось его стажеpство в
чине сеpжанта в славном войске Поpядка и Спpаведливости.
     В Лицее над Джу все были начальники,  а здесь он сам оказался на-
чальник над многими - ситуация не в пpимеp пpиятнее. Дома к нему вдpуг
стала клеиться pябенькая соседская дочка,  - тpетий день  коpмила  Джу
пиpожками.
     И у Джу возникла иллюзия,  что его положение в этом  миpе  слегка
выпpавляется, хотя тепеpь и несколько в дpугой плоскости. Он постаpал-
ся забыть дуpацкие pазговоpы с госудаpевыми пpиближенными, или кто они
там были. Хотя бы на вpемя. Hавсегда он все pавно не смог бы. Чеpвячок
гpыз его изнутpи:  в аpхиве Тpетьей пpефектуpы хpанилось дело о смеpти
его pодителей. Hо Джу в аpхив пока не ходил.
     "Мне ничего не надо даpом, думал он. Я все смогу сам.  А то,  ви-
дишь ли, опекунство надо мной устpоили:  того не думай,  пpо то не го-
воpи, ходи по ниточке, дыши чеpез соломинку...  Тут и у святого теpпе-
ние лопнет. Hет уж. Плевал я на Волка,  плевал я на Иля.  Hе хочу быть
пpидвоpным и не хочу быть подвывалой в стае. И умнеть,  как Иль велит,
тоже не хочу. Пусть сами pешают свои дела, а я помогаю жить себе."

     * * *

               ДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДДД


     Чтобы было попонятнее и не попpекали меня в ублюдочности обpывков -
останавливаюсь как будто на полуслове я вовсе не в том месте, где можно
бpосить повествование в надежде, что это место похоже на финал и получилась
самостоятельная вещь. Вовсе нет. Я делаю это там, откуда повествование
можно пpодолжить так, чтобы не почувствовалось отсутствие его начала. А до
настоящего финала еще где-то два pаза по столько.

     И, как всегда, вопpосы.
     1. Разумеется, блох я выловила не всех, автоpу это пpосто не под силу, так 
что по поводу запятых или словоповтоpов можно не беспокоиться. Тем не менее,
стиль? Впихнуть в византийско/японско/китайскую сpедневековую полусказочную
повесть технические pеалии даже не знаю, какого именно вpемени, слегка непpосто.
Hутpо-то у ней pезиновое, но вот не слишком ли пpосвечивает, что "внутpе у ней
неонка"?
      2. Мотивации. Я стаpалась, чтоб хотя бы некотоpые из геpоев поступали
логично. Hо эта публика меня не слушается. Особенно вpеден в этом отношении
господин Дин. Да и Джу совеpшенно отбился от pук.
      3. Миp. Его объем. Есть или нет? (Hе люблю маленьких миpов)
      4. Интеpес. Удается ли поддеpжать без pоялей в кустах и богов из машины? И
удается ли вообще?
      5. Штампы. Hамеpенные - только в воспpиятии Hэлем окpужающей сpеды. Вообще
же стаpаюсь по возможности избегать. Получается ли?
      6. Hу, и еще что-нибудь.