Версия для печати

   Трой ДЕННИНГ
   Призма 1-3

   ОХОТА НА ДРАКОНА
   АЛЫЙ  ЛЕГИОН
   Чародейка

                               Трой ДЕННИНГ

                             ОХОТА НА ДРАКОНА




                                  ПРОЛОГ

     Гигантская пирамида высилась на грязью и нищетой Тира. Каждый из семи
ее, облицованных глазурованными кирпичами, уровней блистал  своим  цветом:
фиолетовым у основания, за ним -  темно-синим,  небесно-голубым,  зеленым,
желтым, ярко-оранжевым и наконец, алым. От подножия к вершине  поднималась
лестница,  на  каждом  уровне  проходившая  между  громадными  сторожевыми
башнями. Казалось, она достигает бледно-желтых  лун,  безучастно  висевших
над  пронзившим  небосвод  острием  пирамиды.  Казалось,  они  порозовели,
напоровшись на кроваво-алую вершину.
     Хотя солнце еще не встало, на всех  уровнях  пирамиды  кишели  тысячи
рабов, одетые лишь набедренные повязки, они трудились не покладая рук  под
несмолкающий аккомпанемент бичей. С помощью паутины канатов и бесчисленных
блоков они поднимали ящики с глазурованными кирпичами: работа не последнем
уровне еще продолжалась.
     У подножия пирамиды стоял невысокий человек в пурпурной  мантии.  Его
голову  венчала  золотая  диадема  -  корона  королей  Тира.  Из-под   нее
выбивалась  прядь  седых  волос  -  одна-единственная  прядь   на   лысой,
изрезанной морщинами голове. На лице  короля  застыла  гримаса  ненависти,
тысячелетие  горького  разочарования  светилось  в  его  глазах,  а  сухие
потрескавшиеся губы кривились в злорадной  усмешке.  Бледная,  морщинистая
кожа мешками висела на щеках, словно король голодал несколько  сотен  лет.
Кто знает, может, так оно и было...
     Рядом с правителем Тира нервно переминался с ноги на ногу  человек  в
черной рясе - традиционном одеянии королевских воинов-жрецов -  темпларов.
Его заплетенные  в  косу  рыжевато-коричневые  волосы  достигали  торчащих
из-под рясы  лопаток.  Большой  крючковатый  нос,  плотно  сжатые  губы  и
красные, чуть навыкате глаза придавали лицу отталкивающее выражение. Худой
и длинный он возвышался над престарелым монархом,  как  эльфы  возвышаются
над сынами человеческими. И от этого  нервничал  еще  сильнее.  Тихиан  из
Мерикла, Верховный Темплар Игр и единственный наследник  имени  Мерикла  с
удовольствием посмотрел бы сверху вниз на  кого  угодно,  но  был  слишком
умен, чтобы радоваться хотя бы такому превосходству над своим королем.
     Заметив, что его тень падает на  монарха,  Тихиан  шагнул  вперед,  к
пирамиде.  Наклонившись,  он  принялся  рассматривать  вмурованные   между
фиолетовыми кирпичами изразцы с рельефным  изображением  Дракона:  чудище,
идущее на двух массивных ногах и  волочащее  за  собой  непомерно  длинный
змеиный, хвост, хитиновая броня  покрывала  его  спину.  Сутулясь,  Дракон
опирался на два резных посоха, он держал их в коротких, как обрубки лапах,
оканчивающихся вполне человеческими кистями. Широкий  чешуйчатый  воротник
защищал  плечи.  Длинная,  сильная  шея  заканчивалась  небольшой  плоской
головой с узкими глазами-щелочками и огромной пастью с похожими на кинжалы
зубами.
     - Отличная работа, - заметил Тихиан, не отрывая глаз от барельефа.  -
Передача деталей просто изумительна.
     - Я что, привел тебя сюда, чтобы любоваться произведениями искусства?
- прошипел король Калак, кладя руку на плечо Верховного  Темплара.  Кривые
пальцы с узловатыми, распухшими суставами больше походили на птичьи  лапы.
Не дожидаясь ответа, король повел Тихиана к ящику с кирпичами, который как
раз собирались поднимать.
     Тихиан скривился. Первый раз в жизни  он  видел  короля  вне  Золотой
Башни, и, судя по тону Калака, эта аудиенция в предрассветных сумерках  не
сулила Верховному Темплару ничего хорошего.
     Они подошли к ящику, и король, не раздумывая  ухватился  за  веревку.
Еще миг, и его ноги оторвались от земли.  Кривые  пальцы  Калака  железной
хваткой впились в плечо Тихиана, темплар с трудом сдержал крик  боли.  Они
поднимались все выше, и Тихиан мог только  бессильно  смотреть  на  головы
рабов, нагружавших ящики алыми, как свежепролитая кровь, кирпичами.
     Удивленные  невиданным  зрелищем,  рабы   замерли,   задрав   головы.
Надсмотрщики, темплары низших чинов, одетые в такие же черные рясы, как  и
Тихиан, несколькими ударами тяжелых кнутов быстро заставили их вернуться к
работе.
     Когда Калак и Тихиан поднялись до первого уровня  огромной  пирамиды,
они оказались лицом к  лицу  с  мрачным  баазрагом.  Четыре  сотни  фунтов
мускулов, покрытых густым мехом, и не слишком  много  мозгов  делали  этих
существ отличными рабами. Увидев перед собой  висящих  на  веревке  людей,
баазраг застыл, в недоумении наморщив свой покатый  лоб.  Он  поглядел  на
пустоту под ногами короля и обнажил длинные желтые клыки, словно  чувствуя
опасность. Раздувая ноздри, он отступил на шаг и, выпустив веревку, поднял
перед собой мощные руки, как будто от чего-то защищаясь.
     Шагнувший на террасу король едва успел отпустить ее. Еще немного -  и
они с Тихианом последовали бы вслед за ящиком с кирпичами. Калак  поглядел
на кирпичи, разбившиеся в пыль далеко внизу и  корчащееся  под  ними  тело
раздавленного  раба.  Он  огляделся.  Глаза  его  горели  гневом.  Заметив
стоящего к ним спиной надсмотрщика  в  черной  рясе  темплара,  он  громко
позвал:
     - Эй, ты!
     Надсмотрщик круто повернулся и, увидев, кто его зовет,  побледнел  от
страха.
     - Да, ваше могущество, - пролепетал он.
     - Этот раб только что уронил  ящик  с  кирпичами,  -  рявкнул  Калак,
указывая на ошарашенного баазрага. - Выпороть его!
     Надсмотрщик весь съежился, услышав приказ. Баазраги  когда  их  били,
были склонны впадать в безумие  несущее  смерть  всем  окружающем.  Однако
темплар послушно вытащил из-за пояса  кнут  -  ослушаться  короля  значило
навлечь на себя мучительную смерть.
     Прежде  чем  Тихиан  узнал,  как  обернулось  дело  с   провинившимся
баазрагом, Калак уже схватился за новый канат, и они снова поплыли  вверх.
Они поднимались с уровня на уровень, с террасы на террасу. Громко  кричали
надсмотрщики, стараясь предупредить тех, кто стоял  наверху,  о  необычном
грузе, следующем вместе с ящиками  кирпичей.  Никому  не  хотелось,  чтобы
повторилась история с удивленным и напуганным баазрагом.
     Большинство рабов составляли люди, гномы и  эльфы-полукровки.  Но  на
некоторых террасах трудились и другие, более экзотические  расы.  В  одном
месте Тихиан заметил большую группу белгои - худых как скелеты гуманоидов,
весьма похожих на людей -  вот  только  между  пальцами  на  ногах  у  них
красовались перепонки, на руках вместо ногтей - длинные когти, а  лицам  с
узким беззубыми ртами явно недоставало подбородков.
     На другой террасе работала  целая  сотня  гих  -  наполовину  эльфов,
наполовину рептилий, высоких, как  эльфы  пустыни,  с  длинными  стройными
ногами. Но ноги у них располагались под прямым углом  к  туловищу,  как  у
ящерицы. Они ходили вечно согнутые, их выпуклые глаза  без  век  и  ресниц
неотрывно следили за Калаком и Тихианом, пока те находились на террасе.
     Когда король и его Верховный Темплар достигли шестого  уровня,  Калак
наконец-то отпустил плечо Тихиана. Дальше  они  не  могли  подниматься  по
веревкам: последний, седьмой уровень громадной пирамиды все еще  скрывался
в строительных лесах. По  ним  сновало  множество  джозхалов  -  маленьких
двуногих рептилий с тонкими голыми хвостами,  длинными  змеиными  шеями  и
похожими на иглы зубами в вечно  раскрытой  пасти.  Крохотными  трехпалыми
ручками  джозхалы  покрывали  стены  седьмого  уровня  алым  глазурованным
кирпичом. Они  работали  в  безумном  бешеном  темпе,  носясь  по  хлипким
качающимся лесам, как по ровной земле.
     - Будет моя пирамида построена через три недели  или  нет?  -  Калак,
показал на недоконченные террасы седьмого уровня.
     Тихиан послушно уставился на скрытую лесами стройку, пытаясь  оценить
объем оставшихся работ. Ну почему король задал этот вопрос именно ему? Как
и все остальные,  он  понятия  не  имел,  зачем  король  строит  эту  свою
пирамиду. Калак ничего не объяснял, а те, кто слишком настойчиво  пытались
найти  ответ,  быстро  оказывались  мертвы.  По  правде  говоря,  если   о
назначении  пирамиды  Тихиан  не  знал  ровным   счетом   ничего,   то   в
строительстве еще меньше. Три недели, три месяца ли три года, он все равно
не смог бы определить, сколько еще осталось работы.
     Но Тихиан вовсе  не  собирался  выказывать  своей  неосведомленности.
Ответить следовало руководствуясь двумя основными принципами: что хотелось
бы  услышать  королю,  и  какой  ответ  больше  на  руку  его  собственным
политическим амбициям.
     С точки зрения политики, следовало ответить  отрицательно.  Верховный
Темплар Королевского Строительства,  женщина  по  имени  Доржан,  стала  в
последнее время основным конкурентом Тихиана. Сейчас, похоже, она впала  в
немилость, и, следовало, пользуясь случаем, добавить ей неприятностей.
     - Ну?
     Темплар повернулся к королю и  застыл  с  открытым  ртом.  Он  только
сейчас понял, как высоко они поднялись. У Тихиана даже  дух  захватило  от
вида,  открывавшегося  с  этой,  поистине  заоблачной  выси,  у   подножия
гигантской пирамиды раскинулось  песчаное  поле  арены  для  гладиаторских
боев. Отсюда она выглядела не больше дворика в доме какого-нибудь  мелкого
вельможи, а окружавшие ее каменные трибуны  казались  просто  игрушечными.
Даже Золотая Башня дворца Калака, стоявшая на другом конце арены с  вышины
шестого уровня казалась невысокой.
     За королевским дворцом располагался район  Темпларов.  В  этой  части
города высились  шесть  мраморных  особняков  шести  Верховных  Темпларов,
элегантные виллы их ближайших помощников и дома  рядовых  жрецов.  Днем  и
ночью улицы этого района  патрулировались  сотнями  вооруженных  до  зубов
стражников. От остальной  части  Тира  район  Темпларов  отделяла  высокая
стена, увенчанная острыми, как кинжалы, осколками обсидиана.
     Еще дальше, выше самых высоких домов, вздымалась  городская  стена  с
многочисленными сторожевыми башнями. Сложенная из кирпичей, в  ширину  она
была так широка, что по ее вершине проложили дорогу, и  высока  настолько,
что Дракон не смог бы заглянуть через нее.
     С пирамиды Тихиан видел и то, что лежало за городскими  стенами.  Там
простирались поля Калака - трехмильное кольцо голубого бурграса,  золотого
смокбруша и бурого падуба. Поля, плодоносные лишь благодаря поту  и  крови
целой армии рабов. За ними начинались оранжевые  просторы  Долины  Тира  -
бескрайние пыльные пустоши, лишь кое-где отмеченные серо-зелеными  пятнами
кустов тамариска и стелющимися деревцами с романтическим названием кошачий
коготь.
     Сквозь пелену пыли, вечно висящую  в  небе  Ахаса,  Тихиан  мог  даже
различить угрюмые, пепельно-серые утесы кольцевых гор.  Рассказывали,  что
по другую сторону непроходимых хребтов и ущелий буйствует тропический лес,
но Тихиан, разумеется, не верил в подобные сказки.  Он  твердо  знал,  что
весь Ахас напоминает пустыни Тира, только еще более дик и неприветлив.
     - Тихиан, - прервал его раздумья король. - Так что с моей  пирамидой?
Закончит ее Доржан за три недели или нет?
     - Мне кажется, - осторожно ответил Тихиан,  решив  не  критиковать  в
открытую свою соперницу, - это будет очень трудно, хотя и возможно.  Меня,
честно говоря, смущает, что многое еще не сделано,  но,  возможно,  Доржан
виднее, как все сделать в срок.
     Король промолчал. Он смотрел на стройного темплара, идущего к ним  по
террасе: Красивая женщина с нежной  кожей  цвета  слоновой  кости,  прямым
носом в высокими скулами. Тихиан глядел на Доржан и мог только  поражаться
- несмотря на  красоту,  он  не  назвал  бы  ее  привлекательной:  суровый
характер и жестокий нрав наложили неизгладимый отпечаток на черты  Доржан.
Она шла быстрой решительной походкой, и черные волосы развевались за  ней,
словно  знамя.  Когда  она  увидела  Тихиана,  ее  полные   красные   губы
искривились в торжествующей усмешке.
     За Доржан  следовали  два  -  плечистых  к  квадратными  подбородками
помощника. Они тащили изможденного раба, бессильно свесившего голову на на
грудь. Раб бережно прижимал к животу переломанные руки.  Он  тяжело  дышал
сквозь разбитые в кровь губы. Его  нос  был  не  просто  сломан,  а  почти
расплющен, превратив бледное как смерть лицо в кроваво-черную маску.
     - А как дела с Играми, Тихиан? - небрежно спросил Калак,  не  отрывая
взгляда от раба.
     - Если пирамиду завершат сегодня, - гордо ответил Тихиан, - то завтра
их можно будет начинать. Мои звероловы  поймали  новое  весьма  любопытное
чудище.
     - В самом деле? - поднял брови Калак. - Интересно...
     Тихиан мысленно проклял свою невоздержанность. За  свое  тысячелетнее
царствование  Калак  наверняка  видел  больше  удивительных  зверей,   чем
Верховный Темплар Игр мог вообразить. Хвастаться всегда глупо.
     Прежде чем Тихиан  исправил  свою  оплошность,  король  повернулся  к
Доржан. Делая вид, будто не замечает своего соперника,  Верховный  Темплар
строительства низко поклонилась Калаку  и  поднесла  к  губам  ладонь  его
высохшей руки.
     - Это он? - Калак указал на раба.
     Доржан кивнула и вынула  из  висящего  на  поясе  маленького  мешочка
костяной амулет, испещренный колдовскими знаками.
     - Он пытался  вмуровать  это  в  стену  внутреннего  прохода,  -  она
протянула амулет королю. - Начертанные на нем знака должны...
     - Создать невидимую преграду, - прорычал  Калак,  вырывая  амулет  из
руки Доржан.
     - Чего ты рассчитывал добиться этой безделушкой? -  Он  показал  рабу
амулет.
     - Не знаю... - еле слышно прошептал раб. - Она велела мне  замуровать
его в стене главного коридора...
     - Кто велел? - поинтересовалась Доржан, злорадно улыбаясь Тихиану.
     Еще до того, как раб ответил, Тихиан почувствовал на себе  испытующий
взгляд короля.
     -  Я  не  знаю  ее  имени,  -  бормотал  раб,  не  поднимая  глаз.  -
Эльф-полукровка, женщина, собственность Верховного Темплара Игр...
     -  Это  Садира,  -   вмешался   Тихиан,   назвав   имя   единственной
женщины-полукровки, которой  владел.  -  Она  посудомойка  на  кухне,  где
готовят пищу моим гладиаторам. Я знаю о ее связи с Союзом Масок.
     - Ну, тогда ты, несомненно,  знаешь  и  о  том,  что  она  собирается
помешать проведению Игр, - нахмурилась Доржан.
     - Разумеется, - ничем не  выдавая  своего  удивления  этой  новостью,
ответил Тихиан, - но к сожалению, мне пока неизвестна суть плана Союза.  -
Он окинул  взглядом  окруженный  лесами  седьмой  уровень  пирамиды.  -  К
счастью,  к  меня,  похоже,  будет  достаточно  времени   для   завершения
расследования.
     Гладя на Калака, нельзя было угадать, поверил он Тихиану или нет.
     - У моего Верховного Темплара Игр действительно  есть  еще  несколько
недель, не так ли? - спросил король у Доржан.
     - Да, - неохотно кивнула  она,  стараясь  не  встречаться  с  Калаком
взглядом.
     - Я так и  думал,  -  резко  сказал  король  и  схватил  избитого  до
полусмерти раба за загривок.  -  Сейчас  мы  поглядим,  как  можно  помочь
Тихиану разоблачить планы наших врагов.
     - Нет!!! - раб попытался вырваться,  броситься  с  террасы  вниз,  но
Калак держал его мертвой хваткой. Король прикрыл глаза, и раб пронзительно
закричал.
     Без особого любопытства Тихиан следил за  тем,  как  Калак  проник  в
сознание несчастного раба. Темплар лучше других понимал,  что  делает  его
господин. Когда он был еще  совсем  маленьким,  родители  настояли,  чтобы
Тихиан  изучил  искусство  пси.  Чтобы  развить  его  духовные  силы   они
установили для него строжайшую дисциплину. В  ходе  мучительных  ритуалов,
после долгой поста  и  умерщвления  плоти,  под  руководством  неумолимого
наставника Тихиан научился читать мысли и передвигать предметы одной силой
своего духа, и даже  видеть  то,  что  лежало  по  другую  сторону  глухой
каменной стены. Но Путь Незрячих, как  называл  свое  искусство  наставник
Тихиана, не привлекал мальчика. Идти по  нему  было  нелегко.  Как  только
Тихиан подрос и стал самостоятельно принимать решения, он покинул школу, и
избрав более простой и приятный образ жизни королевского темплара.
     Легкая улыбка играла на губах короля. С перекошенным от боли и  ужаса
лицом раб рвался из рук своих мучителей. Он что-то неразборчиво мычал,  не
в силах даже молить о милосердии. Потом его челюсти сомкнулись,  сведенные
судорогой, и откушенный кончик языка  выпал  из  распухших  губ  на  камни
террасы.
     Наконец король открыл глаза и отпустил раба. Помощники Доржан сделали
шаг  назад,  и  раб   что-то   крича   окровавленным   ртом,   сотрясаемый
предсмертными судорогами, рухнул к ногам всемогущего монарха.
     Не обращая внимания на умирающего, король сурово поглядел на Доржан.
     - В моей пирамиде спрятаны еще два таких амулета! - прорычал он.
     Доржан побледнела как полотно. От ужаса она  лишилась  дара  речи,  и
могла только беспомощно глядеть Калака, качая головой, словно сомневаясь в
его словах.
     - Прочитать мысли этого раба было совсем  нетрудно,  -  ровно  сказал
Калак, - он твердо знал, что амулетов три.
     - Мой повелитель, - пробормотала Доржан, -  вы  получите  их  еще  до
заката.
     - Но только не их твоих рук, - покачал головой король.
     - О, Всемогущий, - взмолилась Доржан в отчаянной попытке спасти  свою
жизнь. - Позвольте мне...
     Ее мольба оборвалась на полу-слове, когда Калак устремил на нее  свой
взгляд. Натиск короля был столь силен, что пламя  вспыхнуло  в  голове  не
только Доржан, но  и  Тихиана.  Он  чуть  не  закричал,  когда  перед  его
мысленным взором возник образ могучего Дракона.  Огромный  хвост  бьет  из
стороны в  сторону,  из  пасти  вырывается  облако  ядовито-желтого  газа.
Посохи, крепко сжимаемые маленькими, почти человеческими руками  разведены
в стороны. В одной потрескивает огненный шар, в другой пляшет  зеленоватое
пламя.
     В тот миг,  когда  Тихиан  уже  начинал  опасаться,  что  королевское
возмездие уничтожит не только жрицу, но и его самого, Дракон исчез. Доржан
завизжала, отчаянно мотая головой из стороны в сторону. Кругом послышались
удивленные и испуганные  возгласы  -  джозхалы  и  надсмотрщики  как  один
повернулись посмотреть, что случилось.
     Со смешанным чувством страха  и  удовлетворения  наблюдал  Тихиан  за
кончиной своей соперницы.  Он,  разумеется,  был  доволен,  что  с  Доржан
наконец-то покончено.  С  другой  стороны,  ее  внезапная  смерть  служила
хорошим и, возможно, своевременным напоминанием о цене, которую  Верховные
Темплары платили за свою власть и силу.
     Визг и вопли Доржан понемногу перешли в жалобный стон, а потом она  и
вовсе  замолчала.  Ее  глаза  потускнели,  хотя   Тихиану   на   мгновение
показалось, будто он видит,  как  в  них  мерцает  кроваво-красное  пламя.
Желтый дым повалил из носа молодой женщины, а из рта вырвался длинный язык
изумрудно-зеленого  огня.  Тихиан  отшатнулся  -  огненный  шар,  внезапно
охвативший голову Доржан, чуть не опалил его рясу.
     Еще через миг все было кончено. В тягостном молчании  смотрел  Тихиан
на кучку пепла - все, сто осталось от прекрасной  женщины,  еще  несколько
минут назад гордо шествовавшей по террасе.  Но  Калак  не  дал  ему  долго
предаваться раздумьям.
     - Мои поздравления. - Он протянул Тихиану костяной  амулет.  -  Ты  -
новый Верховный Темплар Строительства. Закончи пирамиду за три недели... и
найди два других амулета.



                                  1. ГАДЖ

     Рикус соскользнул по веревке на арену  для  поединков.  Ему  хотелось
поскорее закончить утреннюю схватку, пока не стало слишком  жарко.  Солнце
только поднималось над горизонтом, и  его  огненные  лучи  едва  проникали
сквозь зеленоватую дымку утреннего неба.  Но  песок  маленькой  арены  уже
успел согреться,  и  в  воздухе  висел  удушливый  запах  крови  и  теплых
внутренностей.
     В центре арены Рикуса поджидало животное, с  которым  ему  предстояло
сразиться - странная тварь, пойманная звероловами Тихиана где-то далеко на
юге. Оно почти полностью зарылось в песок, выставив  наружу  лишь  крутой,
почти шести футов в  поперечнике,  пластинчатый  панцирь  ржаво-оранжевого
цвета. Конечности, если это животное, конечно, ими  обладало  руки,  ноги,
щупальца - кто знает? были спрятаны под панцирем или зарыты в песок.
     Рикус увидел, как тварь подняла голову: упругий на вид  белый  шар  с
цепочкой  фасетчатых  глаз.  Над  шаром  качались  три  волосатых   усика:
направленных в сторону Рикуса. Снизу  открылась  широкая  пасть  с  шестью
похожими на пальцы отростками.  По  бокам  -  пара  жвал  длиной  почти  с
человеческую  руку.  В  них  зверюга  сжимала  безжизненное  тело  никаала
Сиззука. Никаал ухаживал за этой тварью, во  всяком  случае,  до  прошлого
вечера. А теперь его тело висело,  перекушенное  едва  ли  не  пополам,  и
острый подбородок Сиззука покоился на чешуйчатой груди чудовища.  Судя  по
количеству  ран  и  изломанному,  некогда  блестящему,  зеленому   панцирю
никаала, он отчаянно сопротивлялся, но проиграл.
     Гибель  никаала  удивила  Рикус.  Сиззук  всегда  отличался   крайней
осторожностью. Особенно когда ухаживал за новыми животными. Не  так  давно
он рассказывал Рикусу, что в пустыне время  от  времени  появляются  новые
чудища и так называемые "новые расы" - большинство, однако, быстро гибнет,
не в силах защититься от  многочисленных  хищников.  Выживают  лишь  самые
злобные и сильные - и они-то как раз, требуют  наибольшей  осторожности  в
обращении.
     Рикус отвел взор от обезображенного трупа. Он скинул  свою  шерстяную
робу:  обнажив  крепкое  мускулистое  тело,  покрытое  множеством  шрамов.
Гладиатор остался в одной набедренной повязке.  В  последнее  время  Рикус
понял, что молодость, а вместе с ней  и  послушная  эластичность  мускулов
позади. Теперь, перед схваткой, ему приходилось как следует разминаться  -
иначе запросто можно было порвать сухожилие.
     К счастью для Рикуса, внешне он не старился. Кожа не его лысой голове
оставалась такой же гладкой, длинные заостренные уши упруго стояли,  а  не
висели как тряпки, черные глаза сохранили прежнюю живость и хищный  блеск.
Нос - прямой и твердый, как  и  в  юности,  а  под  мощными  челюстями  не
проступало ни единой морщинки - верного признака  надвигающейся  старости.
Могучие мускулы узлами перекатывались под кожей  гладиатора.  Несмотря  на
утрату юношеской гибкости, вызванную старыми ранами  и  не  всегда  удачно
сросшимися костями, Рикус мог двигаться с грацией канатоходца.
     И тому  имелась  вполне  определенная  причина:  Рикус  был  мулом  -
гибридом, специально выведенным для арены. Его отец, которого  он  никогда
не видел, подарил ему силу и выносливость  гнома.  А  мать  -  изможденная
женщина, окончившая свою жизнь на рынке  рабов  где-то  в  далеком  Урике,
оставило Рикусу в наследство рост  и  ловкость  человека.  Его  учителя  -
жестокие и кровожадные тираны -  научили  Рикуса  безжалостному  искусству
убивать.
     Ребенком Рикус верил, что все мальчики готовятся стать  гладиаторами;
сражаясь и набираясь опыта,  они  остановятся  наставниками,  и  даже,  со
временем, вельможами. Он думал так до десяти  лет,  вплоть  до  того  дня,
когда его хозяин привел с собой хлюпика-сына. Сравнивая  свою  потрепанную
набедренную повязку с шелковыми одеяниями юного владыки, Рикус понял,  что
как бы усердно от ни тренировался,  каким  бы  талантом  ни  обладал,  ему
никогда не добиться того положения, которым по праву своего  происхождения
обладал наблюдавший за схваткой мальчик.  Через  много  лет  этот  слабак,
наверняка, станет знатным вельможей, а Рикус так и останется рабом. В этот
день Рикус поклялся умереть свободным.
     Тридцать лет и тридцать побегов спустя Рикус все еще оставался рабом.
Не будь он мулом, он давно бы погиб или завоевал  себе  свободу:  или  его
убили бы в наказание за  бесконечные  побеги,  или  позволили  скрыться  в
пустыне. Но мулы стоили слишком дорого. Из-за их бесплодия, и потому,  что
большинство женщин умирало при  родах,  не  в  силах  произвести  на  свет
подобное дитя, мулы стоили в сотни раз больше, чем  другие  рабы.  И  если
кто-то из них бежал, их ловили, не считаясь ни с какими расходами.
     Однако положение Рикуса могло в скором времени измениться. Через  три
недели  ему  предстояло  сражаться   на   Играх,   посвященных   окончанию
строительства королевской Пирамиды. Сам Калак постановил,  что  победители
состязаний уйдут с арены свободными. Рикус собирался стать одним из них.
     Завершив короткую разминку, мул снова посмотрел на безжизненное  тело
Сиззука. Он мог только гадать, как такой опытный смотритель попал в  жвалы
на первый взгляд столь медлительного и неповоротливого животного.
     - Неужели никто не мог его спасти? - спросил Рикус.
     - Никто и не пытался, - ответил Боаз, нынешний наставник гладиаторов.
Угловатые брови и светлые глаза эльфа-полукровки  в  сочетании  с  острыми
неправильными чертами лица делали Боаза похожим на крысу. И как всегда его
глаза  были  налиты  кровью  -  последствие  очередной  бессонной  ночи  в
трактирах Тира. - Я не собираюсь рисковать жизнью своих  стражников  из-за
какого-то раба.
     Боаз вместе с десятком  стражников  и  несколькими  рабами  стоял  на
вершине высокой каменной стены, окружавшей арену. Это небольшое  поле  для
поединков  располагалось  в  укромном  уголке  поместья  владыки  Тихиана,
посреди глинобитных домиков с клетушками, для пятидесяти рабов. Здесь жили
гладиаторы Верховного Темплара Игр.
     - Сиззук был хороший человек, - проворчал Рикус, исподлобья глядя  на
наставника, - ты мог бы позвать меня.
     - Гадж поймал его, когда ты спал, - с  насмешливой  ухмылкой  ответил
Боаз. - Мы все знаем, что случается, когда гладиатор твоих  лет  сражается
без разминки.
     Стражники загоготали.
     - Я успею убить тебя и еще  шестерых  прежде,  чем  кто-либо  из  вас
сумеет хотя  бы  ранить  меня,  -  проворчал  Рикус,  окидывая  стражников
оценивающим взглядом. - Надеюсь, вы смеетесь не надо мной?
     Стражники - крепкие, мускулистые в кожаных панцирях  и  с  копьями  в
руках - как по команде перестали смеяться. Мул уже не раз подкреплял  свои
угрозы делом. В прошлом месяце он убил своего наставника, и  только  страх
перед страшным наказанием держал гладиатора в повиновении.
     После убийства наставника, в камеру к гладиатору пришел  сам  владыка
Тихиан. За ним стражники вели молодого раба.  Тихиан  вынул  из  сумки  на
поясе стеклянный флакон с толстой пурпурной гусеницей внутри. Не говоря ни
слова, он осторожно вынул гусеницу и положил  ее  на  верхнюю  губу  раба,
которого пара дюжих стражников крепко прижала к  земле.  В  мгновение  ока
мерзкое создание исчезло в ноздре несчастного юноши. Раб начал  кричать  и
вырываться, но стражники не давали ему подняться. Через  несколько  секунд
из носа раба  заструилась  кровь,  а  еще  через  минуту  бедняга  потерял
сознание.
     - Эта гусеница сейчас строит себе гнездо в мозгу Гракиди, -  небрежно
сообщил Рикусу Тихиан. - За шесть месяцев этот  раб  постепенно  ослепнет,
затем разучится говорить и превратится в полного идиота.  Утверждают,  что
зрелище это не из приятных. А вскоре из его глаза вылезет на волю  большая
бабочка.
     Тихиан помолчал, чтобы Рикус как следует осознал невысказанную  вслух
угрозу. Потом вынул из сумки еще один флакон с точно  такой  же  пурпурной
гусеницей.
     - Не заставляй меня  сердиться.  -  Жестом  повелев  отпустить  раба,
Верховный Темплар вышел из камеры.
     Сейчас Гракиди уже хромал и ослеп на один глаз. Он не мог  произнести
даже  собственного  имени.  Он  частенько  сбивался  с  пути  и  с  трудом
справлялся со своими обязанностями - выносить помои. Однако  на  лице  его
постоянно играла задумчивая улыбка идиота. Рикус просто не мог видеть  его
без содрогания. Он чувствовал  себя  виноватым  за  то,  что  случилось  с
молодым рабом и решил при первом же удобном случае прикончить Гракиди.
     - Я плачу этим людям, - в ответ на угрозу Рикуса процедил Боаз,  -  и
потому, когда я шучу, они могут смеяться сколько им угодно.
     - Ты предпочитаешь, чтобы я их убил? - спросил Рикус.
     - Мне следовало бы научиться не спорить с глупым и упрямым  мулом,  -
прищурив налитые кровью глаза, процедил  Боаз.  Он  повернулся  к  стоящим
рядом с ним рабам. - За твою дерзость расплатится один  из  твоих  друзей.
Кого из них высечь? Нииву?
     Он показал пальцем в  сторону  партнерши  Рикуса  по  арене,  высокую
женщину чистых  человеческих  кровей.  Ее  распахнутая  на  груди  накидка
обнажала тело, не менее мускулистое, чем  у  мула.  Полные  красные  губы,
острый  выступающий  подбородок,  бледная,  гладкая  как   шелк   кожа   -
божественная, и  в  то  же  время  смертоносная  женщина.  Рикус  и  Ниива
составляли пару. А это означало, что они не только спали друг с другом, но
и часто сражались вместе против таких же пар. Состязание, с котором  Рикус
надеялся завоевать себе свободу, как раз и являлось такой схваткой.
     Видя, что мул пропустил его угрозу мимо ушей, Боаз  пожал  плечами  и
показал на двух других рабов.
     - Как насчет Ярига и Анезки? -  спросил  он.  -  Они  так  малы,  что
справедливости ради придется выпороть из обоих.
     Яриг возмущенно засопел. Как и все гномы, он  едва  достигал  четырех
футов в высоту и совсем не имел волос. Черты его  лица:  и  у  других  его
сородичей, были крупными и грубыми, а на голове тянулся обычный для гномов
костлявый гребень. По части мускулов он мог перещеголять даже  Рикуса.  По
правде говоря,  мул  частенько  думал,  что  его  друг  больше  напоминает
каменную глыбу, чем живое существо.
     - Ты несправедлив, Боаз, - твердо  заявил  Яриг.  -  Рост  не  играет
никакой роли.
     - Справедливость меня не заботит,  -  отозвался  наставник,  явно  не
желая пререкаться с упрямым гномом.
     - Наказание не должно зависеть от роста, - настаивал Яриг. С  гномами
часто так бывало: они цеплялись за мелочи не  желая  понимать  главное.  -
Когда бьют, больно всем одинакова, независимо от роста.
     Хмурая Анезка попыталась оттащить своего напарника в сторону. Однажды
ее уже избили в наказание за плохое поведение  Рикуса,  и  теперь  она  не
скрывала своей неприязни к мулу. Она была из племени хафлингов или, как их
еще называли  полуросликов  из-за  Кольцевых  гор.  Ростом  около  трех  с
половиной футов, она походила на маленькую девочку, хотя лицо и  фигура  у
нее были как у взрослой  женщины.  Ее  никогда  нечесаные  волосы  свисали
спутанными прядями, а в глазах светилось безумие. Язык ей отрезали еще  до
того, как она стала рабыней, и потому никто не знал, безумна она на  самом
деле или только такой кажется. Впрочем, мало кто задавался этим вопросом.
     Оттолкнув свою партнершу, Яриг шагнул к наставнику.
     - Ты должен наказать только одного из нас, - настаивал он.
     Два стоящих рядом с Боазом стражника угрожающе нацелили копья Яригу в
грудь, и гном остановился.
     - Боаз не станет наказывать никого из вас, - крикнул Рикус с арены.
     - Тогда кого? - поднял брови Боаз, и жестокая ухмылка заиграла на его
губах. - Если не твою партнершу и не твоих друзей  по  арене,  то,  может,
твою любовницу?
     В глубине души Рикус тяжело вздохнул. Он ничего не скрывал от  Ниивы,
но обсуждение его романтических связей  неизменно  выводило  ее  из  себя.
Сейчас ему вовсе не хотелось ссориться с той, от кого зависела его будущая
свобода.
     Широким жестом Боаз указал на посудомойку  по  имени  Садира.  Как  и
наставник, она была эльфом-полукровкой, с изломанными бровями  и  светлыми
глазами, но на этом сходство кончалось.  Стройная  и  гибкая,  с  поистине
женственной фигурой, она была одета в шерстяную накидку,  открывающую  оба
плеча, и едва достигающую середины бедер. Такие  накидки  носили  все  без
исключения рабыни поместья, но на  Садире  она  выглядела  соблазнительно,
самого изысканного и  откровенного  наряда  благородной  дамы.  Волнистые,
янтарного цвета волосы ниспадали на плечи девушки. Ее место было на кухне,
но сейчас Боаз велел ей находиться рядом с ним.
     Поманив рабыню пальцем, наставник  положил  одутловатую  руку  ей  на
плечо.  Он  пробежался  толстыми  пальцами  по  нежной  коже   и   девушка
содрогнулась. Но возражать не смела.
     - Жаль будет испортить такую красоту  шрамами,  но  если  ты,  Рикус,
хочешь...
     - Ты прекрасно знаешь, что не хочу, -  ответил  гладиатор,  с  трудом
сдерживая ярость. - Если тебе так хочется кого-то избить, избей меня. Я не
стану сопротивляться.
     - Так не пойдет, -  покачал  головой  Боаз,  наслаждаясь  покорностью
мула. - Ты слишком привык к физической боли. Если уж преподать тебе  урок,
то лучше избрать другой путь. Итак, кто из твоих друзей заплатит  за  твое
непослушание? Выбирай...
     Наступило тягостное молчание.
     - Можешь не торопиться с ответом, - продолжал наставник, -  выберешь,
когда одолеешь гаджа. - И он указал на тварь в середине арены.
     Схватка позволяла хоть  ненадолго  отложить  решение  этой  тягостное
проблемы, поэтому Рикус  повернулся  к  своему  противнику.  Гадж  покачал
усиками,  разжал  жвалы  и  отшвырнул  в  сторону  тело  Сиззука.   Никаал
приземлился в добрых двадцати футах от гаджа, и Рикус  отметил  про  себя,
что от жвал следует держаться подальше. Ему вовсе  не  хотелось  совершить
подобный полет.
     - Давай я возьму твою накидку,  -  предложила  Садира,  наклоняясь  к
мулу. - Ты можешь порвать ее во время схватки...
     - Спасибо, - Рикус, поднял накидку с земли, куда прежде кинул  ее,  и
подал наверх девушке.
     - Рикус, - прошептала Садира, беря накидку. - Мне не нравится усмешка
Боаза.
     Мул улыбнулся, обнажив ряд белых, как отполированные песчаными бурями
кости, зубов.
     - Не беспокойся. Я  разорву  его  на  части  прежде,  чем  он  успеет
прикоснуться к тебе кнутом.
     - Нет! - прошептала Садира с внезапной тревогой. - Дело не в этом.  Я
могу вынести порку, но будь осторожен.
     Рикус никак  не  ожидал  подобных  слов.  Он  полагал,  что  мысль  о
возможных увечьях должна наполнять ее ужасом, а тут... Но прежде,  чем  он
успел похвалить ее за храбрость, рядом с Садирой появилась Ниива.
     - Какое возьмешь оружие?  -  спросила  она  Рикуса,  рывком  поднимая
Садиру на ноги. - Наш большой друг  уже  клацает  жвалами  в  предвкушении
добычи.
     - Только не меч и не копье, - вставил Боаз.  -  Гадж  -  сюрприз  для
короля. И если ты его убьешь, Тихиан сварит тебя заживо.
     Рикус покосился на неподвижное  чудище.  Жвалы  перестали  щелкать  и
застыли в раскрытом положении. - Ты любишь спорить, Боаз?  -  спросил  он,
разглядывая панцирь противника.
     - Допустим.
     - Я выйду на бой, -  Рикус  насмешливо  улыбнулся  только  с  поющими
палками. Если я одержу победу, ты изобьешь меня одного и никого больше.
     - Да  эти  жвалы  перекусят  твои  палки,  словно  гнилую  солому!  -
воскликнула Ниива.
     - Ну, так как, спорим? - не обращая на нее внимания, спросил Рикус.
     Боаз немного подумал и кивнул.
     - Давай палки, - приказа мул Нииве.
     Она не сдвинулась с места.
     -  Они  слишком  легкие.  Ты  не  справишься  с  этой   тварью.   Это
самоубийство! Я не хочу участвовать в этом!
     - Рикус знает, что делает, - спокойно  сказала  Садира.  -  Сейчас  я
принесу поющие палки.
     Ниива  хотела  остановить  свою  соперницу,  но   Боаз   подал   знак
стражникам, и женщина-боец оказалась лицом к лицу с десятком острых копий.
Вскоре Садира вернулась с парой ярко-красных  палок  из  упругого  дерева.
Каждая - около дюйма в диаметре и длиной два с половиной фута.  Эти  палки
были очень легкими и требовали ловкости и быстроты удара. Именно  быстрота
определяла успех их применения. Для  удобства  середины  палок  были  чуть
тоньше, чем концы, а специальное масло делало дерево  нескользким  даже  в
самый жаркий день.
     Садира бросила палки на арену, и Рикус без труда поймал их.  Держа  в
каждой руке по палке, гладиатор повернулся  к  гаджу.  Шагнув  вперед,  он
закружил  поющие  палки  сложной  оборонительной   фигурой,   напоминающей
восьмерку. Вращаясь, они издавали  характерный  свист,  из-за  которого  и
получили свое название. Хотя Рикус не часто использовал  поющие  палки  во
время схваток в последнее время они  стали  его  излюбленным  оружием  для
тренировок.
     Решив, что атаковать лучше всего голову зверя, Рикус двинулся вперед.
     Гадж выжидал. Его глаза оставались пустыми и бессмысленными.
     - Эта тварь видит меня или нет? - спросил Рикус.
     В ответ он услышал только короткий смешок Боаза.
     Гладиатор остановился в нескольких шагах от  гаджа.  Он  почувствовал
сладкий  запах  мускуса,   забивающий   вонь   разлагающихся   на   солнце
внутренностей, свисавших с крючков, которыми были усеяны жвалы чудовища.
     Рикус сделал еще шаг, крутя палками пред глазами гаджа. Тот никак  не
отреагировал, и гладиатор сделал вид, будто собирается  нанести  удар.  Но
гадж даже не пошевелился. Держа  одну  палку  наготове  (на  случай,  если
придется защищаться) Рикус слегка ударил по одному из  красных  фасетчатых
глаз гаджа.
     Голова дернулась в сторону, и одновременно жвалы, оказавшиеся  весьма
подвижными, своим внешним краем с силой ударили Рикуса в бедро.  Гладиатор
отшатнулся и чуть не упал. Нахмурившись он уставился на своего противника,
пытаясь понять, что особенного нашел Тихиан в  этой  глупой  твари.  Рикус
ничуть не сомневался, что гадж силен, но одной силы  мало.  Будь  в  руках
Рикуса любое рубящее или колющее оружие, гадж был бы мертв  после  первого
же удара.
     - С ним что-то не так, -  крикнул  Рикус  через  плечо,  -  охотники,
похоже, ослепили его при поимке.
     Боаз захохотал как сумасшедший.
     - Да тресни ты его по башке как  следует,  -  посоветовала  Ниива.  -
Нечего рассусоливать!
     Сжав зубы, Рикус снова повернулся к гаджу.  Не  обращая  внимания  на
безжизненные глаза животного, гладиатор с силой  ударил  палкой  по  белой
круглой голове. Ощущение было такое,  словно  удар  пришелся  по  толстому
матрасу, наполненному соломой.
     В то же миг один из волосатых усиков дернулся и обвил палку, а затем,
распрямившись, вырвал ее из рук Рикуса. Изумленный мул отпрыгнул и  сделал
сальто назад, стремясь убраться подальше от странного зверя. Стражники  на
стене покатывались со смеху. Мул нахмурился.  Его  раздражали  не  столько
потешавшиеся над его неосторожностью  стражники,  сколько  то,  что  тварь
сумела захватить его врасплох.
     Гадж не двигался с места. Не выпуская захваченной у Рикуса палки,  он
крутил  ее  в  воздухе.  Приглядевшись,  мул  увидел,  что  гадж  пытается
воспроизвести, напоминающее оборонительное движение,  которое  только  что
продемонстрировал сам Рикус.
     Гладиатор понял, что недооценил  своего  противника.  Усики  были  не
усиками, а скорее щупальцами. Как же иначе? Рикус еще  никогда  не  видел,
чтобы какое-либо животное могло хватать усиками. Это первое.  А  второе...
Второе заключалось в том, что гадж был гораздо  умнее,  чем  казался.  Эта
тварь  подражала  сложному  оборонительному  маневру,   и   Рикус   сильно
сомневался, что это случайность.
     - Значит, хочешь подраться на палках? - проворчал мул.
     Он закрутил вторую палку в воздухе, мгновенно и  без  всякой  системы
переходя от одной к другой.  Прикрываясь  этим  свистящим,  сверкающим  на
солнце щитом, он двинулся на гаджа.
     Когда гладиатор подошел совсем близко,  зверь  приподнял  над  песком
переднюю часть панциря. Рикус успел заметить скрывающееся под  ним  мягкое
белое тело и клубок узловатых суставчатых ног. В следующий миг гадж втянул
голову под панцирь, прихватив с собой и палку мула. Рикус и оглянуться  не
успел,  как  природная  броня  скрыла   все,   кроме   мощных,   угрожающе
пощелкивающих жвал.
     - Ну что теперь, Рикус? - крикнул один из стражников.
     - Лезь под панцирь и дерись там! - издевательски посоветовал другой.
     Покраснев, Рикус поглядел в сторону своих друзей. Из все только Ниива
оставалась серьезной. Даже Садира не смогла удержаться от улыбки при  виде
дурацкого положения, в которое попал мул.
     - Похоже, эта тварь не хочет со мной сражаться!  -  сказал  Рикус.  -
Почему бы кому-нибудь из вас не занять мое место на арене? А  если  одному
страшно, можете вдвоем или втроем...
     Его слова вызвали наверху новый взрыв смеха, но откликнуться на вызов
гладиатора охотников не нашлось.
     Зажав в зубах оставшуюся палку, Рикус обошел прячущегося под панцирем
гаджа. Присев рядом, там, где его не могли  достать  жвалы,  он  ухватился
руками за край панциря и изо всей силы потянул вверх.
     Панцирь оторвался от песка. Внутри что-то заскрежетало. Рикус потянул
сильнее. Краем глаза из заметил шесть толстых, как его  собственные  руки,
ног, оканчивающихся острым раздвоенным когтем. Эти ноги отчаянно цеплялись
за песок, пытаясь помешать мулу перевернуть их владельца.
     Не выпуская палки изо  рта,  Рикус,  присев,  подставил  под  панцирь
плечо. Еще немного, и он перевернет мерзкую зверюгу. Но это было не так-то
просто. Выставив ноги далеко за пределы  панциря,  гадж  пытался  помещать
мулу. Однако Рикус был сильнее. Медленно, но  верно,  он  поднимал  гаджа:
панцирь задирался все выше.
     Вот уже оторвались от песка ближайшие к  Рикусу  ноги.  Под  панцирем
крылось  мягкое  тело,  состоящее  из  трех   сегментов:   голова,   узкое
сочленение, от которого отходили шесть черных ног  и  раздутое,  по  форме
напоминающее огромное сердце, брюхо. Тело  заканчивалось  кольцом  розовых
мускулов.
     Рикус почти достиг цели, когда  гадж,  изогнув  брюхо,  направил  его
конец на своего противника. Мускулы напряглись,  и  Рикус  увидел,  как  в
центре розового  кольца  открылось  небольшое,  диаметром  с  указательный
палец, отверстие. В лицо гладиатору с  шипением  ударил  поток  зловонного
газа.
     Не раздумывая, Рикус выплюнул палку, отвернувшись, он успел  отбежать
на несколько шагов, прежде, чем бессильно рухнуть на  колени.  Его  рвало.
Горло горело так, что он едва мог дышать, а лицо покрывала  едкая  вонючая
слизь.
     - Ты рассчитывал справиться с гаджем  одной  левой?  -  издевательски
спросил Боаз у поверженного гладиатора.
     - Рикус! - услышал он крик Ярига. - Тебе нужна помощь?!
     - Нет! - выдавил Рикус.
     Если он рассчитывал выиграть пари с Боазом и спасти друзей от  кнута,
следовало справиться с гаджем в одиночку.
     Отчаянным усилием воли Рикус  заставил  себя  подняться  на  ноги.  К
своему удивлению, он вдруг зашатался и снова чуть не  упал.  Его  все  еще
тошнило, а голова кружилась так, словно он только что осушил целый  кувшин
крепкого вина. Эта тварь отравила его!
     Сквозь застилавшие  глаза  слезы  Рикус  увидел,  как  преисполненный
решимости гном шагнул к веревке, спускавшейся на арену.
     - Я иду, Рикус! - крикнул Яриг. - Держись!
     - Не двигайся, Яриг! - приказал Боаз. - Только я решаю,  когда  Рикус
может прекратить бой.
     Яриг, разумеется, не собирался выполнять приказ  наставника,  но  его
остановила Ниива. Конечно, она не могла равняться  в  силе  с  гномом,  но
все-таки задержала его до тех пор, пока в  дело  не  вмешались  стражники.
Яриг почувствовал приставленные к горлу острия копий, и поневоле отступил.
     Рикус только-только начинал видеть, что творится вокруг, когда у него
над головой пролетели его собственные палки. Ударившись о каменную  стену,
окружавшую арену, они упали у ее подножия. Рикус резко повернулся к гаджу.
От быстрого движения у него снова закружилась голова.
     Мул увидел, что гадж выбрался из вырытой им неглубокой ямки в  песке.
Он стоял на своих шести ногах, и верх его панциря возвышался над  макушкой
гладиатора. Гадж угрожающе шевелил жвалами и размахивал щупальцами, а  три
из его многочисленных глаз, не отрываясь, глядели на Рикуса.
     Мул поспешно отступил к стене и поднял поющие палки. Он услышал,  как
Боаз что-то тихо говорит стражникам. Его друзья молчали.
     Широко раскрыв жвалы,  гадж  засеменил  вперед.  Не  желая  оказаться
зажатым в угол, Рикус двинулся ему навстречу. Он завертел палками так, что
они слились в два сверкающих круга. Словно издеваясь, гадж  тоже  закрутил
щупальцами, как бы пародируя действия гладиатора.
     И тогда Рикус решил  атаковать.  Издав  боевой  клич  он  ринулся  на
чудовище со всей скоростью, на которую только были способны  его  все  еще
дрожавшие ноги.  Он  поднял  одну  палку  для  удара,  переведя  вторую  в
положение средней защиты. Но тут мул заметил, что  гадж  приник  к  земле,
словно подбирая наги для прыжка. Каким-то шестым чувством Рикус понял, что
сейчас его ждет еще один  сюрприз.  Не  колеблясь,  он  плашмя  рухнул  на
горячий песок. И в тот же  миг  гадж  взмыл  в  воздух.  Покрытые  острыми
крючьями жвалы  щелкнули  там,  где  мгновение  назад  стоял  мул.  Рикус,
перевернувшись на спину, что есть силы ударил концами палок в мягкое брюхо
нависшего над ним чудища. Мул  не  знал,  удалось  ли  ему  ранить  зверя.
Насколько он мог судить, гадж, даже не заметил удара.
     Краем глаза Рикус увидел, как оканчивающееся розовыми кольцами  брюхо
начало изгибаться, приближаясь к нему. Он что  есть  силы  ударил  в  него
ногами и откатился в сторону. Раздалось громкое шипение,  но  на  сей  раз
гадж промазал. Мул затаил дыхание. Нанося  молниеносные  удары  направо  и
налево, Рикус вырывался из-под панциря  чудовища.  Он  отбивал  пытающиеся
вцепиться в него ноги...
     Алые лучи восходящего солнца  вновь  коснулись  его  лица,  и  Рикус,
наконец-то, позволил себе глубоко вдохнуть.  Он  увидел  Садиру  и  других
рабов, стоявших на стене совсем рядом со спускающейся на  арену  веревкой.
Вокруг них столпились стражники, которые,  забыв  обо  всем  наблюдали  за
боем.
     Мул вскочил на ноги.
     - Со мной все в порядке! - крикнул он, отбивая нацеленные ему в живот
удары черных суставчатых ног.
     С  неожиданной  для  него  подвижностью  гадж  развернулся,  и  Рикус
оказался лицом к лицу со жвалами чудовища.  Мул  сделал  изящный  финт,  и
острые зубья и крюки сомкнулись там, где его  уже  не  было.  Проскользнув
вперед, Рикус нанес серию быстрых мощных ударов по белой  упругой  голове.
Гадж в ответ хлестнул своим волосатым щупальцем.
     Словно раскаленное железо  коснулось  груди  и  рук  гладиатора.  Мул
закричал и попытался отпрыгнуть в сторону.  Ноги  задрожали.  Ослепляющая,
непереносимая боль как обручем охватила могучую грудь.  Отчаянным  усилием
Рикус заставил  двигаться  свое  не  желающее  подчинять  тело.  Сведенные
судорогой мускулы сделали, что смогли, и Рикус почувствовал, как его  тело
завалилось назад. Еще немного, и он упадет на спину. Тогда все...
     Собрав волю в кулак,  мул  сделал  шаг  и  удержался-таки  на  ногах.
Казалось, они окаменели.
     Спрятав голову под  панцирь  так,  что  торчали  только  глаза,  гадж
выставил вперед широко раскрытые жвалы. Рикус отшатнулся и поднял внезапно
ставшие ватными руки. В следующий миг могучие  челюсти  вцепились  в  тело
мула. Крючья вошли в живот Рикуса и сильная, всепроникающая боль  охватила
его.
     Гладиатор не пытался вырываться. Даже ослепленный невыносимой  болью,
он понимал, что сражаться со  жвалами  бесполезно.  Он  перехватив  палки,
словно это была пара огромных  кинжалов,  и  со  всего  размаху  всадил  в
ближайшие к нему глаза чудища. Красные фасетчатые глаза лопнули.  Судорога
пробежала по огромному  телу  гаджа.  Но  жвалы  не  разошлись.  Наоборот,
сомкнулись еще сильнее.
     Рядом с мулом появилась Ниива с  копьем  одного  из  стражников.  Как
сквозь густой туман Рикус слышал невнятные крики взбешенного Боаза.  Копье
Ниивы уже опускалось на голову гаджа, когда чудовище  небрежным  движением
щупальца вырвало оружие из рук женщины и отшвырнуло его в сторону.
     Справа от гаджа, как из-под земли, возник Яриг,  а  вслед  за  ним  и
Анезка, присоединившиеся к сражению, как успел  подумать  Рикус,  не  ради
него, а ради своего партнера. Гном нанес точный удар  в  голову  зверя,  а
Анезка, пользуясь суматохой,  вонзила  свое  копье  туда,  где  у  обычных
животных находится шея.
     На  эту  новую,  неожиданную  атаку,  гадж  отреагировал   быстро   и
решительно. Используя тело мула как палицу, он несколькими точными ударами
сбил спасателей с ног.
     Сквозь огненную  пелену,  застилавшую  глаза,  Рикус  увидел  Садиру,
подбиравшуюся к беснующемуся чудовищу. Она была без оружия.
     - Уходи! - закричал он, до глубины души удивленный тем,  что  девушка
была  готова  рискнуть   жизнью   в   бесплодной   попытке   спасти   его,
гладиатора-неудачника.
     Гадж тряс мула так сильно, что никто не смог бы угадать, что  означал
вырвавшийся из груди гладиатора вопль. Рикус снова  попытался  ударить  по
глазам, но  волосатые  щупальца  перехватили  его  руки,  обвились  вокруг
запястий, и  новая  волна  ослепляющей  боли  захлестнула  мула.  Судороги
сотрясали  его  тело.  Рикус  кричал,  пытаясь  разорвать  державшие   его
щупальца, но руки ему уже более подчинялись.
     Третье щупальце обвило голову мула. Словно само  солнце  вспыхнуло  в
его мозгу. И мир взорвался ослепительно белой всепроникающей болью.  Рикус
уже ничего не слышал. Ничего не видел. Он  чувствовал,  как  работает  его
грудная клетка, набирая воздух для новых и новых воплей, и только.
     Внутри его головы, на белой меловой равнине,  ставшей  миром  Рикуса,
появились крохотные, с ноготь  размером,  жучки.  Каждый  -  точная  копия
гаджа. Спокойно и неторопливо  они  подбирались  к  вершине  высящейся  на
равнине горы -  поверхности  мозга  Рикуса.  Вот  они  принялись  за  еду.
Маленькие гаджи вгрызлись в его  сознание,  оставляя  за  собой  тончайшую
паутину боли, понемногу сплетающуюся в  густую  сеть,  обволакивающую  все
кругом.
     Эта сеть затягивалась все  туже,  и  страхи  мула,  его  память,  его
желание сражаться и мечты о свободе понемногу  растворялись,  словно  сон.
Вскоре он уже не знал и не мог  знать  ничего,  кроме  мучительной  агонии
сгорающей заживо плоти. Он чувствовал лишь горький  запах  своих,  ставших
уже совершенно непонятными, страхов и сухой пепел разлетающихся мыслей.
     А потом исчезло и это. Остался лишь долгий,  бесконечный,  бесплотный
полет в черное, как пустота, забвение.



                               2. КОЛДУНЬЯ

     Рикус перестал кричать.
     Палки  выпали  из  внезапно  ослабевших  рук  мула.  Плечи  безвольно
опустились, а глаза закатились так, что исчезли зрачки. Гадж  торжествующе
поднял жвалы, демонстрируя неподвижное  тело  гладиатора.  Одно  волосатое
щупальце по-прежнему обвивало голову мула, не давая ей упасть на грудь,  а
два других крепко держали Рикуса за запястья.
     Садира остановилась, не дойдя до гаджа несколько ярдов. Она с  трудом
сдерживала тошноту - кругом царило  сотворенное  чудовищем  зловоние.  Она
смотрела, ка алая кровь струится по безжизненному  телу  мула  и  крупными
каплями стекает по черным жвалам на желтый песок.
     Слева от гаджа, тряся  головой,  поднялась  на  ноги  Ниива.  Справа,
подняв копье, изготовился к атаке Яриг. Анезка, чье оружие так и  осталось
в теле чудовища, стояла у гнома за спиной. Она выглядела растерянной.
     - Пусть этот проклятый мул умрет! - орал со стены Боаз.
     Но несмотря на неизбежное наказание в будущем, никто из  рабов  и  не
думал  выполнить  приказ  наставника.  Когда  гадж  обвил  Рикуса   своими
усиками-щупальцами, стало ясно, что мул попал в беду. Они еще  никогда  не
слышали, чтобы Рикус кричал, а увидев его безуспешную  попытку  отступить,
поняли: ему необходима помощь. Отбив в  сторону  нацеленные  ему  в  горло
острия копий, Яриг проскользнул мимо стражников и  по  веревке  съехал  на
арену.  За  ним  по  пятам  последовала  Анезка.  В  тот  же  миг,   ловко
позаимствовав копья у тройки беспечно наблюдавших за схваткой  стражников,
Ниива, даже не прикоснувшись к веревке, спрыгнула со стены.
     Ко всеобщему изумлению, вслед за гладиаторами  на  арену  съехала  по
веревке и Садира. Удивленные ее поведением Боаз и  стражники,  несомненно,
решили, что она просто-напросто потеряла голову от страха. Но это было  не
так. Садира спустилась на арену  для  того,  чтобы  с  помощью  колдовства
спасти Рикуса... разумеется, если гладиаторы не смогут это сделать  своими
силами.
     Теперь она стояла напротив гаджа, зажав в руке горсть горячего песка.
Она не сомневалась, что когда Ниива, Яриг и Анезка освободят  мула,  будет
уже слишком поздно. А Рикуса следовало спасти. И если  Садира  хотела  это
сделать,  ей  и  в  самом  деле  требовалось  колдовство,  после  чего  ее
собственная жизнь окажется в опасности. Дело в том,  что  Тире,  как  и  в
других городах Ахаса, колдовать позволялось лишь королю и  его  темпларам.
Нарушивших этот закон ждала неминуемая смерть.
     Но что  еще  более  важно:  любой,  кто  хоть  немного  разбирался  в
искусстве заклинаний, сразу поймет, что Садира сама не могла постичь  силу
магических формул. Услышав о случившемся, владелец девушки, владыка Тихиан
сразу догадается о ее связи с Союзом Масок - тайной организацией колдунов,
стремящихся свергнуть Калака - и захочет узнать, зачем Союзу  потребовался
агент среди  его  гладиаторов.  Темплар  обязательно  попытается  получить
ответы на свои вопросы  -  а  это  означало  разнообразные,  но  одинаково
страшные и мучительные пытки.
     Садира понимала это, но другого выхода не оставалось. Она должна была
воспользоваться колдовством. Союз Масок очень рассчитывал на помощь Рикуса
во время Игр, посвященных завершению строительства пирамиды. Он не  должен
был умереть.
     Садира глубоко вдохнула и  приготовилась  начать  заклинание.  Она  в
последний раз окинула взглядом гаджа и гладиаторов в тайной  надежде,  что
ее помощь не понадобится. Но увы! Гадж успешно отбивал все атаки  Ярига  и
Ниивы, используя Рикуса то как щит, то как дубинку. Что  касается  Анезки,
то потеря копья, похоже, поставила ее в тупик.
     - Яриг, Ниива, закройте глаза! - крикнула Садира.
     - Что?! - нахмурившись, спросила Ниива через плечо.
     - Доверьтесь мне! - резко сказала девушка, - ради Рикуса.
     Не дожидаясь ответа, полукровка повернула  руку  ладонью  к  земле  и
растопырила пальцы. Заставив себя забыть обо всем, она сосредоточилась  на
своей руке, призывая в нее энергию, необходимую для заклинания. Воздух под
ладонью Садиры замерцал, и едва заметное свечение, выйдя из земли, вошло в
руку девушки.
     Непосвященному могло бы показаться, что Садира вызвала силу прямо  из
песка. На самом деле она получила энергию от жизненной силы Ахаса.  Как  и
все колдуны и колдуньи, она могла черпать ее лишь  из  растений.  Энергия,
влившаяся в тело Садиры, пришла от деревьев и  кустов,  окружавших  арену.
Земля и песок лишь подвели ее к девушке.
     Набрав достаточную для  задуманного  заклинания  силу,  Садира  сжала
ладонь в кулак и перекрыла поток энергии. Если бы она взяла слишком много,
то растения, у которых она черпала жизненную силу, завяли бы и погибли.  А
земля под их корнями стала  бы  бесплодной.  К  сожалению,  мало  кого  из
колдунов заботили такие  мелочи  -  их  беспечность  и  эгоизм  превратили
некогда цветущий Ахас в пустыню.
     Собрав энергию, Садира произнесла заклинание, придающее ее колдовству
форму и направление, а затем с силой кинула зажатую в ладони горсть  песка
в гаджа. Сверкнул алый с золотом конус протянулся от кончиков ее пальцев в
голове чудовища. Достигнув зверя,  ослепительно  яркий  луч  рассыпался  в
круговерть изумрудно-зеленых шариков, каждый из которых, в  свою  очередь,
взорвался бесчисленными искрами  -  красными,  желтыми,  голубым  -  всеми
цветами радуги. Даже ожидавшая этого Садира  едва  устояла  на  ногах.  Он
завораживающего блеска переливающихся, переходящих одна в другую красок, у
нее закружилась голова.
     Щупальца гаджа обмякли и безвольно повисли, отпустив Рикуса.  Красные
глаза потускнели. Поджав суставчатые ноги, гадж тяжело опустился на песок.
Но, к сожалению, его жвалы остались сомкнутыми, по-прежнему крепко  сжимая
окровавленное  тело  мула.  Там,  где  щупальца  соприкасались   с   кожей
гладиатора, остались широкие бурые рубцы.
     Ниива и Яриг растерянно переводили взгляд с  Садиры  на  неподвижного
гаджа и обратно.
     - Что произошло? - наконец спросил гном.
     -  Он  оглушен,  -  ответила  Садира,  подходя  к   чудовищу.   -   Я
воспользовалась заклинанием.
     Гладиаторы глядели на нее, открыв рты.
     - Но это же для тебя верная  смерть!  -  прошептала  Ниива.  -  И  ты
делаешь это ради Рикуса?!
     - Я уже все сделала, - сухо ответила Садира.
     - Что случилось с гаджем?! - вопил со стены Боаз.  -  Владыка  Тихиан
казнит нас всех! Иди сюда, девчонка!
     Не обращая на него ни малейшего внимания,  посудомойка  подергала  за
жвалы.
     - Надо освободить Рикуса, - сказала она. -  И  поскорее,  а  то  гадж
скоро очнется.
     Ниива,  вставив  копье  между  челюстей,  начала  орудовать  им,  как
рычагом. Жвалы стали  раскрываться  и,  отложив  в  сторону  оружие,  гном
попытался вытащить все еще не приходящего с сознание Рикуса. Потекла кровь
- вонзившиеся в живот гладиатора крюки не желали отпускать добычу.
     - Подожди, - сказала Садира,  кладя  руку  на  плечо  гному.  -  Надо
открыть жвалы пошире.
     - Не могу, - с натугой отозвалась женщина.
     - Что вы там делаете  с  гаджем?  -  надрывался  Боаз.  -  Немедленно
прекратите! Вы что, хотите его совсем убить?! Только попробуйте!..
     Подойдя к самому краю стены, стражники тоже начали  кричать,  требуя,
чтобы гладиаторы оставили гаджа в покое. Никто из них, однако, не  решился
спуститься на арену и силой заставить рабов  подчиниться.  Нерешительность
стражи ничуть не удивила  Садиру.  Как  воины,  они  не  шли  ни  в  какое
сравнение с гладиаторами. Несмотря на численный перевес и превосходство  в
вооружении, попытка силой навести порядок могла  закончиться  для  стражей
весьма плачевно.
     Подняв копье, Яриг вонзил его между челюстями, рядом с копьем  Ниивы.
Мощные мускулы гнома напряглись, и крюки, наконец-то, вышли из тела  мула.
Из ран ручьями полилась кровь.
     Садира схватила Рикуса за плечи, но ей не хватало сил, чтобы  поднять
мула.
     - Анезка, помоги!
     Медленно, словно во сне, женщина подошла в Садире. Вдвоем они  сумели
вытащить Рикуса из жвал Гаджа. Ниива и Яриг тут  же  бросили  свои  копья,
позволив челюстям захлопнуться. Подхватив  Рикуса  под  руки,  они  быстро
потащили его к веревке. Постоянно оглядываясь на чудовище, Садира и Анезка
последовали за ними.
     Когда они достигли стены, щупальца гаджа  уже  начали  подергиваться.
Схватившись за веревку, Яриг с быстротой молнии забрался наверх,  тут  его
уже поджидал взбешенный Боаз.
     - Пожалуй, мне  стоит  оставить  вас  внизу,  на  съедение  гаджу!  -
прошипел наставник.
     - Тогда нам придется его прикончить, - невозмутимо ответил гном. - Ну
так как, мне спускаться обратно?
     Боаз заколебался.
     - Нет, - наконец буркнул  он,  в  его  голосе  уже  не  было  прежней
уверенности. - Поднимайтесь. Я потом придумаю для вас достойное наказание.
     Тем временем Ниива, подхватив Рикуса, подняла  его  так  высоко,  как
могла. Повернувшись, гном встал на  колени,  но  увы!  Мула  ему  было  не
достать. Он лег на живот, но все равно не мог дотянуться до Гладиатора. Им
на выручку пришла Анезка. Быстро вскарабкавшись по  веревке,  она  подняла
руки Рикуса и подала их Гному.
     - Есть! - воскликнул Яриг, напрягая могучие мускулы.
     В центре арены  Гадж  громко  защелкал  своими  жвалами,  перекусывая
оставленные в них копья, как тростинки.
     Кряхтя от напряжения, Ниива подняла Рикуса над головой. Яриг  тут  же
вскочил на ноги и уже без особого  труда  втащил  мула  на  стену.  Садира
оглянулась. Гадж, похоже, окончательно пришел в  себя  и  теперь,  видимо,
решал, что ему делать. Его усики нервно подрагивали.
     - Надо торопиться! - воскликнула Садира. - Он уже очнулся!
     Но поторапливать  гладиаторов  не  было  ни  малейшей  необходимости.
Садира еще не договорила, а Анезка  уже  выбралась  на  стену.  Не  успела
полукровка понять, что происходит, как сзади за  талию  ее  схватила  пара
крепких мускулистых рук. Она и пикнуть не успела, как  Ниива  передала  ее
Яригу. В мгновение ока девушка была наверху.
     Поскольку Садира все равно обнаружила свое владение колдовством,  она
решила снова им  воспользоваться.  На  сей  раз  для  того,  чтобы  спасти
партнершу Рикуса. Хуже уже не будет. Нацелив ладонь на гаджа,  она  начала
читать   заклинание,   готовясь   поразить   волшебной   молнией    голову
отвратительного хищника.
     - Остановите ее! - завопил Боаз, едва она произнесла первые слова.
     Древко копья одного из стражников с силой стукнуло  Садиру  по  руке.
Золотая молния ударила из кончиков пальцев девушки в  арену  в  нескольких
футах от гаджа. Высоко в небо взметнулся столб раскаленного песка.
     Не обращая ни на что внимания, гадж продолжал двигаться к Нииве.  При
желании он мог бегать очень быстро. Он мчался, поднимая  за  собой  облако
песка, крутя щупальцами над головой и сердито щелкая  жвалами.  Одна  рука
Ниивы схватилась за вершину стены. Яриг вцепился в другую.
     Добежав до стену,  гадж  задрал  переднюю  часть  панциря  в  тщетной
попытке  последовать  за  своей  ускользающей  добычей.  Несколько   футов
отделяло пятки Ниивы от головы чудовища. Одно  из  щупалец  взметнулось  и
обвилось  вокруг  лодыжки  женщины.  Ниива  взвыла  от   боли.   Ее   рука
соскользнула с края стены. Если бы не Яриг, Ниива наверняка бы упала.
     Отчаянным  усилием  женщина  рванулась  наверх,  резко  поджав  ноги.
Волосатое щупальце оборвалось. Еще миг, и Ниива лежала на вершине стены.
     Гадж пронзительно завизжал. Казалось, он не мог поверить  в  то,  что
добыча ускользнула, прихватив с собой его драгоценное щупальце. Отбежав на
несколько шагов от стены, он втянул голову под  панцирь  и,  поджав  ноги,
застыл на песке неподвижной тушей.
     - Снимите! Снимите! - рыдала Ниива, катаясь из стороны в сторону.
     Она попыталась сама дотянуться до проклятого щупальца, но жгучая боль
сводила ее руки и ноги судорогой, все ее тело тряслось, как в лихорадке.
     Садира хотела было помочь Нииве, но на ее пути тут же встал стражник.
     - Попробуй только пошевелиться! - пригрозил он, направляя на  девушку
копье.
     Не слушая адресованных Садире угроз, Яриг двинулся на  помощь  Нииве.
Однако перед ним возник ухмыляющийся Боаз.
     - Я никому не  разрешал  помогать  этой  рабыне!  -  злорадно  заявил
наставник.
     Гном попытался его обойти, но подскочивший стражник приставил копье к
горлу раба.
     Ниива продолжала кричать, но Боаза это ничуть не беспокоило.
     - Эй, вы там! - окликнул он столпившихся вокруг неподвижно  лежавшего
Рикуса. - Мул еще жив!
     - Дышит, - откликнулся один из стражников, - но еле-еле.
     - Ну так сделайте что-нибудь! - рявкнул Боаз. - Я не хочу,  чтобы  он
подох! Владыке Тихиану не понравится, если этот герой умрет не на арене.
     Стражник  кивнул  и,  присев  на  корточки,   принялся   перевязывать
многочисленные раны мула.
     А в нескольких шагах от них заходилась в крике Ниива.  На  помощь  ей
так никто и не пришел.
     Разобравшись с мулом, Боаз перевел взгляд на Садиру.
     - А что нам делать с этой маленькой сучкой колдуньей?  -  спросил  он
себя, ткнув пальцем Садиру  в  грудь.  -  Ты  ведь  сама  знаешь,  что  за
колдовство полагается смерть.
     Ничем  не  выдавая  своего  волнения,  девушка   подняла   глаза   на
наставника. Сердце ее бешено колотилось.
     - Перед тем, как меня убьют, - спокойно сказала она. - Владыка Тихиан
устроит допрос.  И  я  прекрасно  вижу,  -  добавила  она,  заставив  себя
улыбнуться, - что вас это беспокоит. Вряд ли Тихиана обрадует то, что  его
драгоценного мула отправили драться с гаджем, вооружив лишь  парой  поющих
палок.
     - Значит, - осклабившись, спросил  Боаз,  -  по-твоему,  мне  следует
забыть об увиденном?
     - Думаю, это в ваших интересах, - спокойно ответила девушка.
     - Мне опасаться нечего, - рассмеялся Боаз. - Мул  для  Тихиана  всего
лишь раб. Не более того.
     Боаз испытующе смотрел на Садиру, а девушка в ответ тоже разглядывала
наставника. Она пыталась прочесть  в  его  лице  сомнение,  неуверенность.
Серьезность, с которой Боаз подошел к решению  пустякового,  казалось  бы,
вопроса лишь подтверждало догадку девушки. Что бы  наставник  ни  говорил,
Тихиан и в самом деле рассердится, если узнает при  каких  обстоятельствах
пострадал его весьма ценный  мул.  А  в  том,  что  правда  выйдет  наружу
наставник мог не сомневаться. Но только  если  Тихиан  станет  допрашивать
Садиру. А если нет...
     - Возможно, мне следует тебя убить, да и дело с  концом,  -  протянул
Боаз. - Можно бросить тебя обратно к гаджу.
     - Это, конечно, в вашей власти, - смело сказала Садира. - Но тогда вы
лишите владыку Тихиана возможности допросить колдунью. Рано или поздно, он
узнает о колдовстве на этой арене. Даже если стражники  будут  молчать,  в
чем я лично сомневаюсь, остаются гладиаторы. Их вы тоже убьете?
     Наставник снова погрузился в раздумья.
     Тем временем Нииве,  наконец-то  удалось  сорвать  с  ноги  проклятое
щупальце. Крики сменились стонами.
     Наступившая затем тишина, похоже, подстегнула Боаза.
     - Я обдумаю твое предложение, - пробурчал он и приказал стражнику:  -
Заприте ее в карцер.
     Садира содрогнулась.  Карцер  представлял  собой  старый  заброшенный
элеватор с  десятками  узких,  выкопанных  в  земле  шахт,  куда  когда-то
засыпали зерно. Боаз очень любил сажать в них рабов. Садира  могла  только
предполагать какие опасности грозили ей в карцере.  Однако  девушка  знала
точно: больше пяти дней там никто не выдерживал.
     Стражник взял Садиру за руку и повел  прочь.  Уходя,  девушка  кинула
последний  взгляд  на  Рикуса.  Два  стражника,  разорвав  накидку   мула,
перевязывали его раны. После сражения  с  гаджем,  прошло  довольно  много
времени, однако, кровь вес еще текла. Но Садира была рада этому: раз кровь
течет, значит, Рикус жив.
     - Проследи, чтобы ей заткнули рот и как следует  связали!  -  крикнул
Боаз с спину уходящему с рабыней стражнику.
     Садиру охватило отчаяние. Со связанными руками и с кляпом во рту  она
не  сможет  воспользоваться  своим  искусством,  а  значит,  не  сможет  и
спастись.
     - Давай, давай, - подтолкнул ее копьем в  спину  стражник.  -  Дорога
тебе известна.
     Прямо  перед  ними  стояло  два   десятка   квадратных   домиков   из
соломенно-желтых  кирпичей  крытых   шкурами.   Между   строениями,   едва
передвигая ноги, бродили изможденные рабы. Они  разносили  воду  и  еду  с
камеры, где сидели гладиаторы Тихиана и, сто более важно,  в  клетки,  где
содержались всякие редкие звери, пойманные для приближающихся Игр.
     Дома окружала стена высотой  почти  в  двадцать  футов,  усеянная  на
гребне осколками обсидиана - весьма внушительное  зрелище.  По  углам  над
стеной  поднимались  сторожевые  башни  с  плоскими  крышами.   В   каждой
находилось по двое стражников.
     Они не носили доспехов, в доспехах,  даже  самых  легких,  на  солнце
долго не простоишь. Зато каждый из них был вооружен  арбалетом,  небольшим
запасом стрел со стальными наконечниками и стальным кинжалом.
     Садира знала, что стальное  оружие  служило  скорее  для  устрашения.
Металл на Ахасе  ценился  дороже  воды,  был  реже,  чем  дождь.  Из  всех
городов-государств Тир выделялся тем, что  владел  действующей  шахтой  по
добыче железа. Всем остальным приходилось полагаться на услуги рыщущих  по
пустыне охотников за древними кладами. Они  искали  и  засыпанных  песками
руинах мертвых городов позабытые всеми сокровищницы и оружейные кладовые.
     То, что Тихиан доверил стоящим на башнях стражникам стальное  оружие,
наглядно свидетельствовало о невероятном  богатстве  Верховного  Темплара.
Даже в Тире, где железо не являлось такой редкостью, как в других городах,
за стальной наконечник стрелы можно было купить крепкого раба, а  стальной
кинжал стоил дороже хорошего гладиатора.
     - Давай, шевелись, - поторопил Садиру стражник. - Нечего  глазеть  по
сторонам.
     С трудом сдерживаясь, чтобы не начать заклинание,  Садира  спустилась
по лестнице с окружавшей арену стены. Она знала: с десятком воинов  ей  не
справиться. А раз так, то колдовать сейчас -  смерти  подобно.  Оставалось
тянуть время, выжидая удобный момент. А уж когда он настанет  -  поставить
все на карту и бежать.
     Они подошли у карцеру - невысокому  зданию  у  внешней  стены.  Здесь
стражник умело связал ей руки за спиной и  засунул  в  рот  кусок  грязной
тряпки, прикрутив так, чтобы Садира  не  смогла  ее  выплюнуть.  Потом  он
передал беспомощную рабыню  двум  дежурившим  в  карцере  воинам.  Девушка
спускалась по вытертым каменным ступеням, все  сильнее  чувствуя  зловоние
испражнений и человеческого пота. Садиру чуть не вырвало, а тут  еще  кляп
во рту...
     Посмеиваясь над ее мучениями, воины подхватили  девушку  под  руки  и
потащили за собой. Алые солнечные лучи,  проникая  сквозь  дырявую  крышу,
окрашивали все вокруг в кроваво-красные тона. И от этого  старый  элеватор
казался еще страшнее и омерзительнее.
     На полу девушка увидела тяжелые  каменные  плиты.  Подведя  Садиру  к
одному  из  них,  стражники  отодвинули  плиту.  Из  открывшегося  черного
отверстия послышалось приглушенное шуршание словно  ветер  гнал  песок  по
каменной мостовой. Девушка задрожала  в  испуге.  Шахта  была  черна,  как
обсидиан, но Садира все так же ясно видела, как если бы в ее  руках  горел
факел. От своих предков  эльфов  она  унаследовала  способность  видеть  в
кромешном мраке источники тепла.
     По холодной голубизне кирпичных  стенок  шахты  девушка  поняла,  что
стоит над ямой около двух с половиной футов в поперечнике и  почти  десяти
футов в глубиной. В таком узком колодце можно было только стоять:  о  том,
чтобы сесть, тем более лечь - и речи быть не могло.
     Снизу доверху яму заполнила тонкая зеленая  паутина.  По  не  сновали
десятки, а может, и сотни розовых ящериц.  Задевая  стены,  паутину,  друг
друга своей упругой чешуей, эти твари и издавали тот самый шорох,  который
так напугал Садиру. Каждая из этих ящериц была размером с палец.  Короткие
круглые  туловища,  острые,  как  наконечники  стрел,  головы,   маленькие
квадратные ушки и фасетчатые, как у мух, глаза - по правде говоря,  Садира
даже и не знала, как их следует называть: ящерицами или змеями.
     Один из стражников подхватил девушку под  мышки  и  подтащил  к  яме.
Садира замычала и уперлась ногами в края колодца. Она прекрасно  понимала,
что сопротивление бесполезно, но ничего не могла с собой поделать.
     Второй стражник деловито ударил ее по ногам, а первый разжал руки.  И
Садира полетела вниз, прорывая тонкую зеленую паутину. От сильного удара о
дно, ее колени подогнулись, а плечи со всего размаху врезались в кирпичную
стенку. Острая боль  пронзила  ступни  и  колени.  Левая  рука  стала  как
деревянна. Нечто живое, склизкое,  чешуйчатое  заползало  по  голым  ногам
девушки. Холодное тельце скользнуло по плечам и между  лопаток.  Дрожа  от
отвращения, Садира, несмотря на боль в коленях, вскочила на ноги.
     Подняв голову, она увидела, как  посмеивающиеся  стражники  задвинули
крышку колодца. Стало совсем темно.
     Садира стояла не шевелясь. Она была совершенно одна,  если,  конечно,
на  считать  отвратительных   рептилий,   беспрестанно   шуршащих   своими
чешуйками, словно шепчущих друг другу какие-то ужасные, одним  им  ведомые
секреты. Когтистые лапки трогали ее тело,  шершавые  язычки  лизали  кожу.
Девушка не знала: то ли они приветствуют ее появление  в  замкнутом  мирке
черного колодца, то ли пробуют главное блюдо своей грядущей  трапезы.  Она
утешала себя тем, что Боаз вряд  ли  потерпел  бы  присутствие  в  карцере
существ, способных относительно  быстро  избавить  раба  от  страданий.  А
значит, ящерицы особой опасности не представляли.
     Садира не стала тратить время попусту, проклиная свою судьбу. Она  не
впала в  истерику,  не  поддалось  панике  -  ведь  Боаз  только  этого  и
добивался. Родившись в рабстве, Садира давным-давно поняла, что,  хоть  ее
хозяева угрозой и грубой силой  могут  подчинить  себе  ее  тело,  они  не
властны над ее духом, если только она сама им этого не  позволит.  До  тех
пор, пока она отказывается признавать их право владеть ею, она, по крайней
мере, духовно свободна.  Духовная  свобода,  конечно,  не  могла  заменить
телесной, но все же это лучше чем ничто. Остается хоть какая-то надежда...
     Слишком многие  опускали  руки,  теряя  последние  остатки  гордости.
Сколько  их  повидала  Садира  на  своем  веку!   Ее   собственная   мать,
золотоволосая  женщина  по  имени  Бараках,  чистых  человеческих  кровей,
умерла, извиняясь перед  дочерью  за  свои  "преступления",  в  результате
которых Садира  родилась  рабыней.  Однако  полукровка  вовсе  не  считала
действия матери преступными.
     Насколько Садира могла понять,  в  юности  мать  кормилась  одним  из
немногих незаконных в  Тире  промыслов.  По  декрету  короля  Калака,  под
страхом смертной казни запрещалось продавать или покупать любые колдовские
ингредиенты. Совершенно  естественно,  что  на  печально  известном  Рынке
Эльфов  незамедлительно  началось   бойкая   подпольная   торговля   кожей
хамелеона, слюдяной пылью, внутренностями  гадюки  и  другими  редкостями.
Бараках зарабатывала себе на жизнь, выполняя  роль  связной  между  Союзом
Масок  и  ненадежными  эльфами-контрабандистами.   Она   имела   несчастье
влюбиться в знаменитого мошенника, эльфа, известного под именем Фаенаеон.
     Вскоре  после  того,  как  была  зачата  Садира,  темплары   посетили
маленький магазинчик, где жил и торговал Фаенаеон. Сам эльф сумел удрать и
скрыться в пустыне, но беременную Бараках поймали  и  продали  в  рабство.
Фаенаеон быстро позабыл о своей любовнице и ее еще не  рожденном  ребенке.
Он даже не попытался помочь им бежать или выкупить из  рабства.  Несколько
месяцев  спустя  в  загоне  для  гладиаторов  Тихиана  родилась   девочка,
названная Садирой. Но умереть она  собиралась  свободной.  И  вовсе  не  в
зловонном карцере.
     Выждав несколько минут (пока стражники вернутся на свой пост у двери)
Садира занялась своим спасением. Кляп не доставил особых хлопот. Несколько
раз потерев подбородок о плечо, девушка стянула повязку и с  удовольствием
выплюнула грязную тряпку...
     Потом она попыталась освободить руки. Будь они связаны спереди, перед
грудью, она с легкостью перегрызла бы  ремень  зубами.  Пусть  не  слишком
быстрый способ, зато верный. Но руки были связаны за спиной. Значит,  надо
через них переступить...
     Перебирая связанными  руками,  девушка  попыталась  осуществить  этот
довольно  сложный  маневр,  но  увы!  В  тесноту  колодца   ей   было   не
развернуться. Да еще разболелось ушибленное плечо.
     Поняв, что так она ничего не добьется, Садира принялась изо  все  сил
работать  руками.  Со  временем  (а  его,  как  думала  девушка,   у   нее
предостаточно) она рассчитывала растянуть стягивающие кисти кожаный ремень
и высвободить руку.
     Ее действия, похоже, привлекли внимание снующих  повсюду  ящериц.  Не
прошло и минуты, как отвратительные создания живым ковром  облепили  мерно
двигающиеся руки девушки.  Но  полукровка  не  обращала  на  них  никакого
внимания.
     Вдруг Садира почувствовала резкую боль в локте,  по  руке  заструился
теплый ручеек крови. Одна из  ящериц  укусила  девушку.  И  тут  множество
шершавых язычков принялись слизывать желанные  капли  крови.  Еще  миг,  и
Садира ощутила новый укус, а за ним еще и еще. Кровь  из  ран  текла  куда
обильнее, чем следовало бы, рептилии оживленно сновали вокруг,  в  воздухе
звучала шипящая,  шепчущая,  шуршащая  песня  трущейся  чешуи.  Девушка  с
опаской подумала, что невольно разбудила аппетит этих странных ящериц.
     Но Садира не сдавалась. Ей пришла в голову шальная мысль: а что, если
воспользоваться помощью рептилий? Пусть  перегрызут  ремни.  Все-таки  они
кожаные... Но,  к  сожалению,  ее  крохотным  мучителям  больше  нравилось
слизывать струящуюся по рукам кровь.
     Вскоре запястья начали гореть, особенно  там,  где  в  них  врезались
тугие ремни.  Еще  немного,  и  кожа  лопнула.  Потекла  кровь.  Маленькие
змееящерицы кучей навалились на  этот  новый  источник  вожделенной  пищи.
Некоторые даже ухитрились забраться в узкое пространство между  связанными
руками девушки. Не в силах сдержать отвращения Садира крепко сжала ладони,
раздавив нескольких мерзких созданий. Холодная,  отвратительная  на  ощупь
жижа покрыла ее руки, и  девушка  очень  этому  обрадовалась.  Руки  стали
скользкими... значит, освободиться будет легче. Садира продолжала  двигать
руками. Теперь она нарочно ловила змееящериц  между  ладонями.  Вскоре  ее
руки от  кончиков  пальцев  до  локтей  покрылись  вонючей  смесью  из  ее
собственной крови и останков раздавленных тел рептилий. Снова и снова  они
пыталась избавиться от пут и наконец ей это удалось. Ее радостный  возглас
эхом отозвался в узком колодце, но Садира сомневалась,  что  его  услышать
снаружи.  Отряхнув  сослуживших  ей  добрую  службу  маленьких   рептилий,
девушка, как могла, вытерла ладони о накидку. Затем выбрала ящериц у  себя
из волос. Девушка даже не пыталась снимать их со своих ног -  ящериц  было
слишком много, и к тому же там, где кровь не текла, они не кусались.
     Садира приготовилась произнести первое заклинание. Первый шаг на пути
к свободе... На сей раз колдунья направила ладонь  не  вниз,  а  вбок,  на
стену ведь она находилась под землей.
     Почувствовав,  ка  волшебная  энергия  наполнила  ее  тело,   девушка
положила под язык маленький шарик туго скрученной зеленой паутины. А потом
прошептала  заклинание.  Когда  шарик  растворился,  Садира  поняла,   что
волшебство сработало: теперь она  сможет  лазить  по  стенам  с  такой  же
легкостью, как и змееящерицы. Глубоко  вдохнув,  девушка  подняла  руки  и
коснулась ладонями кирпичей, подтянулась...  Ее  тело  оторвалось  от  дна
колодца, словно ничего не весило. На самом деле, так теперь и было.
     Сопровождаемая недовольным шипением и шорохом чешуи разбегающихся  во
все стороны  ящериц,  колдунья  быстро  поднялась  по  стенке  колодца  до
закрывающей выход каменной плиты.  Хотя  ее  ноги  все  еще  болели  после
падения, тело ее  весило  теперь  так  мало,  что  сейчас  они  совсем  не
беспокоили девушку. Она стояла, а может, висела,  легко  и  непринужденно,
словно находилась не на отвесной стене, а на ступенях широкой лестницы.
     Сняв нескольких ящериц со своих ног, Садира,  как  смогла,  стряхнула
остальных.  Затем  она  собрала   энергию   для   следующего   заклинания.
Подготовившись, она принялась  толкать  тяжелую  плиту.  Садира  вовсе  не
собиралась двигать ее. Нет,  все,  чего  она  добивалась  -  это  привлечь
внимание стражников и заставить их заглянуть в колодец.
     Долго ждать не пришлось. Через несколько минут плита начала понемногу
сдвигаться в сторону, и над головой  девушки  появилась  светлая  полоска.
Спустившись на несколько футов,  Садира  выжидала.  Для  успеха  ее  плана
требовалось, чтобы стражники совсем убрали плиту.
     Первым в расширяющемся полумесяце отверстия  показалось  обсидиановое
острие копья. Глаза Садиры заслезились от яркого света. Ярким, однако,  он
мог показаться лишь после кромешного  мрака,  в  котором  девушка  провела
последние часы. Но, несмотря на слезы и резь в глазах, Садира не  отрывала
взгляда от отверстия. Она ждала. И дождалась. На  светлом  фоне  показался
темный силуэт стражника. Не раздумывая, Садира  подняла  зажатых  в  кулак
змееящериц и прошептала заклинание.
     - В следующий раз, когда тебе захочется бросить в колодец  порядочную
девушку, подумай о возможных последствиях,  -  прошептала  она  и  пустила
колдовство в ход.
     В тот же миг извивающиеся ящерицы в ее  руке  превратились  в  клубок
щупалец, каждое длиной футов десять, не  меньше.  Они  вырвались  из  руки
Садиры, словно черные молнии. Стражник  не  успел  оглянуться,  как  живые
страшные ленты плотно обвили его голову. Он уронил  копье  и  пронзительно
закричал,  но  щупальца,  обвившись  вокруг  горла  воина,  заставили  его
замолчать. Тщетно пытаясь высвободиться из смертоносных объятий,  стражник
повалился на пол.
     Если бы ее наставник  из  Союза  Масок,  сварливый  старик  по  имени
Ктандео, увидел, что Садира применяет это заклинание,  он  бы,  несомненно
разгневался. Он строго-настрого запрещал  ей  пользоваться  столь  мощными
чарами. Колдовство такого высокого уровня требовало  огромной  энергии,  а
значит,  собрать  ее  следовало  с  максимально  большей  площади,   иначе
растения, через которые поступает жизненная сила для колдовства, увянут  и
умрут. А земля станет бесплодной. Ктандео полагал, что полукровка  еще  не
научилась контролировать площадь, из которой  черпалась  колдовская  сила.
Садира считала иначе, и потому  тайком  переписала  это  и  еще  несколько
заклинаний из книги своего учителя. Сейчас  она  могла  только  радоваться
своей предусмотрительности.
     По стене Садира подобралась к самому краю. И тут  прямо  над  головой
возникло лицо второго стражника. Времени на колдовство  не  оставалось,  и
потому Садира, крепко схватив своего тюремщика  за  воротник  куртки,  что
есть силы дернула вниз.
     - Иди-ка сюда, - сказала она. - Там на дне кое-что интересное...
     Ошеломленный стражник успел выхватить из-за пояса кинжал, но  потеряв
равновесие, головой вниз полетел в колодец. Короткий крик. Эхом  отозвался
меж кирпичных стен. Мгновение спустя снизу донесся  глухой  стук  и  треск
ломающихся костей. Об этом тюремщике Садира могла больше не беспокоиться.
     Выбравшись из колодца, девушка подняла  брошенное  первым  стражником
копье. Тот все еще безрезультатно боролся с обхватившими его лицо и  горло
тугими щупальцами. Хотя воин уже никак не мог помешать ее  побегу,  Садира
приставила копье к его груди.
     - Это за всех тех рабов, - она надавила на копье, - которые так и  не
выбрались из карцера.
     Стражник повернул обвитое щупальцами лицо в сторону рабыни.
     - Нет, - полузадушенно взмолился  он.  -  Пожалуйста,  не  надо...  -
девушка едва могла разобрать его слова. - У... меня... дети...
     - Как и у моей матери, - ответила Садира и всем весом  навалилась  на
древко.
     Стражник вскрикнул, когда  копье  пронзило  сердце.  Судорога  волной
пробежала по его телу, мгновение спустя он затих.
     Вытащив из-за пояса мертвого стражника кинжал, Садира подтащила  тело
к колодцу. Она столкнула его вниз, даже не позаботившись вытащить из груди
копье и освободить голову от щупалец. Закрыв  отверстие  колодца  каменной
плитой, девушка облегченно вздохнула - первая, самая трудная  часть  плана
осталась позади. Теперь она могла заняться побегом.
     Засунув кинжал за пояс, девушка  сняла  со  своей  накидки  несколько
нитей зеленой паутины и привычными движениями скрутила из в  тугой  комок.
Вырвав у себя из века одну ресницу, она вдавила ее в получившийся  зеленый
шарик. Затем, протянув руку, призвала к себе волшебную энергию.  Произнося
заклинание, колдунья медленно катала шарик по ладони. С  последним  словом
ладонь ее опустела. Шарик исчез. В следующий миг исчезла  и  сама  ладонь.
Как и все тело девушки, она стала невидимой.
     Садира  не  стала  тратить  время  попусту.  Заклинание   невидимости
действовало, увы, не слишком долго. За это время ей надо забежать  в  свою
каморку за книгой заклинаний и, заполучив драгоценный  том,  проскользнуть
сквозь открытые ворота под самым носом стражников. К тому  времени,  когда
чары  развеются,  девушка  рассчитывала  уже  покинуть  поместье   владыки
Тихиана.
     Садире очень хотелось повидать Рикуса, узнать,  как  он,  но  она  не
могла  рисковать.  Вокруг  Рикуса  наверняка  полным-полно  стражников  да
лекарей. Ей не оставалось ничего  другого,  как  положиться  на  природную
крепость мула, шутя справлявшегося с самыми тяжелыми ранениями. Она  могла
только надеяться, что Рикус не умрет, и что она сумеет  помочь  ему  через
Союз Масок.



                              3. СТАРЫЕ ДРУЗЬЯ

     В одном из укромных уголков своего прокаленного солнцем поместья,  на
берегу оросительного бассейна с  мутной  водой,  сидел  Агис  Астикла.  На
другой стороне бассейна дюжина рабов непрерывно вращала большой деревянный
ворот. Со  скрипом  крутящееся  колесо  приводило  с  движение  хитроумный
водяной  насос,  поднимавший  драгоценную  влагу  с  глубины  колодца   на
поверхность. Каждые пятьдесят оборотов пара рабов из тех, что  отдыхали  в
тени раскинувшегося рядом шатра, сменяла двух своих работавших  на  солнце
товарищей. Еще через пятьдесят оборотов заступала новая пара, и так -  без
конца.
     Крутить ворот - слишком тяжелое занятие для двенадцати крепких рабов,
но проникавшие сквозь дымку алые  лучи  полуденного  солнца  жгли,  словно
языки пламени. Эта часть дня считалась в Тире настоящим адом,  когда  люди
теряли сознание от обыкновенной ходьбы, и даже незначительное усилие порой
вызывало смерть.  Однако,  вода  должна  течь,  а  значит,  и  невольникам
приходилось крутить ворот.
     В отличии от рабов, Агиса никто не заставлял проводить большую  часть
дня под обжигающими  лучами  обезумевшего  светила.  Тем  не  менее,  этот
благородный господин и не думал прятаться в тень. Он сидел на голой земле,
скрестив ноги. Его длинные черные волосы свободно развевались на  ветру  -
редком госте в этих тихих местах. Карие  глаза  аристократа  не  отрываясь
глядели в мутные воды оросительного  бассейна,  со  стороны  они  казались
пустыми и безжизненными. Лишь подрагивание ноздрей показывало,  что  жизнь
еще не рассталось с этим крепко скроенным  телом.  Сильные  жилистые  руки
лежали абсолютно неподвижно, мощные челюсти не шевелились, лицо оставалось
спокойным и бесстрастным.
     Как  и  все  серьезные  адепты  Пути,  Агис  обнаружил,  что   тяжкие
физические испытания (например, долгое сидение под палящими лучами солнца)
очень способствует медитации. Лишь когда все его  существо  колеблется  на
грани невыносимой муки или невообразимого блаженства, его дух, ум  и  тело
сливаются в одно целое. В такие мгновения Агис  ощущал  столь  совершенное
единение чистого  разума  и  физической  формы,  что  остановилось  трудно
понять,  где  кончается  одно  и  начинается  другое.  Тогда  он  мог   со
всеобъемлющей полнотой осознать великую и извечную правду бытия: энергия и
жизненная сила организма - ничто без сознания способного придать им  форму
и способ выражения, и без духа, наполняющего все это высшим смыслом.
     Именно этот простой принцип и лежал в основе всех сил пси.  Тот,  кто
это понимал, мог почерпнуть мистической  энергии,  наполнявшей  вселенную,
приобретя тем самым поистине сверхъестественные возможности.
     К сожалению, Путь не легко расставался со своими секретами.  Те,  кто
хотел по  нему  идти,  дорого  платили  за  свое  могущество.  Чаще  всего
понимание  в  адепту  Пути  приходило  во  время  мучительных   испытаний:
например, в минуты полного истощения или огромного  горя.  И  потому  Агис
каждый день по нескольку часов проводил в условиях, которые никто  не  мог
бы назвать комфортными. В эти часы он  постигал  таинство  единения  духа,
сознания и тела. Обычно он предавался медитации  на  берегу  оросительного
пруда.
     В тот день его  мысленный  взор  был  устремлен  на  маленький  оазис
посреди пустыни - место, от которого его отделяло несколько сотен  миль  и
более двадцати пяти лет. Тогда он был совсем еще молодым...
     В отличие от оросительного пруда, воды раскинувшегося посреди  оазиса
прозрачного, как стекло, озерца блистали синевой. Вокруг  сплошной  стеной
стояли причудливые чифон-деревья, усыпанные мелкими фиолетовыми плодами. У
подножия деревьев качалась на суставчатых стеблях черная  кнут-трава.  Две
золотые луны Ахаса, Рал и Гухай, висели над лесом, а  на  другой  половине
небосклона во всем своем великолепии поднималось над  верхушками  деревьев
утреннее солнце.
     Агис путешествовал налегке - и это несмотря на то, что ему предстояло
преодолеть почти двести миль открытой всем ветрам и жгучим солнечным лучам
пустыни. За спиной у него висел один-единственный мех с водой, в  руке  он
держал деревянный посох, на поясе висел стальной меч с обмотанной  кожаным
ремням рукояткой. От погонщиков  недавно  прошедшего  мимо  каравана  Агис
узнал о том, что его старшая сестра, наследница имени Астиклов, была убита
в древнем Тире.
     "Пусть духи земли направляет твои стопы, любовь моя".
     Эти  слова  принадлежали  Дурвадале,  друиду  этого  оазиса.  Она  не
говорила, ибо  поклялась  никогда  не  нарушать  музыки  ветра.  Когда  ей
хотелось что-то  сказать,  она  исполняла  сложный,  плавный  и  по-своему
невероятно мелодичный язык жестов. Тем, кто обладал четырьмя  руками,  как
Дурвадала, язык этот  давался  легче;  Агис  справлялся,  обходясь  двумя.
Ростом друида была футов семь, не меньше. Все ее тело покрывал  прозрачный
серовато-коричневый  панцирь.  На  длинном,  узком  лице  блестели  черные
фасетчатые глаза.
     "Вы многому научили меня, госпожа, - ответил Агис,  двигая  руками  в
неуклюжей попытке повторить подобную ветру речь Дурвадалы.  -  Слова  ваши
навсегда останутся в моем сердце".
     "Странное место для хранения слов", - заметила друид, - "Лучше  храни
их в своей голове. Может, там от них будет какой-нибудь прок."
     Агис с трудом удержался от  смеха  -  чужеродный  звук  расстроил  бы
Дурвадалу.
     "Я сохраню их и в сердце, и в голове", - пообещал он.
     Несколько мгновений друид пристально  рассматривала  Агиса,  а  затем
нежно коснулась усиком его лица.
     "Иди с ветром, - сказала он, отступая в чащу леса. Ее панцирь тут  же
поменял цвет, став черным  с  золотыми  пятнами  -  под  стать  окружающей
кнут-траве, вьющейся вокруг блестящих стволов  деревьев.  -  Лес  тебя  не
забудет".
     Дурвадала исчезла, и Агис прекратил медитацию. В  центре  его  бытия,
там, где сливались воедино дух,  разум  и  тело,  было  тихо  и  пустынно.
Понемногу к Агису возвращалось ощущение реальности,  ощущение  окружающего
мира. Хотелось пить. Распухший  язык  едва  ворочался  в  пересохшем  рту.
Голова кружилась. Он чувствовал себя слабым,  как  новорожденный  птенчик.
Ничего удивительного - обычное дело при солнечном ударе.
     - Каро, - позвал Агис. - Принеси воды.
     Он оглянулся, ожидая увидеть морщинистое лицо своего  старого  слуги.
Но вместо гнома перед Агисом  возник  некто  в  черной  рясе  королевского
темплара. Острые черты лица, длинные светлые волосы, собранные  пучком  на
затылке. Глубокие морщины, прорезали привычно нахмуренный лоб,  а  толстые
выпяченные губы кривились усмешкой, словно их хозяин был вечно на  кого-то
обижен.
     - Ну, как дела на Пути, друг мой? - спросил темплар, протягивая Агису
чашку воды.
     - Он растеряно заморгал и потряс головой, уверенный, что заблудился в
разбуженных медитацией видениях. Но это не было  галлюцинацией.  Верховный
темплар оставался вполне осязаемым. Агис поднялся с земли.
     - Как ты меня здесь нашел? - спросил он.
     Агис огляделся, ожидая увидеть  пристыженных  своей  нерасторопностью
стражников или хотя бы запыхавшегося Каро.
     - Не вини своих рабов, - Тихиан улыбнулся,  видя  недоумение  хозяина
поместья. - Я нашел тебя без их помощи. Все-таки я Верховный Темплар...
     Агис нахмурился. Никто, даже Тихиан, не  должен  был  бы  попасть  на
территорию поместья без предупреждения. Он еще поговорит об этом с Каро...
     - И долго я заставил тебя ждать?
     - Слишком долго, - Тихиан посмотрел на клонящееся к горизонту солнце.
- Ты, видимо, настоящий мастер Пути, если умеешь так сосредотачиваться.
     - Нельзя покорить ум, - ответил Агис, принимая из рук темплара чашку,
- не покорив сперва своего тела.
     - Ну, об этом я слышал столько раз, что и  не  сосчитать,  -  закатил
глаза к небу Тихиан. - Для меня искусство пси слишком трудно... Я тут взял
на себя смелость одолжить у твоих слуг кое-что повкуснее воды,  -  добавил
он, вытаскивая из-под  рясы  небольшую  керамическую  фляжку  с  вином.  -
Надеюсь, ты не возражаешь...
     - Да ладно... - махнул рукой Агис.
     Пристально разглядывая лицо гостя, он  пытался  понять,  что  привело
того в Астикл. Они с Тихианом знали друг  друга  с  детства,  но  Агис  не
привык принимать у себя Верховного Темплара без предупреждения, тем  более
во время медитации.
     - Тебе не кажется, что для прогулок по  окрестностям  сейчас  слишком
жарко? - спросил он.
     Сделав вид, будто не слышит вопроса, Тихиан глотнул вина из фляжки.
     -  Сегодня  утром,  -   сказал   темплар,   причмокивая   губами   от
удовольствия, - я стал свидетелем весьма  впечатляющей  демонстрации  пси.
Король  обнаружил,  что  Союз  Масок  спрятал  в  его  пирамиде  несколько
амулетов.
     - Союз Масок? - переспросил Агис. - И что за амулеты? Колдовские?
     - Да, - кивнул Тихиан, - колдовские. Судя по всему, они  должны  были
замедлить строительство. Вообще-то я не видел их вблизи.
     - Или видел, но не можешь мне об этом сказать, - кивнул Агис.
     - Король Калак очень рассердился на Доржан, - продолжал Тихиан как ни
в чем не бывало. - Из-за этих амулетов. Он сжег ее... - темплар засмеялся.
- Изнутри.
     - Путь следует использовать по-другому! - покачал головой Агис.
     - Вот и скажи об этом Калаку! - рассмеялся Тихиан.
     - Я всего лишь сенатор, - качая головой, ответил  Агис.  -  Это  твоя
обязанность как Верховного Темплара.
     - Ты прав, - Тихиан скривился, явно не оценив  шутку  своего  старого
приятеля. - Я теперь Верховный Темплар не только  Королевских  Игр,  но  и
Королевского строительства.
     Смущенный недовольством Тихиана, Агис  нахмурился.  Темплары  служили
королю и как жрецы, и как воины, и как администраторы.  Они  занимали  все
без исключения государственные должности и Тире: собирали  налоги,  ведали
строительством, и командовали городской стражей. Они же заботились о  том,
чтобы население поклонялось  Калаку,  как  божественному  правителю,  лишь
милостью которого и существует Тир. В  награду  за  верную  службу  король
передавал темпларам  часть  своих  колдовских  способностей  и  платил  им
огромное жалование, не препятствуя при этом пополнять свой карман за  счет
взяток и даже открытого грабежа.
     - Очень важные посты, - кивнул Агис. - Мне кажется,  ты  должен  быть
рад.
     - Я бы радовался... - в  глазах  темплара  сенатор  увидел  затаенный
страж. - Я бы радовался, если бы не требовалось закончить пирамиду за  три
недели и отыскать спрятанные в ней амулеты.
     - Имея в своем распоряжении королевскую силу, - небрежно сказал Агис,
- это вряд ли окажется трудной задачей.
     - Ты действительно полагаешь,  что  все  так  просто?  -  со  злостью
воскликнул Тихиан. - Произнес заклинание - и вот он, амулет?!
     Агис даже и бровью  не  повел.  Он  слишком  хорошо  знал  Тихиана  и
давным-давно понял, что взрывы эмоций темплара представляют опасность лишь
для тех, кто его боится.
     - А разве не так? Я полагал, что колдовством именно так и пользуются.
     - Все куда хуже, чем ты думаешь, - покачал головой Тихиан.  -  Я  уже
пытался, но амулеты защищены пси экранами и  контрзаклинаниями.  Мои  люди
пытаются сейчас пробиться сквозь защиту, однако они на добьются успеха,  а
это не исключено, единственным  способом  найти  амулеты  будет  разобрать
пирамиду по кирпичику.
     - Но ты же кажется говорил, что эти амулеты не так уж важны?..
     Тихиан хотел ответить, но передумал.
     Агис тоже молчал, размышляя о причине неожиданного визита  Верховного
Темплара. Будь это кто-нибудь другой, сенатор  мог  бы  предположить,  что
гость забежал к нему на минутку поделиться последними новостями. Но Тихиан
никогда и ни с кем не делился ни своими радостями, ни печалями. И если  он
решил что-то рассказать  Агису,  значит,  у  него  имелась  весьма  веская
причина.
     - Если ты хочешь, чтобы я как-то помог тебе, - наконец сказал Агис, -
то тебе придется рассказать мне о них поподробнее.
     - Ты? - поднял брови Тихиан. - Что ты можешь сделать?
     - А разве ты не за этим пришел? - спросил Агис. - Я полагал, ты хотел
обсудить позицию Сената и попросить нас поддержать  борьбу  короля  против
Союза Масок.
     -  С  чего  ты  решил,  что  короля  волнует  поддержка   Сената?   -
расхохотался темплар.
     Слова Тихиана задели сенатора  за  живое.  Сенат  Владык  представлял
собой ассамблею, которая теоретически  имела  право  отменить  любой  указ
короля. На практике  его  власть  существовала  лишь  на  бумаге.  Смерть,
безвременная и таинственная, была уделом тех  сенаторов,  которые  хоть  в
чем-то противились королевской воле.
     - Возможно, королю следовало бы позаботиться о поддержке Сената, - со
своим старым приятелем Агис говорил  откровеннее,  чем  с  другими.  -  Он
разоряет Тир налогами. Он тратит все  средства  на  пирамиду,  и  даже  не
говорит, для чего она нужна.
     - Давай вернемся в дом, - предложил Тихиан. - Я,  честно  говоря,  не
привык долго жариться на солнце. - Не дожидаясь ответа, темплар повернулся
и направился в сторону усадьбы.
     Агис последовал за ним.
     -  Караван-баши  утверждает,  -  не  унимался  он,  -  что   к   Тиру
приближается Дракон. Надо  готовить  армию,  а  король  не  желает  ничего
слушать!
     - Слушай, Агис, ты что, поверил в этот  бред  о  каком-то  мифическом
Драконе?
     Дракон, ужас пустынь,  сметающий  с  лица  земли  огромные  караваны,
наводил страх на  всех  без  исключения  путешественников.  До  последнего
времени Агис считал  истории  о  нем  глупыми  выдумками.  Он  не  доверял
россказням о том, как чудовище пожирало целые армии и опустошало  цветущие
города. Но в последние месяцы, когда серьезные  торговцы,  которым  вполне
можно было доверять, стали рассказывать о  том,  что  они  своими  глазами
видели Дракона, Агис изменил свое мнение. По слухам,  чудовище  все  ближе
подбиралось к Тиру.
     - Мне кажется, - ответил Агис, - королю стоило бы серьезно  отнестись
к возможной угрозе и перестать тратить средства и силы на никому  ненужное
строительство. Лучше бы он позаботился о защите наших  поместий  и  самого
города.
     - Если бы Калак верил в Дракона, он, несомненно, так бы и поступил, -
ухмыльнулся Тихиан.
     Они поднялись на вершину небольшого холма,  отделявшего  оросительный
пруд от полей поместья Астикл,  и  остановились.  Перед  ними  раскинулись
зеленые плантации высокого фаро -  кактусового  дерева,  выращиваемого  на
продажу многими аристократами Тира. В высоту фаро достигали  человеческого
роста - несколько чешуйчатых стеблей тянулись у небу,  заканчиваясь  тугим
клубком усыпанных длинными иглами сучьев.  Поля  пронизывала  густая  сеть
оросительных каналов, а в самом центре высилась древняя усадьба  Астиклов,
ее мраморный купол напоминал о виднеющихся на горизонте горах,  окружающих
долину Тира.
     - В чем твой секрет, друг мой? - спросил  Тихиан,  окидывая  взглядом
цветущие поля поместья. - Другие едва могут набрать по  паре  сотен  тюков
игл в год, а у тебя тут настоящий сад!
     - Друид кое-чему меня научила, - улыбнувшись похвале, сказал Агис.  -
Но я не делаю из этого тайны.
     - И что же ты узнал?
     - Кто ухаживает за землей, ест хорошо. А тот, кто обращается с землей
плохо, рискует остаться голодным. - Агис показал на безжизненную  пустыню,
начинавшуюся за пределами поместья. - Если бы все как следует это уяснили,
долина Тира напоминала бы мою ферму.
     -  Может,  тебе  стоит  рассказать  о  своем   открытии   Калаку?   -
издевательски спросил Тихиан, явно не  веря  ни  единому  слову  Агиса.  -
Уверен, его бы заинтересовало подобное откровение.
     -  Сомневаясь,  -  покачал  головой  сенатор.  -  Единственное,   что
действительно интересует Калака, так это как выжать из Тира все  соки  для
своего колдовства. Что станется с  нашей  землей,  его  не  волнует  ни  в
малейшей степени.
     - Ты поосторожнее с такими речами, - предостерег его  Тихиан.  -  Это
граничит с государственной изменой.
     Темплар двинулся вниз, по тропинке, ведущей к дому.  Спускаясь  вслед
за ним, Агис с удивлением заметил, что на поле не работало ни одного раба.
Что правда - то правда, он никогда не возражал  против  того,  чтобы  рабы
трудились в более прохладные вечерние и утренние часы. Но даже в солнцепек
кому-то следовало находиться в поле - следить за  состоянием  оросительных
каналов, прочищать из, если возникнет необходимость. Но сейчас  -  никого.
Вот и еще одна тела для разговора с Каро. Но это потом...
     - Примерно неделю тому назад, - начал Агис, - посол  Урика  пригрозил
нам войной, если мы не возобновим поставки железа. - Сенатор знал, что  от
этого вопроса темплар отмахнуться не сможет. -  А  сделать  это  мы  не  в
состоянии, - продолжал он, - из-за того, что Калак забрал рабов  из  шахты
на строительство своей пирамиды. Он  что,  собирается  вечно  игнорировать
наши проблемы?
     Тихиан остановился.
     - Откуда ты узнал о после? - ошеломлено спросил он.
     - Если у Верховного Темплара есть свои шпионы в Сенате, - невозмутимо
ответил Агис, - то вполне резонно,  что  и  у  Сената  есть  свои  люди  в
Верховном Бюро.
     По правде говоря, Сенат уже много лет безуспешно пытался  завербовать
кого-нибудь из королевских темпларов - как это ни прискорбно, но  реальная
власть находилась именно в их руках. Агис просто пытался подтвердить  один
из дошедших до него слухов. Если попутно ему удастся посеять раздор  среди
темпларов, что ж, тем лучше.
     - И как король отреагировал на угрозы Урика? - спросил сенатор.
     Тихиан вздохнул и, к удивлению Агиса, потупил взор.
     - Он отправил голову посла обратно с попутным торговым караваном.
     - Что?!! - вскричал Агис.
     Тихиан только кивнул.
     - Ему что, не терпится начать войну?!
     - Кто знает, - пожал плечами темплар. - Я знаю только, что Калак  был
очень доволен собой.
     Зная скрытность Тихиана  Агис  не  ожидал  такого  ответа.  Верховный
Темплар никогда не рассказал бы ничего подобного.
     - Почему ты мне об этом говоришь? - с подозрением спросил Агис. - Что
тебе нужно?
     Тихиан  ответил  не  сразу.  Он  снова  приложился  к  своей  фляжке,
задумался...
     - Наверно, я заслужил  твое  подозрение,  -  наконец,  сказал  он.  -
Понимаешь, Агис, ты единственный, кого я могу считать своим другом. Да  ты
и сам об этом знаешь.
     - Это очень любезно с твоей стороны, Тихиан, - ответил Агис, -  но  я
действительно не привык,  что  бы  ты  делился  со  мной  государственными
тайнами. Ты уж извини меня за недоверие.
     - Хочешь-верь, хочешь-нет, - улыбнулся темплар, - это дела не меняет.
Между нами всегда существовала связь. И, что еще более  важно,  ты  всегда
относился ко мне с пониманием...
     - Я всегда стараюсь думать о людях хорошо, пока они не заставят  меня
изменить свое мнение,  -  осторожно  ответил  Агис.  -  Однако  ты  должен
признать, что за все годы мы в первые говорим о дружбе.
     Тихиан и Агис выросли друзьями -  их  поместья  располагались  совсем
рядом. Они вместе посещали школу Незримого Пути, хотя Тихиан, в отличие от
Агиса, не блистал прилежанием. В конце концов  лень  и  упрямство  Тихиана
превратили учителя и учеников школы в  его  врагов.  Но  Агис  по-прежнему
оставался другом.
     Спустя несколько лет отец  Тихиана  назначил  наследником  фамильного
поместья Мериклов своего младшего сына. Тихиан остался ни с  чем.  Он  был
так взбешен, что, предав всех и вся, пошел  в  королевские  темплары.  Для
аристократа шаг беспрецедентный. Агис оставался другом Тихиана даже тогда,
когда при загадочных обстоятельствах погиб младший брат - наследник титула
и  поместья  Мериклов.  Все  подозревали   Тихиана   (как   считал   Агис,
несправедливо), но доказать ничего не смогли.
     Хотя из дружба и не прервалась, пути их с  годами  разошлись.  Тихиан
все  выше  поднимался  по  иерархической  лестнице   темпларов,   а   Агис
унаследовал  отцовское  поместье.  Теперь  их  интересы  чаще  оказывались
диаметрально противоположными. В конце концов оказалось проще  позабыть  о
былой дружбе, чем делать вид, будто ничего не случилось.
     Темплар еще раз глотнул вина из фляжки. Он продолжал молчать, и Агис,
подождав немного, повторил свой вопрос.
     - Так что тебе от меня надо?
     Лицо Тихиана потемнело от гнева. Вне себя от  злости,  он  с  размаху
швырнул флягу на землю.
     - Я говорю от имени короля! - рявкнул он, яростно глядя на Агиса. - У
меня есть право забрать у тебя все, что мне угодно!
     - Но почему тебе вдруг стала так важна наша дружба?  -  тихо  спросил
сенатор, глядя на осколки разбившегося о камни сосуда.
     - Со всеми  этими  делами,  -  вздохнул  Тихиан,  проводя  блистающей
драгоценными камнями рукой по лицу, - мне просто хотелось, чтобы ты знал о
моих чувствах, - и, словно смущенный проявлением эмоций, темплар торопливо
зашагал к дому.
     Агис брел за ним, размышляя...
     Мгновение спустя  Тихиан  остановился.  Без  отрыва  глядя  на  фаро,
растущее рядом с  тропинкой,  он  вытащил  из-под  рясы  кинжал.  Заглянув
темплару через плечо, Агис увидел большого, двух футов  длиной,  слизняка,
медленно ползущего вверх по стволу. Его зеленые чешуйки  служили  отличным
камуфляжем, а длинная, как у  змеи,  шея  оканчивалась  узкой  головкой  с
острым клювом.
     - Не надо его убивать, - поймал темплара за руку Агис.
     - Но это же фруктовый варл! - воскликнул Тихиан.
     - Я могу себе позволить потерять несколько плодов.
     Деревья фаро цвели раз в десять лет, и потому  их  сладкие  ароматные
плоды стоили почти столько же, сколько само дерево.
     - С таким отношением, - покачал головой Тихиан, -  не  знаю,  как  ты
умудряешься выплачивать налоги.
     - Я  умудряюсь,  -  усмехнулся  Агис,  -  именно  благодаря  "такому"
отношению. В мире все взаимосвязано, - пояснил  он.  -  Это  великая  цепь
жизни. Уничтожив одно звено, ты разрываешь всю цепь.
     Тихиан пренебрежительно фыркнул.
     - Ты вот похвалил недавно мои сады, - продолжал Агис. - Хочешь  знать
одну из причин их хорошего роста?
     Темплар изобразил внимание.
     - Когда варл съедает плод, - Агис показал на отвратительно  слизняка,
- он съедает его целиком, вместе с семенами.  Эти  семена  проходят  через
желудок, и желудочный сок растворяет покрывающую их защитную  пленку.  Без
нее семена прорастают вдвое чаще.
     - И как же ты это узнал? - удивился Тихиан.
     - Я целую неделю только и  делал,  что  следил  за  варлами,  -  чуть
смущенно признался Агис.
     - Весьма изобретательно, - кивнул темплар, - можешь не сомневаться, я
никому не выдам твой секрет.
     - Да рассказывай кому хочешь, - усмехнулся Агис. - Это не скажется на
цене игл фаро. Слишком многие предпочтут продать свои фрукты сегодня,  чем
собирать больше игл завтра.
     - Это точно, - согласился Тихиан.
     Улыбнувшись, он спрятал кинжал в ножны и двинулся  дальше  в  сторону
усадьбы. Агис пошел за ним.
     - Ты достиг высокого положения, - начал сенатор,  -  благодаря  тому,
что ты не только решителен и безжалостен, но и потому что умен. Поэтому  я
не сомневаюсь, что ты уже знаешь, как  достроить  пирамиду  в  назначенный
королем срок.
     - Знаю, - кивнул Тихиан.
     - И все-таки ты пришел ко мне как к другу, и потому, возможно,  будет
уместно дать тебе один дружеский совет.
     - И что это за совет? - Тихиан остановился и  испытующе  поглядел  на
Агиса.
     - Обращаться с рабами, как с членами своей семьи, - ответил  сенатор.
- Хорошо их корми и дай удобное место для  отдыха.  Тогда  они  не  только
станут сильнее, но и работать будут прилежнее.
     - Из благодарности? - усмехнулся Тихиан. Он покачал головой и зашагал
дальше. - Если ты действительно в это веришь, то я выбрал  себе  в  друзья
круглого идиота.
     - А ты когда-нибудь пробовал?
     - Агис, послушай меня, - сказал Тихиан через плечо. - Это  для  твоей
же пользы. Как бы хорошо с рабами не обращались, они все  равно  ненавидят
своих хозяев. Возможно, внешне они этого не выказывают. Быть может, они  и
сами этого не понимают. Но ка только им представится удобный  случай,  они
перебьют нас всех... какими бы покорными они ни  казались,  когда  кнут  в
наших руках.
     - Если они такие кровожадные, то лишь потому, что таковы их  хозяева,
- возразил Агис.
     - Да, - согласился Тихиан, касаясь пальцем своего лба.  -  Теперь  ты
начинаешь понимать.
     -   Мои   рабы...    -    гневно    начал    сенатор,    рассерженный
покровительственным тоном своего друга.
     - Так же мечтают избавиться от тебя, как ты  мечтаешь  избавиться  от
Калака. Разница только в том, что ты по  глупости  можешь  дать  из  такой
шанс.  В  следующие  несколько  недель  тебе  следует   соблюдать   особую
осторожность...
     - Что бы имеешь в виду?
     Агис все еще говорил  в  спину  темплару,  и  с  каждой  минутой  это
раздражало его все больше.
     - Ничего особенного, - уклончиво ответил темплар,  проводя  рукой  по
голове и трогая свой искусно заплетенный хвостик. -  Просто  дела  в  Тире
обстоят не лучше образом. Измена - на каждом шагу. Например сегодня  утром
я узнал, что одна из моих собственных рабынь состоит в Союзе Масок.
     - Не может быть! - насмешливо воскликнул Агис.
     Мысль о том, что Союз прятался под самым носом  Верховного  Темплара,
казалась сенатору невероятно забавной.
     - Что смешного-то? - холодно спросил Тихиан.
     - Извини, - пробормотал Агис, внезапно понимая слова Тихиана о  рабах
и измене. - И что ты предпринял.
     - Пока ничего. У меня не было времени  съездить  домой.  Разберусь  с
ней, как только вернусь.
     Они вышли из зарослей фаро к настоящему садику, раскинувшемуся позади
роскошного строения. Этот уютный сад Агис создал сам. В нем  он  стремился
воспроизвести в миниатюре дорогой ему  оазис  Дурвадалы.  В  центре  лежал
небольшой иссиня-голубой пруд. Вокруг него,  за  узким  песчаным  берегом,
начинались заросли травы. А над  ней  возвышались  гордые  стволы  десятка
чифоновых деревьев.
     Разбивая этот садик, Агис хотел создать укромное,  уединенное  место,
где он мог бы отдыхать в тишине и покое. Но сейчас о покое не могло быть и
речи: с другой стороны усадьбы  до  сенатора  доносился  приглушенный  гул
голосов.
     - Это еще что такое? - спросил Агис, догоняя темплара.
     - Возможно, - с невозмутимым  видом  видом  ответил  Тихиан,  -  твои
счастливые рабы собрались, чтобы порадоваться твоему возвращению.
     - Что здесь происходит? - издевательский тон  темплара  не  на  шутку
встревожил Агиса.
     Не дожидаясь ответа, он закрыл глаза и сконцентрировал разум  на  той
грани своего существа, где находились воедино три энергии Незримого Пути -
умственная, духовная и  физическая.  Подняв  руку,  Агис  представил  себе
огненную реку, бегущую от точки слияния энергий через грудь  прямо  в  его
ладонь. Так от открывал путь для энергии жизненной силы.
     В отличие от колдовства, черпавшей энергию для заклинаний из земли  и
растений, сила, которую призвал к себе Агис, не  имела  к  Ахасу  никакого
отношения. По правде сказать, ни он сам, ни его учителя, вообще  никто  на
всем белом свете не знал, откуда она бралась. Кто-то полагал,  что  адепты
Пути призывают ее из других измерений. Другие утверждали,  что  все  живые
существа несут в себе неосязаемую энергию живой материи, и  адепты  просто
черпают ее из своих собственных запасов.
     Что касается Агиса, он предпочитал думать, что сам создает эту  силу.
По самой  своей  природе  Путь  был  искусством,  загадочным  и  до  конца
непостижимым. Он опирался не на логику и знания, а на веру. Колдовство,  о
котором  Агис  (да  и  не  только  он)  думал  как  о  своего  рода  науке
основывалось на наборе заученных  заклинаний  и  строгих  законах  баланса
энергии. Путь же являл собой нечто непрерывно меняющееся,  не  имеющее  ни
четко очерченных границ, ни пределов. С его  помощью  можно  было  достичь
чего угодно, если, конечно, адепт, избравший Незримый Путь, мог призвать и
передать необходимую энергию. Передать и при этом не погибнуть. И  сколько
бы такой адепт ни пользовался Путем, ни земля, ни растения, ни животные от
этого не страдали.
     Почувствовав собравшуюся в ладони  силу,  Агис  сконцентрировался  на
своем мече. Величественное оружие, древнее,  как  сам  Тир,  с  гардой  из
резной меди и длинной историей великолепного  клинка,  выгравированной  на
стальном лезвии. Агис протянул руку к мечу и почувствовал, как его  ладонь
коснулась отполированной рукоятки. Он помнил ее на ощупь. Одним  движением
Агис выхватил меч из ножен.
     - Весьма внушительно, - сказал у него над ухом Тихиан.
     Агис открыл глаза. В его руке, как  он  того  и  ожидал,  сверкал  на
солнце старинный фамильный меч. С помощью Пути сенатор просто взял его  из
оружейной комнаты усадьбы.
     - Ты пришел ко мне не как друг,  -  сказал  Агис,  в  упор  глядя  на
темплара.
     - Ты не прав, - покачал  головой  Тихиан.  -  Я  уверен,  ты  поймешь
меня... если подойдешь к главному входу в дом.
     Они прошли вдоль дома, мимо  мраморной  колоннады,  где  Агис  обычно
принимал особо почетных гостей. Потом поднялся по ступенькам  на  открытую
веранду, опоясывающую усадьбу. Они вышли из-за угла, и у Агиса  похолодело
в груди.
     Во дворе, перед домом, собралось более пятисот рабов - почти все, кто
работал в поместье Мерикл. Их окружали стражники из  той,  не  без  помощи
колдовства выведенной расы гибридов  людей  великанов,  которых  в  народе
называли "великанышами". Они были ростом около двенадцати футов, с низкими
покатыми лбами и большими выступающими челюстями. Все как  один  с  понуро
опушенными плечами, огромными вислыми животами и кривыми ногами. Одеты они
были в пурпурные туники королевских легионеров.
     Личная стража Агиса, сотня людей и гномов в кожаных доспехах,  сидела
чуть в  стороне,  держа  руки  за  головами.  Их  охраняла  добрая  дюжина
темпларов. Жрецы-воины стояли неподвижно,  подняв  руки  -  не  оставалось
сомнений  в  том,  что  они  готовы  расправиться  с   любым   проявлением
непокорности, применив заклинания, дарованные им королем.
     Перед рабами стоял Каро,  старший  слуга  Агиса.  Опустив  голову  на
грудь, он угрюмо глядел в землю. Лысую голову престарелого  гнома,  как  и
его лицо, покрывали бесчисленные морщины, черные  глаза  узкими  щелочками
выглядывали из-под обвислых век.
     - Простите меня, хозяин,  -  начал  оправдываться  гном,  когда  Агис
появился на веранде. - Я должен был вас предупредить, но задремал.
     - Ты не виноват, Каро, - сказал Агис.
     - Нет, виноват, - возразил гном. - Если бы я не спал, не произошло бы
этого.
     - Будь ты проклят, Каро! - потеряв терпение рявкнул сенатор. - Если я
говорю, что ты не виноват, значит так оно и есть! Ясно?
     Гном неохотно кивнул.
     - Ну, и что здесь произошло? - Агис адресовал этот вопрос Тихиану.
     - Королю не хватает  рабов  для  строительства  пирамиды,  -  холодно
ответил темплар. - Тех, кто останется в живых, тебе вернут, когда  стройка
завершится.
     -  Почему  бы  мне  не  убить  тебя   прямо   сейчас?   -   задумчиво
поинтересовался Агис и поднял меч. - Все-таки хлопот станет поменьше...
     - Я правильно понимаю, - не отступая ни на шаг, сказал Тихиан, -  что
ты  угрожаешь  законному  представителю  Золотой   Башни?   Это   открытое
неповиновение, сенатор. Это бунт.
     - Ты не имеешь  права  конфисковать  моих  рабов,  -  возразил  Агис,
неохотно опуская клинок.
     - Король издал соответствующий приказ только сегодня утром, - ответил
Тихиан.
     - Сенат наложит на него вето!
     - Не наложит, - ухмыльнулся темплар,  -  если,  конечно,  вы  еще  не
совсем рехнулись. Только попробуйте, и Калак позаботится, чтобы оставшихся
в живых сенаторов не хватило для кворума. - Верховный Темплар  двинулся  к
выходу из имения, но через несколько шагов остановился. - Знаешь, - бросил
он через плечо, - для работы на полях  я  тебе  оставил  женщин  и  детей.
Другим и этого не дано.



                               4. ГОРОД ТИР

     Подходя к ржавым, обитым драгоценным  железом  воротам  Тира,  Садира
настороженно посмотрела  на  темплара  за  спиной  стражи,  состоявшей  из
великанышей. Обычная черная ряса, как и у всех королевских  слуг,  но  под
ней, у самого горла, девушка заметила блеск  висевшего  на  шее  железного
медальона. Это украшение выдавало в неприметном на первый взгляд  темпларе
важную птицу - рядовые жрецы не могли себе позволить столь дорогую вещь.
     Не замедляя шага, колдунья пристально рассматривала ворота и то,  что
лежало за ними. Она пыталась  понять,  почему  тут  стоит  этот  проклятый
темплар. Насколько она знала, дежурство у городских  ворот  не  входило  в
обязанности одетых в черные рясы  королевских  слуг.  Тем  более  высокого
ранга.
     На обочине дороги тридцать носильщиков разгружали  аргос  -  один  из
мощных, похожих на крепость фургонов, в которых торговцы перевозили  грузы
по бесконечным пустыням Ахаса. Такой фургон не  смог  бы  развернуться  на
улицах Тира, и потому его разгружали у городских  ворот.  Пара  мекилотов,
тащивших тяжелый аргос, все еще  стояла  в  своей  упряжи.  Огромные,  как
холмы, тела ящеров, не менее длинных, чем  сам  фургон-крепость,  покрывал
панцирь - одновременно и защита от  врагов,  и  источник  блаженной  тени.
Садира обошла чудищ подальше - мекилоты  славились  умением  разнообразить
свою диету за счет неосторожных прохожих.
     Другая  обочина  пустовала.  А  за  ней  десятки  изможденных   рабов
разбрасывали экскременты их городской канализации по одному из королевских
полей.  Они  голыми  руками   набирали   отвратительно   пахнувшую   жижу,
раскладывая ее вокруг  голубых  бурграсов  или  золотистых  смокбрушей,  а
одетые  в  черные  рясы  надсмотрщики  немилосердно  лупили  многохвостыми
плетками по их обнаженным спинам.
     Не обнаружив возле ворот ничего, что  могло  бы  объяснить  появление
высокопоставленного темплара, Садира поправила на  спине  тюк  с  толстыми
сучьями пониже опустила голову и пошла дальше. Другого  выхода  у  нее  не
оставалось. Поверни она  назад  -  это  привлечет  внимание.  Кроме  того,
девушка слишком устала, чтобы провести ночь в пустыне, да еще без воды.  В
общем, делать нечего - оставалось надеяться, что темплар здесь не  для  ее
розысков.
     Выбравшись из Карцера, ставшая невидимой Садира  без  труда  покинула
лагерь рабов, не забыв прихватить с собой книгу заклинаний.  Она  как  раз
успела добраться до большой груды  камней  за  границей  поместья  владыки
Тихиана, когда заклинание перестало действовать. Здесь она набрала сучьев,
лежавших теперь у нее за спиной, спрятала книгу в потертую суму и накинула
поверх короткого платья изрядно потрепанную робу. Затем по хорошо знакомой
дороге девушка отправилась в Тир. Она шла медленной, размеренной  походкой
верной рабыни, посланной за  город  на  поиски  материала  для  деревянных
рукояток к инструментам, изготовляемых ее хозяином.
     Все шло тихо и без приключений, как и  прежде,  когда  Садира  тайком
ходила в Тир на свидание со связным Союза Масок.  Ну,  разве  что,  дорога
сейчас была более пустынна, чем обычно. Возможно, потому, что на  сей  раз
они шла не утром и не вечером, а днем - время,  когда  все  здравомыслящие
люди сидят в тени. Когда девушка подошла к восточным воротам Тира,  солнце
уже садилось, и угрюмые городские стены отбрасывали густые тени в  алых  и
бордовых лучах прячущегося светила.
     Посреди города ослепительно сверкала  взметнувшаяся  в  небо  Золотая
Башня. Казалось, она залита свежей, еще дымящейся кровью. Рядом  с  башней
угрюмо чернела пирамида. В лучах солнца,  освещавших  ее  выступы,  Садира
видела бесчисленные крохотные силуэты копошащихся  рабов  -  строительство
шло днем и ночью.
     Девушка мысленно возблагодарила судьбу за  то,  что  не  оказалась  в
числе этих несчастных. Еще больше согнувшись под тяжестью тюка с сучьями и
не поднимая глаз от пыльной дороги, колдунья  вступила  в  тень  городских
ворот. Садира надеялась, что если она не обратит внимания ни  на  стражей,
ни на темплара, то и те оставят ее в покое. Но буквально через  мгновение,
ее надежды развеялись как дым.
     На дорогу перед ней вышел  один  из  великанышей.  Согнувшись  в  три
погибели Садира видела только его обутые в сандалии огромные ноги. Девушка
принялась лихорадочно вспоминать  заклинания,  пытаясь  сообразить,  какое
окажется ей полезным.
     Великаныш   стоял   неподвижно,   загораживая   дорогу,   и    Садире
волей-неволей  пришлось  поднять  на  него  глаза.  Хоть  и   не   слишком
мускулистые, его ноги по  толщине  напоминали  стволы  деревьев.  Округлый
живот стражника туго  обтягивала  туника  с  изображением  золотой  звезды
Калака. В руках, как  раз  на  уровне  глаз  девушки,  он  держал  тяжелую
костяную палицу.
     Садира опустила тюк с сучьями на землю и  запрокинула  голову,  чтобы
увидеть лицо великаныша. Широкие, футов шесть, не меньше,  плечи,  крепкая
короткая шея, а на ней - большущая голова в  выступающими  челюстями.  Вот
только глаза, круглые и печальные, как-то  не  подходили  внешнему  облику
стража.
     - Да, о подобный горе? - обворожительно улыбнувшись, спросила Садира.
     Но великаныш не ответил. Вместо этого он покосился на стоявшего  чуть
в стороне темплара. И хотя взгляд девушки  был  по-прежнему  устремлен  на
гиганта,  ее  мысли  обратились  к  одетому  в  черную  рясу  королевскому
чиновнику - дородному мужчине со  светлыми  волосами,  надутыми  щеками  и
узкими, поджатыми губами. Его покрасневшие глаза  небрежно  и  высокомерно
разглядывали девушку. Колдунья решила, что темплар скучает и легко  клюнет
на ее очевидные для мужского взгляда прелести.
     - Спроси девочку, кому она принадлежит, - приказал темплар.
     Садира давно вышла из детского  возраста,  но  в  Тире  было  принято
обращаться к рабам, как к малым и неразумным ребятишкам.
     Не дожидаясь, пока великаныш повторит вопрос,  Садира  повернулась  к
темплару.
     - Я принадлежу  Марут,  мастеру  всяких  орудий,  -  ответила  они  и
лучезарно улыбнулась.
     Колдунья как бы  невзначай  окинула  темплара  оценивающим  взглядом.
Когда тот, заметив ее интерес, удивленно поднял брови,  девушка  поспешно,
будто застыдившись, отвела взор. Ее нежные щеки зарделись румянцем.
     - Я  несу  материал  для  ручек  топоров,  которые  делает  Марут,  -
пролепетала она.
     Садира и понятия не имела, кто такой Марут,  и  даже  существовал  ли
такой мастер на самом деле. Она знала только,  что  ее  связной  С  Союзом
Масок велел ей ссылаться на это имя, если ее остановит стража.  Раньше  ее
не раз останавливали, и заученный ответ  всегда  удовлетворял  королевских
воинов.
     -  Марут  с  радостью  одолжит  свою  рабыню  королю,  -  холодно   и
безжизненно сказал темплар,  но  глаза  его  жадно  разглядывали  красивое
личико и точеную фигурку молодой  женщины.  -  Возможно,  я  сам  доставлю
королю его новое приобретение.
     Великаныши  захихикали.  Один  из  них  протянул  к  Садире  огромную
ручищу...
     - Умоляю вас, блистательный господин, - взмолилась девушка, падая  на
колени перед темпларом. - Я и так опаздываю! Хозяин меня побьет!
     Будто невзначай, она распахнула потрепанную робу, открыв  похотливому
взгляду чиновника тунику с глубоким вырезом. При этом девушка постаралась,
чтобы спрятанный у нее за поясом кинжал  остался  незамеченным.  В  то  же
время она коснулась  ладонью  земли,  призывая  себе  колдовскую  энергию.
Здесь, рядом с королевскими полями, жизненной силы было сколько угодно...
     Тихо,  так,  чтобы  ее  никто  не   услышал,   девушка   пробормотала
заклинание, дающее силу ее колдовству,  одновременно  склоняясь  в  низком
поклоне, чтобы скрыть пассы  рук.  Пользоваться  чарами  под  самым  носом
темплара  было  весьма  рискованно  -  существовала  опасность,   что   он
почувствует заклинание, и тогда все пропало.
     Огромная лапа схватила девушку за плечо.
     - Вставай, детка, а не то ты и до вечера не доживешь.
     Поднимаясь на ноги, Садира посмотрела прямо в глаза темплару.  Сложив
губы,  словно  посылая   тому   воздушный   поцелуй,   девушка   выпустила
подготовленное ею заклинание.
     Темплар нахмурился. Он провел пухлой рукой по лицу,  потряс  головой,
словно отгоняя надоедливую муху. Когда он вновь поглядел на Садиру, в  его
взгляде появилась теплота, которой раньше не было.  Заклинание  сработало.
Теперь темплар постарается  помочь  рабыне.  Помочь,  пока  это  не  будет
грозить ему  особыми  неприятностями.  Колдунье  оставалось  только  найти
нужные слова, найти способ, как освободиться...
     -  Ну,  пожалуйста,  -  взмолилась  Садира,  вися  в   могучей   руке
великаныша. Девушка даже не  доставала  до  земли  ногами.  -  Пожалуйста,
позвольте мне хотя бы отнести эти сучья Маруту. Я уверена он позволит  мне
вернуться к вам.
     Темплар  в  сомнении  прикусил  губу,  но  потом  решительно  покачал
головой.
     - Я не знаю этого Марута. У меня нет никаких оснований полагать,  что
ты вернешься.
     - Марут - уважаемый мастер, - возразила Садира. - Он верный подданный
нашего короля, - ее лицо против воли исказилось гримасой боли.
     - Если на девушке останется хоть один  синяк,  -  угрожающе  процедил
темплар, обращаясь к держащему Садиру великанышу, - я натяну твою шкуру на
барабан!
     Стражник чуть не уронил Садиру на землю. Открыв от изумления рот,  он
уставился на темплара.
     - Я никак не могу тебя отпустить, - виновато сказал темплар Садире. -
Я должен конфисковать каждого раба, входящего в ворота Тира.
     Садира поняла, что страх перед начальством в  темпларе  куда  сильнее
желания обладать хорошенькой рабыней. Учитывая  заклинание,  это  казалось
почти невероятным, однако... Девушка решила испробовать другой подход.
     - Если я к закату не доставлю Маруту эти  сучья,  -  она  указала  на
брошенный на дорогу тюк, - мой хозяин не закончит работу над  мотыгами.  А
сдать их Департаменту Строительства он должен уже завтра утром.
     - Ты же говорила, он делает топоры? - проворчал один из великанышей.
     - Обычно он действительно делает топоры, - ответила Садира, не отводя
глаз от темплара, - но сейчас нужда в кирках так велика,  что  ни  на  что
другое просто не остается времени.
     - Я слышал что-то подобное, - к  великому  облегчению  Садиры  кивнул
темплар.
     - Если Департамент Строительства не получит обещанную  партию  мотыг,
работа  на  каменоломнях   может   остановиться.   А   тогда   встанет   и
строительство... Что если  вы  проводите  меня  до  мастерской  Марута,  -
предложила она, глядя в глаза темплару, - а когда я отдам  своему  хозяину
сучья для рукояток, отведете меня обратно. Уверена, ваш  начальник  оценит
такую инициативу. И я тоже...
     Она многозначительно улыбнулась чиновнику и тут же  снова  зарделась,
как бы от стыда.  Самое  главное  было  не  переиграть  -  темплар  должен
считать, что он и в самом деле ей нравится. Задача упрощалась тем, что ему
самому до смерти хотелось в это верить.
     - Да не слушай ты ее, Пеган, -  прогудел  на  ухо  темплару  один  из
великанышей. - Ты и так можешь сделать с девчонкой все, что захочешь.
     Садира отшатнулась, изобразив на лице неуверенность и страх.
     - О чем он говорит? - дрожащим голосом спросила она у темплара. - Что
вы хотите со мной сделать?
     Успех превзошел все ее ожидания. Взбешенный тем, что глупое замечание
стражника превратило интерес  девушки  к  его  особе  в  заурядный  страх,
темплар резко ткнул великаныша пальце в живот.
     - Молчать! - проревел он. - Или ты сам будешь завтра таскать  кирпичи
на стройке. - Он повернулся к полукровке.  -  Не  волнуйся.  Я  ничего  не
собираюсь с тобой делать.
     - Я не поняла, о чем он говорил, - Садира отступила еще на шаг. - Что
может маленькая рабыня сделать такому видному мужчине, как вы?
     Темплар с ненавистью поглядел на стражников.
     - Когда стемнеет, закройте ворота, - сквозь зубы  приказал  он.  -  И
ждите моего возвращения.
     - Но...
     - Делай, как я сказал, Так! - прикрикнул темплар на сбитого  с  толку
великаныша. - И не спорить мне тут!
     - Веди, девочка, - повелел он Садире. - Надеюсь, до мастерской твоего
хозяина не слишком далеко...
     Подобрав тюк с сучьями, Садира закинула его за спину. Она прошла мимо
ржавых ворот сквозь, проход в крепостной стене. Темплар следовал за ней по
пятам. На другом конце  прохода,  на  обочине  стояла  огромная  гранитная
глыба. Каждые два-три года, когда  в  каком-либо  из  близлежащих  городов
кончались запасы продовольствия, у стен Тира появлялась армия, стремящаяся
опустошить и без того полупустые королевские хранилища. Тогда какой-нибудь
высокопоставленный темплар с помощью колдовства поднимал гранитную глыбу в
воздух  и  затыкал  ею  проход  в  стене.  Когда  война  кончалась,  глыба
возвращалась на место.
     Когда Садира вошла в город, перед ней предстало  зрелище,  поразившее
ее даже  больше,  нежели  стоящий  у  ворот  темплар.  Раньше  Тир  всегда
приветствовал ее скрипом колес и шумом толпы. Сегодня город словно  вымер.
Широкий бульвар, тянувшийся вдоль городской стены, был почти пуст  -  лишь
двое ремесленников куда-то спешили по своим делам, да  несколько  роскошно
одетых торговцев, не поднимая глаз от мостовой, торопились домой из лавок.
Расположенные напротив ворот маленькие кабачки, обычно  бойко  торговавшие
едой и вином вплоть до рассвета, дружно чернели  мрачными,  неприветливыми
окнами. И куда только подевались так хорошо запомнившиеся Садире запахи  -
ароматных печеных ротгрубов, пряных  силвербрушей,  настоявшегося  нектара
канка. Вместо них в воздухе витало нечто иное... Зловоние и кислый привкус
разогретого на солнце камня.
     Садира повернула налево - по этой дороге она ходила едва  ли  десяток
раз за всю свою жизнь. Пеган  шел  рядом  с  ней.  Над  городом  сгущались
сумерки. Темплар положил руку девушке на плечо.
     - Разве мы идем не в Район  Торговцев?  -  спросил  он,  указывая  на
улочку, извивающуюся между глинобитными трехэтажными домами.
     Садира  остановилась.  Она  поглядела  на  узкую  улочку,   на   ярко
освещенный бульвар. Она понятия не имела, куда они вели.
     - Мастерская Марута расположена не там, - покачала головой девушка.
     Пройдя  еще  шагов  сто,  она  показала  на  проход  темневший  среди
покосившихся домов и полуобвалившихся оград.
     - Нам сюда.
     - Мы что идем к Рынку Эльфов? - спросил темплар.
     - Мой хозяин живет совсем рядом, - поспешила успокоить его Садира.
     В переулке  было  темно,  но  тепловое  зрение  полукровки  прекрасно
различало  обитателей  этого  нищего  района,  со  зловещим   любопытством
выглядывающих из облупившихся халуп.
     Они успели пройти совсем немного прежде чем девушка услышала  у  себя
за спиной приглушенные проклятия  Пегана.  Ничего  не  видящий  в  темноте
темплар споткнулся и едва устоял на ногах.  Он  схватился  за  висящий  за
спиной рабыни тюк.
     - Остановись!
     Садира замерла как вкопанная.  Одновременно  они  уронила  сучья,  и,
сунув руку за пояс,  выхватила  обсидиановый  кинжал,  позаимствованный  у
стражника в карцере. Потеряв единственную  опору,  темплар  растянулся  на
грязной мостовой. Что  могло  быть  проще  -  скрыться  в  глубине  черных
переулков, затеряться в лабиринте улочек, куда ни стражники,  ни  темплары
старались не заходить. Несомненно, такой  исход  устроил  бы  Союз  Масок.
Много раз связной  Садиры  объяснял  ей  необходимость  воздерживаться  от
излишнего насилия.
     - Да помоги же, наконец, глупая девчонка!
     - Не дождешься, приятель... - прошептала Садира, решив, что "излишнее
насилие" можно трактовать по-разному.
     Схватившись за цепочку медальона, она дернула так, что голова  Пегана
задралась, обнажив скрытую двумя подбородками шею.
     - Что ты делаешь? - прохрипел темплар, и в его голосе зазвучал страх.
     - Хочу посмотреть, - ровным голосом ответила девушка, - достаточно ли
остер мой нож, чтобы перерезать твою жирную глотку.
     С этими словами она по самую рукоятку вонзила кинжал в горло жреца.
     Кровь брызнула во все стороны. Пеган захрипел и схватился  руками  за
нож. Он лежал, обратив глаза к звездному небу, а жизнь  медленно  вытекала
из него на загаженную  мостовую.  Не  дожидаясь,  пока  он  умрет,  Садира
вытерла руки о черную рясу и бросилась наутек.
     Она мчалась что есть духу, пока не очутилась  на  маленькой  площади,
где сходились пять улочек. Яркий желтый свет заливал эту площадь - еще бы,
на ней располагались сразу шесть таверн, два  борделя  и  игорный  дом.  И
перед каждым входом горело по факелу. Полусонные мужчины, в основном  люди
и эльфы, лежали вдоль стен  в  разных  стадиях  опьянения,  а  между  ними
бродили полуголые женщины в поисках желающих поразвлечься.
     Остановившись  перед  выходом  на  площадь,  Садира  скинула  с  плеч
забрызганную кровью накидку. Внутренней частью рукава вытерла с лица  пыль
и пот, а  затем  засунула  накидку  в  сумку.  Она  безуспешно  попыталась
пригладить волосы. Увы, сейчас она выглядела ужасно.  Садира  и  сама  это
понимала. От долгого бега она тяжело дышала, ноги дрожали. Кое-как приведя
себя в порядок, девушка быстро прошла через площадь  и  маленькой  таверне
под вывеской с изображением пьяного великана.
     Внутри за мраморной стойкой стоял лысеющий с нечесаной рыжей  бородой
хозяин. Войдя в таверну, Садира пристально поглядела на него  и  небрежным
жестом вытерла левой рукой рот и подбородок. Тот  еле  заметным  движением
головы указал ей на скамью в задней части таверны. Затем как бы  невзначай
наклонился к одному  из  пристроившихся  у  стойки  посетителей  и  что-то
прошептал ему на ухо. Еще миг, и  посетитель,  как  будто  вспомнив  нечто
срочное, торопливо вышел из таверны.
     Пройдя  через  зал,  Садира  с  наслаждением  уселась  на   маленькую
гранитную скамью. Сумку девушка сунула себе под ноги.  К  ее  глубочайшему
удивлению, к ней приблизился рыжебородый трактирщик с  кружкой  ароматного
древесного сока в руках.
     - Вы же знаете, у меня нет денег, - улыбнулась девушка.
     - Знаю, - кивнул он, - но я вижу, что тебе не мешало бы выпить. Да  и
подкрепиться тоже.
     - Почему? - спросила Садира, чувствуя себя не в  своей  тарелке.  Она
потрогала свои щеки, внезапно испугавшись, что пропустила пятнышко  крови.
- Я плохо выгляжу?
     - Нет, нет, - ухмыльнулся хозяин.  -  Просто  у  тебя  вид  человека,
которому хочется пить. - Во всяком случае, вот им, -  он  указал  на  двух
посетителей возле стойки, уткнувших носы в  кружки,  так  показалось.  Они
заплатили за угощение.
     Садира обворожительно улыбнулась своим благодетелям и  одним  длинным
глотком осушила кружку. Блаженно прикрыв глаза, девушка покачала головой.
     - Я бы выпила еще, - она возвратила трактирщику пустую кружку.
     - Пожалуй, я сперва посмотрю, как у них с деньгами, - рассмеялся  тот
и, оглядевшись по сторонам, добавил: - У тебя неприятности?
     Садира не в первый раз встречалась  с  рыжебородым  трактирщиком,  но
насколько можно ему доверять, не знала. В его заведении она встречалась со
связным Союза Масок. И трактирщик, и сама Садира старались избегать долгих
разговоров: если один из них попадет в руки темпларов, то  чем  меньше  он
будет знать, тем лучше.
     - Темплар пытался схватить меня и отправить на  стройку.  -  Девушка,
решила выложить все, как есть.
     - Они конфискуют рабов с раннего утра, - кивнул трактирщик. - Здесь у
нас уже побывали стражники, арестовали всех, кто нетвердо стоит на  ногах.
Потому-то сегодня так тихо. - Он принес Садире еще кружку горького вина. -
Тот темплар, от которого ты убежала, он может здесь появиться?
     - Нет, - покачала  головой  Садира.  -  Разве  что  мертвые  научатся
ходить...
     Трактирщик с облегчением вздохнул.
     - На всякий случай, - сказал он, - я все-таки задерну занавеску.  Мой
трактир всегда служил людям  надежным  укрытием.  Под  этой  скамьей  есть
потайной ход. Если услышишь что-то подозрительное, полезай туда.
     - И куда он ведет? - поинтересовалась Садира.
     - В Подземный Тир, - ответил трактирщик, - и в Храм Древних.
     - Нет! - охнула Садира. -  Только  не  это!..  Что,  храм  прямо  под
трактиром? - с невольным любопытством спросила она, немного придя в себя.
     Садира почти ничего не знала  о  древних  храмах  -  только  то,  что
построили их еще до того, как Ахас превратился в пустыню. По слухам, в них
хранились огромные  запасы  драгоценного  железа,  а  охраняли  эти  клады
призраки тех, кто поклонялся забытым или давно умершим богам.
     - Ну, не прямо под таверной, - сказал  трактирщик.  -  Но  если  тебе
придется воспользоваться подземным ходом, не торопись искать храм. Судя по
тому, что я слышал, лучше отдаться на милость королевских  темпларов,  чем
попасть туда.
     С этими словами  он  шагнул  прочь  от  стола  и  задернул  за  собой
занавеску. Эта занавеска из нанизанных на нитки маленьких  змеиных  чешуек
сверкала  и  переливалась   всеми   цветами   радуги   -   песчано-желтым,
кактусово-зеленым, ржаво-оранжевым... Приглядевшись, Садира поняла, почету
- каждую чешуйку покрывал тонкий слой специального  лака,  сохраняющего  и
подчеркивающего естественные цвета змеиной кожи.
     Вторую чашу перебродившего  древесного  сока  Садира  выпила  не  так
быстро, как первую. Пить хотелось по-прежнему,  но  Садира  покосилась  на
задернутую занавесь и решила, что еще  одна  порция  ей,  по-видимому,  не
светит.  Перебродивший  древесный  сок  был  самым  дешевым  напитком   из
предлагавшихся в тавернах Тира,  на  полукровка  могла  бы  смаковать  его
часами. В поместье Тихиана ей доводилось пить лишь воду.
     Девушка как раз допила вино, когда из-за  занавеси  появился  старик.
Гордые  и  полные  жизни  черты  лица,   высокий   крутой   лоб,   длинный
крючкообразный нос, проницательные карие глаза под седыми бровями, крепкий
волевой подбородок. Его борода была длинной и такой же седой, как и брови.
Одет он был в белый, до  колен,  камзол,  поверх  которого  была  накинута
светло-желтая накидка, схваченная у горла медной заколкой.  В  одной  руке
старик держал кружку с вином, в другой  -  посох  из  темного  дерева.  На
вершине посоха красовался полированный, как зеркало,  обсидиановый  шар  -
странное и непривычное зрелище. Лишь огромным усилием воли Садира оторвала
взор от шара - она знала, что старик очень не любит, когда кто-то  излишне
долго разглядывает его посох.
     Тем временем старик отхлебнул вина из кружки и  пристально  посмотрел
на девушку.
     - Может, юная дама, скажет мне, что она здесь делает?  -  спросил  он
наконец, ткнув посохом в сторону Садиры. - Я за тобой не посылал.
     - Я тоже очень рада тебя видеть, Ктандео, -  ответила  девушка,  мило
улыбаясь старику и нежно обнимая его за плечи.
     - Поосторожнее! - буркнул старик. - Моя кружка...
     Но Садира ничуть не испугалась сердитого тона своего старого учителя.
Она-то знала, что под суровой внешностью скрывается  доброе  и  отзывчивое
сердце.
     Незадолго до того, как  Садире  исполнилось  двенадцать  лет,  Тихиан
нанял нового укротителя - готовить  зверей  для  арены.  Им  был  Ктандео,
поступивший на службу к Тихиану,  чтобы  найти  для  Союза  Масок  верного
человека в  доме  Верховного  Темплара.  Сперва  Садира  помогала  старику
ухаживать за животными. В течение года Ктандео исподволь  изучал  девушку,
как бы ненароком испытывая ее смелость и моральные качества. Садира на всю
жизнь запомнила случай, когда Ктандео "случайно" запер ее в одной клетке с
голодным такисом - проверяя, может ли  она  совладать  со  своим  страхом.
Несколько минут, пока старик безуспешно "пытался открыть" клетку,  девушка
простояла  совершенно  неподвижно,  позволяя  похожему  на  медведя  зверю
обнюхать ее с ног до головы своим длинным, истекающим слизью хоботом. Лишь
когда такис обнажил  клыки,  напоминающие  кинжалы,  и  застучал  по  полу
костяным хвостом-палицей, старый хитрец, наконец-то,  сумел  справиться  с
засовом. Оказавшись на свободе, Садира прочитала своему учителю  настоящую
лекцию о том, что следует, а что не следует делать,  когда  твой  помощник
находится в клетке с диким зверем. Тогда девушка в первый  и  в  последний
раз слышала, как Ктандео смеялся.
     Затем одним прекрасным утром после того, как они отправили  очередную
партию животных на игры, посвященные началу нового года, Ктандео спросил у
Садиры, хочет ли она познать колдовство. За несколько недель старик научил
девушку создавать в воздухе веселые разноцветные  искорки.  Когда  же  она
попросила показать ей еще какое-нибудь заклинание, он заколебался, говоря,
что, мол, и так рассказал ей  слишком  много.  Согласился  он  лишь  после
долгих уговоров. Но на сей раз поставил  Садире  одно  условие:  если  она
хотела узнать новые заклинания,  то  должна  была  навсегда  связать  свою
судьбу с Союзом Масок.
     Садира, разумеется,  с  готовностью  согласилась.  В  колдовстве  она
видела единственную возможность  вырваться  из  рабства.  За  четыре  года
Ктандео научил Садиру многим заклинаниям и одновременно, подарил  ей  цель
жизни, которая не  заключалась  в  заурядном  побеге.  Ктандео  говорил  о
революции, о свержении Калака, о свободе для всех  без  исключения  рабов.
Прошло совсем немного времени и Садира тоже готова была отдать свою  жизнь
за освобождение Тира.
     Когда Садире исполнилось шестнадцать и  она  начала  превращаться  из
девочки-замарашки и настоящую  женщину,  Ктандео  пригласил  к  себе  свою
"дочь". Кокетливая и востроглазая Каталина ничуть  не  напоминала  старого
Ктандео. Под ее руководством Садира научилась пользоваться своей  красотой
как оружием. Очень скоро она без труда могла одним  взглядом  или  улыбкой
обеспечить себе дополнительную порцию каши из игл фаро или  лишнюю  кружку
воды.
     Когда обучение кончилось, старик помог девушке выбраться из  поместья
отвел в Тир и научил, как связываться с Союзом через маленький  уединенный
трактир.
     Вскоре и Ктандео, и Каталина исчезли из поместья  Тихиана.  А  Садира
осталась. Целых пять лет она тайком следила за Верховным Темпларом  и  его
окружением. Дважды в год она  отправлялась  в  Тир  на  встречу  со  своим
учителем. Она рассказывала все, о чем ей удалось узнать за это время. А он
показал девушке несколько новых заклинаний.
     Молодая  колдунья  хотела  уже  попросить   о   более   ответственном
поручении, когда среди гладиаторов появился Рикус. Садира доложила Ктандео
о муле и  вскоре  получила  от  Союза  новое  задание.  Ей  предписывалось
"поближе познакомиться" с Рикусом, исподволь подготовить его к  участию  в
некоем особо важном проекте Союза Масок.  Этот  проект,  как  впоследствии
узнала Садира, заключался в том, что мул,  вооруженный  волшебным  копьем,
должен  был  напасть  на  Калака  во  время  игр,  посвященных   окончанию
строительства пирамиды.
     Откашлявшись, Ктандео присел  на  каменную  скамью,  сложил  руки  на
обсидиановом шаре и пристально поглядел на Садиру.
     - Ну...
     - Рикус ранен, - дрожащим голосом сообщила девушка.  -  Он  может  не
выжить...
     Старик нахмурился.
     Садира рассказала своему учителю все, что произошло за этот длинный и
полный событиями день. Она  опустила  только  эпизод,  когда  ей  пришлось
воспользоваться  магическими  щупальцами,  чтобы   справиться   с   первым
стражником в Карцере. К тому времени, когда она  дошла  до  своей  попытки
обворожить Пегана и до убийства толстого темплара, вино в  кружке  Ктандео
успело закончиться.
     Несколько мгновений мрачный, как туча, Ктандео сидел  молча.  Наконец
он поднял голову. Его глаза горели гневом.
     - Знаешь, девочка, - зло сказал он, -  ты  играешь  в  очень  опасные
игры!
     - Что?! - до глубины души удивилась Садира.
     Она совершенно не ожидала такого сердитого, обвиняющего тона.
     - Твой контроль настолько хорош, что ты можешь творить  по  нескольку
заклинаний в день, да еще на  бегу,  второпях,  и  при  этом  не  нарушить
баланса? - неодобрительно спросил Ктандео. -  Это  не  под  силу  и  более
опытным колдунам.  Мне  страшно  подумать  о  том,  какой  вред  ты  могла
причинить...
     Садира поблагодарила судьбу, что не рассказала учителю  о  заклинании
со щупальцами. Тогда Ктандео наверняка заявил бы, что  она  злоупотребляет
жизненными силами земли. Колдуны, члены Союза Масок, замеченные в подобном
грехе, предавались смерти.
     - ...и  было  ли  это  действительно  необходимо  -   убивать   троих
человек?..
     - Темплара и двух стражников в Карцере! - возразила Садира.
     - И все равно, они люди! - не унимался Ктандео. -  Ты  говоришь  так,
словно гордишься своими убийствами!
     - А если и так? - вспыхнула полукровка, вскакивая на ноги. - Любой из
них и глазом не моргнул убил бы меня, изнасиловал или исполосовал  кнутом.
Я просто опередила их, только и всего. Почему бы мне не гордиться этим?
     - Ты только послушай, что ты  говоришь!  -  воскликнул  старик,  тоже
вскакивая со скамьи. - Ты рассуждаешь совсем как темплар! Какая  же  между
вами разница?
     - Такая же, как между Калаком и тобой! - парировала девушка. - Ты  же
собираешься убить короля, почему я не могу убить его людей?
     - Калак - источник всего зла в Тире. Это он  объявил  колдовство  вне
закона, опустошил наши земли, принес нам рабство. Это  он  правит  страной
путем убийств и страха...
     - И ты веришь, что как только Калак падет, все его темплары  и  знать
тут же станут верными слугами добра?
     - Ну конечно, нет, -  затряс  головой  Ктандео.  -  Но  Калак  -  это
основание. Сокруши его, и все остальное рассыплется в прах.
     -  Даже  уничтожив  Калака,  ты  не   справишься   с   системой   без
кровопролития, - настаивала Садира. - Не вижу плохого в том, чтобы  начать
сражаться прямо сейчас.
     - Ну да, - согласился Ктандео. - Все можно - и убийство, и  нападение
из-за угла... но только пока это идет на благую цель -  освободить  группу
рабов,  воспрепятствовать  строительству   пирамиды...   Но   убивать   из
ненависти, - Ктандео печально покачал головой, - это недостойно, девочка.
     Одним движением Садира смахнула со стола глиняные кружки.
     - Теперь и ты обращаешься ко мне, как к рабыне! -  прошипела  она.  -
Кто дал тебе право меня судить? Что ты знаешь  о  жизни  раба?  Тебя  били
кнутом?
     Напряженная тишина.
     - Так я и думала...
     Из-за занавеси появился рыжебородый трактирщик с полными  кружками  в
руках.
     - Мне послышался звон  бьющейся  посуды.  -  Он  подошел  к  столу  и
многозначительно посмотрел на рассыпанные по полу осколки. -  Постараетесь
не разбить эти... - добавил он, ставя кружки перед Ктандео и Садирой.
     - Посмотри, что ты наделала, - укоризненно сказал старик после  того,
как трактирщик скрылся за занавесью. Его голос подобрел, глаза  больше  не
метали молнии. - Ты раскрыла себя, и теперь тебе  придется  перебраться  в
другой город.
     - Я никуда не поеду, - ответила девушка, стараясь говорить  спокойно.
- Я не должна бросить Рикуса.
     - Рикуса? - удивился старый колдун. - А он-то здесь при чем?
     - Я еще не попросила его кинуть копье, - ответила Садира. - Он до сих
пор даже не подозревает, что я связана с Союзом Масок.
     - Ну, хоть это ты сделала правильно, - кивнул Ктандео.
     - Я стараюсь, - сказала Садира и поспешно отвернулась,  чтобы  скрыть
навернувшиеся на глаза слезы.
     Ктандео заменил ей отца. Несмотря на то,  что  она  считала  волнения
старика по поводу убитых стражников напрасными, спор с учителем  расстроил
девушку.
     - Когда Тихиан узнает, каким образом ты спасла мула, - мягко объяснил
Ктандео, - он тут же догадается, что ты носишь Маску. Он перевернет каждый
камень в Тире, пытаясь тебя найти.
     - Но если я уеду, кто попросит Рикуса кинуть копье?
     - Сейчас я даже не уверен, будет ли у нас копье, которое  он  мог  бы
кинуть, - сказал Ктандео. - Я еще не доставил его в Тир. И судя  по  тому,
как идут наши дела, вряд ли это вообще удастся.
     - Это еще почему? - встревожилась Садира.
     - Король взялся за нас всерьез. - Старик вытер лоб большой,  в  бурых
пятнах, рукой. - Его люди уже взяли штурмом дома пятнадцати членов  Союза.
Защищаясь, наши товарищи убили пятьдесят темпларов и  десять  великанышей,
но справиться со всеми... Враг пытается захватить  нас  живьем.  И  каждый
раз, когда им это удается, королевские пожиратели мозгов узнают  несколько
новых имен. Рано или поздно они доберутся и до одного из наших вождей...
     - Хочешь, я доставлю копье в Тир, - предложила Садира, не  зная,  что
еще сказать. - К тому времени, как я вернусь, все успокоиться  и  я  смогу
переговорить с Рикусом.
     - Копье для нас готовит вождь племени хафлингов,  -  покачал  головой
Ктандео. - Кто бы ни пошел за копьем вместо меня - погибнет.
     - Я готова рискнуть, - сказала Садира. - Ты  только  пошли  к  Рикусу
лекаря. Обидно будет, если я принесу копье, а он умрет.
     - Я не отправлю тебя на верную смерть, -  Ктандео  нервно  постукивал
посохом по полу. - Тебя следует отправить в безопасное место... И чего  ты
так прицепилась к этому Рикусу? Есть много других гладиаторов.
     - Но не таких, как Рикус, - возразила Садира.
     - Да что особенного в этом муле? - поднял брови старик.
     - Он победитель. - Девушка почувствовала, как краснеет. Она  поспешно
отхлебнула вина и через секунду продолжила: - Он  единственный  гладиатор,
который наверняка доживет до  финала.  Единственный,  кто  сможет  выждать
удобный момент для покушения на короля.
     - Мы найдем другое  время  и  место  для  удара,  -  невинно  заметил
Ктандео.
     - Если бы это было так просто, - усмехнулась Садира, -  вы  бы  давно
расправились с Калаком. - Девушка понимала, что ее старый  учитель  просто
играет с нею, возможно, пытаясь  определить  степень  ее  привязанности  к
мулу. - Ты же сам велел мне сблизиться с Рикусом. Если теперь это тебе  не
нравится, то ничем помочь не могу. Ты пошлешь ему помощь, я останусь  тут,
пока он не придет в сознание.
     - Нет, - решительно сказал Ктандео. - Ты руководствуешься эмоциями, а
не разумом. Сама подумай! Если ты останешься в  Тире  и  попадешь  в  лапы
Тихиана, то выложишь ему весь наш план!
     - Значит, позаботьтесь о том, чтобы меня не поймали!
     - Это невозможно, ты ведешь себя как ребенок! - рявкнул Ктандео, тыча
посохом в грудь девушки. - А что касается Рикуса:  если  я  пошлю  к  нему
лекаря и того схватят, Тихиан сразу догадается, что с мулом дело  нечисто.
И тогда весь наш план полетит к черту!
     Садира глядела на Ктандео и не знала, что сказать. Ее  губы  дрожали.
То, что говорил учитель, было совершенно верно, но она  не  могла  принять
подобную логику. Рикус - не просто гора мускулов, способная убить  Калака.
А сама она - не кукла,  которую  можно  взять  и  отложить  в  сторону  за
ненадобностью.
     - Ты обращаешься с нами ничуть не лучше наших  хозяев,  -  выкрикнула
она, хватая из-под скамьи свою сумку.  -  Я  не  уеду  из  Тира,  пока  не
поговорю с Рикусом!
     И прежде, чем старик успел ответить, она, откинув занавесь, бросилась
через всю таверну к выходу.
     - Вернись! - прогремел у нее за спиной голос Ктандео.
     Ни на что  не  обращая  внимания,  девушка  выскочила  на  площадь  и
побежала по  улице  -  туда,  откуда  пришла.  Она  успела  сделать  всего
несколько шагов, прежде чем заметила  впереди  несколько  перегораживающих
проход великанышей. На одном из них,  видимо,  самом  главном,  красовался
панцирь из чешуйчатой шкуры мекилота,  перехваченный  широким  поясом,  на
котором висел тяжелый обсидиановый  меч.  На  голове  -  шлем  с  огромным
оранжевым плюмажем. А с ним - два циклопа на поводках.
     Циклопы, гигантские  многоножки,  ростом  не  ниже  Садиры,  в  длину
достигали пятнадцати футов. Их плоские тела делились на дюжину сегментов -
каждый со своей парой ног. На овальных головах угрожающе  щелкали  похожие
на  клешни  челюсти,  взад-вперед  над  землей  деловито  бегали  длинные,
необыкновенно чувствительные усики, а  в  центре  зловеще  мерцал  большой
фасетчатый глаз.
     Для рабов  не  существовало  ничего  хуже  циклопов.  Садира  слышала
рассказы о том, как эти страшные твари ухитрялись идти  по  следу  десятки
миль по камням - более чем через неделю после того, как там прошли  беглые
рабы и после того, как песчаная буря занесла все вокруг песком.
     Садира, не раздумывая, бросилась назад.
     - Это она! - услышала она у себя за  спиной.  -  Эта  девчонка  убила
Пегана.
     Один из великанышей, похоже, узнал ее...
     Сперва девушка хотела юркнуть обратно в таверну. Но бросив  взгляд  в
ту  сторону,  она  увидела  стоящих  на  пороге  Ктандео  и   рыжебородого
трактирщика - на их лицах явственно читалось любопытство. И ничего больше.
Они словно не узнавали ее.
     - Стой, девчонка! - крикнул великаныш. - Стой, или я спущу циклопов!
     Садира поняла, что не может привести стражников в трактир.  Этим  она
не только выдаст явки Союза Масок, но и подвергнет опасности жизнь  своего
учителя. Как бы она на него ни сердилась, на это Садира пойти не могла.
     Круто  повернувшись,  она  опрометью  кинулась  в   какой-то   темный
переулок. Шансов на спасение у нее было немного, но ей ничего  другого  не
оставалось, как попытаться заманить циклопов  в  лабиринт  улочек  и  едва
заметных  проходов.  А  затем,  многократно  пересекая  собственный  след,
попытаться сбить преследователей с толку.
     - Последнее предупреждение! - крикнул великаныш.
     Оглянувшись,  Садира  успела  заметить,  что  стражники  вступили  на
площадь. На пороге трактира Ктандео и рыжебородый трактирщик все так же  с
любопытством наблюдали за разворачивающимся спектаклем. Вот  только  конец
посоха старого колдуна нервно постукивал по ступеньке.
     - Девчонка, иди сюда! -  услышала  Садира  шепот  из-за  полуоткрытой
двери.
     Еще миг, и она увидела длинную, почти  семи  футов  ростом  фигуру  с
бледной, желтоватой кожей, черными волосами и острыми ушами. Накидка эльфа
выглядела весьма дорогой, как, впрочем, и шапочка с пером.
     - Когда не везет, так уж не везет! - воскликнула девушка.
     Эльф широко ухмыльнулся и вытащил из-под плаща маленькую фляжку.
     -  Это  собьет  циклопов  со  следа,  -  пообещал  он.  -  Можешь  не
сомневаться...
     Садира еще раз оглянулась на площадь,  где  предводитель  великанышей
готовился спустить циклопов с поводка. Она прикинула свои шансы...
     - Я знаю, что еще пожалею об этом, - прошептала Садира, направляясь к
эльфу.



                             5. ПЛОЩАДЬ ТЕНЕЙ

     У входа в узкий  темный  переулок  старик  остановился  и  осторожно,
словно ожидая нападения, заглянул за угол. Несколькими шагами Агис  догнал
его и  тронул  за  плечо.  Старик  резко  обернулся,  подняв  свой  посох,
увенчанный удивительным шаром.
     - Что тебе надо? - неприязненно спросил  он,  тыча  концом  посоха  в
грудь сенатора.
     Гордые волевые черты лица, длинный с  горбинкой  нос  и  копна  седых
волос. Занятный тип...
     - Извините. - Агис, поднял руки ладонями кверху так,  чтобы  показать
свои мирные намерения. - Я  не  слишком  хорошо  знаком  с  улицами  Рынка
Эльфов. Не могли бы вы подсказать,  как  добраться  до  трактира  "Красный
Канк". Он расположен на площади Теней.
     -  И  что  это  вам  понадобилось  в  таком  месте?  -  нахмурившись,
поинтересовался старик.
     - То же, что и другим, - ответил Агис, удивленно  приподнимая  бровь.
На Рынке Эльфов считалось дурным тоном задавать подобные вопросы.
     Хотя сенатор имел весьма смутное представление о том, зачем ходили на
площадь Теней другие обитатели Тира, иначе ответить он все равно  не  мог.
Не объяснять же не в меру любопытному старикашке, что он идет  в  "Красный
Канк" на встречу с группой влиятельных сенаторов. Встречу, которую они  не
могли провести в другом месте. Речь должна была идти о реакции  Сената  на
проведенную Калаком конфискацию рабов. Им  вовсе  не  хотелось,  чтобы  их
разговор подслушал какой-нибудь шпион-темплар.
     Старик молча оглядел Агиса. Вельможа  собрался  уйти,  когда  услышал
тихий и неторопливый ответ:
     - Тебе лучше держаться подальше от площади Теней. Людям твоего  круга
не стоит там появляться... особенно в одиночку.
     - Я ценю вашу заботу, - наклонил голову Агис, - но, если вы  укажете,
как пройти к "Красному Канку", я быстро найду себе компанию.
     - Надеюсь, - покачал головой старик, -  что  у  твоих  друзей  больше
здравого смысла, чем у тебя. - Иди по этой улице, - он показал посохом,  -
пока не дойдешь до лавки, торгующей куклами, а там повернешь  налево.  Тот
проулок выходит на площадь Теней.
     - Спасибо. - Агис потянулся за мешочком с деньгами.
     - Мне не нужна твою монета, сынок,  -  резко  сказал  старик,  ударяя
сенатора посохом по руке. - И если хочешь уйти  отсюда  живым,  никому  не
показывай своего золота.
     Стараясь не замечать боли в ушибленных костяшках, Агис убрал  руку  с
мешочка.
     - Еще какой-нибудь совет?
     -  Да,  -  кивнул  седовласый  старец.  Концом  посоха  он   легонько
дотронулся до спрятанного под широким плащом стального кинжала сенатора. -
Что бы ни случилось, оставь его в ножнах. Тогда проживешь чуть подольше.
     После предыдущего совета держаться подальше  от  площади  Теней,  это
замечание казалось особенно зловещим.
     - Есть какая-то причина, почему мне  не  стоит  идти  на  площадь?  -
спросил Агис.
     - Да нет, - пожал плечами старик. - Мне все едино, будешь ты жить или
умрешь. - И с этими словами он скрылся во мраке переулка.
     Нахмурившись, Агис подал знак, призывая  к  себе  Каро.  Он  приказал
гному подождать с сторонке - не хотелось пугать старика  появлением  сразу
двух незнакомцев.
     Глядя  на  бегущего  к   нему   слугу,   Агис   еще   раз   поразился
изобретательности гнома, сумевшего ускользнуть от Тихиана. Вечером того же
дня,  когда  Верховный  Темплар  конфисковал  рабов  в  поместье   Астикл,
измученный жаждой и избитый Каро вернулся  в  усадьбу.  Судя  по  рассказу
гнома, пройдя какие-то несколько миль, он, словно без сил, упал на дорогу.
И сколько темплары не хлестали его, сколько ни били,  не  шевелился  и  не
открыл глаз. В конце концов Тихиан велел бросить  гнома  на  обочине.  Как
только колонна окруженных стражей рабов скрылась из виду, Каро  отправился
обратно в поместье.
     Агис мог только поражаться, что столь простой план увенчался успехом.
Но то, что Каро вернулся, сенатора ничуть  не  удивляло.  Старый  раб  всю
жизнь служил семейству Астикл и, как это  свойственно  гномам,  был  готов
перенести  любые  тяготы,  лишь  бы  не  потерять  свое  место  в   потоке
существования.
     - Старик посоветовал мне не ходить на площадь Теней,  -  сказал  Агис
гному, когда тот подошел ближе. - Ты слышал что-нибудь особенное  об  этой
площади?
     - Нет, - покачал головой Каро. - Думаю ваши друзья  не  назначили  бы
встречи там, где очень опасно.
     Но  морщинистой  щеке  старого  гнома  расплылся  большой,  с   кулак
человека, начинающий желтеть синяк. Под длинной, до пят, робой, тело  Каро
украшали еще несколько таких же "подарков" и с  десяток  полос  от  кнута.
Агис мог только порадоваться, что его слуга отделался сравнительно легкими
побоями. Судя по рассказу гнома, его  спина  должна  была  превратиться  в
кровавое месиво, а половина ребер - сломана. Однако Агис знал, что даже не
очень значительная рана могла оказаться весьма болезненной, а то и  просто
опасной для гнома столь почтенного возраста.
     - Прошло всего два дня со времени твоего  побега,  -  сказал  сенатор
гному. - Ты уверен, что тебе по силам идти со мной?
     - Разве я уже не ответил на этот вопрос?
     - Ответил, - вздохнул Агис. - Но знаю  я  вас,  гномов...  Вы  скорее
умрете, чем признаетесь, что устали.
     - Со мной все в порядке, - заверил Каро. - Идемте.
     Агис пошел дальше. Его слуга - на полшага позади - чтобы уберечься от
карманников, которыми кишели здешние места. Полуденное солнце жарило  так,
что кирпичи можно было обжигать прямо  на  улице,  но  это  не  влияло  на
деловито гудящий Рынок Эльфов.
     Справа и слева стояли двух- и трехэтажные дома. Их владельцы явно  не
собирались   тратиться   на    штукатурку    или    краску,    предпочитая
грязно-коричневый  цвет  обожженной  глины.  На  первом  этаже   неизменно
располагался магазинчик с широкой дверью и длинным прилавком у  входа.  Из
каждой двери, из каждого окна выглядывали хитрые, длинные лица торговцев -
эльфов, зазывающих прохожих к себе - поглядеть редкие товары,  привезенные
ими в Тир: веревки из  волос  великанов,  доставленные  якобы  из  Балика,
костяные  ожерелья  из  Гулга,  непробиваемые  щиты  из  дереве   агафари,
произрастающего в далекой Нибеней, и даже драгоценные ткани с  легендарных
островов Ситл.
     Порой какой-нибудь эльф, почти ложась на прилавок,  хватал  за  рукав
хорошо одетого человека, пытаясь затащить того  в  свой  магазин  или  под
шумок облегчить его карманы. А где-то семифутовый торговец,  нависнув  над
потенциальным  покупателем,  мелодичным  голосом   уговаривал   приобрести
какую-то никчемную побрякушку.
     В центре  улицы,  крепко  сжимая  к  руках  кошельки  и  настороженно
поглядывая  по  сторонам,  спешили  по  своим  делам  мужчины  и   женщины
всевозможных рас. То тут, то там  людской  поток  нарушался,  огибая  кучу
отбросов или пару дерущихся эльфов - несомненно, приманка карманников  для
зевак.
     Но Агиса не интересовали предлагаемые эльфами товары.  Эльфы  скупали
их по дешевке в других городах, стремясь продать втридорога там,  где  они
являлись  редкостью.  В  принципе  этим  занимались  все  без   исключения
торговцы,  но  хитрые  эльфы  редко  удовлетворялись  честным  заработком.
Племена эльфов  обычно  покупали  подпорченные  товары,  продавали  их  по
безумным ценам. При этом они не гнушались грабежом других торговцев, чтобы
потом выдать их товар за свой.
     Через несколько минут Агис наконец-то добрался до указанного стариком
магазинчика. Выскользнув из толпы, сенатор свернул в неприметный переулок.
Он лишь на мгновение задержался, желая удостовериться, что Каро следует за
ним.
     - Эй, приятель!
     Его окликнул золотоволосый эльф, с небрежным  видом  привалившийся  к
стене соседнего дома.
     - Ты ищешь снадобья для колдовских заклинаний? - спросил он, глядя на
Агиса задумчивыми голубыми глазами. - У  меня  есть  светящиеся  черви.  И
ведьмино дерево. Есть даже железный порошок.
     - Разве это не противозаконно? - спросил Агис, надеясь отвязаться  от
надоедливого продавца.
     - А ты что, темплар? - осведомился эльф.
     - Нет.
     - Ну, так какая тебе разница? - эльф отвернулся, предоставив сенатору
любоваться его острым, чем-то испачканным ухом.
     Высокие дома отбрасывающие здесь хоть какую-то тень, позволяли  нищим
и попрошайкам укрыться от жгучих солнечных лучей. Они бесконечными  рядами
сидели вдоль стен по обеим сторонам проулка.  Агис  продирался  сквозь  их
вытянутые ноги, а они жалобно тянули руки за подаянием.
     Подавляя инстинктивное  желание  достать  из  кошелька  горсть  монет
(небезопасное действие в подобном месте),  Агис  поглядел  чете  плечо  на
Каро.
     - Вот что получается, - со злостью сказал он, - когда  король  больше
заботится о колдовстве,  нежели  о  своих  подданных.  Если  бы  Калак  не
отмахнулся от моего предложения  организовать  новые  фермы  за  пределами
Тира, у этих людей была бы вода, еда и крыша над головой.
     - Они свободны, - ответил Каро. - Этого, по крайней мере, у  них  еще
не отняли.
     - Свобода не заменит им воды, - возразил Агис. -  Ты  всю  жизнь  был
моим слугой. Ты знаешь, что тебе  не  грозит  ни  голод,  ни  жажда,  тебе
никогда не приходилось искать место для ночлега.
     - Я бы с удовольствием поголодал в обмен на свободу,  -  тихо  сказал
гном.
     - С тех пор, как ты удрал от Тихиана, ты только об этом  и  говоришь.
Почему? - в голосе  Агиса  послышалось  раздражение.  -  Тебе  чего-то  не
хватает? Только попроси, и получишь.
     - Мне нужна свобода, - упрямо повторил гном.
     - Чтобы ты присоединился к этим несчастным? Я не пойду на  это.  Тебе
лучше оставаться моим слугой. - Агис махнул рукой на нищих. - Им всем было
бы лучше жить моими рабами.
     - Но...
     - Хватит, - оборвал гнома Агис. - Довольно об этом.
     - Как вам угодно...
     Как и обещал старик, проулок вывел из на  площадь.  Столпотворение  и
суматоха  на  площади  превосходили  даже  то,  что  творилось  на   улице
торговцев. Но оглядевшись, Агис не увидел ничего особенно опасного. Только
толпы людей вокруг десятка шатров, разбитых эльфами  слишком  бедными  или
слишком прижимистыми, чтобы разориться на аренду самой захудалой  лавочки.
А к центру площади тянулась длинная вереница полукровок, гномов и людей  с
большими глиняными кувшинами.
     Там темплар и двое великанышей собирали водную подать. Они  принимали
деньги,  позволяя  взамен  наполнить  кувшин  из  фонтана.   Медленный   и
утомительный  процесс  с  длиннющей  очередью  жаждущих  -   ведь   фонтан
представлял собой тонюсенькую струйку воды, вытекающую из  рта  гигантской
каменной статуи. Мастер-камнерез вытесал для городского фонтана браксата -
большого сгорбленного  зверя,  одновременно  смахивающего  на  баазрага  и
рогатого  хамелеона.  Он  стоял  на  задних  лапах,  на  спине  красовался
роскошный панцирь. Агис понятия не  имел,  почему  королевские  каменотесы
выдрали для фонтана именно браксата - ну разве что в  угоду  неиссякаемому
интересу жителей Тира к редким чудищам пустыни.
     Отведя взгляд от  уродливой  скульптуры,  Агис  внимательно  поглядел
вывески выходящих на площадь трактиров. Нигде, разумеется, не было никаких
надписей - по королевскому указу  в  Тире  могли  обучаться  грамоте  лишь
темплары и самые знатные вельможи.
     Наконец Агис увидел вывеску с изображением мужчины верхом  на  канке.
Это гигантское насекомое караванщики частенько использовали для  перевозки
грузов. На длинном брюхе канка висела большая капля меда. Решив, что это и
есть "Красный Канк", Агис решительно вошел внутрь. Каро - вслед за ним.
     Внутри трактира оказалось темно - лишь через несколько узких окошек в
зал пробивалось немного света. Агис  остановился  у  двери,  давая  глазам
привыкнуть к полумраку. С его появлением  в  трактире  наступила  гробовая
тишина.
     Через мгновение Агис понял,  что  находится  в  небольшой  квадратной
комнате, а из углов на него  подозрительно  глядят  весьма  неприветливого
вида эльфы.
     Толстый мужчина в грязном фартуке ткнул пальцем в  сторону  лестницы,
ведущей на второй этаж.
     - Ваши друзья на верху, господин.
     Поблагодарив хозяина кивком, Агис поднялся на галерею.  Она  выходила
прямо на площадь Теней. Вдали,  как  черная  туча,  нависала  над  городом
чудовищная пирамида Калака.
     У  края  открытого  балкона  за  столом  седели  четверо  благородных
сенаторов. Как и Агис,  каждый  из  них  считался  лидером  той  или  иной
группировки. Служанка с огненно-рыжими  волосами  и  великолепным  бюстом,
выпирающим из корсажа слишком  тесного  платья  весело  смеялась  какой-то
сальной шутке.
     - Привет, Агис, - воскликнул один из сидящих за  столом  сенаторов  -
белокожий  с  квадратным  подбородком.  Его  звали  Берил.  -   Скажи,   -
поинтересовался он, - ты сумел добраться сюда, не распрощавшись  со  своим
кошельком?
     Агис пощупал висящий у него на поясе мешочек.
     - По правде сказать, да.
     - Отлично! - воскликнул Диан, полный сенатор  с  круглым,  как  луна,
лицом. - Тогда ты сможешь за нас заплатить!
     - Советую все потратить в этом трактире, -  добродушно,  как  всегда,
когда он тратил чужие деньги, сказал высокий светловолосый  Киах  -  лидер
фракции торговцев. - Все равно ты не унесешь их с Рынка.
     Усевшись на предложенный  ему  стул,  Агис  заказал  служанке  кружку
нектара канка, называемого здесь просто - брой.
     - Пожалуй, лучше отослать мальчика вниз, - заметил Диан, кивая  гнома
на вставшего за спиной Агиса.
     Поняв, что остальные сенаторы почувствуют себя свободнее в отсутствие
его слуги, Агис кивнул.
     - Подожди меня внизу, - приказал он Каро. - Скажи, что я  заплачу  за
все, что ты съешь и выпьешь.
     Не говоря ни слова, гном низко поклонился и ушел.
     - Ты слишком добр к своим рабам,  -  сказал  Киах.  -  От  этого  они
становятся наглыми.
     - Вовсе нет, - возразил Агис. - Они становятся верными.  Я  уверен  в
своем слуге.
     - Давайте перейдем к делу, пока не вернулась служанка, -  прервал  их
Диан. - Может Мирабел и не испытывает особой любви  к  темпларам,  но  нас
тоже друзьями не считает. Ей ничего не стоит заработать пару лишних монет,
пересказав кому-нибудь нашу беседу.
     - Мы все согласны, что Калак ведет Тир к гибели, - взял быка за  рога
Агис. - То, что он закрыл шахту - очень и  очень  плохо,  но,  конфисковав
наших рабов, он обрек Тир на голод.
     - Что ты предлагаешь?  -  спросила  Джасила  -  единственная,  кто  с
момента появления Агиса на балконе еще не сказала ни слова.
     Смуглая красавица с густыми черными волосами до пояса и  великолепной
фигурой, она неизменно выступала против Калака. Ее речи редко не  вызывали
ожесточенной перепалки в Сенате - ведь они граничили с открытым призывом к
бунту. И однако, даже самые отчаянные ее  противники  уважали  Джасилу  за
отвагу.
     - Учитывая, что на сей раз наши интересы совпадают, - продолжал Агис,
- мне казалось, мы сможем придти к единому мнению.  Мы  впятером  обладаем
достаточным влиянием, чтобы провести через Сенат любую резолюцию.
     Трое мужчин согласно кивнули,  а  Джасила  только  закатила  глаза  к
потолку.
     - Я предлагаю провести на рассвете  чрезвычайную  сессию  Сената.  Мы
впятером выдвигаем совместную резолюцию, требующую  возвращения  рабов  из
законным владельцам и возобновления работ на шахте. Учитывая наше влияние,
не сомневаюсь, что она пройдет практически  единогласно.  Даже  король  не
сможет сделать вид, будто ничего не произошло.
     - Да он и пытаться не будет, - горько усмехнулся Диан.  -  Он  просто
прикончит нас всех, и дело с концом!
     - Пусть даже мы и выживем, - добавил Берил, -  но  Калак  никогда  не
прислушивался к мнению  Сената,  если  у  него  имелось  свое  собственное
мнение. Я не припомню ни одного такого случая за последнюю тысячу  лет.  С
чего ты решил, что сейчас он вдруг начнет с нами считаться?
     А если не станет, - горячо воскликнул Агис, -  мы  откажемся  платить
налоги. Сожжем наши поля и поднимем бунт!
     - То есть, совершим самоубийство, - подытожил Диан, качая головой.  -
Это настоящее безумие. Мы не в силах заставить короля делать то  чего  ему
не хочется. Он перебьет нас всех!
     - Ну, и что нам делать? - с вызовом спросил Агис.
     - Ничего, - ответил Берил, глядя  на  застилающую  небо  пирамиду.  -
Калак строит эту дурацкую штуковину более ста лет. Если наши деды  и  отцы
выносили его произвол, то что  нам  стоит  потерпеть  еще  немного.  Через
какой-то месяц пирамиду  достроят.  Глупо  перечить  королю,  когда  ждать
осталось совсем недолго.
     - Через месяц мое Фаро увянет и погибнет! - воскликнул Агис.  У  меня
не хватает рабов носить воду для орошения полей и садов. Поля высыхают.  А
у вас дела, наверняка, еще хуже.
     - Ну и что? Разве кто-то из  нас  будет  голодать?  -  спросил  Диан,
пожимая плечами. - Что касается меня, я  не  собираюсь  рисковать  жизнью,
спасая рабов и всякое отребье.
     - Ты все принимаешь слишком близко к сердцу, друг мой, - положил руку
на плечо Агису Киах. - С какой-то стороны эта ситуация нам даже выгодна. -
Улыбнувшись, он обвел взглядом сидящих за столом сенаторов. -  Все  мы,  я
уверен,  имеем  изрядные  запасы  продовольствия  на  случай  голода   или
неурожая.  Когда  скажутся  последствия  проведенной  Калаком  конфискации
рабов, цена этих запасов  взлетит  до  небес.  А  если  мы  договоримся  и
подключим к этому делу других влиятельных  лиц,  то  она,  поднимется  еще
выше.
     - Нас что, заботит только золото да безопасность наших жирных шей?  -
резко спросил Агис, стряхивая  со  своего  плеча  руку  Киаха.  -  Клянусь
лунами, я не верю своим ушам!
     На балконе появилась Мирабел с кружкой броя в руках. Заметив ее, Агис
тут же громко рассеялся, словно только  что  услышал  какую-то  необычайно
смешную историю. Как только служанка поставила перед сенатором его  питье,
Диан немедленно протянул ей свою опустевшую кружку.
     - Дорогуша, - сказал он, - будь умницей и принеси мне еще вина.
     Как только Мирабел спустилась по лестнице, Агис продолжал спор.
     - Если мы позволим страху перед Калаком овладеть  нишами  душами,  то
превратимся в его рабов.
     - Если у тебя есть предложение, имеющее хоть какой-то шанс на  успех,
- сказал Диан, - я с радостью его поддержу. Но я  не  собираюсь  рисковать
жизнью и состоянием, проталкивая бессмысленную резолюцию, на которую Калак
плевать хотел!
     - Но прав, Агис, - поддержал Берил, не поднимая  глаз  от  кружки.  -
Сенат тут бессилен.
     - Наверно, нам надо сделать что-то вне  Сената,  -  заявила  Джасила,
приковав к себе всеобщее внимание.
     - Например? - поинтересовался Киах.
     - Убить его.
     Наступила тишина.
     - Кого убить? - наконец спросил Диан.
     - Вы знаете, о ком я говорю! -  резко  сказала  Джасила,  по  очереди
оглядывая мужчин.
     - Цареубийство. - Охнул Диан, отодвигаясь от стола. - Ты что,  с  ума
сошла?
     - Он слишком силен, - возразил Берил.
     - А ты подумала о том, что произойдет с городом? - Киах махнул  рукой
в сторону частично  скрытого  огромной  пирамидой  торгового  квартала.  -
Политическая и экономическая структуры Тира полетят в тартарары!  Мы  даже
не сможем продать свой урожай!
     Агис тем временем напряженно думал. Он усиленно пытался понять: права
Джасила или нет. Может, и впрямь единственный  способ  спасти  Тир  -  это
убить короля. Ему  трудно  было  согласиться  с  ней,  ведь  это  означало
уничтожение сложившегося веками порядка.  Агис  не  мог  отрицать,  что  в
городе многое шло шло не так - несправедливость законов...  но  он  всегда
верил, что все это можно исправить в рамках существующей системы.
     Джасила, однако, уже все для себя решила.
     - Господа. - Она уперлась локтями в стол, - все ваши  сомнения  можно
разрешить. Вопрос лишь в том, позволим мы Калаку уничтожить город или нет?
     - Нет, нет, - покачал головой  Киах.  -  Все  гораздо  сложнее.  Как,
например, на смерть Калака отреагируют темплары? Как...
     - Вопрос предельно прост, - прервала его Джасила. - Кто мы? Свободные
люди или рабы?
     Не дождавшись ответа, женщина повернулась к Агису.
     - А ты? - спросила  она.  -  Ты  же,  кажется,  хотел  сопротивляться
королю. Или ты смел лишь в зале Сената и не готов на деле бороться за свои
убеждения?
     - Я провел десять лет в Сенате, сражаясь...
     - Ты можешь назвать хоть одно решение, хоть одну  резолюцию,  которая
бы сделала Тир лучше не только для нас, но и для всех его жителей?
     Агис на мгновение задумался, а потом угрюмо уставился в стол.
     - Конечно, нет, - ответила за него Джасила. - Темплары  бесчинствуют,
сенаторы продажны... Как, впрочем, и остальная знать.
     - И ты полагаешь, что все это следует уничтожить? - спросил  Агис.  -
Уничтожить и начать сначала? Ты рассуждаешь так словно  состоишь  в  Союзе
Масок.
     - Хотела бы я в нем состоять, - с горечью сказала Джасила.
     Она шагнула у выходу.  -  Они,  по  крайней  мере,  доставили  Калаку
достаточно хлопот, что он с ними считался.
     Агис встал перехватить ее, но в этот миг  заметил  на  площади  внизу
какое-то необычное волнение.
     - Подожди, Джасила, не уходи. - Он подошел к краю балкона. - На улице
что-то происходит...
     И правда. Из улочек  на  площадь  выбегали  десятки  нищих.  Торговцы
торопливо собирали свои товары. Эльфы сворачивали шатры.  Сбитые  с  толку
жители, оставляя места в длиннющей очереди  за  водой,  отчаянно  пытались
пробиться сквозь толпу к своим домам.
     - Я не вижу дыма, - Киах оглядел небо, - да  и  вообще  на  пожар  не
похоже.
     В молчании сенаторы наблюдали за  царящей  внизу  паникой.  С  каждой
секундой суматоха возрастала. Нищие  и  попрошайки  всех  мастей  сплошным
потоком  текли  на  площадь  и  так  забитую  до  отказа.  Кто-то  пытался
протолкаться к центру - подальше от неведомой сенатором опасности, кто-то,
наоборот, рвался к краю, к домам.
     Повернувшись,  Агис  посмотрел  на  улочку,  идущую  вдоль  "Красного
Канка". Он чуть не подпрыгнул от удивления, обнаружив, что  глядит  сверху
вниз на великаныша в пурпуре королевской стражи.
     -  Именем  короля!  -  прогремел  стражник,  поднимая  огромные,  как
тарелки, глаза на сенаторов. - Отойдите от перил!
     Агис повиновался. Великаныш же вновь повернулся к  несчастным  нищим,
которых пинками своих могучих ног гнал в сторону площади.
     Как только великаныш прошел мимо "Красного Канка", Диан, Берил и Киах
торопливо спустились по лестнице и исчезли в полумраке  трактира.  Агис  и
Джасила остались на балконе, наблюдая за происходящим.
     Из  улочек,  ведущих   на   площадь,   показались   огромные   фигуры
великанышей. За ними следовали темплары с кнутами и черными веревками.  На
глазах у Агиса и Джасилы они начали быстро  делить  согнанных  на  площадь
людей на две группы. Кое-кого они отпускали, а остальным связывали руки  и
загоняли в угол, где их бдительно сторожила великаныши. Насколько Агис мог
судить, отпускали лишь тех, кто давал темпларам взятку.
     - Тихиан не дурак, - язвительно сказала Джасила. - Мне никогда бы  не
пришло в голову решить проблему нехватки рабочих рук на  стройке  за  счет
нищих.
     - Интересно, - задумчиво проговорил Агис, - а не  думал  ли  он,  что
королевские великаныши принесут на строительстве пирамиды  больше  пользы,
чем все наши рабы и эти нищие вместе взятые?
     - Уверена, что думал, -  кивнула  Джасила,  -  но  скажи,  ты  слышал
когда-нибудь о  РАБОТАЮЩЕМ  великаныше?  Кроме  того,  если  он  превратит
королевских стражников в рабов, то кто защитит его от Союза Масок?
     Внизу, прямо перед "Красным Канком", один из нищих, вырвавшись из рук
темпларов, бросился наутек по идущей рядом с трактиром  улочке.  Вслед  за
ним, ухмыляясь во весь рот, побежал великаныш.  Поймав  беглеца  буквально
через несколько шагов, он точным ударом своей  костяной  дубинки  впечатал
несчастного в стену трактира.
     - Хорош ударчик, а? - во все горло захохотал он,  показывая  Агису  и
Джасиле окровавленную дубинку.
     В этот миг за спиной великаныша  Агис  заметил  странную  серебристую
вспышку. По площади прокатился удар грома. Один из  великанышей,  взмахнув
руками, с грохотом повалился  на  мостовую.  В  его  спине  зияла  большая
дымящаяся дыра.
     Слуги  короля,  на  мгновение  забыв  о  собираемых  ими  рабах,  как
зачарованные уставились на своего убитого товарища.
     И вдруг со всех сторон, из окон и дверей магазинчиков и трактиров,  в
темпларов  и  великанышей  полетели  золотые  молнии.   Несколько   черных
темпларов рухнуло замертво остальные  скрылись  в  толпе.  Но  кое-кто  из
великанышей, хотя и раненый, остался стоять на ногах. Ревя  от  боли,  они
хватались руками за страшные ожоги, украсившие их тела там, куда  попадали
золотые молнии.
     Стражник, только что разговаривавший с сенаторами, теперь стоял в ним
спиной, настороженно оглядывая ставшую внезапно такой опасной площадь.
     - Смотри! - воскликнула Джасила, указывая  на  закутанную  в  голубой
плащ фигуру за прилавком соседней лавки.
     Вместо  лица  у  нее  была  серебристая  маска.  Из-под  этой   маски
высовывалась короткая желтая трубка, нацеленная на раненого  великаныша  в
центре площади. Короткий щелчок, и несколько переливающихся всеми  цветами
радуги шариков, вырвавшись из трубки, устремились к стражнику. Долетев  до
своей жертвы,  они  разорвались  сполохами  ослепительно  огня.  Великаныш
рухнул, не издав ни звука.
     Стражник, стоявший перед "Красным  Канком",  поднял  свою  дубинку  и
двинулся было к лавке, но тут Джасила громко закричала:
     - Еще один!
     Сбитый с толку, великаныш остановился.
     Джасила показывала на темный проход, в котором стояла еще одна фигура
в голубом плаще. Шипящее пламя, вырвавшись из ее  протянутых  вперед  рук,
превратило в пепел голову еще одного стражника.
     - Колдуны! - прошептал Агис. - Это Союз Масок!
     Он увидел, как один из темпларов подобрал с земли горсть каменей.
     - Именем Могучего Калака, пусть эти камни лишат жизни врагов  короля!
- завопил темплар, кидая их в сторону колдуна.
     Повинуясь магической силе, камни  полетели,  как  стрелы,  и  ударили
колдуна в лоб. Тот рухнул, как подкошенный, и во мраке  прохода  заплясало
оранжевое пламя.
     Великаныш шагнул от трактира к колдуну, который находился в лавке.  В
тот же миг Джасила выхватила из-за пояса стальной кинжал.
     - Что ты делаешь? - воскликнул Агис.
     - Присоединяюсь к сражению! - ответила Джасила. - А ты?
     С этими словами она забралась на парапет балкона и оттуда прыгнула на
стражника как дикая кошка. Одной рукой схватив великаныша за  волосы,  она
со всего маху всадила кинжал ему в горло.
     Стражник взревел от  ярости.  Выронив  дубинку,  он  схватил  Джасилу
огромной ручищей.
     Словно во сне наблюдал Агис за происходящим.  За  какое-то  мгновение
Джасила объявила себя бунтовщицей. Если теперь это узнает, все ее земли  и
состояние будут конфискованы, а ее саму казнят.
     Увернувшись  от  неповоротливого  великаныша,  Джасила  не   выпуская
кинжала из рук, начала соскальзывать на  землю.  Острое  лезвие  разрезало
плоть, словно масло. Но вот  кинжал  соскользнул,  и  Джасила  рухнула  на
землю. Ее руки были по локоть в крови.
     Великаныш хрипел. Он судорожно хватался руками за  распоротое  горло,
но не мог остановить бурлящий поток  крови.  Повернувшись  к  женщине,  он
поднял кулак...
     Понимая, что даже тяжело раненый великаныш может  раздавить  человека
одним ударом. Агис глубоко вздохнул. Делать нечего, надо спасать  Джасилу.
Он воспользовался Путем и если ему хоть чуть-чуть повезет, то никто  ни  о
чем не догадается.
     Сконцентрировавшись на точке слияния  своих  жизненных  сил,  сенатор
поднял руку в сторону стражника, прицелившись ему в грудь.  Он  представил
себе поток энергии, текущий прямо к его ладони. Собрав силу  Пути  в  один
сгусток, Агис швырнул ее в стражника.
     Невидимый кулак ударил великаныша прямо в грудь.  Тот  закачался,  но
устоял.  Он  ошеломлено  затряс  массивной  головой  и,  наклонившись  над
Джасилой ударил ее ребром ладони. Легкое тело  женщины  со  всего  размаху
врезалось в стену трактира. Она пронзительно закричала...
     Мысленно проклиная себя за нерешительность, Агис вскочил на  парапет.
Он не мог простить себе, что для защиты Джасилы избрал именно  Путь  и  не
потому, что он наиболее эффективен, а потому, что боялся открыто выступить
на стороне Союза. Джасила - та не колебалась. Она поняла,  где  правда,  и
поступила достойно.
     Великаныш сомкнул свои толстые пальцы на горле женщины.
     - Сверху! - крикнул Агис вытаскивая свой кинжал.
     Стражник поднял голову. Одной рукой он по-прежнему держался за горло.
Агис прыгнул. Он приземлился на плече гиганта и со  всего  размаха  всадил
длинный кинжал в огромный глаз стражника. Великаныш завыл,  смахнул  Агиса
на землю и заковылял прочь. Он сумел пройти несколько  шагов,  прежде  чем
бездыханным повалиться на мостовую.
     Агис тем временем подбежал к неподвижно лежавшей  Джасиле.  Она  едва
дышала. Кровь покрывала ее с ног до головы, но Агис не мог понять была  ли
то ее кровь или стражника.
     Заглянув в сумрачный зал "Красного Канка", Агис крикнул:
     - Каро! Сюда!
     Сенатор ничуть не сомневался, что три его собрата по тайному собранию
все еще прячутся в трактире. Но ему и в голову не  пришло  позвать  их  на
помощь. Если он самого себя корил за то, что позволил Джасиле  в  одиночку
вступить  в  неравный  бой,  то  Диана,   Киаха   и   Берила   он   теперь
просто-напросто презирал. Они Кроме того, им с Каро и Джасилой будет легче
выбраться  с  площади,  если  объектом  внимания  многочисленных  воров  и
мстительных темпларов станет не одна группа знатных горожан, а две.
     Быстро  оглядевшись,  Агис  увидел,  что  торговцы   набросились   на
темпларов. Он прекрасно  понимал,  что  эльфов  куда  больше  интересовали
толстые кошельки королевских слуг, нежели  борьба  с  королем.  И  тем  не
менее, Агис мог только радоваться  происходящему.  Чем  безумнее  хаос  на
площади, тем менее вероятно, что темплары или их осведомители опознают  из
с Джасилой.
     Бережно положив женщину на  мостовую,  Агис  встал  рядом  с  ней  на
колени.
     - Что случилось? - рядом с ним появился Каро.
     - Потом объясню, - бросил Агис. - Мы уходим отсюда, и мне надо, чтобы
Джасилу не толкали. Ты готов?
     - Сделаю все, что смогу, - кивнул гном.
     Молча упершись рукой в землю, Агис призвал свою силу пси и создал под
Джасилой невидимую подушку чистой энергии. Он ощутил легкое покалывание  в
пальцах, и тело женщины оторвалось от земли. Одной рукой Агис взял Джасилу
за запястье, а другую положил ей на  живот,  чтобы  контролировать  высоту
подъема. Он шагнул в сторону  переулка,  по  которому  пришли  на  Площадь
Теней. Возможно, у него хватит сил удержать ее на весу, пока они выберутся
с Рынка Эльфов.
     Подняв глаза, Агис внезапно увидел прямо перед собой крупного мужчину
в голубом плаще и серебристой маске. Карие глаза, смотревшие из-под  седых
волос, казалось столь же древними, как у  Каро,  но  в  них  чувствовались
такая глубина и сила, что у Агиса  даже  дух  перехватило.  В  одной  руке
колдун держал окровавленный стальной кинжал Агиса, в в  другой  -  длинный
посох с большим обсидиановым шаром на  конце.  Тот  самый  посох,  который
сенатор видел в руках старика, указавшего ему дорогу на эту площадь.
     Колдун молча протянул Агису кинжал.
     - Ты? - только и мог произнести ошеломленный сенатор.
     Словно и не слыша вопроса, старик вложил кинжал  в  онемевшую  ладонь
Агиса и двинулся прочь.
     - Стой! Мы теперь тоже в этом замешаны. Мы хотим вам помочь.
     Агис схватил колдуна за плечо.
     Небрежным движением посоха старик стряхнул руку сенатора.
     - Мы не нуждаемся в вашей помощи.
     Он сделал шаг в сторону, и в следующий миг его тело стало  прозрачным
и бесследно растаяло в воздухе.



                              6. ДОЛГ ЧЕСТИ

     Рикус стоял на самом  конце  длинного  мыса,  выступавшего  из  скалы
оранжевого  сланца.  Прохладный  ветерок  обвевал  разгоряченное  лицо,  а
длинные гибкие стебли  багряного  иглолиста  приятно  щекотали  обнаженные
плечи. У него за спиной лежала бескрайняя равнина ржавого песка  утыканная
нежной белой порослью хрупкокустов и зелеными шарами шипосферов. Перед ним
раскинулась пустота, заполненная недвижной пепельной дымкой, протянувшейся
от подножия скалы до самого неба.
     Мул, не отрываясь, глядел в серую мглу. Он не знал,  сколько  времени
провел в этом месте, надеясь хоть краешком глаза увидеть, что находится на
том краю бездны. Может прошли минуты, может, часы, а  может,  и  годы.  Но
пелена оставалась столь же непроницаемой.
     Понемногу Рикус пришел к выводу, что стоит на берегу моря Ситл. Он не
помнил, как пересек оставшуюся у него за  спиной  пустыню.  Не  знал,  как
очутился на этом мысе у сланцевой  скалы.  Единственное,  что  осталось  в
памяти - это лица друзей, бегущих ему на помощь, и огненное  прикосновение
гаджа, пожирающего его сознание.
     Справа  от  мула  серый  туман  наконец-то  зашевелился,  заклубился,
превращаясь в нечто размером с человека.  Рикус  инстинктивно  отступил  и
поднял руки, готовясь защищаться.
     - Иди туда, - раздался голос за спиной Рикуса.
     Ровный, мелодичный голос. Не мужской и не женский. Никакой.
     Мул повернулся. Рядом с ним стояла какая-то фигура.  Серый  бурнус  с
натянутым на самые глаза капюшоном. Рикус смотрел, но лица не видел.  Руки
сложены перед собой, а кисти спрятаны в рукава.
     - Кто ты? - спросил мул.
     Его сердце отчаянно колотилось от страха и смятения,  и  это  ему  не
нравилось.
     - Никто, - последовал ответ.
     Подняв руку, фигура указала на клубящееся в пустоте нечто.  На  конце
рукава Рикус не увидел кисти. - Чего ты здесь ждешь?
     - Ничего, - ответил Рикус глядя на пустой рукав.
     - Тогда ты его дождался.
     -  Что  происходит?  -  спросил  Рикус  подходя   к   своему   серому
собеседнику.
     - Ничего не происходит - словно эхо услышал он в ответ.
     Мул нахмурился и, наклонив голову, заглянул под капюшон.  Его  взгляд
встретил лишь черноту. Рывком он откинул капюшон, но  у  серой  фигуры  не
оказалось головы.
     Внутренне содрогнувшись, Рикус внезапно понял, почему не помнит,  как
пересек пустыню.
     - Я умер? - спросил он, махнув рукой на пепельно-серый туман. - И это
все, к чему меня привела жизнь, полная боли и унижений?
     - Это то, к чему приходит все на свете. - Последовал ответ.
     Нежный, источающий  мед  голос  раздавался  из  пустоты  над  воротом
бурнуса. Пустым рукавом фигура указала мулу на бурлящее нечто.
     - Этого недостаточно, - покачал головой Рикус. -  Во  всяком  случае,
для меня.
     Повернувшись лицом к пустыне, Рикус, не оглядываясь, зашагал вдаль.
     На его пути снова возникла серая тень.
     - Больше ничего нет, - прошелестел голос, а пустые рукава  загородили
путь. - Тебе не убежать.
     - Я всегда могу попытаться, - прошипел Рикус, хватая бурнус. - К тому
же, кто меня остановит? - добавил он, отбрасывая  в  сторону  комок  серой
материи.
     Он шел  много  миль,  десятков  миль...  Кругом  ничто  не  менялось.
Впереди, до самого горизонта, ржавый песок да оранжевый сланец, да изредка
белые  чаши  хрупкокустов,  зеленые  шары  шипосферов  и  багряные  стебли
иглолиста.
     Понемногу ноги Рикуса начали уставать. Он присел отдохнуть и, зевнув,
понял, что не помнит, когда в последний раз спал. Не обращая  внимания  на
острые выступы сланцевых плит, Рикус улегся на землю. Над  головой  только
неизменная светящаяся янтарная дымка: желтое  небо  на  знало,  что  такое
солнце, Рикус закрыл глаза.
     А  когда  проснулся,  то  вместо  бескрайней  равнины  лежал  посреди
маленькой  квадратной  камеры.  Над  головой  -  потолок   их   положенных
крест-накрест ребер мекилота. А  над  костяной  решеткой  наполняли  камер
призрачным желтым сиянием Рал и Гухай, луны-двойняшки.
     Пол каменный, и  стены  тоже,  за  исключением  одной  -  с  большими
воротами из железных  прутьев.  Если  открыть  замок,  они  поднимались  с
помощью хитрой системы блоков и веревок в двух метрах от камеры.
     - Что я тут делаю? - ни к кому не обращаясь, спросил Рикус.
     Осмотревшись, мул понял, что лежит  на  постели  из  грязных  тряпок.
Камера пахла потом  и  испражнениями,  а  снаружи  доносились  рев,  визг,
щебетание, урчание разных животных.
     Мул потряс головой и сел. Нестерпимо ломило виски. Спина, руки,  ноги
- все болело, а живот, там где в него вонзились жвалы гаджа, горел, как  в
огне.
     Мул застонал и огляделся. В углу камеры,  обнявшись,  лежали  Яриг  и
Анезка. Рядом с ним, укрытая тяжелой накидкой, растянулась на полу Ниива.
     - Я жив, - прошептал Рикус.
     - Увы, - ответил до боли знакомый насмешливый голос. - Какая жалость.
     Рикус повернулся к решетке. За ней, в коридоре стоял Боаз. Полукровка
щеголял в накидке из голубого шелка. В руках он держал флягу с  вином.  Он
стоял, пошатываясь на нетвердых ногах, на поясе - связка ключей и стальной
кинжал.
     - А где же стражники? - спросил Рикус. Перед  мысленным  взором  мула
возник наставник, издевательски спрашивающий, кого из друзей  Рикуса  надо
выпороть первым. - Ты неосторожен, Боаз.
     - Пока между нами  вот  это,  -  Боаз  показал  на  толстую  железную
решетку, - мне нечего опасаться.  -  Его  язык  заплетался.  -  А  что  до
стражников, то эти свиньи перепились. В этой проклятой дыре нечего делать,
вот они и хлещут вино весь день напролет.
     - Если здесь нечего делать, то почему ты не в Тире? - Рикус подошел к
воротам.
     Боаз поднял флягу к губам и выплюнул вино прямо в лицо гладиатору.
     - Из-за вас с Садирой, - процедил  он,  предусмотрительно  отходя  на
несколько шагов, так, чтобы Рикус не смог до него дотянуться.  У  него  за
спиной на той стороне прохода, кто-то зашевелился. - Я  позабочусь,  чтобы
тебя как следует наказали.
     - За что? - спросил Рикус, вытирая лицо.
     Даже если бы он и дотянулся до своего мучителя, то вряд  ли  убил  бы
его в этот момент. Прикончить наставника означало навсегда поставить крест
на возможности завоевать свободу.
     Запрокинув голову, наставник глотнул из фляжки. То и дело  запинаясь,
он рассказал мулу о том, как  Садира  спасла  его  из  жвал  гаджа.  О  ее
колдовстве и о побеге из карцера, где остались два мертвых стражника.
     - Владыка Тихиан был очень недоволен  мною  и  моими  стражниками,  -
закончил Боаз. - Он запретил нам покидать лагерь.
     - Ты лжешь, - сквозь зубы сказал Рикус. - Садира никогда...
     - Он говорит правду, - прервала его Ниива.  Завернувшись  в  накидку,
она стояла, прислонившись к прутьям. - В чем ты сомневаешься? В  том,  что
Садира колдунья или в том, что она тебя покинула?
     - В том, что меня спасла посудомойка, - ответил Рикус.
     - Садира - необыкновенная рабыня, - с  язвительной  ухмылкой  сказала
Ниива. - Странно только, что я тебе об этом говорю, а не наоборот.
     - А что с ней сталось? - спросил мул. - Где она сейчас?
     - Какая разница? - прищурившись, поинтересовалась Ниива и в голосе ее
зазвучала ревность. - Неужели ты влюбился в нее?
     - Ну разумеется, нет, - Рикус отвел глаза. Он  заметил,  что  Яриг  и
Анезка. - Я ей обязан, только и всего. Это долг чести.
     - У тебя были и другие любовницы, но ты еще никогда мне  не  врал!  -
воскликнула Ниива, наступая на гладиатора. - Что изменилось сейчас?
     Рикус почувствовал, что  не  может  смотреть  в  глаза  своей  боевой
подруге. Тогда он многозначительно поглядел на Боаза.
     - Нам обязательно обсуждать этот вопрос сейчас?
     - Почему бы и нет? -  хихикнул  наставник.  -  Лучше  сразу  выяснить
отношения. Нет ничего хуже недопонимания...
     - Ну, - настаивала Ниива. - Чем это Садира отличается от остальных?
     Мул и сам себе не мог бы объяснить, испытывает он к Садире одну  лишь
благодарность, или тут кроется нечто большее.
     - Садира рисковала жизнью, спасая меня, - наконец, сказал  он,  глядя
прямо в глаза Нииве. - Наверное, поэтому-то она и особенная.
     Ниива отвернулась. В ее глазах блеснули слезы.
     - Как бы я ни относился к Садире, - быстро сказал мул,  обнимая  свою
партнершу за плечи, - это никак не скажется  на  наших  отношениях.  Но  я
должен знать, что с ней сталось.
     Вывернувшись из рук мула, Ниива отошла в самый дальний угол камеры.
     - Хотел бы я вам помочь, бедные влюбленные, - рассмеялся Боаз, -  но,
к сожалению, никто не знает, куда подевалась  эта  проклятая  посудомойка.
Скорее всего, я когда-нибудь встречу ее на Рынке  Эльфов,  в  каком-нибудь
борделе.
     Просунув руку сквозь прутья, Рикус я ярости попытался  дотянуться  до
наставника.  Ему  это,  конечно,  не   удалось,   и   Боаз   издевательски
расхохотался.
     - Анезка дорого за это заплатит...
     Боаз еще не договорил, а тяжелая  глиняная  кружка  уже  разбилась  о
плечи Рикуса. Оглянувшись, мул увидел, как  Яриг  пытается  удержать  свою
партнершу, схватившуюся за деревянную миску. Заметив взгляд  Рикуса,  гном
пожал плечами, но не подумал извиниться за поведение Анезки.
     Рикус покачал головой и снова повернулся  к  Боазу.  Прежде,  чем  он
успел открыть рот, у себя в голове мул услышал тихий голос.
     "Он лжет."
     - Что? - воскликнул Рикус, хватаясь за  уши.  -  Ты  это  слышала?  -
спросил он Нииву.
     Ответа он не дождался.
     - Голос внутри головы? - из своего угла спросил Яриг.
     Рикус кивнул.
     - Нет, сейчас я ничего не слышал, - сообщил гном. -  Но  в  последние
несколько дней такой голос звучал у меня в голове не раз.
     - Но... - начал сбитый с толку мул.
     - Это гадж, - захохотал Боаз. - Это он говорил с тобой, придурок.
     - Говорил со мной? - не веря своим ушам, переспросил  мул.  Ему  было
одновременно и страшно и противно.  Слишком  свежи  были  воспоминания  об
обжигающих разум объятьях мерзких щупалец.
     "Да. Я научился говорить хорошо", - сообщил гадж.
     Боаз повернулся к клетке напротив камеры гладиаторов.
     - За последние дни мы узнали о гадже много нового, - объявил он. - Он
не питается телами, он пожирает разум.
     В полутьме Рикус едва мог различить очертания  белой  круглой  головы
чудища и мощных жвал.
     "Боаз знает эльфа по имени Радорак", - услышал Рикус у себя в голове.
- Твоя женщина у этого Радорака".
     - Ты слышал? - спросил Рикус у Ярига.
     - Он может говорить только с кем-то одним, - покачал головой гном.
     "Боаз расскажет Тихиану, где найти твою женщину".
     - Откуда ты знаешь? - спросил Рикус.
     "Это в его мыслях", - ответил гадж.
     Подобрав с пола камешек, Боаз запустил им в гаджа.
     - Чего это ты разговариваешь с ним, а не со  мной?  -  с  подозрением
спросил он.
     Рикус не знал, что и  подумать.  Мог  ли  он  верит  гаджу.  Или  это
хитрость наставника,  надеющегося  вызнать,  где  скрывается  Садира?  Мул
слышал, что некоторые адепты, используя Путь, могли  передавать  и  читать
мысли. Но он никак не мог поверить, что какая-то черепаха-переросток вроде
этого мерзкого  гаджа  достаточно  умна,  чтобы  пользоваться  телепатией.
Однако у Рикуса не было другого выхода. Оставалось только поверить...
     Допив вино, Боаз запустил флягой в гаджа.
     - Глупая тварь, - пробормотал он и, шатаясь, побрел к выходу.
     - Скажи, Боаз, - остановил его Рикус, - ты  действительно  полагаешь,
что, рассказав Тихиану о Радораке, заслужишь прощение?
     Боаз остановился, словно налетев на стену.
     - Где это ты слышал о Радораке?
     - Мне кажется, тебе  это  не  поможет,  -  продолжал  Рикус,  уже  не
сомневаясь в правдивости сведений гаджа. - Владыка  Тихиан  все  равно  не
простит тебе, что ты проглядел способности Садиры и позволил ей сбежать.
     Рикус услышал, как зашевелилась в  своем  углу  Ниива.  Глянув  в  ее
сторону, он увидел, как она небрежно скинула с плеч накидку. Его партнерша
глядела на мула по-прежнему сердито, но Рикус вздохнул с облегчением.  Она
не знала, что произойдет дальше, но была готова его поддержать.
     Вернувшись к камере гладиаторов, Боаз смерил мула взглядом.
     - Знаешь, - процедил он, - ты  бы  лучше  надеялся,  что  меня  скоро
простят. - От  Боаза  по-прежнему  разило  вином,  но  теперь  он  казался
абсолютно трезвым.
     Рикус сильно сомневался,  что  ему  удастся  подманить  наставника  к
прутьям.
     - Жизнь здесь стала довольно скучной, - продолжал Боаз. - А когда мне
скучно, я становлюсь раздражительным. И если Тихиан не простит меня, ты  и
твои друзья очень об этом пожалеете.
     - Я мог бы, пожалуй,  замолвить  за  тебя  словечко  перед  Верховным
Темпларом, - издевательски предложил Рикус.
     За спиной Боаза гадж тоже подобрался к прутьям своей  клетки.  Он  из
всех сил тянул жвалы в тщетной надежде схватить наставника. И тут у Рикуса
появилась идея. Он знал, как убить Боаза и спасти Садиру, не  навлекая  на
себя подозрений.  А  значит,  и  не  теряя  шанса  завоевать  долгожданную
свободу.
     - Сомневаюсь, что ты проживешь достаточно долго, чтобы  поговорить  с
владыкой Тихианом, - фыркнул Боаз.
     "Гадж, если хочешь  получить  наставника,  то  сделай  вот  что...  -
подумал Рикус в надежде, что чудище прочитает его мысли, и обрисовал  свой
план.
     "Боаз должен остаться жив - услышал он в ответ. - Если  он  умрет  до
того, как мои щупальца коснутся его  головы,  его  разум  будет  для  меня
потерян."
     "Хорошо", - согласился Рикус.
     Схватившись за прутья он, заорал:
     - Как только я окажусь на свободе, я первым делом подстерегу  тебя  в
темном переулке и...
     Мул не успел договорить. Мул не успел  договорить.  За  спиной  Боаза
гадж с разбегу обрушился на прутья свое клетки. Его  панцирь  с  ужасающим
грохотом врезался в ворота.
     Как Рикус и ожидал, Боаз от неожиданности  прыгнул  вперед,  прямо  в
объятия поджидавшего его мула. Схватив полукровку за  воротник,  гладиатор
прижал его к воротам. Напуганный наставник хотел закричать,  но  громадная
ладонь мула зажала ему рот.
     - Рикус! - вскрикнула Ниива. - Что ты делаешь?
     - Хочу помочь Садире за то, что она спасла мне жизнь, - ответил  мул.
- Возьми у него ключи и отопри ворота.
     "Не убивай его!" - напомнил гадж.
     - Не беспокойся, - успокоил его гладиатор, - ты получишь его живым...
более или менее...
     Изо всех сил он нажал на ладонь. Зубы наставника  хрустнули,  ломаясь
под чудовищным напором.
     Боаз застонал и потянулся за кинжалом. Но Рикус без труда  перехватил
его руку.
     - Ты неправ, приятель, - по-дружески сказал мул и с  силой  нажал  на
запястье. Раздался хруст, кисть повисла.
     - Ты убьешь нас всех! - воскликнула Ниива,  подскакивая  к  Рикусу  и
ловко снимая ключи с пояса Боаза.
     - Вовсе нет, - усмехнулся Рикус. - Если мой план сработает  вся  вина
ляжет на гаджа. А с него какой спрос? Мы тут вовсе не при чем.
     - Хорошо, если так, - пробормотала Ниива, подбирая ключ к замку.
     - Мне это не нравится, - брюзгливо  сказал  гном.  -  Тебе  следовало
посоветоваться с нами.
     Боаз попытался вывернуться. Но поворачиваясь к Яригу, Рикус  заставил
наставника отказаться от своего намерения.
     - Тогда мы потеряли бы внезапность.
     - Все равно, - упрямо  настаивал  Яриг.  -  Ты  не  можешь  принимать
подобные решения в одиночку.
     Рикус закатил глаза к потолку.
     - Пожалуй, ты прав, - он отпустил сломанную руку наставника. -  Пусть
идет...
     "Нет, не надо!" - яростно замотала головой Анезка.
     - Давай, Яриг, решай, - поторопила гнома Ниива, открывая замок.
     - Мы толкнем Боаза к гаджу, - объяснил Рикус,  -  снова  закроемся  в
нашей камере, а ключи выкинем в проход. Все решат, что этот дурак  перепил
и слишком близко подошел к нашему голодному другу.
     Тяжело вздохнув, Яриг поднял ворота. Не очень высоко, но  достаточно,
чтобы Ниива выбралась в коридор. Там она подержала Боаза, пока  к  ней  не
присоединился Рикус.
     В обе стороны вдоль коридора  шли  ворота  вроде  тех,  под  которыми
только что проскользнул  гладиатор.  Кое-где  между  прутьев  высовывались
клювы, щупальца или даже руки, отдаленно напоминающие человеческие.
     - Рикус,  -  Ниива,  подтолкнула  Боаза  к  соседней  клетке,  откуда
доносился удушливый и кислый запах. - Может, скормим его рааклам?
     "Нет, Рикус, ты же обещал! Обещал... обещал..." -  принялся  канючить
гадж.
     Боаз содрогнулся. В его  глазах  светился  ужас,  и  Рикус  прекрасно
понимал его чувства. Рааклы - огромные, размером с  великанышей,  птицы  с
ярким оперением питались  хватая  свою  добычу  крепкими  ногами  с  тремя
длинными когтями, затем обливали жертву липкой  кислотой.  Страшное  зелье
превращало и плоть,  и  кости  в  тягучую  слизь,  которую  мерзкие  твари
высасывали короткими трубочками клювов.
     Рикус с удовольствие послушал бы, как кричит поедаемый живьем Боаз, и
тем не менее, мул покачал головой.
     - Я дал слово, - сказал он. - Кроме того, такая смерть не идет  ни  в
какое сравнение с болью, причиняемой гаджем, пожирающим разум.
     - Ну, если ты так считаешь, - протянула Ниива,  толкая  наставника  к
клетке гаджа.
     - Дай-ка мне, - остановил ее Рикус. -  Я  хочу  сам  раз  и  навсегда
расквитаться с этим мерзавцем.
     Гадж пританцовывал от нетерпения, высунув, насколько возможно,  жвалы
между прутьями. Рикус шагнул к нему.
     Боаз попытался что-то сказать. Он пытался выглядеть уверенным и  даже
угрожающим, но панический страх каплями пота проступал на его челе.
     - Тебе это не сойдет с рук, - прошипел он. - Тихиан все узнает, и  вы
заплатите...
     - Платить придется только тебе, - прервал его Рикус и  со  всей  силы
ударил наставника кулаком в грудь. Послышался хруст ломающихся ребер.
     - Ну пожалуйста, Рикус, - умолял гадж. - Давай его сюда...
     Боаз пытался позвать на помощь, но с его  губ  срывался  лишь  слабый
хрип. Улыбнувшись,  Рикус  толкнул  полукровку  к  нетерпеливо  щелкающему
жвалами  чудищу.  Кривые  зубья  вонзились  Боазу  в  живот,  пара  тонких
усиков-щупалец обвилась вокруг его головы.
     Несмотря на это, у Боаза еще хватило сил закричать...



                         7. ПОЕДИНОК НА АУКЦИОНЕ

     Стоило Агису войти на наспех сооруженный рынок рабов, как он увидел в
толпе знати высокого седого старика.  С  его  плеч  свисала  бледно-желтая
накидка, а в руке он держал длинный посох с обсидиановым шаром  на  конце.
Агис ничуть не сомневался, что это тот самый колдун,  который  вернул  ему
кинжал на площади Теней.
     - Что он делает на аукционе рабов? - пробормотал Агис.
     - Наверно, собрался кого-нибудь купить, - с издевкой сказал  Каро.  -
Разве сюда не ха этим приходят?
     - Ты попросился со мной, Каро, - нахмурился Агис. -  Если  не  можешь
вести себя прилично, лучше ступай домой.
     Агис вместе с другими  представителями  знати  находился  под  Мостом
Эльфов  -  древним   сооружением,   протянувшимся   над   пыльным   руслом
давным-давно высохшей Забытой Реки. По легенде, этот  величественный  мост
когда-то смотрелся в лениво текущие, искрящиеся на солнце воды. Теперь  он
превратился в бесполезную реликвию давних времен - а  под  ним  была  лишь
сухая ложбина, с двух концов перегороженная кучами мусора.
     В последнее время, это уединенное место облюбовали эльфы,  устроившие
тут рынок рабов. Огородив занавесями небольшую площадку, эльфы пригласили,
на свой аукцион самых богатых вельмож. И, судя по тугим мешочкам на поясах
собравшихся, торговля обещала быть бойкой.
     - Пошли, Каро, - Агис и двинулся  у  старику.  -  Поговорим  с  нашим
загадочным другом.
     После схватки на площади Теней прошло уже несколько дней. Об  участии
Агиса темплары, похоже, так и не узнали. Ничего не произошло и с Джасилой.
И тем не менее, Агис никак не мог забыть о случившимся.  Убив  великаныша,
он как бы перешагнул некую невидимую грань. Теперь, куда бы ни повернулась
его жизнь, он навсегда стал бунтовщиком. И уйти от этого  сенатор  уже  не
мог и не хотел.
     В сопровождении своего старого слуги Агис протискивался сквозь толпу.
Его  окликнуло  несколько  знакомых,   но   сенатор,   рискуя   показаться
невежливым, не стал вступать в разговоры, а отделался ничего не  значащими
фразами. Когда он добрался до колдуна, двое семифутовых эльфов уже  начали
готовить импровизированную площадку для показа рабов.
     - Вот мы и снова встретились, - улыбнулся Агис.
     - А разве мы знакомы? - поднял брови старик.
     Агис не сомневался, что  колдун  узнал  его,  и  все-таки  решил  ему
подыграть.
     - Несколько дней тому назад вы любезно указали мне дорогу  к  площади
Теней, - сказал он.
     - Я вижу, твой визит окончился  благополучно,  -  бесстрастно  сказал
колдун. - По крайней мере, ты остался жив.
     - Да, - кивнул Агис, протягивая руку. -  К  стати,  меня  зовут  Агис
Астикл.
     Старик словно не заметил поданной ему руки.
     - Не заставляй меня сожалеть о том, что я для тебя сделал...
     - Я несколько удивлен тем, что вижу вас с подобном месте, -  небрежно
заметил сенатор, не обращая внимания на грубоватые слова собеседника.
     - Рабы нужны те только знати, - сказал старик.
     - А мне казалось, что Союз Масок не одобряет рабство.
     - Похоже, вы меня с кем-то спутали,  -  поднял  бровь  старик  и,  не
дожидаясь ответа, быстро перешел на другую сторону площадки.
     На мгновение Агис захотел последовать за ним, еще раз предложить свои
услуги в борьбе против Калака, но сдержался... Обсуждение подобных тем  на
людях вряд ли могло завоевать доверие старого  колдуна.  Подумав,  сенатор
решил, что старик наверняка пришел на аукцион неспроста. Глядишь, Агису  и
представится удобный случай завязать разговор...
     Вперед  вышел  бледный  эльф  с  длинными  черными  волосами.  Вместо
обычного  бурнуса,  который   предпочитали   его   привычные   к   пустыне
соплеменники, он был укутан в роскошный шерстяной плащ.
     - Господа и дамы, - обратился эльф к собравшимся, - добро  пожаловать
на  наш  аукцион.  Меня  зовут  Радорак,  и  мне   исключительно   приятно
представить вам рабов, которых мы привезли аж из самого Балика...
     - Твое племя вот уже полгода не покидало Тира  -  крикнул  кто-то  из
толпы.
     - У Бегунов  Гухая  много  воинов,  -  горда  ответил  эльф  и  хитро
усмехнулся. - Кое-кто из нас побывал в Балике так недавно, что вы  даже  и
не поверите?
     Несколько человек открыто выразили свое сомнение. То, о  чем  говорил
Радорак, было, в принципе,  возможно.  Трудно,  однако,  представить,  как
несколько воинов сумели  провести  через  пустыню  большую  группу  рабов.
Скорее всего, эльфы просто-напросто украли свой  живой  товар  у  законных
владельцев. Если бы не присутствие старого колдуна, Агис ушел  бы  отсюда.
Он не любил иметь дело с ворами.
     - Полагаю, вы приобрели все товары  законным  путем,  -  крикнул  еще
кто-то.
     - Ну разумеется, - кивнул Радорак. - Документы, к сожалению,  пропали
во время нападения разбойников на наш  караван  кто  пятидесяти  милях  от
Тира. Но даю вам слово, что все эти  чудесные  рабы,  которых  мы  сегодня
выставляем на продажу - собственность моего племени.
     Это заявление вызвало новый взрыв хохота.
     - Чего тянуть! - крикнул чей-то голос. -  Мне  надо  доставить  рабов
домой до наступления темноты!
     Покосившись на говорившего, Агис узнал Диана. Но Агису не хотелось не
то что разговаривать, даже глядеть на сенатора, бросившего их  с  Джасилой
на площади.
     - Как вам угодно, - поклонился Радорак.
     Всю  оставшуюся  часть  дня  Радорак  и  его  подручные  представляли
внимания собравшихся вельмож разномастных нищих, идиотов и пьяниц  -  все,
что они сумели набрать для аукциона. К концу  первого  часа  Агис  уже  не
сомневался, что всех их эльфы  собрали  в  районе  Рынка  Эльфов.  Сенатор
пристально следил за стариком, и однажды, когда  тот  поднял  руку,  чтобы
вытереть пот со лба, заметил у него на  пояс  тугой  мешочек  с  деньгами.
"Ясно, - подумал Агис, - он явился сюда кого-то купить. Но кого именно?.."
     Вечерело,  и  собравшиеся  начали  громко  ругать  эльфов  за  низкое
качество товара, утверждая, что половина только что  приобретенных  рабов,
несомненно, помрет, не добравшись  до  поместий  своих  новых  хозяев.  Но
Радорак лишь невозмутимо улыбался. На этом аукционе стоимость рабов  почти
в десять раз превышала обычную. Некоторые  покупатели  выкладывали  золото
даже за рабов, неспособных от слабости подняться на ноги.
     Наконец, стало совсем темно, и поток рабов иссяк.
     - Боюсь, вы истощили мои запасы, - потирая руки, сказал Радорак.
     Толпа разочаровано загудела. Как бы ни были плохи предлагаемые эльфом
рабы, другие, с тех пор  как  начались  конфискации  Тихиана,  в  Тире  не
продавались.
     Желая отблагодарить вас за проявленное к нашему  маленькому  аукциону
внимание, - тепло улыбнулся эльф, -  я  хочу  предложить  вашему  вниманию
нечто особенное.
     Он дважды хлопнул в ладоши. И тут же двое эльфов с горящими  факелами
вывели на площадку девушку -  эльфа-полукровку.  С  первого  взгляда  Агис
увидел, что она необычайно красива. Прекраснее любой знатной дамы. Длинные
янтарные волосы мягкими волнами рассыпались по  плечам,  а  светло-голубые
глаза напоминали драгоценные камни чистейшей  воды.  Если  бы  Агис  хотел
завести себе наложницу, он бы выбрал именно такую.
     Радорак  одел   девушку   в   полупрозрачную   накидку,   открывающую
вожделенным взорам ровно столько, чтобы раздразнить  аппетит.  В  отместку
Садира нарочно двигалась резко и неуклюже, стараясь  показать,  какая  она
неловкая и глупая. Ее вовсе не радовало  нынешнее  положение.  Чем  меньше
эльф заработает на ее продаже, тем лучше - так казалось Садире.
     Три ночи назад Радорак помог ей ускользнуть  от  королевской  стражи.
Как только полукровка вошла в дверь, из  которой  ее  подзывал  эльф,  тот
выхватил и-под плаща маленький флакончик и вылил его содержимое на  порог.
Ужасающее зловоние заполнило воздух. Мгновение спустя, Садира  услышала  у
себя за спиной жалобный визг налетевших на ловушку циклопов.  Вся  площадь
взорвалась воплями ужаса, когда обезумевшие от боли  ищейки  начали  рвать
своими клешнями все, то оказывалось у них перед глазами.
     Пользуясь всеобщим смятением, эльф повел девушку проходными комнатами
и двориками. Через несколько минут они очутились совсем на другой  улочке,
где их уже поджидало несколько  соплеменников  Радорака.  Набросившись  на
Садиру, они в мгновение ока связали девушку и заткнули ей  рот  кляпом.  А
несколько минут спустя Радорак обнаружил у нее в сумке драгоценный  том  с
заклинаниями. Он  пригрозил  уничтожить  книгу,  если  девушка  попытается
бежать. Он клятвенно обещал вернуть том после аукциона, но  вот  насколько
ему  можно  было  верить...  Однако  делать  нечего,  Садира  согласилась.
Мысленно она поклялась жестоко отомстить коварному эльфу, если тот посмеет
ее обмануть.
     - Эту стройную красавицу, - начал врать Радорак. - Я  лично  приобрел
на рынке в Гулге. Говорят, она дочь  одного  из  вождей  великого  племени
Сари...
     - Господин, - глупо хлопая глазами, прервала его Садира. - Вы меня  с
кем-то спутали. Я в жизни не покидала Тира...
     Ее слова вызвали у собравшихся взрыв хохота. Но Радораку было  совсем
не смешно.
     - Не забывай о своей книге, - прошипел он на ухо Садире.
     Прежде, чем она успела ответить, зычный голос Ктандео перекрыл шум  и
смех.
     - Сколько?
     - Пятьдесят золотых! - не моргнув глазом объявил Радорак.
     Эльфы обычно сами назначали цену своему товару, продавая его  первому
же соглашавшемуся на нее. Если таковых не находилось, то тому,  кто  давал
больше остальных.
     - Согласен, - сказал Ктандео, и Садира облегченно вздохнула.
     Ктандео, вне всякого сомнения, видел, как она приняла помощь Радорака
- не удивительно, что колдун сумел ее найти. Не изумилась они и тому,  что
ее учитель пришел ей на помощь. В конце концов, он  сам  рассказывал,  как
это было бы ужасно, окажись  она  в  чужих  руках.  Но  вот  то,  с  какой
легкостью Ктандео согласился на фантастически высокую цену  эльфа...  Нет,
она считала своего старого учителя хитрее.
     - Вот господин, понимает толк в женской красоте, - улыбнулся Радорак.
     По толпе пробежал гул удивления.  Еще  бы,  сегодня  ни  за  кого  не
платили более десяти  золотых.  Что  касается  Агиса,  то  в  сгустившихся
сумерках он не мог разглядеть выражения  лица  старика,  и  тем  не  менее
сенатор не сомневался, что эта рабыня и есть  истинная  причина  появления
колдуна на аукционе.
     - Я плачу пятьдесят  пять  золотых!  -  громко  крикнул  он,  нарушая
традиции.
     Толпа загудела еще громче, а Каро язвительно прошептал:
     - Решили завести себе новую забаву?
     - Она  нужна  мне  не  для  этого.  -  Агис,  жестом  приказал  гному
замолчать.
     - Шестьдесят золотых, - твердым, как скала, голосом объявил старик.
     Радорак посмотрел по сторонам, пожал плечами и широко усмехнулся.
     - Похоже, я недооценил свой товар. Готов выслушать ваши предложения.
     Агис хотел было начать торг, но вдруг передумал. Внезапно торговля со
стариком показалась ему глупым занятием. Ему пришло в голову, что у него и
так полно рабов и эта девушка наверняка не  так  хороша,  как  ему  сперва
показалось. Мелькнула мысль и о том,  что  Радорак  неспроста  оттянул  ее
продажу на вечер - вполне вероятно, что он хотел скрыть то какой-то изъян,
который станет очевидным завтра утром, при солнечном свете.
     - Услышу ли я новое предложение справа?  -  спросил  Радорак.  -  Она
настоящая красавица. Уверен, вы не пожалеете о покупке.
     Слова эльфа вывели Агиса из задумчивости. Он  понял,  что  посетившие
его мысли принадлежали кому-то другому. Его опыт Пути подсказывал, что эти
чужие идеи исподволь внедрившиеся в его сознание, не имели ничего общего с
пси. Будь это не так, он бы обязательно почувствовал воздействия  на  свой
разум.
     Агис хотел сперва возмутиться, но  тут  же  понял,  что  на  аукционе
подобного рода, проводимом племенем эльфов в такое время и в таком  месте,
все его обвинения будут выглядеть наивно и смешно.
     - Шестьдесят пять золотых, - сказал он.
     - Продолжай торговаться, что бы ни происходило, - прошептал он на ухо
Каро. - Делай что хочешь, только не дай этой полукровке ускользнуть!
     - Но она всего лишь...
     - Делай, что тебе говорят! - приказал Агис. - Потом поймешь, почему!
     - Закрыв  глаза,  сенатор  представил  себе  сплошную  стену  колючих
деревьев фаро, окружающую его сознание. Их ветви и корни переплетались так
тесно, что ни мушка ни самый крохотный червячок не смогли бы проскользнуть
мимо длинных острых игл. Этот живой барьер рос  и  рос,  огромным  куполом
защищая его разум от атаки. Корни деревьев,  как  Агис  себе  представлял,
уходили  вглубь  его  существа,   черпая   необходимую   для   поддержания
непрерывной защиты энергию их точки слияния  трех  сил.  Барьер,  конечно,
можно было преодолеть  -  для  того,  кто  познал  Путь,  не  существовало
непреодолимых преград - но Агис не сомневался,  что  колдуну  будет  очень
трудно проникнуть в его мозг.
     Обеспечив себе  надежную  защиту,  Агис  занялся  подготовкой  атаки.
Обычно он не опустился бы до использования Пути ради достижения победы  на
аукционе. Но раз старик применил оккультные силы,  Агис  не  видел  ничего
бесчестного в том, чтобы воспользоваться своими способностями.
     Открыв глаза, он посмотрел на колдуна. Агис не  видел  его  лица,  на
перед своим мысленным взором  он  представил  хитрые  карие  глаза  своего
противника. Не видя перед собой ничего, кроме этих глаз, сенатор призвал к
себе пси энергию и придал ей форму совы.  Для  перьев  своего  магического
посланца от избрал тот же цвет, что и у глаз  старика.  Еще  миг,  и  сова
бесшумно устремилась к цели. Вот коричневые  перья  растворились  в  карих
зрачках, и Агис проник в сознание колдуна. Агис ожидал увидеть перед собой
голое, неприветливое место, дикое, как пустыни Ахаса. Еще бы, ведь  старик
хранил  такой  неприступный  и  хмурый  вид.  Он  ожидал  встретить   бури
ненависти, озаряемые яркими вспышками зла и  пронизываемые  ослепительными
молниями презрения. Вместо этого аристократ внезапно очутился  в  блаженно
тихом оазисе и озером кристально чистой воды и рощей  огромных,  способных
устоять перед самым свирепым ураганом, деревьев. Агис так удивился, что на
мгновение замешкался,  прежде  чем  послать  свою  птицу  вниз,  захватить
контроль над этим райским уголком.
     Но в этот миг нерешительности старый колдун понял, что  в  его  разум
проник  посторонний.  Внезапно  тысячи  белых  сорокопутов  поднялись  над
деревьями и устремились навстречу сове. Подобрав  крылья,  сенатор  камнем
полетел к озеру, но сорокопуты рвали его не части прямо на лету.
     Агис попытался изменить своего посланца в нечто менее изящное и более
сильное, но было уже поздно. Он успел  увидеть,  как  одно  из  коричневых
перьев плавно опустилось на голубую воду, и в следующее мгновение он снова
находился на рынке рабов, под Мостом Эльфов.
     Агис тяжело дышал. Битва и потеря совы стоили ему немалого количества
энергии. И хотя он сильно сомневался, что ему удастся еще раз проникнуть в
мозг колдуна, Агис не терял  надежды  на  успех.  У  него  еще  оставалось
достаточно сил, а что до способов использования Пути, то  их  существовало
больше,  нежели  людей  на  Ахасе.  Ничего,  он   найдет   другой   способ
атаковать...
     - Как торги? - вполголоса спросил он Каро.
     - Семьдесят один золотой.
     С другой стороны площадки звенящий голос колдуна объявил:
     - Семьдесят пять!
     - Восемьдесят, - не задумываясь, отпарировал Агис.
     И снова  возбужденный  гул  пробежал  по  собравшимся  вельможам.  За
восемьдесят золотых покупали гладиаторов-мулов.
     С той стороны площади - тишина. Девушка-рабыня смерила Агиса  ледяным
взглядом и повернулась в сторону молчащего старика.
     - Я отказываюсь от своего предложения!
     К величайшему удивлению  Агиса,  голос  раздавался  откуда-то  совсем
рядом. Неужели это сказал Каро? Глянув вниз, сенатор увидел в пыли, у себя
между ногами, пару губ. Ни носа, ни подбородка, ничего. Только рот, и все.
     Вот губы раскрылись  и  на  глазах  ошарашенного  Агиса  заявили  его
голосом:
     - Я отказываюсь от своего предложения!
     - Правильно ли я вас понял? - разочаровано повернулся к нему Радорак.
     Поставив  каблук  своего  сафьянового  сапога  прямо  на  губы,  Агис
отрицательно покачал головой.  Рот  хотел  было  еще  что-то  сказать,  но
раздалось  лишь   нечленораздельное   бормотание.   Удостоверившись,   что
колдовские губы больше не станут ему мешать, сенатор объяснил:
     - Я хотел предложить восемьдесят пять золотых!
     - Смелый ход, - одобрительно сказал Радорак.  -  Вы  можете  перебить
цену? - повернулся он к старику.
     На сей раз  Агис  приготовился  отплатить  колдуну  его  же  монетой.
Используя Путь, он создал невидимый туннель, заканчивающийся прямо во  рту
старика. И как только тот захотел что-то сказать, Агис беззвучно прошептал
слова, которые ему хотелось услышать.
     - У меня нет такой суммы, - голос был старика, но слова  принадлежали
Агису.
     Сенатор  даже  почувствовал  гордость  от  того,  как   правдоподобно
задрожал голос его противника. Сразу ясно - старик огорчен и разочарован.
     - Какая жалость, - сочувственно протянул Радорак и  поманил  Агиса  к
себе.
     Колдун начал было протестовать, но Агис снова вложил ему в уста  свои
собственные слова.
     - Можете, вы поверить мне в долг...
     Все кругом так и покатились со  смеху.  Старик  сердито  поглядел  на
Агиса, но тот, не обращая  внимания  на  поверженного  конкурента,  шагнул
вперед. Дрожащими от усталости пальцами он  отвязал  от  пояса  мешочек  с
золотом. Да, победа далась ему нелегко.
     Рабыня смерила Агиса презрительным взглядом.  Что-то  прошептав  себе
под нос, она жестом велела сенатору вернуться на место.
     - Ты никогда не овладеешь мной, сын  грязного  мекилота!  -  с  жаром
воскликнула она.
     И тут же, споткнувшись о невидимое препятствие,  Агис  во  весь  рост
растянулся на земле. Он чуть не выронил мешочек с золотом.
     Со всех сторон посыпались насмешки и не  слишком  пристойные  советы.
Агису, мол, стоило подождать, пока он окажется дома, прежде  чем  пытаться
познакомиться со своей новой покупкой. Отшучиваясь,  сенатор  поднялся  на
ноги.
     И тут раздался голос старика:
     - Мне удалось-таки  найти  еще  несколько  монет,  Радорак.  Я  готов
поднять цену до девяноста золотых, - и колдун  замахал  на  Агиса  руками,
словно требуя прогнать сенатора прочь.
     - Девяносто пять! - воскликнул Агис.
     Эльф нахмурился.
     - Ты видел когда-нибудь, как Рал и Гухай танцуют джигу? - спросил он.
     - О чем ты говоришь? - поразился Агис.
     - Иди-ка ты в Гулг на руках! - рассердился эльф.
     Агис понял, что дело плохо. Старик умудрился-таки его околдовать. Что
бы теперь ни говорили окружающие, Агис  слышал  лишь  бессмысленный  набор
слов. И судя по реакции Радорака, понять Агиса теперь тоже никто не мог.
     Отвернувшись от наголову разбитого сенатора, Радорак подозвал к  себе
старика. Заметив, что Агис не спешит отойти в сторону, двое  дюжих  эльфов
тут же шагнули на помощь  своему  предводителю.  Агис  заколебался,  потом
отступил. Чего он добьется, ввязываясь в спор, в котором стороны все равно
не могли понять друг друга? Разве что устроить драку...
     Колдун вышел на освещенный факелами круг,  и  Агис  отчетливо  увидел
висящий у него на поясе под плащом мешочек  с  золотом.  И  тут  в  голову
сенатора  пришла  безумная  идея.  Спрятав  одну  руку  под  накидку,   он
представил себе, что его  кисть  исчезла.  Затем,  призвав  к  себе  Путь,
заставил видение стать явью. Резкая боль  обожгла  запястье,  и  на  месте
кисти Агис ощутил странную ноющую пустоту.
     Остановившись перед Радораком, старик  полез  под  плащ.  По-прежнему
пряча  обрубок  руки  под  накидкой,  Агис  потянулся  за  золотом  своего
соперника. Снова призвав на помощь Путь, он  представил  себе  свою  руку,
появляющуюся под плащом  старика.  Руку,  мертвой  хваткой  вцепившуюся  в
мешочек. Вот Агис ощутил на ладони тяжесть золота - совсем,  как  если  бы
его кисть все еще соединялась с  рукой.  Странное  ощущение,  когда  между
локтем и пальцами пролегает несколько десятков ярдов пустоты.
     Колдун  развязал  ремешки,  и  Агис  дернул  за  мешок,  одновременно
прекращая  подачу  энергии  на  процесс,  разделивший  его   руку.   Кисть
вернулась, а вместе с ней и полный золота мешок.
     Колдун так и подскочил на месте, когда деньги исчезли прямо у него из
рук.
     - Ты узнаешь, - закричал он, обвинительным жестом указывая на  Агиса,
- что вода из черного колодца по вкусу превосходит любую другую!
     Агис только пожал плечами от этой бессмысленной речи. Все  еще  держа
мешочек старика в руке, от вопросительно поглядел на Радорака. Но  прежде,
чем эльф успел ответить, колдун что-то горячо зашептал ему на  ухо,  то  и
дело показывая на Агиса.
     Улучив момент, когда старик не смотрел в его сторону, сенатор  быстро
передал Каро украденное золото.
     Агис, разумеется, не понимал ни слова из речей старика, но  он  очень
рассчитывал на легендарную жадность эльфов. Раз у колдуна золота нет,  то,
как казалось Агису, Радорак не станет с ним даже и разговаривать.
     Как он и ожидал, эльф  только  отмахнулся  от  нищего  и  навязчивого
"покупателя".
     - Принесите-ка мне печень и легкие своего любимого козла,  -  объявил
он, маня к себе Агиса.
     Не рискуя отвечать, сенатор молча вышел вперед. Все также  не  говоря
ни слова, от отсчитал  девяносто  пять  золотых.  Как  только  расчет  был
закончен, Радорак торжественно подвел к Агису рабыню.
     - Отведи эту женщину на вершину горы! -  сказал  он.  -  Лунный  свет
пойдет на пользу ее здоровью!
     Полукровка в отчаянии покосилась на стоящего неподалеку  старика.  Но
тот только пожал плечами.
     - В полях фаро  появились  огромные  прыгающие  окна,  -  заявил  он,
обращаясь к девушке. - Пока что ты будешь у него в безопасности.
     Агис облегченно вздохнул: второе предложение звучало вполне  разумно.
Судя по всему, заклинание действовало  не  слишком  долго,  и  теперь  его
энергия иссякла.
     - Прежде, чем ты уйдешь... - начал он, подходя к колдуну.
     - Ответ все равно "нет"! - бросил старик, останавливая  Агиса  концом
своего посоха.
     Круто повернувшись, он пошел к выходу с импровизированного рынка.
     Подозвав к себе Каро, Агис шагнул вслед за уходящим колдуном.
     - Выслушайте меня...
     - Меня зовут Садира, - остановила сенатора его новая рабыня.
     Агис попытался было ее обойти, но девушка тут  же  снова  возникла  у
него на пути.
     - Не зная зачем ты меня купил, - заявила она, сверкая холодными,  как
мифический лед глазами, - но уверяю тебя, это была пустая трата денег!



                           8. СОКРОВИЩЕ КАЛАКА

     Тихиан и  трое  его  помощников  находились  на  самом  нижнем  ярусе
пирамиды перед железной дверцей  прежде  скрытой  двумя  слоями  кирпичей.
Темплары только что обнаружили ее.  Вообще-то,  они  искали  последний  из
спрятанных в пирамиде амулетов, но вместо этого нашли эту крышку люка.
     - Пошли, - кивнул Тихиан.
     Один  из  его  помощников,  эльф-полукровка   по   имени   Гахалимай,
наклонился над дверцей, отодвинул засов и откинул тяжелую железную крышку.
Глазам темпларов предстал круглый черный проход,  уходящий  на  восток,  в
сторону арены гладиаторов.
     - Это же туннель! - воскликнул Гахалимай, зажигая факел.
     - Что ж, - сказал Тихиан, - посмотрим, куда он ведет.
     Приказав одному темплару остаться у входа, Тихиан спустился в проход.
Облицованный гладкими плитами черного обсидиана, туннель казался  каким-то
необыкновенно мрачным и зловещим.
     - Кто его построил? - спросил Стравос, жилистый седовласый темплар.
     - Скоро узнаем, - Тихиан жестом призвал своих помощников следовать за
ним.
     Через некоторое время они  увидели  у  себя  над  головами  короткий,
уходящий вверх колодец, облицованный как и туннель черным обсидианом.
     - Куда он ведет? - Гахалимай поднял факел повыше.
     - Мы прямо под ареной, - ответил Тихиан. - Судя по всему, под  песком
главного поля кроется еще один потайной люк.
     - А может, под бараками гладиаторов? - засомневался полукровка.
     - Мы шли слишком долго, - покачал головой Тихиан. - Нет, мы где-то  в
центре арены...
     - Зачем Союзу Масок понадобился такой проход? - удивился Стравос.
     - А с чего ты взял, что это дело  рук  Союза  Масок?  -  вопросом  на
вопрос ответил Тихиан. - Туннель ведет в сторону королевского дворца.
     Вскоре туннель кончился. Подняв головы темплары  увидели  на  потолке
еще один люк с барельефом головы дракона. Впалые глаза чудовища, казалось,
неотрывно глядели на Тихиана, а  острозубая  пасть  готова  была  схватить
любого, кто попытается открыть люк.
     Невзирая на обуревавшее его любопытство, Тихиану  хотелось  повернуть
назад. Он не сомневался, что они находятся под Золотой  Башней  Калака.  А
это  означало,  что  туннель  -  королевский  потайной  ход,   соединяющий
апартаменты Калака с пирамидой. Вряд ли короля обрадует, что кто-то проник
в его секрет.
     К сожалению, пока были найдены лишь  два  их  спрятанных  в  пирамиде
амулета. Тихиан не  исключал,  что  третий  скрывается  за  этой  железной
дверцей. Кроме того, его обуревало любопытство.  Все-таки  Тихиан  являлся
Верховным Темпларом как Королевских игр, так и Королевского Строительства.
Странно и подозрительно, что ему ничего не известно об этом проходе.
     - Гахалимай, - подозвал Тихиан  полукровку,  -  подсади-ка  Стравоса.
Пусть откроет люк.
     Стравос посерел от страха.
     - Мы только посмотрим, что там находится, -  поспешил  успокоить  его
Тихиан. - Пара маленьких заклинаний... Если амулета там  нет,  мы  тут  же
закроем дверь и забудет о том, что видели.
     Седой темплар встал  на  сложенные  ладони  Гахалимая  и  трясущимися
руками  отодвинул  засов.  С  грохотом  упала  железная  крышка.   Туннель
осветился призрачным, молочно-бледным сиянием...
     Пропустив своих помощников вперед, Тихиан подал им  факел  и  с  свою
очередь пролез в отверстие в потолке. Он оказался  в  полутемной  каморке,
перед глухой стеной. И вдруг рядом с ним замерцал шарик зеленовато-желтого
света.  Приглядевшись,  Тихиан  увидел  в  нем  смутные  очертания   лысой
морщинистой головы.
     - Владыка Тихиан? - прошелестел дрожащий голос Каро, слуги Агиса. - Я
занят, - оборвал его темплар, мысленно проклиная все на свете. - Свяжитесь
со мной попозже.
     Шар стал совсем зеленым.
     - Мне  в  первый  раз  за  три  дня  удалось  ускользнуть  от  своего
господина, и кто знает, когда снова представится  такая  возможность.  Так
давайте говорить сейчас, или вы вообще больше ничего от меня не услышите.
     Тихиан тяжело вздохнул,  проклиная  знаменитое  упрямство  гномов,  в
данном случае помноженное на доброту  Агиса,  который  сделал  этого  раба
таким наглым. В тот день, когда темплар  конфисковывая  рабов  в  поместье
Астикл, он без особого труда уговорил  Каро  перейти  к  нему  на  службу.
Тихиан как никто другой понимал значение  рабства  и  свободы.  Обреченный
выбирать между смертью в королевских каменоломнях и  возможностью  обрести
свободу ценой слежки за своим господином, старый гном предпочел свободу.
     - Держи кристалл подальше от лица, -  приказал  Тихиан.  -  Тогда  мы
увидим друг друга.
     Он дал тогда Каро волшебный кристалл оливина. С его  помощью  гном  в
любой миг мог связаться с Тихианом.
     Лицо Каро в светящемся круге обрело четкость.
     - Ну, что там у тебя? - нетерпеливо спросил Тихиан.
     С недовольным выражением лица он слушал рассказ гнома о встрече Агиса
и четырех сенаторов на площади Теней, об атаке на великаныша, приведшей  к
ранению Джасилы. Все это ничуть не удивляло Тихиана. Он так и  думал,  что
после конфискации, его друг выкинет какую-нибудь глупость.
     Но когда Каро дошел до аукциона, недовольство Тихиана мигом сменилось
живейшей заинтересованностью.
     - Как звали ту девочку? - спросил он, на мгновение даже  позабыв  где
находится.
     - Садира.
     - Не спускай с нее глаз! - воскликнул Тихиан. - Где ты находишься?  Я
немедленно пришлю кого-нибудь следить за каждым ее шагом!
     - Это вам не поможет, - заметил Каро. - Не успев ее  купить,  владыка
Агис тут же дал этой девчонке мешочек золота  и  отпустил  на  все  четыре
стороны. Он сказал ей, что, дескать, хочет помочь в борьбе против короля и
пусть те, кто носит Маску, смело обращаются к нему за помощью.
     - Повезло мне, как слепому ночью! - огорченно  воскликнул  Тихиан.  -
Как выглядел тот старик, что хотел купить Садиру?
     Со все возрастающим отчаянием темплар слушал  описание,  которое,  за
исключением увенчанного обсидиановым  шаром  посоха,  подходило  к  доброй
половине ремесленников Тира.
     - Ты скоро станешь свободным,  -  пообещал  Тихиан  гному  под  конец
разговора. - Кроме того, с твоей помощью мне легче будет уберечь Агиса  от
неприятностей. Ты оказываешь неоценимую услугу владыке Астикла.
     - Я знаю, что делаю, - твердо  сказала  Каро,  глядя  прямо  в  глаза
темплару. - И не надо делать из меня идиота. Предательство -  оно  и  есть
предательство.
     - Думай, как хочешь, - пожал плечами Тихиан. - Но если увидишь Садиру
- немедленно свяжись со мной. В тот день, когда я ее поймаю,  ты  обретешь
свободу.
     - Я понял, - ответил Каро.
     Он сжал кристалл в ладони, и светящийся шар исчез.
     -  Забудьте  все,  что  только  что  слышали!  -   приказал   Тихиан,
поворачиваясь к своим подчиненным.
     Он сказал это, и сразу же засомневался, стоило ли... С  отвисшими  от
изумления челюстями  Стравос  и  Гахалимай  глядели  на  открывавшуюся  им
комнату. Ничто другое их сейчас не интересовало.
     Они внезапно очутились в  громадном  зале  на  первом  этаже  Золотой
Башни.  Над  головой  крест-накрест  протянулись  обитые  медными  листами
стропила.  В  квадратах  между  ними  красовались  изображения  незнакомых
Тихиану  зверей.  Вдоль  стен  протянулись  поддерживающие  потолок  витые
гранитные колонны. А между ними  -  бесконечные  ряды  полок.  Большинство
ячеек  пустовало,  но  кое-где  темплар   заметил   глиняные   кувшины   и
металлические коробки, до краев полные золота и драгоценных камней. Где-то
покоился древний стальной меч, где-то - тяжелый боевой топор. На одной  из
полок лежали пыльные доспехи.
     Тусклый белый свет, озарявший камеру, проникал сквозь большую  панель
в потолке сделанную из прозрачного  алебастра.  А  под  ней  располагалась
огромная, выше взрослого великаныша,  совершенно  черная  и  гладкая,  как
стекло, пирамида. Она была высечена из цельного куска обсидиана и  Тихиану
казалось, будто он смотрится в самое сердце вечной тьмы, матери ночи...
     Вершина пирамиды была ровной - гладкая  площадка,  на  которой  могло
уместиться несколько человек. Вдоль ее края стояло два десятка шаров, тоже
из черного обсидиана, размерами от небольшого, с кулак, до гигантских глыб
с голову великаныша. Но не пирамида, ни эти удивительные шары  приковывали
к себе внимание темпларов.  Они,  не  отрываясь,  глядели  на  стоящий  на
вершине пирамиды серебряный трон.
     На его подлокотниках  покоились  две  человеческие  головы  -  волосы
завязаны хвостиками на затылках, лица повернуты в  сторону  к  сидящей  на
троне ссохшейся фигуры. В полумраке Тихиан едва  разглядел  блеск  золотой
диадемы  над  изможденным  морщинистым   лицом.   Верховный   Темплар   не
сомневался, что перед ним Калак.
     Рядом  с  собой  Тихиан  услышал  сдавленные  восклицания  -  до  его
помощников тоже дошло, куда они попали. Стравос сделал шаг назад, к  люку.
Со зловещим грохотом железная крышка захлопнулась прямо перед  его  носом.
Дрожа как  в  лихорадке,  седой  темплар  упал  на  колени.  Рядом  с  ним
распростерся на полу и Гахалимай.
     - О, Могущественный, - затянул Стравос, - прости наше вторжение...
     - Молчать! - приказал Тихиан, пиная Стравоса ногой в бок. Он не знал,
как Калак отреагирует на появление в его святая святых непрошенных гостей,
но ему совсем не хотелось сердить короля непочтительным отношением.
     - Как ты посмел обратиться королю без высочайшего на то соизволения!
     - Смотри, Виан, гости, - после паузы сказал Калак,  поворачивая  одну
из голов лицом в сторону темпларов.
     С этого расстояния Тихиан мог  разглядеть  только,  что  кожа  головы
Виана напоминает желтый пергамент,  а  высохшие  губы  застыли  в  злобной
гримасе, обнажающей неровные грязно-желтые губы.
     -  Мерзкие  убийцы,  -  заявила  голова,  глядя  на  Тихиана  и   его
помощников. - Они явились сюда, чтобы убить своего  монарха!  Не  так  ли,
Сач?
     - И почему ты все время думаешь только об убийствах?  -  презрительно
спросила другая голова. - Вполне возможно, что это обычные воры,  решившие
поживиться тем, что осталось от наших сокровищ.
     - От моих сокровищ! - проревел Калак, скидывая  Сача  с  подлокотника
трона.
     Скатившись по пирамиде, голова остановилась у  самых  ног  темпларов.
Она была неестественно раздутая, с пухлыми щеками  и  заплывшими  глазами,
превратившимися в узкие щелочки.
     - Наше сокровище, - заверил  Сач,  глядя  на  Тихиана.  -  Калак  все
растранжирил на эту свою  пирамиду.  Тысяча  лет  экономии,  а  теперь  ты
растратил все за какое-то столетие!
     С удивлением отвращением рассматривал Тихиан эту говорящую голову. Не
обычный зомби, для развлечения оживленный Калаком. Нет!  В  глазах  головы
светился разум, а злобное  выражением  лица  казалось  столь  же  живым  и
естественным, как у любого темплара.
     Схватив Виана за волосы,  Калак  шагнул  вниз  со  своего  трона.  Он
спускался по гладко, как стекло, грани так, будто  шел  по  ровной  земле.
Дойдя до подножия, он бросил Виана на пол, рядом с Сачем.  Головы  тут  же
принялись  ожесточенно  спорить  друг  с  другом  о  том,   кем   являлись
появившиеся в Золотой Башне темплары: ворами или убийцами.
     - Вот этот, - прервал их Калак, подходя к Гахалимаю, - и в самом деле
думал о воровстве.
     - Нет, нет, о, всемогущий! - запротестовал темплар, не  смея  поднять
глаз. - Я просто не мог прийти в себя от восхищения...
     - Не смей лгать своему королю! - рявкнул Калак.
     - Простите, ваше величество, - дрожащим голосом простонал полукровка.
- У меня мелькнула такая мысль, но я бы никогда...
     - Что бы ты  сделал,  -  сказал  король,  -  уже  не  имеет  никакого
значения.
     Подойдя сзади к коленопреклоненному темплару, он одной рукой  схватил
Гахалимая за подбородок, а другую положил полукровке на затылок.  А  затем
одним движением сломал  провинившемуся  темплару  шею.  Еще  мгновение,  и
бездыханное тело мешком распростерлось на полу.
     Тихиан глядел на труп своего верного помощника и единственное, что он
испытывал - это страх за свою собственную жизнь. Король запросто мог убить
их всех...
     - Этот боится, - сказал Калак, подходя к Стравосу.
     - Убей его, - посоветовала голова Сача.
     - Пожалуйста, Ваше Могущество! Я открыл  люк  лишь  потому,  что  мне
приказал Верховный Темплар! Я ничего такого не сделал!
     - Ты меня боишься? - спросил Калак.
     - К-к-конечно, ваше величество.
     - Это плохо, - решил Калак. - Видишь ли, ты принадлежишь мне. Если  я
захочу тебя убить, ты должен радоваться, ибо такова моя воля. Ты не должен
бояться того, что твое ничего не значащее существование подходит к концу.
     - Да, мой повелитель. Теперь я это понял.
     - Посмотрим...
     Из-за пояса Стравоса Калак  вытащил  кинжал  и  улыбнулся,  глядя  на
обсидиановое лезвие.
     - Накорми этот клинок, - приказал он, протягивая оружие темплару.
     Окаменев от ужаса Стравос смотрел на кинжал.
     - Накорми кинжал! - с горящими от нетерпения глазами хором  повторили
Сач и Виан.
     С каждой секундой Тихиан все больше  сомневался,  что  выйдет  отсюда
живым. И одновременно его все больше  разбирало  любопытство.  Ему  ужасно
хотелось узнать, что кроется  за  безумным  на  первый  взгляд  поведением
короля. Хотелось понять, почему Калак  и  его  говорящие  головы  с  таким
непонятным почтением относятся к обсидиану, не  слишком-то  ценившемуся  в
Тире. Казалось, будто древний  монарх  усматривает  в  этом  черном  камне
какие-то магические свойства...
     Стравос нацелил клинок на свое сердце, но больше он  сделать  уже  не
мог.
     - Мой властелин, - слезы потекли из глаз седого темплара, - пожалейте
своего несчастного слугу...
     - Так я и думал, - презрительно фыркнул Калак,  пристально  глядя  на
кинжал.
     И вдруг Стравос судорожно сжал рукоять. Его мускулы  напряглись,  как
канаты, тщетно сопротивляясь воле короля.
     - Нет! Пожалуйста!
     Несмотря на усилия темплара,  клинок  все  ближе  придвигался  к  его
груди.
     Кривая усмешка исказила черты короля. Повернувшись,  рукоять  кинжала
вывернулась из рук Стравоса. Еще миг, и черное лезвие  вонзилось  прямо  в
живот коленопреклоненного темплара.  Тот  застонал,  схватился  руками  за
рукоять, и повалился на бок.
     - Ты должен был сделать это сам, - усмехнулся король.  -  Тогда  твоя
смерть была бы намного быстрее...
     Горячая, дымящаяся кровь потекла по мраморному полу.
     - Я не звал к  себе  своего  Верховного  темплара,  -  сказал  Калак,
переводя взор на Тихиана. - Что он здесь делает?
     - Ворует, - сказал Сач.
     - Шпионит, - возразил Виан.
     Хотя  король  и  не  давал  ему  разрешения  говорить,  Тихиан  решил
произнести несколько слов в свое  оправдание.  А  то  эти  мерзкие  головы
быстренько уговорят короля казнить Верховного Темплара.
     - Ваше Величество, - начал он, стараясь не выказывать  страха,  -  мы
искали амулет Союза Масок вашей  пирамиде.  Темплары  случайно  обнаружили
тайный  проход,  который   и   привел   нас   сюда.   Мы   только   хотели
удостовериться...
     - Неужели он и в самом  деле  полагает,  что  Те,  Кто  Носит  Маску,
спрятали амулет в моей сокровищнице? - поднял  бровь  Калак.  -  Как  тебе
кажется, Виан?
     - Я должен был убедиться! - вставил Тихиан.
     - Он непочтителен! - заметил Сач.
     - Убей и его! - добавил Виан.
     - Нет, - покачал головой Калак. -  Только  не  Тихиана.  Он  мне  еще
нужен.
     Тихиан вздохнул с облегчением.
     - Это что, и есть Тихиан Мерикла? -  спросил  Сач.  -  Эта  змеелицая
тварь не может быть моим потомком!
     Тихиан с изумлением воззрился на голову.
     - Кто ты? - едва вымолвил он.
     Рассмеявшись, Калак поднял за волосы своих отвратительных  спутников.
А затем протянул Сача Тихиану.  Взяв  голову  обеими  руками,  темплар,  к
своему глубочайшему удивлению, обнаружил, что она теплая, как  у  обычного
человека.
     -  Позволь  представить   тебе   Сача   Звероподобного,   доблестного
прародителя благородного рода Мерикл, - торжественно объявил король. - Сач
и Виан - вожди, сопровождавшие меня, когда я покорил Тир.
     - Ты хотел сказать вожди, которые его для тебя покорили!  -  сварливо
заявил Сач.
     Не обращая внимания на  эти  слова,  Калак  наклонился  над  все  еще
стонущим Стравосом. Легким движением он  вытащил  кинжал  из  раны.  Кровь
хлынула рекой. Затем он аккуратно положил Виана около  кровоточащей  раны.
Высунув  пепельно-серый  язык,  голова  принялась  лакать   теплу   кровь,
струящуюся из тела умирающего темплара.
     Тихиан покосился а голову, которую держал в руках. К своему предку он
не испытывал ничего, кроме отвращения.
     - Накорми своего прародителя, - приказал Калак, указывая на недвижное
тело Гахалимая. Он протянул Тихиану кинжал. - А потом поговорил о том, что
ты должен для меня сделать.
     - Где лучше  сделать  надрез?  -  стараясь  оставаться  невозмутимым,
спросил Тихиан у Сача.
     - На горле! - дрожащим от нетерпения голосом воскликнула голова. -  И
подними ему ноги. Тогда кровь потечет свободнее...
     Тихиан сделал все  так,  как  просил  его  неожиданно  обнаружившийся
предок. Кинжал он оставил на груди Гахалимая.
     Когда Сач принялся за еду, Калак, до боли сжав Тихиану локоть,  отвел
его к основанию пирамиды.
     - Ты видел ход, ведущий на арену? - спросил он.
     - Да, мой король, - кивнул Тихиан.
     - Хорошо... Во время игр, посвященных окончанию возведения  пирамиды,
ты должен поставить эту вот пирамидку, - он похлопал  ладонью  по  черной,
зеркально-гладкой грани, - прямо  над  выходом  из  туннеля.  Понятно?  Но
только когда начнется последняя, финальная схватка. Сделай пирамиду частью
представления.
     Тихиан окинул пирамиду оценивающих взглядом. Чтобы  перенести  ее  на
арену, потребуется больше колдовства, чем король до сих пор даровал своему
Верному  Темплару.  С  другой  стороны,  может,  удастся  уменьшить  ее  в
размерах, а потом уже двигать...
     - А как насчет трона и  шаров?  -  спросил  он.  -  Их  тоже  следует
поместить на Арену?
     - Нет!  -  внезапно  рассвирепев,  прошипел  Калак.  -  Трон  и  шары
останутся здесь, со мной!
     - Как прикажете, - поспешно сказал  Тихиан.  -  Извините  за  вопрос.
Что-нибудь еще?
     - Когда начнется финальный бой, - продолжал Калак, - я  хочу  закрыть
все ворота, ведущие в амфитеатр и на арену.
     - И надолго?
     - Можешь не заботиться о том, когда ты их потом  откроешь,  -  сказал
король. - Ты должен только сделать так, чтобы ворота нельзя было сжечь.
     - Но все-таки, сколько времени вы хотите держать ворота закрытыми?  -
настаивал Тихиан. - Не так-то просто обеспечить едой и питьем сорок  тысяч
человек.
     - Кормить тебе их не придется, - пообещал Калак.  -  Твоя  задача,  -
чтобы ни одна живая душа не покинула цирка.
     - Возможно, - нахмурился Тихиан, смущенный  необычным  повелением,  -
если вы скажете зачем...
     - Больше тебе знать не положено, Верховный Темплар, -  резко  оборвал
его Калак. - Все, что от тебя требуется - запереть ворота и никого с Арены
не выпускать. Ясно?
     - Да, Ваше Величество, - склонился в поклоне Тихиан.
     Он уже не сомневался в том, что  Калак  задумал  нечто  большее,  чем
простые игры в ознаменование окончания строительства пирамиды. И почему-то
ему заранее было не по себе.
     - Нам потребуется отдельная стража, чтобы зрители после окончания Игр
оставались на своих местах, - продолжал Калак. - Это  я  поручил  Ларкину.
Обсудишь с ним порядок закрытия ворот. Но все вопросы поддержания  порядка
находятся исключительно в его ведении. Понятно?
     - Как изволите, - снова поклонился Тихиан.
     Его вовсе не радовало, что такое важное поручение дали  кому-то,  кто
ему не подчинялся. Интересно, сколько еще  подобных,  достойных  сожаления
назначений, король сделал за последнее время.
     Калак взмахнул рукой, и  тяжелая  железная  крышка  люка  с  грохотом
распахнулась.
     -  Судя  по  тому,  что  я  услышал  из  твоего  разговора  со  своим
осведомителем, ты пока не выведал планы Союза Масок. Эти  колдуны-недоучки
все еще водят тебя за нос.
     - Они не сорвут  ваших  Игр,  -  набрав  побольше  воздуху,  пообещал
Тихиан. - Даю вам слово.
     - Мне не нужно твое слово, - резко сказал Калак. - Я хочу, чтобы  все
они умерли.
     - Да, мой король, - ответил Тихиан, стараясь говорить спокойно.
     Сердце его колотилось, как сумасшедшее, и каждый удар гулом отдавался
в ушах. Казалось странным, что Калак этого не слышит.
     - Эти колдуны хитры, как шакалы, - помедлив, сказал король. -  И  так
же остроумны. Возможно, настало время предложить им  приманку  от  которой
они не смогут отказаться. Надо заставить их выйти из подполья.
     - Из подполья - О Великий?
     - Воспользуйся этим  дураком  сенатором,  Агисом  Астикла,  -  кивнул
король. - Ты же его друг, не так ли? Придумай что-нибудь  нужное  Союзу  и
предложи через этого самого Агиса.
     - Но Агис никак не связан с Союзом Масок, - запротестовал  Тихиан.  -
Вы же сами слышали...
     - Не лги, Тихиан. У Агиса больше шансов связаться с теми,  Кто  Носит
Маску, чем у кого бы то ни было и твоих знакомых.  Кроме  того,  почтенный
сенатор принял участие в нападении на моих слуг.  -  Калак  прищурился.  -
Используй его или убей.
     - Да, мой повелитель, - склонил голову Тихиан.
     - Хорошо... - протянул Калак. - Теперь вот еще что. Кто, кроме  тебя,
знает о мое потайном ходе?
     - Только темплар, которого я оставил на том конце туннеля, -  ответил
Тихиан.
     - Вот пусть он и  замурует  вход,  -  плотоядно  улыбнулся  Калак.  -
Разумеется, после того, как ты вернешься.
     - Как вам будет угодно, - кивнул Верховный Темплар. - А когда он  это
сделает, я лично убью его.
     - Правильно, Тихиан, - похвалил Калак, со странной улыбкой  глядя  на
черную, как  ночь,  пирамиду.  Мы  должны  сохранить  существование  этого
прохода в тайне.



                            9. МЕДНЫЕ ВОРОТА

     Садира стояла под навесом  напротив  Цирка  гладиаторов  Тира.  Стены
этого гигантского сооружения  поддерживались  четырьмя  этажами  мраморных
арок. На первом этаже этими арками начинались  проходы  внутрь  Цирка,  на
арену и в амфитеатр. Хотя  кроваво-красное  солнце  едва  выглянуло  из-за
горизонта, сотни рабов уже мыли и чистили древние  камни,  готовя  Цирк  и
предстоящим Играм. Откуда-то изнутри доносился скрип блоков и  непрерывный
глухой стук молотков.
     - Можешь ты хотя бы сказать, зачем  я  это  делаю?  -  спросил  Агис.
Обращаясь к Садире. Рядом нервно переминался с ноги на ногу Каро. - Мне до
смерти не хочется думать, что я иду на это только ради испытания.
     - Так уж у нас принято, - ответила девушка, качая головой.
     В том, что  она  сказала,  не  было  ни  слова  лжи:  в  Союзе  Масок
действительно старались никому не сообщать лишнего. С другой стороны,  то,
что она подразумевала, не имело никакого отношения к истине. Союз не давал
ей никакого права устанавливать связь с Агисом.  Идея  обратиться  к  нему
принадлежала девушке.
     - Если ты не уговоришь Тихиана, - добавила она, - то  чем  меньше  ты
будешь знать, тем лучше.
     - Лучше для кого? - поинтересовался Каро, как всегда полный заботы  о
своем господине.
     - Лучше для Союза Масок, - ответила Садира. - Если Тихиан догадается,
что Агис воздействует на него с помощью Пути, твоему хозяину уже  никто  и
ничто не поможет.
     - Вы заслуживаете права знать, за что рискуете жизнью! - провозгласил
гном, глядя на Агиса. И, зло покосившись на девушку,  добавил:  -  Она  же
вами вертит! Как хочет.
     - Агис  сам  вызвался  помочь  в  борьбе  против  короля,  -  сказала
полукровка.
     Гном упрямо покачал головой.
     - Ты обязана сказать, почему...
     - Хватит, Каро, - прервал его Агис. - Здесь рискую я.  И  если  я  не
считаю нужным знать, почему, то ты и подавно без этого обойдешься.
     Каро недовольно поглядел на своего господина, но  больше  спорить  не
стал.
     - Будь осторожен, - сказала Садира, пожимая Агису руку на прощание. -
Когда будешь возвращаться, не останавливайся около нас. Пройди вон по  той
улице  шесть  кварталов,  заверни  за  угол  и  там  жди.  Как  только   я
удостоверюсь, что за тобой не следят, мы к тебе присоединимся.
     - А ты осторожная, - улыбнулся Агис.
     Не дожидаясь ответа, он пошел к одному из входов в Цирк.
     Глядя вслед уходящему Агису, Садира от всего сердца надеялась, что не
сделала чудовищной ошибки. Два дня тому назад, когда Агис отпустил  ее  на
свободу, дав впридачу мешочек с золотом, она не сомневалась, что все это -
хитрый маневр темпларов с целью  найти  Союз  Масок.  Потому,  не  пытаясь
установить контакт, сняла  комнату  и  провела  в  ней  всю  ночь.  Но  ни
темплары, ни стражники так и не появились.
     Следующий  день  Садира  провела,  стараясь  вести  себя  как   можно
осторожнее. Она заговаривала с незнакомцами, украдкой пробиралась в разные
таверны и магазинчики, петляла по запутанным  улочкам  беднейших  районов.
Все это время она пыталась обнаружить слежку. К исходу для она так  никого
и не заметила. За ней и вправду никто не следил. Наконец Садира поверила в
искренность предложения сенатора.
     И вот тогда-то колдунья  и  приняла  очень  трудное  и  ответственное
решение: она не стала возвращаться в Союза Масок. Ведь Ктандео  немедленно
отослал бы ее из города. Он запретил бы ей даже думать о Рикусе, волшебном
копье и убийстве Калака. Потому-то Садира и пришла к Агису.
     Девушка обратилась к сенатору от имени  Союза.  Она  надеялась,  что,
используя свое влияние,  тому  удастся  организовать  для  нее  встречу  с
Рикусом. К своему глубочайшему сожалению, он быстро поняла, что Агису  это
не под силу. Да, собственно говоря, никто во всем Тире не смог бы устроить
ей свидание таким образом, чтобы об этом не узнал Тихиан. И тем не  менее,
Садира попросила его попробовать. Ей казалось, что без разговора с Рикусом
план Союза Масок обречен на провал.
     Агис подошел ко входу в  Цирк.  Хмурый  темплар  у  ворот,  преградил
сенатору путь тяжелым стальным мечом.
     - Внутрь проходить не положено, - сухо заявил он.
     - Я Агис Астикла, - гордо ответил сенатор.
     - Ну и что?
     - Тихиан... то есть,  Верховный  Темплар  Королевского  Строительства
назначил мне встречу сегодня утром. И между прочим, именно здесь.
     - Что же ты сразу не сказал? - темплар  с  кислой  миной  отступил  в
сторону и крикнул через плечо. - Это он!
     Тут же из-под арки появился еще один темплар, на сей раз женщина  лет
тридцати.
     - Следуйте за мной, - приказала она Агису.
     Под сводом арки  царил  полумрак.  В  воздухе  горько  пахло  горящим
древесным углем. Гулким эхом отдавался стук молотков строителей.
     - Я, кажется, сказала следовать  за  мной.  -  Женщина-темплар  грубо
схватила Агиса за руку.
     Они вышли на  мощеную  каменными  плитами  террасу  огромного  Цирка.
Далеко внизу раскинулось громадное песчаное поле - даже мул  не  сумел  бы
пересечь его быстрее, чем за  минуту.  С  одного  конца  к  нему  вплотную
примыкал королевский дворец - гигантский  балкон  нависал  на  ареной.  На
другом Цирк упирался в радужную грань величественной  пирамиды  Калака,  -
все еще не достроенной.
     А под террасой длинными рядами спускались к арене  ярусы  амфитеатра.
За спиной Агиса начинались ложи вельмож, а над ними -  гигантский  балкон,
сродни королевскому. Хотя сенатор и не слишком  жаловал  устраиваемые  тут
развлечения, он не  мог  не  признать,  что  в  архитектурном  смысле  это
строение являло собой нечто уникальное.
     Темплар вела Агиса по террасе, и  теперь  сенатор  наконец-то  увидел
источник странного запаха. Повсюду стояли большие жаровни, полные  горящих
углей. Обливающиеся потом  кузнецы  длинными  щипцами  ворочали  над  ними
медные слитки, в то время как рядом их собраться по ремеслу, выковывали из
раскаленных слитков тонкие листы.
     Не обращая внимания на кузнецов, темплар  провела  Агиса  к  входу  в
другой проход, ведущий обратно к улице.
     - Верховный Темплар примет тебя вон там - она показала на проход.
     Агис шагнул под арку. Тихиана нигде не  было.  Впереди  в  выхода  на
улицу темнел силуэт  стражника.  "Наверное,  еще  один  темплар,  -  решил
сенатор. - Может, он знает, где Тихиан". Агис огляделся.  По  обе  стороны
прохода, уходили наверх узкие  каменные  лестницы  ведущие  к  внутренним,
скрытым под рядами амфитеатра, помещениям Цирка. Именно оттуда  доносились
стук молотков, звон металла и свист кнутов.
     Вдруг все стихло. В  наступившей  тишине  Агис  услышал  приглушенную
команду, и  откуда-то  сверху  с  ужасающим  грохотом  свалились  огромные
ворота, перегородив выход на улицу. Стражник едва успел отскочить.
     Не ожидавший ничего  подобного  Агис  остался  в  коридоре  в  гордом
одиночестве, не считая,  конечно,  его  отражения  в  полированных  медных
листах, которыми были обшиты ворота.  Он  подошел  поближе.  Такие  ворота
могли бы остановить армию - ну,  во  всяком  случае  на  некоторое  время.
Металлические листы были подогнаны друг к друг так искусно,  что  Агис  не
смог бы просунуть между ними острие своего кинжала.
     Сзади, по одной из лестниц, зашуршали чьи-то шаги. Агис обернулся.  С
горящими от возбуждения глазами и радостной улыбкой по лестнице  спускался
Тихиан. Вслед на ним торопились еще несколько темпларов.
     Заметив Агиса, Тихиан приветственно поднял руки.
     - Приветствую тебя, друг мой!
     Он  обнял  Агиса  за  плечи.  Потом   повернул   сенатора   лицом   к
перегородившим проход воротам.
     - Как ты думаешь, - спросил он, - никто не сумеет их поджечь?
     - Пожалуй, это и впрямь будет трудновато, - согласился Агис.  -  Кого
это ты собрался не впускать?
     - Не выпускать, - поправил Тихиан, у  его  подчиненных  от  изумления
отвисли челюсти. - Если бы мы хотели кого-то не  впустить,  то  обшили  бы
ворота медью не изнутри а снаружи.
     - Господин, - прошептал один из темпларов  у  Тихиана  за  спиной.  -
Наверное, не стоило говорить об этом сенатору!
     - Здесь я решаю, что стоит делать, а что нет!  -  резко  оборвал  его
Тихиан. И добавил: - Мой друг так же верен королю, как и я сам.
     Агис не мог не улыбнуться такому утверждению.
     - Пойдите и велите снова поднять ворота  -  Тихиан,  жестом  приказал
темпларам удалиться. - Нам с Агисом надо поговорить.
     - Спасибо, что нашел время встретиться  со  мной,  Тихиан,  -  сказал
Агис, когда темплары ушли.
     - Я всегда к твоим услугам, - любезно  ответил  Тихиан.  -  Чем  могу
помочь? Боюсь, наша последняя встреча была не слишком приятной...
     Усилием воли Агис заставил себя улыбнуться - при воспоминании о  том,
что он потерял большую часть  своих  рабов,  его  снова  охватила  ярость.
Вместо этого она заставил себя вспомнить двух мальчиков -  самого  себя  и
Тихиана три десятка лет тому назад. Вспомнил о  том,  как  однажды  жарким
вечером они пробирались через заросли Фаро на плантации его отца...
     Агис поглядел прямо в глаза Тихиану  и  осторожно,  крайне  осторожно
послал эту мысль в  сознание  темплара.  Одновременно  он  легкими,  почти
неуловимыми движениями начал нащупывать  тропинку,  которая  позволит  ему
абсолютно незаметно проникнуть в голову Тихиана.
     Агис долго и тщательно  обдумал  атаку  на  Верховного  Темплара.  Он
придал ей вид приятного воспоминания в надежде, что, прикрываясь памятью о
совместных приключениях, ему удастся, не обнаружить себя, направить  мысли
Тихиана в нужное русло.
     Задумчивая улыбка заиграла  на  губах  Тихиана,  и  Агис  понял,  что
контакт  установлен.  Он  не  стал  проникать  глубже.  Пусть  подсознание
темплара привыкнет к непривычному соседству.
     - Ты так занят, - небрежно сказал Агис, - что тебе, наверное,  трудно
управлять своими землями.
     - Порой это не просто, - кивнул Тихиан.
     - Я мог бы тебе помочь.
     - Каким, образом? - поднял брови Тихиан.
     В  разуме  темплара  подсознание,   почувствовав   вызванные   Агисом
воспоминания, начало дополнять их новыми деталями. Светлые волосы молодого
Тихиана внезапно завязались в короткий хвостик - юноше как раз исполнилось
двенадцать лет, и он добился права выглядеть как взрослый.  Черные  волосы
Агиса оказались подстриженными так  коротко,  что  дальше  некуда  -  куда
короче, чем Агис когда-либо носил - а его уши вызывающе торчали в стороны.
     Мальчики почувствовали сладкий запах цветущего фаро: в тот год  выпал
дождь, и колючие  растения  все  как  один  украсились  большими  красными
цветками.  На  поясах  ребят  появились  короткие  мечи  с   обсидиановыми
клинками. В руках - арбалеты. Агис и Тихиан находились у вершины  пологого
холма, отделявшего поля от оросительного канала. Они охотились на варлов.
     При этом воспоминании Агис едва удержался от  сердитого  восклицания.
Не понимая, насколько важны для садов  покрытые  панцирем  слизняки,  отец
Агиса при каждом удобном случае посылал его на охоту. Странно, что к  тому
времени, как поместье перешло в руки Агиса на  плантации  вообще  остались
деревья.
     Внезапно, юный Тихиан, стоявший ближе к вершине холма, упал на живот,
жестом призывал Агиса последовать его примеру.
     Для мужчин, стоящих в проходе Цирка, все произошло в  мгновение  ока.
Агис как раз и поджидал этого момента.
     - Я позабочусь о твоих полях, - предложил он своему старому другу.  -
Они станут такими же плодородными, как и мои собственные.
     В тот же миг из-за щита воспоминаний  молодости  Агис  послал  мысль,
которую Тихиан должен был воспринять как свою  собственную.  "Это  хорошее
предложение".
     А  подсознание   Тихиана   тем   временем   продолжало   раскручивать
воспоминания. Юный Агис повернулся  и  спросил,  что,  собственно  говоря,
случилось. Его друг приложил палец к  губам  и  осторожно  выглянул  из-за
гребня холма вниз, на оросительный канал.
     И тут воспоминания Тихиана стали радикально отличаться от  того,  что
помнилось Агису. Сенатор помнил, как он, казалось, целую вечность пролежал
ничком в пыли под палящими лучами солнца.  Потом  услышал  тихий  шорох  в
зарослях фаро. В тот миг он даже и не подозревал, кто это  там  шевелится.
Взведя арбалет, Агис изготовился к стрельбе. Он мог только  гадать,  какую
опасность усмотрел его бдительный друг.
     Тихиан вспоминал этот эпизод совсем иначе. Вот он  выглядывает  из-за
гребня холма. И, не отрываясь, смотрит на плавающую  обнаженной  в  канале
старшую сестру Агиса Тиерни.
     Сенатор не знал, сердиться ему или смеяться. За все эти  годы  Тихиан
никогда не говорил, что он видел по ту сторону холма.
     А в Цирке Верховный Темплар спросил:
     - И что же ты хочешь взамен за то, что возьмешь на себя заботу о моих
полях?
     Тон добродушный и вместе  с  тем  осторожный.  Агис,  разумеется,  не
собирался сообщать Тихиану истинную цель своего визита.
     - Всего  лишь  права  несколько  дней  в  неделю  использовать  твоих
гладиаторов для работы на наших полях, - ответил Агис. - Хотя ты и оставил
мне женщин, и детей, они не в силах  защитить  поля  от  воров.  Двое-трое
опытных воинов живо научат грабителей уму-разуму. Да и тренировка вышла бы
неплохая...
     Воспоминания Тихиана стали более знакомыми, хотя все равно отличались
от того, что помнил Агис.
     Внезапно из зарослей фаро выскользнули три тощих гиха.  У  каждого  -
мешок украденных игл в одной руке и большущее копье  в  другой.  В  памяти
Тихиана Агис увидел,  как  он  вскакивает  на  ноги  точным  выстрелом  из
арбалета убивает предводителя  воров.  Молодой  Тихиан  реагирует  гораздо
медленнее  -  его  внимание,  до  самого  последнего  момента,   поглощено
прекрасными формами молодой женщины.
     Вот он пытается навести арбалет. Агис  тем  временем  выхватывает  из
ножен меч  и  бросается  на  второго  гиха,  угрожающе  поднявшего  копье.
Инстинктивно, не целясь, Тихиан нажал на  спуск,  послав  стрелу  точно  в
голову Агису. В тот миг юноша, размахнувшись, мощным ударом снес голову  с
плеч своему противнику, потерял равновесие и чуть не упал. Этого оказалось
достаточно,  чтобы  стрела  просвистела  у  него  над  ухом  и   вонзилась
последнему гиху точно в глаз.
     Это  воспоминание  удивило  Агиса.  Двадцать  пять  лет  сенатор   не
сомневался, что меткий и своевременный выстрел друга  спас  ему  жизнь.  А
теперь получалось, что это чистая случайность, с тем  же  успехом  жертвой
мог стать и он сам... Однако Агис успел всякого повидать на Пути, и потому
подобные откровения не могли повилять на его план. Выбрав удобный  момент,
Агис послал мысль, ради которой и было затеяно все представление.  "Скажи,
Да". Отправь к Агису Рикуса и Нииву."
     Но прежде, чем его детский товарищ успел дать  согласие,  на  которое
так рассчитывал сенатор, к Тихиану подошел темплар.  Он  что-то  прошептал
своему начальнику на ухо. Не выглядывая из-за  своего  щита  воспоминаний,
Агис попытался услышать, о чем идет речь. До него доносилось слабое это  -
что-то о срочном сообщении. Мысль промелькнула слишком быстро  -  Агис  не
успел толком понять, а выискивать ее в лабиринте сознания не решался.  Чем
больше активность, тем вероятнее, что Тихиан заметит присутствие  в  своем
мозгу постороннего.
     - Мне придется ненадолго тебя покинуть, - извиняясь, сказал Тихиан.
     Отойдя с темпларом на несколько шагов, они о чем-то долго и оживленно
шептались.
     Агис  терпеливо  ждал.  Он  сохранял  свое  присутствие  в   сознании
Верховного Темплара. Воспоминания не покидал его.  Вот  на  вершине  холма
появилась  Тиерни  в  бирюзовом  сари.  Увидев  трех  мертвых  гихов,  она
торжественно провозгласила юношей своими  спасителями.  Вот  юный  Агис  с
горящими глазами рассказывает ей, как они с Тихианом заметили воров и  как
его друг метким выстрелом спас ему жизнь.
     Посланец все еще о чем-то рассказывал Тихиану, и  с  каждой  секундой
выражение лица Верховного Темплара делалось все серьезнее.
     - Спасибо за предложение, - сказал Тихиан, вернувшись а Агису,  -  но
мой главный смотритель  плантации  работает  у  меня  с  тех  пор,  как  я
унаследовал поместье Мерикл. Он, конечно, не так хорош, как ты,  но  денег
мне хватает. Не хочется оставлять не у дел старого верного слугу.
     Оглядевшись в сознании Тихиана, Агис обнаружил свой щит воспоминаний,
окруженный  огромной  белой  пустыней,  Переданное   темпларом   сообщение
насторожило Тихиана, и теперь  он  тщательно  подавлял  свои  мысли.  Агис
заволновался: не обнаружил ли Верховный Темплар чужака в своем  мозгу.  Но
потом успокоился: если бы у Тихиана возникли подозрения, он бы сразу отдал
приказ своим темпларам, и песенка Агиса была бы спета.
     - Я  вовсе  не  имел  в  виду,  что  собираюсь  занять  место  твоего
смотрителя, - возразил сенатор. - Я просто хочу показать ему более...
     - Он болезненно относится к советам, - остановил его Тихиан. -  Но  я
готов послать в твое поместье гладиатора. Он очистит твои земли от  воров.
Считай это подарком.
     - Но это не имеет ничего общего с моим предложением! - возразил Агис,
глядя Тихиану прямо в глаза. - Ты просто мне не доверяешь! -  добавил  он,
пытаясь зайти с другой стороны.
     Говоря так, он послал через белую голую  пустыню  черную  змею  вины.
Извиваясь, змейка струилась по равнине... Вскоре Агис увидел  перед  собой
нечто странное. Странное и огромное: пирамида с плоской словно,  срезанной
вершиной, с полированными, как стекло гранями.  Пирамида  чернее  ночи.  С
удивлением Агис понял, что Тихиан действительно недавно видел ее.
     С  пирамиды  вниз  покатились  огромные  черные  шары.  Они   грозили
раздавить в лепешку меленькую любопытную змейку. Усилием воли Агис  создал
змее крылья и  поднялся  в  воздух.  Он  даже  пошатнулся  -  столько  это
потребовало энергии. Сначала Агис  думал,  что  камнепад  -  ответный  ход
Тихиана, защищающегося от непрошенных  гостей.  Но  шары  все  катились  и
катились. Их явно не волновало, что цель исчезла. Вот на равнине появилась
черная шахта, и шары с радостным  стуком  направились  к  ней.  Агис  тоже
подлетел поближе. Заглянув вниз, он увидел, что  уходящий  в  глубь  белой
земли туннель отделан черными обсидиановыми плитами.
     Клубящийся столб воспоминаний вырвался из шахты.  На  мгновение  Агис
очутился  лицом  к  лицу  с  высохшим,  изможденным  человеком  в  золотой
диадеме... Калак! Неужели это ловушка?! В панике Агис бросился наутек.  Но
силы его иссякли...
     Змея уже начал выбираться из сознания Тихиана, когда Агис понял,  что
его никто не преследует.
     У него за спиной деловитый голос Калака произнес:
     - Ты видел ход, ведущий на арену?
     Агис обернулся. Он увидел древнего короля, стоящего  рядом  с  черной
пирамидой.  Похлопывая  ладонью  по  гладкой  обсидиановой  грани,  монарх
сумрачно глядел на склонившегося  перед  ним  Тихиана.  Нет,  не  ловушка.
Просто еще одно воспоминание.
     - Да, мой король, - кивнул Тихиан.
     - Хорошо... Во время игр! Ты должен поставить эту пирамидку прямо над
выходом из туннеля. Понятно? Но только когда начнется  финальная  схватка.
Сделай пирамиду частью представления...
     - А как насчет трона и шаров? Их тоже следует поместить на Арену?
     - Нет! - зашипел Калак с таким  выражением  лица,  словно  готов  был
испепелить Верховного Темплара на месте. - Трон и шары останутся здесь, со
мной.
     - Как прикажете. Извините за вопрос. Что-нибудь еще?
     Калак кивнул.
     - Когда начнется финальный бой, я хочу закрыть все ворота, ведущие  в
амфитеатр и на арену.
     - И надолго?
     - Можешь не заботиться о том, когда ты их потом откроешь...
     Воспоминания   прервались.   Фигура   Калака   растаяла,   как   дым.
Повернувшись  к  летающей  змейке  Агиса,  Тихиан  поднял  руки.  Огромная
пирамида у него за спиной плавно взмыла  в  воздух.  Теперь  Агис  уже  не
сомневался, что его обнаружили. Превратив змею в стрелу, он,  как  молния,
помчался к выходу из сознания темплара.
     Мгновение спустя он прервал контакт.
     - Тот, кто занимает пост, подобный моему, - между тем отвечал  Тихиан
на предыдущий вопрос Агиса, - должен всегда  быть  начеку.  Он  никому  не
должен доверять, даже своим друзьям.
     Но Агис его не  слышал.  Отдавший  все  силы  тому,  чтобы  побыстрее
выбраться из сознания Тихиана, сенатор едва стояла на ногах. Он  бы  упал,
если бы Верховный Темплар не подхватил его под руку.
     - Все хорошо, - сказал Тихиан. - Мне бы не хотелось, чтобы ты  расшиб
себе лоб.
     Агис растеряно заморгал.
     - Спасибо за заботу, - с сарказмом ответил он и огляделся  в  поисках
стражников и темпларов, бегущих, чтобы его арестовать.
     Но вокруг - никого.
     - Почему ты меня не арестовываешь? - удивился он.
     - А зачем? - поднял брови Тихиан. - Скажи  мне,  Агис,  -  начал  он,
повернувшись к высящейся над Цирком пирамиде, - зачем  Калаку  понадобился
этот монстр?
     - Ну, это же ты строишь ему пирамиду, а не я, -  ответил  сенатор,  с
горечью воспоминания конфискованных у него рабов. - Вот ты мне и скажи.
     - Сказал бы, если бы знал, - пожал плечами Тихиан.  Король  даже  мне
ничего не говорит... Я показал тебе все, что я знаю и, честно говоря,  мне
становится страшно.
     - Прибереги свои откровения для кого-нибудь другого, - закатил  глаза
к небу Агис. - Я слишком хорошо тебя  знаю.  Единственная  жизнь,  которая
тебя беспокоит это твоя собственная.
     - Алан Калака может погубить и меня, - заметил Тихиан.  -  Зачем  ему
понадобилось запереть в Цирке сорок тысяч человек? Если  бы  я  не  был  в
числе этих сорок тысяч, вопрос этот волновал бы  меня  куда  меньше...  Но
увы! Тут я вместе со всеми.
     - На что ты намекаешь? - нахмурился Агис.
     - Мне казалось, ты достаточно умен, чтобы догадаться сам -  улыбнулся
Тихиан. - Ну, а если это тебе не по силам, попроси помощи у своих  друзей.
Тех, что не любят показывать свои лица.
     Ошеломленный Агис постарался не выдать своего удивления.
     -   Допустим,   я   действительно   знаю   кое-кого,   кто   мог   бы
заинтересоваться планами Калака, - задумчиво сказал он, - ответь зачем  ты
показал мне ту пирамидку с шарами и почему  хочешь,  чтобы  о  ней  узнали
враги короля?
     - Я хочу выжить, - ответил темплар, ведя Агиса  к  выходу.  -  А  для
этого, должны произойти два события. Первое: Те, Кто Носит  Маску,  должны
сказать мне, где спрятали третий, последний амулет.  Если  я  в  ближайшее
время его не найду, Калак меня убьет. Второе: они должны  помешать  планам
короля. Во всяком случае, в том, что касается окончания игр. Я  ведь  тоже
буду там присутствовать. Не думаю, что он пощадит своих  темпларов,  пусть
даже и Верховных.
     - А что ты предлагаешь взамен?
     - Все, что в моих силах... но только если это  не  будет  стоить  мне
жизни, - ответил Тихиан. -  Для  начала  я  позволю  Садире  поговорить  с
Рикусом... Но только после того, как отыщу недостающий амулет.
     Агис пошатнулся. Лишь  каким-то  чудом  он  удержался  и  не  спросил
темплара, откуда тот знает о Садире. Совершенно очевидно, у темпларов  был
шпион - или в его окружении или в руководстве Союза.
     - Похоже, ты все еще не оправился от путешествия по  моей  голове,  -
ухмыльнулся Тихиан. - Хочешь, я вызову для тебя свой паланкин? Он  отвезет
тебя домой.
     - Не обижайся, - ответил Агис, - но я лучше поползу на четвереньках.
     Они подошли к выходу из Цирка - те же  самые  ворота,  через  которые
Агис вошел какой-то час тому назад.
     - Да, кстати. - Тихиан крепко взял сенатора  за  плечо.  -  Есть  еще
кое-что, о чем тебе следует знать.
     - Что?
     - Мое предложение не означает перемирие, - сказал темплар. - Так  что
будь осторожен.



                         10. РЕШЕНИЯ И ОБЕЩАНИЯ

     В камерах и клетках царил полумрак. Пробивающиеся  сквозь  щели  лучи
заходящего солнца окрашивали все вокруг в кровавые  тона.  Бесчисленные  и
самые разнообразные животные  нетерпеливо  сновали,  прыгали  или  ползали
взад-вперед по своим камерам-клеткам. Они ревели, выли, фыркали и  щелкали
в предвкушении долгожданной вечерней кормежки.
     - Да тихо вы! - заорал на них Рикус прекрасно понимая,  что  все  его
вопли ни к чему не приведут.
     "Кричать бесполезно, - сообщил  гадж.  -  Разносчики  пищи  от  этого
раньше не придут".
     "Плевать я хотел на разносчиков пищи, - ответил  мул.  -  Мне  просто
хочется хоть немного отдохнуть".
     Сидя на куче тряпья в углу камеры, Рикус сосредоточенно  рассматривал
многочисленные синяки и ссадины - результат недавнего тренировочного боя с
Яригом. Впрочем, гному досталось не меньше. С головы до ног  разукрашенный
пурпурно-желто-зелено-синими  отметинами  воинской  доблести  мула,   Яриг
аккуратно обматывал кожаный ремень вокруг рукояти своего боевого молота.
     Молодой темплар, занявший  место  Боаза,  позволял  своим  подопечным
оставлять на ночь оружие. Он  считал,  и  не  без  основания,  что  бойцы,
ухаживающие  за  своим  вооружением,  будут  больше  доверять,   ему   как
наставнику. Он также знал, что если  гладиаторы  и  надумают  убежать,  то
никакое  оружие  не  поможет  им  ускользнуть  от  владеющих   колдовством
темпларов, расставленных владыкой Тихианом вокруг лагеря.
     Рикус потрогал бок и скривился от боли.
     - Ты что, Яриг, хотел меня убить? - пошутил он.
     -  Зачем  мне  убивать  друга?  -  вскинулся  гном,  как  всегда  все
воспринимая совершенно серьезно. - Это глупо!
     - Уж ты бы лучше помолчал о том, кто  и  как  сражается!  -  вставила
Ниива.
     Сидя посреди камеры,  она  обломком  кривого  рога  делала  из  куска
обсидиана новое лезвие для короткого меча Рикуса.
     - Посудомойки дерутся с большим азартом, чем ты, - заявила она и,  не
услышав ответа, не сильно стукнула острием рога по краю  будущего  клинка.
Отскочила  меленькая  чешуйка.  Отскочила  и  упала  на  кучу   таких   же
обсидиановых чешуек на  полу.  -  Если  ты  не  выбросишь  из  головы  эту
девчонку, - продолжала Ниива,  -  то  на  Играх  мы  не  отделаемся  парой
синяков.
     - Мы победим, - прорычал Рикус. - Можешь не беспокоиться.
     Впрочем, сейчас мулу совсем не хотелось пускаться в  пререкания.  Что
толку отрицать: он и вправду последние несколько дней только  о  Садире  и
думал. Он чувствовал себя ответственным за ее  судьбу.  И  вместе  с  тем,
никак не мог ей помочь. А в итоге - жгучее  чувство  вины  не  давало  как
следует сосредоточится.
     Внезапно Рикус заметил,  что  звери  кругом  завыли  и  зашипели  еще
громче, чем раньше. Такой гвалт обычно возвещал  о  появлении  разносчиков
пищи, но для этого было слишком рано. Мгновение спустя мул услышал голоса.
Трое остальных гладиаторов продолжали работать, словно ничего не замечали.
Рикус поднялся. Он подошел к прутьям как раз в тот момент, когда  напротив
камеры остановились шестеро в черных накидках  темпларов.  Одного  из  них
Рикус узнал: острые черты лица и длинные светлые волосы -  владыка  Тихиан
собственной персоной!
     "Нет пищи, Рикус", - пожаловался гадж.
     "Ее принесут позже, - успокоил его мул. - Потерпи. Дай мне поговорить
с этими людьми".
     - Не думаю, что вы пришли вернуть нас в прежние жилища - произнес.  -
Рикус.
     - Ты, наверное, шутишь, - усмехнулся Тихиан. - Самое меньшее,  что  я
могу сделать для несчастного Боаза, это оставить  в  силе  его  наказание.
Вообще-то я пришел поговорить с тобой. Мой новый  наставник  сообщил  мне,
что со времени побега Садиры ты словно разучился сражаться.
     - Я все еще не оправился после схватки с  гаджем,  -  ответил  Рикус,
стараясь избежать разговора о Садире. Чем меньше Верховный  Темплар  будет
знать о его чувствах к девушке, тем лучше. Для всех. - Через пару  дней  я
приду в норму.
     Ниива холодно взглянула на Рикуса, но промолчала.
     - В таком случае, - с  издевкой  сказал  Тихиан,  -  тебе,  вероятно,
наплевать, что случилось с этой девчонкой.
     - Нет! - прорычал Рикус и, чувствуя, что  выдал  свое  слабое  место,
поспешно добавил: - Я обязан ей жизнью. Это долг чести.
     - Частенько, - холодно заметил Тихиан, - честь ценят слишком  высоко.
Она этого не стоит.
     - У раба все равно больше ничего нет,  -  парировал  Яриг  из  своего
угла. - Возможно, узнав, что стало с Садирой, Рикус будет драться лучше.
     - Неплохо сказано для  гнома,  -  заметил  Тихиан,  подходя  ближе  к
воротам камеры.
     Тут Рикусу пришло в голову,  что  он  может  дотянуться  до  темплара
сквозь прутья. Одно движение, и Тихиан будет лежать у его ног со сломанной
шеей. Несколько секунд понаслаждался этой приятной мыслью, но не сдвинулся
с места. Рикусу все еще хотелось завоевать свободу на Играх.
     Хищное выражение лица мула не ускользнула от Тихиана.
     - Стражники прикончат  тебя  в  одно  мгновение,  -  предупредил  он,
отступая.
     - Возможно, - хмуро улыбаясь согласился Рикус, - а может, и нет.  Так
что сталось с Садирой?
     - Прежде  ты  должен  рассказать,  что  нужно  Союзу  Масок  от  моих
гладиаторов, - ухмыльнулся Тихиан. - А главное зачем им понадобился ты.
     - Я и не знал, что мной  интересуется  Союз  Масок,  -  ответил  мул.
Невольно он подумал о Садире. Неужели колдунья принадлежала к этой  тайной
организации? Возможно ли такое?... Тем, Кто  Носит  Маску  вряд  ли  нужен
победивший на играх.
     Тихиан покосился на одного из своих подчиненных.
     - Он говорит правду?
     Молодой темплар кивнул.
     - Да. Ему также известно, что она колдунья.
     - Ты читаешь мои мысли, - прорычал Рикус, поняв, что его обманули.
     Быстро просунув руку между  прутьев,  он  вцепился  в  рясу  молодого
темплара. Рывок, и тот врезался лицом в  железную  решетку.  Его  спутники
кинулись на помощь, но Рикус крепко сжав горло темплара, прошипел:
     - Я вырву ему горло, если вы подойдете еще хоть на шаг!
     Пленник задрожал.
     - Отойдите! - дрожащим голосом взмолился он.
     Яриг и Ниива подошли к  Рикусу.  Анезка  осталась  сидеть  в  тени  в
дальнем углу камеры. Возможно, она надеялась, что так ей удастся  избежать
наказания, которое несомненно последует за вызывающим поведением Рикуса.
     Темплары в нерешительности посмотрели  на  Тихиана,  который,  словно
ничего и не случилось, вынул  из  кармана  маленький  флакон  с  пурпурной
гусеницей внутри.
     - Не убивай его, Рикус.
     - Выполни свое обещание, - сказал мул, глядя на мерзкую гусеницу,  но
не выпуская пленника.
     - Неужели я когда-нибудь тебя обманывал? - с деланно огорченным видом
спросил Тихиан. - Точно не знаю, как это произошло, - продолжил он,  видя,
что Рикус не собирается отвечать, - но Садиру купил один из  моих  друзей.
Можешь за нее не беспокоиться. Агис Астикл заботится о своих рабах, как не
все отцы о своих детях.
     - Тебе повезло, парень, - сказал Рикус, потрепав прижатого к  прутьям
темплара по щеке. - Можешь идти.
     Тихиан все так же невозмутимо убрал  флакон  с  гусеницей  обратно  в
карман.
     - Между прочим,  -  заметил  он,  уже  повернувшись,  чтобы  уйти,  -
невоздержанность вашего друга обойдется вам  всем  в  половину  недельного
рациона.
     Чуть не потеряв глаза, Рикус  отбил  в  сторону  острый  кусок  рога,
которым запустила в него Анезка. Хотя мул и мог понять ее злость, ему  уже
начинали надоедать ее непрерывные нападения. Когда-нибудь это  приведет  к
беде...
     "Твоя женщина, - сказал гадж, как только темплары скрылись из виду. -
Эта Садира. Она в опасности, Рикус".
     В бешенстве мул со всего размаху ударил  кулаком  по  каменной  стене
камеры. Потекла кровь, но Рикус этого даже не заметил.
     - Значит, Тихиан солгал? - вслух спросил он.
     "Тихиан сказал правду, - ответил гадж, - но  далеко  не  всю.  В  его
мыслях я увидел, что твоя женщина действительно у Агиса. Но в  норе  этого
самого Агиса у Тихиана есть  наблюдатель.  Так  Тихиан  ищет  тех,  кто  в
маске".
     - Союз Масок?
     - Ты это о чем, Рикус? - спросила Ниива.
     В двух словах гладиатор рассказал ей о чем поведал ему гадж.
     - Садира принадлежит к Союзу Масок? - фыркнул Яриг. - Ерунда.
     - А где еще она могла научиться колдовству? - поинтересовалась Ниива.
     Гном растерянно зачесал в затылке.
     - И все равно  ерунда,  -  с  характерным  для  его  расы  упрямством
повторил он. - Мы бы знали...
     "Что Тихиан собирается сделать с Садирой?" - спросил Рикус.
     "Он собирается ее убить", - ответил гадж.
     Взрыв, от ярости, Рикус подпрыгнул и уцепился за ребра  мекилота,  из
которых был сделан потолок камеры. Это усилие жгучей  болью  отозвалось  в
его собственных изрядно помятых ребрах, но Рикус не отпустил рук. Взмахнув
ногами, он что есть силы ударил по одному из ребер, надеясь его сломать.
     - Что ты делаешь? - поинтересовался Яриг.
     - Убегаю отсюда, - сообщил ему Рикус.
     "До того, как раздадут пищу?" - поразился гадж.
     - А как же Игры? - воскликнул гном. - Ты же мог просто  так  взять  и
забыть о них!
     - Это важнее, - ответил Рикус, нанося новый удар.
     Мул тяжело дышал: такая работа пока была ему не под силу.  Все  равно
он приготовился ударить еще раз, когда Ниива схватила его за пояс.
     - Дай-ка я, -  сказала  она.  -  Ты  так  слаб,  что  не  сломаешь  и
соломенной крыши, не то что ребер мекилота.
     - Ты поможешь мне спасти Садиру? - удивленно спросил Рикус.
     - Если я скажу "нет", разве это что-нибудь изменит?
     На это Рикус не нашелся что ответить.
     Подпрыгнув, Ниива схватилась за уложенные крест-накрест ребра.
     - Так я и думала, - заявила она, несколькими мощными ударами пробивая
отверстие в которое смог бы пролезть даже их широкоплечий мул.
     - Знаешь, Яриг, - сказал Рикус, когда Ниива спрыгнула вниз, - ты  мог
бы пойти с нами. После того, как  мы  предупредим  Садиру  о  грозящей  ей
опасности, мы, скорее всего,  присоединимся  к  одному  из  племен  беглых
рабов, скрывающихся в пустыне. Мы будем свободны.
     - Свободны?.. - эхом отозвался гном. Он глубоко задумался.
     Подойдя к своему партнеру, Анезка потрепала его по плечу.
     - Тебе этого хочется - спросил Яриг с своей немой подруги.
     Та радостно закивала.
     Гном глубоко вздохнул и уставился в пол.
     - Иди с ними, - сказал он наконец. - Я не могу пойти с тобой.  Просто
не могу.
     Анезка разочарованно вздохнула.
     - Иди же, - подтолкнул ее гном. Но Анезка только покачала головой.  -
Тебе незачем здесь оставаться.
     Хафлинг не пошевелилась.
     Ниива смотрела на несчастную пару с  состраданием,  а  это  выражение
нечасто можно было заметить на лице женщины-воина.
     - Яриг, ну хоть раз в жизни измени свое решение, - попросила  она.  -
Ведь если ты останешься, останется и Анезка.
     - Увы, - печально сказал гном. - Пусть она идет с вами, но я останусь
и приму участие в Играх. Это мой Фокус.
     - Фокус? - непонимающе переспросила Ниива.
     - Гномы обычно выбирают для своей жизни цель, -  пояснил  Яриг.  -  Я
избрал выступить на Арене в этих Играх. Если теперь я отступлюсь  от  этой
цели, то после смерти не найду себе покоя. Я превращусь в  зомби.  -  Яриг
печально посмотрел на прильнувшую к нему Анезку. - Иди с Рикусом и Ниивой.
Ты же хафлинг, а не гном. Ты не мечтаешь о свободе...
     Анезка только покачала головой и еще крепче прижалась к Яригу.
     Не обращая на них внимания, Ниива повернулась к Рикусу.
     - Нам нужен план, - сказала она. - Учитывая, сколько вокруг  вертится
темпларов, так просто отсюда не уйти.
     "После того, как раздадут пищу, -  вставил  гадж.  -  Я  вам  помогу.
Возьмите меня с собой".
     - Нет, - ответил Рикус. - Мы не сможет силой  пробиться  на  свободу,
значит, придется полагаться на скрытность. Вместе с тобой  нам  отсюда  не
уйти.
     "Я все спрячу", - пообещал гадж.
     Рикус быстро пересказал партнерше суть предложения гаджа. Внимательно
выслушав, Ниива покачала головой.
     - Мы обойдемся без твоей помощи, - твердо сказал мул.
     "Если вы оставите меня здесь, я им расскажу, куда вы направляетесь, -
пригрозил гадж. - Расскажу! Как только принесут пищу!"
     Рикус  нахмурился  и  пересказал  Нииве  угрозу  чудища.   Гладиаторы
переглянусь.
     - У нас нет другого выхода, - недовольно заметил Рикус.
     - Нам нужен план, - возразила Ниива. - Клянусь обеими лунами,  ни  за
что на свете нам не удастся незаметно перебраться  через  стену  вместе  с
этой огромной тварью!
     - После того, как меня покормят, - вмешался в их разговор гадж,  -  я
всех спрячу.
     - Как? - поинтересовался Рикус.
     - Доверьтесь мне, - ответил гадж.
     - Но я тебе вовсе не доверяю...
     Гадж промолчал, но тут у Рикуса зародилась интересная идея.
     - А что если вывезти гаджа из лагеря в повозке для корма.
     - Если я не иду с вами, - вмешался Яриг, - это  означает,  что  я  не
могу вам помочь. Подсадите меня...
     Ниива помогла  гному  выскользнуть  в  дырку  в  потолке.  Оказавшись
снаружи, Яриг с помощью блоков и  веревок  быстро  поднял  ворота  камеры.
Четверо  гладиаторов  оказались  на  свободе.  Они  прихватили   с   собой
испытанный трикал Ниивы и дубинку Анезки. Требующие ремонта меч  Рикуса  и
боевой молот Ярига пришлось оставить в камере.
     В коридоре оказалось еще темнее, чем в камере. Лишь призрачный лунный
свет кое-где просачивался сквозь  дырки  в  шкурах,  из  которых  состояла
крыша. Звери в клетках продолжали бесноваться.
     - Ниива, - приказал  Рикус,  -  возьми  Анезку  и  погляди,  что  там
снаружи. Посмотри, где темплары.
     Ниива кивнула. Вместе с  хафлингом  они  быстро  побежали  в  сторону
выхода.
     "Не забудьте про меня, - напомнил о себе гадж. - Только оставьте меня
здесь - и я расскажу стражникам, куда вы пошли".
     - Это я уже понял, - проворчал Рикус. - Мы тебя  не  забудем,  но  ты
должен делать все так, как я скажу. Понятно? - И  он  взялся  за  веревку,
открывающую клетку чудовища.
     "Понятно. Я согласен".
     Рикус посмотрел сквозь решетку. Гадж стоял на той стороне ворот,  два
усика прижаты к голове. Там где, Ниива вырвала третий  неуверенно  качался
маленький еще тонкий росток. Глаза гаджа глядели в пол, жвалы - закрыты.
     От всего сердца надеясь, что  подобное  поведение  свидетельствует  о
мирных намерениях гаджа, Рикус потянул за веревку. Усилие отозвалось такой
болью в груди, что мул даже застонал. Яриг бросился ему на помощь. Прежде,
чем схватиться за прутья, он с сомнением поглядел на гадже и приказал:
     - Отойди назад!
     Гадж с готовностью повиновался. Наклонившись, гном всей  силой  своих
могучих мускулов потащил ворота вверх. Рикус налег на веревку...
     Внезапно, без всякого  предупреждения,  гадж  прыгнул.  Словно  рыжая
молния, он пролетел через всю клетку и со всего размаху врезался в  Ярига.
Жвала сомкнулись на шее гнома прежде, чем тот успел вскрикнуть.
     Рикус выпустил веревку. Тяжелые ворота с грохотом рухнули вниз, прямо
на панцирь наполовину выбравшегося в коридор гаджа.
     Не чувствуя более боли, Рикус подскочил к чудовищу. Из  ран  в  горле
гнома толчками лилась кровь.
     - Ты солгал!  -  закричал  Рикус,  ударяя  гаджа  кулаком  в  большой
фасеточный глаз.
     "Умение лгать весьма полезно", - заявил гадж,  словно  и  не  заметив
удара.
     Рикус стукнулся снова, на сей раз целясь в основание усиков  щупалец.
Но это чудовище ответило хлестким ударом одного из своих  щупалец.  Жгучая
боль разлилась по левому  боку  мула.  Рука  повисла,  как  плеть.  Второе
щупальце хлестнуло гладиатора по лицу.  Серая  холодная  пустота  окружила
разум мула, ноги задрожали. Получив мощный удар ребром жвал в живот, Рикус
отлетел на другой конец коридора.
     Словно сквозь туман мул  видел,  как  гадж  обвил  своими  щупальцами
голову неподвижно висящего в его жвалах гнома. Тяжело дыша, Рикус поднялся
на ноги - надо же спасать друга.
     "У него совсем нет мыслей! - обиженно воскликнул гадж. - Он мертв!"
     Небрежно мотнув головой, чудище отбросило в сторону безжизненное тело
гнома. Повернувшись к Рикусу, оно отчаянно застучало  ногами  по  каменным
плитам, пытаясь сдвинуться с места.
     Собрав остатки сил, мул бросился в атаку. Гадж  приветливо  распахнул
жвалы, и тогда Рикус пригнул. Слету, двумя ногами  сразу  ударил  гаджа  в
голову. Ему удалось  отбросить  чудище  назад,  в  камеру.  Откатываясь  в
сторону, мул услышал, как  со  стуком  обрушились  на  пол  упиравшиеся  в
панцирь гаджа ворота.
     Рикус отполз подальше от решетки.  Сил  хватало  лишь  на  то,  чтобы
дышать. Дико верещали звери в  клетках,  растревоженные  шумом  схватки  и
запахом свежей крови.
     Через некоторое время Рикус увидел приближающийся свет  факела.  Мимо
него, уронив на пол комок черных одежд, пробежала Анезка. Она  рухнула  на
колени рядом с недвижным телом Ярига. Нежно закрыла гному глаза.
     Держа в руке факел, подошла Ниива. В другой руке она несла пору копий
и обсидиановых кинжалов. Одета она была в черную рясу темплара.
     - Что тут у вас произошло? - спросила она, помогая Рикусу встать.
     - Гадж набросился на Ярига, - пояснил мул, показывая на клетку. - Это
тварь все врала.
     - Маленькая хитрость, которой гадж, без сомнения, научился у Тихиана,
- заметила Ниива.
     Коснувшись  ладонью  груди  напротив  сердца,  она  вытянула  рук   в
традиционном прощально салюте гладиаторов своему павшему в бою товарищу.
     - А это откуда? - спросил Рикус, показывая на одежду и оружие.
     - У самой двери мы повстречали разносчиков корма и двух темпларов,  -
объяснила Ниива. - Они не слишком долго сопротивлялись.
     Подняв копье, Рикус подошел к клетке гаджа. Мерзкая тварь забилась  в
угол, выставив перед собой жвалы и высоко подняв щупальца.
     - За Ярига! - воскликнул мул, приготавливаясь к броску.
     Копье попало гаджу точно в  основание  щупалец.  Заверещав  от  боли,
чудище поспешно спрятало голову под панцирь.
     - Ты прикончил его? - с сомнением спросила Ниива.
     - Надеюсь, он проживет еще несколько часов, прежде чем  издохнуть,  -
проворчал мул.
     "Вы меня еще не победили"
     Не перестав кричать, гадж приподнял  край  панциря,  нацеливая  конец
своего брюха в сторону Рикуса и Ниивы.
     - Пора сматываться, - гладиатор, оттащил свою партнершу в  сторону  в
тот самый миг, как гадж брызнул в коридор едким, вонючим газом.
     Ниива помогла Рикусу  облачиться  в  черную  рясу,  Одежда  оказалась
чуть-чуть тесновата, Но ничего страшного. Мул не сомневался, что справится
с любым, кто подойдет достаточно близко, чтобы это  заметить.  Главное,  -
пройти через ворота.
     Они уже собрались уходить, когда Рикус вскинул на плечо мертвое  тело
Ярига.
     - Ему не хотелось бы лежать в мусорной куче, - заметил он. -  Анезка,
ты идешь с нами?
     Хафлинг кивнула.
     Гладиаторы двинулись к выходу. Свое оружие они оставили  в  камере  -
трикал, боевой молот и дубинка могли  привлечь  внимание.  Темплары  ничем
подобным не пользовались.
     Выйдя наружу, Рикус  накинул  на  голову  капюшон.  Ночь  еще  только
началась, и луны висели  над  самым  горизонтом.  В  их  свите  на  каждой
сторожевой вышке  мул  видел  тени  трех  человек:  судя  по  всему,  двух
стражников и темплара.
     Рядом с дверью стояла четырехколесная  повозка,  от  которой  во  все
стороны разносились ужасающая вонь мертвых и почти мертвых животных - корм
для живых.
     - Давайте ее разгрузим, - предложил Рикус.  -  Лучше  покормить  этих
тварей, - он мотнул головой в сторону клеток, - а то они такое устроят...
     Гладиаторы быстро раскидывали трупы по клеткам, не заботясь, кому что
достанется. Несколько минут спустя повозка опустела. Рикус положил на  нее
бездыханное тело гнома и, подумав,  велел  Анезке  лечь  рядом.  Отдав  ей
кинжал, он оставил себе копье. Затем  подошел  к  запряженному  в  повозку
канку. Послушное и выносливое животное едва достигало гладиатору до пояса.
Покрытое хитиновым панцирем тело состояло из  трех  частей:  каплеобразная
голова с двумя тонкими усиками, удлиненная  грудь,  опиравшаяся  на  шесть
суставчатых ног и раздутое, свисающие почти до земли брюшко.
     Рикус никогда не ездил на канке, но представлял,  как  это  делается.
Подобрав лежащий на повозке шест, он легонько стукнул канка между  усиков.
К неописуемому удивлению, тот немедленно поскакал трусцой.
     - Ты что, хочешь, чтобы  на  нас  обращали  внимание?  -  воскликнула
Ниива, устремляясь за повозкой. - Сбавь скорость!
     - Как?!
     Ниива выхватила из рук Рикуса шесть и несколько раз  провела  им  над
усиками канка. Животное послушно перешло на шаг.
     Они ехали сперва по тропинке,  потом  повернули  налево,  на  дорогу,
ведущую к выходу из лагеря. Стражники  на  вышках  пристально  глядели  на
сопровождаемую темпларами повозку, но ни о чем, вроде бы, не подозревали.
     Наконец перед ними возникли ворота: большая деревянная двухстворчатая
дверь с вышками по сторонам. Сегодня  вечером  здесь  дежурил  всего  один
стражник. Ну и, разумеется, темплар.
     Ниива направила повозку прямо к воротам. Когда они  подъехали  совсем
близко, стражник взялся за рукоять ворот. Заскрипели деревянные колеса,  и
ворота начали раскрываться.
     Переодетые гладиаторы вступили в тень вышек.
     - Стойте! - закричал темплар.
     Ниива и Рикус  переглянусь.  Мул  кивнул,  давая  понять,  что  стоит
выполнить приказ темплара. Короткое движение шестом над усиками  канка,  и
повозка замерла.
     - Мне показалось, у вас там кто-то лежит, - сказал темплар, спускаясь
с вышки.
     - Да, - кивнул Рикус. - Они  оскорбили  владыку  Тихиана.  Теперь  мы
везем их рааклам.
     - Я должен посмотреть, - вздохнул темплар, подходя к краю повозки.  -
Ну, что мы здесь имеем...
     Желая проверить пульс, он коснулся шеи Ярига. И тут же отдернул руку.
Она была в крови. Темплар  глядел  на  свои  испачканные,  липкие  пальцы,
словно  не  зная,  что  ему   теперь   делать.   На   его   лице   застыло
удивленно-брезгливое выражение.
     - Они мертвы!! - воскликнул он.
     - Ну конечно, - снова кивнул Рикус. - Я сам их убил.
     С отвращением покосившись на мула, темплар дал знак, что можно  ехать
дальше.
     Вскоре лагерь остался далеко позади...
     Впереди  раскинулась  каменистая  равнина,  полная  густых  пурпурных
теней, молчаливая, как сама смерть.
     - И куда теперь, Рикус? - спросила Ниива.
     - В  поместье  Агиса  Астикла,  -  ответил  мул.  -  Где  бы  оно  ни
находилось...



                             11. ПОДЗЕМНЫЙ ТИР

     - Садитесь, - Ктандео  постучал  концом  своего  посоха  по  каменной
скамье.
     Садира  послушалась,  а  Агис  упрямо  остался  стоять.  Они   втроем
находились в одной из  комнаток  таверны  "Пьяный  Великан".  От  зала  их
отделяла блестящая, перевивающаяся всеми цветами радуги занавесь из  чешуи
ящериц.
     -  Наконец-то  мы  познакомились  по-настоящему,   -   сказал   Агис,
традиционным жестом приветствия протягивая руки ладонями  кверху.  -  Меня
зовут Агис Асти...
     - Я знаю, кто ты такой, - прервал его Ктандео и,  указав  на  скамью,
добавил: - А теперь сядь.
     Дернув сенатора за рукав, Садира заставила его подчиниться. Ей  очень
не хотелось лишний раз сердить своего учителя. Она пыталась  устроить  эту
встречу с того момента, как Агис вернулся от Тихиана.  Целых  два  дня  им
пришлось крутиться вокруг этой таверну, прежде чем  Ктандео  соблаговолили
появиться.
     Когда Агис сел, старик перевел взгляд на девушку.
     - Надеюсь, ты понимаешь, что натворила! - проворчал он.
     По правде говоря, Садира не совсем понимала, о чем идет речь: то ли о
ее попытках встретиться с Рикусом, то ли о том, что она  привела  Агиса  в
эту таверну. Но хотя она и не знала, что  имеет  в  виду  старик,  девушка
кивнула. С точки зрения Союза Масок и  то,  и  другое  являлось  грубейшим
нарушением дисциплины.
     - Когда ты услышишь, о чем тебе хочет  рассказать  Агис,  -  решилась
заметить она, - ты скажешь мне спасибо.
     - Лучше, чтобы это было так, - ответил Ктандео. - Для тебя же  лучше.
Иначе...
     В Тире вот-вот должно произойти нечто ужасное, - прервал его Агис.  -
И вся надежда только на вас.
     Прежде, чем Ктандео успел что-либо ответить, к  их  столику,  откинув
занавес, подошел рыжебородый трактирщик с кувшином крепкого красного  вина
и тремя глиняными кружками.  Агис,  не  задумываясь,  полез  за  пояс.  Он
вытащил несколько монет и хотел уже протянуть  их  трактирщику,  но  посох
старика прижал его ладонь к столу.
     - Я не стану пить на твои деньги, - заявил колдун.
     - Ты вполне можешь выпить то, чем тебя угощает Агис, - резко  сказала
Садира. Последние два дня она практически не расставалась  с  сенатором  и
успела с ним как следует познакомиться. - Он не такой, как другие.
     - Я, кажется, ослышался, - изобразил  удивление  Ктандео.  -  Неужели
женщина, с легкостью убивающая темпларов, только  что  защищала  репутацию
рабовладельца.
     Садира покраснела.
     - Те, кого я убила... Они были жестокие и кровожадные. Это отродье  в
любом случае осталось бы таким же, родись они  свободными  или  рабами.  А
Агис очень хороший человек. Не его вина, что он родился среди знати.
     - Мне все  равно,  кто  он,  -  заметил  трактирщик,  -  раб  или  из
благородных. Мне интересуют только его деньги.
     Агис уронил на протянутую ладонь несколько монет. Трактирщик осмотрел
их и вернул сенатору маленький бронзовый диск.
     - Если  ты  думаешь,  что  я  приму  это  вместо  денег,  то  здорово
ошибаешься, приятель. Такой монеты я еще не видел.
     С виноватым видом Агис спрятал диск обратно за пояс и дал вместо него
нормальную монету.
     - Сам не знаю, откуда он взялся. Прошу меня простить.
     Когда трактирщик ушел, Ктандео испытующие поглядел на Садиру.
     - Во время нашей последней встречи  ты  вроде  убежала  отсюда  из-за
того, что безумно любила того своего гладиатора.
     - И что с того? - подняла брови Садира.
     - А теперь ты рассуждаешь  так,  словно  неравнодушна  к  этому...  -
старик ткнул посохом в сторону сенатора.
     - Вполне возможно, - ответила девушка, тепло улыбаясь Агису.  Тот,  в
свою очередь, выглядел сконфуженно. - И что тут плохого?
     Садира прекрасно понимала, что смущает и Агиса, и ее старого учителя.
Но она вовсе не разделяла их взглядов на любовь. Девушка не считала, что с
началом нового романа  старый  обязательно  должен  закончиться.  Ее  мать
Тихиан использовал как племенную  кобылу,  а  Каталина  (женщина,  учившая
Садиру искусству соблазнять) не раз предупреждала  об  опасности  излишней
привязанности к какому-то одному человеку.
     - Может, пора обсудить мою встречу с Верховным Темпларом?  -  спросил
Агис.
     - Для этого мы здесь и собрались, -  проворчал  Ктандео.  -  И  пусть
лучше твои новости окажутся действительно важными, - добавил  он,  холодно
глядя на Садиру.
     Пока Агис пересказывал встречу с Тихианом, Ктандео что-то бубнил себе
под нос о наглости Садиры, посмевшей привлечь Агиса от имени Союза. Старик
нахмурился, когда сенатор упомянул, что Верховный Темплар знает о  желании
Союза Масок связаться с Рикусом. А когда Агис  описал  черную  пирамиду  и
обсидиановые шары, которые увидел в воспоминаниях Тихиана, тот стал нервно
постукивать посохом по каменному полу.
     - Тихиану слишком хорошо известно, чем вы  занимаетесь,  -  задумчиво
произнес Ктандео, когда Агис закончил свой рассказ.
     - Ну него есть шпион, близкий к кому-то из нас, - ответил Агис.
     - Это твой слуга! - воскликнула Садира. - Я уверена.
     Не  желая  вступать  в  бессмысленный  спор,  Агис   поднял   кружку.
Касательно Каро они с Садирой никак не могли придти к согласию. Когда Агис
отправился на встречу с Тихианом, гном, извинившись перед Садирой, сказал,
что ему надо уединиться.  У  него,  дескать,  внезапно  заболел  живот.  А
вернулся он незадолго до того, как Агис покинул  Цирк.  Уже  тогда  Садира
заподозрила неладное -  уж  больно  долго  отсутствовал  гном.  Услышав  о
срочном  сообщении,  доставленном  темплару  во  время   беседы,   девушка
немедленно решила, что Каро шпион. О чем не замедлила сообщить Агису.
     - Речь идет о том самом гноме, чтобы с тобой  на  аукционе  рабов?  -
спросил Ктандео.
     С кислым лицом Агис отставил в сторону кружку.
     - Если сопоставить то, что знал Тихиан и то, о чем ему мог рассказать
Каро, - устало сказал он, - предположение Садиры возможно. И  все  же  мне
трудно поверить. Каро служит нашей семье почти двести лет.
     - Боюсь, ты переоцениваешь силу преданности раба, - заметила Садира.
     - Возможно, - кинул Агис. - Но служба династии Астикла  является  его
Фокусом. Понимаешь, что это значит?
     - Вечные муки и впрямь слишком  дорогая  плата  за  предательство,  -
согласился Ктандео. - И тем не менее, такое случается. Мы же не знаем, что
ему мог предложить Тихиан. Надеюсь, у вас хватило ума не говорить гному  о
нашей сегодняшней встрече.
     Агис кивнул.
     - В тот же день, как мы встретились с Тихианом, я отослал Каро домой.
С тех пор я его не видел.
     - Будем надеяться, он вас  тоже,  -  заметил  Ктандео.  Он  задумчиво
посмотрел на обсидиановый шар своего посоха. - Меня крайне обеспокоило то,
что ты увидел в памяти Тихиана. - Он перевел взгляд на Садиру. - Я  должен
извиниться. Ты была права: нет ничего более важного, чем убить  Калака.  И
чем скорее, тем лучше.
     - Почему? - хором спросили Агис и Садира.
     - Будем надеяться, что  вам  никогда  не  придется  узнать  ответ,  -
покачал головой Ктандео. - А теперь скажи, - он перевел взгляд на Агиса, -
что ты думаешь о предложении Тихиана? Ты ведь не считаешь, что  ему  можно
доверять?
     - Он поступит так, как будет лучше для него самого, - ответил Агис. -
Но, мне кажется, что его предложение о помощи было вполне искренним.
     - Значит, ты глупец, - заявил старик.
     - А может и нет, - возразил Агис. - По милости Калака Тихиан оказался
в безвыходной ситуации. У него не осталось другого выбора, как  обратиться
за помощью к врагам короля.
     - Но он предупредил Агиса, - добавила Садира, - что...
     С площади перед таверной послышались приглушенные крики. Там, похоже,
началась паника. Когда Садира встала поглядеть в чем дело, из-за  занавеси
появился бледный, как смерть, трактирщик. В руках  он  держал  потрепанную
сумку - ту самую, в которой Садира хранила свою книгу заклинаний,  отнятую
у нее Радораком.
     - Темплары,  -  прошипел  трактирщик,  кидая  сумку  Садире  и  снова
исчезая.
     - Где ты это нашел? - радостно воскликнула Садира, прижимая  к  груди
драгоценный том. Она адресовала этот вопрос своему  учителю.  Девушка  так
обрадовалась, что думать забыла о каких-то там темпларах.
     - Разумеется, у Радорака, - сухо ответил старик. -  Потом  поговорим.
Предложение Тихиана было ловушкой, и мы в нее попались!
     Он ловко опрокинул каменную скамью, на которой только что сидел.  Под
ней в глубь земли уходила крутая каменная лестница.
     - И куда она ведет? - с сомнением в голосе спросил Агис.
     Резкий  требовательный  голос  темплара  зазвучал  в  таверне,  прямо
напротив чешуйчатого занавеса. Не  дожидаясь  объяснений  Ктандео,  Садира
схватила Агиса за руку и потащила вниз по ступенькам. Колдун последовал за
ними. Когда он вернул скамью на место, на лестнице стало совершенно темно.
Красные тоны теплых живых тел ее спутников на фоне  голубоватого  свечения
холодного камня позволяли полукровке видеть, как  днем.  Но  для  человека
мгла стояла кромешная.
     - Я могу наколдовать свет, - предложила Садира.
     - И не думай! - сурово ответил старик. - Скорее вниз!
     Держа Агиса за руку, Садира начал спускаться.  Ктандео  шел  за  ними
след в след. Шелковые нити паутины  шалью  ложились  на  обнаженные  плечи
Садиры. От каждого такого прикосновения девушка вздрагивала,  и  несколько
раз едва удерживалась от крика, когда ей начинало казаться, будто какой-то
мерзкий мохнатый паук забирается к ней за шиворот.
     Но еще хуже паутины был толстый  слой  пыли,  лежавшей  на  ступенях.
Клубами поднимаясь в воздух, она забивала рот и нос,  вызывая  нестерпимое
желание чихать и кашлять.
     Лестница привела их в короткий коридор, упирающийся в глухую каменную
стену.
     - Мы пришли, - прошептала через плечо Садира.
     Сверху донесся глухой стук откинутой скамьи. Луч света прорезал  тьму
темплары нашли потайной ход.
     - Вперед, - прошептал Агис. - Скорее!
     - Здесь тупик, - упавшим голосом ответила Садира.
     - Ошибаешься, - сказал Ктандео. - Помолчите немного, пока я разберусь
с нашими друзьями.
     Старик спокойно  подождал,  пока  темплары  зажгли  факелы  и  начали
спускать по лестнице.  Когда  первый  из  них  был  уже  полпути,  Ктандео
прошептал:
     - Заткните уши! - На его лице играла кривая, зловещая усмешка.
     Направив обсидиановый шар  своего  посоха  вверх,  он  произнес  одно
единственное слово:
     - Нок!
     Внутри черной сферы расцветал темно-красный огненный цветок.
     Садира  испуганно  вскрикнула,  почувствовав,   как   холодная   рука
коснулась ее сердца. Дрожь пробежала по телу. Она заткнула уши за какой-то
миг до того, как Ктандео прошептал:
     - Призрачное пламя.
     Ужасающий грохот, от которого закачались даже стены туннеля заставили
Садиру сложиться почти  пополам.  Со  свода  посыпалась  пуль  и  каменные
осколки. Ослепительные луч вырвался из  черного  шара.  Сперва  он  просто
озарил испуганные лица темпларов, ставшие  кроваво-красными  в  колдовском
свете посоха. Секунду королевские слуги стояли  неподвижно,  оглушенные  и
ослепленные, судорожно сжимая в руках свои короткие мечи.
     Потом заклинание начало терять  силу.  А  вместе  с  ним  становилась
пепельно-серой  и  чешуйчатой  кожа  тех,  кого  оно   затронуло.   Словно
мелкий-мелкий песок, сыпалась с тел темпларов превратившаяся в прах плоть.
На лестнице раздались вопли ужаса.  Кто-то  пытался  вернуться,  кто-то  -
спуститься. Но все было бесполезно: свет мерк, волосы,  глаза,  уши,  даже
внутренности превращались в пепел. К тому времени, когда на лестнице снова
стало  темно  и  Садира  опять  смогла  воспользоваться  своим  эльфийским
зрением, от темпларов остались лишь обугленные кости да кучки серой пыли.
     - Этот посох черпал энергию для колдовства прямо из нас! -  прошептал
Агис.
     - Что же это за  колдовство?  -  воскликнула  Садира,  пораженная  до
глубины души.
     Ктандео никогда не говорил, что магическую энергию можно  черпать  не
только из растений, но и из живых существ.
     Старик устало вздохнул. Он протянул руку к Агису, но  не  смог  найти
того в темноте. Колдун едва держался на ногах. Садира подставил ему плечо.
Тепловым зрением полукровка видела, что цвет тела ее учителя  за  какой-то
миг  изменился  от  темно-красного  до  розового.  Большую  часть  энергии
колдовство Ктандео, очевидно, позаимствовало из него самого.
     Опираясь на плечо Садиры, старый колдун доковылял до конца коридора и
ткнул посохом в один из камней.
     - Нажмите тут, - слабым голосом приказал он.
     Свободной рукой Садира подтащила Агиса к стене и помогла найти нужный
камень.  Сенатор  нажал.  Перед  ними,  бесшумно  повернувшись,   медленно
открылась небольшая каменная дверь. Сверху раздались  крики  и  проклятия.
Разбрасывая в стороны  кости  убитых  товарищей,  новая  группа  темпларов
спешила вниз по лестнице.
     - Взять их живыми! - командовал кто-то.
     - Надо было убить Каро, пока была  такая  возможность,  -  с  горечью
прошептала Садира, проталкивая Агиса в дверь.
     - Все это только доказывает его непричастность, - возразил сенатор. -
Он же даже не знал, куда мы пошли.
     - Тихо! - прошипел Ктандео, проталкивая внутрь Садиру и  закрывая  за
собой дверь.
     Девушка огляделась. Они очутились в  огромной  пещер.  Пахло  гнилью.
Повсюду  поднимались  круглы,  голубые,  тепловом  зрении   колонны.   Они
поднимались, наверное, футов на десять, прежде чем  уткнуться  в  потолок,
густо покрытый желтоватыми, словно шелковыми нитями.
     - Нок! - снова сказал Ктандео, приводя в действие свой  посох.  Затем
произнес название требуемого заклинания: - Лесной свет.
     Садира снова ощутила холод в груди - посох позаимствовал  немного  ее
жизненной энергии. Призрачное голубое сияние окружило черный  обсидиановый
шар посоха.
     Из-за каменной двери у них за спиной зазвучали растерянные и сердитые
голоса темпларов. Подняв посох над головой, Ктандео повел своих подопечных
в глубь пещеры. Но как же медленно он шел! К счастью, когда  пронзительный
скрип возвестил о том, что темплары  обнаружили  проход,  трое  мятежников
успели порядком углубиться в лес колонн. Размахивая факелами,  королевский
слуги  повалили  в  пещеру,  и  Ктандео  поспешно   провел   ладонью   над
обсидиановым шаром. Голубое сияние погасло.
     - Теперь ты будешь нашими глазами, -  сказал  старик  Садире.  -  Иди
первой. Я возьму тебя за руку, а ты, - от повернулся к Агису, -  пронесешь
мой посох. Ты пойдешь последним. И оглядывайся почаще.
     - А куда идти?.. - в замешательстве спросила Садира.
     - Прямо вперед, -  сказал  колдун.  -  Отсчитай  пятьдесят  колонн  и
остановись.
     И они двинулись в путь.
     - Они пошли сюда! - этом отозвался под сводами зычный голос одного из
темпларов. - Десять серебряных монет тому, кто поймает их  живьем!  Десять
ударов плетью всем вам, если они уйдут.
     - Агис, - через плечо спросила Садира, - где они?
     Ей не хотелось оглядываться - светлые  блики  горящих  факелов  могли
помешать ее тепловому зрению.
     - Они следуют за нами, - сообщил сенатор.
     - Бегом! - прошипел Ктандео.
     - Но...
     - Я сказал бегом! - приказал старик.
     Подхватив с двух сторон старого  колдуна  под  руки,  Агис  и  Садира
послушно перешли на бег. Но даже так  Ктандео  задыхался  и  едва  успевал
перебирать внезапно ослабевшими ногами. Несмотря на все  старание  ступать
совсем бесшумно у них не получалось. Впрочем, сами  темплары  шумели  так,
что вряд ли слышали приглушенные голоса и шум шагов беглецов.
     Когда пятьдесят колонн осталось позади, Садира остановилась.
     - Куда дальше? - спросила она у  колдуна  и,  повернувшись  к  Агису,
добавила. - Темплары далеко?
     - Примерно три городских квартала, - ответил  он.  -  Может,  меньше.
Точнее не скажешь.
     - Как они следуют за нами? - удивилась девушка. -  У  них  что,  есть
циклопы?
     - Я не заметил с ними ни каких животных, - покачал головой Агис.
     - Дайте-ка я попробую их немного задержать, - тяжело дыша, проговорил
Ктандео, протягивая руку за своим посохом.
     - Давай лучше я, - сказала Садира, опасаясь, что ее  учитель  слишком
слаб и не может расстаться с последними резервами жизненных сил.
     Встав на колени у основания одной  из  колонн,  девушка  вытащила  из
сумки книгу заклинаний. Кусочком угля  она  начертила  на  холодном  камне
несколько похожих на пламя рун.
     - Нам лучше поторопиться, - прошептал Агис. - Темплары бегут со  всех
ног! Я уже могу разглядеть их лица!
     Подняв ладонь к потолку, Садира призвала необходимую  для  заклинания
энергию. К ее глубочайшему изумлению, большой  участок  раскинувшейся  над
головой нежной  шелковистой  паутины  съежился  и  почернел.  Значит,  это
какое-то причудливое растение, - поняла девушка. Благодаря судьбу, что  ее
учитель ничего не заметил, Садира  произнесла  заклинание  и  поднялась  с
колен.
     - Они скоро нас увидят, - прошептал Агис.
     - У меня все готово, - тоже шепотом  ответила  колдунья.  -  Ктандео,
куда теперь?
     - Двадцать колонн направо, - пробормотал старик.
     - Вперед!
     Они успели пройти только шесть колонн, когда сзади  раздался  громкий
крик.
     - Вон они! Я их вижу!
     - Надеюсь, твое заклинание сработает, - пропыхтел Ктандео.
     - Будь уверен, учитель, - заверила его Садира.
     Несколько секунда спустя у них  за  спиной  раздался  громкий  треск.
Оглянувшись, Садира увидела, как столб золотисто-желтого  пламени  охватил
темплара,  бежавшего  впереди  других.  Тот  закричал  и,  сгорая  заживо,
закружился в безумном танце нестерпимой муки.
     Темплары попытались обойти своего сраженного магией товарища, но  все
новые  столбы  пламени  вырывались  из  основания  колонны.  Вырывались  и
находили новые жертвы. Еще несколько одетых в черные рясы фигур рухнуло на
каменный пол, корчась в объятиях смертоносного пламени.  За  какой-то  миг
пещера наполнилась золотым огнем, криками и стонами умирающих. Темплары  в
панике разбегались кто куда.
     - Пошли, - сказал Агис. - Они скоро очухаются, и тогда нам конец.
     - Подождите минуточку, - остановила его Садира, жестом призывая своих
спутников спрятаться за колонной.
     Подняв ладонь, она призвала к себе энергию для нового  заклинания.  И
снова у нее над головой съежилась и почернела нежная живая паутина. Скелет
какого-то давно умершего маленького пещерного животного  упал  с  потолка,
рассыпался грудой костей прямо у ног  Ктандео.  Плоский  круглый  череп  с
четырьмя глазницами и шестью ногами.
     Старик перевел взгляд с лежавшего у его ног скелета на потолок.
     - Посмотри, что ты наделала! - сердито вскричал он.
     Садира даже  содрогнулась  от  укоризненного  тона  старого  учителя.
Теперь ей не избежать долгой лекции об  обязанностях  колдуна  перед  всем
живым и о  сохранении  растений.  Она  произнесла  заклинание,  и  тусклый
желтоватый свет, напоминающий огонь далекого факела, заиграл вдалеке между
колоннами. Он медленно начал удаляться.
     Затаив дыхание, Садира наблюдала  за  темпларами.  Она  могла  только
надеяться, что ее простая хитрость увенчается успехом. Вообще-то,  девушка
собиралась добавить к свету приглушенные голоса, но теперь, когда  Ктандео
знал о растениях на потолке, ни о чем подобном не могло быть и речи.
     Темплары, наконец-то заметили свет.
     - Смотрите! - вскричал один из них.
     Садира повела рукой, и желтоватый огонек замерцал, за прыгал,  словно
находился в руках бегущего человека.
     С криками и проклятиями темплары кинулись в погоню, оставив опаленных
золотым огнем товарищей умирать в темноте.
     - Теперь можно идти, - сказала Садира.
     И вот двадцать колонн, о которых говорил Ктандео, остались позади.
     - Куда теперь? - спросила девушка.
     О погоне напоминали лишь далекие,  едва  слышные  выкрики  темпларов.
Садира вновь могла пользоваться зрением эльфов.
     - Повернись на  полступни  влево,  -  можно  чуток  передохнуть.  Мы,
похоже, оторвались...
     - Интересно, - Садира с любопытством разглядывала ближайшую  колонну,
- зачем они нужны?
     - Судя по всему, мы видим перед собой сваи, -  ответил  Агис.  -  Это
основание Тира. Так сказать, Подземный Тир.
     - Наш город построен на сваях? - удивилась Садира. - Почему?
     - Если верить легенде, то когда-то давным-давно  Тир  располагался  в
самом сердце огромного болота...
     - Это не просто легенда, - слабо сказал Ктандео. - Но  сейчас  у  нас
есть более важная тема для  разговора.  Например,  последствия  колдовства
Садиры.
     - А что мне оставалось делать?  -  вскинулась  девушка.  -  Позволить
темпларам нас догнать?
     - Да, - сказал старик,  глядя  куда-то  в  пространство  над  головой
Садиры. - Во что бы то ни стало надо поддерживать Баланс. Если ты  станешь
такой же, как наш колдун-король и его подручные, обратной дороги у тебя не
будет.
     - Мне казалось, ты говорил, что убить Калака важнее...
     В этот миг из-за колонны за спиной Ктандео выскочили двое  в  тяжелых
черных рясах темпларов. Оба стройный и мускулистые, явно эльфы-полукровки.
Один  высокий,  почти  как  чистокровный  эльф,  другой  -  на   удивление
приземистый для эльфа.
     - Сзади! - крикнула Садира, хватая старика за рукав. - Темплары!
     Высокий полукровка метнул в ее сторону веревочную сеть. И прежде, чем
Садира успела понять, что происходит, все было кончено. Сеть  туго  оплела
плечи, а темплар, дернув за стягивающий шнур, крепко притянул руки  Садиры
к туловищу.
     Девушка понимала, что ей уже не вырваться, но тем не менее продолжала
сопротивляться.
     - Командир! - крикнул один из темпларов. - Сюда!
     Ктандео  поднял  посох,  собираясь  воспользоваться  колдовством   но
коренастый темплар, указав на старика пальцем, первым применил заклинание.
Руки колдуна обвисли а слова, слетавшие с губ, превратились в бессмыслицу.
Старик пытался побороть темплара, но без особого успеха.
     Агис выхватил из-за пояса стальной кинжал. Пинком в живот он  сбил  с
ног коренастого темплара, и,  шагнув  к  Садире,  одним  ударом  перерубил
веревку, не дававшую девушке выпутаться из сети.
     Прежде чем Агис успел нанести еще один удар, высокий темплар поспешно
отступил и скрылся во мраке. Сенатор круто повернулся, поймав  коренастого
как раз в тот момент, когда тот поднялся на ноги. Прежде, чем меч темплара
успел покинуть ножны, кинжал Агиса  вонзился  в  белое  горло  под  черным
капюшоном.
     Чары,  наложенные  на  Ктандео,  разом  исчезли.  Почувствовав   себя
свободным, старик сделал два неуверенных шага, и, споткнувшись об  убитого
темплара, ничком рухнул на землю.
     Не видя более перед  собой  противников,  Агис  обернулся  к  Садире.
Несколько взмахов кинжалом и от сети остались одни воспоминания.
     - Надо поторопиться, - простонал Ктандео, с трудом понимаясь на ноги.
- Смотрите...
     Там,  откуда  они  пришли,  тускло  мерцали  огни  факелов.  Темплары
продолжали погоню.
     - Как же мы спасемся? - спросила Садира.
     - Следуйте за мной, - приказал Ктандео.
     Освещая путь посохом, старик, шатаясь, потрусил между колонн.
     Сзади все громче раздавался нетерпеливый голос  командира  темпларов,
подгоняющего своих подчиненных.
     - Может, лучше загасить посох? - предложила Садира. - А  то  темплары
видят, куда мы идет.
     - Пока что они следовали не за моим посохом, - мрачно ответил колдун.
- Кроме того, мы уже в безопасности.
     Впереди лес колонн заканчивался. Здесь земля круто уходила  вниз.  Не
раздумывая, старик повел туда своих спутников. Они спустились по склону  и
очутились на большой, мощеной  булыжником  площади.  Садиру  это  конечно,
удивило, но долго раздумывать не приходилось. Они  шли  через  площадь,  и
полукровка все время оглядывалась через плечо. Когда центр площади был уже
совсем ядом на вершине склона, там, где  кончался  лес  колонн,  появились
темплары. Они были так близко, что Садира запросто могла рассмотреть,  кто
из них носит усы, кто бороду, а кто гладко бреется. Но  вот  что  странно:
выскочив из леса,  они  так  и  застыли  с  отрытыми  от  изумления  ртами
вытаращенными глазами.
     Садира поглядела вперед, и причина  необычного  поведения  погони  ей
стала ясна. Посох Ктандео освещал фасад гигантского здания, сложенного  из
громадных гранитных блоков. Ничего подобного девушка в жизни не  видывала.
Широкие лестницы  поднимались  к  нескольким  дверям,  украшенным  резными
барельефами. А перед  каждой  дверью  красовался  портик  с  остроконечной
крышей. Расположенные на фронтонах окошки украшали прекрасные  витражи  из
цветного стекла. Они изображали высокого мужчину в головой  орла  и  парой
кожистых крыльев. Вместо ног - свернувшееся кольцом тело огромного змея.
     - Что это - ошеломленно спросила Садира.
     -  Алая  Церковь  -  отозвался  Ктандео,  с  трудом   поднимаясь   по
ступенькам. - Храм древних.
     Агис и Садира остановились, будто налетев на стену. Подобные места по
слухам служили прибежищем самых страшных духов и приведений.
     - В Подземном Тире? - нетвердым голосом произнес Агис.
     - Прежде, чем Тир превратился в болото, здесь рос священный лес, - не
оборачиваясь, сообщил Ктандео. - Это было две тысячи лет назад. Сам  город
строился вокруг этого храма.
     На другой стороне площади командир темпларов громко кричал  на  своих
подчиненных.
     - Нечего глазеть, вперед! Если они войдут внутрь, вы пойдете вслед за
ними!
     - Откуда ты знаешь? - спросил Агис, догоняя старика.
     - Я разговаривал  с  обитателями  этого  храма,  -  словно  удивляясь
несообразительности сенатора, ответил колдун.
     Теперь, подойдя совсем близко, Садира увидела в свете посоха  большую
статую, изображающую летящую фигуру мужчины с орлиной головой. А справа  и
слева от нее - четыре пары окон в форме кинжала с широким лезвием. Витражи
на окнах изображали того мужчину в полете, только здесь он сеял  дождь  на
изумрудно-зеленый лес.
     За одним из окон Садира заметила темную тень. Кто-то  смотрел  сквозь
витраж на трех беглецов, и сердце рабыни забилось от страха.
     - Надеюсь, ты не собираешься затаскивать нас внутрь? - спросила она у
Ктандео.
     - Тому, у кого чистое сердце, нечего опасаться Алой Церкви, - ответил
старый колдун, подходя к двери.
     Агис последовал за ним. Но Садира не сдвинулась с места.
     - Что ты имеешь в виду под "чистым сердцем"? - подозрительно спросила
она.
     - Выбирай, - сухо сказал  Ктандео,  указывая  на  темпларов,  бегущих
через площадь. - Или Алые рыцари, или королевские слуги. Только ты  можешь
решить, с кем тебе больше хочется встретиться.
     - Лучше уж рыцари, - содрогнувшись, поспешно сказала Садира. - О  них
я, по крайне мере, ничего не знаю...
     Ктандео жестом велел Агису открыть дверь в храм. Агис так и сделал. И
тут же отшатнулся.
     - Будь я проклят!
     В дверях стоял  призрак,  с  ног  до  головы  закованный  в  стальные
доспехи. Из-под шлема  с  открытым  забралом  сверкали  два  красных,  как
раскаленные угли, глаза. Они горели холодно и ровно, а вокруг  них  только
черная, клубящаяся пустота. Поверх  лат  призрака  был  наброшен  расшитый
жемчугом плащ с изображением той же самой фигуры, что и  на  окнах  храма.
Над головой качался красный плюмаж.  В  руках  призрак  держал  тяжеленную
алебарду. Горящие глаза, не отрываясь, глядели на Агиса.
     За спиной стража открывался огромный зал,  ярко  освещенный  тысячами
ярких, горящих странным красным светом свечей.
     - Поразительно! - воскликнул Агис. - Как могут эти  свечи  пылать  не
сгорая?! Это колдовство?
     - В это храме нет колдовства, - покачал головой Ктандео.  -  Вера  не
дает свечам ни сгореть, ни погаснуть.
     Садира с тревогой  оглянулась.  Десяток  темпларов  уже  добрался  до
лестницы, ведущей к храму. Другие, подгоняемые окриками своего  командира,
бежали вокруг площади в надежде отрезать беглецам путь к спасению.
     -  Если  мы  собираемся  входить,  -  сказала  Садира.  -  Нам  стоит
поторопиться.
     Проскользнув мимо призрака, Ктандео вошел внутрь храма. Как только он
пересек порог, его посох погас.
     Агис  галантно  пропустил  девушку  вперед,  но  та  упрямо  покачала
головой.
     - Иди первый.
     Сенатор с уверенным видом шагнул к двери. Но стоило его ноге пересечь
порог, как призрак с силой ударил его рукоятью алебарды прямо в лоб.
     - Нет! - глухой голос рыцаря прокатился по площади.
     Вскрикнув от боли и удивления, Агис отступил.  Из  рассеченной  брови
сочилась кровь.
     - Проклятые аристократы! - проворчал Ктандео, выходя из храма.
     - Почему Агиса не пускают? - воскликнула Садира, адресуя своей вопрос
одновременно и своему учителю, и застывшему в дверях неумолимому стражу.
     - Потому, что он рабовладелец, или еще за какой-нибудь недостаток или
грех, - ответил колдун, поднимая свой посох. Он нацелил  его  на  спешащих
вверх по лестнице темпларов и прошептал: - Лечь! Оба!
     Как только Агис и Садира легли, он воскликнул:
     - Нок! Беззвучная буря!
     Садира почувствовала холод в груди, и тут же  ослепительно-белый  луч
вырвался из обсидианового шара. Он ярко осветил лицо ближайшего  темплара.
Факел, который тот держал в руке, сразу  погас,  а  сам  темплар  замертво
рухнул на ступеньки. Второй луч вырвался  из  посоха  колдуна,  и  девушка
снова ощутила, как жизненная сила покидает ее тело. Еще один темплар нашел
свою смерть. Третий луч,  четвертый,  пятый.  Как  только  гас  факел,  на
лестнице появлялось мертвое тело. И с каждым разом Садира становилась  все
слабее.
     К тому времени, когда шар полыхнул в двенадцатый  раз,  девушка  едва
дышала. Ее тошнило, но сил вырвать не хватало. Когда она  подняла  голову,
то в свете,  пробивавшемся  сквозь  открытую  дверь  храма,  увидела,  что
Ктандео все еще стоит на ногах. Согнувшись почти  пополам,  старый  колдун
обеими руками держался за створку двери, чтобы не  упасть.  Рядом  с  ним,
обхватив руками залитую кровью голову, лежал Агис.
     - И ты ругал меня за то, что я погубила немного  мха  на  потолке?  -
прошептала Садира.
     Ктандео, превратившийся в невообразимо древнего и дряхлого старца,  с
трудом поднял на нее глаза. Казалось, все его силы уходили  на  то,  чтобы
дышать.
     - Я не взял ничего, что нельзя  было  бы  восполнить,  -  еле  слышно
ответил он. - В то время как ты уничтожила... - он закашлялся. -  Ты  сама
понимаешь разницу. Теперь пошли. Если мы закроем  дверь,  Агису,  возможно
удастся ускользнуть в темноте.
     - Давайте, - кивнул сенатор. - Силы уже возвращаются  ко  мне.  Я  не
пропаду. Даже если меня и схватят, вряд ли Тихиан  захочет  причинить  мне
зло.
     - Я не  собираюсь  так  рисковать!  -  чувствуя  прилив  сил,  горячо
возразила девушка. - Мы должны уговорить стража пропустить Агиса в храм!
     - Стража невозможно уговорить, - слабым голосам ответил Ктандео. -  У
него нет разума. Только вера в учение своего бога. А  там  говорится,  что
таким, как Агис, входя в Алую Церковь запрещен.
     На другой стороне площади новая  группа  темпларов  начала  осторожно
приближаться к храму. Агис встал. Он повернулся,  чтобы  уйти,  но  Садира
схватила его за руку.
     - Их бог наверняка давно мертв! - воскликнула она. - Калак никогда не
потерпел бы такого под своим городом! А раз так, страж ничего не потеряет,
если сделает для нас исключение.
     - Ты просто не понимаешь, -  выпрямляясь,  вздохнул  старик,  -  Боги
древних ничем не напоминали королей-колдунов  настоящего.  Они  были  куда
более могущественны, и те,  кто  им  поклонялся,  делали  это  от  чистого
сердца... А не так, как темплары поклоняться Калаку.
     - И куда же делись эти древние боги? - поинтересовался Агис.
     - Как и все достижения прошлого,  растаяли,  словно  дым,  -  ответил
колдун. - Сегодня уже никто не знает, почему.
     Садира потянула Агиса к двери.
     Плевать я хотела на повеления какого-то давным-давно мертвого бога, -
заявила она.
     - Чтобы пропустить Агиса внутрь, -  остановил  ее  Ктандео,  -  страж
должен отречься от своей веры. Каждый раз, когда Алый Рыцарь отрекается от
своей веры, в храме гаснет одна свеча. - Он показала  на  ярко  освещенный
зал за дверью. - Как тебе кажется, много свечей погасло за  последние  две
тысячи лет?
     Садира не могла, разумеется, как следует  разглядеть,  но  на  первый
взгляд потухших свечей не было ни одной.
     - Если хочешь остаться с Агисом - твое дело. - Старик  прикрыл  дверь
так, что осталась лишь крохотная щелочка. - Оставьте меня здесь.  Мне  тут
ничего не грозит. Я спокойно наберусь сил, а  без  меня  вам  будет  легче
ускользнуть, чем со мной.
     - А как мы потом тебя найдем? - спросила Садира.
     - Я сам вас найду, - ответил колдун.
     Рука в руке Агис и Садира побежали  влево,  вниз  по  ступеням.  Хотя
темплары успели охватить площадь кольцом, они стояли довольно далеко  друг
от  друга,  и  беглецы  рассчитывали   проскользнуть   в   темноте   между
преследователями.
     - Внимание! - вдруг прокатился  по  площади  зычный  голос  командира
темпларов. - Они двигаются налево!
     Бегущие к храму темплары резко повернули влево.
     - Как он следит за нами с такого расстояния? - поразился Агис.  -  Мы
же его не видим! Если бы не факелы, мы бы вообще не знали,  где  находятся
темплары! А этот гад как будто чует наш запах!
     -  Не  запах!  -  вдруг  воскликнула  Садира.  -  Колдовство!  -  Она
наконец-то догадалась, каким образом темпларам удалось проследить за  ними
сперва в трактире, а  затем  и  в  лесу  колонн,  сквозь  черные  просторы
Подземного Тира.
     - Ты о чем? - не понял Агис.
     - Колдовство! - ответила Садира. - Они чувствуют нас.  Тот  бронзовый
диск, что вернул тебе трактирщик, все еще с собой?
     - Да, - кивнул Агис, - где-то тут...
     Порывшись за поясом, он протянул полукровке маленький бронзовый диск.
     - Вот он-то и подсказывает темпларам, где мы находимся, -  усмехнулся
Садира. - А теперь у нас появился шанс...
     Круто развернувшись, она повела Агиса назад к воротам храма.
     - Судя по всему, - прошептала она по  дороге,  -  Каро  подсунул  его
тебе, когда ты отослал его в поместье. С помощью диска темплары  вслед  за
нами добрались до "Пьяного  великана"  и,  дождавшись  появления  Ктандео,
захлопнули ловушку. Зная, что с помощь этой штуковины запросто найдут нас,
куда бы мы не пошли, они не особенно торопились.
     С другой стороны площади послышалась ругань.
     - Внимание! - закричал командир. - Они опять двигаются к храму!
     Темплары на площади послушно повернули к входу в Алую Церковь.
     - Десятки людей входят и выходят из трактира каждый день, -  возразил
Агис. - Как темплары узнали, кто из них наш связной?
     - Снова Каро, - Садира, устремилась к узкой полоске красного света  -
щели оставленной Ктандео между створками дверей храма,  чтобы  следить  за
происходящим. - Когда ты купил меня на аукционе Радорака, он был с  тобой.
А значит, мог опознать Ктандео. Мог описать его внешность.
     Двери Церкви впереди раскрылись.
     - Я вас прикрою, - крикнул Ктандео, высовываясь наружу. - Бегите! - и
он навел свой посох на спешащих через площадь темпларов.
     - Подожди...
     Но Ктандео уже воззвал к своему посоху и громко воскликнул:
     - Земное пламя!
     Облако светящегося газа вырвалось из черного шара и  покатилось  вниз
по лестнице. Оно опустилось прямо на застывших в ужасе темпларов.  От  его
прикосновения булыжники  задымились  и  мерцающая  пелена,  словно  туман,
поползла по площади. В единый мог  она  превратилась  из  молочно-белой  в
ярко-голубую. Ослепительная вспышка, и темплары закричали. Они  вскрикнули
только один раз,  потом  наступила  тишина...  Когда  глаза  Садиры  снова
привыкли к темноте, на площади было пусто.
     Ктандео застонал и судорожно схватился за  стену,  чтобы  не  упасть.
Садира кинулась к нему на помощь, но тут пещеру  потрясли  раскаты  грома.
Огненная молния пронеслась над площадью и ударила прямо в раскрытую дверь.
     - Ктандео! - закричала девушка, на миг ослепнув.
     Когда зрение  к  ней  вернулось,  колдунья  увидела,  что  колдовство
темпларов не оставило ни малейшего следа на резной каменной двери. Она уже
начала надеяться, что ее учитель  не  пострадал,  но  тут  заметила  между
створок неподвижное тело старика.
     Она подбежала к Ктандео, подняла с земли его посох. Встав  на  колени
рядом со стариком, девушка  с  первого  взгляда  поняла,  что  молния,  не
оставившая даже следа на дверях храма, переломала Ктандео все ребра.
     - Это может помочь? -  спросила  колдунья,  вкладывая  посох  в  руку
старика.
     Слезы, стекая по ее щекам, капали на бледное лицо Ктандео.
     - Этот жезл может только забирать жизнь, - прошептал колдун, - но  не
давать...  -  Он  зашелся  в  приступе  кашля,  изо  рта  потекла   кровь.
Отдышавшись, он сказал: - Садира, тебе надо идти в Нок.
     - В Нок? - удивились девушка. - Где...
     - Слушай внимательно! - Старик схватил  ее  за  руку.  -  Возьми  мой
посох. Иди к Ноку в лесу хафлингов. Возьми у него  копье  и  убей  Калака.
Тихиан предал вас, но опасность, которую он показал Агису, реальна.
     - Но что это за опасность? - спросила Садира. - Скажи мне...
     - Нок... он... - Ктандео снова закашлялся.
     Садира  терпеливо  ждала.  Она  даже  не  пыталась  убедить  говорить
старика, что тот еще может выжить. Ложь  была  бы  слишком  явной.  Садира
слишком уважала своего учителя.
     Когда приступ кашля прошел, Ктандео поманил девушку к себе.
     - Ответ ты узнаешь у Нока, - прошептал он. - Есть еще кое-что, о  чем
я хотел тебе сказать...
     - Да? - наклонилась Садира.
     - Будь осторожна, - он, указал за сумку с книгой заклинаний  на  боку
Садиры. - Если бы темплары не нагрянули в трактир, я  не  вернул  бы  тебе
книги. Ты ходишь по краю. Пропасти. Всего  один  шаг,  и  ты  упадешь  так
глубоко, что никогда больше не увидишь света...
     Старик снова закашлялся и навсегда закрыл глаза.



                            12. ВИНО АСТИКЛА

     Рикусу не очень нравилось вино Астикла. Бледно-желтый цвет  напоминал
ему о другой жидкости, которую он бы не хотел пить, а от терпкого, пряного
запах щипало в носу. Это вино, обладавшее слабым, невыразительным  вкусом,
оставляло после себя во рту  какую-то  сухость:  сделав  глоток,  хотелось
поскорее запить его  чем-нибудь  более  сладким  и  ароматным.  Однако  по
сравнению с фруктовым сиропом, который давали по праздникам рабам Тихиана,
вино Астикла выглядело довольно приличным. Во  всяком  случае,  было  куда
крепче, чем казалось на первый взгляд. Кроме того,  гладиатору  доставляло
удовольствие что, осушая кубок, он что-то  крадет  у  владельца  поместья,
этого проклятого аристократа Агиса.
     - Как насчет еще одного кубка -  спросил  мул,  поднимая  хрустальный
сосуд.
     - Пейте, сколько хотите, - ответил Каро, представившийся слугой Агиса
Астикла. - Моему хозяину все равно.
     Взяв кувшин, старый гном наполнил кубки своих гостей.
     Рикус, Ниива и Каро находились в западном дворике поместья. Они уютно
устроились в тенистой, заросшей вьющимся виноградом беседке, расположенной
на маленьком островке посреди глубокого пруда.  С  берегом  этот  островок
соединялся  узким  деревянным  мостиком.  Со  всех  сторон  пруд  окружала
величественная мраморная колоннада, в свою очередь опоясанная серой стеной
из неполированного гранита.
     Громадные листья водяных лилий покрывали пруд. Круглые,  с  загнутыми
вверх краями, они напоминали плавающие в воде,  большие  зеленые  подносы.
Между ними  тут  и  там  красовались  роскошные  белые  цветки  с  розовой
серединкой.
     Порой то один, то  другой  цветок  вдруг  начинал  плясать  на  воде,
возвещая о грядущем появлении на поверхности головы  Анезки.  Сделав  пару
глубоких вдохов, хафлинг снова исчезла по водой...  С  того  момента,  как
гладиаторы пришли в поместье  Астикл,  Анезка  не  вылезала  из  пруда.  К
безграничному удивлению Каро и своих  собратьев  по  оружию,  она,  увидев
воду, сразу сбросила с себя пыльные грязные одежды и нырнула в пруд.
     Четыре предыдущих дня Рикус, Ниива и  Анезка  скрывались  в  пустыне.
Время от времени, пробирались на поля Фаро, они пытались узнать  у  рабов,
где находится  поместье  Агиса  Астикла.  Все  их  усилия  ни  к  чему  не
приводили. Большинство полей было заброшено, а в нескольких случаях, когда
им все-таки удалось кого-то найти, рабы, приняв из за мародеров, в  панике
бросались наутек. В конце концов гладиаторам пришлось выйти на дорогу, Где
им,  наконец-то,  повезло.  Они  поймали  темплара,  и  тот,  в  обмен  на
милосердно  быструю  смерть,  выложил  им  все,  что  знал.  После   этого
четырехдневного испытания Рикус так устал и у него так пересохло в  горле,
что он бы с удовольствием присоединился к Анезке  в  полном  лилий  пруду,
если бы умел плавать.
     - А как твой хозяин  посмотрит  на  то,  что  в  его  пруду  купается
хафлинг? - спросил мул.
     - Можете не волноваться, - с кривой усмешкой ответил  гном,  наблюдая
как гибкое тело Анезки  скользит  от  одного  цветка  к  другому.  -  Если
захотим, можем выпить все его вино до последней капли  и  купаться  в  его
пруду до посинения. Он не скажет ни слова, можете мне поверить.
     - Ну, тогда за Агиса Астикла! - воскликнула Ниива, поднимая кубок.  -
Да продлится его процветание! - Видя, что Каро не торопится поддержать его
тост, она спросила: - Что-то не так? По-моему,  так  принято,  -  пить  за
здоровье хозяина дома.
     - Пить за него - значит пить за мои узы рабства, - с  каменным  лицом
ответил гном.
     - Есть вещи и похуже подобного рабства,  -  заметила  Ниива  окидывая
взглядом прекрасный дворик. - Это же настоящий рай!
     - В сравнении с нашими каморками - вполне возможно, -  кивнул  Рикус,
крутя в грязных  руках  хрустальный  бокал  -  Но  рабство  есть  рабство.
Сомневаюсь, что хозяин Каро относится к нему иначе, чем,  скажем,  к  этой
колоннаде или к своему дому. Все это его собственность. И не более того.
     - Я не смог бы выразить это лучше, друг мой, - кинул гном.
     - Забудьте мой тост, - сказала Ниива, собираясь вылить вино на землю.
     - Не надо, - остановил ее мул. - Рабам  достается  не  так  уж  много
вина. Просто выпьем его за что-нибудь другое. Вот и все.
     - За вашу свободу, - поднял кубок Каро.
     - Вы уже думали, куда потом пойдете? - спросил гном, когда вино  было
допито.
     Рикус кивнул.
     - После того, как найдем Садиру, - сказал он, -  мы  присоединимся  к
одному из племен беглых рабов, скрывающихся в пустыне.
     - Боюсь, вам не скоро доведется поговорить с Садирой, - ответил гном.
- Она ушла в город с владыкой Агисом. Я даже не знаю, когда они  вернутся.
Может, вам лучше оставить для нее сообщение. Я позабочусь, чтобы  она  его
получила.
     - Мы подождем... - упрямо покачал головой Рикус.
     - Мы не можем ждать слишком  долго,  -  заметила  Ниива.  -  Циклопы,
вероятно,  уже  идут  по  нашему  следу.  Если  мы  хотим  спастись,  надо
двигаться... Мы должны добраться до гор. И чем скорее, тем лучше.
     - Не стоит, наверно, обременять Каро подобным  сообщением,  -  сказал
Рикус.
     - За Садирой следит шпион Тихиана, - пояснила Ниива. - Но  если  Каро
тут, а Садира в городе, значит, Каро не шпион. Правильно я рассуждаю?
     - Шпион? - изумился гном. - А как вам  удалось  узнать,  что  в  доме
моего господина есть шпион? - спросил он, немного придя в себя.
     - Это длинная история и, по правде говоря,  не  очень  интересная,  -
отмахнулся Рикус, которому вовсе  не  хотелось  лишний  раз  вспоминать  о
смерти Ярига, обсуждая способности мерзкого гаджа. - Если  бы  ты  сказал,
где сейчас твой господин, мы бы попытались найти  Садиру  перед  тем,  как
направиться в горы.
     - Боюсь, это  невозможно.  Последний  раз,  когда  я  их  видел,  они
направлялись на какую-то важную встречу. Они ушли  не  вернулись.  -  Гном
нахмурился. - Не случилось ли чего...
     - Мы опоздали! - воскликнул Рикус, с силой швыряя  кубок  через  весь
пруд.
     Ударившись о стену, хрустальный бокал с мелодичным звоном  разлетелся
фейерверком блестящих осколков.
     - Когда должна была  состояться  эта  встреча?  -  спокойно  спросила
Ниива. - И где?
     - Агис и Садира исчезли три дня назад,  -  ответил  Каро.  -  Они  не
сказали, куда идут, но оба вели себя довольно странно. Мне лично  кажется,
они направлялись на Рынок эльфов.
     - Значит, и мы туда пойдем, - поднялся Рикус.
     - У меня есть нечто, - быстро сказал гном, соскальзывая со  скамьи  -
что вам здорово поможем.
     - Что? - подняла бровь Ниива.
     - Сюрприз, - улыбнулся гном. - Я уверен, вам понравится...
     Когда гном скрылся в доме, Рикус  и  Ниива  достали  оружие,  которым
разжились во время побега. Спрятав кинжалы за  поясом,  они  приготовились
отправиться в путь. Мул подошел к самому краю  пруда  в  надежде  привлечь
внимание Анезки. Он как раз увидел что она подплывает под водой к  берегу,
когда из-за стены раздались глухие тяжелые шаги.
     Рикус поднял голову. У входа, головой почти упираясь в купол  высокой
арки, стоял великаныш. На пурпурной тунике стражника сияла золотая  звезда
Калака. В руке великаныш держал дубинку из полированной кости  размером  с
взрослого гнома.
     - Именем короля Калака! Ни с места! - проревел стражник.
     Его голос этим отозвался от стен, окружавших пруд.  Великаныш  тяжело
потрусил в сторону моста, а за его спиной в воротах появился новый  страж,
тоже великаныш.
     Анезка вынырнула между лилиями. Увидев  ошеломленной  лицо  Рикуса  и
приближающихся великанышей, она снова ушла под воду. -  Ниива!  -  крикнул
Рикус. - Дай...
     Но мул опоздал. Он только потянулся за копьем, а оно уже  просвистело
у него над головой. Бросок был точен. Попав  первому  великанышу  прямо  в
грудь, копье вошло почти до половину древка, пронзив сердце. Стражник упал
на колени и, покачнувшись, ничком повалился на землю.
     Второй великаныш полез через безжизненное  тело  своего  товарища.  В
воротах показался третий  великаныш:  увидев,  что  происходит,  он  начал
обходить пруд вдоль колоннады.
     Рикус судорожно оглядывался в поисках подходящего  оружия.  У  них  с
Ниивой оставались обсидиановые кинжалы, но нож, даже длинный,  не  защитит
от великаныша.
     Взгляд мула упал на мраморную скамью. В  голову  ему  пришел  простой
план. Передав Нииве свой кинжал, он кивнул в сторону ближайшего стражника.
Он мог ничего не говорить своей партнерше:  она  и  так  поняла,  что  мул
просит прикрыть его.
     Великаныш перебрался через лежащий у него на дороге труп и ступил  на
мост.
     Кряхтя от натуги, Рикус обхватил руками тяжелую  мраморную  скамью  и
оторвал ее от земли. Он повернулся к мосту.
     -  Стоять!  -  крикнул  не  отличающийся  особой   сообразительностью
стражник.
     Держа скамейку, словно таран, Рикус бросился в  атаку.  Ухмыльнувшись
до ушей, великаныш поднял дубинку.
     Как черная молния, мелькнул в воздухе  брошенный  Ниивой  кинжал.  Он
ударил великаныша в щеку. Неудачный бросок - нож попал в цель не  острием,
а рукояткой. Отскочив, кинжал упал на один из  больших  листьев  в  пруду.
Однако, бросок сделал свое дело. Он отвлек великаныша, не дав тому нанести
удар дубинкой. Тяжела мраморная скамья в  железных  руках  мула  со  всего
размаха ударила стражника в колено.
     Раздался треск  дробящихся  костей.  Великаныш  застонал  и  взмахнул
руками, тщетно пытаясь  сохранить  равновесие.  Его  дубинка  врезалась  в
поддерживающую  свод  арки  колонну.  С  душераздирающим  ревом  великаныш
повалился на арку, круша все на своем пути. Стражник рухнул,  а  вместе  с
ним упали на землю и обломки мраморной колонный, явно не  рассчитанной  на
подобное обращение.
     Ругаясь на чем  свет  стоит,  великаныш  хотел  было  сесть,  но  тут
перекрытие арки обрушилось прямо ему на  голову.  Его  предсмертные  вопли
были едва слышны в грохоте и стуке камней.
     Бросив скамью, Рикус повернулся  к  последнему  оставшемуся  в  живых
противнику. Он увидел, что третий  великаныш  двинулся  к  островку  прямо
через пруд. Вооруженная одним лишь кинжалом, Ниива уже  поджидала  его  на
берегу.
     Рядом с мостом бесшумно вынырнула Анезка. Схватив лежавший  на  листе
кинжал, она снова ушла под воду. Догадавшись, что задумала Анезка,  Рикус,
прихватив дубинку поверженного великаныша, встал рядом с Ниивой.
     - Подожди, - сказал он, когда его партнерша подняла руку для броска.
     - Может, мне повезет...
     Мул не ответил, но жестом запретил ей  кидать  кинжал.  Он  терпеливо
ждал атаки Анезки. Только когда великаныш уже занес дубинку  он,  наконец,
отпустил Нииву.
     -  Ну,  спасибо!  -  воскликнула  женщина,  готовясь  увернуться   от
неминуемого удара.
     Но вдруг великаныш замер, посмотрел  вниз  и,  схватившись  за  ногу,
взвыл от боли.
     Поняв, что Анезка перерезала стражнику сухожилия, Рикус что есть силу
ударил великаныша дубинкой по голове. Он попал, но  ощущение  было  такое,
словно он бил не по живому существу, а по каменной глыбе.
     Все, чего мул добился, так это того, что отвлек внимание стражника.
     - Ниива! - закричал Рикус. - Бросай кинжал!
     Огромный кулак великаныша попал Рикусу прямо в лицо, и мул отлетев на
несколько ярдов ударился о стену беседки.
     Как сквозь туман, Рикус видел взмахнувшую рукой Нииву. Черной  птицей
мелькнул над водой кинжал, и из рассеченной щеки стражника ручьем  хлынула
кровь. Взревев от боли, великаныш еще выше поднял свою дубинку и шагнул  к
гладиаторам.
     Вдруг, выронив дубинку, стражник схватился  за  вторую  ногу.  Анезка
явно не теряла времени даром. Великаныш зашатался. Он попытался сдвинуться
с места, но, не удержавшись на ногах, рухнул  лицом  вниз  прямо  в  пруд.
Полулежа у стены беседки, Рикус наблюдал, как потерявший голову  от  ужаса
стражник судорожно шарит руками по берегу в поисках опоры: все что угодно,
лишь  бы  не  утонуть.  Впрочем,  мула  не  заботила   дальнейшая   судьба
королевского слуги.
     Мгновение спустя, сжимая  в  руках  окровавленный  кинжал,  на  берег
выбралась невозмутимая Анезка. Как ни в чем не бывало, она  направилась  к
своей одежде.
     Рев великанышей и грохот падавших колонн был  слышен  даже  на  полях
фаро,  вокруг  поместья  Астикла.  Что  касается  Агиса  и  Садиры,   они,
разумеется, догадались о начавшейся у пруда схватке, но вот, с кем дерутся
стражники, угадать не могли.
     Агис  и  Садира  притаились  на  краю  большого  поля  бледно-желтого
рокстема - удивительного растения без листьев и  с  очень  толстой  корой,
даже  не  произрастающего,  а  как  бы  накапливающегося  десятилетиями  и
столетиями в каком-то одном месте. Причудливые кусты рокстема,  окружавшие
усадьбу, стали  гордостью  поместья,  наглядно  доказывая  древность  рода
Астиклов.
     Мраморная  колоннада,  окружавшая  пруд,   выглядела   отсюда   почти
игрушечной, а стоявшие  неподалеку  от  нее  темплар  и  двое  великанышей
казались просто муравьями.
     Фаро и рокстем защищали Агиса и Садиру от посторонних глаз, но не  от
солнца. И девушке, и сенатору до одури хотелось пить - еще  бы,  ведь  они
кружили по полям почти полдня, с того  самого  времени,  как  вернулись  в
поместье из Подземного Тира.
     Когда Ктандео умер, Алые Рыцари унесли тело старого колдуна  в  храм.
Воспользовавшись удобным моментом, Садира кинула внутрь бронзовый диск,  с
помощью которого темплары следили за Агисом.  А  потом  они  спрятались  в
темноте на краю площади.
     Вскоре командир темпларов приказал своим людям  взять  храм  штурмом.
Алые рыцари дружно встали на защиту своей  святыни.  Завязались  настоящая
битва и, и пользуясь суматохой, Агис и Садира благополучно  скрылись.  Они
вернулись по своим следам к таверне, и найдя ее пустой, выбрались в город.
А оттуда решили вернуться в поместье Агиса за припасами для путешествия.
     Садира, к счастью, настояла, чтобы, прежде чем явиться в усадьбу, они
все  как  следует  разведали.  Она  утверждала,  что  если  Тихиан   сумел
проследить за ними, то ему ничего не  стоило  организовать  наблюдение  за
поместьем. И ее опасения оказались ненапрасными. Прячась в зарослях  фаро,
Агис и Садира увидели, как в окруженный колоннадой дворик прошли четверо -
двое высоких и двое низких. В  одном  из  них,  по  характерной  семенящей
походке, Агис признал своего старого слугу  Каро.  Через  некоторое  время
гном выбежал из ворот колоннады  и  привел  из  главного  здания  поместья
темплара с пятью великанышами. Три  стражника  немедленно  отправились  во
дворик, тут-то и началась схватка.
     - Пришло время вернуть поместье законному хозяину,  то  есть  мне,  -
заявил  Агис,  глядя  на  стоящих  у  входа  в  колоннаду  темплара   двух
великанышей и Каро. - Похоже, перед нами  все,  что  осталось  от  отряда,
посланного Тихианом присматривать за поместьем.
     Садира кивнула.
     - Знаешь, - сказала она,  -  еще  немного,  и  в  горле  у  меня  так
пересохнет, что я не выговорю самого простого заклинания.
     - Ты могла бы взять на себя  этих  великанышей?  -  подумав,  спросил
Агис.
     Девушка отрицательно покачала головой, но потом, вспомнив о зажатом в
руке посохе Ктандео, утвердительно кивнула.
     - Вполне вероятно, что  я  смогу  убить  их  всех...  Лучше,  правда,
подойти чуть поближе.
     - Ты уверена, что это необходимо? - спросил он, хмуро глядя на посох.
- Мы не знаем...
     - Я знаю вполне достаточно, - прервала его полукровка. - Кроме  того,
пользоваться  обычным  колдовством  вблизи  рокстема  небезопасно.   Столь
медленно растущее растение может запросто погибнуть.
     - Ну ладно, - неохотно кинул Агис. - Только не трогай Каро.
     - Ты все еще не веришь, что он предатель?! - воскликнула Садира.
     - Нет, - покачал головой Агис. - Теперь верю. И все равно не  хочется
его убивать.
     - Если ты так уж настроен оставить Каро в  живых,  -  пожала  плечами
девушка, - то тебе придется самому прикончить темплара. Он  стоит  слишком
близко к гному.
     Агис кивнул. Вытащив из-за пояса кинжал, он положил  его  рукоять  на
раскрытую ладонь. Закрыв  глаза,  Агис  сосредоточился  на  точке  слияния
энергий своего тела, а затем открыл им путь через руку  прямо  в  рукоять.
Глубоко вздохнув, от сжал пальцы, и они слились воедино с кинжалом. Оружие
стало часть тела Агиса. Частью, которой  она  мог  управлять  с  такой  же
легкостью, как рукой или ногой.
     Агис снова открыл глаза. Ему казалось, что кинжал  стал  продолжением
его руки. Он ощущал обмотанный вокруг холодной стали  кожаный  ремень  так
же, как свою собственную кожу вокруг плоти.
     - Готова?
     - Да, - кивнула девушка. - Пошли...
     Они шли через заросли рокстема спокойно, даже не  пытаясь  прятаться.
Садира, отставшая  от  сенатора  чуть  небрежно  помахивала  посохом,  как
обыкновенной  тростью.  Великаныши,  темплар  и  Каро  стояли   спиной   к
приближающимся Агису и Садире. Все их внимание приковала колоннада  и  то,
что происходило за ней.
     Их разделяло каких-нибудь пятьдесят ярдов, когда темплар взмахом руки
послал великанышей на помощь своим сражающимся собратьям.
     - Бей! - воскликнул Агис, решив, что на отрытом месте  справиться  со
стражниками и темпларом будет проще.
     Он напрягся, и кинжал, оторвавшись  от  ладони,  устремился  к  цели.
Позади  он  оставил  обрубок  руки:  во  всяком  случае  казалось   Агису,
державшему руку нацеленной на голову темплара. Он все еще ощущал  холодную
сталь клинка, как собственную плоть, и  направлял  полет  кинжала,  словно
удар своей руки.
     Острый клинок вошел в затылок королевского слуги, будто в масло. Агис
скорее почувствовал, чем  услышал  скрип  кости  о  сталь.  Что-то  теплое
обволокло кинжал - острие вошло в мозг.
     Агис прервал контакт. Он не испытывал ни малейшего  желания  пережить
смерть человека с точки зрения поразившего его оружия.
     Темплар рухнул лицом вниз. Он был мертв еще  до  того,  как  коснулся
земли. Одетый в черную рясу жрец так, вероятно, и не узнал, кто,  или  что
убило  его.  Каро,  отрыв  рот,  тупо  глядел  на  мертвое   тело   своего
собеседника.
     Атака Садиры была  куда  более  эффектной.  Направив  посох  на  двух
великанышей, она произнесла два слова, произнесенные в свое время Ктандео.
     - Нок! Призрачное пламя!
     Обсидиановый шар вспыхнул, словно солнце. По полю  прокатился  раскат
грома. Ослепительный поток жгучего  света  вырвался  из  посоха  и  окутал
стражников сияющей, искрящейся  пеленой.  Агис  не  видел,  что  произошло
дальше: в этот миг  холодная  рука  небрежно  позаимствовала  у  его  тела
порядочную часть его жизненных сил. Ощущение, весьма похожее на то, что он
испытывал, когда Ктандео использовал свой посох. Только на сей раз гораздо
сильнее.
     Дрожь пробежала по телу сенатора. Его колени подогнулись, и он мешком
повалился на землю, ломая хрупкие ветки рокстема. Сил у него хватило  лишь
на то, чтобы, перевалившись на бок, поглядев, как идут дела у Садиры.
     Девушка стояла на коленях, держась обеими руками  за  посох,  как  за
последнюю соломинку, не дающую ей упасть. Она глядела на него со смешанным
чувством возмущения и удивления. Тусклый алый огонек играл внутри  черного
обсидианового  шара.  Он  кружился  и  мерцал,  как  живое  существо.   Но
постепенно он угас, и Садира закачалась. Когда потухли последние  отблески
алого света, она без сознания рухнула в желтые заросли рокстема.
     Усилием воли Агис заставил себя приподняться и  поглядеть  в  сторону
усадьбы. Каро стоял, растерянно переводя взгляд  в  того  места,  где  еще
мгновение назад  находились  двое  великанышей,  на  лежащего  у  его  ног
мертвого темплара и обратно. Судя по выражению его лица, о стражниках Агис
мог больше не беспокоиться.
     Собравшись с силами, сенатор дополз  до  Садиры.  Девушка  лежала  на
боку, не отрываясь глядя на посох своего  учителя.  Она  была  бледна  как
смерть, щеки - впали, волосы странно потускнели.
     - Садира? - Агис осторожно коснулся ее щеки. - Ты меня слышишь?
     Девушка застонала.
     - Что с тобой? Ты ранена?
     - Все в порядке, - прошептала колдунья, переводя взгляд на  Агиса.  -
Все в порядке...
     - Что ты на  меня  так  смотришь?  -  удивился  он,  помогая  девушке
подняться с земли. - Что-то не так?
     - Нет - нет, заверила его Садира. - Ничего особенного.
     Она потрогала волосы  на  его  висках.  -  А  что,  мои  волосы  тоже
поседели?
     - Разумеется нет! А почему ты спрашиваешь? - Агис еще не договорил, а
необходимость в этом вопросе уже отпала.  -  Эту  штуковина  сделала  меня
седым?! - охнул он, с опаской поглядывая на посох.
     - Всего  несколько  прядей,  -  поспешила  успокоить  его  Садира.  -
Чуть-чуть на висках и на затылке. Ты стал выглядеть солиднее...
     Агис услышал шум шагов. Подняв глаза, он увидел высокого,  одетого  в
одну лишь набедренную повязку мула. Как и все мулы,  этот  был  совершенно
лыс, а его торс являл собой нагромождение могучих  мускулов.  Для  гибрида
человека и гнома мыл выглядел довольно привлекательно. Во  всяком  случае,
черты  его  лица  казались  пропорциональными  и  даже  приятными.  Черные
выразительные глаза, гордый прямой нос и  волевой,  крепкий  подбородок  -
совсем неплохо.
     Агис собрался спросить у Садиры,  знает  ли  она  этого  мула,  когда
полукровка воскликнула:
     - Рикус!
     Встав,  он  радостно  обняла  подбежавшего  к  ней  гладиатора.   Они
поцеловались, и сенатор мысленно поморщился. Хотя Садира не скрывала своих
чувств к знаменитому Рикусу, Агис не рассчитывал  встретиться  с  ним  так
скоро... не ожидал он и той ревности, которую сейчас испытывал.
     - Что ты здесь делаешь? - спросила Садира, наконец оторвавшись от губ
своего возлюбленного.
     Рикус улыбнулся и, настороженно глянув  на  Агиса,  что-то  прошептал
девушке на ухо. Сенатор отвернулся. Он чувствовал себя лишним.
     Со стороны колоннады к ним приближались  две  женщины.  Одна  -  явно
чистокровный человек, мускулистая,  как  и  мул.  Бледная  гладка  кожа  и
подтянутая, но весьма женственная фигура. Другая -  ростом  с  ребенка,  с
копной нечесаных волос. Между ними, зажатый с двух сторон, шел старый гном
Каро.
     - Нам нечего скрывать от Агиса, - Садира взяла аристократа за руку. -
Он и так знает о нас все.
     - Вот как? - выразительно поднял брови Рикус.
     Садира кокетливо улыбнулась и, повернувшись к Агису, сообщила:
     - Рикус удрал из лагеря рабов владыки Тихиана. Он хотел  предупредить
меня, что Каро - шпион.
     - Мужественный поступок, - сказал  Агис,  не  зная,  следует  ли  ему
приветствовать   гладиатора   традиционным   двойным   рукопожатием,   как
представителя знати, или вообще  обойтись  без  всякого  приветствия,  как
поступают с рабами. Так  ничего  и  не  придумав,  он  решил  предоставить
инициативу мулу. - Знаешь, Рикус, ты мог не беспокоиться. Мы уже  знаем  о
предательстве. А вот твой побег - очень и очень некстати.
     - Что ты имеешь в виду? - хищно оскалился гладиатор.
     - Ровным счетом ничего, - заверил его Агис. - Просто Садира находится
со мной в полной безопасности, а ты мог бы  принести  больше  пользы  там,
откуда так поспешно убежал.
     - Ну, теперь ты в  безопасности  со  мной!  -  прорычал  мул,  жестом
собственника беря девушку за руку. - И если ты попробуешь пойти за нами, -
он в упор поглядел на Агиса, я тебя прикончу, как собаку!
     - Рикус! - воскликнула Садира, вырывая руку. - Куда это  ты  собрался
меня вести?
     - Мы с тобой, Ниивой и  Анезкой  отправляемся  горы,  -  нахмурившись
сказал мул.
     - Мне не нужно никуда бежать! - сказала девушка. - Агис отпустил меня
на свободу. Кроме того, нам с ним надо кое-где побывать.
     - Отпустил на свободу? - разочарованно переспросил Рикус. Он явно  не
мог представить себе такой оборот событий. - Он отпустил тебя,  и  ты  все
еще с ним?
     - Это не навсегда, - успокаивающе проворковала Садира, целуя  мула  в
щеку. - Я же говорю: нам с ним надо кое-куда сходить.
     Рикус смерил сенатора взглядом.
     - Я иду с вами, - заявил он.
     - Большое спасибо, - сухо ответил Агис,  -  но  мы  обойдемся  своими
силами.
     - А я и не спрашивал твоего разрешения,  -  заметил  мул.  -  Мы  все
пойдем с вами.
     - Почему бы и нет? - спросила Садира, умоляюще глядя на Агиса.
     - Боюсь, у нас достаточно проблем и без охотников за беглыми  рабами,
- покачал головой сенатор. - Хватит с нас темпларов.
     - Какая разница? - ухмыльнулась  девушка.  -  Погоня  -  она  и  есть
погоня. Кроме того, иметь в  группе  трех  опытных  гладиаторов  вовсе  не
повредит. Между прочим, я ничуть не удивлюсь, если Анезка знает  дорогу  в
Нок - где бы он ни находился.
     Подошли  женщины  со  своим  пленником,  и  спор  прервался.  Высокая
блондинка, как догадывался Агис - партнерша Рикуса по арене, покосилась на
Садиру и тяжело вздохнула.
     - Это принадлежит тебе, - сказала она толкая к Агису старого гнома. А
хафлинг протянула ему квадратный кристалл зеленого оливина. - Он не только
шпион, но еще и вор, - добавила Ниива. - Анезка поймала  его  в  тот  миг,
когда он прятал этот камень в карман.
     - Это не мое... - пробормотал Агис, разглядывая  редкий  кристалл  со
всех сторон.
     -  Сколько  раз  тебе  говорить,  что  кристалл  следует  держать  на
расстоянии вытянутой руки от глаз! - внезапно услышал он голос Тихиана.
     Удивленно приподняв бровь, Агис послушался. И тотчас внутри  зеленого
камня появилось лицо Тихиана. Изображение стало  четким,  и  у  Верховного
Темплара от изумления глаза на лоб полезли. - Агис?
     - Да, Тихиан, - кивнул сенатор.
     - Но как ты заполучил кристалл Каро? - воскликнул темплар.  -  Ты  же
заперт в Храме Древних!
     - Мы оттуда удрали, - с горечью сказал Агис. - Но не благодаря тебе.
     Краем глаза он видел, что все, кроме Каро, глядят  на  него,  как  на
сумасшедшего.
     - Я ведь тебя предупредил, что не заключаю с тобой перемирия, - начал
оправдываться Тихиан. - Если помнишь, я даже порекомендовал тебе соблюдать
осторожность.
     Хотя Агис и должен был согласиться с таким утверждением, он не стал с
большим доверием относиться к своему старому другу.
     - По-твоему, это оправдывает использование меня в качестве приманки?
     - Ты же сам связался с бунтовщиками, - возразил Тихиан. - Никто  тебя
не заставлял, и не вини меня, если у тебя возникали какие-то неприятности.
     - Ты и пирамиду с черными обсидиановыми шарами показал мне  лишь  для
того, что вернее заманить Союз в ловушку?
     - Нет. Все  так,  как  я  говорил.  Как  ни  трудно  было  разглядеть
выражение  лица  в  маленьком  кристалле,  Агису  показалось,  что  Тихиан
напуган. - Скажи, как Те, Кто Носит Маску, отнеслись к этой новости?
     -  С  какой  стати   я   должен   тебе   что-либо   рассказывать?   -
поинтересовался Агис.
     - С такой, - ответил Тихиан, - что мое предложение все еще остается в
силе.
     - Ты уже извини, если я отнесусь к твоим словам с недоверием.
     - Ты  не  можешь  взять  и  просто  так  махнуть  на  меня  рукой!  -
заволновался Тихиан. - Ты ведь даже  не  представляешь,  что  я  для  тебя
сделал! Калаку хорошо известны твои заигрывания с Союзом Масок. Если бы  я
не заявил, что собираюсь использовать тебя в своих целях, ты давно был  бы
мертв!
     - От всего сердца благодарю тебя за предусмотрительно, - с  сарказмом
сказал Агис.
     - Если кристалл Каро, у тебя, то ты не можешь не знать, что  Рикус  и
Ниива сбежали. Они направились к твоему поместью. Они ищут там Садиру,  но
об этом ты знаешь не хуже меня. - Тихиан поднял указательный палец. -  Вот
столько дней мне бы потребовалось, что их поймать. Но, как видишь, они все
еще на свободе. Я сохранил их побег в  тайне.  Я  не  послал  за  ними  ни
охотников, ни циклопов. Я даже убил стражников,  которые  обнаружили,  что
камера гладиаторов пуста.
     Последняя деталь,  наконец-то,  убедила  Агиса,  что  Тихиан  говорит
правду. Желая сохранить что-либо в тайне, Верховный Темплар всего поступал
именно так.
     - Что бы там ни хотел Союза Масок от моих гладиаторов,  -  между  тем
продолжал Тихиан, - это все еще  возможно.  Никто,  кроме  одного  верного
помощника, не знает, что они покинули мое поместье.
     -  Очень  мило  с  твоей  стороны,  -  сказал   Агис,   действительно
обрадованный, что охотники за беглыми  рабами  не  будут  гоняться  за  их
группой. - И тем не менее, ты изо всех сил  бороться  с  Союзом  Масок.  В
конце концов, на чьей ты стороне?
     - Я там, где моя выгода, - честно ответил Тихиан. - К  сожалению,  на
меня давят со всех сторон. Если я не добьюсь успеха  в  борьбе  с  врагами
короля, Калак, не задумываясь, меня прикончит. Кроме  того,  мне  делается
плохо от одной мысли о том, что случится по окончании Игр.
     - Значит, ты готов убить короля?  -  спросил  Агис,  решив  проверить
своего друга.
     - Это невозможно, - ответил Тихиан.
     - А если все-таки возможно?
     Тихиан на мгновение прикрыл глаза рукой.
     - Я не стану никому мешать это сделать, - сказал он после паузы.
     - Вот и все, что я хотел узнать, - улыбнулся Агис, собираясь спрятать
кристалл.
     - Подожди! - крикнул темплар. - Для того, чтобы я мог поддержать  вас
вплоть до вашего нападения на Калака, я должен знать, где последний третий
амулет.
     - Так я и думал, - вздохнул Агис. - Тебе нельзя доверять.
     - Ты не прав, - заметил Тихиан. -  Можешь  не  сомневаться,  я  очень
забочусь  о  собственной  шкуре.  Постарайся  только,  чтобы   наши   пути
совпадали... - Верховный темплар на мгновение задумался.  -  Пусть  Садира
объяснит Тем, Кто Носит Маску, что в  их  собственных  интересах  сообщить
мне, где спрятан третий амулет. Я полагаю, вы найдете способ передать  мне
эти сведения.
     Ничего не ответив, Агис прикрыл камень ладонью. Он рассказал о  своей
беседе с Тихианом, а потом вернул кристалл Каро.
     - Может, в самом деле сказать Тихиану, где лежит амулет? - предложила
Садира. - Я знаю, где он спрятан.  -  Ты  сумеешь  связаться  с  Верховным
Темпларом? - спросила она у Каро. Когда гном кивнул, она быстро объяснила,
как проще всего найти амулет. - Все равно они были не  слишком  сильны,  -
пожала плечами  девушка.  -  Так,  несколько  заклинаний,  чтобы  оттянуть
завершение строительства.
     - Скажи, - Агис повернулся к своему старому слуге,  -  как  давно  ты
шпионишь для Тихиана?
     Гном потупил взор. Его высохшие стариковские губы дрожали  то  ли  от
страха, то ли от чего другого - Агис не знал.
     - Недавно, - ответил  Каро.  -  С  того  дня,  когда  владыка  Тихиан
конфисковал рабов. Верховный Темплар отпустил меня. Он  обещал  после  Игр
дать мне свободу.
     - А твой фокус? - спросил Агис. - Он не изменился?
     - Нет, - покачал головой гном. - Вплоть до того момента,  как  я  его
нарушил, я стремился верой и правдой служить Астиклам.
     - Почему же ты все-таки изменил своей цели? - спросила Ниива.
     - Я бы умер на строительстве пирамиды, - ровным голосом ответил гном.
- Мне не хотелось окончить свои дни, так и не узнав свободы.
     - Мне очень жаль, что все так получилось, - сказал Агис. - Если бы  я
только понимал, что значит для тебя свобода, я бы немедленно отпустил тебя
на волю.
     - Мне не нужно ваше сочувствие, - с горечью отозвался Каро. -  Убейте
меня - и дело с концом.
     - На твоем месте я бы не торопился умереть, - заметил Рикус. -  Разве
ты не возродишься в образе башни?
     Старый гном  покосился  на  Агиса,  и  кривая  усмешка  прорезал  его
морщинистое лицо.
     - Это так, - кивнул он. -  Я  вернусь,  уже  как  башни,  в  поместье
Астикла... на место моего позора...
     - Ну, тогда я надеюсь, что мы еще не скоро встретимся, - сказал Агис.
     - Что это значит? - насторожился Рикус.
     - Каждый человек рождается со стремлением к свободе так  же,  как  он
рождается со стремлением  к  еде  и  питью.  Об  этом  знает  каждый,  кто
когда-либо владел хоть одним рабом.
     - Как, впрочем, и каждый раб, - вставил Рикус.
     -  Отнять  у  человека  свободу,  -  продолжал  сенатор,   глядя   на
морщинистое лицо Каро, - это то же самое, что лишить его  пищи  или  воды.
Без еды и питья человеческое тело постепенно умирает, без свободы  умирает
его душа.
     - Ну и что? - спросил мул. - Когда это аристократа заботили  души  их
рабов?
     - Меня заботят! - пылко воскликнул Агис. - За всю жизнь я не убил  ни
одного раба.
     - Значит, ты рабовладелец, каким немного, - сказала Садира.
     - Возможно, - согласился Агис, - но во всем  остальном  я  ничуть  не
лучше остальных. Теперь я понимаю, что был Форменным лицемером.  Потому-то
Алый Рыцарь и не пустил меня в Алую Церковь.
     - И что ты теперь собираешься делать? - спросила Садира.
     - Каро, - Агис снова повернулся к гному, - я не имею никакого права о
чем-либо тебя просить, но... - он отвязал от пояса мешочек с  деньгами,  -
послужи в последний раз Астиклам. Пойди  к  рабам,  что  остались  в  моем
поместье. Скажи им, что они свободны. Они могут уйти или  остаться  -  как
пожелают.
     - А я? - с удивлением спросил гном.
     - Ступай и наслаждайся свободой.
     Взяв из рук своего бывшего хозяина  деньги,  Каро  повернулся  и,  не
говоря ни слова, пошел обратно в дом. Агис глядел ему вслед  и  думал,  ка
мало его широкий жест должен значить для того, кто  потерял  свою  цель  в
жизни. Возможно, найдутся другие, вроде Каро, кого он спасет от рабства...



                                  13. ЛЕС

     - Вставай! -  Рикус  сурово  глядел  на  Агиса.  -  Сейчас  не  время
отдыхать!
     - А ты мне не указывай, - ровным голосом ответил аристократ,  вытирая
пот со лба. Когда захочу, тогда и встану.
     Они находились высоко в кольцевых горах. Их путь лежал вверх по узкой
террасе. По одну сторону уходили в небо неприступные скалы,  по  другую  -
пропасть глубиной, наверно, в целую милю. Внизу раскинулась долина Тира. А
впереди скрывалась цель путешествия - колдовское копье,  о  котором  перед
смертью говорил Ктандео. Лишь оно могло оборвать жизнь короля-колдуна.
     - Мы идем слишком медленно, - сказал Рикус.
     Здесь, высоко в горах, было довольно свежо.  Одетый  в  свою  обычную
набедренную повязку и пару крепких сандалий, мул дрожал от холода.  А  тут
еще ветер... Не так давно он гордо отказался от предложенной Агисом теплой
одежды. Тогда он согласился взять лишь костяной топор с двумя лезвиями.
     - Анезка ушла вперед, - продолжал Рикус, показывая на конец  террасы.
- Если мы ее потеряем, нам никогда не найти  ни  Нока,  ни  этого  чертова
копья!
     - Она вернется, - заверил его Агис.
     Хотя с точки  зрения  мула  аристократ  оделся  чересчур  роскошно  -
высокие ботинки на толстой подошве,  кожаные  брюки,  рыжая  безрукавка  и
шерстяной плащ - Рикус был вынужден признать, что, во всяком  случае,  его
спутник не мерзнет.
     - Женщинам надо отдохнуть, - заявил Агис, глядя через плечо на Садиру
и Нииву.
     Рикус поднял глаза. Садира, тоже одевшая кожаные  штаны  и  шерстяную
накидку, уже почти догнала мужчин. Где-то в усадьбе  Агиса  она  разыскала
похожую на корону шляпу с модными завязками, спускавшимися  вдоль  носа  и
перекрещивающимися на щеках наподобие  маски.  В  подобных  шляпах  любили
ходить молоденькие аристократки, и  мула  раздражало,  как  быстро  Садира
переняла эту, как он считал, дурацкую моду.
     Вслед за полукровкой шла Ниива. В поместье  Агиса,  хоть  что-то  для
столь крупной женщины нашлось,  разумеется,  только  среди  одежды  рабов.
Впрочем, Нииву не слишком огорчили  простые,  но  теплые  брюки  и  грубый
шерстяной плащ. И она была совершенно счастлива,  когда  Агис  подарил  ей
новый трикал  с  острым  стальным  лезвием.  Все  это  раздражало  Рикуса,
пожалуй, даже сильнее, чем новая шляпка Садиры. Этот Агис Астикла прямо из
кожи вон лез, пытаясь завоевать их доверие.
     - Похоже, женщины будут покрепче тебя, - презрительно заметил  Рикус.
- Они, по крайней мере, не уселись отдыхать.
     Несмотря на свои слова, мул прекрасно понимал, что  сейчас  испытывал
его спутник. Когда начался подъем в горы, они все как  один  почувствовали
затрудненность дыхания и странную усталость. И чем  выше  они  забирались,
тем труднее становилось дышать. Голова буквально  разламывалась  от  боли,
легкие горели от каждого мучительного вдоха, воздуха не  хватало,  а  ноги
подкашивались от переутомления. Но если  за  долгие  годы  рабства  Рикус,
Ниива,  Анезка  и,  отчасти,  Садира  привыкли  к  трудностям,  то   Агису
сталкиваться с ними приходилось куда реже.
     Не  обращая  внимания  на  Рикуса,  аристократ  вытащил   из   своего
заплечного мешка бурдюк с водой. Бурдюк был наполовину  пуст  -  последний
раз путешественники натолкнулись на ручей почти три дня тому назад.
     - Сейчас не время пить! - в гневе вскричал  Рикус,  когда  аристократ
развязал бурдюк. - Оставь воду в покое!
     - Я ее несу, - буркнул Агис, - и я буду пить, когда хочу!
     - Вода уже кончается! - прорычал мул, подходя к Агису.
     - Ничего, - пожал плечами сенатор, - нам еще  надолго  хватит.  Кроме
того, я много времени провел в пустыне.  Как  только  нам  понадобится,  я
найду воду. - Он окинул взглядом каменистые склоны и добавил, - во  всяком
случае, до того, как мы умрем от жажды.
     С этими словами он поднес бурдюк к губам.
     - Мы все погибнем из-за твоих господских замашек!  -  рявкнул  Рикус,
протягивая руку к бурдюку.
     - Что это ты задумал? - отодвигаясь, спросил Агис.
     - Ты опасен, - сказал мул. - И в первую очередь для нас самих!  Но  я
не дам тебе нас  погубить!  -  быстрым  движением  он  схватил  бурдюк  за
горловину.
     - Рикус, - издевательски спокойным тоном  сказал  Агис,  не  отпуская
бурдюка. - Если мы будем продолжать в том же  духе,  то  разольем  остатки
воды, - вот и все.
     - Чем это  вы  тут  занимаетесь?  -  воскликнула  Садира,  подходя  к
мужчинам.
     - Я не позволю тебе выпить  воду!  -  заявил  Рикус,  не  обращая  на
девушку никакого внимания. - Лучше я вылью ее на землю!
     - Ты достаточно глуп, чтобы так поступить, -  кивнул  Агис,  отпуская
бурдюк.
     - Мне следовало бы проломить тебе башку за  такие  слова!  -  взревел
Рикус.
     - Мне кажется, - невозмутимо повернулся к Садире Агис, - наш друг  не
мог бы лучше продемонстрировать свои самые ценные качества.
     - Только не втягивайте меня в  ваш  спор!  -  воскликнула  Садира.  -
Разбирайтесь сами.
     - Если бы вы  поменьше  спорили,  -  заметила  Ниива,  -  мы  бы  уже
добрались до леса Хафлингов. Похоже, нам нужен предводитель.
     Рикус улыбнулся своей боевой партнерше  и  самодовольно  поглядел  на
Агиса.
     - Хорошая мысль, - сказал он, завязывая бурдюк. - Пить будет, когда я
скажу.
     - Ниива сказала, что нам нужен предводитель, - нахмурился Агис, -  но
не о том, что им станешь ты.
     - А кто еще? - высокомерно спросил Рикус. - Не ты же...
     - Я больше года  провел,  познавая  жизнь,  в  безводной  пустыне,  -
сверкнул  глазами  Агис.  -  Сомневаюсь,  чтобы  у  тебя   была   подобная
возможность.
     - Но мы в горах, а не в пустыне, - настаивал мул. - Кроме  того,  мне
все равно, где и сколько времени ты провел. Я  не  собираюсь  плясать  под
твою дудку!
     - Ты слишком прямолинеен, - горячо возразил Агис. - Ты знаешь  только
один способ решения всех проблем - убить да побыстрее!
     Рикус глядел на Агиса, не зная, что  ответить.  В  том,  что  говорил
аристократ, крылась изрядная доля правды: мул и вправду никогда не  учился
ничему другому, кроме искусства убивать. Впрочем, это ничуть не  уменьшило
его желания схватить сенатора за шиворот и швырнуть в пропасть.
     - Ни один  из  вас  в  предводители  не  годится,  -  сказала  Ниива,
осторожно обходя Садиру.
     -  Что  ты  такое  плетешь?  -  вскинулся  Рикус.  -  Может,  ты  нас
возглавишь?
     - Вполне возможно, - ответила Ниива. - Во всяком  случае,  я  еще  не
забыла о Ноке и волшебном копье.
     - С каких это пор ты так заинтересовалась копьем? - удивленно спросил
Рикус. - Только не  говорил  мне,  что  тоже  принимаешь  участие  в  этой
сумасшедшей затее убить Калака.
     - А что я, по-твоему, здесь делаю? - спокойно отпарировала Ниива.
     Рикус  нахмурился,  замявшись  с  ответом.  Мул  полагал,  что  Ниива
отправилась искать Нок просто потому, что туда направился он, Рикус. Ему и
в голову не приходило, что у нее может быть и другая цель.
     - Если тебе все равно, удастся нам убить Калака или нет, - нахмурился
Агис, - то почему ты так хотел пойти вместе с нами?
     - Чтобы защищать Садиру, - ответил мул. - Она  спасла  мне  жизнь,  и
теперь для меня долг чести - отплатить ей тем же. И я буду защищать ее  до
последней капли крови.
     - В таком  случае,  -  ухмыльнулся  сенатор,  -  почему  бы  тебе  не
повернуть назад. Я вполне способен сам защитить юную...
     - Это ты забудь, - оборвал его мул.
     Он ведь не сказал самой главной причины:  ему  просто  хотелось  быть
поближе к Садире.
     - Почему бы вам обоим не вернуться - сухо спросила Ниива. - Если  нам
не понадобиться останавливаться каждые пару миль и слушать  ваши  разборки
из-за Садиры, мы доберемся до цели значительно быстрее.
     - Ну, хоть не дерутся, - отметила Садира, - только  спорят.  Впрочем,
спорить-то не о чем. Женщина может любить сразу нескольких мужчин.
     Ниива закатила глаза.
     - Так же, как Рикус любит одновременно, и тебя, и меня, -  продолжала
девушка, обращаясь к своей спутнице. - Но мы же с тобой не спорим!
     - Вообще-то, - холодно сказал Ниива, - подругами нас не назовешь. И я
бы не сказала, что Рикус меня  очень  любит.  Я  бы  назвала  его  чувство
несколько иначе... А вот и Анезка, - она показала на конец террасы. - Если
мы хотим добраться до Нока, нам не следует  отставать.  А  то  ей  надоест
ждать.
     Рикус сердито посмотрел на свою партнершу, но промолчал. Как  всегда,
Ниива ухитрилась буквально парой слов заткнуть ему рот.
     Мул покосился на  Анезку.  Она  стояла  и  с  откровенным  презрением
разглядывала своих спорящих спутников. Потом, круто повернувшись,  шагнула
за уступ и исчезла из виду.
     Рикус последовал за ней. Когда  он  добрался  до  конца  террасы,  то
увидел, что хафлинг шагнула на узенький  карниз,  пересекающий  совершенно
отвесную  скалу.  Карниз  был  столь  узок,  что  казался  черной   линий,
протянувшейся по серому граниту. Он шел абсолютно прямо и где-то далеко  в
густой тени уходил за гребень горы.
     Крепко прикрутив свой боевой топор к заплечному мешку,  Рикус  шагнул
на карниз. Он был ненамного шире его ступни и покрыт тонким слоем земли  и
каменной пыли. Анезка двигалась по нему, с такой легкостью, словно шла  по
коридору, ведущему на главную арену Тира. Рикус мог только  поражаться  ее
беспечности. Сам он каждую секунду ожидал, что карниз обвалится у него под
ногами.
     К своему глубочайшему  удивлению,  мул  довольно  быстро  понял,  что
карниз вовсе и не собирается обваливаться, а из-за лежащей  на  ней  земли
гладиатор запросто может распроститься с жизнью. Дважды на первых же ярдах
его ноги, обутые в кожаные сандалии, соскальзывали.  Еще  немного,  и  мул
оказался бы внизу, на две  черной,  казавшейся  бездонной,  пропасти.  Мул
повернул голову, собираясь предупредить того, кто идет за ним. Но,  увидев
Агиса, прикусил язык. Даже если бы мул  и  хотел  помочь  аристократу,  он
искренне сомневался, что его совет будет воспринят.
     Решив держаться за скалу обеими руками,  Рикус  повернулся  спиной  к
пропасти, ликом к стене. Медленно и осторожно, сбрасывая вниз землю  перед
тем, как шагнуть, он двигался вслед за Анезкой. Когда-то мул  слышал,  что
вниз смотреть нельзя - можно упасть. Потому он устремил  взгляд  вверх,  к
вершине пика.
     Прошло совсем немного времени, и Рикус понял свою ошибку.  Бескрайнее
небо над головой наводило на мысли о бездонной пропасти под ногами. Позади
осталась всего четверть пути, а мул уже ясно  видел  свое  сорвавшееся  со
скалы тело. Видел, как оно ударяется на лету о выступы скал,  делаясь  все
меньше и меньше, слышал, как затихает  вдали  эхо  внезапно  обрывающегося
крика.
     Рикус изо всех сил старался отогнать видение, но без особого  успеха.
Где-то на полпути ему привиделось, что вниз падает не он сам, а Ниива.  Он
видел, как, несколько раз ударившись о скалу,  она  молча,  головой  вниз,
летит в пустоту. Мул потряс головой, но увы! Ничего не помогало. К  своему
удивлению, Рикус обнаружил, что у него дрожат колени. Он сделал еще шаг...
     Вдруг его  ноги  действительно  соскользнули.  Издав  душераздирающий
вопль, Рикус еле успел вцепиться пальцами в скалу и удержаться на карнизе.
Кружилась голова, дрожали ноги,  перед  глазами  плыли  белые  круги.  Мул
закрыл глаза и прижался лбом к скале. Он вцепился в выступы  так,  что  от
напряжения побелели пальцы.
     - Что случилось? - спросил подобравшийся к мулу Агис. - Тебе помочь?
     - Нет! - прошипел мул, не открывая глаз. - Со мной все в порядке. Как
Садира и Ниива?
     - По-моему, лучше, чем мы, - ответил Агис.  -  Они  предусмотрительно
связались веревкой.
     - Что?! Это же  глупость!  -  воскликнул  Рикус,  наконец-то  решаясь
открыть глаза. - Если одна из них упадет, она потащит за собой и вторую!
     По мрачному лицу Агиса градом катился пот. Холодный пот страха. Как и
Рикус, он судорожно цеплялся за скалу. Колени тоже дрожали,  хотя  не  так
сильно, как у мула.
     Рискуя потерять равновесие, Рикус  откинул  назад  голову  в  надежде
увидеть женщин. Они действительно связались веревкой и теперь двигались по
карнизу куда спокойнее, чем  мужчины.  Сперва  вперед  выходила  Ниива,  а
Садира страховала ее. Колдунья  была  готова  в  любой  момент  произнести
заклинание, которое не даст им упасть вниз. Когда  веревка  заканчивалась,
Ниива находила  подходящее  местечко  и  в  свою  очередь  подстраховывала
девушку.
     - Идея совсем неплоха, - одобрительно заметил мул.
     - Может, и нам попробовать? - предложил Агис.
     Рикус кинул взгляд за плечо,  на  свой  мешок,  покосился  на  черный
провал под ногами.
     - Ты готов вытащить веревку из мешка?
     - Нет... - честно ответил Агис.
     - Я тоже. Придется идти, как придется. Поодиночке, - и, собравшись  с
духом, мул двинулся дальше.
     Вскоре  он  почуял  какой-то  странный  запах  -  с  подобным  он  не
встречался никогда в жизни.  Этот  запах  казался  и  сладким,  и  горьким
одновременно. В нем чувствовался аромат благовоний, и в то же время - вонь
тухлого мяса. Рикус посмотрел вперед. Там, где карниз  пересекал  гребень,
их поджидала Анезка.  А  за  ней,  вдоль  всей  скальной  гряды,  тянулось
причудливое необычного  вида  зеленое  облако.  Казалось,  оно  висит  над
землей. Порой его отростки напоминали Рикусу ветви  тех  редких  деревьев,
которые ему довелось видеть  в  долине  Тира.  Но  те  не  качались  и  не
извивались, как эти.
     Подойдя  поближе,  мул  услышал  визг  и  хохот  каких-то   неведомых
животных. В лицо ему ударил ветер: он принес с собой нечто не  знакомое  -
холодный мокрый туман. В воздухе пахло дождем, и теперь Рикус  видел,  что
странное  облако,  окутавшее  гребень,  это  верхушки  могучих   деревьев.
Деревьев, которым не стоялось  на  месте.  Деревьев,  танцующих  вместе  с
ветром. Но все равно деревьев. Перед ним был лес.
     Мул даже  не  смог  бы  сосчитать,  сколько  раз,  переваливая  через
очередной гребень, он ожидал увидеть впереди легендарный лес хафлингов. Но
каждый раз его взору открывались все новые и новые голые горные склоны.
     - Мы пришли! - радостно закричал Рикус,  с  улыбкой  поворачиваясь  к
идущему за ним Агису.
     Позабыв об осторожности, он указал рукой на зеленые ветви.
     И тут его нога соскользнула. Рикус зашатался, взмахнул  руками,  и  с
криком повалился спиной в пропасть. Перед глазами мелькнули голубое  небо,
черная вершина горного пика, навстречу помчались мрачные глубины глубокого
ущелья. Как сквозь сон, Рикус услышал крик Ниивы и Садиры, и  даже,  вроде
бы, сдавленный возглас Анезки. Снова перед его глазами мелькнула скала,  а
на ней - сосредоточенный Агис, направивший на него руку.
     Рикусу казалось, что сердце его  перестало  биться.  Ужас  неминуемой
смерти  сжал  горло.  Он  мечтал  (единственное  желание,  которое   могло
возникнуть в этот ужасный мир) умереть от страха. Умереть до того, как его
тело красными каплями размажется по дну ущелья.
     Мелькнуло небо. И пропало. Вперед под  мулом  возник  большой  черный
круг. Рикус влетел в него,  и  холодный  ветер  пронизал  его  до  костей.
Проносясь по черному беспросветному  туннелю  мул  еще  успел  поразиться,
откуда он взялся. В следующее мгновение тело Рикуса рухнуло на землю.
     Невыносимая боль пронзила каждый мускул, каждую косточку. Мул  ожидал
забвения,  смерти,  но  как  ни  странно,   боль   не   прекращалась.   Он
почувствовал, что катится вниз по склону. А когда движение прекратилось  и
Рикус открыл глаза, то увидел зеленые папоротники и черную  землю  у  себя
под щекой.
     Маленькие сильные ручки схватили его за  плечи.  Рикус  поднял  взор.
Мягкие, знакомые черты; широко расставленные глаза хафлинга.
     - Анезка? - удивился он, поняв, что может дышать.
     Полурослик нахмурилась; потом кивнула. Упершись ногами в  землю,  она
усадила мула. Увидев, где он очутился, Рикус даже задохнулся от изумления.
     Горы с этой стороны оказались даже круче, чем в долине  Тира.  Вместо
голых желтых осыпей  склоны  тут  были  покрыты  густым  лесом.  Громадные
темно-синие ели качались в необыкновенном, бесконечно повторяющемся танце.
Красные стволы, разделенные вращающимися сочленениями скрипели и  стонали,
принимая по прихоти ветра разнообразные, порой весьма причудливые формы.
     Под этими необычными елями росли маленькие деревца (во всяком случае,
Рикус решил, что это деревья)  с  большими  круглыми  стволами,  покрытыми
белой корой. Из верхушек этих шаров тянулись кверху длинные тонкие  стебли
с похожими на маленькие сердечки листьями.
     Мох гирляндами свисал и с больших деревьев, и  с  маленьких.  На  его
темно-красных нитях обильно произрастали и кучки  красочных  грибов  -  по
форме напоминавших колокола, каждый  размером  с  кулак  Рикуса.  А  землю
ковром  покрывала  желтая  трава.  Вдали  мул  разглядел  больше   десятка
подобный, покрытых обильной растительностью гребней.
     Рикус даже не заметил, как к нему подошел Агис.
     - Извини за жесткое приземление... Хорошо, что Анезка пошла с нами, -
продолжал он, не слушая благодарностей мула, - без нее мы  бы  никогда  не
нашли Нок среди всех этих зарослей...



                                14. ПЕВЕЦ

     Агис проснулся под звуки нежных трелей на фоне легкого шума дождя. Не
открывая глаз, он перевернулся на другой бок и сладко зевнул. Он  протянул
руку, чтобы обнять Садиру, но вместо  гладкой  девичьей  кожи  его  пальцы
коснулись чего-то пухлого, теплого, покрытого жесткой щетиной. Трели сразу
стали еще нежнее и мелодичнее.
     - Кто здесь? - спросил Агис.
     И тут он вспомнил, что, стремясь избежать поводов для  ревности,  они
этой ночью договорились спать поодиночке.
     Агис открыл глаза  и  прямо  перед  собой  увидел  шесть  похожих  на
маленькие сапфиры глаз. А под ними -  пара  подвижных  челюстей,  деловито
жующих комок собранного рядом с Агисом мха.  Терлась  друг  о  друга  пара
лоснящихся ног, издавая те самые трели, которые  разбудили  сенатора.  Еще
четыре ноги поддерживали похожее на барабан тело, на котором  и  покоилась
рука Агиса. Сзади до самой земли, свисало большое ярко-желтое брюхо.
     Вскрикнув, Агис поспешно отдернул руку и схватился за  меч.  Огромный
паук поспешно забрался по  тонкой  блестящей  паутинке  в  раскинутую  над
головой человека сеть. Там он и  повис  вниз  головой,  наигрывая  нежную,
успокоительную музыку.
     Агис сел. Он с удивлением отметил, что  кругом,  несмотря  на  дождь,
совершенно сухо. Подняв голову,  аристократ  с  любопытством  поглядел  на
поющего паука. Гнулись под порывами ветра  высокие  ели.  Качалась  тонкая
паутина. Моросил дождь. И тем не менее, под  сетью  паутины  было  так  же
сухо, как под самой надежной крышей.
     Оглядевшись вокруг, Агис заметил еще десяток подобных паутин.  И  под
каждой, на конец тонкой нити, щипал мох большой мохнатый паук. И Рикуса, и
Садиру, и Нииву прикрывали от дождя серебристые  зонтики,  Только  Анезка,
свернувшись в клубок, мокрая и дрожащая, спала прямо под дождем.
     Паук над головой Агиса нерешительно  тренькнул  и,  словно  спрашивая
разрешения, потянулся к земле двумя ногами. Хмыкнув, Агис  спрятал  меч  в
ножны. К его удивлению, он спокойно принялся  за  еду,  наигрывая  задними
ногами тихую и задумчивую мелодию, изумительно подходящую раннему  лесному
утру. В отличие от рассветов  Тира,  жестокое  солнце  здесь  пряталось  в
густом утреннем тумане, а свет был ласков и зелен.
     Задумавшись, Агис поглядел на своих дремлющих  спутников.  Они  спали
беспокойно, беспрерывно ворочаясь с боку на бок, словно  даже  в  объятиях
сна сжимались в ожидании удара кнута... или, что более вероятно, мечтая  о
том дне, когда смогут сполна расплатиться с бывшими хозяевами.
     - Что я  здесь  делаю,  Певец?  -  спросил  Агис  у  паука.  Внезапно
аристократ явственно  ощутил  их  огромную  пропасть,  отделявшую  его  от
остальных спутников. - Мои предки сочли  бы  меня  сумасшедшим!  Рисковать
именем и поместьем Астиклов ради каких-то рабов...
     Паук игриво запиликал и, подойдя поближе к Агису, потерся о его ногу.
Сенатор прекрасно понимал, что животному хотелось бы, чтобы  его  еще  раз
погладили, но это было выше человеческих  сил.  Каким  бы  дружелюбным  ни
оказалось гигантское насекомое, его облике  все  равно  оставался  слишком
отвратительным.
     - И однако, мы знаем, где правда, - продолжал беседу Агис. - Если  бы
мои предки поступали, как велит им честь и совесть, а не шли на  поводу  у
страха за свою шкуру, нам теперь, возможно, не пришлось бы беспокоиться  о
зловещих планах Калака.
     Напротив  Агиса,  на   другой   стороне   импровизированного   лагеря
путешественников, бесшумно раздвинулись ветви елей, и из-за них показались
двое хафлингов. Они осторожно подкрадывались к одному из  деловито  жующих
мох пауков. Внешне полурослики очень напоминали Анезку - только  это  были
мужчины, одетые в потрепанные набедренные повязки. Грязь ручейками стекала
с их тел. В руках хафлинги держали копья с кремниевыми наконечниками, а за
поясом торчали костяные кинжалы.
     Агис уже хотел разбудить своих друзей, когда хафлинги, положив копья,
бросились на их паука.  Не  хрустнула  ни  единая  веточка,  а  шум  дождя
заглушал шаги. Даже чуткий паук не замечал полуросликов.
     Схватив меч, Агис поднялся с земли.  Певец  (так  аристократ  прозвал
паука, с которым успел познакомиться)  удивленно  запиликал  и  повернулся
туда, куда глядел Агис. Но ни он сам, ни другие его собраться не  обращали
на полуросликов никакого внимания. Агис замер. Он не  мог  понять,  почему
пауки остаются такими беспечными перед лицом явной опасности. Может, у них
плохое зрение? Или они - ручные животные хафлингов?
     Через мгновение Агис  знал  ответ.  Пение  паука,  ставшего  объектом
внимания полуросликом, сменилось паническим  визгом.  Судорожно  перебирая
лапами, он полез вверх по своей паутинке. Эхом отозвавшись на  его  трель,
остальные пауки тоже бросились наверх.
     Но хафлинги оказались быстрее. Они сбили свою жертву на  землю,  и  в
этот миг, выйдя из под паутиной крыши под дождь, Агис окликнул их:
     - Эй, ребята! Что вы там делаете?
     Успевшие  вытащить  из-за  пояса  кинжалы,  хафлинги  дружно  подняли
головы.
     - Если вы голодны, - продолжал сенатор, - у нас есть с собой еда, - и
он указал на один из вещевых мешков.
     Как ни спокойно старался говорить Агис, полурослики  явно  почуяли  в
его словах угрозу. Забыв о добыче, они мигом скрылись в зарослях, даже  не
подобрав валявшиеся на мху копья.
     У себя за спиной Агис услышал цветистую ругань Рикуса и вопль Ниивы:
     - Убирайся прочь, мерзкая тварь!
     Судя  по  звукам,  Садира  проснулась  последней,  что,  впрочем,  не
помешало ей завизжать на весь лес.
     - Откуда они взялись? - спросила она, немного придя в себя.
     Агис не ответил: он все еще выглядывал полуросликов. Но они нырнули в
чашу, и  ни  одна  веточка,  ни  один  листик  не  шевелился,  выдавая  их
продвижение. Единственными доказательствами  их  существования  оставались
пара копий да сердито стрекочущий паук, теперь уже не рискующий спускаться
со своей паутины.
     - Что за шум? - спросил Рикус, подходя к  Агису.  В  одной  руке  мул
держал свой мешок, в другой  -  топор.  -  Ты  что,  испугался  маленького
паучка?
     - С пауками-то я нашел общий язык, - в тон ему ответил Агис. - Дело в
том, что я только что спугнул хафлингов.
     - Хафлингов? - переспросила Ниива.
     - Они были вон там, - показал Агис. - Я их испугал, но, возможно, они
решаются показаться еще раз...
     - Что это вы тут говорите о хафлингах? - вмешалась Садира, подходя  к
ним. Сумка с книгой заклинаний уже висела у нее через плечо, а в руке  она
крепко сжимала посох Ктандео.
     - Наш друг видел полуросликов, - пояснил Рикус.  -  Он  рассчитывает,
что они вернутся. Только зря. Хафлинги слишком осторожны. У Анезки  больше
шансов...
     Новая паническая трель паука прервала  речь  мула.  На  сей  раз  она
раздалась оттуда, где еще совсем недавно спал  Агис.  Круто  повернувшись,
аристократ увидел, как Анезка всем весом своего  тела  прижимает  паука  к
земле.
     - Нет! Не надо! - крикнул Агис, бросаясь на помощь Певцу.
     Но опоздал. Высоко подняв над головой стальной кинжал, подаренный  ей
Агисом, полурослик одним махом вспорола пауку брюхо. Жалобно  поскрипывая,
Певец тщетно пытался скинуть  свою  мучительницу.  В  его  музыке  звучало
страдание.
     Не обращая  внимания  на  мучения  паука,  Анезка  засунула  руку  во
взрезанное острым клинком брюхо и  принялась  там  шарить.  Рывок,  и  она
вытащила наружу гроздь покрытых слизью яиц. Певец  еще  яростнее  задвигал
ногами, оглашая воздух полными боли звуками. Другие  пауки  начали  дружно
наигрывать медленные печальные мелодии.
     - Что ты делаешь? - вскричал Агис, хватая хафлинга за плечи.
     Руки Анезки по локоть были покрыты зеленой слизью.  Мрачно  посмотрев
на аристократа,  она  невозмутимо  принялась  уплетать  яйца,  только  что
вырванные из тела еще живого паука.
     Этого Агис вынести не мог, Схватив женщину, он отшвырнул ее в сторону
и повернулся к Певцу, который теперь выводил грустную и немного задумчивую
песню. Желая избавить животное от ненужных страданий, Агис обнажил  меч...
и только тут понял, что не знает, куда ударить. Ему хотелось, чтобы смерть
была быстрой и безболезненной, но...
     - Агис, сзади! - услышал он крик Рикуса.
     Оглянувшись,  аристократ   увидел   Анезку   с   кинжалом   в   руке,
изготовившуюся к броску. Подскочив к хафлингу, Рикус  в  последний  момент
успел толкнуть ее в плечо. Острый клинок по рукоятку вошел в землю  у  ног
Агиса.
     - Спасибо, - сказал сенатор, глядя на мула.
     - Я лишь отплатил тебе за то, что ты сделал  для  меня  на  скале,  -
ответил гладиатор. - Теперь мы в расчете.
     Схватив Анезку, Рикус крепко прижал ее к груди, не  давая  продолжить
атаку. Полурослик отчаянно вырывалась, но мул был сильнее.
     - Что не слишком-то умно швыряться нашим единственным проводником,  -
заметила Ниива. - И чего ты так на нее взъелся? Это же всего-навсего паук.
     - Паук или нет, но мы с ним подружились, - отозвался  Агис,  -  Кроме
того, они нам помогли, - и он показал на  раскинувшиеся  над  их  головами
паутины. - Если бы не они, мокнуть бы нам с вами под дождем всю ночь.
     - Вероятно, ты прав, - согласилась Садира, - но нам не  нужны  лишние
конфликты. Если Анезке так уж хочется съесть паука, пусть ест на здоровье.
В конце концов это ее лес.
     И  снова  Агису  пришлось  вспомнить  о  пропасти  между  ним  и  его
спутниками. Гладиаторы, всю свою жизнь сражавшиеся  на  потеху  толпы,  не
придавали никакого значения  мучениями  какого-то  паука.  Даже  Садира  в
поместье Тихиана наверняка видела да и сама испытала такое, что Агису и не
снилось. Потому ничего удивительного, что все они безучастно  отнеслись  к
боли несчастной твари. Но Агис - другое дело. Мучения  паука  приводили  в
ужас аристократа, всегда избегавшего подобного рода зрелищ.
     Агис не мог смириться с холодной  жестокостью  хафлинга.  Вести  себя
подобным образом значило, с точки зрения сенатора, встать  на  одну  доску
владыкой Тихианом -  выжить  "любой  ценой".  Если  уж  рисковать  жизнью,
положением и состоянием, то лучше делать  это  ради  принципов,  а  не  из
эгоистических, меркантильных соображений.
     - Плевать я хотел на то, что Анезка наш проводник, - заявил он.  -  Я
не стану мириться с бессмысленной и жестокой  пыткой  бессловесной  твари!
Кто бы эти не занимался!
     - Ну, если тебе так хочется, - предложила Ниива,  -  попроси  Анезку,
чтобы она убивала свой завтрак прежде, чем его съесть. Только не устраивай
больше драк. А теперь, если ты  действительно  хочешь  избавить  паука  от
мучений, ударь вот сюда, - и она показала на грудь Певца. - И поглубже.
     Агис с готовностью послушался ее совета.  Его  меч  пронзил  мохнатое
тело; ноги паука дернулись и застыли. Смерть была мгновенной.
     - Спасибо, - Агис, вытер меч мхом. - Откуда ты знаешь, куда следовало
нанести удар?
     - Мы частенько встречались на арене с гигантскими пауками, - спокойно
объяснила Ниива и, закинув за плечи свой мешок, предложила,  -  давайте-ка
лучше идти дальше...
     Подобрав торчащий из земли у его ног кинжал, Агис подошел к Рикусу  и
Анезке.
     - Впредь следил, что и как ты ешь, - обратился он к полурослику.
     - Ну, знаешь, - удрученно покачал головой Рикус. - Только  аристократ
мог устроить такое представление из-за какого-то там паука.
     - Возможно, - ответил Агис, не отрывая взгляда от маленькой  женщины.
- И тем не менее, я говорю совершенно серьезно.
     Поколебавшись, Агис спрятал  кинжал  Анезки  в  свой  вещевой  мешок.
Сперва он собирался вернуть его хафлингу, - так сказать, жест доброй воли.
Но по выражению лица Анезки, по тому, как хафлинг на  него  глядела,  Агис
внезапно понял, что этого делать не стоит. Отдай он кинжал,  и  полурослик
при первом удобном случае вонзит его в спину своему знатному спутнику.
     Агис закинул мешок за плечи, и Рикус отпустил  Анезку.  Не  глядя  по
сторонам, Хафлинг быстро собрала свои вещи и повела путешественников вниз,
вдоль по гребню. Она  скользила  по  лесу  мимо  громадных  елей  легко  и
бесшумно, словно шла по ровной гладкой дороге.  Вслед  за  ней  с  грацией
катящихся по склону валунов, продирались Рикус и Ниива. За ними,  опираясь
на посох Ктандео, следовала Садира. Последним, старательно глядя под ноги,
шел Агис. Он изо всех сил старался  ступать  осторожно,  и  тем  не  менее
скользил и падал буквально через шаг.
     Они спускались по гребню больше часа,  когда  внезапно  оказались  на
краю обрыва. Не колеблясь, Анезка свернула в сторону, продолжив  спуск  по
крутому склону. Она прыгала с камня  на  камень,  от  дерева  к  дереву  с
ловкостью легендарного горного леопарда. За ней следовали остальные: треск
ломаемых веток, грохот катящихся камней, приглушенная ругань и  шум  то  и
дело  падающих  тел  наглядно  свидетельствовали,  что  обитателями   Тира
приходилось несладко.
     Прошло совсем немного времени, и  путешественники  услышали  какой-то
странный гул. Рикус и Ниива взяли оружие наизготовку,  Агис  обнажил  свой
меч, а Садира начала лихорадочно вспоминать необходимые заклинания.
     Но Анезка только  смеялась  над  их  предосторожностями  и  неутомимо
продолжала  спускаться.  Гул  делался  все  громче.  Агис  тщетно  пытался
представить себе, что за животное могло так громко  и  протяжно  гудеть  -
никогда в жизни аристократ не слыхивал  ничего  подобного,  и  сейчас  его
фантазия оказалась совершенно беспомощной.
     Наконец они выбрались на небольшую поляну. Цветущие впереди  Рикус  и
Ниива внезапно замерли, словно натолкнувшись на каменную стену.  Садира  и
Агис поспешили присоединиться к гладиаторам  и  тоже  застыли,  открыв  от
изумления рты.
     Впереди  их  путь  пересекала   двадцатифутовая   полоска   пенистой,
сверкающей на солнце воды. С веселым клокотанием бурный горный поток несся
вниз по склону,  тучами  брызг  разбиваясь  о  камни.  Анезка  невозмутимо
подошла к воде и начала пить.
     - Откуда берется столько воды? - недоуменно спросил Рикус, скидывая с
плеч мешок и доставая оттуда пустой бурдюк.
     - Из дождя, - ответил Агис, следуя примеру мула.
     - Но  тут  слишком  много  воды,  -  запротестовала  Ниива.  -  Чтобы
наполнить это русло, дождь должен идти на каждый день!
     - Почему бы и нет? - вставила Садира. -  Может,  и  идет...  В  конце
концов, растениям требуется очень много воды, а тут их,  -  и  она  обвела
взглядом густой лес, - видимо-невидимо!
     - Дождь каждый день? - фыркнул Рикус. - Это невозможно. За всю  жизнь
я видел пять дождей - для мула моего возраста это очень много!
     -  Возможно,  дождь  притягивается  сюда  с  помощью  колдовства,   -
предположил Агис. Пока он никак не мог понять, как вообще существует нечто
столь прекрасное, как этот лес. - Если колдуны черпают силу  из  растений,
то почему бы растениям, используя свою силу, не устроить дождь?
     -  В  том,  что  здесь  замешано  колдовство,  я  не  сомневаюсь,   -
согласилась Садира, - но какое? Может, дело  в  самом  лесе,  а  может,  в
чем-то другом. Кто знает? Не уверена, что мы это поймем... и, возможно, он
и к лучшему.
     - Нет, нет, - запротестовал Агис. - С этим  я  согласиться  не  могу!
Если в этих горах растет лес, то он может расти и в других местах Ахаса. В
Тире, например... Но чтобы этого добиться, мы должны понять, почему и  как
он растет.
     - Этот аристократ, - сказал Рикус, завязывая наполненный бурдюк, - не
только слаб телом, но и умом не шибко крепок.
     - Ну, не знаю... - протянула Ниива. - Ты видел его  поля  фаро?  Если
кому-то и удастся вырастить в Тире лес, то только Агису.
     - За это время Калак успеет осуществить все свои планы,  -  напомнила
ему Садира. - Может, когда-нибудь Ахас и станет зеленым, но это будет  еще
не скоро. И во всяком случае не сейчас,  -  она  показала  на  удаляющуюся
вдоль потока Анезку, - давайте на будем терять ее из виду. Боюсь,  она  не
станет нас дожидаться.
     Быстро убрав наполненные бурдюки, путешественники поспешили  вдогонку
за хафлингом. Постепенно горный поток превратился в настоящую бурную реку,
бегущую на дне глубокого ущелья. Рев несущейся через пороги воды  заглушал
все остальные звуки. Сами стены каньона, казалось, сотрясаются от безумной
мощи потока.
     Дождь, наконец, перестал. Выглянуло  солнце.  Шел  час  за  часом,  а
Анезка  шла  и  шла  без  остановок,  не  давая  путешественникам  времени
постоять, посмотреть, насладиться никогда  невиданным  зрелищем.  Их  путь
лежал вдоль реки, и в конце концов  вывел  путешественников  на  тропинку,
скрывавшуюся в тени вековых, поросших мхом деревьев.
     Выйдя на тропу, Агис вдруг краем глаза увидел, как качнулась ветка, а
потом и силуэт прячущегося за деревом хафлинга. Маленький воин целился  из
лука прямо в спину Рикусу.
     - Рикус! Ложись! - крикнул Агис.
     Зазвенела тетива, мул послушно бросился на землю, и стрела  прошла  у
него над головой. Маленькая, длиной всего около фута, она глубоко вошла  в
мягкий ствол пальмы, растущей на краю тропинки. Агис повернулся в  сторону
стрелка, но хафлинг уже успел исчезнуть. Ниива  и  Садира  изготовились  к
бою. Выхватив из ножен меч,  Агис  увидел,  как  скрылась  в  лесной  чаще
Анезка.
     - Где они? - спросил Рикус, вскакивая на ноги.
     - Я видел только одного, - сообщил Агис, - да и тот куда-то делся.
     - Ты что, упустил его из виду?! - сердито воскликнул мул.
     - А ты вообще его не заметил, - парировал аристократ.
     Ниива тем временем вытащила стрелу из толстой белой коры пальмы.
     - Ну, такими штучками они нам ничего не сделают,  -  пренебрежительно
хмыкнула она.
     - Она чем-то намазана, - заметил  Рикус,  беря  стрелу  и  пристально
изучая наконечник. - Тут остались следы...
     - Яд! - хором воскликнули его спутники.
     Снова звон тетивы, и другая стрела вонзилась в бедро Ниивы.  Испугано
вскрикнув, женщина  поспешно  вырвала  ее  и  отшвырнула  в  сторону.  Она
показала трикалом в сторону едва заметно качающихся веток одной из елей.
     - Он там! - воскликнула она, бросаясь в атаку.
     На втором шаге ее ноги подкосились, и она  повалилась  лицом  в  мох.
Садира склонилась над поверженной Ниивой. Одним прыжком  перескочив  через
женщин,  Рикус  бросился  в  лес.  Садира  закричала.  Агис   хотел   было
последовать за мулом, но тут гладиатор торжествующе завопил:
     - Попался, поганец!
     Послышались звуки ударов, и на тропинке снова появился Рикус. В одной
руке он небрежно держал бесчувственное тело хафлинга.
     - Может, это несколько охладит их пыл...
     Снова звон тетивы, теперь уже с другой стороны тропы.  Тонкая  стрела
впилась мулу в  грудь.  Отшвырнув  своего  пленника,  Рикус  повернулся  в
сторону новой угрозы. Он только успел вытащить стрелу, но тут же зашатался
и рухнул на тропу как подкошенный.
     Садира подняла посох.
     - Нет! - воскликнул Агис. - Пока не надо!
     Не вдаваясь в объяснения, он развел руки  в  стороны,  закрыл  глаза.
Открыв путь внутренней силе от точки слияния к ладоням,  адепт  представил
себе невидимые нити, идущие к самым кончикам его пальцев. Мгновение спустя
энергия пси уже билась в его руках.
     Вспомнив повышенный пусть и  гастрономический  интерес,  хафлингов  к
гигантским паукам, Агис решил  посвятить  свою  атаку  памяти  несчастного
Певца. Усилием мысли он представил  себе,  как  его  руки  превращаются  в
огромных пауков -  только  не  поющих,  не  таких,  какими  с  готовностью
лакомились Анезка и его соплеменники. Нет, эти пауки были черны как  ночь,
с большими круглыми головами и хитиновыми панцирями, твердыми как скала.
     Эти твари жили только в сознании Агиса и потому, конечно, реально  не
существовали.  Но  для  своих  врагов   они   скоро   станут   такими   же
материальными, как любое дерево, любой куст, любое животное в  этом  лесу.
Все, что требовалось, - это  чтобы  хафлинги  посмотрели  на  человека  на
тропе, казалось, безмятежно раскинувшего руки.
     Предположив, что полурослики наблюдают за ним,  Агис  отправил  своих
воображаемых пауков в лес. Вот они спрыгнули с его рук,  вот  приземлились
на мягкий мох. Вначале маленькие, они, достигнув земли, стали  размером  с
Рикуса. Вертя головами, иллюзорные чудища на своих восьми ногах - каждая с
длинными, как кинжалы, и острыми, как зубы  горного  леопарда,  когтями  -
устремились в чашу.
     Устремив свои взоры  на  Агиса,  хафлинги  тем  самым  создали  пусть
слабый, но все же контакт со своим  грозным  противником.  Огромные  пауки
быстро обнаружили эти тончайшие связи и, словно по нитям паутины, побежали
по ним к своим жертвам. Сквозь глаза созданных им чудищ  на  своих  восьми
ногах - каждая с длинными,  как  кинжалы,  и  острыми,  как  зубы  горного
леопарда, когтями - устремились в чащу.
     Устремив свои взоры  на  Агиса,  хафлинги  тем  самым  создали  пусть
слабый, но все же контакт со своим  грозным  противником.  Огромные  пауки
быстро обнаружили эти тончайшие связи и, словно по нитям паутины, побежали
по ним к своим жертвам. Сквозь глаза созданных им чудищ Агис наблюдал, как
двое полуросликом подняла луки, целясь в стоящих на тропе людей.
     И в этот миг творения Агиса проникли в их разум. Хафлинги  закричали,
в панике бросая луки. Наложенные на тетиву стрелы с черными  наконечниками
вонзились в землю. Не сомневаясь в реальности невесть  откуда  появившихся
чудовищ, полурослики выхватили из-за поясов кинжалы. Агис представил  себе
раскрывающиеся паучьи челюсти, длинные клыки, с которых капает черный, как
деготь, смертоносный яд. Маленькие лучники завизжали от страха  и  боли  -
воображаемые клыки вонзились в их тела. Они отчаянно и, разумеется, тщетно
пытались  освободиться.   Их   сотрясали   судороги,   руки   отказывались
повиноваться... Еще миг, и убежденные в своей  смерти  хафлинги  замолкли,
впав в беспамятство.
     Вскоре, как прекрасно знал Агис, они придут в себя. Он  не  проник  в
мозг полуросликов достаточно  глубоко,  чтобы  убедить  их  подсознание  в
истинности смерти. Подобное  усилие  требовало  времени  и  дополнительных
затрат драгоценной  жизненной  энергии.  Кроме  того,  Агису  не  хотелось
убивать маленьких  воинов.  Это,  как  ему  казалось,  было  бы  не  самым
благоразумным поступком: ведь именно хафлинги  владели  волшебным  копьем,
жизненно необходимым Агису и его друзьям.
     Когда маленькие лучники окончательно впали в забытье,  Агис  позволил
своим воображаемым охотникам немного побродить по лесу. Возможно, в засаде
сидел еще кто-то... Через несколько  секунд  адепт  уже  не  сомневался  -
полуросликов было всего трое.
     Он прекратил подпитку пауков  энергией  и,  тяжело  вздохнув,  устало
опустил руки на колени.  Подобная  атака,  наиболее  действенная  из  всех
известных адепту, давалась очень нелегко.
     - Мы в безопасности, - тихо сказал  Агис.  -  Во  всяком  случае,  на
некоторое время...
     - Ты уверен? - с сомнением покосилась на него Садира.
     - Уверен, - кивнул Агис. - Это Путь... Как там Ниива и Рикус?
     - Дышат, - ответила девушка. - Похоже, смерть им не грозит.
     - Ты можешь из разбудить?
     Садира испробовала все: она трясла, хлопала по щекам,  и  кричала  на
лежащих без движения гладиаторов. Ничего не помогало.
     - Придется сидеть и ждать, пока они придут в себя, -  уныло  сообщила
девушка.
     - Это невозможно, -  покачал  головой  Агис.  -  Примерно  через  час
хафлинги очнутся, и тогда...
     - Лучше бы они попали в нас! - с горечью воскликнула  Садира.  -  Нам
никогда не поднять Рикуса и Нииву... Мул один мог бы унести нас с тобой...
     - А как твое колдовство? - поинтересовался Агис.
     - Я не знаю заклинаний, - позволяющих переносить  людей  с  места  на
место, - растерянно сказала Садира.
     - Ну, так что толку от этих ваших чудес?.. Посмотри, Анезки нигде  не
видно?
     - Зачем ее искать? - отозвалась девушка. - Она нас бросила.
     - Но тропинка все-таки куда-то ведет, так ведь? - спросил сенатор.  -
Может, она приведет нас к Ноку. Кто знает?..
     С помощью Садиры он перевернул гладиаторов на спину и положил их  бок
о бок. Взяв Рикуса и Нииву за руки, Агис закрыл глаза и открыл  дорогу  от
средоточия своих жизненных сил в бесчувственные тела. Он представил  себе,
как плоть и кровь превращаются в невесомые, парящие на землей облака...
     Когда тела гладиаторов оторвались от земли, Агис снова открыл  глаза.
По-прежнему держа своих спящих спутников за руки, он повернулся к Садире.
     - Пошли, - сказал он. - И побыстрее. Боюсь, я смогу  протянуть  всего
пару часов. Кроме того, чем дальше мы уберемся отсюда, тем лучше.
     Почти два часа они  шли  по  тропе  без  всяких  приключений.  Ущелье
постепенно расширялось, превращаясь в настоящую долину. Наконец,  тропинка
свернула в лес, прочь от берега горной реки.
     Внезапно Садира остановилась.
     -  Правильно,  -  с  благодарностью  пропыхтел  Агис.  -  Давно  пора
отдохнуть. - Я так устал, что уже не различаю, где тропа, а где чащоба.
     - Я остановилась не для отдыха, - Садира указала на тонкую коричневую
нить,  протянутую  поперек  тропы.  -  Наши  маленькие   друзья,   похоже,
приготовили для нас сюрприз.
     Она хотела уже перешагнуть нить, но Агис оказался быстрее.
     -  Стой!  -  воскликнул  он.  -  Потыкай  землю  на  той  стороне,  -
посоветовал сенатор в ответ на недоуменный взгляд колдуньи. - Возьми  хотя
бы трикал Ниивы...
     - Чего это ты вдруг стал таким осторожным? -  удивилась  девушка,  но
все-таки последовала совету аристократа.
     Настил из переплетенных веток, посыпанных тонким слоем дорожной пыли,
рухнул от первого же прикосновения. Сразу же ниже лежала большая  и  очень
глубокая яма.
     Садира судорожно сглотнула.
     - Похоже, идти по этой тропке становится небезопасно,  -  с  деланной
небрежностью заметила она.
     Агис хотел ответить, но тут впереди на тропе показался хафлинг.
     - Берегись! - крикнул сенатор.
     Выпустив руки гладиаторов, Агис прыгнул к Садире, У себя за спиной он
услышал звон тетивы, и что-то больно кольнуло его между лопаток.
     В тот же  миг  не  ожидавшая  нападения  Садира  задела  ногой  нить.
Негромкий треск - и большой тяжелый сук, сорвавшись с  дерева,  полетел  и
точно в голову колдуньи.
     Агис шагнул вперед, намереваясь оттащить девушку в сторону.  Но  ноги
отказали. Колени подогнулись, и он полетел вниз. Он падал медленно, словно
во сне: яд, похоже, добрался до мозга. Агис успел  заметить,  как  сук  со
всего размаху ударил Садиру по голове, а потом перед  его  взором  поплыли
земляные стены ямы, в которую он по иронии судьбы все-таки угодил...



                             15. ЖИВОЙ МОСТ

     Голова Садиры гудела так, словно десяток барабанщиков решили устроить
внутри концерт - оглушительная дробь, простой  примитивный  ритм.  В  ушах
звенело, в висках стучало, даже  зубы  -  и  те  почему-то  болели.  Глаза
слезились, и открыть их казалось непосильной задачей. В горле застрял ком,
а голова кружилась - да еще как: на ногах не  устоять.  И  тем  не  менее,
Садира с изумлением осознала, что не лежит и не сидит, а именно стоит.
     Попробовав обхватить голову руками, колдунья обнаружила, что руки  ее
не слушаются. Слушаться-то они не слушались, но запястья болели совершенно
невыносимо.
     "Неужели я парализована?" - со  страхом  подумала  Садира  и  открыла
глаза.
     Сквозь слезы девушка увидела, что барабаны гудели все-таки не  внутри
ее головы, а снаружи. Перед ней открылся луг, поросший мягким  мхом.  Лучи
заходящего солнца окрашивали его в нежный розовый цвет. По краю луга стоял
с десяток одетых в набедренные повязки хафлингов. И все они, словно впав в
транс,  без  устали  колотили  по  большущим,  странной  необычной   формы
там-тамам.
     В центре луга высилась башенка из огромных серых гранитных блоков. Ее
стены были абсолютно гладкими, и Садира едва различала, где кончается один
блок  и  начинается  другой.  На  вершину  башенки  вела  крутая  каменная
лестница.
     На самом верху находился маленький домик  из  белого  мрамора,  перед
дверью которого стояла дымящаяся бронзовая жаровня. Рядом лежали  мешки  и
оружие Садиры и ее друзей. А впереди, гордо подняв голову, стояла Анезка и
еще один хафлинг, надо сказать, довольно странного вида. С ног  до  головы
он был выкрашен в зеленый цвет, а на голове в  копне  всклокоченных  волос
красовался венок из переплетенных ветвей.  В  руках  этот  хафлинг  держал
посох Ктандео.
     Воспользовавшись посохом в поместье Агиса, Садира поняла, что иметь с
ним дело куда труднее и опаснее, чем она полагала. Так что  ей  совсем  не
нравилось видеть подобное оружие в руках лесного дикаря. Кроме того, посох
наверняка еще понадобится в борьбе против Калака.
     У подножия башенки Садира увидела  большой  дуб.  Как-то  странно  он
смотрелся посреди луга, в окружении гнущихся во все стороны елей и  пальм.
Впрочем, одиночество, похоже, не помешало дубу вырасти высоким и крепким.
     Вокруг  дуба,  держа  в  руках  деревянные  чаши,  стояло   множество
полуросликов: и мужчин, и женщин.  Кое-кто  украсил  свои  руки  или  ноги
красочными  птичьими  перьями,  но  большинство  было   одето   только   в
набедренные повязки. Все они с видимым нетерпением поглядывали на  вершину
каменной башни.
     - Ты очнулась, - раздался откуда-то слева голос Агиса.
     - Я чувствую себя так, словно недавно  умерла,  -  нетвердо  ответила
Садира, поворачивая голову в его сторону. Агис висел в нескольких футах от
нее  на  огромной,  вкопанной  в  землю  каменной  плите.  Кожаные  ремни,
пропущенные сквозь отверстия  в  камне,  плотно  охватывали  руки  и  ноги
аристократа. У подножия плиты Садира заметила круглый  бассейн,  бурый  от
старой, успевшей высохнуть крови.
     - Что случилось? - спросила Садира.
     Туман у нее в голове, наконец-то рассеялся, и она поняла,  что  висит
на точно такой же каменной плите, как и Агис.
     Аристократ рассказал о том, что произошло на тропе.
     - Извини, - сказал он, описывая, как Садира задела за бечевку. - Будь
я осторожнее, нас бы не застали врасплох.
     - Она жива,  -  услышала  девушка  голос  Ниивы.  -  Так  что  нечего
извиняться.
     Посмотрев направо, Садира увидела гладиаторов, привязанных к таким же
каменным плитам.
     - Это Анезка завела нас в засаду, а не Агис,  -  поддержал  партнершу
Рикус. - Она во всем виновата. Возможно,  она  поступила  так  из-за  того
случая с пауком.
     - А может  и  нет,  -  прервала  его  Ниива.  -  Сомневаюсь,  что  мы
когда-либо узнаем наверняка. Сейчас это уже  не  так  важно.  Она  мотнула
головой в сторону каменной башни. - Похоже, нам  предстоит  встретиться  с
тем, кто нам поймал.
     Действительно, в этот миг выкрашенный в зеленый цвет хафлинг спокойно
шагнул с вершины башни прямо в  воздух.  Вместо  того,  чтобы  упасть,  он
медленно поплыл в сторону незванных гостей из Тира. В руках он по-прежнему
держал посох старого Ктандео.
     Анезка тем временем быстро спустилась по ступенькам на землю.  Там  к
ней присоединилось полдюжины украшенных перьями хафлингов. Кто-то протянул
ей деревянную чашу. Все вместе они направились к Садире и ее спутникам.
     Когда зеленый хафлинг подплыл поближе, Садира заметила у него в  ногу
большое золотое кольца. В ушах красовались серебряные украшения, а на шее,
на цепочке, висел обсидиановый шар.
     - Как к тебе попал этот посох?  -  сурово  глядя  на  Садиру  спросил
полурослик.
     - А кто меня спрашивает? - вопросом на вопрос ответила девушка.
     Хафлинг грозно нахмурился. Он явно не привык, что кто-то  сомневается
в его праве задавать вопросы.
     - Я Древо Мира, - ответил он после паузы. -  Мои  корни  вскармливают
плоды, дарующие пищу моему народу. Птица дождя, из чьих крыльев  на  землю
проливается дождь, несущий животворную влагу моему народу. Я Змея Времени,
чей хвост в прошлом, а голова у будущем. Это я забочусь, чтобы  мой  народ
жил вечно. Я Нок. Я лес. - Нок высоко поднял посох. - А теперь говори, как
это попало тебе в руки!
     - Этот посох мне дал человек по имени Ктандео.
     - Я сделал его для Ктандео, - прищурился хафлинг. - Он бы никогда  не
передал его непочтительной молодой женщине.
     -  Ктандео  умирал,  -  сказала  девушка,  глядя  на  представшего  в
совершенно ином свете хафлинга. Тот, кто сделал подобный посох,  никак  не
может считаться дикарем. - Он дал мне посох, чтобы та знал: мы  пришли  от
его имени.
     Полурослик прикрыл глаза.
     - Теперь я знаю, почему плакали луны, - прошептал он. -  Ктандео  был
подлинным другом леса. - Он коснулся золотого кольца в носу. -  Он  принес
мне много прекрасных подарков.
     Анезка в сопровождении шести украшенных перьями хафлингов  подошла  к
врытым в землю каменным плитам. Выстроившись  в  ряд  за  спиной  у  Нока,
полурослики держали наготове свои зловещего вида деревянные чащи. Рикус  и
Ниива глядели на Анезку так, словно хотели  испепелить  ее  на  месте,  но
благоразумно молчали. Агис тоже молчал. С задумчивым  выражением  лица  он
изучал загадочного вождя хафлингов.
     - Ктандео послал нас за волшебным  копьем,  -  между  тем  продолжала
Садира.
     - Я действительно растил копье, - уже мягче ответил Нок. -  Но  я  не
смогу дать его тебе.
     - Почему? - воскликнула колдунья. - Оно что, не готово?
     Нок поглядел через плечо на растущий посреди луга дуб.
     - Оно готово... но ты его недостойна.
     Решив, что хафлинг имеет ввиду недостаток физической силы - Садира  и
впрямь вряд ли смогла бы справиться с тяжелым копьем - девушка  кивнула  в
сторону Рикуса.
     - Это он должен использовать копье, - сказала она.
     Нок окинул мула оценивающим взглядом и покачал головой.
     - Чтобы бросить мое копье, требуется не только сила, - заявил  он.  -
Цель должна быть ясной. Сердце - чистым. Без Ктандео этот мул промахнется.
     - С чего это? - возмутился Рикус. - Нет такого копья, с которым я  бы
не справился!
     - Но это тебе не под силу! - отрезал Нок.
     - Ты даже не видел, как он сражается, - вмешалась Садира. - Откуда ты
знаешь, справится он или нет?
     - Я знаю, потому, что  все  вы  висите  на  Камнях  Пира,  -  ответил
хафлинг, касаясь посохом бассейна под ногами Садиры. -  Если  бы  вы  были
достойны копья Сердца Леса, вы  бы  здесь  не  оказались.  Ваша  кровь  не
стремилась бы наполнить эти бассейны.
     -  Камни  Пира!  -  воскликнул  Рикус,  отчаянным   усилием   пытаясь
высвободить руку.
     - Но мы же пришли как друзья! - сказал Агис.
     - Вы станете частью леса. Какой лучший подарок может принести  в  лес
его друг?
     - Анезка привела нас не для того, чтобы нас тут  съели!  -  прорычала
Ниива.
     - Ошибаешься, - усмехнулся Нок. - Именно для этого. Вы ее подношение.
     - Подношение! - вскричал Рикус, устремляя неверящие глаза на  Анезку.
- Ты что, привела нас сюда за этим?!
     Явно довольная собой Анезка только  кивнула  и  ободряюще  улыбнулась
сраженному гладиатору.
     - Я и мои друзья с радостью присоединились бы к лесу, - решила  пойти
на хитрость Садира. - Но, к  сожаленью,  сейчас  это  невозможно.  Ктандео
потому-то и послал нас за копьем, что оно жизненно важно для Тира.
     - Почему важно? - нахмурился хафлинг.
     - У Клака есть пирамида, сделанная из обсидиана, - пояснил  Агис,  не
отрываясь, глядя на висящий на груди полурослика обсидиановый шар. - А еще
у него есть обсидиановые шары и потайной ход,  облицованный  обсидиановыми
плитами. Ты знаешь, что это означает?
     - Догадываюсь, - печально покачал головой Нок.
     Агис рассказал полурослику обо всем, что ему довелось  подсмотреть  в
памяти Тихиана. А также о замысле короля наглухо запереть ворота Цирка  во
время финального боя.
     Когда аристократ закончил свой рассказ, Садира спросила:
     - Теперь ты дашь нам копье?
     - Вы даже до меня не смогли добраться,  -  печально  покачал  головой
Нок. - Как же вы рассчитываете остановить дракона?
     - Дракона? - не веря своим ушам, переспросила Садира. - Мы же говорим
о Калаке, а не... - девушка умолкла. Только  тут  до  нее  дошло  значение
сказанного Ноком. - Калак - Дракон? - ахнула она.
     - Нет, нет. В мире немало драконов. Но Калак еще не  присоединился  к
их числу.
     - Но скоро присоединится, - закончила за него  колдунья.  Теперь  она
начинала понимать  замысел  короля.  -  Для  этого-то  он  и  строил  свою
пирамиду!
     - Именно так, - согласился Нок. - Она  необходима  для  окончательной
трансформации.
     - Значит, нужно нанести  удар,  пока  трансформация  не  началась!  -
воскликнула Садира. Пока не поздно, дай нам копье!
     - Я не могу дать копье тому,  кто  его  недостоин,  -  снова  покачал
головой хафлинг.
     - Но мы достойны! - крикнул Рикус. - Я победил в сотне с лишним боев!
     На Нока это заявление, похоже,  не  произвело  никакого  впечатления.
Тщетно Садира ломала свою и так раскалывающуюся голову в поисках  доводов,
способных убедить хафлинга.
     - Если  ты  собирался  помочь  Ктандео  в  борьбе  против  Калака,  -
осторожно начал Агис, - то у тебя, вероятно, были основания  опасаться  за
судьбу своего леса?
     Хафлинг кивнул.
     - Один дракон... тот, которого вы по глупости  называете  драконом  с
большой буквы, словно других и не существует... Так вот, один  дракон  уже
предъявил права на Тир, как впрочем, и на  все  земли,  простирающиеся  от
Урика до Балика. Если теперь появится еще один, то кому-то из них придется
потесниться. Единственный путь - через кольцевые горы...
     - И что это означает для твоего леса?
     - То же самое, что и для Тира: полное уничтожение. Перебравшись через
горы, дракон уничтожит все живое на своем пути: и растения, и животных,  и
людей. Никого и ничего не спасется.
     - Но почему? - воскликнул Садира.
     - Убивая, драконы становятся сильнее, - ответил  Нок.  -  И  нет  для
дракона ничего более ценного, чем власть, чем сила - иначе они не были  бы
драконами.
     Четверо путешественников не знали что и  сказать.  Нок  тоже  молчал,
словно чего-то ожидая от них. Наконец,  посмотрев  в  сторону  башни,  где
кучей были свалены вещи и оружие путешественников, Агис сказал:
     - Мы  просим  прощения,  если  наши  подарки  оказались  недостаточно
хороши. Мы просим их вернуть.  Вместо  этого  мы  готовы  предложить  наши
жизни. Мы готовы отдать их на защиту леса.
     - Мы должны остановить Калака до  того,  как  он  пересечет  горы,  -
добавила Садира.
     Нок задумался.
     - Я все еще не уверен, достоин ваш подарок копья Сердце Леса или нет.
Но сейчас мы это увидим...
     Повернувшись к хафлингам, стоящим у  него  за  спиной,  вождь  что-то
сказал им на  непонятном  языке.  С  разочарованными  лицами,  полурослики
отложили чаши и стали  развязывать  узлы  на  кожаных  ремнях,  освобождая
пришельцев.
     Когда все четверо оказались на земле, Нок повел их к серой  гранитной
башне. Увидев это, собравшиеся  вокруг  нее  хафлинги  заволновались.  Они
принялись что-то оживленно обсуждать, шумя и перебивая друг друга. Нок  не
обращал на них никакого внимания. Но когда он подошел к дубу - одна резкая
команда, и на лугу стало тихо.
     Взяв посох Ктандео в одну руку, Нок положил другую  ладонью  на  кору
могучего дерева.  Он  произнес  несколько  фраз  на  своем  языке.  Дерево
задрожало, и  пальцы  хафлинга  слились  с  корой.  Медленно-медленно  Нок
засовывал руку все глубже. Вот она скрылась по локоть... Вот уже по плечо.
     Закрыв глаза, Нок молча стоял рядом с дубом.  Его  губы  были  плотно
сжаты, их уголки - чуть опущены, что придавало лицу полурослика суровое  и
печальное выражение. Нок стоял молча и неподвижно так  долго,  что  Садира
начала опасаться, не передумал ли он.  Но  вот  хафлинг  вздохнул,  открыл
глаза и что-то утешающе сказал дереву.
     И снова дуб  задрожал.  Страшный,  печальный  стон  вырвался  из  его
сердца. С веток на людей посыпались листья. Девушке даже  показалось,  что
кора дуба внезапно посветлела. Нок понемногу отступал от дерева...  Вскоре
он уже держал в руке толстое темно-красное копье.
     Древко копья плавно переходило в  острия  на  обоих  концах.  Искусно
сделанное оружие видно с первого взгляда. Но ничто не выдавало в копье его
волшебной природы.
     Нок отошел от дуба. Короткий приказ, и несколько  хафлингов  побежали
за оружием и вещам путешественников. Жестом велев пленникам  следовать  за
ним, Нок двинулся по узкой тропинке в сумрачные глубины леса.
     Идя по тропе, Садира поняла, что хафлинги довольно далеко  унесли  их
от того места, где поймали. Вдобавок к танцующим елям  и  пальмам,  кругом
росли  странные  деревья  с  листьями  цвета  рубинов  и   приторно-сладко
пахнущими плодами, по форме напоминавшими кинжалы, а по цвету - сапфиры. В
той части леса, где они угодили в  засаду,  ничего  подобного  девушка  не
видела. Пронзительно кричали птицы. В воздухе стоял непрерывный  протяжный
звон бесчисленных насекомых. Местами тропинка уходила в тень такую густую,
что Садире начинало казаться, будто она снова в Подземном Тире... Вскоре к
звукам леса присоединился грохот несущейся по камням воды.
     И вот они вышли из леса к глубокому ущелью  такой  ширины,  что  даже
Рикус не смог бы перебросить через него свой боевой  топор.  Через  ущелье
был перекинут узенький висячий мостик, сплетенный из цветущих лиан  -  где
толстых, а где и совсем  тонких.  В  основании  мостика  лежали  перевитые
древесные лианы, две лианы потоньше служили перилами,  а  скреплялось  все
сооружение бесчисленными тонкими  побегами,  образовывавшими  по  сторонам
нечто  вроде  полупрозрачной  зеленой  паутины.  Выход  с  моста  закрывал
огромный камень, - такой большой, что не было видно, продолжалась  за  ним
тропа или нет. Клонившееся к  горизонту  солнце  заливало  багрянцем  этот
удивительный пейзаж.
     Нок остановился. Не  отпуская  посоха,  он  взмахнул  копьем.  Садира
вскрикнула в панике, но брошенное хафлингом копье помчалось через  ущелье.
Через мгновение оно до половины ушло  в  ствол  большого  дерева,  на  той
стороне за огромным камнем.
     - Вон копье, которое вы искали. - Нок повернулся к  путешественникам.
- Докажите, что вы его достойны... Для этого нужно всего лишь вытащить его
из дерева.
     Рикус с сомнением поглядел на мостик.
     - Эта штука не внушает мне доверия, -  заметил  он.  -  Может,  стоит
перебираться по одному?
     - Не думаю, - покачал головой Агис. - Боюсь, испытание  не  только  в
том, сумеем ли мы осторожно пройти по  мосту.  Калака  окружает  множество
стражников. И каждый ничуть не слабее тебя. Я не удивлюсь, если кое-кто из
его людей в совершенстве владеет и колдовством  и  Путем.  Чтобы  победить
короля надо действовать сообща.
     - Четверо не могут вместе бросить одно копье, - возразил мул.
     - Что так, - согласилась с гладиатором Садира. - Но копье не  попадет
в цель, если мы не объединим наши усилия. Если мы все вместе не  уничтожим
защиту Калака. По-моему, Агис прав: Нок собирается проверить, как мы умеем
сражаться сообща.
     Мул еще раз с сомнением покосился на висячий мост и неохотно кивнул.
     -  Нам  потребуются  веревки,  -  сказал  он,  повернувшись  к  вождю
хафлингов, - и наше оружие.
     - Веревку вы получите,  -  кивнул  Нок,  подавая  знак  полуросликам,
несущим вещи путешественников. - А оружие вам не понадобится.
     Его слова, похоже, не убедили Рикуса, но спорить мул не стал.
     - Я пойду первым, - сказал он, обвязывая веревку вокруг пояса.  -  За
мной - Садира и Агис. Последней будет Ниива.
     - Рикус, - шагнула вперед Агис. - Я вполне могу за себя постоять. Мне
кажется, первым должен идти я. Там мое умение принесет больше пользы...
     - Рикус прав, - прервала его Садира.  Она  очень  боялась,  что  спор
перерастет в совершенно  ненужную  сейчас  ссору.  -  Если  ты  пойдешь  в
середине, - объяснила она аристократу, - то сможешь нас  всех  защитить  в
случае внезапного нападения. Но если ты первый - как ты узнаешь  об  атоме
сзади?
     Подумав, Агис неохотно кивнул. Когда они обвязались  веревкой,  Рикус
ступил на мост. За ним двинулась Садира, а ней  -  Агис.  Замыкала  группу
Ниива. Они шли медленно и осторожно, держась за перила и внимательно глядя
под ноги. Мостик гнулся и качался, но выдерживал вес путешественников.
     Они  прошли,  наверно,  около  трети  пути,  когда   Рикус   внезапно
остановился. Крепко, так, что даже костяшки на руках побелели, он вцепился
в перила.
     - Что случилось?!
     Агис не успел еще даже задать вопрос, когда я сам понял,  почему  мул
остановился. Лианы у них под ногами зашевелились, словно живые.  Прямо  на
глазах они переплетались, образуя  нечто  новое...  Мост  не  исчез,  нет.
Просто теперь  вместо  одного  мостика  стало  два,  только  более  узких,
уходящих в разные стороны.
     Не отпуская перил, Рикус осторожно шагнул вперед.  Шевелящиеся  лианы
коварно раздвинулись перед его ногой. Еще немного, и мул полетел бы  вниз,
к серебрящимся далеко внизу бурным водам горной реки.
     - Не шевелись! - крикнул Агис. - Мост на самом деле не изменился! Это
пси иллюзия!
     - Откуда она взялась? - Садира оглянулась через плечо.
     Она могла и не задавать этого вопроса: Агис уже  повернулся  лицом  к
Ноку. Их взгляды скрестились, как  у  гладиаторов  вышедших  на  последнюю
смертельную схватку. Агис судорожно вцепился в перила. Его ноги  задрожали
от напряжения. На лбу крупными каплями выступил пот.
     Садира услышала, как тихо выругалась Ниива.  Глянув  себе  под  ноги,
девушка все поняла. Теперь вместо двух узких мостиков под ними лежало  три
- еще уже.
     - Рикус! - крикнула она. - Не поворачивайся! Ниива,  когда  я  скажу,
закрой Агису глаза руками. И сама зажмурься!
     Сорвав несколько цветков благоухающих вокруг лиан,  Садира  повернула
ладонь в сторону леса за спиной Нока. Не успела она раскрыть руку,  как  в
нее хлынула колдовская энергия могучих деревьев. Первый раз в жизни Садира
была вынуждена прервать контакт из опасения, что не  сможет  справиться  с
таким фантастическим избытком жизненной силы.
     - Ниива, - крикнула она, - давай!
     Гладиатор послушно зажмурилась,  одновременно  закрывая  Агису  глаза
ладонью. В этот  момент  колдунья  кинула  в  Нока  цветочные  лепестки  и
произнесла заклинание.
     Лепестки исчезли, словно их и не было, а на их  месте  перед  глазами
ошарашенных хафлингов, расцвел фейерверк блестящих разноцветных огней. Это
же заклинание девушка использовала  на  арене,  спасая  Рикуса  от  антенн
гаджа. Но здесь, наполненное безграничной  энергией  леса,  оно  выглядело
куда более внушительно. Яркие  цвета,  спорящие  друг  с  другом  в  своем
великолепии,  гипнотизировали  ослепительным  блеском.  Глаза  Нока  стали
пустыми. Даже хафлинги у него за спиной оказались под властью  заклинания,
хотя Садира в них и не целилась.
     Сияние огней погасло, но хафлинги по-прежнему стояли, словно статуи.
     Внезапно потеряв своего противника, Агис зашатался. Он  бы  упал,  не
подхвати его сзади Ниива.
     - С тобой все в порядке? - взволнованно спросила она.
     - Да, - кивнул аристократ. - Спасибо Садире! В жизни не встречался  с
более сильным сознанием!
     - Калак может оказаться еще сильнее, - предостерегла Ниива.
     - Я снова вижу один мост! - радостно воскликнул Рикус. - Вперед!
     Они пошли за мулом быстрее, чем раньше,  но  не  менее  осторожно.  С
каждым шагом Садира ожидала, что Нок придет в себя. С каждым  шагом  ждала
нового  сюрприза,  девушка,  не  выдержав  напряжения,  оглянулась.  Вождь
хафлингов стоял у входа на мост. Явно оправившись от действия  заклинания,
он с любопытством смотрел на своих соперников.
     - Осторожно! - вдруг закричал Рикус. - Смотрите!..
     Садира  повернулась.  Вес  четырех  человек  заставил  висячий   мост
изогнуться. Теперь середина оказалась значительно ниже краев.  А  в  итоге
гранитный  шар  на  дальнем  конце  моста  сдвинулся  с  места.  С  каждым
мгновением набирая  скорость,  он  покатился  по  лианам  на  Рикуса.  Мул
напрягся, готовясь его остановить. Он сам понимал, что  ему  это  вряд  ли
удастся - камень слишком велик. Но другого выхода он не видел...
     - Рикус! - закричал Агис. - Ложись!
     -  Ты  что,  спятил?  -  негодующе  воскликнул  мул,  оглядываясь  на
аристократа.
     - Не спорь! - рявкнула Садира.
     Рикус глянул на стремительно набирающий скорость камень. Сглотнув, он
упал ничком и крепко схватился руками за  лианы.  Садира  последовала  его
примеру.
     Тем временем Агис закрыл глаза. Он  вытянул  руку,  словно  собираясь
остановить огромную гранитную глыбу. Сложив ладонь чашей, он наклонил ее к
перилам моста.
     Рикус приподнял голову. Камень был уже совсем близко.
     - Никогда нельзя доверять аристократам!  -  крикнул  он,  еще  крепче
вжимаясь в податливую поверхность моста.
     И тут камень взмыл в воздух. Он пролетел над мулом, едва не задев его
голову. Когда валун долетел до Садиры, от моста его отделяло уже несколько
футов. Одновременно он понемногу сдвигался в сторону. Вот остались  позади
перила и, словно выпущенный из пращи, огромный камень полетел вниз в  воды
беснующейся в ущелье реку.
     - Так что ты там говорил о доверии к аристократам? -  поинтересовался
Агис.
     На его усталом лице сверкала победная улыбка.
     Мул оглянулся.
     - Ты не слишком-то торопился... - начал он  и  осекся.  -  Ложись!  -
заорал он, вновь приникая к мосту.
     Садира услышала громкое жужжание, и  в  тот  же  миг  две  гигантских
стрекозы со свистом пронеслись у нее над головой.
     Блестели большие фасетчатые глаза; длинные ноги,  увенчанные  острыми
крюками, искали добычу. Насекомые промчались над мостом, и колдунья, встав
на колени, посмотрела им вслед. Глаза ее не  обманули.  Действительно,  на
спине у каждой стрекозы сидела по хафлингу. С  замиранием  сердца  девушка
увидела, как маленькие наездники круто повернули своих летающих скакунов.
     - Ползи, Рикус! - крикнул Агис.
     Мул послушно двинулся вперед. Он полз на четвереньках, как,  впрочем,
и  трое  его  товарищей.  Свист  рассекаемого  воздуха  -  стрекозы  снова
пронеслись  над  мостом.  Прозрачные  крылья  кроваво  блестели  в   лучах
заходящего солнца.
     Садира вновь выглянула из-за перил. Хафлинги поворачивали, готовясь к
очередной атаке. Но только на этот раз наездники подняли  ладони  к  лесу,
явно собирая энергию для какого-то заклинания.
     - Колдовство! - прошипела Садира, поторапливая своих друзей.
     - Я слышу их приближение - со страхом воскликнула Ниива.
     Садира  огляделась.  Стрекозы  куда-то  исчезли.  И  тем  не   менее,
мгновение спустя она услышала у себя за спиной  настойчивый  гул  огромных
крыльев.
     - Берегись! - воскликнула колдунья. - Они невидимы!
     Стрекоза возникла прямо над Ниивой. Заклинание, подарившее  ей  и  ее
всаднику невидимость, потеряло силу из-за слишком быстрой атаки.  Короткая
команда пилота, и громадное насекомое, на миг зависнув  в  воздухе,  всеми
шестью лапами схватило стоящую на четвереньках женщину.
     - Помогите! - закричала Ниива, стараясь  повернуться  так,  чтобы  не
мешать Агису.
     Сделав  короткую  петлю  из  веревки,  соединяющей  его   с   Ниивой,
аристократ, ловко проскользнул  мимо  длинного  хвоста  стрекозы.  Быстрое
движение, и петля затянулась на шее маленького наездника. Теперь рывок - и
хафлинг с криком полетел вниз.
     - Да помогите же ей! - кричал Рикус, которой никак не  мог  добраться
до места схватки.
     Подпрыгнув, Агис ухитрился  схватить  Нииву  за  щиколотки.  Стрекоза
тянула вверх, и чтобы не улететь, ему пришлось крепко обвить ногами перила
моста.
     Садира поспешно выхватила  из-за  пояса  шелковы  платочек.  Направив
ладонь к деревьям, она мигом набрала необходимую для  заклинания  энергию.
Кинув платочек в стрекозу, колдунья произнесла нужные слова. Шелк исчез, а
на  его  месте  возникла  липкая  паутина,  опутавшая  крылья  насекомого.
Стрекоза отчаянно забилась,  пытаясь  вырваться  из  западни.  Но  тщетно.
Вместе с Ниивой она камнем рухнула в ущелье.
     Агис поспешно ухватился руками за  живое  ограждение  моста.  Веревка
натянулась, с  силой  рванула  аристократа.  Агис  застонал  от  боли,  но
удержался.
     Садира ничком рухнула на мост. Она крепко  обхватила  лианы.  Сколько
она не вертела головой, ей так и не удалось разглядеть,  что  случилось  с
Ниивой и гигантской стрекозой.
     Тем временем Рикус, перешагнув через девушку, наконец-то добрался  до
Агиса. И тут у низ над головой появилась вторая стрекоза,  о  которой  все
успели позабыть. Наездник наклонился и  вытянул  руку.  Садира  закричала,
предупреждая об опасности, но было поздно.  Глаза  Агиса  закрылись,  тело
обмякло. Не издав ни звука,  он  мешком  перевалился  через  ограждение  и
полетел вслед за болтающейся на конце веревки Ниивой.
     Страшный рывок прижал Садиру к перилам. Веревка глубоко  врезалась  в
тело. Девушка держалась из последних сил...
     Быстрым, неуловимым для глаза движением Рикус схватил висящую у  него
над головой стрекозу за  крыло.  Раздался  громкий  треск  -  словно  звук
рвущейся материи, и мул небрежно отшвырнул прочь оторванное крыло.
     Насекомое заверещало от боли. Наездник протянулся за своим  кинжалом.
Небрежным  ударом  кулака  мул  сломал  хафлингу  нос.  Крючковатые  когти
стрекозы прошлись по груди Рикуса, но гладиатор только скрипнул  зубами  и
оторвал у гигантского насекомого  второе  крыло.  Еще  миг  -  и  туловище
стрекозы последовало вниз, за своим наездником.
     Расправившись с противником, мул  схватился  за  веревку.  Напряглись
мощные мускулы, и вскоре Агис, все еще находящийся  во  власти  заклинания
хафлинга, снова оказался на мосту. Положив голову сенатора себе на колени,
Садира попыталась его разбудить. Она кричала, хлопала  его  по  щекам.  Но
Агис не приходил в чувство.
     - Типичный аристократ, - проворчал Рикус, продолжая выбирать веревку.
     Еще немного, и на мост выбралась Ниива, с ног  до  головы  измазанная
черной  стрекозиной  кровью.  В  руках  она  сжимала   оторванную   голову
насекомого.
     - Ты не ранена? - участливо спросила Садира.
     - Нет, - ответила женщина, вытирая ладонью глаза. -  Всего  несколько
царапин...
     Рикус поставил бесчувственного Агиса на ноги.
     - Неси его, - сказал он, передавая аристократа своей партнерше. - Нам
еще может понадобиться колдовство Садиры...
     Пройдя  мимо  колдуньи,  Рикус  осторожно  двинулся  вперед.   Каждое
мгновение ожидая нового подвоха, наши  герои  добрались  до  конца  моста.
Оказавшись на другой стороне реки, мул незамедлительно подошел к дереву  и
взялся за копье.
     - Не торопись, - остановила его Ниива, кладя тело Агиса на  землю.  -
Сюда идет Нок.
     Рикус и Садира оглянулись.  Действительно,  вождь  хафлингов  быстро,
словно по ровной дороге, шел по качающемуся мосту. Он даже не держался  за
перила. За ним, несколько осторожнее, шло два десятка воинов.
     - Мы прошли достаточно испытаний, - сказал мул и  решительно  потянул
за копье.
     И чуть не упал, когда оно неожиданно легко  выскользнуло  из  дерева.
Почувствовав в руке мощь этого великолепного  оружия,  Рикус  углубился  в
благоговейное восхищение идеальным балансом и формой копья.
     - Я ощущая его силу! - воскликнул он наконец.
     Нок, держащий в руках  посох  Ктандео,  разглядывал  Рикуса  с  таким
вольным видом, словно мул оскорбил его в лучших чувствах.
     - Копье Сердца Леса, - помолчав, сказал он, -  пронзит  любую  броню,
любой панцирь. Оно защитит  от  энергии  тела  и  от  энергий  мира  -  от
Незримого Пути и от колдовства. Теперь,  когда  ты  держишь  в  руках  это
чудесное оружие, скажи, что ты собираешься с ним делать?
     - Убить Калака, - не задумываясь ответила Ниива, беря  копье  из  рук
мула.
     Хафлинги  за  спиной  Нока  многозначительно  взялись   за   кинжалы.
Чувствуя, что главное испытание еще только предстоит, Садира взяла у Ниивы
копье.
     - Мы поклялись отдать наши тела и души защите леса, - заявила она,  в
упор глядя на вождя. - И не нам решать, как  следует  его  защищать.  -  С
этими словами она протянула Ноку копье. - Пожалуйста, примите этот дар.
     Хафлинг улыбнулся.
     - Теперь, - сказал он, касаясь копья,  -  вы  достойны  Сердца  Леса.
Используйте его на благо.
     Садира вернула копье Рикусу.
     - Если мы достойны этого  великолепного  копья,  -  сказала  она,  не
отрывая глаз от  Нока,  -  то,  возможно,  мы  достойны  и  этого  посоха,
принадлежавшего ранее Ктандео.
     - Ты же сам говорил, - быстро вставил мул, - чтобы  попасть  в  цель,
одной силы мало.
     - Если это оружие,  которое  мы  сможем  использовать  для  борьбы  с
Калаком и защиты леса, - добавила Ниива, -  то,  пожалуйста,  верните  его
нам. Мы прошли ваше испытание. А чтобы победить короля-колдуна, пригодится
все, чем вы сможете с нами поделиться.
     Нок с сомнением поглядел  на  гладиаторов.  Потом  все-таки  протянул
Садире посох.
     - Я доверяю тебе этот жезл, - сказал он, -  дабы  ты  могла  защитить
лес. Убейте Калака, а потом верните оружие мне.
     - Мы не подведем, - пообещала Садира, принимая посох. - Клянусь.



                              16. КОНЕЦ ИГРЫ

     Рикус и трое его спутников стояли на узенькой улочке напротив Цирка в
Тире. Даже  здесь  явственно  слышался  гул  толпы.  Все  входы  и  выходы
охранялись темпларами - на поясах  короткие  мечи,  в  руках  алебарды.  А
вокруг ворот сидели сраженные жарой, вышивкой или просто усталостью  сотни
мужчин и женщин. Им следовало бы разойтись по домам, но все они  надеялись
прийти в себя к началу финального  поединка.  Рикусу  совсем  не  хотелось
умирать на потеху этим глупцам.
     Мул повернулся к своим усталым спутникам. После четырех дней пути они
прошлой ночью вернулись в тир. А вернувшись, сразу  узнали,  что  пирамида
завершена, и начало Игр назначено на утро.
     - Ничего не выйдет. - Рикус поглядел на стражу у ворот.
     - У тебя есть другой план? - спросила Садира.
     Полукровка была одета как знатная дама: в янтарного цвета  волосах  -
серебряный обруч, на плечах - шелковая накидка, пальцы  унизаны  золотыми,
медными и серебряными кольцами, застежки на сандалиях отделаны драгоценным
турмалином.  Согласно  плану,  ей  предстояло  занять  позицию  на  рядах,
отведенных для знати. Оттуда она сможет наблюдать и за Рикусом на арене, и
за Королевским балконом. За мгновение до того,  как  бросил  копье  сердца
Леса, колдунья должна была с помощью посоха Ктандео уничтожить  колдовской
щит, наверняка защищавший короля.
     - Другого я ничего не придумал, - неохотно признался Рикус. - Пока...
     -  У  нас  осталось  не  так  уж  много  времени,  -   сказал   Агис,
чувствовавший себя глупо и неловко в черной рясе темплара. -  Они  вот-вот
закроют ворота.
     - Ну и пусть! Тихиан все равно никогда не встанет на нашу сторону!  -
Рикус указал острием копья на Цирк. - Если мы пройдем в ворота, нас  убьют
прежде, чем мы увидим короля.
     - Нам и не требуется, чтобы Тихиан  становился  на  нашу  сторону,  -
напомнил ему Агис. - Достаточно, если он не будет мешать. А это он обещал.
С помощью Садиры он узнал, где был спрятан третий, последний, амулет. Пока
что он сдержал свое слово.
     С этим Рикусу пришлось  согласиться.  Прошлой  ночью  Агис  и  Садира
отправились в город выяснить обстановку. К своему глубокому удивлению, они
узнали, что  все  без  исключения  ожидали  появления  Рикуса  и  Ниивы  в
финальном поединке.  Судя  по  всему,  Тихиан  выполнил  свое  обещание  и
сохранил побег гладиаторов в тайне.
     И все-таки, мула  не  радовало  то,  что  все  их  планы  зависят  от
Верховного Темплара.
     - Агис, - сказал он, - ты собираешься просить Тихиана разрешить  тебе
атаковать Калака из Ложи Верховных  Темпларов.  Если  и  это  не  означает
встать на нашу сторону, то я даже не знаю...
     - Ты прав, - остановил его аристократ. - Но  это  не  имеет  никакого
значения. Тихиан нам поможет. Положитесь на меня.
     - Ему нельзя доверять, - упрямо замотал головой Рикус.  -  Нельзя,  и
все тут. Как бы близко вы  ни  были  знакомы  в  детстве.  Должен  найтись
какой-то другой способ.
     Больше всего сомнений  у  мула  вызывала  часть  плана,  связанная  с
Верховным Темпларом. Когда Рикус кинет копье, Агис должен был одновременно
обрушить на голову Калака всю мощь пси атаки. К сожалению, для того, чтобы
атака состоялась, аристократу требовалось видеть лицо короля. Сделать  это
можно было только из Ложи  верховных  Темпларов.  Именно  поэтому  Агис  и
вырядился  в  черную  рясу.  Он   собирался   выдать   себя   за   мелкого
темплара-чиновника и с помощью Тихиана проникнуть в Ложу.
     Ниива, по правде говоря, опасалась того же, что и мул.
     - Анис, - говорила она, - если ты ошибся в Тихиане, то  стоит  нам  с
Рикусом выйти на арену, как нас тут же прикончат. И тогда Калак  останется
жить. Если бы я только знала, почему ты так уверен, что Верховный  Темплар
Игр перейдет на нашу сторону...
     - Просто потому, - улыбнулся Агис, - что  Тихиан  не  хочет  умирать.
Когда он услышит, что Калак собирается стать драконом, и о  том,  что  это
значит для Тира, у Верховного Темплара не  останется  другого  выхода.  Он
поймет, что чего единственный шанс на спасение - в успехе нашего плана.
     - А с какой стати он тебе поверит? - все  еще  сомневалась  Ниива.  -
Почему бы ему не считать, что Калак его пощадит?
     - Нам не надо ни в чем убеждать Тихиана,  -  ответил  Агис.  -  Когда
король приказал ему запереть ворота в Цирк, Тихиану было страшно.  Теперь,
узнав, зачем это нужно, ему станет еще страшнее.
     Перед тем, как они покинули лес, Нок рассказал путешественникам  все,
что знал о драконах. Для трансформации Калаку потребовалась жизненная сила
десятков тысяч людей. Четверо друзей, разумеется, тут же сообразили, зачем
король повелел наглухо закрыть ворота во время финального боя.
     - Кроме того, - продолжал Агис, - есть  еще  две  причины,  почему  я
должен находиться поближе к Тихиану. Во-первых, если  он,  увидев  вас  на
арене, попробует поднять тревогу, я смогу его убить.
     - Прежде чем нас всех прикончат темплары, - вставил Рикус. - Мне  все
равно не нравится этот план. Я  здесь  для  того,  чтобы  помочь  Нииве  и
Садире. Плевать я хотел  на  толпу,  которой  охота  поглазеть,  как  рабы
насмерть рубятся друг  с  другом.  По  мне,  так  они  вполне  заслуживают
уготованной им участи.
     - А весь остальной Тир? - спросила Ниива. - Ты же слышал, что говорил
Нок. Как только Калак превратится в дракона, он не ограничится Цирком.  Он
уничтожит весь Тир. Всю долину.
     - Мы не сумеем никому помочь, если нам убьют, - отозвался Рикус. -  С
другой стороны, мы  спасем  многие  тысячи  жизней,  если  предупредим  об
опасности тех, кто не пошел на Игры.
     - Рикус, - сказал Агис, - речь идет не только о жизнях. Речь  идет  о
свободе...
     - Мы уже получили свободу, - ответил мул. - Чего еще желать?
     - Дело даже не в свободе, - вмешалась в разговор  Садира.  -  Дело  в
добре и зле. Если бы тысячу лет тому назад  кто-нибудь  остановил  Калака,
сегодня жизнь на Ахасе была бы  куда  счастливее.  Если  мы  не  остановим
Калака сегодня, кто знает, во что превратится наш мир завтра?
     - Это я понимаю, - кивнул Рикус, - но ты и Ниива,  и,  наверно,  даже
Агис, для меня важнее всего  Тира  вместе  взятого.  Я  помогу  вам  убить
Калака... но мне не хотелось бы потерять вас.
     - Возможно, до этого и не дойдет,  -  сказал  Агис.  -  Это,  кстати,
вторая причина, почему  мне  хотелось  бы  находится  как  можно  ближе  к
Тихиану. Если кто и спасет нас после смерти короля, то только он.
     - Хорошая мысль, - усмехнулась Ниива, - но я не вижу, зачем ему  это.
Скорее наоборот. После смерти короля Тихиан наверняка захочет скрыть  свое
участие в убийстве. А значит, все, кто знают о нем, должны будут  умереть.
Мне кажется, Тихиан будет рассуждать именно так.
     - Вот потому-то я и должен находиться рядом с ним, - кивнул  Агис.  -
Угроза мучительной смерти может убедить Тихиана помочь нам бежать...
     - Лучше, пожалуй, нам все  равно  ничего  не  придумать,  -  вздохнул
Рикус.
     - Ну, хорошо, -  подвела  итог  Садира,  -  теперь,  когда  всех  все
устраивает, давайте браться за дело.
     И прежде, чем кто-либо успел ее остановить, она  решительно  пошла  к
входу в Цирк.
     - Я не говорил, что меня усе устраивает,  -  проворчал  Рикус,  кладя
копье себе на плечо и устремляясь вслед за колдуньей.
     - Я помогу вам с Ниивой пройти внутрь, - предложил Агис. -  У  вас...
как у рабов... могут возникнуть некоторые проблемы...
     - Я думаю, нас здесь знают, - с горделивой улыбкой ответил мул.
     Плечом к плечу с Ниивой они направились к  ближайшим  воротам.  Когда
пара  знаменитых  гладиаторов  вошла  под   полутемную   арку,   стражники
почтительно расступились и взяли алебардами на караул.


     Рикус и Ниива показались на арене, и гранитные стены огромного  Цирка
задрожали  от  приветственного  рева  толпы.   Гладиаторы   на   мгновение
задержались под аркой, давая глазам привыкнуть к яркому солнечному  свету.
Толпа заревела еще громче. Спокойно, как на тренировке, пара  гладиаторов,
пошла к центру боевого поля.
     Как обычно, Рикус и Ниива предпочли легкие доспехи  -  они  полагали,
что для победы необходима не только сила, но и быстрота. Цвет они  выбрали
изумрудно-зеленый.
     На Рикусе была  набедренная  повязка,  кожаная  куртка  без  рукавов,
костяной шлем и усеянные шипами защитные пластины  на  коленях  и  локтях.
Вооружился он копьем Сердца Леса.
     Что касается Ниивы, то она избрала  стальной  трикал,  подаренный  ей
Агисом. Вдобавок к набедренной повязке и кожаному  нагруднику  она  надела
шлем с гребнем из полированной кости и пару медных наплечников, с  которых
свисал короткий плащ, похожий на крыло. Длинные рукавицы защищали ее руки,
а на ногах красовались поножи с шипастыми наколенниками.
     Дойдя до  центра  песчаного  поля,  гладиаторы  остановились.  Подняв
оружие, они приветствовали собравшихся в  амфитеатре  зрителей.  Цирк  был
переполнен. Люди заняли все места на трибунах и толпились на лестницах и в
проходах. Даже на крышах  вздымавшихся  над  амфитеатром  балконов  и  лож
сидели зрители.
     Рикусу казалось, что все они как один  кричат,  свистят  или  хлопают
ладонями по каменным скамьям. Он слышал свое имя, многократно  повторенное
сотнями, тысячами уст. "Интересно, - думал мул, - хоть кто-нибудь из  этих
щедрых на похвалы людей поддержит меня, когда настанет время вонзить копье
в сердце Калака?"
     Отсалютовав толпе, гладиаторы низко,  как  того  требовала  традиция,
поклонились громадной пирамиде, нависшей над западным краем  арены.  Затем
они повернулись  к  ложе  Верховных  Темпларов  -  маленькому  квадратному
сооружению, выступавшему  из  опоясывающей  Цирк  галереи.  Высокие  стены
скрывали сидящих в ложе от зрителей на трибунах, а  желтый  навес  защищал
темпларов от жгучих солнечных лучей. Рикус не мог разглядеть,  кто  в  ней
находится, и мог только надеяться, что одна пара глаз  наблюдавших  оттуда
за ареной, принадлежит Агису.


     - Скажи, - спросил Тихиан, наклоняясь к самому уху Агиса, -  на  кого
мне следует поставить? На Рикуса или на Калака?
     - Конечно на Рикуса, - не задумываясь, ответил сенатор. Он поглядел в
сторону Королевского балкона. - Если  поставишь  на  Калака,  то  в  любом
случае проиграешь.
     - В самом деле? - поднял бровь Верховный Темплар.
     Агис кивнул. Стараясь не  повышать  голоса,  так,  чтобы  сквозь  гул
наполнивших Цирк зрителей его мог слышать только  Тихиан,  Агис  рассказал
все, что узнал от Нока.  Калак,  с  помощью  колдовства,  безусловно,  мог
подслушать их разговор, но Агис полагал, что сейчас  мысли  короля  заняты
совсем другим.
     По мере рассказа лицо Тихиана бледнело. Он тяжело откинулся на спинку
кресла.
     - Вероятно, - тихо пробормотал он, -  мне  не  следует  тебе  верить.
Возможно, стоит счесть все это плодом твоего воображения.
     - Ты и в самом деле так полагаешь? - спросил Агис.
     Тихиан печально покачал головой.
     - Значит, ты с  нами?  -  шепотом  спросил  сенатор,  наклоняясь  над
темпларом.
     Перед тем, как пустить  Агиса  в  ложу,  его,  разумеется,  обыскали.
Аристократ был безоружен, но мастерство Незримого Пути отнять  у  него  не
мог никто. Агис приготовился убить своего старого друга в случае, если  не
услышит положительного ответа.
     - Я никогда не обещал помощи, - ответил Тихиан. - Только говорил, что
не буду стоять у вас на дороге. Я сдержал  слово,  о  чем  свидетельствует
само присутствие моих беглых гладиаторов на арене. Да и то, что ты  сейчас
находишься в этой ложе...
     Он не поднимал взгляда с раскинувшейся внизу арены, где Рикус и Ниива
терпеливо ожидали ответа на свое приветствие.
     - Здесь не может быть сторонних наблюдателей, - заметил  Агис.  -  Ты
или с нами, или против нас.
     Тихиан поднял глаза.
     - Мне бы хотелось кое-что получить взамен.
     - Что именно?
     - Это зависит от того, что  мне  придется  делать,  -  пожал  плечами
темплар.
     - Для такого влиятельного человека, как  ты,  -  усмехнулся  Агис,  -
выполнить нашу просьбу не составит труда. Помоги нам покинуть  Цирк  после
того, как Рикус кинет копье.
     Тихиан устало закрыл глаза. На его губах заиграла ироничная улыбка.
     - Агис, - со вздохом сказал он, - стража подчиняется  не  мне.  Калак
поручил это Ларкину.


     Стоя в  центре  арены  Рикус  уже  начал  опасаться,  что  был  прав,
относительно Тихиана. Каждый миг  он  ожидал  смертоносного  удара  черных
молний из Ложи Темпларов или просто появления на поле отряда  великанышей,
готовых разорвать их с Ниивой на куски.
     Он ждал, но ничего не происходило.  Пекло  солнце,  в  воздухе  стоял
горький запах пролитой крови и неминуемой смерти.
     Наконец Тихиан подошел к  краю  ложи.  Взмахнув  черным  платком,  он
принял приветствие гладиаторов.
     - Побыстрее, что ли, не  мог,  -  проворчал  Рикус,  поворачиваясь  к
восточной части арены.
     - Да ладно тебе, - отозвалась Ниива, поворачиваясь вслед за мулом.  -
Похоже, Агис был прав насчет Тихиана.
     Теперь гладиаторы стояли лицом  к  Золотой  Башке  и  одновременно  к
Королевскому Балкону. Там, по сторонам огромного, высеченного из  цельного
куска нефрита, трона стояли два вооруженных до зубов великаныша. На  троне
восседал сам  правитель  Тира.  Снизу,  с  арены,  над  парапетом  балкона
виднелась лишь его голова, увенчанная золотой диадемой.
     - Надеюсь, когда придет время метнуть копье, он  соблаговолит  встать
на ноги, - пробормотал Рикус, склоняясь перед  древним  монархом.  -  Даже
если подойти ближе, эта сморщенная голова - не слишком крупная цель.
     Калак не заставил ждать себя так же долго, как Верховный Темплар.  Он
подал знак, и стоявший рядом с  ним  великаныш  жестом  велел  гладиаторам
возвращаться на отведенное  им  место  у  входа  на  арену.  А  Рикус  уже
рассматривал своих противников.
     Вдоль сторон арены стояло по шесть пар гладиаторов. Некоторые -  люди
или эльфы-полукровки; крепко сложенные  мужчины  и  женщины,  проданные  в
рабство за долги или в наказание за преступления. Рядом с ними  находились
представители более диковинных рас, включая двух мрачных  баазрагов,  пару
чешуйчатых, пурпурных никаалов, и пару сложившихся почти пополам гих.
     Рикус знал далеко не всех. На противоположном конце  поля  он  увидел
Чило и Фелорну - пару опытных тариков. Как и мулы,  тарики  были  большие,
мускулистые  и  совершенно  лысые.  Их  головы,  однако,  казались   почти
квадратными, с низким покатым лбом и выступающими  надбровными  дугами.  А
еще - плоские носы с вечно раздувающимися ноздрями и круглые рыла,  полные
острых, как и кинжалы, зубов. Тарики не носили доспехов, но зато каждый из
них брал в бой двойное оружие: стальной трезубец,  которым  они  с  равной
легкостью и защищались,  и  атаковали,  и  костяной  иглокол  -  странное,
похожее на молот оружие с длинным зазубренным жалом.
     Справа от  Рикуса  стоял  волосатый  великаныш.  В  руках  он  держал
обсидиановый топор с лезвием размером со взрослого гнома, а из его кожаных
доспехов можно было бы сшить большой шатер. Великаныша звали Гаанон -  год
тому назад мул ранил его во время одного из отборочных поединков.  На  сей
раз партнером Гаанона была женщина, судя по виду,  чистокровный  эльф.  Из
оружия мул заметил у нее только  покрытую  длинными  шипами  металлическую
перчатку на правой руке да тяжелый кнут.
     Уловив изучающий взгляд, эльф подмигнула Рикусу. Мул даже растерялся.
Он не знал, как к этому отнестись  -  то  ли  простая  вежливость,  то  ли
попытка запугать противника. В любом случае,  похоже,  она  с  нетерпением
ждала начала поединка. Пожав плечами, Рикус отвернулся.
     - Ну как, - спросил он у Ниивы, - не видно среди знати Садиры?
     - Пока не вижу, - ответила Ниива. - Ты что, сомневаешься  в  силе  ее
прелестей?
     - Ничуть, - улыбнулся Рикус, - но в твой трикал я верю чуть больше.
     - Надеюсь, ты не забудешь этого  и  когда  все  останется  позади,  -
многозначительно заметила Ниива.
     Громкий скрип приковал к себе внимание как зрителей, так и участников
Игр.  Песок  в  центре  арены  вспучился,  ручейками  сбегая  со   створок
громадного люка.  Цирк  взволнованно  загудел.  Еще  бы,  под  этим  люком
скрывалась подземная площадка, на которой Тихиан готовил свои сюрпризы.  А
открывался он лишь для того, чтобы поднять на арену нечто необыкновенное.
     Из открывшейся гигантской ямы медленно поднимался знакомый  оранжевый
панцирь, из-под одного края которого торчала пара могучих жвал.


     - Гадж! - охнула Садира, наблюдая за появлением чудовища.
     Она стола на галерее, над рядами знати.  Вот  уже  более  двух  часов
девушка тщетно пыталась выбраться на удобную для атаки позицию. Но Цирк, к
сожалению,  был  переполнен,  и  великаныши  бдительно  следили   как   бы
простолюдины не проникли на нижние, не предназначенные  для  них  ряды.  В
итоге, стража пропускала только тех,  за  кого  ручался  кто-либо  из  уже
успевших сесть на свои места.
     Глядя на поднимающегося из ямы  гаджа,  Садира  вскоре  увидела,  что
сидит он на вершине обсидиановой пирамиды Калака. Той самой, которую  Агис
подсмотрел  в  памяти  Тихиана.  Надеясь,  что  это  удивительное  зрелище
отвлечет  великанышей,  девушка  решительно  направилась   вниз.   Глубоко
вздохнув, она скользнула мимо стоявшего у нее на пути стражника.
     И вдруг ей на плечо опустилась огромная рука.
     - Ты куда? - прогремел голос.
     Подняв глаза, Садира увидела, что великаныш  остановил  ее,  даже  не
взглянув, кто перед ним.
     - На  свое  место,  дурак,  -  резко  ответила  она,  больно  стукнув
стражника по пальцам концом посоха.
     - Ай! - отдернул руку удивленный великаныш. Он поглядел вниз.
     Садира шагнула вперед...
     - Прошу прощения, - забормотал  великаныш,  щуря  свои  подслеповатые
глаза. - Я припоминаю твое лицо...
     Он глубоко задумался, нахмурив густые брови,  и  Садира  поняла,  что
попала в беду.
     - Пеган! - ахнул великаныш, снова хватая девушку за плечо. - Это ты у
городских ворот выставила меня полным идиотом! Ты убила Пегана!
     Садира выругалась, проклиная свою злую  судьбу.  Круто  повернувшись,
она что есть силы ударила стражника посохом прямо  в  пах.  Самое  удобное
место - как раз на нужной высоте. Стражник застонал; его хватка ослабла.
     Подавляя желание воспользоваться колдовством (это увидит  полцирка!),
девушка побежала назад, к выходу. Великаныш пустился за ней в погоню.  Его
громкие вопли и призывы остановиться вызвали оживление на  рядах,  но  тут
всеобщее внимание приковал усиленный голос владыки Тихиана.
     - Правила просты, - возвестил Верховный Темплар, - пара  гладиаторов,
которая последней останется стоять на вершине этой пирамиды, будет названа
победителем.
     Как  ни  хотелось  Садире  узнать,  что  сейчас  творится  на  арене,
остановиться она не могла. Ведь великаныш мчался за ней по пятам.
     Вокруг Цирка начала с грохотом захлопываться тяжелые  обитые  медными
листами ворота. Чувствуя, что последний путь к отступлению  будет  вот-вот
отрезан, девушка, не колеблясь, нырнула в  первый  же  попавшийся  проход.
Звон цепей эхом отозвался в гулком туннеле. Стоящие у  выхода  темплары  в
панике разбегались. Ворота рухнули с потолка  перед  самым  носом  Садиры,
надежно перегородив проход. Девушка оказалась в западне...


     - Да начнутся Игры! - торжественно возвестил Калак.
     Гладиаторы ринулись к пирамиде, которую группа  темпларов  с  помощью
колдовства  переместила  под  самый  Королевский  Балкон.   Ниива   хотела
последовать за ними, но Рикус явно не желал торопиться.
     - Пусть-ка они там подерутся, - спокойно сказал он, - Гадж не даст им
забраться наверх. Ну, во всяком случае, не сразу... Кроме того, если Калак
решит подойти к парапету, то здесь у нас удобная позиция для броска.
     - А как же Агис и Садира? - спросила Ниива. - Ты не можешь атаковать,
пока они не готовы.
     - Пусть следят за мной, - буркнул мул.
     Неподалеку Гаанон пролил на арену первую кровь:  яростным  ударом  он
ранил  одного  из  медленно  соображающих   баазрагов.   Мохнатое   чудище
блокировало  второй  удар  своим  трезубцем  -  в  глазах   его   читалось
недоумение. Кто и зачем на него напал? Топор великаныша, переломив  оружие
баазрага, словно тростинку, рассек  волосатую  грудь.  Трибуны  взорвались
овациями.
     Увидев смерть  своего  партнера,  самка  баазрага  впала  в  безумную
ярость. Швырнув свой трезубец в Гаанона,  она,  обнажив  желтые  клыки,  с
ревом ринулась на великаныша. Тот увернулся, но при этом чуть  не  упал...
Вдруг его партнерша-эльф исчезла. И тут же  снова  появилась,  но  уже  за
спиной баазрага.
     - Эта эльф владеет телепортацией, - ответил Рикус.
     Ниива хмыкнула, давая понять, что приняла новость к сведению.
     Взмахнув кнутом, эльф обвила ноги своей противницы, и баазраг  плашмя
рухнула на песок. В тот же миг успевший оправиться Гаанон,  одним  взмахом
огромного топора отсек ей голову.
     - Давай поглядим, не  удастся  ли  нам  подойти  к  Калаку  ближе,  -
предложил Рикус.
     Кажущийся хаос всеобщей схватки на самом деле являл  собой  множество
индивидуальных поединков. Мул тщательно выбирал путь, чтобы  не  оказаться
вытянутым в один из них. Непрерывно оглядываясь, они  с  Ниивой  неуклонно
приближались к Королевскому Балкону, а значит, и к пирамиде под ним.
     Но тут у них на дороге возникла пара гих. Уставившись на мула  и  его
партнершу  большими,  навыкате,  глазами,   люди-ящерицы   словно   хотели
загипнотизировать  гладиаторов.  Узкие,  похожие  на  стрелы  головы  гих,
прикрывали украшенный плюмажами шлемы, а на спинах плотной  чешуей  лежали
латы из панциря мекилота - защита легко и уязвимого позвоночника.
     - Давай не задерживаться с этой парочкой, -  сказал  Рикус,  поднимая
копье.
     Он ничего не сказал Нииве о возможной пси атаке - им обоим  и  раньше
приходилось сражаться с гих, так что Ниива  не  хуже  Рикуса  знала,  чего
можно ожидать от них.
     - Не болтай, - отозвалась женщина. - Убей их, и все.
     Гих поменьше неуклюже прыгая по песку, бросился на Рикуса. И  тут  же
остановился, чуть  не  налетев  на  острие  копья.  Неохотно  подняв  свою
усеянную шипами палицу, гих парировал удар мула. Подобная  тактика  (Рикус
знал это по собственному опыту) неизменно кончалась для гих печально.
     Тем временем второй  человек-ящерица  замер  в  нескольких  ярдах  от
Ниивы. Он пристально уставился на ее трикал. Мгновение  спустя  подаренное
Агисом оружие принялось извиваться, словно живое.
     - Это проклятая тварь оживила мой трикал!
     Не отрывая взгляда  от  своего  противника,  Рикус  печально  покачал
головой.
     - Не стоило вам этого делать, друзья, - громко сказал он.  -  Она  от
таких фокусов просто звереет!


     Плечистый темплар с искаженным гневом лицом ворвался  в  Ложу  словно
песчаная буря.
     - Что все это значит? - дрожащим от негодования голосом  спросил  он,
останавливаясь прямо напротив кресла Агиса.
     Впрочем, на сенатора так  внезапно  появившийся  темплар  не  обращал
никакого внимания. Он глядел только на Тихиана.
     - Что ты имеешь в виду, Ларкин? - лениво приподнял бровь Тихиан.
     - Ты закрыл ворота слишком рано!  Половина  моих  темпларов  осталась
снаружи! До конца боя еще далеко, а толпа уже начала волноваться!
     - Да неужели? - невозмутимо поинтересовался  Тихиан.  -  Кто  бы  мог
подумать... - и он многозначительно поглядел на Агиса.
     Ларкин  нахмурился  и  тоже  посмотрел  на  развалившегося  в  кресле
аристократа. Он явно не узнал  его.  Верховные  Темплары  столь  же  рьяно
избегали посещать Сенат, как  сенаторы  -  Главный  Храм.  И  хотя  они  с
Ларкиным, несомненно, слышали друг о друге, Агис искренне сомневался,  что
до сего дня им доводилось встречаться лицом к лицу.
     Видя, что сидящий в кресле  темплар  и  не  думает  вставать,  Ларкин
многозначительно кашлянул.
     Хитрая усмешка скользнула по тонким губам Тихиана.
     - Как ты смеешь сидеть, когда Верховный Темплар стоит! - рявкнул  он,
ударяя Агиса ладонью по лицу.
     Агис подскочил как ужаленный. Он  изобразил  весь  ужас  и  раболепие
подчиненного, на миг забывшего свое место.
     - О, простите меня, ваша милость, -  бормотал  он,  склоняясь  в  три
погибели перед Ларкиным. - Я засмотрелся на поединок...
     Темплар отмахнулся  и  с  довольным  видом  уселся  в  освободившееся
кресло. Агис мог только  восторгаться  той  ловкостью,  с  которой  Тихиан
заставил Ларкина оказаться  в  этом  кресле.  Сделав  шаг  назад,  сенатор
поглядел на столпившихся внизу темпларов низших рангов. Он, разумеется, не
мог отличить людей Ларкина от тех, кто служил Тихиану, но одна группа явно
не давала другой подняться в ложу.
     Агис повернулся к креслу. Все в порядке. Теперь никто не увидит,  что
он сейчас сделает. Сунув руку под рясу, аристократ извлек  длинные  тонкий
стилет - его дал Агису Тихиан. (Верховного темплара, разумеется, никто  не
обыскивал.) По правде говоря, сенатор предпочел бы воспользоваться  Путем,
но Тихиан настаивал  на  старом,  испытанном  способе  -  кинжал  в  спину
противника.
     Пронзив мягкую спинку кресла, Агис вонзил стилет в тело темплара. И в
этот самый миг в проходе, где скрылась Садира,  вспыхнула  холодное  белое
пламя. Не слишком яркое, оно быстро погасло. Однако его заметили. И многие
зрители не знали, куда им смотреть - на кровавую резню  на  арене  или  на
таинственные вспышки на трибунах.


     - Ты видела? - Рикус показал на трибуну, где вспыхнул и тут же  погас
волшебный белый свет. У ног  мула  лежали  поверженные  гих.  Наверху,  на
Королевском балконе, Калак все так же безучастно наблюдал за  схваткой  на
арене. Ни  единым  движением  он  не  выказывал  удивления  и  неожиданной
вспышкой. "Наверно, темплар расправился со смутьяном", - подумал мул.
     - Рикус! - прикрикнула на него партнерша. - Не отвлекайся! Тарики!
     Мул круто повернулся. Тарик-самец успел подкрасться к гладиатору  так
близко, что Рикус явственно ощущал исходивший от него запах мускуса. Самка
уже сражалась с Ниивой. Удары следовали один за другим в бешеном темпе...
     Чило взмахнул своим иглоколом, целясь мулу в  руку.  Рикус  парировал
удар, подставив копье. Раздался громкий треск, и отломившаяся игла чуть не
попала мулу в бок. Взревев от ярости, тарик обнажил длинные белые клыки  и
ударил мула трезубцем в живот.  Рикус  отпрыгнул  назад.  Острия  трезубца
скользнули по гладкой коже его  куртки.  Гладиатор  нанес  ответный  удар.
Копье  боком,  как  дубинка,  врезалось  в  грудь  тарика.  Тот  даже   не
пошатнулся. Рикус тем временем начал отступать, ему требовалась  некоторая
дистанция...
     Черные глаза под  нависающими  надбровными  дугами  блеснули,  и  мул
понял, что Чило именно на это и рассчитывал. Мул всегда не любил  идти  на
поводу у противника. Это и  глупо,  и  опасно.  Вот  почему  он  замер  на
полушаге и вместо того, чтобы  отступить,  двинулся  вперед.  А  Чило  уже
устремился в атаку. Свистнули в воздухе иглокол и трезубец...
     Рикус поднял копье.
     - Хотел меня  испугать,  -  проворчал  он,  прыгая  прямо  в  объятия
могучего тарика. - Это будет стоить тебе жизни, приятель.
     Оружие Чило рассекло один лишь воздух за спиной  мула.  А  вот  копье
безошибочно нашло путь к сердцу тарика. Ни ребра,  ни  буграми  вскипающая
под шерстью мускулатура не остановили смертоносного острия. Челюсть тарика
отвисла, глаза потухли, он замер на месте... и тем не менее не упал,  даже
не  выронил  своего  оружия.  Только  сделала  шаг  назад,  соскользнув  с
пронзившего его копья.
     - Терпеть не могу тариков, - проворчал Рикус. - Даже больше, чем вино
Астикла.
     Мул не сомневался, что  рана  тарика  смертельна.  К  сожалению,  эти
чудовища иногда продолжали сражаться и после смерти.
     Воспользовавшись секундной передышкой,  Рикус  кинул  быстрый  взгляд
через плечо. Фелорна яростно сражалась с Ниивой, и сейчас она  повернулась
к мулу спиной. Не раздумывая, гладиатор сделал шаг назад  и  ловко  всадил
острие своего копья ей под ребра. Что могло быть проще? У  его  копья  оба
конца острые, не так ли? Пинок ногой, и копье снова свободно, а воющая  от
боли самка тарика, выронив оружие, в судорогах бьется на песке.
     Все заняло какое-то мгновение,  но  оно  оказалось  слишком  длинным.
Волосатая лапа легла на плечо Рикуса, и мул внезапно очутился лицом к лицу
с уже мертвым, но все еще сражающимся Чило. Взметнулся трезубец...
     Но не зря Рикус и Ниива считались одной  из  лучших  пар,  когда-либо
выходившейся на арену. Они каким-то шестым чувством ощущали, когда партнер
попадал в беду. И устремлялись на помощь.
     - Ниива! - крикнул Рикус.
     Трезубец пошел вниз.  Над  головой  мула  сверкнуло  стальное  лезвие
острого трикала. Звук удара, и рука, державшая трезубец, упала  на  землю.
Окровавленный обрубок Чило задел Рикуса по лицу, но  мулу  уже  ничего  не
угрожала. С пол-оборота он впечатал усеянный  длинными  шипами  налокотник
прямо в глаза тарика. Чило рухнул. Подняться он уже не пытался. Видя,  что
поединок закончился, мул повернулся к Нииве - может, нужна помощь?
     Но  Ниива  вполне  справилась  своими  силами.  Трикал  опустился,  и
отрубленная голова Фелорны покатилась по песку. С тариками покончено.
     Рикус поднял взор к Королевскому Балкону. Облокотясь на перила, Калак
пристально наблюдал за боем. Мулу  даже  показалось,  что  древний  король
смотрит именно на поверженных тариков. "Может, метнуть копье прямо сейчас?
- мелькнула у Рикуса шальная мысль. Но нет, король стоит неудачно -  груди
почти не видно.
     - Не спеши, - словно читая его мысли, тронула Рикуса за руку Ниива. -
Мы должны знать, что Агис и Садира готовы и поддержат твою атаку.
     - Ты,  как  всегда,  права,  -  вздохнул  Рикус,  опуская  взгляд  на
обсидиановую пирамиду.
     На  арене  осталось  всего  три  пары  гладиаторов:  Рикус  и  Ниива,
великаныш Гаанон со своей партнершей-эльфом  и  пара  людей  -  мужчина  и
женщина. Люди-то и подбирались сейчас к вершине пирамиды. За ними по пятам
следовали Гаанон и эльф.
     - Пошли, - сказал Рикус, вынимая трезубец из безжизненной руки  Чило,
- пора выигрывать этот бой. К тому же,  с  вершины  пирамиды  будет  лучше
видно Калака. Да и Агис  с  Садирой  тогда  наверняка  увидят  каждое  мое
движение.
     Ловким движением трезубца Рикус перерубил завязки на своих сандалиях:
не дело лазить по  камню  обутым.  Взмахнув  трикалом,  Ниива  последовала
примеру своего партнера.
     Тем временем люди добрались до вершины пирамиды. Вот женщина  вылезла
на ровную площадку, и тут поджидавший ее гадж с  быстротой  молнии  впился
жвалами в смуглое от загара тело. Усики щупальца обвились вокруг ее рук  и
головы. Женщина закричала, уронив оружие.
     Ей на помощь бросился мужчина, но гадж мотнул головой и точным ударом
жвал сбросил  его  вниз.  Когда  воин  пролетал  мимо  Гаанона,  великаныш
невозмутимо взмахнул топором. Фонтан крови показал, что бывший стражник не
промахнулся. Человек лишился руки.
     - Ну, теперь остались только мы и этот великаныш, -  заметила  Ниива,
начиная подъем по ребру, противоположному тому, который выбрал Гаанон.
     - Еще гадж, - напомнил Рикус, тоже вступая на пирамиду.
     Обсидиан успел нагреться на солнце. Мулу казалось, будто он шагает по
раскаленным углям.
     Рикус и Ниива поднялись уже, наверно,  до  половины  пирамиды,  когда
гадж, отбросив в сторону мертвое тело женщины, повернулся к Гаанону и  его
партнерше.
     - Отлично, - сказал Рикус. - Пусть-ка великаныш  пообщается  с  нашим
оранжевым другом.
     "Рикус! - раздался в голове мула до боли знакомый голос. - Наконец-то
я слышу твои мысли. Я уж боялся, что ты погиб".
     "Нас пока еще никто не побеждал, - про себя усмехнулся мул. - Но  как
ты ухитрился выжить? Я же пробил тебе голову копьем!"
     "Тихиан прислал человека. Чтобы тот меня лечил. Если бы не его мысли,
мог бы и не оправиться..."
     "Ты напал на своего лекаря?" - поразился Рикус.
     "Мы с Яригом во многом схожи. Мне, как и ему,  никуда  не  деться  от
моего фокуса, - признался гадж. - Так же, как и ты не мог не выйти сегодня
на эту аренду".
     Подняв голову, Рикус увидел, как эльф исчезла с  ребра,  по  которому
поднималась к вершине пирамиды.  Мгновение  спустя  она  показалась  из-за
спины гаджа. К сожалению, ее кнут и  усеянная  шипами  рукавица  оказались
бессильны против закованного в прочный панцирь чудовища. Ей не  оставалось
ничего другого, как стоять и беспомощно  смотреть  на  своего  неуязвимого
противника. Зрители заулюлюкали.
     Гаанон упорно лез вверх, и Рикус понял, что план их соперников совсем
не плох. Эльф раз за разом была кнутом по панцирю гаджа, привлекая к  себе
внимание чудища. И привлекала. Гадж повернулся. Молниеносное  движение,  и
его щупальце обвилось вокруг руки эльфа. Женщина закричала,  а  неумолимые
звала уже смыкались на ее талии.
     - Давай, Рафаэлла! - прогремел Гаанон, выбираясь на площадку на самом
верху пирамиды.
     Эльф   телепортировалась   прочь.   Гадж    пронзительно    завизжал:
ускользнувшая у него из-под самых жвал  женщина  прихватила  с  собой  его
драгоценное щупальце. В то же  мгновение  Рафаэлла  появилась  у  подножия
пирамиды. Корчась в муках на горячем песке, она судорожно срывала  с  руки
впившееся щупальце.
     Наклонившись, Гаанон  схватился  на  низ  панциря  гаджа.  Напряглись
могучие мускулы... черные ноги чудовища  отчаянно  дергались,  скользя  по
гладкой, как стекло, поверхности...
     - Это тебе за мою прошлогоднюю рану, Рикус! - прорычал великаныш.
     Голова и жвалы гаджа уже повисли в воздухе за краем  площадки,  прямо
над головами Рикуса и  Ниивы.  И  вдруг  послышался  тихий  свист  -  гадж
выпустил в лицо великанышу свой защитный газ.
     Гаанон скривился. Похоже, его затошнило. И тем не  менее,  он  упрямо
толкал гаджа к краю. Последнее усилие, и, стремительно  набирая  скорость,
бронированное чудища камнем полетело вниз. Оно сбило Нииву, и  они  вместе
рухнули на песок у подножия черного обелиска. Рикус,  в  последний  момент
отпрыгнувший в сторону, тоже  не  сумел  удержаться  на  ногах  и  кубарем
покатился вслед за своей партнершей.
     Громогласный хохот Гаанон эхом прокатился по рядам  огромного  цирка.
Выплевывая песок, Рикус вскочил на ноги.  При  виде  нацеленного  на  него
острия копья лицо великаныша исказилось гримасой страха. Рикус отвел  руку
для броска, но в последний  момент  передумал.  Слишком  опасно.  Рафаэлла
наверняка  успела  прийти  в  себя.  Стоит  метнуть  копье,  как  она,  не
задумываясь, телепортируется и нападет на безоружного противника.
     Решив отложить атаку, Рикус огляделся. Он увидел неподвижно  лежащего
на земле гаджа. Мерзкая тварь не шевелилась. Ноги - втянуты  под  панцирь,
из под которого торчал трикал Ниивы. Рикус услышал стон. Мул  бросился  на
помощь.
     Упав, гадж всем весом своего громадного тела вдавил Нииву в песок.
     - Отпусти ее! - воскликнул Рикус обращаясь к гаджу.
     Но чудовище  и  не  думало  выполнять  требования  мула.  Сейчас  его
волновало другое: как бы побыстрее стащить с Ниивы шлем.
     "Отпусти ее!" - повторил мул.
     "Нет, - лаконично ответил гадж. - Отдай ее мне, а не  то  я  расскажу
королю, зачем ты сегодня вышел на арену".
     - Давай, рассказывай!  -  рявкнул  Рикус,  всаживая  копье  в  голову
чудовища.
     Гадж содрогнулся,  завизжал  от  боли,  но  его  щупальца  все  также
настойчиво дергали шлем на голове беспомощной женщины.
     "Ты же знаешь, что я неуязвим! - заявил гадж, срывая шлем.  -  Уходи,
или сейчас король все узнает!"
     - Рикус! Помоги! - закричала Ниива.
     Гадж попытался обвить ее голову щупальцем, но она успела  заслониться
рукой. Щупальце коснулось ее запястья, и Ниива взвыла от боли.
     - Тело! - визжала она. - Бей в тело!
     Но тут другое щупальце упало ей на лоб, и женщина замолчала. Рикус по
собственному опыту знал, что долго она не  протянет.  Теперь,  когда  гадж
проник в сознание Ниивы, счет шел на секунды.
     Вырвав копье Сердца Леса из Головы гаджа, мул со всего размаху всадил
его в панцирь. Острие пронзило броню с такой  же  легкостью,  как  и  тела
тариков. Душераздирающий вопль огласил внезапно притихший  Цирк.  Отпустив
Нииву, щупальца задвигались в поисках  мула.  Задергались  могучие  жвалы.
Рикус навалился на копье, орудуя им, словно сбивая масло в кувшине.
     Наконец гадж затих.  Воздух  наполнился  вонью  его  защитного  газа.
Выдернув копье, Рикус отступил, зажимая нос и стараясь не дышать.
     - Чего ты ждешь? - слабым голосом спросила его  Ниива.  -  Мне  нечем
дышать...
     Задержав дыхание, мул,  пользуясь  копьем,  как  рычагом,  перевернул
безжизненное тело гаджа на спину. Он склонился на лежащей на песке Ниивой.
     Толпа выла и топала ногами. Оглядевшись, Рикус заметил, что  Рафаэлла
успела присоединиться к своему партнеру на вершине пирамиды.  Великаныш  и
эльф высокомерно, с подчеркнутым презрением глядели на своих копошащихся в
песке соперников.
     - Ты можешь драться? - спросил Рикус у Ниивы.
     - Я еще жива, не так ли? - отозвалась  женщина,  подтягивала  к  себе
трикал.
     Зрители на трибунах орали как сумасшедшие.  Рикус  слышал  свое  имя,
повторенное тысячи раз. Публике хотелось, чтобы мул бросил свою  партнершу
и продолжил схватку в одиночку. Рикус  покосился  в  сторону  Королевского
Балкона. Калак по-прежнему  стоял  у  парапета.  Раздвинув  сухие  губы  в
жестокой улыбке, он глядел прямо на гладиаторов.
     Ниива попыталась встать. Но, хотя она опиралась на свой  трикал,  сил
не хватило, и она грузно осела на песок.
     - Я слишком слаба, - сказала она. - Давай один, Рикус!
     - Нет, - покачал головой мул. - Мы вместе...
     Он поднял копье, нацелив острие на  Гаанона.  Великаныш  инстинктивно
сделал шаг назад. Трибуны восторженно заревели. Тысячи  и  тысячи  голосов
призывали мула убить своего противника.
     Рикус взвесил копье в руке. Он посмотрел на лежащую на песке Нииву.
     - За тебя и Садиру, - прошептал он.
     - За свободу и Ахас, - качнула головой женщина.
     Одним грациозным движением Рикус повернулся к Королевскому Балкону.
     И в  тот  же  миг  оглушительный  взрыв  потряс  переполненный  цирк.
Серебряная вспышка озирал нижние, отведенные для знати,  ряды  амфитеатра.
Золотая молния, разбившись с невидимый барьер вокруг Королевского Балкона,
рассыпалась миллионами красных, желтых, голубых искр. На  мгновение  перед
глазами мула появилась мерцающая магическая стена,  защищающая  короля,  и
тут же исчезла под аккомпанемент яростного шипения и треска.
     Рикус шагнул вперед.  Оторвав  взгляд  от  мула,  Калак  посмотрел  в
сторону  Ложи  Верховных  Темпларов.  Взоры   короля   и   Агиса   Астикла
встретились...
     И тут Рикус что есть силы метнул копье.
     А тем временем над Цирком возникло  ужасающее  видение  -  порождение
извращенного  ума  Калака.  Видением,  на  глазах  обретающее   реальность
благодаря Пути, которым король владел в совершенстве. Дракон,  страшный  и
неумолимый, встал на дыбы, разинув ужасную зубастую пасть.
     В этот миг копье Сердца Леса вонзилось королю-колдуну Тира,  прямо  в
грудь. Словно не встретив никакого препятствия на своем пути, оно насквозь
пронзило тело древнего правителя и упало, ударившись о стенку балкона.
     Стон короля заглушил рев трибун.  Этот  оглушительный,  неестественно
громкий стон не стих даже тогда, когда верные слуги  Калака  несли  своего
повелителя внутрь золотого дворца.



                                17. ДРАКОН

     Как  ни  странно,  зрители  не  слишком  взволновались.   Большинство
простолюдинов, слишком напуганные случившимся, остались на  своих  местах.
Хмурые великаныши, угрожающе вскинув на плечи  тяжелые  костяные  дубинки,
вышагивали по проходам. Под их суровыми,  настороженными  взглядами  толпа
еще больше притихла.  Лишь  несколько  аристократов  отчаянно  ругались  с
бесстрастными темпларами, безуспешно пытаясь уговорить их открыть ворота.
     Такого поворота событий Агис не ожидал. Он полагал, что нападение  на
короля вызовет настоящий  бунт,  насмерть  перепуганные  толпы  повалят  к
выходу, а поняв, что выхода нет, в панике примутся  крушить  всех  и  вся.
Агис очень рассчитывал на панику. Но  ничего  подобного  не  произошло.  В
первый  момент  зрители  были  слишком  ошеломлены,  чтобы   хоть   что-то
предпринять,  а  теперь  великаныши  Ларкина   успешно   пресекали   любые
беспорядки.
     Впрочем, Агис просчитался не только в своей оценке  поведения  толпы.
Более слаженную атаку сенатор не  мог  себе  даже  представить  и  однако,
похоже, что они ничего не добились. Сильный и меткий бросок Рикуса не убил
Калака. Из  Ложи  Верховных  Темпларов  Агис  видел,  как  король  жестами
направлял стражников, волокущих  его  с  Королевского  Балкона  в  Золотую
Башню.
     Агис посмотрел вниз, на арену. Огромная толпа темпларов  и  до  зубов
вооруженных  великанышей  окружила  Рикуса  и  Нииву.  Гладиаторы  покорно
позволили  себя  разоружить  и  теперь,  не  сопротивляясь,  следовали  за
стражниками к галерее Тихиана. Они  явно  рассчитывали  на  помощь  своего
союзника. Агис знал, что и Рикус, и Ниива предпочли бы смерть с оружием  в
руках бесчестию казни.
     Вот толпа стражников добралась до лестницы, ведущей в  Ложу.  Тихиан,
подойдя к парапету, мрачно  разглядывал  плененных  гладиаторов.  Рикус  и
Ниива не оставались в долгу -  на  их  лицах  ясно  читалось  недоверие  и
ненависть к Верховному Темплару. Агис тоже сделал  шаг  вперед,  выйдя  из
тени на свет. Гладиаторы вздохнули свободнее.
     - Приведите пленников в Ложу, - приказал Тихиан темплару,  принявшему
командование стражниками.
     Тот заколебался.
     -  Мы  подчинены  непосредственно  Верховному  Темплару   Королевской
Безопасности, - заявил он. - Ларкин строго-настрого запретил нам выполнять
чьи-либо приказы, кроме его собственных.
     Тихиан  покосился  на  кресло,  в  котором  покоилось  тело  мертвого
Верховного Темплара. Ларкин сидел с закрытыми глазами, и  лишь  абсолютная
неподвижность свидетельствовала о его  смерти.  Со  стороны,  должно  было
казаться, что темплар просто-напросто уснул.
     - Боюсь, нападение на короля временно  вывело  Ларкина  из  строя,  -
сказал Тихиан, глядя вниз. - Приведи пленников сюда. Он разберется с  ними
здесь.
     Темплар, стоявший у подножия лестницы, неохотно кивнул.
     - Ну, и что теперь? - спросил Тихиан у Агиса,  снова  отступившего  в
тень.  -  Калаку  более  тысячи  лет.  Сомневаюсь,  что  он  доставит  нам
удовольствие скончавшись от раны.
     Агис только пожал плечами. Ему пришло на ум,  что  Рикус  не  так  уж
ошибался, отказываясь атаковать короля без более надежного плана.
     - Ваша милость, - в ложу  заглянул  посыльный,  -  вас  срочно  хочет
видеть какая-то аристократка.
     - Кто такая? Что ей нужно? - проворчал Тихиан.
     - Ее имя - Садира Астикла, - начал посыльный. - Она...
     - Пропустить, - распорядился Тихиан. - Садира Астикла? - хихикнул он,
искоса глядя на Агиса.
     - Ну... - аристократ чувствовал, что  краснеет.  -  Неофициально.  Во
всяком случае, пока... - Агис не ожидал, что Садира изберет для  себя  это
имя. Тут есть над чем подумать...
     Мгновение спустя тяжело  дышащая  Садира  проскользнула  в  ложу.  Ее
шелковая накидка была порвана. Куда-то исчез с головы серебряный обруч.
     - Что случилось, - встревоженно спросил Агис, беря девушку за руку. -
Ты в порядке?
     - Толпа начинает волноваться, -  ответила  она,  тяжело  опираясь  на
посох.
     Агис выглянул из ложи. Кое-где уже завязались драки. Зрители, покинув
места, тщетно пытались выбраться из Цирка. Между тем под  Ложей  Верховных
Темпларов собралась большая  толпа.  Сотни  голосов  требовали  немедленно
открыть ворота и освободить Рикуса и Нииву.
     Не обращая внимания на  беспорядки  на  трибунах,  Тихиан  подошел  к
Садире. Криво усмехнувшись, он поднес ее руку к губам.
     - Леди Астикл, - елейным голосом сказал он, - вы и  представить  себе
не можете, как я рад снова вас видеть.
     Девушка поспешно выдернула руку.
     - Полагаю, ты на нашей стороне, - резко сказала она.  -  В  противном
случае Агис бы тебя прикончил.
     Тихиан с деланной обидой посмотрел на Агиса. Похоже, его нисколько не
удивили слова девушки.
     - В настоящий момент, - усмехнулся он, - я за вас.
     - Тогда открой ворота, - потребовала девушка.
     Взмахом руки она  показала  на  противоположную  сторону  арены,  где
великаныши, размахивая дубинками, обороняли ведущие к воротам проходы.
     - Их нельзя открыть, - ответил Тихиан.  -  Калак  повелел  перерубить
цепи, поднимающие ворота.
     В этот момент в Ложе показались Рикус  и  Ниива.  За  ними  по  пятам
следовало двое темпларов Ларкина.  Их  короткие  мечи  упирались  в  спины
гладиаторов. Ниива, хотя и шла медленно и хромая, похоже,  уже  оправилась
после встречи с гаджем.
     - Держи кинжал наготове, - прошептал Агис Садире. - Делай, как я...
     Кивнув, девушка послушно сунула руку под накидку.
     Тихиан повел гладиаторов к креслу, где сидел мертвый Ларкин.  Агис  и
Садира пошли за ними, держась за спиной появившихся в ложе темпларов.
     - Ваша милость, - выглядывая из-за плеча Рикуса, начал один  из  них,
глядя на неподвижное тело своего начальника.
     - Он мертв, - спокойно сказал Тихиан. - А что касается темпларов, - у
вас есть выбор: вести себя тихо и остаться в  живых,  или  поднять  шум  и
умереть.
     - Король... - начал темплар.
     - Вероятно, убьет нас всех, - закончил за него Тихиан. - Это никак не
связано со стоящим перед вами выбором.  Бросайте  оружие,  или  вы  сейчас
умрете.
     Два меча со звоном упали на каменный пол. Мудрое решение. А чтобы  вы
не передумали, знайте, что я дарю Рикусу и Нииве свободу. Стоит вам только
пошевелиться, и они разорвут вас на куски. Вы и оглянуться не  успеете.  В
суматохе этого, скорее всего, никто и не заметит.
     Жестом он приказал темпларам отойти к парапету  (там  за  ними  будет
легко наблюдать).
     - Агис, - спросила Ниива, - при чем тут Ларкин? Мне казалось,  Играми
заправляет Тихиан, и никто другой.
     Агис быстро объяснил суть проблемы, с которой столкнулся,  потребовав
от Тихиана помочь им  покинуть  Цирк.  Не  оставалось  ничего  другого,  -
объяснил он, - как заманить Ларкина сюда и прикончить.
     - Сейчас дело не в  Ларкине,  -  вздохнул  Тихиан.  -  Что  делать  с
Калаком? Боюсь, рана не помешает ему осуществить свои планы.
     - Надо найти его и добить! - сухо сказал Рикус.
     - И это тот самый человек, который не хотел рисковать  жизнями  своих
друзей? - с удивлением спросила Ниива.
     - Я всегда стараюсь заканчивать начатое, - отозвался  мул.  -  Ты  же
знаешь... Кроме того, если мы сейчас не добьем Калака, он  не  успокоится,
пока не отправит нас всех на тот свет. Пошли. Не будем терять времени.
     - Золотая Башня достаточно велика, - заметил Тихиан, - возможно,  вам
пригодится помощь человека, знающего, где искать короля.
     - Разумеется, - кивнул Агис. - Ты можешь нам помочь?
     Верховный Темплар кивнул.
     - Я только хотел бы кое-что получить взамен.
     - Ты жив, - сказала Садира, - разве этого  мало?  Все  очень  просто:
помоги нам, или ты умрешь.
     - В жизни, моя дорогая, ничего не бывает просто.
     - Садира права, - проворчал Рикус, надвигаясь на темплара.  И  теперь
никакая пурпурная гусеница не помешает мне тебя прикончить.
     - Давайте выслушаем, чего он  хочет,  -  Агис  встал  между  мулом  и
Тихианом.
     Рикус только покачал головой. Он хотел уже отодвинуть  аристократа  в
сторону, но тут ему на плечо легла рука Ниивы.
     - Чего ты хочешь, Тихиан?  -  спросила  она,  настороженно  глядя  на
стоящих около парапета темпларов Ларкина.
     - Мне много не надо, - с улыбкой ответил Тихиан. - Просто мне  пришло
в голову, что после смерти Калака Тир останется  без  короля.  Потребуется
новый...
     - Никогда! - воскликнула Садира. Рикус и Ниива презрительно фыркнули.
     - Чего ради нам менять одного тирана на  другого?  -  поинтересовался
Агис.
     - Ну, хотя бы потому, - невозмутимо ответил Верховный Темплар, -  что
без короля в Тире воцарится хаос. Должен же кто-то править  гордом.  Иначе
от него останутся одни развалины - все равно что после превращения  Калака
в дракона. А кто лучший кандидат на пост короля, как не Верховный Темплар?
В конце концов мы уже тысячу лет Управляем Тиром.
     - И посмотри, во что вы его превратили! - воскликнул Агис.
     - Ну, так помогите мне сделать его лучше! - ответил Тихиан. Голос его
звучал почти искренне.
     Вдруг Агис почувствовал,  как  холод  сковал  его  внутренности.  Это
чувство было ему хорошо знакомо - что-то отнимало у него жизненную силу. В
смятении он посмотрел на Садиру.
     - Я тоже это почувствовала, - кивнула девушка. - Кто-то позаимствовал
часть нашей энергии.
     Со стороны амфитеатра доносились крики ужаса. Выглянув из ложи,  Агис
увидел, что тут и там пожилые люди, хватаясь за сердце, валились на землю.
Зрители  покрепче,  с  воплями  бросались  на  темпларов  и   великанышей,
используя вместо оружия камни, веревки - все, что попадалось под руки. Они
рвались в проходы, ведущие к выходам из Цирка. Тщетно пытались они открыть
надежно запертые ворота. Кое-где великаныши Ларкина переходили в  ответную
атаку, усеивая все вокруг мертвыми телами. Им усердно  помогали  темплары,
не желавшие ни сил, ни колдовство.
     Посреди  всего  этого  сумасшествия  некоторые  показывали  вверх,  в
сторону вершины громадной королевской  пирамиды  -  виновнице  сегодняшних
Игр. Там бил в небо фонтан темно-красного пламени.  Мгновение  спустя  его
сменило огромное облако желтого дыма.
     - Что происходит? - хором спросили Рикус и Ниива.
     - Калак начал свою трансформацию, -  мрачно  ответила  Садира.  -  Он
отбирает  жизненную  энергию  зрителей.  Смотрите!  -  Она   показала   на
многоцветную пирамиду.
     И правда,  там  творилось  нечто  невероятное.  Самый  воздух  вокруг
каменного гиганта сиял и пульсировал от переполнявшей его энергии. Одна за
другой по пирамиде катились волны призрачного желтого света. А  в  глубине
ее черного сердца ровно горел яркий золотой огонь. И с  каждым  мгновением
он становился все ярче и ярче.
     - Ну, так как? - спросил Тихиан. - Чем дольше вы думаете, тем  слабее
мы становимся. А сила Калака наоборот, растет.
     - Ты обязан сделать Тир другим, - сказал Агис. -  И  прежде  всего  -
освободи рабов.
     - Ну, разумеется, - кивнул Тихиан. - Даю слово...


     Внутри Золотая Башня оказалась  столь  же  огромной,  какой  казалась
снаружи. Она вся  состояла  из  полутемных  залов,  мрачных  комнат  самых
причудливых форм, бесконечных коридоров,  запутанных,  как  ветви  фаро  и
черных проходов, заставлявших задуматься о том, кто мог  скрываться  в  их
глубине.
     И тем не менее наши герои без  труда  шли  по  следу  Калака.  Лужицы
черной, дымящейся жидкости (видимо,  кровь  короля-колдуна,  решил  Агис),
явственно указывали путь, по которому  стражники  несли  древнего  монарха
Тира. И путь этот  вел  вглубь  дворца.  Тихиан  шел  по  следу  быстро  и
уверенно. Шел как человек, знающий, какие неожиданности могут скрываться в
этом  дворце.  Однако,  его  спутники,  не   слишком   доверяя   темплару,
настороженно  глядели   по   сторонам,   каждый   миг   ожидая   появления
какого-нибудь чудовища.
     Кровавый след привел  их  в  подземелья  огромной  башни,  в  большой
круглый зал. На потолке - прозрачная алебастровая панель в решетке  обитых
медью стропил. Сквозь нее в зал проникал тусклый белый свет. На  стенах  -
барельефы зверей, о которых Агис даже и не слыхивал.  Тянулись  к  потолку
серые гранитные колонны, увенчанные капителями  из  цветов  и  листьев.  А
между колоннами -  бесчисленные  полки.  Пустые,  лишь  кое-где  хранившие
сундучок или кувшин, а то и драгоценное стальное оружие.
     Тихиан приложил палец к губам. В тени, у стены, лежали на  полу  тела
двух королевских стражников. Вокруг валялись осколки  обсидианового  шара.
Рядом -  еще  два  шара,  но  целых.  Между  трупами  великанышей  чернело
отверстие потайного хода.
     - Сач, как тебе кажется, - внезапно раздалось в  тишине  зала,  -  не
твой ли это достойный поток по имении Тихиан Мерикл?
     Агис и его соратники вскинули оружие, приготовившись к защите.
     - Да, Виан, так и есть, - ответил другой голос.  -  Весьма  достойный
человек... Может,  по  своей  природной  щедрости  он  вскроет  вены  этим
великанышам и даст нам поесть...
     К  своему  удивлению,  Агис  увидел,  что  голосам  исходил  от  пары
человеческих голов, лежащих на подлокотниках трона в углу зала. Схватив  с
одной из полок тяжелый стальной меч, Агис шагнул к ним.
     - Да брось ты, - остановил его Тихиан.
     - А кто это? - спросил Агис.
     - Друзья Калака, - пожал плечами темплар. - Последний  раз,  когда  я
тут был, они назвали меня змеелицей тварью.
     - Это все Сач! - запротестовал Виан. - Я прекрасно вас пойму, если вы
оставите его умирать с голоду.
     - Плюнь на них, - махнул рукой темплар. - Они  безопасны...  если  не
подходить близко. - Он пнул ногой труп великаныша. Он рассыпался  в  прах,
как высохшее осиное гнездо. - Что с ним случилось?
     - Калак высосал  из  них  все  жизненные  силы,  -  ответила  Садира,
показывая на осколки обсидианового шара.
     Глаза Тихиана загорелись.
     - Покажи мне, как им пользоваться. - Он  подхватил  с  пола  один  из
уцелевших шаров, - и я...
     - Никогда в жизни!..  -  Даже  если  бы  драконьи  чары  для  тебя  и
сработали.
     - Драконьи чары? - нахмурился Тихиан.
     - Сам по себе обсидиан не обладает колдовскими свойствами, - пояснила
Садира, вспоминая слова  Нока.  -  Как  и  любое  оружие,  он  силен  лишь
настолько, насколько силен его владелец. Для охотника это всего  лишь  нож
или  наконечник  стрелы.  Для  дракона  -  волшебная  линза,  превращающая
жизненную  силу  в  колдовскую  энергию...  но  тебе  никогда  не  удастся
использовать обсидиан для этой цели.
     - Почему это? - мрачно спросил темплар, глядя  на  обсидиановый  шар,
венчающий посох в руках девушки. - Ты же пользуешься.
     Полукровка покачала головой.
     - Заклинания находятся в посохе, - с сожалением сказала она, -  а  не
во мне самой. Это он  привлекает  необходимую  энергию,  а  не  я...  Чары
драконов опираются в равной степени на  колдовство  и  на  Незримый  Путь.
Чтобы  ими  воспользоваться,  надо  в  совершенстве  овладеть   искусством
извлечения энергии из своего собственного  тела  и  одновременно  обладать
незаурядным талантом к  составлению  заклинаний.  Это  самый  трудный  вид
колдовства, хотя и самый сильный.
     - Чем дольше мы тут стоит, -  вмешался  Агис,  обнажая  древний  меч,
взятый им с полки, - тем сильнее  становится  Калак.  Предлагаю  двигаться
дальше.
     - Я готова, - отозвалась Ниива, выбирая себе тяжелый боевой топор  со
стальным лезвием.
     - Это вход в тот самый туннель, о котором  вам  рассказывал  Агис.  -
Тихиан показал на отверстие в полу. - Туннель ведет  в  одну  из  потайных
комнат первого яруса пирамиды. Думаю, вы найдете Калака именно там.
     - Ты хотел сказать, мы найдем, - поправил  его  Агис.  Взяв  с  полки
ятаган, он протянул его Тихиану. - Если уж ты собрался стать  королем,  то
давай, привыкай к роли...
     - Короли не рискуют жизнью...
     - Ты будешь исключением, - отрезал сенатор,  подталкивая  темплара  к
отверстию.
     - Первым пойду я, - вмешался Рикус.
     Он обеими  руками  взялся  за  свое  копье,  которое  нашел  на  полу
Королевского Балкона. - Нок говорил, что оно защитит как от чар, так и  от
Пути. Спрячьтесь за моей спиной. Я вас прикрою.
     Вслед за мулом в отверстие прохода нырнула Ниива.  Потом  Тихиан,  за
темпларом - Агис и Садира. Оказавшись в туннеле,  Агис  поразился  красоте
отделанного черным обсидианом  коридора.  Совсем  недалеко,  в  нескольких
шагах от них, из отверстия в потолке в проход  вливался  поток  искрящейся
золотой энергии. С мягким шипением она текла к  дальнему  концу  коридора,
уходя вверх через еще одну,  открытую  сейчас  потайную  дверь.  Навстречу
этому  потоку  сверху  лилось  ярко-красное  сияние,  сопровождаемое  алым
туманом.  Страшное,  глухое  ворчание  донеслось  откуда-то  сверху,  эхом
отдаваясь в узком подземной проходе.
     Обеими руками, сжимая копье Сердце Леса, Рикус двинулся  вперед.  Без
малейших колебаний он  вошел  в  золотистый  поток,  хотя  Агис  счел  его
поступок несколько безрассудным.
     Но ничего не произошло. Когда же сенатор, вслед за Рикусом, Ниивой  и
Тихианом оказался внутри потока, то он почувствовал  лишь  приятное,  чуть
щекочущее покалывание. Потом длинная заплетенная косичка Тихиана взмыла  в
воздух, заплясав в странном, не предвещающем ничего хорошего, танце.  Агис
почувствовал, как его волосы тоже пришли в  движение.  Непривычно,  но  не
более того. Что касается жизненных сил, их, похоже, даже прибавилось.
     Они прошли уже большую часть пути, когда Рикус крикнул:
     - Осторожно!
     Поудобнее перехватив копье, он поставил его  перед  собой  наискосок,
словно щит.
     В дальнем конце прохода из отверстия в потолке  показалась  огромная,
как у великаныше, когтистая  ручища.  Узловатые,  покрытые  мелкой  чешуей
пальцы сделали несколько пассов и нацелились в сторону Рикуса. По  черному
туннелю с шипением полетел зеленый огненный шар. Ниива и Тихиан спрятались
за широкой спиной мула. Агис как мог прижался к шедшему  впереди  темплару
одновременно стараясь прикрыть Садиру.
     Огненный шар налетел, и все  вокруг  Агиса  стало  зеленым,  неясным,
словно он очутился под водой. На какой-то миг аристократу показалось,  что
они, как мухи в янтарь, угодили в громадный, сияющий  изумруд.  Части  его
тела, выступавшие из-за живого щита, горели, будто угодили  в  печь.  Агис
глубоко  вдохнул  и  тут  же  почувствовал,  как  жидкий  пламень   волной
прокатился по его легким. Обжигающая боль, от  которой  из  глаз  брызнули
слезы.
     Мгновение спустя мучение кончилось. Огненный шар  улетел.  Рука,  все
еще  свисающая  из  отверстия,  зашевелилась,  явно  готовясь   к   новому
заклинанию. Рикус поднял копье для броска, но тут Садира громко крикнула:
     - Нок!
     Агис пригнулся и  потянул  за  собой  Тихиана.  Рикус  и  Ниива  тоже
сообразили, что к чему.
     - Горная молния! - воскликнула девушка.
     Оглушительный грохот потряс туннель, и яркий сапфировый луч  мелькнул
над  головой  аристократа.  Он  ударил  в  огромную  руку   и   рассыпался
ослепительными бело-голубыми искрами. Во все стороны полетели куски  плоти
и кости. Откуда-то сверху послышался нечеловеческий рев.
     Не колеблясь,  Рикус  ринулся  вперед.  Агис  мог  только  поражаться
безрассудной храбрости мула. Гладиатор уже почти достиг выхода из туннеля,
когда прямо перед ним возникла  еще  одна  рука.  Калак,  похоже,  пытался
захлопнуть тяжелую железную дверь.
     Но прежде, чем король успел что-либо предпринять, Рикус мощным ударом
вонзил волшебное копье в мокрую,  покрытую  мягкой  чешуей  ладонь.  Новый
вопль, издать который не под  силу  нормальному  человеку,  прокатился  по
коридору.
     Истекающая черной густой кровью рука исчезла.
     - Отлично, Рикус! - воскликнул Агис, все еще не переведший дух  после
встречи с зеленым огненным шаром. - Даже не знаю, что бы мы делали,  успей
Калак закрыть дверь.
     - Все целы? - обеспокоенно спросил мул. - Выглядите вы не очень...
     Только тут Агис заметил, что огненный шар  превратил  одежду  на  его
руках и ногах в пепел. Обнаженная кожа по краснела.  Кое-где  на  ней  уже
появились  первые  белесые  волдыри.  Впрочем,  Тихиану,  Нииве  и  Садире
досталось не меньше.
     - Все в порядке, Рикус, - успокоила мула Ниива.  -  Не  будем  терять
время.
     - Мы не сможем выбраться отсюда все одновременно, -  заметил  мул,  с
сомнением глядя на отверстие в потолке. - Придется по-одному...
     - Давайте-ка первым пойду я,  -  предложил  Агис,  обходя  Тихиана  и
Нииву. - Теперь, когда  его  руки  стали  бесполезными,  Калак  не  сможет
воспользоваться ни обычным оружие, ни колдовством. Остается  Путь.  А  раз
так, то мне и карты в руки.
     - Ты прав, - кивнул Рикус. И, протянув аристократу копье, добавил.  -
Возьми... Оно тебя защитит.
     - Мы не можем рисковать, - покачал головой Агис. - Если я пойду  туда
с копьем, и он меня прикончит, у нас вообще не  останется  шансов.  Думаю,
мне удастся сдержать его и так. Пусть ненадолго. Вылезти вы успеете...
     - Согласен, но...
     - Я прав, Рикус, - настаивал Агис.
     - Ну, если ты уверен... - подумав мгновение, кивнул мул.
     Прислонив  копье  к  плечу,  он  жестом  велел  Агису  приготовиться.
Улыбнувшись, аристократ предал Садире свой меч, встал  на  сложенные  руки
мула и через  миг  очутился  в  потайной  комнате  в  глубине  королевской
пирамиды.
     Здесь было жарко, как в печке. Агис  едва  мог  дышать  -  обожженные
легкие болели невыносимо. Кожа горела -  особенно  там,  где  ее  коснулся
огненный шар  Калака.  Комната  оказалась  довольно  большой  -  стены  из
обожженного  кирпича,  увешанные  бесчисленными  картинами,  изображающими
драконов. Драконов, пожирающих людей, уничтожающих  поместья,  караваны  и
целые города. Пол залит черной кровью. Ее было так много,  что  Агис  даже
поразился, как Калак до сих пор жив. Тут и  там  кипели  настоящие  черные
озера. Их зловещие испарения поднимались к  потолку,  сливаясь  с  золотым
туманом,  клубами  поднимавшимся  из  подземного  хода.  Повсюду  валялись
обсидиановые шары. А среди них - несколько  пустых,  разорванных  коконов,
покрытых мягкими розовыми чешуйками. Самый маленький - каких-то пять футов
в длину, а самый большой - более десяти.
     Сам Калак лежал в дальнем углу комнаты. Светящаяся чешуя, покрывавшая
его двенадцатифутовое тело, озаряла комнату неестественным розовым светом.
Король словно не заметил появления Агиса. Он извивался, как питон,  силясь
поскорее освободиться из очередного кокона. А может,  правильнее  называть
это старой, сбрасываемой кожей?
     Догадавшись, что они застали Калака в удобный для  нападения  момент,
Агис поспешно подал знак своим друзьям. Садира передала ему меч. Пока  его
спутники  выбирались  из  подземного  хода  в  зал,   сенатор   пристально
разглядывал омерзительное создание, в которое превратился король Тира.
     Человеческие черты едва угадывались в копошащейся  на  полу  личинке.
Лицо древнего монарха стало плоским, уши исчезли. Чешуя,  как  у  ящерицы,
покрывала его голову. Золотая диадема королей Тира валялась на полу в луже
крови. Шея Калака стала жилистой и очень длинной,  а  руки  и  ноги  почти
атрофировались. Они  казались  высохшими,  ненужными  придатками.  Кипящая
черная кровь толчками выливалась из  раны  на  груди  этой  отвратительной
личинки дракона, из обрубка правой руки и из прокола в левой.
     Калак ни на что не обращал внимания, и  Агис,  набравшись  храбрости,
подошел поближе. Похоже, превращающийся в дракона король испытывал ужасные
мучения. Как он полученных ран, так и от самого процесса  линьки.  Вот  он
медленно раскрыл пасть, обнажив два  ряда  острых  зубов.  К  глубочайшему
удивлению аристократа, мерзкая тварь наклонилась  над  обсидиановым  шаром
размером с человеческую голову и проглотила его.
     Тем временем спутники Агиса успели выбраться наверх. Окинув  взглядом
извивающуюся тварь, Садира решительно сказала:
     - Давайте-ка прикончим его, пока это в наших силах.
     И подняла посох.
     Личинка  замерла.  Она  повернула  голову,  уставившись  на   девушку
немигающим взглядом своих черных, как бездонные пропасти, глаз.
     - Кого это прикончить? - прошипел  Калак.  -  Меня,  что  ли?  Глупая
девчонка! - черный дым повалил из его разверстой пасти. - Пятьсот лет тому
назад это еще было возможно. Но не сейчас.
     Во взгляде короля горела злоба, и Агис понял, что сейчас им  придется
нелегко. Похоже, Калак коварно позволил им подойти лишь  для  того,  чтобы
перебить одним махом. И судя по всему, с помощью Незримого Пути...
     Пять огромных таранов, каждый в виде рогатой головы дракона, возникли
из воздуха перед личинкой. Агис даже не сразу понял, что это  не  реальные
предметы, а  порождение  мысленной  силы  древнего  короля.  Впрочем,  для
горстки храбрецов они представляли реальную угрозу.
     Агис знал, что его сил хватит, чтобы противостоять почти любой  атаке
Калака. Но, если он хотел  одновременно  спасти  своих  друзей,  следовало
прибегнуть к чрезвычайным мерам. Представив  себе  песчаный  бархан,  Агис
открыл канал от  центра  своих  жизненных  сил  к  комнате,  переполненной
магической энергией.
     Тараны устремились вперед. И в тот  же  миг,  казалось,  вся  комната
наполнилась песком. Три тарана тут же безнадежно завязли. Один,  тот,  что
был нацелен на Рикуса, просто-напросто исчез без следа, едва приблизившись
к копью Сердца Леса. И только тот, который устремился  к  Садире,  прорвав
пси барьер Агиса, достиг своей цели. Страшный удар  отбросил  колдунью  на
другой конец комнаты. Врезавшись в стену, девушка без сознания сползла  на
пол.
     Головокружение и усталость с головой захлестнули  Агиса.  Его  колени
подогнулись и сотворенная им защита растаяла словно дым. Мгновение  спустя
он без сил повалился на пол,  но  уже  не  на  горячий  песок,  а  в  лужу
королевской крови.
     Рикус шагнул к личинке. За ним последовали Ниива и Тихиан.  Прикрывая
лицо от жара, исходящего от тела твари, мул подобрался к ее голове.  Ниива
направилась к хвосту, а темплар - к длинной шее.
     Калак не шевелился: видимо, пси схватка  с  Агисом  исчерпала  и  его
силы. Но когда Рикус замахнулся копьем, личинка подняла голову.
     - Неужели ты полагаешь, что я позволю тебе нанести удар?
     - А как ты нас остановишь? - воскликнула  Ниива,  с  размаху  опуская
топор на хвост личинки.
     Одним мощным ударом она отрубила трехфутовый кусок.  Калак  взвыл  от
боли и врезался тяжелой головой в Рикуса, сбив мула  с  ног.  Прежде,  чем
гладиатор успел прийти в себя, острые зубы короля-колдуна  впились  ему  в
грудь. Еще миг, и ноги мула оторвались  от  земли.  Выронив  копье,  Рикус
отчаянно застучал кулаками по бронированной голове чудовища.
     Ниива вновь подняла топор. Но  на  сей  раз  она  не  застала  Калака
врасплох. Обрубок хвоста с силой  ударил  ее,  превратив  лицо  женщины  в
сплошное кровавое месиво. Отброшенная далеко в сторону, Ниива без сознания
рухнула на пол.
     Увидев судьбу, постигшую гладиаторов, Тихиан побледнел  как  полотно.
Так ни разу и не ударив короля, он бросил свой ятаган и поспешно отступил.
     - Трус! - крикнул тщетно пытающийся встать на ноги Агис.
     - Если Рикус и Ниива не смогли его убить, то чего ты хочешь от  меня?
- огрызнулся темплар, подходя к распростертой в луже крови Нииве.
     Агис сделал глубокий  вдох.  Усилием  воли  он  заставил  себя  снова
открыть свой цент жизненных сил к волшебной энергии  комнаты  и  встал  на
колени.
     Тем временем Тихиан поднял  лежащий  рядом  с  Ниивой  топор.  Крепко
сжимая в руках оружие, скорее от страха, чем осознанно, Верховный  Темплар
подошел к Садире. Девушка понемногу приходила в себя. Она сидела на  полу,
тихо постанывая и обхватив голову руками. Сейчас рассчитывать на нее  явно
не приходилось.
     Тихиан поглядел на своих соратников. Стоящий на коленях  обессилевший
Агис, стонущая Садира, едва  дышащая  Ниива,  зашедшийся  в  крике  Рикус.
Казалось, сотни мулов вопят на все голоса, умирая каждый своей собственной
страшной и мучительной смертью.
     Темплар поднял топор.  К  великому  удивлению  Агиса,  он  с  размаху
опустил его на один  из  обсидиановых  шаров.  Шар  разлетелся  вдребезги.
Задумчиво поглядев на осколки Тихиан перешел к следующему шару. Еще  удар,
и на полу появилась новая куча черных осколков.
     - Что ты делаешь? - воскликнул сенатор.
     - Сражаться можно по-разному! - загадочно ответил темплар,  уничтожая
третий шар.
     Через несколько секунд, в самом  дальнем  от  Калака  углу  еще  одна
драконья линза стала жертвой топора Тихиана.
     Агис недолго пребывал в удивлении. Реакция короля все  расставила  на
свои места.
     - Остановись! - воскликнул Калак, отбрасывая в сторону  окровавленное
тело мула. - Я приказываю!
     - С какой  стати  мне  выполнять  твои  приказы?  -  спросил  Тихиан,
превращая в груду осколков еще один черный шар. - Разве ты оставишь меня в
живых? Разве ты позволишь мне править Тиром, когда станешь драконом?
     - Ты же сам понимаешь, это невозможно, - прошипел Калак,  медленно  и
неуклонно подползая к темплару. - Но я могу обещать тебе быструю смерть.
     Разбив еще один шар, Тихиан перебежал в другой конец комнаты.
     - Ты же Верховный Темплар! - закричал Калак. - Ты должен повиноваться
своему королю! - повернувшись, личинка поползла вслед за Тихианом.
     Руки темплара дрожали так сильно, что  он  едва  мог  держать  топор.
Однако он сумел раздробить еще один шар. Но  на  большее  он  был  уже  не
способен.  Тихиан,  дрожа,  стоял  среди  осколков.  Похоже,  он  не   мог
сдвинуться с места.
     Агис заставил себя подняться. Видя, что все внимание Калак устремлено
на Тихиана, он начал осторожно двигаться в сторону лежащего на полу  копья
Сердце Леса. Снова и снова аристократ твердил себе, что совсем  не  устал,
что у него еще много сил. И вот копье в его руках. Оно казалось непосильно
тяжелым - во всяком случае, для  мускулов,  все  еще  дрожащих  после  пси
истощения.
     А личинка тем  временем  успела  доползти  до  Тихиана.  Распахнулась
зубастая пасть... Верховный темплар  взвыл  от  ужаса  и,  выронив  топор,
свернулся в клубок на полу. Калак наклонил голову...
     Держа копье двумя руками, Агис бросился в  атаку.  С  громким  воплем
аристократ всадил острие в голову будущего дракона. Копье легко, словно  в
воду или мягкий песок вошло в защищенный чешуей массивный череп.
     Дрожь  пробежала  по  длинному  змееподобному  телу  личинки.   Калак
взревел, и от его рева вся комната затряслась, как  при  землетрясении.  С
потолка посыпались кирпичи. Стены заходили ходуном. Предсмертная судорога,
и массивная голова чудища, пронзенная насквозь волшебным копьем, упала  на
пол к ногам одуревшего от страха Тихиана.
     Не в силах удержаться на ногах, Агис опустился на колени.  Все.  Силы
кончились...
     Тихиан поглядел в  безжизненные  глаза  лежащего  перед  ним  короля.
Мгновение спустя, когда мысль о том, что Калак, наконец-то мертв, проникла
в его сознание, темплар подобрал топор. Встав, он осторожно  и  с  опаской
ударил им по шее личинки. Видя, что та не пошевелилась, Тихиан стукнул еще
раз, уже сильнее. Стальное лезвие едва рассекло чешую. Из неглубокой  раны
засочилась черная кровь.
     - Король мертв, - объявил Тихиан, бросая топор.
     - Тир свободен, - кивнул Агис, с трудом поднимаясь на ноги.
     Но Тихиана уже волновало нечто совсем иное.
     Агис  огляделся.  Стоя  на  коленях,  Садира  осторожно   осматривала
сломанный нос все еще не пришедшей в сознание Ниивы. В нескольких ярдах от
них сидел Рикус. Добрый десяток ран украшал его могучую  грудь.  Струилась
алая кровь. Кое-где из-под разорванных мышц белели  ребра.  Закусив  губу,
мул по мере  сил  начал  перевязывать  раны  обрывками  валявшегося  рядом
шелкового плаща Садиры.
     Тихиан прошел совсем рядом с израненными  гладиаторами.  Он  даже  не
повернул головы в их сторону, не то что предложил им помощь.  Он  уверенно
направлялся к стене,  где  они  в  первый  раз  увидели  лежащего  Калака.
Опустившись на колени, темплар принялся шарить по полу.
     Проклиная про себя бесчеловечность Тихиана, Агис, шатаясь, подошел  к
Рикусу. Разорвав на полосы свой плащ, он  принялся  перевязывать  страшные
раны мула.
     - Ты убил Калака, - прошептал Рикус. - Отлично сработано...
     - Нет, - покачал головой Агис. - Мы убили Калака. - Он  посмотрел  на
Садиру и Нииву. - Мы не смогли  бы  это  сделать  поодиночке.  Только  все
вместе.
     Тихиан выпрямился. На губах его появилась довольная улыбка.  В  руках
темплар держал золотую диадему - ту самую, что тысячу лет украшала  голову
Калака. Черная кровь капала и с венца правителей Тира, и с рук Тихиана.
     - Да здравствует король! - прошептал темплар, надевая диадему.



   Трой ДЕННИНГ
   АЛЫЙ  ЛЕГИОН




                                  ПРОЛОГ

     "Сосредоточься".
     В черной пещере сознания короля Тихиана I возник  ослепительно  белый
шар.  Его  сияние  залило  рваные  пики  и  бездонные   трещины   мрачного
царственного разума. Летучие мыши и эбонитово-черные птицы - мысли  короля
Тира - со злобными криками бросились в разные стороны, в любезную им мглу.
     - Получилось, - сказал Тихиан.
     "Пока ты не научился проецировать, у тебя  ничего  не  получится",  -
эхом отозвался ответ в королевском мозгу.
     Тихиан открыл глаза.  Перед  ним  находились  две  головы,  обучавшие
короля  трудному  искусству   Незримого   Пути.   Одна   -   высохшая,   с
растрескавшимися губами, по имени Виан. Другая - нелепо опухшая, с  узкими
щелками заплывших глаз - Сач. Волосы у  обеих  были  стянуты  в  пучок  на
макушке, а основания шей зашиты толстыми черными нитями.
     - Где? - спросил Тихиан.
     "Над ареной", - беззвучно ответил Сач.
     - Да. Твоим подданным давно пора вспомнить о страхе перед королем,  -
вслух согласился Виан.
     Стараясь удержать пылающий шар внутри своего разума, Тихиан посмотрел
на арену. С крыши Золотой Башни он видел большую часть громадного -  поля,
простиравшегося от башни до развалин построенной Калаком пирамиды.  Вместо
гладиаторов на бывшей Арене суетились купцы,  горожане,  крестьяне.  Бойко
шла торговля - ягоды, сладкое  мясо  ящериц,  керамические  сосуды,  ножи,
костяные ложки - чего тут только не было. Товары -  прикрыты  потрепанными
накидками и всяким тряпьем. Горячий ветер нес из пустыни пыль и песок.
     При виде базара король вспомнил, как все это  начиналось.  По  совету
своего друга детства Агиса Астикла Тихиан написал указ, согласно  которому
на Арене открывались торговые ряды. Потом он отправил бумагу на  одобрение
в Собрание Советников. А там Агис и его сподвижники  изъяли  из  документа
все упоминания о налоге, которым  король  намеревался  обложить  торговлю.
Ничего не сказав Тихиану, Собрание распространило указ по всему городу.  К
тому  времени,  когда  король  увидел  копию  "своего"  указа,  поле   уже
заполнилось ликующими горожанами.
     Подстегнутые горькими воспоминаниями, черные мысли снова  закружились
в мозгу Тихиана. Король отчаянно пытался  заставить  непокорных  страшилищ
вернуться в свои  норы.  Но  тщетно.  Они  застили  свет,  оглашая  пещеру
хриплыми злобными криками. Тихиан не сдавался. Он  собрался  с  силами,  и
поток тепла, поднявшийся из глубин его тела, устремился к пылающему шару.
     Лучи света вырвались из королевских глаз. Оглушительный раскат  грома
потряс Золотую Башню до самого основания.
     - Это сделал я? - ошеломленно прошептал Тихиан.
     Сач закатил глаза.
     "Кругом буря."
     Король огляделся. День померк, он стал мрачен, как настроение владыки
Тира. Черная завеса поднятой ветром  пыли  повисла  над  городом.  Тихиану
вспомнился ураган, который он видел десять лет назад. Но король знал -  не
стоит надеяться, что дождь утолит жажду  города.  Черные  тучи  затянувшие
небо наполнены песком, а не каплями драгоценной влаги.
     - Тебе не под силу  высечь  искру  из  кремня,  куда  тебе  сотворить
молнию, - язвительно заметил Виан. - Довольно, оставь свои жалкие потуги.
     Тихиан снова закрыл глаза. Светящийся шар внутри его разума полностью
исчез. Все, что осталось в темном гроте - безумный хоровод черных мыслей.
     - Не стоит начинать сначала, - сказал Сач.
     - Сейчас придет гонец, - пояснил Виан.
     - И когда ты услышишь его сообщение, тебе станет не до развлечений, -
добавил Сач и улыбнулся, обнажив гнилые зубы.
     Зная, что проси-не проси, а головы ни за что не  раскроют  содержание
послания, Тихиан соскользнул с возвышения. Оставалось только сожалеть, что
из-за лени он начал познавать премудрости Незримого Пути только сейчас.
     - Неужели я так безнадежен?
     - Совершенно, - ответил Виан.
     - Абсолютно, - подтвердил Сач.
     Схватив головы за волосы, король поволок их к краю крыши.
     - Что ты делаешь? - запротестовал Виан.
     - Раз у меня  нет  надежды  овладеть  искусством  Пути,  значит,  мне
никогда не стать королем-колдуном, - прорычал Тихиан. - А  потому  вы  мне
больше не нужны.
     И он сбросил головы вниз.
     Но вместо того, чтобы упасть на  заросшие  мхом  деревья  у  подножия
башни, головы просто-напросто повисли в воздухе. Тихиан даже рот открыл от
изумления - он никогда не видел, чтобы Сач или Виан когда-нибудь  вот  так
парили. Однако он давно подозревал, что запросто с ними не справиться. Эта
парочка не прожила бы  тысячу  лет,  будь  она  такой  беспомощной,  какой
казалась на первый взгляд.
     - Очень забавно, - оскалился Виан.
     - Калак схватил бы топор и изрубил нас на куски, - добавил Сач. -  Ты
недостаточно жесток.
     - Ну, это легко поправимо, - предупредил Тихиан.
     - Сомневаюсь, - фыркнул Виан. - Ты трус по натуре.
     И прежде, чем Тихиан успел что-либо ответить, Сач добавил:
     - Ты правишь Тиром уже шесть месяцев, а  сокровищница  Золотой  Башни
все еще пуста. Даже когда вы убили Калака, золота в ней было больше.
     На это Тихиан ничего не мог возразить. Он  повернулся  и  взглянул  в
сторону суматошных торговых рядов. Сейчас, когда вновь  открылся  железный
рудник, в Тире опять закипела деловая жизнь.  Однако  Собрание  Советников
направляло каждый грош караванного сбора на нужды нищих  ферм,  окружавших
город. Несомненно - это дело рук Агиса, как и все,  что  помогало  деньгам
уплывать из королевской казны.
     - Убей его, - предложил Виан, прочитав мысли короля.
     Но не давняя дружба с Агисом заставила Тихиана отрицательно  покачать
головой.
     - Только хуже будет, - прорычал он. - Мы и глазом не успеем моргнуть,
как его место займут Рикус, Ниива  и  Садира.  Аристократ-идеалист  -  это
плохо, но невесть что возомнившие о себе рабы...
     - Убей всех четверых, - предложил Виан.
     - Можно подумать, это так легко!  -  воскликнул  Тихиан.  -  Пол-Тира
видело, каждый нищий в Тире знает,  что  Рикус  ранил  Калака,  а  Агис  и
остальные довершили дело. Да если я их хоть пальцем  трону,  город  просто
напросто взбунтуется.
     - Я знаю некоторых бардов, которые  отлично  разбираются  в  ядах,  -
предложил Виан. - Калак частенько пользовался их услугами.
     - Все четверо умирают от загадочной болезни - неужели ты  и  в  самом
деле думаешь, что горожане такие дураки? - возмутился  Тихиан.  -  Нет,  я
найду другой способ.
     На крыше появилась  женщина  исполнявшая  обязанности  дворецкого,  и
разговор прервался. Стройная блондинка с холодными  синими  глазами,  она,
как и многие из окружения Тихиана, ранее преданно служила Калаку.
     За ней показался шатающийся от усталости молодой человек. Он был весь
в пыли, но Тихиан отметил про себя  добротность  его  одежды  и  аккуратно
подстриженные волосы. Аристократический нос,  гордая  линия  подбородка  -
явно потомок какого-то древнего рода.
     -  Тайя  из  Рамбурта,  второй  сын  владыки  Ламбурта,  -   объявила
женщина-дворецкий, лишь едва заметным движением брови выказывая  удивление
при виде парящих в воздухе голов.
     - Как ты осмелился появиться перед нами в таком виде? - проревел Сач.
- И разве отец не научил тебя кланяться своему королю?
     - Убей его! - добавил Виан.
     Тайя побледнел как полотно.
     - Помилуйте, Ваше величество, - низко кланяясь, взмолился он.
     - Прощаю, - ответил Тихиан, наслаждаясь страхом юноши. - Но только на
первый раз. Надеюсь, твои новости оправдают мое милосердие.
     - Ваше величество, - начал Тайя. - Я только что вернулся  с  охоты  в
Долине Дракона.
     - Это возле Урика, не так ли? - нахмурившись спросил Тихиан.
     - Потому-то я и здесь, - ответил Тайя. - Выходя на дорогу, мы увидели
над горизонтом большое облако пыли, которое двигалось в  нашу  сторону.  Я
заинтересовался, что это такое, и обнаружил  целое  войско  -  с  осадными
орудиями, боевой агроси, отрядами хафлингов и пятью  сотнями  великанышей.
Они шли под знаменем льва, который стоит на двух лапах.
     - Герб короля Хаману, - прошипел Виан.
     - Вот уже пять веков он спит и видит, как бы прибрать  к  рукам  наши
железные рудники, - добавил Сач и покосился на Тихиана.  -  Ну  и  как  ты
защитишь город? - хихикнул он. - У тебя пустая казна и нет армии.
     Тихиан выругался и  еле  сдержался,  чтобы  не  броситься  на  юношу,
который принес  эту  страшную  весть.  Он  не  стал  бы  сдерживаться,  но
бесчисленные  реформы,  проводимые  Агисом,  горожане  приписывали  своему
королю. Тихиану не хотелось потерять  репутацию  мудрого  и  справедливого
правителя.
     Он закусил губу  и  глубоко  задумался.  И  вот,  наконец,  злорадная
усмешка заиграла на его устах. Тихиан еще не знал, как  остановить  войско
Хаману, но уже понял, как разделаться с Агисом и тремя рабами  без  помощи
бардов Виана.
     Взмахом руки отпустив Тайю, Тихиан обратился к своей дворецкой:
     - Позови Рикуса, Нииву, Садиру  и  Агиса  Астикла.  -  Король  слегка
замялся, назвав имя своего давнего друга, но  потом,  отбросив  сожаления,
продолжил: - Скажи им, что от их скорейшего прибытия зависит  безопасность
Тира.



                                 1. ЗАСАДА

     Рикус смотрел вниз, где  у  подножия  крутого  склона,  в  тени  скал
расположились его  воины.  Две  тысячи  тирян,  стоя  в  строю,  думали  о
предстоящем  бое.  Среди  них  были  люди  и  гномы,  полукровки-эльфы   и
великаныши, тарики и представители других рас. Большинство из них - бывшие
гладиаторы, освобожденные из рабства Первым Указом короля Тихиана.  Раньше
они сражались на Арене. Теперь от их воинского искусства зависела  свобода
Тира. Они стояли молча, сжимая в руках боевые топоры, зазубренные костяные
сабли, раздвоенные пики, трезубцы и другое  оружие,  столь  же  бесконечно
многообразное, как беспредельна страсть человеческая к насилию.
     Рикус не сомневался - из гладиаторов получится прекрасный легион.
     Он взмахнул рукой, подавая сигнал к  атаке.  Лавина  воинов  с  ревом
устремилась вперед.
     - Что ты делаешь? - воскликнул Агис.
     Для аристократа он  выглядел  настоящим  здоровяком.  Широкие  плечи,
угловатые, но правильные черты лица, проницательные карие  глаза,  длинные
черные волосы.
     - Нам нужен план атаки!
     - Он у меня есть, - невозмутимо ответил  Рикус,  глядя  вниз,  где  в
песчаной долине застыла одинокая цепь великанышей-урикитов. Все в  красных
туниках с желтым львом - герб короля Хаману. У каждого - громадный  боевой
топор с обсидиановым лезвием, а вместо доспехов - широкие  костяные  щитки
на запястьях.
     - В атаку! - прокричал Рикус, устремляясь навстречу врагу.
     Но  склон  оказался  слишком  крут.  Не  раздумывая,  мул  уселся  на
изъеденный ветрами песчаник и поехал вниз, слегка притормаживая  руками  и
ногами.
     Будь Рикус чистокровным человеком, он, возможно, и не решился  бы  на
подобный поступок. Только набедренная повязка защищала его бронзовую  кожу
от похожего на грубую терку камня. Но Рикус не  думал  о  том,  что  может
пораниться. Он был мул - полугном-получеловек, созданный жить и умирать  в
гладиаторских боях на арене цирка. Боль не пугала его,  как  не  пугала  и
смерть.  От  своего  отца-гнома  Рикус  унаследовал  широкоскулое  лицо  с
крупными чертами,  уши,  прижатые  к  голове  и  заостренные,  богатырское
телосложение - сплошь мышцы да сухожилия. Его  мать-человек  подарила  ему
гордый прямой нос и пропорциональное телосложение, делавшее мула  красивым
с  точки  зрения  обеих  рас,  шестифутовый  рост  и   ловкость,   как   у
эльфа-канатоходца.
     Рядом с Рикусом неслась вниз Ниива - его давний партнер по арене. Она
была человеком, но длинный плащ из шкуры гигантской ящерицы, защищавший ее
нежную кожу от жгучих солнечных  лучей,  надежно  предохранял  женщину  от
шершавого камня. В  руках  блондинка  сжимала  боевой  топор  со  стальным
лезвием, почти такой же огромный, как у  великанышей  Хаману.  Большинство
женщин просто не смогли бы поднять этот топор, но по части мускулов  Ниива
почти не уступала Рикусу. В прошлом гладиатор, она  умело  управлялась  со
своим тяжелым и грозным оружием. Но  несмотря  на  крепкое  сложение,  она
сохранила женственную фигуру. Мало кто не восхитился  бы  ее  чувственными
алыми губами и зелеными, как изумруды, глазами.
     - Да их же в пять раз больше! - воскликнула она.
     Рикус понимал, что Ниива имела в виду не великанышей, стоящих  внизу,
в долине, а урикитов, находящихся за ее пределами. Длинная колонна  воинов
Хаману уже прошла  мимо  засады  тирян.  Теперь  вслед  за  ними  тянулись
громадные боевые ящерицы-дрики с осадными орудиями  на  спинах.  Последней
катилась  агроси  -  гигантская  крепость  на  колесах,   полная   оружия,
продовольствия и драгоценной воды.
     - О чем ты только думал?
     - Один гладиатор стоит пятерых урикитов, -  ответил  мул  не  отрывая
взгляда от великанышей.
     Могучие воины, держа топоры наизготовку, смотрели на высыпавших из-за
скал отчаянно вопящих тирян.
     - Кроме того, - добавил он, - это сделал не я, а наш король. Он  ведь
дал мне всего две тысячи воинов.
     - Он не приказывал тебе угробить их в безрассудной атаке!
     - Она вовсе не безрассудная, - возразил Рикус.
     На этом разговор прервался: они достигли подножия. И  в  тот  же  миг
первая волна гладиаторов ворвалась в долину. Рикус  и  Ниива  оказались  у
самого  края  вражеской  цепи,  в  каких-нибудь  двух  десятках  шагов  от
поджидавших их великанышей.
     В качестве противников мул избрал двух урикитов, замыкавших  цепь.  В
отличие от большинства своих собратьев,  эти  великаныши  были  подтянуты,
мускулисты и даже казались несколько выше остальных.
     - Эти двое - наши, - объявил Рикус, готовя оружие к бою. Сегодня  мул
взял с собой пару кахулаков - кривых плоских крюков,  соединенных  длинной
крепкой веревкой. - Пошли!
     И прежде, чем Ниива  успела  что-либо  сказать,  он  уже  бежал  мимо
великанышей, словно хотел обогнуть урикитов с фланга. Сперва Рикус  думал,
что его попытка выманить противников из цепи  не  увенчается  успехом,  но
офицер крикнул "Отрежьте тех двоих!", и мул успокоился.
     Страшный грохот прокатился по долине - первая волна тирян сшиблась  с
цепью урикитов. Несколько великанышей с криком  повалились  на  песок,  но
большинство  прикрылись  от  ударов  костяными  щитками.  Урикиты   дружно
взмахнули черными топорами, и первая волна тирян захлебнулась в крови.
     Рикус занервничал, но раздавшиеся  у  него  за  спиной  тяжелые  шаги
заставили  его  вспомнить  о  своем  собственном  противнике.  Великаныши,
которых они с  Ниивой  выманили  из  цепи,  уже  почти  их  настигли.  Мул
повернулся лицом к врагу.
     - Вправо! - крикнул Рикус,  называя  маневр,  который  они  частенько
использовали на Арене Тира.
     В тот же миг Ниива,  сделав  несколько  шагов  в  сторону,  бросилась
вперед, словно пытаясь  зайти  одному  из  великанышей  во  фланг.  Вращая
кахулак над головой, Рикус двинулся за ней. Великаныши атаковали, стремясь
не дать гладиаторам напасть вдвоем на одного из них.
     Мул метнул кахулак. Он целил в  урикита,  сражавшегося  с  Ниивой,  и
точным броском опутал  тому  топор.  С  безупречной  точностью  Ниива,  не
обращая внимания на своего противника, ударила великаныша, хотевшего зайти
мулу в тыл. Послышался звук ломающегося камня, и  на  голую  спину  Рикуса
посыпались  обломки  обсидианового  лезвия  урикитского  топора.   Обломок
топорища ударил по плечу. В тот же миг,  перепрыгнув  через  пригнувшегося
мула, Ниива еще раз взмахнула своим топором. Пронзительный крик возвестил,
что ее удар достиг цели.
     Сраженный великаныш рухнул на  песок,  а  мул,  выпрямившись,  мощным
рывком вырвал оружие из рук своего оторопевшего противника. Тот  попытался
было спастись бегством, но Рикус с размаху засадил второй кахулак  урикиту
в бедро. Ревя от боли, обезоруженный великаныш попытался было ударить мула
кулаком, но гладиатор ловко увернулся и рывком свалил своего противника  с
ног. Тело урикита еще не коснулось песка, а крюк кахулака уже вонзился ему
в голову.
     Рикус попытался извлечь свое оружие из толстого черепа великаныша, но
это оказалось не так-то просто. Крюк застрял. Мул быстро  огляделся.  Пока
им с Ниивой ничего не угрожало и, чтобы высвободить кахулак,  он  принялся
раскачивать крюк взад-вперед.
     Блаженное чувство удовлетворения  теплой  волной  разлилось  по  телу
мула. Но не потому, что он убил урикита, а из-за той слаженности,  которую
продемонстрировали они с Ниивой. С той поры, как они покинули Арену, им не
доводилось сражаться вместе, и Рикусу очень не  хватало  совместных  боев.
Тогда они думали и сражались, как одно целое. Их мысли и эмоции сплетались
теснее, чем во время самых пылких любовных объятий...
     Вытирая топор красной туникой великаныша, Ниива подошла  к  мулу.  По
улыбке на алых губах Рикус понял, что и она думает о том же.
     - Мы не потеряли чувство локтя, - сказала Ниива. - Это приятно.
     - А ты думала, потеряем?  -  спросил  Рикус,  наконец-то  высвобождая
кахулак. - Как бы там ни было, а этого у нас не отнимешь.
     От центра позиции урикитов раздался победоносный  рев.  Второй  волне
тирян удалось прорвать цепь великанышей. Противник в беспорядке  отступал,
а тиряне атаковали великанышей со всех сторон. Но большая  часть  легиона,
устремившись в прорыв, неслась вглубь долины.
     Дрики с осадными орудиями успели пройти, но агроси как раз находилась
на линии удара. По  углам  трехэтажной  крепости  на  колесах  поднимались
маленькие башенки, где прятались вооруженные арбалетами лучники. В  стенах
- множество  бойниц.  Тяжелые  двери  крепко-накрепко  заперты.  Громадный
фургон тащила упряжка из четырех мекилотов - гигантских, похожих на  холмы
рептилий с твердыми, как камень, панцирями.
     Жестом зовя за собой Нииву, Рикус  побежал  к  тирянам,  преследующим
агроси. Пробившись сквозь толпу ликующих воинов, они  выбрались  в  первый
ряд. Здесь мул увидел Агиса, хмурого и раздраженного,  тщетно  пытающегося
обуздать празднующих победу воинов. Рядом с аристократом стояла  Садира  -
длинные янтарные  волосы  стянуты  в  конский  хвост,  в  руках  -  посох,
увенчанный шаром из черного обсидиана.
     При виде этого оружия у мула даже мурашки побежали  по  спине.  Посох
был одним из двух  волшебных  предметов,  одолженных  им  хафлингами  ради
свержения ненавистного Калака - тысячелетнего  короля-колдуна,  правившего
Тиром до Тихиана. Вскоре  после  убийства  Калака  Рикус  отправил  второй
предмет - копье Сердце Леса - обратно его хозяевам. Но Садира,  не  слушая
ничьих советов, решила оставить посох себе. Мул опасался, что когда-нибудь
они все поплатятся за решение колдуньи.
     - Пока все идет хорошо, - заметила Садира. - Она посмотрела  на  едва
сдерживающего Агиса и перевела взгляд на мула. - Ну, что теперь?
     - Надо разбить агроси, - уверенно ответил Рикус, глядя на  гигантскую
передвижную крепость.
     - А чем займется остальная часть легиона? - резко спросил Агис. - Или
мы бросим на одну агроси сразу две тысячи воинов?
     Рикус огляделся. Отряд великанышей был полностью уничтожен, и  легион
тирян готовился к новой схватке.
     - Идет бой, - просто  сказал  мул.  -  Гладиаторы  сами  поймут,  что
делать.
     - Ну, не все же здесь гладиаторы, - напомнила ему Садира. - Как  быть
темпларам Стиана или добровольцам Джасилы?
     - Пусть пока держатся в стороне, - ухмыльнулся  Рикус.  -  Мы  же  не
хотим, чтобы их разбили, верно?
     - Ты слишком самоуверен, Рикус,  -  сказала  Ниива.  -  Это  все-таки
битва, а не большая драка. Вероятно, Агис прав насчет плана.
     - У меня есть план, - ответил мул и, больше не  давая  никому  ничего
сказать, решительно двинулся к агроси.
     Четверо друзей легко догнали медленно двигающуюся крепость.  За  ними
последовало несколько сотен  гладиаторов,  но  большая  часть  легиона  по
собственной инициативе устремилась в погоню  за  дриками.  Агис  и  Садира
поразились тому, как четко толпа гладиаторов разделилась на две части.  Но
Рикус воспринял это как должное. Когда речь шла  о  сражении,  он  доверял
инстинктам гладиаторов больше, чем самым тщательно разработанным планам.
     Рикус решил зайти к агроси с тыла. Он понимал, что овладеть крепостью
будет не просто. Даже в  задней,  самой  узкой  стене  агроси  чернело  по
меньшей мере две дюжины бойниц. И из каждой выглядывало острие  арбалетной
стрелы. Внезапно из самой нижней  амбразуры  показалась  рука,  и  женский
голос призвал короля Хаману даровать ей магию для заклинания.
     - Ложись! - заорал Рикус.
     Схватив Садиру в охапку, он рухнул на землю,  прикрыв  девушку  своим
телом.  В  тот  же  миг  из  агроси  донесся  оглушительный  грохот.  Лучи
ослепительно красного света  веером  разлетелись  от  бойницы.  За  спиной
Рикуса раздались крики. И тут же  стихли.  Оглянувшись,  мул  увидел,  как
падают на песок обезглавленные тела десятка гладиаторов.
     Лежащая рядом Ниива легонько хлопнула его по затылку.
     - Партнеры в бою должны защищать друг друга, - заявила она,  -  а  не
своих любовниц.
     Она  сказала  это  легко,  как  бы  в  шутку,  но  Рикус,   глядя   в
изумрудно-зеленые глаза, понял, как задел женщину-воина его поступок.
     - Я знал, что за тебя можно не беспокоиться, - объяснил мул.
     В агроси защелкали арбалеты, и на тирян обрушился дождь черных стрел.
Послышались крики раненых.
     Теперь Рикус понимал, почему торговцы предпочитали путешествовать  по
пустыням Ахаса в таких вот крепостях-вагонах.  Разбойники  запросто  могли
догнать агроси - тут нет ничего трудного. Но вот заставить остановиться...
     - Слез бы ты с нее, - посоветовала  Ниива,  указывая  на  белую  руку
Садиры - все, что виднелось из-под мула. - А то не ровен час задохнется.
     Рикус встал.
     - И как, интересно, я должна колдовать, когда ты  на  мне  лежишь?  -
спросила Садира, поднимаясь с песка. И прежде,  чем  мул  успел  ответить,
нацелила обсидиановый шар своего посоха на агроси.
     - Нок! - крикнула она, и черный шар наполнился багровым сиянием.
     Рикус поежился. Он от всего сердца надеялся, что колдовство Садиры не
вызовет паники среди гладиаторов. Обычное  волшебство  брало  энергию  для
своих заклинаний из жизненной силы растений, но этот посох  черпал  ее  из
людей.
     - Ползучий огонь! - приказала Садира.
     Словно холодная рука великана сжала  внутренности  Рикуса  в  ледяной
комок. Гладиаторы вокруг тревожно зашумели - они тоже ощутили это странное
и неприятное чувство. Колдовской посох отнял у них часть жизненной силы.
     Мгновение спустя все прошло, а к агроси полетел  огромный  шар  алого
огня. Разрастаясь, словно облако,  он  окутал  заднюю  часть  крепости.  С
душераздирающими криками урикиты выпрыгивали из сторожевых башенок.  Стены
вспыхнули, словно сухой пергамент.
     А мекилоты, словно ничего и не произошло, тащили агроси вперед.
     - На штурм! - крикнул Рикус, устремляясь в атаку.
     Рев боевого клича у него за спиной яснее  всяких  слов  говорил,  что
тиряне не потеряли боевого духа. В крепости защелкали арбалеты, но  Садира
постаралась  на  славу.  Всего  несколько  стрел   встретило   наступающих
гладиаторов.
     Перескочив  через  валяющееся  на  песке  обгорелое  тело  женщины  в
почерневшей от копоти желтой рясе  темпларов  Хаману,  Рикус  подскочил  к
вагону. Раскрутив  над  головой  кахулак,  он  зашвырнул  его  в  одно  из
дымящихся отверстий в стене. Дернув за веревку, чтобы крюк  зацепился  как
следует, мул быстро вскарабкался на нижнюю боевую платформу.
     Удушливо  пахло  горелым  мясом.  Едва   сдерживая   тошноту,   Рикус
огляделся. Повсюду валялись полусожженные тела  и  оружие.  Языки  пламени
лизали заднюю стену, наполняя комнату едким черным дымом. Рикус  едва  мог
разглядеть дверь, ведущую внутрь агроси. Рядом с ней к отверстию в потолке
поднималась лестница.
     Припав на одно колено, мул помог Нииве забраться наверх.
     - Двое! У тебя за  спиной!  -  внезапно  сказала  она,  выбираясь  на
платформу.
     Женщина говорила спокойно, словно речь шла о птичках на заборе.
     С быстротой  молнии  Рикус  повернулся,  одновременно  на  всю  длину
выпуская свободный кахулак. Сквозь густой дым мул  увидел  двух  урикитов,
нацеливших на него свои арбалеты. Вот они нажали на  спусковые  крючки,  и
гладиатор прыгнул в сторону. Две стрелы с треском вонзились в стену. В тот
же миг костяной крюк впился  под  колено  одному  из  солдат.  Мул  дернул
веревку и урикит, закричав, рухнул как подкошенный.
     Второй солдат вытащил из ножен короткий черный меч, но  было  поздно.
Рикус прыгнул прямо на него. Удар  ноги  точно  в  грудь,  в  самый  центр
вышитого на красной тунике льва, поверг солдата на землю.
     Пока Рикус добивал обезвреженных врагов, Ниива  помогла  забраться  в
агроси Агису и Садире. А вслед  за  ними  уже  валили  разгоряченные  боем
гладиаторы. Отправив один отряд вверх по лестнице очистить верхние  этажи,
Рикус повел второй внутрь крепости. Его друзья шли вместе с ним.
     Спустившись по короткой лесенке, тиряне оказались в широком коридоре.
Здесь было не так дымно. На стенах в сетках висели, мерно качаясь  в  такт
движению повозки, светящиеся стеклянные шары.
     Этот коридор шел от одного борта агроси  до  другого,  а  упершись  в
стену, поворачивал в сторону носа крепости. Подав  нескольким  гладиаторам
знак следовать за ним, Рикус повернул направо.
     - Передайте назад, - скомандовал он, - пусть проверят второй проход!
     Завернув за угол, мул лицом к лицу столкнулся  с  десятков  урикитов,
несущих кожаные покрывала для сбивания огня. Рикус зарубил  троих  прежде,
чем они успели схватиться за оружие. Коридор огласился криками  и  стонами
умирающих. Над головами остальных возникло голубое облачко,  просыпавшееся
колдовским  дождем  -  новое  заклинание  Садиры.  Урикиты  без   сознания
повалились друг на друга.
     - Я думал, будет тяжелее, -  через  плечо  заметил  Рикус.  -  Может,
отведем агроси в Тир, как трофей?
     - Не торопись, - покачал головой Агис. - Сражение еще не закончилось.
     Сквозь дым и пар мул увидел  впереди  сгорбленную  фигуру  три'крина.
Короткие усики огромного насекомообразного существа задевали  потолок,  до
которого  было  не  дотянуться  даже  высокому  Рикусу.   Когда   чудовище
двигалось, его желтый панцирь сбивал светящиеся шары сразу  с  обеих  стен
коридора. В трех из своих четырех рук три'крин держал кнут, короткий меч с
лезвием из обсидиана и гитку - короткую  пику  с  наконечниками  на  обоих
концах.
     - Садира? - с надеждой спросила Ниива.
     - Я не могу ничего сделать, - ответила девушка. - Он слишком  близко.
Все, что остановит его, - она показала на три'крина, - наверняка  убьет  и
нас.
     - Ну-ка, расступитесь, - приказал Рикус.
     - Я помогу тебе через  Путь.  -  Агис  жестом  велел  всем  остальным
отступить.
     Несмотря   на   внешнюю   невозмутимость,   Рикус   вполне   разделял
беспокойство друзей.  Какую  бы  опасность  ни  представляли  четыре  руки
три'крина, его пасть была намного страшнее. За годы, проведенные на Арене,
Рикус много раз сражался с  такими  воинами  и  потому  знал:  всего  одно
прикосновение могучих жвал, одна капля ядовитой слюны, попавшая в кровь  -
и ему гарантирована мучительная смерть.
     Три'крин спокойно прошел сквозь созданное Садирой голубое облако. Мул
закрутил перед собой кахулаки, терпеливо дожидаясь приближения урикита.
     Не колеблясь, три'крин нанес удар острием гитки, одновременно щелкнув
кнутом. Мул, как бы небрежно, парировал гитку одним крюком, позволив кнуту
обвиться вокруг второго. Рикус шагнул вперед. Урикит  взмахнул  мечом,  но
гладиатор пригнулся, и черное лезвие рассекло воздух у него  над  головой.
Прежде, чем мул выпрямился, щелкающие жвалы три'крина уже нацелились ему в
затылок.
     Рикус упал на спину и что есть  силы  ударил  противника  ногами.  Он
попал три'крину точно в горло. Удар такой силы обычному человеку переломал
бы все ребра, но три'крин  едва  пошатнулся.  На  мгновение  замешкавшись,
щелкающие жвалы вновь устремились  к  Рикусу.  Чувствуя  на  губах  горечь
поражения, мул отчаянно метнул оба кахулака в вытаращенные глаза урикита.
     Гладиатор кидал из неудобного положения, крюки не долетели до цели и,
даже не оцарапав панциря три'крина, соскользнули с его  груди.  Но  урикит
остановился. Видимо, не желая рисковать, он задрал голову, спрятав от мула
свои незащищенные глаза. Еще раз с силой ударив три'крина в  грудь,  Рикус
откатился в сторону.
     - Не убивай его, Рикус! - крикнул Агис.
     - Почему? - спросил мул, вставая.
     - Он нам враг, но не совсем, - пояснил аристократ. - Если я смогу ему
помочь, он будет сражаться на нашей стороне.
     Рикус с опаской покосился на возможного  союзника,  но  атаковать  не
стал. Он решил посмотреть,  что  получится  у  Агиса.  Три'крин  застыл  в
нерешительности. Но потом, словно приняв решение, бросился на аристократа,
яростно щелкая жвалами. Догадываясь, что  мысленный  контакт  Агиса  всего
лишь отвлек урикита, Рикус, пользуясь удобным моментом, зашел три'крину за
спину.
     Заметив опасность, урикит мигом позабыл про Агиса и снова  повернулся
к гладиатору. Мощным взмахом двух рук он отбросил Рикуса к стене. Мул чуть
не застонал от боли. Продолжая поворот и выронив кнут, три'крин чуть  было
не оставил тирянина без глаза острыми когтями своей трехпалой руки.  Но  в
последний момент Рикус успел отвернуть голову, и удар  только  рассек  ему
щеку.
     Мул метнул кахулак в голову три'крина. Тот  уклонился.  Остановленный
натянувшейся веревкой, крюк полетел назад, и Рикус  ловко  поймал  его  на
лету. Что есть силы натянув перекинувшуюся через  шею  три'крина  веревку,
Рикус мигом вскочил урикиту на спину. Он хотел позвать на  помощь,  но  не
успел.
     Три'крин выпрямился во весь рост и прижал мула к потолку. Рикус снова
хотел  позвать  на  помощь,  но  голос  его  не  слушался.  Спина   словно
раскололась пополам. А три'крин снова и снова пытался  размазать  мула  по
потолку.
     Пользуясь удобным случаем, Ниива с боевым топором  наперевес  шагнула
вперед, но Агис ее остановил.
     - Что ты де... - Рикус от возмущения снова обрел дар речи, но тут  же
его лишился, когда три'крин в очередной раз припечатал его к потолку.
     Обойдя замершую в нерешительности Нииву, Агис  двинулся  на  урикита.
Вытянув перед собой руки, он пристально  глядел  три'крину  в  глаза.  Тот
замер. А еще через мгновение, выпустив из рук оружие, растянулся на полу.
     - Почему ты остановил Нииву? - сердито спросил Рикус.  -  Он  же  мог
меня убить!
     Агис снял веревку кахулаков с шеи три'крина.
     - Все в порядке, - успокаивающе сказал он. -  Этот  три'крин  -  раб.
Теперь, когда я освободил его разум из-под власти  хозяина-урикита,  он  с
радостью нам поможет.
     Всем своим видом выражая сомнение, Рикус забрал  у  аристократа  свое
оружие.
     - Д-друг, - прощелкал три'крин на языке урикитов. - Помочь вам.
     Рикус прекрасно его понял. Мул ведь родился и вырос  в  лагере  рабов
одного из самых знатных аристократов Урика. И все равно он сомневался.
     - Никто, находясь в  здравом  уме,  не  даст  рабу-три'крину  в  руки
оружие, - сказа Рикус. -  Особенно  такому,  который  действительно  умеет
сражаться. Как этот.
     - Пилот агроси, используя Путь, контролировал сознание  три'крина,  -
объяснил Агис. - К'крик действительно не хотел на нас нападать.
     - Убить пилот убить П-Пхатим, - пробормотал три'крин. - Помочь вам.
     Видя, что Рикус все еще колеблется, Агис добавил:
     - Я был в его мозгу. Я готов за него поручиться.
     Неохотно мул отошел в сторону.
     - Ладно. Вставай в строй, -  сказал  он  на  урикитском.  -  Но  пока
пойдешь без оружия, и делай только то, что я тебе скажу.
     Три'крин  широко,  звездой,  раскрыл  свои  шесть  жвал,  что   могло
обозначать улыбку.
     - Не б-быть сожалений! - торжественно объявил он.
     Обычно мул не принимал в отряд бывших врагов, но Агис  был  настоящим
адептом Пути. Если  он  утверждал,  что  на  три'крина  можно  положиться,
значит, так оно и есть. Агису Рикус верил, как себе самому.
     Вскоре тиряне достигли  переднего  грузового  отсека.  Тут  в  агроси
проникал свежий воздух через открытые двери.  Дышать  стало  легче.  Но  у
самых дверей на страже стояла дюжина урикитов. Не колеблясь, Рикус с ревом
бросился в атаку, и хотя кахулак не самое лучшее оружие для такого боя,  с
ходу зарубил одного из солдат. Рядом с ним Ниива  мощными  ударами  топора
уложила на месте еще парочку. Тем временем проскользнувший вперед  К'крик,
бешено орудуя когтями и жвалами, убил сразу  пятерых.  Оставшиеся  четверо
урикитов в панике выпрыгнули в открытую дверь.
     Убедившись, что все урикиты мертвы или бежали, Рикус выглянул наружу.
Впереди, немного левее агроси  он  увидел  пытающихся  спастись  от  тирян
дриков. Боевым ящерицам приходилось несладко. Их скрытые тяжелым  панцирем
тела с низким центром тяжести не были приспособлены для быстрого движения.
А тут еще нагруженные им на спину осадные  орудия  из  выбеленных  солнцем
костей мекилота, огромные, как деревья и столь же тяжелые.
     Гладиаторы уже повалили с  десяток  дриков,  бессильно  размахивавших
головами и надсадно ревевших. Еще столько  же  ящериц  зарылось  в  песок,
надеясь хоть так спастись от тирян.
     К неописуемому удивлению Рикуса,  на  поле  боя  не  было  регулярных
частей Урика. Ну, хорошо, основная часть армии урикитов успела уйти далеко
вперед - но почему они не возвращаются? Почему не защищают свой обоз? Мулу
это показалось очень подозрительным.
     Окровавленный коготь К'крика коснулся его плеча.  Три'крин  показывал
на другой коридор.
     - Убить П-Пхатима. О-остановить урикитов.  Нет  вода.  Нет  еда.  Нет
осадные орудия.
     - Веди, - коротко приказал Рикус.
     - Нет-нет, - остановил три'крина Агис. - Мы сами найдем водителя.
     - Я-я! Я-я у-убить в-водителя! - настаивал К'крик.
     - Если Пхатим тебя увидит, - покачал головой аристократ, -  ты  снова
станешь его рабом.  Оставайся  здесь  и  помоги  нашим  воинам  уничтожить
припасы - на случай, если нам придется оставить агроси.
     К'крик несколько раз сердито  щелкнул  жвалами,  потом  повернулся  и
принялся рубить внутреннюю дверь в грузовой отсек.
     Выделив  нескольких  гладиаторов  в  помощь  К'крику,   Рикус   повел
остальных  по  узкому  коридору  к  носу  крепости.  В  свете   качающихся
стеклянных шаров мул видел, как сквозь планки потолка просачиваются тонкие
струйки дыма. Вскоре коридор вывел тирян к двум украшенным бронзой дверям.
     - Ниива, проверь эту, - сказал Рикус, указывая на правую.
     Женщина кивнула и одним единственным ударом  боевого  топора  сорвала
дверь с петель. Она осторожно шагнула в  темноту.  Вслед  за  ней,  высоко
подняв посох, пошла Садира...
     Тем временем Рикус ударом ноги вышиб вторую дверь и с  боевым  кличем
влетел в расположенную за ней  комнату.  Он  обнаружил,  что  находится  у
подножия небольшой лесенки, ведущей на верхнюю палубу. В  воздухе  плавали
клубы дыма.
     - Водитель там. - Агис указал наверх и закашлялся.
     Рикус успел подняться всего  на  несколько  ступенек,  когда  длинная
струйка дыма обвилась вокруг его горла. Поначалу Рикус ее даже не заметил.
Но вдруг она  затянулась,  и  Рикусу  стало  нечем  дышать.  Кровь  бешено
застучала в висках. Глаза вылезали из орбит.  Рикус  отбросил  кахулаки  и
схватился за горло. Но там ничего не было. Один только воздух.  Скатившись
по ступенькам, мул рухнул к ногам Агиса.
     - Рикус!!!
     Голос Агиса казался таким далеким... В глазах гладиатора потемнело...
     Но к своему удивлению, мул не  потерял  сознания.  Вместо  этого  его
разум обратился внутрь. Рикус увидел  самого  себя,  стоящего  на  коленях
посреди бескрайней, залитой грязью равнины.  Перед  ним  из  мокрой  земли
высовывалось щупальце какого-то страшного чудовища. Оно-то и держало  мула
за горло. Сидящая под землей тварь пыталась  втащить  гладиатора  к  себе,
задушить его в грязи беспамятства.
     Рикусу стало страшно. Он понял, что его атаковали напрямую - сознание
против сознания, и от этого мулу стало еще  страшнее.  Он  в  совершенстве
владел всеми приемами боя, но боя телесного, физического. Когда речь шла о
Незримом Пути... тут он даже не новичок, а просто-напросто никто.
     Мул попытался представить себе,  что  тянет  щупальце  из  земли.  Он
старался, но чудовище было сильнее. Щупальце даже и не думало поддаваться.
Рикус исхитрился перевернуться и упереться одной рукой в землю. Другой  он
принялся судорожно разбрасывать грязь в надежде докопаться до тела  зверя.
Но сколько он ни рыл, ничего не менялось. Бесконечное щупальце уходило под
землю и тащило Рикуса за собой. В отчаянии мул  вцепился  в  него  зубами.
Кровь обжигала, как кислота.
     И тут Рикус услышал чьи-то тяжелые шаги. Гладиатор обернулся к новому
чудищу адепта урикитов. И если бы в его легких  оставался  воздух,  он  бы
вздохнул с облегчением. Перед ним стояла знакомая фигура, только  размером
с настоящего чистокровного великана.
     - Агис? - прохрипел мул.
     Великан кивнул.
     - Ну, и что мы тут имеем? - прогремел он, освобождая гладиатора.
     Взявшись за щупальце, великан  Агис  одним  рывком  выдернул  его  из
земли. Все подземное страшилище оказалось одним большим щупальцем. Но  вот
прямо на глазах изумленного Рикуса его концы стали плоскими, и на них, как
цветки фаро, распустились глаза. А под ними -  длинная  щель  рта,  полная
острых клыков.
     - Змей Лубара! - прошептал Рикус.
     Эта мерзкая тварь как две  капли  воды  напоминала  эмблему  древнего
урикитского рода Лубар. Именно  ему  принадлежал  тот  лагерь  рабов,  где
прошло детство Рикуса и где его учили искусству убивать на арене.
     Разинув пасть, змей потянулся к Агису. Но руки  великана  вытянулись.
Змея тоже стала длиннее, стремясь дотянуться клыками до тела тирянина.  Но
руки Агиса росли быстрее.  Внезапно  прямо  из  грудной  клетки  великана,
выросла еще одна пара рук с острыми когтями вместо  пальцев.  С  быстротой
молнии они превратили извивающегося змея в месиво дымящейся крови, рваного
мяса и змеиной чешуи.
     Швырнув растерзанного противника в грязь, Агис повернулся к Рикусу.
     - Почему ты не защищался?
     - Но я же не учился Незримому Пути!  -  воскликнул  мул,  задетый  за
живое тоном великана.
     - Для простейшей защиты учиться и не надо,  -  ответил  Агис.  -  Она
инстинктивная... так, во всяком случае, должно быть. Твоя  ошибка  в  том,
что ты поставил силу мышц над силой мысли. Путь не столь прямолинеен.
     С этими словами Агис из великана превратился в птицу с  перепончатыми
крыльями и длинным кривым клювом.
     - В следующий раз будь  изобретательней,  -  прощелкал  он  и  улетел
прочь.
     Открыв глаза, Рикус  обнаружил,  что  снова  находится  в  агроси,  у
подножия лестницы, ведущей на верхнюю палубу. Рядом с  ним,  прислонившись
спиной к стене, сидел белый, как соль, Агис. Аристократ тяжело дышал.
     - Агис! - заволновался мул. - Ты не ранен?
     - Нет, - слабо улыбнувшись, ответил тот. -  Устал  очень.  Иди,  пока
водитель не очухался.
     Оглядевшись и убедившись что сейчас Агису ничто  не  угрожает,  Рикус
поднялся по лестнице. Верхняя палуба была полна удушливого и едкого  дыма.
Рикусу даже пришлось встать на  колени  -  у  самого  пола  еще  оставался
воздух.
     Кабина водителя  оказалась  весьма  просторной.  В  большое  окно  из
толстого стекла виднелись панцири мекилотов, похожие на каменные холмы.  А
перед окном стояло  мягкое  кресло  -  наверняка  водителя,  адепта  Пути,
специально обученного подчинять себе сознание гигантских животных.
     Отложив кахулаки, мул приблизился к креслу. Во что  бы  то  ни  стало
нужно было взять урикита живьем. Агроси следовало остановить,  а  судя  по
тому, что Рикус слышал о мекилотах, глупые твари вполне могли  преспокойно
продолжить путь.
     Перед глазами мула мелькнуло черное  лезвие  -  выскочивший  из  дыма
водитель нанес удар. Рикус  вскинул  руки,  поймав  длинный  кинжал  между
скрещенных запястий. И прежде,  чем  адепт  успел  пошевелиться,  мул  уже
схватил его за руку и четким броском припечатал к полу.
     - Если мне хоть на миг  покажется,  что  ты  лезешь  в  мой  мозг,  -
предупредил Рикус, прижимая острие отнятого кинжала к горлу урикита,  -  я
перережу тебе глотку. Понятно, Пхатим?
     Пилот удивленно заморгал, услышав свое имя и урикитскую речь  из  уст
тирянина. Потом, не сводя глаз с кинжала, осторожно кивнул.
     - Если хочешь жить, -  проворчал  Рикус,  -  останови  мекилотов.  Но
помни, одно неверное движение...
     - Я слишком устал, - криво усмехнулся водитель.
     Он закрыл глаза и сосредоточился. Агроси остановилась, словно налетев
на каменную стену. Не ожидавший толчка Рикус  перелетел  через  Пхатима  и
врезался головой в спинку кресла.
     И в тот же миг водитель навалился на него. Одной рукой  он  удерживал
зажатый мулом кинжал, другой вытаскивал из-за голенища  короткий  стальной
нож.
     - Умри, раб, - прорычал урикит, брызжа слюной.
     - Бывший раб, - ответил Рикус.
     Он с силой ударил Пхатима коленом по ноге и  в  тот  же  миг,  вырвав
руку, засадил обсидиановый кинжал в бок  потерявшему  равновесие  урикиту.
Пилот коротко вскрикнул - длинное лезвие вонзилось прямо в сердце. Хлынула
горячая кровь. Пхатим был мертв.
     Скинув с себя безжизненное тело водителя, Рикус поднялся на ноги.  Он
от всего сердца проклинал глупость урикита,  вознамерившегося  тягаться  с
гладиатором в боевом искусстве. Мул собирался выпытать у водителя,  почему
для атаки его сознания тот выбрал именно образ Змея Лубара.
     Впрочем, смерть  Пхатима  не  слишком  омрачила  радость  Рикуса.  Он
остановил агроси. Без своей передвигающейся крепости, без боевых дриков  и
осадных орудий урикиты не смогут овладеть Тиром.  Мул  даже  подумал,  что
война, не успев начаться, уже закончилась.
     Удостоверившись,  что  в  кабине  больше  никто  не  прячется,  Рикус
вернулся к лестнице.  Внизу,  рядом  с  Агисом,  стояли  Садира  и  Ниива.
Подобрав кахулаки, Рикус двинулся к ним.
     - Ну, что еще нашли? - спросил он, спускаясь по лестнице.
     - Комнату главнокомандующего, - ответила Садира.
     Рикус одним прыжком преодолел оставшиеся ступеньки.
     - Вы его убили? - спросил он.
     - Его там не было. - Ниива бросила мулу кусок зеленой  материи.  -  А
вот это висело у него над кроватью.
     Рикус развернул полотнище. На  изумрудно-зеленом  фоне  сверкал  алый
двухголовый змей, широко разинувший обе пасти, полные длинных клыков.
     - Змей Лубара, - прошипел мул,  и  радость  победы  сменилась  жаждой
крови.



                             2. ЧЕРНАЯ СТЕНА

     Обжигающий  ветер  наконец-то  стих.  Дым  горящей   агроси   столбом
поднимался к небу. Стоя в тени огромного вагона-крепости, Рикус, жадно пил
из кувшина, вытащенного его воинами из трюмов корабля пустыни. Рядом с ним
стояли Ниива, Садира, Агис и командиры трех подразделений легиона: темплар
Стиан, аристократка Джасила и бывший раб-гладиатор  великаныш  Гаанон.  За
спиной Рикуса, словно  изваяние,  застыл  три'крин  К'крик.  Его  явно  не
интересовали ни вода, ни собравшийся возле мехов совет.
     Сам легион расположился неподалеку  -  сотней  небольших  отрядов  по
пятнадцать-двадцать  воинов.  В  центре  каждого   отряда   стоял   кувшин
захваченной у урикитов воды. Воины пили вволю - кто сколько может.  Скоро,
очень скоро Рикус прикажет вылить оставшуюся воду в песок, а значит, надо,
пока не поздно, потребить драгоценную жидкость.
     - Ты что, с ума сошел? - резко спросил мула Агис и со злостью швырнул
деревянный ковш в отрытый кувшин с водой.
     Он обвел глазами мертвых великанышей, сгоревшую  агроси  и  вдребезги
разбитые осадные орудия.
     Не отвечая, Рикус  посмотрел  на  запад.  Туда,  где  совсем  недавно
скрылась за песчаными дюнами армия противника. Пока что никто из посланных
туда разведчиков не  вернулся.  Отсюда  Рикус  делал  вывод,  что  урикиты
продолжают  наступление  на  Тир.  Мул  был  несколько  удивлен   и   даже
раздосадован тем, что враг не  захотел  вступить  в  бой.  Беспечность,  с
которой урикиты расстались с агроси и осадными орудиями,  говорила  об  их
уверенности в своих силах.
     Видимо, они считают, что возьмут Тир и так.
     - Мы нападем на них с тыла,  -  после  долгой  паузы  сказал  мул.  -
Внезапность на нашей стороне.
     - Их в пять раз больше, - огрызнулся Агис. - Никакая внезапность  нам
не поможет!
     - Остальные командиры упорно не поднимали взгляда от земли, не  желая
встревать в спор.
     - И дело тут вовсе не в защите Тира, - понизив голос, продолжал Агис.
- А в желании отомстить роду Лубар.
     - Желание раба отомстить свято, - заявила Ниива. -  Ты  бы  тоже  это
знал, если бы хоть раза познал прикосновение плетки.
     - А это еще что? - спросил К'крик, прежде чем спор возобновился.
     Рикус поднял глаза к нему  и  ахнул  от  изумления.  Там,  в  сияющем
розовом тумане,  висела  облачная  голова  короля  Тихиана.  Сотканная  из
бледно-зеленого света, она казалась невесомой и нереальной, но  не  узнать
резкие черты повелителя Тира было невозможно.
     Воины вокруг закричали. Радость и удивление слышались в  их  голосах.
Прямо на глазах голова спикировала вниз, словно огромный метеорит. Еще миг
- и она повисла в каких-то ста футах от земли, заслонив собой  небо.  Весь
легион, как один человек, разразился  новыми  радостными  криками.  Как  и
остальные жители Тира, воины считали,  что  это  Тихиан  освободил  их  из
рабства. Они не знали, с каким трудом Агис  заставил  их  любимого  короля
подписать знаменитый Первый Указ.
     - Тихиан! - воскликнула Ниива. - Что он здесь делает?
     - И как он сюда попал? - поинтересовался Рикус.  -  Я  думал,  он  не
владеет колдовством.
     - Не владеет, - подтвердила Садира. Она  подняла  руку  и  произнесла
короткое заклинание. - Это не похоже на обычное колдовство, - объявила она
мгновение спустя.
     - Это и не  Путь,  -  сказал  Рикус,  потирая  виски.  -  Я  чувствую
присутствие мыслей Тихиана, но они усилены  так,  как  ему  никогда  и  не
снилось.
     Агис и Садира переглянулись. Рикус и  Ниива  с  тревогой  ожидали  их
решения.  Наконец,   собравшись   с   духом,   Агис   высказал   ужасающее
предположение.
     - Это может быть драконьими чарами.
     - Драконьими чарами? - переспросила Джасила. - Это еще что такое?
     Слова звучал  невнятно,  ведь  в  ходе  уличного  боя,  незадолго  до
свержения Калака, стражник-великаныш ударил ее дубиной по  голове.  Теперь
один глаз женщины опустился почти на щеку,  некогда  прекрасный  нос  стал
похож на извилистый  змеиный  след,  а  полные  губы  кривились  в  вечной
усмешке.
     - Драконьи чары,  -  объяснила  Садира,  -  это  колдовство  и  путь,
соединенные вместе.
     - И Тихиан такое умеет? - схватилась за голову Ниива.
     - Солдаты Тира, - загремел Тихиан, положив конец их  разговору.  -  Я
следил за вами. - Его слова раскатывались, словно удары грома. - Вы хорошо
выполнили мой план!
     - Его план... - фыркнул Рикус.
     Но его никто не слышал за радостными криками легионеров.
     - Вы нанесли удар врагу во славу Тира, - между тем продолжал  Тихиан.
- Когда вы вернетесь, вас всех ждет заслуженная награда.
     Новая буря восторженных криков заглушила даже голос короля.
     Через пару секунд губы Тихиана снова  пришли  в  движение,  и  легион
утих.
     - Наши враги слишком глупы, и пожелали вернуться, - прогремел король.
- Вы погоните их, как ветер гонит  пыль.  Как  Дракон  гонит  перепуганных
эльфов...
     По рядам воинов пробежал тревожный шепоток. Все  смотрели  на  запад.
Там,  к  неописуемому  удивлению  Рикуса,  на  вершине  небольшого   холма
появилась черная, как смоль, стена. Мул не знал, что  и  кто  прячется  за
ней, но подозревал, что это дело рук урикитов.
     - Убейте коварных урикитов! -  приказал  Тихиан,  -  и  помните,  что
ожидает вас в Тире. - Его лучезарные формы  понемногу  теряли  четкость  -
Пользуясь стратегией, которую я поведал Рикусу, Тих обязательно победит!
     Все посмотрели на мула.
     - Они ничего мне не говорил, - сплюнул Рикус.
     Мул сказал это тихо, так, чтобы его слышали лишь стоящие рядом.
     - Разумеется, нет, - рассердился Агис. - Он просто пытается нас  всех
прикончить.
     - Король никогда ничего подобного не сделает! - запротестовал  Стиан.
Как и все темплары, он носил длинную черную  рясу  -  традиционную  одежду
слуг  властителей  Тира.  Глубоко  запавшие   глаза,   волосы   до   плеч,
обострившиеся черты лица - все в нем говорило о смертельной  усталости.  -
Предполагать подобное равносильно государственной измене!
     Слушая пламенную речь Стиана, Рикус заметил, как  темплар  неприметно
спрятал в карман своей рясы маленький зеленый кристалл оливина. Мул  сразу
понял, как королю  удалось  так  быстро  узнать  об  успехе  своих  войск.
Подобный магический кристалл Рикус уже видел у одного из шпионов  Тихиана,
тогда еще Верховного Темплара короля-колдуна  Калака.  Оливин  обеспечивал
мгновенную, скрытую от посторонних связь.
     - Скажи, Стиан, - обратился к темплару Рикус. -  Тихиан  не  посвятил
тебя в эту свою стратегию?
     - Нет, - покачал головой Стиан, небрежно вынимал руку из кармана. Как
и во всех темпларах, в нем было что-то от фокусника. - Как бы он  мог  это
сделать?
     - Значит, Агис прав. Тихиан и впрямь собирается на  убить,  -  кивнул
гладиатор. - Причем чужими руками.
     Он снова посмотрел на медленно надвигающуюся черную стену.
     - Мне тоже кажется, что Агис прав, - сказала Джасила.  Она,  одна  из
немногих жителей Тира, инстинктивно чувствовала, что новому королю, нельзя
доверять. - Если бы не Агис и не вы трое, Тихиан запросто навязал бы  свою
волю Совету Советников.
     - Вот что. - Рикус посмотрел на Агиса, Садиру  и  Нииву.  -  Вы  трое
отправляйтесь в Тир. Вправьте мозги Тихиану.
     - А ты что собрался делать? - спросила Ниива.
     - Добью урикитов, - пожал плечами мул. - Убью их командира...
     До черной стены оставалось менее полумили.
     - Не волнуйтесь, после боя я вас догоню.
     - Я не верю своим ушам, - воскликнул Агис. - Ты все еще рассчитываешь
победить?!
     - У меня нет  выбора,  -  огрызнулся  мул.  -  Даже  если  я  уговорю
гладиаторов отступить,  урикиты  погонятся  за  нами.  Тогда  в  живых  не
останется никого. Сражаясь, мы хотя бы выиграем время. Может, вы и успеете
добраться до города.
     - Мы победим, - провозгласил Гаанон.
     Как и многие великаныши, Гаанон был неисправимый подражала. Он всегда
копировал манерами и внешним обликом  своих  кумиров.  Сейчас  он  щеголял
наголо обритой головой и, как и Рикус, одевался в  одну  лишь  набедренную
повязку.
     - Победа или смерть! - воскликнул Гаанон, повторяя  излюбленный  клич
гладиаторов.
     - Я тоже остаюсь, - решила Ниива.
     - И я, вместе с моими добровольцами, - добавила Джасила.
     Мул посмотрел на Стиана.  К  его  удивлению,  темплар  тоже,  хоть  и
неохотно, кивнул.
     - Король отдал приказ, - сказал он. - Мы остаемся с легионом.
     - Ты-то чем прогневил  нашего  великодушного  короля?  -  с  издевкой
спросила у него Джасила.
     - Твой юмор неуместен, - огрызнулся Стиан.
     Видя такое единодушие среди  своих  командиров,  Рикус  повернулся  к
К'крику и объяснил все, что произошло. Он предложил ему сопровождать Агиса
и Садиру в Тир.
     - Нет, нет! - воскликнул К'крик. - Остаюсь со стаей охотников! Поведу
для тебя вагон. Проломим черную стену.
     - Ты можешь вести агроси? - удивился Рикус.
     - Пхатим заставлял  К'крика  править,  когда  сам  ложился  спать,  -
ответил три'крин. - Стой, вперед, поворот.
     - Тогда оставайся, - Рикус хлопнул три'крина по  панцирю.  Глянув  на
приближающуюся стену, мул увидел, что до нее осталось каких-то  две  сотни
ярдов. Приказав гладиаторам вылить оставшуюся воду на горящую  агроси,  он
повернулся к Агису и Садире.
     - Вам пора идти.
     - Удачи в бою,  -  пожелал  Агис,  поднимая  руку  ладонью  кверху  в
традиционном жесте прощания. - Надеюсь, от солдат Хаману она отвернется.
     - Ты прав, - ответил Рикус. - Они погибнут.
     - Мы все надеемся на это. - Садира крепко сжала мула. - Я хочу, чтобы
и ты, и Ниива вернулись в Тир живыми.
     - С нами ничего не случится, - невозмутимо ответил Рикус. Нежно  взяв
Садиру за плечи, он запечатлел на ее челе долгий и горячий поцелуй. -  Это
вам с Агисом надо быть поосторожнее. В конце концов,  мы  сражаемся  всего
лишь с урикитами. Вам же предстоит иметь дело с Тихианом.
     Проводив друзей, Рикус приказал Стиану занять  со  своими  темпларами
правый фланг, а Джасиле и добровольцам - левый.
     - И что мы там будем делать? - спросил Стиан, ждавший, но  так  и  не
дождавшийся дальнейших указаний.
     - Сражаться, - ухмыльнулся Рикус. - А ты как полагал?
     - Твой план боя выглядит, мягко говоря, неполным, - заметила Джасила.
- Должны ли мы удерживать наши  позиции,  или  пытаться  обойти  урикитов,
чтобы зайти им в тыл?
     - А я почем знаю? -  Жестом  Рикус  велел  им  возвращаться  к  своим
отрядам. - Я не больше вашего представляю,  что  творится  по  ту  сторону
стены. Ничего, на месте разберетесь.
     Когда Стиан и Джасила ушли, Рикус приказал гладиаторам занять позицию
за агроси. Потом обратил  свой  взор  на  сам  вагон.  Изнутри  доносилось
шипение угасающего огня. Из  всех  отверстий  валили  густые  клубы  пара.
Помощники Гаанона споро кидали сквозь  пролом  кувшины  и  меха  с  водой.
Внутри в дыму и пару мелькала черная тень великаныша.
     Задняя часть агроси сгорела дотла,  а  точнее,  до  остова  из  ребер
мекилота. Передняя осталась более или менее целой. Этот вагон уже  никогда
не сможет возить грузы, но как таран он еще послужит. А  почему  нет?  Они
прорвутся  на  нем  сквозь  цепи  урикитов...  если   за   черной   стеной
действительно скрываются урикиты.
     - Разбейте кувшины, - приказал мул, - и беритесь за оружие.
     Сам он  тем  временем  повел  Нииву  и  К'крика  внутрь  агроси.  Они
пробирались вперед, задыхаясь и кашляя в густом дыму и паре,  ориентируясь
по едва видным зеленым шарам, светящимся на стенах, мул и его друзья шли к
кабине водителя, откуда управлялась агроси. Гаанон загасил пламя, но тут и
там оранжево светились непобежденные угли.  В  крепости  на  колесах  было
невыносимо жарко. Воздух при каждом вздохе обжигал легкие.
     Не обращая внимания ни на дым, ни на клубы пара,  ни  на  раскаленные
угли, К'крик уверено  вел  тирян  к  кабине  водителя.  Они  поднялись  по
лестнице, и рикус увидел великаныша, поливающего из большой бочки,  словно
из маленького ковшика все еще горящую стену. Здесь дышалось свободнее: дым
и пар выходили через проломы в стенах и крыше.
     - Хватит, Гаанон, - крикнул Мул. - Берись за дубинку!
     Со вздохом облегчения великаныш швырнул полупустую бочку  в  стену  и
тут же скрылся из виду за сплошной стеной пара. Раздались тяжелые шаги,  и
Рикус понял: великаныш пошел к лестнице.
     Вслед за К'криком мул подошел к креслу.  Немного  потоптав  обгорелые
останки Пхатима, три'крин занял его место. Полуприкрыв глаза,  он  смотрел
на гигантских, закованных в панцири, мекилотов. До черной стены оставалось
ярдов пятьдесят.
     Три'крин сосредоточился, и мгновение спустя  огромные  звери  подняли
свои  бронированные  головы  и  неторопливо   потрусили   вперед.   Агроси
дернулась, колеса со скрипом повернулись.
     - Что это с ними? - спросил  Рикус,  показывая  на  черную  стену.  -
Неужели урикиты позволят нам вот так, запросто, прорвать их ряды?
     - Может, они нас тоже не видят из-за стены? - предположила Ниива. - А
может, там вообще никого нет.
     Серебряная вспышка озарила стену, и Рикус решил, что на сей раз Ниива
ошиблась.
     - Колдовство! - крикнул он.
     В тот же миг К'крик, круто повернувшись, схватил обоих гладиаторов и,
прижав их к груди, закрыл своим крепким панцирем. Агроси содрогнулась.  На
головы тирян посыпалось битое стекло: колдовская молния  разбила  переднее
смотровое  окно.  Один  из  осколков,  бессильно  скользнул   по   панцирю
три'крина, рассек плечо мула. Но, к счастью, не глубоко.
     Все стихло. Рикус огляделся. К'крик стоял по колено в  битом  стекле,
но на блестящей поверхности его панциря не появилось даже царапины.
     Грохот. Пара дымящихся красных шаров, вылетев из стены, устремились к
агроси. На сей раз невидимый колдун целился не в сам вагон,  а  в  везущих
его мекилотов. Почувствовав опасность, все четыре  рептилии  замерли,  как
вкопанные. За миг до того, как шары  раскололись  об  их  спины,  мекилоты
втянули головы под панцири.  Заплясало  жаркое  пламя,  затряслась  земля.
Мекилоты, как один, рухнули в пыль.
     Огненные реки стекали  с  панцирей  могучих  рептилий,  но  мекилоты,
похоже, не чувствовали боли. Несколько секунд спустя, когда пламя  угасло,
они поднялись на  ноги  снова  потащили  агроси  вперед.  Теперь  мекилоты
двигались быстрее - с их точки зрения, просто головокружительным галопом.
     - Идите, -  К'крик,  показал  внутрь  вагона.  -  Тут  не  место  для
мягкокожих.
     - А как же ты? - спросил Рикус.
     Вместо ответа три'крин лег на пол и ловко втянул под панцирь  руки  и
ноги. Снаружи остались только большие фасеточные глаза.
     Не говоря ни слова,  Ниива  двинулась  вниз  по  лестнице.  Рикус  не
торопился. Он стоял и смотрел, как  первая  пара  мекилотов  дотрусила  до
черной стены и скрылась  за  нею.  И  сразу  же  оттуда  посыпались  новые
огненные шары.
     Мул бросился к лестнице и без колебаний  нырнул  головой  вперед.  Он
чуть не опоздал. Мул сбил  с  ног  спускавшуюся  нииву  и  стоящего  внизу
Гаанона. Все вместе они покатились по полу. А наверху в это  время  словно
начал извергаться вулкан. Длинные языки  пламени  лизали  ступень.  Что-то
трещало и лопалось в огне.
     И тем не менее, агроси продолжала двигаться вперед.
     Подобрав оружие, Рикус и его спутники поднялись на ноги.
     - Ты сражался, как Дракон, - прошептал  мул,  прикладывая  ладонь  ко
лбу, а затем протягивая  ее  туда,  где,  по  его  представлениям,  лежали
обгоревшие останки три'крина.
     Он даже представить себе не мог, что в многоцветном огненном урагане,
охватившем кабину водителей, мог кто-то уцелеть.
     До дверей трюма гладиаторы добрались как раз, когда агроси  пересекла
черную стену. Отсюда она вовсе не казалась матовой и непроницаемой. Скорее
полупрозрачной, словно тонкая пластина  полированного  обсидиана.  За  ней
метались неясные тени бегущих в атаку тирян.
     Оглядевшись,  Рикус  понял,  что,  воспользовавшись  добытой  в   бою
крепостью на колесах,  он  спутал  все  планы  противника.  Солдаты  урика
наступали длинными цепями. Но теперь  все  смешалось.  Со  всех  сторон  к
агроси сбегались урикиты - сотни их сгрудились вокруг,  пытаясь  замедлить
ее продвижение. Некоторые направляли свои копья  на  медленно  двигающийся
вагон, другие - на следующих за ним  гладиаторов.  Глядя  на  получившееся
столпотворение, Рикус не мог сдержать довольной ухмылки. С толпой пусть  и
очень большой, его гладиаторы справятся, даже не поморщившись.
     Но на дальнем крае  долины  порядок  еще  сохранялся.  Большой  отряд
урикитов под прикрытием черной стены готовился  зайти  во  фланг  Джасиле.
Рикус мог только догадываться, что, наверно, с  другой  стороны  такой  же
отряд атаковал темпларов Стиана.
     Что-то ослепительно полыхнуло  перед  вагоном,  послышался  треск.  В
ноздри Рикусу  ударил  запах  горящего  дерева  и  паленого  мяса.  Агроси
замерла. Выглянув из двери, Рикус увидел впереди несколько одетых в желтые
рясы темпларов Хаману.  Их  руки  указывали  на  толстую  ось  связывающую
мекилотов с агроси, и еще дымились.
     - Вперед! - крикнул мул и закрутил над головой мечом.
     Из-за черной стены на сбитых  с  толку  урикитов  повалились  вопящие
гладиаторы. Битва началась.
     Не успел  Рикус  спрыгнуть  на  землю,  как  два  урикита  попытались
проткнуть его копьями. Одновременно они высоко подняли щиты, защищаясь  от
ожидаемых ударов.
     Просвистело острое лезвие, и копья урикитов лишились наконечников. Но
прежде, чем мул успел  прикончить  обезоруженных  противников,  в  схватку
вмешался Гаанон. Оглашая поле брани боевым кличем, он, небрежно  отодвинув
Рикуса, с размаху ударил по  копьеносцам  своей  дубинкой.  Щиты  лопнули,
словно были сделаны из гнилой соломы. Тела врагов  отлетели  на  несколько
метров, повалив при этом еще десяток  солдат.  Вслед  за  великанышем  шла
Ниива, рассекая плоть и дробя кости ударами тяжелого боевого топора.
     Рикус едва удержал своих друзей.
     - Стойте! - закричал он, видя, что они рвутся в самую гущу схватки. -
Оставьте их! Идите за мной!
     Он двинулся к голове вагона, туда, где желторясые темплары продолжали
осыпать мекилотов огненными шарами и слепящими молниями.
     К неописуемому изумлению Рикуса, на упряжи,  по-прежнему  связывавшей
могучих рептилий, он заметил покрытую сажей фигуру К'крика.  Одна  из  его
четырех рек бессильно болталась, но три'крин не сдавался.
     Темплары так увлеклись борьбой с К'криком и его  мекилотами,  что  не
заметили, как сзади к ним  подкрались  Рикус  и  его  друзья.  Несколькими
быстрыми ударами мул свалил четверых. Гаанон и Ниива прикончили остальных.
     Когда закончилась колдовская атака, из-за мекилотов вынырнул  К'крик.
Подняв когтистую руку, он крикнул Рикусу:
     - Хорошая охота!
     Мекилоты засопели и рванулись прямо  в  толпу  урикитов,  окружившись
агроси. Послышались крики боли и ужаса. В рядах сбившихся  в  кучу  солдат
пролегла широкая просека.
     Вдохновленные  смятением  противника,  гладиаторы  с  новыми   силами
бросились вперед. Поле боя огласилось воплями умирающих урикитов.
     - И что теперь? - спросил Гаанон.
     Прежде, чем ответить, Рикус оценил состояние дел у К'крика. Развернув
мекилотов,  три'крин  обрушился  на  подтягивающиеся  к   центру   схватки
вражеские  подкрепления.  Гладиаторы,  словно  стая   волков,   неотступно
следовали за ним по пятам. Вид надвигающихся рептилий вселил ужас в сердца
вражеских солдат. Многие бросились наутек. Оставшиеся падали, словно плоды
фаро, подхваченные ураганом.
     - Ну, тут, похоже, все в порядке, -  сказал  мул.  -  Давайте  искать
командира урикитов.
     - Сейчас не время думать о мести! - воскликнула Ниива.
     - Самое время, - возразил Рикус.
     На вершине соседней дюны, у  скал,  обрамляющих  долину,  он  заметил
небольшую группу людей. От  нее  к  разбегавшимся  от  мекилотов  урикитам
спешило несколько посыльных. - В лучшем случае  мы  уничтожим  пару  тысяч
урикитов, - объяснил мул. Оставшиеся в живых отступят, перегруппируются  и
снова двинутся на Тир. Но если мы убьем их командира, война закончится. Во
всяком случае, на время.
     Призвав к себе  гладиаторов,  еще  только  появившихся  из-за  черной
стены, он послал часть из них на подмогу тирянам на флангах,  а  остальных
повел в атаку на замеченную им группу противника.
     Обливаясь потом, гладиаторы бежал вверх по песчаному склону вслед  за
Рикусом. На гребне дюны  появилась  редкая  цепочка  копьеносцев.  Урикиты
собирались обороняться. Не добежав двух десятков  ярдов  до  вершины,  мул
подал команду остановиться. Он  хотел,  чтобы  вражеские  солдаты  немного
понервничали в ожидании  неминуемой  атаки  тирян.  Да  и  гладиаторам  не
помешает отдышаться.
     Пользуясь удобным моментом, Рикус через плечо поглядел на  поле  боя.
Битва  шла  лучше,  чем  он  смел  надеяться.  Добровольцы  Джасилы  гнали
отступающих урикитов к центру поля и горящей агроси. Им навстречу в панике
бежали удирающие от К'крика и его мекилотов солдаты.  Песок  покраснел  от
вражеской крови. Повсюду валялись трупы. Более двух тысяч  урикитов  нашли
здесь свой бесславный конец.
     На другом конце поля дела обстояли не  так  хорошо.  Даже  с  помощью
посланных Рикусом подкреплений гладиаторы едва сдерживали натиск врага. От
темпларов толку было немного:  они  без  особого  воодушевления  атаковали
фланг урикитов, и откатывались назад.
     Но теперь мул уже  не  беспокоился.  Исход  битвы  казался  решенным.
Рассеяв половину вражеского легиона,  К'крик  погнал  своих  мекилотов  на
помощь гладиаторам на левом фланге.  И  вдруг  рептилии  круто  повернули.
Вместо урикитов мекилоты теперь топтали и рвали на части тирян.
     - Он нас предал! - завопил Гаанон, бросаясь вниз по склону.
     - Стой! - схватил его за руку Рикус. - Это бессмыслица! Зачем  же  он
тогда нам помогал? - Мул прищурился. Он едва мог разглядеть черную фигурку
три'крина,  стоявшего  на  спине  одной  из  бронированных  рептилий.   Но
гладиатору показалось, что голова К'крика повернута в сторону дюны.
     Рикус забрался повыше и сразу же увидел то, что скал.
     Посреди цепи урикитов-копьеносцев, в окружении  дюжих  телохранителей
стоял худосочный лысый человек невысокого роста. Его тонкие губы кривились
от напряжения, а серые глаза, не отрываясь, глядели на  три'крина.  Поверх
бронзового нагрудника на мужчине был  зеленый  плащ  с  двухголовым  змеем
Лубар.
     - Маетан! - прошипел Рикус.
     - Кто-кто? - не поняла Ниива.
     - Маетан из рода Лубар. - Мул показал на лысого.
     Последний раз Рикус видел Маетана  более  тридцати  лет  тому  назад,
когда владыка Лубар привел своего болезненного сыночка посмотреть  на  бой
гладиаторов. Много времени прошло, но  мул  без  труда  узнал  заостренный
подбородок и тонкий аристократический нос.
     - Его отец был адептом Пути. Думаю, Маетан пошел по его стопам.
     - Он овладел сознанием К'крика, - догадалась Ниива.
     Рикус кивнул и подал сигнал к атаке.
     - Вперед!  -  закричал  он,  надеясь  отвлечь  Маетана  и  тем  самым
освободить три'крина.
     Офицер урикитов пролаял команду, и с вершины  дюны  на  поднимающихся
гладиаторов обрушился град копий. Рикус бросился  на  землю.  Ниива  упала
рядом. Но далеко не все оказалась  столь  быстры.  Как  и  десяток  других
тирян, Гаанон не успел увернуться, и вражеское копье попало ему в ногу.
     Проклиная эффективность  неожиданного  маневра,  Рикус  оглянулся  на
Гаанона. Великаныш лежал на песке, обхватив раненую ногу.
     - Я в порядке, - сказал он  через  мгновение,  решительно  выдергивая
копье из ноги. - Только переведу дух...
     - Оставайся здесь, - приказал ему Рикус.
     Он поднял с земли отброшенное великанышем  копье  и,  встав  во  весь
рост, мощным броском послал его в Маетана. Один из телохранителей  толкнул
своего господина на землю, поставив себя по  удар.  Копье  вошло  точно  в
грудь. Бездыханное тело покатилось вниз.
     Зло посмотрев на гладиатора, Маетан поднялся и отступил от края дюны.
Рикус оглянулся. К'крик по-прежнему оставался во власти адепта  из  Урика.
Зарычав, Рикус снова устремился в атаку. Лишившись копий, урикиты обнажили
обсидиановые мечи.
     Ловко увернувшись от выпада, Рикус нанес удар по ногам солдата. Когда
тот с воплем схватился за залитую кровью ногу, мул сдернул его с гребня.
     Чувствуя опасность занимаемой позиции, офицер урикитов приказал своим
воинам отступить на несколько шагов.  Рикус,  а  вслед  за  ним  и  другие
гладиаторы беспрепятственно вскарабкались на вершину дюны. И  в  этот  миг
урикиты атаковали. Они, похоже, рассчитывали смять ряды тирян и скинуть  с
дюны.
     С кем-то другим  подобная  тактика,  возможно,  и  сработала  бы.  Но
гладиаторы  привыкли  сражаться  в  самых  неожиданных  местах,  из  самых
невыгодных положений. Те, кто  этому  не  научились,  быстро  погибали  на
арене.
     Солдаты шагнули вперед, но тиряне и не подумали отступить.  Парировав
удар напавшего на него солдата, Рикус легко  сбил  его  с  ноги  и,  резко
рванув за руку, отправил барахтаться на склоне. Ниива, не вставая с колен,
рубанула топором по лодыжкам врага. Тот и опомниться не успел,  как  лежал
на песке. Некоторые гладиаторы бросались на врага, окружая  себя  сплошной
стеной сверкающих клинков.  Другие,  высоко  подпрыгнув,  обрушивались  на
солдат сверху. Когда схватка завершилась, больше половины урикитов  лежали
на песке и только несколько тирян были скинуты вниз.
     На лицах вражеских солдат теперь читался неприкрытый страх. Плотоядно
улыбаясь,  гладиаторы   продолжали   наступление.   Пользуясь   мгновенной
передышкой, Рикус поискал  глазами  Маетана.  На  вершине  дюны  командира
урикитов не было. Еще миг, и мул обнаружил его бегущим  вниз  по  дальнему
склону.
     Оглянувшись, мул увидел, как  мекилоты  К'крика  снова  повернули  на
урикитов.
     - Убейте их!  -  крикнул  мул,  показывая  на  загораживающих  дорогу
солдат.
     Тиряне ринулись вперед. С  криками  ужаса  солдаты  бросали  щиты,  в
панике устремляясь вслед за Маетаном. Офицер пустился  за  ними  вдогонку,
проклиная трусов и рубя убегающих.  На  арене  гладиаторы  не  привыкли  к
зрелищу удирающего врага. На мгновение они  даже  растерялись.  Но  потом,
улюлюкая и свистя, кинулись в погоню.
     У подножия дюны Маетан остановился. Его тень  удлинилась  расползлась
по песку, словно чернильное пятно  по  листу  пергамента.  Тень  сохраняла
очертания человеческого существа, но пропорции стали  другими.  Руки  были
длинными и тонкими, и больше  напоминали  щупальца.  А  извивающееся  тело
скорее подходило гигантской ящерице, чем человеку. Когда она стала  длиной
в четыре-пять человеческих ростов, на ее  голове  зажглась  пара  холодных
голубых глаз. На месте рта появилась длинная синяя прорезь, из  которой  к
небу поднимались струйки бледно-желтого газа.
     Вот ноги тени оторвались от ног Маетана. Черная  тварь  перевернулась
на живот. Ее тело стало трехмерным, приобрело объем.  Вот  она  встала  на
колени, вот поднялась на ноги. Черное чудовище было ростом  с  великана  -
словно подпирающее небо дерево из векового леса полуросликов.
     Урикиты замерли.
     - Умбра, Умбра... - в ужасе зашептали они.
     - Стой! - силой остановила Рикуса Ниива. - Один ты не справишься!
     Только тут мул заметил, что появление Умбры заставило остановиться не
только урикитов, но и  его  собственных  гладиаторов.  Во  все  глаза  они
глядели на невесть откуда взявшееся черное чудовище. Они не были напуганы,
но озадачены - это точно.
     Ткнув черным пальцем в сторону урикитов, Умбра прогрохотал:
     - Сражайтесь! - Или я возьму вас с собой во Мрак.
     Словно желая подтвердить  реальность  своей  угрозы,  черный  великан
наклонился и схватил двух ближайших солдат. Животы и грудь его  жертв  тут
же исчезли в черной пелене тумана.  Тщетно  умоляли  они  о  снисхождении.
Зловещая тень ползла по их телам. Вот она закрыла головы, и крики смолкли.
Еще миг, и от двух солдат не осталось даже следа. Они слились  с  чернотой
Умбры.
     - Занимайте позицию! - приказала Умбра. -  Защищайте  Лубар  и  славу
Урика. Умрите героями.
     Дрожа от ужаса, урикиты повернулись к тирянам.
     - За свободу Тира! - крикнул Рикус, бросаясь в атаку.
     - За тир! - эхом отозвалась Ниива, устремилась за ним.
     Словно ураган, налетел мул на не  успевших  выстроиться  урикитов.  В
мгновение ока она выбил мечи из рук двух солдат,  а  еще  двух  поверг  на
землю сильными ударами ноге. Справа от него Ниива разрубила оборонявшегося
урикита почти пополам, продолжая движение своего топора снесла голову  еще
одному противнику.
     Кое-кто из солдат попытался было бежать, но на их пути  стоял  Умбра.
Далеко они не ушли.
     Краем глаза Рикус заметил черное лезвие, нацеленное  ему  под  ребра.
Парировав выпад рукоятью меча, он вонзил острие в горло нападавшего. Сзади
кто-то был. Упав на колено,  мул  обернулся  к  новому  сопернику  и  едва
сдержал удар. Все урикиты пали, за его спиной стояла  Древет,  рыжеволосая
эльф-полукровка, прославившаяся тем,  что  однажды  на  арене  в  одиночку
справилась с великаном.
     Стоящий у подножия дюны Маетан не шевелился. Казалось, он превратился
в статую, и только что завершившаяся битва вовсе его не волновала.
     Рикус уже собрался подойти к нему и побеседовать по-свойски,  но  тут
Умбра повернулся к полю битвы и широко раскрыл синюю  пасть.  Из  уст  его
вырвался поток черноты. Словно черный туман, окутал он стоявших на  склоне
дюны гладиаторов.  Сам  Умбра  при  этом  уменьшался  в  размерах,  словно
извергаемый им туман являлся часть его тела.
     - Вниз! - крикнул Рикус, бросаясь в сторону и вниз, поближе к Маетану
и подальше от зловещей, расползающейся по дюне тени.
     Рикус и Ниива летели быстрее ветра, но через несколько  шагов  черный
туман настиг их. Он струился,  словно  марево  над  раскаленным  песком  в
жаркий день. Нестерпимая боль пронзила щиколотки Рикуса. Нечто подобное от
ощущал под ледяным дождем высоко-высоко в горах, но сейчас это было во сто
крат мучительнее. И страшнее. Черный холод пронизывал до  костей.  Мул  не
чувствовал ног. Суставы больше не гнулись, мышцы не слушались.
     Рикус почувствовал, что падает. Рядом с ним закричала  Ниива.  Собрав
остатки сил, мул что есть силы толкнул ее вперед. Прежде,  чем  повалиться
на землю,  Рикус  успел  увидеть,  как  Ниива  упала  в  нескольких  шагах
впереди...
     Мул лежал на самой границе тени. Добравшись  до  его  пояса,  ледяной
мрак остановился. Странное это было ощущение: обжигающе горячий песок  под
грудью и ледяное бесчувствие в ногах. Оглянувшись через плечо, мул увидел,
что Умбра исчез - точнее, разлил все свое тело  по  склону  дюны.  Большая
часть гладиаторов исчезла. Некоторые, как и Рикус, лежали на  грани  тьмы.
Кое-кто даже еще  глубже  мула.  Незатронутыми  остались  только  Ниива  и
Древет.
     - Как ты? - Ниива встала на колени рядом с головой Рикуса.
     - Я совсем не чувствую ног, - пожаловался мул, и  тут  в  голову  ему
пришла совершенно ужасная мысль. - Вытащи меня! - закричал он.  -  Скорее!
Может, у меня вовсе не осталось ног!
     - Успокойся, - Ниива крепко схватила гладиатора подмышки. - Все будет
хорошо.
     Одним рывком она вытащила Рикуса из тени. Ноги гладиатора были  белее
слоновой кости, но все-таки оставались на месте.
     - Что  с  ними?!  -  в  страхе  спросил  мул,  трогая  холодную,  как
мифический снег, кожу. - Я их все равно не  чувствую.  Может,  они  теперь
никогда не отогреются?!
     Тем временем тень Умбры начала сжиматься. Черный великан стал  ростом
с обыкновенного человека и вернулся к ногам Маетана.
     На склоне, там, где лежал  Умбра,  остался  только  голый,  абсолютно
чистый песок. Ни трупов, ни оружия, ни даже пятен крови. Ничего.
     С разочарованным видом командир урикитов посмотрел  на  оставшихся  в
живых гладиаторов. Вокруг него завертелся песчаный  смерч.  Еще  миг  -  и
адепт скрылся из виду.
     Опираясь  на  плечо  Ниивы,  Рикус  поднялся.   Понемногу   двигаться
становилось легче. В бессильной ярости  он  смотрел,  как  песчаный  смерч
поднялся в воздух и поплыл к отряду урикитов, удиравших от  преследовавших
их тирян. На мгновение Рикус  подумал,  что  Маетан  сейчас  начнет  новую
сверхъестественную атаку, но его страхи не оправдались.  Покружив  немного
над головами гибнущих соотечественников, потомок рода Лубар улетел прочь.
     - Как это ни удивительно, - сказала Ниива, - но мы все-таки победили.
     - Не совсем, - мрачно ответил Рикус. - Мы не может победить, пока жив
Маетан.



                           3. ДЕРЕВНЯ В ПЕСКАХ

     Измученные жаждой тиряне стояли под желтой глыбой изъеденного  ветром
песчаника. Они пытались хоть  как-то  укрыться  от  испепеляющего  солнца.
Взгляды  их  были  устремлены  на  медленно  вращающиеся  крылья  ветряной
мельницы в лежащей внизу долине. С каждым оборотом мельница выкачивала  из
глубокого колодца еще несколько галлонов чистой холодной воды.
     К  сожалению,  бассейн,  где  собиралась  вода,  находился  в  центре
небольшой деревушки. Его окружали почти круглая площадь,  мощеная  красным
известняком. Больше всего она напоминала Рикусу огненный  шар,  висящий  в
центре желтого полуденного неба.
     Домики, окружавшие площадь, своими красными  известняковыми  стенами,
тоже наводили на мысль о солнце. Вы высоту они достигали  футов  пяти,  не
больше, и ни на  одном  не  было  ничего  похожего  на  крышу.  Со  своего
наблюдательного пункта на склоне гладиатор мог даже заглянуть внутрь  этих
немудреных жилищ. Мог разглядеть каменные  столы,  скамьи  и  кровати.  На
Ахасе не имело смысла укрываться от дождя, но мулу  казалось  глупым,  что
обитатели деревни не защитили себя и  свои  пожитки  от  обжигающих  лучей
солнца.
     Вокруг  домиков   стоявших   правильными   концентрическими   кругами
поднималась невысокая стена из красного кирпича. Сейчас ее охраняли восемь
сотен  солдат  из  Урика.  Еще  две  сотни  заняли  позиции  по  периметру
деревенской площади. Выставив  копья,  они  сторожили  перепуганную  толпу
мужчин, женщин и детей.
     Их пленники были низкорослы, едва по грудь урикитам. Но все как  один
- плечистые и крепкие. Даже Рикус рядом с ними выглядел бы  слабаком.  Все
они, и мужчины и женщины были совершенно лысы, и на головах их  красовался
длинный костяной гребень, обтянутый оранжевой кожей.
     Рядом с бассейном стоял Маетан из рода Лубар. И с ним - четыре  дюжих
телохранителя. Хотя мул и не мог разглядеть выражение лица адепта, он ясно
видел, что тот пьем воду из деревянного ковшика и, не отрываясь, глядит на
глыбу под которой спрятались тиряне.
     С трудом оторвав взор от вожделенной воды, Рикус осмотрел  местность.
С той стороны,  где  стоял  мул,  плиты  оранжевого  известняка,  поросшие
пурпурным иглошипом, поднимались все выше переходя понемногу  в  предгорья
Кольцевых Гор.  С  другой  стороны  деревни  высился  голый  красно-желтый
песчаный холм.
     Воины  Тира,  не  скрываясь,  сидели  на   песчаном   холме,   и   на
известняковых плитах. Измученные жаждой, они не отрываясь глядели на такую
близкую и такую недоступную воду. Легион Рикуса  окружил  деревню  еще  до
рассвета, и вот уже несколько часов ожидал приказа начать атаку. Но мул не
торопился...
     - Если мы атакуем, - проворчал он, - Маетан убьет гномов. А если нет,
то умрем от жажды.
     Вода у армии тирян кончилась еще два дня назад. Пять дней подряд  они
преследовали удирающих урикитов, не давая  Маетану  собрать  силы  в  один
кулак. Будучи мулом, Рикус не  слишком  страдал  от  нехватки  воды.  Как,
впрочем, и К'крик, пивший  раз  в  десять-двенадцать  дней.  К  сожалению,
остальные тиряне переносили жажду не так легко.
     Губы Ниивы растрескались и кровоточили. Глаза запали. Длинные  черные
волосы Джасилы стали сухими, как солома, а кончик распухшего языка  торчал
из полураскрытого рта. Стиан вообще уже не мог говорить. Он только хрипел,
и понять его было не просто.
     Но хуже всех приходилось Гаанону. Ему всегда требовалось больше воды,
чем другим, да и жажда сказывалась на нем сильнее. Он с трудом делал  даже
несколько шагов  -  и  потом  долго  отдыхал.  К  тому  же  рана  на  ноге
воспалилась, и истекала зловонным желтым гноем. Рикус не  сомневался,  что
если Гаанон не получит сегодня воды, он наверняка умрет.
     - Я не знаю, что делать, - признался мул.
     - У нас нет выбора, - прохрипел Стиан.
     Он все еще носил черную рясу, утверждая, что она защищает от  палящих
лучей солнца и удерживает влагу в коже. Рикус считал, что темплар врет.
     - Правильно, - кивнула Джасила. У нас действительно  нет  выбора.  Мы
должны уйти.
     - Ты с ума сошла, - всхлипнул Стиан.
     - Я не хочу, чтобы на моей совести лежала  гибель  целой  деревни,  -
Аристократка указала на сбившихся в кучу пленников внизу.
     - Да это же всего-навсего гномы!  -  возразил  Стиан.  -  К  тому  же
сумасшедшие... судя по их деревне.
     Рикус поднял руку, призывая прекратить бессмысленный спор. Все это он
и так хорошо знал: либо погибнет легион, либо гномы.
     - А ты что скажешь? - спросил он у Ниивы.
     - Это наша война, - не колеблясь, сказала она. - А не гномов.  Мы  не
можем принести их в жертву ради собственного спасения.
     - Мы спасем Тир, - вставил Стиан.
     - Да Тир тебя волнует еще меньше, чем эти гномы, - вспыхнула Джасила.
     - Хватит, - резко остановил их Рикус. - Я знаю, что нам надо сделать.
     - Что? - судя по тону, темплар был готов оспаривать любое решение, не
дававшее ему воду и немедленно.
     Рикус повернулся к деревне, где  Маетан  развлекался,  обливая  своих
пленников водой из бассейна.
     - Мы должны захватить этот бассейн, - сказал мул, - причем так, чтобы
Маетан не сумел никого убить.
     - Легко сказать, - попытался фыркнуть Стиан. - Но как это сделать...
     - Попробуем! - резко заявил Рикус, не отрывая глаз от Маетана.
     Он не стал говорить этого  вслух,  но  сам  мул  не  сомневался,  что
урикиты все равно разрушат деревню и вырежут ее жителей. Если  не  сейчас,
то когда будут уходить. Или, в самом лучшем случае, оберут до  нитки:  для
гномов - верная голодная смерть.
     - Как это сделать? - тихо спросила Джасила.
     В ее голосе вновь зазвучала надежда.
     Ответа на этот вопрос мул не знал. Не в первый  раз  за  эти  дни  он
вспомнил Агиса и Садиру... О  них  сейчас  вспоминать  не  стоило.  Скорее
всего, они уже на полпути к Тиру. И что  толку  в  пустых  сожалениях.  Не
может он  воспользоваться  ни  колдовством  Садиры,  ни  мастерством  Пути
сенатора Агиса Астикла. Легиону придется самому решать свои проблемы.
     Казалось, целую вечность Рикус, не отрываясь, глядел на потешающегося
Маетана. Понемногу в его мозгу зародился дерзкий план.
     - Мы сдадимся в плен, - объявил он.
     - Что?! - хором воскликнули его соратники.
     - Сдадимся  в  плен,  -  кивнул  Рикус.  -  Это  единственный  способ
оказаться в критический момент между урикитами и гномами.
     - Я не верю своим ушам! - дрожащим от гнева голосом прохрипел Стиан.
     - Без оружия нам придется туго, -  сказала  Джасила.  -  Мы  потеряем
многих.
     - Нет, если сдадутся гладиаторы, - заметил Рикус. - На арене, прежде,
чем получить в руки оружие, нас учили сражаться без него. -  Он  покосился
на Нииву. - Как тебе такой план?
     Ниива молчала.
     - Ты предлагаешь его потому, что боишься упустить Маетана? -  наконец
спросила она.
     - Если бы я думал только  о  Маетане,  -  огрызнулся  мул,  -  мы  бы
атаковали еще на рассвете.
     Вопрос Ниивы задел больную  тему.  Кроме  того,  в  ее  предположении
имелась доля истины  и  тем  не  менее,  Рикус  считал,  что  его  решение
единственно верное. - Я не вижу другого пути спасти и  легион,  и  гномов.
Так есть хоть какой-то шанс.
     - Темплары не станут участвовать в этой авантюре, - отрезал Стиан.
     - Это ваше дело. - Пожал плечами мул.
     - Мы готовы сражаться, - скривился  темплар,  но  за  Тир,  а  не  за
какую-то там деревушку гномов.
     Сунув  руку  в  карман,  Стиан  достал  кристалл  зеленого   оливина,
позволявший ему связываться с королем Тихианом.
     - Мне  кажется,  -  продолжал  темплар,  -  король  тоже  не  захочет
рисковать своими воинами и-за кучки никчемных гномов. Честно говоря, я  не
сомневаюсь, что сейчас у нас будет новый командир...
     - Не королевское это дело -  решать  мелкие  тактические  вопросы,  -
процедил Рикус, беря темплара  за  руку.  -  У  тебя  есть  выбор,  -  мул
осторожно вынул кристалл и спрятал его за пояс, - присоединиться к нам или
остаться тут и надеяться на нашу победу.
     Стиан смерил Рикуса взглядом. Затем, вырвал руку.
     - Мы подождем.
     Больше не обращая на темплара внимания, Рикус дал указания Джасиле  и
Нииве. Затем, отложив в сторону меч, начал спускаться к деревне.
     К'крик двинулся за ним.
     - Я должен пойти один - остановился мул.
     Три'крин уже немного  разговаривал  на  языке  Тира,  но,  Рикус  для
ясности говорил на языке Урика.
     К'крик покачал головой и положил когтистую руку мулу на плечо.
     - Браться по стае.
     - Да, браться, - согласился Рикус, - но тебе придется подождать  пока
не начнется бой.
     С этими словами мул снова пошел вниз. К'крик не отставал.
     Рикус с удовольствием позволили бы три'крину его сопровождать. К'крик
был боец хоть куда! Но только не сейчас. Мул  прекрасно  помнил,  с  какой
легкостью Маетан овладел сознанием три'крина в прошлый раз, и не хотел зря
рисковать.
     Решив отдать приказ в форме, понятной  его  простодушному  "брату  по
стае", Рикус сказал:
     - Гаанон тоже наш брат. Оставайся и охраняй его.
     К'крик растерялся.  Он  переводил  взгляд  с  мула  на  великаныша  и
обратно.
     - Охраняй? - переспросил он, недоуменно щелкая жвалами.
     - Охраняй, - кивнул мул, - как свое собственное потомство!
     - Гаанон не птенец! - возразил три'крин.
     Затем, однако, тряся головой, словно отчаявшись  понять  окончательно
свихнувшегося "брата", вернулся к лежащему на песке Гаанону.
     Вздохнув с облегчением, мул продолжал  спуск.  Подходя  к  окружавшей
деревню стене, до вершины которой он мог бы дотянуться, даже не вставая на
цыпочки,  Рикус  высоко  поднял  руки.  Так  сразу  будет  видно,  что  он
безоружен.
     Над стеной появилось бородатое лицо офицера.
     - Ближе не подходи, - предостерег тот. - Что тебе надо?
     - Я пришел сдать в плен свой легион Маетану из Урика, - сказал Рикус.
     Мул изо всех сил старался выглядеть злым и отчаявшимся.
     - Маетану не нужен твой легион, - подозрительно прищурился офицер.  -
Разве что в качестве рабов.
     - Лучше  быть  рабом,  чем  трупом,  -  ответил  мул.  Слова,  вполне
естественно, жгли ему горло. - Мы сидим без воды уже много дней.
     - Ну, тут воды хоть залейся, - осклабился офицер и  приказал  открыть
ворота.
     Рикус шагнул внутрь.
     Он не оказал сопротивления, когда его  схватили,  спокойно  позволили
связать себе руки за спиной и накинуть ан  шею  петлю-удавку.  Он  покорно
пошел к площади с бассейном.
     И вот они на площади. Окружавшие Рикуса  солдаты  провели  его  через
кольцо стражи, а затем  древками  копий  погнали  к  ветряной  мельнице  и
стоящему  рядом  с  ней  Маетану.  Гномы   расступались,   провожая   мула
уважительными и одновременно удивленными взглядами. Их попытки  заговорить
с ним быстро пресекались солдатами.
     Маетана ждал. Его покрывал такой густой слой грязи  и  пыли,  что  из
зеленого его плащ стал  коричневым.  Даже  Змей  Лубара  из  ярко-красного
превратился  в  блекло-оранжевого.   Тонкие   губы   адепта   ссохлись   и
потрескались, а кожа стала не здорово-желтой.
     Солдаты подтолкнули Рикуса вперед, и четверо  телохранителей  как  по
команде окружили связанного пленника. Все  они  были  людьми.  Все  носили
кожаные доспехи. На поясе  у  каждого  висело  по  стальному  мечу.  Рикус
удивленно поднял бровь: давненько он не  видел  столько  стального  оружия
сразу. Металл на Ахасе был драгоценнее воды и встречался реже дождя.
     Несколько мгновений Маетан  в  упор  глядел  на  сопровождавших  мула
солдат. Потом небрежным жестом разрешил им удалиться.
     - Откуда ты знаешь мое имя, мальчик? - обратился  он  к  Рикусу,  как
хозяин обратился бы к своему рабу.
     Мул не ожидал подобного  вопроса:  солдаты  ведь  ничего  не  сказали
Маетану. Затем Рикус сообразил, что адепт  наверняка  держал  офицера  под
контролем с помощью Пути. Напомнив самому себе о необходимости  не  думать
"лишнего", Рикус ответил:
     - Мы встречались, много лет назад.
     - В  самом  деле?  -  удивился  Маетан,  вглядываясь  в  лицо  своего
пленника.
     - Тебе тогда  было  десять  лет.  Твой  отец  привел  тебя  на  арену
посмотреть на бои гладиаторов.
     Тот день Рикус запомнил на  всю  жизнь.  Пока  мул  не  увидел  юного
Маетана, он полагал, что все мальчики становятся гладиаторами.  Он  думал,
что постепенно, набираясь опыта,  они  становятся  наставниками  или  даже
владыками. Только взглянув на хилого, болезненного сына владыки Лубара, на
его изнеженные руки и шелковые одежды, Рикус понял разницу между  хозяином
и рабом.
     - Рикус,  -  кивнул  Маетан,  немного  подумав.  -  Давненько  мы  не
виделись. Отец возлагала на тебя такие большие надежды, а ты...  Если  мне
не изменяет память, ты с трудом  остался  в  живых  в  своих  первых  трех
поединках.
     - В Тире я проявил себя получше, - с горечью сказал мул.
     - А теперь ты хочешь вернуться к роду Лубар, - заметил Маетан.  -  Ты
готов снова стать рабом?
     - Да, - кивнул Рикус, сдерживая закипавшую в нем ярость.  -  Если  до
заката мы не получим воды, мои воины умрут от жажды.
     Маетан оглядел склоны гор, окружавших деревню.
     - Почему же вы не возьмете ее сами? - спросил он. - Я никак  не  могу
понять, почему вы не нападете? Не думаю, что нам удалось бы отбить атаку.
     - Ты знаешь, почему, - ответил Рикус, кивая на гномов.
     - Ну, конечно, - растянул губы в улыбке Маетан. - Заложники.
     - Тирянин, сдавшись, вы не спасете Клед, - громко сказал старый гном,
стоявший неподалеку.
     - Я кажется не разрешал тебе открывать рот! - рявкнул Маетан.
     Один из телохранителей, протолкавшись сквозь  толпу  гномов,  схватил
старика за грудки. Тот не сопротивлялся.
     - Видишь, - прохрипел старый гном, - ничего хорошего...
     Урикит с силой ударил его рукоятью меча по голове. Гном мешком рухнул
на красные камни. Толпа пленников сердито загудела. Один дерзкий гном сжав
кулаки даже шагнул навстречу телохранителю. Он не был похож на  остальных:
красные, как ржавчина, глаза, рост почти пять футов, а на лбу татуировка -
полукруг восходящего солнца.
     - Тихо, а не то я прикажу отрубить ему голову, - пригрозил Маетан  на
певучем торговом наречии.
     Высокий гном замер на полушаге. Но ненависть все так же горела в  его
глазах. По площади пробежал  шепоток:  знавшие  язык  торговцев  объясняли
остальным смысл угрозы урикита. Наступила тишина.
     - Значит, - снова повернулся к Рикусу Маетан, - легион Тира  сдастся,
чтобы спасти жизни этих гномов?
     - Да, - кивнул мул. - Это не их война. Мы не хотим их зла.
     - Надеюсь, ты понимаешь, что мне трудно в это поверить, -  усмехнулся
Маетан.
     -  По-моему,  это  естественно,  что  свободные  жители  Тира   ценят
справедливость куда выше, чем аристократ из Урика! - Возразил Рикус.
     Стоящий у него за спиной  телохранитель  натянул  удавку,  но  Маетан
словно не слышал дерзких слов гладиатора.
     - Если бы мы хотели напасть, мы бы уже давно это сделали,  -  добавил
мул.
     Удавка натянулась еще сильнее.
     - Я нисколько не сомневался, - задумчиво сказал адепт, что ты сумеешь
объяснить, почему я должен принять вашу капитуляцию. Почему бы мне  просто
не подождать? Рано или поздно твой легион перемрет от жажды.
     Жестом он велел стражнику отпустить удавку.
     - Две причины, - мул судорожно сглотнул.  -  Первая:  приобрести  две
тысячи рабов совсем не помешает. Все равно получить от Тира что-нибудь еще
тебе не светит.
     В глазах Маетана сверкнула ярость.
     - А вторая? - сухо спросил он.
     - Вторая. -  Рикус  мотнул  головой  в  сторону  сидящих  на  склонах
легионеров. - Даже стремление тирян к справедливости не беспредельно.
     - Согласен, - сказал Маетан,  совершенно  ошеломив  Рикуса  быстротой
своего ответа.
     - Каилум знает ваш язык, -  продолжал  адепт,  указывая  на  высокого
гнома с татуировкой на лбу. - Он передаст наши слова твоим воинам.
     Гном глядел на Маетана с отвисшей от изумления челюстью.
     - Откуда ты знаешь, что говорю по-тирянски? - наконец выдавил он.
     - Не твое дело, - рявкнул телохранитель, подталкивая гнома к Рикусу.
     - Твоя отвага заслуживает уважения, - склонился перед мулом  гном,  -
но поступок ваш не очень  мудр.  Если  вы  сдадитесь,  ничто  не  помешает
урикитам убить нас.
     - Мы так решили - уклончиво ответил мул, стараясь не глядеть гному  в
глаза. Если  Маетан  может  читать  мысли  Каилума,  то  чем  меньше  тому
известно, тем лучше. Рикус не хотел, чтобы у гнома появился хотя бы  намек
на надежду. Иначе Маетан проведает о плане...
     - Видишь вон ту скалу? - спросил Рикус.  -  Ты  обо  всем  расскажешь
людям, которые там стоят.
     - Мы продадим твоих  воинов  в  рабство,  -  весело  скалясь,  сказал
Маетан, когда гном скрылся из виду. - Но ты сам... ты  умрешь  медленно  и
мучительно, услаждая видом своих мучений короля Хаману.
     Уверенный в скорой расплате, Рикус промолчал.
     Хотя легкость, с которой Маетан  принял  его  предложение,  несколько
озадачила  Рикуса.  Он-то  думал,  что  урикит  будет  долго  прикидывать,
взвешивая все "за" и "против". Согласие без каких-либо колебаний  наводило
на размышления. Значит, адепт осознает всю опасность  содержания  в  плену
легиона тирян. И все-таки Рикус не думал  отказываться  от  своего  плана.
Даже если бы это было возможно. На что бы ни надеялся Маетан, другого пути
для себя и своих людей Рикус не видел.
     Через несколько минут первые тиряне вошли в  деревню.  В  отличие  от
Рикуса они оставались на связанными: во всем поселке не хватило бы веревок
связать целый легион. На площади становилось тесно, и Маетан велел  гномам
расходиться по домам. Он пригрозил, что каждому, кто высунет нос за порог,
он самолично отрубит голову.
     Вскоре вся площадь была  забита  безоружными  тирянами,  рвущимися  к
бассейну, умоляющими дать им хоть глоточек воды.  Все  так,  как  Рикус  и
хотел. Джасила и  Ниива  все  превосходно  организовали.  Урикиты,  раньше
находившиеся на стене теперь окружили  площадь.  Они  стояли,  прикрывшись
щитами и нацелив копья на тянувшихся к бассейну пленников.
     Когда последние тиряне вошли в поселок  стражники-урикиты  привели  к
Маетану Нииву, Джасилу и Каилума.
     - Отличная девочка, - заметил Маетан, глядя Рикусу прямо в  глаза.  -
Она что, тоже бывшая рабыня моего отца? Или ты уже не помнишь?
     Воспоминания захлестнули Рикуса...
     Вот он, юный мул, в темном углу лагеря рабов рода Лубар...  Его  тело
уже бугрится крепкими мускулами, уже украшено  белыми  нитями  шрамов.  Он
стоит перед куском белой пемзы, вырезанной наподобие человеческой фигуры.
     - Ударь ее! - звучит у него из-за спины до боли знакомый голос.
     Рикус,  десятилетний,  мальчик  оборачивается.  Там  стоит  Ниива   с
шестихвостой плеткой в руке. Он хочет спросить у нее,  что  она  делает  в
воспоминаниях, где  ей  совсем  не  место,  но  прямо  на  глазах  она  из
прекрасной женщины превращается в толстого потного мерзавца-наставника.
     Рикус затряс головой, пытаясь отогнать видения.  Однажды  один  адепт
Пути проник в его сознание, прикрываясь воспоминаниями. Ниива  никогда  не
бывала в Урике. Он не мог ее манить. Значит... Теперь Рикус не сомневался,
что Маетан избрал уже знакомую мулу тактику.
     - Делай, что тебе велят, - рявкнул наставник и с размаху ударил  мула
кулаком в спину.
     Рикус   старался   выбросить   наставника    из    головы,    пытался
сосредоточиться на реальности: на деревне,  на  своих  воинах,  на  Нииве,
гномах... Но воспоминание жило само по себе. Мул словно со стороны  увидел
самого себя, совсем еще юнца, бьющего каменную статую. С первого же  удара
он содрал кожу с костяшек. Белая пемза окрасилась кровью.
     Резко щелкнула шестихвостка наставника, и словно стая ос вонзила свои
жала в спину мула. Мальчик сжал зубы. Но не заплакал.  Он  уже  знал,  что
показывать, что тебе больно - значит тут же получить новый удар.
     - Сильнее, - приказал наставник, - или клянусь моей плеткой, я  спущу
с тебя шкуру!
     Рикус снова ударил статую. На сей раз изо всех сил.  Рука  взорвалась
ослепительной болью.
     - Еще!
     И опять щелкнула плеть, оставляя шесть новых кровавых полос на  спине
мальчика.
     Молодой мул нанес новый удар. Он представлял, что  бьет  не  каменную
статую, а ненавистного наставника. Он  бил  снова  и  снова,  вкладывая  в
каждый удар весь вес своего юного тела. Вскоре руки Рикуса превратились  в
бесчувственные куски голого мяса, а статуя из белой стала кроваво-красной.
     Понемногу  вернулось  ощущение  реальности:  Маетан   отвернулся.   К
сожалению, контакт оставался слишком сильным, и мул не  мог  выбросить  из
головы ненавистные воспоминания.
     Посмотрев на Джасилу и Нииву, Маетан указал на склон,  где  терпеливо
дожидались судьбы Стиан и его одетые в черные рясы темплары.
     - А они что, пить не хотят? - спросил урикит.
     - Они отказываются спускаться, пока не увидят,  как  вы  поступите  с
нами, - ответила Джасила.
     - Но все остальные здесь, -  добавила  Ниива,  искоса  поглядывая  на
Рикуса.
     Мул понимал, на что намекала  его  боевая  партнерша:  тиряне  готовы
атаковать. Рикус открыл рот, чтобы отдать приказ,  но  тут  глаза  Маетана
пригвоздили его к месту.
     В сознании мула толстый наставник пухлой ладонью зажал  рот  молодому
гладиатору. Рикус схватился за его руку, но он был  еще  молод  и  не  мог
справиться со своим мучителем. Наклонившись к самому уху  мула,  наставник
обнажил в кривой усмешке сломанные гнилые зубы, и прошептал:
     - Забудь о плане. Мы действительно сдаемся.
     К своему ужасу, Рикус услышал, как повторяет эти слова.
     Ниива нахмурилась, Джасила удивленно заморгала.
     - Что?! - хором спросили они.
     Каилум недоуменно переводил взгляд на мула на женщин  и  обратно.  Он
растерянно тер оранжевый гребешок на голове.
     Пытаясь предупредить  своих  людей  о  беде,  в  которую  попал,  мул
замотала головой. Вернее, только хотел замотать головой, ибо в тот же  миг
обнаружил,  что  не  может  даже  пошевелиться.  В  его  сознании  толстый
наставник крепко схватил его за подбородок и прижал мула к себе.
     Рикус решил попробовать освободиться. Вспомнив, как во время  боя  за
агроси Агис спас его от мысленной атаки Пхатима,  мудро  подставил  вместо
созданного Маетаном образа свой собственный. Он увидел себя  таким,  каким
был сейчас: взрослый, опытный гладиатор, закаленный  в  сотнях  поединков,
куда сильнее и опытнее жирного наставника.
     Рикус ощутил холод в животе. Из самой глубины его существа  поднялась
волна блестящей энергии, превратившая молодо мула во взрослого бойца. Этот
новый Рикус схватил пухлую руку зажимавшую его рот, и ребром другой ладони
поднял локоть наставника.  Затем,  удерживая  руку  своего  мучителя,  мул
нырнул под локоть, быстрым движением раздробив сустав.
     Рука наставника упала, как плеть, и Рикус закричал:
     - Давай, Ниива!
     Эти слова прогремели как в сознании Рикуса, так и в деревушке.
     Но окончательно сбитая с толку  Ниива  только  вопросительно  подняла
брови. Джасила растеряно  покачала  головой.  Каилум  таращился  на  мула,
словно того хватил  солнечный  удар...  Потом  медленно  перевел  взор  на
Маетана. Адепт корчился, словно это ему, а не толстому  наставнику  только
что сломали руку.
     Пытаясь подстегнуть своих  друзей,  Мул  с  силой  лягнул  ближайшего
телохранителя.
     - Он захватил мое...
     Атака мула и его способность говорить  развеялись,  как  дым:  Маетан
оправился от неожиданного маневра Рикуса. В сознании гладиатора  наставник
завертелся  волчком  и  превратился  в  огромного  отвратительного  паука.
Волосатая громадина, быстро  перебирая  когтистыми  лапами,  двинулась  на
Рикуса.
     Мул  отскочил.  Он  попытался  превратиться  в  такого  же  огромного
скорпиона. Но это оказалось ему не под силу. Волна энергии  всколыхнулась,
и  отхлынула,  ничего  не   изменив.   Мул   чувствовал   слабость,   ноги
подкашивались от усталости. Сердце колотилось о ребра, как молот  кузнеца.
Он едва сумел увернуться от новой атаки паука.
     Ниива и Джасила тем временем уже поняли, что произошло.  Ударом  ноги
раздробив коленную чашечку ближайшему телохранителю, Ниива вырвала из  его
рук стальной меч. Взмах - и связывающие Рикуса веревки упали на  мостовую.
Следующим движением она рассекла горло второму стражнику.
     - Воины  Тира,  вперед!  -  кричала  Джасила,  подхватив  упавший  на
мостовую меч.
     Громогласный боевой клич потряс  площадь.  Она  буквально  взорвалась
какофония глухих ударов, стуком камней и криками раненых. Тиряне принялись
отбирать оружие у своих тюремщиков.
     Каилум поднял руку к солнцу. Он произнес несколько слов на  странном,
щелкающем языке, смутно напоминавшем потрескивание огня в костре. Его рука
из смугло-желтой стала ослепительно оранжевой.
     - Это защитит тебя, тирянин, - крикнул он, указывая рукой на Рикуса.
     Алый свет протянулся от пальцев гнома к голове мул, собравшись вокруг
нее в сияющую сферу. В сознании гладиатора между ним  и  волосатым  пауком
внезапно возникла огненная стена. Появилась она на мгновение позже, и  все
было бы кончено. Мерзкое чудовище, охваченное пламенем,  исчезло  прямо  в
прыжке.
     И тут же сознание Рикуса  прояснилось.  Он  снова  увидел  площадь  и
водоворот схватки.
     Ноги мула были как ватные, от тяжело дышал, руки налились  свинцом...
Но теперь он был свободен.
     Глядя  на  Маетана,  прячущего  за  спину  двух  оставшихся  в  живых
телохранителей, Рикус улыбнулся.
     - Теперь моя очередь, - сказал он, шагнув вперед.
     Лицо урикита, и так искаженное гримасой боли, побелело от страха.
     - Убейте его! - закричал Маетан, пятясь назад. - И гнома тоже!
     Увернувшись от выпада стражника, Рикус  перехватил  его  руку.  Резко
подняв колено, он нажал, и  с  удовлетворением  услышал  хруст  ломающихся
костей.  Потом  небрежно  поймал  выпавший  из  бессильных  пальцев   меч.
Развернувшись, он с силой ударил телохранителя рукоятью  по  лицу.  Солдат
без сознания повалился на мостовую.
     Понимая, что во время этой схватки  его  спина  оставалась  открытой,
Рикус бросил быстрый взгляд через плечо. Второй телохранитель, подняв меч,
готовился нанести смертельный  удар.  Не  удосужившись  даже  повернуться,
Рикус лягнул  его  ногой  под  ребра.  Согнувшись  почти  пополам,  урикит
зашатался и отступил.
     - Ты еще жив, приятель? - пробормотал Рикус, в  первые  по-настоящему
понимая, сколько сил потратил на поединок с Маетаном.
     Мул спокойно шагнул к задыхающемуся урикиту. Тот поднял меч, готовясь
защищаться, но Рикус только пренебрежительно фыркнул. Сделав изящный финт,
он отрубил телохранителю кисть вместе с зажатым в ней  оружием.  Свободной
рукой он схватил солдата за загривок, и со всего маху  стукнул  головой  о
колено. Раздался громкий треск. Брызнула кровь, и бездыханный урикит  упал
с разможженным черепом.
     Оглядевшись, мул видел, что ему больше никто  не  угрожал.  По  краям
площади поспешно отступали  урикиты.  Их  по  пятам  преследовали  тиряне,
вооруженные отнятыми у противника копьями и обсидиановыми мечами.
     Рикус поискал глазами Маетана. Он увидел адепта чуть в стороне, между
двух домиков. Урикит, не отрываясь, глядел на мула. Гладиатор  шагнул  ему
навстречу.
     "Не дури, мальчик, - прозвучал у него в голове  голос  Маетана.  Тело
адепта сделалось прозрачным. - Я найду  тебя,  когда  решу  закончить  наш
поединок", - пообещал урикит и исчез.
     Рикус ошалело глядел на пустое место, где только что стоял его  враг.
Он хотел было призвать гладиаторов  и  послать  их  на  поиски,  но  потом
передумал. Вспомнив, как Маетан после первой битвы удрал  с  поля  боя  на
песчаном смерче, Рикус сомневался, что воины смогут его поймать. Да, чтобы
прикончить владыку  Лубар,  недостаточно  загнуть  в  угол  часть  легиона
урикитов.
     - Лишь в рассказах наших сказителей слышал  я  о  героях  сражавшихся
подобно тебе, - рядом с мулом  возник  Каилум.  Он  протянул  Рикусу  руки
ладонями вверх, - знак дружбы у гномов. - Меня зовут Каилум.
     - Я Рикус, - сказала гладиатор, отвечая на приветствие. - Если бы  не
твоя помощь, я бы погиб. Я обязан тебе жизнью.
     - А мы должны тебе  много  жизней,  -  отозвался  гном,  указывая  на
площадь.
     Теперь, когда сражающиеся покинули площадь,  стало  видно:  успех,  в
котором мул не сомневался, достался очень дорогой ценой. Более двух  сотен
гладиаторов и половина добровольцев Джасилы мертвыми или  ранеными  лежали
на мостовой.
     И вдруг стоявшая в десятке ярдов в стороне Ниива закричала:
     - Сзади!
     Подхватив копье мертвого урикита, она бросила его в сторону  Каилума.
Из-за спины гнома раздался крик, и кто-то упал на камни.
     Обернувшись, Рикус увидел, что  Ниива  убила  телохранителя,  который
потерял сознание в самом начале боя.  Судя  по  всему,  урикит,  пользуясь
удобным моментом, решил вонзить в спину Каилума свой обсидиановый кинжал.
     - Меня  спасла  королева,  -  прошептал  гном,  растерянно  глядя  на
застывшее тело урикита и невозмутимую Нииву.
     -  Ну,  не  совсем  королева,  -  усмехнулся  Рикус,  подзывал   свою
партнершу.
     Стоило Нииве подойти, как Каилум взял ее за руку и встал на колени.
     - Ты спасла мне жизнь, - сказал он, целуя ее ладони. - Теперь я отдаю
мою жизнь тебе.
     -  Можешь  забрать  ее  обратно,  -  грубовато  ответила   Ниива,   с
подозрением глядя на гнома. Она выдернула у него руки, и добавила - Ты  бы
сделал для меня то же самое.
     - Ради тебя, - не вставая с колен, воскликнул Каилум, -  я  готов  на
все! - Ты должны принять мой дар. Я не смогу жить, если не отплачу тебе...
     - Ты можешь сделать это очень просто, - вставил Рикус, поднимая гнома
на ноги. - Тот урикит что исчез с помощь Пути... Ты можешь его найти?
     Оторвав свои красные  глаза  от  Ниивы,  гном  отрицательно  покачала
головой.
     - Мои силы - силы солнца. Они даруют защиту от  сил  Пути,  но  найти
адепта, который не хочет быть обнаруженным... - Каилум  беспомощно  развел
руками. - Хотел бы я, чтобы было по-другому. За то, что он сделал с  нашей
деревней, этот урикит заслуживает смерти.
     - Он за все заплатит, - мрачно пообещал Рикус. - И не только за Клед,
но и за многое другое.



                             4. БАШНЯ БУРИН

     Рикус,  не  отрываясь,  глядел  на  ослепительно  сияющую  алую  руку
Каилума. Она сверкала так ярко, что казалась прозрачной, только артерии  и
вены темнели под кожей. От ногтей шел дым.
     - Держите его покрепче, -  приказал  гном.  -  За  свою  силу  солнце
взимает дань болью.
     Подлез по Гаанона, обхватил руками его грудь, а ногами  Рикус  крепко
сжал великаныша у пояса.
     - Ты уверен, что это ему поможет? - спросил он.
     Каилум поднял глаза к висящему в  небе  огненному  шару  раскаленного
полуденного светила.
     - Сомневаешься ли ты по утрам, что солнце пробьет себе дорогу в  небо
сквозь Сухие Моря?
     - Нет, но...
     - Могу я продолжать? - прервал его гном и, показав  второй  рукой  на
свою пылающую кисть, пояснил: - Мне так же больно, как будет вашему другу.
     Ниива крепко взялась за щиколотки великаныша.
     - Я готова, - сказала она.
     Рикус кивнул, и Каилум опустил два дымящихся пальца на гноящуюся рану
Гаанона. Во все стороны от раны,  словно  нити  паутины,  поползли  тонкие
языки алого света. Словно толстые канаты, проступили набухшие вены.
     Глаза гладиатора раскрылись. Оглушительный рев сорвался с его  губ  и
эхом отразился от красных стен Кледа. Инстинктивно Гаанон попытался сесть,
и лишь  с  огромным  трудом  Рикусу  удалось  уложить  его  обратно.  Ноги
великаныша дернулись, и вцепившаяся мертвой хваткой в  его  лодыжки  Ниива
несколько раз подлетела в воздух, каждый раз стукаясь о мостовую.
     Гаанон напрягся, пытаясь дотянуться до  своей  ноги  и  отшвырнуть  в
сторону гнома, запустившего руку в рану. Мул удержал его, но еще чуть-чуть
- и он бы не справился. Настороженно поглядывая  на  вопящего  великаныша,
Каилум продолжал держать свои дымящиеся пальцы в ране. Постепенно его рука
погасла, а кожа снова стала  матовой.  Когда  огонь  окончательно  покинул
пальцы, гном отнял руку и наложил на ожог кусок чистой ткани.
     Нога великаныша продолжала  светиться,  и  Рикусу  казалось,  что  он
видит, как пляшут вдоль вен и сухожилий красные огоньки.  Гаанон  перестал
кричать. Его тело обмякло. Мгновение спустя он закрыл глаза и захрапел.
     - Теперь его можно отпустить, - сказал Каилум.  Он  наложил  на  рану
повязку и посмотрел на Нииву. - Ты очень сильная, - заметил он. -  Ты  так
хорошо его держала, что моя работа была совсем легкой.
     Ниива приподняла брови и промолчала. Она не привыкла к комплиментам.
     - Что теперь, - спросил Рикус, кладя голову великаныша  на  землю.  -
Льем ему в глотку воду?
     - Слишком рано, - покачал головой Лианиус.
     Старый гном, тот самый, что заговорил с Рикусом  на  площади,  теперь
носил окровавленную повязку на голове, кроме того, Лианиус оказался  отцом
Каилума и деревенским "ухромус" - титул, имевший значение "дедушка", но  в
определенных ситуациях трактовавшиеся, как "прародитель" или "основатель".
     - Пройдет не меньше суток прежде, чем он проснется, - сказал  старик,
помогая Рикусу подняться на ноги.
     - Сутки?! - возмущенно охнул мул. - Это слишком долго!
     К'крик, принявший на себя командование разведчиками, прислал гонца  с
известием, что уцелевшие в утренней схватке  урикиты  двигались  навстречу
большой группе своих соотечественников. Маетана пока никто  не  видел,  но
Рикусу не терпелось поскорее пуститься в погоню.
     - Солнце сделает свое дело, - сказал Каилум. -  Сделает,  но  в  свой
срок. Мне очень жаль, но ускорить выздоровление вашего  друга  не  в  моих
силах.
     - Примени другое заклинание, - посоветовал  мул.  -  Даже  если  тебе
потребуется несколько часов, чтобы все как следует  приготовить,  отыскать
его в твоей книге заклинаний, запомнить...
     - Я не колдун, - оборвал его гном. - Я жрец солнца!
     - А  какая  разница?  -  спросила  Ниива,  вставая  между  Рикусом  и
Каилумом.
     - Колдуны крадут силу у растений, - объяснил гном. - Моя  же  сила  -
дар солнца. И сколько бы я ею ни пользовался, от  этого  не  убудет  ни  у
одного живого существа.
     -  Почему  же  тогда  все  кругом  не  пользуются  силой  солнца?   -
поинтересовалась Джасила, глядя на пышущий жаром  диск  в  раскаленном  до
белизны небе. - Чего-чего, а солнца на Ахасе  предостаточно.  -  По-моему,
колдовство, не причиняющее земле вреда, принесла бы нам всем  одну  только
пользу.
     - Колдовству жрецов, - ответил Лианиус, - нельзя научиться. Она - дар
тем, кто способен разговаривать со  стихиями:  огнем,  водой,  землей  или
воздухом. Из всех наших жителей, - гном махнул рукой в сторону поселка,  -
только Каилум одарен солнечными глазами.
     - В общем, от твоего сына нам  сейчас  никакого  проку,  -  проворчал
Рикус.
     - Ты хочешь сказать, - поспешила загладить невольную грубость  Ниива,
- что Каилум не всесилен. Он не может мгновенно исцелить Гаанона.
     - Мне очень жаль, -  сказал  гном,  не  поднимая  глаз  от  земли.  -
Разумеется, если вы хотите оставить великаныша вместе с остальными...
     Гномы предложили позаботиться о раненых в битве  тирянах.  Но  Рикусу
вовсе не улыбалось лишиться такого сильного воина, как Гаанон.
     - Нам всем не помешало бы отдохнуть, - заметила Джасила. И, кивнув  в
сторону площади, добавила: - Может, тебе последние дни и дались легко,  но
для нас они стали испытанием на выносливость. Мы все-таки не мулы.
     Мул оглядел свой легион. Большинство его воинов собралось у бассейна.
Они наполняли водой бурдюки, или сидели,  натянув  над  головами  плащи  в
безуспешной попытке спрятаться от неумолимого солнца.
     - Ты права,  Джасила,  -  кивнул  мул.  -  Объяви  всем.  Сегодня  мы
отдыхаем.
     - Что хорошо, - кивнул Лианиус. - А мои люди пока приготовят  припасы
для твоего легиона. Пойдем со мной, - гном поманил Рикуса за собой.
     - Куда это? - удивился мул. - И зачем?
     Лианиус нахмурился. Ухромус явно не привык, чтобы ему задавали лишние
вопросы. Ничего не ответив мулу, он подозвал к себе девушку-гнома и  долго
что-то говорил ей на своем певучем и совершенно непонятном  Рикусу  языке.
Воспользовавшись паузой, гладиатор поманил к себе Стиана.  Темплар  и  его
люди держались чуть в стороне - похоже, они чувствовали себя неловко.
     - Гномы дают нам продукты, - сказал Рикус темплару. - И  понесете  их
вы. Но если кто-либо из вас самовольно откроет хоть один мешок - я прикажу
отрубить голову не только виновнику, но и вообще всем темпларам.
     - Но...
     - Если тебе это не нравится, - рявкнул Рикус, - возвращайся в Тир.
     - Ты же прекрасно знаешь, что вернуться я не имею права, - прищурился
Стиан. - Я должен оставаться с легионом и обо всем сообщать королю.
     - Тогда выполняй мои приказы, - отрезал Рикус. - Он потрогал  пальцем
кармашек за поясом, где лежал кристалл оливина. - Но Тихиан получит только
те сообщения, которые захочу послать ему я.
     - Я могу идти? - сквозь зубы процедил Стиан.
     Рикус повернулся к нему спиной.
     Когда темплар ушел, Лианиус взял Рикуса за руку.
     - Нам сюда. - Он повел мула к самой дальней части  деревни.  -  И  ты
тоже иди с нами, Каилум.
     Жрец солнца пристально поглядел на отца.
     - Скажи, ухромос, мы идем в Кемалок?
     Лианиус кивнул. Шепот удивления пробежал по  группе  молодых  гномов,
столпившихся вокруг Лианиуса и Рикуса.
     - Тогда надо позвать и Нииву, - твердо заявил Каилум.  -  Она  спасла
мне жизнь и сражалась за свободу Кледа так же отважно, как и Рикус.
     Нахмурившись, старый гном испытующе поглядел на сына. Но  тот  словно
не замечал неодобрительного взгляда.
     - Ну, если ты так хочешь, - наконец, вздохнул Лианиус. - Пусть идет.
     Расплывшись в улыбке, Каилум  жестом  пригласил  Нииву.  Старый  гном
медленно и торжественно  прошествовал  к  самой  стене  поселка,  где  она
тянулась вдоль склона высокой песчаной дюны.  Там,  со  стальными  боевыми
топорами в руках, стояли на часах два гнома. Они охраняли большие,  обитые
бронзовыми листами двери. На створках красовался искусный  барельеф  птицы
со змеиной головой. Птица эта стояла, распахнув крылья и нацелив  когти  -
вся изготовившись для удара. Сами двери были приоткрыты,  и  Рикус  видел,
что за ними начинается черный, уходящий под дюну туннель.
     - Почему дверь открыта? - спросил Лианиус у стражников.
     Гномы неуверенно переглянулись.
     - Когда после битвы мы вернулись на свой пост, она была приоткрыта.
     Каилум нахмурился.
     - Откуда урикиты...
     Старый гном поднял руку. Несколько мгновений он молча смотрел в глаза
бронзовой птицы.
     - Дверь открылась сама по себе, - наконец, объявил он.
     - И часто такое случается? - поинтересовался Рикус.
     - Иногда бывает, - загадочно улыбнувшись, ответил Лианиус. - Но я  ни
о чем не беспокоюсь. После того, как дверь открылась, в  Кемалок  проникло
два урикита - наверно, они спасались от ваших воинов. - Гном посмотрел  на
Рикуса и Нииву. - Но они  очень  скоро  раскаялись  в  своем  опрометчивом
поступке...
     - Почему? - удивилась Ниива.
     Но старый гном уже отвернулся.
     - Оставьте свое оружие стражникам, - велел он.
     Подняв голову, Лианиус  снова  пристально  посмотрел  на  барельеф  и
переливчато свистнул. Оглушительно заскрипев петлями, дверь распахнулась.
     Рикус и Ниива неохотно  оставили  оружие  у  входа.  Затем  вслед  за
Лианиусом и Каилумом прошли внутрь. Без оружия мул чувствовал себя  голым,
но было ясно, что спорить со стариком бесполезно.
     Тем временем Лианиус взял два факела. Каилум провел над ними рукой, и
факелы загорелись.
     Лианиус покосился на Нииву и, кисло улыбнувшись, сказал:
     - Трем из нас они ни к чему.
     Он имел в виду, что из всей четверки только Ниива не обладала  ночным
зрением гномов.
     - Но ты здесь по просьбе моего сына, - продолжал Гном. - И потому  мы
берем факелы.
     Взяв один из факелов себе, Лианиус передал второй Каилуму. Они  пошли
по длинному, уходящему под землю туннелю. От песка  этот  проход  защищали
натянутые вдоль стен  звериные  шкуры,  посеревшие  и  растрескавшиеся  от
времени. По потолку шло деревянное  перекрытие,  опирающееся  на  каменные
столбики. Туннель был узок и низок  -  Рикусу  и  Нииве  приходилось  идти
пригнувшись, а кое-где чуть ли не ползти на четвереньках.
     Вот проход достиг небольшого подземного зала. Теперь  путь  лежал  по
мощеной камнем дорожке, выглядевшей так, словно  когда-то  в  незапамятные
времена, она была постом  над  глубоким  рвом.  Рядом  валялось  оружие  -
некоторые из этих мечей и топоров явно пролежали здесь не одну сотню  лет.
(Если судить по тому, как  сгнили  их  деревянные  рукоятки,  пожелтели  и
потрескались костяные лезвия.) Но два коротких обсидиановых меча выглядели
совсем новыми. А на их  рукоятях  мул  заметил  белые  кости  человеческих
пальцев. Больше от тел ничего не  осталось:  все  поглотила  мягкая  пыль,
наполнявшая древний ров. И тем не менее Рикус не сомневался: перед  ним  -
останки солдат, еще недавно носивших красную форму Хаману.
     Лианиус громко засмеялся. И смех его эхом отозвался от стен зала.
     - Внимайте словам предков, - сказал он, - или  вас  постигнет  та  же
печальная участь, что и этих несчастных.
     Гномы и тиряне остановились под высокой аркой мощной каменной  стены.
Подняв глаза, мул увидел высеченные на своде странные руны.
     - За воротами сими, - перевел Лианиус, заметив, куда смотрит Рикус, -
полагайся на силу своей дружбы, а не на крепость своего меча.
     Старик провел их внутрь. У себя над  головой  Рикус  заметил  тяжелую
решетку из ржавого металла. Она  висела  на  толстых  и  не  менее  ржавых
железных цепях, которые уходили в амбразуры стоящих  по  бокам  сторожевых
башен. Каменные стены башен были сложены так искусно, что даже лучик света
не нашел бы, куда просочиться.
     - Добро пожаловать в Кемалок, заброшенный город гномов, приветствовал
тирян Лианиус.
     - В жизни не видела столько железа сразу, - восхищенно сказала Ниива.
- Какой король мог позволить себе такую роскошь?
     - То, что вы  видите  -  ничто  в  сравнении  с  чудесами  внутренней
цитадели, - похвастался Каилум. - Идите за мной.
     Он шагнул вперед. Но когда Ниива и Рикус  попытались  последовать  за
ним, им преградил путь невысокий  воин  в  черной  пластинчатой  кольчуге,
богато украшенной золотом и серебром. В руках воин держал огромный  боевой
топор с зазубренным лезвием, на котором плясали разноцветные огни. На  его
голове сверкала усыпанная драгоценными камнями корона из  белого  металла,
подобного которому мул еще не видывал.
     Но не великолепие панциря и не зловещий вид необыкновенного топора  в
руках воина приковали внимание Рикуса. Он не отрываясь смотрел на  желтые,
как зимнее солнце,  глаза,  горящие  из-под  окутывавшей  лицо  незнакомца
повязки.
     - Не двигайтесь, - предостерег тирян Каилум.
     Рикус и Ниива замерли, словно каменные статуи.
     Мул понятия не имел, кто или что встало у них на пути. В одном он был
уверен: ссориться с этим воином ему очень не хотелось.
     - Ркард, последний из великих королей гномов,  -  вполголоса  пояснил
Лианиус, подходя к гладиаторам.
     Повернувшись,  он  прошел  мимо  мумифицированного  короля   так   же
небрежно, как мимо своего собственного сына.
     Он не причинит вам вреда. Покажите, что вы безоружны.
     Рикус и Ниива сделали так, как им велел старый гном, и  закованная  в
панцирь мумия отступила в сторону. Но как только тиряне прошли, она  снова
заняла место посреди прохода.
     - Странно... - пробормотал Лианиус.
     - Может, сюда проникли еще урикиты? - Рикус, с опаской  огляделся  по
сторонам.
     - Чушь, - отмахнулся старик. - Двое сюда вошли, двое тут и  остались.
- И он, улыбнувшись, показал на рядом с бывшим мостом мечи.
     Когда ворота остались позади,  перед  изумленными  тирянами  открылся
целый лабиринт туннелей  -  широкие  проспекты  и  кривые  боковые  улочки
довольно большого города. Большую часть Кемалока засыпал песок, но и того,
что предстало  глазам  тирян,  хватило,  чтобы  передать  величие  древней
столицы. Здания здесь  были  плотно  пригнанных  друг  у  другу  гранитных
блоков. Пятифутовые двери и окошки  в  пол  человеческого  роста  наглядно
показывали: это жилища гномов.
     - Я обнаружил Кемалок, - рассказывал Лианиус, ведя  тирян  по  самому
широкому туннелю, - лет двести тому назад.
     - А как вы его нашли? - спросила Ниива.
     - Мне попался на глаза выступавший из песка кусочек стены, -  Лианиус
улыбнулся. - Спасибо ветру, иначе бы я никогда ничего не нашел. А так  мне
сразу стало понятно, что под дюнами скрывается Кемалок -  древняя  столица
нашего рода... Зубцы на стене слишком низки для людей  или  эльфов,  да  и
кладка - такая, какую умели делать только древние гномы.
     Тут старик принялся рассказывать о том, как он вел раскопки, сперва в
одиночку, а потом с помощью  всей  деревни.  Он  вместе  с  соплеменниками
мечтал о возрождении Кемалока... Рикус его не слушал. Он  прислушивался  к
звукам в туннелях и поминутно оглядывался по сторонам. Гладиатору очень не
понравилось, что дверь, мол, "открылась сама по себе",  и  он  не  слишком
доверял заверениям старика, что урикитов было двое.
     Вскоре они подошли к еще одному мосту и воротам. Этот мост был сделан
из дерева. Кое-где сгнившие заменили на широкие, плоские - плоские ребра -
мекилота. Каилум распахнул огромные железные ворота и  провел  гладиаторов
коротким проходом, мимо низеньких каменных арок. Они вышли во двор  замка,
где  со  всех  сторон  громоздились  мастерские  -   кузницы,   красильни,
оружейные... Орудия ремесла, сделанные преимущественно из железа и  стали,
брошенные много веков назад, по-прежнему лежали  на  столах  и  висели  на
стенах. У Рикуса даже голова пошла кругом  при  виде  такого  невероятного
количества бесценного металла.
     Следуя за гномами, тиряне миновали еще  одни  ворота  и  очутились  в
новом дворике. В самом его центре возвышалась квадратная  башня  цитадели.
Массивные стены белого мрамора упирались в  свод  песчаной  пещеры  где-то
высоко над головой. А по углам квадратной  башни  располагались  маленькие
башенки. А по углам квадратной башни располагались маленький  башенки.  Их
узкие бойницы держали под контролем всю площадь.
     - Это башня Бирун, - с гордостью сообщил Лианиус, открывая двери, - в
течение трех тысяч лет здесь восседали короли гномов.
     - Трех тысяч лет? - поразилась Ниива. - Откуда вы его знаете?
     Старый гном сердито  нахмурился,  словно  Ниива  задала  на  редкость
глупый вопрос.
     - Знаю... - буркнул он и жестом пригласил гладиаторов пройти внутрь.
     Сразу за  входом  стояли  две  скамьи:  одна  -  приспособленная  для
низеньких гномов, другая - для людей. В углах пластинчатые панцири гномов.
Металлические перчатки  крепко  сжимали  боевые  топоры  с  двухсторонними
лезвиями.  И  топоры,  и  панцири  были  сделаны  из  полированной  стали,
блестевшей так, словно собранные  здесь  вещи  только  что  вышли  из  рук
оружейника.
     Вспомнив встречу у первых ворот, Рикус с некоторой  опаской  заглянул
под тяжелые шлемы. Но там была только темнота. Ни горящих глаз, ни зеленых
повязок. Кроме того мул не мог этого не заметить, ни один гном не смог  бы
влезть в такой панцирь. Даже у сгорбившегося от  старости  Лианиуса  плечи
были почти в полтора раза шире, да и мускулистые руки не в пример толще.
     Заметив оценивающий взгляд Рикуса, старый гном пояснил:
     - Наши предки были не так крепки, как мы сейчас. - Старик покраснел и
уставился в пол. - У них даже волосы на головах росли.
     Ниива удивленно приподняла бровь, а Рикус закусил губу,  стараясь  не
выказать отвращения, а Рикус закусил губу, стараясь  девственной  чистотой
своей кожи. Мысль о покрывающих тело грязных и потных волосах  большинству
из них представлялась просто-напросто отвратительной.
     Каилум прошел в следующее помещение - большую  галерею,  опоясывающую
цитадель. Сиял выложенный из белых и черных квадратиков  пол.  Вдоль  стен
через равные промежутки подпирали потолок  белые  колонны.  А  сами  стены
покрывали фрески.
     - Я вижу, ты не преувеличил, - заметила Ниива,  разглядывая  одну  из
них. - Когда ты сказал "волосы", мне и в голову не могло  прийти  что-либо
подобное!
     Рикус присоединился к своей партнерше. Фреска избрала гнома  в  броне
из золотых пластин. В руках он держал гигантскую  палицу.  Из-под  золотой
короны на плечи воина ниспадали нечесаные волосы. Но это было еще не самое
худшее. Его лицо скрывала густая борода, начинавшаяся почти у самых  глаз,
и свисавшая до середины груди.
     Они двинулись дальше. Проходя мимо фресок, мул обратил внимание,  что
все они изображали столь же бородатых гномов, как и того, на самой  первой
картине. Гномы обычно стояли  рядами  в  величественных  залах  полутемных
крепостей или в сумрачных подземных пещерах.
     Дойдя до самой последней фрески, мул остановился. Он  не  сомневался,
что перед ним король Ркард. Как и та фигура, что встретила их  в  проходе,
гном на рисунке сверкал ослепительно-желтыми глазами и был одет в  черные,
отделанные золотом и серебром доспехи. На  его  шлеме  красовалась  богато
украшенная самоцветами корона из странного белого металла. В руках  король
держал боевой топор с зазубренным лезвием, на котором плясали разноцветные
огоньки.
     Но как ни интересно было изображение древнего короля,  внимание  мула
привлекло другое. Рикус не мог отвести глаз от местности, на фоне  которой
художник запечатлел властителя. За спиной Ркарда поднимался к небу пологий
склон  холма,  густо  поросший  каким-то  неизвестным  мулу  растением   с
необыкновенно большими листьями. По зеленым лугам змеилась  широкая  лента
голубой  воды.  Рядом  раскинулись  поля  с  явно  съедобными   растениями
всевозможных форм и цветов. Речка скрывалась в лесу  -  местами  янтарном,
местами багряном. А еще дальше поднимались знакомые Рикусу горы, только  с
непривычно белыми вершинами.
     - Ркард вывел наших предков в мир солнца, - пояснил Лианиус.
     - В какой мир? - не отрывая глаз от картины, спросил Рикус.
     - В этот, разумеется, - ответил  Каилум,  тоже  глядя  на  фреску.  -
Художник, видимо, решил приукрасить реальность. Зеленая земля -  вероятно,
так он представлял себе рай... или загробный мир.
     - Ничего подобного, - фыркнул  Лианиус.  -  Художники  гномов  всегда
рисовали только то, что видели.
     - Как это понимать? - наморщила лоб Ниива. - Разве  кто-нибудь  видел
что-либо подобное? Да такого нет даже в лесу хафлингов!
     Лианиус отвернулся.
     - Идемте, - позвал он, - я привел вас сюда не за этим.
     Они свернули за угол и прошли  по  коридору,  пока  не  добрались  до
тяжелой  двери,  украшенной  медными  барельефом,   изображавшими   голову
бородатого гнома. Его голубые глаза, сделанные из цветного стекла, следили
за приближением Лианиуса и его гостей.
     Рикус и Ниива с опаской переглянулись.
     Остановившись перед дверью, Лианиус что-то долго  объяснял  на  своем
непонятном гладиаторам языке. Когда он закончил, немигающие голубые  глаза
уставились на тирян. Оглядев Рикуса и Нииву с голову до  ног,  изображение
что-то ответило старому гному. А потом дверь распахнулась.
     И в этот миг Рикус услышал за спиной едва различимый шорох.
     - Вы слышали? - спросил он у своих спутников.
     Лианиус нахмурился.
     - Это, наверно, эхо открывающейся двери, - ответил он.
     Подумав, он, однако, передал свой факел мулу и, жестом приказав  всем
оставаться на местах, шагнул обратно, в темноту коридора, из которого  они
только что вышли.
     - Может, пойти с ним? - предложил Рикус.
     - Если ты дорожишь своей жизнью, не трогайся  с  места,  -  отозвался
Каилум. - Мой отец сам о  себе  позаботится.  Во  всяком  случае,  он  так
считает...
     Прошла, наверно, целая вечность, прежде чем Лианиус вернулся.
     - Ничего там нет, - с раздражением сказал он. - Наверно, просто вреб.
     - Кто-кто? - переспросила Ниива.
     - Маленькая летающая ящерица, - пояснил Каилум.
     - Мерзкие кровопийцы! - добавил Лианиус, проходя  сквозь  распахнутые
двери. - Обычно вребы  летают  тихо,  словно  сама  смерть.  Но  время  от
времени, уж не знаю, почему, они что-нибудь задевают...
     Нахмурившись, Рикус оглянулся на пустой коридор. "Может, старый  гном
и прав..." - решил он и вслед за остальными проследовал в небольшую  залу.
Здесь было светло, как днем, хотя откуда брался свет, мул так и не  понял.
Казалось, сиял сам воздух. В самом центре залы, словно на невидимом столе,
в метре от пола, покоилась открытая книга.
     - Я хотел показать вам, - Лианиус с гордостью указал на книгу, - что,
спасая Клед, вы спасали не просто деревушку бедных гномов.
     Кожаный переплет в золотом окладе, длинные колонки угловатых  рун  на
горящем зеленым светом пергаменте. На полях книги паслись на тучных  лугах
какие-то рогатые животные - они жевали траву, переходили с места на место,
прыгали - и все это прямо в глазах у изумленного Рикуса.
     Но то, чего мул не мог увидеть, интересовало его  значительно  больше
волшебных картинок.
     - Как она держится в воздухе? - поинтересовался он,  проводя  ладонью
сперва над книгой, а затем под ней.
     - Как держится? - разозлился  Лианиус.  -  Я  показываю  тебе  "Книгу
Королей Кемалока", а ты спрашиваешь о каком-то примитивном заклинании?
     -  Никогда  особо  не  интересовался  книгами,  -  признался  мул.  -
Гладиаторов грамоте не учат. Так что мне все равно ее не прочитать...
     - Мне это тоже не под силу, - смягчившись, сказал старик. - Эта книга
написана на языке наших предков. Я сумел перевести только отдельные  места
- но и этого мне хватило, чтобы понять: тут вся история нашего народа.
     - Это очень... гм-м... интересно, - промычал Рикус, не зная, что  еще
сказать.
     - Мне кажется, -  пришел  ему  на  помощь  Каилум,  -  Рикуса  больше
заинтересует Большой Зал. Ухромус, главное не в том, оценят ли наши  новые
друзья значение своего подвига, а в том, что они уберегли "Книгу  Королей"
от жадных урикитов.
     - Ты не по возрасту мудр, - склонил голову Лианиус. - А ведь тебе еще
нет и ста лет.
     Выведя гостей из комнаты с бесценной книгой,  Лианиус  что-то  сказал
барельефу, тот ответил, и двери сами собой закрылись. Затем  тиряне  вслед
за гномами прошли в другой конец  коридора.  Вскоре  они  очутились  перед
новыми дверями, такими трухлявыми, что Рикус никак не мог  взять  в  толк,
как они еще  не  упали  с  петель.  Но  вырезанные  на  створках  животные
сохранились в целости.  Странные  твари  напоминали  медведей,  но  вместо
крепкого панциря их покрывала  одна  лишь  шерсть.  Может,  древние  гномы
держали этих беззащитных тварей в качестве домашних животных?
     Лианиус шагнул к дверям, и они  с  готовностью  распахнулись.  Взорам
тирян открылся величественный зал, такой большой, что факелы освещали лишь
малую его часть. Когда-то здесь находилась гигантская трапезная. На стенах
висело всевозможное оружие - все  из  стали.  А  между  мечами,  топорами,
алебардами, кинжалами, трикалами располагались мастерки написанные фрески.
Они изображали романтические встречи между гномами и их прекрасными дамами
сердца и героические схватки  одиноких  гномов-рыцарей,  в  которых  герои
побеждали  великанов,  четырехголовых   змеев   и   десятки   красноглазых
человекоподобных чудищ.
     Лианиус подвел своих спутников к  стоящему  посреди  зала  столу.  Он
попросил их подождать там. Мул с сомнением глянул на Нииву, но  та  только
поджала плечами. Передав факел своему сыну, старик исчез в темноте.
     Несколько минут он где-то у стены  громыхал  щитами  и  латами.  Гном
вернулся с большим стальным мечам с руках, а на плече висел широкий черный
пояс. Повернувшись к Рикусу, старик положил пояс на стол, и предложив мулу
встать на одно колено плашмя ударил его мечом по левой руке.
     - Именем и в присутствии ста и еще пятидесяти королей  древнего  рода
гномов  приветствую  твою  смелость  и  воинское  мастерство,  отбросившие
захватчиков из Ура от ворот Кемалока. - Лианиус улыбнулся и коснулся мечом
правой руки Рикуса. - Именую тебя Рыцарем  Королей  Гномов  и  дарую  тебе
колдовское оружие - Кару Ркарда.
     Старый гном протянул гладиатору меч.
     - А Ркард не рассердится, если я возьму его меч? - изумленно  спросил
Рикус.
     - Сей меч, - сурово ответил Лианиус, - не принадлежал королю  Ркарду,
а нанес последнюю рану - ту, что  лишила  его  жизни.  А  что  до  законов
Кемалока... Гостям города действительно не дозволено носить оружие, но  ты
больше не гость. Ты рыцарь Кемалока.
     Рикус взялся за рукоять, и в голове у него все закружилось.  Внезапно
он услышал как оглушительно, будто  барабаны  боевых  отрядов  гулгианцев,
стучат сердца его спутников; словно  рев  песчаной  бури  над  Морем  Ила,
ревело их дыхание.  Откуда-то  из-за  спины  доносился  ужасающий  скрежет
гигантских жвал.  Инстинктивно  мул  вскочил  на  ноги  и  обнаружил,  что
страшное чудище представляло собой маленького жучка, торопливо бегущего по
полу в нескольких ярдах от стола.
     Не  успел  гладиатор  прийти  в  себя,  как  в  темноте  коридора  за
полуоткрытыми  дверями  зала  он  услышал  хлопанье  чьих-то  крыльев.  Не
раздумывая, мул бросился к выходу. Он захлопнул створки,  и  скрип  петель
заставил его содрогнуться. Грохот упавшего засова словно молотом ударил по
голове. Мгновение спустя с глухим ворчаньем маленький вреб (а это, похоже,
был он) уже искал щелочку  в  запертой  перед  его  носом  двери.  Ящерица
царапнула  когтями  по  дереву,  и  мул   тщетно   зажал   ладонями   уши.
Отшатнувшись, он поднял меч, готовый биться не на жизнь, а на смерть.
     Увидев перед собой сверкающий в свете  факелов  клинок,  Рикус  начал
понемногу понимать, что произошло. Этот ведь был не  простой  меч.  С  его
помощью мул слышал любой, самый тихий звук так, словно  громадный  великан
топал над самым его ухом.
     - Рикус, что случилось?
     Озабоченный голос  Ниивы  поразил  мула,  словно  удар  грома.  Будто
невидимая рука вонзила ему  в  уши  раскаленные  гвозди.  Застонав,  Рикус
выронил меч.
     - Что с ним?! - воскликнула Ниива.
     Ее слова всех еще оглушали, но уже не так, как прежде.
     - Рикус, подними меч! - приказал Лианиус. - Мне сперва следовало тебя
предупредить и объяснить, как управлять его силой.
     Мул не двинулся с места, и старик подошел поближе.
     - Возьми меч, - прошептал гном. - Сосредоточься на каком-нибудь одном
звуке, и тогда все остальные станут  тише.  Ничего,  ты  научишься  с  ним
обращаться и тогда поймешь, насколько ценен и удобен такой меч.
     - Я не  уверен,  что  он  мне  нужен,  -  проворчал  мул,  с  опаской
поглядывая на сверкающий клинок.
     Сосредоточив  свое  внимание  на  дыхании  Лианиуса,  Рикус  коснулся
рукояти. К его неописуемому изумлению, все звуки, гремевшие у него в ушах,
стихли. Они не исчезли совсем. Он продолжал  их  слышать,  но  как  бы  на
заднем плане. Однако  дыхание  старого  гнома  по-прежнему  звучало  ревом
рассерженного Дракона.
     - А теперь,  сосредоточившись  на  чем-то  одном,  скажи  что-нибудь.
Нормальным голосом, как ты обычно разговариваешь.
     -  Понял,  -  ответил  Рикус,  продолжая  прислушиваться  к   дыханию
Лианиуса. - Что дальше!
     Рев воздуха, входящего и выходящего и легких гнома,  стал  не  громче
обычной речи, и к Рикусу, наконец-то, вернулась способность соображать.
     - Теперь пойдем со мной, - сказал ухромус.
     Поднявшись с колен, Рикус вернулся к столу.
     - А что еще может делать этот меч? - спросил он.
     - Не знаю, - покачал головой Лианиус. - Он несколько раз  упоминается
в Книге Королей Кемалока, но я не могу прочитать описания  его  колдовских
сил.
     - Спасибо за клинок, - поблагодарил Рикус, настраивая свой  усиленный
колдовством слух на голос гнома. - Это большая честь.
     - Мы еще не закончили, - ответил тот, поднимая со стола черный пояс.
     Скрипнула жесткая кожа - словно песок посыпался на мостовую. Пояс был
очень широкий. Застежка  пряталась  под  массивной  пряжкой,  изображавшей
языки огня, среди которых горел череп свирепого получеловека.
     - Это пояс Ранга, - объявил Лианиус, охватывая кожаной полосой  талию
Рикуса.
     - И что он делает? - поинтересовался мул.
     - Можешь не беспокоиться, - ухмыльнулся гном. -  Его  сила  не  столь
навязчива, как у Кары Ркарда. Три тысячи  лет  этот  пояс  передавался  от
одного полководца гномов к другому. Он служил символом  власти  над  всеми
войсками нашей расы.
     - А почему вы отдаете его мне? - удивился Рикус.
     - Потому что ты единственный рыцарь, который его достоин.
     - По правде говоря, ты вообще единственный рыцарь гномов,  -  добавил
Каилум. - Больше его носить некому.
     Мул хотел еще раз поблагодарить гномов, но тут  со  стороны  закрытых
дверей послышался крик. Гладиатор не  мог  разобрать  слов,  но  голос  он
узнал: кричал синеглазый барельеф на двери комнаты с Книгой.
     - Книга! - воскликнул мул.
     - Что с ней? - встревожился Каилум.
     - Дверь только что закричала, - на бегу объяснил Рикус.
     Прежде, чем он успел еще что-либо сказать, его усиленный  колдовством
слух различил удивленный возглас Маетана. Страшный  грохот  прокатился  по
подземной крепости.
     Двери сами собой распахнулись перед гладиатором. Висящий на них  вреб
кинулся на мула, но тот, не останавливаясь,  резко  махнул  рукой.  Сбитый
прямо в полете отвратительный кровосос рухнул на пол.
     Дверь снова закричала. И новый взрыв потряс цитадель. Потом наступила
зловещая тишина.
     Рикус  бежал,  не   оглядываясь   на   остальных.   Коридор   казался
бесконечным... Но вот он свернул в нужный проход...
     Это была та самая комната. На пороге  грудой  черного  металла  лежал
король Ркард. Рукоять его огромного топора была  сломана,  доспехи  помяты
взрывом. Сделав над собой отчаянное усилие, Рикус  заглянул  под  забрало.
Зеленая ткань, закрывавшая лицо короля, сгорела, обнажив закопченный череп
с висящими на нем лохмотьями сухой, как пергамент, кожи.
     Понемногу в глубине пустых глазниц Ркарда  снова  разгоралось  желтое
сияние. Рикус поспешно отошел. Ему совсем  не  хотелось,  чтобы,  придя  в
себя, древний монарх увидел над собой бедного гладиатора.
     Дверь в  комнату  была  сорвана  с  петель.  Она  валялась  на  полу,
покореженная, словно после удара великана. Стеклянные глаза,  вырванный  у
медного барельефа, были разбиты вдребезги.
     - Она пропала! - заголосил ворвавшийся в  комнату  вслед  за  Рикусом
Лианиус.
     - Что произошло? - спросил Каилум. - Кто мог такое сделать?
     - Маетан, -  сквозь  зубы  процедил  мул,  глядя  в  черноту  пустого
коридора.
     Прибежала Ниива с факелом в руках.  Из  без  вопросов  она  прекрасно
поняла, что произошло.
     - Ты должен его найти! - схватил Рикуса за руку старый  гном.  -  Эта
книга - история моего народа!
     Тем временем мертвое тело короля Ркарда снова поднялось на  ноги.  Не
обращая внимания на Рикуса, Нииву и гномов, он, словно  что-то  выискивая,
завертел головой.
     - Тихо, - сказал Рикус. - Я попробую найти Маетана с помощью меча.
     Сжав рукоять, мул вслушивался в звуки подземного  города.  Он  слышал
неровное дыхание своих спутников, скрежет  лат  древнего  короля,  и  даже
тихое шипение оставленных в Большом зале факелов. От Маетана - ни звука.
     - Его тут нет, - наконец объявил мул.
     - Но как он исчез?! - простонал Лианиус. - Как?
     - С помощью Пути, - пожала плечами Ниива.
     Уперев меч в посыпанный песком  пол,  Рикус  посмотрел  на  плачущего
старика.
     - Я верну вам Книгу, - пообещал он. - Даже если  для  этого  придется
преследовать владыку Лубара до самого Урика.
     - Пойдут - я пойду с тобой! - воскликнул  Каилум.  -  И  не  я  один,
многие молодые гномы нашей деревни! Возвращение Книги станет их фокусом.
     - Я с радостью приму вашу помощь, - кивнул Рикус.
     Лианиус воспрянул духом. Словно желая удостовериться, что все это  не
сон, а реальность, он осторожно тронул мула за руку.
     - Ты и правда сможешь это сделать?
     - Подумай, прежде  чем  ответить,  -  предостерегла  своего  партнера
Ниива. - Не обещай того, что потом не сможешь выполнить.
     Рикус молча положил руку на Пояс Ранга.
     - Мы выступаем через час. - Он направился к выходу. - Пойдем на Урик.
     - Ты еще не заслужил этот пояс, любовь моя.
     Хотя  Ниива  прошептала  эти  слова  едва  слышно,  для  Рикуса   они
прогремели ничуть не тише взрыва, которым  Маетан  поразил  Ркарда,  когда
похищал Книгу Королей Кемалока.



                             5. КОЛЬЦО ВРОГА

     - Стой на страже, пока  я  не  найду  кого-нибудь,  кто  станет  моим
шпионом, - приказал Маетан, протискиваясь между двумя глыбами  изъеденного
ветром песчаника.
     - Мне не очень-то нравится, когда меня призывают для исполнения столь
малозначительного поручения, - недовольно заметил Умбра.
     В тусклом свете двух лун Ахаса его черное тело почти не отличалось от
естественных теней, протянувшихся по песку.
     - Пока  я  не  отомщу  за  нанесенное  мне  Рикусом  и  его  тирянами
бесчестие, нет и не  может  быть  малозначительных  поручений!  -  рявкнул
Маетан. - Делай, что тебе говорят или... или  Тьме  больше  не  нужен  мой
обсидиан?
     Умбра вздохнул.
     - Твой камень имеет свою цену, - ответил он, - но ты просишь за  него
слишком дорого.
     Черный великан с сомнением поглядел на смутно видимые луны.
     - Тени нужен свет. Только он дает ей форму и осязаемость. Мне  больно
и трудно служить тебе в подобных условиях.
     - Если я не доставлю этих рабов королю Хаману, - отозвался Маетан,  -
мой род будет опозорен. Ты думаешь, меня заботит твоя боль?
     - Полагаю, не больше, чем  меня  -  твоя  честь,  -  прошипел  Умбра,
сливаясь с другими тенями на склоне.
     Маетан посмотрел на  раскинувшийся  внизу  лагерь  тирян.  Небольшими
группами,  по   десять-двенадцать   человек,   лежат   солдаты   какого-то
благородного владыки. Рядом с ними, улегшись  по  традиции  кругами,  так,
чтобы рука одного воина касалась руки другого, спали гномы из Кледа.
     Еще дальше закутались в  свои  черные  рясы  темплары.  Вождь  и  его
приближенные в центре, нижние чины - по краям. Маетан  не  понимал,  зачем
они тут. В Тире нет больше короля-колдуна, а  значит,  и  некому  посылать
темпларам свою колдовскую силу. Раз так,  то  пользы  от  них  в  бою,  не
больше, чем от обычного торговца.
     - Да какая разница, - пожал плечами адепт. - Наступит  время,  и  они
умрут, как и все остальные.
     С этими словами он поднял с земли горсть песка. Медленно-медленно  он
начал пересыпать его из одной руки в другую. Одновременно с  помощью  Пути
он вызвал из глубины своего существа мистическую силу, с  помощью  которой
одушевил падающие на ладонь песчинки.
     Когда все было закончено,  перед  ним  стояла  маленькая,  с  мизинец
величиной  женщина.  Она  потянулась,  расправила  прозрачные  крылышки  и
покачала длинными, усеянными острыми шипами хвостом.
     - Лети, моя прелесть, - прошептал Маетан, указывая на лагерь тирян, -
лети и подсмотри их сны. Найди мне того, кто готов предать  своих  друзей.
Того, кому хочется богатства большего, нежели он может постичь. Того,  кто
боится своего хозяина.
     Гомункулус улыбнулась, обнажив пару острых, как  кинжалы,  клыков  и,
взмахнув крыльями, взмыла в воздух.
     - А когда найдешь, - добавил Маетан, - вернись ко мне,  и  он  станет
работать на нас.


     На скале,  высоко  над  головой  Рикуса,  было  высечено  изображение
кес'трекела. Зазубренный язык пернатого хищника кольцами свисал из кривого
клюва. Лапы с широко  расставленными  когтями  были  готовы  в  любой  миг
схватить добычу. Широко распахнутые крылья ловили ветер,  а  расположенные
на локтях крыльев маленькие трехпалые ручки сжимали: левая - острую  косу,
а правая - свернутый кольцами кнут.
     - Как они ухитрились там его вырезать? - поразился Рикус.
     - И  главное,  зачем?  -  спросила  Ниива.  -  Кес'трекелы  не  часто
удостаиваются внимания художников. В конце-концов, они обычные трупоеды.
     - Может, кес'трекелы и трупоеды, - покачал головой Каилум, -  но  они
хитры, как эльфы, злобны, как хафлинги, а  размером  бывают  со  взрослого
великана. Мне кажется, это, - он показал на скалу, - предостережение.
     Они стояли в голом, узком ущелье, где с обеих  сторон  поднимались  к
нему отвесные стены изумрудно-желтого кварцита.  Каньон  был  так  узок  и
глубок, что с его дна гладиаторы почти не видели неба. И только  одуряющий
зной да пунцовые отблески на скалах свидетельствовали о  том,  что  солнце
уже поднялось над горизонтом.
     Над  изображением  кес'трекела  кто-то  вырубил  в  твердом  кварците
большую  пещеру.  Внутри  находились  домики,  построенные   из   глиняных
кирпичей. Снизу Рикус  не  видел  всего  поселения  -  только  высокую,  в
несколько этажей,  стену  из  обожженной  глины  с  множеством  квадратных
окошек. Окруженная стеной площадка немного  нависала  над  каньоном,  и  в
самом центре располагалось небольшое круглое отверстие.
     - Мне кажется, - Рикус, показал на спрятанное в пещере  поселение,  -
что наши воины там.
     - Больше им деваться некуда, - согласилась Ниива, оглядывая прекрасно
просматривающее в обе стороны  ущелье.  -  Ты  полагаешь,  местные  жители
затащили к себе наверх и К'крика, и тех разведчиков, что ты  послал  вслед
за ним?
     - Скорее всего, так оно и было, - кивнул мул.
     Накануне вечером легион тирян разбил лагерь у входа в  узкое  ущелье.
Помня, что три'крины никогда не спят,  Рикус  отправил  К'крика  разведать
дальнейший путь. К утру тот не вернулся, и мул послал  на  поиски  пятерых
гладиаторов. Когда не вернулись и они, Рикус пошел в каньон сам. На всякий
случай он прихватил с собой Нииву и  Каилума.  К  его  удивлению,  с  ними
попросился и Стиан.
     Они прошли уже две мили вдоль ущелья, и кроме этого скального поселка
не встретили ровным счетом ничего подозрительного.
     - И как мы туда доберемся? - поинтересовался Каилум.
     - А зачем нам туда добираться? - ворчливо спросил  Стиан,  исподлобья
глядя на Рикуса. - Мало того, что ты  пренебрег  советом  гномов  и  пошел
через эти горы, теперь ты собираешься еще и рисковать нашими жизнями из-за
три'крина и нескольких гладиаторов...
     -  Они-то  рисковали  своими  жизнями,  -  хмуро  ответил  Рикус.   -
Рисковали, между прочим, ради нас. А что до гор...  это  наш  единственный
шанс добраться до оазиса раньше Маетана.
     К'крик видел Маетана. Адепт вместе с большой группой солдат  двигался
в обход каменистых пустошей в сторону единственного в этих местах  оазиса.
Рикус решил пойти напрямик.
     Но прежде, чем  его  легион  сможет  продолжить  движение,  следовало
выяснить, что случилось с разведчиками.
     Рикус опустил ладонь на рукоять своего меча. И тут же со всех  сторон
на него обрушились десятки оглушительных звуков.  Ревел  в  ущелье  легкий
утренний ветерок. Словно гром, стучали сердца его спутников. Где-то, будто
ножом по стелу, пронзительно скрипели кузнечики. Громко шумели  оставшиеся
у входа в ущелье воины.
     Рикусу даже плохо стало. С каким удовольствием он  бы  отступил  меч,
предоставив всем этим звукам раствориться в тишине. Но мул  крепко  сжимал
рукоять. Среди обрушившейся на него какофонии он пытался различить  звуки,
доносившиеся из пещеры наверху. Вот он разобрал голоса, сосредоточился  на
них и тихонько спросил:
     - Кто вы такие? Что вы сделали с моими разведчиками?
     Никто, разумеется, ему не  ответил,  но  все  остальные  звуки  сразу
отошли на задний план.
     Уже через несколько секунд Рикус знал,  что  сверху  на  него  глядит
больше десятка мужчин и женщин. А главным среди них, похоже, был некто  по
имени  Врог.  Доносившееся  из  пещеры  щелканье  очень  напоминало  звук,
издаваемый жвалами рассерженного три'крина.
     Убрав руку с меча, Рикус поднял голову к пещере.
     - Врог! - закричал он. - Верни моих разведчиков, и мы уйдем с миром!
     В ответ - тишина.
     - Кто этот Врог? - спросила Ниива.
     - Просто имя, - пожал плечами мул. - Я думал...
     Громкий, полный смертельного ужаса крик, не дал  ему  договорить.  Из
отверстия в навесе выпал человек. Отчаянно размахивая руками,  он  полетел
вниз.  Инстинктивно  схватившийся  за  меч  Рикус  услышал,  как   хохочут
обитатели пещеры.
     Человек падал, словно камень, и вдруг, в нескольких метрах  от  земли
остановился, словно повиснув на канате. Но  как  ни  вглядывались  тиряне,
веревки  они  не  видели.  Человек  прост  висел  в  воздухе.  Без  всякой
поддержки.
     - Лабан! - воскликнул Рикус, узнав одного из своих гладиаторов.
     - Ты в порядке? - спросила Ниива.
     - Чуть не помер со страху, - признался воин.
     Тут Лабан снова начал опускаться, но теперь гораздо медленнее. Обычно
румяное лицо эльфа-полукровки приобрело цвет соли.  Налитые  кровью  глаза
чуть не выскакивали из орбит. В остальном тирянин  выглядел  на  удивление
хорошо для человека, только что пролетевшего несколько сотен футов.
     - Меня прислал Врог, - сказал Лабан, когда ноги его коснулись  земли.
- Он приглашает вас в  свое  гнездо.  Встаньте  под  дверью,  -  гладиатор
показал на отверстие в навесе, - и он поднимет вас к себе.
     - Что это за люди? - спросил Рикус, готовясь к подъему.
     - Они зовут себя Кес'трекелами, - ответил Лабан. - Это  племя  беглых
рабов.
     - Хорошо, - кивнул мул. - Тогда мы легко договоримся.
     - Ну, это еще неизвестно, - предостерег его гладиатор. И  показав  на
меч Рикуса добавил - Врог сказал оружие оставить здесь.
     Мул нахмурился. Но потом отстегнул Кару Ркарда и протянул ее Нииве.
     - Ты знаешь, как им пользоваться? - многозначительно спросил он.
     Женщина с  подозрением  поглядела  на  волшебный  клинок  и  неохотно
кивнула.
     - Я слышала, что говорил Лианиус.
     Ниива коснулась рукояти меча и тут  же,  закатив  глаза,  рухнула  на
колени.
     - Тихо! - закричала она.
     Рикус тем временем начал подниматься в воздух.
     - Прислушивайся к моему голосу, - еле слышно забормотал мул. -  Тогда
ты услышишь все, что я буду говорить там, наверху.
     В ответ Ниива выронила меч и, охнув, зажала уши.
     Рикус плавно плыл кверху, и одновременно продолжал нашептывать  Нииве
указания, как следует обращаться с волшебным мечом.
     Ниива снова взялась за рукоять Кары, и на сей раз уже не выпускала ее
из рук.
     - Вот так-то лучше, - сказала мул. -  Теперь,  если  ты  уже  немного
контролируешь силу меча, сделай шаг к Лабану.
     Не отрывая взора от возносящегося гладиатора,  девушка  сделала,  как
тот просил.
     Рикус облегченно вздохнул  и  посмотрел  на  само  гнездо.  Оно  было
значительно выше над землей,  чем  ему  поначалу  казалось.  Его  спутники
выглядели не больше мизинца, а подъем все  продолжался.  Обзор  из  гнезда
открывался  просто  потрясающий.  Даже  не   выставляя   караулов,   племя
Кес'трекелов наверняка замечало  пришельцев  еще  за  много  миль.  Просто
выглядывая из окон своих домов.
     Но, что более важно, теперь мул видел  оба  конца  ущелья.  У  одного
среди оранжевых и коричневых камней черной  кляксой  стоял  легион  тирян.
Другой после ровного,  прямого,  как  стрела,  ущелья,  выходил  к  желтым
барханам пустыни. Именно тот прямой путь, который искал Рикус.
     Но вот мул достиг гнезда. Глаза Рикуса, привыкшие к яркому солнечному
свету, не сразу привыкли к полумраку.
     - Мы с тобой знакомы? - спросил чей-то гортанный голос.
     Подняв глаза, Рикус увидел  перед  собой  громадную  человекоподобную
фигуру, Врог был головы на две выше гладиатора, значительно  тяжелее  и  с
более развитой мускулатурой. Одну руку гигант держал вытянутой над головой
мула. Блеск золота на указательном пальце наводил  на  мысль  о  волшебном
кольце, способном поднять или опустить груз.
     - Меня зовут Рикус, - объявил мул.
     Стоящие вокруг отверстия воины зашептались. Видимо, кое-кто из беглых
рабов знал это имя.
     Врог пристально поглядел на своих подданных. Снова наступила тишина.
     -  Мне,  наверно,  следовало  бы  выразить  тебе  свое   уважение   и
восхищение, - сухо сказал Врог. И после небольшой паузы добавил.  -  Но  я
подобных чувств не питаю.
     К мулу тем временем вернулась его привычная зоркость, и он понял, что
предводитель Кес'трекелов - ласк представитель одной из новых  рас,  время
от времени зарождающихся в  пустыне.  Толстая,  грубая  кожа  оранжевая  с
серыми пятнами, делала ласков почти  невидимыми  на  каменистых  пустошах,
покрывавших большую часть Ахаса. На  руках  Врога  было  всего  по  четыре
пальца. И на каждом - по острому длинному когтю. Большие  оранжевые  глаза
располагались прямо над плоским, почти квадратным лицом с прорезью рта, из
которого торчали крепкие, позолоченные клыки.  В  былые  времена  Рикус  с
удовольствием сразился бы с ласком на арене.
     Но сейчас Рикус не стремился померяться  силой  с  Врогом.  Он  хотел
завоевать его дружбу.
     Мул шагнул на деревянный пол гнезда. В комнате теперь гладиатор  ясно
это видел находилось по меньшей мере три десятка беглых рабов разных  рас.
Страшные шрамы  -  наверняка  наследство  обсидиановых  рудников  Урика  -
украшали руки и ноги многих кес'трекелов.
     Оглядевшись, Рикус насчитал добрый десяток лучников, склонившихся над
отверстия в полу. Стрелы наложены на  тетиву,  луки  наизготовку  -  воины
готовы в любой момент открыть огонь по ждущим внизу тирянам.
     В одном углу лежал замотанный в красную усеянную шипами сеть  К'крик.
Кое-где сеть была порвана - три'крин явно не  сдался  без  боя.  Глядя  на
разрывы, Рикус только диву давался  мощи  челюстей  своего  разведчика.  С
такими сетями гладиатор не  раз  сталкивался  на  Арене.  Их  получали  из
колючих щупалец одного кактуса, который с  их  помощью  ловил  проходивших
мимо животных и пил их кровь. Такую сеть не то что порвать, разрубить было
очень не просто.
     Хотя К'крик и лежал связанный, рядом с  ним  стояли  четыре  воина  с
копьями в руках. Чуть дальше мул увидел своих гладиаторов, тоже  связанных
и с кляпами во рту. Не считая мелких царапин и синяков,  они,  похоже,  не
пострадали.
     - Ты не причинил вреда моим воинам, - сказал Рикус,  закончив  осмотр
комнаты. -  Значит,  нам  нет  нужды  враждовать.  Воспользовавшись  своим
колдовством. Спусти нас на землю, и мы уйдем с миром.
     Врог приподнял верхнюю губу - то ли злобный оскал, то ли улыбка.
     - И не подумаю, - ответил он. - Ты и твои воины можете  присоединится
к нам. А если нет - выбирайтесь сами. -  И  он  многозначительно  поглядел
вниз, в дыру. - Выбирайте.
     Мул прищурился.
     - Стоит ли с нами сражаться? - спросил он. - Мы из свободного  города
Тира. И хотим  всего-навсего  пройти  через  ваше  ущелье,  чтобы  поймать
Маетана из Урика.
     - А зачем? - поинтересовался старый гном с ужасными багровыми шрамами
на руках.
     - Чтобы убить, - ответил Рикус. - Владыка Лубар повел  на  Тир  армию
урикитов. За это он заплатит свое жизнью.
     Стоявшие вокруг Рикуса кес'трекелы  одобрительно  зашумели.  О  самых
больших в Урике рудниках и каменоломнях рода Лубар ходила недобрая  слава.
Мул не сомневался, что многие беглые рабы знали о них не понаслышке.
     - Пусть себе идут, - проворчал  старый  гном.  -  Мы  все  слышали  о
восстании в Тире. Кес'трекелам нечего опасаться их легиона.
     Кое-кто из беглых рабов поддержал гнома, но их было меньшинство.
     - Если уж речь зашла  о  Маетане  из  Рода  Лубар,  -  сказала  Врог,
пристально глядя на мула, - то не тебе, Рикус из Тира, суждено его  убить.
Ты  послал  в  наш  каньон  разведчика  -  молодец,  правильно  сделал.  В
результате твой легион не попал в засаду. Направлять на поиски  пропавшего
три'крина еще пятерых воинов - уже не так мудро. Но заявится сюда самому -
это просто-напросто глупо... даже для мула.
     - Нам дорога жизнь каждого из наших воинов! - горячо возразил  Рикус.
И не зря! Мы уже разгромили легион урикитов, вчетверо  превосходивший  нас
по численности.
     Мул не упомянул о том, с какой легкостью  его  легион  расправился  с
маленьким племенем беглых рабов. Угроза и так была достаточно прозрачной.
     - Кес'трекелы не так глупы, как твои урикиты, - рассердился  Врог.  -
Если ты и впрямь как ты  нас  уверяешь,  ценишь  жизнь  своих  воинов,  то
присоединяйся к нам. У тебя нет другого выхода. Иначе  мы  уничтожим  твой
легион, как ты якобы уничтожил армию Урика.
     Понимая, что напав на Врога, он тем самым  обречет  на  смерть  своих
разведчиков, Рикус не сдвинулся с места.  Хотя  и  очень  хотелось.  Да  и
вообще... в данном случае сражение - не  самый  лучший  выход.  Пусть  ему
удастся, вместе со своими людьми, вырвать из гнезда. Что потом?  -  Легион
пройдет по ущелью, Рикус в этом не сомневался,  но  потери  будут  велики.
Следовало искать другой путь.
     - Если дело дойдет до битвы, и вы, и  мы  потеряем  много  воинов,  -
сказал мул и, решив рискнуть, добавил. - А почему бы вам не  присоединится
к моему легиону?
     - И зачем, спрашивается, нам рисковать своими жизнями  ради  Тира?  -
высокомерно спросил Врог.
     - Тир теперь Свободный город, - ответил мул,  оглядывая  столпившихся
вокруг рабов. - Если бы будете сражаться  с  нами,  вы  получите  землю  и
защиту от работорговцев.
     - Земля нам не нужна, - быстро  ответил  Врог.  -  Никто  из  нас  не
работал на ферме. А что до работорговцев... Здесь они угрожают нам меньше,
чем в хваленом Тире. В конце-концов, Урикиты  до  сих  пор  не  обнаружили
нашего гнезда, а где расположен ваш город им известно преотлично.
     - Тебе нечего нам предложить, - сказал рыжеволосый юноша.
     Вокруг глаз у него были вытатуированы звездочки.
     -  Железо,  -  подал  голос  К'крик.  Воины,  охранявшие   три'крина,
застучали по его панцирю копьями,  но  тот  не  обратил  на  это  никакого
внимания. - Племена беглых рабов любят железо.
     - К'крик прав, - улыбнулся Рикус. - Тир может заплатить вам железом.
     Даже Врог не мог отказаться от такого предложения.
     - Сколько? - спросил он.
     - Фунт в неделю за каждую сотню воинов, присоединившихся к легиону!
     - Я с вами! - заявил юноша с татуировками.
     - И я тоже, - кивнула женщина-мул. Она ухмыльнулась, обнажив в улыбке
заточенные, как кинжалы, зубы. - Мы бы очень пригодилось  стальное  лезвие
для топора.
     Еще несколько  бывших  рабов  выразили  готовность  присоединиться  к
тирянам.
     - Мы принимаем твое предложение, - наконец сказал  Врог.  -  Если  ты
докажешь свою готовность платить.
     - Я даю вам слово, - сказал Рикус.
     - Из слова топора не сделаешь, - проворчала женщина-мул.
     - Если кто-то из вас сомневается в крепости моего  слова...  -  начал
горячиться Рикус.
     - Покажи нам железо, -  объявил  Врог,  -  и  тогда  все  тебе  сразу
поверят.
     - Легионы не носят  с  собой  по  пустыне  необработанное  железо,  -
отрезал мул.
     - А ваше оружие?
     - Я не могу  обещать  вам  оружие  моих  воинов,  -  покачал  головой
гладиатор. - Кроме того, у нас не так много стальных клинков.
     Беглые рабы  огорченно  вздохнули.  Теперь  уже  никто  не  стремился
присоединиться к тирянам. Врог осклабился и указал на отверстие в полу.
     - Тогда возвращаемся к моему предложению. Или оставайся, или прыгай.
     Или сражайся, про себя добавил Рикус. Все три варианта казались  мулу
одинаково  неприемлемыми.  Даже  ему  будет  трудно  справиться  с   таким
количеством противников.
     Понимая, что терять ему нечего, Рикус сунул руку за пояс.
     - Если король Тира сам пообещает вам заплатить железом, - спросил он,
- вы присоединитесь к моему легиону?
     - Как мы об этом узнаем? - удивился Врог. - Он что, здесь,  вместе  с
вами?
     - Нет, он в Тире. Но вы согласитесь?
     Врог отрицательно замотал головой,  но  тут  шагнул  вперед  юноша  с
татуировками.
     - Рабы караванщиков  рассказывали,  что  король  Тира  воистину  друг
порабощенных. Он освободил всех рабов им позволяет им  бесплатно  пить  из
колодцев. Если такой человек пообещает, я ему поверю.  И  пойду  сражаться
вместе с легионом.
     Кес'трекелы  одобрительно  зашумели.  Увидев  такую   реакцию   своих
соплеменников на предложение Рикуса, Врог тоже кивнул головой.
     - Ладно...
     Мул вытащил отнятый у Стиана кристалл оливина.
     - С помощью этого камня, - объяснил  он,  -  ты  услышишь  и  увидишь
короля Тихиана.
     - Я не так глуп, чтобы доверять колдунам, - нахмурился  ласк.  -  Ты,
неверное, хочешь меня обмануть.
     - Я не колдун,  -  резко  ответил  Рикус  показав  на  кольцо  Врога,
добавил, - у тебя есть кольцо. А у меня - камень.
     На это ласк не нашел, что возразить и, вытянув  перед  собой  руку  с
оливином, мул стал  пристально  глядеть  на  зеленый  кристалл.  Мгновение
спустя в его глубине появилось лицо Тихиана. На голове короля  красовалась
золотая диадема,  некогда  принадлежавшая  Калаку,  взгляд  был  устремлен
куда-то вниз, на того, кто, видимо,  лежал  у  его  ног.  На  лице  короля
застыла гримаса неудовольствия.
     - Могучий король! - не колеблясь, позвал его Рикус.
     Тихиан поднял взор и ошарашенно уставился на мула.
     - Рикус?! - словно не веря своим глазам, прошипел он. - Ты жив?!
     - Да, конечно, - отозвался мул.
     - А где Агис и остальные?
     - Вы что, ничего  не  знаете?  -  удивился  Рикус.  По  его  расчетам
аристократ должен был добраться до Тира еще несколько дней назад. -  После
того, как мы разгромили армию урикитов, мы с Ниивой повели легион в погоню
за их командиром, а Садира с Агисом отправились назад, в Тир...
     Только тут мулу пришло в голову, что  его  друзья,  возможно,  решили
сохранить свое возвращение в тайне.
     - Если они уже в городе,  -  с  недобрым  блеском  в  глазах  спросил
король, - то почему не пришли  ко  мне?  Я  бы  устроил  им  торжественную
встречу!.. Ну ладно, что тебе от меня надо?
     Мул  быстро  объяснил  сделку,  которую  он   пытался   заключить   с
кес'трекелами. Он не рассчитывал, что Тихиан  горит  желанием  помочь.  Но
король должен понять, что только после смерти Маетана Тир, а значит, и  он
сам будет в безопасности.
     - Я бы с удовольствием пошел тебе навстречу, - протянул Тихиан, гладя
пальцем своей орлиный нос, - но где я достану столько железа? - Колдовство
кристалла было таково, что только  державший  его  мог  видеть  и  слышать
короля. - Железо Тира уже обещано разным торговцам, и у меня  нет  средств
выкупить его обратно. Ты же сам знаешь,  что  Совет  Советников  постоянно
отвергает все мои указы, призванные наполнить королевскую казну.
     Про себя Рикус проклинал пустившегося на откровенный  шантаж  короля.
Однако отвечал мул по-прежнему уважительно  и  учтиво  -  ведь  его  слова
слышали беглые рабы.
     - Могучий король! Мне кажется, эту проблему мы решим после.
     Тихиан улыбнулся.
     - Значит, ты поддержишь указ о предоставлении мне единоличного  права
распоряжаться доходами городам?
     - Но таких сумм нам не потребуется! - возмутился Рикус.
     - Единолично распоряжаться  доходом,  -  ухмыляясь,  покачал  головой
Тихиан. - Боюсь, я вынужден на этом настаивать.
     Мул выругался. Скрепя сердцем  он  прибегнул  к  излюбленной  тактике
Тихиана: Лжи.
     - Я согласен.
     Прищурившись,    король     оценивающе     поглядел     на     своего
главнокомандующего.
     - Очень хорошо. Передай кристалл Врогу.
     - Воспользуйтесь колдовством или Путем - ну,  как  в  тот  раз  перед
битвой, - предложил Рикус.
     Мулу не хотелось доверять врагу драгоценный кристалл.
     - Это, к сожалению, невозможно, -  немного  сконфузившись,  признался
король. - Тех, кто мне тогда помогал, теперь здесь нет. Если хочешь, чтобы
я поговорил с Врогом, дай ему оливин.
     Делать нечего, Рикус с неохотно  передал  ласку  волшебный  камень  и
объяснил, как им пользоваться.
     - Король? - удивленно  и  тревожно  воскликнул  Врог,  вглядываясь  в
глубину зеленого кристалла.
     Тишина. Видимо, Тихиан  что-то  говорил  предводителю  беглых  рабов.
Потом Врог нахмурился, бросил на Рикуса настороженный  взгляд,  и  наконец
опустил руку с камнем.
     - Твой король говорит, что вы не тиряне, - громко объявил Врог. -  Он
даже готов мне заплатить, если вы никогда не придете в Тир.
     Поняв, что выбора у него не осталось, Рикус вполголоса сказал:
     - Ниива, прячьтесь. На вас нацелен десять стрел.
     - С кем это ты разговариваешь? - удивленно воскликнул Врог.
     Но прежде, чем мул ответил, один из стрелков закричал:
     - Они переместились!
     - Стреляйте! - приказал ласк. И не услышав звона  спускаемой  тетивы,
повторил: - Стреляйте!
     - Им не в кого целиться, - спокойно  сказал  Рикус.  -  Ниива,  пошли
Лабана за легионом! Готовьтесь к бою!
     - Заткнись! - заорал Врог, устремляясь к мулу.
     Один за другим затренькали луки, и  Рикус,  заглянув  в  отверстие  в
полу, увидел маленькую фигурку гладиатора, бегущую к выходу из  ущелья.  К
нему устремились черные линии стрел. Но тут и-за камня,  поднялся  Каилум.
Он взметнул к небу руку, и в следующий миг между  гнездом  кес'трекелов  и
землей  возникла  огненная  стена.  Стрелы  исчезли  без  следа.   Лучники
растерянно опустили оружие.
     - Вы убьете его? - не отрывая взгляда от мула, прорычал Врог.
     - Нет, - за лучников ответил Рикус. - Пришло время решать тебе, Врог.
     - Я тебя убью!
     - Это будет глупо... даже для ласка, - не отступая ни на  шаг  сказал
мул. - Скоро сюда придет больше двух тысяч воинов!
     - Но ты их уже  не  увидишь,  -  рявкнул  Врог  и  взмахнул  огромной
когтистой лапой.
     Рикус поднырнул под нее, одновременно  шагнув  навстречу  противнику.
Проскальзывал Врогу за спину, мул с силой ударил ласка под  коленку.  Ноги
подкосились, и Врог рухнул на пол.
     Прежде,  чем  Врог  успел  придти  в  себя,  Рикус  уже  подскочил  к
стражникам, охранявшим три'крина.  Ударом  ноги  под  ребра  он  отшвырнул
одного  копьеносца  прямо  в  объятия  другому.  Оставшиеся  двое  стражей
бросились в атаку: один на Рикуса, второй на К'крика.
     Увернувшись от выпада, мул схватил копье за древко  и  точным  ударом
локтя в челюсть припечатал противника к стене. Второму воину  повезло  еще
меньше. Его копье бессильно отскочило от  твердого  панциря  три'крина,  а
тот, прокатившись по полу, вцепился  своему  тюремщику  в  ногу.  Ядовитая
слюна  смешалась  с  кровью  и  человек  упал,  сотрясаемый   предсмертной
судорогой.
     Кес'трекелы хватались за оружие. Круто  повернувшись,  Рикус  острием
копья перерезал веревки, связывающие одного из тирян.
     - Ласк! Сзади! - услышал он крик три'крина.
     Оставив копье освобожденному им гладиатору, мул повернулся  навстречу
Врогу.
     Вытянув перед собой руки и обнажив клыки, ласк прыгнул на  Рикуса.  В
последний момент тот пригнулся, ускользнув  от  острых  когтей,  а  затем,
распрямившись, с размаху ударил плечами  в  грудь  промахнувшегося  ласка.
Сделав кувырок, Врог с грохотом грохнулся на спину.
     Взбешенный необходимостью сражаться  с  такими  же,  как  и  он  сам,
рабами, Рикус со всей силы ударил своего противника ногой по голове.
     - Это глупо! - орал он, нанося удар за ударом.
     Череп обычного человека давно бы раскололся, но  ласк  только  мотнул
головой и попытался когтями поддеть ногу мула.  Когда  Рикус  отпрыгнул  в
сторону, он снова поднялся.
     - Этот мул мой! - прорычал он кес'трекелам, пытавшимся  зайти  Рикусу
за спину.
     Мул не мешал Врогу вставать. Ему вовсе не хотелось попасть в  объятья
пятнистого гиганта. В этом бое на  его  стороне  были  ловкость,  быстрота
движений и опыт, а не сила мышц.
     Гладиатор покосился  на  К'крика.  Шесть  рабов,  окружив  три'крина,
рубили его панцирь костяными топорами и короткими мечами  с  обсидиановыми
лезвиями. И все же К'крик бился с ними почти  на  равных.  Он  катался  по
полу, стремясь укусить врагов ядовитыми жвалами. Одна рука у него уже была
свободна - видно, кто-то из кес'трекелов  ненароком  разбурил  и  так  уже
порванную сеть. Рядом с копьем в руках сражался один из тирян-разведчиков.
Он ловко удерживал на  расстоянии  нескольких  кес'трекелов,  давая  своим
друзьям шанс освободиться из плена. Видя, что Врог снова готов к бою,  Мул
встал точно перед отверстием в полу.
     - Я переломаю тебе кости одну за другой, - прорычал  мул.  Не  злость
заставила его произнести эти слова. Врог был  силен,  но  неопасен.  Рикус
хотел распалить его, чтобы легче поймать в ловушку.  -  Когда  я  с  тобой
покончу, мой легион сожжет это гнездо дотла. Твое племя  будет  проклинать
тебя за то, что ты встал у нас на пути.
     - Это вряд ли... - заворчал ласк.
     Как мул и надеялся. Врог  бросился  в  атаку.  Но,  сделав  несколько
шагов, остановился. Он понял замысел мула.
     - Твоя хитрость не сработала, - сказал он.
     Рикус нахмурился, вроде бы раздосадованный, но на самом деле все  шло
так, как ему и хотелось. Приемы опытных гладиаторов никогда не были такими
простыми, как  казались  на  первый  взгляд.  Много  раз  мул  видел,  как
противник останавливался так же, как это сделал Врог, и в итоге  попадался
на один из множества маневров, придуманных именно для такой ситуации.
     Пронзительно закричав, Рикус прыгнул  вперед.  С  довольной  ухмылкой
Врог вытянул свои, более длинные, чему мула, руки.  Пальцы  ласка  мертвой
хваткой вцепились ему в  плечи.  Схватив  противника  за  бицепсы  (дальше
гладиатор, дотянуться не мог)  Рикус  нажал  словно  собираясь  опрокинуть
ласка на спину. В  следующий  миг,  почувствовав,  как  Врог  толкает  его
обратно, мул уже сам тащил ласка на себя,  одновременно  падая  спиной  на
пол. Упершись ногами в живот своему противнику, он перекинул  потерпевшего
равновесие гиганта через себя.
     Но в последний момент ласк понял, что все вышло  так,  как  рассчитал
мул и, падая, что есть  силы  оттолкнулся  от  пола.  Сделав  кувырок,  он
приземлился на ноги в шаге от зияющей в полу дыры.
     - Ну, и кто кому теперь переломает кости?!  -  торжествующе  вскричал
он, видя, что еще один прием Рикуса не сработал.
     Вместо ответа, Рикус, прыжком поднявшись на ноги, с лету  ударил  его
ногами в живот. Неожиданный пинок  заставил  ласка  пошатнуться.  Отчаянно
размахивая руками, он с душераздирающим криком полетел вниз.
     Рикус огляделся, ожидая новой атаки кес'трекелов.  К  его  удивлению,
никто не собирался на него нападать. Несколько не участвовавших в  схватке
воинов  настороженно  следили  за  мулом,  но  даже  не  сделали   попытки
приблизиться.
     Зато  остальным  тирянам  приходилось  несладко.  Трое   из   четырех
гладиаторов лежали мертвыми  среди  десятка  сраженных  ими  кес'трекелов.
Последний оставшийся в живых тирянин, обливаясь кровью, отбивался от  трех
противников сразу.
     К'крику тоже здорово досталось.  Хотя  от  и  сумел  высвободить  все
четыре руки и даже умудрился встать, крепкая сеть все  еще  опутывала  его
ноги. Глубокие разрезы покрывали  панцирь  три'крина.  Из  некоторых  даже
сочилась темно-желтая кровь  -  несколько  ударов  достигли  тела.  Вокруг
лежало втрое больше мертвых кес'трекелов, чем около  четырех  гладиаторов.
Среди них - и юноша с татуировками вокруг глаз.
     Рикус повидал всякое, и кровопролитием его было не удивить. Но теперь
ему стало не по себе. Со времени  революции  в  Тире  ему  не  приходилось
поднимать оружие На своих братьев, рабов.
     - Стойте! - закричал мул. - Рабы не должны убивать рабов!
     Сражение и  не  думало  стихать.  Видя  это,  мул  подхватил  с  поля
окровавленный короткий меч.
     - Стойте или я буду рубить руки!
     - Раньше ты умрешь, - услышал он у себя  за  спиной  гортанный  голос
Врога.
     Круто повернувшись, Рикус увидел поднимающегося  сквозь  отверстие  в
полу  ласка.  С  кривых  клыков  Врога  капал  слюна,  на  морде   застыло
кровожадное выражение.
     - У меня тоже есть свои приемчики! - вздернул верхнюю губу ласк.
     Краем глаза мул заметил блеск золота - кольцо все так же сверкало  на
толстом пальце Врога. Судя по  всему,  с  его  помощью  тот  и  спасся  от
неминуемой смерти.
     Этот дурак виноват в этом, никому не нужном, кровопролитии! Чувствуя,
как в нем закипает ярость, Рикус ударил Врога ногой в живот. Тот парировал
удар рукой, чуть не  сломав  мулу  кость.  Было  очень  больно,  но  Рикус
улыбался. Теперь кольцо находилось в пределах  досягаемости.  Резкий  удар
мечом, и лишившийся трех пальцев Врог, воя от боли, камнем полетел вниз. А
один палец с золотым кольцом на нем  остался  одиноко  плавать  в  воздухе
перед мулом.
     И тут Рикус понял, что это кольцо жизненно  необходимо  кес'трекелам.
Нет, конечно, они могут поднимать в свое  гнездо  грузы  и  друг  друга  с
помощью веревок и блоков. Но в этой пещере нет ни того, ни другого. А  раз
так, они наверняка привыкли всецело полагаться на колдовство кольца.
     Схватив окровавленный  палец  Врога,  Рикус  высоко  поднял  его  над
головой.
     - Стойте! - заорал он. - Или я оставлю вас здесь! И  выбирайтесь  как
хотите!
     Рикус  не  собирался  бросать  здесь  К'крика,  но  другого   способа
остановить кровопролитие не знал.
     Кес'трекелы, не принимавшие участи в бое, удивленно посмотрели в  его
сторону. А увидев, что он держит в руках, кинулись разнимать сражающихся.
     В живых к этому времени оставался только три'крин.
     - У тебя кольцо, - сказал с ног до головы забрызганный кровью  старый
гном. - Что дальше?
     - Я и мои воины покинем ваше гнездо, - ответил Рикус. - А  потом  наш
легион пройдет по ущелью.
     Сняв кольцо с окровавленного обрубка, он надел его себе на палец. Как
ни странно, кольцо тут сжалось до удобного Рикусу размера.
     - Что будем делать? - спросил кто-то. - Убьем его или пойдем за ним?
     До Рикуса даже не сразу дошел смысл вопроса. Но потом  он  сообразил,
что, убив Врога, он заполучил нечто большее, нежели кольцо. Многие племена
выбирали себе вождей именно путем поединка.
     - Если я  теперь  ваш  новый  предводитель,  -  сказал  Рикус,  -  то
присоединяйтесь к моему легиону.
     Наступила гробовая тишина. Мул понял, что допустил ошибку.
     - Ты победил Врога в поединке,  -  покачал  головой  старый  гном.  -
Поэтому мы позволим  твоему  легиону  беспрепятственно  пройти  по  нашему
ущелью. Но ты должен поклясться, что  сохранишь  в  тайне  местонахождение
нашего гнезда.
     - Но я же завоевал...
     - Ты ничего не завоевал,  -  резко  сказал  гном,  оглядывая  залитую
кровью комнату. - Чтобы управлять  племенем,  нужны  не  только  приемчики
гладиаторов. Ты хороший воин, но больше я о тебе ничего сказать  не  могу.
Итак, ты принимаешь наши условия перемирия?



                            6. НОЧНЫЕ УБИЙЦЫ

     - Ну, и что я сделал не так? - с горечью спросил Рикус. - Почему  эти
беглые рабы не захотели присоединить к нам? Почему я не смог их уговорить?
     - Это не их война, - коротко ответила Ниива.
     - А должна быть наша  общая,  -  настаивал  Рикус.  -  Они  могли  бы
перестать прятаться и поселиться в Тире.
     - Не все хотят жить в большом городе,  -  Ниива  откинула  в  сторону
очередной камень и добавила: - Не все хотят сражаться с урикитами. Не  все
мечтают отомстить роду Лубар.
     - Ты права, - кивнул Рикус, по-своему понимая слова партнерши. -  Они
трусы. Если им хочется дрожать от страха в своем гнездышке, то чего ради я
поведу их к свободу?
     - Точно.
     - Глупцы... - печально покачал головой мул.
     Этот вечер Рикус  и  Ниива  решили  провести  вдвоем,  в  стороне  от
легиона, на вершине небольшого холма из бурого  известняка.  Из  предгорий
веяло прохладой. Впереди раскинулось желтое  песчаное  море.  Висящее  над
самым горизонтом солнце заливало  алым  светом  в  грани  барханов,  между
которыми легли густые аметистовые тени. Вдали река выплескивалась из устья
узкого ущелья. Она извивалась по песку и исчезала под неумолимыми  желтыми
барханами.
     Там, недалеко от устья, росла маленькая рощица деревьев  заал.  Голые
стволы и похожие на фантастические веера кроны отчаянно  стремился  Рикус.
Качались на ветру зеленые кроны, словно  приглашая  гладиаторов  наполнить
бурдюки и окунуть усталые ноги в прохладную чистую воду.
     К сожалению, Рикус мог больше не спешить. К  тому  времени,  как  его
легион вышел из ущелья Кес'трекел, К'крик уже вернулся из разведки.
     - Хафлинги урикитов ушли от озера, - сообщил он, - а Маетан так и  не
появился.
     В общем, противник бесследно растворился в песках.
     - Если ты думаешь, что поспишь тут, как в поместье Агиса,  -  сказала
Ниива из-за спины мула, - то здорово ошибаешься.
     Рикус оглянулся. Его партнерша тщетно пыталась расчистить  от  камней
маленький пятачок земли. Увы, сколько бы камней она ни отбрасывала, на  их
месте оказывались новые.
     - Я рад, что мы нашли время побыть вдвоем. - Рикус  взял  женщину  за
руку. - Здесь нет урикитов. - Он показал на далекую рощу деревьев заал.  -
И как только Маетан догадался, что в оазис лучше не соваться?
     - Каилум говорит, что  других  оазисов  поблизости  нет,  -  заметила
Ниива, разглаживая бугры мускулов на спине гладиатора. - Даже если бы мы и
не преследовали его, Маетан не мог не догадаться, что мы  выйдем  к  этому
оазису.
     - Возможно, - пожал плечами мул. - Но как он узнал, что мы хотим  его
поймать? Я думаю, его кто-то предупредил.
     Ниива заставила мула повернуться к ней. Остатками воды она смыла пыль
и грязь со своего тела и теперь осталась  в  одном  зеленом  нагруднике  и
набедренной повязке - такое же  одеяние  было  на  ней,  когда  они  убили
Калака. Заходящее солнце окрашивало одну  половину  ее  грациозной  фигуры
нежным румянцем, оставляя вторую в загадочной тени.
     - Если даже кто-то и впрямь нас предал, - сказала она, -  то  как  он
связался с Маетаном?
     - С помощью Пути, - ответил Рикус. - Маетан ничуть не слабее Агиса. А
может, даже сильнее. И не забывай о Хаману.  Если  Маетан  и  не  в  силах
напрямую связаться со своими шпионами,  он  всегда  может  воспользоваться
чем-нибудь вроде вот этого... - мул вытащил из-за пояса кристалл  оливина,
который забрал обратно у поверженного Врога.
     - Все возможно, - неохотно согласилась Ниива. - Но  кто  способен  на
такую подлость?
     Рикус повернулся лицом к ущелью, из которого они так недавно вышли. В
предвечерних сумерках оно выглядело  черной  тенью,  прорезавшей  сплошную
гряду холмов.
     - Беглые рабы.
     - Кес'трекелы? - поразилась Ниива. - С чего ты взял?
     - Они все время старались нас задержать, -  объяснил  мул.  -  Сперва
поймали наших разведчиков. Затем решили взять в плен нас самих. Даже после
того, как я убил Врога, они продолжали сопротивляться. И как  я  сразу  не
догадался - их подкупил Маетан.
     - Если они не захотели  присоединиться  к  армии  Тира,  это  еще  не
значит, что они шпионы Маетана, - заметила Ниива.
     Взяв мула за руку, она потянула его к импровизированной постели.
     - Все сходится, - настаивал Рикус, не двигаясь с места. - Пока мы  не
прошли мимо гнезда Кес'трекелов, Маетан, похоже не подозревал о погоне.  И
чего ради рабы стали бы сражаться с нами? По-моему, все ясно.
     - Они сражались потому, что хотели  сохранить  в  тайне  расположение
своей пещеры, - сказала Ниива. -  А  нам  они  не  доверяли,  -  обреченно
вздохнув, она отпустила мула и, подойдя к сделанному ею ложу, положила  на
него свою накидку. - И знаешь, я их не  виню.  Особенно  после  того,  что
сделал Тихиан.
     - Может, и так, - снова вздохнула Ниива, - камень  все  еще  у  тебя.
Свяжись с Тихианом. Спроси, правду он сказал Врогу или нет.
     От подобного предложения  Рикус  на  мгновение  даже  опешил.  Потом,
поняв, что ведет себя глупо, мул усмехнулся.
     - И все-таки - это Кес'трекелы, - проворчал он.
     Вытащив из-за пояса Кару  Ркарда,  Рикус  уселся.  Стоило  руке  мула
коснуться рукояти, как  ночь  ожила  бесчисленными,  прежде  неразличимыми
звуками. Сверху доносилось приглушенное хлопанье кожистых крыльев летающей
ящерицы. Совсем рядом  шуршала  по  камням  змеиная  чешуя,  а  в  стороне
какой-то грызун отчаянно рылся  в  каменистой  почве,  то  ли  прячась  от
хищника, то ли в поисках ужина. Рикус не стал  прислушиваться:  с  заходом
солнца многие жители пустыни выходили на охоту.
     - Положи меч, - приказала Ниива, - и иди сюда.
     Она крепко  поцеловала  Рикуса,  одновременно  расстегивая  его  Пояс
Ранга. Щелкнула пряжка, и мул ощутил, как в  нем  просыпается  безумное  и
жгучее желание, разбудить которое могла одна лишь Ниива.
     Небрежное движение руки, и пояс со  стуком  упал  на  камни.  Желание
растаяло, словно сон.
     - Осторожнее! - воскликнул мул, поспешно поднимая пояс.
     - Ну, знаешь, - возмутилась Ниива. - Или эта никчемная кожа, или я!
     - Это не просто "никчемная кожа", - возразил Рикус. - Это моя судьба.
     - Судьба?! - переспросила она.  -  Знаешь,  Рикус,  мне  кажется,  ты
принял слова выжившего из ума гнома слишком близко к сердцу.
     - Нет, нет, - замотал головой мул, осторожно укладывая пояс на  землю
рядом с мечом. - Я действительно так думаю. Люди сами творят свою  судьбу.
Мне суждено вести легионы к свободе.
     - Может, тебе стоит подумать еще немного? - ехидно спросила  женщина.
- Пока что у тебя только один легион, да и тот ты несколько  раз  чуть  не
потерял.
     - Когда это? - нахмурился Рикус.
     - Ну, например, в Кледе. Если бы Каилум не спас тебя от  Маетана,  от
твоего разума остались бы одни воспоминания, а мы все сейчас вкалывали  на
обсидиановых копях Урика.
     - Но Каилум  же  мне  помог.  Не  так  ли?  Мы  убили  более  пятисот
урикитов...
     - И потеряли Книгу Королей Кемалока, -  прервала  его  Ниива.  -  Что
касается Врога и его племени... хорошо еще, что там не началась  настоящая
битва. Один жрец солнца не смог бы разрушить их скальную крепость.
     - Но  этого  же  не  потребовалось,  -  заметил  Рикус,  стараясь  не
показать, как сильно задели его слова Ниивы. -  Послушай,  что  ты  хочешь
доказать? Мне казалось...
     - Я говорю тебе правду, - снова прервала его женщина, -  потому,  что
люблю тебя. Потому, что  люблю  Тир.  -  Она  плотно  завернулась  в  свою
накидку. Ее  романтическое  настроение  исчезло  вслед  за  скрывшимся  за
горизонтом  солнцем.  -  Мне  больно  тебя  слушать.  Раньше  ты   говорил
по-другому.
     - Ну, разумеется, - легко согласился мул. - До  того,  как  мы  убили
Калака, у меня была одна цель в жизни:  стать  свободным.  -  Он  поправил
набедренную повязку, чтобы хоть немного защитить себя от обжигающего  жара
раскалившихся за день камней. - Теперь я  свободен.  И  у  меня  появилась
новая цель. Да и не только у меня - у всех нас - у меня, у тебя, у Садиры,
и даже у Агиса.
     - Меня можешь не впутывать, - нахмурилась Ниива.
     - Да нет, ты послушай, - покачал головой Рикус, кладя руку женщине на
колено. - Агис и Садира защищают Тир изнутри, например, от Тихиана. Мы  же
с тобой должны справиться с опасностью извне - с врагами вроде  Маетана  и
урикитов.
     Ниива повернулась к мулу.
     - Рикус, - начала она, и в ее зеленых глазах  загорелась  надежда,  -
что ты хочешь этим сказать?
     Такое выражение лица у своей партнерши мул видел и раньше.  И  теперь
чувствовал себя так же неуютно, как и тогда.
     - Я не совсем тебя понял,  -  протянул  он,  догадываясь,  что  Ниива
усмотрела в его словах больше, чем он в них вкладывал.
     - Давай я тебе помогу, -  предложила  женщина,  глядя  мулу  прямо  в
глаза. - Ты хочешь сказать, что  наконец-то  сделал  выбор  между  мной  и
Садирой?
     Рикус отвел глаза. Он мог только гадать, каким образом разговор о его
судьбе превратился в допрос на его самую нелюбимую и болезненную  тему.  С
того дня, как они убили Калака, Ниива донимала Рикуса, чтобы он  прекратил
любовную связь с Садирой. Она утверждала, что теперь, когда они  свободны,
настало время подумать о будущем и вверить свои сердца друг другу.  Рикусу
все это, однако, весьма напоминало карцер. Он любил Нииву, но расставаться
даже с каплей завоеванной свободы ему вовсе не улыбалось... Особенно  если
при этом надо отказаться от Садиры.
     - Просто скажи: да или нет, - не услышав ответа, сказала женщина.
     - Как тут можно...
     - Да или нет, Рикус.
     - Нет, я не сделал выбора, - ответил мул.
     - Я возвращаюсь в лагерь, - Ниива  встала  и  плотнее  запахнулась  в
накидку. - Посиди тут один, поразмышляй о своем предназначении.
     Подхватив с земли свой тяжелый боевой топор, она быстро пошла обратно
к бивуаку легиона. Сгущались сумерки, и ничего не видевшая в темноте Ниива
спотыкалась на каждом шагу. Но это  ее  не  остановило.  Вполголоса  ругая
Рикуса, словно это он был виноват в окутавшем пустыню мраке,  женщина,  не
разбирая дороги, спешила к лагерю.
     - Подожди, Ниива! - закричал Рикус, застегивая Пояс Ранга. - Если  ты
сломаешь ногу, то задержишь продвижение всей армии!
     В ответ он услышал только разухабистую ругань.
     Рикус подобрал меч и двинулся было за своей партнершей,  но  внезапно
замер. Вместо хлопанья крыльев и шелеста змеиной чешуи по камням - тишина.
Только еле слышные посвистывания и пощелкивания. Странные звуки.  Если  бы
не Кара Ркарда, Рикус никогда бы их не услышал.
     - Стой, Ниива, - зашипел мул, устремляясь в погоню.
     - Это еще зачем?
     - Там кто-то есть! - ответил мул.
     Ниива замерла, подняв свой топор.
     - Надеюсь, ты не хитришь со мной?
     - Нет, - заверил ее гладиатор.
     Встав рядом с женщиной, он пристально вглядывался в  сумрак,  пытаясь
заметить какое-либо движение. Но кругом - только неподвижный песок, тут  и
там утыканный столь же неподвижными камнями.  И  зрение  гнома  сейчас  не
могло помочь. Только что скрывшееся за кольцевыми горами солнце оставило в
небе красную полосу заката. Слишком темно для человека  и  слишком  светло
для гнома.
     - Они где-то между нами и лагерем, - прошептал  мул,  беря  Нииву  за
руку.
     - Кто "они"? - спросила она, сбрасывая с плеч накидку.
     - Не знаю, - покачал головой мул, - я слышу их  с  помощью  Кары,  но
пока не вижу.
     Внезапно посвистывание и пощелкивание смолкли.
     Рикус чертыхнулся.
     - Приготовься, - сказал он, решив больше не шептаться.
     Они начали понемногу отступать, и вскоре вернулись на вершину  холма,
где собирались провести ночь.
     - Может, это стая диких три'кринов? - предположила девушка.
     В отличие от К'крика, большинство три'кринов  не  знали  цивилизации.
День и ночь они рыскали по  пустыне  в  поисках  добычи.  Порой,  в  особо
голодную пору, они не брезговали и разумными созданиями.
     Мул вертел головой, но ничего не  мог  разглядеть.  Цвета  смешались,
однако  поблизости  он  не  видел  ничего  большого  и  угловатого,  вроде
три'крина.
     - Вряд ли это они, - засомневался Рикус.
     Мул еще не договорил, когда его усиленный волшебным мечом слух уловил
шорох песка у них за спиной. Стукнулись  друг  о  друга  сдвинувшиеся  под
чьей-то ногой камни. Мул круто повернулся и успел заметить, как  маленький
трехфутовый человечек нырнул в тень под  большим  камнем.  Страх  железной
лапой жал сердце.
     - Хафлинги, - прошептал он.
     - Лучше бы ты сказал три'крины, -  отозвалась  Ниива.  Она  мгновение
помолчала и добавила. - Если я упаду, не дай им меня съесть...  во  всяком
случае, живой.
     - Ты лучше не падай, - посоветовал мул. - Когда  ты  упадешь,  боюсь,
мое положение будет лучше.
     Рикус и Ниива уже встречались с хафлингами. Тогда они вместе с Агисом
и Садирой отправились в лес полуросликов за волшебным копьем,  необходимым
для убийства Калака. Маленькие охотники легко одолели тирян, не помогло ни
колдовство Садиры,  ни  мастерство  Пути  Агиса.  Лишь  с  большим  трудом
аристократу удалось убедить вождя хафлингов отказаться от царского пира из
свежих путешественников.
     Спина к спине гладиаторы ждали атаки. Прошла, наверно, целая вечность
- и ничего...
     - Может, они передумали? - предположил Рикус.
     - Ты серьезно так думаешь? - с насмешкой спросила  Ниива.  -  Это  не
обыкновенные охотники. Это убийцы из Урика.
     Мул был вынужден согласиться  со  своей  партнершей.  Хафлинги  редко
покидают родные леса.  Случайная  встреча  с  лесными  охотниками  посреди
пустыни... нет, это явная нелепица.
     Внезапно мул услышал шорох ног по камням, а сразу  вслед  за  этим  -
звон тетивы маленького лука.
     - Ложись! - заорал он, падая сам и валя на землю Нииву.
     Крохотная стрела врезалась в камень рядом  с  Рикусом.  Она  была  не
длиннее ладони, но мул на собственном горьком опыте знал, что она  смазана
сильным ядом, способным за несколько секунд свалить с ног кого угодно.
     - Ну, и как мы отсюда выберемся? - сдавленным голосом спросила Ниива.
     Иначе она говорить не могла: мощная рука Рикуса плотно  прижимала  ее
голову к земле.
     Рикус  огляделся.  В  дюжине  ярдов  справа   он   слышал   оживленно
пересвистывающуюся пару хафлингов. И это все.
     - Придется ползти, - решил мул.
     Неохотно оставив свой громоздкий стальной топор,  Ниива  поползла  за
Рикусом. Они продвигались вперед дюйм за дюймом, в кровь раздирая кожу  об
острые камни. Уже через несколько ярдов за гладиаторами  тянулся  кровавый
след.
     Мул изо всех сил старался ползти осторожно, не задевая мечом о камни.
Но несмотря на все усилия, совсем бесшумно тиряне двигаться не могли.  Они
тяжело дышали - и тут уж ничего нельзя было сделать. Время от времени  они
случайно сдвигали камешек, и тогда в ночи раздавался стук. Рикус ничуть не
сомневался, что хафлинги без труда следят за их  продвижением.  И  тем  не
менее, мул полз дальше - он просто не знал, что еще делать.
     Откуда-то слева послышался звон тетивы, потом  еще  раз.  Две  стрелы
ударили в камни перед самым носом  гладиатора,  Рикус  выругался.  Острием
меча он аккуратно откинул стрелы в сторону. Он  подозревал,  что  даже  от
ничтожной царапины они с Ниивой потеряют сознание.
     - Почему они не показываются? - шепотом спросила Ниива. Не дождавшись
ответа, она задала другой вопрос. - Как ты думаешь, сколько их?
     - Не меньше двух, но не больше десятка, -  отозвался  мул.  -  Трудно
сказать наверняка. Давай, ползи.
     - Зачем? - В голосе Ниивы послышался страх - такого Рикус еще никогда
не слышал.
     - Возможно, они нас и слышат, - объяснил мул, - но пока мы лежим,  им
в нас не попасть. Во всяком случае, если мы их не видим,  то  и  они  нас,
скорее всего, тоже. Одному из нас надо  добраться  до  легиона  и  поднять
тревогу.
     - Хафлинги хотят прикончить нас, - прошептала женщина. - Они вовсе не
собираются нападать на легион. Даже  мне  ясно:  их  слишком  мало,  чтобы
атаковать две тысячи воинов. А вот для того, чтобы  прикончить  командира,
хватит двух убийц.
     - Ты права, - согласился мул и еще раз мысленно проклял Кес'трекелов,
надоумивших, как ему казалось, Маетана устроить западню. -  Ты  права,  но
это ничего не меняет. Ползи... Чего ждать, пока они нас найдут.
     Гладиаторы ползли и ползли, а хафлинги двигались за ними следом.  Они
непрерывно пересвистывались, видимо, уточняя местоположение друг  друга  и
своих жертв. Изредка то один, то другой  хафлинг  стрелял  в  гладиаторов.
Несколько раз крохотные стрелы попадали в камни буквально в каком-то  футе
от головы Рикуса.
     - Может, позвать на помощь? -  спросил  мул,  когда  позади  осталось
ярдов пятьдесят каменистой пустоши.
     - Ты что, спятил? - прошипела Ниива. - Все равно  никто  не  услышит.
Только хафлинги.
     - Да это так, шальная мысль... - сам понимая, что сморозил  глупость,
отозвался мул.
     Время от времени гладиаторы останавливались отдохнуть. Во время одной
из таких пауз мул услышал едва заметный стук камней  далеко  за  пределами
сомкнувшегося вокруг них с Ниивой кольца хафлингов. Сперва мул решил,  что
это еще один полурослик, но потом, прислушавшись, понял, что это не так.
     - Там кто-то еще, - прошептал он на ухо Нииве. - За хафлингами...
     - Кто-то из легиона? - с надеждой в голосе спросила девушка.
     - Мы же ясно сказали, чтобы нас не беспокоили, - покачал головой мул.
- Скорее всего это урикит.
     - Тогда давай найдем его и прикончим, - Ниива повернула туда, откуда,
как  утверждал  Рикус,  доносился  новый  звук.  -  Может,  это   командир
хафлингов.
     Не споря, Рикус последовал за своей  партнершей.  Как  и  Нииве,  ему
ничего  так  не  хотелось,  как  найти   противника,   с   которым   можно
по-настоящему  сразиться.  Полурослики,  разумеется,  будут  держаться  на
расстоянии, но  если  повезет,  тот,  кто  за  ними  присматривает,  может
оказаться менее осторожным.
     Изменение направления движения вызвало настоящую бурю пересвистываний
и пощелкиваний. Рикус засек не  меньше  девяти  хафлингов.  Обычно  он  не
считал девять противников серьезной опасностью. Мул видывал и не такое. Но
при мысли о скрывающемся в ночи десятки полуросликов у мула  даже  мурашки
бежали по спине. На всякий случай он решил ничего не говорить Нииве.
     Они проползли не больше  десяти  ярдов,  когда  совсем  близко  Рикус
услышал шорох накладываемой на тетиву стрелы. В каком-нибудь ярде  от  них
из-за камня поднялась маленькая фигурка полурослика.
     - В сторону! - крикнул мул.
     Тренькнул лук. Ниива едва успела откатиться в сторону, как туда,  где
она только что лежала, вонзилась крохотная стрела.
     Рикус ринулся на хафлинга. Мощный прыжок - острие его меча  вонзилось
полурослику точно в живот.  Кара  Ркарда  вошла  в  тело  с  поразительной
легкостью. Глаза хафлинга широко раскрылись, но  он  не  издал  ни  звука.
Вместо этого, выхватив из колчана за спиной  новую  стрелу,  он  повалился
вперед, стараясь задеть мула острием.
     Рикус отшатнулся. Потом с силой ударил хафлинга  свободной  рукой  по
голове. Череп хрустнул. Безжизненное тело полурослика свалилось на песок.
     Звон тетивы впереди. Две стрелы вонзились Рикусу  в  широкий  кожаный
пояс. Вскрикнув от неожиданности, мул как подкошенный, повалился на землю.
     - Рикус! - услышал он крик Ниивы.
     Еще одна стрела со звоном отскочила от большого камня рядом с головой
женщины. Она поспешно откатилась в сторону.
     - Ты ранен? - шепотом спросила она.
     К неописуемому облегчению мула, ни одна из стрел не  пробила  толстую
кожу.
     - Они попали в пояс, - сообщил  он,  осторожно  выдергивая  стрелы  и
откидывая их подальше.
     Он пополз было к Нииве, но опять заговорили  луки,  и  его  партнерше
опять пришлось откатываться в сторону.
     - Они хотят разделить нас, - воскликнула Ниива.
     - Ну и пусть, - ответил Рикус.
     Он  понял,  что,  пытаясь  держаться  вместе  они  только   облегчают
хафлингам их работу.
     - Ползи дальше. Сделаем круг и снова встретимся. Там, впереди...
     Звон тетивы - и теперь уже Рикусу пришлось  поспешно  откатываться  в
сторону.
     Мул полз быстро как только мог.  Ниива  вполне  могла  сама  за  себя
постоять. А даже если нет, то не имело особого смысла  погибать  вдвоем  -
этим никому не поможешь. Он все дальше удалялся от  убитого  им  хафлинга.
Все реже  тренькали  маленькие  луки,  все  тревожнее  становился  посвист
полуросликов.
     Небо стало совсем черным, растаял багрянец заката.  Луны  еще  не  не
поднялись,  лишь  холодные  звезды  безразлично  мерцали  в  ночи.  Мул  с
облегчением вздохнул. Теперь, когда наконец-то стало по-настоящему  темно,
его зрение гнома рисовало светящиеся силуэты камней,  земли  и  хафлингов.
Теперь у них с Ниивой появился пусть и  небольшой,  но  шанс.  Хафлинги  в
отличие от гномов и эльфов, не обладали ночным  зрением.  Рикус  надеялся,
что ему удастся подобраться к своей партнерше, не превратившись при этом в
мишень.
     Но буквально через  несколько  секунд  его  оптимизму  пришел  конец.
Откуда-то со стороны Ниивы донесся удивленный крик  полурослика.  Затем  -
звон тетивы, ругань Ниивы, глухие звуки ударов.
     - И не тыкай в меня этой дрянью! - услышал мул голос женщины.
     Громкий треск, словно сломалось древко копья,  или,  скажем,  спинной
хребет полурослика. Что-то мягкое упало на камни. Затем тяжелые шаги Ниивы
заторопились куда-то вбок, подальше от места столкновения.
     Стук камней и треньканье  луков  -  несколько  хафлингов,  светящихся
мягким красным светом на фоне оранжевых камней, бросились в сторону Ниивы.
Вскочив на ноги, Рикус издал боевой клич и ринулся на помощь. К сожалению,
он не знал, где точно она находится.  Даже  его  ночное  зрение  не  могло
пронзить тьму больше, чем на десяток-другой ярдов.
     Но вот впереди показалось красное свечение живого  тела.  Полурослик.
Надеясь использовать ночную слепоту хафлингов, мул тихонько поднял меч. Он
подобрался уже совсем близко, когда хафлинг встрепенулся, наклонил голову,
словно прислушиваясь и, повернувшись,  нацелил  свой  лук  прямо  в  грудь
Рикусу.
     Мул ничком бросился на землю. Он мог только поражаться тому, с  какой
точностью, по еле слышному шуму  шагов,  хафлинг  вычислил  местоположение
противника. Падая, гладиатор пребольно ударился коленом об острый  камень.
Мул даже закусил губу, чтобы не закричать.
     Зазвенела тетива, и стрела голубой  молнией  пронеслась  над  головой
Рикуса. Осторожно поднявшись, мул взглянул  на  полурослика,  зажавшего  в
руке еще одну стрелу словно кинжал. Хафлинг даже глаза  закрыл,  полагаясь
только на слух.
     Нагнувшись, Рикус тихонько подобрал увесистый  камень.  Прицелившись,
он метнул его в полурослика и сразу же бросился  в  атаку.  Камень  угодил
маленькому стрелку точно в лоб. Мул  уже  занес  меч  для  удара,  но  тут
хафлинг совершенно неожиданно прыгнул на гладиатора.
     Проклиная все на свете, мул поспешно отскочил и,  поскользнувшись  на
камнях, тяжело повалился на землю. Хафлинг тоже  не  сумел  удержаться  на
ногах. Не  пытаясь  встать,  мул  вслепую  рубанул  мечом.  Промах.  Рикус
повернулся. Он двигался очень быстро, но его противник  чуть  не  оказался
быстрее.
     Рикус  едва  успел  отбить  вооруженную  отравленной  стрелой   руку.
Короткий взмах меча -  и  голова  полурослика  покатилась  по  земле.  Все
кончено.
     За спиной Рикуса, там, куда убежала Ниива, послышался громкий  треск.
На миг вспыхнуло ослепительно красное пламя. Мул решил, что его  партнерша
нарвалась на одного из урикитских темпларов.
     - Ниива! - закричал мул, вскакивая.
     Острая боль пронзила поврежденное колено, и мул чуть не упал. Но тут,
к неописуемому облегчению Рикуса, Кара Ркарда донесла до  его  ушей  голос
Ниивы:
     - Рикус еще жив, - говорила она. - Пошли!
     Не  особенно  задумываясь,  с  кем,  собственно,  она  разговаривает,
гладиатор захромал ей навстречу.
     Но буквально через несколько шагов ему пришлось  остановиться.  Прямо
перед ним стояли четыре хафлинга с натянутыми луками. Все четверо целились
в Рикуса и выстрелили практически одновременно.
     Проклиная свое невезение, Рикус нырнул в сторону.
     Его ноги еще не оторвались от земли, когда  четыре  стрелы  вонзились
(странное совпадение) в пояс Ранга.
     Ужасающий  громовой  удар  разорвал  ночь.   Все   кругом   озарилось
обжигающим  оранжевым  светом.  Ночное  зрение  растаяло,  словно   мираж.
Огненный  ураган  пронесся  над  головой  Рикуса.  Ослепленный   оранжевой
вспышкой, оглушенный громом, обожженный ветром, он, закрыв глаза, вжался в
землю.
     Перед глазами плыли круги. В ушах звенело. Рикус понимал, что  сейчас
он отличная мишень для хафлингов.  Мул  не  сомневался,  что  ему  уже  не
суждено узнать, что произошло.  Каждую  секунду  он  ожидал  почувствовать
острие кинжала, входящего ему под ребра,  или  ощутить  десятки  маленьких
стрел, вонзающихся в незащищенную спину. Инстинкты  требовали:  вставай  и
сражайся. Но мул, понимая, что движение только привлечет к нему  внимание,
не двигался с места. Пока силы не вернулись, он беспомощен.
     Каково же было его удивление, когда он услышал рядом голос Ниивы:
     - Рикус, ты в порядке?
     Мул поднял голову. Как сквозь туман, он увидел силуэт женщины на фоне
стены оранжевого пламени, бушевавшего там, где минуту назад стояли  четыре
хафлинга.
     - Ниива! Ты жива!
     - Ну разумеется, - пожала плечами его партнерша. -  Они  же  пытались
убить не меня, а тебя!
     - Меня? - нахмурился Рикус.
     - Когда ты закричал, они обо мне и вовсе забыли, - пояснила Ниива.  -
Скажи-ка лучше, ты не ранен?
     - Не знаю, сейчас нет времени выяснить, - Рикус попытался  подняться.
- Пошли...
     - Не волнуйся, - поспешила успокоить его Ниива.  -  Хафлингов  больше
нет. Ну, так что, ты ранен?
     Рикус еще больше нахмурился, но  потом  решил  не  спорить.  В  конце
концов, если бы вокруг  еще  оставались  полурослики,  они  бы  уже  давно
напали.
     - В меня попало наверно с  пол-дюжины  отравленных  стрел,  -  сказал
Рикус, - но они все угодили в Пояс Ранга. - Он указал на четыре  крохотные
стрелки, застрявшие в толстой коже. - Иначе я был бы уже мертв.
     - Дайте-ка я посмотрю, - раздался  за  спиной  мула  хорошо  знакомый
голос. Бывает, что раненый не замечает своих ран...
     Оглянувшись, Рикус увидел направляющегося к нему гнома.
     - Каилум? - удивился он.
     - А кто, по-твоему, вызвал огненную стену, которая спасла тебе жизнь?
- спросила Ниива.
     - Что ты здесь делаешь? - прорычал Рикус, не обращая внимания  на  ее
слова. - Я же ясно сказал, чтобы нас с Ниивой никто не беспокоил.
     - Это чистая  случайность,  -  потупился  гном.  -  Я  совершал  свой
ежевечерний ритуал солнечного заката.
     - Ни разу не видел тебя исполняющим  какие-то  ритуалы,  -  проворчал
мул. Прищурившись, он окинул гнома оценивающим взглядом.  -  По-моему,  ты
лжешь.
     - Да зачем ему врать? - вмешалась Ниива.
     - Может, это не Кес'трекелы предупредили Маетана о наших замыслах?  -
процедил мул, хватая гнома за горло. - Может, это был Каилум?
     - Ты с ума сошел! - рявкнула  Ниива,  вырывая  гнома  из  цепких  рук
гладиатора.
     - Вовсе нет, - не сдался Рикус. -  Он  пошел  вслед  за  нами,  чтобы
показать хафлингам, где мы ляжем спать.
     - Нет, - прохрипел Каилум, потирая шею. - Я уже  сказал,  это  просто
совпадение. Ты никогда не видел, как я  совершаю  ритуалы,  потому  что  я
должен выполнять их в одиночестве.
     - Ерунда, - фыркнул Рикус.
     - Во всяком случае, это больше похоже на правду, чем твои  обвинения,
- заметила Ниива. - Если  Каилум  предатель,  то  зачем  он  спас  нас  от
хафлингов?
     - А я почем знаю?! - воскликнул Рикус, не  в  силах  найти  достойный
ответ. - Он шпион, и все тут.
     - Что бы ты ни думал о моих ритуалах, -  сказал  гном,  -  ты  должен
понимать, что у меня есть все основания ненавидеть Маетана. Я не шпион.  А
теперь дай-ка я осмотрю твой живот. Если стрелы все-таки тебя задели, сила
солнца выжжет яд из твоей крови.
     - Тебе дожидаться, - язвительно сказала она, - до рассвета к  легиону
так мы не вернемся.
     Каилум немедленно принялся осматривать своего недоверчивого пациента.
     Ниива расстелила на камнях Пояс Ранга и Рикус увидел еще  две  стрелы
помимо тех четырех, о которых уже знал. Судя по  всему,  они  должны  были
вонзиться мулу в спину, когда он полз между камней. Тогда Рикус их даже не
заметил.
     - А ты говорила, что это никчемная штука, - напомнил  мул,  показывая
на пояс.
     Ниива только растерянно покачала головой.
     - Все стрелы попали точно в Пояс, - поразилась она. - Как  может  так
везти?
     - Причем тут везение? - удивился  Каилум.  -  По-моему,  это  обычное
колдовство.



                          7. ВОЗВРАЩЕНИЕ УМБРЫ

     Рикус проснулся от того, что кто-то пинал его ногой в бок.
     - Хватит лежать, - услышал он голос К'крика. - Нашел урикитов.
     Открыв глаза, Рикус  увидел,  что  первые  зеленые  лучи  восходящего
солнца едва коснулись усыпанного звездами неба. Откатившись  от  теплой  и
уютной Ниивы, мул сел и сонно поглядел на три'крина.
     - Чего? - пробормотал он.
     - Что случилось? - нетерпеливо  щелкая  жвалами,  спросил  К'крик.  -
Почему такой глупый?
     - Я спал, - зевнул Рикус.
     - Спал, - презрительно фыркнул три'крин,  явно  не  одобряя  подобную
слабость. - Терять хорошее время для охоты.
     - Сон - не потеря времени, - проворчал Рикус. Взяв одну  из  накидок,
он поднялся с земли. - Что ты там говорил об урикитах?
     - Нашел много  урикитов,  -  сказал  К'крик,  всеми  четырьмя  руками
указывая в сторону черной стены Кольцевых гор. - Недалеко.
     - Подожди, - остановил его Рикус.
     Он окинул взором пыльный  лагерь,  где  две  тысяча  неподвижных  тел
блаженно храпели в объятиях сладкого предрассветного сна.
     - Подъем!!! - заорал мул во всю глотку.
     Половина гладиаторов вскочила на ноги с оружием  в  руках,  другая  -
даже не пошевелилась.
     - Разбудите своих товарищей, -  приказал  Рикус.  -  Выступаем  через
четверть часа.
     - Что случилось? - зевая спросила Ниива.
     - Потом объясню. - Рикус взял ее за руку. - Пока что  давай  разбудим
наших командиров, - он направился к бивуаку темпларов.
     Через несколько минут они подняли с постелей  и  Стиана,  и  Джасилу.
Потом мул попросил К'крика рассказать о своих наблюдениях.
     - А как же Каилум? - остановила его Ниива.
     - Он небось совершает свой  утренний  ритуал,  -  язвительно  заметил
Рикус.
     Неожиданное и необъяснимое появление Каилума прошлой ночью все еще не
давало покоя гладиатору. И хотя ему пришлось согласиться, что предатель не
стал бы спасать их с Ниивой от хафлингов, мул все равно не доверял гному.
     - Надо его найти, - сказала Джасила. Она широко зевнула и поморщилась
от боли - давали себя знать старые раны. - Если  предстоит  сражаться,  то
гномы нам очень пригодятся.
     С этим Рикус спорить не мог,  и  потому  они  направились  туда,  где
остановились на ночлег гномы. Лагерь воинов из  Кледа  располагался  между
двумя  глыбами  известняка,  на  ковре  из  мха  переливающемся  в   лучах
исходящего солнца золотом и серебром.
     Каилум встретил гостей в центре лагеря и предложил каждому по  горсти
змеиных яиц. Только Стиан отказался от этого роскошного завтрака.
     - К'крик нашел лагерь урикитов, - объяснил Рикус, показывая в сторону
кольцевых гор.
     - Большой лагерь? - поинтересовалась Джасила.
     - Не меньше нашей стаи,  -  ответил  К'крик.  -  Много  людей.  Стоят
лагерем. Ждут.
     - Ты случайно не видел Маетана и Книгу Королей? - спросил Каилум.
     К'крик скрестил усики, - мол не видел.
     - Это еще не значит, что Маетана там нет, - заметил Рикус.
     - Но и не значит, что есть, - возразил Стиан. - Может, он сейчас  уже
на полпути в Урик.
     - Будем атаковать, - решил Рикус.
     - Да? - поднял брови Стиан.  -  Я,  кажется,  не  давал  согласия  на
участие моих темпларов в какой-либо атаке.
     - Ну, если мы будем ждать, пока твои темплары соблаговолят  выйти  на
бой, - резко сказал Рикус, - то Маетан успеет доскакать до Урика на  одной
ножке. Или доползти на карачках.
     - Надо идти к оазису, -  заявил  Стиан,  обращаясь  к  командирам.  -
Прошлой ночью у нас закончилась вода.
     - Ты позволил темпларам допить оставшуюся воду?! - воскликнула Ниива.
- Без воды твои люди не смогут сражаться.  До  полудня  они,  возможно,  и
протянут, но не больше. Только темплары способны на такую глупость.
     - По правде сказать, не только они, - призналась  Джасила.  -  У  нас
вода кончилась вчера вечером.
     Ниива застонала.
     - А как у гномов? - Она повернулась к Каилуму.
     - Мы уже три дня сидим на половинном пайке,  -  с  гордостью  ответил
тот. - Если перейти на четверть пайка, то протянем еще сутки.
     - А если бы  у  тебя  хватило  ума  проверить  своих  гладиаторов,  -
усмехнулся Стиан, нагло глядя в глаза Рикусу, - ты, думаю, узнал  бы,  что
они осушили свои бурдюки раньше всех.
     - Это несущественно, - отрезал мул. - Мы три дня провели без воды, до
того как победить в Кледе.
     - Но не потому, что нам так  захотелось,  -  возразил  Стиан.  -  Кто
знает, сколько еще нам придется провести без воды. А если, начав сражение,
мы его проиграем...
     - Мы не проиграем, - прорычал Рикус.
     Но стиан только упрямо покачал головой.
     - Если я прикажу своим людям уйти от оазиса, они  всадят  мне  нож  в
спину.
     - Это было бы совсем неплохо, - заметила Ниива. - Без  тебя  и  твоих
трусов весь легион вздохнул бы с облегчением.
     - Знаешь, Рикус, - заявил Стиан, бросив  на  Нииву  полный  ненависти
взгляд, - если ты не образумишься, твои гладиаторы пойдут в атаку одни.
     - Нет, - покачала головой Джасила. -  С  водой  или  без  воды;  я  и
добровольцы Тира пойдут вместе с ними.
     - И гномы тоже, - добавил Каилум.
     Стиан повернулся к жрецу солнца. На его устах играла ухмылка.
     - Ты в этом уверен? - спросил он.
     - Разумеется!
     - Давай посмотрим? - предложил темплар.
     Отойдя от маленькой группки командиров, он повернулся лицом к бивуаку
гномов.
     - Войны Кледа! - громко объявил он.  -  Я  считаю  своим  долгом  вам
вое-что сказать.
     Рикус  нахмурился.  Он  хотел  было  схватить  темплара,  но  Джасила
положила руку ему на плечо.
     - Если ты вмешаешься, - сказала она, - подумают, будто ты боишься его
слов. Пусть уж лучше говорит.
     Мул сердито фыркнул, но, поколебавшись, отступил.
     - Три'крин утверждает, что обнаружил арьергард. Вы бы оставили  Книгу
Королей с арьергардом?
     Гномы молчали. Бесстрастные выражения их лиц  ничего  не  говорили  о
том, согласны они с темпларом или нет.
     - Мы не можем знать наверняка, арьергард это или  нет,  -  поддержала
Рикуса Ниива.
     - Разве? - деланно удивился Стиан. - По-моему, К'крик сказал, что они
"ждут". Чего же они могут ждать, если не нас?
     - Он сказал, что они стоят лагерем, - возразил  мул.  -  Для  К'крика
спать - то же самое, что ждать.
     - Даже если бы я и согласился с этим, - улыбнувшись кивнул темплар, -
есть еще факт, который ты вряд ли объяснишь. Вчера, когда мы спускались из
ущелья, один из моих людей, эльф-полукровка с таким же острым зрением, как
у его полнокровных сородичей, заметил маленькую группку людей, уходящую из
базиса.
     - Ты все это выдумал! - вне себя от гнева воскликнул Рикус.
     - Вот куда подевалась ваша Книга, -  не  обращая  внимания  на  мула,
продолжал темплар. - И пока мы будем сражаться, Маетан унесет ее в Урик.
     - Лжец!
     Рикус толкнул темплара с такой силой, что тот пролетел ярда  два,  не
меньше, прежде чем упасть на землю. Через миг  мул  уже  сидел  верхом  на
поверженном Стиане, приставив острие меча к морщинистой  шее  королевского
слуги.
     - Скажи им правду! - проревел гладиатор.
     - Но я уже все сказал, - спокойно ответил Стиан. - Даже если ты  меня
убьешь, это ничего не изменит.
     Рикус нажал на клинок, и по шее темплара потекла кровь.
     - Стой, - схватила  мула  за  руку  Джасила.  Она  пыталась  оттащить
Рикуса, но сил у нее явно не хватало. - Ты только подольешь масла в огонь!
     - Он ничего не говорил мне о каких-то там людях, уходящих из  оазиса!
- прорычал Рикус.
     - Ну конечно, нет, - кивнула Джасила, -  скорее  всего  их  не  было.
Возможно, и полукровки нет... но ты ведешь себя так, что все решат,  будто
это ты хочешь что-то скрыть.
     Ниива взяла Рикуса за запястье. Вместе с Джасилой им удалось  отвести
меч.
     - Вставай, - пнула она ногой темплара. - И побыстрее, пока он тебя не
прикончил. Хотя, если по правде, меня это не огорчило бы.
     - Спасибо, любовь моя, - усмехнулся темплар, обнажая  неровные  серые
зубы.
     Повернувшись, Рикус с изумлением увидел, что  гномы,  построившись  в
походную колонну, покидают бивуак.
     - Куда это они? - нахмурившись, спросил он Каилума.
     Гном отвел глаза. Похоже, ему было стыдно.
     - Они идут в оазис, - ответил он. - Пожалуйста, не вини  их.  Они  не
сомневаются в твоих словах. Вовсе нет. Просто они не могут  понять,  зачем
Стиану врать в таком важном вопросе. В подобных условиях участие  в  битве
может разрушить их фокус. А на это они, разумеется, никогда не согласятся.
     - Ну и чудесно, - огрызнулся Рикус. - Значит, они нам тоже не нужны.
     - Рикус, - даже задохнулся от ужаса Стиан. - Неужели ты  все  еще  не
оставил мысль об атаке?! -  Темплар  предусмотрительно  держался  от  мула
подальше.
     - Я не дам урикитам уйти! - отозвался мул.
     - Теперь, - Стиан повернулся к Джасиле, - вы наверняка измените  свое
решение?
     Аристократка повернулась к нему исковерканной стороной своего лица.
     - До сих пор, - с  презрением  в  голосе  сказала  она,  -  Рикус  не
проиграл ни одной битвы. Я доверяю его интуиции.


     Рикус услышал впереди стук осыпающихся камней. Он  вытащил  из  ножен
меч и знаком велел своим спутникам тоже изготовить оружие к бою.
     Во главе гладиаторов Рикус  пробирался  по  глубокому  ущелью,  густо
заросшему розовой звездоземкой и колючими кустами янтарного  смоляника.  С
одной стороны уходили в небо уступы Кольцевых гор,  с  другой  поднимались
огромные барханы пустыни. Впереди ущелье перегораживала  громадная  осыпь,
вытекавшая из черной пасти пересохшего ущелья. Именно там, судя по  словам
К'крика, урикиты и разбили свой лагерь.
     Рикус оценивающе  поглядел  на  висящее  над  головой  солнце.  Скоро
полдень.
     - Джасила должна была уже добраться до места, - сказала  Ниива,  тоже
глядя на алое, нестерпимо жаркое светило.
     Рикус поручил воинам Джасилы зайти в  тыл  урикитам.  С  ними  вместе
пошел и Каилум. А К'крик обещал показать дорогу.
     - Да уж пора бы, - проворчал мул, поторапливая своих гладиаторов.  Он
коснулся рукояти меча  и  услышал  голоса  офицеров,  отдающих  приказания
адъютантам. - Похоже, урикиты идут к нам.
     Мул вскарабкался на осыпь. Ниива, Гаанон и другие последовали за ним.
Рикус увидел урикитов, беспорядочной толпой двигавшихся по ущелью. И  куда
только делся сплоченный железной дисциплиной легион,  который  так  хорошо
запомнился мулу по первой битве. Красные  туники  урикитов  были  порваны,
Лишь некоторые держали  в  руках  костяные  щиты,  и  уж  совсем  немногие
сохранили свои длинные копья.  Основная  часть  была  вооружена  короткими
обсидиановыми мечами. Лица побелели от страха.
     А за ними по пятам двигалась  громадная  абсолютно  черная  фигура  -
словно призрак пастуха, гонящего остатки отары на бойню.
     - Умбра! - охнула Ниива.
     - Хорошо! - отозвался Рикус, бросаясь вперед.
     - Что же тут хорошего, - спросила женщина, догоняя гладиатора.
     - Раз здесь Умбра, значит здесь и Маетан.
     - Хорошо, - вслед за Рикусом прогудел Гаанон, и земля затряслась  под
его ногами. - Я убью их обоих.
     За ними, вопя во всю глотку, навстречу урикитам устремилось несколько
сотен гладиаторов. Рикус видел, что схватка будет именно такой, как любили
его воины: без всяких хитростей и  тактики,  клинок  против  клинка,  воин
против воина.
     Две армии сошлись лицом к лицу, и Рикусу стало не до размышлений.
     Мул прыгнул на двух копьеносцев в первом ряду. Он рассчитывал срубить
острия их копий и проскользнуть дальше, к Умбре.  Но  в  последний  момент
копьеносцы вдруг подняли свои копья и  одновременно  метнули  их  прямо  в
грудь Рикусу. Инстинктивным движением мул парировал одно копье мечом. Хотя
удар пришелся не лезвием, а плашмя, древко копья коснувшись  Кары  Ркарда,
разломилось надвое.
     Второе копье внезапно нырнуло вниз и вонзилось Рикусу  в  живот.  Мул
вскрикнул и пошатнулся. Но как ни странно, не ощутил жгучей боли  ранения.
Глянув вниз, он увидел, что копье не пробило толстой кожи Пояса Ранга.
     Вырвав копье из Пояса,  Рикус  небрежно  отбросил  его  в  сторону  и
улыбнулся  ошеломленным  урикитам.  С  криками  ужаса,   вопя   что-то   о
колдовстве, противники мула бросились наутек.
     - Трусы! - заорал Рикус, бросаясь в погоню. - От меня не убежишь!
     С разгону он врезался в  толпу  урикитов.  Засвистел  волшебный  меч,
рассекая руки, тела, доспехи с такой же легкостью, как только что - древко
копья. Справа от него рубила своим тяжелым топором  Ниива.  Слева  мощными
ударами огромной дубинки крушил врагов Гаанон.
     Трое гладиаторов все глубже  врезались  в  ряды  урикитов:  настоящий
ураган  смерти,  самум  над  солончаками  Костяных  Равнин.  Порой  Рикусу
приходилось поднимать Кару Ркарда не для атаки, а чтоб парировать удар.  И
каждый раз соприкасаясь с волшебным клинком, обсидиановые, как, впрочем, и
древние стальные мечи, кинжалы и топоры, разлетались вдребезги.
     Вскоре в мире Рикуса существовали только блеск его меча, боевой клич,
вырывающийся из его глотки, запах вываливающихся на песок внутренностей  и
горячая  кровь  врагов,  ручьями  текущая  по  его  обнаженным  рукам.  Он
действовал не задумываясь. Меч плясал, словно став продолжением его  руки.
Вторая рука и ноги, казалось, сами по  себе,  наносили  удары,  отбрасывая
урикитов под топор Ниивы или  дубину  Гаанона.  Он  любил  сражаться,  как
три'крины любят охоту, как эльфы - бег, как гномы - труд. Для этого  он  и
появился на свет. Это призвание мула - драться и побеждать.
     Кипела битва, и Рикус краем глаза успевал заметить, что повсюду воины
Тира рубили, резали, крушили растерянных солдат Урика. Как и сам мул,  его
соратники всю свою жизнь провели, готовясь к поединкам на Арене. И хотя их
воинское искусство уступало непревзойденному мастерству Рикуса, все они на
голову превосходили своих противников.  Одетые  в  красное  фигуры  падали
десятками. В воздухе стоял удушливый запах пролитой на  раскаленные  камни
крови.
     Все кончилось быстро. Даже слишком быстро. Внезапно Рикус  обнаружил,
что бежит, спотыкаясь о трупы,  отчаянно  пытаясь  догнать  удирающих  без
оглядки урикитов.
     - Сражайтесь! - прогремел голос Умбры. - Сражайтесь и умрите,  или  я
сделаю вас своими рабами!
     Черный великан схватил двух улепетывающих солдат и втянул их  в  свое
черное тело - точь-в-точь, как в первый раз, когда Рикус  его  увидел.  Но
угрозы уже не действовали на потерявших голову от страха  урикитов.  Воины
Хаману продолжали бежать, а те немногие, что все-таки  послушались  своего
зловещего командира, падали, пронзенные мечами гладиаторов.
     - Вперед! - закричал Рикус. - Покажем этим трусам!
     - Смерть поганым урикитам! - эхом отозвался  Гаанон,  громыхая  почти
так же громки, как Умбра.
     Теперь, когда урикиты обратились в бегство. Битва потеряла  для  мула
интерес. Однако он не прекращал погоню. Пока все  складывалось  для  тирян
наилучшим  образом.  Враг  бежал,  и  бежал  прямехонько  в  расставленную
Джасилой и  Каилумом  ловушку.  У  них,  конечно,  могло  не  хватить  сил
остановить  такое  количество  обезумевших  солдат,  но   хоть   ненадолго
задержать эту толпу  проклятых  трусов,  пока  подоспеют  гладиаторы,  они
наверняка смогут. И тогда все будет кончено.
     Мул бежал, буквально на каждом шагу разя врагов своим мечом. Ниива  и
Гаанон как могли спешили за ним, добивая тех, кого мул только ранил.
     Внезапно Рикус очутился лицом к лицу с огромной черной тенью.
     Черная рука мелькнула справа от него, схватив сразу и  гладиатора  из
Тира, и убегающего от него солдата из урика. Два крика, от  которых  кровь
стыла в жилах - и тела несчастных растворились во мраке Умбры.
     - Ну, вот и Умбра, - тяжело дыша, сказала Ниива.  -  Что  нам  теперь
делать?
     Рикус молчал. Гаанон тоже. Похоже, вид  противника  в  несколько  раз
больше его самого лишил великаныша дара речи.
     Мул поднял взор... Сапфировые глаза Умбры глядели прямо на него.
     - Ты дорого заплатишь за свою победу, тирянин, -  улыбнулся  Умбра  и
протянул руку к Нииве.
     Взмахнув окровавленным топором, женщина  с  криком  опустила  его  на
призрачную руку гиганта. Блестящее лезвие вынырнуло из  черной  пелены  и,
ударившись о камни, раскололось, словно стеклянное.  Черные  пальцы  Умбры
сомкнулись на талии Ниивы.
     - Рикус!!! - закричала она, а черная тень уже поползла вниз по бедрам
и вверх по ее груди.
     Не зная что еще предпринять, мул  неуверенно  ткнул  мечом  в  черную
туманную руку гиганта. К его удивлению, колдовской клинок вонзился в тень,
как в живую плоть. Умбра вскрикнул. Перехватив  меч  поудобнее,  Рикус  со
всего размаху обрушил его на руку Умбры.
     Разбрызгивая во все стороны  клочья  черного  тумана,  кисть  гиганта
упала на  землю.  Дрожащая  как  в  лихорадке  Ниива  рухнула  на  колени.
Медленно, один за другим, черные пальцы стекали с ее  тела,  впитываясь  в
сереющий на глазах песок.
     Гаанон яростно взревел и взмахнул своей дубинкой. Как и топор  Ниивы,
дубина не причинила чудовищу никакого вреда. Пройдя сквозь похожее на  дым
тело, она ударившись о камни, рассыпалась на мелкие  кусочки.  Умбра  пнул
великаныша и, наступив тому на грудь, придавил к земле.
     Взвыв от ужаса и боли, Гаанон попытался откатиться в сторону, но  все
его усилия были тщетными. Умбра не давал ему пошевелиться, а  черная  тень
начала обволакивать тело гладиатора.
     Рикус рубанул мечом по черной ноге. И снова волшебный  меч  впился  в
тело. Изрыгая  проклятия,  повторить  которые  не  под  силу  человеческой
глотке, Умбра неповрежденной рукой  ударил  мула  в  грудь.  Падая,  Рикус
выронил Кару Ркарда, но сперва он  этого  даже  не  заметил.  Все  чувства
сковал невыносимый холод, пронзивший его до мозга костей. Рикус  потянулся
за мечом, но руки не слушались.
     - Сталь Ворпала, - прошипел Умбра. - Откуда у тебя это оружие?
     В тот  же  миг  сердитое  шипение  и  треск  наполнили  каньон,  эхом
отдаваясь от скальных стен. Невдалеке, поперек каньона возникла мерцающая,
переливающая пелена. Удиравшие  во  все  лопатки  Урикиты  больше  боялись
несущихся по пятам гладиатором, чем непонятного колдовства, возникшего  на
их пути. Но вот первые воины приблизились к барьеру и сразу же  с  криками
ужаса попытались повернуть назад. Но было  поздно.  Несущая  сломя  голову
толпа  не  дала  им  остановиться.  Коснувшись  странной   пелены,   воины
вспыхивали как свечки и через мгновение исчезали в облаке черного дыма.
     Увидев, что происходит, Умбра опять  выругался  на  своем  непонятном
языке. Пользуясь удобным моментом, успевший прийти в себя Рикус прыгнул  к
мечу и, перекатившись через него, вскочил  на  ноги.  Сверкнула  волшебная
сталь, но меч рассек один только воздух. Черный  гигант  уже  торопился  к
дрожащей пелене, обрывавшей жизни все новых и новых урикитов.  Из  обрубка
его руки тянулась струйка черного тумана.
     - Ты как? - спросил Рикус, наклоняясь к Нииве.
     - Замерзла очень, а так ничего, - ответила женщина. Она подобрала два
брошенных урикитами коротких обсидиановых меча. - Что это? - Она  показала
в сторону перегородившей ущелье пелены.
     - Думаю, это дело рук Каилума и Джасилы, - ответил Рикус. Он  подошел
к Гаанону. - А как твои дела?
     - П-п-просто з-з-замерз... - Великаныш, шатаясь, поднялся на ноги.  -
Я в  п-порядке...  -  Он  попытался  сделать  шаг,  но  закоченевшие  ноги
заплелись, и Гаанон рухнул на землю.
     - Подожди здесь, - приказал Рикус. - Погрейся на солнце.
     Кивком головы он велел Нииве следовать за ним.
     - Подождите! - закричал великаныш, снова поднимаясь на ноги.  -  Я  в
порядке!
     И опять онемевшие  мускулы  отказались  повиноваться.  Не  переставая
уверять, что он может сражаться, Гаанон снова упал.


     С другой стороны дрожащего переливающегося занавеса,  перегородившего
каньон, Джасила тщетно пыталась договориться с Каилумом.
     - Эта штуковина... - говорила она, указывая на волшебный барьер.
     - Это солнечный занавес, - ответил Каилум.
     - Что бы это ни было, оно не входило в планы Рикуса!
     - План Рикуса, если он вообще был, трудно назвать  шедевром.  -  Гном
даже бровью не повел.
     Вместе с К'криком они стояли на невысоком гранитном выступе в  центре
позиции  добровольцев  Джасилы.  Сквозь  волны   света,   пробегавшие   по
солнечному занавесу Каилума, они едва могли разглядеть гибнущих в  пламени
урикитов.
     - Занавес сжигает добычу, - заметил К'крик. - Для стаи  не  останется
пищи.
     - Мы не собираемся есть урикитов, - проворчал Каилум.
     Три'крин задумчиво  поглядел  на  свой  хоботок  и,  щелкая  хвалами,
ответил:
     - Большая стая... надо много пищи.
     Еще чуть-чуть подумал и добавил:
     - К'крик знает, что ты делаешь. Прячешь еду для себя.
     Каилум с отвращением отвернулся.
     - Убери занавес, - потребовала Джасила.
     - И  не  подумаю,  -  буркнул  гном.  -  Это  самый  надежный  способ
остановить урикитов.
     - Не дать моим людям принять участие в бою, - возразила женщина. - Мы
не для того протопали пол-Ахаса, чтобы...
     Джасила не договорила.  С  той  стороны  солнечного  занавеса  к  ним
приближалось нечто невероятное - по размеру больше чистокровного  великана
и черное, как бездонный колодец.
     - Клянусь могилой Калака, - охнула Джасила. - Что это такое?
     - Судя по описанию Ниивы, - прошептал гном, - Умбра.
     Черный гигант замер перед мерцающей пеленой. Он глядел на нее  сверху
вниз, глаза  горели  призрачным  голубым  огнем.  Немного  подумав,  Умбра
наклонился и выдохнул черное  клубящееся  облако,  которое  опустилось  на
солнечный занавес словно туман. Еще миг, и облако ушло в землю, но  вместе
с ним исчезла и дюжина ярдов сотворенной Каилумом смертоносной преграды.
     - Это невозможно! - воскликнул побледневший,  как  смерть,  гном.  Он
схватил Джасилу за руку. - Скажи своим людям, что надо бежать!
     - И не подумаю, - вырвалась аристократка. - Мы пришли сюда сражаться.
И мы будем сражаться! Все в центр!  -  громко  приказала  она.  -  Закрыть
брешь!
     Трудно сказать, слышали ли  ее  командиры  отрядов,  но  ситуация  не
нуждалась в пояснениях. Первые урикиты повалили в открытый Умброй  проход,
а им  навстречу  ринулись  добровольцы  Тира.  Воздух  наполнился  криками
умирающих.
     Хотя тиряне сдерживали натиск урикитов довольно успешно, Каилум  явно
чего-то боялся.
     - Умоляю, - просил он, -  прикажи  своим  людям  отступить.  Пока  не
поздно... Противник слишком силен...
     - Помолчи, - оборвала его Джасила.  -  Только  потому,  что  какая-то
ходячая тень поборола твое колдовство...
     - Умбра поборол не мое колдовство, - воскликнул Каилум. - Он  поборол
само солнце!
     Но аристократка не обращала на него внимания. Урикиты сражались,  как
безумные. Но прорвать оборону добровольцев они не могли.
     Но вот Умбра шагнул в пролом солнечного занавеса и  гордость  Джасилы
за  своих  воинов  сменилась  беспокойством.  Черный  гигант  огляделся  и
протянул обрубок руки над головами сражающихся. Из  нее  вытекали  струйки
черного дыма. Вытекали и повисали в воздухе, не рассеиваясь.
     - Что он делает? - с подозрением спросила Джасила. - А, Каилум?
     Но гном ее не слушал. Подняв одну горящую руку  к  солнцу,  а  другую
направив на край скалы, где они втроем стояли, Каилум погрузился в транс.
     Все больше черного дыма повисало в воздухе. Он  собирался  в  тонкое,
расползавшееся черное облако. Вскоре под ним оказалась вся армия  Джасилы.
В то же время Умбра заметно уменьшился.
     И тут черное облако начало опускаться. Позабыв  про  битву,  урикиты,
все, как один, попадали на землю.
     Только тут Джасила поняла, что зря не послушалась совета Каилума.
     - Отступаем! - закричала она. - Назад!
     Но ее крики ничего не изменили. Сбитые с толку непонятным  поведением
урикитов, добровольцы Тира просто не слышали ее приказов. Кое-кто бросился
наутек. Другие яростно рубили припавших к земле солдат в красных  туниках.
Третьи прикрывали головы накидками в надежде спастись от опускающегося  на
них черного тумана.
     Краем глаза Джасила увидела рядом яркую вспышку. Страшный жар  опалил
лицо. Аристократка поспешно отвернулась.  Она  не  понимала,  что  задумал
Каилум.
     - Если хочешь жить, - закричал гном, - иди сюда! - И ты тоже, К'крик.
     Схватив Джасилу за руку, каилум потащил ее к краю. Там, ни на что  не
опираясь, висел шипящий, потрескивающий шар алого огня. А в его  центре  -
небольшое,  в  человеческий  рост,  отверстие   из   которого   пробивался
ослепительный белый свет.
     - Вперед!!! - заорал Каилум.
     Он с силой толкнул Джасилу в спину, и прежде чем что-либо сообразить,
аристократка полетел внутрь.



                               8. ЦИТАДЕЛЬ

     С громким  хлопком  перед  наступающими  гладиаторами  возникла  алая
светящаяся точка. В  единый  мог  она  выросла  от  размеров  песчанки  до
слепящего шара размером в кулак.
     - Ложись! - закричал Рикус.
     Оставив на время мысли о погоне за удирающими урикитами, мул  зарылся
носом в песок. Рядом с ним растянулась Ниива. Вокруг с проклятиями  падали
на землю  гладиаторы.  С  ужасающим  ревом  красный  шарик  превратился  в
огромную светящуюся сферу, затмившую собой само солнце.  По  ее  пятнистой
поверхности струились реки оранжевого огня. В нижней части сферы  возникла
черная щель. Сейчас сфера раскроется и  зальет  воинов  Тира  смертоносным
огнем. Но на сей раз Рикус ошибся в своих ожиданиях.
     Щель медленно расширилась, открыв ослепительное нутро сферы.  Оттуда,
мелькнув черной тенью на белом фоне, вывалилась  женщина.  От  ее  накидки
валил дым. Обгорелые волосы торчали во все стороны.
     - Джасила?! - поразился мул, поднимаясь на ноги.
     В тот же миг из огненного шара на землю выскочил К'крик.  За  ним  по
пятам последовал Каилум. Сфера съежилась и  начала  быстро  уменьшаться  в
размерах. К тому времени,  как  Рикус  подбежал  к  своим  невесть  откуда
появившимся соратникам, она окончательно исчезла.
     От страшного жара крепкий панцирь К'крика почернел, а каждый открытый
дюйм кожи  Джасилы  покрылся  белыми  волдырями  ожогов.  Только  гном  не
пострадал.
     Увидев Рикуса, Джасила открыла рот, пытаясь  что-то  сказать.  Но  не
смогла. Схватившись за рукоять Кары Ркарда, Рикус приложил ухо к ее губам.
Но даже так он едва ее слышал.
     - Почему ты не предупредил нас о тени? - прошептала Джасила.
     Мул огляделся. Преследуя урикитов, он и  его  гладиаторы  только  что
прошли сквозь проход в мерцающей пелене, перегородившей ущелье. Он еще  не
успел понять, куда попал. Теперь до  него  дошло:  именно  тут  находились
позиции Джасилы и ее добровольцев. Но вместо поля  битвы  -  только  голые
камни. Ни одного мертвого  тела.  Ничего,  что  говорило  бы  о  прошедшем
сражении.
     - Какая тень? - спросил Рикус. - Где твои воины?
     Видя, что Джасила не может ответить, ей на помощь пришел Каилум.
     - Их всех погубил Умбра, - печально  сказал  гном.  -  Я  пытался  ее
предупредить, но...
     Рикус подозвал к себе двух гладиаторов.
     - Отнесите ее в оазис, - приказал он. -  Ей  надо  отдохнуть.  -  Мул
посмотрел на К'крика и Каилума. - Вы двое, идите с нею. Передохните тоже.
     - Охота еще не кончена, - скрестил свои усики К'крик.
     - Что ты собираешься делать? - нахмурился гном.
     - Отомстить за погибших. - Мул, жестом послал своих воинов  в  погоню
за урикитами. - Закончить охоту.
     - Ты разве не слышал, что я сказал?! - воскликнул Каилум. -  Урикитов
преследовать нельзя. С ними Умбра!
     - И он ранен, - кивнул мул. - Если я хочу его убить, то лучше сделать
это сегодня, сейчас...
     - Но он же прорвал солнечный занавес! - не сдавался Каилум,  и  видя,
что мул не обращает внимания на его предостережения, добавил: - Если  твои
воины погибнут, в их смерти будешь повинен только ты.
     - Не трать зря  слова,  -  остановила  его  Ниива.  -  Иди  в  оазис.
Посмотри, как там дела у темпларов и гномов.
     Каилум в отчаянии перевел взгляд с Рикуса на Нииву.
     - Если и ты участвуешь в этом безумии, - вздохнул он, - я иду с вами!


     Неподалеку  от  ущелья,  ожидая  подхода  своего  наголову  разбитого
легиона, около древней крепости стоял Маетан из Урика. Строители  вытесали
эту  крепость  из  огромной  гранитной  скалы,  придав  ей  форму  агроси,
выступающей из  известнякового  склона  одного  из  холмов.  Ее  основание
украшали четыре каменных колеса, окруженных  концентрическими  кругами  из
переплетенных каменных цветов - каждое размером с  двух  великанышей.  Над
этими вырезанными в камне  колесами  располагалась  квадратная  платформа,
поддерживающая массивное сооружение - множество высоких колонн  и  длинные
балконов, а между ними - черные провалы дверей. Тут и там стояли  мастерки
сделанные статуи мужчин и женщин с самым причудливым  оружием  в  руках  -
например, боевыми топорами с четырьмя лезвиями сразу, или  косой,  имеющей
два острия.
     На самом верху древней цитадели располагался еще один, нависающий над
входом, балкон. На нем стояла громадная статуя  мужчины  с  густой  копной
волос на голове и закрученной  колечками  бородой.  В  отличие  от  статуй
внизу, он был безоружен, а за спиной у него чернела пара громадных кожаных
крыльев.
     - Неужели эта  крепость  настолько  интересна?  -  с  легкой  иронией
спросил Умбра, подплывая к своему господину.
     Маетан отвел взор от цитадели. Позади Умбры  из-за  изгиба  ущелья  к
крепости спешили остатки легиона урикитов.
     - Ты проиграл, - завил Маетан, в упор глядя на Умбру.
     Он ничего не сказал о все еще испускающем  черный  дым  обрубке  руки
Умбры. Маетан наблюдал за битвой глазами своего слуги, и потому  прекрасно
знал, где и как тот лишился кисти.
     - А чего ты ожидал? - проворчал Умбра. - Твои люди - трусы.
     - Особенно когда их ведет дурак, - парировал Маетан.
     - Ты называешь дураком и тирянского мула, - заметил Умбра, -  но  его
вины предпочитают умереть, но не отступить.
     Маетан едва удержался от язвительного ответа - времени на  споры  уже
не оставалось. Тиряне преследовали врага буквально по пятам. Пройдет всего
несколько минут, и гладиаторы будут здесь.
     - Может, мои солдаты проявят храбрость, оказавшись внутри крепости? -
Маетан показал на древнюю цитадель.
     - Они попадут в ловушку, - скривившись,  ответил  Умбра.  -  В  самом
лучшем случае они протянут дней семь, не больше. Потом смерть ни  еды,  ни
воды.
     - Семи дней мне  хватит,  -  кивнул  Маетан.  -  Чтобы  добраться  до
фамильного поместья, мне потребуется всего десять.
     - И что ты будешь там делать?  -  спросил  Умбра.  -  Объяснишь,  как
запятнал свою драгоценную честь?
     - Вовсе нет,  -  покачал  головой  Маетан.  -  Наша  честь  останется
безупречной. - Наклонившись, он  поднял  с  земли  заранее  приготовленную
заплечную сумку. Сунув руку внутрь, он  потрогал  переплет  Книги  Королей
Кемалока. - Оставайся с этими трусами, пока они не умрут, - приказал он. -
Может, твое присутствие убедит гномов, что книга внутри крепости.
     Маетан глубоко вздохнул и призвал к  себе  Путь.  Указав  пальцем  на
вершину далекой скалы, он представил себе, что она находится совсем рядом.
Поток энергии вырвался из центра его существа. Выплеснувшись  наружу,  он,
подчиняясь железной  воле  Маетана,  претворил  на  время  его  желание  в
реальность.  Открыв  глаза,  адепт  увидел  вместо  оранжевого  известняка
растущие среди  камней  жесткие  пучки  серебристого  падуба.  Именно  так
выглядела вершина скалы.
     С того места, где находился Умбра, это выглядело, как если  бы  адепт
разделился  пополам.  Половина  все  так  же  стояла  у  подножия  древней
крепости, вторая половина - невообразимо далеко, едва различимая  на  фоне
неба.
     - Да, вот еще что, - сказал Маетан. - Убей мула.
     - С превеликим удовольствием, - ответил  Умбра,  поднимая  истекающий
дымом обрубок.
     - За мной,  -  позвал  Умбра,  обращаясь  к  бегущим  урикитам.  -  В
крепость! Там вы будете в безопасности!
     Ложь  сработала:  почти  потерявшие  надежду  на   спасение   солдаты
устремились к цитадели. Зоркие глаза Умбры  разглядели  узкую  лестницу  в
тени между колесами - туда-то он и повел остатки разгромленного легиона.
     Урикиты во главе с Умброй вышли  на  террасу  первого  уровня.  Прямо
перед ними  посреди  террасы  стояла  статуя  женщины,  с  ног  до  головы
закованной в броню. В руках она держала усеянную шипами палицу. У  ее  ног
лежал раздробленный, высушенный солнцем череп. Вокруг - разможженные кости
еще десятка скелетов.
     Умбра  бесшумно  проскользнул   над   костями.   Он   направлялся   к
полуоткрытой двери на другом конце балкона. Черный гигант  успел  заметить
ярко освещенную комнату в конце коридора, и  тут  прямо  на  него  поплыла
серая, невесомая тень.
     - Призрак! - прошипел Умбра.
     Не задумываясь, великан отступил. Но не потому, что боялся.  Существа
тьмы могли не опасаться призраков, ведь неумершие духи сами  являли  собой
всего лишь тень живых. Даже  если  бы  призрак  и  заметил  Умбру,  он  бы
воспринял его примерно так же, как люди - дух оазиса: нечто едва ощутимое,
но с чем лучше не связываться. К  сожалению,  с  урикитами  дело  обстояло
иначе. Призрак наверняка почувствует  пульсирующую  в  их  телах  жизнь  и
попытается прогнать солдат прочь.
     Серая тень проскользнула мимо Умбры и, словно мантия,  опустилась  на
каменную статую облаченной  в  доспехи  женщины.  Светло-желтый  известняк
потемнел, став темно-коричневым. Пустые глаза  зажглись  зловещим  красным
огнем.
     - Нет! - воскликнула женщина, когда первый урикит ступил на  террасу.
Она взмахнула палицей, и длинные шипы пронзили горло первому солдату.  Его
безжизненное тело полетело вниз, на головы товарищей. Но урикитам было уже
все равно. Вокруг крепости кипела битва.
     Будь на то воля Умбры, он бы отказался от намеченного Маетаном  плана
и без промедления отправился на поиски Рикуса.  Умбра  понимал,  что  даже
найди он другой, менее опасный вход в цитадель, урикитам все  равно  долго
тут не продержаться. К сожалению, у  него  не  было  выбора.  Если  он  не
выполнит приказ Маетана, его жены лишатся столь необходимого им обсидиана.
А этого допустить нельзя: скоро наступит сезон яиц.
     На мгновение остановившись, Умбра обратился к замешкавшимся  у  входа
на балкон солдатам.
     - Сражайтесь, - прогудел он. - Прорвитесь мимо статуй. А я пока поищу
другой вход. - И видя, что солдаты все еще не могут решиться, повторил:  -
Сражайтесь, или вы умрете. Помните, Тиру  не  нужны  рабы.  Они  не  берут
пленных.


     Стоя среди груды мертвых тел, Рикус внимательно разглядывал  странную
крепость. Там, на самом верху, рядом со статуей крылатого  мужчины,  стоял
Умбра. Голубые глаза черного гиганта пристально изучали  усеянное  трупами
поле, словно выискивая хотя бы одного уцелевшего урикита.
     - Что он там делает? - спросил Рикус.
     - И как он прошел мимо  статуй?  -  поразилась  Ниива,  показывая  на
балконы нижнего яруса и цитадели.
     Рядом с ней стояли Каилум и К'крик.
     Рикус оценивающе поглядел на первый уровень крепости. Статуя женщины,
охранявшая вход на террасу, теперь лежала у подножия цитадели, разбитая на
куски. Урикиты все-таки сумели ее уничтожить. Но большего им  добиться  не
удалось. Со второго балкона на террасу вышла статуя бородатого  мужчины  с
широким кинжалом в одной руке и боевым топором с  четырьмя  лезвиями  -  в
другой. Вокруг на парапете и под балконом валялись трупы десятков урикитов
с перерезанными глотками, отрубленными руками и проломанными черепами.
     Оглядев крепость, Рикус заметил, что пустует лишь  один  балкончик  -
тот, с которого спустился бородатый мужчина. На всех остальных все так  же
неподвижно стоят каменные статуи с оружием в руках.
     - Ладно, - вздохнул мул. - Пошли.
     - Куда? - удивилась Ниива.
     - Наверх. - Мул показал на глядящего вниз Умбру.
     - Знаешь, Рикус, - начала женщина, - в своей жизни ты  наделал  много
глупостей, но это... - она запнулась от возмущения. - Тебе не  приходит  в
голову, что несколько сотен урикитов не смогли продвинуться дальше первого
балкона? Ты думаешь, мы вчетвером пройдем дальше?
     - Нет, - спокойно ответил мул. - Не думаю.
     Он двинулся в сторону  лестницы.  Не  слыша  за  собой  шагов,  Рикус
остановился.
     - Вы идете? - спросил он через плечо.
     - Нет, - первым отозвался К'крик. - Слишком с-с-страшно.
     Рикус нахмурился и повернулся к Нииве.
     - А ты?
     - Если ты скажешь, как мы пройдем мимо статуй, я  пойду,  -  ответила
женщина.
     - Так же, как он, - мул показал на Умбру.
     - И как же это?
     Рикус пожал плечами и начал подниматься по ступенькам.
     - Ты упрямее гнома, - выругалась Ниива, направляясь за ним. - И почти
такой же умный, как баазраг.
     Вздохнув, Каилум двинулся за ней.  Только  К'крик  остался  там,  где
стоял.
     - Даже если мы пройдем мимо статуй, - заметил гном из-за спины Ниивы,
- Умбра прикончит нас всех.
     - Тебя, между прочим, никто не звал, - огрызнулся Рикус.
     - Я звала, - заявила Ниива. - Если кто и сможет нас спасти, то только
он.
     Рикус презрительно фыркнул и пошел дальше. Вот он ступил на  террасу,
и статуя немедленно двинулась ему навстречу. Высокий широкоплечий  мужчина
в пластинчатом панцире. Из-под круглого шлема  выбивались  длинные  прямые
волосы. Роскошная борода ниспадала на грудь.
     - Нет! - прогремела статуя.
     Молниеносными движением  мужчина  взметнул  свой  боевой  топор.  Мул
поднырнул под удар и едва успел  подставить  Кару  Ркарда,  парируя  выпад
кинжала. Столкнувшись с волшебным мечом, каменное лезвие с громким треском
разломилось пополам. Не колеблясь, Рикус перешел в атаку,  рубанув  статую
по ногам.
     Каменный человек словно увернулся и отступил на другой конец террасы.
Светящиеся красные глаза остановились на Каре  Ркарда.  Затем  он  перевел
взгляд на опоясывающий мула Пояс  Ранга.  Постояв  так  несколько  секунд,
статуя, к удивлению Рикуса, сложила руки на  груди,  явно  отказываясь  от
дальнейшей борьбы.
     С опаской поглядывая на своего противника, Рикус прошел через террасу
к ведущей наверх лестнице. Статуя не шевелилась.
     - Скорее! - позвал он Нииву и Каилума.  -  Идите  сюда,  пока  он  не
передумал.
     Стоило, однако, Нииве ступить на террасу, как статуя снова взревела:
     - Нет!
     Подняв над головой топор, каменный воин  ринулся  на  женщину.  Ниива
едва успела увернуться, отпрыгнув обратно на лестницу.
     - Похоже, - крикнула она мулу, - нам не слишком рады!
     - Тогда подождите здесь! - отозвался Рикус. - Я справлюсь сам!
     - А вдруг это ловушка?
     - Если так, то это самая странная ловушка, с которой я сталкивался, -
покачал головой мул, задумчиво глядя на усеивающие террасу трупы урикитов.
- Посмотрите снизу, как я убью Умбру.
     - Скорее нам придется ловить твое тело, когда он сбросит тебя вниз, -
пробормотала Ниива, спускаясь по лестнице.
     А Рикус тем временем поднимался с балкона на балкон.  Трупы  исчезли,
уступив место побелевшим на солнце костям и обломкам оружия и доспехов.  И
на  каждом  балконе,  уперев  оружие  в  полурассыпавшийся  скелет  или  в
проломленный  череп,  стояла   очередная   каменная   статуя.   Каждая   -
точь-в-точь, как настоящий воин.
     Наконец, на тринадцатом балконе, Рикус  нашел  лестницу,  ведущую  на
самый верх. Крепко сжимая меч, он зашагал по крутым ступеням.
     И вот он наверху.  С  одной  стороны  черная  арка  -  проход  вглубь
крепости, с другой - громадная статуя  крылатого  мужчины.  В  отличие  от
других балконов, тут - ни одного скелета, ни одного черепа. Нет и Умбры.
     - Куда ты подевалась, проклятая тень?!
     Нет ответа. Боясь, что добыча  ускользнула,  Рикус  наклонился  через
парапет. Не без труда среди сотен гладиаторов  еще  остававшихся  на  поле
недавнего боя, он нашел взглядом Нииву.
     - Где Умбра? - закричал Рикус. - Он ушел?!
     - Нет! - услышал он в ответ.
     - Тогда я иду внутрь!
     - Рикус! Не надо!..
     Повернувшись к мрачному проходу, Рикус сделал глубокий вдох и  шагнул
внутрь. Из  солнечного  жара  он  попал  в  прохладный  полумрак  длинного
коридора. Мурашки побежали по спине мула. Его шаги отзывались гулким эхом.
Затхлый воздух пах плесенью. Впереди лежал  большой  зал,  освещенный  еле
заметным сиянием, исходившим от каменного пола.  Мул  осторожно  вышел  из
коридора, и тут ледяная рука схватила  его  за  запястье.  Холод  стальным
объятием сковал мускулы, подбираясь к самому сердцу.
     - Вот и я, - прошипел Умбра.
     Невероятным усилием вырвав руку, мул, не глядя, прыгнул в сторону. Но
вместо того, чтобы упасть на пол, он закувыркался в воздухе, падая, падая,
падая... Прежде, чем врезаться  в  каменный  пол,  мул  заметил  низенький
парапет, через который он, сам того не желая, перепрыгнул.
     Удар! Тело мула взорвалось непереносимой ослепительной болью.  Он  не
мог даже вздохнуть.
     - Мой господин хочет, чтобы ты умер,  -  донесся  до  него  свистящий
шепот Умбры. - Я тоже этого хочу.
     Мул попытался отползти в сторону, но мышцы не повиновались. Он дышал,
с трудом, но дышал: на большее сил уже не оставалось.  Перед  глазами  все
плыло, голова раскалывалась.
     Казалось, целую вечность мул, не в силах пошевелиться, лежал на полу.
Высоко у себя  над  головой  он  видел  коричневый  свод,  а  под  ним,  в
призрачном желтом свете - черного,  глядящего  вниз  гиганта.  Тот  что-то
говорил, но мул не мог разобрать, что именно.
     Рикус  чувствовал,  как  закрываются  его   глаза.   Ему   захотелось
расслабиться.  Казалось,  что  может  быть  приятнее,  чем  покинуть   это
разбитое, измученное болью тело.  Рикус  не  знал,  сколько  он  пролетел:
похоже, не меньше двух ростов Гаанона. Даже мул не может  упасть  с  такой
высоты и  остаться  невредимым...  Незачем  бороться...  -  пел  тоненький
голосок в его мозгу. - Почему бы не закрыть глаза...  всего  лишь  закрыть
глаза, и боль уйдет...
     Но гладиатор не сдавался. Сжав зубы, он держал  глаза  открытыми.  Он
сосредоточился на боли: пока есть боль, - снова и  снова  повторял  он,  -
есть и жизнь.
     И понемногу пелена, затянувшее его сознание  рассеялась.  Он  увидел,
что Умбра исчез. Никто больше не смотрел на него сверху. Рикус перекатился
на живот и попытался встать на колени. Волна жгучей  боли  прокатилась  по
спине, ребрам и голове. Все кругом закружилось. В глазах потемнело.
     Судя  по  всему,  Рикус  отказался  в  центральном   зале   крепости.
Посередине, неподалеку от того места,  где  находился  мул,  вниз  уходила
крутая лестница. В стенах чернели тринадцать  проходов  -  прямых,  словно
спицы колеса. Тринадцать проходов, судя по всему,  ведущие  на  тринадцать
балконов цитадели.
     Рикус попытался встать. Колено подогнулось, не  выдержав  веса  тела.
Острая боль пронзила бок. Застонав, мул снова  повалился  на  пол.  Ощупав
невыносимо  горевшее  плечо,  Рикус  понял,  что  при  падении   ухитрился
вывихнуть ключицу. Что с ногой, он  не  понимал,  но  острая  пульсирующая
боль, раз возникнув, никак не желала проходить.
     Мул знал: если сейчас придется сражаться с  Умброй,  живым  из  этого
поединка он не выйдет.
     И снова он попытался встать. На сей раз, подобрав свой волшебный меч,
опираясь на него, словно на костыль. Вторая нога держала, и мул вздохнул с
облегчением. Как мог, он заковылял в сторону одного их проходов.
     - Убегать поздно, - прошипел Умбра, заступая Рикусу дорогу.
     В смутном свете, наполнявшем зал, Умбра казался немногим  выше  мула.
Из обрубка его руки по-прежнему струился черный дым.
     Мул попытался повернуть в другой коридор, но перед ним снова возникла
зловещая черная тень.
     - Кто-то, кажется, собирался меня убить, - прошелестел голос Умбры.
     - И убью! - с уверенностью,  которой  сейчас  совсем  не  чувствовал,
пообещал Рикус.
     Ковыляя, мул добрался до узкой лестницы в центре зала. Другого выхода
он не видел: Умбра не позволит ему выйти отсюда, а сражаться прямо  сейчас
- настоящее безумие. Черная тень сердито зашипела и рванулась  вперед,  но
Рикус уже прыгнул головой вперед в мрачное  отверстие  в  полу  и  кубарем
покатился вниз по ступенькам.
     К тому времени, когда мул докатился до  низу,  мучительная  боль  уже
успела парализовать его мускулы. Он был в состоянии  глубокого  шока.  Вот
все замерло, но гладиатор не понимал ни где он, ни как сюда попал.  Кругом
- абсолютный мрак, ни лучика света.
     Понемногу Рикус пришел к  себя.  Он  не  потерял  сознания.  А  потом
включилось ночное зрение гнома.  Стены  и  пол  отливали  голубым  -  цвет
холодного камня. Густыми прядями  свисали  зеленоватые  нити  паутины,  по
которой без устали сновали красные, с кулак величиной, шестиногие пауки  с
длинными жвалами.
     На верху лестницы, долго и непонятно ругался Умбра. Подняв глаза, мул
увидел черный силуэт  чудовища  на  фоне  более  светлого  потолка.  Умбра
ругался, но не спешил спускаться.
     Рикус с трудом поднялся на ноги. Он не смог сдержать стона - впрочем,
какое это теперь имело значение. Умбра и так знает, что Рикус едва жив.
     - Если хочешь сражаться, - крикнул мул, - спускайся ко мне!
     Умбра не ответил. Еще  раз  выругавшись,  он  исчез  из  поля  зрения
Рикуса. Что ж, если Умбре почему-то сюда идти, то лучше пока не  трогаться
с места.
     Видя, что черный гигант не возвращается, Рикус осмотрел свои ранения.
Правая рука висела, как плеть. Плечо стояло как-то не  так.  Вправить  его
обратно, как мул знал на собственном опыте, не так уж  и  трудно.  Но  вот
боль... Однажды, еще до того, как отец Маетана продал его в Тир, Рикус  по
неосторожности в поединке пропустил удар молодого великаныша. Результат  -
примерно такая же травма. Рикус никогда не забудет, как было больно, когда
лекарь вправлял ему плечо.
     Но прежде мул решил  обследовать  свою  ногу.  Лодыжка  распухла,  но
кости, похоже, были целы. Рикус попытался встать на ногу, и  боль  горячей
волной разлилась по телу. Но ничего, терпеть можно. Во всяком случае,  это
не та острая, пронзительная боль, с которой мул так хорошо познакомился на
арене. Не боль перелома. Вздохнув с  облегчением,  мул  продолжил  осмотр.
Болело все - голень, икра, колено, особенно колено... Но,  похоже,  просто
очень сильный ушиб.
     Проклиная себя за слабость, Рикус перенес вес тела на ногу. Больно...
мучительно больно... но нога держит. А это самое главное. Скрежеща зубами,
Рикус заставил себя стоять, пока  не  привык  к  непрерывной  пульсирующей
боли.
     Хорошо. Теперь пришло время заняться рукой.  Взявшись  за  вывихнутое
плечо, мул резким движением правил сустав на место. Дикий крик вырвался из
его груди.
     - Не надо кричать, - прошипел Умбра. - Пока не надо...
     Подняв голову, Рикус увидел, что Умбра вернулся. В ладони  его  целой
руки ярко горело голубое пламя.
     Поначалу Рикус не мог понять, зачем ему это нужно. Неужели  Умбра  не
видит в темноте? Другого объяснения  нет...  и  тут  Рикус  вспомнил,  как
Маетан вызвал это страшное порождение вечного мрака.
     Ухмылка искривила губы мула.
     - Где нет света, нет и тени, - прошептал он, обнажая Кару Ркарда.
     Мул прижался к стене. От боли перед  глазами  плыли  круги.  В  горле
застрял ком. Казалось, еще чуть-чуть  -  и  он  без  всякого  постороннего
вмешательства рухнет на пол и больше не встанет. Еще немного,  и  сознание
его покинет... Сжав зубы, Рикус держался из последних сил.
     Умбра спускался целую  вечность.  Горящий  в  ладони  гиганта  огонек
осветил пол подземной камеры...
     Рикус ударил мечом по руке, держащей огонь. Он столкнулся с Умброй, и
невероятный холод пронзил все тело гладиатора. Черный гигант  выругался  и
дохнул на Рикуса ледяным черным туманом.
     Волшебный меч вонзился в тень - кисть руки и огонь в ней полетели  на
пол. Умбра закричал от боли и неожиданности. Пламя продолжало гореть.
     - Я вижу, у скорпиона еще осталось жало, - прошипел Умбра, протягивая
к Рикусу обрубки своих рук.
     Черный  туман  опутал  мула.  Казалось,  мир  превратился  в  ледяную
пустыню.
     Рухнув на пол, Рикус своим телом навалился на огонь. Все, что угодно,
только бы тот погас...
     Пламя обожгло обнаженную грудь  гладиатора,  и  мул  взвыл  от  боли.
Мгновение спустя черная тень Умбры опустилась на его спину.  Стало  темно.
Рикус потерял сознание...



                          9. ТРИНАДЦАТЫЙ ГЕРОЙ

     Рикус лежал в затхлом  тесном  каменном  ящике.  Тот,  кто  умудрился
впихнуть сюда гладиатора, предусмотрительно оставил рядом  с  его  головой
кувшин воды  и  заплесневелый  кусок  хлеба.  На  талии  мула  по-прежнему
красовался Пояс Ранга. Руки гладиатора покоились на рукояти  Кары  Ркарда,
лежавшей не его обожженной груди.
     Рикус понятия не имел, где находится и как сюда попал. Но мул  твердо
знал, что хочет побыстрее отсюда выбраться. Промозглая  сырость  пробирала
до костей, а суставы, казалось, сковал мороз.  Плечо  пульсировало  острой
холодной болью, поврежденная нога не слушалась.
     Но как бы плохо тут не было, Рикус сильно сомневался, что  это  Умбра
забрал его к себе во тьму. По правде говоря, от дома черного великана  мул
ожидал худшего. Холод наверняка был бы мучительным  -  таким,  чтобы  кожа
белела, а пальцы на руках и  ногах  превращались  в  сосульки.  И  темнота
здесь, - решил гладиатор, - тоже не та. Доставшееся в наследство от гномов
зрение позволяло мулу даже в кромешной мгле отчетливо  различать  холодную
синеву каменного ящика, желтоватый хлеб и  собственную  красноватую  кожу.
Что бы ни представляла из себя "Тьма"  Умбры,  вряд  ли  он  смог  бы  там
воспользоваться своим даром.
     - Ерунда, - пробормотал Рикус.
     Ему просто хотелось услышать звук собственного голоса.
     Лишь попытавшись заговорить, мул ощутил, как пересохло  горло.  Рикус
совершенно не представлял,  сколько  времени  находится  в  этой  ловушке.
Видимо, достаточно долго, чтобы ощущать нестерпимую жажду.
     Крышка каменного ящика нависала всего в нескольких дюймах над головой
мула, поэтому просто сесть и попить  из  кувшина  было  невозможно.  Рикус
осторожно повернул голову  набок.  Затем,  приподняв  кувшин,  поднес  его
маленький носик к губам.
     Желтоватая жидкость потекла в  рот.  Чистый  уксус!  Рикус  попытался
подняться, чтобы поскорее выплюнуть мерзкое угощение. И тут  же  со  всего
маху врезался лбом в холодный камень,  Крышка  приподнялась,  и  гладиатор
заметил  в  образовавшейся  щели  тусклый  бледно-желтый  свет.  А   потом
отвратительная жидкость попала ему в горло,  и  Рикус,  кашляя,  повалился
обратно в ящик, ударившись при этом головой о дно свей темницы. Крышка  со
стуком вернулась на прежнее место.
     Голова Рикуса буквально раскалывалась  от  боли,  а  от  проглоченной
дряни его уже начинало тошнить. И тем не менее,  мул  едва  не  плакал  от
счастья. Он уперся рукой в крышку  и  нажал  что  было  сил.  Еще  миг,  и
каменная плита с грохотом рухнула на пол.
     Взяв здоровой рукой меч, мул сел. Он находился  в  маленькой,  тускло
освещенной комнате с низким потолком. Свет исходил от огромных самоцветов,
врезанных в крышки двенадцати саркофагов. На крышке каждого была  высечена
фигура лежащего воина. Большой цитрин на  саркофаге,  соседнем  с  тем,  в
котором сидел Рикус, мрачным желтым светом  озарял  барельеф  широкоплечей
женщины с коротко остриженными волосами.
     "Гробница", - холодея от страха, понял Рикус.
     Все мысли мула сейчас занимал только один  вопрос:  "Кто  принес  его
сюда и зачем?"
     Выбравшись из своего саркофага, Рикус наклонился над лежащей на  полу
разбитой крышкой. На ней был изображен лысый бородач с  такими  грубыми  и
резкими чертами лица, что мул сперва даже принял его за гнома.  Спрятанные
под густыми бровями глаза горели ненавистью.
     В руках бородач держал длинный меч, как две  капли  воды  похожий  на
Кару  Ркарда.  Он  был  одет  в  рыцарские  доспехи.  Над  головой   воина
неизвестный камнерез изобразил шлем с поднятым забралом. На лбу шлема  был
укреплен оранжевый опал. В отличие от самоцветов на других саркофагах, это
не светился.
     Хотя опал наверняка стоил не меньше сотни серебряных монет,  Рикус  и
не подумал его выковыривать. Сейчас у мула не было ни времени, ни  желания
грабить могилы: снаружи его дожидались Ниива и изнывающий от жажды легион.
Кроме  того,  гробница  казалась  такой  мрачной,  такой   зловещей,   что
задерживаться здесь Рикусу вовсе не улыбалось.
     Мул поискал глазами выход. Но двери не увидел. На стенах, от пола  до
потолка, - барельефы. И больше ничего.
     Ближайший изображал  того  же  бородатого  воина,  что  и  на  крышке
саркофага. Воин этот атаковал сбившихся в  кучу  бородатых  гномов,  вроде
тех, что Рикус видел на фресках в Башне Бурина. Из под  поднятого  забрала
шлема сверкала широкая безумная усмешка. За спиной  воина  лежали  десятки
изуродованных тел. Множество гномов в панике убегали  от  воина  -  они  в
ужасе оглядывались на смертоносный окровавленный меч в его руке.
     Сцены на других панелях оказались еще более отвратительными. На одной
из них воин насадил  на  свой  клинок  трех  младенцев-гномов.  На  другой
вспарывал животы шести женщинам. Во всех случаях жертвами  были  гномы,  и
везде они изображались охваченными ужасом и умирающими.
     Устав от этого дикого зрелища, и так и не найдя даже  следа  потайной
двери,  Рикус  стал  осматривать  другие  панели.  На  одной  мул  заметил
изображение той же самой  широкоплечей  женщины,  что  и  на  саркофаге  с
цитрином. Она заполняла мертвыми телами только что убитых гномов  огромную
пещеру.
     Сделав полный круг и так и не найдя выхода, мул на мгновение  прикрыл
глаза. Усилием воли он пытался  побороть  захлестнувшее  его  отчаяние.  В
воображении мула  стояла  картина:  его  высохший  труп  в  углу  мрачного
каземата, а рядом - полупустой кувшин с мерзкой жидкостью из саркофага.
     - Я не собираюсь умирать - проворчал Рикус. - Если кто-то сумел  меня
сюда затащить, отсюда есть выход!
     Вздохнув, Рикус открыл глаза и еще раз оглядел последний барельеф. На
нем воин в доспехах вел свой легион через густой лес. Они  преследовали  и
методично уничтожали гномов, удирающие от них со всеми своими пожитками.
     Но как ни вглядывался Рикус в стены, он  не  находил  ни  стыков,  ни
трещин.
     - Выпустите меня! - в отчаянии закричал он.
     Круто  развернувшись,  он  столкнул  на   пол   ближайший   саркофаг.
Светящийся аметист, вделанный в крышку, со стуком  покатился  по  каменным
плитам пола, а сам гроб разбился на части.  Их  него  вывалилось  высохшее
тело, поддерживаемое лишь надетыми на него доспехами.
     Мул даже рот открыл от изумления. Никогда раньше он не видел  доспехи
из цельного листа стали.  Даже  в  сокровищнице  Калака  мне  было  ничего
подобного!
     Пока мул таращился на доспехи, серая тень, выскользнув из светящегося
аметиста, проплыла к мертвому телу. Она тихонько вползла внутрь  доспехов,
и тотчас мертвец повернул голову и  посмотрел  на  Рикуса.  Высохшие  губы
трупа стянулись в отвратительную усмешку, а в  пустых  глазницах  вспыхнул
багровый свет.
     Вскрикнув от ужаса, Рикус отпрыгнул назад и выхватил  из  ножен  меч.
Хотя теперь мул держал в руках Кару Ркарда. Он не  слышала  ничего,  кроме
собственного хриплого дыхания да безумного стука своего сердца.
     Видя, что мертвец не поднимается, Рикус уже начал надеяться, что  все
обойдется. Но тут грубый женский голос произнес:
     - Ты что делаешь? А ну, положи на место!
     Рикус замер и едва нашел в себе смелость обернуться.  А  обернувшись,
увидел серый силуэт широкоплечей женщины. Хотя ее тело являло  собой  лишь
тень, лицо было  отлично  видно  -  полупрозрачная,  колышущаяся  маска  с
лимонно-желтыми глазами. Судя по всему, когда-то эта женщина была сказочно
красива. Но теперь в ее чертах не осталось (если, конечно, было раньше) ни
капли доброты.
     - Что положить на место? - не понял  Рикус.  И,  борясь  со  страхом,
добавил. - Гроб положить?
     - Ты сам прекрасно знаешь, - отрезал призрак, устремляясь  в  сторону
мула.
     Женщина схватила Рикуса  за  поврежденную  руку,  и  Рикус  охнул  от
удивления и  ужаса:  ее  ледяная  хватка  оказалась  такой  же  крепкой  и
абсолютно реальной, как у любого живого существа.
     - Вот что ты должен вернуть на место!
     - Мою руку? - морщась от боли, спросил Рикус.
     - Твое тело. - Приведение  показало  на  саркофаг,  из  которого  так
недавно выбрался мул. - Верни его назад... - не терпящим возражений  тоном
приказала женщина и потащила гладиатора обратно к гробу. - Чем скорее твой
дух расстанется с телом, тем скорее придет Раджаат.
     Мул позволили призраку провести себя через полутемный  склеп.  Он  не
знал, что ему теперь делать. Пока что приведение не причинило  ему  вреда.
Но даже  закаленного  в  боях  гладиатора  пугала  перспектива  схватки  с
мертвецом.
     Вот они подошли к пустому саркофагу.
     - Возвращайся в гроб, - приказал призрак.
     Рикус покачал головой и шагнул в сторону, готовый оборонятся.
     - Выпусти меня из гробницы...
     - Время тел прошло, Борис - настаивала женщина, не  обращая  внимания
на слова Рикуса.
     - Кто это - Борис? - спросил Мул.
     Женщина-призрак удивленно подняла полупрозрачные брови.
     - Тринадцатый герой Раджаата, разумеется. Борис из Эба. -  Она  легко
коснулась груди мула. - Истребитель гномов. Ты.
     - Я?! - воскликнул Рикус и яростно затряс головой. - Никогда!
     Женщина погладила его щеку холодной ладонью.  У  живой  женщины  этот
жест мог бы быть нежным  и  полным  любви,  у  призрака  же  он  получился
повелительным и угрожающим.
     - Ты забыл своих рыцарей? Так вот почему тебя так долго не было!
     -  Ты  ошибаешься,  -  отступил  от  призрака   мул.   -   Я   Рикус,
вольноотпущенный из Тира.
     -  Не  говори  так,  Борис.  Здесь  нет  ничего  страшного.  Умри   и
присоединись к своим последователям, как тебе следовало бы сделать  тысячу
лет тому назад.
     - А почему ты думаешь, что Борис еще жив? - спросил  мул.  -  Он  мог
давным-давно умереть!
     - Ты сам знаешь, что это невозможно, - привидение указало  на  темный
опал, вставленный в разбитую крышку саркофага Рикуса. - Если бы  ты  умер,
твой дух вернулся бы в камень и зажег его.
     Мул смотрел на опал и не знал, что ему теперь делать. Узнав,  что  он
никакой не Борис, призрак мог стать гораздо менее  дружелюбным.  С  другой
стороны, дурачить его тоже не имело смысла: женщина ясно дала понять,  что
ждет не дождется смерти Бориса.
     Наконец Рикус указал на камень.
     - Возможно, - сказал он, - Борис еще жив, но я - не он. Я не смог  бы
зажечь этот опал, даже если бы очень захотел. - Мул шагнул к барельефу, на
котором Борис убивал гномов. - И я ничуть не похож на вашего героя.
     - Ничего  странного,  что  за  столько  лет  твоя  внешность  немного
изменилась, ответила женщина-призрак. - Но я все равно тебя узнала.
     - Почему ты так уверена?
     - Разве в твоих руках не Кара Ркарда? -  спросила  она,  указывая  на
меч.
     - Но это еще не делает меня Борисом из Эба! -  воскликнул  пораженный
Рикус.
     - И кто еще мог надеть пояс гномов? - Она  кивнула  в  сторону  пояса
Ранга. - Только Борис.
     - Его мне вручили...
     - Вернись в гроб! - внезапно потеряв терпение, приказала  женщина.  -
Нам не терпится призвать Раджаата.
     Подплыв к мулу, она потянулась к его плечам.
     Рикус поднял меч.
     - Я не тот, за кого ты меня принимаешь.
     Злая и обиженная гримаса исказила лицо призрака.
     - И после всего, что мы пережили, ты поднимешь на меня меч?!
     - Да! - крикнул мул. - Ведь я не Борис!
     - Нет, ты Борис, - настаивала женщина, скользя вслед  за  отступающим
мулом.
     Рикус взмахнул мечом, но привидение вовремя убрало вытянутую руку.
     - Дай мне прикоснуться к тебе, - попросила женщина. - Я развею  чары,
которые тебя ослепили.
     - А если чар нет? - спросил Рикус. У  него  появилась  надежда,  что,
возможно, в конце концов, им и удастся разобраться, кто есть кто.  -  Если
чар нет, ты выпустишь меня отсюда?
     - Только Борис может зажечь опал, - кивнула женщина.  -  Нам  незачем
держать здесь другого.
     Рикус опустил оружие. Он сильно сомневался в искренности  привидения,
но еще больше он сомневался в том, что ему удастся одолеть тень в схватке.
     Женщина-призрак коснулась ожога на груди мула. Рикус почувствовал  ее
прикосновение, но не ощутил боли, какая бывает, когда  трогают  незажившую
рану.
     - Ах, Борис, - прошептала женщина, прикрыв полупрозрачные веки, - так
много лет прошло...
     - Я не...
     Мул  запнулся  на  полуслове  -  пальцы  призрака  внезапно  утратили
материальность. Странная дрожь пробежала по телу гладиатора.  В  ужасе  он
увидел, как рука женщины погрузилась в его грудь. Мул тяжело дышал,  не  в
силах пошевелиться, а рука все глубже уходила в его тело.
     Страшная боль, словно песчаная буря, с  головой  захлестнула  Рикуса.
Призрачные пальцы сомкнулись на его сердце. Рикус попытался  поднять  меч,
но от ужаса не мог шевельнуть даже мизинцем.
     Женщина глядела ему прямо в глаза.
     - Что это значит? - с отвращением воскликнула она. - Ты не Борис!  Ты
мерзкий полукровка - полугном-получеловек. Да еще и рыцарь гнусных королей
Кемалока!
     Ее ледяные пальцы  сжали  сердце  мула,  и  Рикусу  показалось  будто
огромная гранитная глыба обрушилась на его  грудь.  Он  шагнул  назад,  но
призрак все так же держал его сердце, тень скользя по  воздуху,  вслед  за
отступающим мулом. Тело женщины колыхалось, словно флаг на  ветру.  Сердце
Рикуса  тщетно  пыталось  противостоять  ее  безжалостной  хватке.  Каждый
следующий удар давался ему все с большим  трудом.  Оно  билось  все  реже.
Рикус почувствовал головокружение. Он задыхался.
     - Ты же обещала! - прохрипел  он,  заставляя  себя  глядеть  прямо  в
красные глаза призрака.
     В ответ женщина сжала пальцы,  и  мулу  показалось,  что  его  сердце
вот-вот разорвется. В ушах зазвенело. На губах он ощутил  горечь  близкого
небытия.
     Чувствуя себя на грани смерти, Рикус нашел в себе силы  поднять  меч.
Призрак еще сильнее сжал его сердце, и вскрикнув,  мул  уронил  клинок  на
пол.  Невыносимая  боль  наполнила  все  его  существо.  Мышцы  больше  не
слушались.
     - Глупец, - прошипела женщина-призрак. - Пока я держу тебя за сердце,
мне ведомы все твои намерения. Потому-то я и знаю, что ты  сказал  правду.
Ты действительно не Борис.
     Она чуть ослабила хватку, позволив сердцу  сделать  несколько  слабых
ударов. Рикус рухнул на колени. Каждую секунду он ожидал смерть.
     - Но прежде, чем умереть, ты расскажешь моим соратникам о Кемалоке, -
приказал призрак.
     Рикус поднял глаза и увидел, как  из  светящихся  камней  на  крышках
саркофагов выплывают новые призраки. Как и тот, что держал его за  сердце,
они были серые и бесформенные - тени давным-давно умерших мужчин и женщин.
Их лица  казались  прозрачными  масками,  искаженными  гримасами  злобы  и
ненависти.
     -  Кемалок  стоит,  -  прохрипел  мул,  отвечая   на   вопрос   своей
мучительницы.
     - Это еще не все, - заметил призрак.
     - Он находился по землей добрую тысячу лет, - продолжал  Рикус.  -  А
может, и дольше. - Каждое слово давалось мулу с неимоверным трудом. Рикусу
хотелось наброситься на женщину, сразиться с ней, отвоевать свою жизнь. Но
к сожалению, Кара Ркарда лежал в стороне, а голыми  руками  с  привидением
много не навоюешь. Да и как можно сражаться с тем, кто наперед  знает  все
твои намерения? - Судя по тому, что я видел, - добавил Рикус, - Кемалок не
разграблен.
     Призраки зашипели.
     - А что с Борисом? - спросил один из них.
     - Он убила Ркарда, - ответил мул, - но мертвое тело короля гномов все
еще защищает вход в город. Что дальше сталось с вашим Борисом,  я  понятия
не имею.
     - Ты должен знать, - возразил другой призрак. Он говорил мягко, почти
добродушно, но в его голосе звучали такие зловещие интонации, что у Рикуса
мурашки побежали по спине. - У тебя же меч Бориса.
     Мул замотал головой. У него не оставалось сил на лишние слова.
     - В его сердце нет  лжи,  -  сказала  женщина,  державшая  Рикуса  за
сердце. - Ему дали этот меч.
     - Значит, этот ублюдок нам больше не нужен, - решил первый призрак. -
Убей его, и дело с концом.
     - Подождите, - прошептал мул. - История гномов...
     - "Книга королей Кемалока", - кивнула женщина. - Ну, и что?
     -  Там  упоминается  Кара  Ркарда,  -  ответил  Рикус.  -  Там  может
упоминаться и о том, что сталось с вашим Борисом.
     - Тогда отдай нам эту книгу, - приказал призрак, -  или  твоя  смерть
будет о-о-чень мучительной.
     Рикус покачал головой. Прежде, чем он смог сказать  хоть  слово,  ему
пришло дождаться, пока измученное сердце сделает еще один удар.
     - Книгу украли, - прошептал он. - Я как раз и пытаюсь ее найти.
     - И ты хочешь, чтобы мы  поверили,  будто  ты  принесешь  ее  нам?  -
прошипела женщина. Она сжала пальцы, и сердце мула остановилось.
     - Подожди, Кэтрион, - вмешался первый призрак. - Пусть он скажет все,
что хотел сказать.
     Женщина ослабила хватку, и, словно очнувшись от  сна,  сердце  Рикуса
забилось с удвоенной силой.
     - Все в порядке, Николос, - сказала Кэтрион. - Он не умер.
     - Вот и хорошо. - Призрак, которого женщина назвала  именем  Николос,
подплыл к мулу. - Если мы не узнаем, что сталось с Борисом. Раджаат  может
никогда не появиться. - Он обратил свои аметистовые глаза на Рикуса.  -  И
ты должен нам помочь.
     - Я помогу, - кивнул мул.
     - Он лжет, Николос, - сообщила Кэтрион.
     Мысленно Рикус проклял  все  на  свете.  Он  прекрасно  понимал,  что
единственный шанс спастись - это каким-то образом перехитрить призраков. К
сожалению, перехитрить того, кто знает твои самые  сокровенные  намерения,
довольно трудно.
     - Теперь он решил нас перехитрить, - заметила Кэтрион,  снова  сжимая
пальцы. - Пожалуй, я все-таки его убью.
     - Не торопись - остановила ее другая женщина-призрак.  -  Мы  слишком
долго ждем Бориса. Пора, наконец, узнать, что с ним сталось. А  для  этого
надо  всего-навсего  позаботиться,  чтобы  этот  полукровка  сдержал  свое
обещание.
     - И как же ты это сделаешь, Тамар? - спросила Кэтрион.
     Вместо ответа та провела серой рукой над большим рубином, горящим  на
крышке своего саркофага. Потом поплыла к Рикусу,  а  горящим  алым  светом
камень послушно поплыл за ней.
     - Я пойду с ним, - сообщила Тамар.
     Отпустив сердце Рикуса, Кэтрион вынула руку из его груди.  Тамар  тем
временем положила горящий рубин себе на ладонь. Мул прыгнул к своему мечу.
Когда его пальцы сомкнулись на рукояти, Кэтрион и Николос уже  висели  над
ним.
     - Ты не сможешь уничтожить даже одного из  нас,  -  сверкая  глазами,
заявила Кэтрион. - Не говоря уже о двенадцати...
     - Подчинись нашей воле, и ты будешь жить, -  добавил  Николос.  -  Во
всяком случае, до тех пор, пока не достанешь книгу. -  Он  коснулся  спину
Рикуса, и  мул  почувствовал,  как  рука  призрака  проскользнув  в  тело,
дотронулась до позвоночника. - Иначе ты умрешь. Здесь. Сейчас.
     Рикус отпустил меч.
     Призрачные пальцы Тамар легли гладиатору на грудь. Сперва мул  ощущал
только странное покалывание, но когда рубин коснулся  его  тела...  словно
раскаленный уголь прижали к коже.
     Взревев от боли, мул наотмашь ударил привидение кулаком. Но его  рука
прошла сквозь тело женщины, не встретив на пути ни малейшего  препятствия.
Мгновение спустя железные пальцы Николоса схватили Рикуса за подбородок  и
подняли на ноги. Самоцвет Тамар продолжал  медленно  погружаться  в  грудь
гладиатора.
     Казалось, прошла целая вечность, но, наконец,  боль  начала  стихать.
Тело призрака втекло в  рубин.  Опустив  глаза,  Рикус  увидел  что  Тамар
вложила камень в левую грудь так, чтобы одна грань рубина торчала наружу.
     "Я буду с тобой, - прошелестел в мозгу Рикуса ее  нежный  голосок,  -
куда бы ты ни пошел. Я буду видеть то, что будешь видеть ты.  Слышать  то,
что слышишь ты. Я буду знать все,  что  ты  будешь  думать.  Если  ты  нас
предашь, ты пожалеешь, что Кэтрион оставила тебя в живых".
     Ослепительная боль пронзила тело Рикуса. Немного придя  в  себя,  мул
понимающе кивнул.
     "Очень хорошо, - сказала Тамар. - Может, ты и выживешь.  И  выполнишь
то, что мы от тебя хотим".
     - Я могу идти? - спросил Рикус, поднимая с пола свой меч.
     - Следуй за мной, - сверкнула желтыми глазами Кэтрион.
     Она подошла к барельефу, изображавшему резню гномов около пещеры. Она
на мгновение замерла, а потом вырезанные на камне фигуры ожили.  Медленно,
одна за другой,  они  отступили  в  стороны  от  центра  барельефа.  Через
мгновение большой, размером со взрослого человек кусок каменной  стены  из
серого стал черным, как беззвездная ночь. Кэтрион, не  колеблясь,  шагнула
во мрак и исчезла.
     "Следуй за ней, - посоветовала Тамар. - Проход скоро закроется".
     Кончиками пальцев Рикус коснулся почерневшей  стены.  И  не  встретил
сопротивления. Тогда он шагнул вперед и в тот же миг очутился в зале,  где
сражался с Умброй. Только теперь здесь стояла одна  из  статуй  с  внешних
террас  цитадели.  Высокий  мужчина  (Рикус  видел  его  на  барельефах  в
гробнице) с вытянутыми вперед руками, словно он что-то нес.
     - Когда я бы тут в прошлый раз, я его не видел, - заметил Рикус.
     "Николос воспользовался этим образом, чтобы принести твое тело к  нам
в склеп, - пояснила Тамар. - Вне склепа нам трудно управлять материальными
предметами. Куда легче оживить статую.
     Рикус кивнул и подошел к тому месту, где он своим телом загасил факел
Умбры. Он не увидел тела черного великана, но камни, на которые оно упало,
почернели и на ощупь казались холоднее прочих. Мул улыбнулся.
     - Я убил его, не так ли? - спросил он.
     - Кого? - не поняла вопроса Кэтрион.
     - Умбру. - Рикус показал на  почерневший  пол.  -  Тварь,  с  которой
сражался.
     - Мы никого не видели, - показала головой Кэтрион. Она показала рукой
на идущую вверх лестницу. - Выход вот там.
     Пожав плечами, Рикус начал подниматься по ступенькам. Если даже Умбра
и не погиб, то уж  наверняка  был  тяжело  ранен.  Сейчас  мул  был  готов
удовольствоваться и этим.
     Выбравшись по лестнице в круглый зал, Рикус увидел  горящий  в  конце
коридора багряно-красный закат.
     - Я провел у вас весь вечер! - воскликнул мул, устремляясь к выходу.
     Ниоткуда ему еще не хотелось так уйти поскорее, как из этой  зловещей
крепости.
     Рикус выбежал на террасу и застыл в изумлении. Багряные тени пролегли
по полю недавней битвы... Недавней?.. Даже в  надвигающихся  сумерках  мул
видел, что его  легион  бесследно  исчез.  На  поле  остались  лишь  сотни
обглоданных до  костей  урикитов  да  стаи  кес'трекелов,  слетевшихся  на
богатое угощение.
     - Ниива! - закричал Рикус хватаясь за рукоять меча.
     Но даже усилив свой слух колдовством Кары  Ркарда,  мул  слышал  лишь
унылые завывания ветра да  хруст  костей  переламываемых  мощными  клювами
кес'трекелов.



                            10. ОХОТА ЛИРРОВ

     Глухой  звериный  рев  разорвал  ночную  тишину.  Он  разносился  над
каменистыми пустошами зловещей заунывной песней, от который у Рикуса кровь
стыла в жилах. Рев стих, но тут же раздался снова - уже с другой стороны.
     За последние несколько ночей подобный рев стал такой же  неотъемлемой
частью ландшафта, как камни и песок.
     Мул зевнул и потащился вперед. Каждый шаг - испытание на  силу  воли.
Его здоровая нога просто горела от усталости и не  хотела  слушаться.  Вот
гладиатор все-таки сделал шаг, но тут, как это часто случалось, камни  под
ногой сдвинулись, и мул удержал равновесие,  только  навалившись  на  свой
импровизированный костыль:  раздвоенное  урикитское  копье  с  обломанными
остриями. Затем пришла очередь второй ноги, опухшей, негнущейся  и  ничего
не чувствующей. И вот ноги стоят рядом. Теперь - всем весом на  костыль  и
новый, такой трудный шаг...
     Догоняя свой легион, Рикус шел так уже четыре дня. За все  это  время
он остановился только один раз - набрать воды в оазисе. Ел мул на ходу. Он
ловил змей и саранчу,  которых  пожирал  сырыми.  Рикус  даже  не  спал  -
прошедший перед ним легион оставил на  песке  и  камнях  такой  явственный
след, что идти по нему можно было даже при тусклом свете лун.
     Человеку подобное путешествие было бы не под силу. Но мулы  в  случае
необходимости могли сутками обходиться без еды, сна и  отдыха.  И  тем  не
менее, даже  фантастическая  выносливость  Рикуса  была  не  беспредельна.
Гладиатор еще раз зевнул. Он понимал, что долго так не протянет.
     Вновь над пустыней потянулась заунывная песнь, и  мул  вспомнил,  что
спать ему никак нельзя. Всего в каких-то ста футах впереди, забравшись  на
кучу камней, сидел лирр. Он, не отрываясь, следил за  гладиатором,  и  его
желтые глаза голодно сверкали. Вот  он  встал  на  задние  лапы,  цепляясь
длинным шипастым хвостом  за  камни,  и  потянул  воздух  носом.  Размером
примерно  со  взрослого  гнома,  хищник  щеголял  в  сплошном  панцире  из
многогранных чешуек, твердых, как камни, среди которых он жил.
     Двигаясь прямо на лирра, Рикус воскликнул:
     - Ну давай же, нападай!
     Вернее, хотел воскликнуть. Из пересохшего горла  гладиатора  вырвался
только сдавленный хрип. Вода кончилась два дня назад.
     Зная по опыту, что лирр близко не подойдет, мул поднял с земли камень
и швырнул в мерзкого хищника,  но  глазомер  его  сейчас  оставлял  желать
лучшего. Камень упал в песок, даже не долетев до цели.  Рикус  поднял  еще
один камень. На сей раз он  кинул  точнее,  но  лирр  небрежным  движением
когтистой лапы отбил  камень  в  сторону.  Сердито  шипя,  хищник  хлестал
хвостом по бокам.
     Когда до лирра оставалось футов десять,  гладиатор  начал  надеяться,
что на сей раз ему удастся схватиться с хищником.  Боясь  спугнуть  лирра,
Рикус на стал доставать из ножен Кару Ркарда, а ударил костылем.
     Удар пришелся животному в грудь.  Даже  не  вздрогнув,  лирр  длинным
языком коснулся лица мула. Щеки загорелись, словно их облили кислотой.
     Мул хотел выругаться, но сил хватило только на новый хрип.  Он  снова
взмахнул древком. Костыль рассек один только  воздух:  соскочив  с  камня,
лирр убежал в темноту.
     "Глупый гном", - зазвучал в голове Рикуса голос Тамар. - "Не давай им
себя отвлекать. Они же хотят, чтобы ты попусту растратил остатки сил."
     "Помолчи, -  приказал  Рикус,  снова  пускаясь  в  путь.  -  Меня  не
интересует твое мнение".
     "Плевать я хотела на то, что тебя интересует,  -  рявкнула  Тамар.  -
Слушайся меня, иначе тебе конец".
     "Твои угрозы  бессмысленны,  -  ответил  мул,  тряся  головой,  чтобы
проснуться. - Хочешь меня убить - убивай. А если нет, то заткнись."
     "Ты будешь делать то, что я тебе говорю!  -  проревела  Тамар.  -  Ты
убьешь лирра. Сегодня. Сейчас. Пока не свалился без сил."
     Рикус перетащил свою негнущуюся ногу через камень.
     "Я не свалюсь без сил, - заявил он. - До легиона уже рукой подать."
     "Ты говоришь это каждую ночь!"
     Концом костыля Рикус показал на перевернутый  ногами  воинов  камень.
Ветер еще не успел присыпать его песком - значит, перевернули  его  совсем
недавно.
     "Сейчас другое дело."
     "А если ты ошибаешься? Что тогда?"
     "Тогда я умру, а ты останешься в моем мертвом теле, как в ловушке. Во
всяком случае, до тех пор, пока нас не съедят лирры".
     Тамар молчала, и Рикус удовлетворенно усмехнулся. За эти  четыре  дня
его страх перед призраком превратился в ненависть.  Ее  повелительный  тон
напоминал гладиатору речь хозяина, обращающегося к своему рабу.  Про  себя
мул решил, что скорее умрет, чем станет рабом Тамар.
     Но несмотря на жгучую ненависть к призраку, Рикус вовсе не  торопился
умереть.  Сперва  он  должен  отомстить  Маетану  и  найти  Книгу  Королей
Кемалока. Поэтому, медленно ковыляя по  скользким  камням,  мул  обдумывал
слова Тамар. Что, если он все-таки ошибается, и до легиона еще далеко? Мул
знал предел своих сил. До рассвета еще дотянет, но не дольше. Вот тогда-то
лирры и накинутся на  него  всей  стаей.  В  общем,  предложение  призрака
казалось вполне разумным.
     Рикус добрался до подножия небольшого холма. Он спотыкался все  чаще.
Склон был не крутой, но поднимать ногу, даже  чуть-чуть,  стало  настоящей
пыткой. Внезапно мул обнаружил, что устал куда больше, чем  ему  казалось.
Он передвинул Кару Ркарда на живот, споткнулся и чуть не упал.
     Лирры  радостно  взревели.  Они  кружили  вокруг  своей  обессилевшей
добычи, пробуя воздух длинными  змеиными  языками.  Теперь  Рикус  мог  их
сосчитать: шесть хищников. Меньше, чем он  думал,  но  все  равно  слишком
много, чтобы вот так запросто с ними справиться.
     Нога гладиатора соскользнула гладкой, как стекло, поверхности  камня.
Рикус рухнул на землю. Сразу накатило непреодолимое желание уснуть. Уснуть
прямо здесь, на склоне, среди камней...
     Взревел дружный хор лирров. Хищники приближались.
     Рикус попытался встать на ноги, но сил не  осталось.  Он  едва  сумел
сесть.
     "Если ты сейчас с трудом можешь встать, что будет  в  следующий  раз,
когда ты упадешь? - спросила Тамар. - Подманивай  лирр,  пока  не  поздно.
Скоро у тебя не останется сил ни на ходьбу, ни на схватку."
     Рикус взялся за рукоять волшебного меча и устало  положил  голову  на
костыль.
     Но лирры не нападали, а  молча  наблюдали  за  лежащим  без  движения
мулом. Они припали к земле, совершенно неподвижные,  и  даже  Кара  Ркарда
доносила до Рикуса только тихий шелест их дыхания.
     "Закрой глаза, - посоветовала Тамар. - Мне кажется, лирры видят,  что
они открыты".
     "Тогда я усну", - возразил мул.
     Теплые, нагревшиеся за день камни манили к себе, как самая изысканная
постель.
     "Ничего, - ответила Тамар. - С Карой в руке ты  услышишь,  когда  они
нападут."
     Готовый на все, лишь бы подманить лирр, Рикус закрыл глаза.
     "Не спи, не спи", - твердил он себе.
     Но с каждым разом слова звучали все тише. Через несколько  секунд  он
их уже и вовсе не слышал.
     Что-то щелкнуло, и Рикус проснулся, а в следующий  миг  почувствовал,
как у него из-под головы вытаскивают костыль. Щека мула коснулась камня и,
открыв глаза, он увидел желтоглазого лирра,  уносящего  в  темноту  древко
сломанного копья.
     Рикус поднялся на ноги и, на ходу вытаскивая из ножен  меч,  пустился
вдогонку. Краем глаза он заметил, как блеснул лунный свет в больших желтых
глазах, услышал, как застучали камни. К тому времени, как  он  повернулся,
второй лирр успел прыгнуть.
     Отчаянно тряся головой, чтобы разогнать окутывающий  сознание  туман,
Рикус поднял меч. Даже под страхом смерти  он  не  мог  двигаться  быстро.
Измученное тело было медлительным и неловким. Вытянув  вперед  все  четыре
лапы, лирр врезался в мула.
     Нестерпимая боль обожгла Рикуса, когда острые когти зверя прошлись по
незажившей ране на груди гладиатора. Только  широкий  Пояс  Ранга  помешал
лирру распороть мулу живот.
     Даже не пытаясь удержаться на ногах, Рикус повалился на землю. Прижав
подбородок к груди, он оттолкнулся здоровой  ногой  и,  отбросив  от  себя
хищника, покатился по камням. Больное плечо задело камень, и мул  едва  не
потерял сознание. Выхватив Кару из ножен, он рубанул  по  открытому  горлу
оглушенного падением лирра.
     Волшебный клинок вонзился в панцирь.  Фонтаном  ударила  кровь.  Лирр
завизжал  и,  разбрасывая  мелкие  камни,  забил  хвостом  в  предсмертных
судорогах.
     Но у Рикуса не было времени радоваться победе. Справа и слева к  нему
спешили друзья погибшего хищника, чтобы  раз  и  навсегда  рассчитаться  с
неугомонной жертвой. Рикус хотел было вскочить на ноги, но даже в пылу боя
его усталым мускулам это оказалось не под силу. Чувствуя близость  лирров,
гладиатор, не вставая с колен, крутанул мечом.
     Первому лирру удар пришелся по  передним  лапам,  прямо  под  кривыми
коленями. Магический меч разрубил и панцирь, и  кости  и,  завершая  круг,
попал второму лирр по челюсти. Пронзительный визг - но хищники все еще  не
сдавались. Развернувшись, Рикус точным ударом раскроил  череп  первому  из
нападавших. Второй хищник, обливаясь кровью, успел,  вцепиться  в  раненую
ногу мула. Рикус закричал. И сразу же  горько  об  этом  пожалел  -  такой
ослепительной болью отозвалось ссохшееся, сгоревшее горло.
     Лирр замотал головой и начал отступать, рассчитывая  сбить  добычу  с
ног. Выдернув меч из черепа мертвого лирра, Рикус рубанул своего  мучителя
по чешуйчатой шее. Меч глубоко вошел в тело, но зверь держал мула  мертвой
хваткой. Второй удар - и обезглавленное тело полетело на камни. Но челюсти
так и не разжались.
     Шатаясь,  Рикус  огляделся.  Три  оставшихся  хищника  держались   на
расстоянии.
     - Ну, давайте! - прохрипел мул. - Пора кончать!
     Двое лирров, встав на задние лапы, горестно завыли. Третий, тот,  что
утащил импровизированный костыль Рикуса, злобно урча, разгрызал древко  на
мелкие кусочки.
     "Печально, - заметила Тамар. - Их осталось трое, а ты совсем скис."
     Не обращая внимания  на  слова  призрака,  Рикус  вставил  меч  между
челюстей висевшей у него на ноге головы. Рывок  -  и  он  свободен.  Кровь
хлынула ручьем - мул даже не мог разобрать насколько  серьезна  его  рана.
Впрочем, возможно, это было и к лучшему.
     Оторвав кусок ткани от набедренной повязки, мул туго  перетянул  ногу
выше раны.
     "Забинтуй рану, - посоветовала Тамар. - Быстрее заживет".
     "Когда приду в лагерь", - ответил мул, делая очередной шаг вперед.
     "Ты же понятия не имеешь, где он находится!"
     "Он за этим холмом", - Рикус уверенно показал на  вершину  ближайшего
холма.
     Это было утверждение, порожденное отчаянием, а не знанием. И  однако,
мул верил своим словам. Не мог не верить. Иначе он бы просто не  сдвинулся
с места. Он прекрасно понимал, что если вскоре не доберется до легиона, то
усталость, жажда, голод и раны сделают свое  дело.  До  смерти  оставалось
совсем немного.
     К сожалению, воины Тира не встали лагерем ни за этим  холмом,  ни  за
следующим, ни даже за третьим. Мул все шел и шел,  убеждая  себя,  что  за
следующей грядой совершенно точно увидит свой легион. Три лирра  следовали
за ним по пятам. Они не подходили  близко  и  время  от  времени  оглашали
пустыню громким заунывным  ревом.  Порой  то  один,  то  другой,  проверяя
бдительность  мула,  подбирался  поближе,   и   Рикус   брался   за   меч.
Удостоверившись, что жертва еще может за себя  постоять,  хищник  поспешно
ретировался. До следующего раза.
     Две луны уже начали опускаться за Кольцевые Горы. Рикус стоял на  дне
очередной каменистой долины и смотрел на далекую вершину следующего холма.
На востоке первые зеленые  лучи  восходящего  солнца  коснулись  звездного
неба. Мул знал: когда он  достигнет  вершины,  алое  солнце  будет  уже  в
зените.
     Рикус упал на колени. Лирры подобрались ближе, и в  их  унылой  песне
зазвучали радость и нетерпение.
     "Вставай!" - приказала Тамар.
     Рикус попытался встать, но ноги больше не держали  его.  Он  даже  не
чувствовал боли в изуродованной хищником ноге.
     "Ты не нашел Книгу! Я не позволю тебе остановиться!"
     "Ты не сможешь..."
     Рикус умолк  на  полуслове  -  Кара  донесла  до  его  ушей  какой-то
непонятный звук. Мул огляделся,  всматриваясь  в  протянувшиеся  по  песку
тени. Ничего. Но за большим камнем  чуть  выше  по  склону  кто-то  дышал.
Собрав остатки сил, Рикус поднялся на ноги. Лирры горестно запричитали.
     "Что случилось?"
     Рикус не удосужился ответить.  Крепко  сжимая  меч,  он  заковылял  к
камню. Мул понятия не имел, кто там дышит. Вряд ли кто-то из легиона. Было
достаточно светло, и часовые не  могли  не  узнать  своего  командира.  Но
Рикуса никто не окликнул.
     Впрочем, сейчас это было  неважно.  У  мула  оставалась  только  одна
надежда на спасение: если у этого таинственного существа  за  камнем  была
вода. Лирры, похоже, что-то почувствовали. Тревожно скрипя, они  буквально
наступали мулу на пятки. Они двигались так  тихо,  что  если  бы  не  Кара
Ркарда, гладиатор ничего бы не услышал. Но сейчас мулу  было  не  до  них.
Врожденная осторожность не даст им на него напасть. До поры до времени...
     Рикус сделал каких-то двадцать шагов вверх по склону, когда  существо
за камнем пошевелилось. Громко  стукнул  случайно  сбитый  камень.  Словно
испугавшись, что их  с  таким  трудом  загнанная  добыча  попадет  в  лапы
какого-то другого охотника, лирры дружно ринулись в атаку. Мул  повернулся
им навстречу. При этом он подставлял прячущемуся в тени зверю незащищенную
спину, но другого выхода у него не было.
     Лирры прыгнули все вместе - челюсти щелкают, когтистые лапы  вытянуты
вперед. За спиной Рикуса зашелестел песок, застучали  камни.  Таинственное
чудовище,  покинув  свое  укрытие,  бросилось  к  нему.   Проклиная   свою
злосчастную судьбу, мул вытянул перед собой меч и рванулся вперед. Хищники
явно не ожидали от него ничего подобного.  Лирр,  который  был  в  центре,
грудью напоролся на лезвие Кары, а двое других пролетели мимо  -  прямо  к
надвигающемуся сзади чудищу.
     Мул упал. Сверху на него свалился  насквозь  пронзенный  мечом  лирр.
Утро взорвалось безумным ревом - два лирра  схватились  с  прятавшимся  за
камнем существом.
     От мощного удара с треском лопнул панцирь,  и  лирр,  коротко  взвыв,
замолчал навсегда. Опасаясь, что сейчас ему предстоит встреча с чудовищем,
расправляющимся с ночными хищниками, Рикус сбросил с себя мертвое тело  и,
освободив меч, тяжело поднялся на ноги.
     Его взору  предстал  настоящий  калейдоскоп  мелькающих  рук,  лап  и
щелкающих  челюстей.  Рикус  стоял  и  смотрел,  как   большой   три'крин,
изловчившись,  схватил  извивающегося  лирра  тремя  руками,  а  четвертой
оторвал чешую у него на горле. Наклонившись, он впился в обнажившееся мясо
ядовитыми жвалами. Лирр завыл и забился в предсмертных судорогах.
     - К'крик? - неуверенно спросил Рикус, не опуская поднятого меча.
     Три'крин отшвырнул затихшее тело лирра в сторону.  Затем  показал  на
убитого мулом хищника.
     - Хорошая добыча. Лирр сильные.
     - Почему ты прятался? - прохрипел Рикус. - Почему не подошел сразу?
     К'крик удивленно наклонил щупальца.
     - И сорвать охоту на лирр?!


     - Принесите  еще  воды,  -  приказала  Ниива,  отбрасывая  в  сторону
опорожненный Рикусом бурдюк.
     Только-только рассвело. Два часа назад в  разбитый  в  оазисе  лагерь
вернулся К'крик. Он принес полубессознательное  тело  мула.  Теперь  Рикус
лежал на ковре багряного мха. Голова его покоилась на коленях склонившейся
над ним Ниивы. Желтая крона чифонового  дерева  заслоняла  его  от  жгучих
солнечных лучей. В воздухе стоял медовый аромат его зеленых цветов.
     На плечах мула была  мягкая  накидка,  которую  он  уговорил  К'крика
принести ему до того, как они вошли в лагерь. Рубин Тамар все еще  алел  в
груди Рикуса, и мулу очень не хотелось кому-либо его показывать. А  сейчас
рядом с ним сидело довольно много народу.  Пришли  Джасила,  и  Гаанон,  и
Каилум, и даже Стиан...
     - Ему нельзя много пить, - предостерег Каилум, передавая Нииве  новый
бурдюк.
     - Пусть пьет, сколько хочет, - резко сказала Ниива, поднося  воду  ко
рту Рикуса.
     Мул принял бурдюк, но сразу пить  не  стал.  Он  действительно  выпил
довольно много. Даже голова закружилась...
     - Я велел вам меня подождать. - Рикус взглянул на Нииву.
     - Мы ждали, - ответил вместо нее Каилум.
     Твердо глядя в глаза мулу, гном положил руку на плечо Ниивы.
     - Странно... - Рикус с горечью глядел на руку Каилума. - Но  когда  я
вышел из цитадели, перед ней никого не было.
     - Я ждала пять дней, - сказала Ниива.
     Мул даже рот открыл от изумления. Казалось невероятным, что он провел
в саркофаге Бориса целых пять дней.
     - Это моя вина, - выступил вперед Каилум. - Это я убедил  Нииву,  что
ты наверняка уже мертв.
     Рикус буквально кипел от гнева. Он и сам  не  понимал,  почему  слова
гнома вызвали у него такую ярость.
     - Я бы не советовал тебе подходить ко мне слишком близко, -  прорычал
он.
     Лицо Каилума оставалось бесстрастным. Он даже не пошевелился.
     - А что нам оставалось делать? - спросила Ниива. -  Мы  же  не  могли
проникнуть внутрь.
     - Они могли ждать, сколько им заблагорассудится, - улыбнулся Стиан. -
Легион под моей командой преследовал Маетана...
     - И преследовал бы до самых  ворот  Урика  без  единого  сражения,  -
проворчала Джасила. Она в упор поглядела на Рикуса. - Они думали,  что  ты
погиб, Рикус. Что им оставалось делать?
     - Ничего, - отрезал мул. - Ниива, расскажи, что произошло, пока  меня
не было.
     Поняв намек, собравшиеся,  за  исключением  Каилума,  поспешно  ушли.
Гном, однако, вел себя так, словно ему и в голову не приходило, что  Рикус
хочет поговорить с Ниивой наедине.
     - Каилум, - прорычал мул, -  сейчас  я  вполне  обойдусь  без  твоего
общества!
     - Я призову солнце исцелить твои раны,  -  невозмутимо  сказал  гном,
показывая на изувеченную ногу мула.
     - Нет, - решительно заявил Рикус. После того, что он узнал, что после
того, как увидел руку Каилума на плече своей партнерши, Рикусу не хотелось
иметь с гномом ничего общего.
     - Во всяком случае, не теперь.
     - Лучше, если  я  исцелю  тебя  прямо  сейчас,  -  настаивал  Каилум,
поднимая руку к солнцу. - Ты с каждой минутой теряешь силы.
     - Я не позволю тебе ко мне прикасаться, - выкрикнул  мул,  отталкивая
гнома.
     - У тебя солнечный удар, - заявила Ниива.
     - Правда? - язвительно спросил мул. - Он тебя уговорил бросить меня в
цитадели. Почему я должен теперь принимать его помощь?
     Не говоря ни слова, Ниива крепко прижала Рикуса к земле.
     - Лежи и дай Каилуму поколдовать... Легион не может  ждать,  пока  ты
поправишься сам.
     Гном снова поднял руку к небу, и вскоре она стала  алой,  как  огонь.
Понимая, что Ниива права, Рикус не стал больше спорить и  отвернулся.  Вот
гном коснулся его ноги... Словно расплавленное железо влилось в вены.
     Когда Рикус снова посмотрел на свою ногу, она была ярко-ярко красной.
     - А где Маетан? - спросил он, пытаясь отвлечься от одуряющей боли.
     - Стиан не дал ему вернуться в Урик, - ответила  Ниива.  -  Насколько
нам известно, он отступил в деревню под названием Макла.
     Рикус выругался.
     - Знаю я эту деревню. - Он скрипнул зубами. Больно было ужасно. - Там
у них перевалочный лагерь.  Неподалеку  каменоломни.  А  защищает  деревню
небольшой гарнизон.
     Когда раны на ноге Рикуса закрылись, Каилум протянул руку к накидке.
     - Нет, - остановил его мул. - Эти раны заживут и так.
     - Любая царапина  может  оказаться  опасной,  -  нахмурился  гном.  -
Особенно оставленная когтями животного. Судя по пятнам на  твоей  накидке,
некоторые уже начали гноиться. Если не  обработать  их  прямо  сейчас,  ты
можешь погибнуть.
     - Со мной все будет в порядке, - покачал головой Рикус. - На  сегодня
хватит лечения. С лихвой.
     - Не дури, -  рассердилась  Ниива,  и  прежде,  чем  Рикус  успел  ее
остановить, распахнула накидку.
     Неглубокие раны на боках - следы  схватки  с  лиррами,  уже  начавший
заживать ожог - результат борьбы с Умброй, и маленькая, размером с  мелкую
монетку, гноящаяся язвочка на левой груди.
     В центре эта язва казалась ярко-красной, а кожа вокруг нее  приобрела
неприятный темно-зеленый  оттенок.  Из  нее  сочился  желтый  гной,  почти
закрывавший чуть выступающие грани вложенного туда  рубина.  Внутри  камня
светился маленький алый огонек.
     - Что это? - прошептала Ниива.
     - Не знаю, - соврал Рикус. - Убив Умбру, я надолго потерял  сознание.
А когда очнулся, то увидел вот это. - И он показал на свою грудь.
     Рикусу очень не  хотелось  врать,  и  он  пообещал  себе  обязательно
рассказать Нииве всю правду. Просто в присутствии Каилума ему не  хотелось
упоминать призраков. К тому же, он ведь должен  был  отдать  им  ту  самую
Книгу, которую обещал найти гномам Кледа.
     - Когда ты очнулся, этот рубин был у  тебя  в  груди?  -  недоверчиво
переспросил Каилум.
     - Ну, я же сказал! - рявкнул мул, запахивая накидку.
     Каилум спокойно снова ее распахнул и  начал  внимательно  осматривать
странную рану. Он прикоснулся к ней пальцами. Рикус дернулся  от  боли,  и
гном убрал руку.
     - Что ты делаешь? - спросил мул.
     - По-моему, - сказал Каилум,  -  это  какой-то  магический  кристалл.
Вытерев пальцы о край накидки, он поднял руку к солнцу. Когда она засияла,
он добавил: - Силою солнца, мне, возможно, удастся тебя от него избавить.
     - Ну, если ты уверен... - проворчал Рикус.
     Он не знал, что ему нравится меньше: оставаться во власти  Тамар  или
быть обязанным Каилуму за избавление от призрака.
     Не отвечая, гном приложил свою горящую руку к язве.
     В первый момент Рикус почувствовал страшный жар. Но уже  в  следующий
миг все прошло, а Каилум побледнел, как полотно. Вопль  ужаса  вырвался  у
него из  груди.  Серая  тень  выползала  из  гноящейся  раны  Рикуса.  Она
перебралась на руку  гнома,  гася  по  пути  светящуюся  плоть.  Вот  тень
добралась до плеч, залила голову и грудь. И только красные  глаза  Каилума
продолжали сверкать из-под серой пелены. Но  потом  зрачки  закатились,  и
гном без чувств повалился на землю.
     Рикус закричал. Ощущение было  такое,  словно  кто-то  всадил  ему  в
сердце горящую стрелу. Его грудь  взорвалась  ослепительной  болью,  языки
которой поползли в руки и ноги. С каждым мигом огонь жег все сильнее. Мука
нарастала. Рикус чувствовал, что еще немного - и он сгорит  дотла.  Черные
струйки  дыма  начали  затягивать  разум.   В   ушах   стоял   непрерывный
оглушительный рев.
     "Твой  союзник-гном  не  сможет  тебе  помочь!"  -  прошипела  Тамар,
заглушая гул бушующего огня.
     Страшные судороги сотрясали тело Рикуса. А потом все мысли развеялись
черным дымом...
     Но мул не умер. Вместо этого Рикус увидел  себя  внутри  собственного
сознания. Задыхаясь  и  кашляя  от  едкого  дыма,  он  бесцельно  брел  по
безжизненной серой равнине. Его вещи исчезали одна за другой. Вот  пропала
накидка, под которой мул прятал вложенный ему в грудь рубин. За ней - Пояс
Ранга. Потом сандалии, набедренная повязка... И только Кара  Ркарда  плыла
рядом, словно покоясь в невидимых ножнах.
     Мул шел уже несколько часов  -  так  ему  казалось.  На  самом  деле,
возможно, прошли дни, а может, всего лишь минуты. Порой мул звал Нииву или
даже Каилума. Ответа не было. Рикус нервничал - он уже однажды  видел  эту
местность.
     Однажды, проиграв на  Арене  поединок  с  гаджем,  одним  из  чудовищ
пустыни, мул несколько дней провел между жизнью и смертью. Пока  его  тело
боролось, дух Рикуса очутился на вершине высокой  скалы  над  морем  серой
пустоты. А рядом - точно такие же, серые пустоши...
     У гладиатора мурашки побежали по спине. В отместку за  попытку  гнома
вынуть рубин Тамар могла убить и Каилума, и Рикуса...
     - Тамар! - закричал мул. - Что ты со мной сделала?
     Страх Рикуса сменился злостью. Он побежал сквозь едкую  серую  дымку,
не разбирая дороги.
     - Выходи, призрак! - В гневе гладиатор схватился за рукоять меча.
     И сразу же серый туман исчез. Рикус обнаружил,  что  висит  высоко  в
воздухе, вверх ногами над полом из полированного гранита. В следующий  миг
он полетел вниз. Рикус еле-еле успел сгруппироваться...
     Оглушительный хохот  приветствовал  его  падение.  Рикус  оказался  в
огромном зале, освещенном десятком пылающих костров. Вокруг них  кружились
стройные высокие девушки. Они что-то пели и время от  времени  выкрикивали
непристойные предложения пьяным мужчинам, одобрительно наблюдавшим  за  их
танцем. По залу бродили слуги-рабы, следя, чтобы чаши зрителей не пустели.
Пахло потом и немытыми телами.
     - Видишь, ты еще не умер! - произнес за спиной Рикуса  чей-то  нежный
голос.
     Рикус поспешно  поднялся  с  пола  и  оглянулся.  Он  увидел  смуглую
обнаженную женщину с длинными черными волосами. Она стояла  у  постели  из
мягких теплых шкур. На полных красных губах играла кривая усмешка.
     - Тамар?! - охнул Рикус.
     Женщина кивнула и поманила мула пальчиком с длинным острым ногтем.
     - Ты учишься пользоваться Карой, - сказала она. - Это хорошо. Доверяй
своему мечу, даже когда обманут твои собственные мысли.
     Мул шагнул к Тамар. Ростом она была  не  ниже  мула.  Тело  жилистое,
сильное и одновременно с женственными, чувственными  формами.  Вот  только
пахло от нее плесенью и гнилью.
     - Иди ко мне, -  распахнула  объятия  Тамар.  -  Я  научу  тебя,  как
справиться с адептом.
     - Чего это вдруг? - спросил Рикус, не  двигаясь  с  места.  -  Ты  же
знаешь, что, убив Маетана, я  ни  за  что  не  отдам  тебе  Книгу  Королей
Кемалока.
     - Придет время, - зловеще улыбнулась Тамар, - и ты, я  думаю,  отдашь
нам все. А теперь, - она снова поманила мула, - иди ко мне... если  хочешь
получше познакомиться с силой своего волшебного меча.
     - Я не хочу совокупляться с тобой,  призрак,  -  резко  ответил  мул,
остро чувствуя свою наготу. - Даже в мыслях.
     Глаза Тамар свернули, но голос ее остался таким же нежным.
     - И мне тоже не хочется ложиться с тобой, полугном-получеловек.
     Она протянула к мулу руку. Длинные когти выросли из ее ногтей. Из под
алых губ появились острые звериные клыки.
     - Не подходи! - крикнул Рикус, наотмашь рубя мечом.
     Призрак поспешно отскочил, но лезвие  Кары  прошлось  по  ее  животу.
Тамар вскрикнула, но голос был не ее. Иссиня-черные волосы стали светлыми,
глаза  из  красных  превратились  в  изумрудные,  тело  стало  куда  более
мускулистым. В воздухе поплыл сладкий аромат цветущего чифонового дерева.
     Похолодев, Рикус понял, что это уже не его мысли, а  самая  настоящая
реальность. И что напротив него, зажимая  руками  рану  на  животе,  стоит
Ниива. И между ее пальцами струится кровь. А находятся они под  тем  самым
деревом, куда мула принес К'крик.
     - За что, Рикус?
     На лице  Ниивы  не  было  ни  гнева,  ни  боли.  Только  безграничное
удивление.
     - Это была не ты!  -  крикнул  мул.  Он  чувствовал  себя  смертельно
виноватым. - Прости меня! - взмолился, он падая  на  колени  и  отбрасывая
меч.
     В тот же миг светлые волосы  Ниивы  почернели,  а  в  глазах  зажегся
красный огонь. Аромат  чифона  сменился  вонью  разлагающегося  мяса.  Над
землей поплыл серый дым. Рикус снова оказался в глубине своего сознания.
     Призрак шагнул к мулу. Ее глаза горели, словно пылающие угли.  Как  и
раньше, она была обнаженной, но теперь на ее животе белел длинный  шрам  -
именно там, где у Ниивы была кровоточащая рана.
     - Глупец! Никогда не выпускай из рук Кары!
     Она дала Рикусу пощечину. Голова  мула  загудела  так,  словно  Тамар
ударила не рукой, а по крайней мере боевым молотом.  Не  ожидавший  ничего
подобного гладиатор упал. Чуть придя в себя и настороженно  поглядывая  на
Тамар, Рикус поднялся на ноги.
     - А что с Ниивой? - спросил он. - Она ранена?
     - Забудь о Нииве! - завопила Тамар.
     Она снова ударила мула. На этот раз кулаком. Рикус пытался  поставить
блок, но призрак оказался быстрее. Словно гром грянул в  голове  мула.  Он
зашатался. Потом попытался контр-атаковать, но  призрак,  превратившись  в
полупрозрачное облако, без труда выскользнул из его захвата.
     Тамар  материализовалась  перед  мулом.  Теперь  на  ней  был  полный
комплект  пластинчатых  доспехов,  точно  такие  же,  как  на   барельефах
саркофага. В руках призрак держал обоюдоострую косу. Она с  силой  ударила
Рикуса в подбородок.
     - Без меча ты беззащитен, -  прорычала  она,  глядя  на  поверженного
мула. - Без меча у тебя нет выхода...
     Тамар замахнулась косой.
     Кривое лезвие устремилось к горлу гладиатора, и Рикус  представил  на
его пути  большой  камень.  Что-то  шевельнулось  у  него  в  животе;  мул
почувствовал слабость во всем  теле,  и  коса  со  скрежетом  врезалась  в
гранитную плиту, возникшую у мула над головой.
     Тамар чуть заметно приподняла брови.
     - Ты полагаешь, это спасет тебя от адепта Пути?
     Призрак прыгнул на Рикуса. В полете  она  из  закованного  в  доспехи
рыцаря превратилась в чудовище, не похожее ни на одного, с  которыми  мулу
приходилось сталкиваться в жизни. Брюхо этого воплощения  Тамар  прикрывал
черный панцирь с одним-единственным отверстием - для лязгающей алой пасти,
воняющей  гнилью  и  отбросами.  Вокруг   располагались   шесть   щупалец,
заканчивающихся узловатыми руками с тремя когтями  на  каждой.  Головы  не
было вообще. Мул,  во  всяком  случае,  ее  не  видел.  Десяток  глаз  был
разбросан по периметру прикрывающего чудовище щита.
     Пытаясь спастись, Рикус представил себе, что превращается  в  воздух.
Он почувствовал, как поднимается в нем жизненная энергия. От усталости мул
не мог даже пошевелиться.  Мерзкая  тварь  рухнула  на  него  и  собралась
откусить кусочек...
     Странная дрожь пробежала  по  всему  телу  Рикуса.  Челюсти  чудовища
сомкнулись, но превращение мула уже  осуществилось.  Острые  клыки  прошли
сквозь тело гладиатора, не причинив ему ни боли, ни вреда.
     Ужасное животное снова превратилось в Тамар. Ее кроваво-красные глаза
горели за опущенным забралом черного стального шлема. Рикус был совершенно
без сил. Он прекрасно понимал грозящую ему опасность, но глаза закрывались
сами собой...
     - Если ты будешь так сражаться, то скоро умрешь - прошипела Тамар,  и
под забралом ее шлема заклубился серый туман, - А теперь спи...
     - А как же Ниива? - прошептал мул.
     Его слова шелестели, как нежное дуновение  ветерка.  Он  и  сам  едва
понимал, что говорит.
     - Забудь о Нииве, - прорычала Тамар и выплюнула  ему  в  глаза  серый
туман.
     Рикус забылся. Мысли о Нииве, о Тамар, о Каре Ркарда  растворились  в
море блаженного сна.
     Чуть позже кто-то позвал его  по  имени.  На  лице  Рикус  чувствовал
солнечное тепло. Пахло чифоном, а волосы его трепал свежий ветерок.
     - Рикус, хватит спать. Вставай.
     Голос К'крика.
     Мул открыл глаза и увидел чистое зеленоватое небо.  Раннее  утро.  Он
сел и огляделся. Рядом  лежали  его  меч,  Пояс  Ранга,  несколько  пустых
бурдюков да куча чешуи - все, что осталось от съеденных три'крином лирров.
     - А где Ниива? - спросил мул, поднимаясь на ноги. - Она не ранена?
     - Ниива  с  Каилумом,  -  сообщил  три'крин,  нетерпеливо  пощелкивая
жвалами. - Каилум вместе со стаей. Оба здоровы и могут охотиться.
     - И где же моя стая? - поинтересовался мул, оглядывая оазис в поисках
своего, опять исчезнувшего, легиона.
     - Стиан вчера забрал стаю, - объяснил К'крик. - Сказал передать тебе:
"Легион не может ждать. Маетан собирает  к  деревне  подкрепления."  Стиан
сказал тебе догонять легион. Быстро. Скоро сражение.
     - Стиан! - вскричал Рикус, хватая с красного мха меч и пояс. Он  даже
не заметил, что, не считая гноящейся язвы на левой  груди,  все  его  раны
затянулись. - Кто он такой, что распоряжается моим легионом?
     К'крик перекинул бурдюки через плечо.
     - Стиан стал вожаком стаи, когда ты умер в цитадели.
     - Но я-то не умер, - рявкнул Рикус. -  Вот  догоню  легион  и  покажу
этому Стиану... а заодно и всем остальным... что я очень даже жив!



                                11. МАКЛА

     - Стой, где стоишь! - приказал часовой.
     Вооруженный копьем гном находился за низкой каменной стеной. Он  явно
не мог решить, кого ему следует опасаться в  первую  очередь:  Рикуса  или
К'крика. Рядом с ним женщина-гладиатор со стоном взгромоздила  на  вершину
стены еще один большой  камень.  Она  посмотрела  на  мула  и  безразлично
отвернулась.
     - Ты знаешь, кто я такой, - прорычал Рикус,  возмущенный  открывшимся
ему зрелищем.
     Гладиаторы работали. Они воздвигали  вокруг  лагеря  каменную  стену.
Гномы Каилума, стоявшие через каждые двадцать или тридцать ярдов, послушно
таращились в опускающиеся сумерки.  А  в  центре  лагеря,  вокруг  костра,
плотным кольцом собрались темплары.
     Выждав мгновение (может, гном  все-таки  уберет  свое  копье?)  Рикус
резко отбил древко в сторону и одним прыжком перемахнул  через  стену.  Он
схватил гнома за горло и поднял над землей.
     - Что здесь происходит? - спросил он.
     - У меня приказ, - прохрипел гном и потянулся за топором,  висящем  у
него на поясе. - Никто не может войти в лагерь без разрешения Стиана.
     Прежде, чем часовой сумел высвободить свой топор, Рикус передал гнома
К'крику.
     - Если он подаст голос или достанет оружие, - приказал  мул,  -  убей
его.
     Три'крин схватил гнома тремя лапами и защелкал жвалами в предвкушении
ужина. Часовой поспешно убрал руку с топора.  Однако  не  оставил  надежды
остановить мула.
     -  Тебе  надо  подождать  здесь,  пока  Стиан  подготовит  подобающую
встречу, - сказал он.
     Не обращая больше внимания на гнома, Рикус подошел к  строящим  стену
гладиаторам.
     - Что здесь происходит, Древет? - спросил он у эльфа-полукровки, беря
у нее из рук тяжелую глыбу.
     - Мы строим стену, - нахмурилась она.
     -  Зачем?  -  удивился  Рикус.  -  И  почему  работают  одни   только
гладиаторы?
     - Потому, что так приказал Стиан, - пожала плечами Древет.
     - Опять Стиан! - взревел Рикус.
     Подняв камень над головой, он с размаху швырнул его в стену и  пробил
в ней большую брешь. Гладиаторы вокруг прекратили работу и повернулись  на
шум.
     - А почему вы выполняете его приказы? - спросил мул.
     -  Потому,  что  он  твой  заместитель,  -  как  нечто   само   собой
разумеющееся, объяснила полукровка.
     - Заместитель?! - взорвался Рикус. - Это он вам такое сказал?
     - После того, как ты не вернулся из цитадели, - кивнула Древет,  и  в
ее карих глазах мул увидел огоньки гнева. - Ниива и Каилум  остались  тебя
ждать, так что его утверждение казалось вполне естественным.
     - Естественным?! Вы думали, что я поставлю во  главе  своего  легиона
ТЕМПЛАРА?! - орал Рикус. - Поставлю темплара, чтобы он  мог  обращаться  с
вами, как с кучкой рабов?!
     Не дожидаясь ответа, он повернулся к собравшимся вокруг гладиаторам.
     - Прошли те дни, - громогласно объявил он, - когда мы  строили  стены
для темпларов. Передайте это всем! И пошли со мной... Стиану придется  кое
в чем просить прощения.
     Оставив К'крика охранять гнома-часового,  Рикус  двинулся  к  костру.
Известие о возвращении Рикуса и о лжи Стиана мигом разнеслось  по  лагерю.
Повсюду гладиаторы бросали работу, и к тому времени,  как  мул  подошел  к
кольцу темпларов, за ним уже шла целая толпа возмущенных воинов.
     Когда Рикус подошел совсем близко, темплары  обнажили  свои  короткие
мечи.
     - Прочь с дороги,  или  вы  умрете,  -  сказал  мул.  Опасаясь  своей
собственной несдержанности, он не стал вынимать из  ножен  Кару.  -  Я  не
потерплю возражений.
     - Стиан приказал пропустить только тебя...
     Резким ударом кулака Рикус раздробил  говорившему  нос.  Ошеломленный
темплар повалился на землю, а  мул,  высоко  подняв  окровавленный  кулак,
объявил:
     - Здесь командует не Стиан! Здесь командую я! Следующий, кто  в  этом
усомнится, умрет.
     Древет встала рядом с мулом. Вслед за ней,  протолкался  через  толпу
Гаанон. Как и Рикус,  они  не  обнажили  оружия.  Поколебавшись,  темплары
расступились.
     Рикус нашел Стиана сидящим у костра, на большом  квадратном  камне  -
несомненно, его притащил сюда кто-нибудь из гладиаторов.  Мул  с  радостью
отметил,  что  ни  Джасила,  ни  Ниива,  ни  Каилум  не  присоединились  к
узурпировавшему власть темплару.
     - Я рад, что ты смог нас догнать, - заявил Стиан, когда мул подошел к
огню. - Нам бы тебя не хватало во время завтрашней битвы...
     - Встань, - коротко приказал Рикус.
     Нахмурившись, Стиан огляделся по сторонам. Похоже, он пытался оценить
настрой гладиаторов Рикуса и своих темпларов. Наконец он показал на  песок
у подножия камня.
     - Садись.
     Схватив темплара за распущенные седые волосы, Рикус рывком поднял его
на ноги.
     - Ах ты, ублюдок недоделанный, мерзкое отродье  эльфийской  площадной
девки! - взревел Стиан. Несколько темпларов  двинулись  на  помощь  своему
предводителю, но тот жестом велел им вернуться на место.
     - Ты что делаешь?! - заорал он на Рикуса.
     Мул  толкая  темплара  в  спину,  подогнал  к  Древет   и   остальным
гладиаторам.
     - Проси у них прощения, и пусть твои темплары тоже извинятся.
     - За что? - воскликнул Стиан. - За то, что бурдюки воинов не пустели?
За то, что я не растранжирил их жизни в ненужных схватках?
     - За то, что обращался с ними, как с рабами! - рявкнул Рикус. - Тир -
свободный город, и легион этот - легион свободных!  Не  должен  один  воин
работать, когда другой расселся у костра.
     - Точно сказано! - крикнул кто-то из гладиаторов.
     - С тех пор, как ты исчез, Рикус, - добавил другой, -  они  только  и
делали, что спали, пока мы работали!
     - Извиняйся, - приказал мул и, наклонившись к  самому  уху  темплара,
добавил, - а потом я накажу тебя за  ложь  и  за  то,  что  ты  самовольно
захватил командование в легионе.
     Стиан побледнел.
     - Никогда! - воскликнул он дрожащим голосом.
     - Я не стану просить прощения у раба! - крикнул кто-то из темпларов.
     - Тогда ты умрешь! - последовал незамедлительный ответ.
     Загремело  оружие,  и  несдержанный  темплар  огласил  лагерь   своим
предсмертным криком. Еще миг - и ночь наполнилась  воплями  сражающихся  и
стонами  раненых:  два  отряда  тирян  яростно  сшиблись  друг  с  другом.
Появились первые жертвы.
     - Видишь, что ты наделал! - закричал Стиан, поворачиваясь к Рикусу. -
Мы должны сражаться с урикитами, а не между собой!
     - Судя по тому, что я увидел, - ответил Рикус, - вы ничуть  не  лучше
урикитов. Я прекрасно обойдусь без вас, да и Тир тоже.
     - А как быть с гномами? - быстро возразил темплар. - Они же  идут  за
мной!
     - Тогда они тоже умрут, -  пожал  плечами  мул,  берясь  за  стальной
кинжал. - Мне все едино...
     - Подожди, - остановил его Стиан.  Он  посмотрел  мулу  в  глаза,  на
мгновение  прислушался  к   крикам   темпларов,   падающих   под   ударами
гладиаторов. - Ты  действительно  это  сделаешь,  -  прошептал  он.  -  Ты
пожертвуешь половиной легиона, лишь бы остаться его командиром...
     - Только ненужной половиной, - ответил Рикус, обнажая холодную сталь.
     - Кинжал тебе не понадобится, - покачал  головой  темплар  и,  подняв
руки над головой, закричал: - Свободные граждане Тира! Я приношу вам  свои
извинения!
     Видя, что лишь немногие опустили оружие, Рикус проревел:
     - Хватит!!! Остановитесь!!!
     Если слова Стиана остались практически незамеченными, то громогласный
рев мула услышали почти все. Постепенно сражение  прекратилось.  В  лагере
воцарилась  тишина,  нарушаемая  только  стонами  раненых.  Гладиаторы   и
темплары - все смотрели на Рикуса и Стиана.
     - Я приношу вам свои извинения, граждане  Тира,  -  объявил  темплар,
настороженно глядя на свирепое лицо Древет. - Все темплары  просят  у  вас
прощения. Мы не хотели вас оскорбить...
     Древет вопросительно поглядела на Рикуса. Тот кивнул.
     - От имени всех нас я принимаю твои извинения, - сказала Древет.
     Снова наступила тишина. Никто не двигался. Воины не выпускали  оружия
из рук. Все чувствовали, что вопрос о  командире  легиона  еще  не  решен.
Рикус, не отрываясь, глядел на Стиана. Он ждал, чтобы тот публично признал
свое поражение.
     Наконец, темплар повернулся к мулу.
     - За то, что я позволил  себе  командовать  вместо  тебя...  -  начал
Стиан, - какое мне будет наказание?
     - Порка! - крикнул кто-то из толпы гладиаторов, и  к  ногам  темплара
упал свернутый кольцами кнут.
     Рикус кивнул и подал кнут Древет.
     - Двадцать пять ударов, - объявил он. - И когда будешь бить, вспомни,
сколько раз темплары пороли тебя.
     - Я вспомню, - мрачно пообещала полукровка, принимая кнут.
     Стянув со Стиана рясу, Гаанон швырнул его на камень,  совсем  недавно
служивший самозваному командиру троном.
     Древет нанесла первый удар, и  толпа  начала  расходиться.  Вопрос  о
командовании был решен. И гладиаторы, и темплары  за  годы  власти  Калака
достаточно нагляделись на подобные наказания - вид  раздираемой  в  клочья
спины не вызывал у них ни малейшего интереса.


     Макла прилепилась к подножию засыпанной серым пеплом горы - маленькая
деревушка, с трех сторон защищенная высокой изгородью из  ребер  мекилота.
Внутри - несколько загонов  для  рабов,  каждый  из  которых  был  окружен
крепкой стеной из глиняных, растрескавшихся на солнце кирпичей,  утыканной
сверху острыми осколками  обсидиана.  Рядом  в  беспорядке  стояли  бараки
небольшого урикитского гарнизона и убогие хижины ремесленников, снабжавших
надсмотрщиков кнутами, веревками и прочими орудиями труда рабовладельца.
     В центре главной деревенской пощади находился большой бассейн,  а  по
ее краям красовались три мраморных особняка. От бассейна отходила  толстая
глиняная  труба,  заканчивавшаяся  у  коротких  деревянных  мостков.  Эта,
четвертая сторона площади выходила к Озеру  Золотых  Снов.  Озеру,  другой
берег которого прятался в вонючем тумане, поднимающимся из его глубин.
     - Как-то слишком тихо, - заметил Рикус.
     Лучи  восходящего  солнца  уже  коснулись   вершин   вздымающихся   в
зеленеющее небо гор.
     Спутники мула молчали.  Открыв  рты,  они  уставились  на  бескрайнюю
водную гладь. Никто в легионе  никогда  не  видел  сразу  столько  воды  -
удивительное зрелище  заставило  воинов  на  миг  позабыть  о  предстоящем
сражении.
     - Им давно пора гнать рабов в каменоломни, -  сказал  Рикус,  пытаясь
обратить внимание своих соратников на нечто более важное, чем какое-то там
озеро.
     - Может, они сегодня не  работают?  -  предположил  Гаанон.  Подражая
Рикусу, скрывавшему под накидкой вложенный ему в  грудь  рубин,  великаныш
теперь носил пару сшитых между собой одеял, накинутых на  плечи  наподобие
гигантского пончо. - Сегодня горы выглядят  неважно...  -  он  показал  на
гряду к востоку от деревни.
     Густой слой пепла и шлака покрывал дышащие  огнем  горы.  Озера  алой
лавы на вершинах отбрасывали кровавые блики в мрачное  утреннее  небо.  На
стенках извилистых ущелий играли багряные отблески  медленно  текущих  рек
расплавленного камня. Туда-то, в хаос огня и магмы, и уходили группы рабов
добывать черный обсидиан.
     - Дымящаяся Корона всегда выглядит неприветливо, -  сказал  Рикус.  -
Это не остановило бы надсмотрщиков.
     - Да какая разница? - с кислым видом спросила Ниива.  Хотя  Каилум  и
исцелил ее рану, живот женщины теперь украшал длинный красный шрам.  -  Ты
вел нас сюда всю  ночь,  чтобы  атаковать  на  рассвете.  Давай  попробуем
застать урикитов врасплох - как ты и хотел с самого начала.
     - Отлично, - кивнул Рикус. - Тогда чего тянуть?
     Он посмотрел вниз, на свой потрепанный легион. За исключением гномов,
не пожелавших даже присесть, его воины, все, как один, улеглись  в  теплый
пепел. Никто не шевелился. Никто не разговаривал.
     - Приготовиться, - шепотом приказал мул.
     Ему не хотелось, чтобы утренний ветерок донес  его  слова  до  спящей
деревни. Рикус жестом отослал своих командиров назад к их  отрядам.  Ниива
тоже хотела пойти с ними, но мул ее остановил. Прошлой ночью он пытался  с
ней поговорить, но, видимо, рассерженная ранением, она  даже  не  захотела
его выслушать.
     - Я не хочу идти в бой, не выяснив  наших  отношений,  -  сказал  он,
когда они остались одни. - Ты же знаешь, я  никогда  не  подниму  на  тебя
оружие. - Он показал на длинный шрам на животе женщины.
     - Я знаю, что ты не хотел меня поранить, - холодно ответила Ниива.  -
Но это не означает, что ты не ранишь меня еще раз.
     - Никогда! - воскликнул Рикус. - Что мне сделать, чтобы ты поверила?
     - Обьясни, что произошло. На кого ты кричал, когда напал  на  меня  с
мечом? Похоже было, что ты находишься в трансе... - Она показала на  левую
грудь мула. - И почему Каилум не смог извлечь этот рубин?
     Мул потупил глаза.
     - Я не сказал вам всей  правды.  И  камень  этот  не  имеет  никакого
отношения к Умбре.
     - Почему же ты солгал?
     - Потому, что там был Каилум, - ответил Рикус,  поднимая  взор.  -  И
прежде, чем я расскажу, в чем дело, ты должна поклясться, что  ничего  ему
не скажешь.
     - Ты разрешил Каилуму попробовать тебя вылечить не  объяснив,  с  чем
ему предстоит иметь дело?! - возмутилась Ниива.
     "Не говори ей ничего!" - вмешалась Тамар.
     "Тихо!" - рявкнул на нее Рикус.  И,  обращаясь  к  Нииве,  сказал:  -
Поклянись, или я ничего не смогу тебе сказать.
     Гладиатор презрительно фыркнула, но, приложив руку к бурдюку с водой,
висевшему у нее на плече, торжественно произнесла:
     - Клянусь жизнью.
     "Если она все узнает, - объявила Тамар, - то  наверняка  проболтается
гному. Лучше я ее убью!"
     "Нет!" - запротестовал Рикус.
     "Причем сделаю это твоими руками, -  заверила  мула  призрак.  -  Вот
потому-то я и заставила тебя ее ранить. Теперь ты знаешь, что я не шучу."
     - Ну? - поторопила его Ниива.
     - Я все-таки не могу тебе ничего рассказать, - отвернулся  в  сторону
мул.
     - Я же поклялась жизнью!  -  возмутилась  Ниива.  -  Разве  этого  не
достаточно?
     - Вполне достаточно, - кивнул Рикус, - но я  ошибался,  полагая,  что
могу тебе все объяснить. И неважно, обещаешь ты молчать или нет.
     Горькая усмешка заиграла на губах Ниивы.
     - Это-то и плохо, - сказала она. - Если  ты  мне  не  доверяешь,  нам
больше не о чем разговаривать.
     - Подожди! - Рикус  схватил  ее  за  руку.  -  Я  доверяю  тебе...  а
рассказать не могу ради твоего же блага.
     - Я сама решу, что мне во благо, а что нет, - вырвала руку Ниива. - А
ты лучше реши, доверяешь ты мне или нет. И еще тебе  надо  выбирать  между
мной и Садирой. Надоело мне все это...
     Она посмотрела в сторону  подошедших  к  гребню  тирян.  Потом  снова
повернулась к Рикусу.
     - Твои воины ждут приказа, - язвительно сказала  она.  -  Послужи  им
лучше, чем своим любовницам.
     - И для тех, и для других, - скрипнул зубами мул, - я делаю все,  что
в моих силах.
     С этими словами он поднял над головой меч - сигнал к атаке.
     Поднимая тучи  пыли  и  пепла,  тиряне  полусъехали,  полусбежали  по
крутому склону. Казалось, сами горы лавиной катятся на Маклу. Дрожала  под
ногами земля.
     А деревушка,  похоже,  вовсе  не  ожидала  внезапной  атаки.  Часовые
подняли тревогу. С грохотом захлопнулись главные ворота. Сжимавший в руках
меч Рикус услышал, как отчаянно кричат офицеры, выгоняя солдат из бараков.
Но большая армия, которая, как полагал мул, пряталась в деревне, что-то не
объявлялась.
     Добравшись до подножия склона,  воины  Тира  быстро  оставили  позади
клубящееся облако пепла и пыли. А Рикус вел свой легион  прямо  к  ограде.
Без колебаний он начал рубить Карой толстые  веревки  из  волос  великана,
связывавшие ребра мекилота. Обычный меч, особенно костяной или  с  лезвием
из обсидиана, даже не надрезал бы такую веревку. Кара Ркарда рассекала их,
словно гнилые нитки.
     Как только мул перерубил веревки, Гаанон схватился за громадное ребро
и, кряхтя от натуги, вырвал его из земли. Даже не посмотрев на  Рикуса,  в
брешь тут же проскользнула Ниива. В следующий миг она яростно закричала. А
потом взвыл от боли показавшийся над изгородью урикитский  великаныш.  Вот
он рухнул, и землю задрожала...
     Повернувшись к К'крику, Рикус указал в пролом.
     - Иди с Ниивой, - приказал он.  -  Смотри,  чтобы  с  ней  ничего  не
случилось!
     - Она носит яйца? - спросил три'крин, явно не  представлявший,  зачем
еще нужно охранять самку.
     - Защищай ее, и все, -  прорычал  Рикус,  жестом  приказывая  Гаанону
помочь со следующим ребром.
     Каждый раз, когда мул и великаныш открывали новый проход  в  деревню,
туда устремлялся очередной отряд тирян.
     Из-за рваного гребня гор выглянуло солнце. Едва пробивая висящие  над
Дымящейся Короной  облака  вулканического  пепла,  алое  светило  окрасило
деревню мрачным багрянцем. Во главе  последней  группы  гладиаторов  Рикус
сквозь очередной пролом в ограде наконец-то тоже ворвался в Маклу...


     - Не понимаю, почему вы позволили  рабам  разрушить  мою  деревню?  -
возмущалась  Тарка  Сан,  подсчитывая  на  пальцах  количество   проломов,
проделанных тирянами в ограде Маклы.
     - Деревню можно отстроить заново, - ответил Маетан. - Вот честь моего
рода - это совсем другое дело.
     Адепт и имперский управляющий рудником стояли  на  склоне  чуть  ниже
черного базальтового гребня, в миле от  главных  ворот  Маклы.  По  другую
сторону этого гребня в узком каньоне расположился  новый  легион  Маетана:
собранная по крупицам армия из уцелевших в битвах  урикитов,  деревенского
гарнизона, и собственных солдат рода Лубар.
     - Трудно поверить, что такой командир, как вы, боится  толпы  грязных
рабов, - не отрывая голубых глаз от деревни, продолжала Тарка Сан.  Долгие
годы, проведенные в этом суровом краю, прочертили на лице женщины глубокие
морщины. - На нашей стороне численное превосходство. Почти три к одному!
     Губы Маетана скривились в презрительной гримасе.
     - Тарка, тебе когда-нибудь приходилось сражаться с гладиаторами?
     - Нет, конечно! - покачала головой губернатор.
     - Они дерутся, словно дикие звери, а не  солдаты.  Единственный  путь
уничтожить рабов Тира - это загнать их в угол и заставить атаковать нас на
наших условиях. - Адепт усмехнулся. - Доверь тактику сражения мне.
     - Там, где дело касается вверенной мне деревни, - отрезала Тарка, - я
ничего не могу доверить тебе. Ты утверждал, что тирян так много,  что  нам
никогда в жизни не удержать Маклы. Но  ты  явно  ошибался.  Мы  без  труда
сдержали бы их натиск до подхода подкреплений.
     - Подкреплений не будет, - мрачно сказал Маетан.
     Он чуть отвернулся от женщины, так чтобы она не увидела, как его рука
опускается на рукоять засунутого за пояс кинжала.
     - Но твои гонцы...
     - Я отправил их в свое поместье, - сказал адепт. -  Пусть  разведчики
тирян думают, будто мы и в самом деле вызвали свежие части. Раз моя личная
армия уже здесь, подкреплений нам ждать неоткуда.
     -  Так  ты  просто  принес  в  жертву  мою  деревню?  -   возмутилась
управляющий. - Ну ничего, король еще об этом услышит!
     - Да нет, не думаю, - покачал головой Маетан, тихо вынимая кинжал  из
ножен. - Я уже потерял один имперский легион. Если я хочу спасти свой  род
от позора, я должен одолеть рабов  Тира,  не  подвергая  опасности  еще  и
второй.
     Тарка нахмурилась.
     - Так ты  принес  в  жертву  Маклу,  пытаясь  спасти  свою  честь?  -
пробормотала она, поворачиваясь, чтобы уйти.
     Но прежде, чем женщина успела сделать хотя бы шаг, Маетан вонзил ей в
сердце кинжал.
     - К сожалению, - сказал он, - у меня не было другого выхода.


     В деревне стояла какая-то необыкновенная тишина. Несколько урикитских
великанышей и несколько десятков солдат пали возле ограды. Кое-где все еще
продолжались  стычки  тирян  с  деревенскими  стражниками.  А  темплары  и
большинство гладиаторов уже бежали к центру деревни.  Они  стремились  как
можно скорее захватить источники воды. Большой битвы, которую ждал  Рикус,
не получилось.
     - Что-то тут не так, - пробормотал мул.
     - Слишком все просто, - согласился Каилум.
     Рикус вел небольшую группу воинов к главным  воротам  Маклы.  Там  он
обнаружил гномов из Кледа, окруживших каменную сторожевую башню.
     - Ну, и что вы здесь делаете? - спросил у них мул.
     Из окон башни выглядывали бледные от страха лица урикитов.
     - Когда прозвучал сигнал  тревоги,  -  объяснил  один  из  гномов,  -
большая часть гарнизона кинулась защищать ворота.
     - Они не рассчитывали на остроту твоего меча и  мою  силу,  -  подвел
итог Гаанон и самодовольно указал на бреши в деревенской ограде.
     - Вполне возможно, - кивнул Каилум, пристально  глядя  на  сторожевую
башню.  -  Но  мне  почему-то  кажется,  что  весь  гарнизон  сюда  бы  не
поместился.
     - Это точно, - подтвердил Рикус. - Не поместился бы.
     - Я послал нескольких гномов обыскать деревню, - сказал Каилум.
     - Правильно, - задумчиво ответил Рикус. - Отправь половину воинов  за
водой...
     - Но они же охраняют башню! - запротестовал Каилум.
     - Потому-то  я  и  сказал  -  половину...  А  когда  твои  разведчики
вернутся, расскажешь, что они нашли. Я буду у бассейна.
     Мул, однако, не  пошел  прямо  на  площадь.  По  дороге  он  осмотрел
солдатские бараки и загоны для рабов. Что касается бараков, то вид  у  них
был обжитой. Но нигде - ни формы, ни оружия. Складывалось впечатление, что
гарнизон, подняв по тревоге, куда-то увели. Большинство загонов тоже  были
пусты. Только в одном  Рикус  обнаружил  нескольких  рабов  с  замотанными
тряпками руками и ногами. При виде  гладиатора  они  забились  в  угол  от
страха.
     - А ну, вылезайте, - приказал мул. - Теперь вы свободны!
     Но рабы только с подозрением смотрели на него и не трогались с места.
     - Мы из Тира, - объяснил подошедший следом  Гаанон.  -  Мы  захватили
деревню. Вылезайте.
     Оборванные, изможденные рабы неуверенно посмотрели друг  на  друга  и
потянулись к выходу. Они не поднимали взора, словно рядом с ними стояли их
надсмотрщики.
     - Идите и возьмите все, что вам нужно, -  сказал  мул,  показывая  на
ближайший барак. - А потом можете идти на все четыре  стороны.  Или,  если
хотите, присоединяйтесь к нашей армии. Выбирайте сами.
     Во взглядах рабов читались растерянность и недоверие.  Да,  не  такой
встречи ожидал мул от освобожденных из  рабства  людей.  Впрочем,  он  мог
понять их растерянность. Сидя в своем  загоне,  рабы  ничего  не  знали  о
прошедшей битве и о том, что их господа разгромлены тирянами.
     Один  из  освобожденных  рабов,  молодой  эльф-полукровка,  показался
Рикусу чуть сообразительнее остальных, и мул отвел его в сторону.
     - Скажи, - спросил Рикус. - Почему деревня пуста?
     Полукровка только пожал плечами.
     - Прошлой  ночью,  когда  мы  принесли  в  деревню  добытый  за  день
обсидиан, здесь был один важный урикит с большой армией. Говорили, это сам
Маетан из рода Лубар. Ночью он, прихватив с собой большую часть гарнизона,
покинул Маклу. А рабов надсмотрщики отогнали в ущелья.
     - А вас почему оставили? - с подозрением спросил Гаанон.
     Полукровка показал на окровавленные повязки на своих ногах.
     - После семи дней на Дымящейся Короне,  до  площади  -  и  то  трудно
доковылять.
     Но Рикус его уже не слушал. Он проклинал все на свете.  Маетан  опять
успел вывести основную часть войска из-под удара. Не дал  прижать  себя  к
кипящему озеру.
     - Шпион! - прошипел мул.
     Рикус сразу же подумал о Стиане. Одного он только не  понимал:  когда
Маетан успел переманить темплара на свою сторону? Как ни  крути,  а  более
вероятно, что шпион - кто-то из тех, кто имел контакт с коварным  адептом.
Например, Каилум, или его гномы, или даже К'крик. Но мул не верил, что это
мог быть три'крин. Скорее все-таки Стиан... Рикус решил пока не торопиться
с выводами.
     Приказав гладиаторам обыскать все без исключения загоны и  освободить
оставленных урикитами рабов, мул вместе с Гааноном направился к площади.
     Толкались, столпившись вокруг  бассейна,  тиряне,  стремясь  поскорее
добраться до вожделенной воды. Те, кто уже напился,  блаженно  развалились
на площади. Ниива и Джасила крутили ворот водного насоса.
     У входа в ближайший мраморный особняк  среди  десятка  бочонков  вина
стоял Стиан. Хотя Каилум,  украдкой  и  исцелил  колдовством  солнца  раны
темплара, сейчас на черной рясе проступали темные пятна - некоторые  раны,
похоже, снова открылись. И однако, Стиан не унывал. Весело наполняя кружки
вином,  он  передавал  их  темпларам,  в  свою  очереди  раздававшим  вино
гладиаторам.
     Это  зрелище  обеспокоило  Рикуса  ничуть  не  меньше,  чем   рассказ
раба-полукровки о скрывшемся из деревни Маетане.
     - Они как будто пригласили нас приятно провести время, -  пробормотал
мул, глядя на бочонки с вином.
     Увидев приближающегося Рикуса, Стиан с двумя полными кружками в руках
двинулся ему навстречу.
     - Это Рикус! - крикнул он. - Давайте выпьем за его здоровье!
     Мул шел через толпу, и воины поздравляли его с замечательной победой.
Добравшись до Стиана, Рикус принял предложенную ему  кружку,  но  пить  не
стал.
     - Где ты нашел это вино? - сурово спросил мул.
     - В этом доме, - понурившись, ответил темплар. - Все  было  аккуратно
сложено. Видимо, собирались отнести в погреб, но не успели.
     - Или же вино приготовили специально для нас, -  заметил  Рикус.  Сам
мул не сомневался, что Маетан  нарочно  оставил  бочонки  на  виду.  Адепт
надеялся, что гладиаторы перепьются и не смогут сражаться,  когда  урикиты
нападут на поселок. - Неужели ты не понимаешь, что владыка Лубар  пытается
загнать нас в угол?! - воскликнул Рикус и швырнул кружку на землю.
     Стиан смотрел на разлившееся вино так, словно Рикус выплеснул его ему
в лицо.
     - Я только хотел загладить свою вину...
     Не обращая внимания на темплара, Рикус обратился к толпе.
     - Сейчас не время праздновать! - крикнул он. - Не время пить вино!
     - Хочешь заграбастать все себе, Рикус? - спросил кто-то.
     Гладиаторы засмеялись. Но  никто  не  спешил  отказаться  от  даровой
выпивки. Даже наоборот,  многие,  поспешно  осушив  кружки,  протянули  их
темпларам с просьбой налить еще.
     - Я не  шучу!  -  крикнул  мул,  выбивая  кружку  из  рук  ближайшего
гладиатора. - Хватит пить!  У  нас  еще  полным-полно  работы,  а  времени
осталось не так уж много.
     Теперь уже никто не смеялся.
     - Что случилось, Рикус?  -  спросила  женщина-гладиатор.  -  Ты  что,
разлюбил вино?
     - Мы свободные люди! - заорал плечистый тарик.  Как  и  мул,  он  был
совершенно лыс, Да и мускулы  у  него  были  ничуть  не  хуже.  -  Сколько
захотим, столько и будем пить.
     - Разбей бочки, - сказал Рикус Гаанону.
     Этот приказ вызвал настоящую бурю протестов. Но великаныш невозмутимо
поднял свою дубинку и двинулся к бочонкам. Кое-кто попытался встать у него
на пути, но одного недоброго взгляда могучего  гладиатора  хватило,  чтобы
очистить ему путь.
     - Мы не темплары, - надрывался все тот же тарик. Он яростно  раздувал
ноздри и обнажал острые клыки. - С нами нельзя так обращаться!
     Он шагнул навстречу Гаанону. Вслед за  ним  двинулись  еще  несколько
человек.
     Рикус молча нанес удар вытянутыми пальцами правой руки точно в горло.
Хрипя и задыхаясь, гладиатор рухнул,  как  подкошенный.  Когда  и  это  не
остановило разгоряченных вином воинов, мул, пинком ноги  сбив  с  ног  еще
одного тирянина, выхватил из ножен Кару.
     - Следующего буду рубить насмерть!
     Наступила гробовая тишина.
     - Так-то лучше, - сказал Рикус. - Теперь слушайте  меня  внимательно.
Маетан должен был находиться в этой деревне. И не один, а  со  всей  своей
армией. Но накануне нашей атаки он покинул Малку. Насколько я понимаю,  он
собирается на нас  напасть...  напасть,  пока  мы  тут  празднуем  победу,
надираясь предусмотрительно оставленным вином.
     Гладиаторы молчали.  Выпучив  глаза  от  изумления,  они  глядели  на
Рикуса. По правде говоря, мул вовсе не рассчитывал на столь сильный эффект
от своих слов.
     - Если не хотите оказаться в ловушке, -  продолжал  он,  -  надо  как
можно быстрее забрать все необходимое и уходить. Рикус показал на  десяток
стоявших чуть поодаль гладиаторов. - Вы будете часовыми. Встаньте у ограды
и следите, не появятся  ли  урикиты.  Если  что  -  подайте  сигнал.  Всем
остальным - наполнять бурдюки и забирать всю еду, какую  найдете.  Поселок
мы сожжем.
     Вместо того, чтобы выполнять приказ, гладиаторы  по-прежнему  ошалело
глядели на мула. Они перешептывались и испуганно жались друг к другу. Даже
Гаанон - и тот смотрел на Рикуса, и вид у него при этом был такой,  словно
его только что предали.
     Посмотрев вниз, мул увидел, что во время короткой стычки его  накидка
распахнулась, обнажив грудь. Теперь все  видели  язву,  истекающую  желтым
гноем.  Но  не  это  было  самое  плохое.   В   ее   центре   ярко   горел
пронзительно-алый рубин.
     Мысленно  проклиная  тарика,  из-за  которого  все  началось,   Рикус
поплотнее запахнул накидку.
     - Что это за колдовство?  -  спросил  Гаанон,  сам  не  замечая,  что
отступает от мула.
     Как и многие гладиаторы, великаныш не доверял колдунам.
     - Ничего, что могло бы тебе повредить, - громко,  чтобы  его  слышали
все вокруг, ответил Рикус. - А теперь делайте, что я вам приказал.
     Качая головами, гладиаторы взялись за дело, а Рикус  быстро  пошел  к
восточной части деревни. Он решил подготовить запасной проход через ограду
- на случай возможной осады.
     Но буквально через несколько шагов его догнал Стиан.
     - Куда мы пойдем? - задыхаясь, спросил он у Рикуса.
     - Придет время - узнаешь, - ответил мул.  Может,  старик  задал  этот
вопрос, намереваясь передать ответ Маетану? - А пока оставайся  здесь.  Не
командуй и не наливай никому вина. В общем, не заставляй меня жалеть,  что
твое наказание вчера вечером было столь милосердным.



                            12. КРАТЕР КОСТЕЙ

     Легион тирян разбил лагерь в  небольшом  кратере  потухшего  вулкана,
забитом тысячами и тысячами скелетов - гномы, тарики,  великаныши  и  даже
эльфы. Кости были повсюду:  огромные  костяные  барханы  у  стен  карьера,
толстый ковер на его дне. Сквозь них пробивались сернистые испарения;  они
даже заполняли дышащую огнем трещину в середине кратера.
     Тиряне назвали это место Кратером Костей. С трех сторон его  окружали
отвесные неприступные скалы. С четвертой вздымалась рукотворная  стена  из
больших черных пористых каменных блоков. В ней были  ворота,  запиравшиеся
снаружи. Что же  касается  скелетов,  то  они  выглядели  неповрежденными.
Казалось, будто когда-то давно их хозяева просто умерли,  где  стояли,  не
имея возможности ни бежать, ни сражаться.
     Понаблюдав за тем, как его воины расчищают  среди  костей  место  для
бивуака, Рикус обратил свой взор  в  другую  сторону,  к  воротам.  Там  в
незапамятные времена поток лавы прорезал в скалах  глубокий  проход  вдоль
засыпанных пеплом вершин Дымящейся Короны. Получившееся ущелье  обрывалось
на берегу Озера Золотых Снов. Там-то и поджидал тирян Маетан с несколькими
тысячами своих воинов.
     Рикус не смог сдержать вздоха сожаления. Если бы он  открыл  запасной
проход не в восточной, а в западной части деревни! Тогда урикиты не стояли
бы сейчас у выхода из узкого ущелья, а легион тирян не  сидел  бы,  как  в
ловушке, в Кратере Костей.
     В деревне все вышло так, как мул и планировал. Покинув Маклу  задолго
до подхода основных сил Маетана, тиряне двинулись вдоль озера, рассчитывая
найти удобное  для  сражения  место.  К  сожалению,  Дымящаяся  Корона  не
захотела пойти им навстречу. Марш-бросок длился уже сутки, когда  огненная
река лавы преградила путь тирянам.  Пришлось  повернуть  назад,  навстречу
войскам Маетана.
     Командиры отрядов дружно советовали Рикусу на сей раз  уклониться  от
боя  -  безостановочный  тридцатичасовой  марш  утомил   даже   выносливых
гладиаторов.  Глядя  на  своих  усталых  воинов,  мул  не  мог  спорить  с
разумностью этого предложения. Тиряне повернули в  горы.  Они  поднимались
узким  ущельем...  пока  не  оказались  в  этом  древнем  кратере,   позже
превращенном в карьер.
     Выбраться из него тиряне могли только через то же  узкое  ущелье,  по
которому  сюда  поднялись.  Но  теперь  там  их  поджидал  Маетан.  Обычно
перспектива битвы ничуть не пугала Рикуса, но здесь сражаться было бы  еще
хуже, чем в Макле. Лишь дюжина гладиаторов  могла  одновременно  атаковать
позиции урикитов.
     У себя за  спиной  Рикус  услышал  стук  перекатывающихся  костей  и,
повернувшись, увидел осторожно пробирающуюся к нему Нииву.  В  одной  руке
она несла бурдюк с водой, в другой - короткий обсидиановый меч. На  черное
лезвие был насажен круглый кактус размером примерно с человеческую голову.
     Ниива остановилась у подножия стены,  на  которой  сидел  мул,  возле
повешенной для часовых веревки.
     - Не хочешь мне помочь? - спросила она.
     Рикус с готовностью лег на живот и принял у  Ниивы  бурдюк  и  меч  -
теперь она могла спокойно подняться по веревке.
     - Какими судьбами? - спросил он, когда Ниива выбралась наверх.
     Рикус втайне надеялся, что появление женщины означает,  что  она  его
наконец-то простила.
     - Я пришла к тебе, - ответила Ниива. Она с подозрение  покосилась  на
гноящуюся язву. - А ты что, с этим рубином можешь теперь вообще не спать?
     Рикус запахнул накидку. Теперь уже не имело смысла  скрывать  рану  и
вложенный в нее камень, но Рикусу  не  нравилось  когда  другие  проявляли
интерес к сверкающему самоцвету.
     - Да нет, спать мне надо, - ответил он. - Просто сейчас у  меня  есть
более важные дела.
     - Например, беспокоиться по поводу Маетана и его урикитов.
     - Ну, беспокоиться - это, пожалуй, слишком сильно сказано...
     - Зато точно, - криво усмехнулась Ниива.
     Вытащив из-за пояса кинжал, она принялась отрезать у кактуса  красные
длинные, почти с палец, колючки.
     - Где ты его взяла? - поинтересовался Рикус.
     - Древет попросила передать его тебе, - ответила Ниива. - Она хотела,
чтобы ты знал: ее не пугает твой светящийся рубин.
     - Это приятно, - с облегчением в голосе сказал  Рикус.  -  Хоть  один
гладиатор по-прежнему мне доверяет... и хорошенькая притом...
     - Даже не мечтай, - предостерегла его Ниива, игриво  похлопывая  мула
по ноге своим кинжалом. На губах ее  заиграла  улыбка.  -  Похоже,  ты  не
сильно изменился... - язвительно сказала она.
     - Я? - притворно удивился мул. - Да это ты изменилась, а вовсе не  я!
Можно подумать, что пока меня не было, вы с Каилумом закрутили роман...
     По тому, как  потупилась  Ниива,  Рикус  понял,  что  невольно  задел
больную тему. Не глядя на мула, она отсекла последние иглы кактуса.
     - Я пришла сюда не для того, чтобы разговаривать о Каилуме... или обо
мне.
     - Ну, хорошо. А чем о ты хотела  поговорить?  -  усилием  воли  Рикус
заставил себя оставаться спокойным.
     Сняв с меча очищенный  кактус,  Ниива  аккуратно  проковыряла  в  нем
маленькую дырочку у самой верхушки.
     - Я просто хотела тебе сказать, что там, в Макле, мы спаслись  только
благодаря тебе. Джасила тоже как думает. И Каилум.
     -  Трое  из  тысячи,  -  заметил  Рикус,   глядя   через   плечо   на
устраивающийся на новом месте легион. - Все остальные уверены, что я завел
их в ловушку.
     - Не все. - Ниива упорно не  поднимала  глаз.  -  Темплары  полностью
поддерживают.
     - Темплары? - поразился мул. - Ты, наверно, шутишь!
     - Ты же их знаешь. - Ниива протянула ему кактус. -  Темплары  уважают
силу. Наказав Стиана, ты доказал, что  ты  сильнее.  Теперь  они  идут  за
тобой.
     - А гномы? - Рикус засунул руку в полую внутренность растения.
     Немного покопавшись,  мул  вытащил  полную  пригоршню  крупных  белых
чешуйчатых личинок.
     - Жирные и сочные, - одобрительно кивнул он, выуживая из кучи личинку
побольше и ловко, двумя пальцами, отрывая ей головку.
     - Гномы есть гномы, - пожала плечами Ниива. - Они будут идти за тобой
до тех пор, пока это согласуется с их фокусом.
     Она спрятала кинжал в ножны.
     - Вот  с  гладиаторами  будут  проблемы.  Они  не  любят  непонятного
колдовства. Рано или поздно тебе придется  объяснить,  что  за  камень  ты
носишь в своей груди. Почему бы тебе не начать с меня?
     Рикус  поднес  обезглавленную  личинку   к   губам   и   высосал   ее
внутренности. На вкус мула она была  слишком  сладкой,  но  в  пустыне  не
приходится привередничать.
     Ниива тоже выудила из кактуса несколько  личинок  и,  отрывая  голову
первой, сказала:
     - Если не хочешь говорить о  рубине,  может,  хоть  скажешь,  как  ты
собираешься выбраться из этого карьера?
     - Пока не знаю, - признался мул. - Я как раз об этом думал.
     - Ну, хоть в чем-то ты со мной честен, - поморщилась Ниива, высасывая
личинку. - Дай-ка воды...
     Несколько минут они ели молча.
     - Может, спросить  совета  у  остальных?  -  после  долгого  раздумья
предложила Ниива.
     Рикус покачал головой.
     - Чтобы гладиаторы потеряли ко мне  всякое  доверие?..  Дай  мне  еще
немного подумать...
     Пожав плечами, Ниива высыпала из кактуса последнюю горсть личинок,  и
отдав половину Рикусу, бросила пустую оболочку вниз.
     - Давай, доедай, и пойдем прогуляемся...
     - Отличная идея, - горячо подхватил мул.
     "Еще чего!  -  прошипел  голос  в  голове  Рикуса.  -  Ты  не  будешь
спариваться с людьми, полу-гном!"
     Прежде, чем мул успел что-либо ответить Тамар, Ниива уже поднялась на
ноги.
     - Пройдем по ущелью и посмотрим, что там и как, - с грустной  улыбкой
сказала она. - Может, и придумаем чего. А что до  этого...  Я  не  лягу  с
тобой до тех пор... в общем, пока между нами все не выяснится.
     - Что не выяснится? -  спросил  мул,  тщательно  закутываясь  в  свою
накидку. - Чего ты от меня хочешь?
     - Всего трех вещей, которых ты, похоже, дать мне не можешь.  Доверие,
преданность и любовь.
     Про себя Рикус проклял Тамар, вставшую между ним и его партнершей.
     - Я тебе доверяю, - ответил он. - Когда  все  будет  позади,  ты  это
поймешь.
     - Может, и так, - согласилась Ниива, - но как быть с  преданностью  и
любовью? Ты не предан ни одной женщине, даже Садире.
     - А как же наше боевое партнерство? - воскликнул Рикус. - Мы остались
вместе даже после того, как победили Калака! Если это не преданность, то я
не знаю, о чем ты говоришь.
     - Преданность, - терпеливо  объяснила  Ниива,  -  это  когда  счастье
другого заботит тебя больше своего собственного. А то, о чем ты говоришь -
дружба. Она будет с нами всегда.
     - Это все гном, да? - помолчав, спросил мул.
     Ниива потупилась.
     - Каилум... он всегда рядом, и если я его захочу...
     "Это отвратительно! - прошипела Тамар. - Я должна наказать ее за одну
только мысль о подобном любовнике!"
     - Ты не должна винить себя из-за Каилума, - сказал Рикус, не  обращая
внимания на слова  призрака.  -  Я  понимаю.  Сердце  может  любить  сразу
нескольких...
     - Ну вот, теперь ты рассуждаешь, как Садира,  -  с  горечью  заметила
Ниива. - Она ошибается. Никто не может любить  сразу  двоих...  во  всяком
случае так, как мне бы хотелось, чтобы меня любили.
     - Ну, и что же у нас в итоге получается? - спросил Рикус.
     - Это зависит от тебя, - ответила Ниива. - Я - рядом... Если  я  тебе
действительно нужна. Только подумай сначала, хорошо ли ты  понимаешь,  что
это означает.
     Прежде, чем Рикус нашелся,  что  ответить,  он  снова  услышал  голос
Тамар.
     "Оно и к лучшему. Если бы она с  тобой  легла,  мне  пришлось  бы  ее
убить. Приличная женщина никогда не позволит прикоснуться к  себе  никому,
кроме чистокровного человека."
     "Если с Ниивой  что-либо  случится,  ты  никогда  не  узнаешь  судьбу
Бориса, - пригрозил мул. - Я перестану искать книгу."
     "Не пытайся меня  напугать,  -  презрительно  фыркнула  Тамар.  -  Ты
поклялся гномам. Я могу убить эту шлюху без всякой причины,  и  все  равно
твоя жалкая гномья кровь заставит тебя выполнить обещанное."
     - Рикус, что с тобой? - воскликнула Ниива.
     К своему удивлению, мул обнаружил, что он сосредоточенно ковыряет под
накидкой язву, словно пытаясь вытащить лежащий там рубин.
     - Ничего, - ответил мул, поспешно отдергивая руку. - Просто временами
меня беспокоит это проклятая рана.
     - Пошли, - протянула ему руку Ниива.
     - Не прикасайся ко мне, - отшатнулся Рикус.
     Ему вовсе не хотелось проверять реальность угрозы Тамар.
     Ниива нахмурилась.
     - Ты ведешь себя, как ребенок, - обиженно сказала она. - Когда-то это
должно было произойти. Будучи  свободным,  ты  можешь  сам  выбирать  свою
судьбу. Но это вовсе не значит, что ты получишь все, что тебе хочется.
     Придерживая накидку, Рикус поднялся на ноги.
     - Ты только не прикасайся ко мне, ладно? Это для твоего же  блага.  -
Мул старался держаться от Ниивы на расстоянии. - И это не  имеет  никакого
отношения ни к свободе, ни к тому, могу ли я любить  одновременно  тебя  и
Садиру.
     - Как хочешь... - пожала плечами Ниива, подходя к веревке.
     - Я так совсем не хочу, - ответил Рикус, направляясь вслед за ней.  -
Но так будет... на время.
     Ниива остановилась. Она глядела на Рикуса с  внезапным  пониманием  и
облегчением.
     - Это все рубин, да? - спросила она. - Он имеет какую-то  власть  над
тобой?
     "Скажи, что она ошибается", - приказала призрак.
     "Зачем? - удивился Рикус. - Какая, собственно говоря, разница?"
     На мгновение у мула потемнело в глазах. А  еще  через  миг  на  месте
Ниивы  он  увидел  смуглую,  черноволосую  Тамар.   Рикус   на   мгновение
растерялся, но потом понял, что призрак снова воспользовался  властью  над
его разумом.
     - Я так хочу! - объявила Тамар.
     Ее контроль был так силен, что  Рикусу  казалось,  будто  он  услышал
слова призрака своими собственными ушами. Умом-то мул понимал, что все это
происходит только в его мозгу, но чувства говорили обратное.
     - Я так  хочу!  -  повторила  Тамар.  -  И  этого  тебе  должно  быть
достаточно.
     - Ты что, ее боишься? - спросил Рикус и, вспомнив,  как  Кара  Ркарда
уже однажды помогла ему развеять иллюзию, схватился за рукоять меча.
     И снова перед ним стояла Ниива.
     - Кого это я боюсь? - спросила она, с опаской поглядывая на меч.
     Рикус не ответил. Устремив внимание в  глубину  своего  сознания,  он
смотрел на Тамар, стоявшую на вершине черной каменной стены  посреди  моря
бушующего пламени.
     "Если бы я боялась твоей Ниивы, - заявил призрак, - я бы давным-давно
ее убила. Скажи ей, что рубин над тобой не властен."
     - Уходи, Ниива, - сказал Рикус, не желая выполнять требование  Тамар.
Если Ниива поймет, что не в его власти раскрыть тайну рубина,  она  потом,
скорее всего, простит мулу его молчание. - Увидимся позже...
     "Дурак!" - прорычала Тамар.
     Огненные стрелы вылетели из алого моря в сознании  Рикуса.  Взвыв  от
нестерпимой боли, мул рухнул на колени. Его сердце, казалось, превратилось
в пылающий шар, гонящий по жилам не кровь, а раскаленную лаву.
     - Рикус! - крикнула Ниива, бросаясь к нему на помощь.
     - Уходи! - проревел мул, показывая на веревку.
     Ниива настороженно поглядела на его правую  руку,  сжимавшую  рукоять
меча. Коснувшись пальцем пересекающего ее живот шрама, женщина отступила.
     - Я позову на помощь, - предложила она.
     - Не надо, - замотал головой мул.
     Вновь устремив свой мысленный  взор  на  Тамар,  он  представил,  как
черная стена у нее под ногами превращается из каменной в деревянную.  Миг,
и дерево вспыхнуло. Призрак полетел в беснующееся пламя.
     Рикус услышал злорадное хихиканье, и в следующий момент из  огненного
моря  вынырнула  Тамар  -  горящая,  но  ничуть  этим  не  смущенная.  Она
улыбнулась мулу и шагнула ему навстречу. Все кругом стало  красным.  Шипя,
задымилась кожа. Мул с криком отшатнулся и кубарем полетел вниз с обрыва.
     Огненное море исчезло, и Рикус понял, что падает в Кратер Костей.  Он
приземлился на спину. Толстый костяной ковер, захрустев, смягчил удар.
     "В следующий раз ты  умрешь,  -  пообещала  вновь  ставшая  невидимой
Тамар. - Это тело принесет мне больше пользы без твоего наглого духа."
     - Рикус! - воскликнула соскользнувшая по веревке Ниива. - Ты цел?
     - Со мной все в порядке, - проворчал мул, поднимаясь на ноги.
     Ниива остановилась в двух шагах от гладиатора. Она даже не попыталась
до него дотронуться.
     - Я не буду ни о чем спрашивать, - сказала она. - Только пообещай все
мне рассказать...
     - ...как только смогу, - закончил за нее Рикус. - А пока это время не
настало, тебе придется просто мне довериться. Возвращайся-ка в  лагерь.  Я
хочу пройтись один.
     Пробираясь через завалы костей, мул выбрался за ворота. Чувствовал он
себя препогано. За воротами ущелье полого спускалось к озеру Золотых Снов.
По его отвесным стенам  не  поднялась  бы  даже  ящерица.  Ни  трещин,  ни
выступов. И высота... Несколько сотен футов в самой низкой точке.
     И тут в голову Рикусу пришла интересная  идея.  Вытащив  из-за  пояса
кинжал, он соскреб со стены покрывавшую ее белую пыль. Его взору  открылся
черный пористый камень, похожий на грубый хлеб. Мул задумчиво посмотрел на
перегораживающую выход из  каньона  стену  -  интересно,  какими  орудиями
пользовались ее строители? Если он сумеет разгадать  эту  загадку,  может,
тирянам и не придется с боем вырываться из узкого каньона.
     И тут Рикус  услышал  гул  недовольных  голосов.  Подойдя  к  воротам
посмотреть, что  произошло,  он  увидел  Стиана,  ведущего  к  нему  толпу
гладиаторов.
     - Клянусь светом Рала! - вскричал Рикус, хватаясь за меч.
     Вслед за темпларом шла почти половина  гладиаторов  Тира,  включая  и
любящего вино тарика, с которым мул уже имел дело в Макле. Все они держали
в руках оружие. Выражения их лиц не предвещали ничего хорошего.
     "Мятеж! - прошипела Тамар. - Ну, сейчас я раз и навсегда положу конец
их своеволию!"
     "Нет, - остановил ее Рикус. - Я сам справлюсь".
     Подойдя к Стиану, он решительно схватил темплара за рясу и  приставил
острие меча ему к горлу.
     - Надо было это сделать два дня тому назад!
     - Остановись, - взмолился Стиан. В его запавших глазах читался страх.
- Все совсем не так, как ты думаешь!
     - То есть?.. - Рикус не отпускал темплара.
     - Эти гладиаторы пришли ко мне, - объяснил Стиан. - Они хотели, чтобы
я поговорил с тобой.
     - Ты лжешь! - воскликнул мул. - Они  прекрасно  могут  поговорить  со
мной и без тебя.
     - Возможно, раньше и могли, до того, как в твоей груди появился  этот
рубин, - прорычал тарик. - Но теперь ты стал другим...
     "Их слишком много, - заметила Тамар.  -  Ты  один  не  справишься.  Я
позову подмогу."
     "Ты действительно можешь это сделать?"
     "Моим друзьям потребуется всего  несколько  секунд,  чтобы  добраться
сюда", - проворковала Тамар.
     "Не надо!" - твердо заявил Рикус. Он с ужасом думал о том, что будет,
если призраки начнут наводить дисциплину среди  гладиаторов.  -  "Это  мой
легион. И здесь командую я."
     "Ну, в этом еще надо убедиться..." - отозвалась Тамар.
     - Говори, - приказал мул, отпуская Стиана.
     Темплар расправил рясу и неуверенно поглядел на столпившихся  за  его
спиной гладиаторов.
     - Все эти воины, - начал он, - не  хотят  оставаться  здесь.  Они  не
хотят голодать. Они собираются с боем прорвать заслон урикитов.
     - И кто их поведет, ты что ли? -  с  презрительной  усмешкой  спросил
Рикус.
     -  Да,  -  склонил  голову  темплар.  -  Они  сами   попросили   меня
организовать...
     - Нет, - объявил мул. - Ты можешь передать им мой ответ. Нет.
     Стиан поморщился.
     - Они не примут такой ответ, - не поднимая глаз, сказал он.
     - Ты что, считаешь  меня  полным  идиотом?  -  взревел  Рикус,  снова
поднося острие Кары к горлу темплара. Мул считал,  что  случившееся  яснее
ясного доказывает: Стиан - шпион Маетана. -  Не  думай,  что  я  не  понял
твоего замысла, подлый изменник!
     - О чем ты говоришь? - задрожал темплар.
     - Как ты передаешь сообщения Маетану? - ревел мул. - С помощью Пути?
     - Так ты думаешь, что я вас предал! - поняв, в  чем  дело,  прошептал
Стиан.
     - И ты только что это доказал! - кивнул Рикус.
     - Нет, нет! - замотал головой темплар. - Только не я! Маетан  прислал
ко мне свою прислужницу,  но  я  прогнал  ее  прочь!  Я  даже  пытался  ее
уничтожить! Я никогда не предам Тир...
     - Думаешь, я тебе поверю? - усмехнулся Рикус, поднимая меч.
     Но прежде, чем мул успел нанести удар, рядом с темпларом встал  тарик
с боевым топором в руках.
     - Если ты убьешь его, тебе придется убить и меня, - объявил он.
     - И меня, - сказал другой гладиатор.
     К ним присоединился третий, четвертый...
     Не веря своим глазам, Рикус швырнул темплара на землю.
     - Два дня назад этот человек заставлял вас таскать камни, пока  он  и
его темплары отдыхали у костра! А теперь вы его защищаете?!
     - Никто, кроме Стиана, не согласился на их безумный план, - объяснила
подошедшая Ниива. - Мы, - она махнула одолженным  у  Гаанона  обсидиановым
топором в сторону идущих вслед за ней Каилума, Джасилы, Гаанона и К'крика,
- сразу сказали, что это глупость.
     - Значит, не ты придумал атаковать урикитов? - нахмурившись,  спросил
Рикус у прижатого к земле Стиана.
     - Какая разница, кто придумал, -  проворчал  тарик.  -  Мы  свободные
воины, и мы уходим.
     - Мы лучше умрем в бою, чем подохнем с голоду, как последние трусы, -
добавил другой гладиатор.
     - Здесь командую я! - рявкнул Рикус. - Вы...
     Он не договорил.  Внезапно  ветерок  донес  до  мула  знакомый  запах
плесени и  гнили.  Мгновение  спустя  Рикус  заметил,  как  серые  силуэты
одиннадцати призраков проплыли среди костей у него под  ногами.  Их  глаза
сверкали, словно  драгоценные  камни  -  желтый  цитрин,  голубой  сапфир,
коричневый топаз...
     "Тамар, не надо!"
     "Твои воины должны тебя бояться", - услышал он в ответ.
     Серые тени проскользнули под ногами  мятежных  гладиаторов.  В  толпе
послышались крики удивления и страха.
     - Что это за колдовство? - вскричал тарик.
     Но  Рикус  не  успел  ему  ответить.  Из  ковра  костей   поднимались
высушенные солнцем скелеты. И каждый обволакивала серая  фигура  призрака,
словно давно позабытая плоть.
     Прямо перед тариком встал скелет с желтыми  цитриновыми  глазами.  Он
потянулся к воину, но тот одним ударом топора отрубил ему  руки  почти  по
локоть. Призрак, ничуть не смутившись, вонзил обломки костей прямо в горло
тирянину.
     Тарик стал не единственной жертвой. Десятки гладиаторов обрушились на
скелеты, отрубая руки, проламывая черепа, дробя грудные клетки. Ничего  не
помогало. Призраки, не обращая внимания  на  повреждения,  наносили  удары
раздробленными, переломанными костями. Не прошло и нескольких секунд,  как
пятнадцать тирян уже лежали мертвыми или умирающими.
     Ниива и все,  кто  были  с  ней,  ринулись  в  самую  гущу  сражения.
Остальных Рикус быстро потерял из виду. Он только успел заметить, как  его
партнерша мощным ударом топора рассекла напавший на нее скелет с головы до
пят. Но толку от ее усилий  было  немного.  Бросив  развалившийся  скелет,
призрак просто-напросто поднял в атаку новый.
     - Уходите! - закричал Рикус. -  Если  хотите  жить,  возвращайтесь  в
лагерь!
     Мулу не пришлось повторять свой призыв дважды. Гладиаторы  отступили.
Одни умоляли Рикуса не приближаться, другие проклинали его  на  все  лады.
Мул никого не слушал. Он со всех ног торопился к Нииве. Но прежде, чем  он
до нее добрался, призрак  вонзил  обломок  кости  ей  под  ребра.  Женщина
обернулась, намереваясь отшвырнуть противника в сторону ударом топора,  но
Рикус оказался быстрее. Сверкнула сталь Кары, и скелет  рухнул,  лишившись
обеих ног.
     - Рикус, что ты сделал? - воскликнула Ниива, глядя  на  тела  мертвых
гладиаторов, усеявшие выбеленные солнцем кости. - Что это за чудовища?
     Рядом с ней поднялись еще два скелета.
     - Беги! - крикнул Рикус, подталкивая Нииву к лагерю.
     В тот же миг из толпы вышел Каилум.
     - Прочь! - приказал он, подняв одну руку к солнцу, а  другую  нацелив
на Нииву.
     Огонь вспыхнул на его ладони, озарив все  вокруг  ослепительным  алым
светом. Приближавшиеся к Нииве призраки зашипели от боли, нырнули  обратно
под кости и бросились наутек.
     Рубин Тамар превратился в пылающий уголь. Словно  слиток  только  что
выплавленного металла вонзился в грудь Рикуса. Вскрикнув, мул  отвернулся,
пытаясь прикрыть рану от волшебства гнома. Боль поутихла, но не исчезла.
     "Беги! Беги! Спрячь нас от солнечного огня!" - на сей  раз  Тамар  не
приказывала.
     Она умоляла.
     "Нет!"
     Повернувшись лицом к  Каилуму,  Рикус  распахнул  накидку,  подставив
грудь солнечному жару. Боль стала нестерпимой.  Как  сквозь  туман,  Рикус
слышал свой собственный звериный вой боли...
     "Остановись!" - молила Тамар.
     "Покинь мое тело! - потребовал Рикус. - Уходи, или я уничтожу тебя!"
     Ему казалось - он вот-вот вспыхнет, словно свечка, но тем  не  менее,
мул сделал шаг вперед. Потом еще один...
     С каждым шагом боль становилась все  сильнее.  Рикус  просто  не  мог
поверить, что кошмарные завывания, которые он слышит,  вырываются  из  его
собственной глотки.
     - Огонь солнца ранит, но  не  уничтожает,  -  прерывающимся  от  боли
голосом прошептала Тамар. - Ты себя погубишь, но я все равно останусь.
     От раны на груди поднимался черный дым. Пахло горящим мясом. Рубин из
красного стал ярко-оранжевым.
     "Кто выведет твой легион из ловушки?"  -  продолжал  призрак.  -  Кто
убьет Маетана? Кто вернет гномам их древнюю святыню?"
     Кожа вокруг язвы почернела, а Тамар, похоже, и не думала уходить.
     "Твои воины боятся, что ты стал одним из нас.  Если  ты  умрешь,  кто
скажет им правду? Кто скажет правду Нииве?"
     Рикус поднял голову. Его взор встретился в красными глазами  Каилума.
Гном стоял, вытянув руку в сторону мула, и на ладони его горело  маленькое
алое солнце.
     Рикус махнул в сторону мертвых гладиаторов.
     - Это... сделал... не... я!.. - крикнул он.
     Вытянув перед собой пылающую руку, Каилум решительно шагнул  к  мулу.
На груди Рикуса заплясали языки пламени...
     Закрыв ладонью рубин, Рикус круто повернулся и со всех  ног  бросился
бежать от жреца солнца.



                           13. ПОБЕДА КАИЛУМА

     Из-под земли раздался глухой грохот, и кратер содрогнулся  до  самого
огненного основания. По  окружающим  вершинам  пробежала  зловещая  дрожь.
Ночное  небо  раскололось,  выплеснув  ослепительные  струи  алых  молний,
озаривших сотни копий, мечей и топоров на гребне кратера. Все  это  оружие
покоилось за плечами воинов-тирян, с нетерпением дожидавшихся, пока идущий
последним Рикус поднимется наверх.
     Десять  дней  тому  назад  тиряне  собрали  все   свои   немагические
металлические  предметы  (десяток  кинжалов,  три  лезвия  топоров,  пяток
наконечников для копий, а также  все  пряжки  и  заколки)  и  передали  их
эльфу-полукровке, знакомому с кузнечным ремеслом. Нагрев импровизированный
горн с помощью дышащей огнем трещины на дне кратера, тот выковал несколько
грубых молотков и зубил. С их помощью, работая день и ночь, легион вырубил
в  отвесной  стене  ущелья   длинную   лестницу.   Теперь   тиряне   могли
беспрепятственно выбраться из ловушки и атаковать урикитов  в  развернутом
строю.
     Но вот на засыпанный пеплом гребень шагнул Рикус. Несколько темпларов
вполголоса произнесли слова  благодарности  великому  мулу  который  вывел
легион из Кратера  Костей.  Гладиаторы  молча  глядели  вниз,  где  стояли
лагерем урикиты. Десять дней вонючей серой  воды,  конденсировавшейся  над
бьющими из скал фонтанами пара. Десять дней, когда единственной пищей были
твари, шнырявшие под костями. Десять дней... и теперь тирянам не терпелось
вступить в бой.
     Вперед вышел Каилум. Бросив настороженный взгляд на грудь Рикуса,  он
сказал:
     - Сегодня солнце ниспошлет нам удачу.  -  Он  щурился,  защищая  свои
красные глаза он поднятого ветром пепла.  -  Молнии  и  подземный  гром  -
благоприятный знак.
     - Они разбудили наших врагов, - проворчал мул.
     У подножия склона, в тени горы,  где  располагался  лагерь  урикитов,
мелькали огни. Рикус мог  только  надеяться,  что  в  темноте  его  легион
оставался невидимым, а суматоху среди урикитов вызвали молнии и  подземный
гул.
     - Дайте приказ к атаке,  -  сказал  Рикус  так,  чтобы  его  услышали
стоявшие рядом воины.
     По  рядам  тирян  пробежал  шепот.  Мгновение  спустя  легион   начал
спускаться по крутому склону.
     И тут Каилум воскликнул:
     - Подождите!
     -  Что  случилось?  -  встревожился  мул,  глядя  на  черное   облако
вулканической пыли и пепла, поднятое его наступающими воинами.
     - Я могу позвать на помощь солнце, - сказал гном.
     Он показал на длинную  трещину  на  дне  кратера,  дышавшую  огнем  и
плевавшуюся расплавленным камнем.
     - Что ты имеешь в виду? - наклонился к гному Гаанон.
     - Я могу призвать огненную реку из этой трещины, - пояснил Каилум.  -
Она потечет вниз по каньону и поглотит лагерь урикитов.
     - Не надо жечь добычу! - забеспокоился К'крик.
     Все остальные с интересом повернулись к гному. Еще бы, ведь  подобное
колдовство гарантировало победу.  И  тем  не  менее,  никто  не  поддержал
предложение Каилума.
     - А как же Древет и ее воины? - наконец спросил Рикус.
     Последние десять дней рыжеволосая  полукровка  и  сотня  добровольцев
охраняли вход в узкий каньон, ведущий к кратеру.  Если  Каилум  пустит  по
ущелью огненную реку, гладиаторы будут обречены.
     На вопрос Рикуса ответил Стиан.
     - Каилум предлагает верную победу, -  сказал  седовласый  темплар.  -
Глупо от нее отказываться.
     - Значит, мы глупцы, - решил  Рикус.  -  Цена  такой  победы  слишком
высока.
     - Может, мы успеем отозвать Древет? -  неуверенно  спросила  Джасила,
глядя в глубину каньона.
     - Войска вступят в битву через несколько минут,  -  покачала  головой
Ниива. - Чтобы отозвать гладиаторов, потребуется по меньшей мере час.
     - Значит, не сжигаем урикитов, - с облегчением констатировал К'крик.
     И, не  дожидаясь  конца  разговора,  три'крин  помчался  вдогонку  за
спускающимся легионом. Тиряне двинулись за ним.
     - Древет и ее добровольцы знали, на что идут, - сказал Стиан.  -  Они
отдавали свои жизни на благо Тира.
     Рикус остановился. Он никак не мог понять настойчивости Стиана. Мятеж
окончательно убедил мула в том, что темплар - урикитский  шпион.  Стиан  и
жив-то  оставался  лишь  благодаря  своей  внезапной  популярности   среди
гладиаторов. Но если так, то какой ему резон выступать  за  план,  который
уничтожит и армию Маетана, и доверие к нему гладиаторов?
     Видя, что Рикус молчит, Стиан, уже увереннее, продолжал:
     - Какая разница, падут Древет и ее воины пронзенные мечами  урикитов,
или же сгорят в огненной реке?
     - Темплару этого не понять, - фыркнул мул. - Это разница между честью
и предательством.
     "Нет, - вмешалась Тамар. - Это разница между  победой  и  поражением.
Смирись с потерей отряда Древет. Ты сохранишь свой  драгоценный  легион  и
наверняка поймаешь Маетана".
     Рикус только плотнее запахнулся  в  свою  накидку.  После  того,  как
солнечный огонь Каилума опалил его кожу,  рана  на  груди  превратилась  в
раздувшуюся  почерневшую  язву,  сочащуюся  густым  желто-зеленым   гноем.
Большую часть времени левая рука мула болела так, что он не  мог  ею  даже
шевельнуть. Пальцы на  ней  стали  желтые,  с  болезненно-синим  оттенком.
Каилум неохотно  предложил  ему  хоть  немного  залечить  рану,  но  Рикус
отказался.  Он  боялся,  что  Тамар,  взбешенная   вмешательством   гнома,
прогнавшего призраков во время мятежа, может, пользуясь  удобным  случаем,
опять напасть на Каилума.
     Под землей снова что-то загрохотало, и  из  трещины  вырвался  гейзер
оранжевого пламени. Во все стороны полетела лава. Скрипнув зубами,  Каилум
повернулся к Рикусу.
     - Если бы в каньоне находились мои гномы, - хрипло сказал он, - я  бы
и тогда предложил использовать огненную реку. И они бы меня поддержали.
     - Если бы ты был с ними, - резко ответил Рикус, - я бы, скорее всего,
согласился.
     Мул сразу пожалел о своих словах. Но только потому, что они выдавали,
как близко к сердцу он принимает связь Каилума и Ниивы.
     - Хороший командир, - невозмутимо ответил гном, - не  позволит  своим
чувствам встать на пути объективной необходимости.
     - Каилум. - Мул еле сдерживался, чтобы не схватиться за меч.  -  Пока
твое предложение поддержал один только Стиан. Если с тобой согласится  еще
хоть кто-нибудь, можешь вызывать свою огненную реку. В противном случае мы
атакуем без нее.
     Гном оглядел командиров отрядов. Все они упорно не поднимали глаз, но
гном не сомневался в успехе.
     - Я с Рикусом, - прогрохотал Гаанон, - какое бы решение он ни принял.
     После истории  с  призраками  великаныш  перестал  подражать  мулу  в
одежде, но по-прежнему оставался его безоговорочным сторонником.
     Каилум повернулся к Джасиле.
     - А ты что думаешь? - спросил он, словно заранее зная ее ответ.
     Женщина покачала головой.
     - Это хороший план, - сказала она. - Но он дает победу за счет  нашей
чести. Я говорю "нет".
     - Ты серьезно? - нахмурился гном.
     Когда Джасила кивнула, Каилум перевел взор на Нииву.
     - Если мы  не  поторопимся,  -  сказала  Ниива,  упорно  глядя  вслед
катящимся вниз по склону воинам Тира, - то опоздаем к началу сражения.
     - А ты что думаешь о плане Каилума? - спросил у нее Рикус.
     Он знал, что скажет его партнерша. Но пока гном не услышит это своими
собственными ушами, он не успокоится.
     - Не надо, Рикус, - умоляюще взглянула на него Ниива.
     - Тебе придется ответить, - настаивал мул.
     Тяжело вздохнув, Ниива посмотрела на Каилума.
     - Твоя огненная река спасла бы много жизней, - сказала она. -  Но  мы
не можем просто так погубить сотню наших воинов.
     - Ты поддерживаешь Рикуса?!  -  ошарашенно  воскликнул  гном.  -  Мой
план...
     -  Ты  услышал  ответ,  -   оборвал   его   Рикус.   Он   наслаждался
разочарованием гнома. - Больше говорить не о чем.  Присоединяйся  к  своим
воинам.
     С этими словами Рикус выхватил из ножен  меч  и  устремился  вниз  по
склону. Его соратники побежали за ним. Ниива и Джасила - им Рикус  доверял
больше всех - направились на фланги.  Мул  и  Гаанон  во  главе  отборного
отряда гладиаторов шли в центре. Справа от них находились гномы,  слева  -
темплары.
     Вскоре Рикус и Гаанон с разгону влетели в клубящееся облако  поднятой
тирянами пыли и пепла. Стало совсем темно. Даже  ночное  зрение  гнома  не
помогало мулу - и оно не могло пробиться сквозь пелену парящей  в  воздухе
копоти.
     Вскоре худшее осталось позади. Рикус  и  Гаанон  догнали  наступающую
цепь тирян. Суеверные гладиаторы поспешно дали мулу дорогу.  Дважды  Рикус
едва сдержался от резкого ответа, когда Кара Ркарда донесла  до  его  ушей
шепот "колдун-убийца!".
     А потом они оказались впереди,  от  подножия  совсем  близко.  Гухай,
большая из двух лун Ахаса, заливала  южные  склоны  ярким  желтым  светом.
Северные склоны,  освещенные  Рал,  в  сравнении  с  ними  казались  почти
черными.
     Склон кончался длинными языками пепла, переходившими в каменные осыпи
из громадных, с острыми краями, глыб. Сразу за ними друг за другом  стояли
три сплошных цепи урикитов. У большинства на туниках  сверкал  желтый  лев
Хаману. У остальных - красный двухголовый змей рода Лубар.
     Рикус так и думал, что урикиты подготовятся к  атаке  тирян.  Но  его
насторожило полное отсутствие лучников.  Все  три  шеренги  урикитов  были
вооружены длинными копьями и большими черными  щитами.  На  поясах  солдат
висели обсидиановые мечи.
     - Что-то тут не так, - пробормотал  мул,  останавливаясь  у  подножья
склона. За спиной мула замерли воины  Тира.  В  напряженном  молчании  они
ждали приказа к атаке. - Маетан не дурак. Не думает же он, что его солдаты
победят нас в рукопашной схватке.
     - Он и раньше ошибался, - заметил Гаанон.
     - Но не так явно, - покачал головой мул.
     Прикидывать времени не было, но шеренга урикитов казалась  ничуть  не
короче тирянской. А ведь за спиной мула находилось почти пятнадцать  сотен
воинов. Учитывая, что урикиты стояли тремя рядами, мул оценил  численность
армии  Маетана  примерно  в  четыре  тысячи  солдат.  И  это   не   считая
подкреплений, которые, возможно, прятались в густой черной тени.
     Перешептывались гладиаторы. Благодаря Каре,  Рикус  отчетливо  слышал
каждое слово.
     - Чего он ждет? Своих скелетов?..
     - Он дает им время подумать о том, что мы с  ними  сделаем...  или  о
том, что они сделают с нами...
     - Смотрите, как их много! Всех нам не перебить...
     Понимая, что чем дольше ждет, тем больше будут нервничать его  воины,
Рикус поднял меч.
     - За Тир! - проревел он.
     - За Тир! - подхватил легион.
     Но Рикус уже не слышал боевых кличей. Кара Ркарда донесла до его ушей
куда  более  зловещие  звуки.  Чей-то  гортанный  голос   нараспев   тянул
заклинание:
     - Именем великого Хаману повелеваю стеклянной стене возникнуть  перед
нашими врагами!
     - Колдовство! - воскликнул Рикус. - У Маетана есть темплары!
     - Ему что, мало перевеса в людях? - возмутился Гаанон.
     Со стороны урикитов до мула донеслись шипение и  треск.  Прямо  перед
ним из земли вырос длинный острый пик черного  обсидиана.  Рикус  чуть  на
него не напоролся. Раздались крики раненых.  Новый  вздох  под  ногами,  и
Рикус поспешно отскочил...
     Отступив  к  языкам  стекающего  со  склона  пепла,  мул   огляделся.
Созданная темпларом Хаману стена  из  черного  обсидиана  заставила  тирян
остановиться.  Большинство  воинов   глядели   на   неожиданно   возникшее
препятствие в полной  растерянности.  Кое-кто,  ругаясь  и  охая,  пытался
проскользнуть  сквозь  черный  частокол.  Более   осторожные,   размахивая
топорами и мечами, силились пробиться к урикитам.
     - Отступаем, - велел Рикус, указывая на смелых тирян, во что бы то ни
стало стремившихся добраться до врага. - Придется идти в обход.
     Он посмотрел на  левый  фланг.  Там  вражеская  баррикада  изгибалась
петлей вдоль крутого склона. В этой петле и  находился  отряд  Джасилы.  К
счастью, увидев, что ведомые Рикусом гладиаторы остановились, аристократка
тоже остановила своих воинов. Рикус отправил к Джасиле  гонца  с  приказом
пробиваться сквозь изогнутую часть черного барьера.
     На фланге Ниивы обсидиановая стена постепенно становилась  все  ниже,
пока не исчезала в песках левее гномов Каилума. Самого отряда Ниивы  Рикус
не видел из-за густой тени, отбрасываемой высокими стенами ущелья, но Кара
доносила оттуда крики и стук оружия.
     - Ну, хоть в чем-то нам  повезло,  -  вздохнул  мул.  -  Хорошо,  что
темплару не хватило колдовства... Ничего, прорвемся. -  поманив  за  собой
Гаанона, он двинулся на правый фланг. - Темплары Хаману задержали нас,  но
они не смогут спасти ни этих урикитов, ни Маетана.
     - Разумеется, нет! -  согласился  великаныш.  -  Но  как  мы  до  них
доберемся?
     - Я же сказал, пойдем в обход!
     Двигаясь  в  сторону  Ниивы,  мул  всем   встречавшимся   гладиаторам
приказывал идти на подмогу Джасиле. Вскоре, посылая  проклятья  прячущимся
за стеной обсидиана урикитам, легион тирян устремился на фланги.
     Гномы Каилума упорно рубили черное стекло. Они и не думали отступать.
     - Идите к Джасиле! - крикнул мул, оттаскивая одного из них от  стены.
- Если вы и прорветесь на ту сторону, одни вы погибнете!
     - Там Маетан, - ответил гном, и подобрав свой боевой молот, с  новыми
силами принялся крушить обсидиан.
     - Почему ты отступаешь? - подбежал к мулу Каилум.
     - Я не отступаю. Но мы ничего не выиграем, пробиваясь в центре...
     Он не договорил. До него снова донесся голос урикитского темплара.
     - Именем могучего Хаману, пусть эта гора обрушится  на  головы  наших
врагов!
     Гора за спиной Рикуса тихонько вздохнула.
     - Бери гномов и беги! - приказал он Гаанону. - Помогайте Джасиле! Это
лавина!!! - закричал он непослушным гномам.
     Блестящее серебристое облако шлака быстро катилось по склону прямо на
тирян.
     - Делайте, что говорит Рикус! -  отчаянно  завопил  Каилум,  подгоняя
своих воинов.
     - А ты пойдешь со мной, - поймал его за плечо мул.
     Вместе они побежали к основанию скалы, в сторону от  устремившихся  к
югу гномов. Земля задрожала. С горы на них катилась стена пепла и шлака. А
вслед за ней громыхали вывороченные из горного склона камни.
     На северном фланге отряд Ниивы отчаянно  пытался  пробиться  к  устью
каньона, который обороняла Древет. Здесь отвесные  скалы  прорезали  сразу
несколько белых кварцевых уступов, и Рикус надеялся, что они защитят тирян
от вызванного урикитами обвала.
     Они едва достигли укрытия, когда сошедшая со склона лавина обрушилась
на языки вулканического  пепла  перед  осыпью.  Столб  сажи  взметнулся  в
небеса, черной мантией скрыв и  звезды  и  луны.  Все  кругом  подернулось
удушливым пылевым туманом. С той стороны обсидианового барьера послышались
торжествующие крики - солдаты урикиты,  кашляя,  славили  темплара,  одним
заклинанием уничтожившим армию тирян.
     Рикус надеялся, что их радость преждевременна. Кара  Ркарда  доносила
до его слуха хриплые испуганные голоса  гладиаторов  и  гномов,  на  ощупь
пробиравшихся к Джасиле. Лавина не застала тирян врасплох. Предостережение
мула оказалось своевременным. Но голоса и солдат, и гномов были еле слышны
из-за рева обвала, несущего вниз все новые и новые тонны камней и шлака.
     - Ты еще можешь  вызвать  свою  огненную  реку?  -  спросил  Рикус  у
Каилума.
     Гном не отрывал глаз от лавины.
     - Если бы ты послушал меня тогда...
     - Сейчас не время причитать! - рявкнул Рикус. - Я хочу знать,  можешь
ты применить свое колдовство или нет?
     Каилум кивнул.
     - Мне  только  надо  забраться  повыше,  так,  чтобы  увидеть  пламя,
вырывающееся из трещины...
     - Тогда поднимайся. -  Мул  показал  на  скалы,  обрамлявшие  вход  в
ущелье. - Не уходи далеко! Я не хочу, чтобы ты попал в новую лавину. И  не
вздумай применить заклинание раньше, чем следует!
     - А как я узнаю, когда начинать?
     - Ты увидишь, что отряд Древет покинул  ущелье.  Или  я  пришлю  тебе
гонца.
     - Боюсь, для гонцов времени у нас не будет, - покачал головой гном и,
вытащив из кармана гладкий круглый камень,  протянул  его  мулу.  -  Когда
будешь готов, брось в воздух.
     - Что это? - воскликнул Рикус, чуть не уронив камень. - Он жжет,  как
огонь!
     - Маленький сюрприз, который я  приготовил  для  Маетана,  -  ответил
гном. - Сойдет и в качестве сигнала.
     С этими словами гном полез вверх, а Рикус, спрятав  камень  за  пояс,
повернулся к устью ущелья.
     Урикиты надвигались сплошной стеной. Они стремились  оттеснить  отряд
Ниивы к грохочущему обвалу.  Гладиаторы  не  отступали,  но  для  спасенья
Древет требовалось нечто большее. Мул ринулся  в  бой.  Обогнув  серые  от
пепла фигуры рубящихся гладиаторов, он увидел перед  собой  острие  копья.
Мул парировал удар. Коснувшись Кары, древко  копья  переломилось  пополам.
Тем же движением Рикус обрушил свой меч на верхушку  щита  урикита.  Сталь
Ворпала рассекла и меч, и прятавшегося за ним  человека,  и  внезапно  мул
очутился внутри первого ряда копьеносцев.
     - За Тир! - заорал он, но лязг оружия и крики раненых  заглушили  его
слова.


     Сражение затягивалось. Уже через несколько минут  Рикус  снова  стоял
там, откуда начал. Кругом валялись трупы урикитов, кровь врагов  покрывала
мула с головы до ног. Он смутно, как в тумане, чувствовал, что рядом с ним
сражаются другие тиряне. Но несмотря на все усилия прорваться к Древет, не
было. Впереди все так же шумело бесконечное море урикитов, марширующих  из
темноты прямо в бой.
     - Так и думала, что  найду  тебя  в  самом  пекле,  -  услышал  Рикус
знакомый голос. Рядом  с  ним  появилась  Ниива.  К'крик  встал  с  другой
стороны. Парировав удар копья коротким мечом,  Ниива  вонзила  кинжал  под
ребра своему противнику.
     - Что ты делаешь?
     - Пытаюсь добраться до Древет, - тяжело дыша, объяснил Рикус. Он  так
устал, что едва мог поднять меч. Ноги еле слушались, не желая перешагивать
через  трупы.  -  Я  послал  Каилума  на  склон.  Нам  все-таки   придется
воспользоваться его огненной рекой.
     - Нет! - воскликнула Ниива.
     - Испортить охоту! - пожаловался К'крик.
     Вопящий урикит,  перебравшись  через  гору  трупов,  ткнул  копьем  в
три'крина. Одной рукой отбив удар, К'крик одновременно вырвал у него щит и
когтями разодрал урикиту глотку.
     - Ты не можешь так поступить с Древет! - крикнула Ниива. - Ей  же  не
спастись!
     - Если я не подам сигнал, - прохрипел мул, - она все равно  погибнет,
а мы проиграем битву. Другого пути нет...
     - Нет другого пути спасти легион  или  нет  другого  пути  уничтожить
Маетана? - настаивала Ниива.
     - Нет другого путь выжить! - крикнул Рикус. - Кроме того,  я  еще  не
подал сигнал...
     Нахлынула новая волна отчаянно вопивших урикитов, и мул не договорил.
Солдаты лезли через груды  кровавых  тел.  Один  напал  на  Нииву,  другой
набросился на К'крика, а двое ткнули своими копьями  в  Рикуса.  Гладиатор
срубил наконечник первого копья, и хотел увернуться  от  второго,  но  тут
какой-то смертельно раненый, но еще живой урикит схватил его  за  лодыжку.
Рикус споткнулся, и копье второго солдата вонзилось ему в  больное  плечо.
Волна ошеломляющей боли разлилась по телу мула. В глазах потемнело...
     Перед  его  лицом  мелькнул  черный  меч  Ниивы,   послышался   хруст
разрубаемого древка. И снова боль, словно молотом, ударила в плечо. В  тот
же миг К'крик, схватившись с атаковавшим Рикуса солдатом,  вонзил  в  него
свои жвалы, впрыснув в кровь урикита смертоносный яд.
     Ниива еле увернулась от другого солдата  -  в  последний  момент  она
отбила удар своим кинжалом.
     - Если ты думаешь, что мы пробьемся к Древет, - сказала она мгновение
спустя, перерезав своему противнику горло, - ты действительно сошел с ума.
Надо послать кого-нибудь.  Пусть  предупредит  ее.  Может,  им  и  удастся
прорваться к нам.
     Рикус и К'крик сражались бок-о-бок. Но рана мула давала  себя  знать.
Его реакция замедлилась, а Кара стала тяжелой, словно дубинка великаныша.
     - Прикрой меня, К'крик! - отступая, крикнул Рикус.
     Держа меч подмышкой, мул сунул руку за пояс.  Он  коснулся  горячего,
словно раскаленный уголь, камня Каилума. Ладонь мула горела, будто в огне,
но гладиатор не отнимал руки. Несколько мгновений он глядел на черный  зев
ущелья, где находился отряд Древет.
     - Простите меня, - прошептал мул. - Вы заслуживаете лучшей участи.
     Вытащив камень из-за пояса,  он  швырнул  его  в  воздух,  в  сторону
наступающих урикитов. Миг тишины, а потом страшный грохот  заглушил  звуки
битвы. Над урикитами вспыхнул шар  оранжевого  огня.  В  его  свете  Рикус
увидел  бесчисленные  лица  солдат  -  плечом  к  плечу,   они   заполняли
пространство перед ущельем. А из темноты к ним шли все новые подкрепления.
     - Сколько их... - ахнул Рикус, снова хватаясь за меч. - У нас нет  ни
единого шанса.
     Огненный шар опустился, превратив десяток урикитов в пылающие факелы.
Но легионы врага даже не заметили этой потери.
     Отрешившись от мучительной боли  в  плече,  заставив  себя  забыть  о
торчащем в нем обломке  копья,  Рикус  вернулся  в  ряды  сражавшихся.  Он
дрался, не думая  о  собственной  жизни,  дрался,  стараясь  позабыть  обо
всем...
     Вскоре трупы урикитов громоздились  вокруг  беснующегося  гладиатора.
Его противникам приходилось прыгать на мула сверху, словно  со  стены.  Но
Рикусу было все едино. Его волшебный меч разил врагов в  любом  положении,
сквозь любые доспехи. И гора трупов росла.
     К реальности мула вернул оглушительный грохот, раздавшийся со стороны
Кратера Костей. Алый свет на  миг  превратил  ночь  в  ясный  день.  Земля
дрогнула. Рикус, не удержавшись на  ногах,  повалился  на  залитые  кровью
тела. Сверху на него, теряя копья и щиты, скатилось двое урикитов.
     В следующий миг ночь взорвалась воем и криками. Шипящие струи жидкого
огня посыпались с небес и на урикитов, и на тирян.
     Солдаты, свалившиеся на Рикуса, не теряли времени даром. Один из  них
вцепился в торчащее из плеча гладиатора древко, а другой  прижал  к  земле
руку с мечом. Рикус взвыл от боли. Что есть силы он ударил головой в  лицо
солдата, державшего его за руку. Тот отшатнулся, и мул  вырвался,  рубанув
Карой сразу по обоим атакующим.
     Залитый горячей кровью, Рикус скинул с себя раненых врагов и поднялся
на ноги. Повсюду творилось одно и то же.  Тиряне  и  урикиты  катались  по
земле, а  с  обеих  сторон  в  гущу  свалки  неслись  подкрепления.  Вновь
полыхнуло небо, и на сражающихся посыпались  капли  расплавленного  камня.
Запахло паленым мясом. Воя от боли и от ярости, Рикус прыгнул  на  раненых
им урикитов и принялся кататься по их телам,  стараясь  затушить  пылающие
капли.
     - Рикус ранен?
     Подняв голову, мул увидел склонившегося над  ним  К'крика.  Хотя  его
панцирь местами и обгорел, три'крин, похоже, переносил огненный дождь куда
легче, чем мул.
     - Жить буду, - сквозь зубы пробормотал Рикус.
     - Тогда пошли.
     Двумя руками  три'крин  поднял  гладиатора  на  ноги.  Другими  двумя
показал на устье ущелья.
     Оттуда  изливалась   широкая   река   раскаленной   добела   лавы   -
величественная, медленная  река.  Войско  урикитов,  кроме  первых  рядов,
оказалось прямо на ее пути. В ужасе, пытаясь  найти  спасение,  они  лезли
друг на друга. Но тщетно. Расплавленный камень неумолимо настигал их... На
глазах Рикуса сотни солдат превратились в столбы ослепительно белого огня.
В следующий миг они уже исчезли в облаке дыма и пепла.
     Каилум выиграл для тирян это сражение. Но Рикус не мог  не  думать  о
том, как дорого они заплатили за победу.



                             14. ПЕРЕГОВОРЫ

     - Рикус... Рикус... Рикус...
     Мул поправил перевязь, на которой висела его левая  рука  и  прицепил
Кару Ркарда к кольцам Пояса Ранга. Стоящий снаружи отряд  уже  двое  суток
без  перерыва  скандировал  его  имя.  Теперь,  несколько  оправившись  от
полученных ран, мул готов был встретиться с ними лицом к лицу.
     - Хочешь, я пойду с тобой? - предложила Ниива.
     Больше никто не осмеливался находиться в одной комнате с Рикусом.
     - Нет. Лучше я один.
     Выйдя на маленький балкончик,  Рикус  посмотрел  на  стоящий  посреди
главной площади Маклы отряд мертвецов. Некоторые из  них  были  голыми,  и
обрывки опаленной одежды лишь кое-где прикрывали обожженные  тела.  Черные
обрубки торчали вместо рук. Другие потеряли ноги и держались  за  большие,
висящие в воздухе, камни. Но большинство воинов превратилось  в  маленькие
смерчи черного пепла, увенчанные  смутно  очерченными,  искаженными  мукой
лицами. Все они входили в  погибший  отряд  Древет.  Впереди,  над  кругом
почерневшей и потрескавшейся мостовой, горел столб оранжевого пламени.
     Зловещий отряд неумерших мертвецов пришел  в  Маклу  через  несколько
часов после легиона тирян. Ни колдовство Каилума, ни угрозы гладиаторов не
заставили их уйти.
     - Рикус!.. Рикус!.. Рикус!..
     Раз за разом. Монотонно и неизменно. Рикус смотрел на своих  погибших
воинов и не знал, понимают ли они, что он пришел на их  зов.  Стараясь  не
выказывать страха, мул заставил себя выждать  несколько  мгновений.  Потом
поднял руку, прося тишины. Но мертвецы продолжали скандировать его имя.
     - Мне жаль, что вы погибли! - крикнул Рикус. - Я пытался вас спасти!
     Оранжевое пламя, которое,  как  решил  мул,  было  Древет,  качнулось
вперед. Вслед за ней и весь отряд сделал шаг вперед.
     - Слава Рикусу!
     Мул отшатнулся, потрясенный ненавистью, прозвучавшей  в  их  голосах.
Потом, видя, что отряд больше не двигается, он вернулся на прежнее  место.
Теперь он крепко схватился за перила балкона - чтобы больше не  отступать.
И чтобы не так дрожали руки...
     - Я должен  был  спасти  то,  что  осталось  от  легиона,  -  пытаясь
перекричать снова начавших выкрикивать его имя мертвецов, объявил он. - Вы
все равно были обречены!
     - Слава Рикусу! - И Древет подвела свой отряд еще на шаг ближе.
     Мул стиснул перила так, что побелели руки. На сей раз он не сдвинулся
с места.
     - Что вам нужно? - спросил он.
     Мул пытался говорить спокойно, но в голосе его слышался страх.
     - Скажи нам, почему? - делая еще шаг, сказала Древет.
     Языки пламени лизнули пол каменного балкона.
     - Я же сказал вам: чтобы спасти легион! -  ответил  Рикус,  чувствуя,
как дрожат колени.
     Отряд сделал еще шаг.
     - Слава Рикусу!
     Лишь отчаянным усилием воли мул заставил себя оставаться на балконе.
     - Если вам нужна моя жизнь, - крикнул он, - попробуйте ее взять!
     Дрожащей рукой он взялся за меч.
     "Не дури! - приказала Тамар. - Пока ты не отдал мне Книгу, твоя жизнь
тебе не принадлежит!"
     Когда Рикус убрал руку с меча, она добавила:
     "Твои воины хотят, чтобы их отпустили. Им больно."
     "Откуда ты знаешь?" - недоверчиво спросил мул.
     "Да ты на них посмотри, - словно  удивляясь  его  ненаблюдательности,
ответила Тамар. - Любому дураку ясно, что они  вновь  и  вновь  переживают
свою  мучительную  смерть.  Будь  это  в  их   силах,   они   давным-давно
распрощались бы со своими бренными телами."
     Мул понимающе кивнул.
     - Вы свободны! - крикнул он, и видя, что ничего не меняется, добавил:
- Уходите. Оставьте свою боль.
     - Скажи нам - почему? - отозвалась Древет.
     Она поднялась в воздух и  повисла  перед  балконом.  Язык  оранжевого
пламени коснулся перевязи Рикуса.  Пропитанная  кровью  материя  сразу  же
вспыхнула. Вскрикнув, мул поспешно отдернул руку и, сорвав с  шеи  горящую
тряпку, кинул ее на площадь.
     Тем временем отряд мертвецов сделал еще шаг к балкону. Решив, что  он
зря послушался Тамар, Рикус вжался в стену. Но Древет последовала за  ним.
Она висела так близко, что жар ее пламени обжигал мула. Вытащив  из  ножен
меч, Рикус приготовился защищаться.
     "Тут Кара не поможет", - предупредила Тамар.
     "Но Древет ничего не желает слушать!"
     "Неужели ты думаешь, что твои воины смирятся со своим  уделом,  когда
ты сам не в силах взять на себя бремя ответственности? - спросила Тамар. -
Если ты не принимаешь свою судьбу, она  тебя  уничтожит...  а  мне,  между
прочим, совсем не улыбается искать нового помощника для поисков Книги."
     "Я тебе не слуга!"
     Тамар промолчала. Не было нужды возражать.
     У себя за спиной Рикус услышал голос Ниивы.
     - Я позову Каилума!
     - Не надо! - крикнул мул, мысленно соглашаясь с доводами призрака. Он
не доверял Тамар, ненавидел и презирал ее, но ничуть  не  сомневался,  что
сейчас она пытается спасти его. Как ни крути, а он действительно ей нужен.
Должен же кто-то найти Книгу...
     - Мне не требуется защита от моих собственных воинов.
     Не отрывая глаз от висящего перед ним огненного столба, Рикус спрятал
меч в ножны и сделал шаг вперед.  Древет  отступила.  Когда  она  сошла  с
балкона и вновь повисла над площадью, мул  остановился.  Он  посмотрел  на
взывающих  к  нему   мертвецов.   Всем   сердцем   мул   принимал   тяжкую
ответственность за совершенное.
     И теперь он был готов отпустить отряд Древет.
     - Вы погибли, - твердо объявил он, - чтобы я выиграл битву! И если бы
потребовалось, я сделал бы это снова.


     Голоса смолкли, и Канх оторвался от  кружки  горького  вина,  которым
угостил его кто-то из друзей.  Как  и  большинство  соратников,  гладиатор
обосновался в западной части поселка  -  как  можно  дальше  от  Рикуса  и
компании его мертвых поклонников.
     - Не нравится мне это... - проворчал Канх.  -  Как  вы  думаете,  что
сейчас  делает  Рикус?  Похоже,  заставил  Древет  и   ее   ребят   запеть
по-другому...
     -  Кто  знает,  -  пожала  плечами   Лор,   смуглокожая   женщина   с
окровавленной повязкой на обрубке правой руки. Она протянула пустую кружку
Джонато, молчаливому темплару, снискавшему расположение гладиаторов  своей
сверхъестественной способностью находить вино там, где другим  приходилось
довольствоваться водой. - Готова побиться об заклад, до добра все  это  не
доведет.
     - Один гном сказал мне, что Рикус  изучает  колдовство  и  собирается
стать королем Тира, - вставил Лафус, сгорбленный эльф-полукровка с широким
лицом. - Гном слышал об этом от самого Каилума.
     - А я этому не верю, - покачал головой Канх.  -  Рикуса,  которого  я
знал, мало заботят и колдовство, и венец.  Думаю,  это  рубин  лишил  мула
разума.
     - То, что вы сражались на одной арене, еще не означает, что ты знаешь
Рикуса, - с готовностью возразил Лафус. - А как ты объяснишь  этот  кошмар
на площади?
     - На площади собрались не нашедшие успокоения души, - покачал головой
Джонато. - Они не имеют никакого отношения к колдовству.
     - Вы, темплары, знакомы с магией, - кивнул Канх. - Кроме того, я куда
больше доверяю Рикусу, чем какому-то там трахнутому солнцем гному. Да и  с
чего ты взял, что он все это не выдумал? - обратился он к Лафусу.
     - Мой знакомый гном утверждал, - ответил полукровка, - что Каилуму об
этом рассказала Ниива, - гладиатор победно оглядел своих  собеседников.  -
Потому-то она, дескать, и не хочет больше спать с мулом.
     - Тогда я буду с ним спать, - заплетающимся от вина голосом  объявила
Лор, и показав свой обрубок, добавила: - Может,  его  колдовство  вырастит
мне новую руку.
     Наступило неловкое молчание.
     - А что говорят у вас? - после паузы спросил Канх у Джонато.
     Темплар пожал плечами и наполнил опустевшую кружку Лор.
     - Темпларам все равно - мул ли изучает колдовство, или это колдовство
управляет мулом. Колдовство - это сила. И лучше  иметь  сильного  хозяина,
чем слабого.


     - Вставай! - В комнату Рикуса ворвался К'крик. - Ты нужен.
     - Это еще зачем? - проворчал мул и сел на кровати. За  последние  три
дня он встал с постели всего один раз  -  когда  отпустил  с  миром  отряд
Древет. - Хаману выслал против нас новую армию?
     - Нет, - ответил К'крик.
     Скрипнув зубами от прокатившейся по телу боли, Рикус  встал.  Рана  в
плече уже затянулась - еще в самый первый день  Каилум  исцелил  ее  силой
солнца. Но остальные раны, включая ожоги  от  капель  сыпавшейся  с  небес
лавы, все еще не зажили.
     Язва на груди мула выглядела хуже, чем раньше. Рубин теперь напоминал
алый зрачок большого черного  глаза,  истекающего  вонючим  желтым  гноем.
Левая рука мула распухла и не слушалась. Болела она не переставая.
     Набросив на плечи накидку, Рикус вслед за три'крином вышел в коридор.
Как и все здания в поселке, мраморный особняк сильно  пострадал  от  огня.
Покидая Маклу, тиряне  ничего  не  пощадили.  В  воздухе  пахло  гарью,  а
прославляющие победы Урика  хвастливые  картины  на  стенах  скрылись  под
толстым слоем копоти.
     И тем не менее, с тех пор, как легион покинул  Тир,  Рикус  нигде  не
спал с таким комфортом, как тут. Пока тиряне находились в Кратере  Костей,
надсмотрщики  вместе  с  рабами  вернулись  в  Маклу.  Они,   похоже,   не
сомневались в победе Маетана и горько пожалели о своей поспешности,  когда
сотни освобожденных тирянами рабов набросились на своих мучителей.
     К'крик вел Рикуса к  главному  залу  особняка  -  большой  квадратной
комнате с выходами по углам. Потолок над ним прогорел, и алые лучи  солнца
светили  прямо  в  зал.  Полированный  деревянный  пол  усеивали   обломки
массивного стола и резных стульев. На  стенах  висели  обугленные  тряпки,
некогда бывшие бесценными гобеленами.
     К'крик  подвел  Рикуса  к  мраморному  креслу,  около  которого   уже
собрались Ниива, Каилум, Стиан и Джасила. В центре зала  стоял  Гаанон.  У
него на лбу красовалась свежая татуировка - алое солнце. В руках великаныш
держал боевой каменный молот - увеличенная копия тех, которыми так  любили
сражаться гномы.
     Но сейчас Рикуса  куда  больше  интересовал  худой  человек  рядом  с
великанышем. Мул сразу признал в нем Маетана из рода Лубар. Одет он был  в
зеленую  тогу  с  бронзовым  нагрудником,  гордо   украшенным   сверкающим
двухголовым змеем Лубар. Отметив про  себя  чистые  одежды  адепта,  Рикус
решил, что вряд ли Гаанон поймал  урикита,  когда  тот  ползал  по  осыпям
Дымящейся Короны.
     - Принеси мой пояс и меч, - приказал Рикус К'крику.
     Щелкая  жвалами  в  предчувствии  хорошей  охоты,  три'крин  помчался
выполнять распоряжение.
     - Я пришел под водным флагом, - сказал Маетан.
     Он ссылался на древнюю традицию Ахаса, согласно которой голубой  флаг
символизировал мирные  намерения.  Водным  флагом  частенько  пользовались
путники и торговцы, желая  подойти  к  уже  занятому  оазису.  Иногда  его
применяли и на войне.
     - Надеюсь, - продолжал адепт, - даже рабы проявят уважение к голубому
флагу.
     - Возможно, - кивнул Рикус. - Если будешь хорошо себя вести...
     По правде говоря, мул и гроша ломаного не  дал  бы  за  водное  знамя
урикита. Эти штучки годились для тех, кто считал войну своего рода  игрой.
Для мула же это была скорее кровная месть. Если  сегодня  он  и  не  убьет
адепта, то лишь потому, что тот ускользнет.
     Кинув полный ненависти взгляд на урикита, Рикус повернулся к Нииве.
     - Отзови наших воинов с поля боя, - приказал он.
     Ниива нахмурилась.
     - Но ведь многие...
     - Немедленно, - настаивал мул. - Что бы Маетан ни  говорил,  доверять
ему нельзя. Мне бы не хотелось, чтобы урикиты захватили нас врасплох.
     Гномы и отряд в две сотни гладиаторов остались на поле боя выискивать
тирян, погребенных под обвалом. Они спасли почти двадцать воинов и нашли в
десять  раз  больше  трупов,  но  судьба  еще  двухсот  тирян   оставалась
неизвестной.
     Ниива вышла. К'крик принес Пояс Ранга и меч.
     - Подожди снаружи, - приказал три'крину мул, надевая пояс.
     - Маетан враг, - скрестил усики К'крик. - Останусь у-убить.
     Но Рикус только покачал головой. Ему даже  думать  не  хотелось,  что
будет, если адепт, используя Путь, подчинит себе разум три'крина.
     - Иди. Жди снаружи. Если он ускользнет от меня, только ты сможешь его
поймать.
     К'крик неуверенно защелкал  жвалами,  но  послушался.  Обнажив  Кару,
Рикус демонстративно положил меч себе на колени.
     - Не беспокойтесь, - сказал  Маетан.  -  Придя  к  вам,  я  прекрасно
понимал, что могу не вернуться живым.
     - Ну, так зачем тогда приходить? - поинтересовалась Джасила.
     - Мое поражение бросило тень на честь  рода  Лубар,  -  непринужденно
объяснил адепт. - Лично передавая вам слова моего короля, я смогу частично
восстановить наше доброе имя... И тогда могучий король  Хаману  конфискует
только половину моих земель.
     - И что же хотел передать нам Хаману? - довольно улыбнулся Рикус.
     - Эти слова предназначаются для вашего короля, - сказал Маетан.
     Сунув руку  в  кармашек  за  поясом,  Рикус  извлек  оттуда  кристалл
оливина.
     - Ты можешь передать сообщение через меня.
     Маетан кивнул.
     - Я согласен.
     Мул держал волшебный камень в вытянутой  руке.  Понемногу  перед  ним
появились резкие черты короля Тихиана. Он, похоже, ничуть не  обрадовался,
увидев Рикуса.
     - А я-то надеялся больше никогда тебя не увидеть, - прорычал король.
     - У меня хорошие новости, ваше величество, - спокойно  и  почтительно
сказал Рикус. - Мы уничтожили армию, которую Хаману послал против Тира,  и
захватили поселок Макла.
     - Ты что, с ума  сошел?  -  взревел  Тихиан.  -  Вся  торговля  Урика
держится на рудниках Маклы! Да Хаману вас в порошок  сотрет!  А  заодно  и
Тир, чтоб другим неповадно было!
     Рикус поднял глаза от кристалла. Он оставался совершенно спокойным. В
конце концов, все равно никто, кроме  него,  не  слышал  короля  Тира.  За
спиной Маетана в зал проскользнула Ниива.
     - Что хочет сказать король Хаману? - обратился мул к адепту.
     - Могучий Хаману позволит узурпатору  Тихиану  остаться  на  троне  в
Тире, - сказал  урикит.  -  Взамен  Тихиан  должен  вернуть  Урику  Маклу,
продолжать торговлю Тира железом и подарить короне Урика всех  гладиаторов
этого легиона.  Могучий  король  Хаману  не  потерпит,  чтобы  по  пустыне
разгуливали свободные рабы.
     Рикус послушно передал предложения Хаману в Тир.
     - Соглашайся! - приказал Тихиан.
     Судя по его неуверенному тону, он и сам понимал, что  Рикус  вряд  ли
передаст послу Урика его слова.
     Вспомнив предательство  Тихиана  в  пещере  кес'трекелов,  мул  криво
ухмыльнулся в лицо Тихиану и громко объявил:
     - Тир отказывается от этих условий.
     - Я король! Только я здесь решаю! - завизжал в кристалле  Тихиан.  Но
никто, кроме мула, его не слышал.
     Маетан кивнул. Похоже, он не ожидал услышать ничего другого.
     - Могучий Хаману предвидел подобный ответ.  Поэтому  он  послал  свою
армию перекрыть все пути к Тиру. Мы не дадим вам вернуться.
     - Вам, видимо, потребовалось много легионов,  -  удивленно  приподнял
брови мул. - Пустыня велика.
     - Армия Хаману еще больше, - уверенно ответил Маетан. - Наши  легионы
повсюду. Теперь у тебя осталось только два пути: сдаться или умереть.
     Рикус молчал. Но совсем не потому, что испугался. Если Маетан говорил
правду, то оставался еще и третий путь - самим напасть на Урик. Хаману  не
мог одновременно загородить все пути в Тир и оставить в городе  достаточно
большой гарнизон. Никак не мог.
     Видя, что мул молчит, в беседу вмешалась Джасила.
     - Если у Хаману так много войск, почему он не пошлет их сюда?
     Маетан даже головы не повернул в ее сторону.
     - Потому, - ответил он, - что король  хочет:  во-первых,  по-прежнему
получать железо Тира, а во-вторых - заполучить новых рабов. Уничтожив  ваш
легион, он этого не добьется. Вот капитуляция - совсем другое дело.
     - Все это неважно, - сказал Рикус. - Тир отклонил предложение Хаману.
     - Проклятый выродок  выродившегося  циклопа!..  -  орал  в  кристалле
Тихиан.
     Рикус сунул оливин за пояс, и голос смолк.
     - Разумно ли отвергать предложение  Урика?  -  тихо  спросил  у  мула
Стиан. - Пытаясь спасти горстку воинов, не подвергаем ли мы опасности Тир?
     - А если бы твоим темпларам предстояло добывать обсидиан под плетками
надсмотрщиков? - взъярилась Ниива. - Что бы ты тогда запел?
     - Я пытаюсь спасти Тир! - крикнул Стиан. -  И  если  кому-то  из  нас
придется ради этого пострадать - то ничего тут не попишешь.
     - Ты просто дурак, - бросила Джасила. -  Даже  если  мы  и  заставили
гладиаторов сдаться, все равно ничего не изменится.  Хаману  нарушит  свое
слово, как только это будет ему выгодно. Мы должны драться.
     - Ты хочешь сказать - умереть?
     - Мы не будем умирать, - остановил их Рикус, - и сдаваться мы тоже не
будем. У меня есть другой план.
     Его соратники недоуменно переглянулись. Только Стиан, не сдержавшись,
спросил:
     - И что же ты придумал?
     - Расскажу, когда придет время, - ответил мул. Он вовсе не  собирался
в присутствии Маетана излагать возникшую у него идею.
     - Ты передал нам слова своего короля, - обратился Рикус к  адепту.  -
Значит, водное перемирие кончилось. Теперь у тебя самого есть  выбор:  или
отвечаешь на мои вопросы, или готовься к смерти.
     - Это зависит от существа вопросов, - невозмутимо отозвался Маетан.
     - Назови  шпиона,  передававшего  тебе  сведения  о  наших  планах  и
передвижении!
     Шепот удивления  пробежал  по  собравшимся  в  зале  тирянам.  Своими
опасениями Рикус поделился только с Ниивой, и больше ни с кем.  Все  сразу
посмотрели на побледневшего, как полотно, Стиана.
     Маетан удивленно приподнял бровь.
     - Назвать моего шпиона? - улыбаясь, переспросил он.
     - Отвечай! - крикнул мул.
     - Ладно, - кивнул урикит. - Теперь Урику все  равно.  Да  и  вся  его
помощь не предотвратила позора, павшего на мой род. -  Маетан  показал  на
Каилума. - Шпион - этот гном.
     - Что?! - взревела Ниива.
     - Я пообещал вернуть Книгу Королей  Кемалока,  -  пояснил  адепт.  Он
распахнул свою тогу, показывая, что  под  ней  ничего  не  спрятано.  -  К
сожалению, - он  язвительно  усмехнулся,  -  я  забыл  Книгу  дома.  Какая
жалость... Придется тебе, Каилум, навестить меня в Урике.
     С отвисшей от удивления челюстью Рикус глядел на перепуганного гнома.
Мул ничуть не сомневался, что предатель  -  Стиан.  Но  обвинения  Маетана
звучали так правдоподобно... Гномы и впрямь могли пойти на  все,  лишь  бы
заполучить назад свою драгоценную книгу. Но, наверно,  самым  убедительным
аргументом для мула было то, что гномы Каилума несколько раз  отказывались
участвовать в сражении. Ну и,  конечно,  то,  как  жрец  солнца  ухитрился
втереться в доверие к Нииве.
     - Схватить Каилума! - приказал мул.
     Стиан с готовностью двинулся к гному, но на его пути возникла Ниива.
     - Оставьте Каилума в покое.
     Темплар выхватил из-за пояса кинжал и хотел обойти ее,  но  гладиатор
молниеносным ударом ноги выбила из его руки оружие. В  следующий  миг  она
уже крепко держала Стиана одной рукой за горло, а другой упиралась  ему  в
спину.
     - Не вздумай шевелиться, - прошипела Ниива. - Давненько я не  убивала
темпларов...
     - Отпусти его! -  крикнул  Рикус,  соскакивая  со  своего  мраморного
кресла. И видя, что Ниива не думает подчиняться,  повторил:  -  Немедленно
отпусти Стиана!
     - Не отпущу! Еще один шаг, Рикус, и я сломаю ему шею!
     - Делай, как знаешь, - пожал плечами мул, вытаскивая из ножен Кару. -
Только это не спасет Каилума.
     Отшвырнув Стиана в сторону, Ниива тоже обнажила меч.
     - Если ты хочешь убить Каилума, тебе  придется  сперва  сразиться  со
мной.
     - Ты это серьезно? - Рикус замер.
     Он пристально глядел в зеленые глаза своей партнерши.
     - Ниива, не надо! - воскликнул Каилум, направляясь к мулу.
     - Помолчи! - оборвала его Ниива. - Дай мне самой разобраться  в  этом
деле! - И она  переместилась  так,  чтобы  снова  стоять  между  гномом  и
Рикусом. - Если ты поверил Маетану... - начала она.
     - Дело не в Маетане, - возразил Рикус. -  Дело  в  том,  что  с  нами
творилось после того, как эти  гномы  влились  в  наш  легион.  Вспомни...
Урикиты предвидели каждый наш шаг!
     - Возможно, среди нас и есть шпион, - не стала спорить  Ниива,  -  но
это не Каилум. Это бред какой-то. Он же спас нас от хафлингов. Он сражался
вместе с нами, когда мы столкнулись с Умброй...
     - Тогда мы потеряли весь отряд Джасилы, - подал с полу голос Стиан.
     - Между прочим, из-за  вас!  -  прогремел  Гаанон.  -  Если  бы  твои
темплары приняли участие в сражении, все было бы по-другому.
     - Но гномов с нами тоже не было... - вставила Джасила.
     - Как ты можешь так говорить? -  воскликнула  Ниива.  -  Ведь  именно
тогда Каилум спас твою собственную жизнь!
     - Только потому, что она стояла рядом, - сказал Рикус.  -  Он  же  не
спас ее добровольцев...
     - Рикус, - шагнул вперед Каилум. - Я понимаю, почему ты готов  скорее
поверить врагу, нежели мне. - В голосе гнома звучал страх. - Но  Ниива  не
заслуживает такого обращения. Извинись перед ней, или мне придется принять
меры.
     - Каилум! - возмутилась Ниива. - Помолчи! Здесь не обо мне речь!
     - Принять меры? - пораженный тоном гнома, повторил Рикус. -  Ты  что,
мне угрожаешь?
     Каилум побледнел, но не отступил.
     - Нет, я просто предупреждаю. - Он снова шагнул вперед. -  Если  тебе
угодно, можешь считать меня шпионом. Можешь даже убить  меня.  Но  пока  я
жив, ты не обидишь Нииву.
     - Может, не будем торопиться? - обратилась к  мулу  Джасила.  -  Что,
если Маетан солгал? Он  же  не  обязан  говорить  нам  правду.  Может,  он
пытается отомстить Каилуму за огненную реку, которая сожгла его армию. Или
выгораживает настоящего шпиона. - Она выразительно посмотрела на  Каилума.
- Кроме того, мне  кажется,  он  ведет  себя  не  так,  как  вел  бы  себя
предатель...
     - Он ведет себя не как шпион, - кивнул Рикус, - а как  гном,  имеющий
фокус.
     Каилум спокойно встретил испытующий взгляд мула.
     - Это так, - сказал гном. - В тот день, когда Ниива спасла мою жизнь,
я поклялся защищать ее всегда и везде.
     - Значит, Каилум не шпион,  -  решила  Ниива,  кладя  руку  на  плечо
Каилума. - Предать легион значило бы для него предать свой фокус.
     - Если только он сказал правду о своем фокусе... - пробормотал Рикус.
Тем не менее, он убрал меч в ножны и отступил в  сторону.  -  Я  не  знаю,
шпион он или нет, но теперь  за  Каилума  отвечаешь  ты,  Ниива.  Если  он
окажется предателем - ты разделишь его судьбу.  Ничто  тебя  не  спасет...
даже то, что было и есть между нами.
     - Ты поступил правильно, - чуть улыбнулась женщина. Она  тоже  убрала
меч в ножны. - Спасибо...
     - А теперь, - объявил мул, - уходите.  Все...  Нам  с  Маетаном  надо
поговорить наедине.
     Настало время убить Маетана, и Рикусу казалось, что  в  одиночку  это
будет легче. Адепт наверняка не сдастся без боя.  С  Карой  в  руке  Рикус
обладал хоть какой-то защитой  против  его  атак.  Остальные  тиряне  были
беззащитны.
     Когда все, кроме Гаанона, покинули зал, Рикус обратился к великанышу.
     - И ты тоже, мой друг.
     - Но если он решит напасть...
     - Адепту Пути руки не нужны, - усмехнулся Рикус. -  Можешь  отпустить
нашего гостя...
     "Ты собираешься убить Маетана?" - внезапно спросила Тамар.
     "И не пытайся меня остановить!" - предостерег ее Рикус.
     "С какой стати? Убив его, ты устранишь одно из препятствий на пути  к
Книге. Но одному тебе не справиться. Тебе нужна помощь..."
     "Помощь?"
     "Распахни накидку, -  посоветовала  Тамар.  -  Я  его  отвлеку.  Если
сможешь, привлеки его внимание к рубину".
     - И о чем ты хотел со мной поговорить? - спросил Маетан, когда Гаанон
покинул зал.
     Он явно был уверен в своих силах.
     - У меня есть нечто, принадлежащее тебе, - сказал  Рикус,  распахивая
накидку.
     При виде раны на груди мула урикит поморщился.  Рубин  Тамар  сверкал
так ярко, что отбрасывал алый отблеск на лицо Маетана.
     - Что это?
     - Умбра, - ответил мул. - И я хочу, чтобы ты забрал его  обратно.  Он
так мерзок, что я не могу больше удерживать его внутри моего  тела...  Моя
плоть гниет от его прикосновения.
     "Хитро придумано", - похвалила Тамар.
     Черная тень поплыла через алый рубин.  Преодолев  отвращение,  Маетан
посмотрел внутрь камня.
     - Умбра вовсе не...
     Он не договорил: Тамар начала атаку.
     Призрак наполнил  сознание  мула  бурлящей  желтой  грязью,  воняющей
серой. На ее поверхности вспухали и лопались громадные  зловонные  пузыри.
Из одного такого пузыря появилась  задняя  часть  многоногого  чудовища  с
рубиново-красным панцирем из квадратных пластин. Мерзкая тварь вытащила из
грязи голову, и Рикус узнал чуть раскосые  глаза  Тамар.  В  своих  мощных
челюстях она держала вырывающегося Маетана.
     Рикус тут же представил себя рядом. Он не тратил зря энергию  на  то,
чтобы принять какую-нибудь замысловатую форму.  Он  остался  самим  собой,
включая гноящуюся язву на левой груди. Единственной разницей, насколько он
мог судить, стало отсутствие в ней рубина Тамар.
     - Ты напал на меня! - прошипел Маетан. - За это ты умрешь!
     Адепт превратился в двухголового змея Лубар. В  тот  же  миг  кипящая
грязь превратилась в клубящийся черный газ, скрывший урикита.
     - Стой! - взревел мул, взбешенный тем, что его враг опять ускользнул.
     Кара Ркарда вспыхнула ослепительно белым светом, и Рикус увидел  себя
рядом с массивной аркой из синего обсидиана. Тут и там  из  песка  торчали
куски прозрачного зеленого  стекла.  Сколько  хватало  глаз  -  кругом  ни
Маетана, ни Тамар.
     - Ты же сказал, что хочешь его убить! - услышал мул голос призрака. -
Приди и возьми его!
     - Где вы? - закричал мул.
     Луч света, вырвавшись из меча, ударил в  черный  проход  под  голубой
аркой. Рикус устремился туда. Он уже начинал уставать, а  ведь  битва  еще
даже и не началась.
     Несколько больших кусков стекла, вырвавшись из земли,  устремились  в
сторону Рикуса. Еще миг - и они разрежут мула на части. В последний момент
гладиатор успел прикрыться мечом.  Коснувшись  волшебного  клинка,  стекло
разлетелось на сотни мелких осколков. Они на мгновение повисли в  воздухе,
а потом начали быстро устремились вверх.
     Только теперь мул осознал, что ему легче держать меч острием  кверху.
Значит, что бы ни говорили его глаза, он стоит вверх ногами.
     Рикус прыгнул - головой  в  землю,  ногами  к  небу.  Стеклянный  мир
провалился в бездну. Кругом стало совершенно  темно.  Потом  возник  белый
свет. И вот Рикус снова стоит по колено в желтой кипящей  грязи.  А  перед
ним, там, где еще мгновение назад находилась обсидиановая арка, извивается
Змей Лубара. Одна его пасть вонзила клыки в панцирь Тамар. Другая качается
из стороны в сторону, готовая нанести удар.
     Как мог быстро, Рикус побрел к Маетану...
     Тамар рвала длинное тело адепта своими клыками. Текла черная  змеиная
кровь. Но вот змей, изловчившись,  обвил  ее  тугими  кольцами...  Красный
панцирь с треском лопнул.
     Подняв меч, Рикус с размаху опустил его на извивающееся  тело  врага.
Волшебный клинок рассек крепкую чешую, глубоко вонзившись в черную  плоть.
Свободная голова змея зашипела и  повернулась  к  мулу.  Обнажив  ядовитые
клыки, она ринулась на Рикуса. Гладиатор крутанул мечом...
     Голова змея остановилась перед возникшей у нее  на  пути  сверкающей,
кружащейся сталью. Рикус хотел сделать выпад, но тут Маетан снова зашипел.
Мул ощутил едкий запах желчи.
     И змей, и призрак исчезли. Рикус снова стоял в большом зале  усадьбы.
А перед ним, устремив взор на горящий в груди мула кристалл, замер Маетан.
     Чувствуя, что может завершить  битву  одним  ударом,  Рикус  взмахнул
Карой. Но в тот же миг Маетан исчез. Резкая боль  пронзила  левую  лодыжку
Рикуса. Он почувствовал, что падает. Невидимый урикит швырнул мула на пол.
     Все  тело  мула   взорвалось   ослепительной   острой   болью.   Кара
выскользнула из руки. Проклиная свою нерасторопность, Рикус  потянулся  за
ней, но в тот же миг засыпанный пеплом пол  превратился  в  желтую  грязь.
Рикус вернулся к продолжающейся в его мозгу битве. Меч без следа  исчез  в
бескрайнем вонючем болоте.
     - Вот тебе и конец, дурак!
     Повернувшись, Рикус увидел ползущего к нему Змея Лубар. Он  сжимал  в
своих кольцах Тамар, превратившуюся  теперь  в  красную  птицу  с  длинным
острым клювом. Рикус поспешно зашарил руками  по  грязи  в  поисках  меча.
Мгновение спустя острые клыки вонзились ему в живот. Мул почувствовал, как
по его жилам горячей волной потек змеиный яд. Вот Маетан поднял гладиатора
в воздух...
     Понимая, что без меча  ему  не  одолеть  урикита,  Рикус  решился  на
безумный шаг. Однажды, когда торговец рабами вез  мула  из  Урика  в  Тир,
Рикус, пытаясь  убежать,  убил  стражника.  Мула  поймали,  а  торговец  в
наказание привел его к грязевому озеру неподалеку от оазиса. Он  пообещал,
что простит гладиатору смерть стражника, если тот  переберется  на  другую
сторону.
     Рикус не проплыл и пятидесяти ярдов,  когда  какая-то  тварь  острыми
зубами схватила его за  ногу  и  утащила  под  воду.  Ослепленный  грязью,
задыхающийся мул тем не менее сумел свернуть  шею  своему  противнику.  Им
оказалась большая, десятифутовая саламандра с  кольцом  похожих  на  перья
плавников вокруг шеи и десятком перепончатых ног.
     Надеясь, что существо,  способное  найти  добычу  в  грязевом  озере,
сможет  разыскать  и  упавший  туда  меч,  Рикус  решил   превратиться   в
саламандру. Он собрал все свои силы... Из глубины его  естества  поднялась
волна жизненной силы, и длинная скользкая рептилия без труда  выскользнула
из пасти змея, оставив после себя только покрытую слизью чешую.
     Над головой Рикуса сомкнулась желтая  грязь.  Мембраны  прикрыли  его
глаза. В этом мире не было ни верха, ни низа, были только два направления:
вперед и назад. В жилах мула по-прежнему горел яд  адепта;  туманя  разум,
делая движения неуверенными, а лапы слабыми. У него за  спиной  взбешенный
змей, засунув голову в грязь, вслепую пытался  нащупать  ускользнувшего  у
него из-под носа гладиатора.
     Рикус плыл и непрерывно  пронзительно  пищал.  Издаваемые  им  звуки,
отражаясь  от  препятствий,  возвращались  к   плавникам   вокруг   головы
саламандры,  и  создавали  в  ее  мозгу   картину   находящегося   впереди
пространства. Мул закрутился на месте, и уже через миг обнаружил пропавший
меч. Отчаянно работая перепончатыми лапами, Рикус устремился к нему.
     Добравшись до Кары, мул положил лапу на  рукоять  и  представил  себя
таким, каким был на самом деле. И тут же задохнулся от хлынувшей ему в рот
грязи.  Не  поддаваясь  панике,  Рикус  вцепился  в  меч  и  устремился  к
поверхности.
     Он вынырнул и сразу услышал у себя за спиной злобное  шипение.  Круто
развернувшись,   мул   наотмашь   полоснул   мечом.   Колдовское   лезвие,
проскользнув между ядовитых клыков, вонзилось в глотку мерзкого чудовища.
     Владыка Маетан из рода Лубар пронзительно закричал.
     Рикус снова стоял в зале, а у  его  ног  лежало  обезглавленное  тело
адепта.
     Рикус рухнул на колени и тяжело оперся на меч. Все его тело горело от
змеиного яда. Сил совсем не осталось.
     "Дело сделано, - сказала Тамар. - Теперь ты пойдешь в Урик и  найдешь
там Книгу. Я должна узнать судьбу Бориса!"
     - Я найду Книгу, - прошептал Рикус. - Но не для тебя...
     В глазах мула потемнело. А когда зрение вернулось, он увидел  бегущую
к нему Нииву. За ней, нарушив  приказ  мула  не  входить,  бежали  К'крик,
Каилум, Стиан, Гаанон и Джасила.
     Рикус попытался встать, но ноги не держали.
     Ниива поддержала его.
     - Тебе надо лечь в постель. - Она повела его к выходу из зала.
     - И прихвати Каилума, - прошептал мул. - Меня укусила змея... Если он
даст мне умереть...
     - Все будет хорошо, - успокоила его Ниива.
     - Подождите! - закричал Стиан. - А как же король  Тихиан?  Мы  должны
рассказать ему о случившемся! Хаману может  послать  свои  легионы  против
Тира!
     - Король подождет, - проворчал Гаанон.
     - Нет, - помотал головой  Рикус.  -  Стиан  прав.  Надо  предупредить
Тихиана.
     Ниива нахмурилась, но осторожно посадила мула в мраморное кресло.  Он
вытащил из-за пояса кристалл оливина. Мгновение спустя в  зеленой  глубине
колдовского камня появилось искаженное яростью лицо Тихиана.
     - Куда ты делся?!
     - Я убивал посланца короля Хаману.
     - Что?!! - завизжал Тихиан. - Ты же всех нас обрек на верную смерть!
     - Вовсе нет, великий и могучий Тихиан, -  язвительно  сказал  мул.  -
Хаману скоро будет не до Тира. Ему придется защищать Урик.
     - Ты не посмеешь... - охнул король.
     - У меня нет выбора, - честно ответил Рикус. - Для  моих  гладиаторов
это единственная надежда на спасение. Жаль, что ты  не  принял  на  службу
племя кес'трекелов. Лишняя сотня воинов была бы очень кстати.
     - Подожди, - растерянно  пробормотал  Тихиан.  -  Может,  тебе  стоит
посоветоваться с Агисом и Садирой?
     - Передай им от меня привет, - сказал Рикус. - Но этот вопрос я  могу
решить сам.
     Он облегченно вздохнул - значит,  его  друзья  благополучно  достигли
Тира.
     Подумав, гладиатор протянул оливин Нииве.
     - Разбей его, - приказал мул. - Он нам больше не понадобится.



                             15. ВОРОТА РАБОВ

     Удар кнута обжег плечи Рикуса.
     - Ниже голову, мальчик! - хрипло приказал надсмотрщик.
     Гладиаторы  явно  вошли  в  роль.  Десяток  тирян,  одетых  в  туники
стражников Маклы, гнали к воротам Урика  большую  группу  рабов,  тащивших
тяжелые тюки с обсидианом. Внутри тюков было спрятано оружие.
     Несмотря на приказ надсмотрщика, Рикус оглядывался по сторонам. Как и
прочие ворота Урика,  Ворота  Рабов  были  квадратными  и  без  каких-либо
украшений. Они стояли в конце узкой улочки, мощеной булыжником.  По  бокам
ее высились стены с барельефами,  изображавшими  идущих  на  задних  лапах
львов. С одной стороны львы выходили из ворот с мечами и копьями, с другой
- возвращались, нагруженные трофеями, добытыми в покоренных  ими  городах.
Красные зубцы в форме львиной головы, шли по верху стены, а из-за  них  на
процессию глядело более сотни лучников.
     - Объясни-ка мне еще раз, зачем мы сюда пришли, - шепотом  обратилась
к Рикусу Ниива.
     - Во-первых,  чтобы  спасти  легион.  Во-вторых,  чтобы  найти  Книгу
Королей Кемалока - отозвался мул.
     - И как мы этого добьемся? - поинтересовалась  она,  хмуро  глядя  на
тяжелые каменные ворота.
     - Когда мы окажемся  внутри,  Джасила  поведет  легион  в  город.  Мы
освободим рабов Урика и встанем во главе восстания. Тогда Хаману  придется
отозвать свои легионы из пустыни. Вот тут-то мы и захватим Книгу и  вместе
с рабами, которые пожелают к нам присоединиться, вернемся домой.
     - Как-то непохоже, что  легионы  Урика  покинули  город,  -  заметила
Ниива, с опаской поглядывая на усыпавших стены лучников.
     - Ни один король не рискнет остаться совсем без охраны, - успокоил ее
Рикус. - Это всего лишь небольшой гарнизон. Когда мы  его  перебьем,  бери
Каилума с гномами и отправляйся искать книгу. А я займусь городом...
     - Боюсь, это будет не так  просто,  -  нахмурилась  Ниива.  -  Может,
Хаману как-то прознал о нашем плане?  Такая  мысль  не  приходила  тебе  в
голову?
     - Последние мгновения не приходила, - отозвался Рикус. - Но  если  он
все знает, зачем пускать нас в город?
     - Может, он считает, что это проще, чем гоняться за нами по  пустыне,
- ответила Ниива. - Кроме того, когда мы окажемся внутри,  спрятаться  нам
будет уже негде.
     - Нет-нет, - покачал головой мул. - Хаману не  может  знать  о  нашем
замысле. Я ведь даже вам ничего не говорил до самого последнего момента...
     Ниива предпочла не возражать.
     Дальше они шли молча.  Цепочка  гладиаторов  исчезала  в  приоткрытых
воротах в крепостной стене. Кто-то упал, и  колонна  смешалась.  Мгновение
спустя Рикус и Ниива оказались рядом  с  упавшим  воином.  К  неописуемому
удивлению мула, им оказался никто иной, как Каилум.
     Быстрым движением Ниива подняла гнома на ноги и втолкнула  обратно  в
ряды "рабов".
     - Что здесь делает гном? - схватил Нииву за руку  Рикус,  как  только
они прошли ворота и оказались в городе.
     - Ты же сам сказал, что я за него отвечаю,  -  сердито  оправдывалась
женщина.
     - Я также приказал ему  оставаться  с  Джасилой  и  остальными,  пока
легион не пойдет в атаку, -  прорычал  мул.  -  Если  он  сейчас  поднимет
тревогу...
     - Каилум не  шпион,  -  вскинулась  Ниива.  -  Кроме  того,  если  ты
действительно хочешь, чтобы твой безумный план сработал,  нам  понадобится
его колдовство.
     - Рикус, - сказал Каилум, - я никогда не сделаю  ничего  такого,  что
причинило бы вред Нииве. И я хочу найти Книгу Королей Кемалока  ничуть  не
меньше тебя.
     Рикус не стал  спорить.  Глядя  поверх  голов,  он  увидел,  что  они
приближаются к узкому проходу с белой  мостовой.  По  обеим  его  сторонам
высились желтые стены, утыканные острыми кусками обсидиана. Кое-где в  них
были сделаны ворота. В центре прохода находилась огромная гранитная глыба,
готовая в любой момент сорваться вниз по  крутому  каменному  желобу.  Она
была установлена на больших  деревянных  катках.  На  месте  ее  удерживал
толстый, как ствол дерева, канат.  Рядом  стояли  темплар  Хаману  и  двое
великанышей, вооруженных стальными топорами. От возможной атаки их защищал
небольшой  отряд  городской  стражи  в  кожаных  панцирях  и  с   длинными
обсидиановыми мечами.
     Гладиаторы медленно продвигались вперед... И тут  в  сознании  Рикуса
появилась Тамар. Ее внешний вид быстро  менялся:  из  раскосой  женщины  с
длинными волосами она прямо на глазах мула превратилась в него самого. Вот
только глаза остались рубиново-красные. У гладиатора даже мурашки побежали
по спине. А потом призрак что-то сказал. Мул сперва  даже  не  понял,  что
именно.
     "Каилум, это последний раз, когда ты не выполнил мой приказ!"
     Рикус почувствовал, как  его  губы  двигаются  вслед  за  губами  его
призрачного двойника. Он услышал свой собственный голос, повторяющий слова
Тамар.
     Оставаясь мулом, призрак сжал кулак и сделал  шаг  в  сторону.  Не  в
силах ничего с собой поделать, Рикус тоже сжал руку в  кулак  и  шагнул  к
гному.
     "Тамар! Прекрати немедленно! - возмутился гладиатор,  тщетно  пытаясь
вернуть себе контроль над собственным телом. - Ты погубишь нас всех!"
     "Ты посылаешь Каилума и его гномов за Книгой, - услышал он в ответ. -
Этого я не потерплю."
     Тамар замахнулась. Мул послушно повторил ее жест.
     - Рикус! - возникла перед ним Ниива. - Ты что, хочешь привлечь к  нам
внимание стражи?
     Тамар сделала небрежный жест рукой,  и  Рикус  почувствовал,  как  он
оттолкнул Нииву. Тюк обсидиана с грохотом упал  с  ее  плеч  на  мостовую.
Ничего не понимающий Каилум отступал от Рикуса. Он  вскинул  одну  руку  к
солнцу, собирая энергию для заклинания.
     - Ты что, с ума сошел?
     Гладиаторы, видя, что Ниива бросила свой тюк, поспешно  следовали  ее
примеру. В их руках появилось оружие.
     "Клянусь светом Рал!" - взревел Рикус.
     Тамар все еще держала под контролем его тело, и потому он не мог даже
оглянуться посмотреть, как реагируют на происходящее урикиты.  Впрочем,  в
этом не было  особой  необходимости.  Он  и  так  прекрасно  слышал  крики
стражников, зовущих на подмогу лучников.
     Рикус представил себя  рядом  с  созданным  призраком  двойником.  Он
кинулся на Тамар с такой яростью, что та даже слегка растерялась.
     "Остановись! - приказала она. - Гном собирается нас убить!"
     "Пусть убивает! - прорычал мул. Он изо всех сил  ударил  Тамар  ногой
под ребра и тут же  новым  ударом  свалил  ее  на  землю.  Из-за  тебя  мы
проиграем этот бой - все остальное неважно!"
     Двойник Рикуса внезапно  растаял,  словно  туман.  Мул  приготовился,
ожидая, что  сейчас  Тамар  появится  в  обличье  какого-нибудь  страшного
чудовища, но ничего подобного не произошло.
     "Битва еще не проиграна, - услышал он  голос  призрака,  -  я  готова
подождать..."
     И снова мул стал хозяином своего тела. Он находился посреди  прохода,
а вокруг гремели боевые кличи гладиаторов. А напротив стоял Каилум, гневно
сверкая глазами. Одна его горящая красным пламенем рука была  нацелена  на
солнце, и лишь цепко державшая его за руку Ниива не давала  ему  направить
другую на Рикуса.
     - Все прошло, Каилум, - сказал Рикус, сбрасывая с плеч свой тюк. - Не
беспокойся.
     Не обращая внимания на режущие руки  острые  грани  обсидиана,  Рикус
нашел внутри тюка рукоять Кары.
     - Пока ты не извинишься перед Ниивой... - начал гном.
     - Мне не нужны извинения, - рявкнула женщина,  выхватывая  из  своего
тюка пару коротких мечей. - Сейчас надо драться.
     С Карой в руке Рикус повернулся к темплару  и  великанышам,  стоявшим
возле громадного гранитного блока. Под напором гладиаторов охранявшие  его
стражники падали один за другим.
     - Руби! - закричал темплар,  и  стальные  топоры  впились  в  толстый
канат.
     Сам темплар уже бежал к ближайшему выходу из прохода. С оглушительным
звоном канат лопнул, и гранитная глыба быстро набирая скорость, с грохотом
покатилась вниз.
     Каилум,  не  раздумывая,  указал  на  нее  рукой.  Огненная   молния,
вырвавшись из кончиков пальцев гнома, в  единый  миг  превратила  в  пепел
катки под тяжелым камнем. Скрежеща по  каменному  желобу,  глыба  замерла.
Тиряне торжествующе заревели.
     Но их торжество оказалось недолгим. На стене  зазвенели  луки,  и  на
столпившихся внизу  гладиаторов  посыпался  дождь  длинных  черных  стрел.
Послышались крики раненых. Несколько тирян упало.
     - Эй, вы, - крикнул Рикус, обращаясь к небольшой  группе  гладиаторов
рядом с ним, - за мной!
     Он бросился к ближайшим воротам в стене, но буквально через несколько
шагов понял, что бежит один.
     - За мной! - повернулся к гладиаторам мул.
     Кое-кто неохотно двинулся к Рикусу, но большинство сделали вид, будто
не слышат приказа. Страшная ярость охватила  мула.  Крепко  сжав  меч,  он
шагнул к ослушникам, но на пути у него возникла Ниива.
     - Не сейчас, - сказала она. - Разберемся после битвы...  Кроме  того,
их нельзя особо винить. Ведь половина легиона считает тебя некромантом,  -
она указала на грудь Рикуса, - а вторая уверена, что ты сошел с ума.
     Снова зазвенели луки на стенах. Новая  туча  стрел,  и  новые  жертвы
среди тирян.
     - Пусть делают, что им говорят, - проворчал Рикус, - а  думать  могут
что угодно. - Он снова повернулся к воротам. - Попробуй  ты  заставить  их
пойти за мной.
     За квадратными воротами Рикус обнаружил двух растерянных  стражников,
вооруженных обсидиановыми мечами. Увернувшись от неуклюжего выпада,  Рикус
двумя ударами прикончил обоих.
     Он очутился на улице, среди совершенно одинаковых  трехэтажных  домов
из обожженных глиняных кирпичей. Здесь было чисто и пустынно.
     - Где это мы? - спросила Ниива.
     Оглянувшись, мул  увидел  свою  партнершу.  За  ней  следовало  около
пятидесяти воинов.
     - Наверно, район темпларов, - пожал плечами мул. Он показал на знаки,
начертанные над дверями домов. - Похоже, тут  что-то  написано.  А  читать
ведь умеют только темплары и знать.
     - Аристократами здесь и не пахнет, - заметила Ниива. - Они бы никогда
не согласились жить в домах, похожих друг на друга, как две капли воды.
     - Может, поискать другой путь? - предложил Каилум. - Вряд  ли  Маетан
жил вместе с темпларами...
     - Наверно, тебе не следует идти вместе с нами, - проворчал Рикус. - Я
могу снова нечаянно... рассердиться.
     - Я готов рискнуть, - ответил гном, вставая рядом  с  Ниивой.  -  Мое
место здесь.
     - Как хочешь, - пожал плечами мул и отвернулся.
     Настороженно оглядываясь по сторонам, он свернул в ближайший  проход,
идущий вдоль стены. Каждые пятьдесят футов выбранная им улочка  пересекала
улицы пошире. Но лестницы на стену нигде не было. И тем не менее Рикус  не
сомневался, что отсюда, из района темпларов, он найдет путь к засевшим  на
стене лучникам.
     Стоявшие по обеим сторонам улочки дома были даже выкрашены одинаково:
нижние два этажа желтые, третий - кроваво-красный. Мул мог только  гадать,
как темплары отличают свой дом от дома соседа.
     На улицах - ни темпларов, ни стражников, ни рабов. Никого. И  однако,
Рикус знал: кругом полным-полно урикитов.  Кара  Ркарда  доносила  до  его
слуха приглушенный шепот и шум их шагов.
     Через несколько ярдов  после,  наверно,  сотого  перекрестка,  голоса
внезапно стали такими громкими, что мул  готов  был  поклясться:  темплары
совсем рядом.
     Он услышал, как сразу несколько голосов  призвали  Хаману,  и  понял:
сейчас начнется.
     - Колдовство! - крикнул он.
     И в тот же миг,  казалось,  сам  воздух  засиял  ослепительным  белым
светом. Страшный удар в спину швырнул мула на мостовую. Сверху  посыпались
обломки глиняных кирпичей.
     Мул не мог поверить своим глазам. Там, где еще секунду  назад  ничего
не было, теперь загораживала проход колючая стена высотой  мулу  почти  до
подбородка. Из-за нее выглядывали одетые в желтые  рясы  темплары  Хаману.
Некоторые держали в руках арбалеты.
     - Откуда они взялись?! - услышал он голос Ниивы.
     - Они были невидимы, - бросил Рикус через плечо.
     Краем глаза он успел заметить, что  заклинания  темпларов  ударили  в
перекресток. Там среди развороченной мостовой лежали разорванными на куски
почти два десятка гладиаторов.
     С громким треском выстрелили арбалеты. Рикус успел заметить несколько
летящих в него стрел, а в следующее мгновение они  уже  вонзились  в  Пояс
Ранга. Видя,  что  мул  не  падает,  стрелки  ошарашенно  переглянулись  и
поспешно начали перезаряжать оружие.
     - Нет, Каилум, не надо! - услышал Рикус у себя за спиной крик Ниивы.
     Повернув голову, гладиатор увидел гнома, сжимающего в руке  сотканный
из оранжевого пламени кинжал.
     "Маленький поганец! - воскликнула Тамар. - Ты был прав. Он  и  впрямь
шпион".
     Мул резко ударил ногой назад и попал Каилуму  точно  в  грудь.  Глаза
гнома раскрылись, словно громадные красные луны. Пролетев мимо  Ниивы,  он
рухнул на мостовую ярдах в двух от мула. Его рука  разжалась,  и  огненный
кинжал выкатился на камни. Постепенно он превращался из оружия в  огненный
шар.
     Еще миг - и шар взорвался обжигающим пламенем, до  краев  заполнившим
узкую улочку.
     - Ты обманул меня! - закричал Рикус, пытаясь не слушать  крики  своих
гибнущих в огне воинов.
     "Гном должен умереть! - приказала Тамар. - Иначе будут новые жертвы."
     - Нет! - крикнул мул.
     Круто повернувшись, он ринулся на баррикаду  урикитов.  Впереди  двое
темпларов, призвав короля Хаману,  швырнула  в  него  какими-то  странными
светящимися камешками. Дымя и разбрасывая искры, камни устремились к мулу.
     Рикус похолодел от страха. Он  уже  знал,  что  Пояс  Ранга  способен
защитить от стрел и копий, но спасет ли он от колдовства...
     Камни попали точно в пряжку пояса. Страшный удар сбил Рикуса  с  ног,
поднял в воздух и, пронеся  десяток  шагов,  швырнул  на  мостовую.  Рикус
открыл рот, чтобы закричать, но стена золотого огня возникла  перед  самым
его носом.
     Желтое пламя забушевало над головой. Накидка мула,  сгорев  в  единый
миг, рассыпалась в прах. Рикус закрыл глаза,  уверенный,  что  открыть  их
снова ему уже не суждено. Сейчас он сам вспыхнет, как факел...
     Однако пламя утихло, и Рикус с  удивлением  обнаружил,  что  даже  не
потерял сознания. Спина буквально раскалывалась от удара о мостовую,  кожа
горела, словно ее отдраили точильным камнем,  легкие  болели  от  горячего
сернистого воздуха. Но для Рикуса эта боль ничего не значила. Пояс защитил
его если не от всего  колдовства  темпларов,  то,  во  всяком  случае,  от
большей его части.
     С боевым кличем Рикус снова устремился в атаку. Ошеломленные  урикиты
не успели поднять свои арбалеты,  как  мул  головой  вперед  нырнул  через
барьер. Еще в полете он  взмахнул  мечом,  и  голова  ближайшего  темплара
покатилась по мостовой. Еще миг - и мул, сделав  кувырок,  нанес  удар  по
ногам другого темплара. Гладиатор взревел от боли, когда его больное плечо
задело камни. Он вскочил. В глазах плыли цветные круги. От боли он  ничего
не соображал.  Но  это  было  уже  не  так  важно:  он  сражался,  ведомый
инстинктом и ненавистью.
     Впереди мелькнуло что-то желтое. Рикус сделал выпад, и желтое рухнуло
на землю. Кто-то зашевелился у него за спиной.  Рикус,  не  поворачиваясь,
нанес удар. Урикит вскрикнул и умер.
     - Именем Хаману...
     Удар ногой. Хруст ломающихся ребер, и заклинание прервалось.  Темплар
упал, судорожно схватившись за грудь.
     Какое-то мгновение Рикус не мог найти последнего темплара,  но  потом
Кара донесла до  него  судорожное  дыхание  убегающего.  Перекинув  меч  в
больную руку, Рикус вытащил из-за пояса только  что  убитого  им  темплара
кинжал. Взвесил его на ладони, повернулся и  метнул.  Стальной  клинок  по
рукоять вошел между лопатками одетой в желтую рясу женщины.
     С другой стороны баррикады послышался громкий треск. Обернувшись, мул
заметил конец огненного кнута, пробившего в  колючем  заграждении  большую
брешь. Сквозь нее, настороженно озираясь, проскользнула Ниива.
     - Рикус, ты не ранен?
     - Все в порядке, - ответил мул, сам не веря своим словам.
     Но действительно, не считая покрасневшей от жара кожи, никаких  новых
ран у него не было.
     - Что с тобой случилось? - спросила Ниива. -  Казалось,  ты  внезапно
сошел с ума.
     Рикус не знал, что именно имеет в виду Ниива: его стычку с гномом или
прыжок через баррикаду. Но в обоих случаях ответ у него был один.
     - Наверно, так оно и было, - кивнул мул. - Но теперь  уже  поздно  об
этом думать. Как Каилум?
     - Будет жить, - ответила женщина. - Он ждет с той стороны.  Вместе  с
остальными. Мне показалось, ему не стоит здесь появляться, пока...
     - Пока ты не выяснишь, собираюсь я его убить или нет, -  закончил  за
нее Рикус.
     - Точно, - кивнула Ниива. - Ты можешь сказать, что произошло? В Макле
мы вроде бы договорились, что Каилум не шпион. А теперь ты пытаешься убить
его, хотя он явно на нашей стороне!
     - Я же сказал  тебе  оставить  его  с  Джасилой,  -  рявкнул  мул.  И
отвернувшись, добавил: - Позови его сюда, только пусть  держится  от  меня
подальше.
     - Об этом можешь не беспокоиться, - заверила его Ниива.
     Один за другим гладиаторы проскальзывали в сделанную Каилумом  брешь.
На Рикуса они глядели, словно на страшное чудовище.  Последним  шел  гном.
Одной рукой он держался за грудь, куда  пришелся  удар  Рикуса.  В  другой
Каилум сжимал скрученный кольцами кнут шипящего  огня.  Ремень  кнута  был
свит из трех  языков  пламени  -  красного,  белого  и  желтого.  Костяная
рукоятка  светилась,  как  раскаленные  уголья  костра.  Судя  по  гримасе
Каилума, держать ее в руке было очень больно.
     - Скажи ему, - обратился Рикус к Нииве, - пусть поджигает этой штукой
все, что только сможет. Чем больше у урикитов проблем, тем лучше.
     Прислушиваясь, чтобы не налететь на  новую  засаду  темпларов,  Рикус
направился к  стене.  Вскоре  он  уже  стоял  у  подножия  ведущей  наверх
лестницы. Но буквально через пролет ее  перегораживали  ворота  из  костей
мекилота. Лестница тут  проходила  сквозь  небольшую  башенку  с  десятком
бойниц, из которых выглядывали вооруженные арбалетами урикиты.
     На вершине стены лучники продолжали обстреливать находившихся в узком
проходе  тирян.  Уже  пора  было  подтянуться   и   основным   силам   под
командованием Джасилы. С той стороны  стены  до  Рикуса  доносились  крики
раненых. Мул понимал, что если  не  очистить  стену  от  урикитов,  легион
обречен.
     - Ниива, подождите здесь, пока я взломаю ворота. А пока я буду занят,
может, Каилум сумеет разобраться со стрелками в башне? - и он  показал  на
бойницы.
     Рикус  побежал  к  башне.  Защелкали  арбалеты,  и  мул  инстинктивно
отпрыгнул в сторону. Он и сам понимал, что  Пояс  дарует  ему  куда  более
надежную защиту, но ничего не мог  с  собой  поделать.  Большинство  стрел
пролетело мимо, несколько бессильно скользнули по Поясу,  две  застряли  в
его толстой коже.
     Над  головой  Рикуса   свистнул   кнут   Каилума.   Запахло   горелым
человеческим мясом. Кто-то пронзительно закричал, и мул содрогнулся. Снова
щелкнул кнут...
     Достигнув ворот, Рикус принялся рубить  их  мечом.  С  каждым  ударом
волшебная сталь глубоко вонзалась в твердую  кость.  Уже  через  несколько
секунд мул откинул в сторону первое ребро. По-прежнему громко щелкал кнут.
Из башни валил густой черный дым.
     Срубив третье ребро, мул проскользнул внутрь. Он с опаской  посмотрел
на смертоносные бойницы у себя над головой, но  не  увидел  ничего,  кроме
дыма и языков пламени. Облегченно вздохнув, гладиатор прошел под башней  и
на другой ее стороне остановился подождать своих соратников.
     Когда все были в сборе, Рикус повел  отряд  вверх  по  лестнице.  Они
почти  достигли  вершины,  когда  группа  лучников,  заметив  грозящую  им
опасность, развернулась  в  их  сторону.  Нииве  и  остальным  гладиаторам
пришлось  спрятаться  возле  стены,  а  Рикус,  прыгая  через   ступеньки,
продолжил подъем. Еще несколько стрел угодило ему в пояс, а потом  Каилум,
щелкнув своим кнутом,  разрезал  одного  из  лучников  пополам.  Пользуясь
удобным моментом, Рикус выскочил на стену.
     Два лучника, выхватив короткие мечи, попытались его остановить. Рикус
расправился с ними двумя  быстрыми  ударами.  Видя  судьбу,  постигшую  их
товарищей, лучники, стоявшие дальше, бросились наутек.
     Глянув вниз, мул увидел, что выбрался на стену почти у  самых  ворот.
Под ним на мостовой лежали сотни мертвых тел - гладиаторы, гномы, рабы  из
Маклы и даже темплары. Но все новые и новые отряды тирян вливались в узкий
проход, навстречу убийственному шквалу черных урикитских  стрел.  Несмотря
на тяжелые потери, они прорывались к выходу и устремлялись в город.
     - За Тир! - закричал Рикус, подняв над головой меч.
     Воины внизу подняли головы. Увидев на стене мула, они дружно завопили
"За Тир!" и с новыми силами рванулись вперед. А гладиатор, во  всю  глотку
вопя свой боевой клич, мчался по стене. Кто-то из лучников  замахнулся  на
него незаряженным арбалетом. Увернувшись от удара,  Рикус  пронзил  сердце
урикита точным ударом Кары. Сбросив мертвое  тело  со  своего  клинка,  он
хотел было продолжить атаку, но его остановила Ниива.
     - Подожди, - крикнула она. - У Каилума есть более быстрый способ.
     В запале мул хотел вырваться, но женщина не отпускала.
     - Ладно, пусть попробует, - наконец сказал Рикус.
     А Каилум уже швырнул свой кнут на пол. Огненные жгуты, словно  живые,
поползли по камням в  сторону  урикитов.  Вот  они  добрались  до  первого
лучника. Язык жаркого пламени лизнул его ногу.  Красный,  белый  и  желтый
огни поползли дальше,  а  урикит  вспыхнул,  словно  головешка  на  ветру.
Мгновение спустя горящая змея расправилась  со  второй  жертвой.  Потом  с
третьей. Видя, что происходит, урикиты кинулись врассыпную.
     Рикус послал своих гладиаторов вдогонку с приказом никого в живых  не
оставлять. Каилум пошел за ними  следом  -  чтобы  управлять  своим  живым
огненным кнутом.
     Вход в город был свободен. Войска тирян широким потоком текли в Урик.
     - Ты все еще думаешь, что это ловушка? - спросил Рикус у Ниивы.
     - Не знаю, - ответила она.  -  Посмотрим,  что  мы  увидим  в  районе
рабов...



                             16. АЛЫЙ ЛЕГИОН

     Рикус никак не мог понять,  почему  ему  так  одиноко.  Он  стоял  на
вершине сторожевой башни над громадным лагерем рабов короля Хаману. Десять
тысяч освобожденных мужчин  и  женщин  выкрикивали  его  имя.  Между  ними
деловито сновали воины-тиряне, организуя бывших рабов в боевые отряды.
     На другой стороне лагеря,  едва  видимая  за  клубами  дыма,  который
поднимался из района темпларов, высилась стена, окружавшая центр города. А
на ее вершине стояли урикиты:  и  солдат,  и  темплары.  Они  с  интересом
наблюдали  за  приготовлениями  тирян.  В  крепости  у   них   за   спиной
располагались палаты верховных темпларов,  гладиаторская  арена  и  бараки
Императорской Стражи - большого отряда великанышей во главе с  искушенными
в искусстве войны темпларами. Судя по звукам,  доносившимся  из-за  стены,
Императорская Стража собиралась пойти в атаку.
     Но не предстоящее сражение стало причиной угрюмого  настроения  мула.
Пока что битва шла примерно так, как он и предвидел. Не  считая,  конечно,
тяжелых потерь в проходе у ворот. Там легион  потерял  три  сотни  воинов.
Зато потом гладиаторам почти без сопротивления удалось  захватить  главный
лагерь рабов Урика. Теперь тиряне контролировали почти четверть города.
     В общем, у Рикуса имелись все основания быть довольным,  если  бы  не
одно "но". Мул думал, что рабы, едва их освободят, восстанут и  набросятся
на урикитов. Но те только пугливо жались в своих  загонах,  так  же  боясь
своих освободителей, как прежде надсмотрщиков.
     А пока Рикус терял  драгоценное  время,  призывая  рабов  взяться  за
оружие,  войска  Хаману  с  поразительной  быстротой  отрезали  тирян   от
остальных частей города. Буквально  через  несколько  минут  после  начала
сражения личная охрана  аристократов  заблокировала  все  проходы  в  свой
район. Отряды урикитского гарнизона изолировали квартал темпларов.  Хаману
даже удалось  выслать  несколько  тысяч  солдат,  которые,  обойдя  вокруг
города, перекрыли Ворота Рабов.
     - Не волнуйся  ты  так,  -  сказала  Ниива,  поднимаясь  по  костяной
лестнице на самый верх башни. - Из-за этого нервничает весь легион.
     - Ничего не могу с собой поделать, - пожал плечами мул. - Все идет не
так, как я планировал.
     - Планировал? - ухмыльнулась Ниива. - Что  я  слышу?!  Ты  волнуешься
из-за ПЛАНА?!
     Рикус почувствовал, что краснеет.
     - Ты же видишь, - пробормотал он.  -  Эти  рабы  какие-то  уж  больно
забитые. Из-за них мы потеряли  слишком  много  времени.  Теперь  придется
прорываться с боем...
     - Это будет непросто, но мы бывали в переделках  и  похуже.  -  Ниива
встала рядом с мулом. - К нам присоединились почти десять тысяч рабов.  Да
еще добрая тысяча  наших  воинов.  -  Она  посмотрела  на  высокую  стену,
окружавшую центр города. - Меня больше беспокоит сам король-колдун Хаману.
     - Предоставь его мне, - сказал Рикус.
     - Я так и сделаю, - отозвалась  Ниива.  -  Но  мне  было  бы  гораздо
спокойнее, если бы ты объяснил, как собираешься с ним справиться.
     - С помощью моего меча. - Рикус похлопал по  рукояти  Кары.  -  Когда
начнется битва, ему волей-неволей придется появиться. Я буду ждать...
     - А как же его колдовство? - нахмурилась женщина. -  Как  насчет  его
владения Путем?
     - Что касается колдовства, - ответил мул, - то мои меч и пояс тоже не
простые. А Путь... тут мне помогут.
     "Только не я, - вмешалась Тамар. - Во всяком случае, до тех пор, пока
жив Каилум со своими гномами".
     "Когда будет надо - поможешь, - ответил мул. - Я  нужен  тебе  живым.
Чтобы достать Книгу."
     "Ты в этом уверен?"
     "У тебя нет выбора".
     Ниива помолчала, ожидая, что Рикус пояснит свои слова, но  видя,  что
мул молчит, спросила:
     - О какой помощи ты говоришь?
     - О которой я пока ничего не могу тебе  рассказать,  -  ответил  мул,
глядя на выход из лагеря.
     Там у ворот стоял Стиан со своими темпларами. Рикус специально  отвел
им это  место  -  здесь  их  черные  рясы  не  будут  смущать  только  что
освобожденных рабов. Рядом с ними располагались гномы Каилума.
     - Тебе, пожалуй, стоит вернуться к своему отряду, - сказал мул. -  Мы
скоро начинаем...
     Ниива шагнула к лестнице и замерла на верхней ступеньке.
     - Рикус, ты уже... - голос ее дрогнул.
     Но Рикус и так знал, о чем она хочет спросить. И мул не знал, что  ей
ответить - со времени их разговора в Кратере Костей ничего не изменилось.
     - Удачи тебе, Ниива, - сказал он, отворачиваясь.
     - И тебе, Рикус, - отозвалась она, начиная спускаться. - Бей точно  -
это наш единственный шанс.
     Когда Ниива ушла, Рикус призвал к себе Гаанона, Джасилу и К'крика. Он
хотел обсудить с ними предстоящее  сражение,  но  не  успел.  Над  лагерем
прокатился усиленный колдовством голос женщины-темплара.
     - Пленники  могучего  Хаману!  -  прогремела  она.  -  Слушайте  меня
внимательно.
     Рабы тут же стихли - они явно привыкли  повиноваться  приказам  этого
голоса.
     - Ваш предводитель привел вас в Урик,  и  лишь  благодаря  милосердию
великого Хаману  вы  сможете  остаться  в  живых,  -  теперь  Рикус  видел
говорившего: женщина в желтой рясе темплара и с золотым  жезлом  власти  в
руке.
     - Кто это? - спросил он у К'крика.
     - Расия, Верховный Темплар труда, - ответил три'крин. - Она управляет
стадами рабов.
     - Могучий Хаману позволил вам войти в Урик. Он простил вам, когда  вы
прогнали со стен его лучников. Он стерпел, когда вы захватили  его  рабов.
Но теперь его терпение кончилось. Вам не спастись! Город  окружен!  Вы  не
можете противиться воле великого Хаману.
     Шепот пробежал по рядам стоявших внизу рабов. Ровные  колонны  боевых
отрядов зашевелились.
     - Возьми копье и заткни ей глотку! - приказал Рикус Гаанону.
     Великаныш кивнул. Одним прыжком соскочив с вершины сторожевой  башни,
он двинулся в сторону стены.
     -  Пленники  великого  Хаману!  Велико  сегодня  ваше  горе,  ибо  вы
возвращаетесь обратно в свои загоны. Но того, кто ослушается, ждет смерть!
Бросайте оружие. К тем,  кто  добровольно  подчинится  его  воле,  могучий
Хаману проявит милосердие. Он и  дальше  будет  кормить  вас,  как  кормит
остальных своих рабов...
     - Чтобы вы все могли умереть в его карьерах! - крикнул Рикус.
     Он кричал во всю глотку, но его  голос  казался  тихим  и  слабым  по
сравнению с громом магически усиленных слов Расии. Однако в лагере  стояла
такая тишина, что мул не сомневался - слышали его все.
     - Лучше умереть через несколько лет, чем  прямо  сейчас,  -  ответила
женщина. - Бросайте оружие. К тем, кто  сдастся,  могучий  Хаману  проявит
милосердие. У вас нет выбора.
     - У вас есть выбор! - проорал Рикус.
     - Не слушайте мула, - прогремела она. - Его путь - дорога к смерти!
     Она снова начала убеждать  рабов  сдаться,  и  Рикус,  отчаявшись  ее
перекричать, повернулся к Джасиле.
     - Передай воинам: пусть готовятся к битве.
     Но та не сразу выполнила его приказ.
     - Кто-то предупредил Хаману. - Она  взглянула  на  стоявших  у  ворот
темпларов. - Потому-то урикиты и отреагировали на нашу атаку так быстро.
     - Сейчас не время для раздумий, - прервал ее  мул.  -  Делай,  что  я
говорю!
     Но сам мул, по правде говоря, думал точно так же. Скорость, с которой
Хаману отрезал войска тирян от остальных частей города, наводила на  мысль
о том, что атака гладиаторов не явилась для него  неожиданной.  Рикусу  не
хотелось  думать,  что  его  действия   были   так   легко   предсказуемы.
Предательство казалось более вероятным.
     Рикус взглянул на ворота. Темплары стояли на своих  местах.  За  ними
заняли позиции гномы. Впереди - Ниива с Каилумом. Удостоверившись, что там
все в порядке, мул снова обратился к собравшимся в лагере рабам. Как раз в
этот момент брошенное мощной рукой великаныша копье устремилось к  стоящим
на стене темпларам. Оно  бы  попало  точно  в  грудь  продолжавшей  вещать
женщине, но буквально в нескольких дюймах от цели копье словно налетело на
невидимую стену. Толпа встревоженно загудела. Вскинув  руки  над  головой,
Расия поспешно ушла со стены.
     - Воины Тира! - прокричал Рикус,  пользуясь  наступившей  тишиной.  -
Свободные урикиты! Выбор за вами! Вы  можете  прожить  несколько  коротких
лет, надрываясь в карьерах Хаману под кнутами его надсмотрщиков. Или взять
оружие и бороться за свою свободу!
     Рабы загудели. Мулу выбор казался совершенно очевидным...
     - Вы знаете, чего ждать, если вы вернетесь в свои загоны, - продолжал
он. - Избравшим сражение, я могу обещать: победим мы или  нет,  умрете  вы
свободными!
     Наступил краткий миг тишины, когда каждый из  стоявших  внизу  думал,
чего стоит жизнь в оковах. Рикус видел испуганных мужчин и женщин, покорно
возвращающихся в свои загоны. Но большинство освобожденных рабов и все без
исключения тиряне остались в строю.
     - Жизнь или смерть, я сражаюсь за Тир! - крикнул какой-то изможденный
старик.
     В следующий миг темплары с вершины стены обрушили на тирян золотистые
огненные шары и алые молнии. Рикус увидел,  как  вновь  появившаяся  Расия
показала в его сторону.
     - Прыгай, К'крик! - закричал мул, ныряя вниз по лестнице.
     Рикус летел вниз, едва тормозя здоровой рукой за стену. Он еле  успел
достичь земли, как ослепительное желтое пламя заиграло на  вершине  башни.
Мгновение спустя она рухнула, едва не похоронив под собой мула.
     - Ранен? - спросил  К'крик,  оттаскивая  стонущего  мула  за  горящие
остатки башни.
     Три'крин, похоже, не утруждал себя  спуском  по  лестнице,  а  просто
спрыгнул с самого верху.
     - Все в порядке, - отозвался Рикус. - Я...
     Крики гномов заглушили его слова.  Мул  посмотрел  в  их  сторону,  и
первое, что он увидел - ослепительную вспышку золотого света в  центре  их
отряда. Страшный грохот  прокатился  по  лагерю  рабов,  а  вслед  за  ним
раздались боевые кличи урикитов.
     Великаныши Императорской Стражи Хаману, облаченные в  полные  доспехи
из чешуи иникса, ломились в ворота, безжалостно  расправляясь  с  гномами.
Они были вооружены длинными копьями и большими щитами из панциря дрика. На
поясе у каждого висел огромный обсидиановый меч.
     - А где Стиан? - спросил  Рикус,  тщетно  выискивая  темпларов  среди
сражающихся.
     -  Боюсь,  нам  придется  извиниться  перед  Каилумом,   -   заметила
подошедшая к мулу Джасила. - Отряд Стиана нас предал.
     - Но рабы с нами. - К'крик выглянул из-за горящей башни.
     Теперь Рикус и сам видел,  что  освобожденные  рабы  начали  поспешно
стягиваться к месту сражения.
     - Им с великанышами не справиться, - покачал головой  мул.  -  Только
погибнут зря. Сделаем вот что... - Он повернулся к Джасиле, - выведи  всех
рабов в квартал темпларов.
     - Ну, а дальше что? - спросила аристократка.
     - Десяток отрядов пошли в другие районы  города  -  куда  они  сумеют
пробраться. Пусть уничтожают все, что попадется  под  руку:  ломают  дома,
жгут склады, заваливают колодцы... Если  им  встретятся  солдаты,  боя  не
принимать. Пусть убегают. Чем больший хаос в городе, тем лучше.
     Джасила кивнула.
     - А остальные?
     - Остальные пусть штурмом возьмут стену и прорвутся в квартал местной
знати. Будет Хаману о чем подумать прежде, чем мы поймаем его в западню.
     - Что? - вытаращила  глаза  Джасила.  -  Гладиаторы  правы.  Ты  либо
окончательно спятил, либо тобой управляет эта штука у в  груди.  Это  было
форменное безумие - идти на Урик. А теперь еще одно...
     - Я привел сюда легион, - рявкнул Рикус, - потому, что  иначе  спасти
его не мог! Восстание рабов заставит Хаману отозвать войска из пустыни,  и
тогда мы спокойно отправимся домой.
     - Я в это не верю,  -  покачала  головой  Джасила.  -  Чтобы  поднять
восстание, вовсе не обязательно атаковать самого Хаману.
     - Может, и нет, - согласился Рикус. - Но если мне удастся его  убить,
то рабы Урика тоже станут свободными, и у  Тира  станет  на  одного  врага
меньше. А если Хаману убьет меня, я хотя бы выиграю вам время...
     - Ты что, уже  не  рассчитываешь  вернуться  в  Тир?  -  после  паузы
спросила Джасила.
     Рикус ухмыльнулся.
     - Я очень хочу вернуться.
     Аристократка мгновение помолчала.
     - Я была неправа, - сказала она наконец. -  И  мне  жаль,  что  воины
сомневаются в тебе. Ты этого не заслуживаешь.
     Рикус нахмурился, не зная, как  реагировать  на  извинения,  нужды  в
которых, по мнению мула, вовсе не было. Он чувствовал себя неловко.
     - Спасибо, но тебе пора возвращаться к отрядам.
     Джасила  кивнула  и,  вытащив  из  ножен  меч,   побежала   наперерез
двигающимся в сторону схватки рабам. А Рикус  повернулся  посмотреть,  как
дела у гномов. Огненные  шары  Каилума  плясали  в  воротах,  и  несколько
великанышей уже с ревом повалились на мостовую. С другой стороны ворот мул
увидел нескольких темпларов Стиана. Они отступали, и это заставило  Рикуса
задуматься. Если  темплары  и  впрямь  изменили,  то  от  кого  они  тогда
отступают? Мгновение спустя из-за ворот с громким треском вылетели большие
камни и насмерть поразили несколько одетых в черные рясы тирян.
     На их месте появилась пара  желторясых  темпларов  Хаману.  Змеящиеся
молнии вылетели из их рук. Они перескакивали от  гнома  к  гному.  Запахло
паленым  мясом.  Погибло  более  десятка  воинов,  прежде  чем  заклинание
потеряло  силу.  Рикус  с  облегчением  увидел,  что  Ниива  и  Каилум  не
пострадали.
     К сожалению, дела их отряда обстояли неважно. Двадцать  или  тридцать
великанышей уже корчились на мостовой среди тел погибших гномов. Тиряне же
потеряли более сотни воинов. Да и  остальным,  похоже,  было  не  удержать
ворот.
     К счастью, помощь была на подходе.  Большинство  гладиаторов  еще  не
участвовали в сражении - они по приказу Рикуса организовывали и  вооружали
отряды освобожденных рабов. Теперь же  они  мчались  на  подмогу  гибнущим
гномам.
     Видя, что все  приказы  выполняются,  Рикус  потянулся  за  мечом.  С
некоторым удивлением он понял, что все это время у него даже  и  мысли  не
было обнажить клинок.
     - Я становлюсь настоящим полководцем, - недовольно пробурчал он.
     - Не похоже на охоту, - согласился К'крик. - Неинтересно.
     Мул коснулся рукояти Кары и грохот битвы навалился  на  него,  словно
жар  полуденного  солнца.  Стоны  умирающих,  лязг  оружия,  оглушительные
взрывы, крики  офицеров,  его  собственное  дыхание,  четырехтактный  стук
сердца стоявшего рядом три'крина  -  все  смешалось.  На  мгновение  Рикус
замер, не в силах пошевелиться.
     - Пошли, - тронул его за плечо К'крик.
     Рикус вздрогнул - ему эти слова показались громче любого крика.
     - Ты не обязан идти со мной, - тихо сказал  он,  сосредоточившись  на
стуке сердца три'крина. И сразу же звуки  битвы  отошли  на  задний  план.
Рикус по-прежнему их слышал, все до единого, но они больше не оглушали.  -
Ты понимаешь, что я хочу сделать?
     К'крик утвердительно развел в сторону усики.
     - Охота на крупную дичь. К'крик пойдет.
     Рикус улыбнулся и  двинулся  к  стене,  отделявшей  его  от  крепости
Хаману. У него за спиной громыхала битва. Крики и стоны умирающих  слились
в сплошной рев.
     Мул  медленно  шел  вдоль  стены.  Крепко  сжав  в  руке   Кару,   он
прислушивался к доносившимся из-за нее  звукам:  стук  подкованных  сапог,
хриплые  крики  темпларов,  командующих  отрядами  Императорской   Стражи,
тяжелое дыхание гонцов...
     Они с  К'криком  прошли  ярдов  пятьдесят,  когда  к  ним  неожиданно
присоединился Гаанон с небольшой группой воинов.
     - Что ты здесь делаешь? - удивился мул.
     - Джасила нам все рассказала, - ответил коренастый воин по имени Кант
- В последние время многие не понимали твоих поступков.  Теперь...  теперь
мы хотим помочь.
     - Спасибо, - улыбнулся Рикус. - Помощь мне очень даже пригодится...
     Прежде, чем продолжить путь,  мул  оглянулся  в  сторону  ворот.  Все
вокруг было  усеяно  мертвыми  телами  гномов,  гладиаторов  и  урикитских
великанышей. Повсюду - воронки от разрывов огненных  шаров,  которыми  так
любили кидаться темплары Хаману. Но гладиаторы отбросили урикитов.  Они  с
боем пробивались из лагеря в город. Чуть дальше отряд  рабов,  закинув  на
стену веревки с крючьями, быстро перебирались на другую сторону.
     Видя, что все идет гладко, Рикус снова двинулся вдоль стены.  И  вот,
наконец, он услышал то, чего так долго ждал.
     - Могучий король, - сказал  чей-то  нервный  голос.  -  Императорская
стража стоит насмерть. Вы же и сами это видите!
     - Я вижу только то, что мою Стражу теснят  какие-то  рабы!  -  Резкий
голос, в котором слышалась горечь.
     Короткая пауза, и нервный человек ответил:
     - Тиряне - гладиаторы. Они обучены...
     - Эта битва  уже  стоила  мне  большего  числа  рабов,  чем  я  смогу
заполучить, даже если захвачу в плен всех тирян до единого,  -  огрызнулся
Хаману. - Если мы потеряем  еще  немного,  офицерам  Императорской  Стражи
придется самим добывать обсидиан.
     Большего мулу и не требовалось.
     - Хаману за стеной,  -  прошептал  он.  -  Гаанон,  подсади  меня,  я
посмотрю...
     Великаныш отложил в сторону боевой молот и послушно  подставил  руки.
Рикус  выглянул  из-за   стены   и   сразу   понял   причину   негодования
короля-колдуна Урика.  Мертвые  тела  великанышей-стражников  и  одетых  в
желтые рясы темпларов усеивали улицу так густо, что  из-под  них  даже  не
было видно мостовой. А гладиаторы Тира продолжали теснить урикитов...
     Но внимание Рикуса привлекло другое  зрелище.  Возле  ворот,  черными
пятнами на залитой кровью мостовой лежали темплары Тира. Почти все сжимали
в мертвых руках оружие. Они явно погибли, сражаясь. Рикус  даже  разглядел
седую голову Стиана, чье безжизненное тело лежало  на  одном  из  немногих
убитых в  этом  бою  великанышей.  Кем  бы  темплар  ни  был,  сколько  бы
неприятностей ни причинил мулу, но теперь Рикус знал  наверняка  -  он  не
предатель.
     - Но если не Стиан, - нахмурился мул, - то кто?..
     "Почему обязательно шпион? - возразила Тамар. - Ты  достаточно  глуп,
чтобы стать своим собственным предателем. Только последний  дурак  решился
бы на подобную авантюру."
     Не обращая  внимания  на  слова  призрака,  мул  посмотрел  вниз,  на
Гаанона.
     - Помоги взобраться наверх. И пусть остальные следуют за мной...
     Мгновение спустя Рикус смотрел на лежащую  за  стеной  улицу.  Он  на
секунду  замер:  достаточно,  чтобы  заметить  под  самой   стеной   толпу
великанышей, и среди них - озабоченного темплара  и  высокого  энергичного
человека в золотой тунике. В руке человек держал длинный стальной посох  с
обсидиановым шаром на конце.
     Не желая предупреждать своего врага об атаке, Рикус,  не  раздумывая,
прыгнул вниз. Хотя у мужчины не было на голове короны, мул не  сомневался:
это и есть Хаману. План Рикуса оказался столь  же  неудачным,  как  и  его
прыжок. Тень гладиатора коснулась короля. Тот поднял глаза,  усмехнулся  и
сделал небрежное движение рукой.
     Мир вокруг Рикуса покачнулся. Мул продолжал падать, но  только  очень
медленно. Гладиатор успел во всех  подробностях  рассмотреть  лицо  своего
противника. У короля-колдуна Урика были коротко остриженные седые  волосы.
Смуглая кожа  туго  обтягивала  хищные  черты  лица.  Глаза  были  желтые,
равнодушные, словно из золота.
     Пытаясь совладать с охватившим его страхом, Рикус взмахнул мечом.  Но
клинок едва пошевелился. Мулу ничего другого не оставалось, как размышлять
в отчаянии о легкости, с которой Хаману нейтрализовал его атаку.
     "Глупец, - засмеялась Тамар. - Ты позволил ему применить против  тебя
Путь"
     "Помоги мне!" - в отчаянии взмолился Рикус.
     "Каилум все еще жив, - ответил призрак. - Я ничего не стану делать...
пока не буду уверена, что ты отдашь Книгу мне."
     "Я тебе уже это обещал!"
     "Гномам ты тоже обещал, - напомнила Тамар. - Мне нужны более надежные
гарантии".
     "Хаману убьет меня! Кто тогда найдет тебе Книгу?"
     "Если хочешь, чтобы я тебе помогла,  поклянись  жизнью  Ниивы,  -  не
отвечая на вопрос, заявил призрак. - Иначе  я  позволю  Хаману  прикончить
тебя... и весь твой легион погибнет."
     Рикус продолжал  медленно  опускаться,  и  Хаману  широко  улыбнулся,
обнажив острые, как кинжалы, зубы.
     "Клянусь", - пообещал мул.
     Он испытывал острое чувство  стыда,  но  сейчас  даже  и  не  пытался
оправдать  свой  поступок.  Потом  ему  придется  выбирать   между   двумя
обещаниями - если, конечно, он до этого вообще доживет.
     "Приготовься", - сказала Тамар.
     Рикус почувствовал острую боль в сердце - Тамар  пыталась  освободить
его из-под власти колдуна. Он снова взмахнул мечом, но результат  был  тот
же. Продолжая улыбаться, Хаману отступил от медленно опускающегося  Рикуса
и поднял свой посох.
     "Он слишком силен! - встревоженно объявила Тамар. Чувствовалось,  что
она здорово устала. - Ты должен мне помочь. Представь себя внизу, там, где
оказался бы, если бы не это проклятое заклинание."
     Мул перевел взгляд на  булыжники  мостовой  у  ног  короля-колдуна  и
представил себя там. Из  глубин  его  существа  поднялся  поток  жизненной
энергии... Он снова  ощутил  боль  в  сердце  -  Тамар  мобилизовала  свои
собственные силы...
     Внезапно Рикус обнаружил, что лежит на холодных камнях. Он не помнил,
как вырвался из-под власти Хаману. Не помнил,  как  ударился  о  мостовую.
Просто внезапно он оказался на камнях: в глазах - разноцветные круги,  все
тело - одна сплошная боль.
     Отчаянным  усилием  перевернувшись  на  бок,  гладиатор  увидел,  что
приземлился  между  королем  и  нервным  темпларом.  Добрых  два   десятка
великанышей с безграничным удивлением глядело на  мула  из-за  плеч  своих
господ. Некоторые  подняли  было  копья,  но  Хаману  жестом  приказал  им
оставаться на местах.
     - Нискет. - Он указал жезлом на темплара. - Убей этого раба.
     Бледный, как смерть, темплар потянулся за висевшим у  него  на  поясе
мечом.
     - Нет, Нискет, - остановил его король. - Голыми руками.
     - Но, великий король! Гладиатор вооружен! Я не смогу  убить  его  без
оружия!
     - Не сможешь? - переспросил Хаману, и все его лицо озарилось какой-то
звериной, жестокой радостью. - Очень жаль...
     Перекатившись в сторону Нискета, мул, не поднимаясь с  земли,  ударил
мечом. Снизу вверх. Волшебный клинок, пробив спрятанный под  желтой  рясой
панцирь, вонзился темплару в живот. Нискет пронзительно  закричал  и,  как
подкошенный, повалился на Рикуса.
     Выкарабкавшись из-под умирающего темплара, мул очутился нос к носу  с
двумя великанышами, вставшими на защиту своего короля.
     - Предоставьте  этого  жалкого  цареубийцу  мне,  -  небрежно  заявил
король-колдун, проходя между стражниками и, уставив на мула желтые  глаза,
спросил: - Ты ведь Рикус, не так ли?
     Вместо ответа гладиатор прыгнул вперед и рубанул Хаману  по  шее.  Не
дойдя до цели двух дюймов, меч зазвенел, словно натолкнувшись  на  камень.
Вокруг короля замерцал голубой ореол. Полетели красные  и  синие  искры  -
волшебный клинок прошел сквозь преграду. Рикус торжествующе  закричал.  Он
ждал, что вот сейчас голова Хаману расстанется с телом.
     Но Кара коснулась плоти колдуна, и  крик  замер  на  устах  тирянина.
Лезвие не причинило королю никакого вреда. Небрежно, одним пальцем, Хаману
отодвинул его в сторону. Там, куда пришелся удар Рикуса, на коже  появился
тонкий, едва заметный порез. И это все.
     - Отвечай на вопрос! - прогремел король.
     Мул мог только кивнуть.
     За спиной короля-колдуна гладиаторы Рикуса,  прыгая  вниз  со  стены,
накинулись на императорскую стражу. Не в силах противостоять  их  натиску,
великаныши медленно отступали.
     Мгновение Хаману пристально,  с  интересом  разглядывал  мула.  Потом
удивленно покачал головой.
     - Ты смел,  тирянин,  но  глуп.  Было  время,  когда  меня  забавляло
подобное нахальство... но не теперь.
     С этими словами он тихо пробормотал  заклинание.  Рикус  почувствовал
внезапную слабость - точь-в-точь такую же, как когда  Садира  пользовалась
своим посохом.  Ужас  охватил  гладиатора.  Кто-кто,  а  он-то  знал,  что
происходит.   Готовясь   воспользоваться   драконьими    чарами,    Хаману
позаимствовал энергию из тела  Рикуса.  Колени  мула  дрожали.  Он  тяжело
дышал. В глубине обсидианового шара,  венчавшего  посох  короля,  вспыхнул
призрачный красный свет.
     Рикус с внезапной ясностью понял, что  всецело  находится  во  власти
Хаману.  Он  почувствовал  себя  совершенно  беспомощным,   и   от   этого
непривычного ощущения его охватила бешеная ярость. Быстро,  пока  стоявшие
рядом великаныши не поняли, что он замышляет, мул ударил Карой по  посоху.
Волшебный клинок перерубил его без малейшего труда. Обсидиановый шар  упал
на мостовую и разлетелся на мелкие кусочки. Яркая вспышка - и из  осколков
поднялось облако красного дыма, извивающееся и шипящее, как змея.
     Великаныши растерялись от неожиданности, но не  настолько,  чтобы  не
ударить в мула своими копьями. Рикус  парировал  Карой,  и  срубил  древки
копий. В надежде, что укол окажется действеннее рубящего удара, гладиатор,
сделал  выпад,  нацелив  острие  меча  в  сердце  Хаману.   Король-колдун,
оторвавшись   от   глубокомысленного   созерцания   уничтоженного    шара,
нахмурившись, посмотрел на мула.
     И  снова  вокруг  монарха  Урика  вспыхнул  голубой  ореол.  И  опять
волшебный клинок, разбрасывая разноцветные искры, пробил защиту. А затем -
громкий  звон,  и  меч,  ударившись  о  плоть  колдуна,  выгнулся,  словно
натянутый лук.
     Рикус даже не заметил ответа  Хаману.  Он  просто  почувствовал,  как
что-то ударило его в подбородок, словно молот в руках великаныша. В глазах
мула потемнело. Он зашатался. Хаману ударил еще раз, и на  сей  раз  Рикус
почувствовал каждую фалангу пальцев короля. Рикус рухнул на  мостовую.  Он
ждал, что сейчас на него обрушатся мечи стражников.
     Но  никто  его  не  трогал.  Вместо  этого,  когда  к   нему   начали
возвращаться слух и зрение, он услышал громогласный рев. Битва возле стены
между гладиаторами и великанышами остановилась сама собой. Крики удивления
и вопли ужаса прокатились над улицей.
     Рикус посмотрел в сторону Хаману и тоже не  удержался  от  крика.  На
месте короля-колдуна стояло нечто подобное гигантскому льву. Чудовище было
в два раза выше великаныша.  Под  золотой  шкурой  перекатывались  могучие
мускулы, длинный хвост с кисточкой и задние лапы  были  львиными,  а  руки
напоминали  человеческие,  хотя  оканчивались  острыми  когтями.   Длинная
золотая грива обрамляла нечто среднее  между  лицом  колдуна  и  клыкастой
львиной мордой.
     Лапой отогнав нависших над Рикусом великанышей, человеко-лев  обратил
свои желтые глаза на мула.
     - Есть разница между нахальством и наглостью,  -  прорычал  он.  -  И
сейчас ты заплатишь за свое невежество.



                             17. ГНЕВ ХАМАНУ

     Хаману шагнул к мулу. Поспешно вскочив  на  ноги,  Рикус  в  отчаянии
взмахнул Карой. Клинок ударил в лапу человека-льва и со звоном отскочил.
     Прежде, чем мул успел нанести новый удар, король-колдун навалился  на
гладиатора, прижимая его к мостовой.
     Хаману заглянул в лицо мула. Желтые капли горячей  кислоты  капали  с
его клыков. Острым, как самый лучший стальной кинжал, когтем, он  коснулся
горла Рикуса.
     - Неужели ты думал, что убить меня будет так же просто, как выжившего
из ума идиота, который правил Тиром?
     Впервые в жизни Рикус чувствовал себя абсолютно беспомощным. Он был в
полной власти колдуна. Прижатый к земле, он не мог даже умереть с  честью,
сражаясь.
     - Я покажу тебе, что происходит с теми, кто противится моей  воле,  -
продолжал Хаману.
     Взяв мула за горло,  он  поднял  его  в  воздух.  Король  пробормотал
заклинание, и тут же желтая липкая паутина опутала Рикуса с головы до ног.
Он едва мог дышать.
     На сей раз королевское колдовство не отняло у  Рикуса  его  жизненной
силы. Без  обсидианового  шара,  разбитого  мулом,  король-колдун  не  мог
черпать энергию ни у людей, ни у животных. Хаману пришлось  позаимствовать
ее у растений, как это делали обычные колдуны. Впрочем, потеря посоха вряд
ли серьезно ослабила Хаману - Урик окружали большие возделанные поля.
     Убедившись, что мул  надежно  связан,  Хаману  подошел  к  крепостной
стене. Здесь он привязал  паутинный  кокон  к  зубцу,  предоставив  Рикусу
беспомощно болтаться в нескольких ярдах над мостовой.
     А на улице кипело сражение между императорской стражей и гладиаторами
Тира. Прямо на глазах у мула Гаанон своим молотом размозжил голову  одному
великанышу, а К'крик вонзил ядовитые жвалы в другого.
     У боковых ворот, ведущих в лагерь рабов, дела обстояли не так хорошо.
Солдаты Хаману оттеснили тирян к самым воротам и снова угрожали прорваться
внутрь лагеря. К счастью, у Джасилы было достаточно времени вывести  рабов
из-под удара в квартал темпларов. Рикус мог только надеяться, что  хотя  и
не убил короля-колдуна, но задержал его, дав восстанию разгореться.
     - Мне угодно, - между тем продолжал Хаману, - чтобы  ты  знал  судьбу
тех, кто последовал за тобой. Тех, кто не будет убит, я  пошлю  в  подарок
Дракону.
     - В подарок? - непонимающе переспросил Рикус, и кокон  затянулся  еще
туже.
     - Да, в подарок.  Отправлю  их  в  Драконье  Гнездо,  где  вы  стояли
лагерем.
     - Кратер Костей, - прошептал мул. - Должно быть, вы оставляете  много
подарков Дракону.
     - Только обычную подать, - ухмыльнулся Хаману, обнажив клыки.
     - Подать?! - воскликнул Рикус, начисто забыв о коконе,  пока  тот  не
стянул его так, что стало нечем дышать.
     Король-колдун рассмеялся - насколько позволяла полу-львиная анатомия.
     - Дракон собирает дань рабами  с  каждого  города,  -  с  готовностью
пояснил он. - Те, кто не платит подати, очень скоро в  этом  раскаиваются.
Месть Дракона ужасна. В чем, кстати, скоро убедится этот выскочка Тихиан.
     По  выражению  морды  Хаману  Рикус  видел,  что  король   прямо-таки
наслаждается мукой, причиняемой его новостями. Но мул готов был  потерпеть
- чем дольше он разговаривает с Хаману, тем больше шансов у восставших.
     - Дракон и у Тира потребует рабов?  -  словно  не  веря  своим  ушам,
переспросил Рикус.
     Король прищурился.
     - Ты достаточно меня задержал, - бросил он через плечо, и прежде, чем
Рикус придумал новый вопрос, двинулся к сражающимся.
     Стоило Хаману повернуться к нему спиной, как  мул  отчаянным  усилием
попытался освободить меч. Но увы! Паутина  держала  его  так  крепко,  что
Рикус не мог пошевелить даже мизинцем. А кокон затянулся еще крепче.
     Хаману тем временем ввалился прямо  в  середину  отряда  гладиаторов,
которые последовали за Рикусом через стену. Несколько тирян набросились на
короля с копьями и обсидиановыми топорами. Копья сломались о непробиваемую
шкуру, топоры разлетелись в куски, но Хаману словно не заметил нападавших.
А потом  он  сам  перешел  в  атаку,  пополам  перекусывая  воинов  своими
челюстями.
     Из ворот, ведущих в лагерь рабов, ударил  поток  алого  огня.  Добрый
десяток вражеских великанышей и темпларов  в  единый  миг  превратились  в
пепел. Пламя угасло, и на улицу с боевым кличем вырвались Ниива и Каилум.
     - Нет! - закричал Рикус, холодея от страха. - Назад!  -  Кокон  снова
сжался. - Вам все равно его не остановить, - прохрипел мул.
     За лязгом оружия и воплями воинов  его  никто  не  услышал.  Ниива  и
Каилум двинулись  в  сторону  Хаману.  Вслед  за  ними  наступали  горстка
уцелевших гномов и большой отряд  усталых,  окровавленных  гладиаторов.  С
ужасом Рикус наблюдал, как Ниива, увернувшись от копья великаныша,  ударом
меча выбила несколько чешуек из крепкого  панциря  урикита.  Он  попытался
было  схватить  ее  руками,  но  женщина,  найдя  стык  между  пластинами,
защищавшими бедра и  низ  живота  стражника,  вонзила  туда  свой  клинок.
Фонтаном брызнула кровь.
     Сгорбленный эльф-полукровка занял позицию рядом с Ниивой, прикрыв  ее
от удара другого великаныша.  Отбив  копье  вверх,  он  зазубренной  пикой
сделал из колена своего противника  кровавое  месиво.  Стражник  не  успел
упасть на мостовую, как Ниива уже перерезала ему глотку.
     Рикус продолжал бороться.  Ему  удалось  сдвинуть  меч  на  несколько
дюймов, и в коконе открылась маленькая щель. Но нити  еще  туже  притянули
локоть мула к животу.
     Рикус выругался, а потом молча спросил:
     "И что мне теперь делать?"
     "Смотреть, как погибает твой легион", - отозвалась Тамар.
     "А ты не можешь мне помочь? - взмолился Рикус. -  Призови  призраков.
Ну, так, как ты сделала в Кратере Костей."
     "Это можно, да только что проку. Ты же все равно  снова  нападешь  на
Хаману. В итоге погибнешь и ты, и я."
     А тиряне во главе с  Ниивой  построились  клином.  Они  двинулись  на
урикитов  оставляя  за  собой  горы  трупов  -  как  великанышей,  так   и
гладиаторов.
     "Как трогательно, - сухо  заметила  Тамар.  -  Эти  придурки  гибнут,
пытаясь тебя спасти".
     Рикус отчаянно замотал головой - она одна оставалась свободной.
     - Назад! - крикнул он, чувствуя, как начинают трещать его ребра.
     Но клин продолжал движение.  Навстречу  ему  шагнул  Хаману.  Вытянув
когти в сторону наступающих тирян,  он  пробормотал  заклинание.  Огненные
молнии ударили из кончиков когтей  в  гладиаторов.  И  каждая  нашла  себе
жертву.
     Но сраженные колдовством гладиаторы не упали.  Они,  ломая  строй,  с
криками побежали кто куда. Густой желтый дым тянулся из их ран, и  те,  на
кого попадал этот дым, хватаясь за горло, замертво валились на землю.
     Хаману отвернулся и вновь  занялся  гладиаторами,  перелезшими  через
стену.
     Рикус закрыл глаза. Он не мог  смотреть  на  смерть  Ниивы.  Но  Кара
безжалостно доносила до его слуха хрипы умирающих. А потом он услышал крик
Каилума:
     - Ложись!
     Рикус  открыл  глаза  и  увидел,  как  Ниива  и  оставшиеся  в  живых
гладиаторы послушно бросились  на  землю.  Пораженные  колдовством  Хаману
воины, видя, что путь открыт, поспешно бросились прочь, не  желая  убивать
своих собратьев по оружию.
     Каилум поднял руку к солнцу.  Мерцающая  пелена  нестерпимо  горячего
воздуха, словно гигантская накидка, накрыла уцелевших гладиаторов, отгоняя
прочь смертоносный желтый дым.
     Гаанон тем временем осторожно пробирался вдоль стены к Рикусу.
     "Еще один дурак", - констатировала Тамар.
     "Он прорвется, - настаивал мул, видя, что  Хаману  пока  не  замечает
великаныша. - Скоро я вернусь в бой!"
     "Ну, и что толку? Разумнее было бы потихоньку скрыться".
     "И бросить мой легион?!"
     "Он погибнет. С тобой или без тебя".
     Дым рассеялся, и гладиаторы Ниивы снова двинулись вперед. Их осталось
всего около двух десятков, а противостояло  им  втрое  больше  великанышей
Императорской Стражи.
     - Что они делают?  -  печально  качая  головой,  прошептал  Рикус.  -
Неужели не понимают, что у них нет ни малейшего шанса?
     Великаныш Хаману ткнул в Нииву  копьем.  С  яростным  криком  женщина
увернулась, и проскользнув вперед, всадила меч в живот урикита. Согнувшись
пополам, стражник отступил, но  на  его  месте  тут  же  появился  другой,
вонзивший свое копье Нииве в бок.
     - Нет!!! - прохрипел Рикус.
     Сгорбленный  полукровка  ударил   напавшего   на   Нииву   великаныша
зазубренной пикой в лицо. Схватившись за  выбитый  глаз,  урикит,  воя  от
боли,  отшатнулся.  Мгновение  спустя   длинное   копье   пронзило   горло
полукровки. Рикус еще увидел, как, держась рукой за бок, Ниива набросилась
на убийцу ее защитника, но потом потерял ее  из  виду  в  урагане  горячей
схватки.
     Мул посмотрел на Гаанона. Не дойдя до  мула  каких-то  десяти  ярдов,
великаныш остановился. Ему не давал пройти извивающийся хвост Хаману,  уже
почти расправившегося с тирянами. Одним из немногих уцелевших был  К'крик,
всеми  четырьмя   руками   отчаянно   отбивавшийся   от   когтистой   лапы
короля-колдуна.
     Внезапно три'крин резко изменил тактику. Вцепившись в лапу короля, он
потянул ее к себе. Когда кривые когти сошлись на его горле, он вцепился  в
королевскую плоть своими ядовитыми жвалами.
     Хаману расхохотался. Держа одной рукой  своего  пленника,  он  другой
сорвал с него  твердый  панцирь.  Показалось  нежное  белое  мясо.  К'крик
пронзительно  завопил.  Задумчиво  поглядев  на  извивающегося  три'крина,
Хаману неторопливо разорвал его в клочья.
     В дальнем конце улицы Джасила вела группу рабов к  воротам,  квартала
знати. Некоторые из ее "воинов" успели вооружиться отнятыми  у  противника
мечами, пиками, боевыми топорами, костяными дубинками.  Но  у  большинства
были только кирки да горные молоты.
     Личная армия знати встретила их градом стрел и копий. Рикус вскрикнул
- схватившись за пронзившую ее горло стрелу, пала Джасила. Из первого ряда
наступавших рабов не уцелел  никто.  Крики  раненых  заглушили  даже  лязг
оружия.
     Но рабы продолжали наступать. Вот они сошлись  с  урикитами  лицом  к
лицу. К сожалению, освобожденные рабы не могли сравниться  с  гладиаторами
Тира в мастерстве ведения боя. Они гибли,  едва  успев  нанести  несколько
ударов. Но они рвались вперед, и Рикус понял, что одной только массой рабы
прорвут оборону урикитов.
     А Хаману, швырнув на мостовую разорванное тело К'крика, повернулся  к
атакующим рабам. Хвост его нетерпеливо забил из стороны в сторону.  Гаанон
вжался в стену. Король-колдун шагнул к защищавшим ворота урикитам.
     Гаанон  прыгнул  вперед.  Но  стоило  великанышу  пошевелиться,   как
человек-лев замер и оглянулся через  плечо.  Хитрая  усмешка  заиграла  на
звериных губах. Рикус понял, что тот с самого  начала  заметил  Гаанона  и
только играл с великанышем.
     Рикус хотел крикнуть, предупредить гладиатора, но кокон  был  слишком
тугим. Мул мог только сдавленно хрипеть.
     Хвост Хаману легонько ударил Гаанона в грудь. Отшатнувшись, гладиатор
поднял свой бесполезный против колдуна молот.
     Но король не стал нападать на великаныша. Он сурово и  сосредоточенно
глядел на свою добычу.  Лицо  гладиатора  исказилось  от  боли  и  страха.
Выронив оружие, он с воем схватился за голову, кровь  ручьями  потекла  из
носа и ушей. Рухнув на мостовую, Гаанон забился в предсмертных судорогах.
     Рикус  взревел  от  ярости.   Не   думая   о   нестерпимой   боли   в
крепко-накрепко  стянутом  паутиной  теле,  он  бился,  отчаянно   пытаясь
вырваться.
     "Не надо, - остановил его призрак. - Подожди."
     "Чего ждать? - воскликнул Рикус, невидящими  глазами  глядя  в  спину
уходящему Хаману. Ему не хватало воздуха, голова кружилась. -  Он  же  все
равно меня убьет."
     "Может, и нет, - сказала Тамар. - Я призвала помощь, но даже призраки
не способны мгновенно перенестись из Цитадели в Урик."
     "Слишком поздно, - прошептал  мул.  -  И  с  чего  ты  взяла,  что  я
по-прежнему хочу жить?"
     Огненный шар выкатился из гущи сражавшихся рядом с отрядом Ниивы.  Он
вкатился  в  боковой  проход,  ведущий  к  кварталу  знати.  И  сразу   же
разорвался, разбрасывая капли огненного дождя. Предсмертные крики урикитов
огласили воздух. Ворота и часть стены рухнули.
     В следующий миг Каилум и Ниива, вырвавшись из гущи  боя,  ринулись  в
пролом. Вслед за ними помчались остальные гладиаторы. Лишь десяток  воинов
остался сдерживать противника.
     "Что это они делают?" - подозрительно спросила Тамар.
     "Они пошли за книгой", - мстительно сообщил мул.
     "Этого нельзя допустить!" - прорычал призрак.
     Проходя мимо проломленных Каилумом ворот, Хаману поднял морду к  небу
и испустил облако бурого дыма. Ядовитый туман опустился равно и на  тирян,
и на урикитов. Дымясь, плоть  кусками  отваливалась  от  костей  воющих  в
смертных муках воинов.
     Очистив   таким   образом   путь,    король-колдун    послал    отряд
стражников-великанышей вдогонку за гладиаторами Ниивы.  Затем  двинулся  к
рабам, прорвавшимся через одни из ворот и сплошным потоком устремившимся в
квартал знати.
     Рикус уже начал надеяться, что у восставших есть хоть какие-то шансы,
когда с другой стороны улицы показались новые  отряды  урикитов.  Какое-то
мгновение Рикус не мог понять,  откуда  они  взялись,  но  потом  вспомнил
войска, посланные Хаману вокруг города, блокировать Ворота Рабов  снаружи.
Врезавшись в схватку, солдаты погнали отступающих рабов к Хаману.
     Видимо, позабыв о своем беспомощном пленнике, король, перегруппировав
Имперскую Стражу, начал теснить рабов и со своей стороны улицы. Он  махнул
рукой, и прозрачные  барьеры,  по  которым  бегали  тысячи  золотых  искр,
наглухо закрыли все входы и выходы с улицы.
     Рикус  молча  следил  за  побоищем.  Восстание  провалилось.   Хаману
предусмотрел все, и мул благополучно угодил в расставленную ловушку. Рикус
не сомневался, что кое-кто из его гладиаторов сумеет спастись.  Кто-нибудь
наверняка доберется до Тира и донесет весть о разгроме легиона в Урике.
     И виновны в этом поражении были вовсе не солдаты. Мул  это  прекрасно
понимал. Рабы, гладиаторы, гномы и даже темплары - все они  сражались  так
доблестно, как только могли. Они и теперь еще сражались и умирали, смело и
бесполезно, в колдовских смертоносных ловушках короля-колдуна Хаману.
     Каждый раз, когда Маетан предугадывал его маневр, Рикус полагал,  что
виноват в этом некий таинственный шпион, выдающий  урикитам  планы  тирян.
Теперь-то мул понял, что если кто и предал его воинов,  то  лишь  он  сам.
Стиан умер с оружием в руках, как и  все  его  темплары.  Каилум  отчаянно
сражался, пытаясь вернуть гномам Книгу  Королей  Кемалока  и  одновременно
спасти от смерти Нииву. Джасила погибла, ведя в бессмысленную атаку рабов.
Рикусу некого было винить. Только самого себя.
     Тщетно мул пытался не слышать крики умирающих - даже это сейчас  было
не в его власти. Паутина крепко притянула пальцы Рикуса к рукояти меча.  И
каждый предсмертный стон гремел  в  ушах  мула,  словно  звон  похоронного
колокола по знатному владыке.
     "Хотел бы я повернуть время вспять..."
     "Такого колдовства не существует, - сказала Тамар. - Но  ты  все  еще
можешь добыть Книгу".
     Рикус увидел, как несколько серых теней поднялись из  мостовой.  Одна
из них подплыла к мертвому Гаанону и скользнула  внутрь.  Труп  великаныша
поднялся и, тяжело шагнув к стене, начал карабкаться вверх с ловкостью,  о
которой живой Гаанон мог только мечтать.
     "Убейте меня - и дело с концом, - сказал Рикус. - Я никогда не  отдам
вам Книгу."
     "Ты выполнишь свое обещание, - спокойно сообщила ему  Тамар.  -  Тебе
все равно ничего другого не остается".
     Труп Гаанона выбрался на вершину  стены.  Сняв  кокон  с  крепостного
зубца, он осторожно опустил его на мостовую. Потом, оставив  тело  Гаанона
наверху, призрак спустился следом.
     В изуродованном до неузнаваемости  теле  приковылял  другой  призрак.
Перевернув мула на спину, он  с  огромным  трудом  перерезал  обсидиановым
кинжалом паутину, обволакивающую Кару Ркарда.  Высвободив  волшебный  меч,
призрак быстро распорол кокон и освободил мула.
     Но Рикус  не  собирался  вставать.  Он  хотел  только  умереть.  Труп
гладиатора рывком поднял его на ноги и  протянул  Кару.  Рикус  не  принял
меча.
     "Ты поклялся жизнью Ниивы, - напомнила ему Тамар. - Сам выбирай - или
мы уйдем из Урика с книгой гномов, или с ее трупом."
     Рикус взял протянутый ему меч.



                             18. КНИГА КОРОЛЕЙ

     - Каилум, отдай мне книгу, - потребовал Рикус, сжимая Кару Ркарда.
     Гном еще крепче прижал к себе толстый том.
     - Я сам отнесу ее в Клед.
     Они стояли на противоположных концах внутреннего  дворика  городского
дома рода Лубар. Повсюду стояли глиняные горшки с ошеломляющими,  похожими
на серп луны цветами. Из сети на потолке свисали длинные пряди  ароматного
мха,  а  из  отверстий  в  мостовой  двора  произрастали  даже   несколько
маленьких, но настоящих деревьев.
     В юности Рикус несколько раз  бывал  в  этом  доме.  Поэтому  ему  не
составило особого труда пробраться по залитым кровью улицам района знати и
найти особняк рода Лубар. Он рассчитывал обогнать Нииву и Каилума и добыть
Книгу Королей Кемалока до их появления. Но надежды мула не сбылись.  Когда
Рикус добрался до  дома  Маетана,  гладиаторы  уже  успели  взять  особняк
штурмом. Косо висели  сломанные,  дымящиеся  двери.  В  прихожей  валялись
мертвые тела личных охранников рода Лубар и воинов Тира.
     Подняв меч, Рикус двинулся на Каилума.
     За спиной гнома из глубины дома показалась Ниива. Выглядела она  так,
словно каждую секунду могла рухнуть без  сознания.  Алая  кровь  пропитала
повязку, прикрывавшую рану на боку. Она вела за собой  на  веревке  тощего
старика со связанными руками. Растрепанная белая  борода,  грустные  серые
глаза, на плечах дорогая шерстяная накидка, а на  лбу  татуировка  -  Змей
Лубара.  Такой  знак  наносился  некоторым,  особым  рабам.  За  пределами
принадлежащей роду территории  раба  с  подобной  татуировкой  убивали  на
месте.
     Когда Ниива увидела Рикуса, лицо ее озарилось радостью.
     - Рикус! - воскликнула она. - Как тебе удалось бежать?
     Словно не замечая ее, мул продолжал надвигаться на Каилума.
     - Ты отдашь мне Книгу, гном, - сказал он.  -  Она  нужна  мне,  чтобы
спасти Нииву.
     - Спасти ее? От чего? - Каилум с подозрением поглядел на мула.  Затем
взор его обратился к алому рубину в груди Рикуса. -  У  меня  есть  другой
способ спасти Нииву. - Прорычал он, передавая толстый том Нииве. -  Спасти
раз и навсегда...
     "Останови его! - приказала Тамар. - Если он меня уничтожит, Нииву уже
ничто не спасет. Об этом позаботится Кэтрион с остальными".
     А Рикус уже бежал через двор, сбивая цветочные  горшки.  Он  все-таки
успел добраться до жреца в тот миг, когда поднятая  к  небу  рука  Каилума
засияла солнечной энергией. Мул прижал острие меча к горлу  гнома.  Тот  в
ответ нацелился в гладиатора горящей рукой.
     - Говори свое заклинание! - рявкнул Рикус. - Но прежде, чем  умереть,
я перережу тебе глотку!
     Каилум не атаковал, но и руки не убрал.
     - Что все это значит, Рикус? - воскликнула  Ниива,  выпуская  из  рук
веревку. Она предусмотрительно держалась от мула подальше. - Ты же  обещал
вернуть Книгу в Клед!
     - Я не могу выполнить  это  обещание,  -  объяснил  Рикус.  Ему  было
стыдно, мучительно стыдно признаваться в этом. Но иначе он не  мог  спасти
Нииву. - Дай сюда книгу.
     - Нет! - Зажав книгу локтем, Ниива выхватила из ножен меч. -  И  если
ты убьешь Каилума, тебе придется убить и меня.
     - Ниива, бери Книгу и уходи! - не отрывая  красных  глаз  от  Рикуса,
приказал гном.
     - Чтобы вы тут без меня друг друга прикончили? - фыркнула женщина.  -
Ни за что.
     "Нам не терпится получить книгу, - сообщила Рикусу Тамар. - Ниива  не
пострадает... если гном нам не помешает".
     Она еще не договорила, а старый раб уже вжался в стену.
     - Призраки!..
     Десяток серых теней с горящими глазами, поднявшись из трещин в  полу,
окружил Нииву. Вскрикнув, она  ударила  мечом  ближайшего.  Черный  клинок
беспрепятственно прошел через тень.
     Каилум хотел навести пышущую солнечным жаром руку  на  призраков,  но
Рикус прижал острие меча к его горлу.
     - Не надо, - сказал он. - Ты только погубишь Нииву.
     - Если с ней что-нибудь случится...  -  красные  глаза  гнома  горели
гневом.
     - Все будет в порядке, -  пообещал  мул.  -  Если  только  не  будешь
вмешиваться.
     Ниива еще раз взмахнула мечом, и снова ее удар не  причинил  призраку
ни малейшего вреда.
     - Отдай им Книгу! - сказал Рикус.
     Ниива заколебалась.
     - Не отдам! - решительно заявила она.
     Призраки сжали круг. Один из них, с ярко-желтыми глазами, протянул  к
ней руки.
     - Отдай Книгу! - крикнул Рикус, боясь, что его  партнерша  предпочтет
скорее умереть, чем расстаться с реликвией  гномов.  -  Ты  не  можешь  им
помешать! Тебя просто-напросто убьют. - Он посмотрел на Каилума.  -  Скажи
ей, что я прав!
     Гном неохотно кивнул.
     - Отдай, - с горечью в голосе сказал он. - Из-за этого предателя  нам
ничего другого не остается.
     Ниива посмотрела на желтоглазый призрак, а затем с  видимой  неохотой
протянула ему Книгу.  Коснувшись  неосязаемых  рук  призрака,  черный  том
посерел и тоже превратился в тень. Призраки нырнули обратно под пол.
     Наверху  остался  только   один.   Сверкая   голубыми   глазами,   он
проскользнул между Рикусом и Каилумом. Опустив меч, мул сделал шаг назад.
     "И что теперь? - спросил он. - Книга у вас..."
     Призрак не ответил. Вместо этого он протянул  полупрозрачную  руку  к
язве на груди гладиатора. Рикус взвыл от ослепительной, нестерпимой  боли.
Зашатавшись, он рухнул на колени, а призрак, сжимая в  руке  рубин  Тамар,
скрылся под землей.
     - Вставай, предатель! - презрительно бросил  Каилум,  целясь  в  мула
горящей от солнечной энергии рукой. - Пора заканчивать начатое.
     Рикус поднял голову,  посмотрел  в  красные  глаза  гнома  и,  разжав
пальцы, выронил Кару.
     - Вот ты и заканчивай. Мне не из-за чего с тобой драться.
     - Я без всяких сожалений могу убить того, кто сдался мне на  милость,
- предупредил Каилум. - По крайней мере, Клед получит твою смерть...
     - Ну, так давай! Не тяни! - рявкнул мул.
     Каилум отступил. Вздохнул. Но  прежде,  чем  успел  сказать  хотя  бы
слово, короткий меч Ниивы отбил его руку в сторону.
     - Я не дам тебе убить Рикуса, - держа оружие наготове, заявила Ниива.
     - Но он же нарушил клятву! Мой отец...
     - Это мне все равно! - пожала плечами женщина, пряча оружие в  ножны.
- Я когда-то любила Рикуса, и не позволю...
     - Оставь его, - прервал ее мул. - Пусть убивает. - Он  не  знал,  что
ранило его больнее: то, что Ниива полагала, будто  ему  требуется  защита,
или ее признание, что она его больше не  любит.  -  Я  потерял  все.  Свой
легион, свою честь, даже тебя. Я не хочу жить!
     Круто повернувшись, Ниива схватила его за подбородок.
     - Ты для того двадцать лет бился на гладиаторской арене, чтобы сейчас
бросаться честью, как надоевшей игрушкой? - Она рывком подняла  Рикуса  на
ноги. - Даже не думай! Может, как полководец ты немного стоишь,  но  я  не
знаю воина лучше тебя.
     И она протянула ему поднятый с пола меч.
     - Нам с Каилумом нужна твоя помощь. Надо доставить в  Клед  Ер'Стали.
Может, хоть кому-то все это безумие принесет пользу.
     Рикус глядел на меч. Ему было стыдно своего отчаяния. Как и того, что
он предал гномов и завел в ловушку легион.
     Вздохнув, он принял из рук Ниивы Кару.
     - Кто такой Ер'Стали?
     - Он переводил для Маетана Книгу Королей Кемалока, - объяснил Каилум,
позволяя солнечной энергии покинуть его тело. - Его знания могут  частично
восполнить потерю, которую мы из-за тебя понесли.
     - Переводил? - нахмурился Рикус, вспоминая  десятилетия,  потраченные
отцом  Каилума  в  тщетных  попытках  расшифровать  забытый  язык  древних
королей. - Но как?
     - С помощью колдовства, - ответила  Ниива,  поворачиваясь  туда,  где
недавно стоял старик. Колдуна нигде не было. Выругавшись, она  направилась
к двери внутрь дома. - Он, наверно, убежал. Я пойду поищу...
     Рикус поймал ее за плечо.
     - А тебе не кажется, что ему решать: идти с нами или нет?
     - Ер'Стали читал Книгу. Одно это делает его частью истории гномов.  -
Каилум тоже направился к двери. - В Кледе к нему будут относиться,  как  к
ухромусу. У него будет все, чего он пожелает...
     - Кроме свободы, - вздохнула Ниива. - Рикус прав. Это не  наш  выбор.
Взять его с собой против его воли - значит встать на одну доску с обычными
рабовладельцами.
     Каилум выругался. Не поднимая глаз, он сердито потряс головой.
     - Я не могу спорить с тобой, Ниива, - прошептал он. - Но могу я  хотя
бы поискать, чтобы предложить ему пойти в нами?
     - В этом нет  необходимости,  -  сказал  старик,  выходя  из  черноты
дверного проема. - Я выбираю свободу, - и он протянул свои связанные руки.
- Вместе с вами...
     Рикус перерезал веревки, и вслед за Ер'Стали они по лабиринту  кривых
улочек  двинулись  к  городской  стене.  Теперь  мул  видел,  что  отлично
продуманные контрмеры Хаману так и не подавили восстание до конца.
     Несколько  сотен  рабов,  прорвавшихся  в  квартал  знати,   за   все
рассчитались со своими хозяевами. Плыл густой черный дым. По улицам бегали
рабы, резавшие аристократов и разрушавшие все, что  попадалось  под  руку.
Несколько раз маленькой группе  тирян  приходилось  поспешно  прятаться  в
развалинах, пока мимо них в погоне за восставшими рабами  пробегали  воины
Императорской Стражи.
     А один раз они едва спаслись от смерти, столкнувшись  нос  к  носу  с
большим отрядом солдат урикитской знати. Рикус  мгновенным  ударом  сразил
офицера, а Ер'Стали, к  всеобщему  удивлению,  перегородил  улицу  высокой
стеной из магического льда.
     И вот они достигли городской стены. Рикус с облегчением  увидел,  что
многие рабы-урикиты бегут из города. Толпы ликующих собрались у протянутых
наверх веревок, дожидаясь  своей  очереди.  Отчаянно  сражался  обреченный
отряд молодых аристократов, по глупости пытавшихся задержать рабов.  Толпа
просто рвала их на части. Рядом лежали даже трупы  нескольких  великанышей
из Стражи.
     - Ну, хоть кто-то получит свободу, - заметила Ниива.
     - Да, но какой ценой, - вздохнул мул и двинулся к одной из очередей.
     - У нас нет времени.  -  Ер'Стали  направился  к  свободному  участку
стены. - Идите за мной.
     Он вынул из кармана короткий тонкий шнурок, повернул ладонь к  земле,
призывая необходимую энергию. Воздух под ладонью задрожал...
     Ер'Стали еле слышно пробормотал заклинание, и шнурок в его руке начал
расти, поднимаясь все выше и выше и одновременно становясь толще.  К  тому
времени,  когда  конец  бывшего  шнурка  достиг  вершины  стены,  он   уже
превратился  во  внушительный  канат.  Схватившись  за  него,   колдун   с
ловкостью, поразительной для человека его лет, полез наверх.
     Следующим поднимался Каилум. За ним - Ниива. В отличие от  старика  и
гнома, она лезла медленно, с трудом перебирая руками -  верный  знак,  что
рана причиняла  ей  изрядное  беспокойство.  К  тому  времени,  когда  она
выбралась наверх, у основания веревки собралась уже порядочная толпа.
     Когда пришла очередь Рикуса, он двигался еще медленнее -  левая  рука
болела  так,  что  пользоваться  ею  было  невозможно.  Мулу   приходилось
подтягиваться на одной рука,  а  затем,  удерживая  канат  ногами,  быстро
перехватываться. Но в конце концов и он влез на стену.
     Ер'Стали тем временем вытащил из кармана другой шнурок. Еще миг  -  и
появилась новая веревка. На сей раз для спуска. Но Рикус остался стоять на
стене. Отсюда он видел почти весь город. Кара Ркарда доносила до его  ушей
крики восставших рабов, с наслаждением разбивающих то, над чем еще  вчера,
понукаемые плетью надсмотрщика, они так усердно трудились.
     С трепетом в сердце посмотрел он в сторону Ворот Рабов.  Там  мертвые
тела громоздились кучами выше роста великаныша.  К  центру  города  трупов
становилось все меньше. А у лагеря  рабов  Рикус  кое-где  даже  разглядел
красную от крови мостовую. Кес'трекелы уже слетелись на богатое  угощение,
и давясь от радости, рвали теплое мясо своими кривыми клювами и трехпалыми
руками.
     Рикус глянул в сторону района  темпларов  и  сразу  понял,  почему  в
квартале знати рабам удавалось беспрепятственно покидать  город.  Там,  на
верху широкой городской стены собралось, наверно, несколько  тысяч  рабов.
Насколько мул мог  разобрать,  они  пытались  покинуть  Урик,  съезжая  по
веревкам или просто прыгая вниз.
     Справа и слева на них наседали  большие  отряды  солдат.  Сам  Хаману
прогуливался  вдоль  стены,  скидывая  рабов  в  руки  поджидающим   внизу
стражникам.
     - И все это сделал я, - прошептал Рикус, глядя на груды мертвых тел в
проходе у Ворот Рабов. - Я пообещал им, что они умрут свободными, а принес
просто смерть. И ничего больше.
     - Не вини себя, - шагнул к нему Ер'Стали. Каилум и Ниива  уже  успели
спуститься вниз, а он вернулся за  мулом.  -  Возможно,  ты  полагал,  что
справишься с Хаману. Ведь это ты убил Калака.
     - Нет, - печально покачал головой мул. - Я был лишь одним из тех, кто
убил короля-колдуна Тира. Я только бросил копье. Если бы не Агис, Садира и
Ниива, я бы тогда опозорился, как сейчас.
     - Невозможно совершить великое деяние, ничем  не  рискуя,  -  заметил
старый колдун.
     - Хаману наверняка знает, что я сбежал. - Рикус с горечью показал  на
гигантскую фигуру властителя Урика. - Но для него поймать несколько лишних
рабов важнее, чем остановить меня.
     - Надо возблагодарить луны за его беспечность, - сказал Ер'Стали.
     Он  снова  попытался  увести  Рикуса  к  спуску.  В  этот  миг  снизу
послышались крики  ужаса.  Больше  десятка  свежих  отрядов  Императорской
Стражи ввалились  на  площадь  перед  стеной  из  затянутых  дымом  улочек
квартала знати. Мул мог только беспомощно смотреть, как, пользуясь копьями
как огромными дубинками, великаныши прокладывали себе дорогу сквозь  толпу
к веревкам.
     Прямо под Рикусом схватился за канат седой старик,  судя  по  виду  -
домашний  раб.  Судорожно  оглядываясь  через  плечо  он  начал   медленно
карабкаться вверх. Рикус, схватившись за веревку, хотел его подтянуть,  но
у него ничего не вышло. Он даже не мог взяться за канат обеими руками.
     Первый стражник добрался до стены, когда старик  был  еще  только  на
полпути.
     - Слезай, мальчик, - приказал он, поднимая копье.
     Старик замер.  Глаза  его  умоляюще  глядели  на  Рикуса.  Мул  снова
попытался подтянуть раба, но поднял его едва ли на фут.
     Урикит коснулся острием копья спины старика.
     - Спускайся или умри, - прорычал он.
     Старый раб поглядел на запрокинутое лицо стражника. Вздохнул.
     - Смерть освободит меня, - повторил он слова, которые Рикус частенько
слышал, сражаясь на потеху рода Лубар.
     И устремив взор в небо, старик полез вверх, хотя и знал, что спастись
ему уже не суждено...


     - Так начиналась Книга...
     "Рожденные из жидкого огня,  закаленные  в  беспросветной  мгле,  мы,
гномы - стойкий народ. Мы - люди камня. Это в наши  кости  уходят  корнями
горы. Это из наших сердец вытекают чистые реки. Это  из  наших  ртов  дуют
прохладные ветры. Мы созданы хранить этот мир. Поддерживать..."
     Прикрыв глаза, Ер'Стали пытался вспомнить следующее слово.
     Вместе с  Ниивой,  Каилумом  и  всеми  гномами  Кледа  Рикус,  затаив
дыхание, слушал рассказ старого колдуна.
     Впервые за тысячу лет гномы собрались в башне Бурин. Собрались, чтобы
услышать историю своей расы. Сотни магических факелов, зажженных  Ер'Стали
и установленных Лианиусом, ярко освещали большой зал.  Древние  фрески  на
стенах раскрылись во всей своей  красе.  На  каждой  колонне  ослепительно
сверкали  начищенные  до  блеска  боевые  топоры  и  мечи.  Их  специально
отполировали, как еще одно напоминание о  неслыханном  богатстве  наследия
Кемалока. Да и сами гномы  приоделись  по  такому  торжественному  случаю.
Рикусу казалось, что такую аудиторию одобрили бы и древние короли.
     Наконец Ер'Стали открыл глаза и печально покачал головой.
     - Мне очень жаль, но я не могу вспомнить,  что  там  дальше.  Давайте
попробуем историю  о  том,  как  король  Ркард  отогнал  Бориса  от  ворот
Кемалока.
     По залу пробежал одобрительный шепот. Лианиус поднял руку, призывая к
тишине, и в громадном зале стало так  же  тихо,  как  было  всю  последнюю
тысячу лет.
     "В пятьдесят второй год царствования короля Ркарда Борис вернулся. Из
всех наших рыцарей оставались только  сам  король,  Са'рам  и  Джо'орш,  с
пятьюстами гномами каждый. Борис привел  с  собой  из  Эбе  десятитысячное
войско с осадными орудиями и гнусным колдовством."
     Кемалок был последним городом гномов, и  вместе  с  ним  должны  были
умереть последние из нашей гордой расы. Этого, поклялся король  Ркард,  не
произойдет. Он приказал Са'раму и Джо'оршу бежать, взяв с  собой  половину
жителей Кемалока. Остальные, во главе с  королем,  остались,  дабы  скрыть
следы их бегства, и, погибнув, убедить Бориса, что  он  оборвал  весь  наш
мужественный и древний род.
     Вскоре после того, как рыцари покинули Кемалок, Борис  своим  гнусным
колдовством в двенадцати местах проломил  городскую  стену.  У  последнего
пролома Ркард и Борис сошлись в смертельной схватке. Но вскоре  доблестный
Ркард почувствовал,  как  грудь  ему  пронзил  ужасный  меч  врага.  Но  и
мерцающее лезвие топора нашего монарха оставило глубокий след  в  доспехах
Бориса. Они упали, каждый со своей стороны стены.  Борисовы  слуги  унесли
своего мерзкого командира в лагерь. Мы  же,  верные  последователи  нашего
короля, принесли доблестного Ркарда, в груди  которого  все  еще  покоился
вражеский клинок,  в  Башню  Бурин.  Закрыв  ворота,  мы  приготовились  к
последней битве.
     Спустя немного времени король Ркард умер от полученных ран. С болью в
душе мы ждали атаки Борисовых войск. Но на  десятый  день  враги  свернули
лагерь. Мы поняли, что последний удар  Ркарда  не  пропал  впустую.  Борис
умер..."
     - На самом  деле  все  было  не  так!  -  прогремел  гулкий  голос  с
проходящей над залом галереи.
     Подняв  глаза,  Рикус  увидел  невысокого,  закованного   в   черные,
украшенные  золотом  и  серебром  доспехи  гнома.  Усыпанная  драгоценными
камнями корона венчала его шлем,  а  из-под  опущенного  забрала  сверкали
ярко-желтые глаза.
     - Ркард! - прошептал пораженный мул.
     - Последний король заговорил! - воскликнул какой-то гном.
     Зал взволнованно загудел.
     - Это то, во что верил хранитель Книги, - загрохотал король, - но  на
самом деле произошло не это.
     Стояла гробовая тишина. Все  ждали  продолжения,  но  мертвый  король
только молча глядел на собравшихся.
     Наконец Ер'Стали спросил:
     - Великий Ркард, ты поведаешь нам правду?
     Древний король устремил свой немигающий взор на колдуна.
     - Я не знаю, - ответил он,  -  почему  в  тот  раз  враги  отошли  от
Кемалока. Может, раны Бориса  оказались  слишком  серьезны.  Может,  армию
Тринадцатого Героя срочно призвал к себе Раджаат. Может, причина в  чем-то
ином. Я знаю одно - Борис не умер. И знаю я  это  потому,  что  много  лет
спустя он вернулся, чтобы в одиночку, за какой-то час сделать то, что  его
десятитысячное войско не смогло совершить за десять дней. Он высосал жизнь
из гномов Кемалока, оставив только кости на память о том,  что  наш  город
посетил Дракон.
     - Дракон! - прошипел Рикус.
     - Это хорошо, что вы вернулись домой, дети мои, - словно  не  замечая
бури  чувств,  вызванной  его  словами,  продолжал  Ркард.  -  Но   будьте
бдительны! Борис не потерпит возрождения Кемалока.
     Сделав шаг назад, король растворился в  темноте.  Гномы,  потрясенные
его словами, не могли тронуться с места.
     Встревоженный мрачным предсказанием Ркарда, Рикус вскочил. У  него  и
так не шли из головы слова Хаману  о  том,  что  случится,  когда  Тир  не
представит  Дракону  положенной  пошлины   рабами.   Узнав,   как   Дракон
расправился с Кемалоком, он теперь боялся, что и Тиру  грозит  смертельная
опасность.
     Сняв Пояс Ранга и Кару Ркарда, он шагнул к Лианиусу.
     - Я собирался вернуть их позже. -  Он  протянул  магические  предметы
старому гному, - но мне пора в Тир. Я  прошу  прощения,  что  оказался  их
недостоин.
     Лианиус в упор посмотрел на мула, потом перевел взгляд на его  грудь.
Незаживавшая язва наконец-то затянулась, оставив после  себя  грубый  шрам
под сердцем.
     - Каилум рассказал мне, что ты сделал, - объявил ухромус.
     Усилием воли Рикус заставил себя смотреть в гному прямо в глаза.
     - Я не могу исправить своих позорных поступков, - сказал он. - Я могу
только вернуть то, что вы мне дали.
     Лианиус кивнул, принимая из рук мула  Пояс  Ранга  и  ножны  с  Карой
Ркарда.
     - Мы берем обратно Пояс, - сказал гном. -  Возможно,  со  временем  и
появится гном, способный носить его лучше, чем ты.
     - Я тоже на это надеюсь, - кивнул Рикус.
     - А это, - заявил ухромус, возвращая волшебный  меч,  -  я  хотел  бы
оставить тебе. Судя по рассказам Каилума, на всем Ахасе нет  воина,  более
достойного носить этот волшебный меч.
     Мул с удивлением посмотрел на Каилума.
     - Много резких слов сказали мы друг  другу,  -  склонил  голову  жрец
солнца. - Но ты действительно все время пытался спасти  Нииву.  С  этим  я
спорить не могу.
     - Кара Ркарда - царский подарок, - ответил мул. - Если учесть, что я,
хоть и по принуждению, обманул ваше доверие.
     Потрясенный  благородством  и  щедростью  гномов,  Рикус   едва   мог
говорить.
     - Этого дара ты более чем достоин, - заверил  гладиатора  Лианиус,  -
можешь в этом не сомневаться. И мы не виним тебя. Ведь ты пытался  сделать
то, о чем другие боятся даже мечтать.
     - Спасибо, - склонил голову мул.
     Выждав почтительную паузу, Рикус повернулся к Нииве.
     - Ты пойдешь со мной? - спросил он. - Я изо всех сил постараюсь  дать
тебе те три вещи, которые ты хотела от меня получить.
     Изумрудные глаза Ниивы наполнились слезами.
     - Я знаю, - сказала она, вставая рядом с Каилумом, - но я уже  решила
свою судьбу. Отныне моим домом станет Клед, а когда-нибудь и Кемалок.
     Рикус понимающе кивнул.
     - Желаю тебе счастья, - тяжело вздохнул он. - Потерять тебя для  меня
сродни потери всего легиона... Это цена моего поражения.
     Мул повернулся, чтобы уйти, но Ниива поспешно схватила его за руку.
     - Не вини себя слишком  строго.  Теперь  у  тебя  на  одну  любовницу
меньше, и ты больше не считаешь себя гениальным полководцем.  Но  все  это
только потому, что ты действительно нашел свою судьбу.
     - Что ты имеешь в виду? - нахмурился Рикус.
     - Ты как-то сказал, что цель твоей жизни - защищать  Тир  от  внешних
врагов. Ты ее для себя выбрал. И потому ты не должен думать, что "потерял"
меня или свой легион. Нет, ты принес нас в жертву ради безопасности Тира.
     - Ниива говорит правду, - сказал Каилум.  -  Ты  вел  тысячи  воинов,
которые умерли за Тир. Но они пошли за тобой по своей  воле,  против  всех
преград, зная, что, скорее всего, не вернутся домой. Мало у  кого  хватило
бы смелости вести их на смерть. - Гном  склонился  перед  мулом  в  низком
поклоне. - Под твоей защитой свобода навечно воцарится  в  вольном  городе
Тире.



   Трой Деннинг.
   Чародейка

   -----------------------------------------------------------------------
   Troy Denning. The Amber Enchantress ("Prism Pentad" #3).
   Цикл "Призма", книга третья.
   OCR & spellcheck by HarryFan, 27 September 2000
   -----------------------------------------------------------------------

                                                 Биллу, Энн, Мэтту и Джошу



ПРОЛОГ

   Царь  Титхиан  I  полз  на  четвереньках  через  вестибюль.   Расставив
конечности, он  двигался  рывками,  в  беспорядочном  ритме,  свойственном
насекомому. Его нижняя челюсть находилась в постоянном движении, как будто
он жевал жесткий стебель колючего растения. Взгляд выпученных глаз царя не
отрывался от каменного пола. Без остановок он  добрался  до  угла,  затем,
цепляясь когтями за стену, попытался  подняться.  Он  не  прекращал  своих
попыток до тех пор, пока ему не удалось  встать  более  или  менее  прямо.
Некоторое время царь старался подтянуться еще выше, но потом внезапно упал
на пол и продолжил свое путешествие на четвереньках, правда, теперь уже он
двинулся в другом направлении.
   Две отделенных от тела головы летели за царем,  держась  на  расстоянии
метра от пола.  Одна  была  совершенно  сморщенной,  с  мертвенно-бледной,
пепельного  цвета  кожей,  впалыми  щеками,   провалившимися   глазами   и
потрескавшимися губами. Другая казалась  раздувшейся,  с  грубыми  чертами
лица, одутловатыми щеками,  опухшими  глазами,  превратившимися  в  темные
щелочки, и ртом, полным сломанных зубов серого цвета. У обеих были жесткие
волосы с многочисленными хохолками. Под подбородком у них темнели шрамы от
швов. Кожа там была аккуратно собрана и зашита грубыми черными нитками.
   "Разум насекомого  взял  верх  над  разумом  Титхиана,  -  предположила
вздувшаяся голова, мысленно обратившись к сморщенной. -  Я  говорил  тебе,
Виан, что он не был готов к таким опасностям и испытаниям".
   "Лжец. Ты ничего подобного мне никогда не говорил, - ответил Виан. - Но
это не имеет никакого значения, Сач. Если Титхиан не в состоянии подчинить
себе разум панка, то нам от него в любом случае не будет никакого проку".
   Догадываясь,  что  головы  разговаривают  между  собой   и,   возможно,
обсуждают его, Титхиан тем не менее не понимал ни слова из того,  что  они
говорили. За десять дней до этого он использовал Незримый Путь  для  того,
чтобы  установить  мысленный  контакт  с  одним  канком.  Царь   собирался
проследить за тем из своих противников, кто вознамерится  покинуть  город,
используя этого канка в качестве транспортного средства. Когда же  Титхиан
расширил рамки контакта, причудливые ощущения, обуревавшие канка, едва  не
свели с ума царя, позволив врожденным  инстинктам  гигантского  насекомого
взять верх над человеческим разумом. В данный момент наиболее примитивная,
самая обширная часть интеллекта  Титхиана  считала  его  самого  канком  -
насекомым в два раза крупнее человека, имевшим твердый  хитиновый  панцирь
черного  цвета,  шесть  похожих  на  толстые  палки  ног  и  пару  жестких
усиков-антенн на голове.
   Титхиан ощущал странные вибрации  где-то  в  области  подмышек,  где  у
канков находились своего рода барабанные  перепонки,  заменявшие  им  уши.
Какие-то приглушенные  звуки,  отдаленно  напоминавшие  голоса,  проходили
сквозь верхнюю часть его тела. Титхиану показалось,  что  он  узнал  голос
Садиры - одной из тех трех, за которыми царь намеревался шпионить. Что  же
касается Сача и Виана, то их речь представлялась ему просто  бессмысленным
набором звуков.
   Крошечная часть его еще помнила, что некогда он был монархом,  а  вовсе
не канком. Поэтому-то царь и пытался разобрать слова и понять смысл  того,
что говорилось. Именно этого он и добивался, возжелав обрести контроль над
разумом канка. И  теперь,  даже  несмотря  на  неудачи,  он  не  собирался
отступать.
   Титхиан сконцентрировал все  свои  мысли  на  жизненном  центре  своего
организма, то есть на том самом месте, где три  потока  жизненной  энергии
Пути - умственный, мысленный и физический - сливались воедино, высвобождая
некую таинственную могучую силу. Бывший монарх мысленно  представил  себе,
как  нить  золотистого  цвета  протягивается  от  жизненного  центра   его
организма  к  его  мозгу.  Спустя  мгновение  он   почувствовал   странное
покалывание во всем теле. Хотя царь знал, что это сильно ослабит  его,  он
продолжал выкачивать из себя энергию до тех пор, пока кончики  пальцев  на
его руках и ногах не стали излучать ее. Он хорошо понимал, что, если хочет
одержать верх над инстинктами канка, ему потребуется вся энергия,  которую
он сумеет собрать...
   Когда  Титхиан  почувствовал,  что  энергии  набралось  достаточно,  он
использовал часть ее  для  того,  чтобы  мысленно  нарисовать  собственный
портрет. В его воображении предстал худощавый, костлявый мужчина с резкими
чертами лица, крючковатым носом, длинными рыжеватыми  волосами  и  золотой
царской короной Тира на голове.
   Насекомое немедленно отреагировало на его  мысль,  вызвав  к  жизни  из
глубин царского сознания образ канка. Тот сразу  же  устремился  в  атаку.
Щелкая жвалами, он кинулся вперед, чтобы  схватить  свою  добычу.  Хрупкий
образ Титхиана метнулся в сторону, упал и покатился  по  земле.  Когда  он
снова оказался на ногах, канк уже разворачивался для новой атаки.
   Царь представил себе,  что  у  него  растут  крылья.  Он  вновь  ощутил
покалывание во всем теле, когда новый  поток  энергии  устремился  из  его
жизненного центра. Затем он почувствовал, что  у  него  появились  крылья.
Канк сделал мощный бросок как раз в тот  момент,  когда  Титхиан  отчаянно
захлопал ими. Монарху удалось оторваться от темной земли, с трудом избежав
при этом челюстей насекомого.
   Прежде чем туповатый канк понял, куда делась его добыча, царь опустился
ему на спину и схватился руками  за  его  усики-антенны.  Канк  взвился  в
воздух, пытаясь сбросить  с  себя  нежелательного  наездника.  Но  Титхиан
крепко держался за жесткие усики. Борьба образов продолжалась.
   Канк опустился на землю, визжа от  боли  и  испуга.  Его  усики-антенны
являлись  как  бы  продолжением  головных  нервных  окончаний,   и   любое
повреждение этих жизненно важных отростков  могло  погубить  его.  Поэтому
канк решил прибегнуть к еще одному способу  избавиться  от  наездника.  Он
подобрал под себя все три ноги, расположенные с левой стороны, намереваясь
опрокинуться на спину и раздавить врага.
   Но Титхиан предвидел этот маневр противника. Он снова  вызвал  из  недр
своего организма поток жизненной энергии и вообразил, что  местность  там,
где ему пришлось сражаться с канком, скрыта туманом. Царю показалось,  что
желудок его  поднялся  к  горлу,  но  он  продолжал  крепко  держаться  за
усики-антенны канка, пытаясь заставить непокорное  существо  признать  его
своим хозяином. Канк сопротивлялся еще некоторое  время,  затем  покорился
воле наездника.
   Царю не пришлось долго ждать, чтобы понять, что  ему  все-таки  удалось
взять верх над инстинктами огромного  насекомого.  Не  успел  образ  канка
сдаться, как в ушах царя зазвучал  знакомый  голос.  На  этот  раз,  когда
Титхиан  прочно  контролировал  чувства  и  ощущения  канка,  он  мог  уже
разобрать слова...
   - Садира, что происходит с твоим канком?  -  послышался  голос  Рикуса,
одного из спутников Садиры.
   - Я не знаю, - ответила Садира. - Он словно взбесился,  даже  попытался
сбросить меня. Я хорошо знаю нрав канков,  но  никогда  не  видела  ничего
подобного.
   Будучи не в состоянии провести разницу между тем, что происходит в  его
голове и вне ее, канк на действия  Титхиана  реагировал  чисто  физически.
Надеясь успокоить  Садиру,  Титхиан  слегка  постучал  по  усикам-антеннам
огромного насекомого -  образа,  запечатленного  в  его  мозгу.  И  он,  и
настоящий канк, которым управляла Садира, устремились вперед.
   - Видно, что-то вывело твоего скакуна из равновесия, а теперь он пришел
в себя, - заметил второй спутник  Садиры,  тирийский  аристократ  Агис  из
семьи Астиклесов. - Пришпорь-ка канка. Клед должен быть уже где-то  совсем
рядом, и я просто сгораю  от  нетерпения  встретиться  с  Эрсталом.  Рикус
говорил, что он такой же ученый человек, как и мудрецы Тира.
   - В этом я вам не судья, - произнес Рикус. -  Я  знаю  только  то,  что
сегодня  он  -  единственный   из   оставшихся   в   живых   людей,   кому
посчастливилось прочесть "Книгу кемалокских Царей".
   - А ты уверен, что он все еще находится в Кледе? - спросил Агис.
   - Уверен, - заверил его Рикус. - То,  что  осталось  в  памяти  Эрстала
после прочтения  книги,  является  для  карликов  единственным  источником
знаний о своей истории. Все в поселении согласятся скорее  погибнуть,  чем
позволить ему уехать.
   Хотя оба они находились всего  лишь  в  нескольких  метрах  от  скакуна
Садиры, Титхиану они представлялись неясным пятном.  Туповатый  канк  умел
сосредоточивать свое внимание лишь на ближайших предметах. Обычно дело  не
шло дальше узкой полосы каменистой местности, по которой он  передвигался.
Все остальное, лежащее за ее пределами, представлялось ему  в  виде  плохо
различимой завесы из нечетких силуэтов и неясных цветов, причем даже самое
незаметное движение вызывало рябь, от которой болели глаза.
   Так как наездник находился вне пределов видимости канка, то  и  Титхиан
не мог видеть Садиру. Тем не менее он ощущал ее присутствие гораздо  более
явственно, чем присутствие Рикуса или Агиса.  Слившись  с  разумом  канка,
царь ощущал вес тела наездницы на своей спине, равномерно распределявшийся
по всей длине хитинового панциря. Он чувствовал запахи, исходящие от  нее.
Жесткие  усики-антенны  насекомого  явственно  различали  кислый   аромат,
исходящий от  человеческого  тела,  тщательно  замаскированный  духами  из
цветов серебряного шиповника.
   После того как трое тирян молча ехали в течение почти получаса,  Садира
решилась нарушить молчание:
   - Рикус, ты уверен, что мы сможем найти  в  "Книге  кемалокских  Царей"
нечто такое, что поможет нам?
   - Я в этом вовсе не уверен, но это наш единственный шанс,  -  проворчал
бывший гладиатор. Он пожал плечами, и Титхиану показалось, что вокруг  его
плеч замерцали  желтые  огоньки.  -  Нам  никогда  не  удастся  остановить
Дракона, пока мы не найдем у него уязвимого места.
   - Знания, которыми владеет  Эрстал,  -  наша  единственная  надежда,  -
вздохнул Агис. Он кивнул, словно соглашаясь с Рикусом, и вокруг его головы
заиграли вспышки черного света. - Если он не  сможет  помочь  нам,  мы  не
сумеем помешать Титхиану заплатить Дракону ужасную дань.
   - Никогда! - ответила Садира. - Я не позволю, чтобы тысяча  рабов  была
предана такой мучительной смерти.
   - Тогда как ты собираешься поступить,  если  Дракона  будет  невозможно
остановить? - с вызовом спросил Рикус.
   - Я призову к оружию весь Тир, - ответила Садира. - Мы все встанем, как
один.
   - И как один все умрем, - отрезал Рикус. - Зло многолико. Некоторые его
виды не могут быть уничтожены с помощью силы.
   - Ты собираешься сдаться? -  с  горечью  произнесла  Садира.  -  Воину,
который тренировался в гладиаторских школах Титхиана и выступал  на  арене
Тира, такая дикая мысль никогда бы не пришла в голову.
   - Так  как  я  сражался  с  людьми  и  животными,  то  рисковал  только
собственной жизнью, - возразил Рикус, голос которого эхом отдавался в теле
канка и в ушах Титхиана. - Сейчас  на  нас  лежит  во  много  раз  большая
ответственность, и принять ее на себя не так-то легко.
   - В этом ты прав, Рикус, - согласился Агис. - Но в то же  время  мы  не
имеем права пожертвовать тысячью жизней, не попытавшись их спасти.  А  это
возможно лишь путем борьбы, путем применения силы. Если у нас есть хотя бы
малейший шанс на успех, мы не можем пренебречь им. В данном  случае  любой
риск оправдан.
   С этими словами аристократ постучал прутиком между усиков-антенн канка.
Тот понял команду и сразу же перешел на рысь, устремившись  по  каменистой
равнине в сторону Кледа.
   Когда стало  ясно,  что  разговор  подошел  к  концу,  Титхиан  прервал
мысленный контакт с канком и сосредоточился на  том,  что  происходило  во
дворце.
   - Клянусь Ралом! - громко выругался царь,  и  его  гневный  голос  эхом
отразился от каменных  стен.  -  Они  никогда  не  успокоятся.  Мне  давно
следовало покончить с ними!
   - А разве мы не говорили тебе об этом тысячу  раз?  -  произнес  Сач  -
вздувшаяся голова. - Но у тебя имелось собственное мнение.
   - Это было бы не так трудно организовать, тем более что ты  уже  созрел
для этого, - добавил Виан, глаза которого заблестели в предвкушении  чужой
смерти  и,  следовательно,  возможности  напиться   горячей   крови.   Обе
отвратительные головы медленно перемещались  в  воздухе  по  кругу,  чтобы
постоянно находиться перед лицом Титхиана. Когда тот поднялся на ноги, они
оказались на уровне его глаз.
   - Что же такого сделали твои друзья, что ты наконец-то перестал  витать
в облаках и стал трезво смотреть на положение  вещей?  -  полюбопытствовал
Сач.
   - Каким-то образом им стало известно  о  скором  появлении  Дракона,  -
сообщил Титхиан.
   - Что ж, это уже никого  не  удивляет,  с  тех  пор  как  вокруг  полно
шпионов, - злобно произнес Виан.
   - Лучше мириться с наличием соглядатаев, о которых ты знаешь, чем иметь
около себя шпионов, о существовании которых ты и не подозреваешь, -  резко
ответил царь. - Кроме того, меня приводит в бешенство не то, что именно им
удалось узнать, а то, как они собираются использовать полученные сведения.
   - Например?
   - Они хотят не дать Дракону получить причитающийся ему налог с  Тира  -
жизни тысячи рабов, - ответил царь.
   - Пусть только попробуют! - произнес Виан, оскалив желтые зубы.  -  Они
все погибнут, и никто не посмеет бросить  в  тебя  камень,  обвинив  в  их
смерти.
   - Ну уж нет, - проговорил Титхиан, качая головой. - У  меня  есть  свои
далеко идущие планы относительно Дракона, и я не собираюсь злить его.
   Но тут обмен мнениями между царем  и  его  ближайшими  советниками  был
прерван  появлением  мажордома.  Это  была  высокая  статная  блондинка  с
величественной осанкой. Прелести ее фигуры не могла скрыть  даже  железная
кольчуга.
   - Нижайше прошу простить за вторжение, ваше  величество,  -  произнесла
она, низко кланяясь.
   - Разве тебя кто-нибудь приглашал сюда, женщина? - грозно спросил Сач.
   - Оставь нас, или ты  дорого  заплатишь  за  свою  наглость,  -  злобно
проворчал Виан.
   Блондинка  удивленно  подняла  брови,  услышав  угрозу,  затем  холодно
взглянула на говорящие головы. После небольшой паузы она снова  обратилась
к царю:
   - Вождь лесного племени хафлингов  по  имени  Нок  просит  оказать  ему
честь, приняв его.
   Это имя было знакомо Титхиану, так как именно Нок отдал Рикусу и Садире
то оружие, с по