Элизабет БОЙЕ
   МЕЧ И СУМА


   Elizabeth Boye. The Sword and the Satchel
   ("The World of the Alfar" #2).


                                    1

     Скиплинги вот уже добрую сотню лет не верили в троллей, но тролля  из
Рамскелла они проклинают за Год Неурожая. Местные легенды утверждают,  что
этот тролль живет в громадной пещере, где  поселился  семьсот  лет  назад.
Вальсидур из Шильдброда, вождь богатой западной  области,  тайно  отправил
делегацию, чтобы  договориться  с  троллем.  Он  был  уверен,  что  золото
устранит все затруднения. В Рамскелле действительно была громадная пещера,
но посланцы Вальсидура, совершив по  ней  короткую  экскурсию,  тролля  не
обнаружили и поскакали домой с  такой  скоростью,  на  какую  только  были
способны их маленькие  раскормленные  лошади.  Конечно,  неурожай  большое
несчастье, но им-то какое дело до того, что  все  фьорды,  ручьи  и  озера
Северной области все лето скованы льдом, а солнце ни  разу  не  прогревало
землю до такой степени, чтобы на ней взошла трава и заколосились хлеба.  В
самом Шильдброде мирный Кондакрт освободился ото льда, как обычно, а  поля
и луга покрылись более богатыми всходами, чем прежде.
     В  атмосфере  этого  изобилия  и  всеобщего  довольствия   предстояло
празднование  середины  Лета.  Обычно  оно  проводилось  в   Вальсиднессе.
Участники праздника разбивали шатры там, где семьсот лет  назад  высадился
на берег и разбил свой шатер  Вальсид,  король  Вальсиднесса.  Бревна,  по
которым он сошел с корабля на  берег,  теперь  служили  дверными  столбами
Брандсток-холла.  В  центре  холла  выросло  огромное  дерево.  Его  ветви
простирались над черной соломенной крышей, той самой, что  служила  кровом
Вальсиду в его первую ночь на  берегах  Скарпсея.  Во  всяком  случае  так
утверждали старики, хотя откуда им знать, что произошло семьсот лет назад.
     Праздник  был  традиционной  встречей  скиплингов,  на  которой   они
обсуждали законы, налоги, договаривались о свадьбах и разводах.  Вальсидур
открывал большой холл и свои подвалы, на всех кухнях было жарко, словно  в
кузнице. Кипели огромные котлы, на вертелах крутились над огнем целые туши
быков и баранов. Когда все  дела  были  улажены,  начинались  развлечения.
Самое популярное из них проходило  в  Брандсток-холле.  Всю  его  огромную
площадь заполняли соревнующиеся, главной целью которых было уничтожить как
можно больше мяса, птицы,  рыбы  и  посрамить  конкурентов.  А  на  горных
пустошах  проводились  бои  лошадей.  Знать   недолюбливала   это   грубое
развлечение и относилась к нему с презрением, но такие бои были  одной  из
древнейших и  наиболее  почитаемых  традиций  жителей  Скарпсея,  особенно
простого люда.
     И в этот год.  Год  Неурожая,  предполагалось  провести  обыкновенные
празднества. Вальсидур и десять его  советников  ждали  прибытия  северных
людей. Ждал их и сын Вальсидура по имени Килгор. Он был уже не мальчик, но
и не стал еще мужчиной.
     Сегодня Килгор был в плохом настроении. В последнее время отец и  его
толстые старые советники принялись вбивать в его голову различные знания о
том, как управлять областью, которой правил его отец. К несчастью,  Килгор
не дал бы и  двух  палок  за  то  могущественное  положение,  которое  ему
предстояло унаследовать. Его больше интересовали старые легенды, чем книги
доходов, и он в любой момент продал бы все благородные традиции Брандстока
за хороший меч. У него не было наставника, и он вырос на старых сказках об
эльфах и магии. Он прямо-таки впитывал истории  о  троллях,  кладбищенских
привидениях, закопанных сокровищах и колдунах. В каждом коровьем хлеву  он
видел троллей, в завывании ветра слышал пение дудочек эльфов.
     Позже, когда его вера в магию еще более упрочилась, он  стал  таскать
старый ржавый меч и расспрашивать о Великой войне в Гардаре.  Вальсидур  с
радостью рассказывал ему все, что знал. Для  него  это  была  незаживающая
рана. Его отец и пятеро старших  братьев  поехали  в  Гардар  без  него  и
погибли там героями. Они  обрели  славу,  хотя  кости  их  были  обглоданы
волками и растащены птицами, а  не  сожжены,  как  полагалось  по  обычаю.
Судьба нанесла Вальсидуру жестокий удар,  и  он  решил  вести  собственные
войны ради процветания и наживы. Так он стал непобедимым вождем.
     Но Килгор мечтал только о славе. Он с  обожанием  смотрел  на  старое
оружие, помятые шлемы, ржавые щиты и мечи, с любовью  гладил  эти  ужасные
игрушки взрослых, с помощью которых  проламывали  головы,  ломали  руки  и
ноги, распарывали  животы.  Всю  неделю  Килгор  не  выходил  в  холл  без
леденящего кровь крика. Как он заявил,  это  был  боевой  клич  его  деда,
Вультера. Самое неприятное заключалось в том,  что  он  уговаривал  старых
советников  Вальсидура  совершить  морское  путешествие  или  какой-нибудь
поход, где бы со славой закончилась его жизнь.  Такой  конец  казался  ему
гораздо приятнее, чем мирное угасание здесь, в Шильдброде.
     Килгор ненавидел официальные приемы,  но  как  наследник  обязан  был
присутствовать на них. Он уже потерял большую часть недели, просиживая  на
дебатах о новых законах, вместо того чтобы наслаждаться лошадиными  боями.
А теперь вот его не отпускали, так как он должен присутствовать на  приеме
северных вождей. Это было нестерпимо. С отчаянием он  вонзил  свой  нож  в
скамью и вздохнул. С кухонь доносились чудесные запахи. Он снова вздохнул,
и, заметив недовольный взгляд Вальсидура, скорчил ему гримасу.
     Наконец, вожди прибыли. Их пони были тощи и измучены.  Они  испуганно
косили глазами в сторону кухонь, как будто боясь попасть на вертел. Килгор
внимательно смотрел на  пони  и  их  всадников.  Пускать  в  пищу  лошадей
казалось  чудовищным  для  скиплингов.  Простое  обвинение  в  этом  могло
послужить причиной кровной вражды.
     Вальсидур радушно приветствовал старых друзей и усадил их  на  лучшие
места. Он делал вид, что не замечает их бедной одежды и угрюмого вида.
     - Мои дорогие друзья и соседи! - провозгласил  он.  -  Много  времени
прошло с нашей последней встречи. Как у вас  дела  с  хозяйством,  охотой,
рыбной ловлей? - При этом он виновато улыбнулся, зная,  что  его  окружают
несчастные и отчаявшиеся люди.
     Тласси из Вэйленесса молча покачал головой, Эдин из Нека  сжал  губы,
Терин из Херонесса заговорил с приторной доброжелательностью:
     - Это последний Праздник Лета, который мы проводим вместе, Вальсидур.
Мы все покидаем север и переходим в южные области.
     Советники Вальсидура ахнули и принялись наперебой восклицать:
     - Вам там будет плохо! Никто не знает, есть ли там  земли,  пригодные
для жизни! Там много страшных зверей! А погода?! Еще никто не  селился  за
Виллоудэйлом!
     Вальсидур ударил об пол копьем, и воцарилась тишина.
     - Это очень серьезное решение, соседи. Вы уверены, что хотите бросить
свои дома и свои земли?
     Тласси из Вэйленесса сухо ответил:
     - Нет, конечно. Но не  умирать  же  нам  от  голода!  Последняя  буря
уничтожила все наши поля и погубила половину  овец.  Мы  еле  продержались
зиму и съели почти  весь  скот.  А  в  этом  году  зима  никак  не  желает
кончаться. Наши лодки вмерзли  в  лед,  новорожденные  ягнята  умирают  от
холода, овцы и коровы мрут без травы. Нам  уже  приходится  есть  лошадей.
Скоро у нас вообще ничего не останется. Мы собрали жалкие остатки скота  и
своего добра и отправляемся на юг.
     Вальсидур потер подбородок.
     - Значит, в этом году будет плохая торговля,  -  пробормотал  он  про
себя. - Но, друзья, у меня много золота, много зерна,  дров,  скота.  Всем
этим я поделюсь с вами. Вам незачем уезжать  отсюда.  Для  чего  же  тогда
соседи?
     - Милосердие имеет свои пределы, - сказал Эдин из Нека.  -  А  у  нас
есть гордость. Мы будем обузой и разорим тебя. Может, когда окончится  это
ужасное время, некоторые из нас вернутся обратно.
     - Тебе тоже  нужно  уходить  отсюда,  -  угрюмо  сказал  Вильгфус  из
Готнефа. В этом году мороз может обрушиться и на тебя. Каждый год  он  все
дальше и дальше продвигается на юг.
     - Это только  капризы  погоды,  -  ответил  Вальсидур.  -  Нельзя  же
покидать родные места только потому, что в этом году  был  плохой  урожай.
Совсем недавно у нас пять лет  подряд  были  плохие  урожаи,  и  никто  не
подумал о том, чтобы покинуть насиженные места. Останьтесь хотя бы еще  на
год.
     Люди с севера переглянулись между собой. Затем Терин неохотно сказал:
     - Может, это и глупо, но многим из нас кажется,  что  здесь  замешана
магия. Ты знаешь о том загадочном,  что  случилось  в  Гардаре,  когда  мы
проиграли войну? Никто не мог войти  туда  и  никто  не  вышел  оттуда.  Я
слышал,  что  там   есть   какое-то   страшное   облако.   Оно,   конечно,
необыкновенное. Оно калечит животных, убивает всю зелень и  губит  все,  к
чему прикоснется. Я уже боюсь выходить по ночам. Всюду мне чудятся  тролли
и прочая чертовщина. С нас хватит, мы уходим.
     Килгор был очень заинтересован:
     - Я всегда хотел увидеть троллей.  В  Скарпсее  со  времен  войны  не
случалось ничего интересного.
     - Мы в Шильдброде не верим в магию, -  рявкнул  Вальсидур,  негодующе
посмотрев на сына.
     - Не верите? - спросил Эдин. - Значит, нам  соврали,  когда  сказали,
что ты посылал делегацию к троллю из Рамскелла?
     Вальсидур смутился:
     - Ну и что? Ведь тролля так и не нашли.
     - Никто бы не слушал старые легенды, не будь в них  зерна  истины,  -
сказал старый советник Оннунд, с беспокойством глядя на старинный  амулет,
висящий на стене.
     - Если на севере завелись колдуны,  -  вдруг  громко  сказал  Килгор,
стукнув об пол своим старым мечом, - я предлагаю собрать армию и  прогнать
их, вместо того, чтобы  убегать  самим.  Мы  не  трусы.  Наши  благородные
предки...
     Однако его уже никто  не  слушал.  Не  слушали  его  и  тогда,  когда
началось переселение. Целые караваны пони, телег, печальных овец  и  коров
проходили через Вальсидур-кнолль. Они шли по пыльной  дороге  на  юг.  Это
было волнующее и грустное время. Килгор с завистью и раздражением  смотрел
на путников. Он пытался узнать у кого-нибудь из  них  о  тех  ужасах,  что
обрушились на них, но никто не желают рассказывать. Все они говорили:
     - Все равно ты не поверишь нашим рассказам.
     Килгор терял терпение:
     - Почему же вы не вступили в бой за страну, которую любите?
     - С колдовством бороться нельзя,  -  отвечали  беглецы  и  продолжали
путь.
     В глубине души Килгор верил, что неурожаи  и  морозы  вызваны  магией
колдунов из Гардара, которые хотели напугать и  прогнать  людей.  Они  уже
захватили весь север, и теперь будут распространять свои завоевания на юг,
вытесняя людей все  дальше.  Ему  было  страшно  даже  подумать,  что  все
скиплинги будут оттеснены на юг, а затем изгнаны и  оттуда.  Тогда  бежать
будет уже некуда, разве что сесть на корабли  и  уплыть  в  море,  оставив
Скарпсей могущественным силам, владевшим им до того, как первые  скиплинги
высадились на берег. Все его попытки собрать армию  закончились  неудачей.
Привыкшие к спокойной жизни жители Шильдброда говорили, что эти  морозы  и
облака - лишь капризы природы, а северяне испугались до того, что не могут
думать ни о чем, кроме бегства.
     Однажды  вечером  в  Брандсток-холле  Брок  Толстяк   и   Оннунд   из
Вольфскилла сумели развязать язык одного из беглецов.
     - Все, что я вам скажу -  правда,  клянусь  тенями  моих  предков,  -
сказал путник, оглядывая переполненный холл.  -  Я  встречал  колдунов  на
севере, и это так же верно, как то,  что  я  Гримульф  из  Гримнесса,  сын
Графара. Я выгонял своих лошадей  на  пастбище,  но  началась  буря,  и  я
потерял их. Я отправился на их поиски и набрел на дом, стоявший на  холме.
Никогда прежде я не видел этого дома, но так как очень  замерз,  то  решил
войти туда. Три бородатых человека  в  прекрасных  одеждах  приветствовали
меня и предоставили мне ночлег. Мои собаки отказались даже подойти к дому,
что казалось подозрительным. Пищу и питье, которые мне предложили, вызвали
у меня сонливость, а когда я улегся,  то  увидел  привидение,  сидящее  на
стропилах. Привидение было похоже на старый труп в лохмотьях. Оно исчезло,
как только я достал амулет Тора. Я тут же сбежал оттуда и  никогда  больше
не видел этого дома, хотя много раз пытался найти его.
     Неловкая тишина воцарилась в холле. Старые знамена  и  древние  щиты,
развешенные по стенам, тихо шелестели и позванивали  при  сильных  порывах
ветра.
     - Чушь! - фыркнул Оннунд Вольфскилл и осушил кубок.
     Вальсидур погладил бороду и хмыкнул:
     - Вот такие, как этот, и распространяют слухи. Я  не  могу  поверить,
чтобы у разумных и цивилизованных людей вызывали  страх  всякие  сказки  и
суеверия.
     - Магия - это не  сказки  и  не  суеверия,  -  сказал  Килгор,  решив
продемонстрировать  свою  осведомленность.  -  Это  могущество,  такое  же
реальное, как  огонь,  как  льды  Скарпсея,  и  люди  используют  это  как
прекрасное и древнее искусство...
     Вальсидур стиснул ручки кресла и крикнул:
     - Оставь троллям это прекрасное и древнее  искусство!  Я  хочу  найти
разумное объяснение тому, что какое-то  холодное  облако  отнимает  у  нас
фьорд за фьордом, а магия...
     - Это так же разумно, как и любое другое объяснение, - сказал Килгор.
- Многое мы не можем объяснить. Например, как действуют гейзеры и вулканы,
хотя знаем о их существовании. Мы должны собрать армию и быть  готовыми  к
войне за Скарпсей.
     - Никакой армии, - объявил Вальсидур. - Если  кто-то  и  создает  нам
трудности, то скорее всего это люди. А мы знаем, что золото, а  не  меч  -
лучший способ договориться с людьми. - Сказав это,  он  поднялся  и  пошел
спать.
     Так как все вино было уже выпито,  соседи  тоже  ушли,  оставив  холл
Килгору и кучке беглецов. Огонь уже  догорал,  и  большая  часть  путников
приготовилась спать на столах, скамьях и полу.
     Килгор посмотрел на беззубого  старика  в  лохмотьях,  который  уснул
прямо посреди рассказа и его не могли уже разбудить  ни  толчки,  ни  шум.
Постепенно в холле стало тихо. В полутьме старые знамена и оружия  уже  не
казались изъеденными временем и гнилью. Килгор долго смотрел на них, всеми
силами желая, чтобы благородные воины древности очутились здесь и защитили
Скарпсей от таинственного нападения. Наконец он громко зевнул, потянулся и
завернулся в чей-то плащ. Он почти уснул, как вдруг огромная  дверь  холла
со страшным скрипом отворилась от  сильного  порыва  ветра.  Килгор  хотел
закрыть ее, но это означало, что надо пройти по всему холлу  между  телами
спящих людей, собак, между разбросанными  кубками  и  блюдами.  Ночь  была
теплой, и пусть тот, кто ближе к двери, и закрывает ее, если замерзнет.
     Внезапно угли в очаге  ярко  вспыхнули  и  осветили  холл.  Раздались
чьи-то легкие шаги и край плаща прошелестел рядом с Килгором. Но он уснул,
не успев рассмотреть, кто это был.
     Ему показалось, что прошло всего полчаса, когда кто-то его  разбудил,
бесцеремонно вытряхнув из плаща. Солнце светило ему прямо в глаза.  Вокруг
него то и дело проходили чьи-то ноги. Необычное оживление в  такой  ранний
час. Все советники были  уже  здесь.  Собрались  также  местные  жители  и
беглецы. Килгор схватился за свой меч.
     - Что за шум? Если вы не перестанете наступать на меня ногами...
     - Уйди с дороги, Килгор, - проворчал старый Снорри.  -  Ты  и  дальше
собираешься болтаться под ногами?
     Килгор  встряхнул  растрепанной  головой,  бросил  плащ   негодующему
хозяину и, желая поскорее выбраться на улицу, быстро  пошел  через  толпу,
которая собралась вокруг большого дуба Брандстока. Все  уже  проснулись  и
шум стоял, как в курятнике. Отец его был в самой  гуще.  К  нему  тянулись
руки, хватали за плащ. Вальсидур старался услышать каждого, хотя  все  они
говорили одновременно.
     - Что за шум? - спросил Килгор. - Сегодня ночью у нас побывали воры?
     - Гораздо хуже,  -  ответил  ему  Брок  Толстяк.  -  Прямо  здесь,  в
Брандстоке, произошло колдовство.
     И он показал на дуб Брандстока.  Когда  толпа  немного  раздвинулась,
Килгор подошел поближе. В дуб по самую  рукоятку  был  всажен  меч.  Видно
было, что он очень старинный. Золотая рукоятка была  украшена  причудливой
вязью символов  и  букв.  Гарда  сделана  в  форме  когтей  орла,  которые
охватывали кисть  держащего  меч.  Мечом  к  стволу  был  приколот  листок
пергамента. Килгор сорвал его и прочел клиновидную надпись:
     "Тот, кто вытащит Килдурин из дерева, будет править  всеми  миньонами
Сурта. Он победит всех колдунов и разрушит их чары".



                                    2

     В последующие дни многие пробовали  счастье,  пытаясь  вытащить  меч.
Вальсидур объявил, что каждый должен попытаться.  Рыбацкое  судно,  дом  в
Виллоудэйле и сотню мер соли ежегодно обещал он тому, кто принесет  меч  в
холл. Каждый, независимо от богатства и общественного положения,  пробовал
вытащить меч, и  каждый  вечер  все  попытки  заканчивались  утешительными
празднествами.
     Килгор воспринимал это очень болезненно. Несмотря на всю его  веру  в
магию, сомнительно было видеть ее проявление в таком степенном  и  скучном
месте, как Брандсток-холл. Или еще хуже -  меч  мог  оказаться  подделкой,
предназначенной для того, чтобы выставить семейство Вальсид на посмешище и
лишить его  права  быть  вождями  Шильдброда.  Килгор  сам  назначил  себя
хранителем меча в Брандстоке и, сидя со своим  старым  мечом,  с  тревогой
наблюдал за нелепыми попытками вытащить оружие из  ствола  дерева.  Самому
ему не хотелось быть смешным и обливаться потом, вытаскивая  меч.  Ему  не
нравился тот жадный огонь в глазах, который он видел  у  всех  кандидатов.
Килгор был уверен, что такой святой и таинственный меч  нельзя  извлечь  в
шутовской атмосфере, которая царила вокруг.
     Почти каждый вечер специалисты по магии собирались в  Брандсток-холле
и  давали  советы  всем  желающим.  Шла  оживленная  торговля   амулетами,
безделушками, приносящими счастье, заклинаниями. Они пользовались  большим
спросом среди жителей Шильдброда и беглецов с севера. Казалось, что каждый
из них непоколебимо верил в магию и только  ждал  удачного  случая,  чтобы
продемонстрировать  свою  веру.  Они,  полные  надежд,  шумно,  как  море,
вкатывались в холл, но их неудачи не трогали Килгора.
     Наибольшее разочарование  постигло  старого  Вальсид  ура.  Он  долго
смотрел на меч, бормоча про себя:
     - Разве он здесь  не  для  меня?  Вальсиды  всегда  были  королями  и
воинами. Если кто-либо в Скарпсее и способен вытащить этот меч, так только
я.
     Он поднялся с кресла и изо всех сил попытался вытащить меч. Тот  даже
не шевельнулся. Пыхтя и задыхаясь, пробовали свои силы советники. Глаза их
чуть не вылезали из орбит от напряжения, но все было тщетно.
     - Что мы будем делать с этим человеком, если  он  вдруг  появится?  -
спросил Вальсидур. - Это пострашнее, чем неурожаи и мороз. Он ведь заберет
все лучшие себе, если мы не сумеем поладить с ним.
     - Или купить у него меч, - лукаво предложил старый Снорри. -  Ведь  у
него здесь нет друзей, и он, возможно, бедняк. Он наверняка назовет цену.
     - Да, - хмыкнул Вальсидур. - Я понимаю, что ты имеешь в виду. Следует
попытаться, чтобы сохранить Брандсток.
     И все старики ухмыльнулись и  подмигнули  друг  другу.  Но  проходили
недели, а меч упрямо отказываются подчиниться кому-нибудь.
     Прошло время, и  новизна  приключения  потеряла  свою  прелесть.  Уже
несколько недель никто не пытал счастья. Старые советники приходили в холл
пить вино и рассказывать байки. Народ  начал  задумываться  о  морозах  на
севере, и прежний страх перед колдунами потихоньку овладел  всеми.  Килгор
надеялся, что лихорадка, вызванная  появлением  меча,  кончится,  и  народ
вновь обретет здравый смысл. Теперь они должны понять, что самое мудрое  -
это собрать армию и двинуться на север. Его отец становился все угрюмее  и
суровее - верный признак того, что все возвращается к прежней жизни. Когда
он не мог видеть меча, он сидел и брюзжал, и ничто не могло отвлечь его от
мрачных мыслей.
     Но  однажды  вечером   раздался   стук   в   дверь.   Неожиданный   и
многообещающий. Лица гостей просветлели.  Слуга  открыл  дверь,  церемонно
ввел гостя и торжественно объявил:
     - Хельги Тонкая Борода из Банка. Желает говорить с тобой, сэр.
     - Отлично. Входи, входи, - сказал Вальсидур. - Кто тебя послал и  что
у тебя за дело?
     Килгор с неудовольствием отметил, что от  пришельца  пахнет  рыбой  и
дымом, да и одет он неважно, хотя наверняка не бедняк. На нем были  грубые
красно-коричневые штаны, кожаный камзол и пояс, орнамент которого  говорил
о том, что он сделан варварами, а на ногах  -  грубые  тяжелые  сапоги,  в
каких жители Шильдброда работают в поле. Он выглядел молодо: загорелый,  с
быстрыми, проницательными глазами, но в бороде его поблескивала седина.
     Опираясь на высокий черный посох,  пришелец  окинул  всех  испытующим
взглядом и торжественно начал:
     - Я принес тебе приветствие из Банка и любопытное послание.
     - Продолжай, - нетерпеливо сказал Вальсидур. - От кого?
     Хельги Тонкая Борода окинул взглядом весь холл. Слабая улыбка  играла
у него на губах.
     - Я принес тебе послание от самого себя. Оно касается вот этого...  -
И он кивнул на меч.
     -  А  кто  ты  такой,  что  осмеливаешься  давать  советы?  -  ехидно
осведомился Оннунд Вольфскилл.
     Хельги улыбнулся и провел пальцами по бороде:
     - Если  это  доставит  вам  удовольствие,  то  я  и  все  мои  предки
назывались прорицателями.
     - Прорицатель! - в один голос крикнули все присутствовавшие в холле.
     Вальсидур  выпрямился  в  кресле  и  стиснул   подлокотники.   Килгор
приготовился к тому взрыву, который, как он был уверен, сейчас последует.
     - Значит, прорицатель? - Вальсидур сузившимися  глазами  рассматривал
этого человека. - Ну что  же,  устраивайся  поудобнее,  прорицатель.  -  И
величественным жестом он пригласил Хельги поесть и выпить.
     Заказав для него еду, Вальсидур приказал музыканту играть и петь.
     - Ты должен попробовать знаменитого брандстокского эля, - сказал  он.
- Лучший эль в Скарпсее. Твое здоровье, прорицатель.
     Килгор  посмотрел  на  отца,   у   которого   неожиданно   изменилось
настроение, и пробрался поближе к прорицателю. От него все еще пахло,  как
от простого рыбака, только что сошедшего на берег.  Хельги  Тонкая  Борода
посмотрел на Килгора, словно прочитав его мысли. Затем  Килгор  увидел  на
его поясе нож с великолепно отделанной рукоятью из рога и стал  относиться
к прорицателю с большим уважением.
     Наконец тот закончил есть, откинулся на спинку стула и стал  набивать
черную трубку какой-то ароматной травой. Затем поднес к ней уголек и начал
пускать  клубы  зеленоватого  дыма.  Вежливо  поинтересовался  погодой   в
Шильдброде. Вальсидур ответил ему в том же  тоне  и  спросил  о  погоде  в
Банке,  расположенном  в  южной  области.  Они  перекидывались  ничего  не
значащими фразами, а Килгор буквально сгорал от любопытства.
     Наконец все правила  вежливости  были  соблюдены,  и  Вальсидур  стал
серьезным.
     Хельги Тонкая Борода уловил эту перемену и начал:
     - Ты помнишь, я сказал, что у меня послание для тебя?
     Вальсидур хмыкнул и постарался не выглядеть чересчур легковерным.  Он
еще никогда не встречался с прорицателем.
     - Да, что-то такое я помню. Мой отец и отец моего деда всегда слушали
прорицателей...
     - И погибли страшной смертью, - не  удержался  от  замечания  Снорри,
благо, в полутьме его не было видно - огонь в очаге уже догорал.
     - Пусть прорицатель говорит, - приказал Вальсидур. - Я уверен, что он
будет говорить во благо Шильдброда. - Он имел в виду наживу,  Килгор  ясно
видел это по его лицу.
     Слушатели сели поближе, а прорицатель торжественно затянулся  трубкой
прежде чем начать:
     - Ты приобретешь и ты потеряешь. Что-то более дорогое твоему  сердцу,
чем золото и этот холл.
     Килгор подумал, что бы это могло быть.
     Прорицатель продолжал:
     - Видишь этих мотыльков? - И он указал на мотыльков, круживших вокруг
лампы с китовым жиром. - Прежде чем они  погибнут,  ты  увидишь,  как  меч
будет вытащен рукой, которая еще не пыталась этого сделать. Еще до лунного
затмения в этот холл придет колдун, как в старые времена, и  сделает  тебе
добро и сделает тебе зло. В Скарпсее много такого, чего ты не знаешь и  не
хочешь видеть. Помни, что ты в очень древней стране, ты  новый  человек  в
старом мире со старым порядком. Когда-нибудь люди будут править в Скарпсее
и старый порядок исчезнет. - Он взял свой посох, застегнул плащ и  накинул
капюшон.
     - Подожди! - закричали сразу несколько голосов.
     - Армия! Я же говорил вам! - крикнул Килгор.
     - Тихо! - громовым голосом приказал Вальсидур. - Как понять  всю  эту
чепуху? Какое отношение имеют к мечу мотыльки?  И  что  ты  там  болтал  о
колдуне? Ты же знаешь не хуже меня, что люди правят Скарпсеем уже  семьсот
лет. Неужели им правит кто-то другой? Мне кажется, что ты  знаешь  больше,
чем говоришь нам. Что это за меч? Кто его вытащит? Он здесь,  в  холле?  Я
сделаю тебя богатым, - сказал Вальсидур. -  Позволь  предложить  тебе  вот
это. - И он вынул из кармана черный кошелек с золотом и серебром.
     - Нет, благодарю, - сказал Хельги. - Помни, что я предупредил тебя. -
Он поклонился и направился к двери.
     - Схватить его! - скомандовал Вальсидур, вскакивая с места.
     Толпа бросилась вперед. Килгор, чтобы его  не  задавили,  вскочил  на
стол и закричал:
     - Это он! Он принес  сюда  меч!  Дайте  ему  побольше  золота,  и  он
вернется!
     Но голос его утонул в шуме толпы, которая старалась  схватить  Хельги
Тонкую Бороду. И тут очаг, лучший во всем Шильдброде, вдруг испустил клубы
черного дыма, полетели зола и искры. Огонь  погас,  и  холл  погрузился  в
полную темноту. Вместо того, чтобы остановиться и спокойно подождать, пока
вновь появится свет, все начали бегать  в  полной  темноте,  натыкаясь  на
столы и скамьи, сталкиваясь между собой и производя ужасный гвалт.
     Килгор ощупал вокруг себя стол и нашел лампу,  которая  еще  не  была
опрокинута. Он  зажег  ее,  поднял  над  головой  и  стоял,  ожидая,  пока
восстановится порядок.
     К этому времени Хельги, конечно,  исчез.  Люди  сели,  чувствуя  себя
одураченными.
     И тут Вальсидур провозгласил:
     - Король меча сегодня вечером среди нас. Он один не пытался  вытащить
меч. Он ждет, чтобы я предложил ему. Я повторяю последний раз.  Если  один
из вас вытащит этот меч, я дам ему одиннадцать мер золота, двадцать  тюков
одежды и тканей, двадцать коров, двадцать  лошадей  и  провозглашу  вторым
своим наследником.
     Весь холл забурлил, услышав такое предложение,  и  несколько  человек
тут же бросились на улицу, чтобы сообщить остальным об обещанных наградах.
     Но Вальсидур крикнул:
     - Никто не должен покидать  холла,  пока  не  сделает  попытку!  Если
прорицатель прав, то эта ночь  должна  назвать  имя  короля  меча.  Эта  и
никакая другая. Мы найдем его, даже если  нам  придется  переворошить  все
постели. Приготовьтесь приветствовать  короля  Скарпсея!  -  И  он  быстро
прошел к мечу, чтобы первым сделать попытку.
     Он крепко взялся за ручку. Килгор ухмыльнулся. Каждый ожидал, что меч
поддастся, однако  никакое  пыхтение  и  кряхтение  не  помогло.  Меч  был
неподвижен.
     - Это, скорее всего, издевательство,  -  тихо  сказал  Снорри,  когда
Вальсидур, тяжело дыша,  вернулся  на  место  и  стал  злобно  следить  за
мотыльками, кружащими вокруг лампы. - Если уж  тебе  не  суждено  вытащить
меч, значит, это не удастся никому.
     - Это шуточки колдунов, - прошелестел среди  присутствующих  шепоток,
когда последний из них потерпел неудачу в своей попытке. И тут же поднялся
ропот:
     - Мы найдем этого плута Хельги и заставим его ответить!
     - Нужно спилить дерево,  -  предложил  кто-то,  и  сразу  разгорелись
споры.
     Одни считали, что это  блестящая  идея,  а  другие  решили,  что  это
святотатство. Ведь это было дерево  Вальсида,  короля-основателя,  первого
Отца. Пока дерево стоит, Шильдброд будет процветать. Споры  разгорелись  с
новой силой, и дело чуть не дошло до рукопашной.
     - Тихо, а то я выгоню всех! - крикнул Вальсидур, но никто  не  слушал
его, кроме Килгора и старого лукавого Снорри.
     - Это все потому, что ты хочешь  разделить  могущество  Брандстока  и
назначить неизвестно кого вторым наследником, - угрюмо  сказал  Снорри.  -
Столетиями Шильдброд был землей Вальсидов, а теперь  ты  хочешь  разделить
его. Ты только вызовешь распри и  войны.  Шильдброд  станет  вечным  полем
битвы. И все это из-за проклятого меча. Кто-то сейчас выжидает,  чтобы  ты
пообещал побольше богатства и могущества. Тогда он придет, вытащит  меч  и
выгонит нас всех из Брандсток-холла. А что дальше? Я думаю, что ты  должен
встретиться с этим человеком и договориться. - Снорри взглянул  на  меч  с
такой яростью, как будто хотел вытащить его силой гнева.
     - Он говорит разумно, - сказал Брок Толстяк.
     Вальсидур устало закрыл глаза:
     - Оставьте меня одного. Мне нужно подумать.
     И старый правитель опустил голову в глубоком раздумье.
     Холл опустел. Десять советников спокойно ждали. Они были  неподвижны,
как столбы, поддерживающие крышу. Один за другим они погружались в сон  по
мере того, как угасал огонь в очаге.
     Килгор  зевнул  и  нетерпеливо  взглянул  на  отца,  который  казался
изваянным из камня. Но вдруг внимание его привлекла мелькнувшая в полутьме
тень. Дверь скрипнула, как будто кто-то осторожно открыл ее.
     - Кто там? - рявкнул Килгор, хватаясь за свой старый меч.
     - Это только я, сэр, - ответил хриплый осторожный голос. Чья-то  тень
мелькнула у дверей.
     - Выйди вперед и скажи,  кто  ты,  -  приказал  Килгор,  повелительно
стукнув об пол мечом. - За  то,  что  ты  подслушивал  секретный  совет  в
Брандстоке, тебя ждет суровая кара. Что ты здесь делаешь  и  долго  ли  ты
слушал?
     - А? - спросонья спросил Брок, торопливо стряхивая  с  рукава  пепел,
упавший из трубки Тределя.
     Маленькое существо то приближалось, то удалялось в тень.
     - Я не хотел ничего плохого. Люди сказали мне, что здесь я могу найти
приют на ночь. Все беглецы на юг советовали идти сюда. Я устроюсь здесь  у
дверей, посплю ночь, а утром уйду. Я не замышляю ничего плохого.
     - Смотри, чтобы от тебя не было никакого  шума,  -  угрожающе  сказал
Килгор, берясь за меч.
     - Кто это? - в гневе крикнул Вальсидур. -  Я  приказал,  чтобы  здесь
никого не было. Мне нужна тишина, чтобы я мог поразмыслить.
     - Он шпионил за нами, - сказал Килгор. - Прошмыгнул  сюда  тихо,  как
привидение.
     - Иди сюда, незнакомец! - приказал Вальсидур. -  Думаю,  сама  судьба
привела тебя сюда этой ночью. Скажи, какое у тебя дело?
     Незнакомец вышел на свет. Глаза у него были дикими и блестящими,  как
у зайца. Черные брови смыкались над крючковатым носом,  увенчанным  черной
волосатой бородавкой. Спутанная рыжая борода обрамляла лицо  и  спускалась
до пояса. Грязно-серый плащ свисал лохмотьями до колен, которые торчали из
старых, грязных, грубо сшитых сапог  с  длинными  загнутыми  носами.  Этот
человек,  казалось,  не  мог  стоять  спокойно.  Он  непрерывно  шаркал  и
перебирал ногами. Остальное его снаряжение состояло из дорожного посоха  и
грязной черной сумы, перекинутой через плечо.
     Он быстро поклонился, бросив косой взгляд на окружающих.
     - Я не шпионил, добрые хозяева. Во всяком  случае,  у  меня  не  было
таких мыслей. Конечно, кое-что я услышал, но против  своей  воли.  Хотя  я
пришел именно для этого.
     - Ты лучше скажи, кто ты, - рявкнул Вальсидур.
     - Конечно, конечно. Сначала я представлюсь. Меня зовут  Варт,  просто
Варт. Потому что у меня нет ни владений, ни подданных. Во всяком случае, в
этой части Скарпсея. Я слышал о ваших трудностях с мечом и о том,  что  вы
сделали кое-какие предложения. Мне кажется, я  могу  оказать  вам  услугу,
конечно, ничтожно малую.
     - Ты? - рявкнул Вальсидур. - Что ты можешь, бродяга?
     - Я могу вытащить меч.
     Вальсидур выпрямился в кресле. Глаза его гневно сверкали.
     - Я не верю этому!
     - Но я могу, - настаивал Варт.
     - Ты - король миньонов и  всего  Скарпсея?  -  Лицо  Вальсидура  было
воплощением ехидства и недоверия.
     - Может, меч просто дурацкая шутка,  -  сказал  Килгор,  -  а  это  -
шутник, который всадил его в дерево. Мне он не  нравится.  Какой  из  него
король? Он настоящий бродяга или... - Слово "колдун" вертелось у  него  на
языке, но что-то в  блестящих  глазах  Варта  остановило  его  и  не  дало
произнести это слово. У него было такое же ощущение, как у собаки, которой
показали кость.
     - Если это шутка и ты замешан в ней...  -  Вальсидур  стиснул  копье,
глаза его угрожающе прищурились.
     - О, нет, не я, - взмахнул руками Варт. - Видите ли... - Он прошаркал
поближе, оглядываясь по сторонам. - Я владею  кое-какими  заклинаниями.  Я
немного занимался мелкой магией и колдовством...
     - Колдун! - крикнул Тойфи из Сванскнолля. - Тот  неприятный  тип  был
прав, здесь замешана магия! Что будем делать?
     У Килгора  радости  не  было.  Он  держал  руку  на  рукояти  меча  и
чувствовал приятную дрожь от того, что сейчас вонзит меч  в  косящий  глаз
Варта.
     - Закрой дверь,  Килгор,  -  приказал  Вальсидур.  -  И  проверь,  не
прячется ли в тени еще кто-нибудь. Иди вперед, колдун! Я предложил  десять
мер золота, дом в Виллоудэйле и рыбацкий корабль тому, кто вытащит меч.
     Варт ухмыльнулся и так почесал ухо, что оно чуть не оторвалось.
     - Но  я  слышал,  что  ты  обещал  кое-что  еще.  Например,  признать
наследником... И разве не двадцать мер золота?
     - Да, двадцать мер, - напомнил один из советников.
     - Хорошо, двадцать, - нахмурился Вальсидур. - Но ты должен  признать,
что меч мой, если действительно с  помощью  магии  вытащишь  его.  И  я  с
радостью дам еще двадцать мер серебра, если ты сделаешь  так,  что  вытащу
его я.
     - Но мне бы хотелось, чтобы это было золото, - заметил Варт.
     - Давайте вытащим меч, а потом обговорим условия, - поспешно  заметил
Оннунд, хранитель сокровищ.
     - Правильно! - подхватил Вальсидур. - Начинай, колдун! Ты уверен, что
твоя магия сработает для меня? Я не мог вытащить меч сам.
     - Я уверен в этом, - заявил Варт, подходя к дереву и бросив взгляд на
меч. - В противном случае, зачем бы я пошел в такую даль и в  такую  жару.
Но ситуация в Гардаре такая сложная, что я вынужден прибегнуть  к  крайним
мерам. - Он кривлялся, гримасничал, потирая свои желтые узловатые руки.  -
Когда я услышал о мече, то пошел так  быстро,  как  только  мог.  Я  хотел
вытащить его для вас, чтобы мы все могли спастись. Ни за что на свете я не
хотел бы видеть людей замороженными навсегда или  изгнанными  из  Скарпсея
гнусными колдунами и троллями, ледяными великанами и черными эльфами. - Он
перечислял их с легкомысленной небрежностью.
     - И с ними владельцу меча придется воевать? - спросил Вальсидур.
     - Да, - ответят Варт, - с тысячами. Но я вижу, что  ты  изменил  свое
решение. И придется мне искать другого смертного, кто будет королем  меча.
Я понимаю, тебе не хочется пускаться в такие приключения. В мое время  мне
даже мечтать не приходилось об обладании таким мечом, как этот.
     Вальсидур величественно поднялся с кресла:
     - В возрасте ста лет мой прапрадед  Торольд  Сквинтер  еще  ходил  на
войну. Предки рода Вальсидов никогда не  думали  о  возрасте.  Они  думали
только об опасностях и тайнах. Давай свои заклятия,  колдун,  и  я  сделаю
все, чтобы спасти Скарпсей!
     - Эти слова я и хотел услышать, -  сказал  Варт  с  хитрой  ухмылкой,
показавшей его лисьи зубы.
     Затем  он  начал  копаться   в   своей   загадочной   черной   сумке,
переворачивая ее то так, то этак, чтобы найти необходимое.
     Советники с улыбками переглядывались. Вальсидур  сидел,  не  сводя  с
колдуна взгляда.
     - Скажи мне, колдун, - сказал он, - меч действительно волшебный?
     - И даже очень, - ответил  Варт.  -  Он  может  рубить  лед,  камень,
дерево, металл. Его обладатель неуязвим в бою. И может все. Все!  -  Голос
его поднялся до крика, а глаза напомнили Килгору глаза крысы.
     - А почему же ты не хочешь иметь его для себя? - спросил Килгор.
     Сморщенный колдун одарил его презрительным взглядом.
     - Нет, я предпочитаю двадцать  мер  золота.  И  кроме  того,  на  нем
заклятие. Ни за что на свете я не притронусь к нему.
     - Миньоны Сурта? - пробормотал Килгор.
     Варт бросил на него взгляд, от которого пробирала дрожь, но  тон  его
был ласковым:
     - Я полагаю, храбрых потомков Вальсида не испугать простым заклятием.
Ведь скиплинги очень отважны.
     - Естественно! - рявкнул Вальсидур. - Пугаться  заклятия?  Еще  чего!
Что это за заклятие?
     - О, ничего особенного, - поспешил объяснить Варт.  -  Деньги  всегда
хранят в красивом кошельке, чтобы сделать их еще  более  привлекательными.
Так и с этим заклятием. Кстати, раз уж мы заговорили о  кошельке,  кажется
мы сошлись на тридцати мерах золота?
     - Что-то вроде этого, - сказал Вальсидур. - Как долго  действует  это
заклятие? Оно проявит себя  сразу  или  подождет  и  проявится  в  третьем
поколении?
     - Я могу посмотреть в своей книге, - сказал Варт,  доставая  огромный
том, толщиной в две книги доходов Брандстока. - Оно может...
     - О, чепуха! - сказал Вальсидур. - Давай свои  заклинания  и  вытащим
этот меч. Я буду носить амулет, когда придется брать его в руки.
     - Если он вытащит его для тебя, отец, - сказал Килгор, - я думаю, для
всех нас будет лучше, если ты откажешься от магии и колдовства.
     - Спокойно, Килгор, - приказал Вальсидур.
     Варт листал свою книгу, что-то  бормоча,  пришептывая  и  раскладывая
какие-то кости, рога, камушки, перья, кусочки меха. Наконец, он  нарисовал
на полу загадочные фигуры и круги и торжественно объявил:
     - Все готово. Советники, отойдите подальше, а  то  попадете  в  сферу
действия заклинания. Лорд Вальсидур, приготовься, сейчас ты  вытащишь  меч
из дерева!
     Сказав это, он поднял руки, закрыл глаза и начал петь  заклинания  на
незнакомом языке, сопровождая пение странными жестами и движениями. Килгор
задрожал, ощутив необъяснимое волнение. Магия Варта  была  совсем  не  тем
приятным древним  искусством,  о  котором  говорили  крестьяне.  Она  была
зловещей и холодной.
     - Теперь тащи! - крикнул звенящим голосом Варт.
     Все вздрогнули, когда Вальсидур взялся за рукоятку и потянул.  Ничего
не произошло.
     -  Хи,  -  глубокомысленно  протянул  Варт.  -  Я   попробую   другое
заклинание. Магия эльфов очень сложна.  -  На  этот  раз  он  взял  мел  и
нарисовал на стволе вокруг меча какие-то буквы.
     - Это чистейший обман, - сказал Килгор, - и грабеж!
     -  Тишина  совершенно  необходима  для  магии,  -  предупредил  Варт,
воздевая к небу тощие руки.
     - Тихо, Килгор, или уходи, - Вальсидур не отрывал глаз от колдуна.
     Килгор не ушел. Он сложил руки  и  сел  так,  чтобы  оказаться  между
дверью и Вартом. Варту не удастся убежать с  золотом  отца  или  с  мечом.
Килгор не собирался спускать с него глаз.
     Заклинание опять не сработало, а за ним и  еще  одно.  Вальсидур  уже
начинал  сердиться,  чувствуя  себя  одураченным.  Советники  походили  на
взлохмаченных старых петухов.
     Колдун снова умиротворенно улыбнулся и полез в свою книгу:
     - Не бойтесь, у меня есть еще одно заклинание,  -  сказал  он.  -  Уж
оно-то должно сработать...
     И он сразу закрыл глаза, погрузившись в неведомые сферы,  и  произнес
какие-то слова. Вальсидур потянул, и опять безрезультатно.
     Килгор фыркнул:
     - Позор, что мы все ночью не спим из-за этого шарлатана.  Сомневаюсь,
что у него получится даже пенка на молоке, если он будет кипятить его.
     Варт посмотрел на него так, будто хотел ответить на оскорбление.
     - Попытаемся еще раз завтра, - сказал Вальсидур. - Может быть,  отдых
и пища освежат твою магию.
     - Благодарю, сэр, - вздохнул Варт.  -  Ты  прав.  Я  очень  старый  и
уставший колдун. Скоро я удалюсь в какую-нибудь пещеру или  хижину,  чтобы
прожить там оставшиеся годы. И все, чего  я  хочу,  это  несколько  кусков
золота, чтобы скрасить свою жизнь. Я всегда буду помнить твою  доброту.  -
Однако взгляд, который он  искоса  бросил  на  Килгора,  противоречил  его
жалобному тону.
     После того, как они ушли, Килгор в гневе воскликнул:
     - Черт возьми, мне совершенно ясно, что этот шарлатан убьет и ограбит
нас. Может, этой ночью он сожжет холл. Не верьте этому гнусному типу, даже
если он колдун. Вы все сошли с ума. Вы еще увидите. Все вы глупые рыбешки!
     - Фу! - фыркнул Тредель, моргая красными, как у быка, глазами. -  Это
тебе будет стыдно, когда меч будет вытащен. Тогда ты поверишь в  магию.  -
Он осушил пару кружек эля и вышел из холла. За  ним  потянулись  остальные
толстяки, пошатываясь и поддерживая друг друга.
     Килгор пошевелил своим мечом угасающие угли. Лезвие меча было  все  в
зазубринах и покрыто ржавчиной. Он вздохнул и повесил его на стену рядом с
остальными древними реликвиями и швырнул обшарпанные ножны в огонь.  Потом
взгляд его упал на блестящие мягкие ножны таинственного меча,  висящие  на
спинке  высокого  резного  кресла  Вальсидура.  Он  осторожно,  крадучись,
подошел к дереву, где в красном  свете  догорающих  углей  мягко  сверкала
золотая  рукоять  меча.  Килгор  внимательно  осмотрел  ее.  Работа   была
великолепная, такой он еще не видел здесь, в  Шильдброде.  На  ручке  были
изображены битвы, корабли и чудовища. Это было  оружие  для  великолепного
воина.
     Такое ничтожество как Варт не могло иметь к нему никакого  отношения.
Килгор ощутил, что у него сжимается горло, когда он видит  этот  меч.  Так
было всегда, когда он слышал  рассказы  Вальсидура  о  старой  славе  рода
Вальсидов. Да, те дни ушли навсегда. В Шильдброде нет никого, кто хотел бы
получить меч и был бы достоин его. Им больше подходят вилы для сена.
     Килгор протянул руку к мечу. Притронувшись к золотой рукоятке, он тут
же отдернул руку назад. Что-то обожгло его пальцы, но этого  же  не  могло
быть! Просто его воображение обмануло его. Некоторое время он  смотрел  на
меч, а затем ухватился за рукоятку обеими руками, чтобы хорошенько дернуть
его. Мгновенно вернулось прежнее ощущение. На  этот  раз  ошибки  быть  не
могло. Меч слегка пульсировал, как живой. Тяжело дыша, Килгор  смотрел  на
меч, набираясь мужества, чтобы взяться за  рукоять.  Наконец,  не  обращая
внимания на покалывание, он ухватился обеими руками и сильно потянул.  Меч
выскользнул из дерева с мягким  звенящим  звуком.  Длинное  тонкое  лезвие
испускало  белое  сияние.  Вязь  древних  букв  побежала  по  лезвию,  как
расплавленное серебро. Килгор изумленно смотрел  на  клинописные  знаки  и
вдруг они обрели для него смысл:
     НОЧЬ НЕ ЗАСТАНЕТ ВРАСПЛОХ СЫНОВ АСКА И ЭМБЛЫ
     Килгор подумал, что какие-то неведомые древние силы поднесли этот дар
для защиты смертных людей.  Он  вертел  меч  в  руках,  восхищаясь  каждой
линией,   каждым   украшением.   Меч   казался   легким   и    великолепно
сбалансированным, как будто был сделан специально для его руки.
     - Килдурин, - прошептал Килгор, и меч отозвался легким звоном.
     Внезапно легкие шоркающие шаги по коридору вывели  его  из  состояния
оцепенения. Он быстро вонзил меч в дерево и удивился, как легко тот  вошел
в толстый ствол. Затем он нырнул под стол и уселся там,  прижав  колени  к
подбородку. Ему не хотелось разрушать очарования происшедшего оправданиями
и объяснениями того, что он делает один в темном холле.
     Пришелец подошел к дереву  и  остановился  перед  ним.  Килгор  узнал
лохмотья Варта. Сердце его заколотилось, и он протянул руку к своему мечу,
совсем забыв, что повесил его на стену.
     Варт стоял в лунном свете, который струился через открытую  дверь,  и
глядел на дерево и меч. Затем с гневными проклятиями сорвал с  себя  суму,
швырнул ее на пол и принялся топтать ногами. Потом поднял ее и  ушел,  все
еще бормоча и ругаясь.
     Килгор выбрался из-под стола, когда убедился, что  Варт  ушел.  Снова
взглянув на меч, он почувствовал приятное удовлетворение. Он  был  уверен,
что Варт хочет заполучить его для каких-то своих грязных делишек. Затем он
заметил, что всадил меч не на прежнее место, а на целых две ладони выше, и
улыбнулся, вспомнив отчаяние и гнев колдуна, который  понял,  что  нашелся
хозяин меча.
     Килгор провел ночь, свернувшись у корней дерева,  и  первое,  что  он
увидел, проснувшись утром, был волшебный меч. В холле никого не было, и он
ласково коснулся рукояти меча. Их постигнет величайшее разочарование: ведь
они ждут героя, а получат  всего  лишь  Килгора.  Он  нахмурился  и  решил
провести день один, охотясь в пустынных холмах на барсуков.



                                    3

     Даже  сам  Килгор  не  был  готов  к  фурору  в  Брандсток-холле.  Он
предполагал вернуться и торжественно объявить  перед  собравшимся  народом
Шильдброда, а возможно, и  продемонстрировать,  как  он  вытаскивает  меч.
Однако всеобщее смятение в холле поразило его. Каждый хотел осмотреть меч,
воткнутый  в  другое  место.  Килгор  никак  не   мог   пробиться   сквозь
взбудораженную толпу, но наконец оказался перед отцом.
     - Килгор, - гневно крикнул старик. - Кто-то трогал меч ночью и всадил
его в другое место! Ты последний уходил из холла.  Ты  видел,  кто  сделал
это?
     - Да. Это сделал я, - сказал Килгор.
     - Пошел вон отсюда и не показывайся мне на глаза, пока  не  научишься
говорить со старшими вежливо! - Никогда еще, с тех пор, как буря  потопила
его рыбацкие суда, Вальсидур не был в такой ярости.  -  Сам  вытащил!  Это
надо же!
     Килгор удалился в самый темный угол  и  там  спокойно  сел  рядом  со
старым Снорри, который непрерывно подливал в свою кружку эль.
     Килгор обратился к нему:
     - Снорри, если я скажу, что вытащил меч, ты поверишь мне?
     - А почему не поверить? - мягко  сказал  Снорри.  -  Но  ведь  ты  не
вытащил? Ты прекрасный юноша, но ты не честолюбив. Когда  я  был  в  твоем
возрасте...
     - Помогите! Помогите! - раздался крик от двери. -  Это  еще  один  из
этих возмутителей спокойствия. Нам не нужны больше колдуны! Спасибо!  -  С
полдюжины советников бросились к дверям.
     - В сторону, вы, булькающие пивные бочки! - проревел громовой  голос.
- Я слышал, что нашелся король меча и прошел тысячу  миль,  чтобы  увидеть
его. Прочь с дороги, или ваши внуки превратятся в червей и ящериц!
     - О, кажется, это еще один колдун, - пробормотал старый Бальтар, в то
время, как другие советники старались удержать дверь. Но они были  слишком
толсты и не могли подойти к двери хотя бы вдвоем.
     - Осторожно! О! Он входит!
     - Если путнику нужен кров, впустите его, - приказал Вальсидур.
     - Но он колдун, - пропыхтел Брок Толстяк. - Если это не  так,  можешь
вырвать мне бороду по волоску.
     - Я так и сделаю, если вы его не впустите, - ответил Вальсидур.
     Советники неохотно открыли дверь, и путник прошел между ними,  что-то
говоря в их адрес, явно не очень приятное для слуха.
     - Дайте дорогу! Я пришел увидеть короля. Где вы прячете его?
     Шафрановый плащ развевался за ним, так стремителен был его шаг.  Люди
и собаки поспешно расступились, уступая ему дорогу, не желая  попасть  под
его большие черные сапоги. Пыльная  белая  борода  была  собрана  узлом  и
заткнута за пояс. В руках у него был посох с набалдашником в  виде  головы
дракона, весь исписанный какими-то изречениями.  Под  мышкой  -  маленькая
черная сума.
     - Как твое имя и какое у тебя дело? - спросил Вальсидур.
     - Мое имя Скандерберг, а какое мое дело, это не твое дело.  Я  пришел
говорить с владельцем этого меча. -  Он  кивнул  на  дерево.  -  Но  я  не
откажусь посидеть у огня и выпить глоток вина.
     - Здесь правлю я, - сказал Вальсидур. -  Смотри,  старый  бродяга,  в
этом холле все должны вести себя как следует, или тебе  придется  провести
ночь на дороге, вместе с колдунами и ворами.
     - Хм, - пробормотал путник, -  хорошо.  Можешь  рассчитывать  на  мое
хорошее поведение. А теперь скажи мне,  где  найти  человека,  вытащившего
этот меч?
     - Мы не знаем этого так же, как и  ты,  -  ответил  Вальсидур.  -  Он
пришел сюда прошлой ночью, вытащил  меч  и  всадил  его  в  другое  место,
гораздо выше. Он до сих пор еще не признался.
     - О, скромный человек, - вздохнул Скандерберг, принимая кубок вина от
советника. - Большое спасибо, сэр. Я надеюсь, что он скоро появится.  Ведь
он и так ждал две недели, прежде чем решил вытащить его. Время не ждет.  -
Он деловито снял перчатки, размотал длинный шелковый шарф и снял сапоги. -
Может, мне поднесут что-нибудь и  поесть?  Я  совершил  чертовски  трудное
путешествие и боюсь, что впереди меня ждет не  менее  трудный  путь.  Будь
другом, подбрось полено в огонь. Эти  старые  холлы  -  великолепная  дань
традициям, но в них всегда ужасные сквозняки.
     Килгор продвинулся вперед:
     - Ты сказал, что пришел сюда поговорить с владельцем меча?
     - Конечно. Но ты еще слишком юн, чтобы говорить об  этом,  -  ответил
Скандерберг, разглядывая юношу. - Однако все вы должны молиться богам, что
не превратились в ледышки. Ведь вы впустили к себе ледяного колдуна.
     - Ледяного колдуна? - пробормотал Килгор. - Варта?
     - Это один из худших, кого я знаю. Вы пригласили его к  себе,  и  вам
очень повезло, что он не украл у вас меч. - Скандерберг откинулся в кресте
и глубоко вздохнул. - Кто-нибудь, налейте еще вина!
     - О чем ты говоришь? - спросил Вальсидур. - Я думал, что  ты  колдун,
старик.
     - Да, - поддержал его старый Оннунд. - Кто ты и что ты?
     Путник закрыл глаза, затем открыл их  и  обвел  взглядом  собравшихся
вокруг него жителей Шильдброда.
     - Кто и что... Кто я такой, я уже сказал. Что же касается "что"...  -
Он достал трубку и набил ее коричневыми листьями. - Скажем так... Я просто
странствующий ремесленник. Я там, где требуется сделать  дело.  Это  могут
быть поиски сокровищ, битва с великаном или драконом,  уничтожение  всякой
нечисти, вроде колдунов, троллей, духов, привидений,  единорогов.  Я  могу
отыскивать воров или делать любую другую работу. Я человек дела. -  Прижав
палец к трубке, он начал ее раскуривать,  и  вскоре  холл  окутался  синим
дымом. - Ну, а теперь, если кто-то хочет  обсудить  со  мной  какие-нибудь
важные проблемы, я встречу его в своей комнате. Готов мой  обед?  Полагаю,
мне лучше пообедать у себя. Принесите поднос к двери комнаты.
     - Один момент, - сказал голос от двери.
     В полутьме материализовалась  фигура  человека  и  двинулась  вперед.
Человек был в капюшоне и держал длинный посох.
     - О, Скандерберг, это ты, старый дракон! -  Варт  откинул  капюшон  и
выпрямятся. - Как ты осмелился пугать этих людей своей ложью?! Они уже все
дрожат от страха. Я пришел помочь этим милым людям, а ты только  угрожаешь
им!
     - Ах ты, мошенник! - загремел Скандерберг, поднимаясь  во  весь  свой
рост. - Когда будешь выходить, выложи из своей сумы золото и  другие  вещи
Вальсидов. Полагаю, ты набил ее, раз уж тебе не удалось украсть меч.
     Варт оскалил зубы:
     - Тебе никто не поверит. Я могу вытащить этот меч!
     - Ха! - сказал Скандерберг. - Не можешь!
     - Лжец!
     - Вор!
     - Докажи!
     Некоторое время два колдуна с ненавистью смотрели друг на друга. Люди
Шильдброда в страхе подались назад. Затем Скандерберг потер ухо, и  черная
сума Варта вдруг раскрылась. Оттуда вывалились  окорок  и  другая  еда,  а
кроме того, множество различных вещей.
     - О, это же семейный меч, - воскликнул Вальсидур. - Я  не  давал  его
Варту!
     - И моя одежда и серебро, - добавил управитель кухни.
     -  Вор!  Грабитель!  -  Разгневанная  толпа  двинулась  вперед.  Варт
мгновение постоял, затем бросился к своей книге заклинаний.
     - Держи его! - закричал Килгор.
     Варт обернулся, блестя крысиными глазами:
     - Я хочу кое-что сказать тебе, ты, прячущийся под столами! Помни, что
на Килдурине лежит заклятье. Король меча умрет от этого же меча. Он  умрет
от Килдурина, или я не Варт, колдун! - Раздув щеки, он начал дуть.
     Ледяной ветер сбросил реликвии со стен,  перевернул  столы,  заставил
всех закувыркаться по полу. С зубовным  скрежетом  Варт  вылетел  в  трубу
очага, унося с собой огонь.
     В мгновение ока в  холле  не  осталось  никого,  кроме  Скандерберга,
который покуривал свою трубку, сидя у огня.  Он  восстановил  его  простым
кивком головы.
     Килгор выбрался из-под перевернутого стола и,  щурясь,  посмотрел  на
яркий огонь. Колдун, вероятно, истратил уже недельный запас дров, и теперь
тени весело плясали по стенам холла. Сотворив огонь, колдун запел какую-то
странную песню на незнакомом Килгору языке.  Когда  колдун  замолк,  чтобы
перевести дыхание, Килгор выступил вперед.
     - Я здесь, сэр, - сказал он.
     - Отлично. Значит, это ты. Чего тебе надо?
     Колдун сидел так близко к огню, что было непонятно, почему его борода
не вспыхивает.
     - Полагаю, что поесть мне сегодня уже не принесут.
     - Я найду что-нибудь, - предложил Килгор.
     - Не надо. Я перекушу что-нибудь свое.  Садись  со  мной.  Ты  любишь
клубничный джем? - Он достал из своей сумы две чашки и черный чайник.
     - Не знаю, - сказал Килгор. - А что это?
     - Это ягода, которая растет на земле, более гостеприимной,  чем  эта.
Давай сам, парень, бери кусок хлеба.
     - Прекрасно, - сказал Килгор. - Как называется страна, где растет эта
клубника? - Ему всегда нравилось слушать рассказы про дальние страны.
     - Никак. У нее еще нет имени. Но это  прекрасная  земля,  там  хорошо
поставить замок. Прямо в горном ущелье, чтобы охранять долину  внизу.  Как
пробка в бутылке. Но нужна еще одна крепость на юге, там, где река  делает
крутой поворот. Посмотри... - Он вынул скатанную в трубку кожаную карту  и
начал показывать, где крепости, где замки, где овраги. В нужных местах  он
ставил на карту ножи, чайник и другие вещи. - Со временем это будет  самое
ценное место в Скарпсее, - сказал он. - Но там есть места и получше...
     - Сэр, - сказал Килгор.
     - Скандерберг, а не сэр. Я мастер на все руки.
     - Мне хотелось бы перейти к делу, если ты не возражаешь.
     -  Дело?  Я  думал,  что  твое  дело  -  поесть.  Я  видел,  как   ты
расправляешься с джемом. Какое же дело ты хочешь обсудить со мной?
     Килгор поднялся и прошел в тень  под  дерево.  Затем  он  вернулся  и
положил на стол сверкающий меч.
     - Я хочу обсудить вот это, - сказал он.
     Глаза Скандерберга широко раскрылись.
     - Великий Боже, - прошептал он. - Значит, это ты!  Но  ты  же  совсем
мальчик! Полагаю, Эльбегаст знал, что делает... - Он покачал головой.
     -  Теперь  я  хочу  знать  правду,  -  сказал  Килгор.  -   Все   это
действительно  магия?  Неужели  эльфы  существуют  и  сейчас,   если   они
когда-либо существовали? И действительно ли ты колдун? А также...
     - Стоп! Я расскажу тебе все, а  потом  посмотрим,  будут  ли  у  тебя
вопросы, - сказал Скандерберг. - Когда-то  там,  где  сейчас  земля,  была
пустота и в ней огромный кусок льда, а  посередине  кипел  котел  Муспелл.
Однажды он разозлился и, чтобы долго не рассказывать о великанах, карликах
и эльфах, скажу только, что  образовалась  земля  вместе  со  Скинфакст  и
Гримфакст...
     - Значит, они действительно были?  Это  рассказывала  мне  мать.  Она
говорила о том, как волки охотились за солнцем и луной.
     - Я не буду вдаваться в подробности.  Мне  кажется,  что  ты  немного
образован, что весьма необычно для такого места. Значит,  ты  знаешь,  что
люди - это дети Аска и Эмблы, двух ясеней. Хорошо. Не перебивай. Теперь  я
расскажу тебе о Сурте. Он великий ледяной колдун, оставшийся еще от первой
тьмы. Он постоянно стремится вернуть на землю Фимбул Винтер, чтобы на  ней
могли жить дьявольские создания мрака.
     - Тролли и великаны? - спросил Килгор. Этот  Скандерберг  рассказывал
занимательные истории.
     - Да. И еще много других, которых мы, смертные, никогда не видели  на
этих прекрасных берегах. Они были здесь с самых древних времен, когда сюда
явились первые люди.
     - Семь столетий - достаточно долго, - сказал Килгор.
     Колдун вздохнул и посмотрел на него:
     -  Да,  время  нужно  измерять  столетиями,   чтобы   видеть   нужную
перспективу. Люди на Скарпсее семь столетий, а есть такие, что живут здесь
уже двести столетий.  Вы  смертны,  и  ваша  жизнь  на  земле  всего  лишь
мгновение, но со временем вы будете полностью  владеть  Скарпсеем,  а  все
старые силы исчезнут.
     - Сколько тебе лет, Скандерберг?
     - Почти восемьдесят.
     - Веков?
     - Есть и постарше меня, - сказал колдун. -  Позволь  мне  продолжать.
Один из самых древних орденов -  Альфар,  или  эльфы,  как  вы,  смертные,
зовете их в своих сказках. Орден Альфар делится на  две  части  -  Светлый
Альфар и Темный Альфар. Они разделились так в соответствии с тем, в  каком
климате живут. Король Светлого Альфара - Эльбегаст. Это он  вонзил  меч  в
дерево. Он выбрал тебя из  всех  смертных,  чтобы  ты  выполнил  для  него
работу, о которой я расскажу тебе дальше.
     - Хорошо! - воскликнул Килгор, любуясь мечом. - Я всегда хотел  иметь
такой. Как же он вонзил его в дерево? Ведь никто не мог вытащить его.
     Скандерберг отхлебнул чаю:
     - Я не могу предположить ничего, кроме магии.
     - Ясно. Я всегда верил в нее.
     - Думаю, ты поверишь в нее еще  больше,  если  сможешь  вернуться  из
Гардара, - сказал Скандерберг.
     - Гардар! Оттуда еще  никто  не  возвращался,  -  обеспокоенно  сказа
Килгор, желая, чтобы хоть кто-нибудь был с ним рядом. - Я должен взять меч
и идти в Гардар?
     Скандерберг потер виски:
     - Да. Ты должен будешь найти и убить Сурта. Последняя война,  которую
вел твой отец, была самым концом шестисотлетней войны, в которой Сурт  был
захвачен в плен и заточен в подземную тюрьму. На двести лиг под землю -  в
каменную клетку без двери. Но недавно мы обнаружили, что он уже шестьдесят
лет находится в Гардаре и вновь сеет зло. Это его последний шанс. Мы  дали
ему возможность исправиться, но он не хочет меняться. Поэтому-то Эльбегаст
и достал меч из убежища. Если не  будет  Сурта,  то  не  будет  и  Темного
Альфара, не  будет  ледяных  колдунов  и  угрозы  Фимбул  Винтер,  которая
уничтожила ваши Северные области.
     Килгор так и вскинулся при этих словах:
     - Значит, это Сурт напускает на нас морозы?
     Колдун кивнул.
     - Но я же предлагал собрать армию, идти к его южным  границам,  сжечь
города и уничтожить гарнизоны!
     - Все это бесполезно. Он так не воюет. Путь в Гардар  -  это  путь  в
ледяные пустыни, через айсберги. У него есть глаза везде,  даже  здесь,  в
Брандстоке. Неужели ты думаешь, что колдун вроде  него  будет  воевать  по
человеческим законам и правилам? - Пронзительный взгляд  колдуна  приковал
Килгора к месту. - А теперь я открою тебе величайшую  тайну,  -  прошептал
колдун. - Ничто не может уничтожить Сурта. Мы  убивали  его  сотни  раз  и
самым  разным  оружием,  но  каждый   раз   он   возвращался   еще   более
могущественным. Этот меч - последняя надежда.  Ну,  а  теперь  давай  свои
вопросы.
     - Единственный вопрос, который может задать нормальный здравомыслящий
человек, прослушав все это: неужели ты думаешь, что  я  верю  во  всю  эту
чепуху?
     - Тогда мне здесь делать нечего, - воскликнул колдун, воздевая руки к
небу. Мгновенно в холл ворвался ветер, полетели бумаги и книги,  оружие  и
доспехи  повалились  со  стен,  старые  знамена  оглушительно   захлопали,
разрываясь в клочья.
     - Нет, нет, нет! - воскликнул Скандерберг. - Стоп!
     Ветер успокоился  тотчас  же,  как  будто  кто-то  заткнул  отверстие
пробкой. Скандерберг собрал бумаги,  поправил  одежду,  бороду  и  волосы,
что-то недовольно бормоча про себя. Потом он влез в свои  сапоги  и  начал
собирать вещи. Как только он указывал пальцем на  какую-нибудь  вещь,  она
сама прыгала к нему в суму. Килгор изумленно смотрел на это, будучи  не  в
силах вымолвить хотя бы слово.
     - Я передам Эльбегасту, что он  совершил  ужасную  ошибку,  -  сказал
колдун. - Воткни меч обратно в дерево, и король сам придет за ним,  но  не
раньше, чем морозное облако явится в Шильдброд. Прощай.
     - Что? Погоди! - Килгор схватил Скандерберга за плащ. - Ты  не  понял
меня. Я просто хотел сказать, что я здравомыслящий человек.  В  Шильдброде
уже много лет никто не верит в магию, за исключением простых  Пастухов.  А
также меня, который верит в нее вопреки воле отца. Расскажи мне побольше о
магии. Как ты делаешь, что все эти вещи сами прыгают в твою суму?
     - Здравомыслящий, - фыркнул Скандерберг, снова садясь. - Слушай меня.
Существуют многие вещи, о которых лучше не знать вам, смертным.  Я  думаю,
ты ждешь доказательств, что магия  -  это  реальная  сила  даже  здесь,  в
Шильдброде. Ты можешь прочесть письмена на мече?
     - Конечно! Там написано...
     - Ш-ш-ш-ш-ш... - Жесткая ладонь колдуна заткнула юноше рот.  -  Никто
не должен знать этого, кроме тебя. Те,  кому  известна  надпись,  давно  в
могиле. Даже я не могу прочесть ее. Посмотри сюда. - Он достал из  кармана
гладкий зеленый шарик размером с яйцо.
     Килгор всмотрелся в него и  увидел  Шильдброд  в  миниатюре:  зеленый
алмаз  в  объятиях  двух  черных  рук,  которые  омывали  мирный  Кодфирт,
подступающий к самым селениям. Дальше он увидел фьорды, заливы и  огромное
черное облако, которое медленно и тяжело опускалось в зеленую воду.
     - Что это? - Килгор хотел смотреть и дальше, но  Скандерберг  отобрал
шар.
     - Это магический кристалл. Смертным нельзя долго смотреть в него.  Ну
как, тебе уже хватает доказательств того, что Сурт существует?
     Килгор кивнул.
     - Ну, слава Богу. Теперь об этом мече. Все время держи его при  себе,
чтобы не украли. Он предупредит тебя об опасности легким звоном,  которого
чужие уши не услышат.  Он  может  рубить  камень,  дерево,  железо.  И  ты
единственный, кто может владеть им. Килдурин имеет свой собственный  разум
и воюет сам. Но хватит! Пора идти спать. Я  должен  пожелать  тебе  доброй
ночи. Будь готов к раннему подъему в самый темный час перед рассветом.
     - Подожди, подожди! Ты  еще  многого  не  объяснил!  -  запротестовал
Килгор. - Какая  армия  будет  у  нас?  Куда  мы  пойдем?  Я  хочу  видеть
Эльбегаста, если он существует, будь он человек или эльф. Как ты узнал про
меч? И, если уж говорить о мече...
     - Слушай мои советы и никогда не ошибешься, - сонным  голосом  сказал
Скандерберг.
     Он поднялся, чтобы проводить Килгора к двери.
     - Что ты сказал насчет раннего подъема? - спросил юноша. - Ты  имеешь
в виду только нас двоих? Разве мы не должны сказать Вальсидуру?  Разве  не
должны мы...
     - Я сказал, что мы должны выйти рано. Но мой первый ответ - нет,  что
бы ты не спросил. Спокойной ночи! Не проспи. Ничего не  бойся,  но  врагов
остерегайся.
     - Враги... - прошептал Килгор.
     Дверь уже открылась  и  стало  невозможно  расспрашивать  дальше.  Он
проговорил:
     - Спокойной ночи.
     Затем Килгор шагнул в темный коридор. В  полном  смятении  шел  он  к
своим покоям. Холодное дыхание заставило его поднять голову, и  он  уловил
какое-то движение в полутьме.
     Он бросился за этой тенью через пустой я  безмолвный  Брандсток-холл,
слабо освещенный тлеющими в очаге углями. Передняя дверь скрипнула,  и  он
успел заметить темно-серый плащ, выскользнувший на улицу. "Колдун Варт", -
подумал Килгор. Но эта мысль сейчас же утонула в водовороте других  мыслей
о завтрашнем дне.



                                    4

     В самый темный час рассвета Килгора разбудил тихий стук в дверь.  Это
был Скандерберг.
     - Тихо, ни слова! Мы должны уйти так, чтобы нас никто не видел.
     В  сильном  возбуждении  Килгор  оделся  в  самое   простое   платье.
Колдовское приключение - не сон, говорил он себе, проходя в главный  холл.
Здесь он замер, глянув на  груду  бутылок,  ящиков,  бочонков,  веревок  и
других, самых разнообразных предметов, которые видел впервые в жизни.
     Посреди этой кучи сидел колдун и доставал из черной сумы все новые  и
новые предметы. Очевидно, опять магия, с замиранием сердца подумал Килгор.
     - Добрый день, - сказал Скандерберг. - Я тебя жду.
     - Я могу помочь? - с готовностью, но без особого  энтузиазма  спросил
Килгор.
     - Тебе ничего другого не остается. Ведь это твое  дело.  Раздели  все
это на две половины. Одинаковые.
     - Что? Мы все это берем с собой? - воскликнул Килгор с ужасом.
     Колдун молча кинул винный бочонок в свою суму. Тот  чудесным  образом
скрылся в складках ткани.
     Килгор покачал головой и начал делить  все  пополам.  Продуктов  было
достаточно,  чтобы  прокормить  десять  человек  в  течение  полугода,   а
снаряжения хватило бы на целый отряд.
     - Ну, а теперь, - сказал Скандерберг, подавая ему мешок, -  складывай
сюда свою половину. Свою часть я сложу в суму, хотя места  уже  мало.  Нам
нельзя прохлаждаться и ждать, пока все проснутся. Мне уже кажется,  что  о
нашем отъезде знают те,  кому  не  следовало  бы  этого  знать.  Торопись,
торопись! Не старайся укладывать аккуратно,  мешок  сам  уложит  все,  как
надо.
     - Но как же... - начал Килгор и с  изумлением  увидел,  что  в  мешке
хватает места всему, даже самому большому и объемистому.
     - Ну, а теперь завтрак, - сказал Килгор, когда все было уложено.
     - Конечно. Ты совершенно прав, - согласился Скандерберг.
     Он насыпал в карманы юноши сушеных фруктов и орехов, а на шею повесил
маленькую флягу. Затем подал Килгору мешок, и они двинулись в путь.
     - Еда отнимает слишком много времени, - сказал Скандерберг, когда они
уже шли по двору. - Можно поесть на ходу.
     Колдун шел так быстро и такими огромными шагами, что  юноша  перестал
думать о том, хватит ли сил старику. Он боялся, как бы не отстать от него.
     Мешок был удивительно легок, а предрассветный воздух свеж и  приятен.
Над головой все еще светили звезды,  пахло  землей  и  мокрой  травой.  От
залива тянуло холодом и запахом рыбы.
     - Это лучшее  время  для  незаметного  ухода,  -  озабоченно  заметил
Скандерберг.
     Глаза его были прикованы к северу,  где  в  облаках  голубого  тумана
виднелись Череп-горы.
     - Почему наше путешествие должно быть тайным? - спросил Килгор, когда
они прошли мимо последних домов во владениях его отца.
     - Чем лучше мы будем хранить тайну,  -  ответил  Скандерберг,  -  тем
меньше народу будет знать о том, что мы ушли. - И он продолжал шагать.
     - Но подожди... - Килгор догнал его. - Мне  кажется,  что  ты  должен
открыть мне свои планы. Ведь я имею право знать их, хотя бы потому, что  у
меня меч. - И он притронулся к кожаным ножнам, прикрепленным к поясу.
     - Подожди немного, и я расскажу  все.  -  Скандерберг  остановился  и
поскреб землю посохом. - Здесь Шильдброд. Нек - на севере, Херонесс -  еще
севернее, у подножия Череп-гор. На востоке от Херонесса -  Колдбек,  а  на
западе - Готнеф. Череп-горы состоят из двух  больших  хребтов  Бриартон  и
Бурнт, а за ними простираются горы Трайдент. Они отделяются от Бриартона и
Бурнта большим ущельем, по которому когда-то текла  могучая  река.  Теперь
реки уже нет, но там проходит Гардарская  долина,  ведущая  к  ущелью,  за
которым находится Гардар. Ущелье расположено к востоку  от  тройного  пика
Трайдент. Мы пройдем через Череп-горы, а затем  через  Гардарское  ущелье,
если, конечно, придем туда живыми. Ведь миньоны Сурта  тщательно  охраняют
его, поэтому я и не хочу, чтобы весть о нашем  выходе  достигла  их  ушей.
Если все пойдет хорошо, то мы вернемся в Шильдброд  будущей  весной.  Если
все пойдет хорошо. По крайней мере,  так,  как  я  рассчитываю.  Есть  еще
вопросы? Нет? Хорошо. - Он стер с земли  карту  и  пошел  вперед,  оставив
Килгора размышлять над ее остатками.
     - А что  мы  будем  делать  в  Гардаре?  -  спросил  Килгор,  догоняя
Скандерберга. - Как мы будем искать...
     - Найти Сурта вовсе не проблема. Чтобы приблизиться к нему и  нанести
решающий удар, мы должны как можно дольше оставаться необнаруженными.
     - Понимаю... - Дальше Килгор шел молча, думая о начерченной на  земле
карте и о словах Скандерберга, что их поход закончится будущей  весной.  К
тому же никто в Брандстоке не знает, куда он ушел.  Единственное,  что  им
известно, это то, что он исчез вместе  с  колдуном.  Самому  Килгору  тоже
известно мало. Твердо он знал одно: вместе с  каким-то  странным  колдуном
они идут в опасные земли, где не появлялся ни один смертный с тех пор, как
там почти шестьдесят пять лет назад  погибли  Вультер  и  Вальсид.  Килгор
понятия не имел о тех опасностях, которые ждут его впереди.
     Однако он шел вперед по лугам и песчаным долинам  Шильдброда.  Жуткие
тайны были еще очень далеко. Килгор чувствовал себя готовым  к  встрече  с
ними. Он часто притрагивался к золотой рукоятке и входил в бархатную  сень
дубовых  рощ,  от  всей  души  надеясь  встретить  драконов,  троллей  или
привидения. От своей бабушки он слышал  множество  увлекательных  историй,
которые становились еще более интересными от того, что взрослые высмеивали
их и запрещали слушать. Он уже хотел спросить колдуна,  встретятся  ли  им
чудовища, но заметил, что Скандерберг хмурится, оглядываясь через плечо.
     - Ты чего-то  опасаешься?  -  спросил  Килгор,  когда  они  с  трудом
вскарабкались на вершину холма. - Зачем мы мучаем себя, влезая сюда?  Ведь
этот холм спокойно можно было обойти, а  теперь  нам  придется  спускаться
вниз.
     - Да. Мне просто хотелось отдохнуть на вершине, тем более  что  здесь
такие прекрасные камни. Совсем как крепость. Ты не находишь? -  Он  сел  в
тень под камень.
     Стало уже жарко.
     - Очень странный способ  отдыхать,  предварительно  изнурив  себя,  -
сказал Килгор и тоже сел. - Я больше люблю валяться  в  траве  на  солнце.
Никакие камни не могут сравниться с зеленой травой...
     Скандерберг не обращал на мальчика ни малейшего внимания.  Он  достал
из  своей  сумы  части  большой  подзорной  трубы  и  начал  собирать  ее,
наслаждаясь, как ребенок игрушкой.
     Подзорная труба была новенькой  и  блестящей.  По  полированной  меди
тянулись выгравированные письмена. Килгор был подавлен, но  его  обуревало
любопытство.
     - Я еще не пользовался ею, - гордо сказал колдун. - Но я всегда знал,
что она когда-нибудь пригодится.
     - Хм. Тебе придется подождать, пока взойдет луна, - заметил Килгор.
     - Есть и другие явления, помимо луны, которые можно наблюдать. И  они
не зависят от времени суток или  года,  -  ответил  Скандерберг,  направив
трубу на юг и приникнув к ней глазом. - Ха! Вот он! Он  всегда  появляется
на рассвете. Взгляни!
     - Если ты настаиваешь, - со вздохом сказал Килгор.  -  Тем  не  менее
послушно поглядел в трубу. Далекая местность как бы прыгнула к нему, стала
ближе, яснее. Он увидел лес, примыкавший к последним домам,  мимо  которых
они прошли. В подзорной трубе деревья качались под ветром, но  на  вершине
холма, где они сидели, не было ни одного дерева. Запела птица  -  это  был
серый дрозд. Килгор хорошо видел его. Он поспешно  оторвался  от  трубы  и
покачал головой.
     - Очень хорошо,  -  сказал  он,  стараясь  скрыть  свое  неподдельное
удивление, - но я не видел ничего, кроме старого леса, ничего такого, чего
следовало бы опасаться.
     - Просто ты смотрел не туда, - сказал Скандерберг, снова  заглянув  в
трубу.
     Затем он одним словом заставил все части трубы и даже большую треногу
убраться в суму.
     - Идем. Я решил, что к  концу  следующей  недели  мы  должны  быть  в
Хэльфскнолле. - Взяв суму, он деловито закрыл ее.
     - О, это же всего тринадцать дней! Человек на лошади мог  бы  за  это
время добраться, но мы-то пешком... Ведь  нам  нужно  пересечь  весь  Нек,
затем пройти Колдбек и Готнеф,  чтобы  подойти  к  болотам  Херонесса.  Ты
можешь посмотреть по своей карте.
     - Не могу, - коротко ответил колдун.
     - Не пойдем же мы прямо через болота, - сказал Килгор. -  Это  гиблые
места. Там уже много столетий пропадают люди.
     - Туда, наверное, суются одни дураки,  если  знают,  как  опасны  эти
болота и все равно лезут, - сказал Скандерберг. -  Дураки  или  умные.  Но
тебе, парень, можно не думать о трясинах  и  прочих  опасностях  болот.  Я
доставлю тебя в Гардар. Тебе следует думать, как  победить  Сурта  и  всех
врагов,  которые  там  встретятся:  великанов,   троллей   и   прочих.   В
противоположность тому, что думаете вы, смертные, болота вполне проходимы,
хотя и небезопасны, должен признать. Поверь мне, старику, ведь я не  дожил
бы до этого возраста, если бы был глуп, и ты не  станешь  намного  старше,
если не будешь слушать меня. Предоставь  мне  заботиться  о  более  важных
вещах, а твоя забота - колдуны и великаны.
     И прежде чем Килгор успел спросить, что может быть важнее колдунов  и
великанов, Скандерберг подхватил  свою  суму  и  резво  пустился  вниз  по
склону. Килгор поспешил  за  ним.  Он  немного  отдохнул,  а  Скандерберг,
казалось, полностью восстановил силы. Он шел так же быстро, как и в начале
пути, как будто позади не было долгой дороги.
     Килгор надеялся, что в  полдень  они  отдохнут  подольше,  хорошенько
поедят и поваляются на траве. Когда солнце уже  было  прямо  над  головой,
Килгор попросил остановиться.  Скандерберг  пробурчал  о  том,  что  нужно
добраться до Хэльфскнолля. Он говорил об опасностях ночного пути:  тролли,
темные эльфы, а кроме того, можно попасть в трясину.
     - Я отказываюсь идти, пока мы не  поедим,  -  упрямо  заявил  Килгор,
скидывая с плеч мешок. - Потом мы пойдем вдвое быстрее.
     -  Вы,  смертные,  почему-то  считаете,  что  солнце  создано,  чтобы
подавать  вам  сигналы  к  обеду.  Мы  бы  и  так  скоро  остановились,  -
примирительно добавил Скандерберг, жадно  глядя  на  еду,  которую  достал
Килгор.
     - Они  быстро  поели,  и  у  Килгора  возникло  странное  беспокойное
ощущение - они остановились в  очень  неприятном  зловещем  месте:  старой
роще. Стволы деревьев здесь имели  жуткую  окраску,  походили  на  лица  с
глазами, смотрящими на них. Килгор заметил,  что  и  колдун  подозрительно
поглядывает по сторонам. Вскоре они снова упаковали мешки,  и  Килгор  был
рад, когда они, наконец, двинулись дальше.
     В конце первого дня пути они остановились на вершине большого  холма,
который обозначал границу Шильдброда. Здесь дорога разветвлялась: на запад
шла дорога в Готнеф, на восток - в Колдбек, а центральная вела в Нек.
     Всю ночь наши путники слышали на дороге шум: ржание лошадей,  мычание
коров, блеяние овец, скрип телег и людские голоса. Шло великое переселение
на юг. Килгор вспомнил зеленые леса и луга Шильдброда и подумал, что  этим
несчастным предстоит приятное путешествие по гостеприимной земле.
     На следующее  утро  он  бросил  последний  взгляд  на  родную  землю.
"Расстаюсь на время",  -  подумал  он,  но  в  его  мозгу  остались  слова
Скандерберга.  Возможно,  он  вернется  нескоро,  а  может,  и  вообще  не
вернется. Килгор потряс головой, чтобы избавиться от мрачных  мыслей.  Ему
не хотелось думать об опасностях путешествия.
     Нек  вовсе  не  был  приятной  страной.  Всего  несколько  селений  и
деревень, а в основном по сторонам дороги  высились  пустынные  курганы  -
следы великих битв, между которыми гулял  пронизывающий  ветер.  У  дороги
стояли жалкие серые и черные овцы с колокольчиками. Они жались к  пастуху,
одетому  в  лохмотья  и  опирающемуся   на   посох.   Его   фигура   четко
вырисовывалась на фоне затянутого тучами неба.
     Пастух и овцы провожали путников взглядами. Килгор шел  по  пятам  за
Скандербергом и думал, что Нек так и не смог избавиться от дикого  темного
прошлого  и  превратиться  в   цивилизованную   Страну,   как   Шильдброд.
Цивилизация еще не  коснулась  этой  пустынной  страны.  Отряд  воинов  на
косматых лошаденках мог в любой момент кинуться на них из засады, потрясая
копьями. А место здесь было таким, что даже спрятаться  негде.  Вздрогнув,
Килгор быстро осмотрелся по сторонам, надеясь, что в  этих  диких  древних
пустошах не увидит ничего ужасного. И единственным существом,  которое  он
видел, был пастух в рваном плаще и с посохом.
     Семь дней карта Скандерберга вела их через холмы и холодные  равнины,
а затем Нек остался позади.
     Как и надеялся Скандерберг, за это время они не  встретили  ни  души.
Килгор постоянно жаловался на трудности пути - ведь они шли по бездорожью.
Он утверждал, что здесь почти никто не живет, и они могли бы спокойно идти
по  дороге,  без  риска  встретить  кого-либо.  Когда  Скандерберг  был  в
спокойном состоянии духа, он не обращал внимания на причитания Килгора. Но
когда ему это надоедало, он возмущался:
     - Черт побери! Это тебе не прогулка для развлечения! Путь опасен даже
здесь. А ты только и можешь, что жаловаться! А до чего же ты прожорлив! Ты
съешь все, что мы взяли, задолго до  того,  как  доберемся  до  гардарской
дороги.
     Килгор находил мало удовольствия в путешествии с  колдуном.  Херонесс
оказался  еще  более  неприглядным,  чем  Нек.  В  нем  не  было   никаких
возвышенностей, а некогда знаменитые быстрыми как ветер скакунами пастбища
высохли  и  пожухли.  Земля  покрылась  мерзлой   травой.   Выжили   самые
неприхотливые растения вроде репейника, который теперь назойливо  цеплялся
за полы их плащей.
     Когда-то здесь высились могучие платаны  и  сикоморы.  Они  и  сейчас
стояли  здесь,  но  их  черные  засохшие  ветви  без  листьев  производили
безотрадное впечатление. Прекрасные озера превратились в  илистые  болота.
Тростники, окружавшие их, печально клонились на  ветру.  В  воздухе  стоял
запах мерзлой земли. Чувствовалось приближение зимы. Только жалкая горстка
ворон  и  галок,  устроившихся  на  верхушках  голых  деревьев,   зловещим
карканьем сопровождала путников.
     За шесть дней пути по Херонессу они не видели ни  одной  живой  души.
Все деревни, насколько было известно Килгору, располагались на восточной и
западной границах. Там же проходили и торговые пути. А по самому Херонессу
бродили только стада коров и  овец,  да  изредка  встречались  отшельники.
Климат здесь был сырой и теплый. Сказывалась  близость  великих  болот  на
севере.
     Килгор вдыхал запах гнили. Впереди  уже  виднелись  болота  -  черная
полоса, окутанная туманом. Ему становилось не по себе, когда  он  думал  о
том, что придется входить в это гиблое место. Болота были населены духами,
и следовало напомнить об этом Скандербергу, но Килгор не хотел показывать,
что боится их.
     Был уже полдень, когда они подошли к зеленому краю болот. Скандерберг
остановился и оперся на посох.
     - Ну, вот мы и пришли. Если мы благополучно пройдем через болота, я с
легким сердцем поведу тебя дальше.
     - Благодарю, - сказал Килгор, когда колдун  сделал  многозначительную
паузу.
     - Теперь я должен предупредить тебя. Держись как можно ближе ко  мне.
Не ломай и не  хватайся  за  деревья  или  растения,  которые  будут  тебе
попадаться. Остерегайся змей и ничего не ешь. К ночи  мы  перейдем  на  ту
сторону и будем в безопасности. Даже мне  не  хотелось  бы  оставаться  на
болотах после наступления темноты. Ах, да,  если  услышишь  пение,  заткни
уши. Это ундины - мерзкие существа, покрытые слизью. Они сведут тебя с ума
и утащат в бездонную трясину, если ты поддашься им. Есть вопросы?  Хорошо.
Нам нужно торопиться... Здесь могут  быть  существа,  которые  шпионят  за
нами.
     - Какие именно? - спросил Килгор, готовый повернуть назад. Он уже был
напуган до полусмерти.
     - Разные. Итак, будь настороже.  -  И  Скандерберг  решительно  пошел
вперед.
     Килгору ничего не оставалось, как последовать за ним.
     Сначала под ногами была трава, затем началась осока.  Острые  зеленые
листья царапали ноги.  Черные  головки  покачивались  на  ветру.  Огромное
количество лягушек оглушительно квакали со  всех  сторон.  Они  прыгали  в
стороны при приближении путников. В море зеленой  воды  стояли  гигантские
сикоморы, к их стволам приросли зеленые подушки  мха.  Тростники  и  трава
постепенно исчезали, переходя в топкую грязь.  Среди  этой  отвратительной
жижи тут и там виднелись ядовитые цветы, раскинувшие свои  соблазнительные
лепестки.
     Впереди, насколько можно было  видеть,  тянулась  пустота,  и  только
редкие ивы и папоротники стояли в  неподвижной  воде.  Единственные  живые
существа, которые встречались, были лягушки и несколько ворон.
     - Скандерберг, здесь же нет  пути,  -  воскликнул  Килгор  и  сел  на
зеленую кочку. - Я отказываюсь идти дальше. Давай обойдем проклятое болото
с востока или запада. Ведь не пройдем мы и десяти шагов, как провалимся по
пояс. Я уж не говорю о духах, крысах, нетопырях...
     - Я знаю все это. Не думаешь же ты, что я новичок в  подобных  делах?
Конечно, нет. Я ходил в местах гораздо более страшных, чем это болото.
     - А это болото ты переходил?
     - Все они одинаковы.
     - Что это значит?
     - Это значит то, что я сказал! -  воскликнул  Скандерберг,  глядя  на
Килгора. - У меня есть карта этого болота, если тебе так нужно знать! - Он
скинул суму и заглянул в нее, что-то бормоча. - Я что-то не вижу футляра с
картой. Она не в твоем мешке?
     - Я не заметил ее...
     - Давай, распакует  мешок.  Черт  побери!  Посмотри  на  солнце!  Нам
осталось не более четырех часов. Быстрей, быстрей! Надо торопиться.  -  Он
начал обеими руками выкидывать вещи из своей сумы.
     Килгор последовал  его  примеру.  Через  несколько  секунд  на  земле
выросла груда вещей.
     - О, боги! - пробормотал Скандерберг. -  Я  все  равно  не  вижу  ее!
Должно быть, мы где-то ее оставили. Не знаю, что мы будем делать без  нее,
ведь она всего одна. Я достал ее  у  старого  некроманта,  который  держит
лавку в Олдстеде, а он взял ее у  старого  бродяги,  который  купил  ее  у
моряка... Но это неважно. Я знаю, что брал ее с собой. Ты помнишь  длинный
тубус, разрисованный красным, голубым и серебряным? В нем была карта.
     - О, я помню. Она была в моем мешке. Но теперь ее нет, и я  не  видел
ее с... Не помню, когда. Но в первый раз я видел ее в том маленьком  лесу,
в Шильдброде, где мы остановились для ленча. Я помню... Да! Я уверен,  что
запаковал  ее  вновь.  По  крайней  мере,  мне  так  кажется.  Но  мы  так
торопились... -  Он  осмотрелся,  ощущая  странное  чувство  беспокойства,
которое уже испытывал  однажды  в  лесу.  Чтобы  обрести  уверенность,  он
притронулся к мечу, и был удивлен, когда обнаружил, что тот вибрирует.
     - Скандерберг! - в тревоге воскликнул он.
     Колдун не ответил. Он копался в груде вещей: ящичков, сапог, палочек,
и наконец вытащил большой красно-голубой шелковый платок.
     - Ха! - восхищенно воскликнул он. - Вот он! Закутан в этот платок. Не
удивительно, что мы его не видели.
     - Да, это он, Скандерберг. Мне кажется, что  вокруг  творится  что-то
страшное, и это мне не нравится. Прислушайся  к  мечу.  Он  звенит,  очень
мягко. И у меня возникает ощущение, какое уже было  однажды,  когда  исчез
тубус с картой. - Он положил руку на меч. - Он как будто  хочет,  чтобы  я
его обнажил.
     Скандерберг копался среди карт в тубусе.
     - Все нормально, парень. Беспокоиться не о чем.
     - Но что с мечом?
     - Вероятно, близко  что-то  зловещее  и  угрожающее.  Может,  ледяной
колдун, а может, еще что-нибудь. Нам нужно  идти.  Времени  мало.  Собирай
вещи, а я посмотрю карты.
     И он склонился над пожелтевшей изодранной картой.
     Килгор снова коснулся меча, но тот уже не вибрировал. Видно, то,  что
почувствовал  меч,  исчезло.  Килгор  успокоился,  тем  более,  что  карта
нашлась. Он закончил сборы, а Скандерберг сунул  карту  в  свою  суму.  Он
смело пошел в угрюмый туман  болота.  Килгор  бросился  за  ним,  стараясь
ступать по следам колдуна и изредка хватался за край его плаща.
     Никакой тропы не было видно. Очень скоро Килгор уже  забыл,  в  каком
направлении сухая земля. Под ногами хлюпала болотная жижа,  и  вскоре  они
уже были вынуждены прыгать с кочки на кочку, а они становились все реже  и
отстояли все дальше друг от друга.
     - Скандерберг, - окликнул он колдуна. -  Ты  не  думаешь,  что  карта
врет?
     - Нет, с картой все нормально. Я ясно вижу путь. Следуй за мной.
     Наконец они добрались до  острова  с  сухим  деревом  на  нем.  Ветер
свистел в его сучьях. Все вокруг них было черно. Все, кроме воды.
     - Странная тропа, - сказал Килгор, с трудом переводя дух.
     - Ничего странного. Ты должен помнить, что это  колдовская  карта.  -
Колдун осмотрел остров. - Посмотри, я нашел путь.
     Килгор посмотрел на воду:
     - Все, что я  вижу,  это  затонувшее  дерево.  Оно,  вероятно,  очень
скользкое и там прячется тьма змей. И потом, куда оно приведет нас?  Карта
наверняка врет.
     - Потом мы опять поскачем по кочкам. Мне кажется, что впереди сухо. -
Скандерберг ступил на обросшее мхом бревно, пробуя путь посохом.
     - Я не колдун, - завопил Килгор. - У меня всего одна жизнь!
     - Ты  должен  использовать  ее  так,  как  надо.  Идем!  Путь  вполне
безопасен.
     Килгор начал продвигаться по бревну.  Оно  действительно  было  очень
скользким.
     - Оно есть на карте? - спросил он.
     - Есть, хотя ты там и не поймешь, что это мертвое дерево. Ха! Так я и
думал! Вон там ивы, а они растут на сухой земле. Возможно, они  показывают
нам дорогу.
     Килгор  с  облегчением  пробирался   сквозь   заросли   ивы.   Он   с
удовольствием отметил, что идет по траве, а под ногами не хлюпает вода.
     Заросли, сквозь которые они продирались,  были  чрезвычайно  густыми.
Огромные листья свисали до самой земли. Пахло гнилью. Килгор подумал,  что
это идеальное место для устройства  западни  или  ловушки.  Вздрогнув,  он
поспешил догнать Скандерберга.
     - Эти корни похожи на змей, - сказал он.
     - Не говори так. Они могут услышать и последовать твоему совету.  Или
твои глаза начнут обманывать тебя. В таких местах очень  просто  принимать
все не за то, что оно есть на самом деле.  -  Он  внимательно  осмотрелся,
уперев руки в бедра. Затем взглянул  на  маленький  светящийся  предмет  в
руке. Он называл его оракулом.
     После того, как они прошли еще  немного,  Килгор  остановился,  чтобы
затянуть шнурок.
     - Смотри! - крикнул он. - Здесь шел еще кто-то. Отпечаток ноги.
     Скандерберг посмотрел и уселся на бугорок.
     - Это не то, чего я боялся, но тоже очень плохо, - сказал он.  -  Это
доказывает, что постоянное ожидание чего-то плохого обязательно приводит к
еще более худшему, или, по крайней  мере,  к  такому  же  плохому,  как  и
ожидаемое.
     - Что это? Какие-то злые силы? Варт?
     - Не очень злые. Это наши собственные следы.
     - О, какое облегчение! - воскликнул Килгор. - А  я  думал,  что  Варт
следит за нами.
     - Нет, не случилось ничего плохого, если  не  считать  того,  что  мы
заблудились в болоте. А солнце уже почти заходит. Теперь мы должны идти на
север, слегка отклоняясь к западу, чтобы не начать кружить.
     Они быстро  зашагали  вперед,  чуть  отклоняясь  к  западу.  Наконец,
остановились, чтобы оценить свои успехи. Килгор показал вперед:
     - Там поляна. И мы можем взглянуть на карту.
     - Мне кажется, - начал Скандерберг, замедляя шаг и осматривая поляну,
- что мы здесь уже были. Ты помнишь это дерево? Я его никогда  не  забуду.
Его голые ветви похожи на руки скелетов... - Он остановился и посмотрел на
дерево.
     Сухой сук указывал прямо в зеленую воду, на  поверхности  которой  со
зловещими звуками лопались пузыри.
     - Интересно, куда он указывает? - пробормотал колдун. - Пойдем туда.
     - А карта? Как мы пройдем через это? Там, наверное, ужасно глубоко. -
Килгор в ужасе кивнул на топкую грязь. - Кто сделал эту метку  на  дереве?
Может, это чья-то дурацкая шутка?
     Не обращая на него внимания, Скандерберг ощупывал грязь посохом.
     - Ну вот, так я и думал. Это вовсе не вода,  а  торф.  Смотри,  здесь
даже трава. Она легко выдержит наш вес.
     И он ступил на зыбкую поверхность. Почва прогибалась под его  ногами,
как серо-зеленый  ковер.  Килгор  пошел  следом,  тщательно  пробуя  ногой
крепость  почвы  перед  тем,  как  поставить  ногу.  Когда  он  дошел   до
противоположного края трясины, Скандерберг уже ждал его.
     - Быстрей, быстрей! Здесь еще одно дерево,  указывающее  путь.  -  Он
снова запрыгал по кочкам.
     Действительно, впереди их ждал  другой  указатель,  и  они  осторожно
пересекли лужу черной, мягкой,  булькающей  массы.  Угрюмая  старая  сосна
послала их в море колышущихся на ветру тростников. Стройный кедр указал им
путь в лес заросших  мхом  сухих  деревьев.  Зловещие  стволы  все  теснее
обступали их по мере того, как они углублялись в лес. Мрак  все  сгущался.
Солнце клонилось к горизонту.
     - Я вижу поляну, - сказал Килгор. - О, там, кажется... - Он замолчал,
не решаясь сказать глупость. Ему показалось, что  он  видит  дом,  стоящий
между деревьями.
     - Дом! - воскликнул Скандерберг. - Клянусь телом и душой!  Я  никогда
не слышал о нем. Нет, этого не может быть! - Он прокрался к  краю  поляны,
Килгор следовал за ним.
     Строение поднималось прямо из трясины.  Лягушки  квакали  вокруг  его
серых, поросших мхом, стен, а на черных балках сидели вороны. На  западной
и восточной дверях гнили старые драконьи головы. Черные колонны  сгнили  и
покосились.
     - Здесь, должно быть, ледяное колдовство, - прошептал Скандерберг.
     - А мне кажется, что это старый,  давно  заброшенный  дом,  -  сказал
Килгор. - Мы можем даже переночевать здесь.
     -  Ты  можешь,  если  хочешь,  даже  вылететь   отсюда   по   прихоти
какого-нибудь колдуна, - сказал Скандерберг. - Я уверен, что это  какая-то
ловушка для нас. Меч - очень ценная добыча. Но я  никогда  не  думал,  что
Варт способен на такое. Конечно, если это Варт.
     - А кто же еще может быть? - спросил Килгор.
     Но Скандерберг не ответил. Видимо, он считал, что колдун имеет на это
право. Он только разглядывал дом, бормоча:
     - Черт бы побрал эти деревья! Мне бы хотелось быть подальше от них.
     - Но назад нам пути нет. Давай обойдем  дом,  если  он  тебе  так  не
нравится, и пойдем дальше по карте...
     - Я должен сказать тебе, что карты у нас нет. То есть, она  есть,  но
можно считать, что ее нет. Вспомни странное происшествие с ней и со звоном
меча. Я уверен, что тот, кто украл у нас карту, был у нас под носом. И  не
раз. Первый раз, когда стащил карту, а второй... Я уж и не знаю, когда. Но
он не только воровал карту. Он наверняка сделал еще кое-что: изменил карты
гор Трайдент и Череп, чтобы мы попали прямо в логово  троллей  или  пещеру
великанов.
     - Варт? - спросил Килгор.  -  О,  если  бы  мне  представился  случай
прикончить его! Той ночью, когда мы покинули Вальсидур-кнолль, я видел его
в коридоре возле  твоей  комнаты.  Вероятно,  он  подслушивал.  Я  мог  бы
испытать на нем свой меч.
     - И не достиг бы ничего. Он слишком умен и труслив,  чтобы  позволить
убить себя. Но все это в прошлом.
     - Зачем же он воровал карту, если ему нужен меч? И что бы он  стал  с
ним делать, если бы ему удалось его украсть?
     - Он украл карту, чтобы мы не знали, куда нам идти. И хочет  получить
меч, чтобы его у нас не было, - коротко ответил Скандерберг, заглядывая  в
свою книгу с желтыми листами.
     Килгор тронул золотую рукоять меча и нахмурился:
     - Но он же в его руках бесполезен! Что он будет делать с ним?
     - Если ему удастся прочесть надпись на нем, он будет  могущественнее,
чем Сурт. Если он в союзе с мятежными ледяными колдунами,  которые  скорее
всего в союзе с Суртом, то их объединенные  усилия  позволят  обрушить  на
Скарпсей Фимбул Винтер. А может, он  за  огромные  деньги  предложит  свои
услуги Сурту. Я действительно не знаю, что он собирается делать,  так  как
он наполовину тролль, и следовательно, полусумасшедший. А  теперь  отстань
от меня, так как я хочу использовать мой оракул.
     Килгор  отошел  от  него  и  сел  на  холмик.  Со  все   возрастающим
беспокойством наблюдал он, как тени удлиняются,  а  таинственные  звуки  в
глубине болот становятся все громче и чаще. Он начал  думать,  что  свалял
дурака, пустившись в путешествие по болоту с таким странным колдуном.  Тем
более, что у них нет карты, а ночь приближается.
     Вскоре он со всех ног спешил за Скандербергом, который шел  быстро  и
без раздумий, тогда как Килгор двигался очень осторожно, каждый раз пробуя
почву перед тем, как ступить. Он боязливо оглядывался вокруг.
     Вскоре  Килгор  остановился,  чтобы  перевести  дух.  Сквозь  заросли
скользнула какая-то горбящаяся тень, волоча за  собой  хлопающую  крыльями
птицу.
     Килгор уже приготовился пуститься  за  Скандербергом,  когда  заметил
тропу, по которой убежало странное существо. Она  была  суха,  утоптана  и
приглашала идти по  ней,  обещая  неописуемый  восторг,  блаженство  после
отвратительного хлюпанья по жидкой грязи.
     - Скандерберг! - крикнул он. - Я нашел тропу! - Он беззаботно свернул
и пошел по ней, насвистывая.
     Услышав его крики, Скандерберг остановился.
     - Что ты сказал? Иди за мной, паршивец! Здесь не место капризничать!
     Не получив ответа и не слыша  чавканья  сапог  по  жидкой  грязи,  он
обернулся и не увидел Килгора. Колдун встревожился:
     - Черт побери! Килгор, иди сюда! Килгор!
     Болото поглотило звуки его  голоса.  Единственным  ответом  ему  было
хриплое кваканье легионов лягушек.



                                    5

     Килгор  беззаботно  шагал  по  сухой  тропе.  Теперь   была   очередь
Скандерберга торопиться за ним. Эта мысль  была  такой  приятной,  что  он
прошел очень далеко, прежде чем  понял,  что  Скандерберг  должен  бы  уже
догнать его.
     Остановившись, он крикнул:
     - Скандерберг!
     Повернувшись назад, он онемел от  того,  что  предстало  его  глазам.
Вернее, от того, чего он не увидел.
     Широкая сухая тропа, по которой он так бездумно шел, теперь  исчезла.
Вместо нее Килгор  увидел  бездонные  черные  ямы,  предательские  зеленые
островки травы и тростника,  прогнившие  пни.  Юноша  посмотрел  вперед  и
увидел тропу, которая так же манила его вперед.
     А сзади тропы уже не было.
     Внезапно обессилев, он опустился на  корягу,  а  тьма  уже  сгущалась
вокруг него. В темнеющем небе описывали невообразимые круги летучие  мыши.
Вокруг слышалось кваканье, завывание,  рычание,  хрипение.  Что-то  тяжело
запрыгало к нему, и юноша решил, что лучше идти вперед -  ведь  должна  же
тропа вывести его из болота, и там он подождет Скандерберга.
     И он поспешил вперед сквозь завесу густого тумана, радуясь тому,  что
тропа широка и по ней легко идти. Он вынырнул из тумана, но тут же вошел в
еще более густое облако. Его окружал  удушливый  запах  гниющих  растений.
Плотнее закутавшись в плащ, Килгор стиснул меч и с  тревогой  прислушался,
не звенит ли он, предупреждая об опасности.
     И тут же внезапно  остановился.  До  него  донеслись  слабые  голоса:
кто-то пел. "Ундины", - с дрожью подумал он. Но нет, когда он вслушался  в
голоса, то понял, что это мужчины распевали радостную песню. Килгор весело
пошел на голоса, предвкушая костер и безопасное место, где можно  провести
ночь.
     Неплохо бы заиметь палку для  защиты,  подумал  он,  ведь  это  могут
оказаться и грабители. Он подошел к крепкому молодому деревцу  и  наклонил
его, чтобы обрубить. Со зловещим шипением ствол вырвался у него из  рук  и
снова выпрямился. Другие деревья вокруг  зашелестели  листвой,  их  нижние
сучья угрожающе потянулись к нему. Испуганный Килгор оставил эту затею.
     Таинственное пение раздалось снова, теперь уже ближе. Он  остановился
и прислушался: пение было дружным и радостным, как будто собралась хорошая
компания.
     "Если певцы какие-нибудь монстры  или  колдуны,  размышлял  про  себя
Килгор, как могут они петь так радостно и весело? Отец говорил, что  в  их
сердцах нет места веселью. Эти же поют, как подгулявшие жители Брандстока,
простые, невинные, беззаботные люди.
     Я должен выйти отсюда, если совсем близко живут люди. Интересно,  как
будет чувствовать себя Скандерберг, когда увидит, что  я  жду  его?  Нужно
будет сделать вид, что очень зол, так как жду его почти целую вечность".
     И он снопа быстро пошел вперед, не обращая внимания на звуки  и  тени
вокруг него. В его голове были мысли  только  о  бисквитах,  жирном  мясе,
сладком вине и теплом костре.  Он  уже  с  радостью  прощался  с  болотом,
довольный, что с ним не произошло  ничего  ужасного  с  тех  пор,  как  он
потерял Скандерберга. А ведь прошло уже несколько часов.
     Какая-то черная квадратная тень появилась между деревьями.  Он  видел
окна и двери, освещенные изнутри. Огонь как бы приглашал его  подойти.  От
дома тянулись восхитительные кухонные запахи, и ноги Килгора сами нашли  к
нему тропу. Он даже не заметил гниющую драконью  голову  на  дверях  и  не
узнал дома, где вороны свили свои гнезда на гниющей крыше. Глаза его  были
прикованы к теплому свету.
     Подойдя к двери, он  вежливо  постучал.  Тотчас  же  пение  сменилось
каким-то  перешептыванием.  Затем  дверь   широко   раскрылась   и   голос
воскликнул:
     - Входи, входи, путник, я приглашаю тебя! Ты заблудился в болоте, мой
друг?
     Это был высокий морщинистый старик с надвинутым на глаза капюшоном. В
полутьме Килгор  не  мог  разглядеть  его  лица.  Желтый  свет  в  комнате
создавался только огнем в маленьком кухонном  очаге.  Вокруг  огня  сидели
четыре  человека,  еще  более  закутанные  в  плащи.  Они  выглядели   как
путешественники - грязные, оборванные, и у каждого была грязная сума.
     Они молча смотрели на Килгора. Не похоже, что они способны  петь  так
весело.
     Юноша смущенно пробормотал:
     - Нет, я не заблудился. Я шел с другом,  который  потерялся.  Сюда  я
забрел случайно.
     - У тебя, вероятно, есть карта, - воскликнул первый человек.
     - У нас была карта, но каким-то образом проклятый колдун испортил ее.
     - О, неужели? - переглянулись сидящие вокруг огня.
     - А ты уверен, что это был колдун, мой  мальчик?  -  спросил  первый,
увлекая Килгора к стулу  возле  огня.  -  Я  не  слышал  о  таком  в  наши
просвещенные времена.
     - О, да, к несчастью, это правда, - сказал  Килгор  уверенно.  -  Вы,
может быть, и не слышали, но ходят слухи  о  величайшем  ледяном  колдуне,
сбежавшем из тюрьмы подземного царства. Его дьявольские миньоны  захватили
Гардар и правят уже шестьдесят пять лет. А теперь он начал  завоевывать  и
опустошать Херонесс. Я знаю, что он хочет захватить Скарпсей.
     Юноша кивнул, довольный произведенным  эффектом.  Все  пятеро  мужчин
сидели молча, широко раскрыв рты. Затем  они  пришли  в  себя  и  покачали
головами. Тот, что сидел ближе к огню - щуплый и  какой-то  болезненный  -
сказал:
     - Я не верю. Скажи, откуда ты все знаешь? Или тебе рассказали эльфы?
     - Можешь не сомневаться, все это правда, - сказал Килгор,  уязвленный
их недоверием и снисходительным вниманием. - Я  не  могу  сказать,  откуда
знаю это, так как мне пришлось бы рассказать о многом важном, о чем нельзя
говорить.
     - Хорошо, - сказал человек  и  лукаво  добавил:  -  Мне  кажется,  он
говорит о сбежавшем Сурте.
     - О, вы знаете о Сурте? - удивленно спросил Килгор.
     - Это не тайна, - сказал первый. - Об этом не  знают  лишь  немногие.
То, что Сурт захватил Гардар и уничтожил множество людей,  знают  все.  Мы
все предполагали, что он двинется дальше на юг, за горы Трайдент и  Череп.
И мы  знаем  также,  что  эльфы  и  огненные  колдуны  делают  все,  чтобы
остановить его и могущественную армию ледяных колдунов, которую он  вызвал
из мрачных глубин земли.
     - Неужели? - пробормотал Килгор, пожирая глазами  жарящуюся  на  огне
утку.
     - Откуда ты, парень? - спросил другой человек. - И как тебя зовут? Мы
все из Вэйленесса.
     - Килгор из Шильдброда. -  Он  торжественно  поклонился.  -  Советник
Вальсидура.
     - Ясно, - сказал первый. - Я - Морд, а это  мои  компаньоны  -  Норд,
Гульни, Герпир и Трольни. - Все они кивнули и пробормотали приветствия.
     Килгор видел лица и побезобразнее, но не  в  таком  количестве,  хотя
сломанные носы и волосатые бородавки не были редкостью.
     Морд продолжал:
     - Мы направляемся к Оксбарроу и решили провести ночь в этом брошенном
доме. Мы очень рады пригласить тебя сюда. Ты сказал, что твой друг  найдет
тебя здесь?
     - Конечно, если это Хэльфскнолль. - Килгор жадно смотрел на уток. Они
уже стали золотистыми, стекающий жир трещал на огне... А запах...
     - Но мы еще в самом сердце болот - сказал  Морд.  -  А  до  места,  о
котором ты говоришь, день пути отсюда.
     Килгор обеспокоенно посмотрел на него.
     - Значит, мы уже проходили мимо этого дома. Боюсь, это шутки  ледяных
колдунов.
     - Это не нравится и мне, - с тревогой сказал  Гульни.  -  Думаю,  что
никто из нас не хочет оказаться в каком-нибудь царстве черной магии?
     - Мне кажется, ты просто пугаешь нас, - хрипло усмехнулся Трольни.
     - Мы должны  поесть,  -  ласково  сказал  Морд.  -  Ты  поможешь  нам
расправиться с этими утками? Тут их так много, что не составляет  никакого
труда поймать их.
     - Я не имел намерения беспокоить вас, - Килгор сел и достал нож, - но
гостеприимству скиплингов трудно отказать.
     - С нашим  удовольствием,  -  сказал  Морд.  -  Не  часто  приходится
встречать человека, столь осведомленного в колдовских делах.
     - Я очень боюсь ночевать в этом доме, - тревожно сказал Герпир. -  Вы
уверены, что нам ничто не угрожает?
     - Надеюсь, да, - сказал  Норд,  человек  зловещего  вида,  все  время
морщившийся.
     Это раздражало  Килгора,  но  он  был  человек  воспитанный,  поэтому
молчал.
     Покончив с птицей, он сказал:
     - Благодарю вас за гостеприимство. Спойте еще  что-нибудь.  Я  слышал
ваши голоса, когда был далеко в  болоте,  и  сказал  себе:  какие  хорошие
певцы! Не споете ли вы еще песню?
     Они переглянулись,  как  будто  внезапно  засмущались.  Затем  Герпир
поперхнулся, позеленел и закашлялся.
     Морд постучал его по спине и сказал:
     - Герпир лучший певец. Теперь он не может петь, а  без  него  нам  не
взять ни одной ноты, не сфальшивив. И кроме  того,  уже  поздно.  Я  почти
сплю.
     Другие тоже начали зевать и сонно моргать.
     - Нам пора ложиться. Путешественники встают рано.
     - Да, это правда, - быстро сказал Килгор. - Но скажите  мне  сначала,
откуда вы идете? Здесь можно встретить только тех, кто идет из Гардара.
     - Мы идем на юг, - быстро сказал Герпир. - В Оксборроу.
     - Там у нас родственники, - добавил Трольни.
     - Но Херонесс вам совсем не по пути, - удивился Килгор.  -  Вам  надо
было идти от Нека прямо на восток, на Вильдфельд, а затем...
     - Он хотел сказать - Колдбек, - заметил Гульни.
     - Ну конечно, я ошибся, - сказал Герпир. - О чем я думаю?!
     - И все же, - сказал Килгор, -  вы  не  должны  были  попасть  в  это
болото. Дорога разветвляется и ведет прямо на восток в Колдбек.
     - Это верно, но мы не могли упустить  случай  полюбоваться  красотами
Херонесса, - объяснил Морд. - А теперь скажи нам, ты останешься на ночь? У
нас целый дом, но только одна  комната  пригодна  для  ночлега.  Одинокому
путнику опасно бродить ночью по болоту.
     - Действительно, - сказал Гульни. - Мы  настаиваем.  Я  не  припомню,
чтобы у нас был еще такой приятный гость.
     - Скажи, - начал Трольни, - а что ты слышал о том таинственном  мече,
который оказался в холле лорда Вальсидура? Один из его сыновей вытащил меч
из дерева?
     - Да, - смеясь ответил Килгор. - Но который из них, я не знаю.
     - Но у него только один сын, - перебил его Норд.
     - Это чудесное оружие,  -  продолжал  Килгор.  -  Говорят,  что  Сурт
сделает все, чтобы украсть его.
     - Что же может меч? - спросил Морд.  Остальные  с  напряжением  ждали
ответа Килгора.
     - О, я всего лишь советник, и не  знаю  всего,  -  заговорил  Килгор,
любуясь собой. - Меч принадлежит эльфам, и его  владелец  может  разрубить
что угодно одним ударом. Меч сражается сам и  его  невозможно  спрятать  в
ножны, пока он не попробует дьявольской крови. Это все,  что  я  слышал  о
мече - закончил Килгор, поняв, что рассказывает слишком много и  проявляет
мало бдительности.
     - О, действительно чудесный меч, - громко сказал Норд и заморгают.  -
Я полагаю, что тот, кто владеет им, так же могуществен, как сам Сурт.
     - Конечно, если не больше, - уверенно сказал Килгор. - Теперь я готов
ко сну. Покажите, где можно сложить  мои  вещи,  и  я  не  побеспокою  вас
больше.
     Тотчас возле огня было очищено место, и Килгор лег. Остальные  пятеро
расположились ближе к двери. Вскоре огонь в очаге погас и  только  тлеющие
угли освещали комнату. Но в полутьме ни одна пара глаз не была закрыта.
     Килгор абсолютно не мог спать. Меч был у него под головой,  и  Килгор
слышал непрерывные шелест и шуршание. "Крысы", -  подумал  он.  Во  всяком
случае  надеялся,  что  это  крысы.  Скандерберг  был  уверен,   что   дом
заколдован.  Но  крысы  не  могут  шептаться,  а  Килгор   уловил   слова:
"...заклинание... твердый, как лед... меч..." Насторожившись, он  осмотрел
старую большую кухню.  Его  пять  компаньонов  свернулись  под  плащами  и
спокойно храпели. Теперь он должен  защитить  их  от  дьявольских  ледяных
чудищ, которые проникли сюда. Это будет  героический  поступок,  но  юноша
хотел бы, чтобы Скандерберг был рядом. Ведь у Килгора нет  опыта  в  таких
делах.
     Задумавшись, он вдруг уловил возле себя какое-то движение, испугавшее
его. Крыса или дух? Но нет, к нему что-то тянулось от Норда, который лежал
ближе всех. Это была рука. Вероятно, он замерз,  подумал  Килгор,  и  ищет
плащ во сне. Он поднялся, накинул покрывало на Норда, а  сам  закутался  в
свой плащ.
     Затем он, должно быть, забылся во сне, несмотря на странные  звуки  и
перешептывания. И вдруг комнату заполнил свет. "Рассвет", - решил Килгор и
отогнал от себя сон. Но что-то было не так. Свет не проникал  снаружи,  он
был внутри комнаты. В тревоге Килгор схватил меч и вскочил  на  ноги.  Меч
пел в его руке и испускал сверкающее сияние. Он  тянул  Килгора  вперед  с
силой, которой юноша не мог противиться.
     - Бегите! - крикнул чей-то голос,  и  белый  свет  погас.  В  темноте
послышался топот ног. Когда Килгор обрел способность видеть, он обнаружил,
что стоит посреди комнаты и держит меч, как факел. Его  сияние  постепенно
угасало, а песня затихала.  Чувствуя  себя  идиотом,  Килгор  на  цыпочках
прошел  на  свое  место.  Пятеро  завернувшихся  в  плащи  людей  даже  не
шевельнулись. "Должно быть, они очень устали", - с улыбкой подумал  Килгор
и зевнул. Он снова уснул сразу, как только лег.
     Ему показалось, что прошло всего лишь мгновение до того, как он снова
проснулся. Под звон щитов и мечей дверь в  доме  слетела  с  петель,  и  с
ужасающими криками в комнату ворвались воины.
     Не успев ничего сообразить, Килгор уже был на ногах  с  Килдурином  в
руках. В сиянии, испускаемом мечом, юноша мог разглядеть странное оружие и
доспехи воинов.
     С криком - более испуганным, чем вызывающим на бой - он  поднял  меч.
Все сразу остановились и попятились.  Воодушевленный  Килгор  бросился  за
ними, не рискуя, впрочем,  приближаться.  У  двери  образовался  затор,  и
Килгор чуть не упал, пытаясь остановиться. Последний воин обернулся к нему
и с гортанным криком поднял длинное черное копье. Он уже отклонился назад,
чтобы метнуть его, но удар Килдурина  разрубил  щит  пополам.  Войн  хотел
выхватить свой меч, но следующий удар Килдурина отсек ему голову вместе со
шлемом. Враги бежали, звеня доспехами и оружием. Килгор смотрел им  вслед,
все еще не приходя в себя.
     Старый двор был уже пуст и только огромный  воин,  сидящий  на  коне,
весь обросший мхом и изъеденный ветрами, возвышался посередине.
     Килгор вернулся в дом, чтобы осмотреть своего первого убитого  врага.
Он думал, не вызовет ли это кровную месть со стороны его родственников. Во
всяком случае, ему нужно забрать оружие и доспехи.
     Он наклонился, чтобы взглянуть на лицо в шлеме,  но  к  его  крайнему
изумлению и шлем и доспехи развалились на куски, а  в  них  была  пустота.
Чувствуя сильное беспокойство, он решил взглянуть на остальных, но  их  не
было. Ужас охватил Килгора. Ему показалось, что он  попал  в  пустыню.  Он
обнаружил, что и пятеро людей тоже исчезли, не забрав свои пожитки. Может,
они сбежали от страха при первой атаке врага, решил он. Они  казались  ему
безобидными добрыми людьми, и он от всей души  надеялся,  что  сейчас  они
где-нибудь в безопасности. Если они попали в руки к этим свирепым  воинам,
то ничего хорошего их не ждет. Днем  он  попытается  отыскать  их  или  их
трупы.
     Сон не шел к нему, и он сел, дожидаясь утра. Он  не  спускал  глаз  с
доспехов возле двери, пока не заснул на короткое время, беспокойно  думая,
что же скажет его отец.
     Утреннее солнце, пробившись сквозь туман, разбудило его. Он  неохотно
встал и подошел к доспехам. Они были странной формы и сделаны из какого-то
черного материала похожего на лед. И они были холодны, несмотря на  теплые
солнечные лучи. Когда Килгор присмотрелся к ним, то заметил, что они тают,
как туман. Через несколько минут от них не осталось ничего, кроме нагретых
солнцем черепков.
     Когда солнце поднялось высоко, к Килгору вернулись его любопытство  и
энтузиазм. Однако никаких следов своих пяти компаньонов по ночлегу он  так
и не обнаружил. Он обыскал старый дом от чердака до подвала, но  не  нашел
ничего интересного, кроме сгнивших  остатков  мебели,  нескольких  птичьих
гнезд и какого-то тряпья. Никаких камер, полных сгнивших  костей,  никаких
потайных ходов или  мистических  ловушек.  Ничего,  что  напоминало  бы  о
таинственном прошлом дома.
     Однако воображение подсказывало ему,  что  этот  дом  имеет  какое-то
значение, иначе он не был бы  созданием  колдунов.  Удовлетворенный  своим
выводом, он вышел во двор для дальнейших изысканий. Статуя  воина  стояла,
охраняя вход. Это была уродливо вырезанная из дерева  фигура  с  открытыми
глазами и сардонической улыбкой. В страшной кисти был зажат боевой  молот,
поднятый вверх, словно для удара.
     - Что ты можешь поведать? - пробормотал Килгор.
     Голос его прозвучал в пустом дворе очень странно. Затем он добавил:
     - Клянусь мечом Эльбегаста! Я приказываю тебе говорить,  статуя!  Кто
ты и откуда пришел?
     Он расхохотался своей шутке и повернулся  к  воротам,  чтобы  идти  в
болота на поиски Скандерберга, но тут статуя рухнула со страшным грохотом,
поднимая облака пыли. Килгор  отпрянул  в  сторону  и  тревожно  огляделся
вокруг. Сердце его едва не выскакивало из груди.
     -  Помогите!  Помогите!  -  послышался  из  упавшей   статуи   чей-то
приглушенный голос.
     Килгор шагнул вперед, онемев от ужаса. Статуя треснула при падении  и
внутри нее что-то копошилось.
     Килгор расширил сухим  суком  трещину  и  отскочил  назад.  Маленькая
фигурка, вся покрытая пылью и древесными опилками,  выбралась  из  статуи.
Это был юноша того же возраста, что и Килгор. В руках у  него  был  боевой
молот, и он готовился швырнуть его.
     - Где я? Что случилось? - недоуменно спрашивал незнакомец. -  Это  ты
сделал? Если ты колдун, то я поклялась убить тебя. Но быстро  ответь  мне,
взял ли Вальсид Гуннарсмаунд?
     - Нет, - ответил Килгор. - Он потерпел поражение и был убит. Он и все
его люди. И случилось это шестьдесят пять лет назад. А теперь  скажи,  кто
ты? Бесовское создание, колдун или мужчина?
     - Ни то, ни другое, ни  третье.  Я  девушка.  Я  -  Асни  Гардарская,
принцесса трона Вольфгангеров, и я не верю твоим словам.  -  Она  откинула
волосы с глаз и подняла свой молот, словно он был легче пушинки.  -  Тогда
мне было бы восемьдесят лет, а мне, как видишь, гораздо меньше. Ты тоже не
похож на колдуна. Кто ты и как попал сюда? Что это за место?
     - Это создание ледяных колдунов, а я  попал  сюда,  когда  шел  через
болото Херонесса. Я пришел  из  Шильдброда,  что  на  юге,  где  мой  отец
Вальсидур правит в Брандсток-холле.
     Килгор с любопытством разглядывал ее большие  сапоги,  грубые  штаны,
длинный расшитый камзол, затянутый широким поясом с украшением из  золотых
когтей и других  старинных  символов.  -  Ты  одета  совсем  не  так,  как
одеваются наши девушки. И ты действительно можешь бросить этот молот?
     Она презрительно посмотрела на него:
     - В Гардаре девушки такие же воины, как и  мужчины.  Я  -  принцесса,
поэтому пошла на войну, чтобы командовать народом, который вручит мне свою
судьбу, когда я стану его королевой. Но что  с  моей  страной?  Скажи  мне
поскорее, моя мать-королева мертва?
     - Все погибли, - ответил Килгор. - Сурт захватил  все.  Туча  закрыла
всю страну, и теперь там бродят тролли и ледяные колдуны. Никто  не  может
проникнуть туда.  Мы  полностью  проиграли  войну.  Много  великих  воинов
погибли, а волки и птицы растащили их кости.
     - Ясно, - вздохнула Асни, опуская молот и прикрепляя его к поясу.
     Она долго разглядывала носки своих сапог.
     - Значит, я королева Гардара. Семьсот лет линия  королей  Гардара  не
прерывалась. Судьба спасла меня от колдовского заклинания, чтобы  я  могла
вернуться и спасти свою страну.
     - Она посмотрела на  Килгора  большими  темными  глазами,  в  которых
чувствовалась королевская воля.  -  Мне  кажется,  что  этот  меч  сделали
альфары. Где ты его взял? Такое оружие, как твой меч и мой молот,  альфары
изготавливают для определенных людей.
     - Мне дал его Эльбегаст, - торжественно сказал  Килгор.  -  Больше  я
ничего не могу тебе сказать, пока  не  пойму,  что  тебе  можно  доверять.
Теперь, когда ты освободилась от своего  заключения,  что  ты  собираешься
делать?
     - Освободить Гардар и убить Сурта, - не колеблясь сказала Асни.  -  Я
полагаю, что ты не знаешь пути из этого болота?
     - Я бы вывел тебя, если бы здесь был мой друг Скандерберг, -  ответил
Килгор. - Дело в том, что мы направляемся в Гардар  с  тайной  миссией,  о
которой я даже  не  хочу  упоминать  в  таком  месте.  Пять  человек  были
таинственным образом похищены этой ночью...
     Ее глаза округлились и стали похожи на две темные луны.
     - Подожди, подожди! - прошептала она.  -  Ты,  должно  быть,  и  есть
владелец меча! Эльбегаст обещал, что  должен  прийти  человек  с  мечом  и
спасти Гардар от окончательного разрушения. Мы все ждали и  надеялись,  но
потом мне пришлось принять участие в битве и меня околдовали.  Скажи,  это
ты и есть? Ты даже не представляешь, сколько  баллад  и  песен  сложено  о
тебе. Ты, конечно, идешь вовремя. Надеюсь, что ты не опоздал.
     - Все, кроме меня, знают об этом деле! - негодующе воскликнул Килгор.
- У нас в Шильдброде таких баллад не поют. Мы даже не верим, что колдуны и
эльфы действительно существуют. Почему я один брожу в темноте?
     - Пока существуют тролли,  -  сказала  Асни,  -  многие  находятся  в
темноте. Ну ладно, я очень рада, что встретилась с тобой,  владелец  меча.
Как твое имя?
     - Килгор из Шильдброда, сын Вальсидура, сына Вальсида. Наш предок был
первым Вальсидом,  -  с  гордостью  сказал  Килгор.  -  Он  создал  первое
поселение в Скарпсее.
     - Изгнанник с восточных островов? - спросила Асни. Теперь скажи  мне,
кто такой Скандерберг, с которым ты путешествуешь? В его имени есть что-то
колдовское, и это мне не нравится. Можно ему верить?
     - Конечно! А что ты имела в виду, когда назвала Вальсида изгнанником?
     - Хорошо. Тогда мы идем  вместе,  если  ты  уверен,  что  он  хороший
колдун. Полагаю, нам нужно найти его и немедленно пускаться в  путь.  Если
поражение Гардара еще не было  последним  кризисом,  то  все  равно  конец
близок.
     Асни затянула ремни на сапогах и поднялась.
     - А кто тебя просит идти с нами? - гневно спросил  Килгор.  -  Ты  не
пойдешь с нами, даже если ты и королева Гардара. Твой молот,  может  быть,
сделан эльфами, но если нам придется тащить за собою и тебя, и его, то  мы
никогда не доберемся до цели.
     - Тебе самому понадобится помощь, - презрительно  сказала  Асни.  Она
указала куда-то за его спиной. - Думаю, это и  есть  те  пять  человек,  о
которых ты говорил, что они похищены.
     Килгор повернулся и увидел Морда, Норда, Гульни, Трольни  и  Герпира.
Они что-то чертили на земле, заглядывая в  книгу  заклинаний,  потом  Морд
поднял посох, и холодный иней осел на сапогах Килгора.
     - Колдуны! - крикнула Асни.
     Молот ее запел, и она швырнула его. Молот со  звоном  сбил  с  головы
Морда шлем и вернулся снова  в  руку  Асни.  Морд  бросился  на  землю,  а
остальные четверо укрылись за камнями.
     - Подожди! - в ужасе воскликнул Килгор. - Друг Морд! С  тобой  все  в
порядке? Этой ночью здесь были колдуны, а эта дикая девчонка...
     - Нападай! Бей их! -  Асни  сокрушила  камень,  за  которым  прятался
Трольни, затем переломила летящее копье, которое было похоже на ледяное.
     Герпир вскочил и бросился на  Асни  с  мечом,  но  один  удар  молота
заставил его покатиться по земле. Килгор только с  изумлением  смотрел  на
все это, пока брошенный кем-то топор едва не  выбил  ему  глаз.  Когда  он
выхватил меч, тот запел в его руке, и летящий топор превратился в  облачко
морозного пара.
     - Так вот как он действует!  -  воскликнул  Морд,  произнося  сильное
заклинание.
     Тут же закружилось ледяное облако, принявшее форму огромного ледяного
великана. Он испустил дикий крик, и весь двор наполнился ледяным ветром  и
снегом. Из его глаз, спрятанных глубоко в ледяной бороде, исходил холод, а
там, куда он бросал взгляд,  вырастали  ледяные  столбы.  Обдавая  Килгора
дыханием более ледяным, чем ветры  северных  ледяных  стран,  он  выхватил
черный меч. И в этой бушующей ледяной буре возле Килгора оказалась Асни  и
крикнула:
     - Ты сражайся с великаном, а я займусь колдунами!
     Килгор запротестовал, но тут же почувствовал,  что  меч  снова  тащит
его. Он разрубил несколько ледяных столбов, превратив их в капли  воды,  и
уничтожил меч великана. Без всяких усилий он пронзил тело гиганта,  и  тот
моментально превратился в ничто, в облако тумана.
     - Пощади! - крикнул Морд из угла, куда загнала Асни всех колдунов.  -
Мы просим пощады, просим у владельца меча сохранить нам жизнь!
     - Вы должны просить пощады у меня, колдуны, - сказала Асни, угрожающе
поднимая свой молот.
     Колдуны задрожали и жадными глазами смотрели на посохи, которые  Асни
отняла у них.
     - Ну, Килгор, это твои первые пленники. Что ты будешь с ними  делать?
Я не люблю брать пленников, слишком много возни.
     Килгор в замешательстве посмотрел на пятерых пленников. Меч  завыл  в
его руке.
     - Я думаю... - начал он.
     - Это все недоразумение, - улыбаясь,  сказал  Морд.  Простите  нас  и
давайте сядем и поговорим об этом. Очевидно, вы нас спутали с кем-то. Ведь
мы же твои старые друзья с прошлой ночи. Ты помнишь? Мы вовсе не  колдуны,
как считает твоя подруга. И никакого вреда мы не  причинили...  Дайте  нам
сесть и заорать свои пожитки...
     - И посохи колдунов, - сказала Асни. - Никогда! Вы попытались украсть
меч, сотворив ледяного великана, но меч оказался не по силам  вашей  хилой
магии. Вы просто мелкие колдуны, не так ли? Встаньте к  стене,  или  молот
размозжит ваши головы на тысячи  кусочков!  Я  видела,  как  тают  ледяные
колдуны, можете мне поверить. И Килгор не задумываясь прикончит вас всех.
     - О, мы знаем добрую душу Килгора, - сказал  Норд.  -  Мы  пятеро  не
вооружены, и для вас двоих не страшнее мух, так почему бы вам не  опустить
ваше страшное оружие и не уйти отсюда? Все, что мы хотим от вас, это  меч.
Отдайте  его  нам,  и  можете  спокойно  вернуться  в  Шильдброд,  где  не
существует злой магии. Вспомни, Килгор из Шильдброда, ведь мы  пожалели  и
оставили тебе жизнь, когда ты спал с нами в  доме.  Будь  на  нашем  месте
другие  ледяные  колдуны,  ты  превратился  бы  в  ледышку  под  действием
могущественных ледяных заклинаний.
     - Да, вы только дважды пытались убить меня, - сказал Килгор.
     Его бледность моментально  исчезла,  когда  он  вспомнил,  при  каких
обстоятельствах дважды просыпался ночью. Он осторожно взмахнул мечом:
     - Я могу похвастаться, что ни одно из ваших заклинаний  не  коснулось
меня. Прошлой ночью вы меня не одурачили. Я хорошо знал, кто вы, когда сел
с вами к огню.
     Колдуны с дрожью смотрели на меч. Они вытолкали вперед  Морда,  чтобы
тот заслонил их.
     - Трусы, - пробормотал Морд. - Ну, давайте убьем их. Глупый мальчишка
и маленькая девчонка, неужели вы испугались их?
     - Вы боитесь Килдурина и молота Кари Вольфгангер, - сказала Асни,  не
отступая ни на шаг. - Этот молот был в руках королей Вольфгангер в течение
пяти столетий. И сейчас его держит  королева.  Я  дала  клятву  освободить
Скарпсей от таких ублюдков, как вы.
     - Вольфгангер, - угрюмо сказал Герпир. - Значит, ты последняя из них.
Сурт захватил твоих семерых братьев. Сомневаюсь, что ты знаешь об этом. Он
превратил их в варгульфов: полулюди, полузвери. Они вечные рабы Сурта.  Но
мы идем к нему и можем попросить, чтобы он освободил их, если вы отпустите
нас.
     Асни засмеялась и покачала головой:
     - Я освобожу их сама, когда приду в Гардар, а вас брошу в глубочайшее
подземелье под Гримшлагом, когда снова сяду на трон. Килгор, что ты хочешь
делать с пленниками? Мы можем использовать  их  как  заложников,  конечно,
если Сурт оценит их, а я в этом не уверена.
     Килгор держал меч наготове. Он отказался  войти  в  ножны  и  сердито
зазвенел.
     - Мы подождем Скандерберга, - сказал он. - У меня такое ощущение, что
он вот-вот появится.
     - Скандерберг? - переспросил Морд. - Это  колдун,  которого  я  менее
всего хотел бы видеть. Несколько тысяч лет назад я сотворил с ним шутку  и
запер в башне. Он не простил мне этой шутки,  раньше  мы  были  ближайшими
друзьями.
     - Надеюсь, он сохранит нам жизнь, - заметил Норд.
     Пока колдуны злобно переругивались между собой, какая-то  замызганная
ворона села на стену и хрипло закаркала. Она казалась чересчур смелой  для
обычной вороны. Раскрыв крылья, она слетела на землю и принялась  копаться
в вещах колдунов своим длинным клювом.
     Морд заметил ворону. Схватив камень, он изо всех сил кинул его и  тут
же перед ним оказался сам Скандерберг, с омерзением держа за хвост  дохлую
ящерицу. Отбросив ее в сторону, он собрал обшитый перьями  плащ,  лежавший
на земле, и сунул его в суму.
     - Скандерберг! Ах ты, старый  огненный  дракон!  -  воскликнул  Морд,
бросаясь к нему. Асни поспешила следом. - Я не видел тебя с той поры,  как
мы кончили школу в Гильде. Какая радость увидеть тебя снова!
     - Фу! - сказал Скандерберг,  когда  распростертые  для  объятий  руки
Морда протянулись к лежащему на земле  посоху.  Казалось,  Скандерберг  не
заметил этого и только потер нос, но как только Морд схватил посох, в  его
руках тот превратился в извивающуюся змею. Морд бросил  ее  и  отскочил  в
сторону.
     Скандерберг кивнул Килгору и с беспокойством  посмотрел  на  Асни,  а
затем сотворил огонь, в котором сгорели посохи и прочие пожитки колдунов и
исчезли в дыре, которая внезапно появилась в земле.
     - А теперь. Морд, и вы, дорогие друзья, - сказал  Скандерберг,  когда
стены старого дома растаяли в воздухе, - ваша магия уничтожена, и  вы  так
же беспомощны, как простые смертные. Если вы захотите  когда-нибудь  снова
стать колдунами, вам придется идти на юг в Гильд-холл и просить милости  у
Вождя Огненных Колдунов. И  если  вы  когда-нибудь  хоть  кончиком  пальца
коснетесь Скарпсея, я спущу на вас гончих  Хела.  Скажите  Вождю,  что  вы
первые из многих, кого я пошлю к нему. Катитесь!
     Колдуны застонали:
     - До Гильд-холла тысячи миль. Нужно пересечь два океана и перебраться
через семь горных хребтов. Неужели ты думаешь, что  нам  это  удастся  без
помощи магии?
     - О, я думаю, вы сможете, - сказал Скандерберг. -  Поверьте,  я  буду
следить за вами, и если вы будете двигаться недостаточно быстро, пошлю  за
вами следом столб огня, чтобы он поджарил  вам  пятки.  И  если  вы  вдруг
задумаете...
     - Мы уже идем, - со вздохом сказал Морд, оглядывая кочки,  трясину  и
чахлую растительность болота.
     И он  побрел  на  юг,  даже  не  оглядываясь,  чтобы  убедиться,  что
остальные следуют за ним. Ворча, все четверо пошли по его следам.
     Когда они скрылись из виду, Скандерберг сказал:
     - Если они не свернут в сторону с того направления, которое  выбрали,
то непременно попадут к  ундинам.  Что  это  за  дьявольское  создание  ты
подобрал, Килгор? Не думаешь ли ты, что мы возьмем ее  с  собой?  -  Он  с
удивлением взглянул на Асни, которая выступила вперед для ответа.
     - Позволь мне ответить самой, - величественно сказала она. - Я - Асни
Вольфгангер. Без сомнения, ты знаешь, кто я такая, если был здесь во время
войны. Я прошу оказать мне милость...
     - Ее следует оказать, - быстро сказал Килгор.  -  Этот  молот  сделан
альфарами, Скандерберг. Мы можем использовать  ее  могущество.  Она  стоит
целой армии, несмотря на то, что девушка.
     - У меня есть не только молот,  но  и  ум,  -  сказала  Асни.  -  Мне
кажется, что я сильнее тебя, Килгор. Мускулы значат далеко не все.
     Она была очень ладно скроена и в глазах ее сверкал упрямый огонек.
     - Ну что же, я понял, какую милость, -  вздохнул  Скандерберг.  -  Не
вижу, как я могу отказать тебе, после того,  как  ты  защитила  Килгора  в
очень сложной и опасной ситуации. Присоединяйся к нам,  Асни  Вольфгангер,
но предупреждаю, что в нашем путешествии тебе придется стать  мужчиной.  Я
знаком с судьбой королей Гардара. Воинственные королевы -  это  древняя  и
благородная традиция.
     - Была, ты хотел сказать, - заметила Асни. -  Ты  не  пожалеешь,  что
взял меня с собой в страну троллей. Мы охотились на них ради забавы, когда
еще не началась серьезная война.
     Килгор вдруг обнаружил, что может наконец вложить  меч  в  ножны.  Он
перестал звенеть после того, как ушли колдуны.
     Он взглянул на солнце и сказал:
     - Думаю, нам нужно поскорее  выбраться  из  этого  проклятого  места.
Может, если мы поспешим, то к обеду доберемся до Хэльфскнолля.
     - К обеду, - пробормотал Скандерберг,  глядя  на  карту.  -  Если  мы
пройдем немного к востоку, то найдем остатки старой дороги.  Когда-то  это
была дорога торкснип.
     - Тогда я ее знаю, - сказала Асни. - Я ездила по ней несколько раз  с
матерью и ее войском. Мне кажется, что вижу знак - большое дерево, но  оно
теперь засохло. Ничто не  изменилось  за  шестьдесят  пять  лет  так,  как
дороги.
     Асни  повела  их  вперед,  находя  путь  по  сохранившимся  зарубкам.
Скандерберг замыкал шествие.  Постепенно  местность  становилась  суше,  а
дорога  более  заметной.  Когда  они  вышли  из  болот   на   луг   вблизи
Хэльфскнолля, то остановились и оглянулись назад. Миля за  милей  тянулись
болота,  черные,  окутанные  ядовитыми  испарениями,  наполняющими  воздух
запахом гнили.
     Они пересекли луг, похрустывая льдом под ногами,  и  оказались  перед
домом Хэльфа. Среди гогочущих гусей и блеющих овец Хэльф  и  его  домашние
приветствовали гостей и тут же  начали  готовить  традиционное  пиршество.
Хэльф дал им мягкие тапочки и усадил на лучшие места, говоря:
     - В Скарпсее ни один гость не уходит обиженным. Скандерберг, я  очень
рад снова увидеть тебя в нашей стране. Ведь прошло столько лет, не  правда
ли? Но теперь, к сожалению, многое изменилось.
     Он выглядел печальным, но не хотел омрачить праздник. Толпа ребятишек
с соседних ферм окружила Скандерберга и потребовала от  него  фокусов.  Он
сотворил во дворе Хэльфскнолля целый корабль.
     Когда солнце село,  веселье  и  беззаботность  Хэльфскнолля  исчезли.
Гости быстро ушли. Хэльф и его сыновья  выглядели  очень  угрюмыми,  когда
закончили вечернее пение.
     - Мы очень рады, что ты с нами останешься  на  ночь,  Скандерберг,  -
тихо сказал хозяин. - Немного погодя ты сам поймешь, почему.



                                    6

     Когда Скандерберг, Килгор и Асни получили, как  гости,  лучшие  места
для сна, Асни заявила, что будет спать на крыльце,  так  как  не  привыкла
нежиться в теплой постели на мягких пуховиках.
     - А кроме того, - добавила она, - я вижу, что ты  и  твои  сыновья  к
чему-то готовитесь. Очевидно, вы ожидаете  каких-то  неприятностей.  Вы  с
кем-то враждуете, Хэльф?
     Хэльф вздохнул, и этот вздох был скорее похож на стон. Он сел в  свое
кресло:
     - Кто-то или что-то действительно враждует со мной. С последней  зимы
нас  мучают  привидения.  Иногда  они  принимают  вид  ребенка,  а  иногда
ободранного кота, который  садиться  на  грудь  спящего,  и  тот  начинает
задыхаться под его весом. Никто не хочет  оставаться  здесь  после  захода
солнца. Иногда они выпивают весь удой. Несколько раз  мы  слышали  ужасные
крики в стойле. От этого коровы сходили с ума и бежали в горы, где  падали
в пропасть или забирались в реку, и течение уносило их. Но самое страшное,
когда в доме остается кто-то один. Он  просто  исчезает.  Я  полагаю,  что
привидения убивают его. Они всегда появляются, когда в доме есть гости,  и
внимательно смотрят на них, выбирая себе жертву. Пока еще мы  не  потеряли
ни одного гостя, но зато пропал пастух и три девушки-служанки.
     Асни профессионально взвесила в руке молот.
     - Я еще никогда не имела дела с привидениями, - сказала она, -  но  я
перебила достаточно  троллей.  Пусть  твое  привидение  приходит  сегодня,
Хэльф. Здесь его будет ждать оружие альфаров.
     - Оружие альфаров? - Хэльф покачал головой. - Какие времена  настали!
Некоторые из моих гостей были альфарами, и привидение бесилось от  злости,
но не пришло. Но мне кажется, что оружие альфаров здесь бесполезно. - И он
сунул за пазуху овечье ребро, чтобы использовать его для защиты.
     Скандерберг задумчиво сидел возле угасающего огня.
     - Ты знаешь, кто это может быть? Твой враг, который  умер?  А  может,
кто-то из твоей семьи совершил убийство ради денег?
     - Нет, я не знаю ни  одного  своего  врага,  -  сказал  Хэльф,  слабо
улыбаясь. - Конечно, я не так  умен,  но  у  меня  есть  свои  соображения
относительно привидений. Я думаю, их привело сюда то же самое, что привело
вас. Во времена моего отца Великая  война  была  проиграна,  и  Гардарское
ущелье закрыто. Гардар был навсегда отделен от остальной северной области.
С тех пор произошло много странных и загадочных событий.  Тролли  резвятся
на наших горных пастбищах даже днем, отряды всадников скачут  по  ночам  к
северу, к Гардарскому ущелью, а всякие подозрительные странники идут  туда
постоянно.  -  Хэльф  хмыкнул  и  дрожащими  руками  раскурил  трубку.   -
Хэльфскнолль стал местом свидания  колдунов,  которые  путешествуют  между
севером и югом. Меня поднимали с постели даже ночью, чтобы впустить в  дом
дюжину ледяных колдунов. Конечно, за мной внимательно следили, и я  ничего
не мог подслушать. Но я собирал сведения по кусочкам - то здесь, то там, и
теперь могу сказать, что должно случиться ужасное.
     - Это уже случилось, - сказал Килгор. - Холод движется из Гардара,  и
все покидают родные места в страхе перед ним. Через несколько месяцев туча
достигнет Шильдброда. Полагаю, ты заметил уменьшение лета и теплой погоды?
     Хэльф покачал головой:
     - Нет, морозы не затронут Хэльфскнолль, хотя мои соседи  страдают  от
них. Я не могу  объяснить  причин,  но  я  знаю  старую  историю,  которую
рассказал мне отец. Когда-то  здесь  жил  человек,  которого  любили  боги
Валгаллы. Когда он умер, его похоронили на вершине горы,  и  боги  решили,
что снег не покроет эту гору - как знак любви к этому человеку. Я не знаю,
правда это или нет, но горы Хэльфскнолля - святые горы. И никакие  колдуны
не выгонят меня отсюда.
     - Значит, ты останешься здесь? - спросил Скандерберг.
     - Пока не умру, - подтвердил Хэльф. - Я не боюсь колдунов.
     Он медленно поднялся с кресла и взял лампу, чтобы  посветить  гостям,
пока они займут комнаты.
     И вдруг  за  дверью  холла  раздалось  громкое  завывание.  Ступеньки
крыльца заскрипели под огромным весом. Асни, ахнув, показала на незакрытое
ставнями окно, где появилась голова свирепого быка.  Он  долго  смотрел  в
комнату налитыми кровью глазами, из горла его  рвались  угрожающие  звуки.
Затем он повернулся, сорвав ставню огромными рогами, и пошел прочь.
     Дикий рев огласил окрестности, вызвав бурю в стойле. Все животные как
будто взбесились, принявшись в ужасе реветь и носиться по загородке.
     - Это и есть твой зверь? - спросил Скандерберг, осторожно  выглядывая
в окно.
     Затем отпрянул и схватился за посох.
     - Клянусь бородой господа! Это же заколдованный бык. Килгор, меч!
     Меч оказался в руке Килгора прежде, чем он успел что-либо сообразить.
Звон меча наполнил весь холл. Меч потащил Килгора  к  двери,  а  затем  на
крыльцо. Сзади бежал  Скандерберг,  держа  свой  посох,  как  факел.  Асни
бросилась за Скандербергом.
     - Где он? - прошептала она.
     - Здесь, - ответил Килгор, с трудом  глотая  слюну  и  пытаясь  унять
дрожь в коленях.
     Свирепый  зверь  снова  испустил  угрожающий  рев.  Килгор   неохотно
позволил мечу  увлечь  себя  к  стойлу.  Зверь  дико  фыркнул,  глаза  его
светились, как раскаленные угли. Килгор осторожно приближался  к  огромной
туше, которая казалась темным пятном на  фоне  черной  стены.  Кожа  юноши
покрылась мурашками. Они долго смотрели друг  на  друга,  затем  бык  тихо
исчез.
     Килгор плохо видел в темноте, и не понял, как это  произошло.  Однако
почувствовал, что быка нет и что напряжение спало.  Глубоко  вздохнув,  он
обошел стойло, прислушиваясь к каждому  звуку.  К  тому  времени,  как  он
вернулся к крыльцу, меч был уже в ножнах.
     - Это не привидение, - сказал Хэльф. - Это что-то другое.
     - Ты его хорошо рассмотрел? -  спросил  Скандерберг.  Килгор  кивнул,
чувствуя непонятную усталость. - Что ты думаешь о нем? Как вел  себя  меч?
Он убежал от тебя?
     Килгор снова кивнул.
     - Слушайте! - внезапно сказал он.
     И все услышали далекий рев.
     - Это на Гардарской дороге, - угрюмо сказал Хэльф. -  Зверь  бежит  в
Гардар. Надеюсь, он никогда не вернется обратно.
     Скандерберг вынул нож и принялся вырезать на досках дома письмена.
     - Это отпугнет его, если он  когда-нибудь  вернется.  Другие  колдуны
прочтут это и тоже будут держаться подальше.
     - Колдуны? - переспросила Асни. - Разве это привидение было колдуном,
Скандерберг? Почему ты думаешь, что оно больше не вернется?
     - Потому что он решил вернуться в  Гардар  и  подождать  нас  там,  -
ответил Скандерберг, окончив вырезать и пряча нож в ножны.
     - Килгор, ты очень спокоен.  Ты  уже  сомневаешься  в  успехе  нашего
путешествия? Ты хочешь вернуться назад?
     Килгор покачал головой:
     - Мои первые впечатления довольно неприятны. Я никогда не думал,  что
тот красивый  и  безопасный  мир,  в  котором  я  жил,  так  незначителен.
Колдовские заклинания, привидения, этот  ужасный  бык...  Мне  кажется,  я
постарел на сто лет. Кто это, Скандерберг? Ты его знаешь?
     - Ты думаешь, это Сурт?
     - Возможно, - ответил Скандерберг, приглашая всех в дом и старательно
запирая дверь на ночь. - Хэльф,  я  что-то  ужасно  проголодался.  Мне  не
хочется беспокоить тебя, но...
     - Один момент, - сказал Хэльф и пошел на кухню.
     - Это действительно был Сурт? - спросила Асни. - Почему  ты  не  убил
его, Килгор? Это позволило бы тебе не ходить в Гардар.
     - Если это и он, то время неподходящее, - ответил Килгор. - Но  вызов
брошен. Теперь он знает, где мы и что собираемся делать. Мне бы  хотелось,
чтобы Эльбегаст помог нам. Неужели он думает, что  мы  одолеем  все  сами?
Сурт владеет всем арсеналом колдовских хитростей, он может менять обличье,
а у нас есть только Скандерберг. Есть ли у нас какая-нибудь надежда?
     Скандерберг презрительно фыркнул:
     - Я рад, что ты получил хоть какое-то понятие, против кого мы идем.
     Килгор вздохнул и ничего  не  ответил,  с  грустью  вспоминая  родной
Шильдброд. Казалось, он не был там целую вечность.
     Хэльф вернулся с караваем хлеба, кругом сыра, миской вишен  и  чашкой
масла. Килгор механически съел добрую половину этого и улегся в постель. В
спальне было небольшое окошко, мягкий тюфяк и дюжина подушек.  В  соседней
комнате захрапел Скандерберг, и его могучий храп не прекращался,  пока  не
пришло время вставать.
     Утром Хэльф устроил грандиозный  скандал  по  поводу  того,  что  они
уходят. Он буквально заставлял их задержаться на день или два и  погостить
немного. Но они были неумолимы, и хозяин отпустил их, взяв слово, что  они
задержаться здесь на обратном пути.
     - Может, я не так умен, - сказал он, широко улыбаясь  Килгору,  -  но
понимаю, что это большая честь принимать таких гостей в моем старом  доме.
Как я сказал, я ничего не знаю ни о  Сурте,  ни  о  Гардаре,  ни  о  мече,
который был воткнут в дерево в Шильдброде и который предназначен для того,
чтобы убить Сурта. И если меня спросят, знаю ли я владельца меча, я скажу,
что нет. Но несмотря на все это,  я  благословляю  тебя,  юноша.  И  тебя,
паренек, тоже, - добавил он, пожимая руку Асни.
     Асни  открыла  рот,  чтобы  запротестовать   и   сказать,   что   она
некоронованная королева Гардара, а не паренек,  но  вовремя  увидела,  что
Хэльф подмигнул ей и низко поклонился. Тепло пожав ему руку, Асни сказала:
     - Спасибо, Хэльф. Придет день, когда я смогу  отблагодарить  тебя  за
то, что ты приютил нас у себя, невзирая на риск.
     Скандерберг перекинул суму через плечо.
     - Здесь есть один тип, которого ты должен остерегаться, - тихо сказал
он, когда они уже приготовились уходить. - Это маленький тролль  с  дикими
глазами и бородавкой на носу. Задержи его, если сможешь.
     Хэльф кивнул и пошел проводить их до границы своих  владений.  Старый
фермер стряхнул слезу и снова пожал всем руки.
     - Дорогой Хэльф, - сказал Скандерберг,  -  мы  увидимся  на  обратном
пути. Встречай нас на старой дороге.
     - Я буду встречать, но боюсь, что увижу чудищ, которые убили  вас,  -
ответил фермер.
     - Не нужно быть таким мрачным, - сказал Килгор.
     - Посмотрим, - повторил Хэльф и добавил: - Храни вас Бог!
     - Прощай! - и путники двинулись по каменистой тропе.
     Хэльф стоял и махал им рукой, пока они не исчезли из виду.
     Тропа все время поднималась вверх, кружась  и  извиваясь.  К  полудню
тучи разошлись, и они увидели Череп-горы во всем  их  жутком  великолепии.
Рваные облака все еще кружились вокруг высочайших, закованных в лед пиков.
А в той стороне, где лежали горы Трайдент, из голубого тумана торчали  три
острых пика, вонзившихся в небо. Они были очень, далеко,  но  даже  отсюда
казались угрюмыми и зловещими.
     - Видите эти три  острых  пика?  -  сказала  Асни,  указывая  на  них
дорожным посохом. - Это трезубец спящего великана, голова которого -  гора
Череп. Говорят, что он будет спать до конца мира. И тогда проснется, чтобы
сокрушить в последней битве все злые силы. Видите, как долго он спит -  на
склонах выросли уже целые леса.
     - Великан? - Килгор внимательно посмотрел на высокую гору. - Если это
правда, я искренне надеюсь, что меня здесь не будет, когда  он  проснется.
Такой великан в несколько шагов пересечет весь Скарпсей от севера до  юга,
и никто не сможет остановить его - ведь он каменный.
     - Этого не произойдет  ни  сегодня,  ни  завтра,  -  уверенно  сказал
Скандерберг, пощупав рукой каменный склон.
     - А это возможно, Скандерберг? - спросил  Килгор,  когда  они  начали
взбираться на гору.
     - Что? Великан? О, это  просто  старая  сказка.  Такая  крайность  не
наступит никогда. Конечно, если мы победим Сурта. А теперь выбрось все это
из головы и думай о том, что сказал Хэльф о троллях и великанах. И вообще,
перестань беспокоить меня по всяким глупостям. У меня и так есть  над  чем
подумать. - Он достают из кармана вареное яйцо и  принялся  сосредоточенно
чистить его.
     Они прошли пологий подъем и теперь пробирались между каменных утесов.
Местами трава была завалена каменными обломками и идти было очень  опасно.
Один неверный шаг, и человек мог скатиться  с  гор  и  вновь  оказаться  в
Хэльфскнолле. Ко всему прочему дул сильный ветер с востока.  Он  швырял  в
путников сухие сучья и кружил  вокруг  них  сухие  листья.  Он  завывал  в
остроконечных утесах, и вой его напоминал голоса ведьм.
     Килгор первым заметил камень, который падал на них. В этот момент они
пересекали каменную осыпь, которая сносила их быстрее, чем они шли по ней.
Взглянув вверх, юноша увидел каменное  лицо.  И  тут  же  огромный  камень
отделился от скалы и начал падать на них со все возрастающей скоростью.
     - Осторожно! - крикнул Килгор, отскакивая в сторону.
     Асни увидела камень,  схватила  свой  молот  и  швырнула  его.  Молот
ударился о камень и раздробил его в пыль.  Он  вернулся  к  Асни  как  раз
вовремя, чтобы она могла швырнуть его в следующий падающий  камень.  Камни
падали все быстрее и быстрее, и Асни едва успевала бросать молот.
     Скандерберг остановился, стараясь удержаться на  осыпи  и  произнести
заклинание.
     - Быстрее на твердую почву! - крикнул он. -  Бегите!  Асни,  разрушай
только те камни, которые падают прямо на нас! Торопись!
     Все трое выкарабкались на твердую почву и очутились в тесном и темном
каменном ущелье, между угрюмых гор. Камни позади них падали еще  некоторое
время, но затем все стихло.
     - Уф, - вздохнул Килгор, с опаской оглядываясь назад. - Я еще никогда
не видел такого камнепада. Клянусь, что кто-то подстроил его.
     - Ха! Каждый решил бы так,  -  хмыкнул  Скандерберг.  -  Это  сделали
тролли.
     - Тролли? - с дрожью в голосе воскликнул  Килгор.  -  Неужели  мы  их
увидим? Как ты думаешь, они снова постараются что-нибудь сделать с нами?
     Скандерберг  только  хмыкнул.  Он  собрал  свою  подзорную  трубу   и
осматривал местность позади них.
     Килгору ответила Асни:
     -  Непременно,  -  сказала  она.  -  Невозможно   пройти   мимо   них
незамеченными, раз мы идем по их земле. Особенно, если они голодны. А  эти
бедняги видят здесь мало путешественников.
     - Голодны? - воскликнул Килгор. - Они едят людей?
     - Только когда голодны и не могут добыть коров или овец.
     - А я думал, что днем тролли превращаются в камни, - сказал Килгор  и
тут же добавил: - Так говорила моя бабушка.
     - Это ветер и тучи делают их такими храбрыми, - ответила  Асни.  -  А
эта туча не очень-то похожа на обыкновенную.
     - Эй, я что-то вижу в тех деревьях, - сказал Скандерберг. - Нам лучше
идти вперед. Моя карта показывает путь через  это  ущелье.  Идем  быстрее,
если хотите избежать кухонного котла. Следуйте за мной!
     Они шли все быстрее и быстрее и, наконец, побежали.  Вокруг  них  все
кишело троллями. Они сидели за каждым камнем, на каждом дереве.  Временами
Килгор видел их. Они прыгали от камня к камню -  смуглые,  приземистые,  с
большими приплюснутыми головками и стоящими заостренными ушами. Черты лица
были мелкие, угловатые. Килгору показалось, что у них есть хвосты,  но  он
не хотел останавливаться, чтобы рассмотреть их подробнее. У каждого тролля
на плече была дубина или лук.
     - Я бы сотворил немного магии, если бы они  приблизились,  -  крикнул
Скандерберг, - но они знают об этом, черт бы их побрал.
     Вскоре они заметили, что ущелье сужается. Сначала тихий, а потом  все
усиливающийся гул донесся до них. Это был звук воды, обрушивающейся вниз.
     - Вода! - воскликнул Скандерберг. - Мы спасены! Они не  погонятся  за
нами через воду. Как только мы переберемся, я пошлю на них  огненный  шар,
чтобы он поджарил этих маленьких идиотов.
     - Судя по звуку, там очень большой поток,  -  крикнул  Килгор,  держа
одну руку на рукояти меча.
     - Может, там нет переправы, - сказала Асни.
     - Если ее нет, я сделаю!
     - Я вижу мост! - крикнул Килгор. - Мы спасены!
     - Пока нет, - сказал Скандерберг. - Там стоит сборщик  пошлины,  а  в
такой ситуации пошлина может быть очень большой. Давай пойдем  потихоньку,
чтобы он не подумал, что мы очень торопимся.
     - А может,  хранитель  моста  сам  тролль?  -  сказала  Асни,  увидев
приземистую уродливую фигуру.
     - Посмотрим.
     Хранитель моста увидел их и встал на дальней его стороне.
     - Быстрее! Быстрее! - закричал он, стараясь перекричать шум  воды.  -
Оглянитесь, там тролли! Бегите!
     Со  злобным  воем  тролли  выскочили  из-за  камней  и  бросились  за
ускользающими жертвами. В воздухе  засвистели  стрелы,  но  они  пролетали
мимо.
     Путники  вбежали  на  мост.  Шаги  их  гулко  простучали  по  толстым
деревянным балкам.
     -  Спасены!  -  воскликнула  Асни  и  обернулась  назад,  где  тролли
собрались у моста. Она угрожающе взмахнула молотом.
     Тотчас же тролли ответили  ей  градом  камней,  потом,  разочарованно
завывая, они скрылись за камнями на той стороне ущелья.
     Хранитель моста встретил их у ворот.
     - Хи-хи, как раз вовремя, - проскрипел он.  -  Ну,  а  теперь  пришло
время платить пошлину за переход.
     - Красное золото, мой друг. Сколько пожелаешь, - сказал Скандерберг.
     - Я бы предпочел оружие, -  прошептал  старик,  откидывая  капюшон  и
показывая свое безобразное лицо.
     Его старая  голова  было  огромной,  лысой,  покрытой  бородавками  и
родимыми пятнами. Один глаз смотрел неизвестно куда,  а  во  рту  осталось
всего полдюжины кривых желтых зубов.
     - Оружие? Хорошо, взгляни на это. - И Скандерберг подал  ему  большой
кривой ятаган с рукояткой, украшенной драгоценными камнями.
     Но старик покачал головой:
     - Что-нибудь подлиннее. Мне нужно сражаться с троллями и волками.
     Скандерберг достал из  сумки  длинный  бронзовый  меч,  но  хранитель
покачал головой:
     - Слишком велик и тяжел. Я  хочу  что-нибудь  большое,  но  легкое  и
обладающее огромной силой.
     - Хм, - сказал Скандерберг. - Что-нибудь магическое?
     - О, да. Это великолепная идея.
     - Тогда для тебя  подойдет  этот  посох,  -  сказал  колдун,  подавая
старику обыкновенный дубовый посох Килгора. - Посмотри, что делает мой.  -
Он направил посох на другую сторону ущелья, где у  края  моста  столпились
самые смелые тролли. Они мгновенно превратились в сухие черные деревья.
     - Нет. Я хочу меч. Магический, который рубит металл, камень, неуязвим
в бою, на котором начертаны магические письмена.
     - У нас нет такого меча, - твердо сказал Скандерберг.
     - Но я слышал о нем. Прошлой ночью в Хэльфскнолле...
     - Может быть. Но я тебе ничем помочь не  могу.  У  нас  есть  золото,
драгоценности, пища, что угодно. Скажи свою цену,  у  нас  все  равно  нет
магического меча.
     Внезапно маленький человек схватил себя за подбородок и содрал  лицо,
которое оказалось только маской.
     - Ага! Я поймал тебя на лжи, Скандерберг!
     - Варт! - воскликнули все с негодованием и омерзением.
     - Меч! Меч! - омерзительно отплясывал Варт.
     - Ты никогда не получишь его, - свирепо сказал  Килгор.  -  Отойди  в
сторону,  или  я  позволю  мечу  убить  тебя.  Послушай,  как  он  звенит,
предвкушая твою кровь.
     - Отдай мне меч, или я разрушу мост, - приказал Варт.
     Скандерберг наблюдал за троллями, которые  с  опаской  собирались  на
другом конце моста.
     - Я могу позволить троллям схватить вас, но полагаю, что вы поступите
благоразумно, - сказал Варт.
     - А что будет, если мы сделаем так, как хочешь ты? -  спросила  Асни,
сжимая ручку молота. - Ты же все равно предашь нас.
     - Ха! А тебе бы хотелось выбить мне мозги из головы? - Варт  направил
на Асни свой посох, и она  застыла,  как  замороженная.  -  Лучше  поучись
хорошим манерам, северная дикарка. Ну, будем  продолжать  переговоры,  мои
дорогие?
     - У тебя нет друзей на этой стороне ущелья, - сказал  Килгор,  бросив
взгляд на троллей.
     Варт фыркнул:
     - Никогда не суди о людях по той компании, с которой они водятся. Она
всегда хуже или лучше их самих. Умному очень часто приходится  работать  с
идиотами. А теперь давайте сюда меч, или я  продемонстрирую  вам  голод  и
жестокость этих самых идиотов.
     Он поднял свой пронзительный голос до крика, и  тролли  заплясали  на
той стороне моста в радостном ожидании. Они оживленно  хлопали  волосатыми
руками по бокам и смеялись.
     - Хорошо, - сказал Скандерберг, получше взявшись за свой посох. - Ты,
конечно, приготовился к поединку за него?
     - До конца, - с угрозой сказал Варт.
     - Ты не боишься последствий?
     - Я ничего не боюсь, ведь во всем Скарпсее известно, кто  такой  Варт
Великолепный. - Он выпятил свою чахлую грудь и встал в боевую позу. - Меня
знают все от Рамфирта в Нессе до...
     - Чепуха, - оборвал его Скандерберг. - Говори свои условия и  начнем.
Мое терпение дает трещины. - Он заглянул в свою толстую книгу заклинаний и
начертал на грязном снегу несколько букв.
     - Очень хорошо, - заявил Варт с такой смехотворной  торжественностью,
что даже Килгор улыбнулся. - Я -  Варт  Свирепый,  Кровавый,  Непобедимый,
вызываю на дуэль до смерти гнусного, трусливого, низменного...
     - О, хватит, хватит, - воскликнул Скандерберг. - Я  уже  готов.  Твой
старейшина оторвет тебе голову, если ты умудришься сохранить ее сейчас.
     - Не перебивай, - сказал Варт. - Я вызываю не тебя.  Моя  ссора  -  с
Килгором из Шильдброда.
     - Что? Я? - Килгор с  удовольствием  ждал,  что  Скандерберг  накажет
этого мерзкого колдуна, но теперь его радость моментально испарилась. -  У
меня нет к тебе личных обид, Варт. По крайней мере, я не могу вспомнить ни
одной. И это будет неравным боем. Ведь  порыв  ветра  сдует  тебя,  а  мне
неохота бегать за тобой. Это не принесет мне чести.
     - Не беспокойся насчет этого, - с легкой иронией сказал  Скандерберг.
- Он во всех отношениях хитрый  старый  колдун.  У  тебя  будет  достойный
противник и честный бой. Не бойся.
     - Я и подумаю... - начал поспешно Килгор.
     - Ты готов, смертный? - спросил Варт, стуча посохом по земле.
     - Нет. Да! - Килгор медленно вытащил меч из ножен. Тот  загудел,  как
рассерженная пчела.
     - Ха! Идиот! Оружие выбираю я! - заявил Варт.
     - Ну что же, выбирай, - сказал Килгор. - Топоры, копья, луки...
     - Магия, - сказал Варт  с  улыбкой,  которая  доставила  удовольствие
только троллям.
     - Но сначала, - перебил его Скандерберг, - мы должны позавтракать.  И
ты должен разморозить Асни, чтобы она могла насладиться дуэлью. Может, нам
сесть вон на ту приятную лужайку с зеленой травкой? - Он протянул посох, и
тут же появилась прекрасная лужайка, как бы покрытая зеленым  ковром,  над
которой порхали бабочки.
     - Фу! - Варт вздрогнул.  -  Я  терпеть  не  могу  бабочек!  Противные
насекомые. Прочь, маленькие гарпии! - Ворча, он снял заклятие с Асни.
     Она вздохнула и вздрогнула, как будто выбралась из ледяной ванны.
     - Что случилось? Где Варт?
     - К несчастью, пока здесь, - ответил Скандерберг. - Он вызвал Килгора
на дуэль магии, и долг чести требует от нас принять вызов.
     - Дуэль магии? - Асни посмотрела на Килгора. - Какой магии?
     Во время завтрака Варт ел и  пил  в  огромных  количествах,  а  когда
думал, что никто его не видит, набивал свою суму разными припасами. Он всю
жизнь питался змеями, лягушками и рыбой, и теперь отводил душу.  Припав  к
бурдюку  с  вином,  он  выпил  чуть  ли  не  половину,  затем,  как  бы  в
рассеянности, сунул бурдюк к себе.
     - Теперь вы готовы? - спросил он, когда с травы убрали скатерть.
     - Если ты все еще хочешь продолжать, - сказал Скандерберг.
     - Разумеется, - тотчас же ответил Варт.
     - Подожди, - сказал Килгор. - Каковы правила дуэли?
     - Правил нет. В такой дуэли все дозволено, - усмехнулся Варт.
     - Скандерберг, - прошептал Килгор. - Я не знаю никакой магии. Что мне
делать?
     - Только будь спокоен и делай вид, что знаешь, что нужно делать. Если
ты не сможешь провести этот мешок спеси, мне будет стыдно за тебя.  Возьми
мой плащ и шляпу. Ты сможешь влезть в плащ, если поднатужишься.
     - Но, Скандерберг, я не знаю, как защитить себя от магии.
     - Ты абсолютно уверен, что не имеешь никакого могущества?
     - На все сто процентов.
     - Что сейчас в твоем кармане? - спросил Скандерберг.
     - Кремень и кресало, но что мне с ними делать?
     Варт отложил свою суму:
     - Ты готов, скиплинг?
     - Больше, чем готов, - ответил Скандерберг.
     - Но... - начал Килгор, однако  Скандерберг  уже  отошел  в  сторону,
оставив Килгора лицом к лицу с Вартом.
     - И мы предоставляем тебе право  первого  удара,  Варт,  так  как  ты
слабейший, - сказал Скандерберг.
     - Я слабейший? Я, столетний ледяной  колдун  первого  ранга,  и  этот
молокосос скиплинг? -  Варт  даже  поперхнулся.  -  О,  колдун,  за  такую
надменность ты дорого заплатишь. Ты  потеряешь  и  меч  и  этого  болвана,
который носит его. - Он поднял руку.
     Килгор открыл рот, но Скандерберг жестом заставил его молчать.
     - Давай, - сказал колдун. - Мы ждем.
     Варт громким голосом произнес заклинание, сделал  необходимые  жесты,
закрыл глаза и ударил о землю посохом.
     Килгор осторожно открыл глаза.
     - Ты кончил?
     - Нет! - Варт посмотрел на небо, затем на землю, будто  забыл  что-то
важное. Его наигранная самоуверенность начала таять.
     - Мне кажется, что ты вызвал снегопад в Оксбарроу, южнее  Шильдброда,
- задумчиво произнес Скандерберг.
     Варт бросил на него свирепый взгляд,  задрал  голову  к  небу,  чтобы
сосредоточиться, и снова начал произносить заклинание.
     Килгор закрыл глаза и затаил дыхание.
     Варт снова изо всех сил стукнул посохом.
     И снова ничего не случилось.
     - Это уже лучше, - с кривой улыбкой сказал Килгор.
     - В чем дело? - спросил Скандерберг.  -  С  тобой  что-то  случилось,
Варт? Я дам тебе еще шанс, но если  у  тебя  снова  ничего  не  получится,
настанет черед Килгора. Интересно, что ты предпочитаешь: быть  поджаренным
на углях или замороженным в ледышку?
     Варт сжал губы и стиснул кулаки. Капли зеленоватой жидкости выступили
у него на лбу. Он думал несколько минут, а затем  нырнул  в  свою  суму  и
достал толстую книгу заклинаний. Быстро перелистав  ее,  он  нашел  нужную
страницу и несколько раз перечитал ее.
     Бросив книгу на землю, - он что-то нацарапал в  пыли  посохом.  Затем
поднял руки и запел длинное заклинание. Глаза его были  закрыты.  Наконец,
он торжественно ударил посохом о землю. Ничего не произошло. Он  осторожно
открыл глаза и посмотрел на Килгора, который  снова  оказался  невредимым.
Варт не верил своим глазам.
     Килгор нервно рассмеялся. Он чувствовал огромное облегчение.
     Варт пнул свою суму, вскочил на нее и начал топтать ногами.
     - Проклятая обманщица! - Он даже пытался сломать о колено сноп посох.
- У этих огненных колдунов всегда все самое лучшее и новое, а нам, ледяным
колдунам, достаются самые старые заклинания. Теперь  даже  этот  недоучка,
молокосос скиплинг имеет могущество. Это нечестно! Это не...
     Каждое предложение Варт заканчивал ударом ноги по своей суме, и та  в
конце  концов  решила  отомстить  своему  мучителю.  Внутри  нее  раздался
приглушенный взрыв, повалил цветной туман, и на  колдуна  посыпался  град.
Варт схватил суму и хотел спрятать ее под плащ, но снова раздался  сильный
взрыв, все окутал голубой туман и повалил густой снег.
     Ощутив сильный неприятный запах, Килгор с  Асни  отошли  подальше,  а
Скандерберг расправился  с  извивающимися  змеями  и  какими-то  крылатыми
существами, похожими на летучих мышей. Они  появились  неизвестно  откуда.
Когда дым рассеялся, от Варта не было и следа.
     - Сбежал! - негодующе сказала  Асни.  -  Но  скажи.  Килгор,  как  ты
уберегся от магии этого колдуна? Ведь ты не знаешь никакой магии, правда?
     - Ты думаешь, раз я  из  Шильдброда,  значит,  совсем  беспомощный  и
неумелый? - с оскорбленным видом спросил Килгор.
     - Да, - сказала Асни. - Расскажи, как ты это сделал?
     - Лучше спроси Скандерберга, - хмыкнул Килгор.
     Скандерберг рассмеялся:
     - По правде  говоря,  все  получилось  совершенно  случайно.  Килгор,
покажи Асни, что у тебя в кармане.
     Килгор с  готовностью  полез  в  карман  и  вынул  оттуда  солонку  и
полуочищенное яйцо.
     - Нет, нет, в твоем кармане!
     - Ясно. Вот оно - кремень и кресало.
     - Положи их обратно в этот ящичек. Каждому известно,  что  кремень  и
кресало  в  большей  или  меньшей  степени   устраняют   действие   такого
нестабильного искусства, как магия.  Чем  менее  могуществен  колдун,  тем
эффективнее их действие. Я обычно храню их в специальном ящичке, а за едой
подсунул Килгору в карман. Я Понял, что Варт ничем не сможет повредить ему
при помощи магии, а обычное оружие он в руки взять побоится.
     - Но почему ты не сказал этого раньше? Я так боялся!
     Скандерберг собрал все свои пожитки и обмотал вокруг шеи шарф.
     - Немного страха очень полезно. Другими словами, страх  -  это  соус,
который придает жизни привлекательность, делает ее возбуждающей.  Если  ты
забудешь страх, ты потеряешь вкус к жизни. А  тебе  потребуется  громадный
аппетит, когда ты встретишься с Суртом. - Он раскатал карту и с  сомнением
взглянул на нее.
     - Я думаю, мы заблудились, - сказала Асни. - Мы не попадем в  Гардар,
если пойдем по этой  дороге.  Зная  тех,  кто  сделал  ее,  можно  сказать
наверняка, что она никуда не ведет.
     - Значит, нам снова придется бежать через троллей?
     - Точно, - сказала Асни, и в голосе ее звучало удовлетворение.
     Тропа вела их все выше и выше. Через несколько дней они забрались так
высоко, что задевали головами серые облака, но  впереди  тянулись  суровые
горы, хребет за хребтом, и вершины их скрывались в мрачных тучах. И в этой
каменной стене не было ни одной щели, кроме ущелья.
     Скандерберг  повел  их  параллельно  ущелью,  потеряв  таким  образом
несколько дней, но зато избежав встречи  с  троллями  и  зверями,  которые
поджидали их там.
     - Взгляните последний раз на море, - сказал Скандерберг. - Вы  больше
не увидите его до тех пор, пока не будет убит Сурт, а Гардар освобожден.



                                    7

     Когда они забрались достаточно высоко  в  горы,  им  пришлось  надеть
теплые плащи из сумки Скандерберга.
     - Я знал, что они понадобятся нам на Трайденте, - сказал Скандерберг,
- но не ожидал, что нам придется надевать  их  так  скоро.  Здесь  так  же
плохо, как и на вершинах Трайдента.
     Килгор с трепетом посмотрел на покрытые льдом вершины, которые  ждали
их впереди. На землю опускался таинственный  вечер  с  его  черно-голубыми
тенями. Ни света, ни жилья, ни дружеского приветствия не ждало их впереди.
     - Нам нужно устроиться на ночлег, - сказала Асни.  -  Мне  становится
плохо при мысли о том, какой может оказаться ночь здесь.  В  этих  долинах
полно троллей и волков. В мое время говорили, что это варгульфы.
     - Давайте устроим здесь лагерь, - сказал Килгор. - Кажется,  я  слышу
вой. Мне все равно, будет  ли  здесь  вода,  лишь  бы  место  было  хорошо
защищено.
     В этих горах было полно пещер и  расщелин.  После  долгих  поисков  и
обсуждений они выбрали ту, где из стены сочилась вода.
     Скандерберг сделал навес, проведя рукой и прошептав  несколько  слов.
Получилась настоящая палатка, стены которой излучали тепло и предупреждали
Скандерберга, когда кто-то приближался к палатке.
     Хотя лагерь был уже  устроен,  Килгору  все  казалось,  что  за  ними
следят. Одна сторона лагеря открывалась на  тропу,  по  которой  они  сюда
пришли, с другой громоздились неприступные утесы. Здесь  была  даже  узкая
тропа, по которой они могли незаметно покинуть лагерь в случае  опасности.
Место, выбранное ими, казалось вполне безопасным.
     Они быстро поели и приготовились ко сну. Темнота вскоре  спрятала  от
них горные вершины. Угли  костра  слабо  освещали  стены  палатки.  Чайник
пыхтел совсем по-домашнему, как будто они находились в Вальсидур-кнолле, а
не в диких горах далеко на севере.
     - Ты не думаешь, что  огонь  привлечет  троллей?  -  спросил  Килгор,
поджаривая хлеб на углях.
     - Не больше, чем те, что уже собрались здесь,  -  беззаботно  ответил
колдун. - Передай, пожалуйста, сыр. И вино.
     Когда в костре остались только тлеющие угли, Асни уже клевала  носом.
Скандерберг уткнулся в подушку, и только Килгор не мог спать. И  вовсе  не
потому, что был голоден или слишком устал. Конечно, день был  тяжелым,  но
дело не в этом. Постель его была удобной, ему было тепло.  Не  нужно  было
думать о воротах, которые он забыл запереть, и о скоте, который остался на
ночь без присмотра. Но он ощущал в воздухе что-то зловещее, как  будто  им
что-то угрожало. Ему хотелось выйти из лагеря и убедиться, что вокруг  них
не смыкается  кольцо  серых  троллей,  ждущих,  когда  они  заснут,  чтобы
наброситься на них.
     Он вышел из палатки, но ничего не смог рассмотреть в безлунной  ночи.
Тучи проплывали почти  над  его  головой.  Он  с  трудом  различал  утесы,
сомкнувшиеся над их палаткой. Это придало ему уверенности в  безопасности,
и он уже собрался вернуться в палатку.
     И тут же послышался плеск воды. Скандерберг сразу  перестал  храпеть,
высунул голову из палатки и прошептал:
     - Что-то случилось. Будь на часах, Килгор.
     Юноша  кивнул  и  нырнул  в  темноту.  Меч  его  не  предупреждал   о
присутствии троллей или  колдунов,  он  только  изредка  начинал  тоненько
звенеть. Килгор отошел от  палатки,  чтобы  взглянуть,  что  происходит  у
родника. Вокруг было абсолютно темно, но он чувствовал какое-то волнение в
воде. Кто-то фыркнул, и этот звук показался Килгору знакомым, хотя  он  не
мог вспомнить, где слышал его. Затем он услышал размеренные  тяжелые  шаги
вокруг огня. Кто-то цеплял ногами за камни  и  сломал  несколько  веток  в
кустах. Огромная черная тень появилась на фоне темного неба.
     Килгор отпрянул назад, держа руку на рукояти меча.
     - Скандерберг! - прошептал он.
     - В чем дело? - спросил колдун.
     - Это похоже на лошадь.
     - В этих горах? Когда кругом полно троллей? - прошептала проснувшаяся
Асни. Она подошла к  Килгору.  -  О,  это,  конечно,  пони.  Вероятно,  он
заблудился.
     Пони подошел к Килгору и сунул морду в его карман, где  лежали  сухие
фрукты.
     Килгор ощупал уши, шею и гриву лошади.
     - Да, это действительно пони, - со смехом сказал он. -  Мне  кажется,
мы должны оставить его. Он может нести наш груз, а  мы  можем  по  очереди
ехать на нем.
     - Но лошади здесь нечего есть, - нравоучительно произнес Скандерберг.
- Впрочем, если ее нечем будет кормить, мы сами съедим ее.
     - Скиплинг скорее умрет с голоду, чем  съест  лошадь,  -  оскорбленно
сказала Асни. - А кроме того, ведь это чья-то лошадь. Взгляни,  какая  она
ручная.
     - Это верно, - откликнулся Скандерберг, бороду которого лошадь в этот
момент начала жевать. - Он очень дружелюбен, этот зверь. Если он останется
здесь до утра, то мы возьмем его с собой.
     Утром пони был еще  здесь  и  приветствовал  Килгора  легким  укусом.
Лошадь была серебристой масти с черной гривой и хвостом.
     После завтрака пони позволил Скандербергу накинуть на  себя  уздечку,
которую колдун нашел где-то  в  глубинах  своей  сумы.  Они  погрузили  на
широкую спину лошади все тюки, палатку и суму Скандерберга. Пони оглянулся
на свою ношу, но сделал вид, что это ему нипочем. Когда  они  двинулись  в
путь, пони трусил впереди или сзади, все время глядя по сторонам, и  когда
видел какую-нибудь зелень, никто не мог сдвинуть его с места, пока  он  не
объедал все. Хотя путь был очень трудным,  к  концу  дня  его  спина  была
совсем сухой и он еще бегал вокруг лагеря, как бы демонстрируя, что в  нем
осталось много сил и энергии.
     - Эта лошадь сильна, как слон, - сказал Скандерберг. - Я  думаю,  что
завтра мы сможем по очереди ехать на ней.
     С всадником на спине пони трусил так же беззаботно, как и раньше.  Он
пользовался любой возможностью, чтобы пуститься галопом. Даже большой  вес
Скандерберга не причинял ему неудобства. Он как будто не  замечал  его.  К
вечеру он был так же свеж, как и утром. Да, эта лошадь не знала усталости.
     Скандерберг часто заглядывал в  карту  и  был  очень  доволен  темпом
продвижения. Килгору нравилось ехать на лошади: освобожденный от тяжести и
необходимости смотреть под ноги, он мог спокойно  разглядывать  окружающие
горы, долины, ледники. И даже когда была не  его  очередь  ехать,  он  для
сохранения сил держался за лошадиный хвост.
     После недельного путешествия  со  Слепниром  -  так  звали  волшебную
восьминогую лошадь Одина - они добрались до  перевала  через  Бриартонские
горы и начали спускаться в окутанную туманом низину. Килгор  был  подавлен
сверхъестественной  красотой  мест,  по  которым   они   шли.   В   тумане
вырисовывались  размытые  силуэты   деревьев,   как   будто   изображенные
художником, низвергались водопады холодной воды  и  сверкали  бриллиантами
осколки льда.  Эти  потоки  текли  с  гор  Бурнт.  Многие  источники  были
горячими, и поэтому многочисленные озера имели  самую  разную  температуру
воды. Гейзеры выбрасывали в воздух струи  пара  и  водяных  брызг  -  этим
объяснялся туман в  долине.  Почти  за  каждым  холмом  открывалось  озеро
серебряной воды, почти каждый  утес  был  украшен  зеленым  мхом,  который
спускался в озеро.
     - Здесь слишком красиво, чтобы это место стало прибежищем злых сил, -
с обычной практичностью заметила Асни.
     - Единственное, что здесь плохо, - сказал Скандерберг, - что  это  не
последние горы на нашем пути. Горы Бурнт в это время года ужасны  и  почти
непроходимы. Так как уже поздно, я предлагаю сейчас не подниматься в горы,
а разбить лагерь в долине, у следующего  озера,  если  там  будет  горячий
источник. Я чувствую, что мне необходимо принять горячую ванну.
     Пока Скандерберг мылся, Асни и Килгор освободили Слепнира  и  пустили
его возле лагеря, как большую собаку. Пони совал голову в палатку и смешно
фыркал, обнюхивая тарелки, пока Килгор пытался  приготовить  обед.  Килгор
следил за чайником, а пони толкал его в  спину  до  тех  пор,  пока  юноша
раздраженно не повернулся к нему, чтобы прогнать прочь. К  его  удивлению,
это был не Слепнир. Килгор оказался нос к носу с пятнистым  серым  пони  с
розовым носом. Пони замотал головой, прижал уши и оглянулся через плечо на
двух других пони, как бы говоря: "Мы как раз к чаю".
     Такое везение нельзя игнорировать. Килгор поспешно спутал им  ноги  и
пошел сказать обо всем Скандербергу.
     Колдун уже почти сварился,  но  не  собирался  вылезать  из  горячего
источника. Выслушав Килгора, он вздохнул и сказал:
     - Пожалуй, мне нужно взглянуть на этих лошадей. Килгор,  относительно
них и даже Слепнира у меня большие подозрения, и я должен  сказать  о  них
тебе и Асни, пока не случилось ничего плохого.
     - Подозрения? Какие? Ты  считаешь,  что  нам  нужно  прогнать  их?  -
спросил Килгор. - С ними мы можем выйти  на  Гардарскую  дорогу  и  ехать.
Тогда нам не  придется  все  время  сражаться  с  троллями.  Я  все  время
удивлялся, почему мы двинулись в путь пешком.
     - Потому что опасно зависеть от того,  кто  может  сломать  ногу  или
может быть съеден, - сказал Скандерберг, натягивая сапоги.
     Лицо его после купания было огненно-красным.
     - А теперь они тем более не нужны, так как дальше для них дороги нет.
Завтра мы пойдем по таким кручам, где не Сможет пройти ни один пони.
     Килгор растерянно огляделся:
     - А  почему  бы  нам  не  сменить  дорогу?  Мне  кажется,  мы  должны
использовать пони как можно дольше. Ведь ехать гораздо приятнее, чем идти.
     Скандерберг фыркнул и покачал головой.
     - Летать еще приятнее, но у тебя нет крыльев.
     Он хотел продолжить, но Килгор уже не слушал  его.  Он  показывал  на
озеро, где вода сверкала в последних лучах солнца. Две серебристые  лошади
играли в мелкой воде, поднимая фонтаны брызг. Они бегали друг  за  другом,
игриво кусаясь и лягая воду копытами.
     -  Когда  мы  пойдем  обратно,  -  возбужденно  сказал  Килгор,  -  я
обязательно загляну сюда и поймаю одну  из  этих  лошадей.  Наверное,  они
никогда не знали людей, раз такие доверчивые.
     - Вполне возможно, - ответил колдун. - Но мне  кажется,  что  хорошие
лошади есть всюду. Эй, где Асни? Почему никто не следит за лагерем? А если
нас выслеживают тролли? Черт бы побрал эту девчонку!  Вон  она  скачет  на
одной из лошадей! Асни!
     Она неслась во весь опор на белом пони.  Услышав  крик  Скандерберга,
она легко развернулась и соскочила на землю рядом с колдуном.
     - Хорошо! - воскликнула она. - Мы будем в  Гардаре  через  неделю.  Я
думаю, что владелец этих лошадей где-то погиб, и они сбежали  сюда.  Разве
для нас это не подарок судьбы? Кому-то не повезло, повезло нам.
     Скандерберг покачал головой:
     - Пони останутся здесь.  Завтра  мы  будем  подниматься  туда,  -  он
показал на крутые остроконечные утесы - и для лошадей там дороги нет.
     - Тогда пойдем по другой дороге, -  сказала  Асни,  вызывающе  дернув
подбородком. Этот жест означал, что уступать она не собирается.
     - Нет, - сказал Скандерберг, направляясь к лагерю. - Нет, нет и нет.
     - Я думаю, что он очень упрям, - вздохнув,  сказал  Килгор.  -  Очень
жаль. Я еще никогда не видел таких красивых лошадей. А  если  они  так  же
сильны, как Слепнир, то мы могли бы ехать в Гардар, не  останавливаясь  на
ночь.
     - Черт бы побрал старого колдуна. А почему бы тебе не бросить его?  -
спросила Асни. - Дорог к Гардарскому ущелью много. Конечно,  они  длиннее,
но с пони...
     - Слушай, что это? - Килгор прислушался.
     Крик слышался как бы со всех сторон. Затем на вершине холма  появился
маленький человек. Он приложил руки ко рту и крикнул:
     - Конокрады!
     - Это он о нас? - в ужасе спросила Асни, когда они побежали к лагерю.
     Скандерберг тоже слушал крик, приложив руку к уху.
     - Конокрады? - спросил он. - Мне кажется, что мы попали в  неприятную
историю из-за этих животных. Но во всяком случае  теперь  они  вернутся  к
своему владельцу и не будут смущать нас.
     Владелец лошадей подходил все ближе, непрерывно крича и ругая их.
     - Конокрады! - вопил он, глядя на путников.
     Лицо у него было большое и красное, но даже на таком  лице  выделялся
нос, тоже огромный и  тоже  красный.  Злые  маленькие  глаза  смотрели  на
Скандерберга из-под красной матерчатой шапочки. Черные  сапоги  незнакомца
доходили до колен, а на плечи был накинут грязный  голубой  плащ.  Золотые
каемки украшали ворот и рукава.
     - Конокрады? - спросил Скандерберг. - Слушай, бродяга,  мы  не  крали
ничьих лошадей. А если это твои лошади, то ты нам еще должен за то, что мы
кормили их и заботились о них. Я предлагаю тебе заплатить  сразу  же,  так
как терпение противно моей природе. Скажи, кто ты и  что  делаешь  в  этих
горах?
     - Я торговец, - ответил человек, потирая  красный  нос  и  прищуривая
глаза. - Я нагружаю товары на своих лошадей и езжу, пока не продам их.  Но
с прошлой недели я преследую вас, чтобы вернуть своих лошадей и товары.  А
затем я собираюсь в Гардар, чтобы торговать там.
     - Ты едешь на лошадях в  Гардар?  -  спросила  Асни.  -  Как  ты  это
делаешь?
     -  Очень  просто.  Я  поворачиваю  на  север  и  гоню   их.   Мы   не
останавливаемся  до  тех  пор,  пока  не  приедем,  -  раздраженно  сказал
торговец.
     - И как выглядит Гардар? - спросила Асни. -  Есть  ли  там  королева?
Много ли там жителей? Там правит Сурт?
     - Какая чепуха! - ответил торговец. - Если  тебе  так  хочется  знать
все, поезжай туда. Я могу продать вам одну лошадь, но сам я не желаю ехать
с конокрадами.
     - И у нас нет особого желания ехать с тобой, - сказала Асни. - Назови
свою цену, в противном случае мы захватим тебя и лошадей и заставим  вести
нас в Гардар. Идет война, и нам очень нужно попасть туда.
     Маленький человек презрительно фыркнул и натянул ворот плаща до самых
ушей.
     - Мне ничего не остается, как согласиться, - злобно сказал он.
     -  Держи  свое  согласие  при  себе,  -  свирепо  взглянул  на   него
Скандерберг. - Мы в нем не нуждаемся.
     Незнакомец уже приготовился сесть, но теперь гордо выпрямился.
     - Тогда я не останусь здесь ни минуты!
     - О, ты останешься! -  воскликнула  Асни,  и  незнакомец  снова  стал
садиться.
     - Нет, если тебе дорога жизнь, -  закричал  Скандерберг,  и  торговец
испуганно вскочил.
     Некоторое время Асни и Скандерберг жгли друг друга взглядами. Наконец
вмешался Килгор.
     - Мы должны по крайней мере предложить торговцу наш  костер,  пищу  и
ночлег, пока не решим, последуем за ним или нет.  К  этому  нас  обязывает
гостеприимство скиплингов.
     -  Конечно,  -  негодующе  произнес  торговец  и  уселся,  не   сводя
подозрительного взгляда со Скандерберга.
     - Ну, хорошо, - сказал Скандерберг и тоже сел,  положив  между  колен
свой посох. - Но какое  гостеприимство  может  быть  для  тех,  кто  плохо
воспитан? Хм! Что-то я не припомню,  чтобы  в  Гардар  и  из  него  ходили
караваны. Что ты продаешь?
     - Разные вещи, - ответил торговец. - Те,  кто  знают  меня,  называют
Кетил Вендор. А ты, как мне кажется, колдун Скандерберг?
     - Я бы желал, чтобы  ты  этого  не  знал,  -  сказал  Скандерберг.  -
Полагаю, эту информацию ты получил в Хэльфскнолле?
     - Да, в Хэльфскнолле. Я каждый раз останавливаюсь там.  А  как  зовут
этих молодых людей? - спросил он, пристально разглядывая Асни и Килгора.
     - Килгор из Шильдорода и Асни из Гардара, - сказала Асни. -  Утром  я
поеду с тобой, даже если они не поедут.
     - Ты храбрый юноша, - сказал Кетил.
     - Я не юноша, я... - негодующе начала  Асни,  но  тут  колдун  громко
закашлялся.
     - Мне кажется, что обед готов, - сказал Скандерберг.
     Во время еды Кетил незаметно придвинулся к Килгору,  стараясь,  чтобы
Скандерберг не заметил его маневров. Тихим шепотом он сказал юноше:
     - Я  вижу,  что  у  тебя  великолепный  меч.  Скажи,  на  вас  кто-то
собирается напасть во время путешествия?
     - Я думаю, да, - тоже прошептал Килгор. - Тебе  лучше  не  ездить  со
мной. Есть кое-кто, желающий прикончить меня.
     - О! Вот оно как, - сказал Кетил. -  Мой  друг,  это  все  усложняет.
Тогда нам нужно быть чрезвычайно осторожными, хотя я уверен, что никто  на
свете не знает дороги, по которой я езжу в Гардар. Может, нам  отправиться
в путь ночью? Я часто путешествовал в этих горах и знаю, как  много  здесь
страшных зверей. Кроме того, я по собственному опыту знаю, что тайну легче
сохранить ночью, чем днем. Поверьте мне,  я  изъездил  эти  горы  вдоль  и
поперек. Вы не найдете лучшего проводника, чем Кетил Вендор... - Он  гордо
стукнул себя в грудь.
     Внезапно Скандерберг наклонился над Кетилом, как будто  хотел  укрыть
его своими волосами.
     - Ты не нужен нам как проводник в Гардар, - рявкнул он. -  А  теперь,
как гостеприимный хозяин, я покажу, где тебе ложиться спать.  Вот  одеяло,
можешь положить его, где хочешь. - Скандерберг бросил ему одеяло и скрылся
в палатке. Храп его раздался почти мгновенно.
     - Я думаю, нам следует ехать с Кетилом Вендором, - прошептала Асни. -
Если мы и дальше будем бродить в этих горах, нас застанет зима и мы  здесь
замерзнем  или  будем  съедены  троллями.  Нам  нельзя   отказываться   от
возможности попасть в Гардар за несколько дней. Если же  мы  не  поедем  с
ним, то проплутаем в горах, и, может, никогда не доберемся до Гардара.
     - Скандерберг не доверяет ему, - сказал Килгор.
     - Не слушай этого старика. Пока что я не убедилась,  что  он  хороший
колдун. Если он не захочет идти с нами, оставим его, - решительно  сказала
она.
     Килгор нахмурился. Ему это не нравилось.
     - Эльбегаст послал Скандерберга, чтобы он шел со мной и  помог  убить
Сурта. Не думаю, что я справлюсь с этим один. Я попытаюсь убедить его,  но
если не смогу, лучше нам остаться с  ним,  даже  если  придется  ползти  в
Гардар. Мне кажется, он очень сильный колдун.
     - Если у него есть разум, он пойдет с нами, - сказала  Асни.  -  Мало
что изменится, если он станется - меч ведь у тебя.  Почему  ты  просто  не
прикажешь ему?
     - Никто не может приказывать колдуну, - мрачно сказал Килгор.
     - Если вы готовы идти, - с хитрой улыбкой сказал Кетил Вендор,  -  то
через полчаса можно выходить.
     Килгор покачал головой и поднялся:
     - Мы решим утром.
     Он бессознательно положил руку на меч и к  своему  удивлению  услышал
звон в ушах и почувствовал вибрацию меча. Он с  любопытством  взглянул  на
Кетила, который тоже смотрел на юношу.
     - Это великолепный меч, - сказал Вендор. - Ты не покажешь его мне?
     - Я не хочу рисковать, - ответил Килгор. - Если вынуть его из  ножен,
то обратно не всунешь, пока он не попробует крови. Особенно злой крови.
     - О! - воскликнул Кетил. - Это, наверное, магия.
     - Вроде того, - ответил Килгор, направляясь в  палатку.  -  Теперь  я
пожелаю тебе доброй ночи, так как  уверен,  что  ты  хочешь  увидеться  со
своими пони после столь долгой разлуки. Асни, Скандерберг хотел поговорить
с нами, но, вероятно, уже забыл.
     Он нырнул в  палатку,  но  храп  Скандерберга  не  прерывался  ни  на
секунду, поэтому юноша завернулся в одеяло и лег в углу. Там он  приподнял
край палатки и выглянул наружу. Он видел пони,  которые  ласково  положили
головы друг на друга, и Кетила,  сидящего  возле  угасающего  костра.  Тот
потирал руки и что-то бормотал про себя. При свете костра нос его  казался
еще краснее. Он потянул себя за нос, подергал за уши. По всему было видно,
что он очень доволен.
     Звон меча не давал Килгору уснуть почти всю ночь.  Дважды  он  звенел
так громко, предупреждая о  близкой  опасности,  что  Килгор  вскакивал  и
выглядывал наружу, но  там  была  кромешная  тьма,  и  он  ничего  не  мог
разобрать.
     Скандерберг ни разу не  проснулся,  и  храп  его  звучал  непрерывно.
Килгор наклонился и толкнул  его,  но  тут  же  обнаружил,  что  в  одеяле
Скандерберга нет. Там лежал свернутый в трубку  плащ  и  храпело  какое-то
существо, похожее на ящерицу,  свернувшееся  под  подушкой.  Когда  Килгор
схватил ящерицу, а затем отпустил, она перестала извлекать из себя  звуки,
похожие на рев быка и кваканье лягушки.  Килгор  осторожно  положил  ее  в
карман, чтобы потом вернуть Скандербергу.
     Он выскользнул наружу и застыл в  нерешительности.  Старому  колдуну,
бродящему в ночи, полной  страшных  зверей,  помощь,  конечно,  не  нужна.
Возможно, он даже сделался невидимым или принял какое-то другое обличье.
     Килгор вернулся в палатку и улегся у входа. Он  решил  не  спать,  но
проснулся от того, что по нему ходили огромные черные сапоги Скандерберга.
     - Килгор, вечно ты оказываешься под ногами, - проворчал он. -  Почему
ты решил спать здесь?
     - Я хотел вернуть тебе это. - Килгор положил ящерицу в руку  колдуна.
Она тут же начала храпеть, закрыв глаза.
     Скандерберг небрежно сунул ее в карман и нетерпеливо сказал:
     - Может, ты поторопишься, чтобы мы могли ехать?  Кетил  уже  готов  в
путь, и я давно проснулся.  Не  валандайся,  Килгор,  нам  нужно  выезжать
немедленно.
     - Значит, мы едем с Кетилом? - спросил Килгор, но колдун  пробормотал
что-то неразборчивое и не очень приятное для Кетила.
     - Я рада, что он одумался, - сказала Асни, скатывая одеяло.
     На всех пони были уже тюки, но не было седел.  Скандерберг  руководил
распределением багажа и страшно ругался за всякую задержку.
     Вскоре караван  тронулся.  Впереди  шел  Килгор,  а  замыкал  шествие
Скандерберг, держась как можно дальше от Кетила Вендора. Пони  были  полны
энергии и коварства. Серый пони, на котором  ехал  Кетил,  даже  попытался
сбросить его через голову. Если бы  показалось  солнце,  то  день  был  бы
великолепным,  но  даже  густой  туман  казался  приятным.   Он   создавал
серебряную вуаль над озерами и  острыми  утесами.  Килгор  решил,  что  он
никогда не видел более красивых мест.  А  когда  он  заметил  стада  пони,
пасущихся на берегах озер, то буквально влюбился в эту землю.  Наслаждаясь
игрой пятерых серых пони в долине, он спросил Кетила:
     - Здесь всегда так много диких лошадей? Почему никто не хочет поймать
и приручить их?
     Кетил усмехнулся, показав острые зубы.
     - Да, может любой. Вот, например, эти пони, на которых мы едем. Любой
может приручить их без  труда.  Они  любят  людей,  но  у  них  есть  одна
странность, они не любят,  когда  им  дают  имена.  Тогда  они  становятся
дикими.
     - Слепнир на это не обращает внимания, - сказал Килгор.
     - Но это же не его настоящее имя. И я  не  могу  назвать  его  вслух,
иначе пони взбесятся, - ответил Кетил.
     Килгор ехал молча, борясь со своим любопытством.
     - А что, если кто-нибудь случайно угадает его имя?
     - Тогда мы будем без лошадей и в страшной опасности.
     - О, тогда я не буду угадывать его. Но, может,  ты  мне  скажешь  его
шепотом, чтобы я знал? - спросил Килгор.
     - Конечно. Когда мы поедем там, где тропа идет  по  склону  горы  над
озером, я скажу тебе имена лошадей. - Он лукаво подмигнул и  снова  дернул
себя за нос.
     Тропа пошла в гору и начала извиваться среди утесов.  Внизу  сверкало
черное озеро, которое казалось очень глубоким. Килгор придержал Слепнира и
пустил его осторожным шагом. Пони, на котором  ехала  Асни,  куснул  сзади
Слепнира, подгоняя его. Слепнир прижал уши и попытался  лягнуть  обидчика.
Он, не обращая внимания на узкую тропу и обрыв в озеро, решил развернуться
и укусить лошадь, идущую за ним.
     Скандерберг тревожно вскрикнул, когда Слепнир встал на  дыбы  и  пони
Асни прыгнула назад.
     - Слепнир! - кричал Килгор, изо всех сил стараясь удержаться на  нем.
- Слепнир, ты сошел с ума!
     Вскоре уже все пони зафыркали и тревожно косили глазами.
     Килгор дергал за поводья, стараясь вернуть Слепнира на тропу.  Вместо
этого пони закричал, а затем бросился вниз,  к  воде.  Килгор  свалился  с
него. Когда он поднялся, Слепнир уже бросился в воду, а  за  ним  полетели
тюки с вещами и провизией. Потом в воздух взмыл пони Скандерберга  и  тоже
нырнул в волу. Рядом с ним плюхнулись пони Кетила и Асни.
     - Никуры! - воскликнул Скандерберг, борода которого была забита пылью
после падения. - Я так и думал! Где этот предатель? Я должен поджарить его
немного! Ах ты,  крыса!  Попытался  сбежать!  -  Скандерберг  бросился  за
Кетилом, который карабкался в гору,  теряя  свой  плащ,  сапоги,  шляпу  и
другие вещи, как будто он начал линять. Он в отчаянии оглянулся и  увидел,
что Скандерберг поднял посох, произнося заклинание. В последнем  отчаянном
усилии человечек рванулся вверх и  поднялся  в  воздух.  Затем  послышался
хлопок, появилось облачко серого тумана, мелькнула зеленая чешуя и  что-то
маленькое и извивающееся нырнуло в воду.
     - Черт побери! - выругался Скандерберг, опустив посох.
     - Они не вернутся, - сказала Асни. - Они утонут?
     - Не будь глупа. Это водяные лошади, или никуры,  ответил  колдун.  -
Это самые сильные лошади, они охотно понесут человека на себе,  но  только
до реки. Там  они  ложатся  в  воду  и  топят  своих  всадников.  Если  вы
посмотрите на их следы на земле, то увидите, что они направлены в сторону,
противоположную той, куда  идут  никуры.  Я  должен  был  это  заметить  и
прогнать Слепнира сразу.
     - Никуры, - сказал Килгор, глядя на противоположный берег озера,  где
он с трудом различал выбравшихся из воды лошадей, играющих на мелководье.
     - Да,  никуры,  -  сказал  Скандерберг.  -  Они  бегут  к  воде,  как
сумасшедшие. Они могли бы утопить нас, и это все подстроил мерзкий Кетил.
     - Это моя вина, - сказала Асни. - Я на этом настаивала. И  теперь  мы
потеряли все.
     - Не все, - сказал Скандерберг, поднимая с  триумфом  мешок.  -  Этот
мешок я все-таки успел схватить. Моя сума здесь, значит,  потеряно  далеко
не все. Ладно, Асни, не ругай себя. Я тоже не смог распознать предателя. -
Подняв мешок, Скандерберг пошел по тропе, щупая путь посохом.
     Каким-то чудом сохранился еще один  мешок.  Он  упал  со  Слепнира  и
зацепился в трещине. Килгор с радостью схватил его, но тем  не  менее  это
приключение стоило им половины багажа.
     - Значит, мы все могли оказаться на дне озера? -  вздрогнув,  сказала
Асни.
     - А что касается Кетила, - сказал Килгор, - то я могу поклясться, что
он  в  последний  момент  превратился  в  рыбу.  Вы  можете  считать  меня
сумасшедшим, но я видел это своими глазами.
     - Ты видел? - спросил Скандерберг, не замедляя шаг. - Тогда я не буду
спорить с тобой. Этот безвредный человечек стал рыбой.
     Килгор не стал обсуждать этот  вопрос,  почувствовав  недовольство  и
раздражение Скандерберга. Когда они проходили мимо красной  шляпы  Кетила,
Килгор  поднял  ее  и  стал  с  любопытством  разглядывать.  Меч  на  боку
предупреждающе загудел и не прекращал своего  пения,  пока  шляпа  была  у
юноши в руках. Он испытывал странное искушение  сунуть  ее  в  карман.  Но
колебался, и тут у него возникло видение владельца шляпы. И  это  было  не
широкое красное лицо Кетила, а лицо колдуна Варта. Килгор  решил  швырнуть
шляпу в воду, но в последний момент передумал и сунул ее в карман.
     Скандерберг заметил это и быстро выхватил ее, словно  ядовитую  змею.
Он отшвырнул ее в сторону и сжег движением посоха.
     - Идиот! Ты хочешь, чтобы о нас узнал каждый ледяной колдун?  Никогда
не бери ничего, принадлежащего ледяным колдунам.
     - Особенно этому колдуну, - сказал Килгор.
     К полудню долина никуров была забыта. Сильный ветер обрушился на  них
с гор Трайдент. Тропа причудливо извивалась среди утесов, расщелин,  сухих
деревьев. Нужно  было  быть  очень  внимательным,  чтобы  не  попасться  в
замаскированные трещины. Жесткая колючая  трава  цеплялась  за  их  плащи.
Килгор дышал на свои замерзшие пальцы и ворчал:
     - Как бы мое желание спасти Скарпсей не  замерзло  в  этих  проклятых
горах. Тролли, варгульфы и прочее звучит гораздо лучше в сказках.
     - Хм, - промычал Скандерберг. - Ты  никогда  не  слышал  о  том,  как
Вультер и Вальсид голодали всю зиму в Гардаре, как  они  шли  без  пищи  и
воды...
     - О, не обращайте на меня внимания,  -  сказал  Килгор.  -  Может  же
человек один раз пожаловаться.
     - Ты хнычешь, не переставая, - сказала Асни, закутываясь  в  плащ.  -
Героем может быть не всякий. Многие считают, что слишком много хлопот.  Но
ты должен помнить одно. Килгор. Ты и Килдурин  должны  попасть  в  Гардар,
даже если для этого нам придется связать тебя и нести на руках.  Для  меня
нет других путей. У меня нет теплого  Брандсток-холла,  куда  я  могла  бы
убежать и спрятаться. Вся беда в том, что у тебя нет того, за что ты готов
умереть. Вот почему ты все время стонешь, а не потому, что  вспоминаешь  о
легкой жизни.
     -  И  Шильдброд  не  будет  столь  привлекателен,  когда  его  фьорды
замерзнут и вокруг будут скакать тролли, - сказал Скандерберг.  -  Я  могу
это предсказать с большой уверенностью. Если Сурта не  остановить  сейчас,
то через год на Шильдброд обрушатся морозы.
     - А кто сказал о том, что нужно повернуть  назад?  -  угрюмо  спросил
Килгор, до ушей завернувшись в плащ. - Идти назад такое же безумие, как  и
идти вперед. Так что пойдем вперед. Но я надеюсь, что барды  сложат  песни
об этих горах и о наших страданиях здесь. Слушая их песни, понимаешь,  что
героем быть очень приятно, хотя на самом деле это далеко не так.
     Пока они беседовали, Скандерберг осматривал дорогу, где  они  прошли,
через подзорную трубу.
     - Крысы! - внезапно воскликнул он.
     - Кто-то идет за нами, - объявила Асни. -  Приготовься,  Килгор!  Что
это, Скандерберг? Мы отучим его следить за нами.
     - Нет-нет! У меня такое  чувство,  что  я  пропустил  что-то  важное.
Что-то забыл.
     - Может,  вернемся?  -  спросил  Килгор.  Он  одновременно  и  жаждал
вернуться, и не хотел этого. Он вспоминал о теплом очаге Хэльфскнолля,  но
трудный путь назад по холоду ему не хотелось делать второй раз.
     Скандерберг ответил:
     - Нет, ничего такого, из-за чего нужно  было  бы  возвращаться.  Ведь
времени совсем мало. Если мы задержимся еще, зима настигнет нас. Не говоря
уж о миньонах Сурта. Но мне бы очень хотелось вспомнить... - И он двинулся
дальше, что-то бормоча про себя.
     Килгор не обратил внимания на рассеянность  колдуна.  После  горячего
чая  они  вновь  двинулись  в  путь.  Килгор  осторожно  шел   по   следам
Скандерберга, а на особо крутых местах он опускался на четвереньки. Иногда
тропа заводила их в тупик, откуда не  было  выхода,  и  тогда  приходилось
возвращаться до развилки и идти дальше по другой тропе. И весь день Килгор
твердил себе: "Пройдем еще немного, и тогда я потребую отдыха".
     Но  солнце  уже  клонилось  к  западу,  когда  он  наконец   окликнул
Скандерберга.
     - По-моему, уже пора думать о лагере на ночь.
     Скандерберг промолчал...
     - Да, нам нужно остановиться сейчас, пока мы не выбились из  сил.  Но
пожалуй лучше идти, пока солнце не сядет. Плато в полудне пути  отсюда,  а
там будет легко идти. Конечно, пока не начнем подниматься в горы Бурнт.
     - Плато? - спросил Килгор. - Я думал,  что  мы  уже  перевалили  горы
Бурнт. - Он чуть не заплакал, но удержался в последний момент.
     - Нет, конечно, - сказал Скандерберг. - Ты  не  хочешь  взглянуть  на
карту? Сейчас я покажу тебе.
     - Не беспокойся, - ответил Килгор. - Я помню.  А  кроме  того,  чтобы
достать ее, нужно распаковывать вещи.
     - Мы почти прибыли к началу подъема. Плато - это как  бы  разбег  для
начала пути. Предыдущие горы всего лишь  мелкие  холмики  по  сравнению  с
горами Бурнт.
     - О, да, - пробормотал Килгор. - Мелкие холмики, - он задрал голову и
посмотрел на угрюмые утесы, окружавшие их. Они были так высоки,  что  даже
птица с трудом перелетела бы через них.  А  оказывается,  это  всего  лишь
мелкие холмики.
     Они продолжали подниматься. Ветер стал резким, сильным. Он завывал  и
старался скинуть их в пропасть. Ветер был таким,  что  забивал  рот  и  не
давал сказать ни слова. Каждый шаг вверх давался им  с  трудом.  Несколько
раз им уже приходилось искать обход, когда попадалась  неприступная  стена
утеса или широкая расщелина. Камни, тронутые инеем,  были  скользкие.  Они
выскакивали из-под ног и  катились  вниз,  вызывая  целую  лавину.  Килгор
больше не жаловался,  но  зажмурил  глаза,  когда  Скандерберг  бесстрашно
прошел по самому краю глубокой пропасти. Тут же он понял, что колдун  ждет
от него того же. Сердце его ушло в пятки, когда солнце спряталось за  тучу
и по всем признакам не собиралось показываться вновь. Однако,  сжав  зубы,
Килгор перебрался за Скандербергом.
     Запад стал огненно-красным,  облака  вспыхнули  пожаром.  Оглядываясь
назад,  Килгор   видел   только   острые   вершины,   глубокие   пропасти,
проглядывающие сквозь вуаль красного тумана. Южный горизонт, где находился
Шильдброд, казался невообразимо далеким и тоже был окутан  туманом.  Годы,
проведенные там, казались теперь Килгору чудесной мечтой,  чем-то  никогда
не существовавшим.
     Красное небо начало темнеть, а они все еще лезли вверх. Вершина, если
она и была, совсем не придвинулась. Килгор смотрел вверх только в  поисках
опоры. Это будет очень смешно, если наверху их не ждет никакого плато.  Он
уже почти поверил в это и был готов остановиться и крикнуть: "Хватит!"  Но
внезапно его рука ощутила не камень, а  траву  и  почву.  В  изумлении  он
взглянул наверх. И вместо угрюмых утесов увидел высокие вершины Череп-гор,
еще освещенные лучами заходящего солнца.
     Он ахнул. Горы были так близко, что он мог рассмотреть  их  детально.
Он видел каньоны, ущелья, неприступные скалы,  цепи  утесов.  На  покрытых
снегом вершинах покоились серые громады облаков.  Еще  никогда  Килгор  не
ощущал силы и величины гор. Ведь он всю  жизнь  прожил  вдали  от  них,  в
благополучном Шильдброде. Он знал, что это суровые неприступные  горы,  но
здесь, у их подножья, он ощущал благоговейный трепет перед ними. Стена гор
Бурнт отделяла их от Череп-гор. Горы Бурнт были выше и страшнее, чем самые
высокие горы Шильдброда. Однако Килгор не  мог  отвести  глаз  от  голубых
вершин Череп-гор. Он бессознательно стискивал в руках рукоять меча.
     - Ну вот. Здесь и остановимся на ночь, - сказал  Скандерберг,  выводя
Килгора из состояния  оцепенения.  -  Удивительные  горы,  не  правда  ли,
парень? Они всегда очаровывают.
     - Нам не перебраться через них, - сказал Килгор. -  Даже  за  миллион
лет. Это же крепостные стены!
     - Да, так оно и есть. Но нам не нужно ломать голову, как  перебраться
через них. Во всяком случае, я надеюсь. - Он показал на  северо-восток.  -
Вот она - черная трещина между Черепом и Трайдентом. Это единственный путь
через эти горы. На моей карте показан тайный проход через горы.  Он  ведет
прямо, а затем сворачивает к западу. Я покажу вам карту.
     Рассмотрев горы, Килгор сказал:
     - Мне кажется, что путь через горы ничем не  лучше  Старой  дороги  в
Гардар. Так мы затратим времени даже больше.
     - Чем дольше мы идем, тем дольше будет оставаться  живыми,  -  угрюмо
ответил Скандерберг. - Я не мог бы гарантировать, что мы не погибнем, если
бы пошли в Гардар из Хэльфскнолля по дороге.
     - И кто может сказать, - добавила Асни, появившись с охапкой дров,  -
что сражения на каждом шагу не сделают путь по  дороге  дольше,  чем  путь
через горы?
     - Это верно, - согласился колдун. - А время нам очень дорого.
     - Но с мечом... - начал Килгор.
     - О, да. Ты провел бы нас через все опасности, - ответил Скандерберг.
- Но прорубать себе путь через лес голодных троллей - это просто авантюра.
     - Я все же не  вижу  большой  разницы  между  кошмарными  утесами,  с
которых можно свалиться в любой момент, и кучей троллей, - сказал Килгор.
     - Я вижу, что тебя ничто не страшит, -  сказал  Скандерберг.  -  Если
тебе хочется сражаться, пойдем по дороге. Если же ты хочешь  убить  Сурта,
пойдем в горы. Но, может,  здесь  есть  другой  путь?  Дай  мне  карту,  я
взгляну. - Он поднялся и устало побрел за своей сумой.
     Килгор устроился  поудобнее  на  каменной  плите.  Внезапно  раздался
ужасный крик Скандерберга. Килгор мгновенно вскочил на ноги и схватился за
меч. Но все, что он увидел, это был Скандерберг, вцепившийся в свои волосы
в страшном отчаянии.
     - Она пропала! - кричал он.



                                    8

     - Что исчезло? - спросила Асни, бросая дрова и хватаясь за молот.
     - Опять карты? О, только не это! - Килгор стиснул меч.
     - Нет, не карты. Хотя, они тоже пропали.  Случилось  гораздо  худшее.
Как я мог! - бормотал колдун, садясь на камень и хватаясь за голову.
     - В чем же дело? - нетерпеливо спросил Килгор.
     - Все пропало? - спросила Асни.
     - Да, - со вздохом отвечал Скандерберг. - Кто-то  или  что-то  украло
мою волшебную суму с картами, палаткой, подзорной трубой и прочими вещами.
И с пищей. Без  провизии  и  без  моего  волшебного  аппарата,  без  книги
заклинаний? Ведь я теперь совершенно беспомощен!
     - Полностью? - ахнула Асни.
     - Почти. Я еще кое-что могу делать, но  если  возникнут  чрезвычайные
обстоятельства... - Он вздохнул и махнул рукой.
     Килгор обдумал важность потери, а затем спросил:
     - А как же ты не хватился ее?
     - Что поделаешь. Я так долго не нуждался в ней, что не сразу  заметил
ее отсутствие. Последний раз я пользовался  ею,  когда  сотворил  храпящую
саламандру. А после этого... Что же могло случиться? - Он потянул себя  за
бороду. Лоб его покрылся морщинами.
     - Это Кетил... или Варт, - сказал  Килгор.  -  Это  он  похитил  суму
утром, когда мы собирались в  путь.  В  следующий  раз,  когда  мне  снова
предоставится возможность, я позволю Килдурину отрубить ему голову.
     - Я думаю, следует вернуться к озеру  и  отыскать  Варта,  -  сказала
Асни, цепляя молот к поясу. - Я пойду одна. Я  знаю,  где  мне  найти  вас
потом.
     - Нет, пойду я, - твердо сказал Килгор. - У меня меч.
     - Пойдем вдвоем. Согласен?
     - Согласен, - и они крепко пожали друг другу руки.
     - Я против, - сказал Скандерберг. - Никто не пойдет назад. У  меня  в
кармане есть маленький  компас  и  еще  кое-что.  А  пищи  нам  хватит  до
Беордстада, крепости альфаров. Если мы сейчас пойдем назад, то Сурт  может
быть уверен, что мы сюда уже не сможем вернуться. Вы согласны со мной?
     Асни и Килгор неохотно кивнули.
     - Ну и хорошо. На сегодняшний обед у нас  будет  чай  и  то,  что  мы
сумеем наскрести. Начнем готовить пищу прямо сейчас.
     Он достал мешочек,  наполненный  каким-то  зерном,  и  быстро  прочел
Килгору наставление, как готовить его.  Вкус  у  этого  блюда  был  вполне
приличный, и к тому же оно обладало  какими-то  магическими  свойствами  -
создавало впечатление сытости. И все же ночью Килгору снились  празднества
в  Брандсток-холле,  туши  быков  и  баранов,  насаженные  на  вертела   и
вращающиеся над очагом.
     Утром, когда он проснулся с этими приятными воспоминаниями, ему снова
пришлось пить чай и есть холодные лепешки из зерна. Однако  у  Килгора  не
было времени, чтобы стонать и жаловаться. Скандерберг быстро собрал вещи и
стал подгонять их в путь. Ночной  холод  еще  сковывал  землю,  когда  они
двинулись вдоль по тропе, ведущей по краю плато. Сухая трава пружинила под
ногами и идти было очень легко. По пути попадались колючие кусты,  которые
цеплялись за плащи. Заросшие  мхом  камни  казались  какими-то  неведомыми
морскими чудовищами. В  защищенных  от  ветра  ложбинах  росли  незнакомые
вечнозеленые растения. Изредка слышались крики птиц,  нарушавшие  зловещую
тишину плато. Какие-то зверюшки шмыгали  от  камня  к  камню  и  встречали
путников злобным криком, когда те невзначай приближались к их норам.
     Солнце скрывалось за громадами гор до самого полудня.  Далеко  внизу,
на юге, среди скалистых утесов еще стоял серый туман, а путники уже шагали
по плато.
     Отсутствие солнца обманывало Килгора. Ему было трудно  поверить,  что
уже день, так как солнца не было и в долине царил полумрак.  Но  зато  оно
освещало ее очень долго, хотя внизу, на  земле,  давно  наступала  ночь  и
скрывала все под своими черными крыльями.
     После двух дней  пути  начался  подъем.  Появились  скалистые  утесы.
Скандерберг часто обращался к своему компасу, и по всему было  видно,  что
он доволен. Он удовлетворенно хмыкал и дергал себя за бороду. И однажды он
объявил:
     - Мы будем в Гардарском ущелье через три, максимум, четыре  дня.  Так
что утрата карт не выбила нас из расписания.
     - И ты все же надеешься найти без карты тайный проход через ущелье? -
с сомнением спросила Асни.
     - Я почти уверен, что смогу, - быстро ответил колдун. - Путь у меня в
голове. Да, я ясно вижу его. Вам об этом можно не  беспокоиться.  -  И  он
снова решительно пошел вперед, хотя уже наступал вечер, и Килгор был готов
предложить остановиться.
     Когда они, наконец, остановились, ужин их снова был весьма  скромным.
Скандерберг сказал, что очень вредно набивать желудок на ночь, и они снова
ели зерно и пили чай. После такого ужина  Килгор  улегся  у  огня  и  стал
всматриваться  в  темноту,  надеясь,  что  какой-нибудь  любопытный  зверь
забредет на огонек. Затем он со вздохом повернулся, чтобы  согреть  бок  и
лицо. Он обнаружил, что если одна часть тела замерзла, все равно  холодно,
даже если другая  часть  буквально  поджаривается  на  огне.  Наконец,  он
завернулся в плащ и последовал примеру  Асни,  которая  уже  лежала  возле
нагретого камня. Он попытался уснуть. Но  только  сон  начал  приходить  к
нему, как он услышал, что Скандерберг издал какой-то звук. Килгор взглянул
на колдуна, который сидел у костра. Глаза  его  под  надвинутым  капюшоном
казались раскаленными углями.
     - Что с тобой, Скандерберг? - спросил Килгор.
     Колдун вздохнул и склонил голову:
     - Это я вспомнил о суме. Потеря не так велика, мы  все  можем  и  без
магии. Но меня беспокоит, кто это сделал. В суме есть заклинания,  которые
могут превратить простого колдуна в мага первого ранга. Я боюсь,  что  это
может случиться.
     - Значит, это Варт, - сказал Килгор. - Он теперь действительно  очень
опасен?
     - О, он может испортить нам всю  игру,  особенно  если  воспользуется
моими заклинаниями для своих дьявольских дел.  Ведь  многие  заклинания  я
придумал сам. Они могут дать ему достаточное могущество, чтобы... - Он  не
закончил свою мысль, но Килгор прочел ее по выражению его лица.
     - Он может украсть меч, - сказал он. -  И  соединиться  с  Суртом.  А
может, у него есть свои цели. Что он  может  сделать  с  мечом?  Ведь  меч
ростом с него и такой тяжелый, что он не  сможет  поднять  его.  Он  может
прочесть надпись с помощью твоей магии?
     Скандерберг не ответил. Он только сказал:
     - Пора спать. Ты никогда не ложишься без меча? Хорошо. Храни его  все
время у себя. Сегодня я сделаю вокруг лагеря сохранный  круг,  потому  что
здесь без него нельзя. К счастью, мне не нужны приспособления. Мой учитель
научил меня этому, и я никогда этого не забуду. -  Он  поднялся,  стряхнул
пыль с одежды и взял свой  посох.  Он  похлопал  по  драконьей  голове  на
посохе, прежде чем начать петь.
     Асни, всегда очень бдительная, встрепенулась и стала  прислушиваться.
Глаза ее всматривались в мрак за костром.
     - Что там? - прошептал Килгор.
     - Ничего, - ответила она. - Просто, показалось, что кто-то в  темноте
следит за нами...
     - Оставь этих чудовищ на дневное время, -  сказал  колдун.  -  Сейчас
будем спать.
     Однако еще долго после того, как Килгор и Асни уснули,  он  продолжал
сидеть у костра. Он стискивал в руке посох, то и дело поглядывая на  слабо
освещенную драконью голову. Внезапно он выпрямился  и  устремил  взгляд  к
границе лагеря. Там, слабо светясь, лежала его сума.
     - Значит, ты вернулась, - угрюмо сказал он.  -  Я  посылал  за  тобой
много раз. Надеюсь, ты будешь вести себя  примерно  и  не  позволишь  себе
снова потеряться.
     Он  поднял  ее,  но  что-то  было  не  так.  Она  была   безжизненной
обыкновенной  сумкой,  в  которой  не  чувствовалось  ничего  магического.
Скандерберг торопливо открыл ее и не нашел в ней ничего,  кроме  перьев  и
птичьего гнезда. Кто-то злобно подшутил над ним, создав точную  копию  его
сумы. Со вздохом он швырнул ее в огонь  и  снова  сел  на  камень,  удвоив
бдительность. Значит, это Варт, решил он окончательно.
     Скандерберг  поднялся  и  на  цыпочках  подошел  к   Килгору,   чтобы
убедиться, что меч в его ножнах под правой  рукой  юноши.  Со  вздохом  он
снова вернулся к огню и уселся на камень.
     Килгор спал. Он проснулся лишь  однажды,  а  может,  это  ему  только
показалось, и увидел, что колдун жжет в огне свою сумку. После этого он не
смог согреться. Земля была холоднее льда. Ему снилось, что он заблудился в
горах Бурнт и бродит там в белом тумане без плаща, без капюшона, без меча.
Вокруг него двигались безмолвные  тени  -  тролли,  великаны,  волки.  Они
следили за ним. Затем раздалось завывание,  в  котором  ощущались  горе  и
отчаяние, почти человеческое. Он инстинктивно схватился за меч, и холодный
металл вернул ему уверенность.
     Он снова провалился в сон и снова услышав тот же вой. Он стал  громче
и настойчивее и разбудил его. Килгор моментально вскочил. Вокруг  них  все
еще была ночь, и Скандерберг сидел на  камне  возле  угасшего  костра.  Он
казался только тенью во мраке ночи.
     - Успокойся, - сказал он. - Это варгульфы в ущелье.  Буди  Асни.  Мне
кажется, что нам придется драться.
     - Я не сплю, - сказала Асни. - Давай поднимемся  на  холм.  Тогда  мы
будем иметь некоторое преимущество. Скоро утро?
     - Через несколько часов,  -  ответил  Скандерберг.  -  Но  им  хватит
времени, чтобы схватить нас и вернуться в ущелье в Гримшлаг до наступления
утра.
     - О, хоть бы их застало солнце! - сказала Асни. - Лучше умереть,  чем
быть рабами Сурта, как варгульфы.
     - Он своих пленников превращает в варгульфов?  -  спросил  Килгор,  с
содроганием вспомнив рассказы о них.
     - Большинство людей Вультера и  Вальсида,  а  также  жители  Гардара.
Теперь они по ночам волки, а днем - пленники Гримшлага, - сказала Асни.  -
Такова судьба моих семерых братьев.
     Жуткий вой раздался в ущелье и разнесся в ночи. Вскоре Килгор  понял,
что вой слышен уже на плато, все ближе и ближе.
     - Неужели им не нужно останавливаться для отдыха? - спросил он.
     - Они могут  бежать  миллион  лет,  -  ответил  Скандерберг.  -  Сурт
поработил их навеки. Если варгульфа убивают, Сурт возвращает ему  жизнь  в
новом обличье. Единственная наша надежда - это безоблачный рассвет.
     Вскоре они уже слышали топот ног на каменистой земле. Мелкая  щебенка
летела в стороны из-под когтей. В бледном свете  Килгор  увидел  полдюжины
черных теней, несущихся к их лагерю. Они кружили и вынюхивали,  как  будто
искали путь. Но затем они устремились прямо вперед.
     - Готовьтесь! - напряженно сказал Скандерберг, держа свой посох,  как
факел. Чувствовалось, что он концентрирует все силы.
     Струя  оранжевого   пламени   вырвалась   из   посоха   и   встретила
предводителя. В желтом свете пламени Килгор впервые  увидел  варгульфа.  У
него было тело огромного черного волка, но  морда  не  острая,  волчья,  а
плоская, пушистый хвост и острые уши. Черты лица было  трудно  рассмотреть
из-за шерсти, но Килгору показалось, что они больше человечьи, чем волчьи.
Глаза были маленькие, а зубы ровные, острые и белые.
     Он выхватил меч, но тот молчал. Он был холодным и тяжелым в его руке.
Килгор взглянул на него и онемел, не увидев  его  сияния  и  вязи  древних
букв. В мече не было жизни. Крик Асни привел его в себя как  раз  вовремя,
чтобы вонзить меч в шею варгульфа, прыгнувшего  на  него.  Покатившись  по
земле вместе с мертвым волком, он, наконец,  высвободился  из  его  лап  и
вскочил на ноги. На него тут же бросился второй.
     К тому времени, как он расправился с варгульфом, первый убитый им уже
вернулся к жизни и с удвоенной яростью бросился на юношу.  Килгор  слышал,
как  Скандерберг  отмахивается   посохом,   отчаянно   пытаясь   вспомнить
заклинания. Наконец, он  нашел  одно,  создающее  зеленое  пламя,  которое
отшвырнуло варгульфов назад. Но они быстро поняли, что это пламя без жара,
и снова кинулись вперед.
     - О, черт бы вас побрал! -  крикнул  Скандерберг.  -  Для  вас  нужно
желтое пламя!
     Асни действовала своим молотом направо и налево, убивая каждый раз по
варгульфу. Килгору так не везло, как ей. Он больше ранил,  чем  убивал,  а
раненные варгульфы  дрались  с  еще  большим  ожесточением.  Один  из  них
разодрал ему плащ, а другой, со сломанной спиной, вцепился мертвой хваткой
в ногу и прокусил бы ее, если бы Асни не убила его.
     - Нашел! - вдруг воскликнул Скандерберг, размахивая посохом. - Нашел!
- Мгновенно все вокруг вспыхнуло ярким пламенем, и все варгульфы бросились
без оглядки назад в ущелье.
     - Это я! - гордо сказал Скандерберг. - Я вовремя вспомнил заклинание.
Я знал, что смогу вспомнить. Истинный гений появляется в том,  что  всегда
делает все вовремя. О, я... - И он стал оглядываться вокруг с подозрением.
     - Это солнце,  -  сказала  Асни.  -  Солнечные  лучи  проникли  через
маленькую щель в горах Трайдент. Но,  как  бы  то  ни  было,  мы  спасены.
Килгор, сколько варгульфов ты убил? Я насчитала тридцать шесть.
     Но Килгор смотрел на свой меч и не слышал ее. Он сказал отсутствующим
голосом:
     - Скандерберг, это не мой меч.
     - Что? Да нет же, твой. Как же ты убил  столько  варгульфов?  Дай,  я
посмотрю.
     Колдун осторожно взял меч, взмахнул им несколько раз.
     - Да, ты прав. Альфары таких мечей не делают. Это очень плохая  копия
твоего.
     - Но это же смешно, - сказала Асни. - Вы оба не спускали глаз с  него
ни на минуту. Как могли его подменить?
     - Очень просто. Меня тоже одурачили, подсунув суму, которая оказалась
не моей, - вздохнул Скандерберг. - Я решил, что моя сума вернулась ко мне,
и на секунду отвернулся от меча, чем и воспользовался вор, подменив меч.
     Скандерберг сжал зубы в бессильной ярости:
     - О, если Варт когда-либо окажется у меня в руках, то все горы  Бурнт
не смогут спрятать его от моей мести! Он пожалеет о том времени, когда его
предки-тролли спустились с Фимбул Винтер. Он  даже  не  может  представить
себе, какие изощренные пытки может придумать Скандерберг, огненный колдун!
     Он закончил свою речь криком ярости, и  начал  с  остервенением  бить
землю посохом так, что посыпались искры.
     - Что же нам делать? - спросила Асни. - Ты уверен, что это Варт?
     - Так же, как и в том, что меня зовут Скандерберг, - ответил  колдун.
- Что же нам остается, как не выследить эту маленькую крысу в его логове и
отрезать ему уши. Есть возражения? - По его тону было ясно, что  возражать
не следует.
     - Есть, - сказал Килгор, всовывая фальшивый меч в  ножны.  -  Как  мы
будем  преследовать  колдуна,  который  может  летать,  может  становиться
невидимым, может менять свое обличье? Он будет смеяться над нами, когда мы
будем охотиться за ним. - Килгор  угрюмо  смотрел  на  лабиринт  утесов  и
горных ущелий, который ждал их впереди.
     - Я могу выследить даже ветер  над  океаном,  -  сказал  Скандерберг,
бредя по лагерю и рассматривая следы. - Разве ты не знаешь, что  поиски  -
это то, в чем я больше всего  преуспел?  Я  могу  отыскать  жилища  Орлов,
логово сильфов, тайные холлы Эльбегаста, если захочу. И  найти  Варта  для
меня не составляет никаких трудностей, кроме самых натуральных.
     - Как хочешь, - буркнул Килгор. Он был так  расстроен,  что  даже  не
ощущал голода. Меч и сума потеряны, а сами они находились в  самом  сердце
зловещих гор, где полно троллей и жутких варгульфов.
     Их неудачи, казалось, наполнили Скандерберга энергией. Весь  день  он
уверенно шел вперед. Иногда останавливался, чтобы взглянуть на  компас.  А
затем вновь пускался в путь все с той же  энергией.  К  ночи  они  были  у
подножья гор Бурит. Их лагерь был разбит в базальтовой пустыне.  Когда-то,
много лет назад,  огромный  вулкан  взорвался,  и  застывшие  потоки  лавы
образовали горы Бурнт - скопление фантастических утесов  и  трещин.  Ветер
завывал в скалах, как скопище  ведьм,  а  наверху  на  леднике  все  время
раздавались треск и скрип - это трещал лед, медленно двигающийся вниз.
     Такое место для лагеря не могло вызвать бодрости у путников,  но  они
слишком устали, чтобы подыскать что-нибудь другое.
     И ранним утром они уже снова были в пути,  пробираясь  между  острыми
камнями. К полудню они знали,  куда  ведет  их  Скандерберг.  Он  приказал
остановиться, а сам сел подумать. Сильный ветер рвал его плащ, но он  даже
не замечал этого.
     - Идти на Гардарскую дорогу без альфарского меча  -  самое  последнее
дело,  -  сказал  Скандерберг.  -  Даже  с  ним  это   почти   безнадежное
предприятие.
     - Но что если Варт идет по ней к Сурту? - спросил Килгор. -  Ведь  мы
должны идти за ним.
     - Да, и мы попадем туда быстрее, - сказал Скандерберг, - так как  наш
Гардар будет в желудках у троллей.
     - Слушайте меня, - сказала Асни. - Варт слишком жаден, чтобы делиться
с кем-нибудь своей добычей, и особенно с Суртом. Он, скорее всего, захочет
создать собственное королевство. Может, он направился  в  древнюю  империю
троллей Рикнесс?
     - Рикнесс! - пробормотал Скандерберг. - Меня это не удивит.  Ха!  Что
это? Посмотрите, здесь кто-то, прошел совсем недавно, - и он с  торжеством
показал на каменистую почву.
     Килгор ничего не увидел и сказал об этом. Тогда  Скандерберг  показал
ему два сдвинутых камня и еле заметный след на  земле.  Муха  оставила  бы
более заметные следы. Затем Килгор увидел, что голова  дракона  на  посохе
изрыгала пламя, когда они проходили по следам другого колдуна.  Теперь  он
понял, как эта старая лиса ведет поиск.
     След вел их все выше в горы, туда, где не было никаких троп, и только
тролли знали эти лабиринты. Скандерберг вел  безошибочно,  так  как  посох
точно указывал ему путь.
     Лагерь для отдыха они  устанавливали  в  таких  местах,  куда  раньше
боялись даже заходить. Тут их донимали духи до тех пор, пока каждый из них
не произносил молитву.
     Даже Скандерберг пожаловался:
     - Я не знаю, почему мы идем дальше.  Скоро  мы  останемся  без  пищи.
Чтобы дойти до Гардара, нужна еще по крайней мере неделя, даже если бы  на
пути не было троллей в ущелье. Но если мы будем гнаться за  Вартом,  чтобы
отобрать  меч,  нам  придется  перелезть  через  горы  Трайдент  и  суметь
вернуться обратно. А это очень нелегкое дело,  если  ты  не  тролль  и  не
летучая мышь.
     - Есть путь обратно, - медленно сказала Асни,  что-то  припоминая.  -
Хотя  и  очень  трудный.  Нам  придется  пройти  через  охотничьи   угодья
варгульфов. Теперь, когда они выследили нас, они не оставят нас  в  покое,
так что, чем быстрее мы уберемся отсюда, тем лучше.
     - О, моя дорогая некоронованная королева! Что же  ты  предлагаешь?  -
спросил Скандерберг. - Я чувствую, как кровь моя стынет в жилах. Не хочешь
же ты предложить нам перебраться через горы Трайдент?
     - Именно это, - ответила Асни, сложив руки на груди и нахмурившись. -
Фортуна может не дождаться нас, пока мы будем возвращаться обратно. И этот
путь проделал один отряд  во  времена  Второй  войны.  Хотя  два  человека
замерзли, один потерял обе ноги, еще одного  кто-то  съел,  а  один  умер,
раненный стрелой тролля. Но ведь это все вопрос везения. Человеку  суждено
умереть, когда придет его час, и Фортуна тут ни при чем.
     - Если все это случится с нами, то не останется никого, кто  бы  убил
Сурта.
     - Да, это верно, - согласилась Асни. - Скандерберг, что  ты  думаешь?
Разумен ли такой риск?
     Скандерберг долго думал в тишине. Затем он поднялся и принялся ходить
взад и вперед, хмуря брови. Наконец он остановился и заговорил:
     - Нам  придется  проделать  этот  путь.  В  нем  много  положительных
моментов, а самый главный - никто не ожидает, что мы решимся на это. Кроме
того, никто за нами не сможет следить. Мы должны оседлать ветер везения, и
если он несет нас на Трайдент, то  пускай  переносит  через  вершины.  Нам
нужно идти через горы.
     И без дальнейших споров он и Асни начали обсуждать маршрут, а  Килгор
в ужасе смотрел на них.
     - Здесь же лежит древнее царство Зла, - сказал он. -  Оно  охраняется
белыми волками. Ни один смертный не  смеет  поставить  туда  ногу.  Такова
земля, куда мы хотим идти.
     Все это вызывало в нем ужас, но ему поневоле приходилось быть героем.
Этой ночью он вряд ли сможет уснуть -  будут  чудиться  жуткие  страшилища
древних стран.
     В приподнятом настроении они встали на следующее утро и  не  были  ни
удивлены, ни разочарованы, что тропа ведет их прямо на восток к  ущелью  и
горам Трайдент.
     Когда они подошли достаточно близко к Гардарскому ущелью, то услышали
дикое завывание ветра, который прорвался из Гардара сквозь  ущелье,  чтобы
обрушиться на южные прибрежные страны. Он рычал, путаясь в каменных утесах
ущелья. Земля, где они шли, постоянно обдувалась ветрами, и каменные глыбы
до того выветрились, что походили  на  волшебные  замки  или  таинственных
зверей. Путники  говорили  мало.  Они  торопливо  шли  среди  этих  жутких
созданий природы, настороженно поглядывая по сторонам. Останавливались они
очень редко, причем всякий раз тщательно выбирая место для лагеря.
     Красное солнце выглядывало зловещим пятном из-за  черных  туч,  когда
они пришли к началу ущелья. Здесь они оказались перед  трудной  проблемой.
Следы Варта вели прямо через ущелье, по его краю. Ведь  он  происходил  из
троллей и мог легко ходить  по  вертикальной  стене.  Им  следовало  найти
другой, более безопасный путь, а  потом  надо  было  снова  отыскать  след
Варта, чтобы преследовать его.
     Пока Скандерберг и Асни курили и обдумывали дальнейшие планы,  Килгор
с трепетом смотрел вниз в ущелье. Оно было огромное, такое  глубокое,  что
Старая дорога внизу скрывалась в туманной мгле. Это была как бы гигантская
трещина в  горах  с  абсолютно  вертикальными  стенами.  Он  вздрогнул  от
ледяного воздуха, окутывающего ущелье, и от ужаса, охватившего  его.  Если
его меч действительно очутился внизу, в этом ущелье, то, вероятно, Килгору
уже никогда не увидеть свет дня. Ведь там, внизу, он был  уверен  в  этом,
легионы троллей ожидают путников. Они жаждут убийства. Он с трудом  отошел
от края ущелья. Он знал, что зло окружает его, что злые силы бродят внизу,
в нетерпении ожидая его, а может, уже смотрят  на  него,  следят  за  ним,
выжидая удобного момента для нападения. Он встряхнул головой и  постарался
думать о своих славных предках - Вультере и Вальсиде, чтобы  вернуть  себе
мужество. Но страх стал комом в его горле и мешал воспоминаниям.
     - В чем дело? - спросила Асни. - Ведь не боишься же ты кучки троллей?
     Килгор  неопределенно  пожал  плечами,  но  затем   не   выдержал   и
воскликнул:
     - Почему? Конечно, боюсь! И если у вас есть здравый смысл,  то  и  вы
боитесь! Рассказы о героях очень интересны, но это всего лишь рассказы.  А
внизу нас ждут настоящие тролли.
     Асни проглотила комок в горле:
     - Ты прав. Я тоже боюсь. Но теперь, когда  я  сказала  об  этом,  мне
стало легче.
     Килгор кивнул. Скандерберг молча указал на запад, и они пошли за  ним
без споров.
     К тому времени, как они нашли путь вниз, пошел  снег,  который  скрыл
ущелье белой завесой. Крутой спуск был очень труден и опасен.  К  тому  же
падающий снег делал дорогу скользкой. Они слышали  только  свист  ветра  и
шуршание снега. Когда они добрались  до  низа,  то  стены  ущелья  как  бы
сомкнулись у них над головами. Внизу было темно, тихо и страшно.
     Наступил серый вечер. Ветры завывали в ущелье, и этот вой жутким эхом
перекатывался в горах. Снежные вихри набрасывались на путников,  пока  они
пробивались через кусты и  камни  на  старую  дорогу.  Здесь  они  увидели
бесчисленное  множество  следов  троллей,  пересекающих  дорогу  в  разных
направлениях. Эти  следы  были  похожи  на  следы  громадных  птиц.  Везде
валялись  разбитые  ящики,  бочки,  разорванные   тюки.   Поодаль   лежала
перевернутая телега, и лошадиные  следы  терялись  среди  следов  троллей.
Следов человека, владельца телеги, не было видно нигде.
     Они поспешили оставить позади место жуткого происшествия. Нашли тропу
на другой стороне дороги и взобрались на утес в рекордное время. У Килгора
перед глазами стояла дикая картина нападения  на  путешественника,  и  ему
казалось, что жаркое дыхание троллей слышится у него за спиной.
     Скандерберг сразу же стал искать следы Варта,  но  ничего  не  нашел.
Даже на той стороне, где, вероятно, Варт спустился в ущелье.
     После часа безрезультатных поисков Скандерберг сел на камень.
     - Теперь все ясно, - сказал он со вздохом.
     - Варт не перешел на эту сторону, - добавила Асни. - Скорее всего, он
пошел по дороге в том или другом направлении, хорошо зная, что мы побоимся
идти за ним.
     - И мы не пойдем, - сказал Килгор. Какая-то тупая боль  пронзила  его
спину, а ладони вспотели.  -  Мы  лучше  найдем  безопасное  место,  чтобы
отдохнуть ночью. Здесь, наверху, троллей, наверное, меньше, чем внизу.
     И они молча пошли сквозь снег. Килгор  старался  не  терять  из  виду
следы Скандерберга. Это помогало ему забыть о том, как  он  несчастен.  Но
столкновение с широкой спиной Скандерберга вывело его из этого  состояния.
И когда он поднял голову, чтобы высказать  свою  обиду,  он  вдруг  увидел
темный вход в пещеру. Он виднелся на голубом  склоне  горы.  Килгор  сразу
понял, что это.
     - Логово троллей, - прошептал он. - Идем отсюда!
     Скандерберг не двинулся.
     - Троллей внутри нет. Дверь открыта настежь. Я не удивлюсь, если  там
найдутся пища и дрова для костра.
     - Не буду спорить, но ничто не сможет  заставить  меня  войти  в  эту
пещеру, - сказал Килгор.



                                    9

     - Значит, ты хочешь стоять здесь, на ветру и морозе, пока мы  с  Асни
греемся у потрескивающего огня  и  поедаем  запасы  троллей?  К  тому  же,
темнеет.
     - Если ты уверен, что там есть еда и  нет  троллей,  то  я,  пожалуй,
войду туда.
     - Я уверен, что там есть еда. Тролли всегда запасают ее.  Они  грабят
путников и съедают их, так что, еда им не нужна. Я еще никогда не слышал о
тролле, который варит себе суп или  кашу.  Они  довольствуются  простой  и
здоровой  пищей.  Деликатесы  их  не  интересуют.  Однако  они  не   могут
удержаться, чтобы не утащить в свою пещеру то, на что наложили свои  лапы,
даже если это им вовсе не нужно. Это то, что я называю клептоманией... - И
Скандерберг решительно зашагал к пещере.
     Это было темное отверстие в горе. Круглая дверь, окованная  железными
полосами и без ручки, стояла открытой. Ржавые петли немилосердно скрипели.
     Скандерберг сунул туда голову и крикнул:
     - Хэлло, тролли! Есть кто дома?
     Никто не ответил, и они вошли.
     В очаге был сложен уголь  и  над  ним  висел  большой  черный  котел.
Скандерберг брезгливо снял его и нашел какой-то  сосуд.  Он  хотел  вымыть
котел, который, наверное, не чистился годами и грязь буквально  въелась  в
него. В пещере стоял запах плохой кухни. Запах гнили исходил  от  небрежно
брошенной в угол кучи провизии. В балках над головой устроили себе  гнездо
большие крысы. Сами балки были покрыты сажей,  которая  сыпалась  на  все.
Разбитые черепки валялись в углу, но, конечно, не приготовленные для того,
чтобы вынести их. Здесь не было метлы. Сломанные стулья и столы, которыми,
очевидно, разжигали огонь, кости и рога зверей, лохмотья и  одежда  -  все
было разбросано и составляло мебель жилища троллей. Да и запах был  такой,
что Килгор подумал, не подождать ли ему на улице.
     Скандерберг сотворил огонь  в  очаге  и  расхаживал  среди  котелков,
готовя грандиозный ужин. Тем временем Килгор и  Асни  копались  в  одежде,
выбирая то, что им может понадобиться  в  дальнейшем  пути.  Килгор  часто
оглядывался на дверь, ожидая увидеть толпу разъяренных троллей.
     - Скандерберг, ты готов идти? - спросил Килгор, набив до отказа  свой
мешок.
     -  Идти?  Конечно,  нет.  Мы  останемся  здесь,  пока  не  согреемся,
обсушимся и наедимся. - Скандерберг  даже  не  повернул  головы,  так  как
следил за кипящим котелком.
     - Но тролли! Они могут вернуться в любой момент!
     - Нет, если дверь заперта, они не зайдут.
     Килгор потерял дар речи. Он почти в беспамятстве забегал  по  пещере.
Ужас его увеличивался с каждым мгновением.  Завтра,  сказал  он  себе,  их
кости будут трещать в этом очаге.
     Он знал, что если колдун что-то решил, то переубедить его невозможно.
Однако...  однако  приятно  обогреться,  обсушиться  и  съесть  что-нибудь
вкусное после стольких дней воздержания. Найдя последний  уцелевший  стул,
Килгор притащил его к очагу.  Скандерберг  бесцеремонно  уселся  на  него,
бросив небрежно:
     - Благодарю.
     - Пожалуйста, - ухмыльнулся Килгор, садясь на камень.
     - Мне кажется, что это покинутое логово, - сказала Асни, усаживаясь у
огня на череп какого-то несчастного животного.
     - Их логова всегда выглядят  покинутыми,  -  ответил  Скандерберг.  -
Независимо от того, сколько их здесь живет, двое или двадцать.
     - Надеюсь, что здесь живут не двадцать, - заметила Асни. -  Если  они
придут, то для нас будет лучше, если их будет поменьше.
     - Но мы уже уйдем до того, как они явятся сюда, верно, Скандерберг? -
с беспокойством спросил Килгор.
     Колдун уже захрапел на стуле, держа ложку в руке.
     - Скандерберг! - негодующе крикнул Килгор.
     - Я слышал все, что вы говорили, и полностью согласен с каждым  вашим
словом. Давайте есть. Полагаю, что никто из вас не чувствует себя вором от
того, что ест пищу троллей? Запах восхитительный. -  Он  держал  блюдце  с
куском мяса.
     Все начали жадно есть, и вдруг  у  дверей  началась  какая-то  возня.
Кто-то старался открыть дверь, а затем начал стучать руками и ногами.
     Раздался хриплый голос:
     - Кто в моем логове? Открой сейчас же! Для чего  закрыли  дверь?  Это
ты, Скульфинг?
     - Ты один? - искаженным голосом спросил Скандерберг.
     - Конечно. Ты же знаешь, что некому доверять.
     Скандерберг быстро откинул засов, отошел в сторону и  впустил  гостя.
Это был, конечно, тролль. И его удивление при виде непрошенных гостей было
таким же, как и у наших путников. Он вскрикнул и в  ужасе  побледнел.  Его
бледность странно выглядела под черными волосами, покрывающими  его  лицо.
Мелкие черты исказил страх, в нем была ненависть, он  заметно  дрожал  под
чересчур большим плащом, доходившим до пола.
     - Что это? - крикнул он таким хриплым голосом, что  его  трудно  было
понять. - Вы убили  бедного  старого  тролля,  ворвавшись  в  его  дом,  и
поедаете его запасы? За всю свою жизнь я еще не слышал о таком варварстве,
о такой неблагодарности, о такой жестокости...
     -  О  какой  тролльности-жестокости  ты  говоришь?  -   перебил   его
Скандерберг. - Любой тролль именно так бы и поступил, разве нет?
     Тролль отчаянно замигал глазами.
     - ...и вас никто не приглашал, - сказал он.
     - Нам было некогда ждать приглашения, - сказал Скандерберг. -  Погода
слишком плохая. - Килгору стало смешно. Тролль вовсе не казался  страшным.
Он был похож на старого бродягу в украденном плаще.
     Тролль вздохнул:
     - Что же вам нужно от меня? Может, вы отпустите меня?
     - Нет, пока ты  не  скажешь,  где  прячется  колдун  Варт,  -  сказал
Скандерберг.
     - В этих горах нет колдунов, - рявкнул тролль. - Ни  один  тролль  за
все золото Гардара не появится там, где есть колдуны. Мы их не любим за их
заклинания, колдовство. - И он посмотрел на Скандерберга.
     Килгор еле удержался от смеха.
     - Тогда, может, ты видел маленького старого мошенника, который плелся
по горам, волоча за собой меч такого же размера, как  он  сам?  -  спросил
Килгор. - В грязном  красном  плаще  с  капюшоном,  в  больших  сапогах  с
загнутыми носами?
     - В голубом шарфе и рваных перчатках?
     - Да.
     - Со злыми косыми глазами?
     - Это он!
     - И со старым сучковатым посохом?
     - Да, да. Это он!
     - Нет, я не видел его, - коротко  сказал  тролль  и  сложил  руки  на
груди.
     - Скажи мне, Асни, - спросил Скандерберг, поглядывая на тролля,  -  у
вас в Гардаре едят троллей?
     - Конечно, - ответила Асни. Она вытащила нож и стала  точить  его.  -
Жареный тролль - самое лакомое блюдо.
     Тролль съежился прямо на глазах, в ужасе глядя  на  тех,  кто  пленил
его. Он что-то пробормотал на своем языке и затем сказал:
     - Вы настоящие бандиты. Как вы можете есть разумные существа?
     - Ну, тролли ведь совсем другое  дело,  они  же  не  люди,  -  сказал
Килгор.
     - Хорошо, съешьте меня. Вы  видите,  я  не  боюсь.  Но  вы  совершите
ужасное злодеяние, и оно не принесет вам добра.
     - Чепуха, тролли очень вкусны, - сказала Асни. - Найди большой котел.
И немного перца. Ведь у тебя же нет здесь картошки  и  ароматных  трав?  -
спросила она тролля.
     - Глупо запихивать в живот то, что может пригодиться вашей голове,  -
сказал тролль, тревожно моргая.
     - Это звучит, как загадка, - сказал Скандерберг, бесцеремонно  хватая
испуганного тролля за ворот. - Давай-ка без загадок. Во всяком случае,  до
ужина.
     Тролль, видя нешуточные приготовления, задрожал.
     - Смотрите сюда, - крикнул он. - Вот  много  мяса,  и  гораздо  более
мягкого и вкусного, чем какой-то старый тролль. Я  отдаю  вам  его  вместо
себя. - Он выжидательно заморгал своими зелеными глазками.
     - О, странное предложение, - сказал Скандерберг. - Ты  говорил  нечто
другое, что-то о том, что ты можешь быть полезен.
     - Да, да, да! Я могу сказать кое-что, что вы хотите  знать.  Если  вы
меня не съедите, - голос его понизился чуть ли не до шепота.
     - Что ты можешь сказать? Мне  кажется,  что  ты  боишься  кого-то?  -
спросил Скандерберг.
     - С-с-с-с... Здесь могут подслушивать! - в ужасе пролепетал тролль.
     - Ну и что? Для этого и существуют уши, - хмыкнул Скандерберг.
     - Но это уши моего и вашего врага, -  продолжал  тролль.  -  Если  вы
отпустите меня, я скажу вам все, что вы хотите знать.
     - Ну, хорошо, - Скандерберг отпустил тролля, и он сразу же забился  в
темный угол. Он сидел, шипя и бормоча, закутав голову в свой плащ.
     - Ну? - нетерпеливо спросил Скандерберг.
     - Что вы хотите знать? - спросил тролль.  Он  уже  не  казался  таким
запуганным.
     - Где Варт? - резко спросил Скандерберг.
     - Это трудный вопрос, - зевнув, пробормотал тролль. Его  желтые  зубы
показались Килгору длинными и острыми.
     - Килгор! Готовь котел! - крикнул Скандерберг.
     - Но-но, не очень, - поспешно отозвался тролль. -  Мне  нужно  время,
чтобы подумать. Ведь очень трудно вспомнить, что делают колдуны,  особенно
такие, которым нельзя верить.
     - Ну, иди  сюда  и  думай,  сколько  тебе  угодно,  -  устало  сказал
Скандерберг. - А тем временем вода закипит.
     - О, это не обязательно. Я уже вспомнил!
     - Отлично. Где же он?
     - Я опять забыл.
     - Килгор!
     - Память - это очень капризная штука,  быстро  ускользает.  -  Тролль
сложил  свои  когтистые  руки  и  с  тревогой  посмотрел  на  Килгора.   -
Варт-колдун... э... Варт-маг... э...
     - Нет, нет, нет, - крикнул Скандерберг, - я бы не отнес ни одного  из
этих почтенных титулов к Варту!
     Скандерберг кивнул огню, и тот  моментально  вспыхнул  очень  ярко  и
осветил всю пещеру. Даже крысы заметались в своем  гнезде,  пытаясь  найти
укрытие от света.
     - О, огненный колдун! - воскликнул тролль. - И что у таких,  как  ты,
за дело к таким, как Варт?
     - Слишком много болтаешь! - рявкнул Скандерберг.
     - Наверное, важное дело? - сказал тролль. - Я знаю,  что  между  вами
идет вечная вражда.
     - Побереги для себя свои размышления, тролль. Мне кажется, что в этой
пещере вражда более сильная. Отвечай на мой вопрос, или  я  брошу  тебя  в
кипяток!
     - Хм. Пустые угрозы, - пробормотал тихо тролль.
     - Тебе не придется долго думать, если ты  не  скажешь,  где  Варт,  -
заметил Скандерберг. Он вытащил свой короткий  меч  и  начал  любовно  его
поглаживать.
     - Я умру, если скажу, - сказал тролль. - И умру,  если  не  скажу.  -
Скандерберг сделал угрожающее движение. - Судя по  всему,  я  уже  мертвый
тролль. Да, я видел Варта с большим мечом, не больше трех  дней  назад.  Я
уверен, что он направляется в старую столицу Рикнесса - Трондхейм.
     - Трондхейм, - сказал Скандерберг, - давненько я там не был.
     - Вы быстро попадете  туда,  если  пойдете  через  Блайт  Пик,  но  я
сомневаюсь, что вы придете туда живыми. - Маленький  уродец  улыбнулся,  а
может, сделал гримасу.
     - Что Варту нужно в старом Трондхейме? - настороженно спросила Асни.
     - Варт - новый император троллей. Так он сказал, - ответил тролль.  -
Король Тронд все еще в тюрьме, и Варт без труда захватит власть,  так  как
никто из нас не думает о такой чепухе, как короли и  королевства.  Мы  уже
давно решили, что любая власть незаконна. Нам очень не нравится, что  Варт
решил нарушить наш главный закон,  а  кроме  того,  он  только  наполовину
тролль, и характер у него хуже,  чем  у  самого  сварливого  тролля.  Это,
конечно, кровь людей делает его таким.
     - Придержи язык, тролль, - предупредила Асни.
     - Хорошо. Но сначала я  хочу  предупредить  вас.  Остерегайтесь  трех
путников. Говорят, они хотят  уничтожить  самого  великого  лорда  тьмы  -
Сурта. Лично я считаю, что шансов у них не больше, чем у полевой мыши...
     - Плевать на твои предположения, - сказал Скандерберг.
     - Конечно, вы-то можете не думать об этих троих.  Но  каждый  тролль,
привидение, великан и  другие  жители  нижних  стран  должны  при  встрече
уничтожить их. Они поклялись в этом Варту.
     Скандерберг крикнул:
     - Где котелок? - и решительно поднялся на ноги.
     Тролль в ужасе задрожал и забился в угол, как затравленный, глядя  на
своих мучителей.
     Он жалобно пролепетал:
     - Это очень ценный меч... и странный. Сделанный эльфами... Говорят...
- Тут же он закрыл глаза и уснул, засвистев носом, как чайник.
     - Он знает нас, - тихо сказал Килгор.
     Скандерберг угрюмо кивнул, подвигая тарелку с  мясом.  -  Хлеб  очень
черствый, - сказал он.
     Тролль храпел, пока они не покончили с ужином. На дворе стало  совсем
темно. Скандерберг все еще не собирался уходить. Для  Килгора  эта  пещера
вовсе не казалась приятным местом для отдыха, тем более  здесь  же  был  и
тролль.
     Скандерберг, - он толкнул колдуна, чтобы взбодрить его. - Мы не можем
оставаться здесь. Это жуткая грязная дыра, и  я  не  верю,  что  этот  наш
маленький "друг" не воткнет мне нож под ребро.
     - Но зато здесь тепло.
     - Я лучше буду спать в палатке, чем в пещере с троллем. А  что,  если
он голоден?
     - Здесь же есть мясо. Да и прочие припасы.
     - Здесь есть и мы. Идем отсюда! Быстрее!
     - О, боги! Ну, хорошо, раз уж ты так настаиваешь...
     Вдруг послышался треск, и они почувствовали струю холодного воздуха.
     - Тролль! - крикнула Асни, мгновенно придя в себя.
     Тролль уже исчез. Они бросились к двери и выскочили в ночь.  Но  даже
следа его не было. Птичьи ноги моментально унесли его. Человек не мог даже
подозревать, куда девался тролль, который только что был рядом.
     - Ну вот! Теперь нам ничего не остается,  как  бежать,  и  как  можно
быстрее, - сказал Килгор. - Он знает, кто мы.  Варт  предупредил  троллей,
чтобы они не пропустили нас. И теперь он уже несется  к  Варту  или  своим
дружкам. Во всяком случае, оставаться нам нельзя.
     - Теперь мы знаем, где искать Варта. Рикнесс, -  сказала  Асни.  -  Я
даже помню войны между троллями. Они воевали, когда я была ребенком. Я  не
думаю, что это далеко. Мы можем попасть туда завтра, если, конечно, тролли
сегодня ночью не унюхают нас.
     - О, это я могу предотвратить, - сказал Скандерберг. - Щепотка  белой
пудры...
     - Идем быстрее, - настаивал Килгор. Он совсем разнервничался. Он  уже
представлял себе легионы троллей, которые поджидают их в засаде,  хватают,
бросают в страшные подземные камеры в Трондхейме.
     Они быстро разобрали свою поклажу и быстрым шагом пустились  в  путь.
Снег все еще валил, но теперь это были твердые кристаллы. Скандерберг  вел
отряд. Свет драконьей головы освещал им путь. Компас был в руке колдуна, и
тот время от времени посматривал на него. Несколько  раз  он  предупреждал
их, и они распластывались между камней, когда мимо проходил отряд троллей.
     - Такого никогда не было,  -  сказал  Скандерберг.  -  Здесь  слишком
опасно. Они все равно нападут на нас утром, нам не уйти от них.
     - Все горы забиты троллями, - ответила  Асни.  -  Слишком  их  много,
чтобы пытаться  победить  их  и  остаться  живыми.  И  мы  даже  не  можем
рассчитывать на приличные похороны, так как эти субъекты  съедят  нас  без
всякого  сожаления  и  колебаний.  -  Она,  помахивая  молотом,   тревожно
осматривалась по сторонам.
     - Здесь есть только один  сравнительно  безопасный,  путь,  -  сказал
Скандерберг. - Обратно в логово троллей.
     - Ты сошел с ума! - воскликнул Килгор.
     - Ничуть. Это было первое место, которое они осмотрели, и нас там  не
нашли. У нас нет ни малейшего шанса  пройти  здесь  сегодня  ночью,  когда
буквально все тролли разыскивают нас. Смерть там  ничуть  не  хуже  смерти
здесь.
     И, не слушая никаких возражений, он быстро  пошел  по  направлению  к
пещере троллей.
     Там был еще больший беспорядок, чем  раньше.  Пещера  выглядела  так,
будто здесь прошел ураган, сметая все на своем пути.
     Однако, Скандерберг подбросил несколько ножек  от  стульев  в  огонь,
расстелил свое покрывало и улегся у огня. В  следующее  мгновение  он  уже
храпел так, словно горы Трайдент не видели никогда ни одного тролля.



                                    10

     - Ну, вот и она, - сказал Скандерберг. Уже был полдень. Они стояли на
вершине холма и смотрели вниз на глубокую  каменистую  долину.  На  другой
стороне узкого замороженного фьорда стоял Трондхейм, верней, его  остатки.
Когда-то здесь были десятки жилищ троллей в пещерах, но теперь  многие  из
них обвалились. Кости и  черепа  валялись  вокруг  трех  больших  пещер  с
грубыми деревянными дверьми. Грязные тропинки огибали холм и вели прямо  к
центральной пещере, где было больше всего грязи и хлама. Разломанные ящики
и бочки валялись по всему склону холма.
     - Это, конечно, жилище троллей,  -  сказала  Асни.  -  Вероятно,  это
Трондхейм.
     - Так что же нам делать? - спросил  Килгор.  -  Вежливо  постучать  и
спросить, здесь ли Варт?
     - А у тебя есть идея получше? - спросил  Скандерберг,  изучая  долину
через маленькую подзорную трубу,  которую  он  вытащил  из  кармана.  Снег
забивался в складки его плаща и бороду.
     - Что бы это могло  значить?  -  воскликнул  он,  направляя  трубу  к
фьорду. Он показал на темную полосу, которая тянулась между камнями, вдоль
кромки льда, поднимаясь на холм и скрываясь в  главной  пещере.  Это  были
сотни троллей, спешащих по делу, что весьма редко наблюдалось среди них.
     - Серые тролли, - пробормотал Скандерберг. - Самые разные. Давно я не
видел их, и это мне совсем не нравится. Если бы я ничего не знал, то решил
бы, что старый король троллей Тронд вернулся,  и  тогда  я  знал  бы,  что
произошло с Вартом, моей сумой и Килдурином... - Он  спрятал  свою  трубу,
крепко взял посох и решительно пошел  прямо  к  главной  пещере  Рикнесса.
Килгор и Асни нерешительно пошли за  ним.  Они  ждали  битвы,  как  только
тролли  заметят  их.  Килгор  держал  руку  на  эфесе  меча  Варта,   хотя
прикосновение к нему не успокаивало его. Килгор был уверен,  что  если  бы
это был Килдурин, он уже пел бы свою боевую песню.  Здесь  было  грязно  и
стоял ужасный запах  Везде  валялись  почерневшие  кости,  черепа,  гнилой
картофель.
     Не колеблясь, Скандерберг постучал в дверь  своим  посохом.  Раздался
такой звук, как будто за дверью была просторная  пещера.  После  некоторой
возни послышался голос:
     - Кто там?
     - Трант, трант  и  все  тролли  пещеры!  -  утробным  голосом  сказал
Скандерберг.
     Послышался звук откидываемого  засова,  звон  цепей.  Колдун  шепотом
сказал.
     - Встаньте рядом со мной и не открывайте рта.
     Маленький тролль бесстрашно смотрел на пришельцев, хотя доходил всего
лишь до пояса Килгора.
     - Кто вы и откуда знаете тайный пароль Трондхейма? - спросил тролль.
     - Я старый знакомый Тронда, - сказал Скандерберг. - Я слышал, что  он
бежал из подземной тюрьмы, и хочу засвидетельствовать ему  свое  почтение.
Передай ему, что пришел Скандерберг, и ты поймешь, что он знает меня.
     Маленький тролль почесал ухо ногой:
     - Это не по правилам - впускать посторонних в Трондхейм,  но  раз  вы
знаете пароль... - Огромная дверь широко раскрылась,  и  тролль  движением
руки пригласил их.
     Килгор несколько раз поскользнулся на мокрых грубых ступенях, которые
вели их ниже и ниже, в огромную комнату, освещенную двумя факелами.  Сотни
троллей носились в разных направлениях, таская посуду,  мебель,  тряпки  и
прочую рухлядь. Килгор понял, что  тролли  производят  генеральную  чистку
пещеры.  И  не  только  от  грязи.  Они  выгоняли  из  пещеры  ее  прежних
обитателей, кричащих, лягающихся, упирающихся. Их выкидывали из пещеры под
приветственные крики троллей.
     Килгор тут же потерял след их провожатого.  Здесь  сновали  дюжины  и
дюжины троллей, скрывающихся в одних коридорах и выскакивающих из  других.
Скандерберг, вероятно, хорошо знал, куда идти. Он прямо перешагивал  через
троллей, не прося извинения.
     Тролли  с  любопытством  смотрели  на   трех   незнакомцев.   Молодые
останавливались, забыв обо всем,  и  смотрели  с  раскрытыми  ртами,  пока
чувствительный удар  старшего  не  заставлял  их  вернуться  к  выполнению
обязанностей.
     Большой тролль загородил им дорогу в боковой туннель:
     - Что  за  люди?  Пленники?  Ты  не  должен  был  приводить  людей  в
Трондхейм. Король сейчас слишком занят и не желает, чтобы его  беспокоили.
Он прикажет отрубить вам головы, если вы нарушите его приказ.
     - Это не твое дело, - сказал проводник, оттолкнув большого  тролля  в
сторону и приглашая незнакомцев пройти в большую комнату. В центре комнаты
на огромном кресле восседал самый большой тролль, какого когда-либо  видел
Килгор. Возле кресла толпились тролли.  Два  факела  горели  по  бокам,  и
Килгор с трепетом смотрел на короля Тронда. У него была  огромная  голова,
покрытая шерстью, одно ухо было каким-то жеваным. Шерсть  на  лице  тролля
была серебристого цвета. Он сидел, скрестив чешуйчатые ноги с когтями.
     Мановением лапы Тронд отослал троллей, собравшихся вокруг него, прочь
и презрительно зевнул, когда серые тролли начали выталкивать их.
     - Что дальше, Бигли? - спросил король Тронд  тролля,  сидящего  возле
него на бочке. - Я надеюсь, что этих идиотов больше не будет? Видел ли  ты
когда-нибудь больших дегенератов, чем эти?
     - Никогда, - сказал Бигли. - Одно дело быть троллем, но совсем другое
быть троллем-анархистом. А что мы будем  делать  с  безнадежным  кретином,
которого мы бросили в подземную тюрьму? Я пошлю Блофи, чтобы  он  притащил
его сюда, если он еще жив. Вы должны сурово  наказать  его.  Я  вообще  не
верю, что он тролль по рождению, как он утверждает. С ним что-то  не  так.
Мы должны попытаться использовать его. Но если не сможем, он  будет  нашим
опасным врагом, не чета тем  идиотам,  которых  мы  только  что  вытолкали
отсюда. Небольшое наказание будет уроком для них, но с этим нужно обойтись
по-другому.
     - Но сначала выслушаем его, - вздохнул Тронд, любуясь своими когтями.
- Ведь мы всегда справедливы, ты же знаешь.
     Бигли пробежал мимо Скандерберга, Килгора и Асни, взглянув на них  на
бегу.
     Их проводник остановил его:
     - Эти люди постучались в нашу дверь. Я не прогнал их потому, что  они
знают пароль. Сможет Тронд принять их?
     - Конечно, - сказал Бигли, осматривая незнакомцев. - Я не видел людей
уже тысячу лет. А это правда, что есть люди, которые едят друг друга?
     - Правда, но только нецивилизованные дикари.
     - О, ты сказал про дикарей, и я вспомнил, что иду за одним таким.  Вы
должны взглянуть на него. Только помните, он сумасшедший.
     - Нет, такого зрелища  я  не  пропущу  ни  за  что  на  свете.  -  Он
подтолкнул Скандерберга в направлении Тронда и крикнул:
     - Скандерберг просит аудиенции у короля Тронда.  Он  уверяет,  что  у
него к королю важное дело.
     Тронд выпрямился в кресле. Шерсть его поблескивала в свете факелов.
     - О, это же Скандерберг! - сказал он,  сморщив  нос.  -  Мой  любимый
старый враг. Будь прокляты твои кости, Скандерберг. Как ты  жил  последнюю
тысячу лет? Я часто думал о тебе в тюрьме.
     Скандерберг вышел вперед и отвесил церемонный поклон.
     - Я сам находился в заключении у Сурта почти двести лет, - сказал он.
- И ты часто вспоминал обо мне, потому что я помог упрятать тебя в тюрьму.
Но теперь ты на свободе, и Трондхейм станет еще больше и лучше.
     - О, да, - с удовольствием протянул Тронд. - Очень приятно  вернуться
назад, несмотря на то, что здесь стала омерзительная дыра. И  холода.  Как
ты допустил это, Скандерберг?
     - А что ты слышал о Фимбул Винтер? - поинтересовался Скандерберг  как
бы между прочим.
     Тронд хитро взглянул на него:
     - Немного. Только то, что скоро я смогу восстановить все свои прежние
владения на земле, а не ютиться в грязных дырах. Об этом мне сказала очень
важная личность, когда выпускала из темницы. А  что  ты  слышал  о  Фимбул
Винтер?
     - Ничего, кроме того, что она не придет, - сказал Скандерберг. - Ведь
меч снова вернулся. Ты, наверное, слышал?
     Тронд расплылся в улыбке:
     - Конечно, я слышал, но он никогда больше не увидит дневного света. Я
оставлю его у себя в Трондхейме, и он никогда  не  выйдет  отсюда.  Ну,  а
теперь хватит болтать, я вижу, ты,  как  всегда,  голоден.  Тебя  и  твоих
друзей я приглашаю на праздник к троллям. Бигли!  Старая  крыса,  где  ты?
Устроим пир в честь наших гостей. Принесем столы и скамьи, лучшие  вина  и
лучшую еду. Никакого почета не будет достаточно для моего старого врага  и
моих будущих врагов. Ты знаешь, я не люблю иметь  друзей  возле  себя,  но
обожаю врагов.
     - А как насчет этого?  -  спросил  Бигли,  втаскивая  в  тронный  зал
какой-то узел и поспешно отскакивая. - Ты лучше  поговори  с  ним  сейчас,
потому что я не могу с ним больше возиться, он кусается.
     - Скандерберг, прошу прощения, - сказал король. - Я разделаюсь с этим
делом побыстрее.
     -  Скандерберг?  Скандерберг?  -  раздался  знакомый  голос.  Пленник
подкатился к ногам Скандерберга.  -  Друг  колдун!  Брат  маг!  Ты  должен
освободить меня от этих бесчеловечных троллей! Ты не  можешь  представить,
как я рад тебе!
     - Но не я, Варт, - сказал Скандерберг. - Правда, когда  я  вспоминаю,
как ты оставил нас беззащитными перед варгульфами, которых  ты  сам  же  и
вызвал, когда ты украл мою суму, ты ничем не лучше их.
     - Я только одолжил ее, - самым правдивым голосом сказал Варт, пытаясь
гордо  выпрямиться,  хотя  его  смехотворное  положение  становилось   еще
комичнее. - Хоть мы с тобой и разные, но боремся с общим врагом.
     - Отлично! Еще вчера ты был троллем, - сказал Тронд, - а  теперь  уже
колдун. Очень переменчивая личность. Может быть, ты будешь лучшим королем,
чем я?
     Полумрак в дальних концах тронного зала заколебался.  Собрались  тучи
троллей, чтобы послушать, что скажет  этот  лже-тролль.  Маленькие  тролли
копошились внизу, а затем, чтобы лучше видеть, стали залезать  на  больших
троллей. Очевидно, маленьким троллям многое прощалось здесь.
     Варт закутался в свои лохмотья:
     - Я поступил так, как считал  нужным.  Это  я  приготовил  троллей  к
приему короля. И разве я  не  освободил  трон,  когда  вернулся  настоящий
король? Я не имел намерения сопротивляться его божественному праву на свой
трон.
     - Если это так, то почему же ты сопротивлялся серым  троллям  зубами,
когтями и угрожал расправиться с ними  с  помощью  своего  колдовства?  Мы
вынуждены были бросить тебя в тюрьму, чтобы защитить себя, - сказал Тронд,
лениво поменяв положение ног. - Как только мы забрали у него эту маленькую
черную суму, он стал совершенно беспомощен, Скандерберг. Интересно,  можно
ли так обезоружить всех колдунов?
     Скандерберг сел в большое кресло и стал курить, пуская клубы дыма.
     - Я не хочу отвечать на это, - сказал Скандерберг. - Ты видишь, что у
меня нет сумы, но если ты думаешь, что у меня нет  могущества,  то  можешь
попытаться схватить меня.
     - Как хорошо мы знаем друг друга! - хмыкнул Тронд. - Я вижу,  что  ты
блефуешь, только не пойму, в чем.
     - Это его сума, которую вы забрали у меня,  -  закричал  Варт.  -  Он
совершенно беспомощен. А те двое, что с ним, обычные  смертные.  Молокосос
должен был владеть мечом альфаров, который ты забрал. Я думаю, что  сказал
тебе достаточно, чтобы спасти свою  жизнь.  Ты,  наверное,  понял,  что  я
говорю правду.
     Тронд моргнул и зевнул:
     - Дорогой мой, об этом надо подумать, но только после  обеда.  Бигли,
сунь этого тролля-колдуна в угол, чтобы я не мог забыть  о  нем,  и  давай
организуем соревнования. Скандерберг, ты знаком с их  условиями,  конечно.
Объясни своим друзьям, каковы мои ставки.
     Скандерберг взглянул на Асни и Килгора:
     - Я думаю, мои друзья  понимают,  что  их  жизнь  зависит  от  исхода
соревнования.  Приступим  к  игре  и  посмотрим,  кто  самый  удачливый  в
Трондхейме.
     - Хорошо. Но если вы проиграете, то  этот  смертный  юноша,  владелец
меча, переведет мне письмена на мече. Если  он  не  сможет,  тогда,  может
быть,  тролль-колдун  будет  мне  полезен.  Я  и  сам  занимался   магией,
Скандерберг, и ты, без сомнения, заметишь это,  когда  я  буду  загадывать
тебе загадки.
     - Давай приступим, - сказал Скандерберг. - Я не  могу  сдержать  свое
любопытство. Твои загадки всегда очень интересны.
     -  Но  сначала,  -  заговорил  Килгор,   не   обращая   внимания   на
предупреждение Скандерберга, - я  хочу  видеть  меч  и  суму,  чтобы  быть
уверенным, что это те самые, которые мы потеряли и желаем вернуть.
     - О, странная просьба! - сказал Тронд, обратив взгляд на  Килгора.  -
Ты сейчас же увидишь меч. Бигли! Меч альфаров!
     - И суму, - добавил Скандерберг.  -  Ха!  Что  это?  Пир  или  первое
испытание? - Он пожирал глазами столы,  поставленные  прямо  перед  ним  и
заваленные деликатесами, которых путники не видели с тех пор, как покинули
Шильдброд. Китовая печень, бараньи головы, разнообразные  сыры,  свежая  и
соленая рыба, хлеб, фрукты и ягоды и  еще  много  вкусных  вещей,  которые
привели в крайнее возбуждение изголодавшихся путников.
     - Я вижу, вы голодны, - сказал Тронд. - Но я уверен, что вы втроем не
сможете переесть моего маленького тролля Грима.
     Грим оказался тщедушным и маленьким  -  не  выше  пивной  кружки.  Он
взобрался  на  стол,  цепляясь  за  спущенную  скатерть,   и,   глядя   на
путешественников, сел на перевернутую чашку.
     - А мне кажется, что мы можем съесть больше, чем эта крыса, -  сказал
Скандерберг. - А чтобы победа была убедительнее, только двое из нас  будут
принимать участие в соревновании.
     - Тронд ухмыльнулся и покачал головой:
     - Это, конечно, заколдованная пища, и вы  поступаете  очень  разумно,
когда оставляете одного, чтобы на него не подействовало  заклинание,  если
оно сработает. Кто из вас не будет есть и пить в Трондхейме?
     Килгор взглянул на печень кита и баранью голову.  Они  выглядели  так
же, как и те, что он ел не раз, а сыр был его слабостью.
     Он прошептал Скандербергу:
     - Что случится, если мы будем есть заколдованную пищу?
     - Ничего приятного. Тот, кто будет есть, будет околдован. А может,  и
наоборот: будет околдован тот, кто не будет есть.
     Асни решительно заявила:
     - Я не буду есть. Мне вовсе не хочется есть то,  что  на  самом  деле
может быть и не то, что я ем. А кроме того, я вряд ли буду полезна в таком
соревновании. Пусть будет Килгор.
     - Мы готовы начать, - сказал Скандерберг.
     - А вот наш призы, - сказал Тронд, когда Бигли и два тролля притащили
меч и положили его на возвышение рядом с сумой. - Я верну их вам, если  вы
выиграете хоть одно состязание.
     Это соревнование было прямо создано для Килгора. Он без  лишних  слов
набросился на еду после четырехдневного голодания. Но  Скандерберг  ел  со
скоростью вдвое большей. Когда Килгор  почувствовал,  что  немного  утолил
первый голод, он взглянул на ту сторону стола, где сидел  тролль.  Он  был
поражен: маленький тролль уже сожрал  целую  свинью  вместе  с  костями  и
деревянным блюдом, на котором она лежала. Заодно он съел  и  часть  стола.
Осмотревшись после свиньи, тролль  схватил  кубок  из  рога  и  совершенно
бесстрастно сжевал его. Затем он задрал скатерть и откусил  большой  кусок
стола.
     - Я уже вижу, что мы проиграем, - сказал Скандерберг, и столы тут  же
исчезли вместе с Гримом, все еще жующим один из них.
     - Значит вы не так голодны, как предполагали, сказал Тронд.  -  Но  я
знаю, как может  пить  Скандерберг.  Принеси  мне  большой  кубок,  Бигли.
Скандерберг, если ты в два глотка осушишь его, я скажу, что ты выиграл оба
состязания.
     - Я выпью его одним глотком, - хвастливо заявил Скандерберг, и  Бигли
подал ему огромный золотой кубок, наполненный вином. Колдун припал к  нему
и начал пить. Лицо его налилось кровью, но кубок все еще был полон.
     - Жаль, - сказал Тронд. - Но может,  твой  юноша  с  мечом  -  борец?
Парень, если ты сможешь бросить на землю своего противника, я  скажу,  что
ты выиграл все три состязания. Ты согласен?
     -  Согласен,  -  легко  ответил  Килгор,  довольный  тем,   что   ему
представилась возможность схватиться с троллем.
     - Твой противник - старый Нагли, -  сказал  Тронд,  и  старый  щуплый
тролль вышел на свет, чтобы пожать руку Килгору. Тролль был  таким  тощим,
что его костлявые руки свисали с плеч, как струны.
     Килгор был поражен. Он был уверен, что если схватит  старого  тролля,
тот рассыплется на куски.
     Но спорить уже не было времени. Бигли свистнул,  и  борьба  началась.
Прежде чем Килгор успел двинуться, Нагли схватил его за пояс и  закинул  в
воздух, как мешок сена, а затем швырнул на пол. В первый момент Килгор  не
понял, что случилось, но  постепенно  пещера  перестала  кружиться  вокруг
него, и он сел, совершенно ошарашенный.
     Тронд качал головой, а  Скандерберг  уже  начал  проявлять  некоторые
признаки беспокойства.
     - Еще один проигрыш, - участливо вздохнул Тронд.
     - Не совсем, - сказал Скандерберг. - Мне кажется, что твой чемпион не
чисто победил Килгора.
     Тронд  выпрямился  и  посмотрел  на  старого  Нагли,   который   весь
скрючился. Лицо его сморщилось, как старое яблоко.
     - Моя спина, - простонал он. - Я сломал ее.  Этот  молокосос  слишком
тяжел для меня.
     - Вот видите, - торжествующе сказала Асни. - Этот старый мешок костей
не сможет победить Килгора, когда он вызовет его на реванш.
     Нагли махнул лапой и заковылял прочь.
     - Нет, нет, не сейчас. Может, лет через семьдесят  я  смогу  победить
его, но сейчас отказываюсь продолжать соревнование.
     - Значит, Килгор выиграл, - сказала Асни, сложив руки.
     Тронд потер ухо, он выглядел несколько смущенным:
     - Ну, хорошо, будем считать это ничьей.
     - Ничья! Но клянусь старыми чулками матери,  Килгор  выиграл!  Старик
гораздо в  худшем  состоянии,  -  прошептала  Асни  Скандербергу,  который
старался утихомирить ее. Но она вышла вперед и заявила:
     - Позволь мне выступить в соревновании. Вероятно, твоя  заколдованная
пища каким-то образом подействовала на моих друзей.
     - Ну что же, попытай счастья, - сказал Тронд. -  Подойди,  дитя  мое,
посмотрим, что ты можешь делать. Если я не ошибаюсь, то ты происходишь  из
великого и благородного рода Гардаров, которых  я  знал  потому,  что  они
постоянно воевали с моим народом. Ты ведь из Вольфгангеров?
     - Да, - ответила Асни. - Моя мать была последней королевой, а я  буду
следующей. Меня зовут Асни.
     - О, это для  меня  большая  честь,  -  сказал  Тронд,  поднимаясь  и
отвешивая церемонный поклон,  показывая  в  улыбке  свои  острые  зубы.  -
Вольфгангеры такие же дорогие для меня враги, как  и  старый  Скандерберг.
Раз уж ты собираешься стать следующей королевой Гардара, ты,  может  быть,
выиграешь следующий тур. То, что тебе  нужно  сделать,  очень  просто.  Ты
видишь моего старого ленивого кота, который  спит  у  огня?  Он  не  очень
большой и не очень толстый,  но  он  достаточно  тяжел.  Если  ты  сможешь
поднять его, моя дорогая королева Гардара, ты и твои друзья уйдут отсюда с
миром. В этом мое слово.
     Асни немедленно схватила кота и начала поднимать  его.  Но  животное,
казалось, было приколочено к полу гвоздями. У Асни  было  такое  ощущение,
что она старается сдвинуть гору. Она даже не могла оторвать  от  пола  его
лапу, хотя он во сне начал махать хвостом.
     - Мне не поднять его, - наконец сказала она, вся красная от ярости. -
Ты смеешься над нами. Здесь все заколдовано, и нам  не  выиграть  ни  одно
соревнование.
     - Ты права, конечно, - сказал Тронд. - Придя в Трондхейм, ты  ожидала
чего-то другого? Я ваш враг, и если вы хотели вызвать меня на поединок, то
должны были подготовиться.
     - Я готова, - сказала Асни, хватая свой  молот  и  поднимая  его  над
головой. - Если ты не вернешь нам нашу  собственность,  я  уничтожу  здесь
все!
     - Тише. Не нужно угроз, - сказал Тронд. -  Я  вижу,  что  это  оружие
альфаров. Может, еще одно испытание, чтобы  покончить  с  нашей  маленькой
ссорой? Я дам тебе свой кубок, а ты попробуй  его  разбить  своим  молотом
альфаров. Если разобьешь, я отдам тебе меч и суму. Я знаю, что  тем  самым
возвращаю к жизни самую большую угрозу Сурту, но я люблю соревнование умов
и силы. Ну, моя дорогая, возьми кубок и разбей его на куски.
     Он  ласково  улыбнулся  и  протянул  кубок  Асни.  Асни   внимательно
осмотрела его, чтобы понять, какая магия заключена в нем.
     На кубке были вырезаны письмена, защищающие Тронда  от  яда.  Она  не
смогла прочесть их, как не смогла узнать марку мастера, сделавшего  кубок.
Она поставила кубок на пол и нанесла удар, вложив в него всю свою  силу  и
волшебную силу молота.
     Кубок зазвенел и покатился по полу. Он остался совершенно  целым.  На
нем не было ни единой трещины или царапины. Асни не стала бить второй раз.
Она взяла кубок и в глубокой задумчивости посмотрела на него.
     - Еще испытание, - сказал Скандерберг. - И  это  будет  последнее.  И
если мы проиграем, мы сдаемся.
     Тронд покачал головой:
     - Хватит. Вы уже проиграли. Теперь вы должны перевести  мне  письмена
на мече альфаров.
     В углу громко расхохотался Варт:
     - Ну что, Скандерберг? Я полагаю, что настал твой  конец.  Ты  теперь
уже не так умен. Где же твоя магия? Я могу  сказать,  что  с  этой  черной
сумой и посохом я буду самым великим колдуном.  И  мы  с  королем  Трондом
будем править всем: и подземным миром, и миром на земле,  когда  волшебным
мечом убьем Сурта. Тогда все будет наше!
     - Великолепная идея, колдун, - сказал Тронд. - Если ты сможешь  стать
хотя бы в половину таким же могущественным, как Скандерберг,  этого  будет
достаточно. Бигли, принеси нашему другу и союзнику Варту кресло.
     Варт вышел из своего угла и, радостно подпрыгивая, подошел к королю.
     - Я твой слуга, могущественный король троллей. Приказывай  мне,  и  я
все  сделаю.  Для  меня  нет  ничего  невозможного,  когда  у  меня   сума
Скандерберга. Разве не я одурачил старую лису и не  стащил  прямо  у  него
из-под носа меч альфаров? Какое твое первое желание? Может, мне уничтожить
этих наглых пришельцев?  Я  заслужил  это  право.  -  Он  скорчил  гримасу
Скандербергу и с торжествующим видом уселся в кресло, принесенное Бигли. -
Наконец, все узнают мои таланты. Могущество всегда было моей слабостью,  я
всегда хотел заполучить его.
     Килгор  с  тревогой  посмотрел  на  Скандерберга,  который   спокойно
попыхивал трубкой, как будто его не трогал такой зловещий для них  поворот
событий. Что касается Асни, то она была  отрешена  от  всего,  поглощенная
кубком, и не обращала ни на что внимания.
     Тронд потер руки. Ему все это очень нравилось.
     - Самое лучшее, - сказал  он,  -  устроим  поединок  магии.  С  одной
стороны - Варт и сума, с  другой  -  Скандерберг.  Это  будет  потрясающее
зрелище.
     Тролли захихикали и стали хлопать в ладоши. Маленькие тролли были вне
себя от радостного возбуждения.
     Варт принял  драматическую  позу,  держа  книгу  заклинаний  из  сумы
Скандерберга в одной руке и его старый черный посох в  другой.  Когда  все
стихло, он начал произносить странные слова и делать какие-то замысловатые
жесты. Голос его гулко разносился  по  всему  залу.  Скандерберг  спокойно
сидел  и  с  интересом  наблюдал  за   противником,   не   делая   никаких
контрзаклинаний. Он закинул ногу на  ногу  и  покуривал  трубку.  Внезапно
воздух наполнился летучими мышами и голубым дымом, но все это распалось  и
упало на пол хлопьями снега.
     - Это заклинание придумал я, - сказал Скандерберг. - Конечно, оно  не
будет работать против меня. Я должен предупредить тебя, что по крайне мере
половина заклинаний в суме могут действовать  в  обратном  направлении.  Я
всегда знал, что некоторые колдуны всеми силами стремятся украсть  у  меня
суму и воспользоваться моей магией. Поэтому и создал  заклинания,  которые
выглядят многообещающими, но при их использовании они действуют  на  того,
кто их произносит. Так что, будь осторожен, Варт.
     Варт постепенно  захлопнул  книгу  и  тревожно  посмотрел  на  короля
Тронда.
     - Я уверен, что Его Величество не хочет, чтобы я превратился  в  жабу
или во что-нибудь еще, - сказал он с наигранной беспечностью.
     - Напротив, - сказал Тронд, - это будет  очень  любопытно.  Продолжим
состязание. У меня еще никогда не было такого интересного и захватывающего
зрелища. Скандерберг, а что можешь ты? Ты же огненный колдун.  Как  насчет
дождя из кипятка, какой ты устроил нам однажды?
     Скандерберг поднялся и скрестил руки на груди.
     - Вот то, что ты еще не видел, - он произнес несколько слов и стукнул
посохом в пол.
     И Бигли превратился в тритона.
     Некоторое время маленький тролль не понимал  своего  превращения,  но
затем взглянул на нижнюю часть своего туловища и рассмеялся. Он  с  юмором
сказал:
     - Друзья, просите у меня, что хотите, ведь я - тритон и могу  сделать
для вас все.
     Варт ухмыльнулся и ехидно сказал:
     - Дай мне новые сапоги, которые не сносятся всю жизнь, тритон.
     - О, это очень просто. - Бигли стянул с Варта его сапоги  и  протянул
ему же. - Я сомневаюсь, что ты проживешь больше трех дней,  так  что  тебе
вполне хватит этих сапог  на  всю  жизнь.  -  Он  посмотрел  на  Тронда  и
расхохотался. - Как тритон, я могу смеяться над людьми, которые так глупы.
Каждый может видеть, что Скандерберг мудрейший колдун, независимо от того,
с сумой он или без.  А  Варт  просто  недоумок,  который  хочет  хитростью
втереться в Трондхейм.
     - Но я все еще не убежден, - сказал Тронд.  -  Скандерберг  со  своей
мудростью  не  смог  выиграть  ни  одного  состязания.  Конечно,  Варт   -
ничтожество против  Сурта,  но  Скандерберг  и  эти  двое  смертных  могут
доставить ему неприятности. Ну что, Скандерберг? Что  ты  думаешь  о  моих
маленьких магических шутках?
     Скандерберг махнул рукой, и у Бигли восстановились ноги.  Он  тут  же
несколько раз подпрыгнул и кувыркнулся через голову. Колдун задумчиво стал
ходить взад-вперед по залу. Лоб его нахмурился.
     - Все это мне как-то странно знакомо, - бормотал он себе под  нос.  -
Пир, вино, соревнования по борьбе, кот...
     - Он ничего не понимает, - сказал Варт. - Он просто тянет время.
     - Ты признаешь, Скандерберг, что не можешь  расшифровать  мою  магию?
Это тяжело для тебя, я понимаю. - Тронд усмехнулся и  щелкнул  когтями  по
ручке кресла.
     Скандерберг покачал головой:
     - Если бы я смог заглянуть в свою суму...
     - А! Значит, это  правда!  Могущество  Скандерберга  в  его  суме!  -
воскликнул радостно Тронд и встал с кресла. -  Без  нее  он  может  делать
только фокусы и не может причинить нам вреда!
     -  Разве  я  не  говорил  тебе  этого?  -  крикнул  Варт  в   крайнем
возбуждении. - Я тебе это сказал первый. Это чего-нибудь стоит!
     - Да, стоит, - сказал Тронд. - Ты будешь моим вторым советником после
Бигли, и твой титул будет - Главный  Колдун-Тролль  Трондхейма.  И  первое
твое задание - поступить с нашими врагами так, как ты считаешь нужным. Эти
смертные должны  погибнуть  навсегда,  а  заклинание  против  Скандерберга
должно быть таким, чтобы он не мог освободиться, пока не  наступит  Фимбул
Винтер. Тогда мы отпустим его и посмотрим, какова будет его магия  в  мире
без солнца. Пусть он тогда попытается превратить с  помощью  света  добрых
троллей в камни.
     Тролли радостно завизжали, запрыгали, стали кувыркаться и вставать  в
избытке чувств на головы.  Варт  весь  раздулся  от  сознания  собственной
значительности.
     Килгор подошел к Скандербергу и прошептал:
     - Что нам делать? Можешь ты отогнать их подальше на мгновение? Мне бы
только схватить меч...
     - У меня есть одна штука в запасе, - спокойно сказал  Скандерберг.  -
Если она не сработает, тогда придется прибегнуть к отчаянным действиям. Мы
ведь находимся в отчаянной ситуации.
     Затем Скандерберг откашлялся и громко произнес:
     -  Ты  уверен,  что  не  слишком  поторопился,  Тронд?  Может,   тебе
напомнить, как тебя взяли в плен прошлый раз? Ты же хорошо знаешь,  что  я
мастер блефовать.
     - Действительно, только идиот или колдун может войти в Трондхейм  без
защиты, - сказал Тронд. - А сейчас я уверен, что ты блефуешь.  Варт  украл
твою суму, и тебе ничего не осталось, как прийти сюда.  Ведь  без  сумы  у
тебя нет могущества. В этот раз ты  у  меня  в  руках,  Скандерберг,  и  я
позабочусь о том, чтобы ты больше не беспокоил меня.
     - Стоп, - спокойно сказала Асни, все еще держа в руках кубок.  -  Дай
нам меч и суму. Мы покидаем Трондхейм. Если ты откажешься, я разобью  этот
кубок и вместе с ним ту жалкую магию, которой ты обладаешь. Теперь  я  все
поняла.
     Тронд пристально посмотрел на нее и покачал головой:
     - У тебя был шанс, и ты  не  использовала  его,  так  что  состязание
проиграно. Давай, попробуй разбить кубок. В  конце  концов,  я  ничего  не
теряю, если ты выиграешь, пусть Варт заботится об этом. Это его дело.
     Асни стояла, держа кубок обеими руками. Затем  она  подошла  к  трону
короля, чуть не коснувшись  его  огромных  когтей.  Резким  движением  она
замахнулась и изо всех сил швырнула кубок прямо в голову Тронда. Он  попал
в лоб и разлетелся на куски.
     Тронд озабоченно потер лоб.
     - А как насчет остальных загадок?
     - Маленький тролль был создан при помощи заклинания.  На  самом  деле
это огонь, который пожирает все. Вино, которое пил Скандерберг,  на  самом
деле море, а море никто не может выпить. Старый Нагли был вовсе не  борец,
пока ты не вложил в него силу. А твой кот  на  самом  деле  змея  Мидград,
такая огромная и тяжелая, что я бы, конечно, не смогла поднять ее. Все это
однажды одурачило Одина и Гора, о чем поется в наших древних балладах.  Из
них я поняла, что кубок можно разбить о твою голову. Так что, Тронд,  твоя
магия - пустое место, и мы побили тебя. Теперь мы уходим  и  забираем  то,
что принадлежит нам.
     Асни без страха посмотрела на огромного тролля, который  был  выше  в
два раза.
     Тронд задумался. Глубокие морщины прорезали его лоб.
     - Да. Вольфгангеры опять побили меня. Пока  они  живы,  серые  тролли
всегда в опасности.
     - Что ты медлишь? - крикнул Варт, вскакивая с кресла. -  Не  разрешай
им взять меч и суму, иначе мы все погибнем. Тролль вовсе не обязан держать
свое слово. Он может лгать и обманывать, на то  он  и  тролль.  Совсем  не
обязательно отпускать их только потому, что ты обещал им. Что такое слово?
Просто сотрясение воздуха. Все тролли лгут. Они лгут даже своим родителям.
Ты потерял разум, если считаешь, что обязан сдержать обещание.
     Тронд взглянул на Варта неожиданно злобно.
     - Почему этот тип здесь, а  не  в  своей  камере?  Бигли!  Охранники!
Оттащите его туда! Какое оскорбление  Трондхейма.  Скандерберг,  это  была
захватывающая дуэль, и ты снова выиграл. Но  проигрыш  был  совсем  рядом.
Если бы здесь не было этой девушки, ты был бы в моих  руках.  Она  ценнее,
чем целое королевство. - И Тронд церемонно поклонился Асни,  которая  была
очень бледна.
     Затем он протянул лапу Килгору и сказал:
     - Надеюсь, мы никогда не встретимся на  поле  битвы,  когда  в  твоих
руках будет этот меч. А что касается Сурта, то я сочувствую ему и боюсь за
него.
     Наконец Килгор коснулся гладкого металла Килдурина  и  вложил  меч  в
ножны. Тролли что-то злобно забормотали и  поспешно  скрылись  в  темноте.
Скандерберг с удовлетворением сунул свою  суму  под  мышку  и  отсалютовал
Тронду. Сам Бигли пошел провожать их до дверей. Килгор не  мог  дождаться,
когда же они окажутся в нормальном мире, но Скандерберг колебался.
     - У меня есть подарок для  короля  Тронда,  торжественно  сказал  он,
вытаскивая подделку Варта - меч лже-Килдурин. - Отнеси это Тронду с  нашей
глубочайшей благодарностью и пожеланием долгой и счастливой  жизни.  Скажи
ему, что этот меч сделал великий и благородный  колдун.  Меч  будет  часто
служить королю.
     Бигли с изумлением посмотрел на меч и тут же  бросил  взгляд  на  меч
Килгора.
     - Я сразу же передам его.
     Взяв подарок в обе руки,  он  скрылся  во  тьме  подземных  коридоров
Трондхейма, не забыв, правда, закрыть за ними дверь в пещеру.
     - Теперь нам  нужно  бежать  отсюда,  как  можно  быстрее,  -  сказал
Скандерберг. - В конце этой долины мы найдем путь в Беордстад. Когда Тронд
расшифрует надпись Варта на мече, он придет в гнев  и  будет  готов  убить
нас.
     - А что там написано? Я думал, что это просто без  смысла,  -  сказал
Килгор, приноравливаясь к быстрому шагу Скандерберга.
     - Там написано: "Кто будет владеть мной, умрет от меня".  Думаю,  что
это очень трогательный подарок Тронду.
     - После того, как он совершил благородный поступок, отпустив нас, что
противоречит натуре троллей, ты дал ему меч, который убьет его? -  спросил
Килгор.
     - Да. Ведь мы не знаем, какие сюрпризы приготовил  он  для  нас,  раз
решил   отпустить,   -   возразил   Скандерберг.   Нам    теперь    нельзя
останавливаться, пока мы не уберемся с его территории. Асни,  давай  шагай
поживее, а то нам придется оставить тебя троллям.
     Асни ничего не ответила, но постаралась идти побыстрее.  Они  шли  по
каменной тропе, и камни под ногами были скользкими от снега. Снег  засыпал
их следы и отбивал всякие запахи, так что тролли не смогут выследить их. К
наступлению темноты между ними и Трондхеймом осталось много гор, холмов  и
утесов.  Теперь  они  находились  там,   где   застывшая   пара   вулканов
громоздилась остроконечными скалами и где деревья  пытались  прорваться  к
небу сквозь каменное одеяло. В трещинах застывшей  лавы  бежали  чистейшие
ручьи, омывая  камни,  которые  тут  же  покрывались  корочкой  льда.  Они
карабкались вверх, огромный ледяной  Трайдент  возвышался  над  ними,  как
стена. Глубокие трещины были  заполнены  темной  водой,  неподвижной,  как
темное зеркало.
     Они остановились на отдых в каменной долине  над  холодным  маленьким
озером.  Скандерберг  разобрал  свою  суму,  что-то  выкидывая  из  нее  с
отвращением.
     - Ты знаешь, где мы,  Скандерберг?  -  спросил  Килгор,  рассматривая
грозный Трайдент. Сотни утесов разделяли их, и  сотни  путей  вели  вверх,
через горы.
     - Нам  нужен  Беордстад,  -  сказал  Скандерберг.  -  Здесь  недалеко
Гримшлаг, жилище варгульфов. Если бы мы были варгульфами, то к  утру  были
бы в Гримшлаге.
     Килгор тревожно осмотрелся и поежился:
     - И ты хочешь остановиться здесь на ночь? Ты полагаешь, что мы  можем
отбиться от легионов варгульфов и полчищ троллей Тронда?
     - Нет, я не думаю. Если нам повезло, то они не обнаружат нас.  Старая
крепость альфаров в получасе ходьбы отсюда. Там могут быть альфары, а если
крепость пуста, то много лет назад мне дали ключ  от  нее,  -  Скандерберг
обнял свою суму и даже понюхал ее  с  чувством  удовлетворения.  Затем  он
поднял посох. - Ну, идем, сегодня вечером, раз сума  теперь  при  мне,  мы
будем иметь восхитительный ужин.
     Килгор в задумчивости шел за ним. Когда они достигли подножья  утеса,
он остановился и обернулся.
     - Где Асни? - тревожно спросил он. - Она исчезла, Скандерберг.
     Они бросились обратно. Асни лежала в камнях и сладко спала, как будто
это были мягкие подушки. Скандерберг  толкнул  ее  мягко,  а  затем  более
сурово.
     - Черт побери! - крикнул он. - Я ждал, что это случится, но не  знал,
с кем. Не повезло Асни. Заклинание пало на того, кто не ел  пищу  троллей.
Нам ничего не остается, как тащить ее до Беордстада. Надеюсь, мы успеем до
того, как варгульфы выйдут на охоту.
     - Я еще  никогда  не  видел  околдованного  человека,  -  пробормотал
Килгор. - Можешь ты вывести ее из  этого  состояния?  Я  слышал  что-то  о
кровопускании.
     - Да, - Скандерберг покопался в суме и достал  длинный  узкий  нож  в
украшенных драгоценными камнями ножнах.
     Взяв руку  Асни,  колдун  вонзил  нож  в  ее  палец  так,  что  сразу
показалась кровь в маленькой ранке.
     - Вот так это делается. А  можно  ударить  человека  по  носу,  чтобы
потекла кровь. Она скоро придет в себя, но нам некогда ждать, -  вздохнув,
он взвалил спящую девушку на плечи, как мешок с зерном, и решительно пошел
по камням и обломкам лавы.
     Ветер свирепо  завывал,  и  небо  стало  черным  и  низким.  Трайдент
мгновенно скрылся из вида за завесой плотных клубящихся туч. Снег  свирепо
кружился над землей, и Килгор мог видеть только на несколько шагов вперед.
Он едва различал развевающийся на ветру плащ колдуна. Черные  скалы  стали
белыми от снега, и Килгор вспомнил сон, который видел в  ночь,  когда  его
меч был похищен. Он торопливо схватился за рукоятку. Меч гудел  зловеще  и
предупреждающе.
     Скандерберг на мгновение остановился, чтобы  взглянуть  на  компас  и
поправить свою ношу. Он крикнул, стараясь перекричать шум ветра:
     - Нам надо идти быстрее, Килгор. Скоро наступит темнота.
     И как бы в ответ на его слова со стороны ущелья донесся  долгий  вой,
приглушенный расстоянием и снегом.



                                    11

     Мрак сгущался вокруг них, и  снег  доходил  уже  до  колен.  Пыхтя  и
чертыхаясь,  они  взобрались  на  вершину  холма  и  остановились,   чтобы
прислушаться к зловещему завыванию в долине. Снег мешал варгульфам напасть
на их след, но вот прямо  сзади  за  ними  раздался  торжествующий  вой  -
видимо, кто-то из них все же обнаружил следы жертв.
     - Похоже, они несутся за нами, - сказал Килгор. Звон меча усилился  и
напоминал сигнал к бою.
     Скандерберг поправил Асни и пошел вперед еще быстрее.
     - Торопись, Килгор. Они  чувствуют  запах  околдованного,  как  запах
жаренного поросенка. Беордстад уже недалеко.
     - Еще не ночь, а варгульфы уже несутся за нами.  Они  знают,  что  мы
здесь, да?
     - Вполне возможно. Тронд наверняка предупредил их еще  до  того,  как
отпустил нас.
     - Ну, а теперь, когда они вышли на наш след, разве есть у нас надежда
убежать  от  них?  -  спросил  Килгор,  с  трудом  поспевая   за   бегущим
Скандербергом.
     - Не  теряй  дыхание,  -  посоветовал  Скандерберг.  -  Просто  беги,
побыстрее.
     Они бежали,  скользя  и  спотыкаясь.  Килгор  дважды  проваливался  в
промоины и промочил ноги. И только он хотел спросить,  далеко  ли  им  еще
бежать, как увидел впереди у подножия черной скалы слабый свет.
     - Беордстад! - выдохнул  Скандерберг,  пытаясь  бежать  еще  быстрее.
Земля под ногами была скользкой, но все же бежать здесь было легче, чем по
скользким камням. Килгор уже различал черные  кучи  камней,  сложенных  по
обеим сторонам скалы. Стало совсем темно.
     Килгор первым увидел зловещую черную тень, приближающуюся  к  ним,  и
крикнул, чтобы предупредить Скандерберга. Колдун без звука упал на  землю,
когда на него прыгнул варгульф с  оскаленными  клыками  и  леденящим  душу
рычанием. Затем зверь сразу кинулся на Килгора, который уже стоял с  мечом
в руке, готовый к бою. Но варгульф успел схватить его за руку.
     Жгучие иглы пронзили плоть  Килгора.  Холодное  дыхание  обожгло  его
лицо. Жуткие, почти человеческие глаза варгульфа были всего в дюйме от его
глаз. Меч со звоном выпал из его онемевшей  руки.  Варгульф  выпустил  его
руку и бросился на юношу, стараясь схватить его за горло. Килгор изо  всех
сил пытался отшвырнуть это рычащее  порождение  кошмарных  снов.  И  вдруг
варгульф повалился на землю, как кукла. - Килгор!  -  раздался  испуганный
голос Асни. - Скандерберг! Помоги! Его укусили!
     Килгор с трудом столкнул с себя варгульфа и сел.
     - Это нет так уж серьезно. А ты уже пришла в себя? Ведь целый час  ты
спала, как мертвая.
     - Ты говоришь чушь! - рявкнула она. - Я ни  на  секунду  не  сомкнула
глаз. Но подожди, ведь это не та скала. Что это за свет, Скандерберг? И  я
вижу, сюда кто-то идет.
     Пронзительные звуки рогов прорезали морозный  воздух.  Килгор  увидел
две цепи людей, медленно идущих среди каменных утесов.  Он  услышал  свист
стрел и  крики  умирающих  варгульфов.  Их  грозное  завывание  перешло  в
отчаянный визг. В слабом свете Килгор видел,  как  варгульфы  беспорядочно
бежали под градом поющих стрел. Их черные тела четко выделялись  на  белом
снегу. Килгор левой рукой вложил меч в ножны, так как правая рука его  все
еще не действовала. Скандерберг быстро забинтовал его руку, причем  Килгор
ощутил, что руки старого колдуна дрожат.
     - Ты ранен? - спросил юноша.
     - Нет, нисколько. Теперь быстро в Беордстад! Асни, следи, чтобы снова
не подобрались варгульфы. Нам нужно спешить.  -  В  его  голосе  слышались
напряжение и тревога.
     - А что бывает с теми, кого укусит варгульф? - спросил Килгор.  -  Он
умрет или станет варгульфом?
     Скандерберг неохотно ответил:
     - Об этом мало известно. Но ты не беспокойся, предоставь все  мне.  Я
веду вас в Беордстад, - он крепко взял Килгора за здоровую  руку  и  повел
вперед.
     - Это альфары, - с облегчением сказала Асни.
     - Кто идет? - раздался голос из темноты. - Есть раненные?
     - Да, - ответил Скандерберг. - Я колдун Скандерберг  и  со  мной  два
друга. Мы идем в Беордстад, чтобы просить убежища на  ночь.  Мы  выполняем
поручение Эльбегаста, и у меня есть пароль в Беордстад.
     Люди остановились, но пение рогов продолжалось. Очевидно,  эти  звуки
отпугивали варгульфов. Вдали слышался  вой,  который  постепенно  затихал,
скрывался в ущелье.  Несколько  альфаров  вышли  вперед,  чтобы  встретить
Скандерберга. В темноте их не было видно.  Можно  было  только  разглядеть
плащи и надвинутые на глаза капюшоны.
     Затем они все  вместе  стали  пробираться  сквозь  пургу  к  входу  в
Беордстад.
     - Я капитан крепости Эльдарн, - сказал предводитель. - Я пущу  вас  в
Беордстад на ночь. Если твой друг серьезно ранен, то нам нужно торопиться,
чтобы спасти его. Мы давно поджидаем вас, зная что  Эльбегаст  вручил  меч
смертному. Вам повезло, что вы сумели пробраться сюда.
     К этому времени замерзшие ноги Килгора  охватил  огонь,  а  в  голове
мелькали призрачные видения грандиозного пира в Брандсток-холле. Ему  было
жарко от вина, хорошей пищи и дружеской компании.  Он  ясно  видел  своего
отца, сидящего в резном кресле, но все эти картины просто всплывали в  его
памяти. Вальсидур держал в руках старый ржавый меч, которым играл  Килгор.
Лицо отца было старым и печальным.  Килгору  хотелось  что-нибудь  сказать
ему. Он знал, что горе отца вызвано пропажей сына. Затем  он  увидел,  что
Вальсидур нетерпеливо поднялся с кресла и воскликнул:
     - Я чувствую, что моему сыну сейчас угрожает страшная опасность! Будь
проклят меч эльфов! Хоть бы его никогда не было!
     - Не беспокойся, - прошептал Килгор.  -  Мы  уже  пришли  в  крепость
эльфов, в Беордстад.
     Вальсидур застыл, услышав  этот  шепот.  Килгор  чувствовал  знакомую
теплоту Брандсток-холла. Он почти наяву видел, как сидит на своем  любимом
месте у огня, а девять старых толстых советников переругиваются у него  за
спиной.
     - Вы слышали? Вы слышали  что-нибудь?  -  спросил  Вальсидур.  -  Мне
показалось, что Килгор говорил со мной. Килгор, где ты?
     И тут его голос превратился в голос Скандерберга:
     - Килгор! Килгор! Ты слышишь меня? Ты еще жив, мальчик?
     Килгор открыл глаза. Темнота и снег ударили ему в лицо. Его несли  на
носилках, сооруженных на скорую руку. Еще никогда в жизни ему не было  так
холодно, и холод исходил от его правой руки. Он увидел в каком-то странном
свете Асни и Скандерберга, затем над его головой проплыла  арка  ворот,  и
они вошли в Беордстад. Перед его глазами оказался золотобородый  альфар  в
цветной мантии с золотым орнаментом, но эти цвета стали путаться перед его
глазами, таять, и он погрузился в глубокий холодный сон.
     Как только Эльдарн вошел в Беордстад, он сразу же послал за врачом. И
пока процессия двигалась по коридорам и туннелям,  спускаясь  в  подземные
холлы, Берлиот уже  прибыла  и  ждала  их.  Скандерберг  обменялся  с  ней
профессиональным  приветствием,  и  Килгора   внесли   в   небольшую,   но
великолепно обставленную комнату.
     Берлиот объявила:
     - Чтобы излечить укус варгульфа, нужна  абсолютная  тишина.  Оставьте
здесь двух вооруженных охранников на всякий случай. Вдруг мне  не  удастся
исцелить его. Кроме того, мне нужен огонь и немного фьяллагроссов.
     - Фьяллагроссов? В это время  года?  -  спросил  альфар,  стоявший  у
двери. - К тому же, сейчас по равнине рыщут варгульфы.
     - Это непременно нужно добыть,  -  сказал  Скандерберг,  стремительно
входя  в  комнату  и  одним  движением  зажигая  пламя  в   очаге,   такое
ослепительно-яркое и горячее, что альфар в испуге отскочил от очага.
     Скандерберг положил руку на Килгора и посмотрел на Берлиот.
     - Холодный, как  лед,  -  прошептал  он.  -  Есть  хоть  какая-нибудь
надежда?
     - Очень маленькая. А без фьяллагроссов - никакой, - спокойно ответила
Берлиот, осматривая следы зубов на руке Килгора.
     - Тогда мы найдем фьяллагроссы, -  решительно  сказала  Асни,  выходя
из-за спины Скандерберга. Она знала эти коричневатые или серые цветы, хотя
они встречались  чрезвычайно  редко.  Их  целебные  свойства  были  широко
известны.
     - Ты останешься здесь, - сказал Скандерберг,  покопавшись  в  суме  и
достав странный меховой плащ. - Эта ночь для зверей, а не для людей.  Если
вдруг я не вернусь, тогда ты с мечом продолжишь путь в  Гардар.  Возможно,
он откроется и для тебя, если тебе придется использовать его. Не  возражай
мне, дорого каждое мгновение.
     Перекинув плащ через  плечо,  Скандерберг  выскочил  на  улицу.  Асни
только успела заметить столб дыма, а затем, большого белого волка, который
галопом умчался в Снежную пустыню.
     Внезапно она ощутила,  как  устала.  Ей  стало  совсем  одиноко.  Она
посмотрела на дверь комнаты, где находился Килгор и откуда  ее  выставили,
взглянула на стены и  потолки  Беордстада.  Полы  в  холлах  были  устланы
коврами, в стенах торчали факелы, так что везде  было  светло,  как  днем.
Альфары, разодетые, как короли, спешили по своим делам. Вежливая девушка в
роскошном  манто  апельсинового  цвета  сделала  почтительный  реверанс  и
сказала:
     - Если тебе угодно, я проведу тебя в твою  комнату,  где  ты  сможешь
освежиться и отдохнуть.
     - Я не могу уйти отсюда до рассвета, -  сказала  Асни,  усаживаясь  в
маленький альков. - Принеси мне  выпить  что-нибудь  горячее,  а  я  скину
сапоги. Этого вполне достаточно  для  меня.  Я  буду  ждать  здесь,  чтобы
узнать, будет ли жить тот, кто владеет мечом.
     Девушка сделала реверанс и исчезла в шуршании шелка. Лепи  безнадежно
вздохнула,  жалея,  что  не  настояла  на  том,   чтобы   отправиться   со
Скандербергом. Ожидание было хуже, чем самая отчаянная и жестокая битва  с
врагом. Где-то в  глубине  дворца  альфаров  звучала  сладостная  мелодия,
исполняемая на струнных инструментах. Мелодия успокоила нервы  девушки,  и
течение ее мыслей стало более мирным. Кресло, в  котором  она  устроилась,
было мягким и удобным, и она вскоре заснула. Факел в ее алькове догорел, в
ее уголке стало темно, она спокойно спала.
     Ее  разбудили  звуки  торопливых  шагов.  Это  был  сам   Эльдарн   в
серебристо-голубом плаще. Он легонько стукнул  в  дверь  Берлиот  и  дверь
открылась со скрипом.
     - Принесли фьяллагроссы? - быстро спросила Берлиот.
     - Нет, это я, Эльдарн. Я пришел спросить, каково состояние  смертного
юноши, - ответил Эльдарн.
     Берлиот нетерпеливо вздохнула:
     - Я сообщу, если произойдет нечто такое, о чем тебе необходимо знать.
А сейчас ты должен сделать, чтобы к двери  не  подходили  и  не  дышали  в
замочную скважину, пытаясь подсмотреть или подслушать происходящее  здесь.
Скажи, что он спит, и ничего больше. Если я замечу кого-либо поблизости, я
отрежу ему уши. - И она захлопнула дверь перед самым носом Эльдарна.
     Эльдарн запоздало кивнул двери и стоял, в задумчивости глядя на нее и
вертя золотую цепь в руках. Он прошелся взад-вперед, а затем заметил Асни,
сидящую в темном углу.
     - Ты здесь? - спросил он, не веря своим глазам. -  Я  послал  к  тебе
свою дочь, чтобы она провела тебя  в  лучшие  покои  Беордстада.  Но  она,
должно быть, забыла. Я прошу прощения от ее имени, ты ведь ужасно устала.
     - Нет, я жду здесь, - сказал Асни. - Мне  не  нужны  удобства,  когда
жизнь моего друга  в  опасности.  Мне  хорошо  здесь.  Благодарю  тебя  за
беспокойство и заботу. Я солдат и привыкла к трудностям и неудобствам.
     - Солдат? - Лицо Эльдарна выразило крайнюю степень изумления.
     - Я  -  Асни  Вольфгангер,  королева  Гардара.  Ты  знаком  с  нашими
обычаями?
     - Конечно. И отношусь к ним с большим уважением. Но  эти  обычаи  уже
канули в небытие, как и все остальное в Гардаре. Как же ты сумела  выжить,
когда твое существование представляет угрозу для Сурта? - Он нахмурился  и
понизил голос.
     Асни оглянулась вокруг, чтобы увидеть, нет ли лишних ушей.
     - Меня  освободил  от  заклинания  Килгор  со  своим  мечом.  Я  была
околдована шестьдесят пять лет назад. И теперь  я  освобождена  для  того,
чтобы принять корону своей страны, когда Сурт будет убит. Я  уверена,  что
все спланировано свыше какими-то силами, более могущественными,  чем  мои,
Килгора или любого смертного.
     - Конечно, конечно, - согласился Эльдарн,  потирая  подбородок.  -  Я
желаю тебе успеха в твоем предприятии. Но твоя жизнь в большой  опасности.
Сурт - самый могущественный колдун на земле. Во всяком случае, он чересчур
силен для нас, альфаров, и я сомневаюсь, что ты сможешь с ним  справиться.
Мы предлагаем тебе наше гостеприимство здесь, пока ты не решишь  вернуться
обратно к своим людям куда-нибудь на юг.  Ведь  я  знаю,  что  есть  много
теплых приятных стран за этими горами.
     Асни в изумлении посмотрела на него:
     -  Но  Сурт  хочет  завоевать  все!  Он  создал  ледяное  облако  над
Херонессом и Вэйленессом. И это облако движется на  юг,  превращая  все  в
лед. Ты же сам знаешь, что Сурт хочет изгнать отсюда всех  людей,  сделать
их жизнь невыносимой. Как я могу покинуть свою родину? Разве ты не  слышал
о Фимбул Винтер, которую Сурт хочет наслать на весь Скарпсей?
     - Мы слышали об этом, - осторожно сказал Эльдарн, -  но  мы  получаем
мало информации от самого Эльбегаста. И пожалуй, мне лучше объяснить  тебе
все. Я, Эльдарн, премьер-министр в изгнании, раньше был  премьер-министром
Эльбегаста, короля альфаров. Среди альфаров возникли споры о том, стоит ли
вручить меч Килдурин в смертные руки. Я отказался от своего положения,  от
своего  дома,  своего  будущего,   от   своих   друзей,   чтобы   избежать
ответственности за то, что  может  случиться.  Этот  меч  может  послужить
причиной изгнания из Скарпсея всех альфаров.  А  с  другой  стороны,  если
Сурта оставить в покое в Гардаре, он оставит остальной Скарпсей альфарам и
людям.
     - Но теперь ясно, что  Сурт  не  удовлетворится  Гардаром.  Он  хочет
наслать фимбул Винтер на весь Скарпсей, и он  должен  быть  остановлен,  -
сказала Асни. - Мы очень  сожалеем,  что  побеспокоили  тебя.  Как  только
Килгор будет вне опасности, мы продолжим свой путь.  Мы  очень  благодарны
тебе за спасение от варгульфов. Ведь они, несомненно, разорвали бы нас  на
куски. Я понимаю, что твой врач  просто  выполняет  свой  профессиональный
долг, пытаясь спасти Килгора.
     - Я уверен, что она относится к своему долгу не формально,  -  сказал
Эльдарн, слегка поклонившись. -  Она  спасет  юношу,  если  это  возможно.
Надеюсь, я не показался тебе негостеприимным. Беордстад будет твоим  домом
до тех пор, пока ты сама этого пожелаешь, и я хотел бы, чтобы ты  осталась
здесь навсегда, вместо  того,  чтобы  вызывать  Сурта  на  новые  кровавые
злодеяния. Я хочу сказать, что мы не сможем помочь вам, как врагам  Сурта,
потому что не хотим посылать вас на неминуемую смерть. Я не дам вам  людей
и не позволю использовать наши тайные туннели в Гардар.
     - Благодарю, - сказала Асни с истинно королевским хладнокровием, хотя
глаза ее метали молнии. Но я уверена, что вы пожалеете,  что  отстранились
от нашего дела, когда я снова буду на троне. Ты нам, конечно, не враг,  но
ты и не друг. Когда Скандерберг вернется, я расскажу ему, какую позицию вы
заняли.
     Эльдарн поклонился.  Его  золотые  украшения  мягко  звякнули,  и  он
удалился.  Выждав  время,  Асни,  в  бешенстве  сжимая  кулаки,   забегала
взад-вперед по холлу.
     - Трус, - бормотала она. - Я сразу поняла, что он  не  воин.  На  нем
слишком много золота и украшений. Дезертиры! Все они дезертиры.
     Дверь Берлиот приоткрылась. Тихий голос позвал Асни:
     - Зайди сюда. Я хочу поговорить с  тобой.  -  Берлиот  открыла  дверь
пошире, впустила Асни и тут же закрыла. - Я все  слышала.  Альфары  всегда
подслушивают.
     Асни смотрела на Килгора, не слушая Берлиот. Он совсем посинел,  хотя
в комнате было жарко, как в печке. Берлиот закутала его в теплые одеяла, а
ребенок эльф прикладывал к его ногам нагретые камни.
     - Он как будто окоченел, - сказала Асни, чувствуя тяжесть в груди.
     Берлиот молча взглянула на нее фиолетовыми глазами. Она была  не  так
красива, как большинство альфаров, и почти такого же роста, как Асни.
     - Колдун еще не вернулся, - сказала она. - Время  кончается.  Что  мы
будем делать?
     Асни нетерпеливо дернулась:
     -  Я  не  останусь  здесь  с  предателями.  Если  ты   симпатизируешь
Эльбегасту, почему ты здесь?
     Берлиот не отвела своих глаз от Асни.
     - Потому что я смертная, я не из альфаров.  Много  лет  назад  пришла
сюда и решила остаться; ты никогда не сможешь уйти отсюда. Если колдун  не
вернется, ты должна будешь принять ответственное решение.
     - Спокойная жизнь сведет меня с ума, - сказала Асни.  -  Я  сразу  же
заберу меч и уйду.
     - Эльдарн не позволит взять меч. Он уничтожит его, чтобы Сурт не  мог
воспользоваться им против нас.
     - Тогда мы должны сделать все, чтобы Килгор выжил, -  угрюмо  сказала
Асни. - Если он умрет, это будет смерть для всех нас, для всего Скарпсея и
для всего мира.
     Берлиот кивнула. Она взяла длинный плащ с капюшоном и надела его.
     - Я оставлю тебя здесь ненадолго. Ставка  слишком  велика.  Я  рискну
вызвать гнев Эльдарна, и пошлю за Графгримром. Я отвечу на  твои  вопросы,
когда вернусь.
     Асни  села  и  стала  ждать.  Большие  песочные  часы  по   крупинкам
отсчитывали время ночи, и его оставалось уже совсем  немного.  Асни  долго
смотрела на Килгора. Его дыхание было почти незаметным  и  еле  теплым.  В
следующие  часы  оно  или  остановится,  или  сделается  ледяным,  как   у
варгульфа. Она вздрогнула и отвернулась. Непрошенные слезы стояли у нее  в
глазах. Она рассеяно погладила голову  ребенка  эльфа.  Ее  взор  упал  на
Килдурин, положенный в большой  шкаф.  Она  медленно  подошла  к  шкафу  и
дотронулась до меча. Ничего не произошло. Тогда она медленно потянула  его
из ножен. Он еле светился, только изредка белые искры пробегали по  лезвию
из конца в конец. Магические письмена были черными, загадочными. Они  были
вытравлены на лезвии от самой рукоятки до острого  конца.  Асни  коснулась
пальцем острия и ощутила острый укол, что было невозможным, будь этот  меч
обычным. Она была уверена, что меч достаточно  остер  для  того,  что  она
задумала. Скандерберг должен прийти, если еще жив. Глядя на  почти  пустые
песочные часы, она понимала, что не может ждать совета Скандерберга.
     Рассвет пришел, сырой и ветреный. Когда последние варгульфы  растаяли
во мраке ущелья, Скандерберг выбрался из расщелины, куда они загнали  его.
Он не нашел  ни  одного  фьяллагросса.  Как  быстрая  молния,  белый  волк
помчался к Беордстаду. Он сбросил на пороге  свой  белый  меховой  плащ  и
устремился к комнате врача. В холле собралась толпа альфаров. Их  шелковые
одежды шуршали и распространяли тепло и запах вина. Эльдарн и его министры
только что вышли из комнаты Берлиот,  и  альфары  засыпали  их  вопросами.
Некоторые  были  в  гневе.   Везде   слышалось   имя   Графгримр.   Увидев
Скандерберга, альфары расступились, давая ему проход к двери. Они молчали,
пока он не скрылся за дверью, а затем гомон возобновился с новой силой. Но
Скандерберг не слушал. Асни сидела рядом  с  Килгором,  а  в  отдалении  о
чем-то шептались Берлиот и одетый в черное  незнакомец.  Но  все  внимание
Скандерберга было приковано к Килгору. Он больше не был мертвенно-бледен и
холоден. Лицо его слегка порозовело, он спал.
     - Что случилось? - спросил Скандерберг. - Принесли фьяллагроссы?
     - Нет, - сказала Берлиот. Лицо ее было смущенным. Я вышла  отсюда  на
полчаса, чтобы вызвать Графгримра из Мурада, зная,  что  только  он  может
что-то сделать. Когда я вернулась, юноша уже согрелся, заклинание исчезло,
и даже следы зубов почти исчезли. А теперь раны на руке уже совсем нет.  Я
впервые вижу такое, как  и  сам  Графгримр,  один  из  последних  колдунов
альфаров. В комнате оставались только ребенок Берси  и  Асни.  Ни  та,  ни
другая не способны к магии.
     - У тебя есть какие-нибудь соображения, сэр?  -  спросил  Скандерберг
колдуна альфаров.
     Графгримр  был   худой,   смуглый,   с   мелкими   чертами   лица   и
непропорционально длинными руками. В глазах его тоже было недоумение.
     Он сказал:
     - Когда я получил сообщение Берлиот, я прибыл сюда  менее  чем  через
час, хотя был за несколько сотен миль отсюда. Без ложной  скромности  могу
сказать, что сейчас я лучший среди  колдунов  альфаров.  Я  изучал  разные
магии, в том числе и ту, которой занимается Сурт. Но я не знаю ничего, что
могло бы излечить от  укуса  варгульфа  полностью.  Ничего,  что  было  бы
известно колдунам и магам. Это что-то совершенно новое или что-то старое и
давно забытое.  Единственное,  что  я  могу  предложить,  это  расспросить
девочку и Асни, которые были здесь.
     Прежде  чем  Асни  успела  открыть  рот,  чтобы  опровергнуть   любое
предположение о том, что она знает какую-то магию, в дверь просунул голову
Эльдарн.
     - Мы хотим говорить с находящимся вне закона  Графгримром,  -  сказал
он. - Конечно, если он кончил свое дело.
     - Он закончил, - сказала Берлиот. - Но вы или входите или выходите. Я
не хочу, чтобы дверь была открыта.
     Эльдарн и еще трое вошли в комнату, сохраняя на  лицах  торжественное
выражение.
     - Раз уж ты прибыл сюда  по  вызову,  мы  простим  твое  появление  в
Беордстаде, - сказал Эльдарн Графгримру. - Но ты должен сейчас же убраться
отсюда и никогда не появляться, как гласят наши условия. Я даю  тебе  один
час, чтобы ты покинул Беордстад.
     - За это время я могу слетать домой и вернуться  обратно,  -  ответил
Графгримр.  -  Ты  можешь  не  беспокоиться.  У  меня  вовсе  нет  желания
оставаться здесь. Здесь слишком холодно для меня.
     Эльдарн  резко  повернулся  и  вышел  из  комнаты  вместе  со  своими
министрами. Колдун взял свою суму и посох, накинул плащ и стал застегивать
ремень с большой золотой пряжкой.
     - Прежде, чем я уйду, - сказал он, - я хочу задать вопрос, хотя это и
не в моих правилах. Могу я увидеть меч Килдурин? Он ведь у вас?
     - Да, - ответила Асни, загораживая собой шкаф, где лежал  меч.  -  Но
почему он тебя интересует? Мы поняли, что альфары не  собираются  помогать
нам в борьбе с Суртом. Какова твоя позиция в этом деле?
     - Как вы слышали, я изгнан из Беордстада, - сказал Графгримр. - Я  не
совершил никакого преступления, кроме того, что осмелился  высказать  свое
мнение. Одно время я был главным советником Эльдарна, когда он  отправился
в изгнание. Тогда мы с ним разделяли опасения относительно меча и  верили,
что воинственность Сурта имеет пределы. Но теперь любое разумное  существо
видит, что Сурт не желает останавливаться. Я воспользовался своим  высоким
положением, чтобы убедить альфаров Беордстада присоединиться к Эльбегасту.
Нет нужды говорить, что мои доводы расходились с соображениями Эльдарна, и
я был изгнан из Беордстада. Но нисколько не жалею об этом. К тому  же  мои
занятия магией очень беспокоили  этих  желающих  жить  спокойно  альфаров.
Изменив свою внешность, я проник  к  темным  альфарам,  чтобы  изучить  их
магию. Врага всегда нужно знать. Эльдарн был возмущен этим,  и  меня  даже
назвали двуличным перебежчиком. Я не стал спорить и удалился в свой  замок
Мурад, где и провожу  эксперименты  по  магии.  Я  хочу  видеть  этот  меч
частично потому, что мне хочется посмотреть, какая магия заключена в нем.
     Скандерберг с сомнением потер лоб.
     - Если я покажу тебе его, то ты не должен дотрагиваться до него  даже
пальцем. Я полагаю, что ты обладаешь  большим  могуществом  и  для  пользы
Сурта можешь  одним  прикосновением  испортить  его.  Я  вижу,  что  среди
альфаров  произошли  большие  изменения.  Они  разделились  на  группы   и
перестали быть организованной силой. Мы не можем доверять никому, хотя мои
симпатии на твоей стороне, как к собрату по профессии. Я очень сожалею, но
не доверяю тебе, старина. Может, тебе лучше удалиться в Мурад?
     - Может быть, - сказал Графгримр, отвесив поклон.
     - Нет, - сказала Берлиот, поворачиваясь спиной к огню и пряча руки  в
рукава. - Не торопитесь. У нас всех была ужасная ночь, но кризис, кажется,
миновал. Скандерберг, ты очень осторожен, но я умоляю, подумай. Я  видела,
что упоминание о темных альфарах насторожило тебя. Однако могу  поклясться
тебе: он честный альфар и много знает о темных  альфарах.  Хотя  я  просто
смертная, я знаю столько же, сколько и Эльдарн о положении в  Скарпсее.  К
нам попадали раненые люди,  и  они  рассказывали  об  ужасах,  свидетелями
которых были. Я все слышала. Умоляю тебя, позволь Графгримру помочь вам  в
вашей миссии.
     Графгримр пожал плечами:
     - Все, что я знаю, я дам вам, если это  может  помочь,  -  сказал  он
тихо. - Но здесь говорить небезопасно. Я должен показать Эльдарну,  что  я
покинул этот дом, и тогда они спокойно вернуться к музыке, вину, покою. Мы
поговорим позже. Ждите меня  вечером.  Шурша  плащом  и  сверкая  кожаными
сапогами, он открыл дверь и встретил неодобрительные взгляды альфаров.  Он
быстро ушел, не оросив ни одного прощального слова.
     - Итак, - сказал Скандерберг, садясь в кресло  и  стягивая  сапоги  с
помощью маленькой Берси, которая уже сбегала и принесла теплое вино.  -  Я
не ожидал этого в Беордстаде.  Альфары  против  альфаров.  Вот  из  такого
конфликта в древности и появились темные альфары. К чему все это приведет?
Боюсь, что ни к чему хорошему. О, моя  спина  так  болит,  как  будто  она
сломана. Мне пришлось  всю  ночь  прятаться  по  расщелинам,  а  варгульфы
старались вытащить меня оттуда.  Это  очень  плохое  дело  быть  колдуном.
Берлиот, на какую помощь альфаров мы можем рассчитывать?
     - Только на то, что они выпустят вас отсюда, - ответила Берлиот.  Она
взглянула на Асни, которая все еще сидела возле Килгора.
     Асни посмотрела на нее с выражением заговорщика.
     - Берлиот, если ты хочешь уйти отсюда, пошли с нами. Я могу  сказать,
что у тебя ум и сердце воина. У меня нет сомнений, что ты можешь  решиться
на это.
     Берлиот засмеялась:
     - Я останусь здесь, пока все не  кончится.  Когда  по  дорогам  снова
можно будет ездить, может, я вернусь  к  своей  семье.  Давайте  не  будем
говорить об этом. Я хочу узнать, как  ты  вылечила  юношу  от  смертельной
раны?
     Асни тревожно осмотрела комнату.
     - Я не хочу, чтобы Эльдарн знал, что Килгор излечился. Пусть  думает,
что это сделал Графгримр. Я хочу, чтобы Эльдарн думал, что Килгор в  очень
опасном  положении.  Тогда  он  решит,  что  мы  со  Скандербергом   будем
продолжать дело одни, и попытается отнять у нас меч. Он будет рад, что  мы
уходим, и  мы  сможем  уговорить  его  дать  нам  провизии  и  снаряжение,
необходимое для  перехода  через  Трайдент.  Любыми  способами  мы  должны
заставить Эльдарна думать, что он перехитрил нас.
     - Это легко устроить, - сказала Берлиот. - Я объявлю, что эта комната
на карантине.
     - Теперь расскажи нам, как ты сделала это, - сказал Скандерберг.
     - Я боялась, что излечить Килгора другими средствами  уже  поздно,  -
сказала Асни, поднимаясь и подходя к шкафу, где лежал  меч.  -  Выпускание
крови - самый древний способ излечения от заклинания. Так  же  ты  избавил
меня от заклинания Тронда. Я решила то же самое применить и к Килгору,  но
я знала, что в его случае заклинание более могущественное и более опасное.
Я всегда слишком упрощаю ситуации, но хотела попытаться. Я взяла  Килдурин
и уколола Килгора. Кровь из пальца потекла по лезвию,  и  я  ощутила,  как
сильнейшая магия заполнила комнату и произошло ее столкновение  с  ледяной
магией. Все кончилось очень быстро. Меч перестал сверкать и стал  излучать
ровное спокойное сияние. Вот такое, -  и  Асни  слегка  выдвинула  меч  из
ножен, чтобы они могли видеть сияние. -  И  тут  я  поверила,  что  Килгор
излечился. Я надеюсь, что сделала все правильно. Я очень боялась,  что  он
умрет, так как рана от этого меча всегда смертельна. Но это его меч,  и  я
подумала, что он может помочь, ведь в нем заключена могущественная магия.
     Скандерберг кивнул головой:
     - Я и сам об этом думал, но я всегда все слишком усложняю.  Никто  не
может сказать мне, что я говорю комплименты, но ты, Асни, вполне  достойна
быть королевой Гардара после того, как мы освободим  его.  Ну,  а  теперь,
может нам послать Бреси на кухню? Пусть принесет что-нибудь  поесть.  Ведь
пока мы в полной безопасности.
     Он зевнул и потер глаза, устраиваясь в  кресле  поудобнее.  И  только
глаза его закрылись, как кто-то  постучал  в  дверь.  Берлиот  открыла,  и
появился посланец, одетый  в  алое  и  пурпурное,  разукрашенный  перьями.
Отвесив церемонный поклон, посланец объявил:
     - Его Честь Премьер-министр в изгнании желает  обсудить  с  уважаемым
Скандербергом важные вопросы. В своих апартаментах.
     Не обращая  внимания  на  помпезность  обращения,  Скандерберг  ворча
натянул сапоги. Взяв посох, он вышел из комнаты вместе с посланцем.  Время
от времени он как бы случайно наступал ему на пятки.  Угрюмая  ухмылка  на
его лице заставляла всех уступать ему дорогу.



                                    12

     В покоях Эльдарна было тепло от потрескивающего в очаге огня и  пахло
еловой хвоей. Часть стены была сделана из черного  камня,  отполированного
до зеркального блеска. Другая часть отделана деревянными панелями и обшита
тканью.  Вся  мебель  была  изготовлена  лучшими  мастерами  альфаров,   а
великолепные произведения их ювелиров стояли на  полках  и  столиках.  Сам
Эльдарн также был увешан изделиями альфарских ювелиров:  золотыми  цепями,
кольцами, пряжками, амулетами. Если бы  Скандерберг  видел  их  во  дворце
Эльбегаста, он бы был уверен, что  они  магические,  но  здесь,  в  покоях
Эльдарна, они наверняка не имели могущества.  Он  не  чувствовал  магии  в
Беордстаде кроме как у Графгримра. Но зато  Графгримр  был  гораздо  более
могуществен, чем любой альфарский колдун.
     После чересчур вежливого обмена приветствиями и любезностями, Эльдарн
усадил Скандерберга в  лучшее  кресло,  пододвинул  ему  скамеечку,  чтобы
колдун мог греть ноги у  огня.  Рядом  стояли  теплые  мохнатые  туфли  из
овечьей шерсти. Эльдарн предложил Скандербергу обуть ноги, достать  трубку
и закурить. Скандерберг  с  удовольствием  принял  приглашение  и  тут  же
скрылся за непроницаемой стеной голубого дыма.
     Когда  колдун  счел,  что  дымовая  завеса  достаточно   плотна,   он
откашлялся:
     - Я проделал очень долгий и трудный путь, и вместо болтовни  я  бы  с
большим удовольствием хорошенько поспал. Что ты хочешь  сказать,  Эльдарн?
Ты далеко не всех гостей приглашаешь в свои покои. Здесь много ушей?
     Эльдарн смутился и поставил кубок на стол:
     - Ты  почетный  гость,  Скандерберг,  несмотря  на  разницу  в  наших
взглядах. Ты и  твои  друзья  получат  здесь  самый  гостеприимный  прием.
Кстати, как себя чувствует юноша?  Мы  были  очень  рады,  что  заклинание
удалось излечить, хотя  для  этого  потребовалось  присутствие  изгнанного
отсюда Графгримра. Я хочу предупредить тебя относительно его,  так  как  у
меня какое-то предчувствие, что он вернется сюда. Я скажу тебе все, что  я
знаю о нем. Графгримр был когда-то моим  лучшим  другом  и  опорой.  В  те
времена мы порвали с Эльбегастом. Вскоре после того,  как  мы  перебрались
сюда, отремонтировали этот старый дворец, он обнаружил, что некоторые наши
подземные ходы соединяются с подземными ходами темных альфаров  по  другую
сторону Трайдента. У него сразу же возник нездоровый  интерес  к  ним.  Он
начал экспериментировать с  древней  магией  альфаров  и  ледяной  магией.
Некоторые из его экспериментов были очень  опасны,  и  мы  были  вынуждены
объявить магию и всех колдунов здесь вне закона и  выгнать  их.  Графгримр
наотрез отказался подчиниться нашим требованиям  о  запрете  магии,  и  мы
изгнали его, хотя мне было больно делать это. Позже мы узнали, что он  был
у Горма, короля темных альфаров. Я не знаю, как Берлиот  решилась  вызвать
его сюда, но очень  хорошо,  что  она  это  сделала.  Если,  конечно,  сам
Графгримр своим заклинанием не заставил ее сделать это для каких-то  своих
дьявольских  целей.  Должен  признать,  что  Графгримр  весьма  искушен  в
искусстве врачевания, но  вы  проследите  внимательнее,  ведь  рана  может
появиться вновь. Хорошо, если  бы  вы  никогда  больше  не  встречались  с
Графгримром. И так как  у  меня  предчувствие,  что  он  появится  сегодня
вечером, я сделаю все, чтобы он не смог проникнуть в Беордстад.
     - О, благодарю за твою заботу, - сухо сказал Скандерберг.  -  Если  у
меня возникнут предчувствия, то я сообщу тебе о них, чтобы ты мог  принять
меры. А сколько еще предчувствий услышал ты в комнате  Берлиот,  когда  мы
разговаривали?
     Эльдарн попытался улыбнуться:
     - Времена очень опасны, друг мой. Мне бы не хотелось, чтобы вы попали
в руки Графгримра. Если хотите, мы схватим его, когда он появится сегодня,
чтобы вы были уверены, что  он  и  его  дьявольская  магия  не  будут  вам
помехой.
     Трубка Скандерберга вспыхнула красным огнем:
     - Твоя бескорыстная забота о нас очень трогательна. Я думаю,  что  ты
сделаешь все, чтобы помочь нам. Ведь ты же благородный человек с головы до
ног, несмотря на все твои предчувствия.  Асни  и  я  очень  тревожимся  за
состояние Килгора и боимся, что он не оправится полностью. Но  мы  думаем,
что такой благородный джентльмен, как ты, позволит нам самим нести меч.
     - Разве это хорошая мысль? - спросил Эльдарн. -  Ты  же  знаешь,  что
только юноша может пользоваться им. Для вас он  будет  только  помехой.  Я
уверен, что несмотря на твое высокое  искусство,  ты  не  можешь  прочесть
магические письмена. Лучше я буду хранить его для вас в  самом  безопасном
убежище, местонахождение которого буду знать только я один.
     Его мягкий доверительный голос снизился до шепота. Он наклонился  над
столом, в полированной поверхности которого отражалось его лицо.
     - Я подумаю над этим, -  ответил  Скандерберг,  кивая  головой.  -  И
передам тебе наш ответ.
     - Это очень разумное решение, - сказал Эльдарн. -  Ведь  ты  не  хуже
меня знаешь, что никто не может разрушить эти стены. Здесь самое  надежное
место для меча. Ты должен  понять,  Скандерберг,  что  к  укусу  варгульфа
нельзя относиться легко. Я хочу сказать, что  юноша  должен  оставаться  в
полной безопасности, а здесь ничто не повредит ему. - Эльдарн  поклонился,
притронулся ко лбу. - Я знаю, что ты торопишься пуститься  дальше  и  тебе
нужно обдумать дальнейший  путь.  Знай,  что  все  в  Беордстаде  к  твоим
услугам, за исключением, конечно, войск,  лошадей,  оружия  и  всего,  что
требуется для войны.
     - Нам двоим много не нужно, - сказал, поднимаясь,  Скандерберг.  -  Я
думаю, что мы выйдем на рассвете. Покажи мне твои  кладовые,  где  я  могу
взять припасы, а также свои тайные подвалы.
     - Хорошо, - сказал Эльдарн. -  Я  надеюсь,  что  у  нас  будет  время
устроить небольшой прощальный ужин перед вашим уходом.
     - Очень тронут твоей заботой, - пробормотал Скандерберг, кланяясь.
     Вскоре он вернулся в комнату Берлиот и сразу же сделал заклинание  от
подслушивания.
     - Чтобы  у  Эльдарна  не  возникло  предчувствий,  -  сказал  колдун,
открывая суму и пересматривая ее  содержимое.  Веревки,  мешки  с  зерном,
одеяла, ящики, одежда, узлы - все было вытряхнуто на пол. Асни села  рядом
с ним и помогла разделить все на три кучи.
     - Мы должны быть готовы выйти при первой  же  возможности,  -  сказал
Скандерберг. - Сегодня вечером будет  небольшой  пир,  который,  вероятно,
продлится  всю  ночь,  и  к  утру  весь  Беордстад  будет  спать.  Как  мы
предупредим Графгримра о том, что Эльдарн знает о его намерении  появиться
здесь?
     - Он уже знает, - спокойно отозвалась Берлиот. - Он узнал об  этом  в
одно время с тобой. В покоях Эльдарна есть небольшой шарик - да ты  и  сам
знаешь все о таких вещах. - Графгримр спрятал его там, когда почувствовал,
что его могут изгнать из Беордстада.
     - А ты думаешь,  Килгор  проснется  вовремя?  -  спросила  Асни,  уже
запаковав свой мешок и пробуя новые сапоги.
     Скандерберг туго затянул свой мешок.
     - У него нет другого выбора, - безапелляционно заявил  он.  -  Мы  не
можем оставить его здесь.
     Килгор все еще спал, когда день начал  клониться  к  вечеру.  К  тому
времени, как варгульфы завыли в своем  ущелье,  менестрели  уже  настроили
свои инструменты, а повара сделали все, чтобы  прощальный  пир  удался  на
славу. В холлах и коридорах зажгли огромное количество факелов и свечей.
     Для Асни и Скандерберга были выделены роскошные  шелковые  одежды  из
собственных гардеробов  Эльдарна.  Асни  с  презрением  осмотрела  платье,
предложенное ей, и оттолкнула его.
     - Я не смогу ходить в нем, - сказала она. -  Чем  плоха  моя  одежда?
Гораздо более удобная и красивая. Пожалуй, я лучше останусь здесь  и  буду
приглядывать за Килгором. Все эти официальные приемы  убийственно  скучны.
Но так как я будущая королева, мне, вероятно, нельзя отсутствовать. Надень
все это, Скандерберг. Оно тебе подойдет.
     - Нет. Ты королева, а не я. Я  только  колдун.  А  что  это,  как  ты
полагаешь? - Он прислушался и услышал, как  к  дверям  направляются  люди.
Скандерберг посмотрел в замочную скважину.
     Берлиот подошла к двери и открыла ее. Перед  ними  оказались  шестеро
альфаров, вооруженных мечами и одетых в праздничные  одежды.  Они  вежливо
поклонились и заняли места возле двери.
     - Идиоты, - сказала Берлиот, закрывая дверь. - Они  думают,  что  так
они остановят Графгримра. - Она покачала головой, возмущаясь их глупостью.
     - Они совсем забыли, что такое магия, - сказал  Скандерберг  и  потер
ухо. Тут же голубая змея проскользнула под дверь и среди  часовых  начался
переполох.
     Пока Скандерберг, Асни и Берлиот потешались  над  часовыми,  в  дверь
кто-то постучал, и появился небольшой,  одетый  в  строгую  черную  одежду
человек.
     Он представился:
     - Вьелфр, капитан охраны, послан Эльдарном, чтобы забрать меч. Я хочу
спрятать его в убежище до того, как начнется праздник.
     - Входи, дружище, - сказал Скандерберг. - Мы все сделаем для тебя. Ты
побудешь немного вороной, пока мы соберем свои пожитки и уйдем  отсюда.  А
пока, чтобы ты не обижался, возьми кусок хлеба и поешь.
     И тут же, напыщенный важностью миссии, возложенной на  него,  капитан
превратился в большую ворону с острым клювом. Каркнув, птица вспорхнула на
стол, схватила кусок хлеба и перелетела на спинку кресла.
     - Браво, - сказал знакомый голос, и в очаге медленно материализовался
Графгримр. - Впервые за много лет я  с  удовольствием  смотрю  на  старого
Вьелфра. Что  вы  теперь  намерены  делать?  Эльдарн  с  нетерпением  ждет
Вьелфра, чтобы спрятать меч.
     - Если он считает меня идиотом, то  ему  придется  разочароваться,  -
сказал Скандерберг. - Я оскорблен. Даже Тронд с большим уважением  отнесся
ко мне. - Ворона выжидательно каркнула. - Я  просил,  чтобы  ты  пришел  и
рассказал мне, что ты знаешь о темных альфарах, но времени,  кажется,  уже
нет. Нам нужно быстро решить, что же нам  делать.  Асни,  ты  тоже  можешь
высказать свое мнение. Я предлагаю взять с собой Графгримра,  если  он  не
против совершить небольшую экскурсию до Вольфингена. Хлопоты небольшие,  а
пройтись в хорошей компании всегда приятно. Из  разговора  с  Эльдарном  я
понял, что ты  честный  человек  и  так  же  глубоко  обеспокоен  нынешней
ситуацией в Скарпсее, как и мы. Не хочешь разделить с  нами  опасности,  а
может, и смерть?
     Графгримр склонил голову:
     - Я пришел сюда именно для  того,  чтобы  как-то  включиться  в  вашу
экспедицию.  Всю  свою  жизнь  я  ждал  возможности  принять   участие   в
восстановлении королевства  Гардар  и  свержении  Сурта.  Но,  разумеется,
решающее слово за молодой королевой, да и юноша скоро проснется.
     - Все это очень хорошо, - сказала Асни. - Но можешь ли драться,  если
на нас нападут? Я вижу, что у тебя нет оружия, и это вносит сомнения в мою
душу.
     - Я воюю с помощью колдовства, -  сказал  Графгримр.  -  В  юности  я
достаточно хорошо владел мечом, топором и луком. Думаю, мои руки и  сейчас
еще не забыли этого искусства.
     - Тогда я считаю, что ты должен идти с нами.  Скандерберг,  когда  мы
выходим? Мне тут уже осточертело.
     - Пока варгульфы в  долине,  мы  останемся  здесь  и  пойдем  на  пир
Эльдарна. Графгримр, Вьелфр и Берлиот посмотрят за Килгором. И за мечом. Я
полагаю, что Эльдарн будет обеспокоен тем, что случилось с Вьелфром, и он,
как совестливый человек, возможно, нанесет нам визит. Нужно  сделать  так,
чтобы все выглядело нормально. Вьелфр вообще не показывался здесь, мы  его
не видели. Возможно, он чересчур  перебрал  вина.  Асни  и  я  постараемся
держать его все время возле себя. - Скандерберг со вздохом взял  посох.  -
Если придется драться за меч, используй свое могущество, Графгримр. У меня
такое чувство, что нынешний  пир  затеян  для  того,  чтобы  сорвать  нашу
миссию.
     - Тогда давай не пойдем, - сказала Асни. Она взглянула на Графгримра,
но лицо его оставалось бесстрастным и не выдало никаких эмоций. В  который
раз ее посетила мысль о том,  что,  может,  Графгримру  и  Берлиот  нельзя
доверять.
     Взглянув на меч, она заметила, что свет его льется спокойно, без искр
и молний, которые она часто видела,  когда  вблизи  находились  какие-либо
злые существа.
     Скандерберг сильным ударом открыл дверь:
     - Прошу тебя, прекрасная королева Гардара, я  уверен,  что  тебя  уже
ждут. О, что это? Сам Эльдарн Пришел проверить свои предчувствия!
     Действительно, у  двери  стоял  Эльдарн.  Он  был  одет  в  роскошную
церемониальную одежду Премьер-министра. Он поклонился Асни и  Скандербергу
и с любопытством заглянул в комнату, где, конечно, Графгримра уже не  было
- он растаял, как дым. Ворона что-то глухо каркнула и сунула свой  клюв  в
бокал с вином.
     - Очень странно и подозрительно, - сказал тихо Эльдарн. - Разве  сюда
не приходил за мечом Вьелфр? -  Он  посмотрел  с  недоумением  на  Асни  и
Скандерберга, затем пожал плечами. Да, дисциплина у нас хромает. Но вы  не
беспокойтесь. Может, мы спустимся в главный холл? Чтобы не толкаться среди
толпы, мы пройдем по моей лестнице. - И он повел их по спиральной потайной
лестнице, которая привела их в главный холл.
     Здесь все сияло  огнями  и  роскошью  убранства  и  костюмов  гостей.
Музыка, еда, вино - всего было в изобилии и ничто не  прекращалось  ни  на
секунду.  И  только  изредка  произносились  короткие  официальные   речи,
которых, правда, никто не слушал. Со своих  почетных  мест  на  возвышении
Скандерберг   и   Асни   могли   видеть   всю    роскошь    и    богатство
альфаров-изгнанников. И мужчины, и женщины были  увешаны  драгоценностями,
которым бы позавидовал любой  король.  Свет  факелов  отражался  в  гранях
камней, и весь холл казался усыпанным сверкающими  искрами.  Асни  не  раз
бывала на праздниках во дворце короля, но такого  великолепного  праздника
еще не видела. Великолепного  и  таинственного.  Ее  глаза  заблестели,  а
чувства притупились. Музыки, еды, и питья становилось все больше,  костюмы
все  роскошнее.  Голова  девушки  стала  тяжелой.   Она   прислонилась   к
Скандербергу  и  тут  же  почувствовала,   что   засыпает   и   не   может
сопротивляться этому.
     Ей показалось, что она проснулась через  мгновение  после  того,  как
закрыла глаза, но холл был уже пуст и темен. Только два  пьяных  музыканта
все еще пытались играть на своих инструментах. Почти все свечи сгорели  до
основания, на столах валялись горы объедков и грязной посуды. Везде лежали
спящие  альфары,  совершенно  не  заботящиеся  о  своих  драгоценностях  и
роскошных одеждах.
     - Пора идти, - сказал Скандерберг. - Я должен был  предупредить  тебя
насчет вина. Вино альфаров чересчур крепко для смертных.
     - Где Эльдарн? - хрипло спросила Асни. У нее ужасно болела голова.
     - Спит под столом. Признаюсь, что всыпал ему в кубок сонного порошка,
но думаю, этого можно было не делать. К тому времени, как он  проснется  и
вспомнит о нас, мы будем уже на полпути к  Трайденту.  Скандерберг  поднял
посох, который тут же вспыхнул ярким пламенем, и начал  искать  спиральную
лестницу.
     Асни  задумчиво  смотрела  на  последствия  оргии  альфаров.  Покачав
головой, она молча последовала за Скандербергом.
     Берлиот, Графгримр и Килгор были там, где их оставили  Скандерберг  и
Асни. Графгримр сидел, держа сумку на коленях  и  читал.  Берлиот  крутила
шерсть на веретене. Меч испускал яркое сияние. Скандерберг  вынул  его  из
ножен.
     - Проснись, Килгор! Уже утро, нам пора идти!
     Килгор сел:
     - Почему меня не разбудили раньше?  Посмотрите,  уже  светло.  Тронд,
наверное, уже разослал троллей выслеживать нас. Где мои сапоги? - И тут же
он испуганно замолчал, увидев вокруг себя каменные стены, очаг, деревянный
пол, шкафы, ящички. - А что с варгульфами?  -  наконец  спросил  он.  -  Я
ничего не помню? Как я попал сюда? Это, наверное,  Беордстад.  Но  где  же
альфары?
     - Ты обо всем услышишь позже, - сказал Скандерберг. - Но  теперь  нам
нужно уходить, и побыстрее. Хозяева не в состоянии проводить нас,  но  они
простят нам наш уход.
     - А я предполагал, что мы хорошо позавтракаем, - заметил Килгор. Ведь
это очень невежливо - уходить от тех,  кто  спас  нас  от  варгульфов,  не
поблагодарив их.
     - Вчера, пока ты храпел, мы с трудом уберегли меч и тебя от Эльдарна.
Он очень хотел оставить  вас  обоих  здесь.  А  ты  говоришь  о  завтраке.
Обувайся, и я тебе все расскажу по дороге.
     - Но... - Килгор посмотрел на Графгримра и Берлиот.
     - Графгримр - изгнанный отсюда колдун альфаров. Он идет с  нами,  так
что ты можешь замучить его до смерти своими вопросами. А  Берлиот  -  врач
альфаров,  смертная.  Она  пыталась  спасти  твою  жизнь.  -   Скандерберг
прикрикнул на Килгора: - Ты же чуть  не  умер  от  укуса  варгульфа,  если
помнишь!
     - Я ничего  такого  не  помню,  -  негодующе  сказал  Килгор,  обувая
прекрасные сапоги и новый плащ, любуясь ими.
     - Ты готов? Варгульфы сейчас в ущелье, а погода теплая и идет  легкий
снежок. Прекрасные условия для ходьбы. Берлиот, мы  прощаемся  с  тобой  и
благодарим тебя.  Когда  дороги  будут  безопасны,  мы  надеемся,  что  ты
вернешься к людям.  Передай  Эльдарну  наши  сожаления,  что  мы  ушли  не
попрощавшись, и поблагодари его за провизию.
     Берлиот кивнула:
     - Помните, ведь это не я спасла жизнь юноше, так  что  вы  можете  не
благодарить меня. Я увижусь с вами снова, когда Гардар будет  свободен,  а
Сурт убит. Пусть боги защитят вас. - Она дала Асни золотое кольцо, перстни
Графгримру и Скандербергу, а Килгору - украшенный золотом пояс для меча. -
Эти безделушки имеют могущество и помогают хозяевам бороться со злом.  Они
дадут вам силу, а пояс еще больше увеличит могущество волшебного меча. Его
сделал старый ювелир альфаров. Он будет рад узнать, что его пояс  попал  в
руки настоящего воина.
     Килгор от восхищения не мог произнести ни слова. Золото и драгоценные
камни образовали сложный рисунок-символ, и  юноша  почувствовал,  что  они
излучают энергию, которая даже покалывала пальцы.
     - Спасибо, - наконец пробормотал он. -  Спасибо.  Это  необыкновенный
подарок.
     Но Скандерберг  не  дал  ему  как  следует  отблагодарить  женщину  и
бесцеремонно стал выталкивать всех за дверь. Из холла их повел  Графгримр,
и вскоре они оказались в узком грязном туннеле со скользкими стенами.  Они
не увидели никого и прошли по роскошным залам  Беордстада.  Беордстад  был
тих и безжизнен. Ничто не напоминало буйную вакханалию прошедшей ночи.
     Туннель привел их  к  деревянной  двери,  и  Графгримр  осторожно  ее
открыл. Осмотревшись, он махнул рукой остальным. Снег хлопьями падал на их
лица.
     - Вы только посмотрите, - сказал Асни. - Ни часовых, ни  охраны!  Все
открыто для нападения. Если бы Тронд знал об этом!..
     Она осуждающе покачала головой.
     Они немного постояли, глядя  на  Трайдент,  который  еле  проглядывал
сквозь  голубую  завесу  падающего  снега.  Все  камни  и  расщелины  были
тщательно замаскированы белой пеленой.
     Скандерберг взглянул на карту, затем указал направление:
     - Туда. За самым высоким пиком, как  мне  говорили,  есть  деревья  и
луга, и не так много варгульфов. - И, опираясь на посох, он пошел  вперед.
Все последовали за ним. Снег  тут  же  заметал  их  следы.  Асни  пыталась
рассказать Килгору о  потрясающей  роскоши  альфаров,  но  Килгор  был  не
склонен верить этим сказкам, так как утром он  видел  пустой  безжизненный
Беордстад. Затем Скандерберг описал ему спасение от варгульфов и как  Асни
с помощью меча излечила его.
     - Значит, она уже второй раз спасает меня, - сказал Килгор. -  Тысячу
благодарностей, Асни.
     - Второй, но  думаю,  не  последний,  -  с  присущей  ей  скромностью
ответила Асни, однако вид у нее был довольный.
     К полудню погода стала  ухудшаться.  Когда  они  обогнули  утесы,  то
попали под кинжальные удары ледяного  ветра.  Идти  было  очень  трудно  и
опасно из-за множества трещин. Вглядываться вперед было почти  невозможно,
снег слепил глаза.
     Остаток  дня  и  половина  следующего  были  такими  же  трудными   и
изнуряющими. Они останавливались только для того, чтобы обогреться горячим
чаем. Они шли и шли, и тишина нарушалась только их пыхтением,  да  изредка
вниз по склону катились камни, выскальзывая из-под ног. Эти звуки  как  бы
отражались черным облаком, нависшим над ними. Ничего не росло  на  склонах
Трайдента - ни мха, на лишайников. Он был голый и серый, и  чем  выше  они
взбирались, тем неспокойнее становилось на сердце  у  Килгора.  Здесь  они
были открыты для любого нападения Сурта.
     Последние шаги подъема были самые трудные. Их пришлось преодолевать с
помощью крючьев и веревок.  Черное  облако  было  прямо  перед  ними.  Они
надолго остановились, не рискуя погрузиться в него, и  два  колдуна  плели
сеть заклинаний, которые должны  были  защитить  их.  Затем  они  медленно
двинулись в облако. Оно было гуще, чем самый густой туман в Шильдброде,  а
запах  напоминал  старые  сырые  непроветриваемые  помещения.  Камни  были
покрыты коварной пленкой льда, так что идти стало еще труднее. К тому же в
самом облаке свирепствовал сильный ветер, который угрожал  сбросить  их  с
ледяной вершины Трайдента и швырнуть на острые камни у его подножья.
     Когда  наконец  свет  дня  был  поглощен  мраком,  они  оказались   в
каменистой долине, полностью выдохшиеся и  усталые.  Вихри  кружили  снег,
который слепил им глаза и сек лица. Наконец Килгор не выдержал  и  нарушил
гнетущую тишину:
     - Я думаю, что нам нужно где-то устроиться на отдых.
     - Мы все здесь превратимся к утру в ледышки, - сказал Асни.  -  Но  я
все равно не хотела бы жить  так,  как  живут  альфары  Эльдарна.  Как  ты
чувствуешь себя, Графгримр?
     - Нормально, спасибо. Этот поход напоминает мне  переход  через  горы
Гримфакст. Правда, это было дальше на север. Мы шли с Вультером, но у  нас
не было такой прекрасной одежды  и  пищи.  -  Графгримр  сделал  маленький
костер из сухих сучьев, достал из сумки сушенное мясо и бросил в котелок.
     - Если ты шел с Вультером, я замолкаю, - почтительно сказала Асни.  -
Если  бы  Вультер  и  Вальсид  не  разъединились  в  Гуннарсмаунде,  война
кончилась бы совсем иначе, и Гардар был бы сейчас свободен.
     - И я  никогда  не  сошелся  бы  с  такими,  как  Эльдарн,  -  сказал
Графгримр. - Ввел меня в заблуждение своими обещаниями  мира,  гармонии  и
красоты. Должен сказать, что он воздействовал на меня очень  умело,  но  я
ненавидел спокойную жизнь. Скука и любопытство привели меня к Горму,  и  я
узнал у него очень много, помимо магии. От  него  я  узнал  и  о  заговоре
Фимбул Винтер. - Он глубоко вздохнул. - Остальное вы знаете.
     Килгор кивнул. Асни уже  рассказала  ему  о  колдуне,  когда  тот  не
слышал, и прибавила о  своих  подозрениях.  Килгору  не  понравилось,  что
Графгримр проявлял  повышенный  интерес  к  мечу.  Меч  не  демонстрировал
враждебности к Графгримру, но умный колдун мог, вероятно, одурачить меч.
     - Что ты знаешь о мече? - спросил он резко. - Я  бы  хотел  услышать,
что говорят о нем альфары.
     Графгримр подбросил несколько сучьев в огонь и все  расселись  вокруг
костра.
     Графгримр начал:
     - Этот меч сделан тысячу лет назад кузнецом по имени Андурих, который
на самом деле не был альфаром. Его захватил в плен король альфаров и очень
хорошо платил ему за работу,  даже  дал  способного  ученика  и  помощника
Графгримра. Так что, я был  с  Андурихом,  когда  выковывали  этот  меч  в
глубинах  Муспелла  -  единственного  места,  где  хватало   жара,   чтобы
расплавить вещество, из которого сделан меч. Мы работали в глубокой шахте,
которая сейчас тщательно заколдована, чтобы другой такой  меч  никогда  не
был сделан. Я был со старым Андурихом, когда он ковал этот  меч,  придавая
ему необычайную твердость, когда он вводил в него могучую магию при помощи
заклинаний, которых я никогда больше не  слышал.  Эта  тяжелая  и  упорная
работа заняла у него три  года.  То  было  время,  когда  Сурт  предпринял
попытку, третью уже, наслать Фимбул Винтер. До этого он сделал две попытки
и, как вы знаете, его могущество все время увеличивалось. В те времена его
никто не принимал всерьез. Просто еще  один  сумасшедший  колдун,  который
слишком много времени проводит у троллей. Однако  король  Эллидагримр  был
гораздо мудрее. С помощью своих колдунов он узнал, что этот меч может быть
сделан только сейчас и только этим кузнецом. Он также узнал, что  Сурт  со
временем превратиться в того, кем  он  стал  сейчас,  в  алчное  чудовище.
Несмотря на оппозицию со стороны  альфаров,  он  приказал  сделать  меч  и
спрятать его в надежном месте, где он вскоре  был  забыт.  Старый  Андурих
умер, а меня послали учиться к ювелирам, и время мирно текло,  пока  снова
не возникла угроза со стороны Сурта. Альфары заметили, что  справляться  с
ним каждый раз труднее. Когда люди прибыли на  кораблях  и  высадились  на
земле Гардара, они основали там крепости и стали жить. А Сурт,  который  к
тому времени удвоил свое могущество, не мог терпеть этого. Гардар был  его
убежищем, куда он скрывался после очередного поражения  и  где  накапливал
силы для очередного выступления. Он хотел завоевать весь Скарпсей; причины
этого альфары не могли понять. Когда на трон пришел Эльбегаст,  он  решил,
что меч необходимо достать из убежища и использовать против Сурта. Но одни
считали, что меч  недостаточно  могуществен,  чтобы  убить  Сурта;  другие
опасались, что он может попасть во враждебные  руки,  а  третьи,  подобные
Эльдарну, полагали, что в нем нет необходимости. Эльбегаст игнорировал  их
всех и последовал совету Эллидагримра. Он сам принес меч в  Брандсток-холл
и вонзил его в дерево. Только одна рука могла вытащить этот меч, и  только
она могла поразить Сурта. То, что меч был отдан в руки смертных, послужило
причиной раздела альфаров. Я оказался изгнанным из  обеих  группировок.  Я
лично  заинтересован  в  мече,  потому  что  мне  хочется  постичь  магию,
заключенную в нем. Ведь я присутствовал при его  изготовлении.  Я  считаю,
что я ученик не только мастера, но и  самого  меча.  Я  всегда  чувствовал
связь между ним и собой, хотя не я оказался тем, кто должен владеть мечом.
Однажды я спросил старого Андуриха, кто будет владеть мечом, надеясь,  что
он назовет меня. Но он сказал, что я буду  правой  рукой  владельца  меча,
если, конечно, проживу достаточно долго. Я не уверен,  что  он  знал,  кто
будет им владеть. Но я рад, что это не я. Гораздо легче  быть  помощником,
чем лидером.
     Некоторое время стояла тишина, нарушаемая только потрескиванием  огня
в костре. Скандерберг откашлялся:
     - После того, как он  вонзил  меч  в  дерево,  он  на  обратном  пути
остановился в гильдии колдунов. В это время там оказался  и  я.  Эльбегаст
попросил  меня  совершить  небольшое  путешествие  в   Гардар   вместе   с
обладателем  меча.  Я  решил,  что  это  очень  небольшая  роль  -  просто
представитель при сильной армии, но затем я понял, что  Эльбегаст  придает
мне очень большое значение. И мне повезло: я сам ни когда бы не решился на
такое путешествие.
     - Я тоже очень рада, - сказала Асни. - Трудности и опасности  мне  по
душе. Без них я не мыслю жизни. А когда я думаю, что  завтра  мы  будем  в
Гардаре, с трудом верю себе.
     - И потом нам придется называть тебя Ваше Величество, - угрюмо сказал
Килгор.
     -  Чепуха!  Я  еще  не  коронована.  Нельзя  же  быть  королевой  без
подданных. Но надеюсь, что в моей стране  остались  не  только  колдуны  и
тролли. Через несколько часов  мы  увидим  Гардар,  который  я  не  видела
шестьдесят пять  лет.  Неужели  там  ничего  не  осталось?  Ни  лугов,  ни
пивоварен, ни боен скота? - Асни вздохнула и налила себе еще бульона.
     - Ничего, - сказал Графгримр. - Я видел, но все можно восстановить.
     Скандерберг  зевнул  и  начал  расстилать  одеяло,   подавая   пример
остальным. Он решил, что настало время для сна.
     Килгор устроился как можно дальше от края хребта. И все же он боялся,
что свалится во сне вниз.
     - Я чувствую себя, как летучая мышь, прикрепленная к потолку  пещеры,
- пробормотал он. - Мне кажется, что я не смогу уснуть тут.
     Но в ответ раздался богатырский храп Скандерберга.
     И  всю  ночь  Килгору  снились  кошмары.  Ему  чудилось,  что  кто-то
появляется из мрака и катит его, как бочонок с пивом, к краю пропасти.  Он
несколько  раз  просыпался  в  холодном  поту  и  каждый  раз  вздыхал   с
облегчением, поняв, что все ужасы ему только снятся. Каждый раз он  только
слышал храп Скандерберга в сырой  мгле  и  видел  Графгримра,  сидящего  у
костра. Ветер трепал бороду колдуна альфаров. Однажды ему показалось,  что
он слышит пение колдуна, но, может,  это  было  не  заклинание,  а  просто
завывание ветра. Или ветер время от времени шевелил мелкие камни на склоне
горы, а звук этот казался Килгору чьими-то шагами. Ну,  конечно,  это  был
всего лишь ветер. Скандерберг все время храпел, а возможно, притворялся. И
это несколько успокаивало Килгора.  Ветер  шептал,  бормотал,  завывал,  и
звуки эти очень походили на человеческие голоса.
     Посох  Графгримра  разбудил  юношу.  Было  еще   темно,   но   Килгор
предположил, что рассвет уже скоро. Он приветствовал альфара:
     - Хорошо ли ты спал ночью?
     - Сон могут позволить себе только смертные. Нет, я осматривал горы  и
увидел кое-что любопытное.
     - За нами следят? - спросил Килгор, трогая меч, чтобы узнать,  близко
ли враг. Но меч молчал. - Что же ты видел?
     - Странное маленькое существо. Похоже на тролля, только без когтей. Я
полагаю, что это бродячий колдун. Он был в лохмотьях, как бродяга, у  него
жуликоватые глаза и сальная желтая борода. Когда я  его  вежливо  спросил,
что ему надо, он весьма недружелюбно ответил, что он  хочет  отомстить  за
предательство, и  взмахнул  маленьким  мечом.  Затем  он  сказал,  что  вы
оставили его одного в руках короля  Тронда  и  восстановили  всех  троллей
против него. Он начал ужасно ругаться и грозить. Я не мог утихомирить его,
и мне пришлось превратить его  в  зайца.  И  он  всю  ночь  бегал  вокруг,
производя ужасный шум. Вы знаете его?
     Килгор натянуто улыбнулся:
     - Да. Это старый Варт.
     Тут же откуда-то появился Скандерберг:
     - Ты говоришь, Варт? Не хотелось бы мне снова с ним  встречаться.  Он
хуже, чем пчела, запутавшаяся в бороде.
     - Он мало может помешать нам, - сказала Асни, сворачивая  веревки.  -
Сегодня мы будем в Гардаре.
     - Но пока мы доберемся до Сурта, пройдет еще много времени, -  сказал
Скандерберг. - И у меня  какое-то  неспокойное  предчувствие  относительно
этого тумана. Он не предвещает нам ничего хорошего. - Он достал свою книгу
заклинаний. - Посмотрим. Ага. Вот. Холодное облако. Черное. Встречается на
территориях, населенных великанами. О, нам лучше поскорее убраться отсюда.
Я не знаю огненной магии, которая была  бы  эффективна  против  великанов,
особенно населяющих горы. - И он сунул свою книгу в суму.
     После  этого  наши   путешественники   двинулись   дальше,   боязливо
оглядываясь. В полдень они остановились для короткого отдыха. Они не могли
определить точное время, так как туман застилал все небо и солнца не  было
видно. Они скинули свои  мешки  и  расположились  на  камнях.  Асни  пошла
обследовать каменное плато, на котором они остановились, и вскоре  пропала
в тумане.
     Внезапно гора задрожала под их  ногами  и  несколько  камней  рухнули
вниз.
     - Асни, что ты делаешь? - крикнул Скандерберг.
     - Не беспокойся, - ответил Графгримр. - Это  старый  Бультор  вытянул
ноги.
     - Кто? - спросила Асни, которая поспешила вернуться.
     - Бультор. Это великан горы Трайдент. Он очень стар  и  не  шевелится
уже много столетий.  Я  полагаю,  что  Сурт  решил  разбудить  его,  чтобы
помешать нам пройти в Гардар.
     - А чем занимаются эти великаны? - спросил Килгор.
     - О, они бродят по земле, а когда их кто-то замечает, они  немедленно
застывают в виде гор. Бультор  почти  весь  уже  превратился  в  гору,  за
исключением тех его частей, которые находятся очень далеко отсюда.
     - Каждая гора - это застывший великан? - спросил Килгор.
     - Этого никто не знает, - ответил Графгримр.
     Еще один глухой удар потряс землю. Сотрясения продолжались все время,
пока путники собирались в путь.
     Во время подъема  гора  несколько  раз  сотрясалась.  А  однажды  они
услышали какое-то кряхтение внутри нее,  как  будто  кто-то  просыпался  и
потягивался. И вдруг крутой склон горы наклонился и превратился в  долину.
Они  остановились  на  краю  долины  и  смотали  веревки.  Затем  медленно
двинулись вперед, оглядываясь по сторонам. В густом тумане  они  мало  что
могли видеть, но впереди смутно вырисовывались две черные горы, похожие на
гигантские плечи, которые круто поднимались  вверх  и  исчезали  в  темном
облаке.
     Они осторожно приблизились. Туман внезапно исчез.  Они  стояли  прямо
перед двумя могучими пиками. На западе высился третий, такой же могучий  и
зловещий. Пики были покрыты льдом, и их вершины скрывались в  грязно-серых
клочьях облаков.
     - Нам нужно торопиться, -  сказал  Графгримр.  -  Это  не  то  место,
чтобы...
     - Хэлло! - раздался вдруг голос, гулкий, как удар грома. - Кто  здесь
ходит? Кто ползает по моему телу?



                                    13

     Голос грохотал вокруг них, заполняя все низкими звуками, но тот,  кто
говорил, не появлялся из зловещего облака, Килгор положил руку  на  меч  и
обнаружил, что он гудит.
     - Приветствуем тебя, Бультор, - крикнул Графгримр. - Это ты  в  своих
ледяных пещерах? Твой голос так же могуч и  молод,  как  и  девятьсот  лет
назад. Ты хорошо отдохнул?
     - Отлично. Спал беспробудно семьсот лет. Но кто-то  потревожил  меня.
Ты видишь, что у меня не очень хорошее настроение. Прошли века с тех  пор,
как я ел в последний раз. Кто это с тобой, альфар?
     - Двое детей Аска и Эмблы и самый  опасный  и  могущественный  колдун
огня. Я боюсь,  что  он  расплавит  тебя  до  последнего  камня,  если  ты
разозлишь его.
     - Рад знакомству, - сказал горный великан менее враждебно.
     Скандерберг вежливо  поклонился,  изо  всех  сил  стараясь  выглядеть
опасным и могущественным:
     - Мое имя Скандерберг. Очень рад.
     - Подойди поближе, чтобы я мог рассмотреть тебя. У меня  только  один
глаз, и тот плохо видит. Значит, вы смертные,  да?  Похожи  на  великанов,
только уменьшенных во много раз. Говорите, смертные. Полагаю, у  вас  есть
имена?
     Килгор подошел поближе к сверкающей  ледяной  пещере.  Чувствовалось,
что жизнь заключена в кристаллах зеленоватого льда.
     - Я Килгор из Шильдброда, - сказал он.
     - Я вижу. Я раньше никогда не видел Килгора. Ты из тех варваров,  что
раньше жили в этой стране?
     - Мы зовем их смертными, - сказал Графгримр. -  За  семьсот  лет  они
немного продвинулись в своем развитии.
     Внезапно у самых их ног разверзлась земля. Путешественники  в  испуге
отскочили назад. Трещина медленно закрылась с протяжным звуком.
     - Простите, что я зевнул прямо перед вами, - смущенно сказал Бультор.
- Я так долго спал... Я спал бы и сейчас, если бы не этот шум  о  Сурте  и
дурацком мече, который делал Андурих. Подойдите ближе. Я его не вижу. Черт
бы побрал этого Скура... Сукра... Забыл его имя.
     - Сурта, - подсказал Килгор.
     - Ха! Значит, вы его знаете!  -  Земля  тревожно  затряслась  под  их
ногам.
     - Только по имени,  -  поспешно  сказал  Килгор.  -  Так  же,  как  и
Андуриха.
     - Андурих!  -  раздался  подземный  грохот.  -  Девятьсот  лет  назад
поклялся, что проглочу Андуриха и этот меч, если они когда-нибудь появятся
здесь. - За путниками снова разверзлась  земля  и  поглотила  посыпавшиеся
туда камни. Туда  же  свалились  и  смотанные  веревки.  -  Почему  вы  не
подойдете  ближе?  Мне  надоело  кричать.  Вы  можете  рассказать  мне  об
Андурихе? Вероятно, он и его друзья давно  в  могиле.  Ведь  Сурт  не  мог
позволить им жить, не правда ли?
     - Они уже оба мертвы, - ответил Графгримр. -  А  меч,  вероятно,  еще
лежит в земле.
     - Ты лжешь, эльф! Сам Сурт сказал мне, что меч достали из  убежища  и
передали врагам. Теперь он в руках великого и могущественного воина с юга,
который направляется в Гримшлаг, чтобы  убить  Сурта  и  всех  Двенадцать.
Почему ты хочешь одурачить меня, эльф? Разве ты не знаешь, что я -  сердце
Трайдента, величайший из великих? Никто не может обмануть Бультора!
     И тут со страшным грохотом прямо перед ними разверзлась бездна, и они
бы рухнули в ее пропасть, если бы не успели отскочить.
     - Давай разойдемся с миром. Позволь нам пройти, - крикнул Графгримр.
     - Нет, клянусь корнями гор! - прогремел Бультор. - Это вас ищет Сурт.
Это вы осмеливаетесь препятствовать приходу  Фимбул  Винтер,  вы,  которым
здесь не место! Позвольте сказать вам, что ни вы, ни огромный меч, который
несет Килгор, не пройдут через эти три пика. Знаю я вас,  земляные  черви!
Покажите мне меч, я знаю, что он у вас!  -  Земля  снова  содрогнулась,  и
снова возникла огромная трещина.
     Скандерберг гордо выпрямился. Огонь зажегся в его глазах:
     - Послушай, куча камней, позволь нам пройти, или пеняй на  себя!  Меч
Андуриха более  могуществен,  чем  какая-то  каменная  развалина  с  одним
глазом. В сторону, разбойник, иначе ты познакомишься с ним!
     - Ха! Значит, это правда! Так кто же из вас великий воин? Я  проглочу
его первым. - Камни и ледяные глыбы посыпались  с  гор.  Жутким  был  гнев
Бультора.
     -  Попытайся  сначала  проглотить  ничтожного  огненного  колдуна!  -
крикнул Скандерберг. Подняв посох, он послал огненные молнии  в  восточный
пик, чуть повыше ледяной пещеры.
     - Демоны и колдуны! - завопил великан, и  гора  покрылась  трещинами,
которые снова со скрежетом закрылись. Это мигнул глаз Бультора.
     - Колдун и альфар, - ответил Графгримр. Крикнув остальным, он побежал
по ущелью, прямо перед тем, что должно было быть носом  Бультора.  Бультор
издал ужасный крик, который, наверное, был слышен и в Шильдброде.  Он  был
вне себя, что его жертвы хотят  ускользнуть.  В  небе  вспыхнули  огненные
искры  и  молнии.  Они  поглотили  туман,  облако  сгорело  ярким  голубым
пламенем, осветив вершину горы. Стало светло, как в солнечный день.
     - Теперь я вижу вас! - прогремел великан. - Смерть воину с  мечом!  -
Камень размером с двух лошадей  запрыгал  с  центрального  пика  наперерез
убегающим людям.
     Увидев его,  Килгор  остановился.  Остальные  прибавили  скорости,  и
камень пролетел между ними, образовав глубокую расщелину.
     Горный великан захохотал, довольный тем, что случилось. Весь Трайдент
трясся до самых своих корней. Некоторое время Килгор ничего не видел из-за
пыли и ледяных осколков. Жуткое холодное  дыхание  вырывалось  из  ледяной
пещеры. Килгор спрятался за камень. Омерзительное дыхание великана сковало
его тело. Меч на его поясе завывал и рвался в бой. Его пение  было  слышно
даже сквозь грохочущий гнев Бультора и дикий вой ледяного урагана.  Килгор
выхватил меч, хотя не понимал, что может сделать чудовищу из камня и льда.
     Он выскочил из своего укрытия и увидел, что ледяная пещера  находится
совсем рядом, на расстоянии полета стрелы. В одной пещере  сверкали  глыбы
старого темного льда - глаз Бультора. А из другой слышался грохот камней и
льда, вырывалось его  ледяное  дыхание.  Килгор  отчаянно  обдумывал  план
действий. Это был рискованный план, но выхода не было.  Надо  было  что-то
предпринять. Он взял камень и  швырнул  его  вниз.  Тотчас  же  на  склоне
образовалась огромная трещина, а за ней другая.
     - Ха! Вот ты и попался!  -  крикнул  великан.  Лавина  льда  и  снега
обрушилась на то место, куда Килгор кинул камень.
     Килгор с мечом наготове  выскочил  из-за  своего  укрытия.  Он  успел
пробежать половину пути до пещеры, прежде  чем  Бультор  заметил  его.  Он
яростно закричал, увидев сверкающий меч:
     - Ну, теперь я с тобой разделаюсь! Андурих, Эльбегаст, умрите!
     - Во имя сынов Аска и Эмблы! Умри! - крикнул Килгор, вращая  мечом  И
отбивая летящие в него камни.
     В одно мгновение он был у пещеры. Меч по самую  рукоятку  вонзился  в
черно-зеленый лед, который сразу же провалился в  черную  пропасть.  Ветер
чуть не сбил Килгора с ног и прибавил ему скорости, когда юноша  изо  всех
сил бежал к ущелью.
     Бультор ревел:
     - Ты выколол мой второй глаз! Предатель! Разбойник! Убью!
     Земля дрожала от его ярости. Трещины возникали  сразу  десятками,  из
них вырывался ледяной ветер. Бультор грохотал.  Он  был  вне  себя.  Камни
величиной с дом сыпались с вершин,  где  они  покоились  в  своих  ледяных
гнездах тысячелетиями.
     Со стороны Гардара было не менее опасно. Огромные камни катились вниз
по склону, сопровождаемые снежными лавинами. Глыбы льда обрушивались вниз,
разбиваясь на миллионы сверкающих осколков.
     Асни без устали разила камни своим молотом. Графгримр на бегу  творил
заклинания.  Яростный  вихрь  сбил  с  ног   наших   путешественников,   и
Скандерберг сотворил на вершинах Трайдента огненный  столб.  Ледяная  вода
хлынула потоком с вершин, смывая камни со склона.
     Поток промыл склоны от снега и камней, и  путникам  удалось  избежать
теперь уже бессильного гнева Бультора.
     Скандерберг и Графгримр в изнеможении рухнули на  камни.  Перед  ними
простирался Гардар. Молча смотрели они на пустынную равнину.
     Затратив полдня на спуск, они оказались среди черных камней и  черных
засохших деревьев. Туман колыхался на изломанных пустынных горных хребтах,
задевал за верхушки черных деревьев. Эти леса, некогда знаменитые,  теперь
были мертвы. Все было неподвижно под свинцово-серым  облаком.  Все  живое,
если оно тут было, затаилось и выжидало.
     - Ты видишь путь? - прошептал Скандерберг.
     - Туман все скрывает,  но  Вольфинген  лежит  где-то  на  севере.  Он
защищает единственный проход на горную вершину.  -  Графгримр  показал  на
размытую черную линию, которая виднелась вдали. - Как  только  мы  пройдем
через государство темных альфаров, нам будет открыт путь в Гримшлаг. Здесь
со времен войны сплошная пустыня. Людей не осталось. Разве  что  несколько
гардарцев, которые сумели скрыться от Сурта, но  они  уже  превратились  в
дикарей. Здесь каждую ночь бегают варгульфы, хотя чаще они охотятся дальше
к югу, ближе к Гардарскому  ущелью.  Хуже  всего  здесь  Вольфинген,  если
погода будет пасмурная. Будем надеяться на солнечный день.
     - Я считаю,  что  сейчас  нам  нужно  побыстрее  спуститься  и  найти
укрытие, - проворчал Скандерберг, осматривая склон. - Я вижу Асни, которая
направляется к нам. А Килгора нигде  не  видно.  Ты  не  думаешь,  что  он
остался на той стороне?
     - Если он остался, то Бультор уничтожил его.
     Асни чуть не наступила на Скандерберга, не заметив его. Она не  могла
отвести глаз от Гардара, который расстилался перед ней.
     - Тут же совсем голо, - горько сказала она.
     - Все деревья погибли, но лет через двадцать  здесь  все  возродится.
Вольфингенсгейт  исчез,  зарос  чахлым  кустарником,  но  все  это   можно
расчистить. Вы видите дома или селения внизу? Я не могу ничего разглядеть.
     - Ты видела Килгора? - спросил Скандерберг.
     Асни с удивлением огляделась:
     - Его здесь нет? А я считала, что он идет впереди. Я сейчас вернусь и
найду его.
     - Нет. Подождем и дадим остыть Бультору, - сказал Графгримр.  -  Пока
мы не знаем, может, мы привлекли чье-нибудь враждебное внимание.
     Они уселись на камни и стали ждать. Падали хлопья снега, и  сумрачный
день казался еще серее. Чтобы скоротать время, Скандерберг приготовил  чай
и подал всем по сухому бисквиту.  Килгор  так  и  не  появился.  На  землю
спускалась ночь.
     Когда гнев Бультора постепенно затих и  прекратились  его  судорожные
конвульсии, Килгор перешел на склон, ведущий к Гардару. Его  спутников  не
было видно, как он и  ожидал.  Ведь  прошло  довольно  много  времени.  Он
остановился  и  оглянулся  назад.  Вид  был  потрясающий.  Грозди  ледяных
кристаллов сверкали в лучах угасающего магического  огня.  Еще  один,  уже
последний толчок, потряс землю. Килгор упал  и  съехал  на  полосу  мягкой
глины. Когда он поднялся на ноги, глина уже пришла в движение и  скользила
по склону горы мимо расщелин и сухих стволов деревьев. Килгор  видел,  как
далеко серебрилась глина, водопадом обрушиваясь с крутого  склона.  Килгор
попытался пробраться к краю полосы, но безуспешно. Скорость  была  слишком
велика, а толчки все время сбивали его к  центру.  Килгор  присмотрелся  к
глине и заметил, что камни, которые ехали рядом с ним, были примерно одной
формы  и  размера  и  скорее  напоминали  чешую.  Он  взглянул  вперед,  в
каменистую долину, куда низвергался серебристый водопад, затем  вверх,  но
не увидел конца серебристой полосы глины.
     Он беспокойно продолжал свои попытки выбраться с  этой  скользящей  с
огромной скоростью полосы. А что, если это сама гигантская змея Мидград, о
которой ему часто рассказывал суеверный  старик  Грэндхэм?  Килгор  всегда
считал, что это всего лишь сказки,  что  не  существует  чудовищной  змеи,
которая вечно кружит вокруг земли, стараясь поймать себя  за  хвост.  Если
все это  правда,  то  он  очень  быстро  очутится  где-нибудь  далеко,  за
восточным или западным морем, в  зависимости  от  того,  в  какую  сторону
ползет змея. Он решительно стал пробираться  к  краю  спины,  цепляясь  за
огромные чешуи. Опасаясь,  что  может  попасть  между  острыми  камнями  и
шершавым боком змеи, он кинулся  на  землю.  Перекатившись  несколько  раз
через голову, он остановился, ударившись о заросший ствол дерева.
     Когда он, наконец, пришел в себя от удара, успокоил дыхание и  собрал
кое-какие свои пожитки, раскиданные по земле, он бросил  последний  взгляд
на серебристую спину змеи Мидград  и  стал  рассматривать  лес,  куда  его
вышвырнуло.
     Змея принесла его почти к подножию горы. Эти деревья он видел сверху,
и они казались ему жалким кустарником. В действительности это были  старые
огромные деревья.  Их  покрытые  мхом  ветви  были  скрючены,  как  пальцы
старика. Веками бури и штормы гнули,  ломали  их,  но  они  и  сейчас  еще
стояли, крепко вцепившись корнями в каменистую почву.
     - Как приятно пройтись по тенистой тропинке, -  сказал  себе  Килгор,
вступая в лес. Но тут же услышал  шипение  и  треск  сучьев  над  головой.
Деревья, казалось, угрожающе клонились к земле.
     - Может, пока не стоит входить в лес,  -  подумал  Килгор  и  тут  же
вспомнил об остальных. Он должен найти их, когда они спустятся вниз. Жаль,
что они тоже не воспользовались для спуска спиной змеи. Но Килгору  ничего
не оставалось делать, как ждать.
     Чтобы занять себя, он решил пройтись по  краю  леса.  Хотя  была  уже
поздняя осень, на деревьях  виднелись  черно-зеленые  листья,  похожие  на
пересушенную старую кожу. Под  деревьями  было  темно  и  одуряюще  пахло.
Какое-то  шуршание  привлекло  его  внимание.   Он   наклонился   и   стал
рассматривать покрытую мхом землю, но не увидел ничего.
     - Кто-то или что-то следит за мной, - вздрогнув, подумал Килгор.  Как
ему хотелось, чтобы здесь оказался Скандерберг и насмешливо рассмеялся над
его страхом. Или же послал молнию в направлении шуршания.
     Беспокойные блуждания привели Килгора к дороге в горы Трайдент или же
в угрюмый лес. Она поросла травой, и камни были раскиданы по  ее  когда-то
мощеной поверхности. В соответствии с древними  обычаями  на  краю  дороги
возвышался камень, который указывал  направление.  Килгор  с  любопытством
посмотрел на камень. Клиновидные буквы были еле различимы.  В  полусумраке
он смог разобрать: "Вольфингенсгейт", "Трайдентсгейт" и что-то похожее  на
"Гри...",  а  дальше  было  не  разобрать.  Возможно,  Гримшлаг,   подумал
возбужденно Килгор. Он посмотрел в том направлении, куда указывал  камень.
Заросшая травой просека, которая когда-то была дорогой, углублялась в лес,
в заросли колючего кустарника. Никто не ходил по ней много-много лет.
     Килгор стоял и всматривался в  глубину  леса,  вдыхая  запах  гниющих
деревьев. Вдруг сильный треск  справа  насторожил  его.  Он  повернулся  и
увидел  какие-то  приземистые  фигуры,  пробиравшиеся  в  кустарнике.   Он
остановился, взявшись за меч. Никто не знает, какое обличье может  принять
враг.
     Существа  беззаботно  ломились  сквозь  кустарник,  издавая  какие-то
странные звуки. Затем они повернулись к нему, опустив головы и похрюкивая.
     Килгор с облегчением рассмеялся. Это было всего  лишь  стадо  свиней.
Тем не менее он подошел поближе к камню, готовый вспрыгнуть на него,  если
свиньи вздумают напасть. Килгор решил, что это  одичавшие  свиньи  жителей
Гардара. Когда люди были перебиты или изгнаны  из  Гардара,  все  животные
удрали в леса. Вполне возможно, что  эти  свиньи  совершенно  дикие  и  не
боятся человека.
     Свиньи копались в земле, изредка подозрительно поглядывая  на  юношу.
Он не рискнул бежать от них. Ведь если они  погонятся  за  ним,  то  могут
загнать его далеко от этого места, куда должны  спуститься  Скандерберг  с
товарищами. И вдруг ему пришло в голову, что поджаренный на костре  окорок
необыкновенно вкусен.
     Вытащив из сумки короткий меч, который он носил специально для  таких
случаев,  Килгор  стал  осторожно  подходить  к  ближайшей   свинье.   Она
посмотрела на него маленькими глазками, словно догадываясь о его  желании,
и с хрюканьем стала потихоньку уходить. Килгор прыгнул на нее и схватил за
заднюю ногу. Какой  визг,  хрюканье!  Свинья  отчаянно  вырывалась,  лягая
юношу. Избитый, но не отчаявшийся Килгор был готов нанести последний удар,
как вдруг услышал голос:
     - Эй, ты, грабитель! Неужели ты без зазрения совести  лишишь  бедного
человека его единственного достояния и заставишь его умирать от голода?
     Все еще держа визжащую свинью,  Килгор  с  удивлением  оглянулся.  Он
увидел говорящего, и все страхи его улеглись. Он ожидал увидеть громадного
злого пастуха, направляющегося к нему с  топором  в  руках.  Вместо  этого
Килгор увидел щупленького маленького старичка, сидящего на корне дерева  в
пятнадцати шагах от него.
     Он был одет в шкуру какого-то старого неопределенного зверя,  которая
покрывала его с головы до ног, а на поясе была затянута широким  ремнем  с
медной  пряжкой.  На  шкуре  было  несколько  карманов,  на  поясе  висели
обоюдоострый меч, старая серебряная труба и грубый,  но  вполне  пригодный
для использования острый боевой топор. Кожаные чулки защищали его ноги  от
колючек, которыми были усеяны  кусты.  Бесформенная  шляпа  с  пером  была
сдвинута на один глаз. И смотрел он на  Килгора  с  искренним  удивлением,
поглаживая свою бледно-желтую бороду.
     Килгор ответил старику:
     - Разумеется, я не  хочу,  чтобы  кто-то  голодал  из-за  меня.  Я  с
радостью тебе отдам половину свиньи, и ты можешь развести со мной  костер,
чтобы поджарить ее. Мы подождем моих друзей, - добавил он.  -  Они  должны
вот-вот подойти.
     - О, это очень благородно, - сказал старик, кивнув.  -  Я  сейчас  же
сделаю костер. Я не каждый день имею полсвиньи.
     - Кто ты и что ты делаешь в этой пустыне? - спросил Килгор.
     - Я Шиммельпфиннинг, пастух свиней, - сказал старик, сгребая  в  кучу
листья и сучья. Килгор увидел, что огонь уже  охватил  ветки,  и  подумал,
неужели этот пастух имеет серные спички, как у  Скандерберга.  Он  слишком
быстро зажег костер.
     Килгор разделал свинью. В один момент он поджарил себе кусок, насадив
его на конец  палочки  и  разглядывал  Шиммельпфиннинга.  Тот  болтал  без
перерыва - о свиньях, о лесе, о великанах. Он не уклонялся от ответов и  в
свою очередь задавал вопросы.  Он  хотел  знать  о  Килгоре  все.  Килгору
приходилось изворачиваться. Он не хотел лгать и не хотел говорить правду.
     - Ты колдун? - дружески спросил Шиммельпфиннинг. - Я  здесь  не  вижу
никого, кроме колдунов,  которые  выполняют  поручения  Сурта.  Во  всяком
случае, те, что идут  на  север,  колдуны  Сурта.  Могу  сказать,  что  по
внешнему виду ты очень похож на колдуна.
     - Внешность обманчива, Шиммельпфиннинг,  -  сказал  Килгор,  принимая
суровый вид. - Посмотри к примеру на себя. Каждый, кто увидит тебя, решит,
что ты простой свинопас и бродишь весь день по лесу  за  своими  свиньями.
Это слишком очевидно, так что я могу подумать, что на самом деле ты кто-то
другой, скажем, один из ледяных колдунов Сурта. И как только я повернусь к
тебе спиной, ты поразишь меня одним из своих заклинаний. Что ты скажешь на
это?
     - Только то, что если  ты  не  дурак,  то  не  будешь  поворачиваться
спиной, - сказал ехидно Шиммельпфиннинг. - А когда я  смотрю  на  тебя,  я
вижу обычного юношу, который беззаботно брел по опушке леса. Ты  выглядишь
слишком обычно для этой  страны  и  этого  времени.  Никто  в  Гардаре  не
выглядит обычно, если у него нет для этого причин.  Тебе  нужно  выглядеть
подозрительным, чтобы на тебя не обратили внимания  чужие  глаза,  которые
здесь скрываются за каждым камнем.
     - А как выглядеть подозрительно? - поинтересовался Килгор.  -  И  что
может быть более подозрительным, чем бросить хороший дом,  теплую  страну,
покой и отправиться сражаться  с  троллями,  великанами,  варгульфами,  не
говоря уж о ледяных колдунах. Разве это не сумасшествие - идти сражаться с
Суртом?
     - Сражаться с Суртом? Сражаться с Суртом? Ты для этого пришел сюда? -
ахнул старый свинопас.
     - Да, и можешь передать ему это, если увидишь его, -  сказал  Килгор,
твердо сжав губы.
     - Я передам. Но скажи мне, ведь ты много путешествовал и много видел,
скажи, что  ты  знаешь  о  Шильдброде.  Ужасные  болота,  трясины,  полные
троллей, злые дикари...
     - Что? - воскликнул Килгор. - Это прекрасная страна.  Ты  никогда  не
видел  более  прекрасных  лугов,  полей  и  лесов,  чистых  озер  и   рек,
гостеприимного народа. И ни  одного  тролля  ближе,  чем  в  Херонессе.  -
Внезапная тоска по дому охватила его. Он вздохнул и сел, рассеяно глядя на
свой кусок свинины, с которого капал жир.
     Свинопас хмыкнул:
     - Да, ты прав. А кто там сейчас правит? Вультер? Вальсид?
     - Вальсидур, - сказал  Килгор.  Мысли  его  были  далеко.  Он  был  в
древних, отполированных до блеска стенах Брандсток холла.
     - Мне кажется, - пробормотал свинопас, рассматривая свое мясо, -  что
я слышал что-то странное о Вальсидур-кнолле и Брандстоке.
     - О! - прошептал Килгор. - Это же так далеко. Никто не может сказать,
правда это или сплетни. - И быстро добавил:  -  Никогда  не  верь  слухам.
Лучше не обращать внимания на слухи.
     - О, боги, я же тебе ничего не сказал, - проговорил свинопас.  -  Это
очень интересно. Ты, наверное, колдун, раз умеешь читать мои мысли.
     - Нет. Я не колдун. Я не могу прочесть твои мысли, даже если  захочу.
Просто, я слышал ту же самую историю о Вальсидуре, его сыне и таинственном
мече.
     - Я ни о чем подобном  не  хотел  говорить,  -  с  торжеством  сказал
Шиммельпфиннинг. - Я даже не думал ни о юноше, ни о мече.  Почему  ты  так
боишься  говорить  об  этом?  Ты  прямо  испугался,  когда  я  упомянул  о
Шильдброде. А ты прячешь меч у себя под плащом. Я бы сказал, что он  похож
на меч альфаров, если бы когда-нибудь видел его. - И он подмигнул с  видом
заговорщика.
     - Я сомневаюсь, что ты  его  когда-нибудь  увидишь,  если  ты  просто
свинопас. Смотри! Шим... Шмеллинг... как там тебя... Твое мясо горит!
     - О! Да. А я и не заметил, - сказал благодарно Шиммельпфиннинг. -  Но
это ничего. Вернемся к нашему разговору. Должен сказать, что именно  такой
меч нужен тому, кто хочет сразиться  с  Суртом  и  его  колдунами.  Многие
жители здесь заперлись в своих домах и не высовывают носа. Но если  кто-то
захочет выступить против Сурта, ему следует идти на старую  Вольфингенскую
дорогу. Там он может найти себе помощь. Если бы я был на твоем месте, я бы
постарался убраться из этого леса подальше от  серых  холмов.  Потому  что
каждый из них может оказаться спящим великаном. Ледяные великаны любят для
забавы охотиться в лесу, как мы охотимся за кроликами. Только они охотятся
не за кроликами, а за людьми.  Не  бойся  идти  в  Свартгейм.  Так  темные
альфары называют Вольфинген. Там ты можешь найти  подкрепление,  если  оно
тебе  понадобится.  Оттуда  прямая  дорога  в  Гримшлаг.  Войти  туда   не
представит для тебя трудности, и ты найдешь там друзей даже среди  врагов.
Отвечай Сурту ударом на удар. Только будь честен. Как у всех  колдунов,  у
него обостренное чувство справедливости, так что не пытайся обмануть  его.
Постарайся ударить первым, иначе ты погибнешь.
     Килгор слушал, открыв от изумления рот, и не мог  сказать  ни  слова.
Шиммельпфиннинг вытер пальцы о полу и спрятал остатки мяса в сумку.
     - Ну, мне пора. Дела ждут. Прости, но я должен  идти.  Счастья  тебе,
Килгор, сын Вальсидура. Мы еще встретимся.
     - Что? - воскликнул Килгор. - Откуда ты знаешь?
     - Я слышу, что идут твои друзья. Мне не нужно больше  беспокоиться  о
тебе. У тебя великолепные товарищи. - Он подмигнул  и  натянул  украшенную
перьями шляпу. - Будь осторожен  с  людьми,  которых  будешь  встречать  в
Гардаре. Многие из них не те, кем они кажутся. Ты должен остерегаться их и
не судить поспешно. Прощай.
     Он пожал руку Килгору, который не мог ничего сказать, кроме:
     - Подожди, Шмиллинг... Шмельц...
     - Прощай, - сказал свинопас с  опушки  леса.  Но  он  вернулся,  хотя
Килгор не успел вспомнить его имя. - Я кое-что забыл.
     - Он снял с пояса серебряный рог и повесил его на шею Килгору:
     - Это тебе подарок от меня. Я  взял  его  в  одном  доме  и  пообещал
хозяину, что передам тому, кому он действительно нужен. Прощай, Килгор.
     - Прощай! - Килгор сел, качая в изумлении головой. Но Шиммельпфиннинг
снова вернулся:
     - Если тебе понадобится помощь, протруби в рог, и я окажусь  рядом  с
тобой, с мечом в руке и щитом.
     Глядя в замешательстве на старый рог, Килгор сказал:
     - Прощай.
     Он ждал, что последует дальнейшее объяснение,  но  старик  больше  не
появлялся. Килгор подождал,  затем  уселся  снова  и  стал  доедать  мясо,
разглядывая старый рог. На нем были начертаны письмена - на чем их  только
нет?! Он решил, что Скандерберг сможет их прочесть. Рог был  весь  заляпан
грязью. Поэтому Килгор решил, что Шиммельпфиннинг выкопал его из какого-то
старого кургана-могилы. Вздрогнув, Килгор зашвырнул рог подальше в  кусты.
Он не хотел иметь ничего общего с мертвецами.  Ведь  они  могли  выйти  из
могилы и бродить за ним, чтобы забрать свою собственность. А  кроме  того,
кто он такой, чтобы забирать рог погибшего воина, ведь он мог понадобиться
хозяину в царстве мертвых.
     Он услышал, как рог шмякнулся в траву  в  чаще  леса.  Он  покатился,
ударяясь о корни, и внезапно выкатился обратно на поляну и лежал  в  свете
костра. Килгор подумал, что если он бросит его снова,  то  рог  несомненно
вернется обратно.  Он  неохотно  подошел  и  поднял  его.  Засохшая  грязь
отвалилась с него во время  падения,  и  Килгор,  очистив  остатки  грязи,
повесил его себе на шею. Очевидно, ему не избавиться от  этого  рога,  так
что пусть он остается.
     Когда Килгор покончил с едой, он услышал вдали голос  Скандерберга  и
звук его шагов.
     - Черт побери! - ругался колдун.  -  Никак  не  могу  найти  дорожный
указатель. Килгор тоже потерялся, а ведь скоро ночь!
     - Хэлло! - крикнул Килгор, хватая  горящую  ветку  и  размахивая  ею,
чтобы показать, где он.
     -  Ха!  -  воскликнул  Скандерберг.  -  На  нас   нападают   огненные
саламандры!
     - Скандерберг! - крикнул Килгор.
     - Кто это? Назови себя, или я сделаю из тебя лягушку!
     -  Это  я,  Килгор.  А  ты  Скандерберг.  С  тобой  Графгримр,  Асни.
Поторопись. Я приготовил вам на ужин свинину.
     Они появились из-за кустов с большой подозрительностью.  Увидев,  что
это действительно Килгор, они бросились к огню и с жадностью накинулись на
еду.
     - Как это ты все устроил,  Килгор?  -  спросил  Графгримр,  обсасывая
огромную кость.
     - И где же ты взял этот старый рог? - добавила Асни.
     - Как ты умудрился так быстро спуститься? - спросил Скандерберг. - Мы
мучились полдня, пока оказались внизу. А по тебе не видно...
     - Вы не поверите, - сказал со смехом Килгор. - Я съехал вниз на  змее
Мидград. Она была похожа на полосу скользящей земли.
     - Змея? Чепуха! - фыркнул Скандерберг.
     - Но это правда! - сказал Килгор и рассказал о своих приключениях,  о
свинье, о смешном маленьком старом свинопасе - странно, но он снова  забыл
его имя, - и о роге, и о том, что он должен протрубить  в  рог,  если  ему
будет угрожать страшная опасность,  чтобы  вызвать  на  помощь  свинопаса.
Остальные расхохотались при этом. Затем  он  рассказал  о  тех  советах  и
предупреждениях,  которые  дал  ему  старик,  и   показал   Графгримру   и
Скандербергу письмена. Они внимательно осмотрели рог и примолкли.
     - Хорошо, -  сказал  Скандерберг.  -  Рог  действительно  выкопан  из
могилы. Храни его. На нем письмена эльфов. А что касается старика, то  он,
вероятно, получил о нас сообщение. Может быть, от Эльдарна. Но  во  всяком
случае,  осторожность  никогда   не   повредит.   Теперь   мы   пойдем   к
Вольфингенсгейт, но с большой  осторожностью.  Это  вполне  согласуется  с
нашими планами.
     - Но мне не нравится то, что наш путь известен, - сказала Асни. -  Мы
не знаем, что там подготовлено для нас. Может,  мы  пойдем  другим  путем,
придерживаясь основного направления?
     - Хорошая идея, - сказал Графгримр, расстилая карту и осматривая  ее.
- Между нами и Вольфингеном много лесов, холмов и рек. Нам нужно их пройти
и побыстрее, чтобы закончить дело в Гардаре до наступления зимы  и  зимних
бурь. Килгор, ты думаешь, что свинопас не вернется? Он мог провести нас  в
Вольфинген, ведь он, наверное, хорошо знает леса.
     - Думаю, что мы не увидим его, разве что наткнемся случайно. Он очень
занятый человек, время поджимало его.
     - Может быть, - сказала Асни, как бы про себя, глядя в глубь леса,  -
он может собрать крестьян для борьбы. Может быть, мы можем получить помощь
от них.
     -  Будем  надеяться,  что  он  на  нашей  стороне,  -  хмуро   сказал
Скандерберг.
     - Конечно, крестьяне против Сурта, - сказал Асни.  -  Если,  конечно,
они есть. Но если этот свинопас выжил, то почему бы не выжить и другим.  И
Сурт не может уследить за всеми.
     - Но не все же здесь уничтожено, - сказал Скандерберг.
     Асни покачала головой:
     - Видел бы ты прежний Гардар! Он  соперничал  с  теплыми  прибрежными
странами по богатству лесов и лугов. А теперь посмотри, что сделали Сурт и
его колдуны с прекрасной страной. Все черно, безобразно, сплошные ядовитые
колючки. Даже воздух какой-то враждебный.  Там,  где  поработал  Сурт,  не
может  быть  ничего  хорошего.  Тысячу  болезней  на  него!  Из  всех  его
преступлений самое худшее - уничтожение прекрасной  страны.  -  И  девушка
погрузилась в глубокие горькие раздумья.
     Ее меланхолия передалась остальным, и в полумраке наступающего вечера
все сидели тихо и задумчиво.
     После того, как колдуны сверили карты и посоветовались  о  дальнейшем
маршруте, наложили защитные заклятия, все попытались уснуть. Совы ухали  в
ночи, и Килгор каждый раз просыпался и хватался за оружие, полагая, что на
них нападают враги. Он боялся даже подумать о  том,  что  завтра  придется
идти по этому угрюмому и зловещему лесу.
     И когда утром они стали собирать пожитки, он все  еще  с  содроганием
думал о предстоящем пути. Буквально через несколько  шагов  они  все  были
исколоты и исцарапаны. Раны невыносимо  жгло,  они  мгновенно  загноились.
Вероятно, это были ядовитые кусты и деревья. Они продвигались  чрезвычайно
медленно, и их терпение истощилось очень быстро.  Они  прошли  всего  лишь
лигу за полдня.
     - Так мы доберемся до  Вольфингена  на  следующей  неделе,  -  сказал
Скандерберг, вытягивая из плаща и бороды колючки.
     Графгримр вздохнул. Асни предложила  прорубать  путь  мечами.  Килгор
посмотрел на израненные и горящие руки и сказал:
     - Я предлагаю, идти по дороге. Мы сможем идти в четыре раза  быстрее.
А если мы пойдем здесь, то всем станет известно, что мы идем, а после  нас
останется такой след, что нас будет нетрудно найти. А если мы наткнемся на
ледяного великана? Я не знаю, какая разница между замерзшим зимой на улице
и замороженным ледяным великаном.
     Подавленное молчание было  ответом  на  его  слова.  Затем  Графгримр
кивнул:
     - Я тоже предлагаю идти по дороге.
     - Хорошо, - согласился Скандерберг.  -  По  крайней  мере,  мы  будем
знать, что идем в нужном направлении.  Будем  надеяться,  что  свинопас  -
настоящий свинопас, а не что-то другое.
     - Мне кажется, что он нам друг, - сказала Асни. - Я уверена,  что  он
посылал нас по дороге в Вольфинген.
     К всеобщему удивлению и облегчению они нашли дорогу без  затруднений.
Идти стало значительно легче. Однако ядовитые колючки досаждали им и  тут.
Кусты   словно   специально   были   посажены    здесь,    чтобы    мешать
путешественникам. Но никто не жаловался. Радость от того, что они  шли  по
дороге, сделанной людьми, пусть даже заросшей и  запущенной,  перевешивала
все неудобства.
     Они шли  быстро  весь  остаток  дня,  и  вскоре  туманный  мрак  леса
сомкнулся вокруг них. Черные и серые сучья сплетались над  их  головами  в
сплошную сеть. В тех местах, где деревья росли пореже, было очень  приятно
увидеть свинцово-серое небо вместо уродливых корявых сучьев.
     Эту ночь им пришлось  провести  под  деревьями.  Оба  колдуна  сплели
тщательную защитную сеть заклинаний. И тем не менее ночь была беспокойной.
Кто-то прорывался к ним в лагерь, деревья непрерывно шумели, хотя ветра не
было, а уханье сов не прекращалось ни на секунду. Скрипы, трески, странные
звуки все время держали путешественников в напряжении. Жгучий сок  сочился
из веток и капал на них. И вдобавок ко всему пошел дождь.
     - Будет ли конец этому проклятому лесу? - ругался Графгримр,  который
до этого был самым терпеливым из  них.  -  Клянусь,  что  земля  под  нами
жестче, сучья горят хуже, чем  где-нибудь  в  другом  месте,  и  даже  еда
кажется совсем безвкусной.
     - Я согласен, - буркнул Килгор.
     Он чувствовал себя так, как будто его всю ночь колотили палками.
     Они, наконец, собрались и шли до полудня. Дождь не прекращался, но  и
не усиливался до такой степени, чтобы остановить их. Жалея самих себя, они
сжевали сухой завтрак под неумолчное карканье птиц над их головами.
     - Мне всегда нравилось быть в лесу во время дождя, -  сказал  Килгор,
рассматривая мокрые листья и поросшие мхом стволы  деревьев.  Остальные  с
удивлением смотрели на него, пока он не добавил: - В Шильдброде, конечно.
     Дождь продолжался. На старой дороге появились огромные лужи.  Путники
шли угрюмо вперед и вскоре заметили, что дорога начала подниматься.  Через
некоторое время они  оказались  на  вершине  холма.  Дорога  вилась  между
лесистыми долинами и прогалинами. Картина была даже красивой, если  бы  не
низкие безобразные холмы, видневшиеся тут и там.
     Графгримр не разделял всеобщей радости. Он поморщился и пробормотал:
     - Страна великанов, клянусь в этом.
     Держа оружие наготове, они двинулись по открытому пространству.  Весь
остаток дня они не теряли бдительности. Затем пришло  время  для  ужина  и
отдыха.
     Килгор спросил:
     - А чем опасна эта территория? Почему бы здесь не остановиться?
     - На земле великанов? - спросил  Скандерберг.  -  Давай  остановимся,
если ты хочешь попасть к ним на ужин.
     - И вы собираетесь идти всю ночь? Великаны  чаще  встречаются  ночью,
чем днем. Почему мы... - Килгор замолчал, прислушиваясь. Вдали он  услышал
какой-то треск и несколько криков. -  Давайте  поторопимся,  -  сказал  он
поспешно. - Мы можем идти намного быстрее.
     Они быстро сошли с дороги и стали пробираться между  деревьев.  Земля
гудела у них под ногами  от  сильных  ударов.  Внезапно  сзади  послышался
ужасный треск и грохочущие звуки. Килгор обернулся  назад  и  увидел,  что
там, где они только что прошли, стояли два ледяных великана. Деревья  были
им по пояс. У них  были  бледные  волосы  и  бороды,  в  которых  сверкали
кристаллики льда. Морозный пар вырывался  у  них  изо  рта.  В  руках  они
держали каменные топоры, одеты были в грубую кожу, а на головах  -  старые
шлемы. Один великан стоял и ждал, а другой в это время  вырывал  из  земли
деревья. Затем они оба наклонились и быстро начали обшаривать  землю.  Они
походили на охотников. Вскоре они выпрямились, положили  свои  дубинки  на
плечи и пошли прочь, вырвав с корнями несколько деревьев  для  тренировки.
Их взгляды вызывали в воздухе снег, а дыхание напоминало  морозную  зимнюю
ночь.
     Когда земля перестала дрожать под  ногами,  путешественники  перевели
дыхание. Килгор пробормотал:
     - Эти великаны больше, чем я предполагал. Вы думаете, что их сотворил
сам Сурт?
     - Сурт и только Сурт, - сказал Графгримр. - Таких великанов  не  было
на земле с самой первой Фимбул Винтер. Тогда их было очень много.
     Килгор  долго  смотрел  вслед  великанам,  которые  медленно  шли  по
равнине, перешагнули через низкую цепь холмов и скрылись в тумане.
     - О, смотрите! - воскликнул он, увидев что-то в темнеющей дали.  -  Я
вижу свет!
     - Свет? Здесь? Невозможно! - сказал Скандерберг. - Вряд ли кто-нибудь
здесь осмелится зажечь огонь, кроме дьявольских существ. Где он?
     - Впереди, в чаще леса.
     - Я знала, что тут остались люди!  -  воскликнула  Асни,  возбужденно
сжимая руку Килгора. - Мои люди ждут нас. Они хотят, чтобы мы повели их на
последнюю битву с Суртом.
     - Может, это просто дровосек, - осторожно предположил Графгримр. -  А
может, это темные альфары. Нам лучше быть поосторожнее.
     - Я уверена, что это добрый  знак,  -  сказала  Асни,  устремляясь  в
темный лес по направлению к свету.



                                    14

     К тому времени, когда они подошли к лесу, на землю опустилась  темная
ночь Гардара. На небе не было видно ни луны,  ни  звезд.  Вдали  слышались
завывания варгульфов да  треск,  который,  вероятно,  производили  ледяные
великаны, продирающиеся по зарослям. Путники пришли к маленькой  избе,  из
открытой двери которой лился свет.
     - Хэлло! Есть кто-нибудь дома? - спросил Скандерберг.
     Сразу  же  из-за  избы  выскочило  штук  двадцать  собак   и   начали
остервенело облаивать пришельцев. Из двери высунулась голова со  спутанной
длинной бородой.
     Она крикнула:
     - Прочь, псы! Тихо! Успокойтесь!
     Но бешеный лай не утихал, и тогда человек выскочил на двор и стал  во
все стороны бить палкой. Собаки забились по своим местам, все еще  сердито
рыча.
     - Кто же произвел этот гам? - спросил человек, недвусмысленно вертя в
руках палку.
     - Всего лишь несколько путников,  ищущих  приют  на  ночь,  -  сказал
Скандерберг.
     - Ха! Вы больше похожи на колдунов, которые пришли сжечь мою  избу  и
забрать мои жалкие пожитки. В такие  времена  умный  человек  не  доверяет
никому. - Он стал у дверей своей избенки, и было ясно, что будет  защищать
свое добро до конца.
     - Мы такие же несчастные, как и ты, дружище... - начал Скандерберг.
     - Тем больше  оснований  не  доверять  вам,  -  последовал  ответ.  -
Уходите, а то я напущу на вас собак.
     - Собаки зарычали,  залаяли  и  стали  выбираться  из  своих  убежищ,
готовые наброситься на чужаков.
     - Добрый человек, - сказал Графгримр, - нас не интересуют твоя изба и
твоя пища. Мы сбились с дороги, пока шли на твой свет.  Покажи  нам,  куда
идти, и мы уйдем.
     - Прочь с моей земли! Ничего  я  вам  не  скажу.  Ваши  дни  сочтены,
разбойники, колдуны! Скоро к нам в Гардар вернется наш король!  И  вам  не
остановить его! Вернутся и альфары, как и обещали. Чума на вас, колдуны! -
С этими словами он взмахнул палкой и шагнул вперед.
     - Подожди, Ньял! - крикнул кто-то из  избы.  -  Вспомни,  что  сказал
свинопас. Он сказал, что королеву Гардара облают собаки и будет она похожа
на бродягу и вора до того, как она примет корону. Заметь, Ньял, собака еще
никогда не поднимала такого шума, когда сюда приходили чужие люди.  И  они
все еще рычат. А свинопас никогда не лгал.
     Лесник заколебался.
     - Выходите на свет! - приказал он.
     Путешественники вышли вперед, и  собаки  бросились  на  них,  рыча  и
пытаясь схватить за ноги, но затем неожиданно успокоились.
     - Шиммель... Шмейль... свинопас сказал, что собаки узнают королеву, -
снова послышался голос из избы, и путники поняли,  что  это  женщина.  Она
вышла во двор. - Все знают, что колдуны не могут обмануть собак, - сказала
она.
     - Но, может быть, они все же не те, - пробормотал Ньял.
     - Покажите мне что-нибудь в доказательство того, что  вы  те,  о  ком
говорил свинопас.
     - Да, назовите нам имя свинопаса, - добавила женщина.
     Килгор ощутил, что все смотрят на него. Это  имя!  Он  притронулся  к
рогу, и тут же имя вспыхнуло в его памяти.
     - Шиммельпфиннинг! - почти выкрикнул он. - И у меня  есть  серебряный
рог, который он дал мне, пообещав свою помощь, если она  понадобится  мне.
Теперь впустите нас, добрые люди.
     - Нет, клянусь бородой Эльбегаста, - сказал лесник. -  Вы  останетесь
здесь на ночь. Если, конечно, принцесса  Вольфгангер  не  побрезгует  моей
жалкой хижиной и скудной едой.
     - Не побрезгует, - сказала Асни. - Любой дом моих подданных для  меня
лучше, чем самый красивый дворец. С тех пор, как я покинула  свою  мать  в
Гримшлаге, уйдя на войну, я еще ни разу не спала в постели. Моей  постелью
были камни и сучья. Я все  время  боялась,  что  в  Гардаре  не  останется
преданных людей, которые  смогут  выступить  на  защиту  родины,  когда  я
вернусь.
     - А, значит, ты - принцесса, на которую Сурт наложил заклинание?
     - Не называй его имени, Ньял, - сказала женщина. - А то  он  появится
здесь в любую минуту.
     - Кто появится? У  нас  есть  оружие,  которое  поразит  любого,  кто
вздумает причинить нам вред.
     -  Двенадцать  Сурта,  -  угрюмо  сказал  Ньял.  -  Они  тоже   знают
пророчество свинопаса! Входите, благородные  гости.  Хильдегун  приготовит
вам мяса.
     - А кто такой свинопас? - спросила Асни.
     Неизвестно. Он живет здесь очень  давно,  дольше,  чем  мы.  Все  его
знают, - задумчиво нахмурился Ньял. - Это странно, но мне кажется, что  он
нисколько не постарел с тех пор, как я был еще мальчиком. Он много говорил
о молодой принцессе, которая уехала и не вернулась. Он  говорил,  что  она
наша надежда.
     - Да, - сказала его жена. - Входите, и мы можем закрыть  дверь.  Если
они узнают, что у нас есть огонь, мы лишимся половины нашего имущества.  -
Она провела их в  избу,  где  было  тепло  и  чисто.  Комната  была  очень
маленькая, и путники заполнили ее всю от пола до потолка.
     Ньял и Хильдегун встали на колени и  поцеловали  руку  Асни.  Но  она
подняла их с пола:
     - Я еще не коронована, друзья мои. И до тех пор мы солдаты Килгора. У
него меч, который убьет Сурта.
     - Ну, тогда,  -  сказала  Хильдегун,  начав  хлопотать  у  огня,  где
жарилось мясо, распространяя аромат, - давайте поедим. Ньял, закрой  дверь
и садись.
     - Нет, -  сказал  Ньял,  закутываясь  в  широкий  плащ.  -  Я  пойду,
предупрежу остальных. Волк вернулся в свое логово, и лисы окажутся  теперь
бездомными. - И он выскользнул во мрак ночи.
     - Значит, есть и другие? - радостно спросила Асни.
     - О, да. И много, - сказала Хильдегун. - От наших отцов  и  дедов  мы
унаследовали легенды, надежды и ненависть. Подождите, пока волк вернется в
свое логово, говорили они. И мы ждали. Многие из тех, кто помнили старину,
умерли. Другие были убиты, превращены в варгульфов,  брошены  в  подземные
тюрьмы. Некоторые скрываются в горах, и Сурт со своими миньонами  охотится
на них, как на  диких  зверей.  Если  бы  вы  могли  представить,  как  мы
надеялись  и  ждали!  Как  боролись  с  отчаянием,  которое  могло   убить
человеческий дух! Я все еще не могу поверить, что принцесса здесь.
     Скандерберг кивнул и раскурил трубку:
     - Ожидание  было  долгим.  Вы  страдали  очень  много,  вы  настоящие
гардарцы, и ваши страдания будут вознаграждены. Я обещаю.
     Глаза Хильдегун наполнились слезами, и она улыбнулась:
     - Ах, если бы вы могли  сделать  что-нибудь  для  меня  и  Ньяла!  Мы
вырастили шестерых сыновей для Вольфгангеров, но  они  все  были  схвачены
Суртом и превращены в варгульфов. Теперь они бегают и завывают  с  другими
варгульфами. И там не только наши дети. Многие  семьи  в  округе  потеряли
надежду увидеть своих детей снова.
     Скандерберг погладил ее ладонь и сказал мягко:
     - Когда Сурт будет мертв, все его заклинания рассеются,  как  дым,  и
все будет по-прежнему, как было до него. Мы пришли сюда, чтобы  поторопить
его смерть.
     - Но он не может умереть, - сказала Хильдегун. - Он бессмертен.
     - И тем не менее мы принесли с собой его  смерть,  -  сказал  Килгор,
положив руку на золотую рукоять меча.
     - Значит, все древние пророчества  -  правда,  -  сказала  Хильдегун,
качая головой. - Я этому не верила вплоть до сегодняшней ночи.  Я  думала,
что наши группы сопротивления - только средство остаться жить. Впервые  за
много лет я почувствовала запах  свободы.  Свобода!  Не  бояться  за  свое
имущество, за себя, что завтра я проснусь живой, и никто - ни великан,  ни
колдун не придут убивать меня  просто  так,  для  развлечения.  Шиммель...
свинопас говорил нам, что Сурт предупрежден о приближении его смерти. Этот
меч... - Она не закончила свой вопрос, но остальные кивнули в  знак  того,
что она поняла правильно. - Значит, есть причина для праздника! -  сказала
она и достала из потайного ящика каменную бутыль с вином и пустила его  по
кругу. - За смерть Сурта! - сказала она.
     Остаток вечера прошел в дружеской  беседе  над  зажаренным  барашком.
Путники многое узнали о событиях в Гардаре, которые  произошли  с  момента
захвата страны колдунами. Великаны бродили по стране и уничтожали тех, кто
выходил из дому ночью. Сурт был убежден, что  те,  кто  бродит  по  ночам,
затевают заговор против него. Хильдегун сказала, что  половину  того,  что
они собирают на полях и выращивают на фермах, Сурт забирает, как налог.  У
того, кто отказывается платить, забирают все имущество, а самого  выгоняют
из дома, а это означает, что бедняге  конец.  Огромное  количество  мелких
магов обирает от имени Сурта и его  могущественных  колдунов  всех  бедных
крестьян. После  таких  поборов  крестьяне  могут  влачить  только  жалкое
существование и чуть не погибают с голоду. Колдуны думают  только  о  том,
чтобы получить то, что им хочется, а как это сказывается на народе, их  не
волнует.
     Сурта и его двенадцать приближенных редко видят люди, только на особо
важных церемониях  и  казнях.  Хильдегун  говорила  о  них  со  страхом  и
ненавистью. Они что-то подозревают, сказала она, но  пока  оставили  ее  и
Ньяла в покое. Но это не надолго. Хильдегун и Ньял тоже должны  исчезнуть.
Самое меньшее, что могут сделать колдуны - заколдовать их поля так, что на
них не вырастет ни травинки. Один вид этих  двенадцати  всадников  в  алых
плащах, едущих прямо по бездонным трясинам  и  не  оставляющих  ни  следов
копыт лошадей, ни примятой травы, заставляет прятаться фермеров.  Одно  их
слово или кивок - и поле будет  околдовано.  На  нем  будут  расти  только
ядовитые колючки.
     Эта тема была нескончаема, но вскоре  Хильдегун  покачала  головой  и
сказала:
     - Но теперь все должно кончиться. Когда  не  будет  Сурта,  мы  огнем
выжжем всю чуму, которой он заполнил нашу землю.
     Она постелила чистые  постели  и  сделала  огонь  в  очаге  поменьше.
Женщина знала, как поддерживать огонь, чтобы он всю  ночь  обогревал  дом.
Дым, сказала она,  может  привлечь  внимание.  До  этой  ночи  никогда  не
открывали дверь, чтобы не был виден огонь. Но свинопас приказал сделать им
это и рассказал пророчество о королеве и собаках.
     В очаге уютно горел огонек, и путешественники наслаждались  теплом  и
покоем, которого давно не  испытывали.  Вскоре  раздался  знаменитый  храп
Скандерберга. Все уснули и спали  вплоть  до  раннего  рассвета.  И  вдруг
раздался лай собак. Путешественники мгновенно проснулись и услыхали  вдали
стук лошадиных копыт наподобие раскатов грома. Всадники ехали к избе.
     - Колдуны! - вскричала Хильдегун и бросилась к двери, чтобы  накинуть
засов. Но тут же снова открыла  дверь,  и  в  избу  ввалился  запыхавшийся
возбужденный Ньял.
     - Прячь их, быстро! - приказал он, хватая свой длинный лук и  стрелы.
- В подвал! Колдуны гонятся за мной! Может  быть,  нам  пришел  конец,  но
нужно действовать. Скажи им о подземном ходе!
     Хильдегун отодвинула стол и убрала слой земли, который закрывал узкую
деревянную дверь. Стук копыт и звяканье доспехов послышалось во дворе.
     Прозвучал голос:
     - Хэлло! Ньял! Открой дверь!
     Хильдегун втолкнула путешественников в  подвал  вместе  с  матрасами,
пожитками и кое-какими ценностями, которых не должны были видеть  колдуны.
Дверь быстро закрылась за ними, земля была поправлена, стол  придвинут  на
прежнее место.
     Путешественники увидели, что находятся в маленькой подземной комнате.
Вдоль стен стояли длинные луки,  боевые  топоры,  мечи,  шлемы,  кое-какие
доспехи. Все было, несомненно, выкопано из могильных Курганов. После того,
как путники осмотрелись, Скандерберг  погасил  драконью  голову  на  своем
посохе. Они ждали в темноте.
     Стука копыт не было слышно. Тут же они услышали  грохочущие  удары  в
дверь избы Ньяла.
     - Открой, крестьянин, а то  мы  разнесем  твою  лачугу  на  щепки,  -
раздался хриплый голос.
     - Дверь не заперта, - спокойно ответил Ньял.
     -  Где  смертный  с  мечом?  -  спросил  бесстрастный  голос.  -   Он
путешествует с двумя колдунами и девушкой. Его следы ведут сюда.  Если  ты
укрываешь врагов Сурта, тебя ждет смерть. Встань в  сторону,  пока  мы  не
сделаем обыск.
     - Но вы же видите, что здесь кроме нас двоих  никого  нет,  -  сказал
Ньял. - След, который  привел  вас  сюда,  наверное,  мой.  Я  только  что
вернулся домой. Я выходил по делу.
     - Это тоже смерть, - прозвучал голос колдуна, подобный шелесту сухого
тростника. - Заговор против короны. Смерть ему!
     - Я ничего такого не замышлял. Я всегда был предан Сурту, иначе  меня
давно бы убили.
     -  Не  нужно  лгать,  Ньял,  -  заговорила  Хильдегун.  -  Мы  всегда
ненавидели Сурта, и если мы  до  сих  пор  живы,  то  только  потому,  что
надеялись, что наша родина будет свободной. Будьте вы прокляты! О, если бы
меч альфаров был в моем доме, и я  могла  бы  вас  всех  убить  им!  Когда
вернется расколдованная принцесса Вольфгангер, все вы будете убиты, и ваши
головы будут выставлены на стенах Гримшлага!
     Наступила зловещая тишина. Затем в  хижине  послышался  топот  ног  и
гневные голоса. Там раздался треск,  звуки  борьбы,  ругательства.  Килгор
сжал рукоять дрожащего меча и хотел кинуться на помощь Ньялу, но Графгримр
сжал без слов его руку. Шум прекратился, звуки шагов  послышались  уже  на
улице. Вскоре застучали копыта лошадей,  зазвенели  доспехи,  звуки  стали
удаляться и наступила тишина.
     Они сидели неподвижно. Килгор дернул за рукав Скандерберга и в  ответ
получил толчок. Вспыхнувшая голова  дракона  выхватила  из  темноты  узкий
подземный ход, ведущий из  комнаты.  Килгор  посмотрел  назад,  на  дверь,
ведущую в дом. Асни стояла рядом с ним.
     - Идем, - прошептал Скандерберг.
     - Нет, пока мы не посмотрим, что с ними, - твердо сказала Асни.
     - Как хочешь, - помолчав, ответил  Графгримр.  -  Все-таки  они  твои
подданные. И они помогли нам.
     Внезапно дверь наверх заскрипела и открылась.
     Послышался радостный голос Ньяла:
     - Мошенники ушли! Черт бы побрал этих демонов! Мне  очень  жаль,  что
так случилось. Но теперь это обычное дело. Никто и ничто не может  считать
себя в безопасности. Мы научились прятать от них все ценное.  И,  конечно,
оружие. - Он поднял руку, помогая им вылезти из подвала.
     - Отлично сделано, Ньял, - сказал  Графгримр,  глядя  вниз  в  черную
дыру. - Они даже и не подозревают о существовании этого убежища.
     - Да, вы спасли наши жизни, - сказал Килгор, -  спасли  весь  Гардар.
Эти колдуны... - Он не знал, что сделали колдуны, но вздрогнул при мысли о
том, что они могли сделать. - А что вы слышали об этих колдунах? - спросил
Скандерберг.
     - Не много, но зато из правдивых  источников.  Сурт  готовит  большое
заклинание на Гримшлаг. Мы не знаем, что это может быть, но  уверены,  что
ничего хорошего нас не ждет.
     - Мы знаем, чего он хочет, - сказал Скандерберг. - И тоже из  хороших
источников.
     - Альфары? - спокойно спросил Ньял, и Скандерберг  кивнул.  Хильдегун
чуть не прослезилась от радости.
     - Мы так давно ничего не слышали об альфарах, -  сказала  она.  -  Мы
боялись, что они оставили нас. Скажите нам, о чем говорили альфары?
     - Это хуже всего, что вы можете предположить, - сказал  Графгримр.  -
Сурт хочет вернуть Фимбул Винтер.
     - Я слышал об этом, - ровным голосом  сказал  Ньял.  -  Это  означает
смерть солнца и всего живого на земле. Как может он быть таким жестоким? -
Он устало вздохнул и сел на единственный уцелевший в доме стул. -  Но  что
нам делать? У нас готова армия, но она не может сражаться копьями и мечами
с темными силами и холодом. Мы хорошо понимаем, что нашим  оружием  нельзя
сбросить Сурта.
     - О, не нужно паники, иначе нас побьют еще до  того,  как  мы  начнем
драться, - сказала Асни. - Сколько у тебя бойцов?
     - Двадцать  лучников,  тридцать  с  копьями  и  пиками,  восемнадцать
вооруженных мечами и топорами, пятьдесят с пращами и, может быть, сотня  с
ножами, дубинками, крючьями - со всем, что попадется под руку.
     - Всадников нет?
     - Лошади теперь большая редкость. Все оружие конфисковали. И  лошадей
тоже.  Мы  думали,  что  можем  обойтись  и  без  лошадей.  Наши   солдаты
натренированы так, что могут пройти по лесу, не хрустнув ни веточкой.  Они
могут укрываться на ровном месте так, что их невозможно увидеть. Вы можете
пройти мимо целого отряда и ничего не заметить, пока смертельная стрела не
воткнется вам в спину. -  Ньял  с  гордостью  говорил  о  своих  людях,  и
мужество снова вернулось к нему.
     - Дайте карту Гримшлага и его окрестностей, - сказала Асни колдунам.
     Скандерберг с ухмылкой раскатал карту, и Асни начала  размышлять  над
ней.
     - Ты должен срочно оповестить своих людей, чтобы они  направлялись  к
Гримшлагу. На этой стороне Гримстрема мы встретимся и распределимся  цепью
вокруг крепости, чтобы ни один колдун не сбежал  после  того,  как  Килгор
убьет Сурта. На этой стороне находится выход из потайного  хода,  и  возле
него надо поставить самых лучших, которые  будут  внимательно  следить  за
ходом. А здесь... - Вскоре вся карта была покрыта щепочками  и  камешками,
которые помногу раз перекладывались с места на место.
     - Ну вот, - сказал Скандерберг. Глаза его устало осмотрели каждого. -
Я перевел надпись на старом роге. Это действительно рог Вультера. Я  помню
старую загадку о роге альфаров:  что  звучит  трижды,  чей  звук  вызывает
альфаров и означает крушение правления льда. Ответ был в роге Вультера, но
он, к сожалению, был убит и похоронен прежде,  чем  мы  смогли  произвести
эксперимент. Но прямой его потомок Килгор может сделать это.
     - Это очень старая загадка,  -  сказал  Графгримр.  -  Что-то  такое,
связанное с весенним ритуалом. Странно, что ты  помнишь  ее.  Что  же  тут
написано?
     - Трижды его серебряное горло прозвучит, и альфары  появятся,  прочел
Скандерберг. - Есть еще одна строчка, но она  стерлась,  ее  не  прочесть.
Нужно протрубить три раза, и, может быть, сам  Эльбегаст  появится,  чтобы
помочь нам в самым опасный момент.
     Килгор взял рог и повесил его на шею:
     - Мне бы хотелось поверить в это, но трудно рассчитывать на волшебное
появление альфаров, если мы ни разу не видели их с тех пор,  как  ушли  из
Шильдброда. За исключением Графгримра, конечно.  Да  еще  Эльдарна  с  его
шайкой. Где же Эльбегаст, и почему он  ни  разу  не  помог  нам?  -  Юноша
смотрел на Графгримра.
     Тот пожал плечами:
     - Зачем думать об этом. Эльбегаст появится в нужный момент.
     Планирование заняло почти всю ночь, и путешественники легли спать  до
утра. Хильдегун приготовила им сытный завтрак и набила их мешки припасами,
опустошив полностью свои кладовые. Она пожелала им удачи  и  сказала,  что
они расплатятся с ней за гостеприимство, когда освободят Гримшлаг.
     - Спасибо тебе, - сказала Асни с края поляны. - Ты будешь тысячу  раз
вознаграждена, когда я стану королевой.
     Этот день был более угрюмым, чем предыдущий. Они быстро заблудились в
лесу и долго бродили между деревьями, пока снова не вышли на дорогу.  Асни
шла впереди, погруженная в свои собственные думы. Килгор  чувствовал,  что
между  ними  возник  барьер.  Как  только  Сурт  будет  убит,  она  станет
королевой, а Килгор вернется в свой Шильдброд. Впервые юноша почувствовал,
что путешествие близится к концу.  После  этого  уже  ничто  их  не  будет
связывать, и они разойдутся  навсегда.  И  все,  что  останется  ему,  это
рассказывать истории о своих приключениях.
     Он  осмотрелся  вокруг  и  тут  же  заметил  какие-то  белые  фигуры,
возвышавшиеся над деревьями.
     - Скандерберг! Ледяные великаны! - прошептал он.
     - О, боги! - выдохнул колдун, мгновенно останавливаясь. - Мы чуть  не
наткнулись на них. Тихо, не звука. Я думаю, они нас не  заметят,  если  мы
сами не выдадим себя.  Великаны  очень  ленивы  и  вряд  ли  будут  искать
неизвестно что. Но если кто-нибудь из них заметит нас,  то  спасения  нет,
особенно, если они голодны.
     - Ты имеешь в виду, что они едят людей? - прошептал Килгор.
     - Да, и очень быстро, - сказал Скандерберг.
     - И с большим аппетитом, - добавил Графгримр.  -  Хотя  два  огненных
колдуна могут вызвать у них несварение желудка.
     Они спрятались в  куче  поваленных  деревьев  и  стали  ждать.  Земля
дрожала, и сгибаемые деревья стонали и трещали. Они увидели огромные ноги,
шагающие по лесу. Голос, который был громче грома, проревел:
     - Они здесь. Я чую их запах и слышу, как они где-то  возятся,  словно
мыши. Зайди с другой стороны и иди ко мне. Мы быстро найдем их.
     Деревья, казалось, застыли от нестерпимого  ледяного  ветра.  Ледяные
великаны крушили их на своем пути. Звуки раздавались сразу с двух сторон.
     - Бегите, - сказал Скандерберг, приготовившись произнести заклинание.
- Я отвлеку их. Бегите, я догоню!
     - Мы останемся, или убежим вместе, - сказал Килгор.
     - Пусть лучше съедят только одного, - ответил Скандерберг. -  Бегите,
пока я не превратил вас во что-нибудь!
     Килгор вскочил на ноги, когда великаны были совсем рядом. Он выхватил
меч и крикнул:
     - Килдурин! Великаны! - Он ударил огромную ногу, которая стояла перед
ним, как ствол дерева. Меч зазвенел злобно  и  вонзился  в  ногу.  Великан
завопил и поднял ногу, схватив ее обеими руками. Килгор бросился на вторую
ногу и еле выскочил из-под первой, которая опустилась на землю.
     - Помоги, помоги, Арр! - кричал великан, ломая деревья. - Они ударили
меня огненным мечом. Я ранен! Я сгораю от  магии  альфаров.  -  И  великан
бросился бежать, круша лес на своем пути и оставляя за собой озера  черной
ледяной воды.
     Килгор стоял, ошарашенный происшедшим, и к тому же он  очень  замерз.
Никто не предупредил его, что в жилах великана нет ничего, кроме  льда,  и
что его удары растопят лед. Они чуть не утонули в ледяной воде. Прежде чем
он успел прийти в себя, Графгримр толкнул его, и  они  побежали  изо  всех
сил, пока великаны не остались далеко позади.
     -  Разве  это  не  удивительно?  -  проговорил  Килгор,   когда   они
остановились, тяжело дыша. - Лед! И вода! Представьте себе!
     - О, ради столь интересного  открытия  ты  чуть  не  погубил  нас,  -
рявкнул Скандерберг, с трудом переводя дыхание. - В следующий раз  позволь
мне расправляться с ними простым колдовством.
     - И оставить тебя одного? - спросил Килгор.
     - Я привык заботиться о себе сам, - Скандерберг выжал воду из бороды.
- Но во всяком случае, в Гардаре стало на одного великана меньше и на один
камень больше. Надеюсь, что нам удастся снова выйти на дорогу.
     Килгор  дрожал  в  промокшей  одежде,  но  чувствовал  себя   хорошо,
особенно, когда Асни сказала, что им можно гордиться, и на его  месте  она
сделала бы то же самое.
     - Вот дорога, - прозвучал спокойный голос Графгримра.
     - Ты хорошо знаешь эту страну, - сказала Асни. - Я заметила,  что  мы
почти не блуждали на этот раз. Думаю, что ты не раз  путешествовал  здесь,
когда навещал своих друзей в Свартгейме.
     - Нет, не друзей, сказал Графгримр. - Я не  стараюсь  выведать  тайны
друзей. Я действительно бывал здесь не раз. Я готовился к тому дню,  когда
смогу повести владельца меча в Гримшлаг.
     - Тогда веди нас, - сказал Скандерберг. - Похоже, что день не  совсем
удачный для перехода по территории темных альфаров, но  так  как  за  нами
охотятся великаны, нам ничего другого не остается.
     Графгримр повел отряд, немедленно свернув с дороги  на  еле  заметную
тропку, которая вилась в самой чаще леса. Он остановился, прислушиваясь, и
посмотрел на компас. Один раз он быстро свернул с тропы, и они  спрятались
в кустах и сидели молча, пока по тропе проходили какие-то существа. Каждый
из них знал, что сейчас близко от них прошли темные альфары.
     В полдень они остановились отдохнуть на  вершине  холма,  обдуваемого
ветрами. Вокруг них поднимался туман. Голубые холмы возвышались среди гущи
леса, как острова в черно-сером море. На одном из холмов  виднелась  башня
из черного камня.
     Путники молча смотрели на нее. Холмы,  которые  защищали  эту  башню,
стояли, как могучие укрепления.  По  направлению  к  Вольфингену  тянулась
дорога, на которой не было никаких укрытий. Каждый идущий по ней сразу  бы
был замечен из Вольфингена.
     - Мы сделаем лагерь, как только найдем  подходящее  место,  -  сказал
Графгримр. - Уже стало слишком темно, чтобы  идти  в  Свартгейм.  На  этих
холмах сравнительно безопасно, если не будем разжигать костер.
     Это молчаливый и неспокойный лагерь. Асни вела себя так, как будто не
доверяла Графгримру. Она не выпускала из рук молота и смотрела на колдуна,
как  кот  на  мышь.  Когда  Скандерберг  произнес  защитные  заклинания  и
завернулся в одеяло, чтобы захрапеть, она только накинула на плечи плащ  и
не тронулась с места, которое уже нагрела.
     Килгор заметил это и почувствовал себя беспокойно. Графгримр  если  и
заметил, то не подал виду и ничего не сказал. Он сидел поодаль, курил свою
трубку в темноте и посматривал на девушку. Килгор долго наблюдал за  ними,
а затем не  выдержал  и  провалился  в  тяжелый  неспокойный  сон,  полный
кошмарных видений.
     Утром его разбудил спор между Графгримром и Скандербергом. Они стояли
над чем-то, лежащим на земле, а Асни кружила вокруг  лагеря,  не  выпуская
молота из рук.
     - Что там такое? - спросил Килгор у девушки  без  большого  интереса.
Вместо  ответа  она  показала  на  сырую  землю,  предоставив  ему  самому
посмотреть.
     И он увидел отпечатки ног, больших босых ног. Они вели  за  камни,  и
там ясно виднелись отпечатки нескольких пар ног. Видимо, кто-то следил  за
ними, укрываясь за камнями.
     - Вон там их может спрятаться целый десяток, - сказала Асни, указывая
на груду камней неподалеку. - И у них есть оружие. Я нашла  в  кустах  вот
это. - Она показала перо от стрелы.
     Килгор подошел к Скандербергу и  заглянул  ему  через  плечо.  Колдун
прокатил какой-то блестящий диск по отпечатку.
     - Не больше часа назад, - сказал он. - Но может быть, и не точно, так
как подошел Килгор и своим дыханием нарушил точность отсчета. Может  быть,
это те, о ком говорили Ньял и Хильдегун. Но кто  бы  они  ни  были,  я  не
собираюсь идти к ним. Давайте свернем лагерь и поспешим в Вольфинген.
     Графгримр  согласился  и  стал   паковать   вещи.   Асни   стояла   и
рассматривала дорогу в Вольфинген, которая вилась через пустынные  поля  и
равнины.
     - Мне совсем не нравится эта дорога темных альфаров, - сказала она. -
Свинопас говорил, что нужно идти по Вольфингенской  дороге,  и  у  нас  не
будет никаких трудностей. Почему мы отошли так далеко  от  дороги  и  идем
здесь, где всю ночь бродят толпы вооруженных темных альфаров?
     - И я думаю об этом же, - встревоженно сказал Скандерберг.  -  Но  вы
сами решили, что Графгримру можно верить. Я никогда не был в  Вольфингене.
Графгримр, скажи что-нибудь, чтобы рассеять наши подозрения.
     Графгримр пожал плечами:
     - Я могу только сказать, что мы в очень опасной стране,  опасной  для
тех, кто не знает темных альфаров. Вы можете доверять мне и верить, что  я
проведу вас самым лучшим путем, если мы пройдем Вольфинген.
     - Мне все равно это не нравится,  -  сказала  Асни  и  отвернулась  с
гримасой. - Мы пойдем за тобой, но молот будет у меня в руках, и я советую
помнить об этом. Предлагаю всем быть настороже.
     День был сумрачный, со шквальными дождями и снегом.
     В низинах стоял туман, скрывающий дорогу. Стены Вольфингена, деревья,
все было окутано сырым непроницаемым туманом. Дважды им пришлось нырять  в
укрытие за камни и кусты, чтобы пропустить отряд темных  альфаров.  Килгор
рискнул выглянуть, но мало что увидел. Отряд маленьких,  одетых  в  темное
людей  быстро  скрылся  в  тумане,  спеша  по  каким-то  своим  делам.   У
Скандерберга на лице отразилась тревога.
     Килгору казалось, что они идут очень  медленно,  но  вдруг  в  тумане
всего в пятидесяти шагах от них возникла черная громада.
     Графгримр прошептал:
     - Здесь темные альфары перелезают через стену. Нам нужно  торопиться,
мы будем видны всем.
     Тропа поднималась круто вверх между  огромными  камнями.  Иногда  она
превращалась в  еле  заметные  ступени,  вырубленные  в  черной  лаве.  Им
приходилось пробираться по самому краю обрывов, и только небольшие трещины
в стене помогали им удержаться и не упасть в пропасть. По мере  того,  как
они поднимались, туман рассеивался, и перед ними открылся  вид  на  Гардар
Картина была столь удручающей, что Килгор был  поражен  до  глубины  души.
Мрачные леса, как лишаи, покрывали поверхность серых безрадостных  холмов.
Каменные хребты были похожи на рыбьи  скелеты.  Ветры  и  снега  полностью
оголили их. Замерзшие реки, как железные  обручи,  стягивали  всю  страну.
Черная сторона Трайдента была окутана  густым  туманом,  который  медленно
расползался к югу.
     Они достигли вершины к полудню,  который  был  более  сумрачным,  чем
рассвет. Перед ними лежали развалины, заросшие травой и мхом, лишь кое-где
возвышались остатки стен с пустыми глазницами окон. Одна черная башня  все
еще стояла, и большие ворота привели их  в  мощеный  камнями  двор.  Между
камнями росла жесткая трава.  У  них  не  возникло  желания  задерживаться
здесь. Перед ними расстилалась  пустынная  равнина,  когда-то  зеленая,  а
теперь серая и туманная. Это было огромное кладбище. Килгор  с  изумлением
смотрел  на  него.  Ведь  здесь  были  захоронены  люди,  которые  первыми
высадились в Скарпсее.
     Они молча прошли через развалины огромного холла, удивившего  Килгора
своими  размерами.  Казалось,  его   создали   великаны.   Он   производил
ошеломляющее впечатление, особенно в сравнении с жалкими  сооружениями  из
дерева и земли, которые  создавались  теперешними  людьми.  Килгор  всегда
считал, что Брандсток-холл - огромнейшее  сооружение  в  Скарпсее.  Но  по
сравнению с этим холлом он казался жалкой лачугой.
     - Какое прекрасное сооружение, - сказал Килгор, плотнее закутываясь в
плащ, чтобы укрыться от ледяного ветра.
     - И чем скорее, мы уберемся отсюда, тем лучше, - сказала Асни.
     Возле заросшей травой стены Графгримр  остановил  небольшой  отряд  и
начал вместе со  Скандербергом  рассматривать  карту,  чтобы  решить,  как
быстрее пересечь кладбище и дойти до  Гримшлага,  расположенного  за  ним.
Килгор и Асни стояли на страже.  Чтобы  скоротать  время,  Килгор  обогнул
старую стену, желая найти следы пребывания тех, кто жил  здесь.  Но  нашел
только следы птиц и зверей. Не теряя из виду Скандерберга и Графгримра, он
отошел подальше и встал  за  стену,  чтобы  спрятаться  от  пронизывающего
ветра. Эта стена полностью развалилась, и он мог заглянуть  по  другую  ее
сторону,  а  также  осмотреть  окрестность.  Он  заметил  какую-то  тропу.
Вероятно, мелкие звери устроили среди обломков свое убежище.  Он  спрыгнул
вниз, чтобы рассмотреть  тропу  повнимательнее.  Когда  глаза  привыкли  к
полумраку, он увидел, что тропа ведет вниз, под  стену.  И  там,  не  веря
своим глазам, он заметил стену из известняка и низкую дверь.  Три  ступени
вели к двери,  на  которой  выделялась  большая  бронзовая  ручка.  Килгор
задумался и решил, что это сооружение вряд ли является частью  Свартгейма.
Вероятно, здесь укрываются такие, как  Ньял,  а  может  быть,  это  просто
заброшенный подвал. Заброшенные дома и подвалы всегда интриговали Килгора,
поэтому он, не задумываясь, спустился вниз и потянул за ручку.
     К его удивлению, дверь открылась не наружу, как он тянул,  а  внутрь.
Чьи-то руки схватили его за кисть, и он влетел вовнутрь, не успев  открыть
рта, чтобы предупредить друзей. Дверь  со  скрипом  захлопнулась  за  ним.
Килгор вскочил на ноги и схватил звенящий меч. Сияние меча разогнало мрак,
и он увидел, что находится в небольшой комнате  с  земляными  стенами,  не
многим лучше, чем логово троллей. Он  также  заметил  выстроившихся  возле
двери пять фигур. Существа смотрели на него горящими от ненависти глазами.
Затем с дикими криками и звоном мечей все пятеро кинулись на  него.  Одним
ударом Килгор разрубил два меча, а следующим успокоил навеки того, кто был
с топором. Оставшиеся в живых отскочили назад  и  начали  шептаться  между
собой. В это время вдали послышался шум. Он шел  откуда-то  сзади.  Килгор
понял, что за его спиной в стене комнаты подземный ход.  Повернувшись,  он
увидел вдали свет, приближающийся к нему, и услышал топот  множества  ног.
Темные альфары! Приготовив меч, он ждал.



                                    15

     Человек с факелом вбежал в комнату и тут же  отскочил  назад,  увидев
Килгора с мечом.
     - Это же варвар! - крикнул он тем, кто шел за ним.
     - Сам варвар, - огрызнулся Килгор. - Отойди в  сторону,  а  не  то  я
проткну тебя насквозь вместе с дверью, а также любого, кто встанет у  меня
на пути. - Он замахал мечом и пошел  на  тех,  что  стояли  у  двери.  Они
попятились, но не разбежались.
     - Это колдун, - сказал один из них.
     - Нет, я не колдун, я - смертный, -  сказал  Килгор.  -  Но  мой  меч
обладает могуществом. Он поет от радости, предчувствуя, что ему  предстоит
напиться крови темных альфаров и прочих прихвостней Сурта!
     - Мир, мир! - вскричал чей-то голос. - Мы не желаем тебе вреда.  Меня
зовут Горм, и я даю слово, что  мы  не  причиним  тебе  зла.  Спрячь  свой
ужасный меч, чтобы мы могли поговорить, как интеллигентные существа.
     - Нам не о чем говорить, - сказал Килгор. - Я ухожу,  даже  если  для
этого мне придется убить вас всех. Если вы хотите жить, пропустите меня! -
И он снова поднял меч.
     - О, совершенно нет необходимости  грозить  нам,  -  тревожно  сказал
Горм, выходя на свет и поднимая руки к лысой голове. Это было  безобразное
маленькое существо. Все лицо и руки у него были усыпаны красными  пятнами.
Огромные зубы вылезали изо рта, маленькие глазки поблескивали на  огромном
лице. Он скорчил гримасу и сказал:
     - Может, мы пройдем ко мне и обсудим наши разногласия?
     - Я не собираюсь идти с тобой, - сказал Килгор. -  Я  знаю,  кто  ты.
Темный Альфар. Мой враг и враг Эльбегаста.
     Горм вздохнул и нервно потер руки:
     - Меня очень  огорчает,  что  ты  называешь  меня  врагом,  но  этого
следовало ожидать. Думаю, мне удастся убедить тебя в  обратном.  Я  прошу,
спрячь свой ужасный меч и пойдем со мной мирно. Клянусь  тебе,  что  я  не
желаю зла.
     Килгор покачал головой:
     - Я могу выйти отсюда в любое время,  когда  пожелаю.  Ты  не  можешь
остановить меня. Или ты думаешь, что я дурак?
     Темный альфар усмехнулся и вздохнул:
     - Боюсь, что да. - Он вынул из рукава небольшую палочку и  поднял  ее
вверх. - Ты знаешь, что это?
     Мгновенно сияние меча угасло, и он стал невыносимо тяжелым. Килгор  в
ужасе посмотрел на Горма:
     - Что ты сделал?
     Горм похлопал палочкой по ладони:
     - Волшебное дерево. Ты, наверное, знаешь, что Вальдура, бога света  и
красоты, убил его слепой брат  Год  стрелой  из  этого  дерева.  Ты  очень
удивлен, ведь это величайшая тайна Эльбегаста, но мы выведали ее с помощью
наших лучших шпионов. Ты знаешь  нашего  шпиона.  Это  Графгримр,  который
привел тебя сюда. Эльдарн хотел  предупредить  тебя,  благослови  бог  его
честную душу, но ты и твои друзья не захотели поверить ему. Графгримр стал
темным альфаром много лет назад. Теперь он уже занимает высокий пост. Даже
ходят слухи, что Сурт хочет включить его в свои  двенадцать.  Если  бы  ты
спросил кого-нибудь о нем здесь, на  другой  стороне  Трайдента,  тебе  бы
сказали, что он ледяной колдун.
     Килгор был ошарашен. Дрожащими руками он  вложил  меч  в  ножны.  Его
можно было использовать как обычный, но теперь он стал таким тяжелым,  что
Килгор не смог  бы  противостоять  двадцати  хорошо  тренированным  темным
альфарам. Глубоко дыша, он затравленно посмотрел на Горма и сказал:
     - Хорошо, чего же ты хочешь? Только не нужно болтать о том, что ты не
желаешь мне зла. Я знаю, что ничего хорошего от тебя ждать не  приходится,
иначе бы ты не был темным альфаром.
     Горм пожал плечами и развел руки:
     - Давай поговорим, юноша. Мы делаем только  то,  что  нам  предписано
самой природой. Как только ты поймешь это, тебе будет  легче  понять  все.
Следуй за мной, пожалуйста. Я уверен, что Свартгейм покажется  тебе  очень
любопытным.
     Килгор молча пошел за ним по низкому подземному ходу, который  вскоре
привел их в огромный подземный зал. Каменный балкон опоясывал его, и когда
Килгор посмотрел вниз с балкона, у него захватило  дух.  Бездонная  темная
дыра уходила вниз, к самому центру земли. Туда вела  спиральная  лестница.
Факелы,  установленные  с  небольшими   интервалами,   освещали   лестницу
призрачным багровым светом. Тысячи альфаров поднимались  по  ступенькам  с
полными корзинами и тысячи спускались  вниз  с  пустыми.  Килгор,  как  ни
всматривался, так и не мог увидеть дна.
     - Мы всегда были хорошими шахтерами, - сказал Горм с удовольствием. -
Мы ведь очень любим драгоценности. Это не самая  богатая  наша  шахта.  Мы
добываем здесь все меньше и меньше. Если на этот раз план  Сурта  удастся,
он обещал нам привилегии для добычи минералов на поверхности  земли.  Ведь
внизу ужасно жарко. В одном месте  мы  достигли  огня  в  котле  Муспелла.
Некоторые альфары смогли приспособиться к  жаре,  но  остальные  не  могут
спускаться ниже двести шестидесятой спирали. И, конечно, никто из  нас  не
может приблизиться к расплавленному камню на дне самой глубокой  шахты.  Я
покажу тебе ее завтра.
     - Хэлло, Горм, еще варвары и колдуны!  -  к  ним  подбежал  посыльный
альфар с факелом. - И с ними в  Свартгейм  вернулся  Графгримр.  Он  хочет
немедленно видеть тебя.
     - Пришли его сюда, -  сказал  Горм  с  широкой  улыбкой.  Он  захочет
пообщаться со своими друзьями, и они, без сомнения, захотят увидеть его  в
последний раз.
     Килгор не мог вымолвить ни слова. В зал ввели  Асни  и  Скандерберга.
Отряд темных альфаров сопровождал их. Скандерберг  был  крепко  связан,  а
Асни была без своего неразлучного молота. Графгримр следовал  чуть  сзади,
укрываясь в тени.
     - Так вот  куда  привели  нас  дружба  и  доверие!  -  злобно  сказал
Скандерберг. -  Теперь  мы  в  руках  темных  альфаров.  Эльдарн  старался
предупредить нас. Килгор, это я во всем  виноват.  Если  бы  я  был  более
осторожен, я бы мог все это предвидеть. Но меня обманул великий обманщик.
     Горм улыбнулся почти сочувственно:
     - Тебе не за что ругать себя, Скандерберг.  Графгримр  мастер  лжи  и
притворства. Боюсь, что он может обмануть даже меня. Однако,  удивительно,
что он одурачил тебя, Скандерберг. Я всегда восхищался тобой,  даже  когда
ты еще не был огненным колдуном.
     - Представляю себе, - фыркнул Скандерберг.
     - Это правда, - настаивал Горм. - Все темные альфары помнят,  как  ты
повернул течение реки Ранг так, что  она  залила  наши  шахты.  А  как  ты
уничтожил наши укрепления в Рангохольде? И еще тысячи других  наших  шахт?
Если бы не ты, наше государство было бы теперь более могучим и большим.  И
поэтому мы очень рады принять тебя и твоих друзей в Свартгейме. Кто бы  из
нас мог даже мечтать о такой чести?!
     - Действительно, кто? - саркастически  усмехнулся  Скандерберг.  -  Я
пришел бы раньше, но вы меня не приглашали. И прежде, чем я  уйду  отсюда,
мне бы очень хотелось видеть, как тебя поджарят на огне Муспелла.
     - Я запомню твои слова, - сказал Горм, кланяясь и улыбаясь. - Если  я
не ошибаюсь, то мы увидим тот огонь, о котором ты упомянул. И  я  надеюсь,
что жар этого огня тебя побеспокоит. Меч Эльбегаста  будет  рад  вернуться
туда, где он родился.
     - Значит, ты собираешься расплавить его в огне  Муспелла?  -  спросил
Килгор, хватаясь за холодную безмолвную рукоятку.
     Горм потер руки, словно извиняясь.
     - Разве другой огонь может уничтожить  его?  Ну,  хватит  говорить  о
неприятных вещах. Идем,  вам  нужно  немного  освежиться  перед  тем,  как
начнутся празднества. Сегодня вы почетные гости в  Свартгейме.  Не  каждый
день мы имеем удовольствие принимать у себя самого  знаменитого  огненного
колдуна, владельца меча Эльбегаста и самую благородную женщину Гардара.  -
Он кланялся каждому, о ком говорил.
     - Пока еще не самая благородная, -  резко  сказала  Асни.  -  Я  буду
королевой только после того, как меня коронуют. Но  тогда  вы  все  будете
пищей для ворон.
     - Кто знает? Может быть, - задумчиво сказал Горм. - Никто  не  знает,
что судьба уготовила ему. Это очень  интересная  тема  для  разговора.  Мы
обсудим ее за обедом.
     Помещение, куда их привели,  оказалось  личными  покоями  Горма.  Два
охранника взяли меч у Килгора и положили его на стол рядом с молотом  Асни
и разодранной сумой Скандерберга.  Килгор  посмотрел  на  стол,  оценивая,
сможет ли он быстро прыгнуть к нему и схватить меч, но затем вспомнил, что
меч утратил свое могущество после магии темных альфаров. Волшебная палочка
тоже легла на стол рядом с оружием, когда развязали узлы Скандерберга.
     Килгора не поразила мрачная роскошь обстановки в покоях короля.  Горм
и Скандерберг присели у огня, беседуя, как старые  добрые  друзья.  Килгор
был слишком возбужден, чтобы присоединиться к их беседе. Он не мог  думать
ни о чем, кроме предательства Графгримра.
     - Как он мог сделать такое? - спросил он у Асни,  присевшей  рядом  с
ним.
     - У меня все время были подозрения, - сказала девушка. - И  я  ничего
не сделала, это только моя ошибка. Я сразу поняла, что здесь что-то не то,
когда заметила, что он слишком хорошо знает Вольфинген. Теперь  мы  знаем,
почему.
     Если бы я не сунулся в этот подземный ход, сказал Килгор, - то нас бы
здесь не было сейчас. Мы бы сейчас шли дальше, как и намечали, - продолжал
он несчастным голосом. - Я думаю, что после того, как они  схватили  меня,
они напали на вас.
     - Да. Они приветствовали Графгримра, как товарища и не связали его. -
Асни вздохнула и в гневе стиснула руки. - О,  если  бы  у  меня  появилась
возможность, в Свартгейме было бы на одного предателя меньше.
     Горм, услышав ее слова, сказал:
     - Ты говоришь, предатель? Разве это не слишком грубое слово для того,
кто выполнил свой долг, как он видит его? Графгримр очень ценная фигура  в
этой игре. В наши дни трудно найти за приемлемую цену хорошего шпиона.  Но
он мне добыл нечто такое, что не может сравниться по ценности с тем, что я
плачу ему.
     Скандерберг попыхивал трубкой, пуская вверх кольца дыма  и  наблюдая,
как они распутываются в воздухе.
     - Я думаю, ты в чем-то ошибаешься, Горм. Почему ты думаешь,  что  это
единственная палочка в Скарпсее? Ведь светлые альфары твои родичи, хотя ты
никогда и не хотел признавать этого. Ты не считаешь, что лучше всего  было
бы бросить палочку в огненную преисподнюю прежде, чем  она  причинит  вред
Свартгейму?
     Горм отвернулся с гримасой. Он долго рассматривал ласточку.
     - Я принял все меры предосторожности. Не думаешь  же  ты,  что  я  не
обдумал все заранее?
     - Нет, конечно.  Я  уверен,  что  ты  понимаешь,  что  о  ней  нельзя
распространяться, иначе твои добровольные  помощники  решат  работать  для
себя и будут брать всю добычу себе.
     Горм, казалось, раздулся от негодования.
     - Этого не будет никогда. Только Графгримр, Эльбегаст и я знаем тайну
палочки.  И  я  имею  некоторые  намерения   относительно   Эльбегаста   и
Графгримра. Можешь быть уверен в этом. -  Он  со  злости  швырнул  на  пол
чашку, которая разлетелась на мелкие осколки.
     - Твое могущество уже покидает тебя? - поддразнил его Скандерберг.  -
Ведь это волшебная палочка, да? Она на тебя очень быстро подействовала,  и
каждый знает, что обрести  могущество  снова  невозможно.  Не  слишком  ли
большая цена за сотрудничество с Суртом? Сурт не будет ценить тех, кто  не
имеет волшебного могущества.
     Горм  попытался  улыбнуться,  но  улыбка  перешла  в   отвратительную
гримасу.
     - Тогда я избавлюсь от палочки. Сразу же после того, как уничтожу вас
троих и этот отвратительный меч.
     Килгор подумал про  себя:  "Интересно,  на  чьей  стороне  Графгримр?
Кажется, он плетет заговор и против Горма, и против Эльбегаста".
     Горм вскочил на ноги и пошел к двери:
     - Я должен кое за  чем  присмотреть.  -  Он  закрыл  дверь  и  вызвал
охранника.
     - Его что-то очень беспокоит, - сказал Скандерберг. - Интересно, куда
он пошел? Встретиться с кем-то или убить кого-то?
     Они больше не говорили, пока не  начался  праздник.  Он  состоялся  в
огромной пещере, где были установлены столы для пирующих и возвышения  для
почетных гостей и музыкантов.  В  фосфоресцирующих  трещинах  стен  горели
факелы, распространяя призрачный свет. Пленники сидели  в  тяжелых  резных
креслах, поставленных на возвышении.  Горм  сидел  между  Скандербергом  и
Килгором, излучая радость и добродушие.  Ради  такого  случая  он  одолжил
своим гостям-пленникам роскошные черные плащи, вышитые красными и золотыми
узорами в соответствии с традициями темных альфаров.
     Сначала они посмотрели  роскошный  парад  темных  альфаров,  которыми
командовали капитаны. Альфары с большим почтением и уважением смотрели  на
оружие пленников, выставленное для всеобщего обозрения.
     После многочасового пира, в котором ни Килгор, ни Асни  не  принимали
никакого участия, начались речи, сопровождаемые аплодисментами  и  криками
восторга. Но Килгор не мог слушать. Он, как завороженный, смотрел на  свой
меч. Он даже подскочил от неожиданности, когда Горм прошептал ему на ухо:
     -  Жаль,  что  он  будет  уничтожен,  верно?  Его  сделали  с  такими
трудностями, и он никогда не будет использован по назначению.  Если  бы  я
мог знать все о нем!
     Килгор отшатнулся от него:
     - Ты даже и не думай, что я тебе расшифрую надпись на нем.  Не  теряй
понапрасну времени на уговоры.
     Горм с сожалением покачал головой:
     - Жаль, это большая потеря. Ведь ты все равно обречен, так почему  бы
тебе не оставить миру меч. Тогда жизнь будет более  интригующей  для  тех,
кто остался жить. Может быть, Сурту полезно будет знать, что  против  него
есть оружие, когда он обретет власть над миром и наступит  Фимбул  Винтер.
Может, он захочет пойти  дальше,  и  должно  остаться  что-то,  что  будет
ограничивать его. Хотя он и единственный, кто способен  установить  Фимбул
Винтер, но, возможно, в дальнейшем он будет плохим правителем  и  от  него
надо будет избавиться.
     - Это уже ваши заботы, - сказал Килгор.
     Горм  больше  ничего  не  сказал  Килгору.  Он   сидел   в   глубокой
задумчивости, пока не наступила его очередь говорить. Он произнес  длинную
нудную речь,  которая  не  вызвала  большого  энтузиазма  ни  у  кого,  а,
напротив, многих усыпила. Килгор никогда не видел  безобразнее  существ  в
таком  количестве  одновременно.  Бесформенные  головы,  черные,   желтые,
бесцветные лица. Они вовсе не были похожи на альфаров Эльдарна. Они скорее
напоминали троллей Тронда, особенно своей алчностью к золоту и богатствам.
     Килгор с брезгливостью отвел от них глаза. Факелы бросали слабый свет
на столы из расщелин в стене. Килгор  взглянул  вверх,  на  исчезающий  во
мраке потолок пещеры, и вдруг ему показалось, что он увидел что-то другое,
отличающееся от всего остального серого полумрака. Отыскав глазами то, что
привлекло его внимание, он увидел, что на фоне  мрака  выделяется  светлое
пятно - свет, проникающий  снаружи.  Отверстие,  до  которого  он  мог  бы
допрыгнуть.  Скоро  рассвет,  а  с  ним  путешествие  вниз,   в   огненную
преисподнюю.
     Он подтолкнул Асни и поделился своими наблюдениями с  ней.  Ее  глаза
расширились  и  потемнели  от  возбуждения.  Однако  их  окружали   тысячи
альфаров, бегство было невозможным.
     Внезапно Килгор заметил, что  пещера  начала  пустеть.  По  отдельным
репликам он понял,  что  все  заспешили  вниз,  чтобы  присутствовать  при
сожжении.
     - Теперь и нам пора, - сказал Горм, поднимаясь с кресла.  -  Следуйте
за  мной,  друзья.  Ведь  при  других  обстоятельствах  мы  непременно  бы
подружились.
     - Никогда, - сказала Асни.
     - Друзей темных альфаров часто невозможно отличить от  их  врагов,  -
сказал Скандерберг. - Я прошу, чтобы у меня в руках был мой посох, когда я
буду прыгать вниз. Я не хочу, чтобы он сгорел раньше меня.
     Процессия  торжественно  двинулась  вниз.  Впереди  шли   альфары   с
факелами, пламя которых казалось  жемчужинами  в  непроницаемом  мраке.  В
воздухе запахло серой и стало трудно дышать. Тысячи альфаров столпились на
каждом этаже. Их перешептывание напоминало Килгору шелест  сухих  листьев.
Альфары старались увидеть пленников, когда те проходили мимо.
     Чем ниже  они  спускались,  тем  более  пятнистыми  становились  лица
альфаров, встречающих их.
     Когда они, наконец, достигли дна, воздух быт таким, что  жег  легкие.
Жара была почти  невыносимой.  Из  глубины  шахты  струился  темно-красный
зловещий свет, и все в его лучах казалось раскаленным  до  красна.  Килгор
прикрыл рукой лицо, чтобы защититься  от  жара,  но  кожа  его,  казалось,
начала дымиться. Коснувшись серебряной пуговицы на  плаще,  он  обжегся  и
сунул палец в рот. Возле него стояла Асни,  закрыв  глаза.  Лицо  ее  было
огненно-красным. Волосы Скандерберга в красноватом свете  образовали  нимб
вокруг его головы. Он смотрел на свой посох, на  суму,  на  меч  и  молот,
которые принесли сверху.
     Горм потирал руки и хихикал, не замечая ужасающей жары.
     - Ну вот, все готово, - сказал он, и в пещере  стало  тихо,  так  что
были слышны шипение и бульканье огня. Горм поднял  над  головой  волшебную
палочку. Довольная улыбка играла на  его  лице.  -  Это  самый  редкостный
момент для Свартгейма, - сказал он звенящим голосом. Напряжение  в  пещере
нарастало. - Мир не забудет этот день. Эльбегаст будет потрясен,  что  его
самая страшная тайна стала  известна  мне,  и  я  сообщу  ее  всем  темным
альфарам, чтобы они  могли,  наконец,  победить  светлых  альфаров.  Тайна
заключена в этой палочке...
     -  Король,  я  хочу  немедленно  поговорить  с  тобой,  -  послышался
повелительный голос. Из бокового туннеля появилась темная фигура.
     - Потом, Графгримр. Уйди, обманщик, и  не  беспокой  меня  сейчас,  -
рявкнул Горм. - Тебе за все заплачено, даже больше, чем ты требовал.
     Графгримр горько усмехнулся:
     - Так вот как  обстоят  дела.  Тебе  достанется  вся  слава,  а  меня
забудут? Это я добыл тайну Эльбегаста, которая  никогда  бы  не  досталась
тебе, если бы не я.
     - Уйди прочь, предатель, иначе мои охранники  уведут  тебя  силой,  -
сказал Горм. - И чтобы никогда ты больше не появлялся в Свартгейме.  Я  не
могу верить предателю, даже если он работает на меня.
     - Ах, так! Тогда ты умрешь вместе с тайной  Эльбегаста!  -  Графгримр
прыгнул вперед. Меч сверкнул в  его  руке.  Пронзительно  вскрикнув,  Горм
пошатнулся и упал на колени прямо на краю шахты. Руки его  скребли  землю,
стараясь дотянуться до Килдурина и столкнуть его вниз. Все, кто был рядом,
стояли неподвижно, парализованные случившимся. Первым опомнился Килгор. Он
рванулся вперед и схватил свой меч, прежде чем он свалился вниз.
     Затем охранники Горма кинулись вперед с поднятыми топорами. Графгримр
отчаянно боролся с Гормом, который шептал что-то, чего в диком шуме  никто
не разобрал. Король  пытался  вытащить  что-то  из  кармана,  а  Графгримр
старался столкнуть его в огонь. Из кармана вывалилась волшебная палочка  и
покатилась вниз. Никто не успел схватить ее. Она  упала  вниз.  Горм  дико
вскрикнул, а Графгримр изо всех сил толкнул его, и король исчез  за  краем
пропасти.
     Графгримр  обернулся  к  нападавшей  на  него  толпе   альфаров.   Он
размахивал своим мечом и был похож на загнанную в угол  крысу,  оскалившую
зубы.
     И когда волна альфаров готова была захлестнуть Килгора и  Графгримра,
Килдурин ожил в руках юноши. Асни нырнула за  своим  молотом,  и  страшное
оружие  тут  же  начало  свою  кровавую  работу.  Молот  врезался  в  ряды
нападающих, сея смерть и прорубая огромные бреши в них. И вдруг  вспыхнуло
желтое пламя, раздался страшный взрыв. Альфары бросились бежать,  спасаясь
от гнева Скандерберга, страшных мечей и молота.
     Килгор увидел, как обезумевшие альфары  бежали  вверх  по  спиральной
лестнице. Он также увидел несколько заросших бородами  смертных,  которые,
вооружившись мечами,  сражались  с  несколькими  альфарами,  не  успевшими
сбежать.
     Чья-то сильная рука схватила его, и он услышал голос:
     - Беги за нами, если хочешь остаться живым. Они скоро вернуться!
     И его потащили в боковой туннель. Несколько маленьких  ламп  освещали
им путь, и Килгор с радостью увидел  белую  бороду  Скандерберга  и  Асни,
которая без устали швыряла молот,  уничтожая  альфаров,  преграждавших  им
путь.
     Они бежали изо всех сил по извилистому туннелю,  пока  их  легкие  не
начали  болеть.  Они  несколько  раз   вступали   в   бой   с   альфарами,
выскакивавшими из боковых туннелей,  и  наконец,  добрались  до  спокойной
прохлады  огромной  пещеры,  где  проходил   пир.   Остановившись,   чтобы
убедиться, что все здесь, они начали карабкаться  по  стене  вверх.  Лампы
освещали путь  слабым  светом,  но  Килгор  не  думал  о  том,  что  может
сорваться, он отчаянно спешил за остальными. Далеко  внизу  уже  слышались
звуки погони. Эти звуки отражались от  стен,  и  Килгор  был  уверен,  что
альфары везде - и впереди, и позади, и сверху, и снизу.
     Что-то впереди Килгора вспыхнуло пурпурным пламенем и пролетело  мимо
него  вниз,  где  рассыпалось  золотыми  искрами.  Но  огонь  не  угас,  а
превратился в огромную змею, с глазами, извергающими огонь.  Змея  тут  же
бросилась на темных альфаров, жадно хватая каждый кусочек золота,  который
попадался ей на глаза, а затем уползла в боковой  туннель  в  поисках  еще
большего количества.
     Следующее, что ощутил Килгор, это бег по  низкому  коридору,  где  он
ударялся головой о потолок и спотыкался на каждом шагу. Кто-то схватил его
и поволок, так как  Килгор  уже  еле  переставлял  ноги.  И  внезапно  они
оказались в хмурых лучах Гардарского рассвета. С ними были шесть бородатых
высоких  людей,  вооруженных  мечами  и  луками  Свартгейма.   Скандерберг
остановился и посмотрел назад, где жители Свартгейма  выскакивали  наружу,
преследуемые золотой змеей. Они сразу  же  прятались  за  камнями  или  за
обломками стены. Килгор увидел, как  у  выхода  мелькнули  золотые  кольца
змеи, но Скандерберг одним словом послал ее обратно в пещеру.
     - Это я создал ее, - гордо сказал Скандерберг, - она была всего  лишь
в фут длиной, еще дитя, но как хорошо обучена!
     -  Настоящая  золотая  змея,  -  восхитился  Килгор,  -  неужели  она
действительно глотает золото и с каждым кусочком  становится  все  больше?
Или это просто сказки старух?
     - Старухи не всегда рассказывают просто сказки, - поучительно заметил
колдун.
     Внезапно один из их новых товарищей, который  шел  впереди,  бросился
назад:
     - Сюда, и быстро!
     Все они бросились за каменный холм. Несколько стрел  ударились  возле
них о камни и просвистели вверху. Люди натянули луки и выстрелили в ответ.
Килгор ахнул от изумления, когда увидел этих людей. Они были гораздо выше,
чем жители Шильдброда и одеты в звериные шкуры. Ноги их были босы, но  они
легко бежали по острым камням и колючим кустам. Оружие у них было  сделано
из камня или ржавого железа, очевидно, выкопанного из могил.
     - Скандерберг, кто это? - спросил на бегу Килгор.
     Один из тех, кто был с ними, услышал и рассмеялся:
     - Дикари Гардара, - крикнул  он.  -  И  немногим  лучше,  чем  темные
альфары.
     Прежде чем Килгор сумел ответить, они обогнули холм и попали прямо  в
лагерь. Дым костров струился вверх, много маленьких детей бегало вокруг  с
малюсенькими луками. Они увидели пришельцев и тут же подбежали  к  ним,  с
любопытством тараща на них глазенки.
     - Хорошо сделано,  Инялд,  -  сказал  старик  с  серебряной  бородой,
сидящий в центре. - Ты привел очень важных людей. Кто из них альфар?
     Инялд пожал плечами, и вперед вышел Скандерберг.
     - Предатель Графгримр. Он предал нас, отдав  в  руки  своего  старого
друга Горма, но предал и его. Не упоминай его имени  при  мне,  а  то  это
приводит меня в бешенство. Если я не ошибаюсь, то мы обязаны тебе. Ведь ты
послал своих людей, чтобы освободить нас. Мы от всей души благодарим  тебя
и готовы служить тебе, чтобы  отдать  свой  долг.  -  Скандерберг  отвесил
низкий поклон.
     - Меня зовут Скулд, - сказал старик с  доброй  улыбкой.  -  Не  будем
говорить о благодарности. Мы рады служить вам, ведь  это  вы  вернули  нам
нашу королеву. - Он встал на колени и поцеловал руку Асни. - Мы  полностью
в твоем распоряжении, леди.
     Асни положила руки на его плечи:
     - Скулд, ты будешь  командовать  моей  армией.  Ты  провел  долгую  и
трудную жизнь в этих горах и стал таким же хитрым, как лиса. Мне  кажется,
я помню тебя. Твоего деда звали Хоскулд?
     - Да, так. Он погиб на войне, когда нас выгнали из наших  домов.  Мой
отец Фортсхов увел всю семью в горы. Туда же ушли и многие  другие,  когда
угас свет Вольфгангеров. Я родился в Вельде, как и  все  остальные  здесь.
Жизнь наша была очень суровой, леди. Там, где раньше жили тысячи свободных
гардарцев, остались лишь могилы да рассеянные кости. Мы постепенно дичали,
и нас становилось все меньше. Но вымирали слабейшие, а те, что  оставались
и выживали, становились все крепче. И мы стали такими,  какими  ты  видишь
нас. Мой отец говорил мне, что королева, которая вернется, той  же  крови,
что и я, что мы родственники. И я  рад  приветствовать  королеву,  которая
вновь будет править нашей страной.
     Слезы стояли в глазах  старика,  когда  он  кончил  говорить.  Вокруг
собрались дикари и с почтением слушали своего  вождя.  Они  опустились  на
колени перед Асни.
     - Этой зимой вы все вернетесь в свои дома, - сказал Асни. -  И  здесь
не останется ни одного варгульфа.  Мы  собираемся  идти  в  Гримшлаг  и  с
помощью  меча  Эльбегаста  положить  конец  правлению  Сурта.  -  Ее  лицо
просветлело, она спустилась к  своим  подданным,  пожимала  их  огрубевшие
руки, запоминала их имена.
     Наконец, они удалились в пещеру и стали обдумывать ту  роль,  которую
должны были сыграть люди Скулда в предстоящей битве. Скандерберг и  Килгор
с трудом нашли себе место на полу пещеры,  где  их  не  продувал  свирепый
ветер. Дикари же не обращали на  него  внимания.  Они  сидели  на  полу  и
внимательно слушали своего вождя. Кутаясь  в  черный  плащ  Горма,  Килгор
постепенно согрелся, положил голову на плечо Скандерберга и уснул.
     Когда он проснулся, совет уже кончился. Чувствуя себя  виноватым,  он
сделал вид, что вовсе не спал. Но как же теперь ему узнать решение совета?
Во всяком случае после сна он чувствовал себя бодрым и отдохнувшим.
     - Мы встретимся после победы, - сказал Асни,  пожимая  огромную  руку
Скулда и остальных гардарцев.
     Скулд взял руку Килгора:
     - Мы будем за тобой, когда  вы  войдете  в  Гримшлаг.  Наша  королева
рассказала нам о твоей храбрости. И я очень рад встрече  с  таким  воином,
как ты. Пока я дышу и мой язык способен говорить, я не позволю, чтобы твое
имя было забыто. Пусть бог войны поможет тебе, Килгор из Брандстока.
     Скулд не стал терять времени на  то,  чтобы  уговорить  их  отдохнуть
здесь.
     - Уже и так много прошло времени и много людей погибло, - сказал  он,
засовывая в их мешки жалкую еду.
     Затем он и его люди проводили путешественников до следующего холма  и
долго смотрели им вслед.
     Оглянувшись назад, Килгор не увидел уже ничего, кроме каменных  глыб,
но был уверен, что дикари там, но скрылись так, чтобы их  невозможно  было
обнаружить среди камней и скудной растительности. Он знал, что они смотрят
ему вслед с надеждой в сердце.
     Когда Килгор оглянулся в последний раз,  он  увидел,  как  из  кустов
вынырнул Инялд. Он бежал за ними со скоростью и легкостью зайца.
     - Мой отец Скулд послал меня, чтобы немного проводить вас,  -  сказал
он, поравнявшись со Скандербергом. - Это спасет вас от блужданий. Ведь  мы
здесь живем всю жизнь и хорошо знаем местность. Мы пройдем  вместе  только
несколько миль.
     После этого они быстро пошли вперед и не останавливались, пока солнце
не скрылось за угрюмой грядой гор. Инялд был  потрясен  простейшей  магией
Скандерберга, когда тот сотворил костер и защитный круг.  Скандерберг  был
польщен и не удержался от  искушения  зажечь  розовые  искры  в  бороде  и
волосах, а также выдохнуть клубы голубого дыма.
     - Лучше бы ты превратил сушеное мясо во что-нибудь более съедобное, -
сказала со вздохом Асни. - У  меня  слюнки  текут,  когда  я  вспоминаю  о
коровах и свиньях, которые росли в Гардаре. Может быть, в этом самом месте
колосилась тучная пшеница. - Она поднялась  и  стала  расхаживать  взад  и
вперед, нетерпение жгло ее.
     К полудню следующего дня они добрались до первых  Курганов.  Сзади  в
дымке тумана виднелись горы Свартгейма. Впереди, между  древних  могильных
Курганов, виднелась дорога, как причудливый шрам на  лице  старого  воина.
Она также скрывалась в тумане и дожде.
     - Это дорога в Гримшлаг, - сказала Асни. Ветер трепал полы ее  плаща.
- Она мало изменилась с тех пор, как я последний раз ехала по ней.  Инялд,
спасибо, что привел  нас  сюда.  Ты  можешь  передать  наши  благодарности
Скулду.
     - А можно я пойду с вами? - спросил Ньял. - Ты  наша  королева,  и  я
хочу драться рядом с тобой и умереть, защищая тебя. Мой отец поймет меня.
     - Нет, ты должен вернуться в Скулду, как мы  договорились,  -  твердо
сказала Асни, хотя ее тронула преданность юноши. - Ты  больше  нужен  ему,
чем нам. Если  ты  пойдешь  с  нами,  то  с  большой  вероятностью  можешь
погибнуть. А мне нужна служба живого Инялда. Я вовсе  не  хочу  оплакивать
его. Возвращайся, друг мой. Мы потом встретимся.  Ты  будешь  моей  правой
рукой, когда мы освободим Гримшлаг.
     Разочарованное лицо Инялда просветлело. Взяв руку Асни, он  поцеловал
ее и воскликнул:
     - Мы встретимся после победы!  -  поклонившись,  он  бросился  бежать
обратно и вскоре исчез в тумане.
     - Прекрасно чувствовать, что за тобой армия! - сказал  Килгор,  когда
они пустились по дороге. Только мили отделяли их от Гримшлага.
     - Да, если вспомнить, - задумчиво сказала Асни, - что все началось  с
зеленого юноши,  ворчливого  старого  колдуна  и  одной  наивной  девушки.
Возможно, именно поэтому мы  и  достигли  Гримшлага.  Ведь  никто  нас  не
принимал всерьез.
     Скандерберг негодующе фыркнул:
     - Я-то никогда не считал себя ворчливым стариком.
     - Между прочим, я замерз, - сказал Килгор, стуча зубами. - Этот дождь
доконает меня. Мы будем стоять и говорить, пока не  замерзнем  до  смерти,
или же пойдем вперед, ведь еще светло!
     Дождь не прекращался до самого вечера. Они устроились  на  ночлег  на
склоне кургана с плоской, как стол,  вершиной.  Асни  сказала,  что  здесь
похоронен  король,  и  она  хорошо  помнила,  что  коронация   ее   матери
происходила на площадке кургана. Тогда Асни была совсем меленькой.
     Ветер свистел и завывал, продувая  все  насквозь.  Путники  никак  не
могли укрыться от него. Закутавшись в плащи,  они  приготовились  провести
бессонную ночь.
     - Хорошо, если бы Скандерберг сотворил  маленький  учетный  домик,  -
сказала Асни, клацая зубами.
     - Я бы в один момент сотворил замок и три перины из гусиного  пуха  и
двадцать очагов, и дюжину жареных свиней,  -  хмыкнул  Скандерберг.  -  Но
тогда все тролли и альфары поэту  сторону  Трайдента  знали  бы,  где  нас
искать.
     - По крайней мере люди Скулда сейчас в своих пещерах, -  пробормотала
Асни. Ее мысли мгновенно перенеслись к своим  подданным.  Она  радовалась,
что им не приходится мерзнуть, как ей. - В  шесть  часов  он  должен  быть
здесь, и на берегу реки Гримстрем завтра...
     Внезапно Скандерберг сел и посмотрел на Килгора:
     - Ты слышал что-нибудь? Мне показалось, что кто-то кричит.
     - Это привидения, - сказал Килгор, плотнее закутываясь в  плащ.  -  Я
ничего не слышу.
     - И я не слышу, - сказала Асни, - но я не прислушивалась.
     - Наверное, показалось, - сказал Скандерберг, но  высунул  голову  из
плаща и стал слушать.
     - Хэлло-о!
     Крик прилетел с вершины кургана. Он был достаточно  ясным,  чтобы  не
сомневаться в нем. Они посмотрели вверх и увидели черную  фигуру  на  фоне
кроваво-красного неба. Человек был закутан в плащ и держал в руке посох.
     - Пастух? - предположил Килгор, неохотно вылезая из плаща.
     - Здесь? - фыркнул Скандерберг. Поднявшись,  он  взял  посох  и  стал
ждать, когда спустится эта странная фигура.



                                    16

     Незнакомец шел медленно, тяжело опираясь на посох.  У  него  не  было
фонаря, и путники не могли рассмотреть его лицо. Остановившись поодаль, он
сам разглядывал их в темноте.
     - Я негостеприимен по своему характеру, - сказал он, - но я не  хочу,
чтобы вы замерзли на пороге моего дома. Мой дом мал, но там есть  очаг,  и
он  совсем  рядом,  на   другой   стороне   кургана.   Идемте   со   мной,
путешественники редко беспокоят меня. - И он  снова  стал  подниматься  на
курган, не оглядываясь, идут ли они за ним.  На  вершине  он  остановился,
чтобы подождать их.
     -  Меня  зовут  Ватнар,  -  сказал  он.  Лицо  в  полумраке  казалось
мертвенно-бледным, - я построил себе дом рядом с курганом,  где  похоронен
король, имя которого я ношу.
     - Ватнарсмаунд, - сказала Асни, пристально  глядя  на  Ватнара.  -  Я
помню.
     - Я не спрашиваю ничего, и не хочу, чтобы  мне  задавали  вопросы,  -
продолжал Ватнар, поворачивая к своему дому. Килгор  увидел,  что  человек
этот был маленького роста, но очень крепкий и широкий, даже устрашающий. В
нем чувствовалась огромная сила.  Рука,  стискивающая  посох,  была  вдвое
больше руки Килгора. В Килгоре поневоле зарождался благоговейный трепет.
     Дом и все хозяйственные строения прижимались к краю холма.  Все  было
крыто соломой. Жилой дом был маленький:  две  комнаты  внизу  и  небольшая
наверху. На первом этаже была кухня.  Когда  они  вошли,  Килгор  чуть  не
выскочил  обратно  от  неожиданности,   увидев   женщину-тролля,   которая
свалилась с грохотом со стула при виде гостей.
     Килгор коснулся меча и почувствовал,  что  тот  дрожит,  как  никогда
раньше. С любопытством он смотрел на существо с зелеными глазами,  которое
смотрело на него из коридора.
     - Гилитрут, подай гостям что-нибудь поесть, - приказал Ватнар.  -  Вы
можете повесить свои плащи у огня, пока  едите.  -  Они  сели  за  стол  и
тролльчиха принесла им масло, сметану и густой суп с каким-то мясом.
     - Садись на свое место и не беспокой нас.
     Они ели в полной тишине, Ватнар даже не  смотрел  на  гостей.  Килгор
бросал любопытные взгляды на тролльчиху. У него в голове бурлили  вопросы,
но он сдерживал себя. Один вид  Ватнара  мог  отбить  любопытство  у  кого
угодно. Его лицо блестело, как  полированный  камень,  лоб  прорезали  две
морщины, резкие,  словно  вырубленные  в  камне.  Рыжая  борода  и  волосы
обрамляли его лицо с  острыми  пронзительными  глазами.  Когда  он  дышал,
ноздри у него раздувались, как будто в нем кипел гнев.
     После  еды  убрали  посуду  и  вновь   наступила   тишина.   Наконец,
Скандерберг заговорил, но Ватнар даже не поднял глаз  от  своих  стиснутых
рук.
     - Мы благодарны тебе  за  гостеприимство.  Ночь  слишком  ужасна.  Мы
пришли издалека и устали.
     - Тогда вам нужно сразу лечь спать. К сожалению, у  меня  всего  одна
постель, на которой вы все можете устроиться.  А  я  предпочитаю  спать  в
сарае.
     - Благодарю за гостеприимство. Хозяин  очень  щедр,  если  предлагает
свою постель гостям.
     - Я настаиваю, чтобы вы спали здесь. - И он положил свою тяжелую руку
на три соломенных тюфяка.
     - Асни взяла самый короткий тюфяк. Она пожала плечами и сказала:
     - Вообще-то мне все равно, где спать, но  я  действительно  давно  не
спала на настоящей постели.
     - Тогда я покидаю вас, - сказал Ватнар. - Я должен предупредить  вас,
чтобы вы не открывали дверь до восхода солнца, кто бы в нее  ни  постучал.
Здесь очень много привидений. Вы можете подумать, что во  двор  прискакали
всадники, но не  вздумайте  выходить.  Если  вы  услышите  что-нибудь,  не
зажигайте света и не высовывайте носа. Если вы не послушаете меня, то я не
поручусь за  вас  и  не  буду  нести  ответственности  за  то,  что  может
случиться.
     - Благодарю, мы примем твои слова к сведению, - сказал Скандерберг.
     - Тогда, доброй вам ночи. Гилитрут, следи за огнем  и  смотри,  чтобы
было тепло.  -  Бросив  последний  взгляд  на  путников,  Ватнар  вышел  и
подождал, пока Килгор закрыл дверь на засов. Затем его шаги направились  к
сеновалу, и вскоре все затихло.
     Килгор вздохнул с облегчением и обменялся взглядом со Скандербергом.
     - Не очень-то приятный  хозяин,  да?  -  заметил  Килгор,  когда  они
вытянули усталые ноги на тюфяках и стали  наслаждаться  теплом  и  покоем.
Тролльчиха что-то хлопотала возле огня, хотя он горел ровным пламенем.
     - Ты не беспокойся, - сказал Скандерберг. - Он не  погаснет.  Если  и
погаснет, я разожгу очаг сам.
     Гилитрут сцепила когти и закрыла глаза.
     - Я не могу оставить огонь ни на секунду, -  сказала  она,  дрожа  до
самых кончиков ушей, которые были у нее, как у кошки. - Если он  погаснет,
то завтра я буду в супе, а это не совсем приятно. Сегодня вечером был  суп
из моего кузена Блигра, а на прошлой неделе он поймал в ловушку  какого-то
незнакомого мне тролля. Так что вы не думайте, что он пожалеет меня.
     - Суп из тролля? - спросил Килгор изменившимся голосом.
     - Теперь уже поздно думать об этом, -  резонно  заметила  Асни.  -  И
потом, суп был не так уж и плох.
     - Всем нужно что-то есть, - сказал Скандерберг. - И тролли  ничем  не
хуже другой дичи. - С этими словами  он  завернулся  в  плащ  и,  довольно
вздохнув, будто он лег на  пуховую  перину,  а  не  на  соломенный  тюфяк,
заснул.
     Гилитрут показала спальню Асни, где стояла одна кровать у стены. Сама
тролльчиха легла на подстилке возле двери.
     - Что ты думаешь о нашем хозяине? - прошептал Килгор.
     - Он очень странный тип, - зевнул Скандерберг. - Спи и забудь о  нем.
Тот, кто ест троллей, не  может  быть  эксцентричным.  -  Последние  слова
перешли в храп.
     - Скандерберг? - толкнул его Килгор.
     - В чем дело? - встрепенулся колдун.
     - Меч. Он звенел, когда мы пришли сюда. Ты думаешь, это Гилитрут?
     Скандерберг помолчал.
     - Может быть. А может быть, привидения,  о  которых  говорил  Ватнар.
Постой на страже, Килгор, и охраняй нас.
     Килгор вздохнул. Меч гудел и вибрировал.  Он  не  давал  ему  уснуть.
Наконец, он решил отцепить его, и тут крик в комнате Асни полностью привел
его в себя. Схватив меч, он рывком распахнул дверь, позволив  свету  очага
осветить комнату.
     Асни старалась зажечь лампу.
     - Что случилось? - спросил он.
     - Кот бродит  по  балкам,  -  ответила  она,  поднимая  лампу,  чтобы
осветить потолок. - Ты видел, как он метнулся, когда открылась дверь?
     - Кто? Нет, я не видел кота. Да и что он  может  сделать  плохого?  -
Килгор был готов рассмеяться, но Асни была бледна от страха, глаза ее были
неестественно расширены. - Что за кот? Он тебе не приснился?
     - Я слышала, как он бродит, а затем прыгнул на постель и сел  мне  на
грудь, - тихо сказала она. - Он становился все тяжелее и тяжелее, пока  не
стал тяжелым, как лошадь. Я едва смогла вдохнуть воздух,  чтобы  крикнуть.
Если бы я не крикнула, он задушил бы меня!
     Килгор и Асни молча глянули на Скандерберга, который быстро  осмотрел
комнату.
     - Привидения, - сказал он. - Кто-то хочет тебе зла. Было в твоей руке
что-нибудь, когда ты проснулась?
     - Клочок соломы. Может, что-то превратилось  в  солому,  когда  вошел
Килгор?
     - Возможно, - сказал Скандерберг. - Иди на мое место у огня.  Я  лягу
здесь и посмотрим, может  оно  вернется.  -  Драконья  голова  его  посоха
засветилась зловещим красным светом. - Что-то тут не то.
     - Асни свернулась у огня, но  спать  не  могла.  Девушка  смотрела  в
потолок широко раскрытыми глазами.
     - Если это чудовище явится снова, я разнесу его в клочья  молотом.  Я
буду слушать, если Скандерберг уснет и захрапит, я вышибу эту  дверь.  Зря
мы пришли сюда. Я бы предпочла замерзнуть, чем воевать с привидениями.
     Гилитрут заворочалась у двери:
     - Каждый, кто спит на той постели, утром умирает, -  сказала  она.  -
Так было с тех пор, как я пришла сюда. Если вы хотите остаться живыми, вам
нужно положить рядом с собой баранью кость.
     - Я лучше положу меч, - сказал Килгор. - Так вот оно что! Кровать для
привидений. Сколько же гостей хозяин положил на нее?
     - Много, - зевнула Гилитрут. - Я давно потеряла счет.
     - Посмотрим, как привидениям понравится  иметь  дело  с  колдуном,  -
сказала Асни.
     Огонь в очаге почти угас. Килгор начал клевать носом и  дремать.  Ему
снилось ржание лошадей во дворе. Эти звуки разбудили его, и он понял,  что
это не сон. Перед домом слышалось ржание лошадей и голоса людей.
     Килгор тихо встал, перешагнул через Гилитрут и припал к дверной щели.
Три всадника ехали от дома к кургану, где на вершине мерцал голубой  свет.
Килгор теснее прижался к щели, чтобы рассмотреть их  получше.  Сердце  его
бешено колотилось. В старых сказках голубой  свет  на  вершине  могильного
кургана означал, что в кургане спрятаны сокровища.  Он  бросился  к  окну,
чтобы открыть его.
     - Нет, нет! - в ужасе прошептала Гилитрут. - Он  всех  нас  бросит  в
котел, если узнает, что ты смотрел на улицу!
     - Там в кургане клад, - сказал  Килгор.  -  Кто  эти  люди?  Искатели
кладов?
     Гилитрут покачала головой:
     - Они не люди. Они колдуны.  Я  могу  тебе  сказать  только  это.  Он
задушит меня и бросит в котел, если узнает.
     Килгор задержал руку на дверном засове.
     - Почему ты не убежишь отсюда? Что тебя держит здесь?
     - И снова попасть в грязное логово троллей? Лучше пусть меня  запекут
и поджарят, - презрительно сказала Гилитрут.
     - Ну, раз так, то ты сама это выбрала,  -  ответил  Килгор,  открывая
дверь. - Асни, - прошептал он. - Я выйду.  Впусти  меня,  когда  я  стукну
четыре раза.
     - Сокровища там или нет, но это колдуны самого Сурта, - сказала Асни.
- Лучше бы мы не останавливались здесь.
     Килгор выскочил на  улицу  и  укрылся  в  тени  дома.  Меч  звенел  и
вибрировал  очень  сильно.  Звук  был  подобен   жужжанию   потревоженного
пчелиного роя. Он пошел за колдунами, перебегая от одного темного места  к
другому. Ветер на кургане набросился на него  и  швырнул  осколками  льда,
когда он укрылся за камнем, чтобы прислушаться. Услышав фырканье  лошадей,
он присмотрелся и различил  три  темных  силуэта  лошадей,  привязанных  к
кустам. Он уже был  близко  от  вершины,  когда  голубой  свет  исчез.  Он
осторожно пошел туда, где был вход  в  курган.  Юноша  прикрывал  лицо  от
укусов ветра. Он знал, что, идя на  встречу  ветру,  он  не  выдаст  шумом
своего приближения тем, кто находился впереди. Зато  любой  звук,  который
произведут они, достигнет его ушей.
     Ветер донес до него чей-то голос, как будто говорил  бесплотный  дух.
Слов было не разобрать. То ли было  слишком  далеко,  то  ли  говорили  на
незнакомом языке.
     Килгор обошел холм, чтобы иметь некоторое преимущество, если придется
вступить в бой, и укрылся за камнем.
     Он увидел трех колдунов,  которые  шли,  тихо  переговариваясь  между
собой и не глядя по сторонам. Они были уверены,  что  никто  не  осмелится
подглядывать за ними. У них не было ничего, кроме  оружия  и  обычных  для
колдунов посохов и сум. Это, конечно, не кладоискатели. Они пришли сюда на
встречу с кем-то, может, с духами или  привидениями.  Он  не  хотел  иметь
никаких дел с мертвецами.
     Пока он думал и колебался, в глубокой расщелине  под  плоским  камнем
вспыхнуло голубое пламя. Стиснув в руке  рукоять  меча,  который  тревожно
вибрировал, он подошел к камню и попытался  заглянуть  в  расщелину.  Там,
конечно, царил  кромешный  мрак,  и  он  ничего  не  мог  увидеть,  однако
почувствовал влажный воздух и запах гниения.
     С мечом в руке, который освещал ему немного путь. Килгор проскользнул
в расщелину. Это удалось ему без большого труда. В слабом сиянии  меча  он
увидел, что оказался в темной грязной нише, где  валялись  гнилые  тряпки,
сучья  и  что-то  еще,  что,  по-видимому,  было  костями.  Все  выглядело
достаточно безобидно, и поэтому Килгор смело забрался  внутрь.  В  большом
разочаровании он осмотрел земляные стены и камни. Сокровищ здесь не  было.
Скандерберг вдоволь  поиздевается  над  ним  и  отругает  за  то,  что  он
отправился ночью один на кладбище, да еще  когда  кругом  враги.  Мысль  о
врагах прожгла Килгора до мозга костей. Он торопливо пополз к  выходу.  Но
как только он высунулся наружу,  он  услышал  шум  позади.  Килгор  быстро
повернулся и ничего не увидел, но в слабом сиянии меча мелькнули  какие-то
тени.  Меч  весь  трясся,  предупреждая  об  опасности.  Что-то  шипело  и
царапалось о камни. Подняв меч,  Килгор  заметил  что-то  движущееся.  Два
огненных шара вспыхнули во мгле. Килгор присмотрелся  и  увидел,  что  это
шипящий кот. Когда юноша позвал его и протянул руку, кот  дико  взвизгнул,
метнулся вверх, дважды обежал нору и скрылся за камнем. Килгор  с  большой
осторожностью посмотрел на камень. Он вовсе не  хотел,  чтобы  кот  укусил
его, но, к своему удивлению, кота не обнаружил. Но зато  увидел  подземный
ход, ведущий вглубь кургана. То место, где он находился сейчас, было всего
лишь передней  комнатой.  Основная  часть  подземелья  находилась  дальше.
Откатив в сторону несколько камней, Килгор расширил отверстие, чтобы можно
было пролезть, и в  награду  за  это  в  нос  ему  ударил  спертый  воздух
подземелья. Он много раз слышал, что люди,  откапывающие  старые  курганы,
мгновенно умирают, когда  вдыхают  смертельные  испарения,  скопившиеся  в
подземелье за долгие годы. Он осторожно посмотрел в отверстие.
     Меч в этой части подземелья  вспыхнул  вдвое  ярче,  чем  обычно.  Он
приказывал юноше войти, тянул его, но Килгор колебался. Он с благоговением
смотрел на те сокровища, которыми была  полна  комната.  Пол  был  завален
золотыми  безделушками  разных  размеров  -  кубки,  сосуды,   большие   и
маленькие, гладкие и  украшенные  орнаментом,  шлемы  и  щиты,  доспехи  и
украшения и еще много  чего.  Все  было  свалено  на  пол  и  образовывало
бесценный  ковер.  Сердце  Килгора  почти  остановилось  при  виде  такого
огромного количества золота, серебра, драгоценных  камней.  Все  это  было
собрано в замках и богатых  домах  Гардара,  здесь  же  были  и  сокровища
Вольфгангеров.  Никогда  раньше  Килгор  не  видел  такого   великолепного
зрелища. Он уже был готов прыгнуть сюда через сделанное им отверстие.
     И тут  его  взгляд  упал  на  каменную  гробницу,  стоящую  в  центре
усыпальницы. Там лежал мертвый король в когда-то  алой  роскошной  мантии.
Истлевшие руки сжимали рукоять длинного сверкающего  меча.  Вокруг  стояли
резные деревянные сосуды. Там были подарки и приношения.  Теперь  уже  все
сгнило и превратилось в прах и  тлен.  У  Килгора  возникло  очень  жуткое
ощущение, что мертвый король смотрит на него краем  пустой  глазницы.  Как
будто он не хотел отдавать свои сокровища.
     Килгор аккуратно вернулся в переднее помещение. Услышав  шум  позади,
он снова заглянул в усыпальницу и увидел кота, который бесстрашно сидел на
груди мертвого короля и смотрел недобрыми зелеными глазами на Килгора.
     Килгор быстро поставил камни на место  и  вылез  наружу.  Он  еще  не
понял, что же он обнаружил. Он с удовольствием предоставил сильному  ветру
сдуть с себя пыль подземелья и поспешил в дом. Там он  увидел,  что  дверь
сорвана с петель.
     Когда на его крик откликнулась Асни, он вошел и увидел, что дом полон
серного дыма, а Гилитрут стонет и плачет. Она была в полной истерике.
     - Ты долго отсутствовал, - натянутым звенящим голосом сказала Асни. -
У нас произошли очень неприятные события. Жаль, что не было тебя и  твоего
меча. Вас нам очень не хватайте.
     - Ерунда, - сказал Скандерберг, закутываясь  в  плащ  и  присаживаясь
поближе к огню. Было заметно, что он дрожит.
     Килгор в изумлении посмотрел на спальню. Все стены были  обуглены,  а
постель дымилась.
     - Привидение напало на Скандерберга, и тот ударил его огнем. Он  сжег
все, а привидению это не повредило, - сказала Асни.  -  Я  пыталась  убить
его, но молот побеспокоил  его  не  больше,  чем  укус  комара.  Оно  было
неуязвимо.
     - Это был опять кот? - спросил Килгор, глядя на дверь.
     Скандерберг покачал головой. Он выглядел совсем седым  и  старым.  Он
тихо прошептал:
     - Это опять был бык, Килгор. Нас спасло только то, что он искал тебя.
Я увидел, что он просачивается в замочную  скважину,  словно  туман,  и  я
ударил его всей магией, какая есть в моем  распоряжении,  но  она  его  не
тронула. Асни высадила дверь, но он проскочил мимо нее и понесся вверх  по
склону кургана. Я не знаю, что на него подействовало,  почему  он  изменил
свои планы. Ты не встретил его, когда возвращался?
     Килгор покачал головой:
     - Но зато я видел кота. Он был в подземелье кургана, когда  я  влезал
туда, и оставался там, когда я уходил. Я думаю, что кот и бык - это одно и
то же. Бык сначала посетил вас, пока я карабкался на  курган,  а  затем  в
виде кота сопровождал меня внутрь.
     - Он не напал на тебя? - спросила Асни.
     - Нет. Он только смотрел и шипел. Я не думал о нем, - ответил Килгор.
- Но он может сделать что-нибудь с мертвым королем. Когда  я  уходил,  кот
сидел у него на груди.
     - Ватнар, - прошептала, нахмурившись, Асни. - Это имя мне знакомо.  Я
когда-то знала всех королей Гардара, и среди них были Ватнары, и  один  из
них запал в мою память. Пророчество... проклятие...
     - Теперь это не важно, - сказал Скандерберг тревожно. - Что ты  видел
там еще?
     - Мертвый король держал меч, который совершенно не заржавел. И у него
была черная рукоятка. Мне показалось, что король не... что король  смотрит
на меня. А затем кот сел на его грудь и с ненавистью  посмотрел  на  меня.
После этого я ушел. Но сокровища огромны: Там, должно быть, собралось  все
золото королей Гардара.
     - Конечно, - сказала Асни. - И это, наверное,  меч  Трифинг.  Говорят
что он волшебный и принадлежит  Трифингам,  которые  правили  Гардаром  до
Вольфгангеров. Он хранился в сокровищнице моей матери, а не в  усыпальнице
Ватнара. Ватнары правили Гардаром почти шестьсот лет назад.  Этот  меч  не
мог оказаться похороненным с Ватнаром.
     - Тогда как же он попал  туда,  если,  конечно,  это  он?  -  спросил
Килгор. - Кто-то положил его туда позже?
     - Я знаю, что Трифинг был в нашей сокровищнице, - сказала Асни. -  Но
даже зная, кто украл наше сокровище, я не  могу  себе  представить,  зачем
понадобилось вкладывать меч в руки мертвеца. Хотелось бы мне вспомнить все
о Ватнарах.
     - Сейчас не до этого, - сказал  Скандерберг.  -  Меня  больше  сейчас
беспокоит живой Ватнар, который вернется утром. Ведь не поверит же он нам,
что мы забыли погасить свечу.
     - Нам ничего не нужно объяснять Ватнару, - сказал Килгор.  -  Все  же
это он предоставил нам постель, куда являются привидения. Если  он  просто
старый чудак, то он будет только рад, что мы уйдем и не будем  завтракать.
Я думаю, что мой желудок не выдержит тролля. - И он  начал  собирать  свой
мешок, уверенный, что все остальные тут же  последуют  его  примеру  и  не
потребуют объяснений.
     - Тогда давайте не терять времени, - сказал Скандерберг. -  Все,  что
угодно, только не постель с привидениями и суп из тролля.
     Они ушли из дома Ватнара, все  время  оглядываясь.  Но  никто  их  не
преследовал.  Только  залаяла  собака.  Когда  они  прошли  быстрым  шагом
несколько часов, оставив за собой порядочное расстояние,  они  перешли  на
более медленный шаг.
     Рассвет уже близился, но небо было затянуто  облаками,  и  все  время
моросил дождь. Вид кладбища  в  такой  серый  пасмурный  день  наводил  на
Килгора тоску и мрачные  предчувствия.  Он  часто  притрагивался  к  мечу,
думая, как же все будет, когда ему придется встретиться с Суртом. Ведь  он
простой смертный. И осмелился  бросить  вызов  самому  могущественному  из
ледяных колдунов. Сурт был настолько могуществен, что  мог  погасить  само
солнце.
     Глядя на бледное зарево, разгорающееся на востоке, юноша  думал,  что
битва уже скоро.
     Не обращая внимания на дождь и сырость, Асни вела их вперед по  узким
извилистым  тропам,  внимательно  просматривая  путь  впереди  с   каждого
возвышения. Вскоре она  уверенно  свернула  в  сторону  длинного  пологого
подъема. Когда они добрались до вершины, то  увидели  перед  собой  низкую
серую равнину, пересеченную черными потоками  лавы.  По  долине  протекала
река, прорезавшая себе могилу в черных базальтовых глыбах. В центре долины
стоял  остров  из  черного  камня,  выступающий  над  водой,  как   черный
гигантский пьедестал.  На  нем  была  построена  крепость.  Клочья  тумана
рвались о пики башен и зубцы стен.
     Это и был Гримшлаг.



                                    17

     Килгор лежал в сухой траве, выглядывая из-за камней. Уже прошел почти
час с тех пор, как наступил рассвет,  и  Килгор  начал  изучать  крепость.
Рядом с ним лежала Асни и рассказывала все, что знала о Гримшлаге.
     - Остров сделан из черного камня, который извергают вулканы. Говорят,
что сам Гримшлаг - сердце старого вулкана. Внутри остров похож на пчелиные
соты - весь порезан  туннелями  и  лестницами.  Все  это  сделали  короли,
которые правили здесь. Немало поколений потрудились над  крепостью.  Здесь
много тайных выходов и один, главный, спрятан в камне. Он ведет в  туннель
под рекой и никогда не заливается водой, даже весной, во время паводков. А
другие выходы... Но сейчас не будем терять времени, ты и сам  увидишь  их,
когда мы проникнем внутрь. Скандерберг, еще не пора? - спросила она уже  в
четвертый раз.
     Скандерберг посмотрел на свои приборы:
     - Согласно этим чувствительным и точным устройствам, -  сказал  он  и
разбил один из них о камень, - вполне вероятно, они скоро подойдут.
     - Я могла бы это  сказать  и  без  твоих  волшебных  инструментов,  -
сказала Асни, - какой прок быть колдуном, если каждый...
     - Вот они, - вдруг сказал Килгор и показал на долину.
     Длинная изломанная черная линия  двигалась  к  Гримшлагу.  Линия  все
приближалась,  и  вскоре  уже  можно  было  различить  отдельные   фигуры,
движущиеся в одном направлении.
     - О, боги! - воскликнул Скандерберг. - Это  же  миграция  варгульфов!
Такого я не видел ни разу в жизни. Их здесь тысячи.
     - Нам нужно  принять  меры  предосторожности,  в  случае...  -  начал
Килгор.
     Но  тут  со  скалы  посыпались  камни.   Килгор   резко   повернулся,
приготовившись к отражению нападения. Его правая  рука  заныла,  когда  он
вспомнят острые клыки, вцепившиеся в его плоть. Меч зазвенел в его руке.
     Прямо на них бежали варгульфы, примерно с  десяток,  но  они  тут  же
бросились в сторону и, к удивлению Килгора, обежали людей. Затем пробежало
еще шесть варгульфов, которые только покосились  на  пришельцев.  Они  все
стремились в Гримшлаг и, очевидно, не собирались задерживаться.
     Мимо них пробежала еще стая, но  они  тоже  не  остановились,  только
тревожно принюхались, и черная шерсть вздыбилась у них на  загривках.  Все
они бежали в одном направлении, и ничто не могло остановить  их  бег.  Они
стремились к входу  в  крепость,  который  находился  у  самого  основания
большого черного камня. Как только последний  варгульф  скрылся  в  черной
дыре, из-за облаков появился тускло-красный  диск  солнца.  Его  свет  был
совсем немощным и бледным, он даже не давал тени.
     - Бедные звери, - спокойно сказала Асни. - Во всяком случае,  приятно
сознавать, что некоторые из моих подданных живы, и мы можем освободить  их
от заклинаний. Как насчет этого, Скандерберг? Ты попытаешься сделать это?
     - Ни за какую пенсию от Гильдии Огненных Колдунов,  -  угрюмо  сказал
Скандерберг. - Это должен сделать сам Сурт. - Он взял свой посох,  суму  и
расправил одежду. Он был похож на жалкого, несчастного, промокшего, но тем
не менее гордого бродягу. - Веди нас в боковой ход,  Асни.  Теперь,  когда
варгульфы там, куда хотим попасть мы, мы пойдем  прямо  за  ними  в  самое
логово старого Сурта и всех его колдунов и троллей. Я думаю, он чувствует,
что у него будет компания за обедом.
     - Верно, - сказала Асни, довольная  тем,  что  можно  начинать.  -  С
севера есть старый вход, о котором мало кто знает. Он нам подойдет.
     - Нет, - сказал Килгор,  садясь  на  замшелый  камень.  -  Нужно  все
обдумать. Мы не пойдем в Гримшлаг.
     - Нет, пойдем! - воскликнула Асни. - Ты испугался?
     - Нет, - ответил юноша. - Я пойду один.  Вы  оба  будете  ждать  меня
здесь, где не будете мешать мне. Это мое последнее слово.
     Асни начала протестовать, но Килгор продолжал:
     - Я тот, кого Эльбегаст выбрал для битвы с Суртом, хотя,  конечно,  я
не добрался бы сюда без вашей помощи. Я знаю, как должно быть.  Если  этот
меч не сможет убить Сурта, тогда для  этого  могущественного  колдуна  все
равно, сколько перед ним врагов - один или  трое.  Если  я  не  вернусь  к
завтрашнему утру, знайте, что я проиграл. Если смогу, то протрублю  в  рог
старого свинопаса, и тогда вы, Скулд и Ньял начинайте битву без меня.  Три
звука рога, и вы будете знать, что со  мной  происходит  что-то  неладное.
Возможно старый Шмеллинг... придет мне на помощь, - добавил он шутливо, но
никому не пришло в голову улыбаться.
     - Но это моя страна, - разочарованно сказала Асни. - Почему я не могу
идти и помогать тебе?
     - Это моя битва. Я должен освободить твою страну от  Сурта,  -  резко
сказал Килгор.
     Скандерберг снова сел и стал греть руки о горящую головку посоха.
     - Мы будем ждать тебя до  завтрашнего  утра,  если  ты  не  вернешься
раньше. Я с самого начала знал, что ты должен встретиться с Суртом один на
один, как мужчина. Успеха тебе, и пусть бог  молний  поможет  тебе.  -  Он
торжественно пожал руку Килгору. - Надеюсь, ты не будешь чувствовать  себя
одиноким и покинутым, но битва теперь в твоих руках, Килгор.
     Асни резко отвернулась и пробормотала:
     - Успеха, Килгор. - Когда она повернулась, Килгора уже не было.
     Она посмотрела через край камней, чтобы увидеть его в последний  раз,
но  увидела  только  безжизненные   черные   потоки   лавы,   беспорядочно
разбежавшейся по равнине. Конечно, теперь он стал  настолько  опытен,  что
мог хорошо укрываться среди камней, и увидеть его было не  просто.  Она  в
отчаянии села рядом со Скандербергом.
     - Что теперь, колдун?
     - Будем ждать. Может, попьем чаю и чего-нибудь поедим?
     Пасмурный день стал еще серее. Повалил снег с  дождем.  Килгора  было
совершенно не видно. Даже Гримшлаг превратился в темное пятно. Скандерберг
расположился в старом,  раскопанном  грабителями  кургане,  предварительно
убедившись, что там никого и ничего нет.
     - Уже скоро зайдет солнце,  -  сказал  он  Асни,  которая  упрямо  не
покидала своего места, где сидела целый день. Она  промокла  насквозь,  но
все еще упорствовала. - Скоро варгульфы  выйдут  на  охоту.  Если  они  не
забыли нас и придут посмотреть, здесь ли мы, то я ни за что  не  поручусь.
Давай лучше сделаем укрепление против них. По крайней мере, укроемся в нем
от непогоды.
     - Хорошо, - сказала Асни. В глубине  души  она  была  рада  предлогу,
чтобы встать и двигаться. Единственное, что  она  делала  весь  день,  это
воздевала руки к небу и восклицала. - Что там с Килгором?
     Она внимательно осмотрела тот  кусочек  земли,  где  они  находились,
обошла вокруг и не обнаружила ничего, кроме истлевших костей и тряпок.  Но
во всяком случае, здесь было сухо.
     Скандерберг сотворил небольшой костер в подземной  норе  и  выжал  из
бороды воду. Когда он покончил с этим,  он  помог  Асни  забаррикадировать
вход в нору. Она  завернулась  в  мокрый  плащ  и  села  у  входа,  ожидая
появления варгульфов, которые должны были вот-вот выйти на охоту.
     Скандерберг клевал носом над тлевшими углями.
     Сначала это было только какое-то странное ощущение.  Постепенно  Асни
убедилась, что на холме, над входом в их пещеру, появились люди,  а  также
справа и слева вдоль хребта. Она прислушалась, но ничего,  кроме  ворчания
Гримстрема, ворочающегося в своем каменном ложе, ничего не услышала. Затем
она уловила первые далекие завывания варгульфов у ворот Гримшлага. Стиснув
молот, она поднялась, чтобы выглянуть наружу, и увидела,  что  по  равнине
несутся варгульфы, завывая в ожидании крови. Как и ожидал Скандерберг, они
все неслись сюда, где повстречали путников. Приготовившись  к  битве,  она
вдруг почувствовала, что ей не хочется  драться,  что  руки  ее  покрылись
потом, и неприятные мысли полезли в голову.
     Когда-то очень давно у нее было семь братьев.  И  теперь  они  бежали
вместе с варгульфами, шестьдесят пять лет верно служа Сурту. А может,  она
сама их убила, когда защищала Килгора в ту жуткую ночь, в Беордстаде?  Или
они погибли, когда Сурт захватил власть в Гардаре?
     Завывание варгульфов достигло склона. Первые черные тени  устремились
к ней, низко наклонив головы. Обнажив белые, зловещие клыки, вожак  достиг
пещеры в два прыжка. В бледном свете угасающего дня Асни увидела его глаза
на черной морде. Бледные и печальные на покрытой черной шерстью морде. Они
были совсем человеческие, и Асни застыла с поднятым молотом. Она не  могла
ударить зверя. Он весь подобрался для последнего прыжка и зарычал.
     Уже в воздухе варгульф извернулся и с воем прыгнул в сторону. Горящий
факел полетел на него сверху. Асни едва  смогла  различить  грубую  одежду
своего спасителя, как он взмахнул факелом над варгульфом и встал у входа в
пещеру. Тут же один за другим из-за хребта стали появляться другие  факелы
и вскоре они распространились по долине, перешли реку и уже весь  Гримшлаг
был окружен линией факелов, как черно-золотым ореолом.
     Сзади послышался голос Скандерберга.
     - Как раз вовремя. Я знал, что на Скулда можно положиться. А огни  на
дальней стороне - это люди Ньяла.
     Асни вздохнула с облегчением и прикрепила молот к поясу.
     - Теперь нам остается ждать появления Килгора на рассвете.  Варгульфы
и Сурт заблокированы по крайней мере на одну ночь. И,  возможно,  это  его
последняя ночь перед смертью.  Взгляни  на  варгульфов,  Скандерберг.  Они
похожи на послушных овец. Они действительно так боятся огня?
     - Видимо, да, - ответил Скандерберг,  глядя  во  тьму,  смешанную  со
снегом. - Хэлло! Это люди Скулда на хребте?
     - Да, - послышался ответ, и тут же появился сам Скулд  с  факелами  в
обеих руках. - Нам очень повезло, что мы пришли сюда, и вы оказались  тоже
здесь. Возьми факел, леди, и разожги еще несколько. Пока у нас есть огонь,
варгульфы не осмелятся напасть. За все время, пока я  был  вождем,  мы  не
убили ни одного варгульфа. Ведь они наши братья. Бедные братья,  утром  вы
будете освобождены от заклятия, или же я  стану  одним  из  вас.  -  И  он
прыгнул вперед, швырнув факел в наиболее нахального варгульфа.
     - Надеюсь, этого не случится, - сказал Скандерберг, выдыхая ароматный
дым трубки. - Мы не можем проиграть.
     - Я думаю, что Килгор скоро вернется,  -  сказала  Асни,  не  скрывая
своего беспокойства.
     - Может, ему не выйти, пока  варгульфы  не  вернутся  в  Гримшлаг,  -
предположил Скулд. - А, может, он прячется  где-нибудь,  пережидая,  чтобы
варгульфы вернулись в свои камеры, и тогда он сможет пересечь равнину.
     - Камеры? - спросила Асни.
     - Да, днем они становятся сами собой, и поэтому Сурт вынужден держать
их в тюрьме,  пока  его  заклинание  не  действует.  Мы  знаем  нескольких
несчастных, которым удалось бежать оттуда. - Лицо Скулда в  свете  факелов
было суровым и угрюмым. - Но мы не моли удержать их у себя из-за заклятия.
Никто этого не узнает и не увидит, но скорее всего Гримшлаг  лучшее  место
для таких несчастных, пока заклятие  не  будет  с  них  снято.  Заклинание
ослабевает во время полнолуния  или  же  в  часы  перед  рассветом,  когда
Гримшлаг зовет их к себе. А страшнее всего они после захода  солнца,  и  я
думаю, нам не  избежать  битвы,  если  пламя  факелов  не  удержит  их  на
расстоянии.
     - Но если мы не удержим их, наш план провалится, -  сказала  Асни.  -
Ведь мы не сможем держать Гримшлаг окруженным, пока не пробьет назначенный
час. Мы должны перебить всех колдунов и тех,  кто  будет  драться  на  его
стороне, а иначе нет смысла убивать Сурта. Скулд, факелы  должны  удержать
их. Нет ли другого способа?
     Скулд успокаивающе похлопал ее по плечу:
     - Не бойся, леди. Я уверен, что нам удастся  сдержать  их.  Ведь  нам
суждено вернуть Гардар Вольфгангерам. - И он пошел к своим людям  следить,
чтобы факелы были у всех в полной готовности.
     Варгульфы без устали кружили вокруг, свирепые атаки на  слабые  места
обороны становились тем чаще, чем ближе была полночь, но крови еще не было
пролито ни с той, ни с другой стороны.  Там,  где  факелы  стали  гаснуть,
зажглись костры. Скулд бегал вдоль цепи, подбадривая людей  и  снабжая  их
огнем. Дикари  подготовили  сотни  факелов  из  твердого,  долго  горящего
дерева. Это была единственная возможность спастись  от  варгульфов,  когда
они стали чумой Гардара после окончания войны и победы Сурта.
     Асни заставила факел разгореться, вертя  над  головой,  и  продолжала
всматриваться в сторону Гардара. Все, что она могла видеть, это  огонь  на
самой высокой башне крепости.
     В центре огненного круга появился Скулд. Он пришел  что-то  сообщить.
Он был усталым и угрюмым.
     - Мы не сможем их сдерживать дольше, чем до  утра,  -  сказал  он.  -
Килгор  должен  вернуться  к  этому  времени,  иначе   мы   утратим   свое
преимущество и уйдем в глухую оборону.
     Асни ничего не сказала  и  только  отвернулась.  Каждому  становилось
постепенно ясно, что Килгор проиграл битву, ведь  утро  было  уже  близко.
Девушка увидела, что некоторые из варгульфов улеглись на  земле,  и  дикое
завывание постепенно перешло в  отчаянный  вой.  На  востоке  небо  начало
голубеть, что предвещало близкий рассвет. Но  Асни  пыталась  не  замечать
этого. Она видела, что факелы догорали, но варгульфы уже  не  обращали  на
них внимания. Они, казалось, все ждали сигнала из Грим шла га.
     Но вот небо посерело. Асни, Скандерберг и Скулд молча стояли рядом  и
смотрели, как варгульфы несутся домой.
     - Теперь, - сказала Асни, - Килгор придет.
     Они смотрели и ждали, когда же скроется последний варгульф,  пока  не
поднимется солнце, весело сияя, как в  добрые  старые  времена,  но  затем
огромная туча закрыла небо.
     И тут же поднялся сильный ветер,  обрушился  на  старый  курган,  где
сидели Асни и Скандерберг. Вокруг черных камней Гримшлага начал завиваться
снег.
     Скандерберг покачал головой и сказал:
     - Я не могу себе представить, чтобы Килгор проиграл. Не  терзай  себя
понапрасну, Асни. Я знаю, что он вернется оттуда с  победой.  Не  печалься
раньше времени. Ведь битва требует времени. Тут очень важно не спешить,  а
Килгор из породы очень осмотрительных и благоразумных.  Но,  черт  побери,
где же он? Неужели он не мог придумать ничего  лучше,  чем  трепать  нервы
старому колдуну? - И Скандерберг с досады  начал  бить  дракона  на  своем
посохе по носу, пока с него не посыпались искры.
     Асни занялась  приготовлением  чая  и  кое-какой  еды.  День  казался
бесконечным, но, наконец, снежные облака сгустились и наступил вечер.
     Асни обратилась к Скандербергу:
     - Он сделает все сегодня вечером, колдун. Он только немного запоздал.
На день. Он теперь ждет темноты.
     - А варгульфы? - угрюмо спросил Скандерберг.
     - Но он же не трубил в рог, -  Асни  вручила  ему  факел  и  чуть  не
подпалила бороду. - На стены, доблестное войско! И приготовьтесь встречать
нашего героя.
     Но герой не появлялся. Варгульфы прорвали линию Ньяла в двух местах и
молниеносными нападениями сзади привели в смятение людей. Их успех  сделал
их наглыми, и даже факелы  не  могли  сдержать  их.  Они  рычали,  лязгали
клыками и совали оскаленные пасти прямо в огонь.
     Доведенный  до  отчаяния  Скандерберг  отбросил   варгульфов   назад,
сотворив стену пурпурного пламени. Но  только  на  время.  Оправившись  от
первоначального  ужаса  и  смятения,  варгульфы  возобновили  нападение  с
удвоенной яростью.
     Луна в эту ночь не  показывалась.  Густые  облака  висели  над  самой
землей, закрывая луну и звезды. Это была ночь варгульфов: Скулд  бегал  от
огня к огню, пытаясь сделать вдвое больше факелов, чтобы удержать чудовищ.
     - Все бесполезно, - сказал он наконец  Асни.  Лицо  его  почернело  и
выражало отчаяние. - Они прорвались во многих местах и загрызли двоих моих
людей. Факелы почти догорели. У Ньяла дела еще хуже, чем у нас. Нам  нужно
укрыться и защищаться, как можем, до  рассвета.  А  затем  нужно  обдумать
другой план.
     - И обречь Килгора на смерть? - сказала Асни. - Ты можешь делать все,
что считаешь нужным для спасения  своих  людей,  но  мы  со  Скандербергом
останемся здесь, пока не узнаем, что случилось с Килгором, или пока он  не
вернется. Я запомню все, что ты сделал для нас, Скулд, и вознагражу  тебя,
когда стану королевой. - Она говорила с достоинством,  хотя  все  лицо  ее
было черным от сажи.
     - Мы не покинем тебя, королева, - сказал  Скулд.  -  Я  имел  в  виду
только то, что мы должны отлучиться, чтобы сделать факелы и другое  оружие
против варгульфов. Мы все останемся здесь и будем сражаться голыми руками.
И никто не сможет сказать, что Скулд и его люди оставили королеву. Но  все
же если мы хотим, чтобы кто-нибудь остался в живых до утра, нужно  сменить
позиции.
     Ночь была  ужасной.  Дул  сильный  ветер  со  снегом,  дико  завывали
варгульфы, даже не  поняв,  что  случилось,  пока  не  увидели,  что  люди
собрались в компактные группы, находящиеся внутри кольца больших костров и
множества факелов. Бешено завывая от  злости,  варгульфы  начали  метаться
вдоль линии костров, почти касаясь огня оскаленными злыми мордами.
     Во время короткой передышки Асни шепнула Скулду:
     - Если они бросятся на нас все одновременно, мы погибли. Я рада,  что
близится утро. Я очень беспокоюсь о Килгоре Он скоро должен вернуться.
     Скулд осмотрелся, чтобы убедиться, что их никто не слышит:
     - Я не верю, что он вернется, леди. Опасности  слишком  велики.  Сурт
тоже достаточно умен, чтобы не приближаться к мечу.  Я  боюсь,  что  юноша
погиб. Когда будет утро, нам лучше рассеяться и скрыться в убежищах.
     Асни повернулась и стала всматриваться во мрак, пытаясь пронзить  его
взглядом.
     - Значит, мы отступим, Скулд? А может,  мы  бросимся  на  Гримшлаг  и
погибнем все, как герои, чтобы не жить изгнанниками и рабами? - С  горечью
она всматривалась в долину, в кольцо огней,  окружающих  Гримшлаг.  -  Все
люди Гардара собраны здесь.  Неужели  это  все  напрасно?  Утром  они  все
рассеются, как сухие листья, гонимые осенним ветром. И их уже  не  собрать
вновь. Если мы останемся, то конец наш будет неизбежен. Колдуны не пощадят
нас и уничтожат всех. Но мы умрем в бою, а  не  замерзнем  в  темной  ночи
Фимбул Винтер.
     Скулд кивнул:
     - Все это правда, леди. Никто не посмеет  сказать,  что  Скулд  ушел,
когда нужно было остаться. Мы останемся с тобой, леди, каково бы  ни  было
твое решение.
     - Спасибо, Скулд. Мы останемся до утра. Терять уже больше нечего.



                                    18

     Килгор проник в Гримшлаг гораздо легче, чем предполагал.  Накинув  на
лицо капюшон черного плаща Горма, он перебегал от камня  к  камню  до  тех
пор, пока не оказался на  расстоянии  полета  стрелы  от  главного  входа,
который охранял отряд троллей.
     Он независимо и гордо вышел из-за камня, протянул руку и сделал жест,
которым в Свартгейме темные альфары приветствовали яруг друга.
     - Темный альфар! - воскликнул один  из  маленьких  троллей,  тревожно
отскакивая назад. И остальные тоже бросили свой пост  и  побежали  впереди
него по длинному черному туннелю. Туннель был широким  настолько,  что  по
нему могли проехать в ряд четыре всадника, а высоты он был такой, что даже
высокий человек, сидя на лошади, мог не бояться  разбить  себе  голову.  В
стены были  воткнуты  дымящие  факелы,  так  что  Килгор  мог  не  бояться
заблудиться.  Кроме  того,  чем  дальше  он  шел,  тем  больше  в  туннеле
попадалось различных существ, спешивших в том же направлении, что и он,  и
так же недоверчиво поглядывающих на него, как и он на них.
     Полуслепой старый  колдун  с  деревянной  ногой  упал  перед  ним  на
ступеньки, бормоча и чертыхаясь. Он с трудом поднялся и  двинулся  дальше.
Там, где туннель перешел в спиральную лестницу, старый колдун  без  всяких
причин, просто ради удовольствия  послушать  крики  и  стоны,  заклинанием
сбросил вниз с полдюжины троллей. Подмигнув Килгору,  он  схватил  его  за
руку и прошептал:
     - Значит, это ты! Я сразу узнал плащ  Свартгейма.  Приветствую  тебя.
Жаль старого Хаукра. Но тот, кто восстает против Сурта,  не  должен  ждать
похвалы и благодеяний от него. Мы не опаздываем?
     И  с  этими  словами  старый  грабитель  Курганов  на  одном  дыхании
проскочил тысячу или около того ступеней вверх,  ведя  Килгора  за  собой.
Если кто-то или что-то оказывалось у него на пути, он  просто  перешагивал
через это или бесцеремонно отталкивал в сторону.
     Ступени лестницы перешли в длинные  коридоры,  освещенные  лампами  с
горящим китовым жиром, а затем снова тысячи  ступеней  и  внезапно  Килгор
чуть не  упал,  оказавшись  на  ровном  полу.  Он  был  на  самой  вершине
Гримшлага.
     Легкие  Килгора  горели.  Задыхаясь,  он  позволил  старому   колдуну
провести себя в главный холл, где  уже  было  полно  разноцветных  халатов
ледяных колдунов  и  волосатых  спин  троллей.  Колдун  стал  бесцеремонно
протискиваться через толпу, вызывая недовольство и смятение потревоженных,
и  потерял  Килгора,  который  спрятался  за   каменную   колонну,   чтобы
осмотреться.
     Огромный холл был полон всяким сбродом, и только  пространство  возле
очага было свободно. Там стояли тринадцать массивных  кресел,  выстроенных
полукругом. Все кресла  были  уже  заняты,  за  исключением  центрального.
Килгор узнал старого колдуна с деревянной ногой, который  спорил  с  двумя
другими, сидящими в соседних креслах. Один из них  был  одет  в  роскошную
пурпурную мантию, а другой в какую-то  рвань  грязно-оранжевого  цвета.  С
безграничным удивлением  Килгор  заметил  в  первом  ряду  зрителей  своих
пятерых знакомых с болот Херонесса. После некоторых размышлений он  решил,
что ни один из них не узнает его.
     В зале  царила  праздничная  атмосфера,  и  время  от  времени  перед
зрителями пробегали  вереницей  тролли.  В  зале  стоял  стол,  заваленный
предметами странной  формы  и  закрытый  черной  тканью.  Этот  стол  был,
по-видимому, предметом всеобщего внимания и центром любопытства.
     Несколько важных колдунов занимали места как члены Двенадцати. Теперь
присутствовали все,  за  исключением  Сурта  и  последнего  из  Двенадцати
колдунов. Наконец, появился и последний колдун. Он скромно прошел к своему
креслу и уселся в него, не обратив на себя внимания зала. Килгор  смотрел,
едва дыша. Он понял, что старый колдун с деревянной  ногой  спутал  его  с
этим, который тоже был одет в черный плащ  Свартгейма.  Это  не  мог  быть
никто другой, и  когда  колдун  откинул  свой  капюшон,  Килгор  с  ужасом
убедился, что был прав. Графгримр!
     Неожиданно в зале подул ледяной  ветер.  Тотчас  колдун  в  пурпурной
мантии поднялся и скомандовал:
     - Тихо! Наш господин Сурт идет! Каждый, кто нарушит тишину и порядок,
будет сброшен со стены крепости!
     Килгор стиснул рукоять меча. Килдурин дрожал и звенел  с  необычайной
силой. Юноша поглубже спрятался в тень и стал ждать появления Сурта. Толпа
заволновалась, но Килгор все еще не видел  своего  врага.  Он  сделал  шаг
вперед, чтобы лучше видеть, и нечаянно наступил на чью-то ногу. Тот  резко
повернулся, и Килгор с изумлением обнаружил, что  он  смотрит  в  знакомые
желтые глаза колдуна Варта.
     Варт ахнул от изумления, а затем радость вспыхнула в его глазах.
     - Ого, ого! - воскликнул он со зловещей ухмылкой. А затем прижал  обе
руки ко рту, как бы заставляя себя молчать.
     - Тихо, или я... - Рука Килгора потянулась к мечу. Варт с  испуганным
хихиканьем отпрянул от него. - Придержи язык, Варт, а  то  я  подарю  тебе
твою же собственную голову, - сказал Килгор свирепым шепотом.
     Варт скорчил гримасу и исчез в толпе. Килгор  сразу  же  сменил  свое
место, но у него возникло странное ощущение, что все идет не так, как  ему
хотелось бы.
     Ледяной ветер гулял по залу, шевеля его волосы и  создавая  такое  же
жуткое ощущение, какое он испытывал в подземелье.
     И тут в дверях появился Сурт.
     Весь зал встретил его приветственными криками. Не глядя по  сторонам,
колдун прошел к своему креслу и сел. Это был коренастый крепкий человек. С
могучих плеч его свисал алый плащ. В руках он держал посох с  великолепной
золотой головкой, а его голову украшал головной убор, сделанный из  клыков
зверей.
     Килгор снова разинул рот от изумления. Это был никто иной, как Ватнар
из Ватнарсмаунда, одетый в плащ мертвого короля из кургана.
     Ватнар, казалось, смотрел прямо на него, пронизывая взглядом каменную
колонну. С  легким  кивком  в  направлении  Килгора  он  заговорил  низким
гипнотизирующим голосом:
     -  Мы  собрались  здесь,  чтобы  объединить  наши  силы  против   сил
Эльбегаста и его союзников. Сейчас самое подходящее время для  возвращения
Фимбул Винтер, если только нам удастся доказать, что у нас хватит сил  для
этого. Я требую тишины в зале. Все  те,  кто  здесь  присутствует,  должны
объединить свои усилия.
     Где-то сзади, у дверей, послышался шум. Раздался жиденький голос:
     - Подождите, благородные господа! Я узнал, что  среди  нас  находится
предатель. И как преданный слуга, я за ничтожную плату могу указать его.
     Пестрая толпа расступилась, и все увидели Варта, который одной  рукой
держался  за  ручку  двери,  готовый  улизнуть  при  малейшей   опасности.
Зазвучали угрожающие голоса, руки потянулись к ножам.
     - Пусть никто  не  покидает  зал,  -  сказал  Сурт  одному  из  своих
подданных. - И приведите сюда этого колдуна, который  осмелился  на  такую
дерзость.
     Варта, издающего слабые жалобные крики, схватили за ворот и подтащили
к Сурту.
     - Давай, показывай предателя,  да  побыстрее,  а  то  тебе  перережут
горло.
     Варт начал вертеться, верещать и наконец крикнул:
     - Он здесь, в черном плаще Свартгейма!
     Сурт посмотрел на Килгора:
     - Прогоните всех отсюда! Оставьте только этого, в черном плаще!
     Зал моментально был  очищен  от  пестрого  сброда.  Варт  обрадовался
возможности уйти и бросился к дверям, не обращая ни на кого внимания.
     Пара  троллей  забилась  под  кресло  Сурта  и  злобно  рассматривала
Килгора, который подошел ближе. Он откинул плащ, чтобы ничто не мешало ему
обнажить меч. Двенадцать колдунов перешептывались между собой.
     Ватнар-Сурт смотрел на юношу без какого-либо  выражения  на  властном
лице.
     - Значит, ты не удовлетворился моим гостеприимством в  Ватнарсмаунде?
И теперь ты пришел осмотреть мой замок? Я с самого начала знал, что  вы  -
те самые, что пришли убить меня. Я знал это еще в Хэльфкнолле. Ради  этого
вы преодолели много опасностей, но я тоже много лет готовился к встрече  с
мечом Андуриха. И теперь я не убежден, что он могущественнее меня.  И  все
же он может пригодиться мне.
     - Мерзавцу не может пригодиться меч, сделанный  альфарами,  -  сказал
Килгор, удивляясь своему спокойствию. Он вынул из ножен сверкающий  меч  и
подошел поближе. - Я пришел вызвать тебя на поединок,  и  ты  примешь  мои
условия, если в тебе есть хоть капля  благородства  скиплингов,  на  земле
которых ты живешь. Я вызываю тебя на бой со смертельным  исходом.  И,  как
вызывающий, я нанесу удар первым.
     Сурт сидел, глядя  на  Килгора,  и  юноша  чувствовал,  как  холодные
дьявольские  токи  обтекают  его,  словно  река.  Река  зловещего   мрака.
Двенадцать колдунов нетерпеливо  перешептывались  между  собой.  Они  были
раздосадованы непредвиденной задержкой в их  важном  деле.  Один  зловещий
одноглазый колдун поднялся и сказал:
     - Давайте решим это дело  побыстрее.  Это  всего  лишь  смертный,  не
обладающий могуществом. Мы можем в любой момент прикончить его, как  муху.
Благородный Сурт, позволь нам сделать это,  и  затем  займемся  проблемами
возвращения Фимбул Винтер.
     - Я запрещаю это, -  повелительно  сказал  Килгор.  -  Фимбул  Винтер
никогда не наступит, пока я здесь, чтобы  предотвратить  ее.  Я  убью  вас
всех, если вы попытаетесь остановить меня.
     - Отлично, мы будем свидетелями прекрасной битвы, - сказал  колдун  в
пурпурной мантии и сел, скрестив руки на груди.
     - Битва состоится, - сказал Сурт, - я принимаю вызов.
     Колдуны посмотрели на Килгора, и затем старик в белом сказал:
     - Но это же ничего не значит, если  смертный  убьет  тело  Сурта.  Мы
знаем, что ничто не может его уничтожить, и через короткое время он  вновь
возвратится к нам еще более сильным, чем раньше. Только  жаль,  что  опять
будет задержка.
     - Задержки не будет, идиоты,  -  громоподобным  голосом  провозгласил
Сурт и сжал ручки кресла так, что затрещало дерево. - Вы  идиоты,  раз  вы
ничего не знаете об этом мече, с которым пришел смертный. Из прошлых  трех
попыток вызвать Фимбул Винтер я понял,  что  во  всех  вас  могущества  не
хватит даже для того, чтобы погасить свечу, а не то что солнце. Значит, вы
или просто шарлатаны, или же некоторые из вас работают против меня.  Но  с
этим мечом Андуриха у  меня  одного  будет  достаточно  могущества,  чтобы
вызвать фимбул Винтер, или даже уничтожить всю землю, по которой мы ходим.
Мне не нужны трусы и предатели. Тот, кто хочет, может уходить.
     Никто не шевельнулся. Все знали, что ждет отступников или мятежников.
Никто из них не мог надеяться дойти до дверей живым. Ни у кого не  хватило
бы времени произнести заклинание против заклинания Сурта.
     - Тогда не будем больше говорить  ни  о  смерти,  ни  о  задержке,  -
продолжал Сурт с горящими глазами. -  Все,  что  отделяет  нас  от  Фимбул
Винтер, это один жалкий беспомощный смертный. Он ничего не сможет сделать,
чтобы остановить нас.
     - Тогда начнем битву и посмотрим, - сказал Килгор. Меч зловеще  гудел
в его руке.
     - Всему свое время, - сказал Сурт, поднимаясь  и  откидывая  ткань  с
низкого стола, на котором лежали различные предметы. Он  раскинул  руки  в
стороны, и Килгор вновь почувствовал  дьявольские  волны,  нахлынувшие  на
него. Сурт запел какое-то  зловещее  заклинание,  которое  подхватили  все
двенадцать колдунов. Килгор с удивлением увидел, что все предметы на столе
начали двигаться. Там был зеленоватый  диск,  обозначающий  землю.  Вокруг
него  двигались  две  колесницы.  Одна  золотая,   другая,   поменьше,   -
серебряная. Килгор узнал Гримфакси, лошадь ночи, с покрытой инеем  гривой,
и Скинфакси, лошадь солнца. Когда пение колдунов  стало  более  сильным  и
громким, Килгор заметил,  что  металлические  изображения  превратились  в
живых лошадей, летящих галопом по черно-голубому  полю.  Он  услышал  звон
сбруи, цоканье копыт, громкое хлопанье хлыста. Он  увидел  свирепый  блеск
глаз Скинфакси, услышал шум ветра в  ее  гриве.  И  затем  большая  лошадь
обогнала маленькую.  Килгор  даже  почувствовал  запах  конского  пота.  И
последнее, что он услышал, недовольное фырканье лошади.
     А может, это фыркнул Ватнар-Сурт, который недовольно сказал:
     - Хватит! Теперь, когда этот  смертный  здесь,  все  получается  куда
хуже, чем раньше. Он обладает могуществом!
     Он отбросил свою шляпу, сделанную из клыков, и с ненавистью посмотрел
на Килгора. Снова волны черной злобы захлестнули юношу.
     Килгор прочел надпись на мече:
     НОЧЬ НЕ ЗАСТАНЕТ ВРАСПЛОХ СЫНОВ АСКА И ЭМБЛЫ.
     Сурт  поднялся,  прошел  нетерпеливо  вдоль  линии  колдунов,   затем
повернулся к Килгору.
     - Я готов к битве, - сказал он. - У тебя в этом зале есть друзья,  но
я самый могущественный. Я  встречался  с  девятнадцатью  такими,  как  ты,
вооруженными мечами, пиками, топорами. Однажды меня убили  по-предательски
- стрелой в спину. Двадцать раз я позволял  убить  себя,  чтобы  вернуться
снова  более  могущественным,  чем  до  смерти.  Если  бы  твоя  принцесса
Вольфгангер была здесь, она бы вспомнила  слова  первого  короля  Ватнара,
который сказал: "Я не умру до тех пор, пока не  стану  последним  королем,
бессмертным и абсолютным". И эти же слова произнес я. Я  живу,  чтобы  эти
слова стали истиной. - Сурт выхватил из ножен меч Трифинг и поднял его над
головой.
     Холодная  дрожь  пробежала  по  спине  Килгора,  когда  он   вспомнил
истлевшую мумию короля в подземелье кургана. Ватнар-Сурт  был  привидением
из могилы. Он мог поселяться в тела живых и заставлять  их  служить  себе,
пока в этом была необходимость. А затем он вновь переселялся в свою могилу
в тело мертвого короля, до тех пор, пока снова не становился живым. Он это
делал уже двадцать раз. И каждый раз думали, что избавились от  Сурта,  но
он вновь возвращался более могущественным, чем раньше, и более  искушенным
в зле.
     - Ты не доживешь до утра, - холодно сказал Килгор,  -  иди  вперед  и
получи первый удар смерти!
     -  Вспомни  меня,  когда  будешь  праздновать   победу,   -   ответил
Ватнар-Сурт. - Я доложу о себе стуком в дверь, как это делают все духи.  Я
надеюсь, что могила будет готова, когда я приду. -  Сурт  оскалил  зубы  в
зловещей гримасе, и глаза его зажглись диким огнем.
     Килгор вобрал воздух, повторил письмена, начертанные на  мече,  затем
взял меч обеими руками, поднял его над головой, чтобы обрушить  сверкающее
лезвие на череп Сурта. И в тот самый момент, когда он хотел нанести  удар,
его руку пронзила жгучая боль. Боль возникла в том месте, где  его  укусил
варгульф,  и  рука  отказалась  повиноваться.  Удар  получился  слабым   и
неверным.
     С торжествующим смехом  Ватнар  парировал  удар  своим  мечом,  выбив
Килдурин из левой руки Килгора. Меч, звеня и рассыпая искры, покатился  по
каменному полу.
     - Твоя рука всегда будет рукой варгульфа, - сказал Сурт  со  зловещим
смехом. - И она, конечно,  никогда  не  поднимется  на  своего  господина.
Облад, Берсеркер, он ваш. Делайте с ним что хотите. Уничтожьте его! - И он
пошел прочь, взяв Килдурин.
     Колдуны вскочили, охваченные яростью. Килгор пригнулся,  когда  топор
вознесся над его головой. Колдун в пурпурной мантии  бросился  к  юноше  с
мечом, неотвратимо нацеленным в его сердце. В его ушах  раздался  короткий
крик, и затем наступило ничто.



                                    19

     Когда Килгор пришел в себя, он все еще был уверен, что мертв.  Место,
где он находился, было холодным, сырым и в нем не было ни проблеска света.
Вероятно, сюда никогда не заглядывало солнце. Разумеется, солнцу здесь нет
места, если он мертв и находится в стране богини Хел.
     Юноша осторожно ощупал пространство вокруг себя и  не  нашел  ничего,
кроме холодного сырого камня,  губчатого  и  ноздреватого,  как  застывшие
потоки лавы, как стены в Гримшлаге. Килгор поднялся, но не мог выпрямиться
в полный рост. Его голова упиралась в  потолок.  Он  начал  щупать  воздух
перед собой, стараясь найти выход отсюда. Так как  он  не  знал,  в  каком
направлении двигаться, он реши повернуться в сторону, противоположную той,
куда было направлено его лицо, и начал ощупывать  стены.  Почти  сразу  он
наткнулся на другой туннель. Килгор  пополз  по  нему  на  четвереньках  и
оказался у пропасти. Два камушка  соскользнули  вниз,  и  через  несколько
минут Килгор услышал далеко внизу всплеск. Содрогнувшись, Килгор осторожно
отполз назад и нашел другой туннель. Здесь он мог даже встать. Туннель вел
куда-то вниз, и Килгор остановился  в  нерешительности.  Ему  не  хотелось
забираться глубже, если он надеется найти  выход  на  поверхность.  Килгор
тщательно проанализировал свои ощущения и решил, что он не  мертв.  Скорее
всего, он жив и брошен в лабиринт туннелей Гримшлага.
     Как он попал сюда - это  было  неразрешимой  для  него  загадкой.  Он
задумчиво  потер  большую  шишку  на  голове,  которую   получил,   сильно
ударившись  головой  о  каменный  выступ  на  потолке.  Казалось,   только
несколько секунд назад над его головой  был  занесен  топор,  но  какая-то
могучая магия перенесла его сюда. Для чего это сделано, Килгор не мог себе
представить. Может, Сурт решил сделать его  варгульфом,  а  может,  припас
жестокую изощренную казнь для такого важного пленника.
     Килгор вздохнул во мраке, почему-то вспомнив о Графгримре.  Это  была
беспокойная мысль. Может, Графгримр перенес его сюда для своих собственных
целей? Может, он хочет узнать, что написано на мече и использовать его для
себя?  Килгор  даже  вздрогнул   при   этой   мысли.   Графгримр   жестоко
разочаруется.
     А может быть, каким-нибудь образом вмешался Скандерберг и спас его от
смерти, перенеся в темный лабиринт? Но это было тишком маловероятно, решил
Килгор. Нечего тешить себя такими надеждами.  Нужно  готовиться  с  честью
встретить свою судьбу.
     Отойдя  от  пропасти,  Килгор  стал  нащупывать  путь  обратно.   Но,
возможно, он спутал направления, потому  что  скоро  свалился  в  какую-то
глубокую яму, откуда стал отчаянно  выкарабкиваться.  Но  стены  ямы  были
слишком гладкие. Он упал на глубину примерно футов десять, и под ногами  у
него был влажный песок. Задумчиво пересыпая  его  между  пальцами,  Килгор
решил, что отсюда должен быть выход, так как  песок  наверняка  приносится
водой. Он пополз, ощущая, как песок становится все более  влажным.  Вскоре
он дошел до воды, вошел в нее, но потолок туннеля становился  все  ниже  и
идти  дальше  было  невозможно.  Килгор  вернулся  назад,  сел  на  песок,
удивляясь, как он мог надеяться так легко выбраться отсюда. С  горечью  он
выругал себя за то, что потерял меч.  Из  всех  его  врагов,  кто  пытался
завладеть мечом, Сурт был самым страшным, и ему удалось  это.  Скандерберг
был бы вне себя, если бы узнал об этом. Килгор положил голову на руки,  не
думая о том, что его костям суждено сгнить  в  подземельях  Гримшлага.  Он
проиграл. Но он уже много раз проигрывал на пути сюда. И  каждый  раз  это
было обусловлено его глупыми импульсивными действиями без обдумывания, без
тщательного планирования. А самая его большая глупость - это  то,  что  он
пустился в эту  авантюру  со  Скандербергом.  Он  вспомнил  о  Брандстоке,
нежащемся под теплыми лучами солнца, о старом уютном холле, который ему не
суждено больше увидеть. И был взбешен, что так позволил себя одурачить.
     - О, боги! - воскликнул он, вскакивая и снова ударяясь головой.  -  Я
должен выйти отсюда во что бы то ни стало и задушить негодяя Сурта  голыми
руками, пусть это будет последнее, что я сделаю в этом мире!
     Время для него не имело смысла, так  как  он  был  слеп  в  кромешном
мраке. Единственное, по чему он мог судить о времени, был  голод.  Он  уже
долго бродил по лабиринту, с трудом выбравшись из ямы. И в конце  длинного
туннеля, ведущего в никуда, он уткнулся  лбом  в  холодный  камень.  После
того, как он отдохнул и потер ссадины и царапины на  голове,  он  взглянул
вверх. Конечно, он ничего не увидел,  он  просто  почувствовал  над  собой
пустое пространство. Ему показалось, что он слышит что-то вверху, а  затем
увидел свет между камнями на высоте около тридцати футов над собой. Килгор
открыл рот, чтобы крикнуть, но вовремя сдержался.  Наверху  мог  оказаться
только враг, а не тот, кто захочет помочь ему. Вскоре свет исчез.
     Упираясь спиной и ногами в стены шахты, Килгор полез наверх. Здесь он
уже ощущал ветерок и с радостью приветствовал его. Наконец, он увидел свет
- небольшое пятнышко вдали, которое все увеличивалось по мере  приближения
к нему.
     Добравшись до отверстия, Килгор чуть не ослеп от света, хотя это  был
всего лишь полумрак. Хмурое утро Гардара.
     Что-то заставило его отказаться  от  намерения  немедленно  выглянуть
наружу. Он услышал  топот  ног  и  неожиданно  оказался  лицом  к  лицу  с
варгульфом, спешившим куда-то.  Юноша  понял,  что  не  вовремя  вышел  из
убежища. Варгульф не успел ни притормозить, ни свернуть. Оба покатились по
земле. Некоторое время они отчаянно боролись, а затем варгульф вырвался  и
убежал. Следующая стая варгульфов пробежала  прямо  по  лежащему  Килгору,
совершенно не обращая на него внимания. Килгор вскочил на ноги, как только
смог, и попытался спрятаться обратно в туннель, откуда он так  неосторожно
выбрался. Но он уже не мог найти его. Варгульфы бежали  мимо  него,  и  их
становилось все больше и больше. Килгора сдавили их  волосатые  тела.  Они
несли его с собой, как река несет щепку, попавшую  в  нее.  Иногда  Килгор
терял опору под ногами, но все равно он был зажат варгульфами и непрерывно
спешил вместе с ними куда-то. Он думал о том, что никогда  уже  не  сможет
найти туннель, ведущий на поверхность, даже если ему удастся вырваться  от
варгульфов.
     Внезапно стремительный бег прекратился. Килгор понял, что находится в
огромном зале со сводчатыми потолками. Он понятия не имел, где  находится.
Он слышал вокруг себя топот сотен ног, вздохи, кряхтение. Казалось, вокруг
него все укладывались спать на мягком песке. Началась  перекличка,  каждый
варгульф выкрикивал свой номер.  Вокруг  Килгора  началась  возня,  и  его
несколько раз толкнули. Внезапно его схватили и грубо швырнули  на  песок.
Прежде чем клыки сомкнулись на его горле, Килгор крикнул изо всех сил:
     -  Смерть  Сурту!  Да  здравствует  королева   Асни,   последняя   из
Вольфгангеров! Проклятие колдунам и варгульфам!
     Те, что напали на него, замерли. Послышался изумленный шепот.  Чьи-то
руки ощупали его лицо. И послышался человеческий голос:
     - Это не наш, но и не один из тех. Он, вероятно, попал сюда снаружи!
     Послышались возбужденные голоса. Килгор сел и воскликнул:
     - А я думал, вы варгульфы. Куда же они девались? Ведь  всего  секунду
назад их были тысячи здесь...
     И в наступившей тишине ему ответил угрюмый голос:
     - Ты прав. Их были тысячи. И они остались. Это мы варгульфы по ночам.
Днем мы люди Гардара. Кто ты и как ты попал в Гримшлаг?
     Они собрались вокруг него, и Килгор поведал им свою историю. Когда он
закончил, воцарилась тишина. Тот, кто, вероятно, был главным, сказал:
     - Мы слышали легенды о мече и возвращении королевы. Но убить Сурта...
Ты знаешь, как он могуществен? Ты же всего лишь смертный юноша.
     - Не совсем, - спокойно  сказал  Килгор.  -  Я  встречался  с  Суртом
дважды, он дважды посылал ко мне свои творения - быка и кота. И  благодаря
ему я получил укус варгульфа в правую руку и  не  смог  использовать  меч,
чтобы убить его. Но если я снова получу меч, я  знаю,  что  делать,  чтобы
навсегда разделаться с колдуном. Я не знаю, почему меня не убили сразу,  а
бросили сюда. Пока я жив, Сурт знает, что я  буду  представлять  для  него
величайшую опасность. Я единственный, кому суждено уничтожить  Сурта  -  и
тело его, и душу.
     - Но  если  ты  пробудешь  здесь  еще  несколько  часов,  тебя  убьют
варгульфы, - ровно сказал чей-то голос. - Хотя мы теперь люди, как ты,  мы
скоро станем зверями. И если ты немедленно не убежишь отсюда,  то  ни  ты,
никто другой никогда не увидит света солнца.
     - Значит, мы должны помочь ему бежать, - сказал предводитель.
     Послышались споры. Кто-то наконец сказал:
     - Рольфр, настало время зажечь нашу последнюю свечу. Я думаю, она нам
больше не понадобится.
     Высекли искры, вспыхнула свеча. Не свеча,  а  тоненькая  трубочка  из
воска. Килгор сидел в окружении бородатых людей, одетых  в  лохмотья.  Они
были даже более  одичавшими,  чем  дикари  Скулда.  В  их  глазах  таилась
глубокая печаль, вызванная их несчастной  судьбой.  Один  из  людей  вытер
слезы и пробормотал:
     - Я даже не мечтал увидеть здесь человека, одетого нормально. Но твоя
одежда незнакома мне, друг. Скажи нам, откуда ты?
     -  Шильдброд,  западное  побережье,  на  юге  Херонесса.  Вы   знаете
Брандсток-холл, жилье моих отцов. За  шестьдесят  пять  лет,  прошедших  с
момента падения Гардара, многое изменилось.
     - Шестьдесят пять лет! - с изумлением прошептали многие.
     - Свеча догорает, - сказал  Рольфр.  -  Кто  пойдет  со  мной,  чтобы
проводить Килгора из Шильдброда наверх? Мне нужно четыре  человека,  чтобы
смотреть вперед и назад. Глам. Хельги. Раудскогги. И Витторф. Хорошо.
     - И твои братья, Авангр и Скарп, - сказал кто-то. - Мы хотим  сделать
все, что возможно, чтобы королева вернулась на трон.
     - Тогда вы тоже пойдете, - сказал Рольфр. - Если мы не  вернемся,  вы
знаете, что делать. Вам неизвестно, почему мы исчезли.
     - А если нас схватят, - сказал один из братьев Рольфра, - мир  просто
недосчитается семерых варгульфов и одного смертного.
     И семь варгульфов повели Килгора через туннели так быстро, как  будто
они видели стены туннелей и западни, устроенные в  полу.  Рольфр  объяснил
Килгору, что им нечего было делать  долгими  летними  днями,  поэтому  они
изучили каждый дюйм туннелей Гримшлага и могут великолепно ориентироваться
здесь даже в полной темноте.
     Но и в этом случае бегство было для них бессмысленно, хотя они  знали
много неохраняемых  выходов  из  Гримшлага.  Никто  не  может  убежать  от
заклятия.
     - И вы никогда не старитесь и не умираете? - спросил Килгор.
     - Нет, мы старимся, - сказал один из братьев. - Когда  нас  схватили,
мы были всего лишь детьми. Рольфру было четырнадцать лет, а мне,  младшему
из братьев, всего шесть. А теперь мы уже взрослые. Я  думаю,  мы  старимся
только днем, когда  становимся  людьми.  То  есть,  вдвое  медленнее,  чем
обычные люди.
     Килгор хотел спросить еще что-то, но Глам прошептал:
     - Смотри, свет. Идет откуда-то снизу.
     - Сегодня  они  почему-то  решили  пересчитать  пленников,  -  сказал
Рольфр. - Пойдем тихо. Нам нужно быстро убить его, если это колдун.
     - Он идет наверх, - прошептал Авангр. - Дайте мне разделаться с ним.
     Слышен был стук сапог  по  камню.  Кто-то  поднимался  наверх.  Затем
человек остановился. И раздался отчетливый голос:
     - Килгор, скажи своим друзьям, чтобы они  позволили  мне  подойти.  Я
должен поговорить с тобой. Ты ведь узнаешь меня?
     - Конечно, узнаю, - сказал Килгор спокойным голосом, хотя буря ярости
кипела в нем. - Ты - Графгримр, предатель.  Один  из  двенадцати  колдунов
Сурта.
     - Один из колдунов Сурта! - выдохнул Рольфр. - Мы пропали!
     - Нет, позвольте мне сказать, -  заговорил  Графгримр.  -  Килгор,  я
знаю, ты думаешь, что это я тебя предал Горму. Но все обстоит не так,  как
кажется тебе.
     -  Интересно,  -  сказал  Килгор.  -  Как  ты  объяснишь  события   в
Свартгейме, когда сам Горм не отрицал, что ты работал для него за  деньги.
И почему ты занял место на тринадцатом кресте среди колдунов Сурта? Ведь я
же сам видел тебя там!
     Графгримр вздохнул и зажег голову посоха, чтобы видеть К ил гора:
     - Сейчас нет времени для объяснений, но я скажу тебе, что это я  убил
Горма, но не из зависти, а во славу Эльбегаста. Это я пробрался к Скулду и
уговорил его прийти на помощь вам. И это было очень трудной  задачей,  так
как он не хотел бессмысленно рисковать жизнями своих  людей.  Если  бы  не
Асни, он бы ни за что не пошел. Теперь ты начинаешь понимать. Килгор?
     - Нет. Все, что я видел, это кресло в зале  Сурта...  Чья  идея  была
послать меня сюда, к варгульфам, чтобы меня разорвали на куски? Твоя?
     Графгримр спокойно ответил:
     - Это я послал тебя сюда. Это лучше, чем если бы ты  неминуемо  погиб
под мечами колдунов. Ты это знаешь. Я сделал это  мгновенно,  и  никто  не
знает, где ты. Кроме, возможно, Сурта. Если он интересуется тобой. Теперь,
когда у него есть Килдурин, его мало что интересует, кроме положения  луны
и солнца, удобного для их уничтожения. Если его не остановить сегодня,  то
наступление Фимбул Винтер неминуемо. Времени  у  нас  совсем  мало.  Через
несколько часов Сурт соберет  колдунов,  и  тебе  нужно  быть  там,  чтобы
остановить его. Никто,  кроме  тебя,  не  сможет  сделать  этого.  Как  ты
собираешься поступить? Варгульфы тебе не помогут, как только ты дойдешь до
двери в конце этого туннеля. Тебе не войти в нее одному.
     Килгор посмотрел в непроницаемую тьму:
     - Я сам подумаю над этим, но  не  буду  советоваться  с  прихвостнями
Сурта. Почему ты явился сюда? Опять колдовские штучки?
     Графгримр нетерпеливо фыркнул:
     - Для такой чепухи нет времени, Килгор. Я знаю, что ты  имеешь  право
сердиться после всего,  что  случилось  в  Свартгейме,  но  ты  не  можешь
рисковать всем только потому, что ты зол. Я  сказал  тебе  все,  что  мог.
Теперь ты должен позволить мне проводить тебя к Сурту, или же ты  рискуешь
потерять все только потому, что сердишься.  Ты  должен  решить  для  себя,
честен я или лгун. Ну так как, Килгор?
     Килгор подумал минуту. Он знал, что Графгримр прав. Он вспомнил  ночи
на Трайденте,  путь  к  темным  альфарам.  Скандерберг  верил  Графгримру,
значит, и он, Килгор, должен поверить.
     - Ну, хорошо, - сказал он со вздохом. - Идем,  я  постараюсь  забыть,
что произошло в Свартгейме. Я обещаю, что мои друзья не причинят тебе зла.
     - Риск ужасен, - с сомнением произнес Рольфр. - Но для колдуна  Сурта
такая игра чересчур сложна. Я очень надеюсь, что ему можно верить. Хотя  у
него в прошлом, видимо, много  предательств,  но  он  прав.  Мы  не  можем
вывести тебя из туннеля. Мы желаем тебе успеха, Килгор. Сейчас  нам  нужно
вернуться. Может быть, мы встретимся снова, когда заклятие будет снято.  -
И они быстро исчезли во мраке, оставив Килгора и Графгримра одних.
     Графгримр подошел к Килгору:
     - Ты правильно поступил, Килгор. У тебя хорошие инстинкты. Теперь иди
рядом со мной. Я не могу  долго  поддерживать  свет,  чтобы  не  возбудить
подозрений Сурта. Нам нужно выйти отсюда до наступления  вечера.  На  этот
раз не трогай меч правой рукой, когда будешь нападать на Сурта,  а  то  он
снова избежит удара.
     - Но как мне приблизиться, чтобы взять меч? -  спросил  Килгор.  -  У
меня нет даже обычного меча, чтобы вызывать Сурта на поединок.
     - Не беспокойся. Я введу тебя в холл, а там ты сам должен найти такую
возможность. У меня есть короткий меч, который я могу дать тебе, но  чтобы
пользоваться им, тебе потребуется гораздо  больше  силы  и  ума,  чем  при
пользовании простым мечом.
     Они вышли из туннеля как раз к заходу солнца, и тут же  увидели  стаи
варгульфов, которые неслись  от  Гримшлага  к  линии  костров,  окружающих
крепость. Килгор с  беспокойством  вспомнил  свое  обещание  вернуться  на
рассвете. Этот рассвет давно прошел, и следующий был недалеко. Вид костров
и факелов успокоил его. Значит, его еще ждут, надеются на него.
     Графгримр сказал ему, чтобы он надвинул капюшон на  лицо  и  держался
поближе. Приблизившись к залу Сурта, они остановились в каменном алькове.
     - Ты и я примерно одного роста, - сказал Графгримр. - Натяни  плащ  и
спрячь мой меч под ним. А  когда  придет  время  действовать,  помни,  что
только Килдурин может убить Сурта.
     Килгор взглянул на колдунов, торжественно входящих в зал.
     - Где будешь ты? - спросил он. - Мне может понадобиться твоя  помощь.
Ты будешь рядом?
     - Я буду рядом все время, но ты все должен делать сам. Помни, что  ты
должен первым нанести  удар,  чтобы  твое  мужество  не  покинуло  тебя  в
присутствии Сурта. Желаю успеха!
     Килгор вошел в зал среди последних. Никто не обратил на него  особого
внимания. Он спокойно сел в  тринадцатое  кресло,  не  поднимая  капюшона.
Колдун с деревянной ногой пригнулся к его уху и прошептал:
     - Странное происшествие было прошлым вечером, не правда ли? Жаль, что
этот субъект ускользнул от нас в последнее мгновение. Это заклинание, и  я
готов поклясться, что чувствовал запах огня в зале. Среди нас - предатель.
Хорошо бы найти его. - И он  шутливо  ткнул  Килгора  в  бок  и  попытался
заглянуть под капюшон.
     Другой колдун сказал:
     - Я вижу, что эта крыса Варт снова здесь. Он  хочет  занять  одно  из
наших кресел при помощи своей болтовни о предателях из Свартгейма.
     И он твердо взглянул на Килгора. Глаза его как бы вызывали  юношу  на
спор. Килгор промолчал. Он  не  отрывал  глаз  от  двери  и  рука  его  не
выпускала рукоятки меча. Где-то в конце зала был слышен  голос  Варта,  но
Килгор не обращал внимания на него.
     Дверь открылась, и все моментально сели  на  места.  В  зал  ворвался
ледяной ветер  и  пронесся  по  нему,  раскачивая  подвешенные  амулеты  и
растрепав бороды колдунов. Килгор замер, когда ветер коснулся его. И ветер
сразу же стих, как будто почуяв врагов. Килгор  снова  ощутил  дьявольское
присутствие Сурта, и на сей раз у него не было никакой защиты, кроме пояса
Берлиот и простого меча.
     Раздался гром, и в зал  ворвалась  масса  ледяного  воздуха.  Колдуны
удивленно  перешептывались  между  собой,  чувствуя  запах  серы  и  запах
заклинаний. Они стиснули свои посохи, готовясь отразить нападение.
     - Огненная магия во владениях Сурта! - воскликнул один из  двенадцати
колдунов в наступившей тишине. Тролли заметались в страхе.
     - Огненная магия?!  Чепуха!  -  фыркнул  другой  колдун,  но  все  же
тревожно осмотрелся в поисках огненных колдунов.
     Килгор боялся выдать  себя  движением  мускула.  Глаза  его  отыскали
Варта, который метался по залу в большом возбуждении и  неотрывно  смотрел
на Килгора.
     Пронзительным голосом Варт закричал:
     - Я же сказал, что предатель в плаще Свартгейма, и вы видите,  что  в
зале два таких плаща. Раскройте их, и  вы  увидите,  что  предатель  снова
пришел, чтобы убить Сурта!
     - Предатель? Чепуха! Он мертв, - сказал кто-то. - А может, нет?
     Килгор сидел спокойно, но холодный пот выступил у него между лопаток.
Его спокойствие, казалось, озадачило тех, кто начал подозревать его. Никто
не подходил к нему и не пытался сорвать капюшон. Несомненно,  все  уважали
здесь Графгримра и боялись остаться в дураках.
     - Трусы! - сказал голос Сурта. Он вошел в зал, неся Килдурин в правой
руке. Тяжелая металлическая перчатка  защищала  его  руку.  Перчатка  была
окутана едким ядовитым дымом.
     - Что вы боитесь этого несчастного  смертного,  когда  он  без  меча?
Пусть здесь окажется тысяча огненных колдунов, но  они  не  смогут  теперь
остановить меня. - Он поднял меч, и весь зал огласился криками. Он  сел  и
продолжал. - С этим мечом я - самое  могущественное  существо,  когда-либо
появлявшееся из мрака.  Несмотря  на  всю  вашу  слабость,  ничтожность  и
трусость, я возьму вас на службу, когда стану господином фимбул Винтер.
     Шар яркого зеленого пламени вспыхнул у него над головой и  рассыпался
тысячами искр. Сурт поднял руку,  и  искры  моментально  погасли.  Колдуны
вскочили на ноги и начали сыпать проклятиями, со злобой глядя на зрителей,
которые в ужасе съежились.
     - Сядьте, идиоты! Не сходите с ума! - Сурт встал и подошел  к  столу,
закрытому черной тканью.  Перчатка  на  его  руке  задымила  еще  сильнее.
Повалил черный  едкий  дым.  -  Мы  должны  заниматься  своим  делом.  Кто
осмелится противостоять мне, когда вся земля дрожит при  упоминании  моего
имени?
     Наступила жуткая тишина, и тут между ног  Килгора  прошмыгнула  мышь.
Она подмигнула Килгору блестящим глазом и пошевелила усиками. Килгор сразу
же успокоился. Он сам не понял, как это произошло, но вдруг он поднялся  и
медленно направился к Ватнару-Сурту. Затем он услышал свой сильный  чистый
голос:
     - Я осмелюсь противостоять тебе, и я не дрожу перед тобой!
     Сурт в ярости рухнул в кресло, сжав его ручки. Он не  мог  произнести
ни слова. Другие колдуны тревожно перешептывались  между  собой,  а  затем
один из них крикнул:
     - Графгримр, не будь дураком! Сейчас ты расстанешься со своей  жизнью
и магией!
     - Я не Графгримр, - сказал Килгор  и  скинул  с  себя  плащ.  -  Хотя
Графгримр со своей огненной магией уничтожит любого из  вас,  кто  захочет
помешать мне покончить с этим делом, которое привело меня сюда.  Я  должен
навсегда уничтожить этого выходца из могилы - Ватнара-Сурта. Ты принимаешь
мой вызов? Или я должен назвать тебя трусом?
     Ватнар-Сурт сжал меч и поднялся, наполнив зал своим могуществом.
     - Я снова принимаю твой вызов, - сказал он громоподобным голосом. - И
ты, как слабейший, можешь нанести первый удар. А затем  я  мечом  Андуриха
пошлю тебя в забвение. Ты знаешь, что теперь, когда меч у меня, у тебя нет
ни малейшего шанса убить меня. Твоя голова украсит  коллекцию  голов  моих
врагов, которые пытались убить меня. Все головы заколдованы так,  что  они
могут говорить, и с ними можно  вести  беседы.  Твоя  голова  будет  самой
ценной в моей коллекции,  так  как  я  ненавижу  тебя.  Ты  готов  сделать
попытку? Я вижу, что ты вооружился  детской  игрушкой.  Неужели  ты  такой
идиот, что рассчитываешь убить бессмертного Сурта этой жалкой железкой?
     - В данном случае это не имеет значения, -  сказал  Килгор,  доставая
меч из  ножен.  -  Час  твоего  уничтожения  пробил,  Сурт.  Я  тот,  кому
предназначено  убить  тебя.  Человек  ненавидит  то,  чего  боится,  и  ты
ненавидишь меня потому, что боишься, потому, что знаешь, что я убью тебя.
     Ватнар-Сурт  сделал  шаг  вперед,  размахивая  мечом  так,  что   тот
загорелся в его руке горячим голубым пламенем.
     - Я могу сделать тебя таким же могущественным, как и я сам, -  сказал
он, сверля лицо Килгора холодным пронзительным взглядом.
     Юноша невольно поднял свой жалкий меч, как бы стараясь защититься  от
злобной волны, которая исходила от Сурта. Между ними с треском  проскочила
искра пламени.
     - Я пришел сюда, чтобы убить тебя, - сказал юноша. - Можешь сражаться
моим мечом. Твой конец все равно неминуем!
     - Тогда нанеси первый удар, - сказал Сурт. - А затем ударю  я.  -  Он
снял с головы черный шлем. - Твой меч нашел себе нового хозяина, и он  уже
не будет работать для тебя.
     - Этого никогда не произойдет, - сказал  Килгор  и  прочел  про  себя
руны, начертанные на мече. Он сконцентрировал все свои мысленные  силы  на
мече, ненатуральное голубое пламя которого моментально погасло  и  на  нем
проступили золотые письмена. Затем меч загорелся ровным желтым пламенем.
     Сурт не шевельнулся, когда меч обжег ему руку.
     - Наноси свой удар.  Или  ты  думаешь,  где  же  Графгримр?  Ведь  ты
нуждаешься в нем сейчас. Как же он завел тебя сюда и бросил одного?
     - Он здесь, только ты не видишь его, - ответил Килгор,  хотя  чувство
неуверенности и беспокойства шевельнулось в нем.
     Сурт ответил презрительным фырканьем:
     - Тогда молись своим богам, которым ты  поклоняешься.  Твой  конец  в
моих руках. - С непоколебимым достоинством он опустился на  колено,  чтобы
принять удар Килгора.
     Килгор глубоко вздохнул и взялся обеими руками за  рукоятку  меча.  И
вдруг в его ухе прозвучал голос. Голос Графгримра:
     - Рог! Вспомни загадку и пророчество.
     Килгор колебался, предполагая, что это всего лишь  штучки  Сурта.  Он
прикоснулся к рогу на своем поясе,  который  висел  на  том  же  истлевшем
кожаном ремешке, на котором висел у своего старого хозяина.  Он  не  видел
ничего такого, что указывало бы на то, что Графгримр где-то рядом.
     - Рог! - настаивал голос.
     - Рог, - громко повторил Килгор.
     - Что? Его первый удар будет звук рога? - Колдуны переглянулись. Одни
насмешливо, другие озадаченно.
     Лицо Сурта потемнело, а затем побелело, когда он увидел старый рог.
     - Я знаю этот рог. Он принадлежал Вультеру, которого я убил и оставил
его труп на растерзание воронам. Ты тоже найдешь себе  безымянную  могилу,
если веришь в пророчество относительно рога Вультера.
     - Что за пророчество? - тревожно спросил один из колдунов.  -  Мы  не
хотим иметь дела с пророчествами.
     - Трижды протрубит рог альфаров, и все альфары соберутся возле  него,
и остров по имени Грим окутается дымом  и  пламенем,  -  сказал  колдун  в
пурпурной мантии.
     - Дурацкая сказка, которую сочинили скиплинги, - хмыкнул Сурт. -  Кто
тебе дал рог? Наверное, сам Эльбегаст?
     - Нет, всего лишь старый свинопас.
     Сурт выругался, и тут же раздался звук рога. Килгор начал трубить,  и
этот звук разнесся по всему залу. Когда Килгор  опустил  рог,  можно  было
слышать, как эти звуки летят все  дальше  и  дальше  от  Гримшлага,  через
пустынные равнины и каменные утесы.  Колдуны  переглянулись  между  собой.
Одни фыркали презрительно, другие в тревоге сжимали свои посохи.
     Ватнар-Сурт хмыкнул и для пробы взмахнул  мечом,  который  разгорелся
еще ярче. Вероятно, он жег руку Сурта даже сквозь металлическую  перчатку.
В зале запахло паленым мясом. Килгор почувствовал, что у  него  на  голове
зашевелились волосы.  Ведь  Сурт  готовился  нанести  удар  и  к  тому  же
произносил заклинание, чтобы наверняка покончить с Килгором. Он  про  себя
снова и снова произносил письмена на мече, и меч  отвечал  ему,  вспыхивая
каждый раз золотым пламенем.
     И тогда Сурт нанес удар. Меч пролетел в воздухе мимо головы  Килгора,
обдав его лицо горячим воздухом, и ударился о каменную  колонну.  Раздался
звон, и посыпались обломки камня и льда. Килгор ахнул. Все  произошло  так
быстро,  что  он  не  успел  осознать  опасности,  и  теперь  с   радостью
чувствовал, что еще жив.
     - Килдурин не хочет убивать своего господина, - сказал он. - В  конце
концов, ты убьешь себя сам.
     Сурт уперся  острием  меча  в  пол  и  ненавидящим  взглядом  пронзил
Килгора. Он не обращал внимания на дымящуюся перчатку и боль в руке.
     Килгор снова дунул в рог, а Сурт напал  на  него  раньше,  чем  юноша
успел опустить рог. И снова меч просвистел рядом, несмотря на то, что Сурт
крепко сжимал его обеими  руками.  Колдуны  зашумели  и  начали  распевать
заклинания, чтобы уничтожить наглеца Килгора, но Сурт презрительно  махнул
им рукой. Его лицо и руки почти светились, он призвал на помощь  все  свое
могущество, всю свою энергию, которая была в нем.
     - Дуй в рог и помни - это мой последний удар!
     - И он тоже будет безрезультатным, - крикнул Килгор, поднимая  рог  и
набирая воздух в легкие. И тут Сурт не выдержал.  Он  злобно  выругался  и
попытался ударить Килгора.
     Меч снова пролетел мимо и со звоном ударился о каменный пол,  высекая
искры. Сурт злобно крикнул и опять попытался  ударить  Килгора,  не  давая
возможности юноше дуть в рог.
     Килгор отскочил назад. Его протесты утонули в свисте меча, наносящего
удары, и в грохоте рушащихся стен и  колонн,  которые  падали,  когда  меч
попадал в них. Килгор пытался прятаться за  колонны,  но  Сурт  сносил  их
одним ударом. Град  каменных  обломков  заставил  колдунов  попрятаться  и
наблюдать за происходящим из безопасных мест. Все зрители - мелкие колдуны
и тролли - поспешно убегали из зала.
     Сурт  схватил  меч  обеими  руками,  несмотря  на  невыносимый   жар,
исходивший от него, и рубил изо всех сил. Лезвие просвистело рядом с  ухом
Килгора так близко, что юноша почувствовал его дыхание.
     Это была битва между мечом и Суртом. И Сурт был близок к тому,  чтобы
выиграть ее. Килгор непрерывно отскакивал, уклоняясь с такой  ловкостью  и
быстротой, что удивлялся сам себе. Вероятно, ему помогал Графгримр в  этом
соревновании  со  смертью.  Постепенно  юноша  заметил,  что  Сурт   умело
маневрирует, стремясь загнать его в угол, где  проще  прикончить  Килгора.
Килгор тревожно оглянулся, надеясь увидеть, Графгримра, но не увидел  его.
В отчаянии он попытался бежать, но Сурт каждый раз загораживал  ему  путь.
И,  наконец,  Килгор  почувствовал   спиной   каменную   стену.   Сурт   с
торжествующим  хохотом  рванулся  вперед.  Меч  ударился  о  стену  и   на
пригнувшегося Килгора посыпались камни. Килгор упал прямо  в  ноги  Сурту,
который как раз откинулся назад, занося  меч  для  следующего  удара.  Меч
сверкнул в воздухе, но Килгор откатился в сторону. У него оказалась  легко
оцарапана рука. Сурт испустил рев ярости и разочарования: своим ударом  он
отсек себе левую ногу.
     В наступившей  мертвой  тишине  Сурт  выронил  дымящийся  меч  и  тот
зазвенел по полу. Сурт медленно повернулся к Килгору  и  посмотрел  ему  в
лицо со страшной ненавистью.
     Он хрипло произнес:
     - Ты выиграл. На этот раз я убил себя, и Ватнар, наконец,  умрет.  Но
настоящий Сурт еще жив! И он будет мстить! На этот раз я покидаю  тебя.  И
ты будешь все время в страхе ждать  моего  появления,  не  зная,  в  каком
обличье я окажусь. Новый и более могущественный, чем раньше.
     Он упал  на  пол  в  лужу  собственной  крови.  Одиннадцать  колдунов
собрались вокруг него, не обращая внимания на Килгора.
     - Можем ли мы спасти тебя от смерти. Великий Сурт?  -  спросил  самый
старый, становясь на колени  возле  неподвижного  тела.  Ответа  не  было.
Колдун сказал остальным:
     - Я думаю, что Сурт не хотел больше жить  в  этом  дряхлом  теле.  Он
решил найти себе более сильное. Хотя Ватнар был ему хорошим слугой.
     - Но зато последним, - сказал одноногий колдун. - И на этот раз  Сурт
ослаб. Теперь ему для  восстановления  сил  потребуется  много  времени  в
специальном месте. Но хотя я и знаю, где, я не скажу никому.
     - Даже если тебе придется умереть вместе с этой тайной?  -  Графгримр
медленно материализовался в воздухе с посохом в руках.
     Колдуны  отпрянули,  торопливо  шепча   защищающие   их   заклинания.
Одноногий колдун хмыкнул:
     - Ватнарсмаунд. Но я не уверен, что вы убили его.
     - Килгор, возьми меч, - сказал Графгримр. - Нужно убить его, пока его
могущество в упадке.
     Килгор взял меч, вложил в ножны, чувствуя рукой холодную сталь.
     - Я должен еще кое-что сделать, - сказал он, поднося рог к губам.
     - Нет! - Графгримр схватил его за руку и показал на Сурта. Колдуны  в
трепете отступили назад, закрывая лица руками.
     Вокруг Ватнара сгустилось ледяное облако. Килгор в  страхе  отступил,
не отрывая взгляда от кружащейся ледяной пыли,  которая  все  сгущалась  и
начала  постепенно  принимать  форму.  Графгримр   рявкнул   на   Килгора,
приказывая ему поторопиться. Тролли и колдуны в панике бросились к дверям.
     - Это бык, - прошептал Килгор. Тошнота подступила  к  его  горлу.  Он
поднял меч, словно хотел отгородиться от жуткого создания, которое  обрело
форму и теперь тяжело, угрожающе дышало могучей грудью.
     Чудовище было огромно и страшно. Кровь запеклась у него  на  спине  и
боках, где была полосками содрана кожа. Черные безумные  глаза  уставились
на Килгора. Колдуны, до этого момента парализованные страхом, вдруг  ожили
и бросились к дверям. Бык с огромной скоростью кинулся за ними, швыряя  их
рогами в разные стороны.
     Килгор опустил меч,  и  страшный  зверь  вдруг  резко  остановился  и
повернулся к своему врагу. Он долго стоял, низко опустив голову  и  что-то
обнюхивая на полу. Он весь буквально излучал злобу.
     Килгор и Графгримр стояли неподвижно.
     Стряхнув капли пота со лба, Килгор прошептал:
     - Что это за чудовище? Оно реально или это  привидение?  Можно  убить
его?
     - Конечно, - пробормотал Графгримр. - Но никто не знает, что  сделает
привидение. Я думаю, что он хочет напугать тебя и просто сбежать. Дай  ему
уйти, чтобы ты не смог сделать какой-нибудь глупости.
     Килгор схватил рог Вультера, зная, что его звук прогонит Сурта в  его
новом жутком обличье, и протрубил.
     Звук рога прокатился по коридорам и туннелям Гримшлага и затих где-то
вдали на равнине. Бык опустил голову еще ниже, издал страшный рев и исчез,
но его рев еще долго стоял под сводами замка.
     - Ты все-таки протрубил! - крикнул  Графгримр.  -  Теперь  нам  нужно
побыстрее бежать, чтобы не погибнуть здесь.
     И где-то в глубинах Гримшлага  раздался  грохот.  Во  двор  изо  всех
выходов вылетали перепуганные тролли. Могучая  крепость  затряслась  снизу
доверху. Они слышали треск и  грохот  -  это  рушились  подземные  туннели
Гримшлага, навсегда заваливая многочисленные входы и выходы из него.


     Асни и Скандерберг не спали всю долгую  ночь.  Они  не  говорили,  не
двигались до тех пор, пока не наступило  утро  и  варгульфы  не  бросились
обратно в Гримшлаг. Затем Асни поднялась и подозвала Ньяла и Скулда.
     - Настала пора расходиться, - сказала она. - Но через три дня  Гардар
оживет снова.
     Скандерберг оторвался от своих мрачных дум:
     - Это я виноват. Почему я не  пошел  с  ним?  Я  просто  боялся,  вот
почему. Старый трус!
     - Тихо, колдун, - сказала Асни. - Что это? Ты слышишь?
     - Да, - сказал Скандерберг, когда чистый звук рога растаял  вдали  за
курганом. И затем прозвучал новый сигнал, чистый и звенящий. После долгого
молчания раздался третий звук, принесший с собой волны холодного  воздуха.
Вскоре растаял и он.
     Скандерберг  вскочил  и  взлетел  на   вершину   кургана.   Он   стал
всматриваться в сторону  Гримшлага,  не  обращая  внимания  на  ветер,  на
остатки варгульфов.  Он  погрозил  кулаком  крепости  и  произнес  ужасное
заклинание, которое заставило содрогнуться Асни. Слезы  застыли  в  бороде
Скандерберга ледяными шариками.
     Люди Скулда тревожно смотрели на колдуна:
     - Что это? Чей это рог?
     - Рог Вультера, - произнес старик. - Эльбегаст  произнес  пророчество
на этом роге. Слушайте меня... - Но никто не  слушал  его.  Всех  охватила
тревога.
     - Это Килгор, - ровным бесстрастным голосом  произнесла  Асни.  -  Мы
проиграли, старик. Слезай оттуда, пока варгульфы не стащили тебя.
     - Пусть, - сказал  Скандерберг,  совершенно  упав  духом.  Плечи  его
опустились и посох выскользнул из его пальцев. - Килгор, вероятно,  погиб.
Такой молодой, способный и многообещающий! И я сам привел  его  к  гибели.
Это  последнее,  что  сделал  Скандерберг-колдун.  Я  сломаю  свой  посох,
откажусь от магии и никогда не забуду этот день печали и горя.
     - Скандерберг, - начала Асни, но тут раздался  крик,  вырвавшийся  из
сотен глоток. Они оба повернулись к  Гримшлагу,  ожидая  увидеть  Сурта  с
сонмом его демонов, летящих к ним на туче ярости и желающих уничтожить все
и всех.
     Но они  увидели  сверкающую  желтую  лаву,  которая  вместе  с  дымом
вырвалась из трещины в основании крепости. Гейзеры извергали пар и шипели,
как змеи, когда  огонь  достигал  их  подземных  жилищ.  Земля  стонала  и
дрожала. Короткий треск в ритме стаккато наполнял весь воздух  грохотом  и
пылью. Открылась еще одна трещина, и вся река моментально  превратилась  в
пар, окрасив стены ярко-оранжевыми пятнами.  Крепость  доживала  последние
минуты и все ее обитатели, кто еще не погиб в огне и не был сварен горячим
паром, не был засыпан камнями, поспешно убегали из проклятого места  прямо
на поджидавших их гвардейцев.
     Люди Гардара с криками торжества схватили оружие  и  приготовились  к
бою. Они бросились к Асни, стоящей на вершине кургана.
     - Приказывай, королева! - Скулд в возбуждении забрался на  курган.  -
Они в ловушке между Гримшлагом и нашими рядами. Мы можем избавить Гримшлаг
от большинства колдунов и троллей. Какова твоя воля, королева?
     Асни колебалась только мгновение. Подняв молот, она крикнула:
     - Вперед! Смерть им! Месть за Килгора!
     Этот крик подхватили люди Скулда и Ньяла, и как только первые  группы
беглецов достигли рядов воинов Гардара, началась битва. В призрачном свете
подземного огня под черными облаками пыли и дыма миньоны  Сурта  встречали
свою смерть.
     Земля последний раз содрогнулась в страшной судороге. Гора, где стоял
Гримшлаг, превратилась в затычку в котле Муспелл. Давление в  котле  стало
очень  большим,  и  затычка  внезапно  взорвалась  с  ужасающим  грохотом.
Гримшлаг исчез, и его каменные обломки упали на  ледяные  поля  и  мрачные
горы за много миль отсюда. Облака черной  пыли  и  пепла  закрыли  бледное
небо, и пошел дождь, как тяжелые черные слезы.



                                    20

     Когда  Килгор  и  Графгримр  бежали  вдоль  стен,  вокруг  них,   как
обезумевшие, метались тролли, не обращавшие на них никакого  внимания.  Со
стены они увидели сверкающую  огненную  трещину,  открывшуюся  у  главного
входа. Она извергала расплавленную лаву. Крепость стонала  и  трещала  под
напором чудовищных сил.
     Они бежали к северным стенам, часто спотыкаясь  и  падая.  При  свете
посоха Графгримра они нашли моток веревок и связку крючьев,  заготовленных
Графгримром задолго до того, как он обнаружил Килгора в логове варгульфов.
Когда они спустились с черного гладкого утеса, Графгримр убрал  веревки  и
крючья, чтобы за ними не могли  спуститься  тролли.  Во  время  спуска  их
несколько раз чуть не стряхнуло наземь. Утес трясся так, что казалось, это
гигантская лошадь трясет кожей,  отпугивая  мух,  досаждающих  ей.  Но,  к
счастью, веревки спасли их от падения, а  защитные  заклинания  Графгримра
уберегли от каменных глыб, падающих вниз. Камни были всех  размеров  -  от
простых булыжников до чудовищных обломков, сотрясающих землю при  падении.
Подземный   грохот,   свирепое   шипение   гейзеров   и   холодной   воды,
соприкасающейся с расплавленным камнем, создавали ужасный шум. Тишина  как
будто навсегда покинула землю.
     Когда они добрались до подножья Гримшлага, небо уже просветлело. Гора
тряслась так, что было ясно - она доживает последние секунды, еще немного,
и чудовищные силы в могучем  рывке  уничтожат  ее.  Килгор  с  содроганием
смотрел на раскаленные камни и надеялся, что они смогут найти  путь  среди
них. Земля жгла им  ноги.  Когда  они  с  трудом  добрались  до  реки,  то
обнаружили, что в ней течет кипяток. Гейзеры окутали все облаками горячего
пара.
     - Мы сваримся заживо, если поплывем  через  реку,  -  сказал  Килгор,
тщетно  пытаясь  рассмотреть  противоположный  берег.  Он  видел  какие-то
смутные фигуры на том берегу и слышал дикие завывания  варгульфов  -  ведь
близилось утро, и им нужно было бежать в свое  логово,  которое  перестало
существовать.
     Графгримр показал Килгору на маленькую лодку, спрятанную  за  большим
камнем и чудом уцелевшую в этом пекле, где горело все, что  могло  гореть.
Не говоря ни слова, они прыгнули в лодку и оттолкнулись от берега. Кипящий
поток подхватил лодку, как осенний листок. И сразу же вся  смола,  которой
было заделано дно лодки, расплавилась, и она начала наполняться водой.
     Килгор  и  Графгримр  гребли  изо  всех  сил  и  сумели  доплыть   до
противоположного берега прежде чем лодка начала погружаться  в  воду.  Они
пошли дальше, даже не оглянувшись на нее.
     - Здесь была хорошая битва, - сказал Графгримр, когда  они  проходили
мимо сотен трупов колдунов  и  троллей.  -  Скандерберг  и  Асни,  видимо,
уверены, что ты погиб, раз уж они начали битву за тебя.
     - Теперь уже все равно, - сказал  Килгор,  решительно  шагая  вперед.
Крушение Гримшлага заставило бежать всех сторонников Сурта. Ньял  и  Скулд
позаботились о  колдунах  и  троллях,  а  мы  должны  прикончить  Сурта  в
Ватнарсмаунде. - Он говорил и шел,  не  замедляя  шага,  узнавая  каменные
пирамиды, выложенные на  могилах  казненных  преступников  и  кажущиеся  в
призрачном свете тюремными башнями.
     - Ты там уже был, - сказал Графгримр. - Скажи мне, что мы увидим там,
когда войдем? Ведь должен же он иметь какое-то тело, чтобы закончить битву
с тобой?
     - Это курган древнего короля, и  там  нет  ничего,  кроме  лохмотьев,
истлевших костей и пыли, но я думаю, что Сурт там  встречается  со  своими
колдунами. - И Килгор быстро рассказал все, что произошло в доме Ватнара и
что он видел в старом кургане. Графгримр шел и  кивал  время  от  времени,
слушая Килгора. Внезапно он протянул руку:
     - Смотри, следы быка, - огромные отпечатки  ног  быка  вели  прямо  в
Ватнарсмаунд. Они подернулись  льдом,  который  уже  начал  подтаивать.  -
Очевидно, его рана не слишком докучает ему, раз он бегает  так  быстро.  У
нас мало шансов перехватить его  до  того,  как  он  достигнет  кургана  и
почерпнет там могущества. Он, конечно, достаточно умен, чтобы не позволить
устроить ему ловушку у кургана. - Он угрюмо показал на юго-восток, где  за
тучами тускло просвечивало солнце.
     Килгор тоже взглянул на солнце, но увидел движение на высохшей черной
равнине.
     - Всадники! - крикнул он.
     - И они видят нас. - Графгримр выхватил меч.
     Всадники скакали по вершине кургана и на фоне неба казались  летящими
по нему над темной землей. Килгору очень хотелось рассмотреть их  получше.
Всадники повернули в их сторону и поскакали вниз.  В  полутьме  невозможно
было различить цвета их плащей,  развевающихся  на  ветру.  Их  пики  были
прикреплены к седлам. Всадников было шестеро, а за ними скакали две лошади
без седоков. Один из всадников протрубил в  рог,  и  в  ответ  послышались
звуки со всех сторон, одни дальше, другие ближе.  Приблизившись,  всадники
придержали  лошадей  и  стали  подъезжать  шагом,  показывая  свои  мирные
намерения. Предводитель поднял руку в знак приветствия.
     - Хэлло, Килгор! Благодаря моим советам ты проделал трудный  путь  от
подножья Трайдента.
     - Шиммельпфиннинг! Где же твои свиньи? - Килгор с  радостью  бросился
вперед, чтобы обнять старика. - Когда-нибудь я узнаю, кто ты на самом деле
и постараюсь отблагодарить тебя за помощь. Гримшлаг сгорел, а Сурт  сбежал
в Ватнарсмаунд, чтобы обрести  новое  тело.  -  Килгор  взглянул  на  двух
лошадей и уже открыл рот, чтобы попросить их, как Шиммельпфиннинг подозвал
их сам.
     - Все  это  прекрасно,  мальчик,  но  тебе  нужно  торопиться,  чтобы
добраться до Ватнарсмаунда раньше, чем Сурт переменит свое убежище.  Лети,
как ветер, Килгор, поговорим позже.
     Килгор вскочил в седло, поводья сами прыгнули ему в руки. И тотчас же
лошадь   пустилась   бешеным   галопом,   а   Графгримр   скакал   позади.
Шиммельпфиннинг и его люди долго смотрели им вслед, а  затем  поскакали  к
Гримшлагу.
     Морозный  воздух  пронизывал  насквозь  тело  Килгора,  крепкие  ноги
лошадей уверенно стучали по покрытой коркой льда земле, взлетая на курганы
и спускаясь с них.
     Белые облака пара вырывались у них из ноздрей. Килгор согревал руки о
теплую шею лошади. Но вот вдали показались  очертания  Ватнарсмаунда.  Они
всплывали в густом тумане, словно повисшие над землей.
     Всадники въехали во двор. Дверь дома была открыта,  внутри  все  было
изломано в куски. Из окна выскочил  тролль  с  набитым  чем-то  мешком  за
плечами и как сумасшедший бросился бежать.
     Килгор проверил,  нет  ли  кого  в  доме,  и  направился  к  кургану.
Заставляя себя держаться спокойно, он ехал медленно по склону ко  входу  в
пещеру. Он спешился, и держа руку на рукоятке меча, опустился  на  колено,
чтобы заглянуть внутрь. Все выглядело совершенно так же, как было и в  тот
раз, за исключением того, что с земли исчезли отпечатки  копыт.  Графгримр
присел рядом с Килгором:
     - Я пойду с тобой. Он может применить магию.
     - Я пойду один. Хочу встретиться с ним лицом к лицу, невзирая  ни  на
какую магию. Если Килдурин не сможет защитить  меня,  то  твоя  магия  тем
более.
     Килгор, держа меч перед собой, полез в отверстие. В передней  комнате
царила кромешная тьма. У него появилось ощущение, что он забрался в  самое
сердце ночи. Мрак давил на него и было очень тяжело  дышать.  Улыбнувшись,
Килгор громко сказал:
     - Значит, ты уже дома, Сурт? Жаль, что я не разделался с тобой, когда
был здесь в первый раз.
     - Конечно, жаль, смертный, послышался ответ из глубины. -  Теперь  бы
ты был уже мертв, если бы тогда попытался убить меня.
     - Ты знал, кто я. Почему же ты не уничтожил меня? - спросил юноша.
     - Каждый великий когда-либо  совершает  роковую  ошибку.  Не  избежал
этого и я. Я не думал,  что  ты  сможешь  проникнуть  в  Гримшлаг.  А  без
предательства колдуна альфара тебе не представилась бы возможность  второй
раз встретиться со мной. А теперь чего ты ждешь? Ты проделал долгий  путь,
чтобы умереть вместе со мной в этом подземелье.
     Килгор убрал камни от входа и вступил на ковер из  золота.  Меч  его,
как факел, осветил комнату. Золото отбрасывало  тысячи  искр  на  стены  и
потолок. Легкое движение, и Килгор едва успел поднять меч, чтобы  защитить
себя от заклинаний Сурта. Длинное копье из  черного  льда  рассыпалось  на
мелкие части и с музыкальным звоном упало на золотые украшения.
     Труп короля  медленно  поднялся  со  своего  ложа,  держа  Трифинг  в
костлявых пальцах. С удивительной скоростью и  силой  привидение  наносило
удары,  нападало.  Звон  мечей  наполнил  всю   комнату.   Трифинг   горел
дьявольским голубым огнем и рассыпал голубые искры, ударяясь  о  Килдурин.
Однако Трифинг не ломался, как обычный меч. Килгор непрерывно шептал руны,
беспокоясь, что  магия  Килдурина  истощилась  после  стольких  испытаний.
Несколько раз он отрубал костлявые руки мертвого короля,  но  они  тут  же
прирастали снова, привидение нападало еще  яростнее.  Сурт  без  остановки
нападал на Килгора, пока Трифинг не треснул в четырех местах и острие  его
не отвалилось. И хотя Килдурин был цел  и  не  имел  ни  одной  зазубрины,
Килгор уже почти выдохся. Он не чувствовал боли  от  тех  немногих  легких
ран, которые получил в бою, но ярость боя, близость смерти  отразились  на
нем. Привидение крутилось вокруг него, такое легкое и  сильное,  как  и  в
начале боя. Ведь у него не было тела, которое могло бы уставать и страдать
от боли.
     Наконец, в отчаянном броске, Сурт напал на Килгора,  обхватил  его  с
неожиданной силой и повалил на пол. Килгор выпустил меч, чтобы перехватить
костлявые пальцы, тянущиеся к его горлу. Близость трупа и  этих  костлявых
пальцев вызвала у Килгора приступ отвращения. С диким криком он оторвал от
себя скелет. Несмотря на  огромную  силу,  скелет  оказался  на  удивление
легким. Килгор бросился на него, подмял под себя. Костлявые  руки  и  ноги
отчаянно царапали пол, стараясь выбраться из-под  Килгора.  Юноша  нащупал
меч и отрубил смердящую голову. Затем он прицепил череп себе к поясу,  как
этого требовали древние традиции. Так  уничтожались  навсегда  дьявольские
привидения. Истлевший скелет короля Ватнара больше не двигался.
     Перед ним лежала только груда костей  и  сгнившего  тряпья.  Вся  эта
мерзость лежала на полу, усыпанном драгоценностями. Килгор  хотел  позвать
Графгримра, но из горла его вырвался только слабый стон.
     И вскоре раздался голос Графгримра:
     - Килгор! Ты жив? Ответь, а то я иду к тебе.
     В отверстии появился Графгримр и в безмолвном  удивлении  смотрел  на
то, что открылось его глазам.  На  золото  и  драгоценности,  на  Килгора,
устало опирающегося на меч, и на труп старого короля.
     - Сурт мертв! - сказал Килгор, вкладывая меч в ножны.
     - О, боги! Ты ранен!
     - Пустяки.
     Оба смотрели на груду гнили, которая была когда-то королем.  Наконец,
Графгримр похлопал юношу по плечу и сказал:
     - Нам нужно сжечь все это, чтобы быть уверенным, что все  кончено.  А
потом пойдем искать Асни и Скандерберга.
     Немного погодя из Ватнарсмаунда стал клубиться черный удушливый  дым.
Килгор и Графгримр оставили его догорать, а сами отправились к  Гримшлагу.
День был пасмурным и сумрачным, особенно на юге, где  к  небу  поднимались
черные облака дыма.
     Они остановились на вершине кургана, чтобы посмотреть,  как  клубятся
черные тучи в небе. Земля  дрожала,  извергая  пыль,  дым  и  камни.  И  с
ужасающим грохотом Гримшлаг полностью исчез и не  осталось  ничего,  кроме
огромной пропасти, низвергающей огненные потоки лавы. Гримстрем встретился
с расплавленным камнем и мгновенно окутался  облаками  пара.  Когда  осела
пыль и можно  было  что-то  разглядеть,  потрясенные  Килгор  и  Графгримр
увидели только море кипящей воды  и  языки  раскаленной  лавы,  дымящие  в
бледном свете северного утра.
     Килгор поскакал на вершину холма, где он оставил Асни и Скандерберга.
Там он увидел группу  людей  Скулда,  разговаривающих  меж  собой.  Килгор
соскочил с лошади и подошел к ним, как слепой. Ему казалось, что он  видит
себя откуда-то издали. Люди Скулда увидели его, переглянулись. Они приняли
его за одного из своих, так он был грязен и оборван после битвы с  Суртом,
но затем  они  узнали  его.  С  криками  радости  они  бросились  к  нему,
подхватили на руки и понести в  пещеру,  где  собрались  все  предводители
мятежных войск. Асни выскочила из  пещеры,  глаза  ее  были  подозрительно
красны, но, разумеется, не от слез, ведь она была воином.
     Она вскрикнула:
     - А мы думали, ты погиб! Мы хотели построить великолепный мемориал на
вершине холма, а ты расстроил все наши планы своим  внезапным  появлением.
Где ты был и чем ты  занимался?  Миньоны  Сурта  мертвы  или  разбежались,
полные страха, который мы вселили в них. Гримшлаг сожжен. Жаль,  что  тебя
не было здесь и ты не видел возвращения Эльбегаста и альфаров после  того,
как ты протрубил в рог. И... О, ты в крови, Килгор! С кем  же  ты  дрался?
Неужели... ты дрался с ним и победил?! Сурт мертв?  -  Эти  слова  вызвали
бурю восторженных криков.
     Килгор кивнул и сел на камень.
     - Ватнар-Сурт убит. Убит своей и моей рукой. И с помощью Эльбегаста и
альфаров, и старого  Шиммельпфиннинга,  и  людей  Ньяла  и  Скулда.  -  Он
замолчал вдруг и стал осматриваться, выискивая кого-то. -  Но  был  и  еще
один, который был со мной все время в зале с колдунами и в  Ватнарсмаунде.
Он прошел через гораздо большее, чем все мы, и более смелого  и  отважного
человека я еще не встречал. И теперь он исчез, а я даже не сказал  ему  ни
слова благодарности.
     Скандерберг пробился к нему через толпу. Он был переполнен важностью.
     - У тебя такой вид, как будто ты девяносто лет пробыл в плену у  Хел.
Теперь  ты  должен  забыть  обо  всем  и  отдыхать.  Предоставь  обо  всем
заботиться Асни, ведь это ее страна.
     - Ты прав, война кончилась, - пробормотал Килгор, задумчиво глядя  на
окутанную туманом равнину.  В  его  голове  все  еще  сохранились  видения
варгульфов, несущихся по ней.
     - Варгульфы! - крикнул он и вскочил на ноги. - Что случилось с  ними,
когда взошло солнце?
     Он ждал ответа и боялся его, но Асни улыбнулась.
     - Рольфр, Глам, Витторф, Хельги,  Раудскогги,  Скарп,  Авангр,  идите
сюда, познакомьтесь с Килгором.
     - Мы уже  встречались  в  подземельях  Гримшлага.  Он  убил  Сурта  и
освободил нас. Мы дрались с колдунами и  троллями,  как  люди,  а  не  как
варгульфы.
     - Рад приветствовать вас, - с облегчением сказал Килгор.
     Счастливое согласие воцарилось между  бывшими  варгульфами  и  людьми
Ньяла и Скулда. Только Килгор  и  Скандерберг  не  надеялись  найти  здесь
кого-то из родных, поэтому они удалились  в  пещеру,  где  колдун  занялся
ранами Килгора.
     Килгор в обстановке всеобщей радости чувствовал  себя  одиноким.  Его
родные были за много миль отсюда, и он будет дома не раньше будущей весны.
     - Мне хотелось бы выйти домой прямо завтра, - сказал он  Скандербергу
и отхлебнул чаю. - Я  не  хочу  показаться  сентиментальным,  но  я  очень
соскучился по старому  Вальсидуру.  Теперь,  когда  Гардар  освобожден  от
Сурта, мы больше не нужны Асни.
     - Хорошо, мы можем выйти завтра, -  Скандерберг  положил  паутину  на
рану и забинтовал ее. - Ни тебе, ни мне не  нужен  шум  и  чествования.  Я
представляю себе, как из нас здесь будут делать  идолов  и  прославлять  в
баснях и балладах. Вультер и Вальсид погибли раньше, чем их стали  считать
героями. Я не знаю, как мы выдержим все это.  Мне  не  хочется  оставаться
здесь и видеть, к к коронуют Асни. Ведь она  столько  времени  была  всего
лишь нашим товарищем. Нет, я думаю, мы можем спокойно попрощаться с  этими
добрыми людьми, которые навсегда сохранят память о нас в своих сердцах.
     - Ты прав, мы не можем обидеть их. Мы останемся. -  Килгор  вытянулся
на земле. - Сейчас я должен поспать. Завтра я  хочу  послушать  рассказ  о
битве, которая произошла здесь, но сейчас... - Он зевнул, вдруг  вспомнив,
что он не спал по-настоящему четыре ночи.  Земля  под  ним  была  сырой  и
холодной, но он не обращал на это внимания.
     Проснулся он уже поздним утром. Потянувшись, он сел  и  осмотрелся  в
поисках плаща. Хотя солнце было уже высоко, воздух еще не согрелся.  Ночью
шел снег и покрыл всю землю мягким ковром, который сейчас переливался  под
солнцем тысячами огней. Он приятно хрустел под ногами, и  угрюмая  равнина
казалась теперь чистой и ласковой. Небо над головой было ярко-голубым, что
чрезвычайно радовало гардарцев. Все  они  сейчас  увлечение  готовились  к
большим празднествам.
     Поминутно скользя, Килгор выбрался  на  продуваемую  ветрами  вершину
холма и нашел там  Скандерберга,  который  занимался  тем,  что  устраивал
большой костер, посвященный памяти героев,  павших  в  битве.  Дым  густым
столбом поднимался вверх, к Валгалле.
     Заметив Килгора, Скандерберг оставил свое занятие и показал ему холм,
который был выбран для создания мемориала Килгору.
     - Он должен быть великолепным, и мы хотели заняться им сразу же после
завтрака,  но  помешал  ты,  когда  так  неожиданно  появился.  Кстати,  о
завтраке...
     - Да. Я думаю, как же  накормить  столько  людей,  -  сказал  Килгор,
нахмурившись. - Хорошо быть свободным, но голод плохая награда за свободу,
когда близится зима. Что же можно сделать для этих людей?
     - Многие из них, вроде Ньяла и его людей, вернутся с семьями  в  свои
старые дома у подножья гор. Скулд организует охоту, а  бездомным  выстроят
дома. Пока что  Асни  будет  править  из  Ватнарсмаунда.  Весной  для  нее
выстроят новый Гримшлаг. Но есть проблема, которая  заинтересует  тебя,  -
сказал Скандерберг, вспомнив что-то. -  Я  чуть  не  забыл.  Мы  захватили
пленников. Их немного. Я был вынужден  жестоко  расправиться  с  колдунами
Сурта. Изгнание, заключение, изменение формы - так  я  поступил  почти  со
всеми.
     Скандерберг показал на пещеру, возле которой дежурили два  охранника.
Заглянув туда, Килгор увидел трех колдунов. Он едва узнал  Морда,  старого
колдуна с деревянной ногой и колдуна в роскошной пурпурной мантии, который
сейчас выглядел, как замызганный бродяга. Все трое со злобой посмотрели на
Килгора, но не сказали ничего.
     - А вот еще один, Килгор, - сказал Скандерберг, направляясь в  темный
угол и вытаскивая оттуда что-то маленькое и визжащее.
     - О, пощадите, добрые сэры! Не убивайте  меня,  я  никогда  не  хотел
причинить зла своими невинными шутками.  Я  не  хотел  помогать  Тронду  и
Сурту. Пожалуйста, пощадите меня! - И он распростерся у ног Килгора.
     Килгор ткнул его носком сапога:
     - Встань, жалкая пародия на колдуна!  Ты  с  самого  начала  старался
мешать нам. Ты отвратительное маленькое существо, но твой большой рот чуть
не послужил причиной моей гибели в Гримшлаге. Ты помнишь это?
     Варт скулил, плакал и дрожал. Одно из его ушей было почти откушено, а
плащ разорван так, что состоял из одних дыр, сшитых вместе.
     - О, я не хотел этого! Позволь объяснить: эти колдуны такие...
     - Я думаю, что в его рот пора вставить затычку, - сказал Скандерберг,
угрожающе взмахнув рукой. - И у меня кое-что приготовлено  специально  для
тебя, Варт. Я сожгу твой магический аппарат, если его можно так назвать.
     Варт начал стонать, умолять, все время глядя своими  хитрыми  глазами
на Килгора. Он старался выглядеть таким жалким и  несчастным,  как  только
мог.
     - Я прошу вашей милости, господа, я обещаю впредь вести себя хорошо!
     - Доброта и милость только вредят тебе, - сказал Килгор. -  Все,  что
ты сделал, простить нельзя.
     Варт задрожал еще сильнее и молитвенно сложил руки:
     - Я уже решил исправиться и провести остаток жизни в добре. Я  всегда
считал, что такие благородные люди, как вы, всегда щедры, добры, и...
     - Хватит! - рявкнул Скандерберг, и, схватив Варта  за  ворот,  пинком
отправил его к остальным  колдунам.  Глаза  Скандерберга  были  красны  от
гнева.
     - Теперь мое последнее слово. - Скандерберг поднял свой  посох.  -  Я
изгоняю вас навсегда из Скарпсея и никогда ни один ваш волос  не  появится
на этих берегах, а то я брошу вас в  геенну  огненную.  Я  приказываю  вам
явиться на суд Гильдии Огненных Колдунов, чтобы она решила, какой кары  вы
достойны за профанацию своего высокого искусства, за  то,  что  вы  отдали
свое могущество ледяной магии. Пусть те обличья, которые я дам вам сейчас,
длятся до тех  пор,  пока  Гильдия  не  решит  окончательно  вашу  судьбу.
Прощайте! Пусть ваше путешествие будет приятным!
     Пропев какое-то заклинание, он провел посохом над четырьмя колдунами,
и они мгновенно исчезли в облаке оранжевого дыма. Когда дым рассеялся,  на
полу оказались четыре комочка: это были самые отвратительные крысы,  каких
когда-либо видел Килгор. Три крысы сразу же бросились наутек, а  четвертая
с диким писком оскалила зубы и бросилась на людей,  пока  Килгор  не  взял
камень и не вынудил ее спасаться бегством.
     - Варт всегда  стремился  сказать  последнее  слово,  даже  если  это
грозило ему смертью, - засмеялся юноша.
     Когда они вышли из пещеры на улицу,  на  юге  за  рекой  уже  трубили
трубы. Все смотрели, как через реку переправился большой отряд всадников и
поскакал через равнину к  кургану,  на  вершине  которого  горел  траурный
огонь.
     - Это возвращаются Эльбегаст  и  альфары,  -  сказал  Скандерберг.  -
Посмотри на них, Килгор. Всего несколько человек видели их и, может  быть,
уже никто никогда не увидит.
     Килгор не мог произнести ни слова. Он стиснул рукоять меча,  стараясь
проглотить комок в горле. Он знал, что больше нет  нужды  в  Килдурине,  и
Эльбегаст, вероятно, заберет его в горы  альфаров,  где  он  был  когда-то
выкопан.
     Когда альфары подскакали к кургану и спешились, Асни уже встала рядом
с Килгором. Сам Эльбегаст в золотом шлеме и сверкающей  кольчуге  подошел,
чтобы приветствовать их. Пожимая руку Килгора, он весело сказал:
     - Значит, ты последовал совету старого свинопаса и трижды протрубил в
рог. Да, ты здорово изменился со времени  нашей  первой  встречи.  У  тебя
взгляд орла, и если я не ошибаюсь, ты точная копия своего предка Вультера.
Он был хорошим другом мне, и он бы гордился тобой, как горжусь сейчас я.
     На лице Килгора появилась такая счастливая  улыбка,  что  уголки  губ
чуть не достали до ушей.
     - Шиммельпфиннинг, - сказал он. - Я хотел выбросить этот рог,  но  ты
вернул его мне обратно. И теперь... - Он вдруг замолчал,  хлопая  себя  по
поясу. - Он исчез!
     - Рог? Да, он снова потерян, - сказал Эльбегаст. Лучи солнца играли в
его бороде. - Он потерян и расплавлен в огне Муспелла вместе с Гримшлагом,
как я и хотел. Теперь,  когда  он  собрал  альфаров  и  послужил  причиной
разрушения Гримшлага, в нем больше нет необходимости. Килгор, ты  даже  не
представляешь, как долго ждали альфары, чтобы рог Вультера  позвал  их  на
последнюю битву с Суртом. Располагайтесь, альфары  и  гардарцы,  послушаем
всю историю с самого начала из уст самого героя, чтобы мы могли рассказать
ее своим детям и внукам.
     Килгор уселся на камень так, чтобы его могли видеть все. Альфары сели
справа от него,  а  слева  расположились  гардарцы,  занявшие  весь  склон
кургана сверху донизу. Асни и семь ее братьев сели у ног Килгора.  Альфары
были одеты в роскошные одежды, а гардарцы, напротив, все были в лохмотьях.
     Килгор заговорил чистым голосом, начал с Шильдброда. Он  рассказал  о
своем изумлении, когда узнал, что он - единственный, кому суждено вытащить
меч из дерева. И снова он пересек болота Херонесса,  освободил  с  помощью
меча Асни от заклятия Сурта.  Гардарцы  довольно  улыбались,  с  гордостью
посматривали на свою королеву, когда Килгор рассказывал  о  том,  как  она
спасла их в Трондхейме. Громкий хохот встретил его рассказ о  злоключениях
с Вартом и никурами. Но многие из бывших варгульфов вытирали слезы, слушая
об ужасной ночи под Беордстадом, когда Килгор чуть не стал одним  из  них.
Эльбегаст и альфары обменялись сардоническими улыбками,  услышав  описание
величественной крепости Эльдарна, куда не допускались волнения и  трагедии
большого мира.
     Затем Килгор  бесстрастно  рассказал  о  предательстве  Графгримра  в
Свартгейме. Он рассказал  о  ночи  в  Ватнарсмаунде,  о  быке  и  о  коте.
Рассказал о вхождении в Гримшлаг, о том, как он лишился  меча.  Килгор  не
упоминал имени Графгримра, пока не закончил рассказ о  последней  битве  с
Суртом в подземелье.
     К тому времени все уже с нетерпением  ждали,  когда  он  назовет  имя
нового героя.
     Килгор продолжал:
     - Я не знаю, где он сейчас, но он по праву больший герой,  чем  я.  С
самого  начала  он  выбрал  трудный  путь,  рискуя   быть   обвиненным   в
предательстве своими ближайшими друзьями. Я  не  сомневаюсь,  что  он  был
абсолютно честен с самого начала, но мы слишком поспешно  осудили  и  даже
отвергли его. Если бы не он, мы бы проиграли, а я наверняка бы  погиб  под
ударами колдунов Сурта. Мне бы хотелось, чтобы он был  здесь,  порадовался
вместе с нами нашей победе и принял бы наши глубочайшие извинения  за  то,
что мы сомневались в нем. У меня нет слов, чтобы вознести  ему  подобающую
хвалу. Я назову его имя, чтобы оно всегда стояло рядом с моим. Это  имя  -
Графгримр, колдун альфаров. - По толпе  пробежал  шепот,  и  вдруг  Килгор
воскликнул:
     - Графгримр! Ты здесь?
     Все люди бросились вперед, а Графгримр спокойно стоял в задних  рядах
альфаров. Эльбегаст махнул ему рукой, и Графгримр вышел  вперед,  в  самое
море улыбающихся радостных лиц. Тысячи рук с обожанием касались  края  его
плаща, чтобы потом многие поколения говорили:  наш  прадед  касался  плаща
самого величайшего из героев Скарпсея!
     Скандерберг подошел к нему и молча пожал руку.
     Асни сказала:
     - Я беру  назад  все  свои  слова  и  подозрения  относительно  тебя.
Пожалуйста, прости меня, если сможешь.
     - Простите меня за то, что я был вынужден обманывать  вас,  -  сказал
Графгримр, сердечно пожимая руки друзьям.
     Эльбегаст занял место на камне. Одна  рука  его  опиралась  на  плечо
Графгримра, другая - на плечо Килгора. Когда все стихло, он сказал:
     - Друзья, альфары и гардарцы, многие из вас  знают,  какие  трудности
преодолел наш друг Графгримр. Он не только успешно завершил самое  опасное
дело, какое когда-либо видел Скарпсей, но истратил всю жизнь,  готовясь  к
нему. Он целые годы  завоевывал  доверие  врагов  и  обманул  даже  Сурта,
величайшего из обманщиков. Благодаря своему уму и искусству, он  проник  в
холлы темных альфаров, выведал их тайны и привел их  к  концу.  Свартгейма
больше нет благодаря Скандербергу и  Графгримру.  Король  темных  альфаров
мертв, а сами они изгнаны из туннелей. Годы тщательной подготовки  помогли
успешно завершить операцию с волшебным мечом. Самое страшное заключалось в
том, что друзьям  Графгримра  приходилось  идти  через  темные  и  опасные
страны, не зная, могут ли они доверять ему. И тяжесть  эта  легла  на  его
плечи. Его жизнь была постоянно в опасности, так как его могли разоблачить
те темные силы, с которыми ему приходилось сотрудничать.  Однако  важность
этой миссии не наполнила его спесью и чванством. До последнего удара  меча
он находился рядом с Килгором,  помогая  ему  выполнить  предназначение  -
убить Сурта. За  исключительную  отвагу  и  благородство,  за  преданность
Килгору и королеве Гардара даже  перед  лицом  колдуна  Сурта  в  гробнице
мертвого короля, за величайшие познания в колдовстве, я, Эльбегаст, король
светлых  альфаров,  награждаю  тебя  самым  почетным  знаком  альфаров   -
Тарнкаппе.
     Эльбегаст держал плащ, который казался полным лунного света и радуги.
Он сверкал и колыхался на ветру. Лучи солнца играли в его складках, и  все
люди были потрясены, их охватил священный трепет: ведь им  выпало  увидеть
такое, чего еще никогда не видел ни один смертный и вряд ли кто-нибудь еще
увидит.
     Графгримр  встал  на  колени,  принимая  подарок,  и  Эльбегаст   сам
застегнул пряжки. Затем Графгримр занял место  среди  избранных  альфаров,
награжденных тем же знаком отличия.
     - А теперь,  дорогие  друзья,  -  сказал  Эльбегаст,  повернувшись  к
Килгору, Асни и Скандербергу, - прежде, чем я уйду, я  хочу  оставить  вам
что-нибудь на память об альфарах. Он достал из кармана  золотое  кольцо  и
надел его на палец Асни. Кольцо подошло девушке, как  будто  было  сделано
специально для нее.
     - Это кольцо, прекрасная королева, кольцо правды.  С  ним  ты  всегда
сможешь отличить правду от фальши, друга  от  врага.  А  если  попытаешься
поступить бесчестно, оно будет резать тебе палец. Надеюсь, ты  никогда  не
расстанешься с ним.
     - Никогда, - с трепетом сказала Асни. - Я никогда не сниму его.
     - А тебе, Скандерберг, - мне хотелось  бы,  чтобы  все  колдуны  были
такими, как ты, - я предлагаю стать моей правой рукой и советником  посеем
моим делам. Я хочу, чтобы твоя добрая магия служила мне.
     Скандерберг сначала удивился, а потом нахмурился:
     - Благодарю, но я не могу принять предложения. Я должен вернуть юношу
страдающему старику-отцу в Шильдброд. Сердце старика полно печали и  боли.
После этого я  хочу  ходить  среди  людей  и  помогать  им  разбираться  с
неурядицами. Мне не нужно никакой награды, я только выполнил свой долг. Но
обещай, что всегда поблизости будет находиться старый свинопас на  случай,
если снова появится кто-то вроде Сурта.
     Эльбегаст поклонился колдуну:
     - Мы всегда будем рядом, Скандерберг.
     Затем он повернулся к Килгору, который все еще не  мог  справиться  с
комком в горле:
     - А ты, Килгор? Что мне оставить тебе на память?
     - Ничего. Этот день навсегда останется в моей памяти.  Теперь,  когда
дело сделано и война выиграна, я возвращаю тебе этот меч  и  благодарю  за
честь, благодарю за то, что ты  выбрал  меня  для  этой  миссии.  Килдурин
хорошо послужил мне. Пусть он займет почетное место в твоем холле. - Он  с
трудом проговорил эти слова. Он держал меч, и тот блестел на  солнце,  как
сверкающая лента.  Килгор  видел  начертанные  на  нем  письмена,  которые
навсегда врезались в его сердце. И он повторил их в последний раз:
     НОЧЬ НЕ ЗАСТАНЕТ ВРАСПЛОХ СЫНОВ АСКА И ЭМБЛЫ
     Эльбегаст взял меч и любовно повертел его в руках:
     - Эти руны уже стали исполнившимся пророчеством.  С  самого  рождения
человеческой расы и до самого отдаленного  туманного  будущего  людей  эти
руны всегда будут правдивы.  Этот  меч  ждал  тебя  сотни  лет  до  твоего
рождения, так как был предназначен только для тебя.  Возьми  и  храни  его
воткнутым в дерево в холле Брандстока. И пусть он всегда напоминает тебе о
Сурте, об альфарах и о старом свинопасе, который бродит по этим горам,  по
зеленым  горам  Гардара.  Я  не  могу  дать  тебе  ничего,  что   достойно
вознаградило бы тебя за твое деяние, но мне хочется  оставить  тебе  моего
жеребца, скачущего по облакам, чтобы он быстро доставил тебя в  Шильдброд.
Ты уже знаком с ним. Это на нем ты скакал к  гробнице  Сурта.  Он  отвезет
тебя домой так же быстро! Прощай, мальчик. Я посещу тебя в будущем,  чтобы
увидеть, сбылось ли мое предсказание относительно  объединения  Гардара  и
Шильдброда. Прощайте, дорогие друзья!
     И среди возгласов прощания и добрых пожеланий альфары сели  на  своих
белых коней, поскакали на равнину и скрылись в тумане на другой стороне.
     Килгор долго смотрел им вслед, держа меч так, как будто  боялся,  что
он растает, как во сне. Он понимал, какое большое и  холодное  королевство
Гардар, сколько трудностей стоит перед  его  жителями,  которым  предстоит
восстанавливать все. Откуда-то издалека, из теплого и родного  Шильдброда,
донесся призыв, но эта суровая страна прочно поселилась в его сердце, и он
не мог оставить ее в разрухе, голоде и холоде. Он должен остаться здесь.
     Килгор повернулся к Асни.
     Девушка быстро отвернулась и начала ковырять мох ножом.
     - Значит, ты тоже скоро нас покинешь? Желаю тебе счастливого пути.  Я
надеюсь, что когда-нибудь ты посетишь нас.
     Килгор покачал головой:
     - Нет, я не уезжаю. Я  не  могу  объяснить,  но  мне  полюбилась  эта
суровая страна, и я остаюсь.
     Асни испустила радостный крик:
     - Тогда скажи Скандербергу, что ты не потащишь его  через  его  через
Трайдент!
     Они нашли  Скандерберга,  который  тщательно  готовился  к  обратному
путешествию.
     - Скандерберг, я решил не ходить назад, - объявил Килгор.
     Скандерберг даже сел от неожиданности:
     - О, неужели? Ты, наверное, забыл о Вальсидуре? Ведь он старик, а  ты
его единственный сын. Хоть он и здоров, но не может же он жить  вечно!  Ты
должен помириться с ним. Через год ты можешь вернуться сюда. Я думаю,  что
старый брюзга теперь будет гордиться тобой. Все будет, как раньше.
     - Но год - это слишком много, - запротестовал  Килгор.  -  Все  может
измениться. А вдруг с кем-нибудь из нас что-нибудь случится?
     - Не боишься ли ты нескольких жалких троллей? - спросил Скандерберг.
     - Конечно, нет, но...
     - Он боится пропустить самое интересное, - сказала Асни. -  Охоту  на
троллей, колдунов, войну с великанами и прочее. Килгор, я обещаю,  что  на
твою долю мы оставим приключений.  Я  посвящу  всю  жизнь  тому,  чтобы  в
Гардаре стало так же приятно, мирно и безопасно, как и в Шильдброде.
     - Я надеюсь, - пробормотал Килгор. Он почувствовал себя  лучше.  -  Я
думаю, что в таком случае мне лучше поехать домой, пока. Но  на  следующую
весну я вернусь, обещаю.
     - Я верю тебе, - сказала Асни, и они торжественно пожали  друг  другу
руки.
     Быстро пробежали шесть дней, и вот три друга снова стоят  на  вершине
холма.
     - Я надеюсь, что этот год пролетит так же быстро,  -  сказал  Килгор,
глотая комок в горле и пожимая руку Асни.
     - Ну, смертные, фыркнул Скандерберг, скидывая плащ и засовывая его  в
свою суму. - Что такое год? Одно мгновение,  и  вы  соединитесь  навсегда.
Прощание - самое ценное на земле. - Он вскочил на лошадь,  а  Скачущий  по
Облакам в ожидании Килгора нетерпеливо бил копытом землю.
     - Да, самое ценное, - согласилась Асни,  не  одураченная  насмешливым
тоном Скандерберга. - Но я все равно скажу, до свидания и доброго пути!  -
Затем она тихо сказала: - А ты, Килгор, возвращайся ко мне.
     Килгор вскочил на  Скачущего  по  Облакам,  и  две  лошади  рванулись
вперед, как на скачках, выбивая копытами искры из каменистой, но свободной
земли Гардара.

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.