Версия для печати

   Елена ХАЕЦКАЯ
   Виктор БЕНЬКОВСКИЙ

   АТАУЛЬФ

   Памяти Славы Хаецкого

   КНИГА ПЕРВАЯ
   АТАУЛЬФ

        Крещеный люд
        Молится в церкви,
        Языческий люд
        Почитает капища,
        Горит огонь,
        Родит земля,
        Младенец мать кличет,
        И мать сына нянчит,
        Огни разводят,
        Плывут корабли,
        Блестят щиты
        И светит солнце...
        Растет сосна,
        Сокол летает день-деньской,
        И крылья ему вешний ветер держит.
        Небо круглится,
        Селятся люди,
        Ветер гонит
        Все воды к морю
        И люди хлеб сеют.

                        "Сага о Греттире"

   (399 год н.э.)

   У Ильдихо, дедушкиной наложницы, вчера корчага с  тестом  треснула  и
тесто ушло. Дедушка Рагнарис говорит: это оттого, что мир к упадку  кло-
нится. Вот ужо настанет зима и будет длиться три года и все прахом  пой-
дет, а после и вовсе сгинет.
   А тын в селе так ведь и не поставили. И не поставим ведь. Да и  зачем
тын, коли все прахом пойдет...
   Вот и Хродомер о том же бубнит. Он, Хродомер, хоть и скудоумием изну-
рен, а все же старейшина и знает, что говорит, коли дедушке вторит.

   .....................................................................
....................................

   А на прошлой седмице вдруг гроза ночью разразилась, хоть и зима  сто-
ит.
   Когда гром загрохотал, мы все проснулись.  Дедушка  сказал,  что  это
волк Фенрир цепью гремит за краем человечьего мира. А отец мой Тарасмунд
сказал: нет, это гроза.
   И мы все вышли на двор - грозу  смотреть.  Дивная  то  была  гроза  и
страшная. Я думаю, что если даже доживу до дедушкиных лет, все равно  ее
не позабуду. И брат мой Гизульф говорит то же самое.
   В черном небе вспыхивали молнии, и снег под ними сверкал. Дедушка го-
ворил, что это дочери Вотана теряют волосы. А отец мой Тарасмунд говорил
- нет, это Бог Единый гневается.
   Сванхильда, наша сестра, не вышла с нами на двор.  Она  боялась.  Она
всегда грозы боится и уши зажимает.
   В ту ночь мы долго не могли заснуть. Наша мать Гизела развела огонь в
очаге. Мы собрались вокруг очага. Дедушка стал  рассказывать  истории  о
былом времени. Дедушка часто о былом времени рассказывает.  Наш  дедушка
Рагнарис много знает интересного и поучительного. Я люблю слушать дедуш-
ку.
   Но в эту ночь я почти не слушал дедушку. Я слушал,  как  сердится  на
небе Бог Единый. Я вдруг увидел, как мал наш дом под небом, где сердится
Бог Единый и где теряют волосы дочери Вотана. И я стал  потихоньку  про-
сить Бога Единого, чтобы всегда мы могли собираться у очага всей  семьей
и слушать дедушкины рассказы. И еще я знал, что это невозможно.
   А из глубины дома на нас смотрели деревянные дедушкины боги.

   ЧАСТЬ ПЕРВАЯ
   НАШЕ СЕЛО

   НАШ РОД

   Когда дедушка распекает нас с братом, он много говорит о величии  на-
шего рода. Велик и могуч наш род и доблестью овеян. Хоть и оказались  мы
волей судьбы вдали от наших славных  сородичей,  но  честь  нашего  рода
должны нести высоко.
   Ибо пращуры наши шагали бок о бок со славнейшими Амалунгами и  родни-
лись с ними.
   Так дедушка говорит, нас с братом хворостиной охаживая.

   Моего дедушку зовут Рагнарис. Он  молится  богам  Вотану,  Доннару  и
Бальдру. Дедушкины боги стоят дома.  Дедушка  Рагнарис  -  язычник.  Так
объяснял нам отец. И еще наш отец говорит, что это нехорошо.
   Когда-то у дедушки была жена, наша бабушка. Нашу бабушку звали Мидьо.
Семь зим назад бабушка умерла. Дедушка взял наложницу. Ее зовут Ильдихо.
   Я почти не помню бабушку Мидьо, но моя мать говорит, что  бабушка  во
всем слушала дедушку. Ильдихо совсем другая. Ильдихо часто  перечит  де-
душке. Когда Ильдихо дерзит, дедушка бьет Ильдихо, а она визжит.
   Моего отца зовут Тарасмунд. Мою мать зовут Гизела. Они веруют в  Бога
Единого. У меня есть два брата и три сестры. Был еще младший братец,  но
он умер от чумы.
   Старшего брата зовут Ахма. Мой брат Ахма - дурачок. Отец отдавал  его
было добрым пастырям, но те возвернули Ахму назад.
   Дедушка Рагнарис говорит, что в прежние времена так делали:  отдавали
богам всех больных детей, чтобы не ели хлеб здоровых.
   Брался он, Рагнарис, Ахму-дурачка, в капище отвести и богам  предать.
Но отец наш Тарасмунд, доселе кроткий и всегда  послушный  отцу  своему,
волком набросился на деда, обороняя убогое потомство свое.
   А мать наша, Гизела, говорит, что хоть тогда Тарасмунд и не верил еще
в Бога Единого и Доброго Сына Его, но уже в то время был мягок сердцем и
к справедливости склонен.
   Моего второго брата зовут Гизульф. Гизульф старше меня на две зимы, а
Ахма - на четыре.
   Я третий из сыновей Тарасмунда. Меня называют Атаульф.
   Моих сестер зовут Сванхильда, Галесвинта и Хильдегунда.
   Хильдегунда из сестер самая старшая. Хильдегунда не живет с нами. Она
живет со своим мужем в его доме в десяти днях пути.
   Муж Хильдегунды Велемуд - не такой, как мы. Он не гот и пращуры его с
Амалунгами не роднились. Он - вандал. Дедушка считает, что Велемуд нику-
дышный человек.
   У Велемуда и Хильдегунды есть сын. Его назвали Филимер. Дедушка  Раг-
нарис говорит, что имя плохое.
   Велемуд из большого рода, но я не знаю его родичей, хотя Велемуд  ими
шумно гордится.
   У дедушки Рагнариса, кроме моего отца Тарасмунда, есть еще два  сына.
Одного зовут дядя Агигульф. Другого зовут Ульф. Жену Ульфа  зовут  Гото.
Сына Ульфа и Гото зовут Вульфила.
   У Ульфа один глаз. Другой глаз ему выбили герулы. Ульф - великий  во-
ин. Ульф не живет с нами. Он и его жена с сыном живут в рабстве.
   Дядя Агигульф почитает дедушкиных богов. Мне он люб больше других ро-
дичей. Дядя Агигульф - тоже великий воин, как и Ульф.
   Когда Теодобад, наш военный вождь, отправляется в  поход,  дядя  Аги-
гульф идет с ним.

   Раньше у меня был еще один дядя. Звали его Храмнезинд. Ильдихо  гово-
рит, что дедушка Рагнарис прижил его в бурге с рабыней, которую  прежний
наш военный вождь Аларих отпустил на волю.
   Дядя Храмнезинд был такой же храбрый, как дядя Агигульф. Храмнезинд в
бурге рос, у нас дома про него и не знали. А потом  как-то  раз  дедушка
поехал в бург и привез к нам дядю Храмнезинда.
   Как-то раз дядя Агигульф вернулся из похода, но  войнолюбивость  свою
не избыл. И предложил он дяде Храмнезинду вдвоем отправиться к герулам и
увести у них коней. Ибо Теодобад в том году больше в  поход  не  пойдет.
Они пошли за конями.
   У герулов в это время гостевал один лангобард, по имени Лиутпранд.  У
него большой живот. Лиутпранд - великий герой. Никто не может перед  ним
устоять. Так сам Лиутпранд говорит.
   И угнали коней дядя Агигульф и дядя Храмнезинд. И погнались  за  ними
герулы. И отстали герулы на границе наших земель.
   А Лиутпранд не отстал. И в полудне пути от нашего села догнал  Лиутп-
ранд героев. И была битва великая между Лиутпрандом и сыновьями Рагнари-
са. И стонала земля, и солнце затмилось пылью, и кони кричали. И  срубил
Лиутпранд голову дяде Храмнезинду. И покатилась голова...
   После того долго бились еще Лиутпранд и дядя Агигульф.  И  полюбились
они друг другу, ибо в лихости сравнялись. И решили не враждовать больше.
Лиутпранд сказал, что не вернется к герулам. Дядя  Агигульф  его  к  нам
пригласил. Лиутпранд смущался, но дядя Агигульф его уговорил. Дядя  Аги-
гульф кого хочешь уговорит.
   Голову привезли домой в кожаном мешке. И коней герульских пригнали. И
сказал Лиутпранд: вот вергельд за Храмнезинда. (О том они еще раньше до-
говорились с дядей Агигульфом). Но дедушка все равно не хотел мириться с
Лиутпрандом и все горевал по Храмнезинду, а Лиутпранда  хотел  убить.  И
ругал дядю Агигульфа за то, что тот не хочет убить Лиутпранда.
   Дедушка Рагнарис тогда только-только взял себе наложницу  Ильдихо.  И
ценил он Ильдихо, ибо была она для него в новинку.
   Зная об этом, дядя Агигульф придумал хитрость. И друг дяди  Агигульфа
- Валамир - помогал ему в этом. Валамир зазвал Ильдихо и стал ей расска-
зывать, что был он, Валамир, в походе и видел в одном  герульском  селе,
на одной толстой герульской бабе, дивную гривну золотую  с  рубинами.  И
коли окажет Ильдихо одну услугу Агигульфу, другу валамирову, то  берутся
они, Валамир с Агигульфом, голову той толстой герульской бабе срубить  и
дивную гривну золотую для Ильдихо добыть.
   А Ильдихо - она жадная. Ильдихо согласилась помочь Агигульфу.
   Собрали в селе тинг по просьбе дяди Агигульфа. И пришла на этот  тинг
Ильдихо. И Лиупранд прилюдно пролез у нее между ног, а Ильдихо  объявила
его своим сыном, рожденным от Рагнариса. А дядя Агигульф  назвал  Лиутп-
ранда своим братом.
   Хоть и ярился дедушка Рагнарис, а пришлось ему  с  Лиутпрандом  поми-
риться.
   Но потом Лиутпранд дедушке полюбился. А дедушка Лиутпранду еще прежде
того полюбился.
   Дедушка Ильдихо прибил за самоуправство. А коней в бурге  за  хорошую
цену продал.
   Лиутпранд часто говаривал - да так, что на весь двор  слыхать  -  что
много он, Лиутпранд, по свету бродил и везде видел одно и то  же:  плохо
люди живут, благочиние древнее не блюдут, нигде строгости нет. Только  у
Рагнариса эту строгость обрел, наконец, Лиутпранд.
   О том же зычно ревел на все село Лиутпранд с самого начала, как в на-
ше село пришел и поселился еще не в нашем доме, а в доме Валамира. Тако-
ва была военная хитрость Лиутпранда. Ибо слышал его рев  дедушка  Рагна-
рис. Этой хитрости научил Лиутпранда дядя Агигульф, который хорошо знает
дедушку Рагнариса и все, что дедушке Рагнарису любо.
   Дядя Агигульф научил еще Лиутпранда бранить старейшину  Хродомера.  И
это тоже любо было дедушке Рагнарису. Лиутпранд не то чтобы прямо бранил
Хродомера. Он сравнивал дела Хродомера с делами Рагнариса. И всегда, ес-
ли Лиутпранда послушать, так выходило, что у Рагнариса лучше получается,
чем у Хродомера.
   Дедушка Рагнарис говорит, что лангобарды - страшный и свирепый народ.
И что почетно родство это.
   А еще дедушка говорит, что и без Ильдихо бы принял Лиутпранда. Но это
он сейчас говорит, а тогда убить Лиутпранда хотел.
   А дядя Агигульф с Валамиром вспоминают иногда, как учили Лиутпранда у
валамирова раба, старого дядьки, между ног пролезать  (этот  раб  одного
роста с Ильдихо). Богат телом Лиутпранд; вот и боялись Агигульф с  Вала-
миром, что нарушит он обряд и уронит Ильдихо, пока под ногами у нее  во-
рочаться будет. И терпеливо учился Лиутпранд,  а  валамиров  раб  зубами
скрипел и ворчал, пока толстый лангобард должного умения и проворства не
достиг.
   Лиутпранд большой, дородный и шумный. С ним было весело. Потом Лиутп-
ранд поехал в бург  и  прослышал  там,  что  вандальский  вождь  Эрзарих
большой поход затевает. Тогда сел Лиутпранд на своего коня и ушел к ван-
далам. Сказал, что богатую добычу привезет. И  привез.  Дедушке  же  еще
большее почтение оказывал, чем прежде. Жаловался,  что  везде,  куда  ни
приедешь, порядка нет - сердце болит.
   Потом Лиутпранд снова уезжал, но после возвращался.
   А однажды ушел в поход и не вернулся, хотя уже несколько зим прошло.
   Когда Лиутпранд в последний раз уходил, моя сестра Галесвинта  плака-
ла.
   Дедушка тоже горевал.

   МОЙ ДЕДУШКА

   Мой дедушка Рагнарис - глава семьи. Он самый старший. У него  длинные
волосы, длинные усы и длинная борода. Он очень храбрый. В бурге он руга-
ет нашего военного вождя Теодобада. В селе он  ругает  всех,  но  больше
других - старейшину Хродомера. В доме он ругает свою наложницу Ильдихо и
моих сестер, Сванхильду и Галесвинту, а когда выпьет - то отца моего Та-
расмунда и дядю Агигульфа, если он не в походе.
   Когда мои сестры Сванхильда и Галесвинта проходят мимо дедушки, а де-
душка в хорошем настроении, он ловко щиплет их и грозит разметать  коня-
ми, если они визжат. Дедушка Рагнарис так шутит.
   Когда мы все садимся за стол, дедушка Рагнарис запускает руку в котел
и выбирает оттуда кусок мяса побольше, потому что он старший. Иногда  он
кладет мясо мне. Я его любимец, когда дяди Агигульфа нет дома. Когда  же
дядя Агигульф дома, то он - любимец дедушки.
   Дедушка часто говорит, что дядя Агигульф  -  любимец  богов.  Дедушке
Рагнарису сказали об этом его боги.
   Дедушка очень храбрый. Однажды, когда мой отец Тарасмунд был в  похо-
де, и дядя Агигульф был в походе, только в другом, и дядя  Храмнезинд  с
ним ушел, а Ульф был в плену у герулов, к нашему дому приблизились  доб-
рые пастыри. Дедушка схватил свой большой щит и большую палку и бил пал-
кой по умбону. Моя мать Гизела плакала. Она хотела дать добрым  пастырям
еды, но дедушка не позволил. Дедушка терпеть не может добрых пастырей.
   Щит у дедушки сверху обгрызен. Щит обрыз ему вутья Арбр. Он его  обг-
рыз в священной ярости. Дедушка часто вспоминает Арбра. Дедушка был тог-
да очень сильный. Дедушка Рагнарис убил Арбра. Из черепа  Арбра  дедушка
сделал кубок. Он сердится, если моя мать дает ему вино не в этом  кубке,
а в другом. Дедушка Рагнарис с Арбром были друзьями. Когда Ильдихо варит
свое особое темное пиво, дедушка смотрит в череп на пиво, дует на пену и
шумно плачет.
   Дедушка часто ругает Теодобада. Теодобад - наш военный вождь. Дедушка
часто с ним не согласен. Еще дедушка ругает Алариха. Аларих был  военным
вождем до Теодобада. Теодобад - сын Алариха. С Аларихом дедушка Рагнарис
ходил в походы.
   Аларих был великим вождем и пал в кровопролитной битве. Его похорони-
ли в кургане на холме, что на том берегу реки.
   Иногда дедушка ходит на курган Алариха и там пьет  из  черепа  Арбра.
Когда дедушка напивается, к нему приходят Аларих и Арбр. Дедушка  спорит
с ними.
   Однажды мы с братом Гизульфом подсматривали за дедушкой. Нам хотелось
увидеть, как дедушка спорит с Аларихом и Арбром. Ведь мы никогда не  ви-
дели Алариха, но много слышали о нем. Еще больше слышали  мы  об  Арбре.
Арбр был вутья и в священной ярости оборачивался медведем.
   Алариха и Арбра мы не увидели, потому что дедушка поймал  нас  и  бил
палкой.
   У дедушки есть шлем с турьими рогами. По  праздникам  дедушка  любит,
надев шлем, гоняться и бодать женщин. На прошлую Пасху  дедушка  пытался
забодать дядю Агигульфа. Дядя Агигульф, разыгравшись, ударил обухом  то-
пора по шлему между рогов. Дедушка потом три дня не вставал с лавки.
   Еще у дедушки есть коготь дракона.

   Дедушка говорит, что мы родичи Амалунгов, а Амалунги - родичи  богов.
Отец наш Тарасмунд с этим не согласен. Отец говорит,  что  он  раб  Бога
Единого и друг Сына Его. Дедушка Рагнарис спорит с  отцом.  Он  говорит,
что родичи Амалунгов никогда не были рабами. После споров отца  с  дедом
моя мать Гизела лечит отца целебными травами. Но Тарасмунд все  равно  с
ним спорит.
   У нас дома стоят дедушкины боги. Боги черные, закопченные. Иногда де-
душка выгоняет всех из дома и разговаривает с богами.  Дедушка  говорит,
что боги многому его научили. Бог Локи научил дедушку готовить волшебный
порошок из сушеных мухоморов. Никто в нашем селе не умеет приготавливать
этот порошок, а дедушка умеет.
   Когда дядя Агигульф отправляется в поход, дедушка дает  ему  с  собой
этот порошок. Отцу моему Тарасмунду дедушка тоже дает порошок, но Тарас-
мунд не берет.
   У Тарасмунда есть волшебный крест.  Отец  мой  Тарасмунд  носит  этот
крест на щите. Но отец редко ходит в походы. Он идет в поход, когда  не-
кому больше идти. В походы обычно ходит дядя Агигульф.
   Как-то раз дедушка выпил много пива и впал  в  священную  ярость.  Он
ярился и кричал, что Теодобад никудышный вождь. Дедушка выгнал  всех  на
улицу, хотя шел дождь, и сказал, что будет варить кровь дракона. От кро-
ви дракона человек делается неуязвимым.
   Дедушка поставил кровь дракона в горшке на огонь, но пока кровь вари-
лась, дедушка заснул. Его одолело пиво, так Ильдихо говорит. Кровь  дра-
кона вся выкипела, а горшок развалился. За это дедушка побил Ильдихо.
   Я люблю моего дедушку.

   АЛАРИХ, АРБР И РАГНАРИС

   Были три друга: военный вождь Аларих, Арбр-вутья и наш дедушка Рагна-
рис. И соревновались между собою в доблести. Это было давно.
   И Хродомер был при них. Но Хродомер уступал им в доблести.
   Всех превосходил мудростью и силой Аларих и  потому  был  он  военным
вождем. Но Арбр и дедушка Рагнарис уступали ему лишь немногим  и  потому
были его друзьями.
   Арбр был вутья и одержимый священной яростью обращался  в  медведя  и
так бился, неуязвимый для врагов. И начал опасаться Арбра Аларих и пото-
му отдалять его стал от себя; дедушку же нашего Рагнариса наоборот приб-
лизил.
   И возревновал Арбр великой ревностью, ибо увидел в том для себя  бес-
честие.
   И подошло к бургу Аларихову вражеское войско вандальское. И спас тог-
да Арбр аларихов бург, убив великана Гибу - предводителя  вандалов.  Так
явил он в последний раз свою доблесть, а после ушел в леса и стал жить с
дикими зверями; на людей же, особенно на Рагнариса, затаил обиду.
   Когда отбили вандалов, не стало больше врагов и затосковала  в  бурге
воинская душа. И скучно стало дедушке нашему Рагнарису.
   А Хродомер в то время затеял уже новое село ставить. И дедушку нашего
к себе звал, ибо знал, что нет нашему дедушке Рагнарису равных.
   И внял Рагнарис зову хродомерову и пришел к нему. И  увидел  он,  что
вырыл Хродомер себе берлогу, а  больше  ничего  построить  не  сумел.  И
бедствовал в берлоге Хродомер.
   Эта берлога и посейчас сохранилась в глинистом косогоре. Наверху  дом
хродомеров стоит, где живет сам Хродомер и домочадцы все его живут. А  в
берлоге этой мы с Гизульфом часто прячемся, когда играем или когда  убе-
гаем от дяди Агигульфа.
   И вот пришел дедушка Рагнарис сюда, на берег реки, и не увидел Хродо-
мера, который звал его сюда. И стал кричать дедушка, Хродомера призывая.
И вылез из норы Хродомер, с землею в волосах и бороде.
   И засмеялся дедушка, на Хродомера глядя. И сказал он,  что  нужно  не
норы рыть, а дома ставить. И тогда будет село. И учил он Хродомера,  как
дома надлежит ставить. И слушал Хродомер и соглашался с Рагнарисом,  ибо
прав был дедушка Рагнарис.
   Так дедушка Рагнарис говорит.
   Но от Хродомера тоже была немалая польза. Нашел Хродомер  место,  где
хорошо глину для обмазки домов брать. И погреба рыл, ибо искусен  был  в
рытье Хродомер. В остальном же он следовал наставлениям дедушки Рагнари-
са.
   И разносился над рекою стук топоров. А в лесу ревел Арбр, стук  топо-
ров заглушая. Ибо ненавистна была Арбру та работа. И не хотел Арбр, что-
бы дедушка Рагнарис, воздвигши новое село, еще большую славу себе добыл.
   Хотел Арбр, чтобы они с дедушкой снова друзьями стали и вместе бы  по
чащобам скитались, диких зверей пугая. Но знал Арбр, что дедушка не ста-
нет с ним вместе по чащобам скитаться, и потому решил Арбр нашего дедуш-
ку Рагнариса убить.
   И стал Арбр мешать Рагнарису и Хродомеру новое село  ставить.  Раньше
глину брали не там, где сейчас берем, а поближе. Но Арбр ночами повадил-
ся ходить туда, глину выковыривать и в реку швырять, чтобы не  досталась
она Хродомеру и Рагнарису. И многие иные препоны чинил.
   За домом Хродомера и правда есть отмель и дно у реки  там  глинистое.
Это и есть то место, куда Арбр глину швырял.
   А у самого села большой камень есть, а на камне остался отпечаток ру-
ки. Дедушка говорит, это Арбр скрывался за камнем,  за  работой  людской
следил и в гневе по камню ладонью хлопнул.
   Знал дедушка, что Арбр его любит. Дедушка и сам от дружбы к Арбру из-
немогал. И потому знал дедушка Рагнарис, что придется ему  Арбра  убить.
Ибо не было им другого пути.
   Взял Рагнарис меч, взял Рагнарис щит, пошел Рагнарис в лес, стал  ме-
чом по щиту бить.
   А из села стук глухой доносился - то Хродомер зубами стучал. Так  бо-
язно Хродомеру было.
   Это дедушка Рагнарис так говорит.
   И вышел навстречу Рагнарису лютый вутья, глаза белые,  изо  рта  пена
клочьями опадает, бороду пятная. Совершенно наг был  Арбр;  лишь  отвага
ему прикрытием.
   Выставил дедушка вперед свой щит. И стал Арбр этот щит грызть. И выр-
вал дедушка свой щит у Арбра и отбросил щит. Началась тут между Арбром и
Рагнарисом битва великая.
   И длилась она до заката солнца.
   И убил дедушка Рагнарис Арбра.
   Взял дедушка Рагнарис голову Арбра и из черепа вутьи сделал себе  ча-
шу. Дедушка дорожит этой чашей, как самым дорогим сокровищем.
   По Арбру тоскует дедушка Рагнарис до сей поры. И часто  вспоминает  о
нем. Иногда дедушка ходит на холм, где курган. В кургане том вождь  Ала-
рих живет. Дедушка говорит, что с Аларихом в кургане Арбр живет.
   Когда тоска дедушки по Алариху и Арбру, друзьям его, невыносимой ста-
новится, берет дедушка густое пиво, которое варит его наложница Ильдихо,
идет на курган. И выходят они к нему. И пьют они  пиво  и  едят  мясо  и
хлеб, которые дедушка приносит с собой.
   А когда долго дедушка не приходит на курган, начинают они во сне  яв-
ляться дедушке. Или Ильдихо тревожат, пива требуют.

   Мы с Гизульфом часто играем в Арбра и дедушку. Перед началом игры  мы
всегда деремся, и кто побеждает, тот становится Арбром  пенноротым.  Ги-
зульф лучше меня умеет пузыри изо рта пускать, вутью изображая.
   Я завидую моему старшему брату Гизульфу.

   ДЯДЯ АГИГУЛЬФ

   Мой дядя Агигульф - великий воин. Дядя Агигульф - младший сын  Рагна-
риса. Дядя Агигульф очень красив. У него  длинные  белые  волосы,  серые
глаза и красное лицо.
   Дядя Агигульф очень мудр. Если завязать ему глаза и подносить  разное
пиво, то он всегда скажет, не глядя, на каком дворе какое пиво варили. И
медовуху он различает. В нашем селе так больше никто не умеет.
   У дяди Агигульфа две рубахи. Одну сшила ему Гизела, моя мать,  другую
он взял в бою. В одной рубахе он ходит по селу, а в другой ходит в похо-
ды и ездит в бург к Теодобаду. На эту рубаху он нашивает разные  блестя-
щие бляхи. Как-то раз Ильдихо сломала пряжку, дядя Агигульф  выпросил  у
нее эту пряжку и обломки тоже нашил на подол рубахи. Другие  пряжки  ему
дарили или он их выигрывал. Это очень красивая рубаха. Когда солнце све-
тит на нее, она блестит, как река на перекате.
   У друга дяди Агигульфа - Валамира - тоже немало блестящих блях, монет
и пряжек на рубахе. Дядя с Валамиром кичатся друг перед другом,  у  кого
их больше.
   На шее дядя Агигульф всегда носит много амулетов. У  него  есть  клык
волка-оборотня, громовой топорик, солнечное колесо и чудная раковина.
   Дядя Агигульф любит ходить в походы и убивать врагов. А землю  пахать
он не любит. Валамир тоже.
   У нас в семье пахать землю любит Тарасмунд.
   Дядя Агигульф - любимец богов. Так говорит дедушка.
   От дяди Агигульфа нашей семье большая польза. Он приносит  из  похода
одежду, украшения, оружие, горшки, пригоняет скот и коней. Все это очень
нужно в хозяйстве. Так сам дядя Агигульф говорит.
   У дяди Агигульфа  на  щите  нарисован  вепрь-оборотень.  Вепрь  очень
страшный. Валамир говорит, что вепрь на щите у дяди Агигульфа как  будто
медовухи опился, такие у него глазки умильные и заплывшие. И один глаз у
этого вепря блудливо косит. Но дядя Агигульф с Валамиром не согласен.
   Дядя Агигульф очень любит свой щит, подкрашивает  его  и  подправляет
вепря. Он охотно показывает его нам с Гизульфом. Однажды - я был еще мал
- Гизульф подговорил меня взять щит дяди Агигульфа и  кататься  зимой  с
косогора. На щите очень удобно кататься, там мягкие  ремни,  чтобы  дер-
жаться, и кожей он обит изнутри. Дядя Агигульф, как увидел, что я делаю,
так прибежал и убить меня хотел. Меня тогда дедушка Рагнарис спас.  Дядя
Агигульф с досады Гизульфа за уши отодрал. Я тогда сильно вепря на  щите
поцарапал.
   А Валамир, когда узнал, дразнил дядю Агигульфа и делал вид,  что  сам
хочет на его щите кататься.
   У Валамира на щите ничего не нарисовано, только  бляха  медная.  Дядя
Агигульф говорит, что это от скудоумия валамирова.
   У дяди Агигульфа есть шрам на боку. Он  его  любит  показывать.  Этот
шрам оставил ему герульский вутья, которого дядя Агигульф  потом  голыми
руками на четыре части разорвал. Ноги вутьи дядя  Агигульф  забросил  на
два холма, одну руку и часть плеча - в реку, что там протекала, а голову
и остатки туловища - прямо в то село, где вутья жил, курам  на  поклева-
ние.
   Дядя Агигульф, если снизойдет на него священная ярость, бывает  очень
свирепым.
   Когда дядя Агигульф приезжает в бург, Теодобад идет в походы. Без дя-
ди Агигульфа Теодобад в походы ходить остерегается, ибо часто  случалось
так, что гибель всем неминуемая угрожала, но доблесть дяди  Агигульфа  в
последний миг всех спасала.
   Один раз все войско теодобадово забрело в великанский лес. И не  было
этому лесу ни конца ни края. Дичь в этом лесу была такова, что невозмож-
но было ее взять, а голод всех одолевал. Повсюду в чащобе медведи  шеве-
лились, каждый размером с холм курганный; вепри рыскали - такие, что  об
их шкуру мечи тупились и копья ломались. Птицы же летали в столь  мощном
оперении, что ни одна стрела их не брала.
   И тогда спас все войско от неминуемой голодной смерти дядя  Агигульф.
Забравшись на огромное дерево, выждал, пока глухарь с земли  подниматься
начнет, и прыгнул с дерева, тому глухарю в шею целя. И  сбил  глухаря  в
полете, тяжестью своего тела к земле пригвоздив. Тут и все войско  набе-
жало. Навалились все разом и одолели глухаря, хоть и потеряли трех  доб-
лестных воинов - заклевал их свирепый глухарь.
   Теодобад ценит дядю Агигульфа. Дядя Агигульф  говорит,  что  Теодобад
его втайне побаивается. Дяде Агигульфу любы война и потехи  воинские,  а
брать жену он не хочет, ибо боится к пахоте пристраститься. И рабов поэ-
тому не берет, хотя мог бы пригонять их во множестве. У нас в доме вооб-
ще нет рабов. Дедушка Рагнарис говорит, что не хочет кормить чужие  рты,
а рабочих рук и без того хватает.
   Дядя Агигульф умеет лютость дедушкину укрощать. Как-то зимой дед  за-
лютовал от скуки. Сперва было интересно, но после стало страшно.  А  дед
все не мог из лютости выйти. Наоборот, вот-вот  готов  был  в  священную
ярость войти. А когда дедушка Рагнарис входит в священную ярость, он де-
ревья руками валит и одним пальцем дом может разметать.
   Тогда дядя Агигульф Валамира на подвиг вызвал -  деда  рассмешить.  И
согласился Валамир, ибо это было трудно и опасно совершить.
   Взяли молодые герои в доме у Валамира скамью и верхом на этой скамье,
между ног ее зажав, с копьями и щитами, в шлемах боевых, взад-вперед пе-
ред нашим домом с криками скакали. Все село смотреть сбежалось.
   Потом дядя Агигульф еле ходил и Валамир тоже с трудом ногами ворочал,
потому что скамья тяжелая, а скакать пришлось долго, пока дед  вышел.  И
захохотал дед, на сына своего - любимца богов - глядя.
   Так дядя Агигульф с Валамиром спасли все село от разорения.
   Дедушка Рагнарис седмицу еще хохотал. Как дядю Агигульфа  или  скамью
увидит, так и хохочет.
   Дядя Агигульф щедр душой. Когда Лиутпранд от нас  уехал,  моя  сестра
Галесвинта загрустила. От ее грусти невыносимо было. Так грустила Галес-
винта. Она ко всем придиралась, посуду била, чуть что  -  норовила  меня
или Гизульфа по морде съездить. Дед совсем собрался ее конями  разметать
. Осталось лишь отца нашего Тарасмунда уломать,  чтобы  отдал  несносную
дочь на разметание.
   Но тут дядя Агигульф вмешался и Галесвинту  от  расправы  спас.  Дядя
Агигульф вызвался развеселить Галесвинту. Галесвинта объявила,  что  ни-
когда не улыбнется, пока вновь Лиутпранда не увидит. Дядя Агигульф  пос-
порил с ней на медную подвеску (была у Галесвинты красивая  медная  под-
веска), что солнце еще не сядет, как улыбнется Галесвинта. И согласилась
она.
   Вышла Галесвинта во двор и села посреди двора. Я думаю, у всех  сосе-
дей сразу молоко скисло, такая она была.
   Сидела, зевала, ножкой топала. Все ей было немило.
   А дядя Агигульф взял коня, ждать велел и ускакал.
   Мы все во дворе собрались посмотреть, что дальше будет. Любопытно нам
было, как дядя Агигульф Галесвинту смешить станет.
   Дядя Агигульф вернулся, коня долго выхаживал, песни мурлыкал, потом в
конюшню пошел. А Галесвинта уже не на шутку злиться  начала.  Мы  с  Ги-
зульфом ее за волосы дергали и обидное ей говорили. И Ахма тоже дергал и
смеялся.
   Тут из конюшни дядя Агигульф преважным шагом выступил. Дедушкина  на-
ложница Ильдихо как его увидела, так руки в бока уперла, рот пошире  ра-
зинула и захохотала во всю свою луженую глотку. Все  у  Ильдихо  ходуном
заходило: и грудь, и живот, и косы. Мать наша Гизела сперва ругаться хо-
тела, но после, покраснев, прыснула и тоже смеяться начала. А Сванхильда
- та на землю осела, ослабнув, и только привзвизгивала.
   Мы с Гизульфом лбами столкнулись, так нам смешно  стало.  Гизульф  от
хохота рыдать начал.
   Дедушка Рагнарис вышел на общий хохот, тоже захохотал,  палкой  своей
горделиво затряс, на дядю Агигульфа указывая - вот какого сына вырастил!
   У ворот, к косяку прислонившись, от смеха рыдал отец наш Тарасмунд.
   А дядя Агигульф стоял посреди двора, высоко вскинув голову и  расста-
вив ноги. Был он совершенно наг, с разметавшимися по плечам волосами.  К
своим дивным мужеским статям привязал он лыком бороду козла.  Дядя  Аги-
гульф неспешно поворачивался во все стороны, чтобы все  насладиться  его
видом могли.
   Когда все хорошенько дядю Агигульфа рассмотрели, начал он, высоко за-
дирая ноги и мекая, вокруг Галесвинты ходить. То быстрее ходил, то  мед-
леннее, то останавливался и тряс перед нею козлиной бородой. А Галесвин-
та сидела вся красная и губы кусала, чтобы не улыбнуться.
   А солнце между тем спускалось все ниже. Галесвинта ждала, пока солнце
исчезнет, чтобы в темноте вволю похохотать. Дядя  же  Агигульф,  который
понимал это, старался изо всех сил. И так повернется, и эдак, и подпрыг-
нет, и взбрыкнет, и бородой козлиной в воздухе помашет, и статями своими
дивными помавал. Вокруг все мы со смеха помирали. Уже и соседи  на  пле-
тень навалились, едва наш плетень не уронили. Уже и от Хродомера  прибе-
жали смотреть. Но крепилась Галесвинта.
   Тут мычанье и блеянье послышалось - Од-пастух стадо гнал. И  когда  к
нам на двор наш козел завернул и оказался он без бороды - тут не  выдер-
жала и заверещала Галесвинта от хохота и, на землю  пав,  биться  стала.
Козел же, завидев дядю Агигульфа, пятиться стал, будто бы в испуге.
   Дядя Агигульф на козла грозно надвинулся, бородой  козлиной  размахи-
вая. Тут козел голову наклонил и рога выставил,  к  нападению  готовясь.
Тут уж дядя Агигульф в бегство ударился и помчался, высоко ноги  вскиды-
вая, руками размахивая и мекая на ходу. А козел следом гнался. И так бе-
жал дядя Агигульф через все село, козлиную бороду на статях своих унося.
И в реку прыгнул, только тем и спасся.
   А Ульф этого не видел. Ульф в это время уже в рабстве был.

   Дедушка нам рассказывал, что у богов подобная потеха водилась. Но  мы
и подумать не могли, что это столь смешно.

   АЙНО, ТВИЗО И ОД-ПАСТУХ

   Ода у нас в селе не жалуют, ибо норов у него мрачный и нелюдимый.
   Од сирота. Мать его была аланка. Эвервульф, который взял ее  в  жены,
взял ее уже беременной.
   В тот год, когда чума была, наш дядя Ульф пошел воевать с герулами  и
попал к ним в плен. Эвервульф, друг его близкий, в плен  не  хотел  сда-
ваться и дал себя убить герулам. Как ежа, истыкали его стрелами, ибо бо-
ялись герулы схватиться с ним в рукопашной схватке. И казнился Ульф, что
не сумел друга спасти или что не пал рядом с  ним,  пронзенный  теми  же
стрелами.
   Добра после себя Эвервульф почти не оставил: хижина плетеная на  краю
села и жена с мальчишкой. Рабов же не держал.
   Аланка в том же году умерла от чумы. Много людей по всему селу умерли
от этой чумы.
   Так остался Од сиротой. Старейшины определили его скот  пасти,  чтобы
польза от него была.
   Говорят, что Од-пастух понимает язык зверей. Мой брат  Гизульф  языка
зверей не понимает, хотя собаки его никогда не трогают.
   У Хродомера на дворе свирепая сука жила. Ее все в нашем селе боялись.
Она потом издохла.
   Од только начал пастушествовать, когда у этой суки  в  последний  раз
народились щенки. Она их в норе вывела, на косогоре. Хродомер  выследил,
где эти щенки, и одного щенка забрал.
   Хродомер говорит, что из помета сука всегда съедает одного щенка, ибо
этот щенок, выросши, убьет всех прочих. Сука сразу видит, который из  ее
щенков убийца и убивает его, пока он еще слеп.
   Такого-то щенка Хродомер и подарил Оду-пастуху, чтобы вырастил.
   Од со щенком-убийцей нянчился, как мать с младенцем. Так выросла  Ай-
но.
   Айно сражалась с волками и убивала их, охраняя стадо.
   Подобно тому, как мы, готы, убивая наших врагов,  берем  иногда  себе
жен из вражеских народов, так и Айно понесла однажды от волка потомство.
   Так родилась Твизо. Самая крупная была в помете;  ее  Од  отобрал,  а
прочих утопил.
   Эти две собаки - вся родня Ода. Ходят они за  Одом,  как  Одвульф  за
годьей.
   Твизо крупнее, чем Айно, лобастая, глаза у нее как у волка, одно  ухо
у Твизо порвано.
   Твизо младше, чем Айно, но загрызла больше волков.
   Од любит Айно и Твизо.

   НЕХЕМЬЯ

   В нашем селе старейшин двое - дедушка Рагнарис и Хродомер. Когда  де-
душка собрался идти к Хродомеру, мы с Гизульфом рядом вились в  надежде,
что дедушка нас заметит и с собой возьмет. Он часто берет нас с собой.
   И на этот раз дедушка нас не прогнал. От нас к Хродомеру почти  через
все село идти надо. С дедушкой очень интересно по селу  ходить.  Дедушка
идет и все время ругается. Что ни встретит, все обругать норовит, потому
что в прежние времена все куда лучше было.
   Возле дома Валамира, нашего родича и дружка дяди  Агигульфа,  дедушка
долго стоял. Стучал палкой по плетню и бранил валамирова  раба,  старого
дядьку, который Валамира и вырастил. Негодным вырастил, нерадивым!
   Раб этот дедушкиных лет, если не  старше.  Говорил  нам  с  Гизульфом
как-то этот валамиров дядька, что  сколько  он  нашего  дедушку  помнит,
столько дедушка недоволен.
   Валамиров дядька - он тоже всем и всеми недоволен. И  хозяином  своим
недоволен, и другом его Агигульфом, и нашим дедушкой Рагнарисом.  Только
он этого дедушке Рагнарису сказать не решается. А Агигульфу с  Валамиром
говорит.
   Сегодня с дедушкой еще интереснее, чем всегда  было.  Все-то  ему  не
угодили, все его расстроить норовили. И куры соседские не угодили, зачем
за забором кудахчут. И  Фрумо-дурковатая,  дочка  Агигульфа-соседа,  что
навстречу попалась, не угодила - зачем дурковатая такая? У аргаспова до-
ма оскользнулся дедушка на тропинке, едва в сугроб не упал - и совсем уж
собрался идти убивать Аргаспа, зачем снег не прибирает. Тут  как  раз  и
вышел из дома Аргасп. Дед орал на него, ногой топал и палкой грозил. Ар-
гасп только улыбался деду и в дом звал на пиво. Дед закричал, что  знает
он, какое у Аргаспа пиво. Хотя на самом деле не знал. И  не  стал  захо-
дить. Он к Хродомеру торопился.
   Дедушка Рагнарис не заметил, а мы с Гизульфом  заметили,  как  Аргасп
выскочил из ворот и за дедом немного по улице прошел, очень  похоже  его
передразнивая. После нам подмигнул и назад побрел.
   Аргасп воин, он в походы ходит, а зимой изнывает от скуки.
   Валамир с Аргаспом так легко от деда отделались, потому что  основные
свои силы дедушка для Хродомера берег. Как ступил  на  хродомерово  под-
ворье, так все свои засадные полки в атаку бросил. Это что тут под нога-
ми? Лошадиные яблоки? Ну ясное дело, что еще у Хродомера под ногами  ва-
ляться может! (И размолол эти яблоки палкой).
   После палку поднял и ругаться стал: вечно измарает палку, как к  Хро-
домеру зайдет. Все не как у людей.
   Рабы хродомеровы, кто на дворе возился, при виде дедушки  нашего  кто
куда брызнули, только пятки сверкнули. Все же дед сумел одного  изловить
и длинно обругать.
   Тут и Хродомер показался. Дед сразу раба отпустил и чуть не облизнул-
ся: экое лакомство! Сам Хродомер.
   Хродомер же, улыбаясь сладко, сказал, что вышел, мол, поглядеть,  что
же на дворе такого происходит. А то в доме все молоко скисло. Даже  коза
чистой простоквашей доится.
   Дед на то сказал, что у него, Хродомера, и козы-то не как у людей, не
говоря уж обо всем прочем. И что прочим козам  от  хродомеровой  скотины
подальше надобно держаться, чтобы не набраться всякого непотребства.  Уж
он-то, Рагнарис, о своих козах, во всяком случае, позаботится, чтобы они
с хродомеровыми козами не встречались.
   Хродомер же, хорошо нашего дедушку зная, ответствовал,  что  любо  же
дедушке блюсти благочиние у своих коз, когда домашних распустил и об  их
послушании совсем не радеет. Давеча вон Ильдихо ему, Хродомеру, нагруби-
ла.
   На то дедушка сказал,  что,  видать,  не  зря  нагрубила.  Небось,  с
озорством подступался к ней Хродомер, вот и дала отпор.
   Хродомер отвечал, что Ильдихо, видать, много  власти  над  Рагнарисом
забрала. И то - виданое ли дело в такие лета наложницу заводить.
   Дедушка сказал запальчиво, что наложница ему для того нужна, что пиво
она доброе варит.
   Хродомер возражал, что как изопьет пива ильдихиного, так пучит  потом
его, Хродомера, всю ночь. Дедушка сказал, что настоящего воина с доброго
пива не пучит. Видать, отвык Хродомер от  доброго  пива.  Пьет,  небось,
только из своего колодца.
   Всем в селе известно, что как выкопал у  себя  на  подворье  Хродомер
этот колодец, так наш дедушка Рагнарис и впал в ярость. Уже двадцать лет
как ярится. Что, Хродомеру, лень к реке спуститься? Баб бы своих  гонял,
полон курятник у Хродомера - и старух, и девиц, и даже одна в зрелых ле-
тах, только уродливая.
   Хродомер про колодец говорить не стал, а  начал  жаловаться  на  дядю
Агигульфа и Ильдихо. Вчера, мол, вечером Агигульф с другом своим Валами-
ром, от безделья изнывая, к плетню хродомерову подошли и до самого зака-
та солнца плевали в свинью, какая по двору возле плетня бродила. И попа-
дали многократно. А Ильдихо нарочно пришла, чтобы  посмотреть  и  посме-
яться. Она хитростью в дом хродомеров проникла, сказав, что за закваской
к бабам хродомеровым идет. И стояла с закваской и смеялась вместе с Аги-
гульфом. А когда Хродомер ей велел уходить с глаз долой  и  Агигульфа  с
Валамиром прогнать хотел, Ильдихо ему грубо отвечала. Вот как оно  было.
И теперь невольно думается Хродомеру: уж не сам ли Рагнарис Ильдихо  по-
дослал, что она такая храбрая? Не-ет, чует хродомерово сердце: тын  надо
возводить, дабы от Рагнариса и злокозненного потомства его  и  домочадиц
его вредоносных отгородиться. А также и от прочих врагов.
   Тут дедушка Рагнарис разъярился и стал кричать,  что  да,  слыхал  от
Агигульфа, младшего сына своего, как все оно было.  Всему  селу  ведомо,
что та свинья хродомерова на Агигульфа с  Валамиром,  которые  мимо  шли
мирно и бездеятельно, беседуя между собою о древнем богопочитании,  наб-
росилась алчно и заесть их хотела. Ведь не кормит Хродомер свою скотину,
вот та и дичает с голоду и охотиться начинает на все живое. Но  хродоме-
ровых не трогает, ибо чует в них дурную кровь. А на родню Рагнариса наб-
расывается, ибо в родне Рагнариса кровь добрая. И  сын  его,  Рагнариса,
Агигульф с родичем нашим Валамиром ту хищную свинью плевками  по  добро-
сердечию своему отогнать пытались, дабы не чинить ей вреда,  но  и  себя
оборонить.
   Мы с Гизульфом знали, что дедушка Рагнарис вчера дядю Агигульфа  пал-
кой за эту проделку учил, потому что ему Ильдихо нажаловалась. Знали  мы
и то, что ныне Агигульф с Валамиром месть Ильдихо замышляют. Ибо на дво-
ре у Хродомера Ильдихо смеялась и Агигульфа подзуживала, а дома  дедушке
все иначе рассказала.
   Что до тына, закричал на Хродомера дедушка  Рагнарис,  то  пусть  он,
Хродомер, хоть какой тын-растын возводит, не поможет это Хродомеру.  Ибо
не знает Хродомер, как тын надлежит возводить.  Ничего,  кроме  плетней,
отроду не ставил. Неужто от врагов хочет за  плетнем  отсидеться?  Разве
что ради ничтожества хродомерова не тронут его враги, одна только надеж-
да и есть. Тын же надлежит возводить не здесь, а за рекой, где курган...
   И начали они с Хродомером спорить о тыне. Хродомер Рагнарису присове-
товал лучше снежный бург построить, покуда снег не стаял, и на том успо-
коиться. Вроде того, какой дружинники в бурге каждую зиму  против  бурга
от безделья возводят, дабы порушить. В самый раз ему, Рагнарису. А  Аги-
гульф с Валамиром ему в том помогут. Все равно на другое не годен.
   И будто бы на другое разговор перевел. Сон  ему,  Хродомеру,  снился.
Смущен Хродомер сном этим. Не поможет ли друг Рагнарис сон этот истолко-
вать?
   Дедушка Рагнарис сразу  сердиться  перестал  и  приосанился.  Слушать
стал. Дедушка Рагнарис умеет сны толковать. Ильдихо и нашей матери Гизе-
ле постоянно сны снятся, а дедушка эти сны объясняет. И все сны у него к
одному сводятся: что мир к концу катится, люди, вещи, животные - все ис-
портилось. Вот и сны о том же говорят.
   А мне и Гизульфу ничего не снится. Иной раз даже обидно делается.
   Хродомер же помолчал для важности и рассказал сон. Будто  бы  по  за-
мерзшей реке Рагнарис в одной только  волчьей  шкуре  на  голое  тело  с
огольцами взад-вперед носится, курган осаждает. А с кургана сынок рагна-
рисов, непутевый Агигульф, в отца родного снежками бросается. А на голо-
ве у Рагнариса шлем его рогатый. А собаки пастуховы, Айно и Твизо, с не-
доумением смотрят. К чему такой сон?
   Дедушке Рагнарису Хродомера убивать не хотелось, хотя  сон  Хродомера
был именно к убийству. Потому когда я влез, Рагнарис мне это  спустил  и
даже обрадовался, хотя в любое другое время отвесил бы мне за такое зат-
рещину.
   Я сказал, что годья Винитар в храме Бога Единого  сегодня  интересную
сагу про тын рассказывал. И долго не расходились от храма Бога  Единого,
годье вопросы задавали и между собою обсуждали.
   Дедушка Рагнарис и Хродомер ругаться бросили. Дедушка  сердито  спро-
сил: что, мол, еще там болтал ваш годья?
   Мы с Гизульфом наперебой рассказывать начали винитарову сагу.
   В одной земле был большой бург и там жило большое племя.  Но  ополчи-
лось на них другое племя, еще более сильное, и взяло бург с боя и  сожг-
ло. Стены бурга были каменные, а ворота деревянные. И враги в  священной
ярости разметали стены по камешку, а ворота все спалили. И ушли,  бросив
пепелище в запустении. Они в свой бург вернулись.
   А вождя того племени захватили. Его Нехемья звали. Ну, сперва  ему  в
плену плохо жилось и все этим Нехемьей помыкали,  но  после  вождь  того
племени, что победило его племя, Нехемью к себе приблизил. Ибо этот  Не-
хемья в медовухе толк знал и пиво знатное варить  всех  научил.  Оттого,
как себе, верил ему вождь. И дозволил пиво и медовуху на пиру разливать.
   И вот как-то раз был пир великий. И Нехемья стал господину своему пи-
во наливать. Долго наливал, ибо могуч был господин и много  пива  мог  в
себя принять без всякого последствия.
   Однако настойчив был Нехемья. И вот напился господин его  допьяна,  а
напившись, добрым стал. И спросил, отчего тот невесел.
   И отвечал Нехемья, что невесел оттого, что стены родного бурга по ка-
мешку разметаны, а ворота и вовсе сожжены. А ведь тот бург мог бы  хоро-
шую дань платить.
   И сказал вождь: "Хорошо, я дам тебе телеги и людей  в  помощь,  а  ты
восстанови бург и пусть он платит дань".
   Нехемья взял телеги и людей и поехал в свой бург. У пепелища  остава-
лись еще люди его племени, кто в плен не попал, и  все  они  жили  очень
плохо. В лесах таились, как дикие звери. И ели сырое мясо. А зимой вооб-
ще почти ничего не ели.
   Нехемья их к делу поставил, чтобы они стены бурга возводили. Еще  Не-
хемья пленных сородичей выкупал.
   Хродомер спросил недоверчиво, на какие средства этот голодранец плен-
ных выкупал, ежели его самого в рабство обратили?
   Гизульф, не сморгнув глазом, тут же нашелся и объяснил, что Нехемья в
поход пошел на слабейшее племя и разорил то слабейшее племя. Взял  много
рабов, и зерна, и скота. На это-то достояние и выкупал сородичей  своих.
А выкупив, тут же к делу их приставлял.
   Сородичи эти, голодом маясь, ибо урожая получить еще не успели, а зи-
ма стояла суровая, начали своих детей в рабство продавать.  Когда  узнал
об этом Нехемья, то прогневался. Ибо много сокровищ  раздал  ради  того,
чтобы из рабства их выкупить, а они - гляди ты! - обратно в рабство про-
даются. И снова, получается, ему, Нехемье, их  выкупать  надо.  На  эда-
кую-то прорву никаких сокровищ не хватит. И, впав  в  священную  ярость,
Нехемья убил многих. А кто в живых остались, те устрашились и стали сте-
ну возводить. А Нехемья следил, чтобы все было правильно. Нехемья  решил
так: пусть все воины, какие в бурге живут, возводят тын за своими  хижи-
нами. А сам ходил и смотрел, чтобы каменный тын возводили и чтобы ровный
был тын.
   Тут дедушка Рагнарис сердито закричал, что был некогда хорошим воином
Винитар, а нынче до того упал, что потешки и небылицы добрым людям расс-
казывает, как скамар какой-нибудь, из тех, что по селам бродят и кривля-
ются, пока им не перепадет объедков от трапезы.
   Хродомер дедушке вторить стал. Негож такой тын, как Винитар  расписы-
вал. Слишком длинные стены - кто их оборонять будет? И  не  доверит  он,
Хродомер, такому тыну, если всякий возле своего дома его  возводить  бу-
дет. Понятно, что здесь, на хродомеровом подворье, добротная стена вста-
нет. А вот у Рагнариса - еще посмотреть надо, что встанет.
   Дедушка Рагнарис хотел было разозлиться  на  Хродомера,  но  тут  оба
кстати вспомнили о других, кто еще в селе жил, и сразу помирились.
   А Валамир, этот шут гороховый, - он-то что за стену  возведет?  Разве
что дядька-раб за ним приглядит. Никуда не годный, конечно, этот дядька,
но все же умнее Валамира, хотя бы потому, что прожил дольше.
   А уж про Одвульфа, родича рагнарисова,  и  говорить  нечего...  Врага
жалко, что в этом месте на тын полезет. Как полезет, так себе все  кишки
выпустит, либо упадет стена и врага покалечит.  Ни  жить  бедному  этому
врагу, ни умирать - только маяться.
   Долго перебирали дедушка Рагнарис и Хродомер всех, кто в  нашем  селе
жил, и все негодные у них выходили. И сошлись они на том, что  тын  надо
возводить непременно. И небольшой нужен тын. И  снова  стали  спорить  -
где.
   Хродомер стал говорить, что лучше всего у него на  подворье  ставить.
Мол, и на косогоре удачно дом стоит, и амбар широкий - может  не  только
свое, но и при надобности общественное зерно вместить. И колодец у  него
есть, а больше ни у кого колодца нет.
   Дедушка Рагнарис спросил, не пойти ли сразу всем селом к нему, Хродо-
меру, в услужение. Говори, мол, Хродомер, не таись.
   Хродомер, разъярясь, закричал, что таких слуг, каковы  сынки  дедушки
Рагнариса, ему и даром не надобно! А самого Рагнариса он и на  порог  не
пустил бы.
   Тут дед поднялся и к выходу направился. Мы с Гизульфом следом за  ним
побежали. Впереди нас дед бушевал, а за спиной Хродомер бесился и  шипел
что-то дедушке в спину.
   Дедушка и Хродомер - большие друзья.

   Вечером дядя Агигульф меня поймал и, руку заломив,  выпытывать  стал,
зачем дед к Хродомеру ходил и не жаловался ли  Хродомер  на  него,  Аги-
гульфа. Валамир неподалеку стоял и слушал внимательно. Валамиру  живется
легче, чем дяде Агигульфу. Валамира только  его  дядька  ругает.  Дядька
все-таки раб валамиров, так что Валамиру иной раз осадить его удается. А
дядю Агигульфа дедушка Рагнарис учит.
   И рассказал я дяде Агигульфу все, как было. И про  Нехемью  тоже  ему
рассказал.
   Валамир поближе подошел, ему интересно стало.
   Дядя Агигульф сказал, что Нехемья, видать, вандалом был, а вождь, ко-
торый в плен его взял, - гепидом. Никто бы, кроме вандала, такого бы  не
удумал: в доверие к вождю втереться, напоить медовухой, а  после  выпро-
сить себе и телегу, и людей в помощь и отправиться к родному  бургу  его
отстраивать. А телегу-то, небось, не отдал  потом.  И  никто  бы,  кроме
пьяного гепида, не решился бы подобного пленника отпустить, да еще и по-
могать ему людьми и оружием.
   Валамир вмешался и сказал:
   - Отчего же никто? Герул бы тоже решился. Герулы, как известно,  ску-
достью ума отличаются.
   Дядя Агигульф Валамиру сказал, что надо бы к годье сходить и про это-
го Нехемью как следует расспросить. Пусть  расскажет,  кто  этот  глупый
вождь был, который того Нехемью отпустил, - герул скудоумный  или  гепид
тугодумный. Годья, небось, не откажется сагу свою еще раз пропеть.
   Валамир сказал, что пивом годью угостит.
   С тем меня и отпустили, только перед тем еще снегу за шиворот напиха-
ли.

   СКАНДЗА

   Раньше, когда мир был новым, все было иначе. Люди были великими - это
теперь они обмельчали. И жили мы прежде не в этих  краях,  а  на  дивном
острове Скандза. Все там было благолепно и чудесно, и всякий год казался
лучше предыдущего. Зимы были там  снежные  да  пушистые,  веселые,  раз-
дольные; морозы стояли умеренные, хотя и крепкие - в самый раз для серд-
ца готского. Весны наступали дружные, водой обильные, зеленело все разом
и всходы поднимались за один  день.  Летом  приходилось  немного  потру-
диться, однако земля была такова, что сама рождала урожай, один обильнее
другого. Осень же неизменно бывала богата хлебом и пивом.
   Были там и совсем уж дивные уголки, где пивные реки  текли  в  мясных
берегах, и кто туда забредал, подолгу оттуда не возвращался; возвращался
же тучен и жизнелюбив.
   Богатство добывали там не трудом рабским, не тем, что  землю  скудную
сохой ковыряли, а больше священной яростью. Яростью и  урожаи  из  почвы
выгоняли, и дома взметывали.
   И охота там была знатная. Зверь да птица неотлучно за людьми следили,
так и норовили охотнику под ноги попасться. Стоит только рогатину в сто-
рону леса наставить, как - вот уже готово! - бежит к тебе медведь лютый,
губу дерет, грозит изничтожить. И сам собою на рогатину надевается и из-
дыхает, ревя пресвирепо.
   На Скандзе в былые времена - не так, как ныне, когда за  какой-нибудь
белкой драной полдня бегать приходится, чтобы упустить ее  и  ни  с  чем
вернуться. Там добыча так обильна, что с одного оленя целое село седмицу
кормилось.
   Три бурга на Скандзе было. У каждого бурга по три села стояло. В каж-
дом селе великие воины жили.
   Народов же было там, по числу бургов, три: вандалы, гепиды и мы - го-
ты. И жили мы в дивном несогласии, дабы  войны  между  нами  проистекали
свирепые и кровавые, ибо того требовала душа всякого истинного воина.
   Истинными же воинами были все, ибо кого из воинов ни  возьми  -  всяк
был вутья. Младенцев - и тех священная ярость не покидала, оттого и  ко-
лыбели делали из неохватных дубов, дабы не сгрызло бы да не разметало их
дитя в одночасье.
   Боги часто сходили на Скандзу и нередко так случалось, что  вожди  из
бургов ходили в Асгард к богам пировать. А гепиды чаще  ходили  в  Вана-
хейм, но у гепидов все не как у других. А вандалы столь свирепыми  были,
что их и боги и великаны боялись. Иной же раз и боги к  вождям  в  бурги
приходили и пировали и довольны бывали. Ибо пива и  мяса  и  богатырской
удали всегда было вдосталь.
   Земля была лесом богата, не так, как здесь. И лес был  не  кривой  да
косой да хлипкий, как на болоте, где Агигульф силки на птицу  ставит,  а
строевой лес. Трава - и та была строевая.
   Война между бургами шла беспрерывно, однако ущерба никто от  того  не
терпел. Так все было благолепно устроено на Скандзе, что война к радости
и потехе служили. Люди были крепки и семенем сильны и лишь один из  семи
детей в семье урождался уродом. А меньше семи не рождалось ни у кого.
   Женщины были красивы, беловолосы, широки в бедрах и плодовиты. И хоть
половину из них конями разметывали - за дерзость, либо же за неверность,
а то и просто потехи ради, оставшихся хватало для  того,  чтобы  Скандзу
героями заселить. И не было на Скандзе недостатка в героях.
   За жидкое пиво на Скандзе смерть полагалась беспощадная. Да и не  ва-
рили там жидкое пиво. Там было такое пиво, что брось в чан бабу толстую,
вроде нашей Ильдихо, - и не потонет баба, как бы ни  старалась.  Да  что
там Ильдихо! Дядя Агигульф в кольчуге и со щитом - и тот бы не  потонул,
хоть и недалек умом. Да что там дядя Агигульф. Ведь как на Скандзе испы-
тывали пиво. Вывернут из земли утес и в чан с пивом бросят. Плавает утес
- значит доброе пиво.
   Каждое новое поколение из живущих на Скандзе было лучше прежнего, бо-
лее свирепое, более могучее, более воинственное и крепкое. И столь могу-
чие богатыри рождались на Скандзе, что дрожала земля под поступью  их  и
постепенно все глубже и глубже уходила в воды Океана.
   И вот не выдержала Скандза и взмолилась:  не  сносить  мне,  Скандзе,
столько богатырей на груди своей зараз! Чую - ухожу под воды Океана, где
погубит меня Морской Змей. Освободите же меня от тяжести своей,  умерьте
богатырство ваше. Пусть часть богатырей уйдет с груди  моей  и  облегчит
ношу мою, непосильной ставшую.
   И сошлись вожди всех трех племен на великий тинг. Долго спорили и го-
ворили, судили и рядили, ибо никому  не  хотелось  покидать  благодатную
Скандзу. Сорок дней и сорок ночей без перерыва длился этот тинг, и птицы
падали на землю мертвыми - такой крик стоял эти сорок дней и  ночей  над
всем островом. И зародилась у берегов Скандзы  от  споров  этих  великая
волна и обрушилась на берега других островов и земель и поглотила десять
островов и десять раз по десять сел.
   И было убито на тинге том народа без счета, но оставалось еще больше.
И решили вожди племен: пусть младшие сыны наши прочь уйдут, ибо их бога-
тырство самое великое и несносимое.
   И было по сему. Три корабля построили величайшие богатыри трех племен
и приготовили все к отплытью.
   После же повеселиться напоследок решили. Тремя дружинами прошлись  по
трем мирам, оставив по себе память долгую. А у стен Асгарда сошлись  они
в битве с богами. И бились долго. И увидели асы, что богатыри эти силами
с ними равны, и подговорили они Локи, чтобы спустил он на богатырей вол-
ка Фенрира. А сами от героев этих за крепкими стенами скрылись.  И  внял
Отец Хитрости Локи просьбам асов и вывел волка  Фенрира.  И  только  так
одолели асы богатырей и после братались с ними.
   И был пир великий в Асгарде и пир великий в Ванахейме, ибо  и  дотуда
донеслась крылатая слава о богатырях Скандзы, и пришли к  ним  брататься
также боги Ванахейма - Тиу и другие.
   И пировали герои с богами. Съедено было быков без счета и вепрей  без
счета и сырыми, и жареными, и запеченными и в ином виде.  А  также  птиц
столько, сколько за год со Скандзы в теплые края перелетает. И не  пере-
летала в тот год птица со Скандзы, ибо всю съели. Но  уже  на  следующий
год снова прилетела птица. И рыбы съедено было столько, сколько  на  не-
рест идет в великих реках Скандзы за одну весну.
   А несколько героев, увлекшись, съели не только яства с блюд, но и са-
ми блюда и даже погрызли столы.
   И утомились боги от богатырства гостей своей, но не могли их выгнать,
ибо не решались нарушить законы гостеприимства. И снова  подступились  к
Отцу Хитрости Локи, чтобы тот придумал, как им от богатырей  избавиться.
И подступился к богатырям Локи и присоветовал им с асов взять клятву ве-
ликую в том, что будут они, асы, всегда и во всем богатырям  помогать  и
приходить к ним на подмогу по первому требованию. Пусть бы герои  немед-
ленно взяли эту клятву с богов, покуда боги пьяны и добры от выпитого  и
съеденного; после же поскорее уходить, покуда боги не  передумали  и  не
отступились от клятвы своей, прибегнув к какой-нибудь уловке.
   Вняли герои совету Локи и сделали так, как он сказал.  Только  гепиды
слишком долго думали, и покуда они думали, клятвы кончились  и  не  было
больше клятв - все вандалам и готам достались.
   И научил хитроумный Локи гепидов, как им хотя бы одну клятву у  готов
отнять. Стали гепиды играть с готами в кости. Локи же  гепидам  помогал,
потому что без помощи Локи гепиды нипочем бы у готов не выиграли. И ког-
да проиграли готы одну клятву гепидам, спросили они: какую клятву хотели
бы гепиды взять себе. Гепиды отвечали: боевую ярость,  дабы  она  всегда
народу нашему в битвах сопутствовала.
   Хоть и жаль было готам отдавать боевую ярость, но все же пришлось  им
уступить. Но нам, готам, клятва эта и вовсе  была  ни  к  чему,  от  хо-
зяйственности и рачительности одной взяли. Без всякой клятвы умеют  готы
в священную ярость впадать. В это сейчас с  трудом  верится,  но  потому
лишь, что мир к упадку клонится. А в те времена, когда мир был  молод  и
готы жили на Скандзе, в священной ярости всякий пребывал, а половина во-
инов была такова, что и вовсе из священной ярости не выходила.
   Да что люди! Даже и скотина у готов в священной ярости зачастую  пре-
бывала. Бывало, только кукарекнет петух, в ярость войдя, как  тотчас  же
по двору цыплята начинают носиться. Лошади на врага кидались и  копытами
врага забивали в бою. А пахотные лошади рыхлили землю так,  что  едва  в
хель не проваливались вместе с пахарем. Пахарю иной раз  удерживать  ло-
шадь приходилось, а это тоже было нелегко, ибо пахарь, как и конь его, в
ярости землю бороздил.
   Да что воины, пахари и скотина домашняя! Даже жены и наложницы в свя-
щенной ярости сыновей носили и рожали. За младенцами же иной раз  особый
пригляд был нужен, ибо голыми деснами могли, в  ярость  войдя,  кормящую
грудь до костей изгрызть, если голод терзать начинал.
   Таков был народ на Скандзе, о чем уже говорилось.
   Вот такие люди вышли из пределов Скандзы.
   Вышли они на трех кораблях. На одном корабле готы плыли - они впереди
всех плыли, ибо были самые могучие. Но борт о борт с ними  вандалы  шли,
ибо они были самые хитроумные. А гепиды  сзади  плелись,  на  полкорпуса
отстав, ибо медлительны были и замешкались при отплытии.
   На нашем корабле два брата плыли, Амал и Балт. И столь великие  воины
были они, что всю дорогу не переставая единоборствовали, даже  по  нужде
сходить забывая. И дружина билась, вождям подражая. А боги,  клятву  вы-
полняя, в парус дули.
   У вандалов на корабле тоже два брата предводительствовали всеми,  Асд
и Сил. От них потом пошли асдинги и силинги. И дружина вандальская,  Во-
тана славя (ибо больше других богов с Вотаном подружились), билась  себе
на потеху. А боги, клятву выполняя, на веслах сидели.
   А гепиды сами на веслах сидели, священную ярость в себе грея. Но  все
равно гепидский корабль отставал от корабля готского и вандальского.
   Так добрались до берега три корабля. На берегу уже  герулы  стояли  и
поджидали пришлецов, дабы с ними биться. И взревели от  радости  дружины
готские и вандальские. И так обрадовались, что с  кораблей  попрыгали  и
вперед кораблей к берегу поплыли, дабы поскорее с врагом  схватиться.  И
гепидская дружина тоже взревела, когда подоспела, но  это  только  через
три дня случилось. Битва тогда уже кипела. Гепиды  уже  из-за  горизонта
реветь начали, и волны от этого рева бились о берег  вдвое  выше  против
прежних.
   И усеяли мы берег трупами герульскими.  Потеху  продлевая,  сразились
еще готы с вандалами. И многие пали. И взяли мы свои корабли и  подожгли
их. Дабы все знали - герои пришли. И столь велики были корабли эти,  что
весь мир озарило пламя от их пожара. И виден был мир от края до края.  И
увидели мы, что стоим в устье большой реки. Тогда пошли мы по этой реке,
готы по одному берегу, а вандалы по другому. Гепиды же думать  остались.
Они еще не поняли, куда приплыли.
   Шли готы. Шли вандалы. Пять поколений сменилось. Славный то  был  по-
ход, ибо битвы каждый день вскипали.
   Долго шли племена по берегам этой реки. И не потому, что река большая
была, а потому, что то и дело садились на землю, строили избы,  получали
урожаи, а потом дальше шли. И еще было другое занятие: соседние  племена
завоевывали. Как завидят какое-нибудь племя, так и завоевывают. А  после
вновь эти племена на свободу отпускали, потому что захватывали их больше
потехи ради.
   Так и шли могучие племена, зима сменяла зиму и веселью не было конца.
   И вот река разделилась на два рукава. И пошли вандалы по одному рука-
ву, а готы по другому. И разделились готы с вандалами и отныне  их  пути
пролегали врозь, хоть и рядом.
   После же произшел раздор великий между  Амалунгами  и  Балтингами.  И
разделились Амалунги и Балтинги и разошлись в разные стороны.
   С той поры каждое новое поколение рождалось слабее предыдущего. И мир
начал стареть, ибо все реже вспоминали готы о тех клятвах, которые взяли
с богов на богатырском пиру в Асгарде перед выходом из Скандзы.  А  асы,
понятное дело, с советами не лезли и помощи не предлагали, коли к ним не
обращались. Оттого и мельчали люди, что забывать своих богов стали.
   С той же поры, как начали иные готы от богов отеческих отворачиваться
и к ромейскому богу поворачиваться, и вовсе в упадок стал приходить мир.
   И у вандалов то же самое случилось. Их река тоже на  рукава  и  ручьи
делиться стала, и разошлись Асдинги в одну сторону, а Силинги в  другую.
И если случались с тех пор между ними стычки и битвы, то не  от  избытка
богатырства, а по скудости или из зависти.
   Что до гепидов, то никому не ведомо, что там у них  происходило,  ибо
они сзади шли. Но понятно, что хорошего у  них  ничего  не  происходило.
Только что тугодумие их умножилось стократно, хотя священная ярость, дар
богов, оставалась при них. Впрочем, она и при готах оставалась,  хотя  и
уменьшилась по сравнению с прежними временами. И у вандалов она была то-
же.
   С каждым годом все больше дробились племена, силу свою теряя. И сади-
лись на землю. И многие забывали, кто они и откуда вышли.
   Однако же мы, кто в нашем селе живет, - мы не забыли, кто мы и  отку-
да. Мы - Амалунги, хотя до других Амалунгов нужно  ехать  на  коне  нес-
колько зим и то вряд ли доедем.
   Еще мы называем себя "остроготами", что означает "светозарные  готы".
Ибо нестерпимо для врагов сверкает доблесть наша.
   Те же, что за вождем Балтом пошли, именовали себя также  "вези",  что
означает "мудрые". И мудрость эта их к югу от нас завела и там на  землю
опустила, дабы рыхлили ее и умножали ее богатства.

   Так говорит дедушка Рагнарис.

   ПОИСКИ СКАНДЗЫ

   Четыре зимы тому назад брат мой Гизульф ушел из дому. Ушел он  затем-
но, не сказавшись, и не было его два дня. Искали Гизульфа дядя  Агигульф
и отец наш Тарасмунд. Дедушка Рагнарис ворчал, что незачем, мол,  искать
огольца - пропадет, туда ему и дорога. Ничего, значит, оголец не  стоил,
если пропал. Я радовался тому, что Гизульфа нет, потому что Гизульф тог-
да меня обижал и мне хотелось, чтобы он навсегда пропал. И потому я вто-
рил дедушке: пропадет, мол, туда и дорога. Но дедушка Рагнарис почему-то
сразу перестал так говорить и отвесил мне затрещину.
   К вечеру второго дня Гизульфа привел домой жрец, тот,  что  в  лесном
капище при богах живет. В том, где мужская изба,  которой  дед  Гизульфу
грозит и отцу нашему пеняет.
   Когда жрец Гизульфа за руку привел, Гизульф был красный  от  слез,  а
одно ухо у него распухло - жрец вывернул, пока вел. Боязно было Гизульфу
домой идти, потому что расправа жреца - сущая  ласка,  если  подумать  о
том, что с ним за самочинную отлучку дедушка Рагнарис и отец сделают.
   Дедушка Рагнарис как Гизульфа увидел, так бороду  встопорщил  и  руки
начал потирать, предвкушая, как Гизульфа вздует. Гизульф  сразу  заревел
во весь голос. Я тоже заревел - жалел, что Гизульф нашелся. На меня гля-
дя, Сванхильда ту же песню завела, хотя была  старше  нас  с  Гизульфом.
Больно уж грозен дедушка.
   Жрец из лесного капища был телом могуч, бородой обилен. Лесом от него
пахло. Волосы у жреца были длинные-предлинные, длиннее, чем у нашей  ма-
тери Гизелы.
   Я очень боялся жреца.
   Дед жреца в дом позвал, медовухой угостил, долгую беседу с ним  завел
- об отческом богопочитании, о видах на урожай. Я плохо помню, о  чем  и
как они говорили, потому что жреца боялся и еще боялся того, что сделают
с моим братом Гизульфом. Потому что, если деда  послушать,  то  расправа
готовилась нешуточная.
   Я раздумывал: будут ли Гизульфа в жертву богам приносить? И если  бу-
дут, то можно ли будет посмотреть? Или же конями его разметают? Дед мно-
гие кары Гизульфу сулил, покуда Гизульфа дома не было.
   Тут я увидел, что дядя Агигульф из конюшни коня выводит. И понял, что
сейчас Гизульфа к коню привяжут и  будут  разметывать.  И  заревел  пуще
прежнего, так что дед мне затрещину дал.
   А дядя Агигульф лицо зверское сделал и спросил у Гизульфа, под  лавку
к тому заглянув, где Гизульф прятался, не видел ли, мол,  Гизульф,  куда
веревка делась? Добрая была веревка, втрое свитая, такая,  что  человека
подвесить можно и не порвется. А Гизульф не отвечал. Я не знаю, что  де-
лал Гизульф под лавкой. На лавке жрец сидел.
   Жрец сидел важный и строгий, пока дедушка  ему  медовухи  не  поднес.
После же долго беседовали они с дедушкой. Жрец дедушку по плечу хлопал и
хохотал зычно.
   И ушел жрец.
   Как жрец ушел, дедушка Рагнарис вскричал громовым голосом: где,  мол,
этот Гизульф?
   Гизульф под лавкой заскулил жалобно. Дед наклонился и вытащил его  за
шиворот, как кутенка. И понял я, что сейчас в жертву Гизульфа  принесут.
Дед после медовухи лицом был багров и голосом зычен, как никогда. На вы-
тянутой руке Гизульфа поднял и богам показал: вот, мол, любуйтесь!
   И тут на дворе голос Тарасмунда послышался. Тарасмунд Гизульфа искать
ездил и только сейчас вернулся. Отец наш спрашивал, не нашелся ли,  мол,
Гизульф. Ответа не дождавшись, в дом ворвался и тотчас же Гизульфа  уви-
дел. Уныло свисал Гизульф в дедовой руке и на богов  глазами  моргал.  С
богов на отца взор перевел, сопли до самых колен свесил, одно ухо больше
другого, во рту голодная слюна собирается и по подбородку  течет.  Шутка
ли, два дня не ел.
   Тарасмунд к нему руки сразу протянул и захохотал, еще в дом толком не
войдя. Дед сказал недовольно отцу нашему Тарасмунду:
   - Забирай щенка своего.
   И бросил Гизульфа Тарасмунду. Отец Гизульфа поймал и крепко  стиснул,
а Гизульф пискнул.
   Отец крикнул Гизеле, чтоб сопли мальцу утерла и накормила его. Гизела
давно уже возле Гизульфа вилась, как собака возле кости, но дед  отгонял
ее - наказывал Гизульфа. Как заслышала, что можно кровинушку  ласкать  и
кормить, так сразу прибежала и Гизульфа увела.
   Я понял, что Гизульфа ни разметывать, ни в жертву приносить не будут.
И сразу стало скучно. Но на дворе было уже темно и холодно, поэтому я  в
доме оставался.
   Когда Гизела Гизульфа накормила и сопли надлежащим образом ему  утер-
ла, отец и дед усадили его между собою на лавку и подступили с распроса-
ми.
   Тарасмунд спросил строго, куда Гизульф самочинно отправился. Гизульф,
свесив нос, отвечал, что ходил искать Скандзу.  Хотел  богатырства  наб-
раться и семенем укрепиться, чтобы род свой прославить.
   Я подумал, что Гизульф вперед меня эдакий подвиг задумал и,  коли  бы
жрец не помешал, осуществил бы. И завидно мне стало.
   Но тут отец наш Тарасмунд захохотал громовым голосом и по лавке рядом
с собой кулаком стучать стал. А дедушка Рагнарис едва не плюнул с  доса-
ды.
   Ругаться стал. Мол, каков отец, таково и потомство. Заодно и  историю
поведал, пока бранился.

   Когда отцу нашему Тарасмунду десять зим минуло,  подговорил  он  дядю
Агигульфа, который тогда и вовсе малолетним был, но  ходить  уже  начал,
отправиться Скандзу искать. Тоже семенем укрепиться хотели.
   Ушли они далеко, но не в сторону капища, как Гизульф, а в болота,  да
там и заблудились. Хорошо еще, что собака хродомерова их по следу нашла.
В такие топи забрели, что едва не сгинули. Мидьо, бабушка  наша,  Тарас-
мунда за уши таскала и кричала на все село, что попробовал бы он, Тарас-
мунд, дитя девять лун носить да день рожать, узнал бы, каково  это,  так
пожалел бы ее трудов и не лез бы в топи по глупости  да  неразумию.  Все
село собралось поглядеть и послушать, потому  что  бабушка  Мидьо  редко
когда голос повышала, но коли уж бралась кричать - боги и те  заслушают-
ся.
   Тарасмунд молча муку претерпевал, хоть ухо одно она ему надорвала.  А
дядя Агигульф ревел во все горло и сопли по лицу и волосам размазывал.
   Как бабушка Мидьо откричала, за дело дедушка Рагнарис взялся  и  тоже
Тарасмунда учил. А Агигульфа не учил, потому что и тогда был  дядя  Аги-
гульф любимцем богов.

   Когда дедушка про это рассказал, отец наш Тарасмунд хмыкнул  и  вдруг
проговорил:
   - Так ведь и ты, отец, Скандзу искал. Мы-то с Агигульфом мальцами бы-
ли, а ты на Скандзу в поход отправился, когда уже тебе  начали  доверять
коня отцовского чистить.
   Дед побагровел пуще прежнего и на отца нашего в ярости уставился. Так
и надвинулся на него бородой, Гизульфа, который между ними  сидел,  едва
не своротив.
   - А это-то откуда ты знаешь?
   Тарасмунд засмеялся.
   - Хродомер рассказывал.
   Тут уж дед взъярился. Разом все позабыл - и Скандзу,  и  Гизульфа,  и
Тарасмунда с Агигульфом. Хродомера честить начал. Любо-дорого  послушать
было. Говорил дед до ночи, пока сам зевать не начал.
   Тут я спросил деда, далека ли от нас Скандза. Дед отвечал, что Сканд-
за от нас не слишком далека, но вот дорогу туда сыскать  трудно,  потому
что та река, по которой наш народ шел, все время петляла.

   ГОДЬЯ ВИНИТАР

   Годья Винитар живет возле храма Бога Единого.
   В прежние времена, когда Винитар был еще таким, как Гизульф, он жил в
бурге при дружине вождя Алариха. Это тот великий вождь  Аларих,  который
лежит под курганом на холме на том берегу реки, за селом.
   В дружине Алариха были тогда великие воины -  наш  дедушка  Рагнарис,
старейшина Хродомер и Арбр-вутья, из чьего черепа  дедушка  теперь  пьет
пиво.
   Тогда дедушка Рагнарис и Хродомер были такие, как  сейчас  дядя  Аги-
гульф. И дружинниками были, а на земле не сидели. И часто ходили в похо-
ды. Все походы тогда были славными и победоносными, не  то  что  теперь,
когда в половине случаев возвращаются из походов с одним только разбитым
носом, но без всякой добычи. Так дедушка Рагнарис говорит.
   Села нашего тогда еще не было, а было здесь безлюдное место. Село на-
ше потом дедушка Рагнарис и Хродомер основали.
   Много славных воинов было в дружине Алариха. Но  гордостью  аларихова
сердца был вутья Арбр. Впав в священную ярость, Арбр обращался в медведя
и уничтожал голыми руками великое множество врагов; сам же оставался не-
уязвим.
   И был этот Арбр-вутья меньшим братом матери Винитара. И боялся  Вини-
тар Арбра. И восхищался им, как все в бурге. Ибо страшен был Арбр и оди-
нокой была его участь.
   Настал день и подступили к бургу вандалы. И вел  вандалов  преужасный
вандальский вутья, именем Гиба. Столь ужасен и свиреп был он, что  тащил
за собой на цепях целое войско. Войско же его удерживало, ибо не  поспе-
вало за ним.
   И осадил Гиба бург. И начал стены бурга грызть, исходя пеной, да рас-
качивать. И тряслись оттого в бурге все дома. Дедушка Рагнарис был тогда
в бурге и все это видел.
   И стоял на стене Аларих с мечом в руке, а справа от Алариха стоял над
дедушка Рагнарис с мечом и щитом, слева же от Алариха стоял  Хродомер  с
мечом. И не знали они, что  им  делать.  Как  одолеть  вандальского  ге-
роя-вутью?
   И призвали Арбра. И обратился Арбр в медведя и Гибу ужасного заломал,
заел и убил. Долго длился кровавый бой. А когда завершился тот  бой,  не
смог Арбр вернуться к прежнему человечьему обличью, так долго  оставался
он в шкуре медведя. И рыча, как дикий зверь, убежал Арбр в лес и  с  тех
пор таился людей и жил в чащобе с дикими зверями.
   Так дедушка Рагнарис говорит, который все это видел.
   И видел все это также Винитар, который был родичем Арбра. И устрашил-
ся Винитар.
   Вутью Арбра убил позднее наш дедушка Рагнарис.  Первым  стал  дедушка
Рагнарис близ Алариха, и Арбр в лесу, проведав про то, преисполнился за-
висти и порешил нашего дедушку Рагнариса извести. И через то возгорелась
вражда великая между Арбром и Рагнарисом. Но дедушка Рагнарис победил.

   Винитар же в дружине жил и страх свой в себе держал. И случилось  од-
нажды так, что повздорил Винитар во время пира с  одним  воином.  Крепко
обидел его тот воин. Чем обидел - то всеми забылось. Не забылось другое.
Когда стал Винитар с тем воином драться, то не смог тот воин против  Ви-
нитара даже пальцем пошевелить, так жестоко и яростно избивал его  Вини-
тар, рыча и норовя тому горло перегрызть. Всю одежду с себя сорвал  и  в
клочья изодрал.
   С трудом оторвали Винитара от обидчика его, хотя  прежде  богатырской
силой Винитар не отличался. Был как все дружинники - хоть и могуч, но не
сильнее прочих. Повалили Винитара впятером на пол, еле-еле удалось  свя-
зать его; после водой облили и ждать сели - что  будет.  Когда  перестал
Винитар рычать и пеной исходить, спросили его,  почему  за  столь  малую
обиду столь жестоко бил.
   И сознался Винитар, что увидел вдруг дружинника этого и  всех  прочих
людей себе чужими. И великая злоба его захлестнула, ибо решил он,  будто
заманили его сюда нарочно, дабы убить. И бург ему ловушкой показался,  а
одежда - путами. В лес его властно потянуло, ибо там его истинный дом. И
оружие в руке лишним стало - отшвырнул оружие. Все людское предстало ему
чужим.
   И слушал это Аларих и трепетало сердце его от радости и ожидания. Ибо
хотел Аларих, чтобы в дружине его вновь вутья был. Сказал  тогда  Аларих
Винитару, чтобы тот в капище пошел и жрецу обо всем поведал. А  уж  жрец
знает, что делать. И сам вызывался с Винитаром в капище идти.
   Но Винитар ничего не отвечал, а только дрожал, лежа на полу связанный
веревками и мокрый от воды, которой его облили.
   И потом многократно подступался к нему Аларих и  все  звал  в  капище
пойти. Но Винитар всякий раз не шел. И понял Аларих, что не хочет  Вини-
тар стать пенноротым белоглазым вутьей, какой всегда был  мил  аларихову
сердцу.
   Летом ходил Аларих с дружиной своей в поход. И взяли много разной до-
бычи. И была в том селе, которое разграбил и сжег Аларих с дружиной его,
большая бревенчатая изба. И защищали ту избу. И не диво,  ибо  было  там
больше всего добычи. И когда делили добычу, взятую в той  избе,  пожелал
Винитар себе книгу. Дружинники алариховы не знали, что такое  книга,  но
видели, что хранилась она в той избе бережно и с  почитанием  и  потому,
видимо, представляет немалую ценность. Книга -  это  несколько  телячьих
шкур, вместе сшитых за один край. И покрыты эти  шкуры  значками,  вроде
таких, какие птицы оставляют на песке. Если знать  тайну,  то  можно  по
книге петь саги и песни о героях. Нам про это Винитар рассказывал, когда
показывал свою книгу (она у него до сих пор хранится).
   Когда пожелал Винитар взять себе книгу, никто не посмел ему отказать.
И Аларих сказал - Винитар может взять все, что пожелает. Ибо первым вор-
вался Винитар в ту избу, с ревом размахивая своим красным  от  вражеской
крови боевым топором.
   Книгу Винитар у себя держал и никому не давал  трогать,  говоря,  что
телячья кожа и значки от этого портятся.
   Аларих говорил Винитару, что надо бы в капище  поехать.  Может  быть,
жрец в капище знает, что с книгой делать. Сам же свою думу  затаил:  как
бы из Винитара вутью сделать.
   Винитар же не ехал в капище, ибо втайне боялся, что жрец книгу  забе-
рет. Потребует ее в дар богам.

   Когда вновь настала зима, пришли в бург добрые пастыри. Они ходили от
дома к дому и пели свои саги. Но пели они скучно и  неинтересно,  больше
поносили отеческих наших богов, отчего многие разъярялись, хулили добрых
пастырей и гнали их прочь.
   Добрые пастыри на хулу не обижались, кротко уходили прочь  и  зла  не
творили, разве что кинут в насмешника куском льда или палкой. Это  разве
зло?
   Видел Винитар, как гонят добрых пастырей. И призвал он их в свой дом.
Но не потому, что любы стали ему эти добрые пастыри. И  не  потому,  что
уберечь хотел их от насмешек и снежков. Просто была своя думка у Винита-
ра.
   Показал он добрым пастырям книгу и спросил их, что это за вещь и  как
она зовется. Добрые пастыри как книгу завидели, так сразу  затряслись  и
скрюченными пальцами жадно к книге потянулись.  Винитар  их  по  пальцам
ударил, чтоб держали руки при себе и не тянули к чужому добру. И  вопрос
свой повторил. Тогда пастыри хотели уйти, но Винитар меч свой обнажил  и
выход им заступил.
   И смирились добрые пастыри. Обругали Винитара, а после учить его  на-
чали. Объяснили, что добыча винитарова книгой  называется.  И  для  чего
книга нужна, рассказали. Великим умением, сказали добрые пастыри, пойма-
ны были предания о делах минувших и в коже телячьей заперты.
   Винитар спросил, нет ли тут чародейства. Но добрые  пастыри  сказали,
что чародейства тут не больше, чем в силки птицу поймать. Одного  уменья
для этого довольно. И этому уменью выучиться можно.
   Спросил тогда Винитар, могут ли они научить его,  Винитара,  предания
со страниц освобождать, чтобы вновь пелись они среди людей?
   Добрые пастыри сказали, что сами они того не могут, хотя предания эти
им известны. Но знают они людей, которые могут сделать по слову  винита-
рову.
   Винитар знал, что не сегодня завтра придется  ему  от  Алариха  уйти.
Иначе настигнет его судьба Арбра, брата матери его, и станет он  вутьей,
как Арбр. А не хотел этого Винитар и страшился судьбы такой.
   И поведал он добрым пастырям о печали своей. И сказали  пастыри,  что
служат они Богу Единому и что этот Бог Единый сильнее  других  богов.  И
может он уберечь от такой напасти. И сказал Винитар, что судьба  превыше
богов. Но пастыри сказали, что Богу Единому и судьба  подвластна,  такой
это сильный бог.
   И позвали с собой Винитара в те края, где власть Бога Единого сильна.
И хоть знал Винитар, что они больше ради драгоценной  книги  его  зовут,
все равно с ними пошел. И все больше укреплялся он в мысли книгу при се-
бе беречь. Знал Винитар, что силой не смогут они ее отнять. Ибо был в ту
пору могучим воином Винитар. Да и слава о нем шла почти как о вутье, так
что обижать Винитара не решались. Это дедушка Рагнарис так говорит.
   И сел Винитар в их сани, а боевого коня своего за санями пустил.
   И скрылся Винитар из бурга на несколько лет. И печалился по нему Ала-
рих.

   Немало минуло зим. О Винитаре ни слуху ни духу не было. Уже и  Аларих
пал в бою и вместо него военным вождем в бурге  молодой  Теодобад  стал.
Уже и село наше встало. И вот в наше село нежданно-негадано пришел Вини-
тар и сказал, что в нашем селе жить хочет. Винитар почти  не  изменился.
Все так же был могуч и крепок, все тот же меч был при нем и та же  книга
в торбе. Конь только другой был под Винитаром, да еще седые волосы  поя-
вились.
   И рады были Винитару Хродомер и Рагнарис, ибо помнили его по  прежним
временам.
   Поначалу жил Винитар у Агигульфа - но не нашего дяди Агигульфа, а со-
седа нашего. Тогда жива была еще жена Агигульфа-соседа, она потом  умер-
ла, когда чума была.
   И дивно рассказывал Винитар Агигульфу-соседу и жене его по книге и на
память. Так складно он рассказывал, что  многие  ходили  в  дом  к  Аги-
гульфу-соседу и слушали Винитара.
   Не только по книге рассказывал Винитар, но  и  про  свои  странствия.
Многое он повидал, а главное - видел он Бога Единого.  Этот  Бог  Единый
сильнее всех других богов, говорит Винитар. И рассказывал  многие  исто-
рии, которые это подтверждали.
   Много рассказывал годья Винитар и о нраве Бога Единого. Угодить этому
Богу Единому труднее, чем дедушке Рагнарису или Хродомеру.  Но  если  уж
угодил, то во всем тебе помощь от Бога Единого будет. Он тебе и как вра-
га бить подскажет, и где основные силы  вражеские  прячутся  откроет,  и
скотину сделает плодовитой, и в такую землю выведет, против которой ост-
ров Скандза - бесплодная пустыня. И рассказывал Винитар, что одно  племя
особенно хорошо сумело угодить Богу Единому. И  научил  Бог  Единый  это
племя, куда надо идти, и привел их в прекрасную землю, а называлась  она
Скандза Галилейская. В этой Скандзе Галилейской всегда шел широкий  пир,
а на пиру этом вода сама превращалась в медовуху. И пили  эту  медовуху,
славя Бога Единого. И множество дивных историй рассказывал Винитар о де-
лах древних и славных в Скандзе Галилейской. Было в Скандзе  Галилейской
бургов много и сел без числа. И столь благодатна была Скандза  Галилейс-
кая, что все это в себя вмещала. И никто ущерба там не знал. Но  Скандза
Галилейская - это не остров Скандза, откуда готы вышли, а другая земля.
   В былые времена Бог Единый сам среди людей ходил и даже дрался с  ни-
ми, причем иной раз люди его одолевали - так могучи были  в  те  времена
люди. Но после люди измельчали и Бог Единый теперь может  одним  пальцем
целый бург прихлопнуть. И стали плохо служить ему люди. Тогда  Бог  Еди-
ный, осерчав, удалился в свой небесный бург и там Сына  себе  создал.  И
послал Сына разбираться с людьми.
   Но до того измельчали и очерствели душой люди, что Сына Бога  Единого
убили. Спустя немного времени этот Сын воскрес и к Отцу своему в  небес-
ный бург явился.
   И был между Сыном и Отцом спор великий. Отец хотел немедля  весь  мир
истребить за обиду своему родичу, так рассержен был. Но Сын по  мягкости
характера (он очень добрый)  уговорил  Отца  повременить.  И  согласился
Отец, сказав напоследок, что только тех пощадит,  когда  последняя  зима
настанет, на кого Сын пальцем укажет; прочих же всех низвергнет в  хель,
где они и сгниют.
   Сын, из отцова бурга выйдя, свой бург основал. Всех, кто за него уми-
рает (а таких сейчас много), он в этот бург отправляет жить. И  живут  в
небесном бурге у Сына, как в Скандзе  Галилейской.  И  даже  лучше.  Ибо
Скандза Галилейская по сравнению с небесным бургом Сына - пустошь  скуд-
ная.
   И назвал Сын свой небесный бург "раем".
   Это куда лучше Вальхаллы, объяснял Винитар. Ему добрые пастыри  пока-
зывали и сам Бог Единый показывал, когда Винитар с ним  разговаривал.  А
Вальхалла по сравнению с раем - псарня с обгрызенными костями,  мусором,
собачьим дерьмом и драчливыми псами. Вот что такое Вальхалла по  сравне-
нию с раем. Так Бог Единый Винитару сказал.
   Сперва рай пустым стоял и скучно там было Сыну. У него душа добрая  и
широкая, он один пировать не любит. И пошел Сын сперва в хель, а после в
Вальхаллу и всех, кто люб ему был, вывел оттуда и к себе в рай  поселил.
И пировал с ними и радовался.
   Потому если хочет человек после смерти с родичами своими встретиться,
должен он в рай стремиться, а для того нужно Отцу угодить.  А  как  Отцу
угодить - то Сын лучше всего знает.
   Подобно тому, как дорожку к Рагнарису лучше торить, если сперва с Та-
расмундом поговорить, так и с Богом Единым: чтобы  Отцу  угодить,  нужно
сперва Сыну угодить. Сын - он добрый, он только не любит других богов  и
бесполезных ссор. И вутьи не милы Сыну. Не войти вутье в рай.
   Из тех, кто Винитара слушал, нашлись такие, кто захотел поглядеть  на
рай Бога Единого. Винитар объяснил им, что нужно сделать. Нужно  постро-
ить храм для Бога Единого. И за лето поставили в нашем селе храм.  И  не
таким был этот храм, как наши дома. Была это большая  бревенчатая  изба,
вроде той, откуда Винитар некогда книгу свою взял. Для  многих  строили,
не для одного Винитара, потому и постарались.
   После, храм возведя, за седмицу всем  миром  Винитару  дом  поставили
подле самого храма. Не длинный дом, как у больших семей, а малый.  Вини-
тар так захотел.
   Дедушка Рагнарис и Хродомер кричали тогда, что не по-людски поступает
Винитар. На избу для себя и Бога своего весь лес извел в округе. Не  ге-
пиды мы, не в лесах живем, чтобы так строевым деревом разбрасываться.
   Поначалу в храм Бога Единого все ходили и слушали, как Винитар  расс-
казывает. Винитар интересно рассказывал. И больше ничего не происходило.
   Но потом объявил Винитар, что только тех пускать в  храм  будет,  кто
решит в новую веру перейти, а отеческих богов оставить и жертв им  более
не приносить. И не по злобе своей он, Винитар, так поступает. Бог Единый
повелел ему так сделать.
   Шум и ропот шел по всему селу. Очень были все на Винитара злы. В  но-
вую же веру переходить никто не решался, ждали, кто  первым  к  Винитару
пойдет.
   В нашем селе жил тогда воин Герменгильд и с  ним  вместе  алан  один,
Кархак. Они побратимами были. В одном доме жили.
   И сказал этот Герменгильд Винитару:
   - Хочу посмотреть, так ли силен твой Бог Единый. Давай бороться. Если
ты меня поборешь, значит, твой Бог Единый сильнее наших старых богов.  А
после борись с Кархаком. И если ты поборешь Кархака,  значит,  твой  Бог
Единый сильнее и аланских богов. И тогда поверим мы тебе и будем служить
твоему Богу Единому.
   И пошел Герменгильд и просил Доннара помочь ему одолеть  Винитара.  И
была гроза и гром в небе рычал. И смеялся Герменгильд.
   А еще Вотану молился Герменгильд и жертвы принес. И Локи он  молился,
дабы ловкость ему даровал.
   А на улице Кархак молился своим богам. А гром в небе рычал, и  Кархак
рычал.
   И вышел Винитар против  Герменгильда  и  одолел  Герменгильда.  Тогда
встал против Винитара Кархак. Велик и могуч был Кархак.  Долго  боролись
они с Винитаром. И поборол Винитар Кархака. После  же  прощения  Винитар
просил у Герменгильда и у Кархака, в пыли перед ними простираясь, за то,
что намял им бока. И понравилось это Герменгильду и понравилось это Кар-
хаку. Но еще больше, как сказала потом Винитар, это понравилось Сыну Бо-
га Единого.
   И встав, поведал Винитар всем собравшимся (ибо все село вокруг стояло
и смотрело на бой) историю про одного человека,  который  заснул  и  был
разбужен каким-то грубым мужиком, что напал на него и бил нещадно. И всю
ночь дрались они с тем мужиком, и прибил того мужика человек. А мужик-то
тот был не просто мужик. Это Бог Единый человека  того  испытывал,  силу
его проверяя. А когда увидел человек,  кого  отволтузил,  обрадовался  и
потребовал себе доли. И Бог Единый с тех пор ему во всем помогал.
   Бог Единый любит тех, кто сражается честно и могуч телом.
   И смущены были побратимы Герменгильд и Кархак и напуганы, ибо думали,
что Винитар хочет с них дань взять. И спросили о том Винитара. Но  когда
сказал Винитар, что ничего с них не возьмет, кроме их  души,  возрадова-
лись и первые были обращены в новую веру.
   После Герменгильда с Кархаком Агигульф-сосед пришел к Винитару и жена
его. Следом за ними Арпила, Эорих, еще один Эорих, Гаутемир, Бавд,  Фри-
тила.
   Во время чумы обратился Одвульф, тот, который хочет стать святым (Од-
вульф - наш родич). И еще сестры Теодагаста, только они от чумы умерли.
   Храм Бога Единого внутри очень красивый. Там висит большая занавеска,
отгораживающая часть дома. Винитар говорит, что это алтарь. Туда  женщин
не пускают, а мужчин пускают, но редко.
   В храме собрано много красивых  вещей.  Там  есть  один  медный  све-
тильник, его Винитар с собой привез из Скандзы Галилейской.  Есть  много
посуды глиняной с узорами. Винитар зажигает в храме лучины и  светильни-
ки, чтобы все переливалось и горело. А Оптила, сын Хродомера, - тот, что
хорошо по дереву режет, вырезал для Винитара фигурку воина на коне. Хотя
Оптила в Бога Единого не верит.
   Фредегаст, сын Сейи, тоже хорошо из дерева резал. Фредегаст во  время
чумы умер. Винитар в храме хранит и подарки Фредегаста - звери  невидан-
ные, каких аланы любят вырезать. Давно уже нет  Фредегаста,  и  род  его
весь вымер от чумы, а звери эти дивные как живые в храме обитают.
   Еще в храме есть уздечка и седло. Кархак-алан дал. Очень дорожил  ими
и потому подарил Винитару для Бога Единого. А Герменгильд пряжку подарил
красивую. Ее Винитар на ремне к потолку привесил. Когда лучину зажигает,
на пряжке играет огонек. Уздечкой, седлом и пряжкой Винитар особенно до-
рожит, потому что Герменгильд и Кархак первыми были,  кто  ему  поверил.
Годья Винитар говорит, что сейчас они в раю пируют.  Что  сидит  Гермен-
гильд справа от Сына, а Кархак - слева. И Сын им медовухи подливает, ибо
любит Сын всякое веселье. И веселы Герменгильд и Кархак, сыты и пьяны. И
вовеки веков такими будут, потому что когда наступит вечная зима  и  мир
погибнет, то рай все равно уцелеет.
   Поначалу так было, что в храм мог прийти кто угодно  и  слушать  все,
что годья Винитар рассказывает. Но потом,  когда  Герменгильд  и  Кархак
стали вместе с Винитаром служить Богу Единому, все изменилось. Стал  Ви-
нитар выгонять остальных и со своими друзьями втайне какие-то дела  вер-
шить.
   А тех, кто не уходил, звери лютые Герменгильд с Кархаком, выгоняли. И
приговаривали: "Сказано - изыдите, значит, изыдите..." И зубы скалили.
   Любопытно всем было, что такое Винитар и друзья его замышляют. Тарас-
мунд, отец наш, дядя Ульф, а пуще всех - дядя Агигульф и Валамир осажда-
ли Герменгильда и Кархака и допытывались, что им такого  годья  говорит,
когда всех прочих выгоняет. И иные воины допытывались. И  много  пива  и
медовухи в побратимов влили, но ответа не добились. Через то много  драк
было, но Бог Единый и вправду других богов сильнее, потому что побратимы
всем кости намяли.
   И не раз толковали и у нас в доме, и у Хродомера, что,  должно  быть,
воинский союз собирает Винитар под своей рукой. Не иначе, зависть к Тео-
добаду снедает Винитара. И Бога себе такого нашел, какой знает толк и  в
осаде бургов, и в прочей войне. Сам же рассказывал - хвастался.
   После же, когда Винитар принял в свой союз Арпилу, Бавда, обоих Эори-
хов и Гаутемира, подозрения возросли. И многие глядели на Винитара косо.
Решили Рагнарис с Хродомером к Теодобаду послать с известием,  ибо  вер-
ность военному вождю хранили. Но медлили пока что.
   Вслед за Гаутемиром принял Винитар в свой тайный воинский союз старую
бабку Мавафрею. И та тоже с остальными уединяться  стала.  Поняли  тогда
Хродомер с Рагнарисом, что не воинский то союз. Ибо бабка  Мавафрея  все
село обошла и обо всем поведала, что Винитар делает, когда выгоняет лиш-
них. Винитар особые слова говорит, которые чужим знать не положено.
   А она, бабка, то знает. И через то ведение заноситься бабка начала  и
пыталась власть забрать над Хродомером и Рагнарисом. Но Винитар  укротил
бабку. И наказание ей определил. Прогневала  бабка  Бога  Единого  своей
болтовней, сказал Винитар. Бойся, бабка! И бабка боялась.
   Жила та бабка у Аргаспа, родня его была. С Аргаспом тогда  еще  Одрих
жил, брат его, силач великий.
   Я помню, как Одрих к нам приходил и  громко  хохотал,  рассказывая  о
бабке Мавафрее. Она дома еще и древним богам  молится,  тишком  от  Бога
Единого, чтобы уж не прогадать наверняка. Просит Вотана  заступиться  за
нее перед Богом Единым, которого она, бабка Мавафрея, по неразумию свое-
му прогневала.
   Когда в село Теодобад наведывался, бабка всегда выходила ему навстре-
чу, ругалась на чем свет стоит и Теодобада норовила клюкой достать.  Ибо
старая обида ее глодала. В малолетство свое Теодобад с сыном одного раба
из бурга проказу учинил. Наловили они лягушек и бабке в пиво  напустили.
А потом к Алариху, вождю, отцу Теодобада, пошли и рассказали, что,  мол,
бабка Мавафрея пива наварила. И захотел Аларих  того  пива  отведать.  И
жаждой воспылал. И к бабке отправился. И дружинники с ним пошли. И  опо-
зорена была бабка Мавафрея. А Теодобад-малец и дружок его раб  со  смеху
мерли и через то были опознаны. И невзлюбила с тех пор бабка Теодобада.
   Аларих при всей дружине высек обоих - и сына своего, и раба  малолет-
него, но веселился очень. Так дедушка Рагнарис рассказывает.
   Бабке Мавафрее по старческому слабоумию ее все кажется, что  в  бурге
до сих пор Аларих вождем сидит, а Теодобад не иначе как озоровать в село
приехал.
   Новая вера, видать, не на всех одинаково сказывается.
   Герменгильд с Кархаком, вроде, добрее стали, а вот бабка - какой была
она, такой и осталась. Как ругалась на всех, так и продолжала. Я  думаю,
мало радости было Сыну, когда эта ворчливая бабка к нему на пир явилась.
А уж Герменгильду с Кархаком и подавно.
   Наш дядя Агигульф тоже поначалу подумывал в дружину  Бога  Единого  с
Винитаром пойти - по нему было видно. Но когда Винитар в  дружину  бабку
Мавафрею взял, то плюнул дядя Агигульф и решение свое изменил.
   Еще в новую веру Агигульф-сосед перешел и жена его.
   Сам я плохо помню, как Винитар в селе появился и как побратимы с  ним
боролись и что дальше было. А Гизульф это хорошо помнит. Гизульф  старше
меня.
   Когда в селе чума была, то почти все, кто новую веру принял, от  чумы
умерли. Но и среди тех, кто при старых богах оставался, многие умерли от
чумы.
   К годье Винитару в ту пору Одвульф  прибился.  Одвульф  хотел  занять
место Герменгильда с Кархаком, которые от чумы умерли.  Но  не  тягаться
Одвульфу даже с половиной Герменгильда, не то что с обоими  побратимами.
Так ему сам годья Винитар говорит.
   После чумы - так говорит дедушка Рагнарис, да и прочие  тоже  -  наше
село иным стало. Я старое село плохо помню, потому  что  был  тогда  еще
мал.
   Наш отец Тарасмунд, наша мать Гизела, Гизульф, мои сестры  Сванхильда
с Галесвинтой и я - мы все к Винитару позднее пришли и в храме его новую
веру приняли. Старшая наша сестра Хильдегунда тоже хотела в храм  ходить
и истории годьи Винитара слушать, но отец наш Тарасмунд не позволил  ей.
Про это отдельный сказ.

   У годьи Винатара много забот, поэтому он редко смеется. Я думаю, ког-
да прежде Винитар воином был, он был другим. И вот почему я так думаю.
   Два раза в год, на другой день после Пасхи и на другой день после Пя-
тидесятницы, годья Винитар устраивает всему селу добрую потеху. Ходит по
селу в одних только штанах, до пояса голый и босой, себя по животу огла-
живает и охлопывает и кричит, чтобы выходили, кто желает, бороться  про-
тив него, годьи Винитара, и Бога Единого.
   И много находится всегда охотников схватиться с Винитаром.  Но  редко
бывает, чтобы побили годью в этих поединках. Почти всегда годья всех по-
беждает. Это потому, что ему помогает Бог Единый. Так говорит годья  Ви-
нитар.
   Бавд - он потом от чумы умер - когда побил его  Винитар  и  объяснил,
откуда у него, Винитара, такая сила, сразу уверовал в Бога Единого.  Еще
синяки с тела не сошли, которые ему годья Винитар наставил,  как  пришел
уже Бавд в храм и сказал, что хочет  обратиться  в  винитарову  веру.  И
крестил его Винитар.

   Как-то раз дядя Агигульф на дворе учил нас с Гизульфом искусству рат-
ному. Показывал, как с копьем управляться. А годья Винитар по улице тог-
да шел, против нашего двора остановился и смотреть стал.  Дядя  же  Аги-
гульф увидел, что годья Винитар смотрит, и пуще прежнего  уменьем  своим
гордиться стал. И так повернется, и эдак. Все  старался,  чтобы  Винитар
получше разглядел его, Агигульфа, какой он молодец.
   Нас с Гизульфом, как щенков, в пыли возил. Едва успеешь на ноги  под-
няться, как дядя Агигульф - вот он, точно вихрь, налетает и вновь в пыль
тупой жердиной повергает.
   Седмица или около того миновала; шли мы с Гизульфом мимо  храма  Бога
Единого, и позвал нас годья. Увел нас за храм,  подальше  от  любопытных
глаз, и там тайно показал несколько воинских хитростей, как ловчее  дядю
Агигульфа жердиной достать.
   И наказал все в тайне хранить. Сказал нам годья Винитар, что Бог Еди-
ный нарочно обучил его, Винитара, разному бою и всяким хитростям боевым,
дабы внятнее слово истинной веры до народа нашего доходило. А если  при-
ведется веру Бога Единого среди гепидов возглашать, то тут особенно  во-
инское искусство потребно.
   Дали мы слово тайну Бога Единого, какую нам  годья  Винитар  поведал,
хранить и беречь. И ушли мы с Гизульфом.
   И вызвали мы дядю Агигульфа на поединок. Мы с Гизульфом так  рассуди-
ли, что у меня сил не хватит против дяди Агигульфа выстоять, а вот у Ги-
зульфа может и хватить. И потому вышел против дяди  Агигульфа  мой  брат
Гизульф и сумел дядю Агигульфа уязвить и в пыль повергнуть тем самым об-
разом, как годья Винитар научил.
   И пал дядя Агигульф в пыль; и доволен был дядя Агигульф.
   Приставать стал к Гизульфу. Откуда, мол, Гизульф  прием  этот  знает.
Гизульф же, тайну Бога Единого выдавать не желая, сказал, что своим умом
дошел.
   Я думаю, годью этому искусству в Скандзе Галилейской учил по  повеле-
нию Бога Единого либо сам Нехемья, либо Йезос Ниван,  которого  называют
еще Злой Йезос. Это тот, который в рога так трубил, что тын у бурга осы-
пался. Нам про него годья тоже любит рассказывать.

   ДРУГ ДЯДИ АГИГУЛЬФА - ВАЛАМИР

   Дядя Агигульф к своему другу Валамиру идти собрался.  Я  увязался  за
ним. Дядя Агигульф меня не прогнал. Когда дядя Агигульф к  Валамиру  хо-
дит, всегда занятно получается.
   Гизульфа со мной не было, потому что его отец за какой-то надобностью
задержал.
   Дядя Агигульф и Валамир хотели потолковать с годьей Винитаром и все у
него про ту историю выспросить: и как Нехемья медовухой вождя вражеского
напоил, и как вождь вражеский спьяну его отпустил и телегу  дал,  и  как
Нехемья с другими людьми своего племени каменный тын ставил. Да и вообще
пусть бы рассказал, как каменный тын ставят. А то, чует сердце дяди Аги-
гульфа (да и валамирово сердце тоже), не поставят вокруг села тын Хродо-
мер с Рагнарисом; им - Валамиру с Агигульфом - работу эту оставят. Вот и
хотят молодые воины узнать все про тын, чтобы не простой возвести, не из
бревен да земли, а каменный, как великие герои ставили, вроде  того  Не-
хемьи. Чтобы сравняться с Нехемьей в славе, а если получится - то и  пе-
реплюнуть его.
   Вот какие героические мысли переполняли дядю Агигульфа  с  Валамиром,
когда они пива в кувшин отливали, чтобы с тем угощением к годье идти.
   Пока пиво искали, валамирова раба потревожили. Спал старый  валамиров
раб у очага, кости грел. Но так шумели герои, что пробудился и, охая, на
лавке сел. Этот старый раб Валамира вырастил и сопляком  его  помнил  (о
чем часто напоминать любил). Силки на птицу учил его ставить и иному то-
же учил. И к первой девке тоже он Валамира свел, тайком от родителя  ва-
ламирова.
   Валамир говорит, что с годами дядька этот на диво  ворчлив  и  сонлив
стал, либо спит, либо им, Валамиром, недоволен. Все благолепие в Валами-
ре наблюдает, все ворчит да воркует недовольно, как голубь по весне.
   Перед походами дядька особенно несносен делается. Все указывает Вала-
миру, что он в походе должен творить и как себя он должен в походе вести
и какую добычу желательно в походе взять. Ходит и бормочет о всяком раз-
ном, что в хозяйстве нынче требуется. Вот, мол, и  лемех  у  плуга...  и
одежда уже не нова, прорехами так и светится...
   Валамир говорит, что иной раз от одной дядькиной  воркотни  в  походы
уходит и смерти себе на поле брани ищет.
   Вот и сейчас, едва ноги с лавки спустил, так сразу недовольство выка-
зал. Куда, мол, хозяин с кувшином пива направляется? Опять, мол,  хозяин
с синяком под глазом явится, а поутру плакать будет, что голова  у  него
болит?
   И на дядю Агигульфа посмотрел неодобрительно, явно подозревая  источ-
ник всех бед хозяина своего именно в дяде Агигульфе. Наш дедушка  Рагна-
рис точно такими же взглядами Валамира одаривает.
   Валамир рабу долго говорить не дал. Рявкнул грозно: мол, Марда где?
   Марда - рабыня валамирова, девка-замарашка, одних лет с нашей сестрой
Сванхильдой, а может и младше. Валамир ее из похода привез  и  быстро  к
веселью приставил. Марда родом из герулов. Валамир говорит, что благоде-
яние Марде сделал, избавив ее от злобных и скудоумных единоплеменников.
   Ее Мардой звали, потому что на хорька лицом была похожа. А другие  ее
Фанило называли, то есть "Грязнулька". Она на любое имя откликалась, да-
же на "эй, ты".
   Марда явилась, как всегда, встрепанная и с виду будто  бы  перепуган-
ная. Валамир велел ей кувшин взять и сыр и нести все это туда, куда  он,
Валамир, и гость его и друг Агигульф, сын Рагнариса, направляются.
   Дядька-раб спросил, куда это Валамир направляется с другом своим Аги-
гульфом, сыном Рагнариса. Мол, вдруг надобность  объявится  хозяина  ис-
кать, если хозяин домой не придет. Вдруг придется хозяина пьяного на се-
бе нести. Или подерется с кем-нибудь хозяин неудачно - хотя  бы  даже  с
Агигульфом, сыном Рагнариса, другом своим? Надо же ему, дядьке  верному,
знать, под каким плетнем хозяина искать нынче вечером, а  то  ведь  зима
стоит, замерзнуть можно...
   Валамир объявил, что идут они с  Агигульфом,  благородным  воином,  к
годье Винитару. Хотят поучиться у годьи Винитара мудрости и знанию.
   Дядька валамиров годью Винитара весьма чтил и часто посещал храм Бога
Единого, куда Валамир сам не захаживал и Марде ходить не велел. И  пото-
му, услыхав такую новость, только рот разинул и замолчал.
   Дядька валамиров в новую веру крестился две  зимы  назад,  по  осени,
когда хозяин его Валамир в походе был. Дядька и Валамира к тому же скло-
нить пытался, но Валамир наотрез отказался отеческих богов  оставить.  И
Марду совращать запретил.
   А тут диво дивное случилось, Валамир сам к годье Винитару направляет-
ся! Дядька сразу шелковый стал, едва под ноги стелиться не  начал.  Гре-
бень из-за пазухи вынул, волосья Валамиру расчесывать принялся.  Валамир
терпел, терпел, потом сказал "хватит" и к выходу пошел. Тогда  валамиров
раб меня по голове погладил - так расчувствовался.
   За Валамиром дядя Агигульф поднялся, следом за дядей Агигульфом и  мы
с Мардой. Марда кувшин несла и сыры.

   Когда мы к годье Винитару вошли, он на лавке сидел и  рубаху  штопал.
Дома у Винитара скудно. Вся красота, какая есть - даже  книга  -  все  в
храме. Винитару того хватает.
   Валамир руку протянул и Марду за шиворот взял. Марда вперед  вышла  и
подала годье дары - пиво и сыр. Вид у нее сразу стал испуганный и дурко-
ватый, хотя на самом деле Марда большая охотница повеселиться, под стать
хозяину своему.
   Винитар про дары строго сказал, что по  закону  Бога  Единого  сейчас
нельзя ему такое вкушать. Рассердится Бог Единый.
   Дядя Агигульф, чтобы Винитару приятное сделать, сказал, что Бог  Еди-
ный ничего не узнает. А ежели у него, Агигульфа, спросит  Бог  Единый  -
как, мол, поедал Винитар сыры или не поедал - то пусть годья Винитар  не
сомневается: он, дядя Агигульф, ни словечком о том не  обмолвится.  Мол,
когда Вотан что-то запрещает делать, то они с Валамиром так и поступают.
И все всегда обходится.
   Годья Винитар спорить не стал; просто сказал - "Нет" и  добавил  еще,
что три седмицы ему осталось такого житья. Я про это знаю, потому что  у
нас Тарасмунд следит, чтобы все соблюдалось по правилам.  Дядя  Агигульф
иногда нас с Гизульфом подкармливает то мясом, то сыром. Мы хоть и боим-
ся, что отец узнает и Богу Единому расскажет, а все равно берем.
   Через три седмицы наступит великий праздник - Пасха. Во  время  Пасхи
воскресает добрый Сын Бога Единого и разрешает  нам  пировать.  А  когда
праздновать Пасху - то годья знает. Но это всегда  бывает  незадолго  до
начала сева.
   Я люблю Пасху, потому что мать наша Гизела всегда вкусно готовит  для
пира. Она говорит, что добрый Сын радуется, когда мы сытно едим.
   Во время Пасхи мы выходим из храма и многие ищут, нет  ли  поблизости
Сына. Если он приходит на землю, то мог бы и к нам прийти. Но еще ни ра-
зу на моей памяти никто его не находил.
   Годья Винитар нам обрадовался, когда мы пришли. Рубаху надел,  достал
горшок с просяной кашей. И сели мы за стол. Дядя  Агигульф  с  Валамиром
сами все пиво выпили за разговором.
   Валамир, чтобы годье сделать приятное, велел Марде рубашку винитарову
заштопать.
   Винитар рубаху снял и Марде отдал. Марда за дело  принялась.  Валамир
ей тоже пива налил, чтобы от обиды не плакала.
   Я смотрел на годью Винитара, пока он без рубашки сидел. Хоть  и  стар
годья годами, а все же на диво могуч и ладно сложен.  Я  думаю,  он  мне
двумя пальцами шею переломить может.
   Дядя Агигульф и Валамир решили у годьи все повыспросить про тын и для
того издалека речь завели. Поговорили о том, о сем. О севе  предстоящем.
О том, что из бурга слышно.
   Валамир про злокозненность герулов сказал.  Мол,  усилили  злокознен-
ность герулы.
   Дядя Агигульф подтвердил. И до него подобное доходило.
   Стало быть, продолжал Валамир, искусно разговор к нужному руслу  под-
водя, так ли, иначе ли, а тын возводить придется.
   Опять-таки, и гепиды злокозненность усилили, заметил дядя Агигульф.
   А Валамир подтвердил. Слышал он, Валамир, что в старом  селе,  откуда
Хродомер с Рагнарисом вышли, тын подправляют.
   Марда, хозяину приятное сделать желая,  тоже  вякнула:  мол,  слыхала
она, Марда... Но Валамир ей молчать велел.
   Дядя Агигульф заметил, что старейшины в селе  исполнены  мудрости.  И
столь велика мудрость одного и мудрость другого, что не вместиться им  в
одном селе. Одна мудрость велит ставить тын на холме, где курган  Алари-
ха. Другая же мудрость, с первой несовместная, велит в  ином  месте  тын
ставить - на хродомеровом подворье.
   А вот говорят по селу, подхватил Валамир, что еще большая мудрость  в
книге у годьи Винитара заключена. (И с тем большой глоток пива  отпил  -
волновался Валамир). Будто толкует та книга о тынах с таким знанием дела
и с такой мудростью, что превосходят они знание и мудрость обоих старей-
шин.
   Годья Винитар слушал, кашу просяную ел и помалкивал. Меня он тоже ка-
шей угостил. Я при годье не решался сыра попробовать.
   И сказал наконец годья Винитар, что есть в его книге история про тын.
И продолжал кашу есть и молчать. А сам слушает: что еще Агигульф с Вала-
миром скажут?
   Дядя Агигульф решился наконец и попросил годью Винитара  историю  про
тын еще раз рассказать.
   Годья Винитар охотно историю про Нехемью повел. Только  не  по  книге
пел, а на память. Он любит, когда к нему приходят и что-нибудь спрашива-
ют из книги.
   Дядя Агигульф и Валамир слушали годью, рот приоткрыв. Так внимательно
слушали, что про пиво позабыли. И Марда иголку опустила, руки сложила  -
слушала. Я глядел на них, как они рядком сидят и с годьи глаз не сводят,
и понял вдруг, что имел в виду годья Винитар, когда говорил, будто у Бо-
га Единого не будет ни раба, ни свободного. Ничем сейчас воины  Агигульф
с Валамиром с замарашкой Мардой не разнились.
   А когда годья историю закончил, они словно проснулись ото сна. Побла-
годарили. Посидели, пиво допили. Поговорили о разном. Марда  штопку  за-
кончила. Я вторую миску каши выхлебал.
   Дядя Агигульф спросил у годьи, трудно ли  в  книге  разбирать  песнь.
Годья вздохнул и признался, что науку воинскую куда легче одолеть было.
   И опять годья Винитар понял, что дядя Агигульф куда-то клонит. И стал
ждать - что еще его спросят?
   Тогда Валамир речь завел о том сражении, где наши готы ревом рогов  и
криками воинскими обрушили вражеский тын. (Об этом рассказе  винитаровом
тоже все село толковало.) Каков тын тот был? Не был ли хлипким? Как,  на
его взгляд, достоин ли враг был тогда у готов, либо же труслив и  слабо-
силен?
   Годья Винитар отвечал, что крепок был тын и враг был силен.
   Валамир спросил тогда - а что, шрам, который у годьи на  лбу,  был  в
том сражении получен?
   Годья ухмыльнулся и от ответа ушел. Сказал вместо этого, что хотел бы
видеть Валамира с Агигульфом - коли их так Бог Единый занимает - в  хра-
ме, в числе верных. Валамир с Агигульфом тоже ловко увильнули от прямого
ответа и начали с годьей прощаться. Дела у них  были  срочные  в  другом
месте.
   А у Марды там дела, где дела у Валамира.
   И вышли мы от годьи Винитара. Сперва шли молча, а после дядя Агигульф
сказал:
   - Правду говорит дедушка Рагнарис. Был Винитар отличный воин и посей-
час воинскую науку хорошо понимает. Обидно, что жреческим делом заняться
решил.
   А Валамир сказал, что с одной просяной каши много не навоюешь.  Ослаб
духом Винитар, на пустой каше сидя. Мяса воину требуется, желательно сы-
рого. И Марду по заду хлопнул. А Марда глупо захихикала.

   ПАСХА

   Пасха - самый большой праздник у нас, тех, кто верует в Бога Единого.
Это очень важный праздник, потому что в этот день воскресает добрый  Сын
грозного Бога Единого. И у Бога Единого в этот день хорошее  настроение.
Вот почему мы радуемся.
   В этот день наша мать Гизела умыла лица мне и моим - братьям Гизульфу
и Ахме-дурачку. Она дала нам чистые одежды. Когда стемнело и на небе по-
казались звезды, мы пошли в храм Бога Единого.
   Я всегда хожу в храм с любопытством - что еще расскажет нам годья Ви-
нитар? Он иногда одно и то же рассказывает, но всякий раз  интересно.  И
хоть заранее знаешь, что будет дальше, а все равно  сердце  замирает.  У
меня всегда будто в животе щекочет, когда годья рассказывает, как пришли
женщины к пещере, где мертвый Сын Бога Единого лежал, а Сына-то и нет! А
годья помолчит, помолчит, ожидание накаляя, а после как заревет страшным
и радостным голосом: воскрес, дескать, можно и не искать его  в  пещере!
Так-то вот, люди! И еще захохочет.
   И как только годья захохочет, так в храме все тоже смеяться начинают.
Потому что тут даже Ахме-дурачку  понятно  становится:  и  вправду  ведь
воскрес, коли нет Его в пещере! В прошлом годы мы с Ахмой от  радости  в
пляс пустились и прыгать начали посреди храма. Годья нас  не  останавли-
вал. Сказал только: все бы так ликовали, как эти светлые отроки. И  уми-
лился годья, на нас глядя.
   Уже и Пасха кончилась, а Ахма-дурачок все плясать норовил в храме Бо-
га Единого. Как придет в храм, так сразу пляшет и на годью глядит в ожи-
дании. Но больше никто не умилялся, на скачки его  глядя.  И  постепенно
забыл Ахма-дурачок свои пляски.
   Годья знает все о Боге Едином. Раньше я думал, что наш годья  -  свя-
той. А брат мой Гизульф говорил, что Винитар - он просто богарь. Тогда я
пошел и спросил нашего годью Винитара, правда ли, что он  святой.  Годья
же ответил, что нет, не святой он.
   Годья мне объяснил, что он, Винитар, служит Богу Единому как слуга  -
поэтому его и называют "годья", то есть "богарь". Те же, кто творит  чу-
деса, например, воскрешают мертвых, как блаженный Гупта из соседнего се-
ления, - те святые.
   Я-то хотел попросить Винитара воскресить из мертвых вутью Арбра, что-
бы порадовать дедушку, но Винитар отказался. Сказал, нужно  ждать,  пока
Гупта сам придет. Ибо Гупта тогда придет, когда Бог Единый или  Сын  Его
Гупту приведут. А из людей никому не ведомо, когда Гупта придет.  Может,
и вовсе не придет.
   Храм Бога Единого стоит сразу за домом Агигульфа, но не  нашего  дяди
Агигульфа, а другого. Того Агигульфа, который верует в Бога Единого и  у
которого одноглазая дочь на выданье. Ее зовут Фрумо.
   Я очень хотел есть, потому что перед Пасхой нас почти не кормили. Де-
душка это одобряет. Он говорит, что воинам нужны испытания.
   Бог Единый на людей всегда немного сердит. А когда умирает добрый Сын
Бога Единого, Он особенно к людям придирается и следит, чтобы как следу-
ет люди скорбели по Сыну Его. Чтобы жили впроголодь и смеялись пореже, а
не ржали, аки кони, и не обжирались свининой. И пивом до самых  глаз  не
наливались. И драк бы не чинили, и с замарашкой валамировой по  сеновалу
не валялись. Как наш дядя Агигульф.
   Наша мать Гизела говорит, что это соблазн.
   Дядя Агигульф сует нам с Гизульфом куски, пока наша мать не  видит  и
пока Тарасмунд глядит в другую сторону. И берем мы эти куски. И едим то-
ропливо, от Бога Единого руками закрываясь. Я потом всегда  Сына  прошу,
чтобы не сердился. Я Ему объясняю, что все равно по Нему скучаю,  а  что
мясо ем - то в предвкушении радости. Ведь я  знаю,  что  Он  обязательно
воскреснет.
   А Агигульф-сосед, печаль по умершему Сыну ревностно соблюдая, хотел в
этом году ножом себе лицо изрезать, как аланы делают, по умершим родичам
скорбя. Но Винитар запретил ему так поступать. Сказал, что Сын, воскрес-
нув, огорчится, если обезображенным Агигульфа-соседа увидит. Ибо безмер-
но милосердие Сына.
   Перед Пасхой годья несколько дней все в храме чистил. Мы с  Гизульфом
и наши сестры Сванхильда с Галесвинтой ему во всем помогали.  Галесвинта
веток нарезала и в воду поставила. Теперь на этих ветках показались  зе-
леные листики.
   Когда мы пришли ночью в храм, там было очень красиво.  Горело  больше
дюжины лучин. Годья зажег также медную лампу, которой  очень  дорожил  и
редко зажигал, потому что масло дорого стоит. И плошки с  маслом  зажег.
Все переливалось в золотистом свете.
   Годья долго пел разные песни. Наша мать Гизела годье вторила. Она все
эти песни знает. Получалось очень красиво. Другие тоже подпевали им,  но
не так красиво.
   Агигульф-сосед совсем некрасиво подпевал, он сипел. И слов  почти  не
знал. Но все равно было здорово.
   Потом годья рассказывать начал про женщин, которые к пещере пошли.  Я
понял, что целый год ждал, как годья  эту  историю  рассказывать  будет.
Годья эту историю только на Пасху рассказывает. И у меня сразу защекота-
ло в животе, как всегда бывает, когда я про ту пещеру слушаю.
   И вот годья замолчал посреди истории и стал нас молчанием  томить.  И
так долго томил, что Гизульф не выдержал и крикнул:
   - А там ведь нет никого!
   И захохотал, как годья всегда в этом месте рассказа хохочет.
   Тут все зашумели, засмеялись и стали наперебой кричать:
   - А ведь нет там никого!
   И годья заревел, всех перекрикивая:
   - Точно, нет там никого!
   И позвал нас искать Сына. Он взял свой крест и устремился  к  выходу.
Мы все пошли за ним. Мы обошли вокруг храма, распевая  песни.  Сейчас  я
уже знаю, что нужно просто вокруг храма ходить - так нужно искать  Сына.
Когда Тарасмунд, наш отец, только уверовал в Бога Единого,  он  в  такую
ночь не стал вокруг храма ходить, а за село устремился. Однако годья Ви-
нитар заметил и вернуться велел. Тарасмунд не хотел возвращаться и гово-
рил годье: мол, искать так искать, а вокруг храма топтаться - что толку.
Но годья сказал, что положено вокруг храма ходить. Так Бог Единый  уста-
новил.
   Потом годья Винитар нас к трапезе позвал. Он заранее приготовил много
мяса, яиц, хлеба и молока. И даже медовуха была  у  него.  Перед  Пасхой
годья всегда сам готовит трапезу, говорит - это для того, чтобы никого в
соблазн не вводить.
   Годья Винитар очень вкусно готовит. Мы очень быстро все съели, что он
приготовил, и по домам пошли, Бога Единого славя и Доброго Сына Его.
   Дедушка, дядя Агигульф и наложница дедушки Ильдихо с нами  не  ходят.
Вот и на этот раз они спали.
   Когда мы шли домой, восходило солнце. Ахма-дурачок кричал во все гор-
ло:
   - А там ведь нет никого! И правда никого там нет!
   И хохотал, годье подражая.
   От этих криков дедушка и дядя Агигульф проснулись и  заругались.  Де-
душка все клял себя за то, что не настоял на своем и не отнес Ахму в ка-
пище.
   Иногда я думаю, что дедушка Рагнарис прав.

   На следующий день у нас в доме был пир. К нам  пришел  Валамир,  друг
дяди Агигульфа. Валамир пришел не потому, что верует в  Бога  Единого  и
радуется тому, что Сын Его воскрес, а просто потому, что был пир.
   С Валамиром пришел Одвульф. Валамир наш родич, а Одвульф родич  Вала-
мира.
   Одвульф был расстроен. Годья выгнал его из храма, потому что  Одвульф
был пьян. Одвульф объяснял годье, что пьян от радости, но годья  рассер-
дился на Одвульфа.
   Одвульф верует в Бога Единого. Одвульф очень хочет стать святым,  как
Гупта из соседнего села. Я тоже хочу, чтобы Одвульф стал святым,  потому
что тогда он сможет воскресить Арбра для дедушки.
   Пойдет Одвульф на охоту - всегда отдаст  половину  добычи  годье.  Он
очень хочет стать святым.
   Одвульф умеет петь многие из песен годьи. Отец мой Тарасмунд  и  мать
Гизела хотели послушать, как Одвульф поет на память из книги Винитара.
   Одвульф спел, как Авраам родил Исаака, Исаак родил Иакова, Иаков  ро-
дил Иуду и братьев его.
   Тогда дедушка Рагнарис и дядя Агигульф, которые тоже были пьяны, ста-
ли петь, Одвульфа перекрикивая,  родословие  славнейшего  готского  рода
Амалов:
   "Гапт родил Хулмула, Хулмул родил Авгиса, Авгис родил Амала, Амал ро-
дил Гизарну - но не того Гизарну, что из нашего села, а другого..."
   При каждом имени они стучали кружками о стол и громко смеялись.
   Пьяный Одвульф, чье имя и означает "Бешеный Волк", обиделся  за  Бога
Единого. На Одвульфа снизошла священная ярость. С тем он бросился в бит-
ву и сильно помял дядю Агигульфа. Но тут на него насели дед мой Рагнарис
и отец мой Тарасмунд, который хоть и не одобрял агигульфовы выходки,  но
все же любил его братской любовью. Валамир же в битву вмешиваться  осте-
регался, ибо был как родичем Одвульфа, так и нашим родичем.
   Стол был опрокинут, питье разлито и два кувшина разбито.
   Дурачок Ахма стал на сторону Одвульфа в этой битве.

   На другой день мы бегали смотреть, как Одвульф винится  перед  годьей
Винитаром. Одвульф громко выл и мазал лицо грязью. Годья Винитар  сказал
Одвульфу, что никогда не быть ему святым, как Гупта. Не стать  паршивому
волку пригожей овцой.

   Отец мой Тарасмунд ругался в доме с дядей Агигульфом. Дедушка ушел  к
Хродомеру. Они разругались.
   Ильдихо оплакивала разбитые кувшины и бранила нас с Гизульфом.
   Ахма бормотал себе под нос: "А там и нет никого!" и хихикал  в  кула-
чок. На скуле у Ахмы был синяк.
   Валамир ладил нам новый стол. Дядя Агигульф  давал  Валамиру  советы.
Было интересно.

   НАШ РОДИЧ ОДВУЛЬФ

   Наш родич Одвульф невысокого роста, худощавый, волосом длинен  и  ре-
док, бороденка и того реже, усы вислые, будто мокрые. Ни в какое сравне-
ние не идет он с нашим дядей Агигульфом.  Взором  мутен  Одвульф,  будто
глаза у него оловянные, а веки красные. Мы с Гизульфом все думали -  от-
того, что в храме много плачет, но дедушка Рагнарис сказал как-то:  пом-
ню, мол, Одвульфа еще сопляком. Помню, как при капище, в  мужском  избе,
посвящение в воины получал. Так он и тогда такой же  был,  как  плотвица
снулая.
   Штаны у Одвульфа из домотканой пестряди, на тощем  заду  заплата,  из
мешка вырезанная. Бобылем живет Одвульф, без жены и без рабынь.  Одеждой
разживается у хозяек в селе, норовя наняться к ним на работу. Но Одвульф
работает плохо, потому женщины не любят его на работу нанимать, а спешат
отделаться, сунув какое-нибудь старье. Одвульф за старье благодарит име-
нем Бога Единого, а потом все-таки отслужить рвется. Тогда  ему  попроще
работу дают.
   Вот и за штаны эти отрабатывал Одвульф. Мать наша Гизела как-то подс-
лушала, как сестры наши, Сванхильда с Галесвинтой, между собой  говорят:
"Пойдем, мол, к Одвульфу на двор, на стати любоваться". Подумала  сперва
нехорошее и сама следом пошла, чтобы пресечь грех, если  зарождается.  И
увидела. Одвульф о чем-то с годьей Винитаром беседовал, а в прорехе ста-
ти его, как колокола, раскачивались. И девицы  подсматривают,  хихикают,
краснеют да отворачиваются.
   Сванхильду с Галесвинтой мать наша Гизела прогнала  и  побить  грози-
лась; Одвульфа же долго бранила за неприличие одежды его, а после  вдруг
пожалела. Больно жалостливо объяснял Одвульф, что никто  ему  работы  не
дает. Пошла Гизела к дедушке Рагнарису и сказала ему, что негоже  родичу
нашему без порток щеголять, пусть даже и дальнему.
   За портки эти Одвульф огород наш вскопал. Гизела порты ему загодя вы-
дала, чтобы прорехами своими девиц не смущал. Одвульф же рассказал в от-
вет из Писания, как Иаков подрядился к Лавану стада пасти за дочерей ла-
вановых; так Лаван тоже загодя ему дочек в жены отдал, прежде  отслужен-
ной службы. И заплакал. И мать наша Гизела от умиления прослезилась.
   Про Лавана годья в храме рассказывал, так что для нас с Гизульфом эта
история не новая, потому мы и плакать не стали. Про Лавана годья  каждый
раз рассказывает перед пахотой, когда наделы определяют.
   Словом, заплакали и Одвульф, и мать наша Гизела. Одвульф в голос зап-
лакал, громко, и штаны новые к груди прижал. На шум дедушка Рагнарис вы-
шел. Спросил, не учинилось ли кому обиды. Одвульф снова про Лавана и жен
иаковлевых рассказал.
   Дед наш Рагнарис к годье не ходит, для него эта история новая.  Спро-
сил только, не в бурге ли этот Лаван объявился. А потом добавил, что как
Алариха не стало, так и порядка не стало; вечно Теодобад всяких скамаров
привечает.
   Одвульф же сказал, что не готом был Лаван. Из обрезанных  был  Лаван.
Дедушка спросил, вникнуть желая, что у этого Лавана было отрезано и не в
бою ли он потерял то, что отрезано было. Воином ли был этот  Лаван?  Од-
вульф стал пространно объяснять, в штанах своих с прорехой копаясь.  Ги-
зела захихикала, совсем как дочери ее, и покраснела. Она  знала,  что  у
Лавана отрезано - годья в храме рассказывал. Дедушка  сперва  не  понял,
что Одвульф объясняет, а потом понял, побагровел и с палкой на  Одвульфа
надвинулся.
   Одвульф и ушел, быстрее, чем хотел, штаны к груди прижимая.
   Вечером дедушка Рагнарис отцу нашему Тарасмунду сказал, мрачнее тучи,
что толковал тут с Одвульфом. И обвинять отца нашего начал.  Сам  в  эту
историю с Богом Единым влез, своих детей туда же принудил, а ведь им во-
инами быть. Где это видано, чтобы с воинами так поступали?  И  рассказал
про Лавана - как ему отрезали. Наказал отцу нашему и нам с Гизульфом  не
поддаваться, ежели приступят к нам Одвульф и годья Винитар с таким пога-
ным делом, и отбиваться до последнего. И его,  Рагнариса,  и  дядю  Аги-
гульфа кричать на подмогу. Одвульф-то мужичонка тщедушный, а  вот  Вини-
тар, пока дурью маяться не начал, был воином славным.
   И в заключение, совсем остервенясь, проревел:
   - Не знаю, что там у Одвульфа в штанах делается, не лазил я к нему  в
штаны, а внуков моих увечить не сметь!
   И палкой стукнул, мне по ноге попав.
   Тут Галесвинта возьми да брякни:
   - Ничего у Одвульфа не отрезано.
   Напустились на нее и мать наша Гизела, и отец наш Тарасмунд,  а  пуще
всех дедушка Рагнарис: откуда, мол, известно?
   Сванхильда выручить сестру поспешила:
   - А мы видели.
   Дедушка затрясся.
   - Показывал вам, что ли? Стервец!.. В рабство за такие вещи обращают,
чтобы свободную девицу совращать и непотребства с нею чинить...
   Видя опасность для девочек, вмешалась Гизела (она обыкновенно молчит,
когда дедушка яриться начинает): для того, мол, и дала  штаны  Одвульфу,
что одежонка одвульфова разве что на сеточку рыболовную сгодилась бы, не
будь такой ветхой.
   И отошел от гнева дедушка Рагнарис. Девиц же для острастки день велел
не кормить, чтобы стати им не мерещились.
   Ильдихо призвал и вопросил грозно, не подглядывала ли и она за статя-
ми родича нашего Одвульфа. Ильдихо же, дерзкая на  язык,  отвечала,  что
мужчины только и горазды, что статями перед девицами трясти,  а  как  до
дела, тут и выясняется: одно им от баб нужно - чтобы сытно их кормили.
   В тот же вечер, уже на ночь глядя, дедушка сильно побил Ильдихо, а  с
утра на курганы ушел.

   ТАРАСМУНД, ВЕЛЕМУД И БОГ ЕДИНЫЙ

   Однажды я спросил отца моего Тарасмунда, почему он ушел от дедушкиных
богов и выбрал Бога Единого. Тарасмунд отвечал, что Бог Единый  -  самый
сильный. Тогда я спросил отца, а если бы Бог Единый пошел на дедушкиного
Вотана, кто бы победил? Отец рассердился и не стал  отвечать.  Я  думаю,
что победил бы дедушка.
   А с отцом моим Тарасмундом вышло так.
   Было это давно.
   Пошел наш отец Тарасмунд с Теодобадом в поход на герулов. А дядя Аги-
гульф тогда в поход не ходил, потому что был в те времена возрастом  как
сейчас Гизульф, и в мужской избе, что при капище, еще не посвятили его в
воины. И Ульф тогда в тот поход не ходил, хотя Ульф был уже воином.
   Герулы - давние наши враги, хоть и сходны с нами языком. Герулов  все
ненавидят. И оттого Теодобад каждый год ходит на них в поход. И  Аларих,
отец его, ходил на них походами. А если не идем мы на них в походы,  они
сами на нас в поход идут. Оттого мы ходим на них в походы.
   Все знают, что у них гнусный нрав и что боятся они готской  доблести,
ударом на удар не отвечают, а вместо того обходят с боков и кусают  отс-
тавших. Или ловушки и засады устраивают.
   Марда родом из герулов. Но Валамир умеет герульское ее коварство себе
на пользу обращать, когда со своим дядькой-рабом воюет у себя  дома  или
когда ему что-то от нашего дяди Агигульфа надо.  Однако  же  обычаи  ге-
рульские в дому у себя заводить запретил.
   Дядя Агигульф говорит, что иной раз к Валамиру в гости  наведаться  -
все равно что в поход на герулов сходить. Дескать, гляди, Валамир - оге-
рулишься.
   Когда Теодобад пошел в тот поход на герулов, у вандалов  в  том  году
похода не было. У вандалов умер Эрзарих, старый вождь; они на щит нового
вождя поднимали, Лиутара, сына Эрзариха. Лучшее время для похода упусти-
ли. А вандалы ходят в походы не на герулов, как мы ходим, а на  гепидов,
только не на наших соседей, а на дальних.  И  затосковали  удальцы  ван-
дальские, дома сидя.
   И вот к Теодобаду присоединяется отряд вандальских храбрецов.  Искали
славы и воинских утех, скучая среди мира.
   Истинно, то были храбрецы, говорит Тарасмунд, ибо когда дошло до сра-
жения, ничем не уступали готам и соревновались с ними  в  доблести,  так
что даже забылось, что это лукавые вандалы.
   Обличьем и языком вандалы очень сходны с нами, готами;  обычаи  же  у
них иные. Вандал мечтаниями уносится за тридевять земель,  а  того,  что
под самым носом у него, не замечает. Так дедушка говорит.
   Во всем ищет вандал примет.  Увидит,  к  примеру,  что  ветви  дерева
скрестились сходно с руной бедственной - шагу в ту сторону не ступит.  И
потому многие думают, что вандалы трусы.
   Когда воинство теодобадово схватилось с герулами, великая была  сеча.
Дружину вандальскую Теодобад первой двинул в бой, и  почти  все  полегли
вандалы. Герулы же дрогнули и обратились в бегство.
   Наши бросились их преследовать. Быстры герулы, ушли  они  от  погони.
Горстка же готов, в том числе отец мой Тарасмунд, и с ними вандал  Веле-
муд, отбились от своих, ибо оказались в местности незнакомой. И заблуди-
лись они.
   Герулы же, коварные и хитрые по природе,  остереглись  встретиться  в
открытом бою с сильным войском теодобадовым. Они  окружили  вместо  того
горстку храбрецов и напали на них.
   Храбро бились готы под сенью великого дуба на поляне, от крови  крас-
ной, и как трусливые псы на разъяренных медведей, наседали на них  геру-
лы.
   И вот когда погибель казалась неизбежной, хитроумный вандал  Велемуд,
сын Вильзиса, предложил отцу моему Тарасмунду посвятить себя Богу Едино-
му и просить у Него помощи для себя и всех сотоварищей своих. Ибо слышал
некогда Велемуд, что этот Бог Единый ради одного своего спасает множест-
во чужих.
   И согласился отец мой отдать себя этому Богу Единому, чтобы  спаслись
все его товарищи. И поклялся в том Велемуду, сыну Вильзиса.
   И вторую клятву дал Тарасмунд Велемуду, сыну Вильзиса: что буде оста-
нутся оба в живых, отдаст за него дочь свою Хильдегунду. И рад был этому
Велемуд. Ибо много хвалил Тарасмунд Хильдегунду и слушал его Велемуд.  И
захотел Велемуд Хильдегунду в жены.
   Не успел договорить последнее слово клятвы своей Тарасмунд, как свер-
шилось чудо: показалось войско теодобадово. И ударил  Теодобад  в  спину
герулам и рассеял их, как осенние листья.
   Так хитроумие Велемуда и самоотверженность Тарасмунда спасли всех.
   Возвратясь домой с богатой добычей, отец мой  клятву  свою  исполнил:
пошел к годье Винитару и совершил обряд крещения над собой и всеми,  над
кем имел власть, кроме дочери своей старшей, Хильдегунды, которую обещал
в жены Велемуду. Ибо Велемуд остался верен старым богам.
   Хитроумный вандал этот Велемуд говорил потом, что, возможно, спаслись
они потому, что стояли под дубом, древом Вотана. Неясно, рассуждал Веле-
муд, который из богов совершил то чудо, что вовремя подоспел ваш  Теодо-
бад. И пусть, говорил Велемуд, Тарасмунд отдаст дань Богу Единому, а  уж
он, Велемуд, отдаст дань Вотану. И воистину, то мудро будет. Так  вернее
всего спасутся они от злой погибели и в дальнейшем.
   Дедушка же Рагнарис за то на Велемуда страшно взъярился, что заставил
он Тарасмунда пойти на поклон к Винитару, в храм Бога Единого, а Хильде-
гунду выпросил себе в жены.
   Куда вандал пролезет, там уж добра больше  не  жди,  говорил  дедушка
Рагнарис.
   Не зря, мол, поговорка в народе нашем ходит: "Связался гот  с  ванда-
лом". Так дедушка говорит, Велемуда понося.

   ЖЕНИТЬБА ВАНДАЛА

   Когда Велемуд в наш дом приехал, сразу показал всю  свою  вандальскую
хитрость. Ибо была у Велемуда такая привычка, в дела каждого вникнуть  и
так сделать, чтобы каждый полюбил его, Велемуда.
   Отец наш Тарасмунд часто присловье повторяет - от Велемуда  его  слы-
шал: "Все примечай, а сам не плошай - зайца увидел, зайцем стань;  волка
увидел - волком стань, вот и будет всего вдосталь".
   С Тарасмундом Велемуд еще прежде дружбу свел,  когда  они  под  дубом
стояли и от герулов отбивались. И захотел теперь Велемуд, чтобы и братья
и отец тарасмундовы полюбили его тоже.
   И старался Велемуд.
   Дяде Агигульфу он про девок разное рассказывал (дядя Агигульф,  когда
время его настало, все велемудовы россказни на деле проверил). Наставлял
дядю Агигульфа Велемуд, прутиком рисовал, как и  что  делается.  Велемуд
любит наставлять.
   А с Ульфом, едва только друг друга завидели, сразу воздвиглась  между
ними приязнь, хотя и старше Велемуд Ульфа. Между ними ничего не  говори-
лось, но приязнь эта сохранялась неизменной.
   Велемуд в наш дом приехал свататься, ибо обещал ему Тарасмунд в  жены
свою старшую дочь.
   Как Велемуд сестру мою Хильдегунду в жены брал - то мой  отец  Тарас-
мунд и дядя Агигульф с равным удовольствием вспоминают; дедушка же  Раг-
нарис злобно щерится, как пес, когда у того норовят кость отнять.
   Тарасмунд говорит, что Велемуд и  Хильдегунда  были  друг  другу  под
стать, глаз не отвести - такие красавцы оба. Я плохо  помню  мою  сестру
Хильдегунду. Мать наша  Гизела  говорит,  что  Хильдегунда  была  девица
обильная: косы у нее толстые, стан широкий, лицо улыбчивое,  щеки  румя-
ные. Мешки с зерном ворочала, за себя постоять могла. Тарасмунд  вспоми-
нает, что когда дядя Агигульф еще из малолетства не вышел, а Хильдегунда
уже была, изрядно примучивала она дядю Агигульфа.
   Велемуд как увидел Хильдегунду, так аж рот раскрыл и  весь  затрясся,
слюной исходя. Так захотелось ему нашу сестру себе в хозяйство получить.
   Отец мой Тарасмунд говорит, что и Велемуд был хоть куда молодец, уда-
лой и статный. Одна беда, что вандал. Но дедушка Рагнарис с этим не сог-
ласен. Дедушка Рагнарис говорит: "В том и беда, что вандал".
   Дед, как узнал от Тарасмунда, что хитроумный  вандал  Велемуд  сманил
его, Тарасмунда, в новую веру, а сам при том в старой вере остался,  так
убить Велемуда хотел. Когда же довели до деда еще и насчет Хильдегунды -
что в жены ее Велемуду прочат -  так  взвыл  дед  раненым  медведем.  По
Хильдегунде убивался, будто в жертву ее хотят принести,  на  растерзание
диким зверям. Хотя до того он Хильдегунду не жаловал. Так мать наша  Ги-
зела говорит.
   Седмицу целую дед выл да причитал, а Велемуд, сын  Вильзиса,  к  нему
подлаживался. И так заходил, и эдак, и слова сладкие да липкие  говорил,
и дарами пытался деда пронять, и о богах с ним толковал, и о старом бла-
голепии. И во все дела сельские влез и все постиг, и дружбу с  половиной
села завел. Только без толку. Не размягчалось  дедово  сердце  навстречу
вандалу.
   Позабыв старые свои распри с Хродомером, засел  дедушка  Рагнарис  на
хродомеровом подворье, только скрежет зубовный по всему селу разносился.
Это дедушка Рагнарис с Хродомером на диво дружно вандалов поносили  и  к
богам взывали, чтобы коварство вандальское они покарали.
   Как дедушка Рагнарис со двора вон подался, так на подворье нашем  Ве-
лемуд в силу вошел. Все уменья свои на Хильдегунду обратил. И так  перед
нею вертелся, такие песни ей пел, такой вид умильный принимал, так глаза
таращил, что впору расплакаться. На все был он умелец.  И  саги  древние
вандальские пел, и ругательствам аланским  ее  обучал,  и  воинским  ис-
кусством хвалился, скакал по улице на коне и за конем волочился - ванда-
лы издавна с аланами дружбу водят и роднятся с ними, оттого и  с  конями
лучше нашего ладят. И даже косу Хильдегунде заплел  по-особому,  по-ван-
дальски, чтобы она потом перед сестрами выхвалялась. И кичилась  Хильде-
гунда удачей своей.
   Неуступчивость же Рагнариса Велемуд в конце концов военной  хитростью
одолел. Было это до чумы, когда жив еще был в селе третий  старейшина  -
Сейя. К этому Сейе втерся в дружбу хитроумнейший Велемуд и сумел убедить
он Сейю в несомненной полезности своей.
   И тогда уступил Рагнарис. Воротился в дом свой и увидел, какие  пере-
мены внес вторжением своим вандал. Всюду поспевал Велемуд по  хозяйству.
Все блестело и сверкало. Еды наготовлено, котлы намыты, одежды вычищены.
Такой это был хозяйственный и полезный вандал.
   Он даже смешить дедушку пытался: на руки встал, ноги задрал и на пле-
тень закинул, как его один скамар научил в бурге ихнем  вандальском,  но
повалил плетень и потом чинил.
   Дедушка Рагнарис с Велемудом долгие беседы повел насчет  того,  какое
имущество Велемуд выделяет своей жене в подарок и при каких условиях  он
этот подарок забирает назад. И какое имущество  дает  род  Рагнариса  за
Хильдегундой и при каких условиях Хильдегунда возвращается назад  в  род
Рагнариса вместе со всем имуществом.
   Это были долгие разговоры. Тарасмунд говорит, что  дедушка  охрип,  с
вандалом из-за каждой плошки споря. Однако после этих разговоров уважать
начал дедушка Велемуда. У самого Велемуда  хозяйство  не  беднее  нашего
оказалось. Впрочем, Тарасмунд это еще и раньше говорил,  только  дедушка
не запомнил.
   Дядя Агигульф говорит, что помнит, как Велемуд имущество свое  палоч-
кой на дворе рисовал, чтобы дедушке понятнее было, где у него, Велемуда,
что лежит и где что стоит. Дедушка Рагнарис хоть и не был ни разу у  Ве-
лемуда, все уже знал во дворе велемудовом и даже поучать начал, куда что
лучше переставить. Да и у нас во дворе не просто так вертелся Велемуд, а
все счел и все запомнил, и даже каждую мышь амбарную,  кажется,  в  лицо
знал.

   Пир свадебный был преобильнейший. Дед говорил, что  нужно  такой  пир
устроить, чтобы боги облизнулись от зависти. И пусть этот вандал потом у
себя в вандальском селе не рассказывает, что род Рагнариса скудно  живет
и пировать не умеет.
   Съели целого быка и восемнадцать кур. Пух и перья этих кур Хильдегун-
де в приданое дали, чтобы она мягкое ложе настелила или теплый плащ сде-
лала.
   Масла извели четыре кувшина. Хлебов выпекли с полутора  мешков  муки.
Пива и медовухи много было. Дичи Тарасмунд добыл - оленя: половину оленя
гости съели (вторую половину на зиму накоптили и на стол не  выставили).
Дикой птицы было много - уже не помнят, сколько.
   Велемуд Хильдегунде наутро после свадьбы дар преподнес: коня в  бога-
той упряжи. Хильдегунда верхом плохо ездила, поэтому Велемуд  потом  сам
на этом коне ездил.
   На пиру дедушка Рагнарис, пива безмерно испив, великую  шалость  учи-
нил. Вооружился, взял свой щит, шлем надел, меч в руку взял,  к  реке  с
воинственным кличем пошел, в реку вошел и утонул, но Велемуд его спас. И
все добро дедушкино тоже спас: щит, шлем и меч. Дедушка  потом  говорил,
что в реке рати вражеские усмотрел, будто вскипали они яростно в  волнах
и на село наше идти войной хотели.
   Хродомер же на пиру с Сейей поссорился. Говорили о том, где тын  ста-
вить, потому и поссорились.
   А Велемуд шумно хвастал, что за одну ночь познал  Хильдегунду  девять
раз и зачал с ней девятерых сыновей. Хильдегунда же краснела,  хихикала,
но не отрицала слов его.
   На третий день уехал Велемуд из нашего села с женой своей  Хильдегун-
дой, со всеми дарами и подарками, и с конем в богатой упряжи.
   Едва только Велемуд уехал, как вновь очерствел сердцем дедушка Рагна-
рис по отношению к вандалу. Стал он опять Велемуда  хулить,  Хильдегунду
оплакивать, как если бы в рабство ее увели, вандалов всех поносить, вор-
чать и ругаться на Тарасмунда - зачем неразумием своим ввел в семью нашу
столь позорную родню.
   Ибо подозрение появилось у дедушки, что этот Велемуд и вовсе не  ван-
дал, а скамар. Лучше уж вандалом бы был! И на руках стоять умеет, добрый
люд тешит глупостями всякими. Он дедушке Рагнарису глаза  отвел,  а  вот
теперь, как уехал, так ясно увидел дедушка, кем на самом деле этот Веле-
муд является.
   И как только могло такое быть, чтобы у вандалов похода не  было?  Это
Велемуд нарочно так сказал, чтобы Тарасмунда одурачить. Тарасмунда любой
одурачит. И Теодобада любой одурачит. Он-то, дедушка Рагнарис, так дума-
ет: если и помер Эрзарих вандальский, то не  один,  а  два  похода  быть
должны, ибо как иначе избыть горе по старому вождю? Да  и  новый  вождь,
буде старый помрет, непременно пошел бы в поход,  чтобы  себя  показать.
Вот как думает дедушка Рагнарис.
   Минул год. Ульф в бург поехал - он в поход собирался с Теодобадом.  И
нашел тогда Ульфа в бурге один алан, из тех, что приезжают в бург торго-
вать. От Велемуда передал тот алан весть: правнук народился у Рагнариса,
а у Тарасмунда - внук. И назвали его Филимер.
   Дедушка по этому поводу одно сказал: Аларих, прежний вождь, не в при-
мер Теодобаду, не позволял аланам по своему бургу  шляться  и  высматри-
вать, где что плохо лежит.

   КАК ДЯДЯ АГИГУЛЬФ НАШУ КОЗУ ПРОИГРАЛ

   Так заведено, что доблестные, судьбу испытывая, любят играть в кости.
Все воины это любят. Я тоже буду играть с другими воинами в кости, когда
вырасту.
   А пока я играю в кости только с Гизульфом. Гизульф часто  выигрывает.
Иногда я играю в кости с Ахмой-дурачком, и тогда я выигрываю. Но когда я
выигрываю, Ахма плачет, а Гизела меня ругает. Кости нам с Гизульфом при-
вез из похода дядя Агигульф.
   Наш дядя Агигульф очень любит играть в кости. Дядя  Агигульф  -  доб-
лестный воин. Обычно ему везет в игре. Недаром дедушка Рагнарис говорит,
что дядя Агигульф - любимец богов.
   Сам дедушка Рагнарис в кости не играет. Он говорит, что седые  волосы
не позволяют ему играть. Я не понимаю, как волосы могут мешать в  подоб-
ном деле. Но дедушка так говорит.
   Отец мой Тарасмунд говорит, что дедушка раньше тоже  играл  в  кости.
Раньше у дедушки был шлем ромейской работы. Отец мой помнит  этот  шлем.
Дедушка проиграл этот шлем в кости и с тех пор у него больше нет  такого
шлема.
   А еще раньше дедушка проиграл корову. Дедушка жил тогда со своим  от-
цом, тоже Рагнарисом. Тот Рагнарис, отец нашего дедушки, плохо понимал в
воинской доблести, и потому сердился. За то, что дедушка проиграл  коро-
ву, прадедушка прогнал от себя дедушку вместе с его женой, Мидьо,  нашей
бабушкой. Наш дедушка понимает, что такое воинская доблесть,  и  поэтому
ушел.
   До того, как прадедушка прогнал дедушку, дедушка жил у него в доме, в
другом селе. Том, где сейчас живет святой Гупта. Я очень жалею,  что  мы
не живем сейчас в том селе и нам нужно ждать, когда Гупта придет.
   Дедушка Рагнарис повторяет, что из всех его детей (кто в живых остал-
ся, потому что не все дети Рагнариса и Мидьо живы до сих пор) дядя  Аги-
гульф - настоящий сын его души, ибо дядя Агигульф унаследовал  все  доб-
лести дедушки Рагнариса.
   Правда, мир сейчас измельчал и стал не таким, как  прежде,  потому  и
доблести дяди Агигульфа, хоть и сравнимы с доблестями дедушки Рагнариса,
но все же и они умалились. Так дедушка говорит.
   Дядя Агигульф, например, часто играет в кости. Дяде Агигульфу  обычно
везет в игре. Недавно дяде Агигульфу не повезло в игре.
   Зазвал его к себе Аргасп, посулив добрую медовуху. Наш дядя  Агигульф
и пошел.
   Собрались Аргасп, Одвульф, Валамир и наш дядя Агигульф. Агигульф  же,
отец Фрумо, не пришел, хотя родич его, Аргасп, и зазывал его к себе. Ра-
зумен Агигульф, отец Фрумо. Но и доблести зато в нем немного.
   Поначалу пировали герои. Потом в воинских умениях состязались и  пов-
редили аргаспову собаку. Целить собаку пытались. Потом, от  трудов  уто-
мившись и жаждой мучимые, снова пировать сели. От пира незаметно к  игре
перешли.
   Наш дядя Агигульф в себя пришел оттого, что холодно ему. Хвать! Руба-
хи любимой с блестящими бляшками на нем нет, штаны сняты, ноги  босы  на
земляном полу мерзнут. В бороде солома и мелкие  косточки  (птицу  ели).
Вокруг чресел тряпица обвита, а остальная одежда вся снята.
   Прояснилось в голове у него и вспомнилось: все проиграл коварному Ар-
гаспу.
   Тут и остальные герои пробудились от хмельного сна. Аргасп и  говорит
нашему дяде Агигульфу, что не только одежду проиграл он, но и козу.  Де-
душка Рагнарис этой козой дорожил, потому что козьим молоком целил  мно-
гие свои печали.
   И собаку Аргаспу повредил дядя Агигульф. Собаку, так сказал Аргасп, я
тебе прощу, потому как тут все повеселились, а козу мне приведи.
   Дядя Агигульф пытался говорить ему, что не припоминает, чтобы на козу
дедушкину играл. Но остальные сотрапезники клялись - Вотаном, хранителем
клятв (а Одвульф клялся Богом Единым), что истинно так все и было - про-
играл Агигульф козу.
   Пуще прежнего опечалился дядя Агигульф. Домой идти не захотел. Вспом-
нилась ему расправа, что учинил прадедушка над дедушкой Рагнарисом. Тяж-
ким камнем легло воспоминание это на душу агигульфову.
   Подался к Валамиру, другу своему, родичу нашему. К Валамиру задворка-
ми пробирался, чтобы дед его ненароком не приметил. Там вдвоем уже гово-
рили между собой: куда дальше идти дяде Агигульфу, когда его из дома вы-
гонят. Прикидывали, в чью дружину лучше податься - к Теодобаду ли нашему
или к Лиутару вандальскому, сыну Эрзариха.
   Однако в бурге от деда все равно не спастись. Да и Теодобад от дедуш-
ки Рагнариса не защита. К вандалам же идти не хотелось.
   Так сидел, кручинясь, в доме валамировом дядя Агигульф, на голых пле-
чах овчина, что Валамир ссудил по добросердечию, и горе свое водой запи-
вал.
   А дядька валамиров ворчал и поучал хозяина своего, чтобы не вздумал и
он так поступать, как друг его Агигульф. Валамир  же  по  лютости  своей
Агигульфу дядьку-раба убить не давал, хотя и просил о  том  слезно  дядя
Агигульф.
   И тут нежданно открылась дверь плетеная, и ступил  в  камору,  бряцая
железом, Рагнарис - и с ним, плечом к плечу, Арбр-вутья, в шрамах по го-
лому телу, с мечом-скрамасаксом (глядеть страшно!), и Аларих, теодобадов
отец, в полном вооружении, а сам седой, как лунь. Пылью и полынью пахну-
ло от них, как на курганах пахнет.
   Воздел Рагнарис руку с мечом к потолку, потряс трижды щитом и прокри-
чал страшным голосом:
   - Козу не отдадим!
   С тем и пропало все; обеспамятовал дядя Агигульф, а очнулся уже дома,
битый смертным боем.
   Об этом нам с братом Гизульфом дядя Агигульф сам рассказывал, на ложе
простертый. Мы же с братом исполнились зависти к дяде Агигульфу, ибо да-
но ему было видеть Арбра и Алариха, а нам не дано.
   Когда я вырасту, обязательно буду играть в кости.

   Как там с Аргаспом насчет козы сладилось - про то нам с братом ничего
не ведомо. С Аргаспом дедушка разговаривал.
   Дядя Агигульф, когда  мы  его  спросили,  отвечать  не  стал.  Сказал
только, что ежели мы с братом про это дело начнем других  расспрашивать,
то он нас размечет конями. И еще наказал ничему, что Аргасп говорить про
него станет, не верить.
   И схватил нас дядя Агигульф за волосы и перед богами дедовыми  заста-
вил клясться Богом нашим Единым, что сделаем, как он велит.
   Дело это с проигрышем так удачно обернулось для дяди Агигульфа  пото-
му, что он - любимец богов.

   Другой наш дядя, Ульф, не столь удачлив. Боги Ульфа  не  жалуют.  Так
говорит дедушка.
   Три года тому назад думал Ульф, что бросает кости, а  на  самом  деле
бросал себя и семью свою к тяжкой доле.
   Так говорит отец наш Тарасмунд.
   С Ульфом вот как случилось.
   Ульф тоже любит играть в кости. Хоть и не удачлив Ульф, но  доблестен
не меньше дяди Агигульфа. Был тогда Ульф с Теодобадом,  в  его  дружине.
Отважен он и доблестен, играл же с самим Теодобадом, военным вождем.
   И проиграл.
   Теодобад - не Аргасп, его Аларихом и Арбром не испугаешь.
   Долг, стало быть, Теодобаду нужно платить.
   А проиграл много, не одна, а две коровы бы понадобились. Но не было у
нас тогда двух коров. А были бы - не отдал бы их дедушка Рагнарис.
   У нас на дворе рядом с большим домом, где мы все живем, еще один  дом
стоит, малый. Его Ульф возвел. Там и жил Ульф с женой своей Гото и сыном
Вульфилой. Сам Ульф дом этот построил, сам добром  наполнил.  Жену  свою
Гото он у герулов отбил - она там рабыней была, а родом она из бурга.
   Когда Ульф проигрался, Гото с Вульфилой у нас жили, только не в нашем
большом доме, а в ульфовом малом. Вульфила тогда совсем малолетним был.
   Вернулся Ульф из бурга и с ним трое дружинников. И сказал  Ульф,  что
проиграл Теодобаду в кости.
   Собрали в нашем селе тинг. И дружинники на том тинге были.
   Судить это дело о проигрыше Рагнарис просил Хродомера. Знал Хродомер,
как по старинному обычаю такие дела судят.
   И вышел должник, то есть Ульф. Велел ему Хродомер снять порты и в од-
ной рубахе остаться, как в таких  делах  полагается.  Подозвал  Хродомер
нас, его родных. И пошли мы к нам на подворье, к ульфому дому. И  встали
посреди каморы отец мой Тарасмунд, Гото, жена Ульфа, и Вульфила,  ульфов
сын. Мы же в дверях толпились и смотрели.
   Наскребывал Ульф земли по четырем углам каморы с пола земляного и, не
оборотясь, бросал через плечо в своих родных.
   После, по обычаю, из дома пошел и без портов через изгородь  переско-
чил.
   Издревле и готы, и гепиды так  показывают,  что  иной  собственности,
кроме отмеченной, у них нет. Про то дядя Агигульф нам с Гизульфом  потом
рассказывал.
   Хродомер с дружинниками теодобадовыми долго судили-рядили, все вещи в
доме перетрогали. А потом решили: нет, не хватает добра ульфова за  долг
расплатиться.
   Дедушка наш Рагнарис, который все это время молчал и супился, тут за-
говорил. Предложил отдать в добавление к выкупу меч свой  и  Ильдихо-на-
ложницу.
   Ульф же, от природы  угрюмый,  только  поглядел  на  него  зло  своим
единственным глазом и брать не стал. А призвав в свидетели  Хродомера  и
дружинников теодобадовых с семьей в рабство к Теодобаду предался. И срок
определили ему - четыре года.
   В дом же ульфов дедушка Рагнарис никого  не  пускает,  чтобы  хозяина
дождался в неприкосновенности. Дверь жердиной забил, чтобы не лазили.
   Мы с братом Гизульфом застращали Ахму-дурачка, говоря, что  в  пустом
доме живут галлиурунны, зловредные ведьмы.

   ДЯДЯ АГИГУЛЬФ - ОРАРЬ

   Настало время пахоты. Мы все радовались тому, что  Тарасмунд  в  этом
году дома. Больше всех радовался этому дядя  Агигульф.  Вспоминали,  как
плохо было в прошлом году без Тарасмунда пахать.
   Дядя Агигульф радовался больше всех потому, что когда отца моего  Та-
расмунда не было с нами, ему,  Агигульфу,  пришлось  все  тяготы  пахоты
брать на себя.
   Один раз только и случилось так, что Агигульф вместо Тарасмунда  был.
Тогда от Теодобада человек приходил в село, звал от имени военного вождя
в поход. И поход тот обещал много добра принести, хоть и  уходили  перед
посевной.
   Из нашего села ушло немного воинов. У нас обычно дядя Агигульф в  по-
ходы ходит, Теодобад его и звал.
   А дядя Агигульф в тот раз пойти не мог. Он рыбу ловил  на  озере,  на
слабый лед ступил, провалился и сразили его огневица да трясовица.
   Тут как раз и явился в село человек теодобадов - в поход  зовет.  Как
не пойти? Дядя Агигульф лежит, встать не может. Дедушка Рагнарис  зубами
скрежещет, на дядю Агигульфа ругается: не сын, а колода трухлявая.
   Вон, Хродомер, старый лис, одних баб да рабов в хозяйстве оставил,  а
Оптилу, сына своего, к Теодобаду отправил - гепидов разорять.
   И Валамир своего не упустит, уже загодя уздечкой  конской  звенит,  в
поход собирается. За Валамиром пригляд хороший, за Валамиром  дядька-раб
надзирает бдительно, чтобы не остался внакладе Валамир.
   Даже Одвульф, на что никчемный человек, хоть и  родич  наш  (тут  дед
плюнуть хотел, однако передумал) - и тот ведь собрался! И Гизарна, гляди
ты, готовится на гепидов идти.
   Но не соседних гепидов, с теми у нас мир, а на дальних, тех,  что  на
озерах сидят, соль варят. У тех гепидов вождь, по прозванию  Афара-Соле-
вар. Тот Афара удачно сходил в поход и много взял скота. И  обуяла  того
Афару алчность; только вернулся из похода и тотчас на нас войной двинул-
ся.
   Недалеко от бурга гепиды спалили деревню.  Ближние  гепиды  клянутся,
что не ходили они в ту деревню и не жгли ее. Стало быть, того,  дальнего
Афары-Солевара, рук это дело.
   Наш Теодобад сказал, что не жрец он премудрости эти распутывать,  кто
деревню спалил, собрал воинов и на гепидов ополчился, и на ближних, и  -
если повезет - то и на дальних.
   Нашему селу теодобадова вражда с ближними гепидами ни к чему.  Гепиды
- они полгода думать будут, почему Теодобад  на  них  восстал,  а  потом
вдруг сообразят, что это же на них войной пошли. И, конечно, после этого
наше село первым и пожгут, ущерб причинят.
   А тына в селе нашем как не было, так и нет.
   А уж гепид воевать начнет - его не  остановишь.  Останавливаются  они
еще медленнее, чем начинают, таково уж их племя.
   Но дело обернулось к нашей удаче. Ближние  гепиды  вовремя  смекнули,
что к чему, присоединились к теодобадову войску и вместе с ним пошли  на
дальних гепидов.
   Ближних гепидов вождь Оган давно посматривал  на  соляные  варницы  -
главное богатство Афары. Оган много лет неустанно мутил те роды  гепидс-
кие, что сидели под Афарой-Солеваром. Тут же удачный случай  подвернулся
Афару извести.
   Так и вышло, что наши  готы  с  ближними  гепидами  собрались  вместе
дальнего Афару бить.
   А дядя Агигульф, наш воин, лежит в бессилии, слезы по  бороде  текут.
Дедушка Рагнарис волком по дому рыщет, злобится, разве что пена изо  рта
не падает. Шутка сказать, солеварни!.. Такая добыча из рук уплывает.
   Несколько дней так продолжалось; потом держал Рагнарис совет со стар-
шим своим сыном, Тарасмундом. До посевной еще седмицы три, к тому време-
ни авось Агигульф с лавки и воздвигнется. А с Теодобадом пусть Тарасмунд
идет, коли больше некому. Да разве и не воин Тарасмунд, сын Рагнариса?
   И снял со стены щит свой с чудесным крестом отец мой Тарасмунд и отп-
равился с Теодобадом дальнего Афару-Солевара бить.
   Тарасмунд ходил в храм к годье Винитару. Еще Одвульф  в  храм  пошел.
Годья всех звал к себе в храм, обещал хорошую  защиту  со  стороны  Бога
Единого и доброго Сына Его. И были в тот раз в храме у годьи Винитара  и
Гизарна, и Валамир. Валамира дядька-раб погнал, чтоб уж наверняка. А Оп-
тилу Хродомер не пустил. После же Гизарна и Валамир с  Оптилой  отправи-
лось в капище.
   Рагнарис хотел, чтобы Тарасмунд тоже в капище пошел, но Тарасмунд как
бык рогом в землю уперся и не пошел. Моя мать Гизела плакала.
   Еще дядя Агигульф плакал: хотел в капище, но с лавки встать не мог.
   Брат мой Гизульф тоже готов был плакать. Ведь если бы дядя Агигульф в
поход пошел, он, Гизульф, мог бы из дома сбежать и  с  Агигульфом  пойти
дальнего Афару бить. С Тарасмундом же в поход не пойдешь;  прогонит  его
Тарасмунд. И потому ходил Гизульф мрачнее тучи.
   Когда отец наш Тарасмунд уже на коня садился, чтобы в бург ехать, наш
брат Ахма-дурачок тоже в поход запросился. Но не пустил его отец. Однако
Ахма не смирился, побежал за отцовым конем, палкой вооруженный, и  гепи-
дам грозил.
   Тогда Тарасмунд коня остановил и наказал Ахме, чтобы тот лучше в храм
Бога Единого шел и как следует Доброго Сына попросил - пусть  бы  Добрый
Сын приглядел за войском теодобадовым, пока воюет оно  с  Афарой-Солева-
ром. И Ахма, от радости напевая, в храм побежал, а Тарасмунд в бург пое-
хал.
   Следом за Тарасмундом отправляясь, Одвульф все кричал годье, что при-
несет из похода большую добычу, чтобы было, чем украсить храм Бога  Еди-
ного.
   Одвульф очень хочет стать святым.
   Годья молчал и хмурился. Я думаю, ему тоже хотелось  пойти  в  поход,
дальнего Афару-Солевара бить.
   Я когда вырасту, ни одного похода пропускать не буду.

   Время пахоты близилось, а дядя Агигульф все хворал. Все надеялся, что
Тарасмунд вернется, все подсчитывал,  сколько  воинству  теодобадову  до
дальних гепидов идти, сколько истреблять дальних гепидов,  сколько  бург
жечь да разорять, да сколько времени на обратную дорогу потребно  -  об-
ратно ведь с добычей идти, не налегке.
   Не лежала душа дяди Агигульфа к пахоте. Однако деваться некуда: приш-
лось ему с лавки вставать и браться за работу,  воинскому  сердцу  нена-
вистную.
   Дедушка Рагнарис за эту работу душой болеет. Когда идет  работа,  де-
душка всегда на пашне. Ведь поле весь год будет кормить всю нашу  семью.
Так дедушка говорит.
   Но сам дедушка не пашет. Он глава семьи и много знает. Дедушка Рагна-
рис следит за тем, чтобы все делалось по правилам. Он идет рядом с паха-
рем и следит, чтобы все делалось как нужно.
   Когда нужно начинать пахоту, дедушка узнашт от своих богов.
   Вот и в том году перед началом пахоты  дедушка  Рагнарис  выгнал  нас
всех из дома и стал говорить со своими богами. Он дал богам овцу. За это
боги ему все рассказали.
   Потом дедушка пошел к Хродомеру. Они долго ругались с Хродомером, по-
тому что Хродомеру боги сказали совсем другое.
   Дедушка говорил, что боги нарочно сказали Хродомеру неправду,  потому
что Хродомер по скупости своей дал богам тощую курицу. А вот дедушке бо-
ги всегда говорят правду, потому что дедушка Рагнарис дает богам щедро.
   Хродомер же пришел в ярость от слов дедушки Рагнариса и прилюдно  по-
казал шкуру овцы, которую подарил богам.
   На это дедушка Рагнарис закричал, что помнит эту овцу, что это  шкура
от прошлогодней овцы. С тем и удалился с хродомерова подворья.
   Так и вышло, что часть людей пахала по совету  дедушки  Рагнариса,  а
часть - по совету Хродомера. Рагнарис начал пахать за два дня до  полно-
луния; Хродомер же начал пахать в день полнолуния.
   Дядя Агигульф первым вышел на поле. Наладился  пахать.  Рагнарис  сам
провел первую борозду, как велит наш обычай. А после утомился.  Поставил
у сохи дядю Агигульфа, а сам сбоку пошел, стал следить, чтобы по  прави-
лам все было.
   И все время ругал дядю Агигульфа: то сохой зря  дергает,  то  борозду
криво ведет. Пенял дяде Агигульфа: вот вывернула соха камень, нет  чтобы
с пашни его отбросить. Дядя Агигульф темен лицом был, но молчал  -  чтил
отца своего.
   Тут новая напасть на дядю Агигульфа. К полю старейшина Хродомер подо-
шел и ну издеваться, обидные слова с края поля кричать.  Тут  дядя  Аги-
гульф остановился, соху выпустил. Вол дальше пошел, соху за собой  пово-
лок. Вол - он как гепид: раз начав, с трудом останавливается.
   Дядя Агигульф сказал, что хочет он старейшину Хродомера убить. Дедуш-
ка Рагнарис с видимой неохотой дядю Агигульфа остановил. Сказал, незачем
священный праздник пахоты смертоубийством осквернять.
   Тут соха перевернулась, запуталась в ременной упряжи.
   Мы с братом Гизульфом бросили камни и сорняки  из  борозды  выбирать,
побежали вола останавливать, соху спасать.
   Старейшина Хродомер смеялся и пальцами на нас  показывал.  Дядя  Аги-
гульф дал торжественную клятву у Хродомера весь урожай  пожечь.  Дедушка
Рагнарис крикнул Хродомеру, чтобы тот не  позорил  бороды  своей  седой.
Хродомер плюнул и ушел.
   Дедушка Рагнарис с Хродомером друзья, только  всегда  ругаются.  Ведь
именно Хродомер призвал дедушку Рагнариса к себе, когда дедушку Рагнари-
са выгнал из дома его отец, тоже Рагнарис.
   И вот дедушка Рагнарис увидел, как вол наискось через паханое  пошел.
Да как понес бранить всех подряд: дядю Агигульфа за то, что соху бросил,
нас с братом Гизульфом за то, что по вспаханному  бегали,  вола  ловили.
Вола - зачем такой тупой. Теодобада - за то, что некстати поход  затеял.
Досталось и Алариху - за то, что умер: уж Аларих-то такой бы глупости не
придумал, в поход перед посевной уходить.
   Тут пришли мать моя Гизела и дедушкина  наложница  Ильдихо,  принесли
еды. На том споры и утихли.

   Так дедушка Рагнарис всю посевную с дядей Агигульфом и проходил.

   Посевная закончилась; тут-то из похода и возвратился отец мой  Тарас-
мунд, герой героем. Как будто нарочно поджидал. Как дядя  Агигульф  уви-
дел, что отец мой Тарасмунд с добычей возвращается - так затрясся.
   Из похода отец мой Тарасмунд пригнал раба-гепида, который  на  плечах
принес мешок соли. Прозвание же этому гепиду было Багмс.
   Мать моя Гизела мешку соли очень обрадовалась, а на раба посмотрела с
сомнением. Ибо здоровенный был этот Багмс, сразу видно, что привык много
жрать.
   Был он широкоплеч, очень светловолос, глаза имел  голубоватые,  почти
белые, водянистые. Шевелился и говорил как во сне.  Мешок  однако  донес
исправно; Тарасмунд и взял его ради того, чтобы мешок тащил.

   БАГМС-ГЕПИД

   Дедушке Рагнарису этот Багмс сразу не по сердцу пришелся. Едва только
Багмса завидев и гепида в нем признав, дедушка Рагнарис  громко  плюнул,
рукой махнул, повернулся и в дом пошел. Багмс-гепид то в  спину  дедушке
Рагнарису посмотрит, то на Тарасмунда поглядит, но с места не  трогается
- только белыми коровьими ресницами моргает. И губа у него удивленно от-
висла.
   Дядя Агигульф, который обо всем знает, сказал, что такой вид означает
- думает гепид.
   Закончив думать, Багмс обратился к Тарасмунду и попросил еды.
   Тогда мы еще не знали, как нового раба зовут. Странные имена  у  этих
гепидов. "Багмс" по-нашему "дерево". Но не доброе смоляное,  а  листвен-
ное, у которого древесина бросовая, быстро гниет.
   Багмс поведал нам, что его отец Айрус. Мы думали, что  это  еще  одно
странное имя гепидов. По-нашему "айрус" означает "посланник".
   Но отец Багмса и вправду был посланником от  каких-то  очень  дальних
гепидов к дальним гепидам. А звали его как-то иначе. Как - того Багмс не
сказал.
   У очень дальних гепидов в их бурге был свой военный вождь. Звали  его
Эорих. Этот Эорих задумал идти на аланов. Но он не хотел один на  аланов
идти и послал своего человека к  дальним  гепидам,  чтобы  склонить  тех
вместе с ним на аланов идти.
   Только долго ждал ответа этот Эорих. Посланник пришел к дальним гепи-
дам и осел на их землю. Пока этот посланник переговоры  со  старейшинами
дальних гепидов вел, много времени прошло. Он себе дом срубил, взял  же-
ну, она нарожала ему детей. И Багмса тоже родила.  Так  и  остался  жить
среди дальних гепидов тот посланник, а к своему вождю Эориху не  вернул-
ся. Дальние же гепиды звали его просто "Айрус", то есть "Посланник".
   Когда Багмсу было уже года три или  четыре,  старейшины  дали  Айрусу
свой ответ: отказались они идти с Эорихом на аланов. Не любо было  гепи-
дам за аланами гоняться. Аланы же к тому  времени  Эориха  уже  наголову
разбили и разорили племя его, так что и искать этого Эориха теперь  бес-
полезно.
   Ближние гепиды, как и мы, с аланами и вандалами в мире живут.  А  как
дальние гепиды с аланами живут - того никто не знает. Дядя Агигульф  хо-
тел узнать это у Багмса, но Багмс не мог ему сказать, потому что не  по-
нимал.
   Мои сестры, Сванхильда и Галесвинта, на Багмса смотреть не могли - со
смеху мерли. Пошепчутся и трясутся от хохота.
   На другой день, как отец мой Тарасмунд вернулся  из  похода,  дедушка
Рагнарис устроил пир в своем доме. В тот день по всему селу  был  празд-
ник. Хродомеров сын Оптила тоже пришел с богатой добычей. И Валамир себя
не обидел. Дядька валамиров пива на радостях хлебнул и ходил  похвалялся
- домовитым, мол, хозяин становится, взрослеет. И Марда бегала, поддаки-
вала. Ей Валамир гривну медную привез.
   Даже Одвульф вернулся с добычей, хотя обычно если задницу  в  портках
до дома донесет, то тем уже счастлив. Одвульф тоже  соли  привез  и  всю
соль храму Бога Единого подарил. После же бегал и хвастался своим беско-
рыстием. Мол, Сын завещал бескорыстными быть - вот он, Одвульф,  и  стал
таким. Одвульф думает, что скоро станет святым.

   На пиру в нашем доме я любовался дедушкой Рагнарисом. Рядом с  дедуш-
кой даже слава героя - Тарасмунда - блекла. Отец мой Тарасмунд вообще не
умеет о своих подвигах рассказывать. Не то что дядя  Агигульф.  Тот  как
начнет о своих походах рассказывать - заслушаешься. А Тарасмунда  послу-
шать - ничего интересного: дождь, слякоть, лошадь охромела...
   Испив немало, дедушка лицом  стал  красен  и  голосом  звучен.  Когда
Ильдихо снова подошла к нему и поднесла кувшин с пивом, дедушка Рагнарис
отправил ее к Тарасмунду и вдогонку хлопнул  пониже  спины:  поторопись,
мол, к герою. Брат мой Гизульф было захохотал, но дядя Агигульф  остано-
вил его отеческой затрещиной.
   А мать моя Гизела у Ильдихо кувшин отобрала, чтобы самой поднести Та-
расмунду. Ильдихо же она в шею вытолкала, чтобы к погребу шла и еще пива
несла.
   Ильдихо хоть и выше ростом, чем моя мать, хоть и крепче ее, и на язык
бойчее, и постоять за себя умеет лучше (а уж на расправу  скорая  -  про
это говорить не хочется), но все же стерпела.
   Моя мать Гизела и дедушкина наложница не очень-то любят друг друга.
   Тут дедушка Рагнарис поднялся и стал говорить речь в честь Тарасмунда
- победителя гепидов. Дедушка долго говорил. Рассказал всю историю  пле-
мени гепидов.
   Когда прежде дедушка про Скандзу рассказывал и про поход трех великих
кораблей песнь пел, он никогда про гепидов речи не заводил. Говорил лишь
кратко, что гепиды позади плелись и потому о них мало  что  ведомо,  ибо
никто из пращуров-богатырей назад не оборачивался.
   Но теперь оказалось, что и гепидского племени история ведома дедушке.
   У нас в доме любят слушать, как дедушка Рагнарис рассказывает  преда-
ния.
   Я всегда слушаю дедушку очень внимательно. А Гизульф почти не слушал,
он шептался с дядей Агигульфом.
   Гизульф когда-нибудь станет главой большого рода. И что же  он  будет
рассказывать на пирах, если не запомнит слова дедушки Рагнариса?
   А дядя Агигульф - что с него взять? Хоть и старше нас годами,  но  из
сыновей Рагнариса младший и старейшиной ему не быть.

   Когда пращуры-богатыри вышли  на  трех  больших  кораблях  с  острова
Скандзы (рассказывал дедушка), наш корабль и корабль вандальский впереди
шли. И первыми к берегу причалили. И в сладостную битву с герулами всту-
пили.
   Когда же причалил корабль гепидский, наш народ  и  народ  вандальский
уже с того берега удалились. А корабли свои мы уже сожгли, ибо не думали
отступать с этого берега.
   Будучи умом не быстры, гепиды не сразу поняли, что они на суше, и по-
тому свой корабль на себе понесли. Сперва те гепиды несли, что с острова
Скандзы вышли; потом дети их несли; потом передали корабль внукам. А как
дети внуков за корабль взялись и на плечи  взвалили,  распался  корабль,
ибо истлел. И тогда поняли гепиды, что на суше они.
   Так говорил на пиру дедушка Рагнарис.
   Я сидел на дальнем конце стола, недалеко от Багмса. Когда дедушка про
гепидов рассказывал, все хохотали. Мои сестры, Сванхильда и  Галесвинта,
визжали и аж слюной брызгали, так смешно им было.
   Я приметил, что они все носили и носили еду Багмсу.  Я  поймал  Сван-
хильду за косу и спросил, что это она Багмсу еду носит. Вроде как еще не
жена ему, чтобы так о нем печься. Неужто за раба-гепида замуж собралась?
   Сванхильда меня по голове ударила и обозвала дураком.
   А Галесвинта сказала: смеха ради  носит,  чтобы  посмотреть,  сколько
этот гепид пожрать может. Ее, мол, всегда интересовало, сколько в гепида
влезет еды, ежели ему препонов в том не чинить.
   А Багмс знай себе жует репу с салом.
   Я посмотрел на Багмса. И вдруг люб мне стал этот Багмс.
   От обжорства в животе у Багмса так ревело, что заглушало речи дедушки
Рагнариса.

   Когда дело пошло к ночи, воины затеяли  свои  богатырские  потехи,  а
женщин, нас с Гизульфом и Багмса отправили спать.
   Я шел по двору рядом с Багмсом, чтобы показать тому, где  ему  спать.
Багмс вдруг забормотал себе под нос, что  предки-де  корабль  не  потому
несли, что в море себя воображали, а от бережливости. Вдруг да  снова  к
морю выйдут? Думали предки: вот глупый вид у готов  с  вандалами  будет,
когда снова к морю выйдут, а корабля и нет. Мыслимое ли дело - такой хо-
роший корабль просто взять да бросить!
   Так ворчал Багмс.

   ЗА ЧТО ДЯДЯ АГИГУЛЬФ БАГМСА-ГЕПИДА НЕВЗЛЮБИЛ

   Багмс у нас совсем недолго прожил. Когда Багмса у нас не стало, я  об
этом жалел, потому что хотел, чтобы Багмс сделал мне лук и научил  стре-
лять. Гепиды хорошие лучники. У нас в селе тоже есть луки. Но наши  луки
только охотничьи, а настоящих стрелков у нас не встретишь. У гепидов  же
есть большие луки.
   Как-то раз Гизарна показывал моему брату Гизульфу и мне стрелу от ге-
пидского лука. Это была большая стрела, локтя в три. Говорят, что их лу-
ки в человеческий рост.
   Этот Багмс мне сразу полюбился, и моему отцу Тарасмунду, видать,  то-
же. А вот дядя Агигульф сразу невзлюбил этого Багмса-гепида.
   И было ему за что.
   Едва возвратившись домой, встав утром после пира, Тарасмунд отправил-
ся на поле - подвиг брата-ораря посмотреть. Тарасмунду беспокойно  было:
как без него пахота прошла. Еще во время пира он то у дедушки Рагнариса,
то у дяди Агигульфа допытывался. Еле утра дождался, чтобы идти.
   С Тарасмундом пошел дядя Агигульф. Только пошли к полю, как  появился
Багмс и, не таясь, но и не приближаясь, следом поплелся.
   Дядя Агигульф с утра очень сердитый был. После того, как  мы  с  пира
уже ушли, в дом наш Валамир явился, богатырски пьяный. И поведал Валамир
другу своему Агигульфу, как славно с гепидами биться. Пока гепид  разма-
хивается, успеешь вздремнуть, дабы телом укрепиться, женщин этого гепида
своим семенем осчастливить, а после неспешно можно и того гепида  убить.
А если поторопишься, то успеешь в кладовую к нему  наведаться  и  плотно
закусить. Да только торопиться нужды особой нет.
   Не диво, что после речей таких сердит был дядя Агигульф. Ибо  боролся
только с огневицей и трясовицей, а после с волом да сохой; и все-то  над
ним, Агигульфом, верх брали.
   Дядя Агигульф сразу, как очи продрал и Багмса  увидел,  зло  на  него
посмотрел, но промолчал. Очень не любит дядя Агигульф гепидов.
   Я тоже с отцом пошел.
   Пришли на поле.
   Тарасмунд поле осмотрел, прошелся (а на лице  ухмылка);  после  молча
дядю Агигульфа по плечу похлопал - тот и взбеленился.
   А Багмс по дальнему краю поля пошел и все на борозды глядел. Дошел до
того места, где вол наискось пошел, борозду скривил (это когда дядя Аги-
гульф, разъярясь, соху бросил). Остановился Багмс и  думать  начал:  рот
приоткрыл, ресницами заморгал.
   Отец к тому месту подошел - поглядеть, что там такого  Багмс  увидел,
что в изумление Багмса повергло. Я рядом с дядей Агигульфом остался,  не
пошел туда. И видел, как все мрачнее и мрачнее становится дядя Агигульф.
   Я еще вчера подумал: хорошо бы гепид мне лук сделал.  Глядя  на  дядю
Агигульфа, как он стоит и зло на этого Багмса глядит, я подумал: не убил
бы он этого гепида прежде, чем этот гепид мне лук сделает.

   Дядя Агигульф не раз рассказывал, что коли уж разъярится он, не успо-
коится, пока жизнь у кого-нибудь не отнимет. В походах так не раз  и  не
два бывало.
   Однажды, рассказывал дядя Агигульф, когда он в очередной раз на гепи-
дов пошел с Теодобадом (а гепиды в лесах живут), набрел дядя Агигульф на
кабаний выводок. И так разозлил дядю Агигульфа секач, что дядя  Агигульф
этого секача голыми руками порвал и двух свиноматок сгубил. И тут же сы-
рыми терзал и ел их на поляне.
   А волки лесные и Теодобад с дружиной всей поодаль ждали, покуда  дядя
Агигульф насытит свою ярость - подойти не решались. Так он рассказывал.
   Таков дядя Агигульф в гневе. И потому я опасался за жизнь этого Багм-
са.

   Я видел, как священная ярость постепенно нисходит на дядю Агигульфа и
мутнеют его глаза. Там, на краю поля, мой отец Тарасмунд разговаривал  с
этим гепидом Багмсом. Багмс что-то говорил, а отец кивал,  будто  согла-
шался. Потом отец мой Тарасмунд засмеялся и хлопнул этого Багмса по спи-
не, и они вместе пошли прочь от поля.
   Дядя Агигульф заскрежетал зубами. Потом дядя Агигульф прочь пошел,  а
мне стало интересно: на что там Багмс загляделся, и  я  подошел  к  тому
месту на краю поля, где он с моим отцом стоял.
   Пшеница уже проросла, и зеленые ростки хорошо означили порушенную бо-
розду.
   Вечером я спросил отца, что такого Багмс-раб сказал, что  он,  Тарас-
мунд, засмеялся. Тарасмунд сказал: Багмс говорит - орарь,  должно  быть,
за девкой погнался.

   Дядя Агигульф на отца моего обижался и все чаще проводил время  то  у
Валамира, то у Гизарны.

   КАК ТАРАСМУНД БАГМСА-ГЕПИДА В ИСТИННУЮ ВЕРУ ОБРАЩАЛ

   Вскоре после того, как отец мой Тарасмунд с Багмсом из похода пришел,
настало время покоса. Тут-то и показал себя Багмс. Обычно  как  покос  -
так по вечерам мы все от усталости с ног валимся. Надо  успеть  скосить,
пока солнце еще траву не пожгло.
   Мать моя Гизела даже простила Багмсу его  прожорливость.  Тем  более,
что отцов раб не просил еды, только глядел  вечно  голодными  глазами  и
заглатывал все, что ему давали. А не давали - так и молчал.
   Даже дедушка Рагнарис Багмсом на покосе любовался, хотя виду не пока-
зывал.
   Тарасмунд поглядел в первые дни, как Багмс косит, подумал и  поставил
гепида самые неудобные участки обкашивать - послал его к Арброву Камню и
к Старой Балке. В другие годы нас с Гизульфом посылали эти места  серпом
обжинать, потому что отец не успевал везде поспеть, а  дядя  Агигульф  -
тот больше косу правил, чем косил. И на попреки ворчал, что он не злато-
делец.
   В прошлом и позапрошлом году роду Рагнариса хорошие участки под покос
давали. А в нынешнем сколько дедушка Рагнарис с Тарасмундом и Агигульфом
на тинге глотку ни драли, а участок нам выпал по жребию такой,  что  все
трое старших потом несколько дней между собой не разговаривали.
   Багмс - он был какой? Ему  главное  показать,  что  нужно  делать,  а
дальше самое трудное - вовремя остановить  Багмса.  Отец  меня  посылал,
чтобы я Багмса останавливал. Гизульф дразнил меня за это "гепидом".

   В один из дней к нам пришел годья и говорил с отцом моим Тарасмундом.
Годья в этот день ко всем приходил, кто верует в Бога Единого.
   Когда годья ушел, отец мой Тарасмунд с матерью моей Гизелой велел мне
и моему брату Гизульфу омыть с себя грязь. Отец сказал, что в этот  день
мы работать не будем, а пойдем в храм Бога Единого.  Так  годья  Винитар
говорит. Ему это Сын Бога Единого повелел.
   За это я еще больше полюбил Доброго Сына Бога Единого.
   Дедушка Рагнарис с отцом долго ругался, но отец, как всегда, стоял на
своем и нас с братом от работы отстоял.
   Дядя Агигульф с отцом не разговаривал. Он стоял в стороне, поглядывал
на отца моего Тарасмунда и на дедушку Рагнариса и прутик  обстругивал  -
злился.
   Поговорив еще немного с отцом моим, дедушка Рагнарис плюнул себе  под
ноги, прикрикнул на дядю Агигульфа и погнал его на покос. И сам пошел.
   Отец сказал Багмсу, чтобы тот тоже шел косить.
   Я подумал, что Багмс, хоть и гепид, хоть и раб, а все равно  хороший.
Надо было бы обратить его к вере в Бога Единого, чтобы и Багмс мог с на-
ми не работать, когда годья не велит. И сказал об этом отцу моему Тарас-
мунду.
   Отец мой Тарасмунд на это ответил, что не для того обращаются к  Богу
Единому, чтобы бездельничать, и дал мне затрещину.
   Но я видел, что заронил в него семя мысли.
   Годья в этот раз много говорил, так что я всего не запомнил. Похвалил
нас за то, что в страду не побоялись оставить свои луга и прийти в  храм
Бога Единого. И нечего бояться нам, сказал годья, что останемся без  се-
на. Ибо трудящийся достоин пропитания, так говорил добрый Сын Бога  Еди-
ного, и это настоящие Его слова, их годья видел в книге.
   Годья взял эту книгу и некоторое время пел по ней, а Одвульф ему под-
певал. Одвульф читать по-писаному не умеет, но знает все  слова  на  па-
мять.
   Одвульф, как обычно, протолкался поближе к алтарю и годье. Так  и  ел
его глазами.
   Потом годья отложил книгу и заговорил о  том,  как  благочестие  даже
посреди трудов не покидает мужей.
   И поведал нам о великом епископе готском Ульфиле, том, что  переложил
на нашу речь боговдохновенные письмена.
   Был тот Ульфила при сильном вожде готском, именем Фритарикс. И  ходил
он за Фритариксом и следил, чтобы не нарушал вождь заповедей мира и люб-
ви. Но не выдержало жестокое сердце Фритарикса и учинил он битву великую
и кровопролитную, и многих убил; одержали тогда наши готы славную  побе-
ду.
   И пришел наутро после победы епископ Ульфила к вождю тому  Фритариксу
и плюнул ему в лицо. А после повернулся и ушел и оставил он  Фритарикса.
И никто не посмел епископа остановить.
   И долго еще рассказывал о том дивном епископе Ульфиле наш годья Вини-
тар. Видать, в чужедальних краях немало пива с этим Ульфилой он выпил.
   Мы стояли в храме и уже переминались с ноги на ногу. Только отец  мой
Тарасмунд слушал очень внимательно, как всегда. Но хмур был.
   Потом годья велел нам запомнить заповедь,  оставленную  Добрым  Сыном
Бога Единого. Он сказал, что эта заповедь должна вечно  гореть  в  наших
сердцах. И помолчав,  возвысил  голос  и  впечатал  ее  в  наши  сердца:
"Armahairtitha wiljau jah ni hunsl", то есть: "Милости хочу, а не  жерт-
вы".
   Я почувствовал, как отец мой Тарасмунд вздрогнул,  потому  что  стоял
рядом с ним.
   По выходе из храма отец мой был очень задумчив.
   Я положил себе непременно  выспросить  потом  у  годьи,  почему  этот
Ульфила Фритариксу в лицо плюнул, если войско фритариксово победило.

   А вечером, после ужина, отец мой Тарасмунд  вышел  во  двор,  кликнул
Багмса и вместе с ним отправился к дому годьи.
   Я догадался, что у отца на уме, и хотел идти с ними - послушать,  как
годья будет с гепидом разговаривать. Но отец велел мне оставаться дома.
   Вернулись они поздно. Утром я не стал есть свой  хлеб  -  сберег  для
Багмса. Я изнывал от любопытства, хотел узнать, что  произошло  вчера  у
годьи. Багмс сжевал мой хлеб, но ничего толком не рассказал. Отговорился
работой и ушел.
   Все-таки не зря дядя Агигульф гепидов не любит.

   Вечером к нам неожиданно пришел Одвульф. Мы подумали было, что  он  к
дяде Агигульфу пришел. Ан нет. Одвульф надел свой лучший  пояс  и  новый
плащ с ромейской золотой фалерой. Фалеру эту он в походе добыл, у  гепи-
дов. Вид такой, будто свататься решил.
   Мои сестры, Сванхильда и Галесвинта, стали толкать друг друга локтями
и хихикать.
   Гизульф завопил во весь голос:
   - Сванхильда, Сванхильда! Беги скорее, а то Одвульф к тебе  свататься
начнет!
   Ибо не мог Одвульф к Галесвинте свататься.  Неровен  час  возвратится
Лиутпранд и убьет Одвульфа за невесту свою.
   А Ахма-дурачок загукал, забубнил, руками стал махать -  Одвульфа  пу-
гал.
   Когда же Одвульф вместо сватовства, обратясь к  Тарасмунду,  попросил
Багмса призвать, Галесвинта в голос захохотала, а Сванхильда  покраснела
и надулась.
   Явился Багмс - сонный. Что-то жевал на ходу.
   Тут дедушка Рагнарис спросил презрительно, какое дело у Бешеного Вол-
ка (ибо таков смысл имени "Одвульф") чистейших готских  кровей  к  како-
му-то рабу-гепиду? И поинтересовался, ядовитый,  как  гриб  мухомор:  не
захватил ли Тарасмунд часом знаменитого гепидского вождя в плен?
   Тарасмунд невозмутимо ответствовал, что захватил он Багмса в битве  и
вопросов не задавал - недосуг было.
   Одвульф же усы свои вислые встопорщив, проговорил  заносчиво,  что  в
бурге небесном у доброго Сына, мол, нет ни гота, ни гепида, ни  кочевни-
ка, ни земледельца, а все сплошь рабы Божьи.
   Дедушка Рагнарис сказал, что лучше удавиться, чем в  такой  бург  по-
пасть.
   И дедушка Рагнарис, который до того на Багмса  и  глядеть  не  хотел,
насмешливо спросил у гепида: неужто тот и впрямь хочет в такое место по-
пасть, где его посадят за один стол с болтливым и хвастливым вандалом?
   Багмс подумал и головой помотал.
   Дедушка не отступался: может, Багмсу милее с высокомерным герулом ря-
дом сидеть?
   Тут Багмс совсем растерялся и уставился на Тарасмунда.
   Я подумал о том, что Багмс, может  быть,  не  очень  хорошо  понимает
по-готски.
   И сказал об этом.
   Тут Одвульф закричал, что Багмс все понимает  не  хуже  любого  гота,
хоть и гепид.
   А дедушка напустился на меня за то, что встреваю в разговор, и  прочь
из дома выгнал. А заодно и сестер моих, Галесвинту  и  Сванхильду,  чтоб
над ухом не хихикали.
   Я сел на колоду посреди двора. Из  дома  нашего  доносились  яростные
крики. Медведем зычно ревел дедушка Рагнарис; матерым волком вторил  ему
Одвульф. А Тарасмунд и Багмс молчали.
   Потом откинулась дверь, во двор выскочил Одвульф. Чуть не налетел  на
меня и скрылся в темноте. В спину ему полетел из раскрытой двери кувшин.
Дедушка Рагнарис продолжал выкрикивать угрозы.
   Я понял, что Одвульфу снова не удалось достичь святости.

   А сестрам моим, Сванхильде и Галесвинте, все хиханьки да хаханьки.

   КАК ТАРАСМУНД С БАГМСОМ В БУРГ ОТПРАВИЛИСЬ

   Вскоре после покоса это было.
   Я услышал, как Хродомер говорит дедушке Рагнарису:
   - Нет ничего доброго в том, чтобы готы из-за какого-то  гепида  между
собою ссорились.
   Дедушка покраснел и набычился.
   Я понял, что Хродомер это про нашу семью  говорит.  Потому  что  дядя
Агигульф затаил злобу на Багмса-гепида и говорил Тарасмунду, что в  доме
полно молодых девок и нечего всяких скамаров в дом пускать.
   Тарасмунд на это возражал, что взял Багмса как военную добычу  и  что
от Багмса в хозяйстве польза. А вот он, Агигульф, только и горазд в  по-
ходах, что бабам юбки задирать, а об  умножении  богатств  родовых  ему,
Агигульфу, думать и некогда.
   На что дядя Агигульф справедливо возражал, что не тащить же всех этих
баб, которым он в походах юбки задирает, в родовое гнездо.
   И добавил, что вот, в стойле конь стоит - а кем, интересно, конь  до-
быт и упряжь богатая?
   С другого бока Тарасмунда клевал дедушка Рагнарис. Хоть и не люб  был
дедушке Рагнарису гепид, но оценил он его  хозяйственную  хватку.  Да  и
здоров был этот гепид, как бык. Так что цена ему была  большая.  Хватит,
чтобы Ульфа с семейством выкупить. Потому что хотя дедушка  Рагнарис  об
этом никогда и не говорил, его постоянно жгла мысль о том,  что  Ульф  и
его семья не дома, у Теодобада маются.
   И Ильдихо тоже подливала масла в огонь. Девки совсем дурные стали, не
уследишь за ними - и что тогда будет? Особенно Сванхильда шустрая.  Сей-
час смешки, а как гепидыша в подоле принесет, не снести ей, Ильдихо, го-
ловы - за недогляд. Тарасмунд первый ей голову и  оторвет.  Гизеле,  не-
бось, не оторвет, с нее, с Ильдихо, спросит. Ей, Ильдихо,  смерть  лютую
за чужие непотребства принимать придется.
   Как-то вечером дедушка Рагнарис крупно повздорил по  этому  поводу  с
Тарасмундом и ушел на курган к Арбру и Алариху - печалиться о делах сво-
их семейных.
   Отец же мой Тарасмунд, вместо того, чтобы  дожидаться,  пока  дедушка
избудет свою ярость на кургане, пошел за ним следом.
   Я сказал моему брату Гизульфу:
   - Пойди за ними следом и посмотри, что там произойдет. И если случит-
ся беда, приди на помощь нашему отцу Тарасмунду. Ибо ты старший.
   Сам же я не пошел, потому что боялся,  только  не  стал  говорить  об
этом.
   Гизульф тоже боялся, я видел это, но пошел. Я ждал его долго и  неза-
метно уснул.
   Брат мой Гизульф разбудил меня посреди ночи. Вывел меня во двор, что-
бы не никого не перебудить.
   Мы сели на колоду, что посреди двора была, и Гизульф сказал:
   - Я их видел!
   Я сперва не понял, о чем он говорит, и переспросил:
   - Дедушку с отцом?
   Но Гизульф покачал головой и сказал, сердясь на мою непонятливость:
   - Да нет же, Арбра-вутью и Алариха.
   И стал рассказывать, как подкрался незаметно к кургану  и  вдруг  был
оглушен звуком как от битвы сотен всадников. И земля вокруг кургана  гу-
дела. На вершине холма, где курган, горели призрачные огни, как если  бы
скрытно жгли там костры, прячась от врагов.
   Когда он, Гизульф, высунулся из своего укрытия, трепеща, как  бы  его
не обнаружили, то увидел Алариха. По левую руку от Алариха стоял Арбр, а
по правую - дедушка Рагнарис. И за их спинами виднелось  молчаливое  во-
инство.
   Аларих был в тяжелых аланских доспехах, с большим  копьем-ангоном,  в
позолоченном шлеме, из-под козыря шлема было видно страшное лицо  Алари-
ха.
   Арбр же был наг. Лицо его было оскалено улыбкой, и зубы Арбра сверка-
ли в свете луны. А глаза у него такие, что лучше бы не  смотреть  в  них
никогда. То глаза вутьи-одержимого, которому уже не место  среди  людей.
Сам Вотан смотрел его глазами.
   И все они с угрозой надвигались на отца нашего Тарасмунда.
   Тут Гизульф попросил, чтобы я ему воды принес. Потому что  он  натер-
пелся страху там, на кургане, в горле у него пересохло, и дальше расска-
зывать он не может.
   Я встал, пошел к бадье, принес воды моему брату Гизульфу; потом ждал,
пока он напьется.
   Гизульф напился воды, но не спешил продолжать.
   Тогда я сказал:
   - Если ты не расскажешь, что было дальше, то я закричу,  и  весь  дом
узнает, как ты за дедом на курган бегал.
   Тогда Гизульф сказал шепотом, что отец наш Тарасмунд стоял перед ними
неподвижно и только крест в круге чертил перед собой. Годья Винитар  го-
ворит, это лучшее оружие в незримой брани. И еще, говорит  годья,  когда
что умом постигнуть не можешь, делай так. А Тарасмунд, отец наш,  всегда
очень внимательно слушает годью Винитара.
   Я потихоньку тоже начертил перед собой крест в круге и мне стало спо-
койнее.
   - А дальше что было? - спросил я моего брата Гизульфа.
   - Дальше я ушел, - сказал Гизульф.
   Мы вместе вознесли молитву доброму Сыну за  нашего  отца  Тарасмунда,
чтобы легче было ему отражать натиск неведомых сил, и отправились спать.

   Утром мы проснулись от того, что в доме была суета. Женщины  собирали
вещи и еду, Тарасмунд во дворе седлал коня. Сперва мы подумали, что отец
наш Тарасмунд опять в поход собирается.
   Я спросил отца, куда он хочет пойти. Отец сказал:
   - В бург, к Теодобаду.
   Я просил его взять меня с собой. Дедушка  Рагнарис  не  хотел,  чтобы
отец брал меня с собой.
   Гизульф тоже просился с ним, но отец велел  ему  оставаться  с  дядей
Агигульфом и помогать ему.
   Моя сестра Сванхильда ходила надутая, будто у нее любимую игрушку от-
бирают.
   Так оно и было.
   Отец кликнул Багмса и сказал ему, чтобы шел с ним в бург к Теодобаду.
Что хочет его на своего брата Ульфа сменять.
   Багмс ему на это ничего не сказал.
   На Багмса навьючили припасы. Отец мой сказал, что верхом поедет.  Тут
дядя Агигульф разволновался и стал говорить  насчет  коня.  Может  быть,
осенью случится ему, Агигульфу, в поход идти. А как с конем что стрясет-
ся? На чем он, дядя Агигульф, в поход отправится? А пешим ходить -  кон-
ные всю добычу забрать успеют.
   Кроме того, ему, дяде Агигульфу, ведомо, что есть у Теодобада задумка
кое-кого из племен соседских по осени от излишков избавить. Дабы не  жи-
рели и свирепости не теряли. И неплохо  бы,  кстати,  Тарасмунду  насчет
этого все в бурге вызнать, раз уж собрался. Да, и с конем поласковей  да
поосторожней. Как бы чего не вышло.
   Дедушка Рагнарис на дядю Агигульфа цыкнул. Мол, идет Тарасмунд в бург
по важному делу и вид должен иметь подобающий. И на дядю  Агигульфа  на-
пустился: на себя бы поглядел, только и знает, что с Гизарной и  Валами-
ром бражничать, живот отрастил и забыл, небось, с какой стороны  на  ло-
шадь садятся. Только и помнит, с какой стороны на бабу залезать.
   Тут Тарасмунд, который под эти крики спокойно  седлал  коня,  сказал,
что он уходит.
   И пошли. Впереди отец мой Тарасмунд верхом; за ним Багмс с  припасами
на плечах.

   ВОЗВРАЩЕНИЕ ТАРАСМУНДА

   Возвращения отца моего Тарасмунда все мы ждали с нетерпением. Особен-
но дедушка Рагнарис его ждал. И так волновался дедушка Рагнарис, что за-
мучил всех домашних придирками и  попреками,  зачастую  несправедливыми.
Так что под конец все мы уже ждали не могли дождаться, когда же  возвра-
тится Тарасмунд из бурга.
   На седьмой день, как отец мой Тарасмунд в бург уехал, солнце уже  са-
дилось, все люди от работ своих в дома возвратились. Гизульф на  околицу
ходил; вот он вбегает в дом и кричит, что Тарасмунд возвращается.
   Дедушка Рагнарис на Гизульфа рявкнул: зачем, дескать, кричать,  будо-
ражить? И что тут особенного в том, что Тарасмунд возвращается? Не прис-
тало готскому воину суетиться. Ибо иное заповедовали нам предки. Дал Ги-
зульфу оплеуху, а сам поскорее на двор выскочил.
   И мы все вслед за ним.
   Тут и Тарасмунд на коне во двор въезжает. Едва завидев  его,  дедушка
Рагнарис понес браниться: сам, дескать, верхом едет, как рикс, а брат  с
семьей, значит, сзади пешком плетутся?
   И отвернулся от Тарасмунда.
   Тарасмунд же, на эти попреки не отвечая, с  коня  слез,  поводья  Ги-
зульфу бросил. И сказал дедушке Рагнарису, что один приехал.
   Дедушка словно дар речи потерял - замолчал  и  только  яростно  своей
палкой в землю бил.
   Потом у дедушки снова голос прорезался, и он зарычал:
   - Что значит - один пришел?
   А Тарасмунд, отец мой, только и ответил коротко: Ульф-де сам так  ре-
шил.
   И в дом вошел.
   Гизела его усадила ужинать (все уже отужинали), потчевать стала.  Та-
расмунд голодный с дороги был и потому особенно звучно ел. Хрящи на  зу-
бах у него так и трещали.
   Дедушка Рагнарис в дверях стоял, во двор смотрел, безмолвной  яростью
наливался. Когда же услышал, что отец наш  Тарасмунд  завершил  трапезу,
пожелал продолжить разговор.
   Все мы делали вид, что очень заняты своими делами; сами же  изо  всех
сил прислушивались к этому разговору. А дела у всех предивным образом  в
дому нашлись, поближе к дедушке и к отцу.

   Когда в бург приехали, рассказывал Тарасмунд, Теодобада не было -  на
охоте был Теодобад и только на другой день вернулся. Теодобад Тарасмунда
приветил и за стол пригласил. Вспоминали, как в  походы  вместе  ходили,
Агигульфа вспоминал добрым словом. Рагнарису же кланяться велел  за  то,
что добрых воинов вырастил.
   Услышав это, Рагнарис рыкнул на Тарасмунда, чтобы тот о деле говорил.
   Тарасмунд же о деле говорить не спешил, все еще вел рассказ: как  жил
в дружинных хоромах; перечислил всех приближенных к Теодобаду  дружинни-
ков; упомянул о тех, кто сложил голову, рассказал, как это было.
   Рагнарис опять на него прикрикнул, чтобы быстрее рассказывал.  Тарас-
мунд же возразил отцу своему, что говорит все по порядку и иначе тут не-
возможно.
   Тарасмунду нрав теодобадов хорошо известен и как найти подход к воен-
ному вождю - то ему тоже ведомо. И поступил Тарасмунд следующим образом.
   На четвертый день житья своего в бурге  привел  Багмса  к  Теодобаду,
чтобы дружинникам показать. Захотели они  силой  помериться  с  гепидом.
Долго злили его, чтобы в раж воинский вошел. Трудно  сделать  это  было,
говорил Тарасмунд, ибо Багмс был занят трапезой. Наконец удалось  воинам
добиться задуманного. Самые искушенные в войнах с гепидами  сумели  под-
нять Багмса на дыбы - знали они слова нужные. Здоров же гепид, как  бык,
с наскока его не свалишь. Только вдвоем навалившись, одолели Багмса дру-
жинники - Рикимир и Арнульф.
   Тут дядя Агигульф, который неподалеку уздечку плел, голову поднял  и,
обратясь к Тарасмунду, спросил, не тот ли это Арнульф, что Снутрсу  при-
емным сыном приходится? И про Рикимера: не тот ли  Рикимер,  у  которого
шрам через все лицо? И что если это те самые, то он, Агигульф, их хорошо
знает. Столько у него, Агигульфа, с ними вместе прожито-выпито!..
   Тарасмунд же подтвердил: да, те самые. И Агигульфа они поминали и ча-
ют с ним свидеться, ибо по осени действительно поход намечается.
   Тут дедушка Рагнарис изловчился и дядю Агигульфа палкой достал. Велел
Тарасмунду про Ульфа рассказывать.
   Тарасмунд сказал, что Теодобад и дружинники  гепида  высоко  оценили.
Тогда Тарасмунд предложил Теодобаду: Багмса в обмен на Ульфа отдать.
   Теодобад не сразу дал ответ. Дождался, пока ему пива принесут, Тарас-
мунду велел поднести, сам выпил, только после этого заговорил.
   Раб, сказал он, у Тарасмунда отменный. И род Рагнариса он,  Теодобад,
весьма чтит. И обменял бы он Ульфа на этого Багмса, будь Ульф  один.  Но
всю семью ульфову за одного гепида отдать - собственная дружина его, Те-
одобада, на смех поднимет.
   И еще пива велел принести. И всю дружину велел обнести. И все выпили.
Обтерев же усы, Теодобад речь свою продолжил.
   Велик и почетен род Рагнариса. И Аларих, отец  теодобадов,  Рагнариса
чтил, слушал его совета. И он, Теодобад, в том с отцом своим согласен. И
об Ульфе сказал: мало знавал воинов, с Ульфом сравнимых. Он  же,  Теодо-
бад, не какой-нибудь торгаш. И потому перед дружиной своей заявляет  те-
перь, что свободен Ульф с семьей.
   И повелел, чтобы Ульфа привели.
   Ульф на брата своего Тарасмунда и глядеть  не  захотел.  Сказал,  что
долги свои сам отдавать привык, а братними руками золу  своих  поступков
разгребать не хочет. Ибо вдвоем с Теодобадом они судьбу пытали и получи-
ли ответ. И по этому ответу все пусть и будет.
   Теодобад же разъярился и сказал Ульфу: что тебе сказано, то и делай.
   Дружина же, на все это глядя, хохотала.
   Тут Ульф еще злее стал и сказал, что ежели брат сравнял его в цене  с
тупым гепидом, то незачем ему, Ульфу, такой брат. А ежели он, Тарасмунд,
приехал на его, ульфовы, несчастья любоваться, то пусть любуется.
   И в пол уставился своим единственным глазом.
   Тогда отец мой Тарасмунд, потеряв самообладание, вскочил и  на  Ульфа
кричать стал. А что кричал - того не помнит.
   Тут все кричать стали - у каждого свое мнение  нашлось.  Теодобад  же
грохнул кулаком по столу и так заревел, что все голоса прочие своим  ре-
вом перекрыл: слово было сказано, и Ульф больше не раб.
   - Пошел вон, Ульф!
   Ульф и ушел.

   Дедушка Рагнарис спросил, куда ушел Ульф. Тарасмунд же  ответил,  что
Ульфа не отыскал.
   Высидев положенное на пиру (ибо не мог Тарасмунд, не оскорбив  Теодо-
бада, сразу же вскочить и следом за братом бежать), Тарасмунд отправился
искать Ульфа и его семью, но не нашел. Видать,  сильно  не  хотел  Ульф,
чтобы его нашли.
   У ворот же бурга сказали, что Ульф с семейством прочь подались.
   Тарасмунд на коне бросился Ульфа по степи искать, но и в степи  Ульфа
не нашел. Под утро только возвратился в бург, дождался, пока ворота отк-
роются и забрал Багмса. Поблагодарил Теодобада за гостеприимство,  спро-
сил насчет похода.
   Тут дядя Агигульф вопрос задал, на кого поход. Тарасмунд ответил, что
не решено пока, в какую сторону идти, но поход непременно будет. Дружина
к Теодобаду подступает с жалобами: одежда пообносилась, вещи  поистрепа-
лись, давно обновы не было, пьют из горстей, чтобы в чаше отражения сво-
его не видеть, ибо убоги стали, точно скамары распоследние. Так что неп-
ременно по осени поход будет. Ибо Теодобад - муж честный, и голос воинов
слышен для него.
   С тем и покинул отец мой Тарасмунд Теодобада. И Багмс с ним ушел.
   Тут дедушка Рагнарис спросил: гепид где?
   Тарасмунд коротко ответил, что отпустил, мол, гепида  на  все  четыре
стороны.
   Дедушка Рагнарис на ноги поднялся, долго, тяжким взором глядел на мо-
его отца.
   Потом молвил, как обрубил:
   - Дурак!
   Повернулся и прочь пошел, палкой стуча.

   ХРОДОМЕРОВЫ ДОМОЧАДЦЫ

   У нас рабов нет. Дедушка Рагнарис жалеет свое добро чужим людям отда-
вать, а пользы от рабов куда меньше, чем вреда. Так дедушка  говорит.  И
потому рабов не держит. Только Багмс-гепид у нас жил, но и тот  не  при-
жился. Его отец за ненадобностью на все четыре стороны отпустил.
   Иное дело у Хродомера. У Хродомера много рабов. И родни у него много.
Бывает, что и запутаешься, кто ему родня, а кто нет.
   Когда я был мал, то из всех хродомеровых домочадцев больше других лю-
бил Хорна. Это старый раб хродомеров, он за скотиной ходит. Его прозвали
"Хорном", потому что у него все время бурчит в животе, будто рога боевые
зовут. Когда дедушка приходил к Хродомеру, я бежал к Хорну в  свинарник,
забирался к нему на колени, прижимался ухом к животу и слушал, как в жи-
воте у Хорна зовут боевые рога. Дедушка потом ругался, что от меня  хро-
домеровой свиньей разит. Дедушка говорит, что у Хродомера  свинья  иначе
пахнет, чем наша. Так смердит, что спасу нет. А наша свинка пахнет слав-
но. Она трапезой пахнет и свининой жареной.
   Еще у Хродомера есть раб Скадус. Этого Скадуса младший сын Хродомера,
Теодегизил - тот, которого герулы убили, - он Скадуса из похода  привел.
Теодегизила герулы тогда же убили, когда они Ульфу глаз выбили.
   Скадус родом из герулов. Его Теодегизил еще раньше привел. Когда Тео-
дегизила герулы убили, Хродомер хотел Скадуса убить, чтобы  сына  своего
порадовать. Но годья Винитар тому помешал. На подворье к Хродомеру  при-
шел и бороться предлагал: мол, если он, Винитар, одолеет - быть рабу жи-
ву. И вышел против годьи Винитара сын хродомеров Оптила, и боролись они.
И одолел Винитар Оптилу. И оставили Скадуса жить.
   Хродомер потом с дедушкой Рагнарисом, старые распри  позабыв,  дружно
оплакивали упадок и измельчание мира. Мол, к упадку мир  клонится,  если
паршивого раба-герула во славу героя убить не позволяется.
   Я думаю, что на самом деле Хродомеру не хотелось  этого  герула  уби-
вать.
   А годья Винитар надеялся Скадуса заступничеством своим к  вере  новой
склонить, но не склонился к ней Скадус. Скадус сказал, что будь он, Ска-
дус, на месте Хродомера, а Хродомер на месте  Скадуса,  то  он,  Скадус,
непременно бы Хродомера в жертву богам принес. И видел Скадус (и я  тоже
видел, ибо при мне разговор был), как обрадовался этим словам Хродомер.
   С той поры и стал Скадус у Хродомера на  подворье  остальными  рабами
помыкать.
   Есть еще у Хродомера один раб, именем Двала. Хродомер говорит, у это-
го Двалы и другое имя есть, но оно никому не ведомо. И  оттого  забылось
оно.
   Этот Двала родом алан. Его Хродомеру в бурге один алан  подарил,  ибо
приходился тому алану Двала младшим сыном. А всего сыновей у того  алана
было больше дюжины. Полюбился тому алану Хродомер,  вот  и  подарил  ему
меньшого.
   Хродомер только в селе разглядел, что этот новый раб  Двала  -  сущий
болван, но алана, отца его, разыскивать не стал, а вместо того приставил
Двалу к делу. Имя ему тогда же определил сообразно с талантами его.
   Я не люблю Двалу, с ним скучно.
   У Хродомера есть две дочери.
   Младшую зовут Брунехильда. Поначалу ее просто Бруньо звали, но  когда
вошла в лета девические, другое прозвание ей придумали, да так оно с нею
и осталось: Брустьо Великие Сиськи. Это нам с братом Гизульфом дядя Аги-
гульф объяснил потом. Когда Брустьо начала стареть,  ее  Великие  Сиськи
стали Долгими Сиськами. Это нам тоже дядя Агигульф рассказал.
   Брустьо имела мужа, который жил вместе с нею у  Хродомера  и  помогал
Хродомеру хозяйство вести. И колодец хродомеров они вместе копали -  тот
самый, который дедушку нашего Рагнариса так ярит. Но муж Брустьо умер. И
дочка Брустьо от чумы умерла. А иных детей прижить не успели.
   Хродомер хотел потом выдать Брустьо за Гизарну, но Гизарна  не  хотел
брать Брустьо. Дядя Агигульф говорит, это потому, что к тому времени Ве-
ликие Сиськи как раз стали Долгими.
   Я люблю слушать, как Брустьо ругается с нашей Ильдихо. Они с  Ильдихо
ходят на реку стирать и ругаться. Брустьо ругается лучше,  чем  Ильдихо.
Брустьо ругается почти как воин.
   Есть у Хродомера и старшая дочь, именем Хильдефрида. Хильдефриду  все
боятся. Она бьет рабов и кричит на свою сестру Брустьо. Хильдефрида была
замужем, но очень быстро овдовела. Хильдефрида вернулась к своему  отцу,
потому что с тем мужем она не народила детей. Она принесла назад все  то
имущество, которое давал за ней Хродомер, и еще долю от  умершего  мужа,
ибо поведения была хорошего и родичи мужа отдали ей часть этого имущест-
ва. Так говорит дедушка Рагнарис. Они с Хродомером долго это  обсуждали,
толковали и поворачивали то так, то эдак.
   Дедушка не  одобряет  того,  что  у  Хильдефриды  нет  детей.  Оттого
Хильдефрида не любит нашего дедушку.
   Я думаю, она никого не любит.
   Хильдефрида ловко управляется с женщинами на хродомеровом подворье. У
Хродомера живет еще одна племянница, прозвищем Фаухо-Лиска.  Хильдефрида
то с Фаухо дружбу водит и бранит Брустьо, то вдруг с Брустьо сойдется  и
тогда уж сестры вдвоем напустятся на Фаухо.
   Фаухо-Лиску прозвали так за рыжие волосы. Фаухо сущая уродина, личико
у нее маленькое, в прыщах и веснушках, бедра узкие  -  женщины  говорят,
что Фаухо не может родить детей. Только волосы красивые, медные.
   Фаухо бережет свои волосы.
   Один раз мы с братом Гизульфом выпросили у Фаухо прядку ее медных во-
лос, сплели в косичку и сделали браслеты. Нам хотелось носить  блестящие
браслеты, как у дяди Агигульфа. Но дедушка заметил, что у  нас  браслеты
из волос Фаухо, и отобрал, а Гизульфа выдрал.
   Дедушка очень не любит Фаухо. Хродомер пытался навязать Фаухо в  жены
дяде Агигульфу, оттого дедушка и сердится.

   ВОЙНА РАБОВ

   Вскоре после посевной это было.
   Есть у Аргаспа раб. Звать его Снага. Этот Снага прежде был скамаром.
   У Аргаспа же он так прижился.
   Поехал однажды Аргасп в бург. Подъезжает он к бургу и видит там  ска-
мара. Скамар хочет в бург войти, а воины у ворот его не пускают и  щедро
наделяют разного рода зуботычинами и затрещинами. Однако скамар оказался
упорный, все лезет и лезет.
   Аргасп остановился, смотреть стал. Забавно ему  сделалось.  Вместе  с
прочими хохотал и на скамара пальцем показывал. Уморил  скамар  назойли-
востью своей.
   Так все смеялись (а Аргасп любит веселье и всюду его ищет). Вдруг тот
скамар, из пыли поднявшись, на узде у аргасповой лошади повис  и  прежа-
лобно молить стал, чтобы храбрый воин его накормил. Мол, седмицу во рту,
кроме пыли, ничего не было.
   И так насмешил он Аргаспа своим кривлянием, что взял его Аргасп с со-
бой в бург и накормил. А накормив, рабом своим сделал, домой к себе заб-
рал и заставил работать по хозяйству.
   Сам же с легкой душой безделью предался.
   Первое время хвастал Аргасп новым своим рабом Снагой без удержу.  На-
зовет полный двор гостей, Снагу вызовет - кривляйся, Снага, потешай гос-
тей моих! Снага рад стараться. Так и веселились хозяин и раб, а всю  ра-
боту перевалили на наложницу аргаспову, Тиви.
   Потом Аргасп в поход ушел, а Снагу Тиви в крутой  оборот  взяла,  так
что когда Аргасп из похода воротился, Снага уже вовсю по хозяйству  кру-
тился, а Тиви им повелевала. Аргасп понимал,  конечно,  что  в  его  от-
сутствие Снага с Тиви милуется, но поскольку убытка в хозяйстве от этого
нет, то и не обратил на это никакого внимания.
   По весне Снага иной раз начинает ныть, что хочется ему вновь  бродяж-
ничать и странствовать, как прежде. Но никогда не уходит.

   Этот аргаспов Снага вскоре после посевной дал в ухо хродомерову  рабу
Двале, объясняя свой поступок тем, что Двала, мол, круглый дурак.
   Этой новостью он никого не удивил. И без того все село хорошо  знает,
что Двала - круглый дурак. Но на драку между рабами Хродомера и  Аргаспа
многие пришли посмотреть. Катались в пыли Двала и Снага, ибо хоть и  был
Двала глуп, но телом могуч и кулаками совал знатно. Снага же  верткий  и
тощий.
   Мы с Гизульфом тоже прибежали и смотрели. И Ахма-дурачок,  брат  наш,
глядел и подпрыгивал, дерущихся подзуживая.
   Ильдихо пришла, чтобы нас с Гизульфом и Ахмой домой забрать, но и са-
ма осталась глядеть.
   Дрались рабы долго. Аргасп пришел (ему Тиви сказала,  ибо  Тиви  боя-
лась, как бы не убил Двала Снагу). Аргасп Хродомеру  родней  приходится,
он племянник хродомеров. Не хотел он обижать родича  своего  из-за  раба
вздорного и потому пинками обоих разогнал.
   Двала, уходя, все оборачивался, кулаками грозил и разбитой губой дер-
гал. Снага же на удивление всем невредим оказался. Аргасп тут же ему нос
разбил и под глазом синяк поставил. Пусть Хродомер видит, как  пострадал
Снага от кулаков Двалы безмозглого. И с тем, ругая на  чем  свет  стоит,
домой погнал. А Тиви, причитая, сбоку шла, точно собака  пастушья  возле
стада.

   На следующий день Двала вспомнил, что, вроде бы,  алан  он  родом.  А
аланы - народ мстительный. И Скадуса, другого хродомерова раба,  на  ко-
варное дело подбил.
   Взяли они большой мешок, какой у Хродомера для зерна припасен, и ста-
ли тайно следить за Снагой. И выждав, когда  Снага  беспечно  присел  на
корточки по естественной надобности, напали на него с тыла  и  мешок  на
Снагу надели.
   Пойманный в ловушку Снага пробовал отбиваться и кричать,  но  тщетно.
Двала и Скадус избили его и, как был, в мешке бросили, а сами скрылись.
   Снага же был по делу Аргаспом послан, когда отвлечься  задумал  и  на
корточки присел. Ждал-ждал Аргасп, пошел посмотреть - что там раб  нера-
дивый делает так долго. Нашел же Снагу в  самом  плачевном  виде.  Лежал
Снага, стонал и корчился. Как хозяина заприметил, вдвое  громче  стонать
принялся, дабы внимание хозяйское к увечьям своим обратить.
   Рядом со Снагой мешок лежал - орудие мести. Был этот мешок, в котором
Хродомер зерно держит, измазан пометом Снаги, кровью и соплями его.
   И разгневался Аргасп. И повелел Снаге мешок взять и вместе с ним, Ар-
гаспом, на двор к Хродомеру тотчас идти.
   Снага боялся идти к Хродомеру, но Аргасп пнул Снагу, и пошел Снага. И
мешок с собой нес.
   Едва вошли на хродомерово подворье, как закричал Хродомер на  племян-
ника своего Аргаспа, что знает он, Хродомер, уже  все  от  верного  раба
своего Двалы, как украл негодный Снага мешок и как Двала настиг Снагу  и
бился за мешок, но был жестоко избит и отступил с потерями. И  видел  то
Скадус. И если бы не подоспел Скадус, то убил бы негодный Снага  верного
Двалу.
   Двала за спиной у Хродомера стоял и грозил кулаком Снаге.
   Аргасп помолчал, онемев от изумления, а после закричал изо всех  сил,
что вовсе не так все было. Что пошел верный Снага по надобности  хозяина
своего, а коварный Двала с коварным Скадусом настигли  его  и  принялись
истязать посредством душного мешка. И лишь милостью богов кое-как отбил-
ся верный Снага. Одно лишь одушевляло его в той  неравной  схватке:  что
ждет хозяин его, когда-то воротится верный раб его, исполнив  поручение.
И потому сражался, как вутья.
   Снага за спиной у Аргаспа приосанился и тоже Двале кулаком погрозил.
   Хродомер подумал, что Снага ему кулаком грозит, и взъярился  и  заре-
вел, что тинг соберет, коли племянник его старших не  почитает  и  рабов
своих распустил до того, что паче родичей их любит.
   Тут Двала, почуяв поддержку хозяина своего, заревел и на Снагу набро-
сился, помять его норовя. Снага же, мешок зловонный перед  собою  выста-
вив, изловчился и на голову Двале его натянул.
   Аргасп же повернулся и прочь пошел с хродомерова  подворья.  И  Снаге
свистнул, чтобы следом шел. Снага, успев Двалу несколько раз еще по ноге
лягнуть, побежал за хозяином.
   Так удалился от Хродомера Аргасп.

   Вечером того дня собрались у Аргаспа Теодагаст, Гизарна  и  наш  дядя
Агигульф - пива выпить и потолковать. Мы с Гизульфом тоже увязались. Де-
душка Рагнарис нас сам послал узнать подробности, ибо,  как  он  сказал,
дядя Агигульф, коли пива изопьет, то многое потом забывает из того,  что
видел. Всю эту историю, пока рабы в селе дрались, дедушка Рагнарис  неп-
рерывно ярился. Дедушка говорит, что рабов держать себе дороже.
   Тиви, наложница Аргаспова, всем пива принесла, а Снага  гостей  тешил
рассказами о том, как пострадал он за верность хозяину своему. Снага все
в лицах представлял и был попеременно то самим собой, Снагой, то Двалой,
то Аргаспом. Он показывал, как пошел по делам и вот присел на  корточки.
А после вскочил, надулся, страшное лицо сделал - и вот он уже не  Снага,
а Двала ужасный. И напал он из засады на ничего не подозревающего  Снагу
и начал его бить, мешком опутав. И Скадус рядом стоял и подзуживал и ку-
лаками бил Снагу, и ногами его пинал.
   После же, страдая, остался лежать Снага. Тут Снага, который  все  это
нам показывал, пал на спину и в воздухе замотал ногами, стеная прежалоб-
но.
   Все, кто смотрел, захохотали. И Тиви подозвав, велел Аргасп Снаге пи-
ва поднести за усердие. Снага, отдуваясь, стал пиво пить.
   Тут во двор к Аргаспу с ревом вбежал гизарнов  раб  Мока.  Этот  Мока
ростом велик, волосом кудряв, бородою обилен, лицом пригож.  Но  тут  уж
пригожесть мокину кто-то страшно нарушил. Из разбитого  носа  на  бороду
кудрявую кровь стекала. И губа разбита была. И закричал Мока,  что  рабы
хродомеровы решили всех прочих в селе застращать. Шел он, Мока, по селу,
а навстречу ему Двала со Скадусом шли. И заступили они  Моке  дорогу.  А
после ни с того ни с сего в лицо ударил его Двала. И  показал  Мока  зуб
выбитый: увечье ему нанесли.
   Тут освирепел Гизарна и стал к мести взывать. Дорого заплатит за этот
зуб Хродомер!
   Гизульф мне сказал (я не знал этого), что заступить  дорогу,  да  еще
зуб выбить - за это Гизарна может плату  у  Хродомера  потребовать,  ибо
ущерб ему нанесли.
   Стали все воины кричать и гневаться. Моке тоже пива  поднесли,  чтобы
утешился. А Снага на руках полкруга прошел и  вдруг  клич  испустил  ге-
рульский, с каким герулы в бой бросаются. От этого клича все воины  нас-
торожились, ибо не раз с герулами бились, и рассвирепели пуще  прежнего.
И еще пива потребовали.

   Гизарна на другой день угрозу свою исполнил и явился к Хродомеру пла-
ты за ущерб требовать. Хродомер же стал кричать на Гизарну, что, видать,
в кости проигрался Гизарна, а платить долги нечем! Вот  и  посылает  он,
Гизарна, рабов своих на дорогу, чтобы те рабы нарочно  зубами  о  кулаки
его, хродмеровых, рабов стукались и зубы таким образом себе выбивали.  И
через то хозяин их может плату потребовать и долги  свои  заплатить.  Не
помощник Хродомер Гизарне в делах подобных. И пусть Гизарна прочь ступа-
ет.
   И дочь Хродомерова Брустьо, которую Хродомер когда-то хотел за Гизар-
ну выдать, тоже на Гизарну кричала. Очень она на Гизарну зла за то,  что
не взял ее в жены.

   В сумерках Мока подговорил Снагу, и они вдвоем  подстерегли  Двалу  и
намяли ему бока. Двала несколько дней отлеживался на сеновале, а в  селе
не показывался, так сильно его побили Снага с Мокой.
   Тут уж нешуточной войной запахло.
   Дедушка Рагнарис пошел к Хродомеру и сказал, что от Двалы  избавиться
надо, ибо он все село мутит. Дядя Агигульф  вызвался  казнить  Двалу,  а
после найти того алана, который Двалу Хродомеру подарил и  зарубить.  Но
Хродомер отказался.
   Мы с Гизульфом жадно ждали, когда у рабов настоящая  война  начнется.
Гизульф хотел на Двалу ставить, а я на Снагу. Двала  сильный,  но  Снага
хитрый. Гизульф горячился и хотел на Двалу свой нож поставить, а я очень
хотел заполучить нож Гизульфа. И потому подзуживал Гизульфа, брата  мое-
го.
   Но тут случилось сразу несколько событий, и война так и  затухла,  не
разгоревшись.

   КРИВАЯ ФРУМО

   Люди говорят, что Фрумо, дочь Агигульфа (но не нашего дяди Агигульфа,
а другого, чей дом с нашим соседний) вряд ли найдет себе мужа. Фрумо од-
ноглазая, как наш Ульф. Только Ульфу глаз герулы выбили в бою, а у Фрумо
на одном глазу бельмо.
   В тот день, когда Снага дал в ухо Двале,  у  Агигульфа-соседа  другая
беда открылась. Вечером, на дочку свою любуясь (а она  стояла  так,  что
солнце ее озаряло), заприметил вдруг Агигульф, что  вроде  как  живот  у
Фрумо вздут. Подозвал он к себе дочку свою придурковатую - ибо после чу-
мы повредилась Фрумо в рассудке, правда, несильно - и ласково ее по  жи-
воту огладил. Подумал, что с еды вспучило. И успокоился.
   Однако в тот день, когда Двала выбил зуб Моке, беспокойство вновь ов-
ладело Агигульфом-соседом. Ибо продолжала Фрумо пребывать вспученной.
   Тогда очень осторожно начал выспрашвать Фрумо  Агигульф-сосед  о  тех
вещах, о которых должна знать женщина. И по ответам дочери своей  заклю-
чил, что она брюхата.
   Света белого не взвидел от позора Агигульф. Однако, чтобы не спугнуть
дочку, продолжал расспрашивать ее тишком да лаской. С кем, мол, разгова-
ривала. Не пугал ли ее кто. Не брал ли вот так (и показал, как).
   Фрумо сперва не понимала, о чем отец говорит, а после  поведала,  что
случилось как-то раз в сумерках - больно ей сделали. А потом  отпустили.
Но это еще зимой было. Она уж позабыть успела, сейчас вот только  вспом-
нилось. И было то на берегу реки, добавила Фрумо.
   Агигульф, отец Фрумо, недолго раздумывая, обвинил в бесчестии  дочери
своей нашего дядю Агигульфа. Сам, мол, на все село свое буйство нахвали-
вал и говорил, что лютый до того, чтоб девкам подолы задирать.
   И говорил все это тот Агигульф, придя в наш дом.
   Наш же дядя Агигульф все сказанное отрицал. Поначалу терпел обвинения
из уважения к обычаю гостеприимства, лишь лицом ужасно темнел, но  потом
Агигульфа-соседа вышвырнул. И убить грозил.
   Агигульф, отец Фрумо, бежит домой, хватает меч, щит, шлем и  в  таком
виде возвращается в наш двор и вызывает дядю Агигульфа на смертный  бой.
Дядя Агигульф хватает топор и выходит ему навстречу.
   Так стоят два Агигульфа, оба овеяны доблестью, равные друг другу  си-
лой. Наш дядя Агигульф славен битвами с племенем герулов, а Агигульф-со-
сед - с племенем гепидов. Агигульф-сосед ходил на гепидов не с  Теодоба-
дом, нашим вождем, а с Лиутаром, сыном Эрзариха. Наш дядя Агигульф лета-
ми моложе и телом сильнее, а Агигульф-сосед опытом воинским крепок.
   Быть бы тут славной сече между двумя Агигульфами.  Мы  с  братом  Ги-
зульфом выскочили поглядеть, Ахма-дурачок тоже вылез, рот раскрыл от лю-
бопытства, изо рта слюна течет.
   Нам с братом Гизульфом не терпелось увидеть, как  наш  дядя  Агигульф
убьет Агигульфа-соседа.
   Вот-вот начаться битве, как из дома выходит дедушка Рагнарис.  И  ра-
зогнал дедушка Рагнарис двух могучих героев,  как  щенков,  не  допустив
кровопролития у себя на подворье. И предложил он Агигульфу-соседу решить
дело о бесчестии дочери его Фрумо на сельском тинге.
   Агигульф-сосед нехотя прочь пошел. Наш дядя Агигульф ему вслед  обид-
ные слова кричал, а мы с Гизульфом хохотали.

   ПРИЕЗД ВЕЛЕМУДА

   И решено было тинг собрать, когда луна полной станет.
   За день до тинга мы с братом моим Гизульфом стояли возле наших  ворот
и говорили про бесчестие Фрумо. Ибо не верилось нам, чтобы дядя Агигульф
в том виновен оказался.
   Тут на улице показался всадник. Он  со  стороны  храма  Бога  Единого
ехал. Гизульф разговор оборвал и всматриваться начал. Я тоже  стал  гля-
деть на этого всадника. За всадником еще одна лошадь шла в  поводу.  Она
была навьючена выше ушей разной кладью.
   Всадник был нам незнаком.
   Он остановился возле нас. Перед ним в седле малец сидел лет семи. Ма-
лец кривлялся и показывал нам язык.
   Всадник тот спросил:
   - Дома ли Рагнарис?
   Мы отвечали, что дедушка дома.
   Тогда тот всадник назвал нас по именам, улыбнулся, с коня сошел  и  к
нам на двор направился.
   Нас удивило, что он нас знает, а мы его нет. И следом  пошли,  погля-
деть - что будет.
   Посреди двора на колоде дедушка Рагнарис сидел,  погруженный  в  раз-
думья о предстоящем тинге. Это нам так дедушка сказал, когда выгнал  нас
с Гизульфом за ворота, чтобы думать ему не мешали видом своим.
   Завидев пришлеца, дед сперва вглядывался в его  лицо,  щурясь,  после
побагровел, на колоде подскочил и палкой затряс, в того человека целя. И
заревел страшным голосом:
   - Явился, вандальское отродье!
   И как понес на этого человека! Мол, Хильдегунду, жену  свою,  уморил,
поди! Мол, все соки из нее, такой прекрасной, высосал! За  новой  женой,
небось, явился? Теперь Сванхильду уморить надумал? Или Галесвинту?  Ишь,
какой быстрый! Думает старого Рагнариса  провести?  Не  выйдет!  И  ван-
дальскому лукавству предел есть!
   Тут поняли мы, что это Велемуд, сын Вильзиса, к нам пожаловал. А  ма-
лец противный - сын его Филимер, наш племянник.
   Пока дедушка Рагнарис на Велемуда дохлых лисиц вешал  и  смертью  ему
грозил, Велемуд стоял, широко улыбаясь и радостью сочась. Он потом гово-
рил нам, что его отец, Вильзис, куда круче нашего дедушки  Рагнариса.  И
потому рагнарисовы крики для него, Велемуда, - сладкоголосое пенье жаво-
ронка.
   Когда пришел Тарасмунд и увидел Велемуда, они  обнялись,  как  давние
друзья. Я видел, что Тарасмунд очень рад Велемуду.
   Велемуд, гордясь, показал Тарасмунду сына  своего,  Филимера.  Увидев
внука, расцвел Тарасмунд, отец наш. Схватил он противного Филимера  и  к
себе прижал. Филимер болтал ногами и лягал Тарасмунда. А Тарасмунд  сме-
ялся и подбрасывал Филимера в воздух. Когда Филимер заревел во весь  го-
лос, Велемуд его подхватил и пустил бегать по двору. Сказал - пусть  ос-
воится.
   Мне совсем не хотелось, чтобы этот вандаленыш Филимер тут осваивался.
И дедушке Рагнарису этого тоже не хотелось.
   Велемуд сказал, что хорошие вести нам привез.  И  стал  рассказывать.
Сперва сказал, что еще одно прибавление в семье его будет -  Хильдегунда
хочет его новым ребенком обрадовать. И снова они с Тарасмундом  смеялись
и друг друга по плечу хлопали. А дедушка Рагнарис надулся. И сделал вид,
что дремота его одолевает от таких скучных разговоров. Вандальский выво-
док - эка!..
   И тут Велемуд про Ульфа речь завел. Сказал, что Ульф о себе сообщает.
   Тут дедушка Рагнарис разом дремать перестал, дуться забыл, повернулся
всем туловищем к Велемуду и закричал:
   - Мало ли, что Ульф о себе сообщает! Может ничего не сообщать! Тут до
Ульфа никому дела нет! Ульф с нами расплевался, вот пусть и проваливает!
Куда хочет, пусть проваливает! Пусть хоть под землю провалится! А  кста-
ти, куда он провалился?
   Велемуд подождал, пока дед отбушует. Отвечал, что Ульф с женой и  сы-
ном своим к ним в вандальское село пришел и в доме его,  Велемуда,  кров
обрел. А Вильзис - он как отец им обоим, и  Велемуду,  и  Ульфу,  родичу
его. И доволен и счастлив Ульф родством таким.
   Дед выслушал все это очень внимательно, ни слова не пропуская, а пос-
ле завопил, что, видать, полюбилось Ульфу в рабстве жить. Едва от теодо-
бадовой власти избавился единственно заступничеством брата своего Тарас-
мунда, как тотчас же на чужбину подался и предался вандалам  лукавым.  И
поделом ему, Ульфу!
   Велемуд сказал, что просил его Ульф, когда будет он, Велемуд, в  селе
его родном, все высмотреть, вызнать доподлинно, запомнить, а после Ульфу
передать. Как растут племянники его, хотел  знать  Ульф.  Какие  подвиги
брат его меньшой, Агигульф, совершить успел, покуда разлука длится. Здо-
ров ли отец его любимый, Рагнарис, сын Рагнариса. Все  это  хочет  знать
Ульф.
   Дедушка Рагнарис таким красным стал, что я испугался,  не  загорелась
бы под ним колода. Так рассердился он на Ульфа.
   И еще сказал Велемуд, что Ульф через доблесть свою большим  человеком
стал при Лиутаре, сыне Эрзариха, вожде вандальском.  Две  дюжины  конных
воинов ходят под Ульфом, сыном Рагнариса. От жатвы до пахоты бьется Ульф
с неведомыми племенами далеко на полдень от бурга вандальского. И  вели-
кую славу себе стяжал. И великую любовь могучего  и  свирепого  Лиутара,
сына Эрзариха.
   Но дедушка про подвиги Ульфа и слушать не захотел.
   Мол, какое ему дело, каких скамаров непутевый сын его  Ульф  по  ван-
дальской глуши гоняет?
   Тарасмунд с Велемудом к Аргаспу отправились. Аргасп - ближайший  друг
Ульфа. Ульф Велемуду еще раньше наказал Аргаспу вести от него передать.
   А дядя Агигульф все эти дни дома сидел. Злобился  оттого,  что  навет
несправедливый на него возвели.

   Велемуд всем привез дары.
   Мне подарил живого дятла. Он вез дятла издалека, из  вандальских  ле-
сов. Велемуд говорит, что это не простой дятел,  а  вандальских  кровей,
оттого столь крепок телом и дивен пером. А готские дятлы, мол,  помельче
да попроще.
   Дятел сидел в ивовой клетке, накрытой полотном. Дятел был  большой  и
пестрый. У дятла был круглый свирепый глаз, которым  дятел  моргал.  Мне
нравилось смотреть на дятла сбоку. Я лежал на животе и ждал, пока  дятел
моргнет еще раз и еще.
   Потом я перенес дятла на сеновал и привязал за ногу.  Я  хотел  любо-
ваться дятлом без помех.
   В тот же день дятел расклевал свои узы и улетел.

   А Гизульфу Велемуд подарил дудку. Эту дудку дедушка Рагнарис  вечером
разломал об колено, а обломки в Гизульфа метнул, потому что Гизульф  ду-
дел беспрерывно. Дедушка сказал, что от  гизульфового  дудения  на  него
снизошла священная ярость.
   В тот день, видать, Вотан у самого нашего порога стоял и только ждал,
в кого ему войти, в дедушку или в дядю Агигульфа. Потому что  дядя  Аги-
гульф страшно ярился из-за предстоящего тинга. Он объяснял Велемуду, что
не мог обесчестить кривую Фрумо, потому что Фрумо, во-первых, дурочка, а
во-вторых, у нее бельмо на глазу.
   Велемуд слушал и во все вникал.

   Род Вильзиса в почете у вождя военного  вандальского,  Лиутара,  сына
Эрзариха. И вот надумал Лиутар идти в поход на дальних гепидов. Однако ж
опасался Лиутар, как бы не вышло так, что в одно время с ним и Теодобад,
сын Алариха, военный вождь готский, на тех же  дальних  гепидов  походом
ополчится. Ибо если так выйдет, то может произойти много  неприятного  и
печального.
   Однако ж знает Лиутар, сын Эрзариха, что Велемуд, сын Вильзиса,  воин
славный и отважный, породнился с готским родом Рагнариса, также славного
воина, хотя среди вандальского народа почти совсем неизвестного.
   И открыто также Лиутару, что этот Рагнарис весьма в почете у военного
вождя Теодобада, который помнит его как соратника и сотоварища отца сво-
его Алариха.
   И потому посылает Лиутар, сын Эрзариха, Велемуда,  сына  Вильзиса,  к
Теодобаду, сыну Алариха, дабы спросил и вызнал и  разведал  Велемуд,  не
собирается ли достославный Теодобад идти на дальних гепидов этой осенью.
Ибо из почтения к роду Рагнариса должен приветить  Теодобад  Велемуда  и
дать ответ ему на вопросы.
   Оттого и поехал Велемуд в наш бург, к Теодобаду, что послал его с по-
ручением таким военный вождь Лиутар.
   Теодобад Велемуда выслушал. Отвечал, что в поход он,  Теодобад,  пой-
дет. На кого он пойдет, еще не решил. Но знает точно, что пойдет. Теодо-
бад в поход осенью пойдет. Это Теодобад точно знает. А на кого он пойдет
- это Теодобад еще не решил. Может, и на дальних гепидов. Но раз  Лиутар
хочет дальних гепидов разорить, то Теодобад не знает, стоит ли ему  тоже
этих дальних гепидов разорять. Однако же в поход непременно пойдет.  Это
Теодобад знает.
   Вот что наказал Теодобад передать Лиутару, сыну Эрзариха. И  вник  во
все Велемуд, все постиг и запомнил.
   А из бурга решил Велемуд в наше село наведаться и поручение от  Ульфа
передать. Заодно и родичей своих увидеть, обнять и к сердцу прижать.
   Дядя Агигульф над словами велемудовыми крепко задумался. И все  пытал
Велемуда - так куда хочет пойти Теодобад осенью?

   Филимер, Велемудов сын, всюду проникал, хватал все руками. Он колупал
пальцами дедушкиных богов - это легко видно было по  светлым  пятнам  на
закопченном лице Доннара. Под конец Филимер сронил со стены дедушкин щит
прямо на Ильдихо, которая спала на лавке под  щитом.  Ильдихо  оттаскала
Филимера за волосы.
   На вопли Филимера прибежал Велемуд и хотел бить дедушкину  наложницу,
но тут вмешался дедушка и пуще прежнего взъярился на Велемуда.
   - Вандал - он что коровья лепешка, - сказал дедушка Рагнарис. -  Пока
на дороге лежит - тебе до нее и дела нет, а как вступишь - так только  о
ней и думаешь.
   Велемуд, чтобы сделать приятное дедушке, Филимера высек.
   Дедушка смягчился сердцем своим и взял Велемуда с собой на тинг.
   А этот Велемуд все говорил деду и отцу моему, Тарасмунду,  как  нужно
делать то-то и то-то и замучил их советами. Вот дедушка и  сказал  этому
Велемуду, что полезно вандалу увидеть правильный обычай, как готы  судят
дело о бесчестии.

   На тинге Агигульф-сосед, отец Фрумо, стеная  и  взрыдывая,  рассказал
всем про то, какая беда постигла его дочь Фрумо.  Дочь  его  после  чумы
сделалась придурковатой и не все может охватить своим усеченным разумом.
   И этим, так сказал он, воспользовался  Агигульф,  сын  Рагнариса,  то
есть, наш дядя Агигульф.
   Нашего дядю Агигульфа держали за руки двое могучих воинов, Валамир  и
Гизарна, чтобы тот, ежели случится ему впасть в священную ярость, никого
не убил и не покалечил на тинге. А дядя Агигульф рычал и бился.
   Тогда Хродомер спросил дядю Агигульфа, было ли все это так, как расс-
казал Агигульф, отец Фрумо. В ответ наш дядя  Агигульф  только  заревел,
роняя пену с усов.
   Тогда Агигульф, отец Фрумо, закричал, что это означает "да".  И  под-
держал его Одвульф.
   Дедушка Рагнарис сказал, что Одвульф орет на  тинге,  как  беременная
баба, буде ниспошлет ей Вотан, смеха ради, священную ярость.
   Отец наш Тарасмунд и Валамир закричали, что рычанье агигульфово озна-
чает "нет".
   Сам же дядя Агигульф ничего не говорил, а только тряс головою.
   Тогда Хродомер обратился к отцу Фрумо с вопросом,  каким  бы  он  до-
вольствовался выкупом. Агигульф-сосед отвечал, что ему довольно было  бы
видеть дочь свою замужем за тем, кто лишил ее чести.
   Тогда Велемуд-вандал, который только и ждал, чтобы  вставить  словцо,
сказал, что отец Фрумо все подстроил для того, чтобы  навязать  славному
роду Рагнариса невестку кривую и придурковатую. И пусть позор  падет  на
голову Хродомера, старейшины никчемного, коли тот ничтожному и  лукавому
Агигульфу-соседу в том потворствует. И пусть ответит  Хродомер-старейши-
на, чем прельстил его ничтожный Агигульф, отец Фрумо!
   И кричал Велемуд, сын Вильзиса, что не хватит  воинов  в  селе,  коли
прикрывать позор всех блудливых дочерей одвульфовых, хродомеровых и аги-
гульфовых, в сумерках зимних рабынями и наложницами рядящихся, дабы  че-
рез то сооблазнять достойных воинов. И в блуд  и  смятение  вводить  тех
достойных воинов, только и радющих, что о процветании своего рода и все-
го народа готского.
   Нет, не так вандалы честь свою блюдут и берегут. И если  дочери  ван-
дальские в чем мать родила или в платье рабском с  умышленной  целью  на
промысел недостойный выходят, то с ними расправляются быстро: берут двух
коней и разме...
   Тут дедушка Рагнарис, почуяв, что Велемуд про любимое им разметывание
конями заговорил, перебил Велемуда, как бы подхватив из рук его падающий
меч.
   - Конями разметывают таких дочерей! - заревел дедушка Рагнарис.
   А дядя Агигульф еще раньше заревел, пеной всю бороду свою покрыв и  в
священной ярости ногами суча.
   Велемуд же продолжал кричать, что дурная слава дочерей  агигульфовых,
одвульфовых и хродомеровых даже до народа вандальского докатилась. И ко-
ли такие безлошадные эти Агигульфы, Одвульфы и Хродомеры, то вандалы мо-
гут им и своих лошадей на время дать - за плату, конечно. А то взяли  бы
и двумя деревами разомкнули беспутных девиц, дабы не  чинили  раздора  в
славных воинских родах!
   И еще кричал Велемуд, постепенно в раж входя, что сон ему ночью был и
открылось ему в том сне, как все на самом деле произошло.
   Но Агигульф-сосед не дал ему докричать, сам завопил, как резаный. Не-
чего, мол, бедную его дочь Фрумо в коварстве подозревать, когда всем из-
вестно, что Фрумо - дурочка!
   А старейшина Хродомер бросил в лицо дедушке Рагнарису упрек - что тот
привечает всякий чужеродный сброд. И тот чужеродный сброд приводит с со-
бой на тинг, как если бы мальчонка притащил за собою на  веревке  собаку
шелудивую да брехливую. И позволяет этому чужеродному сброду на славней-
ших воинов наветы возводить.
   Такого не стерпел дедушка Рагнарис. Ибо хоть и не любил он  Велемуда,
но считал того за родича. Хоть и дурным, как говорил Рагнарис,  советом,
а все же спас хитроумный вандал жизнь Тарасмунду.
   И потому вступился дедушка Рагнарис за Велемуда.
   - За Велемудом внучка моя, Хильдегунда. Она благородных кровей и  ро-
дила Велемуду сына. И сам Велемуд, хоть он и из вандалов, но среди  них,
вандалов, известного рода.
   Такими словами вступился дедушка Рагнарис за Велемуда.
   А Велемуд, за дедушкиной спиной хоронясь, заорал: да, ведомо ему, Ве-
лемуду, что дочь Агигульфа не только крива и безобразна, но и  придурко-
вата! Вник он, Велемуд, в это! Что же, тут  старейшина  Хродмер  думает,
что Велемуд пришел на тинг, не вникнув? Да только кто говорит, что  сама
она это удумала? Как белый день ясно, что сам Хродомер это и надумал.  И
бедную дурочку подговорил. Ибо давно мечтает Хродомер навредить славней-
шему роду Рагнариса. И под корень род сей славный извести.
   Пытался он, Хродомер, свою дочь-перестарку золотушную, именем  Фаухо,
наиславнейшему воину Агигульфу, сыну Рагнариса, в жены навязать. Но хит-
рый этот умысел был разгадан проницательным Рагнарисом.
   И к деду повернувшись, слезно умолял его Велемуд следить за  Хродоме-
ром. Ибо уже сейчас понятно, что не отступится Хродомер от страшной сво-
ей затеи и начнет в скором времени сватать свою золотушную Фаухо либо за
Гизульфа, либо за Атаульфа.
   И едва не рыдал Велемуд, убиваясь по  тяжкой  доле,  какая  ждет  Ги-
зульфа, либо меня, буде Хродомер исполнит свои коварные замыслы.
   Тут уж все позабыли и про Агигульфа-соседа, и про Фрумо, а стали кри-
чать друг на друга и едва не передрались. Хродомер Рагнарису кричал, что
вовсе не хочет он, чтобы прекрасная золотоволосая Фаухо стала женой  од-
ного из тарасмундовых недоумков.
   Дедушка Рагнарис ярился и орал, что помолчал бы Хродомер, ибо всем  в
селе известно, кто заправляет у него, хродомера, в доме.
   - Кто же? Кто? - кричал Хродомер, на дедушку наседая.
   Дедушка заревел торжествующе:
   - Двала, вот кто! Двала давно тобой вертит, как хочет! А  теперь  все
село под себя подмять надумал Двала!
   Гизарна тут закричал, что да, хотел, и рабу его Моке по  морде  съез-
дил, дабы устрашить его, Гизарну.
   - И Скадус тоже Хродомером вертит! - закричал Гизульф,  но  Тарасмунд
ему по уху дал, чтобы молчал, когда старшие беседуют.
   Гизарна, показывая, как Двала съездил по морде Моке, стал руками раз-
махивать и дядю Агигульфа случайно выпустил. И вырвался  дядя  Агигульф,
отбросив Теодагаста. И в драку с Агигульфом-соседом полез.
   Тут все кричать перестали и начали с интересом смотреть, как наш дядя
Агигульф с Агигульфом-соседом друг друга лупцуют. Тогда Хродомер и пред-
ложил: пусть-де оба Агигульфа решат дело честным поединком.
   На что дедушка Рагнарис справедливо возразил: буде наш Агигульф убьет
Агигульфа, отца Фрумо, придется нам брать Фрумо в дом сиротой,  так  что
победа обернется тем же поражением.
   Брат мой Гизульф хотел было предложить, чтобы Фрумо выдали  замуж  за
Ахму-дурачка и дело с концом. Пусть бы два дурачка друг друга тешили. Он
уже рот было раскрыл, чтобы выкрикнуть это, но отец наш Тарасмунд за ухо
его взял, и со стоном закрыл рот Гизульф.
   Тут Аргасп и Одвульф закричали  на  Велемуда,  что  дочери  Хродомера
честные девицы. И если у вандалов так заведено, чтобы честных девиц  ко-
нями разметывать и деревьями размыкать, то пусть своих вандальских девиц
размыкают да разметывают.
   На это Велемуд возразил, что хоть он здесь и недавно, но  уже  немало
наслышан о дочери Одвульфа и наложнице Аргаспа и  их  вольном  нраве.  И
между прочим, наложница Аргаспа Тиви предается утехам с рабом  его  Сна-
гой, бывшим скамаром. И сейчас, пока он, Аргасп, на тинге глотку  дерет,
Тиви дома со Снагой милуется. Так-то!
   Тут Одвульф, у которого не было дочери, не стерпел и напал на Велему-
да. И Аргасп напал.
   Отец мой Тарасмунд, дед мой Рагнарис и брат мой Гизульф вступились за
Велемуда как за родича, а другие удерживали Аргаспа от смертоубийства.
   И так мы отступили к дому.
   В доме же дедушка увидел, что Филимер нахлобучил себе на голову Арбра
вместо шлема. А сестра моя Сванхильда пожаловалась, что Филимер дерется.
   Так все бранились между собой, а женщины ворчали.  Потому  что  из-за
Велемуда мы поссорились со всем селом.
   Тут брат мой Гизульф сказал дедушке, что женили бы  на  кривой  Фрумо
Ахму-дурачка - вот и вышло бы замирение. Дедушка  похвалил  Гизульфа  за
догадливость и спросил, давно ли такое придумал.  Гизульф  сказал:  "Да,
давно".
   Нахмурился тут дедушка Рагнарис и спросил, почему же на тинге смолчал
Гизульф, когда едва до кровавой сечи не дошло.
   Гизульф признался тут, что на тинге отец наш держал его за ухо и  го-
ворить не давал.
   Тогда дедушка Рагнарис, по отцовскому праву, дал Тарасмунду затрещину
и тотчас послал Ильдихо к Агигульфу, отцу Фрумо.
   Ильдихо вскоре возвратилась и сказала:
   - Агигульф передать просил: пусть приходят.
   Дедушка Рагнарис кликнул Ахму-дурачка, и  вдвоем  они  пошли  к  Аги-
гульфу-соседу. Я тоже с ними просился, но дедушка не пустил.
   Велемуд рвался пойти к Агигульфу-соседу и все переговоры вести, одна-
ко дедушка Рагнарис сказал, что ежели Велемуд хоть шаг  с  нашего  двора
сделает, то не видать ему больше краев вандальских - убьют его здесь.
   Вскоре к Агигульфу-соседу пришел и разобиженный Хродомер.  Они  долго
между собой толковали.
   Потом мы с Гизульфом допытывались у Ахмы-дурачка, о чем  речь  шла  и
как все сладилось, но Ахма-дурачок только хихикал.

   Через день Агигульф-сосед пригнал к нам на двор корову, а Ахму-дурач-
ка увел с собой. Дедушка Рагнарис был очень доволен и  говорил,  что  от
Ахмы пользы не было никакой, а от коровы очень большая.
   Наутро мы с Гизульфом, вызвав Ахму-дурачка из дома  агигульфова  (ибо
он жил теперь при тесте своем), допытывались, хорошо  ли  быть  женатым.
Ахма молчал и только слюну изо рта пускал.

   Агигульф-сосед стал теперь нашим родичем и, стало быть, и велемудовым
тоже. И отец мой Тарасмунд сказал об этом Велемуду, когда устраивал пир.
   И пошли они на охоту за мясом для пира. А Велемуд еще говорил, что  у
него, Велемуда, на доме оленьи рога, и нам тоже нужно такими рогами  ук-
расить дом, и что он, Велемуд, берется такого оленя добыть.
   И действительно, добыл Велемуд могучего оленя.  Велемуд-вандал  обвя-
зался искусно зелеными ветками и затаился у водопоя. Все вандалы  -  ис-
кусные охотники. Велемуд сам укрепил на нашей крыше оленьи рога  и  ска-
зал, что теперь наш дом стал правильным.
   На пиру все захмелели. И Велемуд стал прилюдно  стал  хвалиться  ван-
дальским умением незаметно подобраться к любой дичи и взять ее. Или же к
врагу, чтобы убить его. Ибо всем известно, что вандалы - любимцы Вотана.
   На это дедушка Рагнарис, также во хмелю, но остроумия не утратив, от-
вечал, что любимцы Вотана так горазды дубами прикинуться - сам Вотан  не
отличит. Больше прячутся они, чем воюют.
   Мечи и шлемы потому оставляют ржавыми, чтобы на солнце не блестели.
   Велемуд на дедушку смертно обиделся.

   Минуло несколько дней, и Велемуд отбыл, уведя с собой двух своих  ко-
ней и несносного Филимера.
   Без Филимера было хорошо, а без Велемуда - скучно.

   ЧАСТЬ ВТОРАЯ
   ДЯДЯ АГИГУЛЬФ

   КАК УБИЛИ КАБАНА

   Наш дядя Агигульф - младший из троих сыновей Рагнариса,  что  живы  и
поныне.
   Старший среди детей Рагнариса - мой отец, Тарасмунд. Дедушка Рагнарис
заботится о продолжении своего рода. Он  заставил  Тарасмунда  рано  же-
ниться и продолжать его род.
   Из нас, детей Тарасмунда, плодить детей придется  Гизульфу,  ибо  Ги-
зульф - старший.
   Гизульф завидует мне, потому что я могу не брать себе  жены.  Я  буду
ходить в походы, как дядя Агигульф.
   Я боюсь, что Гизульф умрет, потому что тогда мне придется брать  жену
и рожать с ней детей.
   Недавно Гизульф чуть не погиб.
   Наш дядя Агигульф дружен с  Валамиром.  Много  времени  проводят  они
вместе, вместе едят, вместе спят.
   Вместе и на охоту пошли. И брата моего Гизульфа с собой взяли  тайком
от отца и дедушки. Гизульф очень просился с ними. Дядя  Агигульф  обещал
Гизульфа взять с собой на охоту, а отцу нашему Тарасмунду ничего про это
не говорить.
   Я подслушал, как они собираются, и тоже попросился с ними, но они  не
захотели меня брать с собой. Тогда я пригрозил, что все расскажу отцу  и
деду, ибо я знал, что они не хотели, чтобы Рагнарис и  Тарасмунд  узнали
про охоту. Тогда Гизульф сказал: "Хорошо, мы возьмем тебя с собой".
   На охоту уходили еще до рассвета. Гизульф  разбудил  меня  затемно  и
тишком вывел из дома.
   Когда мы с ним были уже на дворе, Гизульф сказал, что в ульфовом доме
осталась от Ульфа рогатина. Гизульф говорил очень тихо, еле слышно.
   - Тебе, - так он сказал, - все равно охотиться нечем. Возьми рогатину
Ульфа. Да бери ту, что поменьше, на большую не замахивайся.
   Я не хотел идти в ульфов дом, но Гизульф сказал, что так старшие  ве-
лели - Агигульф с Валамиром. И прибавил, чтоб тайно от деда сделал.
   Дед спал еще, когда мы с дверей дома ульфова жердину сняли. Я вошел в
ульфово жилье. А когда я вошел, Гизульф наказал мне пошевеливаться,  ибо
рогатину еще чистить надо. И снасмешничал:
   - Галлиурунн не боишься ли?
   Темно там было и пахло плесенью, в ульфовом жилье.
   И тут услыхал я, что за моей спиной Гизульф дверь закрывает и  жерди-
ной подпирает. Так и попал я в ловушку.
   В доме у Ульфа было совсем темно. В темноте что-то все время  шуршало
и потрескивало.
   Я сидел и боялся, к стыду своему, тех самых галлиурунн, которых мы  с
Гизульфом выдумали, чтобы Ахму-дурачка пугать.
   Только с восходом солнца ушли страхи, и тогда дал  я  великую  клятву
отомстить Гизульфу за коварство его.
   На мои крики пришла Ильдихо. Она побранила меня, что запрет  нарушил,
в ульфово жилье вошел, и выпустила.
   Я пошел жаловаться отцу моему, Тарасмунду. Отец взял меня  за  ухо  и
потащил к Рагнарису - зачем жердину сняли, зачем запрет нарушили,  зачем
в дом ульфов проникли, покой отсутствующего потревожили? Вдруг Ульфу  от
этого что-нибудь дурное сделается на чужбине?
   Дедушка рассказ мой выслушал, допросил своим чередом, кто и как  меня
запер; после затрещину дал и с тем отпустил, наказав привести к нему Ги-
зульфа, как только явится.
   И я остался месть свою лелеять.

   Только под вечер возвратились охотники. Во двор вошли - одежда в пят-
нах крови, в грязи до подмышек, дымом пахнут. У дяди Агигульфа  рогатина
сломана, идет, хромает. За ним Гизульф вышагивает. На меня и не смотрит,
нос кверху дерет. А я из-за дедушкиной спины выглядываю и жду, пока  де-
душка всю компанию чехвостить начнет.
   Дедушка и начал. Без единого слова вытянул палкой дядю  Агигульфа  по
хребтине.
   - За что? - взвыл дядя Агигульф жалобно.
   - Я тебе покажу, пес шелудивый, за что! - заревел дедушка Рагнарис  и
снова палку занес.
   Дядя Агигульф сообразил, что дело худо, в дверь  кинулся.  Дед  -  за
ним.
   Выскочил дед за порог - да так и встал.
   Мы замерли, любопытствуя, что там он увидел, во дворе. А дед рявкнул,
не оборачиваясь:
   - Ильдихо! Света дай!
   Ильдихо подскочила, головню из очага выхватила и  деду  посветила.  А
посветив, ахнула, чуть головню не выронила, потому как из темноты гляну-
ла на нее морда страшная окровавленная.
   Тут и мы все подошли, обступили.
   Дядя Агигульф, морщась и спину потирая, начал рассказ. Как  пошли  на
охоту. Как он, Агигульф, предчувствуя опасность охоты, загодя  велел  от
мальца (то есть, от меня) избавиться.
   С Атаульфом, продолжал дядя Агигульф, так вышло. Когда он,  Агигульф,
проведал, что за Гизульфом меньшой брат (то есть,  я)  увязаться  хочет,
велел Гизульфу избавиться от обузы. "Какой ты воин, ежели от  противника
уйти не можешь" - такими словами  пристыдил  Гизульфа.  И  добавил,  что
ждать будет с Валамиром за околицей до первого света, а там без Гизульфа
уйдет кабана брать.
   А уж какими путями Гизульф поручение дядино выполнил,  то  ему,  Аги-
гульфу, неведомо. Ибо кабанья охота - дело нешуточное.
   За дубовой рощей, продолжал дядя Агигульф,  в  Сыром  Логе  вепрь  на
охотников вышел. Прямо на него, Агигульфа, и выскочил. Тот его на  рога-
тину и возьми. Секач же был тяжелый, да еще в низине  почва  под  ногами
склизлая. Грянулся он, Агигульф, оземь, рогатина возьми и сломись.
   Дядя Агигульф лежит. И добро бы просто так лежал. Так  кабан  на  нем
елозит, как мужик на бабе, и его, Агигульфа, погубить хочет. А дядя Аги-
гульф кабанье рыло снизу руками могучими подпирает, дабы не  стал  кабан
его клыками рыть.
   Валамир пока соображал, пока поспевал да разворачивался, Гизульф пер-
вым подскочил и кабана прикончил. В точности под лопатку  рогатину  вса-
дил. Так на дяде Агигульфе кабан и сдох.
   Охотники, радуясь удаче, кабану кровь пустили, в миску собрали (у за-
пасливого Валамира с собой была); тут же огонь разложили, кровь зажарили
и вместе съели.
   Первым Гизульф крови кабаньей отведал. И сердце вепря ему досталось.
   Потом кабана разделили; заднюю часть Валамир забрал, а прочее  -  вот
оно, у нас на дворе лежит, баб стращает.
   Тут уж не до сна всем было, хоть и время позднее,  нужно  кабана  па-
лить.
   Пятачок кабаний Гизульф сам отрубил, сам прокоптил, к стене прибил  в
каморе над лавкой, где спал. Клыки же потом в  заветное  дерево  в  лесу
вживил.
   Гизульф рассказывал мне потом, что кабан тот был не простой,  а  вол-
шебный. Посланный прямо из хеля.
   Я же Гизульфу, в свою очередь, рассказал, как до рассвета  с  галлиу-
руннами бился и только заветный нож Ульфа, в доме им оставленный, от бе-
ды меня оборонил.
   И видел я, что брат старший не верит, но сомневается. Я предлагал ему
убедиться и в дом звал. Мол, воткнут тот нож над дверью. И одна  галлиу-
рунна ножом тем к двери прибита. Только она расточилась  или  прозрачная
стала, не пойму.
   Однако лезть в дом и вторично дедов запрет нарушать Гизульф так и  не
решился.
   На том замирение вышло мое с братом Гизульфом.

   На другой день Валамир пир устроил в честь удачной охоты. Пива поста-
вил. Собрались воины холостые, не женатые. Даже Ода-пастуха позвали.
   И было на том пире решено Гизульфа в воины готовить.
   Но о том следующий сказ.

   (О ВЕПРЯХ)
   Сказывают, что вепри - животные мертвых. Один охотник, увлекшись, по-
шел за вепрем и так забрел в царство мертвых, откуда нет  возврата.  Так
нашему дедушке рассказывал его дедушка, когда наш дедушка был таким, как
я.
   Иных же вепрь водит по лесу, и они становятся как Ахма-дурачок.
   Дядя Агигульф говорит, что вепрь шарит по лесу широким зигзагом.  Тут
главное - на дороге у него не замешкаться, когда вепрь идет впереди  вы-
водка. Если в сторону отступить, мимо пройдет, не заметит. Хитрые ванда-
лы так и делают и либо сбоку его бьют, либо на выводок посягают.
   Гепиды же через тугоумие свое немало от вепрей страдают.
   Что же до нас, готов, то раз на раз не приходится.
   Дядя Агигульф тоже чуть было от вепря не пострадал. Отец  мой  Тарас-
мунд говорит, что дядя Агигульф иной раз почище гепида.
   Дядя Агигульф говорит, что брат мой Гизульф будет хороший охотник.
   Я завидую моему брату Гизульфу.

   КАК СЪЕЛИ КАБАНА

   После охоты на кабана устроил Валамир у себя большой пир. Призвал  на
свой пир таких же, как он сам: удальцов, молодых да неженатых.
   Собрались.
   Аргасп, Теодагаст, Гизарна пришли. Дядя  Агигульф,  конечно,  пришел,
друг Валамиров. И Гизульфа привел, брата моего, который и одолел  свире-
пого вепря.
   Од-пастух, еще был. Он Гизульфа на три зимы старше. И  собаки  с  ним
пришли, Айно и Твизо, под столом сидели, кости грызли.
   Валамир у кабана загодя его кабаньи стати срезал,  сидел  за  столом,
собак ими дразнил, потешался. Собаки же зубами лязгали и морды  умильные
строили. Все очень смеялись. Больше всех - Аргасп и Гизарна.  Потом  бо-
роться затеяли, собаки рядом вертелись, борцов за ноги ухватить  норови-
ли.
   Валамир же борцов подзуживал: дескать, берегите стати свои мужские от
собак, ибо Айно и Твизо до статей этих весьма охочи.
   Дядя Агигульф хохотал и все кричал Оду,  допытывался:  сам-то  пастух
как с этими суками управляется?
   Дулся за это Од; чуть праздник не испортил.
   Аргасп между тем изловчился и Гизарну об пол в  пылу  борьбы  бросил;
прямо в Айно и попал. Веселье еще пуще разгулялось.
   Тут Од встал и дяде Агигульфу предложил бороться. Очень  обиделся  он
за своих собак.
   Валамир же, хоть и пьян был, предложил идти во двор бороться, на све-
жем воздухе.
   Дядя Агигульф сказал:
   - Пусть сначала Гизульф с Одом борется; мне,  мужу  зрелому,  зазорно
бороться со столь молодым противником.
   Од Гизульфа победил и синяк ему под глазом поставил и нос разбил.
   Тогда дядя Агигульф за родича вступился, заревел страшно,  набросился
на Ода и поборол его.
   Тут Валамир изрядную шутку придумал - стати кабаньи к себе пониже жи-
вота привязал, на четвереньки стал и, хрюкая, по двору ходить начал.
   Другие же, преисполнившись зависти к остроумию и находчивости Валами-
ра, подражать ему начали, и скоро все богатыри уже ходили по двору  зве-
рообразно и громко хрюкали.
   Валамир вепрем ходил, прочие - выводком кабаньим; последним по  мало-
летству своему Гизульф ходил.
   Только Од с ними не ходил - псиц удерживал, поскольку  Айно  и  Твизо
бесились в бессильной ярости.
   И злился Од, что не участвовать ему в столь знатной потехе.
   Заметил это Валамир, хоть и пьян был, и как учтивый хозяин  муди  Оду
отдал - веселись, Од!
   Теперь Од кабаном стал, а дядя Агигульф охотником.  И  чуть  не  убил
Од-кабан Агигульфа. И опять Гизульф дядю Агигульфа спас, сверху  прыгнул
на Ода-кабана. Собаки же, Айно и Твизо, Гизульфа не тронули, потому  что
Гизульф заговоренный - его никогда собаки не трогают.
   Тут утомились удальцы и снова пошли в дом бражничать.  Там  и  решено
было Гизульфа к девке свести. Гизульф не хотел к  девке  идти,  но  дядя
Агигульф настоял, сказав:
   - Не бойся, я с тобой буду.
   Валамир, еще большую потеху предвкушая, сам  предложил  для  Гизульфа
свою Марду, девку-замарашку.
   Удальцы-холостяки ржали, как кони. Даже мрачный Од смеялся.
   Привели Марду. Сонная была, в волосах солома, глаза  на  свет  щурит.
Валамир ее с сеновала вытащил - спала она там.
   Валамир ее в спину подтолкнул к Гизульфу. И икнул Валамир,  и  сказал
Валамир Марде-замарашке:
   - С ним пойдешь.
   Марда же спросонок не поняла, о чем речь. Переспрашивает:
   - Чего?
   Дядя Агигульф, пошатнувшись, Валамира оттеснил и сказал:
   - Я объясню.
   Все еще пуще хохочут, Марда озирается, Гизульф красный стоит.
   Тут дядя Агигульф, видя смятение родича своего, взял за руки Марду  и
Гизульфа и повлек за собой, сказав:
   - Идемте, покажу, что делать надо.
   И скрылись все втроем на сеновале. А что там произошло, никому не ве-
домо. И никто из троих про то не рассказывал, но, по виду судя, никто  в
обиде не остался.


   "ПЬЮ-КРОВЬ" - МЕТАТЕЛЬНЫЙ ТОПОРИК ДЯДИ АГИГУЛЬФА

   Наш дядя Агигульф - великий воин. Ульф еще более  великий  воин.  Но,
покуда Ульф живет в рабстве, а с нами не живет, самый великий в селе во-
ин - наш дядя Агигульф. К тому же он любимец богов. Так говорит  дедушка
Рагнарис.
   Дядя Агигульф умеет биться многими видами оружия. Он может  сражаться
мечом, секирой, а еще у него есть метательный топорик. Сделать такой то-
порик научил дядю Агигульфа его брат Ульф.

   Нет такого оружия, каким не умел бы биться Ульф. Говорят, с тех  пор,
как Ульф глаза лишился, он отменным лучником  стал.  Вроде  бы  какой-то
алан его из лука стрелять учил в бурге. Только Ульф с нами не живет, так
что и говорить об этом без толку.
   К тому же Ульф - вовсе не любимец богов.  Дедушка  Рагнарис  говорит:
"Одно дело доблесть, другое - удача". А вот удачи-то и нет у Ульфа.
   Мать моя Гизела говорит, что удача у людей от ангела-хранителя. Мы  с
братом моим Гизульфом так думаем: у дяди Агигульфа самый  сильный  ангел
был, он побил ангелов других детей Рагнариса и всю удачу  себе  захапал.
Оттого и дядя Агигульф такой счастливец.
   Только сам дядя Агигульф в ангелов не верит. Он верит в Вотана,  Дон-
нара и Бальдра, которые у дедушки стоят. Я говорил об этом с  нашей  ма-
терью Гизелой, но она отвечала, что ум весь Ульфу достался, а удача  вся
Агигульфу пошла.
   - А что отцу нашему, Тарасмунду? - спросил я,  потому  что  отец  наш
старший из трех братьев.
   - Тарасмунду доброта да терпение достались, - так отвечала мать  наша
Гизела.
   - А дедушке Рагнарису? - спросил мой брат Гизульф. Ему тоже любопытно
стало.
   Об этом мать не захотела с нами говорить.

   Дедушка Рагнарис молится своим деревянным богам и часто спорит с  на-
шим отцом, который молится Богу Единому, а мать наша Гизела сердится  за
то на дедушку.
   Наш дедушка Рагнарис очень храбрый. Он часто спорит со своими  богами
и даже ругается с ними, я слышал. Тарасмунд никогда не ругается с  Богом
Единым. Я думаю, это потому, что ему достались доброта и терпение.
   Хватало у него терпения и на нашего дядю Агигульфа,  когда  Тарасмунд
был еще молодым воином, а дядя Агигульф был таким, как я  теперь.  Ходил
тогда Агигульф за старшим братом, как привязанный, в рот засматривал.  И
не прогонял его от себя Тарасмунд.
   Первые уроки мастерства ратного дядя Агигульф от Тарасмунда  перенял.
Дедушка наш - боец хороший, но учить не умеет - все убить норовит.
   Отец наш Тарасмунд вспоминает, как дедушка учил дядю Агигульфа умению
воинскому и как боялся дядя Агигульф учения этого - убегал и прятался. И
драл его Рагнарис за это нещадно, трусом именуя.
   Тарасмунд же никогда не забывался, когда с братом  меньшим  бился,  а
потому и не боялся его дядя Агигульф.
   Настал день, когда дедушка Рагнарис повелел Тарасмунду жениться и за-
водить семью, чтобы продолжить наш род, и жену к нему привел - нашу мать
Гизелу. За Гизелой давали хорошее приданое: корову, четыре гривны сереб-
ряные, пять одежд хорошего беленого холста, стан ткацкий (ибо  искусница
ткать Гизела) и сундук тяжелого дерева. Большой  сундук,  на  нем  спать
можно. Родом же Гизела из бурга, родня Алариха и нашего  военного  вождя
Теодобада, только не ближняя.
   Дедушка Рагнарис в те времена часто в бурге бывал, ибо водил дружбу с
Аларихом, тогдашним военным вождем. Оттого и у Теодобада, нынешнего вож-
дя, к дедушке Рагнарису такое почтение, почти сыновнее.
   Гизела всем в семействе Рагнариса глянулась и все ее полюбили,  кроме
дяди Агигульфа. Да и впоследствии между дядей Агигульфом и матерью нашей
приязни не было.
   Тогда же Агигульф увидел, что брат его старший Тарасмунд  бросил  его
ради того, чтобы девчонкой заняться. А это, по  мнению  Агигульфа,  было
настоящим предательством. И оттого невзлюбил дядя Агигульф нашу мать Ги-
зелу. Сильно невзлюбил. И от Тарасмунда отошел душой, а к Ульфу, средне-
му брату, приблизился.

   Ульф в семействе всегда особняком держался. Самый нелюбимый из  сыно-
вей Рагнариса. От ума мало счастья, я так думаю. Дружбу же Ульф с Аргас-
пом водил. Дедушка Рагнарис этого Аргаспа совершенно бесполезным челове-
ком считал и мнения своего не таил - напротив, высказывал громогласно.
   Ульф с Аргаспом сызмальства дружен был. Странной всем была эта  друж-
ба, ибо трудно сыскать более непохожих  людей:  Аргасп  веселый  всегда,
Ульф угрюмый. Аргасп приключения находил и друга в них втягивал; выпуты-
ваться же худо-бедно Ульфу приходилось. И сам выпутывался, и Аргаспа вы-
путывал.
   Когда же Тарасмунд взял жену, к Ульфу с Аргаспом еще и Агигульф  при-
бился. И не прогнали его, ибо никому Агигульф был тогда не  нужен,  даже
дедушке Рагнарису. Тогда Гизела первого ребенка своего родила, его  Ахма
прозывают.
   Пока дедушка Рагнарис над первым внуком новорожденным слюнями  умиле-
ния бороду увлажнял, Ульф с Аргаспом дядю Агигульфа в бург с собой  взя-
ли. Когда сравнялось Агигульфу четырнадцать зим,  в  мужской  избе,  что
близ капища, в воины был посвящен Хродомером, старейшиной нашим, да жре-
цом Вотана. Тем же летом в поход с Ульфом ушел Агигульф.
   Это уже потом дядя Агигульф понял, что там, где Ульф, - в тех походах
ни славы, ни богатства добыть себе невозможно. Ульф одно  хорошо  умеет:
добывать приключения себе на голову, в переделки, беды  да  неприятности
попадать и нести ущерб и урон.
   Правда, никогда не предаст друга Ульф, никогда в беде не бросит. Зато
все остальное, точно сговорившись, и предает, и  в  беде  бросает:  реки
разливаются, камни осыпаются, лошади ржут не  вовремя,  когда  в  засаде
стоишь. Будто особым нюхом чует Ульф  заранее,  когда  походу  неудачным
быть, и идет в этот поход.
   В тот раз, когда дядя Агигульф с ним впервые  пошел,  пожалуй  что  и
обошлось без серьезной беды. Теодобад был тогда еще молодой, задору было
много, а опыта мало. За опытом, считай, и пошли в поход тот.
   Прогулялись они по землям герульским. Пощипали герулов. Доблести про-
явили много, только толку с этого почти не было. В том  году  у  герулов
недород случился. У нас тоже недород был, от недорода и на герулов пошли
- думали, в стороне от нас герулы живут, может, у них что-нибудь  уроди-
лось и можно отнять. Герулы же сами были голодны и свирепы.
   В стычках с герулами Ульф несколько  раз  дядю  Агигульфа  от  верной
смерти спасал. Безмолвно обучал его. Эта-то учеба, говорил нам потом дя-
дя Агигульф, сильнее всего в память ему и запала. Хотя у дяди  Агигульфа
сомнение насчет Ульфа есть. Думает он, Ульф больше  потому  его  спасал,
что дедушкиного гнева опасался.
   Сам Ульф из того похода невредимым вышел, чего  обычно  с  Ульфом  не
случается. Видимо, потому, что рядом Агигульф был, от беды его  оборонял
своей удачей. Так дядя Агигульф считает.
   В том походе дядя Агигульф два подвига совершил. Во-первых, он посеял
свое семя в племени герульском, что особенно отмечал в рассказах.  Впер-
вые тогда посеял свое семя дядя Агигульф, потому и запомнилось ему это.
   После он много семени посеял. Но тот посев с особенным чувством вспо-
минает. А всходов так и не видел. Может, и не было  всходов.  Только  об
этом я дяде Агигульфу никогда не говорю.
   Та герулка, говорит дядя Агигульф, не рабыня была, а свободная.
   Другой подвиг в том заключался, что в походе завладел  дядя  Агигульф
добычей - мечом узким и длинным. Ульф сказал, что меч этот спатой  назы-
вается - ромейской работы меч, из-за Данубия. Таким мечом с  лошади  ра-
зить хорошо.
   Когда в бург приехали, дядя Агигульф хвалиться спатой стал. Нравилось
ему, что другие завидуют. На спор хотел жердину  спатой  перерубить,  но
ударил неумело, и сломалась спата.
   Все, кто смотрел, как дядя Агигульф хвастает, посмеялись и ушли,  од-
ного его бросили со спатой сломанной. А дядя Агигульф, хоть  и  взрослым
уже стал, в походе побывал, семя свое посеял, смерть близко видел - зап-
лакал, точно маленький. Так его Ульф и нашел.
   И сказал Ульф, что спата Агигульфу все равно не  годилась.  Лучше  бы
сделать из стали этой что-нибудь более подходящее.
   Дядя Агигульф захотел кинжал большой сделать из обломков спаты. Благо
в бурге кузнецов хватает. Ульф же спросил, чем платить он кузнецу будет.
Ибо добычи из похода они не принесли, а недород был большой. И  не  знал
дядя Агигульф, чем платить.
   Тогда и дал ему Ульф добрый совет. Не к здешним кузнецам  идти,  а  к
нашему сельскому кузнецу Визимару. Визимар, мол, не хуже сделает. За ра-
боту же трудом сельским с Визимаром можно расплатиться. Кузнецу все рав-
но в огороде копаться недосуг, зарос у него огород бурьяном в человечес-
кий рост.
   И кинжал делать отсоветовал. Спросил у дяди  Агигульфа:  видел,  мол,
кое у кого из герульских воинов  топорики  метательные?  В  племени  ге-
рульском сейчас мало кто этими топориками обзаводится. Не в  почете  они
нынче. А напрасно, ибо оружие страшное и  полезное.  Только  владеть  им
умение надобно. Чем коварнее оружие, тем больше умения оно требует, ска-
зал Ульф.
   Дядя Агигульф на то фыркнул: не оружие это, а игрушка  детская.  Ульф
же отвечал, что топорик этот легкий, руку не тянет, а бросить его  можно
на далекое расстояние и неожиданно. На щит такой топорик поймать нетруд-
но, но бывает и так, что оказывается он весьма полезным. Тут все от обс-
тоятельств зависит и от умения.
   И уговорил дядю Агигульфа. Советов Ульфа все слушали. Ульф только се-
бе присоветовать не мог; другим же хорошие советы давал.
   И сказал еще Агигульфу Ульф, что покажет ему, как топориком  действо-
вать. Терпения много понадобится Агигульфу, чтобы научиться как  следует
метать его.

   Как решили, так и сделали. Отработал Агигульф у Визимара; а как топо-
рик метательный сделать, про то Ульф Визимару рассказал во всех  подроб-
ностях.
   Ульф еще сызмальства у Визимара в кузнице просиживал, так  что  знали
друг друга хорошо. Тянуло Ульфа к тайнам кузнечным.
   Топорик получился на славу. Тут Ульф в новый поход ушел,  а  Агигульф
дома остался, потому что так дедушка велел. С топориком дядя Агигульф не
расставался, при себе носил. Холил и лелеял, как мать дитя.
   Запала мысль дяде Агигульфу надпись магическую на  топорике  сделать:
"Пью кровь".
   В нашем селе грамоту знает один только человек - годья Винитар.
   Когда Агигульф с просьбой своей пришел и от работы Винитара  оторвал,
рассвирепел годья и крестом деревянным огрел  Агигульфа.  Чего  захотел!
Чтобы надпись языческую да греховную на оружии ему вывел!
   Пока Агигульф ноги уносил, годья вслед ему орал:
   - Велено было возлюбить ближнего своего!
   И крестом угрожающе потрясал.
   Годья человек кроткий, но не любит, когда Бога Единого обижают, запо-
веди Доброго Сына нарушают.
   Стал тогда думать Агигульф, как бы ему в бург выбраться, где тоже лю-
ди были, грамоте знающие. Пошел тогда на военную хитрость  Агигульф.  На
охоту он отправился и оленя взял. После же хмурость на лицо  напустил  и
сказал Рагнарису, что сон ему был: оленя Теодобаду отвезти надо. Дедушка
спрашивал своих богов, так ли это, и боги подтвердили: да, так. Я думаю,
боги помогли дяде Агигульфу в его хитрости, потому что дядя  Агигульф  -
их любимец.
   И повез Агигульф оленя в бург.

   Пока дружинники оленя ели, нашел Агигульф  человека,  который  писать
умел и не посчитал, что надпись "Пью кровь" на топорике так  уж  обижает
Бога Единого. Начертал слова эти для дяди Агигульфа; Агигульф в  тот  же
день на рукояти надлежащие знаки вырезал:

   DRAGKA BLOTH

   И вернулся из бурга с надписью на рукояти.
   Эту надпись дядя Агигульф нам с Гизульфом часто показывал.  Рассказы-
вал, что вырезывание знаков было великим таинством.
   Глубокой ночью, в новолуние, горели кругом костры.  В  круге  костров
сидел дядя Агигульф один и вырезал знаки; только звезды свидетелями  бы-
ли; дружина же Теодобадова за пределами круга стояла, от ужаса  млея.  И
даже Теодобад стоял и ликом бледен был.
   После жертвы принялся дядя Агигульф приносить кровавые. Теодобад  дал
дяде Агигульфу десять пленных герулов и десять гепидов, в рабство  обра-
щенных, и десять иных рабов. И убил их дядя Агигульф; кровью же их кост-
ры те загасили. Топором "Пью-Кровь" убил. После того стал топор этот не-
победимым и против герулов, и против гепидов, и против иных врагов.
   Много раз помогал "Пью-Кровь" дяде Агигульфу,  много  раз  жизнь  его
спасал. Рассказывал дядя Агигульф, что однажды, устав от опеки  Рагнари-
са, который, как наседка над цыплятами, над ним,  Агигульфом,  кудахчет,
от скуки изнемогая, решил на север прогуляться.
   На севере же, в двадцати днях пути, два племени живут, на диво  злоб-
ные и свирепые. Между этими племенами поле есть и на поле том, ни на миг
не прекращаясь, и днем, и ночью битва кровавая кипит. Племена же те  об-
ширны, и воины могучие там не переводятся.
   Спросили мы с Гизульфом, какого языка те племена. Дядя Агигульф отве-
тил, что племена эти столь свирепы, что и языка не имеют, а только рычат
от ярости, пеной исходя. Но дядя Агигульф уже не раз там был и  умеет  с
ними объясняться, длинные беседы яростным рыком ведя.  Ибо  словоохотлив
тамошний народ, медовухи испив.
   Вот дядя Агигульф и поехал к вождю одного из этих племен  -  медовухи
попить и в ратной потехе участие принять.
   Семь дней ехал от села на север и еще семь; на восьмой же в местности
оказался холмистой, где было много камней и  больших  валунов.  И  вдруг
обступили дядю Агигульфа со всех сторон великаны, из  земли  выпрастыва-
ясь. Подумал было дядя Агигульф, что погибель его пришла.
   Стали великаны валунами громадными кидаться. Много было великанов,  а
он, дядя Агигульф, один. Валуны справа,  слева,  сзади,  спереди  так  и
свистят. От ударов земля содрогается. Великаны ревут - куда тем свирепым
вождям, к которым дядя Агигульф в гости ехал! Вдесятеро громче ревут.
   Конь под ним начал дрожать, на задние ноги приседая, и чувствовал дя-
дя Агигульф: вот-вот понесет конь.
   Тут-то и пригодился метательный топорик. Метнул его дядя  Агигульф  и
прямо промеж глаз угодил самому большому, страшному великану - он у про-
чих великанов за военного вождя был. Пал тот замертво и не шевелился бо-
лее.
   Остальные же великаны устрашились и  под  землю  попрятались.  Вырвал
свой топорик дядя Агигульф из головы мертвого великана и дальше поехал.
   Без помех до места добрался, медовухи испил, новостями обменялся,  от
рычания охрипнув, в ратной потехе поучаствовал, стену трупов вокруг себя
нагромоздя, и назад себе домой поехал.
   Как проезжал через край тех великанов, ни один из них  и  не  пикнул.
Под землей от него, дяди Агигульфа,  хоронились.  От  убиенного  велика-
на-вождя только костяк остался - стервятники растащили. Стервятники  там
не в пример нашим громадные.

   Дядя Агигульф, бывало, как пива выпьет, так зовет нас  с  братом  Ги-
зульфом и драться  стравливает.  Кто  победит,  тому  позволяет  топорик
"Пью-Кровь" в дерево кинуть. Гизульф всегда меня побивает. Но  когда-ни-
будь и я его побью.
   А топорик кидать Гизульф не умеет.
   Сейчас такого топорика у нас в селе уже не сделать, потому что  Визи-
мар от чумы умер.

   СТАРАЯ КУЗНИЦА

   До чумы в нашем селе был кузнец. Кузница и сейчас  стоит,  кузнец  же
умер. Я помню нашего кузнеца, хотя был совсем мал, когда кузнец  жил.  Я
боялся его, потому что ликом черен он был, а глаза, волосы, борода  были
у него белые. Волосом, помню, буен был, шею имел бычью, ручищи огромные.
Волосы обрезал, не в пример остальным, и ремешок на голове носил - длин-
ными патлами у горна не помашешь. Вмиг займутся.
   Я потом только узнал, что кузнец тоже готом был, как и мы,  и  верить
не хотел, все думал, что он из тех подземных великанов, о  которых  дядя
Агигульф любит рассказывать.
   Помню, как к нам в дом он заходил и с Рагнарисом о чем-то  беседовал.
Точно гудело что-то в доме.
   Звали кузнеца Визимар. Родом он из того села был, что по  ту  сторону
бурга, если от нас глядеть. В том селе много родни нашей матери  Гизелы,
но кузнец нам не родич.
   Кузница не в селе стоит, а поодаль, вверх по реке.  Дедушка  Рагнарис
говорит, что кузнецы всегда поодаль от села селятся и ничто им не страш-
но, ибо они близко знаются с Вотаном. И поверье есть, что  если  кузнеца
убить, то это навлечет проклятие на весь род - разгневается Вотан. А Во-
тан долго гневается, порой дети внуками сменятся, а он все сердит  и  не
успокоится, пока весь род не изведет.
   От того места, где мы глину для обмазки домов берем, она видна.  Точ-
нее, то, что осталось от нее, ибо с тех пор, как Визимар  умер,  другого
кузнеца близ села нет.
   Есть кузнец в том селе, откуда дедушка Рагнарис родом, но мы в то се-
ло не ходим, а за лемехами, ножами, серпами в бург ездим.  В  бурге  они
дороже стоят, потому что кузнецы там лучше и заносчивее, но дедушка Раг-
нарис говорит: лучше больше отдать, но с поднятой  головой  ходить,  чем
ради малого сбережения принижаться. И если сломается что,  тоже  в  бург
едем.
   В бурге кузнецы хорошие, спору нет, но и Визимар не уступал им. В том
селе, откуда дедушка родом, мечи ковать да закаливать не умели. И посей-
час не умеют. А вот Визимар умел. Только брался, говорят, неохотно. Муд-
реное это дело.
   В наше село Визимар пришел, когда Алариха,  старого  военного  вождя,
уже убили и Теодобад, сын Алариха, военным вождем стал. Визимар там сел,
где и в прежние времена кузница стояла. Подновил ее и  жить  начал.  Жил
один, к себе никого не брал, ни женщин, ни рабов. Поведения был  степен-
ного, а нрава незлого, но необщительного.
   В селе его почти и не видели. Только иногда  к  Хродомеру  и  дедушке
Рагнарису захаживал.
   Тарасмунд рассказывал, что только раз в году веселился кузнец - прав-
да, от души, богатырским весельем, - на зимнем празднике,  когда  солнце
на лето поворачивает. Ставили в селе большое чучело зимы из прошлогодней
соломы, и кузнец молотом сокрушал это чучело; после же, козлом нарядясь,
везде по дворам скакал и Вотана неистово славил.
   Обычай этот старейшины наши из прежнего своего села принесли, а у нас
прижился.
   Потом, когда кузнеца не стало, наш дядя Агигульф  стал  козлом  наря-
жаться. Любо-дорого смотреть, как дядя Агигульф рядится в козла,  потому
что он перед тем сажей лицо мажет.
   Дедушка Рагнарис всегда ворчит, что с Визимаром оно лучше  было,  ибо
кузнец был настоящий и обычай правильно блюл, с умом скакал,  а  не  как
козел.
   Хотя бы нынешний праздник вспомнить, когда  дядя  Агигульф,  разгоря-
чась, во двор к годье заскочил, неистово Вотана славя. Годья же смутился
и не знал, что делать, ибо обычай был дедовский и обижать  все  село  не
хотел. Столбом стоял. И Одвульф стоял рядом. Один  только  пес  дворовый
годьи Винитара не стоял и без всякого позора для себя и села нашего дядю
Агигульфа со двора изгнал.
   Только раз в году и радовался кузнец тот Визимар, остальное же  время
будто угнетало его что-то и оттого был он как бы печален.
   Уже потом, когда мы с Гизульфом подросли, а кузнеца не было в  живых,
рассказал нам дедушка, как все с этим Визимаром вышло.
   У Визимара в роду были кузнецы. Самого Визимара тоже кузнецом сделать
хотели и даже отдали в учение брату матери его, который слыл в бурге от-
менным кузнецом.
   Пожив в бурге, решил Визимар воином стать, а ремесло оставить.  Увле-
кало его буйство дружинное. Когда Аларих, наш  военный  вождь,  в  поход
свой славнейший на аланов пошел, в котором сложили голову и сам  Аларих,
и половина дружины его, Визимар тоже с Аларихом пошел. Не  хотел  Аларих
его брать, но умолил его Визимар.
   И согласился, наконец, Аларих и взял его с собой.
   В стычках с аланами удальцом себя показал Визимар. Перед более  опыт-
ными воинами выхвалялся и потому безрассуден был.
   Покуда за аланами гонялись, пощипали  заодно  и  несколько  сел  ван-
дальских (не тех, откуда Велемуд и родичи его, а других, дальних).
   Те вандалы дружественны аланам были, а с нами, даже когда не  враждо-
вали, дружбы не водили. В набегах на села эти особенную доблесть Визимар
показывал.
   Несколько дней Аларих преследовал аланов. Наконец, в полудне пути  от
нашего села, по ту сторону реки, решили аланы бой принять.
   Сошлись с аланами в бою. С обеих сторон много воинов было.
   Визимар Алариху глянулся. Зная, однако, что нрав у юнца безрассудный,
и не желая терять его, поставил Визимара Аларих позади более опытных во-
инов.
   Ударили аланы. Сплошной лавой с дикими криками понеслись.  Кони  гро-
мадные и всадники громадные. Копья тяжеленные. Смяли готские ряды,  вда-
вили передние ряды в задние, чтобы свалку затеять.  И  оказался  Визимар
рядом с Аларихом.
   Слева от него оказался Визимар. И надо  такому  было  случиться,  что
именно со стороны Визимара ударило Алариха копье аланское. Не успел  от-
разить его Визимар, хотя и находился рядом, так что  мог  щитом  отбить.
Аларих от удара с коня упал и под копытами умер.
   Произошла беда на глазах ближайших  соратников  Алариха,  верной  его
дружины. Уже тогда понял Визимар, что не быть ему дружинником, и  ярость
свою умножив, изрубил множество врагов.
   В конце концов, одолели готы аланов и многих взяли в плен. Стали уби-
тых собирать и плач великий подняли, когда нашли изуродованное тело вож-
дя своего.
   Визимар же исчез. Ни среди мертвых не было, ни среди живых.  Те,  кто
видел, как погиб Аларих, говорили, что от позора  Визимар  бежал  и  что
лучше бы быть ему сейчас мертвым, чем живым. Другие же,  помнившие,  как
он бился, возражали.
   Дедушка Рагнарис в той битве не сражался, потому что  единоборствовал
с вутьей Арбром.

   Еще давно говорил Аларих, что любо ему село наше и холм, что за нашим
селом стоит. Говорил, что всегда хотелось бы ему в этом холме спать. Ибо
знатная охота в этих краях водилась и часто охотился здесь Аларих.  Село
же наше всегда опорой Алариху было во всех делах  его.  А  старейшины  -
Хродомер и Рагнарис - давние друзья алариховы. Да и с иными не одно лето
ходил в походы.
   Оттого привезли убитого Алариха в наше село, в нашем селе оплакали  и
погребли, стравой почтив, а курган на холме насыпали, холм  возвысив.  И
многих аланов, что в битве той пленены были, зарубили  на  могиле  этой,
Алариха потешая.
   Потом на щитах подняли Теодобада и заступил Теодобад  место  Алариха.
Никто не сказал слова против того, чтобы Теодобад военным  вождем  стал,
ибо мало того, что Теодобад был родным сыном Алариха, был он так же доб-
лестен, как его отец, и уже тогда видно было, что совершит немало подви-
гов.
   Мудрым правителем показал себя Теодобад, несмотря на молодость  свою.
С аланами мир почетный заключил, с дальними вандалами Эрзариха замирился
малой кровью (всего лишь один, особо злокозненный вандальский род, выре-
зал).
   И пошло все своим чередом. Только о Визимаре ни слуху ни духу.
   А год спустя в заброшенной кузнице вновь молотом стучать стали. Спер-
ва те, кто заметил, подумали, что духи там куролесят, ибо кузница -  та-
кое место, что вечно в подземное царство распахнуто. Туда часто духи на-
ведываются.
   И пошли отважные воины во главе со старейшинами, Хродомером и  Рагна-
рисом, - поглядеть, кто это в кузнице хозяйничает.
   Вышел им навстречу человек. Хродомер долго вглядывался в того челове-
ка, после за сказал, засмеявшись:
   - Никак Визимар пожаловал?
   Хродомер Визимара в бурге видел, дядю его, кузнеца, знал. Историю  же
Визимара во всех селах готских знали.
   Видя, что Хродомер смеется, засмеялся и Визимар. Пригласил в  кузницу
зайти. Сказал кстати, что и мечи ковать умеет.
   Недолго старейшины у Визимара пробыли. Наутро от Хродомера в  кузницу
человек приходил, принес мешок муки в дар, а вместе с даром и добрые по-
желания. После же у Визимара никогда не было надобности в подарках - его
все село кормило и еще спасибо говорило.
   Из нашей семьи с Визимаром дедушка охотно беседовал, а потом и  Ульф,
когда подрос. Визимар Ульфу многое рассказывал, в том числе и такого,  о
чем Ульф никогда не говорил даже братьям своим.

   И вот как вышло, что Ульф с кузнецом дружбу свел.
   Ульфу с Аргаспом, дружком его - еще совсем мальчишками были -  запало
подглядеть, как кузнец с подземными духами и  с  Вотаном  разговаривает.
Хоронились за кузницей, подслушивали и подглядывали. Видели, как  кузнец
серпы ковал, лемехи, снова серпы...
   В конце концов, соскучился Аргасп, надоело ему за кузнецом следить  и
другую забаву себе нашел; Ульф же упрямый был.
   Возле кузницы густо крапива росла.  Ульф  терпение  воинское  в  себе
взращивал и потому в самой крапиве сидел. И однажды дождался Ульф.
   Дверь в кузницу настежь была распахнута. Голос  кузнеца  доносился  -
разговаривал он с наковальней как с женой и с молотом как с братом; про-
сил помочь сделать ему волшебный железный клык, чтобы клыком этим врагов
своих убивать.
   После же выть стал кузнец волком, ухать филином и по  кузнице  козлом
скакать. При этом кричал он страшным голосом, что крови. крови ему нужно
- клык закалить. Крови человеческой, крови того, кто еще не стал  воином
и не касался женщины.
   Трижды молотом по наковальне ударил и благодарить их стал за то,  что
послали ему такого человека, для жертвы необходимого.
   Ульфа в крапиве ужас сковал. Не мог ни рукой ни ногой пошевелить.  Из
кузницы кузнец выскочил, в одной руке серп, в другой серп, в  зубах  нож
зажат. Высоко ноги вскидывая, вокруг кузницы посолонь бегать начал.  Раз
обежал, второй обежал, затем, серпы и нож уронив, в крапиву  метнулся  и
Ульфа из зарослей извлек.
   Ульф отбиваться пытался, но какое там! Визимар здоровенный был. Хохо-
ча преужасно, в кузницу поволок.
   Там молока Ульфу дал, сказал - драконье молоко; наказал домой  сейчас
идти, никому об увиденном не рассказывать, назавтра же явиться.
   Ульф домой прибежал, лица на нем не было. Брата старшего, Тарасмунда,
нашел, кинжал ему свой подарил. Тарасмунд удивился,  но  Ульф  объяснять
ничего не стал.
   Назавтра Ульф в кузницу явился - на верную смерть пришел. Тут Визимар
ему и рассказал, что слежку за собой давно приметил и решил не  обмануть
надежды соглядатаев своих. Ульфу же урок был: следить взялся - незаметно
следи. Какой же ты воин, ежели следя, как пугало на огороде, торчишь?
   И похвалил за то, что на смерть явился, как обещал, - слово сдержал.
   Так и стал Ульф к кузнецу Визимару захаживать, дома же про это никому
не говорил. Дедушка Рагнарис случайно узнал. Столкнулись  как-то  раз  у
кузнеца.

   Потом уже, когда кузнеца Визимара в живых не было,  дедушка  Рагнарис
рассказал ему о том, как Аларих погиб и как Визимар не сумел спасти Ала-
риха. И еще сказал, что когда они с Ульфом у кузнеца встретились и  Раг-
нарис Ульфа домой отослал, Визимар рассказал ему, как мальчишку выследил
и какое испытание ему устроил. Так его, Рагнариса, развеселил,  что  тот
со смеху чуть в горн не упал.

   Умер же Визимар от чумы. Когда умер - неведомо,  ибо  нашли  его  уже
мертвого. Кузницу сжечь хотели, но не удалось ее сжечь, потому что заря-
дили дожди.
   Дедушка Рагнарис сказал, что Доннар не хочет, чтобы  кузницу  сожгли,
если дождь посылает. Да и когда нашли Визимара, дождь шел,  гроза  нача-
лась. Дедушка говорил, что перед этим сушь стояла и сушь  чуму  с  собой
принесла, а дожди чуму смоют. И не стали кузницу жечь.
   Визимар последний у нас был, кто от чумы умер и больше никто не  уми-
рал.
   Дедушка Рагнарис с Хродомером говорили потом, что чума по селу броди-
ла - Визимара искала, а как нашла, так успокоилась. Видать,  Аларих-кур-
ганный чуму эту за Визимаром посылал.  Люди-то  Визимара  простили,  что
Алариха не уберег, а сам Аларих, по всему ясно, не простил.
   Только я думаю, что не так все было, потому что чума  по  всему  краю
была и многих погубила и в соседних селах и даже в дальних, и в бурге. И
не только у нас она была. И у гепидов чума была, и у вандалов была.
   Еще я думаю, что дедушка тоже Визимара не простил, потому что  слышал
как-то разговор дедушки Рагнариса с Хродомером.  Хродомер  сетовал,  что
из-за сломанного серпа в бург приходится посылать, ибо нет у нас  своего
кузнеца, а в то старое село никто не ездит. И о кончине  Визимара  сето-
вал. Дедушка же Рагнарис отвечал, что, мол, Визимар потому от чумы умер,
что не настоящим кузнецом был. Настоящий кузнец от чумы не умирает,  ибо
огню служит.

   Кузница с той поры, как кузнец Визимар умер, заброшенная стоит.  Туда
не очень-то любят ходить - место слывет нехорошим. Хотя чума  ни  одного
дома в нашем селе не обошла стороной, все-таки в доме Визимара  она  за-
кончила свой обход; оттуда может снова прийти, если ее лишний раз потре-
вожить. Потому и не ходят в брошенную кузницу.
   Несколько зим тому назад, когда Гизульф был такой, как я сейчас,  вот
что приключилось.
   Ульфа с нами тогда не было. А когда Ульфа нет, дядя Агигульф  петухом
ходит, хвост развернув; при Ульфе он не очень-то нос дерет. Ульф в плену
у герулов тогда томился.
   Однажды к дедушке Рагнарису зашел Хродомер. В веселом настроении  был
Хродомер. Усевшись во дворе на солнышке стал  нам  с  Гизульфом,  с  Ах-
мой-дурачком и сестрами нашими, были-небыли рассказывать.
   После и дедушка Рагнарис свои рассказы вплетать стал. Молодость вспо-
минали.
   Нечасто у нас такой праздник, чтобы дедушка  рассказывал,  вот  мы  и
слушали, разинув рот. А чтобы Хродомер истории рассказывал - такое и то-
го реже случается.
   Тут и Валамир с дядей Агигульфом подошли и тоже слушать стали.  Стоит
послушать, когда Хродомер рассказывает.
   Зашла речь о кузнецах. Тут и поведал Хродомер, что в заброшенной куз-
нице всегда дух кузнеца жить остается. Если не побояться и в  новолуние,
ночью, к кузнице прийти, следом за черным вороном  Вотана,  можно  услы-
шать, как призрак кузнеца призрачным молотом по наковальне бьет.
   Выковывает кузнец на радость Вотану невидимый меч  силы  неимоверной.
Виден этот меч только раз в месяц бывает, как раз в  новолуние.  И  вот,
если не побояться, войти в кузницу и громовую руну в воздухе  начертить,
так что загорится она в воздухе, будто пламенная, то расточится  призрак
кузнеца, а невидимый меч останется.
   Завладев тем мечом невидимым, становится человек непобедимым.  Незрим
меч и неощутим, но никакой доспех ему не помеха, а  кого  коснется,  тот
обязательно в несколько дней умрет. А может быть, и сразу умрет.
   И еще сказал Хродомер, что тот, у кого  невидимый  меч  есть,  обяза-
тельно умирает плохой смертью. Поэтому только тот таким мечом  завладеть
стремится, кто решился мстить, не щадя себя.
   А мы с Гизульфом как раз собирались герулам за Ульфа мстить.  За  то,
что в плену держат, над родом нашим глумятся.
   И Ахма-дурачок тоже отомстить рвется. Словами не  говорит,  но  мычит
свирепо и лицо гневное делает.
   Несколько дней минуло; все не шел у нас из мыслей этот волшебный меч.
   Видать, не только нам он в душу запал, потому что  как-то  мы  с  Ги-
зульфом слышали разговор между нашим дядей Агигульфом и Валамиром, друж-
ком его. Они очень громко говорили, потому мы и слышали, хотя и не  ста-
рались особенно подслушивать.
   Дядя Агигульф говорил:
   - Зря мы на прошлое новолуние струсили.
   Валамир ему вторил:
   - А как не струсишь, ежели ворон над головой кружит, волки в  темноте
бродят, Вотана воем кличут, а из кузницы красный свет вырывается?
   Вздохнул дядя Агигульф и сказал прегорестно:
   - Ничего не поделаешь, испугался я. Вот брат мой Ульф - тот бы не ис-
пугался. Может, племянники подрастут, храбрецами себя покажут, а мне уж,
видать, не владеть волшебным мечом.
   Задумчиво произнес Валамир:
   - Гизульф - да, Гизульф, может быть, и не  струсит.  А  вот  Атаульф,
по-моему, струсит.
   - Атаульф? - переспросил дядя Агигульф. Губами пожевал.  -  Может,  и
Атаульф не струсит. Ну, нам-то с тобой в любом  случае  уже  не  владеть
волшебным мечом.
   Мы с братом так и замерли. Стало быть, все правда, что Хродомер расс-
казывал! Значит, действительно призрачный  кузнец  выковывает  волшебный
невидимый меч, если дядя Агигульф с Валамиром это видели!
   И так захотелось нам доказать ему и Валамиру, что оба мы храбрецы, не
в пример самому дяде Агигульфу, что даже во рту пересохло.
   А дядя Агигульф добавил, обращаясь к Валамиру:
   - Хродомер-то, старый лис, не все рассказал. Аларих  до  сих  пор  из
кургана выходит, все кузнецу отомстить пытается. Надо бы Алариха на куз-
неца натравить, а пока они между собой сражаются, забрать  тот  незримый
меч...
   И с тем в дом ушли, больше мы разговора их не слышали.
   Мы с Гизульфом стоим и аж трясемся - не поймешь,  чего  больше  было,
страха или радости. Поначалу думали мы, что разыгрывают  нас  дядя  Аги-
гульф с Валамиром. С другой-то стороны, Аларих действительно из  кургана
выходит. Дедушку Рагнариса шутником никак не назовешь, а дедушка беседо-
вать с Аларихом на курганы ходит.
   И решили мы попытать счастья там, где дядя Агигульф с Валамиром  опо-
зорились.
   Дождались новолуния, из дома тишком выбрались (не только от отца таи-
лись, но и от Ахмы-дурачка, чтобы с нами не увязался).
   Дядя Агигульф в этот день у  Валамира  заночевал,  дедушке  Рагнарису
сказал, что копье они валамирово ладить  будут  (разболталось,  дескать,
копье от частого употребления) - мы так поняли, что бражничать они соби-
раются.
   Шли мы с Гизульфом по улице, все тихо было, а как мимо дерева  одного
проходили, где вороны днем гнездятся, вдруг взлетело воронье разом и ра-
зоралось страшным голосом. Во все стороны вороны полетели; а  одна  -  в
сторону старой кузницы. Мы сразу поняли, что это  Вотана  посланец.  Ги-
зульф сказал, что уверен - ворон это. И крупнее он, чем  все  прочие,  в
два раза. А то и в три.
   Я в темноте ничего не видел, но Гизульф был уверен. Тогда я тоже  по-
верил. И мы пошли за посланцем Вотана к старой кузнице - счастья пытать.
   Ворон сразу исчез, но мы и без него дорогу знали. Шли по  берегу.  От
реки туман наползал. И вот в тумане тень показалась - волк то был  круп-
ный, крупнее обычных волков. То справа от нас,  то  слева  скользил  он,
будто следя, чтобы с пути мы не сбились.
   Два или три раза мерещилась нам в тумане фигура в шляпе с  посохом  в
руке. И волчья тень ластилась к этой фигуре.
   - Вотан! - прошептал Гизульф.
   Я перепугался от восторга. Никогда прежде такого не испытывал. Дедуш-
кины боги все-таки деревянные, отец наш Тарасмунд "истуканами"  называет
их и "идолищами".
   Когда мы к кузнице подошли, то позабыли даже о Вотане  и  его  волке.
Потому что было все точь-в-точь как описывали в том разговоре дядя  Аги-
гульф с Валамиром. Крыши у кузницы уже не было и двери тоже  не  было  -
нараспашку стояла. И оттуда, из глубины развалившейся кузницы, вырывался
красный свет, будто входы в подземное царство разверзлись.
   И как только приблизились мы, донесся удар молота.
   Только смолк звук от удара молота, как  позади  нас  вода  заплескала
(кузница почти на самом берегу стояла). Обернулись мы, как  безумные,  и
увидели, что из воды воин выходит.
   Лицо у воина шлемом закрыто, в руке щит, меча нет. И нагой он был.
   Поняли мы, что за мечом он пришел.
   Тут Гизульф завопил пронзительно и истошно, а я со страху обмочился.
   И вдруг кануло все. И воин в тумане скрылся, и молот  стих,  и  пламя
потухло.
   А может, и не потухло, потому что бежали мы, очертя голову.
   Добежали до дома, спать вместе повалились, в обнимку, но  заснуть  не
могли, потому что дрожали. К тому же, я был мокрый.

   Наутро все это мы Ахме-дурачку рассказали. Больше некому было расска-
зать, потому что отец бы прибил нас за такие подвиги, а дядя Агигульф бы
высмеял. Ахме же и наврать можно было, что мы героями  себя  показали  и
перед самим Вотаном не осрамились.
   Ахма слушал, глазами вращал, волосами тряс - видно было, что взволно-
ван и завидует. После Ахма ушел куда-то.
   Остались мы с Гизульфом вдвоем. Тут Гизульф мне говорит:
   - Дураки мы. Надо было Бога Единого позвать. Бог-то Единый один вмес-
то всех богов, он бы и Арбра прибил, и Вотана поборол с волками его.
   А я о другом думал. И сказал брату моему Гизульфу:
   - Не к кузнице ли Ахма-дурачок пошел? Пойдем за ним,  посмотрим,  что
он там делать будет.
   Мы пошли.
   Ахма как раз из старой кузницы выбирался, когда мы подбежали. В  руке
вещицу какую-то держал и глядел на нее недоуменно.
   Гизульф Ахме грубо сказал:
   - Дай сюда!
   И отобрал вещицу ту.
   Это был волчий клык на веревочке, выкрашенный до половины красным. Мы
сразу узнали его. Наш дядя Агигульф много амулетов на  шее  носит.  Этот
клык тоже его амулет был.
   Дядя Агигульф голыми руками вырвал его из пасти волка-людоеда,  кото-
рый в полнолуние оборачивается воином  невиданной  силищи,  и  макнул  в
волчье сердце, когда разорвал людоеду грудь. Все это дядя Агигульф  сде-
лал голыми руками. Так он нам рассказывал.
   А волк этот оборотень среди гепидов дальних жил. А те и не  понимали,
что оборотень среди них живет - на то они и гепиды. Так бы  и  мучились,
если бы дядя Агигульф случайно с Теодобадом на них в поход не пошел. По-
ходя и оборотня извели. Гепиды потом благодарили - те, которые живы  ос-
тались.
   Как увидели мы с Гизульфом этот клык, так и онемели. Сразу многое нам
внятно стало. И разговор тот между дядей Агигульфом и Валамиром (как это
нам раньше в голову не пришло, что не стал бы дядя Агигульф  громогласно
признаваться в своей трусости! Да и когда это трусил дядя Агигульф, если
большие отряды при одном его имени разбегаются?) И копье, которое у  Ва-
ламира как раз в новолуние расшаталось. И вороны,  что  вдруг  с  дерева
взлетели (камнем, видать, в них бросили). И волчья тень, и фигура с  по-
сохом - небось, Ода-пастуха с Айно подрядили,  бражку  угрюмому  пастуху
выставили, чтобы пакость сотворить им помог.
   Вспомнил я, как обмочился, и снизошла на меня священная ярость.  Вых-
ватил я клык из рук Гизульфа и полетел к дому, как камень, выпущенный из
пращи.
   И Гизульф за мной следом побежал. Только я тогда ничего  вокруг  себя
не замечал.
   Ворвались мы во двор, там дядя Агигульф сидит. И такой  он  довольный
сидел, сытый после обеда, на солнце сомлевший, что  мы  с  Гизульфом  от
злобы затряслись. Испустили боевой клич и набросились  на  него  с  двух
сторон. Я дядю Агигульфа клыком заесть пытался. А Гизульф,  оседлав,  по
голове его кулаками молотил.
   Дядя Агигульф поначалу на землю пал и заскулил прежалобно, стал о по-
щаде просить. Мы с Гизульфом только рычали звероподобно.
   Тогда дядя Агигульф вдруг скулить перестал, взревел, и полетели мы  с
Гизульфом в разные стороны: я в стену  конюшни  врезался,  а  Гизульф  в
ульфов дом. Лежим и на дядю Агигульфа с ужасом смотрим.
   А тот расходиться начал. Руки растопырил, по двору с рыком начал  хо-
дить, глаза вытаращив. Палка валялась под ногами - схватил,  грызть  на-
чал. Потом об колено сломал.
   Сообразил тут я, что зубом оборотня грыз дядю Агигульфа. Чуть  второй
раз со страху не обмочился. А ну как в волка дядя Агигульф  превратится!
Не простит ведь мне дедушка Рагнарис.
   С дядей Агигульфом все страшнее становится. Встал на четвереньки, да-
вай руками-лапами землю рыть и бросать, точно пес. Голову к солнцу  под-
нял, взвыл... и вдруг сел на землю и лицо у него глупое стало.
   А из нашего дома как раз вышли дедушка Рагнарис, Хродомер и отец  наш
Тарасмунд. Стоят у входа и на дядю Агигульфа смотрят.
   У Хродомера лицо хитрое, улыбочка блуждает. И глядит так,  будто  за-
помнить все хочет получше, чтобы потом  рассказывать.  Дедушка  Рагнарис
багровый стал. И отец покраснел, глаза отводит - стыдно ему за брата.
   И ушел Хродомер. Видно было, что не терпится  ему  своим  рассказать,
что у Рагнариса в доме творится. Едва только скрылся он из виду, дедушка
Рагнарис взревел погромче дяди Агигульфа и палкой дядю Агигульфа вытянул
по спине.
   Дядя Агигульф подхватился и бежать со двора. А дедушка ему вслед пал-
кой швырнул и попал. И кричал, что вечно, мол,  опозорит  его  Агигульф,
подменыш троллев. Только жрать и горазд. Нарочно он перед Хродомером ду-
раком выставлялся, что ли? Опять над родом Рагнариса все село потешаться
будет. И ежели он, Агигульф, так хорошо собакой представляться умеет, то
и быть ему, Агигульфу, собакой - посадят на цепь и пусть гавкает.
   Тут отец наш Тарасмунд спросил нас  с  Гизульфом:  что,  мол,  случи-
лось-то? Мы ему все рассказали.
   Тарасмунд выслушал и засмеялся. Сказал,  что  когда  Агигульф  совсем
мальчишкой был, он кузнеца Визимара страх как боялся. И когда приходил к
нам кузнец, всегда под лавку прятался.

   Вечером дядя Агигульф явился мрачный и с Ильдихо шептаться стал. Про-
сил у нее что-то. Ильдихо же таиться не стала, в полный голос ответила:
   - Не дам тебе меда, и так мало осталось! Зачем это тебе  мед  понадо-
бился?
   Отец наш Тарасмунд рядом был и в разговор вмешался. Дядя  Агигульф  и
сознался, что мед для Валамира нужен - захворал друг его Валамир.
   И добавил:
   - Полночи голый в воде простоял, как тут не простынешь. Все ждал, по-
ка огольцы до кузницы доберутся... А те, видать, тащились нога за ногу.
   Меда Ильдихо так ему и не дала. Но мы с Гизульфом ночью  видели,  как
дядя Агигульф его украл. А он видел, что мы видим, и кулак нам  показал.
Мы на дядю Агигульфа больше не сердились.
   Когда Гизульф женится и у него будут дети, мы обязательно такую поте-
ху для них устроим. Это мы с Гизульфом так решили. Все равно ему придет-
ся брать жену и заводить детей, потому что он старший.  Гизульф  сказал,
что впервые без уныния об этом думает.

   КНЯЗЬ ЧУМА

   Раньше в нашем селе жило много больше народу, чем теперь. В нашем се-
ле было три больших рода - Хродомера (он первый на эту  землю  пришел  и
сел), Рагнариса, дедушки нашего, и Сейи (из того  села,  что  на  восход
солнца от бурга - оно потом сгорело с половиной народа и  старейшинами).
Хродомер этого Сейю знал хорошо и в походы с ним, бывало, ходил. Это еще
в прежние времена было, когда Аларих жив был и лютостью своей  в  страхе
соседние племена держал. Еще когда Ариарих, отец Алариха, жив был.
   После той чумы в нашем селе куда меньше народу осталось. Но  я  почти
не помню, каким наше село до чумы было, потому что был тогда еще  совсем
мал. И Гизульф плохо помнит. Ахма-дурачок, может быть, и хорошо  помнит,
но ничего толком рассказать не может.
   Дядя Агигульф тоже помнит, но дядя Агигульф не любит о  чуме  вспоми-
нать.
   Только один раз он рассказал нам с братом Гизульфом о скамаре.

   Дедушка Рагнарис говорит, что князь Чума,  которому  все  подвластны,
часто облик скамара без роду и племени принимает и бродит так от села  к
селу, от бурга к бургу. И везде, где ни пройдет, семена мора рассеивает.
   Потому и не любят у нас скамаров. Неизвестно, не князь ли Чума в  об-
личии человеческом в село пожаловал - от скамара же не  узнать,  кто  от
родом и где земля его. Да и крадут они, говорит дедушка.
   И что страшнее всего, иной раз в стаи сбиваются, могут пастуха  убить
и стадо угнать, а то и село разорить. Дедушка Рагнарис говорит, что  раз
разорила вот так скамарья стая одно герульское село. А Аларих как раз на
герулов походом собирался. Пришел, а село разорено -  скамары  побывали.
Единственный раз и был за всю жизнь, говорит дедушка, когда мы с герула-
ми бок о бок против одного врага бились.
   Окружили общими силами скамаров этих и многих мечами посекли.  А  кто
остался - тех кого конями разметали себе на потеху, кого по  герульскому
обычаю живьем зарыли. Все холмы вокруг были в красных пятнах да в кишках
скамарьих. Очень зол был Аларих на скамаров, говорит дедушка Рагнарис.
   Когда один скамар в село приходит, часто  на  пропитание  зарабатывая
народ потешает, на руках, как другие на ногах, ходит, побасенки  расска-
зывает, песенки поет, новости разносит. Скамары - слуги Локи, так дедуш-
ка говорит, оттого и веры им нет. И смех у них  недобрый.  Когда  скамар
один - смеется, а как товарищей себе найдет - в глотку готов вцепиться.
   Работу же в селах им давать не любят и в дома не пускают.
   Да и какая вера может быть тому человеку, который  отдельно  от  рода
своего по свету скитается?

   Чума к нам летом пришла, но еще с весны слухи доходили, что  прошелся
князь Чума по становищам аланским, задел и вандальские села.  Но  далеко
от нас это было.
   Но все равно, говорил дядя Агигульф, тревога к нам закралась. Подобно
тому, как смотришь на полыхание зарниц далекой грозы, а на  душе  беспо-
койно делается.
   И Теодобад (молод тогда был, только-только дружину под себя  взял)  в
бурге тревожился. Как дикий зверь взаперти метался и от тревоги этой лю-
товал. Когда человек один теодобадов горячкой захворал, Теодобад ему  из
бурга уйти повелел, а дом его сжег, хоть и роптала на то дружина.  Потом
нашли того человека. Так и помер на дороге, недалеко от бурга. И  не  от
чумы умер, сказывали, а от обычной лихоманки.
   Только все едино - не уберег Теодобад бурга.  И  дружину  не  уберег.
Пришла в бург чума и многие умерли.
   Наше село поначалу старые боги оберегали. Да и добрый Сын Бога Едино-
го им в том пособлял. Так дядя Агигульф рассуждал.
   Но потом, как чума прошла через село наше, годья Винитар немало  поп-
реков наслушался.
   Дедушка Рагнарис и Хродомер пеняли годье Винитару, что  врет  он  все
про этого доброго Сына. Если бы его хваленый Бог Единый такой сильный  и
добрый бог был, разве позволил бы он чуме такое в нашем селе сотворить?
   Вот Вотан и Доннар - они недобрые. Никто и не врет, что они добрые.
   Годья же Винитар ярился и кричал, что Бог Единый попускает такие беды
по грехам нашим многочисленным. И то диво, что не все село от  чумы  вы-
мерло, а лишь часть, ибо истуканы на каждом шагу и идолопоклонство проц-
ветает.
   Тогда-то, во время чумы, и уверовал Одвульф в Бога Единого,  а  после
перед всем селом похвалялся, как Бог Единый с Сыном от напасти его,  Од-
вульфа, уберегли.
   С самим же годьей Винитаром так вышло. Годья за долг свой почитал  по
умирающим ходить, слово Божье им толковать,  чтобы  те  хоть  померли  с
пользой для души своей, коли жили,  как  зверье,  в  идолопоклонстве.  И
гневно с умирающими беседовал.
   Рагнарис же с Хродомером между собою решили, что негоже годье со дво-
ра на двор бродить, чуму на плечах таскать. Предложили ему, коли он  та-
кой истовый, в храме Бога Единого денно и нощно  молитвы  возносить,  но
чтобы из храма ни-ни.
   И отца нашего Тарасмунда на годью натравили. В доброте своей  великой
и нерассуждающей спас Тарасмунд годью от чумы, неукоснительно  следя  за
тем, чтобы завет старейшин выполнялся.
   Как вышел годья из храма, к умирающим идти вознамерившись, так и зас-
тупил ему дорогу Тарасмунд со щитом и мечом. Годья и понять-то толком не
успел, что к чему, а Тарасмунд уже с размаху ударил  его  краем  щита  в
подбородок, едва зубы годье не выбил. Но лучше уж живу быть, хоть и без-
зубу, чем с зубами, да в могиле.
   Тело годьи бесчувственное в храм Бога Единого сволок. Занавес там ви-
сел, алтарную часть отделял; снял Тарасмунд этот занавес  и  ложе  годье
мягкое возле алтаря устроил. Себе же у входа ложе  сделал.  И  никого  в
храм не пускал, а годью из храма не выпускал. Так и принудил годью подле
Бога Единого и Сына Его жить.
   Дядя Агигульф рассказывал, что еду и питье годье и Тарасмунду,  носил
он с шуточками и прибауточками, желая их взбодрить. Тогда он,  Агигульф,
совсем молодой был. Дядя Агигульф и сейчас в Бога Единого не  верует,  а
тогда и вовсе для него ничего святого не было. Так дядя  Агигульф  гово-
рит.
   Отец наш Тарасмунд, которому мы с Гизульфом дядин рассказ  потом  пе-
ресказывали, возразил, что вовсе не было тогда у Агигульфа  ни  шуточек,
ни прибауточек. Мрачным ходил тогда дядя Агигульф, ибо глодал его страх.
   Про самого себя Тарасмунд говорил, что в те дни ярость в нем  бешеная
кипела и был он зверю дикому подобен, ибо от князя Чумы гибло село  наше
и ничего против этого Тарасмунд сделать не мог.
   После годья признавал, что спасли его Хродомер с Рагнарисом от  смер-
ти, но утверждал, что это все Бог Единый с Сыном устроили руками язычни-
ков. Храм же после всего этого заново освящал годья, а за занавес  очень
ругал Тарасмунда.
   С ними потом еще Одвульф в храме жил, но Тарасмунд Одвульфа  презирал
за трусость, ибо Одвульф к Богу Единому потому прибежал, что Бог  Единый
и добрый Сын сильнее князя Чумы и могут князя Чуму побороть. Вот и  пос-
пешил к более сильным переметнуться, чтобы оборонили.

   Пришел же князь Чума в наше село так. Как дед и  рассказывал,  принял
князь Чума облик скамара, только у нас тогда не знали об этом. Ибо  этот
скамар не был похож на прочих, наглых, да грубых, да трусливых.  Был  он
немолод и видно было, что не от лености и гнусности нрава  бродяжничает.
Заметно было, что к работе на земле привычен - повадка выдавала.
   Приютил же его Сейя и думал сделать своим человеком. Скамар же благо-
дарность свою показывал.
   Потом только поняли мы, что так-то и провел нас князь  Чума.  Был  бы
скамар на других похож, мы бы сразу его прогнали, в дом бы не пустили.
   Сорок дней минуло с той поры, как скамар у Сейи поселился, и  умер  у
Сейи раб. Внезапно умер: вот он стоит - и вот  уж  он  пал  на  землю  и
мертв, а лицо черное.
   Прибежали на поле и сказали о том Сейе. И прочие ту весть слышали.
   Тогда-то и хватились скамара.
   А здесь он, скамар. Со всеми на поле был, снопы вязал. Стоял, согнув-
шись; сквозь худую рубаху лопатки торчат, волосы серые от пота слиплись,
а руки знай себе ловко работают.
   Наше поле поблизости было, потому видели все, что со скамаром  случи-
лось.
   Ударил его камень между лопаток. Кто бросил - того никто не  заметил.
И камней-то на поле вроде бы и не было, а ведь нашлось и немало.
   Выпрямился скамар, еще не понимая, и тут ком земли прямо  в  лоб  ему
угодил. Повернулся скамар и побежал.
   Ничем удивления своего не показал. Привык,  чтобы  его  гнали.  Стало
быть, и в самом деле князь Чума это был, раз убегал, вину свою зная.
   Побежал, но тут дорогу ему заступили. Метнулся туда, сюда - везде лю-
ди стоят.
   Скамара быстро окружили со всех сторон - и родичи Сейи, и наша родня,
и родня Хродомера на крик прибежала. И стали скамара бить.
   Первым его Вутерих поверг, сын Сейи, друг отца моего,  Тарасмунда,  -
ловко серпом по лицу ударил (в шею метил, но промахнулся). Тут все нава-
лились, кто рядом был.
   И мы с Гизульфом там были, и Ахма-дурачок, наш брат, - тоже.  Все  мы
там были, все наше село прибежало князя Чуму гнать.
   Когда же отступили от скамара, как волна от берега, то ничего уже  от
скамара и не осталось - одно только месиво темно-красное, я помню. Смот-
рели на это месиво в страхе, ибо князь Чума, даже если убить тело, в ко-
тором он пришел, так просто из села не уходит.
   Гизела заплакала и на руки меня взяла. А я не понял, почему она  пла-
чет, потому что мне весело было скамара гнать. Я думал поначалу, что чу-
ма это здорово, потому что все вместе собрались. И князя Чуму убили. Вот
какие мы сильные, когда все вместе, - никто нам не страшен.
   Рагнарис велел сыновьям своим быстро  хворост  нести,  чтобы  останки
скамара спалить.
   А Сейя людей домой послал, чтобы того умершего раба подальше  отнесли
и сожгли. И когда все побоялись идти и раба того уносить, Сейя одного из
своих рабов по лицу ударил и велел ему: "Ты пойдешь". И я видел, что тот
человек смертельно перепугался, но ослушаться Сейи не посмел.
   Хродомер сказал, чтобы все можжевельник собирали и  жгли  на  дворах,
дома окуривали и сами окуривались. И сказал, чтобы все в селе так  дела-
ли. Хродомеров отец (так Хродомер сказал) говорил, что так делать  надо,
когда чума подступает.
   То поле, где скамара убили, и сейчас брошеное стоит,  потому  что  не
рождается там ничего.
   Дядя Агигульф потом говорил нам с Гизульфом про  это  поле,  страшную
клятву взяв, что не будем так делать. Если в последний день старой  луны
взять оттуда щепотку земли и кому-нибудь в питье подсыпать, тот  человек
начнет чахнуть и сохнуть и через полгода умрет. Только у нас в селе  про
это все знают, потому так и не делает никто. Дядя Агигульф  сказал,  что
если у нас в селе кто-нибудь сохнуть начнет, он нас с Гизульфом, не раз-
бирая, притащит на скамарово поле и эту землю есть заставит.
   У нас в селе это место стараются стороной обходить, плохим считают.
   Когда чума отступила, годья Винитар на этом месте крест поставил.  Но
крест и года не простоял - упал. Сгнил, а ведь из доброго дерева  сделан
был.

   После того, как скамара на том поле убили, еще несколько человек  чу-
мой заболело и умерло - у Сейи, а после у нас и у Хродомера. Младший мой
брат умер (последний ребенок из рожденных Гизелой), его звали как дедуш-
ку - Рагнарис. Гизульф говорит: "Невелика потеря". Но наша  мать  Гизела
так не думает.
   Еще в нашей семье старый раб умер. Он нашему дедушке  Рагнарису  при-
надлежал. По нему дядя Агигульф больше всех  убивался,  потому  что  раб
этот баловал дядю Агигульфа, все его мальчиком считал. А я  его  боялся,
потому что у него лицо все бородой заросло.  Дедушка  Рагнарис  говорил,
что был он даком и что в бурге его перекупил у одного из алариховых вои-
нов.
   Когда князь Чума по всему нашему селу гулял и во  все  двери  стучал,
дедушка Рагнарис усердно богам молился, а дома у нас можжевельник курили
и еще какие-то травы, которых я не помню. Дедушка говорил потом, что это
и отворотило чуму от нашего дома, так что немногие от нее умерли.
   Когда уже чума на убыль пошла, заболел наш дядя Храмнезинд  (которому
потом голову отрубили), но он не умер.
   У Хродомера больше народу умерло. У Хродомера несколько рабов умерло,
а из семьи Хродомера муж Брустьо умер и ее дочка. И еще  жена  Хродомера
умерла, Аталагильда.
   У Валамира после чумы никого родных не осталось. Сам Валамир в походе
был, вернулся на пустое пепелище. Умерли и отец его, Вульфила,  и  мать,
Хиндесвинта, и младший брат Вамба. Только  дядька-раб  остался,  который
самого Валамира еще сосунком помнил. Теперь он Валамира ругает - Валамир
говорит, дядька порой хуже чумы.
   В этот поход Валамир с Гизарной перед самой чумой ушли. Они не с Тео-
добадом пошли, а с Лиутаром, сыном Эрзариха, что в ту пору над вандалами
поднялся и с очень дальними гепидами войну развязал.
   Валамир нам дальней родней приходится, а Сейе - ближней. Род Сейи  во
время чумы весь вымер, никого не осталось, если Валамира не считать.
   Гизарна со своей матерью незадолго до князя Чумы в наше село  пришел.
Гизарна - родич жены Вутериха, сейиного сына. Если бы не скамар, который
всему виною был, то на Гизарну с матерью его бы подумали, что они  князя
Чуму приветили.
   Когда Гизарна вместе с Валамиром из того похода вернулся, матери сво-
ей он уже не увидел, и она не порадовалась подаркам, которые он  привез.
Подарки эти он на ее могиле сжег. После же к нашему дедушке пришел, что-
бы все узнать, как было.
   Дедушка Рагнарис ему и рассказал про скамара и добавил, что  не  будь
скамара, точно бы Гизарну обвинили. Дедушка Рагнарис велел  Ильдихо  на-
кормить Гизарну и на ночь приютил. Наутро же ушел из нашего дома  Гизар-
на.
   У Аргаспа брат умер, Одрих, силищи неимоверной. Первый  силач  был  в
нашем селе, гордость старейшин; сгорел же в один день от черной смерти.
   Теодагаст, младший из племянников Хродомера, разом всех женщин лишил-
ся - и матери, и сестер, и жены, которую недавно взял. Сам же спасся чу-
дом, хотя тоже болен был. Он последним в  своей  семье  заболел.  Жилище
свое сам огню предал и новое построил. И работой этой от безумства спас-
ся.
   Фрумо, дочь Агигульфа-соседа, тоже болела и с тех  пор  придурковатой
сделалась. А кривая была от рождения.
   Жена Агигульфа-соседа умерла, и ребенок, которого она носила, не  ро-
дился. Так дедушка Рагнарис говорит, Агигульфа-соседа временами жалея.
   Был в нашем селе один воин Герменгильд. Пришел он в наше село со сво-
им побратимом-аланом по имени Кархак. Они первые были, кого годья  Вини-
тар поборол и крестил. Они в одном доме жили и вместе умерли. Сейчас они
в небесном бурге по обе стороны от доброго Сына сидят и райскую медовуху
с Ним пьют.
   Умерла мать Ода-пастуха, та аланка, которую Эвервульф, друг Ульфа,  в
село привел.
   Еще умерли Арпила, Эорих,  другой  Эорих,  Гаутемир,  Бавд,  Фритила,
Алафрида, Халлас и бабка Мавафрея.
   Их годья каждый год в храме поминает, и я запомнил их  имена,  потому
что годья велит нам молиться за них. Умерли еще другие, но те были языч-
ники и не веровали в Бога Единого, поэтому годья их не поминает.
   Род Сейи вымер весь до последнего человека: жена его, Аутильда,  сыны
- Вутерих, Авив, Фредегаст и Арбогаст, дети Вутериха и дети  Фредегаста.
И жены их умерли. Из рабов только один остался, но  и  тот  скоро  умер,
правда, не от чумы, от другой хвори.
   Дом Сейи спалили. И дома сыновей его, Вутериха  и  Авива  спалили,  а
Фредегаст и Арбогаст с отцом своим жили.
   Дома сыновей Сейи рядом с большим отцовским домом  стояли,  потому  у
нас посреди села теперь большая проплешина. Там трава сейчас  поднялась.
"Сейино пепелище" мы это место называем. Но в отличие от скамарова поля,
это место плохим не считается, потому что Сейя добрый был хозяин и в се-
ле его уважали.
   Имена сейиной родни годья Винитар не поминает,  потому  что  они  все
язычники; но я помню их, потому что о них дедушка  Рагнарис  говорит  со
своими богами.
   По селу еще несколько таких пустых мест есть, где раньше дома стояли.
После чумы там никто селиться не стал. И не из страха, а просто  потому,
что некому там дома ставить.

   Дедушка говорит, если бы не чума, наше село могло бы сравняться с тем
селом, откуда Хродомер и дедушка Рагнарис родом. Да что с тем  селом!  С
бургом могло бы сравняться.
   Из-за чумы у нас в селе не осталось наших с Гизульфом сверстников,  с
кем мы могли бы дружбу водить.
   Дедушка Рагнарис говорит, что в нашей семье так мало потерь было  по-
тому, что семя рагнарисово крепче других. Оттого и дети у нас почти  все
выжили. А у других дети умерли.
   Еще дедушка говорит, что нам с Гизульфом нужно семя это крепкое сеять
как можно шире, чтобы род наш укрепился. Да только все без  толку,  коли
мир к закату клонится. А дядя Агигульф - он лишь врагов  укрепляет.  Де-
душка Рагнарис видит в том скудоумие дяди Агигульфа.
   Дедушка ворчит: вот обступят, мол, нас племена злобные и  враждебные,
дяди Агигульфа глупой лихостью умножившиеся без меры и семенем  рагнари-
совым укрепленные. Вот тогда взвоете! Ибо рагнарисово семя крепко в зем-
лю въедается, его так просто не выполоть.
   Я люблю, когда дедушка Рагнарис  про  крепость  семени  заговаривает.
Когда дедушка про это речь заводит, он  лучшие  куски  нам  с  Гизульфом
подкладывать начинает, чтобы мы скорее росли и надежды его  оправдывали.
Дядя Агигульф тогда перестает быть любимцем дедушки.
   Гизульф сердится, потому что плодить детей придется ему, Гизульфу,  а
лучшие куски дед чаще подкладывает мне. Ибо я становлюсь любимцем дедуш-
ки, когда дядя Агигульф в немилость впадает.

   После чумы для молодых воинов достойных невест  в  селе  не  сыскать.
Только и остались - если достойных искать -  Сванхильда  с  Галесвинтой.
Для них мужа в нашем селе нет: либо недостоин молодой воин породниться с
родом Рагнариса, а кто достоин - тот и без того наш близкий  родич.  Так
дедушка говорит.
   Есть невесты в соседнем селе, откуда  дедушку  Рагнариса  изгнали  за
удаль молодецкую, так не оттуда же жен брать! Так дедушка Рагнарис гово-
рит. И Хродомер с ним согласен. Хродомера еще прежде дедушки из того се-
ла за удаль молодецкую изгнали.
   Вот и приходится жен вдалеке искать. Дядя Агигульф недаром о прекрас-
ных вандалках да гепидках все грезит. Это нам отец объяснил.
   Я думаю, нашу семью чума еще потому обошла (если  с  другими  семьями
сравнить), что дедушка Рагнарис и отец мой Тарасмунд над  воротами  мечи
повесили, чтобы князь Чума войти не мог. Мы много на дворе были,  потому
что в доме постоянно курили. Мне можжевеловый запах до сих  пор  о  чуме
напоминает, хотя я тогда и мал был. Годья Винитар можжевельник  в  храме
жжет для хорошего запаха. И для напоминания о чуме - тоже,  я  думаю.  Я
всегда в храме о чуме вспоминаю. Годья Винитар говорит - это хорошо.
   Дядя Агигульф говорит, что иной раз в походе как бросит кто  можжеве-
ловую ветку в костер - сразу чума на ум приходит.

   ПЛАЧ ДЕДУШКИ РАГНАРИСА ПО БЫЛОМУ

   После того, как дядя Агигульф нас с Гизульфом пугал сперва в кузнице,
а после во дворе, когда оборотнем прикидывался, да еще после  того,  как
Ильдихо покражу меда обнаружила и крик на весь дом подняла, дедушка Раг-
нарис в печаль впал и о былом вспоминать громко начал.
   Дедушка Рагнарис всегда  о  былом  вспоминает,  когда  дядя  Агигульф
что-нибудь вытворит или когда вообще что-нибудь не по нему.
   Дедушка сперва долго ярится. Тут уж ему на глаза лучше не попадаться.
Все равно что с рассерженным медведем в одном логове  оказаться.  Только
Ильдихо к дедушке смело приближается, его обхаживает и на всех шипит.
   После дедушка успокаивается, пива себе требует, нас с  Гизульфом  зо-
вет. "Желаю будущим своего рода любоваться", - говорит дедушка.
   Дедушка сажает меня на левое колено, на правое кружку с пивом ставит,
а Гизульф рядом с кружкой на лавке мостится. Это  тоже  почетное  место.
Гизульф тяжелый, его дедушка на колени не берет
   Оттого дедушка Рагнарис на почетное место возле себя Гизульфа сажает,
что в воспоминаниях дедушкиных дядя Агигульф редко когда любимцем  быва-
ет.
   Когда дедушка долго вспоминает, у него по  усам  слезы  начинают  ка-
титься.

   Раньше, говорит дедушка Рагнарис, все лучше было, не в  пример  тепе-
решнему. И деревья раньше выше были, сейчас как-то  сгорбились.  И  скот
крупнее урождался, сейчас измельчал. И небо голубее было, сейчас выгоре-
ло.
   Прежде люди чинно жили и воины вели себя подобающе,  а  таких  шутов,
как этот дядя Агигульф, и вовсе не водилось. Виданое ли это дело,  чтобы
воин у себя на дворе гавкал и землю руками кидал, аки пес шелудивый?
   Сел готских на земле прежде было куда больше, чем  теперь.  Оттого  и
другие племена не так заметны были. На холмах рощи густые шумели.  Дубов
было куда больше, чем теперь. И почти все дубы священными были. В  лесах
вутьи дикие рыскали, лишь изредка в села в человечьем обличии заходя.
   Люди были друг с другом рачительны, с богами же щедры, к врагам своим
свирепы. Богам в жертву не куриц ощипанных (как нынче Хродомер перед се-
вом принес) - кровь людскую приносили, рабов, а то и свободных во  славу
Вотана и Доннара убивали. Оттого и благодать от богов  отческих  широким
потоком на села готские изливалась.
   Сам Вотан, радуясь, меж селами ходил  и  часто  видели  его  в  шляпе
странника и с посохом.
   И вожди прежде не в пример нынешним умудренные были.  Никогда  такого
не затевали, как в прошлом году, чтобы перед самой посевной в поход  ид-
ти. Из походов всегда пригоняли: если рабов - так не перечесть, если ло-
шадей - так табун, если дорогих украшений с каменьями - так десятки  те-
лег. Не то что теперь: сорвет с какой-нибудь замарашки колечко медное  и
выхваляется - вот, мол, какую богатую добычу взял!
   Да и воины были куда лучше. Все оттого, что  настоящее  посвящение  в
мужской избе принимали, кровавое. Не то что теперь -  пойдет  в  мужскую
избу, блоху там на себе словит, старейшинам  и  жрецу  предъявит,  будто
подвиг ратный совершил, - вот тебе и все посвящение.
   Благолепие кругом царило. Вутьи из священной ярости не выходили,  лю-
дей зубами рвали. Пленных либо убивали, либо в жертву  богам  приносили,
соплями над ними не мотали, как кое-кто ныне.
   Девиц опозоренных конями разметывали, а не замуж их совали всем  под-
ряд, чтобы позор скрыть. Боги стояли всегда  свежей  кровью  вымазанные,
сыты и довольны были.
   Враги нападали с дивным постоянством, всегда через седмицу после  то-
го, как урожай собран. И ждали врага, и радовались  врагу,  и  побеждали
врага, и гнали врага.
   Родители для чад своих сил не жалели и пороли ежедневно. Зато и роди-
телям почет был, не то что ныне.
   Для старшего в роде посреди двора седалище возводили, так что  надзи-
рать он мог над тем, чтобы жизнь в благочинии проходила. И не нужно было
палкой грозить и напоминать, чтобы седалище воздвигли, - все в роду рва-
лись эту работу сделать, ибо почет в том для себя видели.
   И наложницы в былые времена свое место  знали,  не  дерзили,  намеков
гнусных не делали, а долг свой выполняли, пиво варили, ублажали и  прис-
луживали старшему в роду.
   Сыновья от отческого богопочитания не отходили, с лукавыми  вандалами
дел не имели, дочерей за лукавых вандалов не выдавали  и  в  доме  своем
этих лукавых вандалов не привечали и советам их лукавым не следовали.
   Да и вандалы в прежние времена иные были. Молчаливые были, неуступчи-
вые да лютые, не то что нынешние, липучие, как лепешка коровья. А у отца
Аларихова, Ариариха, эти вандалы вот где были - в кулаке железном держал
их!
   И аланы иные были. Не торговлей пробавлялись, как теперь,  -  радость
ратной потехи народу нашему несли. Оттого и уважение аланам было, не то,
что ныне.
   Стареет мир, к закату ощутимо близится, говорил дедушка Рагнарис.
   Что о людях говорить, если даже коровы и козы долг свой в былые  вре-
мена знали и несли исправно и молока давали больше, и гуще то молоко бы-
ло.
   И не было такого, чтобы тащиться приходилось неизвестно  куда,  чтобы
радость настоящего единоборства испытать. Вся жизнь в борьбе проходила и
все было чинно и благолепно. Стоило лишь на двор выйти - и бегут  уж  на
тебя с трех сторон: враг, да вутья, да зверь лютый, только успевай пово-
рачиваться.
   Да и вожди народ свой почитали. Ариарих, отец Алариха, с  охоты  вер-
нется, а после по селам ездит и со всеми добычей делится. Да и охота бы-
ла дивной, столько дичи брал Ариарих, что на пять сел хватало.
   Да что Ариарих! Еще сын его, Аларих, сколько раз в этом доме  трапезу
с нами делил.
   Вожди по отцовским заветам жили и на тех воинов опирались, что по се-
лам хлеб выращивали, дружину же малую при себе держали. Не  то  что  те-
перь, когда засела в бурге при Теодобаде орава проглотов и только и зна-
ет что орать: давай, давай! А Теодобад и рад стараться.  Только  тявкнет
какой-нибудь щенок из последних дружинников теодобадовых, что  на  самом
краю стола сидит во время пира: мол, штаны у него прохудились, пора  бы,
мол, в геройский поход отправиться, - так Теодобад и рад стараться,  уже
несется какой-нибудь герульский курятник разорять. И вечно посреди  сева
норовит отправиться, либо в разгар жатвы.
   Воины бобылями не сидели, всяк род свой продолжить стремился.  Не  то
что нынешние (это он в Валамира метит): пивом до самых глаз  нальются  и
забот о продолжении рода своего не ведают; муди и те у кабана оторвали -
своих, что ли, нет?
   Да и что за воины нынче? Коня им подавай, пешими сражаться не  хотят;
на коня попону постели, конским потом брезгуют.
   Раньше в бой пешими да нагими ходили, зато копье  было  исправное  да
меч острый. И из боя не тряпки да побрякушки приносили,  а  оружие,  ибо
враг был столь же наг и суров.
   Вон Хродомер все сетует, что при молодом Аларихе у него гепиды уздеч-
ку вандальской работы стащили. А и  правильно  стащили;  блага,  видать,
Хродомеру желали: негоже чужой работы сбрую брать.
   Что с Хродомера взять, если на поводу идет  у  молодых.  И  почитания
Хродомеру от молодых потому и нет. Когда во время пахоты (это когда Тео-
добад по глупости поход не ко сроку затеял и  Тарасмунда  сманил)  делал
Хродомер Агигульфу замечания кротким тоном  для  поучения,  Агигульф  на
Хродомера, как пес бешеный огрызался, убить грозился. Разве в иные  вре-
мена снес бы такое старейшина от молодого воина?
   Он бы, Хродомер, еще с Агигульфом да Валамиром бражничать начал.  Или
того лучше, огольцов этих, Атаульфа (то есть, меня) с Гизульфом по  бро-
шенным хатам пугать, с него бы, Хродомера, сталось.
   Что и говорить, плохо блюдет Хродомер  порядки  старинные.  Оттого  и
тяжко так приходится дедушке Рагнарису. В одиночку благолепие не  сохра-
нишь, хоть ты тут умри.
   Вот был бы Сейя жив. Сейя умел старинное  благолепие  соблюдать.  Под
рукой Сейи все с оглядкой ходили, будь то хоть рабы, хоть иные  домочад-
цы, хоть сыновья сейины.
   А девки!.. Разве было такое в прежние времена,  чтобы  дочери  воинов
самому что ни на есть никчемному мужичонке на всем селе в портки  загля-
дывали, мудями его мелкотравчатыми любовались!
   Когда дедушка Рагнарис такой, как я был, и в доме  у  батюшки  своего
жил, ни минуты он без дела не сидел, не то что мы с Гизульфом. И чистота
везде была. В свинарнике так чисто было, что хоть ночевать там ложись.
   И хозяйственным был он, дедушка Рагнарис еще с детских лет. Все в дом
нес, за своих же горой стоял.
   И не было такого, чтобы у здоровых детей в голодные годы хлеб отнима-
ли и полоумным отдавали, чтобы те тоже не померли. Калек и больных в ка-
пище относили, как было заведено. И оттого много здоровых детей  жило  и
все здоровей они становились. На них и опора была в семье.
   Конечно, и раньше такое случалось, что уроды нарождались, говорил де-
душка. У отца дедушки Рагнариса, его тоже Рагнарис  звали,  тоже  иногда
уроды рождались. Но отец дедушки Рагнариса как выяснял, что ребенок урод
или недоумок, так сразу в капище его относил. И семье польза, и боги до-
вольны были. Да и в селе от того были ему почет и уважение.
   Когда наш дедушка Рагнарис младше меня был, он часто  сидел  задумав-
шись, с открытым ртом. Дедушка о величии грезил, только отец его того не
понимал. Отец дедушки Рагнариса решил было, что наш дедушка Рагнарис то-
же полоумный, как и старший братец его (того годом раньше богам  отдали)
и в капище его свел, хоть и любил сына своего младшего. Слезами заливал-
ся, но свел.
   Жрец же в капище, с дедушкой Рагнарисом поговорив и осмотрев его  пе-
ред богами, сказал - нет, не полоумный он, а о величии грезит. И обрадо-
вался отец Рагнариса и отвел его домой, ликуя.
   Дедушка Рагнарис говорит, что уже тогда  предназначение  свое  понял:
основать новое село и старейшиной там быть, благочиние древнее блюсти.
   Дедушка Рагнарис любит рассказывать о том, как в то капище шел. Бест-
репетно шел, отважно и в то же время степенно, хоть и юн был летами.
   В доме отца дедушки нашего строгость была и благочиние. Разве  бывало
такое, чтобы вперед отца кто-нибудь есть начинал, когда за трапезу сади-
лись? А вот Гизульф недавно... (Тут дедушка о Гизульфе вспомнил и подза-
тыльник ему отвесил.)
   А работали как! Посмотрит человек на соху - и соха будто  сама  землю
рыхлить начинает. Только глянет на точильный камень - глядь, а нож уже и
наточен. А нынче!.. Агигульф уже в который раз хлев чинит.  Недавно  нож
наточил - так этим ножом даже Галесвинта, несмотря на всю свою глупость,
бы не порезалась.
   Да что там Галесвинта! Сванхильда - и та бы не порезалась.
   Все мельчает, все портится. Зерно урождается с изъяном, земля  раньше
черная была, а стала серая, да и вообще все серое стало, потому что  мир
стареет. Скоро наступит зима, которой три года стоять, а  там  уж  и  до
последней битвы недолго, сгинут все в одном огне.
   И не так сгинет, как ваш годья Винитар голову вам морочит, что  прие-
дет, мол, ваш Бог Единый на громовой телеге и вас, таких хороших, к себе
заберет. Все это он врет. Жаль, хороший был воин Винитар, покуда дурь на
него не нашла. Да что поделаешь, если все  портится,  все  стареет  и  к
упадку склоняется.
   Ему-то, дедушке Рагнарису, что - он пожил и настоящей жизни  отведал.
А вот нас, дураков, ему жалко.
   В бурге последний раз бывал, так смотреть там на все тошно. Лоботрясы
повсюду ходят. Озоруют - и то скучно.
   Да и пиво ощутимо испортилось. Раньше-то оно душу веселило, а  теперь
желудок гнетет. (При этих словах дедушка в сторону Ильдихо кулаком  гро-
зил.)
   Все безобразия оттого, что богов люди забывать  стали,  от  отческого
богопочитания отступились. Жертв кровавых не приносят, соберутся в своем
храме, ноют, как баба по битому кувшину и жидкую слезу точат: ах, бедный
скамар, к кресту его прибили.
   Того-то скамара, князя-то Чуму, своими руками на скамаровом поле  ра-
зорвали, и никто ни слезинки не уронил. А все почему?  Потому  что  пра-
вильно поступили. Эта вера новая - она похуже всякой чумы будет.
   И на кого богов отеческих променяли? И каких богов! Странника Вотана,
Доннара-молотобойца, Бальдра, светлого господина забыли, а бродяге  пок-
лоняются. Кто он такой, бродяга этот? Нешто дал бы доблестный воин себя,
как лягушку, распластать?
   Прав был старый Ариарих, отец Алариха. Ежели прослышит, что какой во-
ин дурью начинает маяться и кресту поклоняться, так  сразу  на  поединок
того воина вызывал и убивал. Иной воин отказывался против  вождя  оружие
поднимать, так тех Ариарих без поединка убивал.
   И так убил многих.

   Одежду меховую шить - и то разучились. Раньше грела, а теперь  холод-
но.

   ГУСЛИ

   Как-то раз дедушка Рагнарис послал дядю Агигульфа в  бург  за  новыми
серпами, дав для обмена овцу. Знал бы, что из этого выйдет, - ни за  что
бы дядю Агигульфа не послал. Но тут уж волков бояться - в лес не ходить.
Коли имеешь дело с дядей Агигульфом, нужно быть готовым ко всему.
   Дядя Агигульф с собой еще мешок ячменя взял и  коня  своего.  Сказал,
что перековать бы коня не мешало.
   С тем отправился в бург.
   Вернулся на следующий день. Серпы привез, коня привел, за  плечами  в
мешке гостинец привез. А какой гостинец -  не  говорил.  Сказал,  сперва
отобедать нужно, на голодный желудок гостинец этот,  мол,  правильно  не
понять.
   Когда коня в стойло повел, дедушка Рагнарис и увидел по  следам,  что
подкова одна с выщербиной, старая. Спросил удивленно, почему коня не пе-
рековал. Неужто весь мешок ячменя на тот гостинец неведомый ушел? Да  на
что они сдались, такие гостинцы!
   Дядя же Агигульф ответил, кузнец про те подковы говорил, будто  очень
хорошие те подковы. До Данубия добраться и назад вернуться можно  и  все
им сносу не будет.
   Бросили они о подковах спорить, и трапезничать мы сели. После  трапе-
зы, как насытились, подступили мы все к дяде Агигульфу,  чтобы  гостинец
свой он нам показал.
   Дядя Агигульф, торжествуя, из мешка гусли вынул. Вернее, сперва-то мы
подумали, что это какой-то особенный лук, чтобы стрелять всем вместе. Но
дядя Агигульф объяснил нам, что гусли это. Помогают они сказителю  песни
о героях рассказывать. Мы с Гизульфом не очень поняли, как это гусли по-
могают рассказывать. Они деревянные и слов не знают.
   Дедушка Рагнарис заворчал, зачем это дяде Агигульфу  песни  о  героях
понадобились. Но дядя Агигульф на это заявил, что давно уже  дар  скази-
тельный в себе ощущает. Как в битве мечом размахнется, как  опустит  меч
на голову вражескую, как услышит хруст костей и лязг металла - так стро-
ки сами собой на ум приходят.

   Случилось же в бурге вот что. Приехал дядя Агигульф и  зашел  дружину
проведать. Первым делом повстречал одного дружинника по имени  Гибамунд.
Сидел тот, изрядно уже пивом накачавшись, и скамар  какой-то  перед  ним
сидел, на коленях вот эти самые гусли держал. И песню  громкую  пел,  за
струны дергая.
   Гибамунд же подсказывал скамару, какие слова говорить. Пели про  бит-
ву, и выходило так, что этот Гибамунд самый главный герой  в  той  битве
был. Подскажет Гибамунд еще какую-нибудь подробность той битвы, а скамар
тут же ладными стихами излагает. И за струны  дергает  беспрерывно,  так
что гром стоит, как если бы волны о скалу  разбивались,  разбитое  судно
проволакивая.
   Сел рядом дядя Агигульф. Заслушался. завидно ему стало.
   У скамара рожа красно-сизая, глаза вверх завел, знай себе струны дер-
гает да поет осипшим голосом, когда пиво не лакает.
   У Гибамунда слезы аж подступают, так прекрасны песни  те.  Дядя  Аги-
гульф пива с Гибамундом и  скамаром  выпил  и  тоже  слезу  сглотнул.  И
впрямь, прекрасные песни. И захотелось дяде Агигульфу, чтобы и о нем та-
кие песни сложили.
   Учтивейше попросил дядя Агигульф Гибамунда, чтобы  тот  скамара  того
дивно-песенного ему продал. Гибамунд не менее учтиво отвечал  дяде  Аги-
гульфу, что вроде бы, свободный тот скамар. Хотя, ежели  дяде  Агигульфу
не лень, может в рабство скамара того обратить.
   Однако дяде Агигульфу лень было.
   Скамар же вдруг предложил дяде Агигульфу свои гусли. Мол, для  такого
статного воина, для такого знатного господина  ничего  не  жаль  отдать.
Точнее, сменять. А еще точнее, на мешок ячменя сменять, вон на тот,  ка-
кой знатный господин из деревни своей притащил.
   Тут подумал дядя Агигульф о том, что скамар-то ему, пожалуй, и  не  к
чему. Дар свой поэтический в себе ощутил. И раньше-то строки на ум  при-
ходили, битвы да героев воспевающие, а при виде дивных  гуслей  и  вовсе
потоком полились.
   И играть на этих гуслях много ума не надо.  Ежели  скамар  за  струны
дергать научился, то уж дядя Агигульф сделает это куда лучше, рука-то  у
него не в пример сильнее скамаровой.
   Попросил только у того скамара, чтобы  секрет  какой-нибудь  показал.
Скамар охотно показал, как из струн непотребный визг  извлекать,  чем  в
восторг привел и Гибамунда, и дядю Агигульфа. И  еще  больше  захотелось
дяде Агигульфу эти гусли иметь.
   И согласился он отдать мешок ячменя за гусли.
   Сменялись.
   Скамар уже напропалую льстил дяде Агигульфу, военного вождя ему пред-
рекая - при таком-то уме, при таком-то даре! Сразу  видно,  что  любимец
богов.
   И стал вдруг дяде Агигульфу скамар противен. И Гибамунду стал он про-
тивен. Вдвоем пинками его прогнали. Ячмень же не дали, потому что  вдруг
открылось им, что украл эти гусли скамар.
   Гибамунд даже припомнил, что свояк у него в дальнем селе есть, так  у
свояка сосед был, а у соседа того, вроде бы, как-то видел Гибамунд такие
же точно гусли. И надо бы еще выяснить, не те ли это самые, чтобы зря не
позориться.
   Жаль будет соседу свояка гусли отдавать, если признает, а за  них  уж
ячменем заплачено. А так не жалко.
   И рассудив таким образом, обратили они ячмень в пиво и  стали  вдвоем
песни слагать. И так у них складно получалось без всякого скамара, такие
красоты на ум приходили и сами собою в слова ложились...
   Потом Гибамунд пение оборвал и сказал, что, кажется, расстроены  гус-
ли. Спросил дядю Агигульфа, умеет ли он их  настраивать.  Дядя  Агигульф
сказал, что не умеет. Гибамунд тоже не умел. Предложил к дружине  пойти.
Мол, две головы хорошо, а много лучше.
   И многие стали гуслями наслаждаться. Пиво полилось рекой.  Дружинника
не осталось в бурге, кто не попытался бы сыграть на гуслях свою песнь, и
состязались - кто сильнее дернет.
   После собаку словили и стали ее за хвост  тянуть.  Потянут  -  собака
взвизгнет. Потом по гуслям проведут особым секретным образом, как скамар
показывал, - гусли взвизгнут. Так и потешались, кто громче визжит.
   Потом собака укусила дружинника и была отпущена.
   Решено было, что негоже такую диковину от вождя  таить.  К  Теодобаду
понесли, громко песни распевая, а впереди дядя Агигульф шел и  что  было
мочи за струны тянул - старался ради вождя. Рядом Гибамунд вытанцовывал.
За ними собака бежала.
   Спал Теодобад, когда ввалились к нему дружинники. Разбудили его.  Сел
вождь на лавке. Пива ему поднесли. Гусли предъявили. Теодобад пива хоро-
шо испил и предложил струны ногтем ковырнуть. Мол, видел раз знаменитого
слепого певца, так тот ногтем вот эдак подковыривал, чудные звуки извле-
кая. И велел гусли подать.
   Стал гусли ногтями эдак подковыривать. Что-то у вождя военного  полу-
чилось. Но после палец поранил и недоволен остался.
   Попробовал ножнами от кинжала водить - тоже интересно получается.
   Ножны у Теодобада особенные, аланской работы,  с  выпуклым  рисунком.
Нарисованы там звери невиданные - рогатые и злые кони, звери-пардусы - и
все между собою бьются предивно.
   Под ножны Теодобад стал песнь слагать. Всех Теодобад превзошел -  са-
мую длинную песнь спел. И громче всех пел.  Никто  с  Теодобадом  в  том
сравниться не мог. И в который уже раз ясно всем стало - недаром  Теодо-
бада вождем избрали.
   Пел же Теодобад о том, как на Афару-Солевара дружину свою водил и как
побили Афару и взяли его соль.
   И такая славная была та песнь, что у многих слезы показались.
   На перезвон гусельный да на рев теодобадов  мужественный  жена  вождя
появилась. С деревянным подойником вошла - корову доила, аж в хлеву муж-
нин крик слыхать было. Умилилась и молока гостюшкам предложила. Гостюшки
поблагодарили, но молока пить не стали. Ибо, как  пояснил  Гибамунд,  от
благодарности ногою пол земляной роя, с молока после пива  шибко  пучит.
Улыбнулась жена Теодобада ласково, будто мать родная (хотя  моложе  была
многих дружинников) и вышла тихохонько.
   Из того, что после творилось, дядя Агигульф мало что помнит.  Помнит,
что из дома теодобадова в дружинные хоромы перебрались. Там стрелять  из
гуслей пытались, но осторожно, дабы вещь драгоценную не попортить.
   Тут Теодобад о скамаре спросил, кто таков и откуда гусли взял.  Гиба-
мунд пояснил, что скамар гусли у его свояка спер. Решили татя изловить и
примерно наказать. Всю ночь по бургу носились, всех переполошили, искали
скамара, чтобы суду предать, но не нашли.
   Теодобад распорядился, чтобы утром ворота не открывали, дабы тать  не
избегнул кары, а дружинники могли бы невозбранно поиски продолжить.
   Под утро нашли одного скамара и повесили, только  это  другой  скамар
был.
   Как рассвело, дядя Агигульф с гуслями в дорогу отправился. Все благо-
дарили дядю Агигульфа за праздник и за избавление бурга от татя злого.
   Так закончил свой рассказ дядя Агигульф.

   И сказал дядя Агигульф, что отца своего Рагнариса почтить желает  той
музыкой, которой и вождь военный внимал.
   С тем гусли себе на колени возложил и за струны дергать начал, распе-
вая во все горло. Пел он о подвигах дедушки, который Арбра-вутью зарубил
в честном бою. Как сражались нагие дедушка наш Рагнарис  и  вутья  Арбр.
Перечислять достоинства героев начал, сравнивая их: у вутьи  руки  длин-
нее, зато у дедушки плечи шире...
   И все скальдическим языком изображать пытался, так что и половины  мы
не поняли, как вдруг дедушка взревел, что, перво-наперво, клевету на не-
го дядя Агигульф возвел. Что вовсе "закрома потомства,  семенем  крепким
отягощенные" не свисали у него ниже колен. Ни у него, ни у Арбра.
   И "меч отваги" вовсе не на врага наставлен был, ибо не до этого было.
Ни ему, ни Арбру.
   А во-вторых, чтоб срамных песен при девках более не голосил!
   Дядя Агигульф обиженно замолчал, но вдруг с новой  силой  по  струнам
ударил и стал кричать про то, как "льется-хлещет кровь  врагов,  пролить
ее всегда готов".
   Тут у всех дела какие-то на дворе нашлись. У одной только Ильдихо  не
нашлись, за что она на дядю Агигульфа злобу затаила.
   Дедушка Рагнарис недолго крик этот терпел. Сказал, что и раньше  жили
без гуслей и впредь, надо полагать, проживем. И без гуслей-то благочиние
погибло навек, а с гуслями и вовсе скамарам уподобимся. Еще и хродомеро-
вы придут поглядеть, как у Рагнариса на дворе непотребства чинятся.
   А дяде Агигульфу скальдом не быть, по всему видать. И разумом скуден,
и рожей не вышел. С такой рожей только по герульским курятникам шастать,
"закрома потомства" куриные воровать.
   Да и Теодобад хорош, по рассказу видно. Аларих-то по сравнению с  от-
цом своим, Ариарихом, втрое как мудростью был умален; а Теодобад,  похо-
же, как на Афару-Солевара сходил, так последние остатки ума порастряс. И
воинство вождю под стать.
   Спросил презрительно, как у этого дружинника  Гибамунда  отца  звать.
Дядя Агигульф ответил: тоже Гибамунд. Дедушка аж плюнул  и  сказал,  что
Гибамунд от Гибамунда недалеко ушел.
   Его, дядю Агигульфа, за делом в бург посылаешь, а он  чуть  что  -  с
дружиной бражничать. Спасибо хоть серпы привез. Мешок ячменя  на  непот-
ребную потеху пустил. Дядя Агигульф возразил, что  сам  Теодобад  мешком
этим не побрезговал.
   Дедушка Рагнарис закричал:
   - Это тебе он "сам Теодобад", а мне он сопляк паршивый, не лучше  те-
бя! Будь там хоть сам Вотан с Доннаром, разницы никакой - мешка-то ячме-
ня уже не вернешь! Не для того день-деньской о  хозяйстве  радею,  чтобы
сын в скомороха обратился.
   Добавил, что ежели дядя Агигульф окончательно решил оскамариться,  то
дедушка Рагнарис ему это вмиг устроит. Бороду вот обкорнает,  пинка  под
зад даст - и готов скамар. Дело недолгое. И зарычал страшно, чтоб Ильди-
хо ножницы несла.
   Дядя Агигульф дожидаться не стал. Гусли под мышку - и деру.
   Дядя Агигульф не видел, а я видел, как  дедушка  Рагнарис  ему  вслед
глядел, за бока держался и хохотал, а после прибавил: "Весь в меня".
   А я еще и раньше понял, что дедушка Рагнарис дядю Агигульфа ни за что
не выгонит. Это он пугал дядю Агигульфа.
   Я побежал дядю Агигульфа догонять и нагнал его уже у самого дома  ва-
ламирова. Остановил и хорошую весть ему передал:  чтоб  не  боялся  дядя
Агигульф, ибо дедушка на самом деле на него вовсе не  сердится.  Дедушка
смеется.
   Дядя Агигульф сказал, что знает.

   После возвращения дяди Агигульфа из бурга несколько вечеров так было:
едва солнце на закат пойдет, так от дома валамирова воинственный рев не-
сется и бряцанье.
   В первый же день, как дядя Агигульф к  Валамиру  гусли  снес,  герои,
друг перед другом в умении скальдическом выхваляясь, одну струну  порва-
ли.
   Дядя Агигульф потом сказал нам с Гизульфом, что они с Валамиром хоте-
ли показать звук, какой бывает, когда две конные лавы  в  бою  сходятся.
Хорошо еще, что одной струной отделались. Песнь такая героическая  была,
что едва снесли на хребте своем гусли ее могучую тяжесть. Могли и  попо-
лам треснуть.
   Дядька-раб валамиров на скальдов ругался, а Марде гусли очень  понра-
вились. Весь вечер сидела у ног Валамира и на героев глядела,  рот  при-
открыв и пошевелиться боясь. И за то мила была она им. Валамир ее дядьке
в пример ставить пытался. Мол, хоть и замарашка-девка, а геройство почи-
тает.
   Вторая струна еще через день лопнула  в  руках  Валамира.  Он  кричал
песнь, а дядя Агигульф плясал и замарашку валамирову плясать  заставили.
Вошли в раж - струна и лопнула.
   Но богатыри не отступились и все равно каждый  вечер  продолжали  ис-
кусство скальдическое постигать.
   Когда же струн на гуслях не осталось, их Валамир на  сеновале  схоро-
нил, ибо дедушка Рагнарис запретил скамарскую потешку в дом к себе  нес-
ти. Там потом мыши гнездо свили.
   Дядя Агигульф с Валамиром всем после рассказывали,  что  гусли  дрянь
попались. Сразу видать, скамарские гусли. Были бы настоящие, быть бы уже
Валамиру с Агигульфом скальдами, гордостью всего села.
   Дядя Агигульф вспоминал, как дедушка Рагнарис  рассказывал,  будто  у
великих риксов готских и скальды были великие, а у тех великих  скальдов
и гусли были великие - сами из золота, струны  серебряные.  На  таких-то
гуслях играть, кто великим скальдом не сделается.  Даже  Одвульф,  может
быть, сделается.

   Дедушка после того долго дядю Агигульфа скальдом величал. И  "закрома
потомства" поминал.

   АРИАРИХ, АЛАРИХ, ТЕОДОБАД И РЕКИЛА - НАШИ ВОЖДИ

   Теодобад - наш военный вождь. Теодобад - сын Алариха, внук  Ариариха,
сына Рекилы.
   Наш дедушка помнит еще Ариариха. Дедушка говорит, что Ариарих был ве-
ликим вождем. Росту в Ариарихе было - два Теодабада, и в плечах он был -
два Теодабада; руки имел как Теодобад ноги, а ноги - как Теодобад  туло-
вище. Когда Ариарих шагал, дрожали деревья и осыпались с них листья. Но-
гой топнет - камни с далеких гор сыплются. Поэтому  Ариариха  и  выбрали
военным вождем.
   Когда дедушка был молод, - Ариарих уже был старым, усохшим и дряхлым.
Всеми делами в дружине заправлял уже Аларих, а Ариарих только  сидел  на
солнышке и ругался.
   Дедушка говорит, что бранился Ариарих по-старинному, не так, как  ны-
нешние. От нынешней брани только молоко киснет, а от брани Ариариха пти-
цы небесные падали замертво.
   Ко времени старости своей Ариарих сильно  сдал  и  измельчал.  Оттого
стал помещаться в бурге, а прежде в бурге не помещался и потому все вре-
мя в походах был.
   Но враги в те времена могучими были, под стать Ариариху и  потому  не
мог он всех их истребить и лишить народ свой великой радости войны.
   Почти все время проводил Ариарих в землях вандальских. Нравились  ему
тамошние враги. Был у него среди вандальских вождей один любимый враг, с
которым они постоянно единоборствовали. Дедушка забыл  имя  того  вождя.
Знает только, что не "Велемуд". Это уж точно.
   Однажды этот вождь был ранен и попал в плен к Ариариху. Ариарих лечил
его, как родного брата, и трясся за жизнь его, ибо боялся потерять столь
лютого и кровожадного врага. И исцелив врага своего, облобызал и  отпус-
тил, смеясь от радости, что вскоре вновь сможет сойтись с  ним  на  поле
брани.
   Вот каковы были нравы воинские в прежние годы.  Так  говорит  дедушка
Рагнарис.
   Во времена ариариховой молодости у нашего народа было два вождя:  во-
енный и мирный. Мирный вождь вершил всеми делами в бурге и тяжбы  разби-
рал. А военный - воевал. И жизнь текла в благолепии.
   Однако случилось так, что пошел однажды по весне мирный вождь в  лес.
И услышал за деревьями стук и вроде бы крики боли. Поспешил он туда, от-
куда шум доносился, заранее от жалости изнемогая. И, выйдя на прогалину,
увидел, что бьются там два оленя, спор свой силой пытаясь разрешить.
   Того не выдержало сердце мирного вождя - ведь всегда стремился он ми-
ром споры решить. Предложил он оленям разобрать вопрос  мирно  и  назна-
чить, если кто виновен, цену, и уплатить вергельд за убытки. И  стал  он
зверей разнимать, к мудрости их взывая.
   Однако не вняли ему обезумевшие олени и забили мирного вождя.
   Так принял кончину мирный вождь. И не стало больше у нас судьи. Отто-
го и началось порой благочиние нарушаться.
   Ариарих же, узнав о произошедшем, выл и по земле катался,  от  позора
изнемогая: твари бессловесные, траву поедающие, воина готского забили  и
затоптали, будто лопух или какой иной сорняк.
   И убил бы, наверное, себя Ариарих, если бы не лютые враги его: дивным
нападением они Ариариха своевременно от унылых мыслей отвлекли. И в бург
вошел Ариарих, ибо от позора, который пережил по смерти  мирного  вождя,
сильно умалился он в размерах.
   Стал Ариарих судьей вместо того мирного вождя, а закон  при  Ариарихе
был всего один, зато без всяких  сложностей  и  внятный  любому  -  прав
сильнейший.
   Споры решались так. Приходили к Ариариху спорщики. Ариарих в суть  их
разногласий не вникал, просто садился за стол и разводил в стороны руки.
Оба спорщика пытались руки вождя к столу пригнуть. Сделать это не удава-
лось никому, покуда вождь в силе был, но по силе нажима определял  Ариа-
рих, кто прав, а кто нет. И объявлял о том во всеуслышание. Если же  кто
не соглашался, то на поединок вызывал.
   И видя, как легко решает Ариарих  любые  споры,  постановили  мирного
вождя отныне не выбирать. Во избежание нового позора.
   Кроме того, дружина полюбила ставки делать на спорщиков - кого  Ариа-
рих правым признает, а кого нет.
   Ариарих еще один обычай завел: кормился он в домах по всему бургу.  И
радостно встречали его, ибо боялись.
   А уж как щедр был Ариарих! Если на охоте добычу брал, то раздавал мя-
со по домам. Себе почти ничего не оставлял.
   Девушкам дарил Ариарих пояса и пряжки, молодым воинам -  оружие.  На-
ложниц себе не брал - берег женщин. Да и не было в бурге такой,  которая
богатырскую его мощь смогла бы снести.
   Но как умалился Ариарих размерами и в бурге  поместился  и  осел,  то
вскорости сыскалась и жена. Дал ему жену тот самый могучий вождь-вандал,
который наилучшим и наилютейшим врагом его был. Дочерью была ему та  де-
вица, что женою Ариариха стала.
   А племянником того вандала был Эрзарих,  отец  нынешнего  вождя  ван-
дальского Лиутара. Этот Лиутар в вандальском бурге сидит, на полдень  от
нас.
   Во время войны между готами и  вандалами  устроил  вандальский  вождь
так, что дочь его оказалась на пути Ариариха. Защищала ее  всего  дюжина
воинов. Всех их порубил Ариарих, и пали они кровавой кучей у  ног  прек-
расной вандалки. И схватил ее Ариарих за косы, поднял в свое седло и по-
вез в бург, песни жестокие распевая.
   В бурге же с почетом в жены себе ее взял, ибо понял еще раньше хитрый
замысел своего врага и возблагодарил его от всего сердца.
   Однако боялся тот лютый вандал, как бы не оскорбился лучший его  враг
Ариарих, как бы не заподозрил, будто миром унизить его вандалы хотят.  И
потому в качестве брачного дара тут же сжег несколько готских сел, отче-
го вновь заполыхала свирепая война.
   Прежде у Ариариха не было в бурге дома, а спал он в  тех  домах,  где
кормился. Не хотел иметь ничего своего Ариарих. Желал все, чем ни завла-
деет, - людям отдавать.
   Однако с той поры, как взял в жены вандалку, вынужден был собственный
дом поставить. И пока строил - мощью и телом  скудел  Ариарих.  И  столь
против прежнего умалился , что смог уместиться в доме, который  выстроил
для жены своей.
   Однако вера воинов в Ариариха не ослабла, ибо каждый вечер поднимался
вождь на полуденную стену тына и оттуда изрыгал  проклятия  и  угрозы  в
сторону вандальских земель. И это дивно укрепляло мужество в сердцах во-
инов и грело их лютость. И росла их вера в Ариариха.
   Понесла вандалка. Вырос у нее огромный живот. И гордился тем  вандал-
киным животом Ариарих, ходил по домам, бражничал и про живот жены  своей
рассказывал. Воистину, великолепен был живот тот. И шевелился  во  чреве
вандалкином богатырский младенец, будто не человека, а горячего аланско-
го коня она вынашивала.
   Дом ариарихов содрогался, когда начинал шевелиться младенец во  чреве
вандалки. Люди же, видя, как дрожит дом, радовались и говорили: "Великий
вождь среди нас зреет".
   Не снесла вандалка богатырской мощи плода своего. Умерла,  дав  жизнь
Алариху, сыну Ариариха. И столь скорбел по ней Ариарих,  что  уменьшился
даже в размерах. И сделался как обычный человек.
   Рос Аларих в бурге, в дружине, при отце своем.
   А дед его, вандал, тоже хотел выковать великого воина из внука  свое-
го. И потому набегами наши земли тревожил. И часто к бургу дерзко  подс-
тупал с дружиной малой. И когда выходил Аларих на тын, дед ему  поучения
читал, стрелами осыпая. И так преискусно осыпал, что все они  в  волоске
от ног алариховых в тын вонзались. И стоял Аларих, не дрогнув, под стре-
лами дедовскими и поучениям  его  внимал,  отвечая  дерзостями  и  руга-
тельствами.
   И радовалось сердце старого вандала.
   Когда же принял Аларих посвящение воинское,  дед-вандал  ему  великий
подарок сделал: аланов свирепое племя на земли наши напустил. Для того в
сговор с вождем аланским вошел, родством его опутав и дарами задарив.
   Вскоре после того погиб старый вандал в набеге на дальних гепидов. Он
был уже болен и набег этот нарочно затеял, чтобы погибнуть. И пал он  от
рук дальних гепидов.
   Когда Ариарих узнал о смерти его, то совсем сдал. Вдруг сразу дряхлым
сделалася.
   И подняли дружинники на щит сына его, молодого  Алариха.  Ибо  немало
было в бурге людей, которые помнили, как ворочался Аларих во чреве мате-
ри своей и как ждали рождения великого вождя.
   Ариарих же повсюду за Аларихом ходил и советы ему  давал.  И  оттого,
что следовал тем советам Аларих, достиг он многого и благочиние при  нем
процветало.
   Дряхлого Ариариха помнит наш дедушка Рагнарис. И Хродомер того  Ариа-
риха тоже знал.
   Оба они, и Хродомер, и Рагнарис при молодом Аларихе в дружине были.
   Помнят они и то, как умер старый Ариарих.  Смерть  предчувствуя,  три
дня лежал старый Ариарих перед дружинными хоромами с мечом в руке.
   На третий день солнце затмилось. А когда снова день засиял, мертв был
старый Ариарих. И на лице его была улыбка.

   Аларих, сын Ариариха, воевал с герулами, гепидами, вандалами и алана-
ми. Все думали, что он падет в войнах с герулами. И сам Аларих тоже  так
думал.
   Была причина так думать. Ибо обычаю отца своего Ариариха следуя,  вы-
ходил Аларих на тын кричать угрозы. Но кричал он не только в ту сторону,
где вандалы жили. Аларих, будучи вождем величайшим, кричал на все четыре
стороны, рассылая угрозы герулам, гепидам, вандалам и аланам.
   И вот однажды, после бражничанья с дружиной, взошел Аларих на  тын  и
начал угрозы расточать. И когда кричал он на герульскую сторону, то сор-
вался с тына и упал. И решено было, что знамение это. И суждено  Алариху
пасть от рук герульских.
   Когда же погиб Аларих в великой битве с аланами,  изумление  овладело
народом нашим. Но после решили, что чары, которые наслали аланские шама-
ны, одолели чары герульские, и оттого аланам досталась великая  честь  и
радость убить Алариха.
   И оттого нет приязни между аланами и  герулами,  ибо  аланы  похитили
честь, принадлежавшую им по праву.
   Во многом Аларих превзошел великого своего отца.  Ибо  если  Ариариха
боялись, то сына его, Алариха, любили без  боязни,  только  лишь  с  не-
большой опаской.
   Аларих смело обычаи менял. Когда солнце на лето поворачивает, есть  у
нас такой обычай, чтобы кузнец по дворам скакал,  козлом  вырядившись  и
Вотана славя. Аларих же самолично это делал, говоря, что ежели  вождь  в
бурге имеется, то негоже кузнецу это делать. Ибо вождь сам  есть  кузнец
брани.
   И еще Аларих стал брать с сел дань. Всякий раз по осени, когда урожай
снимали, отправлялся Аларих в поход на врагов своих, а заодно  и  с  сел
готских дань брал.
   Добычу, взятую в походе, делили в бурге, а дружина питалась  с  дани.
Аларих был щедр без меры, и порой дары, розданные им после похода,  пре-
восходили намного размеры взятой в тех же селах дани. Но все равно  ста-
рые роды были Аларихом недовольны.
   Однако гневлив был Аларих. Не один, не два рода разорил он и  оскама-
рил.
   Память отца своего чтя и традиции, им заведенные, соблюдая, жил  Ала-
рих открыто, у всех на виду. И находил в том особенное удовольствие.  От
добычи почти ничего себе не брал, однако от даров не отказывался. И час-
то бывали те дары чрезвычайно богаты, ибо пуще всего любил Аларих  золо-
то.
   Аларих признавал, что пользы в хозяйстве от золота никакой,  но  чтил
золото, ибо в нем - сила богов.
   Жил Аларих в той избе, которую поставил Ариарих, отец его, когда взял
себе жену вандалку. И смотрела та изба на дружинные хоромы, а между  из-
бой вождя и хоромами дружины была площадь. И  была  та  площадь  сердцем
бурга.
   И вот какое обыкновение имел Аларих. Впав в доброе расположение духа,
что случалось нередко, ибо удача от Алариха не отворачивалась,  вытаски-
вал он свой большой резной ларь, где все достояние его хранилось  (кроме
оружия). На могучих плечах выносил Аларих свой ларь  прямо  на  площадь,
откидывал крышку и начинал рыться, добром своим гордясь. И всяк, кто ми-
мо ни шел, должен был остановиться и  похвалить  аларихово  добро.  дабы
обиды смертельной вождю не нанести. И если хорошо  хвалили,  то  Аларих,
радуясь, щедро добром же из ларя одаривал.
   Никогда в бурге так хорошо не жилось, как жилось при Аларихе.
   Знал Аларих всех в бурге наперечет и в лицо, даже малых детей. И  они
его знали. Детям он особое внимание уделял. Тех, кто побольше, самолично
учил с оружием обращаться; зато и знал, кто на что  способен.  Тех,  кто
поменьше, на себе катал, браги испив.
   Жену себе Аларих взял в бурге. То была дочь щитника.  Дедушка  Рагна-
рис, когда про дочь щитника рассказывает, сразу плач  заводит  -  какие,
говорит, раньше щиты делали! Сейчас таких щитов не  делают.  Даже  вутьи
сгрызть те щиты не могли, вот какие щиты делали. А отец алариховой  жены
один из лучших был.
   Недавно Аргасп с Теодагастом грызню учинили. Дескать, дылда Теодагаст
нечаянно Аргаспу локтем в щит попал и проломил щит. Аргасп с  Теодагаста
пытался стоимость поврежденного щита содрать, переругались, едва не  пе-
редрались. Раньше такого позора бы не случилось.
   Отец алариховой жены таких щитов вовек не делал. Удавился бы от позо-
ра, произойди с его щитом такое. И сколь крепки были щиты отца, столь же
крепка была добродетель дочери его.
   Так дедушка Рагнарис говорит.
   И родила жена Алариху четырех дочерей, а последним - сына, Теодобада.
   Рождению Теодобада радовались в бурге так, будто в  каждой  семье  по
сыну прибавилось. Особенно же радовался дедушка Рагнарис.
   Пять зим сравнялось Теодобаду, когда Аларих его у жены отнял, оставив
ей для забавы дочерей. Знал, что вырастит такими же крепкими и  доброде-
тельными, какова сама была, и потому о них не заботился.
   И рос Теодобад при дружине, при забавах дружинных, с ранних лет к му-
жеству и геройству привыкая.
   Наш дедушка Рагнарис учил Теодобада многому из того, что знал. И Хро-
домер учил. И многие другие тоже. А Арбр не учил. Арбр уже  тогда  людей
сторонился.
   И мужал Теодобад.
   Был Аларих телом крупен, голову имел большую, лицо широкое, усы  вис-
лые, часто от пива слипшиеся наподобие острых наконечников копейных.
   Для Алариха превыше всего дружинное братство было.
   Была мечта у Алариха. Думал Аларих над воротами  бурга  башню  соору-
дить. Дескать, у вандалов в бурге есть башня, у гепидов есть. Даже у ге-
рулов такая башня есть.
   А к тыну у ворот притулилось жилище одного из дружинников. Снутрс его
звали, был он тогда совсем молод.
   И снес жилье Снутрса Аларих, а самого Снутрса к себе в  дом  взял.  И
дабы совсем уж обиду загладить, дружиннику нанесенную, отдал ему в  жены
свою старшую дочь - та как раз в годы брачные вошла.
   Второй дочери также мужа в бурге нашел Аларих.
   Двух младших Аларих выдать замуж не успел, их Теодобад потом по селам
раздал в жены почтенным и зажиточным воинам.
   Но то потом случилось.
   Покамест же был Теодобад мальчишкой. Наш дедушка Рагнарис хорошо пом-
нит это время. Рос Теодобад при Аларихе. Аларих сына заставлял по  всему
бургу драться. Если в седмицу Теодобад ни одной драки не затевал, то сек
Аларих Теодобада, ибо был суровым отцом.
   Если же в тех драках бит бывал Теодобад, то тоже сек его Аларих.
   Проницательность в Теодобаде взращивал.
   Аларих чрезвычайно любил трапезничать и находил в том немало радости.
И потому всячески поддерживал тот обычай, какой отец его Ариарих  еще  в
давние времена завел. Ходил по домам и везде кормился.
   И дружину с собой водил.
   А разведчиком у них Теодобад служил. Он-то как раз и должен был  выз-
нать, где доброе пиво варится, где доброй еды наготовили.
   У ворот часто Теодобад караулил, смотрел - не возвращается ли  кто  с
охоты при богатой добыче. И ежели видел тушу оленя, либо кабана, то отцу
рассказывал.
   А отец уж потом спешил с верной дружиной.
   Теодобад впоследствии очень хорошо знал, у кого в бурге что есть, ибо
сумел изучить имущество сограждан своих, пока по гостям ходил и выслежи-
вал по отцову наказу.
   Подросши, Теодобад и по селам окрестным выслеживать начал.
   Через наблюдательность теодобадову и бабка Мавафрея потом пострадала.
   Щедрость сердечную являя, любил Аларих, помучив сперва, рабов  отпус-
кать. И требовал он, чтобы дружинники тех рабов в бою добывали, а он  их
потом отпускал. И оттого много пленных всегда из походов пригоняли.
   С женой своей Аларих часто ссорился. Ссориться любил не  дома,  а  на
площади, перед дружинными хоромами. И весь бург дрожал, когда Аларих  на
жену свою кричал, а та, будучи женой и матерью вождя, достойно ему отве-
чала. И веселился старый щитник.
   Несмотря на ссоры и крики, был Аларих добр. И если в бурге  случалась
у кого-нибудь беда, без военного вождя не обходилось: первым приходил  и
целить пытался. А после уж и знахари являлись.
   Сам же Аларих, когда страдание его настигало, страдать любил на  пло-
щади перед дружинными хоромами, где отец его Ариарих три дня с  мечом  в
руке лежал, смерти ожидая.
   Дедушка Рагнарис помнит, как одолела однажды Алариха страшная  зубная
боль. Была эта боль ужаснее герульского нашествия и  столь  же  позорна.
Выл и стонал Аларих, на землю бросался, пыль  ел,  убить  себя  пытался.
Ярился Аларих, порываясь в одиночку на герулов набег  учинить  страшный;
хотел Аларих геройски и кроваво там пасть. Едва удержали его,  на  руках
вождя повисши: два дружинника на левой и три - на правой.
   Остальные дружинники стояли перед Аларихом и веселить вождя пытались,
чтобы забыл он свою боль.
   Был в бурге один златокузнец,  который  фибулы  изготавливал,  всякую
тонкую работу делать умел. Другие же два кузнеца, что в бурге были, под-
ковывали лошадей, ковали мечи, а чаще - топоры (ибо в те  времена  народ
был богатырский). И для такого деликатного дела, как вырвать зуб  вождя,
не годились.
   Эти двое кузнецов, вождю сострадая, тоже на площадь пришли со  своими
орудиями, но прогнала их жена алариха, за жизнь мужа опасаясь. Ибо люби-
ла его дочь щитника, хоть и бранилась с ним прилюдно.
   А златокузнец на охоте был. Двое верных дружинников, дедушка Рагнарис
и Хродомер, помчались искать златокузнеца. Ибо лишь он один мог беду от-
вести.
   К исходу дня лишь привезли златокузнеца в бург. Ехали и боялись,  что
и бурга-то на прежнем месте не найдут. Как раненый зверь,  метался  Ала-
рих, хотел все порушить и с собой в могилу забрать.
   Увидев златокузнеца, как-то разом обмяк и на волю его отдался. Потре-
бовал только, чтобы меч ему в руку дали на тот случай, если умереть при-
дется.
   Весь бург собрался смотреть и ужасаться.
   Те два кузнеца, что мечи ковали, на златокузнеца прежде всегда свысо-
ка глядели, ибо занимался безделками. Тут же вдруг  оказалось,  что  нет
никого превыше златокузнеца. И те два кузнеца орудия ему подавали и  все
приказания исполняли.
   А дедушка Рагнарис и Хродомер Алариха держали за голову. Ноги же Ала-
риха держали три могучих воина - и то чуть не покалечил их  Аларих,  так
лягался.
   Аларих потребовал, чтобы жена Теодобада  привела:  пусть  смотрит.  И
смотрел Теодобад, хоть и страшился.
   Остальные дружинники мечами по  щитам  стучали  и  жестокую  воинскую
песнь пели.
   И вытащил аларихов зуб златокузнец и всему бургу показал.  Передавали
зуб вождя из рук в руки, как некое диво, и головами качали: такая  малая
вещь и столь великую боль в себе заключала. И  гнилости  зуба  дивились,
ибо без слов красноречиво говорила она об обилии трапез и жизнелюбии мо-
гучего Алариха.
   После же златокузнец оправил вырванный зуб вождя в  золото,  и  носил
его всегда Аларих на шее в память о великом испытании.
   Дедушка Рагнарис говорит, что в дружине новый отсчет  времени  пошел:
до зуба аларихова и после зуба. Именно с вырванного зуба и начались зре-
лые годы Алариха, тогда он и умудрился опытом.
   В первую осень после зуба вандалы подступили под стены бурга,  свире-
пым вутьей Гибой веденные. И тогда же растерзал Арбр свирепого Гибу-ван-
дала.
   То была большая война и закончилась она к славе Алариха.
   После того победоносно ходил Аларих на герулов и многих побил.

   Аларих любил с аланами воевать. Он любил воевать  с  аланами  потому,
что они были подарком его свирепого деда-вандала.
   Аларих от отца своего Ариариха тем и отличался, что любимыми  врагами
его не вандалы, а аланы были. И всю жизнь свою любил  Аларих  с  аланами
биться, покуда не пал от их рук, великое в том удовольствие находя.
   Прочие же - вандалы, гепиды и особенно  высокомерные  герулы  -  были
небрежением этим алариховым очень обижены.  И  оттого  постоянно  чинили
Алариху препоны, становясь между ним и любимым его врагом.
   Аланы же были тем плохи, что имели скверную привычку то и дело  отко-
чевывать, так что порой утолить жажду боя бывало трудно. Только,  случа-
ется, соберут в селах урожай, а Аларих дань,  только  потянет  героев  в
битву, а враг взял и ушел на зимние пастбища.
   Аларих попытался однажды следом за врагом откочевать (это еще задолго
до зуба было), но тому воспротивились  сильные  роды  готские.  Ибо  как
только откочевал военный вождь со своею дружиною следом за любимым  вра-
гом, так пришли на нашу землю герулы с Вигаром-вождем.
   Поднялись в то время герулы, ибо пока Ариарих их не трогал, вандалами
увлеченный, сумели коварно размножиться в тишине и покое. И теперь,  ум-
ножившись бесцельно, скучали.
   И захватили герулы кусок земли нашей. Земля эта  была  искони  нашей,
говорит дедушка Рагнарис, ибо на ней высился курган  ариарихова  отца  -
Рекилы, а тот пролил на эту землю свою священную кровь, и случилось  это
в незапамятные времена.
   И многие видели в утрате кургана Рекилы знак беды. Оттого и ополчился
на герулов Аларих и думал даже, что смерть от их руки примет.
   Аларих часто герулов побивал, но земли с курганом так и не отбил. Жен
и дочерей герульских забирал, скот забирал. Один раз даже бург их  отбил
и день удерживал. Но кургана Рекилы, предка своего, так и  не  освободил
от герульской неволи и герульского поругания.
   Герулы в том великом кургане еще вождя своего подхоронили. И возмуща-
лось сердце Алариха; однако ж воспротивиться поношению он не смог.
   Жрецы в капище уверяли Алариха, что послали они ясновидца Нуту и уви-
дел ясновидец Нута: в кургане между  Рекилой  и  вождем  тем  герульским
схватка произошла, и одолел Рекила без труда герульского вождя,  а  одо-
лев, в своего раба обратил.
   И рассказали о том в бурге, и возликовали. Однако за  курган  все  же
решили мстить до конца.
   И воевал Аларих с герулами. То он на герулов насядет и подадутся  ге-
рулы; то вдруг герулы вновь соберутся с силами и отбросят его. Оттого  и
нужны были всегда Алариху воины.
   Роды же старые по селам воинов Алариху давали неохотно, ибо добыча от
той герульской войны была невелика. И большая нелюбовь воздвиглась между
военным вождем и селами, поскольку ни Аларих, ни старейшины  поступаться
своим не желали.
   Через две зимы после зуба иная радость великая приспела Алариху:  два
могучих воина из дружины его, Хродомер и Рагнарис, ушли из  родов  своих
старых и новое село основали. Село геройское, воинами поставленное, вои-
нов взращивать назначенное, Алариху и всему братству дружинному  предан-
ное.
   Великой любовью любил Аларих наше село. И никакой дани с нас не брал.
Да и какая с богатырей дань, кроме черепов вражеских да  кабаньих?  Зато
уж этого в изобилии было.
   Ближе жены было Алариху наше село, дороже сына, как кричал он  о  том
на площади, медовухи испив. И воины наши, Рагнарис, Хродомер и  иные  по
первому зову с Аларихом шли на смерть и кровавую сечу.
   Приезжая с дружиной, часто пировал Аларих в нашем селе. И затевая по-
ход, самую обильную жатву воинов из нашего села  брал,  ибо  все  у  нас
охотники до ратной потехи.
   Аларих уж подумывать начал вторым бургом наше село  сделать.  Посадил
бы сына своего Теодобада в наше село, а сам бы в прежнем бурге  остался.
И возвеличилось бы племя наше на этих землях, два бурга имея.
   Наше село с прежним дедушкиным селом в неприязненных отношениях нахо-
дилось. И немудрено: старейшины из старого села пращуров-богатырей  Хро-
домера с Рагнарисом неправедно изгнали. И лелеял  обиду  хродомерову  да
рагнарисову Аларих, приняв ее как свою. На больших пирах дружинных  Раг-
нарис и Хродомер всегда ближе к вождю сидели, нежели старейшины из  ста-
рых сел.

   Ходил Аларих и на гепидов, пытался к солеварням  прорубиться.  Но  не
дошел, ибо дружину по пути почти всю порастерял: пали храбрые  воины  от
оружия гепидского.
   Известно, что гепиды в бою мечом безумствуют. Медлительны, но тяжелы;
а если в ярость впадают, то лучше сразу бежать. Ибо гепид не скоро оста-
новится.
   А Аларих добра их коснуться захотел, они и залютовали.

   На вандалов ходил Аларих мало, без охоты. Один только раз и учинил на
них набег; однако ж набег получился вялый.
   И не ходил больше на них Аларих, веселья немного в том находя.
   Зато вдруг прикочевали аланы, которых несколько лет не было. Тут воз-
ликовал Аларих, ибо аланы числом умножились, были алчны и люты, как вол-
ки зимние.
   С аланами бился Аларих несколько лет с перерывами. Славно встречал их
Аларих, когда появлялись они по весне. И провожал их, как  гостей  доро-
гих, изрядной и кровавой битвой.
   Вожди аланские от Алариха в восторге были. И послов в бург присылали,
дабы те передали слова яростной любви и приглашение на кровавую битву.
   Дедушка Рагнарис помнит, как тех послов аланских в дружине алариховой
встречали. Не желая чести воинской уронить и скупостью  себя  запятнать,
поили дружинники тех аланских послов медовухой до бесчувствия. Послы  же
покидали бург в готских доспехах, в готских одеждах, на готских лошадях,
ибо все свое раздаривали дружине. А дружинники ответным даром их радова-
ли и снимали с себя последнее.
   Однажды аланские воины едва не перебили своих же посланников,  приняв
их за готский разъезд.
   Много славных битв было у Алариха с аланами. Дедушка  Рагнарис  гово-
рит, что меч свой о доспехи и щиты аланские иззубрив,  срывал  Аларих  в
ярости зуб свой, в золото оправленный, и вертя его на тяжелой цепи, рати
аланские побивал. И бежали аланские конники от зуба аларихова.

   И настала весна, когда явились к нам аланы  в  невиданном  множестве.
Видать, по всему миру насобирали соплеменников своих, дабы Алариха  одо-
леть. И запылали села, и тяжким топотом копыт полнилась земля наша.
   И вышел Аларих на сечу, от радости как хмельной. Ибо  ни  разу  столь
великого воинства ему не противостояло.
   Наш дедушка Рагнарис и Хродомер тоже были в той битве. Дядя  Агигульф
завидует дедушке Рагнарису.
   Аларих скакал в центре войска нашего, а дедушка с Хродомером были да-
леко от вождя. Дедушка Рагнарис говорит, что Аларих доверил им с  Хродо-
мером правое крыло. И боевой наказ им дал, а наказ  тот  непростой  был.
"Изрубите их всех, затопчите их всех!" - повелел великий вождь. И рвени-
ем горели сердца дружинников наказ тот выполнить.
   И сошлись конная лава с конной лавой. Дедушка Рагнарис, о  битве  той
повествуя, звук показывал, с каким лава с лавой сходится. Дядя Агигульф,
гусли добыв, на гуслях пытался это повторить и струну сгубил.
   А какой наказ левое крыло получило от вождя, то  после  битвы  только
узнали. Тот же, что и перед правым.
   Да и у центра ничем он  не  разнился  с  наказами  правого  и  левого
крыльев.
   Не любил Аларих военных хитростей, брезговал ими, ибо прям был и  су-
ров.
   Часто говаривал он: пусть, мол, герулы друг перед другом  выхваляются
обманами да лукавством; нам же не к лицу подобное.
   И пал Аларих в той великой битве.
   И была та битва в полудне пути от нашего села. И вспомнилось тут, как
любил, бывало, Аларих, на холм за нашим селом взойдя с изрядным  запасом
медовухи, окрестностями любоваться и допытываться  у  дружинников:  как,
мол, жить они будут после его, алариховой, смерти? И немало слез было на
том холме пролито. И рыдал сам Аларих, верных дружинников своих  обнимая
и выстанывая: умру, мол, геройски и кроваво!
   Так и вышло, как предрекал: умер геройски и кроваво. И на том  холме,
где бражничать любил и в грядущее заглядывать, насыпали Алариху курган.

   По смерти Алариха подняли дружинники на щит Теодобада. И стал  Теодо-
бад военным вождем у нас в бурге.
   Три рода нашлись, какие кричали на тинге против Теодобада. Но  Теодо-
бад на том же тинге сестер своих  просватал  в  два  из  тех  родов;  из
третьего же рода жену взял.
   У Теодобада есть две коровы (одна от Алариха осталась, другую за  же-
ной взял), пять коз и козел свой; вол, которым пашет; конь, на котором в
походы ходит, боевой аланский; есть и другой конь - вьючный, и  еще  две
кобылы, только одна старая; четверо рабов и одна рабыня,  старая  бабка,
которой очень дорожит Теодобад, ибо она мясо и рыбу коптить впрок масте-
рица; две наложницы есть у Теодобада (дружина подарила, отказываться  не
с руки было); гривна золотая витая аланской работы; семнадцать блях  зо-
лотых, тоже аланских - подарок от вождя аланского по  замирении;  чудный
кувшин пузатый, медный, пузо кувшина - как грима скособоченная.
   В дружине так любят развлекаться, рассказывает дядя Агигульф:  попро-
сят, бывало, дружинники Теодобада, и пошлет он раба в  дом  свой,  чтобы
кувшин тот с гримой принесли. И приносят кувшин. Вот поставят тот кувшин
с гримой на стол, а после дружинники по очереди рожи корчат - кто больше
всех на гриму похож, тот и победил.
   Дядя Агигульф говорит, что это поистине богатырская потеха.
   Есть у Теодобада голова бычья золотая, а во лбу  того  быка  камешек.
Когда Теодобад с Ульфом в кости играл, Теодобад эту голову на кон поста-
вил, а Ульф - все, чем владел.
   Это Теодобад потом дедушке Рагнарису сам рассказывал.
   Доспехи есть у Теодобада. У него есть кольчуга, два шлема (один прос-
той, а другой - остроконечный шишак со стрелкой);  два  меча,  один  еще
аларихов, другой самого Теодобада, в бурге ковали; есть и кинжал с  нож-
нами аланской работы. Дивный то кинжал: по другому  ножу  этим  кинжалом
ударишь, так тот нож щербит, а кинжалу хоть бы что.  Так  дядя  Агигульф
рассказывал.
   Попона конская есть у Теодобада, красоты невиданной. Это тоже от ала-
нов дар. Из человеческой кожи она сделана, синей краской картины на  ней
нарисованы: будто всадник едет, навстречу ему другой  всадник,  а  между
теми двумя всадниками зверь невиданный с туловом змеиным. Теодобад ее на
стену повесил в дружинных хоромах, чтобы все любоваться могли.
   Еще у Теодобада есть шипы для хождения по льду, четыре больших горшка
черной глины с узорами, беленого холста столько, что, свернув, дядя Аги-
гульф с трудом руками обхватит, пояс  наборный  и  две  большие  пряжки,
только одна вытертая, а другая совсем новая. И та пряжка, которая вытер-
та, огромная - на весь живот. Вот что есть у Теодобада!
   Много хороших вещей у Теодобада от аланов. Это оттого,  что  Теодобад
весьма мудро с аланами замирился после того, как за смерть  отца  своего
Алариха им отомстил, под корень один из родов аланских вырезав.
   И столь свирепо вырезал, что чтить аланы Теодобада стали и захотели с
ним замирения.
   А Теодобад тоже с ними мира хотел, ибо научил его Аларих любить алан.
   Не любил же Теодобад герулов. Он их не любил за то,  что  они  курган
Рекилы в плену держат.
   И оттого замирился Теодобад с аланами и начал беспрепятственно  войну
с герулами.
   Мир с аланами воздвигнув, позволил им  Теодобад  в  бурге  торговать.
Несколько дружинников жен от аланского вождя взяли. Жалел Теодобад,  что
нет у него больше сестер, чтобы аланам  отдать.  И  отдал  свою  старшую
дочь, маленькую девочку, чтобы она впоследствии нашла  себе  мужа  среди
вождей аланских. И славили  суровые  аланы  Теодобада.  И  подарили  ему
третью наложницу.
   Теодобад, как и прежде, при отце своем Аларихе, знал все, что в бурге
делается и у кого что есть. Про это он еще сызмальства знал.
   Теодобад любит играть в кости. И кости Теодобада любят, ибо часто  он
выигрывает. Когда проигрывает, то не на шутку сердится.
   Если в бурге затевается молодецкая потеха, Теодобад непременно про то
прознает, придет, удаль свою покажет и тут же уйдет. Чтоб чтили вождя.
   Пытлив Теодобад. Еще когда мальцом был, часто спрашивал то отца свое-
го Алариха, то дружинников его: отчего облака плывут, отчего ветер дует,
почему стрелой солнце сбить нельзя даже из самого большого лука,  кто  в
земле урожай из зерна выгоняет и нельзя ли тех подземных к лучшей работе
понудить. Многое стремился объять своим умом Теодобад.
   И когда возрос он, то не оставил любопытства своего. Много времени  у
жрецов проводит, допытывается о том, о другом.
   Любит Теодобад диковины разные. Дружинные  хоромы  сплошь  диковинами
уставлены да увешаны. Только кувшин с гримой и голову быка с  камнем  не
принес Теодобад в дружинные хоромы. Он дорожит этими вещами и у себя  их
сберегает.
   На стене в хоромах, над пиршественным столом, висит шестипалая  рука.
Чья то рука - неведомо; кто-то отрубил ее у кого-то в незапамятные  вре-
мена, а после Теодобаду подарил. Теодобад радовался и  на  видном  месте
повесил. Рука черная, ссохшаяся.
   У годьи Винитара выпрашивал Теодобад листок из книги. Говорил, что  в
книге много таких листков, так что не убудет от Винитара, если один ему,
Теодобаду, подарит. Но годья Винитар отказал.
   Есть дивный зуб размером с кинжал. Он желтоватый, с трещинками. В од-
ном из походов увидел Теодобад этот зуб на шее у одного герульского вои-
на. И гонялась дружина за тем герулом, покуда не извели его и  не  сняли
дивный зуб с его шеи.
   И еще одно диво завел Теодобад. Он в земле его нашел. Это диво в  ла-
дони помещается, холодное и прозрачное, как камень. И если  сквозь  него
на любой предмет посмотреть, то вдруг  начнет  тот  предмет  искажаться,
становиться то меньше, то больше. Теодобад любит, пива выпив изрядно, на
гриму сквозь то диво прозрачное глядеть.
   Дядя Агигульф говорит, что Теодобад больше пиво любит, чем  медовуху.
А Аларих - тот больше медовуху любил.
   Теодобад не стал, как отец его и дед, кричать с тына, все четыре вет-
ра проклятьями осыпая. Дедушка видит в этом упадок мужественности.
   Зато приказал Теодобад лес валить и бревна в бург свозить. Хочет вто-
рую башню ставить. Да и тын собирается нарастить.
   Дедушка говорит, что прежде стремились с врагом в  чистом  поле  сой-
тись, а теперь Теодобад хочет за тыном отсиживаться и дружину к тому по-
нуждает.
   Дружина у Теодобада больше, чем у Алариха. Теодобад любит наше  село,
потому что мы охотно даем ему воинов.

   Теодобад несколько раз приезжал к нам село. Он заходил к дедушке Раг-
нарису, к Хродомеру, обошел всех воинов. Теодобад много смеялся.  Скажет
что-нибудь, повернется к дружинникам и смеется. И дружинники смеются.
   Теодобад очень любит дедушку Рагнариса и  Хродомера.  Дедушка  ругает
Теодобада и спорит с ним. А мне Теодобад нравится.

   О Рекиле, отце Ариариха, дедушка Рагнарис так рассказывает.
   Когда Рекила и его воины пришли на эту землю, они нашли старый  бург.
Это был брошенный бург и никто там не жил. За землю вокруг старого бурга
лениво грызлись между собою гепиды, герулы и вандалы. Те окрест  сидели,
но их бурги были далеко.
   И сел Рекила в бурге. Там он и воины его руки ножами себе  уязвили  и
кровь свою пролили. И впиталась та кровь в землю.
   И приходили в старый бург вандалы, герулы и гепиды, а Рекила  показы-
вал им пятна на земле и говорил, что земля эта  кровью  нашей  полита  и
стало быть - исконно наша.
   И согласились с ним вандалы, герулы и гепиды. И предложили Рекиле во-
евать. Засмеялся тут Рекила от радости, ибо войнолюбив  был.  Все  обрел
народ наш в этой земле: и бург, и пашню, и врагов.
   Так рассказывал дедушка Рагнарис, а дедушке Аларих говорил. Аларих же
это от Ариариха узнал. А Ариарих был сыном Рекилы.
   В других селах ропщут на военных вождей, а нашему селу они любы.

   МИР, В КОТОРОМ МЫ ЖИВЕМ

   Хродомер страсть как не любит гепидов. Вроде, в ночь перед одним сра-
жением гепиды у него уздечку стащили. До сих  пор  вспоминает  Хродомер,
какая знатная уздечка была. Уздечка была работы дивной, по всему  видно,
что вандальской, ибо украшена была бляхами и на каждой бляхе по  оперен-
ной свастике, а кто еще оперенные свастики высекает, как не вандалы?
   Однако то не те вандалы, что родичи велемудовы (Хродомер говорит, что
в том селе одни бездельники и горлопаны живут), а другие, те, что далеко
к югу обосновались и к нам не заходят.
   Если идти от села на заходящее солнце, то, перевалив  через  гряду  и
миновав дубовую рощу, выйдешь к озеру. Если на рассвете из дома выйти, к
полудню как раз доберешься. За этим озером еще одно озеро есть,  за  тем
другое; всего же озер там шесть.
   Места эти низинные, топкие. Речка, что мимо нашего  села  течет,  меж
холмов петляет и среди озер в камышовых зарослях теряется.
   Этот озерный край лесистый. И охота там знатная. В тех землях-то  как
раз и сели гепидские рода, начиная с третьего от нас озера.
   Ближе к нам живут ближние гепиды, а за ними - дальние гепиды.
   Озеро, что ближе к нам, и следующее за ним, на той земле,  где  никто
не живет. И мы там бьем рыбу и зверя, и гепиды тоже. Без обиды и нам,  и
гепидам; однако же без нужды стараемся там между собой не встречаться.
   Странные там места, в одиночку не пойдешь. Отец наш Тарасмунд расска-
зывал, что еще в те годы, когда был таким,  как  сейчас  Гизульф,  может
быть, чуть постарше, ходил с Рагнарисом, отцом своим, на озеро и  заблу-
дился там в камышах.
   Любопытство его тогда обуяло. Пока Рагнарис улов на прутья ивовые на-
низывал, бродить в округе пошел и тут же потерялся. Будто  кто  за  руку
его водил, с тропы сбивал, крики глушил, так что и не слышал его  Рагна-
рис.
   Долго по камышам блуждал и к воде, наконец, вышел. Водой вдоль берега
пошел. Думал, что к знакомому мыску идет, на самом же  деле  в  обратную
сторону шел. И все казалось ему, что в спину ему кто-то смотрит,  а  как
обернешься - нет никого. Только камыш на ветру покачивается.
   Брел Тарасмунд в тумане, как слепец. Над этим озером часто густые ту-
маны. Вдруг почудилось ему, будто в этом тумане какие-то великаны  пока-
зались - неподвижные, присевшие в воде на толстенных ногах.  Превозмогая
себя, пошел Тарасмунд к этим великанам, ибо  вздумай  они  погнаться  за
ним, все равно бы не убежал. А дедушка Рагнарис говорит,  что  опасность
меньше, если смело ей навстречу идти, и Тарасмунд помнил об этом.
   Подойдя ближе, увидел Тарасмунд, что не великаны  то  вовсе  были,  а
пустая деревня. И много лет она, видать, пустовала,  потому  что  многие
сваи завалились, а те, что стояли, заросли зеленью и прогнили - по всему
видно было, что недолго им еще  стоять.  Крыши  прогнили  и  провалились
внутрь хижин. Перед одной из хижин на  покосившемся  столбе  еще  висели
обклеванные птицами черепа мертвых голов, подвешенных  через  ушные  от-
верстия. Черепа жутко скалились в тумане.
   Но что всего больше напугало Тарасмунда -  у  одного  из  черепов  из
глазницы вьюн вырос.
   Тут утратил самообладание Тарасмунд - и так уже больше храбрости про-
явил, чем от мальца ждать можно было! - закричал благим матом и бросился
бежать. Бежал по воде к камышу, что-то за ноги его  хватало,  бежать  не
давало. В камыш вбежал, в камыше запутался. И кричал, кричал,  что  было
мочи.
   Вдруг схватили его руки сильные и грубые, из камыша протянувшиеся,  и
начали больно бить. Тарасмунд вырывался, пока хватало сил. После  только
понял, что это отец его, Рагнарис, нашел его и страх свой за дитятю  по-
боями выместил.
   Тут отец наш Тарасмунд заметил, что тогда дедушка Рагнарис нравом ку-
да круче был против теперешнего, ибо сил в нем было  больше.  Но  брань,
которую дедушка тогда изрыгал, и побои дедушкины успокоили тогда  Тарас-
мунда, ибо из всего этого явствовало, что Рагнарис галлиурунн совершенно
не боялся.
   Мы с братом Гизульфом этот рассказ нашего отца Тарасмунда выслушали и
долго потом друг перед другом похвалялись - как бы мы храбро на  велика-
нов ополчились, а после как бы отважно с этими черепами  расправились  и
галлиурунн бы не устрашились, которые в пустых домах,  безусловно,  таи-
лись, морок наводя. Ахма-дурачок половины из всего этого  не  понял,  но
слушал, как мы похваляемся, завидовал нам и слюни пускал.
   Я потом спрашивал у отца, чья это была брошенная деревня - гепидская,
что ли. Отец отвечал, что раньше, еще до нас, готов, на этих землях дру-
гой народ жил, иного языка. Видать, от того народа и осталась.

   Озеро преисполнено коварства. Не раз случалось, пойдет туда человек и
сгинет бесследно.
   Давно, еще до чумы, когда только Хродомер и  Рагнарис  сели  на  этих
землях, один человек пошел на озеро рыбу ловить - богатая в  этом  озере
рыба, а урожаев тогда хороших еще не снимали - и  пропал,  не  вернулся.
Искали его, но не очень усердно, ибо страда была, некогда было по  боло-
там шастать. Да и одинокий он был человек, воин, из тех, кто в селе осе-
ли вскоре после того, как Хродомер, а за ним и Рагнарис в эти края приш-
ли. Кому тогда искать было? Отец наш Тарасмунд говорит, что в те времена
людей в нашем селе было раз-два и обчелся.
   Решили тогда, что воин тот к Алариху, в бург, подался. Он уходя нико-
му толком не объяснял, куда идет. Может, за рыбой пошел, а может, вообще
из села вон пошел. Не до того было, чтобы  разбираться.  Слишком  трудно
жили тогда, не то, что сейчас. Да и страда была.
   И позабылся тот случай. Ходили на озеро, брали там рыбу. Выручала ры-
ба, когда урожай не задавался.
   Несколько же лет тому назад, уже на нашей с Гизульфом памяти, вот что
приключилось. Вскоре после чумы это было.
   Был у Гизарны один раб, родом мез, великий искусник рыбу  добывать  и
коптить. А Гизарна страсть как любит рыбу копченую, потому и ценил  раба
своего меза, а прозвание ему дал Фискскалкс, то  есть  Рыбораб.  Гизарна
великий умелец прозвища придумывать. У нас в селе никто  так  больше  не
может.
   Любил Гизарна про Вальхаллу слушать. И решил как-то раз у  себя  дома
Вальхаллу устроить. Правда, котла, чтобы пиво в нем само варилось, у Ги-
зарны не было, зато были у него двое рабов и одна рабыня, тощая,  злющая
и черная, как головешка. Ее Гизарна в бурге в кости  выиграл.  По-нашему
еле говорила, да и то больше бранилась, не щадя никого, а менее  всех  -
хозяина своего, ибо Гизарна молод, а она стара и ничего не боялась.
   Ценил ее Гизарна. Когда Гизарна ее в кости выиграл, она  варить  пива
не умела. Откуда родом была, неведомо. Тогда еще  Мидьо,  бабушка  наша,
жива была. Гизарна к дедушке Рагнарису приходил и слезно  просил,  чтобы
позволил тот жене своей, Мидьо, его черную головешку обучила доброе пиво
варить. И подарки богатые принес.
   Дедушка Рагнарис подарки взял и жене своей Мидьо повелел бабу ту нау-
чить искусству варить пиво.
   Боялись дедушка Рагнарис и Гизарна, что не сумеет Мидьо объясниться с
черной старухой. Гизарна боялся потому, что пива ему хотелось домашнего,
а побираться и просить у соседей надоело. Дедушка  же  Рагнарис  боялся,
что если жена его не справится, то Гизарна подарки назад заберет.
   Но что-то в бабах такое есть, что будь хоть рабыня, хоть хозяйка  до-
ма, хоть черная, хоть белая, как молоко, а между  собой  всегда  находят
общий язык. Вот и Мидьо с той рабыней объяснилась, даже слов не  понадо-
билось. И что это такое в женщинах, от чего они друг друга без слов  по-
нимают, то великая тайна и нам, мужчинам, она непостижима.
   Так дедушка Рагнарис говорит, так отец наш Тарасмунд говорит, так дя-
дя Агигульф говорит и так брат мой Гизульф следом за ними повторяет.
   Так или иначе, обучила бабушка наша Мидьо гизарнову рабыню  пиво  ва-
рить. И зажил Гизарна припеваючи. По осени с Теодобадом в походы  ходил.
Когда с добычей возвращался, а когда и голодранцем -  спасибо,  что  жив
остался. Уходя же в походы, Гизарна делянку свою соседям отдавал за  ма-
лую толику урожая. Так и жил: Рыбораб рыбу ему ловил, а злющая баба пиво
варила.
   И вот с такими-то подручными задумал Гизарна Вальхаллу у себя в  дому
наладить.
   Пива наварить велел, а меза Рыбораба на озеро погнал с острогой.  Вот
уже и пиво поспело, вот уж и гости собрались и изрядно пива того отведа-
ли, а Рыбораба с уловом нет как нет. До ночи ждали. Еле ночь пересидели,
дивному напитку дань отдавая и друг другу на раба  премерзкого  жалуясь,
казни ему придумывая.
   Разъярился на раба Гизарна - как это ему, Гизарне, перечить вздумали,
Вальхаллу ему порушить осмелились! И собрал воинство свое -  Валамира  и
дядю нашего Агигульфа. Отправились чуть свет на озеро беглого  раба  ло-
вить.
   Священный напиток вотанов, по крови богатырей наших разлившись, удво-
ил силы их и сдобрил их усилия священной яростью. Так и бродили по камы-
шам, но меза не нашли.
   Решили сперва, что сбежал мез - хотя зачем  ему  от  Гизарны  бегать?
Плохо ему, мезу, что ли у Гизарны жилось? Следы беглеца  искали,  но  не
нашли. Сетовали, что собак с собой не взяли. Гизарна на меза обижался  и
казнить его хотел. Валамир с Агигульфом Гизарну утешали,  как  могли,  и
обещались помочь с казнью.
   Совсем уже было отступились от поисков, но тут увидал Валамир портки.
Гизарну кликнули. И опознал Гизарна портки - точно, те самые. Мез в  них
из дома уходил. Гизарна сам эти портки носил до меза, после рабу  отдал,
чтобы донашивал.
   Поняли тут, что беда какая-то с мезом приключилась. Ибо как бы ни был
дерзок человек, а не сбежал бы, портки бросив.
   Начал тут Гизарна жалеть меза и вспоминать, какой усердный он  был  и
преданный. И так, горюя, вернулись богатыри к Гизарне домой и пиво допи-
ли.

   Давно это было. С той поры и бабушка наша Мидьо померла, и та рабыня,
иноплеменная да злющая, тоже.
   На озеро, однако же, за рыбой продолжают из нашего села ходить, одна-
ко ходят с оглядкой.
   Гизульф, мой брат, не раз подбивал меня идти на озеро без старших, но
я не шел. Строго-настрого запретил дед наш Рагнарис и отец наш Тарасмунд
ходить туда.
   На озеро дядя Агигульф ходить любит. Дядя Агигульф  уже  взрослый,  и
отец мой Тарасмунд, хоть и старший брат, а ему не указ. Дедушка Рагнарис
на дядю Агигульфа ворчит, говорит, что в один прекрасный день найдет  он
вместо рыбы гепидскую стрелу себе в задницу. Дядя Агигульф говорит,  что
не гепидскую стрелу в задницу, а молодую гепидку на  свое  копье  найдет
он. Дедушка Рагнарис всякий раз, слыша это, очень радуется и прибавляет,
что Агигульф воистину любимец богов.

   Недавно вот что случилось. Пошел дядя Агигульф на  озеро  и  вернулся
без рыбы. Хоть и без стрелы в заднице, но и без гепидки. Встревожен был.
   Говорил, что видел на озере чужих людей. Дедушка Рагнарис спросил, не
гепиды ли это дальние были. Но дядя Агигульф рассердился: что он гепидов
от чужих людей не отличит? Сказано - чужие.
   И сказал еще дядя Агигульф, что в походах навидался разных племен,  и
нашего языка, и иного. Те же, у озера, другими были, еще не виданными.
   От чужих дядя Агигульф в камыше схоронился. Полдня за ними следил. Те
лошадей поили, сами пили. По всему видать, таились.
   Я спросил дядю Агигульфа, отчего он их голыми руками не  порвал,  как
то у него, дяди Агигульфа, в обыкновении. На что дядя  Агигульф  сказал,
что в этот день он необычно добр был. Не иначе, козни духов  озерных  на
него благодушие напустили. Да и взять-то с чужаков нечего. Одежка,  ору-
жие - все дрянное.
   - А лошади? - спросил мой брат Гизульф.
   - Тоже дрянь, - ответил дядя Агигульф.
   Гизульф сказал, что лошадей, пусть и дрянных, можно было бы  в  бурге
продать. Но дядя Агигульф дал Гизульфу по шее и  сказал,  что  он,  дядя
Агигульф, не торгаш, и Гизульфу не советует торгашом быть.
   Дедушка Рагнарис встревожился, слушая этот разговор. И отец  мой  Та-
расмунд насторожился.
   Вечером того дня дядя Агигульф с Валамиром  бражничали.  Рагнарис  же
пришел к Валамиру, Агигульфа от кувшина с пивом оторвал  и  к  Хродомеру
потащил; о чем они там говорили, нам неведомо.
   Наутро дядя Агигульф, другой Агигульф, Гизарна, Аргасп и  Валамир  на
озеро поехали. Вернулись поздно, мокрые, и дядю Агигульфа бранили -  пи-
ва, мол, надо меньше пить и о прекрасных гепидках грезить.
   Целую седмицу потом дядя Агигульф ходил по селу после трудов дневных,
вечерами, и дрался - с Гизарной, Аргаспом и дружком своим Валамиром.

   И Од-пастух говорил, что был со стадом на дальнем выгоне и почудилось
ему, что между холмов всадников видел. Далеко было, не разобрал. И соба-
ки беспокоились.

   Если от нашего села на полночь идти, то начинаются болота. А за боло-
тами снова рощи. Если через болота тропы знать, а потом  через  те  рощи
идти и все на полночь брать - выйдешь к тому селу, где Гупта живет.  Де-
душка Рагнарис из того села родом. Половина того села дедушки  Рагнариса
родичи; хотя с той поры, как прадедушка дедушку Рагнариса выгнал, дедуш-
ка Рагнарис там ни разу не бывал.
   Я там тоже никогда еще не бывал. И никто из наших там не бывал. И  из
того села у нас не бывают. Иногда только в  бурге  встречаются,  но  без
приязни.
   В округе, кроме нашего, еще несколько готских сел есть.
   Еще дальше на полночь течет большая река. За той  рекой  другие  люди
живут, и мы о них ничего не знаем.
   Дядя Агигульф говорит, что там же те племена обитают, которые  посто-
янно между собой единоборствуют, а вместо  человечьей  речи  объясняются
рыком - столь свирепы.
   Еще дядя Агигульф рассказывает, что если там, в тех краях, в реку щит
убитого врага бросить, то щит этот к самому бургу  приплывет;  река  эта
сперва с запада на восток петляет, а потом поворачивает на юг. Откуда же
эта река начало берет, никто не искал. Дедушка Рагнарис говорит, что она
из гор вытекает. Но этих гор я не видел.
   Когда с нами еще Ульф жил, он рассказывал, что Теодобад раз  пошел  в
поход на герулов. Прошли из конца в конец всю землю герульскую и вышли к
реке. Остановились на берегу, чтобы  провести  ночь.  Утром  проснулись,
вышли к броду, чтобы переправляться на другую сторону.  И  как  нарочно:
увидели, как по реке вдруг поплыли трупы. Несло их с какого-то поля бра-
ни. Видать, давно уже несло, потому что раздулись безобразно трупы лоша-
дей и людей, так что и не поймешь, кто с кем бился.
   Поглядели на это Теодобад с дружиной, поглядели - и назад  повернули.
По всему видно, примета дурная, хуже не бывает. И даже те, кто верует  в
Бога Единого, с этим не спорили.
   Дядя Агигульф спросил тогда Ульфа: не мог он по оружию  угадать,  что
за люди убитые плыли? Ульф на это сказал, что мечи с топорами не  плава-
ют, стрелы же, которые из трупов торчали, были странные.
   Сперва эта большая река бежит быстро; у бурга она движется  помедлен-
нее. Поначалу думали, что это разные реки, но потом нашелся человек, ко-
торый прошел по всему ее берегу и сказал, что это одна и та же река.

   К бургу от нашего села дорога такая. Нужно переправиться через речку,
что возле села нашего протекает. Обогнуть  холм  с  курганом  Алариха  и
ехать прямо от речки. Сперва холмы потянутся, а вскоре  и  лес.  Хороший
лес. Через лес тропа есть нахоженная; нужно только  по  приметам  знать,
как в лес войти, а дальше не собьешься.
   Тропа выводит к старой дороге. Дорога эта сейчас заросла, но проехать
по ней можно. По дороге на полдень - как раз к бургу выйдешь.

   Если от бурга дальше идти по этой дороге, начинаются равнинные места.
По этим равнинам кочуют аланские роды. Четыре рода всего аланских по со-
седству от нас. Мы этих аланов не опасаемся и они нас не опасаются,  ибо
между нами и аланами уже не первый год вечная дружба. Аларих, отец  тео-
добадов, своими подвигами аланов почти на нет свел. Но потом, как Аларих
пал, вместо него стал Теодобад. Аланские  старейшины,  выждав  время,  в
бург приехали. Тут и дружба между ними и Теодобадом сладилась.
   Обликом аланы на нас похожи, а живут как гунны. Нет у них ни  бургов,
ни сел. Кочуют со своими стадами между нашим бургом и краями вандальски-
ми.

   Когда Рекила-вождь нас сюда привел, вандалы в этих землях уже были. И
гепиды были. И герулы были.
   Никто не знает, кто первым на эту землю сел,  но  Велемуд  говорит  -
вандалы были первыми.
   Велемуд так рассказывает: Вотан как-то раз шел по  земле  и  в  землю
копье вонзил. Из того копья вотанова дуб вырос могучий, и стало это мес-
то центром мира. Вокруг же центра мирового построилось село вандальское;
и он, Велемуд, в том селении родился.
   Велемуда послушать - все у вандалов лучше, чем у  других.  И  деревья
выше, и дома больше, и девушки иначе устроены. Мол,  девицы  вандальские
таковы, что щит их добродетели только вандальским копьем пробить  можно,
а другие об тот щит копья тупятся и ломаются.
   Услышав это, дядя Агигульф в азарт вошел. Велемуд  же  по  плечу  его
хлопнул и пригласил с собой ехать, жену из вандальского рода ему  подыс-
кать.
   Дядя Агигульф согласился, предложил для  начала  на  сестре  Велемуда
готское копье попробовать. Знал дядя Агигульф  не  понаслышке:  действи-
тельно хороши собой вандальские девицы. Не зря Ариарих из вандалок  жену
себе взял.
   Велемуд, услышав это, сперва надулся, а потом улыбкой просиял  и  вот
что Агигульфу предложил: есть у него, Велемуда,  родич;  у  того  родича
есть еще один родич; хороший, только злющий. Так у того  злющего  родича
есть дочка на выданье. Она бы Агигульфу подошла. Нравом -  вылитый  дядя
Агигульф. И на коне скакать горазда, и копье метать. У вандалов ей труд-
но мужа себе под стать найти - степенны вандалы, никто ее брать не реша-
ется...
   У дяди же Агигульфа от рассказа велемудова слюни по бороде потекли.
   А Велемуд дальше беседу вьет. И Гизульфа, мол, мы оженим,  и  положим
начало новому роду вандалоготов. Вот уж и Филимер...
   Тут дедушка Рагнарис, который при разговоре том был, взревел  раненым
быком и дядю Агигульфа послал за скотиной в хлеву убирать - мол, два дня
как не чищено.
   Велемуд после того несколько дней на Агигульфа хитро поглядывал.

   С аланами вандалы очень хорошо живут, потому что между ними много ро-
дичей, и охотно они берут в жены друг у друга дочерей.

   К югу за вандальскими землями тянутся холмы, и где-то там, за холмами
за долами, как Велемуд говаривает, есть великая река  -  Данубис.  Река,
что мимо нашего бурга течет, в Данубис впадает. Так дядя Агигульф  гово-
рит.

   А на полночь и на восход от нас тянутся земли герулов. Далеко они тя-
нутся. Широко и привольно раскинулось злокозненное и высокомерное  племя
герульское, жиром и богатством истекая. Это  те  самые  герулы,  которые
Ульфу глаз выбили. У нас нет мира с этими герулами.

   Где-то очень далеко на полдень да на закат изнемогает  от  врожденной
свирепости племя лангобардское, откуда наш Лиутпранд родом.
   У них ни с кем дружбы нет, со всеми  воюют,  кто  к  ним  ни  придет.
Только с нашей стороны к ним никто не ходит, так что с кем-то другим они
воюют. У нас про них говорят, что лангобарды страшный народ, никому обид
не прощает.
   Лангобарды - любимцы Фрейи.
   Я только одного лангобарда видел - Лиутпранда, того, что срубил голо-
ву нашему дяде Храмнезинду. Лиутпранда послушать - вовсе  не  изнемогают
лангобарды от свирепости. Напротив. Сидят, киснут, от безделья мхом  по-
росши. Лиутпранд тоже с ними сидел-сидел, а после плюнул и прочь  подал-
ся.
   Только он недолго с нами жил - ушел в поход и не вернулся. А  Ульф  и
дядя Агигульф с ним в тот поход не ходили и потому никто не мог  сказать
нам, куда делся Лиутпранд.

   ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ
   ОЗЕРО

   РЫБАЛКА

   После того, как брат мой Гизульф на охоте взял кабана  и  съели  того
кабана и брата моего Гизульфа к Марде-замарашке водили, сильно изменился
Гизульф: высокомерен стал и от меня отдалился. А к дяде Агигульфу и  Ва-
ламиру, наоборот, - приблизился.
   Я на то дяде Агигульфу жаловался и выговаривал. Обвинить  его  хотел,
что он дружбу мою с братом порушил. Дядя же  Агигульф  вдруг  опечалился
заметно и сказал, что было и у него в мои годы  такое  огорчение,  когда
старший брат его Тарасмунд, мой отец, взял себе жену  и  от  него,  Аги-
гульфа, отошел.
   И добавил, заметно приободрясь, что зато  впоследствии  брата  своего
старшего Тарасмунда славой превзошел. Ибо сколько он, Агигульф, в походы
ходил - и сколько Тарасмунд, семьей обремененный,  ходил?  Не  сравнить!
Вон и конь в конюшне добрый стоит. А кто коня того добыл и в дом привел?
И уздечка на коне знатная, а кто ее в бою захватил? И седло богатое. Кто
седло достал для коня? Он, дядя Агигульф, добыл все это, сражаясь  неус-
танно.
   Дядя Агигульф любит про коня напоминать.
   Я возразил на то дяде Агигульфу, что зато отец мой  Тарасмунд  Багмса
добыл, а дядя Агигульф только и горазд, что в походах юбки задирать (де-
душка так говорит). Дяде Агигульфу нравится, когда ему про  то  говорят,
что он юбки задирает.
   На то дядя Агигульф ликом просветлел и  сказал,  что  настоящий  воин
всегда в походах юбки задирает. Что до багмсов всяких, то тут всему  ви-
ною агигульфова священная ярость: рвет он багмсов на  части,  удержаться
не может. Оттого и не привел ни одного.
   А наложниц и рабынь всяких он нарочно не берет. Нечего дом наш  рабы-
нями засорять. С нас дедушкиной наложницы хватит, Ильдихо.
   Агигульф недолюбливает Ильдихо. А что ее любить? Наложница, а держит-
ся хозяйкой. Все потому, что дедушкина.

   После того, как дядя Агигульф видел на озере чужих, а никто больше не
видел, ни один человек, кроме моего брата Гизульфа, Агигульфу верить  не
стал.
   Дядя Агигульф из-за этого со всеми дрался.
   В последний раз дядя Агигульф дрался на хродомеровом подворье, с  Оп-
тилой, сыном Хродомера. Правоту свою доказывал.
   Пока дрались, к нам от Хродомера Скадус-раб прибежал и закричал,  что
дядя Агигульф хлев там проломил. Дедушка Рагнарис пошел туда и дядю Аги-
гульфа домой палкой пригнал.
   После и сам Хродомер к нам явился и требовал, чтобы дядя  Агигульф  у
него хлев восстановил. Развалил, мол, хлев своей глупой дракой.
   Дедушка Рагнарис заставил дядю Агигульфа Хродомеру хлев восстановить,
а заодно и наш починить ему велел. Брат мой Гизульф жалел дядю Агигульфа
и помогал ему. Еще шушукались они о чем-то в сумерках, а мне не  говори-
ли.
   Я обо всем потом узнал. Они хотели на озеро  вдвоем  идти  и  словить
этих чужих, чтобы все село устыдить. Я думаю, дядя Агигульф  хотел  всех
чужих порвать, только одного привести, а Гизульфа с  собой  брал,  чтобы
духов озерных отгонять, дабы они благодушие на дядю Агигульфа  опять  не
напустили.
   Хотели и Валамира с собой взять, но больно уж крепко дядя Агигульф  с
Валамиром в последний раз подрался. Рано,  мол,  еще  к  Валамиру  идти,
пусть у того сперва синяки с лица создут. Да и на дядю  Агигульфа  в  те
дни любо-дорого было смотреть: Валамир ему  так  нос  расквасил,  свеклу
вместо носа сделал. Да еще палка дедова везде погуляла.
   Первые дни после того дядя Агигульф ярился, кричал,  что  всему  селу
красного петуха пустит и к велемудовым вандалам уйдет,  но  потом  душой
отошел. И с Гизульфом шептаться про то стал, что на озеро они тайно пой-
дут. Я однажды подслушал, как они шепчутся.
   Я не хотел, чтобы они на озеро шли. Я боялся, что они привадят  чужих
к нам, покажут им дорогу в наше село. Но еще пуще чужих  боялся  дедушку
Рагнариса, который настрого запретил на озеро ходить.  Страшен  в  гневе
дядя Агигульф, но куда страшнее гнев дедушки Рагнариса,  ибо  Арбр-вутья
за ним стоит и Аларих-курганный, а с ними встречаться никому не  пожела-
ешь.
   Три дня прошло, как шептались дядя Агигульф с Гизульфом; я же глаз  с
них не спускал, ибо не хотел допустить, чтобы на озеро  они  пошли.  Ги-
зульф ночевал рядом со мной, поэтому не мог ночью уйти без того, чтобы я
про то не узнал.
   На четвертую ночь перед рассветом я проснулся, будто подбросило меня.
Хвать - нет рядом Гизульфа. Мы тогда на  сеновале  спали.  Спустился  на
двор, никого не увидел.
   Вдруг кто-то сзади подкрался ко мне, схватил и рот мне  зажал.  Я  от
страха обмер и подумал, что это враги к нам на двор незаметно вошли, от-
биваться начал и мычать, ибо громко завопить не мог.
   Потом перед собой вдруг Гизульфа увидел, брата моего. Брат мой глядел
на меня и подло улыбался. Тогда я понял, что это дядя Агигульф меня дер-
жит. Тут он меня отпустил, наказав только не кричать, и по шее  дал  для
убедительности.
   Но Гизульф сказал, что я непременно пойду и старшим на них  нажалуюсь
и что обезопасить себя от такой беды одним способом можно: взяв  меня  с
собой. Тогда я-де с ними одной виной повязан буду и не стану  язык  свой
распускать. А дядя Агигульф добавил, что ежели стану, то они с Гизульфом
меня конями размечет. Но я не поверил, потому  что  у  нас  только  один
конь, тот самый, про которого дядя Агигульф вспоминать любит. И над  ко-
нем этим дядя трясется.
   Так и вышло, что мы втроем на озеро пошли. Впереди дядя Агигульф  вы-
шагивал, острогу на плече несет. Вторым меня пустили, чтобы не сбежал  и
дедушке Рагнарису про поход этот не донес. (Брат мой  предлагал  связать
меня, но дядя Агигульф сказал: не надо.)  Сзади  Гизульф  шел,  за  мной
приглядывал.
   Я все думал, что так из плена Ульфа вели, когда наш Ульф первый раз в
рабство угодил, к герулам: впереди враг, позади враг,  между  ними  дядя
Ульф плетется и глаз у него вышибли.
   Гизульф с рогатиной шел; дядя Агигульф ему свою дал. Сам же дядя Аги-
гульф топориком своим "Пью-Кровь" вооружился. А я безоружный.
   Так и шли. Солнце только-только вставало, в селе  еще  спали.  Только
Од-пастух из своей хижины выходил, чтобы идти по  дворам  скотину  соби-
рать. Агигульф ему кулаком погрозил и палец к губам приложил  и  Гизульф
тоже ему кулаком погрозил, а я только улыбнулся прежалостно.
   Поднявшись на Долгую Гряду, дядя Агигульф нарочито крюк сделал и под-
вел нас к кабаньему черепу на шесте. От того самого  кабана  был  череп,
какого Гизульф завалил, жизнь дяде Агигульфу спасая.  Поглядел,  повзды-
хал, огладил череп, клык попробовал пальцем, забормотал под нос:  "Умру,
мол, геройски и кроваво, как-то без меня жить будете, огольцы..."
   После вниз с холма побрел, а мы за ним.
   Когда село за Долгой Грядой скрылось, а солнце уже встало, дядя  Аги-
гульф пришел в хорошее настроение и песню горланить стал. И Гизульф тоже
горланить стал. И так им было хорошо и весело, что я позавидовал и  тоже
хотел было с ними песню эту горланить, как вдруг вспомнил, что я - плен-
ник их и глаз у меня выбит, как у Ульфа; еще больше  закручинился  и  не
стал с ними петь.
   Я даже прикрыл один глаз, пока Агигульф, обернувшись, это не увидел и
не хмыкнул гнусно (на другой день у меня этот глаз действительно заплыл,
но об этом рассказ впереди).
   Мы шли и шли себе лугами да балками, переходили низинки, от незабудок
синие. Так и до дубовой рощи дошли. За дубовой рощей Сырой Лог, где  Ги-
зульф своего кабана завалил. Но мы в сторону взяли и рощу  только  краем
прошли, а к Сырому Логу спускаться не стали.
   Тут дядя Агигульф от пения охрип и сиплым голосом поучать  нас  стал,
как к озеру ловчее выходить. Потому как к озеру подходы почти везде  за-
болочены, однако ж пара тропок есть. Одну тропку он, дядя Агигульф,  как
свои пять пальцев знает.
   Тут в чем вся хитрость? Дуб один надо найти, который немного в сторо-
не от рощи растет. Будто выбежал он из рощи на открытое место и там  его
молния настигла и пополам расколола. Если, не выходя из  рощи,  к  этому
дубу лицом встать, то тропка как раз будет видна в высокой траве. Вот по
этой тропинке и надо идти.
   Пока идешь, почти гибель от мошкары примешь, но надлежит это  претер-
петь. Зато прямо к озеру выйдешь как раз в том месте, где берег сухой  и
в воду небольшим мысом входит. На этом-то мыске в свое время  и  отыска-
лись портки того пропавшего раба-меза.
   Трава тут в человеческий рост растет и не одна только мошкара  в  той
траве таиться может, прибавил дядя Агигульф значительно.  В  траве  этой
всякое таиться может. И потому надлежит идти с оглядкой, смотреть и слу-
шать.
   При этих словах Гизульф взял рогатину наперевес, а я крепко пожалел о
том, что я безоружен. И надеяться мне не на кого. Ибо не могу же я наде-
яться на человека, который родного брата, точно пленника, куда-то против
его воли тащит?
   А еще, добавил дядя Агигульф, под ноги смотреть надобно. Ибо змей тут
видимо-невидимо, а на озере и того больше, одна другой ядовитее.
   С тем и пошли.
   Хоть и напугало меня напутствие дядино (Гизульфа, думаю, оно тоже на-
пугало), однако ж добрались до  мыска  без  приключений.  Из  всех  змей
только ужа один раз видели, да и то когда к озеру уже подходили. Лягушек
прорва была, это да.
   Я про лягушек дяде Агигульфу сказал; он же ответствовал, не  оборачи-
ваясь, что поговаривали, будто в озере царь-лягушка живет о  трех  голо-
вах, размером с быка; она-то, мол, раба-меза и сгубила, из портков  того
выдернув и одним махом заглотив. По его, дяди Агигульфа, мнению,  именно
так все оно и было.
   Я над его словами призадумался, умолк и острословить более не  решал-
ся. А Гизульф только крепче за  рогатину  ухватился  и  лицом  решителен
стал. Видел я, про что он думает, будто вслух мне Гизульф  сказал:  мол,
кабана завалил - теперь бы еще царя-лягушку завалить и на двор к дедушке
Рагнарису притащить, то-то была бы потеха!
   Я, правда, сомневался насчет потехи. На что дедушке Рагнарису громад-
ная дохлая лягушка? Не есть же ее он станет! Нам ее еще и убирать потом.
   Я спросил еще дядю Агигульфа, какого цвета царь-лягушка - не  зеленая
ли? Он же отвечал, что бурая и от нее, кроме  всего  прочего,  бородавки
бывают.
   Я возразил, правда, что от всех лягушек бородавки бывают.
   Он за волосы меня схватил и прошипел, чтобы я язык не распускал,  ибо
места здесь глухие. Мол, у озера он, дядя Агигульф, нам и дедушка Рагна-
рис, и военный вождь Теодобад и сам Доннар-молотобоец и чтобы мы делали,
что он нам велит, а не мололи языками, точно Ильдихо у котлов, когда еду
готовит.
   Мы были уже почти у самой воды и готовились ступить на тот самый мыс,
как вдруг дядя Агигульф страшное лицо сделал и знак нам подал, чтобы на-
зад подались. После наклонился и что-то потащил  из  камыша,  длинное  и
темное, похожее на труп человека с руками, закинутыми за голову.
   Мы с Гизульфом так и обмерли. Но тут разглядели: не труп это  был,  а
лодка-долбленка, от времени черная.
   Я подумал: не может же быть, чтобы дядя Агигульф, таясь, в лесу сидел
и ее месяцами ладил. Не похоже это на нашего дядю Агигульфа. И из  битвы
он ее принести никак не мог. Лодка - не то добро, которое захватывают  в
походах. Не на себе же он ее, в самом деле, из дальних краев приволок?
   Но спрашивать дядю Агигульфа я не решался, ибо про  себя  решил,  что
лодка краденая, а уличать дядю Агигульфа в краже мне по многим  причинам
не хотелось. Хотя бы и у чужих он ее  украл,  что  вообще-то  доблестный
поступок.
   Гизульф смелее меня оказался и дядю спросить отважился, откуда,  мол,
лодка эта?
   Дядя Агигульф сказал, что лодка всегда в камышах была, в точности  на
этом месте. Еще до рождения Гизульфа она в камышах была, чтобы все  наши
ею пользовались. Еще до того, как наше село в  этих  краях  воздвиглось,
она в тех камышах была.
   Неведомо, стало быть, дяде Агигульфу, чья эта лодка  и  почему  здесь
лежит. Лежит и ладно.
   Я тоже в раздумья вдаваться не стал. Гизульф же ухмыльнулся и, к дяде
Агигульфу подольститься желая, заметил, что, небось, лодку-то гепиды ла-
дили. Вон какая основательная лодка. И коли гепиды, от Скандзы  приплыв,
корабль свой дальше на руках по суше несли, то отчего бы им и лодку сюда
не принести? Принесли, спрятали и позабыли, где, по тугоумию своему. Ге-
пиды, одно слово.
   Дядя Агигульф велел Гизульфу, чтобы рогатину мне передал. Мол, они  с
Гизульфом лодку понесут к воде, а я с рогатиной сторожить должен - вдруг
на мыске чужой окажется?
   На мыске чужих не оказалось.
   Спустили лодку на воду. Дядя Агигульф сказал, что лодку  держать  бу-
дет, а нам велел садиться.
   Когда мы с братом в лодку сели, она закачалась. Я выпустил рогатину и
схватился за борта. Я сильно испугался, что лодка перевернется и мы уто-
нем, потому что плавать не умеем. Дядя Агигульф в воду по  грудь  вошел,
поймал рогатину и меня древком по спине вытянул, совсем как дедушка Раг-
нарис его самого, бывало: нечего оружие бросать. Затем он и сам в  лодку
вскочил, ловко, как кот лесной - вот, мол, как надо!
   Весло было одно. Весло в другом месте схоронено было. Его  дядя  Аги-
гульф самолично у нас на дворе делал, я видел и узнал.
   Дядя Агигульф и греб. Я все хотел в воду заглянуть, чтобы увидеть, не
шевелится ли под водой царь-лягушка, но ничего  такого  не  видел.  Дядя
Агигульф мне велел не вертеться, потому что лодка опрокинется и  все  ко
дну пойдем. Ему, дяде Агигульфу, двоих из воды не  вытащить,  и  случись
что, он все равно Гизульфа, а не меня, спасать будет,  ибо  от  Гизульфа
явно больше проку.
   Дядя Агигульф погреб от берега к камышам, где рыба днем  таилась.  Он
осторожно подвел лодку к камышам и показал нам, куда смотреть. Я увидел,
что там огромная щука стоит.
   Дядя Агигульф ее метко острогой поразил. И сказал гордясь, что так-то
и врагов в бою на копье берет.
   Я подумал, неужто и прекрасную гепидку так же на копье  насадить  хо-
чет? Спросил о том дядю Агигульфа. Он засмеялся, и брат мой Гизульф зас-
меялся тоже, как будто тайна какая-то между ними была.
   Потом дядя Агигульф сказал, что нет,  не  так.  Иным  образом.  Да  и
копье, мол, для таких дел у него иное. Особое. Я удивился: что за особое
копье? Не видел такого.
   Я решил у них с Гизульфом про то больше не спрашивать, все  равно  не
скажут, только еще больше смеяться будут. Я потом у отца моего Тарасмун-
да спрошу или у дедушки Рагнариса. А с этими двоими разговаривать больше
не стал.
   Плавая в камышах, дядя Агигульф многих щук поразил и  все  приговари-
вал, что всех их в щучью Вальхаллу отправляет, к щучьему Вотану.
   Дядя Агигульф отдал Гизульфу свой топорик. И строго наказал  не  уто-
пить. Сказал, ежели Гизульф топорик "Пью-Кровь" по нерасторопности в во-
ду обронит, то сделает дядя Агигульф с Гизульфом то, что дедушка с  Арб-
ром сделал. И по голове Гизульфа с нажимом против волос погладил.
   Когда  дядя  Агигульф  щук  с  остроги  снимал,   Гизульф   топориком
"Пью-Кровь" их глушил, чтобы не выпрыгнули обратно в воду.
   Когда битой рыбы столько набралось, что ноги поставить было уже неку-
да, дядя Агигульф к мыску выгребать стал.
   Выбравшись на берег, дядя Агигульф придержал лодку, чтобы мы тоже вы-
лезли, и велел нам рыбу выгружать. Мы по пояс в воду вошли и  стали  щук
на мысок кидать.
   Мы с Гизульфом развеселились от удачной рыбалки, но дядя Агигульф  на
нас свирепо шикнул, чтобы мы не шумели. А потом, подумав,  добавил,  что
будет теперь из нас воинов делать.
   Сам же он ходил ни дать ни взять кот лесной и ноздри раздувал,  будто
принюхивался. Впрочем, особенно он ничего унюхать не мог - рыбный  запах
все забивал.
   У дяди Агигульфа были припасены с собой веревки, которые он  продевал
сквозь жабры щукам. Три кукана сделал, два побольше, один поменьше.  По-
том кивнул нам, чтобы за ним следовали, только тихо-тихо. Чтобы  приуча-
лись ходить бесшумно, как воины ходят. Добавил: то, что нас ждет, -  ОНО
шума не любит.
   Гизульф крался с рогатиной наперевес, только что язык не  вывесил  от
усердия. Пройдя немного по мыску, дядя Агигульф взял в сторону, а  потом
замер и рукой знак сделал, чтобы мы подошли. Когда мы подошли к  нему  с
обеих сторон, он показал: вон ОНО.
   Я думал сперва, что это царь-лягушка. И Гизульф так  подумал,  потому
что побледнел. В кустах виднелось что-то серое, грубое, как бы  бородав-
чатое. Дядя Агигульф велел моему брату Гизульфу поразить это  рогатиной.
Только добавил тихо, чтоб с одного раза поразил. Другого, мол,  раза  не
будет. Мол, и себя, и нас погубишь. И отступил назад, а Гизульфа  вперед
вытолкнул.
   Гизульф ударил хорошо. Добрый был удар. Рогатина на  треть  в  мягкую
землю ушла, пригвоздив то серое и страшное. А потом рывком вытащил рога-
тину и вскинул в воздух. Серое на рогатине повисло.  Сразу  было  видно,
что ОНО мертвое.
   Гизульф одним ловким ударом ЭТО к ногам Агигульфа бросил. Но не успел
он молодецки подбочениться, как увидел, что это истлевшие  портки.  И  я
это тоже увидел. Это были портки того пропавшего раба-меза, что  Гизарна
на месте пропажи нашел. Не потащил их тогда Гизарна домой, видать, осте-
регся одежду мертвого тревожить.
   Гизульф от злости побелел весь. Я в кулачок хихикал и  даже  на  дядю
Агигульфа сердиться перестал, хоть и донимал он меня. Дядя же  Агигульф,
наоборот, сурово брови супил и наставление нам прочитал: вот,  мол,  что
бывает с теми, кто без оглядки ходит.
   Потом велел вещи собирать, а сам полез в камыши -  весло  прятать.  Я
ближе к нему был, чем Гизульф, и слышал, как дядя  в  камышах  сдавленно
заходится хохотом. Я видел, как у дяди Агигульфа  спина  ходуном  ходит,
так ему весело. Да и то сказать, отменную шутку отмочил. Предвкушал, не-
бось, как про то Валамиру с Гизарной рассказывать будет. Может быть, че-
рез то и с Валамиром помирится.
   Выбравшись из камышей, снова сурово насупленный, дядя  Агигульф  стал
куканы распределять. Себе взял себе тот, что поменьше, а  нам  с  братом
Гизульфом те, что побольше были, определил.
   После дал мне острогу и рогатину и велел возле рыбы ждать, пока они с
Гизульфом лодку спрячут. Рогатину из рук не выпускать наказал. Если  чу-
жаки или гепиды нападут, должен я пасть геройски и кроваво, но  рыбу  от
врага оборонить. И скрылись дядя Агигульф с Гизульфом, лодку унося.
   Остался я один среди шуршащего камыша. Что мне  только  не  чудилось,
пока ждал возвращения родичей! И голоса разные, и шаги.  Один  раз  едва
лягушку острогой не поразил - больно уж она шумно и устрашающе  скакала.
После плюнул.
   Недолго ходили дядя Агигульф с Гизульфом, скоро  воротились.  Гизульф
гордо поведал, что лодку положили они в точности  на  то  место,  откуда
брали. Даже камыш поправили. Никто и не заметил бы, что ею пользовались.
   Дядя Агигульф велел нам свои куканы разобрать. Мне острогу  сунул,  а
Гизульфу - рогатину. Сказал, что Гизульф замыкающим пойдет.  И  добавил:
вот вам первое задание - настоящий готский воин шутя его исполнит - надо
до села добраться засветло, пока рыба не протухла, пока еще  свежа  и  в
пищу особенно пригодна.
   Притом идти надлежит крадучись, так, чтоб ни одна живая душа не заме-
тила. И что он, дядя Агигульф, будет считать вспугнутых нами птиц, а по-
том, в селе уже, за каждую вспугнутую птицу по затрещине обоим выдавать,
ибо недосуг ему разбираться, кто из двоих вспугнул. Тем самым он уравнял
меня в правах с Гизульфом, так что я перестал печалиться из-за того, что
брат мой теперь с дядей дружит, а обо мне и думать забыл.
   И пошли мы назад той же тропкой, что и пришли. Дядя Агигульф - впере-
ди, топориком поигрывая, танцующим шагом; я -  посередине,  под  тяжелым
куканом изнемогая, а Гизульф сзади,  рогатиной  топорщась.  Гизульф  еле
слышно посапывал от натуги.
   Камыши и осока росли выше человеческого роста, так что скрывали нас с
головой. Мошкара ела нещадно, да еще мухи тучами на  рыбу  полетели,  но
дядя Агигульф, обернувшись, знаками воспретил хлопать себя по лицу и ру-
кам, убивать насекомых, чтобы не производить лишних звуков.
   Рыба - она тяжелая, а идти надлежало с оглядкой, чтобы под ногами  не
хрустело. И тропка узкая. Тяжка наука воинская.
   Я больше не чувствовал себя пленником. И одноглазым  быть  больше  не
хотел. Не знаю, что думал Гизульф, но зол он был очень -  я  спиной  это
чувствовал. Нет, все-таки знатную шутку отмочил дядя  Агигульф.  Недаром
дедушка Рагнарис говорит, что он любимец богов.
   Вдруг дядя Агигульф на полшаге замер и руку с "Пью-Кровь"  в  сторону
отвел. Я ему чуть в спину не врезался, но вовремя остановился и тоже за-
мер. И брат мой Гизульф у меня за спиной замер.
   И тут мы сперва услышали, что в камыше похрустывает что-то, а после и
увидели: там, где тропка поворот делает, - шевелится камыш. Но  не  так,
как от ветра, а иначе  шевелится.  Видно  было,  что  в  камышах  таился
кто-то.
   Дядя Агигульф постоял немного в неподвижности, а потом вдруг, не  ме-
няя позы, топорик метнул.
   В камышах что-то тяжелое упало, а больше звуков никаких не донеслось.
Тогда дядя Агигульф, еще выждав, рыбу свою сунул  мне,  выхватил  у  Ги-
зульфа рогатину, знаками велел нам стоять, где стоим, а  сам  туда,  где
упало, двинулся крадучись. Приблизившись, замер, а после  нам  рогатиной
махнул. Мы тоже туда подкрались, стараясь не шуметь.
   Сперва я увидел что-то бурое. Подумал, что это, должно быть, царь-ля-
гушка о трех головах и снова душа в пятки у меня провалилась. Вспомнил и
о рабе-мезе, бесследно пропавшем, о чем портки неоспоримо свидетельству-
ют. А Гизульф о том же подумал и от зависти губу закусил: подумаешь, ка-
бан. Рядом с царь-лягушкой и кабан не добыча.
   А потом мы разглядели, что это человек.
   Поближе подобрались. Дядя Агигульф и в самом деле великий воин. Топо-
рик его чужаку прямо в голову угодил, слева над ухом, там и застрял. Чу-
жак даже вякнуть, видать, не успел, как душа с телом уже  рассталась.  С
"Пью-Кровь" не поспоришь.
   Я таких людей прежде никогда не видел. И дядя Агигульф потом говорил,
что тот чужак в точности как те, с лошадьми,  из-за  которых  ему,  дяде
Агигульфу, претерпеть пришлось несправедливые гонения. Ох и ненавидел же
он чужаков за это! По дяде Агигульфу видно было.
   Дядя Агигульф еле слышно сказал нам, что и другие чужаки  могут  быть
поблизости. Нам повезло, что ветер в нашу сторону дул. Мы с рыбой  смер-
дим тут на всю округу. А бросать рыбу жалко; так что надо  ноги  уносить
как можно скорее.
   Чужак волос имел рыжеватый, имел усы и бороду, как  любой  нормальный
человек; одет был в бурую одежду мехом наружу. При себе  меч  имел.  Меч
Гизульф снял, доброе оружие, но у нас таких еще не  видали.  Кривой  меч
был, а сталь хорошая. Гизульф надеялся, что ему позволят меч у себя  ос-
тавить, потому что у дяди Агигульфа уже был меч. А я себе  нож  взял.  С
резной ручкой нож. Гизульф потом говорил, что таким  ножом  только  репу
резать, но я ему все равно ножа не отдал.
   Дядя Агигульф наклонился, топорик со  скрежетом  из  черепа  выдернул
(так глубоко загнал), после велел нам отойти, чтобы кровь нас не забрыз-
гала, и смотреть за тропой, не покажутся ли другие чужаки. Сам же  двумя
ударами голову от тела отделил и за волосы ее взял. Как поднял отрублен-
ную голову, так с шеи что-то упало. Гизульф первым это  поднял.  Увидели
мы, что это крест на шнурке (шнурок дядя Агигульф топором перерубил).
   Гизульф крест мне отдал. Мы с братом договорились про это не  расска-
зывать. Если отец наш Тарасмунд или годья Винитар проведают, что мы  од-
ного из тех убили, кто верует в Бога Единого,  не  сносить  нам  головы.
Пусть даже и чужака. Годья в храме нам говорил, что для Доброго Сына Бо-
га Единого нет ни гота, ни гепида, хотя лично я в этом  сильно  сомнева-
юсь.
   А дядя Агигульф креста и не заметил. Он в этот  момент  отвернулся  и
голову себе к поясу за волосы привязывал - не в руках же ее нести. И меч
у Гизульфа отнял. Тоже себе взял. А нож у меня остался,  ибо  дяде  Аги-
гульфу он был без надобности.
   Дядя Агигульф прошептал, что нам уже  немного  осталось  прежде,  чем
настоящими воинами станем, и велел уходить еще бесшумнее, чем пришли.
   Зная, что поблизости наверняка другие чужаки рыщут,  мы  с  Гизульфом
двигались на диво бесшумно и резво. Даже рыба нас не тяготила.
   Уже смеркалось, когда мы проходили дубовую рощу.  Чужаков  больше  не
встречали. Дядя Агигульф сказал, что с этим нам очень повезло.
   Возле самого села дядя Агигульф  добавил,  что  нам  дважды  повезло.
Во-первых, остальные чужаки нас не заметили. Не ходят в одиночку в чужие
земли. Во-вторых, что не тогда встретились, когда мы на воде были.  Если
бы мы на лодке были, чужак нас бы снял, как мы щук снимали. И портков бы
не осталось. Чужак - он хуже царь-лягушки.
   И в третий раз нам повезло, сказал дядя Агигульф. Когда через дубовую
рощу уже вечером шли, да еще с отрубленной головой на поясе.  Обычно  на
запах крови галиурунны ох как слетаются! Я подумал, что их крест, что  с
чужака сняли, отпугивал, и решил про себя этот крест сохранить,  раз  он
чудотворный.

   После дядя Агигульф нас с Гизульфом и Марду (та послушать  прибежала)
стращал:
   - Вам-то хорошо, вы за моей спиной шли, не слышали, как голова  вдруг
зубами заскрежетала и забормотала у меня на поясе. Призывала на мою  го-
лову месть Вотана и злокозненного Локи за то, что убил из засады. И слы-
шалось мне, как в Сыром Логе за рощей выпрастываются из-под  земли  под-
земные вепри, чтобы спешить нам наперерез по зову мертвой головы. И  го-
лову приходилось постоянно отворачивать лицом вперед, дабы зубами она  в
мою мужскую стать не вцепилась.
   Я дяде Агигульфу не очень поверил, потому что знал, что чужак этот  в
богов не верил, а верил в Бога Единого. Но на всякий случай  опасался  и
держался от мертвой головы подальше. Все-таки невесть кто он  был,  этот
убитый. А вот насчет вепрей - тут дядя Агигульф, возможно, и не приврал.
Вепри здесь действительно водятся.

   Но то было после, а пока мы шли дядя  Агигульф  молчал,  только  один
раз, к нам обернувшись, пожаловался, что голова укусить норовит.

   Как мы в село наше вошли, еще издали ругань услышали. На улице Ильди-
хо бранилась с Брустьо, а хродомеровы рабы Двала со Скадусом и Валамир с
Мардой их подзуживали. Двала со Скадусом сторону Брустьо держали, а  Ва-
ламир и Марда Ильдихо речами воспламеняли. Марда по глупости больше  хи-
хикала.
   Ругались они у валамирова дома. Ильдихо первая нас заметила. Я понял,
что она нас высматривать вышла, да тут Брустьо ей повстречалась. Не ина-
че, дедушка Рагнарис Ильдихо в дозор отправил.
   Едва только завидев нас, еще издали, Ильдихо заголосила и прочь  при-
пустила, громко топоча - только пыль столбом.
   Брустьо ей вслед еще какую-то бессвязную  брань  докрикивала,  но  ее
никто больше не слушал.
   Дядя Агигульф выступал гордо, Валамира нарочито не замечая. В  сумер-
ках Валамир чужакову голову на поясе дяди Агигульфа не разглядел.  Тогда
Валамир Двалу пнул и заорал, чтоб гнусный раб хродомеров к его,  Валами-
ра, плетню своей тушей не приваливался.
   Но дядя Агигульф и тут на Валамира  внимания  не  обратил.  Горд  был
очень своей победой.
   Ильдихо продолжала верещать - уже у нас на дворе. По всему селу  слы-
хать - глотка у нее луженая. Тут уж и дядя Агигульф помрачнел. Понял,  к
чему дело клонится. Дедушка Рагнарис в гневе пострашней любого кабана.
   Когда во двор входили, навстречу нам мать наша, Гизела, бросилась. Не
глядя, принялась нас с братом по щекам охаживать. Тут-то глаз мне и под-
били, который я утром шутейно поджимал, в одноглазого Ульфа сам с  собой
играя.
   Потом отец наш, Тарасмунд, вышел и от Гизелы нас оторвал, но  не  для
того, чтобы милосердие к нам проявить, а наоборот, ради новой  расправы,
еще более свирепой. Розги заранее приготовлены уже были. Так  во  дворе,
на колоде, на дедушкином седалище, мы с Гизульфом, братом моим,  приняли
лютые муки.

   А дядя Агигульф рядом стоял, Тарасмунд худого слова  ему  не  сказал.
Молча над нами лютовал.
   Впоследствии дядя Агигульф так нам объяснял: потому не вмешался,  что
смотрел, мол, какие из вас воины. И добавил, что испытание мы хорошо пе-
ренесли.
   Когда наши испытания закончились, дедушка Рагнарис из дома выступил и
дядю Агигульфа в дом поманил. Суров и страшен ликом дед был. Когда  дядя
Агигульф в дом зашел (я заметил, что головы мертвой у дяди Агигульфа уже
на поясе не было, дел он куда-то и голову, и чужой меч), дедушка  Рагна-
рис у моего отца Тарасмунда осведомился угрюмо, все ли  розги  извел  на
чад своих или еще остались. Отец наш сказал, что много еще осталось,  на
всех хватит. Дедушка выругал отца за нерадивость: мало, мол,  розог  из-
вел. И велел оставшиеся в дом нести. Отец приказание исполнил и все, как
дедушка велел, сделал. Прутья в дом отнес и вышел, ухмыляясь.
   И сотворился в доме великий грохот. Рев деда Рагнариса доносился. На-
конец дядя Агигульф опрометью из дома выскочил. Дед - за ним, с розгами.
Дядя Агигульф в угол двора кинулся, в темноте пошарился и,  обернувшись,
голову с мечом предъявил деду, ибо  сумел  укрыть  их  незаметно,  чтобы
раньше времени трофей не объявлять. Как конь перед обрывом,  остановился
дедушка Рагнарис.
   Дед мертвую голову обеими руками принял, долго в  лицо  всматривался,
точно узнать что-то хотел. Но голова ничего не говорила. Я  боялся,  что
она может укусить дедушку.
   Потом к дедушке Рагнарису и дяде Агигульфу отец наш Тарасмунд подошел
с факелом, и они втроем долго о чем-то толковали.
   Мы с Гизульфом тоже подошли, но дед нас отогнал. Голова на земле  ле-
жала, на ухо завалившись, как бы прислушиваясь или дивясь, а меч  кривой
из рук в руки передавался.
   Я Гизульфу сразу сказал:
   - Плакал твой меч, отберут.
   Так оно и вышло. Ничего Гизульфу не осталось в утешение, кроме  поро-
той задницы.
   У меня-то нож был, но нож я Гизульфу не отдал.

   Дядя Агигульф потом нам растолковал, как дело было. Разъярясь, дедуш-
ка Рагнарис дядю Агигульфа пороть хотел. Тот же не давался. Дедушка Раг-
нарис в темноте за дядей по всему дому с прутьями носился. А  дядя  Аги-
гульф от него ловко уклонялся и прятался, о пощаде шутовски умоляя.
   Удумал дядя Агигульф - дабы обороняться ловчее было  -  щит  свой  со
стены сдернуть, да нечаянно богов дедушкиных своротил.
   А тут еще Сванхильда под ногами путалась. Ее еще  раньше  повалили  и
потоптали - то ли дед, то ли дядя Агигульф.
   По нашему закону, если женщина в дурости  своей  сунулась  туда,  где
единоборствуют мужчины, и через любопытство свое чрезмерное  пострадала,
то вергельд не платят, ибо кроме нее самой виновных нет. Так  старейшины
говорят.
   Как своротил дядя Агигульф богов, так дед в полное бешенство  пришел.
Начала нисходить на него священная ярость. Однако дядя  Агигульф  и  тут
нашелся - выскочил из дома и туда метнулся, где голова была спрятана.
   Дядя Агигульф - бывалый воин. Он заранее все предвидел и нарочито го-
лову и меч спрятал, чтобы потом разъяренного деда  остановить.  То  хит-
рость есть военная. Это понимать надо.

   Сванхильда за то, что ее потоптали, дяде Агигульфу  потом  отомстила:
под покровом ночного мрака, во дворе,  оглоблей  его  огрела.  И  тотчас
бегством спаслась.
   Дядя Агигульф орал ей вслед, что простым разметыванием она не отдела-
ется. За конем, мол, в бург ее потащит и там размечет  перед  дружинными
хоромами.
   То было совсем глубокой ночью. Дед спросил сонно, какой,  мол,  сукин
сын там глотку дерет, когда спать пора. Ильдихо на то ядовито сказала:
   - Это меньшой твой, Агигульф, любимец богов.

   Дядя Агигульф после той рыбалки по селу гоголем ходил и на всех  дво-
рах, где дрался, мертвую голову показывал. И с Валамиром у него  замире-
ние вышло. Они вместе напились, а после опять  подрались,  но  несильно.
Дядя Агигульф потом объяснял, что они с Валамиром играть начали в подвиг
дядин, и сперва хорошо играли, но после Валамир захотел дедушкой  Рагна-
рисом быть, отчего драка и проистекла.

   ТИНГ

   Через три дня после памятной рыбалки дед мой Рагнарис и Хродомер тинг
собрали по поводу мертвой головы.

   Сперва о голове поведать нужно.
   Дядя Агигульф, гордясь собою и в воинский раж войдя,  хотел  поначалу
голову за волосы повесить у нас в доме под потолочной балкой. Но все то-
му воспротивились.
   Я думаю, дедушка Рагнарис эту чужакову голову к Арбру приревновал или
бояться стал, что дядин трофей с Арбром драться будет, потому  что  Арбр
давно у нас живет, а чужак - недавно и  вряд  ли  Арбр  потерпит  вторую
мертвую голову рядом с собой.
   Отец мой Тарасмунд дяде Агигульфу так возразил, что к врагу нужно ми-
лосердие иметь и негоже над головой измываться, коли телу погребение  не
обеспечили. Сказал, что должно голову годье  отнести,  дабы  тот  голову
где-нибудь в храме сохранил, поскольку погребать ее было  еще  рано  (ее
предполагалось в бург отвезти, к Теодобаду). А пока годья голову в храме
хранить будет, пусть бы заодно нашел время и отпел ее, как положено.
   Пошли мы с головой к годье, однако годья воспротивился  и  голову  не
взял. Я думаю, годья потому еще освирепел, что к нему язычник дядя  Аги-
гульф, кровью запятнанный, явился. А дядя  Агигульф  потому  пошел,  что
драгоценную голову никому не доверял, даже родному брату. Поэтому и при-
шел к годье с головой. А меня с собой взял, чтобы я ему проводником был.
Мол, он, дядя Агигульф, ведать не ведает, как там в храме Бога Единого с
годьей вашим себя вести надлежит. Если бы то в капище  было,  так  ведал
бы.
   Дядя Агигульф всегда меня с собой сманивает, когда к  годье  Винитару
за какой-нибудь надобностью идет.
   Годья Винитар как только увидел, что мы с дядей Агигульфом и  мертвой
головой в храм направляемся, так сразу из храма выскочил и на нас руками
замахал. Дядя Агигульф меня вперед выставил: объясняй, мол, годье, что к
чему.
   Я и объяснил степенно, что надо бы мертвую голову в храме  сохранить,
ибо негоже, чтобы она у нас дома жила. По ночам чужак с Арбром  дерется,
от этого все женщины боятся и я тоже плохо сплю,  а  дедушка  недоволен,
что Арбра обижают. Да и пованивать голова начала, а в храме места  много
и можжевельника запас есть, чтобы жечь от дурного запаха.
   Хоть и были мы с дядей Агигульфом отменно кротки, а годья рассвирепел
и нас прочь прогнал. Вслед еще кричал, что Бог Единый - Бог живых, а  не
мертвых. А старые боги - воистину мертвы, оттого и тешатся мертвыми  го-
ловами и черепами, какие на Долгом Холме дураки  молодые  воздвигают  по
глупости щеняческой.
   По дороге домой мне еще и от дяди Агигульфа досталось. Какой  же  ты,
мол воин (презрительно бросил мне дядя Агигульф), коли с богарем  объяс-
ниться не можешь! И плюнул. А сам украдкой голову по волосам погладил  -
доволен был, что не отнял ее Винитар.

   Думали было голову в капище отнести. Там бы жрец за ней присмотрел, а
жрецу дядя Агигульф верил.
   Но до капища идти далеко, куда дальше, чем до озера. Да и нельзя было
в капище голову нести, ибо капище в лесу, там лисы и барсуки  голову  бы
объели и попортили, коли жрец не доглядел бы.

   Кончилось же тем, что вся эта возня с головой надоела дедушке  Рагна-
рису. Освирепел дед и велел голову засолить, как испокон веков делалось.
   Мать наша Гизела наотрез отказалась голову солить.  Дедушка  Рагнарис
Ильдихо заставил. Ильдихо отказаться не посмела.
   Гизела выгнала Ильдихо из дома вместе с поганой головой и самый  пло-
хой горшок ей дала. Ильдихо солила голову в дальнем углу двора, а  мы  с
братом Гизульфом подсматривали и донимали ее шутками.
   Тут же и дядя Агигульф вертелся, следил, чтобы ущерба голове  не  на-
несла бестолковая баба. Шутка ли - самому Теодобаду голову  представлять
придется! Может, из-за этой головы целый поход сладится.
   Ильдихо ругалась и кричала, чтоб дядя Агигульф сам свою голову  солил
и с нею миловался. Но дядя Агигульф  солить  голову  наотрез  отказался,
сказал, что не воинское это занятие - с горшками возиться. Тем более - с
треснутыми.
   Дядя Агигульф еще оттого волновался, что годья по селу  народ  мутить
начал и возмущался против головы. Знал бы еще годья, что голова  эта  от
верующего в Бога Единого была! Меня совесть мучила, стоит ли  годье  про
это рассказывать.
   Сванхильда, все еще местью горя, всем нашептывала:  оттого  Агигульф,
мол, неспокоен, что боится - не надумал бы годья  за  голову  на  едино-
борство его вызвать. Ибо побьет годья Винитар Агигульфа и плакала  тогда
мертвая голова - не видать ее Агигульфу. И правильно  сделал  бы  годья,
если бы и впрямь надумал Агигульфу бока намять во славу Бога  Единого  и
Доброго Сына Его!
   Я все думал насчет чужакова креста. Я решил все рассказать годье  Ви-
нитару, но не сейчас - потом, когда голова уже у Теодобада будет. А пока
про то говорить не стоит. Неровен час отправит нас годья к озеру за  те-
лом, чтобы собрать этого убиенного целиком и похоронить, как положено, у
Долгого Холма. Тащить же от самого озера безголовое тело, да  еще  поле-
жавшее несколько дней на солнышке, мне ох как не хотелось.
   А тело, что у озера лежало, видать чего-то жаждало, не то  отпевания,
не то отмщения, ибо еженощно во сне мне являлось. Страшные это были сны.
Мнилось мне ночами, будто от озера движутся по тропе в камышах, мимо ро-
щи, рыжеусые чужаки, по бокам от них вепри подземные бегут, а ведет их в
наше село безголовое тело. Каждую ночь с криком просыпался. Гизульф  го-
ворил, что и ему похожее снится.

   На тинг дядя Агигульф явился, ясное дело, с головой, уже  засоленной.
Валамир как увидел дядю Агигульфа, так сразу закричал: не боишься,  мол,
Агигульф, что ежели женишься, то голова жену твою за сиськи хватать  бу-
дет? Дядя Агигульф решил, что Валамир ему завидует, о чем и сказал Вала-
миру - прямо и с достоинством.
   Меч чужаков дяде Агигульфу сберечь для себя не удалось - его  дедушка
Рагнарис Хродомеру отнес. Хродомер на тинг с этим мечом явился.
   Когда все собрались, дядя Агигульф еще раз рассказал то, что все  уже
знали. Рассказывая, дядя Агигульф все показывал, как оно  было.  Прыгал,
приседал, топориком взмахивал. Гизульфа же заставил за чужака быть и та-
иться.
   Остальные слушали и смотрели очень внимательно.
   Гизульф шепнул мне, жаль, мол, что Велемуда, родича нашего,  на  этом
тинге нет. Если бы Велемуд на тинге был - то-то была бы потеха!  Велемуд
бы наверняка заявил, что чужака лично знал, и жену этого чужака знал,  и
дочерей этого чужака бесчестил, и подробностями бы усладил.
   Но по счастью, Велемуда, родича нашего, на тинге и  впрямь  не  было,
потому сразу о деле заговорили, как только дядя Агигульф прыгать  закон-
чил и, отдуваясь, огляделся горделиво.
   Заговорили же вот о чем. Кого с этой новостью к Теодобаду посылать.
   Решили мужа степенного послать и красноречивого, чтобы до вождя сумел
важную весть довести. Дело ведь нешуточное. Сколько лет село  стоит,  ни
разу чужаков иноплеменных так близко от села не видели.
   В походах - да, в походах  много  разного  диковинного  люда  видели.
Взять тех же гепидов... Что и говорить, странные  они,  гепиды.  Но  вот
иноплеменные чужаки... Да еще чтобы возле села - нет,  такого  не  быва-
ло...
   Да и не гепид этот чужак, вроде.
   Дядя Агигульф сказал: точно, не гепид. Нутром, мол, чую, что  не  ге-
пид, ибо на гепидов у меня особенное чутье.
   Валамир сказал, что у него тоже на гепидов чутье.
   А Аргасп заговорил про то, что у него, Аргаспа, чутье на герулов, так
вот, чужак этот и не герул.
   Тут раб аргаспов Снага откуда-то вывернулся и тоже про  чутье  языком
замолол. Дескать, пока скамарствовал - даже псоглавцев повидал. Так вот,
чужак этот - не псоглавец, сразу видно.
   Дедушка Рагнарис на Аргаспа заревел, чтоб раба своего брехливого ути-
хомирил. Мол, и без Снаги видать всем, что не  псоглавец.  Голова-то  не
песья! Да и виданое ли дело, чтоб рабы всякие на тинге  голос  подавали.
Воистину, мир к концу клонится.
   Аргасп Снаге уйти велел и кулак ему показал, пригрозив скорой распра-
вой.
   Валамир начал в затылке чесать, о чем-то напряженно  думая,  и  изрек
наконец:
   - А не ромей ли это?
   И пояснил, что ромеи - они где-то на полдень живут. Земля  у  них  на
диво тучная и бескрайне обширная. У  Теодобада  кувшин  есть  ромейский,
тот, что с гримой. Очень, мол, голова на гриму ту похожа. И  не  обратил
ли внимание Агигульф - не было ли кувшина при чужаке?  Ибо  ведомо,  что
кувшины они изготавливают во множестве.
   Тут дядя Агигульф за голову обиделся и сказал, что  Валамир,  видать,
на плечах кувшин с гримой носит. Он, дядя Агигульф, такую вещь, как кув-
шин, всяко бы не просмотрел. Не было при чужаке кувшина.
   Валамир задумался тяжко, после же молвил, что и впрямь, видать, чужак
не ромей был.
   Хродомер споры пресек. Сказал степенно, что много разного люда по ми-
ру бродит. Не то важно, кто был этот чужак. То важно, отчего он в  камы-
шах таился. И сколько их там таилось. И для чего таились. Боялись ли нас
или же что-то вынюхивали?
   Дядя Агигульф сказал, что раз видал их уже, да только в  селе  у  нас
никто правдивому рассказу не поверил. А он, дядя Агигульф, еще раз гово-
рит: по всему видать - вынюхивают эти чужаки что-то.
   - Тревожно мне, - сказал Хродомер. И замолчал надолго.

   Говорили и спорили еще немалое время. Уж и стоять-то все устали,  пе-
реминались с ноги на ногу.
   Все племена окрестные перебрали, все истории о них рассказали. И  ре-
шено было-таки к Теодобаду посылать с недоброй вестью. И непременно  го-
лову и меч в дружине предъявить.
   Дядя Агигульф сказал, что голову никому не доверит.  Немало  наслышан
он о воинах, которые трофеи свои легкомысленно другим доверяли  и  через
то немалый ущерб претерпевали. И вызвался сам в бург ехать, дабы с  дра-
гоценной головой не разлучаться. Да и с любимым вождем повидаться  хоте-
лось дяде Агигульфу.
   Валамир сказал, что тоже в бург поедет. Валамир сказал, что  Теодобад
его, Валамира, очень уважает и к его советам прислушается.
   Тут Хродомер закричал неожиданно, что, мол, зачем же Валамира с  Аги-
гульфом утруждать? Можно сразу Снагу брехливого с Ахмой-дурачком  отпра-
вить. Уж их-то Теодобад послушает! Уж их-то Теодобад уважает!
   Нет уж, добавил потом Хродомер, нужно мужа степенного посылать к Тео-
добаду. Чтоб дурацких выходок себе не позволял. Вот он бы, Хродомер, сам
поехал, да село без присмотра как  оставишь?  Пускай  Оптила,  сын  его,
едет. Агигульф пускай мертвую голову Оптиле передаст, а Оптила ее  отве-
зет и Теодобаду предъявит. И все, как надо, объяснит.
   Ибо Агигульфа только пусти в бург. Теодобад  едва  его  завидит,  так
сразу и решит: не иначе как новое озорство затеяли молодцы. И на  голову
чужакову лишь как на озорство глядеть будет. А мы через то можем и своих
голов лишиться. Пусть Оптила едет.
   Так Хродомер сказал.
   Дедушка Рагнарис тотчас же закричал: что значит - Хродомер  село  без
присмотра оставить не может? Сказал бы прямо:  из-за  своего  колодца  с
плохой водой от косогора с заветными лопухами отдалиться ему, Хродомеру,
боязно. Всем ведь ведомо, что не любит Теодобад Оптилу.  Ибо  копание  в
навозе предпочел Оптила подвигам ратным.
   Неужто сам Оптила об этом забыл? Ведь неоднократно говаривал ему Тео-
добад при дружине своей. Дивился, как у отца, столь  войнолюбивого,  сын
такой уродился. И много времени потратил в бурге Рагнарис, чтобы  Теодо-
баду растолковать: в молодости, мол, да - войнолюбив  был  Хродомер,  но
как колодец выкопал, так к подворью и прикипел, точно каша к горшку.  Не
отскребешь. И сына такого же выпестовал, той же колодезной водой выпоил.
   Насчет озорства - да, тут Хродомер прав.  От  Агигульфа  с  Валамиром
озорство одно. Но это оттого, что кровь молодая в них играет.
   Хродомер от злости аж побелел. А дядя Агигульф засмеялся обидно.
   Неведомо, чем бы все закончилось, если бы отец наш Тарасмунд не  ска-
зал вдруг:
   - Пусть Агигульф, отец Фрумо, едет.
   - Голову не отдам, - твердо сказал дядя Агигульф. - Я ее в бою добыл.
   - Ты бы себе на плечи еще голову добыл, - заворчал дедушка  Рагнарис.
Палкой стукнул и громко заговорил, что во  всем  ему  хродомеровы  козни
внятны. Не обмануть его Хродомеру. Не опутать Хродомеру его,  Рагнариса,
речами хитрыми. Не быть по-хродомерову. На алариховом холме тыну быть, а
не на хродомеровом косогоре.
   Потому пусть едет Агигульф, сын Рагнариса, вместе с  Агигульфом-сосе-
дом. И пусть эти два славных Агигульфа голову  чужака  предъявят  и  меч
предъявят и поведают, как все было. Пусть, мол, дядя Агигульф говорит, а
Агигульф-сосед пусть свидетельствует и подтверждает.
   И пусть не забудут оба: голову и меч показывая, о тыне надлежит напо-
минать неустанно. Мол, еще Аларих, отец Теодобада, людей обещал  дать  и
помочь тын возвести. Вторым бургом наше  село  сделать  намеревался.  Да
только пал геройски и кроваво, обещание свое исполнить не успев.
   И, сказав сие, дедушка наш руки не груди скрестил и на Хродомера, бо-
роду выпятив, вызывающе уставился.
   Хродомер же лишь рукой устало махнул и проговорил:
   - Ладно, пусть по-твоему будет, Рагнарис. Пусть оба Агигульфа едут. А
только тын у меня на косогоре ставить надо. Место там сухое  и  простор-
ное, общий амбар есть где возвести.
   И снова гомон поднялся. Стали старейшины насчет тына ругаться да пре-
рекаться: где, мол, тын лучше ставить? Едва до драки не дошло.
   Так всегда бывает, когда о тыне речь заходит.

   КАК АХМА-ДУРАЧОК ХОЗЯЙНИЧАЛ

   Когда доблестные Агигульфы уехали, вышло так, что Ахма-дурачок и кри-
вая Фрумо остались на хозяйстве.
   Фрумо оказалась Ахме ровней и быстро сделалась такой  же  придуркова-
той, как и ее муж, только на свой, на бабий, лад. Женщины у реки об этом
судачили.
   Нам с Гизульфом было интересно, кто у нее народится, ибо живот  Фрумо
уже заметен был. Дядя Агигульф говорит, что неведомо, кто ее  обрюхатил.
На тинге, где его, дядю Агигульфа, в подвиге этом  обвиняли,  так  и  не
дознались. Так что отцом ахминого ребенка и Вотан мог быть, Странник.
   Годья Винитар говорит, что Вотан есть диавол, по весям рыщущий.
   Мы с нетерпением ждали, когда Фрумо разрешится от бремени. Ждать  ос-
тавалось уже недолго.
   Фрумо же на все вопросы только глупо улыбалась, гладила себе живот  и
в рассказе о том, как ее обрюхатили, поначалу долго  и  косноязычно  про
свое скучное бытье в тот зимний день толковала - что видела, что  ела  -
но только до того доходила, что смеркаться начало и к реке она пошла.  А
после хихикать принималась.
   Наша мать Гизела, Ильдихо и хродомеровы дочери с племянницей то  так,
то эдак к ней подходили, но только все без толку.
   Когда Ильдихо ничего не добилась, Брустьо сказала, что сама все  выз-
нать берется. Ибо не умеет Ильдихо подход к Фрумо найти. А она, Брустьо,
хоть к кому подходы сыщет. И пошла, да только у Брустьо тоже  ничего  не
вышло. Фрумо вдруг кричать начала и  из  криков  ее  так  выходило,  что
Брустьо во всем виновата, и в позоре фрумином, и в животе ее огромном.
   Ильдихо сказывала, что после того, в тот же  день,  когда  Брустьо  к
Фрумо дорожку мостила, Хродомер у себя на косогоре с сыном своим Оптилой
лютовали, били всех и своим бабам настрого запретили к  Агигульфу-соседу
на двор соваться.
   А дедушка Рагнарис у нас дома злорадствовал и говорил, что старый лис
Хродомер следы заметает. Видать, чуял правду Велемуд, хоть и  никудышный
он мужик.

   Агигульф-сосед уезжать не хотел. Боязно было ему хозяйство на Ахму да
на Фрумо оставлять. Но в бурге, помимо прочего, у него свои надобы были.

   Дедушка Рагнарис Агигульфу-соседу сказал, что за два  дня  ничего  не
случится - а мы, мол, за твоим домом приглядим.

   В тот же день, как дядя Агигульф с Агигульфом-соседом  уехали,  мы  с
Гизульфом, улучив момент, к Ахме отправились - поглядеть, как он  с  хо-
зяйством управляется. Ахма у плетня стоял, в носу пальцем ковырял,  гор-
дый был. Объявил нам важно, что он, Ахма, теперь тут полновластный хозя-
ин.
   Тут и кривая Фрумо появилась со своим животом. Взялась за живот обеи-
ми руками и заговорила с Ахмой: дескать, богатырь мой курочки хочет, ку-
рочки.
   Мы с Гизульфом сделали вид, будто уходим, а сами  за  кустом,  что  у
плетня рос, затаились.
   Началась тут презнатная потеха. Ахма в курятник полез, выбрался в пу-
ху и давленых яйцах - неловко по курятнику шарил. Мы с Гизульфом от сме-
ха давимся: зачем в курятник лазить, если куры по двору ходят!
   Тут и Фрумо, рассердясь, закричала Ахме:
   - Вот куры, вот куры!.. Курочки хочу, курочки!..
   Стали они вдвоем за курицей бегать. Наконец Ахма  на  пеструшку  упал
сверху камнем, будто снасильничать хотел, за крыло ее схватил. Она давай
другим крылом бить. Гизульф глядел, себя за руку грыз, чтобы со смеху не
завопить. Тут Ахма закричал Фрумо:
   - Поймал куру!.. Рубить буду, рубить буду!.. Ахма хороший! ...А там и
нет никого!..
   Она знай себе кричит:
   - Курочки хочу, курочки хочу! - и по животу руками водит.
   Ахма с курицей в дом пошел топор искать. Курица бьется, вырывается, а
он будто не замечает. В доме походил,  уронил  что-то,  после  снова  на
крыльцо вышел. Мы с Гизульфом по пыли катаемся, стонем, в  слезах  тонем
от хохота. В одной руке курица у  Ахмы,  в  другой  боевая  секира  Аги-
гульфа-соседа, тестя ахминого. Такой секирой  лошадь  пополам  разрубить
можно. Ахма секиру за собой волочит.
   Ахма курицу за ноги подхватил, как положено, и шмякнул ее головой  на
плашку. Стал секиру заносить, а секира-то тяжеленная, Ахме  одной  рукой
не поднять. Агигульф-сосед и то с годами перестал ее с собой брать.  Тут
двух рук и то мало может оказаться. Ахма и взял секиру двумя  руками,  а
про курицу позабыл. Та и вырвалась. Пока Ахма секиру заносил, чтобы  ку-
рицу обезглавить, она уже была такова. Ахма секиру опустил, она в  плаху
глубоко ушла.
   Стал Ахма секиру вызволять, плаху вместе  с  секирой  повалил  и  сам
упал. Фрумо кричать на него стала, сердясь. И все свое кричит:
   - Курочки хочем, курочки хочем!
   Ахма постоял столбом, а потом как заревет в голос, давай сопли и сле-
зы размазывать.
   Тут с нашего двора донесся рев дедушки Рагнариса:
   - Где они, бездельники? Где их носит?
   Мы с братом Гизульфом сразу поняли, что это он про нас. И убежали.
   И вовремя убежали. Успели в хлев нырнуть прежде, чем  дед  показался.
Гизульф вилы схватил, а я просто наклонился, будто  очищал  что-то.  Дед
проворчал что-то и удалился.
   После снова рев его послышался. Он Ильдихо честил за что-то.

   Как мы с дядей Агигульфом на ту рыбалку сходили, так дед все время не
в духе. Всем в доме достается, но Ильдихо - больше других.

   К вечеру, когда солнце к Долгой Гряде  уже  низко  склоняться  стало,
вбежал к нам в дом Од-пастух. Мы Ода увидели и испугались.  Запыхавшийся
был Од, бледен и всклокочен. Будто галиурунны за ним гнались или  впрямь
царь-лягушка на село войной пошел. Не то чужаки объявились. Иначе  зачем
Оду-пастуху так спешить?
   У дедушки Рагнариса на лице мрачное торжество появилось. Дескать, го-
ворил я вам! И сказывать Оду велел, потому что мы  все  молчали,  ждали,
пока дед распорядится.
   А Од говорить не говорил, только в  сторону  подворья  нашего  соседа
Агигульфа показывал. И вдруг с той стороны верещание  пронзительное  до-
неслось. Это Фаухо-лиска, племянница хродомерова, надрывалась.
   Ясно стало - беда какая-то случилась. Мы с Гизульфом  сразу  подумали
про ту секиру, что Ахма из дома взял. Ахма хоть и дурачок, а все же  наш
брат.
   Мать наша Гизела дернулась было бежать туда, но Од-пастух на Рагнари-
са глазищами своими дикими сверкнул. И головой мотнул. А дед понял  его.
Велел ей дома оставаться. Сам за Одом пошел. И мы  с  Гизульфом  следом,
только поодаль, чтобы деду на глаза не попадаться. Отца же нашего Тарас-
мунда дома не было.
   У агигульфова подворья творилось невероятное. Скотина блеет да мычит,
собаки вертятся и гавкают. Од-пастух стадо по домам разводил, да  только
до Агигульфа-соседа и дошел. И люди толпятся. Женщины за щеки  держатся,
едва не плачут. С полсела, наверно, уже стояло.
   Дедушка Рагнарис на них цыкнул, чтобы расступились. На Фаухо рявкнул:
замолчи, мол! За Хродомером беги.
   Сам на двор пошел, а мы из-за плетня глядеть стали.
   По всему двору в пыли лежали куры. Одни были мертвые, другие еще  би-
лись. По белым перьям размазывалась кровь. Гуси у  Агигульфа  были,  тех
тоже участь эта не минула. Пес дворовый на боку лежал, под  брюхо  кровь
натекла.
   Ни Ахмы, ни Фрумо видно не было. Секира как была  повалена,  в  плахе
застрявшая, так и лежала. Ее и не трогали.
   Дедушка Рагнарис в дом вошел, велев остальным на  двор  не  заходить.
Сказал, зло здесь было сотворено великое. Тут Гизульф деду на глаза  по-
пался; дед приказал ему Тарасмунда быстро найти.
   Дед из дома вышел и сказал, что в доме все в порядке. Но ни Ахмы,  ни
Фрумо и в доме нет. И назад через двор пошел.
   Тут слева от дома лопухи зашевелились. Стон послышался, жалобный  та-
кой. Дед повернулся в ту сторону и обмер. Из лопухов  выполз  Ахма-дура-
чок. Потянул за собой след темный. В руке меч держал. Агигульф-сосед че-
ловек запасливый, из походов много оружия принес.
   Меч этот памятный был, Агигульф-сосед еще в молодости  его  у  одного
могучего воина взял и нам многократно показывал, мечом гордясь. Но с со-
бой этот меч не возил. Этот меч в доме висел. Ахма его и взял.
   Ахма был так густо кровью забрызган, что не сразу поняли  мы,  почему
он ползет. Ахма же полз по двору и, меча из рук не выпуская, кур и гусей
собирал.
   Мы все стояли, оцепенев. Дед было к Ахме направился.
   Ахма на него зарычал, привстал и, оскалясь,  мечом  угрожающе  тыкать
вперед начал. Остановился дед. Впервые в жизни мы  видели,  как  дедушка
Рагнарис растерялся и не знает, что делать.
   Тут, расталкивая всех, во двор Тарасмунд вошел. Дедушка  обрадовался,
видать, что есть, на ком зло сорвать, и кричать на  отца  нашего  начал:
оставил, дескать, недоумка, когда в капище предлагали отвести  в  голод-
ный-то год, теперь сам с ним разговаривай! И с соседом  Агигульфом  тоже
сам объясняйся. Всю птицу у него погубил, окаянный дурак, пса извел.
   На роду, что ли, дедушке Рагнарису написано, что сыны его  в  рабство
за долги пойдут один за другим? Только пусть зарубит себе на носу Тарас-
мунд: Агигульфа, сына младшего, он, дедушка Рагнарис, за это гнусное де-
ло не отдаст.
   Пускай-пускай Тарасмунд за своего  сынка  полоумного  отвечает,  коли
сдуру пожалел на свою голову. Стыдоба-то какая!  Ведь  поручились  перед
Агигульфом-соседом, что приглядим за домом его!..
   Рядом с нами, между мной и Гизульфом, к плетню  Валамир  притиснулся.
Валамир учащенно дышал, и пахло от него резко, как от зверя. Меч при Ва-
ламире был. Крикнул Валамир деду, что берется он супостата одолеть,  кем
бы ни был.
   Тарасмунд Валамиру крикнул, чтобы тот замолчал. И к Ахме направился.
   Валамир ничуть не обиделся. Пробормотал только:
   - Агигульф теперь родич ваш, с ним и договориться можно.
   Ахма с мечом опасен был. Для безопасности Ахму убить нужно  было  бы,
но кто же станет убивать человека, родича своего, у него же в доме? Без-
законно это, пусть даже и дурачок Ахма. Да и блаженного убить -  мало  у
кого рука поднимется.
   Мы уже разглядели, что Ахма сильно ранен был. На  меч  от  неловкости
упал, что ли?
   Когда Тарасмунд подошел к Ахме, я затаил дыхание. Неужели и отца род-
ного мечом пырнет?
   Тарасмунд наклонился к Ахме, будто тот и не вооружен был, и спросил о
чем-то. Ахма приподнялся, стал что-то объяснять ему. Тихо  говорили,  мы
не слышали, о чем. Дедушка Рагнарис закричал недовольно, чтобы Тарасмунд
объяснил, в чем дело.
   Отец наш Тарасмунд выпрямился и сказал, что Ахма хотел пир  устроить.
Для того и птицу забил, чтобы всех угостить.
   Тут Ахма завопил, перебивая отца, и соплями шмыгая,  объяснять  стал:
мол, гости едут, гости к нам едут. Издалека едут, голодные едут.
   От этих слов мне зябко стало.

   Решили Фрумо искать. Боялись, не случилось ли с ней беды. В  селе  ее
не видели. Теодагаст на кобылу свою сел, по округе поехал.  Он  Фрумо  и
нашел. Она на берегу была, выше села по течению, там, где глину  мы  бе-
рем. Шла Фрумо по берегу, сама  с  собой  разговаривала.  Теодагасту  же
объяснила, что Ахма послал ее смотреть, не едут ли гости на пир.
   Все жалели Агигульфа-соседа.
   Думали еще, не оттуда ли, куда Фрумо ходила, ждать беды. Но потом ре-
шили, что оттуда беда прийти не может, потому что еще  выше  по  течению
берега больно топкие с обеих сторон. Любая беда завязнет, особенно  если
конная.

   Ахма-дурачок поранился серьезно, поэтому его решено было к нам в  дом
забрать, чтобы было, кому за ним приглядывать. И Фрумо тоже одну  остав-
лять нельзя было. Поэтому ее тоже к нам в дом забрали. Дедушка  Рагнарис
велел Ильдихо за Фрумо присматривать. Ильдихо сердилась и шипела, но де-
душку ослушаться не смела.
   Ахму же в доме положили, и наша мать Гизела за ним ходила.
   И Рагнарис, и Тарасмунд, оба воины бывалые, в  один  голос  говорили:
плохая рана.

   ВЕСТЬ ИЗ БУРГА

   На другой день после курьего побоища наши посланники из бурга  верну-
лись. Мы уж недоумевать начали, что не едут. А они, как выяснилось, Тео-
добада ждали - был вождь в отлучке.
   Дядя Агигульф на двор въехал, когда у нас на стол собирали. Как раз к
трапезе подгадал. Пока коня расседлывал, пока за дом отводил, туда,  где
луг начинается, - Агигульф-сосед к нам вошел. Не вошел, а ворвался.
   Страшен был Агигульф-сосед. Если сравнить, то на том тинге, где  дело
о бесчестии его дочери Фрумо разбирали, был куда как кроток по сравнению
с сегодняшним.
   А мы уже за столом сидели, дядю Агигульфа ждали. И не дали мы  соседу
благочинность трапезы порушить. Дедушка Рагнарис не дал.
   Агигульф-сосед, весь красный, только рот раскрыл, а дедушка уже велит
Ильдихо - чтобы ложку гостю подала. И на место слева от себя показал.
   Когда весело деду, он меня или Гизульфа сажает на это место, кто  ми-
лее ему в тот день. Уже давно хмур, как туча, дед, и место слева от него
пустует. А справа, как положено, отец наш Тарасмунд сидит.
   Плюхнулся Агигульф-сосед на скамью, ложку принял. Но не ест, к горшку
не тянется, очередь свою пропускает. Правда, дышать спокойнее стал,  как
увидел, что дочь его ненаглядная, кривая и беременная, Фрумо придуркова-
тая, за обе щеки наворачивает, так что за ушами трещит. Так  лопала  ду-
рочка, что и отца, кажется, не замечала.
   Тут и дядя Агигульф вошел. Поначалу, видать, мало что понял. По прав-
де сказать, ничего он не понял. Головой только вертеть стал от  недоуме-
ния. То на занавеску глянет, за которой Ахма лежит,  постанывая,  то  на
Фрумо. То на дедушку.
   Дед молча дяде Агигульфу кивнул: садись, мол, ешь.
   Гизела, мать наша, за рукав Фрумо дернула и сказала ей вполголоса:
   - Поздоровайся с батюшкой.
   Фрумо отцу заулыбалась, через стол к нему потянулась, чуть горшок  не
своротила, и поведала:
   - А Ахма помирает. Там.
   И головой показала, где.
   Дядя Агигульф аж рот разинул от удивления.
   Агигульф-сосед на деда нашего уставился. А дед знай себе степенно ку-
шает и ложкой рот обтирает. Тарасмунд, что справа от деда сидел, глаз от
горшка не поднимал, будто узрел там что-то. Уши у отца покраснели.
   Лишь окончив трапезу, дед ложку положил и  спросил  соседа  спокойно:
мол, что - в доме был? Агигульф-сосед отвечал: был. Дед сказал:
   - Секиру мы от дождя в дом внесли. И меч на месте ли?
   Сосед подтвердил: да, на месте и меч, и секира.
   Дед же сказал:
   - А птица твоя пропала, Агигульф. Жара стоит. Протухла птица.
   - А отчего бы это ей протухнуть? - взвился Агигульф-сосед.
   - Отчего же убоина протухает? - ответствовал дед. - От того и протух-
ла. - И добавил: - Нам чужого не надо. Хвала богам, своего хватает.
   - А кто птицу-то мою забил? - Агигульф-сосед спрашивает.
   - Да твои и забили, - дед отвечает.
   Сосед наш рассердился и кричать было начал, что,  видать,  шутники  в
селе нашлись попользоваться слабоумием дочери и зятя его,  покамест  он,
Агигульф, в бурге о пользе общей радел.
   Тут Фрумо вдруг встрепенулась и кричать начала, что курочки  она  хо-
чет, курочки!.. Но дедушка Рагнарис на дурочку цыкнул и гаркнул ей, что,
дескать, муженьку ее полоумному своих кур резать не даст.
   Отец наш Тарасмунд сказал Агигульфу-соседу:
   - Ахма наш с Фрумо твоей, видать, последнего ума лишились, как ты уе-
хал. Пир устроить удумали. Гостей каких-то ждали. И вот что я тебе  ска-
жу: не понравились нам эти ихние разговоры про гостей. Что твоя, что Ах-
ма - как ни крути, блаженные они. Вдруг видение им было? Я вот  что  ду-
маю. Хорошо бы, если бы Гупта из соседнего села  пришел.  Гупта  святой.
Может, и отвадил бы беду. Ибо беда идет - по всему видать.  Вот  и  Ахма
помирает.
   - Отчего же он помирает? - скучным голосом  осведомился  Агигульф-со-
сед. Видно было, что больше из вежливости спросил, ибо очень зол был  на
Ахму из-за перебитой птицы и пса изведенного.
   Дядя Агигульф к Гизульфу наклонился. Тот  давай  ему  быстро  шептать
что-то, глазами стреляя.
   Отец объяснил, что, как видно, птиц и пса зарубив, на свинью Ахма по-
кусился. Оттого так решили, что подранена свинья была. Сумела свинья  за
себя постоять, не курица все-таки - зверь строгий. Видать, толкнула  ду-
рака, жизнь свою обороняя, он на меч и напоролся. Хорошо еще,  что  выб-
раться сумел. Хоть не заела его свинья, пока беспомощный был...
   Тут дедушка Рагнарис, мысли Агигульфа-соседа угадав, заговорил  гром-
ким голосом, что наша семья платить за перебитую птицу  не  станет,  ибо
Ахма выполнял волю его, агигульфовой, дочери. Это  она,  Фрумо,  курочку
потребовала.
   А Ахма для нашей семьи - отрезанный ломоть, ибо Агигульф-сосед,  взяв
его в зятья, стал ему нынче вместо отца. А что здесь  Ахма  лежит  -  то
по-родственному приветили их с Фрумо, желая  хозяйство  Агигульфа-соседа
от дальнейшего разорения уберечь. Ибо два полоумных много не  нахозяйни-
чают.
   Видно было, что дядя Агигульф все стремится в разговор  встрять  -  и
рот раскрывал, и на лавке ерзал, но дед его взглядом к молчанию призвал.
   Агигульф-сосед уперся. И раньше доводилось ему оставлять молодых  без
пригляду; отчего же раньше ничего подобного не случалось? Отчего в одно-
часье оба последнего ума лишились? Хорошо же приглядывали родичи за  хо-
зяйством!
   На это отец наш Тарасмунд отвечал: видать, на то воля  Бога  Единого.
Захотел - дал ума, захотел - отобрал.
   Дедушка Рагнарис носом шумно засопел, но опровергать не стал.

   Нам с братом скоро надоело слушать,  как  Агигульф-сосед  с  дедушкой
из-за каждой курицы препирается, и мы ушли. Времени прошло немало, преж-
де чем те договорились между собой.
   Агигульф-сосед свою дочь Фрумо домой забрал вместе с ее  "богатырем";
Ахма же помирать в нашем доме остался.
   По всему видать было, что не жилец уже Ахма на этом свете.  Так  отец
наш говорит матери нашей, Гизеле.

   Мы с братом были недовольны, что Ахма в нашем  доме  остался,  потому
что от его раны очень сильно смердеть начало. А еще стонал он  непрерыв-
но, так что жутко делалось. Хорошо еще, что лето стоит, мы  на  сеновале
спим.

   Дядя Агигульф, когда Агигульф-сосед удалился, гневаться громко начал.
Ведь что получается? Коли удалось бы  Агигульфу-соседу  его,  дядю  Аги-
гульфа, на Фрумо женить - так могло бы ведь статься, не Ахме-дурачку,  а
ему, дяде Агигульфу, за занавеской лежать, от фруминого коварства  бесс-
лавно помирать, подвигов не свершив!
   Сперва дядя Агигульф это у нас в доме кричал, а потом, когда деду это
надоело, пошел дядя Агигульф к Валамиру. И меня с собой взял в  свидете-
ли. У Валамира кричал про то же. И вторил другу своему Валамир, сокруша-
ясь, что не дали ему, Валамиру, супостата Ахму извести.
   А Марда ужасалась.
   Валамиров дядька сердился и жалел Ахму.

   К вечеру к нам на двор Хродомер с Оптилой пожаловали, и дедушка  Раг-
нарис нас с Гизульфом отправил за дядей Агигульфом,  наказав  домой  его
привести. А когда явился дядя Агигульф, велел рассказывать  все,  что  в
бурге было. Мол, настало время.

   Вот что поведал дядя Агигульф. Задержались они в  бурге  потому,  что
Теодобада ждали. Теодобад же у аланов в становище был.
   Мы в нашем селе об аланах много не задумываемся. Далеко от нас стано-
вище аланское. А в бурге у Теодобада аланы - частые гости. И  дружинники
теодобадовы многие на аланках женаты. Дядя Агигульф сказал,  что  видели
они с Агигульфом-соседом много аланов в бурге и кое-что очень им не пон-
равилось.
   А не понравилось им то, что аланы очень много мяса привезли в бург  и
продавали его дешево. Рано они в этом году начали скот  бить  и  слишком
много забили. Агигульф-сосед у одного алана спросил, почему они так рано
скот забивать начали, не случилось ли чего, но тот алан только и  сказал
Агигульфу-соседу: отец велел.
   Еще у нескольких спрашивали, но никто  из  аланов  ничего  толком  не
объяснял. Аланы вообще народ  молчаливый  и  мрачный,  к  разговорам  не
склонный.
   Видать, Теодобаду у их старейшин еще тяжелее приходится, если с расп-
росами к ним поехал. Поехал же к ним Теодобад потому, что и его насторо-
жила эта неурочная мясная торговля. По всему было видно,  что  откочевы-
вать аланы собираются, потому что молодняк били.
   Если бы они, как обычно, собирались по  осени  переходить  на  зимнее
становище, то молодняк бы не били. К осени молодняк уже окрепнет,  легко
преодолевает перекочевку. Странно, что летом отходить затеяли.
   Ждали наши Агигульфы Теодобада в бурге, мыслями то к мясной этой тор-
говле возвращаясь, то домой. Агигульф-сосед неспокоен был, все  к  дочке
беременной да полоумной, думами устремлялся, да к хозяйству, на Фрумо  и
Ахму оставленному.
   Наконец, приехал Теодобад. День уже к вечеру клонился, гроза была.  В
самую грозу, в дождь проливной, въехал в бург Теодобад с дружиной малой.
   Лишь наутро смогли наши посланные с ним  перевидаться.  Теодобад  сам
был как туча грозовая. Похоже  было,  что  из  становища,  от  старейшин
аланских, новых забот себе в бург привез.
   Видя, что невесел военный вождь, дядя Агигульф сразу ему чужакову го-
лову показал и меч кривой. Заинтересовался Теодобад. Тогда дядя Агигульф
рассказал, как и что было, а после и показал, заставив одного дружинника
за чужака быть и под столом таиться. А Агигульф-сосед свидетельствовал и
подтверждал.
   Поведал дядя Агигульф Теодобаду, как он, Агигульф, сын  Рагнариса,  с
мальцами на рыбалку ходил на ничейное озеро. Как  чужака  там  таящегося
заметил и убил его. Как голову с чужака снял и меч его забрал.
   Вот тот меч и та голова, сказал дядя Агигульф, вождю их подавая.
   Агигульф-сосед тут же добавил, что не в первый раз  уже  на  ничейном
озере чужаков замечают, но прежде доказательств не было.
   Тогда дядя Агигульф стал рассказывать вождю, как видел он у озера чу-
жаков, как не верили ему, как за правду он по всему селу бился,  но  ему
все равно не верили.
   После же прямо спросил вождя: не дашь ли нам в село воинов? Ибо  мало
у нас воинов, чтобы в случае беды село оборонить. А старейшины так гово-
рят: мол, похоже, что какая-то беда надвигается.
   Теодобад сразу сказал: воинов не дам, ибо у меня  и  своих  забот  по
горло. Мне, мол, воины мои все в бурге нужны.
   Тут Агигульф-сосед напомнил насчет тына. Теодобад же гневаться начал.
Сказано уж один раз: нет и все! Сперва свои заботы с плеч  скину,  после
чужие положу.
   На это Агигульф-сосед возразил вождю военному: знал бы ты нашу  забо-
ту, не стал бы так легко  отмахиваться.  Но  дядя  Агигульф  его  локтем
ткнул, дабы не ярил вождя военного без нужды.
   Вместо того, к Теодобаду обратясь, спросил дядя Агигульф:  что,  мол,
аланы скот не ко времени бить затеяли? И снова  помрачнел  Теодобад.  Об
этом, дескать, и говорил со старейшинами их.
   Старейшины аланские говорят, что к ближайшему новолунию отходить  бу-
дут на другое становище. Дескать, еще весной, когда  на  зимнем  кочевье
были, видели, как племя какое-то идет. Оно в стороне шло.  Аланов  зави-
дев, на полдень отвернуло.
   Аланские разъезды дня два за этим племенем на полдень  шли,  а  после
вернулись. Идет себе племя какое-то на полдень - и пускай себе идет. По-
тому и не стали беспокоиться.
   Настало время, и аланы с зимнего кочевья на летнее, сюда, перекочева-
ли, как водится. Но недавно вести пришли от аланских дальних дозоров. То
племя, что по еще весне видели, свернуло с  прежнего  пути,  к  полуночи
взяло. Видать, часть от большого того племени откололась, решили, что не
прокормит земля тамошняя весь народ.
   И еще весть слыхивали аланы. У вандалов (но не у тех ближних, из  ко-
торых Велемуд, родич наш, родом, а у тех, что дальше на полдень под Лиу-
таром, сыном Эрзариха, живут), вроде бы, стычка была с тем пришлым  пле-
менем. Говорят, отбили вандалы у чужаков охоту к ним соваться. Но  точно
об этом пока неизвестно. Вот приедут посланцы от вандалов - все  разъяс-
нят. Ибо ждут они, аланы, посланников от вандалов.
   Теодобад старейшин аланских спросил: неужто отряда какого-то  испуга-
лись? Вместе бы отбились. Да еще и вандалы бы на  выручку  пришли.  Гля-
дишь, и поход большой бы на чужаков этих сладился, поживились бы их  бо-
гатствами и женами.
   Но аланские старейшины сказали Теодобаду: не это  их  тревожит.  Иное
тревожит. И вот что. Вождя третий  сын  дважды  на  охоте  волка  белого
встречал. Оба раза гнал белого волка. Тот каждый раз сперва бежал долго,
а потом вдруг исчезал. Сын вождя к шаману пошел. Шаман сперва в  верхний
мир ходил, к небесным духам, но там волка не было. Шаман  в  нижний  мир
пошел, к подземным духам, и там нашел волка. Белый волк племени аланско-
му дорогу показывать послан. Хотят духи, чтобы аланы тем путем  уходили,
который волк белый указывает.
   Шаман в верхнем мире с предками ихними, аланскими, встречался. И ска-
зали предки аланские: зима будет очень  ранняя,  долгая  и  суровая.  На
прежнем месте останетесь - стад своих лишитесь, стад же лишитесь - всего
лишитесь. Молодняк не жалейте, забивайте и меняйте на оружие, на  зерно,
на мед. Потом у вас больше скота будет, чем сейчас. Если  успеете  уйти.
Так предки сказали.
   Оттого аланы и решили сейчас уже на зимнее кочевье откочевать, а вои-
нов молодых отправить новые кочевья искать. Ибо подросли сыновья,  тесно
аланам стало на старых пастбищах.
   Все это аланские старейшины рассказали Теодобаду, а Теодобад  -  дяде
Агигульфу.
   И еще так Теодобад посланцам нашим сказал:
   - Не могу я вам воинов дать. Сами видите,  опасность  с  полудня  ка-
кая-то движется. Аланы от нее уходят. Знают что-то аланы, но молчат. Нам
же уходить некуда. А у вас в селе, почитай, в кого ни ткни -  то  добрый
воин.
   И стал перечислять. Многих назвал, в их  числе  и  сына  Рагнариса  -
Ульфа. Сказал Теодобад: каждый из вас двоих, а то и троих стоит.  Допод-
линно знаю. Ходил, мол, я с Ульфом на герулов, а с тобой,  Агигульф,  на
гепидов ходил, Афару-Солевара изводить.
   На это дядя Агигульф сказал Теодобаду, что Ульф, может быть, троих  и
стоит, да что толку - к вандалам подался Ульф с  семейством  своим,  так
что и поминать о нем незачем.
   Удивился тут Теодобад. Спросил:
   - Разве не к отцу Ульф отправился?
   Агигульф ответил: нет. На это Теодобад сказал, что Ульф всегда был  с
придурью. Жаль, что такой добрый воин к вандалам ушел. На  том  разговор
об Ульфе и оборвался.

   Выслушав все новости и своими новостями поделившись, так сказал воен-
ный вождь Теодобад: надлежит, мол, послать кого-нибудь из нашего села  в
старое село. Правы ваши старейшины - беда какая-то надвигается. И аланс-
ким старейшинам про то же их предки говорили. Так что следует обиды ста-
ринные преступить и в прежнее село с вестями наехать, разузнать, не  ви-
дали ли там, в округе, чужаков. Ибо давно никого не было из того села  в
бурге. Уж и не знаешь, что думать: на месте ли то старое село, не пожгли
ли его, часом, не разорили ли?.. Вот зачем нужно съездить в то село.
   - Понимаю обиды ваши, - сказал Теодобад, военный вождь. - За свои  их
считаю. И любо мне село ваше войнолюбивое, как любо оно было отцу моему,
Алариху. Но воины у меня в бурге все наперечет, а беда с полудня движет-
ся, чую, большая. И потому надлежит вам съездить в то старое село.
   Так Теодобад, военный вождь, говорил.
   И пива приказал принести. Долго молчал, пива испив, и видно было, что
думу тяжкую перемогает. Обратился, наконец, к дяде Агигульфу и речь свою
так повел:
   - Ведомо мне, каков ты в битвах, сын Рагнариса. Недаром считают  тебя
любимцем богов. Хочу ныне испытать, каков ты в смекалке да  красноречии.
Отправить тебя хочу к ближним гепидам, к тем, с которыми вы озеро  рыбо-
ловное делите. Спроси их старейшин, не хотят ли под мою руку пойти. Сви-
реп и жаден был Афара-Солевар, а Оган, который на его место сел, по все-
му видно - и того свирепее и жаднее, ибо иных военных вождей  у  гепидов
не водится.
   Ведомо ему, Теодобаду, что роды ближних гепидов в  обиде  на  гепидов
дальних и вражда между ними издревле пролегает. Славно ходили  вместе  с
Теодобадом ближние гепиды на дальних - на  Афару-Солевара.  Много  добра
взяли - и мы, и ближние гепиды. Напомнить о  том  старейшинам  гепидским
надлежит.
   Уж год с той поры минул - время достаточное, чтоб и до гепидов дошло,
как хорошо и сладко живется под рукой теодобадовой.
   И молвил Теодобад, собственным словам вторя:
   - Поезжай ты, Агигульф, сын Рагнариса, к старейшинам ближних гепидов.
Обо всем поведай, о чем следует, напомни, и предложи им под мою руку ид-
ти. Скажи, если надумают, пускай смело в бург ко мне едут. Приму с поче-
том, почти что насмерть закормлю-опою и из бурга не выпущу, пока дары от
меня не возьмут. Меру же дарам положу такую: как сломается у лошади спи-
на, так и довольно. Трех вьючных лошадей пусть берут: одной спину ломать
будем, на двух дары погрузим. Вот как будет, если надумают ближние гепи-
ды под меня идти.
   Скажи же, Агигульф, сын Рагнариса, гепидским старейшинам так:  "Идите
под Теодобада, сына Алариха, - есть, пить, в богатстве утопать".
   И приказал Теодобад, чтобы кувшин с гримой принесли. На кувшин  пока-
зал Агигульфу. Расскажи им, мол, какой у меня кувшин  есть.  Про  другие
диковины поведай.
   Скажи, есть у меня дивная конская упряжь с золотым грызлом.
   А в бурге только о том золотом грызле, надо сказать, и судачат. Поку-
да дядя Агигульф теодобадова возвращения ждал, все  уши  ему  дружинники
прожужжали: слыхал, мол, у Теодобада что есть? Упряжь наборная с грызлом
золотым - во что у Теодобада есть!..
   А Теодобад свою речь вьет:
   - Скажи, Агигульф, старейшинам гепидским: мол, есть у  Теодобада  уп-
ряжь с грызлом золотым. Через год у Теодобада вся дружина  будет  грызла
золотые лошадям в рот заправлять. Вот так живет Теодобад! Скажи им:  ду-
мает Теодобад телегу золотом обшить. Ибо некуда золото  ему  девать.  Не
золото - войну Теодобад любит. Потому и села под его рукой процветают.
   И долго еще советовал Теодобад дяде Агигульфу, как ему гепидских ста-
рейшин склонить к правильному выбору.
   Наказал военный вождь в старое село съездить, проведать его, к  гепи-
дам наведаться, а после в бург с новостями спешить. Ибо, сказал Теодобад
дяде Агигульфу, верю я тебе как себе, а может быть, и сверх того.

   Хродомер с Рагнарисом долго еще между собой  новости  эти  обсуждали.
Хродомер говорил, что, может быть, беда и обойдет нас стороной. А может,
Теодобад в бурге оборонит нас от чужих, не пустит их дальше.
   Но Рагнарис сердито палкой в землю ткнул и  сказал,  что  хоть  белых
волков и не видал, а  достаточно  на  свете  пожил,  чтобы  чувствовать:
большая беда идет и от нее нам не скрыться.
   И снова насчет тына заспорили.

   За всеми этими заботами об Ахме, что в закуте помирал, все словно по-
забыли. Только отец наш Тарасмунд и Гизела, мать наша, к годье  Винитару
ходили. Но годья Винитар сказал, что все в руках Бога Единого. Ежели за-
мыслил Бог Единый Ахму прибрать, значит, приберет и нечего надоедать Ему
своими просьбами.
   Годья утешил нашу мать, сказав, что не от  ее  грехов  помирает  Ахма
(мать наша почему-то считала, что провинилась в чем-то и что ее наказать
решил Бог Единый). Наша мать Гизела очень боится Бога Единого.
   Сестрам нашим, Сванхильде и Галесвинте, любопытно было смотреть,  как
Ахма помирает. Они хотели поглядеть, кто за Ахмой придет: бесы в  образе
старых богов или ангелы.
   Годья Винитар говорил во время чумы, что часто видел, как души  греш-
ных людей бесы крючьями вытаскивают из тела.
   Наши сестры спорили между собой. Сванхильда говорила, что Ахма  напа-
костил много в жизни и что бесы непременно придут за ним. Галесвинта  же
говорила, что Ахма блаженный и что за ним придут ангелы.
   Что дедушка Рагнарис обо всем этом думал, никто не знал. Отец раз за-
икнулся, что годью бы надо к Ахме позвать, но дедушка запретил. Он  Ахму
нарочно возле своих богов положить велел. Так он рек: "Только  от  богов
может прийти и исцеление тела, и просветление ума".  Но  дедушкины  боги
молчали.
   Мы видели, что дедушка очень  зол,  потому  что  он  нешуточно  побил
Ильдихо.

   На другой день у нас в дому воины собрались. Дед всех женщин ради то-
го из дома выгнал, услал их по селу бродить  и  с  другими  женщинами  в
склоки вступать, коли заняться больше нечем.
   Нас с Гизульфом послали воинов по всему селу  собирать.  Дед  нас  не
выгнал, но велел молчать и никому после об  увиденном  не  рассказывать.
Мол, и без того скоро все про все узнают.
   Когда все у нас дома сошлись, дядя Агигульф еще раз рассказал, как  к
Теодобаду они с Агигульфом-соседом ездили. И как выслушал их Теодобад, и
какие наказы Теодобад дал.
   Покуда все над этим рассказом думали, дед Рагнарис молвил тяжко:  как
велено, так и надлежит поступить, ибо Теодобад выше сидит - ему,  Теодо-
баду, дальше видно.
   Дедушка Рагнарис объявил, что в старое село никто из  его  домочадцев
поехать не может. Ибо поклялся он, Рагнарис, то село покидая, что никог-
да больше нога его на ту землю не ступит. И нога сыновей его на ту землю
больше не ступит. И ноги сыновей его сыновей никогда на ту землю не сту-
пят.
   И Хродомер сказал то же.
   Аргасп и Гизарна тоже не могли туда поехать, ибо были с Хродомером  в
родстве.
   Тут Одвульф вперед вылез. Вызвался поехать.  Давно,  мол,  мечтал  на
Гупту святого посмотреть. Может, доведется в наше село его привести.
   При мысли об Одвульфе многие кривились, да выхода иного не было: поч-
ти все в нашем селе повязаны клятвами,  некогда  дедушкой  Рагнарисом  и
Хродомером данными. И решено было: пусть едет Одвульф.
   Хродомер проворчал, что одежу Одвульфу даст справную, дабы  прорехами
не зиял. Однако ж как вернется Одвульф, так пусть отдаст ту одежу в  це-
лости и сохранности, ибо не в дар она Одвульфу, но лишь для того,  чтобы
село наше видом срамным не позорил.
   Пусть Одвульф при свидетелях скажет сейчас, что непременно  ту  одежу
вернет, как вернется, исполнив поручение.
   И наставления стал давать Одвульфу: какие  речи  говорить,  как  дер-
жаться - чтоб глупости, каким годья учил, оставил,  чтоб  гордо  глядел,
величаво выступал. Но без драчливости, разумно  и  степенно.  Да  гляди,
сказал Хродомер, долго там не задерживайся. Чтоб приехал, новости разве-
дал, о чужаках упредил и уехал. От речей липких да ядовитых чтоб отвора-
чивался.
   И клялся Одвульф, что все сделает, как наказано. Землю готов был есть
- так хотелось ему в хорошей одеже да на Гупту поглядеть, а то и в  наше
село блаженного сманить.

   Тогда же твердо решили: как бы ни повернулось, а после того, как уро-
жай соберем, до холодов тын поставим. Даст Теодобад людей -  хорошо.  Не
даст - своими силами ставить будем. Но тын беспременно в этом году  пос-
тавить надо. Нельзя больше ждать.
   Агигульфа, отца Фрумо, и Тарасмунда решили уже сейчас в лес посылать,
чтоб деревья для тына присматривали и особой метой метили.
   И еще постановили: пусть отныне на кургане алариховом дозор  постоян-
ный будет. С кургана всю округу видать, даже те луга, что за Долгой Гря-
дой скрыты. Дозорным же коней при себе иметь, чтобы в случае беды в  се-
ло, как ветер, примчаться. И быть в том  дозоре  Аргаспу  с  Теодагастом
назначили. И дяде Агигульфу с Валамиром им в смену.  Покуда  Агигульф  с
Валамиром, наказ теодобадов исполняя, к ближним  гепидам  ездить  будут,
пусть Аргасп с Теодагастом сменяясь на кургане дозор несут. А когда вер-
нутся воины Агигульф и Валамир, пусть попарно  сторожат.  Пусть  день  и
ночь Аргасп с Теодагастом сторожат, а другие день и ночь  -  Агигульф  с
Валамиром.
   Теодагаст заартачился было, что никак  нельзя  ему  сейчас  в  дозоре
быть, ибо близится время жатвы и нет у него рабов,  как  у  иных-прочих,
чтобы о хозяйстве в отсутствие теодагастово радеть. Но  Хродомер,  споры
пресекая, сказал: своего раба даст, Хорна, на время жатвы. Пусть о  тео-
дагастовом хозяйстве радеет. Только пусть Теодагаст его бережет,  лишней
работой не перетруждает. Ибо ведом Хродомеру бездеятельный  нрав  теода-
гастов.
   Тут дедушка Рагнарис свое слово молвил. Дескать, и ему  бездеятельный
нрав теодагастов ведом и отвратен. И непонятно  ему,  Рагнарису,  отчего
Хродомер Теодагасту в том потакает. Пусть не Теодагаст с Аргаспом в  до-
зоре будут, а Гизарна. У Гизарны Снага-раб есть и Тиви-наложница. Не да-
дут хозяйству Гизарны в упадок прийти, покуда хозяин их, воин Гизарна, о
пользе села общей радеть будет.
   Но тут Теодагаст возопил: не по-людски это, ибо обещал ему только что
перед всеми Хродомер, что раба на время жатвы даст. Вот  и  пусть  дает.
Неужто старейшина от слова, перед всеми сказанного,  отречется?..  А  уж
он-то, Теодагаст, о пользе общей куда как радеть будет. Ни одна  мышь  в
окрестностях села не прошмыгнет без надзору. Отследит и старейшинам  до-
ложит.
   Дедушка Рагнарис сказал, что мир явно к упадку склонился.
   Тогда Хродомер плюнул и сказал - пусть Теодагаст в дозоре будет. И  с
улыбочкой ядовитой прибавил: есть у него думка насчет того, как и Гизар-
на сможет о пользе общей порадеть, коли так рвется.

   Надо бы кого-нибудь в капище лесное послать. Не понравилось у  нас  в
селе никому то, что Ахма с Фрумо  учинили  над  агигульфовыми  курами  и
псом. Нехорошее что-то полоумным видится. Знать бы - что.
   Рассказать жрецу надо бы обо всем, что у  Агигульфа-соседа  на  дворе
случилось. Пусть бы жрец слово сказал. А лучше бы склонить жреца в  наше
село прийти, чтобы своими глазами на все посмотрел. Да  и  Ахму-дурачка,
глядишь, исцелил бы жрец.
   Стало быть, пусть Гизарна в капище едет и там радеет о пользе общей.
   Гизарне это очень не понравилось. Но  против  старейшин  не  пойдешь.
Хродомер и Рагнарис на диво согласно бородами покивали и подтвердили:  в
капище, Гизарна, поедешь, жреца предупредишь. Да и пусть расспросит  бо-
гов жрец-то, не ведомо ли богам что про этих чужих.
   Тут дядя Агигульф с Гизарной кричать стали: зачем в капище ехать,  за
семь верст киселя хлебать, когда в селе годья Винитар есть. Что ж  Вини-
тар у своего Бога Единого не спросит, коли такой умный, что даже  голову
у себя в храме держать не позволил?
   Но Одвульф вперед выскочил и закричал, что делать годье Винитару  не-
чего - Бога Единого с Добрым Сыном головой мертвой  донимать.  Только  и
дел у Бога Единого с Сыном, что следить, кто там у нас на озере по камы-
шам хоронится.
   Тогда Хродомер сурово споры пресек. Коли решено, что Гизарне в капище
ехать и у богов насчет чужаков спрашивать - стало быть, ехать Гизарне.
   Пока тут Гизарна глотку драл, у него, Хродомера, еще одна думка  поя-
вилась. Коли Гизарне силы девать некуда, так ехать ему, Гизарне, от  на-
шего лесного капища в большое капище, то, что у нас с гепидами общее.  И
там все как есть разузнать у Вотана. И козла ему  с  собой  дать,  чтобы
козла Вотану подарил: радуйся, Вотан! А что касается  годьи  Винитара  -
он, Хродомер, сам с ним поговорит.
   Тут гвалт поднялся неимоверный. Кому козла-то  для  Вотана  отдавать?
Гизарна совсем кислый стал, будто ранних яблок наелся:  мало  того,  что
переться в эдакую даль, так еще и козла с собой тащить.
   Хродомер своего козла отдать решил. Дедушка Рагнарис понял, что  Хро-
домер его в доблести превзойти хочет, и тоже козла  пожертвовать  решил.
Стало быть, двух козлов Гизарне тащить. Гизарна заплакал, не стыдясь,  и
молить стал, чтобы одним козлом ограничились. Между Хродомером и  Рагна-
рисом чуть до смертоубийства не дошло: стоят, бороды друг на друга уста-
вили, из глаз молнии мечут.
   Не вняли мольбам Гизарновым; двух козлов ему поручили, ибо не хотели,
чтобы кто-то из старейшин в обиде остался. Старейшины важнее, чем Гизар-
на. Наказали Гизарне одного козла в ближнем капище оставить, в  "нашем";
другого же до дальнего тащить, того, что у нас с гепидами общее.
   Агигульф с Валамиром животики надрывали, со смеху мерли: герой о двух
козлах, ни дать ни взять сам Вотан на колеснице.

   Дедушка Рагнарис говорит, что даже сейчас, когда о козлах речь зашла,
- и тут проявилась во всей красе хитрость и скупость хродомеровы. И  вот
почему (дедушка подробно нам это объяснил, чтобы сами  помнили  и  детям
своим память передали).
   В нашем селе козлов держат только у нас и на  хродомеровом  подворье.
Остальные своих коз к нам водят, либо к Хродомеру, кто как договорится.
   С козлами морока одна. Так в селе говорят. Пользы от козла почти  ни-
какой, а хлопот не оберешься. Козел - скотина шкодная и вредоносная, ху-
же дяди Агигульфа - так дедушка говорит, козла нашего палкой охаживая.
   От коз молоко, а от козлов одно озорничанье да вонь.
   Одна радость от козла -  нечисть  горазд  гонять.  Хвори,  людские  и
скотские, пакость всякую. Галиурунны - и те при козле не очень-то прока-
зят.
   Дедушка когда занедужит, непременно требует, чтобы козла в дом приве-
ли. Ильдихо ворчит, но тащит козла, а тот то упирается,  то  боднуть  ее
сзади норовит. Козла к лавке подводят, где дедушка лежит. Дедушка Рагна-
рис долго на козла глядит и от духа козлиного колдобится.
   Дедушка Рагнарис говорит, что когда он, дедушка, мал  был,  у  них  в
старом селе так делали. Только в добавление к козлу нужно  заговоры  чи-
тать и руны чертить. Дедушка заговоры и руны перезабыл, а  может,  и  не
знал никогда. Но козел - он и без всяких заговоров с лавки поднимает.
   Не только люди и нечисть козлов не жалуют - прочая  скотина  тоже  от
них морды воротит. Оттого козий закут выгораживают, чтобы  иная  скотина
от коз с козлами беспокойства не имела.
   Словом, много с козами мороки.
   Мы, готы, гордым коням подобны. Гепиды,  неповоротливые,  медленно  в
лютую ярость входящие, - те как быки. Драчливые и хвастливые бараны - то
вандалы. А герулы - те козлы. Так дядя Агигульф  рассуждает.  Дядя  Аги-
гульф это как-то раз от Теодобада слышал, а Теодобад своим умом,  мыслью
на пиршестве воспарив, до этого дошел и прочим поведал.
   И еще одно открылось Теодобаду во время того  пиршества.  Шатаясь  от
выпитого, пошел Теодобад - и дружина за ним -  в  свой  хлев.  Распахнул
хлев Теодобад настежь и пораженной дружине всю свою скотину показал.
   - Видите этот хлев? - вскричал Теодобад, обращаясь к верным дружинни-
кам своим.
   Дружинники дружно отвечали, что да, видят.
   И глядели на подгулявших  дружинников  гордые  кони,  сонные  коровы,
драчливые бараны (по правде сказать, то овцы были, в  навозе  перемазан-
ные) и козы, а среди них козел с ухмылкой блудливой и глазами выпученны-
ми.
   - То - весь мир! - молвил Теодобад. - Вот мы, готы!.. Вот вандалы!..
   А дядя Агигульф изумился и спросил Теодобада:
   - Коли то весь мир, то кто же в этом мире мы - стоящие перед хлевом и
созерцающие его?
   Теодобад молвил торжественно, рукой помавая:
   - Мы... Мы - как боги!

   Был у нас прежде старый козел, тот, которому дядя Агигульф  две  зимы
тому назад бороду срезал, когда Галесвинту смешил.  Козел  вскоре  после
того околел. Он от старости околел - отец наш Тарасмунд говорил,  что  и
так зажился козел на свете и в последние годы пользу малую приносил.  Но
дедушка Рагнарис был с моим отцом не согласен и говорил, что  козел  тот
был славен среди прочих козлов и скончался от поругания, какое  над  ним
дядя Агигульф бессовестно учинил.
   После того мы из помета козленка  оставили,  чтобы  вырастить  нового
козла. А покуда козленок мал был, мы наших коз к Хродомеру  водили.  Де-
душка Рагнарис всякий раз ярился, когда надобность в хродомеровом  козле
появлялась.
   Дедушка Рагнарис говорил, что после хродомерова козла  козы  какие-то
другие, как порченые. И удои у них плохие, да и молоко скверное -  води-
цей из хродомерова колодца отдает. И его, дедушку, с этого молока пучит.
И вообще у Хродомера козел противный. Ну такой противный, сил нет. А наш
козлик был с характером, интересный.
   И вот в чем хитрость хродомерова. Хродомер тоже козленка оставил -  в
тот же год, когда и дедушка. И стало у Хродомера два козла.
   И когда пришла надобность пожертвовать Вотану козла, Хродомер старого
козла отдал, а молодого оставил на потомство. Нам же пришлось единствен-
ного козла отдавать - не допускать же, чтоб род Хродомера почтил  богов,
а род Рагнариса не почтил?
   Я думаю, боги поймут, какую им жертву дедушка Рагнарис  принес.  Ведь
нам опять теперь еще больше года к Хродомерову козлу своих коз водить. И
дедушку опять с козьего молока пучить будет.

   ПОСЛАНЦЫ

   Одвульф в то село, где Гупта живет, поутру отбыл. Мы не  видели,  как
он отправился, а Од-пастух видел и сказал: уехал Одвульф.
   А мы дядю Агигульфа к ближним гепидам собирали. Шутка ли сказать - от
всего народа нашего посланцем едет.
   Дядя Агигульф хоть и знал, что дело срочное и  быстро  нужно  отправ-
ляться, вдруг с дедушкой Рагнарисом разговоры завел. Стал его расспраши-
вать про гепидов, что да как. Дедушка ему рассказывать начал и  увлекся.
Всю историю народов готского, гепидского и герульского рассказал, от вы-
хода со Скандзы.
   На самом деле дядя Агигульф про гепидов и без дедушки хорошо знал,  а
про герулов ему и вовсе без надобности было; он время тянул  -  хотелось
ему непременно присутствовать, когда Гизарна с козлами  в  дорогу  соби-
раться будет. Они с Валамиром заранее договорились, что не отбудут преж-
де Гизарны.
   Валамир в это время от двора Гизарны ни на шаг  не  отходил,  следил.
Наш-то козлик норовистый еще с утра доставлен был. Потом Марда от  Вала-
мира прибежала, дяде Агигульфу на ухо зашептала. Доложила, что  хродоме-
ров козел на подворье доставлен к Гизарне. На дядю Агигульфа  эта  зама-
рашка умильно смотрела. Брат же мой Гизульф на Марду  глядел  свысока  и
оценивающе. Но она на него и не поглядела. Марда на дядю Агигульфа тара-
щилась.
   Дяде Агигульфу же не до замарашки не было; другие думы дядю  одолева-
ли.
   И вот какие то были думы. Неровен час окажется, что голову дядя  Аги-
гульф у какого-нибудь гепида снял. Всех гепидов в лицо не  упомнишь.  Не
вышло бы так, что кого-нибудь из того села умертвил, куда едет.  И  Аги-
гульф, и Валамир, и дедушка, и Хродомер, и отец наш Тарасмунд - все дол-
го перебирали всех гепидов, каких за свою жизнь встречали. В черты  лица
мертвой головы пристально вглядывались. Вроде, никто не признал  знаком-
ца.
   Но наверняка так и не решили. Опять же, одежда на том  убитом  чужаке
не гепидская была. Да и мечи у гепидов у всех прямые.
   С другой стороны, кто их, гепидов, разберет? Может, и им этот меч  от
кого-то чужого достался. А что в камышах таился - так мало ли что на  ум
гепиду взбредет.
   Вот о чем дядя Агигульф неотступно думал.

   Чтобы не пропустить момент, когда Гизарна в капище  отправится,  дядя
Агигульф с Валамиром всю ночь у Валамира сидели. Дом Валамира с гизарно-
вым соседствует. Глаз не смыкали богатыри - любопытно им было.
   Ждали-ждали и дождались. Как свет зари над алариховым курганом разго-
раться начал, стал Гизарна коня седлать и козлов выводить.
   Мы с Гизульфом тоже не хотели прозевать, как Гизарна с  козлами  пое-
дет, поэтому с валамирова подворья глаз не спускали. Я заснул  было,  но
тут Гизульф меня разбудил: началось, мол!
   Аргасп и Теодагаст, видать, ту же думку имели.
   Гизарна про то, конечно, догадывался и хотел уехать  скрытно,  но  не
тут-то было. Выследили Гизарну. Только со двора выехал, козлов на верев-
ке ведет, как навстречу с молодецким уханьем Аргасп с Теодагастом выско-
чили - подловили-таки Гизарну!
   С самого собрания воинского Гизарна крепился, ходил чернее тучи,  од-
нако ж тут не выдержал. За меч было взялся, но  опамятовался:  в  капище
едет, нельзя ему ссоры затевать. Губу закусил.
   Тут с другой стороны улицы телега завизжала, заскрипела, из ворот ва-
ламирова подворья выезжая. В телегу дядя Агигульф  был  запряжет.  Он  и
ржал по-конски и головой тряс.
   Конь Гизарны попятился. Гизарна на дядю Агигульфа глаза вылупил. И не
заметил Гизарна, как Валамир прокрадывается, жерди, ремнями в козлы свя-
занные, несет.
   Нам с Гизульфом любопытно - что еще богатыри наши затеяли?
   Дядя Агигульф Гизарне говорит: зачем, мол, тебе верхом  ехать?  Бери,
мол, телегу, запрягай козлов. Будешь, как Вотан, на козлах кататься. И к
козлам подскакивает, за рога их  хватает.  Спрашивает:  который  у  тебя
Скрежещущий-Зубами, а какой - Скрипящий-Зубами?
   Гизарне самому впору зубами скрежетать. Так и убил бы дядю Агигульфа,
но сдерживается. Нельзя ему убивать, в капище едет. Вот кабы  из  капища
ехал - тогда можно.
   Гизарна спешился и, коня в поводу держа, к шутникам  направился  -  к
Аргаспу с Теодагастом и дяде Агигульфу с телегой его.  Желваки  на  лице
так и ходят. Пока кроткие речи сквозь зубы цедил, не заметил, как  сзади
к коню Валамир подобрался. Конь вдруг заржал, вырываться стал.
   Гизарна обернулся - новая напасть: Валамир под брюхо коню лезет  и  с
собой что-то тащит.
   Гизарна все так же кротко спросил, что это сукин сын и внук сучий под
брюхом благородного животного делает? Не кобылицей ли себя возомнил? Так
его благородный конь не всякую кобылицу семенем своим почтить  изволяет.
Посему пускай Валамир убирается и на своем подворье  у  петухов  милости
просит, коли так уж приспичило ему.
   Тут Валамир рожу дерзкую выпростал из-под брюха коня гизарнова  и  со
смирением притворным вопросил, отчего у благородного коня вотанова всего
четыре ноги, а не восемь, как поют про то в  песнях?  Негоже  Вотану  на
четвероногом коне разъезжать, коли положено на восьминогом. И он,  Вала-
мир, смиреннейше хочет ошибку сию исправить - лишние ноги  коню  спрово-
рил, ночь не спал - трудился. Уж не откажи принять дар сей, великий  Во-
тан!
   И жердины протянул с умильным видом.
   Гизарна аж затрясся. Видно было, что с радостью  бы  жердинами  этими
огрел. Но нельзя ему, чист должен быть, дабы  перед  Вотаном  предстать.
Ах, кабы из капища возвращался!..
   Аргасп, Теодагаст и дядя Агигульф ржали  почище  десятка  восьминогих
коней вотановых, все село перебудили, собаки лаять начали.
   Озверел тут Гизарна. В седло вскочил, коня развернул, Валамира  ногой
пнул и с места было взял. Да не тут-то было. Козлы в веревках запутались
и упали, поволоклись было за конем, Гизарна жеребца своего насилу  оста-
новил.
   Козлы в пыли бьются, орут, не распутаться им. Богатыри тоже  по  пыли
катаются - ржут. Аргасп так зашелся, что на собственный плетень рухнул и
завалил плетень. И тут же заорал на все  село,  чтобы  Снага,  раб  его,
вставал и шел плетень чинить.
   Дядя Агигульф, уже из упряжи выпроставшийся, на телеге сидел и ногами
по телеге колотил от восторга. Валамир же жердины к телеге пристраивал -
запрягал деревянные козлы в телегу.
   А Гизарна сидел в седле, поводья бросил, голову понурил и выл от бес-
силия. Конь его шел неспешным шагом, козлов по пыли приволакивал,  вста-
вать им не давал.
   Так проводили Гизарну.

   Обычай таков: когда воин в капище с таким делом едет, как от нас  Ги-
зарна ехал, положено его со смехом и шутками провожать. От этого и Вота-
ну радость, ибо Вотан (дедушка говорит) сам до озорства весьма охоч. По-
теха это воинская, потому ее скрытно проводят, чтобы бабы не набежали  и
дела не испортили. Потому у нашего дяди Агигульфа с Гизарной  вражды  не
будет.
   У Теодагаста халупа перекошенная, зато кобыла  добрая.  Аргасп  даром
что с Тарасмундом, отцом нашим, ровесник, ума не нажил. Все молодым себя
мнит. Что у Аргаспа, что у Теодагаста - у обоих в головах ветер да похо-
ды, а из походов ничего путного не приносят. Ох  как  не  любит  дедушка
Рагнарис обоих - за беспутность.
   Теодагаст хоть и младше Аргаспа, но старше Валамира, Гизарны и нашего
дяди Агигульфа, потому редко они бражничают вместе. Хотя в  озорстве  да
охальничестве могут сравниться и часто соперничают. Но нашего дядю  Аги-
гульфа трудно победить.

   Наш Бог Единый все же лучше Вотана. Без всяких козлов что хочешь тебе
сделает, только упросить его надо, подход иметь. Так Одвульф говорит. Он
поэтому и хочет быть святым.
   Мы с братом договорились отцу нашему Тарасмунду не рассказывать,  что
ходили с дядей Агигульфом провожать Гизарну в капище.  Наш  отец  боится
Бога Единого. А мы с Гизульфом не боимся, мы будущие воины. Годья же го-
ворит: это у нас по молодости и по неразумию.

   Дядя Агигульф с Валамиром на другой день отбыли. Долго наставляли их.
Рагнарис и Хродомер маялись - лучше бы им с гепидскими старейшинами раз-
говаривать, не сказали бы молодые сгоряча лишнего.
   Вечером того дня, как Гизарна уехал, дедушка Рагнарис всех нас из до-
ма прочь изгнал и с дядей Агигульфом перед богами уединился. А  что  там
происходило, то нам неведомо.  Дядя  Агигульф  сказал  нам  с  Гизульфом
только, что дедушка голову мертвую спрашивал, не гепидская ли она.
   Мы спрашивали, что же сказала голова ему  и  дедушке.  Дядя  Агигульф
нахмурился и молвил, что-де кричала голова: идет на село царь-лягушка. И
порты истлевшие на село идут, а кто в портах - неведомо. И много еще на-
пастей голова сулила, но Арбр чудесным образом с полки сковырнулся и го-
лову одолел, чтобы не болтала лишнего.
   Гизульф этому не поверил, а я поверил и несколько  ночей  после  того
ложился спать не на сеновале, а в дому, на лавке под отцов  щит,  что  с
волшебным крестом, чтобы в случае беды оборонил.

   И стали ждать, какие вести Гизарна из капища принесет, что  Агигульф,
сын Рагнариса, с Валамиром скажут, с чем Одвульф из соседнего села прие-
дет. Странно показалось еще, что не только Агигульф-сосед  припозднился;
все наши вестники задержались, хотя давно пора было им возвратиться.

   В один из дней Фаухо-Лиска, хродомерова племянница, нам  с  Гизульфом
путь заступила и такую речь повела. Сладкая, мол, в лесу ежевика. Ягодка
к ягодке. Уж такая чудесная ежевика.  Уж  так  охота  ежевичкой  полако-
миться. А одной идти боязно. Вдруг чужаки - кто ее, бедную Фаухо, оборо-
нит? Вот согласился бы Гизульф с ней, с Фаухо, в лес  пройтись,  сладкой
ягоды испробовать, - не пожалел бы о том.
   Так она пела-заливалась.
   Гизульфу же досадно стало: в лес тащиться,  одежду  о  колючие  кусты
ежевичные рвать - и все ради того, чтоб рыжая Фаухо ягод  поела?  Других
забот у него, Гизульфа, нет, что ли?
   Послушал Гизульф, как Фаухо сладкой ягодой его  в  лес  манит,  после
наскучило слушать. Сплюнул и высокомерно присоветовал Атаульфа (меня  то
есть) с собой позвать. Атаульф, сказал Гизульф, ягоды любит. Он до  сла-
достей охоч.
   Фаухо взглядом презрительным меня окинула и молвила:
   - Не оборонит меня Атаульф.
   И снова песню свою сладкоречивую завела. Выходило у нее, что  Гизульф
даже нашего дядю Агигульфа во всем превосходит. И  оружием-то  он  лучше
всех владеет - особенно копьем - и кабана-то он взял, жизнь своему роди-
чу Агигульфу спас. И удачлив-то Гизульф, и красив.
   Гизульф на то сказал, что красив он и удачлив не для  того,  чтоб  за
Фаухо по колючим кустам таскаться, руки царапать.
   Фаухо засмеялась, нехорошо глазками засверкала. Сказала, что  Гизульф
глуп и по руке его погладила.
   Гизульф насупился и угрюмо молвил Фаухо, что заступать дорогу свобод-
ному человеку - за это и вергельд слупить можно. Есть, мол, в народе на-
шем такой обычай - Хродомер как-то говорил.
   Фаухо закивала, стала вергельд сулить. Такой, мол, вергельд даст - не
пожалеет Гизульф. И опять по руке его погладила.
   Тут из ворот Ильдихо вышла, руки в бока уперла и с ходу на Фаухо  за-
вопила. И бесстыжая-то Фаухо, и руки тянет не к своему добру,  и  попор-
тить мальца норовит. Куда только Хродомер смотрит? Виданое ли дело, что-
бы мальцов средь бела дня  ловить  и  к  блудодейству  склонять?  Ей-то,
Ильдихо, все замыслы Фаухо видны, как на ладони. Крепкое рагнарисово се-
мя - вот на что Фаухо зарится. А там, глядишь, и самого Гизульфа в мужья
заполучить, ежели хитрость выйдет и дело сладится.
   Гизульф от изумления рот разинул. Ильдихо ему внятней внятного объяс-
нила, чего Фаухо добивается. С досады аж покраснел Гизульф: не артачился
бы по-глупому, шел бы сейчас с Лиской-Фаухо в лес для забавы.
   А теперь стой вот и слушай, как вопит Ильдихо. Да дед  еще  браниться
начнет да допытываться: ходил - не ходил, а ежели ходил, то сколько  раз
ходил...
   Фаухо тоже в долгу не осталась, принялась Ильдихо  честить  визгливым
голосом. Фаухо послушать - это Ильдихо - тварь бесстыжая. На кого голос,
сучка, возвысила? Она, Фаухо, - старейшины  Хродомера  племянница,  того
самого Хродомера, что село это основал. А Ильдихо - наложница рагнарисо-
ва, того Рагнариса, который к Хродомеру в новое село на все  готовенькое
явился. Вот и лежала бы у старого Рагнариса под боком, пиво бы ему вари-
ла и вела себя тихо, подобающе. Если уж кто испортит  мальцов,  так  это
она, Ильдихо - помяните ее, Фаухо, слово. Небось, сама только и  думает,
как бы испортить их. Ей-то, Фаухо, все видно.
   Ильдихо на то быстро нашлась и вскричала: прав был родич  наш,  Веле-
муд-вандал. Зло великое на косогоре вашем куется. Могучую породу  Рагна-
риса изрушить надумали. Сперва Фрумо-дурочку  за  доблестного  Агигульфа
выдать пытались. Но не вышло у вас. Так теперь иную гнусность  измыслили
- золотушной кровью густую нашу кровь разбавить. Да и вода в  колодце  у
вас поганая.
   А тут и дед недовольный подошел - поглядеть, что это  Ильдихо  глотку
дерет, честь рода нашего блюдя. Видя, что к нам дед направляется,  Фаухо
повернулась и быстро-быстро прочь пошла.
   Дед у Ильдихо осведомился, что стряслось. Ильдихо с готовностью расс-
казывать принялась о том, какие новые  козни  на  подворье  у  Хродомера
изобрели, дабы навредить нашему роду. Издалека приступила Ильдихо.
   Прежде всего проницательность свою похвалила. После расписывать нача-
ла многословно: как советовались хродомеровы дочери с  племянницей,  как
наставляли Фаухо сестры и мстительный Двала-раб, как пошла Фаухо, черные
мысли затаив, Гизульфа искать. Как дорогу Гизульфу заступила  и  лукавые
речи повела.
   И тут-то ее, Ильдихо, будто подтолкнуло что - в  доме  она,  Ильдихо,
была. Будто сказал ей кто-то из богов:  беги,  торопись,  Ильдихо,  пока
хродомерова племянница золотушная не нанесла ущерба роду рагнарисову!  В
последний только миг успела она, Ильдихо, ибо  уже  к  лесу  обратились,
чтобы идти - Фаухо, Гизульф и Атаульф - уже ногу занесли, чтобы шаг сде-
лать... Сгубила бы их Лиска проклятущая, сгубила бы обоих!
   Дед тяжелым взглядом в Гизульфа уперся. Хмур был дед. Спросил: в  са-
мом ли деле хотел с Фаухо в лес пойти за сладкой ягодкой?
   И признался Гизульф: сперва вовсе не хотел. Вот еще, по колючим  кус-
там лазить - была бы охота. А после, как растолковала ему  Ильдихо,  что
это за ягода такая, - так и захотел, да уж поздно.  И  пояснил  Гизульф,
видя, как дед уже багроветь начал: желает он, Гизульф, во всем  на  дядю
Агигульфа походить. А дядя Агигульф в походах юбки задирает. Так он  сам
говорил. И дедушка Рагнарис за то хвалил дядю Агигульфа.
   Хмыкнул дед, повернул к дому и нам велел за ним идти. А как вошли  мы
в дом, поискал дед и вытащил мешок кожаный.
   Мы с Гизульфом этого мешка как огня боимся. И вот почему. Мешок  этот
еще к ульфовым мучениям служил. Когда Ульф был как мы сейчас  -  хиловат
был  Ульф,  так  дедушка  Рагнарис  говорит.  Тогда-то  дед  этот  мешок
собственноручно и сделал.
   Дед набивает этот мешок камнями, либо землей, за спину мешок  тяжелый
вешает и с ним бегать или прыгать велит, смотря какое у деда настроение.
Дед говорит, что хочет из нас настоящих воинов сделать, а не таких  дар-
моедов, что в бурге нынче Теодобада будто мухи обсели. Но по счастью  на
то у деда не всегда достает терпения.
   Дядя Агигульф нас тоже учит, но он и сам этого мешка  побаивается.  А
Ульф вечно на стороне, где-нибудь мыкается.
   Когда же отец наш Тарасмунд в воины готовился, мешка этого еще не бы-
ло. Дед говорит: оттого тогда мешка не было, что мир был моложе  и  люди
крепче. К тому же времени, когда Ульф подрастать стал,  уже  опасно  из-
мельчал мир. Вот и понадобился мешок.
   Велел дед Гизульфу мешок с камнями на спину привязать и щит отцовский
взять. Тяжелый щит. Вывел дед Гизульфа на двор и мне  тоже  велел  идти.
Чтобы смотрел и запоминал.
   Сходил дед на сеновал, оттуда жердину тяжелую  принес.  Сказал:  глуп
Гизульф - нельзя копье боевое ему давать. Испортит добрую вещь. А жерди-
на - она по весу как копье. И даже потяжелее.
   После, кряхтя, на колоду, что посреди двора лежит и седалищем служит,
уселся дед и велел Гизульфу:
   - С мешком за спиной, со щитом и жердиной пропрыгай на корточках  дю-
жину кругов по двору. Проскачешь лягушкой, сдюжишь - ходи куда хочешь  и
с кем хочешь. Хоть с Фаухо на медведя, хоть с  Двалой-рабом  по  сладкую
ягоду. Тогда я сам тебя от Хродомера обороню, ежели озлится на тебя Хро-
домер. Но помни, Гизульф, не сдюжишь - чистить тебе за скотиной, обмазы-
вать дом, где обмазка поотваливалась, и на крыше  солому  заменить,  где
погнила. И брату твоему Атаульфу - тоже. Ему впрок наука, ибо чую -  та-
кой же бездельник растет.
   И запрыгал Гизульф. Очень ему хотелось по сладкую  ягоду  -  старался
Гизульф. Восемь кругов одолел и еще полкруга, после завалился - не  сдю-
жил.
   Тогда дед, кряхтя, поднялся с колоды, к Гизульфу подошел - тот  лежал
на боку, ртом воздух хватал - палкой его ткнул несильно, хмыкнул: в  са-
мую, мол, пору тебе с дряхлым Хродомером... по ягоду...
   И в дом пошел.
   А к вечеру к Хродомеру дед ходил и там, говорят, шибко  ругался.  Ар-
гаспова Тиви поутру матери нашей Гизеле сказывала, что полночи не спала,
так громко домочадцы хродомеровы меж собою препирались.  Растревожил  их
Рагнарис, будто в курятник ненароком ступил.
   Я злился на Фаухо за то, что мне пришлось из-за  нее  Гизульфу  помо-
гать. Гизульф меня заставил глину таскать и на крышу погнал, потому  что
я легче, а он сильнее. На Гизульфа тоже злился: совсем  немного  остава-
лось ему продержаться, а он пал.

   ВОЗВРАЩЕНИЕ ОДВУЛЬФА

   Через день и Одвульф воротился. Одвульф мрачный приехал, сам неразго-
ворчивый, на скуле синяк. Рассказывать Одвульф в наш дом пришел.  Оттого
мы с Гизульфом при рассказе сем были.
   Вот что Одвульф нам поведал.
   Прибыл он в то село перед закатом, когда с полей все уже домой верну-
лись и садились трапезничать. Знал Одвульф, что в том селе родич у  него
живет по имени Сигизвульт. Хоть никогда Одвульф этого Сигизвульта не ви-
дел, но точно знал, что родичи они и не откажет ему Сигизвульт в крове и
еде, коли с вестью приехал.
   Стал искать Сигизвульта. В том селе три Сигизвульта жили.  В  родстве
первый из  трех  спрошенных  Сигизвультов  признался.  Точнее,  отрицать
родство то не мог.
   Когда сказал о том Одвульф, так Хродомер, рассказ его слушая,  засме-
ялся. И Рагнарис засмеялся. Пояснил Хродомер, что и те два других Сигиз-
вульта тоже от родства бы не отреклись, ибо все они между собой  родичи.
Дедушка наш Рагнарис еще спросил, как отца того Сигизвульта звали.
   - Мундом звали, - Одвульф сказал.
   Дедушка Рагнарис с Хродомером головами закивали и переглянулись между
собой, будто знали что-то. После дед буркнул Одвульфу: мол, это  мне  он
родич, Сигизвульт, а тебе так - седьмая вода  на  киселе.  И  продолжать
рассказ велел.
   Посадили Одвульфа за стол. После трапезы Сигизвульт с ним в разговоры
вступил. Спросил родича: с чем в село прибыл? Одвульф и поведал ему, что
дело его чрезвычайно важное, срочное, такое, мол,  дело,  что  и  старые
распри забыть надобно. Сигизвульт подивился: что за дело такое.
   Одвульф сказал: есть в нашем селе воин такой - Агигульф.  Пошел  этот
Агигульф с мальцами рыбачить на дальнее озеро и там прибил кого-то.
   И спросил Сигизвульта: не случалось ли и в вашем селе чего подобного?
Старейшины, дескать, наши меня затем и послали, дабы узнал.
   Тут дедушка Рагнарис с досады плюнул, лицом стал как чищеная  свекла,
однако сдержался - промолчал.
   Сигизвульт отвечал степенно (вежливый человек этот  Сигизвульт),  что
ежели на рыбалку из их села кто пойдет, то,  ясное  дело,  случится  ему
прибить щуку-другую, а то и сома. А кого воин-то ваш, Агигульф,  -  тот,
что с мальчишками - прибил? Неужто столь крупную рыбину взял,  что  даже
наше село решил о том оповестить?
   Одвульф на это отвечал, что в том-то и беда. Ибо кого прибил -  неве-
домо. Рыжего кого-то. И голову ему снял. И меч забрал.
   На то Сигизвульт кашлянул и еще более степенно осведомился,  чем  еще
поживились тот славный ваш воин Агигульф с мальчишками? Много ли  награ-
били?
   Я этот рассказ слушая, так и замер:  неужто  про  портки  Сигизвульту
рассказал - опозорил и себя, и нас с дядей Агигульфом?
   Но Одвульф про портки ничего говорить не стал.  Сказал  Одвульф,  что
ответил этому Сигизвульту весьма вежливо: мол, не ради грабежа убили ры-
жего, а просто так. За то, что незнакомый был. За то, что в камышах  си-
дел. И за то, что рыжий этот уже как-то раз  попадался  на  глаза  воину
Агигульфу, но никто в нашем селе про рыжего не поверил, через  что  тому
воину Агигульфу позор великий вышел. Вот воин Агигульф и осерчал на  ры-
жего и решил правду свою отстоять. Для того и нужна была ему голова того
рыжего.
   Тут Сигизвульт спросил, что же за храбрец у вас такой, этот Агигульф?
Чей он сын? На это Одвульф отвечал: Рагнариса.
   Сигизвульт осведомился: не того ли самого Рагнариса, которого отец из
дома за беспутство выгнал?
   Одвульф отвечал: того самого. Да только у нас он - почтенный  старей-
шина, отец многих сыновей. И Агигульф - славнейший из них, хотя и  усту-
пает Ульфу, старшему брату своему. Страшен Ульф, средний сын  Рагнариса,
с мечами в обеих руках.
   Сигизвульт и про Ульфа расспрашивать начал. Что, мол, этот Ульф  тоже
по камышам с мальчишками славы себе добывает? Одвульф на то отвечал, что
ныне в рабстве Ульф - проигрался Ульф со всем семейством самому Теодоба-
ду, военному вождю. Сигизвульт признал: ежели самому вождю, то  воистину
славный то подвиг.
   Затем Сигизвульт, все столь же учтиво, предложил к рыжему, который  в
камышах сидел, в разговорах возвратиться. Спросил про голову  -  какова,
мол, участь головы?
   Голову эту славный воин Агигульф в другое место повез  показывать.  К
гепидам повез. А чтобы ему, Одвульфу, в рассказе его вера была, меч  тот
чужаков Одвульф с собой привез.
   И Сигизвульту меч предъявил.
   Сигизвульт меч тот осмотрел, ощупал, чуть не обнюхал, едва  не  обли-
зал. Потом и сыновья Сигизвультовы с зятьями его тоже меч этот смотрели,
щупали, нюхали, лизали. Чуть было не съели. После суждение свое вынесли:
не нашенский, мол, меч.
   И спросил сыновей да зятьев сигизвультовых Одвульф: не видали ли чего
подобного? И им тоже про рыжего рассказал.
   Зятья же и сыновья Сигизвульта вид наглый имели.  Сразу  видно  -  не
держит их твердой рукой Сигизвульт! Отвечали насмешливо:  есть,  мол,  в
селе у них воин один, Хиндасвинт, до медовухи  весьма  охочий;  так  вот
этот Хиндасвинт в Бога Единого с Добрым Сыном верует. И один раз,  упив-
шись, долго по лесу за каким-то Пилатом гонялся - мерещился ему  за  де-
ревьями Пилат: манил. Ярился  Хиндасвинт:  зачем  Пилат  с  ним  играет?
Убить, стало быть, этого Пилата хотел Хиндасвинт. Ради чего Пилат Добро-
го Сына распял, вражья морда?
   Так вот надо бы этого Хиндасвинта распросить, может, он и рыжего  ви-
дел.
   И спросил один из зятьев сигизвультовых Одвульфа: а не Пилат ли часом
рыжий тот?
   А старший сын сигизвультов с глазами жабьими подтвердил: и верно, ры-
жий-то - Пилат. Надо Хиндасвинта утешить: отомстили, мол, за Доброго Сы-
на. Отдыхай, Хиндасвинт. И заржал, заходясь, что гизарнов жеребец.
   А второй зять сигизвультов спросил Одвульфа: что, мол, воин  тот  ваш
Агигульф, новой веры, что ли, коли за Доброго Сына так ратует, Пилата по
камышам истребляет?
   Потупился Одвульф, за больное место его задели. Нет,  сказал  честно,
воин тот Агигульф, хоть и славен и доблестен, но в вере своей  заблужда-
ется и поклоняется идолищам.
   Тут один из сыновей Сигизвульта (Одвульфу он сразу  не  понравился  -
рожа лисья и говорит вкрадчиво да с подковыркой) сказал: не Гупту ли на-
шего часом этот Агигульф прибил? Гупта-то наш рыжий - и шастает  где  ни
попадя. Мог и в камышах у вас сидеть. Кто ведает, что блаженному  на  ум
взбредет.
   Остальные стали кричать на этого сына Сигизвульта: что ты  несешь?  У
гепидов, мол, наш Гупта. Сами же его туда и провожали.  Твердил  блажен-
ный, что Слово Божье гепидам понес. Воистину, блаженный. Ей-ей,  блажен-
ный. Это же надо, к гепидам пойти со Словом Божьим! Теперь не ранее, чем
через год, вернется, быстрее не втолкует. Благую Весть гепидские  головы
в месяц не пережуют.
   Тут Одвульф переживать стал. Как это - нет в селе Гупты? Как  же  без
Гупты? Он ради Гупты, можно сказать, и вызвался в село то идти.
   На то зятья и сыновья Сигизвульта заухмылялись гнусно - Сигизвульт им
в том препон не ставил - и сказали: вот так-то, без Гупты.
   Тогда Одвульф потребовал: пусть тинг соберут. Сигизвульт отвечал, что
он, Сигизвульт, не против и поговорит со старейшинами, чтобы тинг собра-
ли. Но хочет еще раз от родича своего Одвульфа услышать: как он объяснит
людям, почему их от трудов оторвали, ради какого дела на  тинг  собрали?
Ужели забыл достопочтенный Одвульф, что время страды близится. И кстати,
велико ли хозяйство у славного воина Одвульфа?
   Удивился Одвульф. Разве он только что Сигизвульту все это не  растол-
ковал? Ну, коли все у них в селе такие непонятливые, еще  раз  повторит:
есть у нас воин, Агигульф. Пошел он как-то раз с мальцами рыбу ловить...

   Тут Одвульф рассказ свой оборвал. Посмотрел сперва на Хродомера,  по-
том на Рагнариса. Синяк свой потрогал. Рагнарис и спросил его, презрения
не скрывая: что, сразу тебе синяк этот поставили? Одвульф ответил  нехо-
тя, что синяк ему поставили не сразу. Добавил, что зятья  у  Сигизвульта
какие-то бешеные, не пожалел Сигизвульт дочерей своих,  когда  замуж  их
выдавал. Небось, в кровопотеках все ходят и с волосьями вырванными.

   Сигизвульт заявил, что тинг собирать не будут. Трудно будет  Одвульфу
объяснить людям, почему он, Одвульф, в самый канун страды по округе шля-
ется. За скамара же примут. Нечего его, Сигизвульта, родством таким  пе-
ред всем селом позорить. Так что лучше ему, Одвульфу,  сейчас  пойти  на
сеновал спать, а наутро Сигизвульт его к старейшинам отведет.
   Наутро отвел Сигизвульт Одвульфа к старейшинам.

   Дедушка Рагнарис перебил рассказ Одвульфа и спросил, как старейшин  в
том селе зовут. Одвульф ответил: самого старого зовут Валия - седой  как
лунь. А второго - Бракила.
   И опять переглянулись дедушка Рагнарис и Хродомер. Знакомы  им  были,
видать, эти Валия с Бракилой.

   Сигизвульт старейшинам сказал, отводя глаза, будто украл что-то: дес-
кать, родич к нему из ТОГО села приехал. Про  этого  родича  он,  Сигиз-
вульт, прежде никогда не слыхивал, но сочлись родством и вышло так,  что
действительно они родня. Потому ночевал Одвульф  под  его,  Сигизвульта,
кровом, а теперь с новостью своей к старейшинам пришел.
   Одвульф с того начал, что меч чужака старейшинам показал.
   Тут наши старейшины, Хродомер и Рагнарис,  вздохнули  с  облегчением.
Хродомер спросил Одвульфа: сам, мол, додумался с меча разговор начинать?
Одвульф ответил: нет, это Сигизвульт присоветовал.
   Рагнарис тогда сказал Хродомеру:
   - Помню этого Сигизвульта, смышленый был сопляк. Ничего  удивительно-
го, что в доброго мужа вырос. И отец его, Мунд, глупцом не был.
   Услышав имя Мунда, Хродомер закивал. Помнил он Мунда.  А  Сигизвульта
не помнил, он еще до рождения Сигизвульта из села того ушел.
   И рявкнул на Одвульфа: ну, что замолчал? Рассказывай!
   Одвульф продолжал.
   Поглядели старейшины на меч и спросили, где добыл  диковину.  Бракила
же добавил, что у сына его Арбра такой меч был. Дескать,  у  герульского
богатыря Оггара взял, а где Оггар его добыл - то ныне неведомо. И  спро-
сить Арбра нельзя, потому как умер Арбр много лет назад.
   Дедушка Рагнарис тут уронил тяжко:
   - Еще как умер.
   Я так и обмер: неужто про того самого Арбра речь ведут?
   Но больше об Арбре речи не было, а снова вернулись  к  мечу.  Одвульф
старейшинам того села рассказал всю историю. Старейшины слушали его вни-
мательно. Бракила только переспросил, чей сын этот Агигульф, который чу-
жака убил, а после того, как Одвульф ответил: Рагнариса, невзлюбил сразу
и Агигульфа, и Одвульфа.
   Ничего, правда, не сказал, но по всему видно было,  что  не  люб  ему
посланник.
   Тут Одвульф потупился и  сказал  Хродомеру  и  Рагнарису,  что  потом
только понял, за что так невзлюбил его Бракила.
   Хродомер с Рагнарисом долго молчали. А после Рагнарис как заревет:
   - Ты что, мол, сучья кость, эту историю и старейшинам так же  расска-
зывал, как Сигизвульту?
   Одвульф подтвердил: да, слово в слово.
   Хродомер только рукой махнул. Сказал Одвульфу:
   - Опозорил ты нас перед Валией и Бракилой.
   Одвульф удивился и сказал Хродомеру:
   - Сигизвульт мне то же самое говорил.
   Дедушка Рагнарис по столу хлопнул и велел кратко говорить: какой  от-
вет тамошние старейшины дали.
   Одвульф отвечал, что старейшины того села так велели передать старей-
шинам нашего села: никогда, мол, толку не было ни от  Хродомера,  ни  от
Рагнариса; так чего ждать от села, где их старейшинами посадили? Если уж
Хродомер с Рагнарисом там за лучших и мудрейших почитаются, то что гово-
рить об остальных? Рагнарис в кости проиграл младшую сестру, в последний
только момент узнали и еле спасли от позора.
   Хродомер же только и горазд был, что отцовских служанок портить,  уб-
людков им делать. И каких сынов они воспитать могли, коли их самих  отцы
из дома за недостойное поведение выгнали?
   Валия же добавил: таких вот и воспитали: один, славный воин, в  камы-
шах людей безвинных истребляет и грабит; другой же, славнейший, за долги
в рабстве мыкается...

   Мы с Гизульфом поняли: ежели сейчас дедушка Рагнарис вспомнит, что мы
все это слушаем, - непременно изгонит. И тогда уж не выведать  нам,  как
там дальше у Одвульфа сложилось. Потому  сделались  как  бы  невидимыми,
точно две мыши. Я даже старался пореже дышать.
   Но, по счастью, дедушке Рагнарису с Хродомером не до  нас  было,  ибо
набросился вдруг дедушка Рагнарис на Одвульфа. Я подивился: сколько силы
в дедушке! Так стремительно кинулся, что и не успели заметить,  как  Од-
вульф уже посинел и глаза у него выкатываются из орбит.
   Хродомер и брат мой Гизульф с трудом дедушку от Одвульфа оторвали, не
то убил бы. Одвульф на полу скорчился, за горло обеими руками  держится,
хрипит и слезы роняет. Больно ему.
   Дедушка Рагнарис заревел на весь дом, чтобы Ильдихо пришла  и  молока
принесла с собой - гостя напоить. Ильдихо кринку принесла,  по  сторонам
поглядела.
   - Где гостюшка-то? - спросила.
   Дедушка на Одвульфа показал (Одвульф у его ног корячился): вот.
   Ильдихо молоко на пол возле лица одвульфова поставила и ушла, в мужс-
кую ссору не вмешиваясь.
   Одвульф молоко выпил, долго плевался, кашлял, хрипел, горло тер. Пос-
ле сел и рассказ свой продолжил. Сказал, что недаром  имя  его  означает
"Бешеный Волк". Не успокоился он на том, что старейшины те, Валия с Бра-
килой, высмеяли его и к вести не прислушались. Стал по всему селу правды
искать.
   Ни одного двора не пропустил. Везде историю свою рассказывал. Дети за
ним по всему селу бегали, бабы кормили. В этом селе к блаженным  привык-
ли, потому что у них Гупта есть, а теперь, когда Гупта к  гепидам  ушел,
скучали. В том селе даже дума шла, будто Гупта Одвульфа нарочно прислал,
чтобы не очень по нему, Гупте, скучали.
   Но и так не сыскать ему было  правды.  Слушать-то  его  слушали,  меч
рассматривали, но рассказу не верили, больше потешались.
   Тогда Одвульф на хитрость решился. Вызнав у  змеев  ядовитых,  сигиз-
вультовых зятьев да сынов, все о нраве воина Хиндасвинта, к нему  напра-
вился. Могуч воин Хиндасвинт, волосом буйно зарос. Меж бородой и  косма-
ми, из-под низкого лба, злобно маленькие глазки сверкают,  будто  кровью
налитые. Взыскует воин Хиндасвинт благодати Бога Единого и  Его  Доброго
Сына.
   В том селе Гупта лишь одного Хиндасвинта в правоте своей убедил. Ник-
то больше Сына Доброго не любит. Один только Хиндасвинт Его  любит  и  в
каждом слове, к себе обращенном, обиду увидеть норовит - себе и  Доброму
Сыну.
   Тяжела рука у воина Хиндасвинта. В селе  его  побаиваются,  но  чтут.
Крепко рукой этой хозяйство свое держит.
   Крут нравом Хиндасвинт, но отходчив. Свиреп  Хиндасвинт,  но  сердцем
жалостлив и часто слезами умиления бороду увлажняет, на иную малую тварь
заглядевшись.
   Добр Хиндасвинт.
   К нему-то и воззвал Одвульф. Сулил, что похлопочет у Доброго Сына  за
Хиндасвинта. Мол, ведомы ему, Одвульфу, подходы к Доброму Сыну. И с охо-
той замолвит слово Одвульф Хиндасвинту перед Добрым Сыном, если  Хиндас-
винт сейчас замолвит слово за Одвульфа перед старейшинами.
   И рассказывал, Хиндасвинта распаляя, как поношениях, которые  претер-
пел от звероподобной родни учтивого Сигизвульта.
   И слушал его Хиндасвинт, яростью наливаясь.
   Так добился Одвульф своего. Началась в том селе распря между  могучим
Хиндасвинтом и старейшинами, которые в Бога Единого не веровали. И может
быть, собрали бы в том селе тинг, как Одвульф требовал, если бы  не  Си-
гизвульт.
   Считал Сигизвульт, что родич позорит его. И старейшины, Валия с  Бра-
килой, его подзуживали: позорит, мол, родич тебя, позорит.  Учтивый  Си-
гизвульт не своими руками с ним  расправился,  он  псов  своих  бешеных,
зятьев, с цепи спустил.
   Шел Одвульф с одного двора, где учил (он, кроме  рассказа  о  чужаке,
еще Слову Божьему учить  взялся),  и,  задумавшись,  за  околицу  вышел.
Тут-то и подстерегли его зятья сигизвультовы: накостыляли и прочь от се-
ла погнали. Ибо нет гостеприимства за околицей. Гнали, как гончие зайца.
Всего оборвали. Но "Одвульф" недаром "Бешеный Волк" означает; он без боя
не ушел. И уходя пригрозил, что отомстят за него родичи.
   Тут Хродомер насчет одежды, волнуясь, говорить начал. Как же так, Од-
вульф? Когда одежу справную тебе давали, уговор был, при всех  скреплен-
ный: вернешь в целости и сохранности, ибо не в дар тебе дана, а для  то-
го, чтоб наше село в том селе уважали.
   Ты же всю одежу об зятьев сигизвультовых изорвал и тем бесстыдно пох-
валяешься.
   И все больше распалялся Хродомер. Одежа-то была с Оптилы, лучшая.  Не
хотел Оптила давать, как в воду глядел, да  настоял  он,  Хродомер,  ибо
честь села блюл. Как же теперь он, Хродомер, в глаза сыну своему,  Опти-
ле, посмотрит? Оптила эту одежу потом и  кровью  добывал,  жизнью  своей
рискуя.
   И стенал Хродомер: нагим оставил ты, Одвульф, сына моего, Оптилу! Как
в поход пойдет мой сын, мой воин? А что будет с  ним,  когда  надвинутся
холода? Как нагой встретит зиму? Не дотянет до весны. Ужель не жаль тебе
Оптилу, сына моего?
   Оптила тут же стоял и кивал согласно словам отца своего.
   И плакал Одвульф, и жаль ему было Оптилу. И каялся Одвульф. В рабство
готов был к Оптиле идти за порванную одежу. Отработать долг свой.
   Тут Хродомер быстро смягчился сердцем и споро определил,  что  именно
должен сделать Одвульф у него, Хродомера, на подворье, дабы обездоленно-
го Оптилу от лютой смерти избавить.
   Тут дедушка Рагнарис, вспомнив, про меч кривой спросил с подозрением.
Агигульф, сын его младший, скоро вернется,  нужно  меч  ему  возвратить.
Агигульф непременно про меч спросит, не забывает  такие  вещи  Агигульф.
Неужто и рагнарисова сына обездолил бесстыжий Одвульф?..
   Брат мой Гизульф напрягся: он тоже на этот меч зарился.
   Одвульф же сказал, что меч утратил в бою. Зятья сигизовультовы, звери
в облике человеческом, с  сердцами,  обросшими  шерстью,  меч  отобрали,
пользуясь его беспомощным положением. Ибо не к кому было воззвать в селе
том, злом и враждебном.
   Тут дедушка Рагнарис сперва запричитал  складно,  горькую  долю  Аги-
гульфову оплакивая, ибо жизнь свою оборонить Агигульфу отныне  нечем.  А
потом вдруг страшно рявкнул, чтобы Одвульф вон убирался и хотя бы седми-
цу ему, дедушке Рагнарису, на глаза не показывался.
   А что до кривого меча, то пусть он, Одвульф, сам  Агигульфу  все  это
рассказывает.
   Заплакал тогда Одвульф и прочь побрел, голову свесив. К годье.

   ВОЗВРАЩЕНИЕ ГИЗАРНЫ ИЗ КАПИЩА

   После того, как Одвульф воротился, три дня минуло -  никто  не  ехал.
Дедушка Рагнарис очень ждал дядю Агигульфа, но того все не было. Дед ни-
чего не говорил, только кричал на всех больше прежнего, сына своего Аги-
гульфа заглазно руганью осыпал и меня побил ни за что.
   К полудню четвертого дня Гизарна приехал. Грязью был забрызган и конь
под ним чужой, в мыле весь. Не приехал даже - будто алан, ворвался. Мимо
дома своего проскакал, как мимо чужого, и - прямо к  Хродомеру  на  под-
ворье. Ему вслед кричали: что, мол,  стряслось?  А  он  как  не  слышит.
Только куры из-под копыт разлетаются.
   Уже на подворье хродомеровом коня под  уздцы  схватили.  Гизарна  как
слепой смотрит. Хродомер вышел.
   Гизарна сказал, что беда случилась. Хродомер на то отвечал  спокойно,
что и без того видит, что беда случилась. Велел Гизарне молока поднести,
а пока отдыхает Гизарна, послать за Рагнарисом и другими.
   Дедушка Рагнарис как услышал, что Гизарна весь  грязный  примчался  и
худые вести привез, так и закричал с торжеством: так, мол, и  знал,  что
беда по округе ходит! И отцу нашему Тарасмунду сказал: со мной пойдешь.
   Тарасмунд же отвечал, что ему безразлично, что жрецы языческие  гово-
рят. Ежели идолище деревянное что и наболтало жрецам своим, то ему,  Та-
расмунду, до этого дела нет, ибо он Богу Единому поклоняется.
   На это дедушка Рагнарис сказал, что когда жена его Мидьо Тарасмунда в
чреве своем носила, ее Хродомер сильно напугал. И не хотел - а  напугал.
Медовухи упившись и в веселое расположение придя, зашел на двор к  другу
своему Рагнарису и заорал непотребным голосом. Видать то происшествие не
прошло без последствий. Как послушает рассуждений сына своего  старшего,
так нет-нет, да вспомнит ту историю.
   Отец наш Тарасмунд, обычно всегда спокойный, в тот день с утра  не  в
духе был. Как услышал те слова дедушки Рагнариса, так внезапно озлился.
   - Коли я тебе так нехорош, - сказал он голосом опасным и тихим, - ко-
ли я последыш того испуга матери моей, так что же столь ее,  несчастную,
обаяло, когда она Агигульфа, любимчика твоего, носила?  Птицы,  что  ли,
небесные, что не сеют не жнут, а всякий день сыты бывают?
   На то дедушка Рагнарис отрезал:
   - Хотя бы и так!
   И вышел из дома, палкой стуча. Со двора гизульфов визг донесся -  де-
душка, видать, попутно огрел.
   Отец наш только плечами пожал, но ничего не сказал.
   Прошло время, и тут Скадус-раб от Хродомера прибежал, отца нашего зо-
вет. Кличут, мол, тебя старейшины, Тарасмунд.
   Отец наш говорит:
   - Не пойду. Не о чем мне с идолищами толковать.
   Ушел Скадус. Отец наш насупился, мы к нему даже  подступаться  опаса-
лись. Редко он таким бывает.
   Одвульф к нам заявился. Сказал:
   - У Хродомера на подворье сейчас крик большой стоит, ибо вести Гизар-
на привез нехорошие. Тебя прийти просят. Не об  идолищах  толкуют,  а  о
вражеском нападении.
   Тарасмунд еще больше брови хмурит.
   - О каком еще нападении? Архангел Михаил, что ли, капище сокрушил?
   На то Одвульф сказал:
   - Рать ли небесная, враги ли наши, только от капища уголья одни оста-
лись.
   Тарасмунд спросил Одвульфа, пристало ли о капище языческом столь  ра-
деть?
   У нас в селе Одвульфу не вдруг поверят. Много сочиняет Бешеный  Волк,
в святые рвется. Вот и отец наш Тарасмунд верить ему не спешил.
   Одвульф тогда передал, что у Хродомера говорили. Мол, ты,  Тарасмунд,
местность вокруг капища хорошо знаешь - тебя же в воины там посвящали. И
голова у тебя ясная, так что совет твой был бы очень кстати.
   Тарасмунд спросил, кто так говорит. Одвульф сказал:  так  отец  твой,
Рагнарис, говорит и Хродомер с ним согласен.
   Тарасмунд больше ни слова не сказал, а встал и за Одвульфом пошел. Мы
с братом Гизульфом тоже пошли. Поняли: что-то нешуточное случилось. Отец
же нас гнать от себя не стал. Так вчетвером на  хродомерово  подворье  и
пришли.
   Гизарна же отцу нашему рассказ повторил. Как приехал в капище, так  и
обмер. Поначалу даже глазам верить не хотел. По лесу паленым тянуло.  От
пожарища горький запах долго держится. Наш  дядя  Агигульф,  который  не
один дом в своей жизни спалил, говорит: беда так пахнет.
   Дом, где жрец жил, сожженный был. Идолы, кроме Вотана (самого большо-
го), на дом повалены и обуглены. Вокруг Вотана головешки валяются - под-
жечь его пытались и с одного бока почернел Вотан, но  устоял  -  глубоко
вкопан был, на века. Часть добычи воинской, что Вотану от  наших  воинов
привозилась, - вся похищена. Что до жреца, - тело его Гизарна чуть  поо-
даль нашел. Все барсуками и лисами объедено было.
   Запах гари еще сильный стоял. И головешки, когда разрыл  их  Гизарна,
теплые были. Дней за пять до приезда Гизарны сгорело капище, не  раньше.
И многих лошадей следы виднелись. От полуночи пришли и на полночь уходи-
ли супостаты.
   Хродомер с Рагнарисом молчали. Тарасмунд же вопросы Гизарне  задавал:
где тело жреца нашел, цела ли изба мужская, не было ли с полудня следов,
шел ли Гизарна по тем следам - не поворачивали ли те следы потом на пол-
день, в нашу сторону, и много ли лошадей прошло, и крупные  ли  то  были
лошади?
   Гизарна отвечал, что тело жреца невдалеке от капища лежало, в кустах,
- видать, укрыться жрец хотел. Гизарна бы мимо прошел, не заметив,  кабы
трупным духом не пахнуло. Убит был жрец мечом или копьем, не понять, по-
тому что объело его сильно зверье лесное.
   Что до следов, то первым делом стал следы рассматривать Гизарна,  ибо
был в капище с конем и козлами; конь беситься начал, козлы орали. Не хо-
телось Гизарне попусту пропасть, вестей по себе не оставив. Потому пошел
по следам. Козлов же в капище оставил разоренном, привязав их возле  Во-
тана - под его охраной. Долго по следам шел, но они  так  и  уходили  на
полночь.
   После вернулся, козлов забрал и в дальнее, большое, капище  отправил-
ся.
   Разное он, Гизарна, видел, но такого - никогда. Великое  злодеяние  -
на капище посягнуть. Кто бы мог такое совершить?
   На это Хродомер сказал:
   - Понятно, кто. Тот, кто Вотану не поклоняется.
   Тут все на Тарасмунда с Одвульфом посмотрели. Одвульф было ощерился и
в бой хотел кинуться очертя голову, но Тарасмунд его отстранил и, ничуть
не смутясь, сказал:
   - Чужие то были. Вера наша убивать не учит.
   Я слышал это и подивился мудрости отца моего,  который  одним  словом
распрю остановил.
   Гизарна же сказал, что то действительно были чужие, потому что,  если
по шагу судить, кони их мельче наших.
   Долго рядили собравшиеся, кто бы это мог быть. Перебрали все  извест-
ные племена, но так ничего и не решили. Аланы бы такого не сделали, да и
кони у них крупные. Герулы наших богов  тоже  чтут.  Нет,  совсем  чужой
кто-то содеял такое.
   Вот и он, Гизарна, так и не понял, кто это сотворил. Решил в  большое
капище, не медля, отправляться.
   Большое капище оттого так называется, что оно общее у нас с гепидами.
Жрецов там много. Среди них один, Нута, мудростью славится.  Нута  очень
стар. Его редко беспокоить решаются, ибо боятся лишний раз трогать, что-
бы он не умер. Если раздор между гепидами, либо между гепидами и готами,
и разрешить этот раздор нужно, и кровопролитие в том не помогает - тогда
только Нуту беспокоить решаются. Как Нута скажет, так все и будет.
   Против Нуты ни вожди, ни старейшины не идут, ибо устами Нуты сами бо-
ги говорят. Кого проклянет Нута - нет тому спасения. Вон  Афару-Солевара
проклял Нута, ибо за соль много требовал Афара - так через  то  и  погиб
Афара-Солевар бесславно.
   Всей душой стремился Гизарна поспеть в большое  капище  поскорее,  но
козлы не кони, быстро не поскачут. Сердцем  же  изводился  Гизарна:  кто
сотворить такое мог? Кто Вотана не убоялся?
   Только на второй день большого капища достиг. Говорить много не стал.
С нашего капища остывший уголь привез и в том капище без  слов  показал.
Жрецы над углем тем задумались. Потом спросили: что это?
   Гизарна сказал:
   - Нуте покажите. Нута поймет.
   Поглядели жрецы на Гизарну и поняли, что прав он. Решились побеспоко-
ить Нуту. Нуте уголь в руку вложили (почти ослеп от старости Нута);  тот
едва пальцами угля коснулся, как вскричал:
   - Великое святотатство совершено!
   И дух испустил.

   В селе у нас потом так говорили. Нута ясновидящий  был:  если  бы  от
потрясения не умер, то сказал бы по углю остывшему, кто те злодеи  были,
что капище сожгли.
   Другие же говорили, что надежда на Гупту осталась. Гупта тоже яснови-
дящий да к тому же еще и святой. Гупту тоже можно было бы  спросить.  Но
только где его искать, Гупту?
   Одвульф говорил, что Гупта к гепидам ближним пошел. Стало  быть,  наш
дядя Агигульф должен был с Гуптой встретиться.

   Когда Нута умер, другой жрец, Верекунд, пытался с  духом  Нуты  гово-
рить, чтобы тот имя святотатцев открыл. Но не нашел Нуту. О том и сказал
Верекунд Гизарне. Гизарна опечалился и спросил: что  же  теперь  делать?
Как узнать, кто враг наш? Верекунд ему ответил, что думать будет, а  Ги-
зарна пусть идет и отдыхает.
   О чем Верекунд думал - о том Гизарна не ведал. Сидел и угощался,  ибо
до того несколько дней не ел.
   Посреди трапезы вошел младший жрец. Дождался, пока насытится Гизарна,
после одежду чистую подал Гизарне и велел тому переодеться.
   Гизарна на одежду поглядел и душой захолодел: особая то была  одежда,
белая, жреческими рунами расписанная.
   Спросил жреца: зачем, мол, такую одежду надевать?  Жрец  и  рассказал
все, как было. Мол, ходил Верекунд за Нутой,  чтобы  спросить  Нуту  обо
всем, но не угнался за духом ясновидящего. Хочет Верекунд,  чтобы  помог
ему Гизарна. Кровь у Гизарны молодая, а ноги  быстрые.  Гизарна  догонит
Нуту. Пусть спросит, кто святилище разорил, а жрецам  Нута  пусть  ответ
даст: кто из жрецов здешних место Нуты занять достоин.
   Смекнул тут Гизарна, к чему младший жрец речь ведет. Слишком  близко,
видать, большое капище к гепидам стоит. Совсем огепидились жрецы.  Ты  к
ним с вестью, а они тебя резать. И подумал Гизарна о том, что неизвестно
еще, догонит ли он Нуту; а селу своему родному он живой нужен, иначе кто
весть о капище разоренном передаст?
   Рассудив так, схватил Гизарна со стола кувшин и об голову жреца  раз-
бил; после из избы выскочил - и был таков. По дороге  еще  двое  младших
жрецов Гизарну остановить пытались, но и их  сокрушил  могучими  ударами
Гизарна. Вырвался из капища. Никому ущерба большого не нанес  и  сам  не
пострадал; однако коня лишился.
   Полдня хоронился возле капища, в буреломе прятался.  Выжидал.  Ночью,
когда светать уже стало, от ужаса трепеща,коня свел с пастбища, что воз-
ле капища было. Те, кто в ночном с конями были, не  слишком  за  табуном
приглядывали. Кто в капище, в лесу сокрытое, пойдет ночью коней красть?
   А вот Гизарна пошел.
   Так и спасся из капища. Хоть совета от жрецов не привез, но зато при-
вез вести. И себя воротил в целости.
   Тут Тарасмунд сказал Гизарне, что получил он добрый урок - каковы ку-
мирни языческие. Чем по местам таскаться, где бревнам  поклоняются,  шел
бы лучше в храм Бога Единого и с годьей потолковал. Он,  Тарасмунд,  сам
объяснить не берется, а годья хорошо такие вещи растолковывает.
   Рагнарис заревел, что не для того Тарасмунда пригласили, чтобы он по-
добные речи вел. О деле думать нужно, а не богами квитаться.
   Хродомер же, как Гизарна о Верекунде речь повел, за голову взялся  да
так и держался, будто болела у него голова. На лице  страдание  застыло.
Когда замолчали все, сказал Хродомер:
   - Дурак ты, Гизарна. Думали мы, один Одвульф у нас такой, оказалось -
двое вас. Сговорились вы, что ли, село наше позорить?
   И спросил Гизарну:
   - Если тебя за Нутой посылать хотели, то  как  бы  Нута  через  тебя,
мертвого, волю свою объявил?
   Гизарна рот раскрыл. Видно было, что он о том и не  подумал.  Он  так
Хродомеру и сознался смиренно. Хродомер же, смягчась, поведал, что когда
был в одних летах с Гизарной, посылали его за духом одного умершего вои-
на - спросить, кому он землю завещает, ибо остались у того дети: дочь  и
сын от рабыни. В том же самом большом капище это было. Хродомер  туда  с
родней умершего воина ездил. Нута в те годы еще в  силе  был.  Дали  там
Хродомеру одежду, белую, с рунами, как ту, что Гизарна отверг. Отвели  в
священный круг, к Вотану, и подали испить священного меда, того, за  ко-
торый Вотан умер. И Нута тоже меда испил. Потом взял его Нута за руку, и
пошли они умершего воина искать.  И  догнали  того  воина.  Возле  самой
Вальхаллы догнали.
   Не хотел тот воин с ними говорить, ибо о другом его помыслы были.  Но
Нута с Хродомером его принудили. И сказал тогда тот  воин,  чтобы  землю
сыну отдали, хотя и от рабыни он рожден. А  больше  говорить  ничего  не
стал, повернулся и в сторону Вальхаллы пошел.
   Светом ослепительным Вальхалла впереди сияла - видно, пир там  кипел.
Хродомер оттого так думает, что в ушах будто бы гул неумолчный тысяч го-
лосов звучал.
   Хродомер туда пойти хотел, потянуло его в Вальхаллу, но Нута не  поз-
волил. Сказал, что время хродомерово не настало. И вернулись они с Нутой
назад.
   Гизарна как услышал, зубами заскрежетал от досады. Вальхаллу  мог  бы
увидеть, если бы не дурость его! Хоть сейчас бросай все и беги к  жрецам
жалиться.
   Тут все зашумели - заговорили разом. Хродомер же сидел молча, в  думы
погруженный. Потом вдруг голову поднял и промолвил:
   - Ступайте по домам... Устал я.

   Дедушка Рагнарис потом сказал, что Хродомер устал от нашей глупости.
   Я по дедушкиному лицу видел, что деда  дума  одолевает:  с  какими-то
вестями дядя Агигульф с Валамиром от гепидов вернутся?

   ВЕСТИ ОТ ГЕПИДОВ

   Дядя Агигульф с Валамиром к полудню следующего дня вернулись.  Мы  уж
заранее от ужаса содрогались - с чем-то они вернутся. Ибо все посланники
наши с дурными вестями возвращались. Эти же двое - веселые вернулись,  с
уханьем молодецким по улице проскакали.
   Дедушка Рагнарис как завидел, так сразу за голову схватился:  вот  уж
точно, наозоровали у гепидов наши богатыри! Иначе не стали  бы  резвость
столь явно выказывать. Дедушка Рагнарис своего  младшего  сына,  любимца
богов, хорошо знал.
   Дядя Агигульф на двор заскочил, с  коня  соскочил,  поводья  Гизульфу
всучил, сестру мою Галесвинту (под руку подвернулась) подхватил и закру-
жил, выпью болотной крича. По всему видно было - знатно поозоровали дядя
Агигульф с Валамиром у гепидов посланцами теодобадовыми будучи.
   После Галесвинту на ноги поставил и на Сванхильду шутейно  покусился,
руки расставив и рыча престрашно. Да, стосковался по дому дядя Агигульф.
   Любо-дорого глядеть было на дядю нашего Агигульфа - какой  он  добрый
молодец: на поясе мертвая голова болтается, из-под шлема белокурые кудри
во все стороны торчат. Стоит дядя Агигульф, осматривается, все ли  ладно
во дворе, травинку покусывает. В серых глазах солнечный свет.
   У дяди Агигульфа глаза с лучиками. Дедушка говорит, это к богатству.
   Отвели дядю Агигульфа в дом. Сестры мои, мать и  дедушкина  наложница
Ильдихо его помыли, накормили, напоили, как доброго коня, чуть не скреб-
ком почистили. После дедушка Рагнарис велел дяде Агигульфу все, как  бы-
ло, сперва дома рассказать. После одвульфова позорища страшно боялся де-
душка, что и Агигульф с Валамиром на смех его,  Рагнариса,  выставят.  И
перед кем? Перед гепидами!
   Вот что дядя Агигульф нам поведал.
   Ехали они с Валамиром весело. Хорошо ехали. Дядя Агигульф мертвую го-
лову на копье надел и все похвалялся, что так-то  к  гепидам  и  въедет.
Знай наших!
   Тут дедушка Рагнарис олухом его назвал. Кто же так  поступает?  Вдруг
голова от какого-нибудь гепида, поди их всех упомни.
   Дядя Агигульф признался, что он тоже так подумал. И Вотан, не  иначе,
присоветовал ему благоразумие проявить, потому что еще загодя спрятал он
голову в седельную суму.
   Гепидский дозор их задолго до села гепидского выследил. Как гепиды из
засады вышли и путь заступили, изготовились наши богатыри к бою.
   Но боя не  получилось.  Знакомые  это  оказались  гепиды,  вместе  на
дальнего Афару-Солевара ходили. Они Валамира признали. Дядя  Агигульф  в
тот поход не ходил, потому что болен был, с огневицей да трясовицей  бо-
ролся, а потом поле наше пахал, о чем вспоминать не любит.
   Спросили наши богатыри гепидов: почему, мол, те дозор выслали. Гепиды
отвечали, что неспокойно стало в округе, чужаки какие-то так и  шастают.
Один из дозорных этих с дядей Агигульфом и Валамиром в село  их  поехал,
дорогу показывал. По пути и рассказал, что у них приключилось.
   Живет в гепидском селе один человек по  прозванию  Сьюки.  Старейшина
ихний. У него было трое сыновей. Сьюки и двое старших  его  сыновей  жи-
вы-здоровы, и жены их здоровы, и дети их тоже здоровы, в чем гости доро-
гие смогут убедиться, когда в село приедут. Только вот не  советует  тот
гепид нашим богатырям к этому Сьюки ходить, ибо старец  сей  въедлив  да
самодурен, откуда и прозвище взялось "Сьюки", то есть "Напасть". По-нас-
тоящему этого Сьюки Сигисмундом зовут.
   Младшего же сына этого Сьюки-Сигисмунда прозывали Скалья.
   И вот какая с этим Скальей беда случилась.
   Был он добрым воином, одним из лучших. Он, дядя  Агигульф,  слукавил,
чтобы, значит, гепида к себе расположить. Сделал  вид,  что  знаком  ему
Скалья - дескать, помнил он, Агигульф, Скалью этого по одному походу,  и
подтвердил: действительно, добрый воин. А Валамир Скалью  не  припомнил,
хотя недавно, по весне, вместе с ближними гепидами в поход ходил на Афа-
ру-Солевара.
   Внезапно напасть Скалью постигла, как град с неба. Два года назад это
произошло. В одночасье снизошла на Скалью священная ярость. Отчего  сни-
зошла - никому не ведомо, да только так она со  Скальей  и  осталась.  И
стал Скалья вутьей, одержимым; одичал и жил с той поры в лесах.
   Он не имел жены, этот Скалья, а с отцом  своим  жить  не  желал,  ибо
Сьюки хоть кого из себя выведет. Так и вышло, что  Скалья  дом  поставил
себе на краю села, подальше от родителя своего. И никто не мог ему в том
перечить, ибо все свое добро добыл Скалья мечом. Оттого, по  законам,  и
не смел Сьюки на это руку наложить, хотя и хотел.
   Два раба у Скальи имелось и одна молодая рабыня. С ними и жил в своем
доме на краю села.
   И вот беда! Снизошла на Скалью священная ярость. Ни с того ни с  сего
зарубил рабов своих, скот перебил, дом свой поджег и ушел в леса.
   С той поры так и жил - по лесам бродил. Охотникам иногда  встречался.
А жил на озере. Если от вашего озера считать (так гепиды про наше  озеро
говорили), то это четвертое озеро будет. На том-то  озере  он  и  жил  -
вутья Скалья.
   Видели раз или два его с выводком волчиным. Не иначе, дети Скальи, от
волчицы рожденные.
   К вутье-одержимому никто не подходил близко; однако не  было  случая,
чтобы он своих тронул. Так Агигульфу с Валамиром гепид-дозорный поведал.
   Недавно же явился Скалья в село. Среди бела дня пришел. Один  пришел,
не было с ним волков. Труп принес.  Закричал  Скалья  страшным  голосом,
труп посреди села бросил, сам же повернулся и обратно в лес пошел.
   Увидели тут, что какого-то чужака Скалья убил. Одежды на трупе не бы-
ло, все с него Скалья снял. Живот распорот, сердце и печень вырваны. Ви-
дать, съел их Скалья, ибо когда приходил, лицо у него было в черной кро-
ви.
   Но все равно ясно было, что чужой этот человек, сгубленный Скальей.
   А еще через несколько дней охотники Скалью в лесу нашли. Весь  изруб-
лен был Скалья страшно. Видно было, что свирепый бой шел, ибо одному че-
ловеку не одолеть Скалью. Не меньше десятка их, похоже, было. И те,  кто
убил Скалью, уходить умели, ибо следы хорошо запутали.  Только  недалеко
от того места, где битва шла, стрелу в дереве нашли.  Чужая  это  стрела
была, незнакомая. В наших местах таких не делают. Ибо  гепидская  стрела
длиннее и тяжелее.
   И сказал тот дозорный, что с нашими посланцами ехал:
   - У нас говорят, что не жить тем, кто Скалью  убил,  потому  что  по-
томство его мстить будет за гибель родителя своего. Тот  волчий  выводок
уже подрос. Те, кто волчат видел, говорят - по повадке видно, не  иначе,
дети Скальи то были.
   Как Скалью убитого нашли, то сперва на вас, на готов,  подумали.  Так
гепид сказывал. А потом вспомнили, что нет лучников среди готов. И отро-
дясь не было.
   Богатыри наши обиду проглотили, ибо помнили, что посланцами едут.
   Дядя Агигульф решил о другом поговорить и спросил, не сохранилась  ли
голова от того чужака. Гепид отвечал: нет, не сохранилась. Сожгли вместе
с головой - так старейшины велели.
   Агигульф с минуту молча ехал; после же решился и сказал, что, мол,  у
него тоже подобный случай был.
   И замолчал значительно.
   Гепид спросил, что за случай. Дядя Агигульф вместо ответа  голову  из
переметной сумы достал и гепида изумил. И пояснил гепиду: не  сними  он,
Агигульф, эту голову с чужаковых плеч, так и не ехать бы ему в село  ге-
пидское. Мол, в наших краях тоже чужаки объявились. Вот Теодобад,  воен-
ный вождь, и послал лучшего воина своего с гепидскими старейшинами  тол-
ковать.
   А потом возьми да и спроси того гепида: не ваш ли сельский часом  под
мой метательный топорик подвернулся?
   Гепид голову двумя руками принял, долго вглядывался, поворачивал  так
и эдак, после назад вернул дяде Агигульфу со словами: нет, незнакомый. А
подумав прибавил:
   - А с чего ему нашим быть, у нас в селе, кроме Скальи, в этом году  и
не помирал никто. А это не Скалья.
   Так втроем, дивясь и беседуя, в село и приехали.
   А Валамир, сказал дядя Агигульф, сзади ехал  злобствуя  -  все  никак
придумать не мог: чем бы ему, Валамиру, гепида изумить?

   Со старейшинами был разговор, продолжал Агигульф. Старейшины  рассказ
того гепида подтвердили: да, ходят здесь в округе чужие. Для того и  до-
зоры поставили. А те из сельчан, кто бортничает,  жалуются,  что  кто-то
мед крадет.
   Скудоумный Валамир тут заржал и брякнул: медведь поди мед-то  крадет.
Но один из старейшин гепидских на Валамира посмотрел, как на пустое мес-
то и, к дяде Агигульфу обращаясь, ответствовал, что, мол, хозяина лесно-
го с человеком не спутаешь. Иные повадки, иные следы.
   Тут дядя Агигульф, от Валамира подальше  отодвинувшись,  и  заговорил
степенно, дедушке Рагнарису голосом и повадкой подражая:  мол,  мир  из-
мельчал и к концу клонится, по всему видать. В такие времена лучше иметь
над собою сильного вождя, который и оборонить сумеет в случае беды.
   Наш военный вождь Теодобад, сказал дядя Агигульф, не только  о  своем
народе радеет. Он мыслями вширь устремляется и ввысь, и вглубь. Весь мир
мыслью своей Теодобад обнимает. И  проницает  те  печали,  которые  роды
здешние точат.
   Так ловко ввернул дядя Агигульф поручение теодобадово.
   Старейшины же внимали ему с тщанием, ибо и они ощутили на себе благо-
датную заботу теодобадову.
   В точности все слова вождя своего передал старейшинам дядя  Агигульф.
Сказал: золота у Теодобада столько, что сам вождь его уж и не носит, да-
бы хоть чем-то от рядовых дружинников отличаться. Да и те брезговать на-
чали. Золото в бурге у Теодобада только женщины и рабы носят. Одна девка
шею сломала, такую гривну на себя водрузила. Хоронили недавно...
   Теодобад из золота грызла отливает и коням в пасти сует, чтоб перети-
рали. Не знает прямо, куда столько золота девать. Уж  и  телегу  золотом
обшил, и сундук обшил. Когда уезжали посланцы к гепидам, в хлопотах Тео-
добад был: тын вознамерился золотом  обшить.  Пусть  хоть  блестит,  все
польза.
   И то верно. Столько золота в бурге, ступить некуда. На земле  валяет-
ся.
   Был у вас Афара-Солевар, свирепый да жадный, за соль много  требовал,
своих же братьев примучивал, за что и был проклят жрецом  Нутой.  А  как
убил его Оган и сел на его место в бурге при  солеварнях  -  что,  лучше
стало? Видать, не рождаются у дальних гепидов славные вожди, а рождаются
сплошь какие-то скряги и кровопийцы.
   Ведомо Теодобаду, что неприязнь между вашими родами и родами  дальних
гепидов пролегает. Все ведомо Теодобаду, ибо полнится он заботами о сво-
их соседях. Говорит вам Теодобад: под меня идите. Вместе дальних гепидов
изведем, сами на солеварнях сядем. По весне вандал один от Лиутара, сына
Эрзариха, к Теодобаду приезжал. Спрашивал у Теодобада, не собирается  ли
осенью Теодобад в поход на дальних гепидов. Что ежели Теодобад не  соби-
рается, то он, Лиутар, пойдет. И вот что отвечал ему Теодобад: до  похо-
дов ли мне, когда о ближних гепидах сердце все  изболелось.  От  лютости
Огана изнывают, поди. Мол, ступай, Лиутар, сын Эрзариха, пощипли по осе-
ни Огана. Меня же оставь, ибо желаю о гепидах ближних скорбеть.
   Вот каков наш военный вождь Теодобад.
   К себе вас зовет.
   И еще передавал Теодобад: пусть ваши старейшины к нему в бург  приез-
жают. И из вашего села, и из других родов. Одарить вас  Теодобад  хочет.
Да спрашивает, не топкое ли место, где вы живете.
   Тут насторожился Сьюки-старейшина. Что, мол, за  дело  Теодобаду-готу
до топкости наших мест. Хорошее у нас место.
   А то, продолжал дядя Агигульф, опасается Теодобад: как кони  пройдут,
дарами от него, Теодобада, навьюченные? Ибо столь много даров хочет  пе-
редать вам Теодобад, что непременно нужно для меры  одной  лошади  спину
сломать. Как спина сломается от их тяжести - так значит мера достигнута.
Вот каков Теодобад, сын Алариха.
   Второй старейшина гепидский тут сказал, что негоже коню спину ломать,
добро переводить. Мол, оттого-то вы, готы, такие нищие, что рачительнос-
ти в вас - как в блохе весу. Мол, если пойдем в бург к Теодобаду за  да-
рами, так двух волов возьмем. Так-то вот хозяйственные люди поступают.
   Дядя Агигульф, им подпевая, стал их в наш  бург  манить.  Расписывал,
как принимать гостей станет Теодобад. Грозится  Теодобад  почти  что  до
смерти кормить-поить. И ублажать грозится до одурения. Говорит Теодобад:
пусть побольше старейшин приходит, ибо не все уйдут.  Кто-нибудь  обяза-
тельно от сытости смерть примет.
   И еще говорит Теодобад, что на этот  случай  заранее  знатные  погре-
бальные костры приготовлены - две в ладье, одна в домине. Кому как  гля-
нется.
   Так что приходите, гепидские старейшины, к Теодобаду-готу в его золо-
той бург: ешьте досыта, пейте допьяна, гуляйте до одури, погребать будем
с почестью. А жрецы у нас в бурге такие, что не захочешь - все  равно  в
Вальхаллу отправят. Вот какие у нас жрецы. Одного,  наиболее  свирепого,
сам Вотан побаивается.
   Молит вас Теодобад: приходите к нему в золотой бург, о гепидские ста-
рейшины. Сладость владычества его над собой ощутите.
   Так говорит Теодобад.
   Дядя Агигульф о бурге рассказывать начал и все  остановиться  не  мог
-люб дяде Агигульфу бург. Говорил, идешь, бывало, по бургу, а там  везде
псы валяются кверху лапами, с животами раздутыми,  от  сытости  изо  рта
языки вываливаются, еле дышат бедняги. Вот как живут у Теодобада.
   Женщины непраздные там не ходят. Всякая с детьми: одно дитя в утробе,
с десяток за руку цепляются.
   И все спрашивают у Теодобада, когда же, когда  гепиды  прибудут?  Так
желают гепидов в бурге видеть. Дети малые плачут: почему гепиды не едут?
Кони - и те...
   Тут остановился дядя Агигульф, поняв и сам, что сказал лишку.
   Старейшины же гепидские на то отвечали, что посетят золотой бург, ко-
ли дети малые плачут и их зовут.
   И спросил Сьюки:
   - А что, условия, на каких под Теодобада пойдем, - тоже с конями  об-
суждать будем? Или с детьми малыми?
   Дядя Агигульф ответил с достоинством, что столь важные вопросы Теодо-
бад сам обсуждает, никому не доверяя.
   А Валамир сидел и кивал.

   Дядя Агигульф, нам все это рассказывая, поведал, что более всего  бо-
ялся, как бы скудоумный Валамир рта не раскрыл. Оттого и  пришлось  ему,
Агигульфу, языком молоть, как Ильдихо.

   Долго еще расписывал дядя Агигульф старейшинам гепидским, как их Тео-
добад в бурге принимать будет. На том порешили, что гепиды  думать  ста-
нут, а через несколько дней в селе тинг соберут и ответ посланцам теодо-
бадовым дадут. За это время и к другим родам наведаются, в другие  села,
и оттуда ответ принесут.

   Тут дедушка Рагнарис спросил:
   - А задержались-то вы с Валамиром почему?
   Дядя Агигульф сперва не хотел говорить, а после сознался. На  свадьбу
они попали ненароком. От приглашения особенно не отбивались, да и невеж-
ливо это, ведь посланцами от Теодобада приехали.  Так  они  с  Валамиром
рассудили.
   Дедушка Рагнарис осведомился: так ли они с  Валамиром  безобразничали
на гепидской свадьбе, как обычно безобразничают,  когда  бражничают.  На
что дядя Агигульф ответил, что хуже. Потом спохватился и пояснил:
   - Не мы хуже, а гепиды хуже. Гепидское бражничанье -  скотство  одно.
Ни в чем гепид удержу не знает. А мы с Валамиром старались не отставать,
не посрамить чести села нашего.
   Дедушка Рагнарис спросил подозрительно:
   - Убили кого-то, что ли?
   Но дядя Агигульф клялся, что смертоубийства не было.
   Дедушка засопел и велел рассказывать все, как было. Дядя  Агигульф  и
рассказал.
   Гепиды дядю Агигульфа с Валамиром дразнили и все кричали,  что  готы,
мол, веселиться не умеют: у готов, мол, свадьба от  стравы  погребальной
не отличается. Одна только радость, что живот набить, покуда кожа вокруг
пупка не лопнет. Особенно же Сьюки, старый хрыч, старался.
   - Да и историю с исходом из Скандзы этот гепидский дед иначе сказыва-
ет, - обиженно добавил дядя Агигульф.
   Когда невеста с женихом удалились, всем прочим гостям без них  скучно
стало. Тут-то дядя Агигульф с Валамиром себя и показали.  Позвали  девку
из рабынь, велели тряпок и соломы принести. Та притащила, стоит и глядит
- что воины удумали. Не снасильничать ли ее хотят на соломе.
   Но не таковы богатыри готские, чтобы гепидскую замарашку прилюдно на-
силовать. Иное на уме у них было, лучше.
   Из тряпок и соломы куклу свернули,  титьки  ей  сделали  побогаче,  а
сверху голову мертвую насадили. И оженили Агигульфа на бабе  этой  соло-
менной, а Валамир жрецом был.
   Сьюки, хрыча старого, гепиды дразнили: кричали ему, чтобы он домой  к
себе сходил, зерна принес - молодых осыпать. Сьюки же уходить не хотел и
зерна жадничал. Но тут Валамир-умница нашелся.  Сказал  старику  голосом
медоточивым: мол, негоже Сьюки жадничать, ибо  боги  явственно  показали
ему, Сьюки, свое благоволение. Ниспослали  Скалье,  сыну  его  младшему,
священную ярость. Стало быть, он, Сьюки, есть любимец Вотана.
   Тут Агигульф приревновал и заревел, что он, Агигульф, любимец  богов,
а стало быть, и Вотана, - он, Агигульф, а не какой-то там Сьюки.
   Валамир и здесь не растерялся. В нашем селе, сказал  он,  Агигульф  -
любимец Вотана, а в гепидском - Сьюки.
   И сошлись на том, что на пиру два любимца Вотана собрались.  Агигульф
со Сьюки обнялись даже.
   Но за зерном Сьюки так и не пошел. Зерно отец жениха принес, ибо пре-
изрядно пива в него влили богатыри гепидские. Он у гепидов  другим  ста-
рейшиной был.
   После уже утро настало. Дядя Агигульф проснулся на сеновале, рядом  с
ним, положив на него мягкую руку, спал кто-то. Не иначе, девка. Погладил
спросонок дядя Агигульф девицу по лицу, а она холодная, как  труп.  И  с
усами.
   Закричал тут Агигульф страшно, подскочил и сон с него долой. Поглядел
- а его с куклой спать уложили, будто обнимает кукла его.
   А вокруг гепиды пьяные регочут - в сене гнезд  себе  понавили,  чтобы
бездельничать удобней им было, - и смотрят  туповато.  Весело  им.  Зубы
скалят, друг с другом переговариваются, в дядю Агигульфа пальцами  коря-
выми тычат.
   Дядя Агигульф гепидский выговор страсть как не любит, ибо говорят ге-
пиды с пришепетыванием. Да и имена у  них  дурацкие.  "Скалья"  означает
"Кирпич" - разве это имя для воина? Разве что для гепида, да и то, когда
рехнется.
   Дядя Агигульф говорит, что когда слышит пришепетывание гепидское, ему
сразу порвать вокруг себя все хочется. Ибо шепчут они, будто манят, буд-
то обаять его хотят. Словно благодушие на него напустить желают.
   Но не поддался дядя Агигульф коварству гепидскому и благодушие напус-
тить на себя не дал. Мстить за обиду свою воспрянул и с самым  мордастым
гепидом схватился. После же и другие гепиды на  дядю  Агигульфа  навали-
лись.
   Дядя Агигульф на хитрость воинскую пошел. Выждал, чтоб побольше гепи-
дов на него навалилось, и вкупе с врагом яростным с сеновала оземь  гря-
нулся. Так и одолел вражью мощь.
   - Из-за свадьбы-то мы с Валамиром в том селе и задержались, -  заклю-
чил дядя Агигульф.
   Тут сестры мои, Галесвинта со Сванхильдой, засмеялись в  голос.  Мать
говорит, что сестрам моим уже замуж пора. Оно и видно - смеялись препро-
тивно, визгливыми голосами, как Ильдихо, когда ее дедушка ущипнет пониже
спины.
   Дедушке Рагнарису этот смех не понравился. Он палкой на них замахнул-
ся и спросил, почему это они над рассказом славного воина потешаются.
   Сванхильда - она посмелее - выкрикнула:
   - А пусть дядя Агигульф рубаху скинет!
   Дядя Агигульф не хотел рубаху снимать, но дедушка принудил. Увидел  и
побагровел. Спросил:
   - Тебя гепиды что, как раба, палками били?
   Дядя Агигульф закричал негодующе, что он бой принял. Объяснял уж!..
   Дедушка Рагнарис сказал:
   - Ты, как я погляжу, не бой, а муки там принял, нам на позорище.
   И побить дядю Агигульфа хотел, но Тарасмунд вмешался и не дал.
   Дядя Агигульф рубаху надел и, на дедушку Рагнариса с опаской погляды-
вая, дальше рассказ повел про подвиги свои да валамировы, у гепидов  со-
вершенные.
   В честь свадьбы учинили в селе молодецкие потехи. С коня в щит  копья
метали. Через широкий овраг на конях прыгали. Боролись...
   В стрельбе из луков с гепидами и не тягались посланцы готские.  Да  и
на борьбу зря с гепидами вышли. Гепид - он падает на тебя,  как  медведь
отожравшийся, и лежит, не вставая, пока не задохнешься. Да еще приемы  у
них какие-то... Одним словом, гепидская борьба.
   В метании же копья Агигульф с Валамиром себя показали. Только вот Ва-
ламир спьяну один раз промахнулся и в козу попал, что некстати подверну-
лась. Валамир как вергельд за козу гепиду-хозяину шейную  гривну  отдал.
Хорошая была гривна, серебряная, с тремя красными камнями. Жалел Валамир
ее отдавать, но ничего не поделаешь. Гепиды козу в стоимость этой гривны
оценили. У них оторва Сьюки старейшиной.
   После же ту козу Валамир на общий стол положил: угощайтесь, гепиды! И
еще больше стали любы посланцы готские в селе гепидском.
   На второй день, стало быть, опять пировали. После в дом  невесты  пе-
решли и пировали там - это было уже на третий день.
   И дядя Агигульф и Валамир все три дня щедро сеяли свое семя среди ра-
бынь гепидских. Валамир в этом даже дядю Агигульфа превзошел,  ибо  дядю
Агигульфа в первый день с куклой спать положили, а Валамира с девкой од-
ной. Валамир ее не помнит.
   Дядя Агигульф прибавил, что гепиды сразу приметили мощь готских  вои-
нов. Не зря рабынь им подкладывали. Хозяйственные  они,  гепиды,  доброе
потомство потом получат.
   Валамир говорит, что село  гепидское  беспрестанно  подвигами  своими
удивлял. Но какие то были подвиги, дядя Агигульф сказать не берется, ибо
сам Валамир всегда  про  подвиги  свои  врет,  а  от  гепидов  много  не
добьешься. Одно дядя Агигульф наверняка знает: пил Валамир на спор - кто
больше выпьет. И также брался с одним щитом  и  палкой  выходить  против
трех огромных гепидских собак. Валамир когда в бурге у Теодобада бывает,
всегда это показывает. А у гепидов он это на спор показывал. Так и грив-
ну, что за козу отдавал, назад отыграл.
   Тут дедушка Рагнарис рассказ дяди Агигульфа оборвал, взревев:
   - Беда надвигается, утробой чую! Идет на село напасть неведомая, а вы
с Валамиром молодечеством перед гепидскими девками хвастаете, семя  сее-
те! Не взойдет ваше семя, если будете время попусту расточать!
   Дядя Агигульф показал, что обиделся. Сказал, что к тому рассказ  свой
и ведет - не попусту время они расточали.

   К гепидам весть пришла из капища. Худая весть, молвить страшно. Разо-
рено и сожжено малое капище, наше, стало быть. И жрец убит. Убил его ка-
кой-то чужак, который готом назвался. Нарочно назвался, чтобы в  заблуж-
дение всех ввести и еще большее зло причинить.
   Тот вестник из капища так рассказывал. Явился к ним в большое  капище
незнакомый воин, назвался готом, и поведал, что  жреца  в  малом  капище
убитым нашел. А что сам он того жреца убил - то позже догадались,  когда
другие злодейства он совершил. Тот воин все до Нуты,  самого  ветхого  и
мудрого из жрецов, домогался. Не хотели его жрецы к Нуте пускать. И пра-
вильно делали, что не хотели. Чуяли беду. Но супостат  настаивал  и  все
стращал страшными бедами, которые-де свершатся, ежели он с Нутой не уви-
дится.
   А Нута - как слабенький огонек лучины. Дунешь посильнее, он и  погас-
нет. Шутка ли, полвека и за готов и за гепидов радел, мир в  племенах  и
между племенами охраняя. Так и случилось - сгубил злыдень Нуту нашего. И
вот как.
   Супостат тот, к Нуте стремясь  и  жрецов  стращая,  все  кричал,  что
уголья с собой привез из сожженного капища готского. Не  иначе,  заговор
какой-то на эти уголья сделан был. Ибо едва возложил на них пальцы Нута,
как дух его расстался с телом и пустился в  дальнее  странствие,  откуда
нет возврата. Такова была злодейская уловка.
   Но и тут не постигли жрецы опасности. Не иначе, морок злодей на  жре-
цов навел. Хотели те пойти за духом Нуты и спросить его  обо  всем,  что
открылось Нуте. Вот тогда-то и обнажил тот изверг гадючью сущность свою,
бежав позорно. Ибо обличил бы его, несомненно, Нута в осквернении малого
капища, убийстве жреца и в других злодейских деяниях.
   Когда же бежал убийца, скрываясь, как тать, то коня увел.
   Мы-то, кто рассказ дяди Агигульфа слушали, давно уже поняли, кто  был
тот "гот-супостат". Но молчали, сдерживали себя. Только отец наш  Тарас-
мунд улыбался, но голову отворачивал в тень, чтобы дядя Агигульф не  за-
метил.
   А дедушка Рагнарис рявкнул:
   - Неужто вы с Валамиром не догадались, козлы непотребные, о  ком  тот
жрец рассказывал как о злодее страшном?
   Дядя Агигульф честно признал, что не догадались. Толковали между  со-
бой они с Валамиром об этом. Много толковали, но так и  не  поняли,  кто
это был.
   Неужто и впрямь Гизарна это был? Давно знают они Гизарну. Не способен
Гизарна такие злодейские поступки совершать.
   Тут дедушка Рагнарис, оборотясь к идолам, вознес к ним горячую мольбу
не посылать сейчас ему, Рагнарису, священной ярости, дабы не обагрил ру-
ки кровью потомства своего бестолкового. И спросил  Агигульфа:  чем  он,
Агигульф, думал? Может быть, той мертвой головой,  что  на  чреслах  его
болтается? Или тем, что у него на чреслах под мертвой головой болтается?
Про Валамира и говорить нечего, ибо ведомо всем - Валамир  шлемом  своим
думает. А когда шлем снимает, так и не думает вовсе.
   Сами же Гизарну в капище провожали, на всю деревню  ржали,  спать  не
давали, Гизарну до слез, небось, довели. Так неужто Гизарна на ум вам не
пришел?
   Дядя Агигульф обиделся. Они с  Валамиром  хорошо  потрудились,  обряд
соблюдая при проводах Гизарны. О Гизарне ведь и радели,  дабы  хорошо  в
капище Гизарне ехалось.
   Когда же в гепидском селе о бедах,  капище  постигших,  рассказывали,
Агигульфу с Валамиром о Гизарне и не подумалось. Не способен Гизарна  на
злодейства такие. Да и о козлах речи не велось.
   Тут дедушка Рагнарис сказал ядовитейше, что доброе, видать,  воинство
взрастили в селе нашем, коли только по козлам друг  друга  и  различают.
Который с козлами - тот Гизарна, а кто сам козел - тот Агигульф.
   И добавил сокрушенно, что при Аларихе, мол, все  иначе  было.  Все  с
умом да с толком делалось. Потому и не рыскали чужаки по округе, что  по
селам настоящие воины жили, а не шуты гороховые. А как сопляк Теодобад в
бурге сел, так и кончилось благолепие. При Аларихе небось на сев глядючи
в походы не хаживали.
   Тут дядя Агигульф омрачился - не любил он про ту посевную вспоминать.
   Сказал: как бы то ни было, а гепидов  весть  обеспокоила.  Не  всякий
день капище разоряют и жрецов убивают. Да и без того чувствовали гепиды,
что беда идет.
   Собрали тинг. Гепиды народ основательный: уж если взялись что-то  де-
лать, так делать будут с толком. И решили гепиды на том тинге, что самое
лучшее будет - всю округу прочесать. Особенно же охотничьи  заимки,  где
чужаки укрываться могут.
   Но для такого дела очень много воинов нужно. Гепиды между собой суди-
ли и рядили и решение приняли с наибольшей быстротой,  на  какую  только
гепиды способны, то есть, на второй день, когда все уже охрипли от  сте-
пенных речей: собрать всех воинов, и из этого гепидского села, от других
сел ближних гепидов, и от дальних гепидов, где сейчас сильный вождь  си-
дит по имени Оган.
   А ежели не даст воинов Оган-Солевар - а Оган наверняка не даст, Огану
воины нужны с Лиутаром-вандалом воевать - тогда обидеться, отпасть и под
Теодобада-гота идти: пусть Теодобад людей дает. Благо  посланцы  готские
от Теодобада - вот они и не надо время тратить и посылать к готам  своих
вестников.
   Тут дядя Агигульф добавил с завистью, что гепидам-то проще, ибо нет у
них вражды между селами, как у нас. Дедушка же Рагнарис поглядел на него
презрительно, как на вошь, какую доводится в сединах отловить.  Спросил,
хватило ли ума у них с Валамиром смолчать и не рассказывать гепидам  про
вражду нашу? Дядя Агигульф сказал, что гепиды и так про эту вражду  зна-
ют.
   Такой наказ посланцам теодобадовым дали  гепиды:  передать  как  есть
все, что на тинге решено было. И еще сказали гепиды: с Оганом ли Солева-
ром мы останемся, под Теодобада ли пойдем - того пока  не  знаем.  Пусть
Теодобад не взыщет. А от приглашения в золотой бург мы не  отказываемся.
Вот урожай соберем и по первым холодам в золотой бург двинемся. С волами
пойдем.

   После тинга они с Валамиром сразу из села гепидского уехали; всего же
прожили у гепидов одну седмицу.
   Тут отец наш Тарасмунд спросил дядю Агигульфа, не слыхал ли он там, у
гепидов, что-нибудь о Гупте-святом. Ибо весть пришла, что к ближним  ге-
пидам Гупта отправился, весть о Добром Сыне понес.
   Дядя Агигульф, смутившись заметно, сказал, что да,  слыхал  о  таком.
Будто к тем гепидам отправился Гупта, где вождем Оган-Солевар сидит,  то
есть, к дальним гепидам в бург. Оган тот богам отцовским поклоняется,  а
Бога Единого к себе в бург не пускает. И потому предал Гупту лютой смер-
ти Оган. Так у ближних гепидов говорили.
   Еще сказывали, что так вышло между Оганом-Солеваром и  Гуптой.  Когда
Гупта в бург пришел, весть о Добром Сыне принес, у Огана  как  раз  жена
умерла. Умерла, не оставив детей. Была она из крепкого рода  и  принесла
Огану немалое богатство. Теперь же, поскольку детей она по себе не оста-
вила, все эти богатства от Огана должны к братьям жены отойти, ибо таков
закон.
   Очень Огану-Солевару не хотелось богатства эти терять. Жаден Оган ху-
же Афары. Вот и просил он Гупту, чтобы воскресил тот жену его. И  обещал
Гупте принять веру его, если тот такое чудо совершит.
   Но не смог Гупта воскресить жену оганову. Два дня бился, от трупа уже
смердеть начало. И отступился тогда Гупта.
   А братья жены огановой злорадствовали и обидное Огану говорили.
   И предал тогда Оган Гупту смерти.
   Так в селе гепидском говорили, где дядя Агигульф с Валамиром гостева-
ли. И он, дядя Агигульф, с Оганом в поступке его согласен.
   А еще он, дядя Агигульф, иную думку имеет. Гупта даром что блаженный,
а готом был. И очень Огану не понравилось, что  гот  по  его  солеварням
бродит. За соглядатая он Гупту принял. Боялся Оган, что сперва от  готов
блаженный да кроткий придет, а дорожку проторит  вовсе  не  блаженным  -
свирепым да ухватистым. Небось, теодобадов  человек  этот  Гупта  -  так
Оган, небось, рассуждал сам с собою.
   Таков был рассказ дяди Агигульфа.

   Мой брат Гизульф хвастает, что на следующий год дядя Агигульф возьмет
его к Теодобаду в бург. А потом его посвятят в воины. Но  я  говорю  Ги-
зульфу, что ему все равно придется рано жениться, как нашему отцу Тарас-
мунду. Гизульф - старший: ему придется продолжать наш род, а мне  -  хо-
дить в походы. Как дяде Агигульфу.  Гизульф  злится,  когда  я  ему  это
объясняю.
   Гизульф говорит, что все равно он уже мужчина и может ходить в  похо-
ды. И что его, а не меня дядя Агигульф возьмет осенью в бург; и они пой-
дут с дядей Агигульфом и с Теодобадом в поход.
   У Гизульфа нет своего меча. Меч очень дорог. Гизульф  надеется  полу-
чить чужаков кривой меч.
   Я спрашивал моего брата Гизульфа, кто научит его обращаться с  кривым
мечом. Может быть, Ульф бы и научил, но Ульф у вандалов.  У  отца  моего
Тарасмунда меч прямой и у дяди Агигульфа меч  прямой.  Гизульф  говорит,
если не дядя Агигульф, так у Теодобада в дружине кто-нибудь научит.  На-
шего дядю Ульфа научил ведь кто-то. Нет такого оружия, которым не владел
бы дядя Ульф.
   Когда Одвульф утратил тот кривой меч, больше всех  мой  брат  Гизульф
опечалился. Он с нетерпением ждал дядю  Агигульфа.  Надеялся,  что  дядя
Агигульф-то добудет назад тот кривой меч. И  почти  наверняка  ему,  Ги-
зульфу, подарит.

   Дядя Агигульф и вправду, как наутро  проснулся,  так  сразу  про  меч
вспомнил и спросил: где, мол, тот кривой меч, что с чужака взяли? Дедуш-
ка Рагнарис даже и говорить ничего не стал. Велел прямо к Одвульфу  дур-
коватому идти и с Одвульфом про меч тот разговаривать.  Мол  устал,  он,
Рагнарис, от глупости нашей. Не в его  годы  такое  претерпевать.  Сами,
мол, между собой и разбирайтесь. Негоже старому кобелю вмешиваться, ког-
да молодые кобелята лаются.
   Когда дядя Агигульф широким шагом со двора вышел и к Одвульфу  напра-
вился, мы с братом с ним пошли. Брат мой Гизульф  с  важностью  заметил,
что, может быть, придется Одвульфа от рук дяди нашего спасать. Ибо стра-
шен в гневе дядя Агигульф. И после,  ежели  убережем  дядю  от  смертоу-
бийства, оба они - и Одвульф, и сам дядя Агигульф - будут нам  благодар-
ны.
   Вошел дядя Агигульф к Одвульфу и без лишнего слова потребовал:  отда-
вай, мол, меч - добычу мою законную, с риском для жизни взятую.
   Одвульф тотчас же беситься начал, будто оса его укусила.  Горшок,  из
которого хлебал, оземь швырнул, штаны себе похлебкой  забрызгал.  И  про
псов бешеных, зятьев сигизвультовых, закричал. Дядя Агигульф  за  грудки
его схватил:
   - Не знаю, - говорит, - никакого Сигизвульта. С кем это ты снюхался в
старом селе? Кому мой меч отдал? На ночь с рабыней, небось, сменял?
   Одвульф на то возразил, что поскольку в святые готовиться, то бабы  и
вовсе ему ни к чему.
   Дядя Агигульф как про Бога Единого услышал, так и вовсе озверел. Зак-
ричал еще громче прежнего, что сейчас из дурака-Одвульфа  Одвульфа-муче-
ника делать станет. Пускай, мол, Одвульф ему собственный меч отдает, ко-
ли его, Агигульфа, кривой меч утратил столь позорно, в драке с  какой-то
собачьей сворой.
   Дядя Агигульф все больше распалялся. Никаких сигизвультовых зятьев он
не знает, да и Сигизвульта этого. Небось, Одвульф их с перепугу выдумал,
дабы позор скрыть. Меч-то кривой в том старом селе, поди, мальцы отняли.
   И еще кричал дядя Агигульф, что мало ему за свой кривой меч одвульфо-
ва прямого меча. Пусть еще что-нибудь даст в придачу Одвульф, ибо кривой
меч дороже прямого стоит, по причине редкости своей в краях  здешних.  И
молчал Одвульф, пока дядя Агигульф его тряс, потому  что  закон  был  на
стороне дяди Агигульфа.
   Гизульф, эти крики слушая, радовался. Прямой меч ему еще больше хоте-
лось получить, чем кривой. С кривым мечом был бы он, Гизульф, как  белая
ворона, а с прямым - другое дело.
   Но тут оправился, наконец, Одвульф и заорал  дяде  Агигульфу,  слюной
брызгая: дескать, Агигульф сам с врагами снюхался, с гепидами в  заговор
вошел. Кто Гупту извел, а после в село гепидское спешно отправился?
   Дядя Агигульф от неожиданности Одвульфа выпустил. Спрашивает:
   - Что значит - кто? Оган убил.
   - Ты, ты убил! - закричал тут Одвульф, торжествуя. - Ты Гупту и убил.
И в старом селе так говорят. Гупта-то рыжий был и таскался где ни  попа-
дя, мог и в кустах сидеть, мог и в камыше таиться...  Права  Хильдефрида
хродомерова, ох права. Черное дело ваш род задумал. Нарочно  Хильдегунду
Рагнарис под вандала подложил. Через родство и вандалов под себя подмять
хотите. А теперь и за Теодобада взялись, охмурили, с  ближними  гепидами
его брачуете...
   Дядя Агигульф рявкнул:
   - Когда у гепидов был, говорили они, будто Гупта в бург к Огану-Соле-
вару пошел, там и смерть принял.
   - То-то и оно! - завопил еще пуще Бешеный Волк  Одвульф.  -  То-то  и
оно! Мог он из своего села к дальним гепидам уйти, а мог  и  к  нам  по-
даться. И через озеро идти мог. Там-то ты его  и  подстерег,  там-то  ты
Божьего блаженного человека и извел, идолопоклонник!
   - Не я его убил, Оган его убил! - повторил дядя Агигульф.
   - Оно и видно, что ближние гепиды тебя охмурили! - заявил Одвульф.  -
Глаза тебе, олуху, отвели. Гепиды Гупту не видели никогда, потому  и  не
признали мертвую голову. И что им, язычникам, до Гупты? Они сейчас,  не-
бось, за животы держатся: вот, мол, дурак гот, как мы его ловко! Сороди-
ча своего блаженного убил, а про то и не ведает!
   И дыхание переведя, с новой силой на дядю Агигульфа обрушился:
   - И село-то свое опозорил, и беду на нас, на всех навлек от  чужаков.
Ведь кто, как не Гупта, мог бы всех нас от напасти оборонить?  А  теперь
кто будет нас оборонять? Ты, что ли, идолопоклонник, с мальцами сопливы-
ми?
   Тут брат мой Гизульф, речи эти слушая, заметно опечалился и пробормо-
тал, что не видать теперь меча - ни кривого, ни прямого.
   Остервенясь, заорал дядя Агигульф, что коли не может  Одвульф  отдать
того, что по праву отдать должен, и ежели нечем заменить чужую собствен-
ность, по его, одвульфовой, вине утерянную, то в рабство его,  Одвульфа,
обратят. И тинг такое решение примет, если Агигульф к старейшинам  обра-
тится. Ибо негоже доброму воину Агигульфу обиды чинить.
   Тут-то Одвульф про родство наше вспомнил.  Совсем,  видать,  озверели
идолопоклонники - кровную родню в рабство средь бела дня обращают.
   Дядя Агигульф аж затрясся. Поняли тут мы с братом,  что  сейчас  дядя
Агигульф будет Одвульфа рвать, как того кабана и двух свиноматок порвал.
И повисли на дяде. Вспыльчив дядя Агигульф, но отходчив.  Походил  он  с
нами, на нем висящими, по двору одвульфову, как кабан с  собаками  охот-
ничьими, а после успокоился. Снова ворвался в дом к Одвульфу, вцепился в
него и прорычал, что от слова своего не отступится. Не помнит он  такого
закона, чтобы дальнего родича никчемного,  седьмую  воду  на  киселе,  в
рабство нельзя было обратить, ежели взял тот родич у тебя  дорогую  вещь
на время и загубил ее. Не Одвульфу - тингу это решать, как за меч  расп-
лачиваться будет. Напоследок толкнул Одвульфа сильно, так что тот в очаг
потухший сел, и вышел из хижины одвульфовой.


   ВОЗВРАЩЕНИЕ УЛЬФА

   С той поры, как мой отец Тарасмунд виделся с Ульфом в бурге у  Теодо-
бада и Ульф отказался с Тарасмундом домой возвращаться, а потом еще  Ве-
лемуд-вандал весть привез, что у него Ульф с семейством осел,  -  с  тех
пор у нас об Ульфе и не говорили. Отец мой, видать, крепко на Ульфа оби-
делся, что с Тарасмундом редко случается. А дедушка Рагнарис,  по-моему,
об Ульфе не так уж и жалел. Ему главное, чтобы дядя Агигульф рядом был.
   Однажды я слышал, как отец упрекал дедушку Рагнариса, что тот к своим
внукам по-разному относится. Атаульфа (то есть, меня) любит  больше  Ги-
зульфа, а Ахму-дурачка и вовсе не любит. Дедушка Рагнарис  отвечал  отцу
моему Тарасмунду, что к старости сердце у человека усыхает и меньше ста-
новится и потому меньше любви вмещает. Оттого едва-едва и хватает дедуш-
киного сердца на меня и Гизульфа, а сестрам моим да Ахме любви не доста-
ется ныне.
   Я об этих словах дедовых вспоминаю, когда об Ульфе задумываюсь. Ульфа
никто не любит. О нем, может быть, только Од-пастух да еще  старый  друг
его Аргасп жалеют. Правда, у нас в доме их о том никто не спрашивает.
   Аргасп с Теодагастом, сменяясь, несли дозор  на  алариховом  кургане.
Хродомер слово сдержал - Хорна-раба дал Теодагасту  по  хозяйству  помо-
гать, когда Теодагаст на кургане дозор несет.
   Разговоры о чужаках попритихли. Хродомер уже ворчать стал, что  неза-
чем раба занимать на чужом хозяйстве, когда на своем работы  непроворот.
Мол, бездельник Теодагаст, на чужой шее проехаться хочет.
   Минуло несколько времени с тех пор, как дядя Агигульф с Валамиром  от
гепидов воротились. После в бург ездили и все, как есть, Теодобаду доло-
жили. Передавали: пусть ждет Теодобад гепидских старейшин. Обещали гепи-
ды прийти. Говорили однако, что трех коней не приведут  -  зачем  скотов
портить, спины им ломать. Вместо того двух волов приведут. Так  что  го-
товь дары, Теодобад!
   Теодобад захохотал и сказал: уж приготовлю.
   Теодобад очень доволен был. Дядю Агигульфа и Валамира к себе  прибли-
зил и обласкал-одарил. Дяде Агигульфу подарил пояс наборный, а  Валамиру
- аланские стремена. И теплый плащ, чтобы Валамиру ездить было удобно  и
спать в походе не зябко.
   С тем и вернулись в село удальцы наши.
   Дядя Агигульф говорит, что в бурге все спокойно, никаких чужаков и  в
помине нет.
   Наступало время жатвы. О том все речи и велись, и думы все об  урожае
были. Добрым в этом году урожай быть обещал.

   Когда дядя Агигульф с Валамиром из бурга второй раз вернулись, Хродо-
мер уж наладился раба своего Хорна у Теодагаста забирать, поскольку  те-
перь дозор на кургане Агигульф с Валамиром нести будут  и  у  Теодагаста
время появится по хозяйству своему работать. Однако Теодагаст к его  на-
мерению отнесся с нескрываемым унынием.
   Но дядя Агигульф с Валамиром Теодагаста порадовали. Доложили  старей-
шинам все как есть. В бурге толковали они, мол, с военным вождем о чужа-
ках да о дозорах, советовались. Ибо сын Аларихов в таких делах  премного
сведущ.
   И вот что присоветовал им Теодобад. Спросил сперва,  в  дело  глубоко
вникая: где больше всего чужаков видали? Дядя Агигульф отвечал: на  озе-
ре. Стало быть, сказал Теодобад, со стороны озера подвоха и ждать надоб-
но. И присоветовал засаду в роще скрыть. Пусть, дескать, воины  Агигульф
с Валамиром в роще сидят, подобно  хищникам,  добычу  подстерегающим,  и
следят, не пойдут ли чужаки. А на кургане пусть, как и прежде, два  дру-
гих воина сидят. Нечего целыми днями всем селом по кургану лазить,  прах
славного Алариха тревожить. К тем-то двум воинам, Теодагасту с Аргаспом,
Аларих уж притерпелся, поди.
   Теодагаст, мудрость Теодобадову славя, кричал, чтобы старейшины сове-
ту военного вождя последовали. Дедушка Рагнарис  говорил,  что  Теодобад
сопляк и против Алариха - как мышь против могучего волка.  Хродомер  же,
дивное согласие с дедушкой Рагнарисом являя, молвил, что  мир  к  упадку
ощутимо клонится, коли военные вожди подобные советы давать начали, ког-
да жатва близится и урожай добрым быть обещает.
   Дядя Агигульф говорил, что негоже против военного вождя  идти,  непо-
корство являя. Ибо тын ставить надлежит,  а  Теодобад  людей  в  подмогу
даст. Гизарна вторил дяде Агигульфу и кричал, что не пойдет он, Гизарна,
против военного вождя, ибо противится тому его воинское сердце.  Валамир
во всем был согласен с дядей Агигульфом.
   Валамир вот о чем говорил. Село наше, говорил Валамир, стоит плохо. С
одной стороны Долгая Гряда обзор закрывает, с  другой  стороны  -  река.
Неправильно село стоит. Надо было холм, что за рекой,  оседлать,  прежде
чем Аларих покойный его своим курганом оседлал.
   Прежде-то почему наше село окрестные племена набегами  не  тревожили?
Потому что знали - пестуют здесь свирепых воинов. Оттого  и  побаивались
нас. Да и отсутствие тына подтверждением тому служило. Никого не боимся,
ибо нас все боятся.
   До чужаков же не дошла еще наша суровая слава. И потому  могут  сдуру
на село наше войной пойти.
   Дабы не случилось этого, нужно вот что устроить. Пусть  день  и  ночь
кипит в селе свирепая битва. Пусть бьются все со всеми. Пусть кони ржут,
а собаки лают. Пусть рагнарисов край с  хродомеровым  косогором  бьется,
пусть двор с двором сражаются, пусть в домах между собой все бьются, шум
великий учиняя. Дабы ведали враги наши, если к селу подступят:  в  нашем
селе ничего, кроме священной ярости, нет.
   Зато ярости много.
   Биться до смерти не нужно, поправился тут Валамир, видя, как нахмури-
лись дедушка Рагнарис с Хродомером, будто и впрямь вознамерились  в  бой
кинуться. Можно только вид сделать, что бьемся. Главное -  когда  биться
будем, почаще на Долгую Гряду взбегать. Если лазутчики чужаков от  озера
пойдут, увидят сразу, сколь много в нас священной ярости, и  устрашатся.
И отвернут от села нашего.
   Днем сами будем биться, а ночами, когда тьма закрывает все и  не  ра-
зобрать, кто есть кто, пусть рабы бьются.
   Хродомер ядовито осведомился у Валамира: все ли, мол,  высказал,  что
на сердце лежало?
   Валамир сказал: все.
   Дядя Агигульф Валамира в скудоумии упрекнул. А вдруг чужаки  войнолю-
бивы? Завидев нашу свирепую потеху, захотят поучаствовать. Тут-то нам  и
погибель придет.
   Валамиру-то хорошо, у Валамира рабы есть, а он, дядя Агигульф, -  сам
как раб, когда дедушка Рагнарис за него возьмется. Это дядя Агигульф так
сказал.
   Дед Рагнарис молвил, споры долгие пресекая:
   - До жатвы пусть сидят в роще, в засаде. Незачем против Теодобада ид-
ти. Как жатва начнется - Валамир пусть и дальше в роще остается. У Вала-
мира дядька-раб толковый. А Агигульф чтоб к жатве домой явился.
   Валамир надулся и стал говорить, что за рабами все одно  пригляд  ну-
жен. Кто за рабами его приглядит, покуда он, Валамир, за  общее  дело  в
роще лишения терпеть будет в готовности кровь пролить?
   Дедушка Рагнарис рявкнул, что он самолично приглядит. А заодно  и  за
Валамиром - больно бойкий стал.
   На том и порешили.

   Валамир с Агигульфом в рощу уехали, волю теодобадову исполняя, да там
и сгинули. В селе их почти не видели - дневали и ночевали в роще.  Заме-
чали только валамирову замарашку, Марду, что с кувшинами да с  корзинами
то и дело в рощу нахаживала. Только так и понимали, что герои наши в за-
саде еще живы.
   Все тихо было и спокойно. Один раз только Од говорил, что на  дальнем
холме вниз по течению всадника видел. Постоял на гребне и исчез.  А  мо-
жет, и померещился всадник.
   Да и не до всадника этого было, потому что жатва начиналась.

   Гизульф уже почти взрослый. Поэтому дедушка решил: пора  Гизульфу  не
только воинское умение постигать, но и к премудростям хозяйствования  на
земле привычку обретать. Ибо быть ему, Гизульфу, главой славного  нашего
рода, а то и старейшиной.
   Часто говаривал дедушка Гизульфу: мол, на меня  смотри  да  запоминай
хорошенько, что и как делать надлежит. Настанет час, не будет уж ни  ме-
ня, ни отца твоего Тарасмунда; станешь ты, Гизульф, главою рода.
   И дабы не посрамил Гизульф впоследствии рода рагнарисова, нещадно го-
нял его дед - наставлял.
   Оттого в первый день, как на поле выходили, самолично отправился бра-
та моего Гизульфа от сна пробуждать. Нашел дед Гизульфа на сеновале, где
тот спал в обнимку с валамировой рабыней, с замарашкой.
   Дедушка как увидел Гизульфа с этой Мардой -  сразу  страшно  осерчал.
Палкой Гизульфа огрел. Гизульф подскочил и скуксился. Дедушка его с  се-
новала согнал и пинок присовокупил вдогонку. После Марду за волосы взял,
велел в рощу бежать и бездельника этого, сына его Агигульфа,  от  дружка
да от кувшина с пивом оторвать и домой позвать. Отец, мол, кличет.
   Или в Вальхалле Агигульф себя представляет и не ведает там, в райском
блаженстве, что страда началась?
   Добавил, чтоб без Агигульфа в селе не появлялась. Пригрозил: мы, мол,
с Хродомером люди старой закалки, дурных баб конями разметывать  привык-
ли.
   А Марда знай только ресницами белыми моргает и улыбается дедушке Раг-
нарису. Ругань ей не в диковину. Привыкла, чтоб на нее кричали.  Гизульф
говорит, что Марда очень ласковая.
   Дедушка ее пониже спины ловко хлопнул - звонко, от души.  И  побежала
Марда-замарашка в рощу - нашего Агигульфа от ратных трудов отрывать.
   Хмыкнул дед да и пошел на Гизульфа  с  Тарасмундом  орать.  Дожили!..
Скоро, мол, с сопляком Валамиром судиться начнем  из-за  гизульфова  по-
томства. Еще выкупать, упаси боги, замарашку с ублюдком ее придется - не
в рабстве же нашему правнуку маяться.
   Гизульфу крикнул: иди, мол, на потомство свое работай.
   А на Тарасмунда, отца нашего, напустился, точно  пес  бешеный:  куда,
мол, глядишь! Совсем одурел со своим Богом  Единым!  Сыновей  распустил!
Прежде-то, при отеческом  богопочитании,  семя  свое  налево-направо  не
разбрасывали. Все в дом!.. Рачительны были, чужих рабынь не брюхатили.
   Тарасмунд тихим голосом спросил, с чего, мол, батюшка взял, что Марда
брюхата?
   Дедушка Рагнарис заревел, как бык, что по таким, как эта  Марда,  ни-
когда не видать, что брюхата, пока младенец не запищит.
   Я поближе подошел, любопытно мне было. Неужто Гизульф  уже  род  свой
продолжать начал? А что, неплохо. Я тогда буду дядей, как наш дядя  Аги-
гульф, и сынка гизульфова всему обучу, чему нас  дядя  Агигульф  обучить
успел. А Гизульф будет как отец наш Тарасмунд. И возмечтал я об этом.
   Но тут дедушка Рагнарис развернулся и очень ловко меня за ухо ухватил
и на поле повел.
   Так началась страда.

   День был очень жаркий, на небе ни облачка. Дед торопил нас, распекал,
ко всему придирался. Послушать деда - не лето стоит,  а  вот-вот  метели
завьюжат, зерно из колоса на радость птицам в снег выбивать начнут.  Не-
подалеку, с хродомерова поля, брань Хродомера слышалась. Он  тоже  своих
домочадцев хозяйничанью обучал.
   Особенно же негодовал дед на Валамира - его поле поблизости от нашего
было. Деда послушать - Валамир еще затемно должен был из рощи  прибежать
и за работу схватиться. Хорош Валамир, коли дядька-раб у него сам за хо-
зяина. Стыдно, видать, рабу за хозяина стало. Видя,  что  старейшины  на
поле вышли, сам на поле хозяйское вышел и жатву начал самочинно.
   Да дедушке Рагнарису до Валамира и дела нет. Пусть пропадает Валамир,
коли нравится ему, Валамиру, пропадать. Ну и пропадал бы в одиночку. Так
нет! Он ведь на род рагнарисов посягает! Он Агигульфа, любимца богов,  с
правильного пути сбивает! Всяк-то норовит род рагнарисов изрушить. Столь
велика слава рода этого, что зависть людей до самой белой косточки  изг-
лодала.
   А Теодобад тоже хорош...
   Солнце медленно карабкалось вверх по небосводу. К тому времени, когда
тени совсем короткими стали, извел дед всех своими придирками.  Особенно
доставалось мне и брату моему Гизульфу. И серп-то мы держим, будто коро-
ве хвост крутим. И колосьями-то трясем, как девка подолом, - вон сколько
зерна доброго по нашей милости осыпалось!.. И жнем-то нечисто. После нас
хоть по второму разу иди. А все из-за чего? Все из-за веры вашей глупой,
в которую отец вас втравил. Слыхал, слыхал, что вам Винитар вдалбливает.
Птички, мол, не сеют не жнут, а все сыты бывают. Ясное дело, сыты,  коли
так жать, что половина зерна на поле остается.
   Сейчас я хорошо понимал, почему дядя  Агигульф  предпочитает  в  роще
кровь проливать. Спина у меня с отвычки болела, пот  глаза  выедал.  Дед
поучал без устали. Наконец, когда совсем невмоготу стало, как раз Ильди-
хо пришла с корзиной. Принесла хлеба и холодного молока. Я  поел  раньше
всех. Отец мой Тарасмунд отпустил меня на реку искупаться, наказав  вер-
нуться побыстрее. Дед хотел было запретить мне идти на реку,  но  Тарас-
мунд настоял, и дедушка Рагнарис отступился.  Сказал:  ладно,  пусть  уж
идет. Заодно велел мне в опустевший кувшин из-под молока воды набрать.
   - Да прежде вымой кувшин-то, - добавил дедушка.
   Зол был дедушка Рагнарис, что дяди Агигульфа нет. Наказал  мне  гнать
его сюда, ежели у брода встречу. А если дядя Агигульф неподчинение  явит
и приказа дедова ослушается, - доложить. Он, дедушка Рагнарис, дядю Аги-
гульфа хоть в Скандзе достанет. Руки-то у дедушки длинные.
   А Гизульфа со мной на реку не отпустили.

   У реки я быстро скинул одежду и в воду рухнул. Поплескался немного  и
скоро выскочил, потому что вода была уже холодная. Река наша с  полуночи
вытекает. Дедушка говорит, вода холодной становится, когда в краях  пол-
ночных льдистые великаны купаться начинают.
   Тут в кустах на берегу вдруг зашевелилось что-то, застонало. Поначалу
я испугался, но потом разглядел, что это Двала, хродомеров раб. Он спал,
оказывается, в кустах. А утром сегодня Хродомер говорил  нашему  дедушке
Рагнарису, будто посылал куда-то Двалу по делам.
   Вспомнив об этом, я подобрался к кусту и вылил на сонного Двалу  кув-
шин холодной воды.
   Двала страшно закричал, будто его ножом полоснули. Вскочил - борода и
волосы клочьями, рожа сонная, глаза недовольные. Не понравилось ему, что
разбудил его.
   Я подбоченился, как сделал бы дядя Агигульф, и рявкнул на раба:
   - Эй, ты! Давай, к хозяину ступай! Не то все Хродомеру расскажу!
   Мне завидно было смотреть, как Двала сладко спит в кустах, в то время
как я на поле надрываюсь.
   И поплелся раб, только взором меня наградил сердитым.
   А я на его место в кустах устроился и стал о гизульфовом  сынке  меч-
тать. Удобно там, в кустах, лежать было. Двала себе там  гнездо  свил  и
нагрел, травы натащил. Лежать мягко.
   Мечтал я о том, как мы пугать этого сынка будем. Все ему покажем -  и
кузницу, и озеро с деревней брошенной, и царя-лягушку, и порты  раба-ме-
за. Многому дядя Агигульф нас научил.
   Потом смотрю - Марда идет. Как мимо проходила, я ее за юбку ухватил и
рядом сесть понудил. Марда в куст полезла охотно, а после почему-то  так
на меня поглядела, будто обманул ее кто. Будто не меня там увидеть  ожи-
дала.
   Я и говорю ей:
   - Марда! Как есть мы с тобой теперь родичи, хочу тебе имя  предложить
для сынка твоего.
   Марда удивилась, глаза раскрыла. Я ей  имя  сказал,  что  вымечталось
мне:
   - Вультрогота!
   Марда от хохота на меня повалилась. Вся затряслась.  Я  из-под  Марды
выбрался - и что в ней Гизульф нашел? Тяжелая, как мешок  с  камнями,  и
костлявая, одни локти да коленки. Рассердился, что так дерзко с  родичем
своим хихикает.
   - Не смей, - говорю, - Марда, хихикать!
   Она из кустов выбралась и так, со смехом, убежала. Дура.
   Я ей вслед крикнул:
   - Фанило!
   Это прозвище такое у Марды было - "Грязнулька".
   Сидел я, сидел - отдыхал для последующих трудов. И сморило меня.  За-
рылся я в гнездо, еще Двалой до меня свитое, и сам не заметил, как  зас-
нул сладко.
   Проснулся, когда солнце сместилось и в лицо стало бить сквозь листву.
Сел я в кустах, от сонной мути отряхнулся. На брод поглядел.
   И обомлел.
   К броду с того берега трое всадников спускалось. Двое с копьями,  на-
конечники издалека блестят. По правую руку от себя курган Аларихов оста-
вили. А с кургана никто в село не мчится предупреждать о  беде.  Видать,
заснул дозорный.
   Сердце у меня екнуло: чужаки!
   Бежать надо, предупреждать. Вскочил в кустах - ноги как ватные. Отле-
жал ноги, пока спал.
   Заковылял сперва, а потом, прыть обретя, помчался что было духу. Сра-
зу на поля побежал, потому что там все были. Бегу и кричу:
   - Чужаки, чужаки!
   И мнится мне топот копыт за спиной и  острие  копья,  вонзающегося  в
спину.
   Меня Хродомер остановил. Спросил строго, что, мол, блажу? Что за  чу-
жаки? Кого это я видел?
   Я сказал:
   - Трое на конях. Двое с копьями. Прямо к броду шли.
   Тут Хродомер на своих кричать стал, дедушка Рагнарис - на своих.  Че-
ловек десять вооруженных навстречу тем чужакам вышли. Я жалел, что  дяди
Агигульфа нет, что он все еще в роще засадничает. Уж дядя Агигульф  один
бы со всеми троими справился!.. А может, дядя Агигульф бьется  сейчас  с
полчищами чужаков. Только эти трое и прорвались, прочие  же  полегли.  И
Валамир, небось, пал. Валамир не такой герой, как дядя Агигульф. Валами-
ра и убить могут... Тогда мы Марду к себе возьмем... А дядьку-раба вала-
мирова хорошо бы не брать, не то они с дедушкой Рагнарисом на нас в один
голос ворчать начнут...
   Когда я спохватился от мыслей своих, то припустил за остальными - бе-
жали все с полей, чтобы чужаков в село не допустить. Успели. На  околице
вышли им навстречу, встали стеной.
   Чужаков не трое, а четверо оказалось - двое на одном коне ехали. Тот,
четвертый, мальчиком был, зим семь или восемь ему, по росту судя.
   Тот, что с мальцом на одном коне сидел, на землю  соскочил  и  вперед
вышел, чтобы с нашими говорить.
   И тут мы увидели, что это Ульф.
   Сильно изменился Ульф. Поджар всегда был, а стал тощий, будто  облез-
лый. Лицо серое, волосы серые, не то седые, не то пыльные. Когда с лоша-
ди слезал, за бок держался и морщился. Глядел мрачнее  обыкновенного.  И
всегда Ульф невеселым был, а тут будто с того света возвратился.
   Мальца с коня снял и Рагнарису передал. Это  Филимер  был,  несносный
сын моей сестры Хильдегунды. Я его  сразу  признал  и  невзлюбил  за  то
Ульфа, что Филимера притащил. Мало нам, что ли, Ахмы-дурачка, что в  до-
ме, смердя, помирал?
   Рагнарис Филимера принял и сразу на ноги его поставил, на руках  дер-
жать не стал. Сильно подрос Филимер, тяжелым стал. И глядит  зверенышем,
а прежде с любопытством глядел и без всякого страха.
   Ульф сказал, что беда большая случилась. И поговорить о том нужно ему
со всем селом, чтобы все знали. Дескать, тинг собрать надо.
   Дедушка Рагнарис отозвался, что где Ульф - там и беда, так что  удив-
ляться нечему. И добавил ехидно: понимает он, конечно, невдомек великому
воину Ульфу, из рабства вандальского бежавшему, что  у  достойных  людей
страда в разгаре. Все бы ему, великому воину, будущему скамару Ульфу, по
тингам глотку драть да в одной шайке с вандалами  бродяжничать.  Или  до
того поистаскался Ульф, что забыл - хлебушек-то с хрустящей корочкой  на
деревьях не растет, а в речках пиво не плещется. Все это трудом достига-
ется, напомнил Ульфу дедушка Рагнарис.
   Ульф только зыркнул злобно, но смолчал.
   Тогда дедушка Рагнарис на спутников ульфовых головой мотнул. Спросил:
мол, эти тоже с тобой?
   Ульф сказал дерзко:
   - Со мной!
   Дедушка Рагнарис проворчал:
   - Небось, такие же бедоносцы, как ты.
   На то Ульф сказал, что насчет бедоносцев не знает,  но  один  из  них
кузнец.
   Тем временем спутники ульфовы спешились и ближе подошли, коней в  по-
воду ведя.
   Который из двоих кузнец, я сразу понял. Лицо у него темное, с копотью
въевшейся, и руки такие, что вовек не отмоешь.  Оттого  и  волосы  снеж-
но-белыми казались, и густые, сросшиеся брови. Нос у того кузнеца с  ши-
рокими ноздрями, будто не то принюхивается, не то гневается. Грудь  боч-
кой, ноги кривые. На прокопченном лице диковатые глаза  посверкивают.  Я
сразу эти глаза запомнил, потому что они покрасневшие  были,  как  будто
кровь близко подступает.
   Впрочем, кузнеца из двоих угадать - семи пядей во лбу не  нужно  было
быть, потому что второй из спутников ульфовых девкой оказался.  Я  таких
прежде и не видывал.
   Дюжая девица ростом с воина, одетая как воин и вооруженная как  воин.
Сама белобрыса, глаза серые, холодные, рот  будто  мечом  прочеркнули  -
тонкий и прямой. На кой она такая Ульфу сдалась?
   У девицы на щеках углем руны начерчены. Потом уж я узнал - мстить она
хотела и о том богов оповещала. На одной щеке руна размазана.  Пот,  ви-
дать, отирала и не заметила, как знак порушила.
   Старейшины наши как спутников ульфовых разглядели, так аж зашипели от
злости. Хродомер Рагнарису учтиво молвил, чтобы сам разбирался с  гостя-
ми, которых сынок дорогой к нему в дом привел, а уже потом  к  остальным
на погляд вел, ежели жив еще останется. Не иначе,  как  долго  по  весям
шастал, пока таких вергов выискал. Небось, их ни одна стая скамарская не
брала, одному только Ульфу и пригодились. И вечно-то Ульф, как собака  в
репьях, отребьем себя обвешивает.
   Рагнарис хотел было Хродомеру возразить, уже и краской налился, и рот
раскрыл пошире, да Ульф опередил его. Никакой почтительности в Ульфе  не
осталось (и прежде-то немного ее было). Руку на рукоять меча положил,  а
Хродомеру собачий лай прекратить велел и выслушать, что ему,  Хродомеру,
опытные люди скажут.
   Что-то пережил Ульф такое, что и на Хродомера бы руку поднять не  по-
боялся.
   Слава об Ульфе и прежде такая ходила, что никто с ним драться  бы  не
захотел. И потому замолчали, дали Ульфу сказать.
   - Звать их Визимар и Арегунда, вандалы они. А дома у них нет.
   Рагнарис затрясся и глаза опасно сощурил - не любил вандалов. Тем бо-
лее - бездомных.
   Но Ульф опять упредил его, добавив:
   - Не сегодня-завтра и мы такими станем.
   Дед наконец дар речи обрел. Будто  запруду  прорвало,  когда  заревел
страшно и зычно:
   - Ничуть не сомневаюсь, коли такое вандалище да с такой вандалицей  к
нам под крышу привел. Они, глядишь, всю солому с крыши сжуют и  бревнами
закусят, тебя же, дурака, над собственным твоим очагом поджарят.
   Я, глядя на вандалов, был согласен с дедушкой. И все наши были с  ним
согласны. Дед продолжал:
   - Чего больше-то с собой не привел? Что поскупился,  мало  взял?  Все
племя бы ихнее вандальское, свирепое да лукавое, сюда тащил!  Никогда  в
тебе, Ульф, надлежащей рачительности не было...
   И тут до деда дошло, что без семьи Ульф домой  явился.  Ни  Гото,  ни
Вульфилы с ним не было. И спросил дед:
   - А твои-то где, жена да сын?
   И сказал Ульф тем же голосом:
   - Мертвы они.
   Дед только рот раскрыл, словами подавился.
   Тут отец мой Тарасмунд вмешался и сказал дедушке Рагнарису:
   - Пусть сперва поедят с дороги.

   Пока к дому шли, Гизульф мне потихоньку сказал, что я  в  кустах  до-
вольно долго спал. Марда передала нашим, что видела меня у  реки  и  что
сплю я без задних ног. Отец хотел было Гизульфа за мной  послать,  чтобы
разбудил и работать вел, но дедушка Рагнарис сказал: пусть спит. Мол,  и
вепрь не в одночасье матереет.
   Гизульф очень обижен был.

   Ульф как в дом вошел, сразу запах от Ахмы почуял и спросил, кто поми-
рает. Ему сказали, что Ахма-дурачок помирает.
   - От чего помирает? - спросил Ульф.
   Ему ответили, что по глупости на меч напоролся. Ульф спросил, кто  же
дурачку меч дал. Тарасмунд отвечал, что сам Ахма меч взял, когда пир го-
товить надумал, всю птицу перебил, собаку зарезал у тестя своего  -  все
гостей выкликал.
   Ульф насупился и сказал, что дурачок-то  правильно  гостей  выкликал.
Видать, боги его надоумили. А нас те же боги последнего ума лишили, коли
не услышали мы голоса их.
   Вандалы все помалкивали.
   Ильдихо как увидела девицу Арегунду, так плюнула в сердцах. И мать на
эту Арегунду с неодобрением поглядывала. Сестры же  мои,  Галесвинта  со
Сванхильдой, смехом давились.
   Арегунда сидела прямая, как будто  копье  проглотила,  в  одну  точку
смотрела перед собою. Кузнец камору оглядывал, брови хмурил.
   Как за трапезу сели, дедушка Филимера рядом с собой  посадил.  Сверху
на них дедушкины боги закопченные угрюмо смотрели.
   Все четверо - и Ульф, и вандалы, и Филимер-малец  -  ели  жадно,  как
псы, куски глотали.
   Когда трапезу окончили, Тарасмунд Ульфу сказал, чтобы показал  гостям
сеновал, где им спать лечь; самому же Ульфу наказал вернуться и все  нам
рассказать, что с ним случилось.
   Ульф так и поступил. Вандалы, как голод утолили, звероватости в обли-
ке немного утратили. Поблагодарили дедушку, Тарасмунда и Гизелу. И Ульфа
поблагодарили. И ушли за Ульфом на сеновал.
   Когда Ульф воротился, дедушка Рагнарис уже доволен гостями  был  -  я
так думаю, понравились ему эти вандалы, ибо видно было,  что  блюли  они
древнее благочиние. Свирепы были обликом и учтивы обхождением, а дедушке
такое нравится. Дедушка говорит, что в старые времена все такими были.
   Мы во двор пошли, потому что в доме от Ахмы сильно смердело и с  каж-
дым днем все сильнее, хотя мать и Ильдихо меняли ему  повязки  и  курили
травами в каморе.
   Уселись во дворе.
   Ульф, видать, решил рассказать все как было, со всеми  подробностями,
чтобы отвязались от него раз и навсегда. Я в оба уха слушал, потому  что
понимал: другой раз от Ульфа этого уже не услышишь.

   РАССКАЗ УЛЬФА

   Когда Ульф с женой своей Гото и сыном Вульфилой из бурга ушел,  он  в
наше село не пошел. Обиделся, что брат торговать его, Ульфа, приехал,  а
заодно и на позорище выставил перед всеми.
   На это отец наш Тарасмунд, как услышал, плечами пожал, но говорить не
стал ничего.
   И на Теодобада обиделся, продолжал Ульф (безразлично говорил, будто о
чужом), что за счет его, ульфовой, гордости щедрость свою  потешить  ре-
шил.
   Потому не в нашу сторону направился, а к вандалам, на юг. В тот день,
как прогнал его от себя Теодобад, несколько аланов из бурга  уходили,  и
Ульф с семьей к ним пристал, чтобы вместе идти. Так полпути с аланами  и
прошел.
   До вандалов добрался и у родича нашего Велемуда  остановился.  Рассу-
дил, что ничем у вандалов не хуже, да и вождь над ними стоящий,  Лиутар,
сын Эрзариха.
   А Велемуд, хоть и вздорный нрав имеет, по  крайней  мере,  бедоносцем
ругать его не будет. Да и сердце у Велемуда доброе, а сам отважен.
   Велемуд человек рачительный, хозяйство имел большое, рабов же не дер-
жал, ибо не любил чужие рты кормить, сам с женой управлялся. Хильдегунда
- здоровенная девица, Велемуд потому и женился на ней с такой  радостью,
что могла при случае и лошадь заменить.
   Однако тут с Хильдегундой неладное вышло. Родила она недавно девочку,
Аскило назвали, да только что-то у Хильдегунды не заладилось с этими ро-
дами. Больше лежала, чем по дому работала, все оправиться не могла.
   Оттого-то и принял Велемуд родичей своих с распростертыми  объятиями.
Все нарадоваться не мог, что даровые работники приехали. И тут же к  ра-
боте приставил - и Ульфа приставил, и Гото приставил, и  даже  Вульфилу,
невзирая на малолетство, приставил.
   И Филимер у него уже работал - хозяином рос.  Только  Хильдегунда  на
лавке лежала, да Аскило пищала с утра до ночи.
   У Велемуда еще два брата есть. Один в дружине у Лиутара, сына Эрзари-
ха, а второй в том же селе живет с женой и детьми, при отце их,  Вильзи-
се. Тразарих имя ему.
   Вильзис, говорил Ульф, еще более к древнему благочинию  склонен  был,
нежели наши дедушка Рагнарис и Хродомер. Что ни день, приходил к Велему-
ду в дом и все ругал, всех поучал, все-то ему, Вильзису,  было  не  так.
Совсем Хильдегунду заел. Велемуд же батюшке почтение великое выказывал.
   В первый раз как увидел Вильзис Ульфа, рявкнул (совсем как наш дедуш-
ка Рагнарис сегодня):
   - Это что за скамар приблудился?
   Велемуд смутился и уже рот раскрыл было, чтобы  объяснить  отцу,  кто
таков пришлец, но Ульф опередил его. Единственный глаз  свой  выкатил  и
заорал яростно:
   - Родич я твой, Ульф, сын Рагнариса - вот кто!
   (Дедушка Рагнарис головой покивал одобрительно: хорошо, мол, Ульф от-
ветил этому Вильзису.)
   Вильзис побагровел - аж волосы седые у него  розовые  сделались  -  и
крикнул, что готы ему не родичи.
   На то Ульф сказал:
   - Моя кровь в жилах твоего внука Филимера течет, а Филимер твою землю
унаследует.
   Вильзис сказал, чтобы Филимера не трогал и тут же Филимера  подозвал,
обхватил руками, ласкать и тискать начал. Филимер  же  отбивался,  ворча
недовольно, и под конец боднул деда в бок лобастой своей головой.
   Вильзис Ульфу буркнул, что гот, мол, что репей дурной: как  прицепит-
ся, так уж и не отцепится вовеки.
   Дедушка Рагнарис, как про то услышал,  так  заворчал  себе  под  нос.
Все-то, мол, вандалы у нас воруют, даже присловья.
   Ульф, продолжая глаз единственный таращить, шумно  фыркнул  и  сказал
Вильзису, отцу Велемуда, вандалу:
   - Про вандалов отец мой Рагнарис говорит, будто все  вы,  вандалы,  -
как коровья лепешка: вступишь и более ни о чем думки иметь не будешь.  И
сыну твоему Велемуду то многократно говаривал, когда  он  в  нашем  доме
хлеб ел.
   Вильзис сказал, что негоже хлебом попрекать, коли сам на чужие  хлеба
явился. И вышел, палкой стуча.
   Но с той поры люб ему стал Ульф.
   Потом уж Вильзис признавался Ульфу, что сперва за алана его принял  -
больно, мол, рожа у тебя, друг дорогой, свирепая.
   Полюбил же он его еще за то, что Ульф работящим был. Жена же его, Го-
то, всегда тише воды была, ниже  травы,  а  по  хозяйству  вдвое  больше
Хильдегунды успевала.
   Так и прижились у вандалов.
   Дедушка Рагнарис тут рассказ перебил и заметил с одобрением, что, ви-
дать, этот Вильзис и вправду древлего  благочестия  ревнует.  Правильный
вандал, какими и славилось племя их в былые времена, покуда не измельча-
ли. Неуступчивы были, молчаливы да люты.
   И пожалел дедушка, что в молодые годы не встретился с этим  Вильзисом
в честном бою. Да и в старости не отказался бы знакомство с  таким  пра-
вильным вандалом свести. Поучил бы, как своих детей  воспитывать.  А  то
этот Велемуд... Тут дедушка на землю плюнул.
   Ульф при имени Велемуда только странно глянул на дедушку и  продолжал
рассказывать.
   Велемуд родичем своим хвастал неудержимо. Приехал,  мол,  родич  мой,
гот родом, калека - в битве глаз потерял, свирепый - спасу  нет.  Будить
опасно, ибо спросонок убить может, если сон про битву снится. Голой  ру-
кой убить может. И в том роду все такие. А он, Велемуд, у них  гостевал.
Жену из ихнего рода взял, чтобы сынов свирепых народить.
   Вандалы, кто Хильдегунду хорошо знал, посмеивались, но Ульфа действи-
тельно уважали.
   Велемуд, ни в чем границ не зная, советы давать всем стал,  как  жить
по-готски. Мол, видел у готов в селе немало доброго, что и вандалу пере-
нять не зазорно. А прежде про то молчал, потому что не поверили бы  ван-
далы, готов близко не зная. Теперь же, как  поселился  здесь  родич  его
Ульф, все могут видеть, каков готский обычай, и похвалить его.
   Ибо знает он, Велемуд, с кем родниться. Так-то вот.
   Речи эти Вильзис пресек. А как пресек -  то  Ульфу  неведомо.  Только
враз замолчал Велемуд.
   А тут и жатва подоспела.
   Вандалы на полдень от нас сидят, у них немного раньше жатва начинает-
ся, чем у нас.
   Зимовать у Велемуда остались Ульф и семья его.
   В середине зимы Лиутар, сын Эрзариха, в село вандальское сам с  малой
дружиной пожаловал. Видно было, что недавно в битве побывали. Сказал Ли-
утар, что чужаки какие-то в округе появились. Пожгли два села на полдень
от бурга, после к бургу подступились. И осадили бург.
   Многочисленны чужаки, людей не считают. Щедро человеческие жизни тра-
тят - и свои, и врагов своих, ибо рабов вовсе не берут. Видно по  всему,
что народ этот прежде на земле сидел и что согнали этот  народ  с  земли
его. Теперь новую землю себе ищет, чтобы сесть. Потому и дерется так от-
чаянно, что терять нечего.
   Бург от тех чужаков отстоять сумел Лиутар с дружиной, но цену  запла-
тили за то немалую. И имена погибших Лиутар назвал. В том  числе  и  сын
Вильзиса младший был, тот, что в бурге в дружине жил.
   Сказал Лиутар старейшинам того вандальского села:
   - Многих детей ваших я погубил и пришел еще просить, чтобы погубить и
их. Оттого хожу по селам вандальским, что воины мне потребны.  Ибо  хоть
нападение отбили, но не извели то племя чужое. Много врагов.
   Понравилась эта свирепая и честная речь  вандальским  старейшинам.  И
воинам понравилась.  Стали  вызываться  в  дружину  лиутарову.  От  рода
Вильзиса Ульф вызвался, потому что принял его Вильзис.
   Ульф Лиутару сразу глянулся, взял его к себе охотно.
   И ушел Ульф с Лиутаром в бург.
   Чем дальше, тем больше доверял ему Лиутар. Дал Ульфу десять дружинни-
ков, чтобы ходили от села к селу, чужаков высматривали.
   В разъездах да мелких стычках (были две или три,  но  небольшие)  вся
зима прошла. Чужаков видели лишь малые отряды, да и то далеко на полдень
от бурга. Основная часть племени как в воду канула. Ходила молва, что на
закат солнца племя то пошло. К весне, как снег таять начал, и вовсе  чу-
жаки исчезли.
   Тут-то и послал Лиутар Велемуда в бург к Теодобаду - потолковать. Ибо
как только чужаки расточились, задумал Лиутар жирного Огана-Солевара по-
щипать. Сперва к Ульфу Лиутар с распросами подступал:  как,  мол  думает
Ульф - пойдет ли Теодобад по осени на Огана-гепида? Ульф же отвечал, что
о том надо самого Теодобада спрашивать. Давно не был Ульф в готском бур-
ге, не знает, какие мысли сейчас у Теодобада.
   Хотел было Лиутар Ульфа к Теодобаду послать, да Ульф  отказался.  Тем
отговорился, что обида пролегла между ним, Ульфом, и  Теодобадом,  сыном
Алариха. Присоветовал Лиутару Велемуда послать.
   Лиутар так и поступил, о чем нам всем хорошо известно от самого Веле-
муда. Велемуд потом многословно рассказывал, как у родичей  своих  готов
гостевал. Как оленя могучего взял, хвалился.  Родичами  своими  хвастал.
Для каждого доброе слово нашел. Так всех расписал, что Ульф едва узнавал
своих близких.
   Поведал Велемуд, как хотели доблестного  Агигульфа  на  придурковатой
Фрумо женить. Ужасались вандалы свирепости готских нравов, добавил Ульф,
усмехаясь.
   Ульф как раз возвратился к Вильзису, когда Велемуд от Теодобада прие-
хал. Ульф ради новостей приехал. А после обратно в бург отправился.  Ве-
лемуду же обещал, что к жатве вернется. И своим обещал.
   Однако вернуться к жатве не удалось. Как из-под земли снова появились
те чужаки и наводнили все окрестности. То тут, то там их видели. И спра-
ва, и слева от бурга появлялись. Лиутар никого щадить не велел; ну и  не
щадили.
   Ульф Лиутару говорил (и Лиутар был с ним согласен), что все эти отря-
ды, с которыми сражаются вандалы, - лишь небольшая часть  того  чужакова
племени. Узнать бы, где ядро племени, где скарб, где скот, где женщины и
дети, - вот куда бы ударить всей силой. Корни бы их вырвать, а не  ветки
одну за другой обрубать.
   Ибо пока ядро племени живо, не будет покоя.
   Повадку чужаков уже хорошо изучил Ульф. Наскочат, село сожгут,  жите-
лей перебьют и исчезнут. Будто новь под пашню корчуют. Вытесняли  ванда-
лов с этой земли.
   В стычках заметно было, что вандальская дружина сильнее пришлых - ви-
дать, отощали чужаки на подножном корму.
   Время жатвы подступило. Пора было Ульфу назад, к Велемуду,  ехать.  А
тут как назло объявился большой отряд тех чужаков.  Возле  самого  бурга
объявился и все силы на себя стянул. Не поспел Ульф к жатве.
   Отряд тот в конце концов в ловушку заманили и истребили до последнего
человека. Но и Лиутар потерял немало дружинников.
   Ульф к Велемуду рвется. Лиутар его отпускать не хочет -  каждый  воин
на счету, а таких, как Ульф, и вовсе мало. Под началом Ульфа к тому вре-
мени уже две дюжины воинов ходило.
   Все чаще обращался мыслями Лиутар к Теодобаду, готскому военному вож-
дю. Когда Велемуд к Теодобаду ездил по весне, казалось - все, ушли чужа-
ки. Сгинули. Ныне же вновь появились - и многочисленней, злей  прежнего.
Может так статься, с готами объединяться придется,  чтобы  чужаков  одо-
леть. Или с гепидами. Но с Оганом-Солеваром остерегался Лиутар  на  союз
идти. Сожрет Оган и не подавится.
   Конечно, проще всего было бы с аланами чужаков изгнать.  Давний  союз
был у вандалов с аланами. Надежный. У Лиутара жена аланка. Но аланы  от-
кочевали куда-то. Где они теперь? Ищи ветра в поле.
   Так что лучше Теодобада сейчас никого Лиутару не найти.
   Так рассуждал Лиутар, сын Эрзариха:  вандалам  с  чужаками  не  спра-
виться. Если и одолеет он, Лиутар, чужаков, то очень большой  кровью,  а
этого Лиутар не хотел. Изрушит народ такая победа и не восстановится на-
род, расточится. А на Теодобада чужаки насядут - изведут Теодобада. Ста-
ло быть, и Теодобада такая же дума гложет. Если, конечно, дошла  уже  до
Теодобада недобрая весть о чужаках.
   А если не дошла - донести нужно. Посланец же таков должен быть, чтобы
вера ему была от Теодобада полная. Не Велемуд, который ловок красные ре-
чи говорить и острые углы закруглять. Зол и яростен должен быть вестник,
сам дыханием битв с чужаками опаленный. Не  по  наслышке  о  тех  битвах
знать должен.
   Нет у Лиутара  среди  всех  дружинников  его  лучшего  посланца,  чем
Ульф-гот. Знал Лиутар и  то,  что  в  почете  у  Теодобада  род  ульфов.
Родством же ульфов род со славным вандальским родом Вильзиса связан.
   Так рассуждал Лиутар, сын Эрзариха, вождь.
   А с чужаками расправимся, продолжал Лиутар, - там и до  гепидов  дело
дойдет. Вдвоем с Теодобадом раздавим надменного Огана-Солевара.
   И к Ульфу с тем подступился. Поезжай, мол, Ульф к  Теодобаду,  старые
обиды забудь.
   А Ульф на своем стоит: хочу в село съездить, своих повидать  -  брата
своего Велемуда, сына Вульфилу, жену свою Гото. Так объяснил, что сердце
у него не на месте и сны дурные снятся.
   А сны и вправду дурные снились. Снилось Ульфу, будто он - как Атаульф
нынче (то есть, как я), лет десяти или двенадцати.  Будто  потерял  отец
его Рагнарис нож с красивой костяной рукояткой. Потерял и на Ульфа поду-
мал - что Ульф этот нож взял.
   А Ульф ножа не брал и отрекался от обвинения. Но Рагнарис  и  слушать
не стал, изругал и высек.
   Ульф обиделся на отца своего, ушел далеко из села, в дубовую рощу,  и
там всю ночь просидел. Страшно в роще было, ветер в дубах  разговаривал,
вепри под землей копошились, кто-то звал Ульфа на разные голоса.
   Наутро возвратился Ульф домой. Рагнарис к тому времени пропажу нашел,
но Ульфу ни слова не сказал.
   Седмицу целую потом с Ульфом не разговаривал.
   Когда Ульф про это рассказывал, дедушка Рагнарис нахмурился и сказал,
что не помнит такого случая.
   От этого сна тревога вошла в сердце Ульфа.
   И рассказал он о печали своей Лиутару, сыну Эрзариха. Все, как  есть,
ему поведал: и про отца своего, и про брата старшего Тарасмунда,  и  про
Теодобада. И о том, как ушел от Теодобада и от Тарасмунда.
   А Лиутар Ульфу свои печали излил. И про чужаков, и  про  вандалов,  и
про Теодобада-гота, и про Огана-Солевара. Помощи ульфовой просил.
   Переступил через себя Ульф и согласился к Теодобаду посланцем от ван-
далов ехать. Но прежде в село вандальское, к Велемуду, поехал.

   Поехал, да только села не нашел.
   Не было больше села.
   Где прежде жили, там одно пепелище.
   Ульф много повидал, потому сразу всех хоронить не стал  -  знал,  что
кто-нибудь да спасся. Закрыл сердце на засов и искать отправился.
   У здешних вандалов обычай был - возле сел потайные места  устраивать.
Велемуд Ульфу кое-какие из этих мест показал,какие сам знал. Говорил Ве-
лемуд: ежели что стрясется, там хоронись с женой  и  ребятишками.  Мест-
ность же возле вандальского села более лесистая, чем у нас, - есть,  где
спрятаться.
   В одном из убежищ и обнаружил Ульф несколько  человек.  Ни  Гото,  ни
Вульфилы, ни Хильдегунды с младенцем, ни Велемуда, ни Вильзиса среди тех
не было. Филимер только был. Тот как Ульфа завидел, так с криком к  нему
побежал.
   Кузнец был - Визимар, девушка эта - Арегунда. И еще несколько, мужчи-
ны и женщины, одна с ребенком. Всего же набралось не более десяти.
   Визимар у них за предводителя был. Визимар Ульфа  хорошо  знал.  Знал
он, что Ульф у Лиутара десятник, и потому начальствовать ему передал.
   Визимар Ульфу сказал, что родни его никого не осталось - всех переби-
ли, кроме ульфова племянника, Филимера.
   Ульф спросил, искали ли в других убежищах. Потому что знал - не  одно
здесь убежище было. Но Ульфу сказали, что искали везде и никого в  живых
нет.
   Но и тогда Ульф не захотел верить. И спросил, видел ли кто,  как  по-
гибли его родичи.
   Та девушка Арегунда сказала, что своими глазами все  видела,  ибо  по
соседству жила.

   Ульф нам сказал, что завтра Арегунда сама обо всем поведает, если нам
слушать охота. Его же, Ульфа, при том не было. Не в ульфовом обычае бре-
хать про то, чего не видел.

   Когда Арегунда Ульфу все рассказала, он больше о родне своей говорить
не стал, а вместо того с Визимаром-кузнецом обсуждать начал,  как  лучше
до бурга лиутарова добраться. Решено было село сожженное обойти и, дале-
ко на закат забрав, через край земель гепидов Огана пройти.
   На том и порешили.
   Как решили, так и пошли. Когда уже недалеко от бурга были, в  полудне
перехода, увидели, что чужаки повсюду. Разлились, как вешние воды.
   Там спор у беглецов вышел: часть оставшихся хотела к бургу дальше ид-
ти; другие, в том числе и Ульф с Визимаром, удерживали их. Коли на  пол-
ночь от бурга чужаки кишат, то что под самым бургом делается?
   Однако не хотели слушать Визимара с Ульфом. Ему, Ульфу, еще и  пеняли
- мол, не тебе, готу, нам указывать, как на нашей земле себя вести.
   И разделились беглецы. Большая часть  к  бургу  пошла.  И  женщины  с
детьми, какие были, тоже к бургу пошли, только Арегунда осталась.
   На Арегунду в их селе как на дурную смотрели - виданое ли дело, чтобы
девка с мужиками равнялась!
   А Визимар-кузнец с Ульфом и Арегунда к бургу не пошли.  Ульф  недаром
всю зиму с этими чужаками воевал. Он-то и предложил на полночь  идти,  к
Теодобаду. Спутникам своим, какие Ульфа послушались, сказал: в мое  село
пойдем, там жить будем. И добавил, что слово заветное у  него  есть  для
готских старейшин.

   Дедушка Рагнарис тут спросил недоверчиво, какую еще хитрость Ульф из-
мыслил и что за слово такое заветное. На то Ульф ответил:
   - Что кузнеца в село привел и что Визимаром кузнеца того зовут.

   Визимар Ульфу не поверил. Все говорил, что к гепидам надо бы идти. Но
Ульф сказал, что у гепидов все будем как скамары безродные, а в  готском
селе он, Ульф, за прочих поручиться может.
   И пошли втроем; мальца же Филимера с собой взяли, ибо  иной  родни  у
Филимера не осталось.
   Трудно шли. Несколько раз в стычке побывали. В последней Ульфа стрела
достала - лучники у чужаков хорошие, не в пример нашим. Хорошо еще,  что
только по ребрам чиркнула. Больно, хотя не опасно. Не повезло.
   Тут дедушка хмыкнул. Когда такое было, чтобы везло Ульфу! И то  диво,
что вообще дошли.
   Ульф первым делом в бург, к Теодобаду явился. Через обиду свою перес-
тупил и Теодобаду не дал старое поминать. Сразу о том заговорил, как се-
ло вандальское спалили. Про Лиутара рассказал, про то, как зиму провели.
Не утаил и того, о чем думал: наверняка пал уже бург лиутаров, так что с
полудня никто сейчас Теодобада от чужаков не прикрывает.
   Про чужаков рассказал все, что знал. Каковы в бою, какие  хитрости  в
обыкновении имеют.
   Выслушал его Теодобад, дружину созвал. Дружинники как Ульфа  увидели,
да еще с такими спутниками - с кузнецом-вандалом, с девкой бесноватой  и
с мальцом, который от Ульфа ни на шаг  не  отходил,  -  смеяться  стали,
пальцами показывать.
   Теодобад рявкнул на них, замолчать велел и слушать, что Ульф  скажет.
И попросил Ульфа еще раз все то повторить, что только что ему говорил.
   Ульф повторил.
   Дружинники задумались. Вопросы Ульфу задавать стали. Отвечали попере-
менно то Ульф, то Визимар-кузнец.
   Говорили о том, что старейшин из разных сел в бурге собрать нужно  на
большой тинг. Дозоры выслать на полдень надо. Чужаков  понять  пытались,
думали, как они себя поведут. И так, и так прикидывали - всяко плохо по-
лучается. Неладно еще, что чужаки иного языка, поди догадайся, как у них
мысли текут.
   Земли вандальские они к осени захватили; от урожая зиму  прокормиться
могут. На то и расчет шел. Может быть, эту зиму в бурге лиутаровом  про-
ведут, а на готские земли пока не сунутся. Холода на носу.
   Другие дружинники возражали. А может быть, и дальше пойдут,  на  зиму
глядя. Тыл у них сильный.
   И снова повторялось между дружинниками то, что не раз уже слышал Ульф
от вандалов в бурге. Найти бы ядро племени, отыскать бы, где у них  бабы
с ребятишками остались, туда бы удар нанести и чужаков под корень извес-
ти.
   Сквозняком на Теодобада с полудня потянуло. Прежде-то там вандалы си-
дели. Хоть и не было большой любви между готами и вандалами,  а  все  же
спокойнее было, имея их по соседству. Теперь же с полудня  неведомо  кто
подбирался.
   Тревога глодала и вождя, и дружину его. Те чужаки  прежде  где-то  на
полночь да на восход сидели - от вандалов это Ульф узнал. Там  горы  тя-
нутся. За хребтом, в предгорьях-то, племя это и обреталось. По всему ви-
дать, большое племя было, если даже сейчас столь много их осталось.
   И совсем уж нехорошие мысли в голову лезли.
   Какую же силищу надо было иметь тем, кто это племя  с  земли  согнал!
Стало быть, не только на полудне зараза завелась; далеко на полуночи еще
более сильный враг закопошился. Неведомый враг. Коли тех чужаков согнал,
так и сюда прийти может.
   Ульф сказал Теодобаду, что все не идет у него из памяти  тот  случай,
когда пошли в поход и река им путь перегородила, а  по  реке  той  трупы
плыли от неведомой битвы, бывшей где-то далеко выше по течению.
   И совсем мрачен сделался Теодобад, ибо и его это воспоминание точило.
   И сказал Теодобад - прав Ульф, тинг большой собирать нужно,  обиды  и
распри позабыв.
   С тем Ульф в родное село свое и отбыл и завтра с Хродомером  говорить
намерен. А Теодобаду он обещал, что после снова в бург явится.

   Все это Ульф рассказал дедушке Рагнарису  и  отцу  моему  Тарасмунду,
будто из мешка вывалил - думайте. И сказал, что спать пойдет, потому что
устал очень, две седмицы почитай с коня не сходил.

   Тут на двор дядя Агигульф явился. Нехотя шел, нога за ногу. На  жатву
как на муку шел. А как ко двору подошел, увидел чужих коней. Встрепенул-
ся дядя Агигульф.
   От дяди Агигульфа пивом вкусно пахло.
   Дедушка Рагнарис проворчал:
   - Приперлось чадо...
   А Ульф на брата меньшого с неприязнью поглядел, будто на чужого.
   Ульф никогда красотой не отличался, а рядом с дядей Агигульфом совсем
заморенным выглядел. Поздоровались братья.  Ульф  на  брата  глядел,  не
вставая, снизу вверх, и молчал. Я первый раз видел, чтобы дядя  Агигульф
так смущался.
   В бороде поскреб, проворчал что-то. На Марду-замарашку всю вину  сва-
лить попытался за то, что так долго на зов родительский  шел.  Нерадивая
девка, медленно плелась. Небось, цветочки собирала. Совсем распустил Ва-
ламир рабыню свою. А уж он-то, Агигульф, как заслышал, что тятенька  зо-
вет, так сразу со всех ног припустил было, быстрее стрелы полетел.
   Да вдруг померещилось ему, будто чужак за  дубами  мелькнул.  Хорошо,
отбежать далеко не успел. Валамиру знак тайный воинский подал, мол, туда
крадись. С обеих сторон супостата обойдем!
   Полдня на брюхе по роще с Валамиром ползали, таились  да  подкрадыва-
лись...
   В общем, померещилось.
   А тут такая радость - Ульф, братец старший, вернулся.
   Спросил неудачного, неужто из похода удачного Ульф  возвратился,  что
трех коней привел?
   Говорит дядя Агигульф, как поет, складно, слово за слово цепляет, ос-
тановиться боится, а сам пританцовывает да на деда  глазом  косит:  как,
сильно сердится тятенька?
   Дедушка Рагнарис велел дяде Агигульфу заткнуться. Добавил, что  прек-
расную вандалку привел к нам в дом Ульф - как раз такую,  о  какой  дядя
Агигульф грезил.
   Дядя Агигульф жадно спросил, где же, где та прекрасная вандалка.
   Дедушка Рагнарис ответил, что спит она на сеновале. Добавил,  ядовито
хмыкнув, что с кузнецом спит и с дитем. И не позволив дяде Агигульфу ни-
чего более добавить, заревел страшно, что  на  рассвете  сам  его,  Аги-
гульфа, на поле погонит и всю жатву с него, Агигульфа, не слезет.
   И о замарашке забыть пора. Породнилась с нами  замарашка-то...  Через
Гизульфа породнилась, кажется.
   Дядя Агигульф пробормотал, что Марда - валамирова рабыня, будто этого
кто-то еще не знал, а после, головой ошеломленно крутя, на  сеновал  су-
нулся - посмотреть. Вылез в полном изумлении. И спросил: а кузнец  -  он
что, тоже с нами породнился?
   Дедушка сказал, что Агигульф сейчас с палкой его породнится, если рот
не закроет.
   Тут Ульф тяжко поднялся и сказал, что спать он пойдет.
   Дедушка разом перестал с Агигульфом ругаться и совсем другим  голосом
Ульфу сказал, что сам завтра с Хродомером поговорит. А он,  Ульф,  пусть
спит, сколько душе угодно. Когда еще выспится.
   Ульф сказал: "Вот и хорошо" и ушел на сеновал к своим вандалам.

   Вечером, как Ульф ушел, дядя Агигульф нас с Гизульфом поймал  и  стал
выспрашивать: что с Ульфом-то на этот раз приключилось? Мы с братом дол-
го дядю Агигульфа мучили. За все разом отомстили: и за  царь-лягушку,  и
за меч-призрак. А после все как есть рассказали.
   Дядя Агигульф смеяться перестал  и  нахмурился.  Сказал,  что  завтра
вставать спозаранку, и ушел спать.

   Утром, едва только свет забрезжил, все мы проснулись от крика. Кричал
дедушка Рагнарис. В этом ничего удивительного не было, разве что  непри-
вычно громко кричал он - во всяком случае, громче обычного. Но  вот  что
поразительно было: кричал и Ульф. И так орал, что дедушку  перекрикивал.
На каждое дедушкино слово десять своих выпаливал.
   Кричали они на дворе.
   Ночью Ульф плохо спал - видать, разбередил себя воспоминаниями. А мо-
жет, по иной какой причине. Встал еще затемно и на двор вышел,  думал  о
чем-то. Дедушка Рагнарис тоже почти глаз не сомкнул, так встревожили его
вести, принесенные Ульфом и вандалами. Как заметил, что Ульф из дома вы-
шел, так и следом выбрался.
   Видно, хотел наедине расспросить его обо всем. О  чем  они  говорили,
неведомо, а только переругались почти сразу - и в крик.
   Тут уж мы все проснулись. Да и как не проснуться, когда  такие  голо-
систые петухи на все село горланят.
   Ульф орал (и лицо у него подергивалось), что пока Рагнарис с Хродоме-
ром гордость свою тешили и друг перед другом хвосты распускали,  сколько
лет впустую потеряли. Он, Ульф, еще мальчишкой был, когда понимать начал
- давно пора насыпь возводить и тын ставить.
   Дедушка же кричал, что Ульф что мальчишкой, что нынче - одно только и
понимает, как без портков из собственного дома сигать и то в плену, то в
рабстве околачиваться. Больно много пользы роду нашему от  доблести  та-
кой.
   Ульф же оскорбления к сердце не подпускал, ибо совсем об ином  думал.
Подворье хродомерово укреплять нужно, ибо самое большое оно в селе, сто-
ит на возвышенном месте. И колодезь там есть. Вот что нужно делать, а не
старые обиды ворошить, будто прошлогоднюю солому.
   Дед вопил неистово, бородой тряся: не пойти ли, мол, прямо  сейчас  к
Хродомеру, подворье ему укреплять, а заодно и  по  хозяйству  пособлять?
Может, сынок мой Ульф, коли ты такой рачительный, отца своего  отправишь
Хродомеру задницу лопухом после большой нужды вытирать? Так и скажи. Или
для себя эту работу бережешь? Берись! Дело прямо по тебе. Все  равно  на
другое не способен... А так, глядишь, быть тебе правой рукой  Хродомера.
Той, что он у себя в заднице ковыряет, когда задумается.
   И дыхание переведя, Ульфа нападением с неожиданной стороны изумил:
   - Думаешь, не догадываюсь, какие козни строишь? Думаешь, отец не про-
ведает, с какой думкой в родное  село  воротился?  Думаешь,  стар,  мол,
отец, глуп, из ума выжил? Обведу-ка я его, дурака, вокруг пальца!
   Ульф так поразился, что ни слова не сказал. Самому, видать, любопытно
стало: какая такая тайная думка, помимо той, что отец из ума выжил?
   А дедушка Рагнарис надрывался, от натуги приседая:
   - Неужто я не вижу! Истаскался ты, побродяжил, в походах  притомился,
ныне отяжелел, на землю сесть решил. Сесть-то решил, а совести-то  нету.
Тасканьями совести не наживешь, ту, что была - и ту  всю  растрясешь  по
чужим-то людям. Пришел в родимое село, а отец-то старый,  за  благочиние
держится. Ты уж и слово это, поди, забыл. А отец - держится! Держится! -
с торжеством повторил дедушка Рагнарис.
   Ульф молчал.
   А дедушка продолжал, все больше разъяряясь:
   - Да, отец твой Рагнарис из ума выжил. Но не до конца  выжил.  Не  до
конца! И за благочиние - обеими руками, обеими руками держится! И зубами
держится! А тебе, бессовестному, благочиние - как кол  в  задницу!  Тебе
при благочинии на земле вольготно не раскинуться! Тебе  такого  тестюшку
подавай, у которого о благочинии и думать забыли! А еще лучше - чтоб  из
ума выжил, не так, как отец, - а полностью. Тут ты угадал, Ульф. Тут  ты
попал, куда метил. Правильно целил, правильно попал. Молодец, Ульф.  Мо-
лодец!
   Ульф аж рот раскрыл. Любопытство глодало его так,  что  он  обижаться
забыл. Слушал, млел от ожидания - что такого дед Рагнарис измыслил?
   - Вижу, на кого глаз положил. Вижу, кого  прибрать  хочешь.  Брустьо,
грудастая бесстыдница, титьками долгими тебя захомутала! Хродомер нароч-
но ее к тебе подсылает. Он-то полностью из ума выжил, а о благочинии ес-
ли и ведал что когда-то, так давно  все  перезабыл.  В  колодце  утопил.
Тьфу!
   При мысли о колодце дед затрясся и плюнул несколько раз. Ульф онемел.
А дедушка продолжал наседать, наскакивая на Ульфа по-петушиному:
   - Да, да! Не вороти нос-то! Знаю, что на уме у тебя, бесстыжего!  Хо-
чешь Брустьо взять в жены, Хродомеру зятьком сделаться!  Небось,  второй
колодец у него на подворье выкопаете, глубже первого. Ну, иди, сватайся,
Хродомер только того и ждет.
   Ульф наконец опомнился и опять о своем заговорил. Лицо свое к  отцову
лицу приблизил, едва носом его в нос не клюнул, и заорал:
   - Нужен тын селу, говори?
   Рагнарис лица не отводя, в ответ рявкнул:
   - Нужен!
   - Тридцать зим уже с Хродомером вы спорите, где тын ставить! - кричал
Ульф. - Толку-то!.. Пока спорите, глядишь, чужаки свой тын тут поставят,
а сверху ваши с Хродомером головы насадят! То-то раздолье вам будет  меж
собою лаяться! Никто, кроме воронья, мешать не будет.  Разве  что  чужак
какой помочиться подойдет.
   Дедушка Рагнарис заревел, как бык:
   - На Алариховом кургане - вот где тын надо  ставить!  Посередь  холма
тыном обнести и насыпью, насыпью!..
   - На кургане только и хорошо, что пивом до самых глаз  наливаться!  -
закричал Ульф. - Что, когда осаду пережидать будешь, Ильдихо станет тебе
пиво туда таскать?
   - А колодец! Колодец вырыть! - надрывался дед. - Я говорил Хродомеру,
что колодец там вырыть надо!
   - Где колодец-то рыть? На кургане?
   - А хотя бы и на кургане!
   - Покойного Алариха поить?
   - А хотя бы и Алариха, - начал было дед, но осекся.
   Ульф спросил, уже поспокойнее:
   - Зачем на кургане колодец рыть, коли есть уже колодец на  хродомеро-
вом подворье?
   - У Хродомера вода в колодце всем известно,  какая!  Отчего  Хродомер
такой хилый, того и гляди помрет? Все оттого, что воду дурную пьет, а  к
реке ходить ленится. Весь уж на понос с той воды изошел. И бабы  у  него
такие же. Ступить негде, везде дерьмо!
   - А на кургане ты колодец сквозь Алариха копать будешь?
   - Ты меня не учи, сопляк! Я знаю, как копать!
   И руку занес, чтобы Ульфа по лицу ударить. Ульф руку отцову  перехва-
тил.
   - Ты в священную ярость-то не впадай! - зашипел он сквозь зубы. - Од-
ной священной ярости мало, чтоб колодец выкопать.
   - Мы с Хродомером когда село ставили, - запальчиво крикнул дед и руку
свою высвободил, - нам одной священной ярости хватило. И дома поставили,
и урожай собрали. И все милостью Вотана.
   - Как же, - насмешливо сказал Ульф. - В ярость впал и  амбарчик  раз-
нес.
   - Ты больше слушай брехню хродомерову. Он тебе еще не  то  скажет.  А
что от воды той колодезной у Хродомера то понос, то запор, так это в се-
ле всем известно. Был я у Хродомера, поднесли мне бабы той воды - седми-
цу после того прогадиться не мог, все живот вздувался. Оттого у Хродоме-
ра, коли уж доведется губы омочить, так только пиво принимаю.
   - Да ты куда ни придешь, везде пиво принимаешь. От всего остального у
тебя живот вздувается.
   - Зато у тебя живот впалый, бродишь, как пес, никуда прибиться не мо-
жешь. Даже вандалы село свое пожгли, только чтоб от тебя избавиться!
   - А от тебя и село сожжешь - не избавишься! Все будешь ходить с  раз-
дутым животом, ветрами громыхать, пива искать!
   Слушали мы, как дедушка Рагнарис с Ульфом бранится. Взаимная их злоба
ушла, и бранились они, точно пели. И не знал я прежде, что дядя Ульф так
искусно слово к слову вяжет в поединке бранном, что обычаем нам от дедов
заповедан.
   И захохотал дедушка Рагнарис, Ульфа по плечу  хлопнул  и  сказал:  не
стоит все-таки большой надежды на хродомерово  подворье  возлагать.  Ибо
памятно Рагнарису, как Хродомер колодец свой хваленый копал.
   И в который раз поведал, как решился Хродомер умнее всех в селе быть.
Стал колодец рыть у себя на подворье. Место сам выбрал - оно и видно  по
всему. Ведомо ведь, что была некогда в этих краях великая битва и  много
полегло здесь воинов неведомого языка. И зарыли их в землю. Ибо те наро-
ды меж собою бились, у которых в обычае мертвых закапывать в землю, а не
предавать огню. На озере вон деревня свайная от них осталась.
   Так вот, Хродомер прямехонько до них и докопался. До самых никудышных
вражеских воинов докопался - герои в другом месте зарыты были.
   Пока Хродомер в яме сидел, колодец копал, любо-дорого поглядеть было.
Точно пес в лисью нору зарывался. Дедушка Рагнарис целыми  днями  на  то
любовался, как летели из ямы черепа да кости вмеремешку с комьями  земли
и ржавыми да сломанными наконечниками. А родня хродомерова вокруг  ходи-
ла, в дерьме этом рылась, квохча, и наконечники эти подбирала  -  воору-
жался, значит, род. Наконечники стрел Хродомер  потом  к  палкам  кривым
приделывал - рогатины мастерил. И с этими рогатинами на кур  да  петухов
один на один без страха хаживал. Великий воин Хродомер!
   Ну так вот, рылся, стало быть, у себя на подворье Хродомер,  рылся  и
не заметил, как на два человеческих роста в сторону  Хеля  углубился.  А
тут дождь пошел. Но не удостоил дождя Хродомер вниманием. А  подворье-то
у него над глинистым косогором стоит. И ничего там не растет, кроме  ло-
пухов. Лопухи Хродомер ценит, ибо подтирается ими.
   Наконец мокро стало Хродомеру в колодце. Сперва-то  обрадовался,  ре-
шил, что до воды докопался. Не вдруг сообразил, что сверху  льет,  а  не
снизу. Стал из колодца выбираться, да не смог. Зятя звать стал  -  тогда
еще жив был, после от чумы помер. Дурковатый такой был, так что не  осо-
бенно жалко. Детей оставил и ладно.
   Прибежал зять на крики хродомеровы, по сторонам озираться стал и  рот
разинул от удивления. Хродомер вопит где-то близко, а где -  не  видать.
Потом сообразил, что под землю ушел родич его. Стал он Хродомера из  ко-
лодца вызволять. Бросил веревку. Тянул-тянул. Хлипковат был и в  колодец
прямо на голову Хродомеру сверзился.
   Пока дождь был, дедушка Рагнарис ушел с подворья. А как дождь  перес-
тал, вернулся поглядеть - какую еще потеху ему Хродомер устроит. Уселся,
как заведено уже было, на добрую колоду.  Колоду  он  нарочно  приволок,
чтобы удобнее смотреть было. У Хродомера-то и колоды доброй  не  сыщешь,
все гнилое.
   Вдруг слышит - из-под земли брань раздается. Подошел поглядеть и  ви-
дит: дерутся в яме Хродомер с зятем его. Подумал сперва, что  кость  ка-
кую-нибудь особо драгоценную откопал Хродомер и с  родичем  делиться  не
хочет.
   Тут Хродомер дедушку Рагнариса заметил и о  помощи  воззвал.  Дедушка
Рагнарис-то и вызволил Хродомера. Хродомер же его за это даже не  побла-
годарил. Дедушка Рагнарис сказал Хродомеру, чтобы зятя своего сам вытас-
кивал. Он, Рагнарис, не нанимался зятьев хродомеровых из колодцев вытас-
кивать. И если любо зятьям хродомеровым по колодцам сидеть - так  на  то
их воля. И если любо Хродомеру таких зятьев у себя держать - то тут Раг-
нарис ему не указчик.
   Вот так был колодец на подворье у Хродомера выкопан. Так неужто  ста-
нет дедушка Рагнарис воду пить из такого колодца, где Хродомер  с  зятем
его среди древних мослов волтузились и ноги свои в грязных  портках  по-
лоскали?..
   Пусть Ульф такую воду пьет, Ульфу не привыкать.
   Ульф тут снова насупился и к старому подступился. Нужно тын ставить и
насыпь делать, чтобы нас всех без портков не застигли. И не  где-нибудь,
а на хродомеровом подворье этот тын ставить надо. А вода у  Хродомера  в
колодце хорошая.
   - Двадцать лет колодец стоит и пьют из него воду, - сказал Ульф.
   - Пьют и дрищут уже двадцать лет, - сказал дедушка Рагнарис.
   Тут Ульф глаз свой выкатил и заорал не хуже дедушки, когда того  свя-
щенная ярость охватывает: что поедет он, Ульф, в бург к Теодобаду, пусть
даст Теодобад воинов в помощь. Хватит языками молоть. Был  он,  Ульф,  в
селе вандальском, когда чужаки его жгли, и не хочется ему, Ульфу,  снова
такое видеть.
   Мы думали, что дедушка сейчас Ульфа прибьет за такую дерзость  с  от-
цом. Но дедушка Рагнарис проворчал только:
   - Если ты умный такой, что вандалам в рот смотришь, то скажи - отчего
твои прекрасные вандалы у себя в селе тына не поставили?
   - Был там тын, - отвечал Ульф сердито, - да далеко поставили. Отреза-
ли их чужаки от тына. Потому и говорю, что у Хродомера ставить надо.
   С минут дед стоял насупясь, в землю смотрел. Потом молвил:
   - Нечего тебе, бедоносцу, в бург таскаться. Тебя Теодобад  и  слушать
не станет. Я поеду. Уж меня-то он послушает. Еще отец его, Аларих, когда
мы только село здесь ставили, думал, как бы укрепить его насыпью и  час-
токолом. И обещал перед всей дружиной помочь нам в этом. Да только погиб
не ко времени и похоронен там, где крепость хотел городить. Оттого и не-
согласие пошло между мной и Хродомером.
   И проворчал еще дедушка Рагнарис:
   - Крепите, крепите хродомерово подворье.  Моргнуть  не  успеете,  как
начнете под хродомерову дудку плясать. И пить только из его колодца  бу-
дете. Тут уж по всей округе лопухов не хватит.
   На это Ульф улыбнулся и сказал: поглядел бы он, Ульф, на такого чело-
века, под чью дудку он, Ульф, плясать будет.
   И мне почему-то страшно вдруг стало за Хродомера.

   Едва лишь Ульф с дедом разошлись, я к дяде Агигульфу подошел,  улучив
момент, когда тот мочился и вид имел благостный - голову поднял, на небо
утреннее глядел, мечтанье во взоре затаив. И спросил я у дяди  Агигульфа
насчет того амбарчика, который дедушка Рагнарис в священной ярости  раз-
метал. Неужто правда такая ярость в дедушке была?
   Дядя Агигульф тесемки на штанах затянул, рубаху опустил, бороду поск-
реб и молвил наконец:
   - Истинная правда.
   Помолчал, снова на небо глянул, а после обронил еще:
   - Из столетних дубов амбарище тот был  сложен.  Чтоб  великие  урожаи
вмещать.
   Я спросил тогда:
   - Где же бревна те?
   Ибо бревно от такого дерева - драгоценность великая.
   Дядя Агигульф отвечал, что бревна дедушка Рагнарис в землю вбил,  так
что и не видать. Они в хель просунулись и там сверху торчат. Дедушка по-
том долго с племенем мертвых объяснялся - возмутились на него, что  чер-
тоги им попортил. Еле умилостивил, двумя кабанами кое-как откупился. Та-
кой переполох в хеле поднялся! И в хель пошел дедушка Рагнарис самолично
на ущерб, им учиненный, смотреть. Где шибко просел свод, подпер  сваями.
Неровен час обрушится, шутка сказать!..
   Вот какова была священная ярость дедушки Рагнариса.
   И добавил дядя Агигульф, что всякий любимец  Вотана  такой  священной
ярости удостаивается.
   И, живот почесывая, в дом пошел - мать наша Гизела звала  нас  уже  к
трапезе.

   За утренней трапезой дядя Агигульф поминутно зевал, чуть  челюсть  не
вывихнул. Мне тоже спать хотелось. Дед с Ульфом раньше петухов крик под-
няли. А не раскричались бы, так все равно дедушка Рагнарис нас чуть свет
бы поднял, чтобы на поле идти.
   Я видел, что между дедушкой и Ульфом что-то в  безмолвии  происходит.
Оба молчали, друг на друга не глядели - думали. Вандалы -  и  кузнец,  и
Арегунда - ели благочинно, не спеша. Но и они  были  неспокойны.  Должно
быть, гадали - как дед с Ульфом насчет них столковались. И хоть  понимал
я, что Ульф их в обиду не даст, а все же видел - тревожно обоим. Ильдихо
- она хоть кому жизнь испортит, даже такой здоровенной  девке,  как  эта
Арегунда-вандалка.
   Дядя же Агигульф больше на вандалов поглядывал с любопытством во взо-
ре. После заметил, в потолок уставясь, что вчера во время трудов  засад-
ных руку неловко потянул. Вот, не знает теперь, как  жать-то  будет.  По
жиле бы себя ненароком не полоснуть, рука-то и дрогнуть может...
   И замолчал выжидающе.
   А Ульф с дедом будто и не заметили. Сказал что-то  Агигульф  -  ну  и
сказал. Продолжали молчать да думать о своем. И вандалы безмолвствовали.
Только Ахма-дурачок в закуте постанывал. Мы к этим стонам так  привыкли,
что уж и не обращали на них внимания. Ахма уже никого  не  узнавал.  Ги-
зульф еще до трапезы, во дворе, сказал мне:
   - Ахме три дня осталось.
   Я удивился, откуда Гизульфу это известно. Гизульф  сказал,  что  Ульф
поутру в закут к Ахме заглянул и молвил: мол, дня три еще протянет.
   У Арегунды руна мщения заново была на щеке подведена. Ильдихо все ки-
дала на нее взгляды, наконец, не выдержала и заворчала: дескать, туда же
- с неумытой рожей за стол уселась. Может, у них, вандалов, так принято,
чтоб девки всякие знаки на себе малевали и с черными  харями  к  трапезе
подступали, а вот у нас, готов...
   Тут дедушка на Ильдихо глянул - и осеклась Ильдихо.
   И снова молчание повисло. Уж  невмоготу  стало  слушать,  как  дед  с
Ульфом молчат. Лучше бы кричали, как поутру.
   Дядя Агигульф снова завел про свою руку. Потянул руку-то, пока  врага
почудившегося в роще ловил. И руку сгибать-разгибать начал,  всем  лицом
показывая, какую боль при этом испытывает.
   Дед, не целясь, ловко дяде Агигульфу ложкой по лбу попал. Кузнец  Ви-
зимар вдруг хмыкнул. И сразу легче стало.
   Ульф наконец заговорил. Сказал, что надо бы ему осмотреть  то  место,
где Агигульфу чужак вчера почудился.
   Дядя Агигульф с готовностью предложил показать. Нельзя  Ульфу  одному
ходить, ибо может погибнуть. Убьет Ульфа Валамир, который сейчас в заса-
де сидит и врагов поджидает. Ведь Валамир не знает,  что  Ульф  приехал.
Примет неровен час за чужака. А зачем нам кровная  вражда  с  Валамиром?
Совершенно не нужна. Да и Ульф, спохватился дядя  Агигульф,  -  все-таки
любимый брат, старший... Нет, уж он, Агигульф, с братом своим  Ульфом  к
засадному месту отправится. У них с Валамиром условные знаки есть,  пос-
висты разные да курлыканья. Да и руку он, дядя Агигульф, вчера  потянул.
Так что с какой стороны ни глянь, от  него,  Агигульфа,  в  роще  больше
пользы-то будет, чем на поле...
   Дед, дядю Агигульфа не слушая, сердито сказал Ульфу:
   - Что удумал - в рощу идти. Достаточно бездельников в роще  сидит.  У
меня каждая пара рук на счету. На вес золота руки сейчас. Какие скорые -
в рощу они пойдут. Жатва - всего года венец. Забыл, небось, пока по чуж-
бине таскался, что такое жатва на поле, какое с родичами вспахал да  за-
сеял?
   И на Ульфа уставился.
   Ульф же ответил:
   - Давайте, старайтесь, работайте. Как раз будет  чужакам  этой  зимой
чем кормиться. Если сейчас об обороне не подумать, хлеб ваш враги съедят
и не подавятся, а вы навозом в эту землю ляжете.
   У деда борода затряслась. Крикнул гневно:
   - Я сказал: на поле пойдешь! И эти двое, - дед на вандалов махнул,  -
тоже пусть идут, не на даровые хлеба явились!
   Ульф же сказал так тихо, что, казалось,  даже  мухи  примолкли,  чтоб
расслышать:
   - Мы с пепелища приехали не для того, чтобы и наше село дотла  сгоре-
ло. Вандалы пусть на поле идут, а я в рощу поеду и погляжу, какие там  у
вас дозоры да засады и легко ли их два человека обойдут. Со мной Атаульф
поедет.
   Я чуть не подавился от удивления. Ульф со мной и словом  не  перемол-
вился с тех пор, как вернулся. Да и сейчас в мою сторону почти  не  гля-
дел.
   Ульф же спросил меня:
   - Ну как, тебя Валамир по голосу узнает?
   Я кивнул.
   Ульф к дяде Агигульфу повернулся и велел показать условный посвист  с
курлыканьем. Приказал Атаульфа (меня то есть) обучить, покуда он,  Ульф,
коня седлает. И из-за стола поднялся прежде деда.
   Дядя Агигульф страшно разволновался. В спину Ульфу кричать стал:
   - Как же Атаульф засаду нашу найдет? Нашу засаду найти трудно! У  нас
такая засада, что ее не всякий найдет!
   Ульф на выходе помедлил и ответил дяде Агигульфу:
   - Вот и погляжу, хороша ли ваша засада. Найдет ее малец - стало быть,
дрянь засада. А малец не найдет - я найду. Я эту рощу  как  свою  ладонь
знаю. Атаульфово дело - свистать да курлыкать голосом,  Валамиру  знако-
мым.
   И ушел Ульф коня седлать. До нас его голос доносился, когда он с  ко-
нем разговаривал. Куда ласковей, чем с родным братом.
   Дядя Агигульф, смертельно разобиженный на Ульфа, принялся мне расска-
зывать, что есть одна пичуга малая, серая. На ладони  уместится.  Эта-то
пичуга на рассвете яростно курлычет с присвистом, объяснял мне дядя Аги-
гульф - а сам нет-нет в сторону конюшни косился. И показал,  как  курлы-
чет. Дивный звук, ни с чем не перепутаешь.
   Я стал повторять за дядей Агигульфом условный знак. Дядя Агигульф ме-
ня бранил и досадовал на мою непонятливость. Наконец Ульф подвел коня  и
сказал:
   - Довольно тут дурью маяться. Тебе, Агигульф, на поле пора, дед  заж-
дался.
   И меня в седло поднял.
   Дядя Агигульф переживать начал, что Ульф на коне поехал. Они-то в ро-
щу пешком ходили. Конные только чужаки ездят. Валамир - он точно  решит,
что чужаки едут, раз конные. Валамир-то умом недалек.
   Ульф дядю Агигульфа не слушал, а дядя Агигульф надрывался и,  ко  мне
обращаясь, вопрошал - где я желаю покоиться, на Долгой ли Гряде, в  дру-
гом ли месте. Потому что нынче к вечеру быть двум дорогим  покойникам  в
нашем роду. Страшная картина дяде  Агигульфу  рисовалась:  как  донельзя
растерянный Валамир, с руками по локоть в крови, волочит  нас  с  Ульфом
убиенных к дому и рыдает прегорестно. А  ему,  дяде  Агигульфу,  кровную
месть вершить придется. Друга любимого своей рукой убить.
   Так стенал дядя Агигульф, дедом на поле уводимый.
   Ульф же молча коня к роще гнал. И  только  пробормотал  сквозь  зубы,
когда мы за Долгую Гряду перевалили:
   - Балаболка.

   Сразу за Долгой Грядой открывался луг. Через луг вела хорошо различи-
мая тропа - Марда, должно быть, натоптала, пока усердно бегала в рощу  и
обратно, еду и питье героям нашим таскала. Да и герои наши в  засаду  не
по воздуху ходили.
   Ульф прямо на эту тропу коня и направил. Ехал и ворчал, что тропа как
раз на село указывает. Так-то село грядой закрыто. Ну да на  тропу  гля-
нешь - мимо не проедешь: там, там, за грядой село стоит.
   На коне мы быстро до рощи добрались. Дальше  тропа  загибалась,  рощу
обтекая, и точно в том месте  между  деревьев  скрывалась,  где,  должно
быть, засада и пряталась.
   Ульф уже и ворчать перестал. Конь сам шел, и направлять не надо было.
Следы пребывания в роще героев все явственней  становились.  В  развилке
ветвей одного из молодых дубов череп кабаний белел. Ульф коня остановил,
некоторое время прислушивался, а потом молвил мне:
   - Ну давай, курлыкай что ли.
   Я старательно закурлыкал с присвистом, как дядя Агигульф учил.  Пона-
чалу никто нам не отвечал. Но тут конь Ульфа потянул ноздрями  воздух  и
вдруг заржал призывно.И почти тотчас откуда-то из-за деревьев ему  отве-
тило ржание другого коня.
   - Там он, - проговорил Ульф, направляя коня в ту сторону, откуда  до-
носилось ржание. Впереди виднелся просвет - полянка. Конь пошел было ту-
да, но Ульф не дал - повернул коня и назад поехал. Я все оглядывался, но
позади все было тихо.
   - Куда это мы? - удивился я.
   - Ну-ка еще покурлыкай. Да веселее, с присвистом, - велел вдруг Ульф.
   Я снова стал курлыкать, покуда Ульф не тронул меня за плечо -  хорош,
мол.
   Отъехав подальше, Ульф остановил коня и велел мне  спешиться.  И  сам
спешился. Ульф сел на землю и мне махнул, чтобы я тоже садился.
   Так мы сидели с Ульфом рядком и чего-то ждали.
   Ждали недолго. Со стороны полянки между деревьями выросла фигура  Ва-
ламира. Ульф тихо шепнул мне:
   - А ну присвистни, а после окликни его!
   Я присвистнул и позвал Валамира по имени.
   Тут Валамир замер, головой повертел и крикнул наугад:
   - Кто здесь?
   Я ответил степенно:
   - Дядя Агигульф зовет меня Атаульфом.
   Валамир шумно обрадовался:
   - Никак, Агигульф тебя со снедью прислал?
   Шагнул ко мне и вдруг отпрянул, когда из травы перед ним вырос  Ульф.
Ульф же стоял, улыбаясь, и меч держал у горла валамирова.
   Я увидел, что Валамир растерялся. Но быстро нашелся и принялся на ме-
ня кричать:
   - Что ты здесь свистишь да курлычешь? Я тебя  уже  давно  выслеживаю.
Настоящий воин - он бесшумно ходит. Чему только тебя Агигульф учит...
   Я удивился тому, что Валамир на меня сердится. Сказал:
   - Как - зачем свищу да курлычу? Ведь это ваш с дядей  Агигульфом  ус-
ловный знак, чтобы ты нас распознал и не убил, сидя в засаде!
   - Какой еще условный знак! Может, у Агигульфа это и условный знак, да
только не с мной...
   Тут Ульф не выдержал - захохотал. И меч от валамирова горла убрал.
   Правду говорит дядя Агигульф - недалек умом  Валамир.  Только  сейчас
вдруг понял, что Ульф вернулся. От  меня  отворотился  немилостиво  и  к
Ульфу обратился:
   - Откуда же ты взялся, Ульф? Ты же у вандалов должен быть.
   - Должен, да не тебе, - сказал Ульф. - Вернулся... Ладно, веди, пока-
зывай засаду вашу. Меня брат мой Агигульф прислал. "Иди,  -  говорит,  -
Ульф, осмотри засаду нашу. Ты, - говорит, - Ульф, у Лиутара, сына  Эрза-
риха вандальского, в десятниках ходил, в далеких походах побывал,  много
чужаков порубил и повидало поболее моего." Я брату моему Агигульфу гово-
рю: "Так ведь Валамир в роще сидит. Зарубил меня  Валамир".  А  Агигульф
так мне отвечал: "А ты  мальца  с  собой  возьми  тарасмундова.  Валамир
мальца признает, вот и тебя ради мальца не  зарубит".  Ну,  тут  уж  все
страхи с меня долой, сам понимаешь. Взял я мальца и без всякой опаски  в
рощу поехал...
   Я слушал и дивился. Вовсе не говорил дядя Агигульф  такого.  И  Ульфу
страх вовсе неведом. Я уж рот раскрыл, чтобы возразить и истину  восста-
новить. Но потом понял, что то, видимо, хитрость была воинская. Ульф  от
вандалов ведь вернулся. Он в вандальских хитростях да лукавстве с головы
до ног искупался и сам теперь хитер да лукав стал.
   А Валамир спросил Ульфа недоверчиво:
   - Ты и вправду десятником был у Лиутара вандальского?
   На то Ульф ответил:
   - Нет. Спал под осиной и пригрезилось мне. Листья нашептали.
   - А-а... - протянул Валамир. Я не понял, поверил он Ульфу или нет.
   И пошли они засаду смотреть.
   Вышли мы на полянку. На противоположной стороне полянки, ближе к  се-
редине, кустарник разросся. Возле кустарника  шалашик  приткнулся.  Конь
валамиров неподалеку бродил и травку пощипывал.  Близ  шалашика  большое
кострище нагорело. Жирное, черное. Кости обгорелые в кострище виднелись.
С одной стороны седло, снятое с коня, лежало, а к седлу кувшин притулил-
ся. Я в кувшин сунулся - брага. Немало славных пиров видала эта полянка.
Много бесед неторопливых слышали эти деревья, что полянку обступили.
   Валамир объяснять начал, что место это дивное. Всю рощу с этого места
слыхать, где что происходит. Лист с дерева  не  упадет,  чтобы  Валамир,
здесь сидя, того не услыхал. Вам-то с непривычки, может быть, и не слыш-
но, а вот у него, Валамира, даже голова  болит,  звуками  переполненная.
Желуди падают - стучат. Мыши-полевки с того края рощи оглушительно скре-
бутся. Совсем одолели, проклятые. А уж как кабаны возиться начнут -  так
и вовсе спасу нет, хоть беги. Уши разрываются. Вот такое уж тут место.
   Я, валамиров лепет слушая, одновременно за Ульфом следил. Ульф  вдруг
на дедушку Рагнариса походить начал. Багровой краской налился, как закат
в ветреный вечер. Подбородком затряс, совсем как дедушка. И вдруг  заре-
вел натужно:
   - Убью!..
   Валамир на полуслове речь свою оборвал и отступил от  Ульфа  на  шаг.
Ульф помолчал и уже спокойным, тихим даже голосом заговорил:
   - Гнездовье это оставить. В село со мной пойдешь. Так старейшины  ве-
лели.
   Пока Валамир понуро коня седлал, я спросил Ульфа тихонько:
   - А старейшины ничего не велели.
   Ульф поглядел на меня и сказал:
   - А не велели - так велят.

   Жатва в этом году была торопливая.  С  оглядкой  работали,  с  беспо-
койством. Дед всякий раз как жатва глаз с неба не сводит, дождей боится.
В этом году еще то в сторону Долгой Гряды поглядит, то в сторону реки.
   После трапезы дедушка Рагнарис, от усталости охая, к Хродомеру отпра-
вился.
   А отец мой Тарасмунд вандалку эту, Арегунду, отвел в сторону и о  Ве-
лемуде спросил. К ним мать моя Гизела подошла и дядя Агигульф, а за  дя-
дей Агигульфом и я сунулся послушать.
   Поначалу мне было боязно к этой вандалке подходить, я один и  не  ре-
шался. Больно лютой она казалась. Даже дядя Агигульф ее робел, я видел.

   РАССКАЗ АРЕГУНДЫ

   Те чужаки со всех сторон село окружили, будто из-под  земли  выросли.
Только что, кажется, никого не видать было - и вот уже они повсюду.
   Арегунда в то время в доме у Велемуда была  -  отец  послал  сказать,
чтобы зашел к нему Велемуд.
   На улице вдруг крики раздались, топот конский.  Велемуд  как  услышал
шум, из дома с мечом выскочил. И девица эта, Арегунда,  за  ним  следом,
велемудову охотничью рогатину подхватив. Велемуд первого из чужаков сра-
зил, кто в его двор ворвался.
   У Велемуда во дворе большой дуб рос; Велемуд спиной к дубу  прижался,
потому что сразу несколько чужаков на него набросились. И еще троих  по-
ложил Велемуд, ибо снизошла не него священная ярость.
   Страшен был Велемуд, будто медведь, обложенный собаками.  И,  подобно
медведю, ревел непрестанно. Но долго отбиваться  Велемуду  не  пришлось,
потому что во двор конный ворвался и копьем его к дубу пригвоздил. Так и
умер любимец Вотана. Ибо любил говаривать Велемуд, что все вандалы - лю-
бимцы Вотана, а он, Велемуд, - наивандалейший вандал.
   И не сразу умер, долго еще хрипел, ярясь,  кровью  изо  рта  истекая,
когда мимо него в дом кинулись. Но крепко держало его то копье.
   Тут отец мой Тарасмунд тот бой вспомнил, когда они вдвоем с Велемудом
так же под дубом стояли, и дал ему добрый совет Велемуд. А дядя Агигульф
сказал, что Велемуду позавидовать можно, ибо умер Велемуд так,  как  хо-
тел.
   Арегунда с рогатиной на одного из чужаков бросилась  и  бой  затеяла.
Прочие мимо пробежали, в дом, оставив их на дворе сражаться.
   В доме, Арегунда слышала, рубились, яростно, но очень недолго. От чу-
жаков, видимо, Гото отбивалась, потому что Хильдегунда пластом лежала со
своей писклявой дочкой Аскило.
   Арегунда противника своего убила и лицо себе его кровью измазала. Так
обычай их племени велит. Едва выпрямилась, как Филимера увидела. Бежал с
криком Филимер, страхом охваченный. Арегунда успела ему под ноги рогати-
ну свою сунуть; споткнулся и упал - только так и поймала мальца. Схвати-
ла его за руку и прочь потащила, потому что над крышей  дома  велемудова
уже дымок появляться стал. В доме было уже тихо, видать, всех убили. Чу-
жаки же еще на двор не вышли, поджигали дом.
   Когда Арегунда со Филимером уходила спешно, Велемуд еще жив был.
   Хоронясь, из села выбрались и в то убежище лесное ушли, где  Ульф  их
потом нашел. Свой дом тоже, уходя, видела - и его сожгли чужаки.
   Потом в лес еще люди пришли, от чужаков спасшиеся, только их  немного
было. И Визимар тогда же пришел.
   Они с Визимаром и еще одним человеком по другим лесным убежищам ходи-
ли, своих искали, но только двоих нашли. В одном из убежищ еще труп  ле-
жал, от ран умер тот человек, Эохар его звали. С него  она  пояс  взяла,
шлем и копье. Этот Эохар тем славился, что всегда и  все  прежде  других
успевал. Даже и перед нападением этим, как ни внезапно оно было,  воору-
житься успел. Изрублен был страшно, неведомо, как до убежища добрался.
   Арегунда с Визимаром и другим вандалом поскорее ушли  оттуда,  потому
что оставаться там было опасно: Эохар мог след кровавый оставить.
   Кузница визимарова на отшибе стояла, как водится. К нему немногие  из
чужаков сунулись; понадеялись, что кузнец один будет. Кузнец  и  вправду
один был; да только одного Визимара на троих чужаков с лихвой хватило  -
всех положил у порога кузницы своей. Обернулся к селу - а село уже пыла-
ет. И не пошел Визимар в село, к убежищу лесному направился.
   Рад был тому, что и столько из его села от смерти спаслось.
   Вот что рассказала Арегунда-вандалка.

   Тут дядя Агигульф, наконец, в себя пришел и к деве воинственной подс-
тупился. Голову засоленную, что на поясе носил, показал ей, прямо в лицо
сунул, и спросил, не такие ли нападали?
   Та насмешливо фыркнула и сказала, что те, что нападали, посвежее  бы-
ли. Но подтвердила: похоже.
   Тарасмунд брата потеснил немного и, не чинясь, спросил эту  Арегунду,
почему она как мужчина ходит. Или у вандалов то принято,  чтобы  бабы  о
главном своем деле забывали - детей носить?
   Арегунда покраснела, но не рассердилась. Я удивился  своему  отцу.  У
Тарасмунда всегда получается запросто о таких вещах говорить, за которые
иному бы голову раскроили.
   Та девица Арегунда сказала, что в семье у отца ее, Гундериха,  рожда-
лись одни девки. По хозяйству один надрывался, потому что мать все время
беременной была, а последними родами и вовсе померла. Оттого и жили бед-
нее прочих.
   Арегунде же было обидно. Среди сестер она статью  выдавалась;  вот  и
решила за сына отцу своему побыть. Арегунда сказала, что не хочет  жить,
как жила ее мать, и умереть, как мать умерла. И жить как сестры ее,  ко-
торых по прочим селам кое-как замуж рассовали, будто пшеницу  прошлогод-
нюю.
   Тот брат Велемуда, который к Лиутару в дружину потом ушел, смеха ради
обучил ее кое-чему из ратного искусства. А как тот в бург ушел, к  Визи-
мару повадилась и рубилась с ним на мечах, пока в глазах не темнело. Ви-
зимар ей дальним родичем приходится.
   Добавила Арегунда, что кроме Визимара и Велемуда дружбы ни с  кем  не
водила - а Велемуд ее привечал больше ради своего брата. Арегунда же  на
Велемуда часто умилялась, балаболкой его считая. И многие в  селе  таким
его считали. Но не то, как жил человек, важно, - то важно, как он  умер.
Сказала так Арегунда и замолчала.
   Тарасмунд все так же спокойно спросил ее, а к ней-то самой как в селе
вандальском относились?
   Арегунда покраснела и сказала дерзко, что придурковатой  ее  считали,
особенно же отец Велемуда - Вильзис. Вильзис и Велемуду постоянно пенял:
мало того, что с готами связался (подожди, мол, они еще портки последние
с тебя снимут, такой уж они народ!), так еще и придурковатую эту у  себя
привечает. При Арегунде пенял, не стесняясь, - видимо, думал,  раз  при-
дурковата, так и речи человеческой не разбирает. А может,  и  не  думал.
Вильзис - прямой человек был, говорил, как мечом рубил:  размахнется  да
ударит, а после глядит - чего получилось.
   Как умер Вильзис, Арегунда не знает, но думает, что геройски, ибо  от
дома Вильзиса большой шум шел. И нескоро тот дом  загорелся  -  один  из
последних занялся.
   Я на дядю Агигульфа поглядел и увидел, что эта вандалка Арегунда  на-
шему дяде Агигульфу очень не по душе пришлась. Я не понял, почему.

   Пока Арегунда-вандалка рассказывала, дед у Хродомера на подворье был.
И Ульф был там же, как мы потом узнали.
   Когда дед вернулся, то шипел, как гусь рассерженный, -  злобился.  Из
дедовых речей мы поняли, что Ульф со старейшинами разговаривал  непозво-
лительно кратко и дерзко. Только и сказал:
   - На кургане дозор разумно поставлен. Пусть остается. В роще  же  де-
лать нечего. Без толку там сидеть. Вместо того конные разъезды пусть се-
ло оберегают.
   И имена назвал, кому в разъездах быть: он сам,  Ульф,  Гизарна,  Аги-
гульф и Валамир. Это - на время жатвы.
   Когда кончится страда, пусть и другие воины ходят. Ульф им о том  сам
скажет.
   Тут дедушка закричал, что нет на то его отцовского дозволения -  Аги-
гульфа от жатвы отрывать. На то Ульф сказал: пусть Хродомер раба на вре-
мя даст из своих. Хродомер было возмутился, а Ульф, его  не  слушая,  об
ином речь завел.
   Сразу после страды тын ставить надо. Ставить тын на  косогоре  будем.
Обнесем хродомерово подворье тыном. И весь сказ.
   Дед страшно разъярился. Назвал Ульфа скамаром. Для  того,  небось,  в
родное село и явился, чтобы и прочих по миру  пустить.  Давно  уж  Ульфа
злоба неизреченная гложет.
   Хродомер же, напротив, сильно подобрел вдруг, с Ульфом во многом сог-
ласился, а деду раба на время жатвы настойчиво предлагать стал -  Скаду-
са.
   Что дальше у Хродомера говорилось и делалось - я не очень понял.  По-
хоже, Ульф ушел, а дедушка наш с Хродомером еще долго ругались. Все оби-
ды друг другу помянули. Кончилось тем, что дедушка выторговал у Хродоме-
ра нам в помощь Хорна.

   Когда я засыпал, Гизульфа еще не было. Он рядом со мной спит, поэтому
я заметил, что его нет. Наутро Гизульф мне сказал, что полночи с  Ульфом
сидел, разговаривал.
   Спрашивал Ульф, как дела в селе шли, покуда его, Ульфа, не было.  Что
с Ахмой приключилось. Как дед - много ли с Арбром  и  Аларихом-курганным
пьет. Про Аргаспа спрашивал. И вообще про всех сельских - что да как.
   Сам же отмалчивался, когда Гизульф его расспрашивать пытался.
   После же сказал - больше себе, чем Гизульфу, - что случись  беда,  не
оборонить это село. Три бабки с клюками это село шутя возьмут.
   Гизульф обидчиво возразил: как же так, мол, ведь  богатырское  у  нас
село. Издревле воинов здесь пестуют. Оттого и любы мы  были  Алариху,  а
ныне Теодобад нас жалует.
   Ульф об этом даже говорить не стал.

   На следующий день поутру Ульф в бург уехал. К полудню следующего  дня
вернулся. Хмурый вернулся. Отцу моему Тарасмунду  сказал,  что  в  бурге
только и разговоров - нашли одного воина убитым. Мунд его звали.  Невда-
леке от бурга нашли. Видно было, что дорого свою жизнь отдал Мунд.
   Я видел, что тревожится Ульф. И еще видел, что отец его не  понимает.
Отец ему молока предложил с дороги выпить. И  Сванхильду  кликнул,  чтоб
молока Ульфу поднесла.
   Ульф кувшин взял, одним махом осушил, после на отца моего  Тарасмунда
поглядел, - странно так поглядел, с сожалением, - головой покачал и  вы-
шел из дома. А отец ему вслед посмотрел, плечами пожал и к  своим  делам
вернулся.
   Ульф - он странный. У нас его никто не понимает. Дедушка Рагнарис го-
ворит, что Ульф - отрезанный ломоть. Раз отлепился от рода и теперь  ни-
как назад не прилепится.
   Пока Ульфа не было, дед ульфов дом берег, никого туда  не  пускал.  А
приехал Ульф - даже жердину с двери не снял. Как не домой приехал.
   Дед спрашивал Ульфа - что он в дом свой не идет. А Ульф  только  лицо
покривил и буркнул:
   - Успеется.

   Главная новость, что Ульф привез, не о Мунде убитом была. Решил  Тео-
добад большой тинг в бурге собрать, со старейшинами всех  сел  посовето-
ваться-потолковать. Ибо ясно стало, что чужаки уже и к нам проникать на-
чинают. Кто Мунда убил, как не они?
   Ульф сказал, что долго  и  уединенно  они  с  Теодобадом  беседовали.
Больше всего спрашивал Теодобад о том, как Лиутар свои земли оборонял. И
о чужаках расспрашивал: каковы из себя, какие у них  повадки  и  обычаи,
как сражаются.
   О ядре племени чужаковом говорили. Вряд ли далеко оно теперь от наше-
го бурга. Наверняка уже на вандальские земли перебралось. Теодобад гово-
рил - хорошо бы их истребить, и женщин, и детей, и скот. Чтоб  неповадно
было соваться.
   А Ульф на то возражал: лучше их захватить, чтобы легче было с чужака-
ми переговоры вести.
   Теодобад рассердился на Ульфа. Какие могут быть с чужаками  перегово-
ры! Они союзника нашего Лиутара истребили, родню твою,  Ульф,  перебили.
Да и языка их мы не знаем. Кто с ними разговаривать будет? Ты, мол,  что
ли?
   Ульф сказал на то Теодобаду:
   - Хотя бы и я.
   Теодобад рукой махнул. До переговоров все равно дело еще не дошло.  И
ядро племени мы еще не захватили. Да и что с Лиутаром - неведомо. Жив  -
так напомнит о себе, посланца пришлет.
   А пока что первая забота у Теодобада - большой тинг созвать. Уже сей-
час видно: и на нас вандальская беда движется.
   Между родами готскими согласия как не было, так и нет. Вот что трево-
жило Теодобада. Спросил Ульфа прямо:
   - Случись такое, что к вашему селу погибель подступит -  как,  пойдут
ваши люди в старое село, откуда старейшины родом, защиты искать? - И  не
дав Ульфу сказать, сам за него ответил. - Костьми лягут, а не пойдут.  И
тына у себя вы так и не поставили. Все геройством  своим  тешитесь,  как
дитя погремушкой.
   И спросил Ульфа:
   - Скажи мне, неужели у вандалов геройства меньше было, чем  у  вас  в
селе?
   - Было, - сказал Ульф.
   Теодобад ладонями себя по коленям хлопнул и так сказал Ульфу:
   - Жду от вас одного из старейшин. Так им  и  передай.  И  еще  скажи,
пусть гордыню свою неуемную усмирят - не время  попусту  петушиться.  Не
для того великий тинг собираю, чтобы пререкания бесконечные слушать.
   Ульф сказал Теодобаду:
   - Хорошо.

   СМЕРТЬ ДЕДУШКИ РАГНАРИСА

   В тот день, когда Ульф в бурге был, к дедушке Рагнарису вечером  Хро-
домер пришел. Объявил, что поясницу у него ломит. У Хродомера  всегда  к
дождю поясницу ломит, так он говорит. Дедушкины боги тоже так говорят.
   Хродомер беспокоился, что дожди начнутся, и потому своих на поле сов-
сем загонял, чтобы до дождей успеть.
   Дедушка Рагнарис тоже беспокоиться стал и наутро всех наших  погонял,
что твоих рабов.
   Дядя Агигульф ворчал, что дедушка Рагнарис всю кровь  из  него,  дяди
Агигульфа, выпил и все потому, видите ли, что у Хродомера  поясницу  ло-
мит. А то, что у него самого, дяди Агигульфа, спину ломит - до этого ни-
кому дела нет, а меньше всего - отцу родному. Ведь воин он, воин, а  тут
все внаклонку да внаклонку, эдак и быстроту движений потерять недолго.
   В нашем селе урожай собрали на два дня быстрее, чем  в  другие  годы.
Так отец мой Тарасмунд говорил.
   А дождя хродомерова так и не было. Наоборот, еще жарче и суше  стало.
Дедушка Рагнарис на это говорил, что мир к упадку клонится и что  прежде
поясницу всегда к дождю ломило.
   Ульф, едва из бурга воротившись, все как есть старейшинам  рассказал.
С тех пор как слепень, зудел, что дедушке с Хродомером в бург ехать  на-
до. Лучше обоим, конечно, но можно и одному кому-то.
   Дедушка говорил, что в такое время селу без старейшин лучше не  оста-
ваться, так что ехать должен кто-то один.
   И всяко выходило так, что ему, Рагнарису, к Теодобаду ехать.  Во-пер-
вых, сподвижник он был Алариха, отца Теодобадова, дружинником  был,  так
что к нему, Рагнарису, Теодобад сыновнее почтение  имеет.  А  во-вторых,
Хродомер и своего-то отстоять никогда не умел. Где уж вразумить ему Тео-
добада? Растеряется Хродомер, и пропало наше село.
   И Хродомеру то же самое сказал дедушка, когда Хродомер к нам  пришел.
И не стал, против обыкновения, спорить  Хродомер.  Молвил  лишь,  что  и
вправду в селе от него, от Хродомера, больше толку. И прочь пошел, крях-
тя, сгорбясь и на палку опираясь. А дедушка  Рагнарис  долго  ему  вслед
смотрел и лицо у него было странное.

   С дедушкой Ульф вызывался в бург ехать, но не дал дед ему  договорить
- оборвал. Сказал, что дядя Агигульф с ним поедет. А  отец  наш,  Тарас-
мунд, с дедушкой согласился: мол, Ульф здесь нужнее. И не  стал  спорить
Ульф - лишь плечами пожал и о другом заговорил.

   После жатвы вандал Визимар в кузницу ушел. Мы были рады, что у нас  в
селе новый кузнец появился. Ульф говорит, что этот новый Визимар с нашим
прежним в умении, конечно, не сравнится, но все равно кузнец толковый. А
чего не знает - тому старая кузница научит.
   Дядя Агигульф рад был, что Визимар от нас  ушел.  Он  обоих  вандалов
невзлюбил, но больше Визимара эту Арегунду невзлюбил дядя Агигульф.
   Я думаю, дядя Агигульф боялся, что его на этой Арегунде-вандалке  же-
ниться заставят.
   Когда вандалы в кузницу жить ушли, кузнеца Визимара мы почти не виде-
ли. Он все время работой занят был. А Арегунда по  хозяйству  хлопотала.
То к реке спустится, то возится в запущенном огороде - что она там дела-
ла, уму непостижимо. А то травы какие-то собирала за Долгой Грядой.
   Гизульф говорил (да я и сам видел), что  как  поселилась  Арегунда  в
кузнице, повадилсь туда то Аргасп, то Гизарна, то Валамир. Говорили, что
ради богатырской потехи туда ходят, потому что их всех Арегунда отделала
на славу. Только Аргаспа не отделала, но и тот ничем не похвалялся, кро-
ме синяка на ноге.
   Ульф говорил, что от нее больше толку, чем от иных парней.  Сообрази-
тельная и быстрая. От этих слов дядя Агигульф еще больше дулся.
   Я слышал, как дядя Агигульф говорит Валамиру, что надоело ему дома, в
селе, что в дружину он хочет уйти, в бург. Там и жить.
   Дядя Агигульф радовался, что он в бург с дедушкой едет.

   И вот поутру дедушка всех из дома выгнал и с богами долго  разговари-
вал. После вышел грозный, палкой грозил и говорил, что ужо  он  Теодоба-
ду!..
   Когда дедушка ушел, я к Ахме пошел. Обычно как дедушка с богами гово-
рит, он никого рядом с собой не терпит, но Ахму уже нельзя трогать было,
потому что помирал Ахма. Помирал и никак не мог помереть. Даже Ульф - на
что наметанный глаз у него был на всш, что  касалось  смерти,  -  и  тот
ошибся, когда, вернувшись, три дня земной жизни ему намерил.
   Обычно я старался к Ахме не ходить, потому что смердел Ахма  и  толку
от него уже не было. Да и раньше не было, а сейчас и подавно. А жалеть я
его не очень жалел. Дедушка говорил, что Ахма и без того лишние пять зим
прожил.
   Я знал, что Ахма все слышал из того, что говорилось между дедушкой  и
богами, потому что рядом лежал. Как дед за порог, так я на порог и к Ах-
ме подобрался.
   Совсем плох стал Ахма. Уже и лицо у него изменилось. Теперь я  и  сам
уже видел, что не сегодня-завтра помрет.
   В доме можжевельником курили и полынью, дверь почти все  время  отва-
ленная стояла. Это напоминало время князя Чумы.
   Когда я к Ахме подошел, то мне показалось, что он  уже  помер.  Потом
поглядел и увидел, что дышит он.
   Нога у Ахмы распухла, громадная стала, как бревно, и вся черная. Мать
говорила, что нога у Ахмы уже умерла и что Ахма умирает по  кусочкам.  Я
не верил, что нога может умереть прежде Ахмы. Поглядел, чтобы  никто  не
видел, что я делаю, и ножиком в ногу Ахме потыкал. А Ахме хоть  бы  что,
даже не заметил.
   Ахма сперва от раны мучился и стонал беспрестанно, после вдруг  успо-
коился. Он, наверное, тогда успокоился,  когда  нога  умерла.  А  теперь
опять нет-нет взвоет. Корчится и за живот хватается. У Ахмы теперь живот
умирает.
   Я спросил Ахму, не слышал ли он, как дед с богами разговаривает. Что,
мол, сказали боги-то? Но Ахма меня не слышал. Я решил не тратить времени
и ушел.
   Ульф говорил матери, я слышал, что если бы ногу Ахме вовремя отсекли,
то мог бы выжить Ахма. Только зачем в селе дурачок, да еще одноногий, да
на одноглазой дурочке женатый?
   А Фрумо уже на сносях. Но Агигульф-сосед ее дома держит. В селе гово-
рят, что после того, как они с Ахмой гостей выкликали, повредилась она в
уме окончательно.

   Ни свет ни заря проснулся я от страшного шума и гама - дед в бург со-
бирался. Ильдихо он еще с вечера загонял, а с утра за прочих  домочадцев
взялся. Вздумала было Ильдихо дерзить деду, видя, что тому некогда ее за
волосы оттаскать, но тут Ульф один только взгляд на нее бросил - и  ока-
менела дерзкая наложница, как будто язык проглотила. Боялась Ульфа  так,
что кости у нее размягчались. А Ульф ни разу даже голоса на нее не  под-
нял.
   Дед походя Сванхильду за ухо дернул, раз под руку  подвернулась.  Все
беспокоился, все Тарасмунду поучения оставлял - как без него дела вести.
Говорил отцу нашему Тарасмунду, чтобы спуску никому не давал,  за  всеми
приглядывал. Главное - дядю Агигульфа с собой забирает. С прочими же Та-
расмунд как-нибудь и сам справится.
   Мальцы чтоб без дела не сидели (это он про нас  с  братом  Гизульфом,
понятное дело, говорил). Чтобы к тому времени, как  он,  дед,  вернется,
свинарник вычистили.
   И еще учил Тарасмунда, ежели завидит кого-нибудь в селе без дела шля-
ющимся, пусть найдет тому дело. В том  и  есть  корень  благочиния.  Тем
предки сильны были. Научится Тарасмунд всем дела находить - глядишь, сам
старейшиной станет.
   Ильдихо велел трав набрать (каких - сама знает) и Хродомеру  отнести,
чтобы поясницу полечил. А то хродомеровы бабы не в пример нашим тупые, в
травах не понимают.
   А мать наша Гизела (как обычно она поступает, когда дед расходится) в
хлев ушла. Сказала - козу доить. И Галесвинта  с  ней  уходит  помогать.
Вдвоем они эту козу порой до ночи доят, как всю в подойник не выкачали -
до сих пор не понимаю.
   А Сванхильда к козе не ходит. И оттого ей от деда всякий раз  перепа-
дает. Сванхильду любопытство губит. Лучше пусть уши распухнут,  но  зато
все услышит и увидит. Дедушке не нравится, что у Сванхильды взгляд дерз-
кий.
   Дедушка не раз говорил, что за такие взгляды в старину конями  разме-
тывали. Но им с Хродомером все недосуг Сванхильду разметать. Да и вообще
измельчали люди.
   Отец наш Тарасмунд не любит, когда дедушка такое о  Сванхильде  гово-
рит.
   Мне кажется, дедушка нарочно так говорит, чтобы отца позлить.
   Я думаю, что дедушка хочет в нас древнюю благочинную свирепость и лю-
тость воспитать, чтобы мы были как настоящие древние готы.

   От шума и кутерьмы отец мой Тарасмунд из дома вышел - передохнуть.  Я
рядом был и слышал, как сказал Тарасмунд, не то мне, не то самому себе:
   - Совсем стар стал дед. Раньше легче из дома уезжал.

   Дедушка Рагнарис и дядя Агигульф двумя конями поехали.
   Дедушка с собой много вещей взял. Он взял свой рогатый шлем, свой меч
и щит, Арбром обгрызенный. Щит отдал дяде Агигульфу, чтобы тот нес.
   Дядя Агигульф свой щит брать не хотел. Не любил со щитом  ездить.  Но
Ульф настоял, чтобы он взял щит. Дядя Агигульф злился,  потому  что  ему
пришлось с двумя щитами ехать. А еще он злился, потому что Арегунда, эта
вандалка, пришла из кузницы к нам на двор. Дело у нее  какое-то  было  к
матери нашей Гизеле. Арегунда тоже видела, как дядя Агигульф с двумя щи-
тами на коня взгромождался. Дядя Агигульф был как башня с двумя  ворота-
ми.
   Дедушка дядю Агигульфа с утра заел, ко всему придирался. Говорил, что
дядя Агигульф своим видом его, дедушку Рагнариса, опозорить хочет. И по-
том перед разными Гибамундами, Рикимерами да Арнульфами выхваляться и на
гуслях с ними тренькать.
   А Ульф - в издевку, что ли? - еще и копье дяде Агигульфу подал. Велел
взять копье. Когда дядя Агигульф с коня к Ульфу  наклонился,  Ульф  тихо
сказал ему (я слышал), чтобы заставил дедушку Рагнариса самому свой  щит
взять. Чужаки как из-под земли выскакивают, негоже деду без  щита  оста-
ваться. Может не успеть.
   Когда дедушка Рагнарис с дядей Агигульфом за ворота выехали,  мы  все
их провожать вышли. Ульф рядом с Арегундой стоял. И видно было, что он с
этой Арегундой ближе, чем со своими родичами. Оба они что-то знали,  что
нам еще не было открыто.
   Я в первый раз видел, как дед на коне ездит. Дед на коне замечательно
ловко сидел, как молодой. Даже лучше, чем дядя Агигульф.
   Я пошел за ними, чтобы подольше посмотреть, как дедушка едет на коне.
Я подумал, что горжусь своим дедушкой.
   Впереди дед ехал, а за ним дядя Агигульф с копьем и двумя щитами. Они
перешли брод.
   Я видел, как дядя Агигульф, когда к реке спускался,  копьем  в  кусты
нацелил - видать,  снова  там  Двала  спал.  Дядя  Агигульф  его  копьем
кольнул. Раб выскочил, встрепанный. Дядя Агигульф на него и  не  посмот-
рел.
   Я удивился. В прежние времена, такую  шутку  отмочив,  дядя  Агигульф
долго бы еще раба мучил насмешками и хохотом, выть от злости бы его зас-
тавил себе на потеху.
   Потом они с дедушкой брод перешли, на противоположный берег поднялись
и за курганами скрылись.

   К исходу второго дня мы с Гизульфом к кузнице пошли. Гизульфу все по-
говорить с Арегундой не терпелось. Хотел побольше о Велемуде узнать и  о
том, как умер родич наш Велемуд, пригвожденный к дубу.
   Я не хотел идти, потому что боялся эту Арегунду, но  Гизульф  меня  с
собой потащил.
   Мы спустились к реке, потому что Гизульф предложил в кузницу  берегом
идти.
   Солнце уже низко над Долгой Грядой стояло. Большое  было  и  красное.
Одна темная тучка его пересекала, будто шрам.
   Оказалось, что и ходить-то до кузницы не надо было. Арегунда на бере-
гу сидела на камне и на аларихов курган глядела.
   Арегунда ростом с воина, в плечах широкая. Ее за воина можно принять,
если со спины смотреть, покуда руки ее не увидишь. У нее  ладонь  узкая,
пальцы тонкие, нежные. И две косы золотые, длинные, ниже пояса. На  щеке
руна мщения чернеет. Рядом копье лежало. Арегунда с этим копьем, похоже,
и не расстается.
   Мы не знали, как с вандалкой половчее разговор завести.  Остановились
рядом, потоптались. Наконец Гизульф спросил:
   - Чего ты тут сидишь?
   Арегунда ответила, что к Хродомеру ходила, относила ножи, какие Визи-
мар для Оптилы сделал. Медом расплатился Оптила.
   У нее на коленях горшочек с медом стоял. Предложила  нам  угоститься.
Мы палочкой поковыряли, но только чуть-чуть, чтобы ее не рассердить.
   Меда отведав и поблагодарив учтиво, Гизульф к вандалке со своими воп-
росами подступиться решил. Рот уже раскрыл.
   Тут Арегунда вскочила, за копье свое схватившись.
   Из-за кургана незнакомый всадник показался.
   Огромен был тот всадник, даже от брода видать.  Остановился  и  назад
смотреть стал.
   А дозорных на кургане нет... Я это только сейчас понял.
   Следом за всадником и лошадь с телегой показалась, а за  телегой  еще
одна лошадь шла, порожняя.
   Вандалка нам сказала, чтобы мы в село бежали, людей полошили. Но мы с
Гизульфом сразу узнали лошадь дяди Агигульфа. И  самого  дядю  Агигульфа
узнали, он на телеге сидел. И на то вандалке указали.
   Сперва мы подумали, что они с дедом телегу в бурге выиграли, и  отос-
лал дед телегу домой, чтобы обратно не проиграть ее ненароком в кости.
   Но вот ближе подъехали, и увидели мы, что на телеге дедушка  Рагнарис
лежит, бороду вверх уставя и дядю Агигульфа яростно ругая  на  чем  свет
стоит.
   Рассмотрели мы дядю Агигульфа и едва узнали его. Как ворон сидел, на-
хохлившись. В первый раз видно было, что с Ульфом они родные братья, ибо
никогда прежде не был дядя Агигульф на Ульфа похож.
   Тут и тот большой всадник подъехал. Приметного на нем была  кольчуга.
Прежде мы про кольчуги только от Ульфа и дяди Агигульфа слышали, а в се-
ле ни у кого кольчуги не было. Кольчуга была как длинная рубаха,  только
из металла, а под мышкой зияла большая дыра. И шлем у того всадника  был
не такой, как у наших воинов, - круглый,  а  шея  кольчужным  воротником
прикрыта.
   Щит он возил круглый, меньше, чем у наших воинов, а умбон как шип.
   Всадник тот дороден был, сложением великан, вроде  тех,  про  которых
дядя Агигульф нам с Гизульфом рассказывал. Чуть не до глаз рыжим волосом
зарос, бородища по кольчуге метет едва не до пупа.
   Завидев Гизульфа, тот великан проревел скорбно:
   - Не узнаешь ли меня, Гизульф?
   Но тут дядя Агигульф на телеге поравнялся с ним и сказал устало  тому
великану:
   - Давай, Лиутпранд, языком с мальцами не мели, не до того.
   А нам сказал, чтобы бежали скорей домой. Тут такое дело...
   Дед на телеге оживился и тоже бранить нас стал, что дармоедствуем.  И
дяде Агигульфу досталось: совсем ума с  Лиутпрандом  лишились,  вставать
ему не дают, надругаться над отцом вздумали...

   Тогда только поняли мы, что рыжебородый великан тот - дядя Лиутпранд.
Удивился я, как раньше его не признал. Ведь это тот  самый  дядя  Лиутп-
ранд, что срубил в бою голову нашему дяде Храмнезинду и через это  роди-
чем нашим стал. Лиутпранд, когда голову дяде Храмнезинду срубил, с дядей
Агигульфом бился. И полюбились они друг другу. И уговорил дядя  Агигульф
Лиутпранда к нам ехать.
   Лиутпранд привез голову Храмнезинда в кожаном  мешке  нашему  дедушке
Рагнарису и уплатил вергельд за убийство Храмнезинда.
   А потом он, наущаемый дядей Агигульфом, пролез между ног у Ильдихо  и
тем самым стал нашему дедушке Рагнарису как бы сыном, а нам - дядей,  по
нашему обычаю. Конечно, Ильдихо - не жена дедушки, а наложница. Но  ведь
и дядя Храмнезинд был рожден от бывшей рабыни Алариха.
   И хотя дядя Лиутпранд не такой близкий дядя, как Агигульф, но мы  его
все равно любили. И когда он пропал, наша сестра Галесвинта плакала.
   Хродомер за то осуждает нашего дедушку Рагнаниса. Хродомер  очень  не
любит Лиутпранда, потому что Лиутпранд, желая подольститься  к  дедушке,
то и дело громко поносит Хродомера. Этому Лиутпранда дядя Агигульф  нау-
чил.
   Дедушка Рагнарис говорит, что не за то Хродомер не любит  Лиутпранда.
А за то, что Лиутпранд на Галесвинту заглядывается, а хродомеровых доче-
рей-перестарок и не смотрит.

   Дядя Лиутпранд прогудел:
   - Беда, Гизульф, беда.
   И следом за телегой шагом к селу поехал. А мы вперед них побежали.
   Первым навстречу нам Ульф выскочил. За ним Тарасмунд.
   Гизульф, задыхаясь, выпалил:
   - Дед вернулся! Лиутпранд с ним вернулся! Беда!..
   Тут и телега на двор въехала. Отец наш и Ульф подбежали к телеге, где
дедушка лежал.
   Дедушка Рагнарис, не переставая, ругательствами сыпал, будто  бредил,
а дядя Агигульф в это время рассказывал торопливо, деда перебивая  (чего
раньше никогда не делал).
   Дядя Агигульф сказал, что дед, как приехал, сразу к Теодобаду  напра-
вился. С почтением принял его Теодобад. По правую руку от себя посадил в
дружинных хоромах. И только начал было дед говорить, беды наши  и  нужды
перечисляя, как вдруг за грудь схватился и на скамье осел. Губы  у  деда
посинели, глаза бессмысленные сделались. Дядя Агигульф  сказал,  что  он
испугался. Он и до сих пор в страхе.
   Вытащили деда на воздух, перед хоромами, на землю уложили, рубаху  на
нем порвали, чтобы не душила, знахарку кликнули.
   Знахарка сказала, что в дедушке Рагнарисе худая кровь завелась и  что
эта дурная кровь с доброй кровью борется.
   Дядя Агигульф спросил, не выпустить ли из жил дурную кровь?
   Но знахарка сказала, что это никак нельзя сделать, потому что  дурная
кровь с доброй кровью перемешалась. Вся надежда на то, что добрая  кровь
победит.
   И отвар дедушке дала.
   Дедушка Рагнарис отвару выпил, ожил и сказал, что  домой  ему  нужно.
Что Теодобад и без него знает, что делать. что он  к  Теодобаду  Алариха
пришлет, отца его. Знает он, как Алариха-курганного  к  Теодобаду  прис-
лать.
   И хоть немощен был дед, а перечить ему никто не посмел.
   Дядя Агигульф сказал, что, хвала богам, как только в бург  въехали  с
дедом, так сразу Лиутпранда повстречали. Лиутпранд сам  только-только  в
бурге появился и к нам ехать хотел.
   Ну да не до Лиутпранда сейчас всем было.
   Телегу же эту в бурге взяли. У военного нашего вождя Теодобада. Дал и
даже скрипеть не стал. И шкуру оленью дал постелить. Правда, старая шку-
ра, частью облезла.

   Деда на дворе устраивать стали - не в дом  же  его  нести,  где  Ахма
смердит. Прямо на телеге, ибо дядя Агигульф за знахаркой  повторил,  что
трогать деда опасно.
   Дедушка Рагнарис зарычал бессильно, что трогать его и вправду опасно,
что доберется он до всех нас, и до первого - до этого Лиутпранда,  палку
об него пообломает.
   Деда не слушая, навес над телегой делать стали. Ильдихо с  распухшими
глазами и покрасневшим носом мышью шмыгала.
   Тут женщин отстранив, над дедом, простертым в телеге, Ульф навис.
   - Что насчет тына Теодобад сказал? Даст он воинов?
   Дед закряхтел. Видно  было,  что  нехорошо  деду,  задышал  тяжело  -
вот-вот не то помрет, не то вырвет его.
   Тарасмунд сказал Ульфу, чтобы тот отошел. Ульф, не слушая, снова деда
пытать стал:
   - Так даст он воинов, Теодобад-то, или не даст? Что он сказал?
   Тарасмунд снова Ульфу велел от деда отойти. Ульф как заорет на Тарас-
мунда:
   - Он в бург за делом ездил, так пусть говорит, сладилось  ли!  Помрет
сейчас или язык онемеет, так ведь и не узнаем, что там Теодобад надумал.
   - Об отце бы позаботился, - сказал Тарасмунд.
   - А ты о селе бы позаботился! Отец и без тебя помрет. - И снова к де-
душке Рагнарису повернулся: - Говорил с Теодобадом о тыне?
   Дед с трудом проскрипел:
   - Да, говорил...
   Тут дядя Агигульф схватил Ульфа за плечо, чтобы отогнать его от дедо-
вой телеги. Ульф, не поворачиваясь, дядю Агигульфа локтем под вздох  по-
разил, а после еще ниже над телегой нагнулся, едва трясти деда не начал.
   - Что он сказал? Даст воинов?
   - Подумает... Сказал, покамест воины ему в бурге нужны...
   Ульф выругался непотребно и прочь пошел.

   А Лиутпранд не знал, куда себя девать. В дом вошел было, да носом по-
тянул и сразу вышел. Никто не радовался ему. Не до Лиутпранда, коли  де-
душка так болен.
   Я никогда прежде не помню, чтобы дедушка болен был. Даже когда  Князь
Чума приходил, дедушку не тронул. Я думал, что дедушка вроде своих богов
- всегда был и всегда будет.
   А тут на Лиутпранда, который ходил вокруг неприкаянный, посмотрел - и
понял вдруг, что действительно беда с дедом. Лиутпранд к нам ехал,  а  в
бург только мимоходом заезжал. Похвастаться хотел  кольчугой  дивной,  о
подвигах своих рассказать, праздник устроить.
   Лиутпранд на колоде сидел, похожий на большого, толстого, унылого фи-
лина. Мне его жалко стало. Я к нему подошел.  Лиутпранд  поднял  голову.
Рад он был тому, что хоть кто-то на него внимание  обратил.  Сказал  мне
дружески:
   - Ну а тебя, желудь, как зовут?
   Я сказал:
   - Атаульф. - И добавил: - Я любимец дедушкин.
   - Ишь ты! - сказал Лиутпранд и в бороде поскреб. - Ты  любимец?  А  я
думал, Агигульф - любимец Рагнариса.
   - Агигульф - любимец богов, - сказал я.
   На самом деле я обиделся на Лиутпранда. Гизульфа он  помнил,  а  меня
забыл. Даже имя мое позабыл.
   Про это я ему, понятное дело, говорить не стал, а спросил, почему  он
назвал меня "желудь". Лиутпранд охотно объяснил, что жизнь так устроена:
сперва ты желудь, потом дубок, после дуб, а там, глядишь,  и  пень...  И
хмыкнул.
   Мне эта шутка не понравилась, потому что какой из  дедушки  Рагнариса
пень? Я сказал Лиутпранду:
   - Сам ты пень.
   И отошел.
   Лиутпранд мне вслед поглядел с недоумением.
   Когда Лиутпранд на колоде сидел, возле него  все  Галесвинта  вилась.
Дюжина дюжин дел у нее сразу сыскались подле колоды. Потом гляжу -  под-
села. Лиутпранд ей что-то рассказывал,  руками  размахивая  и  бородищей
тряся. Галесвинта слушала, перед собой глядела. Нет-нет на телегу дедуш-
кину взглянет. Беспокойно ей было.
   Я вспомнил, что Хродомер про лангобардов говорил.  Хродомер  говорил,
что хамы они все. Хоть он, Хродомер, кроме нашего Лиутпранда других лан-
гобардов не встречал, но доподлинно про них знает. Беседовал  с  людьми,
что в края лангобардские нечаянно забредали.
   Видать, прав Хродомер. Недаром столько лет прожил.
   К деду подошел. Дедушка лежал и в полог, над головой у  него  натяну-
тый, строго глядел. Дядя Агигульф возле телеги  факел  пристроил,  чтобы
светло было деду. Не знаю, заметил ли меня дедушка Рагнарис, потому  что
на меня он не смотрел.
   И вдруг дед отчетливо выговорил:
   - Больно мне.
   Я испугался и отошел.

   Уже стемнело. Звезд на небе не было - затянуло небо, хотя  весь  день
было ясно. Только к вечеру облака появились. По краю неба гуляли  зарни-
цы. Луна то появлялась, то исчезала, а потом и вовсе за облаками  пропа-
ла.
   У меня очень болела голова и дышать было трудно. Я думаю, это оттого,
что я испугался.
   У дома, в темноте почти не видные, отец мой стоял с  дядьями.  Тарас-
мунд говорил, что гроза, видимо, надвигается. Куда деда нести - на сено-
вал или к Ульфу в дом?
   Ульф говорил, что лучше к нему в дом, потому что на сеновале пыльно и
душно. И в дом свой ушел подготовить там все для деда на тот случай, ес-
ли действительно дождь пойдет.
   Я удивился, потому что они мирно между собою  говорили.  Будто  и  не
кричал дядя Ульф на больного деда и не бил дядю Агигульфа локтем,  когда
тот отогнать его пытался.
   Спать мне не хотелось. Гизульф тоже понурый по двору бродил.
   Гизульф вдруг сказал мне, на зарницы глядя:
   - Вандалам, небось, тревожно. Мы-то хоть  все  вместе,  а  их  только
двое. Да и кузница на отшибе.
   Я ответил ему:
   - Вандалы, что с них взять. Они все, небось, такие.
   Но и мне тревожно было.
   Потом я спросил Гизульфа о Лиутпранде - он где? Гизульф  сказал,  что
не знает. Галесвинту встретил, она сказала, что Лиутпранд пошел куда-то.
Галесвинта сама не своя с тех пор, как Лиутпранд приехал.
   Потом Гизульф спросил:
   - А ты знаешь, что он к Галесвинте свататься приехал?
   Я сказал, что не знаю. Спросил, ему-то откуда это известно?
   Он ответил:
   - Мать сказала.- И помолчав, добавил: - А знатная у  него  кольчужка.
Говорит, сам добыл. А что дыра на боку, так  это  Лиутпранд  ее  сделал,
когда с прежнего владельца снимал. Тот  расставаться  с  нею  не  хотел,
пришлось уговаривать.
   - Как уговаривать-то?
   - Фрамеей.
   Я все еще зол был на Лиутпранда, что он имя мое забыл, и потому  ска-
зал, что когда зверя берешь, шкуру лучше не портить. Не от большого  ума
дыру в кольчуге проделал.
   Гизульф за Лиутпранда обиделся и сказал, что и я так бы не добыл,  не
то что целую.
   Чтобы о другом поговорить, я у Гизульфа  насчет  сынка  его  спросил.
Как, мол, Марда - и правда сынка ему родить хочет?
   Гизульф раздраженно сказал, что не знает он ничего и не его это дело.
Дед про то разговор завел - вот пусть с отцом нашим Тарасмундом да с Ва-
ламиром, хозяином замарашкиным, и решают -  становиться  Марде  брюхатой
или нет.
   Про деда упомянув помрачнел совсем Гизульф и замолк.
   Я спросил его, почему он сынка не хочет. Напомнил, как мечтали  мы  о
том, что сынков гизульфовых пугать будем, когда те подрастут.
   Но Гизульф вдруг досадливо сплюнул, как это дядя Агигульф иногда  де-
лает, сказал, что и петух вон тоже у соседа Агигульфа  во  дворе  риксом
стать мечтал. Домечтался.
   Буркнул, что спать хочет. И ушел.

   Гроза ближе стала. По небу гром прокатился. Недаром у Хродомера пояс-
ницу ломило.
   Тут от телеги слабый голос донесся - дед что-то говорил. Ему Ульф от-
ветил. Я и не заметил, когда Ульф успел из своего  дома  к  телеге  вер-
нуться.
   И тотчас же от дома туда отец наш Тарасмунд пошел. А я не видел,  что
отец рядом с нами во дворе стоял, так темно было.
   Голоса стали громче. Теперь уже слышно было, что возле телеги ругают-
ся. Вернее, дедушка моих отца и дядю честил на чем свет стоит. Мне  пос-
покойнее стало. Коли дедушка ругается, значит, все в порядке.
   Но тут дедушкину брань Ульф перебил, грубо и резко, как никогда преж-
де никто не решался. Ульф сказал:
   - Молчи и делай, как говорю! С тебя не убудет, если меч  возьмешь.  А
дальше лежи себе и дери себе глотку, сколько влезет. С мечом оно спокой-
нее будет.
   И сразу мимо меня шаги послышались - кто-то в дом  спешно  вошел.  Не
разобрать, отец или Ульф.
   Из темноты голос дедушки раздался. Заревел Рагнарис яростно:
   - Хоронить меня вздумали? Я вас!..
   Тарасмунд на это дедушке сказал громко и спокойно, как  ребенку  кап-
ризному:
   - Вот и хорошо. Бери меч и казни нас. Ты только возьми.
   Тут из дома грохот донесся - это Ульф что-то в темноте  опрокинул.  И
выругался. Я понял, что Ульф очень сердит, потому что он  как-то  непри-
вычно зло ругался.
   Я стоял, то грозу слушал, то голоса возле телеги.  Отец  что-то  деду
опять говорить стал, только очень тихо. Потом вдруг Тарасмунд сказал:
   - Атаульф, иди сюда.
   Я удивился тому, что он меня в этой темноте заметил.
   Из дома Ульф выскочил с обнаженным мечом в руке, будто на врага мчал-
ся. Чуть не сшиб. Я за ним пошел.
   Когда я вслед за Ульфом к телеге подошел, Тарасмунд нам  сказал,  что
дедушка Рагнарис умер.
   Ульф только зубами заскрипел и ушел, ничего даже говорить не стал.
   Я отцу моему Тарасмунду не поверил, потому что дедушка совсем не  из-
менился. Какой лежал, такой и лежал. Я спросил:
   - Он только что живой был. Когда он умер?
   Отец сказал:
   - Только что.
   Мне казалось, что сейчас дед снова откроет глаза и ругать нас с отцом
начнет, что спать ему мешаем. Но отец сказал, что сам глаза ему закрыл.
   Из темноты дядя Агигульф вдруг появился, за ним Ульф шел, все  еще  с
мечом в руке.
   Ульф еще раз поглядел на деда и снова промолчал, только на меч взгляд
бросил.
   А дядя Агигульф вдруг расплылся, как баба, разом и нос у него красный
стал, и глаза, щеки затряслись (даже в свете факелов я это заметил) -  и
заревел, завыл Агигульф, совсем по-детски. Ни Гизульф, ни я так  никогда
не плакали, даже когда маленькие были и больно ушибались.
   Дядя Агигульф так страшно завыл, что надо всем селом,  наверное,  вой
этот разнесся. И гром в ответ прогремел почти над головами.
   И тотчас же, дядин вой услышав, взвыла в доме Ильдихо, будто сука,  у
которой щенят утопили. Тянула на одной ноте, тоскливо.
   Что дядя Агигульф убивается - то понятно было. Но  я  удивился  тому,
что и Ильдихо так по деду воет.
   Дядя Агигульф вдруг выть перестал, к дому метнулся. Ульф за ним  сле-
дом бросился.
   Но тут дядя Агигульф снова выскочил из дома. В свете факела краснова-
то сталь блеснула. Пока Ульф успел дядю Агигульфа поймать, тот уже  пле-
тень повалил и Ульфа зарубить хотел. Но с Ульфом ему не  потягаться.  Из
темноты, где плетень упал, только рычанье доносилось и звон металла.
   Потом слышно стало, как дядя Агигульф лютует и крушит все вокруг. Го-
лос Ульфа доносился, проклятья изрыгающий. Затем вдруг стихло все.
   Мы уж подумали, не зарубил ли Ульф дядю Агигульфа. Но в светлое пятно
от факела Ульф вступил, оба меча держа, и свой, и агигульфов. И буркнул:
   - Ничего, скоро очухается.
   И сразу нам забылся дядя Агигульф.

   Во дворе факелов прибавилось. Казалось, почти все  село  собралось  к
смертному ложу Рагнариса. А когда их оповестили, того мы не поняли.
   Потом рассказывали, что Хродомер, уже спать отправившись, при  первом
ударе грома вздрогнул неожиданно и сказал, что надо бы к Рагнарису  схо-
дить. И не успел выговорить, как вой дяди Агигульфа над селом  разнесся.
Так и узнали.
   Хродомер к Рагнарису подошел. Постоял, посмотрел. Сказал:
   - Не зря все же поясница у меня болела.
   Только это и сказал. И прочь пошел.

   Когда деда Рагнариса только привезли на телеге, Хродомер к нам  сразу
пришел, но ничего не сказал и ушел. Хродомеровы потом говорили,  что  он
всех на ночь глядя из дома выгнал и богам своим молился.
   Уже спать ложась, бормотал Хродомер в бороду, что, мол, если  доживет
до утра Рагнарис, он, Хродомер, ему меч в руки вложит и самолично  зару-
бит Рагнариса, друга своего. Надо бы об этом с сыновьями  Рагнариса  по-
толковать, с Ульфом да с Агигульфом. С  теми,  которые  богов  отцовских
чтут. И Тарасмунда в стороне держать нужно. Нельзя позволить,  чтобы  он
отца родного пиршественных чертогов Вальхаллы лишил.
   Так бормотал Хродомер, засыпая, пока тот первый удар грома не  раска-
тился и звериный вой Ильдихо над селом не разнесся.
   Но про то мы только назавтра узнали.

   Гроза всю ночь бушевала. Я сидел у дома под навесом, спать не мог. Из
наших никто спать не мог. Женщины суетились. Посреди двора  нелепо  гро-
моздилась телега с дедушкой, освещенная факелами, которые то и дело гас-
ли под дождем. Сванхильда с Галесвинтой бегали взад-вперед, новые факелы
носили, покуда Ульф на них не шикнул. Мне думалось, что Ульф  совсем  не
переживает из-за смерти дедушки, больно уж спокоен.
   Ульф сказал, чтобы все шли в дом и перестали суетиться до утра. Спать
никто не мог, поэтому собрались у очага и сидели молча. Лиутпранда и дя-
ди Агигульфа с нами не было. Снаружи дождь шумел.
   Мы сидели так долго, а потом Ульф снова вышел на дождь. Мы  услышали,
как Ульф что-то говорит на дворе, а после дядя  Агигульф  ему  отвечает.
Ульф обратно в дом вошел, а дядя Агигульф нет. Гизела  спросила,  что  с
Агигульфом, но Ульф в ответ только буркнул невразумительное и рукой мах-
нул.
   Так и сидели мы, пока светать не начало.
   Дождь уже кончился, а мы все сидели. Как  совсем  рассвело,  Хродомер
пришел. К телеге подошел, тяжело на посох опираясь, на  Рагнариса  долго
смотрел. Уронил, ни к кому не обращаясь:
   - Не успел я.
   Тарасмунд спросил, о чем он говорит. Хродомер ответил, что  собирался
с вечера друга своего Рагнариса зарубить, чтобы не лишать того  пиршест-
венных чертогов Вальхаллы. Ибо негоже воину вот так, на постели, от  не-
мощи старческой умирать.
   На это отец наш Тарасмунд, набычась, сказал, что на все Божья воля.
   Хродомер уже посох свой поднял, в драку готов был лезть, но тут между
отцом моим и Хродомером Ульф втерся, усмехаясь криво. И сказал отцу мое-
му Тарасмунду, что коли Рагнарис предан был старым богам, то и погребать
его будут согласно старому обычаю, а он, Тарасмунд, хоть и  стал  теперь
главой семьи, но над покойником не властен.
   Хродомеру слова эти понравились и он сразу утихомирился.
   Ульф же стоял между спорщиками, и лицо у него было неприятное.  Чужим
он показался мне вдруг, ибо почудилось мне, что смеется он  про  себя  и
над отцом моим Тарасмундом, и над Хродомером.
   Тут Хродомер заговорил с Ильдихо. Меня это удивило, потому что прежде
старейшина Хродомер никогда не пускался в разговоры с дедушкиной  налож-
ницей. Тут же поклонился ей и спросил, не желает ли она  последовать  за
Рагнарисом.
   Ильдихо смутилась. Я раньше не видел, чтобы она так смущалась. Погля-
дела на Тарасмунда.
   Тарасмунд же стоял весь красный, губу прикусив, и я видел,  что  отец
вот-вот взорвется.
   Потом Ильдихо, глядя мимо Хродомера, резко сказала:
   - Не желаю!
   Ульф стоял рядом, глядел на всех пристально и травинку покусывал. Как
на чужих смотрел на сородичей своих, и сам чужим казался.
   Хродомер на Ильдихо заворчал, что в прежние, мол,  времена  наложницу
такого человека, каким мой дедушка Рагнарис был, и спрашивать бы не ста-
ли. Без худого слова за господином ее отправили.
   Отец в сторону телеги поглядел и очень тихо сказал:
   - Кончились старые времена, Хродомер.
   - Оттого и плачу, - отозвался Хродомер.
   Я удивился этим словам, потому что Хродомер вовсе не плакал.
   В этот момент Ульф громко спросил:
   - Что тебе, Гизела?
   Мы повернулись и увидели, что к нам Гизела, наша мать, подошла. Стоит
и странно смотрит на всех. Мать сказала:
   - Ахма умер.
   Я удивился тому, что брат мой, Ахма-дурачок, умер. Я уже  и  позабыл,
что он еще жив. По растерянным лицам остальных я понял, что и они про то
забыли. Да и до Ахмы ли всем было, когда такой человек, как наш  дедушка
Рагнарис, нас покинул.
   Тарасмунд матери нашей Гизеле велел к годье идти. Чтобы готовился Ах-
му-дурачка отпевать. Потом к Хродомеру повернувшись, сказал:
   - Коли уж мертвых хоронить по вере их, то сына моего Ахму по вере Бо-
га Единого погребать буду.
   Хродомер уже рот раскрыл, чтобы ответить, как Ульф  вмешался.  Сказал
спокойно:
   - Не время о мертвых печься. Как бы самим не помереть, да так, что  и
похоронить некому будет.
   Тут уж оба - и Хродомер, и Тарасмунд - на Ульфа ополчились. А он и  в
ус не дует. Урожай, говорит, только что сняли, чужаки в  затылок  дышат,
людей не хватает - да и не такой человек был этот Ахма,  чтобы  по  нему
большую страву справлять.
   И предложил Ахму вместе с дедушкой Рагнарисом проводить.
   Тарасмунд заговорил было о том, что для Бога Единого  нет  великих  и
малых, для него все равно важны, и не ему, Ульфу, Божьим светом не прос-
вещенному, о том судить.
   На то Ульф улыбнулся чужой улыбкой и заметил, что  не  Тарасмунду,  в
таком случае, судить, каким светом он, Ульф, просвещен.  И  не  о  свете
сейчас речь, а о том, как покойников не обидеть и живых от погибели убе-
речь. По людскому закону, как исстари велось, не следует разлучать  деда
с внуком. И коли умерли в один день, то пусть и под курганом  рядом  ле-
жат. Ибо недвусмысленный знак был дан этой двойной кончиной. А ежели Та-
расмунд того не видит, то это его, Тарасмунда, печаль.
   На что отец наш Тарасмунд возразил, что  напротив,  следует  отделить
ничтожного Ахму, который в бурге небесном при Добром Сыне из  последнего
станет первым (как о том годья поет), от могущественного в мире сем Раг-
нариса-воителя, блуждавшего в потемках. Ибо враги  человеку  -  домашние
его, о чем годья в храме Бога Единого многажды пел.
   Старейшина же Хродомер неожиданно мирно сказал на то отцу  моему  Та-
расмунду:
   - Когда глядишь на реку, то не можешь одну  каплю  воды  отделить  от
другой. Так и род: кто отделит сына от отца, деда от внука, младшего  от
старшего? Все следуют один за другим в непрерывном потоке. - И  добавил,
что ушам его старым невыносимо глупости слушать, какие годья  Винитар  в
храме поет. Скорбно ему, что сын достойного Рагнариса,  ныне  старший  в
роду славном, глупости сии повторяет.
   Ульф же сказал, ссору предупреждая, что Ахму пусть  Винитар  в  храме
Бога Единого по своему обряду отпоет, а страву для деда с  внуком  общую
сделать надобно. И добавил, что с Винитаром обо всем сам договорится.  Я
заметил, что он не говорит о Винитаре "годья".
   Предложение Ульфа не понравилось ни Хродомеру, ни Тарасмунду, но луч-
шего все равно никто не придумал.
   Хродомер с нашего двора прочь пошел. Уже уходя, к Ильдихо  повернулся
и спросил, не передумала ли. Ильдихо на отца  моего  Тарасмунда  просяще
поглядела и ответила Хродомеру, что нет, не передумала. Хродомер и ушел,
не оборачиваясь.
   Тарасмунд в дом пошел. Ульф вслед за Хродомером со  двора  подался  -
видать, с Винитаром разговаривать.
   А я возле дедушки остался.
   Тут как из-под земли дядя Агигульф появился. Лицо опухшее,  заплакан-
ное. На лбу синяк огромный - Ульф ночью угостил. Медовухой от дяди  Аги-
гульфа разило. Дядя Агигульф, нетвердо на ногах держась, за край телеги,
где дед лежал, ухватился, навис над покойником и взвыл тоненько:
   - Атта, аттила! Что ты наделал? Куда ты ушел? Как я без тебя? На кого
ты бросил своего младшего сына? Любимца своего, Агигульфа?  Говорил  же,
что Агигульф - любимец богов, а сам бросил! Почему ты ушел с  поля  боя,
Рагнарис? Как мне биться с врагами, не видя перед собой твоей  спины?  -
Выдохнул по-звериному: - О-ох!..
   Голову руками обхватил, стал шататься, как медведь, из стороны в сто-
рону, волосы клочьями на себе рвать.
   Тут я его за штаны потянул и спросил:
   - Дядя Агигульф, а куда это Хродомер хотел Ильдихо отправить?
   Дядя Агигульф поглядел на меня бессмысленным взором, сердясь, что  от
плача его отрываю. Я ему разговор передал, который только что слышал.
   Дядя Агигульф приосанился и стал объяснять, икая и всхлипывая, что за
великим воином в курган идут верные его слуги, женщины и кони. И что он,
Агигульф, непременно такую женщину себе возьмет, которая с  радостью  бы
за ним в курган пошла. В былые времена, говаривал дедушка Рагнарис, сог-
ласия и не спрашивали, резали горло на страве и на костер клали  в  ноги
герою. А сейчас спрашивают.
   Тут он оборвал себя и спросил, будто перепугавшись:
   - А что, Ильдихо не согласилась?
   Я сказал:
   - Нет, не согласилась. Дважды ее Хродомер спрашивал, а она дважды от-
казом отвечала.
   Дядя Агигульф вдруг замолк, на деда с  полуоткрытым  ртом  уставился,
потом меня за плечо схватил, показывая на деда:
   - Видишь, сердится?
   Страшно взревел, оттолкнул меня и в дом  кинулся,  вопя,  что  он-то,
Агигульф, и спрашивать строптивую дедову наложницу не станет. И  скрылся
в доме.
   В доме тотчас же великий шум учинился. Потом вылетел  дядя  Агигульф,
сорвав занавеску из бычьей шкуры, что у входа висела. Споткнулся,  упал,
встал, из шкуры выпроставшись, и, пошатываясь  и  всхлипывая,  со  двора
прочь кинулся.
   Я смотрел то на него, то на деда. Дед  и  вправду  сердился,  морщина
между бровей залегла. Дядья и отец мой перессорились, приткнуться негде,
мира в доме не стало. Неужто всегда так теперь будет? Страх во мне посе-
лился и стал расти. Когда чума была, не так страшно было.
   За Агигульфом и Тарасмунд, отец мой, из  дома  вышел,  быстрым  шагом
направляясь куда-то (куда - я спросить не посмел). Со мной поравнявшись,
сильно ударил меня по щеке. Я заревел, под дедову телегу кинулся и полд-
ня сидел там, безутешно плача.

   Когда день к полудню шел, к нам годья Винитар явился. За ним  Одвульф
поспевал. Проходя мимо телеги с дедом, Одвульф размашисто перекрестился.
Рвение проявил.
   В дом войдя, годья Винитар вдруг Гизелу по волосам погладил и  сказал
ей что-то на ухо, отчего она тихо заплакала. Но не горестно, а даже  как
будто с радостью. На дедушкиных богов Винитар поглядел мрачно  и  Тарас-
мунду сказал:
   - Еще бы в капище снес дитя свое, в истинную веру крещенное.
   На то Тарасмунд, отец наш, отвечал, что на то воля отца его Рагнариса
была, ныне также отошедшего с миром.
   Винитар, не слушая, отвернулся от богов и молитвы над усопшим творить
начал. Я же слышал, как Одвульф, минуту улучив, говорит  Ульфу  на  ухо,
что уже за Рагнариса молился, хоть и грешен был дед, и что уже знак ему,
Одвульфу, был. Но что за знак, не сказал. Ульфа это, похоже, не  интере-
совало.
   Годья, молитву краткую окончив, велел четыре жердины принести и шкуру
бычью, что у нас над входом висела, а нынче почему-то во дворе валяется,
будто ненужная. Мы с Одвульфом пошли выполнять приказ и вскоре вернулись
уже с носилками. Одвульф все рассказывал мне  о  видениях,  которые  его
обуревали. И на годью жаловался: не признает годья Винитар, что он,  Од-
вульф, уже святым понемногу делается. Одвульфу все не удается никак  до-
казать, что видения эти у него от Бога. И проверить невозможно.
   Положили Ахму-дурачка на носилки и понесли в храм Бога Единого. Вини-
тар с Одвульфом потащили на себе. Ахма-дурачок легонький, только  распух
от своей болезни.
   Когда Ахму шевелить начали, такой смрад поднялся, что  меня  чуть  не
вывернуло. А годье Винитару хоть бы что. И у остальных тоже лица не  ме-
нялись. Только Одвульф морщился.
   Когда Ахму унесли, хватились: где Лиутпранд, где Гизульф? Нашли их на
сеновале у Валамира - спали рядком и горя не ведали. Лиутпранд  накануне
Гизульфа пивом накачал и себя, конечно, не обидел. И Марда брюхатая меж-
ду ними приткнулась.

   СТРАВА

   Вся округа - пиршественный стол Рагнариса. Земля благодатная, которую
мы пашем, - ложе Рагнариса. Небо - череп Имира - крыша  над  Рагнарисом.
Дубовые рощи Вотана - стены его нового дома. Аларих и Арбр - отныне сот-
рапезники его. Река отделяет его от прежнего дома, в  который  не  войти
Рагнарису ныне. Никогда отныне Рагнарису реку сию  не  перейти.  Могучим
воином был Рагнарис; тяжким горбом на спину земли курган его ляжет.
   Так говорил Хродомер, и все слушали.
   Отец мой Тарасмунд слушал, разом постаревший, ибо теперь легли на не-
го все заботы старшего в роду.
   Дядя Агигульф слушал, от горя вновь будто обратившийся в ребенка.
   Ульф слушал, и тревога от Ульфа исходила - будто считал Ульф, что  не
делом мы занимаемся, речи Хродомеровы слушая. Нет-нет да и  метнет  Ульф
взгляд за реку, на деревню.
   И вандалы, Визимар-кузнец и Арегунда-девица, слушали, а сами о  своем
думали - о тех мертвецах, должно быть, вспоминали, кого не довелось пог-
ребать, о Велемуде, об отце его Вильзисе, и о прочих, чьи имена мне  не-
ведомы.
   А Филимер почти не слушал, на еду смотрел и слюна по  подбородку  его
бежала.
   Оптила слушал, отцом своим гордясь: сколь складно говорит.
   Брустьо, Хильдефрида и Фаухо на Ильдихо презрительные  взоры  метали.
Хотя ни Брустьо, ни Хильдефрида за своими мужьями в погребальный  костер
не пошли.
   У всех взрослых мужчин были горящие факелы в руках. Нам  с  Гизульфом
факелов не дали, потому что мы еще малы.
   Гизульф, брат мой, с Хродомера глаз горящих не сводил. На  Тарасмунда
стал Гизульф похож. И на Ульфа одновременно - тревогой.
   Лиутпранд вздыхал горестно, брюхом могучим колыхаясь, и шептал что-то
себе в бороду, видимо, Хродомеру вторя.
   Гизела, мать моя, рядом с отцом стояла,  речам  почти  не  внимая,  и
только слезы по ее лицу бежали. Она Ахму оплакивала, о котором прочие  и
позабыли.
   А Ильдихо где-то за спинами терлась, тише воды ниже травы  была,  так
что и не слыхать обычно голосистую наложницу  дедову.  Пива  наварила  и
притихла, голову в плечи втянула. На щеках у нее два красных пятна - дя-
дя Агигульф отходил, ибо прогневался за то, что она  вслед  за  дедом  в
погребальный костер идти отказалась.
   Тарасмунд, правда, за Ильдихо вступился, сказав, что страву по  древ-
нему обычаю по сыну своему, воспитанному в вере Бога Единого, еще  стер-
пит, но кровавых человеческих жертв не допустит и лучше  убьет  кого-ни-
будь, кто настаивать вздумает.
   Сестры наши, Сванхильда с Галесвинтой, попритихли немного,  но  любо-
пытство их снедало. Глазами так и стреляли, мудрым речам через  пень-ко-
лоду внимали.
   Справа от Ульфа вандалы стояли, а слева - Од-пастух. Мрачен был,  как
и сам Ульф.
   Все село здесь было. Все пришли проститься с Рагнарисом,  никто  дома
не остался, кроме некоторых рабов.
   Фрумо брюхатая - и та была, возле отца своего Агигульфа сидела.  Улы-
балась блаженно и живот свой оглаживала да приговаривала:
   - Ишь ты! В самой середке лежит! В самой середке!
   Агигульф-сосед же несчастный вид имел и на дочь свою безумную старал-
ся не глядеть.
   Слушали Хродомера воины - румяный Аргасп, всегда веселый Валамир, ко-
торый сейчас был ох как невесел, дылда Теодегаст,  который  стоял  суту-
лясь, будто гору ему на плечи навалили; Гизарна, лень  свою  позабывший.
Хоть и не был дедушка Рагнарис военным вождем, но как с вождем  воины  с
ним прощались.
   Одвульф в дареных матерью нашей Гизелой штанах стоял, рыдая  и  поми-
нутно крестясь. Я приметил, что Гизарна на Одвульфа кровожадно  погляды-
вает и странно  пальцами  шевелит  -  руки,  видать,  чесались  Одвульфа
вздуть. Я не понял, за что Гизарна так на Одвульфа взъелся, но  странное
дело! - мне тоже почему-то хотелось, чтобы он Одвульфа побил.
   Годья Винитар тоже здесь был. Он Ахму отпел в храме Бога  Единого,  и
кто хотел, те на том пении были, в том числе и многие из числа поклоняю-
щихся старым богам. Теперь же, сельчан уважая, слушал Винитар, как гово-
рит о Рагнарисе Хродомер. Впервые видел я, что наш годья Винитар -  воин
и что обличьем он ничем не отличается от Тарасмунда или Ульфа.
   Когда дед жив был, мы всякую трапезу собирались вместе. Дед точно ко-
рень нашего рода был. А сейчас, видя, сколько людей на дедову  последнюю
трапезу пришло, понял я вдруг, что больше нам уже так  не  собраться.  И
много чужих лиц среди своих. Вон и вандалы, и Филимер (хоть  и  брат  он
нам, а все же не совсем родной). И Ульф будто не родной стал. И Винитар,
которого на наших трапезах прежде никогда  не  бывало.  А  Ахма-дурачок,
последний в роду - тот наравне с дедом лежит и почести ему отдают.
   Да и собирались мы прежде под кровлей нашего дома. А теперь собрались
под открытым небом, а дом наш - за рекой. И село  все  за  рекой,  стоит
открытое, будто голое, беззащитное без людей. Как будто не дедушка  Раг-
нарис, а село умерло.
   От этих мыслей страшно мне стало.

   ...Аларих и Арбр отныне сотрапезники его. Река отделяет его от  преж-
него дома, в который не войти Рагнарису ныне. Никогда  отныне  Рагнарису
реку сию не перейти. Могучим воином был Рагнарис; тяжким горбом на спину
земли курган его ляжет.
   Так говорил Хродомер. От слов его еще страшнее  становилось,  ибо  не
было правды в этих словах, и даже я понимал это.
   Не быть Рагнарису с  Аларихом  и  Арбром.  Умер  своей  смертью  и  в
Вальхаллу ему не войти, уделом ему будет темный хель. Те, кто веровал  в
старых богов, знали это.
   Мы же, кто верует в Бога Единого, понимали, что геенна  огненная  де-
душку нашего Рагнариса ждет, если он в последний момент  захочет  Вотана
променять на Бога Единого. Куда ни пойди, везде ему плохо на том свете.
   А коли так, то непременно начнет дедушка Рагнарис возвращаться домой.
   Есть одно верное средство против таких буйных воинов, которым в моги-
ле не лежится, и всегда так поступали, коли в покойнике не уверены (дядя
Агигульф рассказывал, да и сам дедушка): отрезают ему  голову  и  прячут
куда-нибудь. А то в ноги положат, дабы запутать покойного, с  толку  его
сбить, обездвижить.
   И понимал я умом, что именно так следовало  бы  от  мертвого  дедушки
обезопаситься.
   Но с души воротило от такого. Хотя мы веруем в Бога Единого, так что,
может быть, нам можно обойтись без этого. Да и у кого рука поднялась бы?
У Тарасмунда сына его? У Ульфа? У Хродомера? Нет, не хотелось мне этого.
И никому не хотелось.
   А потом подумал я: ну и пусть бы дедушка возвращался! С Арбром дружил
же дедушка Рагнарис, хотя Арбр был много лет как мертв. Так и мы  с  де-
душкой дружить будем. И от этой мысли даже повеселел я.
   После и другой мыслью себя утешил. Годья говорит, что Ахма наш праве-
ден был. Может быть, Ахма на том свете за деда  словечко  замолвит,  так
что когда дойдут они вдвоем до перекрестка, где расходиться им -  одному
в хель, другому в рай - утянет Ахма за собой и деда.  Жаль  только,  что
говорить Ахма был не красен, ангелы могут и не понять.
   Но кто ему, праведнику, слово поперек скажет? Коли захотел  праведник
деда-язычника с собой в рай взять, значит, так тому и быть. А уж реветь,
глазами моргать и слюни распускать Ахма всегда был горазд.
   Только вот захочет ли Ахма за деда слово замолвить? Дед-то  в  капище
Ахму-дурачка снести грозился...
   Я решил, что после у годьи про то  спрошу.  Годья  должен  точно  все
знать.
   Эти мысли в голове у меня  вертелись,  пока  годья  Винитар  говорил.
Годья после Хродомера говорить взялся.
   Очень утешительно годья говорил.  Верующие  в  Бога  Единого,  сказал
годья, любят в близком своем человеке не тело его, а душу. И когда  уми-
рает близкий тот человек, то теряют они его тело, но не теряют души, ибо
душа бессмертна и всегда пребудет с теми, кого любит. Поэтому вообще  не
следует горевать по умершим. И если мы и горюем, то только лишь от  сла-
бости своей телесной и по неразумию.
   Мне было немного стыдно, потому что в Ахме-дурачке я не любил ни  те-
ла, ни души. А вот в дедушке все мне было любо.
   Умирает ли душа у тех, кто не веровал в  Бога  Единого?  Я  решил  не
спрашивать про это у годьи, потому что боялся, не сказал бы он: умирает.

   Дрова для погребального костра еще со вчерашнего дня возили.  Знатный
был костер, сам как курган, такой огромный. Дед с Ахмой рядком на костре
том лежали, первый в роду и последний в роду. И видно было,  что  дед  с
Ахмой одного роста - а мне-то всегда чудилось, что Ахма-дурачок на голо-
ву ниже, чем дедушка Рагнарис.
   Дедушка Рагнарс был в своей лучшей одежде и в  шлеме  своем  рогатом.
Слева от дедушки меч обнаженный лежал,  много  крови  вражьей  испивший.
Справа же ножны от меча лежали и дедушкино копье.
   На красивом поясе с большой пряжкой был у дедушки кинжал. Я ему  свой
кинжал отдал, тот, что у чужака взял, дядей Агигульфом  убитого.  Я  был
горд, что дедушка возьмет с собой мой кинжал.
   В ногах щит поставили, Арбром погрызенный, и рядом  -  самого  Арбра,
чтобы дедушке не скучно было. Арбр был полон темного  ильдихиного  пива.
Хорошо бы, думал я, дедушка с Арбром встретились и пива этого вместе ис-
пили. То-то посмеялись бы отменной шутке, которую дедушка Рагнарис отмо-
чил!
   Еще коня хотели дедушке на костер положить. Но тут уж Ульф вмешался и
не позволил. Ульф сказал:
   - Что наложницу хотите вслед за отцом отправить, то ваше  дело,  и  у
меня об этой Ильдихо голова не болит. А вот коня не дам. Кони нам сейчас
очень нужны будут.
   Я видел, когда Ульф эти слова говорил, что отец мой Тарасмунд на него
очень злится.
   Еще дедушке его драгоценный коготь дракона на шею повесили.
   У Ахмы-дурачка крест на шее был (он его всегда носил, и я раз  видел,
как они с Фрумо этот крест целовали, то он поцелует, то она).
   Фрумо, видя, как дедушку Рагнариса обряжают (на Ахму-то мало внимания
обращали, ибо невеликая то была потеря), захотела сама мужа своего обря-
дить, чтобы не хуже Рагнариса он был. Женщины сперва дурочку  одноглазую
к телам не подпускали, но Фрумо вой  подняла,  глаза  выпучила,  вот-вот
разродится. Отец наш Тарасмунд и велел женщинам Фрумо подпустить.
   Фрумо сразу успокоилась, как только поняла, что  по  ней  все  будет.
Сняла с себя серебряные серьги (ей отец  ее,  Агигульф-сосед  из  похода
привез, давно еще, когда не была она такой полоумной) и Ахме на грудь их
положила.
   Отец тем женщинам сказал: пусть так и будет.
   Мать наша Гизела к костру горшок с кашей принесла.  Красивый  горшок,
самый лучший у нас. Она его в ногах у Ахмы поставила.
   Годья Винитар стал ее отчитывать, что это все неугодно Богу  Единому,
но мать наша Гизела годье на то возразила, что за  горшок  с  кашей  Бог
Единый всяко не прогневается. И отступил годья Винитар.
   Но вот речи закончились, слова иссякли. Тихо  стало,  только  слышно,
как факелы трещат да ветер посвистывает.
   Тогда настало время костер поджигать. Тарасмунд повернулся  к  людям,
что вокруг стояли, и знак подал. Расступились сельчане, дорогу давая,  и
дядя Агигульф вперед вышел.
   Совсем наг был, ничего на нем не было, ни амулетов, ни малой  тряпицы
на теле.
   По старому обычаю, наш отец Тарасмунд, старший сын Рагнариса,  должен
был это сделать, но воспротивился Тарасмунд и объяснил, что вера его  не
позволяет ему наготу являть пред дочерьми и прочими. Да и крест  с  тела
снимать отказался.
   Тогда к Ульфу обратились, но Ульф - тот только на Агигульфа кивнул  и
сказал:
   - Вот вам любимец богов; чего ж более хотите?
   Так и вышло, что погребальный костер Рагнариса поджигал  его  младший
сын, Агигульф.
   К костру приблизившись, дядя Агигульф обошел его  посолонь,  поджигая
тонкие ветки со всех четырех ветров.
   Занялось сразу - умело сложен был костер тот. Языки пламени поднялись
высоко, обнимая наших умерших, точно мать детей своих ласковыми руками.
   Фрумо вдруг вылезла вперед. Разрумянилась от огня, глаза у  нее  заб-
лестели. Глядя на мужа своего, окруженного пламенем, заволновалась и ру-
ки к нему потянула.
   - Очаг!.. Хлеб!.. Угощение готовим!.. -  начала  выкликать  Фрумо.  -
Гости!.. Холодно гостям!.. Голодно гостям!.. Иди, Ахма, домой!.. Иди!
   И тут в костре начал Ахма-дурачок приподниматься.
   Ветер в этот миг переменился, паленым на нас пахнуло. И страшно  зак-
ричал Филимер, к Ульфу бросился, будто спрятаться хотел. А годья Винитар
осенил себя крестным знамением.
   После этого Ахма, будто ослабнув, назад в костер завалился, сноп искр
подняв, и не шевелился больше. И пламя скрыло его вместе с дедушкой Раг-
нарисом.
   Я смотрел неотрывно в пламя, пока глаза не заслезились. И сквозь сле-
зы увидел вдруг, что пришли Арбр-вутья и Аларих-курганный.  И  будто  бы
встает дед им навстречу и все втроем, обнявшись, как братья, растворяют-
ся они в ревущем пламени.
   Я потом рассказал об этом Гизульфу, и Гизульф сказал, что видел то же
самое.
   Фрумо вдруг очень беспокойной сделалась, стала бегать  между  людьми,
всех за руки хватала, в глаза засматривала и все спрашивала:
   - Где?.. Ахма где?..
   Агигульф, отец Фрумо, хотел было поймать свою безумную  дочь,  в  дом
отвести и там запереть, но Хродомер не позволил.
   Сказал, пусть бегает и безумствует. Видно, время ныне  безумствовать.
Вотан, сказал Хродомер, коснулся пальцем своим агигульфовой дочери,  на-
делив ее пророческим даром. Но то бремя мужское, вот и не вынесла  Фрумо
- рехнулась. Пусть теперь ходит и лепечет. Не гнать ее - слушать ее  на-
добно.
   Так Хродомер сказал, и не посмел возразить ему Агигульф, отец  Фрумо.
Страшно вещует Фрумо, только и сказал Агигульф-сосед.
   На это Хродомер отвечал, что судьба - она любой может быть,  и  лютой
тоже, а дело человека - себя блюсти и честь свою, а о прочем не беспоко-
иться. Рагнарис, покуда жив был, так и поступал.
   И еще сказал Хродомер (удивились все, кто слышал),  что  Велемуд-ван-
дал, сын Вильзиса, по тому же закону жил и умер.

   Долго мы ждали, пока костер догорит, и ветер его остудит. Солнце  уже
за полдень перешло, когда начали кости собирать и очищать их от пепла.
   Два сосуда больших и красивых принесли, в один кости дедушки собрали,
в другой - кости Ахмы-дурачка.
   Хродомер сказал, что дух этих украшений с огнем ушел, следом за  Раг-
нарисом и Ахмой, а мы погребаем сейчас лишь тело этих украшений. Это зо-
лото силы не имеет, сказал Хродомер, оно всю свою силу в огне  раствори-
ло.
   И поднял Хродомер из пепла меч дедушки Рагнариса, огнем почти не тро-
нутый. А когда выпрямился, увидел дядю Агигульфа -  тот  все  еще  нагой
стоял.
   Прекрасен был в тот миг дядя Агигульф. Ничто не мешало видеть красоту
его. Широкоплеч и статен он был, в бедрах узок, в икрах  силен;  длинные
белые волосы по плечам и по спине разметались; лик имел свирепый и вдох-
новенный, будто дедушкиного напитка из мухоморов отведал.
   Когда увидел дядя Агигульф Хродомера с мечом Рагнариса в руке,  глаза
у Агигульфа загорелись, и обрадовался он несказанно.
   Засмеялся Хродомер громко и страшно, руку протянул в сторону, и пода-
ли ему щит, будто ждали.
   Сказал Хродомер дяде Агигульфу:
   - Прекрасен и наг ты, отважный Арбр. Много почета убить тебя!
   Тут ветер вдруг подул, и мне показалось, что это дыхание Вотана  всех
нас коснулось и сделало безумными, вдохновенными и мудрыми.
   Поглядел я на небо, чтобы увидеть Дикую Охоту, и увидел, как  несутся
облака, меняясь непрестанно.
   И когда снова взглянул я на тех, кто стоял перед догоревшим  костром,
то были там уже не Хродомер и дядя Агигульф, а дедушка Рагнарис и Арбр.
   Отважен был дедушка Рагнарис, свиреп и страшен был Арбр.
   И сказал Арбр-Агигульф:
   - Не одолеть тебя меня, Рагнарис!
   В руке у Арбра-Агигульфа уже был меч. То был ульфов меч. Ульф  никуда
без меча не ходит.
   И стали они биться между собой. И видно было, что бьются хоть  и  шу-
тейно, а насмерть.
   И сказал Хродомер:
   - Так Рагнарис вызвал вутью Арбра на бой. Силой равны они были,  были
равны и отвагой.
   С этими словами напал он на дядю Агигульфа. А дядя Агигульф  отскочил
назад, ловко уходя от удара (ибо не было у него своего щита,  и  ничего,
кроме наготы, не защищало его тела) и сказал:
   - Бились, себя не щадя, ударом за удар воздавая.
   И сам набросился на Хродомера. На щит принял удар Хродомер. Видно бы-
ло, что освирепел тогда вутья Арбр, кровью глаза его налились,  пена  на
губах показалась, свой меч отбросил. Отпрыгнул он,  к  земле  припал,  а
когда Хродомер меч занес, чтобы его рубануть, от земли, как молния, пря-
нул, руку с мечом, готовым разить, перехватил и к горлу Хродомера зубами
потянулся. Тот вновь щитом отгородился.
   - Диким зверем стал Арбр, дикой отваги полон. Смеется от радости  Во-
тан, на Арбра глядя.
   Тут Арбр-Агигульф, себя не помня, в щит хродомеров  зубами  впился  и
грызть его начал. Ударил его Рагнарис-Хродомер щитом по зубам, и  пошат-
нулся Арбр, зубы разжал.
   И сказал Хродомер так:
   - Забыл себя Арбр в ярости священной, и тут Рагнарис мудрый удар  на-
нес нежданный: щит рванул резко вверх, белоснежные  зубы  вутье-красавцу
выбил. Два зуба оземь упало, в щите остался один.
   Агигульф-Арбр ловко на ноги вскочил после падения и меч свой  подхва-
тил с земли так быстро,  что  глазом  не  усмотреть.  И  заговорил  Аги-
гульф-Арбр (а пена запеклась в углах его рта):
   - Кроваво улыбка окрасилась, когда засмеялся Арбр. И меч свой в  руки
взяв, так молвил вутья: вот клык, чтоб поразить тебя!
   И с этими словами вновь кинулся к Хродомеру.
   Так обменивались они словами и ударами.
   Я вспомнил, как дядя Агигульф говорил дедушке  Рагнарису  (это  было,
когда он гусли из бурга привез), будто в бою у  него  песни  сами  собой
слагаются. Не отделишь теперь песни от звона стали; единой  музыкой  все
это звучало.
   И заворожила всех эта музыка. Она будто силой полнила.
   Я поневоле стал раскачиваться ей в лад; после  я  понял,  что  и  все
слегка покачиваются, словно вторя схватке между двумя героями, соединив-
шимися сейчас в дальних чертогах.
   И годья Винитар тоже покачивался, захваченный смертоносной песней.
   И вдруг страшно сломалась музыка. Из меня будто душу вынули  и  оземь
грянули; и потерял я мгновенно все мои силы.
   Хродомер-Рагнарис вскрикнул вдруг не в лад этой музыке, разрушая  ча-
ры, которые сам же и сплел. И тотчас споткнулся Арбр-Агигульф, и остави-
ли его силы. Пусть лишь мгновение и длилась растерянность; хватило этого
мгновения искусному Хродомеру-Рагнарису,  чтобы  поразить  вутью  Арбра.
Прямо в сердце ударил меч Рагнариса.
   И показалось мне, будто это в мою плоть меч входит, холодной  сталью,
что разрубает кости и рассекает плоть.
   Я закрыл глаза и призвал Доброго Сына Бога Единого, как  годья  учил.
Годья всегда говорил: когда страшно, призывай Доброго Сына, вот ты и  не
один.
   Когда я открыл глаза, то увидел, что Хродомер и дядя  Агигульф  стоят
друг против друга, потные, тяжело дышат и смеются. И понял я  (а  поняв,
удивился), что когда Хродомер Рагнарисом был, двигался Хродомер  и  пел,
как молодой воин; теперь же, когда все закончилось, вновь ветхим старцем
стал.
   Дядя Агигульф Хродомера по спине хлопнул, будто ровню, и вниз с  кур-
гана к реке побежал.
   С восхищением глядели мы все ему вслед, как  легко  бежит  он,  будто
подпрыгивая.
   А когда вернулся с реки дядя Агигульф, на лице его опять  горе  было.
Ни следа той радости, что обуревала его, когда он Арбром  был,  которого
дедушка Рагнарис в честном и славном поединке зарубил.

   Уже и сосуды с костями и все, что от украшений осталось, и меч дедуш-
кин - все это отнесли к загодя подготовленному месту.
   У большого аларихова кургана, у самой подошвы его землю вынули и пос-
тавили небольшой деревянный сруб, вроде малого дома для костей  дедушки-
ных, где им отныне покоиться. При жизни дедушка Рагнарис приходил сюда с
Аларихом беседовать. Только дедушка уединения искал и потому на противо-
положном склоне кургана всегда сидел, от реки и села заслоненный; погре-
бать же его на том склоне решили, что на село наше обращен.
   Поставили на место две урны, сложили дары и подношения; после из смо-
листого доброго дерева над ними накат сделали; на накат  землю  насыпать
начали.
   Солнце на небе уже заметно сместилось, а мы все кидали и кидали  зем-
лю. И воздвигся над дедушкой Рагнарисом (и  над  Ахмой  тоже)  маленький
курган. Притулился у основания кургана великого, где Аларих погребен.

   После работы этой трудной в реке омывшись, пир начали.  Все  на  этом
пиру было прекрасно: и еды в изобилии, и пива в избытке,  и  богатырских
потех немало, и смеха великого и веселья в память дедушкину.
   Одного только на этом пиру не было - дедушки Рагнариса.
   Валамир явил сноровистость и смекалку, чего за ним прежде не  замеча-
ли, как дядя Агигульф говорит. Для гуслей, что у него  в  доме  валялись
(их давно еще дядя Агигульф из бурга привез), новые  струны  добыл.  Где
добыл - о том умалчивает Валамир.
   Принес их, по валамировому мановению, дядька-раб и хозяину  своему  с
торжеством подал. И ударил Валамир по струнам, собираясь  песнь  начать.
Сказал он, что гусли эти Рагнарису всегда любы были, вот и принес их  на
курган, на страву, старого воина в последний раз потешить песней  воинс-
кой.
   Возревновал тут дядя Агигульф. И тоже песнь затянул, Валамира  перек-
рикивая. Так блажили на два голоса, покуда не охрипли; мы же с наслажде-
нием внимали, ибо воинским духом полнились обе  песни.  Что  исполнялись
вперекрик, так оно и лучше: и впечатление сильнее, и вдвое короче слуша-
ние. А то поди дождись, покуда сперва один споет, потом второй.  К  тому
же, оба дедушкины подвиги воспевали.
   Валамир рассказывал о начале нашего села. Как ушел  из  старого  села
Хродомер, а следом за ним и Рагнарис от дряхлого корня оторвался,  побег
юный и гибкий.
   Дядя же Агигульф усмотрел в этом непочтение к памяти  рагнарисовой  и
иначе историю представил. Рагнарис первым от  ветхого  корня  отложился,
чтобы корнем новому древу стать; Хродомер же за ним потянулся, будто яг-
ненок за маткой.
   Сам Хродомер от пива  отяжелел;  ярился  шумно,  но  встать  не  мог.
Хильдефрида помочь ему пыталась, но и она на ногах держалась нетвердо  -
упала вкупе со старейшиной. Так и барахтались на траве вдвоем.
   Хродомер отчаянно ругался и призывал на  головы  проклятых  баб  кары
всех богов. Фаухо и Брустьо же в хохоте заходились.
   Между тем две песни вились, друг друга обвивая, как  бы  сплетаясь  в
единоборстве.
   И вот великая битва песен в битву героев обратилась. Невыносимо стало
обоим богатырям словами полниться, телом же бездействовать. Одновременно
за гусли схватились, каждый для своей песни их захотел. Агигульф кричит:
   - Мои гусли!
   Валамир кричит:
   - Мои!
   Агигульф кричит:
   - Я их в бурге всем на потеху добыл!
   Валамир кричит:
   - А я их вновь петь заставил, струны новые нашел!
   Схватились с обеих сторон - вот и конец гуслям пришел.  Разломали  и,
обломки на курган бросив, в схватке сцепились могучие да так  и  покати-
лись под откос к реке.
   Долго еще рычанье из-под откоса доносилось; после же всплеск  громкий
послышался, как если бы дуб в три обхвата в воду рухнул. После  всплеска
рычанье свирепое хохотом веселым сменилось.
   Годья Винитар все пиво пил да мрачнел все больше и больше.  Будто  не
пивом, а печалью он наливался. Я думаю, годья Винитар о тех  днях  грус-
тил, когда сам воином был.
   Когда же всплеск тот от реки до слуха винитарова  долетел,  будто  от
забытья очнулся годья. Тяжким взором поглядел на Одвульфа, что рядом си-
дел и бойко рассказывал, как о покойном Ахме горюет, и вдруг Одвульфу со
всей своей немалой силы в зубы дал.
   И осекся Одвульф, рассказ свой оборвал, на годью уставился, глаза вы-
пучив. Знал Одвульф, что годья его, Одвульфа, святым не считает,  и  все
равно поступок такой со стороны Винитара для Одвульфа удивителен был.
   Годья же в следующий же миг зарычал звероподобно и, вскочив с  удиви-
тельной ловкостью, ногой Гизарне в живот попал, от чего согнулся Гизарна
и упал. На Одвульфа упал.
   Обнаружив под собой Одвульфа, обрадовался Гизарна: вот оно!
   И начал он Одвульфа волтузить, ибо накипело у Гизарны - а что накипе-
ло, того он толком и сказать не мог. Просто бил Одвульфа  и  чувствовал:
то делает, что давно должен был сделать.
   А годья Винитар с мрачным удовольствием глядел, как Гизарна  Одвульфа
бьет. Зрелищем сим дивным насытясь, годья  вдруг  кровью  налитые  глаза
свои на других обратил и оглядел всех, кто вокруг стоял.
   И молча бросился на Ульфа.
   И пал годья.
   Пав же, уснул.

   От той стравы я мало что помню, потому что после  того,  как  Одвульф
еще более редкозубым стал, мне тоже пиво в голову ударило.
   Мы с Гизульфом переговорили и к Лиутпранду подкрались. Мы решили, что
нам надоел этот Лиутпранд. Он лангобард. И Галесвинту, сестру нашу,  ла-
пает, а та визжит и жмется к его толстому брюху, нравится  ей,  что  ли?
Решили мы с Гизульфом: кабы дурного не вышло.
   Вот и набросились на Лиутпранда,  когда  он  от  Галесвинты  опять  к
большому куску мяса обратился и зубы в этот кус вонзил.
   Тут мы и обратили к Лиутпранду речь, внешне учтивую,  но  с  ядовитым
жалом. Сказали ему, что на него глядя, вспоминаем одного человека. К то-
му тоже Галесвинта липла и всячески его потчевала; и так же, как  Лиутп-
ранд, пожрать тот человек был горазд.
   - Кто таков был? - спросил Лиутпранд грозно.  И  Галесвинту  покрепче
лапой, рыжим волосом заросшей, обхватил, к брюху своему прижимая.
   - Багмс, - одновременно ответили мы с Гизульфом.
   Галесвинта из-под лиутпрандова локтя злыми взглядами нас сверлила, да
только что нам ее взгляды.
   - Кто этот Багмс? - поинтересовался Лиутпранд, снова от мяса  откусы-
вая. - Что за воин?
   - Это раб был отцов, - пояснил Гизульф, а я добавил:
   - Он гепид. Отец его за бесполезностью на все четыре  стороны  отпус-
тил.
   Лиутпранд подавился мясом и едва не умер. Галесвинта, как  только  он
ослабел от удушья, из его хватки высвободилась и у меня на  волосах  по-
висла. Ее Гизульф еле от меня оторвал и в кусты бросил.
   Тут довелось нам воинскую науку лангобардскую на себе испытать. Зары-
чал Лиутпранд, когда с удушьем справился и мясо выкашлял. Тут мы с  двух
сторон напали на него.
   Помню я, что над головой моей мосол обглоданный взметнулся. И  испус-
тил Лиутпранд ветры такой богатырской мощи и громкости,  что,  казалось,
от рева этого курганы содрогнулись до самого основания...
   А когда пришел я в себя, Лиутпранд уже тащил нас с Гизульфом, как два
бревна, под мышкой зажав. К реке нес.
   Видел я, как вода приближается, и упали мы в воду. И  видел  я  спину
удаляющегося Лиутпранда, и слышал премерзкое хихиканье Галесвинты, сест-
ры нашей. Мила ей была воинская наука лангобардов, так мы поняли.
   И поклялись отомстить Лиутпранду. Гизульф сказал, что если  Лиутпранд
по своей глупости на Галесвинте женится, то иной мести коварному  ланго-
барду и не нужно.
   От холодной воды мы в себя немного пришли. И снова наверх  по  склону
поднялись, туда, где стравное веселье кипело.
   Лиутпранд снова Галесвинту тискал и обжирался; когда мы мимо проходи-
ли, он только кровожадно рыкнул нам вслед. Мы шагу прибавили.
   Гизульф после рассудительно говорил, что хорошо было бы, если бы  Га-
лесвинта от Лиутпранда понесла, ибо нашему роду надобны свирепые воины.
   И что мы с ним не дурью маялись, когда на Лиутпранда напали, а нароч-
но проверяли, достаточно ли он свиреп, чтобы  семя  свое  в  лоно  нашей
сестры заронить.
   И в глупом хихиканье  Галесвинты  особая  мудрость  есть,  нашей  ду-
ре-сестре невнятная за скудоумием ее,  ибо  от  того  глупого  хихиканья
славная прибавка к нашему роду может выйти.
   Так рассуждал Гизульф, а я ему вторил.
   Мы с ним говорили об этом другой нашей сестре, Сванхильде, Галесвинту
ей в пример поставив. Сванхильда же хохотала и отмахивалась обеими рука-
ми.
   В великой битве за гусли дядя Агигульф верх одержал над другом  своим
Валамиром. Так дядя Агигульф говорил после, а Валамир возразить  ему  не
мог, потому что дядя Агигульф там, в реке, обильно накормил его тиной  и
водорослями. Стало быть, дядя Агигульф и победитель.
   Возрадовавшись от этой победы свыше всякой меры, стал  дядя  Агигульф
нового противника искать для единоборства. И приметил  он,  что  Арегун-
да-вандалка скучно сидит. Женщины с ней своих женских разговоров не  за-
водили; мужчины же к ней не подходили, ибо в памяти каждого  свежи  были
побои, коими наградила их вандалка, когда они к ней в гости ходили - бо-
гатырствовать.
   И такую речь обратил дядя Агигульф к Арегунде-вандалке, девой В-вота-
на - в-валькирией - ее именуя, на ногах слегка  покачиваясь  и  длинными
мокрыми волосами встряхивая:
   - Не лепо ли тебе, о дщерь Вотана, в единоборстве честном  сойтись  с
богов любимцем Агигульфом, сыном Рагнариса, в боях прославленным?
   Арегунда-вандалка в своем одиночестве так набралась пива темного, что
лишь посмотрела на дядю Агигульфа мутным взором. Однако ж чести своей не
уронила и вскричала страшным голосом:
   - Вотан!
   И дядя Агигульф засмеялся и тоже радостно заревел, вандалке вторя:
   - Вотан!
   Решили они между собой на мечах биться и непременно кровь пролить, но
поединка не получилось, ибо Арегунда встать не смогла.
   Дядя Агигульф ее на руки взял и к реке понес  любовно,  дабы  освежи-
лась; но по дороге споткнулся и уронил. Освирепела  вандалка  и  бранить
дядю Агигульфа принялась.
   Дядя Агигульф ее кулаком огреть хотел, но промахнулся и по камню  по-
пал. Вандалка же его кулаками разом по обоим ушам съездила, и обмяк дядя
Агигульф.
   Выбраться же из-под бесчувственного дяди Агигульфа у вандалки сил  не
хватило. И задремала она под дядей Агигульфом.
   Так и нашел их Валамир. Будить не стал, вместо того удалился бесшумно
и призвал к тому месту Гизарну, Аргаспа, Теодагаста, отца нашего  Тарас-
мунда, Ульфа, годью Винитара, которого нарочно пробудил, и  Ода-пастуха.
И еще Визимара-вандала - пусть полюбуется. Смогли же пойти  с  Валамиром
Гизарна, Визимар, Ульф да я, хотя меня никто не звал.
   Тут Гизарна с Валамиром и Ульфом хохотать стали, а Визимар насупился.
Дядя Агигульф от смеха этого проснулся и с вандалки нехотя слез,  потому
что вандалка хоть и была костлявая, но все же не такая жесткая, как зем-
ля.
   Поворочался дядя Агигульф, заплетающимся языком вызвал Ульфа на  пое-
динок, непременно до крови, и снова заснул сном младенческим.
   Арегунда же вандалка так и не проснулась.
   Визимар с Валамиром толкаться стали и Визимар Валамиру в лоб дал  ку-
лаком, а Валамир - Визимару.
   Но в это время от села несколько рабов пришли и  еще  пива  принесли.
Они драться бросили и пошли еще пиво пить. Ульф  строго  спросил  рабов,
все ли спокойно в селе. Снага-раб сказал, что чужаков  нет.  Тогда  Ульф
разом полкувшина осушил и, рыгнув, дозволил всем пить.
   И Валамир перепил Визимара, а Ульф перепил Валамира... А  после  всех
перепил Снага-раб, но того уже не заметили.
   .....................................................................
........................................................................
.
   ...Бой                стенка                 на                 стен-
ку......................................................................
..................................
   .....................................................................
........................................................................
.
   ...Отец  наш  Тарасмунд  с  Ульфом  боролись   и   одолел   Тарасмунд
Ульфа........................
   .....................................................................
........................................................................
   ...Лиутпранд                         в                         костер
упал....................................................................
..............................
   .....................................................................
........................................................................
.
   ...Годья Винитар проснулся, словил Валамира (тот слаб был и  отбиться
не сумел) и о Боге Едином толковать ему начал,  отчего  произошло  между
годьей Винитаром и Валамиром столкновение, и Винитар Валамиру кровь  но-
сом пустил ...................................
   .....................................................................
........................................................................
   ...Тарасмунд                                                     бил-
ся......................................................................
........................................
   .....................................................................
........................................................................
   .....................................................................
........................................................................
   ...Дядя Агигульф от забытья очнулся и, на  курган  лицом  пав,  рыдал
прежалостно     и     дедушку      Рагнариса      протяжным      голосом
звал....................................................................
....
   .....................................................................
.......................................................................
   .....................................................................
.......................................................................

   ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ
   УЛЬФ

   ЖЕЛЕЗНЫЙ КРЕСТ

   Наутро после стравы, когда мы с Гизульфом от хмельного сна  очнулись,
все вокруг нас было новым. И сами мы были новыми, как будто  только  что
народились.
   Мы пошли к реке умыть лица. Река была на том же самом месте, что и до
смерти дедушки. И курган аларихов на прежнем месте был.
   У реки мы услышали голоса - там, где мы Арегунду нашли  в  тот  день,
когда дедушка из бурга вернулся. Мы за кустами притаились, как нас  дядя
Агигульф учил. Подкрались незаметно и стали слушать.
   Мы таились больше для развития в себе воинского навыка, нежели из же-
лания подслушать. Но потом пришлось таиться уже по-настоящему, ибо у ре-
ки разговаривали Ульф с Арегундой. И если бы Ульф увидел, что мы подслу-
шиваем, он бы нас без лишних слов прибил.
   Ульф Арегунде дивные вещи говорил. Говорил Ульф о том, что вчера село
никто не берег. Ни один воин в разъезд не отправился. Да если бы и  отп-
равился - что толку, коли все село перепилось, хоть голыми руками  бери?
Он, Ульф, может быть, и пошел бы в разъезд, да как отца не проводить.
   И сознался Ульф Арегунде, что страшно ему вчера было. Все время  спи-
ной вздрагивал, чудились копья и стрелы вражеские.
   А Арегунда молчала.

   Как деда с Ахмой не стало, изменилось все в доме. Без деда все из рук
валилось.
   После стравы несколько дней дождь лил, небо лишь  к  ночи  очищалось,
утром снова заволакивало. Восходы же и закаты кровавыми были.
   У нас в доме тихо стало. Ильдихо браниться перестала, шмыгала, втянув
голову в плечи, лишь бы не заметили ее лишний  раз.  Зато  Гизела,  наша
мать, власть стала забирать и даже выросла как будто. Отец  с  Ульфом  о
чем-то подолгу во дворе беседы вели.
   Дядя Агигульф на лавке по большей части лежал в бессилии, как  тогда,
когда огневица с трясовицею его разбили, и над собой глядел.
   Мы с Гизульфом болтались неприкаянные. О нас редко вспоминали.  Вала-
мир без Агигульфа скучал и потому с Гизульфом  неожиданно  дружбу  свел.
Гизульф теперь часто у Валамира ночевать оставался.
   Лиутпранд целыми днями по округе ездил - дозор нес. Его об этом никто
не просил, а Ульф сказал: "Пусть, мол, не помешает".
   Когда Лиутпранд у нас дома бывал, то с Галесвинтой миловался. Уже  не
было ни для кого тайной, что Лиутпранд  сватовство  замышляет  и  только
времени подходящего ждет.
   Арегунду-вандалку мы почти не видели. Когда в село из кузницы  прихо-
дила, о чем-то с глупой и вертлявой Сванхильдой, сестрой нашей,  шушука-
лась. Нам это дивным казалось. Сванхильда еще глупее Галесвинты, по-мое-
му.
   Ульф свой дом подновлять начал. Гизульф мне сказал, что Ульф,  вроде,
собирается отдать этот дом Лиутпранду с Галесвинтой;  сам  же  теперь  в
большом доме, с нами, жить будет. Только нехотя Ульф работал,  будто  не
верил, что в этом доме кому-нибудь долго жить доведется. Все беды ждал.
   А беда все не шла и не шла.
   Филимер с Арегундой и Визимаром при кузнице жил. А когда с  Арегундой
в село приходил, то держался Ульфа, видимо, его одного и считая за  свою
родню. Известное дело, вандальское семя, сказал бы дедушка Рагнарис.

   Дожди все шли и шли. Земля раскисла, ноги по щиколотку увязали.
   После стравы многие пребывали в растерянности,  у  друзей  и  соседей
обиняками пытаясь разведать, как оно там все было, на  страве.  Немногие
могли поведать о том, что на самом деле произошло, ибо пьяны были все.
   Гизульфа и особенно меня тщательно выспрашивали, потому что мы с  Ги-
зульфом меньше других пьяны были по малолетству нашему. Но и  мы  с  Ги-
зульфом немногое в памяти удержали от пиршества того богатырского.
   Так что многое из содеянного было предано забвению,  а  иные  истории
(как, например, историю о дяде Агигульфе и вандалке)  рассказывали  нас-
только розно, что допытаться до истины было уже невозможно.
   Хродомер, хоть и мало что помнил, но говорил, куда, мол, этой  страве
до той, которую по Алариху (тому, что под курганом) справляли! Все войс-
ко аларихово стравничало. И тряслась земля аж до  самого  Данубиса,  так
что плескало на города ромейские потревоженной волной Великой Реки. Мно-
гие напились так, что от этого умерли. И освирепели от горя  те,  кто  в
живых остался, и герульскую деревню, благо недалеко  стояла,  сожгли,  а
жителей ее поубивали на радость Алариху-курганному. В том походе впервые
Теодобад выдвинулся и показал себя воином великой доблести. Что ж удиви-
тельного, сказал Хродомер, что после того все воины, как  один,  на  щит
его подняли, военным вождем провозгласив?
   Больше других наших годья Винитар хотел знать, что на  страве  случи-
лось. Наутро после стравы обрел себя годья спящим на берегу  реки.  Лежа
ногами в воде, животом на наш берег выполз да так и заснул, видать.
   И тут Одвульф идет, мрачнее тучи. Дыру во рту показал и в  том  обви-
нил, что святой отец и пастырь два зуба ему, Одвульфу, на страве прилюд-
но выбил. И поносными словами ругал. Слова-то те поносные Одвульф,  мол,
ему прощает, как то долг христианский велит. А вот насчет зубов  -  дело
другое. Один зуб все-таки еще хороший был,  лет  пять  бы  послужил  Од-
вульфу, не вышиби его годья в пьяной лихости. Мол, по закону-обычаю и за
меньшее вергельд берут.
   Годья, все еще ногами в реке лежа,  Одвульфу  сказал,  что  прощенные
прегрешения на него, годью (коли виноват) ложатся; те же, за которые Од-
вульф его не простил, на нем, Одвульфе, осядут лишней тяжестью.
   На то Одвульф сказал, что свои выбитые зубы как-нибудь на  себе  сне-
сет. И удалился, на годью Винитара гневаясь.
   Годья Винитар из реки выбрался, ноги растер и к себе домой  отправил-
ся, прихрамывая. И положил себе Винитар  выяснить,  что  же  в  действи-
тельности на страве случилось и кто Одвульфу два зуба выбил.
   И все в голос говорили: "Ты, мол, Винитар и выбил. Да и поделом  под-
лецу". Ибо не любили Одвульфа. Одвульф же охотно по всем дворам говорил,
что вовсе не дивно ему, Одвульфу, что он святости никак достичь  не  мо-
жет. Ибо при таком пастыре неотлучно находясь и всякое от него претерпе-
вая, ни кротости, ни смирению, ни благочестию научиться никак  невозмож-
но. Что за пастырь это такой, вопрошал Одвульф, на выбитые зубы свои по-
казывая, если на языческом пиршестве прегнусно пивом  опивается  и  себя
забывает? Так говорил Одвульф Валамиру, дорогу тому заступив.
   Неизвестно еще, кто бы лучшим пастырем в селе был - этот Винитар  или
он, Одвульф! Так разорялся Одвульф у нас во дворе.
   Хродомеру же сказал, слезами обливаясь, что в Книге Доброго Сына  го-
ворится: блаженны страдающие за веру. Но Хродомер изгнал  Одвульфа,  ибо
не веровал в Бога Единого, а добрых пастырей (тем паче Одвульфа) терпеть
не мог.
   И дедушка Рагнарис добрых пастырей терпеть не мог. И Одвульфа не  жа-
ловал. Годью же Винитара хоть не любил, но уважал. Ибо добрым воином был
когда-то Винитар.
   Винитар приходил к нам, чтобы у отца моего Тарасмунда выспросить, что
все-таки случилось тогда на страве и кто Одвульфу зубы выбил. И  расска-
зал ему Тарасмунд, как годья сам Одвульфу зубы и выбил. И не за то,  что
святости Одвульф никак достичь не может, а просто так, освирепев внезап-
но. И что многие поддержали годью Винитара и намяли  бока  Одвульфу  уже
после того, как тот зубов через годью лишился.
   Только пьян был Одвульф и этого не помнит. А лупцевали Одвульфа  мно-
гие - и Гизарна, и Аргасп, и Гизульф-малец, кажется,  тоже  руку  прило-
жил...
   Брат мой Гизульф отпираться было вздумал, но Тарасмунд его затрещиной
отогнал, точь-в-точь как прежде дедушка.
   И дал такой совет отец наш Тарасмунд годье Винитару:
   - Гони ты прочь этого Одвульфа. Незачем с  ним  мириться.  Выбей  ему
третий зуб и пусть идет себе с Богом куда-нибудь в иное  место.  И  тебе
спокойнее будет, и нам дышать легче.
   - Грех, - сказал годья Винитар в растерянности. Не ожидал он от  бла-
гочестивого Тарасмунда такой совет получить.
   Отец наш Тарасмунд на это только усмехнулся и так сказал:
   - За что Одвульфа прибил, то Доброму Сыну после объяснишь. Он поймет.
Он бы и сам, может быть, Одвульфа прибил. Может  быть,  это  Бог  Единый
твоими руками взгрел Одвульфа за чрезмерную гордыню его?
   И в смущении ушел от нас годья Винитар.
   Ульф, который разговор этот слышал, только головой покачал, когда Ви-
нитар ушел. И странное выражение было на лице Ульфа. Как будто жалел  он
годью Винитара. А вандаленыш Филимер всех за рукава дергал и приставал с
вопросами: чего, мол, Винитар приходил? Только Филимеру никто  не  отве-
чал. Не до Филимера было.

   После того Винитар в храме Бога Единого два дня на полу ниц  лежал  у
алтаря. Мы все ходили смотреть, как годья Винитар кается.  Большую  силу
нужно иметь, чтобы так каяться.
   Все село в ожидании замерло: простит Бог Единый Винитара или не прос-
тит? А если не простит, кто будет истории в храме рассказывать? Всем ин-
тересно было, чем тяжба Винитара с Богом Единым закончится. Даже те, кто
в Бога Единого не веровал, а старым богам поклонялся, - и те ждали.  Ибо
почтение вызывало столь богатырское покаяние. Да и уважали в селе  годью
Винитара. Только, сказывали, в прежние времена, когда он еще воином был,
и пил Винитар обильнее, и дрался куда как свирепее, а каяться после того
ему и на ум не приходило.
   Гизульф с Валамиром меня подбили к годье  подойти  и  спросить,  как,
мол, дела. Ты, мол, мал еще, сказали они, тебе годья ничего  плохого  не
сделает, даже если Бог Единый священную ярость ему ниспошлет.  Сперва  я
отнекивался, но они в трусости меня обвинили.
   Робея, я к годье Винитару приблизился и спросил его, что  Бог  Единый
говорит - простил уже Добрый Сын Винитару одвульфовы  выбитые  зубы?  Но
Винитар ничего не отвечал, только стенал прежалостно.

   И неизвестно, чем бы все это закончилось, если бы не  Визимар-кузнец.
Даже до кузни, что на отшибе стояла, весть донеслась  о  покаянии  бога-
тырском годьи Винитара. Близко к сердце принял  это  Визимар.  К  исходу
второго дня пришел он в храм Бога Единого, неся с собой что-то, в  холс-
тину завернутое. Кузнец в селе нечастый гость. Как завидели его,  так  и
пошли вместе с ним к храму Бога Единого - посмотреть,  что  такое  Визи-
мар-вандал принес.
   Визимар в храм твердым шагом вошел. Сперва оглядел все  в  храме  как
следует, кое-что потрогал; после взгляд на лежащего на полу годью  пере-
вел. Годья же не шевелился, будто мертвый, и Визимара не замечал.
   Приблизился Визимар и, холстину развернув, железный крест явил.  И  с
силой перед годьей его в пол земляной вбил.
   Невидано дорогой это был подарок. Сколько  железа  Визимар  на  крест
этот извел. И испуг от восхищения сковал нас всех, кто это видел.  Ульф,
как увидел, аж застонал сквозь зубы.
   И вдруг закричала мать наша Гизела, всегда тихая и  безмолвная  -  да
так пронзительно, что в ушах зазвенело:
   - Чудо! Чудо явлено!
   И то, разве не чудо, что из сострадания к годье Винитару язычник  Ви-
зимар крест выковал, столько металла дорогого извел, да еще  сам  его  в
храме Бога Единого водрузил?
   И все разом подхватили и стали кричать:
   - Вставай, годья Винитар, вставай! Ты столько нам о чудесах рассказы-
вал, которые Бог Единый творил! И вот, явлено тебе чудо, а ты  лежишь  с
закрытыми глазами и не хочешь его видеть!
   И пошевелился годья Винитар, застонал от боли, ибо все  тело  у  него
онемело, и открыл глаза. Завидев же крест, словно сил  набрался.  Руками
за перекладину уцепился и на колени поднялся.
   Все ахнули, будто воскрешение из мертвых увидели. Мне тоже  казалось,
что годья Винитар мертв был, а теперь вдруг ожил, потому что кузнец-ван-
дал перед ним железный крест поставил. У меня даже  колени  ослабели.  И
тогда я пал на колени. Многие кругом тоже встали на колени,  стали  кри-
чать и петь и славить Бога Единого и Доброго Сына Его.
   Одвульф, который все это время в храм Бога Единого не ходил, услышал,
как все о чуде кричат. Захотел Одвульф на чудо поглядеть и  узнать,  кто
святости допреже его, Одвульфа, достиг. И вошел в храм. Едва лишь  зави-
дели Одвульфа, как подниматься с колен стали, чтобы  прибить  завистника
до смерти. Я увидел, что у отца моего Тарасмунда, который рядом  с  уми-
ленным лицом молился, вдруг кулаки побелели, так хотелось  ему  Одвульфу
все ребра переломать. Хоть и родич нам Одвульф, но противен был  нам.  И
понял опасность Одвульф и спасся у себя дома.
   Годья же от алтаря лицо к нам обратил  и  оглядел  всех  собравшихся.
Многие из тех, кто спасать годью пришел, не веровали в Бога  Единого.  И
тут слезы умиления потекли по бороде годьи. И многие из тех, кто на  ко-
ленях стоял, тоже зарыдали. И встал годья и пошел, шатаясь и в голос ры-
дая, прочь из храма. Все расступались, ему дорогу давая, а после  следом
за ним двинулись.
   Вышел годья Винитар из храма Бога Единого, и дождь его омочил. С тру-
дом волоча затекшие ноги по грязи, пошел годья к дому Одвульфа. И  толпа
за годьей шла. И все больше людей сходилось, ибо о чуде уже все слыхали,
хотя не все поняли, в чем собственно чудо состояло.
   Даже Хродомер пришел. Хродомер пришел посмотреть на ангела. Мол,  пе-
редавали ему, будто ангел приходил от Бога Единого  и  послание  принес.
Хотел Хродомер с этим ангелом потолковать. Спросить про чужаков, про то,
каково там нынче Рагнарису, не врет ли Ульф про чужаков.
   Увидел же Хродомер, как и прочие собравшиеся, что годья Винитар к до-
му одвульфову подходит, а ангела никакого не было. Одвульф же решил, что
убивать его всем селом пришли, в доме затворился и закричал, что  дорого
жизнь свою продаст.
   Винитар же в жидкую грязь на колени пал у входа  в  дом  одвульфов  и
громко о прощении молить стал.
   Одвульф сперва не верил своему счастью. Думал, не хитрость ли это во-
енная, чтобы его из дома выманить. Годья призвал остальных тоже Одвульфа
молить. И кое-кто из женщин от восторга перед чудом начали кричать: мол,
прости его, Одвульф!
   Понял Одвульф, что убивать его не хотят, и из дома вышел. Увидал, как
годья в грязи на коленях стоит и плачет, громко взрыднул и тоже на коле-
ни бухнулся, брызги подняв. После чего зачерпнув жидкой грязи обеими ру-
ками, на голову себе вылил и лицо вымазал. Тоже прощения просить стал.
   Так стояли и рыдали и дождь их поливал.
   Визимар-кузнец глядел на них и голову чесал в недоумении. А  Хродомер
буркнул:
   - Вот она, новая вера, вывалялись в грязи, как свиньи, и плачут.
   И ушел, сердито палкой стуча.
   Крест же визимаров, который чудо сотворил, был  большой,  тяжелый,  а
чтобы годье его в руке держать сподручней было, сделал его кузнец с  ру-
коятью, наподобие меча. Это он сам потом годье  объяснял,  находчивостью
своей похваляясь.
   Ульф несколько дней ворчал себе под нос, что, видать, спятил  кузнец,
пока один в кузне сидел. Виданое ли дело, столько доброго железа на без-
делку изводить.
   Хродомер же говорил, что, видать, и вправду мир к концу катится. Доб-
лесть уже уважения не вызывает, а слезы и сопли стали к  славе  служить.
Поймать бы того, кто первый это придумал, да голову ему  свернуть,  чтоб
другим неповадно было.

   И впрямь, видать, Сын Бога Единого по доброте своей  явил  нам  чудо,
ибо после истории с железным крестом годьи Винитара на душе заметно  по-
легчало. Да и дождь перестал. Жизнь начала в новую колею входить.
   Только дядя Агигульф на лавке лежал. Лишь по нужде выходил. После чу-
да дня два минуло - вышел дядя Агигульф в очередной раз  по  нужде,  как
вдруг крик раздался страшный. Своротив что-то по дороге,  ворвался  дядя
Агигульф в дом, про нужду свою позабыв по дороге, и лица на нем не  было
- не то с перепугу, не то от восторга. Кричит: "Рагнарис,  Рагнарис!"  И
звал нас из дома выйти.
   Выбежали мы. Дядя Агигульф на небо показывает. По небу облака плыли и
одно облако с лицом дедушки Рагнариса на диво схоже было.
   И кричал дядя Агигульф, что это Рагнарис на нас сверху смотрит. Стало
быть, попал в Вальхаллу, к Вотану, и теперь в свите его Дикой Охоты ска-
чет, а вечерами пирует в дивных чертогах.  И  убивают  его  многократно,
чтобы воскресить, и сам дедушка  Рагнарис  всех  убивает,  чтобы  после,
воскреснувших, обнять на богатырском пиру.
   И плакал от счастья дядя Агигульф, облако провожая. Видя, что  братья
его восторга его не разделяют, по-черному обругал  их  дядя  Агигульф  и
следом за облаком со двора сорвался.
   Мы с Гизульфом сразу поверили, что это дедушка Рагнарис из  Вальхаллы
на нас смотрит, и к годье Винитару поскорее  побежали,  рассказать,  что
еще одно чудо явлено было. Не иначе, как Бог Единый вкупе с Вотаном осо-
бой благодатью наше село отметил. Но годья, который после чуда с  желез-
ным крестом еще более строг и неуступчив стал, только обругал нас и при-
бить пригрозил.
   Когда дядя Агигульф со двора следом за  облаком  побежал,  Тарасмунд,
отец наш, дяде Ульфу заметил, что то облако не может быть  Рагнарисом  и
что Агигульф рехнулся.
   Ульф же отвечал ему: пусть Агигульф во что угодно верит,  лишь  бы  с
лавки поскорее встал.
   Только под вечер вернулся дядя Агигульф  и  еще  более  мрачным,  чем
прежде был. И снова на лавке утвердился.

   Едва лишь после дождей земля в округе просохла, из бурга дружинник от
Теодобада приехал, Гибамунд, знакомец нашего дяди Агигульфа,  с  которым
они вместе гусли добыли. Так сказал Гибамунд: прислал его  Теодобад  уз-
нать, как живет-может Рагнарис, к коему испытывает военный вождь  почте-
ние наподобие сыновнего, ибо Аларих, отец  Теодобадов,  Рагнарису  также
почтение оказывал. И еще сказал Гибамунд, что хотел бы Теодобад свою те-
легу, на которой Рагнариса из бурга увозили, назад получить.  Ибо  никак
военному вождю без телеги; у дружины же одалживаться неловко. Телега же,
мол, сами понимаете, то и дело в хозяйстве надобна.
   И стал рассказывать во всех подробностях, как тяжко Теодобаду без те-
леги живется. По рассказу этого  Гибамунда  так  выходило,  что  военный
вождь только и делает, что на своем горбу бревна из леса таскает и  про-
чие тяжести.
   А ночью без той шкуры, которой Рагнариса закутывал,  когда  домой  на
телеге его отправлял, мерзнет военный вождь. Зуб на зуб у него не  попа-
дает. И в поход уже не смог пойти, ибо болен был от холода и трудов  не-
посильных. Так что осталась дружина без богатой добычи, а военный  вождь
без славы, и все потому, что шкуры той теплой при вожде нет.
   Так что не прихоть вовсе, а соображения важнейшие заставляют Теодоба-
да прислать в село наше его, Гибамунда, и просить возвратить столь необ-
ходимые для войны вещи. Мол, должно понять сие и вникнуть.
   Отец наш Тарасмунд сказал, что Рагнариса нет с нами больше.
   Гибамунд печаль свою в приличных и учтивых словах высказал. И о вели-
ком тинге заговорил. Дескать, собрались старейшины в бурге и уже дня два
как беседами обмениваются.
   Гибамунд сказал, что Теодобад сейчас молчит да слушает. Но  тинг  за-
кончится только тогда, когда все старейшины дадут Теодобаду столько вои-
нов, сколько Теодобад запросит. И не раньше.
   Вся дружина про то знает: замыслил Теодобад собрать  в  бурге  войско
огромное, какого от веку еще не было. Со времен Алариха такого не  упом-
нят. Хочет Теодобад чужаков всей силой ударить. Выследить их и ночью по-
разить и вырезать без пощады, за родичей наших вандалов мстя.
   И еще одну весть привез Гибамунд - хорошую. От гепидов двое  прибыли.
Сказали: надумали-таки ближние гепиды под  Теодобада  идти  и  вскорости
пусть ждет готский военный вождь их старейшин. И  говорили  еще  гепиды:
был, мол, у гепидских старейшин добрый дар для Теодобада. Чужака поймали
удальцы гепидские. Правда, околел чужак тот, но сердце гепидское повесе-
лить успел. Обещали еще чужаков наловить.
   Так Гибамунд рассказывал.
   Выслушав, отец мой Тарасмунд к лавке подошел,  где  дядя  Агигульф  в
бессилии лежал, и велел дяде Агигульфу вставать. Мол, приехал человек от
Теодобада и надлежит уважение гостю выказать, на  курган,  к  Рагнарису,
его отвести, чтобы самолично увидел: нет больше Рагнариса. И чтобы  Тео-
добаду все рассказал, что видел.
   Для того же, чтобы вернее рассказал, надлежит  ему,  дяде  Агигульфу,
вместе с тем человеком в бург поехать. И  телегу  вернуть  Теодобаду,  и
шкуру; поблагодарить военного вождя. И пусть напомнит, что одна доска  в
телеге плохая была, так мы новую доску туда постелили, не пожалели  доб-
рого дерева.
   Дядя Агигульф скучно спросил: кто, мол, приехал-то. Отец сказал:  Ги-
бамунд приехал. И добавил, что пива им с собой даст,  когда  на  курганы
пойдут.
   И пошли. Впереди, понурясь, дядя Агигульф шел. Он пиво  нес.  За  ним
Гибамунд с лицом торжественным и печальным следовал; взор же от пива  не
отрывал.

   Вернулись наутро; говорили, что видели всех - и Алариха, и  Арбра,  и
дедушку Рагнариса. И еще многих других видели, всех не перечесть. И  до-
зорных видели. Как же иначе? Дозорные дозор несли. И пивом от  Агигульфа
с Гибамундом разило страшно.
   Дядя Агигульф заметно повеселел; Гибамунд же наоборот лицом как будто
помятый стал.
   Переночевал у нас Гибамунд. На рассвете следующего дня уехали  они  с
дядей Агигульфом в бург, к Теодобаду. Ульф наказал  дяде  Агигульфу  все
новости у Теодобада узнать. И передать военному вождю: у нас, мол, тихо.

   ГУПТА

   Два дня минуло, как дядя Агигульф с Гибамундом в бург уехали -  воен-
ному вождю Теодобаду телегу отдавать и новости узнавать. Под вечер  вто-
рого дня, как стадо домой гнали и мычанье да блеянье уже  совсем  близко
раздавалось, крики послышались: "Гупта, Гупта идет!"
   Сестра моя Сванхильда опрометью во двор заскочила, ровно  коза  моло-
дая, да как заорет, от усердия приседая:
   - Идите все сюда! Смотрите! Гупта идет!
   Вышли мы все - любопытно нам стало. И аж рты пораскрывали, на зрелище
невиданное глядя (вот бы дед поглядел, вот бы палкой-то погрозил!)
   Пастух наш, Од-сирота, мрачнее обычного выступал. И так-то угрюмый, а
тут и вовсе шел, стараясь ни с кем глазами не встречаться и по  сторонам
не глядеть. Смущался, видать, ибо уши у него красные были.
   И было, от чего Оду смутиться.
   Посреди стада, со скотиной разговаривая, мужик  какой-то  здоровенный
брел. Никогда прежде мы такого здоровенного мужика и не видали. И Лиутп-
ранд, и Багмс - даром что крупнотелы - и в подметки ему не годились.
   А лик имел бородатый и кроткий, даже умиленный. Глазки маленькие гля-
дели из-под припухших век, будто пива накануне перебрал.
   Скоты к нему приветливо морды поворачивали, когда он то с одной, то с
другой животиной любезную беседу заводил; на людей же внимания не  обра-
щал.
   И псицы свирепые, Айно и Твизо, возле этого мужика крутились и весело
гавкали. Нет, чтобы живота лишить дерзкого этого пришлеца, горло  перег-
рызть - как положено.
   Пастуха для этого мужика словно бы и не было. И видно  было,  что  от
души досадовал пастух - дураком его этот незнакомец  выставил.  И  перед
кем? Считай что перед коровами да овцами.
   Потом Од-пастух рассказывал, как впервые они  Гупту  увидели.  Обедал
он, когда собаки вдруг уши насторожили и забеспокоились. И пошел Од  ту-
да, куда собаки глядели. За ним Твизо пошла; Айно же Од велел при  стаде
оставаться.
   Посреди луга молодой дубок стоял одиноко; к нему-то и направилась со-
бака. Подойдя поближе, увидел Од-пастух диковинную  картину.  Под  дубом
мужик стоял, огромный, рыжий. Сперва у Ода сердце екнуло: не чужак ли?
   Странно было, что Твизо не рычала, а лишь  уши  торчком  поставила  и
хвостом помахивала, пасть в улыбке раздвинув.
   Мужик же стоял, никого не замечая, на дуб смотрел и  будто  ждал  че-
го-то. Замер Од, не понимая, что за загадка ему явлена. Тут налетел  по-
рыв ветра; листья на дубе зашевелились, зашелестели. И тотчас  ожил  тот
мужик, заговорил невнятно, будто бы к листьям речь свою  обращая.  Тогда
понял Од, что безумен тот мужик, ибо считает листья на дереве живыми.
   Пошел Од обратно к стаду. Твизо - странное дело! - к  верзиле  пошла.
Собаку заметил мужик, пятерню в ее густую шерсть запустил,  и  позволяла
себя ласкать свирепая Твизо. Мужик же безумный что-то в ухо стал шептать
собаке. А Твизо знай себе слушает, бровями двигает и хвостом помахивает;
после морду подняла и мужика в лицо лизнула.
   Выпустил он ее шерсть. Твизо повернулась и пошла к Оду.  И  мужик  за
собакой следом пошел. Не знал Од, что делать. Больно дюж тот мужик, пал-
кой не прогонишь. Да и собака его приняла.
   С человеком разговаривать пришлец не стал, в стадо затесался и тут же
в беседу со скотиной вступил. Изъяснялся, вроде как, на нашем наречии. И
потому решил пастух, что, наверное, это Гупта блаженный из соседнего се-
ла, которого так давно у нас ждали.
   Так Од-пастух рассказывал.

   Когда тот мужик вместе со стадом наш двор миновал, он как раз с коро-
вой Агигульфа-соседа разговаривал. И поскольку он с ней оживленно  бесе-
довал (та мордой водила и ресницами моргала), то и зашел, увлекшись,  на
двор к Агигульфу-соседу.
   И тут уверовали мы окончательно: и впрямь  блаженный  Гупта  то  был.
Прав был дед покойный: и впрямь мир к закату клонится. Ни одной седмицы,
почитай, без чуда не обходится. Так Хродомер говорил.
   По селу эта весть быстро разошлась. Гомон пошел: Гупта, мол,  явился!
Все к Агигульфу-соседу побежали - на блаженного поглядеть.
   Думали мы сперва, что Фрумо с Гуптой быстро между  собою  столкуются:
оба блаженные, оба пророчествуют. Но не поняли они друг друга. Фрумо все
про гостей лепетала, про угощение.
   А Гупта блаженный о своем гудел: Бог Единый, мол, и листочки  создал,
Бог Единый и цветочки создал, и все-то он,  умница  такая,  создал...  И
слезу от умиления пускал.
   Фрумо сердилась, ногой топала: гости едут, гостей  ждите,  жбаны  го-
товьте! А Гупта знай себе: и коровки-то Бога Единого славят му-му, и ко-
зочки-то Его славят ме-ме...
   Был этот Гупта толстый, с большим животом. Так они с  Фрумо  друг  на
друга животами уставясь, разговаривали, друг друга не слыша и  не  пони-
мая.
   Агигульф-сосед поблизости топтался в  растерянности  великой.  Ни  по
прежней, дедовской, вере, ни по новой блаженного гнать в три шеи  нельзя
было. Но и оставлять у себя дома боязно. А ну  как  родит  дочка  раньше
времени от волнений таких?
   Дивились мы, на Гупту глядя, ибо думали прежде, что гепиды его убили.
Но, видать, и вправду хранят все боги блаженных, и Бог  Единый  их  тоже
жалует, раз счастливо избежал Гупта коварства гепидского.
   Да и то сказать, такого, как Гупта, убить - это с  кого  хочешь  семь
потов сойдет, будь ты самый развеликий богатырь. Даже нашему  дяде  Аги-
гульфу, великому воину, думалось мне, не под силу было  бы  Гупту  этого
жизни лишить. В таком богатом теле, почитай, и топор вязнет.
   На двор к Агигульфу-соседу много народу набилось. Всем охота  было  и
на Гупту поглазеть, и узнать, как Агигульф из такого  положения  выйдет,
что делать станет.
   Агигульф-сосед, подумав, хитроумный выход отыскал: свел Гупту наравне
с коровой в хлев и там запер, жердиной заложив. Пусть со скотиной  ночу-
ет, коли так люба она ему.
   Порадовались мы на мудрость Агигульфа-соседа. Весь вечер из-за  двери
хлева агигульфова низкий бас гудел: Гупта с коровой о чем-то  непрерывно
толковал.
   Агигульф-сосед нас с Гизульфом от хлева гнал, но кое-что  мы  все  же
разобрали из речей гуптиных. Гупта корове то втолковывал, что годья  нам
в храме всегда говорил. Только иначе как-то говорил, по-чудному. По-сво-
ему все выворачивал.
   Под конец ушли мы с Гизульфом. Ночью плохо спали, все  думали:  когда
Гупта чудеса начнет творить. Не пропустить бы. Под утро сморил нас сон.
   И едва только заснули, как разбудили нас яростные вопли, от дома Аги-
гульфа-соседа несшиеся. Мы так и подскочили. Началось! Видать, блаженный
Гупта, с коровами толковать охрипнув, за дело взялся и Ахму воскресил  -
из благодарности к хозяевам.
   Агигульфа-соседа мы в воротах нашего дома увидели. Стоял он  в  одной
рубахе, с бородой всклокоченной, и рассказывал, крича и размахивая рука-
ми, матери нашей Гизеле, Арегунде-вандалке  (она  у  нас  заночевала)  и
Ильдихо сонной про беду, его постигшую.  Так  волновался  Агигульф-сосед
разве что в те дни, когда судился с нашим дядей Агигульфом из-за бесчес-
тия своей полоумной дочери.
   Мы с Гизульфом поближе подошли, чтобы послушать. А Агигульф-сосед все
успокоиться не мог и снова рассказ свой повел, едва  закончив,  так  что
мы, можно сказать, с самого начала все услышали.
   Пошел он, Агигульф-сосед, поутру корову доить - больше  некому  было.
Да и дойки у этой коровы тугие, а Фрумо теперь слабенькая. Так он  гово-
рил, как бы извиняясь, что такую работу сам делал.
   И что же он, Агигульф-сосед, в хлеву увидел? Под коровой, будто теле-
нок под маткой, бугай этот  здоровенный,  Гупта-блаженный,  пристроился.
Стал на четвереньки, задницу отклячил, морду свою бесстыжую кверху  зад-
рал и сосет коровью сиську, а сам аж прихрюкивает. И молоко  у  него  по
рыжей бородище стекает. А коровенка стоит себе, пожевывает, глазами мор-
гает. Не иначе, приворожил он ее.
   Я, говорит, ему говорю, хоть ты святой и блаженный, а  дело  неблагое
вовсе творишь, постыдное. Да когда это видано было, чтобы мужики, на ко-
торых и пахать-то не зазорно, коровью сиську сосали наподобие теленка!
   Гупта же, Агигульфа-соседа увидев, возликовал: засмеялся радостно  и,
из-под коровы выпроставшись, к Агигульфу бросился, в  объятья  заключил,
братом именуя, так что затрещали у соседа все кости и едва дух не испус-
тил Агигульф. После, на себе поискался под лохмотьями и вошь сыскал  бо-
гатырскую, под стать хозяину, кою, на ноготь положив соседу предъявил  и
сказал:
   - То хворь твоя.
   И с этими словами вошь казнил. После же,  Агигульфа-соседа  за  плечи
взяв, из хлева его вывел, приговаривая:
   - Ступай, брат мой названный, ступай.
   Так сказав, снова под корову полез.
   В этом месте Арегунда-вандалка оборвала соседа:
   - А что, была в тебе хворь?
   Агигульф-сосед подтвердил хмуро: да, мол, была. Седмицу уж как зубами
мучался.
   Спросила тогда Арегунда: прошла, мол, хворь-то?
   Еще более насупился Агигульф-сосед и вдруг изумился, рот  раскрыл.  И
захохотал от радости неожиданной. А ведь и правда, прошла боль!
   Арегунда сказала:
   - У нас в селе тоже блаженный был, который исцелять мог, меньшой брат
матери моей. - И вдруг, себя оборвав, помрачнела и прочь пошла.
   Агигульф-сосед спросил нас:
   - Что это с ней?
   Мать моя Гизела и Ильдихо отмолчались, а я сказал:
   - Видать, те чужаки убили дядьку-то Арегундиного, вот и грустно ей.

   Так и пошла по нашему селу слава о Гупте, что хвори он целить  может.
И пошли на двор к Агигульфу-соседу за исцелением - кто с царапиной,  кто
с чирьем, кто с ломотой в костях.
   Гупта-блаженный всех целил одинаково: палец в слюне обильно  мочил  и
крест на болящем рисовал - кому на лбу, кому на щеке, как подвернется. В
иные дни целил так же, как Агигульфа-соседа и вшей на себе истребил мно-
жество, но много и осталось.
   О вшах Гупта так говорил: "Грехи по миру нашему ползают подобно вшам,
ползающим по человеку". И многие толковали по селу, что во вшах гуптиных
большая сила и норовили завладеть трупами казненных вшей, чтобы в ладан-
ки вложить, но Гупта не давал.
   Иным болящим целение гуптино сразу помогало  и  избавлялись  от  всех
хворей. Ходили по селу радостные и Гупту славили.
   Другим же это лечение и вовсе не помогло. Одвульф, к примеру, так  от
своих чирьев и не избавился. И ходили те болящие мрачными и Гупту брани-
ли. Но Агигульф сосед их на двор к себе не пускал,  зорко  следя,  чтобы
больше единого раза никто у Гупты не побывал. А недовольным говорил, что
не в Гупте дело - что целил, мол, плохо, не от души, - а в маловерии не-
исцелившихся. Одвульф же по селу бегал и со слезой кричал, что  святости
его Гупта завидует и нарочно чирьев на него, Одвульфа, напустил.
   Гупта, когда в хлеву у Одвульфа-соседа не сидел, бродил по окрестнос-
тям; целил же только в хлеву на рассвете, пока петухи не отпели.
   По селу Гупта тоже бродил. Заходил в дома. Разглядывал  в  домах  то,
это; иной раз брал мелкую утварь и нес ее в другие дома, где оставлял. И
запрещал назад возвращать. Говорил: "Так надо". В  хозяйках  эти  деяния
блаженного порождали глубокое недоумение.
   Раз зашел Гупта в храм Бога Единого. По сторонам огляделся, заулыбал-
ся, головой завертел: понравился Гупте храм. Годья хорошо украсил  храм,
везде цветная ткань повешена, светильники стояли. И крест железный кова-
ный с рукоятью, вроде той, что для мечей делают, перед алтарем стоял.
   Как увидел Гупта этот крест, так пал ниц и возопил:
   - Чудо, чудо!
   На крик годья Винитар вышел и к Гупте приблизился, спросив того  лас-
ково, почему кричит блаженный.
   Гупта на полу завозился и засопел, а потом  выговорил  невнятно,  что
счастье-то какое, чудо, мол, в храме увидел. И на нем,  годье  Винитаре,
сияние видит. Венец ему, годье Винитару, предстоит  мученический.  Видит
это Гупта собственными глазами, вот этими.
   С такими словами поднес Гупта свои толстые пальцы к глазам, будто вы-
ковырять их захотел. И испугался годья Винитар, не сделал бы себе  Гупта
худого. Велел ему подняться.
   Гупта, охая, поднялся и, все еще о чуде и венце мученическом бормоча,
совсем годью смутил: маленький светильник глиняный взял и понес  его  на
вытянутых руках прочь из храма.
   Винитар за ним следом вышел, чтобы поглядеть, куда Гупта направится с
этим светильником.
   Гупта же прямиком к Хродомеру на подворье зашел (прежде обходил  сто-
роной, будто стерегся чего-то). По дороге Гупта во весь  голос  распевал
колыбельную, какую в нашем народе всякому младенцу поют,  так  что  пока
старший сын в семье вырастет, она у него на зубах уже вязнет. Мать-то ее
каждому новому братишке по году, а то и по полтора бубнит в колыбель.
   Гупта же ее горланил, будто пива темного напился, и  в  то  же  время
восторг и благоговение в голосе его звучали, словно  священный  гимн  то
был.
   И когда уже близок был дом хродомеров, Гупта  аж  выплясывать  начал,
точно рикс Давид, в бург, от врагов отбитый, входя (про то нам  годья  в
храме рассказывал).
   И так, распевая и ликуя, взошел к Хродомеру и  светильник,  из  храма
Бога Единого взятый, прямо на стол поставил, у Хродомера перед носом.  И
возгласил Гупта да так громко, что даже вне подворья хродомерова слыхать
было: мол, темнота у Хродомера, свет, мол, Хродомеру надобен. После, за-
дом пятясь, к стене отступил, руки крестом  раскинул,  бороду  выставил,
глаза выпучил и на Хродомера уставился, осклабясь.
   Хродомер же неподвижно сидел и только тяжелым взором на Гупту  из-под
бровей кустистых глядел. Не убить старался. Да только плохо у  него  это
получалось.
   Я-то не видел, а Гизульф видел (он осмелился следом за Гуптой в дом к
Хродомеру сунуться), что Хродомер ласково  поглаживал  тяжелое  навершие
своей палки, будто примериваясь раскроить Гупте череп. Только такой  че-
реп, как у Гупты, благодарение Богу Единому, не вдруг раскроишь.
   Долго они так друг на друга смотрели. Потом Гупта засмеялся, от стены
отлепился и Хродомера сочно поцеловал. И с тем прочь из его дома двинул-
ся, напевая на ходу и приплясывая.
   Хродомер в новой беленой рубахе был. Обтерся он после гуптиного поце-
луя и вдруг увидел, как по рукаву крупная вошь ползет. Такие вши  только
у блаженного водились. Заревел от злости и придавил эту вошь  -  Гизульф
говорит, с таким хрустом, будто орех расколол. Видать, застарелую  хворь
какую-то губил.
   Когда рев хродомеров до Гупты донесся, блаженный даже не  повернулся.
Будто знал заранее, что заревет Хродомер.
   Хродомер плюнул, руки о порты отер, Гизульфа, брата моего, который  в
доме замешкался, ловко зацепил крючковатой палкой за шею и, бездельником
никудышным обозвав, велел тот светильник обратно отнести, откуда взяли.
   Как вышел Гизульф со светильником, я за ним следом увязался. И  пошли
мы вместе с братом моим к храму Бога Единого, Гупту  изображая,  напевая
да приплясывая.
   Гизульф, конечно, Гуптой был и живот пытался выпячивать. А я - я тоже
Гуптой был. Так пели мы с ним на два голоса, кто во что горазд.
   Повстречали Марду-замарашку и остановили ее. Гизульф строго вопросил,
Гупте подражая и слова по-гуптиному напевно выговаривая:
   - Какая хворь в тебе, девица неумытая?
   Марда сразу поняла, что мы в Гупту играем, и  отвечала  разумно,  что
есть в ней хворь неизлечимая.
   - А я на то и Гупта-блаженный, чтобы всякую хворь из человека  гнать,
- объявил Гизульф.
   - А коли тот Гупта не справится, так я тоже Гупта, - сказал я. -  Та-
кой я святой, что спасу нет. Поняла?
   И так мы возле Марды-рабыни с обеих сторон кривлялись и приплясывали.
   Марда же сказала, что хворь ее такова, что вшами ее не выгнать. И что
по прошествии полугода сама она исторгнет из себя такую вошь, какую  од-
ним пальцем не придавишь.
   Тогда мы велели ей с нами идти в храм. И пошла с нами Марда, тоже на-
певая на ходу.
   Несколько шагов успели мы вместе сделать, несколько  слов  пропеть  -
Валамир навстречу идет, хозяин мардин. Поглядел на  нас  Валамир  (Марда
песней подавилась) и спросил:
   - Неужто все беременные нынче бесноваты, не одна только  Фрумо?  Вот,
гляжу, и рабыня моя последнего ума лишилась.
   Я растерялся, Марда перепугалась, а Гизульф - на то и  самый  старший
среди нас был - сразу нашелся. Носом шмыгнул,  чтобы  голос  был  яснее,
поднял светильник повыше и закричал:
   - Темно у Валамира! Свет Валамиру нужен!
   Валамир осерчал и бить нас хотел, но тут Гизульф  объяснил  ему,  как
равный равному, как ходил Гупта к Хродомеру и как  светильник  из  храма
Бога Единого носил. Вот этот самый светильник и приносил. Теперь мы  его
обратно несем, в храм Бога Единого.
   Сперва Валамир долго ничего не понимал, после, как понял, долго хохо-
тал, себя кулаком по колену бил от восторга, а под конец палку  подобрал
и Хродомера изображать начал. Бранил нас на чем свет стоит и все  хродо-
меровыми словами, любо-дорого послушать.
   Так мы веселились, покуда не увидели, что навстречу  нам  Гупта  идет
собственной блаженной персоной. Увидел нас Гупта, остановился, поглядел,
по-птичьему голову набок склонив, как мы кривляемся кто во что горазд, -
и вдруг очень похоже стал годью Винитара передразнивать. Хоть и не  схо-
ден был обличием Гупта с Винитаром, а иной миг и не отличить  было.  Так
же брови озабоченно супил, ступал так же тяжело и за  нижнюю  губу  себя
подергивал точь-в-точь как Винитар, когда задумается.
   И пошел Гупта впереди.
   Так и двинулись по селу: сперва Гупта-Винитар, за ним мы с  Гизульфом
- оба как Гупта, следом Марда приплясывает, последним, согнувшись  и  за
поясницу держась, Валамир-Хродомер гонится и палкой грозит, ругаясь  от-
чаянно. За нами дворовые собаки увязались, лай подняли. Гупта на миг по-
вернулся и молвил умиленно:
   - И собачки-то Бога Единого хвалят, гав-гав...
   Пыль до небес поднялась.
   На шум Одвульф вышел. Поглядел хмуро. Гупта же палец на Одвульфа уст-
ремил и закричал басом, будто бык:
   - Поди сюда, святости алкающий! Ибо допьяна напою ныне тебя истиной!
   И мы тоже наперебой кричать стали. Мы с  Гизульфом  вопили:  "Собачки
гав-гав!" Валамир грозил: "Ужо я вас палкой-то достану!" Марда  верещала
невразумительное, потому что больше от хохота давилась.
   Одвульф сразу Гупте во всем поверил и пошел за ним.  А  Гупта-Винитар
кричать стал:
   - Крест мой - меч мой, и вера моя нерушима! Крест кузнец-то ковал,  а
веру-то - Отец мой небесный! Грозы-то над вами гремели? То-то!  То  Отец
мой Небесный молотом бьет, веру кует, в тучи сует, в громах закаляет,  в
дожде остужает, с небес кидает - кто ее поймает, того благодать  осияет.
- И вдруг к Одвульфу повернулся и, брови свирепо нахмурив, заорал:  -  А
соха-то где? Дома, поди, забыл, бездельник?
   Одвульф споткнулся от неожиданности.
   - Какая соха?
   На то Гупта рявкнул: "Сохатая!" А Валамир на миг перестал  Хродомером
быть, показал Одвульфу кулак здоровенный и велел делать, что святой  ве-
лит. Сказано - соху тащить, стало быть, иди домой и тащи соху.
   Одвульф стал ныть, что сохи-то у него и нет. И лошади у него  нет.  И
коровы у него нет. И собаки у него нет. Портков приличных - и то нет.
   Слыша то, зарыдал Гупта, и покатились по щекам его крупные  слезы.  И
Одвульф зарыдал и к груди гуптиной приник, содрогаясь. Обхватил его Гуп-
та здоровенными своими ручищами, грязным  рукавом  лицо  Одвульфу  утер,
точно младенцу, и пробасил:
   - Это ничего. Все у тебя будет. Иди за мной. Научу, как делать.
   А Валамир, на то глядя, так расчувствовался, что к себе домой,  благо
рядом было, и соху приволок. И дал Одвульфу соху, строго  наказав  после
забавы вернуть.
   Пока Валамир за сохой бегал, к нам народ все подходил и  подходил.  И
всем мы с Гизульфом историю со светильником  рассказывали  и  светильник
показывали, а после снова петь принимались.
   И повел нас всех Гупта прямиком на Сейино пепелище.
   Там никто не строился с тех пор, как все родные Сейи от чумы вымерли,
а дом их сожгли вместе со всеми постройками.
   Впряг Гупта Одвульфа в соху, а сам пахать наладился. И  распевал  при
том песню о добром сеятеле, который зерна свои бросал куда ни попадя, то
на дорогу, то на каменистую почву.
   Кричал Одвульф, что тяжко ему. Гупта кричал, что и ему, Гупте, тяжко.
Всем, братец, тяжко. Время нынче такое, что всем тяжко.
   Вокруг же все со смеху мерли.
   Провели первую борозду, тут и пал Одвульф в изнеможении. На  Одвульфа
соха навалилась, а сверху Гупта рухнул, крича, что стоять не  может  бо-
лее.
   Наконец поднялся Гупта, соху с Одвульфа снял  и  самого  Одвульфа  из
земли выковырял. И сказал Одвульфу, что если долго яму копать,  колодцем
станет. Не ямы копай, колодцы копай. А лучше вообще ничего не копай.
   После, ко всем оборотясь, закричал:
   - Место чистое, стройтесь здесь! Журавли весной вернутся, гнездо вить
станут, птенчиков выведут! Бога Единого хвалить станут: курлык-курлык!
   И убежал, размахивая руками, громко топоча и курлыча, журавлям  пере-
летным подражая. За ним собаки радостно побежали, подняв хвосты.
   Все расходиться стали в недоумении. Одвульф на Сейином  пепелище  си-
деть остался, голову руками обхватив. Валамир, себя  проклиная,  тяжелую
соху домой поволок. А мы с Гизульфом в храм Бога Единого  пошли,  как  и
собирались изначально, чтобы светильничек годье отдать.
   Годья подробно расспросил, что и как было, светильник назад принял  и
потом на особом месте его хранил, крестиком пометив.

   Еще день минул, и дядя Агигульф из бурга возвратился. Вид у дяди Аги-
гульфа был немного опухший, но против прежнего заметно  ожил  дядя  Аги-
гульф. Я слышал, как Ульф вечером говорит отцу моему Тарасмунду, что  не
напрасно, мол, Агигульфа в бург отправляли - на пользу ему пошла  поезд-
ка.
   Только теперь понял я, как невыносимо было видеть  дядю  Агигульфа  с
вечно потухшим взором, точно у дряхлого старика.
   И хоть не стал дядя Агигульф прежним, веселым, как раньше, но все  же
черная скорбь его покинула. Теперь каким-то умиленным  ходил  дядя  Аги-
гульф. С таким видом годья Винитар перед  самой  Пасхой  ходит.  Повадку
взял себе дядя Агигульф на дворе сидеть, на той дедушкиной  колоде,  что
посреди двора стояла, как насест наблюдательный, и за всеми смотреть.
   От Теодобада дары дядя Агигульф привез.  Вина  Теодобад  нашему  роду
прислал, кувшин красивый ромейской работы. Кувшин этот, из металла  сде-
ланный преискусно, чеканкой украшенный, был уже  старый,  прохудившийся.
Однако цена ему немалая, объяснил Теодобад дяде Агигульфу. Ради  чеканки
одной стоит такой кувшин беречь. Ты, говорит Теодобад дядя Агигульфу, на
пластины его разрежь и на одежу нашей. Только с умом разрежь, чтобы  фи-
гуры на чеканке не попортить. Знатные пластины получатся, не  хуже  кня-
жеских. У дружинников, мол, спроси, как это делается. Один дружинник по-
том показал дяде Агигульфу, как у него на одежду такой кувшин  разрезан-
ный нашит. Красиво, говорит дядя Агигульф, страсть как красиво.
   Но главное - гривну золотую аланской работы Теодобад прислал. Это  он
отцу моему Тарасмунду, старшему теперь в роду, подарить захотел.  Гривну
отдавая, сказывал Агигульфу Теодобад, что много  лет  назад  гривну  эту
ему, Теодобаду, еще молодому воину, дарил некогда великий воин Рагнарис.
И вот, когда не стало больше Рагнариса, хочет  вернуть  дорогой  подарок
старшему его сыну, чтобы осталась память. Ибо взял ту гривну Рагнарис  в
кровопролитном бою, со славой. И таково желание Теодобада,  чтобы  слава
эта вовек осталась в роду Рагнариса.
   Когда дядя Агигульф все эти слова отцу моему Тарасмунду  передавал  и
гривну на его шею возлагал, то расчувствовался дядя Агигульф и слезы  на
его глазах заблестели.
   И рассказывал дядя Агигульф, как скорбел о кончине  Рагнариса  Теодо-
бад. Будто родного отца потерял - так велика была его скорбь. И  устроил
пир великий для всей дружины в память Рагнариса, и много было съедено на
том пиру и выпито, и девок-рабынь перепорчено без счета, и скамара, не в
лад певшего, с горя покалечили, нос ему в рожу вбили, чтоб неповадно бы-
ло гнусавить, когда о великом  поет..  Так  скорбели  Теодобад,  военный
вождь, и дружина его по дедушке нашему Рагнарису.
   И про телегу сказал Теодобад, что как золотая теперь для него эта те-
лега, ибо в ней испустил свой дух великий воин Рагнарис. И будет  беречь
ту телегу как зеницу ока. И детям своим завещает беречь, и  детям  своих
детей. И, пав на телегу и обхватив ее обеими руками, рыдал прегорестно.
   И воины, на печаль вождя своего глядя, омочили слезами свои бороды.
   Немало доброго о Рагнарисе вспоминали на том пиру. Один поведал,  как
учил его некогда Рагнарис искусству воинскому, и давние отметины от  по-
боев дедушкиных показывал, хвалясь.
   Теодобад же рассказал, что в пору, когда еще совсем дитятей был, пой-
мал и подарил Рагнарис ему кузнечика. И убивался вождь: зачем того  куз-
нечика, пусть бы даже и высохшего, не сберег? На диво силен был тот куз-
нечик, видом страхолюден, цветом красноват,  туловом  громаден.  Говорил
Рагнарис, в дивном запахе темного пива Теодобада-мальчика  щедро  купая,
что на поле том, где кузнечика он словил, во  времена  оны  много  крови
пролилось. Бились там насмерть боги с великанами, и впитала  землица  ту
кровь. И оттого кузнечики урождаются на поле том кровавыми, к битвам зо-
вущими своим стрекотом и обличьем ужасным. И мордой кузнечика с челюстя-
ми двигающимися в самые глаза Теодобаду-мальчику тыкал,  устрашая  того.
Рядом же (как сейчас вижу, говорил Теодобад дяде Агигульфу) стоял Аларих
многомудрый, отец Теодобадов, вождь военный и друг Рагнариса, и в  сивые
усы свои улыбался. И солнце питающее распростерло над ними  свои  благо-
датные руки...
   Про это и многое другое нам охотно рассказывая, заливался  дядя  Аги-
гульф обильными светлыми слезами. И всем нам,  слушая,  заплакать  хоте-
лось. Кроме Ульфа, который улыбку прятал. Возненавидел я  Ульфа  за  эту
улыбку.
   И вдруг замер дядя Агигульф посреди рассказа, рот приоткрыв  и  глаза
выпучив. Куда-то за спины наши уставился.
   А это Гупта к нам во двор вошел. К нам близко подходить  не  стал,  а
вместо того сел в отдалении прямо на землю, ногу под  себя  подвернул  и
свою растрескавшуюся пятку пальцем ковырять начал.
   Спросил нас дядя Агигульф вполголоса, на Гупту головой кивая, что  за
муж к нам зашел дивно дюжий? Откуда, мол, взялся?
   Отвечали мы ему радостно - с той поры, как  Гупта  у  нас  объявился,
светло на душе у всех было, - что это Гупта блаженный пришел, тот, кото-
рый в соседнем селе чудеса творил и к гепидам благую весть носил. Третий
день уже по нашему селу ходит и немало славы добыл - и себе, и Богу Еди-
ному. Агигульфа-соседа от зубного недуга исцелил и  немало  иных  хворей
изгнал. С животными беседовал, и понимали они язык его. Сейино  пепелище
оживил своей святостью: Одвульфа в соху запрягши, поднял новь.  Со  све-
тильником из храма Бога Единого чудо сделал. В  чем  то  чудо  состояло,
никто объяснить не брался, но только твердо мы знали, что чудо то  было.
И годья Винитар так думал, потому что пометил светильник особым  крести-
ком и на почетном месте сберегает.
   Дядя Агигульф потрогал голову чужакову, что на поясе у него висела (с
собой брал, когда в бург ездил, чтобы дружинники теодобадовы насладиться
ею еще раз могли). Спросил недоуменно: а это, мол, кто, если  не  Гупта?
Ведь сами же говорили, будто бы я Гупту у озера в камышах сгубил.
   И, с колоды встав, к Гупте решительным шагом направился. Гупта  пятку
ковырять оставил, голову поднял, на дядю Агигульфа прищурился. Дядя Аги-
гульф его спросил:
   - Ты кто?
   Гупта в голове шумно поскреб и ответствовал торжественно:
   - Лист я, всяким ветром носимый.
   Тогда голову чужакову за волосы рыжие приподняв,  показал  дядя  Аги-
гульф ее Гупте. И спросил:
   - А это кто?
   Гупта голову обеими руками за щеки ухватил, к  себе  приблизил.  Едва
носом дяде Агигульфу в пояс не уперся. Поглядели мы сбоку и чуть не  ах-
нули: и впрямь Гупта был похож на чужака! А может, показалось тогда. По-
тому что перед кем Гупту ни поставь, на любого Гупта вдруг похожим может
сделаться.
   Долго Гупта мертвую голову созерцал. И с одного боку  поглядит,  и  с
другого. После оттолкнул ее от себя и молвил:
   - Бог Единый веру ковал, молотом стучал. Искра-молния упала, в дерево
попала, дерево упало, листья осыпались, по миру рассыпались.  Их  ветром
повсюду носило, одним на славу, другим на погибель. Один лист оторвался,
воробью попался. Воробей испугался, клюв разевал, лист заклевал. Бедный,
бедный лист!
   И всхлипнул Гупта и мертвую голову в щеку поцеловал.
   Видели мы, что дядя Агигульф глубоко тронут. И спросил он Гупту:
   - А я кто?
   И забормотал Гупта совсем тихо, в бороду, голову книзу  опустив,  так
что дядя Агигульф рядом с ним на корточки сел и  ухо  к  губам  гуптиным
преклонил. Поняли мы, что важное что-то говорится, и потому ближе подош-
ли, не желая пропустить слов блаженного.
   Бормотал Гупта еле слышно:
   - Вера моя, вера, Богом Единым кованная, людьми желанная! Пала  ты  с
неба на землю, вошла в землю на семь локтей, на три локтя из земли смот-
ришь. Кто же тебя, веру, найдет, кто тебя приголубит? - И  вдруг  глаза,
полные слез, на дядю Агигульфа обратил, за руки его схватил жадно, будто
из пучины вод его дядя Агигульф вытягивал, и закричал, моля и требуя:  -
Найди ее! Ищи ее! Найди веру, найди! Приголубь ее, приголубь!
   Дядя Агигульф, дрожа, в ответ руки гуптины стиснул  и  проговорил  со
слезами:
   - Буду искать, буду!
   И тут завопил Гупта во всю мочь:
   - Поехали! Поехали! Горы высокие, путь далекий!
   И на четвереньки пав, задом стал взбрыкивать, коня изображая.  И  так
похож был Гупта на коня, что дядя Агигульф, будто забывшись,  уселся  на
широкую спину блаженного. И повез его Гупта на себе,  радостным  конским
ржанием двор оглашая и коней беспокоя.
   Дядя Агигульф ногами по земле волочил, руками за рыжие  волосы  Гупты
держась. Недолго, правда, вез дядю Агигульфа на  своей  спине  блаженный
Гупта.
   Довез его на себе до заднего двора, где куча навозная  прела.  Вокруг
куры ходили и поклевывали ее степенно. Распугав кур, сбросил Гупта  дядю
Агигульфа прямо на эту кучу. Проворно вскочив, вокруг лежащего дяди Аги-
гульфа выплясывать стал и выкрикивать истошно:
   - Избранник! Избранник! Мечом тучен станешь, доблестью умножишься! На
унавоженную землю сядешь, в плодородную землю ляжешь! Курочки-то  белые:
ко-ко-ко! Коровки-то бурые: му-му-му! А Боженька с небес глядит и умиля-
ется: вот как хорошо все устроено! Избранник, избранник ты!..
   Я к Гупте подошел и сказал, за одежду его дернув:
   - Верно ты говоришь, блаженный Гупта. И дедушка наш  Рагнарис  то  же
говорил: наш дядя Агигульф - любимец богов.
   Гупта взор ко мне оборотил, и подивился я тому, какие  светлые,  уми-
ленные у него глаза. И, заплакав без всхлипа, одними  слезами,  вскричал
блаженный:
   - Дедушка, дедушка! - И засмеялся, слез не вытирая: - Дедушка, дедуш-
ка... И дедушка-то Бога Единого славит: гав-гав!
   И удивительно было мне, откуда Гупта, никогда нашего дедушку Рагнари-
са не видав, так хорошо нрав и привычки его знает.
   Радость затопила мое сердце: удалось, стало быть, Ахме-дурачку дедуш-
ку за собой увлечь в райские кущи. Ибо не может быть лжи в  словах  бла-
женного.
   Дядя Агигульф услыхал, как Гупта по дедушке  плачет,  руки  навстречу
блаженному протянул, и подхватил его Гупта, поднял с кучи навозной одним
богатырским рывком и к себе прижал. И обнявшись, плакали оба.
   Возгласил тут Гупта, бороду над склоненной  макушкой  дяди  Агигульфа
задирая:
   - Избранник ты!
   И поцеловал дядю Агигульфа в губы, после на колени перед ним бухнулся
и мертвую голову, что на поясе у дяди  Агигульфа  висела,  поцеловал.  И
так, на коленях, прочь с нашего двора пополз, руками  широко  разводя  и
Бога Единого во всю глотку славя.
   И много подобных чудес Гупта по селу нашему свершал. И ни одного дво-
ра не миновал, везде пророчествовал и целил. И оттого, что целил, проро-
чествам его верили.
   У меня же из головы не шли слова Гупты про  дерево  и  лист,  который
оторвался, когда Бог Единый веру ковал. Откуда мог знать Гупта,  что  на
чужаке том, дядей Агигульфом убитом, крест был? Этого даже отец мой  Та-
расмунд не знал. Годья Винитар говорит, что святые - они  своими  путями
ходят. А он, годья Винитар, обычными путями ходит, как все люди,  потому
как он не святой, а только лишь богарь.
   Годья Винитар это тогда говорил, когда Ульф на дозорных, что на  кур-
гане сторожили, кричал, будто на рабов последних, за то, что Гупту  про-
пустили. Как, мол, так вышло, что незаметно Гупта мимо них прошел? В до-
зоре же тогда друг ульфов, Аргасп был, и с ним  Гизарна,  оба  воины  не
трусливого десятка.
   Но это было уже потом, когда ушел Гупта. А когда Гупта  в  селе  был,
иным был Ульф. Ибо был один день, когда Гупта от рассвета до самой  тем-
ноты за Ульфом по пятам ходил. И что ни делал Ульф, Гупта тотчас  повто-
рял, Ульфа передразнивая. Поначалу как я увидел это, так испугался,  ибо
думал, что прибьет Ульф пересмешника. Но не так все вышло, как я боялся.
Весь тот день смеялся Ульф. И Гупта тоже смеялся. Посмотрит Ульф на Гуп-
ту и хохочет, как сумасшедший, а Гупта ему вторит.
   Видя, какую радость Гупта по дворам носит, решил Агигульф-сосед, отец
Фрумо, к блаженному обратиться - вдруг поможет полоумной  его  дочке  от
придурковатости исцелиться? Подошел к Гупте, когда тот по селу слонялся,
за руку взял, за собой потянул. И пошел за Агигульфом, отцом Фрумо, бла-
женный Гупта, с детским любопытством рот приоткрыв, будто ребенок, кото-
рому интересное показать обещали.
   Привел его Агигульф-сосед на свой двор, дочку к нему вывел. И  стоит,
смотрит: что блаженный делать будет.
   Гупта на Фрумо поглядел и вдруг лицо скривил,  один  глаз  прикрыл  -
стал на Фрумо похож. И заголосил, совсем как Фрумо:
   - Гости едут! Гости едут! Угощение готовить! Хлеба в печь ставить!
   Засмеялась Фрумо от радости: наконец-то поняли ее!  И  тоже  голосить
принялась:
   - Едут, едут! Готовить, готовить! Ставить, ставить!
   И так кричали они оба, по двору бегая. Отчего-то страшно на них  гля-
деть стало. И убежал Гупта с агигульфова двора, оставив Агигульфа-соседа
в недоумении.
   Фрумо же веселая ходила и часто голосить снова начинала, хохотом  за-
ливаясь. Но Гупта больше к ней не приходил.
   Ушел из нашего села Гупта так же, как и пришел - ни для кого  не  за-
метно. А перед уходом у нашего дяди Агигульфа мертвую  голову  попросил.
Просто показал на нее и сказал:
   - Отдай!
   И отцепив от пояса, отдал блаженному Гупте дядя Агигульф мертвую  го-
лову, которой так дорожил, что никому не доверял  ее  носить.  Воистину,
было то великое чудо. Ибо никому, кроме Гупты, не под силу было  подвиг-
нуть дядю Агигульфа на подобное. Дядя Агигульф потом и  сам  чуду  этому
дивился и по мертвой голове тосковал.
   У Гупты сумы никакой не было, а все свои вещи он за пазухой носил.  И
вот, взяв от дяди Агигульфа мертвую голову, сунул ее блаженный Гупта  за
пазуху. После руку запустил себе за ворот  и  копаться  стал,  сокровища
свои перебирая. Долго копался;  после  вдруг  лицом  просиял  и  вытащил
большой пестрый камень с дыркой посередине.  И  торжественно  дяде  Аги-
гульфу камень этот подарил.
   Принял дядя Агигульф камень, в кулаке его зажал. А Гупта вскричал:
   - Ищи веру! Найди веру! Приголубь ее!
   Мертвая голова на животе у Гупты топорщилась, из-под рубахи  выпирая.
Глаз прищурив и заголосив голосом Фрумо: "Гости едут!..  Гости  едут!.."
Гупта прочь побежал.

   Наутро проснулись мы - а Гупты нет. Сгинул, и  следа  не  оставил.  И
снова дозорные Гупту пропустили, прошел мимо опытных воинов, ни  травин-
кой не прошелестел. Тогда-то и стал Ульф на Аргаспа с Гизарной  кричать,
будто на слуг провинившихся, - они подступы к селу сторожили. Дважды ми-
мо них Гупта невозбранно прошел. Сперва в село Гупту  пропустили.  После
того должны были каждый в четыре уха слушать, в четыре глаза глядеть.  А
они - смотри ты! - опять его мимо себя пропустили.
   И на Теодагаста набросился, точно пес. И Валамиру  досталось.  Они  в
разъезде были, когда Гупта ушел. Не по воздуху же улетел Гупта!
   Те слушали, красные, и даже оправдываться не решались.
   Годья же Винитар сказал Ульфу, что вины на дозорных нет. Ибо Гупта  -
святой, а святых иной меркой мерить надо.
   Ульф, имя Гупты услышав, вдруг лицом просветлел. И больше с дозорными
о том говорить не стал.

   РАССКАЗ ХРОДОМЕРА

   Раньше мы с братом Гизульфом никогда не спрашивали дедушку  Рагнариса
про Арбра, потому что Арбр был всегда, как дедушкины боги. Не станешь же
про богов спрашивать - кто они и откуда! Так и Арбр.
   Настал день, и Хродомер к Тарасмунду явился. Поскольку теперь,  когда
дедушка Рагнарис умер, Тарасмунд как бы занял место Рагнариса, то Хродо-
мер с ним насчет сельских дел советоваться стал. Если с дедушкой  Рагна-
рисом больше спорил да ругался, то к Тарасмунду прислушивался да  помал-
кивал, всем на удивление.
   Вот и ныне пришел. Беседовали они с отцом нашим Тарасмундом в доме; а
мы во дворе были. И дядя Агигульф во дворе был - сидел на колоде посреди
двора, как раньше дедушка Рагнарис сиживал,  в  даль  вперясь  и  бороду
пальцами ероша.
   Видя, что дядя Агигульф ничем особенно не занят, подошли мы к нему, и
Гизульф с просьбой к нему подступился. На страве показывал дядя Агигульф
вкупе с Хродомером, как убил в давние годы дедушка Рагнарис Арбра; стало
быть, ведомо дяде Агигульфу, как то с Арбром все на самом деле было. Так
пусть бы рассказал он нам всю эту быль от начала и до самого конца.
   Дядя Агигульф отвечал сердито, чтобы мы не подумали, будто он тут без
всякого дела сидит и его любой безделкой отвлекать можно. Ибо сильно за-
нят он, дядя Агигульф. О судьбе людской под небесами богов - вот  о  чем
его помышление. И чтобы мы болтовней своей малоосмысленной в мерное  те-
чение дум его не вторгались. И кулак показал.
   А тут как раз Тарасмунд с Хродомером из дома вышли. Хродомер по  дяде
Агигульфу взглядом сердито цапнул и  губами  шевельнул,  будто  ругаться
приготовился (скучно ему, видать, было без частых перебранок с  дедушкой
Рагнарисом, а дядя Агигульф как раз на привычном  дедушкином  месте  си-
дел). И видно было по Хродомеру, что ожидал  он  тут  дедушку  Рагнариса
увидеть, ибо не позабыл еще давней привычки его, а увидел на  месте  его
дядю Агигульфа. И оттого осерчал.
   Но Тарасмунд знак Хродомеру сделал, чтобы не трогал он Агигульфа. Ибо
из всех детей рагнарисовых Агигульф любимцем был и оттого так убивается.
   Дядя же Агигульф вдруг меня за волосы поймал и на Хродомера  показал.
У него, мол, лучше спроси, как оно все с Арбром вышло  и  как  убил  его
Рагнарис в славном поединке. Хродомер знает, как события одно за  другим
следовали; ему же, Агигульфу, известно не более, чем нам. На страве же в
него Вотан вселился и дивным образом посредством священной ярости открыл
душу Арбра. Его же, дяди Агигульфа, душа на то время, пока Вотан в  теле
его священной яростью исходил, место Вотана в Вальхалле занимала. И  пи-
вом там опилась - отчего так скоро после дядю Агигульфа хмель сморил. Не
пьянствуй душа его в Вальхалле - нипочем бы не сморил.
   После того меня к Хродомеру подтолкнул. И сам с любопытством шею  вы-
тянул: что будет?
   У себя на дворе, рядом с отцом, дядей Агигульфом и братом, я не побо-
ялся Хродомера-старейшину.
   Хродомер и сам не прочь оказался вспомнить то время. Тосковал  он,  а
потому искал беседы. И охотно сказал он, что теперь, когда близок  конец
мира и когда времена подошли к последней границе своей, чтобы  перестать
быть, пришел час рассказать, как все было на самом деле.
   Проговорив это, подошел к колоде дедушкиной старейшина Хродомер,  по-
сохом своим дядю Агигульфа с нее согнал и сам  уселся.  Посох  поставил,
ладони на нем сложил, подбородком оперся и замолчал.  Агигульф  уже  рот
раскрыл, чтобы напомнить Хродомеру об обещанном рассказе.
   И заговорил Хродомер. Сказал:
   - Такие как Арбр среди людей - что соль в пище. Мало их - народ хире-
ет и в ничтожество впадает; много их - племя  будто  человек  во  хмелю,
убиться может.

   Когда дедушка Рагнарис был такой, как я, и со своим отцом в том  селе
жил, где старейшинами ныне Валия и Бракила; а Хродомер  был  такой,  как
сейчас Гизульф, жил в том же селе Арбр,  сын  Бракилы.  Сызмальства  все
трое росли вместе, дружбой крепки - Арбр, Хродомер и Рагнарис.  Но  Арбр
был у них заправилой.
   Лес к прежнему селу ближе подходил, чем к нашему.  О  чужаках,  каких
ныне опасаемся (от захирения нашего), тогда и слыхом не слыхивали, и по-
этому невозбранно бродили по лесу - собирали птичьи яйца,  ловили  птиц,
охотились на всякого мелкого  зверя.  Тогда  от  аланов  опасность  была
больше; но аланы от леса подальше держались.
   В бурге же тогда сидел военный вождь Аларих, еще совсем молодой.
   Тогда, как часто говорил нам  дедушка  Рагнарис,  мир  был  еще  пра-
вильный. И все было устроено в нем, как полагалось от веку:  звери  были
дикими, враги свирепыми, а воины кичились друг перед другом не барахлом,
а богатырством.
   И недолетки стремились на мужей зрелых походить во всем и не уступать
им в удали, насколько это под силу юнцам. Самыми же  отчаянными  в  селе
были трое друзей - Хродомер, Рагнарис и Арбр.
   Однажды пошли Рагнарис и Арбр в лес вдвоем. Хродомера же  с  ними  не
было; его отец к делу приставил. Время к осени шло. И завидовал Хродомер
друзьям своим, предвидя богатую их добыча (пошли они бить жирную осеннюю
птицу). И с нетерпением ждал возвращения их.
   Смеркаться уже стало (а ушли затемно, рано утром), когда  Рагнарис  в
село прибежал. Один прибежал. Лица на нем не было. Видел  Хродомер,  как
Рагнарис во двор свой побежал, а после отец Рагнарисов, за шиворот  отп-
рыска своего волоча, через все село к Бракиле его потащил. Хродомер  все
бросил и следом за другом своим побежал, ибо беду большую почуял. И ник-
то не смог бы удержать в том его, Хродомера.
   И пала на село весть страшная, как сизый туман на поле опускается.
   Нет больше Арбра.
   Так рассказывал Рагнарис, не стыдясь, слезами заливаясь.
   Долго бродили они с Арбром по осеннему лесу  и  много  птицы  набили,
сноровком друг перед другом выхваляясь. И ни один не превзошел  другого.
И так зашли они далеко от села, в места незнакомые. Но дорогу домой зна-
ли, ибо умели по лесу ходить, даже незнакомому, и потому не боялись. Ны-
нешние-то сопляки этого не умеют. Вот Валамир, к слову сказать, из бурга
хмельной возвращаясь (три года уж минуло тому), в роще  заплутал.  Да  и
иные не лучше, сказал Хродомер-старейшина.
   С Арбром же было так. Набрели Рагнарис и Арбр  на  медвежий  выводок.
Два медвежонка играли, малыш и пестун. Рагнарис сразу сказал другу свое-
му Арбру: "Пойдем отсюда подобру-поздорову, пока медведица не  явилась".
Но Арбр будто не слышал. Как завороженный, рот  приоткрыв,  на  медвежат
глядел и с места не двигался.
   А после, будто кликнули его, шагнул к медвежатам и в игру  их  вошел.
Втроем кататься начали. И смеялся Арбр.
   Лес же вокруг старый, мрачный стоял, только на той поляне, где играли
теперь трое, оставались еще пятна света.
   Рагнарис еще несколько раз позвал Арбра, но тот не откликался. Словно
речь человеческую разом позабыл. Пестун широкой лапой то маленького мед-
вежонка катнет, то Арбра, так что кубарем они летели. После же  и  Арбр,
смеясь, пестуна рукой толкал, и опрокидывался пестун на спину.  И  видно
было, что дурачится большой уже сильный медведь.
   Рагнарис вдруг чужим себя почувствовал. И все чужим вокруг него  ста-
ло: и темный древний бор, и лужайка, где еще светло было, и медведи  иг-
рающие, и закадычный друг его Арбр, что от него, Рагнариса,  отвернулся.
Ибо принял этот извечный, незнакомый мир Арбра, а  его,  Рагнариса,  от-
торг.
   Со всех сторон сдавил Рагнариса страх. И  разозлился  на  страх  этот
Рагнарис, и обида вскипела в нем. Но тут сбоку кто-то заворчал тихонько,
будто сквозь зубы. И вышла из кустов огромная медведица.
   И побежал Рагнарис, ног под собой не чуя. Птицу, набитую в  тот  день
на охоте, бросил, ибо тяготила она его и бежать мешала.
   Как в село прибежал, сам не помнит. Но Арбра с ним не было. Не иначе,
порвала его медведица.
   И бил Рагнарис, отец Рагнариса, отпрыска своего смертным боем за  то,
что Арбра бросил. Но Хродомер уже тогда подумал, что все наоборот  было:
это Арбр бросил Рагнариса.
   И Хродомеру от родителя его, Хрокмунда, досталось: как  есть  вы  все
трое друзья неразлучные и есть у вас заединщина, то получи впрок назида-
ние.
   Рагнарису, однако, досталось больше. Крут был отец Рагнариса. Еле  до
смерти не убил, мать на руках его повисла и отобрала. Поутру  же  нашего
дедушку Рагнариса, всего в синяках, в лес назад погнал отец его.  И  сам
пошел. И много воинов с ними пошло, с рогатиной, ножами и копьями. Будто
в поход собрались.
   А Бракила, отец Арбра, друг Рагнариса - отца дедушки Рагнариса  -  на
дедушку Рагнариса нарочито не смотрел. И на отца его тоже глядеть  избе-
гал. И оттого отец Рагнариса гневался в сердце своем и сына  своего  всю
дорогу то и дело тумаками угощал, да так, что даже Хродомеру дружка сво-
его жалко стало.
   Рагнариса впереди гнали, будто пса некормленного, чтобы дорогу к тому
месту показывал.
   В те времена (не то что ныне) по лесу ходить умели, поэтому Рагнарис,
хоть и звенело в голове у него от отцовской науки, умом  не  умалился  и
дорогу отыскал - к месту тому, где друга своего оставил,  охотников  вы-
вел.
   Не успели опомниться, как из густых зарослей огромная медведица вста-
ла, на диво лютая. Говорили после в селе, что такой лютой медведицы и не
упомнят.
   Тут старейшина Хродомер добавил, что в нынешнее  время  медведи  тоже
измельчали - иной раз забитого медведя от пса не отличишь.
   Та же медведица одним ударом снесла голову Агилмунду Лысому, что луч-
шим охотником в селе почитался. Пока она разворачивалась, ей копье в бок
всадили. Взревела медведица и лапами стала бить во  все  стороны.  Живот
распорола Эйриху длинными когтями и еще двух человек покалечила, пока ее
добили копьями и ножами.
   Внятно тут всем стало, что не простая это медведица. Не дано обычному
зверю столь много добрых воинов с собой в  темное  царство  уводить.  Не
иначе, кто-то из богов, возвеселясь, потеху  устроил  и  забрал  к  себе
Агилмунда Лысого, Эйриха и еще двоих, чьи имена старейшина Хродомер сей-
час уже не помнит.
   Медвежата, как то в обычае зверином, сбежали, пока мать их  от  людей
отстаивала. И Арбр сбежал вместе с ними, потому что не нашли его на  по-
ляне, сколько ни искали.
   Пошли дальше, в чащу леса, по следу псов пустили. Вскоре  Арбр  отыс-
кался. Подобно медведице, из кустов встал. В руках  сук  огромный  имел.
Головой тряс, и еще заметили, что рот у него в крови.  После  на  поляне
перья повсюду разбросанные нашли и поняли, что Арбр  с  медведями  птицу
сырьем ел, ту, что с Рагнарисом они набили.
   Навалились на Арбра всем миром и скрутили его. Он же только  рычал  и
отбиваться пытался. И пена изо рта у него шла.
   С тем в село вернулись, неся с собою связанного Арбра и убитых медве-
дицей воинов. После же еще те вернулись, кто тушу медведицы разделывал и
шкуру с нее снимал.
   И жизнь в селе снова вошла в прежнее русло. Убитых погребли с  почес-
тями. Жена Агилмуда и еще одного, чье имя старейшина Хродомер сейчас уже
запамятовал, за мужьями своими последовали. Ибо в те времена по древнему
закону жили и честны были перед богами и людьми, не то что  ныне,  когда
над каждой паршивой наложницей соплищей мотают: мол, наложница, она тоже
человек.
   Отец наш Тарасмунд вздохнул, однако речи  хродомеровы  перебивать  не
стал. Видно было, что и ему любопытно рассказ об Арбре послушать.
   Дядя же Агигульф слушал, как младенец, рот  приоткрыв.  Даже  дышать,
кажется, забыл. И видно было, что ни разу он  этой  истории  не  слыхал,
хоть и был дедушкиным любимцем.
   Хродомер помолчал, отдыхая. И продолжил так.
   Шкуру медведицы, хоть и попорчена она была копьями и  ножами,  отдали
Рагнарису, отцу Рагнариса, ибо он первый копьем в  зверя  лютого  попал.
Выдубили шкуру и в доме поместили. И дивились все ее огромной величине.
   Но после, как оправился Арбр и снова человечье обличье обрел,  пришел
он в дом Рагнариса, шкуру медвежью увидел и весь затрясся  с  головы  до
ног. К шкуре припал, каждую рану на ней обласкал пальцами,  а  после  со
слезами молить стал Рагнариса, отца Рагнариса, чтобы отдал ему шкуру.
   И столь велико было отчаяние Арбра, что отдали ему шкуру.
   Дедушка же наш Рагнарис говорил потом Хродомеру, что радовался этому,
ибо пугала его чем-то гигантская медведицына шкура. Так  стращала,  хоть
из дому беги.
   Знал бы, какую беду шкура эта в дом Арбра принесет, нипочем бы так не
радовался. Хотя и без всякой шкуры беда бы эта стряслась, так  он  после
рассудил.
   А случилось это все с Арбром, когда луна стала полной.
   Тут Хродомер нас, слушателей своих, взглядом обвел и пояснил:
   - К тому я это все говорю, что Бракила, отец Арбра, сына своего,  ко-
торый с медведицыной шкурой не расставался, в капище водил, к  жрецу.  И
там жрец говорил о чем-то с Арбром отдельно от Бракилы. О чем же  толко-
вал - то Бракиле неведомо осталось. Когда же отец с сыном  покидали  уже
капище, так молвил жрец Бракиле: "Жизнь сына твоего на полнолуние  пово-
рачивать будет". Но к добру или худу, не сказал. Переспросил жреца  Бра-
кила, в какое полнолуние, но жрец лишь усмехнулся и сказал: "Когда  волк
на луну воет". И наказал старейшинам сельским это объявить.
   Так и поступил. Как вернулся Бракила с Арбром из капища, жизнь  преж-
няя пошла, будто и не случалось ничего страшного. Только Арбр то и  дело
задумчив становился. Сперва Рагнариса и Хродомера, друзей своих,  сторо-
ниться начал; после же и вовсе дичиться людей стал.
   Но это показалось всем в селе не в диковину, ибо о Бракиле, отце его,
тоже не скажешь, что у него душа нараспашку. Ясное дело, яблоко от ябло-
ни далеко не упадет. Ростом же и сложением Арбр в Бракилу вышел -  могуч
был и высок.
   Года два с той поры минуло. Угрюм был Арбр и шкуру медвежью на плечах
таскал; к хозяйству же душа его не лежала. Только охота  в  радость  ему
была да забавы воинские. Но вот забавляться с  Арбром  ни  Хродомер,  ни
Рагнарис не хотели, да и прочие юнцы в селе тоже: в шутейном бою  свире-
пел Арбр и силу свою соизмерять не умел. Во время  поединков  этих  Арбр
никогда с противниками своими не разговаривал,  слова  человеческого  от
него не услышишь. Либо молча дрался, либо вдруг смеяться свирепым смехом
начинал и рычать.
   Однако же видно было и то, что в уме Арбр вовсе  не  повредился,  ибо
когда не дрался, то рассуждал на диво разумно. Что до Бракилы, то  видно
было, что гордится он сыном своим, печатью Вотана отмеченным.
   Минули так два года и настало по ранней весне то полнолуние, о  кото-
ром жрец в капище говорил. Мучимый непонятной тоской,  метался  Арбр  по
всему селу. Здесь нужно сказать, что Валия, который  нынче  в  том  селе
старейшина, трех добрых псов охотничьих держал. Один из них на диво  си-
лен и лют был, из прочих выделяясь. И любил его Валия, как родного сына.
Не раз в лесу пес тот жизнь Валии спасал и всегда себя верным и свирепым
выказывал. И припомнил Хродомер, как говорили в том селе: "бегает, точно
Валия за своим псом". Да и то сказать, дивный был пес, воистину  дивный,
добавил Хродомер-старейшина.
   В ту весну, когда тоска взяла Арбра, настало полнолуние и луна  взош-
ла. Валия уже ко сну отошел, как вдруг разбужен был он и  домочадцы  его
яростным лаем собак, как если бы крупного зверя обложили.  И  зверь  ка-
кой-то ревел в темноте. Валия недаром охотником был. Тотчас же распознал
он рев Арбра, сына Бракилы, соседа его. Собачий лай тут жалобным  визгом
сменился.
   Валия выскочил, как был, неодет, с рогатиной - собакам своим  на  вы-
ручку. За ним сын его старший, что с ним тогда в одном доме жил, и  двое
рабов, силы недюжинной.
   Предстал глазам их двор Валии, залитый ярким лунным  светом.  Посреди
двора любимый пес Валии лежал  с  хребтом  перебитым.  Хозяина  завидев,
только раз головой дернуть сумел, взвизгнул тихонько  и  тут  же  издох.
Другой пес, поджав лапу, поодаль стоял и щерился. А  над  псом  издохшим
Арбр стоял, и пена в углах его рта запеклась.
   Валия с места сдвинуться не смог. Стоял, окруженный неподвижными  до-
мочадцами своими, и только глядел на Арбра. А Арбр  на  него  глядел,  и
видно было, что не узнает его Арбр.
   Тут и другие сельчане, звуками борьбы разбуженные, на двор сбежались.
Если оголодавшее по весне зверье в село зашло, то всем миром двор  Валии
оборонять надо. Оттого многие с рогатинами и ножами охотничьими были.
   Арбр же все по сторонам озирался в беспокойстве. Верхняя губа у  него
подергивалась, открывая зубы. Бракила сквозь толпу к  сыну  своему  было
протолкался, но и его не узнал Арбр. Только протянул к нему Бракила  ру-
ки, как Арбр вдруг изогнулся весь дугой назад и оземь затылком грянулся,
собаку караулившую пугнув. И с хрипом забился в падучей. И отступили  от
него все поначалу. Валия же гибель любимого пса осознал и потому,  рога-
тину занеся, хотел пронзить Арбра, покуда тот  беспомощен.  Но  сельчане
отогнали его. Ибо умудренные мужи собрались на дворе у Валии и тотчас же
поняли они, что великое святотатство едва было не учинил Валия,  обеспа-
мятев от своей потери. Ибо всем теперь видно было,  что  Вотан  коснулся
Арбра и ниспослал ему священные дары. А потому убив  Арбра,  выказал  бы
Валия непочтение к Вотану и дарам его. И покарает за то Вотан все  село,
ибо велик Вотан и не покарать ему одного только Валию - мелок Валия  для
гнева вотанова. Так рассудили сельчане и  потому  все,  разом  подавшись
вперед, рогатинами отогнали Валию и сынов его от Арбра.
   К тому времени Арбр биться о землю перестал и теперь сморил его  глу-
бокий сон. И взял Бракила Арбра на руки и в дом свой понес, и все  расс-
тупались. Великой силы был тот муж Бракила, ибо Арбр в те годы весил уже
немало.
   Валия муж был честный, ибо на следующий день Бракила вергельд ему  за
пса предлагал, однако же отказался Валия, волю Вотана чтя. Оттого и  по-
чет обоим, оттого и старейшины они ныне в том селе, что  древние  законы
знают и блюдут.
   На следующий день внезапно жрец из капища пожаловал. Редко капище по-
кидал, но тут явился. И взяв Арбра за руку, увел его за собой. Арбр,  ни
слова не говоря, послушно пошел со жрецом. И шкура медвежья была на нем.
   С той поры Арбр почти неотлучно при капище жил, либо по лесам бродил,
но никто из сельских его не видел. Однако с некоторых пор стал примечать
Рагнарис, когда в лесу бывал на охоте, либо по иной надобности, что буд-
то бы кто-то следит за ним издалека. Недобро следит, хотя пока что близ-
ко не подходил и даже не  показывался.  И  не  один  Рагнарис  -  другие
сельчане о том же говорили. Но Рагнарис говорил об этом чаще. И  догады-
вался Рагнарис, кто бы это мог быть.
   Когда же подоспела пора юношей в воины посвящать, Арбра в мужской из-
бе не было с ними. Жрец же сказал, что Арбр отдельно ото всех посвящение
получит и что испытывать так его будут, что прочим молодым воинам - Хро-
домеру, Рагнарису и другим - выдержать не дано.
   Вскоре после посвящения жрец вновь в селе появился и  Арбра  за  руку
привел - как уводил. Хоть и стужа была, шел Арбр за жрецом в  одной  на-
бедренной повязке. И видно было, что тело его все сплошь страшными  шра-
мами покрыто, однако это не тяготило Арбра. Когда жрец уходить собрался,
Арбр дернулся было к жрецу, обернувшись на него тревожно; жрец же сделал
ему успокаивающий жест и к дому идти велел. Тогда Арбр, постояв  немного
в неподвижности, к отцу своему Бракиле пошел.
   Два дня жил он у отца своего, Бракилы, и все это время в доме  сидел,
в пламя очага глядя. Те, кто видел его в те дни в доме Бракилы, говорили
потом, что глаза у Арбра совсем звериные стали. И тоска в них засела.
   Когда Бракила Арбра в бург, к Алариху в дружину увез,  по  селу  слух
пошел об испытании, какое уготовано было жрецами Арбру. При  Бракиле  об
этом говорить боялись, а тут, как уехал Бракила,  открыто  толковали.  У
герулов, что недалеко от бурга в те годы сидели, воин был один лютости и
силы неимоверной; имя же этому воину было Оггар. И неисчислимые бедствия
причинял народу нашему этот Оггар. Когда Арбр в  силу  вошел,  последнее
испытание ему было. И не от жрецов, от самого Вотана исходило. Ибо когда
впал Арбр в священный экстаз и оземь грянулся затылком, как и прежде бы-
вало, явился Арбру Вотан и потребовал себе в жертву этого Оггара.  И  не
один только Арбр Вотана видел; жрецы, что поблизости были, тоже  разгля-
дели, что Вотан приходил. Ибо происходило явление Вотана не в том  капи-
ще, что ныне разрушено и где жрец был один, а в том большом капище,  ко-
торое общее у нас с гепидами и где Гизарна недавно такой  позор  на  нас
навлек. И жив был тогда Нута - был тогда младшим жрецом и только в  силу
входил. И Нута тоже Вотана видел. После этого и  умножилась  сила  Нуты,
ибо уходя, задел его Вотан краем своего плаща. И в ужасе  на  землю  пал
Нута, ибо непомерным показалось ему требование Вотана. Виданое ли  дело,
чтобы юнец такого лютого и могучего воина, каким был этот Оггар,  голыми
руками одолел и в капище живьем доставил из краев герульских.
   Однако Арбр, едва очнувшись от своего сна, поднялся счастливый и тот-
час же ушел Оггара добывать.
   Долго не было о нем ни слуху ни духу. Полная луна умерла и снова  ро-
дилась, как явился в капище Арбр и связанного Оггара на  плечах  принес.
Сбросил его на землю к ногам жреца и сказал одно только: что братья  ему
помогали в память о матери их. Жрец удивился, ибо знал, что  не  было  у
Арбра никаких братьев; однако потом по ранам на теле Оггара  понял,  что
то были медведи.
   Своей рукой принес Арбр Оггара в жертву. И радовался Вотан. И отдели-
ли голову Оггара от тела и по селам готским носили и показывали. И радо-
вался наш народ, духом воспрял и много подвигов богатырских  оттого  со-
вершено было против герульского племени.
   Говорили, что когда Арбр Оггара в жертву приносил, смеялись оба  -  и
Арбр, и Оггар. И Оггар помогал Арбру в жертву себя принести. И сила  Ог-
гара к Арбру перешла после того.
   Тут старейшина Хродомер поглядел на нас сурово и сказал, что в  преж-
ние времена, когда капища в самой силе были, жрецы о народе  своем  пек-
лись и защитников для народа  своего  готовили,  таких  отважных  воинов
взращивая, каким был Арбр. Нынешняя же новая вера одних только Одвульфов
плодит, так что с души воротит.
   Тарасмунд на это ничего не сказал, только покраснел слегка.
   Вскоре после того, как Бракила Арбра в бург увел,  Рагнарис  также  в
дружину к Алариху собрался. Ибо и у Рагнариса не слишком лежало сердце к
хозяйству и заботам землепашеским, мечтами он к воинским  подвигам  уст-
ремлялся. Славы в том больше он видел.
   В те годы, не то что сейчас, непросто было  стать  дружинным  воином.
Аларих не в пример Теодобаду не привечал всех встречных-поперечных и  не
кормил их у своего стола, а брал к себе только самых лучших. Но Рагнари-
са взял. И не пожалел об этом. Много  славы  вождю  своему  добыл  впос-
ледствии Рагнарис.
   Арбр же в бурге, при дружине жил, однако людей сторонился и с  годами
стал еще угрюмей. Жил он у жрецов в бурге. И был он как дикий зверь. По-
куда у них с Аларихом одна и та же цель, всегда мог расчитывать на  него
Аларих. Но пусть боги защитят Алариха, если Арбр против него повернется!
   Чувствовал это Аларих и оттого ласкал Арбра одной  рукой.  Другой  же
рукой Рагнариса ласкал, ибо вскоре уже возвысился Рагнарис  над  прочими
воинами. Был он молод, могуч и на диво надменен в те годы.  У  вождя  же
своего из рук ел.
   С Хродомером сохранил дружбу Рагнарис, хотя Хродомер  лишь  в  походы
иногда с Аларихом ходил, а в бурге постоянно не жил. Арбра же  сторонил-
ся, и тот обходил Рагнариса стороной; как бы не замечали они друг друга.
И росла между ними неприязнь.
   Ничего не жалел Аларих ни для Арбра, ни для Рагнариса.  Лучшие  куски
давал, лучшими пленницами оделял.
   По осени подступились к бургу вандалы и хотели взять бург.  Это  были
не те вандалы, из которых Велемуд, сын Вильзиса, родич ваш,  богатырь  и
горлопан, помню я его. Нет, то другие вандалы были, откуда-то с юга, что
на много дней пути от вандалов Велемуда. О них почти ничего не известно.
   Часть племени от тех вандалов откололась и пошла к нам на север земли
искать, где бы им сесть.
   Вели они с собой страшного вутью прозванием Гиба. Был этот Гиба столь
свиреп, что водили его на цепях, а осерчав, в такую силу входил, что во-
лочил по земле тех воинов, которые на цепях его висели, Гибу  удерживая.
Отряхнув же цепи от воинов, этими же  цепями  имел  обыкновение  биться,
часто иной одежды и иного оружия на теле не имея. И побеждал  Гиба.  Все
бежали перед ним, как скот перед собакой пастушьей.
   С теми вандалами шел и отец Гибы Сигисбарн и двое других сыновей его.
Гордился Сигисбарн Гибой чрезмерно. И имея такого сына за спиной,  столь
великую мощь в себе ощутил, что часть племени от вождя его отколол и  на
север повел для лучшей жизни, ибо с помощью Гибы чаял согнать нас с  на-
ших земель. Крепко верил Сигисбарн, что на Гибе и на нем, Сигисбарне,  и
на всех, кто с ними идет, благосклонность Вотана пребывает. На самом  же
деле, как оказалось, благосклонность Вотана с Арбром пребывала  и  теми,
кто в бурге был.
   С Сигисбарном, Гибой и сыновьями Сигисбарна иные шли; всего  же  было
их пять дюжин.
   Про Гибу же вот что говорили. В неистовстве своем мизинец себе  отру-
бил и Локи его посвятил, за что наградил его Локи ловкостью и хитростью;
после же, в раж войдя, сам себе глаз выколол, чтобы на Вотана  походить.
Ходил в шлеме ромейском с личиной; личину эту сам ярко раскрасил.
   Многое из того, что поведано сейчас о Гибе,  прокричал  из-под  стены
Сигисбарн, когда к бургу вандалы те подступились, Алариха и дружину  его
устрашить желая. И вывел тогда же Гибу перед очи осажденных, и бесновал-
ся на растянутых цепях Гиба, рыча престрашно.
   Дрожь скрывая, твердо встретили мы врага. Только Арбр, немного в сто-
роне стоя, странно на этого Гибу глядел - грустно, едва ли не с любовью.
И понял я тогда, что из всех нас один Арбр понимает этого Гибу-вутью.  А
значит, и одолеть его может.
   В те давние времена все честь по чести делалось. Поэтому  прежде  чем
на штурм бурга идти, распаляли себя перебранкой и так в  том  преуспели,
что некоторых воинов удерживать пришлось, чтобы со стены сразу не броси-
лись на врагов. Столь велика была ярость.
   Гиба же, пребывая в священной ярости, повернулся спиной к бургу, пре-
зирая копья и камни, что в него градом летели, и испражнился на глазах у
противоборствующих воинственных сторон. И взяв в горсть смрадные испраж-
нения свои, с могучей силой метнул их на стену, где Аларих и дружина его
стояли. И попали испражнения вутьи прямо на грудь нашему военному  вождю
и так прилипли. И измарали железный нагрудник его.
   Аларих в неистовой злобе чуть в одиночку со стены  не  бросился.  Ги-
бельно было бы для нас такое решение. Оттого удержали мы вождя нашего от
столь безрассудного геройства.
   Рагнарис же, покуда пять воинов с Аларихом  боролись,  иное  надумал.
Многое знал Рагнарис и об Аларихе, и об Арбре, ибо с обоими  бывал  бли-
зок. Сдернул Рагнарис с плеч Арбра медвежью шкуру и вниз ее бросил,  под
ноги беснующемуся вутье. Схватил Гиба медвежью шкуру, потом Арбра пропи-
танную, зубами в нее вцепился и, рыча свирепо, головой тряс. И порвал он
шкуру медвежью.
   Увидев это, со страшным криком низвергся с тына Арбр. Тяжко пал он на
Гибу, терзая его когтями и зубами. Сплелись два  вутьи,  как  два  лютых
зверя. И отступили от сражающихся вандалы, чтя Вотана.
   Кричал, рычал и смеялся от радости Гиба, медвежью шкуру и Арбра  тер-
зая, ибо, видать, впервые равного себе встретил. И оторвал он Арбру ухо.
Арбр же перегрыз ему горло.
   Тут воины Алариха возвеселились и устремились на врага, прыгая с  ты-
на. И сеча была кровавая, и одолели вандалов. Что до Сигисбарна, то  не-
долго сокрушался он о сыне своем и скоро встретился с ним в чертогах Во-
тана. Ибо Рагнарис, метко метнув фрамею, насмерть Сигисбарна поразил.
   Из тех, кто с Сигисбарном к стенам бурга пришел, ни один в  живых  не
остался.
   Эту-то сечу и вспоминал наш дедушка Рагнарис, когда сетовал, что  мир
испортился и говорил, что в былые времена воины не  добычей  и  барахлом
похвалялись, а славой воинской. И ничего, кроме славы, в битвах и  похо-
дах добыть себе было невозможно, ибо враг был  столь  же  наг  и  суров,
сколь и воины готские.
   Когда сеча закончилась и последнего врага добили, Арбра хватились.  И
увидели Арбра подле телы Гибы, рыдающего. Сперва думали, что по славному
Гибе рыдает вутья, но нет! Клочья шкуры медвежьей, Гибой  изодранной,  в
руках баюкал и плакал над ними, как дитя по матери.  С  тем  и  оставили
Арбра, ибо близко подходить к нему опасались. Зарычал Арбр, когда  людей
увидел. А когда оттащили от него тело Гибы, за цепь издалека потянув, не
заметил этого Арбр.
   Цепи с тела вутьи страшного повелел Аларих снять. И  стали  цепи  эти
достоянием всей дружины: на этих цепях теперь котел с варевом  для  всей
дружины вешали над очагом. И все, кто в дружине был, эти цепи видели.
   В этом месте рассказа хродомерова дядя Агигульф ликом  затуманился  и
головой покивал. Видел и не раз эти исполинские цепи, только, видать, не
знал прежде, откуда они происходят.
   А наутро исчез Арбр. Весь бург вверх дном  перевернул  Аларих  -  нет
Арбра! И тосковал по нему Аларих, и ничто не могло  его  в  печали  этой
утешить.
   После той великой битвы Рагнарис, отец нашего дедушки  Рагнариса  же-
нить сына своего надумал. И для  той  цели  из  бурга  ему  велел  домой
явиться. Повиновался отцу своему Рагнарис и Алариха оставил.  Братьев  у
Рагнариса не было, одни только сестры, поэтому так пекся отец его о том,
чтобы род свой славный продолжить.
   Долго искал ему невесту, пока не сыскал девушку рода доброго,  именем
Мидьо, вторая дочь Кунимунда. Из того села она была,  которое  незадолго
до смерти Алариха аланы дотла спалили, народ же тамошний угнали, а  куда
- неведомо. Когда потом аланы вернулись и наши готы торговлю с ними  ве-
ли, то о пленных из того села спрашивали. Хотели родичей своих выкупить.
Но то были другие аланы и ничего о селе сожженном не  ведали.  А  может,
только вид делали, что ничего не знают, а сами знали, да говорить не хо-
тели. Кто их, аланов, разберет, все как один на конях да в полушубках.
   Но то все потом случилось. А тогда род Кунимунда был не менее славен,
чем род Рагнариса. И оттого охотно отдали за Рагнариса свою дочь  Мидьо.
Долго возили из села в село взаимные дары, стремясь на  горшок  ответить
горшком и на холст холстом же в грязь лицом не ударить.  И  то  сказать,
знатные то были подарки. К Рагнарису отошли две  козы,  гривна  золотая,
горшков дюжина, два больших медных кувшина, шуба, холста на пять  одежд,
два пояса, правда, с пряжками ношеными, и меч - в сечах  великих  иззуб-
ренный донельзя, но его перековать можно было. И много иных даров, всего
не упомнишь. Одни дары для хозяйства необходимые, другие  же  служили  к
чести.
   Несколько дней свадьбу гуляли и несколько человек упились до  смерти.
Ибо в прежние времена и веселье было богатырское, пили себя не  жалеючи.
Не то что ныне - полкувшина выпьют, треть сблюют. В ту пору о  себе  так
не пеклись.
   Хродомер же дружкой жениха на свадьбе  той  был.  Пир  свадебный  еще
окончиться не успел, как уже омрачился дружка Хродомер, для себя  недоб-
рое во всем этом деле усматривая. И уже тогда тоска его одолела. Ибо по-
нимал Хродомер: подвиги, что на пиру этом богатырском они  с  Рагнарисом
совместно совершали, последними для них были. Не быть  больше  Рагнарису
товарищем Хродомера в потехах богатырских, не портить рабынь им  отцовс-
ких да соседских, не веселиться на молодеческий лад по всей округе.  Все
это в прошлом, ибо ныне женился Рагнарис и  иные  заботы  отяготят  его.
Хродомер же один остается.
   Пир же свадебный Хродомер с удовольствием расписывал в рассказе  сво-
ем. Мол, такова была богатырская мощь того пира, что силы людей будто бы
удесятерялись. Коров и свиней столько съедено  было,  сколько  аланы  по
осени на зимнее становище перегоняют. Оленятины же такое количество  на-
жарили, что и несколько лет спустя возле того села оленя  в  лесу  и  не
увидишь. А уж как ели! На одном, помнится Хродомеру, рубаха была из двух
шкур сшитая, бычьей жилой стянутая, - так лопнула та бычья  жила,  столь
крепко набил себе живот тот богатырь. Пива же столько было, что один раб
помер от разрыва пупа, покуда корчаги с питьем таскал. И  такое  густое,
что собака крупная, в пиво упавши, не тонула, на поверхности плавала.  А
уж брага какая была! Пока варили эту брагу, птицы,  если  доведется  над
котлом пролететь, валились с небес замертво. И все блохи, что  в  соломе
водились в изобилии, после того пира повымирали и долго еще хозяев  бес-
покоить не смели.
   Под стать раздолью и гости. В те времена люди  вообще  крупнее  были.
Балки в доме из столетнего дуба срублены - так ломали эти балки,  разгу-
лявшись, будто соломинки. Одним ударом кулака столы пополам  переламыва-
ли. Такова была сила людей в те времена. И пир  завершился  лишь  тогда,
когда ломать в доме молодых уже стало нечего.
   Что нынешние, Агигульф да Валамир, сетовал рассказывая Хродомер и гу-
бами жевал неодобрительно. Их потехи да удаль рядом с  теми  потехами  и
той удалью, что в пору молодости Хродомера и Рагнариса души воинов теши-
ли, - все равно что возня мальцов трехлетних в луже  против  сечи  бога-
тырской.
   А как кончился свадебный пир, навалилась на Хродомера  черная  тоска.
Ибо зима близилась. Мидьо вскорости понесла, и Рагнарис дом обустраивать
стал, а прежнее их с Хродомером веселье позабыл.
   Зима была тоскливая да вьюжная. Едва до весны дотянул, чуть не  помер
Хродомер. Ибо сердце воина потехой сыто. А как лед стаял и ручьи побежа-
ли, беспокойство душой Хродомера овладело. И был ему глас богов. И  ска-
зал этот глас Хродомеру, когда приблизился он к богам, священного напит-
ка вкусив, чтобы уходил с прежнего места и в ином месте жилище ставил. И
с того нового жилища великие дела пойдут. Так глас богов Хродомеру  ска-
зал.
   Но не поверил сперва Хродомер.
   Настала уже весна и зацвели яблони, когда бродил в тоске лютой  моло-
дой Хродомер по селу, будто медведь-шатун. И злоба одолевала его. И раз-
бегались люди, когда на улицу выходил - так свиреп был  в  печали  своей
Хродомер, когда молод был и полон сил.
   В такой неурочный час попалась на глаза ему одна рабыня. И взял ее за
косу и утащил в сарай, будто волк, добычу пожирающий. Грозно  рычал  над
ней Хродомер-удалец, и не смела ему слова супротив сказать.
   После же вдруг померещилось Хродомеру, будто не девка-рабыня то вовсе
была, а иная какая-то женщина, вся в сиянии и в поясе предивном. И понял
тогда Хродомер, что Фрея то была. И  сказала  Фрея  Хродомеру:  уходить,
мол, Хродомер тебе теперь из села надо. И не мешкая. Ступай  же,  Хродо-
мер, как можно быстрее, ибо такова воля богов.  В  противном  же  случае
гнев мой тебя постигнет и бесплоден будешь, как кустарник сухостойный.
   Ужас обуял Хродомера и прочь от сияющего лика Фреи бежал он.
   Тут дядя Агигульф спросил Хродомера:
   - А что Одвульф брехал, как из ТОГО села вернулся, будто ты наложницу
отцовскую попортил и ублюдка ей сделал и оттого, мол, отец тебя из  дому
выгнал?
   Хродомер отвечал, что Одвульф на то и дурак, чтобы  глупости  брехать
без всякого понятия. Боги хотели, чтобы он, Хродомер,  из  родного  села
ушел и новое село основал, и волю свою посредством Фреи изъявили. А дабы
и прочие в селе ему, Хродомеру, помех не чинили, и в  первую  очередь  -
дабы отец властью своей его не удержал, боги на все село морок навели  и
враждебность к нему, Хродомеру, в сердцах сельчан возбудили. Вот и почу-
дилось им невесть что.
   Что до наложницы той, то глаза бы Хродомеровы на ту наложницу не гля-
дели, такая вредина да страхолюдина. Да и старая.
   Сказав то, замолчал Хродомер и долго так молчал, неподвижно  в  землю
глядя. Мы уж думали, что, притомившись, заснул Хродомер.  Но  неожиданно
снова он заговорил.
   И бежал Хродомер по сельской улице прочь от сияющего лика Фреи,  спо-
тыкаясь и поминутно на плетни заваливаясь, столь  велик  был  его  ужас.
Совсем уже к дому своему подбежал, как услышал призывное ржанье конское.
И узнал голос своего боевого коня. Рокс было его имя. И не пошел  в  дом
Хродомер, а пошел к своему коню Роксу.
   Тут снова воля богов была ему явлена. Ибо стоял конь Рокс уже  взнуз-
данный. Рядом же бурдюки со священным напитком богов, брагой,  обнаружил
Хродомер, усмотрев и в этом добрый знак.
   Вошел тогда Хродомер в дом. Там же все спали непробудно -  не  иначе,
боги сон на них навели. Хоть и не удалось  Хродомеру  по  дому  бесшумно
пробраться - за оружием своим шел Хродомер - и не раз и не два ронял  он
то щит, то меч, то шлем, но не проснулся никто  из  домашних  и  беспре-
пятственно выбрался Хродомер из духоты родного дома.
   Конь же непрестанно ржал, призывая в дорогу.
   Стал Хродомер подпругу подтягивать, но  конь  всячески  препятствовал
ему в том: то укусить норовил, то лягнуть, то брюхо нарочно  надувал.  И
внял Хродомер коню своему Роксу: приторочил бурдюки и повел коня в пово-
ду. Так пределы родного села покинул, ни с кем не простившись. Ибо  того
требовали боги.
   Потому ушел из-под родительского крова без  сожаления.  Лишь  проходя
мимо того дома, где друг его Рагнарис с женой молодой Мидьо почивали, не
смог удержаться от слез Хродомер. И понял тогда и на всю жизнь  запомнил
крепко, что человек - лишь жалкая игрушка в железных руках богов, что бы
там годья Винитар ни говорил.
   Долго странствовал Хродомер; сколько - сказать не может, ибо за луной
не следил и дней не примечал. Ночевал на земле, как дикий зверь; питался
лишь брагой, священным напитком богов. И кружил по земле.  Одиноко  было
Хродомеру. Такое лютое одиночество снедало Хродомера, что  порой  часами
сидел на земле, голову обхватив, и кричал, Фрею призывая.
   Когда за предпоследний бурдюк взялся и опустошил его наполовину, ста-
ли ему, наконец, являться боги. Кто-то из богов  ходил  теперь  рядом  и
разговаривал с ним непрестанно. И не было уже столь  одиноко  Хродомеру.
Великие смыслы открывались ему, ибо говорил тот голос обо всем, что  че-
ловеку знать надобно. И даже свыше того. И кабы запомнил тогда  Хродомер
все, что говорилось ему богами, то быть бы ему  величайшим  мудрецом  на
земле. Уже и тогда чувствовал Хродомер, что старейшины, бывшие  тогда  в
его родном селе в почете и уважении, и в подметки ему, Хродомеру, не го-
дятся. Ибо явственно различал теперь их скудоумие и  слепоту.  Столь  же
явственно, сколь и ныне, на склоне лет, видит.
   Тот же бог, что с Хродомером по тяжкой его дороге рядом шел и из  од-
ного бурдюка с ним пил, все не умолкал, новую и новую мудрость  изрыгая.
И гнулся Хродомер под ношей этой мудрости,  для  человека  едва  ли  по-
сильной. Так изнемогая, взмолился, наконец, Хродомер тому богу: "Отпусти
меня!" Но не отпускал его бог, ибо не исполнил еще Хродомер его воли.
   Увидев реку, понял Хродомер, какова воля этого бога. Засмеялся от ра-
дости, ибо легко ему стало. Снял он с коня седло и узду и  прогнал  коня
Рокса прочь от себя. Не хотел уходить конь. Но тот, кто вместе с  Хродо-
мером шел, на коня вскочил и сказал  Хродомеру:  "Ты  теперь,  Хродомер,
знаешь, что тебе делать; мудростью же я одарил тебя свыше всякой  меры".
И ускакал на коне хродомеровом, весело смеясь.
   Хродомера будто отпустило что-то. Пал он на берегу, как  подкошенный,
и заснул мертвым сном. Недолго длился сон этот. Пробудился вдруг он  ра-
зом и на ноги вскочил. Стал оглядываться по сторонам: где же конь  Рокс?
Заметался туда-сюда. Про реку, что рядом протекала, позабыл и  с  обрыва
внезапно сверзился. В реку упав, сдался Хродомер и бунтовать против воли
богов оставил.
   И понесла его река; Хродомер же забылся.
   Очнулся Хродомер от того, что река его в берег головой ударила.  Выб-
рался Хродомер на берег. Увидев же следы кострища на том  берегу,  понял
Хродомер, что место это обжитое и людьми обогретое. Голос же сказал Хро-
домеру: "Здесь жить будешь". И предрек ему,  Хродомеру,  славу  великого
старейшины, если селу основание положит.
   Огляделся Хродомер и понял, что наг, как младенец новорожденный.  Ни-
чего при нем более не оставалось: конь Рокс, бурдюк с  брагой  недопитой
(половина оставалась), меч, щит - все сгинуло, один лишь  нож  на  поясе
остался, да шлем на голове.
   Этим-то ножом, славя богов, стал Хродомер землянку возле кострища ко-
пать. Хотел сперва землянку копать, как отцами и дедами заповедано. Что-
бы сперва яму выкопать, для тела просторную, затем стены земляные ивовым
плетением забрать и глиной замазать, чтобы земля не осыпалась, сверху же
бревенчатый накат соорудить и землею его засыпать - для тепла.  И  место
уже Хродомер присмотрел. Однако тот, кто с Хродомером и прежде был,  кто
коня Рокса увел, а теперь вернулся, Хродомера от замысла его отвадил.  И
так ему сказал, что, мол, ушел ты из села, как зверь, и жить тебе нынче,
как зверю, и потому иначе жилище копай. И косогор указал ему  глинистый.
В склоне того косогора и велел рыть себе нору. И стал Хродомер рыть себе
нору. И так думал Хродомер: если Арбр в образе зверя угоден богам, то  и
он, Хродомер, в зверином обличии богам угоден. Ножом рыхлил, руками выг-
ребал. Как прежде в веселье себя не щадил, так теперь не  жалел  себя  в
работе. Все оттого, сказал Хродомер, что в те времена не  принято  было,
чтобы воин над собою трясся.
   Дни сменялись ночами. После ночей снова восходило  солнце.  Одни  дни
были солнечными, другие пасмурными. Голоса богов звучали теперь редко. И
все больше о делах с Хродомером говорили: здесь, мол,  так  лучше  землю
выбирать, а здесь - иным способом. Слушаясь  некоего  божества,  выкопал
Хродомер себе землянку, хотя прежде такой работы делать ему еще не  при-
ходилось.
   Хродомер добавил, что следы этой землянки до сих  пор  за  его  домом
видны. Дядя Агигульф тут заметил удивленно, что яму ту всю жизнь за бар-
сучью нору почитал и никогда не подозревал в ней человечьего  обиталища.
На это Хродомер пояснил, что землянка с годами просела и осыпалась и че-
рез то уменьшилась, а в иные годы была просторна, как алариховы  хоромы,
и столь же крепка. И в землянке этой не только Хродомеру  место  находи-
лось, но и божеству, которое во всем ему помогало, покуда копал. Оно ко-
нечно тесновато было с божеством вдвоем в землянке сидеть, но все  равно
кое-как поворачивались. Тем паче, что спал  Хродомер  в  землянке  своей
все-таки один. Божество где-то в ином месте голову преклоняло. А  где  -
то Хродомеру неведомо.
   Божество землю вместе с Хродомером не копало,  но  давало  советы.  И
всегда это были к месту советы, дельные. Лишь один раз,  когда  крепость
землянки испытывали, божество в землянке осталось, а Хродомера на  крышу
послало, прыгать. В первый раз обрушилась крыша, и строго  наказало  бо-
жество Хродомера за нерадивость. Зато уж второй раз выдержала.
   И опять-таки, продолжал рассуждать Хродомер, когда впоследствии  Раг-
нарис появился (а что Хродомер, что Рагнарис - оба в плечах были  широки
и телом статны), так оба в землянке помещались. Иной раз и  Мидьо  ноче-
вать пускали, когда дождь был.
   Но Рагнарис - тот тоже сразу землянку рыть начал. Но о том, как  Раг-
нарис в село хродомерово пришел, сказ особый.
   Когда же закончил копать землянку Хродомер, то божество, которое  не-
отлучно при нем находилось, покуда длилась та работа,  покинуло  его.  И
внезапно покинуло. Ибо вдруг ощутил простор в землянке Хродомер.
   И только когда готова была землянка, отправился богопослушный  Хродо-
мер осматривать место, куда привели его боги.
   Увидел он, что место это для жилья весьма  непригодное.  А  кострище,
что подле землянки было, либо охотники какие-то жгли, либо  скамары,  на
ночь здесь остановившиеся.
   Однако недаром отяготил ум свой  новой,  сверхчеловеческой  мудростью
Хродомер. Ибо постиг, что божество, с ним  неотлучно  находившееся,  был
никто иной, как Локи. Но и Локи иной раз ко благу хитрые сети свои  пле-
тет.
   После же понял Хродомер, что падение в реку с обрыва  на  самом  деле
чудом было. Впоследствии прошел он вверх по течению, к тем местам, отку-
да его водой принесло, и увидел, что река вытекает из болот  и  никакого
обрыва там в помине нет ни по одному из берегов.
   Да и идти до этих болот совсем недолго; плыл же Хродомер по реке нес-
колько дней. Дивно это. И когда в капище жрецам об  этом  рассказал,  то
согласились с ним жрецы: воистину, дивно это.
   С другой стороны, если уйти на пару дней вниз по течению,  то  обрывы
там часты. Возможно, стало быть, что Хродомер вверх по течению  плыл.  А
это уж воистину чудо и воля богов явлена здесь. Ну да не умом человечес-
ким планы Локи постигать.
   Так прошептал Хродомер. И видно было, что мысль эта постоянно к  нему
возвращается.
   Когда божество оставило Хродомера, понял он, что настало время жить в
одиночестве и постигать все, что с ним случилось. И жил Хродомер один, и
постиг вполне.
   Покуда лето стояло, питался кореньями, ягодами  да  птицей  и  мелким
зверьем, какое ловил в травяные силки. И поначалу не  горевал  Хродомер,
но после думы одолевать его стали. И первая дума была о женщине. Ибо на-
чал уже задумываться о своем будущем роде Хродомер.
   И вот однажды сидел он на берегу реки, погруженный в размышления. Что
в голове не помещалось, то палочкой на песке рисовал,  чтобы  сподручнее
было. Размышления же о том шли, как станет Хродомер старейшиной  в  селе
богатом и процветающем.
   И нарисовал на песке воина, рядом с ним женщину с ребенком, потом ко-
ня и скарб домашний, - как сейчас видит Хродомер этот рисунок  на  сыром
песке, - вот тут-то услыхал он женский голос. Бранила женщина кого-то на
чем свет стоит и при том имя хродомерово поминала.
   Удивленный, поднял Хродомер голову и увидел, что по  берегу  прямо  к
нему направляются воин, женщина и конь, - будто ожил тот рисунок. Только
ребенка с ними не было; но когда приблизились, разглядел  Хродомер,  что
женщина уже на сносях.
   И не хотел сперва Хродомер верить тому, что его глазам предстало;  но
воин все сомнения его рассеял. Еще издали побросал весь  скарб,  который
на себе нес, и заревел радостно: "Хродомер!"
   То был Рагнарис, а женщина - его жена Мидьо.
   И обнялись они, как братья, после долгой разлуки; потом в траву пова-
лились и шутейно бороться стали, едва Рагнарису нос при том не сломав; а
после, обессилев, зарыдали оба - так были счастливы. Ибо Хродомер никого
не желал увидеть  здесь,  в  новом,  богами  благословленном  селе,  так
сильно, как Рагнариса, друга своего.
   И возблагодарил Хродомер хитроумного Локи, который все так ловко уст-
роил, что наилучший товарищ вторым старейшиной в  новом  селе  сделался.
Ибо кто, как не Локи, привел сюда Рагнариса с молодой женой?
   Рагнарис же, опередив хвалу богам, сказал Хродомеру:
   - Охотники сказывали, что ты на этом берегу нору себе выкопал...  Вот
и подался к тебе.
   И обида залегла в сердце хродомеровом.
   Сказал нам Хродомер:
   - Вот то, о чем вы знаете. Не могли мы с Рагнарисом  друг  без  друга
прожить; словами же то и дело друг друга больно ранили.
   Но отринул глупую обиду Хродомер и затоптал ее, будто огонек, не  до-
пустив пожара. Другу своему Рагнарису не нарадуясь, ввел его в дом  свой
и угостил всем, чем богат был. И поучать стал, как надлежит  домы  стро-
ить. И той мудростью щедро делился, какую от богов за  время  странствия
почерпнул.
   После того, как Рагнарис и жена его  насытились,  рассказал  Рагнарис
другу своему, почему село родное покинул.
   Когда Хродомера в селе не стало, Мидьо же брюхатая ходила, начал Раг-
нарис тоской изводиться да скукой маяться, ибо привык в дружине у Алари-
ха к жизни иной. И вот был в селе один воин - имени его Хродомер уже  не
помнит. С ним-то Рагнарис и бражничал однажды, старые подвиги  вспоминая
и о новых мечтая. И так вдруг люб стал Рагнарису тот воин, что  воспылал
Рагнарис к нему душой и страстно захотел с ним породниться, для  чего  и
задумал отдать ему в жены свою сестру. Воин же тот  тоже  вдруг  полюбил
Рагнариса и открыл ему душу. Жены у него не было, и  рабыни  никакой  не
было. И потому с охотой согласился он взять в жены сестру  Рагнариса.  У
Рагнариса было три сестры; две из них уже имели мужей и те мужья не  от-
пустили бы их замуж за того воина. Младшая же была рождена от  наложницы
и мужа пока не имела. Однако пуще других была она люба  Рагнарису,  отцу
Рагнариса.
   И понимал ваш дедушка Рагнарис, продолжал Хродомер, что не согласится
его отец нипочем отдать младшую дочь за этого воина. Ибо не было у  того
ни кола ни двора, а жил тем, что брал в набегах. Рагнарису же люб он был
удалью.
   И хоть понимал Рагнарис, что отец младшую дочь за такого замуж не вы-
даст, но ничего поделать с собой не мог: очень уж люб был ему в тот  ве-
чер этот воин. Сердцем Рагнарис всегда был отважен, умом  же  смекалист.
Вот и придумал он, как следует им поступить. Решено было, что отправится
Рагнарис сейчас же к отцу своему, Рагнарису, и  скажет  ему  -  проиграл
сестру тому воину в кости. Воин же подтвердить это должен перед  старей-
шинами, если до этого дело дойдет. Воин, не желая друга своего Рагнариса
в таком опасном деле одного оставлять, сказал, что вместе с ним  к  отцу
его пойдет.
   Вот и отправились они вдвоем к отцу. Того же дома не оказалось. Он  к
Валии пошел. Тот Валия сейчас у них в селе старейшиной. Отец Рагнариса с
Валией о делах толковали, ибо недалека была жатва.
   Решили тогда Рагнарис и друг его к  Валии  идти,  чтобы  решить  сва-
товство не откладывая. И так радостно им было оттого, что так хорошо все
придумалось, что обнялись и громко песни пели, все село услаждая.
   Придя к Валии, стали громко отца Рагнариса выкликать. Мол, дело  важ-
ное есть!
   Вышел к ним отец Рагнариса. И Валия вышел. И  объяснил  им  Рагнарис,
поддерживаемый другом, ибо чувства обуревали его сверх всякой возможнос-
ти и с ног валили, что так, мол, и так: проиграл младшую сестру в  кости
этому славному воину и теперь надлежит отдать ее ему в жены. И  зовет  в
свидетели Валию как мужа, известного своей рассудительностью,  мудростью
и жизненным опытом.
   Воин же, Рагнариса поддерживая,  подивился  складности  речей  своего
друга. Ибо сам лишь песню продолжал громко петь и от радости смеяться.
   Неукротим и страшен в гневе был отец Рагнариса. Вспыхивал, как  сухой
валежник. В расправе же бывал крут. И убил бы он и сына своего  и  воина
того, если бы Валия не удержал руки карающей. Валия сказал, что  старей-
шинам дело это решать; убивать же на своей земле не позволит.
   Молодой Рагнарис и тот воин увидели, что отец не желает  взаимную  их
приязнь родством скрепить. И отступили они и прочь пошли со двора Валии,
друг друга братски поддерживая.
   По дороге же ссора между ними вдруг вышла. Ибо понял  тот  воин,  что
отказали ему в родстве. И обида вошла в его сердце. Стал он  в  трусости
упрекать Рагнариса и отца его поносить поносными  словами.  Так  глубоко
уязвила его обида. И Рагнариса в нарушении клятвы  на  все  село  винил,
крича, что проигрыша отдавать не хочет. Ибо уверовал вдруг твердо, что и
вправду проигрался ему Рагнарис в кости.
   И не знал Рагнарис, что возразить, ибо чувствовал правоту упреков то-
го воина. Горе страшное душу его разъедало, ибо понял Рагнарис: не жела-
ет отец укрепления их рода и не хочет принять столь  великого  богатыря,
каким мнился ему тот воин. И сына своего единокровного отверг, как  раба
распоследнего, разумным словам его не внемля.
   Сразило горе то Рагнариса. Громко стеная, пал он оземь и головой бил-
ся. Воин же тот, от своей обиды шатаясь, в дом свой удалился.
   Так лежал Рагнарис, пока не услышал, как отец его на подворье у Валии
ревет. Знал Рагнарис, что долго еще отцу его реветь - трудно отходил  от
гнева.
   Недаром Рагнарис в дружине Алариха одним из лучших был. Дерзкий замы-
сел в голове у него родился. Увидел Рагнарис, как можно обиду, другу на-
несенную, искупить. Решил Рагнарис самолично сестру свою  замуж  выдать.
Покуда отец у Валии бушевал, в дом свой прокрался, сестру за руку взял и
силком к тому воину свел. А что кричала и отбивалась,  так  потому,  что
глупа и счастья своего не понимала.
   Воин же тот, когда Рагнарис с сестрой к нему в дом пришли, спал, оби-
ды не вынеся. И разбудил его Рагнарис, после же уложил девицу к нему  на
ложе и повелел им жить в согласии и любви. С тем ушел и сел  под  дверью
караулить.
   И сон сморил Рагнариса.
   Когда проснулся, над ним отец стоял и еще несколько воинов (они  отца
за руки держали), а сестра младшая кричала:
   - Он там, в доме спит, пьяный!
   Схватили тут Рагнариса и друга его сонного из  дома  выволокли,  бить
хотели смертным боем за бесчестие.
   Однако сестра Рагнариса сказала, что так было: едва лишь Рагнарис  из
дома вышел, уснул. Выйти хотела, но к двери с наружной стороны  Рагнарис
привалился. Но потом Рагнарис во сне от двери отвалился,  и  сумела  она
незаметно выбраться. Никакого же бесчестия над ней  сотворено  не  было,
ибо были оба друга мертвецки пьяны и спали непробудно. И глядя на  друга
рагнарисова, никто бы в этом не усомнился.
   На тинге старейшины приняли суровое и несправедливое решение Рагнари-
са и воина того изгнать из села.
   И сказал нам, рассказывая, Хродомер: вот, мол, какие в прежние време-
на забавы были - буйные да добрые, ибо до бесчестия не дошло. И  в  иных
случаях тоже никогда не доходило. А нравы были строгими и суровыми -  не
остановился отец Рагнариса перед тем, чтобы сына своего единственного из
села изгнать - так о чести своей пекся.
   На следующее утро ушел Рагнарис из села, взяв Мидьо, жену свою,  коня
и из скарба домашнего самое необходимое. И оружие взял, доблестью в  по-
ходах добытое. Отцовского же не взял ничего.
   Лучшего своего копья не пожалел - проходя  мимо,  с  силой  всадил  в
дверной косяк дома Валии. Ибо более всех на Валию был зол.
   Идти же Рагнарис решил не в бург, а к  другу  своему  Хродомеру,  ибо
охотники из села сказывали, будто бы в дне пути видали нору,  а  в  норе
дикий мужик сидит и сам с собою бормочет, людей не видя. И обличьем  тот
дикий мужик, вроде бы, с Хродомером сходен. И решил Рагнарис друга свое-
го Хродомера, если тот в плачевное состояние впал, забрать из норы  и  в
бург идти вчетвером.
   Ибо воин тот тоже с Рагнарисом и Мидьо в бург  идти  захотел.  Как  и
Рагнарис, хлебнул он жизни дружинной, и  люба  была  ему  та  жизнь.  Но
где-то на середине пути тот воин потерялся.
   И добавил Хродомер, что несколько лет расстраивался Рагнарис и  жалел
об утрате того воина - больно уж богатырского нрава был человек.
   Тут Хродомер поглядел на нас и так сказал: мол, Локи, отец  раздоров,
так искусно вражду между Рагнарисом, родителем его и тем воином  посеял,
дабы Рагнариса из прежнего села вызволить и на новое место посадить. Так
он, Хродомер, считает.
   Когда Рагнарис с женой своей Мидьо к Хродомеру пришли, солнце уже  на
зиму поворачивало. Хотел Рагнарис Хродомера с собой в бург  забрать,  но
не удалось ему склонить к тому Хродомера. Хродомер же другу своему  Раг-
нарису обо всех чудесах, с ним в пути бывших, поведал, и о знаках  вели-
ких, что ему явлены были. И уверовал в них Рагнарис. И потому в селе но-
вом остался.
   Однако ж села тогда еще не было. Лишь нора хродомерова одна  была.  И
по совету друга, стал Рагнарис тоже себе землянку копать. Рагнарис  и  в
те годы был строптив и неуступчив и все делал не так, как  Хродомер  ему
советовал, и землянку не поблизости от хродомеровой, а поодаль  выкопал.
И не так, как Хродомер, - по-своему сделал, по-дедовски, прежним  обыча-
ем. Но Хродомер, преисполненный божественной премудрости,  друга  своего
оставлять не хотел и потому пособлял ему во  время  копания  в  точности
так, как некогда ему самому благосклонное божество  пособляло.  То  есть
рядом пребывал неотлучно и советы давал: тут, мол,  землю  так  вынимать
надобно, а здесь - иным совершенно образом. Но и в этом случае не всегда
слушал доброго совета Рагнарис. Через что немало ссор между друзьями вы-
ходило.
   Вечерами, от трудов отдыхая, о многом без устали говорили. Ибо  обоим
быть старейшинами в новом селе, когда  поднимется,  и  решать  множество
вопросов. Все это требовало обсуждения. И мудро решали Хродомер и Рагна-
рис, хотя не во всем друг с другом были согласны.
   В одном лишь были единодушны: надо дома ставить. Без  домов  -  какое
село? Так, ласточкино гнездовье в обрыве. Нет, в норах одних только жить
не годится. Чтобы взаправду старейшинами стать и великое село  основать,
родину воинов, необходимо длинные дома поставить,  разделив  их  на  три
части, согласно обычаю. Тогда только и будет у них настоящее село.
   Если же дома не ставить, в бург придется уходить и в  бурге  жить.  А
тогда, спрашивается, зачем и  зиму  в  новом  месте  зимовать,  в  норах
бедствия холодного времени претерпевать?
   Нет, решили Хродомер и Рагнарис, надо длинные дома ставить и в  длин-
ных домах жить. А в бург уходить не надо. Ибо как  место  это  покинуть?
Вон какое изобильное место. И зверя дикого прямо в селе, на главной ули-
це, можно бить. Такое это было в те дни изобильное место. (Нынче все  не
так.)
   И дали великую клятву друг другу Хродомер с Рагнарисом - не  покидать
вовек этого места. Воистину, на таком месте богатыри рождаться и возрас-
тать будут. И говоря о том, хлопал Рагнарис жену свою Мидьо по ее плодо-
носному животу, отчего ругалась Мидьо на чем свет стоит. Но воины на  то
внимания не обращали, ибо великое провидели, а женская  ругань  им  была
как чириканье неразумной птахи.
   И решили Рагнарис с Хродомером против холодов оборону на этом  благо-
датном месте держать. На следующее лето длинные дома ставить;  зимой  же
лес для того заготовить. Ибо росло на этом благодатном  месте  несколько
деревьев, для строительства пригодных, но Рагнарис их все на накат  зем-
лянки своей извел, как ни противился тому Хродомер. И больше  леса,  для
строительства пригодного, вблизи того благодатного места не было.  Но  и
тому радовались Хродомер и Рагнарис. Ибо воистину богатырское место  для
села выбрано было. Все великими трудами здесь давалось, даже самое прос-
тое.

   Листья желтеть уже начали, когда разродилась  Мидьо  сыном.  Рагнарис
хвастал этим без меры, заставив друга  своего,  Хродомера,  в  угрюмство
впасть. Ибо невыносим был Рагнарис в те дни.
   Хродомеру же особенно нечем было хвастаться, ибо иссякли повести  его
о божестве и самая память о чудесном путешествии потускнела,  как  давно
не чищеная медь. Браги же или пива, чтобы память омолодить, у них не бы-
ло.
   После родов Мидьо ослабела. Хоть и были в те  времена  люди  на  диво
крепки и могучи, но и тогда уже такое случалось, чтобы после родов  сла-
бели. А ослабела Мидьо оттого, что хлеба не было, ибо не водилось в  но-
вом селе зерна в тот первый год. И ребенок тоже был слабенький; кормили-
цы же в помощь Мидьо никакой не было.
   От таких хворей первое дело - медвежатина, дабы сила медвежья  в  не-
мощное тело перешла. На счастье Рагнариса, в те  времена  возле  села  в
изобилии бродили медведи. Вот пошли Рагнарис и Хродомер отважно и в  не-
равном бою одолели зверя. Взяли же добычу там, где кузница нынче стоит.
   Когда возвратились с медвежьим мясом, Мидьо сказала им,  что  ребенок
умер. Рагнарис и Хродомер проверили, не перепутала ли женщина, но  ребе-
нок точно был мертвый.
   И понял тогда Рагнарис, что вечно Арбр за ним по  пятам  идти  будет,
покуда живы оба они. К добру ли, к несчастью ли - судьба ему Арбра снова
встретить. Не человечьими путями Арбр ходит, не человеку постичь, что на
уме у мудро-безумного вутьи.
   Говорили о том Хродомер и Рагнарис, и так Хродомер другу молвил:  "Он
убьет тебя так же, как первенца взял твоего в  обмен  на  медведя".  Ибо
знали оба они, что братьями были медведи для Арбра.
   Еще раз родилась и была съедена волком луна. Жили втроем они в норе и
землянке на берегу быстрой реки, в которой и  рыба  почти  не  водилась.
Листва же вокруг все желтела и желтела и уж падать начала. Первый  ребе-
нок родился и умер в этой земле и не уйти уж  им  было  из  этой  земли.
Здесь навеки осели, так стало им внятно.
   И приходили к землянкам олени. И убивали оленей Хродомер и  Рагнарис,
и ели. И кабаны приходили к землянкам из рощи, где  лакомились  желудями
от дуба. И убивали и кабанов Хродомер и Рагнарис, и ели.
   И прочих зверей, что к землянкам села приходили, истребляли  храбрей-
шие Хродомер и Рагнарис, и тем были живы. Хлеба же вовсе они не имели.
   Ивы прибрежные украсились черепами и клыками и кости повсюду  лежали.
И вязы украсились тоже. Всяк, кто пришел бы сюда,  сразу  увидел:  здесь
жилище героев и горе тому, кто обидеть героев посмеет.
   И вот, когда потянулись на полдень перелетные птицы, нежданно сюда на
охоту явился Аларих-герой с дружиной своей.
   На самом же деле Аларих прослышал, что в  этих  пустынных  краях  ка-
кие-то воины живут, силу копят, из земли ее черпая и кровью диких зверей
запивая. Захотел посмотреть своими глазами, правда ли то,  что  люди  об
этом говорят. Потому и приехал.
   Несказанна была радость Алариха, когда узнал он Хродомера с  Рагнари-
сом, ибо обоих почитал за пропавших. Заключил их в объятия и в  дома  их
входил и ел с ними. И дружина аларихова тоже входила в дома Хродомера  и
Рагнариса. И трапеза общей была, но не в домах, а на берегу реки.
   Пируя и радуясь, указал Аларих на холм, что возвышался на другом  бе-
регу реки, и молвил: "Хочу, чтоб после смерти моей на этом холме  курган
мне насыпали и страву по мне справили. Лежать хочу в этом  месте  благо-
датном, против села, где от души меня потешили славные воины Хродомер  и
Рагнарис. Ибо давно я от души не веселился и не  радовался  так,  как  в
этот день, когда нашел вас и дома ваши. Все мне любо здесь.  И  деревья,
клыками и черепами увешанные. И охота обильная, в  чем  из  года  в  год
убеждаюсь по осени. Да и край этот - сердцевина тех  земель,  где  народ
наш ныне сидит."
   Когда же Хродомер и Рагнарис обо всех чудесах ему поведали,  какие  с
ними в этих местах случились, еще больше возвеселился  душой  Аларих.  И
укрепился в решении на этом холме последний приют  свой  обрести,  когда
настанет время.
   Так оно и случилось, сказал Хродомер.
   И с того пира на берегу реки, в первый год жизни нашего  села,  нача-
лась великая любовь между Аларихом и новым селом. Ибо договор они заклю-
чили. И было новое село не как старые села, которые за каждую  пару  рук
держались, так что приходилось Алариху каждого воина от старейшин  и  от
земли чуть не волами оттаскивать, чтобы к войне приспособить. За это  же
новое село спокоен был Аларих, ибо старейшины здесь сами  героями  были,
чему немало знаков повсюду оставили.
   И то верно, рассуждал Хродомер, в нашем селе рабов больше, чем в иных
селах. А свободных воинов в нашем селе хлебом не корми - дай кровь  про-
лить свою и чужую.
   И вспомнил тут Хродомер, как наш дядя Агигульф в поход идти хотел,  а
пахать не хотел, даже плакал. И это уважения достойно. Так сказал Хродо-
мер. Дядя Агигульф на это заметил, что тогда,  на  пашне,  Хродомер  ему
иное говорил. Но Хродомер так возразил, что на пашне было иное, а в  те-
перешней беседе - иное. И тогда он для пользы говорил, а  сейчас  -  для
поучения и примера. Это, мол, различать должно. Так нам Хродомер сказал.
   Во время того же пира позвал их Аларих зиму в бурге провести, с  тем,
чтобы по стаянии снегов вновь на эти земли вернуться и дома  строить.  И
предрек Аларих, что многие на это место с ними придут.
   Решено было до первого снега в новом селе оставаться и лес заготавли-
вать для летнего строительства. И вот новое чудо явлено  было,  и  стало
ясно, что великий смысл в делах Хродомера и Рагнариса скрыт. Ибо  вскоре
после того, как побывал в их селе Аларих, из бурга Сейя третьим в  новое
село пришел. Сейя пришел с женой и двумя сыновьями и их женами, и привез
с собой много припасов и трех коней привел.
   Так стал Сейя третьим старейшиной в новом селе. Больше же старейшин в
селе не было. Все прочие уже старейшинами не становились, а просто сади-
лись на землю, где кому мило. Так обстояло поначалу.
   Первым же старейшиной был он, Хродомер, а Рагнарис был вторым.
   И когда чума была в селе, то боги, не желая ствол животворный от села
рубить, лишь ветвями пожертвовали и род Сейи истребили, а роды Рагнариса
и Хродомера оставили. Хотя по возрасту Сейя был старше всех.
   Прежде Сейя в другом селе жил, что на восход солнца от бурга.  В  том
селе были свои старейшины, как и повсюду от века ведется. Но вдруг  слу-
чился пожар великий, и сгорело село со старейшинами. Те же, кто не  сго-
рели, новых старейшин выбрали. Но не сладилось у Сейи с новыми старейши-
нами и оттого ушел в бург с женой Аутильдой и сыновьями Вутерихом и Фре-
дегастом и их женами, с треми конями и припасами немалыми.  В  бурге  же
проведал Сейя, что новое село на берегу реки строится и старейшинами там
герои, что с богами разговаривают. Тосковал в бурге за тыном Сейя, ибо к
простору привык, чтобы ничто глаз не застило. Оттого ушел из бурга  Сейя
и к новому селу прибился.
   Так втроем зимы дождались, а по зиме назад, в бург, подались. Зима  в
ратных потехах проходила. И снискали себе Хродомер и Рагнарис еще  более
великую славу своей силой и ловкостью и отвагой. А Сейя не снискал,  ибо
больше всего заботился о пахоте да севе. И не по душе было Алариху,  что
Сейя в новом селе сядет. Опасался Аларих, чтобы не стало это новое  село
на старые села похоже, откуда воинов в поход не докличешься. Но на  Хро-
домера да Рагнариса глядя, радовался Аларих, и отпускала тревога  сердце
его.
   Зима миновала. Весной вернулись в село и зерно с собой привезли, что-
бы сеять. Когда же прибыли, то увидел Хродомер  еще  один  знак  величия
своего. Ибо в норе хродомеровой медведь перезимовал. Зверя уже не  было,
только шерсть медвежья лежала клочьями. И дивились на то Рагнарис, и Се-
йя, и сыновья Сейи, и жены их.
   Где дома ставить - то всю зиму решали, так и  эдак  судили,  картинку
складывали чашами, ножами да мослами обглоданными, и всякий пир тем неп-
ременно заканчивался, что уединялись трое героев и начинали  мослы  дви-
гать и реку, пиво пролив, рисовать, крича при этом друг на  друга  преу-
жасно - Рагнарис, Хродомер и Сейя с Вутерихом и Фредегастом, сынами его.
И через то неоднократно в битву друг с другом вступали, ибо не  соглаша-
лись друг с другом. Но после всегда мирились. И потехой эти битвы служи-
ли дружине, и любил Аларих смотреть на них.
   Иной раз Аларих нарочно разговор о расположении домов  в  новом  селе
заводил, чтобы доброй битвой насладиться.
   Когда лето настало, битвы позади остались; все уже было обговорено  и
решено. И стали они ставить дома. И поставили дома.
   А когда поставили дома, решили в домах богов поставить, как положено.
И стали богов себе вырезать да вытесывать, кто как умел. И часто  ходили
теперь друг к другу в гости и на богов ревниво  смотрели:  у  кого  боги
лучше получаются. Быстрее всех Сейя богов сделал, ибо сыновья ему  помо-
гали. У Рагнариса боги получались кряжистые, как сам Рагнарис; у  Хродо-
мера же наоборот - длинные да вытянутые. Зато у Хродомера более  свирепы
боги были и глядели строже. И завидовал Хродомеру Рагнарис, ибо у Рагна-
риса так выходило, будто боги кривобоки, а лики то на одну, то на другую
сторону кривились. И пытался Рагнарис  неумение  свое  тем  скрыть,  что
вставлял в тела богов клыки волчьи да кабаньи. Вотан же был у  Рагнариса
с открытым ртом, будто застыл в крике. Зубы у Вотана получились крупные,
как у коня, за что пенял ему Хродомер. И гневом Вотана грозил. Но  потом
по дружбе помог и то, что исправить надлежало, исправил.
   В те дни дух божества переполнял героев. Все им удавалось.  И  пришел
жрец из капища. Дивно то было, ибо никто не призывал его. Первую  жертву
богам принес во всех трех домах.
   Но мало показалось то трем героям, ибо переполнял их в те дни дух Во-
тана. И подступил к жрецу Хродомер с  просьбой  великой:  показать,  как
надлежит столб указательный поставить, дабы знать  всегда  сроки,  когда
солнце на зиму и на лето поворачивает, а когда день и ночь  между  собой
сравниваются.
   Сказал жрец Хродомеру, чтобы возводил два столба, один выше  другого,
а когда настанет срок - из капища придет жрец и укажет, где на тех стол-
бах каких богов вырезать. И показал место, куда столбы  ставить:  здесь,
мол, один, а тут - иной. Научил, как правильно с солнцем сверяться, дабы
ошибок не сделать. И велел еще заострить высокий столб.
   Сделал все Хродомер, как велено было. На высоком  столбе  вырезал  он
три мира и разукрасил все по своему  разумению:  великаншу  Хель  внизу,
солнце наверху, а в среднем мире - себя, Рагнариса с Тарасмундом и  Сейю
с сыновьями. И крохотных Мидьо и Аутильду наметил: пусть уж будут.
   Увенчал же столб головой свирепого воина в шишаке, тоже все из дерева
вырезано было. Глядел над вислыми усами сурово, и  боялись  его  меньшие
сыны Сейи и Тарасмунд.
   Рагнарис нарочно носил Тарасмунда к столбу, когда тот малышом  был  и
хотел отец сынка своего потешить, и пугал всячески. И пугался Тарасмунд.
   Поставив этот заостренный столб, по слову жреца, поставил Хродомер  и
второй столб. Крепко, надежно поставил, едва ли не на треть в землю вог-
нал. Трижды за год приходил жрец из капища  и  отметины  ставил  на  том
столбе. И там, где пометил жрец, вырезал Фредегаст, сын  Сейи  трех  бо-
жественных воинов с раскрытыми в крике ртами, будто  исторгающими  вопль
священной радости. Столь прехитро сделано было,  что  тень  от  большого
столба, как копье, заостренная, вонзалась в рот одному из  богов,  когда
наступал его день. И в полдень того дня, когда солнце на зиму  поворачи-
вает, поражала тень-копье кричащего Локи, ибо настоял Хродомер  на  том,
чтобы Локи непременно вырезать (благодарен был ему за помощь при  строи-
тельстве землянки в первый год села). Весной и осенью тень поражала див-
ного и страшного воителя, у которого лик справа  был  мужской,  а  слева
женский. И был тот лик справа выкрашен красным, а  слева  был  черен.  А
когда год, войдя в сердце зимы, поворачивает к лету, принимает  на  себя
тень-копье Вотан, венчающий столб. В этот-то день кузнец, сажей измазав-
шись, выходит из кузницы и в селе по дворам козлом скачет, неистово  Во-
тана славя. В прежнем селе так было, и в бурге так заведено. И  когда  в
новом селе кузнец появился, то тоже стал он так делать.
   Такие столбы везде люди нашего народа ставят у себя в селах и бургах.
И вандалы ставят. И гепиды тоже. Великий ущерб терпят те, у  кого  такие
столбы повалены - несчастьем ли, набегом ли вражеским.  Ибо  посредством
копья, солнцем с неба метаемого, боги указывают людям, когда им сеять  и
когда жать. Ибо ведомо мудрым мужам, как надлежит луны считать, со стол-
бом сверяясь.
   И добавил Хродомер, что в те времена все мудры были, не в пример  ны-
нешним, за которыми если не приглядишь, так зимой  пахать  начнут.  Один
Теодобад чего стоит - по весне в поход отправился!
   И долго ворчал еще Хродомер. Вспомнилось ему, как Винитар (он  совсем
недавно тогда уверовал в Бога Единого) мимо тех столбов  ходя,  как  кот
лесной, шипел - разве что спину не выгибал и шерсть дыбом на загривке не
ставил. И то потому лишь, что не было у Винитара на загривке шерсти.
   А Тарасмунд сказал, что хорошо помнит он те столбы. И  дядя  Агигульф
сказал, что столбы помнит. И даже Гизульф сказал, что помнит, как стояли
те столбы. Ибо там сейчас тоже столбы есть, но они лежат, в землю ушли и
мхом заросли.
   Перед тем, как в село чума пришла, разразилась гроза невиданная. И  в
высокий столб ударила молния, расщепив его. С того-то мгновения и  начал
портиться мир, сказал Хродомер. Седмицы с той грозы не прошло,  как  бык
Агигульфа-соседа (держал тогда Агигульф, отец Фрумо, быка),  в  озорство
войдя, загон сокрушил, на волю выскочил и оба столба  повалил.  И  долго
еще скакал, а за ним Агигульф-сосед гонялся. И хоть поклонялся  Агигульф
тогда уже Богу Единому, а богам отцовым не поклонялся, все же  отдал  он
того быка старейшинам, а старейшины быка в капище свели.
   Винитар же радости своей не скрывал. Говорил, что это Бог Единый сво-
ей рукой поразил "мерзкие идолища" - так он священные столбы именовал  у
себя храме. Но до чумы немногие слушали Винитара.
   В тот год, когда сокрушены были священные столбы, пришел в наше  село
Князь Чума. Совсем закручинился Хродомер. Как вспомнил про  столбы,  так
печаль охватила его сердце. Дивно хороши столбы те были,  когда  стояли.
Украшены на радость богам и людям. И польза была от них великая. И  гнев
богов ясно по ним читался. Ибо если в свой день не посылало  солнце  луч
свой на столбы, то понимали люди: гневается на них то божество,  которое
не пожелало с ними разговаривать.
   Ульф же сказал тут, что когда в вандальском селе жил,  видел  там  не
два столба, а четыре. Два еще дедовские были, старинные, а два -  новые.
И по-разному те столбы показывали, отчего немало споров и склок  в  селе
вандальском чинилось. Все оттого, что старый столб глубже в землю ушел.
   Когда Ульф сказал про то Вильзису, отцу Велемуда, то чуть не съел его
старый Вильзис, так прогневался.
   Хродомер, про вандалов услышав, бранился долго.  И  Ульфу  досталось:
как он мог с вандалами трех готских героев  сравнивать,  что  бесстрашно
выступили в путь и село основали на месте священном! Слыхал  он,  Хродо-
мер, что у вандалов вообще так заведено: приходит жрец, ставит друг про-
тив друга двух вандальских старейшин и смотрит, как они  друг  на  друга
тень отбрасывают. Так вот и выбирают время для сева. Низкорослый старей-
шина попадется, так вообще по снегу рыхлить начинают. Про  то  Хродомеру
еще Аларих рассказывал, а Алариху - отец его Ариарих. И все готские вои-
ны про то знают. А коли Ульф про то не знает, так то его, Ульфа, скорбь.
   И незачем Ульфу его, Хродомера, учить. Мал еще Ульф - учить его, Хро-
домера. А коли Ульф среди вандалов терся и мудрость среди  них  какую-то
отыскал - то лишь о глупости ульфовой говорит.
   Помнит Хродомер, как кровавыми слезами умылся Рагнарис, когда вздумал
в первый раз Ульфа, сынка своего, к сохе приставить. Едва сохи не лишил-
ся. Так усердствовал Ульф, где не надо, что чуть пашню из  сердца  земли
не вырвал. Наслушался, видать, рассказов, как в былые  времена  герои  у
врагов своих голыми руками легкие из груди вырывали.
   Зато в те времена, когда Хродомер с Рагнарисом да с Сейей  хозяйство-
вали, такого не случалось. Не припомнит Хродомер, чтобы во время  пахоты
пытались по дури своей до хеля пробороздиться да в хель  провалиться.  А
вот Ульф пытался, видать. Да по Ульфу заметно, что рано  или  поздно,  а
своего достигнет и быть ему в хеле, если не угомонится.
   И долго не мог успокоиться Хродомер, все бранился, в непотребствах  и
озорствах Ульфа уличая. А что непотребства и озорства те старше  меня  и
даже Гизульфа были - о том позабыл Хродомер.  Еле  успокоили  Хродомера,
пива ему поднесли.
   И продолжил сагу свою Хродомер. В те времена, когда мир молод  был  и
еще далеко было до порчи мира, все иначе было. И сыновья почтительны бы-
ли, а мужи - рачительны, на поле боя неистовы, в хозяйстве же трезвы  да
расчетливы. И оттого все у них спорилось.
   И столь рачительны хозяева в те, прежние времена были, сказал  Хродо-
мер, что все у них в руках так и горело: не только  дома  сумели  поста-
вить, но и новь поднять, так что были к зиме с хлебом. Вот каковы были.
   А Сейя - тот настолько рачителен был, что не только урожай собрал, но
и двух сынов еще родил, близнецов, Авива и Арбогаста. Друг за другом  из
лона матери вышли, но друг на друга были не похожи. Авив с медведем  об-
личьем был схож, а Арбогаст - с волком. Так Сейя говорил,  сынами  ново-
рожденными гордясь.
   Чтобы от Сейи не отстать, Рагнарис тоже сына зачал по весне. И  летом
носила жена его Мидьо ребенка, поэтому от Мидьо пользы было  мало.  Двух
лун не прошло с того дня, как солнце на лето поворачивает - и родился  у
Рагнариса второй сын, Тарасмунд. И жив остался, ибо сытно было  в  новом
селе, не в пример первому году.
   Так, соревнуясь, родили детей в новом селе Рагнарис и Сейя.
   Зато Хродомеру в охотничьем промысле равных не было. Первым был он  и
на охоте, и на рыбалке - за рыбой на озеро ходил, страха не ведая. И не-
изменно удача была с Хродомером.
   Хродомер и зимой охотничьего дела не бросал и часто возвращался то  с
оленем подстреленным, то с лисой. Рагнарис лис не ел, говорил,  не  ван-
дал, чтобы лисичьим мясом питаться. А он, Хродомер, иной раз ел.  В  мех
лисий все село одел.
   По свежему снегу заметил как-то в лесу Хродомер следы. И не  понрави-
лись ему эти следы. Ибо бродил кто-то вокруг села, но в село не заходил,
а всякий раз поворачивал обратно в лес. Понятное дело, многим  в  округе
ведомо было, что герои свое село на берегу поставили и жили в первоздан-
ной свирепости, по завещанию богов и в силу клятвы,  Алариху  данной  во
время памятного пира на берегу. Потому в село за безделкой просто так не
ходили. Особенно зимой, когда лютость в героях возрастает от бескормицы.
   Но те следы в лес уходили и в чащобе терялись, а к жилью человеческо-
му или к дороге не вели.
   Постоял над следами Хродомер, поразмыслил, после же снял след и в се-
ло его принес. Возле дома своего на снег возложил и стал прочих  старей-
шин звать, чтобы все они на след поглядели и подумали - что  бы  он  мог
означать.
   Посмотрел Сейя и сказал:
   - Гепид.
   И Фредегаст, сын Сейи, посмотрел и тоже сказал:
   - Да, это гепид.
   Вутерих же долго в след всматривался, и нюхал  его,  чуть  не  лизал;
после же сказал:
   - Вождь гепидский.
   Сейя, от глупости сыновней освирепев, как был, в рукавице с  маху  по
шее его съездил. И сказал Вутерих, шею потирая:
   - Нет, то и впрямь гепид был.
   Рагнарис же согласился с ним:
   - Воистину гепид. Уж больно след большой.
   А Хродомер сказал Рагнарису:
   - Нет, это не гепид. Это Арбр вокруг  села  ходит,  тебя,  Рагнариса,
убить ищет.
   Но повторил Рагнарис упрямо:
   - Нет же; вовсе нет. Это гепида след.
   Однако лицом Рагнарис помрачнел и с той поры  смурен  был.  И  ходить
стал с оглядкой.
   Когда уже снег сошел, однажды утром увидел  Рагнарис,  что  к  косяку
дверному белка весенняя, облезлая стрелой пригвождена. А хвоста у  белки
той не было.
   И без того знал Рагнарис, что прав был Хродомер, когда остерегал  его
насчет Арбра. Тут же и вовсе замрачнел.
   Два дня дома сидел Рагнарис, думал и с богами разговаривал. На третий
день пошел Рагнарис к Хродомеру и так спросил: нравится ли тебе,  Хродо-
мер, жена моя Мидьо? Хродомер отвечал, что Мидьо женщина домовитая и со-
бою не уродливая, а лоно у нее плодовитое - так чему тут  не  нравиться?
Так осторожно сказал Хродомер, ибо не ведал еще, что на уме у Рагнариса,
друга его.
   Рагнарис же в огонь глядел и молчал.
   И спросил Хродомер: ужели все силы свои растратил Рагнарис в  потехах
воинских, что Мидьо послала его к другу за  просьбой  подобной?  Хлопнул
друга своего по плечу и так молвил: ради дружбы их великой все сделает и
в тайне сохранит. И поначалу ничего не потребует, а когда семь лет минет
- пусть отдаст ему Рагнарис за услугу эту десятую долю  урожая.  И  если
дитя зачато будет, пусть это будет дитя Рагнариса.
   На то Рагнарис только одно и сказал: мол, жениться тебе пора,  Хродо-
мер. Но только попросил не жениться до той поры,  покуда  он,  Рагнарис,
дела одного не уладит. В лес Рагнарис собрался - Арбра  искать.  И  если
одна луна минет с тех пор, а он, Рагнарис, еще не вернется, то  взял  бы
Хродомер себе в жены жену его Мидьо.
   И обещал перед богами Хродомер, что возьмет себе в жены жену Рагнари-
са Мидьо, когда Арбр Рагнариса убьет. И дом Рагнариса пусть тогда тоже к
нему, Хродомеру, отойдет.
   На это Рагнарис согласился, прибавив, что после пусть дом этот  будет
Тарасмунду отдан. Чтобы Тарасмунд, когда вырастет, жил своей семьей.
   И на следующий день ушел Рагнарис в лес  -  Арбра  искать.  День  был
мглистый, дождливый. Взял с собой Рагнарис припасов на три дня. Ножом  и
рогатиной вооружен был. И вместо плаща шкуру медвежью надел Рагнарис,  и
удивило это Хродомера. Зачем было Рагнарису такой обузой плечи свои отя-
гощать? Лучше бы еды побольше захватил. Смотрел ему вслед Хродомер,  по-
куда не скрылся Рагнарис за пеленой дождя. И как ни были милы  Хродомеру
и дом рагнарисов, и жена его Мидьо, а пожалел он о друге своем и пожелал
тому возвращения.

   Спустя годы не рассказывал уже Рагнарис никому того, что сразу  после
возвращения своего Хродомеру рассказал. И потому нам, родичам Рагнариса,
история эта в первозданном ее виде неведома.
   Так говорил Рагнарис.
   В лес войдя, думал Рагнарис Арбра выследить и под укрытием шкуры мед-
вежьей подкрасться к нему незаметно. Логово Арбра начал искать возле ка-
пища, ибо всегда жрецы привечали вутью. Логова арброва  не  нашел;  зато
отыскал самого Арбра. Да его и отыскивать не требовалось -  вутья  и  не
таился. Шел себе по лесу, будто пьяный. Весна ему хмелем в голову удари-
ла.
   Рагнарис, таясь за деревьями, следом  пошел.  Не  чуял  запаха  чело-
вечьего Арбр, ибо надежно укрывала Рагнариса шкура  убитого  им  некогда
медведя. Да и ветер в ту сторону дул, где Рагнарис таился.
   Скоро понял Рагнарис, куда Арбр направляется. Шел он  на  ту  поляну,
где впервые медведей встретил и где медведи  за  своего  приняли  Арбра.
Знал Рагнарис от охотников, что на ту  поляну  приходят  медведи  спари-
ваться, когда время их наступает.
   Но сейчас еще время это не наступило. И не  понимал  Рагнарис,  зачем
Арбр на поляну идет.
   Увидел на краю поляны Рагнарис огромное дерево, бурей поваленное. Мо-
гучие корни, вывороченные из земли, надежно укрыли Рагнариса,  и  схоро-
нился он за их прикрытием. И за Арбром следить стал.
   Арбр же, в неистовом восторге,  радостью  преисполненный,  на  поляну
выскочил и петь начал. Пел он без слов, крича и  голову  задирая,  будто
зверь. И кружился по поляне, покуда не упал. Упав  же,  стал  биться,  и
обеспамятел.
   Замер Рагнарис, ибо увидел, как принимает в себя Арбр дух  Вотана.  И
столь велик был дух Вотана, что мало было ему  одного  Арбра.  Заполонил
всю поляну и опалил Рагнариса.
   И закричал Рагнарис, Арбру подражая, по поляне кружиться стал в  вос-
торге и бешенстве, ногтями кору деревьев царапал и Вотана славил неисто-
во. Так велика была его радость.
   Знал Рагнарис, что умрет сейчас, ибо дух Вотана разрывал  его  жалкую
плоть. И желанной была Рагнарису эта смерть.
   Кружился вокруг лежащего на земле Арбра Рагнарис, крича, рыча и  хри-
пя, песни распевая и рыча, как зверь. И мир несся мимо Рагнариса, обезу-
мев. Наконец, семя теряя, закружился на месте Рагнарис,  руки  воздев  и
голову закинув. И солнце било в глаза сквозь ветви деревьем, будто луча-
ми-мечами рубя. И сраженный пал Рагнарис рядом с Арбром на землю. Улыбка
на лице Рагнариса застыла, а тела своего он не чувствовал вовсе.
   Когда же Рагнарис упал, лапа медвежья от шкуры Арбра по лицу  когтями
хлестнула. И очнулся Арбр, ноздри раздул, чуя запах  медвежий.  Заворчал
ласково Арбр, руками к медвежьей шкуре потянулся. Рагнариса же  будто  и
вовсе не видел, хотя лежал на шкуре Рагнарис и был теперь открыт.
   Лишь когда потянул на себя медвежью шкуру Арбр,  встрепенулся  Рагна-
рис. И изошел из Рагнариса священный восторг, и утратил он  дух  Вотана,
снова став всего лишь Рагнарисом, сыном Рагнариса.  И  Арбра,  ворчащего
нежно, к себе подпустил поближе и с силой ножом его в сердце ударил.
   Пал Арбр навзничь, и шкура медвежья лапой его обняла. Прекрасен пока-
зался он мертвым Рагнарису. Лежал Арбр, и рот его  был  широко  раскрыт,
будто в крике любовном, и глаза распахнуты широко, будто бы  небо  хотел
он глазами выпить. И наклонившись низко над другом убитым,  слова  любви
говорить ему Рагнарис начал. И долго плел он песнь эту, нежно и  страст-
но. Не было на земле женщины, способной слова такие из  груди  Рагнариса
исторгнуть. Воистину, то песнь великой любви была.
   И вынул нож из арброва сердца Рагнарис и, песнь любви продолжая,  го-
лову ему отрезал. И почувствовал Рагнарис, что  Вотан  близко.  И  вновь
стал дух Вотана сходить на Рагнариса. Руки свои в крови омочил  и,  сме-
ясь, провел ладонями себя по лицу. После же голову Арбра за длинные  во-
лосы взял, прекрасное мертвое лицо его к себе обратил. И так, держа  го-
лову в руках, снова по поляне в пляс пустился и кружился и пел  Рагнарис
и неуязвим был для усталости. И вновь, как и в первый раз, солнце  мечом
его поразило. И снова пал Рагнарис и заснул.
   Долго спал он. Кровь Арбра на волосах его запеклась. И пришел на  по-
ляну жрец из капища малого и велел он Рагнарису следом за собою в капище
идти.
   И тело Арбра повелел с собою взять. И шкуру  медвежью  взять.  Сделал
Рагнарис волокушу и выполнил все, что жрец  повелел.  В  капище  поведал
Рагнарис жрецам обо всем, что случилось. Ибо тогда два жреца  при  малом
капище обитали (в том самом, которое нынче разорили чужаки, пояснил Хро-
домер).
   Седмицу там пребывал Рагнарис. О том, что было в капище,  никому  ни-
когда не рассказывал. Сказал только, что тела Арбра больше не  видел.  И
шкуры не видел. И ножа своего не видел более, о чем жалел. Голову  Арбра
отнять у него не смогли, ибо не отдавал ее Рагнарис,  рычал  и  щерился,
как зверь. Жрецы же, видя, что рядом с этой головой дух Вотана чаще схо-
дит на Рагнариса (ибо и в капище нисходил он на него), порешили оставить
голову Арбра среди людей, дабы воинский дух в них крепить.
   И после уже, когда в село воротился с головою  Арбра  Рагнарис,  нес-
колько раз нисходил на него дух Вотана. В первый раз, когда  это  случи-
лось, зачала Мидьо. Второй раз низошел, когда строил Рагнарис амбар. И в
ярости дивной разметал Рагнарис амбар.
   И впоследствии это случалось. И потому снискал  Рагнарис  себе  почет
великий. И любил его Аларих двойной любовью: как Рагнариса и как Арбра.
   Девять месяцев минуло с того дня, как убил Рагнарис Арбра на  поляне.
И родила Мидьо ребенка. Как глянул Рагнарис на новорожденное  дитя,  так
понял сразу: настиг его Арбр. Ибо поперек лица у мальчика шел  будто  бы
след от медвежьей лапы. И раньше случалось такое, что рождались  дети  с
пятнами на лицах. Но такого огромного, да еще в виде следа,  никто  при-
помнить не мог. Ни Хродомер, ни Рагнарис. И Сейя говорил, что в селе  их
такого не случалось. И сыны Сейи то же говорили.
   И взяв ребенка от Мидьо, понес его Рагнарис в капище и отдал  жрецам,
а те отдали ребенка Вотану. И больше не видел никто этого ребенка.
   Мидьо же роптала и мужу своему подчиняться не желала. И говорила, что
не хочет принимать его семя, если он, Рагнарис, трудов ее  не  жалеет  и
детей от нее отнимает. Ибо, да будет то ведомо Рагнарису, выносить и вы-
родить дитя - это труд великий.
   И сердился Рагнарис и бил ее, чтобы сопротивление сломить. Но  стояла
на своем Мидьо. И вот снова Вотан овладел Рагнарисом, и овладел Рагнарис
Мидьо, взяв ее силой. Прокляла тогда Мидьо семя  Рагнариса.  Понесла  же
она тогда Ульфа, которому, как известно, сопутствуют неудачи.
   Однако есть в крови Ульфа кровь Арбра. И люб Вотану  Ульф.  И  оттого
нам трудно бывает постичь Ульфа, сказал Хродомер, что две судьбы в одном
теле носит Ульф: месть Арбра преследует его и благосклонность Вотана бе-
режет его. Ибо разве не благосклонностью Вотана  объясняется  жестокость
герулов, которые выбили Ульфу один глаз, дабы стал Ульф  еще  больше  на
Странника похож? Ведь откуда герулам знать, каков из  себя  Вотан,  если
они нашим богам не поклоняются.
   Тут дядя Агигульф спросил Хродомера, кто же тогда погрыз щит  дедушки
Рагнариса, коли Арбра он без щита убивал?
   И сказал Хродомер: то, что Рагнарис потом рассказывал - это он  потом
рассказывать начал. Поначалу же так историю передавал, как он, Хродомер,
нам только что поведал.
   И про щит рассказал Хродомер, коли уж спросили. Зачав Ульфа,  в  бург
удалился Рагнарис. В бурге же потеха как-то раз была знатная. Потеху эту
Рагнарис нарочно затеял - чтобы потешить Алариха и сына его  малолетнего
Теодобада (мил был Теодобад Рагнарису, ибо его собственного сына, Тарас-
мунда, тогда напоминал - скучал по сыну Рагнарис). И была у Алариха одна
альдия. Глянулась эта альдия Рагнарису, потому озаботился он так  потеху
устроить, чтобы и та альдия могла ее видеть.
   Рагнарис одним щитом отбивался от двух  огромных  гепидских  псов.  И
погрызли псы ему щит. Славы в том было немного, потому и не  рассказывал
Рагнарис об этом детям своим, дабы чтили они отца своего, как  подобает.
Впоследствии и самому казаться стало, что Арбр щит ему погрыз.
   И в восхищение пришел Аларих от доблести Рагнариса и умения его.  Ис-
пуган был Теодобад, но страх  свой  скрывал  искусно,  ибо  отца  своего
больше, чем псов боялся. Аларих же, ревнуя к Рагнарису, так  распалился,
что рвался против псов нагишом и с голыми руками выйти. Насилу его удер-
жали, хитрость применив. Подговорили раба одного  вбежать,  будто  бы  в
волнении, и закричать, что пиво, мол, перебродило  и  медовуха  испорти-
лась! Услыхав эту недобрую весть, вскочил Аларих, и сына своего, и собак
позабыв, помчался смотреть - какая напасть на питье божественное напала.
Когда же вернулся, псов уже увели, а раб скрылся, гнева аларихова  спра-
ведливо опасаясь. Ибо гневлив был Аларих, но очень отходчив. Вот и тогда
- как отлегло от сердца, так сразу раба того изловил и на волю отпустил.
   В тот же день, когда одолел Рагнарис двух гепидских псов, одним щитом
от них отбиваясь, был зачат дядя Храмнезинд, тот самый,  которому  потом
Лиутпранд голову срубил.

   Еще долго сидел и молчал после того Хродомер. Наконец, собрался  ухо-
дить. И напоследок поведал, что еще в те времена, когда дружили  мальчи-
ками Арбр, Хродомер и Рагнарис, был между ними условный свист. А  потом,
когда на Рагнариса дух Вотана нисходить начал, свистом этим  можно  было
Рагнариса нарочно в священную ярость ввести. Хродомера это не раз  выру-
чало, когда они с Рагнарисом бок о бок против врагов бились и враги одо-
левать начинали. Но Вотан стал  по  свисту  этому  в  Рагнариса  входить
только после того, как Рагнарис Арбра убил; а прежде  такого  не  случа-
лось.
   И спросил дядя Агигульф, какой то был свист. И свистнул Хродомер осо-
бым свистом.
   И вдруг тихонько зарычал Ульф, и видно было, что испугался  Хродомер.
Поднялся и ушел поскорее.
   А Ульф хмыкнул ему вслед.


   ДРУЖИННИК СНУТРС

   Дни шли, а ничего не происходило. Ульф у нас в селе распоряжался, как
военный вождь, и никто ему не перечил. Тинг  собрал,  будто  старейшина.
Говорить никому не дал, сам говорил - другие слушали.
   Говорил же Ульф о том, куда уходить тем, кто уцелеет, когда  на  село
чужаки нападут. За кузницу велел уходить и в болота. Чужаки - конные,  в
болото не пойдут.
   После того, как Ульф сказал все, что хотел, все зашумели,  стали  су-
дить и рядить, а Ульф молчал. В споры не вступал.
   Агигульф-сосед стал возражать Ульфу, говоря:
   - Отчего нам в болота уходить? На той седмице тын начнем ставить.  Уж
и деревья заготовлены.
   Услышав это, Ульф затрясся, будто припадочный:
   - Тын?.. Тын?..
   Только это и вымолвил. Рукой махнул и прочь пошел, никому уважения не
выказав.

   Лиутпранд с Галесвинтой по углам жался. Нас с Гизульфом это  смешило.
К ним подкрадешься, крикнешь что-нибудь над ухом, они разбегаются с  ку-
дахтаньем, как куры, если в них камнем бросить.
   А когда Лиутпранд Галесвинту, сестру нашу, не тискал, он по дому сло-
нялся, громко зевал и томился скукой. Либо же к Гизульфу и ко мне  прис-
тавал с дурацкими шутками - лангобардскими, надо полагать.
   Один только Ульф бродил ворона вороной. Одичал он у вандалов, что ли?
Так мать наша, Гизела, говорит.
   Шептались женщины о том, что не зря повадился Ульф у  Хродомера  кор-
миться. Там уж Брустьо с Хильдефридой друг другу в волосы вцепиться  го-
товы. А золотушная Фаухо - та, почитай, половины волос лишилась.  Только
в одном и были все три согласны  между  собой:  ненавидели  они  Арегун-
ду-вандалку.
   Ульфа хоть и преследуют несчастья - вот и семью он потерял - а все же
не жаль Ульфа. Есть в нем что-то такое, отчего его жалеть не хочется.
   На нас глядел Ульф, как на полных дураков. Будто ему, Ульфу,  открыто
нечто важное, а вот нам, по скудоумию нашему, не открыто.  И  втолковать
нам он никак этого не может.
   Больше других ярил Ульфа Лиутпранд, от скуки изнывающий. Ульф ему ни-
чего не говорил, только глазом зыркал и носом по-особенному дергал.
   Лиутпранд, чтобы с Ульфом пореже встречаться, на охоту  стал  ходить.
Пропадал на пустошах по ту сторону реки. Изготовил себе лучек маленький,
будто игрушечный, двумя пальцами натянуть можно, и силки сплел.  Бродил,
брюхо выкатив, птицу мелкую ловил. Ему  одному  чтобы  насытиться,  штук
пять таких птиц нужно. Да и не ел он их, Одвульфу отдавал, чтобы  тот  с
голоду не помер. Ибо урожай у Одвульфа в этом году такой был, что и мышь
бы с голоду подохла.
   Одвульф говорил, что в бурге зимовать будет. В дружину, дескать,  уй-
дет. Только он говорил это, когда ни Ульфа, ни дяди Агигульфа поблизости
не было. Он перед Ильдихо хвастался.
   Ульф тоже маялся, как и Лиутпранд, только не от скуки. Заботы  грызли
его. Подолгу у Хродомера пропадал. И спал  плохо,  ночами  вскакивал.  Я
знаю, потому что Ульф рядом со мной ночевал.

   Ну вот, из бурга в село долгожданные гости пожаловали. Явились  трое:
Рикимер - тот, у которого шрам через все лицо, а ликом с конем сходен  и
зубы крупные; старый Снутрс, который за свою жизнь много насыпей  и  ук-
реплений иных воздвиг, а еще более - разрушил; и Арнульф,  приемный  сын
его.
   Рикимер и Арнульф, оба воины отважные, были закадычными друзьями  на-
шего дяди Агигульфа. Как увидел их дядя Агигульф, так подскочил  от  ра-
дости. Рябой же Арнульф на него прямо с седла прыгнул, и покатились они,
радостно рыча и друг друга шутейно волтузя, - только клочья во все  сто-
роны летели. Снутрс глядел на них с ухмылкой. И видно было,  что  и  сам
таков был некогда старый Снутрс, да только померли все друзья его.
   Рикимер, от забавы отставать не желая, коня своего к друзьям, в  пыли
барахтающимся, направил и вздыбил над ними, пугая. Дядя Агигульф  с  Ар-
нульфом в разные стороны раскатились, от копыт уходя. После же объедини-
лись и Рикимера из седла вынули.
   Пока друзья друг друга приветствовали, вышел Ульф. На брата своего  и
приятелей его только взгляд метнул и поморщился; после к Снутрсу  голову
поднял (тот в седле неподвижно сидел) - и видно  было,  что  обрадовался
ему Ульф. Несказанно обрадовался.
   Был этот Снутрс таков, что раз увидев, больше его не забудешь. Мосла-
тый, весь какой-то выцветший, выгоревший, вылинявший,  будто  долго  под
солнцем лежал: глаза тусклые, светло-голубые, брови и волосы как  желто-
ватая пакля - не поймешь, седые ли. А как посмотрит на тебя, так  не  по
себе делается. Снутрс глядит, будто кишку за кишкой у тебя в животе  пе-
ребирает.
   А Ульф перед ним едва не стелется. Это Ульф-то!..

   А про Снутрса Агигульф нам потом вот что рассказывал. Ульф  его  чуть
ли не за отца родного почитает. Оттого так и стелется  перед  ним.  Ведь
раньше как оно было. Жил в бурге воин один, Фретила его звали.  Его  де-
душка наш Рагнарис хорошо знал.
   И был этот Фретила воином великим. Обоеручным боем владел Фретила.  С
двумя мечами бился, щитом же брезговал. Трусами называл тех, кто с щитом
в бой ходил. Оттого и недолюбливали в дружине Фретилу. Особняком держал-
ся.
   Однако Ульфа заприметил. И учить стал. Тяжко было учение  Ульфа,  ибо
не жалел его Фретила. Смертным боем бил Ульфа, он, Агигульф, сам  видел.
И при Рагнарисе бил, а Рагнарис лишь смеялся.
   Доволен был Рагнарис, что Фретила Ульфа учит. Редкостное это умение -
обоеручный бой. И радовался Рагнарис, что семя его умение это воспринять
способно.
   Учил Фретила Ульфа, учил - и выучил. Стал и Ульф двумя мечами биться.
Ни в чем Фретиле не уступал. И столь же угрюм стал и высокомерен.  Прямо
как герул.
   Фретила тот в бурге во время чумы помер.  Не  спасло  Фретилу  умение
его. Это оттого, что семя у фретилы, должно быть, слабое было. А  вот  у
дедушки Рагнариса оно сильное было. И у него, у Агигульфа сильное. У ге-
рулов теперь оно тоже сильное, потому что укрепил его Агигульф. Вот ког-
да он, Агигульф, в великом сражении смерть славную примет, трупы  врагов
тыном вокруг себя нагромоздя, - вот тогда-то герулы и подомнут нас.  Ибо
сильнее нас семенем окажутся.
   Когда племя герульское, дядей Агигульфом укрепленное, в силу вошло  и
Ульфу глаз выбило и, в плену его бесславно потомив,  отпустило,  лишился
Ульф вместе с глазом вторым обоерукого боя. Ибо для того  широкий  обзор
надобен. А с одним глазом какой обзор?  Половинный,  считай.  Узко  стал
глядеть Ульф. И мысли стали у Ульфа узкие.
   Дядя Агигульф хорошо помнит, как Ульф после  увечья  впервый  в  бург
приехал. Каждой бабы шарахался. Дядя Агигульф - брат  ведь!  -  над  ним
тогда опеку взял. И ничего, пообвыкся Ульф. Умом, правда, так и  остался
узок.
   Вот тогда-то и сжалился над Ульфом Снутрс. Снутрс и сам разумом неши-
рок, потому родную душу почуял и  обучать  Ульфа  начал,  как  со  щитом
биться. Ибо пришлось Ульфу в левую руку щит взять, как  ни  презирал  он
прежде щит.
   Однако великое умение Фретила в Ульфа вложил - даже на бой  со  щитом
хватило. И вскоре вновь уже стал заноситься Ульф, ибо опять не стало ему
равных (Фретила-то помер).
   А Снутрса с той поры почитает. Ибо никто в дружине  не  соглашался  с
Ульфом сражаться, руку Ульфу набивать - памятны были и насмешки ульфовы,
и высокомерие его былое. Один только Снутрс не погнушался. А Ульф  -  он
хоть и узок умом, хоть и чванлив, но добро помнит очень долго. Хотя  зло
- еще дольше.

   В дом входя, взялся Снутрс рукой за столб дверной, будто на прочность
его пробуя. На скамью садился - скамью потрогал. Плошку  ему  подали  за
трапезой - плошку в пальцах повертел, не развалится ли.  Говорил  Снутрс
хрипло, отрывисто, будто гавкал.
   Это гавканье потом по всему селу разносилось, пока Снутрс повсюду хо-
дил, ко всему приглядывался, взором щупал да руками трогал. И на  всякое
слово, к себе обращенное, хмыкал. Либо задумавшись.
   Ильдихо хлопотала - хватил ее за зад и хмыкнул. Богов  дедовых  рукой
огладил - хмыкнул. К хродомерову подворью подошел - аж два раза хмыкнул.
   Спросил Ульфа:
   - Здесь, что ли, тын ставить предлагаешь?
   Ульф кивнул.
   Снутрс спросил:
   - А что Рагнарис говорил, будто на кургане ставить собираетесь?
   - На кургане смысла нет. Место, может, и хорошее, а воды нет.
   - Теодобад сказал, чтоб курган не трогали, - обронил Снутрс.
   И тут навстречу им Хродомер вышел. Не успел поздороваться, как Снутрс
уже загавкал ему в лицо:
   - Много про твой колодец разного болтают, Хродомер! Слыхали мы в бур-
ге, будто дрищете вы с этой воды уже два десятка  лет.  Вот,  посмотреть
пришел на это диво!..
   Хродомер лицом потемнел. И спросил:
   - Кто это в бурге такое про мой колодец говорит?
   - Агигульф, рагнарисов младший, говорил. Да и сам Рагнарис, когда его
удар хватил, как раз об этом печалился...
   Только рукой махнул Хродомер.
   - Рагнарис меня и из хеля достанет, - сказал он.
   А Снутрс засмеялся, точно пес залаял.
   - Дай мне, что ли, водицы из твоего колодца, - попросил он. - Не зад-
рищу, стало быть - быть по твоему: здесь и будем тын ставить.
   - Видано ли, чтобы от задницы старого пердуна такое важное дело зави-
село - где оборонительный вал ставить? - разворчался Хродомер.
   - Ха, ха. Не ворчи, старик, - молвил Снутрс. - Теодобад тоже  думает,
что твое подворье укреплять надо. "Иди, - так сказал мне вождь,  -  сту-
пай, Снутрс, к Хродомеру, и испей. Не задрищешь -  ставь  тын!"  Так  он
сказал.
   - Мало ли какие глупости сопляк  Теодобад  следом  за  сопляком  Аги-
гульфом повторяет, - рассердился вконец Хродомер  и  палкой  на  Снутрса
затряс.
   - Сам посуди, - ничуть не испугался Снутрс, - коли все село у тебя на
подворье задрищет, так никаких лопухов не хватит.  А  кругом  враги  вас
осаждают... потонете ведь в дерьме, Хродомер! Теодобад хоть и сопляк,  а
до такого додуматься у него ума хватило.
   Хродомера чуть удар не хватил.
   - Ты зачем сюда явился? - зарычал он. - Меня позорить? Перед кем выс-
тавляешься? Перед этим (тут он впервые на Ульфа взор  обратил),  что  из
долгов, да плена, да рабства не вылезает?
   На это Снутрс сказал так:
   - Мне Теодобад велел тын здесь поставить. Вот я и  гляжу,  подходящее
ли у тебя место. Людей он тебе даст, чтобы работу эту сделать. За то де-
сять воинов в дружине кормить будете.
   Хродомер поворчал еще немного и в дом к себе пригласил.
   И испил воды Снутрс. Весь вечер ходил, усмехаясь. По животу себя гла-
дил. А на дворе у нас дядя Агигульф с друзьями своими из бурга пиво  пил
и Теодобада славил. Про гусли вспомнилось, про тот поход, когда Агигульф
коня себе добыл. Многое вспоминалось в тот  вечер...  Подошел  к  ним  и
Снутрс, поглядел тусклыми своими глазами из-под кустистых  бровей,  пива
испил. И вдруг взревел:
   - Ну что, герои? Сидите, ждете - как, задрищет Снутрс или  не  задри-
щет?
   И ветры испустил силы великой.
   - А вот и не задрищешь, - сказал Арнульф, его приемный сын.
   - Почему это? - спросил Снутрс, немного обиженный.
   - Если б живот разболелся у тебя, - разъяснил Арнульф (он отца своего
приемного хорошо знал), - побоялся бы ветры пускать. Штаны бы измазал.
   И заржал. И следом за ним и прочие засмеялись.
   На свою беду мимо Одвульф шел. Словили  дружинники  Одвульфа,  сперва
лаской заманили, пивом угостили - Одвульф, доверчивая душа, и размяк.  А
как размяк, начали его предлагать в мирные вожди. Давно пора, мол, снова
мирных вождей избирать. Отчего, мол, Одвульф тут в селе  киснет,  у  баб
портки выпрашивает, когда самое ему место - в бурге, рядом с Теодобадом,
мирным вождем сесть?
   Одвульф не сразу понял, что смеются над ним. А когда понял, то  вдруг
вспылил и лишнего наговорил. Не след таким молодцам лишнего говорить, да
еще кому? Одвульфу, "Бешеному Волку"! И поняв это, испугался  вдруг  Од-
вульф. И спросил дядя Агигульф вкрадчиво - голосом нежнейшим, будто дев-
ку на сеновал зовет:
   - А не сходишь ли ты, Одвульф, не разыщешь ли  племянника  моего  Ги-
зульфа?
   И сказал Одвульф испуганно - точно как девка, которой  и  на  сеновал
идти боязно, и отказать герою невозможно:
   - А зачем бы мне, Агигульф, племянника твоего искать? Сам бы поискал,
коли охота.
   - Племянник мой Гизульф мне сейчас очень нужен, - пояснил  дядя  Аги-
гульф. - А у тебя глаз острый да и воин ты хороший. Куда мне  сравниться
с тобой. Не сыскать мне, пьяному, мальца по такой-то темени.  Опять  же,
воины вон сердятся, что ты слов обидных им  наговорил  и  уйти  захотел.
Кто, как не я, остановит их и умилостивит, чтобы не убили тебя?
   Дружинники со смеха кисли.
   Одвульф еще больше замялся.
   Тут его все дружинники уговаривать стали. Только чудно они его угова-
ривали. Они к Одвульфу и вовсе не обращались, а беседу вели между собой.
   Арнульф сказал:
   - Не нравятся мне прыщавые рожи. А тебе, Рикимер? Нравятся тебе  пры-
щавые рожи?
   А Рикимеру прыщавые рожи тоже не нравились.
   А Снутрсу они так очень не нравились.
   Снутрс такие рожи вмиг гладкими делать  умеет.  Он  секрет  особенный
знает. Его кузнец научил.
   Тут Одвульф сказал дяде Агигульфу:
   - Коли тебе племянник  твой  так  позарез  нужен,  то  выручу  уж  по
родству.
   И ушел Одвульф.
   А вскоре и Гизульф запыхавшись прибежал: по какой надобе его  дружин-
ники зовут? К тому времени и дружинники, и дядя Агигульф уже много  пива
выпили. И о славных подвигах разговор вели.
   Завидев Гизульфа, дядя Агигульф хвалиться начал: вот,  мол,  какие  у
меня племянники! Всему их научил! И стравил нас, чтобы  мы  с  Гизульфом
боролись.
   Мы стали бороться. Мы очень старались и Гизульф меня побил. Дружинни-
ки от души смеялись и Гизульфа пивом угостили.
   Дядя Агигульф, Гизульфом гордясь, сказал, что как тын в  селе  поста-
вят, так сразу Гизульфа в бург повезет. Пускай зиму в бурге просидит,  в
дружине пообвыкнет. Сперва думал дядя Агигульф весной Гизульфа в бург  с
собой взять, а сейчас вот решил: нет, уже нынче можно его туда везти.  И
Тарасмунд, отец ихний, ему, Агигульфу, в том  препятствовать  не  будет.
Тарасмунд ему, Агигульфу, вообще не указ! У нас в доме как заведено  бы-
ло? (Дядя Агигульф все больше распалялся.) Тарасмунд детей плодит и поле
пашет. Он же, Агигульф, воюет и имущество тем приумножает.
   - А Ульф? - спросил Снутрс. - Ульф-то у вас на что?
   Задумался Агигульф на мгновение, а потом нашелся:
   - Как только слишком много имущества у нас соберется, как только  дух
мой воинский в пиве тонет, так сразу Ульф потребен - проиграть все  это.
А то, глядишь, выкуп за Ульфа платить придется. Либо же из  рабства  его
вызволять... Вот для того нам Ульф и надобен, чтобы не зажирели мы тут в
достатке.
   И хохотали дружинники, покуда из темноты Ульф не выступил.
   Дядя Агигульф, хоть и пьян был, а вдруг смутился.
   Ульф же сказал ему, ничуть не обижаясь:
   - Дружки твои, Агигульф, завтра в бург уедут. А вот тебе со мной  под
одним кровом не один день еще жить.
   Тут еще пуще захохотали дружинники. А громче всех  Снутрс  заливался:
гав! гав! И кулаком себя по мослатому колену бил.
   А дядя Агигульф почему-то не смеялся.
   Отсмеявшись, спросил Ульфа Снутрс:
   - А что, отпустит ли отец в бург Гизульфа?
   Ульф на это сказал:
   - У Тарасмунда и спроси. Меня что  спрашивать.  Я  над  Гизульфом  не
властен.
   И на Гизульфа, от пива ослабевшего, посмотрел тяжким взором, так  что
поневоле съежился Гизульф - губы затряслись, чуть не заплакал.
   Рикимер же, добрая душа, спросил, чтобы разговор  переменить,  хорошо
ли Гизульф удар держит. Дядя Агигульф  сказал,  что  хорошо.  Сам,  мол,
мальца обучил, как надлежит. Проверить решил Рикимер, Гизульфа  в  живот
кулаком неожиданно ткнул. Гизульф согнулся и едва не сблевал. Плохо дер-
жал удар Гизульф.
   Тут Снутрс сказал: ничего, мол, в бурге быстро  обучат.  В  бурге  не
только хвастливые сопляки сидят, там и воина сыскать можно.  В  бурге  -
как? Либо ты держишь удар, либо помираешь. Вот как у нас в бурге.
   Дядя Агигульф страшно разобиделся. Спросил, может, Снутрс  и  в  нем,
Агигульфе, сомневается? Снутрс тут же дядю  Агигульфа  кулаком  в  живот
ткнул И как был дядя Агигульф до самых глаз пивом налит, то срыгнул дядя
Агигульф, как младенец.
   Игра эта героям забавной показалась. И стали они друг друга по  живо-
там бить, будто по бурдюкам. Тут даже хмурый  Ульф  развеселился,  такое
стояло вокруг бульканье, шипенье, рыганье, иканье и пусканье бурных вет-
ров (в последнем Снутрс был особенно силен, а рыгал громче всех его при-
емный сын). Однако пива выпитого не отдал никто. Не к лицу то героям.

   Поутру к Снутрсу Ульф приблизился и спросил коротко:
   - Ну?
   Снутрс на лавке спал. Головы не поднимая, сказал Ульфу:
   - У нижнего угла амбара. Сходи погляди,  коли  так  любопытство  тебя
разбирает.
   И хмыкнул. И снова заснул.

   Мы с Гизульфом все-таки сходили и посмотрели.  Заскорузлое,  как  сам
Снутрс, оно было.

   Снутрс поел и отправился к Хродомеру, откуда его гавканье даже у  нас
слышно было. Распоряжался. Кто Снутрса не слушался, на того Ульф  рычал:
тихо, как пастушья собака, когда предупреждает перед нападением.
   Так было до полудня. Когда  солнце  миновало  середину  неба,  Снутрс
оторвал Арнульфа с Рикимером от друга их неразлучного Агигульфа и  велел
обратно в бург ехать. Наказал передать Теодобаду так: чем больше  воинов
в подмогу даст, тем быстрее управятся. Но не меньше десяти пусть  присы-
лает. Даст две дюжины - за два дня все закончим. А он, Снутрс, пока  за-
держится, сходит, посмотрит лес, приглядит место, откуда землю брать для
насыпи. Присланных воинов здесь будет дожидаться.
   И строго наказал, чтоб в пути не задерживались: одна нога здесь, дру-
гая там, через два - самое большее три дня чтобы были здесь с  подмогой.
Иначе собственноручно из обоих герульских богов сделает.
   Потом мы с Гизульфом у дяди Агигульфа допытывались: что  значит  "ге-
рульских богов делать". А дядя Агигульф объяснил с важностью: это значит
вбить кого-нибудь в землю кулаком по макушке. А потом скудоумные  герулы
туда являются и по врожденной глупости своей вбитого за божество почита-
ют.

   НЕБО В ТЫСЯЧУ ГЛАЗ

   Под вечер лег туман. В белой мутной каше утонуло все - и дома, и  де-
ревья, и берег реки. Такой же туман был в вечер, когда  мы  с  Гизульфом
бегали за дедушкой Рагнарисом на курган  -  подсматривать,  как  дедушка
встречается с Аларихом и Арбром. Тогда тоже все поглотила  мгла;  только
верхушка кургана словно плыла над бескрайним молочным озером.
   Я думал о том, что дедушка Рагнарис, и Арбр, и  вождь  Аларих  -  все
трое смотрят сейчас с кургана на наше село.
   Туман был такой густой, что поглощал все звуки. Ильдихо, должно быть,
давно уже кричала из дома, звала меня ужинать, но я не слышал. Стоял  за
воротами, смотрел, как клубятся в тумане  бесформенные  белые  призраки.
Туманные карлики далеко на севере хранят в горах несметные сокровища.  И
так велика сила, заключенная в этих сокровищах, что вынести ее  смертный
не может. И потому погибают все, кто только ни завладеет  этим  сокрови-
щем. Про это нам дедушка Рагнарис как-то рассказывал.
   От дома Валамира вдруг смех донесся -  там  дядя  Агигульф  гостевал.
Должно быть, особо знатную шалость затевают они с Валамиром, оттого  так
веселятся. В последнее время дядя Агигульф слишком уж весел. Старательно
весел. Будто назло Ульфу.
   Думал я и о том, что Гизульфу надо бы сейчас настороже быть.  Коли  и
вправду дядя Агигульф с Валамиром хотят его в бург  везти  и  к  дружине
приохотить, так будут сейчас по-особому хитро и злокозненно его  испыты-
вать.
   Вдруг из тумана всадник вынырнул, за ним второй. Шли не спеша,  белой
пеленой окутанные. Я пригляделся: Теодагаст с Гизарной  возвращались  из
дозора. Миновали меня. Я в спины им глядел и все о своем думал.
   Тут что-то словно кольнуло меня и сразу сделалось мне жутковато:  как
будто из тумана кто-то украдкой за мной следит. Всадники  уже  растворя-
лись в тумане, но я успел приметить что-то незнакомое в  обличии  Теода-
гаста. Теодагаст всегда был неважный наездник и в седле сидел  напряжен-
но, вытянувшись; нынче же развалился в седле  так  вольготно,  словно  и
нужду привык справлять, не слезая с конской спины. Видать, здорово устал
Теодагаст.
   Из тумана голос Валамира донесся:
   - Что, Теодагаст, задницу отсидел?
   И заржал Валамир, а дядя Агигульф ему вторил. Теодагаст же  не  отве-
тил. Теодагаст всегда отмалчивается, когда над ним шутят. Задним умом  -
тут он силен; в словесном же поединке слабее Гизульфа. А уж с  Валамиром
и тем более с нашим дядей Агигульфом ему и вовсе не тягаться.
   И тут Ильдихо до меня докричалась. Я в дом пошел.
   Вспомнил об этом еще раз, когда засыпал. Засыпая, я о туманных карли-
ках грезил и их сокровищах, и снова  передо  мной  медленно  прошли  два
всадника. Я, видно, заснул, потому что теперь видел лица этих всадников,
и это были вовсе не Теодагаст с Гизарной. Это были чужаки.  Вернее,  это
был дважды повторенный чужак - тот, которого дядя Агигульф у озера убил.
И у обоих на поясе мертвая голова висела. И это была  голова  дяди  Аги-
гульфа.

   Я силился крикнуть во сне, но не мог, только давился. И вдруг  кто-то
совсем близко закричал - и преисполненный благодарности к  кричащему,  я
проснулся.
   Было еще темно. Туман не рассеялся. Дверная плетенка и шкура были от-
кинуты, и в дом вползал холод. И вместе с холодом и сыростью врывался  в
дом странный нечеловеческий визг, от которого я и проснулся.
   И тут, словно отвечая на этот визг, из глубины дома заверещала Ильди-
хо.
   Со двора донесся голос моего отца Тарасмунда. Он крикнул,  чтобы  все
выходили как можно скорее. По его голосу я слышал, что он испуган.
   Гизульф выгонял из дома моих сестер, мать и Ильдихо, как овец.  Разве
что не гавкал. И меня пнул, пока я спросонок глазами хлопал.
   Мы выскочили на двор. По всему селу лаяли собаки. Тарасмунд  стоял  с
мечом и не оборачиваясь обронил:
   - Чужаки.
   Странно, но я не удивился.
   Тарасмунд напряженно прислушивался, пытаясь понять, свободна ли  ули-
ца. Со стороны храма Бога Единого доносились крики и звон оружия. Посте-
пенно разгоралось зарево.
   - Храм горит, - сказала Ильдихо. А Гизела тихонько заплакала.
   Тарасмунд показал нам, чтобы мы шли за ним. Но не успели мы выйти  со
двора, как к нам заскочили сразу двое. Под одним был конь Гизарны.
   Лицо у этого всадника было белое. С него свисали клочья мертвой кожи.
Оно было неподвижное, как у трупа. Сам же всадник - маленький, кряжистый
- и на человека не был похож. Он был как те туманные карлики, о  которых
я грезил.
   Тарасмунд крикнул нам:
   - Бегите!
   И убил коня под вторым всадником. Конь рухнул, придавив всадника. Тот
ворочался под ним, яростно и непонятно ругаясь.
   Тот, что сидел на коне Гизарны, занес меч над Тарасмундом.  Когда  он
повернулся, я увидел: то страшное лицо было вовсе не лицом, а берестяной
личиной. А когда я перевел взгляд на Тарасмунда, то  никого  не  увидел.
Там, где он только что стоял, было пусто.
   Гизела утробно взвыла и, схватив Галесвинту за руку, бросилась обрат-
но в дом. Она тащила Галесвинту за собой и бежала, не  разбирая  дороги.
Галесвинта споткнулась обо что-то и страшно заверещала,  но  Гизела,  не
обращая на это внимания, волокла ее дальше, к дому.
   Я бросился было за ними, но, не добежав, увидел - то, обо что  запну-
лась Галесвинта, был наш отец Тарасмунд. Он бил по  земле  ногами.  Лицо
его, запрокинутое наверх, было совершенно бессмысленным, как у  Ахмы-ду-
рачка.
   Я схватил его за руку, которой он сжимал меч. Отец не хотел  отдавать
мне меча и изо всех сил  стискивал  пальцы.  Я  думал,  что  сломаю  ему
пальцы, когда разжимал их. И когда Тарасмунд выпустил меч,  он  был  уже
мертв.
   Я выпрямился над телом отца, стоя с мечом. Неподвижная личина  оборо-
тилась теперь ко мне. Она будто чуяла запах металла в моей руке.
   Я вдруг вспомнил, как годья говорил: "Когда тебе страшно, делай  так"
- и нарисовал в воздухе крест. Я чертил крест левой рукой, потому что  в
правой был меч.
   И тут за моей спиной раздался страшный треск, грохот и топот.  Личина
попятилась. Конь Гизарны пугливо присел на задние ноги.
   Из конюшни, низко припав к шее коня, вырвался Лиутпранд. Если бы  се-
верный ветер заточили в тесной каморе - он и то не мог бы, кажется, выр-
ваться на свободу яростнее, чем наш Лиутпранд из конюшни. В полном  бое-
вом облачении, сверкая в занимающемся пожаре своей кольчугой, он едва не
вышиб головой поперечину над входом.
   Со страшным ревом устремился Лиутпранд на берестяную личину. Конь Ли-
утпранда легко перескочил тело Тарасмунда и сбил меня с ног. А тот,  что
был в личине, повернул коня и с гиканьем помчался прочь с нашего  двора.
Лиутпранд поскакал за ним.
   Мой брат Гизульф бросился в конюшню и крикнул мне  на  ходу,  чтоб  я
вставал и что он, Гизульф, выведет коня дяди Агигульфа.
   Становилось все светлее, и я понял вдруг, что горят дома вокруг храма
Бога Единого. По улице пронесся грохот копыт и почти сразу ушел в сторо-
ну храма. Над моей головой тьму прочертили огненные полосы. Их было нес-
колько. Две или три головни попали на крышу дома, и солома стала тлеть.
   Я крикнул матери, чтобы она выходила, что путь свободен, а сам  побе-
жал к воротам - там оставались Сванхильда и Ильдихо. Но их  там  уже  не
было.
   Дорогу передо мной вдруг осветило ярким светом. Я обернулся и увидел,
что крыша дома уже запылала. Занялась и крыша конюшни,  откуда  Гизульф,
бранясь и плача, пытался вывести коня дяди Агигульфа. Конь испугался ог-
ня и ни в какую не хотел выходить.
   Я закричал Гизульфу, чтобы тот бросал коня. Не знаю, слышал  ли  меня
Гизульф. Когда я выскочил на улицу и огляделся, я увидел, что село пыла-
ет, как лучина, зажженная с одного конца. Возле храма Бога Единого,  где
стояли дома годьи Винитара, Одвульфа, Гизарны и  Агигульфа-соседа,  было
светло, как в полдень. Пешие и конные метались в свете пожара. Из  этого
пламени доносился чудовищный рык, будто в наше село пришел волк Фенрир.
   Я бросился бежать в сторону хродомерова подворья, где было темно.  Со
всех сторон я слышал конский топот, крики, лязг металла, треск  пламени.
Эти звуки будто преследовали меня, и я каждое мгновение ждал смерти. Над
селом то взлетал, то замолкал этот странный визг - звериный, радостный.
   Когда я почти уже добежал до хродомерова  подворья,  то  увидел,  что
всадники идут на село и с этой стороны. Я прянул в сторону, на двор  Ар-
гаспа, и в этот миг пришла та самая боль, которой я ждал. Что-то  сильно
хлестнуло меня по ноге. Я пробежал еще несколько шагов, прежде чем  боль
вдруг оглушила меня, да так, что я потерял равновесие и  упал.  Всадники
пронеслись мимо.
   Я повалился лицом в лопухи и полежал так - не  знаю,  долго  ли.  Мне
стало жарко. Я поднял голову и увидел, что горит дом Аргаспа. Пламя  ос-
ветило двор, и я увидел, что Аргасп беспомощно ползает по двору,  хвата-
ясь руками за землю. В спине у него торчало длинное копье. Ноги  Аргаспа
мертво волочились, как полотно, скрученное в жгут.
   За домом Аргаспа была тропинка, которая вела вниз по глинистому косо-
гору к реке. Я добрался до этой тропинки и стал сползать по ней на живо-
те, придерживаясь руками за траву, чтобы не скатиться в реку. От  страха
и боли я скулил, как щенок. Только бы добраться до хродомеровой норы,  а
там уж меня не найдут. Разве что случайно.
   Неподалеку отсюда в склоне косогора была та самая  хродомерова  нора,
над которой потешался дедушка Рагнарис, когда рассказывал, как село  ос-
новали. Нынешний же дом Хродомера  стоял  на  косогоре,  повернувшись  к
склону как бы спиной. Хродомер словно стыдился норы своей и не желал  ее
видеть, когда поутру выходил из дома. Так дедушка Рагнарис говорил.
   В этой-то норе я и думал отсидеться, пока наши великие воины  -  дядя
Агигульф, Ульф, Валамир - не истребят чужаков, всех, до последнего чело-
века. А когда последний чужак найдет свою бесславную  погибель,  Гизульф
догадается, где я прячусь. Он и сам бы здесь спрятался. Если  только  не
погиб Гизульф в горящей конюшне...
   Я сполз пониже и оказался на узенькой тропке, что вела вдоль реки за-
дами села.
   В этой норе мы часто прятались, когда играли и выслеживали друг  дру-
га. Вход в нее находится не на самой тропинке, а на высоте двух  челове-
ческих ростов над ней. С тропинки вход в нору был не виден, если  только
не знать о ней заранее - весь склон густо зарос лопухами.
   Я стал карабкаться по склону. Карабкаться пришлось  очень  осторожно,
чтобы не помять лопухи. Они были уже жухлые, и помять их легче  легкого.
А я не хотел, чтобы чужаки нашли меня по этим следам.
   Стрелу, торчавшую в ноге, я обломил, чтобы она не цеплялась, но обло-
мок с иссиня-черным оперением сохранил. Точнее, я  только  потом,  когда
рассвело, разглядел его, а пока просто сунул за ворот рубахи.
   Я понимал, конечно, что ранен не смертельно. Но рана,  похоже,  этого
не знала. Потому что болела она все сильнее и сильнее, будто взялась ме-
ня уморить.
   Мне показалось, что я очень долго одолеваю знакомый путь до норы.  Но
наконец я очутился там.
   В норе было темно, холодно и сыро. Я свернулся  калачиком,  как  пес,
чтобы сберечь тепло, но все равно меня трясла крупная дрожь. Раненая но-
га донимала тупой дергающей болью.
   Я весь извертелся, пытаясь лечь так, чтобы не тревожить ее.
   Я положил меч Тарасмунда рядом с собой.  Я  вдруг  почувствовал,  что
очень устал. До норы почти не доносилось никаких звуков - на реку откры-
валась нора, - и я понятия не имел о том, что делается в селе.
   Постепенно меня сморил сон. Но тут же боль разбудила меня. Я засыпал,
а она меня будила. Так шло время. Мне по-прежнему ничего не было извест-
но. Я стал бояться, что помру в этой норе от раны, как Ахма. Только Ахма
расставался с жизнью дома, на глазах своих родичей, а я издохну, как ди-
кий зверь.
   Я стал прислушиваться, жадно хватая любой  звук,  доносящийся  извне.
Мне хотелось знать, что происходит сейчас в селе. То и  дело  мне  чуди-
лось, что я слышу яростный боевой  клич  дяди  Агигульфа,  звон  оружия,
предсмертные стоны врагов. Да иначе и быть мне  могло.  Мне  даже  стало
жаль этих глупых чужаков. Они сами  не  понимали,  куда  сунулись.  Один
только дядя Агигульф стоит десятерых воинов, а Ульф - двух дюжин.
   Я лежал и грезил. Думаю, у меня начинался жар, потому что временами я
переставал чувствовать холод, а временами промерзал до костей.
   В селе кипел отчаянный бой. Со стороны  кузницы  во  главе  с  Ульфом
примчались вандалы - могучий кузнец Визимар с боевым молотом и  яростная
Арегунда. Ульф же, как встарь, был вооружен двумя  мечами.  И  там,  где
проносился Ульф, справа и слева от него валились трупы врагов. И заперли
они дорогу из села, преградив чужакам путь к спасению.
   Со стороны же храма загораживал чужакам путь Лиутпранд.  Широкий  меч
Лиутпранда поднимался и опускался, и срывались с него капли крови. Гнев-
но ревел Лиутпранд оттого, что убитые громоздятся перед ним валом, мешая
другим чужакам подобраться поближе, дабы изведать ту же участь.
   По селу, изнывая от жажды мести, носились дядя Агигульф  и  друг  его
Валамир, Гизарна и Теодагаст, и даже угрюмый Од-пастух с копьем в руке и
с двумя свирепыми псицами - он бился с чужаками на задах села, а  собаки
рвали в клочья тех, кто пытался уйти.
   И пребывал дядя Агигульф в священной ярости.  И  Валамир  пребывал  в
священной ярости. И только одно удерживало их, одержимых гневом, от  то-
го, чтобы порвать друг друга зубами - обилие врагов.  И  уничтожали  они
чужаков во множестве, поливая их кровью нашу землю, которая от того  бу-
дет еще тучнее...
   И вознеслись уже над нашим домом на кольях многочисленные  головы.  И
над домом Валамира вознеслись. И кичились друг перед  другом  дядя  Аги-
гульф и Валамир видом и числом тех голов.
   И одну голову Гизульф отрубил и подарил Марде-замарашке.
   Годья же Винитар в великой святости своей сперва возносил  молитвы  к
Богу Единому, после же вышел из храма с крестом в руке и повелел чужакам
остановиться. И тотчас те чужаки, что возле храма были, обращаются в со-
ляные столпы - как нам про то годья рассказывал еще прежде. И много  на-
валилось соляных столпов возле храма. А Одвульф их собирал и  в  большой
ступе толок. И многих истолок в соль. И стало в селе много соли, так что
еще и в бурге мы ею торговать будем всю зиму.
   Дядя же Агигульф будет брезговать той пищей, которая этой солью посо-
лена - так велико его презрение к чужакам.
   А когда закончится бой и падет последний чужак, скажет мой  брат  Ги-
зульф: "А где Атаульф?" И найдет он меня в этой норе, ибо сам  спрятался
бы здесь же. И возьмет меня за руку и выведет из норы на солнечный свет.
И скажет Гизульф: "Настало время стравы по отцу нашему Тарасмунду и  Ар-
гаспу, отважному воину". И похороним мы их в кургане подле Алариха, Арб-
ра и Рагнариса.
   И придут воины из бурга, чтобы возвести тын. И для каждого шеста най-
дется вражеская голова, чтобы шест тот украсить. И еще останутся  лишние
головы, их Валамир с Агигульфом повесят туда же, где их охотничьи трофеи
в роще висят.
   И оружия много от чужаков нам останется. У каждого в селе будет хоро-
ший меч или несколько мечей. И родится сын Гизульфа,  мой  племянник.  И
подарю я этому племяннику меч нашего отца Тарасмунда. И назовем  мы  его
не Вультрогота, а Тарасмунд. А если Марда возражать вздумает, мы  ей  по
сопелке, чтоб знала свое место, рабыня валамирова.
   Устрашенная сладостью этих грез, отступила боль. И я наконец  успоко-
ился и заснул, зная, что скоро все закончится и закончится добром.

   Я проснулся оттого, что возле норы послышались шаги. Я совсем уж соб-
рался было окликнуть Гизульфа - ведь это он пришел, чтобы  вывести  меня
из норы - но помедлил. Подобрался ко входу и стал глядеть через  лопухи.
Я увидел туман над рекой и золотящееся небо. Скоро  должно  было  встать
солнце.
   Шаги стихли. Я решил подождать еще немного.
   Тут над норой, выше по косогору, я услышал чужую  речь.  Стало  быть,
чужаки еще истреблены не все. Я сразу отпрянул от входа и затаился.
   Потом что-то непонятно зашуршало. Может быть, сюда кто-то полз. Вско-
ре и эти звуки прекратились.
   Я долго еще оставался недвижим. Когда я снова решился пошевелиться  и
подобраться ближе ко входу, солнце уже показалось.
   Хотя солнечные лучи  и  не  проникали  в  хродомерову  нору  и  здесь
по-прежнему было холодно, от этого золотого света, разлитого над  рекой,
мне будто становилось немного теплее.
   Я слышал плеск воды. И еще мне все время казалось, что я различаю ка-
кие-то голоса, звуки шагов, звон мечей.
   Над селом стоял густой запах гари - или мне это только чудилось,  по-
тому что моя одежда вся пропиталась дымом?

   И снова до меня донесся топот. На этот раз  не  показалось  -  кто-то
действительно бежал по тропинке. Гизульф?..
   Еще мгновение - и в просвете между лопухами я увидел мою сестру Сван-
хильду. Она бежала по тропинке, что вела вдоль реки, в сторону кузницы и
болот.
   Прямо над моей головой раздались громкие голоса и смех. Чужаки, понял
я. И почти сразу кто-то понесся вниз по косогору, едва не угодив ногой в
мою нору. Перед моими глазами мелькнул мягкий  сапог  из  светлой  кожи,
густо заляпанный грязью.
   А где же Гизульф? Неужели герои до сих пор не освободили село?
   ...Было время, когда дедушка Рагнарис грозил Сванхильде, что размечет
ее конями за дерзость. Но если бы даже Сванхильду действительно разметы-
вали конями - и то, кажется, она бы так не кричала.
   Чужаки - я не понял, трое их было или четверо -  повалили  Сванхильду
на траву и долго ее насиловали. Под конец она устала кричать и  замолча-
ла. А эти переговаривались и пересмеивались, я не понимал, о чем.
   Потом она страшно взревела - совсем уже чужим низким голосом - откуда
только сила взялась. Но на этом ее силы и закончились. Чужаки отступили.
Сванхильда теперь только мычала невнятно, но все тише и тише.
   Один из чужаков что-то коротко сказал,  остальные  засмеялись.  Потом
они ушли.
   Я подождал еще немного, но кругом было тихо. Тогда я очень  осторожно
выглянул из-за лопухов, чтобы посмотреть, что случилось с  моей  сестрой
Сванхильдой.
   Она лежала на спине, ухватившись пальцами за траву. Ее голые ноги бы-
ли измазаны кровью и сырой глиной. Из  живота  вырастал  большой  темный
крест. Я узнал этот крест. Это был тот самый дивный крест,  что  выковал
Визимар, желая годью утешить.
   И понял я тогда, что годья мертв.

   Годья Винитар мертв. Крестом, который должен был творить чудеса, уби-
ли Сванхильду. И Тарасмунд, мой отец, убит. И Аргасп...
   В этой норе было слишком холодно. У меня зуб на зуб не попадал. Я по-
нял, что никогда уже не согреюсь. Потому что если убиты все они, значит,
нет больше и Агигульфа, и Валамира, и Гизарны, и Теодагаста, и Лиутпран-
да - они бы не допустили, чтобы чужаки хозяйничали в нашем селе и твори-
ли свои черные дела...
   ...И Гизульф...
   ...И наша мать Гизела...
   ...И Ульф... Нет, Ульф мог и не погибнуть. Он всегда остается...
   Я стал думать, кто еще мог бы нас выручить. Теодобадовы дружинники  -
ведь они уже на подходе к селу. Они ударят и...

   Я думал, что Сванхильда уже умерла, потому что она долго  лежала  не-
подвижно, когда она вдруг снова начала мотать головой по тропинке,  пач-
кая в мокрой земле свои светлые волосы. У Сванхильды красивые волосы.  И
вообще она мне вдруг показалась красивой, хотя раньше я  ее  терпеть  не
мог.
   Еще долго я сидел в норе, дрожа от холода, и слушал, как  она  мычит,
лежа на тропинке. Временами она замолкала, тогда я радовался  тому,  что
она умерла. Но она снова начинала свое.
   Моя нога от холода онемела и почти перестала болеть. И все равно  мне
казалось, будто я умираю вместе со Сванхильдой. И хотелось, чтобы поско-
рее все закончилось - и для нее, и для меня.
   Но смерть все длилась и длилась.
   Наконец, я изнемог ждать и совсем уже решился было выбраться из  норы
и добить Сванхильду мечом Тарасмунда.
   Я положил пальцы на рукоять, но тут на тропинке снова послышались ша-
ги, и я замер, боясь пошевелиться. Кто-то из чужаков вернулся. Он  оста-
новился над Сванхильдой и долго смотрел на нее.
   А я смотрел на него. И увидел я, что он молод,  немногим  старше  Ги-
зульфа. И еще запомнил я, что на щеках у него нарисованы черным или  си-
ним две спирали. А потом он повернулся и ушел.
   А Сванхильда все мычала и мычала. Теперь я не решался  выйти  к  ней,
потому что чувствовал: этот, с раскрашенным лицом, где-то неподалеку.  И
тоже слушает.
   Я понял вдруг, что наше село корчится в агонии. Оно умирает медленно,
в муках, как моя сестра.

   Сванхильда затихла, когда тени уже стали короткими. Когда она умерла,
я сразу это почувствовал.
   И я почти сразу же провалился в сон. В черный сон без сновидений.

   Я пробудился оттого, что кто-то лез в мою нору,  разгребая  лопухи  и
сопя от усердия. Ужас пронзил меня ледяным копьем. Я даже не смог  поше-
велиться, не то что схватить меч.
   А этот у входа ворочался, пыхтел и вдруг тихонько запел.
   Пел он ту самую колыбельную, которой тешила нас мать, Гизела. Он, по-
хоже, знал только начало песенки, потому что  повторял  бесконечно  нес-
колько первых слов.
   - Вырастешь, сын, большой, возьмешь отцовский меч,  сядешь,  сын,  на
коня, поедешь в те земли, до которых отец не дошел...
   Потом хихикнул, прервав пение, и спросил знакомым голосом:
   - Где меч-то отцовский? Не забыл ли меч отцовский? Не будет меча,  не
сядешь на коня, не поедешь в земли, до которых отец не дошел...
   Шумно пустил ветры и засмеялся.
   И вдруг руку в нору просунул и меня за ворот  схватил.  Так  схватил,
будто заранее знал, где я прячусь. И наружу поволок,  точно  лисенка  из
логова.
   Так, вместе с мечом Тарасмунда, и вытащил.
   Это был Гупта. Я понял, что это Гупта, еще не видя его. От меня пахло
гарью - я думаю, от любого в нашем селе сейчас пахло гарью. А  от  Гупты
пахло молоком.
   У меня сразу отлегло от сердца. Гупта - святой. Гупта - это чуть-чуть
меньше, чем Бог Единый. Он нарочно пришел сюда, чтобы  воскресить  всех,
кто нынче погиб. И снова будут живыми, побывав в руках у Гупты, и  Сван-
хильда, и Тарасмунд, и другие - все.
   Гупта нарочно пришел сюда, поразмяться-повоскрешать. Где  еще  найдет
он столько работы?..
   Гупта тащил меня спиной вперед. И только я оказался на  воздухе,  так
сразу в страхе отпрянул и прижался к толстому гуптиному животу.
   Прямо на меня, протянув ко мне  руки,  будто  желая  схватить,  лежал
мертвый Хродомер. Казалось, ползет Хродомер вниз по  косогору.  Остекле-
невшими глазами смотрел на курган за рекой. Две стрелы торчали в спине у
Хродомера.
   Я поднял глаза выше и косогор показался мне незнакомым, низким. И тут
понял я, что нет больше  хродомерова  подворья,  которое  стояло  здесь,
сколько я себя помню. Ничего, Хродомер воскреснет - все отстроит заново.
Еще лучше будет, чем прежде.
   В гуптиных медвежьих лапах я был как воск. Гупта оборотил меня к себе
лицом, ткнул в меня своей пушистой мягкой бородой, где крошки с  прошлой
трапезы застряли, и запел по-новому. Пел он на каком-то  странном  наре-
чии. То и дело мне начинало казаться, что я вот-вот пойму эти слова,  но
смысл их снова ускользал от меня. Гнусавое, распевно-протяжное было  это
наречие и одновременно с тем скворчащее, как сало на глиняной  сковород-
ке.
   Гупта пел долго. Иной раз он путался в словах, но это его не смущало.
Пел себе и пел, глаза прикрыв и бородой шевеля. Знал он, видать,  немно-
го, потому что повторял одни и те же созвучия.
   Потом Гупта и вовсе слова выговаривать бросил - надоело, должно быть,
- и гудеть пошел, как громадный майский жук, то выше, то ниже.
   Вдруг я резкую боль почувствовал, но в ушах так щекотало от этого гу-
дения, что я даже вскрикнуть не смог. Лень охватила меня. Мне стало лень
бояться, лень плакать...
   Тут Гупта мне что-то в руки совать начал. Сперва я не понял,  что  он
мне такое дает, но взял. Это был обломок стрелы с наконечником, вытащен-
ный из моей ноги.
   Гупта гудеть перестал, за пазухой у  себя  покопался  и  вытащил  ма-
ленький мешочек. Высыпал в горсть себе то, что в мешочке было, и  в  рот
отправил, изрядно бороду усеяв. Долго сидел и жевал, на мертвого  Хродо-
мера глядя. Я попытался было высвободиться, но Гупта хоть и не глядел на
меня, а отпускать не отпускал.
   Я решил уже, что трапезничать уселся блаженный, но Гупта  выплюнул  в
грязную ладонь все то, что жевал. Слюни потянулись по его бороде.  Ухва-
тив меня покрепче, начал свои слюни мне в рану втирать. Меня  как  огнем
обожгло. Я извивался, как рыба на остроге, но вырваться не мог.
   Когда жжение поутихло, Гупта меня освободил. Я увидел, что кровь  ос-
тановилась. Вокруг раны все было щедро измазано гуптиными слюнями и  ка-
кой-то зеленоватой кашицей.
   Гупта же встал и к Хродомеру направился. Подошел, рубаху на  нем  ра-
зорвал и взял изрядный лоскут. Этим-то лоскутом мою ногу  и  обвязал.  А
Хродомер все смотрел на курган, будто до нас с Гуптой ему и дела нет.
   Гупта же сунулся в нору, где я прежде сидел, гавкнул туда  пару  раз,
ветры испустил, выпростался из норы и, умильную рожу скроив, сделал  мне
"козу", после чего приглашающе засмеялся. Я тоже засмеялся. Я делал все,
что велел мне Гупта.
   Гупта вернулся к мертвому Хродомеру, сел перед ним на корточки,  уты-
каясь толстыми коленями Хродомеру в простертые руки, и  начал  Хродомера
ругать. Я подошел ближе и сел рядом с  Гуптой.  Гупта  бранился,  словно
пел, покачиваясь на корточках.
   - Течет река, у реки два берега, на одном берегу курган стоит, на тот
курган село глядит, в селе старейшин двое. Каковы старейшины,  таково  и
село. А каково село, коли ногу свело? Разума нет,  так  откуда  ж  свет?
Один - гав-гав - по дружкам соскучал, из дома сбежал, в курган  зарылся,
от родных и домашних скрылся. Хорош! С Арбром-вутьей пивом напиться  хо-
тел, а Арбр-то безголовый! Сам ему голову срубил и про то забыл.  А  ты,
Хродомер, куда ползешь? В нору ползешь? Экий озорник Хродомер! Что  уду-
мал! В норе сидеть, из норы глядеть, кто на реку пойдет, того  стращать!
Старейшина!
   Течет река, в реке вода, у реки берега. На берегу село стоит, на село
Бог Единый глядит. Недоволен Бог Единый. Бог Единый Гупту призывал,  Бог
Единый Гупте говорил, Бог Единый Гупте пальцем грозил, на село указывал.
   Птички-то меня, Бога Единого, славят: чик-чирик! Козочки-то меня, Бо-
га Единого, славят: ме-ме-ме! А Гупта по миру ходит, весть об  этом  но-
сит: бу-бу-бу, люди добрые, бу-бу-бу!
   Бог Единый Хродомеру разум дал, Бог Единый его у  Хродомера  взял.  И
глупый Хродомер стал. И без того был глупый, а сейчас еще глупее.
   Ступай, Гупта, от моего лица. Принеси мне, Гупта, три яйца: одно  ку-
риное, одно гусиное, одно от стельной коровы. Пошел Гупта по селу, нашел
Гупта два яйца: куриное нашел, гусиное нашел, а от  стельной  коровы  не
нашел.
   Говори, Хродомер, где в селе вашем яйцо от стельной коровы?
   Хродомер все глядел на курган остекленевшими глазами.
   А Гупта вскричал торжествующе:
   - Молчишь, Хродомер? Не знаешь? Только и горазд, что в  норе  сидеть,
из норы глядеть. Глупый Хродомер.
   Когда Гупта только начал Хродомера бранить, я не хотел  его  слушать,
ибо поруганием звучали слова Гупты. Но Гупта не давал мне убежать. А по-
том вдруг понял я, что Гупта прав: да, Хродомер и есть тот самый  старый
озорник, который ползет к норе, дабы шалости чинить. И легко мне стало.
   Тут Гупта пошарил под своей необъятной рубахой и два яйца извлек, од-
но побольше, другое поменьше. Разбил то, что поменьше, о свой лоб и  мне
протянул. Я стал пить и на Гупту глядеть во все глаза. Гупта второе яйцо
тоже о свой лоб разбил и сам присосался. Сидели мы  с  ним  над  мертвым
Хродомером и пили сырые яйца. В меня словно новые силы вливались.
   Гупта же вдруг захрюкал и с косогора на тропинку скатился, где  Сван-
хильда лежала. Пошарил там, а после ко мне обратно залез. Горсть ко  мне
протянул, а в горсти у него козий горох лежал.
   И закричал Гупта:
   - Нашел! Нашел! Вот они, яйца от стельной коровы!
   И начал одним катышем себя в лоб бить.
   Меня хохот разобрал. Я отбросил яичную скорлупу и  стал  смеяться  до
слез. Глядя на меня, и Гупта засмеялся. Хродомера толкнул и спросил его:
   - Что, Хродомер, почему не смеешься?
   Поскольку же Хродомер молчал, сказал Гупта:
   - Знаю, почему не смеешься. Стыдно тебе, Хродомер. Стар ты уже в норе
сидеть.
   - Это не яйца, - сказал я, трясясь от смеха. - Это козье дерьмо.
   - Понял, Хродомер? - сказал Гупта строго. - Это козье  дерьмо.  А  ты
говоришь, что это хоромы просторные. Какие же это хоромы? У девки  дырка
между ног - и та шире. Носила тебя эта гора долгие годы - и выродила.  И
медведя лелеяла в утробе своей - и проспал зиму медведь в утробе горы  и
вышел. Нет больше медведя. Псица свирепая выводок здесь вывела. И  отлу-
чилась псица - а Хродомер тут как тут. Шалун Хродомер!  Всех  щенков  по
одному повытаскал и в реку побросал. Экий глупый Хродомер! Слепые  щенки
плавать-то не умеют! Одного только оставил. Щенка-убийцу оставил. Прибе-
гает псица в нору, а вместо щенков Хродомер сидит.  Псица-то  Хродомеру:
гав-гав! А Хродомер псице в ответ: кхе-кхе...
   Я уже изнемогал от смеха. А Гупта продолжал:
   - Зачем в нору ползешь, Хродомер? Нынче это чрево волчонка носило, да
вытащил я волчонка с клыком железным. Нанялся я вам  тут  в  повивальные
бабки, помогать вашим горам волчатами разражаться?
   Зачем в нору лезешь? Думаешь, старый влезешь, молодой вылезешь? В од-
ном чреве дважды не высидишь.
   В селе беспорядок и в доме у тебя упадок. Упала крыша-то, вот  упадок
и получился! А ты по косогору ползаешь. Иди домой, Хродомер.
   После того поднялся Гупта на ноги, повернулся к Хродомеру спиной и на
Сванхильду уставился. Я к Гупте подошел поближе, Гупта взял меня за пле-
чо своей медвежьей лапой, встряхнул слегка и промолвил с огорчением:
   - Да что ж такое! Никто слушаться не хочет! Всяк делает, что в голову
взбредет. Оттого и упадок в селе. Вон и девка упала, как дом хродомеров.
Хродомер-то старейшина-то хорош-то: гостей назвал, угощенья наобещал,  а
сам из дома сбежал, дом спалил и в норе укрыться думает. При таком  ста-
рейшине и девка от рук отбилась. Ишь, нарядилась да  в  путь  пустилась.
Солнце садится, домой пора, матери помогать. Матери  помогать,  ложиться
почивать.
   И стал к Сванхильде спускаться. Цепляясь за Гупту,  я  пошел  следом.
Гупта встал на тропинке, широко расставив ноги, и неодобрительно покачал
головой.
   - Бога Единого так не славят, - сказал он. - Не славят так Бога  Еди-
ного. Нет, не нравится Богу Единому, когда его так  славят.  Плохо  это.
Бог Единый сердиться будет, Бог Единый будет ногами топать.
   С этими словами Гупта ухватился за железный крест, который пригвоздил
мою сестру к тропинке, и с силой  выдернул  его  из  живота  Сванхильды.
Сванхильда подалась было следом за крестом, но, освобожденная, упала  на
тропинку.
   Я глянул на ее лицо с широко раскрытым ртом и вытаращенными  глазами.
В углу рта запеклась кровь. Я вспомнил, что моя сестра мертва,  и  хотел
было попросить Гупту воскресить ее прямо сейчас. Но в этот миг Гупта по-
вернулся к Хродомеру и, погрозив тому крестом, пугнул:
   - У-у-у!
   И размахнувшись широким движением, бросил крест в реку.
   Подмигнул мне, скривив лицо на сторону, и  пояснил  громким  шепотом,
что Бог Единый нарочно его, Гупту, попросил хорошенько  Хродомера  попу-
гать. Чтобы неповадно Хродомеру было.
   Я решил не мешать Гупте воскрешать. Ему виднее, как делать.
   Гупта наклонился взял Сванхильду на руки и сказал неодобрительно:
   - Ишь, набегалась, коза! Мать-то ждет-пождет, проглядела все глаза! А
эта спать улеглась! Что надумала - на берегу спать! Хорошо,  Гупта  мимо
шел. Гупта тебя и нашел. А если бы недобрый человек нашел?
   И стал укачивать на руках Сванхильду. Длинные светлые косы Сванхильды
раскачивались в такт гуптиным шагам. Все-таки очень  здоров  был  Гупта.
Шел без всяких усилий со Сванхильдой на руках вверх по косогору, да  еще
напевал и приплясывал по дороге.
   Он колыбельную пел. Вернее даже не пел, а орал на все село,  и  прис-
вистывал, и причмокивал.
   - Вырастешь большая, отдадим за вождя. Родишь ему сына. Пойдет  он  в
поход, привезет тебе золотые серьги... - И снова: -  Вырастешь  большая,
отдадим за вождя...
   Я стал Гупте вторить, распевая во всю глотку:
   - Родишь ему сына, пойдет он в поход...
   Гупта обернулся ко мне и улыбнулся, кивая головой: так, мол, так!..
   Беспрестанно повторяя колыбельную, мы поднялись наверх  и  пошли  тем
путем, каким я прибежал сюда. Но с Гуптой я ничего не боялся. И я  знал,
что чужаков в селе нет.
   Возле дома Аргаспа, где в меня попала стрела, Гупта вдруг  остановил-
ся. Пение прервал и спросил меня строго:
   - Где то, что я дал тебе?
   Я вытащил два обломка стрелы: тот, что Гупта из моей  раны  добыл,  и
тот, что я еще прежде под рубахой спрятал, когда стрелу  обломал.  Гупта
не спеша уложил Сванхильду на землю, взял оба обломка, соединил их,  по-
кивал над ними, побормотал что-то себе под нос, а после выбросил.
   Аргасп так и лежал у себя на дворе, и копье торчало из его  спины.  Я
увидел, что у Аргаспа перерезано горло.
   Гупта в сторону Аргаспа мельком только глянул и проворчал:
   - Ишь, разлегся, бездельник! Все Богу Единому расскажу! Ужо вас  всех
Бог Единый!..
   А я смотрел на Аргаспа - и хохотал, хохотал, хохотал...  и  никак  не
мог остановиться. Ужо тебя, Аргасп!.. Ты ведь в Бога Единого не  веришь?
Так будет тебе от Бога Единого, глупый Аргасп!
   Я сказал об этом Гупте. И Гупта захохотал тоже, пальцем в сторону Ар-
гаспа тыча. И толстый язык изо рта вывалил, чтобы Аргаспу обиднее было.
   После опять Сванхильду на руки взял и дальше пошел.
   Почти все дома в селе сгорели и курились дымком. Гупта сопел  и  вор-
чал, что воздух в селе испортили. И что поправить бы  воздух  надо.  При
этом Гупта испускал ветры и шумно хохотал. И наклонившись, бородой щеко-
тал Сванхильде щеку и спрашивал ее:
   - Что, коза, нравится?
   А я смеялся.
   Против дома Гизарны лежали трое - Оптила, сын хродомеров и двое рабов
хродомеровых, Скадус и Хорн. Земля под ними была темная.  Напротив  них,
прислоненные к плетням, сидели, скрестив ноги, трое мертвых  чужаков.  У
одного лицо было сплошь кровью залито. Перед каждым из  мертвых  чужаков
стоял горшок с кашей и пиво.
   Оптила лежал на спине, одну руку широко  откинув  в  сторону,  другая
примостилась на груди. Он будто спал, широко раскрыв во сне рот.  Только
глаза слепо смотрели и не видели.
   - Ай да старейшины в селе! - закричал Гупта, негодуя. - Гостей назва-
ли, а сами перепились! Гости сидят, скучают, кашу есть не хотят! Как тут
пировать, коли хозяева спят, упившись и обожравшись!  И  воздух  нарочно
испортили, из озорства пьяного, чтобы Богу Единому досадить! А потом ус-
нули! Разве так гостей принимают? Гость приходит от Бога Единого. Ай  да
старейшины! Обидеть Бога Единого удумали! Ай да село!
   И видел я, что прав Гупта: и вправду испортили воздух в  селе,  чтобы
Богу Единому досадить! Понимал я и то, что негодный старейшина Хродомер.
Разве так делается? Гостей назвал, а сам в нору полез.
   Ну ничего, мы с Гуптой да с Богом Единым наведем здесь порядок.
   У Валамира в воротах тоже мертвый чужак сидел с пивом и  кашей.  И  у
Агигульфа-соседа двое таких сидели.
   На нашем дворе воздух был хоть топор вешай, и  тоже  гости  сидели  -
трое. И от обиды угощаться не хотели. А перед ними  отец  мой  Тарасмунд
развалился, забыв свой долг хозяйский. И стыдно было мне за наше село. И
заплакал я от стыда.
   Гупта же повернулся ко мне и сказал:
   - Ты не плачь. Но сам так не делай, как отец твой.
   Я так рассердился на моего отца, что отвернулся и  не  стал  на  него
смотреть.
   А Гупта понес Сванхильду мимо гостей. Гости же  глядели  прямо  перед
собой, от оскорбления окаменев и не желая с нами говорить. Гупта шел ту-
да, где прежде наш дом стоял. Теперь там было длинное черное пятно-пепе-
лище, где сочились дымком длинная продольная  балка  и  дедушкины  боги,
торчащие из пепла как три обгоревших пальца.
   Гупта своими босыми ногами встал на золу и, как был,  со  Сванхильдой
на руках, и стал что-то высматривать, бормоча:
   - Где же мамка-то наша? Где она прячется? А, вот она, легка на  поми-
не! Хороша! Отпустила дочку бегать, а сама тут спит.
   Я подошел поближе и тоже ступил на золу. Она была такая горячая,  что
жгла даже сквозь подошвы. Я увидел, как блеснуло что-то золотое. Это был
оплавленный золотой браслет, который Лиутпранд подарил Галесвинте. Обуг-
ленная рука выглядывала из-под почерневшего тела  нашей  матери  Гизелы,
перебитой балкой почти пополам. Гизела лежала, раскинув руки, будто зак-
рывала собой Галесвинту.
   Гупта бережно положил рядом с ними Сванхильду. Она была очень  белая,
а вокруг все было черным. Одежда Сванхильды стала потихоньку тлеть,  во-
лосы потрескивали, скручиваясь по одному. Я изумился: как Гупта  босиком
стоит на таком жаре и не чувствует его. Я отступил с золы и  понял,  что
едва не обжег себе ноги. И вдруг я снова увидел, что они все мертвы: моя
мать и обе мои сестры.
   Я перевел взгляд на богов, что поставил дедушка  Рагнарис.  Отец  наш
Тарасмунд, хотя и спорил из-за богов с дедушкой, однако после дедушкиной
смерти не стал спешить выносить их из дома. Воздух над пепелищем дрожал.
И в этом дрожащем мареве плавали черные хлопья. Лица богов были обуглены
до неузнаваемости, но я все равно узнавал их: Вотан, Доннар и Бальдр.
   Гупта тоже поглядел на них и пропел:
   - И боги-то Бога Единого славят: у-у-у! у-у-у!
   И снова принялся бродить вокруг, что-то бормотать себе под  нос  нев-
нятное и гудеть, как огромный майский жук.
   А я все смотрел и смотрел на богов. Мне чудилось, что черных  хлопьев
в дрожащем воздухе становится все больше и больше.
   Гупта вновь начал гудеть и жужжать, то выше, то ниже. Звук то прибли-
жался ко мне, то снова удалялся. Постепенно я перестал его слышать.
   Вокруг все начало темнеть. С каждым мгновением становилось  все  тем-
нее, хотя до этого казалось, что темнее уж некуда. Но чернота не иссяка-
ла. Ее было очень много и в конце концов она заполнила весь мир.
   И снова, как вчера, была ночь и был туман. Но я видел сквозь  ночь  и
сквозь туман. И снова видел двух всадников, что ехали через село,  когда
я стоял у ворот и грезил о золоте туманных карликов. Только сейчас я хо-
рошо видел, что это были вовсе не Гизарна и  Теодагаст.  И  подивился  я
собственной глупости: как я мог не приметить этого вчера?  Миновали  они
дом Теодагаста, затем дом Гизарны, будто это были вовсе и  не  их  дома.
Правда, конь повернул было к дому Гизарны и  хотел  войти  во  двор,  но
всадник потянул поводья и миновал эти ворота. Неспешно прошли они вдвоем
через все село, все высматривая и примечая - все, что можно было высмот-
реть в тумане. А после, миновав хродомерово подворье, скрылись.
   И захотел я узнать, где же Теодагаст и Гизарна. И тотчас  увидел  их.
Они лежали к югу от села, за дальними выпасами, раздетые. Я увидел,  как
погибли они, сраженные стрелами.
   И вновь увидел этих двух всадников, которые надели на себя их  одежду
и взяли их коней. Снова ехали они через село, но теперь я  знал,  какого
напряжения стоило им так спокойно ехать через село. Вдруг я понял, что у
меня сводит челюсти, так сильно я сжимаю зубы. И узнал я, что среди сво-
его народа это были великие воины.
   И еще я понял, что Теодагаста с Гизарной никто не похоронит. Их  обг-
лодает ветром и занесет землей.
   И снова видел я, как Теодагаст и Гизарна возвращаются домой из  дозо-
ра, весело переговариваясь между собой. Они говорили о свадьбе Лиутпран-
да с Галесвинтой и смеялись. И вдруг в горле у Гизарны выросла стрела. И
захлебнулся Гизарна смехом и стал валиться с седла. А Теодагаст  пал  на
гриву лошади и пустил ее в галоп. Тотчас же из-за взгорка выскочили  два
всадника на низкорослых лошадках - будто из-под земли они вынырнули -  и
понеслись за ним, высоко поднимаясь в стременах и на скаку пуская  стре-
лы. Две стрелы настигли Теодагаста.
   Те, что убили его, смеялись. Я видел их лица - не поймешь, людские ли
это лица или же морды животных, плоские, как  сковородка,  с  вдавленной
переносицей, вместо глаз - прорези, черные волосы  в  косицы  заплетены.
Личина, в какой кузнец на празднике скачет, Вотана славя, - и та краше.
   Видел я, как из тумана к ним подъехало еще  несколько  человек.  Один
был такой же страхолюдный, двое же других с виду как мы. Они коротко пе-
реговорили. Страхолюдины смеялись, щеря зубы.
   Теперь я видел, что  туман,  в  тот  вечер  окруживший  село  плотным
кольцом, был населен воинами и конями. В тумане все  непрерывно  шевели-
лось, переходило с места на место, ждало, исходя нетерпением. Не решаясь
броситься на лакомый кус вслепую, отправили чужаки двоих подъезды к селу
разведать. Облачаясь в снятые с убитых одежды, скалились и смеялись  два
отважных воина, опасность предвкушая.
   Я знал, что они оба и сейчас живы. Они мне нравились.  Сейчас  я  был
рад, что мы их не раскрыли.
   Но мгновение спустя я горько пожалел об этом, ибо увидел, как  падает
под ударом меча мой отец Тарасмунд. От ненависти к этим двум дерзким во-
инам губы мои онемели.
   И вдруг все вокруг озарило пламя. Огонь взвился к небу и, ревя,  стал
пожирать дерево и ночь, плоть и туман. Все, к чему он прикасался, стано-
вилось огнем. Мой брат Гизульф выбежал из горящей конюшни, где бесновал-
ся конь дяди Агигульфа, и за его спиной обрушилась крыша. Во  дворе  не-
подвижно лежал Тарасмунд. Неподалеку от него шевелился чужак.  Тарасмунд
убил под ним коня. Теперь чужак выбрался из-под конской туши,  но  видно
было, что у него сломана нога.
   Гизульф метнулся от конюшни к Тарасмунду, но, не добежав, сильно  за-
шиб ногу о камень, который лежал у нас на  дворе.  Сколько  раз  дедушка
Рагнарис ругал дядю Агигульфа, чтобы тот убрал этот камень - да так  все
и осталось без толку. Валун этот был размером с двухмесячного щенка Тви-
зо.
   Гизульф запрыгал на одной ноге, кривя лицо. И вдруг выхватил этот ка-
мень из земли - с нежданной легкостью - и захромал в сторону чужака. Чу-
жак понял, что сейчас его убьют, и замер, глядя Гизульфу  в  глаза.  Ги-
зульф только раз глянул на  него  -  ему  хватило,  чтобы  переполниться
яростью. Поднял камень над головой и с силой обрушил  чужаку  на  вторую
ногу. Я увидел, как широко раскрылся в крике рот чужака, но крика не ус-
лышал. Все перекрыл рев пламени. Гизульф обернулся (и я обернулся вместе
с ним) - и мы увидели, как упала крыша дома,  погребая  под  собой  нашу
мать Гизелу и нашу сестру Галесвинту.
   Несколько мгновений Гизульф, полуоткрыв рот, смотрел, как пламя пожи-
рает наш дом. Затем в растерянности оглядел двор, будто искал старших  -
дедушку, отца, дядю Агигульфа. Но не было старших, кроме  Тарасмунда,  а
Тарасмунд был мертв.
   Гизульф даже ногой топнул. Мертв именно сейчас, когда  он  так  нужен
своим сыновьям.
   Зато у ворот из земли торчало копье. Само оно там выросло, что ли?..
   ...Гизела была уже мертва, когда на нее обрушилась продольная  балка.
Она задохнулась в дыму. Галесвинта прожила немного дольше. Золотой брас-
лет, подарок Лиутпранда, страшно жег ей кожу.
   ...Обагренный заревом пожара в своей сверкающей кольчуге, скакал  Ли-
утпранд на широкозадом своем коне - тяжкой галопом, от которого содрога-
ется земля, медленно, неотвратимо, будто Вотан на своем восьминогом  же-
ребце, пожирающем людей. И мчались перед ним, спасая свои шкуры,  чужаки
- бежали от Лиутпранда, точно зайцы. И гнал  их  Лиутпранд,  смеясь,  по
улице, прочь из села, в холодную туманную сырость, туда, откуда пришли.
   И... Ульф, выскочивший из кузницы и смотрящий на багровое пятно в ту-
мане в той стороне, где село. Смотрит, выкатив единственный  свой  глаз.
Страшное лицо Ульфа. Кузница, утонувшая во мгле. Кто-то выскочил босиком
на холодную траву... Филимер. "Что там горит?"  Ульф,  не  оборачиваясь,
закрыл Филимеру глаза своей широкой ладонью. "Не смотри"...
   ...Но я смотрел - смотрел во все глаза, как  Гизульф,  зверски  оска-
лясь, все вонзает и вонзает тяжелый ангон в тело чужака, давно  уже  не-
подвижное, истерзанное, как будто лисицы его обгрызли.
   ...Од-пастух один из первых удар на себя принял, потому что его хижи-
на на самом краю села стояла. К нему сразу пятеро  ворвались.  И  тотчас
бесстрашно метнулись навстречу чужакам две свирепые суки - Айно и Твизо.
Од спросонок мало что понимал. Так и не понял Од, что случилось. Всадник
мечом его ударил. И умер Од прежде, чем упал.
   Твизо у коня на горле повисла. Встал на дыбы конь, сбросив  всадника.
Прямо на порог хижины Ода упал. Айно безмолвно впилась в его тело клыка-
ми и заела. Щенки были в хижине.
   Чужаки насадили Айно на копье, и грызла Айно копье, покуда не  издох-
ла. Твизо же конь забил копытами.
   Тарасмунд в это время стоит на дворе, в руке меч - вслушивается...
   ...Дядя Агигульф - наконец-то! Несказанная радость увидеть его -  без
портков, в одной рубахе и со щитом в левой руке. В щите тряслась  стрела
- вошла наискось между деревом и натянутой кожей.  В  правой  руке  дядя
Агигульф держал жердь... Вытаращенные глаза, всклокоченные белокурые во-
лосы... Вертится в воротах нашего дома на чужой лошадке, маленькой, гри-
вастой. Гизульф, с копьем - все древко забрызгано кровью, будто грязью -
вьется перед мордой лошади. Лошадь злится, косит глазом, тянет шею,  пы-
тается укусить. Дядя Агигульф поводьями ей губы рвет. Стремена короткие,
седло непривычное - дядя Агигульф сидит неловко, задирая  голые  колени,
как кузнечик. Орет что-то Гизульфу, жердью потрясает,  тычет  в  сторону
кузницы.
   ...Ильдихо - бежит огородами, прочь от села, в туман, в сторону выго-
нов.
   ...Агигульф-сосед - с боевой секирой мечется по  двору,  уворачиваясь
от трех конных. А Фрумо, с распущенными волосами, выпятив живот, стоит в
дверях и смеется.
   ...Никто из них не знал, сколько чужаков скрывается  там,  в  тумане.
Никто не знал, что в сырой мгле скрывается второй  отряд  -  со  стороны
хродомерова подворья. Только я об этом знал. Но лицо мое онемело, и губы
не слушались. И не мог я крикнуть о том, что мне было открыто.
   По улице с тяжким топотом мчался Лиутпранд, гоня перед собой чужаков,
как ветер гонит листья. Вот выскочил он за околицу... Один из  тех,  кто
убегал от его гнева, вдруг что-то гортанно выкрикнул и нырнул в туман. В
следующий же миг из тумана  показались  еще  чужаки,  человек  пять  или
шесть. Они схватились с Лиутпрандом. Те же, кого  Лиутпранд  только  что
гнал, заверещали, загикали и снова полетели назад, в село.
   Первого врага Лиутпранд развалил одним ударом...
   ...Понукая лохматую чужую лошадку, дядя Агигульф  скачет  к  горящему
храму. Храм Бога Единого пылает неугасимо, как тот куст, о котором годья
Винитар нам рассказывал. Будто Бог Единый к нам сошел и вот-вот  загово-
рит из пожара. Перед пылающим храмом беснуется вутья. Страшен вутья. Так
страшен был, наверное, Гиба, которого на цепях водили. Так  страшен  был
Арбр, когда Гиба медвежью шкуру у него порвал. Совершенно  нагой,  высо-
ченного роста, широкоплечий и кряжистый, с разлохмаченной гривой волос и
бородой, страшно ревя, разил он налево и направо, не разбирая,  огромным
обоюдоострым топором. Казалось - сунься свой, поразит и своего, лишь  бы
крушить живую плоть. Рев вутьи с ревом пламени соперничает  и  одолевает
пламя. Пламя жрет только то, что  горит;  вутья  же  пожирает  все,  что
только ни видит.
   Топот со стороны околицы.
   А вутья засеивал свое поле. Семь трупов лежали вокруг него.
   Дядя Агигульф, проклиная неудобные стремена, согнул ноги в коленях  и
сжал ими бока лошадки. Отбросил щит и взялся за жердину обеими руками.
   От околицы неслись пятеро чужаков. На полпути к храму они, не  сгова-
риваясь, разделились: двое помчались на дядю Агигульфа, заранее поднимая
мечи и крича на скаку; трое устремились к вутье. Дядя Агигульф  радостно
оскалил зубы и заревел им в ответ, пуская лошадку рысью...
   ...Валамир у себя на дворе поспешно сует  старому  дядьке-рабу  охот-
ничью рогатину. Марда с плачем виснет на Валамире, и тому приходится от-
цеплять от себя ее руки...
   ...Дядя Агигульф принимает на жердину первый удар меча...
   ...И вот уже на подмогу скачет Валамир! У Валамира два меча...
   ...Чужак с разрубленной головой сползает по воротам  валамирова  дво-
ра...
   ...И вот уже, как встарь, бьются бок о бок два  друга,  два  героя  -
Агигульф и Валамир...
   ...И еще два всадника несутся со стороны кузницы: Ульф и  Визимар.  Я
знаю, о чем думает Ульф. Он думает - хорошо бы эта дура Арегунда  послу-
шалась и ушла со Филимером на болото, как ей было велено, а  не  потащи-
лась следом за мужчинами делать мужскую работу...
   ...Валамиров дядька тащит Марду за собой. Марда  хнычет,  повисает  у
него на руке неподъемной тяжестью. Подол у Марды  мокрый,  щеки  мокрые,
волосы встрепаны. Дядька угрюмо бормочет что-то себе под нос. И вот  уже
они выбрались из села и скрываются в тумане...
   ...Сванхильда у реки таится в ракитнике. Она жмурится, и  я  понимаю,
почему: закроешь глаза - и будто нет ничего. А у реки тихо,  внизу  вода
плещет. Словно и нет никаких чужаков. Она тискает пальцами  рукоять  но-
жа...
   ...Хродомер втолковывает что-то Снутрсу, показывая  рукой  в  сторону
кузницы. Снутрс на коне, полностью  вооруженный.  Хродомеровы  домочадцы
вооружены кто во что горазд.  Оптила,  сын  Хродомера,  встревожен.  Мне
всегда казалось, что у Хродомера много домочадцев и  рабов.  Но  теперь,
когда они собрались все вместе, я понял вдруг, что их очень  мало.  Куда
меньше, чем чужаков, которые сейчас появятся из тумана. К ним  присоеди-
няется и Аргасп. Обменивается со Снутрсом быстрым взглядом. Оба  неплохо
знают друг друга. Снутрс показывает Аргаспу, чтобы тот  встал  слева  от
его коня. Они ждут...
   ...На другом конце села, за околицей Лиутпранд  один  бьется  с  нес-
колькими чужаками. Чужаки кружат вокруг Лиутпранда,  как  собаки  вокруг
разъяренного медведя. Им до богатыря Лиутпранда не дотянуться, а  Лиутп-
ранду их не поразить - больно верткие...
   ...Топор вутьи по обух входит в череп лошади чужака. Теперь  я  вижу,
что это не топор, а железный крест, что выковал годье Визимар-вандал.  С
губ вутьи стекает пена. Теперь я вижу его лицо. Это Винитар.
   ...Гизульф на гизарновом огороде ловит чужую лошадь. Лошадь не  дает-
ся. Гизульф злобно шипит. В нескольких шагах замер с копьем в руках  Од-
вульф. Одвульф перетрясся со страху, он бледен до синевы, мокрый рот пе-
рекошен. Одвульф готов, не разбирая, разить все, что движется...
   ...Марда взахлеб плачет, хватается за живот, а дядька тащит ее за со-
бой и ругается на чем свет стоит.
   Четверо чужаков в тумане.
   Я знаю, что будет дальше...
   У меня кружится голова, меня начинает  тошнить.  Я  хочу  крикнуть  и
прогнать их всех, но никто не уходит. Они назойливо продолжают  мелькать
у меня перед глазами. Черные хлопья падают на их лица и пачкают  их  са-
жей...
   ...На закопченном лице дяди Агигульфа сверкают белые зубы. Я вижу дя-
дин меч, блеснувший на мгновение в отсвете пожара. Чужакова голова с ры-
жей бородой и синими глазами летит сквозь черные хлопья и ударяет о  щит
второго чужака, оставив красное пятно. Дядя Агигульф залит чужой кровью.
Она ползет по его голым ногам и пачкает лошадиные бока.
   Второй чужак разворачивается и, пригнувшись к шее коня, во весь  опор
несется к околице - туда, откуда пришел. Агигульф с Валамиром  устремля-
ются в погоню...
   ...В пламени пожара я вижу гигантского медведя, поднявшегося на  зад-
ние лапы. У него оскаленная морда, злобные маленькие глазки. Шкура  мед-
ведя порвана в нескольких местах и закапана темной кровью. Неподалеку от
медведя труп лошади с застрявшим в черепе железным крестом. Перед вутьей
вертятся на конях двое чужаков. Кони норовят уйти подальше от  нестерпи-
мого жара и разъяренного зверя. На лицах всадников - ужас. У ног медведя
- убитый чужак со сломанной спиной и вырванным горлом. Кровь шипит,  за-
пекаясь. У медведя дымится влажная шкура.
   Еще мгновение - и горящий храм рухнул, погребая вутью под собой. Иск-
ры взлетели, как потревоженные осы из гнезда...
   ...В свете пожара белым пятном выделяются волосы Сванхильды. Она  все
еще прячется в кустах у реки, не зная, что светлые косы уже  выдали  ее.
Ей надо уходить, но она медлит...
   ...Валамиров дядька отталкивает от себя Марду, и та бежит сломя голо-
ву. Старый дядька поднимает рогатину и падает под ударом булавы...
   ...Одвульфу страшно. Он стоит неподвижно и чутко вслушивается  в  ту-
ман. Капли влаги собрались на наконечнике копья, занесенного для  удара.
Топот ног - кто-то бежит к нему, Одвульфу. Не раздумывая, Одвульф  нано-
сит удар в темноту. Пронзительный крик. Кричит  женщина.  Одвульф  видит
свою жертву и торопливо, воровским движением, выдергивает  копье.  Марда
хватается руками за рану и мелко дышит широко раскрытым ртом.  Помедлив,
Одвульф берет копье обеими руками и всаживает Марде в ямку на шее.  Тело
Марды выгибается дугой и опадает, сотрясаясь. Одвульф с усилием выдерги-
вает копье и, рыдая, бежит прочь...
   ...У хродомерова колодца лежит Снутрс. Снутрс изрублен так,  что  уз-
нать его можно только по доспеху. Лица нет - лицо снес вражеский  топор.
Вокруг Снутрса еще трое, таких же изрубленных, истоптанных копытами. Эти
трое - чужаки. Снутрс лежит, широко раскинув руки, будто дружески  обни-
мая людей, которых зарубил...
   ...Ульф и Визимар вихрем врываются в село. На  хродомеровом  подворье
еще кипит бой, и Визимар, не раздумывая, устремляется в самую гущу. Про-
ехав мимо, Ульф заезжает на двор Аргаспа. Здесь нет чужаков, один только
Аргасп, как гусеница, ползает по двору. Спешившись, Ульф подходит к  не-
му, садится рядом на корточки, ласково касается его волос и вдруг  мгно-
венным ударом перерезает ему горло. Затем режет себе руку ножом - щедро,
не жалея, - смешивает свою кровь с кровью Аргаспа и мажет себе  лицо.  Я
знаю, что это вандальский обычай. Ульф поднимает черное от крови лицо  и
несколько мгновений сидит неподвижно, вслушиваясь в темноту.  Встает  и,
не оборачиваясь, идет к своей лошади. Ударив лошадь пятками, несется  за
хродомерово подворье в сторону кузницы. Из его горла рвется крик - я ни-
когда прежде такого от Ульфа не слышал. Птицы болотные так  иногда  кри-
чат. Двое чужаков выскакивают с хродомерова подворья и несутся следом за
Ульфом. Один остается биться с Визимаром. Этот чужак - великий воин,  но
Визимар убил его. От жажды мщения изнемогал Визимар - я понимал  это.  И
помчался Визимар Ульфа догонять, но не догнал: навстречу  ему  вывернули
еще двое, и пал Визимар под их ударами. Не будет больше кузнеца в  нашем
селе. Не будет больше в праздничный день скакать по селу кузнец,  Вотана
славя. Ушло вместе с Визимаром уменье его. Среди чужих людей умер  Визи-
мар, и я знал, что в последнее мгновение тоска охватила его. В  тоске  и
ушел в Вальхаллу, а не в радости.
   ...Лиутпранд все огрызался на чужаков, не подпуская их к себе. Но да-
же и Лиутпранд начал уставать. Коня под ним убили, и грянулся оземь  Ли-
утпранд. И не встал больше. Длинное чужаково копье вошло под густую  его
бороду. И радостно закричал тот, кто убил Лиутпранда,  ибо  хотел  взять
себе его доспехи...
   ...За селом, оставив за спиной  хродомерово  подворье,  Ульф  убивал.
Ульф убивал, как Тарасмунд, отец наш, пахал: спокойно, аккуратно,  выка-
зывая многолетнюю сноровку. Это было единственное, что Ульф умел  хорошо
делать. Сейчас, пренебрегая своим увечьем, снова держал он два  меча.  В
темноте и тумане и обоими глазами много не наглядишь.  Ульф  не  столько
смотрел, сколько слушал. Слушал не только ушами, но всей кожей. Я  знал,
что Ульф ничего не чувствует, когда падал сраженный им враг. Душа  Ульфа
была пуста. Теперь я знал это. Мне стало холодно.
   Ульф закончил  убивать.  Прислушался.  К  селу  приближалось  человек
шесть, и Ульф повернул коня в сторону болот, решив не принимать боя. Мне
было очень холодно...
   Ульф ехал не спеша, все время прислушиваясь. И лошадь его пряла  уша-
ми. До кузницы оставалось три полета стрелы, когда лошадь вдруг  фыркну-
ла, и тотчас в тумане тоненько заржала лошадь. Ульф приподнялся в седле,
шевельнул ноздрями, принюхиваясь, как пес, и уверенно крикнул что-то  на
непонятном языке - будто одним горлом кричал. Из  тумана  отозвались  на
том же языке - и выехали два страхолюдных  всадника.  Ульф  пустил  коня
рысью, направляя его между ними. Всадники не успели еще  ничего  понять,
когда мелькнули два ульфовых меча. У одного страхолюдины отвалилась рука
вместе с плечом, второй скорчился в седле, пытаясь  поймать  выползающие
из распоротого живота внутренности.
   И снова пустота. Ульф ничего не почувствовал, когда убил этих  двоих,
- даже удовлетворения. Просто успокоил лошадь и двинулся дальше...
   ...И видел я дядю Агигульфа с Валамиром, уходящих в  сторону  дубовой
рощи. И их преследовали...
   ...И знал я, что они уйдут, и потому отвел глаза...
   ...Уже светало. Я понял вдруг, что младший сын  Тарасмунда  по  имени
Атаульф сидит в норе на косогоре и трясется от холода и боли. Но это был
не я...
   ...Агигульф-сосед лежит посреди своего двора с разбитой головой. Весь
двор покрыт смятым, окровавленным, затоптанным полотном - накануне Фрумо
развешивала сушить. Фрумо смотрела на заляпанное  полотно,  на  кровавые
пятна, хлопала себя руками по бокам и кудахтала, как курица. И увидел  я
вдруг, что вовсе не полотно это разбросано по двору - это курицы,  заре-
занные для большого пира, чтобы порадовать дорогих гостей. А вот и гости
дорогие - стоят вокруг Фрумо, радуются угощению, смеются.
   Перестав кудахтать, показала Фрумо пальцем на  берестяную  личину.  И
снял чужак берестяную личину, отдал ее Фрумо. Оказалось под личиной  та-
кое лицо, что личина против него куда краше. Плоская морда,  на  верхней
губе редкие усики, щеки в шрамах, будто кожу с них полосками сдирали.  И
лыбился страхолюдный чужак.
   Фрумо ногтем личину поскребла, посмеялась и на себя надела.  И  стала
ходить по двору, напевая. А чужаки за ней ходили, как цыплята  за  кури-
цей, и с почтением внимали ее лепету. И тихо переговаривались между  со-
бой. Я понял, что они боятся Фрумо прогневать.
   Фрумо вдруг повернулась к ним и показала пальцем на золотой  браслет,
что у рослого чужака на руке блестел. Чужак отдал ей. Тогда она на пряж-
ку показала. И отдал он ей пряжку. Радостно засмеявшись, подошла Фрумо к
мертвому Агигульфу и стала обряжать его в золото, что подарили ей  чужа-
ки. Чужак нахмурился, но перечить не посмел.
   А Фрумо села на землю возле своего отца и замахала на чужаков руками,
чтобы те уходили.
   И уходят чужаки со двора Агигульфа-соседа...
   ...Хродомер ползет вниз по косогору. И мнится Хродомеру, что все мож-
но заново начать...
   ...Двое чужаков поймали Сванхильду. Тащат наверх  от  реки,  в  село.
Сванхильда брыкается, кричит. Криков не слышно, но я вижу, как  открыва-
ется и закрывается ее рот. У нее в руке нож, но чужаки его отчего-то  не
замечают. Сванхильда изворачивается и всаживает нож в  живот  одному  из
чужаков. Вырывается и бежит...
   ...Дубовая роща. Зарывшись в кучу палых листьев, прячется  здесь  Од-
вульф. Копья при нем нет. Одвульф рыдает и молится, перезабыв со  страху
все молитвы. Одни только обрывки повторяет, будто взбирается куда-то  по
веревке, а веревка истлевает прямо в руках.
   Невдалеке в тумане выводок вепрей. Секач настораживается. Стук  копыт
- всадники...
   ...Хродомерово подворье пылает. В колодец падает горящая головня...
   ...Чужое лицо. Я видел его, когда сидел в норе. Его щеки вымазаны жи-
ром, поверх жира нанесет углем узор - черная спираль. Он стоит возле то-
го, которого убила Сванхильда, и плачет...
   ...Я вижу Валамира. Он миновал дубовую рощу и в обход села  направля-
ется к кузнице. За Валамиром на маленькой  мохнатой  лошадке  едет  дядя
Агигульф. На Агигульфе одвульфовы портки - те самые, что некогда подари-
ла Одвульфу Гизела. Сам Одвульф в одной рубахе уныло плетется за  лошад-
кой дяди Агигульфа. Дядя Агигульф то и дело пытается отогнать  его.  Од-
вульф трясется от рыданий.
   Я знаю, что дядя Агигульф едва не убил Одвульфа. Только заступничест-
во Валамира и спасло - отбил Валамир уже опускающийся  меч.  Ибо  ярость
переполняет дядю Агигульфа. Несправедливо, считает дядя Агигульф,  чтобы
жил Одвульф, когда Тарасмунд мертв.
   В дубовой роще стоит еще, задержавшись с ночи, синеватый полумрак, но
золотистые кроны уже озарены солнцем...
   И вспомнил я о бурге, откуда могла прийти помощь. И  увидел  я  рощу,
что выходит на старую ромейскую дорогу, хотя никогда там прежде не  был.
В роще лежали Рикимер и Фретила. И увидел я,  что  не  первый  день  они
мертвы - убиты были на обратном пути из села в бург.
   Я метнулся взором к бургу и тотчас же увидел мертвую голову Теодобада
на шесте. Голова была так близко, что я, кажется, мог бы поцеловать ее в
синие губы. Над головой кружили вороны.
   И отпрянул я в ужасе и сразу увидел весь бург - так, как птицы  видят
его. И не было больше бурга, только мертвое  пепелище.  У  стены  лежали
дружинники, около дюжины числом, со стрелами в груди, зарубленные мечом.
Это были лучшие дружинники теодобадовы. И боялись их чужаки. Чужаки боя-
лись их даже мертвых и потому постарались  избежать  мести:  отрезали  у
трупов головы, сложив их в другое место и отворотив лица их от бурга.  И
ноги у мертвецов были перебиты.
   И увидел я дорогу, ведущую из бурга в то село, откуда родом мать наша
Гизела. Навалив трупы наших из бурга на телегу, двигались  к  тому  селу
чужаки. В том селе жителей не было, они в бург ушли и в  бурге  погибли.
Дома же сохранились целые.
   Добравшись до уцелевших домов, загнали чужаки в один из них телегу  с
мертвыми телами и подожгли дом...
   ...И видел я, как хоронят они своих убитых. Иной обычай у них, не по-
хож на наш. В яму, камнями выложенную, сажают убитого со скрещенными но-
гами, и оружие ему кладут. После же сверху закрывают яму настилом и зем-
лю насыпают. Так хоронят чужаки...
   ...И увидел я, что нет уже и того села, откуда вышли дедушка Рагнарис
с Хродомером. Не было того села уже в тот день, когда к нам Снутрс прие-
хал, ибо чужаки пришли туда раньше...
   ...И увидел я вождя чужаков. Он был уже немолод. Будто  великую  ношу
нес на плечах, такая усталость была в его глазах...
   ...И увидел я, как отряды чужаков разливаются с юга по  нашей  земле,
точно река во время половодья, и не остановить этот поток...
   Теперь я знал, что чужаков согнали с их места люди  нашего  языка,  а
тех встревожили и погнали прочь другие люди, о которых я не ведал...
   И вдруг увидел я свайную деревню, ту, что на озере стоит. И  не  была
та деревня брошенной, а дома ее еще не обвалились и  не  почернели.  Там
жили люди. И увидел я воинов, выходящих из леса и сеющих смерть.  Хотели
эти воины забрать себе эти земли и истребляли тех, кто жил в свайной де-
ревне. И видел я среди тех воинов их вождя. Я знал его имя. Это был  Ре-
кила, отец Ариариха, отца Алариха, отца Теодобада. И открылось мне,  что
не от богатырства пришли в эти края люди нашего языка -  страх  и  голод
гнали их, как нынче гонят они чужаков.
   Чужаки пришли в эти края, как некогда пришли сюда мы. И не было чужа-
кам здесь места, как не было здесь места и нам. И не смогут навек  сесть
здесь чужаки, как не смогли здесь сесть навек мы. Ибо  следопыты  Огана,
вождя гепидского, что отобрал у Афары солеварни, уже выведали, где  ядро
этого племени - где их женщины и потомство. И изгонит их отсюда Оган, но
сам падет под ударами тех, кто идет за чужаками вослед. И то люди нашего
языка. Но нет во мне радости при мысли о том, что мы будем отомщены.
   Ибо ведал я судьбу чужаков, а они ее не ведали.
   И видел я Фрумо, которая чужакам кашу варила. И  как  пиво  доставала
Фрумо, чтобы посмертное угощение приготовить. И как чужаки мертвых своих
рассаживают возле плетней и ставят им угощение. И знал, почему  они  это
делают, - не жить здесь никому; мертвым отдают они это место. Ибо тяжело
далось им наше село, недобрым мнится им это место.
   А тот чужак, которого Сванхильда убила, возле реки сидеть  остался  и
смотрел он на курган. И стояло возле него подношение, а на коленях у не-
го меч лежал. И положил тот меч чужак с разрисованным  лицом,  что  убил
Сванхильду, ибо тот убитый был ему братом единокровным. А иных родичей у
него не было.
   Видел я, как из хижины Ода-пастуха щенки выползли и стали в труп Айно
тыкаться, думая молока добыть из мертвых сосцов. И брали щенков чужаки и
ласкали их. И смеялись, теребя им уши и давая кусать пальцы. И  с  собой
уносили их, радуясь.
   Видел я и то, как после уходят чужаки из нашего села - стоит полдень,
догорают за их спинами дома, остаются истлевать тела убитых. Чужаки идут
к броду, гонят наш скот. Сегодня они заснут сытыми.
   И знаю я, что никогда больше не будет на этом месте села. Чужаки  за-
хотят ставить новое село ниже по течению реки. Недолго жить им в том се-
ле, только они о том не знают.
   И стал я прощаться с нашим селом. Раскинулось передо мной  оно  обго-
ревшее, оскверненное, обагренное кровью. И мертвым увидел я наше село  -
было оно мертво, как Тарасмунд, тело которого оставалось  еще  рядом  со
мной, но уже исчезло то главное, что и было Тарасмундом.
   Течет река, неся на своей спине золото солнца. И роет нору Хродомер -
но не молодой Хродомер, которого я не знал; нет, старик Хродомер,  кото-
рый был мне привычен. И нет еще нашего села, и нет еще  в  селе  дедушки
Рагнариса, и не родился еще Тарасмунд. Желтеют сжатые поля. Скрипят  те-
леги чужаков, увозя наше зерно. Уходят за курган вражеские воины, угоняя
наш скот. Едет, изнывая от позора, воин Агигульф, едет на маленькой вра-
жеской лошадке, отлягиваясь от ноющего Одвульфа - клянет наследство, ко-
торое оставила ему родная земля. Едет прочь от позора, прочь от  старика
Хродомера, который копает нору. Едет воин Ульф, и беда сидит  за  ним  в
седле и направляет его руку. В берестяной личине идет прочь от села брю-
хатая Фрумо, идет и напевает, идет и пританцовывает. Среди окровавленно-
го полотна нестерпимо блестит золотой браслет на руке Агигульфа-соседа.
   Спи, Агигульф, спи. Спи, мой сын... Вырастешь большой, куплю тебе ко-
ня, сядешь на коня, поедешь в далекие земли...
   ...Мать повторяет и повторяет эту колыбельную, бесконечно напевая  ее
сыну, пока они прячутся от чужаков. А чужаки хозяйничают по всему  селу,
поджигая дома, забирая скарб, угоняя женщин, убивая мужчин. А мать  поет
еле слышно. И прилетает стрела. Мать замолкает,  изо  рта  у  нее  течет
кровь. Мать наваливается на  мальчика,  тяжелая,  как  мешок  с  зерном.
Мальчик задыхается, но не смеет выбраться из-под матери. День  сменяется
ночью, мать остывает.
   Ночью в селе становится тихо. Мальчик догадывается, что чужаки  ушли.
Он освобождается и выходит на дорогу. Не глядя по сторонам идет прочь из
сгоревшего села.
   Мальчик приходит в другое село, но ему кажется, что он вернулся к се-
бе домой. Ему дают новое имя, но ему кажется, что это его имя. Потом  он
уходит и отсюда. Он боится чужаков.
   И в какое бы село он ни пришел, ему чудится, что он пришел в свое се-
ло. И какое бы имя ему ни дали, ему чудится, что это его имя.
   И увидел я долгую дорогу, которой он прошел. И  увидел  долгие  годы,
которые он прожил.
   И увидел я - это тот, кого я называю Гуптой.
   И узнал я, что нет для него ни мертвых, ни живых и потому  никого  не
станет он воскрешать. Но я не знал, умеет ли он воскрешать из мертвых.
   И знал я также, что настоящий Гупта - тот святой из  старого  села  -
погиб у гепидов, как о том и говорилось.
   И увидел я черных богов - и понял, что дом наш сгорел.
   И услышал я запах паленой плоти - и понял, что родные мои мертвы.
   И донеслось до меня бормотание Гупты - и понял я, что Гупта безумен.
   И поднял я глаза - и увидел я небо. Оно было затянуто низкими тучами,
прорванными во множестве мест, будто плащ,  прохудившийся  от  старости,
будто шкура медвежья, изодранная вутьей. И показалось  мне,  будто  небо
глядит на меня в тысячу глаз. То были большие глаза и  малые,  и  узкие,
как у страхолюдин, и удивленные и насмешливые, и крошечные, прищуренные,
и широко расставленные, отважные, и любопытные, и злобные.
   Я стоял на пепелище, а небо глядело, безмолвно глядело на меня в  ты-
сячу глаз.

   И проклял я Бога Единого.

   КОНЕЦ ПЕРВОЙ КНИГИ

   ПОСЛЕСЛОВИЕ И КОММЕНТАРИЙ

   КАК СОЧИНЯЛАСЬ ЭТА КНИГА

   Для чистых радостей открытый детства рай,
   Он дальше сказочных Голконды и Китая,
   Его не возвратишь, хоть плачь, хоть заклинай,
   На звонкой дудочке серебряной играя, -
   Для чистых радостей открытый детства рай. Шарль Бодлер."Цветы Зла"

   Слава Хаецкий, которому посвящена эта книга, погиб в июле 1993 года.
   Его смерть была огромным потрясением для всех, кто с ней соприкоснул-
ся. Казалось - Вселенная распахнулась  в  эти  дни,  раскрыв  необъятные
просторы времени в обе стороны. Мы словно оказались  в  эпицентре  како-
го-то грандиозного процесса, который БЫЛ И ЕСТЬ ВСЕГДА.
   На этой земле всегда жили богатыри, такие, как Слава. В нем было мно-
го от наших героев - он был могуч и простодушен.  Он  был  геологом,  по
полгода проводил в поле, понимал и ценил одиночество, природу, путь, дом
и очаг, товарищество - те вечные ценности, наедине с которыми  современ-
ный человек подчас чувствует себя неуютно.
   В нем было мало сиюминутного, суетного, сегодняшнего.  Слава  Хаецкий
был нетороплив, эпичен - вечен. Когда мы предавали огню его тело, нас не
оставляло ощущение, будто любая великая тризна по великому  вождю  могла
стать той тризной, которую мы справляли по нашему другу.
   Это исступленное существование вне конкретной эпохи, в мире голых ар-
хетипов - сколь бы мало оно ни продлилось - властно развернуло нас лицом
к более древним эпохам. Там, у истоков средневековья, мы обнаружили  все
то же самое.
   Мы глубоко убеждены в том, что сейчас в  принципе  во  всем  обществе
происходит своего рода архаизация сознания. Все громче заявляют  о  себе
люди с родовым, а не индивидуалистическим, сознанием. И сам  современный
человек, потеряв шаткую опору в своем индивидуализме, начинает судорожно
искать свои корни, свой род.
   Тем легче оказалось для нас ощутить свое несомненное родство с людьми
раннего средневековья.
   Из этого чувства несомненного родства с ними, из потребности  выгово-
рить это чувство и зародился замысел, который  поначалу  носил  название
"Меровинги".
   Собственно, с этого и начинается история романа как таковая.

   Эпоха Великого Переселения Народов. Что о ней известно?  Ну,  во-пер-
вых, вандалы, проявляя вандализм, разграбили Рим, на чем  и  завершилась
история Римской империи. Во-вторых, народы долго переселялись, производя
пыль и шум за окном, пока Карл Великий не гаркнул: "Ша!" После чего  на-
чалось уже Высокое Средневековье с трубадурами,  инквизицией  и  собором
Парижской Богоматери.
   То есть, история раннего средневековья, странным скачком  переходящая
в историю Средневековья Высокого, всегда подается как история ФРАНКОВ.
   Между тем, задавшись совершенно безнадежной  целью  разобраться,  кто
куда переселялся, мы неожиданно для себя  набрели  на  одно  потрясающее
открытие. Кроме франков, были и другие народы. В частности, мы нашли го-
тов.
   О готах поначалу нам было известно очень мало. Расхожее мнение состо-
ит в том, что готы изобрели фашизм, пьянство и страдания молодого Верте-
ра (В. Беньковский, подводя итог всему прочитанному о готах из  россыпей
в советских и современных российских книгах).
   В нашей стране готы находятся в полном  небрежении.  Ими  практически
никто не занимается. Если Уважаемый Читатель  посетит  экспозицию  Госу-
дарственного Эрмитажа, ту самую, "скучную", часть, где выставлены череп-
ки и наконечники, то он на обширной карте 3-6 вв. не  обнаружит  никаких
готов. И вообще ни одного упоминания о них не найдет.
   Те культуры, в создании которых не могли не  принимать  участие  готы
(Черняховская и др.) у нас считаются однозначно славянскими. Хотя  более
пристальное изучение древних историков приводит к мысли, что  славяне  и
готы сидели рядом, соседствовали, воевали и роднились между собой. О том
же, кстати, свидетельствуют и данные языка (но о языке ниже).
   Соавторы пользуются случаем выразить благодарность археологу Дм. Буг-
рову (Казань) за подробный рассказ о раскопках  германского  городища  и
экскурсию в запасники музея. Именно ему соавторы обязаны очень подробным
описанием взятия села. По рассказу археолога, ему  довелось  раскапывать
городище, которое, судя по расположению трупов, по местонахождению нако-
нечников стрел, состоянию домов, было некогда взято  штурмом,  а  жители
его беспощадно истреблены. Данными этого рассказа, фотографиями раскопок
авторы в основном и воспользовались при  описании  гибели  родного  села
Атаульфа.

   Итак, мы установили, что 4-6 века были  временем  могущества  готских
племен.
   Установили мы это случайно и вовсе не благодаря экспозиции Гос. Эрми-
тажа или трудам советских историков, в том числе наиболее популярного из
них - академика Рыбакова.
   Для лучшего проникновения в эпоху было решено изучить какой-нибудь из
мертвых языков того времени. А языка франков не сохранилось, несмотря на
то, что история раннего средневековья обычно подается именно как история
франков.
   Сохранился совершенно другой язык. Готский.
   Он и был избран для изучения.
   Ничто лучше не соответствовало нраву обоих соавторов. Готский язык а)
весьма труден для изучения в силу большого количества исключений из пра-
вил - здесь он может потягаться с русским; б) совершенно бесполезен, ибо
на нем уже тысячу лет как никто не разговаривает.
   Все материалы по готскому языку мы черпали в  Национальной  Публичной
библиотеке. Необходимо  здесь  выразить  нашу  огромную  признательность
Н.Ю.Рыжиковой, сотруднику библиотеки, за помощь. Ее консультации оказали
нам неоценимую помощь в работе.
   Готский язык изучался по трудам М.М.Гухман. Этот язык не только  при-
открыл дверь в эпоху - такую цель мы ставили перед собой изначально.  Он
открыл нам совершенно незнакомый доселе народ.
   Изучение готского языка подвигло нас на новый замысел, уведя далеко в
сторону от франков и Меровингов.
   8 февраля 95 года состоялся исторический диалог между соавторами. Об-
суждалась такая проблема: жаль было до слез, что столь добротный матери-
ал, как готский язык, останется лишь достоянием соавторов,  в  то  время
как в Питере полно людей, которые также  не  прочь  заняться  чем-нибудь
бесполезным и трудным для изучения.
   И вот тут же сострадание к этим людям подвигло соавторов на идею  пи-
сать учебник готского языка. Начали на месте генериться тексты для само-
учителя.
   "Помнишь, какие шедевры порождало изучение  английского?  Ми  фэмили.
Май фазе из... газосварщик... Май мазе из... сторож на  складе  бумажных
изделий в Коломягах..."
   Была взята бумага, на которую легли первые строки. Вот они:

   МОЯ СЕМЬЯ

   Моя семья большая. Моего дедушку зовут Рагнарис. Он язычник.  Он  мо-
лится богам Вотану, Доннару и Бальдру. Дедушкины боги стоят дома. Бабуш-
ку звали Мидьо. Семь зим назад бабушка умерла. Дедушка  взял  наложницу.
Ее зовут Ильдихо.
   Моего отца зовут Тарасмунд. Мою мать зовут Гизела. Отец и мать веруют
в Бога Единого. У меня есть два брата и три сестры. Был еще младший бра-
тец, но он умер от чумы.
   Старшего брата зовут Ахма. Мой брат Ахма - дурачок. Отец отдавал  его
добрым пастырям, но те возвернули Ахму назад.
   Моего второго брата зовут Гизульф. Гизульф старше меня на две зимы, а
Ахма - на четыре.
   Я третий из сыновей Тарасмунда. Меня называют Атаульф.
   Моих сестер зовут Сванхильда, Галесвинта и Хильдегунда.
   Хильдегунда самая старшая. Хильдегунда не живет с нами, она  живет  с
мужем в его доме в десяти днях пути.
   Муж Хильдегунды Велемуд не гот. Он вандал. Он добрый,  но  не  такой,
как мы. Иногда он присылает отцу и деду подарки.  Дедушка  считает,  что
Велемуд никудышный человек.
   У Велемуда и Хильдегунды есть сын. Его назвали Филимер. Дедушка  Раг-
нарис говорит, что имя плохое. Мол чужая кровь - она и есть чужая кровь.
   Велемуд из большого рода, но я не знаю его родичей.
   У моего отца есть два младших брата. Одного зовут  Агигульф.  Другого
зовут Ульф. Жену Ульфа зовут Гото. Сына Ульфа и Гото зовут Вульфила.
   У дяди Ульфа один глаз. Другой глаз ему выбили герулы. Ульф - великий
воин. Ульф не живет с нами. Он и его жена с сыном живут в рабстве.
   Дядя Агигульф - тоже великий воин, как и Ульф. Мне он люб больше дру-
гих родичей. Дядя Агигульф почитает дедушкиных богов.
   Когда Теодобад, наш военный вождь, отправляется в  поход,  дядя  Аги-
гульф идет с ним.

   ВОПРОСЫ К ТЕКСТУ
   1. Каким богам молится дедушка Рагнарис?
   2. Как зовут наложницу дедушки?
   3. Как зовут родителей Атаульфа?
   4. Сколько братьев Атаульфа умерли от чумы?
   5. Какие братья Атаульфа остались в живых?
   6. Почему дедушка не любит Велемуда?
   7. Кто выбил глаз дяде Ульфу?
   8. Какого родича Атаульф любит больше всех?

   Породив еще с десяток подобных же текстов и диалогов

   - Чего ты хочешь? - Я голоден.
   Я не буду пить воды.
   Дай мне вина или пива.  Дай мне мяса и репы.
   Еще мне нужна наложница.

   мы поняли внезапно, что наш "учебник" начинает стремительно  перерас-
тать рамки учебника как такового. Вся большая "фэмили"  Атаульфа  неожи-
данно начала жить своей жизнью. Персонажи заговорили своим языком и пот-
ребовали, чтобы мы о них узнали как можно больше. А узнав, передали дру-
гим людям.
   Целый год мы вглядывались в их лица, мы научились понимать  и  любить
их, нам стали внятны их горести и радости. И когда мы вплотную подошли к
финалу и столкнулись с необходимостью убить  большинство  из  них...  Мы
изыскивали возможность для того или иного героя спастись. Нас,  вероятно
обвинят в кровожадности. Но что поделаешь, если мы воспитаны на "Молодой
Гвардии" Фадеева, на "Поднятой целине" и "Тихом Доне" и на  романе  "Как
закалялась сталь".
   (Перечитайте: эти книги не менее жестоки, а вернее - еще более).
   Естественно, бросать Атаульфа под "небом в тысячу глаз"  сразу  после
того, как он проклял Бога Единого, мы не собираемся. Слишком  сроднились
мы с этим мальчиком, чтобы не посмотреть, какой вырастет из него  мужчи-
на.
   Следующие книги о роде Рагнариса будут посвящены переломным  периодам
пятого века: переходу вандалов, аланов и свевов через Рейн (406),  похо-
дам Алариха на Рим (401 и 410), переселению  вандалов  в  Африку  (429),
войнам с Аттилой (451) и разграблению  Рима  вандалами  -  тому  самому!
(455); завершаться цикл будет 480-ми годами, когда  готы  утвердились  в
Галлии.
   Пятый век изобилует необыкновенно сильными, интереснейшими личностями
(Стилихон, Аларих, Аттила, Гензерих, Августин, Иероним и  пр.,  и  пр.),
каждая из которых заслуживает самого пристального внимания. Не любя книг
помпезных, посвященных царям , дворцовым интригам и пересказу  в  "худо-
жественной форме" того, что в куда более художественной форме изложено у
древних историков - мы решили облечь все эти ключевые моменты истории  в
простецкую одежду "семейного романа", а к великим людям подойти  поближе
и вглядеться в их ЛИЦА, а не те личины, которые надела на них романичес-
кая традиция.
   По поводу жанра мы долго спорили, пока наконец один из соавторов  (В.
Беньковский) не уронил: "Да хоть ист-панком назови -  какая  в  сущности
разница?"
   Но вопросы жанра нас как писателей касаются  на  самом  деле  в  наи-
меньшей степени. Наше дело сочинять роман и  плести  историю  рода  Ата-
ульфа, а уж как ее обозвать - над этим пусть ломают голову другие.

   ПОЧЕМУ ГОТЫ? ОПРАВДАНИЕ ТЕМЫ

   Примерно с 9 века исчезновение готов из истории можно считать оконча-
тельным. Народа с таким именем больше не существует.
   Что же осталось от этого некогда могущественного союза племен?
   Их следы, как это ни парадоксально, до сих пор можно отыскать в  двух
по крайней мере местах: в Испании и Крыму.
   Начнем с Испании.

   В 416 году римское правительство порекомендовало везеготам напасть на
вандалов и аланов, расселившихся в Испании. Везеготы рекомендации  вняли
и в ходе войн значительная часть вандалов и аланов была к 418 году  ист-
реблена. В первой половине 5 века везеготы  окончательно  утвердились  в
Испании и основали там могущественное королевство. В наши задачи не вхо-
дит подробное рассматривание истории этого королевства. Оно существовало
довольно долго и пало в 718 году под ударами мавров.
   Именно это событие описывается в знаменитых испанских романсах о  ко-
роле Родриго (Родрике):

   Войска короля Родриго
   Позиций не удержали:
   В восьмой решительной битве
   Дрогнули и побежали.
   Король покидает лагерь
   Один, без охраны и свиты,
   И едет прочь поскорее,
   Тягчайшим горем убитый...

   (цит. по сб. Клятва на мече, Л., 1991, перев. Н. Горской)

   Спустя тысячу лет лингвисты и историки пытаются найти и почти не  на-
ходят никаких следов былого везеготского могущества.
   В "Очерках по истории языков Испании" В.Шишмарев убедительно  доказы-
вает, что непосредственное влияние готского  языка  на  испано-романский
можно считать довольно слабым. Слов, проникших в испанский язык из готс-
кого, он насчитывает около 90.
   Сходный же вывод о слабом влиянии везеготов на культуру Испании дела-
ет и Рамон Менендес Пидаль ("Готы и происхождение испанского эпоса").
   Готы пришли в Испанию уже сильно романизированными,  поскольку  перед
тем много лет жили на территории Империи и довольно легко усваивали мно-
гие из ее достижений. Нормы римского права одерживали верх над  германс-
кими обычаями (динамику взаимоотношений римского и германского  права  в
варварских правдах хорошо прослеживает  А.Корсунский  в  "Готской  Испа-
нии"). Римское кафоличество одержало в конце  концов  верх  над  готским
арианством.
   И тем не менее, весьма ощутимый след долгого пребывания  везеготов  в
Испании непостижимым образом остался в сознании испанского  народа.  Пи-
даль называет это "superba gothica", готское высокомерие.
   Разумеется, пишет он, хвалиться тем, что в Испании сохранилась  готс-
кая раса, - пустое тщеславие. Однако после арабского нашествия  германс-
кий дух получает куда более широкое представление, чем это было при  ро-
манизированных готских королях. Одним из варварских  обычаев,  указывает
автор, как бы заново  возродившихся  в  этот  период,  является  кровная
месть, не знакомая римскому и испано-готскому праву и  противная  нормам
Церкви. Во времена готских королей за  убийство  брали  деньги;  теперь,
после арабского вторжения, вдруг начинается  поэтизация  кровной  мести,
устанавливается коллективная ответственность семьи или жителей всего на-
селенного пункта за совершенное одним из ее членов преступление (Лопе де
Вега, "Фуэнте Овехуна"), вводится судебный поединок.
   Историки на исходе средневековья продолжают считать королей  Кастилии
и Леона прямыми потомками везеготского вождя Атанариха (умер в  381  г.)
Знатнейшие вельможи и самые беднейшие идальго, как один, кичились "готс-
ким происхождением". До сих пор слово "godo"  употребляется  в  значении
"человек знатного происхождения", а  латиноамериканцы  называют  испанца
"готом" ("el godo"), когда хотят подчеркнуть, что в его жилах  не  течет
индейская кровь.
   Упоминая трагедию испанского поэта Хосе Соррильи "Кинжал гота",  Мар-
кес ("Сто лет одиночества") замечает: "...испанская труппа ставила пьесу
"Кинжал Сорро" - на самом деле это была трагедия Соррильи,  но  название
ее изменили по приказу капитана Акилеса Рикардо, потому что "готами" ли-
бералы называли консерваторов".
   Вот и ломайте голову, откуда в Колумбии 20 века взялись "готы". Рабо-
та Р. Менендеса Пидаля великолепно объясняет это.
   В заключение нам хотелось бы выразить признательность Наталье Никола-
евой (Хеледис Эльвэт, Москва) за подробные консультации по этой теме.

   О следах пребывания готов в Крыму любопытно пишет проф.А.Г.Васильевс-
кий ("Житие Иоанна Готского"). Он утверждает, что память о крымских  го-
тах не умерла на полуострове даже и в настоящее время  (1909  г.).  Если
начало готской епархии в Крыму возводится ко временам Константина Равно-
апостольного (начало IV в.), то конец относится уже  к  последним  годам
царствования Екатерины II.
   "Воспорские готы также отправляли богослужение на своем языке и чита-
ли Священное Писание в переводе Вульфилы, - пишет проф.Васильевский. - В
позднейшее время мы встречаем готский язык в числе имеющих книги,  когда
уже нигде, кроме Крыма и, быть может, Малой Скифии, или  Добруджи...  не
было слышно готской речи. Многое заставляет думать, что "русские письме-
на", которыми были написаны отысканные св. Кириллом в Херсонесе  Еванге-
лие и Псалтырь, были именно готские письмена, что здесь слово  "русский"
заменило эпитет "готский", точно так же, как это могло быть замечено и в
других случаях".
   Последнее замечание  ("русский"  =  "готский")  может  быть,  видимо,
объяснено следующим образом. И готов, и славян римские  источники  то  и
дело именуют "скифами" - по месту обитания.
   В другой своей работе ("Записка греческого топарха") проф. Васильевс-
кий сообщает, что на Дунае еще в 9 веке можно было найти готов, говорив-
ших на своем языке и читавших Библию в переводе Ульфилы.
   Последнее замечание Васильевского на ту же тему отсылает к армянскому
писателю 12 века Матвею Эдесскому, который  называет  Болгарию  "страной
готов" - еще один отзвук долгой памяти о готском народе, сохранявшейся в
придунайских областях.

   Готы, почти совершенно вычеркнутые советской историографией из  исто-
рии России (игнорировать их полностью не удается при всем желании),  го-
ты, чья роль в Европейской истории последние 70 лет сводилась к разграб-
лению Рима и причастности к "вандализму", в начале 20 века  пользовались
самым пристальным вниманием почтенных профессоров.
   Для соавторов было настоящим откровением прочитать  следующий  пассаж
Ф.Брауна ("Разыскания в области гото-славянских отношений", 1899):
   "В недавнем прошлом русской исторической наукой был поднят так  назы-
ваемый "готский вопрос".
   Готы искони жили в пределах нынешней Европейской России; из всех гер-
манских племен они были ближайшими соседями славян в эпоху,  когда  пос-
ледние составляли еще одно этнографическое и культурное  целое  на  вер-
ховьях Днепра и Волги; они основали впоследствии в припонтийских  степях
сильное государство, которое подчинило себе большую часть  славянских  и
финских племен между Вислой и Волгой.
   В виду этих данных готы не могли не обратить на себя издавна внимание
ученых, изучавших древнейшую историю и быт славянского мира.
   Так напомним, что уже Шафарик отмечал слова, заимствованные,  по  его
мнению, славянами у готов и готами у славян;  академик  Куник,  стараясь
пролить свет на первые страницы русской политической и бытовой  истории,
никогда не теряет из виду  готов  и  "готский  период";  А.В.Веселовский
прислушивается к отголоскам готской старины в скандинавских  сагах,  по-
вествующих о событиях в южной России, и ищет следов готской песни и ска-
зания в нашем былинном эпосе.
   Все названные исследователи имеют в виду главным  образом  культурное
влияние готов на славян вообще и русских славян в частности.  Начало  же
русского ГОСУДАРСТВА они ведут от призвания норманнской Руси из-за моря.
   На этом однако не останавливаются ученые, возбудившие упомянутый выше
"готский вопрос". Они идут дальше и хотят связать с пребыванием готов на
юге России начало русской государственной жизни.
   Уже Иловайский, неудовлетворенный  построениями  норманнистов,  искал
исхода в "готской теории", но, по собственным его словам, должен  был  в
конце концов отказаться от нее, т. к. и она также не могла  ответить  на
все вопросы и сомнения, хотя, по словам автора, она была  гораздо  удов-
летворительнее теории норманнской  [Разыскания  о  начале  Руси.  -  М.,
1876].
   В наиболее резкой и решительной форме вопрос о готском  происхождении
Руси был затем поднят Будиловичем на 8-м археологическом съезде в Москве
[ЖМНП, май 1890] в докладе, озаглавленном  "К  вопросу  о  происхождении
слова Русь"... "Происхождение Русского государства  уже  породило  школы
норманскую и славянскую. Кто знает, может быть, мы присутствуем при  за-
рождении школы готской?"
   Мы позволим себе, пишет далее Ф.Браун, ответить на этот вопрос  реши-
тельное "нет". Готской школы, по крайней мере, в смысле объяснения нача-
ла русского государства никогда не будет и быть не может. А не может  ее
быть по той причине, что теория норманнистов давным-давно уже  перестала
быть простой более или менее смелой гипотезой и стала теорией, неоспори-
мо доказанной фактами лингвистическими..."
   Далее Ф.Браун делает следующие выводы относительно  "готского  вопро-
са":
   "Отрицая возможность  готской  теории  при  объяснении  происхождения
РУССКОГО государства Рюрика и его славных преемников, мы однако  полага-
ем, что "готский вопрос" не только имеет raison d'etre в русской истори-
ческой науке, но и является одним из важнейших в истории  дорюриковского
периода русской жизни и жизни славянского мира вообще. В последней  ясно
и отчетливо выделяется "готская эпоха", время сильного культурного влия-
ния и отчасти политического господства готов над доброй половиной нынеш-
ней Европейской России. Этот период не мог не оставить глубоких следов в
жизни славянства.
   Готы были бесспорно самый талантливый народ эпохи великого  переселе-
ния народов. Христианство нашло к ним доступ и окрепло в их среде раньше
и быстрее, чем у других германских племен; высоко развитая греко-римская
культура встретила в них более глубокое сочувствие и была воспринята ими
лучше, чем дикими франками, суровыми  лангобардами  или  неповоротливыми
алеманнами. Имена остготов Теодориха и Тотилы окружены ореолом терпимос-
ти и гуманности и в то же время славой героизма и мужества.  Таких  лич-
ностей не создал ни один германский народ той варварской поры..."
   Соавторы, всхлипывая: "Глубокая и искренняя благодарность от  растро-
ганных готов г-ну Брауну - он замолвил за них доброе слово..."

   ПОЧЕМУ ГОТЫ-2. ПРОБЛЕМА ПАТРИОТИЗМА

   Готы - германцы. Анты, венеды, скловены - славяне. И те, и  другие  -
варвары. Они грабили земли Римской империи, а в  свободное  от  грабежей
время враждовали между собой.
   Поначалу готы славян побивали. После они перестали соприкасаться дос-
таточно тесно, чтобы взаимная вражда их оставалась полноценной.
   Тем не менее само противостояние "германцы -  славяне"  автоматически
порождает в патриотических мозгах другое противостояние, менее  древнее:
"немецко-фашистские оккупанты" - "героический советский народ".
   Преклоняя голову перед теми, кто отстоял нашу  землю  от  завоевания,
вместе с тем позволим себе заметить: готы 4-8 веков к немецко-фашистским
оккупантам не имеют решительно никакого отношения. Они  даже  не  предки
немцев, собственно говоря. (Немецкий лингвист Хирт в 1925 г. очень удач-
но, на наш взгляд, заметил, что готский язык является,  скорее,  не  ма-
терью, а "старшей сестрой" немецкого. - Цит. по М.Гухман  "Происхождение
строя готского глагола").
   Более пристальное вглядывание хотя бы в этимологический словарь готс-
кого языка приводит к мысли о том, что между обоими массивами варварских
племен было больше общего, чем это может показаться на первый взгляд.  В
очень неплохой, хотя и написанной  "популярно",  книжке  Антона  Платова
"Руническая магия" (М., 1994), в первой части, которая посвящена истории
и развитию рунического письма, постоянно подчеркивается близость прагер-
манского и праславянского языков. Эта же мысль, только  изложенная  куда
менее "популярно", проходит практически через  любой  труд,  посвященный
теме древней германской или славянской мифологии. "Всего лишь три тысячи
лет назад разницы между этими языками не существовало - разделение  сла-
вянских и германских языков относится к концу II  тысячелетия  до  Р.Хр.
Любопытно, что до настоящего времени сохранилась группа языков, занимаю-
щихточно промежуточное положение, - языки балтских народов."
   Однако, совершенно справедливо пишет дальше А.Платов,  "древний  этот
язык просвечивает все-таки сквозь муть позднейших трансформаций и насло-
ений". Он приводит несколько примеров, в том числе слова "хлеб"  (готск.
hlaifs), "орел" (скандинавское "ярл").
   Можем добавить и другие. Готское "boka" - "бук" (дерево,  на  котором
вырезали буквы) и "буква"; любопытно что для  обозначения  "книги"  готы
использовали множественное число от слова "буква", т. е.  "много  букв".
Русское "думать" - готское "domjan"; "хлев" - "hlaiw" (пещера,  могила);
"хижина" - "hus".
   В монографии "Разыскания в области гото-славянских отношений" Ф. Бра-
ун разбирает, в  частности,  вопрос  происхождения  названий  "Галич"  и
"Halle" (Галле - город на юге Германии). Их имена  производят  от  слова
"соль", которую добывали неподалеку от этих  городов,  пишет  автор.  "В
кельтском языке s в начале слова переходит в h:
   др. ирл. salann - кимр. halan;
   hal - sal - Halle - Галич."
   По другой гипотезе эти слова связываются с готским "halljo" -  "глад-
кий камень", "галька".
   Отзвук готского слова "stalla" (конюшня) слышен в  русском  "стойло";
"fat" (платье) - в названии наряда невесты  ("фата");  "rauba"  (платье,
одежда) - "роба".
   Готское "af-mojan" (уставать,  выматываться)  соотносится  с  русским
"маяться", "нудно работать". Вообще слово "работа" в дивном согласии и у
славян, и у готов синонимично слову "мучение" (русское "страда").
   Любопытно, что слово "осень" означает не столько время года,  сколько
срок уборки урожая. В готском языке слово "asans" означает "лето".
   Готские слова неожиданно обнаруживаются, как это ни странно,  в  цер-
ковной лексике. Авторитетный профессор В.В.Болотов ("Лекции  по  истории
древней Церкви", 1907) доказывает,  что  греческое  слово,  обозначающее
церковь как здание, храм, пришло в славянский язык (цръкы) из  готского.
Он же указывает на параллель между готским "hrugga" (палка, стяг на пал-
ке) и русским "хоругвь". В.Болотов утверждает: "Слово "церковь"  воспри-
нято чрез готское посредство и гораздо раньше, чем возникло русское  го-
сударство,чем распространилось у нас христианство".
   В 5 в. готы были уже христианами; славяне-язычники, видя у них храмы,
именовали эти здания тем греческим словом, которое слышали от готов. Ес-
тественно, в передаче германцев.
   Любопытные рассуждения приводит В.Н.Татищев в  "Истории  Российской":
"Наш новгородец, хотя всех народов славные дела  себе  присвоить,  готов
славяны имянует и имя их готовы толкует... Что Бельский  говорит,  готов
за славян почитали, то довольно видно,что междо ими  или  в  сообсчестве
славяне беспрекословно находились, как имяна  государей  готских  бывших
многие славенские изъявляют... [Татищев приводит примеры,  в  том  числе
"Валамир" - "Владимир".] Но я сие разумею, что з готы, яко сарматы, мно-
го славян, а собственно венды, видимо, собсчествовали, и от  тех  славян
сии имяна возприали, власно как и мы, оставя собственного своего  языка,
разных и неведомых нам языков имяна возприали и, знаменования их не  ра-
зумея, употребляем. Латинские же писатели, не различая разности народов,
в едино имя готы заключали".
   В передаче этой полемики отчетливо виден ясный и трезвый ум Татищева,
который объясняет действительно бывшее сходство имен готских и  славянс-
ких близкими контактами между готами и славянами, а тенденцию  смешивать
их - тем обстоятельством, что и те, и другие были  для  Римской  Империи
ВАРВАРАМИ.

   КАКО ХУДОЖЕСТВЕННО О ГОТАХ ПИСАТЬ НАДЛЕЖИТ, или СХЕМА И ЕЕ ИСТОКИ

   В исторических романах, написанных российскими авторами, как правило,
бытует одна и та же схема, которая - как торжественно оповещается в пре-
дисловии или аннотации - является "художественным  воссозданием  древне-
русского быта".
   С незначительными вариациями она выглядит следующим образом.
   На  исконно  славянской  (росской,  полянской,  дулебской,  вендской,
антской) земле сидят исключительно мирные славяне. Они бортничают,  про-
изводят мед, лен, пеньку. Справляют добрые, веселые  праздники  годового
цикла (в основном - встреча весны или что-нибудь брачно-урожайное; обыч-
ный источник в таких случаях - труды акад. Рыбакова). Обязательный  пер-
сонаж - мудрый старец, хранитель преданий; часто играет на гуслях.
   Вокруг этих благолепных славян  переселяются,  всячески  мельтешат  и
льют кровушку другие народы (не славяне). Иногда они попадают к славянам
и, пораженные простотой и доброй мирной мудростью  этого  народа,  навек
связывают с ними свою судьбу. Эти персонажи делают контраст  между  сла-
вянским и всеми прочими мирами еще более выпуклым. Иногда кричат по  но-
чам от воспоминаний и, просыпаясь среди славян, успокаиваются.
   Затем происходит война. Она начинается в тех случаях, когда грубые  и
жестокие германцы посягают на исконно  славянскую  (росскую,  полянскую,
дулебскую, вендскую, антскую) землю. Тогда мирные земледельцы и  бортни-
ки, отложив гусли, берутся за мечи и с криком "Не посрамим земли росской
(дулебской, вендской, антской)!" убивают всех.
   И вновь воцаряются тишина и благолепие...
   (Здесь можно в скобках заметить, что совершенно в тех же преувеличен-
но-идиллических тонах писал о готах немецкий писатель конца 19 в. Феликс
Дан, автор исторических трудов о германцах).
   Очень хорошо комментирует этот феномен Н.М.Карамзин. Он приводит опи-
сание мифического народа гипербореев, ссылаясь на Помпония Мелу, Плиния,
Солина: "Земля у них [гипербореев] плодоносная, воздух чистый  и  благо-
растворенный. Они живут долее и счастливее всех иных людей: ибо не знают
болезней, ни злобы, ни войны и проводят дни свои в  невинной,  беспечной
веселости и гордом спокойствии..." - "Сие описание, - продолжает великий
российский историк, - основанное на баснословии греков, пленило  вообра-
жение некоторых ученых мужей севера, и всякой из них хотел  быть  едино-
земцем счастливых гипербореев... Мы, русские, могли  бы  также  объявить
права свои на сию честь и славу!"
   Однако Карамзин не позволяет себе и своему читателю долго  увлекаться
всеми этими заманчивыми построениями. "...с 527 г. утвердясь в  северной
Дакии, начинают они [славяне] действовать против империи вместе с угорс-
кими племенами и братьями своими антами... Ни сарматы, ни готфы  [готы],
ни самые гунны не были для империи ужаснее славян..."  Каждое  их  лютое
нападение на греческие области, продолжает Карамзин, "стоило  жизни  или
свободы бесчисленному множеству людей, так что южные  берега  Дунайские,
облитые кровию несчастных жителей, осыпанные пеплом городов и  сел,  со-
вершенно опустели". Карамзин ссылается на Прокопия, который говорит, что
славяне в своих нашествиях всякий раз убивали или пленяли до  200  тысяч
человек - цифра явно завышенная, но очень характерная.
   Иордан, готский историк 6 в., также пишет о том,  что  славяне  "ныне
свирепствуют повсеместно" и видит в этом Божье наказание за  "грехи  на-
ши".
   Подводя итог впечатляющей картине славянского разбоя на землях  Римс-
ких провинций, Карамзин делает совершенно логичный  вывод:  "Не  желание
славы, а желание добычи, которою пользовались готфы, гунны и другие  на-
роды: ей жертвовали славяне своею жизнию, и никаким другим  варварам  не
уступали в хищности".
   В таком случае - на чем же базируется "воссоздание древнерусского бы-
та" - миф, на котором вскормлено не одно поколение читателей  историчес-
ких романов? Если отбросить, конечно,  инерцию,  связанную  с  мощнейшим
толчком, который получили мы после Второй мировой войны и который  поро-
дил устойчивые антитезы "истинные арийцы, так их и так" - "братья-славя-
не"; "мирный труд советских людей был прерван"  -  "фашистская  Германия
без объявления войны, вероломно" (или, как сказал, перепутав, один ребе-
нок, "звероломно")...
   Нам представляется, что по крайней мере один источник этого  мифа  мы
нащупали.
   Феофилакт Симокатта, византийский историк, оставил следующий  рассказ
(ок. 592 г.):
   "...Телохранителями императора были  захвачены  три  человека,  родом
славяне, не  имевшие  при  себе  ничего  железного  и  никакого  оружия;
единственной их ношей были кифары, и ничего другого они не несли.  Импе-
ратор [принялся] расспрашивать их, какого они  племени,  где  им  выпало
жить и почему они оказались на ромейских землях.
   Они отвечали, что по племени они славяне и живут у оконечности Запад-
ного океана... [длинная мутная история их появления в империи].
   ...А кифары они, мол, несут потому, что не  обучены  носить  на  теле
оружие: ведь их страна не знает железа, что делает их жизнь мирной и не-
возмутимой; они играют на лирах, не знакомые с пением  труб.  Ведь  тем,
кто о войне и не слыхивал, естественно, как они говорили, заниматься бе-
зыскусными мусическими упражнениями.
   Автократор, [услышав] все сказанное, восхитился их племенем и,  удос-
тоив самих попавших к нему варваров гостеприимства и подивившись  разме-
рам их тел и огромности членов, переправил в Ираклию".
   (Цит. по: "Свод древнейших письменных известий о славянах", т. 2)
   Комментарий авторов "Свода" по этому поводу весьма сдержан: "Информа-
ция об отсутствии у славян железа абсолютно не подтверждается археологи-
ей... Да и весь пассаж выдержан в духе идеализации: варварам  приписыва-
ются простодушие и неиспорченность цивилизацией. Коль скоро славяне при-
были от Океана, т. е. как бы от границ мира, было  естественно  наделить
их чертами мифических гипербореев".
   У нас же чтение приведенного выше рассказа Симокатты вызвало  приступ
гомерического хохота. Какое великолепное варварское вранье.
   Итак, авторитетный источник сообщает, что люди,  покрывшие  дунайские
берега пеплом сожженных селений, упражняются исключительно в  мусических
искусствах. И Автократор - верит.
   Интересно, что произошло на самом деле? Долго ли смеялись византийцы?
Отпустили ли варваров за удачную шутку? (И где они кифары утащили?..)
   У Симокатты могли быть совершенно особые цели, например,  противопос-
тавить гиперборейцев византийцам, но нам трудно допустить, что "гипербо-
реи" не врали самым откровенным и грубым образом.
   Однако романисты, похоже, пользуются именно этой идиллической картин-
кой: атлетически сложенные люди, красавцы  как  на  подбор  (богатырское
сложение славян подчеркивают почти все историки); при  этом  -  исключи-
тельно миролюбивы и склонны к музицированию, так  что  славянина  всегда
можно узнать по бряцанью струн, волочащейся за спиной пеньке  и  большим
кругом воска под мышкой.
   Оспаривать мнения древних историков, а тем более - пытаться  предста-
вить их самих как людей, склонных ошибаться, путать, подтасовывать  фак-
ты?.. Ну уж нет. Сказано: мирные - значит, мирные! Сказано: бортничали -
значит, бортничали! А что резню то и дело учиняли, так оттого, что кто с
мечом к нам придет, тот от меча и погибнет.

   СПОРНЫЕ ВОПРОСЫ

   Мы нарочно выделили несколько спорных вопросов в отдельные узлы, что-
бы не запутаться самим и не запутать  Уважаемого  Терпеливого  Читателя.
Скажем сразу, что ничего мы, в конце концов, так и не решили, ни  одного
узла не развязали (это, кажется, невозможно сделать). Мы просто пришли к
определенному взгляду на эти проблемы.
   Поскольку именно этим взглядом мы и глядим на людей и  события,  опи-
санные в наших книгах "готского" цикла,  то  нам  кажется  небесполезным
уточнить некоторые его аспекты.

   УЗЕЛ ПЕРВЫЙ. "ГЕРМАНЕЦ НЕ СЛАВЯНИН, СЛАВЯНИН НЕ ГЕРМАНЕЦ"
   Византийские, греческие, латинские историки, утопая в море белобрысых
рослых людей, одетых в эту ужасную одежду - штаны, видели,  в  сущности,
ясно и отчетливо только одно: Империю захлестывают волны  варваров.  Что
нравы славян и германцев были одинаково жестокими, образ жизни  "суровым
и неприхотливым", "примитивным", облик воинственным и устрашающим -  это
можно заключить из чтения историков 4-8 вв. Никто из них не  скрывает  и
того обстоятельства, что на цивилизованного человека  эти  люди  наводят
леденящий ужас. "По всему пространству, которое тянется к Понту, начиная
с маркоманнов и квадов, шевелится варварская масса скрытых  до  сих  пор
племен, внезапной силой сорванная со своих мест" (Марцеллин, 4 в.)
   На определенном этапе политические соображения начинают требовать  от
историков искусства "увеличения", "наращивания" истории народа-победите-
ля. И появляются труды, вроде сочинения Иордана или Иоакимовской летопи-
си.
   Поскольку на этих источниках зачастую базируются теории,  с  которыми
мы полемизируем, то остановимся на них чуть подробнее.
   Перевод и комментарии к Иордану, выполненные Е.Ч.Скржинской,  кажутся
нам наиболее авторитетными, несмотря на выпады со  стороны  составителей
фундаментального "Свода..." на ее работу ("не отвечает современным  тре-
бованиям"). С нашей точки зрения, это исключительно полный, почти исчер-
пывающий источник.
   О самом Иордане Е.Ч.Скржинская сообщает: рождением этот  человек  был
острогот; примерной датой его рождения можно считать 485 год  или  около
того; в 505-536 гг. он служил нотарием (своего рода  секретарем-референ-
том) у крупного готского военачальника Гунтигиса из знатного ("королевс-
кого") рода Амалов. Классического образования Иордан не получил,  по-ла-
тыни писал с ошибками, хотя, судя по всему, был неплохо начитан. Вероис-
поведанием Иордан был кафолик - редкость среди готов, которые почти  по-
головно были в те века арианами. Скржинская считает, что Иордан  не  был
епископом, как именуют его другие комментаторы.
   История народа готов, написанная Иорданом, представляет собой  сжатый
пересказ более объемных трудов, прежде всего - Кассиодора.
   Кассиодор создал нечто исключительно подробное и длинное; его  "Исто-
рия" была утрачена в веках, остался лишь краткий компилятивный  пересказ
Иордана. Поскольку один из соавторов (Е.Хаецкая) вгрызался  в  Иорданово
сочинение месяца два, изнемогая под тяжестью хлынувшей со страниц инфор-
мации, то любимой шуткой другого соавтора (В.Беньковского) в те дни  бы-
ло: "Радуйся, Хаецкая: Кассиодора нашли!"
   Сокращая и пересказывая кассиодорову  историю,  Иордан  придерживался
совершенно определенной тактики. В пору создания иордановой  книги  (ок.
550 г.) война готов с Византией вот-вот должна была завершиться  победой
Византии. Поэтому  Иордан  всячески  подчеркивает  "давние  симпатии"  и
"родственные связи" имперцев с готской знатью. При этом,  желая  сделать
эти "симпатии" почетными не только для остроготов, но и для римлян, Иор-
дан напирает на древность готской истории. Остроготские Амалы у  него  -
не выскочки-варвары, а род почтенный и старинный,  не  хуже  Юлиев.  Для
этого Иордан совершенно сознательно смешивает готов с гетами (фракийски-
ми племенами, появляющимися в источниках начиная с Геродота; они обитали
между Дунаем и Балканским хребтом). Сходство имен, одно и  то  же  место
обитания - и вот уже "готы=геты" делаются фактом.
   При этом нужно учитывать также обаяние авторитета древнего  историка.
Иордан, 6 век - шутка сказать!
   И вот в остроумных построениях С.Лесного ("Откуда ты, Русь?") появля-
ется такой пассаж: "На основании исследования первоисточников (о чем ав-
тор не имеет возможности говорить здесь пространно) автор пришел к выво-
ду, что вся Средняя Европа, от устья Эльбы до устья Дуная, была издревле
заселена славянами. Ошибка заключается в том, что историки, главным  об-
разом немецкие, приняли огромное количество славянских  племен  за  гер-
манские. Родилась даже дикая теория о существовании германцев уже в пер-
вые века нашей эры от Рейна и до... Дона! При таком  допущении,  естест-
венно, на карте Европы никак не могли найти места для славянских племен.
   На деле же руги, вандалы, лужичи, карпы, бастарны и  другие  были  не
германцами, а славянами.
   Особенно диким оказалось представление, что готы были германцами.  На
самом деле это были геты, народ древнейшего корня, ничего общего с  гер-
манцами не имеющий. Йордан, историк 6 века, желая возвеличить так  назы-
ваемых готов, прилепил к их истории многовековую историю гетов,  очевид-
но, пользуясь сходством названий".
   Интересно, невольно думается при чтении С.Лесного, а кем же были "так
называемые готы", коли вместо них были геты? К  кому  "Йордан"  прилепил
гетскую историю? К несуществующему народу, что ли?
   Славян, которые "разлились повсеместно" (как пишет  тот  же  Иордан),
никто, кажется, не обижал - им как раз нашлось довольно много  места  на
карте. Зато оттуда давно и старательно вымарывают у нас в стране герман-
цев.
   И не то чтоб соавторы такие германофилы... Просто не всегда  понятно,
зачем становиться на спину другим, чтобы казаться выше.  Еще  не  удиви-
тельно было бы, если бы в таком тоне писали о своем  великом  и  славном
историческом прошлом представители какого-нибудь  малого,  почти  совсем
ассимилировавшегося народа. Но - русские!..

   Теперь попробуем разобраться, как одна нелепица породила другую.  От-
куда же из того,что "готы=геты" следует,что "геты=славяне"?
   А-а-а!.. А вот и следует.
   В течение примерно ста лет готы и другие германцы  передвинулись  юж-
нее, а на бывших гетских (и бывших готских) землях угнездились  славяне,
ведомые пресловутой "хищностью".
   И вот уже Феофилакт Симокатта (588 г.) сообщает: "Геты или, что то же
самое, полчища славян, причинили большой вред области Фракии"  (цит.  по
"Своду...") Комментарий сообщает при этом: "Был ли ФС первым, кто  прис-
воил это имя славянам, неизвестно, ибо мы не  знаем,  кого  подразумевал
под "гетами" Марцеллин Комит в начале 6 в. Обычно  же  этим  архаическим
этнонимом ранневизантийские авторы называли готов".
   Вот мы и завершили фантастическую  цепочку  "геты=готы=славяне".  Или
даже: "геты=германцы=славяне".
   Эта цепочка позволяет гармонически  сосуществовать  в  патриотических
мозгах двум взаимоисключающим идеям: с одной стороны,  можно  совершенно
убрать германцев из истории, объявив их поголовно славянами; но коли  уж
кому-нибудь из германского племени удается просочиться-таки  в  историю,
то тогда они объявляются "так называемыми" или "звероломными".  А  какой
мирно бортничающий славянин не бивал звероломного гота?

   Один из источников, о которых скромно умалчивает С.Лесной,  был  нами
обнаружен на удивление легко - достаточно было просто  открыть  "Историю
Российскую" Татищева. В главе "О стории Иоакима епископа  Новгородского"
Татищев добросовестно передает отрывки из "Иоакимовской летописи", широ-
ко используемой Лесным:
   "О князех руских старобытных Нестор монах [автор  "Повести  временных
лет"] не добре сведом бе, что ся деяло у нас славян в Новеграде, а  свя-
титель Иоаким, добре сведомый, написа, еже сынове Афетовы и внуки  отде-
лишася, и един от князь, Славен з братом Скифом, имея  многие  войны  на
востоце, идоша к западу, многи земли о Черном мори и Дунае себе  покори-
ша. И от старшего брата прозвашася славяне, а  греки  их  ово  похвально
алазони, ово поносно амазони (еже есть жены бес титек) имяновали, яко  о
сем стихотворец древний Ювелий глаголет.
   Славен князь, оставя во Фракии и Иллирии на вскрай моря и по  Дунаеви
сына Бастарна, иде к полуносчи и град великий созда, во  свое  имя  Сла-
венск нарече. А Скиф остася у Понта и Меотиса [Черное и Азовское моря] в
пустынех обитати, питаяся от скот и грабительства и прозвася  страна  та
Скифиа Великая.
   По устроении Великого града умре Славен князь, а по нем владаху сыно-
ве его и внуки много сотен лет. И бе князь Вандал, владая славянами, хо-
дя всюду на север, восток и запад морем и землею, многи земли на  вскрай
моря повоева и народы себе покоря, возвратися во град Великий".
   Ну вот, собственно, и ясен источник, согласно которому Лесной утверж-
дает, что и бастарны, и вандалы, и другие племена  -  славянские.  Более
того, Иоакимовская летопись позволяет искусственно продлить историю сла-
вян в глубину веков.
   Знакомая песня. Унылая песня...
   А далее появляются подвластные Вандалу князья  Гардорик  и  Гунигард.
Татищев расшифровывает их имена в своих "примечаниах" к выпискам из  ле-
тописи. Гардорик - это король гепидов  Ардарих,  могущественный  союзник
Аттилы; Гунигард - персонификация  "отечества  гуннов"  ("град  гунов").
Стало быть, к лику славян могут быть приплюсованы также гепиды и гунны.
   Правда, гуннов трудновато сделать славянами - рожей не вышли.  В  том
смысле, что гунны, как их описывает видевший их Марцеллин, все-таки мон-
голоиды.
   То, что делал Иордан для готов, Иоаким делает для славян. В ход  идет
одно и то же простое варварское лукавство.
   Между тем Татищев, человек  исключительно  здравомыслящий,  почти  не
поддается на эти провокации (при том, что он не располагал той  информа-
цией, которой располагают современные историки). "Хотя польские [истори-
ки] в глубокой древности короля славян Вандала сказуют, но  сие  ошибка,
что они вандалов германян или сармат с венды славяны мешают, а здесь Ио-
аким вместо народа вандалов князя именовал".
   В 1962 году вышло комментированное издание "Истории" Татищева  (пере-
печатанное в 1994 году), где в  комментариях  рассматривается  вопрос  о
подлинности Иоакимовской летописи.
   Эта летопись была, по просьбе Татищева, прислана ему его  родственни-
ком Мелхиседеком Борщовым, архимандритом Бизюкова монастыря, который до-
был ее у какого-то монаха Вениамина. Татищев в  существование  Вениамина
не очень верит; комментатор скупо замечает, что  в  Бизюковом  монастыре
был какой-то Вениамин.
   Этот Мелхиседек был в своем роде смутьяном, может быть, заподозренным
в каких-то противоправительственных действиях. Он сменил  несколько  мо-
настырей, хранил какие-то таинственные рукописи. Когда он умер (по сооб-
щению Татищева, в 1748 г.), его пожитки были опечатаны, а келейник усоп-
шего игумена скрылся.
   Рукопись была списана в Сибири, сложена в беспорядке, "письмо не  но-
вое, но худое, склад старой, смешанный с новым, но самой простой и наре-
чие новгородское".
   Поверив в подлинность самой летописи, Татищев, тем не менее, относит-
ся к ней, как мы видим, довольно критически. Комментатор трудов Татищева
(М.Н.Тихомиров, 1962) утверждает: "После большой и  убедительной  статьи
С.К.Шамбинаго о Иоакимовской летописи [С.К.Шамбинаго. Иоакимовская лето-
пись. Истор.зап. N 21, М.-Л., 1947] нет нужды доказывать, что эта  лето-
пись была особым произведением, отнюдь не выдуманным Татищевым и  примы-
кающим к семье легендарных сказаний о начале Руси, которые в большом ко-
личестве появлялись в России, на Украине и Белоруссии в 17 в."

   Обзор этой "семейки" делает Карамзин, предуведомляя: "Древний летопи-
сец не сообщает никаких обстоятельных известий о построении  Новагорода;
зато находим их множество в сказках, сочиненных большею частию в 17 в. и
внесенных невеждами в летописи".

   Руководствуясь простым здравым смыслом, мы считаем  безосновательными
построения "готы=геты=славяне" или "готы=скифы=славяне" (по месту обита-
ния).
   Мы считаем также неправильным вовсе стирать готов, гепидов  и  другие
германские народы из стории (как старательно делает акад.Рыбаков, до не-
давнего времени непререкаемый авторитет, с тяжелой руки которого на  ис-
торической карте остались лишь вандалы, обессмерченные пресловутым "ван-
дализмом", да скиры с ругами - пусть уж!.. все равно о них никто  ничего
толком не знает).
   Мы считаем также неправильным считать готов, вандалов, гепидов славя-
нами, несмотря на то, что они имели  непосредственное  отношение  к  той
земле, на которой мы сейчас живем. Хотя бы потому, что пахали ее, умира-
ли на ней и, надо полагать, ее любили.

   УЗЕЛ ВТОРОЙ. ПИСЬМЕННОСТЬ.

   Начнем для интереса с очередной нелепицы С.Лесного.
   "Глаголица, по-видимому, изобретена в конце 4 века  епископом  Ульфи-
лой. Именно на этом алфавите была Библия, переведенная  им  ДЛЯ  СЛАВЯН.
Ничего общего с так называемым "кодекс аргентеусом" эта Библия не имела.
Готский "кодекс аргентеус" на самом деле написан не  Ульфилой  и  не  на
готском, а лонгобардском языке".
   Уф...
   Предположив, что основным источником для измышлений С.Лесного являет-
ся все тот же В.Н.Татищев - не столько сам историк, сколько те  "басни",
которые он излагает, а после обсуждает с читателем - прибегаем к Василию
Никитичу... Да, он передает сообщения о том, что руссы  "на  север  чрез
море Балтиское в Данию, Швецию и Норвегию ездили", "датские,  норвежские
и шведские короли с русскими государи свойством супружества часто обязы-
вались", "норвежские и датские принцы, приезжая в Русь, служили".  "Сими
случаи могли руссы готическое [т.е. готское] письмо,  которое  тогда  на
севере употреблялось, от них иметь и употреблять".
   Далее, продолжает Татищев, "наипаче же  закон  или  уложение  древнее
руское довольно древность письма в Руссии удостоверивает, что некоторыми
обстоятельствы з готическими сходно".
   Осторожный и аккуратный в суждениях, Татищев замечает по этому  пово-
ду: "И хотя о письме готическом за совершенно не приемлю для  того,  что
точного доказательства не имею, но и противоречить есть не меньшая труд-
ность".
   Карамзин углубляется в проблему руского алфавита  намного  подробнее.
Полемика представлена у него в виде диалога; историк как бы отвечает  на
вопросы своих оппонентов.
   "Римские духовные в 11 в. называли славянский алфавит готфским (гово-
рили, что готфские буквы были изобретены некиим еретиком Мефодием)..."
   - Римские духовные называли славянский алфавит  готфским  единственно
для того, что они считали гофов и славян за один народ, -  отвечает  Ка-
рамзин.
   Есть, кроме того, как нам кажется, еще одно объяснение. И русское,  и
готское письмо (алфавит Кирилла и алфавит  Ульфилы)  созданы  на  основе
греческой письменности.
   "Ученому греку Кириллу всего естественнее было дать славянам  гречес-
кие письмена; надлежало выдумать новые единственно для таких звуков, ко-
торых нет в языке греческом", пишет Карамзин.  Совершенно  то  же  самое
проделал и создатель готского алфавита, использовав для звуков  готского
языка, которых нет в греческом, отдельные руны (urus, teiws) и несколько
латинских (H, G, F, R, S).
   Не располагая достаточными данными о состоянии грамотности на  "доки-
рилловской" Руси, не беремся обсуждать тему "чертов и резов".
   В конце концов, основной круг наших интересов смыкался преимуществен-
но вокруг готов. А о готах известно, что в их языке не было  слова  "пи-
сать" (для обозначения этого действа Ульфила  пользуется  словом  "рисо-
вать") и "читать" (Ульфила употребляет глагол  "петь",  "петь  в  собра-
нии"). Слово "книга" в готском языке  дословно  переводится  как  "много
букв".
   Иными словами, грамоты в общепринятом смысле этого слова у  готов  до
Ульфилы не было.
   Обозначение изобретателя готской грамотны как "некоего еретика  Мефо-
дия" мы расшифровали следующим образом. Если готское письмо  есть  почти
то же, что славянское (или вообще одно и то же),  то  логично  приписать
одному брату (Кириллу) изобретение славянских букв, а другому  (Мефодию)
- готских.
   Что до "еретика", то епископ Ульфила действительно был  еретиком,  но
об арианской ереси чуть позже.
   Чисто внешнее сходство алфавитов, широкое хождение готской библии,  в
том числе и на той территории, где впоследствии  раскинулась  Российская
империя и СССР, и вообще распространенность готской письменности (своего
рода лингва франка южной Европы в 5-6 вв) - все это порождало миф о тож-
дестве российской и готской письменности. Или вообще об отсутствии готс-
кой грамоты (любая грамота - славянская!)
   Именно это широкое распространение готской библии имел в  виду  Иоанн
Златоуст (4 в.), когда говорил после службы в готской церкви: "Желал  бы
я, чтобы присутствовали здесь эллины и, слыша, что здесь читалось, поня-
ли, какова сила Распятого. Евангельские истины проповедуются и  на  этом
варварском языке, как вы слышали теперь. Скифы, фракийцы,  сарматы...  и
обитающие на краю света философствуют, переведши на свой язык  Священное
Писание" (цит. по: Ф.Успенский. Константинополь в последние годы 4 в.  -
Известия русского археологического института в  Константинополе  (ИРАИК)
т. 4, вып.3, София, 1899)
   Под "скифами" Иоанн, скорее всего, разумеет готов (это довольно расп-
ространенный способ именовать готов, осевших в Малой Скифии); под "элли-
нами" - язычников, сторонников прежнего богопочитания.

   Поглядим поближе на "кодекс аргентеус", который, по  мнению  Лесного,
не имеет никакого отношения к епископу Ульфиле.
   "Серебряный кодекс", Codex Argenteus, был найден в  16  в.  Герхардом
Меркатором. Этот ученый нередко посещал древнее Верденское  бенедиктинс-
кое аббатство, расположенное в четырех милях от Кельна. Меркатор интере-
совался прежде всего его богатой библиотекой. Здесь он и нашел драгоцен-
ный манускрипт, известный сейчас как Codex Argenteus. Верденский  памят-
ник содержит четыре евангелия, расположенные  в  следующем  порядке:  от
Матфея, от Иоанна, от Луки, от Марка. Текст  написан  по  красному  полю
прописными буквами, частью золотыми, но в основном серебряными.
   В учебниках по истории средних веков для гимназий в  начале  20  века
можно было видеть очень хорошую цветную копию с одного такого листа.
   Предполагают, что эта великолепная книга происходит из Италии 6  века
и принадлежала лангобардским королям (откуда и версия Лесного  о  ланго-
бардском происхождении текста).
   Верденский монастырь был основан во времена Карла Великого, и  вполне
вероятно, что основатель его, долго живший в Италии, мог привезти  руко-
пись с собой из этой страны. По другому предположению, рукопись  передал
Верденскому монастырю сам Карл Великий.
   Среди германских народов - готов, франков, лангобардов - имела хожде-
ние именно готская библия, поскольку другой не было. (Точно так же,  как
в восточнославянских странах имело хождение русское Евангелие; ср. проб-
лемы, поднятые в издании Евангелия, предпринятом Белорусской  библейской
комиссией).
   Готская библия была столь ценна, что списки с нее  включали  в  стои-
мость контрибуций наряду с золотом и деньгами.
   В 17 веке появились первые издания Codex Argenteus, поначалу в отрыв-
ках. На кодекс обратил внимание советчик и друг австрийского  императора
Рудольфа II Ричард Штрейн. При его содействии манускрипт был перенесен в
Прагу. В 1648 г. Прага была взята шведами. В числе прочих  сокровищ  они
взяли и кодекс. Вскоре Codex Argenteus был поднесен в дар шведской коро-
леве Христине. Она передала его Исааку Воссиусу, и из Стокгольма  кодекс
очутился в Нидерландах. Там его купил граф де ла  Гарди,  который  облек
листы в серебряный переплет и подарил драгоценную книгу  университету  в
Упсале.
   По отзыву Меркатора, рукопись в Вердене имела 330  листов.  Когда  же
достигла Упсалы, их число сократилось до 187. Особенно много  утратилось
при похищении кодекса из Праги.
   В конце 19 века произошла еще одна история, связанная с кодексом. Уже
в Упсале кто-то вырезал из кодекса еще 10 листов. Поиски ни  к  чему  не
привели. Только спустя 23 года после кражи  листы  вернулись  на  место:
библиотекарь университета был призван к одному умирающему, который  вер-
нул то, что некогда выкрал.
   Codex Argenteus - не единственный памятник на готском  языке.  Мы  не
будем утомлять Уважаемого Терпеливого Читателя рассказом о судьбах  дру-
гих кодексов и отрывков; приключения книг, как известно, бывают еще  бо-
лее долгими и захватывающими, чем приключения людей.
   О языке, которым написан этот  памятник,  М.М.Гухман  ("Происхождении
строя готского глагола", 1940) пишет, соглашаясь с  мнением  "буржуазных
ученых", что "мы здесь имеем дело со своеобразным готским "литературным"
языком, проделавшим уже довольно длительную историю". Она  указывает  на
то, что готский был языком межплеменного общения (Приск  пишет:  "Скифы,
будучи сборищем разных народов,  сверх  собственного  языка  варварского
охотно употребляют язык уннов или готов...") Именно такие  языки  обычно
избираются миссионерами; поэтому перевод библии именно на готский (а  не
лангобардский, как пишет Лесной) был делом вполне логичным  и  оправдан-
ным.

   УЗЕЛ ТРЕТИЙ. АРИАНСКАЯ ЕРЕСЬ И ЕПИСКОП УЛЬФИЛА

   В литературе о "темных" веках то и дело мелькает это имя: Ульфила.
   Весьма популярная книга Франко  Кардини  "Истоки  средневекового  ры-
царства", изданная у нас в 1987 году, довольно подробно  останавливается
на теме христианизации варваров (глава "Бог-миротворец среди народов-во-
инов"). Кардини прямо называет готов народом, "внесшим первый и наиболее
самобытный вклад в распространение новой веры среди германцев". Не желая
переоценивать индивидуальный вклад Ульфилы, тем не менее Кардини утверж-
дает: "Он готский пастырь, готский апостол, переводчик-толмач. Он однов-
ременно для готов и св.Павел и св.Иероним... Он единственный в своем ро-
де пример варвара, который сумел заложить прочные религиозные  основания
в жизнь своего народа, самоотверженно трудиться над переводом на готский
язык текстов Священного писания. Таким образом, он избрал самый трудный,
но в то же время и самый достойный путь,  ведший  готов  к  христианской
этике. Куда проще было бы отказаться от родного языка и без долгих  раз-
мышлений принять дух и букву греческого  варианта  нового  христианского
мышления.
   Личности епископа Ульфилы, - пишет дальше Кардини, - принадлежит осо-
бая роль в соединении классической христианской  культуры  с  самобытной
духовностью готов".
   Кардини, пожалуй, подробнее всех останавливается на этом своеобразном
явлении. Другие лишь упоминают: был еще такой Ульфила, переводил  библию
на готский язык.
   Взяв в руки учебник готского языка, соавторы неизбежно столкнулись  с
епископом Ульфилой, что  называется,  нос  к  носу.  Собственно  говоря,
язык-то готский сохранился именно потому, что Ульфила в свое время  влил
это вино в сосуд, который не разбивается: в Священное писание.
   И это само по себе делает фигуру  готского  епископа  значительной  и
очень-очень любопытной...
   И стали мы приглядываться да присматриваться. С эдаким проницательным
ленинским прищуром. А каков он из себя был, этот Ульфила?
   Кардини что-то говорит о его "биографии"; между тем, о личности епис-
копа не пишет решительно никто. Даже Кардини.
   Энциклопедии, изданные до революции, сообщают  сведения  о  нем  нас-
только разнообразные и взаимоисключающие, что впору  детектив  сочинять.
Одни утверждают, что Ульфила был готом. Другие - что каппадокийцем,  как
многие Отцы Церкви того периода. Одна немецкая книга, точа слезу,  пове-
дала душещипательную историю "каппадокийской рабыни" и "готского воина",
плодом любви которых и был будущий епископ Ульфила...
   Надо полагать, нрав у епископа был крут. Что же это  за  пастырь  был
такой, если всю жизнь его называли довольно  странным  (если  вдуматься)
для духовного лица именем, которое дословно означает "Волчонок"?
   Профессор Д.Беликов из Казанского университета (1887), автор наиболее
полной монографии, посвященной Ульфиле, приступает к своему рассказу ре-
шительно:
   "Его [Ульфилы] заслуги по отношению к готскому народу можно  было  бы
смело сопоставить с заслугами для славян св.Мефодия и Кирилла, если бы в
глазах православного историка их величие сильно не умалялось тою, хотя и
не вполне вольною виною совершителя, вследствие которой названный  народ
был вовлечен в ересь арианства".
   Труд Беликова, хоть и объемен, хоть и содержит бесценную информацию и
драгоценен обильными цитатами, но вряд ли может быть принят за основу  в
силу некоторых его специфических особенностей. Симпатии уважаемого  про-
фессора к предмету его исследования -  к  Ульфиле  -  простираются  нас-
только, что автор изо всех сил пытается выгородить своего героя  и  обе-
лить его, насколько это возможно, от обвинений в еретичестве.
   Особенно он настаивает на возможном православии Ульфилы в тех  случа-
ях, когда речь заходит о гонениях на христиан в готских землях.
   Надобно отметить, что старые готские князья (риксы, судьи) не  сидели
сложа руки и не наблюдали безвольно, как христианская  вера  подтачивает
древлее благочестие. Особенно прославился гонениями известный не  только
в церковной, но и в светской истории "король" Атанарих (в житиях он  фи-
гурирует как "Юнгерих"). Это был своего рода Диоклетиан готского мира.
   И вот выясняется, что канонизировать замученных им христиан невозмож-
но по той неприятной причине, что они были еретиками.
   Поэтому производится некоторая подтасовка, после чего пострадавшие  в
гонение объявляются православными (вкупе  с  Ульфилой,  которого  только
"потом" сбили с панталыку коварные ромеи)...
   Мы не уверены, что этому "благочестивому  обману"  стоит  верить.  Мы
предпочитаем принимать Ульфилу таким, каков он был.
   Чтение огромного количества  источников,  часто  противоречащих  друг
другу, а то и взаимоисключающих, в конце концов, привело  к  воссозданию
следующей картины.
   В конце 3 в. готы произвели ряд опустошительных набегов  на  Каппадо-
кию, угнав оттуда большое количество рабов. Многие из этих каппадокийцев
исповедовали уже христианство.
   Рабы у готов жили приблизительно так же, как крепостные в  России,  а
может, и получше. Ульфила, видимо, родился в одной из таких семей.
   Однако мы предполагаем, что сам он рабом не был, иначе не смог бы за-
нять такое высокое положение в церковной иерархии (Апостольское  правило
82: "Не позволяем в клир производити рабов без согласия господ, к  огор-
чению владетелей их. Ибо от сего происходит расстройство в домах. Аще же
когда раб и достоин явится поставления в степень церковную... и господие
соизволят, и освободят, и из дому отпустят: да будет произведен".)
   Предположив, что Ульфила вырос в христианской среде и был, как  сооб-
щают историки, чтецом в местной церкви, добавим от себя: обладал  исклю-
чительным врожденным филологическим чутьем и легко говорил на готском  и
греческом (вернее, каппадокийском греческом).
   За двуязыкость, видимо, был взят толмачом, когда готы  отправили  ка-
кое-то посольство к римскому императору. По какому поводу готы беседова-
ли с императором - о том не сообщает решительно никто. В истории Ульфилы
это и не важно.
   Все указывают, что посольство отправлено было в Константинополь.  На-
зывают год: 341 год. Однако в том году император римский Констанций  си-
дел не в Константинополе, а в Антиохии.
   А знаменитый епископ Евсевий Никомидийский, который, согласно  преда-
нию, и слепил из тридцатилетнего варвара по прозванию Волчонок епископа,
был человеком старым и вряд ли покидал столицу.
   Назревало неприятное противоречие. Либо Ульфиле не тридцать лет тогда
было, либо не Евсевий рукоположил его, либо...
   Однако цепочка противоречий порвалась сама собой. В том же 341 году в
Антиохии проходил церковный собор, и Евсевий на том соборе был и интриги
свои плел.
   Стало быть, все сходится: посольство к Констанцию, 341 год, тридцати-
летний толмач, Евсевий Никомидийский... только не в Константинополе, а в
Антиохии.
   Почему историки так держатся за то, что  рукоположил  Ульфилу  именно
Евсевий?
   Евсевий Никомидийский, чрезвычайно любопытная фигура в истории 4  ве-
ка, был родственником императора Юлиана, известного под  прозвищем  Отс-
тупник (пытался реставрировать язычество). Евсевий  -  один  из  оплотов
арианской ереси, исключительно ловкий политик и царедворец. Предание де-
лает Ульфилу продолжателем, чуть ли не "духовным  наследником"  Евсевия,
который умер в том же 341 году, осенью.
   Дальнейшая деятельность Ульфилы связана с переводом библии на готский
язык, с проповедью христианства и, наконец, с гонениями (позднее Ульфила
назовет себя "исповедник"). Когда Атанарих начал жечь христиан в их хра-
мах, Ульфила обратился к императору Констанцию с просьбой принять в  Им-
перии бедствующих. Просьба была выполнена.
   Так образовалась в Мезии довольно большая готская христианская  общи-
на, которая просуществовала, согласно некоторым источникам, до 9 века.
   В дальнейшем, когда политические соображения заставляли готских  вож-
дей принимать христианство, они принимали его в том виде,  в  каком  оно
существовало в ОФИЦИАЛЬНЫХ КРУГАХ ИМПЕРИИ. А в этих кругах  христианство
существовало почти весь 4 век в форме арианства.
   Мы предполагаем также, что деятельность Ульфилы развивалась среди ве-
зеготов. Называет Ульфилу "везеготским епископом" и М.М.Гухман, ссылаясь
на то, что это мнение "общепринято".
   Историк Сократ, продолживший в 5 в. церковную историю Евсевия  Памфи-
ла, сообщает об Ульфиле в связи с соперничеством двух  везеготских  вож-
дей, Атанариха и Фритигерна:
   "Пребывавшие за Истром варвары, называемые готами, подняв  междоусоб-
ную войну, разделились на две части:  одной  предводительствовал  Фрити-
герн, а другой Атанарих. Когда Атанарих оказался сильнее, Фритигерн  об-
ратился к римлянам и призвал их на помощь против своего  соперника.  Это
дошло до сведения императора Валента, и  он  приказал  расположенным  во
Фракии войскам помочь варварам в походе против  варваров.  Они  одержали
над Атанарихом победу за Истром и обратили врагов в бегство. Это  послу-
жило поводом к принятию христианства многими варварами, ибо Фритигерн  в
знак благодарности за оказанную ему  услугу  принял  веру  императора  и
склонил к тому же подвластных ему. Поэтому и до сих пор большинство  го-
тов придерживается арианства, приняв его тогда ради императора. тогда же
и Ульфила, епископ готский, изобрел готскую азбуку и, переведя на  готс-
кий священное писание, подготовил варваров к изучению божественных  гла-
голов. Когда же Ульфила научил христианству не только подвластных Фрити-
герну, но и подвластных Атанариху варваров, тогда Атанарих,  считая  это
искажением религии, подверг наказаниям  многих  принявших  христианство,
так что варвары, придерживавшиеся арианства, стали мучениками"  (перевод
Латышева).
   Поэтому вряд ли может приниматься всерьез  стоящее  особняком  мнение
А.В.Карташева ("Вселенские соборы") о том, что Ульфила жил и  действовал
среди остроготов. В его небрежном и крайне  недоброжелательном  рассказе
обнаруживается большое число нелепиц.
   "Готский король, - пишет Карташев, - избрал его [Ульфилу]  кандидатом
на епископство уже создавшейся национальной готской церкви и послал (ок.
340 г.) к императору Констанцию для поставления в епископы. В  этот  мо-
мент в Константинопольской церкви господствовало  официальное  арианство
под руководством придворного  епископа  Евсевия  Никомидйского.  Ульфилу
связали теми формулами богословия, какие тогда господствовали при дворе.
Так автоматически готская национальная церковь стала арианской.
   Ульфила изобрел готский алфавит, перевел на  готский  язык  Священное
писание Нового завета и частей Ветхого. Но король Германарих повернул  в
язычество и поднял гонение на христианство. Ульфила с собравшимися около
него христианами убежал в 349 г. в Мизию".
   Видимо, уважаемый авторитетный историк прочитал житийное  имя  "Юнге-
рих" как "Германарих" и автоматически приписал к остроготам и Ульфилу.
   Между тем, ничто не указывает на то, что Германарих был христианином.
Не говоря уж о том, что готские вожди не вмешивались в  церковную  жизнь
(кого поставить епископом, кого низложить и т.д.) - у них  тогда  другие
заботы были. Вообще готским владыкам свойственно  внимание  к  церковной
жизни только в тех случаях, когда это связано с определенными политичес-
кими интересами (обычно все гонения на православие  со  стороны  готских
арианских "королей" были на деле обычным подавлением оппозиции).

   Вообще же, в истории жизни и деятельности  епископа  Ульфилы  столько
непроясненного, что иной раз хотелось умереть, лишь бы  попасть  на  тот
свет, повидать самого епископа и там у него разузнать, как все  было  на
самом деле.
   По этому поводу один из соавторов (В.Беньковский) без устали создавал
все новые и новые картины из жизни  патруля  времени  ("Патруль  времени
доставляет Ульфиле готско-немецкий словарь", "Патруль времени  оформляет
Ульфиле пропуск в Публичную библиотеку", "Патруль времени устраивает ча-
епитие для Ульфилы и Мирры Моисеевны Гухман" т. д.)
   В повести Пола Андерсона из цикла "Патруль времени", которая  называ-
ется "Скорбь Одина-гота" и является едва ли не единственным произведени-
ем художественной литературы, где о готах говорится  с  теплотой  и  лю-
бовью, появляется на миг епископ  Ульфила.  Патрульный  записывает  свою
встречу с ним на какое-то сложное устройство, вроде видеокамеры,  и  де-
монстрирует запись своему другу, профессору Ганцу из  Берлина  (сер.  19
века).
   Соавторы предполагают, что прототипом профессора Ганца являлся  Георг
Вайц, автор труда "О жизни и учении Ульфилы" (Ганновер, 1840 г.)
   Однажды, изучая собрание Парижской библиотеки, Вайц наткнулся на одну
древнюю рукопись, созданную, по убеждению Вайца, между  388  и  397  гг.
Книга содержала разные трактаты, в том  числе  акты  собора,  созванного
против ариан в 381 г. в Аквилее и две книги обширного сочинения  св.Амв-
росия Медиоланского "О вере".
   На полях книги были сделаны обширные, хотя и плохо читаемые приписки.
Акты собора комментируются в этих приписках таким образом, чтобы изложе-
ние больше благоприятствовало арианству. Доводы св.Амвросия опровергают-
ся.
   Здесь же, на полях, Вайц нашел и  тщательно  переписанное  кем-то  из
владельцев кодекса (видимо, убежденного арианина) длинное письмо еписко-
па Авксентия Доростольского.
   Это письмо полностью посвящено жизни и догматическому учению епископа
Ульфилы. Преимущественно, конечно, последнему.
   О самом Авксентии известно, что его прежнее имя было Меркурин  и  что
Ульфила был его учителем и  наставником.  В  Доростоле  Авксентий  епис-
копствовал недолго, много шумел, входил в конфликты,  яростно  отстаивал
правоту арианского вероучения и в конце концов сгинул в недрах  истории.
Православные историки не слишком интересовались судьбой этого еретика.
   Судя по имени (Меркурин), он был римского происхождения. Это  и  все,
что можно сказать об Авксентии Доростольском.
   Авксентий сообщает, что Ульфила свободно говорил, писал и  проповедо-
вал на готском, греческом и римском языках. Говоря о жизни своего учите-
ля, Авксентий старательно вписывает ее в освященную веками  и  традицией
схему: "Поставленный из чтецов в епископы тридцати лет, Ульфила... явил-
ся подражателем Христа... Тридцати лет от роду избран был для управления
народом Божиим на царское и пророческое  служение  Давид.  Тридцати  лет
пророком и священником стал и наш блаженный наставник..."
   Когда спустя семь лет Атанарих "воздвиг в стране варваров гонение  на
христиан", Ульфила, по мысли Авксентия, уподобился уже не Давиду, Иосифу
и Иисусу, но Моисею, который вывел свой народ из Египта и спас "от влас-
ти и насилия фараона".
   И, наконец, то главное, что должно было дойти до потомков без искаже-
ния: завещание Ульфилы. Перед смертью он продиктовал Авксентию несколько
слов, в которых кратко изложил сущность своей веры.
   Мы позволим себе привести это завещание полностью, благо оно кратко.
   "Я, Ульфила, епископ и исповедник Христа, всегда так  веровал  и  эту
свою единственно истинную веру свидетельствую теперь  пред  лицем  моего
Господа. - Верую во единого Бога Отца, единого нерожденного и  невидимо-
го, и в Единородного Сына Его, Господа и Бога нашего, Коему нет подобно-
го. Верую и во единого Духа Святого -  Силу  просвещающую  и  освещающую
согласно с тем, что изрек о Духе своим ученикам Господь: Аз послю обето-
вание Отца Моего на вы, вы же седите во град Иерусалимсте, дондеже обле-
четеся силою свыше (Лук.12, 49), и еще: Вы приимите силу,  нашедшу  Духу
Святому на вы (Деян. 1, 8). - Признаю, что Дух Святый не есть ни Бог, ни
Господь, но слуга Христа, подчиненный и послушный во всем Сыну  так  же,
как и Сын подчинен и послушен во всем Отцу..."
   Полностью текст авксентиева письма опубликован в фундаментальном  из-
дании готской библии: Die  Gotische  Bibel.  Herausgegeben  von  Wilhelm
Streitberg, Heidelberg, 1919.
   Таким образом, у нас нет ни малейших причин сомневаться  в  том,  что
Ульфила был арианин и что христианское учение он проповедовал именно как
арианское (отрицавшее единосущие Лиц Троицы). К  чести  Ульфилы  следует
добавить также, что в его переводе библии никак не отразились его ерети-
ческие убеждения: текст не искажен и является настолько чистым  и  кано-
ничным, что даже Иоанн Златоуст дозволял пользоваться им, считая готскую
библию вполне приемлемой книгой для православных христиан.

   ПЛЕМЕНА, УПОМИНАЕМЫЕ НАМИ

   Одним из основных препятствий, мешающих что-либо понять в эпохе Вели-
кого Переселения Народов, является изобилие этих народов.
   Карта Европы 5 века изобилует стрелочками  и  малопонятными  словами,
наползающими друг на друга, - "остроготы", "гепиды", "герулы"...  и  так
далее.
   Изучая исторические источники и - с особым тщанием  -  комментарии  к
ним, мы пришли к выводу, что воистину невозможно втиснуть в свою  память
все эти народы, пока они остаются для читающего стрелочками и буковками.
По крохам, весьма тщательно, стали мы собирать различные  характеристики
этих народов.
   Результатами наших разысканий мы готовы поделиться с Уважаемым  Чита-
телем.
   Готы, гепиды, вандалы и герулы (под  сомнением)  были  германцами.  О
родстве и внешнем облике готов, вандалов, гепидов сохранилось,  в  част-
ности, довольно выразительное замечание историка 6 в. Прокопия Кесарийс-
кого, который ("Война с вандалами", кн.1) пишет: "Все  они  белы  телом,
имеют русые волосы, рослые и хороши на вид; у них одни и те же законы  и
исповедуют они одну и ту же веру. Все они ариане и говорят на одном язы-
ке, так называемом готском; и, как мне кажется, в древности они были од-
ного племени, но впоследствии стали называться по-разному..."
   Здесь нужно сразу оговорить один чрезвычайно важный момент.
   Представляя в романе гепидов, вандалов, герулов, аланов и других,  мы
руководствовались в своих описаниях РАСХОЖИМИ  представлениями  об  этих
племенах. Эти представления сродни современным ярлыкам, которые молва  и
карикатуристы щедро навешивают на современных англичан  (снобы),  немцев
(педанты), русских (тридцать лет на печи лежат, но могут, если  захотят,
подковать блоху - правда, не хотят), американцев (кладут ноги на стол  и
ничего не понимают в искусстве), украинцев (едят сало и пьют горилку)...
   Понятное дело, что все это всего лишь расхожее мнение.
   Точно такие же расхожие мнения - ярлыки, если угодно  -  о  некоторых
племенах эпохи Великого Переселения Народов мы представляем на суд  Ува-
жаемого Читателя.

   ГЕПИДЫ

   Гепиды были довольно сильным германским племенем, переселившимся во 2
веке из Скандинавии. Вслед за готами они прошли от восточного  побережья
Балтики ("Океана") к Дунаю. Движением гепидов с нижней Вислы к югу руко-
водил король Фастида, о котором упоминает историк  Иордан.  С  боями  он
провел свое племя через область бургундов, и к середине  3  века  гепиды
переселились в Карпато-Дунайских земли.
   Во времена Аттилы гепиды входили в гуннский союз племен.  Собственно,
само имя знаменитого "осиротителя Европы"  -  германского  происхождения
(вероятнее, что это не настоящее имя вождя, а прозвище, которое ему дали
ближайшие его соратники и которое утвердилось в войсках):  оно  означает
"батька". Вождь гепидов Ардарих был ближайшим союзником и советником Ат-
тилы и исключительной личностью.
   В 60-х годах 6 века гепиды исчезают с исторической сцены.  Истощенные
длительной борьбой с лангобардами, они  были  уничтожены  аварами:  ядро
племени перебито, многие из оставшихся захвачены  в  рабство,  остальные
бесследно растворились среди других племен.
   Об имени и происхождении гепидов спорили долго и  ожесточенно  еще  в
древности. Наиболее известную легенду приводит Иордан (цит. по  переводу
Е.Ч.Скржинской).
   "Ты должен помнить, - пишет Иордан, обращаясь к своему  другу  Каста-
лию, которому посвящен его труд, - что вначале  я  рассказал,  как  готы
вышли из недр Скандзы со своим королем Берихом, вытащив всего только три
корабля на берег по эту сторону океана... Из  всех  этих  трех  кораблей
один, как бывает, пристал позднее других и, говорят, дал имя всему  пле-
мени, потому что на их языке "ленивый" говорится "gepanta"... Без сомне-
ния, они родом из готов и оттуда ведут свое  происхождение;  однако  так
как "gepanta" означает, как я сказал, нечто "ленивое" и  "отсталое",  то
имя гепидов родилось, таким образом, из случайно слетевшего с языка поп-
река; тем не менее я не считаю его чересчур не подходящим: они  как  раз
отличаются медлительным умом и тяжелыми движениями своего тела".
   История вполне недостоверная и явно придуманная кем-то в определенных
политических целях.
   Ни в одном из германских языков, пишет в своих комментариях к перево-
ду Е.Скржинская, не засвидетельствовано слова "gepanta" с таким значени-
ем.
   Попытки объяснить имя гепидов продолжались и в следующие эпохи.  Иси-
дор Севильский в своих "Началах" собрал, а частью  и  сам  придумал  ряд
фантастических "этимологий". Он связал  название  "гепиды"  с  латинским
"pedes" - "ноги": "гепиды больше применяют пеший, чем конный бой, и  по-
тому так названы".
   Любопытные сведения находим у Татищева в "Истории Российской".
   В обзоре различных источников он находит еще более фантастические ис-
тории. Так, Стрыковский сообщает: "Когда готы, кимбры и пр. к западу для
войны пошли, тогда оставших ленивии, а на их языке  гепиды  назвали  для
того, что сии в домех своих хотели лучше [остаться], нежели в бою  храб-
рость показать."
   Константин Багрянородный "сказует, еже готы, гепиди  и  вандалы  един
род есть".
   Далее, со ссылкой на  знаменитое  сочинение  "Об  управлении  Божием"
Сальвиана Марсельского (5 в.) Татищев приводит  такое  мнение:  "Гепидов
народ грубый, яко особный от готов" следует отличать.
   И, наконец, сугубый перл: "Паче же верительно, в Великой  Польше  имя
оное [гепиды] на славенское переведши, ленчане именовали...  и  град  их
Ленчица тамо есть... Поляки же Великой Польши у руских долго ленчане,  а
потом ляхи имянованы, но поляки, стыдяся тем именем, вымысля с богемским
историком Гагеком Чеха и Леха, от Леха онаго ляхи быть производят".
   Итак, репутация у гепидов весьма специфическая: современники, видимо,
с ними не ладили и потому всячески пытались представить людьми ленивыми,
медлительными, нерасторопными. Этим же расхожим мнением пользуется в на-
шем романе дедушка Рагнарис. Отчасти образу "классического гепида" соот-
ветствует и Багмс, тарасмундов раб; да и вся история происхождения Багм-
са служит иллюстрацией к образу "тупого" гепида.
   Однако стоит еще  раз  напомнить:  это  мнение  не  столько  авторов,
сколько героев книги. Это то самое  расхожее  мнение,  которое,  являясь
правдой, вместе с тем остается самой обыкновенной ложью. Как  любой  яр-
лык.

   ГЕРУЛЫ

   Герулы - северогерманское племя, продвинувшееся в 3 в. на юг.  Запад-
ные герулы осели в Галлии, восточные - на Дунае,  где  вместе  с  готами
участвовали в набегах на Римскую Империю. Традиция рисует герулов  кора-
белами, которые на своих судах поднимались вверх по Дунаю,  вторгаясь  в
земли Империи. Герулы были подчинены гуннами, а после распада  грандиоз-
ного гуннского союза (после смерти Аттилы, 455 г.) образовали свое  "ко-
ролевство" на Дунае.