Борис Лапин.
   Рассказы

   Первый шаг
   Коэффициент Маггера
   ЛУННОЕ ПРИТЯЖЕНИЕ
   Ничьи дети
   День тринадцатый



   Борис Лапин.
   Первый шаг

   -----------------------------------------------------------------------
   Авт.сб. "Первый шаг".
   OCR & spellcheck by HarryFan, 26 September 2000
   -----------------------------------------------------------------------

                                                   Через тернии к звездам.
                                                                    Сенека


   СТРАШНЫЙ СОН

   Всю ночь ее преследовали кошмары. Ей снились  сумрачные  сырые  ущелья,
извилистые тропинки в горах, камни, срывающиеся из-под  ног  в  стремнину.
Она повисала над пропастью, ухватившись за куст или едва  заметный  выступ
скалы, а потом, так и не выкарабкавшись, снова  взбиралась  крутой  горной
тропой уже в другом месте,  и  снова  камни  беззвучно  проваливались  под
ногами.
   Ее видения Земли были призрачны и во многом  условны,  она  никогда  не
ступала по Земле и даже фильма о путешествии в горах не смотрела, так  что
эти ночные кошмары, думала она, достались  в  наследство  от  предков.  Ей
часто снилась Земля, но это  были  какие-то  ненастоящие  сны,  смутные  и
нереальные, как будто видишь во сне, что тебе снится сон. Когда  же  в  ее
Сновидениях появлялся знакомый мир Корабля, она воспринимала его  реальным
до мелочей.
   Вставая, она решила, что, возможно, разбалансировалась атмосфера,  если
ей так плохо спалось, но стрелки давления и кислорода стояли на  месте,  и
она успокоилась. Человек на Корабле больше верит показаниям приборов,  чем
собственным ощущениям.
   "Жаль, что на Корабле нет шкалы настроения, - подумалось ей.  -  Сейчас
стрелка указала бы на "весело", и тебе,  хочешь  не  хочешь,  пришлось  бы
развеселиться, Полина".
   Но ей уже и без того было весело.
   Мурлыча  мелодийку,  привязавшуюся  еще  вчера,  во  время  музыкальных
занятий с детьми, она поднялась в рубку. Здесь,  под  звездами,  усеявшими
черный свод неба, под  звездами,  навстречу  которым  устремился  Корабль,
начинался  каждый  ее  день.  Конечно,  она  не  чувствовала  и  не  могла
чувствовать  никакого  движения;  наоборот,  казалось.  Корабль  завис   в
безбрежной пустоте, завис, замер и затаился; но одна маленькая  звездочка,
та самая, постепенно приближалась к ним, год от года  обрисовываясь  ярче,
отчетливее. Кораблем управлял запрограммированный на Земле Навигатор,  так
что экипаж практически не нуждался в звездах - ни для наблюдений,  ни  для
ориентировки. И все же колюче сверкающий  холодными  искрами  купол  рубки
притягивал взгляды и сердца, напоминая каждому: звезды рядом!
   На Корабле не было ни одной лестницы. И  хотя  только  жилые  помещения
составляли добрых шесть этажей, а  сила  тяжести  приближалась  к  земной,
создатели Корабля обошлись без  ступенек.  Из  рубки  вниз,  на  ферму,  и
дальше, через складские помещения,  вплоть  до  машинного  отделения,  вел
наклонный винтовой коридор, много  раз  опоясывающий  Корабль  по  стенке,
виток на этаж. Пол коридора был  выстлан  пластиком,  напоминающим  мягкую
зеленую травку Земли. С пробега по этой  "травке"  от  рубки  до  фермы  и
обратно начинался каждый день Полины.
   Шесть этажей. Шесть круглых вместительных залов. Такими же они  были  и
вчера, и позавчера, и десять лет назад...
   Библиотечный зал еще пуст. Не светятся стереоэкраны, молчат педантичные
автоматы - Педагоги. Только  недремлющий  Консультант,  кладезь  знаний  и
добрейшая душа, слабо помигивает индикаторами пульта. Она  улыбнулась  ему
на бегу, как живому существу:
   - Привет, старина!
   И Консультант ответил немедленно, точно только этого и ждал:
   - Доброе утро, Полина!
   На спальном этаже тишина. Двенадцать маленьких  кают  расположились  по
окружности,  для  каждого  своя  каюта.  Корабль  рассчитан  максимум   на
двенадцать человек. Их сейчас всего семеро. "Интересно, что думает Свен  о
проблеме народонаселения, - лукаво напомнила она себе. - Кажется, пора бы,
Марта уже подросла".
   Сад. Три десятка фруктовых  деревьев,  подстриженные  изгороди  акаций,
бурно разросшаяся трава.  Аллеи,  посыпанные  песком,  маленький  бассейн,
площадки для занятий спортом. Даже птицы, беззаботные певчие птахи, совсем
как на Земле щебечущие по утрам.
   Старшие дети уже  встали.  Александр  орудовал  гирями,  а  хорошенькая
пятнадцатилетняя Люсьен мчалась на велосипеде, вовсю нажимая на педали,  и
с экрана летела под колеса земная дорога, проносились по  сторонам  земные
домики, прозрачные березовые рощи. "Неужели, - подумалось  Полине,  -  она
все  еще  живет  в  мире  детских  иллюзий:  настоящая  дорога,  настоящий
встречный ветер в лицо? Или это уже привычка?!"
   На кухонном этаже никого не было,  но  Синтезатор  мерно  гудел,  творя
людям пищу, на плите шумел большой чайник, древний символ семейного  уюта,
- значит, дежурный уже приступил к исполнению своих обязанностей.
   Вот и ферма, нижний пункт ее пробега, здесь можно передохнуть  минутку.
Увидев хозяйку, обитатели фермы  всполошились.  Кролики,  отталкивая  друг
друга, бросились к краю клетки, просительно зашевелили носами. Закудахтали
куры, застучали в пустую кормушку. Прильнули к стеклу бассейна  лупоглазые
карпы.
   Напевая, Полина потрепала за уши  кроликов,  щелкнула  по  носу  самого
крупного карпа по  имени  Гаргантюа,  прозванного  так  за  прожорливость,
отобрала яйца у кур, и все, точно ждали только ее появления, а  не  корма,
сразу успокоились. Сорвала несколько листьев салата, пощипала зеленый  лук
и укроп. Новая партия редиски, пожалуй, еще не поспела. Корзинку с зеленью
поставила у входа - для дежурного.
   Опять глупый Гаргантюа уставился через  стекло,  предлагал  поиграть  с
ним. "Скучают, - подумала Полина. - Тяжко им тут - ни  пруда,  ни  зеленой
лужайки, на всю жизнь заперты в четырех стенах. Совсем как мы.  Разве  что
наша клетка чуть просторнее, но тоже никуда из нее не вырвешься".
   На кухне уже гремел посудой десятилетний Джон - заспанный, вихрастый.
   - Как себя чувствуешь, малыш?
   - Спасибо, отлично, тетя Полина. А вы?
   - Как всегда - хорошо! Тебе помочь?
   - Что вы, я сам! Я решил сделать салат с кальмаром, ничего?
   - На твой вкус, Джон!
   Она побежала дальше. Но как хотелось ей в этот момент  отпустить  Джона
порезвиться в бассейн, к другим  ребятам,  и  сделать  за  него  несложную
кухонную работу. Однако строгие  традиции  Корабля  не  допускали  никаких
вольностей.
   Поднявшись наверх, к звездам, она порядком запыхалась,  но  эта  легкая
усталость доставила ей удовольствие. Не так уж много удовольствий выпадало
им на Корабле, физическая нагрузка -  одно  из  них.  Вот  почему  спортом
охотно занимались все. "Почти все", - поправила она себя, вспомнив Свена.
   Теперь - десять минут на брусьях вместе с Люсьен.
   - Как хорошо у вас получается стойка, тетя Полина.
   - Ты научишься делать еще лучше. Тяни носок, девочка, тяни носок.  Нам,
женщинам, нужна не только сила, но и грация, - она  озорно  подмигнула,  -
чтобы нравиться нашим неповоротливым мужчинам. Больше гибкости, девочка!
   Десять минут с малышами в бассейне.
   - Серж, ты неправильно дышишь. Вспомни,  как  учил  дядя  Свен.  Марта,
доченька, а ты чего стоишь?
   - Мама, а почему рыбки тоже умеют плавать?
   - Когда они были совсем крошечные, их научили мамы.
   - А разве у рыбок есть мамы?
   - Конечно, у всего живого есть мамы.
   - А у Сержика почему-то нету.
   - Плавай, дочка, плавай. У Сержа тоже была мама.
   Александр замер на перекладине, залюбовавшись Люсьен,  прыгающей  через
скакалку. Хорошая фигурка у девочки. И показать себя умеет.
   - Выше, Люсьен, выше, задорнее! А ты, Александр, не свались с турника -
загляделся! Марта, смелее, не бойся, не утонешь. Смотри, как я.
   Она следила за детьми, разговаривала с ними, плавала, плескалась, и все
стояли перед нею эти горные тропинки,  эти  мглистые  ущелья,  эти  камни,
исчезающие из-под ног. Но  теперь  прежние  страхи  улетучились,  осталось
только ощущение новизны, какого-то приятного открытия, будто она и в самом
деле побывала на Земле. Как все-таки живуче в нас земное  притяжение!  Оно
будет тревожить по ночам и Марту, и ее внуков,  и  правнуков,  пока  через
триста лет не вернутся они на Землю и не ступят на нее собственной ногой.
   - Приготовиться к завтраку, - звонко выкрикнул вбежавший в сад Джон.  -
Салат! Яичница! Кофе с молоком!
   Дети стремглав бросились одеваться: на аппетит никто не жаловался.
   Полина поднялась к себе  в  каюту,  подошла  к  зеркалу.  Навстречу  ей
шагнула из-за стекла молодая, все  еще  свежая  тридцатилетняя  женщина  с
округлыми  щеками,  пышными  каштановыми  волосами  и  спокойным  взглядом
больших серых глаз. Если бы не грустинка во взгляде, не  озабоченность  на
лице, она, пожалуй, ни в чем не  уступила  бы  Люсьен:  гибкая,  цветущая,
привлекательная женщина в лучшем женском возрасте, которой  еще  предстоит
родить Кораблю одного,  а  то  и  двух  детей.  Полина  улыбнулась  своему
отражению.
   "Надену  платье,  -  решила  она,  -  да  поярче,  нельзя  же  вечно  в
комбинезоне. Может, Свену будет приятно".
   Вот уже несколько дней Свен хандрил и пренебрегал зарядкой. В  этом  не
было ничего особенного, такое не раз случалось и с  ним,  и  с  нею,  и  с
другими, кто был до них. Ничего, пройдет. Надоест  хандрить,  как  все  на
свете надоедает, и Свен с новой энергией примется задела. А пока его лучше
не тревожить, пусть сидит над шахматными этюдами  или  читает  философские
книги, взрослому человеку самому лучше знать, как быстрее войту в форму.
   Она привела в порядок волосы, перехватила их лентой и, все еще напевая,
- вот ведь привязалась мелодийка, - подошла к каюте Свена.
   - Свен! - позвала она, открывая дверь. - Свен, завтракать!
   Каюта была пуста.
   Полина поднялась в рубку. На черном небе  не  мигая  холодно  светились
яркие проколы звезд, всегда одних и тех же, равнодушных ко всему.
   - Свен!
   Никого.
   Спустилась в библиотеку, в сад, на  ферму,  обошла  этажи  и  кладовые,
заглядывая в темные углы, будто искала какую-то потерявшуюся  вещь,  потом
вернулась, проверила все двенадцать кают. Свена не было нигде.
   "Что за дурацкие шуточки, - подумала она, еще не чувствуя ничего, кроме
раздражения.  -  Корабль  не  городская  квартира,  из  него  не   выйдешь
прогуляться". И тут, как лавина в горах  -  грохочущая,  неудержимая,  все
сметающая на пути, - обрушилось на нее неизбежное прозрение...
   На какое-то время мир исчез. Не было ничего: ни Вселенной, ни горя,  ни
самой Полины, ни Корабля, ни боли,  ни  единой  мысли  -  только  тяжесть,
непомерная, убивающая сознание тяжесть.
   Потом словно кто-то прошептал: "Не испугай детей. Они там  ждут.  Самое
главное - не испугай детей..."
   Через несколько минут, побледневшая, но внешне абсолютно спокойная, она
села за стол.
   - Начнем, ребята, - сказала ровным голосом.
   - А где папа? - пискнула Марта.
   - Ему нездоровится, детка. Он поест попозже.
   Она сумела произнести эти слова хладнокровно. И тут же поймала на  себе
острый,  допытывающийся  взгляд  Александра,  отметила,  как  разом  исчез
румянец с лица Люсьен. Все остальные,  не  обращая  внимания  на  старших,
принялись за салат.
   - Мама, я хочу редиску. Скоро поспеет редиска?
   - Скоро, дочка.
   Она взяла нож,  чтобы  разложить  по  тарелкам  яичницу.  Нож  оказался
теплым, шершавым. И вообще это был не  нож...  Это  был  куст,  слабенький
куст, выдранный с корнями из отвесной скалы, по  которой  она,  полуживая,
карабкалась вверх, спасаясь от лавины.
   Она почувствовала, что камни под ногами исчезают, исчезают, и ей не  за
что  больше  ухватиться,  не  на  что  опереться...  а  внизу  пропасть...
глубокая... бездонная...
   Полина выронила нож и обеими руками вцепилась в край стола.



   ДВЕРЬ

   Над ними были звезды. Чужие звезды, не такие, как на Земле. И не только
потому,  что  очертания  созвездий  немного  изменились,  -  здесь  звезды
приобретали особый смысл, здесь они  были  не  далеким,  почти  призрачным
украшением небосвода, а единственной реальностью окружающего.  Все  знали,
что перед ними не подлинная картина мироздания, а лишь копия, нарисованная
наружными антеннами, на куполообразном экране,  -  однако  это  ничего  не
меняло. Недаром  устав  Корабля  предусматривал  проводить  воспитательные
беседы с детьми в рубке - только перед  лицом  вселенной  можно  до  конца
осознать всю  дерзновенность  предпринятого  ими:  жалкая  горстка  людей,
слабых существ, жизнь каждого из которых мгновение, с  трудом  оторвавшись
от  своей  заурядной  планетки,  с  трудом  преодолев  притяжение   своего
заурядного солнца, - рискнула познать бесконечность  звезд,  назвать  себя
равными им.
   Нет, сколько ни внушай подрастающему  человеку,  как  ответственна  его
задача, какие надежды связывает с этой экспедицией  Земля,  доводы  разума
ничто перед эмоциональной встряской, когда  человек  остается  наедине  со
звездами. Только здесь ощущаешь себя  частью  великого  сообщества  людей,
одним из пяти миллиардов, выполняющим особо ответственную  миссию,  только
здесь понимаешь, что на тебя смотрит человечество, - и  поэтому  в  полной
мере сознаешь себя не пассивным пленником Корабля, а личностью, от которой
зависит будущее Земли.
   Полина смотрела на звезды глазами взрослой, много передумавшего,  много
выстрадавшего человека. Александр -  холодно,  серьезно,  озабоченно,  как
рассудительный юноша и будущий  командир.  Люсьен  смотрела  восторженными
детскими глазами, но к ее наивному девичьему  восторгу  уже  примешивалось
удивление пугающим несоответствием масштабов звезд и  дерзнувшего  познать
их человека.
   Да, непросто было Полине начать разговор. Она откладывала его со дня на
день, с часу на час, и, чем дальше откладывала, тем  меньше  оставалось  в
ней решимости. Еще  слишком  слабая,  издерганная  и  взбудораженная,  она
боялась, что  не  выдержит,  расплачется  перед  детьми  -  и  все  только
испортит.
   "Бесстрастно, совершенно бесстрастно, - уговаривала она себя. -  Сообщи
им обо всем сухими официальными словами, как сделал  бы  это  Консультант.
Вот именно, как старина Консультант. Факты, только факты!" Но  уговоры  не
действовали.  Ее  сковывала  ответственность  предстоящего  разговора,   в
котором малейшая ошибка, малейшая фальшь может оказаться непоправимой.
   - Я должна сказать вам об этом, - трудно проговорила наконец Полина.  -
Свен ушел от нас!
   Александр молча ждал объяснений. Люсьен не выдержала:
   - Ушел? Ушел с Корабля?! Что значит - ушел? Куда?..
   Вымученная улыбка скользнула по  лицу  Полины.  Так  она  и  знала.  Их
интересует не почему он ушел, а куда ушел.  Куда  можно  уйти  с  Корабля,
несущегося среди звезд?!
   - Устав запрещает сообщать об этом  детям,  не  достигшим  восемнадцати
лет.  Но  я  должна  раскрыть  вам  все,  у  меня  нет   другого   выхода.
Обстоятельства изменились, и в этих обстоятельствах приходится считать вас
взрослыми. Те, кто  сконструировал  Корабль  и  направил  его  к  звездам,
предусмотрели  для  членов  экспедиции  возможность   _уйти_.   Это   было
необходимо. Во-первых, человечество не вправе насильно посылать  кого-либо
на подвиг, подвиг - дело сугубо добровольное, а ведь наш  полет  -  своего
рода подвиг. И коли у нас нет иного способа отказаться от участия  в  этом
подвиге,  предусмотрена  возможность  _уйти_.  Во-вторых,   _уйти_   может
человек, почувствовавший серьезные отклонения в  своей  психике.  Истерик,
брюзга, человеконенавистник способен вывести из строя весь экипаж. Поэтому
он имеет право сознательно избавить Корабль от своей персоны. И,  наконец,
_уход_ предусмотрен для лиц, совершивших преступление.  Тоже  добровольный
_уход_...
   - Но уход... куда? - опять не выдержала Люсьен.
   - Подожди, девочка, всему свое время.  Корабль  уже  знает  два  случая
_ухода_. Когда умер Джон, первый наш командир, _ушла_ Софи, его жена:  она
не могла жить без Джона. Позднее _ушел_, совершив  преступление,  Рудольф.
Какое преступление, как, что и почему - вы узнаете, когда  будете  изучать
историю Корабля. Пока важно не это. Важно, что и  Софи,  и  Рудольф  имели
веские основания _уйти_. Почему _ушел_ Свен, я не знаю. Не вижу оснований.
   - Разве он ничего не сказал вам, тетя Полина?
   - Нет, девочка, он ничего не сказал нам. Может,  в  будущем  мы  поймем
это, во всяком случае, постараемся понять.  А  теперь  спустимся  вниз,  я
покажу вам, куда _ушел_ Свен.
   Они покинули рубку и, миновав жилые  помещения  и  три  этажа  складов,
спустились к машинному отделению. Едва заметная вибрация корпуса ощущалась
здесь не больше, чем там, наверху, но шум работающего  двигателя  слышался
отчетливее. Полутемный коридор уперся в овальную стальную дверь.
   - Прежде Корабль кончался для вас здесь, - сказала Полина, набирая шифр
на  замке.  -  Теперь  посмотрите  машинное  отделение.  Реактор   и   все
вспомогательные системы работают автоматически, но вход людям разрешен.
   Дверь открылась, в помещении вспыхнул свет. Молча прошли и  бесконечным
серпантином узкого серого коридора, остановились у другой такой же  двери.
Дальше идти было некуда. Полина нажала рукоять -  и  в  массивном  корпусе
двери появилось крохотное оконце. За  его  синим  стеклом  бушевал  адский
пламень.
   - Вот эта дверь. Она открывается особым секретным  шифром,  который  вы
узнаете от Консультанта в двадцать лет. За этой дверью нет ничего.  Там  -
реактор.
   Глаза Люсьен округлились, в них заплясали синие отблески.
   - Значит, он _ушел_ туда, - прошептал Александр.
   - Да, он ушел туда.
   - Но ведь это жестоко! - выкрикнула, ломая пальцы, Люсьен. - Зачем  они
придумали эту чудовищную дверь?!
   - Я не имела права посвящать вас в тайну  _ухода_,  но  так  случилось,
слишком рано приходится вам взрослеть. Да, девочка, это жестоко. Но есть в
жизни  жестокости,   без   которых   не   обойтись.   Без   этой   заранее
предусмотренной жестокости экспедиция никогда не достигла бы Цели.
   - Почему? Почему?!
   - Потому что человек, не желающий лететь к звездам, чувствовал бы  себя
пожизненным узником, заключенным в Корабль без  всякой  вины.  Потому  что
опасно жить бок о бок с преступником или сумасшедшим.  И  раз  уж  человек
решил покончить с собой, разве лучше, если бы  Свен  повесился  у  себя  в
каюте и его  увидела  Марта?  Нет,  дети,  поверьте  мне  и  не  называйте
жестокостью то, что со временем оцените как гуманность. Конечно, _уход_  -
явление исключительное. Но человек всегда должен иметь возможность выбора.
   - Вы оправдываете его?! - задыхаясь, выкрикнул Александр.
   - Никогда!
   И  тут  она  сорвалась.  Не  хватило  выдержки,  не  хватило   железной
бесстрастности Консультанта.  А  главное,  только  здесь,  у  этой  двери,
окончательно осознала она всю глубину своего одиночества.
   Одна, навеки одна!..



   ПЕРВЫЕ

   Что сталось бы с нею в эти дни отчаяния и  безнадежности,  если  бы  не
ежеминутная поддержка отца?
   Большой, бородатый, с густым низким голосом и  добрым  взглядом  из-под
лохматых бровей, он, как в детстве, часами  просиживал  с  нею,  и  Полина
снова чувствовала себя девочкой,  удивленной  и  восхищенной  громадностью
жизненного опыта взрослых. Он рассказывал о Земле, о людях и о себе, а она
впитывала каждое его слово, каждый жест,  каждую  улыбку  -  и  постепенно
обретала прежнюю устойчивость.
   Она была еще очень слаба и порой забывала, что  всего  лишь  вспоминает
сказанное им ранее. Ей казалось, это не просто память об отце,  это  нечто
несравнимо большее: он сам, живой и осязаемый. Он передал ей в  наследство
лучшие черты  своего  характера,  он  воспитал  в  ней  мужество,  волю  и
выдержку. Он был частью Полины, и она была его частью. И теперь  он  снова
пришел к  ней,  чтобы  поддержать  в  трудный  час,  помочь  не  поддаться
отчаянию, не согнуться перед бедой. Без него она не выстояла бы.
   - Видишь ли, дочка, здесь, на Корабле, наши жизни не  принадлежат  нам.
Они принадлежат Земле. И  поверь,  Земля  никогда  не  послала  бы  нас  к
звездам, если бы от нашей экспедиции не ждали ответа на вопрос:  останется
ли человечество навек прикованным к Солнцу или шагнет в Большой Космос. Мы
первые, Полина, а путь первых всегда труден. Опасен.  Порой  трагичен.  Но
должен же кто-то быть первым...
   "Должен  же  кто-то  быть   первым"   -   эта   бесхитростная   формула
сопутствовала  ей  всю  жизнь.  Порой,  выведенная  из   себя   житейскими
невзгодами, усталая или обиженная, Полина возмущалась: почему  не  другие,
почему именно мы? Но тут  же  вспоминала  покоряющую  улыбку  отца  и  его
неопровержимый в своей простоте довод: должен же кто-то быть  первым,  так
почему другие, почему не мы?
   - Как будто бы наша задача совсем проста -  выжить  самим  и  вырастить
тех, кто останется после нас. Беззаботная жизнь, как у  травы,  не  правда
ли? Но так только кажется. Выжить самим и вырастить следующее поколение  в
условиях Корабля неимоверно трудно. Кроме всего прочего, еще и потому, что
каждый из нас не просто человек сам по себе, но и звено в цепи  поколений.
От каждого, буквально от каждого зависит успех экспедиции. Только подумай,
десять-двенадцать поколений, и ты в ответе за того, кто придет после  тебя
не  завтра,  не  к  закату  твоих  дней,  а  через  триста  лет.  Огромная
ответственность, и она давит на психику, мешает жить просто, как трава. Но
без этой ответственности нельзя. Если каждый не осознает себя  гражданином
Корабля, цепочка может прерваться, и тогда все полетит в тартарары  -  все
усилия  и  страдания  предыдущих   поколений.   Зато   одно   немаловажное
обстоятельство психологически укрепляет нас: цель жизни.  Поскольку  здесь
все равно невозможно то полное,  безусловное  счастье,  право  на  которое
человек, живущий на Земле, получает от рождения, поскольку наши  жизни  не
принадлежат нам, - мы все, каждый, должны  до  конца  мужественно  донести
свою ношу и тем самым оправдать свою жизнь. Иначе она  теряет  смысл.  Вот
так, дочка...
   Она была самая младшая из  первого  поколения  родившихся  на  Корабле.
Когда отец рассказывал ей о Цели жизни, Полине исполнилось тринадцать лет.
О, как памятен ей этот возраст широко распахнутых  на  мир  глаз  и  тайно
зреющих вопросов, которые не вдруг задашь  взрослым,  возраст  критической
переоценки  окружающего  и  благодатных  всходов  коллективизма  в  прежде
эгоистичной душе!
   Она сидела на зеленой скамейке в саду, прижавшись головой к плечу отца.
А рядом примостилась  хорошенькая  Марго,  очень  похожая  на  сегодняшнюю
Люсьен, да и в тех же годах, за ней уже тогда приударял  Свен,  -  и  тоже
впитывала каждое слово командира. Алекса любили все, весь экипаж  -  такой
уж это был человек.
   В другой раз Полина спросила: почему же так получилось, что  на  Земле,
воплощающей собою Разум и  Порядок,  существует  не  одно  государство,  а
несколько - с собственными обычаями, законами и правительствами? Отец едва
заметно усмехнулся в усы.
   - Чтобы понять сегодняшний день, дочка, - сказал он со вздохом, -  надо
знать историю. А история  складывается  из  двух  очень  непохожих  вещей:
генерального направления, которое можно предвидеть наперед, потому что оно
предопределено всем ходом развития человечества,  и  запутанных  закоулков
случайного,  через  которые  следует   человечество   в   поисках   своего
генерального  направления.  Изучи  эти  два  слагаемых,   и   ты   поймешь
сегодняшний день.
   Слова отца крепко запали ей  в  память,  и  теперь,  силясь  прорваться
сквозь  беду,  сквозь  отчаяние,  сквозь  тяжесть   свалившейся   на   нее
ответственности  к  пониманию  происходящего,  она   снова   и   снова   с
благодарностью  вспоминала  практические  уроки  истории,  преподанные  ей
отцом. В его пересказе воскресали эпохи, оживали прежде  недвижные  статуи
исторических личностей, сталкивались и объединялись страсти,  пристрастия,
страстишки, приходили в действие скрытые пружины интриг, тайных  сговоров,
кастовых интересов - и через все это пестрое,  многоцветное  нагромождение
конкретного шествовала неудержимая махина исторической необходимости...
   Итак, чтобы постичь случившееся, чтобы разобраться в  сегодняшнем  дне,
она должна вспомнить историю Корабля. Нет, не вспомнить - прочесть заново,
иными, прозревшими глазами, призвать историю на помощь.
   История Корабля... Список рождений и смертей.  Однообразный,  как  сама
жизнь на Корабле, где нет места никаким  другим  событиям.  Только  первая
дата отличается от всех, первая да еще, может, последняя будет  отличаться
- через триста лет. Вот они,  эти  анналы,  эти  святцы  Корабля,  краткая
летопись сорока восьми лет...


   14 ИЮЛЯ 2112 г. - СТАРТ ПЕРВОЙ ЗВЕЗДНОЙ.
   Два года ученые разных стран Западного Содружества готовили  экспедицию
и формировали экипаж, отбирая из  тысяч  добровольцев  восьмерых  наиболее
подходящих. Эти восемь избранников должны были отвечать  многим  и  многим
требованиям, чтобы следующие за ними поколения Корабля  обладали  отменным
здоровьем и жизнестойкостью; они, эти восемь, должны были  соответствовать
друг  другу   по   чертам   характера,   по   десяткам   биологических   и
психологических признаков, ибо главное в подборе экипажа -  совместимость.
Ученые с самого  начала  понимали,  что  нет  ничего  более  опасного  для
экспедиции, чем затаенная до поры ненависть, или простое, вполне  понятное
и все-таки необъяснимое "я его не переношу", или передающаяся от поколения
к поколению родовая склока, непримиримая  вражда  космических  Монтекки  и
Капулетти. К этому добавлялось еще и требование равной  представительности
стран Содружества.
   Их   было   восемь,    восемь    звездных    первопроходцев,    четверо
тридцатипятилетних мужчин и четыре двадцатипятилетние женщины.  До  старта
они никогда не видели друг друга. Их готовили порознь,  их  тренировали  и
обучали в разных странах, и они ничего не знали о семерых своих спутниках,
кроме национальности.
   Когда огромная толпа под жгучим техасским солнцем  собралась  проводить
Первую Звездную, они, участники экспедиции, через головы  родственников  и
друзей старались высмотреть тех, с кем суждено провести остаток жизни. Они
навек отрывали себя от Земли, от своего времени, от привычного  жизненного
уклада, от друзей  и  родных,  от  семьи  -  чтобы  затеряться  в  ледяной
космической пустыне и никогда не узнать, чем кончится экспедиция, вернется
ли Корабль на Землю через триста лет, обогнув одну из ближайших к Солнцу и
все же такую далекую звезду. Им было о чем подумать в эти минуты, было что
вспомнить, было с кем попрощаться, - а они старались угадать: кто же,  кто
из тысяч собравшихся здесь летит вместе с ними?! Уже тогда тяга к  звездам
пересиливала в них земное притяжение.
   Над равниной звучала торжественная музыка,  сверкали  трубы  оркестров,
душно пахли цветы, ученые и государственные деятели говорили речи,  и  уже
все было сказано и вслух, и вполголоса, - а они  все  еще  не  знали  друг
друга.
   Потом Алекса усадили в автомобиль, увезли подземным туннелем к Кораблю,
покоящемуся в глубокой шахте, и там совсем буднично, торопливо и деловито,
почти похоронили в похожей на саркофаг ванне с вязкой жидкостью. Только он
лег в эту ванну, надев специальный  жизнеобеспечивающий  скафандр,  только
почувствовал, что плавает, - и сразу сознание его  затуманилось:  наступил
месячный стартовый анабиоз, облегчающий колоссальную перегрузку отрыва  от
Земли и от Солнца.
   А когда он пришел в себя, над ним склонился высокий сухощавый человек с
седыми висками. Это был Джон, командир экспедиции, американец. Алекс долго
не мог понять, где он и что с ним происходит, пока не сообразил: да это же
первый из его спутников. В то время уже  ни  Земля,  ни  Солнце  не  могли
достать их своим притяжением.
   Потом они просмотрели видеозапись старта, принятую с Земли  аппаратурой
Корабля, когда они спали в  ваннах  сном  праведников.  Последние  команды
прозвучали над притихшей толпой, охрипшие от волнения  динамики  отсчитали
последние секунды - и вместе с огненным смерчем, что  вырвался,  казалось,
из самых глубин планеты, поднялась  над  равниной  гигантская  серебристая
ракета, повисла на мгновение и,  прочертив  небо,  умчалась  в  неведомое,
растаяла в  синеве.  Когда  грохот  смолк,  случайные  нестройные  вскрики
раздались над космодромом и диктор сказал: "Счастливого пути, друзья!"
   Полина  много  раз  видела  эту  запись,  с  которой  началась  поступь
Необходимого  в  жизни  Корабля.  А  потом  на  сцену   вышло   Случайное,
непредвиденное, и оно тоже  наложило  свой  отпечаток  на  историю  Первой
Звездной. И теперь, чтобы разобраться в сегодняшне"  дне,  надо  вспомнить
историю экспедиции. И надо  передать  эту  историю  следующим  поколениям,
чтобы обогатить их память и вооружить на случай нового непредвиденного.


   7 ФЕВРАЛЯ 2116 г. - РОЖДЕНИЕ ФРЕДА У ДЖОНА И СОФИ.
   26 НОЯБРЯ 2116 г. - СМЕРТЬ ДЖОНА; АЛЕКС ПРИНЯЛ КОМАНДОВАНИЕ КОРАБЛЕМ.
   2 ДЕКАБРЯ 2116 г. - УХОД СОФИ.
   Первые годы на Корабле были для них праздником. Уже  зрелые  люди,  они
снова почувствовали себя  юнцами,  вырвавшимися  на  каникулы  с  хорошей,
веселой компанией. Непривычный, заманчивый мир открылся, перед  ними.  Они
еще только познавали новую для них жизнь, постепенно привыкая к Кораблю  и
друг к другу. Это  было  время,  когда  устанавливались  первые  отношения
первых:  первая  привязанность,  первая  дружба,  первая  любовь,   первая
космическая  семья,  когда  незаметно,  исподволь  складывались   традиции
Корабля и ежедневный праздник еще не сменился ежедневными буднями.
   Джон   оказался   хорошим    командиром,    волевым,    требовательным,
справедливым. И если все  же  преобладали  в  его  характере  жесткость  и
непреклонность над общительностью и добротой, то это  с  лихвой  окупалось
мягкостью его заместителя Алекса, с которым связала Джона крепкая  мужская
дружба.
   На четвертый год полета у Джона и его жены, итальянки Софи, родился сын
Фред - первенец  Корабля.  Рождение  ребенка  в  космосе  считалось  тогда
известным риском, и первым пошел на риск командир. Было все, что бывает  в
таких случаях на Земле: шампанское, цветы, подарки, даже импровизированный
спектакль. А через несколько месяцев Джон слег: свалила какая-то странная,
неизвестная на Земле  болезнь.  Она  началась  с  необъяснимой  апатии,  а
кончилась отеками всего тела и параличом. Ни Этель,  врач  экспедиции,  ни
Консультант, универсальная информационная машина, ничем не могли помочь.
   Перед смертью Джон передал  Алексу  свой  дневник  -  подробные  записи
течения болезни. Оказалось, Джон болел уже почти год, и никто  не  заметил
этого! Как ни мучили его боли, как ни  наседала  въедливая,  непреодолимая
апатия, ни единым словом, ни единым жестом не  выдал  он  изводившего  его
недуга. Это был период становления обычаев, и Джон  не  хотел,  чтобы  его
страдания нежелательной мрачной ноткой откликнулись для  тех,  кто  придет
после него. Разумеется, Этель сделала все возможное, но и она  многого  не
знала. Лишь толстая тетрадь,  от  корки  до  корки  исписанная  аккуратным
убористым почерком,  поведала  и  о  симптомах  зарождения  болезни,  и  о
бесплодных попытках лечения, и о серии  опытов,  которые  Джон,  отыскивая
причину недуга, поставил на себе.  Начав  эти  небезопасные  эксперименты,
Джон уже не надеялся на выздоровление -  он  думал  о  будущих  поколениях
Корабля.
   До последнего дня он страдал молча, вот  почему  его  смерть  оказалась
неожиданной. И только Алекс успел при жизни Джона  оценить  его  подвиг  и
понять, какая большая душа скрывалась за  непреклонностью  и  деловитостью
первого командира.
   Джона схоронили в реакторе, как полагалось по уставу. А через несколько
дней Софи,  застенчивая  незаметная  Софи,  всегда  тенью  следовавшая  за
Джоном, _ушла_ с Корабля. Казалось, эта  худенькая  большеглазая  женщина,
молчаливая и необщительная по натуре, не оставила после себя ничего,  если
не считать сына. Лишь много позднее среди ее вещей  обнаружили  рукописную
поэму - восторженный и наивный гимн любви.  Марта,  лучше  других  знавшая
итальянский, с трудом разобрав исчерканные, перемаранные  строки,  сказала
почти с испугом: "Дантова сила! Кто бы мог подумать..."
   Если смерть Джона от тяжкой  болезни  была  несчастьем,  которое  можно
понять и пережить, то неожиданный _уход_  здоровой,  полной  сил  женщины,
молодой матери, потряс  всех.  Экипаж  охватило  что-то  похожее  на  шок.
Оставалось только полшага до суеверий, до страха обреченности Корабля,  до
веры в дурное предзнаменование. И если бы не  Алекс,  ставший  командиром,
кто знает, как сложилась бы дальнейшая судьба экспедиции...


   11 ЯНВАРЯ 2118 г. - РОЖДЕНИЕ СВЕНА У УЛЬФА И ЭТЕЛЬ.
   3 АВГУСТА 2120 г. - РОЖДЕНИЕ ЛИДИИ У РУДОЛЬФА И ЕВЫ.
   У маленького Фреда появились сверстники. Бездетными  оставались  только
Алекс и его жена француженка Марта. На командире больше, чем  на  ком-либо
другом, лежала  ответственность  за  регулирование  населения  Корабля,  а
каждое  прибавление  членов  экипажа  сверх  оптимального  числа  ухудшало
условия  жизни  остальных.  Еще  и  другая  причина  руководила   Алексом.
Достаточно насыщенная программа исследований оставляла все-таки  свободные
часы, которые не всякий умел занять. А с детьми много забот, и  пока  есть
на Корабле хоть один  маленький,  дел  у  всех  по  горло  и  времени  для
чрезмерного внимания к собственной персоне попросту не  остается.  Но  как
только дети подрастают...


   22 МАЯ 2124 г. - СМЕРТЬ УЛЬФА.
   24 МАЯ 2124 г. - УХОД РУДОЛЬФА.
   4 ЯНВАРЯ 2125 г. - РОЖДЕНИЕ МАРГО ОТ УЛЬФА И ЕВЫ.
   8 ЯНВАРЯ 2125 г. - СМЕРТЬ ЕВЫ.
   На этот  раз  непредвиденное  явилось  в  облике  красавицы  Евы,  жены
пунктуального немца Руди. Семьи  на  Корабле  складывались  по  любви,  но
все-таки Корабль не Земля, чтобы обеспечить каждому выбор по вкусу.  Алекс
еще раньше заподозрил неладное с Евой - уж слишком тянуло ее к  Ульфу.  Но
Ульф полюбил Этель, а потом и Ева стала женой Руди,  родила  дочь,  и  как
будто все уладилось. Однако Алекс понимал, что стоит Ульфу подать  надежду
Еве - и затаившаяся искорка обернется  пожаром.  Вот  почему  и  стремился
Алекс как можно дольше загружать Еву заботами о детях.  Устав  Корабля  не
требовал соблюдения брачного контракта до  конца  жизни,  предусматривался
развод и новый брак, так что всегда можно было избежать драмы, заменив ее,
на худой конец, нудным, но бескровным бытовым конфликтом.
   Однако в своей страсти Ева - ох уж  это  имя!  -  пренебрегла  доводами
разума. Алекс понимал ее: она была женщина, может быть, слишком женщина, а
женщина так уж  устроена,  что  сметает  все  преграды  на  пути  любви  и
добивается  своего  любой   ценой.   И   все-таки,   учитывая   чрезмерную
эмоциональность Евы, ее не следовало включать в состав экспедиции.  Дорого
же обошлась Первой Звездной эта ошибка!
   В первые годы, годы сплошного праздника, душой компании стал Ульф. Все,
к чему бы он ни прикоснулся, проникалось легкостью, изяществом, мимолетной
прелестью. Артист по призванию, придумщик  и  острослов,  он  режиссировал
свадьбы, именины и крестины, он  затевал  искрометные  спектакли,  главная
роль в которых всегда принадлежала Еве. И хотя  на  самом  деле  Ульф  был
глубже, значительнее, именно эти внешние черты сделали его  в  глазах  Евы
героем.
   Она не разглядела и Руди. Добродушный, медлительный,  основательный  во
всем, он, чтобы не казаться педантом, разыгрывал порой этакого  простачка,
над которым не  грех  позубоскалить.  Понятно,  он  казался  ей  увальнем,
тюфяком, личностью будничной и серой.
   Когда праздники канули в прошлое и обыденное вступило в свои права, Ева
затосковала. Ее натура настоятельно требовала  яркого,  драматического.  В
какой-то момент Ульф не выдержал осады - и грянула драма.  Рассудительный,
уравновешенный Руди, оказавшийся  вспыльчивым  ревнивцем,  застав  жену  в
каюте Ульфа, убил его молотком.
   Это встряхнуло Корабль, как столкновение с метеоритом. Не было  сказано
ни слова, но Руди знал, что должен _уйти_, и он _ушел_.  Ни  командир,  ни
весь экипаж не имели права отменить этот суровый приговор. Жестокость была
оправдана, возмездие должно было стать фактом истории, и оно стало  фактом
истории. Никто не осуждал ни Ульфа, павшего жертвой обдуманных чар Евы, ни
Руди, ослепленного ревностью, - все осуждали только Еву, так уж  повелось.
И, выполнив свой последний долг, родив Марго, дочь Ульфа, Ева  истерзанная
укорами совести, умерла в послеродовой горячке.
   Алекс подвел печальный итог первых тринадцати лет пути.  Тринадцати  из
трехсот. Дружный и веселый коллектив растаял, из восьмерых осталось только
трое. Трое взрослых и четверо детей. Это попахивало катастрофой.
   Перед Алексом возникла задача почти непосильная:  за  те,  может  быть,
немногие годы, которые предстояло  ему  прожить,  он  должен  был  создать
коллектив заново. Это значило - воспитать  детей,  заменив  им  собою  всю
Землю. Это значило - передать детям не только знания,  необходимые,  чтобы
донести их до следующих поколений, но  и  то  чувство  ответственности  за
судьбу экспедиции, без которого  знания  -  лишь  ненужная  обуза.  И  это
значило - предостеречь будущие поколения от ошибок,  свершившихся  на  его
глазах. Только неимоверная энергия добродушного фламандца,  его  выдержка,
его воля позволили выполнить эту,  казалось,  невыполнимую  задачу.  Алекс
оставил после себя новый коллектив, состоящий из семерых взрослых и одного
ребенка, - коллектив, на который можно было положиться во всем.


   1 МАЯ 2128 г. - РОЖДЕНИЕ ПОЛИНЫ У АЛЕКСА И МАРТЫ.
   На этом история,  заканчивалась,  всему  остальному  Полина  сама  была
свидетельницей. Она  помнила  отца  еще  безбородым  и  мать  сравнительно
молодой, но вот тетя Этель, вдова Ульфа и  мать  Свена,  почему-то  всегда
представлялась  ей   седой   аккуратной   старушкой.   На   этом   история
заканчивалась  для  Полины.  Но  для  других,  для  Александра  и  Люсьен,
например, история продолжалась.
   Сравнивая  судьбу  Первого  и  Второго  поколений,   Полина   неизбежно
приходила к выводу о том, что Первые, родившиеся  под  Солнцем,  вспоенные
земными  реками,  вскормленные  плодами  Земли,  больше  были   подвержены
эмоциям, порыву, настроению. Сильные люди, цельные люди,  они  подчинялись
чувству, а не рассудку. Цельность их натур и восхищала и пугала Полину. Ей
казалось, они взяли с собой на Корабль все страсти земные.
   Второе поколение словно утратило что-то в тепличной атмосфере  Корабля.
Или  горький  опыт  Первых  научил  их  обуздывать  себя?  Или   сказалось
воспитание под звездным куполом?. Во всяком случае, ничего  драматического
в историю Корабля Второе поколение  не  вписало.  Были  несчастья,  ссоры,
слезы, были мелкие конфликты, но обошлось без драм.



   БЕЗ ДРАМ

   2 АПРЕЛЯ 2140 г. - СМЕРТЬ МАРТЫ.
   14 СЕНТЯБРЯ 2141 г. - РОЖДЕНИЕ АЛЕКСАНДРА У ФРЕДА И ЛИДИИ.
   22 ФЕВРАЛЯ 2143 г. - СМЕРТЬ АЛЕКСА; ФРЕД ПРИНЯЛ КОМАНДОВАНИЕ КОРАБЛЕМ.
   30 ДЕКАБРЯ 2145 г. - РОЖДЕНИЕ ЛЮСЬЕН У СВЕНА И МАРГО.
   18 ИЮЛЯ 2150 г. - РОЖДЕНИЕ ДЖОНА-МЛАДШЕГО У ФРЕДА И ЛИДИИ.
   16 МАРТА 2154 г. - РОЖДЕНИЕ СЕРЖА У СВЕНА И МАРГО.
   ИЮЛЬ - НОЯБРЬ 2155 г. - СМЕРТЬ ЛИДИИ, ЭТЕЛЬ, ФРЕДА И МАРГО;
   СВЕН ПРИНЯЛ КОМАНДОВАНИЕ КОРАБЛЕМ.
   8 МАРТА 2157 г. - РОЖДЕНИЕ МАРТЫ-МЛАДШЕЙ У СВЕНА И ПОЛИНЫ.
   Корабль был просторный, настолько просторный, что невольно  наводил  на
мысль о расточительстве: зачем забрасывать в  космос  целый  дворец,  если
экипаж не без комфорта обошелся бы и втрое меньшим помещением? Пластиковая
дорожка, например, вполне годилась для велогонок - объявись  у  них  вдруг
нормальные велосипеды. И все-таки главное неудобство Корабля состояло  как
раз в том, что был он слишком тесен, чтобы стать для горстки оторванных от
Земли людей не только домом, но и миром.
   Наверное, когда  человек  счастлив  и  спокоен,  на  него  не  очень-то
действует обстановка; но стоит  потерять  душевное  равновесие  -  и  тебе
мешает жить, раздражает и выводит из себя каждая мелочь. Как давили на нее
стены Корабля! Куда ни пойдешь, куда ни глянешь  -  всюду  натыкаешься  на
осточертевший овал, за  которым  кончается  белый  свет,  за  которым  нет
ничего! Одна только эта замкнутость пространства,  -  думала  в  иные  дни
Полина, - способна свести с ума.
   Если бы, бродя по этажам, она хоть раз  натолкнулась,  на  какую-нибудь
кладовочку, неизвестную раньше, на какой-нибудь укромный  уголок,  где  не
бывала уже тысячу раз, если бы откуда-то выпорхнула бабочка или  стрекоза!
Однако ничего такого не произошло ни разу, Их тесный мирок  был  ограничен
непробиваемыми бронированными стенами, через которые не  смела  проникнуть
даже мысль, даже фантазия.
   До пятнадцати лет Полина как-то не замечала этих стен,  но  когда  умер
отец и у нее появилась неодолимая потребность уединения, она  вдруг  остро
ощутила враждебность и противоестественность поставленного ей предела. Она
металась по Кораблю в поисках тайного угла, где  можно  посидеть  спокойно
хотя бы час, не опасаясь, что тебя начнут развлекать и веселить, но такого
угла не было; каюта не в счет, в каюте  она  жила,  а  ей  хотелось  найти
пристанище где-то "на воле". Не обнаружив ничего лучшего, она  облюбовала,
ту самую зеленую скамейку  в  саду,  на  которой,  бывало,  сиживал  отец.
Скрытая густыми зарослями акации, скамейка гарантировала по  крайней  мере
видимость покоя и уединения.
   Сколько дум  передумала  Полина,  прячась  на  этой  скамейке,  сколько
невысказанных жалоб проглотила, сколько слез пролила!
   Именно  здесь  впервые  пришла  ей  горькая  мысль   о   несовершенстве
маленького общества экспедиции. "Как же так, - рассуждала пятнадцатилетняя
девочка, - как же так, если они, Первые, сумели стать несчастными, когда у
каждого была жена или муж, друг, одним  словом,  -  то  что  же  будет  со
следующими поколениями, если какая-то девушка или какой-то юноша останется
без спутника жизни? Неужели нельзя придумать что-то, чтобы избежать  этого
унизительного, недостойного человека недоразумения?!"
   Тогда она еще не имела в виду себя, хотя предчувствовала, что ей первой
суждено испить сию чашу. Однако уже через два года эта мысль не давала  ей
покоя: она опоздала родиться, и теперь для нее не  осталось  никого  в  их
поколении, она лишняя, лишняя! Так пришло одиночество.
   Она тихонько рыдала на  своей  скамейке,  и  кусала  пальцы,  и  думала
беспощадно, не жалея ни себя, ни других: "Мало того, что нас  оторвали  от
Земли и заперли в этих стенах, которые страшнее всякой тюрьмы, потому  что
не оставляют малейшей надежды на избавление,  -  меня  еще  и  обрекли  на
вечное одиночество. Даже здесь, в нашем стерильном мирке!"
   Это отчаяние, эти слезы не были беспричинными, наоборот, причину  имели
вполне конкретную, но  какая  же  семнадцатилетняя  девочка  на  ее  месте
догадалась бы,  что  дело  тут  вовсе  не  в  замкнутости  Корабля,  не  в
одиночестве, а всего лишь в неразделенной любви! Она и не подозревала, что
те же муки  терзали,  терзают  и  всегда  будут  терзать  семнадцатилетних
девочек на Земле, бесконечно одиноких среди людей, потому что им нужен  не
кто-то, не любой, а именно тот, чье сердце  уже  отдано  некой  счастливой
избраннице.
   Тот единственный,  в  кого  она  была  влюблена,  звался  Свен,  а  его
избранница носила имя Марго. Полина любила Свена, любила Марго  и  никогда
не пожелала бы им ничего дурного.  Милая,  приветливая,  беззащитная,  вся
распахнутая настежь, вся светящаяся добротой, такая привлекательная, такая
женственная Марго!.. Если бы она только узнала о  муках  Полины,  она,  не
раздумывая, тут же отказалась бы от своего счастья. Но в чем была виновата
Марго? И почему Марго должна была пострадать? Нет, Полина не выдала тайны.
Ни Свен, ни Марго так и не узнали никогда о ее любви; о ней не знал никто,
кроме зеленой скамейки, а скамейка умела хранить секреты.
   Еще прежде, чем Свен и Марго поженились,  Полина  подобрала  подходящее
лекарство  и  почти   полностью   выздоровела.   Научившись   обнаруживать
недостатки  в  характере  Свена,  примечать  любой   его   промах,   любую
нетактичность,  любую  сказанную  им  глупость,  она   с   удовлетворением
складывала из этих деталей, как ребенок из кубиков, новый облик Свена -  и
Свен представал перед нею  ленивым,  бездеятельным,  непоследовательным  в
своих идеалах, невнимательным и нечутким  даже  к  Марго,  эгоистичным  до
черствости, циничным и грубым.  Кстати,  это  замечала  и  Марго,  значит,
Полина не относилась предвзято к своему прежнему кумиру, она  лишь  обрела
объективную точку зрения. Однако если Марго смотрела на  недостатки  Свена
сквозь пальцы и даже с улыбкой, то Полина  вскоре  научилась  сопоставлять
Свена с тем единственным идеалом мужчины, который она знала, - с отцом,  и
в этом беспощадном сравнении Свен еще больше проигрывал. Наконец, он  стал
ей почти безразличен, почти как все...
   Осознав себя взрослой, Полина пришла к выводу, что ничего страшного  не
случилось, был обычный возрастной перелом, осложнившийся тем, что как  раз
в это время она  осталась  без  отца,  единственного  настоящего  друга  и
советчика. До пятнадцати лет он формировал ее характер, с  семнадцати  она
сама взялась за себя, да так, что и отец позавидовал бы. Никаких драм в ее
жизни не произошло, считала Полина. Как и все на Корабле,  она  ненавидела
драмы и боялась их: слава богу, у них и без того достаточно забот,  и  без
того велика ответственность...
   Но  так  или  иначе,  если  отвлечься  от  слишком  личных,  а   потому
несущественных для истории переживаний, двадцать семь лет со дня  рождения
Полины протекли подобно спокойной полноводной реке.  Жизнь  шла  хорошо  и
размеренно, даже чересчур размеренно, и Полине казалось, что так и  должно
быть, что существование на Корабле и есть нормальная человеческая жизнь, а
рассказы о Земле - только сказка, заманчивая, но ненужная сказка, уводящая
в бесплодные мечтания, отвлекающая от повседневных дел.
   Все ее сверстники из Второго поколения переженились, обзавелись детьми,
лишь Полина оставалась одна. Ей по-прежнему  не  светило  впереди,  однако
теперь она относилась к этому спокойно и  не  унывала.  Устав  Корабля  не
только разрешал, но и обязывал ее стать матерью, и она знала, что рано или
поздно родит ребенка от Свена, но пока не спешила. Она  любила  маленького
Александра, а позднее Люсьен, Джона и Сержа как собственных детей,  и  они
отвечали ей взаимностью. О чем еще оставалось ей мечтать?


   На этот раз непредвиденное не было абсолютно непредвиденным. В  течение
нескольких месяцев та же болезнь, от  которой  умер  Джон,  скосила  сразу
четверых: Лидию, тетю Этель, Фреда и Марго. Теперь,  имея  дневник  Джона,
они уже знали кое-что, и они приняли все возможные  меры.  Сутки  напролет
Фред, Полина и Марго просиживали у лабораторных  столов.  Тысячи  анализов
питьевой воды, воздуха, пищи, уровня радиации не дали никаких результатов.
Гипотеза о том, что  в  замкнутой  экологической  схеме  Корабля,  в  этом
круговороте вещества что-то разладилось, не подтвердилась. Ни  воздух,  ни
вода не содержали никаких вредных примесей, во всяком случае,  не  больше,
чем на Земле.
   Может быть, отравляли не химические  вещества,  а  само  сознание,  что
вода, которую они пьют, - это отходы людей и животных, что  пища,  которую
они едят, заново воссоздается в Синтезаторе, что даже табак,  который  они
курят, пропитан уловленным из воздуха никотином прежних сигарет и  трубок?
Фред склонялся именно к  этой  гипотезе.  Попробовали  поить  за  болевшую
первой Лидию дважды очищенной водой и кормить только натуральной пищей, до
крайнего возможного предела  сократив  поголовье  кур  и  кроликов,  -  не
помогло. С полной нагрузкой работал Консультант,  предлагая  все  новые  и
новые остроумные опыты и эксперименты, требуя все новых и новых  анализов,
- и тоже напрасно...
   А Корабль летел к своей  звезде,  и,  значит,  надо  было  жить,  чтобы
выполнить задачу экспедиции. Свен стал командиром, Полина - его женой.
   Вот когда она пожалела, что так рьяно выискивала недостатки Свена,  что
от былого переполнявшего ее чувства остались одни крохи. За непримиримость
юности пришлось расплачиваться разочарованием.
   Полине казалось, Свен меньше всего подходит для роли командира. Правда,
само это слово уже потеряло первоначальный  смысл,  истинными  командирами
были, пожалуй, только Джон и Алекс, уже Фреда точнее следовало бы называть
старейшиной коллектива или даже главой семьи. Тем более Свен. Он так и  не
пришел в себя после свалившейся на них беды. Ему явно не хватало  энергии,
целеустремленности, умения мыслить масштабами экспедиции. Да и в характере
его преобладала созерцательность,  какая-то  болезненная  углубленность  в
суть незначительных вещей и явлений,  стремление  чего  бы  то  ни  стоило
докопаться до этой никому не  нужной  сути.  Философствования  Свена,  его
житейская неприспособленность раздражали Полину.  Она  старалась  помогать
ему во всем и по возможности не выказывать его слабости перед младшими, но
Александр и Люсьен уже многое понимали.
   И опять время сделало свое:  постепенно  утихла  боль  утраты,  и  быт,
заменяющий на Корабле жизнь, опять привел все в норму. Полина родила дочь,
назвав ее в честь бабушки Мартой. Материнство смягчило Полину, еще  больше
привязало к детям, к хозяйству, и она вскоре научилась прощать  Свену  то,
что можно прощать мужу, близкому человеку, но не  командиру.  А  вслед  за
этим пришла любовь, совсем непохожая на ту первую юношескую  влюбленность,
- спокойная, глубокая, зрелая. Правда, Полина  не  знала,  полюбил  ли  ее
Свен, и никогда не спрашивала об этом. Она привыкла думать,  что  полюбил,
хотя он и не забывал Марго, Впрочем, ревность к памяти соперницы давно уже
не тревожила Полину.
   Она была вполне счастлива; дети росли здоровыми,  добрыми,  работящими;
со  Свеном  ее  связывала  все  крепнущая   взаимная   привязанность;   и,
размечтавшись, она уже видела  у  своей  груди  вторую  дочь,  потому  что
Кораблю нужна была девочка; и с удовлетворением поглядывала на  старших  -
на  быстро  мужавшего  Александра  и  хорошенькую  Люсьен,   очаровательно
красневшую  под  его  настойчивым  взглядом,  совсем  как  Марго  краснела
когда-то под взглядом Свена. И  если  иногда  ее  смущало  слишком  раннее
повзросление детей или слишком перевешивающая чувства рассудочность, то на
другой  день  радовала  шаловливость  и  непосредственность.  Ей  не   раз
приходило в голову, что уж им-то, Третьему поколению, нисколько не  мешает
замкнутость пространства,  что  они,  даже  не  слышавшие  из  первых  уст
рассказов о Земле, воспринимают ограниченный мир Корабля, как  единственно
возможное, данное от природы.
   Как, наверное, тосковали по Земле те, Первые! Но уже для нее Земля была
полуреальностью, полусном. А Третье поколение - это поколение Корабля, они
родились здесь и воспитывались людьми,  родившимися  здесь.  Едва  ли  они
представляют себе Землю как мир, для них она всего лишь  планета,  подобно
тому как звезда, к которой они летят, всего лишь звезда.  Точка  на  карте
вселенной, не больше.
   Однажды Полина спросила Александра и Люсьен:
   - Вам хотелось бы на Землю?
   - Н-нет, - замотала головой Люсьен. - Я не знаю, какая она, Земля.  Там
очень много незнакомых людей, я просто растерялась бы.
   Александр, прежде чем ответить, подумал.
   - Здесь, на Корабле, наша родина, нам хорошо здесь. А на Землю... разве
что посмотреть одним глазом, какая она. А насовсем - нет!
   Полина и пожалела их, и позавидовала.
   Так они и жили эти последние годы. Не чувствовалось  никаких  признаков
надвигающейся катастрофы. Правда, иногда Овен барахлил, но это не в  счет,
они все барахлили время от времени, инстинктивно  возмущаясь  размеренным,
как тиканье часов, существованием. Все шло хорошо,  и  вдруг  -  как  гром
среди ясного неба.
   В чем же дело? Может, Свен возненавидев эти стены, превращающие Корабль
в тесную кроличью клетку? Или так и не сумел забыть Марго? Нет, нет,  нет,
все это не то, совсем не то!..
   Она не могла найти оправдания поступку Свена.  Найдись  оправдание,  ей
легче было бы понять его, простить, забыть, прийти в  себя  и  все  начать
сначала. Должна ведь существовать причина _ухода_, учит история, не мог же
человек _уйти_ просто так, из-за каприза, из-за минутной слабости. Если бы
он, как настоящий мужчина, _уходя_, подумал о ней, о ее терзаниях, о  том,
что она должна как-то объяснить его исчезновение детям, - уж он  догадался
бы оставить хоть записку, хоть какой-то намек, что ли. Но он _ушел_ молча.
Значит, или ему не хватило мужества, или он  даже  не  вспомнил  о  ней  в
последние минуты. И не только о ней. Он не вспомнил о грядущих поколениях,
о  Цели,  о  долге,  а  это  опять  противоречит   опыту   истории:   даже
легкомысленная Ева _ушла_, выполнив свой последний долг, родив Марго.
   Чем больше рассуждала Полина об _уходе_ Свена, тем  чаще  охватывал  ее
гнев: так поступить мог только человек,  предавший  Цель.  Само  право  на
уход, призванное охранять покой Корабля, Свен обратил во вред Кораблю.
   Что же ей делать теперь, как вести себя  с  детьми?  Дети,  дети...  Их
трудно воспитать, но  проще  простого  свести  на  нет  плоды  кропотливой
многолетней работы. Одна ошибка - и  разом  рухнут  все  моральные  устои,
необходимые для того, чтобы выжить самим и вырастить следующее  поколение.
Если она не найдет, что  противопоставить  духу  безразличия,  идущему  от
поступка Свена, экспедиция окажется в опасности.
   Но думай не думай, терзайся не терзайся, а придется записать в  анналах
Корабля:
   17 ОКТЯБРЯ 2160 г. - УХОД СВЕНА.



   ПО СЛЕДАМ СВЕНА

   И опять жизнь на Корабле потекла плавно и  размеренно.  Но  теперь  это
нисколько  не  зависело  от  Полины.  Она   механически   выполняла   свои
обязанности, с равной заинтересованностью  занималась  кухней  и  научными
исследованиями по Основной Программе, задавала корм кроликам и  разучивала
с детьми Шопена, наблюдала за досугом малышей и часами  бесцельно  следила
за перемигиванием индикаторов на пульте Консультанта - но мысли ее  витали
далеко от всего этого.
   А  большое   хозяйство   Корабля   требовало   внимания,   прилежности,
увлеченности. Еще больше времени  и  сил  отнимали  научные  наблюдения  и
опыты. Бесчисленные датчики,  шкалы,  анализаторы,  барометры,  фотометры,
термометры и дозиметры ежеминутно напоминали о себе, призывали  к  работе.
Не только  на  каждого  человека  -  на  каждого  кролика  и  карпа  велся
специальный журнал, куда регулярно заносились десятки очень  важных  цифр.
Даже птички, беззаботные  лесные  птахи  считались  объектами  уникального
медико-биологического эксперимента.
   В свое время Полина особенно любила копаться  в  огороде,  может  быть,
потому,  что  здесь  теснее   всего   переплетались   интересы   науки   с
хозяйственными  интересами  Корабля.  Как  будут  вести  себя  растения  в
условиях  длительного  космического  полета   при   повышенной   радиации,
искусственном освещении, искусственном климате? Отныне такой  проблемы  не
существовало:  растения-мутанты,  растения-гибриды,  выведенные   Полиной,
приносили  неслыханный  для  Земли  урожай.   Да   и   вообще   гигантская
лаборатория, именовавшаяся Кораблем, ежедневно  давала  ответы  на  тысячи
злободневнейших вопросов, жаль только, что так  не  скоро  получат  ученые
Земли эти бесценные материалы.
   В последнее время много забот взял на себя Александр.  Ему  приходилось
работать и за себя, и за Свена, да и  за  Полину  тоже.  Он  вел  журналы,
загружал хлореллой Синтезатор, чистил клетки кроликов и кур, менял воду  в
бассейне карпов, часами возился на грядках, вносил удобрения и пересаживал
рассаду - словом, тянул за троих, не ведая усталости. И повсюду, как тень,
следовала за ним Люсьен.
   Однажды Полина сидела на зеленой скамейке в тенистом уголке  сада,  как
всегда, погруженная в свои думы. По ту сторону бассейна Александр, азартно
орудуя ножницами, подстригал деревья. Наверное, он не  видел  ее,  он  был
слишком занят делом. Внезапно легкие шаги заставили  Полину  очнуться.  За
кустами мелькнул желтый комбинезон Люсьен, она оглянулась - и прильнула  к
Александру, обвив руками его шею. Нет, это был совсем не детский  поцелуй.
Полина,  зная  об  их  влюбленности,  пожалуй,  могла  бы  предположить  и
поцелуйчики, в конце концов, Александр уже почти  взрослый,  да  и  Люсьен
прекрасно развита для своих лет, но такого Полина не ожидала.
   Она осторожно покинула сад - они ничего не  услышали,  а  через  минуту
окликнула из коридора:
   - Люсьен! Люсьен, где ты?
   И когда Люсьен появилась из-за кустов, сказала строго, но спокойно:
   - Девочка, ты увлекаешься! - Она сделала  паузу,  и  опущенные  ресницы
Люсьен дрогнули. - Нельзя оставлять детей за уроками одних.
   Больше Полина ничего не рискнула ей сказать.  Сама  виновата,  что  они
почувствовали себя чересчур вольно. И вообще, может быть, лучше поговорить
с Александром, он парень разумный и достаточно выдержанный.
   Вечером к ней подошел Джон, положил на  стол  карточку  с  задачкой  по
математике. Вихрастый, бойкий,  всегда  жизнерадостный,  на  этот  раз  он
выглядел смущенным.
   -  Тетя  Полина,  я  решил  задачку  правильно,  только  совсем  другим
способом, я сам придумал другой способ, а Педагог...
   В глазах мальчишки стояли слезы:  машина-Педагог  пробила  отверстие  в
графе "двойка".  Полина  проверила  решение  Джона.  Оно  было  остроумнее
общепринятого, но  давало  другой  ответ.  Задачи  могут  иметь  несколько
ответов, это ясно, но ведь и Педагог знает свое дело.
   - А почему ты не решал обычным путем, Джон?
   - Зачем? Я и без того умею обычным. Я нашел новый.  Дядя  Свен  сказал:
настоящий математик, как и настоящий мыслитель,  всегда  ищет  неожиданное
решение. Если бы дядя Свен не болел...
   Они объяснили малышам, что Свен болен  и  навещать  его  нельзя.  Когда
пройдет какое-то время и образ  Свена  померкнет  в  их  памяти,  придется
сказать, что он умер и его уже давно схоронили. Не  очень-то  педагогично,
но другого выхода Полина не нашла.
   - В этом случае мы можем обойтись и без Свена. - Она ласково  потрепала
Джона  по  вихрам.  -  Пусть  ваш  спор  разрешит  Консультант,   личность
достаточно авторитетная и для тебя, и для Педагога.
   Джон ухмыльнулся. Его забавляло, когда машины -  Консультант,  Педагог,
Синтезатор  -  именовались  личностью,  товарищем   или   другом.   Полина
вспомнила, как ее отец, Алекс, всегда бывало, подходил к  Консультанту  со
словами: "Скажи-ка, дружище, как ты думаешь..."
   И, вставляя карточку в приемный блок Консультанта, она тоже спросила:
   - Скажи-ка, дружище, как ты думаешь, прав был Педагог,  когда  поставил
двойку нашему Джону?
   - Не прав,  -  немедленно  ответил  Консультант.  -  Задача  имеет  два
решения. Но Джон тоже не прав. Он  должен  был  представить  Педагогу  оба
решения.
   - Ну вот видишь, мы и разобрались сами, без Свена!
   Она еще не закончила фразу,  а  уже  связывала,  пыталась  связать  эти
математические упражнения с _уходом_ Свена. Математикой  с  детьми  обычно
занимался Свен, он  и  натолкнул  любознательного  Джона  на  путь  поиска
самостоятельных  решений.  Вообще  поиск  новых,  зачастую  парадоксальных
решений был слабостью Свена, он ко всему  старался  отыскать  свой  особый
подход. Вот и бесконечные шахматные этюды, над которыми он убивал время, и
головоломки, восхищавшие ребятишек... Но нет, разгадка не в  этом,  где-то
рядом. Свен и Джон...
   Свен и Джон...
   Ах, да! Как она могла  забыть!  Видно,  так  уж  устроена  человеческая
память: если нечто  неприятное  кончается  плохо  -  его  помнят,  а  если
хорошо... Около месяца назад Джон заболел, у него началась та же  болезнь,
от которой умер его дед, теперь уж они знали ее симптомы.  Несколько  дней
Джон пролежал в апатии, внешне он  выглядел  совершенно  здоровым,  но  не
хотел ни шевелиться, ни разговаривать, ни есть. Все они всполошились, надо
было срочно предпринимать что-то, тем  более,  с  ребенком  это  случилось
впервые, может, ребенка удалось бы спасти. Снова взялась Полина за  те  же
бесконечные анализы, и Свен просиживал с нею длинные ночи  напролет,  пока
не опускались руки. Нет, они ничего не нашли, все было, как  и  прежде,  в
пределах предусмотренных норм.
   И тогда между Александром, который не отходил от брата, и Свеном,  тоже
уставшим, издерганным от бессонных ночей над приборами, произошла  стычка.
Ну,  не  стычка  -  так,  спор.  Александр  предложил  еще  раз  запросить
Консультанта, а Свен разгорячился, накричал на него: Консультант не бог  и
даже не человек, это всего-навсего под завязку напичканная фактами машина,
и если раньше  он  ничего  не  мог  посоветовать,  а  его  спрашивали  уже
несколько  раз,  то  смешно  думать,   что   теперь   он   скажет   что-то
вразумительное. Но Александр стоял на своем, в конце концов,  ничего  ведь
не случится, если они спросят еще раз, а  вдруг...  Полина  понимала  его:
Джон был братом Александра, младшим братом, почти сыном. И она  поддержала
Александра, хотя считала, что прав Свен.
   - Цирконий, - ответил Консультант так быстро, будто знал это всегда.  -
Организм  нуждается  в  цирконии,  около  миллиграмма  на  человека.  Роль
циркония в жизнедеятельности еще не установлена учеными. На Земле  вода  и
пища содержат растворимые соединения циркония,  на  Корабле  вода  и  пища
лишены их. Назначаю лечение...
   - Почему же, черт побери, ты не сказал этого раньше?! - взорвался Свен.
   Конечно, не следовало таким тоном разговаривать с Консультантом, в  его
схеме было смонтировано нечто вроде примитивного самолюбия, и Консультант,
естественно, обиделся.
   -  Я  не  бог  и  даже  не  человек,  я  всего-навсего  самообучающаяся
аналитическая  машина,  под  завязку  напичканная   фактами,   -   ответил
Консультант со всем доступным ему сарказмом. Это  прозвучало  уморительно,
но  никто  не  рассмеялся  из-за  серьезности  положения.  -   Когда   мне
представляют достаточно данных, я делаю выводы.  Вам  следовало  бы  знать
это, Свен.
   Свен ушел, хлопнув дверью, и заперся у себя в каюте.
   - Да, странно, - вдруг ни с того ни с  сего  заметил  Александр,  когда
после нескольких дней лечения Джон  начал  поправляться.  -  Странно,  что
Консультант сообщил свои выводы только теперь. Последние факты он  получил
после смерти тети Марго, на анализ ему достаточно несколько секунд.  Разве
он не обязан сообщать важные сведения без нашего запроса?
   - Обязан, если это действительно важные сведения.  Но  тогда  никто  не
болел, и он, вероятно, посчитал, что пока эти сведения никому не нужны.
   - Но ведь  он  должен  был  предвидеть,  что  в  будущем  опять  кто-то
заболеет, а его могут не спросить...
   Полина улыбнулась:
   - Ты не учитываешь, что Консультант всего лишь машина. Он  прогнозирует
будущее, но не умеет заботиться о нем.
   - И все-таки здесь что-то явно не так, - не согласился Александр.
   А вскоре об этом случае все забыли, потому что Джон  поправился  и  они
знали, что "циркониевая болезнь" никогда больше не повторится.
   Все забыли...
   Нет, пожалуй, не все забыли. Теперь она вспоминает: не все.
   Свен прохандрил несколько дней, а потом у  него,  как  обычно,  начался
период бурной деятельности. Поздно вечером, когда библиотека пустовала, он
подолгу беседовал с Консультантом, причем почему-то не только устно, но  и
письменно. Полина не обратила на это внимания, она была рада, что Свен так
быстро сумел выйти из хандры.
   - О чем ты с ним? - спросила она мимоходом.
   - Да ни о чем. О чем можно разговаривать с этим тупым эрудитом?  Просто
проверяю систему выхода. Мне показалось,  там  что-то  не  в  порядке,  он
должен был давным-давно сообщить о цирконии.
   - Ну и как, нашел неисправность?
   - В том-то и загвоздка, что никакой неисправности нет.
   - Уж не думаешь ли ты, что он  хитрит?  Или  нарочно  скрывает  от  нас
что-то?
   - Куда ему! - небрежно махнул рукой Свен.
   Тогда  она  не  обратила   на   это   внимания.   Но   теперь   простая
последовательность  событий  заставила  ее  вспомнить   все   подробности,
предшествовавшие _уходу_ Свена. После сообщения о  цирконии  Свен  хандрил
несколько дней. Потом около  недели  был  бодр  и  деятелен,  но  вся  его
деятельность так  или  иначе  связывалась  с  Консультантом.  Потом  опять
захандрил - и  уже  до  самого  конца.  Неужели  Консультант  сообщил  ему
что-нибудь из ряда вон выходящее? Едва ли, Свен всегда  относился  к  нему
свысока, да и не такому интеллекту, как Консультант, тягаться  со  Свеном.
Тогда в чем же дело? В чем причина _ухода_ Свена?
   Болезнь  Джона  -  сообщение  Консультанта  -   хандра   -   беседа   с
Консультантом - убеждение, что он исправен, - снова хандра... и уход. Нет,
тут явно не хватает какого-то промежуточного звена. Но какого?.. Какого?!
   За обедом маленькая Марта сказала:
   - Мамочка, можно, я отнесу папе покушать? Я очень соскучилась без папы.
   Джон и Серж вовсю уплетали куриный суп с лапшой, слова Марты  пролетели
мимо их ушей. Зато Александр и Люсьен застыли с ложками у рта.
   - Ты забыла, дочка: когда я ем, я глух и  нем,  -  строго  оборвала  ее
Полина. - К нему нельзя заходить, он болен,  и  ты  можешь  заразиться.  Я
отнесу сама.
   - А ты не заразишься, мамочка?
   - Я - нет. Большим можно, а маленьким нельзя.
   - А когда я вырасту большая, ты пустишь меня к папочке?
   - Посмотрим, как будешь вести себя за столом.
   После каждого завтрака, обеда и ужина Полина относила поднос с  едой  в
пустую каюту Свена, а ночью Александр все уносил обратно  и  выбрасывал  в
Синтезатор. Это было нелепо, но что поделаешь? Дверь она запирала на ключ.
Ей еще предстояло тщательно обследовать все  в  этой  пустой  и  почему-то
пугающей каюте, но она никак не могла заставить себя, и пока все лежало  в
том беспорядке, как осталось наутро после _ухода_  Свена;  Александру  она
строго-настрого наказала ни к чему не притрагиваться.
   Наконец Полина решилась. Глубокой ночью,  она  проскользнула  в  каюту,
дважды повернула ключ, подергала дверь и принудила себя  сесть  в  кресло.
Клетчатая доска с  расставленными  шахматными  фигурками,  трубка,  полная
пепла, табак в коробке, свет настольной  лампы  под  зеленым  абажуром.  В
воздухе еще сохранился табачный запах. На крючке висел комбинезон Свена  -
он ушел в тренировочном костюме. Полина нажала кнопку электрокниги. Что он
читал накануне _ухода_? Она  пустила  микропленку  назад:  А.Конан  Дойль.
"Приключения  Шерлока  Холмса".  Странно!   Почти   машинально   перебрала
остальные  кассеты  с  микрокнигами:  "Учебник  криминалистики",  "Ведение
следствия",  "Логика  в  алогических  процессах",  "Шахматные  парадоксы",
"Логические парадоксы", "Космическое право", "Электротехника". Боже, какой
пестрый набор! И это он читал в последние дни,  может  быть,  в  последние
минуты жизни! Что и говорить, Свен всегда  оставался  для  нее  книгой  за
семью печатями, только она избегала думать об этом.
   Что еще? Рабочие башмаки в углу. Короткая изолированная  проволочка  на
столе. Отвертка. Зачем ему понадобилась отвертка? Он никогда не  увлекался
техникой. Что-то, значит, подвинчивал. Или отвинчивал?
   Полина поднялась, чтобы посмотреть все приборы с  винтами  и  шурупами,
нажала кнопку выключателя верхнего света -  плафон  не  загорелся.  Совсем
странно! Она взяла отвертку -  на  пол  упало  что-то.  Винтик.  Небольшой
винтик. Свен, вероятно, ремонтировал плафон.
   Она пододвинула кресло на середину каюты. Точно, в абажуре  не  хватало
одного винта. Черт побери, зачем понадобилось Свену посреди ночи  идти  за
отверткой и ремонтировать плафон?! Неужели не мог дождаться  утра  -  ведь
настольная-то лампа горела! И плафон был в порядке, она еще заходила  сюда
накануне вечером и точно помнит, что плафон был в порядке. Непонятно!
   Полина отвернула остальные винты, сняла плафон, и стоило  ей  подтянуть
контакт, трубка мигнула и загорелась. Она вынула  трубку,  отвинтила  все,
что можно было  отвинтить,  и  тогда  зеркальный  рефлектор,  вделанный  в
потолок каюты, вдруг упал на кресло к ее ногам. Она осмотрела рефлектор  -
он был насильно выломан из гнезда, по краям  его  неровно  бугрился  белый
окаменевший  клей.  И  что  интересно,   зеркальный   рефлектор   оказался
прозрачным, совершено прозрачным. А  в  потолке,  среди  тусклого  металла
перекрытия блеснуло  что-то...  какое-то  круглое  застекленное  отверстие
диаметром с полтинник.  Вокруг  него  виднелись  беспомощные  царапины  от
отвертки.
   Полина опустилась в кресло и закрыла лицо ладонями. Ей  стало  страшно.
Все это проделал и Свен в последнюю ночь. Но как это бессмысленно, нелепо,
неразумно! И плафон. И беседы с Консультантом. И этот  необъяснимый  набор
книг. И периодическая хандра. Нет, честное слово, можно  свихнуться,  если
повторять все его действия! Так что же ты представлял из себя, Свен?
   И вдруг она явственно услышала его голос:
   - Я не бог и даже не Консультант, я всего-навсего человек, Полина!
   Она вскрикнула. Ей показалось, он стоит в углу - она  отчетливо  видела
его сквозь пальцы.
   - Свен! - простонала она. - Свен!
   Он ничего не ответил. Полина собрала все свое мужество, резко встала  и
оторвала руки от лица. Свена не было. В углу висел его комбинезон.
   - Я просто схожу с ума, - сказала она себе. - Он  тоже  сходил  с  ума,
потому и _ушел_. Только сумасшедший может развинчивать плафоны.



   КОНСУЛЬТАЦИИ С КОНСУЛЬТАНТОМ

   С нею происходило нечто в высшей степени странное. Она пыталась убедить
себя, что уход Свена вызван каким-то умственным  расстройством,  временным
помутнением рассудка, и как будто факты подтверждали это, так что, внушала
она себе, пора бы успокоиться и поставить точку.  Но,  с  другой  стороны,
поведение  сумасшедшего  лишено  всякой  логики,  а  в   действиях   Свена
безусловно была своя логика, пусть непонятная,  завуалированная,  но  явно
была. И теперь Полину волновал не столько даже _уход_ Свена сам  по  себе,
сколько беспричинность, бессмысленность его _ухода_. Стремясь во что бы то
ни стало обнаружить эту ускользающую от нее причину,  она  превратилась  в
сыщика-любителя,   а   беда,   сама   беда   превратилась   в   неотвязную
занимательнейшую шараду. Полина вполне  сознавала,  как  все  это  дико  и
смешно, однако остановить себя уже не могла.
   - Тебе ведь известно назначение каждого винтика на Корабле? -  спросила
она Консультанта.
   - Разумеется.
   - Под отражателем плафона в каюте Свена,  да  и  в  других  тоже,  есть
какие-то застекленные отверстия. Что это?
   - Это лампы аварийного освещения, Полина.
   - Неправда! Они так же похожи на лампы, как я на господа бога.
   Консультант обиделся:
   - Ты же знаешь, Полина, я не человек,  я  машина,  а  машины  не  могут
говорить неправду.
   - Хорошо, тогда растолкуй  мне,  как  убедиться,  что  это  лампы.  Как
включается аварийное освещение?
   -  Только  автоматически.  Блок  включения   замонтирован   в   системе
управления  Кораблем.  Чтобы  включить  аварийное  освещение,   необходимо
повредить Корабль.
   - Спасибо за совет. Скажи, пожалуйста, а Свен спрашивал у тебя, что это
такое?
   - Да.
   - И что ты ответил?
   - То же, что и тебе.
   - А как реагировал на это Свен?
   - Он рассмеялся и сказал: "Наивные люди!"
   - "Наивные люди"? Кто - наивные люди?
   - Об этом тебе надо было спросить Свена.
   Разговор с Консультантом  нисколько  не  успокоил  ее:  она  не  верила
машине, понимала, что глупо не верить машине, и все же не  верила.  Теперь
она вообще не внимала голосу рассудка. И о ком это сказал  Свен:  "наивные
люди"? О тех, кто вот уже сорок восемь лет жил на Корабле? Или о тех,  кто
посылал Корабль к  звездам  и  программировал  Консультанта?  А  может,  о
человечестве, которое создало эти умные машины и  доверилось  им?  Она  не
получила  никаких  новых  данных,   чтобы   подозревать   Консультанта   в
неискренности, и все-таки не сомневалась, почти  не  сомневалась,  что  на
пути к отгадке стоит Консультант. Не случайно ведь накануне  _ухода_  Свен
разговаривал с ним, причем почему-то письменно, и проверял систему выхода,
и вообще отношения между ними выглядели напряженными.
   "Отношения между ними - надо же додуматься до такой нелепицы! Отношения
между человеком и машиной. Да какие у них могут быть отношения?! Тогда  уж
будь последовательной, Полина, считай Консультанта членом  экипажа,  корми
его, развлекай - и  постарайся  влюбить  в  себя,  да,  да,  непременно  и
поскорее.  Но  это  все  шутки.  А  если  всерьез...  Как  бы  узнать  ход
рассуждении Свена, как бы наткнуться на цепочку его доводов,  на  цепочку,
приведшую к двери реактора?"
   Она  попробовала  поставить  себя  на  место  Свена,  проникнуться  тем
состоянием, в котором находился он последнее время. Перечитывала найденные
в его каюте Книги, стараясь в них отыскать ответ на мучившие  ее  вопросы,
пыталась решать его любимые шахматные этюды, рискнула даже закурить трубку
- ничто не помогало. Свен ушел, потому что не захотел лететь к звездам. Но
почему он не захотел лететь к звездам? Почему именно в  эти  дни,  в  этих
обстоятельствах решил отказаться от полета?
   Если бы она умела рассуждать как Свен!  Но  у  него  была  своеобразная
манера мышления, он привык иметь дело с парадоксами и  чувствовал  себя  в
мире загадок, как рыба в воде. Наверное, он и с Консультантом разговаривал
совсем не так, как она, иначе едва ли  Консультант  сказал  бы  что-нибудь
существенное. А кстати, проще простого узнать, о чем у них шла речь.
   - Послушай, дружище, мне нужна запись твоей  беседы  со  Свеном  в  тот
вечер, когда он решил проверить систему выхода.
   - Пожалуйста, Полина. Одну секунду. - Индикаторы его мигали  невинно  и
доброжелательно, как глаза старой преданной собаки. Казалось,  он  вот-вот
лизнет руку от избытка преданности. - Зачем тебе эта запись, Полина?
   - Хочу понять, что произошло со Свеном.
   - Слушай.
   Щелкнуло  реле  включения   оперативной   памяти,   раздался   знакомый
иронический голос:
   - Как самочувствие, Кладезь Мудрости?
   - Все системы функционируют нормально. А ваше настроение, Свен?
   - Почему ты упорно называешь меня на "вы"?
   - Все-таки вы командир, Свен.
   - "Все-таки"! У тебя появляются иезуитские наклонности. И вообще ты мне
не нравишься последнее время. Финтишь, брат!
   - Финтишь? Что значит: финтишь?
   - Хитришь.
   - Я не умею хитрить, Свен. Это не предусмотрено программой.
   - А как же в шахматах? Ведь ты ставишь ловушки?
   - Это не хитрость. Это логически обоснованная тактика.
   - Так-так-так... Значит, тактика... Давай-ка лучше  проверим  вместе  с
тобой блок Д-018.
   -  Но  он  абсолютно  исправен.  Вы  же  знаете,  Свен,  я   немедленно
сигнализирую о всех неполадках.
   - Знаю. И все-таки хочу посмотреть. Может,  с  твоей  точки  зрения  он
исправен, а с моей...  Дело  в  том,  что  мне  не  понравился  один  твой
поступок. И если ты считаешь его тоже логически  обоснованным,  то  у  нас
разная логика. А это весьма тревожно...
   "Что же это за поступок, с которого, кажется, все и началось?  За  него
уцепился Свен, за него же надо уцепиться мне, чтобы распутать клубок.  Ну,
что, что, что  такого  особенного  произошло?  -  пытала  себя  Полина.  -
Неужели... цирконий? Кстати, Александр  тоже  заподозрил  тогда  неладное,
только одна я пропустила все мимо ушей. Итак, в случае  с  цирконием  Свен
нашел нечто нелогичное..."
   И тут ее ожгла страшная мысль:  а  если  Консультант  знал  о  цирконии
всегда, с самого начала? И скрывал от них? А сказал только  теперь,  когда
испугался, что вообще  никого  не  останется  на  Корабле?!  Да  нет,  это
бессмысленно, должна же ведь и у него быть  своя  логика.  "У  нас  разная
логика", - заметил Свен. Что он имел в виду?
   Она выдвигала десятки причин, следуя которым Консультант мог  бы  пойти
на обман, и тотчас их отвергала. Допустим,  он  возомнил  себя  личностью,
допустим, хотя уже это сомнительно само по себе, но зачем ему понадобилось
избавляться от людей? Чтобы захватить власть  на  Корабле?  Доказать  свое
превосходство над человеком? Абсурд,  чистейший  абсурд,  ведь  он  только
Консультант, информационная машина, он никак не связан с управлением!
   Но совершенно ясно: так она ничего не добьется. Свену хватило ума,  или
знаний, или хитрости, чтобы выпытать у Консультанта нечто большее. Значит,
она должна найти свой подход к Консультанту. Есть же что-то такое,  в  чем
она безусловно сильнее машины. Человек всегда в чем-то сильнее. Но в чем?
   "До сих пор мы беседовали с ним на равных, как две машины:  прямо,  без
лукавства, без задней мысли. Во всяком случае, это  относится  ко  мне.  Я
ведь, по существу, не столь уж разительно  отличаюсь  от  него,  -  думала
Полина. - Я тоже запрограммирована с детства и не вольна принимать никаких
принципиально важных решений, не вольна изменять  себя.  Но  если  все  же
попробовать?"
   Этот разговор состоялся ночью, когда дети спали.
   - Послушай-ка, дружище, - начала она взволнованно, с дрожью в голосе, и
получилось естественно, потому, что она в самом деле  волновалась.  -  Мне
нужно посоветоваться с тобой.
   - Пожалуйста, Полина.
   - Нет, ты не понял. Я хочу посоветоваться с тобою не как с  машиной,  а
как с человеком...
   - Но ведь я всего-навсего самообучающаяся аналитическая машина, - сразу
перескочил он на свой обычный придурковатый тон,  однако  это  не  смутило
Полину.
   - Войди в мое положение. Я осталась одна, совсем одна, а я  всего  лишь
женщина, у меня нет ни воли  Джона,  ни  энергии  Алекса,  ни  ума  Свена.
Понимаешь, дурной пример заразителен, и я боюсь, все пойдет  прахом,  если
мы хоть как-то не объясним детям малодушный поступок Свена. Посоветуй, что
я должна сказать им. На тебя все надежды.
   И она  очень  натурально  всплакнула.  Консультант  ответил  не  сразу,
деликатно выждал, пока она успокоится.
   - Какого типа совет нужен тебе, Полина? Ты хотела  бы  оправдать  Свена
перед детьми или, наоборот, скомпрометировать?
   - А можно скомпрометировать?
   - Можно. За Свеном числилось немало  грехов,  ты  знаешь.  И  я  всегда
относился к нему не так, как к другим...
   - Ты не любил его?
   - Пожалуй. Если только это понятие применимо к машине.
   - Если говорить совсем откровенно, я еще в детстве не  верила,  что  ты
машина. Когда ты играл с нами, и рассказывал сказки, и пел нам про старого
капрала, я думала, там, внутри, сидит кто-то, кто-то добрый и чудаковатый.
Ты для меня и теперь почти такой же человек, как все остальные. Ведь ты не
просто машина, ты способен к самообучению, к самоусовершенствованию, разве
не могли у тебя за это время возникнуть черты личности?
   Консультант быстро-быстро поморгал индикаторами:
   - Я ценю твое доброе отношение ко мне, Полина. Я давно приметил его. Ты
права, действительно, у меня сложились кое-какие  черты  личности.  Но  не
больше. Все-таки я не человек. И тем не менее я попробую дать тебе  совет.
Начнем с того, что Свен всегда был настроен скептически...
   - Он не верил в Цель?
   - Верил. Но сомневался.
   - Сомневался - в чем?
   - В праве  Первых  решать  за  последующие  поколения.  Он  считал  это
аморальным. И Алекс ответил ему... Впрочем, сохранилась запись разговора.
   - Запись? Разве ты хранишь записи такой давности?
   - Вообще, нет. Я обязан переводить их а долговременную память. Но тогда
стирается голос. Поэтому некоторые особенно дорогие для меня  разговоры  я
сберег. Считай это моим хобби.  Работы  не  так  уж  много,  и,  чтобы  не
скучать, я время от времени перебираю эти записи.
   - Любопытно. Где же они у тебя хранятся?
   -  Я  освободил  один  из  блоков  для  моей  маленькой  коллекции.  Не
беспокойся, это  нисколько  не  мешает  делу.  Особенно  интересны  записи
Алекса, я любил его, как и ты. Хочешь послушать на досуге?
   - С удовольствием. Но пока...
   - Да, пожалуйста. Вот разговор Алекса со Свеном.
   Свен. Какое право имели вы решать за других? За меня, например?  Может,
я вовсе не желаю участвовать в этом головокружительном эксперименте?
   Алекс. Ты на самом деле не желаешь?
   Свен. Я этого не сказал. Но в принципе, в принципе?!
   Алекс. А в  принципе  это  выглядит  так.  Еще  перед  стартом  нашлись
противники полета Корабля. Они предлагали не спешить, осваивать  вселенную
постепенно, методом ступенчатой экспансии.  Но  их  тезису  антигуманности
такого  полета  мы  противопоставили   право   каждого   на   добровольный
сознательный риск, право человека на подвиг. Человечество не  может  ждать
стопроцентных гарантий успеха, оно молодо, дерзко,  нетерпеливо  -  и  оно
всегда будет рваться вперед, невзирая на опасности. В этом  и  достоинство
его, и недостаток. Но таково уж оно есть, человечество Земли!
   С вен. Насколько я понимаю,  цель  экспедиции  -  приобретение  знаний.
Разве хорошо оснащенный автомат не мог бы принести  те  же  знания  -  или
пусть даже несколько меньшие - зато без этого риска, без этого напряжения,
без этих страданий?
   Алекс. Вероятно, со временем смог  бы.  Однако  учти,  человек  так  уж
устроен, что познание для него - не только средство, но и цель, не  только
необходимость, но и насущнейшая потребность. Пусть у человека  будет  все,
что душа желает, - он все равно с риском для жизни пустился за знаниями на
край света, как Одиссей. Так что, не  решись  мы  отправиться  к  звездам,
через два десятилетия Первыми стали бы вы, ваше поколение. Но человечество
потеряло бы двадцать лет, Свен...
   Алекс умолк. После короткой паузы вновь заговорил Консультант:
   - Вот еще одна запись, Полина, тоже очень характерная для мировоззрения
Свена.
   Она  приготовилась  снова  погрузиться  в  прошлое,  но  тут   раздался
скрипучий, хриплый, явно искусственный голос:
   - Если ты считаешь, что все люди глупы, то, согласись, глупо и все  то,
что сделано их руками, следовательно, глуп ты сам...
   Грубый машинный голос внезапно оборвался. Изумленная, Полина глянула на
панель  Консультанта:  ни  один  глазок  не  светился,  Консультант  точно
остолбенел.
   - Кто это? Чей это голос?! - Консультант, всегда отвечающий  мгновенно,
мучительно молчал. - Признавайся же, ну!
   - Это... Навигатор.
   - Не лги! Навигатор не имеет голоса!
   - Я... уступил ему... один из своих блоков... Нам скучно... по ночам...
мы просто болтаем... Не беспокойся... это без ущерба  для  дела...  Он  не
личность... он просто разум.
   - Но ты не связан с ним.
   - Я... использовал... электрокабель.
   Вконец расстроенная, Полина ушла к себе. Еще не лучше!  Надеялась,  что
Консультант поможет ей разрешить вопрос, а вместо этого и одной несуразице
прибавилась другая. Хитрость удалась, Консультант выказал себя, и все-таки
она  не  продвинулась  ни  на  шаг  вперед.  Этому   жалкому   слабоумному
старикашке, коллекционеру цитат и болтуну, удалось что-то скрыть  от  нее.
Он представлялся ей теперь  маленьким  бородатым  гномом,  трясущимся  над
своими сокровищами - разноцветными морскими камешками. Правда, среди  этих
камешков затерялась жемчужина...
   Что же, что же произошло со Свеном?!
   Наутро Полина сменила схему энергопитания Навигатора: нечего болтать  и
упражняться в остроумии, да и вообще так будет надежнее.
   Прошло несколько дней. Однажды она проснулась на рассвете  -  почудился
отдаленный зов: "Полина, Полина!" Ничего не поняв спросонья, она  побежала
на голос, она бросилась к нему, к Свену. Он  сидел  возле  Консультанта  в
рабочем комбинезоне, волосы упали на  лоб.  Усталый,  расстроенный...  Она
подошла поближе и только хотела коснуться его плеча - он расплылся, нырнул
в приемное устройство Консультанта и уже там, внутри, расхохотался:
   - Ха-ха! Наивные люди! Ха-ха-ха!
   Она дико, по-звериному, закричала.
   - В чем дело, Полина? - невозмутимо спросил Консультант.



   ГРАНЬ

   С этой ночи душевный покой оставил Полину и не возвращался больше ни на
минуту. Внешний мир перестал существовать для нее, все представлявшее хоть
малейший интерес сосредоточилось  внутри.  Загадка,  которую  задал  Свен,
стала ее навязчивой идеей.
   Полина понимала, что пора взять себя в руки, что  нельзя  распускаться,
что психоз совсем выведет ее из строя, а она единственный взрослый человек
на Корабле, но ничего не могла поделать. Она призывала на помощь все  свое
мужество - его не осталось. Она искала  спасение  в  мысленных  беседах  с
отцом, всегда заряжавших ее энергией. Алекс являлся - и  она  не  находила
иной темы для разговора с ним, кроме _ухода_ Свена.
   Она оказалась обыкновенной слабой женщиной, вовсе не  подготовленной  к
гигантским психическим  перегрузкам  Корабля.  Вот  Алекс  был  человеком,
способным потягаться с  космосом,  и  Джон,  первый  командир,  был  таким
человеком, и тетя Этель, железная тетя Этель, которую не  согнули  никакие
беды, никакие перегрузки. А она... Но не все же люди рождаются железными.
   Теперь Полина не только разумом - сердцем поняла,  как  гуманна  дверь,
ведущая в реактор.  Для  человека  в  ее  положении  _уход_  представлялся
единственным избавлением. Но Полина гнала  прочь  эту  недостойную  мысль:
уйти слишком просто, слишком легко, а что будет с теми, кто останется? Что
будет с детьми? Смогут ли они продолжить полет к звездам?
   Она старалась как можно меньше бывать среди детей,  каждую  минуту  она
могла  сорваться  и  наделать  глупостей,  непоправимых  глупостей.  Но  и
одиночество страшило ее, стоило запереться в каюте - мерещился Свен. Порой
даже казалось, что он не _ушел_, а скрывается где-то  на  Корабле,  бродит
неприкаянной тенью, а ночью прокрадывается в ее каюту и призраком стоит  у
двери.
   Так прошло около месяца. Полина  чувствовала,  что  из  наставника,  из
руководителя превращается в обузу экспедиции, попросту мешает. Как смотрят
на нее теперь Александр и Люсьен, теперь, когда она, по сути,  отступилась
от всего, чему учила, что воспитывала в них? От мужества, от выдержки,  от
борьбы, от стремления все силы отдать достижению Цели? Наверное,  им  было
бы легче без нее. Но ведь они еще совсем дети!
   Но  нет,  они  уже  не  были  детьми.   Вскоре   она   убедилась,   что
обстоятельства сделали их вполне взрослыми.
   Ночью к ней зашла Люсьен. Она по глазам видела, что Люсьен  только  что
разговаривала с Александром. Так, значит, они встречаются и по ночам...
   - Как настроение, тетя Полина? Хандра еще не прошла?
   - Не прошла, девочка. Я гоню ее в дверь, а она влезает в окно. Но ты не
волнуйся, это пройдет. Все будет в порядке.
   - Конечно, все будет в порядке! - с готовностью  подхватила  Люсьен,  и
Полина почувствовала, что вовсе они не верят в  ее  выздоровление.  Люсьен
мялась, что-то хотела сказать,  да  не  решалась.  Ну,  ну,  что  они  там
придумали, о чем сговаривались между поцелуями?
   - Тетя Полина, - начала наконец  девушка,  -  мы  с  Александром  много
говорили о вас и пришли к выводу... Чтобы помочь вам избавиться  от  этого
состояния... - Она опустила ресницы. - Вам нужно выйти замуж.
   Неожиданно  для  себя  Полина  рассмеялась  -  настолько  нелепым  было
сказанное Люсьен.
   - Замуж? Прекрасная мысль, только за  кого  можно  здесь  выйти  замуж,
девочка? За кого ты меня сватаешь? Уж не за Консультанта ли?
   - Вы должны стать женой Александра,  -  побелевшими  губами  прошептала
Люсьен. Глаза ее распахнулись, вспыхнули,  словно  все  еще  играл  в  них
отблеск адского пламени, реактора. - На  Корабле  не  осталось  ни  одного
взрослого, кроме вас, и если мы вас не сбережем, нет  никакой  гарантии...
Подумайте, тетя Полина! Мне на всю жизнь запомнились ваши слова: мы  живем
здесь не для себя, мы живем только ради Цели.  Александр  почти  взрослый,
скоро ему исполнится восемнадцать. И  уверяю  вас,  он  уже  совсем-совсем
настоящий мужчина...
   Тут она осеклась и залилась краской. Полина нежно обняла  это  наивное,
доверчивое существо.
   - А как же ты, девочка?
   Оказывается, они уже все рассчитали:
   - Я выйду за Джона, тогда и у Сержа будет жена  -  Марта.  Видите,  как
здорово все получается.
   - Я не об этом. Ведь ты любишь Александра?
   - Да, но...
   - И он тебя любит? - Люсьен молча потупилась. - Зачем же такие  жертвы,
девочка? Ради Цели? Но полет только начинается,  Цель  далека.  Мы  должны
просто жить, хорошо и по возможности  счастливо  жить,  чтобы  дать  жизнь
другим, вот чего требует Цель. Так зачем это, девочка?
   - Мы должны спасти вас, тетя Полина! -  И  слезы  покатились  по  щекам
Люсьен.
   - Не  от  чего  меня  спасать,  тем  более  таким  путем.  Болезнь  моя
действительно неприятная и, видимо, серьезная, но я надеюсь выкарабкаться.
А если нет... если со мной случится что-нибудь - что ж... все мы  смертны.
Бессмертных нет. Но  жизнь  продолжается.  И  со  временем  другая  Полина
появится на Корабле, может быть, твоя с Александром дочь. Вы уже не  дети.
Вы взрослые люди. И Александр хоть  сегодня  может  стать  командиром.  Во
всяком случае, не хуже, чем был Свен. Я думаю, вы и без меня управились бы
с Кораблем. Единственное, что меня смущает: роды. Кто примет у тебя  роды?
Консультант все знает, но у него нет рук. У Александра есть  руки,  но  он
тебя любит, а влюбленные не годятся в повитухи. Однако и это не  проблема.
Все будет хорошо, девочка. Иди. Иди  к  своему  Александру,  успокой  его.
Только не торопите время, прошу вас, не торопите время,  ваш  час  еще  не
настал...
   - Да, я знаю, - сказала Люсьен, прямо глянув в глаза Полине. -  Мы  оба
знаем. Спокойной ночи!
   "И она уже совсем взрослая", - подумала Полина.
   Несколько дней ей было как будто бы лучше, приободрил ночной разговор с
Люсьен, а может, просто перестала мучить, совесть,  укорять  невыполненным
долгом. Теперь Полина верила, что на худой конец они обойдутся и без нее.
   Потом все началось сначала. Явился Свен, показывал  на  нее  пальцем  и
смеялся: "Наивные люди! Вы все - наивные люди!" Она хотела схватить его за
руку, чтобы выпытать наконец,  кто  же  наивные  люди,  но  Свен  бросился
бежать. Она помчалась за ним... по коридору... через сад... через кухню...
   Ее остановил Александр.
   - Тетя Полина! Что с вами, куда вы?
   Она онемела, она сразу забыла, что гналась за Свеном.
   - Да, куда же я бегу? Хотела сделать что-то важное... Не помню...
   На Александра страшно было смотреть - перепугался парень.  Так  она  их
всех сведет с ума.
   - Ах, да! Я решила размяться.
   Кое-как добралась до своей каюты, подошла  к  зеркалу.  По  ту  сторону
стекла стояла старуха с растрепанными полуседыми космами, с безумными, без
единого проблеска мысли, глазами.
   Полина так и не поняла, что это за женщина.
   А назавтра совсем сорвалась. Безучастная, равнодушная ко всему,  сидела
за обеденным столом, механически жевала и глотала что-то. Маленькая Марта,
испуганная поведением матери, должно быть, вовсе потеряла аппетит.
   - Марта, не кроши хлеб  на  пол,  -  строго  заметила  Люсьен,  ставшая
хозяйкой за  столом.  Но  Марта  не  послушалась.  -  Я  кому  сказала!  -
прикрикнула Люсьен.
   И тут Марта заплакала. Он рыдала, все ее крошечное  тельце  сотрясалось
от рыданий, вздрагивающие кулачки размазывали слезы  по  лицу.  Жалость  к
дочери неожиданно резанула Полину.
   - Как ты разговариваешь с ребенком, дрянная девчонка! Что  ты  из  себя
возомнила!
   Она подняла руку - перед нею была не  Люсьен,  перед  нею  была  Марго,
смазливая самовлюбленная Марго, отобравшая у нее Свена. Разом  вскипела  в
Полине былая ревность, вспомнилась давняя  любовь  и  слезы,  пролитые  на
зеленой скамейке. Сейчас она отплатит ей за все, за все, за все...
   И она изо всей силы ударила Люсьен по щеке.
   Пять пар недвижных глаз остановились на Полине.
   Полина ушла к себе, заперлась на ключ. Только мгновение мучил ее  стыд,
потом она подумала, впадая не то в сон, не то в  беспамятство:  а  ведь  я
могла бы и убить ее.
   Бедная, бедная доченька! Марта моя, крошка! Сирота...
   Ночью Полина встала и на цыпочках прокралась  мимо  сада,  мимо  кухни,
мимо фермы, прошла склады и машинное  отделение.  Вот  и  заветная  дверь.
Адский пламень за стеклом бушевал по-прежнему, но теперь он не  пугал  ее.
Там ждал покой. Покой для себя и для других.
   Она успела подумать,  когда  дверь  в  реактор  уже  приоткрылась,  что
поступила правильно. Все мы живем здесь не ради себя. _Уйдя_, она  поможет
другим достичь звезд. Иного смысла не было в ее жизни, такой длинной...  И
такой короткой.



   ФИНИШ

   На секунду она застыла  у  двери,  недоумевая:  где  же  адское  пламя,
пугавшее ее через стекло? Помещение, в которое она попала, даже  отдаленно
не напоминало реактор. Это был  коридор,  обыкновенный  коридор,  когда-то
давно выбеленный известкой, и штукатурка на стенах  кое-где  потрескалась.
Но только коридор не наклонный,  а  прямой.  И  вел  он...  в  сторону  от
Корабля.
   Она приготовилась к мгновенной смерти, а вместо этого перед нею тянулся
коридор - бесконечная цепочка редких матовых ламп, конец которой терялся в
полумраке. И она пошла этим коридором, еще  ничего  не  сознавая:  почему,
откуда он здесь взялся?
   Всюду трезвонили звонки,  наверное,  с  десяток  разноголосых  звонков.
Похоже, они вызванивали тревогу.
   И вдруг из бокового прохода выскочил человек в белом халате и  бросился
к ней. Тревожный взгляд. Белая шапочка. Доктор.
   - Пожалуйста, не пугайтесь, Полина, -  проговорил  он  взволнованно.  -
Пойдемте сюда, сейчас вы все поймете. - И он бережно,  как  тяжелобольную,
готовую упасть, поддержал ее под руку.
   Навстречу спешили другие люди, мужчины и женщины в белых халатах.
   "Я сошла с ума, - очень здраво подумала Полина. - А-это  все  бред.  Но
где же реактор?"


   Прошло сколько-то времени - она  отчетливо  представляла  себе  это,  -
прежде чем сознание вновь вернулось к ней.
   В соседней комнате чей-то резкий голос обличал кого-то:
   - Жестоко? Вы говорите: жестоко было оставить их на произвол судьбы? Вы
говорите: они не виноваты в  просчете  с  цирконием?  А  нарушить  чистоту
многолетнего  и  дорого  стоящего  медико-биологического  эксперимента  из
жалости, из сопливого сострадания - это, по-вашему, гуманно?  Вот  к  чему
привела ваша "гуманность"!
   - Позвольте, позвольте, а телекамеры? Ведь это не наша, как вы изволили
выразиться, "гуманность", это было задумано с самого начала...
   "О чем они? - подумалось Полине.  -  И  надо  же  людям  спорить  из-за
пустяков, когда такой  покой  вокруг,  такое  блаженство!  И  так  хочется
спать..."


   Свен  был  совсем  седой,  постаревший  на  десять  лет,   но   бодрый,
добродушный, чуточку ироничный.
   Они сидели в круглом зале возле пульта дежурного  оператора.  На  шести
маленьких экранчиках перед оператором проплывала  далекая  жизнь  Корабля.
Большой экран посреди зала дублировал любой из маленьких.  Сейчас  на  нем
трудно задумался о чем-то Александр.
   Свен положил руку ей на плечо.
   - И ты не поняла сразу, что значат эти объективы? Эх,  Полина,  Полина,
наивный  ты  человек!  Как  только  они  ввели  в  машину   дополнительную
информацию о цирконии, я тут же сообразил, что за штучка  наш  Корабль.  А
если так - нерасчетливо было бы не наблюдать за экспериментом. И  тогда  я
нашел передающие телекамеры.  Притворяться  дальше  было  бессмысленно,  я
находился "вне игры" - и я вышел из игры.
   - Так, значит, это  была  игра?..  Вся  жизнь  -  игра?!  Телевизионное
представление?!
   Оператор переключился  на  другую  камеру.  В  каюте  Полины  появилась
маленькая Марта. Она остановилась  у  двери,  недоуменно  огляделась  -  и
бросилась  на  койку  Полины,  обхватила  подушку,  плечи  ее  дрогнули  и
затряслись.
   Полина вскочила.
   - Я вернусь туда!
   - Это невозможно, - устало напомнил Свен. - Эксперимент продолжается. И
это действительно очень важный эксперимент. Без  него  немыслима  звездная
экспедиция. Настоящая...
   - Нет, Свен, мы должны вернуться! Мы оставили  их  одних  среди  звезд,
детей...
   - О чем ты? Какие звезды? Они же здесь, на Земле, в трех шагах от нас!
   - Нет, они летят среди звезд. Они верят в это, Свен!
   - Да, пожалуй. Ты права, Полина. Они летят среди звезд. И они  долетят.
Но нам нет возвращения. Неужели ты хочешь отнять у них эту веру?
   - Тогда... тогда мы выпустим их оттуда. Не держи меня, Свен. Не держите
меня! Там же люди, люди... Вы не  смеете!  Я  разнесу  все  наши  стальные
двери... вот этими руками!
   К ним подошел согбенный годами седой старик, похожий на  кого-то  очень
знакомого.
   - Бедняжка, - сказал он Свену. - По себе знаю, теперь это надолго...
   - А вот и дядя Рудольф. Познакомься, Полина.
   Она глянула на него как на выходца с того света.
   - Ну, с возвращением? - грустно улыбнулся старик. - С  возвращением  со
звезд, Полина!


   Под куполом рубки, взявшись за руки и смело глядя  вперед,  на  звезды,
стояли Александр и Люсьен.



   Борис Лапин.
   Коэффициент Маггера

   -----------------------------------------------------------------------
   Авт.сб. "Первый шаг".
   OCR & spellcheck by HarryFan, 26 September 2000
   -----------------------------------------------------------------------


   На десерт подали красные  ломтики  арбуза,  игриво  косящие  на  гостей
блестящими черными глазами семечек. Маггер обожал  экстравагантность,  его
стол не обходился без сюрпризов. То змеиный суп, то форель из Испании,  то
русская икра, то, как сегодня, арбуз, хотя лето едва началось.
   За десертом хозяин дома завел свою  обычную  дилетантскую  болтовню,  и
Шильд отошел к распахнутому окну,  поглядывал  вниз  на  редких  прохожих,
аккуратно складывал семечки на тарелку и  краем  уха  слушал  Маггеровские
метафизические выверты.
   - Обусловленный нелепым  насморком  случайный  крах  гениальнейшего  из
узурпаторов, когда он, восстав из небытия острова, снова заставил  Францию
гордо поднять голову и дерзко противопоставил себя всему остальному миру в
битве при Ватерлоо; возникновение жизни на древней,  еще  кое-где  кипящей
мутными лужами планете, когда бессмысленные,  похожие  на  длинные  связки
сарделек молекулы нуклеиновых кислот случайно соединились  вдруг  в  нечто
живое; случайные личные качества никому не ведомого итальянского дворянина
Колумба: тщеславие, непоседливость, склонность, к авантюрам -  и  вот  уже
просвещенная Европа корчится под каблуком открытой им Америки, тогда  как,
не поспеши синьор Христофор, Америка  была  бы  разыскана,  скажем,  веком
позднее, и европейские цивилизации не позволили бы ей выскочить вперед...
   Старина Маггер мог  часами  сыпать  такие  примеры,  впрочем,  конечно,
по-своему, забавные, а в итоге  угостить  слушающих  каким-нибудь  нелепым
выводом, тут же возведенным в  ранг  непризнанного  открытия.  К  счастью,
немногие ловились на  эти  "гениальные  прозрения".  Иные  из  посторонних
посетителей воскресных сборищ у Маггера являлись сюда  исключительно  ради
обеда с непременной гастрономической изюминкой; иные - позабавиться речами
Маггера,  его  необычной,  мрачной,  пророческой  личностью  чернокнижника
двадцатого века; иные - открыто посмеяться над ученой наивностью  хозяина.
Да и кто приходил  сюда  -  жаждущие  сенсаций  журналисты  средней  руки,
переучившиеся студенты да  равный  мелкий  околонаучный  сброд!  Приличных
ученых, вроде Шильда, бывало немного, и  те  воспринимали  эксцентрические
филиппики Маггера как своего рода  умственный  аттракцион,  метафизический
балаган, не более.
   Так же примерно относился к Маггеру и он, Шильд. В спорах с Маггером он
находил нечто вроде гимнастики для мозга, в какой-то мере они заменяли ему
шахматы, бридж, пасьянс. Но Шильд еще и любил старика Маггера,  любил  как
достопримечательность столицы, как некую антикварную  диковину,  любил  за
оригинальность, зажигательность речей и то необъяснимое щекотание  нервов,
похожее на первобытный мистический страх,  которое  вызывал  в  нем  своим
черным  скепсисом  Маггер.   Впрочем,   Шильд,   как   большинство   здесь
собирающихся,  не  относился  к  маггеровским  откровениям  сколько-нибудь
серьезно, хотя кое-кто и утверждал, что именно Маггер еще перед  войной  с
точностью до месяца предсказал даты взрыва первой атомной бомбы и  высадки
человека на Луну.
   - Закон  бутерброда  открыт  не  мною,  -  говорил  между  тем  Маггер,
победоносно  оглядывая  из-под  кустистых  сивых  бровей  свою   ожидающую
сенсации аудиторию, и маленькие глазки его лоснились, как зрелые  арбузные
семечки. - Этот закон,  можно  сказать,  общепризнан  в  быту,  хотя  ваша
"чистая" наука не желает его замечать. Действительно, если у вас  достанет
ума  месяц  напролет  метать  монетку,  вы,  безусловно,   получите   свои
вероятностные результаты - 50 процентов на 50. Но  всякому  известно,  что
коль скоро дело коснется не монеты, а чего-то более существенного,  в  чем
вы  лично  заинтересованы,  скажем,  того   же   бутерброда,   вероятность
нежелательного исхода возрастает, и мы имеем уже не 50 процентов на 50, а,
скажем, 40 на 60.
   - А почему не 41 на 59? - спросил кто-то из журналистской братии.
   - В том-то и  вопрос!  -  торжествующе  воздел  руки  к  потолку  седой
лохматый старик, как бы призывая проклятие на головы всех  присутствующих.
- В том-то и проблема! А почему не 42 на 58? Не 43,5 на 56,5? Знай  мы,  в
чем тут загвоздка, человечество давно уже вывело бы приближенную формулу и
каждый раз рассчитывало соответствующие поправочки на Сатану. Да, да,  еще
в древности заметили преобладание событий неблагоприятных и вполне резонно
приписали сей феномен влиянию Сатаны. Разумеется, это его  проделки,  я  и
сейчас подозреваю  его,  хотя,  разумеется,  не  в  облике  козлобородого,
пахнущего серой субъекта с хвостом и копытами, а в облике покуда сокрытого
от нас закона природы. Впрочем, речь не о Сатане. Не зная физической  сути
данного отклонения от теории вероятностей, не имея доказанной  формулы,  я
тем не менее исчислил коэффициент неблагоприятности и  призываю  всех  вас
проверить его опытным путем - на себе...
   Легкий ветерок ужаса прошелестел по комнате;  два  десятка  напряженных
лиц  инстинктивно  отпрянули  назад;  Шильд  едва  не  подавился  арбузным
семечком.  Он  еще  мог  слушать,  усмехаясь,   пространные   маггеровские
аналогии, но бредовые, антинаучные, ложно-значительные "открытия"  терпеть
не мог и всегда именно на этом этапе переходил в контрнаступление. Сегодня
Шильда особенно задело, что Маггер  сумел  произвести  впечатление  и  что
научная  претензия  выглядела  вроде  бы  аргументированно.  Для  человека
непосвященного  ссылка  на  житейский  опыт   и   здравый   смысл   всегда
доказательнее, чем ряд белых цифр и знаков на черной доске.
   - Чушь! Жалкая,  эфемерная,  напыщенная  чушь!  -  загремел  он,  резко
направляясь от окна к столу. Большой, тучный,  громогласный,  уверенный  в
себе, он  сразу  овладел  вниманием  аудитории.  -  Никакого  коэффициента
неблагоприятности нет и быть не может.  Природа  объективна,  как  хороший
футбольный судья, и решения ее в  немалой  степени  не  зависят  от  наших
эмоций, от того, кажется нам данное событие желательным или нежелательным!
Более  того,  событие,   неблагоприятное   для   меня,   может   оказаться
благоприятным  для  вас,  и  тогда  преобладание   нежелательных   исходов
оборачивается преобладанием исходов весьма желательных - для вас.  Уверяю,
если  Наполеону  при  Ватерлоо  действительно  помешал  насморк,  то   при
Аустерлице, к примеру, тот  же  насморк  или  головная  боль  подвели  его
противников. Закон "50 на 50" остается незыблем во всех случаях жизни. Так
что  выкладывайте-ка  ваш  мистический   коэффициент,   сейчас   от   него
мокренького места не останется!..
   Гости Маггера,  дождавшиеся  наконец  доброго  побоища,  все  как  один
повернулись к Шильду. Тут профессор как-то странно  пошатнулся,  схватился
за правый  бок,  и  два  студента,  оказавшиеся  поблизости,  едва  успели
подхватить его грузное тело и уложить в кресло.
   По вискам Шильда текли холодные, липкие струйки пота.


   - Пустяки, гнойный аппендицит, - сказал дежурный врач, осмотрев Шильда.
- Приступ утих, до утра ничего не случится, а утром сделаем операцию.  Это
все равно что выпить стакан чаю, так что можете спать спокойно...
   Когда белые халаты удалились, Шильд ощупал живот. Был  он  натянут  как
барабан,  но  от  невыносимой  боли  внутри  осталось  только  неприятное,
пугающее и настораживающее жжение. Шильд  знал,  что  операция  по  поводу
аппендицита не представляет  ничего  серьезного,  а  потому  успокоился  и
собрался уже было уснуть, как вдруг в памяти его всплыло...
   "Коэффициент Маггера! Преобладание неблагоприятных исходов...  Черт  бы
побрал этого тронутого старикашку! Надо же, такое  неприятное  совпадение:
наслушаться его впечатляющих бредней как раз накануне операции!"
   Из затканного паутиной тьмы угла возникла всклокоченная голова Маггера;
молча открывающийся рот изрыгал зловещие  пророчества;  черные  глаза  под
нависшими бровями тлели, как едва подернувшиеся пеплом угольки в камине.
   "Старина Маггер... Если верить людям, тридцать лет назад он  предсказал
дату первого десанта на Луну. А жаль, не успел я узнать, чему же равен его
коэффициент...   Чушь,   конечно,   попытка   втереть   очки   легковерной
журналистской  братии,  но  все  же...  Сейчас  прикинул  бы   вероятность
благополучного исхода. Думаю, она близка  к  девяноста  девяти  процентам.
Хотя... я ведь даже  не  представляю,  насколько  велик  его  коэффициент.
"Поправка на Сатану"... Как же он его вывел,  опытным  путем,  что  ли?  А
вдруг коэффициент достаточно  велик?  Если  чистая  вероятность  -  99,  а
коэффициент  неблагоприятности...  Да  нет,  нечего  и  думать   о   таких
глупостях...  Тогда  вероятность  нежелательного  исхода  может  оказаться
близкой к 50 процентам. Боже  мой,  половина  на  половину!  Из-за  такого
пустяка, как аппендицит. Я  же  абсолютно  здоров!  Во  всем  остальном...
Однако  же  гнойного  воспаления  этой  никчемной  слепой   кишки   вполне
достаточно, чтобы... Тьфу, неужели и меня охмурил  своим  враньем  Маггер?
Кстати, я ведь и сам не  раз  убеждался,  что  нечто  подобное  в  природе
существует. Взять хотя бы эксперимент. Все отлажено, все точно повторяется
от  опыта  к   опыту,   ты   приглашаешь   коллег,   гостей,   газетчиков,
представителен заказчика - и все летит в  преисподнюю.  В  чем  дело?  Или
футболист... В решающем матче с пяти метров не попадает в пустые ворота, а
дан ему пробить сто раз из этого  положения  на  тренировке  -  сто  мячей
окажутся в сетке... Проклятый Маггер, старая седая ворона!
   Значит, меня будут оперировать в понедельник  утром.  А  понедельник  -
день тяжелый.  Люди  после  интенсивного  отдыха  выбились  из  колеи,  из
рабочего состояния. Но ладно еще, если  операцию  поручат  специалисту,  а
если какому-нибудь тщеславному  юнцу?  Конечно,  скажут,  аппендицит,  как
стакан чаю выпить, пусть уж он прооперирует этого толстого господина, надо
же когда-то начинать парню..."
   И тут струйка пота снова щекотнула  щеку  Шильда.  Он  почти  физически
ощутил где-то в правом  боку,  среди  путаницы  кишок,  холодное  стальное
лезвие ланцета в неверной, дрожащей руке. А вслед за  этим,  уже  засыпая,
увидел скорбную физиономию  Маггера,  стоящего  в  толпе  на  панихиде,  и
услышал шепот, обращенный к нему, покоящемуся среди цветов: "И я  призываю
всех вас проверить этот коэффициент опытным путем - на себе..."


   Якоб Тамс пребывал в том расслабленном состоянии, в которое всегда, вот
уже сорок лет, заставлял себя погружаться накануне  операционного  дня,  а
понедельник был в его клинике  днем  операционным.  В  домашних  туфлях  и
халате полулежал он в качалке под приглушенную мелодию Сен-Санса, время от
времени раскуривал сигару только для того, чтобы снова  забыть  о  ней,  и
просматривал вечернюю почту. Он мог позволить  себе  три  таких  вечера  в
неделю: клиника его процветала, старость была обеспечена,  дети  устроены.
Да он и не терял ничего,  только  приобретал,  ибо  на  многолетнем  опыте
убедился:  в  день  операции  хирург  должен  быть  собран,  взведен,  как
спортсмен перед решающим стартом. А Якоб Тамс  в  свои  шестьдесят  четыре
выглядел вполне по-спортивному, никогда не позволял себе ни фунта  лишнего
веса, каждое утро пробегал пять миль по песчаным аллеям  старого  парка  и
чувствовал, что находится в той золотой поре, когда глаз еще зорок и  рука
тверда, а ум уже  достаточно  развит  и  гибок,  чтобы  избежать  в  жизни
всяческих неприятностей. Одним словом, был Якоб Тамс  до  конца  уверен  в
себе, а это для хирурга качество немаловажное.
   Из равновесия его вывело письмо  от  сына,  оказавшееся  среди  деловых
бумаг не первой важности. Тысячу раз  предупреждал  он  секретаря!..  Якоб
Тамс уже протянул руку, чтобы позвонить, но вовремя притормозил: стоит  ли
портить нервы из-за такого пустяка?
   Якоб Тамс-младший писал о благополучии своей семейной жизни, о том, как
они с женой провели отпуск на побережье, о  проделках  внуков.  Но  вот  в
конце письма старик уловил не очень-то старательно скрываемое раздражение.
Шеф не допускает  сына  до  настоящих  дел;  едва  попадает  перспективный
проект, садится за него сам, не доверяет; таким образом Якоб  Тамс-младший
теряет бесценную практику, которую потом  ничем  не  возместишь.  "В  этом
отношении, - заключал сын, - государственное предприятие несравненно  выше
частного, там хоть заботятся о росте своих сотрудников".
   Письмо  сына  расстроило  старика.  Действительно,  его  мальчик,   его
тридцатилетний Якоб был на редкость способным молодым архитектором, первые
его проекты получили хорошие отзывы, премии на конкурсах, и останься он  в
государственном проектном бюро, давно уж выбился бы в люди.  Впрочем,  кто
мог предвидеть, что милейший Арни окажется таким скрягой?..
   Якоб Тамс встал  с  качалки  и,  шаркая  домашними  туфлями  по  ковру,
прошелся из угла в угол гостиной. Конечно, Арни  поступает  некрасиво.  Но
ведь и он сам... Если взглянуть на вещи с точки зрения  малыша  Бена,  его
молодого ассистента, не то же ли самое получится? Да, да,  сын  прав,  это
минус частных заведений. Однако и мы, старики, не вечны, рано  или  поздно
придется уступить дорогу молодому коллеге, а для этого надобно его  прежде
научить. Даже натаскать, черт возьми!
   Якоб Тамс был человек дела, и все благие порывы,  возникавшие  в  душе,
немедленно переводил на язык практики. Он тут же набрал номер.
   - Бен, это ты, малыш? Хочу предупредить: завтра  будешь  потрошить  ты.
Что? Да нет, слава богу,  я  здоров,  но  думаю  с  утра  устроить  обход,
побеседовать с больными. Врачующее слово и так далее, сам понимаешь. Да  и
тебе пора набивать руку, чай, не мальчик. Ну, до завтра!


   "Малыш" Бен, весивший, по  далеко  не  полным  и  несколько  устаревшим
данным,  112  килограммов,  все  еще  держал  в  руке  счет  за  квартиру,
свалившийся на его голову как летний снег. Но  теперь  упругие  щеки  Бена
растягивало подобие улыбки, а еще  минуту  назад,  до  того  как  позвонил
старый хрыч Якоб Тамс, их коробила растерянная недобрая гримаса.
   И не случайно. Бен понадеялся на посулы старого хрыча, на  которые  тот
никогда не скупился, и, переехав в этот город, устроился несколько  не  по
карману. Разумеется, жить в такой квартирке было приятно, но раз в квартал
приходилось   расплачиваться   небольшим   нервным    шоком    при    виде
головокружительной суммы в счете. Тем не менее Бен кое-как сводил концы  с
концами, в долги не влез, однако впереди ему ничего не  светило.  Выкроить
пару сотен для старухи матери - целая проблема; на черный день не отложено
ни гроша; на службе ни малейших перспектив. А самое неприятное - начал  он
по причине безнадежности прикладываться к рюмке,  что,  как  известно,  не
самое полезное для молодого хирурга.
   И  вот  старый  хрыч  позвонил,  предупредил,  что  передает  ему   все
завтрашние  операции,  и  вообще  говорил,  против  обыкновения,  ласково,
прямо-таки по-отечески. Уж не запущенный ли рак обнаружил он у  себя,  что
запел вдруг таким голосом? Но так или  иначе,  надо  не  ударить  в  грязь
лицом, все проделать  наилучшим  образом,  с  полной  ответственностью,  с
полной собранностью, чтобы старый хрыч уразумел наконец, что  малышу  Бену
можно доверять любые операции. Ну и конечно - ни грамма спиртного!
   Едва Бен принял такое решение, зазвенел  колокольчик.  В  двери  стоял,
пошатываясь, друг и собутыльник Титус.
   - Не правда ли, добрыми намерениями вымощена дорога в ад!  -  выкрикнул
Титус, с трудом стягивая для каждого слова расползшийся  до  ушей  рот.  -
Клянусь, он дал зарок не пить сегодня! И он не получит ни  капли,  клянусь
Бахусом, я все вылакаю сам! Да, сам,  -  и  Титус  выставил  на  столик  в
прихожей две бутылки бренди. - Впрочем, ладно, рюмочку он у меня  все-таки
получит. Одну маленькую рюмочку. Для его комплекции одна маленькая рюмочка
- ничто. Нуль. Вакуум. Межзвездная пыль...
   Бен разливал бренди - бутылка тоненько позвякивала о стекло  бокала.  И
как обычно, когда  он  замечал  этот  панический  для  хирурга  знак,  ему
хотелось только одного - напиться до  чертиков,  до  потери  сознания.  До
серого, плотного, как вата, тумана в голове.
   Так он и делал обычно.


   Титус  тоже  не  собирался  накачиваться  как  лошадь.  У   него   были
определенные планы на этот вечер.  Он  начал  большую  статью,  в  которой
намеревался изрядно воздать городскому муниципалитету, однако  статья  шла
из рук вон  плохо,  и  тут  очень  кстати  позвонила  Маргрет,  девушка  с
телефонной  станции,  впрочем,  дочь  почтенных  родителей  и   достаточно
образованная. Она освобождалась от дежурства  в  шесть  вечера  и  к  семи
приглашала его "выпить чашечку кофе и поболтать". Титус пошел, потому что,
во-первых, просидеть целое воскресенье над статьей - занятие бездарнейшее,
а во-вторых, с Маргрет приятно поболтать о пустяках, а после ее  болтовни,
он уже знал, голова его становилась достаточно пустой, как раз  настолько,
чтобы садиться за статью для этой паршивой газетенки, читают которую  одни
пустоголовые.
   Титус в отличном расположении духа взбежал на четвертый этаж,  позвонил
- никто не открыл, не откликнулся. Титус  позвонил  еще,  спустился  вниз,
брякнул из автомата на телефонную станцию, но ему сказали, что Маргрет уже
давно ушла. Как влюбленный студент, вызывая улыбки прохожих, проторчал  он
полчаса у ее подъезда, плюнул в сердцах и заглянул в  бар  неподалеку.  Из
бара он вывалился уже в сумерки и решил больше не звонить  Маргрет,  пусть
будет поаккуратнее в другой раз  и  не  опаздывает,  коли  сама  назначила
время. В конце концов, таким приятелем, как он, ей следовало бы дорожить.
   Садиться за статью не было никакого резона, да  и  пары  в  голове  уже
давали себя знать, и он направился к своему дружку и собутыльнику Вену. По
дороге Титус неоднократно заглядывал во все встречные питейные  заведения,
а потом отяжелил карманы двумя бутылками  бренди.  У  Бена  был  кой-какой
запасец в  холодильнике,  но  им  всегда  не  хватало:  не  так-то  просто
наполнить эту винную бочку - малыша Бена.


   Маргрет вышла с работы вместе с подружкой. Вечер был  чудесный,  и  они
решили прогуляться пешком, подышать воздухом после духоты кабин, в которых
просидели безвылазно всю смену. До семи, когда придет Титус, оставался еще
почти час, и Маргрет не  спешила.  Изредка  вставляя  незначащее  слово  в
щебетанье  подруги  и  пряча  мимолетную  улыбку,  она   обдумывала   свои
дальнейшие отношения с талантливым журналистом Титусом, на которого  имела
виды. Именно поэтому у нее не было ни малейшего желания опаздывать.
   Сладкие девичьи мечты вознесли Маргрет к облакам,  а  следовало  бы  ей
внимательнее смотреть под ноги. Она поскользнулась  на  арбузной  корочке,
кинутой кем-то на край тротуара, нога ее подвернулась, Маргрет упала  -  и
не смогла встать.
   С ногой что-то случилось, во  всяком  случае,  туфелька  смотрела  явно
вбок. Кое-как, опираясь на подружкино плечо, доковыляла  бедняжка  Маргрет
полквартала до дома подруги, кое-как доползла до дивана  и  повалилась  на
него со стоном.
   Прежде всего, еще до упоминания "скорой помощи", она позвонила  Титусу,
чтобы предупредить его о случившемся, но Титуса уже не было дома.


   Шильд ел сочный,  ароматный  арбуз,  который  Маггер  ухитрился  где-то
достать, хотя лето еще едва  началось,  складывал  семечки  на  тарелку  и
вполуха прислушивался к болтовне Маггера.
   - Я тем не менее вычислил коэффициент неблагоприятности и призываю  вас
проверить его опытным путем - на себе.
   Это было уж слишком. От возмущения Шильд едва не подавался семечком.  И
прежде чем резко шагнуть навстречу Маггеру и бросить ему в  лицо  громовое
"Чушь!", швырнул арбузную корочку за окно.
   Наверное, он был уже болен, иначе никогда  не  позволил  бы  себе  этот
плебейский жест,  противоречащий  всем  его  устоям  и  в  конечном  счете
стоивший ему жизни.



   Борис Федорович Лапин
   ЛУННОЕ ПРИТЯЖЕНИЕ

                               Рассказ




                                  1

    В каюте приглушенно звучал Бетховен.  Соната  "14  до-диез  минор.
"Лунная". Любимая...
    Шипулин писал письмо жене, когда  дежуривший  в  этот  вечер  Саша
Сашевич деликатно кашлянул за дверью.
    - Михаил  Михайлович,  вас  Тяпкин  вызывает.   Говорит,   срочно.
Говорит, нужно самого. Я говорю, вы отдыхаете, а он говорит...
    Шипулин с досадой отбросил  ручку,  сунул  недописанное  письмо  в
книгу, но не только не чертыхнулся, а даже нашел в себе силы пошутить,
правда, не очень оригинально:
    - Ну раз Тяпкин! Растяпкин...
    Вставая, он опять не рассчитал это  проклятое  лунное  притяжение,
хотя пора было привыкнуть за два месяца, но, наверное, и за  два  года
не привыкнешь, и опять ноги на миг  повисли  в  пустоте  и  показались
длинными и тонкими, как у паука, и опять почувствовал он  всем  телом,
какой усталостью и тяжестью оборачивается на деле эта кажущаяся лунная
легкость. "С такими работничками как раз отдохнешь, - вздохнул  он.  -
Вечно что-нибудь да случится".
    - Слушаю, Петя.
    - Михаил Михайлович, - голос  был  хриплый,  испуганный,  будто  у
нашкодившего школьника, самоуверенности как не бывало, - вы,  конечно,
извините, но без вас... Ради бога приезжайте!
    - Прямо сейчас?
    - Михаил Михайлович, тут какая-то чертовщина...
    - Что случилось?
    - Да ничего. Честное слово, ничего. Просто бур дальше не идет.
    - Знаете,  Петя,  давайте  оставим  шутки  на   завтра.   А   если
действительно что-то произошло, не валяйте дурака, говорите...
    - Да нет, честное слово, ничего такого не произошло. Только бур не
идет. И хоть лопни.
    - Если у вас алмазный бур не идет в грунт, значит, там по  крайней
мере алмазы. Тогда немедленно давайте на Землю  радиограмму:  "Закурил
трубку мира. Тяпкин". И за вами  пришлют  ракету  "Скорой  помощи".  И
отлично, важно захватить болезнь в начальной стадии.
    Тяпкин обиделся.
    - Напрасно смеетесь, Михаил Михайлович. В самом деле бур не идет.
    - Я смеюсь! Нет, вы подумайте, я смеюсь, мне весело,  что  посреди
ночи меня вытаскивают из постели. Я смеюсь! Очень мило...
    И тут его сжало, стиснуло, скрутило внезапно  ворвавшейся  мыслью:
"Да ведь это, наверное, то самое! Как же я так, всю жизнь ждал, а  вот
случилось - и сам не поверил?"
    - Хорошо, Петя, еду!
    Низко над горизонтом висел  большой  голубоватый  глобус  -  самая
прекрасная планета Вселенной.  Он  был  словно  стеклянный,  и  сквозь
полупрозрачное стекло смутно проглядывали знакомые с детства очертания
континентов. Шипулин не столько разглядел, сколько угадал в  одном  из
темных пятен  Европу,  мысленно  поставил  точку  посреди  материка  и
улыбнулся ей: там была. Ольга.
    Шипулину  нравились  лунные  ночи  с  их  мягким  земным   светом,
скрадывающим резкие,  как  провалы,  тени.  Ночами  он  отдыхал  и  от
ослепительного солнечного сияния, от которого не спасали даже  фильтры
в шлемах,  и  от  черных  теней,  на  которые  боязно  ступить,  и  от
полосатого, как матрац, пейзажа. Но главное, конечно, ночью можно было
сколько угодно смотреть на Землю.
    Еще издали, из окна тряского вездехода, увидел он  четыре  фигурки
головастиков, сидящих у подножия вышки. Значит,  буровая  простаивала.
Вспомнил график основных работ, висящий в каюте, - в  груди  неприятно
царапнуло. Заметив вездеход, головастики  встали  и  робкими  прыжками
двинулись навстречу. Сквозь шлем скафандра мелькнули растерянные  злые
глазки Пети Тяпкина - видно, ждал взбучки.
    - Ну-с, проверим, в чем дело, - спокойно сказал Шипулин.  -  Давно
стали?
    - В час десять. Автоматика  отключила  бур  -  перегрев.  Добавили
охлаждение, все проверили, включили - опять реле сработало. Уж я хотел
отключить автоматику, так пустить,  а  потом  думаю,  вдруг  установка
полетит, тогда что?
    - С чего бы ей полететь? Просто какая-то неисправность или в реле,
или в системе охлаждения. Не может быть грунта такой твердости.
    - Я не мальчик, Михаил Михайлович! Реле  уже  сменили,  охлаждение
Димка на три  ряда  проверил,  все  в  порядке.  Точно,  породы  такой
твердости не существует, но если все в порядке, а реле выключает  бур,
- что же это, Михаил Михайлович, как не дьявольщина?
    - Ладно, Петя, хорошо, что вызвали. Отключать автоматику, конечно,
нельзя. В этом проклятом космосе ожидай  любого  подвоха.  Вдруг  и  в
самом  деле...  -  он  поискал  выражение  поточнее,  чтобы  и   ребят
успокоить, и лишнего не выболтать, - нашла коса на камень. Ну  что  ж,
коли не берет алмаз, попробуем лазер.  Как  там  у  вас  аккумуляторы,
Дима?
    Когда до  конца  ночной  смены  осталось  полчаса,  Димке  удалось
выколотить  керн.  На  Груду  породы  упала  блестящая   металлическая
болванка с оплавленной поверхностью. Пять  шлемов  стукнулись  друг  о
друга, склонившись над нею.
    - Металл, - сказал Тяпкин.
    - Сталь.
    - Вот тебе и сталь. Потверже, братцы!
    - Алмаз сюда, - протянул руку Шипулин. - Старую коронку, живо!
    Богатырь Димка попробовал резануть болванку  алмазом  -  следа  на
поверхности металла не осталось никакого. Шипулин почувствовал, как со
лба по щеке побежали щекочущие мураши.
    - Везите - и сразу в лабораторию, пусть дадут состав, - сказал  он
водителю вездехода. - Да скажите, срочно, Шипулин велел.
    - Ну что, Михаил Михайлович, еще разок долбанем лазером? - входя в
азарт, спросил Димка.
    - Тебя вот долбанет оттуда. Ишь  ты,  герой  какой!  Заканчивайте,
ребята, и айда отдыхать. Кстати, Петя, давайте-ка мне ваши записи.
    Когда в тамбуре ракеты сняли скафандры,  Шипулин  сказал  каким-то
странным голосом:
    - Ну вот, наконец-то свершилось.  Не  грех  сегодня  и  шампанское
раскупорить.
    И тут же достал  из  кармана  пластмассовую  коробочку,  торопливо
кинул в рот несколько таблеток и, пошатнувшись, сел.  Лицо  его  стало
совсем  серым,  только  под  седыми   нависшими   бровями   непонятным
торжеством светились неугасимые глаза фанатика.
    ...Вечером все собрались в  столовке.  Из  угла  в  угол  несмелым
ветерком перелетал тревожный  ропот.  Если  бы  это  была  не  научная
экспедиция, а пиратский корабль, можно было подумать - назревает бунт.
Шипулин сказал:
    - На  глубине  340,4  бур  наткнулся  на   преграду   чрезвычайной
твердости. Кроме лазера, ни  один  инструмент  этот  сплав  не  берет.
Химический состав: железо, титан, кремний, цирконий, хром.  Нелепый  с
нашей точки зрения сплав. Что  это  такое,  мы  не  знаем,  дальнейшее
изучение здесь,  на  месте,  невозможно,  а  вопрос,  сами  понимаете,
слишком  серьезный.  Поэтому  за  двадцать  четыре   часа   экспедиция
сворачивается. Завтра в 19.00 личный состав  отбывает  на  Землю.  Обе
грузовые ракеты и все оборудование остается, замираем только  пробы  и
документацию, надеюсь, скоро вернемся...
    Нечто похожее на угрожающую вибрацию сотрясло зал.
    - Разрешение уже есть? - робко осведомился Саша Сашевич.
    - Разрешения  не  требуется.  Даю  радиограмму,  вот  она:  "Связи
чрезвычайными обстоятельствами экспедиция  снимается.  Подробности  на
месте. Начальник ЛН-5 Шипулин".
    - Чрезвычайные  обстоятельства?!  Что  же  тут  чрезвычайного?   -
ворвался в тишину чей-то ершистый голос. - Наткнулись на самородок - и
струсили. Ничего себе герои!
    - Времени остается немного. О готовности постов доложить. А теперь
к делу, - сказал Шипулин, вставая.
    Ноги  вытянулись  на  невообразимую   длину,   стали   тонкими   и
невесомыми, как лучи. Казалось, все, что до сих пор находилось у  него
внутри,  провалилось  в  ноги.  И  в  то  же  время  он  был  бодр   и
целеустремлен, как никогда прежде.
    За дверью каюты буровиков ораторствовал Петя Тяпкин:
    - ...ракету бы "Скорой помощи" ему.  Вот  псих!  А  болезнь  важно
захватить в начальной стадии...
    "Лунная научная пятая"  отправлялась  на  Землю  в  унынии,  будто
свершила не открытие, а какой-то позорный коллективный проступок.



                                  2

    Шипулин пришел домой рано, взъерошенный, злой, достал  из  кармана
пачку сигарет, закурил. Ольга  отобрала  сигареты,  присела  рядом  на
диван.
    - Эх ты, вот уж и закурил, а еще лунатик!
    - Скоро запью, - пообещал Михаил Михайлович.
    - Ругают?
    - Смеются. Если бы ругали! Был сегодня у Гришаева - тоже  смеется.
Завтра пойду к Главному.
    - Неужто уж он не разберется?
    - Ты вот что, Оля, - сказал Шипулин. - Ты найди  мне,  пожалуйста,
мой альбом. И фломастеры. Не выбросила  еще?  И  будь  добра,  кофе  с
лимоном, покрепче только, ладно?
    Когда она принесла кофе, рисунок был уже готов. На островке  между
трех пальм плясал волосатый человек в модных очках и полосатых, как из
сумасшедшего дома, штанах. В одной руке он держал обглоданную кость, а
другою заслонял глаза от солнца, вглядываясь вдаль. Рядом стоял  шалаш
с трубой от самовара,  из  трубы  шел  дым,  а  под  кустами  валялись
консервные  банки  и  бутылки,  на  одной  четко  виднелось  "40ш",  с
соседнего островка на дикаря взирала влюбленная парочка, а  далеко  на
горизонте громоздились корпуса заводов и дымили трубы.
    - Боже мой, да это Гришаев! - узнала  Ольга.  -  Ну-с,  принимайте
кофе, Михаил Михайлович.
    Он взял кофе и тут же поставил его на стол.
    - Это не хохма, Оленька, - сказал он серьезно. - К  сожалению,  не
хохма. Это научная платформа. Мы на  Земле  похожи  на  того  упрямца,
который переплыл  на  островок  посреди  Волги  и  возомнил,  что  это
необитаемый остров, что он его открыл и что он есть  Робинзон.  А  раз
ему хочется  непременно  прослыть  Робинзоном,  то  ему  наплевать  на
вещественные доказательства его неправоты. На пальме вырезано "Люда  +
Коля"? Плевать! Под ногами банки и бутылки? Не имеет значения!  И  это
научная платформа!
    - Но  ты  же  сам  говорил,  все  это  только  гипотезы.  И   Пояс
астероидов, и Луна, и Тунгусский взрыв, и Атлантида, и... Что там еще?
    - Не старайся, всего не перечислишь. Да, гипотезы но когда столько
гипотез... Нельзя же во  что  бы  то  ни  стало,  вопреки  очевидному,
считать себя Робинзоном!
    - Миша, откуда же, по-твоему, взялся на Луне этот сплав?
    - Если бы я знал откуда, надо мной не смеялись бы. Но в  том-то  и
беда, что я не знаю откуда, зато наверняка знаю, что мой бур наткнулся
на него и, следовательно, он существует. Но  как  раз  над  этим-то  и
смеются.
    - Может же быть, что это ядро Луны. Или какая-нибудь там мантия...
    Шипулин усмехнулся:
    - Нет, Оленька, не может. Сплав искусственного происхождения.
    - Тогда что же это?
    Он пожал плечами. Некоторое время оба молчали, стало  слышно,  как
тикают часы в соседней  комнате.  Потом  тиканье  размылось,  ушло,  и
комната наполнилась тем тугим, неслышным гулом, который  каждому,  кто
побывал в космосе, известен под именем "космической тишины". Вероятно,
гудело в ушах.
    - Миша, а ты знал, когда добивался этой  экспедиции,  что  найдешь
там что-то такое... следы другой цивилизации?
    - Я знал только, что рано или поздно это случится. Знал,  Оленька,
конечно, знал. Но что так скоро... не ожидал. Видишь ли,  моя  заслуга
только в  том,  что  я  настоял  перенести  разведку  в  этот  кратер,
Б-046-20. По глубине он не самый удобный, и мне нелегко  было  убедить
их.  Но  тут,  вероятно,  сработала   блестящая   интуиция   Главного.
Понимаешь, Оленька, этот  кратер,  как  бы  тебе  сказать  поточнее...
чуть-чуть странный. Явно не метеоритного происхождения,  больше  похож
на вулканический, хотя и тут уйма нетипичностей. Короче, меня тянуло к
этому безымянному, ничем не примечательному  кратеру.  И  ЛН-5  начала
бурение именно там. Следы  другой  цивилизации...  Что  можно  считать
следами? Обломок обшивки ракеты? Оставленный на  орбите  искусственный
спутник?  Нерасшифрованные   радиосигналы   из   космоса?   Гигантское
сооружение, возведенное когда-то в древности, такое, что и современной
технике  не  под  силу?  Подозрительные  намеки  в  древних  книгах  и
легендах? Ах, Робинзоны мы, Робинзоны! А может быть, мы, человечество,
- сами следы другой цивилизации? Помнишь, у  Бора:  "Эта  гипотеза  не
может быть истинной, ибо она недостаточно безумна"? В  этом,  Оленька,
величайший  смысл  космической  философии.  И   пусть   меня   считают
сумасшедшим, но я утверждал и буду утверждать...
    Ольга дремала в кресле, убаюканная его лекцией. Шипулин потер лицо
ладонями, проглотил остывший кофе и,  опасливо  покосившись  на  жену,
спрятал сигареты в карман.
    "Скучно ей со мной, - горько подумал он. - И всем скучно.  Сухарь,
фанатик, фантазер, черствый и желчный  деспот.  Удивительно,  как  еще
Главный терпит меня? Впрочем, всему есть предел. Завтра  скажет:  "Все
отлично, Михаил  Михайлович,  экспедицию  мы  пошлем,  это  любопытно,
гипотезу вашу проверим,  стоящая  гипотеза,  но...  сколько  вам  лет,
Михаил Михайлович? К тому же, говорят, со здоровьишком у  вас  того...
А?"  Главного  не  проведешь.  Легче  провести  врачей  со  всеми   их
премудрыми приборами. Собрал волю в кулак на этот решающий час - и вот
вам, братцы эскулапы, вместо сердца - пламенный мотор.  А  Главный  по
глазам  читает.  "Я  ведь  и  не  требую   ничего,   товарищ   Главный
конструктор. Мне бы только эту экспедицию, последнюю.  Клянусь,  сразу
же уйду на пенсию  и  никогда  больше  не  буду  изводить  вас  своими
прожектами". Неужто не даст? Что ж, нажму  на  министерство  -  и  все
равно добьюсь. Добьюсь...  комплимента.  "Вы,  -  скажут,  -  фанатик,
товарищ Шипулин.  Неизлечимый  и  вредный  фанатик".  Да  какой  же  я
фанатик?! Я просто ученый... Вы еще не знаете Шипулина!"
    Он прошелся по комнате, машинально закурил, но, вспомнив о врачах,
тут же смял сигарету о  декоративную  пепельницу  японского  фарфора..
Рядом стояла маленькая копия - золотая ваза, древнейшая из памятников,
найденных недавно на Крите, - его любимая игрушка. Он нежно взял ее  в
ладони и в  тысячный,  наверное,  раз  прочел  древнегреческий  текст:
"Плыли двести колен, и вот земля цветущая". Что  такое  двести  колен?
Знатоки толкуют, сто человек. Но уж коли считать людей по частям тела,
логичнее считать по головам, чем по ногам. Знатоки уверяют, будто речь
идет о морских путешественниках. Но при чем тогда этот рисунок - шарик
с хвостиками, напоминающий первый спутник?
    Шипулин поставил вазу на место и неожиданно  подумал:  "А  кратеру
нужно дать имя. В конце концов, это мое право".
    ...Назавтра он  позвонил  только  в  десять  вечера.  Ольга  взяла
трубку.
    - Алло, с вами говорит начальник экспедиции ЛН-6 доктор Шипулин.
    - Боже мой, уже?! Поздравляю, Миша! Был у Главного?
    - И у Главного, и с ним вместе  -  повыше.  Все  отлично,  родная,
погода переменилась, ветер дует в наши паруса. "Плыли двести колен,  и
вот земля цветущая". Ценят  еще  твоего  старика.  Даже  чрезвычайными
полномочиями наделили. Впервые  в  истории  освоения  Луны.  А  вообще
предстоит нечто грандиозное: двадцать две грузовые ракеты,  шестьдесят
человек, большая лазерная установка, совершенно уникальная, пять...
    - Когда, Миша?
    - Старт намечен через два месяца.
    - Тогда, может быть, ты успеешь прийти домой, поужинаем вместе?
    Шипулин долго молчал, наконец сказал, вздохнув:
    - Я постараюсь, но ты лучше не жди. Ложись, отдыхай, Оленька.



                                  3

    В  конференц-зале  базы  ЛН-6  было  просторно,  не  сравнишь   со
столовкой  на  ЛН-5,  где  приходилось  собирать   народ   в   прошлой
экспедиции, но шестидесяти двум здоровенным парням и  здесь  оказалось
тесновато.  Шипулин  с  гордостью  оглядел  свое   воинство,   впервые
собранное вместе.
    - Пожалуй, начнем, - сказал он. - Повестка дня ясна:  что  делать?
То  есть  в  принципе  вопрос  решен  на   Земле,   однако   детальные
обследования этих  десяти  дней  сильно  осложнили  обстановочку.  Для
начала  предоставим  слово  главному   историку   экспедиции   доктору
археологии Сереже Лазебникову.
    Встал Сережа, больше похожий на студента,  чем  на  доктора  наук.
Жесткий, упрямый чуб, съехавшие на нос очки, беспрерывно что-то мнущие
нервные  пальцы  Доктору  археологии  Сереже  Лазебникову  было  всего
двадцать восемь, Шипулин гордился, что откопал  для  экспедиции  этого
вундеркинда.
    - Я расскажу вам сказочку, -  начал  Сережа  задиристым  петушиным
голосом. - Позвольте сказочку, Михаил Михайлович?
    - Давай, давай, жанры выступлений не ограничиваю.  Другое  дело  -
время.
    - Так вот, это древняя восточная сказочка, и сколько ей лет, никто
не  знает.  В  некотором  царстве,  в  некотором  государстве  жил-был
волшебник по имени...
    Конференц-зал угрожающе загудел. Понятно, взрослые люди не  любят,
когда им рассказывают сказочки, тем более не стоило для  этого  лететь
так далеко.
    - ...по имени Данг Дзинь. Он мог достать огонь из холодного камня,
вызвать дождь из чистого неба и одним взглядом усыпить  человека.  Хан
боялся, что волшебник отнимет у него власть, и упрятал  Данг  Дзиня  в
самую высокую и неприступную башню, в которой просидел  волшебник  сто
лет. Сто лет выходил он по ночам на крышу  башни,  смотрел  на  звезды
через какую-то странную трубку и, только когда появлялась на горизонте
голубая Утренняя Звезда, уходил обратно в свое подземелье.
    Однажды снизошло просветление на древнего Данг Дзиня, и послал  он
одного из  своих  многочисленных  стражей  за  ханом,  чтобы  сообщить
чрезвычайной важности весть. Хан  явился,  и  сказал  ему  Данг  Дзинь
"Уводи скорей свой народ в горы, потому что скоро встанет дыбом земля,
и стеной встанут моря, и вспять  потекут  реки,  и  дождь  разразится,
каких никогда не бывало. Не мешкай, хан!" Но хан посмеялся над словами
мудреца и велел побить его палками по пяткам.
    А вскоре появилась в небе Желтая Звезда - и  вздыбилась  земля,  и
огонь вырвался из недр, и огромная волна захлестнула земли возле  моря
на много дней ходьбы, и хлынул дождь,  и,  взбурлив,  повернули  реки.
Испугались люди, пришли к хану, чтобы принял он какие-то меры.  А  хан
показал на башню и сказал: "Он виноват. Это он вызвал несчастье, чтобы
на вас и на меня излить  свое  зло,  накопившееся  за  сотню  лет".  И
потребовал хан у Данг Дзиня, чтобы прекратил  он  это  безобразие.  Но
старик не слушал хана - он высекал какие-то знаки на камнях  башни.  И
отрубили ему голову.
    Когда перемешалась земля, как  пища  в  котле,  когда  суша  стала
морем, а море - горами, когда погибли все люди в округе, осталась одна
только высокая башня, в которой жил и погиб  Данг  Дзинь.  Лишь  через
много-много веков пришли сюда новые люди, прочли рисунки на  камнях  и
записали их так: "Говорил я хану, пусть ведет в горы народ, потому что
на смену Утренней Звезде приходит другая, Злая Желтая Звезда, и око ее
нацелено прямо на нас, и будут бедствия от  нее  неисчислимые,  но  не
послушался  хан,  и  все  погибли,  о  чем  сообщает  потомкам  старый
звездочет Данг Дзинь".
    Переписали люди эти слова на папирус, но и  папирус  затерялся,  и
только через тысячи лет кто-то нашел его и пустил по  свету  сказку  о
мудром волшебнике Данг Дзине, и сказка дошла до нас,  потому  что  нет
более прочного материала, чем память народная. А камни той башни давно
превратились в  песок,  и  в  тлен  превратился  папирус.  К  сведению
собравшихся, - закончил Сережа  Лазебников,  -  подобные  же  сказочки
содержатся в эпосе и других древних народов.
    Сережа Лазебников сел.
    - Ну и что же из того? - язвительно кинул с места Петя Тяпкин.
    - Да, более конкретные выводы, - попросил Шипулин.
    - Какие же еще выводы? - удивился Сережа. - Разве и так не ясно?
    - Очевидно, не всем, - глядя на Тяпкина, сказал Михаил Михайлович.
    - Ну хорошо. Так вот, Луна прикочевала  к  нам  во  время  оно  из
Большого Космоса. Если отбросить  это  предположение,  кто  растолкует
мне, почему у нее такая нелепая форма, будто она родилась как  спутник
другой планеты, имеющей по  крайней  мере  втрое  большую  массу,  чем
Земля? И чем иным можно объяснить ту небольшую космическую  заварушку,
благодаря которой наша уважаемая планета вдруг сдвинулась на  двадцать
три градуса по отношению к  оси,  легкомысленно  переменила  положение
полюсов и заживо заморозила бедных мамонтов? Итак, встреча в  Космосе.
Но вот вопрос: могла ли Луна, двигаясь с энной космической  скоростью,
избежать прямого столкновения с Землей, благодаря чему я имею  счастье
лицезреть вас в данный момент?  Вероятно,  могла  при  одном  условии.
Чтобы стать вечной нашей спутницей и яблоком раздора для  ученых,  она
должна была выйти на строго рассчитанную орбиту по касательной, имея в
этой точке строго определенную скорость. Неужели вы думаете, что  Луна
сама по себе была такой умной? Примите эту гипотезу,  и  она  объяснит
вам все разом: и форму  Луны,  и  легкомысленное  поведение  Земли,  и
судьбу мамонтов, и трагедию Атлантиды,  и  знаменательные  различия  в
возрасте, удельной плотности  и  химическом  составе  двух  планет,  и
обилие  кратеров  на  обратной  стороне  Луны,  и  эти   осточертевшие
"масконы", и даже библейский всемирный потоп...
    Сережа опять сел.
    - Что же дальше?! - еще более вызывающе крикнул Тяпкин.
    Сережа пожал плечами. Разжевывать "дальше" он не собирался.
    - Сережа хочет сказать, - ласково разъяснил Пете  Шипулин,  -  что
Луна вышла по касательной на орбиту спутника, затормозившись  к  этому
времени до расчетной скорости.
    - Как это "затормозившись"? - возмутился Петя. - Бред! Мистика!
    Шипулин вспомнил картинку про Робинзона. Если бы возражал  ему  не
Петя Тяпкин, а  Гришаев,  он,  наверное,  взорвался  бы.  Но  Петю  он
по-своему любил и радовался, что отыскал его для экспедиции: он уважал
людей одержимых. А Петя был  явно  одержимый,  хотя  и  противник,  не
верящий ни во что  из  того,  во  что  верил  он  сам,  во  что  верил
сегодняшний докладчик Сережа Лазебников.
    - К сведению товарищей, не посвященных в хаос  лунных  гипотез,  -
насмешливо добавил Шипулин. - Слова "бред",  "мистика",  "лженаука"  и
тому подобные вовсе не считаются бранными, когда речь заходит о  Луне.
Видите ли, мы еще слишком мало знаем о происхождении Солнечной системы
- у нас нет аналогов. Поэтому ученые дискуссии  о  возникновении  Луны
напоминают мне беседу на тему "Откуда взялся я" в детском садике:  чем
детальнее  объяснение,  тем  больше  вопросов.   Давнее   высказывание
Гарольда   Юри:   "Я   совершенно   не   представляю   себе    модели,
воспроизводящей историю системы Земля - Луна", -  остается  в  силе  и
поныне. К сожалению. Однако я  думаю...  разумеется,  это  мое  личное
мнение... что  история  Луны  куда  богаче  и  любопытнее,  чем  может
представить себе самый изощренный  фантаст.  Но  это  к  слову.  Прошу
высказываться!
    Вскочил  Петя  Тяпкин,  обвел  зал  злыми  глазками,  видимо,  ища
поддержки.
    - Слово имеет командир отряда буровиков кандидат технических  наук
Петр Артемьевич Тяпкин.
    - А  я  расскажу  вам  анекдотец.  Позвольте   анекдотец,   Михаил
Михайлович? В  некотором  царстве,  в  некотором  государстве  жил-был
цыган. Однажды украл этот цыган у одного  крестьянина  коня.  Собрался
суд. Цыган спрашивает:  "Дак  шо  я  у  тебя  украл,  расскажи  честно
гражданам судьям". - "Коня". - "А хомут на ем  был?"  -  "Был".  -  "А
дуга?" - "И дуга была". - "А оглобли?" - "И оглобли". - "А телега?"  -
"И телега была". - "Ну дак и  брешет  он,  гражданы  судьи,  -  сказал
цыган, - потому как этот конь, сами видите, и без хомута, и без  дуги,
и без оглоблев, и без телеги". Посмотрели судьи, прав цыган. Отпустили
его вместе с конем, а крестьянина за клевету  выпороли.  А  что  цыган
накануне пропил в корчме и хомут, и дугу, и оглобли, и телегу  -  кому
что за дело! Было бы доказано.
    Анекдотец  никого  не  рассмешил.  Петя   оглянулся,   снова   ища
поддержки, не нашел, но не сдался.
    - Я к тому, Михаил Михайлович,  что  такие  доказательства,  когда
неугодные факты вовсе замалчиваются,  для  цыгана  хороши,  а  не  для
ученого.  Я  ведь  отлично  понимаю,  для  чего   все   это   товарищу
Лазебникову. Он хочет свернуть напрочь буровые работы и вести раскопки
своим археологическим методом, чтобы возиться  здесь  сто  лет.  Он  и
сказочку свою для этого придумал. А мы, буровики, можем решить  задачу
за несколько дней, позвольте только пустить  большой  лазер  и  пройти
этот слой насквозь. Мы разом все цыганские гипотезы отметем...
    - Точно! Даешь лазер! - раздалось несколько нестройных  голосов  с
той стороны, где сидели буровики. А Димка выкрикнул:
    - Жми, Петя, развивай дальше!
    - Ты скажи прямо, Сергей, - обратился Петя к Лазебникову, - ты  не
юли: раскопки предлагаешь?
    - Раскопки, - сказал Сережа и опустил голову.
    Поднялась буря. Шум стоял минут пять, не меньше. Вести  медленные,
может быть, многолетние раскопки, когда  всем  казалось,  что  отгадка
рядом, никого не устраивало.
    Атмосфера накалялась. Выступали почти все, летели едкие реплики  с
мест, задавались вопросы "с подтекстом". Но большинство, соглашаясь  с
Лазебниковым,  все-таки  категорически  возражало   против   раскопок:
молодежь, не терпится. А ничего другого никто предложить не  мог.  Или
лазер, или раскопки. "Не подумаешь, что на Луне, - отметил Шипулин.  -
Типичная земная перебранка ученых".
    - Нет, нет, нет, лазер нельзя! - выкрикивал  кто-то,  пока  Михаил
Михайлович в последний раз взвешивал все "за" и "против". - Там, может
быть, дворец, черт знает что, а мы, как дикари, с лазером.  Нет,  нет,
нет!
    - Копаться здесь пять лет лопаточками? Извините! Сегодня же  подаю
заявление. Мы что - в песочнице играть приехали?!
    - Только не лазер, надо  подумать,  все  взвесить  и  не  спешить.
Главное, не спешить. Так можно всю Луну испортить...
    Когда Шипулин встал, нестройный шум голосов умолк разом.
    - Все правы, - сказал он негромко. - И все ошибаются.  Разумеется,
лазером нельзя. Это ясно. Но и раскопки нас не устраивают -  время  не
то. Что есть еще подходящее? Больше нет ничего...
    Шестьдесят два человека молчали. Казалось, никто не дышал.  Где-то
между  вторым  и   третьим   рядом   всплыло   на   секунду   ехидное,
злорадствующее лицо Гришаева - и растаяло. Мелькнули  тревожные  глаза
Ольги: "Только, пожалуйста, береги себя. Лучше  лишний  раз  с  Землей
посоветуйся, спроси разрешения". Ольга, Ольга!  Единственный  человек,
которому нужны не его открытия, а он сам. По ней, хоть вовсе  не  будь
никакой Луны лишь бы он  возвратился  живой  и  здоровый.  Ну  что  ж,
посмотрим!
    - Больше нет ничего, это точно. Значит,  остается  одно  -  взрыв.
Таким  образом,  мы   в   кратчайший   срок   расчистим   обнаруженную
разведчиками сферу. И если это действительно  сооружение  космического
разума, наш взрыв ее не повредит...



                                  4

    Громыхнул телефон. Ольга взяла  трубку.  Незнакомый  взволнованный
голос спросил:
    - Квартира Шипулина? Извините,  пожалуйста,  у  вас  нет  случайно
Гришаева? Это дежурный института, с ног сбился,  весь  город  обыскал,
тут у нас ЧП...
    - Чего ради у нас будет Гришаев? -  насмешливо  ответила  Ольга  и
положила трубку.
    - Кто это? - спросил Гришаев, потягиваясь.
    - Из института, дежурный. Вас что, всегда у женщин ищут?
    - Случилось что?
    - Какое-то ЧП. С ног, говорит, сбился, вас разыскивая.  ЧП  -  что
это может быть? Луна?
    - Не знаю, возможно. Ваш сумасшедший муж на все  способен.  Ладно,
до свидания. Узнаю - сразу позвоню.
    Дверь за ним закрылась. Она нервно принялась  ходить  по  комнате.
Тревога не  унималась.  С  маленькой  фотографии  на  столе  грустными
глазами смотрел на нее Шипулин.
    ...Она была студенткой четвертого курса, когда судьба столкнула ее
с Шипулиным. Он читал курс общей теории космонавтики, а  для  нее  это
были дебри. Вообще она  попала  в  институт  случайно  -  не  хотелось
расставаться с одним очень славным парнем, который не мыслил жизни без
этого  института.  Прежде  она  как-то  не  замечала  придирчивого   и
остроязыкого профессора, но когда дважды он попросил  ее  с  экзамена,
пришлось задуматься. Дело пахло отчислением, это было бы  глупо  после
четырех лет учебы. Одна подружка посоветовала: "А  ты,  Олька,  очаруй
его, используй последний шанс. Тем более старый  холостяк.  Вот  прямо
сейчас и шагай к нему домой. Чего теряться!"
    И она пошла. Три вечера, забывая о времени, он рассказывал ей  про
космонавтику. Это было захватывающе, поначалу  она  даже  увлеклась  и
вполне  сносно  научилась  разбираться  в   основных   вопросах.   Она
выкарабкалась, зато он "влип" - трогательно и безнадежно.  Вскоре  она
почувствовала, что не сможет бросить его,  что  нужна  ему,  что  этот
насмешливый,  никаких  авторитетов  не   признающий   человек,   гроза
ортодоксов, надежда  науки,  вдруг  превратится  в  ничто,  перестанет
существовать как личность, если она скажет ему "нет".  И  она  сказала
"да", тем более что роман со студентом не сулил ничего перспективного.
Правда, Шипулин был почти на двадцать  пять  лет  старше  ее  и  часто
прихварывал, но она по-своему любила его, а скорее жалела. И она стала
его женой.
    Все эти годы  она  в  меру  своих  сил  и  способностей  исполняла
обязанности жены большого  ученого  и  большого  чудака,  но  при  нем
все-таки чувствовала себя  словно  на  экзамене,  а  настоящей  жизни,
такой, как хотелось, не было. Но вот в последнее время к ней  зачастил
Гришаев...
    В шесть она включила радио.  В  последних  известиях  ни  о  каком
космическом ЧП не было  ни  слова,  но  это  еще  ничего  не  значило.
Передавали легкую музыку, потом урок гимнастики. Гришаев не звонил.
    Без  десяти  восемь  раздался  звонок  в  прихожей.  Она  открыла.
Неизвестный человек спросил строго:
    - Товарищ Шипулина, Ольга Владиславовна?
    - Да, это я.
    - Распишитесь.
    Она машинально расписалась. Прежде чем разорвать конверт,  села  в
кресло:  руки  и  ноги  не  слушались.  В  конверте  лежала  маленькая
хрустящая бумажка под копирку.


                              ДЛЯ ПЕЧАТИ

                          6 мая в 23  часа  07  минут  по  московскому
                      времени в районе  работ  Шестой  Лунной  научной
                      экспедиции на Луне  зафиксирован  взрыв  большой
                      мощности. Причины взрыва  пока  не  установлены.
                      Связь  с  Шестой  Лунной  экспедицией   временно
                      прервана. Если в течение двадцати четырех  часов
                      связь не будет восстановлена, на Луну отправится
                      специальная спасательная экспедиция,  которая  в
                      настоящее время готовится к старту.

                                               Президиум Академии наук


    "Специальная   спасательная...   специальная   спасательная...   -
твердила Ольга,  выронив  сложенный  вдвое  листок.  -  Взрыв  большой
мощности... Гришаев сказал бы: "Опять ваш авантюрист".  И  почему  они
считают его счастливчиком, которому все всегда удается, все  сходит  с
рук?  Лишь  она,  одна  она  знает,  сколько  ночей  просидел  он  над
расчетами, сколько дум передумал, каких-то недоступных ей  мучительных
дум! Как терзался наедине с собой перед каждым "безрассудным шагом"! А
его самоуверенность, лихачество, насмешечки - только видимость,  чтобы
воодушевить других, чтобы все,  до  последнего  буровика,  поверили  в
удачу. Не потому ли  удача  следовала  за  ним  всю  жизнь?  Нет,  они
попросту не знали его! И теперь, возможно, уже никогда не узнают... Но
если там действительно что-то произошло, Шипулина  могла  погубить  не
"авантюра" - только случайность..."
    Прошло сколько-то времени, прежде чем позвонил Гришаев.
    - Оля, читали? - спросил он.
    - Читала. Что это может быть?
    - Черт его знает! Ваш старик всегда выкинет  какую-нибудь  штучку.
Авантюры  -  его  амплуа.  Помните,  просил   повлиять,   чтобы   чаще
советовался?
    - Влияла.
    - И что?
    - Обещал.
    - Обещал! Ну а вы как?
    - Ничего, держусь.
    - Ладно, Оля, молодец. В общем, я думаю, ничего  страшного.  Самое
страшное - он мне все планы сорвал. Горит мой  институт  из-за  вашего
Шипулина. Да, я вам вчера  еще  не  все  рассказал.  Не  против,  если
заскочу на часок?
    - Против.
    - Что?!
    - Против.
    - Ах вон оно что! Отпеваете старика? Ну-ну, валяйте!
    - Нет, не отпеваю. Думаю.
    Она положила трубку. Под ногами хрустнули осколки разбитого  ночью
бокала. Хотелось схватить пылесос, тряпку, швабру - и  мыть,  чистить,
скрести, оттирать все вокруг. И прежде всего себя. Но  Ольга  упала  в
кресло и закрыла глаза.



                                  5

    В  радиоотсеке  сидел  верный  Саша  Сашевич.  Земля   спрашивала,
взывала, умоляла, требовала -  Саша  Сашевич  оставался  глух  и  нем.
Шипулин просмотрел радиограммы, выбрал три из них.  Две  угрожающих  -
дело рук Гришаева, сразу видно, не верит ни в какую катастрофу,  очень
уж хорошо знает Шипулина, Шипулин для него - авантюрист. Одна  дельная
радиограмма-инструкция - от Главного, "на  случай,  если  радиостанция
работает только на прием". Хитер Главный!  Послушал  скупое  сообщение
телеграфного  агентства,  слава  богу,  паники   никакой,   настроение
деловое. Скоро минуют сутки, нужно срочно давать ответ, иначе  ринутся
спасать, а что ответишь,  когда  не  оседает  треклятая  пыль,  мешает
определить результаты взрыва. Хорошо, если риск оправдал себя, а  если
нет? Голову снимут. Взрыв на Луне! Действительно, "так можно всю  Луну
испортить".
    Странное дело, больше всех возражал против взрыва не кто иной, как
его  любимец  Сережа  Лазебников.  Едва  кончилось   совещание,   этот
вундеркинд давай ломиться в радиоотсек - передать свое  особое  мнение
на Землю, "пока не поздно".  Хорошо  еще,  догадался  Шипулин  заранее
отправить Сашу Сашевича со строжайшей инструкцией: никого в  отсек  не
пускать и ничего к  передаче  не  принимать.  Михаил  Михайлович  ждал
подвоха от кого угодно, но не от Сережи. Думал, Петя Тяпкин жаловаться
будет,  скандал  подымет,  а  он  стащил  у  доктора  лошадиную   дозу
снотворного и до сих пор спит, делайте, мол, что  угодно,  только  без
меня!
    До старта спасательной  экспедиции  с  Земли  оставалось  немногим
более трех часов. Дальнейшее промедление становилось опасным.  Гришаев
там бесится, с этим ЧП все его  честолюбивые  планы  лопнули.  Рвет  и
мечет. Чего доброго, рискнет еще покинуть директорский кабинет, явится
сюда собственной персоной. Тьфу, тьфу, тьфу, спаси и избави! Но что же
эта проклятая пыль?  Прогремевшая  в  дискуссиях  и  воспетая  поэтами
лунная пыль? Никто не ожидал, что она может висеть сутки,  думали,  за
час-другой осядет.
    Шипулин еще раз пробежал списочек  убытков,  причиненных  взрывом.
Искорежен один вездеход,  оставленный  растяпой  водителем  в  опасной
зоне. Конечно, вездеход пустяк - если на Земле. На Луне  его  ценность
подскакивает в тысячу раз: "плюс транспортные  расходы".  Опрокинулась
грузовая ракета, к  счастью,  уже  почти  разгруженная.  Взорвался  от
детонации погребок с остатками взрывчатки  -  правда,  взрывчатки  там
оставалось сущие пустяки. Вмятины, царапины  на  ракетах  не  в  счет.
Вообще, удача все спишет.
    А вдруг неудача?  Вдруг  его  гипотеза,  подтвержденная  десятками
фактов, выверенная и  перепроверенная,  все-таки  не  подтвердится?  К
черту! Стоит ли думать о грозящих ему "оргвыводах"? Если исследователь
будет ломать голову над проблемой, как посмотрит начальство на тот или
иной его шаг, - не останется ни сил, ни времени  для  науки.  В  конце
концов, самый большой ущерб от взрыва - переживания Ольги. Она-то ведь
ничего не знает. Существовала бы телепатия, тогда проще, тогда  напряг
бы все душевные силы и передал ей одной: "Не волнуйся, родная, никаких
ЧП нет,  все  в  порядке,  просто  твой  старик  темнит,  проворачивая
очередную авантюру".
    Шипулин взглянул на часы: пора. Пыль еще не осела,  хотя  и  стала
пореже. Сейчас будет дан сигнал общего сбора, и двинутся  вездеходы  к
центру  гигантского   искусственного   кратера.   Чудаки   бурильщики,
предлагали ломиться в стену, когда непременно должна  быть  дверь.  Но
если она окажется не на дне воронки, а совсем в другом  месте?  Тогда,
значит, интуиция обманула его, тогда пора подавать в отставку.
    Люди в скафандрах начали вываливаться из люков базы,  в  шлемофоне
послышалась вибрация от моторов вездеходов. Шипулин опасливо  встал  -
опять ноги показались длинными и ватными, как на  ЛН-5,  хотя  система
искусственной  гравитации  действовала  исправно.  "Нервы,  нервы,   -
отметил он. - Расклеиваюсь. Расклеивается, Оленька,  твой  старик,  на
пенсию пора, на Землю, цветочки поливать. А его лунное  притяжение  не
отпускает..."
    Четыре  вездехода  двинулись  к  кратеру.  На  трех  сидели  люди,
четвертый пыхтел под тяжестью прожектора, снятого с  грузовой  ракеты.
Как пригодился бы сейчас пятый вездеход!
    Шипулин сидел у смотрового стекла головной машины. Гребень нового,
первого на Луне искусственного кратера приближался. Вездеход  колотило
на камнях, Михаил Михайлович вцепился в поручни и почти прилип лбом  к
стеклу. Вот кабина  поднялась  на  гребень,  перекачнулась  в  сторону
кратера, и стало видно бездонную черную дыру  глубиной  в  добрых  350
метров. На дне ее не было ни единого блика.
    - Прожектор! - скомандовал он хрипло.
    Вниз свалился ослепительно белый столб, уперся  в  стену  воронки,
дрогнул, стал падать ниже, ниже, почти вертикально, и вдруг  поблек  в
свете ответного, казалось, еще более яркого луча. Вглядываясь в  него,
Шипулин сощурился до боли в уголках  глаз  и  сразу  различил  покатую
сверкающую сферу, на которой в самом центре  луча  новеньким  пятачком
выделялся...
    - Люк! Вход!  -  раздалось  в  шлемофоне  сразу  несколько  не  то
восторженных, не то испуганных голосов.
    "Выдержала оболочка наш взрыв, - почти равнодушно отметил Шипулин.
- Недаром же рассчитывали ее на оборону от  метеоритов.  Если  так  не
откроем люк, честное слово, лазером взломаю", - внезапно решил  он.  И
сразу почувствовал, как ноги вдруг стали расти, вылезли из  вездехода,
опустились в воронку и,  вытягиваясь  и  утончаясь,  достигли  наконец
сверкающей металлической сферы, как корни дерева проросли сквозь люк и
устремились в темноту...
    Водитель вездехода видел,  как  Шипулин  отвалился  от  смотрового
стекла и медленно рухнул на спинку сиденья. Первым  его  порывом  было
свинтить шлем  с  теряющего  сознание  начальника  экспедиции,  но  он
вовремя спохватился, что это Луна,  и  только  прокричал  в  микрофон:
"Врача в головную машину, срочно! Начальнику плохо!"
    Когда Шипулину дали кислород, он прошептал спекшимися губами:
    - Немедленно... заготовленную радиограмму... на Землю... которая у
Сашки...



                                  6

    Люк подался неожиданно легко.
    Люди - от волнения, что ли, он даже не видел,  кто  -  уважительно
посторонились, пропуская  его  вперед  и  подсвечивая  фонариками.  Он
первым шагнул в этот чужой мир.
    Лестница  в  десяток  широких  ступеней  вела  вниз,   в   круглый
вестибюль.  Здесь  вдоль  всей  стены  шли  двери,  которые   бесшумно
раздвигались, едва к ним подходили -  столько  тысячелетий  прошло,  а
ничего не испортилось! За каждой дверью  была  небольшая,  человек  на
пять, кабина. Внутри кабины громоздились строчка на строчку непонятные
рельефные рисунки. Шипулин пригляделся к ним, но изображения  человека
нигде не обнаружил. Может быть,  это  были  и  не  рисунки,  а  знаки,
иероглифы.
    Он повернул какую-то рукоять на противоположной  от  входа  стенке
кабины - пол под ногами дрогнул и поплыл вниз. "Лифт, - догадался  он.
- А как же выберемся? - Оглянулся: в кабине был он  один.  -  Вот  так
штука! Увлекся, Михаил Михайлович, увлекся! Ну да ничего,  конструкция
вроде бы несложная".
    Он спускался довольно долго и все жалел,  что  не  знает  скорости
лифта: на какую глубину он опустился? Наконец лифт остановился,  дверь
открылась. Это был точно  такой  же  круглый  зал,  только  освещенный
призрачным желтоватым светом. Вглубь вел широкий  коридор,  и  Шипулин
смело пошел вперед. Через две минуты он оказался в другом зале,  более
просторном  и  светлом.  На  возвышении  стояла  золотая   скульптура,
устремленная вперед и  вверх,  как  бы  рвущаяся  взлететь  обнаженная
женщина держала в руке сверкающую острыми лучами звезду. Женщина  была
очень похожа на земную...
    В какой-то пустой комнате он остановился у вмонтированного в стену
матового  рефлектора,  и  сразу  в  голове  его  начала   складываться
таинственная песня...
    "Было три дочери у нашего солнца, три родные сестры. Старшую звали
Оуа, среднюю - Аэу, младшую - Юиа. И  когда  поняли  три  сестры,  что
умирает их отец и уже не сможет обогревать их  своим  теплом,  собрали
они  Объединенный  Совет  Мудрецов.  Двадцать  лет  думали  мудрецы  и
порешили: лететь, искать себе новое солнце, очень похожее на  наше,  и
планеты, чтобы можно было на них жить и чтобы не угас  в  веках  разум
человечества, родивший великое Знание.  И  порешили:  не  строить  для
полета  искусственных  сооружений,  ибо  дороги  они  и  ненадежны,  а
обуздать подходящую малую планету, поселить внутри ее три человечества
трех планет-сестер, разогнать до нужной  скорости  и  покинуть  родное
солнце, чтобы в неизведанных дебрях Бесконечного обрести новое  солнце
и новую жизнь. И нашли такую планету, называлась она Л'Уна, и  за  сто
лет построили внутри ее все необходимое для, жизни четырех  миллиардов
людей в течение трехсот поколений  и  для  защиты  в  пути  от  полчищ
летающих  глыб  и  смертельных  для  всего  живого  лучей,  видимых  и
невидимых, и двинулись в путь в тридцать две тысячи восемьсот тридцать
пятом году, рискуя либо потерять все, либо все обрести заново..."
    "Передача мысли, - догадался Шипулин. -  Это  еще  успеется,  надо
дальше, дальше, надо найти что-то самое  главное,  найти  тайну  этого
космического Ноева ковчега. Кстати, если они разгоняли свою планету до
третьей космической скорости, должны же где-то быть дюзы.  Может,  то,
что мы принимали за кратеры, вулканического происхождения, и есть дюзы
двигателей? А все остальные кратеры - от встречных  метеоритов?  Боже,
как просто!"
    Он торопился, во многие помещения вовсе не  заглядывал,  в  другие
заглядывал мимоходом, пытаясь определить, для чего они  предназначены.
Быстро, почти бегом,  миновал  большой  плавательный  бассейн,  полный
воды. За стеклянными стенами  плескались  золотые  рыбки.  Отвернул  и
снова прикрыл кран водопровода, из которого потекла тоненькая струйка,
и  вовсе  не  удивился,  что  все  еще  действует  и   водопровод,   и
электричество, и кондиционирование воздуха. Он попробовал  на  секунду
свинтить шлем - воздух был нормальный, немного тепловатый,  с  запахом
пыли и нагретого металла. "Какой же энергией они  пользовались,  чтобы
столько  веков  продержаться  внутри  планеты?  Ладно,  это  выяснится
позднее, а пока вперед, вперед!"
    Он пошел дальше, уже без шлема, идти было легко и приятно,  и  чем
дальше, он шел, тем вкуснее и прохладнее становился воздух. Вскоре  он
обнаружил, что, коридор не прямой, а  закругленный,  с  едва  заметным
уклоном. Ему представилась спираль, бесконечно  спускающаяся  вниз,  к
центру планеты. Так можно было идти много дней, и он свернул в один из
боковых  коридоров.  Здесь  располагались  крохотные  каютки,  видимо,
жилые: в ковчеге было тесновато, как  в  коммунальной  квартире  годов
детства его бабушки. Он бродил  по  запутанным  проходам  и  тупичкам,
стараясь запомнить дорогу назад или хотя бы не потерять  ориентировки.
Откуда-то смутно повеяло запахом роз...
    Вдруг в полутьме мелькнуло что-то. Чья-то тень? Шипулин побежал за
нею, свернул налево и снова увидел что-то черное, нырнувшее в  люк  на
полу. Когда он подбежал к люку, легкая крышка его, неплотно прикрытая,
все еще подрагивала. Не раздумывая, Шипулин откинул крышку и прыгнул в
темноту люка. Здесь явственно пахло розами. Он нащупал  ногами  крутые
ступени и начал  осторожно  спускаться  по  узкой  винтовой  лестнице.
Темнотища была беспросветная, хоть глаз выколи.
    "Отстану, - с досадой прошептал Михаил Михайлович,  -  ему  каждая
ступенька знакома, а я..." И тут же поймал себя на мысли, что думает о
НЕМ как о совершенно реальном существе. Да неужели ОНИ  могли  жить  в
трех шагах от нас, внутри  Луны,  когда  их,  космических  братьев  по
разуму, надеялись найти  лишь  где-то  далеко,  в  неведомых  глубинах
Вселенной? Но надо быть логичным: куда же они  могли  подеваться,  раз
прилетели  к  нам?  Четыре  миллиарда  не  пустяк,   чтобы   исчезнуть
бесследно. Неужели все погибли? А может, они - это мы?!
    "Слушай, Шипулин, - представился ему  оживленный  голос  Гришаева,
сидящего в знаменитом кресле у себя в кабинете. -  Если  они  выбирали
себе планету для заселения, то ведь наверняка побывали и на  Марсе,  и
на Венере. Вдруг они стали марсианами и живут там, внутри? А может,  с
ними связана катастрофа Атлантиды? И все древние легенды о космических
пришельцах и богах? Вот это да! - Гришаев  даже  подскочил  в  кресле,
настолько изумила его самого эта мысль. - Эх ты, Шипулин, Шипулин!  Ты
способный человек, но ты узкий практик. Как же раньше не пришла тебе в
голову эта идея?!"
    Шипулин усмехнулся и ответил с ехидцей, которой Гришаев,  кажется,
не уловил: "Мне всегда не хватало твоей окрыленности. Но на  этот  раз
твоя  гипотеза  недостаточно  безумна,  чтобы  быть  истинной.   Самая
безумная - вот она: и Луна, и Пояс астероидов, и  всемирный  потоп,  и
гибель Атлантиды, и Тунгусский взрыв, и  все  прочее  -  свидетельства
разных контактов  с  разными  космическими  путешественниками!  Чуешь:
Вселенная перенаселена, и десятки делегаций были у нас в гостях, и все
оставили свои следы. А мы, на Земле, -  истинные  робинзоны.  Упрямые,
заскорузлые,  нелюбопытные  робинзоны.  И  главный  робинзон   -   ты,
Гришаев!"
    Гришаева перекосило, и он  вместе  с  креслом  исчез  из-за  стола
директора института - как ветром сдуло. "Ну наконец-то выдал я ему!" -
с удовлетворением подумал Шипулин.
    ...Ступеньки  мелькали  под  ногами,  он  торопился,  торопился  и
чувствовал, что уже настигает того, в лицо ему уже веяло  ветерком  от
движения того. И вдруг Шипулин с ужасом обнаружил, что под ногами  нет
ничего. Неизвестно на какой высоте лестница оборвалась. В  детстве  он
часто видел это во сне: он спускался по  крутой  винтовой  лестнице  в
полной темноте, и вдруг лестница обрывалась.
    Он рухнул вниз... но ничего не  произошло.  Он  оказался  в  новом
полутемном коридоре, рванул первую  попавшуюся  дверь  -  и  замер.  В
небольшой опрятной комнате стояла  на  столе  золотая  критская  ваза,
точно такая же, как у него, только побольше.  Он  взял  ее  в  руки  и
прочел древнегреческий текст: "Летели двести поколений, и вот  планета
цветущая".
    Пораженный этим новым открытием, он неосторожно  выронил  вазу,  и
она разлетелась мелкими осколками, словно  была  стеклянная.  В  двери
соседней комнаты  появился  человек.  Увидев  Шипулина,  он  изумленно
попятился.
    - Кто вы? - спросил человек на чисто русском языке.
    - Я - Шипулин.
    - Извините, вы что-то путаете, - смущенно возразил человек. - Дело
в том, что Шипулин... это я.
    Шипулин пригляделся и понял, что  перед  ним  стоит  он  сам,  он,
Шипулин, похожий  как  две  капли  воды,  только  иначе,  по-домашнему
одетый. Шипулин не поверил, почему-то ему показалось,  что  перед  ним
зеркало, и он тронул лицо незнакомца. Лицо было теплым, чуть влажным и
отпрянуло под его рукой.
    - Не  может  быть,  чтобы  вы  были  Шипулин!  Наверное,  вы  меня
разыгрываете, - сказал он. -  Это  невероятно.  Невероятно,  чтобы  во
Вселенной случались такие парадоксы!
    - В чем же вы усмотрели тут парадокс? - обиделся тот, второй. - Я,
слава богу, вот уже пятьдесят семь лет ношу эту фамилию, и у меня  нет
оснований отказываться от нее...
    - Да нет, вы не так меня поняли; - смутился Михаил  Михайлович.  -
Просто я хочу, чтобы вы как-то доказали  мне  свое  существование.  Я,
видите ли, еще не могу поверить. Я нездешний...  приезжий...  и,  сами
понимаете... Может,  опять  какие-нибудь  ваши  лунные  фокусы,  вроде
передачи мысли... передачи образа...
    Но тот, другой, не слушал, он подошел к двери соседней  комнаты  и
тихо позвал:
    - Оленька, поди-ка сюда, скажи этому типу, кто я!
    Из двери вышла Ольга, совсем настоящая,  совсем  такая,  какою  он
видел ее в последний раз перед  отлетом  на  Луну.  Она  обняла  того,
другого, положила голову ему на плечо и сказала нежно:
    - Это Шипулин,  Михаил  Михайлович,  мой  самый  любимый  человек.
Никому его не отдам!
    - Ольга! - крикнул Шипулин в бессильном отчаянии. - Ольга, вот  же
он я...
    - Ольга... - слабо простонал Шипулин.
    Врач Шестой Лунной склонился над ним.
    - Что, Михаил Михайлович?
    - Скажите вы ему... - прошептал Шипулин.
    Врач вытер пот на его лбу.
    - Бредит, - одними губами произнес Саша Сашевич. - Лучше ему?
    - Хуже! - отрезал врач. И отвернулся.
    ...В этот самый момент Димка из отряда буровиков с помощью ручного
лазера открыл наконец входной люк лунного бункера и, оттиснув  кого-то
плечом, первым шагнул в неизвестное.



                                  7

    Ольга уже все знала, но еще не верила ничему.  Не  хотела  верить;
потому что об этом сказал ей Гришаев.
    И вот - газета.


    "НОВОЕ ОТКРЫТИЕ УЧЕНЫХ".
    "Луна - не сестра и не дочь - Земли. Луна - падчерица Земли".


    "ИССЛЕДОВАНИЯ ГОРОДА ВНУТРИ ЛУНЬ! ПРОДОЛЖАЮТСЯ".
    "...таким  образом,  подтвердилась  гипотеза  ряда   советских   и
зарубежных ученых о том, что..."
    "...немедленно направить в  район  работы  Шестой  Лунной  научной
экспедиции  три  пассажирских  и  семь  Грузовых  ракет   из   резерва
Президиума Академии наук для форсирования работ..."
    "...В связи с ходатайством Академии наук кратеру Б-046-20, где был
обнаружен вход в подземный лунный город, присвоить наименование КРАТЕР
ОЛЬГА..."


    Она все выдержала бы. Но это... Две капли упали на газетный  лист.
Прямо на кратер ее имени.
    "Согласно последней воле доктора ШИПУЛИНА МИХАИЛА МИХАЙЛОВИЧА тело
его захоронить на Луне близ кратера Ольга".
    По радио  скорбно  звучал  Бетховен.  Соната  "14  до-диез  минор.
"Лунная". Его любимая...



   Борис Лапин.
   Ничьи дети

   -----------------------------------------------------------------------
   Авт.сб. "Первый шаг".
   OCR & spellcheck by HarryFan, 26 September 2000
   -----------------------------------------------------------------------

                                       Откуда я? Я родом из детства.
                                       Я пришел из детства, как из страны.
                                                   Антуан-де Сент-Экзюпери


   1

   Сирена.
   Ошалело продирая глаза, они сыплются со своих трехъярусных  коек,  суют
ноги в башмаки, на ходу напяливают хаки -  одинаковые  здоровенные  парни,
похожие друг на друга пустотой взгляда, тупым равнодушием  лиц,  одинаково
вышколенные и покорные, одинаково стриженные под машинку.
   Они стоят в строю. И как монотонный стук барабана - капрал  выкрикивает
их имена.
   - Айз! - кричит капрал, и Айз делает шаг вперед и шаг назад.
   - Найс!
   - Хэт!
   - Кэт!
   - Дэй!
   - Грей!
   - Дэк!
   - Стек!
   - Дог!
   - Виг!
   Это каждый день, и так было всегда. Вся жизнь каждого из них - в  этом.
Что было до этого, никто не помнит. Все, что они помнят, началось с этого.
   Их мысли коротки и односложны, как их имена. Их  действия  доведены  до
автоматизма.  Айз  машинально  проглатывает  у  стойки  что-то  жесткое  и
безвкусное, что называют бифштекс,  и  выпивает  кружку  чего-то  теплого,
сладковатого, что называют кофе. Айз достаточно  умен,  он  понимает,  что
кормят их не для того, чтобы  доставить  удовольствие;  пища  поддерживает
силу, а сила нужна на полосе. Главное в их жизни - полоса.
   Капрал выстраивает их лицом в поле. Перед каждым - своя полоса.  Десять
одинаковых полос. У  каждого  по  ножу  и  правой  руке.  Десять  коротких
сверкающих клинков. Далеко, в конце полосы, так же, лицом  в  поле,  стоят
враги. Десять врагов. Для каждого - свой враг.
   - Марш! - кричит капрал.
   Айз бросается вперед. Все препятствия, которыми  до  отказа  напичкана,
полоса,  нужно  преодолеть  за  считанные   минуты.   Перемахнуть   забор.
Перепрыгнуть  через  канаву.  Переплыть  канал,   зажав   нож   в   зубах.
Вскарабкаться на трехэтажную стену, подтягиваясь на  карнизах,  скользя  и
теряя опору Как обезьяна, взметнуться по канату и вместе с ним  перелететь
через яму. Ползти, ползти,  ползти  под  колючей  проволокой,  не  обращая
внимания на шипы, вонзающиеся в спину. Стремглав промчаться по шатающемуся
бревну - и ухитриться не потерять равновесия,  не  упасть.  Только  бы  не
упасть!
   Все. Вот он наконец враг!
   Айз уже понял, что это  не  настоящий  враг,  это  брезентовое  чучело,
набитое пенькой; другие еще не поняли;  но  все  равно,  быстрее,  быстрее
кромсать жесткий прорезиненный брезент, резать, рвать  ногтями,  потрошить
тугую пеньку; нет сил - зубами, но скорее, скорее  добраться  до  красного
мешочка величиной с кулак; он всегда в левом  боку  врага,  этот  желанный
мешочек; и тем же  путем,  преодолевая  те  же  препятствия,  -  назад,  к
капралу, быстрее, быстрее!
   Они подбегают по одному,  усталые,  запыхавшиеся,  довольные,  руки  по
локоть и лица в красной краске, в правой  руке  нож,  в  левой  -  красный
мешочек величиной с кулак, и каждый протягивает  свой  мешочек  капралу  -
Айз, Найс, Хэт, Кэт, Дэй, Грей, Дэк, Стек, Дог, Биг.
   Они   толпятся   вокруг   капрала,    в    их    взглядах    появляется
заинтересованность, на лицах - нетерпеливое  ожидание:  сейчас  они  будут
получать жетоны. Тот, кто пришел первым, получит три желтых  металлических
кружочка, второй - два, третий - один. Остальные не получат ничего.
   Они прекрасно умеют считать и знают свою  выгоду.  Жетон  -  все  в  их
жизни, и они на все готовы ради жетона. Потому что за пять жетонов автомат
в казарме выдает по вечерам стакан жгущей к  веселящей  жидкости,  которую
называют виски, а за десять жетонов, спущенных в прорезь двери  дома,  что
ближе к Стене, автомат пропускает в клетушку, где ждет женщина.
   Айз пришел третьим. Иной был бы рад, да он и сам радовался бы в  другой
раз, потому что не так-то просто отличиться среди десятка  ребят,  имеющих
абсолютно равные шансы. Но сегодня он надеялся  заработать  два  жетона  -
восемь у него уже было;  а  за  девять  дверь  не  открывается,  некоторые
недоумки попались на этом, теперь знают все; но раз не вышло,  значит,  не
вышло, значит, надо ждать завтрашнего дня и  постараться;  конечно,  лучше
всего сначала выпить стакан виски, но для этого нужно десять да  еще  пять
жетонов, целый капитал; столько почти никто не мог накопить,  терпения  не
хватало.
   Айз исподлобья глянул на Бига; Биг самый сильный  в  их  десятке,  зато
самый тупой; Айз ловчее его, хитрее,  проворнее.  Но  сегодня  Биг  пришел
первым и получил три жетона; зачем они  ему  сегодня,  все  равно  на  три
жетона ничего не получишь, а в запасе у  Бига  нет,  это  точно.  Конечно,
можно попросить у него один жетон; пока Биг накопит девять, Айз непременно
вернет; но об этом и речь заводить  не  стоит,  никто  не  даст,  Айз  уже
пробовал объяснить им, не поняли, слишком сложно,  да  он  и  сам-то  едва
допетрил...
   Они лежали на песке, отдыхали, кто дремал, кто бессмысленно уставился в
небо, кто ковырял в носу, когда капрал крикнул:
   - Строиться!
   Мгновение - и они в строю.
   - Сегодня вам будет проверка. Живой враг. Называется  -  собака.  Враг,
который кусает зубами. Премии повышены. Первый  получает  десять  жетонов,
второй - девять, третий - восемь и так  далее.  Последний  -  один  жетон.
Премии получают все. Ясно?
   Это было  что-то  новое.  Десять  стриженых  голов  задумались,  шевеля
губами;  подсчитывали,  сколько  получит   четвертый,   шестой,   девятый;
складывали с тем, что припрятано в специальных кармашках.
   Капрал повел их серой улицей  куда-то  по  направлению  к  Стене,  мимо
других таких же казарм, других полос, других улиц. Городок был  достаточно
велик; высокая бетонная  Стена  то  исчезала  за  серыми  прямоугольниками
казарм, то вновь появлялась в просвете улицы. Они пришли во двор с десятью
совсем особенными полосами. Десять коридоров из проволочной сетки,  десять
дверей за спиной, а впереди, на цепях, десять откормленных псов -  налитые
кровью глаза, вздыбленная шерсть, клокочущие, оскаленные клыками пасти.
   - Внимание! Марш!
   Двадцать врагов устремляются друг на друга;  двадцать  рычащих  глоток;
сорок налитых кровью глаз.
   Айз хватает своего врага за шею - душить; комок пружинящих мускулов под
рукой - вырвался, отскочил, сам  нападает;  пожалуй,  это  посложнее,  чем
брезентовое чучело; надо зажать пасть, капрал говорил, он кусается зубами;
что такое - как огнем ожгло  руку?  -  плевать;  скорее,  скорее,  душить,
резать, рвать ногтями еще горячее,  извивающееся,  хрипящее  тело,  ломать
кости, разрывать сухожилия; где же тот мешочек величиной с кулак?  -  ага,
вот он!
   - Айз - десять жетонов. Биг...
   Сколько получит Биг - не его дело. Он весь в красном, другие  тоже;  из
раны в руке хлещет кровь. Появляется человек в белом халате, его  называют
доктор, он промывает и перевязывает рану; рана - пустяк, главное, теперь у
него десять да еще девять жетонов, целое богатство, еще  никогда  не  было
так много.
   Вечер. В казарме праздник. На стакан того,  что  называют  виски,  есть
сегодня у всех. Айз тоже опрокидывает стаканчик, становится тепло, весело,
беззаботно, но он помнит главное, что сверлит его мозг давно,  он  никогда
не забывает об этом; не забыть бы об этом и сегодня.
   Он отсчитывает десять жетонов и бережно, один  за  другим,  опускает  в
прорезь двери; дверь  открывается.  В  полутемной  клетушке  -  девушка  в
короткой юбочке и куртке цвета хаки;  у  нее  длинные  льющиеся  на  плечи
волосы; какая радость - эти волосы,  нежные,  щекочущие,  шелковистые,  их
можно перебирать без конца и вспоминать что-то, чего никогда не было;  она
совсем молоденькая, моложе Айза, но глаза безразличные.
   - Меня зовут Айз, - говорит он неуверенно. - А тебя?
   - Шпринг.
   - Шпринг, - повторяет он, касаясь ее волос. - Шпринг, весна...
   - Скажи, Шпринг, ты не знаешь...  никто  не  знает  у  вас,  в  женском
корпусе, кто мы? Откуда мы?
   Он всегда спрашивает об этом здесь; он задает эти же вопросы парням  из
других казарм; иные смеются над ним,  иные  задумываются,  и  лишь  совсем
немногие высказывают свои предположения; но при следующей встрече и те,  и
другие, и третьи смотрят осмысленнее, во взгляде  пробивается  интерес,  и
они уже сами спрашивают: "А правда, кто  мы?  Как  ты  думаешь,  кто  мы?"
Ответов множество, и все разные; у Айза скопилась уже приличная  коллекция
крошечных фактов и самых невероятных догадок, он  лелеет  их,  перебирает,
классифицирует, хранит как зеницу ока, но настоящего ответа пока нет.
   Не будет его и сегодня.  Девушку  не  интересуют  высокие  материи,  ее
зеленые глаза наивны и лукавы, а рот смеется - полный белых зубов рот.
   - Разве ты потратил свои десять жетонов,  чтобы  вести  со  мной  умные
разговоры?
   Не знает! И эта не знает! А говорили, у них, в женских казармах,  жизнь
вольготнее. Но неужели никто не знает?
   Она обнимает его голову, прижимает к груди, нежные волосы щекочут лицо,
и ему представляется, что он маленький-маленький,  совсем  крошечный;  как
будто бы это называется - младенец; ему кажется - когда-то,  давным-давно,
это уже было с ним...
   - Шпринг...
   - Айз...
   Ее волосы - теплый душистый дождь; ее руки - порывы ветра; ее  глаза  -
зелень, омытая дождем после долгого зноя.
   - Шпринг, весна... Ты никогда не задумывалась, что там, за Стеной?
   - Там нет ничего.
   - Я знаю одного парня, он залезал починять антенну главного корпуса; он
говорит, за  Стеной  -  лужайка,  белые  домики  под  красными  крышами  и
синяя-синяя речка, а по ее берегам  растут  цветы:  оранжевые,  бирюзовые,
сиреневые, желтые, розовые, фиолетовые...
   Она недоверчиво улыбается.
   - Это сказка, Айз. Мир не может быть таким  ярким.  Мир  серый.  А  что
такое цветы?
   -  Цветы?  Ну,  это  -  это  самое  прекрасное,  что  есть  на   свете.
Когда-нибудь я принесу тебе столько цветов, сколько смогу поднять.
   - Спасибо. Уже сейчас спасибо. Ты добрый. А ты-то знаешь, кто мы?
   - Пока не  знаю.  Но  узнаю  обязательно.  Пусть  ради  этого  придется
опрокинуть Стену!
   - Опрокинуть Стену?! Возьми меня с собой - опрокидывать Стену!
   Ему пора  уходить;  она  удерживает  его  робкой,  неумелой  рукой;  ей
интересно, впервые в жизни интересно.
   - Ты странный, Айз. Никогда таких не встречала. Мне хорошо с  тобой.  А
ты придешь еще?
   - Я приду. Но мы не встретимся больше, Шпринг.  Здесь  никто  не  может
встретиться дважды. На ее лицо набегает тучка, дождем наливаются глаза.
   - Я хочу, чтобы ты пришел еще, Айз. Чтобы ты пришел завтра! Чтобы ты не
уходил никогда!
   Все, отбой.
   - Я приду за тобой, обязательно приду! А пока прощай,  Шпринг,  прощай,
весна!
   Теплыми дождевыми струями льются ее волосы; ее  голос  -  задохнувшийся
порыв ветра:
   - Нет, нет, нет, нет, нет...


   ...Казарма. Пьяный Биг сидит на койке Найса, сразу  видно,  принял  две
порции, глаза помутнели.
   - Мы - высшая каста! - кричит Биг. - Мы призваны стать владыками мира!
   - Знаю, знаю, - бормочет Найс. - Но кто мы? Люди или не люди?
   - Мы не просто люди, мы - сверхчеловеки!
   Биг - порядочная дубина; крепко же вколотили в его  башку  эту  чушь  о
сверхчеловеках. Но Айз - и многие другие тоже - не верят капралам, смеются
над этой чушью; зато их постоянно мучает вопрос: кто они? А Бига ничего не
мучает, Биг все знает.
   Как-то доктор, перевязывая Айзу рассаженную о колючую  проволоку  ногу,
спросил:
   - Больно?
   Айз пожал плечами; он не понимал, что такое больно; они  все  не  знали
боли.
   - Бедные роботы, - пробормотал доктор, и шрам, рассекший  его  лицо  от
уха к подбородку, болезненно перекосился.
   - Доктор, - осмелился Айз, - что называют роботом?
   - Робот - это живая машина. Автомат, который может думать, но ничего не
чувствует, - неохотно ответил доктор.
   - А мы?
   - Но, но! - озираясь,  прикрикнул  доктор.  -  Ты  стал  слишком  много
рассуждать! Разве забыл? Вы - сверхчеловеки,  призванные  стать  владыками
мира.
   Кто же они? Если действительно  только  машины,  тогда  почему  он  так
тоскует по правде? Почему эти  проклятые  вопросы  не  дают  ему  жить?  И
почему, расставаясь, кричала Шпринг: "Нет, нет, нет"?  Может,  их  скупили
младенцами у бедных родителей? Но тогда почему  они  так  похожи  друг  на
друга? И почему никто из них не помнит детства? Может,  у  них  специально
каким-то образом убили память?  Отняли  прошлое?  Так  кто  же  они,  черт
возьми?!
   - Мы - нация господ! - пьяно орал Биг. - Мы - цвет мира!
   Айз дал ему разок по шее.
   - Заткнись, господин мира. Мы просто механические  люди.  Мы  ничем  не
отличаемся от автомата для выдачи виски. Только он лучше нас, его работа -
веселить людей, а наша работа - убивать.
   Биг заморгал белесыми ресницами. Длинный  Стек  иронически  хмыкнул.  А
Найс захныкал:
   - Мы сироты. Мы бедные сироты. У нас нет мамы и папы. Мы ничьи дети...
   По лицу Найса катились слезы.
   "Роботы не стали бы плакать, - отметил Айз.  -  Роботы  лишены  чувств.
Значит, мы все-таки не роботы. Но кто мы? Кто мы?!"
   Он быстро уснул. Всю ночь мерещилась ему Шпринг, ее шелковистые волосы,
ее ласковые руки. Она плакала у него на плече и шептала:
   - Мы - ничьи дети... Ничьи дети... Но как же так  -  разве  могут  быть
ничьи дети?
   Он гладил ее волосы, и успокаивал, и уговаривал, но она все плакала.  И
тогда они вдвоем полезли на антенну главного корпуса - он  хотел  показать
ей, что такое цветы. Они уже залезли высоко, очень высоко, еще  чуть  -  и
она увидит, как ярок мир за Стеной...
   Сирена.
   Ошалело продирая глаза, они сыплются со своих коек -  Айз,  Найс,  Хэт,
Кэт, Дэй, Грей, Дэк, Стек, Дог, Биг.



   2

   Заместитель военного министра Тхор, дымя сигаретой, вольготно полулежал
в кресле.
   Показываться здесь в форме не годилось, поэтому он приехал в  штатском.
Тхор был одет  изысканно,  но  с  той  нарочитой  непринужденностью,  даже
небрежностью, которая отличает художников и киноактеров, однако  никак  не
генералов. Он выглядел джентльменом, джентльменом с головы до пят,  и  сам
чувствовал это. И в то же время понимал,  что  старик  Климмер  видит  его
насквозь и посмеивается в душе над  наивным  генеральским  маскарадом.  За
долгие годы работы в штабах армии Тхор уверовал не столько  в  собственную
проницательность, сколько в проницательность  других;  разве  смог  бы  он
подняться так высоко без почтительной веры в человека?
   - Это успех, доктор Климмер, колоссальный  успех!  То,  что  достигнуто
здесь, на полигоне, прямо-таки грандиозно! Я, признаться, не  ожидал,  что
эксперимент уже подходит к концу.
   - Мы предпочитаем называть это не полигоном, а  Городком,  -  улыбнулся
Климмер своей мягкой улыбкой.
   - Пожалуй, вы правы, хотя суть дела от этого не меняется.  Пусть  будет
Городок. Для меня же все равно ваш Городок -  полигон  из  полигонов.  Для
меня все, во что вкладывает  средства  министерство,  является  полигоном.
Такова логика  военных,  дорогой  доктор.  И  мы  вправе  рассчитывать  на
дивиденды...
   - Смею вам напомнить, господин Тхор, Городок существует  не  только  на
ваши средства. Часть вкладов принадлежит частным лицам, мне в том числе.
   - Знаю, знаю. И тем не менее. Ну что вам стоит, я  прошу  так  немного:
всего-то  пять  сотен  ваших  парней.  Поверьте,   доктор,   без   крайней
надобности...
   - Вы разрушаете научный эксперимент, - вежливо прервал его  Климмер.  -
Пока  это  невозможно.  Мои  ребята  еще  не   готовы   для   практической
деятельности.
   - Ого-го! - расхохотался Тхор. - Будто я не видел, как они распотрошили
у меня на глазах откормленных цепных овчарок! Неужели вы  думаете,  что  с
повстанцами, засевшими в болотах... Бросьте, доктор Климмер!  К  тому  же,
когда министерство убедится в  незаменимости  ваших  "стриженых",  вас  же
буквально золотом засыплют. Вас и ваш полигон. То есть,  я  хочу  сказать,
Городок.
   Услышав "полигон", Климмер поморщился, точно на лицо его села муха;  но
вот муха улетела, и он снова стал тем же, чем был в  начале  разговора,  -
благообразным старичком, седеньким,  чистеньким,  пухленьким,  с  румяными
щечками  и  кротким  взглядом.  Если  бы  Тхор  не   знал,   что   Климмер
действительно большой ученый,  он  принял  бы  его  за  этакого  семейного
патриарха, счастливого  отца  нескольких  дебелых  дочек  и  восторженного
дедушку, единственное хобби которого - сажать на горшок любимых внучат.
   -  Не  надо  форсировать  события,  господин  Тхор.  Все   мои   ребята
предназначены для вас, только для вас. Но тем не менее это наука,  и  пока
рано. Их  воспитание  еще  не  завершено.  Они  лишены  страха  и  чувства
самосохранения, но в них еще не полностью  подавлены  эмоции.  Представьте
себе, что может произойти, когда,  эти  чистые  души  столкнутся  с  миром
страстей...
   - Чепуха! - Тхор даже кулаком пристукнул.
   Климмер  внутренне  издевался  над  этим  тупым  солдафоном  в   облике
кинозвезды, но улыбка его оставалась отменно вежливой, отменно мягкой. Что
ж,  все  шло  как  по  маслу.  Тхор  и  рассчитывал  на   проницательность
старикашки, а потому подготовил для  него  под  маской  джентльмена  образ
недалекого служаки-генерала; было бы хуже, если бы Климмер  обнаружил  под
маской генерала личину дипломата, разведчика, дельца;  во  всяком  случае,
Тхор играл сегодня "подтекст" солдафона и, кажется, успешно.
   - Конечно, я и мысли не допускаю о неповиновении,  но  они  не  готовы,
господин Тхор, просто не готовы. Им  еще  предстоит  генеральная  проверка
здесь, в Городке.
   - Это и будет проверкой, доктор Климмер. Проверкой в  боевых  условиях.
Хорошо, пусть не пятьсот, пусть двести. Но мне  нужно  поднять  с  помощью
ваших парней дух армии. Дух нашей славной армии, застрявшей в болотах. Они
покажут себя - и сразу же ассигнования вам увеличатся  втрое,  впятеро.  И
всего двести парней.
   Доктор Климмер задумался, вернее, сделал вид, что задумался.
   - Предположим, я соглашусь. А вдруг дело дойдет до  газетчиков?  Они  и
без  того  что-то  пронюхали,  день  и  ночь  рыщут  вокруг.  Какая-нибудь
комиссия, расследование, грандиозный международный скандал - и полетело  к
чертовой бабушке дело всей жизни. И не только моей жизни.
   - Это я беру на себя, доктор. Не так уж сложно заткнуть глотки  десятку
жалких писак...
   -  Не  очень-то  убедительная   гарантия,   особенно   если   вспомнить
прошлогоднюю   историю.   -   Старикашка   явно   намекал   на    отставку
предшественника Тхора, вызванную газетными разоблачениями. - Нет, не могу.
Через год - пожалуйста, но не раньше.
   - Значит, нет?
   - Нет.
   - И вас не трогает, что проклятые повстанцы захватывают одну  провинцию
Лорингании за другой, что наше правительство теряет не только дивизии,  но
и престиж?
   - Это ваша забота, господин Тхор. Дело военных - война, дело  ученых  -
наука. У каждого свое ремесло.
   Переговоры  зашли  в   тупик.   Заместитель   министра   начал   терять
самообладание. Это явно не понравилось  Климмеру:  ссориться  с  военными,
разумеется, вовсе не входило в его планы.
   - Нет, я вижу, вы не верите мне,  господин  Тхор.  -  Климмер  особенно
обаятельно улыбнулся. - Я хотел бы, чтобы вы сами убедились,  что  это  не
упрямство, не стариковский каприз, а необходимость. Так  сказать,  научная
необходимость. Вы человек образованный... - Тхор гордо выпятил грудь, -  и
без труда разберетесь во всем. Прошу вас, пройдемте со мной по Городку.
   Тхор встал -  и  сразу  испарился  джентльмен,  небрежно-величественный
представитель богемы; перед Климмером стоял ограниченный,  исполнительный,
самодовольный вояка. Да, маска инспектирующего  генерала  оказалась  самой
подходящей, чтобы проникнуть в  эту  дьявольскую  кухню,  старина  Климмер
безоговорочно поверил в его тупость; что ж,  первый  раунд  можно  считать
выигранным по очкам.
   - С удовольствием, дорогой доктор! Откровенно говоря,  я  и  сам  хотел
попроситься взглянуть на ваше хозяйство. Чертовски любопытно,  как  вы  из
ничего делаете солдатиков!
   Глухие бетонные заборы, бетонные улицы, бетонные тротуары;  серые,  без
окон, коробки казарм; ни  деревца,  ни  травинки;  порядок  образцовый.  В
каждой казарме десять отсеков, в каждом отсеке  десять  стриженых  парией;
возле казармы дворик с полосой препятствий. Сколько же здесь казарм?  Тхор
попытался прикинуть примерную мощь этой армии - куда там, со счету сбился.
На каждые десять казарм одна  женская,  такая  же  серая,  но  без  полосы
препятствий, зато с дверями-автоматами. Проще,  конечно,  считать  женские
корпуса. Тхор вполуха слушал болтовню Климмера, а сам  потихоньку  загибал
пальцы, но вскоре опять спутался. В общем, решил он, потенциальная военная
мощь этого "научного центра" настолько велика, что было бы оплошностью  не
держать его под особым контролем министерства.
   - В остальном это мало чем отличается от дрессировки, -  говорил  между
тем Климмер. - Правда, зверя в случае неудачи наказывают, у нас же никаких
наказаний, только поощрения, мы гуманны  -  все-таки  у  нас  человеческий
материал. За всю историю Городка ни один из  моих  парней  не  получил  ни
одного удара...
   - Оно и понятно, - насмешливо перебил Тхор, -  ведь  они  не  чувствуют
боли, не знают чувства самосохранения.
   - Разумеется, разумеется, и поэтому  тоже,  но  глазное  -  гуманность.
Уверяю  вас,  господин  Тхор,  им  совсем  неплохо  живется,  а   главное,
беззаботно. Вот бы нам с вами, - и он захихикал.
   Они уже прошли изрядное расстояние, а  все  тянулись  одинаковые  серые
казармы, серые заборы, серые улицы. Изредка  попадалась  идущая  навстречу
десятка "стриженых" во главе с  капралом  -  круглые,  бездумные,  стертые
лица.
   - А капралы, доктор Климмер? Они что, оттуда?  -  Он  кивнул  за  стену
Городка.
   - Нет, и капралы свои, так  сказать,  местного  производства.  Это  моя
первая партия, первенцы, - не без гордости объявил Климмер. - Но капрал  в
десятки раз дороже "стриженого", его  нужно  учить,  воспитывать.  Кстати,
когда мы говорим о ценности человеческой жизни там, - он  махнул  рукой  в
сторону Стены, - мы имеем в виду главным образом обучение, воспитание.
   Тхора покоробило;  его  вообще  коробили  простодушные  переходы  этого
ученого  от  гуманистических  сентенций   к   "человеческому   материалу";
почему-то вспомнились дети, два сына, студент и школьник;  во  сколько  же
обошлось  их  воспитание?  Впрочем,  сам  он  их  воспитанием  никогда  не
занимался, это делали другие, он лишь платил.  "Здесь  в  обнаженном  виде
повторяется весь скрытый цинизм нашей жизни", - подумалось Тхору.
   - Слушайте, доктор, какого черта вы  меня  водите  по  полигону?  Слава
богу, казармы для меня не новость. Где же ваш научный центр,  лаборатории,
опытные установки? Где все это?
   - Вот мы и пришли как раз, - сказал коротышка Климмер, и  Тхор  впервые
уловил в его голосе акцент,  кажется,  немецкий.  Сколько  же  ему,  этому
"ученому"? Уж никак не меньше семидесяти, а держится молодцом. Неужели  за
столько лет не мог избавиться от акцента?
   Это было круглое приземистое здание, как  и  все  здесь,  без  окон.  В
бронированной двери -  прорезь  автомата.  Климмер  сунул  Тхору  фигурный
жетон.
   - Автомат-часовой. Педант, знаете ли. Хоть лопни, на один  жетон  двоих
не пропустит. Прошу вас, господин Тхор.
   Большой зал был ярко освещен и совершенно пуст, если не считать круглой
площадочки с перильцами и крохотным пультом. Они встали на эту площадку, и
Климмер набрал на клавиатуре пульта какой-то сложный шифр; пол ушел из-под
ног, они поплыли вниз, окруженные темнотой.  Едва  площадка  остановилась,
вспыхнул мертвенный фиолетовый свет; Тхору  почудился  отдаленный  детский
плат.
   - Прошу сюда, господин Тхор, - оживился Климмер. По всему  было  видно:
подземелье - его любимое детище; наверху он был сдержан и  деловит,  здесь
же его охватило что-то похожее на вдохновение. - Позвольте представить вам
весь, так  сказать,  технологический  цикл.  Это  "Анализатор".  Здесь  мы
сортируем эмбрионы. Анализ дает почти стопроцентную  уверенность,  что  мы
выращиваем мальчика, мужчину, а ведь нам  нужны  мужчины,  не  правда  ли,
господин Тхор? Эмбрионов девочек берем в соотношении один к десяти. Хотите
посмотреть? Но это обычная  работа  с  пробирками  и  микроскопом,  ничего
внешне интересного...
   - А где вы берете эмбрионы? - как бы  мимоходом  поинтересовался  Тхор.
Доктор Климмер был  настроен  благодушно,  его  так  и  тянуло  поболтать;
генерал Тхор, профан во всех этих делах, ждал  ответа  с  вполне  понятным
любопытством зрителя; разведчик Тхор насторожился и напружинился.
   - Покупаем, - сказал Климмер. - К сожалению, анализ довольно сложен,  и
наши агенты вынуждены приобретать эмбрионы без  разбора,  вслепую.  Говоря
откровенно, это наша ахиллесова пята... Пока мы не можем  понять,  почему,
но  искусственнее  оплодотворение  в  лабораторных  условиях  дает  крайне
нежизнестойкий эмбрион. Двухнедельный же  эмбрион,  извлеченный  из  чрева
матери, - богатырь! Кстати, и  операция  пустяковая.  Последнее  время  от
поставщиц отбоя нет. Как-никак мы хорошо платим. Между  прочим,  могу  вам
похвастать, в ближайшее время мы  закончим  отработку  процесса  селекции,
тогда не нужно будет скупать эмбрионы на стороне, своих хватит. -  Старик,
ухмыльнувшись, ткнул пальцем в потолок.  -  И  каких  эмбрионов,  пальчики
оближешь! Технологическая цепочка замкнется - и это будет венец  творения!
Прошу вас, "Инкубаторий".
   Он распахнул дверь. Вдоль длинного прохода тянулись стеллажи с большими
стеклянными колбами; колбы медленно вращались; от каждой уходили  в  стену
разноцветные шланги и проводки.  Тхор  склонился  над  одной  из  колб;  в
мутноватой жидкости плавал головастик, не то рыбка, не то  лягушка;  нечто
похожее он видел в школе -  препараты  в  формалине;  к  горлу  подступила
тошнота.
   - Будущие солдаты вашей армии, - торжественно представил Климмер.
   Тхор поспешил вперед, Климмер  покатился  за  ним.  Зародыши  в  колбах
становились все крупнее, Тхор машинально достал сигареты, зажигалку.
   - Прошу прощения, господин Тхор, - чуть  ли  не  взмолился  Климмер,  -
только не здесь. Пожалуйста, в коридоре.
   В коридоре Тхор прислонился  к  стене;  сесть  было  некуда;  торопливо
закурил; сигарета отвратительно пахла формалином.
   - Между прочим, условия идеальные.  Отсева  на  этой  стадии  почти  не
бывает,  дети  рождаются  здоровенькие.  Инкубаторий  -   наша   гордость.
Заметьте,  полная  автоматизация.  В  отделение  вскармливания  я  вас  не
приглашаю; вы натура чувствительная, а там, знаете ли... пахнет,  но  тоже
почти полностью автоматизировано.
   Все, что требовалось пронюхать в этом подземелье, Тхор уже пронюхал;  к
тому же  он  устал,  а  предстоял  еще  третий  раунд.  Потому  он  охотно
согласился покинуть эту "адскую кухню" Климмера. Но уйти  просто  так,  не
выразив своего восхищения, было бы неосмотрительно.
   - Благодарю вас, доктор Климмер, этого достаточно. Я  вполне  убедился,
что вы прекрасный организатор производства и большой... ученый.
   "...Большой негодяй!  -  сдерживая  тошноту,  думал  Тхор,  пока  шагал
непослушными ногами вслед за Климмером. - Негодяй!  Негодяй!  Хотел  бы  я
знать, что ждет  тебя  впереди:  миллионное  состояние  или  электрический
стул?"
   Только  в  кабинете  Климмера   он   пришел   в   себя:   помог   бокал
неразбавленного виски.
   - Итак, продолжим  наш  разговор,  доктор.  -  Теперь  он  не  очень-то
щепетильничал с  этим  человеком;  дело  было  сделано;  и  джентльмен,  и
генерал, и разведчик, выполнив свою миссию,  испарились;  на  сцену  вышел
Тхор-делец. - До сих пор мы полагали, что  вы  приобретаете  лишь  половые
клетки, а вы, оказывается, начинаете с эмбрионов... Скажите, эмбриону  уже
свойственна жизнь? Ха-ха, разумеется, если  его  можно  убить,  что  вы  и
делаете  с  девяноста  процентами  женских  эмбрионов.  Вот   здесь-то   и
обнаружилось  слабое  звено  вашего  отлично  продуманного   и   прекрасно
поставленного предприятия: вы скупаете людей, вы рабовладелец, а  в  нашей
свободной стране человек не может быть собственностью человека!
   - Но позвольте! - Климмер поднял руку,  точно  пытаясь  заслониться,  и
беспомощная стариковская гримаса исказила его лицо. Казалось,  он  вот-вот
расплачется. Но Тхор "не позволил".
   - Вы преступник, доктор Климмер, и я вынужден, как это  ни  прискорбно,
отправить вас на электрический стул. Все. Прощайте!
   Тхор встал. Он был удовлетворен; удар нанесен по всем правилам; что  же
дальше - нокаут или выброшенное на ринг полотенце?
   Старикашка неподвижно сидел в своем  кресле.  Тхор  ждал  чего  угодно:
истерики, взрыва бешенства, даже выстрела в упор. Но ничего не  произошло.
Климмер улыбнулся застенчиво и беззащитно.
   - Хорошо, господин Тхор, вы получите две  сотни  опытных  образцов.  Но
имейте в виду: если пронюхают журналисты...
   Расставаясь, они пожали друг другу руки.
   У себя в  лимузине  Тхор  тщательно  протер  руки  одеколоном,  который
постоянно возил с собой на всякий случай, и выбросил платок за окно.



   3

   Старик  шел  бесшумно,  как  ходят  в   джунглях   только   ягуары   да
охотники-лоринганцы. Ни одна  веточка  не  хрустнула,  ни  одна  кочка  не
чавкнула, а ведь ночь была такой темной, что  земля  под  ногами  виделась
сплошным бездонным провалом. Но Старик знал свою землю.
   Он никого не опасался; звери  благоразумно  предпочитали  обходить  его
стороной, а каратели не смогли бы проникнуть в эту глушь да топь -  смерть
ждала их здесь на каждом шагу; и все-таки Старик шел бесшумно - он не умел
ходить иначе.
   Не видя ничего, он обогнул густо заросшее травой озерцо,  опасное  даже
днем; еще два поворота, и  будет  деревня,  в  которой  он  заночует;  эта
деревня уже  вне  досягаемости  карателей,  руки  коротки;  тем  более  не
дотянуться им до партизанского центра в джунглях, в самой середине  болот;
туда ему идти еще день - завтра. Это на побережье, где  большие  города  и
хорошие дороги, "акулы" смогли установить свои порядки, но в  джунглях  им
делать нечего; пока есть джунгли, народ не покорить, а джунгли - почти вся
Лорингания. Под покровом джунглей  партизаны  могут  незаметно  собрать  в
кулак свои силы и ударить в самый неожиданный момент,  а  потом  бесследно
раствориться в болотах под  носом  у  карателей.  Армия  "акул"  сильна  и
многочисленна, только не очень-то надежна; ее  солдаты  -  дети  крестьян,
рыбаков,  рудокопов,  а  кому  по  душе  воевать  против  своего   народа?
Единственная опора "акул" - каратели, наемники  без  роду  и  племени,  их
можно повернуть и против партизан, и против армии;  но  таких  немного;  и
все-таки правительство "акул" держится на них. Только вопрос  -  долго  ли
продержится правительство, чуждое не только народу, но и  армии?  Казалось
бы, дни его сочтены. Но год идет за годом, а партизаны все не могут  взять
верх, то наступают, то вновь отступают, и Командир говорит: "Наш  час  еще
не настал". Конечно,  ему  виднее,  Командиру;  взять  власть  -  полдела,
главное - удержать, ее; и  все  же  народ  устал,  скорее  бы  создавалась
"ситуация", о которой толковал Командир...
   Так думал Старик, подходя к деревне. Он всегда думал  в  пути.  Длинная
дума сокращает длинную дорогу - это знает любой лоринганец. Внезапно  думы
его оборвались; Старик насторожился, как ягуар, почуявший  опасность;  его
ухо не уловило ни единого из  тех  еле  слышных  звуков,  которыми  обычно
встречает путника деревня. Что могло случиться? Болезнь,  подкосившая  все
двадцать деревенских хижин? Но тогда тревожно скрипел  бы  на  всю  округу
флюгер, предупреждая прохожих, чтоб обходили деревню стороной. Наводнение?
Но вода не подымалась эту неделю. Пожар?  Не  чувствовалось  запаха  гари.
Каратели? Но  им  не  пройти  через  болота,  а  вертолеты  и  парашютисты
бессильны в джунглях. Разве что опылили это  место  каким-нибудь  ядовитым
порошком или; отравили газом? Но его нос не заметил ничего такого. Тогда в
чем же дело?
   Старик шел особенно осторожно - неведомая  опасность  подстерегала  его
впереди - и думал особенно старательно, но не мог  придумать  ничего,  что
хоть как-нибудь объяснило бы тревожащую тишину деревни.
   Дойдя до нужного места, он трижды кинул в темноту  пронзительный  свист
ночной птицы - никто не отозвался. Тогда Старик крадучись, готовый  каждое
мгновение метнуться прочь и слиться с  землей,  пробрался  на  деревенскую
площадь.  Вокруг  смутно  маячили  силуэты  хижин;   нигде   ни   огонька;
пренебрегая опасностью, он тихо позвал:
   - Гвидо! Айяно!
   Тишина. Не откликаются его друзья, его сверстники, такие  же,  как  он,
старики охотники, ставшие партизанскими связными. Никто не откликается.
   Старик постоял в тени хижины, подумал и решился на крайность.
   - Момо! - позвал он. - Момо!
   Тишина.
   Он зажег фонарик, чиркнул острым лучом по  площади;  луч  наткнулся  на
что-то, чего здесь никогда не было,  не  могло  быть  -  и  замер.  Старик
подошел поближе и узнал белую бороду Момо, залитую кровью;  потом  заметил
раскрытые  глаза  Момо  и  прикрыл  ему  веки  пальцем;   наконец   увидел
распластанную грудь Момо; он склонился пониже и понял, что у Момо  вырвано
сердце.
   Старик лег рядом с Момо, прижался к земле и из последних сил вцепился в
нее пальцами, чтобы не сорваться. Ему казалось, земля  бешено  вертится  и
вот-вот  скинет  его;  что-то  похожее  рассказывали  про  вращение  Земли
ребятишки, ходившие в школу, но ведь то были сказки для детей!
   Он знал всех зверей, и тварей болотных и речных, и птиц,  что  питаются
падалью; ни один из хищников не мог так осквернить труп. Но  кто  же  мог?
Кто мог вырвать и унести сердце Момо? Сердце Момо  -  да  ведь  это  целая
легенда, а легенда - душа  народа.  Не  было  на  свете  сердца  нежнее  и
мужественнее, чем сердце Момо.
   Они были еще совсем мальчишками - он, Гвидо, Айяно, а Момо был  так  же
стар, так же мудр и  белобород;  казалось,  время  не  тронуло  его.  Момо
наравне со всеми участвовал в охоте, на праздниках прыгал через костры  не
хуже молодых и без одышки пробегал десять раз вокруг деревни. Все  уважали
Момо за мудрость и мужество; все любили Момо за то,  что  он  до  глубокой
старости сохранил силу, удаль и веселость.
   Они были мальчишками, когда  началась  война.  Их  отцы  ушли  защищать
Лоринганию и не вернулись. А разве мальчишка без  отца  постигнет  ремесло
охотника, рыбака, рудокопа, разве привяжется к  родной  земле?  Момо  стал
отцом всех деревенских мальчишек, родным отцом. И  отцом,  и  учителем,  и
примером для подражания.
   Они были мальчишками, а о нем уже ходили легенды.
   Момо только что взял в дом молодую жену, когда  в  соседней  деревеньке
вспыхнул  мор.  Люди  сгорали  за  ночь  и  лежали  по  земле  с   черными
раздувшимися лицами. Никто не осмеливался подать заболевшему  напиться.  А
трупы начали гнить, хищные птицы могли разнести заразу по всей  стране.  И
Момо пошел в ту деревню, кормил детей, подавал воду больным, жег трупы  на
большом костре, и мор ушел. А Момо долго еще сидел в джунглях  и  проверял
себя: не затаилась ли в нем болезнь?
   И когда пьяный мутноглазый полицейский в белой панаме и  с  кольтом  на
ремне схватил за волосы юную дочь Хиамоно и поволок ее  в  джунгли,  когда
опустил глаза в землю сам Хиамоно, и  опустил  глаза  в  землю  молодой  и
сильный Зуо, нареченный ее женихом, и все остальные  опустили  глаза,  это
Момо одним ударом кулака свалил полицейского наземь и  освободил  девушку.
Назавтра полицейский бил его на площади, каждый  удар  оставлял  на  спине
багровый рубец, а Момо только смеялся в глаза полицейскому.
   И когда, кто-то в их деревне прикончил иноземного купца, скупавшего  по
джунглям молодых женщин для  увеселения  бездельников  в  больших  городах
чужой страны, и власти грозились сжечь дотла всю деревню, если не найдется
виновный, а виновный не находился, Момо, только что вернувшийся с  большой
охоты, вышел вперед и сказал:
   - Я.
   И его на много лет засадили в тюрьму, на столько  лет,  что  его  внуки
успели обзавестись бородой.
   Вот какое было оно, сердце Момо.
   Земля успокоилась понемногу и снова  приняла  свое  обычное  положение;
Старик вошел в хижину, взял рогожу и накрыл тело Момо.  Старик  знал,  что
это темнело в углах хижины, но не стал смотреть,  с  него  было  довольно.
Если бы он был просто старик, старик сам по себе, он остался  бы  здесь  и
предал земле Момо и других, но он нес важное письмо в партизанский  центр,
он был связной, и ему  предстоял  еще  длинный  переход  завтра  с  самого
рассвета до вечера; он должен был поспать и дать  отдохнуть  своим  старым
ногам.
   Старик устроился под навесом очага возле хижины  Момо.  Он  уже  совсем
было задремал, и тут его кольнула новая мысль. Он разгреб золу очага;  под
золой мелькнули и сразу  угасли  искры;  значит,  это  произошло  недавно,
скорее всего в полдень, в самую жару, когда все в деревне  спали.  Кто  же
мог сделать это? Кто?
   Старик очень старался уснуть, но сон не шел к  нему;  только  под  утро
вздремнулось. Слабый отблеск зари разбудил его; Старик был  снова  свеж  и
полон сил. Прежде чем уйти, он тщательно  осмотрел  все  вокруг.  Те,  кто
растерзал Момо и остальных, пришли не по тропе, они пробрались прямо через
болото; на трясине остались их следы - они ползли по кочкам,  они  примяли
траву. Но кто сможет проползти через болота так много длинных миль? Голова
Старика пухла от догадок, однако он так  и  не  понял  ничего;  порой  ему
казалось: это стадо выдрессированных карателями обезьян; только почему  же
на обезьянах подкованные башмаки?


   Командир надолго задумался; он нетерпеливо ходил по  землянке,  теребил
бороду и думал; он был еще молод, и лишь первые серебристые нити появились
в его густой черной бороде; Командир никогда не думал так  долго;  рассказ
Старика озадачил всех, но и письмо тоже, видно, было не из приятных.
   Командир подошел к карте,  что-то  измерил  на  ней  циркулем  и  снова
задумался.
   - То, что пишет Джо Садовник, - тихо сказал Начальник  штаба,  вежливый
человек в очках, прежде школьный учитель, - и то, что рассказал  Старик...
Мне кажется, тут есть связь. Вот послушайте еще раз. - Он  взял  письмо  и
отыскал нужное место. - "Но это не  люди,  это  скорее  роботы,  механизмы
уничтожения, свирепые и  безжалостные  автоматы,  призванные  убивать  все
живое. Прибытие нескольких сотен этих "стриженых"  может  внести  коренной
перелом  в  обстановку.  Единственное,  что  удалось  узнать,   и   то   с
колоссальным  риском  для  нашего   человека:   "стриженые"   выращены   в
специальных изолированных казармах и с  малых  лет  оторваны  от  общества
людей, никто из них не помнит своего детства..." Ну и так  далее.  А  ведь
это, товарищи, уже четвертая деревня, вырезанная  неизвестно  кем.  Думаю,
среди населения распространяется ужас...
   - Да, Старик прав, это обезьяны, - сказал Командир.  -  Но  обезьяны  в
облике человека, вот что самое страшное. Это  они  убили  Момо.  Если  так
будет продолжаться, за месяц нас отрежут  от  столицы.  Противник  отлично
понимает, как важно уничтожить все деревни в  полосе  между  побережьем  и
болотами, как важно терроризировать и запугать население этой полосы. Если
у нас не будет друзей  среди  болот,  наши  блестящие  планы  обречены  на
провал. Мы уже потеряли Момо. С помощью "стриженых", кто бы они  ни  были,
враг надеется лишить нас поддержки в народе и поднять дух своей армии. Что
ж, расчет точен. И прост. К сожалению, слишком прост. Таким  же  предельно
простым должен быть  наш  ответ.  Вот  в  чем  сложность,  товарищи,  -  в
простоте.
   Командир снова заходил по землянке, и пламя светильника металось  вслед
за ним. Все как-то сникли, как-то подавленно задумались.
   - Но все-таки, - нерешительно подал голос Старик, - кто они,  люди  или
нет?
   - Люди, - горько усмехнулся Командир. - Судя по всему,  люди.  Но  хуже
автоматов, которые  продают  воду  со  льдом  в  городах.  Те  хоть  можно
испортить...
   - Но они сделаны из мяса и  костей,  а  не  из  железа?  -  допытывался
Старик. Ему не ответили. - Если они все-таки люди, не может быть, чтобы на
них нельзя было повлиять. Пусть их с детства отняли от  отцов  и  матерей,
превратили в животных - не совсем же потеряли они человечий облик...
   Комиссар остановил его нетерпеливым жестом  руки:  не  мешай,  дескать,
думать, Старик. Но  Старик,  в  голову  которого  втемяшилась  эта  мысль,
решительно встал.
   - Каратели убили обоих моих сыновей, -  хрипло  сказал  Старик,  и  все
повернулись к нему. - Я теперь ничей отец. Они - ничьи дети. Почему бы  не
попробовать? Человек, не связанный через  отца  и  мать  с  прошлым  своей
страны, своего народа, - бросовый человек, из него  можно  сделать  какого
угодно негодяя. Но если этот  человек  обретет  отца...  Растолкуйте  мне,
все-таки они настоящие люди, не автоматы?
   - Что ты замыслил? - спросил Начальник штаба. - Я вижу, ты опять что-то
замыслил.
   - Нет, нет, ничего не замыслил. Я только подумал:  а  если  попробовать
вернуть им детство? Разве не детство творит человека?
   - И ты хочешь внушить им, что они родились и выросли в джунглях?
   -  Я  хочу  только  попробовать...  попробовать  убедить  их,  что  они
обыкновенные хорошие парни... Или вы перестали верить в силу убеждения?
   Командир положил на плечо Старика тяжелую руку.
   - Вот оно, простое и мудрое решение. Ты прав, Старик, надо попробовать.
Иного выхода нет. Болота - наша  крепость,  но  "акулы"  могут  превратить
крепость в мышеловку, и тогда...
   - Только придется тебя побрить, - добавил Начальник штаба.  -  И  одеть
поприличнее. Не то они сразу растерзают  тебя  как  "повстанца",  и  слова
сказать не успеешь.
   ...Наутро Старик, совсем непохожий на  старика,  а  похожий  скорее  на
торговца из большого города или на сборщика налогов, готов был двинуться в
обратный путь.
   - Ну с богом, - сказал Командир, стиснув руку Старика.  -  Надеемся  на
тебя. Будь осторожен, Старик, ты нужен нам живой. Все, иди.
   Почему-то все молча встали.
   По старинному обычаю Старик поклонился на  четыре  стороны  и  вышел  в
рассвет.



   4

   Их разместили на окраине столицы, в старинной казарме, бывшей  когда-то
резиденцией  лоринганских  императоров.   Резиденцию   усиленно   охраняют
солдаты, так что мышь не проскочит; но в  этом  благословенном  городе,  в
этом просторном здании Айз, Найс, Хэт, Кэт, Дэй, Грей, Дэк,  Стек,  Дог  и
Биг чувствуют себя вольготно. После трехъярусных коек и  бетонной  серости
Городка обычная солдатская жизнь кажется им сущим раем, чуть ли не  полной
свободой. Наконец-то настало их время!
   Прохладный предвечерний час.  Они  только  что  вернулись  из  довольно
утомительного похода. Час на вертолете, три часа  ползком,  пять  минут  -
работа, опять три часа ползком  и  опять  час  на  вертолете.  Потом  душ,
поздний  обед  из  настоящих  ароматных  бифштексов,  душистых  плодов   и
первосортного виски. И вот они лежат на  своих  койках,  немного  усталые,
разомлевшие, и заняты каждый своим делом; одно только объединяет их в этот
час - сигареты; на воле все пристрастились к курению.
   Айз тоже курит и смотрит на  своих  товарищей.  Туповатый  Биг  считает
жетоны; здесь им хорошо отваливают,  за  набег  -  десять  раз  по  десять
жетонов; у каждого  полные  мешочки  желтеньких  жетонов;  но  тратить  их
некуда, здесь все удовольствия даром; жетоны, вероятно, пригодятся,  когда
закончится  кампания,  во  всяком  случае,  так  говорят   капралы.   Биг,
старательно  шевеля  толстыми  оттопыренными  губами,  отсчитывает  десять
жетонов и ставит палочку на пачке  от  сигарет;  когда  набирается  десять
палочек, он рисует кружок; интересно, что  сделает  Биг,  когда  наберется
десять кружков?
   Длинный Стек задумчиво слюнит пальцы и листает журнал. Он все свободное
время листает  журналы,  старательно  рассматривает  картинки.  С  помощью
журналов он открыл для себя, что мир велик и, кроме  "стриженых",  есть  в
нем великое множество разных  людей.  Особенно  нравятся  ему  картинки  о
детях.
   Несколько раз в течение вечера Стек выходит с журналом во двор казармы,
подзывает свистом своего девятилетнего приятеля Педро и  просит  прочитать
объяснение. Кудрявый, чумазый, весь в коростах и синяках Чертенок Педро  -
любимец и баловень казармы; во всем мире у него нет ничего, кроме казармы;
здесь он кормится и ночует, здесь его знает каждый часовой; но если  надо,
Чертенок Педро проникает в казарму и помимо  часовых.  Он  берет  у  Стека
журнал, читает по складам и пыхтит, словно выполняет тяжелую  работу.  Для
него и впрямь прочесть страницу много  сложнее,  чем  вдруг  исчезнуть  из
казармы через какую-то щель и вмиг приволочь бог весть откуда кипу  свежих
разноцветных  журналов.  Но  ради  Стека  ой  старается   вовсю;   наивный
двадцатилетний Стек стал для Педро чем-то вроде младшего брата.
   Стек шелестит страницами и все  чаще  задумывается.  Иногда  его  можно
звать десять раз подряд - он ничего не слышит.
   Грей тоже смотрит журналы, но интересуется только смешными  картинками,
понятными без слов. Он подолгу  хохочет  над  этими  картинками,  и  тогда
остальные глядят на него со  страхом:  смех  -  состояние  непривычное,  а
потому пугающее.
   Найс подобрал в одной деревеньке, где им пришлось поработать, маленькую
поющую коробочку и теперь каждую свободную минуту крутит ее колесико, ищет
музыку. Больше всего нравятся ему грустные мелодии, низкие женские голоса.
Он слушает музыку, и лицо его становится блаженным, а когда песня особенно
жалостная, по щекам Найса сами собой катятся слезы.
   Они узнали - это называется хобби; хобби всячески поощряются  капралами
и лейтенантами; только у  Айза  нет  хобби;  Айз  понимает:  те  проклятые
вопросы, что засели в его голове и не дают покоя, - это не хобби, это  вся
его жизнь. Но здесь не у кого спрашивать, кто они, откуда они. К  тому  же
здесь им приходится иметь дело не с  брезентовыми  чучелами,  а  с  живыми
людьми. Повстанцы - враги, уничтожить  врага  во  много  раз  важнее,  чем
чучело, говорят капралы; поэтому за врага и платят больше. Но  Айз  должен
знать, имеет ли он право убивать повстанцев. Кто он такой, чтобы иметь это
право? Айз не знает, кто он такой, кто его товарищи.
   Вечер. Затеялась игра, недавно придуманная Кэтом, очень азартная:  двое
кидают по очереди жетон;  если  он  упадет  вверх  картинкой  -  достается
хозяину,  вверх  надписью  -  противнику;  если  жетон   достался   твоему
противнику, ты должен снова кидать свой жетон. У одних мешочки пустеют,  у
других  толстеют,  а  назавтра  наоборот,  зато  длинные  вечера  проходят
быстрее. Лишь Биг не принимает участия в игре, хотя смотрит на играющих  с
завистью; Биг - парень прижимистый, к тому же  вбил  себе  в  голову,  что
должен жениться и купить домик и сад. Бедняга Биг  не  понимает,  что  эти
жетоны - липа; в городе ходят другие жетоны. Их называют деньгами.  Только
на них можно купить домик и  сад,  но  пусть  Биг  остается  в  счастливом
неведении. Айз не собирается просвещать его.
   Айзу безразлично, выиграет он или проиграет,  но  следить  за  азартным
Кэтом - одно удовольствие, все переживания  Кэта  написаны  на  его  лице.
Когда Кэт  выиграл  у  Айза  три  десятка  жетонов  и  весь  порозовел  от
удовольствия,  окно,  выходящее  на   карниз,   приоткрылось,   показалась
взъерошенная голова Чертенка Педро.
   - Стек, - позвал он шепотом. - Я привел к вам в гости одного  человека.
Он хочет поговорить с вами. Мы пробрались через водосток...
   Вслед за мальчишкой в проеме окна показался  благообразный  приветливый
старик.
   - Здравствуйте, - сказал он очень  вежливо.  -  Простите,  что  помешал
вашим занятиям. Дело в том, что я ищу... сына.
   Жетон выпал из рук Кэта и закатился под койку. Биг  разинул  рот.  Найс
выключил свою музыку.
   - Сына? - переспросил Стек. - Ты ищешь сына - здесь? Здесь нет сыновей.
   Старик недоверчиво улыбнулся - он принял слова Стека за шутку.
   - Я понимаю тебя, парень. Ты хочешь сказать, что вы  уже  взрослые.  Но
когда-то и вы были чьими-то сыновьями. Иначе не бывает. Все люди рождаются
от отца и матери, вот ведь оно как.
   - Почему ты пришел именно сюда искать своего сына?  -  холодно  спросил
Айз, хотя внутри у него все запрыгало от нетерпения.
   Старик оглядел комнату и присел на краешек свободной койки.
   - Я издалека, устал... Помогите мне, ребята, если можете. Мой сын жил в
специальном городке...
   - В Городке?
   - Да. Я послал ему письмо, и мне ответили, что мой сын и  его  товарищи
как раз направлены сюда, в столицу. Здесь вас не так уж много,  не  правда
ли?
   - Два раза по кружочку, -  сказал  Биг.  Старик  не  понял.  Биг  начал
сбивчиво и торопливо объяснять: -  Десять  -  палочка,  десять  палочек  -
кружочек. Нас здесь как раз два кружочка. Два кружочка, два раза по десять
палочек...
   - Ага, две сотни, - догадался старик. - И среди них мой сын. Его  зовут
Диэго.
   - Диэго? - повторил Стек. - Никогда не слышал такого странного имени.
   - Скажи, старик, - Айз пересел на ту же койку. - А как твой  сын  Диэго
попал в Городок?
   - Это обыкновенная история, мальчики. Наверное, все вы  попали  в  свой
Городок точно так же...
   Старик  положил  руку  на  стриженую  голову   Айза,   и   Айзу   вдруг
представилось, что сейчас произойдет невероятное: этот старик окажется его
отцом; Айзу больше всего на свете  хотелось,  чтобы  старик  оказался  его
отцом.
   - Эх, безотцовщина, безотцовщина, сироты вы мои! -  Старик  обвел  всех
десятерых ласковым взглядом, и все десятеро невольно подались вперед;  Айз
почувствовал, что каждый из его товарищей мечтает о том же.
   - Моему Диэго было пять лет, когда я стал безработным и  нищим.  А  моя
жена,  его  мать,  умерла  еще  раньше  от  болезни.  Мы  с  ним  голодали
много-много дней, и он стал таким худеньким, таким бледным, что  я  боялся
взглянуть на него. Я ходил по  свалкам,  искал  сухие  корки,  обглоданные
кости, огрызки фруктов - этим мы и жили. Диэго таял на глазах как  свечка,
и я думаю, очень скоро совсем  растаял  бы.  Но  тут  появился  человек  в
военной форме, он набирал мальчиков, чтобы отвезти их в Городок и  выучить
на механиков; он обещал, что с мальчишками будут  хорошо  обращаться,  что
они будут сыты, одеты, обуты и научены ремеслу. И я отдал своего  Диэго  -
не помирать же мальчишке с голоду. Мне  сказали:  когда  курс  обучения  в
Городке закончится, я снова смогу взять его к себе. И вот теперь он где-то
здесь, правда, не механик, а солдат...
   Старик умолк и пристально оглядел всех по очереди.  Его  проницательный
взгляд подолгу изучал каждого; остановился он и на Айзе, но меньше, чем на
других; горькая ревность захлестнула Айза.
   - Ты лжешь, старик! Он все лжет, ребята, его подослали повстанцы.  Если
бы нас взяли в Городок пятилетними, мы помнили бы детство, а никто из  нас
ничего не помнит. Так что поищи своего  воображаемого  сына  где-нибудь  в
другом месте, не то мы кликнем капрала.
   Старик нисколько не испугался, только резче обозначились морщины на его
лице, и Айз сам ужаснулся тому, что сказал. Не он ли всю жизнь ждал  этого
случая?
   - Эх, парень, парень, сколько обиды накопилось в тебе! А ведь я тебя не
осуждаю. Что такое ребенок без матери, без отца? Почти звереныш. Да, ты не
мой сын, разве ты не видишь, что совсем не похож на меня? Но и у тебя есть
отец, может, он еще найдется. Ты  умный  парень  и  умеешь  самостоятельно
мыслить. Подумай, кто же осмелится прийти к вам без крайней нужды -  после
всего, что вы натворили в джунглях?  Да  ведь  вас  считают  здесь  дикими
зверями, хуже зверей. Но я-то понимаю, вы обыкновенные ребята, не  хорошие
и не плохие, только выросшие без отцов. Кто мог научить  вас  добру?  Ваши
капралы, такие же сироты, как вы?
   - Но почему мы не помним детства? - упрямо повторял Айз, глядя в пол.
   - У вас отняли детство, -  прошептал  Старик.  -  У  вас  отняли  самое
дорогое, что есть у человека, чтобы вы не знали жалости  и  сострадания  к
людям.
   - Как?! - разом выдохнули десять ртов.
   - Не знаю. Откуда мне знать, как это делается, я человек неученый, даже
грамоту не одолел. Может, сделали  операцию  на  мозге.  Может,  вытравили
память газом. Не знаю. Но я не верю, что из человека можно  вытравить  все
человеческое. Что-то  непременно  должно  остаться.  Какие-то  пусть  едва
заметные следы. Постарайтесь вспомнить.
   - Старик, - попросил Найс, - расскажи нам, какой был твой  сын.  Может,
мы и вспомним.
   Старик  подошел  к  Найсу,  приложил  ладони  к  его  щекам   и   долго
всматривался в лицо Найса.
   - Он был похож на тебя, мальчик. Очень похож на тебя, - сказал  Старик,
и глаза его закрылись. Он продолжал с закрытыми глазами, как  бы  глядя  в
прошлое. - Не могу похвастать, что он рос мужественным. Он часто плакал  -
но не от боли. Это был чувствительный мальчишка, чертовски  чувствительный
и застенчивый. Моя жена неплохо пела, и он любил песни, особенно грустные.
Когда она умерла, Диэго пристрастился слушать музыку по радио.  Он  слушал
музыку целыми часами - и слезы текли по его лицу...
   Они вскочили на ноги и окружили старика, только Найс остался сидеть.
   - И ты можешь доказать?
   - Есть какие-нибудь приметы?
   - Родинки, шрамы, что-нибудь?
   - Постойте, ребята, - сказал  Найс.  -  Постойте,  не  мешайте.  Скажи,
старик, твоя жена была черноволосая? И у нее были большие карие глаза?
   - Да, мальчик.
   - Я помню ее.
   - Ты... помнишь? - изумился Айз. - Ты же ничего  не  помнил  раньше,  я
тебя спрашивал!
   - Теперь я вспомнил. А ты... ты учил меня стрелять из лука?
   - Конечно, сынок!  Я  сделал  тебе  лук  из  дикой  лозы,  и  ты  ловко
управлялся с ним, хотя он был чуть не с тебя ростом.
   - Я помню, - прошептал Найс и  закрыл  лицо  руками.  -  Я  помню  это,
отец...
   - А я стрелял только из автомата, - с грустью вставил Чертенок Педро.
   - Погоди, не торопись называть меня отцом. У кого в этой стране мать не
была черноволосой и кареглазой, кого отец не учил  стрелять  из  лука!  Не
разочароваться бы нам с тобой. Закатай брюки. Вот здесь,  где-то  здесь  у
тебя должен быть небольшой шрам. Ты напоролся ногой на ржавый гвоздь.
   - Вот он! - закричал Стек, отыскав на ноге Найса едва заметный  шрамик.
Такие шрамы были у всех - много довелось ползать под колючей проволокой.
   - И еще на руке, - сказал старик. - Только не помню  точно,  на  какой,
ведь столько лет прошло. Помню, чуть ниже локтя.
   - Вот он! - закричал теперь уже сам Найс. -  Вот  он,  отец!  Теперь  я
вспоминаю, я сорвался с дерева и напоролся рукой на сучок.
   - Диэго! - сказал старик.
   - Отец! - Найс прижался головой к груди старика.
   Все  остальные  молча  стояли  вокруг,  потрясенные  и  обескураженные.
Наконец старик поднял голову и глазами, полными слез, оглядел ребят.
   - Я нашел сына. Диэго нашел отца. Но все  вы  дороги  мне,  как  родные
дети. Этот человек в военной форме скупил тогда  много  мальчишек,  может,
вас так и держали вместе. И пока вы не  найдете  своих  отцов  и  матерей,
считайте отцом меня. Все вы  братья  Диэго.  Ведь  так,  Диэго,  они  твои
братья? А раз твои братья, значит, мои  сыновья.  Мальчишки  мои,  сироты,
дорогие мои!. Я должен вернуть вам страну вашего детства. Хотите, я отведу
вас в эту удивительную страну?



   5

   Он тоже стреляет из лука!..
   Лук большой, тяжелый,  тугой;  Айз  упирает  его  в  землю,  натягивает
тетиву, и заостренный конец стрелы тянется к  плоду,  висящему  высоко  на
дереве; Айз отпускает тетиву. "Вжик!" - поет стрела, и плод грузно  падает
к ногам. Он бросается к плоду, разрезает его пополам, и вместе с маленькой
сестренкой они пьют сочную, ароматную кашицу, пачкая в липком лица и руки.
   "Вжик!" - поет стрела, и новый плод падает в траву.
   Но что это за огоньки в ветвях - два зеленых злых  огонька?  И  что  за
урчание, похожее на  кошачье,  только  страшное?  Айз  весь  леденеет;  он
никогда не видел ягуара, но он знает - это ягуар.  Он  загораживает  собой
сестренку, и она доверчиво прячется за его спину; Айз -  будущий  охотник,
будущий мужчина, Айз должен защищать. Из последних силенок  натягивает  он
лук, так что тетива звенит. "Вжик!" - поет стрела, и зверь в  один  прыжок
опускается рядом.  Из  пятнистой  шеи  торчит  стрела,  брызжет  тоненькая
струйка крови. Зверь заносит могучую когтистую лапу...
   "Все. Конец. Уже конец, - думает Айз сквозь сон. - Как жаль, едва попал
в страну своего детства - и уже конец!"
   Но пусть это будет только его конец. "Беги!" - кричит он  сестренке,  и
она убегает, продираясь сквозь лианы. Он стиснул в  руке  игрушечный  нож.
Конечно, это не оружие против ягуара, но Айз не отдаст жизнь даром.  Зверь
напружинивается, скалится, слюна кипит на желтых клыках - и прыгает.
   Две сильные руки хватают ягуара за шею. Айз изумленно стоит в  стороне;
он жив, он теперь только  зритель.  Зверь  и  какой-то  смуглый  бородатый
человек сплелись в клубок. Человек все сильнее стискивает мускулистую  шею
зверя, а зверь молотит человека когтистыми лапами по плечам, по спине,  по
лицу, сдирает кожу, хрипит, извивается.  Но  поздно.  Бородатый  наступает
ногой на грудь поверженного ягуара, достает белоснежный платок и  вытирает
окровавленное лицо.
   - Кто ты? - спрашивает Айз, стараясь не выдать своих чувств. Он будущий
охотник, будущий мужчина, он должен быть сдержанным.
   - Разве ты не знаешь меня? - удивляется бородатый. - Я Момо, твой отец.
   ...Царапины на лице и на плечах Момо вздулись,  почернели,  рука  Момо,
опирающаяся на плечо маленького Айза, жжет как уголь. В  траве  у  родника
они ложатся отдохнуть, и Момо не то засыпает, не то  теряет  сознание.  Он
стонет сквозь стиснутые зубы, что-то  шепчет,  и  Айз,  вслушавшись,  едва
разбирает хриплые слова: "Сынок, сынок, как же ты дойдешь без  меня?"  Вот
что значит отец: умирает, а в мыслях одно - как его сын,  его  несмышленый
Айз доберется до дому, как  пройдет  через  враждебные  джунгли,  не  зная
дороги. Айз ложится  рядом  с  отцом,  прижимается  к  нему  и  плачет  от
бессильной обиды. Если бы  он  мог  что-нибудь  сделать  для  отца!  Он  с
восторгом отдал бы жизнь, десять жизней, всю кровь, капля за каплей, чтобы
хоть немного облегчить  его  страдания.  И  вдруг  Айз  вспоминает  старое
поверье,  его  рассказывали  старики  у  костра:  молодая  здоровая  кровь
помогает заживлять гноящиеся раны.
   Айз вскакивает - теперь он знает, что делать. Острый  ножик  -  рука  -
кровь, здоровая, густая, красная кровь. Кровь -  платок  -  раны  на  лице
отца. Раны на плече... на другом плече... на лице... на плече...  Кружится
голова, во рту сухо и знойно.  На  лице...  на  плече...  Один  мальчишка,
который ходил в школу, как-то сказал Айзу, что Земля вертится.  Тогда  Айз
только посмеялся над этими враками. Но  теперь  она  и  вправду  вертится,
выскальзывает, вырывается из-под ног.  Только  бы  не  упасть,  только  бы
успеть еще раз обмыть  раны.  Кажется,  отцу  лучше,  рука  уже  не  такая
горячая, дыхание не такое хриплое. Айз падает в  траву  -  все-таки  Земля
сбросила его с себя. "Неужели тот мальчишка был прав и она  в  самом  деле
вертится?..
   - Что с тобой, сынок? - спрашивает Момо.
   Там, где были  воспаленные  раны,  остались  лишь  сухие  коросты.  Айз
старается улыбнуться отцу:
   - Ты уже здоров? Вот и хорошо. Ты просто устал, а теперь отдохнул  -  и
все в порядке.
   - Что с тобой? - строго повторяет отец. - Почему ты такой бледный?
   - Я лежал на солнышке и перегрелся, - говорит  Айз,  старательно  пряча
руки за спину. Но отец уже все понял.
   - Мальчишка мой, мальчишка, - говорит он укоризненно и  кладет  тяжелую
руку на стриженую голову Айза. - Что ты наделал? Ведь  это  все  глупости,
стариковские сказки - кровь не вылечивает гнойных ран. Но ты прав: сильнее
лекарств забота, сильнее доктора любовь. Пойдем, нас ждут в деревне. -  Он
легко подхватывает Айза, сажает на плечо и несет по джунглям.
   ...У них в хижине тоска и уныние; сестренка не  смеется  и  не  играет;
несколько дней они ничего не ели. Айз лежит и равнодушно смотрит в  стену.
Единственное, о чем он может  думать,  -  это  большая  маисовая  лепешка.
Лепешка величиной с дом, даже больше.
   Входит Момо. Одежда висит на нем, как на жерди, лицо - глаза да борода.
Вздыхая, он делит пополам маленькую маисовую лепешку и кладет по половинке
перед Айзом и сестренкой. Сестренка набрасывается на лепешку и моментально
проглатывает. Айзу хочется отщипнуть от своей половинки хоть кусочек, хоть
крошку, все его мысли,  все  желания,  все  мечты  сосредоточены  на  этой
крошке, кроме  нее,  не  существует  ничего  на  свете.  Но  он  незаметно
передвигает свою долю ближе к сестре.
   - Ты почему не ешь? - спрашивает он, глотая слюнки.
   - Как, разве я не съела? А мне показалось, съела, - радостно удивляется
сестренка.
   - Глупая, ты забыла, - говорит Айз и отворачивается к стене. Он будущий
охотник, будущий мужчина, но смотреть, как она ест, он не в силах. Пока он
просто мальчишка, ему семь лет.
   ...По их деревне ходит богато  одетый  мужчина  с  нафабренными  усами,
помахивает хлыстиком, разглядывает женщин маслеными глазками, то  в  одну,
то в другую тычет пальцем: эту, эту, эту. И женщины, на которых указал его
палец, бросаются на землю, молча бьются  об  нее  головой,  рвут  на  себе
волосы.
   Он смотрит и на Роситу,  старшую  сестру  соседского  мальчишки,  друга
Айза. Росита красива и добра; она всегда терпеливо вытаскивает  занозы  из
ног своего брата и Айза, а потом угощает ребят ягодами. Росита удивительно
звонко поет и так смеется, что ее белые зубы переливаются на солнышке. Айз
совсем мальчишка, ему всего десять лет, а Росита взрослая девушка, но  Айз
тайно влюблен в нее. Опускает глаза в землю  молодой  охотник,  нареченный
женихом Роситы; опускает глаза в землю отец Роситы; значит,  они  согласны
отдать ее этому человеку, отдать не на смерть, хуже - на вечный позор.  Но
Айз не отдаст Роситу!
   Он прячется  за  выступом  скалы,  тяжелый  камень  под  рукой,  только
шевельни - рухнет вниз, на тропу. Идут. Впереди несколько женщин и девушек
с опущенными головами, среди них - Росита. Поодаль - он, с хлыстом.
   Толчок рукой - камень - голова с нафабренными усами - хлыстик  валяется
в грязи. И скорей бежать, не дай бог, узнает Росита, кто это сделал.
   Полицейские с коптящими факелами.
   -  Последний  раз  спрашиваю:  кто  толкнул  камень?   Нет   виновного?
Поджигайте деревню!
   "Пусть жгут, - думает Айз. - Деревню  можно  заново  отстроить.  А  где
взять вторую такую Роситу?"
   Факелы угрожающе вздымаются вверх - вот-вот вспыхнет деревня.  И  тогда
из толпы выходит Момо.
   - Я, - говорит Момо.
   Полицейские хватают его за руки.
   Как же так? Зачем Момо берет на себя чужую вину? Неизвестно  чью  вину.
Не мог же он узнать, что это сделал Айз, ведь Момо только что  вернулся  с
дальней охоты, вся его одежда в пыли.
   Айз выскакивает вперед, толкает полицейских, кричит что есть мочи:
   - Нет, это не он, это я толкнул камень. Это я! Я! Я!
   Полицейские застыли в нерешительности. Еще мгновение, и Момо освободят.
Но Момо говорит строго и презрительно:
   - Что ты там болтаешь, скверный мальчишка!  Маленький  лгун!  Разрешите
напоследок проучить его, господа полицейские. Чтобы  впредь  умел  держать
себя в руках!
   И Момо пребольно дерет вспыхнувшие уши Айза.
   - Зачем ты это сделал, отец? - шепчет Айз. - Это несправедливо...
   - Что ты знаешь о справедливости, мальчик? - говорит Момо.
   Его уводят. Уводят в темноту. И долго  еще  звенят  в  темноте  тяжелые
наручники Момо.
   ...Молодой охотник, нареченный женихом  Роситы,  нежно  протягивает  ей
свои сильные руки. А Росита наотмашь бьет его по щекам.
   - Трус! Трус! Трус!
   Он улыбается кривой виноватой улыбкой и  снова  тянет  к  ней  руки.  И
Росита сдается, Росита кладет голову ему на плечо,  тонкие  пальцы  Роситы
перебирают его кудри.
   Айз забивается в заросли за деревней и плачет; слезы сотрясают все  его
маленькое тело; но здесь никто не увидит, как он плачет. Здесь он может до
вечера  думать  о   мужестве   и   предательстве,   о   справедливости   и
благодарности. И он думает об этом, думает о Момо.
   Чья-то рука касается его руки. Это Росита. Росита, чья улыбка  сверкает
двумя десятками маленьких солнц, чей смех звенит, как  прозрачный  родник.
Красавица Росита.
   - Не плачь, Айз. Не плачь, мой маленький спаситель. Я буду любить  тебя
всю жизнь.
   - Уйди, - угрюмо говорит Айз. - Уйди, я не хочу видеть тебя. Что  может
теперь вернуть Момо? Уйди!
   Она обижается, Росита, она пришла к нему с  добрым  сердцем,  пожалеть,
утешить - и такая несправедливость. Но что знает она о справедливости?!
   ...Сирена. Они вскакивают с коек: Айз, Найс, Хэт, Кэт, Дэй, Грей, Стек,
Дог, Биг.
   - А теперь - вперед! - кричит капрал. - Вперед!
   Они ползут по болоту, ползут  час,  ползут  два.  Наконец  показывается
деревня, чужие хижины,  чужие  люди  -  враги.  Повстанцы.  Тишина  -  все
отдыхают после обеда.
   Айз ступает неслышно, как ягуар на охоте. Он первым входит в деревню. У
очага сидит старик, почему-то не спит. Айз набрасывается  на  него  сзади,
трещат под ножом мускулы, сухожилия, ребра, ага, вот он, красный  мешочек;
за него капрал даст десять желтеньких жетонов.  Голова  старика  бессильно
падает на землю, белая борода в крови.
   Что-то знакомое. Очень знакомое. Родное. Незабываемое.
   - Момо! - кричит Айз страшным, не своим голосом. - Момо! Отец!
   Холодный пот застилает глаза...


   - Проснись, Айз, - откуда-то издалека донесся  голос  Стека.  -  Что  с
тобой, чего ты орешь?
   Бледный, рассвет висел над землей. Давно угас очаг.  Вокруг  спали  его
товарищи, и рядом с Найсом, который вовсе не Найс, а Диэго, - старик, отец
Найса.
   - Что с тобой? - повторил Стек. - Ты кричал во сне как раненый ягуар.
   Да, вчера ночью вот здесь, у очага, старик долго рассказывал им о своей
жизни, о жизни своего народа. Они уснули только под утро.
   - Я... убил... Момо... - тупо выговорил Айз и сдавил горло руками. -  Я
вспомнил: я убил Момо. На этом самом месте. У очага. Я убил отца.
   Все отшатнулись от него, как от помешанного. Да он  и  сам  не  узнавал
себя. В груди, где всегда ощущалась одна лишь ледяная  пустота,  щемило  и
обливалось кровью теплое человечье сердце. Вчера вечером он пришел  в  эту
деревню ничьим сыном. А проснулся сыном Момо, наследником духа Момо.
   Только теперь, побывав в стране своего детства,  он  узнал,  что  такое
справедливость. Он узнал, что такое честь и  долг,  что  такое  свобода  и
счастье, что такое отец и отечество. Но как поздно узнал он это!  И  какой
удар ждал его в первое же утро новой жизни!
   Он еще сильнее сдавил себе  горло,  все  окружающее  померкло,  колючий
туман затянул деревню.
   На его голову опустилась чья-то рука.
   - Момо не мог быть твоим отцом. Когда я ходил под стол пешком, Момо был
таким же стариком, как неделю назад.
   - Я убил отца... своего отца... своего отца... - упрямо твердил Айз.  И
вдруг вспомнил: - Где же справедливость, старик?! Есть она на свете, нет?
   - Есть, - ответил старик.
   - Где?! Покажи мне ее! Покажи!
   Старик  промолчал.  Да  и  что  он  мог  сказать?  Каждый  приходит   к
справедливости своим собственным трудным путем.
   - Я могу показать только дорогу к ней. Эта дорога ведет через болота, в
партизанский центр. Она там, справедливость. Идти до нее нужно один  день.
И всю жизнь.



   6

   Ромуальдос Матео Кольпес Андриано дос Габарильдос  любил  жить  тихо  -
тише воды, ниже травы; жизнь изрядно потрепала  его;  уже  имея  на  руках
диплом врача, он  вкалывал  на  плантациях,  мыл  посуду  в  ночном  баре,
переправлял контрабанду через границу; попался с наркотиками, бежал и  был
схвачен конкурирующей бандой; с ним обошлись  милостиво  -  лишь  пометили
ножевым шрамом через все лицо, от уха к подбородку;  потом  наступила  эра
полной безработицы, страха и отчаяния, и он  сполна  прошел  курс  великой
науки, которая целиком укладывается в афоризм "голод  не  тетка".  Повезло
ему прямо-таки невероятно. Несложная работа в  Городке  доктора  Климмера,
вполне приличные деньги и домик у реки - о таком он  и  мечтать  не  смел.
Правда, Р.М.К.А.Д.Г. очень скоро сообразил, что дело тут нечисто, что  все
эти "виварии", где людей, выращивают как поросят, все  эти  "полосы",  где
готовят патентованных убийц, - штучка еще та, почище торговли наркотиками;
недаром  острым  душком   секретности   пропахла   вся   округа;   недаром
поговаривали коллеги, что живым отсюда еще никто не ушел. Но  Р.М.К.А.Д.Г.
и не собирался никуда уходить; что ждало его на севере,  он  уже  звал;  к
тому же там, в этом благословенном мире,  бушевали  всевозможные  страсти:
восстания, карательные экспедиции, налеты партизан. Здесь же, на пустынной
южной окраине Лорингании,  вдали  от  городов  и  железных  дорог,  жилось
спокойно. Перевязывать царапины роботам - занятие терпимое; деньги тратить
некуда  -  пусть  соберется  кучка  на  черный   день;   правда,   никаких
развлечений, даже с коллегами не поговоришь ни о чем, кроме как о  погоде,
- зато  к  твоим  услугам  круглосуточные  телепрограммы:  регби,  футбол,
красотки. Единственное, чего опасался Р.М.К.А.Д.Г., - как бы не нашли  его
здесь бывшие дружки по банде, которых он оптом продал конкурентам, получив
взамен жизнь и шрам. Так он и жил - не очень-то  интересовался  всем  тем,
что оставалось за рамками его прямых обязанностей в Городке, ни с  кем  не
откровенничал, ни во что не ввязывался. Тише воды, ниже травы.
   Только по воскресеньям он позволял себе посидеть в баре. Но сколько  бы
ни пил, язык держал за зубами. Да и не засиживался за стойкой, как другие,
уже в полночь гнал себя домой.
   Изрядно нагрузившись, отяжелевший и размякший, он неторопливо  подходил
к своему уютному домику; было темно, лишь на угловом столбе горел  фонарь;
от калитки отклеилась чья-то тень.
   - Ромуальдос Матео Кольпес Андриано  дос  Габарильдос?  -  без  запинки
прошептала тень. - А в простонародье - Собачье Ухо?
   Он не смог произнести ни слова - это были они, "дружки". Это был конец.
   - Садись в машину, соколик, прокатимся вместе и потолкуем.
   Если бы он закричал, наверняка получил бы нож в спину. Он плюхнулся  на
заднее сиденье, рядом сели двое. Авто рвануло с места; фары были погашены;
люди рядом, как будто бы незнакомые, молчали, ни о чем не спрашивали; хуже
всего, что они ни о чем не спрашивали.
   - Я... все... скажу... - кое-как выдавил из себя Р.М.К.А.Д.Г.
   - Разумеется,  дружок.  Мы  не  намерены  портить  тебе  вторую  щечку.
Расскажи нам все, что ты знаешь о Городке и о докторе Климмере.
   Впервые он пожалел, что знает так мало; они могут не поверить, и  тогда
не отделаешься "щечкой". Он постарался вспомнить все; он выложил не только
факты, но и догадки; но сути, сути он не знал, в "кухню" Климмера не  имел
доступа;  неужели  придется   расплачиваться   за   отсутствие   научного,
профессионального интереса к делу, элементарной любознательности?
   Где-то далеко-далеко от Городка машина резко остановилась.
   - Ну, дружок, выходи. Спасибо за информацию.
   - За что? - простонал Р.М.К.А.Д.Г. - Я же все рассказал!
   - Выходи, выходи, ты дома.
   Он вылез из авто, ожидая удара в спину; перед ним распахнулась калитка;
машина фыркнула, умчалась. Неужели он дома? Жив и невредим?
   Он запер дверь, на полную громкость включил телевизор, прямо из бутылки
глотнул виски, и только тогда до него дошло: бог миловал. "Это не они.  Не
"дружки", - решил Р.М.К.А.Д.Г. - Но кто же это? А впрочем, плевать. Не все
ли равно, если обошлось..."
   Лишь наутро он вспомнил, что у этих людей не было, кажется,  ни  ножей,
ни пистолетов.


   Начальник военного архива имел одну маленькую слабость;  он  знал,  что
если когда-нибудь погорит по  службе,  так  только  из-за  этой  слабости;
больше того, подозревал, что его грозные боссы  из  военного  министерства
уже пронюхали об этом пунктике и воспользуются им при  первом  же  удобном
случае;  и  все-таки  был  не  в  силах   этой   очаровательной   слабости
противостоять. Только что позвонила директриса балетной школы и сообщила в
выражениях весьма дипломатичных, что  в  номере  отеля  "Лебединая  песня"
дожидается своего часа очередная "крошка" из кордебалета.
   Начальник архива расправил  седеющие  усы,  торопливо  оглядел  себя  в
зеркало, распрямил спину, которая начала уже предательски  сутулиться,  и,
почувствовав новый прилив молодости, четким  военным  шагом  направился  к
двери. Остановить его сейчас не смогла бы никакая сила.
   Но зуммер связи с министерством все-таки  остановил  его.  Нетерпеливым
жестом поднял он трубку.
   - Салют, старина! - раздался до тошноты знакомый голос Тхора.
   - Здравия  желаю!  -  приветливо  гаркнул  генерал  и  даже  прищелкнул
каблуком, подумав при этом: черт тебя возьми! Позвонил не вовремя!
   - Готов поставить тысячу монет против одной, - игриво продолжал Тхор, и
это было так похоже на него, интригана и комедианта,  что  рука,  держащая
трубку, разом повлажнела. - Внизу тебя уже ждет автомобиль.
   - Н-не совсем вас понял.
   - Автомобиль, элементарный автомобиль, чтобы ехать в  отель  "Лебединая
песня".
   - Зачем я должен ехать в отель, шеф? - запинаясь,  сам  не  веря  своей
находчивости, подыграл начальник архива.
   -  Господи,  он  еще  спрашивает!  Разумеется,  чтобы  станцевать  дуэт
па-де-де из второго акта...
   Трубка замолкла. Бравый седеющий генерал почувствовал  приступ  удушья;
усы  его  обвисли;  вот  так  и  начинаются  крупные   неприятности:   без
распекании, без криков, без ругани. Шуточки и намеки.  Но  старый  служака
был "не лыком шит, хоть и с опозданием, но сообразил: Тхору  что-то  нужно
от него, иначе сообщил бы о номере в отеле не ему, а министру.
   - Слушаю вас, шеф.
   - Дельце пустяковое, старина: Возле входа  в  "Лебединую  песню"  будет
стоять мой человек. Инвалид, без левой ноги, в темных очках. Передай  ему,
пожалуйста, пленочку, которую ты сейчас сделаешь с досье некоего Климмера.
Тебе же все равно  по  пути.  А  потом  танцуй  себе...  хе-хе-хе...  свой
па-де-де.
   - Но инструкция строжайше запрещает, шеф... - Он понял: может быть, это
провокация, проверка. Может, собаке Тхору только и требуется застукать его
с поличным. За девочек из балетной школы грозит  всего  лишь  отставка,  а
пленочка в кармане... это попахивает трибуналом.
   Трубка хранила ледяное молчание.
   - Я,  конечно,  готов  нарушить...  ради  вас,  разумеется,  но...  где
гарантия, что?..
   - Хе-хе-хе, старина! А где гарантия, что сведения  о  твоих  увлечениях
балеринками не просочатся выше? Считай  это  одолжением  мне,  мне  лично.
Только сделай все своими руками.
   - Слушаюсь, шеф!
   Начальник архива торопливо сбежал в подвал: руки его все  еще  дрожали,
но фотоаппарат птичкой порхал над  листами  досье;  кажется,  на  сей  раз
пронесло; правда, он в руках Тхора, но и Тхор у него в руках;  а  главное,
теперь он обязан, просто обязан поехать в  "Лебединую  песню".  И  никакие
силы его не остановят  -  пусть  хоть  все  военное  министерство  встанет
стеной.
   В машине он глянул на себя  в  зеркало  -  усы  торчали  молодцевато  и
задорно, как и полагается  усам  мужчины,  привыкшего  одерживать  славные
победы над очаровательными представительницами прекрасного пола...
   Все обошлась наилучшим образом. И свидание прошло  хорошо,  и  пленочку
инвалиду удалось передать незаметно, и настроение  было  отменное.  Только
вот к концу дня опять позвонил Тхор.
   - Салют, старина!
   - Слушаю вас, шеф. Все в порядке?
   - В каком смысле? - В голосе Тхора прозвучало  неподдельное  изумление.
Вопрос и в самом  деле  был  задан  некстати.  -  Приготовь-ка  мне  досье
N_В-140-462, я сейчас заеду.
   - Опять?! - вырвалось у начальника архива. - А как же пленочка?
   - Что вы там мелете? Какая еще пленочка?!
   Сердце старого служаки ушло в пятки. Вот так влип! Это же был не  Тхор!
Тхор не мог по телефону назвать имя  Климмера.  Никогда!  Тхор  назвал  бы
шифр, как сейчас! А он-то, он, старый армейский башмак, настолько  потерял
разум из-за этого свидания, что поверил! Но голос... голос был похож.  Да,
только похож. Надо выкрутиться. Надо взять себя в руки и выкрутиться...
   - Я, м-м-м... имею в виду... может быть, переснять досье  на  пленочку?
Для удобства...
   - Что?!! Вы рехнулись?! - Когда Тхор переходил на "вы", ничего  доброго
ждать не следовало. - Сидеть у себя в кабинете! Никуда не выходить. Сейчас
разберемся.
   Все.  Мышеловка  захлопнулась.  Начальник   архива   достал   пистолет,
проверил, заряжен ли, и сунул в  брючный  карман.  Кажется,  это  был  его
последний... как это выразился Тхор?.. то есть не Тхор, а тот,  кто  выдал
себя за Тхора... Па-де-де...


   Человек, носивший шифрованное имя РД-1, с самого начала,  когда  принял
этот сверхсекретный институт, провидел  свой  последний  день.  Знал,  что
никакая сверхбдительная охрана, никакая автоматика не  помогут;  рано  или
поздно из-за портьеры в его кабинете выйдет черный человек, тускло блеснет
дульный срез пистолета и булькнет выстрел, которого  он  уже  не  услышит.
Вопрос был, в сущности, только в том, "рано или поздно?".
   После вечернего кофе он сидел в кабинете, склонившись над  таблицами  и
подперев сухощавой  рукой  клевавшуюся  набок  непропорционально  тяжелую,
зеркально  выбритую  голову.  Эти  вечерние  часы  он  сумел  отвоевать  у
институтской суеты, передряг и экспериментов - для чистой науки. Это  были
его лучшие часы.
   И когда, уже втянувшись в работу, РД-1 обернулся и увидел  того  самого
человека, он нисколько не удивился. Как и следовало ожидать,  человек  был
одет во все черное. Правда, он не вышел из-за портьеры, а сидел в кресле у
окна, да и пистолета не было видно, но едва ли это что-либо  меняло.  РД-1
не удивился и не испугался,  лишь  пожалел,  что  произошло  это  все-таки
слишком рано. Как раз в тот момент,  когда  он  стоял  на  пороге  важного
открытия. Впрочем, осадил он себя, он всю жизнь  стоял  на  пороге  нового
важного открытия, то одного, то другого, и террористам или как  их  там...
повстанцам пришлось бы долго ждать,  чтобы  не  оборвать  своим  выстрелом
никакого открытия.
   Человек в черном встал, подошел поближе и чинно  поклонился.  РД-1  еще
никогда не видел такого  вежливого  террориста  и  поэтому  так  же  молча
поклонился в ответ.
   - Я безоружен, -  сказал  черный,  для  наглядности  похлопав  себя  по
карманам. - Если вам не хочется узнать, зачем  я  пришел,  можете  вызвать
охрану.
   РД-1  машинально  пригласил  его  сесть,  опустился  в  кресло   рядом,
придвинул "гостю" сигареты; оба неторопливо  закурили,  будто  бы  заранее
условились об этой столь приятной встрече.
   - Как вы сюда попали?
   - Видите ли, я в своей стране. Здесь все двери для меня, можно сказать,
распахнуты настежь.
   - И форточки, - добавил РД-1.
   "Гость" пропустил это замечание мимо ушей.
   - Простите, профессор. У меня к вам деловой разговор. Но как  я  должен
вас называть? РД-1, сами понимаете, не годится для дружеской беседы.
   - Видите ли,  приобретя  имя  в  науке,  я  в  некотором  роде  потерял
собственное.
   - Понимаю. И все же... как звали вас мальчишки во дворе?  Надеюсь,  это
не секрет. Меня, например, звали Джо.
   - А меня Рико.
   - Отлично. Позвольте, Рико, сразу перейти к делу.
   - Прежде вопрос, Джо. Вы пришли убить меня?
   - Упаси бог! Если бы это зависело от меня, я сделал бы  все,  чтобы  ни
один волос с вашей головы не упал.
   - Благодарю  вас,  особенно  учитывая  состояние  моей  шевелюры.  Так,
значит, вы не тер... не партизан?
   - Не террорист, но партизан. Однако  у  партизан  нет  никаких  резонов
убивать вас, Рико. И даже если бы резоны были...  мы  ведь  понимаем,  что
значит для Лорингании РД-1. Когда мы установим в стране  народную  власть,
мы сможем гордиться таким ученым.
   - Любопытно. Тогда зачем же вы здесь?
   - Гм... Нам нужна консультация.
   - У партизан затруднения психологического характера?
   -  Скажем  точнее:  проблемы.  Но  позвольте,  почему  вы  решили,  что
партизаны должны вас убить?
   Что-то неуловимо располагающее было в этом человеке, в этом  партизане,
которых газеты изображали  злодеями,  извергами,  чудовищами.  Скромность?
Простота?  Острый  и  быстрый  ум?  Проникновенный,  но   добрый   взгляд?
уверенность в себе? А может, все это вместе взятое? РД-1 уже  не  покидало
ощущение, что  давным-давно,  еще  мальчишками,  они  были  знакомы,  даже
дружны. Возможно, именно это ощущение подсказало ему единственно верную  в
сложившейся  ситуации  тактику:  будь  откровенен,  будь  по   возможности
откровенен.
   - Честно говоря, Джо, я не  очень-то  вникал  в  политику.  Времени  не
хватало.  Но  как-никак  я  работаю  над  военной  проблемой  по   заданию
правительства и, стало быть, с вашей точки зрения, продался "акулам".
   - А с вашей точки зрения?
   - С моей? Пожалуй, да. Пожалуй, я и впрямь продался "акулам". Но взамен
получил возможность заниматься наукой, которая в конечном  итоге  принесет
благо людям.
   - Значит, Рико, становясь на вашу точку зрения,  надо  рассуждать  так:
террористы должны меня убить, если вред, который я приношу народу, работая
на "акул", перевешивает то благо, которое  моя  наука  принесет  народу  в
будущем. Стало быть, вред таки перевешивает?
   - Когда Уатт изобрел паровой двигатель, едва ли  эта  неуклюжая  машина
перевешивала в глазах обывателя упряжку битюгов.
   -  Но,  помнится,  открытие  радиоактивности,  которое  сулило  народам
исключительно  благо,  обернулось  не  только  Хиросимой,  но   и   гонкой
вооружений, затормозившей  развитие  человечества,  по  крайней  мере,  на
четверть века.
   - Вы считаете, моя работа здесь идет во вред народу?
   - Разумеется. Но мы понимаем и другое. РД-1 не  спешит  поставить  свою
науку на службу "акулам". Естественно, в той мере, чтобы  это  промедление
не вызвало подозрений и не помешало чисто научной работе.
   РД-1 вынул платок и долго тер им свою крупную голову. "Гость" дождался,
когда большой клетчатый платок исчез в кармане, и продолжил:
   - Но мы отвлеклись, Рико. Я хотел спросить: вы знаете доктора Климмера?
   - Климмера? Это крупный ученый,  специалист  в  области  эмбриологии  и
генетики. Лично я с ним незнаком, но, думаю, его имя тоже... делает  честь
Лорингании.
   - Я бы не сказал этого. Доктор Климмер в отличие от вас, Рико,  спешит.
Спешит поставить свою науку на службу "акулам". То есть  уже  поставил.  В
джунглях действует отряд людей-роботов, отряд  головорезов,  выращенных  в
реторте на фабрике доктора Климмера.
   - Действует? Вы сказали - уже действует?
   - Да. И эти парни вырезали в джунглях несколько  деревень.  Раскромсали
ножами стариков, детей, женщин.
   РД-1 спросил хрипло:
   - Вы хотите, чтоб я... и другие ученые... объявили протест?
   - Нет. Это бесполезно. "Акул" протестами  не  прошибешь.  Я  хочу  лишь
заметить, доктор Климмер выбивает у  вас  почву  из-под  ног.  Он  создает
солдат, которых не потребуется "околпачивать".
   - Вам знаком этот термин? Сугубо внутренний, институтский термин?
   - Я же в своей стране, Рико.
   - Ах, да. Но мы  не  собираемся  никого  околпачивать  буквально.  Этот
шутливый  термин  появился  только  потому,  что  на  голову   подопытного
надевается контактный колпак, который...
   - Который позволяет стереть у человека собственные извилины и перенести
в его мозг извилины из-под  колпака  некой  модели,  образца,  "эталонного
солдата". Так?
   -  Грубо  говоря,  так.  -  Рико  вздохнул.  -  Я  вижу,   вы   неплохо
информированы. Но из наших лабораторий не вышел  еще  ни  один  "эталонный
солдат", потому что...
   Джо засмеялся. Его мягкий смех и твердый жест руки остановили РД-1.
   - Потому что в вашей  лаборатории  существует  еще  и  третий,  никакой
наукой не предусмотренный колпак, верно?
   - Что за чушь, Джо? О чем вы говорите?
   - О вашей бритой голове, Рико. И о  следах  от  присосок,  которые  еще
сейчас видны у вас на затылке. А третий колпак вместо "эталонного солдата"
формирует некоего нейтрала, человека вне политики, вроде  вас,  не  правда
ли?
   На сей раз  большой  клетчатый  платок  РД-1  изрядно-таки  намок.  Но,
протерев насухо свой череп, Рико озорно подмигнул и рассмеялся.
   - А мы бы подружились, Джо. Я имею в виду, во дворе, когда я был  Рико,
а вы Джо. Вы играли в нападении?
   - Нет, я выступал центральным защитником.
   - А я левым краем. Боже мой, как давно это было!
   - Да, Рико, это было давно. К тому же теперь мы поменялись  местами:  я
выступаю на левом краю, а вы, так сказать, в центре.
   - Но я готов сместиться влево. Конечно, если  вы  подскажете,  как  это
сделать.
   - Сделать это очень просто. Мы приглашаем вас на  денек  в  джунгли,  в
партизанский центр. Нам нужна консультация, как я уже говорил.
   - Исключено, Джо. Я здесь слишком на виду.
   - А жаль! Там у нас живет десяток "стриженых". То есть  парней  доктора
Климмера. Парней из реторты.
   - Да что вы говорите?! - вскочил с кресла РД-1. - Нет, серьезно?  Целый
десяток? Вы взяли их в плен?
   - Нет, они пришли к нам добровольно.
   - Невероятно! Убийцы - и добровольно?
   РД-1 так заинтересовался, что схватил "гостя" за руку. Он  напоминал  в
этот момент мальчишку  из  дворовой  команды,  забившего  решающий  гол  в
"девятку". Поняв, что дело сделано, Джо как-то сразу обмяк, расслабился, и
стало ясно, что человек этот устал, смертельно устал, что он уже давненько
не смыкал глаз.
   - Это странные ребята, Рико. С точки зрения психологии  они,  по-моему,
сплошная загадка. Двадцатилетние младенцы. Роботы, жаждущие найти  маму  и
папу. Вам будет интересно познакомиться с ними. Интересно для науки. А нам
нужен ваш совет. Совет специалиста.
   - Я согласен, Джо. Но здесь охрана, автоматика. Отсюда мышь  не  убежит
незамеченной.
   - Но мы же в своей стране, черт возьми!


   Джо Садовник, человек неприметной внешности и неопределенного возраста,
досадливо отодвинул  стопку  листов  фотокопии  и,  задумавшись,  запустил
пятерню в голову.  Этот  жест,  типичный  для  лоринганского  крестьянина,
заставил его усмехнуться  и  на  какое-то  время  забыть  о  деле;  трудно
все-таки переделать себя, в чем-нибудь да проглянет  суть,  пусть  даже  в
таком пустяке; однажды, нарядившись, скажем, владельцем магазина,  он  вот
так же простодушно поскребет в затылке - и это будет конец.
   Как-то, было дело, Джо едва не засыпался на подобном же несоответствии;
он служил садовником у Тхора, тогда заместителя начальника главного штаба;
конечно, он не столько ухаживал за садом, сколько знакомился с  положением
дел в армии, хотя и сад успевал содержать в образцовом порядке; и  однажды
папаша Тхор застукал его в саду с томом "Стратегии  контрудара".  Вот  это
был удар! Никогда не знаешь наперед, на  чем  засыплешься,  все,  кажется,
предусмотрено,  а  какая-нибудь  мелочь,  самая  незначительная,  разрушит
скрупулезно возведенную конструкцию. За четыре года  службы  у  Тхора  Джо
успел изрядно продвинуться в военном  искусстве,  изучив  добрую  половину
специальной литературы в библиотеке хозяина и незримо присутствуя на  всех
приватных домашних совещаниях, где, как правило, решались самые щекотливые
вопросы; все сходило благополучно; и вдруг -  садовник  читает  "Стратегию
контрудара"! Благо еще книга  была  с  иллюстрациями,  и  Джо  моментально
сориентировался: простите, дескать,  виноват,  что  в  рабочее  время,  но
страсть обожаю картинки про войну; Тхор  поверил  и  назавтра  же  подарил
своему воинственному садовнику кипу старых иллюстрированных журналов.
   Да, вот и это - никогда не знаешь  наперед,  что  может  пригодиться  в
дальнейшем; мог ли он предположить, что умение мастерски имитировать голос
и манеру речи Тхор а сослужит ему столь добрую службу? Сначала  Джо  скуки
ради развлекал прислугу; именем хозяина отчитывал кухарку  за  пригоревший
пирог, отпускал сомнительные комплименты  в  адрес  горничной,  ворчал  на
шофера за опоздание - те только  за  бока  хватались.  Потом  и  мальчики,
сыновья папаши Тхора,  постепенно  втянулись  в  игру.  А  позднее,  когда
старший, студент, влип в историю, пришлось его выручать, звонить в полицию
и голосом папаши взывать к милосердию, обещая "не остаться в долгу"; слава
богу, дело удалось замять без лишнего шума, да и парень того стоил,  не  в
отца пошел, стал хорошим помощником садовнику  в  разных  "подозрительных"
начинаниях...
   Джо очнулся и шершавой ладонью садовника стер  с  лица  липкую  паутину
сонливости; было не  до  воспоминаний;  впрочем,  когда  уже  третью  ночь
проводишь почти без сна, забыться на полчаса вовсе  не  грех;  но  времени
мало, слишком мало - на рассвете будет ждать Рико, чтобы к вечеру успеть в
центр. А до рассвета  еще  предстоит  решить  эту  головоломку,  раскусить
сверхкрепкий орешек - досье доктора Климмера. Командир непременно спросит:
"А ты что предлагаешь, Джо?" И Джо - хоть лопни - должен будет представить
план дальнейших действий: но не потому,  что  он  такой  умный,  наоборот,
сейчас ему вовсе не помешало бы стать хоть чуточку поумнее, а потому,  что
начальник разведки просто обязан вносить предложения. Вопрос стоит слишком
важный - отыскать ключ к проблеме "стриженых", научиться по  крайней  мере
выключать из игры эту неожиданно возникшую силу. Старик и Айз как будто бы
протоптали тропинку, по  которой  следует  идти,  но  стратегия  не  может
полагаться на тропинки; Джо  предстоит  превратить  тропинку  в  добротное
шоссе. И дело даже не в тех двух сотнях "стриженых", которые дислоцированы
в столице; дело совсем не в них; в предвидении важных событий,  о  которых
не только говорить, но и думать пока приходится крайне осторожно,  следует
обезопасить себя от возможного появления  в  тылу  партизанской  армии  не
двухсот, а двадцати тысяч "стриженых"; случись что серьезное - "акулы"  не
постесняются кинуть против восстания все воинство Климмера; вот почему так
важно заранее это  предусмотреть,  заранее  выработать  рекомендации;  вот
почему он и не спит третью ночь.
   Постукивая протезом, в каморку вошел инвалид, молча поставил перед  Джо
горячий кофейник; спасибо, дружище, очень кстати,  чтобы  освежить  мозги;
времени до рассвета осталось совсем немного, а он еще не сдвинулся  места.
Просто удивительно, как мало прибавило к его сведениям даже сверхсекретное
досье военного министерства! Обычно такие досье - собрание улик, грешков и
пороков, а вот доктор Климмер чист.  Человек  без  ущербинки.  Кристальная
личность. Может быть, преданный служака? Прекраснодушный раб науки? Этакий
сверхмозг с научными шорами на глазах? Эх, было бы за что зацепиться!
   И Джо снова углубился в листы фотокопии.
   Послужной список. Наградной лист. Военная характеристика. Муниципальная
характеристика.  "Характеристика  нравственного  облика".  Ни  сучка,   ни
задоринки. Купчая на приобретение участка земли посреди пустынного плато в
южной провинции. Глушь, дичь, бездорожье - зато подальше от людских  глаз,
это понятно. Подряд на строительные работы -  в  самых  общих  словах,  не
очень-то доверяют главари  "акул"  своему  военному  архиву,  и  правильно
делают.   Медсправка.   Группа   крови.   Наградной   лист.    Фотографии.
Благообразное умное лицо, впрочем, пожалуй, с чертами  ограниченности  Это
не редкость среди ученых - человек одной идеи. Кто же  сказал,  что  умное
лицо бывает не у того, кто много и легко думает, а у того, кто думает мало
и  трудно?  Кажется,  Гегель.  Никаких   следов   страстей.   Умеренность,
самоограничение, дисциплина. Вероятно, педант, с такими трудно в  домашней
обстановке.  А  жена  его  нечто  прямо   противоположное:   большеглазая,
страстная, импульсивная женщина. Как говорится, пожившая.
   Итак,  займемся  вплотную  личной  жизнью  доктора  Климмера.  В   день
бракосочетания ей было... тридцать два. А ему... сорок восемь. Шестнадцать
лет разницы, многовато. Что же их соединило? Нет,  определенно  красавица!
Опасная, русалочья красота. Глаза, вероятно, зеленые. Коварная полуулыбка.
Спадающие на  плечи  светлые  волосы.  И  в  тридцать  два  она  выглядела
прекрасно, в двадцать два, надо полагать, еще лучше. Интересно, какова  же
она теперь?
   Стоп!  Эдна  Климмер,  тридцати  четырех  лет  от   роду,   погибла   в
автомобильной катастрофе. Это уже нечто! Автомобильная  катастрофа  всегда
нечто. Но где же я видел ее раньше? А ведь где-то видел. Так, так,  так...
Откуда же выкопал эту красотку старичок Климмер? Кабаре? Балет? Кино?  Ба,
да это же... это же Эдна Браун! Эдна Браун,  скандальная  кинозвезда!  "Ее
веселая жизнь"... "Последний поцелуй"... "Вдова миллионера"... "Выстрел  в
ночи"... И что там еще? Ну да, "Девчонка из предместья",  шикарный  фильм,
там-то она и запомнилась мне. Но за каким же дьяволом понадобилось  тихому
и скромному кабинетному ученому, по характеру затворнику,  это  воплощение
страстей? Эта опасная, отпугивающая красота?
   Джо вспомнил: душный зал, яркое пятно экрана - и  на  нем  девчонка  из
предместья, оборванка, лихо отплясывающая на столе в сомнительном кабачке,
куда волею судеб и режиссера попал почтенный и седовласый нефтяной король.
Тогда Эдна очаровала не только короля - весь зал, всю страну. Чего уж там,
и Джо не остался равнодушен, помнится, два или  три  раза  бегал  смотреть
фильм. Одно время даже ее  фотографию,  вырезанную  из  журнала,  носил  в
кармане.
   Эдна... Она стала эталоном женщины. Ей подражала вся Лорингания. Шляпка
"Эдна Браун". Юбка с разлохмаченным  подолом.  Кривая  улыбочка  -  бьющая
через край страсть...  Едва  ли  не  каждая  лоринганка  стремилась  стать
похожей на Эдну. Повальная мода.  Зараза,  облетевшая  страну.  На  каждом
тротуаре, в каждом  баре,  за  каждым  прилавком  -  Эдна,  Эдна,  Эдна...
Массовый психоз? Не  это  ли  повлияло  на  выбор  Климмера  -  захотелось
подержать в руках не копию, а эталон?  Странно,  не  правда  ли:  серийное
производство людей - и пристрастие к эталону? Ну что, Джо,  разве  это  не
зацепка, чтобы поразмышлять на досуге? Да, конечно, только досуга-то  нет.
"Женщина номер один". Выходит, и мужчина номер один? Два сапога  пара?  Но
что это нам дает?..
   Кофейник давно опустел, однако не прогнал усталость.  Глаза  слипались.
До рассвета оставалось сто пятьдесят минут.
   В пять его будет ждать Рико. В шесть их подберет у маяка рыбачья шхуна.
В полдень с военно-морской базы подымется патрульный вертолет.  От  плато,
где он их высадит, до центра еще два часа пешком. В девятнадцати  начнется
совещание у Командира. А в девятнадцать сорок пять Командир спросит: "А ты
что предлагаешь, Джо?"



   7

   Командир встал, прошелся по землянке;  на  его  исхудалом,  изможденном
лице остались, кажется, одни глаза; но глаза эти то  лукаво  щурились,  то
блестели азартом, то темнели в гневе, то мягко, застенчиво улыбались.
   - Значит, по-твоему, иного выхода нет? - спросил Командир.
   - Может, он и есть, выход, да времени  у  нас  нет,  -  протирая  очки,
ответил  Начальник  штаба.  -   Если   так   будет   продолжаться,   через
неделю-другую надо ждать их здесь, в болотах. А это нам сейчас совсем ни к
чему.
   - Тогда не проще ли перебазироваться дальше  в  джунгли?  -  усмехнулся
Комиссар.
   - Нет, перебазироваться - значит отступить, - жестко произнес Командир.
- Для предстоящих событий вовсе не безразлично, где расположен  центр.  Мы
должны ежеминутно чувствовать пульс страны. Отступить  -  значит  погубить
восстание.
   - Но оставаться здесь просто опасно, -  наставительно,  как  на  уроке,
повторил  Начальник  штаба.  -  Если  они  всего   лишь   обнаружат   наше
местоположение, уже  тогда  нарушатся  все  связи  и  повстанческая  армия
останется без головы. А если искромсают ножами?  Едва  ли  это  пойдет  на
пользу восстанию.
   - Но ведь их всего две сотни! - воскликнул один из присутствующих.
   - Теперь уже сто девяносто. А нас здесь, в центре, и того  меньше.  Так
что это сила достаточно реальная, и не считаться с нею нельзя. Но главное,
подчеркиваю, главное: они могут начать карательную операцию как раз в  тот
момент, когда мы уже сообщим на места день и час  выступления,  и  задушат
восстание еще в колыбели. А что касается перебазировки - мы только оттянем
время. Рано или поздно они возьмут в кольцо и новый центр.
   - Резонно.
   -  Далее.  Предложение  Комиссара  повторить  опыт  Старика,  по-моему,
обречено на провал. Десятка "стриженых" исчезла неведомо  куда  -  конечно
же, охрана усилена. Но даже если бы и удалось вырвать еще десятку -  какой
от этого прок?
   - Кстати, - спросил Командир, - занятия с ними продолжаются?
   - Полным ходом, - ответил Начальник штаба. - За всю свою педагогическую
практику не встречал более усердных и восприимчивых учеников. Заниматься с
ними одно удовольствие.
   - И все-таки ты предлагаешь...
   - Да, Командир. Взорвать правее крыло Императорских казарм.
   - Чтобы раскрыть  свои  карты?  Чтобы  вместо  двух  сетей  против  нас
выпустили две тысячи головорезов? Возможно, "акулы" и не догадываются, что
наткнулись на самую выгодную тактику.
   - Совершенно  верно,  -  поддержал  Комиссар.  -  Вполне  могут  кинуть
подкрепление. Айз говорит, их там несчетное количество, в этом Городке.
   - Айз не умеет считать! - раздался насмешливый голос.
   - Ну до тысячи считает даже Биг.
   По землянке с лица на лицо перепорхнула беглая, невеселая улыбка.
   - Прошло десять дней,  как  Старик  привел  их  в  джунгли.  Скажи  мне
откровенно, Валентино, ты же  учитель,  у  тебя  специальное  образование,
неужели нет сдвигов?
   - Сдвиги, конечно, есть. В них в каждом начал пробуждаться человек.  Но
беседы, которые мы ведем, -  это  же  кустарщина.  Мы  действуем  вслепую,
наугад. Мы даже не знаем определенно, какая программа в них заложена...
   - Программа! Будто это машины! - перебил Комиссар.
   - Да, в какой-то степени. Но, к сожалению, все-таки не машины.  Сменить
программу компьютера несложно.  А  вот  перевоспитать  человека...  Вы  же
знаете, какой это медленный, мучительный процесс. Мы стараемся, но все еще
не добрались до понятий социальных.  Покамест  все  ищут  родственников...
отцов.
   - А почему здесь нет Старика? - вспомнил Командир.  -  Да  сих  пор  он
сделал больше, чем все мы, вместе взятые.
   Бочком протиснулся в землянку Старик, пристроился в уголке.
   - Мы тут обсуждаем проблему "стриженых". Старик. Итак, было предложение
взорвать правое крыло Императорских казарм. На мой взгляд, предложение  не
выдерживает критики. Оно не обеспечивает безопасность центра,  а  главное,
бесперспективно. Нам следовало бы гарантировать не только успешное  начало
восстания, но и его успешное завершение, а для этого мы должны во  что  бы
то ни стало  подобрать  ключ  к  "стриженым".  Давайте  учитывать,  что  в
определенной ситуации "акулы" двинут против нас весь Городок.
   Наступила пауза. Командир обвел взглядом собравшихся и  остановился  на
человеке с лицом, которое трудно  запомнить,  которое,  три  раза  в  день
мелькнувши в толпе, не вызовет в памяти никаких ассоциаций.  Это  был  Джо
Садовник, о котором в повстанческой армии ходили легенды.
   - А ты что скажешь, Джо? У тебя есть предложение?
   Джо мельком глянул на часы и улыбнулся какой-то своей мысли.
   - Есть. Но не предложение, скорее предположение. Вот в чем суть, если в
двух словах. В армиях некоторых стран Европы и Америки существует  сложная
засекреченная  система  оперативного  принудительного  перевоспитания.   В
тонкостях этой  механики  я  не  разбираюсь,  знаю  только,  что  человека
"околпачивают": промывают бедняге мозги с мылом и щелочью, а затем  в  эти
очищенные мозги  вписывают  содержимое  головы  вышколенного,  образцового
солдата. Так вот, подобная система есть и у нас, в  Лорингании.  Здесь  ее
называют "Кузнечик", потому что мысли перескакивают из  головы  в  голову,
понимаете?  Правда,  "Кузнечик"   не   работает   на   "акул",   все   еще
настраивается,  и  за  это  мы  должны  благодарить   нашего   крупнейшего
ученого-психолога,  известного  под  "инициалами  РД-1.   Он   антифашист,
сочувствующий. И он... здесь.
   - Здесь?!
   - Зачем?
   - А не слишком ли это рискованно?
   - Нет, - твердо ответил Джо. -  На  человека,  вот  уже  несколько  лет
саботирующего пуск системы, можно положиться.
   - Я не об этом, - мягко перебил Командир. - Не опасно ли это для самого
РД? Если его заподозрят в связях...
   - Нет. Подозрений не будет, все предусмотрено. Я привел его сюда, чтобы
он лично познакомился со "стрижеными" и  высказал  свое  мнение.  А  кроме
того, мне хотелось бы пригласить его на совещание...
   - Ни больше ни меньше? - рассмеялся Командир.
   -  Да.  Само  присутствие   на   совещании,   доверие   центра   должно
подействовать на него.
   Командир задумался на минуту, не более.
   -  Узнаю  нашего  Джо.  Можно  подумать,  ты  был  не   садовником,   а
эквилибристом в цирке.
   - Приходилось и это, Командир, - скромно признался Джо. - А кроме того,
я объезжал диких лошадей, охотился за змеями...
   - Ладно, Джо, давай его сюда. Он в курсе проблемы?
   - Насчет "стриженых" он знает все, что и мы.
   - Как я должен его называть? Не этими же дурацкими буквами?
   - Когда он гонял мяч во дворе, его звали Рико.
   В землянку вошел высокий сутуловатый человек с  голым  черепом.  Голова
его, несоразмерно крупная, чуть клонилась набок - словно бы под  тяжестью,
накопленных в ней знаний. Он наклонил ее еще больше в знак  приветствия  и
молча сел.
   - Мы ценим ваши заслуги перед наукой и перед  народом,  Рико,  -  начал
Командир. - И только крайняя нужда заставила нас пойти на риск  пригласить
вас сюда. Надеюсь, все, о чем здесь, пойдет речь, останется между нами.
   - Само собой разумеется, - неожиданно густым басом ответил  Рико.  -  Я
честный лоринганец, и мои симпатии всегда были на стороне, народа.
   -  Отлично.  Мы  решаем  проблему  "стриженых".  Пока  было  лишь  одно
предложение  -  взорвать  казарму,  то  есть  физически  уничтожить  отряд
карателей. Но это нас не устраивает. Требуется более радикальное решение.
   - Перетянуть "стриженых" на нашу  сторону?  -  Это  "на  нашу  сторону"
произвело на всех хорошее впечатление. - Или хотя бы нейтрализовать?
   - Совершенно верно.
   - И для этих целей, как я понимаю,  предлагается  использовать  систему
"Кузнечик"?
   - Если бы это было возможно!
   - В принципе это возможно. Говоря между нами, система действует, хотя и
не готова для широкого применения. Но практически... Что нам даст, если мы
пропустим одного "стриженого", от силы двух? Здание  института  охраняется
как первостепенный военный объект.
   - А нельзя ли, скажем, похитить оборудование и установить  здесь?  Если
понадобится, стоит подумать о десанте, - предложил Начальник штаба.
   Рико только руками развел.
   - Все оборудование института слишком  громоздко  и  требует  длительной
отладки. Очень сожалею, что не в  силах  ничем  помочь.  Не  знаю,  как  и
отблагодарить вас за доверие. Разве  что  поделиться  некоторыми  научными
соображениями...
   Командир и Джо переглянулись.
   - С удовольствием послушаем вас, - без  особого  энтузиазма  согласился
Начальник штаба.
   - Видите ли, говоря откровенно, системы принудительного  перевоспитания
как таковой вообще не существует. Ни у нас, ни  за  рубежом.  Эксперименты
показали: достигаемый эффект крайне неустойчив. Солдата первой  категории,
созданного с помощью нашей техники, хватает на какую-то одну ответственную
операцию,  не  более.   Затем   психика   начинает   восстанавливаться   в
первоначальном виде. Конечно, и этот эффект,  попади  он  в  руки  "акул",
весьма опасен: за день  можно  столько  дров  наломать!  Но  я  лишь  хочу
подчеркнуть: психика непостижимо устойчива. Выбить  из  человека  то,  что
заложено в детстве,  практически  невозможно.  Любой  педагог  знает,  как
сравнительно легко воспитать человека и как трудно перевоспитать.
   Все головы, как по команде, повернулись к Начальнику штаба: до сих  пор
никто не забыл, что он учитель.
   - Вы хотите сказать, перевоспитание "стриженых" невозможно в  принципе?
- в упор спросил он.
   - Напротив! Насколько я понимаю, их психика в известном смысле - табула
раса, чистая доска. Дрессировка еще не воспитание, а они подвергались лишь
дрессировке. Дрессировка же не затрагивает стержня личности, ее социальной
основы, лишь заставляет приспосабливаться к обстоятельствам.  Скажем,  они
беспощадны,  но  эту  беспощадность  при  желании  можно  направить  и   в
противоположную сторону. На мой взгляд, в отношении  "стриженых"  немыслим
термин перевоспитание. Только - воспитание.
   - По-вашему,  ничего  не  стоит  воспитать  их  заново?  -  недоверчиво
улыбнулся Командир.
   - Ну это уж слишком. Я не сказал: ничего не стоит. Я говорю:  возможно.
Мы,  психологи,  знаем,  что  античеловеческие,  звериные   инстинкты   не
приживаются в нормальной, здоровой психике. Как не приживается в организме
чужое сердце. Оно попросту отторгается. Человек создан для  человеческого.
Стало быть, не так уж сложно было  бы  воспитать  в  этих  ребятах  основы
человеческого, гуманного. Тем более что  отчасти  они  взрослые  люди,  их
интересы, любознательность, сознание своего человеческого "я" в  известной
степени сложились. Их уже мучают проклятые вопросы: кто я, зачем  я,  имею
ли я  право  убивать?  Только  что  мы  два  часа  беседовали  с  Айзом  -
чрезвычайно поучительная была беседа! - и  он  меня  окончательно  убедил:
такого рода парадоксальную личность воспитать легче, чем ребенка семи лет,
хотя психика "стриженого" находится  примерно  на  уровне  семилетнего.  А
дети, как вы знаете, не рождаются злодеями.
   - Любопытно, любопытно! - воскликнул Командир и в волнении прошелся  но
землянке, от стены к стене. - Стало быть, вы считаете, что самое  надежное
средство - обычное воспитание? Что к ним надо относиться как к детям?
   - К ним надо относиться как к взрослым детям. В том-то и беда, что  они
уже сложились как личности - хилые, однобокие, уродливые личности.  В  них
есть понятие "я", но нет для этого "я" устойчивого социального фундамента,
нет "мы". Вот в чем их однобокость. И в этом случае существует только один
подход  для  успешного  воспитания,  открытый  русским  ученым  Макаренко:
зацепиться за какой-то наиболее надежный сучок на кривом и  хилом  деревце
этого "я"...
   - И такой "сучок" есть? Вы его нащупали?
   - Есть. Но нащупал его не я. Здесь  у  вас  обнаружился  талантливейший
педагог... - И  сиять  все  взгляды  устремились  к  Начальнику  штаба.  -
...который в кратчайшие сроки сумел сделать то, на что обычно уходят годы.
Он перенес на "стриженых" не только свою психику, но  и,  условно  говоря,
элементы собственной личности. Уверяю вас, на подобное не способен никакой
"Кузнечик"...
   - Выходит, это ты, Старик,  такой  талантливый  педагог?  -  рассмеялся
Командир. - Вот уж не думал!
   Старик, донельзя смущенный, нервно  пощипывал  вновь  отросшее  подобие
бородки - мягкую сизую щетину. Реплика Командира заставила его подняться в
пробормотать:
   - Этот ученый человек много  здесь  наговорил  правильных  слов.  Сразу
видно, здорово подкован. Только уж ты, дорогой  друг,  не  вгоняй  меня  в
краску на старости лет. Какой из меня учитель! Видишь  ли,  дело  простое:
каратели отняли у меня обоих моих сыновей, и теперь эти десять  стали  мне
вроде как сыновьями. А больше ничего.
   И сел под добродушный смешок всех собравшихся.
   - Вот именно, больше ничего, - продолжил Рико. - Старик нащупал главную
направленность личности "стриженого",  его  больное  место,  если  хотите,
идефикс: кто я, чей я сын? Этим они все болели еще там, у себя в  Городке.
Очевидно, доктор Климмер допустил ошибку; им с самого начала не объяснила,
чьи они дети. Или по каким-то неизвестным нам причинам не могли объяснить.
А Старик интуитивно угадал эту потребность и вернул им детство, а заодно и
социальный фундамент. Вместе с отцовством они обрели новое устойчивое "я",
опирающееся на "мы". И это "мы"  -  наше,  народное.  Я  не  очень  сложно
говорю... друзья?
   - Что вы, абсолютно понятно, дорогой товарищ! - откликнулся Командир.
   - Постарайтесь понять меня и в дальнейшем, - предупредил  Рико,  -  это
очень важно. Хорошо,  что  Старик  нащупал  "сучок",  плохо,  что  нащупал
вслепую. Зацепка не очень-то надежна: мы ведь не в состоянии  ответить  на
вопрос "стриженых", мы сами не знаем, чьи они дети. Если бы мы узнали это,
в наших руках оказался  бы  ключ  к  их  сердцам.  Пока  же  мы  действуем
отмычкой, по сути, морочим беднягам головы...
   - Ученый человек, верно, шутит, - снова вмешался Старик. - Я и не думал
морочить им головы. Я только рассказал им про Момо. Вы ведь  знаете  Момо?
Про Момо и  немножко  про  себя.  Я  рассказывал  эти  истории  еще  своим
маленьким сыновьям. А теперь все  десять  парней  считают  себя  сыновьями
Момо, даже тот, который поначалу принял за отца меня. И нет  сил  доказать
им, что это не так. Вот ведь какая штука, а вовсе я не морочил...
   На Старика зашикали, замахали  руками,  чтобы  не  мешал,  но  Рико  со
вниманием выслушал его.
   - Я раньше не знал Момо. Да и не столь важно, чьими  сыновьями  считают
они себя, твоими или Момо. Разве ты не заметил,  Старик:  они  и  на  Момо
смотрят твоим взглядом. Наверное, ты сам почитал его отцом. И все  же  это
не ключ, только отмычка. Психологическая отмычка. Вот я и думаю: не  лучше
ли, чем взрывать  казармы,  воспользоваться  отмычкой?  Покуда  не  найден
ключ...
   Командир азартно хлопнул в ладоши:
   - Блестящая идея! У меня у самого что-то подобное вертелось  в  голове.
Но как?!
   - А это уж совсем просто. Я уже говорил, что беседовал с Айзом. За  два
часа он едва не убедил меня - заметьте, меня, а не "стриженого", -  что  я
сын Момо. И таких Айзов у нас десять.
   - Вы предлагаете отправить их обратно в казармы?
   - Выпустить на волю?!
   - Рискованный шаг!
   - Чтобы они вернулись с ножами?
   - А что, в этом есть зерно...
   Рико тщательно вытер голову большим клетчатым платком  и,  когда  умолк
шум, сказал коротко:
   -  Уверяю  вас,  риска  никакого.  То,  что  произошло  с  ними  здесь,
необратимо. Детство из человека не выколотить никакими палками.
   - А как же ключ? - спросил Джо.
   - Ищите! Чем быстрее найдете, тем лучше. Но я  убежден:  начинать  надо
уже сейчас, немедленно. Вот, друзья, и все научные соображения, которыми я
хотел поделиться. Большое вам спасибо за внимание, давненько  не  встречал
таких заинтересованных слушателей.
   Командир поднялся и обнял его за плечи.
   - Спасибо вам за науку, Рико.
   - А тебя, Старик, я  должен  поблагодарить  особо.  -  Рико  подошел  к
Старику и низко склонил перед ним свою тяжелую голову. -  С  точки  зрения
науки ты меня здорово подковал. Большое тебе спасибо, Старик!



   8

   Время шло, а они все еще оставались в партизанском центре; здесь к  ним
хорошо относились; даже нет, к ним никак особенно не относились, они  были
как все, как все нормальные люди; может быть, они и стали уже  нормальными
людьми?  Когда-то  они  были  одинаковыми;  теперь  все  больше  и  больше
становились разными, совсем разными, непохожими. Если Айз  мечтал  о  том,
чтобы в его стране победили свобода и справедливость,  то  Биг,  например,
по-прежнему мечтал жениться, обзавестись домиком  и  жить  тихо  и  мирно,
выращивая детей и цветы. Но и Биг, и все другие очень хорошо понимали:  их
мечты осуществятся лишь после того,  когда  народ  покончит  с  "акулами",
заставляющими убивать.
   В тот вечер к ним в землянку пришел большой веселый человек с бородой -
Командир, любимец  партизан;  Айз  тоже  полюбил  его;  они  разговаривали
несколько раз, и Айз  всем  существом  почувствовал:  это  самый  надежный
человек на свете. Вместе с Командиром пришел Старик.
   - Вам придется вернуться в город, ребята. В  казарму,  -  прямо  сказал
Командир. - Так надо.
   - Ни за что! - воскликнул вспыльчивый Найс, и  уши  его  покраснели.  -
Назад - ни за что! Нам здесь нравится.
   Командир  рассмеялся,  он  очень  заразительно  смеялся,  этот  большой
человек, и объяснил, в чем дело. Им надо  вернуться  в  казарму  временно,
чтобы рассказать остальным "стриженым" о том, что узнали они  сами.  Пусть
все двести "ничьих" почувствуют себя сыновьями Момо, пусть узнают,  что  у
них есть братья и сестры, и пусть помнят, что эти братья и сестры ждут  их
помощи. Нужно только рассказывать, больше ничего.
   - А потом... когда все они сделаются, как мы, сыновьями  Момо...  тогда
что? - спросил Айз.
   - Тогда ты скажешь Педро, Чертенку Педро: передай дядюшке - мы  готовы.
И мы вместе освободим страну от "акул". Без вашей помощи не обойтись.
   Десять пар глаз  настороженно  переглянулись;  они  и  сейчас  туговато
соображали,  его  друзья  по  десятке,  но  глаза  уже  не  были   тупыми,
мутно-равнодушными;  у  каждого  теплились  во  взгляде  то  радость,   то
недоверие, то задумчивость, то смех; вот и теперь Айз прочел в  их  глазах
решимость.
   - Мы согласны, Командир, - сказал Айз. - Мы готовы выполнить  все,  что
ты прикажешь. Потому что верим тебе. Только... почему  бы  вместо  нас  не
пойти туда Старику? Он так здорово рассказывает - ему сразу все поверят, а
нас, может, и слушать не станут.
   - Ну уж нет! - закричал Найс. - С него  хватит!  Они  могут  растерзать
его. Нет, нет, не отпущу!
   Айз никогда не видел Найса таким решительным, таким  непреклонным;  вот
что делает с человеком  забота  об  отце;  он  вспомнил,  как  несмышленым
мальчишкой промывал своей кровью гнойные раны Момо; вероятно,  Найс  прав,
не следует посылать туда Старика.
   - Да, Найс прав, - подтвердил Командир, - это опасно.  Вспомните  себя.
Чтобы вы почувствовали себя сыновьями Момо, Старику пришлось увести вас  в
джунгли. А ведь там не десять  человек,  всех  не  уведешь.  Да  и  охрана
усилена после вашего исчезновения.
   - Я бы пошел, - просто сказал Старик. -  Я  не  боюсь.  Но  теперь  они
скорее поверят вам. Вы для них свои, а я все-таки чужак.  Они  поверят,  а
слов вам не занимать. У вас же есть все нужные слова, разве не так, Биг?
   Биг постукал себя по голове и заявил с гордостью:
   - Они все здесь. Ни одно не потерялось.
   - Наши головы - как пластинки с песнями, - добавил  Найс.  -  Пластинки
тоже всегда поют одну и ту же песню.
   - Да нет же,  сынок!  -  одернул  его  Старик.  -  Ваши  головы  -  как
много-много пластинок. Вы будете каждый раз выбирать нужную песню, судя по
обстановке.
   - Это ясно, - сказал Стек. - И ребята нас поймут. Они все очень  быстро
полюбят Момо.
   - А что мы скажем, когда вернемся? -  озабоченно  спросил  Айз.  -  Что
попали в плен, много дней сидели в темной яме, а потом сбежали?
   - Примерно так, - согласился Командир. - Старик объяснит, что  сказать.
Будьте там осторожны, берегитесь капралов  и  не  очень  спешите.  А  пока
прощайте. До встречи, Стек! До встречи, Кэт! - И он всем по очереди  пожал
руки, только один раз спутав Дэя с Дэком. - А ты,  Айз,  проводи  меня  до
землянки.
   Над джунглями висела густая черная ночь, обильно посыпанная  искрящимся
звездным песком. Где-то вдали глухо прокричала ночная птица.
   - Назначаю тебя командиром группы, - сказал Командир. -  Потом  примешь
командование и всем отрядом  "стриженых".  Учти  -  вам  поручается  очень
важное дело. Кое в чем судьба Лорингании будет зависеть и  от  вас.  Когда
дашь сигнал, к вам придет Старик, расскажет, как действовать дальше.
   - А ты  не  боишься.  Командир,  что  мы  выдадим  вас,  приведем  сюда
остальных?
   - Нет.
   - Почему?
   - Я вам верю. Здесь вы стали людьми, а такое не  забывается.  Разве  не
правда?
   - Да, конечно. Наверное, потому мне и не хочется туда.
   - На  такое  дело,  Айз,  нельзя  идти  без  желания.  Тебя  что-нибудь
тревожит?
   - Нет, ничего не тревожит, Командир. Я полон решимости. А грусть... это
моя собственная грусть. Ведь я все понимаю... - Айз усмехнулся растерянно.
- Я сразу понял, что Старик вовсе не отец Найса. Мы жаждали найти отцов  -
и мы их нашли. Но и Момо тоже... как это сказать? -  только  символический
наш отец. Ведь признался же доктор, со шрамом, что за много лет его работы
в Городке туда не привезли ни одного ребенка. Я и сам припоминаю: нам было
два-три года... и мы ползали, как щенята, по загаженному бетонному полу...
а потом шел теплый дождь, и мы тянулись к нему руками. - Командир  слушал,
попыхивал угольком сигары. - Нет-нет, у нас просто не может быть отцов. Мы
искусственные люди или что-то вроде. Я чувствую себя сыном  Лорингании,  я
связан с нею детством, судьбой, всем - и это наполняет меня  уверенностью.
Но я знаю, что никогда не найду  своего  отца,  вот  почему  мне  грустно.
Никогда не найду отца...
   - Возможно, ты и прав, Айз. Возможно, ты и  в  самом  деле  никогда  не
найдешь отца. Ну и что же? Ты  взрослый  человек.  Зато  ты  нашел  брата.
Считай меня своим братом, Айз. Всех нас считай братьями.  И,  поверь,  эти
узы крепче кровных.
   - Ты правда будешь моим братом?
   - Конечно! Разве мы не похожи на братьев?
   - Но я же не настоящий... мы все...
   - Человек, родившийся на свет, - всегда настоящий человек. А как  и  от
кого он родился - не так уж важно. У моей матери  три  сына,  и  все  трое
абсолютно не похожи друг на друга. Мы и понятия не имеем, кто наши отцы, а
ничего, живем.
   - Но у вас есть мать! Послушай,  Командир.  Скажи  мне  как  брату:  ты
правда не знаешь, кто мы?
   - Не знаю. Я не стал бы скрывать от тебя. Если бы мы узнали  это,  наша
задача намного упростилась бы. Да и твоя тоже.
   - А этот лысый человек, которому  все  известно  наперед?  Он  тоже  не
догадался?
   - Тоже, Айз.  Кстати,  ему  было  очень  приятно  поговорить  с  тобой.
По-моему, за эти десять дней ты вырос на десять лет.
   - Сам чувствую, Командир. Потому-то мне и хуже, чем остальным. Они  еще
многого не понимают. Это понимание делает меня одиноким.
   - В твоем возрасте все парни чувствуют себя одинокими. А потом  находят
подружку, вьют гнездышко -  и  одиночества  как  не  бывало.  Вот  погоди,
покончим с "акулами" - сыграем  тебе  свадьбу.  Так  что  приглядывайся  к
девушкам, Айз.
   - У меня уже есть девушка.
   - У тебя? Откуда?!
   - Она осталась там, в Городке. Ее зовут Шпринг. Прошу тебя  как  брата:
если со мной что-нибудь случится, запомни: ее зовут Шпринг, весна...


   Прежде чем снова отправиться в столицу, Джо  Садовник,  отоспавшийся  и
посвежевший, зашел в командирскую землянку.
   - Садись, Джо, наливай кофе. Опять в путь? Слишком уж часто появляешься
ты в городе.
   - Ничего не поделаешь, надо пройти еще сквозь некоторые закрытые двери.
Не дает покоя проблема "стриженых". Я хочу держать в руках ключ.
   Командир усмехнулся в бороду.
   - Я тоже хочу держать ключ, и как можно быстрее. Но не очень  ли  много
риска?
   - Риск - самая надежная моя лошадка, Командир.
   - Смотри, до поры до времени. Взбрыкнет и выбросит из седла.
   -  Лучше  уж  так,  чем  от  инфаркта...  как  прошлой  весной.   Будут
какие-нибудь указания?
   - Только одно: рискуй разумно. Да, Джо! Кажется, я виноват перед тобой.
Кажется, я проморгал нечто важное.  Вчера  мы  прощались  с  Айзом,  и  он
сказал, что у него есть девушка там, в Городке Климмера. Невеста. Ее зовут
Шпринг, весна...
   - Девушка? В Городке?!
   - Ты не знал, что там есть женщины?
   - Нет. Никто и словом не обмолвился об этом. Но как ты мог, Командир?!
   - Сам удивляюсь. - Он выглядел как провинившийся мальчишка, даже голову
повесил, переживая свой промах. - Только утром хватился, когда Старик  уже
увел их. Это важно для тебя?
   - Не знаю. Никогда не знаю, что важно, что неважно. В  нашем  деле  нет
неважного. Похоже, это меняет всю картину. Эх, Командир, Командир! И он не
сказал, как она выглядит?
   - Не сказал.
   - Полжизни отдал бы за портрет!..
   Он шел знакомой тайной тропой сквозь джунгли и думал... Климмер, ученый
затворник, педант, аккуратист  -  и  Эдна  Браун,  "женщина  номер  один",
прославившаяся скандальными романами. Какая  дьявольская  ниточка  связала
их? Бог мой, и женщины в Городке! От испуга, что ли, забыл про них меченый
доктор? Но ведь и Айз ничего не говорил. А я... я не догадался спросить.
   Итак, Эдна Браун. Погибла в автомобильной  катастрофе  через  два  года
после свадьбы. Стало быть,  сделала  свое  дело,  превратилась  в  помеху.
Грозила разоблачениями? Едва  ли.  Просто  убрать.  Убрать  как  ненужное.
Господи, а как была хороша в этом фильме! На такую  женщину  ни  у  какого
самого  отпетого  гангстера  не  подымется  рука.  И  все-таки  погибла  в
автомобильной катастрофе. Эдна Браун - и Шпринг, весна... Ладно, до Шпринг
нам пока не добраться. Но автомобильную катастрофу попробуем  раскопать...
И все же почему Климмер не объяснил им, чьи они  дети?  Ошибка  очевидная,
Рико прав. Но Рико говорил и другое: "Это крупный ученый, его имя,  делает
честь Лорингании".  А  крупный  ученый  не  мог  так  непростительно,  так
элементарно ошибиться. Значит, либо это входит в задумку, либо у  него  не
было выбора. Эдна, Эдна... Тьфу ты, мама родная!
   Задумавшись, он оступился и едва не угодил в болото. Вытаскивая ногу из
хлюпающей жижи, он все еще твердил "мама родная". Вдруг два  эти  слова  -
"Эдна" и "мама" - сцепились и слились воедино.  И  Джо  ухватился  за  них
обеими руками,  как  провалившийся  в  болото  хватается  за  спасительную
ветку...
   У себя в лачуге на окраине города, даже не умывшись после  утомительной
дороги, он извлек из тайника две фотографии и  положил  рядом:  Климмер  и
Эдна Браун. Он долго рассматривал их цепким взглядом  профессионала:  нос,
уши,  скулы,  овал,  разрез  глаз,  подбородок,  ноздри,  брови,  губы,  -
выискивая черты сходства с  Айзом,  Найсом,  Бигом.  Да,  некоторые  черты
Климмера повторялись в "стриженых", однако полной уверенности не было.  На
мягком,  интеллигентном  лице  Климмера  резкие,  первобытные  черты  Айза
расплывались, теряли характерность. "Ну что ж, - думал Джо, - превратности
жизни скрадывают генетические признаки. Даже два близнеца, тупой и  умник,
могут иметь меньше сходства, чем два ученых,  два  банкира,  два  политика
разных национальностей. Не исключено, что Климмер их отец. Но Эдна -  нет!
Эдна не может быть их матерью. Ничего общего! Тогда  за  каким  же  чертом
понадобилась  ему  эта  роковая  красавица,  стоившая  миллионы?   И   что
представляет  собой  малютка  Шпринг  с  ее  сестрицами?   Эх,   Командир,
Командир..."


   В подвале было сыро и темно; уже несколько дней  они  жили  в  подвале,
питались сухим хлебом, спали на голом полу;  их  объяснения  о  побеге  из
плена никто не стал слушать. Вскоре они поняли, что им не  верят,  но  как
сделать, чтобы им поверили, хотя бы выслушали? Однажды Грей сказал:
   - Они ошиблись, Командир и Старик. Все наши слова при нас, а что толку?
   - Нет, - решительно возразил Айз. - Это не они ошиблись. Это мы  ничего
не можем придумать. Был бы здесь Момо...
   И они долго фантазировали, что предпринял бы  на  их  месте  Момо.  Они
напридумывали десять десятков остроумных  выходов  из  положения,  но  все
выходы никуда не годились, потому что опирались наг  какое-нибудь  "если".
Если бы охранники забыли запереть  дверь...  Если  бы  в  казарме  начался
пожар... Если бы у них оказался пистолет...
   Вечером над головами  бестолково  топали  тяжелые  башмаки,  доносились
приглушенные крики.  Как-то  раз  наверху  включили  музыку.  Найс  замер,
знаками приказал всем застыть и не дышать. Музыка играла  долго,  час  или
два. На одеревеневшем было лице  Найса  проступила  застенчивая,  какая-то
внутренняя улыбка, делающая его похожим на Старика.
   - Будто дома побывал.
   - Дома! - усмехнулся Айз. - Где наш дом? Казарма? Городок? Партизанский
центр?
   По ночам ему не спалось.  Храпел  Биг,  стонал  Стек,  что-то  бормотал
спросонья Найс, а его неотступно преследовала все та  же  проклятая  дума:
кто мы, чьи мы дети?  Казалось,  узнан  он  это,  и  все  образуется,  все
проблемы отпадут сами собой.
   Но если даже Командир не догадался, кто они...  и  мудрый  Старик...  и
этот сильно ученый человек с голой головой, неужели он, Айз, сможет решить
задачу? Разве он умнее их? Но он же был в Городке, он помнит свое детство,
а они могут чего-нибудь не учесть. Если бы ему все знания лысого, мудрость
Старика и зоркость Командира, - уж он докопался бы до сути!
   Он лежал до рассвета, ломал себе голову, пока не пришла к нему дрема, а
вместе с нею Шпринг. Шпринг была как настоящая, она обнимала  его  тонкими
руками и умоляла спасти ее, избавить от Городка,  и  звала  на  лужайку  к
реке, где цветут цветы. В эти минуты даже сквозь сон Айз думал о том,  что
надо бы поскорее выполнить задание Командира, чтобы потом...
   Потом он во главе большого вооруженного  отряда  врывается  в  Городок.
Треща, рушится Стена, оседают бетонные казармы, в панике мечутся  капралы.
Стрельба, дым, крики, стоны, языки  огня  и  оскаленные,  рычащие  собачьи
пасти... Вместе со своей доблестной  десяткой  он  вламывается  в  женскую
казарму, зовет: "Шпринг! Где ты, Шпринг?" Но что это? С воплями врассыпную
бегут  от  него  сотни  одинаковых  Шпринг  -  заломленные  тонкие   руки,
рассыпанные по плечам волосы, бессмысленные зеленые глаза...
   Он проснулся в ужасе, в холодном поту. Пришедшая во сне догадка сразила
его: а ведь и верно, они все похожи, эти девушки за десять жетонов, как же
я отыщу среди тысяч одинаковых свою Шпринг? Они похожи, как и мы...
   "Слушай, Айз, не распускайся и не паникуй, - приказал он  себе  голосом
Командира. - Придет время, разыщешь. Это  проще,  чем  выполнить  задание.
Лучше сосредоточься и постарайся что-нибудь придумать". Но мысли вертелись
в прежнем направлении... Почему же  мы  искали  только  отцов?  Почему  не
матерей? Если девушки из казарм так похожи... и мы так похожи... Сказал же
Командир, что у его  матери  было  три  сына,  и  все  разные.  А  мы  все
одинаковые... Значит, у нас общий отец, общая мать. "Балбес! - стукнул  он
себя по макушке. - Совсем глупый Айз! Разве одна женщина  сможет  нарожать
столько детей?"
   На этом он и уснул.
   А утром его разбудил треск  над  головой.  Из  черной  щели  в  потолке
посыпалась  пыль,  труха.  Они  все  вскочили,  еще  ничего,  не   понимая
спросонья. Доски раздвинулись, между  ними  показалась  смеющаяся  чумазая
физиономия Чертенка Педро.
   - Ловите! - И он упал на руки Дэя.
   Вслед за ним в подвал спрыгнул "стриженый".
   - Его зовут Рой, - прошептал Педро. - Он останется здесь.  Кто-то  один
вместо него пойдет наверх. Рассказывать про Момо. Только быстрее! Кто?
   - Я! - воскликнул Найс. - Я с удовольствием пойду.
   - Я тоже с удовольствием пошел бы, - проворчал Биг. - Пусть  идет  Айз,
он лучше всех сделает дело.
   - Да, это правда, - потупился Найс. - Иди, Айз, я не обижусь.
   - Но меня же схватят там. Что я им скажу?
   Чертенок Педро расхохотался:
   - Какой ты глупый, Айз! Как эта стенка. Никому ничего не надо говорить.
Когда выкликнут "Рой", ты будешь кричать  "я",  только  и  всего.  Вас  же
родная мама не различит. Идем, а то могут застукать. Завтра мы сменим  еще
одного. Подсади меня, Стек, ты самый длинный.


   Джо начал нервничать. Время летело, а он ни на  шаг  не  приблизился  к
решению  задачи.  Он  прошел  еще  сквозь  некоторые  "закрытые"  двери  -
безрезультатно.  Даже  пустяковый  протокол  об  автомобильной  катастрофе
достался ему куда труднее, чем сверхсекретное досье Климмера. В их  работе
случается такое, но лучше бы оно  случилось  не  сейчас,  когда  на  счету
каждая минута. Нет, ему положительно не  везло  последнее  время,  похоже,
ветреная фортуна повернулась к нему спиной.
   По сути, протокол  не  прибавил  ничего  нового  к  его  знаниям,  лишь
подтвердил  предположение:  да,  Эдна  мешала,   Эдну   пришлось   убрать.
Междугородный автобус потерял управление и  упал  в  море;  двадцать  семь
пассажиров погибли,  шофер  успел  выпрыгнуть;  господи,  какие  мелочи  -
двадцать семь человек - для того, кто выпускает  людей  серийно!  Впрочем,
катастрофа еще не доказательство; доказательство - чудом спасшийся  шофер,
которого через неделю нашли с перерезанным  горлом;  свидетели  никому  не
нужны. Только вот что  это  добавляет  к  его  построению?  Ровным  счетом
ничего.
   Если полоса невезения протянется дальше, он не  помощник  Айзу.  А  как
было бы здорово - прийти сказать: я знаю, кто вы, кто ваш  папа!  Заветный
ключ, о котором  толковал  Рико,  мечтал  Командир...  Но  дни  идут,  Айз
действует на свой страх и риск с помощью "отмычки", и, кажется,  что-то  у
него  получается,  по  крайней  мере,  набеги  на   деревни   в   джунглях
прекратились.  В  Императорских  казармах  брожение,  офицеры  теряются  в
догадках: в чем дело, что происходит?  Кто  бы  мог  подумать,  что  среди
роботов доктора Климмера  витает  тень  Момо,  безвестного  Момо,  любимца
деревенских парнишек? Да, и такие казусы случаются в жизни:  мертвый  Момо
работает на восстание, а я, живой и полный сил, мечусь в  поисках  решения
чисто теоретической в общем-то проблемы и ничем не в силах помочь ни Момо,
ни Айзу, ни центру...
   Итак, Эдна. Снова начнем от печки. Эдна, холодная красавица, никогда не
имевшая детей. А если она просто не пожелала, чтобы по ее образу и подобию
штамповали детишек? Девушек? Будущих соперниц, которые, она  знала,  скоро
затмят ее? Мама Эдна?  Нет,  немыслимо!  Папа  Климмер?  Вполне  возможно.
Очевидно, он не лишен пристрастия к отцовству. Но столько детей - это ведь
надо иметь запятую в мозгах. Комплекс. Какой? Комплекс отцовства? Такового
вообще не существует, чувство отцовства - естественнейшее из естественных.
Да и откуда  бы?  Военный  врач,  ученый...  после  войны  эмигрировал  из
Германии... пригрело военное  министерство.  И  все-таки  без  гипертрофии
отцовства здесь не обошлось. Новая усовершенствованная раса, созданная  на
базе высочайших образцов? С ума сойти! Допустим, все это так. Но  при  чем
тут Эдна?
   Опять Эдна, возвращаемся на круги своя. Эдна  не  терпела  детей,  факт
очевидный. Они прожили вместе два года. За два года женщина  может  родить
максимум двух детей. Но даже если и  эти...  как  их?..  Эмбрионы...  А  в
Городке, по крайней мере, несколько сотен девиц, подобных  Шпринг.  Вот  и
ломай голову, Садовник. Если бы я  знал  генетику,  эмбриологию,  медицину
хотя бы так же, как агрономию! Впрочем, я и агрономию никогда  не  изучал,
так, нахватался верхушек. Однако это не помешало, мне выращивать деревья и
цветы. Деревья... и... цветы... Постой-ка, постой-ка,  Садовник!  Эва  оно
что! Да это же и ребенок знает - растения размножаются не только семенами,
но и почкованием! Помнится, кто-то когда-то вырастил  лягушонка  из  одной
клетки!
   Джо схватил энциклопедический словарь, торопливо зашелестел страницами.
"Вегетативное размножение...  растения...  простейшие  живые  организмы...
делением  или  почкованием.  Клонинг...  Уникальный  эксперимент  поставил
английский ученый Д.Гердон, вырастив в искусственной среде из ядра  клетки
взрослую особь лягушки, способную к размножению. Во многих странах ведутся
опыты по выращиванию из клеточного ядра зародыша человека..."
   Все стало на свои места.  Долгожданный  ключ  был  найден.  Но  Джо  не
испытывал никакого  удовлетворения,  наоборот,  на  сердце  словно  камень
навалился: так это было гадко, так  омерзительно.  Какая  уж  тут  любовь,
таинство  деторождения,  материнство!  Все  просто,   примитивно,   ничего
таинственного, ничего святого - вегетативное  производство  людей.  Тысячи
Климмеров. Сотни Эдн Браун. Копии, копии, копии... Но  какова  же  скотина
этот Климмер, если даже  холодная  кукла  Эдна  взбунтовалась  против  его
чудовищных экспериментов с ее клетками!
   И все-таки  задача  решена!  Теперь  надо  срочно  передать  Айву:  вас
искусственно вырастил Климмер из клеток своей кожи, чтобы с вашей  помощью
завоевать мир, превратить его в сплошной Городок. Это должно подействовать
на них: собственных сыновей - больше того, братьев, частицу самого себя  -
он превращает в тупых животных, в роботов, в убийц. Это  ли  не  зверство?
Вот и выбирайте, кто ваш отец: Момо или Климмер...
   Скрипнула дверь, в каморку вошел инвалид в черных очках.
   - Дядюшка Джо, - сообщил  он  с  нотками  торжества  в  голосе,  -  мой
племянничек Педро передает тебе от сыновей Момо: "Мы готовы".
   К его удивлению, дядюшка Джо нисколько  не  обрадовался.  Больше  того,
дядюшка Джо так хватил толстенной книгой о стол, что с потолка  посыпалась
штукатурка.



   9

   - Вперед! - скомандовал Айз.
   Три десятка теней метнулись к высоченной стене форта и слились с нею.
   Часовые сонно топтались на своих постах. Что-то темное беззвучно падало
на них сверху, и, ничего не успев сообразить, они  уже  лежали  на  земле,
скрученные по рукам и ногам, с кляпами во рту.
   Бесшумно распахнулись тяжелые  бронированные  ворота.  Небольшой  отряд
хорошо вооруженных бородатых людей без единого звука разошелся по  спящему
гарнизону.
   Четыре часа утра. Айз  в  сопровождении  двух  бородатых  с  автоматами
наперевес вошел в казарму.  Как  убитые  спали  солдаты  регулярной  армии
"акул", лишь изредка раздавался храп. Вспыхнул яркий свет.
   - Тревога!
   Посыпались с  коек  парни,  ошалелые  спросонья,  дурные.  Затоптались,
заметались бессмысленно, забегали взад-вперед, натыкаясь друг на друга...
   Этим  утром,  с  четырех  часов  до  пяти,  были  разоружены  несколько
гарнизонов армии "акул" в разных уголках страны - и ни единого выстрела не
прозвучало: армия давно устала воевать с народом.
   В полдень к военному  министерству  подкатил  бронетранспортер;  группа
партизан во главе с Начальником штаба  поднялась  в  вестибюль.  Навстречу
широким маршем парадной лестницы спускалась депутация с белым  флагом;  ее
возглавлял заместитель военного министра Тхор; он отлично  держался,  этот
генерал-актер, он был в меру важен и надут, в меру скорбен и удручен.
   Он выслушал условия капитуляции - и ничего не отразилось на  его  лице.
Он выслушал обвинение в государственной измене - и даже глазом не моргнул.
Но когда его взгляд наткнулся  на  Айза,  стоявшего  рядом  с  Начальником
штаба, - Тхор поперхнулся.
   Айз отрастил пышную шевелюру и начал отпускать бороду - трудно было  бы
узнать в нем прежнего "стриженого". Ко Тхор,  видимо,  узнал.  То  и  дело
косился он на Айза, и постепенно горбилась статная  фигура,  серело  лицо,
улетучивалась генеральская спесь. Айз никак не мог понять:  где  видел  он
этого вылинявшего индюка? И наконец вспомнил. Собаки! Этот человек, только
в штатском, приезжал в Городок, когда  их  врагом  были  собаки.  Выходит,
старый знакомый!..
   В начале первого у Командира закончилось важное  совещание.  Усталый  и
счастливый, он шел по коридору бывшей резиденции диктатора и лицом к  лицу
столкнулся с Айзом.  Айз  протянул  руку,  чтобы  поздравить  Командира  с
победой, но тот по-братски обнял его.
   - Ну вот, братишка, свершилось! Поздравляю!
   - И тебя поздравляю, Командир. Здорово получилось,  не  правда  ли?  Ни
одного выстрела!
   - Да, просто удивительно. "Стриженые" действовали отлично, революция не
забудет этого. Молодцы! Ну  а  как  поживает  твоя  грусть,  Айз?  Еще  не
сбежала? Теперь-то уж ты сможешь заняться своими личными делами.
   - Но ведь Городок еще не освобожден...
   - Завтра будет освобожден. Утром туда вылетает  Комиссар,  ты  назначен
его заместителем. Мы уже передали Климмеру ультиматум.
   Айза охватило неудержимое мальчишечье ликование.
   - Значит, завтра я увижу...
   Командир достал из кармана фотографию, усмехнулся загадочно:
   - Ее?
   На Айза смотрела беззаботная зеленоглазая Шпринг - тонкие руки,  теплый
дождь волос, доверчивая девчоночья улыбка на губах.
   - Где ты раздобыл эту карточку?!
   - Спроси у него, - рассмеялся Командир и кивнул на скромно стоявшего  в
сторонке, как всегда незаметного Джо Садовника.
   Старик бережно взял фотографию из  рук  Командира,  отставил  подальше,
прищурился.
   - У тебя будет хорошая жена, сынок. И много-много детей. Пять или  даже
шесть. На свадьбу-то пригласишь?
   - Обязательно, отец, - сказал Айз, и дыхание его перехватило. Будто  бы
и вправду Старик был его отцом, а Командир - братом.
   А может, и вправду?



   10

   Доктор Климмер был сдержан и спокоен, как обычно.  До  истечения  срока
ультиматума оставалась еще  более  часа.  Он  тщательно,  с  присущей  ему
скрупулезностью взвесил все "за" и "против" - это был конец. Над  Городком
кружили  самолеты  повстанцев.   За   Стеной   стояли   наготове   тяжелые
артиллерийские орудия. Разумеется, мятежники не  оставят  у  себя  в  тылу
такую силу; если он не  выкинет  белый  флаг,  угрозы  будут  приведены  в
исполнение.
   Конечно,  он  мог  бы  сейчас  открыть  ворота,  выпустить  всю   ораву
"стриженых" - и тогда еще бабушка надвое сказала, кто кого. Но  это  вовсе
не входило в его планы. Он еще успел бы  удрать  на  личном  сверхзвуковом
истребителе в соседнюю страну, прихватив драгоценный генный  фонд,  как  в
свое время праотец Ной прихватил каждой твари по паре,  -  чтобы  там,  за
цепью гор, начать все сначала. Но у  него  уже  нет  ни  сил,  ни  времени
начинать все сначала. А третья возможность... Впрочем, думать  о  ней  еще
рано.
   Он надел белоснежный халат и  прошелся  по  лабораториям,  с  гордостью
осматривая свое разросшееся хозяйство. В стеклянных утробах  колб  дрыгали
ножками готовые появиться  на  свет  девятимесячные  младенцы.  В  виварии
копошились малыши. Их смышленые звериные глазенки настороженно следили  за
соседями. Доктор Климмер включил  душ  -  и  малыши  радостно  запрокинули
мордочки, потянулись ручонками к теплым струям. В гимнасиуме соревновались
в ловкости двенадцатилетние подростки. Дело всей жизни  доктора  Климмера,
отлаженное как часы, процветало.
   И опять он почувствовал себя отцом этого огромного семейства,  и  опять
отцовская гордость живительным теплом  разлилась  по  телу.  Вот  чего  он
достиг, начав с нуля!
   Снова предстал перед ним апрель  сорок  пятого...  дымящиеся  развалины
родного города - результат жестокой и бессмысленной бомбежки...  Последние
"летающие крепости", сбросив свой груз, брали курс  на  запад,  когда  он,
военный врач, едва отмыв руки от крови прооперированных  солдат,  прибежал
домой, чтобы проведать трех своих малышей. И все трое, вместе с матерью...
Нет, он не в силах забыть это ни на минуту! Его детки,  его  надежда,  вся
его жизнь...
   С тех пор дети стали его слабостью. Дети, дети, дети... Он рожал их,  и
выкармливал, и нянчил, и оберегал, и  гордился  ими,  и  уже  провидел  их
великое будущее. Если  бы  не  ошибка...  да-да,  он  поддался  на  шантаж
Тхора... уж он взял бы мир за глотку руками своих мальчиков!
   Доктор Климмер усмехнулся. Конечно, Тхор выиграл тогда все три раунда и
добился своего. Но приятно вспомнить, как этот не  нюхавший  пороху  вояка
судорожно  схватился  за  горло,  когда   Климмер   как-то   намекнул   на
омолаживающее свойство крови, младенцев. Солдафон решил,  что  он  вливает
себе кровь своих детей!
   Три раунда остались за Тхором. И все-таки бой  выиграл  Климмер.  Пусть
дорогой ценой, но выиграл - сохранил тайну рождения своих мальчишек.  Этот
простофиля поверил, что он скупает эмбрионы! Чужие эмбрионы, может быть, с
испорченной наследственностью! Да стоит только  взглянуть  на  него...  на
него и на них... чтобы понять, в чем тут суть. Но Тхор не  понял.  Как  не
понял и того, что  через  год-другой  мог  бы  полностью  рассчитывать  на
старину Климмера. Потерпи он немного, и старина  Климмер  провозгласил  бы
его диктатором - ха, под своим диктатом, разумеется.
   "Тхор поспешил, а я уступил - и вот результат. Но самое парадоксальное,
что мятежники как-то ухитрились повернуть против меня моих  же  мальчиков.
Без их помощи красные никогда не смогли бы взять власть, никогда. Даже тут
без нас не обошлось! - с горькой гордостью подумал Климмер. -  Впрочем,  я
выбрал не лучшую страну. Но, кто знал тогда,  после  войны,  что  и  здесь
созреет революция? Даже здесь!"
   Через два года это была бы его страна. Через пять лет это  был  бы  его
континент. Через десять лет это была бы его планета. Он все  предусмотрел.
В лучших университетах Европы и Северной Америки учились бы лучшие из  его
мальчишек - под разными фамилиями, разумеется; если бы он не дожил до этих
благословенных дней, один из них, самый способный, встал бы во главе дела.
Сын. Брат. Ха, по сути, он сам, только более молодой, более энергичный  и,
кто знает, может быть, более счастливый.
   Через десять лет планета была бы завоевана, завоевана тихо, спокойно  и
незаметно - одним только количеством "стриженых", до крайности необходимых
для искоренения смуты в каждой стране этого  бушующего  континента,  этого
сумасшедшего шарика. Ему нужно было еще десять  лет,  чтобы  построить  на
Земле свой мир.
   Ему осталось десять минут.
   Что ж, час пробил. Пора прощаться.  Прощаться  с  детками.  Детки  его,
детки, вся его надежда, вся жизнь! Пусть же они и умрут  вместе  с  отцом,
как в добрых старых рыцарских романах!
   Доктор Климмер приложил  к  глазам  платок,  сделал  ручкой  стеклянным
колбам и покинул лабораторию. У  себя  в  кабинете  он  остановился  перед
портретом Эдны.
   - Прощай и ты, милочка! Скоро встретимся... на том свете.
   Даже она не поняла его. Даже она, которую он обессмертил,  назвала  его
чудовищем. Пришлось пожертвовать оригиналом. Но почему он считал мальчиков
своими  сыновьями,  девочек  же  не  дочерьми   Эдны,   а   ее   сестрами?
Психологический феномен?
   Ему осталось пять минут.
   Доктор Климмер налил рюмку лучшего рома и проглотил не разбавляя. Потом
отомкнул бронированный сейф. В сейфе виднелась еще одна дверца,  потайная.
Он открыл и ее. В крохотном втором сейфе не было ничего, кроме стеклянного
колпака и молоточка. Молоточек ударил по стеклу; во все  стороны  брызнули
осколки; один из них  впился  в  палец;  показалась  капля  крови.  Доктор
Климмер побледнел, поморщился, подошел к  аптечке  и  тщательно  обработал
царапину.
   Когда секундная стрелка, обежав последний круг, коснулась  цифры  "12",
он сунул руку в сейф и до отказа нажал красную  Кнопку,  таившуюся  прежде
под стеклянным колпаком. Он успел подумать с удовлетворением,  что  всегда
был дальновиден и еще тридцать лет назад, проектируя Городок, учел  и  эту
мелочь. Что ж, предусмотрительность оказалась не лишней, совсем не лиш...


   Чудовищной силы взрыв поднял Городок в воздух и снова опустил на землю,
разметав окрест его обломки.
   Все было разбито, искромсано, искорежено. Только возле одной стеклянной
колбы, отлетевшей дальше других и расколовшейся при падении пополам, лежал
на земле и тоненько попискивал новорожденный ребенок - ничей сын.
   Он лежал так весь день, и к вечеру его писк  стал  совсем  слабым:  еще
час, и он, верно, вовсе замолчал бы. Но тут над ним склонилась женщина.
   Нежные руки подняли младенца и прижали его  холодные  губки  к  теплой,
полной материнского молока груди.



   Борис Лапин.
   День тринадцатый

   -----------------------------------------------------------------------
   Авт.сб. "Первый шаг".
   OCR & spellcheck by HarryFan, 26 September 2000
   -----------------------------------------------------------------------


   Пока еще мимо станции Оя не грохочут поезда. Разве что раза два-три  на
день пропыхтит товарняк с грузами для Трассы -  заранее  сшитыми  звеньями
пути,  стальными  конструкциями  мостов,   железобетоном   для   жилищного
строительства. Из пассажирских проползает один, в семь тридцать,  привозит
хлеб, газеты, командировочных, загружается  дневной  сменой  -  и  дальше.
Трасса ушла на восток, а вместе с нею откатилась ярость, азарт  и  высокое
напряжение стройки, постоянная толчея молодежи  и  несмолкающие  песни.  А
заодно и комитет комсомола откочевал в гущу событий, где  ему  и  надлежит
быть. В перспективе Ое уготована судьба заметной  станции,  поэтому  здесь
понастроено всего в достатке - три улицы щитовых домов, двухэтажная школа,
клуб, столовая и  магазин.  Но  в"  те  горячие  времена  все  равно  было
предельно тесно. А теперь предельно  просторно:  станция  с  ее  путями  и
горками существует пока только на бумаге, вот и возят сюда людей  ночевать
аж с Перевала, за девяносто километров. Так что тишина  царит  на  станции
Оя,    особенно    днем.    И     ничего     интересного,     единственная
достопримечательность - маленький музей. В него-то я и забрел  в  ожидании
открытия столовой.
   Музей  как  музей.  Красное  знамя  министерства.  Рапорт.   Серебряный
костыль. Вымпел от друзей  из  ГДР.  Новый  сборник  Евгения  Евтушенко  с
автографом  автора.  Любительские  фотографии:  палатки,  костры,  гитары.
Значок, побывавший в космосе и подаренный космонавтом Севастьяновым. Номер
газеты: "Поезд прибыл на станцию Оя!" И вдруг...
   Не помню уж, что прежде зацепило мое внимание: палочка с зарубками  или
расписка. Обыкновенный тальниковый прут, на нем зарубки перочинным  ножом,
если сосчитать - двенадцать. Листок бумаги в клетку. "Расписка.  Я,  Сычев
Валентин Петрович, настоящим голову даю на отсечение, что тринадцатого дня
не было". Ниже начальственная резолюция: "Подтверждаю". И подпись - то  ли
Куликов, то ли Кулемин, то ли Кулибин.
   Согласитесь, такое не в каждом музее встретишь:  "Тринадцатого  дня  не
было"! И в доказательство - прутик с зарубками. Согласитесь,  мимо  такого
ни один журналист не пройдет. Я заинтересовался,  даже  обернулся  было  в
поисках экскурсовода.  И  лишь  потом  обнаружил  фотографию:  одиннадцать
парней и девушка, весело глядящие в объектив. Неизбежная гитара.  Кувалда.
Топор, воткнутый в бревно. На девушке очки. У одного из  парней  прутик  в
руке, возможно,  тот  самый.  У  другого  -  письмо  или  телеграмма.  Да,
сфотографировались они, похоже, на свежем настиле автодорожного  моста:  в
нижней трети фотографии пустота. Вот и все.
   Я загорелся и принялся чуть ли не каждого  встречного  расспрашивать  о
прутике с зарубками и о тринадцатом дне, которого не было. Конечно,  никто
ничего толком не знал,  точнее,  все  все  знали  -  и  окончательно  меня
запутали. Еще бы,  произошло  это  давным-давно,  почти  два  года  назад,
участники этого казусного случая переместились бог  знает  как  далеко  на
восток,  да  и  случай  оказался  из  тех,  что   сами   собой   обрастают
невероятнейшими подробностями и превращаются  в  легенды.  Может,  и  этот
когда-нибудь станет легендой из времен  первых  дней  Трассы.  Но  пока  я
представляю его в натуральном и вполне  документальном  виде:  факты,  как
говорится, проверены, свидетели установлены. Главная свидетельница, на мой
взгляд, особа серьезная и вполне надежная - заведующая детяслями в  Ое,  -
как  она  сама  разъяснила,  обладательница  самой  дефицитной  на  Трассе
профессии. Впрочем, некоторый налет фантастичности остался, но от него  уж
никуда не денешься, в нем-то и соль предлагаемой истории.


   А началось все, как водится, с пустяка. Илью вызвал начальник СМП  Деев
и объявил:
   - Кулибин, тебе задание чрезвычайной важности. Ровно за двенадцать дней
поставить мост на реке Оя. Кровь из носу. Вот  чертежи.  Готовься,  завтра
утром в десант.
   - На какой речке, на какой? - переспросил Илья.
   - Оя. Сорок седьмой километр. За двое суток,  надеюсь,  доползешь?  Лес
там уже лежит, осенью бригаду лесорубов высаживали с вертолета. Мостик так
себе, не проблема. Проблема в другом  -  ровно  двенадцать  дней.  Первого
августа туда придет Трасса. В лице мощного автопоезда. Бросок Усть-Борск -
Перевал. А в первой декаде августа синоптики затяжные дожди  обещают.  Сам
знаешь, во что превратится тайга.
   - Знаю. В трясину...
   Это были первые шаги Трассы, тот знаменательный  момент,  когда  работы
переносятся с карты на местность. Через не хоженные доселе дебри пунктиром
будущей  железной  дороги  отправлялся  автопоезд  -  бульдозеры,  тягачи,
экскаваторы, автомобили с грузом, -  чтобы  оседлать  Перевал  и  положить
начало  автодороге,  без  которой  немыслимо  сооружение  Трассы.  А  сама
автодорога, естественно, нуждалась в мостах через десяток  лежащих  на  ее
пути таежных речек. Одну из них и предстояло обуздать бригаде.
   - Так что не подведи, Кулибин. К первому августа. Не  дойдет  автопоезд
до цели - не возьмем Перевал. Тогда уж только по морозу. А мне секир-башка
гарантирована.
   - Понял. Будет сделано, - ответил Илья, разглядывая чертежи.
   Такой уж он человек, из шкуры вылезет, а сделает, и  повторять  ему  не
надо. Однако начальник СМП для верности повторил  еще  раз  все  с  самого
начала. Естественно, Илья завелся.
   - Да что ты заладил!  Первое  августа,  первое  августа...  Делать  там
нечего до первого августа. Честно! Пять дней еще загорать будем. Да  рыбку
дергать от безделья. Или ты мою братву не  знаешь?  На  спор,  куль  рыбки
навялим? Честно!
   Начальник СМП Деев ошарашенно примолк. Он знал Илью как парня  делового
и такой пассаж услышал от него впервые. К тому  же  оба  понимали:  мостик
через Ою хотя и не шедевр строительной техники, а повкалывать  придется  -
культурным досугом и не пахнет. Конечно, в конце концов  они  договорились
бы,  мужчины  и  не  такие  проблемы  решают.  На  беду,   при   разговоре
присутствовала Юлька. И, услышав про куль вяленой рыбки, дернула  Илью  за
рукав:
   - Плюнь, Илюша!
   Илья посмотрел на нее, на Деева, сообразил,  что  сморозил  ерунду,  но
плевать в помещении не стал, машинально повторил: "Так, значит, к  первому
августа", - и вышел.
   Юлька повисла на его руке.
   - Плюнь, Илюша! Через левое плечо. Ну что тебе стоит? Ради меня, Илюша!
Нельзя же с таким  настроением  начинать  дело!  -  Хотя  она  говорила  в
шутейном тоне,  Илья  очень  хорошо  понял,  каким  индюком  и  фанфароном
выглядел  перед   начальством.   Коли   уж   обычно   невозмутимая   Юлька
разволновалась: - Ну пожалуйста! Умоляю тебя, Илюшенька!
   - Брось, Юлька... ну о чем речь? Что доброе, а то...  такие  пустяки...
две русловые опоры...  Честно,  не  узнаю  тебя:  передовая  девушка  -  и
предрассудки, суеверия, сглаз, чох и черный кот!
   - Илья, плюнь! - уже всерьез потребовала Юлька.
   Наехал принцип на принцип. А тут  еще,  как  назло,  распахнулось  окно
вагончика, и Деев в седьмой раз напомнил:
   - Так учти, Кулибин, к первому августа! Кровь из носу! Запорешь  -  вся
Трасса в тебя упрется.
   - Тьфу! - плюнул  раздосадованный  Илья.  Но  это  был  совсем  не  тот
спасительный плевок через левое плечо, о котором молила Юлька.
   Разумеется, столь многообещающее начало не сулило ничего доброго.


   Однако все складывалось как нельзя лучше.
   За два дня отряд благополучно преодолел сорок семь километров  таежного
целика: топи, гари, чащобу, глубокие распадки, каменистые  осыпи  -  и  ни
разу не остановился для ремонта.
   На место прибыли под вечер. По первому впечатлению Оя показалась  вовсе
несерьезной речушкой. Прыгающий с камня на камень озорной ручей.  Сплошной
перекат, багрово бликующий в лучах закатного солнца. Самая глубинка  -  по
пояс. Сколько таких безвестных речушек миновали они по  пути!  Неужто  эта
серьезнее?
   Усатик немедля разделся, с ходу плюхнулся в "глубинку" и завопил:
   - О, я тону!
   Но Илья холодным взглядом, точно нивелиром, окинул  широкое  русловище,
тут и там хранившее следы разгула мощных паводков, и сказал тоном,  раз  и
навсегда отрезающим всякое легкомыслие по отношению к Ое, мосту и работе:
   - Она еще заставит себя уважать, Оя.  Сычев  и  Пирожков,  со  мной  на
рекогносцировку! Остальные  в  распоряжение  Юльки  -  оборудовать  табор.
Завтра приступаем в семь ноль-ноль.
   Видно, искупал свое прежнее легкомыслие.
   Они ушли, Юлька осталась одна на  берегу  этой  Ои,  о  которой  прежде
слышать не слышала, теперь же их пути пересеклись, и кто знает,  может,  в
будущем она станет вспоминать Ою как самую счастливую пору  юности.  Юлька
огляделась.  На  противоположном   берегу   штабелями   громоздился   лес,
подготовленный для строительства моста, - откряжеванный, ошкуренный, даже,
похоже, отсортированный. А дальше лежал как попало, накатом и  вразброс  -
еще на добрый десяток мостов.
   И вдруг она точно прозрела. На том берегу прямо  перед  нею  начиналась
просека - прообраз будущей Трассы. Не с неба же  свалились  штабеля,  хоть
небольшой участок, но все-таки именно Трассу рубили прошлогодние лесорубы.
   Просека  начиналась  как  поле,  отвоеванное   у   тайги,   разве   что
нераскорчеванное, нераспаханное, уходила вдаль, раздвигая плечами сосняки,
и, суживаясь в перспективе, все настырнее вгрызалась в густую синь  тайги,
как бы рассекала ее надвое - первая борозда будущего в этом  глухом  краю.
Стремительным  клином  стратегического  наступления  просека  врезалась  в
двугорбую сопочку на горизонте и терялась в ней, точно уходила в грядущее,
в двадцать первый век...
   За спиной заурчали бульдозеры, и Юлька сбежала к воде  умыться.  Звонко
прыгающие по камушкам ласковые струйки оказались ледяными.
   Ребята оттягали к опушке леса три вагончика бригады и  сгрудили  их  на
симпатичной полянке,  соорудили  кострище,  стол,  брезентовый  навес  для
поварихи, наготовили дров и натаскали воды. Пока  допревала  каша,  Усатик
бренчал на гитаре, развлекая "наших милых дам". Федя и Арканя за  полчаса,
кинув на паута, ухитрились изловить "для наших милых дам" полтора  десятка
серебристых рыбешек неизвестной  породы,  по  определению  самих  рыбаков,
"взрослых малявой". А перед ужином заявился Валька Сыч  -  верен  же  себе
человек! -  с  неохватным  ворохом  огненных  жарков.  Юльке  новый  табор
понравился: наконец-то она стала полноправной хозяйкой в отряде.
   После ужина Илья притормозил гитару, достал блокнот и ознакомил бригаду
с календарем строительства. Вечером третьего дня каждое звено  предъявляет
к сдаче береговую опору, шестого  дня  -  русловую,  восьмого  -  прогоны,
десятого - настил.  Одиннадцатый  день  -  подходы,  перила  и  недоделки.
Двенадцатый - баня, бритье, стирка, он же  резерв  главного  командования.
Тринадцатый, то есть первое августа - встреча автопоезда, подписание акта,
торжественный митинг и товарищеский банкет.
   Звеньевые - Сычев и Пирожков - высказались в  том  смысле,  что  график
реальный, но прохладцы не потерпит  (Юлька  вела  протокол).  Кроме  того,
Пирожков высказался  в  том  смысле,  что  крутой  левый  берег  куда  как
потруднее правого, кому он достанется,  тот  попадет  в  явно  проигрышное
положение - какое уж тут соревнование! Бригадир дал  разъяснение:  кидайте
жребий, кому достанется левый, в то звено  переходит  он  сам  в  качестве
Ваньки на подхвате. Звеньевые единодушно согласились. Арканя  по  традиции
высказался в том смысле, что работа предстоит  ответственная  и  физически
изнурительная, требующая соответствующего питания, что,  в  свою  очередь,
потребует от уважаемой поварихи известного мужества и напряжения всех сил.
В ответном слове повариха заверила, что  сделает  все  от  нее  зависящее,
исходя из имеющегося наличия и реальных возможностей.
   На  этом  официальная  часть  закончилась,  и  до  двенадцати   бригада
горланила у костра старинные романсы "по  заявкам  наших  милых  дам",  но
Юлька  не  слушала,  незаметно  ускользнула  в  свой  вагончик  и  тут  же
провалилась в сон, потому что к  шести  тридцати  должна  была  обеспечить
мостостроителей горячей, вкусной, сытной и калорийной пищей.


   И застучали на берегу топоры - вразнобой, вперестук, наперегонки. А  им
подпевали,  захлебываясь,  пилы,  поддакивали  скороговоркой   бульдозеры,
подвизгивала лебедка. Кувалда стучала глухо, если по дереву, звонко,  если
по металлу. Дрель  жужжала  рассерженным  шмелем.  "И-о-али!"  -  доносило
протяжный вскрик. Это Пирожков командовал: "Еще взяли!" Сыч не командовал,
не умел, Илья тем более отродясь голоса не повышал.
   Без десяти двенадцать строительная разноголосица обрывалась,  и,  Юлька
накрывала на стол. Парни являлись уже умытые, взбудораженные, до  крайнего
допустимого предела голодные - и без лишних слов наваливались  на  еду.  А
Юлька стояла за их спинами, дородная, чинная, хлебосольная, и, сложа  руки
на груди, ревностно следила, как они едят, нравится ли, все ли в  порядке,
чтобы, упаси бог, не прозевать с добавкой, подкинуть хлеба,  подлить  чаю.
Но все покуда шло благополучно, и на аппетит  никто  не  жаловался,  кроме
Вальки Сыча, а Валька не в счет. Да по такой работке на свежем  воздухе  и
черствый хлеб сойдет за домашние пельмени.
   Однако Юлька, стряпуха уже со стажем,  на  один  аппетит  научилась  не
полагаться, не доводить до того рокового момента, когда все  та  же  каша,
которая  и  вчера,  и  позавчера,  и  десять  дней  назад  была  "пальчики
оближешь", - и  вдруг  вместе  с  миской  летит  в  изумленную  физиономию
поварихи. И она вдобавок к тому скромному  запасу,  который  всегда  имела
сверх  официальной  накладной,  облазила  и  обшарила  округу  в   поисках
дикорастущего подспорья к меню -  вспомнила  детство,  когда  каждое  лето
гостила у деда и бегала с деревенскими ребятишками в лес, принося  вечером
беремя черемши и дикого луку.  Вот,  и  здесь  в  тенистой  излучине  реки
нарвала она охапку духовитой сочной черемши - сколько могла  унести,  явно
сверх  реальных  нужд.  Думала  еще  борщевика  прихватить  и  знала,  что
съедобным, что хорош в супе, да побоялась - то ли у  него  листья  идут  в
ход, то ли молодые стебли, то ли корни. И на страх и риск вместо  обычного
супчика "макароны с тушенкой" сымпровизировала неведомый кулинарной  науке
"зеленый таежный борщ".
   Как его хвалили, как поглощали, как тянулись за прибавкой! - впервые не
хватило бака, и поварихе ложки хлебнуть не осталось. Но этот простительный
количественный просчет настолько компенсировался обилием самых искренних и
восторженных комплиментов, что непривычная к такому  Юлька  раскраснелась,
расчувствовалась и до  того  похорошела,  что  даже  Илья  глянул  на  нее
по-особому, а Сыч тот взгляд перехватил и еще больше помрачнел. Юлька  же,
разливая типовой вишневый кисель,  подумала  с  затаенной  гордостью,  что
профессию  ей  Трасса  выбрала  правильную:   иной   истинной   красавице,
где-нибудь  в  конторе  сидящей,  во  всю  жизнь   не   выпадает   столько
комплиментов, сколько  самой  невидной  поварихе  за  один  только  удачно
собранный супчик.
   А когда перемыла посуду и вышла из  вагончика,  парни  вместо  обычного
перекура как  один  примостились  вокруг  ее  впрок  припасенной  черемши,
дергали из мешка пучками, тыкали в миску с солью и смачно жевали,  изредка
пощипывая зачерствевший каравай. И от всего несметного запаса остались уже
рожки да ножки.
   - Еще не наелись, родименькие? - вырвалось у нее.
   - Что ты; Юлька, сытые от пуза, -  тяжко  отдуваясь,  за  всех  ответил
Арканя. - Смак, не оторваться!
   И умяли всю до перышка.
   Это был ее триумф, ее "звездный час",  если  только  мыслим  таковой  у
поварихи, и  Юлька  не  преминула  этим  особым  часом  воспользоваться  -
отправилась после обеда взглянуть, как идут дела  на  стройке,  хотя  Илья
этого не любил.
   Дела, судя по всему, шли в  графике.  Весь  берег  был  устелен  свежей
щепой, обрубками и  обрезками  дерева,  пахло  рекой,  сосновой  смолой  и
скипидаром, оба береговых устоя уже стояли на законных своих  местах,  как
два бруска  свеженького  сливочного  масла,  а  у  самой  воды  вздымались
примерно  десятым-двенадцатым  венцом  трудные  русловые  опоры,   "быки",
важнейшая и капризнейшая часть любого моста.
   Ей, уже поднаторевшей в автодорожном мостостроении, бросилось в  глаза,
как по-разному делают одно и то  же  дело  два  звена,  два  берега.  Если
Пирожков, на этом берегу суетился  и  покрикивал,  когда  вздымали  наверх
здоровенное бревно, то на левом, где в компенсацию за "трудность"  работал
Илья, звеньевой Валька Сыч молча и азартно рубил угол, оседлавши  ярус,  а
бревна наверх не подымали, а закатывали, благо берег был рядом.  Легонько,
точно  макаронину,  Ильи  подталкивал  бревно  ножом  бульдозера,  и   оно
скользило по салазкам и мирно опускалось на уготованное ему место в срубе.
Ох уж этот Илюха,  механик-самоучка,  не  случайно  прозванный  Кулибиным,
вечно он что-нибудь придумает!
   Естественно,  по  случаю  ее  появления  все  оторвались   от   работы,
посыпались шуточки и хохмочки, пришли в движение языки, а  топоры  и  пилы
примолкли, и она заметила, как нахмурился Илья и в мальчишечьей улыбке  до
ушей расплылся Валька Сыч.
   - Вот уж голь на выдумки хитра, - похвалила Юлька сычевское звено, ни к
кому персонально не обращаясь. - Приспособили бульдозер вместо крана  -  и
глазом не моргнут.
   -  Понадобится  -  и  заместо  швейной  машины  присобачим,  -  тряхнул
цыганским чубом с верхотуры Сыч.
   - А левый берег чего же опыт не перенимает? - наивно  полюбопытствовала
Юлька.
   - Одного опыта мало, - угрюмо ответил Пирожков. -  Нужно,  чтобы  берег
был под рукой.
   - И голова как у Кулибина, - самокритично добавил Усатик, - а у нас  не
имеется.
   И все наперебой принялись нахваливать Илью, какой он мастер  и  умелец,
какой мастак на изобретения, какие у него золотые руки и светлая голова. А
Илья усмехнулся:
   - Вот поставим мост дугой, тогда и хвалите!
   Тут начался прямо-таки фестиваль сатиры и юмора,  все  ведь  не  только
плотники, бульдозеристы, вальщики и штукатуры, все еще и  остряки-самоучки
седьмого разряда. Куда там радиопередаче "Опять двадцать пять"!
   - Каков мастер, такова и изделия...
   - Топором тесать - это вам не язык чесать...
   - Мастера собрались - из топора шти варить...
   - Тоже мне работнички: что ни руб - гони рупь!..
   - Черт занес на худой мост...
   - Строим мост от дороги за семь верст...
   - Наш Илья мастер - трефовой масти...
   - Ну, мастер еще не мастер, - сказал Илья, чтобы остановить этот фонтан
остроумия. - Мастеришка. Мастерство - это  у  стариков,  у  нас  в  лучшем
случае навык да сноровка... А ну, передовики,  не  отвлекаться!  -  А  сам
подошел к Юльке вплотную и шепнул так  ласково,  как,  наверное,  он  один
умеет: - Ты, Литвинова, мне график срываешь. Очень тебя прошу больше  сюда
не являться. И  обаяние  свое  здесь  не  демонстрировать.  Займись  лучше
кухней, там ты царь и бог!
   И это был ее "звездный час"!


   В Усть-Борск она приехала весной, в конце апреля, когда еще снег  синел
по теневым склонам сопок и на реке, когда просека  лишь  чуть  потревожила
тайгу, так и не убежав за горизонт,  и  когда  первые  отряды  десантников
только формировались.
   Они почти всем курсом дошкольного педагогического поднялись на крыло  -
двадцать шесть девушек. Дома ахнули:  куда  же  ты,  дурочка,  до  диплома
пустяки осталось, кому ты там нужна без профессии? Но они хотели  "нюхнуть
настоящей жизни". Впрочем, о профессии начальство  сразу  и  позаботилось:
все  новоприбывшие  "дошколята"  были  приписаны   к   ускоренным   курсам
автокрановщиц - настолько ускоренным, чтобы к лету  всех  "выстрелить"  на
Трассу.
   Удивительный это был май в Усть-Борске!
   Старое деревянное село с действующей  церковкой  семнадцатого  века,  с
дощатыми  тротуарами  и  откормленными  лайками,  флегматично  возлежащими
посреди улицы, с бесконечными поленницами заготовленных впрок, на столетие
вперед, дров, - вдруг  превратилось  в  столицу  и  "стартовую  установку"
гремящей на всю страну Трассы. За околицей и по огородам как  грибы  росли
палатки и сборные дома различных  служб;  поверх  крыш  проплывали  кабины
красных самосвалов, а над пойменным лугом взметнулась полосатая  "колбаса"
аэродрома.  Трещали,  от   тесноты   добротные   пятистенки   Усть-Борска;
энтузиазм, песни, воодушевление,  радиопереговоры,  смех  выплеснулись  из
помещений и растеклись по округе.
   Весь  месяц  почти  круглосуточно  в  бывшем  сельсовете,  в   амбарах,
палатках, щитовках формировались отряды, увязывались проекты, утрясались и
срезались сметы, заседал комитет комсомола,  давали  рекомендации  научные
экспедиции,   инспектировали   представители   министерств,   обследовали,
выслушивали  и  выстукивали  будущих  десантников  медицинские   комиссии,
наседали журналисты и выколачивали вертолет фотокорреспонденты.  А  каждую
субботу в тесном  клубе,  по-допотопному  рубленному  "в  угол",  игралось
десяток  комсомольских  свадеб.  Да  и  то  потому   лишь   десяток,   что
Усть-Борский прокат сплоховал с запасом белых свадебных платьев. И  каждое
воскресенье в том  же  клубе  с  оркестром  провожали  на  Трассу  два-три
десанта, самостоятельных отряда от десяти до ста человек, выбрасываемых на
реки, туннели и будущие станции. Так что в этой атмосфере за май, за  один
май, наполовину подтаяли курсы автокрановщиц. Все, кто был посмазливее  да
побойчее, улетели в  десанты  вместе  с  молодыми  мужьями  -  поварихами,
подсобницами,  учетчицами.  А  неулетевшие  поглядывали  друг  на   дружку
растерянно: кого, мол, завтра недосчитаемся? И настороженно:  кому  же  из
нас, девоньки, суждено остаться последней?
   Юлька не была ни дурнушкой, ни мямлей, ни занудой. Разве  что  мордашка
по циркулю да очки. Зато васильковые глаза, в которые  только  глянь...  и
золотистых волос копна... и фигурка что надо. Вот бы поразбитнее ей  быть,
поулыбчивей, позадиристей, а она больно уж серьезная уродилась. Словом, не
из самых видных была Юлька и  там,  у  себя  в  педучилище,  и  здесь,  на
ускоренных курсах. Но ведь и  не  из  последних  же!  Тем  не  менее  ряды
автокрановщиц катастрофически редели, а Юльку все еще никто не  заметил  и
не отметил вниманием. Уж не ей ли суждено  в  одиночку  слушать  последнюю
лекцию?
   И вдруг! Вдруг посреди занятий заявляется Илья... то есть тогда она еще
не знала, что это Илья... заявляется ладный такой, сухощавый и  чистенький
парнюга, волосы ершиком, сразу видно - головастый, целеустремленный и себя
очень уважающий, отодвигает инструктора по автокранам и говорит:
   - Товарищи девушки, срочно нужна повариха. Завтра же в  десант.  Работа
трудная, отряд особый - мостоотряд. Но в  обиду  не  дадим,  честно.  Есть
желающая?
   - Есть, - пискнула Юлька, потому что горло перехватило и глаза затянуло
внезапными слезами. То ли судьба ткнула  в  него  пальцем,  то  ли  сердце
подсказало: твой!
   - Как фамилия? - раскрыл блокнот Илья.
   - Литвинова.
   -  Вот  и  чудненько,  Литвинова.  Собирайся,  в  управлении   спросишь
Кулемина.
   С ускоренными курсами было покончено! Она шла в десант, туда, где всего
труднее, где передовые отряды, сброшенные с вертолетов, готовят  плацдармы
для  наступления  главным  силам,  где  куются  характеры  и  складываются
биографии, где постепенно, шаг за шагом, пробивает  тайгу,  устремляясь  в
будущее, Трасса. И даже отпрашиваться не надо,  потому  что  поварихами  в
отряд отпускают безоговорочно, поварихи  сейчас  для  Трассы  нужнее,  чем
лесорубы, тоннельщики и лэповцы.
   В брезентовой своей робе явилась она в управление,  спросила  Кулемина.
Никто такого не  знал.  Подождала,  потолкалась  в  толпе,  присмотрелась,
определила,  у  кого  что  следует  спрашивать,  -  нет,  Кулемина   среди
командиров отрядов не числилось. В ней  закипели  слезы:  неужто  обманул,
разыграл? И тут из толчеи курток, роб и беретов вывернулся Илья и  вежливо
набросился на нее:
   - Ты где же пропадаешь, Литвинова?! Битый час ищу!
   Она объяснила. Он огорчился:
   -  Вот  видишь,  даже  по  фамилии  не  знают,  Кулибин   да   Кулибин.
Механик-самоучка! Раз без зарплаты оставили, на Кулибина выписали. Честно!
-  И  тут  же  присмотрелся  к  ней,  будто  впервые  увидел,  пристально,
заинтересованно. - Ну-ка, ну-ка, сними очки.
   Юлька сняла и полыхнула на него застенчивой близорукой синевой. До этой
минуты лишь она знала, какой может быть хорошенькой. Иногда. И не для всех
-  для  одного.  И  эту  минуту  узнал  Илья.  Он  помолчал,  ошарашенный,
пробормотал "спасибо", зачем-то ощупал  подбородок,  лоб,  щеки  и  сказал
обреченно, вроде бы не ей, кому-то другому сказал:
   - Промахнулся я с тобой, Литвинова. Перессоришь ты мне отряд.
   - Не бойсь, не перессорю, - прозвенела в ответ  Юлька,  и  при  желании
можно было услышать в этом ответе и вызов, и задор, и обещание, и угрозу.
   - Честно? Ну смотри, слово дала!
   Назавтра маленькая группа Кулемина присоединилась  к  большому,  но  не
очень-то расторопному отряду, ставившему мост через  речку  Чуранчу,  -  в
качестве не то детонатора, не то катализатора. А Юлька попала в  подручные
и ученицы к тамошней разбитной, горластой и влюбчивой поварихе.  Тут-то  и
посетил Юльку "успех", который иные девичьи головы напрочь закруживает,  -
от ухажеров и предложений отбоя не было. Поначалу липли едва  ли  не  все,
потом отсохли, и  осталось  из  претендентов  двое:  красавец,  прямо-таки
артист Пирожков и застенчивый Валька Сыч. Пирожкова тоже ненадолго хватило
- понятно же, тут улыбки предназначены одному Кулибину. А вот Сыч...
   Впрочем, Сычом он стал позднее, когда безнадежно и безответно  влюбился
в Юльку, до этого, говорят, весельчак был,  сорвиголова,  балагур  и  душа
компании. А потом сник и превратился по всем статьям в Сыча.  Единственно,
что осталось в нем от прежнего Вальки,  -  каждодневно,  в  любую  погоду,
невзирая на аварии, авралы и всевозможные помехи, неведомо где  добывал  и
приносил ей цветы, и Юлька не отказывалась, потому что  грех  отказываться
от цветов.
   И лишь Илья ее не замечал.


   Ребята работали до шести, до половины седьмого, потом плотно ужинали  и
падали на травку - были они и молоды, и крепки, и не новички в  плотницком
деле, а все же вырабатывались, как говорится, до состояния  "хоть  выжми".
Но, повалявшись часок-другой, а кто и подремав,  оживали,  палили  костер,
настраивали гитару, заваривали чаек - уже сами, без  Юльки,  и  теперь-то,
наверное, было бы самое интересное посидеть с ними у огонька, попеть песни
и послушать разговоры, однако Юльки уже не хватало, потому  что  работа  у
нее тоже била не из легких.
   Но в этот вечер, едва Юлька развалила по мискам  вермишель  с  тушенкой
под томатным соусом, Илья встал и попросил не без торжественности:
   - Граждане, секунду внимания!
   И все вдруг заметили, что сегодня он какой-то не такой, в белой рубашке
и вообще сияет именинником. А  он  жестом  фокусника  извлек  из-за  спины
бутылку шампанского, пустил пробку в небо и заявил:
   - Честь имею представиться. Кулемин Илья Михалыч.  По  кличке  Кулибин.
Ровно двадцать три годика стукнуло, честно.
   И все, подставляя кружки под этот символический глоток шампанского  ли,
пены ли от него закричали наперебой:
   - Что ж ты раньше-то молчал? Что ж скрывал? Уши ему драть, уши!  Да  ты
же самый старый из нас!  Ветеран!  Качать  старика  Кулибина!  Долги-и-и-я
л-е-е-ета-а!
   И  потянулись  руки  с  импровизированными  блиц-подарками:  авторучка,
редкостный значок, еще более редкостный томик Есенина, перочинный ножик  с
обилием подсобного инструмента и  даже  сувенирная  баночка  икры  со  дна
Арканиного рюкзака. И тут опять Юлька раскраснелась и  похорошела,  лишний
раз убедившись: судьба. Ведь ежели б не  судьба,  как  бы  она  догадалась
именно  сегодня  испечь  торт?  Пусть  неказистый,  из  вареной  сгущенки,
посыпанный мелкой шоколадной крошкой,  а  все  же  торт!!  И  когда  Юлька
вручала его имениннику под всеобщее "ура!", Илья оторопел, на миг  потерял
управление  собой,  и  в  глаза  ей  полыхнуло  встречной  синью,  но   не
приглушенно васильковой, а неистово лазурной.
   В этот вечер  они  долго  пели  у  костра,  причем,  как  сговорившись,
исключительно про любовь, Юлька  чувствовала  плечо  Ильи  и  даже  думать
забыла про усталость, про сон, про завтрашний калорийный завтрак. А  потом
танцевали, и ей, как "нашим милым дамам", туго пришлось, потому что никого
нельзя было обидеть отказом.
   Лишь на минутку очутились  они  с  Ильей  вдвоем  под  покровом  близко
подступившего к табору ельника, откуда костер  смотрелся  тлеющим  красным
угольком. Илья бережно обнял ее за плечи.
   Это было их второе свидание. На  Чуранче,  когда  сдавали  тот  трудный
мост, они так же бродили вдвоем, и вдруг Илья обнял ее и прошептал:
   - Юлька... Вот погоди, закончим Трассу...
   - Ты с ума сошел! Это же шесть лет! - несмело возразила она.
   - Не могу дезертировать с Трассы, - трезво разъяснил Илья. -  Даже  вот
так... в семейную жизнь. Честно. Построим - тогда уж... Не разрываться  же
между делом и семьей. А наполовину - не умею...
   Ту ночь до рассвета Юлька проплакала в подушку.
   А теперь, под черными лапами елей, Илья прошептал, продышал  ей  в  ухо
все те самые слова, которые она ждала, жаждала, мечтала услышать от него.
   - Ты с ума сошел! - пискнула она, чувствуя, что ее возносит под облака.
- Вот построим мост, тогда...
   - Но ведь еще шесть дней, - подсчитал он.  -  Целая  неделя!  Нет,  это
немыслимо, Юлька!
   Она сняла очки и припала к его белой рубашке.
   - Я твоя навсегда, на веки вечные, бессрочно, пожизненно, до той  самой
доски... Но там Валька. Ему будет плохо...
   - Валька? При чем тут Валька?
   - Ему будет плохо, - только и сумела повторить она.
   - А если я поставлю условие: или - или?
   - Илюшенька, ну какие могут быть условия? - жалко рассмеялась Юлька.  -
Или будь счастлива, или оставайся человеком, так, что ли?
   Он мог повернуться и уйти. Мог сказать "Значит, ты выбрала его".  А  он
выпалил:
   - Юлька! Ты даже сама не понимаешь, какая ты! Честно!
   Они вернулись к костру. Над  их  головами  уже  погромыхивал  гром,  и,
пристреливаясь,  посверкивали  молнии  вдали.  Не  символические.   Вполне
реальные.
   Под  этим  добродушным  отдаленным  рокотанием  еще  долго   сидели   у
догорающего костра - мечтали о будущем. И  Валька  накинул  ей  куртку  на
плечи, а Илья устроился напротив, рассеянный и словно озабоченный.
   - Это же, если разобраться,  не  просто  мост,  -  сказал  Пирожков.  -
Кусочек Трассы. Мост в будущее.
   - А будущее, как известно, начинается сегодня,  -  напомнил  Арканя.  -
Чего ты ждешь от будущего, Кулибин?
   - Я?  Ну  прежде  всего  -  мира.  Вечного.  Чтоб  даже  слово  "война"
позабылось. Потом - чтобы труд абсолютно для  всех  стал  радостью.  Чтобы
стяжательство стало общественным позором, чумой, проказой. Ну вот. А когда
это сбудется, хочу видеть людей добрыми.
   - Добрыми?!
   - Именно.
   - И бандитов тоже? Ага, понял, бандитов уже  не  будет.  Но  все  равно
очень интересная мысль. А ты, Юлька, что скажешь?
   - Только это мое личное пожелание... Пусть бы  о  человеке  никогда  не
судили по внешности!
   - Считай, одиннадцать душ уже готовы к переселению в будущее, - пошутил
Федя.
   - Ну если бы по времени можно  было  кататься  туда-сюда,  они  бы  нам
прислали сотню-другую самых опытных спецов, - высказался Усатик.
   А Илья развил его мысль:
   - Если бы научиться управлять временем, я  бы  такой  фортель  выкинул.
Бездельникам, потребителям и небокоптителям урезал бы  время.  Каждый  час
этак вдвое подкоротил бы. Чтоб не транжирили зазря общественное достояние.
Честно. А работникам, творцам, созидателям вдвое удлинил бы. Да только  им
все равно не хватит...
   - А я... я... - выкрикнул вдруг Валька Сыч. - Я бы о человеке  по  душе
судил! Официальные звания ввел бы:  серебряная  душа...  стальная  душа...
бумажная душонка. А для самых... самых душевных, - он в открытую глянул на
Юльку, - установил бы высшее звание - Золотая Душа.
   - Ну это уж ты, пожалуй, слишком, - усомнился Пирожков.
   - Ничего не слишком!
   Упали первые капли дождя, и ребята начали расходиться. В этот момент  и
увидела Юлька, как Сыч вырезает что-то на прутике.
   - Что это ты режешь, Валька?
   - А это, Юля, моя летопись.
   - Летопись?!
   - Ну да. Календарь Трассы. Вот на этой палочке каждая зарубка - день на
Ое. На другой - мост  через  Чуранчу.  И  так  далее.  А  потом  свяжу  их
вязанкой, и готова моя первоначальная летопись Трассы.


   Это была ночь с шестого  на  седьмой  день  творения  моста  через  Ою.
Громыхавшая в отдалении  гроза  принесла  такой  ливень,  какого  никто  в
бригаде отродясь не видывал. Вода рушилась из поврежденной небесной тверди
не дождем - лавиной.
   Едва рассвело, гурьбой бросились к  мосту.  Куда  там  -  во  всю  ширь
долины, от леса до леса, катило мутный, пузырящийся,  напряженный  гудящий
поток.  Только  где-то  далеко,  на  середине   этой   полноводной   реки,
бессмысленно торчали четыре покосившиеся игрушечные коробки: три в кучке и
одна поодаль. Несвязанные, еще не полностью загруженные балластом русловые
опоры  снесло  внезапно  обрушившимся  паводком.  Ближнюю,   пирожковскую;
своротило метра на три, а стоявшую на самой русловине под  крутым  берегом
сычевскую уволокло аж на десяток метров.
   Вот когда вспомнился  Илье  тот  самонадеянный  разговор  с  Деевым.  И
наверняка вспомнилось, что не плюнул.
   Ломалось все. Не только график отряда - график СМП,  график  автопоезда
и, стало быть, график Трассы. Еще бы, вместо начала августа взять  Перевал
только в конце ноября! Предупреждал же Деев: "Вся Трасса в тебя  упрется".
Теперь, даже если день и ночь заново рубить русловые опоры, ни  за  что  в
срок не уложиться. Первое августа, первое августа, первое августа...
   С полчаса Илья сидел в углу вагончика убитый, хрустел пальцами и  кусал
губы. Знать хотя бы гидрологию этой треклятой Он: на убыль пойдет или  еще
прибавит, оставит в покое "быки" или вовсе унесет? Но ни площади  бассейна
реки, ни паводкового горизонта, ни расхода воды никто с сотворения мира не
мерил и не считал. Глядя в оконце  на  проносящуюся  мимо  стихию,  Усатик
вздохнул:
   - Оя-ей!
   Илья встрепенулся, поднял  голову,  расправил  плечи,  точно  сбрасывая
последние путы оцепенения, и сказал твердо:
   - Спать! Спать  с  утра  до  вечера  с  перерывом  на  обед.  В  запас.
Набираться сил. Не исключено, придется и ночи прихватывать. Честно.
   В полдень дождь прекратился, тучи разогнало, с новой  силой  припустило
солнце.
   К вечеру вода заметно пошла на спад.
   Утром уже можно было продолжать работу, но не на  русле  -  на  берегу:
готовить прогоны, связи, стояки, настил. Но дело не ладилось, да и у  кого
подымется рука тесать поперечины, коли нет  русловых  опор?  Не  с  конька
начинают строить дом, с фундамента... До обеда о "быках" никто и  речи  не
заводил - одно расстройство. В обед наскоро сколотили  плотик  из  десятка
бревешек и на тросе спустили к нижней снесенной опоре. Илья и  Валька  Сыч
осмотрели ее, ощупали, обмерили шестом дно вокруг, но, судя по  всему,  ни
словом не обмолвились ни там, на "быке", ни по пути к  вагончикам.  Только
за чаем Валентин сказал:
   - Твою-то, Пирожков, выправим. Поставим на место. А вот мою...
   Все с надеждой смотрели на Илью, потому что не в этом "быке" было дело,
этот-то можно подвинуть, поправить, - а в том, сычевском. И  если  уж  сам
Кулибин ничего не придумает... Илья проговорил задумчиво:
   - Три бульдозера... Да одиннадцать здоровенных мужиков. Это сколько  же
в пересчете на лошадей? Целый табун. Неужто не вытянем?
   И  тут  же,  сдвинув  посуду,  Илья  и  Валька  Сыч  принялись  чертить
параллелограммы со стрелками, подсчитывать тонны,  метры  и  лошадей.  Две
лобастые головы упрямо сошлись лоб в  лоб,  чуб  против  ершика,  точно  в
некоем научном поединке, и Юлька смотрела на них с почтением,  потому  что
ни слова не понимала из этой дискуссии. Они  как  мячиками  перекидывались
упругими резиновыми словами:  "угол  атаки",  "разложение  сил",  "цугом",
"поставить распорку", "зачалить", "сдвоенной тягой", "сцепление с грунтом"
- а время шло. Они спорили, горячились, чертили  чертежик  за  чертежиком,
убеждая и опровергая друг друга, а катастрофическая грань первого  августа
надвигалась неуклонно и неотвратимо.
   Валька взъерошил чуб, воздел руки к потолку и взмолился:
   - Господи, дай мне точку опоры, и я сверну этого чертова "быка"!
   И тогда Илья хитро прищурился и ответил:
   - Зачем просить у бога, если могут дать люди? Вот тебе точка опоры... -
И ткнул карандашом в чертеж.
   - Ай да Кулибин! - завопил Валька Сыч. -  Прошу  встать,  шпана,  перед
вами и впрямь Кулибин!
   А Илья сказал:
   - Айда, ребята, рискнем. Честно - должно получиться.


   Они поднялись и ушли. Юлька глянула на часы. Было  четырнадцать  десять
двадцать седьмого июля. С этого мгновения время потеряло смысл...
   Она побоялась сходить посмотреть, что они будут делать "с этим чертовым
"быком", чтобы опять не рассердить  Илью.  Но  издали,  с  горки,  все  же
глянула. Два бульдозера, надрываясь, тянули сдвоенной тягой с берега  -  и
только искры высекали траками из камней. Третий отчаянно загребал по воде,
что  твой  пароход.  Парни,  стоя  по  грудь  в  реке,  поддевали   "быка"
здоровенными слегами. А с кабины бульдозера, отчаянно  размахивая  руками,
дирижировал Илья. Но в тот момент, когда "бык" стронулся с  места,  у  них
лопнул трос, и Юлька закрыла лицо ладонями, а потом и вовсе убежала, чтобы
не сглазить.
   Она  трижды  подогревала  ужин,  однако  так  и  не   дождалась   своих
заработавшихся едоков - уснула. А когда проснулась на рассвете и заглянула
в раскрытый вагончик, где жил Илья,  ахнула:  парни  мешками  валялись  по
койкам - нераздетые, мокрые. С одежды, из сапог еще капала вода.  И  Юлька
стягивала со всех по  очереди  сапоги  -  а  вы  знаете,  что  это  такое,
стягивать со спящего мокрые сапоги? - и задыхалась, и  чертыхалась  сиплым
шепотом, и плакала, и приговаривала:
   - Мальчишки вы мои! Совсем еще мальчишки...
   И ни один из них не  проснулся  ни  на  миг.  Даже  слова  не  промычал
спросонья.
   Потом она распалила печурку в своем вагончике и  развешала,  разложила,
рассовала на просушку двадцать два сапога и двадцать две портянки. А  сама
понеслась к реке. Все четыре опоры стояли  на  месте.  По  оси  -  как  по
натянутой струне.
   Какой  это  был  день  и  час?  Вопрос   праздный.   Сделанное   сжало,
спрессовало, сгустило  время.  Впрочем,  Юлька  уже  заметила,  что  время
"испортилось" - как старые бабкины ходики.
   Позднее выяснилось - с упрямым сычевским  "быком"  они  провозились  до
четырех  утра,  изорвали  весь  наличный  трос,  запороли  один  из   трех
бульдозеров и вымотались до бесчувствия. В половине шестого она  закончила
сдирать с них сапоги и помчалась взглянуть на мост - опоры стояли  как  по
струне.  Потом  приготовила  завтрак,  но  тормошить  сонное  царство   не
решилась, пусть поспят, и сама задремала - этот аврал вовсе  выбил  ее  из
ритма. Когда проснулась, ребят уже не  было,  завтрака  тоже.  Она  спешно
принялась  готовить  обед.  Небо  покрылось  хмарью,  где  солнышко  -  не
определишь. Ее наручные часы, как на грех, остановились. Обед  остыл.  Она
пошла на реку. И обмерла на крутом бережку, пораженная:  мост  обрел  свои
окончательные очертания! Все опоры были связаны пролетами, стояли стояки и
поперечины - хоть настил стели. Она, уже не профан в мостостроении, глазам
своим не поверила. Длинный же  нужен  день,  чтобы  прогнать  и  закрепить
прогоны!
   - Как бы тебе объяснить? - скучно посмотрел на нее Пирожков, явно жалея
минуту "для наших милых  дам".  -  Шить  умеешь?  Ну  так  это  мы  только
наживили. Теперь сшивать будем.
   А заморенный Арканя крикнул умоляюще:
   - Принеси позавтракать, Юльчонок! Сил нет, брюхо подводит!
   Они просили "позавтракать"! А был наверняка вечер...
   Да, с  четырнадцати  десяти  двадцать  седьмого  июля  время  в  отряде
перестало существовать. То есть смена  дня  и  ночи  все  же  происходила,
солнце подымалось в зенит  и  сваливалось  за  горизонт,  полуденную  жару
сменяла вечерняя прохлада, Юлька готовила ужины, обеды и завтраки, которые
без остатка поглощались, - но не было уверенности, что все это  происходит
в свой черед.
   Никто не подымался в  шесть,  не  приходил  обедать  в  двенадцать,  не
валялся после ужина на травке.  Понятие  "рабочий  день"  потеряло  смысл.
Ночью надрывно гудели и скрежетали  на  реке  бульдозеры,  ухала  кувалда,
мерцало зарево, свистел, подавая  команды,  Илья.  Днем  ребята  приходили
обедать - и замертво падали в траву, а  пахучий  таежный  борщ  простывал,
Юлька  бродила  вокруг  неприкаянной  тенью  и  не  знала,  когда   будить
работничков и будить ли вообще. Утром она относила  на  мост  завтрак,  и,
завидя ее, Арканя вопил: "Ура, ребята, ужин приехал!" А посреди ночи вдруг
раздавался извиняющийся голос: "Дала бы нам пообедать, Юлька".
   Или она прибегала звать их на кормежку, а кто-нибудь, чаще других Федя,
просил: "Подмогни-ка, Юленька", - и она забывала, зачем пришла,  -  своими
руками строила мост,  только  и  слыша  до  темноты:  "подай",  "принеси",
"подержи" - и никаких сопливых "пожалуйста". Илья хмурился, но молчал,  не
прогонял на кухню, где она "царь и бог".
   Раз Юлька оставила им завтрак, чтобы не  таскать  туда-обратно  тяжелое
ведро, а когда вернулась через  час,  они  уже  пали  вокруг  опустошенной
посудины, и так это напоминало поле брани,  усеянное  погибшими  витязями,
что она села в траву подле своего Ильи и дурехой разревелась. Жалко  стало
ребят... мальчишек. Почернел ее Илюшка, истончал, глаза провалились,  губы
искусаны. И тут, на этом поле сечи, позволила она себе уложить его  сонную
головушку на свои мягкие колени и гладить ершистые волосы - и никто не мог
ей помешать, взглянуть косо, сказать худое слово или  усмехнуться,  потому
что время остановилось.
   Вздремнула  ли  она  тогда,  или  размечталась,  или  не  только  время
"испортилось", но и пространства сместились -  привиделось  ей,  будто  не
возле Ои она сидит, держа Илюшкину голову на коленях, а  где-то  совсем  в
другом месте, тоже на лугу, только не под открытым небом,  а  под  высоким
лазоревым куполом из стекла...
   И будто под куполом весь город, и  немалый  город;  кругом  оцепеневшая
заснеженная  тайга,  мороз  трескучий,  а  в  городе  благоухает   сирень,
загорелые детишки плещутся в бассейнах, гоняются за золотыми рыбками;  под
зелеными лампами в библиотеке склонились взрослые, а другие что-то считают
на машинах и колдуют за пультами, играют на струнных инструментах и  пишут
задумчивые  пейзажи;  из  ворот  этого  города-купола  с  озорным   смехом
выкатываются  лыжники  в  легких,  видно,  с  подогревом,  ярких   пуховых
костюмах; а рядом проносятся поезда, какие-то стремительные моносоставы, и
будто бы это и есть их Трасса. Лишь по двугорбой сопочке, в которую  вошел
моносостав, и узнала Юлька свою Ою, только Ою будущего! Значит, все же  не
пространства сместились - время.
   Один Сыч не почувствовал, казалось, отключения субстанции  времени.  Он
был тот же, что обычно, раз даже ухитрился  подсунуть  ей  букет,  правда,
всего из нескольких ромашек, которых здесь была тьма. И по-прежнему каждый
вечер наносил зарубки на тальниковый прут - не странно ли для их авральной
ситуации?
   - Ты чего чудишь? - спросила однажды Юлька.
   - День отмечаю.
   - Который день?!
   - Этот, - неуверенно ответил Валька.
   Может, и его коснулась испорченная стрелка времени? А уж всех остальных
точно коснулась. Не одна Юлька могла бы поклясться, что  заметила  десятки
признаков ненормального движения времени в это время. Тьфу,  тьфу!  В  эти
дни... Или нет... Как бы это выразиться  поточнее?  И  не  скажешь,  такая
выходит бестолочь. Короче, Юлька  была  уверена,  что  если  солнце  и  не
замерло в зените, а оно не замерло, нет, потому что ведь были же  и  ночи,
то, во всяком случае, не  спешило  спрятаться  за  горизонт,  а  по  утрам
выскакивало из-за двугорбой сопочки резво, стараясь  не  задерживаться.  И
луна  ночи  напролет  светила,  будто  исполняла  обязанности   аварийного
освещения. И все часы строительства моста растянулись  согласно  пожеланию
Ильи как минимум вдвое.
   Но отсрочить пришествие первого августа так и не удалось.


   Оно настало, как и положено ему, первого августа.
   Утром этого  дня  топоры  стучали  еще  заполошнее,  пилы  визжали  еще
истеричнее, а бульдозеры ладили подъездные  насыпи  с  особо  остервенелым
лязгом. Как ни бесценны были секунды, каждый из ребят то и дело замирал  и
прислушивался: не доносится  ли  отдаленный  гул  автопоезда?  Потому  что
работы оставалось еще минимум на сутки.
   Утром Пирожков сказал:
   - Хоть бы они опоздали!
   Илья хмыкнул что-то, но не возразил.
   В обед:
   - Кажется, задерживаются где-то...
   Илья не отреагировал.
   Вечером:
   - Похоже, этот дождь не только нам напортил.
   И тут Илья не выдержал:
   - Брось! Рассуждаешь как ребенок. Лучше бы он только нам напортил.
   Весь день первого  августа  накатывали  настил,  ставили  перила,  вели
насыпи. На зорьке  второго  все  было  кончено.  Шатающийся  от  усталости
элегантный и неотразимый Пирожков вручил Юльке молоток  и  доверил  забить
последний "серебряный гвоздь". Она тремя ударами всадила его  в  смолистый
брус, парни прохрипели "ура" и свалились  тут  же,  у  насыпи,  на  теплые
бревна.
   Они спали девяносто минут.
   А  потом  вдали  заурчали  моторы,  смутно  и  глухо  загудела   земля,
обрисовалось желтое облачко пыли. К Ое подходил  автопоезд  -  с  суточным
опозданием...
   Деев выскочил из головного вездехода, Илья подбежал,  чтобы  рапортнуть
ему о готовности моста, но они молча глянули друг на друга и  обнялись.  И
Деев хлюпнул носом, а  Илья  смущенно  отвернулся.  Юлька  же  в  открытую
заливалась слезами на груди смущенного этим обстоятельством Усатика.
   А   потом   при   всем   честном   народе    состоялся    нижеследующий
симптоматический разговор.
   Деев. Ну, молодец, Кулибин! Верил в  тебя.  Все  молодцы!  Не  подвели.
Привет вам из Усть-Борска!
   Илья. А чего опоздали-то?
   Деев. Трудно было, братва? Дождь, верно, помешал?
   Илья. Вы-то чего опоздали?
   Деев. Ну еще раз спасибо! Благодаря  вам  и  другим  таким  же  отрядам
автопоезд движется с опережением графика. Перевал будет взят  -  кровь  из
носу!
   Сычев. Вы что, проспали целые сутки, мазурики?
   Комиссар автопоезда. Всего четыре часа спали.
   Пирожков. Так, может, того... хорошо отметили в Усть-Борске?
   Комиссар автопоезда. Вы о чем это, ребята? Что с вами?
   Федя. С нами все в порядке. А вот с вами...
   Юлька. У вас календарь есть?
   Деев. Есть, а что? Странные вы какие-то. Будто  и  не  рады.  Случилось
что-нибудь?
   Арканя. Именно - случилось.
   Усатик. Опережают  они  график!  Второго  пришли  вместо  первого  -  и
опережают! Во дают!
   Деев. Чего, чего?
   Илья. Сегодня же второе августа, честно. Второе, а не первое!
   Деев. Ну если только это - не  беда.  Выспитесь  -  будет  вам  первое.
Понятно, устали. Работка была - кровь из носу...
   Кончилось тем, что весь автопоезд высыпал из кабин и  доказал  чокнутым
мостостроителям, что сегодня именно  первое  августа,  что  отряд  в  срок
справился с ответственным заданием и что поезд идет с опережением  графика
на два с половиной... теперь уже ровно на  два  часа,  а  временной  сдвиг
произошел, вероятнее всего, в головах осатаневших  от  гонки  ребят.  Илья
затеял было спор, показывал записи в блокноте, в которых, впрочем,  и  сам
не мог разобраться, - его осмеяли. Юлька попробовала козырнуть  ведомостью
расхода продуктов - все-таки документ! - ее  и  слушать  не  стали.  Тогда
вперед вышел Сыч и протянул Дееву последний аргумент - тальниковый прут  с
зарубками.
   - Вот, посчитайте сами! Двенадцать. Тринадцатого дня  не  было.  Голову
даю на отсечение. Или этого мало?
   Деев дружески притянул к себе Вальку Сыча и пощупал у  него  лоб,  Лоб,
как назло, оказался горячий...
   Позднее бригада отказалась от премии за сооружение в крайне напряженные
сроки временного автодорожного моста, но главный бухгалтер был неумолим  и
потребовал веских доказательств. Поскольку самое веское  доказательство  -
прутик Вальки Сыча - годилось лишь для музея, но никак не для бухгалтерии,
премию все же пришлось получить. Чтобы не стать посмешищем Трассы.
   Говорят, после этого случая Илья  и  Юлия  Кулемины  уехали  на  другой
участок дороги, там у них в положенное  время  родилась  дочь,  нареченная
Любовью. Вскоре Юлия Кулемина с младенцем вернулась на станцию Оя, ставшую
уже вполне приличным поселком, где и проживает в настоящий момент, Илья же
остался десантником и по-прежнему  идет  впереди  Трассы,  уже  далеко  за
Перевалом. Бригаду после отъезда  Кулеминых  возглавил  Валентин  Петрович
Сычев.  Говорят,  перед  каждым  праздником  он  посылает  на  станцию  Оя
художественную телеграмму с цветами. И  еще  говорят,  в  рюкзаке  у  него
хранится изрядная вязанка хворосту,  которая  с  каждым  сданным  объектом
становится все толще.



   ЭПИЛОГ

   К председателю  Сибирского  Регионального  Комитета  Времени  ворвалась
странная делегация - девушка и два парня. Влетели  в  кабинет  и  смущенно
застыли у двери.
   - Прошу, друзья мои, рассаживайтесь. Как я  понимаю,  вы  представляете
отдел Темпоральных Аномалий?
   - Нет, мы от комсомольской организации,  -  возразил  парень,  которого
Председатель знал  как  шахматиста,  выступающего  за  отдел  Темпоральных
Аномалий. На последнем турнире  Председатель  проиграл  ему  ответственную
партию. - У нас не совсем обычная просьба, Сергей Иванович. Давай, Гелий!
   И Гелий довольно путано объяснил, что в последней  четверти  двадцатого
века здесь прокладывали Трассу, и вот на этом самом месте  из-за  сильного
ливня сорвали график возведения  временного  деревянного  моста  через  Ою
отличные ребята из бригады Ильи Кулибина. Они сделали все,  что  могли,  и
все-таки не успели...
   - Им не  хватило  ровно  суток,  -  пояснил  шахматист.  Май  Васильев,
вспомнил Председатель.
   - И вы хотите...
   - Да, мы просим... вернее, ходатайствуем дать им эти сутки.
   - Но, дорогие мои... Какое значение  имеет  для  последующего  какой-то
пустяковый деревянный мост? Да еще временный? К тому же вы знаете порядок.
Если уж так хочется помочь  этому  самому...  Кулибину,  следует  войти  с
ходатайством в Высший Совет Времени.
   - Мы знаем, - кивнул Гелий. - Но ведь речь идет не о годах - о двадцати
четырех часах, причем  в  сугубо  локальной  нише,  всего  для  двенадцати
человек. А мы держим Время в руках, и каждый из нас мог бы одним движением
пальца...
   - Но вам должно быть известно: энергозатраты  даже  на  ничтожно  малые
хронопреобразования слишком велики.
   - Мы подсчитали. И беремся отработать на воскреснике.
   Председатель покачал белой своей головой и рассмеялся:
   - Отработать - втроем?
   - Нет, Сергей Иванович. Всем комсомольским коллективом.
   - Я не совсем понимаю вас, молодые люди, -  начиная  кое-что  понимать,
возразил Председатель. - Для чего  это  вам?  Ну  подарите  вы  им  сутки.
Внесете смятение в души. И это ровным счетом ничего не изменит.  Трасса  и
без того пущена досрочно. Помнится, на год раньше планового срока...
   - Они были основателями нашего города. Мы изучили каждую  минуту  жизни
этого отряда, - сказал Май. - Они для нас... мы  для  них...  словом,  это
такие ребята... такие ребята...
   - Но вы же сами говорите, они не уложились в плановый  срок.  Зачем  же
нам задним числом дезориентировать их современников?
   - Им помешал паводок! - резко, резче, чем следовало бы, напомнил Гелий.
- Они и без того совершили чудо. Да разве в этом  дело?  Мы  хотим  своими
руками... вот этими... принять участие в стройке будущего...
   - О каком будущем  вы  говорите?  -  усмехнулся  Председатель,  но  его
отцветшие голубые глаза потеплели. - Ведь это было сто с лишним лет назад!
Далекое прошлое...
   - Как вы не понимаете! - вскочила девушка, и на  ресницах  ее  блеснули
слезы.
   Он отлично понимал ее. Однако он был поставлен здесь  Стражем  Времени.
Как  же  он  мог  принять  участие   в   нарушении?   Не   обсчитано,   не
проэкстраполировано - а вдруг это приведет  к  такой  заварухе,  что  всем
штатом  не  расхлебаешь,  подобные  казусы  известны.  К  тому  же   стало
поговоркой: исчезнувшие минуты несут мировые смуты. Но, с другой  стороны,
дело доброе, на таких порывах надо воспитывать молодежь. Если этот Кулибин
и впрямь основатель города... И девчушка такая симпатичная...
   - Не горячись, Юлька!  -  остановил  ее  Май.  -  Дай  подумать  Сергею
Ивановичу.
   И тут Он вспомнил...
   Речка Оя... Три вагончика... Мост...  Вздувшаяся,  пузырящаяся,  желтая
река... Тальниковый прут с зарубками... И  лишний  день,  каким-то  добрым
божеством  ниспосланный  отряду.  Обо  всем  этом   ему,   еще   парнишке,
рассказывала "баба Юля", его прабабка Юлия Николаевна. Кажется,  она  была
поварихой в том самом отряде. А потом стала известным астробиологом.
   Семейное предание, в яркие цвета, романтики окрасившее его детство...
   Он глянул на сегодняшнюю Юльку, отважную, готовую ринуться в бой, чтобы
отстоять свое право помочь людям... хорошим людям... заметил, как дрожат у
нее  губы...  подумал,  что  коли  это  уже  БЫЛО,  значит,  его   решение
предрешено... хотя это всего  лишь  иллюзия  причинно-следственной  связи,
психологический феномен, уж ему-то не следует обманывать себя... но  такие
славные ребята... и такая милая эта Юлька...
   И он сказал:
   - Хорошо, разрешаю. Только...  -  Они  насторожились.  -  Только,  чур,
пригласите и меня на ваш воскресник. Идет?

Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.