Абрахам МЕРРИТ

                                ЛИК В БЕЗДНЕ




                                ЧАСТЬ ПЕРВАЯ


                                 1. СУАРРА

     Николас Грейдон встретился  со  Старретом  в  Огайо.  Вернее  Старрет
отыскал его там. Грейдон слышал о рослом авантюристе с Запада,  но  раньше
их пути никогда не пересекались. Он  с  живым  любопытством  открыл  дверь
посетителю.
     Старрет сразу перешел к делу. Знает ли Грейдон легенду о  караване  с
сокровищами, который вез Писарро выкуп за  Инку  Атахуальпа?  Предводители
каравана,  услышав  об  убийстве  своего  монарха  мясником-конкистадором,
спрятали сокровище где-то в глуши Анд.
     Грейдон слышал эту историю сотни раз; он  даже  подумывал  о  поисках
сокровищ. Он так и сказал. Старрет кивнул.
     - Я знаю, где они, - сказал он.
     Грейдон рассмеялся.
     В конце концов Старрет убедил его; убедил по крайней мере в том,  что
стоит поискать.
     Грейдону   этот   великан   понравился.   Была   в    нем    какая-то
грубовато-добродушная  прямота,  которая  позволяла  не   замечать   следы
жестокости во взгляде и в очертаниях рта. Старрет сказал, что  с  ним  еще
двое, оба его старые товарищи. Грейдон спросил, почему  они  выбрали  его.
Старрет прямо ответил: потому  что  он  способен  оплатить  экспедиционные
расходы. Сокровища они разделят поровну. А если ничего не найдут,  Грейдон
первоклассный геолог, а район,  куда  они  отправляются,  богат  полезными
ископаемыми. Он, несомненно, сделает важные открытия, которые они сумеют с
выгодой продать.
     Грейдон задумался. Никаких заказов у него не  было.  Ему  только  что
исполнилось  тридцать  четыре  года,  а  с  окончания  Гарвардской  высшей
геологической  школы  одиннадцать  лет  назад  у  него  ни  разу  не  было
настоящего отпуска. Расходы он может себе позволить. Если  ничего  больше,
по крайней мере будет интересно.
     Он познакомился с  двумя  товарищами  Старрета:  Сомсом,  долговязым,
мрачным, бывалым янки, и Данкре, циничным и забавным маленьким  французом,
они выработали соглашение, и Грейдон подписал его.
     По железной дороге они добрались до Серро де Паско -  это  был  самый
близкий город к той дикой местности, с которой начинался их  путь.  Неделю
спустя  они  в  сопровождении  восьми  осликов  и  шести   arrieros,   или
носильщиков, уже находились среди хаоса горных пиков, между которыми,  как
указывала карта Старрета, пролегал их маршрут.
     Именно эта карта убедила  Грейдона.  Не  пергамент,  а  лист  тонкого
золота, почти такой же гибкий. Старрет вытащил его  из  маленькой  золотой
трубки древней работы и развернул. Грейдон осмотрел и не увидел  на  листе
никакой карты, вообще  никакого  изображения.  Старрет  повернул  его  под
углом, и стали ясно видны линии.
     Это был великолепный образчик картографии. В  сущности  не  карта,  а
скорее рисунок. Тут и  там  любопытные  знаки;  по  словам  Старрета,  они
вырублены на скалах как указатели. Их предназначали для тех представителей
древней расы, которые пойдут  за  сокровищами,  когда  испанцев  сметут  с
земли.
     Грейдон не знал, ключ ли это к  сокровищу  выкупа  Атахуальпы  или  к
чему-то другому. Старрет говорил, что ключ.  Но  Грейдон  не  поверил  его
рассказу о том, как он стал обладателем этого золотого листа. Тем не менее
была какая-то цель у изготовителей карты, была причина, почему они с таким
искусством спрятали ее  изображение.  В  конце  этого  пути  ждало  что-то
интересное.
     Знаки на скалах оказались именно там, где указывала карта. Радостные,
предвкушая богатые находки, заранее представляя себе, как они их потратят,
они двигались вслед за знаками. Путь неизменно вел все дальше в глушь.
     Наконец arrieros начали роптать.  Они  сказали,  что  приближаются  к
проклятому району - Карабайским Кордильерам, здесь  живут  только  демоны.
Обещания награды, просьбы, угрозы заставили их пройти еще немного  дальше.
Однажды утром четверо проснулись и обнаружили, что все  arrieros  исчезли,
прихватив с собой половину осликов и большую часть припасов.
     Они пошли дальше. И тут знаки подвели их.  Либо  они  потеряли  след,
либо карта, которая до сих пор вела их по верному пути, наконец солгала.
     Местность, в которой они оказались, была совершенно безлюдной. С  тех
пор как две недели назад они останавливались в деревне племени  куича,  им
не встретился ни один человек. В той деревушке Старрет  напился  огненного
индейского самогона. Пищу находить  становилось  все  труднее.  Было  мало
животных и еще меньше птиц.
     Хуже  всего  были  изменения,  происшедшие  со  спутниками  Грейдона.
Насколько они радовались первым  успехам,  настолько  же  впали  в  уныние
сейчас. Старрет постоянно напивался и то шумно  и  сварливо  ссорился,  то
угрюмо о чем-то думал.
     Данкре стал молчалив и раздражителен.  Сомс,  по-видимому,  пришел  к
выводу, что Старрет, Грейдон и Данкре сговорились против  него;  либо  они
сознательно пропустили, либо вообще стерли знаки-указатели.  Только  когда
эти двое присоединялись  к  Старрету  и  напивались  индейским  самогоном,
которым нагрузили одного из осликов, они веселели. В такие моменты Грейдон
видел, что все неудачи они готовы приписать ему  и  что  его  жизнь  может
оказаться подвешенной на тонкой ниточке.
     В  тот  день,  когда  началось  великое  приключение   Грейдона,   он
возвращался в лагерь. С утра он охотился. Данкре и Сомс вместе отправились
в очередной раз на отчаянные поиски утраченных знаков.
     Как бы в ответ на свои предчувствия, Грейдон услышал оборвавшийся  на
середине женский крик: материализовались смутные опасения, охватившие его,
когда он несколько часов назад оставил Старрета одного в  лагере.  Грейдон
чувствовал, что близка какая-то кульминация неудач,  -  и  вот  ответ!  Он
побежал, поднялся по склону,  поросшему  серо-зелеными  algarrobas,  к  их
палатке.
     Сквозь густой подлесок выбрался на поляну.
     Почему девушка больше не  кричит?  До  него  донесся  смех,  хриплый,
насмешливый.
     Присев, Старрет держал на колене девушку. Толстой рукой он охватил ее
шею, сдавил пальцами рот, не давая ей кричать. Правая  рука  сжимала  руки
девушки; ее колени были зажаты в изгибе его правой ноги.
     Грейдон схватил его за волосы,  другой  рукой  за  подбородок.  Резко
дернул голову назад.
     - Отпусти ее! - приказал он.
     Полупарализованный, Старрет расслабился, извиваясь, встал на ноги.
     - Какого дьявола ты вмешиваешься?
     Он  потянулся  за  пистолетом.  Кулак  Грейдона  ударился  о  челюсть
Старрета. Пистолет упал на землю, Старрет тоже.
     Девушка вскочила и отбежала.
     Грейдон не смотрел ей вслед. Несомненно, она убежала, чтобы  привести
своих соплеменников, какое-нибудь  племя  из  группы  аймара,  которых  не
смогли покорить даже инки. И которые отомстят за девушку так, что Грейдону
даже думать об этом не хотелось.
     Он склонился к Старрету. Из-за удара  и  выпивки  тот,  вероятно,  не
скоро очнется. Грейдон подобрал его пистолет.  Хорошо  бы  Данкре  и  Сомс
быстрее вернулись в лагерь. Втроем они могли бы  сопротивляться...  может,
даже спаслись бы... но для этого они должны  вернуться  быстро...  девушка
скоро придет со своими мстителями... сейчас, должно быть, рассказывает  им
о нападении. Он обернулся...
     Девушка смотрела на него.
     Упиваясь ее красотой, Грейдон забыл о лежавшем у  его  ног  человеке,
забыл обо всем.
     Кожа цвета бледной слоновой кости. Она просвечивает сквозь одежду  из
янтарного цвета  материала,  похожего  на  шелк.  Глаза  овальные,  слегка
раскосые, египетского типа, с большими полуночными зрачками. Нос маленький
и прямой; брови ровные, черные, почти сросшиеся. Волосы,  черные,  похожие
на облако или сгусток тумана. На низком широком лбу узкая золотая лента. В
ленту  вделано  изогнутое  серебристое  перо  caraquenque  -  птицы,   чьи
роскошные перья в прошлом шли только на плюмажи для инкских принцесс.
     На руках золотые браслеты почти до тонких плеч.  На  маленьких  ногах
высокие, из оленьей шкуры, полуботинки со шнуровкой. Она гибка и  стройна,
как  девушка-ива,  которая  ожидает,  когда  Кваннон  пройдет  сквозь  мир
деревьев, принося им новый зеленый огонь жизни.
     Девушка не индианка... и не дочь древних  инков...  и  не  испанка...
расу ее он не знает.
     На щеках ее синяки - следы пальцев Старрета. Ее длинные стройные руки
коснулись щек. Девушка заговорила - на языке аймара.
     - Он умер?
     - Нет, - ответил Грейдон.
     В глубине ее глаз вспыхнуло горячее пламя; он готов  был  поклясться,
что это пламя радости.
     - Хорошо! Я не хотела бы, чтобы он умер, - голос ее стал задумчив,  -
по крайне мере... не так.
     Старрет застонал. Девушка снова коснулась синяков на щеках.
     - Он очень силен, - прошептала она.
     Грейдону показалось, что в ее голосе  звучит  восхищение;  подивился,
может, ее красота - лишь маска примитивной женщины,  преклоняющейся  перед
грубой силой.
     - Кто ты? - спросил он.
     Она долго-долго смотрела на него.
     - Я - Суарра, - ответила она наконец.
     - Но откуда ты? Кто  ты?  -  снова  спросил  он.  Она  не  соизволила
ответить.
     - Он твой враг?
     - Нет, - сказал Грейдон. - Мы путешествуем вместе.
     - Тогда почему... - она указала на распростертую фигуру, - почему  ты
так ему сделал? Почему не позволил ему поступить со мной, как он хотел?
     Грейдон вспыхнул. Вопрос, со всем, что в нем  подразумевалось,  задел
его.
     - Кто я такой, ты думаешь? - горячо ответил он. - Мужчина  не  должен
позволять такое!
     Она с любопытством смотрела на него. Лицо ее смягчилось. Она  сделала
шаг к нему. Снова коснулась синяков на щеках.
     - А ты не думаешь, - спросила она, - почему я не  зову  своих  людей,
чтобы наказать его, как он заслужил?
     - Думаю, - замешательство Грейдона было откровенным. - На самом  деле
думаю. Почему ты их не зовешь, если они близко?
     - И что бы ты делал, если бы они пришли?
     - Не позволил бы им взять его... живым, - ответил он. - Не я.
     - Может, поэтому, - медленно ответила она, - я и не зову.
     Неожиданно она  улыбнулась.  Он  шагнул  к  ней.  Она  предупреждающе
подняла руку.
     - Я - Суарра, - сказала она. - И я - Смерть!
     Грейдон ощутил  холодок.  Снова  ему  в  глаза  бросилась  ее  чуждая
красота. Может, в легендах о населенных призраками Кордильерах правда?  Он
никогда не сомневался, что  за  ужасом,  который  испытывали  индейцы,  за
бегством arrieros скрывается нечто реальное. Может,  она  один  из  духов,
один  из  демонов  Кордильер?  На  мгновение  эта   фантастическая   мысль
показалась совсем не  фантастической.  Потом  вернулся  разум.  Девушка  -
демон! Он рассмеялся.
     - Не смейся, - сказала она. - Я говорю о смерти,  которую  не  знаете
вы, живущие за высокими пределами нашей земли. Тело твое  может  жить,  но
это смерть и более, чем  смерть,  потому  что  оно  изменяется...  ужасным
образом. А то, что живет в твоем теле, что  говорит  твоими  губами,  тоже
изменяется... еще ужаснее!.. Я не хотела бы, чтобы  к  тебе  пришла  такая
смерть.
     Как ни странно звучали ее слова,  Грейдон  их  почти  не  слышал;  не
понимал их смысла, поглощенный ее красотой.
     - Не знаю, как вы миновали вестников. Не понимаю, как  могли  пройти,
не замеченные ими. Теперь вы далеко проникли в Запретную  землю.  Скажи  -
зачем вы вообще пришли сюда?
     - Мы пришли издалека, - ответил он, - по древнему следу сокровища  из
золота и драгоценностей, сокровища Атахуальпы, Инки.  Нас  вели  знаки  на
скалах. Мы их потеряли. И сами заблудились. И оказались здесь.
     - Я ничего не знаю об Атахуальпе или об Инке, -  сказала  девушка.  -
Кем бы они ни были, сюда они прийти не могли. А что касается их  сокровищ,
то как бы они ни были велики, они ничто для нас,  жителей  Ю-Атланчи,  где
драгоценные камни как галька в ручье. Эти сокровища  как  горсть  песка  в
груде, - она помолчала и в задумчивости продолжала, как бы в ответ на свои
мысли: - Не понимаю, как их пропустили вестники... Мать должна  узнать  об
этом... надо быстрее к Матери...
     - Мать? - спросил Грейдон.
     - Мать-Змея! - она снова взглянула на  него;  коснулась  браслета  на
правом запястье. Подойдя ближе, Грейдон  увидел  на  браслете  барельеф  с
изображением змеи с женской головой, грудью и руками.  Змея,  свернувшись,
лежала на чем-то похожем на большую чашу; чашу высоко  поднимали  в  своих
лапах четыре зверя. Грейдон так поглощен был  разглядыванием  свернувшейся
кольцами змеи, что вначале не обратил внимания  на  зверей.  Он  продолжал
всматриваться. И понял, что и голова  не  вполне  женская,  в  чем-то  она
змеиная.
     Змея,  но  изготовивший  ее  мастер  вложил   в   изображение   такую
женственность, что зритель видел в ней женщину, забывая, что это змея.
     Глаза змеи сделаны из  ярко  блестящего  пурпурного  камня.  Грейдону
показалось, что эти глаза живы, что откуда-то издалека через них  на  него
смотрит живое  существо.  Что  эти  камни  -  средство,  продолжение  глаз
далекого существа.
     Девушка коснулась одного из зверей, державших чашу.
     - Ксинли! - сказала она.
     Удивление Грейдона усилилось. Он знал, что это за зверь. И понял, что
смотрит на невероятное.
     Это динозавры! Чудовищные ящеры, правившие землей миллионы и миллионы
лет назад; если бы не их исчезновение, человек никогда не возник бы.
     Кто же в глуши Анд может знать о динозаврах? Кто мог изобразить их  с
таким жизненным правдоподобием? Ведь только вчера наука  установила,  кому
принадлежат эти огромные кости, давно погребенные в скалах, окруживших  их
непроницаемым покровом.  С  огромный  трудом,  используя  все  современные
возможности, медленно, наука собирала это разрозненные кости, как  ребенок
собирает картинку из частей, создавала образы химер давно прошедшей юности
Земли.
     И вот здесь, далеко от науки, кто-то сумел изобразить этих чудовищ на
женском браслете. Но ведь это значит, что художник  видел  живые  образцы!
Или по крайней мере рисунки,  сделанные  людьми,  видевшими  динозавров  в
древности.
     И то и другое совершенно невероятно.
     К какому племени принадлежит девушка? Она  называла  какое-то  имя...
Ю-Атланчи.
     - Суарра, - сказал он, - а где Ю-Атланчи? Это здесь?
     - Здесь? - Она рассмеялась. - Нет! Ю-Атланчи - Древняя Земля. Скрытая
земля, где правили шесть  властителей  и  властители  властителей.  И  где
теперь правит Мать-Змея и... другие. Это место - Ю-Атланчи?  -  она  снова
рассмеялась. - Я иногда охочусь здесь с...  -  она  странно  взглянула  на
него, помолчала. - И вот тот, что тут лежит, схватил  меня.  Я  охотилась.
Ушла от сопровождающих:  мне  нравится  охотиться  в  одиночку.  Вышла  из
деревьев и увидела tetuane - ваш дом. И лицом к лицу столкнулась с... ним.
Я удивилась, так удивилась, что не успела ударить этим, - она  указала  на
небольшой холм поблизости. - Прежде чем  я  справилась  с  удивлением,  он
схватил меня. Потом пришел ты.
     Грейдон взглянул, куда она указывала. На земле  лежали  три  стройных
блестящих копья. Древки из золота, у двух наконечники из опала. У третьего
- большой изумруд, прозрачный и безупречный; все  шести  дюймов  длиной  и
трех в самой широкой части, заостренные по краям.
     Бесценные драгоценности, прикрепленные к  кускам  золота,  лежали  на
земле, и Грейдона охватила паника. Он забыл про Сомса и Данкре.  Допустим,
они вернутся, пока девушка еще здесь. Девушка с  золотыми  украшениями,  с
драгоценными копьями - и такая красивая!
     - Суарра, - сказал он, - ты должна уходить, и побыстрее. Этот человек
и я еще не все. Есть еще двое, они уже близко. Бери свои  копья  и  уходи.
Иначе я не смогу спасти тебя.
     - Ты думаешь, я...
     - Уходи, - прервал он. - Уходи и держись  подальше  от  этого  места.
Завтра я постараюсь увести их отсюда. Если хочешь, чтобы за тебя отомстили
твои люди, - пусть приходят и сражаются. Но сейчас забирай копья и уходи!
     Она подошла к холмику  и  подняла  копья.  Одно  протянула  ему  -  с
изумрудом.
     - На память о Суарре, - сказала она.
     - Нет, - он отвел ее руку. - Иди!
     Если остальные увидят этот камень, ему никогда - он  это  знал  -  не
удастся увести их отсюда. Старрет видел эти драгоценности, но, может,  ему
удастся убедить остальных, что это пьяный бред.
     Девушка с интересом смотрела на него. Она  сняла  с  рук  браслеты  и
вместе с копьями протянула ему.
     - Хочешь взять это все - и оставить своих товарищей? - спросила  она.
- Это золото и драгоценные камни. Это сокровище. Ведь это ты искал?  Бери.
Бери и уходи, оставь этого человека. Удовлетворись этим, и я  выведу  тебя
из Запретной земли.
     Грейдон колебался. Один изумруд - целое состояние. Чем он обязан  эти
троим в конце концов? А Старрет сам  виноват.  Тем  не  менее  -  они  его
товарищи. Он отправился вместе с ними с открытыми глазами. Он увидел,  как
ускользает трусливо, тайком, с добычей, оставив  троих  неподготовленными,
непредупрежденными перед встречей... с чем?
     Увиденное ему не понравилось.
     - Нет, - сказал он. - Эти люди мои товарищи. Что бы  ни  пришло  -  я
встречу это с ними вместе.
     - Но ты ведь  стал  бы  сражаться  с  ними  из-за  меня...  даже  уже
сражался, - сказала она. - Почему же тогда цепляешься за них, вместо  того
чтобы уйти на свободу, с сокровищами? И почему  позволяешь  уйти  мне?  Ты
ведь знаешь, что если ты меня  не  задержишь...  или  не  убьешь,  я  могу
привести своих соплеменников.
     Грейдон рассмеялся.
     - Конечно, я не могу позволить им повредить тебе, - сказал он. - Если
оставить тебя в плену, боюсь, я не  смогу  спасти  тебя,  предохранить  от
боли. И убежать не могу. Поэтому больше не разговаривай, иди!
     Она  воткнула  копья  в  землю,  надела  на  руки  золотые  браслеты,
протянула к нему белые руки.
     - А теперь, - прошептала она, - клянусь  мудростью  Матери,  я  спасу
тебя... если смогу.
     Послышался звук рога. Казалось, он звучит где-то высоко в  воздухе  и
далеко. Ему ответил другой, ближе; сочный, густой  вопрошающий  звук  -  и
странно чуждый.
     - Идут, - сказала девушка. - Мои спутники.  Ночью  разожгите  костер.
Спите без страха. Но не выходите за эти деревья.
     - Суарра... - начал он.
     - Тише, - предупредила она. - Тише... пока я не уйду.
     Звучание  рогов  приблизилось.  Девушка  побежала  меж  деревьями.  С
ближайшего холма послышались призывные  звуки.  Сумятица  звуков  рогов  -
беспокойных, волшебных. Потом тишина.
     Грейдон  стоял,  прислушиваясь.  Солнце  коснулось  снежной   вершины
могучего пика, на который он смотрел, коснулось и превратило в  одежду  из
расплавленного золота. Аметистовые тени  сгустились,  задрожали  и  быстро
рассеялись.
     Он продолжал вслушиваться, затаив дыхание.
     Далеко,  далеко  снова  прозвучали   рога.   Слабо,   слабо,   сладко
повторялись звуки сумятицы, окружавшей девушку.
     Солнце ушло за вершины; края из замерзших поверхностей сверкали,  как
покрытые бриллиантами. Потом бриллианты сменились рубинами.  Золотые  поля
потускнели,  потом  стали  янтарными,  розовыми,  жемчужными   и   наконец
серебряными, сверкая, как облачные призраки  в  высоком  небе.  На  группы
algarroba опускались быстрые андские сумерки.
     Только  тогда  Грейдон,  вздрогнув  от  неожиданного,   необъяснимого
страха, понял, что, кроме голоса девушки и звуков рогов, он больше  ничего
не слышал.  Не  было  звуков  людей  или  животных,  пробирающихся  сквозь
заросли, не было топота ног.
     Ничего, кроме мелодичных звуков рогов.



                          2. НЕВИДИМЫЕ НАБЛЮДАТЕЛИ

     Старрет из забытья, вызванного  ударом,  перешел  в  пьяное  забытье.
Грейдон перетащил его в палатку,  подсунул  под  голову  рюкзак  и  накрыл
одеялом. Потом вышел и разжег костер. В  подлеске  послышался  шум.  Из-за
деревьев показались Сомс и Данкре.
     - Нашли знаки? - спросил Грейдон.
     - Знаки? Дьявол, нет! - выпалил уроженец Новой  Англии.  -  Слушайте,
Грейдон, вы рога слышали? Дьявольски странные рога! Откуда-то сверху.
     Грейдон кивнул. Он понимал, что  должен  рассказать  о  происшествии,
чтобы они сумели подготовиться к обороне. Но как много им рассказать?
     Рассказать о красоте Суарры, о ее  золотых  украшениях  и  копьях  из
золота с изумрудными наконечниками?  Повторить  им,  что  она  говорила  о
сокровищах Атахуальпы?
     Если он это сделает, больше с ними говорить нельзя. От  алчности  они
сойдут с ума. Но что-то он все же должен рассказать: им нужно  готовиться,
потому что на рассвете на них нападут.
     А о девушке они скоро узнают от Старрета.
     Он услышал восклицание вошедшего в палатку  Данкре,  слышал,  как  он
выходит; поднял голову и взглянул на маленького жилистого француза.
     - Что со Старретом? - спросил Данкре. - Вначале я подумал,  он  пьян.
Но потом увидел царапины, как от дикой кошки, и шишку размером с апельсин.
Что вы с ним сделали?
     Грейдон принял решение и был готов отвечать.
     - Данкре, - сказал он, - Сомс, мы в трудном  положении.  Меньше  часа
назад я вернулся с охоты и увидел Старрета, державшего девушку. Это  плохо
- здесь, хуже быть не может, вы оба это знаете. Пришлось ударить Старрета,
прежде чем я смог освободить девушку. Ее соплеменники  нападут,  вероятно,
утром. Уходить нет смысла. Мы эту дикую местность не знаем. Для встречи  с
ними это место не  хуже  остальных.  Проведем  ночь  в  подготовке,  чтобы
встретить их как следует, если придется.
     - Девушка? - спросил Данкре. - Как она выглядит? Откуда она и как она
убежала?
     Грейдон решил ответить на последний вопрос.
     - Я отпустил ее.
     - Отпустили! - выпалил Сомс. - Какого дьявола вы это сделали?  Почему
не связали ее? Мы могли бы использовать ее как заложника, Грейдон,  смогли
бы поторговаться с этой сворой индейцев, если они придут.
     - Она не индианка, Сомс, - сказал Грейдон и замялся.
     - Белая? Испанка? - недоверчиво вмешался Данкре.
     - Нет, и не испанка. Но белая. Да, белая, как и мы. Не знаю, кто она.
     Двое смотрели на него, потом посмотрели друг на друга.
     - Очень интересно, - наконец проворчал Сомс. - Но все же я  хотел  бы
знать, почему вы отпустили ее - кем бы она ни была?
     - Потому что решил, что так лучше. - Грейдон сам начал  сердиться.  -
Говорю вам, мы столкнулись с чем-то, чего никто из нас не знает. И  у  нас
только один шанс выбраться из этой заварухи. Если бы я задержал ее, у  нас
и этого шанса не было бы.
     Данкре наклонился и подобрал с земли что-то блеснувшее желтым.
     - Забавно, Сомс, - сказал он. - Взгляните-ка!
     Он протянул сверкающий предмет. Золотой браслет. Сомс  повернул  его,
разглядывая; сверкнули изумруды. Несомненно, был  сорван  с  руки  Суарры,
когда она боролась с Старретом.
     - Что вам дала девушка, Грейдон, чтобы вы ее  отпустили?  -  выплюнул
Данкре. - Что она вам рассказала?
     Рука Сомса потянулась к пистолету.
     - Она ничего не дала мне. Я ничего не взял, - ответил Грейдон.
     - Я думаю, вы проклятый лгун, - злобно  ответил  Данкре.  -  Разбудим
Старрета, - он повернулся к Сомсу. - Разбудим его поскорее. Думаю, он  нам
кое-что расскажет, oui. Девушка, которая носит такое - и он  ее  отпустил!
Отпустил, зная, что нам нужно, за  чем  мы  пришли  сюда!  Забавно,  Сомс,
верно? Пошли, послушаем, что расскажет Старрет.
     Грейдон  смотрел,  как  они  входят  в  палатку.  Скоро  вышел  Сомс,
направился к ручейку, журчавшему среди деревьев, вернулся с водой.
     Что ж, пусть разбудят Старрета; пусть он им  расскажет,  что  сможет.
Сегодня ночью они его не убьют, в этом он был уверен. Они считают, что  он
слишком много знает. А утром...
     Что их всех ждет утром?
     Грейдон был уверен, что уже сейчас они  пленники.  Суарра  совершенно
определенно предупредила, чтобы они не покидали пределы лагеря.  После  ее
исчезновения и тишины, наступившей вслед за взрывом звуков рогов,  Грейдон
не сомневался, что они находятся во власти какой-то силы, огромной, хотя и
загадочной.
     Тишина? Неожиданно ему пришло в голову, что ночь  необычно  тиха.  Ни
звука насекомых или птиц, ни шорохов, какие слышны в дикой местности после
заката.
     Лагерь осажден тишиной!
     Он пошел в сторону через algarrobas. Их  было  около  двух  десятков,
этих деревьев. Они, как остров, возвышались среди поросшей травой саванны.
Большие деревья, все без исключения, и растут со  странной  регулярностью.
Как будто выросли не случайно, как будто их кто-то посадил.
     Грейдон дошел до  последнего  дерева,  положил  руку  ему  на  ствол,
похожий  на  мириады  маленьких   корней,   образовавших   единое   целое.
Присмотрелся. Склон, уходивший от него  вниз,  был  залит  лунным  светом;
желтые цветы кустов chilka, начинавшихся у самого ствола, слабо блестели в
серебряном свете.  Доносился  слабый  аромат  quenuar.  Никаких  признаков
жизни, никакого движения...
     И все же...
     Пространство, казалось, заполнено  наблюдателями.  Он  чувствовал  на
себе их взгляды. Какое-то скрытое  войско  окружило  лагерь.  Он  осмотрел
каждый куст и каждую тень - и ничего не  увидел.  Уверенность  в  скрытом,
невидимом множестве сохранялась.  По  всему  телу  Грейдона  прошла  волна
нервного раздражения. Кто бы они ни были, он заставит их показаться.
     Он смело вышел на открытое освещенное луной место.
     Тишина мгновенно усилилась.  Казалось,  она  напряглась,  стала  выше
целой октавой. Стала напряженной,  ожидающей  -  как  будто  приготовилась
прыгнуть на него, если он сделает еще один шаг.
     Его охватил холод, он вздрогнул. Быстро  вернулся  в  тень  деревьев,
постоял там; бешено билось сердце. Тишина утратила свою ядовитость,  снова
села на корточки - продолжала наблюдать.
     Что его испугало? Что в этом напряжении тишины коснулось  его  ночным
кошмаром? Он ощупью двинулся назад, шаг за шагом, не  решаясь  отвернуться
от тишины. Вот и костер. Страх оставил его.
     Реакцией на страх стала опрометчивая безрассудность. Он бросил полено
в костер и  рассмеялся,  когда  искры  взлетели  вверх,  в  листву.  Сомс,
вышедший из палатки за новой порцией  воды,  услышал  его  смех  и  злобно
посмотрел на него.
     - Смейтесь, - сказал он. - Смейтесь, пока можете.  Может,  по-другому
будете смеяться, когда мы  поднимем  Старрета  и  он  расскажет  нам,  что
произошло.
     - Ну, во всяком случае я его  хорошо  уложил  поспать,  -  усмехнулся
Грейдон.
     - Можно уложить и получше. Не забывайте, - из палатки  донесся  голос
Данкре, холодный и угрожающий.
     Грейдон повернулся спиной к палатке и сознательно взглянул на тишину,
от которой только что бежал. Уселся поудобней и вскоре задремал.
     Проснулся он сразу. На полпути между ним и палаткой  на  него  летел,
как сумасшедший, с ревом, Старрет.
     Грейдон вскочил, но прежде чем он смог подготовиться к защите, гигант
уже  обрушился  на  него.  В  следующее  мгновение  Грейдон   уже   лежал,
подавленный весом противника. Огромный авантюрист прижал  его  к  земле  и
рвался к горлу.
     - Отпустил ее! - ревел он. - Свалил меня с ног и потом  отпустил  ее!
Вот тебе, будь ты проклят!
     Грейдон пытался разорвать его хватку, освободить горло. Он задыхался;
в ушах шумело, перед глазами заплясали красные пятна. Старрет  душил  его.
Угасающим взором он увидел две  темные  фигуры,  наклонившиеся  к  нему  и
отрывающие руки Старрета.
     Пальцы разжались. Грейдон с трудом встал.  В  десяти  шагах  от  него
стоял Старрет. Данкре,  ухватив  его  за  ноги,  вцепился,  как  маленький
терьер. Рядом стоял Сомс, прижав к животу Старрета пистолет.
     - Почему вы не дали мне его убить! - ревел  Старрет.  -  Разве  я  не
сказал вам, что на девчонке было столько зеленого льда, что нам хватило бы
до конца жизни? И мы бы еще больше добыли. А  он  отпустил  ее!  Отпустил,
этот...
     И потоком полились проклятия.
     - Слушайте, Старрет, - голос Сомса звучал размеренно. -  Успокойтесь,
или я с вами покончу. Мы, я и Данкре, не позволим, чтобы  добыча  ушла  от
нас. Мы не позволим этому лживому ублюдку провести нас, но мы не  позволим
и вам испортить  нам  игру.  Мы  натолкнулись  на  что-то  очень  большое.
Прекрасно, мы на этом должны поживиться. Мы посидим спокойненько, а мистер
Грейдон расскажет нам подробно, что произошло после  того,  как  он  выбил
вас, о чем он договорился с девчонкой и все прочее. Если он не  согласится
на это добровольно, тогда мистеру Грейдону придется испытать кое-что, и он
все-таки заговорит. Вот и все. Данк, отпустите  его  ноги.  Старрет,  если
будете еще буйствовать, я вас пристрелю. Отныне я босс - я и Данк. Поняли,
Старрет?
     Грейдон, с  прояснившейся  головой,  осторожно  пощупал  кобуру.  Она
пуста. Сомс сардонически улыбнулся.
     - Мы забрали, Грейдон, - сказал он. - И у вас  тоже,  Старрет.  Очень
честно. Теперь все садитесь.
     Он присел  у  костра,  все  еще  держа  Старрета  на  прицеле.  Через
несколько мгновений  Старрет  с  ворчанием  присоединился  к  нему.  Рядом
опустился Данкре.
     - Идите сюда, Грейдон, - сказал Сомс. - Идите  сюда  и  выкладывайте.
Что вы от нас утаили? Договорились о свидании с ней, когда  избавитесь  от
нас? Если так, где встреча - пойдем все вместе.
     - Куда вы спрятали золотые копья? - проворчал Старрет. - С ними вы не
могли ее отпустить.
     - Заткнитесь, Старрет, - приказал Сомс. - Я веду допрос. Но - в  этом
что-то есть. Что, Грейдон? Она отдала вам копья и драгоценности, чтобы  вы
ее отпустили?
     - Я уже сказал вам, - ответил Грейдон. - Я у нее ничего не  просил  и
ничего не взял. Пьяная глупость Старрета  всех  нас  поставила  в  опасное
положение.  Отпустить  девушку  -  это  первый  необходимый  шаг  к  нашей
безопасности. Я думал, что так сделать лучше  всего.  И  до  сих  пор  так
считаю.
     - Да?  -  усмехнулся  сухощавый  уроженец  Новой  Англии.  -  Вы  так
считаете? Вот что, Грейдон, если  бы  это  была  индианка,  я  бы  с  вами
согласился. Но не такая  леди,  как  описал  ее  Старрет.  Нет,  сэр,  это
неестественно. Вы прекрасно знаете, что  вам  следовало  задержать  ее  до
прихода моего и Данка. И мы тогда вместе решили  бы,  что  лучше  сделать.
Держать ее, пока ее люди не придут и не заплатят выкуп. Или дать ей третью
степень, пока она не расскажет все о золоте и откуда она и все  остальное.
Вот что вам следовало сделать, Грейдон, -  если  бы  вы  не  были  грязной
лживой предательской собакой.
     Грейдон почувствовал, как его охватывает гнев.
     - Ладно, Сомс, - сказал он. - Я вам расскажу. То, что я говорил -  об
освобождении ее ради нашей безопасности -  правда.  Но,  помимо  этого,  я
точно так же не отдал бы ребенка стае гиен, как эту девушку вам  троим.  Я
отпустил ее ради нее самой, а не ради нас. Теперь вы довольны?
     -  Ага!  -  усмехнулся  Данкре.  -  Понятно!  Появляется   незнакомка
исключительной красоты и богатства. Она слишком хороша и чиста,  чтобы  мы
могли ее созерцать. Он говорит ей об этом и просит ее бежать. "Мой  герой!
- говорит она. - Возьми все, что у меня есть, и отдай этим плохим  людям".
- "Нет, нет, -  говорит  он,  думая  все  время,  что  если  он  правильно
разыграет карты, то получит гораздо больше и от нас избавится, чтобы ни  с
кем не делиться, - нет, нет, - говорит он.  -  Но  пока  эти  плохие  люди
остаются здесь, ты не будешь в безопасности". - "Мой герой, - говорит она,
- я пойду и приведу свою семью, и она избавит нас от дурного  общества.  А
тебя наградят, мой герой, qui!" Ага, значит, так оно и было!
     Грейдон вспыхнул. Злобная пародия француза оказалась близка к правде.
В  конце  концов  непрошеное  обещание  Суарры  спасти  его   можно   было
истолковать, как это  сделал  Данкре.  Если  он  скажет  им,  что  намерен
разделить из судьбу и быть с ними, что бы их ни ждало, они ему не поверят.
     Сомс внимательно следил за ним.
     - Клянусь Богом, Данк, - сказал он, -  вы  угадали.  Он  изменился  в
лице. Он нас продал.
     Он поднял пистолет, прицелился в Грейдона - опустил.
     - Нет, - сказал  он  размеренно.  -  Слишком  большая  добыча,  чтобы
рисковать выстрелом. Если ваша догадка верна, Данк, а я думаю, она  верна,
леди очень благодарна. Ладно, мы упустили ее, но у  нас  есть  он.  Как  я
думаю, будучи благодарной, она не захочет, чтобы его убили. Она  вернется.
Что ж, поторгуемся и получим, что нам нужно. Свяжите его.
     Он ткнул пистолетом в сторону  Грейдона.  Не  сопротивляясь,  Грейдон
позволил Старрету и Данкре связать себе руки. Они подвели его к  дереву  и
посадили  спиной  к  стволу.  Пропустили  под  мышками  веревку  и  прочно
привязали ее сзади ствола. Потом связали ноги.
     - Теперь, - сказал Сомс, - когда утром  покажется  ее  банда,  мы  им
покажем вас и выясним, сколько, по их мнению,  вы  стоите.  Торопиться  не
будем. Будут переговоры. Ну, а если не договоримся,  -  что  же,  Грейдон,
первая  пуля  вам  в  кишки.  Это  даст  вам  возможность  перед   смертью
посмотреть, что мы сделаем с ней.
     Грейдон не ответил. Он знал, что не сможет отговорить  их.  Устроился
как можно удобнее и закрыл глаза. Раз или два открывал  их  и  смотрел  на
своих спутников. Они сидели у костра, шептались, лица у них  напряжены,  в
глазах лихорадочно блестит алчность.
     Через некоторое время голова Грейдона опустилась на грудь. Он уснул.



                               3. БЕЛАЯ ЛАМА

     Грейдон проснулся на рассвете.
     Ночью кто-то укрыл его одеялом, но он тем не менее замерз  и  тело  у
него затекло. Он с болью пошевелил ногами, пытаясь разогнать  застоявшуюся
кровь. Услышал, как шевелятся в палатке. Интересно, кто из них подумал  об
одеяле и почему была проявлена такая доброта.
     Старрет приподнял клапан палатки, молча прошел мимо  и  направился  к
ручью. Вернувшись, он занялся костром. Время от времени он  поглядывал  на
пленника, очевидно, без гнева или негодования. Наконец  он  приблизился  к
палатке, прислушался и осторожно подошел к Грейдону.
     - Простите, - прошептал он, - но я ничего не мог поделать с Сомсом  и
Данкре. С трудом удалось уговорить их дать вам одеяло. Попейте.
     Он прижал  фляжку  к  губам  Грейдона.  Тот  сделал  большой  глоток;
почувствовал приятное тепло.
     - Шш-ш! - предупредил Старрет. - Не сердитесь. Я вчера  был  пьян.  Я
вам помогу, если... - он внезапно  замолчал;  опять  занялся  костром.  Из
палатки вышел Сомс.
     -  Я  вам  дам  последний  шанс,  Грейдон,  -  начал  он  без  всяких
предисловий. - Расскажите нам о своем договоре с девушкой, и мы примем вас
обратно, работать будем вместе и добычу разделим поровну. Я вас не виню во
вчерашнем: вы поступали, как лучше для вас.  Но  теперь  нас  трое  против
одного, и совершенно очевидно, что одному с добычей вам не уйти. Почему бы
вам не поступить разумно?
     - Какой смысл начинать все заново, Сомс? - устало спросил Грейдон.  -
Я рассказал вам все. Если вы умны, развяжите меня, дайте мне оружие,  и  я
буду сражаться рядом с вами, когда потребуется. А сражаться потребуется, и
очень скоро.
     - Да! - рявкнул уроженец Новой Англии. - Пытаетесь запугать нас, а? А
маленький трюк знаете? Загоняют клин под ногти, толкают его все  глубже  и
глубже. Все начинают говорить. А есть еще хитрая  штука  с  костром.  Ваши
ноги приближают к огню, ближе, и ближе, и  ближе.  Да,  всякий  заговорит,
когда его пальцы начинают хрустеть и поджариваться.
     Неожиданно он наклонился и принюхался к губам Грейдона.
     - Вот оно что?! - Он посмотрел на Старрета и вытащил пистолет.  -  Вы
ему дали выпить? Поговорили с ним?  А  ведь  ночью  мы  договорились,  что
разговаривать с ним буду только я. Ладно, вы сами этого  хотели,  Старрет.
Данкре! Данк! Сюда, быстрее! - закричал он.
     Из палатки выбежал француз.
     - Свяжите его, - Сомс кивком указал на Старрета. - Еще один предатель
в лагере. Дал ему выпить. Сговаривался с ним,  пока  мы  были  в  палатке.
Свяжите его.
     - Но, Сомс, - француз колебался, - если  придется  сражаться,  плохо,
что половина беспомощна, non. Может, Старрет ничего и не сделал...
     - Если придется сражаться, двое справятся там, где  трое,  -  ответил
Сомс. - Я не выпущу  добычу  из  рук,  Данк.  И  не  думаю,  что  придется
сражаться. Если они придут,  просто  поторгуемся.  Старрет  тоже  оказался
предателем. Свяжите его, говорю вам.
     - Ну, мне это не нравится... - начал Данкре; Сомс сделал нетерпеливое
движение пистолетом; маленький француз вернулся в палатку, вышел оттуда  с
веревкой и направился к Старрету.
     - Руки вверх! - приказал Сомс.  Старрет  поднял  руки.  При  этом  он
ухватил Данкре, поднял его, как куклу, и держал между  собой  и  сухощавым
уроженцем Новой Англии.
     - Теперь стреляй, черт побери! - крикнул  он  и  двинулся  на  Сомса,
защищаясь  извивающимся  телом  Данкре.  Правой  рукой  он  нащупал   пояс
француза, вытащил оттуда его пистолет и через плечо Данкре направил оружие
на Сомса.
     - Бросай  оружие,  янки,  -  триумфально  улыбнулся  Старрет.  -  Или
стреляй, если хочешь.  Но  прежде  чем  прострелишь  Данкре,  я  тебя  сам
пристрелю.
     Наступило недолгое зловещее молчание - оно было прервано  неожиданным
звуком маленьких золотых рогов.
     Их звуки разогнали мрак убийства, нависший над лагерем, осветили его,
рассеяли, как солнце рассеивает тьму. Хватка Старрета расслабилась.
     Из-за деревьев в сотне ярдов вышла Суарра.
     С головы и до стройных  ног  ее  покрывал  зеленый  плащ.  В  волосах
блестела  изогнутая  полоска  изумрудов.   Золотые   браслеты,   усаженные
драгоценными камнями, украшали ее руки и ноги. За ней спокойно шла  снежно
-белая лама. На  шею  животному  был  одет  широкий  золотой  воротник,  с
которого   свисали   многочисленные   цепочки   с   маленькими    золотыми
колокольчиками. По бокам ламы висели  корзины,  сплетенные,  казалось,  из
сверкающих желтых нитей.
     И никакого войска вокруг нее. Она не привела с собой ни мстителей, ни
палачей.  Рядом  с  ламой  шел  единственный  сопровождающий  девушки,   в
просторном красно-желтом балахоне, с капюшоном, совершенно закрывавшим его
лицо. Единственным его оружием был длинный зеленый посох. Этот человек был
согбен и шел приплясывая и приволакивая ноги, он делал несколько маленьких
шагов вперед, потом шаг назад, и все вместе это создавало впечатление, что
под балахоном не человек, а какая-то большая птица. Они подошли  ближе,  и
Грейдон увидел, что рука, сжимающая  посох,  тонкая  и  бледная,  ее  цвет
выдает древний-древний возраст владельца.
     Испытывая  ужас,  Грейдон  попытался  освободить  руки.   Зачем   она
вернулась - да еще так? Без охраны?  С  одним  сопровождающим,  да  и  тот
старик? И вся в золоте и  драгоценностях?  Ведь  он  предупредил  ее;  она
должна понимать, что ей угрожает.  Как  будто  она  пришла  в  таком  виде
сознательно - чтобы раздуть алчность,  которой  ей  больше  всего  следует
опасаться.
     - Diable! - прошептал Данкре. - Изумруды!
     - Боже, что за  девушка!  -  выдохнул  Старрет,  его  толстые  ноздри
раздувались, в глазах сверкнул красный огонь.
     Сомс ничего не сказал, первоначальное удивление, появившееся  на  его
лице, сменилось недоумением и подозрительностью. Он молчал, пока девушка и
ее сопровождающий не подошли совсем близко.  Но  сомнение  в  его  взгляде
усиливалось, он смотрел на тропу, по которой они пришли, осматривал каждое
дерево, каждый куст. Ни следа движения, ни звука.
     - Суарра! -  в  отчаянии  воскликнул  Грейдон.  -  Суарра,  зачем  ты
вернулась?
     Она подошла к  нему  и  вытащила  из-под  одежды  кинжал.  Перерезала
веревку,  привязывавшую  его  к  дереву.  Просунула  лезвие  под  веревку,
связывавшую его ноги; освободила его. Он с трудом встал.
     - Разве плохо, что я пришла? - невинно спросила она.
     Прежде чем он смог ответить, выступил вперед Сомс. И  Грейдон  понял,
что Сомс принял  какое-то  решение,  выбрал  способ  действий.  Он  низко,
неуклюже, насмешливо поклонился девушке, потом заговорил с Грейдоном.
     - Прекрасно, - сказал он, - можете быть  свободным,  пока  поступаете
так, как  я  хочу.  Девушка  вернулась,  и  это  главное.  Похоже,  вы  ей
нравитесь, Грейдон; я думаю, это поможет нам убедить ее ответить  на  наши
вопросы. Да, сэр, и она вам нравится. Это  очень  полезно.  Думаю,  вы  не
захотите связанным смотреть, что можно с ней сделать, а? - насмехался  он.
- Но если вы хотите, чтобы все прошло мирно, вы должны сделать одну  вещь.
Не разговаривайте с ней,  когда  меня  нет  поблизости.  Помните,  я  знаю
аймарский не хуже вас. И хочу быть все время рядом и слушать, понятно? Вот
и все.
     Он повернулся к Суарре.
     - Твое посещение принесло нам счастье, девушка,  -  заговорил  он  на
аймарском. - И если будет по-нашему, ты у нас останешься  надолго  -  а  я
думаю, все будет по-нашему, - в этой  фразе  звучала  скрытая  угроза,  но
девушка, по-видимому, не обратила на это внимания. - Ты нам незнакома, как
и мы тебе. Мы многое можем узнать друг о друге.
     - Это верно, - спокойно ответила она. -  Но,  кажется,  твое  желание
узнать обо мне гораздо сильнее, чем мое  -  о  вас.  Как  ты,  несомненно,
знаешь, один не очень приятный урок я уже получила, - и она  взглянула  на
Старрета.
     - Урок будет приятным - или неприятным, по твоему выбору, -  на  этот
раз угроза  в  словах  Сомса  звучала  открыто.  Но  Суарра  на  этот  раз
среагировала. В глазах ее сверкнул гнев.
     - Не стоит угрожать! - предупредила она. - Я, Суарра, не  привыкла  к
угрозам - и послушайся моего совета, держи их при себе в дальнейшем!
     - Неужели? - Сомс сделал к ней шаг, лицо его стало неприятно угрюмым.
Со стороны фигуры  в  красно-желтом  послышалось  сухое  щелканье.  Суарра
вздрогнула; гнев ее исчез, она опять заговорила по-дружески.
     - Я поторопилась, - сказала она Сомсу. - Все равно неразумно угрожать
тому, чью силу ты не знаешь. Помни: обо мне ты ничего не знаешь. А я  знаю
все, что хочешь узнать ты. Ты хочешь знать, откуда у меня это... и  это...
и это... - она коснулась ленты в волосах, браслетов на руках и ногах. - Ты
хочешь знать, откуда все это, есть ли там еще, и если есть, то  не  можешь
ли ты этим  завладеть.  Что  ж,  все  это  ты  узнаешь.  Я  пришла,  чтобы
рассказать вам все.
     При этом заявлении, таком откровенном  и  прямом,  все  подозрения  и
сомнения вернулись к Сомсу. Снова он суженными глазами осмотрел тропу,  по
которой пришла Суарра.
     - Сомс, - Данкре схватил его за руку, и рука и голос его  дрожали,  -
корзины на ламе. Это не ткань, это золото, чистое  золото,  чистое  мягкое
золото, сплетенное, как солома! Diable! Сомс, с чем мы встретились!
     Глаза Сомса сверкнули.
     - Сходи-ка взгляни, откуда они пришли,  Данк,  -  ответил  он.  -  Не
понимаю. Слишком  уж  легко  получается.  Возьми  ружье  и  выгляни  из-за
деревьев, а я пока постараюсь понять, чего она хочет.
     - Бояться нечего, - сказала девушка, как будто поняла его слова, - от
меня вам не будет никакого вреда. Если вас ждет зло, вы сами его призовете
- не мы. Я пришла, чтобы показать вам путь к сокровищам. Только для этого.
Идемте со мной, и я приведу вас в место, где такие камни, - она  коснулась
изумрудов, вплетенных в волосы, - растут, как цветы в  саду.  Вы  увидите,
как живое золото стремится от... - тут она замешкалась; потом  продолжала,
как бы повторяя заученный урок: - стремится вперед, как  вода.  Вы  можете
купаться в этом ручье, пить  из  него,  если  захотите,  унести  с  собой,
сколько сможете. Или, если вам  трудно  будет  с  ним  расстаться,  можете
оставаться навсегда. Можете даже стать его частью. Люди из золота.
     Она отвернулась от них и пошла к ламе.
     Они посмотрели ей вслед и друг на друга: на лицах  троих  алчность  и
подозрительность, на лице Грейдона - недоумение.
     - Путь долог, - она повернулась к ним, положив руку на голову ламы. -
Вы мои гости - в некотором  смысле.  Поэтому  я  принесла  кое-что,  чтобы
развлечь вас перед началом пути.
     Она  начала  распаковывать   корзины.   Грейдон   подумал,   что   ее
сопровождает странный слуга - если вообще  он  слуга.  Он  не  подумал  ей
помочь. Стоял молча и неподвижно, с закрытым лицом.
     Грейдон подошел, чтобы  помочь  девушке.  Она  улыбнулась  ему,  чуть
смущенно. В ее глазах светилось дружелюбие;  руки  его  устремились  к  ее
рукам.
     И тут же рядом оказался Сомс.
     - Помните, что я вам сказал! - выпалил он.
     - Помоги мне, - сказала Суарра. Грейдон снял корзину и поставил ее на
землю. Девушка отстегнула застежку, откинула крышку и извлекла серебристый
пакет. Развернула, встряхнула на ветру - на землю легла тонкая  серебряная
ткань, будто паутина, сплетенная серебряными пауками.
     Затем Суарра достала из корзины четыре золотые чаши, четыре глубокие,
в форме лодок, золотые блюда, два высоких кувшина, ручками которым служили
извивающиеся  змеи.  Чешуйки  змей,  казалось,  сделаны  из  расплавленных
рубинов. Потом последовали маленькие золотые корзиночки. Девушка поставила
на серебряную ткань чаши, блюда и кувшины и начала раскрывать  корзиночки.
В них оказались незнакомые ароматные фрукты, хлеб и  странно  раскрашенное
печенье. Все это Суарра положила на блюда.  Потом  опустилась  на  колени,
открыла крышку одного из кувшинов и налила в чаши чистое янтарное вино.
     Она взглянула на них, грациозно взмахнула белой рукой.
     - Садитесь. Ешьте и пейте.
     Она поманила Грейдона, указала на место  рядом  с  собой.  Молча,  не
отрывая взглядов от сверкающих  сокровищ,  Старрет,  Данкре  и  Сомс  тоже
присели. Сомс протянул руку, взял одну из чашек, взвесил ее,  разлив  вино
на скатерть.
     - Золото! - выдохнул он.
     Старрет безумно расхохотался и поднес к губам золотую чашу с вином.
     - Подождите! - Данкре схватил его за руку. - "Ешьте и пейте", так она
сказала? Ешьте, пейте и веселитесь, потому что завтра  вы  умрете.  А,  не
так?
     Сомс вздрогнул, взгляд его опять стал подозрительным.
     - Вы думаете, оно отравлено? - выпалил он.
     - Может, нет, а может, да, - пожал плечами маленький  француз.  -  Во
всяком случае я считаю, что лучше сказать: "После вас".
     Девушка посмотрела на них, потом - вопросительно - на Грейдона.
     - Они боятся. Думают, что это... что ты... - Грейдон запнулся.
     - Что я поместила в это сон... или смерть? А ты? - спросила она.
     Вместо ответа Грейдон поднес к губам чашу и отпил.
     - Но  ведь  это  естественно,  -  она  повернулась  к  Сомсу.  -  Да,
естественно, что вы боитесь этого, потому что именно так вы  бы  поступили
на моем месте. Разве не так? Но вы ошибаетесь. Еще раз говорю вам, что вам
следует бояться только того, что в вас самих.
     Она налила вино в свою чашу и выпила; отломила кусок хлеба от  порции
Старрета и съела; взяла печенье с блюда Данкре и его съела; белыми  зубами
прикусила один из фруктов.
     - Вы удовлетворены? - спросила она. - О, будьте уверены, что если  бы
я пожелала вам смерти, то не в такой форме.
     Несколько мгновений Сомс смотрел на нее.  Потом  вскочил,  подошел  к
фигуре в капюшоне и отдернул капюшон. Открывшееся лицо было подобно старой
слоновой кости. Оно все  изрезано  глубокими  морщинами.  Лицо  невероятно
древнее - но глаза столь же яркие и молодые, сколь древне их окружение.
     Эти глаза непроницаемо смотрели на Сомса. Тот несколько секунд глядел
в лицо старика. Потом медленно  опустил  капюшон.  Вернулся  к  серебряной
скатерти. Грейдон заметил, что вся краска  сбежала  у  Сомса  с  лица.  Он
опустился на свое место, жадно  отпил  вина,  и  рука,  державшая  золотой
кубок, дрожала.
     Он пил и пил, и скоро вино разогнало испытанный им  ужас.  Опустошили
кувшин, затем другой, прежде чем Сомс неуверенно встал.
     - Ты права, сестра, - полупьяно сказал он. - Всегда обращайся с  нами
так, и мы будем приятелями.
     - Что он сказал? - спросила Суарра у Грейдона.
     - Он одобряет твое... обращение, - сухо ответил Грейдон.
     - Хорошо. - Суарра тоже встала. - Тогда идем.
     - Идем, идем, сестра, не бойся, - улыбнулся Сомс. - Данк, оставайтесь
здесь и присматривайте. Пошли, Билл, - он хлопнул Старрета по спине. - Все
отлично. Идемте, Грейдон, - что прошло, то быльем поросло.
     Старрет с трудом встал. Обнявшись с уроженцем Новой Англии, она пошли
в палатку. Данкре, на которого, казалось, вино не действует, сел на камень
и начал свою вахту, держа ружье наготове.
     Грейдон задержался. Сомс забыл о нем, по крайней  мере  на  время.  И
Грейдон решил воспользоваться возможностью и поговорить  с  этой  странной
девушкой, чья красота и свежесть тронули  его,  как  не  трогала  ни  одна
женщина. Он придвинулся ближе, и его поразил аромат ее волос;  прикоснулся
к ее плечу - его будто обожгло.
     - Суарра... - начал он. Она обернулась и  приложила  палец  к  губам,
заставив его замолчать.
     - Не сейчас... - прошептала она. - Не сейчас... не говори, что у тебя
на сердце... не сейчас...  и,  может,  никогда.  Я  пообещала,  что  спасу
тебя... если смогу. Но это обещание вызвало другое... - и она взглянула на
молчаливую фигуру в  капюшоне.  -  Поэтому  не  разговаривай  со  мной,  -
торопливо продолжала она, - или если  должен  -  говори  лишь  об  обычных
вещах.
     Она начала упаковывать золотые чаши и блюда. Он принялся помогать ей.
С печалью думал, что это достаточно обычно, чтобы  удовлетворить  ее.  Она
без комментариев приняла его помощь и больше на него не смотрела.
     Когда последняя блестящая чаша оказалась в корзине, Грейдон  пошел  в
палатку, чтобы собрать свои вещи и навьючить на ослика. Он услышал  голоса
Старрета и Сомса.
     - Но она не индианка, Сомс, - говорил Старрет.  -  Она  белее  вас  и
меня. Кто они? А девушка - Боже!
     - Узнаем, кто они, - ответил Сомс. - К дьяволу девчонку -  берите  ее
себе, если хотите. Но я пройду через  десяток  адов,  чтобы  добраться  до
места, откуда она взяла образцы. Слушайте, с тем, что мы смогли бы  унести
на ослах и ламе, - да мы с этим весь мир купим!
     - Да, если только нас не ждет ловушка, - с сомнением ответил Старрет.
     - У нас на руках все карты, - действие вина кончалось. -  Кто  против
нас? Старик и девушка. Я скажу вам, что я думаю.  Не  знаю,  кто  они  или
откуда, но бьюсь об заклад, их немного. Иначе  мы  бы  уже  почувствовали.
Нет, они ужасно хотят, чтобы мы ушли. Хотят избавиться от  нас,  быстро  и
дешево, если возможно. Да, вот чего они хотят. Да они прекрасно  понимают,
что мы втроем легко с ними справимся.
     - Втроем? - переспросил Старрет. - Вчетвером. Еще Грейдон.
     - Грейдон не в счет - ублюдок! Думал нас продать! Ладно, когда придет
время, мы посчитаемся с мистером Грейдоном. Пока  что  он  нам  полезен  -
из-за девушки. Он ей нравится. Но когда придет время делить добычу  -  нас
будет только трое. Или двое - если вы еще раз поступите так,  как  сегодня
утром.
     - Кончайте, Сомс, - проворчал Старрет. - Я вам говорил, что  это  все
выпивка. Но я с ней покончил - как увидел все это  золото.  Я  с  вами  до
конца. Поступайте с Грейдоном, как хотите.  Но  я  хочу  -  девушку.  Хочу
договориться с вами: пусть это будет моя часть добычи.
     - О, дьявол! - протянул Сомс. - Билл, мы с вами  знакомы  много  лет.
Там достаточно на троих. Девушку возьмете впридачу.
     Перед глазами Грейдона плясали красные пятна. Но он безоружен. Что он
может сделать? Нужно каким-то образом раздобыть  оружие.  И  опасность  не
близка: они ничего не станут предпринимать, пока не доберутся до сокровищ,
пообещанных Суаррой.
     Он отошел на десяток шагов, несколько секунд  подождал,  потом  шумно
пошел к палатке. Откинул клапан и вошел.
     - Не скоро же вы пришли, - рявкнул  Сомс.  -  Разговаривали?  Я  ведь
предупреждал!
     - Ни слова! - жизнерадостно солгал Грейдон и занялся своими вещами. -
Кстати, Сомс, не думаете ли, что пора прекратить этот вздор и вернуть  мне
оружие?
     Сомс не ответил.
     - Ладно, -  сказал  Грейдон.  -  Я  только  подумал,  что  в  трудном
положении мне бы оно пригодилось. Но  если  хотите,  чтобы  я  смотрел  со
стороны, пока вы будете ссориться, - я не возражаю.
     - Лучше бы вам возразить, - ответил Сомс. - Если дойдет  до  трудного
положения, я не хочу рисковать  получить  пулю  в  спину.  Поэтому  вы  не
получите оружия. И если трудное положение придет - никаких  неожиданностей
с вашей стороны. Вы меня поняли?
     Грейдон пожал  плечами.  Молча  они  закончили  паковаться,  свернули
палатку, нагрузили осликов.
     Суарра стояла рядом с ламой, ожидая. Сомс подошел к ней,  вытащил  из
кобуры пистолет, взвесил его в руке.
     - Знаешь, что это? - спросил он.
     - Да, - ответила она. - Это ваше смертоносное оружие.
     - Верно, - согласился Сомс. - Оно  приносит  смерть  быстро,  быстрее
копий и стрел... - Он заговорил громче, чтобы  его  услышал  и  молчаливый
сопровождающий. - У меня и у двух остальных есть это оружие и другое,  еще
более смертоносное. А у этого человека  мы  оружие  отобрали.  Твои  слова
могут быть чистой правдой. Надеюсь, что это  так  -  ради  тебя,  и  этого
человека, и твоего сопровождающего. Ты меня поняла? - и он улыбнулся,  как
голодный волк.
     - Поняла. - Глаза и лицо Суарры были спокойны. - Тебе нечего  бояться
нас.
     - Мы и не боимся, - сказал Сомс. - А вот тебе есть чего бояться.
     Еще мгновение он рассматривал ее угрожающе, затем  сунул  пистолет  в
кобуру.
     - Ты пойдешь первой, - приказал он. - Твой человек  за  тобой.  Потом
он, - он указал на Грейдона. - а мы трое в тылу -  и  смертоносное  оружие
наготове.
     В таком порядке они миновали гигантские algarrobas и вышли в открытую
местность, удивительно напоминавшую парк.



                                 4. БЕГЛЕЦ

     Примерно час они шли по саванне, затем Суарра свернула налево, и  они
вошли в лес, росший у подножия большой горы. Кроны деревьев сомкнулись над
ними.
     Раз или два Грейдон оглянулся на шедших сзади. Темнота заставляла  их
все больше и больше беспокоиться. Они  теперь  шли  ближе,  оглядываясь  и
напряженно стараясь заметить первое же движение или признак засады. И вот,
когда зеленый  полумрак  еще  больше  сгустился,  Сомс  приказал  Грейдону
присоединиться к ним. Грейдон увидел смертельную угрозу в глазах  уроженца
Новой Англии, понял бесполезность сопротивления и  отступил.  Сомс  прошел
вперед, пока не оказался вплотную за укутанной фигурой. Данкре,  улыбаясь,
поставил Грейдона между собой и Старретом.
     - Сомс изменил свой план, - прошептал он. - Если встретим засаду,  он
застрелит  старого  дьявола  -   быстро.   А   девушку   сохранит,   чтобы
поторговаться с ее людьми. А вас - чтобы поторговаться с девушкой. Как вам
это нравится, а?
     Грейдон не ответил. Когда  француз  чуть  прижался  к  нему,  Грейдон
нащупал в его боковом кармане пистолет. Если начнется нападение, он сможет
прыгнуть  на  Данкре,  выхватить  этот  пистолет  и  тем   самым   получит
возможность побороться. Он застрелит Сомса так же безжалостно,  как  -  он
знал это - Сомс застрелит его.
     Лес становился все темнее, пока  фигуры  впереди  не  превратились  в
движущиеся пятна. Потом посветлело.  Они  шли  по  какому-то  ущелью,  чьи
нависшие стены теперь отступили.
     Еще несколько минут, и впереди показался огромный вход,  щель,  стены
которой уходили вверх на тысячи футов. За ней  все  было  залито  солнцем.
Суарра с  предупреждающим  жестом  остановилась  на  пороге  этого  входа,
присмотрелась и знаком позвала их за собой.
     Мигая, Грейдон прошел через  портал.  Он  увидел  обширную,  покрытую
травой равнину, усеянную  большими  изолированными  камнями,  похожими  на
менгиры друидов. Деревьев не было.  Равнина  по  форме  напоминала  блюдо;
огромный овал, такой правильный, будто его  выдавил  палец  циклопического
гончара. Прямо впереди, на расстоянии более  трех  миль,  снова  начинался
лес.  Он  рос   у   подножия   другой   гигантской   горы,   поднимавшейся
перпендикулярно по крайней мере на милю. Гладкая стена  образовывала  арку
гигантского круга, правильного, как священный конус Фудзиямы, но во  много
раз большего в диаметре.
     Они стояли на широком выступе, шедшем вдоль всей  чаши.  Этот  выступ
находился на сто футов выше дна  долины,  и  от  нее  к  нему  поднималась
наклонная  стена,  как  в  чашке.  Продолжая  аналогию  с  блюдом,  выступ
образовывал окружность, похожую на край этого блюда.  Грейдон  решил,  что
если упасть с этого выступа, назад не подняться  из-за  нависшей  вогнутой
стены. Сам выступ  имел  примерно  двенадцать  футов  в  ширину  и  скорее
напоминал дорогу, высеченную человеком, чем природное  образование.  Итак,
по одну сторону чаша долины с ее странными одинокими монолитами, по другую
круглая стена, недоступная даже для альпинистов.
     Они двинулись по выступу. Наступил полдень, и в еще одной  расщелине,
открывшейся в стене, они торопливо перекусили. Время на распаковку осликов
не тратили. В расщелине протекал небольшой ручей,  они  заполнили  фляжки,
напоили животных. На этот раз Суарра не присоединилась к ним.
     Во второй половине дня они приблизились к северному краю чаши. И весь
день круглая гора разворачивала свою огромную дугу. Поднялся ветер; он дул
от далекого леса и сгибал вершины высокой травы внизу.
     Неожиданно ветер донес до Грейдона далекие звуки  -  резкое  шипение,
похожее на шум множества змей. Девушка остановилась, обернувшись  лицом  в
сторону звука. Он послышался снова -  на  этот  раз  громче.  Лицо  Суарры
побледнело, но голос ее прозвучал спокойно:
     - Там опасность, - сказала она. - Смертельная опасность для вас.  Она
может миновать - а может, и нет. Пока не узнаем, чего нам ждать, вы должны
спрятаться. Возьмите своих животных и стреножьте их здесь, -  она  указала
на кустарники, росшие у скалы, которая в этом месте оказалась  расколотой,
- вы четверо тоже спрячьтесь. Завяжите животным рты, чтобы  они  не  могли
производить шум.
     - Вот как! - выпалил Сомс. - Это ловушка! Ладно, сестра, ты  помнишь,
что я тебе говорил. Мы пойдем в заросли, но - возьмем тебя с  собой  и  не
оставим тебя ни на минуту.
     - Я пойду с вами, - серьезно ответила она.
     Сомс посмотрел на нее и резко отвернулся.
     -  Данк,  Старрет,  -  приказал  он,  -  возьмите   ослов.   Грейдон,
оставайтесь с ослами и следите, чтобы они не шумели. Мы рядом - с оружием.
И с нами девушка - не забывайте об этом.
     Снова ветер донес резкое шипение.
     - Быстрее, - приказала девушка.
     Когда деревья и кустарники сомкнулись вокруг них, Грейдону  пришло  в
голову, что закутанный в плащ спутник Суарры не стал прятаться  в  скалах.
Грейдон осторожно развел ветви и выглянул: на выступе никого не было.
     Неожиданный порыв ветра наклонил деревья. Он  принес  с  собой  взрыв
шипения,  более  близкого  и  резкого,  и  сердце   Грейдона   наполнилось
непривычным ужасом.
     Не далее полумили от них  из  зарослей  выбежало  какое-то  ярко-алое
существо. Оно  побежало  по  равнине  к  основанию  одного  из  монолитов.
Вскарабкалось на его вершину. Тут оно остановилось,  очевидно,  осматривая
лес, из которого вышло. У Грейдона  сложилось  представление  об  огромном
насекомом, в котором нечто невероятно напоминало человека.
     Алое  существо  спустилось  с  монолита  и  по  траве   побежало   по
направлению к ним. Из леса вылетела  стая  -  на  первый  взгляд,  больших
охотничьих собак. Присмотревшись, Грейдон понял, что это вовсе не  собаки.
Они прыгали, как кенгуру, и при этом сверкали  зеленым  и  голубым,  будто
были защищены кольчугами их изумрудов и сапфиров.  Да  и  языков  таких  у
собак не бывает. Эти животные издавали свист.
     Алое существо бросилось в отчаянии направо, налево. Затем  неподвижно
скорчилось у основания другого монолита.
     Из деревьев показалась другая чудовищная фигура. Как и  те  животные,
она блестела, но так, будто ее бока покрыты полированным черным янтарем. У
нее было  тело  гигантской  ломовой  лошади.  Длинная  змеиная  шея.  И  у
основания этой шеи боком сидел человек.
     Грейдон осторожно поднял полевой бинокль и посмотрел на свору. В поле
его зрения  оказалось  одно  животное.  Оно  остановилось,  как  охотничья
собака, в стойке.
     Это был динозавр!
     Размером с датского дога, тем не менее ошибиться невозможно.  Грейдон
видел его тупой, лопатообразной формы хвост,  который  вместе  с  мощными,
похожими на столбы задними лапами образовывал треножник, на котором сидело
животное. Тело его располагалось почти вертикально.  Мускулистые  короткие
передние лапы. Оно держит эти лапы прижатыми к  груди,  готовое  схватить.
Лапы кончаются четырьмя длинными когтями в форме резцов,  один  из  когтей
торчит вперед, как большой палец.
     А то, что показалось сапфирами и изумрудами, на самом деле  оказалось
чешуей. Чешуя покрывала тело динозавра, как у броненосца. От краев  чешуек
отражалось солнце.
     Существо повернуло голову на  короткой  толстой  шее.  Казалось,  оно
смотрит прямо на Грейдона. Он увидел злобные красные глаза, посаженные  на
наклонном костистом лбу. Рыло похоже на морду крокодила, только  короче  и
более тупое. Челюсти усажены желтыми заостренными клыками.
     Всадник подъехал ближе. Он тоже сидел верхом на  динозавре.  У  этого
динозавра чешуя  была  черной,  хвост  длиннее,  змеиная  шея  толще,  чем
центральное кольцо большого питона.
     Всадник - человек племени Суарры. Та же бледность  кожи,  похожей  на
слоновую кость, та же классическая правильность  черт  лица.  Но  на  лице
выражение высокомерия и жестокости.  На  нем  облегающий  зеленый  костюм,
сидящий, как перчатка, волосы сияют золотом. Он  сидел  на  легком  седле,
прикрепленном к боку шеи его верхового животного. Тяжелая узда тянулась  к
пасти маленькой змеиной головы динозавра.
     Грейдон выронил бинокль из дрожащей руки. Что это  за  люди,  которые
приучили динозавров исполнять роли охотничьих собак и лошадей!
     Он взглянул на монолит, у основания которого сидело алое существо. Но
его там уже не было. Он уловил движение алого пятна в траве не более чем в
тысяче футов.
     Послышался свист, как от тысячи кипящих фумарол. Стая взяла след, она
устремилась вперед, как зелено-синяя волна прибоя.
     Алое существо  выскочило  из  травы.  Оно  раскачивалось  на  четырех
длинных ходулеобразных ногах, голова находилась  на  высоте  в  двенадцать
футов. Высоко на ходулях располагалось тело, почти  круглое  и  небольшое,
как тело ребенка. По бокам две  мускулистые  руки,  как  человеческие,  но
вдвое длиннее. Тело, руки и ноги покрыты алой шерстью. Лицо, повернутое  в
сторону преследователей, Грейдон не видел.
     Свора устремилась к существу. Оно, как молния, метнулось к краю чаши.
     Грейдон слышал под собой торопливое  царапанье  и  скрежет.  На  краю
выступа показались серые ладони,  цеплявшиеся  длинными,  не  менее  фута,
пальцами за камни. Дальше виднелись длинные, покрытые алой шерстью руки.
     Из-за края выглянуло лицо, серое, как и ладони. На  нем  два  круглых
немигающих золотых глаза.
     Лицо человека - и в то же время нечеловеческое!
     Лицо, которое не доводилось видеть никому... и все же лицо  разумного
существа... невероятное сходство с человеческим лежало на нем, как вуаль.
     Грейдону показалось, что в воздухе мелькнул красный жезл  и  коснулся
этого лица - красный жезл закутанного спутника Суарры. Показалось ему  или
нет, но пальцы разжались. Лицо исчезло.
     Снизу донесся болезненный вопль и торжествующее шипение. Потом в поле
зрения  Грейдона  опять  оказался  черный  динозавр  со   своим   кричащим
золотоволосым   всадником.    За    ними    неслась    свора.    Преследуя
изумрудно-сапфировую молнию, они пронеслись по равнине. И исчезли в лесу.
     Суарра вышла из-за деревьев, трое авантюристов, бледные  и  дрожащие,
за ней. Она смотрела туда, где исчезли динозавры, лицо ее  было  печально,
глаза полны отвращением.
     - Суарра! - выдохнул  Грейдон.  -  Суарра!  Это  существо...  которое
бежало... что это? Боже, у него человеческое лицо!
     - Это не человек, - она покачала головой. - Это - ткач.  Он,  видимо,
захотел сбежать. А может, Лантлу спровоцировал его  на  бегство,  дал  ему
такую возможность. Лантлу любит охотиться с ксинли, - голос ее задрожал от
ненависти, - а ткач для такой охоты подходит лучше всего!
     - Ткач? Но у него  человеческое  лицо!  -  Это  Сомс  повторил  слова
Грейдона.
     - Нет, - повторила она. - Это не человек. Во всяком случае  не  такой
человек, как вы. Давным-давно его предки были такими же людьми, как вы,  -
это верно. Но теперь он всего лишь - ткач.
     Она повернулась к Грейдону.
     - Ю-атланчи своим искусством создали его и ему подобных. Помни о нем,
Грейдон, - когда наше путешествие подойдет к концу!
     Она снова вышла на  дорогу.  Здесь  стояла  фигура  в  плаще,  ожидая
терпеливо, ни разу не пошевелившись. Девушка подозвала белую ламу и  опять
заняла свое место во  главе  каравана.  Сомс  коснулся  Грейдона,  прервав
тревожные мысли, которые вызвало загадочное предупреждение Суарры.
     - Займите свое место, Грейдон, - прошептал он. -  Мы  пойдем  следом.
Позже я поговорю с вами. Может, вы сможете получить  свое  оружие  -  если
поведете себя разумно.
     - Торопитесь, - сказала Суарра, - солнце садится, и  мы  должны  идти
быстрее. До завтрашнего полудня вы увидите свой сад с драгоценностями и  с
живым струящимся золотом, с которым сможете делать, что  захотите,  -  или
золото будет делать с вами, что захочет.
     Она с легкой насмешкой взглянула на троих. Губы Сомса напряглись.
     - Двигай вперед, сестренка, - сардонически ответил он. - Все, что  ты
должна сделать, это показать нам. И твоя роль сыграна. А уж мы позаботимся
об остальном.
     Она беззаботно пожала плечами. Они  снова  двинулись  по  выступу  на
скале.
     Равнина внизу молчалива и пуста. Из далекого леса  не  доносилось  ни
звука. Грейдон пытался найти разумное объяснение увиденного.  Ткач  -  так
назвала Суарра алое существо. И  сказала,  что  его  предки  были  людьми,
такими же, как они сами. Он вспомнил, как при первой встрече она  говорила
ему о силе этих загадочных ю-атланчи. Неужели она имела в виду,  что  люди
так овладели тайнами эволюции, что смогли повернуть ее в обратную сторону?
Смогли контролировать - деволюцию!
     А почему бы и нет? На своем долгом пути от  первобытного  существа  в
мелких водах самых первых морей человек сменил  мириады  форм.  И  как  бы
далеко он ни продвинулся от одной формы к другой, став позвоночным, сменив
холодную кровь на теплую, он все равно родственник пойманной сегодня рыбе,
пернатому существу, чьими перьями украсили себя  его  женщины,  обезьянам,
которых он для забавы и изучения привел из джунглей. Даже  паук,  плетущий
свою сеть в его саду, скорпион, убежавший из-под его ноги, - даже они  его
отдаленные кровные родственники.
     Когда Франциск Ассизский говорил о братце мухе, братце волке и братце
змее, он высказал научную истину.
     У  жизни  на  земле  общее  происхождение.  Разошедшиеся,  сменившие,
подобно Протею, множество форм, все же  человек  и  зверь,  рыба  и  змея,
ящерица и птица, муравей, пчела и паук - все они - все они  происходят  от
одного-единственного комочка первичного желе, которое плавало  когда-то  в
мелководье  первобытного  океана.  Грегори   из   Эдинбурга   назвал   его
протебионом - первое живое вещество на планете, от которого происходят все
формы жизни.
     А может, все формы, которые  сменил  человек  на  своем  пути  вверх,
таятся скрытно в нем?
     Руо, великий французский ученый, взял яйца лягушки  и,  подвергая  их
различным воздействиям, получил гигантских и карликовых лягушек, лягушек с
двумя головами  и  одним  телом,  с  одной  головой,  но  восемью  лапами,
трехголовых лягушек с лапами, многочисленными,  как  у  многоножки.  И  он
получил из этих яиц существа, которые вообще не напоминали лягушек.
     Русский Ворников и немец Шварц экспериментировали  с  более  высокими
формами жизни и произвели химер - кошмарные  существа,  которых  вынуждены
были уничтожить - и немедленно.
     Если Руо и другие проделали все это - а они  это  проделали,  Грейдон
знал, - разве невозможно, чтобы еще  более  великие  ученые  не  разбудили
спящие в человеке жизненные формы и  произвели  существа,  подобные  этому
алому? Человек-паук!
     Сама природа намекает на возможность этого. Природа время от  времени
производит уродов - людей с отчетливыми признаками животных, внутренними и
даже внешними  приметами  зверя,  рыбы  или  даже  ракообразного.  Дети  с
жаберными щелями на  горле;  дети  с  хвостами;  дети,  поросшие  шерстью.
Зародыш человека проходит через все  стадии  от  первобытной  протоплазмы,
сжав весь процесс эволюции в менее чем год.
     Может, для живущих в Ю-Атланчи тигель, формирующий жизнь, не содержит
никаких тайн? Они черпают в нем любые формы, какие захотят.
     Ткацкий станок - мертвая машины, и пальцы человека справляются с  ним
неуклюже. Паук -  одновременно  и  станок,  и  ремесленник,  он  действует
увереннее  и  изысканнее,  чем  любая   машина,   управляемая   человеком.
Человек-машина вполне может соперничать с изяществом и тонкостью паутины.
     Перед  Грейдоном  мелькнуло  видение   мира,   полного   гротескными,
чудовищными   существами:   люди-пауки   ткут   огромные   ткани    своими
иголкообразными  пальцами,  люди-кроты  прорывают  для  своих   создателей
подземные  ходы,  люди-амфибии  работают   под   водой   -   фантасмагория
человечества, еще во чреве искусно сплетенного с машинами.
     Дрожа, он постарался уйти от этого кошмарного видения.



                              5. ТРУБЫ ЭЛЬФОВ

     Солнце уже было на полпути  к  закату,  когда  они  подошли  к  концу
овальной равнины. Здесь от противоположной  скалы  отходил  выступ,  почти
смыкавшийся с той стеной, по которой они двигались. Они углубились в узкий
проход и в полутьме шли по ровной поверхности скалы; тропа шла вверх, хотя
и не круто. Солнце скрылось за  западными  вершинами  и  спускалась  тьма,
когда они вышли из прохода.
     Они стояли на краю  небольшого  болота.  Слева  от  них  продолжалась
изогнутая скала. Место скорее походило  не  на  болото,  а  на  равнину  с
избытком влаги. Она была покрыта чистым белым  песком.  Повсюду  виднелись
круглые холмы, будто сглаженные  ветром.  На  склонах  этих  холмов  росла
редкая жесткая  трава.  Холмы,  высотой  в  сто  футов,  располагались  со
странной регулярностью, как могильные насыпи на кладбище гигантов. Вся эта
пустошь занимала около пяти акров. Ее окружал лес. Грейдон слышал журчание
ручья.
     Суарра провела их по песку, пока они  не  добрались  до  центрального
холма.
     - Здесь вы переночуете, - сказала она. - Вода рядом.  Можете  разжечь
костер, спите без страха. На рассвете мы пойдем дальше.
     Вместе с одетым в плащ спутником она перешла на ближайший холм. Белая
лама пошла за ней. Грейдон ожидал, что Сомс остановит ее, но он  этого  не
сделал. Напротив, он сделал какой-то  знак  Старрету  и  Данкре.  Грейдону
показалось, что они довольны отсутствием девушки  в  их  лагере,  что  они
приветствовали разделявшее их расстояние.
     И их обращение с ним изменилось. Они опять вели себя по-товарищески.
     - Не напоите ли животных? - спросил Сомс. - А мы пока разведем костер
и приготовим ужин.
     Грейдон кивнул и отвел осликов к ручью.  Они  напились,  и,  ведя  их
назад, Грейдон посмотрел на холм, куда ушла Суарра. У его подножия  стояла
маленькая квадратная палатка,  блестевшая,  как  шелковая.  Рядом  паслась
стреноженная лама. Корзины, сплетенные из золотых лент, висели  у  нее  по
бокам. Ни Суарры, ни ее спутника не было видно. Вероятно, они в палатке.
     На их холме трещал костер, ужин уже был готов. Когда Грейдон подошел,
Старрет ткнул пальцем в маленькую палатку.
     - Достала ее из корзины, - сказал он. - Похоже на сложенный зонтик, и
раскрывается так же. Кто бы мог подумать, что здесь,  в  дикой  местности,
встретится такое?
     - Там в корзинах еще много такого, что нам не  мешает  посмотреть,  -
прошептал Данкре.
     - Еще бы, - согласился Сомс. - Того, что мы уже видели,  нам  хватило
бы на всю жизнь. А, Грейдон?
     - Она пообещала гораздо больше, - ответил Грейдон, встревоженный этим
намеком уроженца Новой Англии.
     - Да, - согласился Сомс, - да, вы правы. Ну, ладно, давайте есть.
     Они вчетвером сели у костра, как сидели много раз до его  схватки  со
Старретом. И, к удивлению Грейдона, они ни словом не упомянули о  трагедии
на равнине, избегали упоминаний о ней, быстро сменяли тему, когда  Грейдон
дважды, чтобы убедиться, вспомнил о ней. Они говорили только о  сокровищах
и о том, что можно будет сделать с ними, когда они вернутся  в  свой  мир.
Предмет за предметом обсуждали то, что видели в корзинах Суарры; обсуждали
драгоценности Суарры и их цену. Как будто нарочно старались  заразить  его
своей алчностью.
     - Дьявол! Да с одними этими изумрудами нам не о чем  беспокоиться!  -
раз за разом повторял Старрет с вариантами.
     Грейдон слушал с растущей тревогой. Что-то крылось за этим уклонением
от разговора об алом существе и  преследовавших  его  динозаврах,  в  этих
постоянных упоминаниях о добыче, находящейся рядом, о том, что принесет им
эта добыча.
     И вдруг он понял, что они боятся, что с алчностью в них борется страх
перед неизвестным. И поэтому  они  вдвойне  опасны.  Что-то  скрывается  в
сознании этих троих, а разговоры о сокровищах - только предисловие.
     Наконец Сомс взглянул на часы.
     - Почти восемь, - неожиданно  сказал  он.  -  Светает  в  пять.  Пора
поговорить начистоту. Грейдон, садитесь ближе.
     Они прижались друг к другу под укрытием холма. Отсюда палатка  Суарры
не видна, но и их не видят наблюдатели из этого шелкового павильона.
     - Грейдон, - начал уроженец Новой  Англии,  -  мы  приняли  кое-какие
решения. Поступим иначе. Мы рады забыть прошлое. Здесь нас  четверо  белых
против бог его знает чего. Белые должны держаться вместе. Разве не так?
     Грейдон выжидательно кивнул.
     - Ну, хорошо, - сказал Сомс. - Вот какова ситуация. Не  отрицаю,  что
виденное сегодня вызывает дрожь. У нас нет снаряжения, чтобы противостоять
этой своре шипящих дьяволов. Но ведь  мы  можем  вернуться  с  достаточным
снаряжением. Вы поняли?
     Грейдон снова кивнул, готовясь к встрече с тем, чего он ожидал.
     - На этой ламе и на девушке достаточно  ценностей  для  нас  всех,  -
продолжал Сомс. - Тем более достаточно для снаряжения небольшой экспедиции
за сокровищами. И вот что мы намерены сделать, Грейдон. Взять  корзины  со
всем  их  содержимым.  Снять  драгоценности  с  девчонки.  Уйти,  а  потом
вернуться. Отберем небольшой отряд надежных  парней.  Мы  четверо  возьмем
половину  найденного,  другую  половину  отдадим  остальным.  Эти  шипящие
дьяволы не устоят  против  пулемета  или  нескольких  бомб,  сброшенных  с
самолета. А когда дым рассеется,  мы  соберем  добычу,  вернемся  и  будем
сидеть на самом верху. Что скажете?
     Грейдон пытался выиграть время.
     - А как вы возьмете вещи сейчас? - спросил он. - И если возьмете, как
сможете уйти с ними?
     - Легко, - Сомс придвинулся ближе.  -  Мы  все  обдумали.  В  палатке
только девчонка и старик. Они не следят за нами, мы уверены.  Ладно,  если
вы с нами, мы все обделаем. Данкре и Старрет  займутся  стариком.  Никакой
стрельбы. Только нож в ребра. Мы с вами  занимаемся  девушкой.  Мы  ей  не
повредим. Только свяжем и заткнем рот. Упакуем вещи и уйдем.
     - Куда уйдем? - спросил Грейдон. Он  придвинулся  к  Данкре,  готовый
выхватить его пистолет.
     - Уйдем, черт побери! - сказал Сомс.  -  Мы  со  Старретом  приметили
вершину на западе, которую видели на пути сюда. Как  только  доберемся  до
нее, я буду знать, где мы. Идя налегке и всю ночь, к  утру  мы  будем  уже
далеко отсюда. Лес не густой, и сейчас полнолуние.
     Грейдон осторожно протянул руку и коснулся кармана  Данкре.  Пистолет
все еще там. Но  прежде  чем  сделать  отчаянную  попытку,  он  попытается
обратиться к их страху.
     - Вы забыли об одном, Сомс, - сказал он. -  Нас  будут  преследовать.
Что мы сможем поделать, если по нашему следу пустят этих чудовищ?  Да  они
нас тут же догонят. Мы не сможем уйти от них.
     И тут же он понял слабость своего аргумента.
     - Вовсе нет, - злобно улыбнулся Сомс. - В том-то  и  дело.  Никто  не
беспокоится об этой девушке. Никто не знает, где  она,  и  она  не  хочет,
чтобы кто-нибудь знал об этом. Она очень старалась, чтобы  ее  не  увидели
сегодня днем. Нет, Грейдон, я думаю, она сбежала от  своих,  чтобы  помочь
вам выбраться. Снимаю шляпу перед вами - вы работаете быстро, и она у  вас
на крючке. Единственный, кто может поднять тревогу, это старый дьявол.  Он
получит нож, прежде чем поймет что-нибудь. И останется только девушка. Она
будет рада показать нам путь, если мы опять заблудимся. Но, говорю вам, мы
со Старретом узнали эту вершину. Мы возьмем девчонку с собой, чтобы она не
позвала на помощь, а когда выберемся  на  знакомую  дорогу,  отпустим  ее.
Пусть идет домой. Вот и все, верно, парни?
     Старрет и Данкре кивнули.
     Грейдон сделал вид, что обдумывает их предложение. Он точно знал, что
задумал Сомс: воспользоваться им в том хладнокровном убийстве, которое они
втроем  задумали,  и  когда  они  будут   уверены,   что   оторвались   от
преследователей, покончить, конечно, и с ним. И  Суарре  они  не  позволят
вернуться. Она будет убита - после того как ее отдадут Старрету.
     - Давайте, Грейдон, - нетерпеливо  сказал  Сомс.  -  План  хорош,  он
сработает. Вы с нами? Если нет...
     В руке его блеснул нож. Одновременно Старрет и  Данкре  придвинулись.
Их движение дало Грейдону шанс. Он сунул руку в карман  француза,  вытащил
пистолет и одновременно пнул Старрета  в  пах.  Великан  со  стоном  упал.
Грейдон вскочил на ноги. Но прежде чем он сумел направить оружие на Сомса,
Данкре схватил его за ноги, и он упал.
     - Суарра! - падая, закричал Грейдон. Может,  его  крик  разбудит  ее,
предупредит. Вторично крикнуть он не смог. Костлявые руки Сомса сжали  ему
горло.
     Он попытался вырваться. Руки Сомса слегка подались,  и  Грейдон  смог
вдохнуть. Он мгновенно оставил руки Сомса, пальцы одной руки сунул Сомсу в
угол рта и потянул изо  всей  силы.  Сомс  издал  крик  и  выпустил  горло
Грейдона. Грейдон попытался встать, но рука тощего янки ухватила его.
     - Ножом его, Данк! - рявкнул Сомс.
     Грейдон  неожиданно  дернулся,  уронив  на  себя  Сомса.  И  вовремя:
мелькнуло лезвие  Данкре,  лишь  ненамного  миновав  Грейдона.  Сомс  сжал
Грейдона ногами, стараясь придвинуть его под удар ножа  француза.  Грейдон
впился зубами с прижимавшее его плечо.  Сомс  заревел  от  боли  и  гнева;
забился,  пытаясь  вырваться.  Вокруг  них  приплясывал  Данкре,   выбирая
возможность для удара.
     Послышался рев Старрета:
     - Лама! Она убегает! Лама!
     Невольно  Грейдон  разжал  зубы.   Сомс   отскочил.   Грейдон   тоже,
повернувшись плечом навстречу удару, которого ожидал от Данкре.
     - Смотрите, Сомс, смотрите! - кричал маленький француз,  указывая.  -
Она убегает! Боже! Со всем золотом! С драгоценностями!
     Сияла полная луна, и в ее свете белые пески напоминали  озера,  среди
которых возвышались холмы-острова. Белая лама, блестя золотыми  корзинами,
бежала по этому озеру в ста ярдах от них в сторону той щели, через которую
они прошли.
     - Остановите ее! - закричал Сомс, забыв обо всем остальном. - За ней,
Старрет! Сюда, Данк! Я загоню ее к вам!
     Они побежали по сверкающей пустоши. Лама повернула в  сторону  одного
из холмов и поднялась на его вершину.
     - Окружайте! Мы ее возьмем! - кричал Сомс.  Втроем  они  побежали  на
холм, на котором спокойно стояло белое животное. С трех сторон они  начали
подниматься на холм.
     Как только они начали подъем, в воздухе прозвучала сочная густая нота
- эльфийский рог, который слышал Грейдон в первый день  появления  Суарры.
Ему ответили другие. Все на одной ноте. И вот ответный  хор  устремился  к
холму с ламой, повис над  ним  и  опустился,  как  покрывало  из  крылатых
звуков.
     Грейдон видел,  как  Старрет  пошатнулся  как  от  невидимого  удара,
замахал  руками,  будто  отбиваясь  от  незримых   нападающих.   Несколько
мгновений великан стоял так, яростно отбиваясь.  Потом  упал  и  покатился
вниз,   на   песок.   Звуки   эльфийских   труб   отлетели   от   него   и
сконцентрировались на Сомсе. Тот опустился на четвереньки  и  упрямо  полз
вверх по холму. Одной рукой он защищал лицо.
     От чего?
     Грейдон видел лишь пустой холм, стоящую на нем в лунном  свете  ламу,
Старрета у подножия холма и Сомса почти на его вершине.  Данкре  находился
на противоположной стороне и не был виден.
     Трубы теперь звучали громче, как охотничьи рога  большой  охоты.  То,
что производило звуки, оставалось  невидимым  и  не  отбрасывало  теней  в
лунном свете. Но Грейдон слышал шум, как от множества крыльев.
     Сомс  добрался  до  плоской  вершины  холма.  Лама  нагнула   голову,
разглядывая его. Он перебрался через край и протянул руку, чтобы  схватить
ее за узду,  но  животное  отскочило  на  противоположный  край  и  начало
спускаться на песок.
     Звуки над Сомсом  не  стихали.  Грейдон  видел,  как  Сомс  корчится,
защищает лицо будто от ударов. Невидимые нападающие не  запугали  его.  Он
скатился с холма вслед  за  ламой.  Старрет  поднялся,  раскачиваясь,  как
пьяный.
     Звуки рогов замолкли, как свечи, задутые неожиданным  порывом.  Из-за
холма выбежал Данкре. Втроем они постояли, споря и жестикулируя. Одежда их
была изорвана; когда Сомс повернулся и свет луны упал ему на лицо, Грейдон
увидел, что оно все в крови.
     Лама  медленно   шла   по   песку,   как   будто   приглашала   своих
преследователей. Странно, но она то виднелась  отчетливо,  то  становилась
какой-то разреженной, почти прозрачной. Когда она  появлялась  вновь,  как
будто  сгущались  лунные  лучи,  завивались   свивались,   образуя   форму
животного. Лама расплывалась и  возникала  вновь,  как  ткань  на  ткацком
станке, сотканная из искривленных лучей.
     Рука Старрета легла  на  рукоять  оружия.  Прежде  чем  он  смог  его
поднять,  Сомс   перехватил   его   руку.   Он   что-то   сказал   гневно,
безапелляционно. Грейдон понял,  что  он  говорит  Старрету  об  опасности
пистолетного выстрела, требует тишины.
     Они разошлись:  Старрет  и  Данкре  слева  и  справа  от  ламы,  Сомс
осторожно приближался сзади, чтобы не спугнуть животное и не обратить  его
в бегство. Но, услышав их  шаги,  лама  неторопливо  поскакала  в  сторону
другого холма.
     На мгновение Грейдону показалось,  что  он  видит  на  вершине  холма
фигуру в пестром костюме с капюшоном; красный жезл поднят и  указывает  на
ламу. Грейдон всмотрелся внимательнее и решил,  что  зрение  подвело  его:
вершина холма пуста. Лама легко поднялась на нее. Как  и  раньше,  Сомс  и
остальные двое окружили ее. Они стали подниматься.
     И немедленно снова прозвучал  рог  -  угрожающе.  Трое  заколебались,
приостановились. Потом Старрет соскользнул вниз на несколько шагов, поднял
пистолет и выстрелил. Белая лама упала.
     - Дурак! Проклятый дурак! - застонал Грейдон.
     Молчание, последовавшее за выстрелом,  было  нарушено  бурей  звуков.
Эльфийские трубы обрушились на троих. Данкре закричал и побежал к  лагерю,
отбиваясь на ходу. На полпути он упал и лежал неподвижно. Сомс  и  Старрет
тоже отбивались, наносили удары по воздуху, увертывались. В трубных звуках
слышалась смертельная угроза.
     Старрет опустился на колени, встал и пошел, пошатываясь.  Снова  упал
недалеко от Данкре и лежал так же неподвижно. Последним  упал,  отбиваясь,
Сомс. Теперь все трое неподвижно лежали на песке.
     Грейдон сбросил оцепенение и прыгнул вперед. И  тут  же  почувствовал
прикосновение к плечу. Тело его онемело. С трудом повернул он  голову.  За
ним стояла фигура в пестром. Красный жезл  отнял  у  Грейдона  способность
двигаться, точно так же как он парализовал человека-паука и послал  его  в
челюсти динозавров.
     Красный жезл нацелился на три тела. Немедленно, как по команде, звуки
труб поднялся высоко в воздух - и стихли. На вершине холма  белая  лама  с
трудом поднялась на ноги. По ее серебряному боку  пролегла  алая  лента  -
знак пули Старрета. Лама, хромая, начала спускаться.
     Проходя мимо Сомса, она толкнула его  носом.  Голова  уроженца  Новой
Англии поднялась. Он попытался подняться и снова упал. Лама снова толкнула
его носом. Сомс встал  на  четвереньки;  не  отрывая  взгляда  от  золотых
корзин, он пополз за ламой.
     Белая лама продолжала медленно, напряженно идти. Подошла к Старрету и
толкнула  его,  как  Сомса.  Большая  голова  Старрета  приподнялась,   он
попытался встать, упал и, как Сомс, пополз за животным.
     Белая лама остановилась возле Данкре. Он пошевелился и тоже  двинулся
на четвереньках.
     И вот по залитым луной пескам к лагерю двинулась  процессия.  Впереди
хромое животное, из его раненого бока капала  кровь.  Сзади  ползком  трое
мужчин, не отрывающих глаз от золотых  корзин,  с  раскрытыми  ртами,  как
рыбы, выброшенные на берег.
     Лама дошла до костра и пошла дальше.  Ползущие  продолжали  движение.
Фигура в пестром опустила жезл.
     Ползущие немедленно остановились. Они упали неподвижно, как будто  их
покинула жизнь.
     Странный паралич оставил Грейдона так  же  неожиданно,  как  начался:
мышцы его расслабились, вернулась возможность движений. Мимо него  к  ламе
пробежала Суарра, стала гладить животное, пыталась остановить кровь.
     Грейдон склонился над тремя спутниками. Они тяжело  дышали,  глаза  у
них полузакрыты и обращены внутрь, так что виднеются только края  зрачков.
Одежда изорвана в клочья. На лицах, на груди, на  спинах  сотни  маленьких
ранок,  сделанных  будто  острым  шилом.  Некоторые  кровоточили,  но   на
большинстве кровь уже свернулась.
     Грейдон удивленно рассматривал их. Конечно, раны болезненны, но никак
не могут объяснить их состояние. Трое не  потеряли  столько  крови,  чтобы
потерять и сознание: не тронуты ни артерии, ни крупные вены.
     Он взял ведро и принес воды из  ручья.  Вернувшись,  он  увидел,  что
Суарра отвела ламу к своей палатке. Он пошел туда, снял золотые корзины  и
осмотрел рану. Пуля попала в левый бок, но  не  затронула  кости.  Грейдон
извлек пулю, промыл рану и перевязал  полоской  шелка,  которую  дала  ему
девушка. Он ничего не говорил, она тоже молчала.
     Он набрал в ручье еще воды и пошел в свой лагерь. Заметил, что фигура
в капюшоне присоединилась к девушке. Почувствовал, проходя, на себе взгляд
старика. Расстелил  одеяла,  втащил  на  них  Сомса,  Данкре  и  Старрета.
Оцепенение их прошло, они как будто спокойно спали. Он смыл с их лиц и тел
кровь, смазал йодом самые глубокие ранки. При этом они не шевельнулись.
     Грейдон укрыл их одеялами, отошел к костру и лег на белый песок.  Его
охватили  тяжелые  предчувствия,  ощущение  нависшего   рока.   Борясь   с
депрессией, отнимавшей у него мужество, он услышал легкие  шаги:  рядом  с
ним присела Суарра. Он накрыл ладонью ее руку. Она коснулась  его  плечом,
ее облачные волосы ласкали его щеку.
     - Это последняя ночь, Грейдон, - с дрожью сказала  она.  -  Последняя
ночь! Поэтому я немного могу поговорить с тобой.
     Он ничего не  ответил,  только  взглянул  на  нее  и  улыбнулся.  Она
правильно поняла его улыбку.
     - Но я говорю правду, Грейдон, - сказала она. - Я пообещала. Сказала,
что спасу тебя, если смогу. Я пошла к Матери и попросила ее  помочь  тебе.
Она смеялась - вначале. Но потом увидела, что для  меня  это  серьезно,  и
стала ласковой. Наконец она пообещала мне, как женщина женщине -  а  Мать,
несмотря ни на что, все-таки женщина, - она пообещала мне, что в том,  что
в ее силах, она поможет тебе, когда ты будешь стоять перед Ликом и...
     - Перед Ликом, Суарра? - прервал он.
     - Лик в бездне! - сказала она и вздрогнула. - Я больше ничего не могу
тебе сказать. Ты... должен стоять перед ним. Ты... и остальные трое. И,  о
Грейдон, ты не должен позволить ему завладеть тобой... ты не должен...
     Она вытащила руку из-под его ладони, сжала ее в кулак. Он привлек  ее
к себе. На мгновение она прижалась к его груди.
     - Мать пообещала, - сказала она, -  и  я  начала  надеяться.  Но  она
поставила условие, Грейдон: если с ее помощью ты устоишь перед  Ликом,  ты
должен будешь немедленно уйти из Запретной земли и никому не  рассказывать
о ней за ее пределами. Я пообещала за тебя, Грейдон. И  поэтому...  -  она
запнулась... поэтому это последняя ночь.
     Сердце его отвергало такой исход. Но он молчал, и немного погодя  она
задумчиво сказала:
     - Тебя любили многие девушки... или ты любил многих... в твоей земле,
Грейдон?
     - Ни одной, Суарра, - ответил он.
     - Я верю тебе, - просто сказала она, - и ушла бы  с  тобой,  если  бы
могла. Но я не могу. Мать любит меня и верит мне.  И  я  люблю  ее,  очень
люблю. Я не могу оставить ее даже ради...
     Неожиданно она вырвала руку, сжала ее в кулак и ударила себя в грудь.
     - Я устала от Ю-Атланчи! Устала  от  ее  древней  мудрости  и  от  ее
бессмертных жителей! Я хочу уйти в новый мир, где есть дети, много  детей,
где есть детский смех, и жизнь  проходит  быстро,  страстно...  пусть  она
открывает Дверь Смерти при этом! Потому что в Ю-Атланчи закрыта не  только
Дверь Смерти, но и Дверь Жизни. Здесь мало детей  и  совсем  нет  детского
смеха.
     Он поймал ее за руку и начал успокаивать.
     - Суарра, - сказал он, - я иду в потемках, и твои слова не  дают  мне
света. Расскажи мне, кто твой народ.
     - Это древний народ, - ответила она. -  Самый  древний.  Много  веков
назад он пришел с юга, где жил  также  бесчисленные  века.  Однажды  земля
покачнулась  и  раскололась.  Наступил  великий  холод,  опустилась  тьма,
начались ледяные бури. Многие умерли. Те, что выжили, уплыли  на  север  в
своих кораблях, увезя с собой остатки Змеиного народа, который научил  мой
народ мудрости. А Мать - последняя из Змеиного народа.
     - Они остановились здесь. Тогда море  было  близко,  а  горы  еще  не
родились. Эту землю  населяли  стада  ксинли.  Эти  ксинли  были  большие,
гораздо больше теперешних. Мой народ большую часть их  уничтожил,  а  тех,
что остались, приручил и вывел новые породы для своих нужд. И  вот  долгие
века мой народ жил здесь, как когда-то жил на юге,  там,  где  теперь  над
дворцами толстый лед.
     - Потом начались землетрясения, начали  расти  горы.  Мудрость  моего
народа  была  недостаточна,  чтобы  помешать  горам  расти,  но   он   мог
контролировать их рост вокруг своего города.  Горы  поднимались  медленно,
постоянно, целые века. И  наконец  окружили  Ю-Атланчи  стеной  -  стеной,
которую преодолеть невозможно. Но мой народ  не  расстраивался;  наоборот,
даже обрадовался. Потому что к этому времени  Властители  и  Мать  закрыли
Дверь Смерти. И моему народу стало все равно,  что  делается  в  остальном
мире. Так он и жил - еще множество веков.
     Она снова смолкла, размышляя. Грейдон смотрел на нее, пытаясь  скрыть
свое недоверие. Народ, победивший смерть! Народ,  настолько  древний,  что
его города лежат подо льдом  Антарктиды!  Ну,  города  подо  льдом  -  это
возможно.  Несомненно,  Южный  полярный  континент  когда-то  грелся   под
ласковым солнцем. Доказательство  -  окаменелые  остатки  пальм  и  других
растений, которые  могут  жить  только  в  тропическом  климате.  И  также
несомненно, что современные полюса не всегда  находились  на  этом  месте.
Наука не пришла к выводу, произошло  ли  изменение  полюсов  внезапно  или
постепенно. Но оно произошло, и  не  менее  миллиона  лет  назад.  И  если
рассказ  Суарры  правдив,  значит  происхождение   человека   теряется   в
невероятной древности.
     И все же... это возможно... существует  много  загадок...  легенд  об
утраченных  землях  и  забытых  цивилизациях,  которые  на  чем-то  должны
основываться... земля Му, Атлантида, неведомая раса,  правившая  Азией  из
Гоби, когда там была не сухая пустыня, а зеленый рай... да,  возможно.  Но
чтобы они победили смерть? Нет! В это он не поверит.
     Он заговорил с раздражением, рожденным сомнением:
     - Если твой народ так мудр, почему он не правит миром?
     - А зачем ему это? - в свою очередь спросила она. - Если бы  они  это
сделали, то превратили бы весь мир в  подобие  Ю-Атланчи  -  как  наш  мир
сегодня повторяет древнюю Ю-Атланчи. Их теперь очень немного. Разве  я  не
сказала, что когда закрылись Двери Смерти, одновременно закрылись и  Двери
Жизни? Правда, всегда находились смельчаки, рисковавшие открыть эти  двери
- среди них мои отец и мать. Но их так мало, так  мало!  Нет,  у  них  нет
никакой причины переходить барьер. Все, что им нужно, все, чего они хотят,
тут.
     - Есть и еще одна причина. Они победили сон. Во сне они создают  свой
мир, и в нем они живут; если хотят, проживают жизнь  за  жизнью.  В  своих
снах они создают один мир за другим - и каждый для них так же реален,  как
этот для тебя. И вот - проходят года, а они живут во сне. Зачем им уходить
во внешний мир, если они здесь могут  создавать  мириады  миров  по  своей
воле?
     - Суарра, - неожиданно спросил он, - а почему ты хочешь спасти меня?
     - Потому что, - медленно прошептала она, - потому что ты  заставляешь
меня чувствовать то, что я никогда не чувствовала. Потому что  ты  делаешь
меня счастливой - потому что делаешь меня печальной! Я хочу быть  рядом  с
тобой. Когда ты уйдешь, мир потемнеет...
     - Суарра! - воскликнул он и привлек ее к себе. Она не сопротивлялась.
Губы их соединились.
     - Я вернусь, - прошептал он. - Я вернусь, Суарра.
     -  Возвращайся!  -  Ее  мягкие  руки  теснее  обхватили  его  шею.  -
Возвращайся ко мне, Грейдон!
     Она оттолкнула его от себя, вскочила на ноги.
     - Нет! Нет! Нет, Грейдон, я ослабла! Нет, для тебя здесь смерть!
     - Клянусь Богом, - ответил он, - я вернусь к тебе!
     Она дрожала; наклонилась, прижалась к его губам губами,  выскользнула
из его рук и побежала к серебряной палатке. На  мгновение  остановилась  -
протянула к нему тоскующие руки; исчезла в  палатке.  Издалека,  казалось,
донесся ее голос:
     - Вернись! Вернись ко мне!



                               6. ЛИК В БЕЗДНЕ

     Белые пески пустоши потускнели в первых лучах рассвета. С вершин  дул
холодный ветер. Грейдон подошел к своим троим спутникам и отдернул одеяла.
Дышат нормально, как будто спокойно спят, ранки затянулись. И все  же  они
похожи на  мертвых,  синевато-серые,  бледные,  как  пески,  над  которыми
занимался рассвет. Грейдон вздрогнул, но не от холода.
     Он взял пистолет Сомса, убедился, что он заряжен,  и  сунул  себе  за
пояс. Затем разрядил остальное оружие. Какая бы опасность их ни поджидала,
он был уверен, что против нее огнестрельное оружие  бессильно.  А  быть  в
распоряжении своих спутников он больше не хотел.
     Он вернулся к костру, сварил кофе, подготовил  завтрак  и  подошел  к
спящим. Сомс застонал и сел. Он непонимающе посмотрел на  Грейдона,  потом
встал. Осмотрелся.  Увидел  золотые  корзины  возле  палатки  Суарры.  Его
тусклые глаза блеснули, хитрое выражение появилось на лице.
     - Идемте, Сомс, выпейте кофе, - Грейдон коснулся его руки.
     Сомс с рычанием повернулся, рука  его  легла  на  рукоять  пистолета.
Грейдон отступил, нащупав в кармане свое оружие. Но Сомс  потерял  к  нему
интерес. Он опять смотрел  на  корзины,  сверкающие  в  лучах  восходящего
солнца. Он толкнул ногой Старрета, и тот с  ворчанием  сел.  Это  движение
разбудило Данкре.
     Сомс указал на корзины и пошел к палатке, держа  в  руке  бесполезное
оружие. Старрет и Данкре - следом  за  ним.  Грейдон  тоже  пошел.  Кто-то
коснулся его плеча. Рядом стояла Суарра.
     - Пусть поступают, как хотят, Грейдон, - сказала она. - Они безвредны
- сейчас. И никто не может помочь им.
     Они молча смотрели, как Сомс откинул клапан  палатки  и  вошел  туда.
Через мгновение он вышел,  и  они  втроем  принялись  вытаскивать  золотые
колышки. Сомс скатал палатку вместе с колышками и сунул в одну из  корзин.
Потом они пошли в лагерь, Старрет и Данкре тащили корзины.
     Когда  они  проходили  мимо  Грейдона,  он  пришел  в  ужас.   Что-то
человеческое покинуло их, его место заняло нечто нечеловеческое.  Они  шли
не как люди, а как автоматы.  Ни  на  него,  ни  на  девушку  не  обратили
внимания. Глаза у них были пустые, и смотрели  они  только  на  корзины  с
золотом. Дойдя до лагеря, они навьючили корзины на осликов.
     - Пора идти, Грейдон, - сказала Суарра. - Властитель Глупости  теряет
терпение.
     Он посмотрел на нее, потом рассмеялся,  решив,  что  она  шутит.  Она
посмотрела на фигуру в пестром костюме.
     - Почему ты смеешься? - спросила она. - Вон  он  стоит,  ожидая  нас,
Властитель Тиддо, Властитель Глупости,  единственный  из  властителей,  не
покинувший Ю-Атланчи. Мать не отпустила меня сюда без него.
     Он посмотрел на нее внимательней: конечно, она смеется. Но  глаза  ее
оставались серьезными.
     - Преклоняюсь перед мудростью Матери, - мрачно сказал он.  -  Лучшего
сопровождающего она не могла бы найти. Для всех нас.
     Она вспыхнула, взяла его за руку.
     - Ты сердишься, Грейдон. Почему?
     Он не ответил. Она вздохнула и молча отошла.
     Он подошел к троим. Они стояли  у  костра,  молча  и  неподвижно.  Он
вздрогнул: он так похожи на мертвых, ожидающих какого-то ужасного приказа.
Ему стало их жаль.
     Он налил кофе и сунул чашку в руку  Сомса.  То  же  самое  сделал  со
Старретом и Данкре. Осторожно, неуверенно  они  поднесли  чашки  к  губам,
выпили горячую жидкость. Он дал им пищи, они жадно съели ее. Но  при  этом
взгляды их не отрывались от корзин с золотом. Грейдон не мог больше  этого
выносить.
     - Идем! - сказал он Суарре. - Ради Бога, идем!
     Он дал в руки троим ружья. Они взяли их так же механически, как брали
кофе и еду.
     Теперь впереди пошел загадочный спутник Суарры, ослики за ним.
     - Пошли, Сомс, - сказал Грейдон. - Пошли, Старрет. Пора идти, Данкре.
     Послушно, не отрывая взглядов от корзин, они пошли вслед за осликами:
слева тощий янки, гигант Старрет в центре, маленький француз  справа.  Они
шли, как марионетки. Грейдон пошел за ними.
     Они пересекли белые пески и двинулись по тропе, вьющейся между  тесно
растущими гигантскими деревьями. Примерно  с  час  шли  они  по  тропе.  И
неожиданно тропа кончилась  на  широкой  каменной  платформе.  Перед  ними
возвышались две горы. Их вертикальные стены уходили на тысячи футов вверх.
Между ними  виднелась  узкая  щель,  постепенно  расширявшаяся.  Платформа
служила подступом к этой щели.
     Тот, кого Суарра назвала Властителем Глупости, пошел по платформе, за
ним Суарра. За ней трое, как манекены. Последним - Грейдон.
     Путь вел вниз. Не было видно ни кустов, ни деревьев,  вообще  никакой
растительности, разве что так можно  было  назвать  шуршавший  под  ногами
древний лишайник. Но этот лишайник облегчал спуск: ноги цеплялись за него.
Он покрывал и стены по обе стороны. Света здесь было  мало,  но  лишайник,
похоже, улавливал его и поглощал. Было не темнее,  чем  в  начале  вечера.
Ясно видны все предметы. Дорога шла вперед, не расширяясь. Не  становилось
ни светлее, ни темнее.
     Впереди показалась скала, закрывшая проход.  Дорога  резко  свернула,
стало темнее. У Грейдона появилось беспокойное ощущение, что скалы  высоко
над его головой сомкнулись, что они входят в туннель. Лишайники под ногами
и на стенах росли реже. Становилось все темнее.
     Наконец лишайников совсем не стало. Грейдон двигался в  полутьме.  Он
ничего не видел, кроме смутных теней тех, кто шел перед ним. Теперь он был
уверен, что скалы вверху сомкнулись, погребя их.  Он  боролся  с  удушьем,
которое принесла эта мысль.
     И все же - и все же это была не тьма. Странно, подумал  он,  странно,
что тут, в этом закрытом туннеле, вообще есть свет. Казалось, светится сам
воздух. Слабо светились не стены, не пол. Источник света находился  где-то
впереди. Как будто светящиеся атомы медленно вплывали откуда-то в туннель.
     Постепенно этих светящихся атомов становилось все больше,  в  тоннеле
светлело.
     Снова он резко повернул.
     Они стояли в пещере,  похожей  на  гигантский  квадратный  зал  перед
большой сценой. Возможно, гладкая  каменная  стена  в  ста  ярдах  впереди
создавала  такое  впечатление.  Стена  походила  на   занавес,   на   дюйм
приподнятый  над  полом.  Из  щели  выплывали  светящиеся  атомы,  которые
заполняли  туннель  все  усиливающимся   светом.   Здесь   они   пролетали
стремительно, как стая светляков, каждый с ярким фонариком.
     Грейдон  поискал  взглядом  второй  выход,  и  в  это  время  занавес
сдвинулся. Он беззвучно скользнул  в  сторону  примерно  на  ярд.  Грейдон
обернулся - за ним стояли трое: высокий,  маленький  и  гигант.  Стояли  с
пустыми невыразительными взглядами...
     Грейдону показалось, что  над  их  головами  мелькнул  красный  посох
Властителя Глупости... но как это возможно?... вон ведь молчаливая  фигура
в пестром, с посохом в руке, далеко, у самого входа в пещеру.
     Он услышал  глухое  проклятие  Сомса,  рев  Старрета,  высокий  голос
Данкре.  Он  резко  повернулся   к   ним.   Исчезла,   полностью   исчезла
неестественная   мертвенность,   которая    так    удивляла    его,    вся
неопределенность, размытость в действиях и целях. Они  живы,  насторожены,
проворны - они снова стали собой.
     - Что за дьявольское место, Грейдон? Какого дьявола мы сюда попали? -
Сомс железной хваткой зажал руку Грейдона. Ответила Суарра:
     - Это сокровищница, которую я вам пообещала...
     - Да? - свирепый рык заставил ее замолчать.  -  Я  у  вас  спрашиваю,
Грейдон! Как я сюда попал? Вы знаете, Данк? Вы, Билл?
     Ему  ответили  их  озадаченные  лица.  Он  направил  ствол  ружья  на
Грейдона.
     - Выкладывайте!
     И опять спокойно ответила Суарра:
     - Какая разница, если  вы  уже  здесь,  все  вчетвером.  Там,  откуда
исходит свет, вторая пещера; в ней золото течет, как вода,  и  драгоценные
камни растут на стенах, как фрукты. И это все ваше. Идите и берите.
     Сомс опустил ружье, злобно осмотрел Суарру.
     - А что там еще, сестренка?
     - Ничего, - ответила она. - Только большое лицо, высеченное в камне.
     Прошло несколько секунд, Сомс обдумывал ее ответ.
     - Только каменное лицо? - повторил он наконец. - Ну,  тогда...  тогда
мы пойдем и посмотрим все вместе. Позови своего спутника.
     - Нет, - уверенно ответила она. - Мы дальше  с  вами  не  пойдем.  Вы
должны идти одни. Я уже говорила вам и скажу еще раз: вам нечего  бояться,
кроме того, что в вас самих. Глупцы! - в неожиданном гневе она топнула  по
камню. - Если бы мы хотели убить вас, оставили  бы  в  добычу  ксинли.  Вы
забыли прошлую ночь, когда погнались за ламой? Я исполнила свое  обещание.
Больше не спорьте! И берегитесь - берегитесь рассердить меня!
     И Грейдон увидел, как при упоминании о ламе лицо Сомса побледнело, он
украдкой бросил взгляд  на  тоже  побледневших  Старрета  и  Данкре.  Сомс
немного постоял в задумчивости. Заговорил он негромко  и  не  обращаясь  к
Суарре.
     - Ну, ладно. Раз уж мы здесь, посмотрим, что там. Данк, берите  ружье
и прикройте вход, откуда мы пришли.  Следите  за  стариком.  Мы  с  Биллом
присмотрим за девчонкой. А вы, мистер Грейдон, вы пойдете и заглянете туда
и расскажете нам, что увидели. Можете взять  с  собой  пистолет.  Если  мы
услышим  стрельбу,  поймем,  что  там  есть  еще  что-то,  помимо  золота,
драгоценностей  и...  а,  да,  каменного  лица.  Марш,   мистер   Грейдон,
действуйте!
     Сомс подтолкнул Грейдона к сверкающему проходу, а  сам  со  Старретом
занял  позиции  по  обе  стороны  от  Суарры.  Грейдон  заметил,  что  они
постарались не дотрагиваться до девушки. Данкре  направился  к  выходу  их
пещеры. Суарра посмотрела на него. В ее  глазах  была  печаль,  боль  -  и
любовь.
     - Помни! - сказал он. - Я вернусь!
     Сомс не понял скрытого смысла его слов,  уловил  только  то,  что  на
поверхности.
     - Если не вернетесь, - злобно усмехнулся он, - она об этом  пожалеет!
Говорю вам, приятель!
     Грейдон не ответил. Он подошел к  краю  занавеса,  на  ходу  доставая
пистолет. Миновал край и оказался на свету. Перед ним открылся  проход  не
более десяти футов в длину. Грейдон дошел до его конца и застыл.  Пистолет
выпал из его онемевшей руки и со звоном упал на каменный пол.
     Перед  ним  открылась  громадная  пещера,   заполненная   сверкающими
атомами. Гигантский полый шар, разрезанный  надвое,  и  нижняя  его  часть
убрана. Сияние струилось  от  стен,  но  сами  стены  абсолютно  черные  и
полированные, как зеркало. Лучи рождаются в бесконечной глубине за стенами
и вырываются на огромной  скорости  -  как  будто  в  непостижимой  черной
глубине горит солнце.
     И на этих изогнутых стенах,  свисая  с  них,  как  гроздья  бесценных
жемчужин в очарованном винограднике рая Эль-Шираза, как цветы в саду  царя
джиннов, растут гирлянды драгоценных камней!
     Огромные кристаллы, ограненные и необработанные, круглые и угловатые,
горящие в торжествующем свете той душой огня, которая  составляет  главную
прелесть драгоценностей. Рубины, играющие всеми оттенками красного  цвета,
от чистого алого, который напоминает  солнечный  свет,  проходящий  сквозь
сомкнутые пальцы нежной девушки,  до  тусклого  красного  цвета  разбитого
сердца; сапфиры, сверкающие богатыми голубыми  тонами  от  цвета  оперения
певчих птиц до  голубизны  темнеющих  вод  под  кремовыми  вершинами  волн
Гольфстрима; огромные изумруды, блестящие  павлиньей  зеленью  тропических
отмелей  или  глубоким  зеленым  цветом  полян  в  джунглях;   бриллианты,
отражающие все  цвета  радуги  и  разбрасывающие  радужные  потоки  лучей;
большие пылающие опалы; жемчуга, горящие аметистовым сиянием;  неизвестные
драгоценные камни, от красоты которых замирало сердце.
     Но не гроздья драгоценностей в этом полном света  огромном  помещении
заставили Грейдона разжать руку, сжимавшую пистолет, и  превратили  его  в
статую.
     Лик!
     С того места, где он стоял, пролет циклопических  ступеней  сбегал  к
центру пещеры. Слева от  этой  лестницы  -  полукруглые  стены,  увешанные
сверкающими   драгоценностями.   Справа    -    пространство.    Пропасть,
противоположного края которой не видно. Они уходит от  основания  лестницы
вертикально вниз в бездонную глубину.
     Лик смотрел  на  него  с  дальней  стороны  пещеры.  Лицо  без  тела,
подбородок упирается в пол. Лицо колоссальное, его бледно-голубые глаза на
одном уровне с Грейдоном. Оно  высечено  из  того  же  черного  камня,  из
которого состоят стены, но в нем нет ни малейшей искорки.
     Лицо человека и в то же время лицо  падшего  ангела;  лицо  Люцифера;
властное и величественное; безжалостное - и  прекрасное.  На  широком  лбу
отпечаталась мощь - она могла бы  быть  богоподобной  в  благодеяниях,  но
предпочла жребий Сатаны.
     Кем бы ни был безвестный скульптор, он сумел  выразить  древнюю,  как
сам человек, беспощадную жажду власти. В этом  Лике  стремление  к  власти
сконцентрировалось,  приобрело  материальное  выражение  и  форму,   стало
физически ощутимым. Грейдон почувствовал, как в нем самом, как бы в ответ,
рождается и начинает шевелиться эта жажда,  стремительно  растет,  угрожая
опрокинуть все барьеры, которые обычно стоят у нее на пути.
     Что-то глубоко внутри него боролось с этим поднимающимся прибоем зла,
пыталось увести его от призывающего Лика, заставить его  отвести  взор  от
бледно-голубых глаз.
     Теперь он видел, что все стремительные  лучи,  все  сверкающие  атомы
фокусируются на этом Лике, что на лбу его  широкое  золотое  кольцо.  И  с
этого  кольца  стекают  большие  золотые  капли,  как  золотой  пот.   Они
неторопливо ползут по щекам. Из глаз стекают другие золотые капли, подобно
слезам. А из углов безжалостного рта золото вытекает, как  струйки  слюны.
Золотой пот, золотые слезы и золотая слюна соединяются и  образуют  ручеек
золота, который  стекает  с  Лика  на  пол  пещеры,  течет  к  пропасти  и
свергается через ее край в глубину.
     - Смотри мне в глаза! Смотри мне в глаза!
     Лик как будто заговорил; его нельзя осушаться.  Грейдон  повиновался.
Волна зла взметнулась выше, разрывая все преграды.
     Земля и обладание ею - вот что обещал ему Лик! Из этих  глаз  к  нему
устремился  пылающий  экстаз,   кричащая   торжествующая   безрассудность,
торжествующее чувство свободы от всех законов.
     Он напрягся, чтобы броситься вниз по  ступеням,  прямо  к  гигантской
черной каменной маске, которая потела, плакала и плевалась золотом,  взять
то, что она предлагает, заплатить все, что она потребует взамен...
     Рука у него на плече, голос рядом - голос Сомса:
     - Вы дьявольски долго...
     И тут же высокий истерический крик:
     - Билл... Данк... быстрее сюда! Смотрите! Боже!..
     Грейдона отбросили на камень, он покатился. По нему кто-то  пробежал,
его толкали ногами, дыхание у него перехватило. Отдуваясь, он поднялся  на
четвереньки, попытался встать на ноги.
     Неожиданно возбужденные крики троих стихли. Ах... он знал,  почему...
они смотрят в глаза Лика... он обещает им то же, что обещал ему...
     Грейдон сделал невероятное усилие. Он встал! Раскачиваясь,  испытывая
головокружение, осмотрел пещеру. Вниз по лестнице,  уже  на  ее  середине,
бежали гигант Старрет, сухощавый Сомс, маленький Данкре.
     Боже - нельзя их пустить!  Земля,  обладание  ею...  это  принадлежит
ему... Лик обещал ему первому...
     Он бросился за троими...
     Что-то, похожее на крыло огромной птицы, ударило его  в  грудь.  Удар
отбросил его, Грейдон  опять  опустился  на  четвереньки.  Всхлипывая,  он
встал, стоял качаясь, потом снова двинулся по  ступеням...  глаза  Лика...
глаза... они дадут ему силу... они...
     Прямо  перед  ним  в  сверкающем  воздухе,   между   ним   и   Ликом,
полуразвернув кольца тела, появилось призрачное  существо,  полуженщина  -
полузмея, та  самая,  изображение  которой  было  на  браслете  Суарры,  -
существо, которое Суарра называла Мать-Змея.
     Одновременно реальная и нереальная, висела она в воздухе.  Сверкающие
атомы проносились сквозь нее. Он видел ее - и по-прежнему сквозь нее  ясно
видел Лик. Голубые глаза по-прежнему призывали его.
     Мать-Змея... которая  пообещала  Суарре,  как  женщина  женщине,  что
поможет ему... если в нем самом будет нечто достойное помощи.
     Суарра!
     При этом воспоминании весь гнев, весь яд, вливавшийся в него из  глаз
Лика, исчез. Его место заняли стыд, раскаяние, огромная благодарность.  Он
бесстрашно взглянул в глаза Лика. Всего лишь бледно-голубые  кристаллы.  А
сам Лик не что иное, как резной камень. Его чары развеяны.
     Грейдон взглянул вниз по лестнице. Сомс, Старрет и Данкре были уже  в
самом конце ее. Они бежали - бежали прямо к лицу. В сверкающем  свете  они
превратились в движущиеся черные картонные фигуры. Они  сплющились,  стали
силуэтами, вырезанными из черной бумаги. Тощий силуэт, гигантский  силуэт,
маленький силуэт, они бежали рядом. Вот они  уже  у  подбородка.  Вот  они
задержались, отталкивая друг друга, пытаясь пройти первыми. И вот, в ответ
на какой-то непреоборимый  зов,  они  начали  карабкаться  по  подбородку,
вверх, к холодным голубым глазам, к всему, что обещали эти глаза.
     Теперь они в самом фокусе сверкающих лучей, в центре  потока  горящих
атомов. Еще мгновение они  казались  черными  картонными  силуэтами,  чуть
темнее черного камня.
     Потом  посерели,  их  очертания  стали  туманными,  расплылись.   Они
перестали карабкаться. Задергались, извиваясь...
     Исчезли!
     На их месте три грязноватых облачка. Они рассеиваются.
     И на их месте три большие золотые капли.
     Неторопливо капли заскользили вниз  по  Лику.  Слились.  Стали  одной
большой каплей. Она медленно направилась к золотому ручью, слилась с  ним,
потекла к краю пропасти...
     И в пропасть!
     Высоко сверху  прозвучали  трубы  эльфов,  послышался  шум  невидимых
крыльев. И тут в свете пещеры Грейдон увидел  змеиные  тела  с  серебряной
чешуей. Крылатые. Эти существа вздымались  и  опускались  перед  Ликом  на
серебряных крыльях, как призрачные райские птицы.
     Большие и маленькие, одни  размером  с  большого  питона,  другие  не
больше гадюки, они извивались в сверкающем воздухе,  триумфально  трубили,
окликали  друг  друга  голосами,  подобными  эльфийским  трубам,  радостно
фехтовали друг с другом мощными клювами, похожими на тонкие прямые рапиры.
     Крылатые змеи,  ярко  раскрашенные,  с  клювами,  подобными  рапирам.
Крылатые змеи, испускающие торжествующие трубные крики,  в  то  время  как
золотой  поток,  частью  которого  теперь  стали  Сомс,  Данкре,  Старрет,
медленно, медленно течет  в  пропасть.  Грейдон  потрясенно  опустился  на
ступень, до глубины души он был  поражен,  испытывал  тяжелое  болезненное
ощущение. Ползком выбрался за каменный занавес, подальше от  этого  яркого
света, подальше от глаз этого Лика, чтобы не слышать торжествующих трубных
звуков крылатых змей.
     Он увидел бегущую к нему Суарру.
     Сознание покинуло его.



                            7. ОХРАНЯЕМАЯ ГРАНИЦА

     Тусклая зелень лесной  поляны  окружала  Грейдона,  когда  он  открыл
глаза. Он лежал на своем одеяле, рядом терпеливо щипал траву его ослик.
     Кто-то двинулся рядом, приблизился. Индеец, но таких индейцев Грейдон
никогда не видел. Тонкие правильные черты лица, кожа скорее оливковая, чем
коричневая.  На  нем  что-то  вреде  лат  и  шотландской  юбочки-килта  из
стеганого голубого шелка. Тонкое золотое кольцо на лбу, на  спине  длинный
лук и колчан, полный стрел, в руке копье из черного металла. В другой руке
обернутый в шелк пакет.
     Грейдон раскрыл пакет. В нем золотой браслет  Суарры  с  изображением
Матери-Змеи и перо caraquenque, тщательно отделанное золотом.
     - Где та, которая  послала  это?  -  спросил  он.  Индеец  улыбнулся,
покачал головой и приложил к губам два пальца. Грейдон понял -  посыльному
приказано молчать. Перо он снова завернул  в  шелк  и  положил  в  карман.
Браслет с некоторым трудом надел на руку.
     Индеец указал на небо, потом на деревья  слева.  Грейдон  понял,  что
нужно идти. Он кивнул и взял повод осла.
     Примерно с час они шли по лесу; насколько мог судить Грейдон, в  лесу
не было ни тропинки. Вышли из леса в узкую  долину  между  двумя  холмами.
Холмы закрывали окружающие горы, хотя Грейдон представлял  себе,  где  они
расположены. Солнце уже склонялось  на  запад.  К  сумеркам  они  достигли
ровной скальной площадки, в которой  ручей  прорезал  свое  русло.  Индеец
знаками показал, что здесь они заночуют.
     Грейдон стреножил осла там, где тот мог щипать свежую  траву,  развел
костер и начал готовить скудный  ужин  из  своих  сократившихся  припасов.
Индеец исчез. Вскоре он вернулся с парой форелей. Грейдон поджарил их.
     Пришла ночь и вместе с ней холод Анд.  Грейдон  закутался  в  одеяло,
закрыл глаза и начал восстанавливать в памяти, насколько это возможно, все
сегодняшнее путешествие; запоминал каждый ориентир,  замеченный  им  после
того, как они вышли из леса. Вскоре все сменилось фантасмагорией  пещер  с
драгоценностями,  больших  каменный  лиц,  танцующих  стариков  в  пестрых
костюмах - потом среди этих фантомов, разгоняя  их,  появилась  Суарра.  А
потом и она исчезла.
     Во второй половине  следующего  дня,  когда  они  миновали  еще  одну
древесную полосу, индеец остановился на краю плато, уходившего в неведомые
дали на восток и на запад. Он раздвинул кусты  и  показал  вниз.  Грейдон,
взглянув туда, увидел в ста футах  ниже  еле  заметную  тропу  -  звериную
тропу, решил он: никаких следов человека. Он  посмотрел  на  индейца,  тот
кивнул и показал на ослика и на  Грейдона,  потом  опять  на  тропу  и  на
восток. Потом показал на себя и назад, туда, откуда они пришли.
     -  Ясно,  -  сказал  Грейдон.  -  Граница   Ю-Атланчи.   Здесь   меня
депортируют.
     Индеец нарушил молчание. Он не мог понять,  что  сказал  Грейдон,  но
услышал знакомое слово Ю-Атланчи.
     - Ю-Атланчи, - повторил  он  серьезно  и  широким  жестом  указал  на
пространство за собой. - Ю-Атланчи! Смерть! Смерть!
     Он отступил в сторону и подождал, пока Грейдон и ослик пройдут  мимо.
Когда человек и животное спустились  на  тропу,  индеец  прощально  махнул
рукой. И исчез в лесу.
     Грейдон прошел примерно с милю на восток, как  ему  и  было  указано.
Потом спрятался в кустах и подождал  около  часу.  Затем  повернул  назад,
вернулся по тропе и, подгоняя перед собой  ослика,  начал  подниматься.  У
него была лишь одна мысль, лишь одно желание - вернуться к  Суарре.  Какая
бы опасность ни ждала - вернуться к ней. Он поднялся на плато  и  постоял,
прислушиваясь. Ничего не слышно. По-прежнему подгоняя перед собой осла, он
пошел вперед.
     И тут же над  его  головой  послышался  трубный  звук  -  угрожающий,
гневный. И шум больших крыльев.
     Инстинктивно Грейдон защитился рукой. На эту руку  он  надел  браслет
Суарры. Сверкнул на солнце пурпурный  драгоценный  камень.  Грейдон  снова
услышал трубный протестующий звук. В воздухе над ним  забили  крылья,  как
будто невидимое летающее создание пыталось остановить свой полет.
     Что-то нанесло боковой удар по браслету.  Что-то  похожее  на  острие
рапиры коснулось шеи Грейдона у самого  основания.  Грейдон  почувствовал,
как хлынула кровь. Что-то ударило его в грудь. Он перевалился  через  край
плато и, переворачиваясь, покатился на тропу.
     Пришел он в себя у начала подъема, рядом пасся ослик. Должно быть, он
долго пролежал без сознания, потому что рука и плечо затекли, а  на  земле
вокруг засохло немало крови. На затылке у  него  был  разрез:  ударился  о
камень при падении.
     Грейдон  со  стоном  встал.  Плечо  осматривать  было  неудобно,   но
насколько он мог судить, рана чистая. То, что нанесло рану, пробило мышцу,
на волосок миновав артерию, подумал Грейдон, с трудом перевязывая  раненое
место.
     Что же нанесло эту рану? Он знал это. Одна из крылатых змей,  которых
он видел над пропастью в пещере Лика! Один из вестников,  как  их  назвала
Суарра, которые так неожиданно дали им четверым пройти в Запретную землю.
     Оно  собиралось  его  убить...   хотело   убить...   что   остановило
смертельный удар... отразило его? Он пытался рассуждать  логично...  Боже,
как болит  голова!  Что  же  остановило  его?  Конечно,  браслет...  блеск
драгоценного камня.
     Но это значит, что вестники  не  нападут  на  того,  кто  носит  этот
браслет. Это паспорт для прохода в Запретную землю. Поэтому Суарра послала
ему браслет? Чтобы он мог вернуться?
     Но пока это невозможно... он должен вначале залечить  рану...  должен
найти помощь... где-нибудь... прежде чем возвращаться к Суарре...
     Грейдон побрел по тропе, ведя за  собой  ослика.  Животное  терпеливо
простояло всю ночь, а Грейдон метался  и  стонал  у  погасшего  костра,  а
лихорадка медленно ползла по его телу. Ослик терпеливо  шел  за  ним  весь
следующий день, а Грейдон ковылял по  тропе,  падал  и  вставал,  падал  и
вставал, всхлипывая, жестикулируя, смеясь, проклиная - в  обжигающем  жаре
лихорадки. Терпеливо шел ослик за индейским охотником, нашедшим  Грейдона,
у головы которого сидела в ожидании смерть; охотник, будучи не  аймара,  а
куича, отнес Грейдона в маленькую одинокую деревушку  Чупан,  единственное
место в этой дикости, где за ним мог присмотреть человек его цвета кожи; и
по дороге индеец лечил Грейдона собственными, неортодоксальными, но весьма
эффективными лечебными средствами.


     Прошло два месяца, прежде чем Грейдон, залечивший  раны  и  вернувший
силы, смог покинуть Чупан. Он  не  знал,  насколько  обязан  выздоровлению
старому padre и его домашним, насколько  индейским  лекарствам.  Не  знал,
много ли раскрыл в бреду. Но он решил, что бредил по-английски,  а  индеец
ни  слова  на  этом  языке  не  понимал.  Впрочем,  старый   padre   очень
обеспокоился  из-за  отъезда  Грейдона,  долго  рассуждал  о  демонах,  их
приманках и хитростях и от том, как мудро обходить их стороной.
     Во время выздоровления у  Грейдона  было  достаточно  времени,  чтобы
обдумать  случившееся,   рационализировать   его,   постараться   рассеять
мистический туман. На самом ли деле  превратились  трое  его  спутников  в
золото? Есть другое объяснение -  и  гораздо  более  вероятное.  Пещера  с
Ликом, возможно, лаборатория природы, тигель, в котором, под  воздействием
неизвестных лучей, происходит  трансмутация  металлов.  Внутри  скалы,  на
которой  высечен  Лик,  находится  источник  лучей,  превращающий   другие
элементы  в  золото.  Исполнение   старинной   мечты   или   вдохновенного
прозрения... алхимиков  древности;  современная  наука  превращает  это  в
реальность. Разве англичанин Резерфорд не сумел превратить один элемент  в
другой , удаляя  один  или  два  электрона?  Разве  не  является  конечным
производным урана, этого излучающего родителя радия, -  тусклый,  инертный
свинец?
     Концентрация лучей на  поверхности  Лика  должна  быть  ужасной.  Под
бомбардировкой  сверкающих  частиц  энергии  тела   троих   могли   быстро
дезинтегрироваться. А три золотые капли в это время вытекли  из  скалы  за
ними... трое его спутников исчезли... он увидел капли... подумал, что люди
превратились в золото... иллюзия.
     А Лик на самом деле не испускал  золотые  пот,  слезы  и  слюну.  Это
действовали лучи. Гений, который высек этот Лик, так устроил,  что...  Ну,
конечно!
     Приманка Лика? Обещание власти?  Простое  психологическое  явление  -
если  поймешь  его.  Гениальный  скульптор  так  точно  и  мощно   выразил
стремление человека к власти, что всякий, взглянувший на  его  скульптуру,
неизбежно почувствует то же.  Подсознание  и  сознание  в  равной  степени
откликаются на  то,  что  изображено  с  такой  потрясающей  верностью.  И
пропорциональна силе желания сила  ответа.  Подобное  призывает  подобное.
Сильнейший влечет более слабого. Простая психология. Опять - конечно!
     Крылатые змеи -  вестники?  Ну,  тут  мы  стоим  на  прочном  научном
основании. В одном из своих рассказов Амброз  Бирс  предвидел,  что  такое
возможно;  англичанин  Г.Дж.Уэллс  ту  же  идею  рассматривает   в   своем
"Человеке-невидимке"; Мопассан перед тем, как сойти с ума, изложил  ту  же
мысль в своей истории об Орля. Наука считает, что невидимость возможна,  и
ученые по всему миру пытаются использовать ее как оружие следующей войны.
     Да, невидимые  вестники  легко  объяснимы.  Нужно  создать  вещество,
которое не поглощает и  не  отражает  лучи  света.  В  таком  случае  свет
пронесется мимо, как быстрый ручей над лежащим на дне камнем.  Сам  камень
останется невидимым. Не будет  виден  и  предмет,  над  которым  пролетают
световые лучи. Лучи света обогнут этот предмет, и наблюдатель  увидит  то,
что находится за предметом. А  сам  предмет  останется  невидимым.  Он  не
поглощает и не отражает свет, увидеть его невозможно.
     Представим себе путника в пустыне. Вдруг он видит перед собой ручей и
зеленые растения. Однако они не здесь. Они далеко в горах, а кажется,  что
находятся у основания гор. Лучи, несущие их изображение,  полетели  вверх,
изогнулись над горами, полетели вниз и отразились в более горячем  воздухе
пустыни. Это мираж. Пример не вполне аналогичный, но основной принцип  тот
же самый.
     Да, решил Грейдон, крылатых вестников не так трудно объяснить. Что до
их формы - они не птицы, а крылатые змеи или  крылатые  ящерицы.  Оперение
райских птиц - единственное, что добавлено к их чешуе.  Наука  утверждает,
что птицы - это змеи с перьями. Первая птица, археоптерикс, сохранила зубы
и хвост своих предков-пресмыкающихся.
     Но - эти существа понимают и исполняют приказы человека. А почему  бы
и нет? Собаку можно научить этому же. В  этом  нет  ничего  удивительного.
Собака - умное животное. А почему бы летающим змеям не  иметь  столько  же
интеллекта,  сколько  у  собаки?  Вот  и  объяснение  того,  как  крылатое
невидимое существо узнало браслет Суарры.
     Мать-Змея?  Ну,  он  сначала  должен  увидеть   наполовину   женщину,
наполовину змею, чтобы поверить в нее. Это пока оставим.
     Объяснив, к  собственному  удовлетворению,  все,  кроме  Матери-Змеи,
Грейдон перестал думать об этом, и выздоровление пошло быстрее.
     Выздоровев, он постарался заплатить некоторые  из  своих  долгов.  Он
послал в Серро де Паско за  деньгами  и  вещами.  Padre  получил  алтарные
украшения, о которых  давно  мечтал,  а  то,  что  Грейдон  дал  индейцам,
заставило их благодарить своих святых покровителей или тайных богов за то,
что они его нашли.
     И еще ему повезло. Он  потерял  оружие  в  своих  блужданиях,  и  его
посыльные сумели найти для него в Паско лучшее, более мощное оружие.
     И  вот  теперь,  с  большим  количеством  боеприпасов,   с   четырьмя
пистолетами и всем необходимым оборудованием Грейдон возвращался на тайную
тропу, ведущую в Запретную землю. С  ним  был  тот  же  терпеливый  ослик,
который уже участвовал в его приключениях.
     Покинув Чупан,  Грейдон  все  время  двигался  в  сторону  Кордильер.
Последние несколько дней он не видел ни следа индейцев. Что-то  заставляло
его быть осторожным.
     Осторожность? Он улыбнулся. Вряд ли подходящее  для  его  путешествия
слово:  он  сознательно  приближается  к  району,  где  правят  загадочные
ю-атланчи. Осторожность! Грейдон рассмеялся.  Да,  подумал  он,  вероятно,
входя в ад, тоже нужно соблюдать осторожность. А земля Суарры, если судить
по тому, что он видел, близка к царству проклятых, если не лежит уже в его
пределах.  Задержавшись  на  этой  интересной  мысли,  он  решил  еще  раз
вспомнить, чем располагает.
     Первоклассное ружье с большим количеством  патронов;  четыре  удобных
пистолета, два в тюках, один на поясе и один в кобуре под мышкой. Хорошо -
но у ю-атланчи может быть и, вероятно, есть такое оружие, по  сравнению  с
которым его - как лук и стрелы  бушмена.  И  какая  польза  от  пистолетов
против бронированной шкуры динозавров?
     Что еще у него есть? Пурпурный блеск на запястье ответил ему -  блеск
драгоценностей браслета Суарры. Этот  браслет  стоит  сотни  пистолетов  и
ружей - если он действительно пропуск в Запретную землю.
     Когда наступили сумерки четырнадцатого дня его пути,  он  оказался  в
небольшой долине между двумя  близкими,  заросшими  редколесьем  хребтами.
Рядом по-дружески журчал и хихикал  ручей.  Грейдон  разбил  лагерь  возле
этого ручья, развьючил ослика, стреножил  его  и  пустил  пастись.  Разжег
костер, вскипятил чай и приготовил ужин. Осмотрел южный хребет. До сих пор
ему везло, и он  продвигался  долинами,  лишь  изредка  совершая  некрутые
подъемы. Здесь горы находились прямо  на  пути.  Около  двух  тысяч  футов
высоты, решил он; пройти будет нетрудно. До самой вершины растут  деревья,
поодиночке  и  группами,  и  всегда  странно  аккуратно,  как   посаженные
человеком.
     Грейдон немного полежал, думая. Правую руку  он  положил  на  одеяло.
Сверкал браслет Суарры, сверкание то становилось ярче, то тускнело.  Потом
показалось, что оно растет, становится все больше. Грейдон уснул.
     Он спал и знал, что спит. Но даже во сне видел сверкание браслета. Он
видел сон - и браслет направлял этот сон.  Он  быстро  миновал  освещенную
луной пустошь. Перед ним хмурился черный  барьер.  Барьер  окружил  его  и
исчез.  Грейдон  мельком  увидел  огромную  круглую   долину,   окруженную
касающимися неба вершинами. Увидел озеро, жидкое серебро могучего  потока,
вырывающегося из скал. Заметил колоссальные каменные фигуры, купающиеся  в
молочном свете луны. охраняющие вход в пещеру.
     Навстречу ему поднялся город: город с рубиновыми  крышами,  опаловыми
башнями, фантастический, будто построенный джиннами из снов.
     Он остановился в большом колонном зале, с высокого  потолка  которого
падали столбы неяркого лазурного  освещения.  Высоко  вздымались  колонны,
раскрываясь вверху широкими лепестками опалового, изумрудного,  бирюзового
цвета с проблесками золота.
     Он увидел - Мать-Змею!
     Она лежала свернувшись в гнезде из подушек за  самым  краем  алькова,
высоко поднятого над проходом  между  колоннами.  Между  нею  и  Грейдоном
падали лазурные столбы, как занавесом, закрывая туманным свечением нишу  и
полускрывая, полуоткрывая ее обитательницу.
     Лицо ее лишено возраста -  не  старое  и  не  молодое,  свободное  от
времени. от разъедающей кислоты  лет.  Она  могла  родиться  вчера  -  или
миллион лет назад.
     Глаза ее, широко расставленные, круглые и яркие: живые драгоценности,
полные  пурпурными  огоньками.  Нос  деликатный,  длинный,  ноздри  слегка
расширены. Подбородок маленький и  заостренный.  Рот  маленький,  в  форме
сердца; губы ярко-алые.
     Вниз  по  узким  детским  плечам  падают  волосы,   сверкающие,   как
серебряные нити. Над лбом волосы разделяются, образуя подобие  наконечника
стрелы. И лицо, как и  губы,  становится  сердцеобразным,  -  это  сердце,
основание которого представляет заостренный подбородок.
     У нее маленькие, но высокие, приподнятые груди.
     Лицо, шея, плечи и груди цвета жемчуга, слегка окрашенного в розовое.
     Кольца начинаются сразу под острыми грудями.
     Они  наполовину  погружены  в  гнездо  из  шелковых  подушек;  кольца
толстые,  их  много;  Кольцо  над   кольцом,   все   покрытые   блестящими
сердцеобразными чешуйками; каждая чешуйка - совершенство,  будто  вырезана
эльфийским мастером-резчиком; опаловые, перламутровые.
     Заостренный подбородок лежит на руках, маленьких, детских. Локти этих
детских рук, с ямочками, упираются в верхнее кольцо.
     На лице - одновременно женском и змеином и в  то  же  время  каким-то
чудесным образом и не женском, и не  змеином  -  рядом  живут  бесконечная
мудрость и невероятная усталость...
     Женщина-змея  -  воспоминания  о  ней  или  ее  сестре   могут   быть
источниками легенд о принцессе Наге,  которая  своей  мудростью  поднимала
исчезнувшие города  кхмеров  в  камбоджийских  джунглях;  источниками  тех
постоянных упоминаний о женщинах-змеях,  которые  есть  в  фольклоре  всех
народов.
     Может, даже зерно истины есть и в легенде о Лилит, первой жене Адама,
которую изгнала Ева.
     Такой увидел  ее  Грейдон  -  или  подумал,  что  видит.  Потому  что
впоследствии не раз его будет мучить вопрос, видел ли он то, что есть, или
то, что заставляла его видеть она.
     Он  поразился  красоте   этого   маленького   сердцеобразного   лица,
сверкающему серебру ее волос, ее детской изысканности.
     Он не обращал внимания на ее кольца, на ее - чудовищность. Она  будто
проникла в его сердце и затронула тайную струну, молчавшую с рождения.
     И в своем сне - если это сон - он знал,  что  она  осознает  все  его
мысли и чувства  и  довольна  ими.  Глаза  ее  смягчились;  она  задумчиво
смотрела на него; розово -жемчужное  кольцо,  на  котором  лежала  голова,
вдруг поднялось над  альковом  на  высоту  двойного  роста  человека.  Она
кивнула Грейдону, подняла маленькие руки ко  лбу,  сложив  их  горсточкой;
затем странным иератическим жестом протянула к нему ладони,  будто  что-то
вылила из них.
     За ней находился трон, будто  высеченный  из  колоссального  сапфира.
Овальный, более десяти футов в высоту, и полый, как  рака  для  мощей.  Он
стоял на закругленном конце колонны из горного  хрусталя.  Трон  пуст,  но
окружен слабым  сиянием.  У  его  основания  шесть  меньших  тронов.  Один
красный, будто высеченный из рубина; один черный - как из  гагата;  четыре
оставшихся - из тусклого золота.
     Алые уста Матери-Змеи раскрылись, показался тонкий  заостренный  алый
язык. Она не заговорила, но Грейдон услышал ее мысли.
     - Я поддержу этого человека.  Суарра  любит  его.  Он  мне  нравится.
Помимо Суарры, мне никто не интересен в  Ю-Атланчи.  А  дитя  стремится  к
нему. Да будет так! Я устала от Лантлу и  его  своры.  К  тому  же  Лантлу
теперь слишком близок к Тени Нимира, которую называют Темным  Хозяином.  И
он хочет Суарру. Но не получит.
     - По древнему договору, - заговорил Властитель Глупости, -  по  этому
договору,  Адана,  ты  не  можешь  использовать   свою   мудрость   против
кого-нибудь из древней расы. Твои предки дали  клятву.  Клятва  была  дана
давно-давно, еще до того, как льды изгнали нас  с  Родины.  И  эта  клятва
никогда не нарушалась. Даже ты, Адана, не можешь нарушить эту клятву.
     - С-с-с-с! - гневно задрожал  алый  язык  Матери-Змеи.  -  И  ты  это
говоришь! У договора есть и другая сторона. Разве древняя раса никогда  не
клялась не устраивать заговоров против нас, змеиного народа? Но  Лантлу  и
его приближенные сговорились с Тенью. Они хотят освободить Нимира от  пут,
давно наложенных нами на него.  Освободившись,  он  попытается  уничтожить
нас... а почему бы и нет?.. и, возможно, это ему удастся!
     - Заметь, Тиддо! Я сказала - возможно. Лантлу сговаривается  с  нашим
врагом Нимиром; поэтому он умышляет против меня - последнего представителя
змеиного народа. Древний договор нарушен. Нарушен Лантлу - не мной!
     Она качнулась вперед.
     - Предположим, мы покинем Ю-Атланчи. Уйдем из него, как мои предки  и
те властители, что были твоими предками. Оставим Ю-Атланчи разлагаться.
     Властитель Глупости молчал.
     - Ну, конечно, там, где остается  только  глупость,  ты,  разумеется,
должен остаться, - она кивнула ему своей детской головкой. - Но что держит
здесь меня? Клянусь мудростью своего народа! Мы  сняли  с  деревьев  стадо
безволосых серых обезьян. Взяли их, учили, превратили в людей.  И  кем  же
они стали? Жителями снов, фантомами  среди  фантомов,  рабами  иллюзий.  А
остальные - низкопоклонники тьмы, любители жестокости; внешне преклоняются
перед красотой, но внутренне - отвратительны. Мне тошно от них.  Ю-Атланчи
гниет, нет - уже прогнила. Пусть умирает!
     - Но ведь есть Суарра, - негромко заметил Властитель  Глупости.  -  И
другие, еще не прогнившие. Ты и их оставишь?
     Лицо женщины-змеи смягчилось.
     - Да, Суарра, - прошептала она,  -  и...  другие.  Но  их  так  мало!
Клянусь моими предками, так мало!
     - Если бы это было только их виной! - сказал Властитель  Глупости.  -
Но это не так, Адана. Лучше бы мы не ограждали их защитным барьером. Лучше
бы предоставили им  самим  выбираться  из  дикости,  самим  справляться  с
врагами. Для них было бы лучше, если бы мы не закрывали Двери Смерти.
     - Мир! - печально ответила женщина-змея. - Это  говорил  мой  женский
язык. Есть более глубокая причина, почему мы не можем  оставить  их.  Тень
Нимира ищет тело. Что сейчас эта Тень, насколько силен Нимир, что забыл он
из своих прежних умений, чему новому научился за эти века - всего этого  я
не знаю. Но я знаю одно: если Тень ищет тело, то чтобы  освободить  Нимира
из камня. Мы должны готовиться к  битве,  старик.  Если  Нимир  победит  и
освободится, нам придется уходить.  И  не  спокойно  уходить,  как  мы  бы
хотели. А со временем он распространит свое господство на весь мир, как  и
собирался века назад. А этого допустить нельзя!
     Властитель Глупости беспокойно  зашевелился  на  красном  троне,  как
большая красно-желтая птица.
     - Ну, что ж, - практично заметила женщина-змея, - я рада, что не могу
читать будущее. Если нас ждет война,  я  не  хотела  бы  быть  ослабленной
знанием, что проиграю. Или скучать,  зная,  что  меня  ждет  победа.  Если
предстоит напрячь все силы, то для этого нужна неопределенность будущего.
     Грейдон, несмотря на всю невероятную необычность увиденного, невольно
про  себя  засмеялся.  Такое  истинно  женское   замечание.   Женщина-змея
взглянула на него, как будто услышала. Глаза ее сверкнули почти зло.
     - Что же касается того, кто ищет  Суарру,  -  сказала  она,  -  пусть
приходит и встретится со мной. В  твоих  словах,  Тиддо,  о  том,  что  мы
сделали жизнь ю-атланчи слишком легкой, много истины. Не  будем  повторять
этой ошибки. Когда этот человек, благодаря собственным разуму и храбрости,
найдет путь ко мне и будет стоять передо мной физически, как сейчас  стоит
мысленно, я вооружу его силой. Если он победит, наградой ему будет Суарра.
А тем временем, как знак, я пошлю ему своих крылатых вестников, чтобы  они
узнали его - и чтобы он знал, что ему нечего опасаться их.
     Храм поблек и исчез. Грейдон  услышал  над  собой  множество  трубных
звуков.  Ему  казалось,  что  он  открывает  глаза,  отбрасывает   одеяло,
встает...
     Вокруг него,  блестя  бледно-серебряным  огнем,  кружилось  множество
крылатых змей. Они навивали бесчисленные спирали; их было сотни, больших и
маленьких, их оперение сверкало, они весело  фехтовали  длинными  клювами,
трубили рога...
     И все исчезло.


     На рассвете Грейдон торопливо позавтракал, поймал ослика  и  навьючил
на него тюки. Насвистывая, пошел вверх, в гору. Подъем оказался нетрудным.
Через час он уже был на вершине.
     У его ног начинался спуск  на  пологую  равнину,  усеянную  огромными
стоячими камнями. Выше, но не далее чем в  трех  милях,  возвышался  откос
огромной горы. Она образовывала колоссальный круг.
     Крепостной вал Ю-Атланчи!



                                8. ЯЩЕРОЛЮДИ

     Сомнений не было. За  барьером,  на  который  он  смотрит,  находится
Ю-Атланчи - и Суарра! Равнина, усаженная гигантскими менгирами, та  самая,
по которой бежал человек-паук. Тропа, по которой Грейдон шел в день  своей
встречи с Ликом, должна находиться сразу под ним.
     Высоко над головой он услышал мелодичный звук рога. Трижды  прозвучал
этот сигнал вверху, и еще  три  раза:  от  основания  склона,  на  вершине
которого он стоял, далеко на равнине и опять высоко в воздухе, на этот раз
к югу.
     Грейдон начал спуск.
     В полдень он  достиг  горы.  Скала  базальтовая,  черная,  невероятно
прочная. Уходит от равнины почти перпендикулярно. Подняться невозможно, по
крайней мере в этом месте. В какую сторону идти? Как бы в ответ  он  опять
услышал рог с юга.
     - Пусть будет юг, - бодро сказал Грейдон и повернул на юг.
     Он заметил зеленое пятно, большой участок  растительности  на  скале,
примерно в ста футах выше основания. Подойдя ближе,  он  заметил  каменную
осыпь. У основания скалы лежала груда камней, среди них и огромные.  Кусты
и деревца нашли тут и выше по стене место для корней.
     Осматривая стену, чтобы выяснить причину осыпи,  Грейдон  увидел  над
насыпью узкую  щель.  Любопытство  заставило  его  осмотреть  щель.  Ослик
смотрел  ему  вслед,  пока  Грейдон  не  поднялся  наполовину,   потом   с
протестующим криком пошел за ним.
     Грейдон продолжал подниматься.  Вот  он  раздвинул  последние  кусты.
Отсюда видно, что щель не менее четырех  футов  в  ширину.  Внутри  темно.
Грейдон наклонился и посветил внутрь фонариком. На полу обломки скалы,  но
сухо. Грейдон принялся собирать хворост.
     Бросив последнюю охапку хвороста, он вошел в щель. Через сотню  шагов
его фонарик осветил стену.  Конец  щели,  решил  он.  Но,  подойдя  ближе,
обнаружил,  что  щель  резко  сворачивает.  Слева   капала   вода.   Капли
просачивались сквозь камень,  падали  в  небольшой  естественный  бассейн,
оттуда вытекал тонкий  ручеек.  Грейдон  посветил  вверх.  Потолка  он  не
увидел, но неба тоже не было видно.
     Ну, что ж, продолжить  исследование  придется  утром.  Грейдон  завел
ослика в убежище и привязал к камню. Поев. завернулся в одеяло и уснул.
     Проснулся он рано: ему не терпелось узнать, куда ведет расселина.  Не
заботясь о завтраке, он углубился в нее. Пройдя еще  около  трехсот  шагов
дальше по ручью, он  увидел,  что  проход  опять  повернул,  вернувшись  к
первоначальному направлению. Впереди  виднелся  серый,  бледно  светящийся
занавес.
     Дневной свет.
     Перед ним открылось горное ущелье,  ста  футов  шириной,  с  гладкими
крутыми стенами. Оно шло точно на восток,  навстречу  восходящему  солнцу.
Иначе никак не объяснить  то  количество  света,  что  проникало  в  узкий
каньон.  Пол  гладкий  и   ровный.   С   одного   боку   ручеек.   Никакой
растительности, нет даже жестких, живущих в скалах лишайников.
     Грейдон вернулся, напоил ослика и пустил его пастись среди кустов.
     - Ешь вдоволь, Санчо Панса, - сказал он. - Бог знает, когда тебя ждет
следующая еда.
     Он разжег костер и  тоже  поел.  Подождал,  пока  ослик  не  наестся,
закрепил тюки и наконец с большими трудностями протолкнул животное в узкую
щель. После этого ослик шел за ним, не протестуя.
     Примерно с милю  ущелье  шло  так  прямо,  будто  было  проложено  по
нивелиру. Затем начало поворачиваться, извиваться, расширяться и сужаться,
подниматься и опускаться. На дне во  все  большем  количестве  встречались
камни и булыжники.  Ручей,  подпитываемый  водой,  просачивающейся  сквозь
скалы, стал  заметно  шире.  Цвет  стен  изменился:  вместо  черного  стал
красновато-желтым.  У  ручья  и  среди  камней  появилась  чахлая  бледная
растительность.
     Грейдон заметил в правой стене круглые отверстия вверху,  похожие  на
вход в туннели или пещеры. Они смотрели на него с красноватой  стены,  как
огромные глаза без зрачков. С тем обостренным чувством, которое появляется
в дикой местности, Грейдон ощутил, что в них скрывается что-то смертоносно
опасное. Он осторожно посматривал на них, держа наготове ружье. В  воздухе
повис запах, острый, мускусный, смутно знакомый. Похоже... на что  же  это
похоже? Похоже на запах крокодилов  в  каком-то  стоячем  гнилом  пруду  в
джунглях.
     Запах становился сильнее. Число круглых отверстий увеличилось.  Ослик
начал нервничать, останавливаться и принюхиваться.
     Каньон еще раз резко повернул. Из-за поворота, скрывавшего дальнейший
участок пути, до Грейдона донеслось отвратительное шипение и  хрюканье.  В
то же время в нос ударил густой  отвратительный  запах,  вызывая  тошноту.
Ослик застыл.
     Грейдон услышал крики людей. Он прыгнул  вперед,  повернул  за  угол.
Перед ним оказались три индейца, похожих на того, что вывел его за пределы
Запретной земли, но в желтом, а не в синем. Их окружало несколько десятков
существ, которых на первый взгляд Грейдон принял за гигантских ящериц.  Но
тут же понял, что они если и не люди, то человекоподобные.
     Ростом чуть выше четырех футов. Кожа  грязно-желтая.  Они  стояли  на
коренастых, приземистых ногах, которые заканчивались плоскими  ступнями  с
когтями. Руки короткие и мускулистые. Ладони почти  повторяли  ступни,  но
когти на них длиннее.
     У Грейдона кровь застыла при виде  их  морд.  Никакой  ошибки  -  это
человеческие лица! Вернее, люди и ящеры, слитые воедино, неразделимо - как
воедино был слит человек с пауком в  том  алом  существе,  которое  Суарра
назвала ткачом.
     Над  узкими  заостренными  лбами  их  головы  покрывала  алая  чешуя,
стоявшая дыбом, как большой петушиный гребень. Глаза  красные,  круглые  и
немигающие. Носы плоские, а под ними мощные широкие  шестидюймовые  пасти,
вооруженные  желтыми  клыками,  прочными  и  острыми,  как  у   крокодила.
Подбородков нет, ушей - только рудименты.
     Но больше всего вызывало отвращение,  что  вокруг  поясницы  повязана
полоска ткани.
     Индейцы стояли спиной друг к другу, образуя треугольник, отбиваясь от
людей-ящеров дубинами из какого-то блестящего металла. Они умели  постоять
за себя:  об  этом  свидетельствовали  с  полдюжины  существ  с  разбитыми
головами. Но вот сначала один индеец, потом другой упали  и  были  покрыты
грудой отвратительных тел.
     Грейдон сбросил оцепенение и крикнул оставшемуся индейцу.
     Потом поднял ружье, быстро прицелился и  выстрелил.  Человек-ящер,  в
которого он стрелял, пошатнулся от удара пули и упал. В ответ  послышалось
громкое эхо от  стен.  Вся  стая  повернулась  и  уставилась  на  Грейдона
немигающими красными глазами, открыв пасти, полные клыков.
     Индеец наклонился, поднял тело одного из своих товарищей и отскочил в
сторону. Теперь Грейдон не боялся его задеть.  Он  опустошил  свое  ружье.
Быстро  перезарядил  и  снова  начал  стрелять.  Ящеролюди  опомнились  от
оцепенения, бросились к стенам и, как настоящие ящерицы, помчались по  ним
вверх. Свистя и шипя, они скрывались в черных пещерах. И исчезли в  темных
глубинах.
     Индеец стоял, держа на  руках  раненого  товарища.  На  его  красивом
коричневом лице было удивление и страх. Грейдон повесил ружье на ремень  и
протянул вперед  руки  в  универсальном  мирном  жесте.  Индеец  осторожно
опустил товарища на землю и низко поклонился, прижав ладони ко лбу.
     Грейдон пошел к нему. По дороге он остановился  и  более  внимательно
взглянул на существа, которых уложил своими пулями. Он заметил, что  лежат
только те, у кого череп был пробит  разрывной  пулей.  Да  и  у  них  лапы
спазматически дергались, будто они еще живы. У одного из них пуля  пробила
сердце. Но сердце продолжало биться. Грейдон видел, как поднимается  грудь
этого существа. Несомненно  мертвыми  казались  лишь  те,  у  кого  головы
разбиты дубинами.
     И снова его поразила извращенная человекоподобность их облика.
     Одно из существ лежало мордой вниз. Запачканная  ткань  соскользнула.
Грейдон увидел короткий покрытый чешуей хвост.
     Индеец вновь поклонился ему и начал методично крушить дубиной  головы
тех, кого застрелил Грейдон.
     - Чтобы они не ожили, - сказал он  по-аймарски.  -  Это  единственный
способ.
     Грейдон подошел ко  второму  индейцу.  Тот  лежал  без  сознания;  он
искалечен, но не смертельно, так подумал Грейдон, тщательно  осмотрев  его
раны. Он достал из  тюка  аптечку,  обработал  и  перевязал  раны.  Подняв
голову,  увидел,  что  рядом  стоит  первый  индеец,  следя   за   ним   с
благоговейным страхом.
     - Если доберемся до места, где эти животные нам не помешают, я сделаю
для него больше, - сказал Грейдон, тоже по-аймарски, вставая.
     - Немного подальше, - ответил индеец, - и мы будем в безопасности  от
них, могучий властитель!
     - Пошли, - ответил Грейдон по-английски, улыбаясь полученному титулу.
     Он наклонился и поднял раненого за плечи. Индеец взял  его  за  ноги.
Гоня перед собой ослика, они двинулись вниз по каньону.
     Входы в пещеры смотрели на них. В них ничего не двигалось, но Грейдон
чувствовал на себе злобные взгляды  -  дьявольские  взгляды  людей-ящеров,
прятавшихся в тьме своего логова.



                             9. В УБЕЖИЩЕ ХУОНА

     Норы людей-ящеров попадались все реже; наконец  перестали  попадаться
вовсе.  Индейцы  не  обращали  на  них  внимания,  очевидно,  уверенные  в
способности Грейдона отразить нападение.
     Человек, которого они несли, застонал, открыл глаза и что-то  сказал.
Его товарищ кивнул и опустил его  ноги  на  землю.  Тот  встал,  глядя  на
Грейдона с тем  же  изумлением,  что  и  его  товарищ,  а  увидев  браслет
Матери-Змеи, с благоговейным  страхом.  Первый  индеец  быстро  заговорил,
слишком быстро, чтобы Грейдон мог понять. Когда  он  кончил,  второй  взял
руку Грейдона, прижал сначала к своему сердцу, а потом ко лбу.
     - Властитель, - сказал он, - моя жизнь принадлежит тебе.
     - Куда вы идете? - спросил Грейдон.
     Они с тревогой взглянули друг на друга.
     - Властитель, мы идем к себе, - наконец уклончиво ответил один.
     - Я так и полагал, - сказал Грейдон. - Это место - Ю-Атланчи?
     Снова они колебались, прежде чем ответить.
     - Мы не ходим в город, - сказал наконец первый индеец.
     Грейдон призадумался  над  их  уклончивостью,  над  явным  нежеланием
давать прямые ответы. Насколько далеко простирается их благодарность?  Они
не задавали ему вопросов, откуда он, зачем пришел, кто он. Но сдержанность
эта объяснялась либо вежливостью, либо какой-то другой важной причиной,  а
не отсутствием любопытства, потому что оно было в них ясно видно.  Грейдон
подумал, что у других в Запретной земле он не встретит такой сдержанности.
Ему не следует ждать - по крайней мере пока - помощи  от  Матери-Змеи.  Он
был убежден, что его видение храма - совсем  не  иллюзия.  Доказательством
служили направляющие звуки рога и то, что летающие змеи его не тронули. Но
женщина-змея сказала, что он должен найти к ней  дорогу  своим  разумом  и
храбростью, прежде чем она поможет ему.
     Он не  доберется  до  нее,  если  ринется  в  Ю-Атланчи  ощупью,  как
безрассудный дурак. Но где  же  ему  укрыться,  прежде  чем  он  разведает
обстановку, составит хоть какой-нибудь план...
     Приняв решение, он повернулся к раненому.
     - Ты сказал, что твоя жизнь принадлежит мне.
     Индеец снова взял его руку и коснулся ею сердца и лба.
     - Я пойду в Ю-Атланчи, - сказал Грейдон,  -  но  я  хотел  бы,  чтобы
первое время меня не видели. Можете ли  вы  отвести  меня,  дать  убежище,
чтобы никто, кроме вас, не знал обо мне, пока я не решу показаться?
     - Ты смеешься над нами, могучий властитель? - спросил первый  индеец.
- Зачем тому, кто носит символ Матери и  владеет  этим,  -  он  указал  на
ружье, - искать убежища? Разве ты не вестник...  ее?  Разве  ее  слуги  не
пропустили тебя? Властитель, зачем ты смеешься над нами?
     - Я не смеюсь, - ответил Грейдон и, пристально глядя на них, добавил:
- Вы знаете властителя Лантлу?
     Их лица застыли, в глазах появилось подозрение;  он  понял,  что  эти
двое ненавидят хозяина свор динозавров. Хорошо, тогда он скажет им больше.
     - Я ищу Мать, - сказал он. - Я не ее вестник, но служу ей. Между  нею
и мной стоит властитель Лантлу. Есть причины, почему я должен справиться с
ним без ее помощи. Поэтому мне нужно время, чтобы  составить  план,  а  до
того никто не должен знать обо мне.
     На  их  лицах  появилось  облегчение,  восторг  и  любопытство.   Они
зашептались.
     - Властитель, - сказал наконец первый,  -  поклянись  Матерью,  -  он
почтительно указал на браслет, - поднеси его к губам и поклянись  ею,  что
сказал правду, что ты не друг, не шпион... властителя Лантлу.
     Грейдон поднял браслет.
     - Клянусь, - сказал он.  -  Пусть  Мать  уничтожит  меня,  телесно  и
духовно, если я сказал вам неправду.
     И он поцеловал крошечную свернувшуюся фигуру.
     Индейцы снова зашептались.
     - Идем с нами, властитель, - сказал  тот,  что  поклялся  Грейдону  в
верности. - Мы отведем тебя к властителю Хуону. До того времени больше  ни
о чем не спрашивай. Ты ищешь убежища от властителя Лантлу. Мы отведем тебя
в единственное такое убежище. Тебя примут - если разрешит властитель Хуон.
Если он не разрешит, мы уйдем или умрем  с  тобой.  Можем  ли  мы  сделать
больше?
     - Клянусь Богом, - ответил Грейдон, касаясь сердца, - ни вы,  ни  кто
другой не может сделать большего. Но не думаю, чтобы ваш  властитель  Хуон
рассердился на вас за то, что вы привели меня.
     Он снова осмотрел раненого; множество порезов и  других  ран,  но  ни
артерии, ни жизненны важные органы не задеты.
     - Ты потерял много крови, - сказал он индейцу. - Мы понесем тебя.
     Но тот не согласился.
     -  Идти  недалеко,  -  сказал  он.  -  В  клыках  и   когтях   урдов,
людей-ящеров, яд. Огненная вода, которой ты залил мои раны, выжгла большую
часть яда, но не все. Я его чувствую, и мне лучше идти самому.
     - Яд урдов вызывает сон, - объяснил первый индеец. - А сон  кончается
смертью. Огненная вода могучего властителя победила сон  и  заставила  его
проснуться. Он боится, что если его понесут, он опять  уснет,  потому  что
огненная вода перестала жечь.
     Грейдон улыбнулся такому  названию  йода,  которым  он  смазал  раны.
Однако в  словах  индейцев  есть  смысл.  Если  в  яде  людей-ящеров  есть
наркотический  элемент,   тогда   в   отсутствие   нейтрализатора   ходьба
действительно  помогает  преодолеть  его  влияние.  Он  разбинтовал  самые
тяжелые раны и еще раз смазал их йодом.  По  тому,  как  напряглись  мышцы
индейца, он понял, что лекарство действует.
     - Хорошо, - сказал индеец, - огненная вода жжет.
     - Она выжигает яд, - сказал бодро Грейдон. - Если  у  вас  есть  свое
средство, используйте его.
     - Средство там, куда мы идем, - сказал первый индеец. - Но если бы не
ты, повелитель, он бы теперь глубоко погрузился в сон уродов - а этот  сон
совсем не мирный. А теперь нужно идти побыстрее.
     Они пошли дальше по каньону.  Прошли  около  мили,  когда  неожиданно
стены каньона  сблизились.  Их  разделяла  щель  примерно  двадцати  футов
шириной, как будто высеченная в скалах и черная, как беззвездная ночь.
     - Подожди здесь, - сказал первый индеец и пошел к входу  в  щель.  Он
вытащил из сумки что-то похожее на шар  из  горного  хрусталя  размером  в
теннисный мяч; одна сторона шара была  заключена  в  металлический  конус.
Индеец поднял шар над головой. Из шара полился свет. Впрочем, это  был  не
свет, а быстро удаляющееся светящееся туманное облако. Индеец спрятал  шар
в сумку и поманил.
     Они вошли в щель. Она больше не была  черной.  Ее  заполнило  бледное
свечение, как будто облако из шара распространило  светящийся  туман.  Они
прошли больше тысячи футов. Индеец больше  не  использовал  шар,  но  свет
сохранялся.
     Они остановились. Грейдон увидел, что щель  кончилась.  Впереди  была
чернота. Откуда-то снизу доносился шум текущей воды.  Индеец  поднял  шар.
Снова вырвалось светящееся облако.
     У  Грейдона  перехватило  дыхание.  Светящееся  облако   летело   над
пропастью. Неожиданно в ста ярдах или  больше  стала  видна  стена  скалы.
Светящееся облако столкнулось с нею. И немедленно часть  скалы  поднялась,
как огромный занавес.  Из  открывшегося  прохода  высунулся  металлический
язык, плоский, шириной в десять футов. Он прополз над  пропастью  по  пути
светового облака и остановился у их ног.
     Индейцы ободряюще улыбались Грейдону.
     - Следуй за мной, властитель, - сказал один из них. - Опасности нет.
     Грейдон ступил на мост, ведя ослика. Снизу, с глубины в сотни  футов,
доносился рев потока.
     Они дошли до конца странного моста. Пошли дальше, он между индейцами.
Пройдя пятьдесят футов, Грейдон оглянулся. Вход казался  большими  темными
воротами. Послышался негромкий шорох, и ворот  не  стало  видно.  Скальный
занавес задвинулся.
     Вокруг было светло, как будто  рассеянный  свет  был  принадлежностью
самого воздуха. Грейдон находился в  помещении,  которое  представляло  из
себя куб площадью примерно в сто квадратных метров.  Стены  и  потолок  из
полированного  черного  камня,  и  в  камне  быстро  двигались   крошечные
светящиеся частицы, подобные тем, что исходили от стен пещеры Лика. Они  и
были источником света.
     Помещение пусто; ни следа прохода, через который они вошли, ни  следа
выхода, не видно механизмов, управляющих входом. В стенах  вообще  никаких
отверстий. Но Грейдон  слышал  как  будто  шум  множества  голосов,  затем
короткую фразу, которую он не разобрал.
     Первый индеец отсалютовал и прошел  на  несколько  шагов  вперед.  Он
ответил так же быстро. Но тут Грейдон понял без труда. Индеец  рассказывал
о схватке с людьми-ящерами. Он кончил. Наступило короткое молчание.  Затем
еще один короткий приказ. Индеец поманил Грейдона.
     - Властитель, покажи браслет, - сказал он.
     К  этому  моменту  Грейдон  уже  понял,  что   невидимый   собеседник
находится, конечно, не в помещении, а за его стеной.  Голос  доносится  по
какому-то устройству; в стенах, вероятно, есть  глазки.  Но  он  не  видел
следов ни того,  ни  другого;  стены  казались  сплошными,  гладкими,  как
неразбитое стекло. Грейдон поднял запястье с надетым  на  него  браслетом.
Сверкнули  пурпурные  глаза  Матери-Змеи.  Послышался  взрыв  возбужденных
восклицаний; еще одна команда.
     - Положи твое оружие, властитель, - сказал  индеец,  -  и  подойди  к
стене.
     На этот раз Грейдон заколебался.
     - Не бойся. Мы пойдем рядом...
     Его прервал  строгий  голос  невидимого  говорящего.  Индеец  покачал
головой и встал рядом с Грейдоном, его товарищ с другой  стороны.  Грейдон
понял, что им велели держаться сзади, а ему идти одному. Он положил на пол
ружье  и  шепотом  велел  индейцам  исполнять  приказ.  Он  пошел  вперед,
расстегнув кобуру под мышкой. И когда остановился, свет погас.
     Но лишь на мгновение. Когда снова стало светло, трети стены не  было.
На ее месте виднелся коридор, широкий и  хорошо  освещенный.  По  обе  его
стороны ряды индейцев. Еще один ряд между ним и двумя индейцами и осликом.
Индейцы вооружены копьями с наконечниками из какого-то блестящего  черного
металла; у них небольшие круглые щиты из того же материала. Длинные черные
волосы забраны узкой золотой лентой. Они обнажены, если не  считать  килта
из стеганого желтого шелка. Все  это  Грейдон  увидел  в  одно  мгновение,
прежде чем взгляд его остановился на стоявшем перед ним человеке.
     Гигант с лицом представителя расы Суарры  и  Лантлу;  лицо  его  было
красиво до того, как получило страшное увечье. Он на добрых восемь  дюймов
возвышался над шестифутовым Грейдоном.  Волосы  у  него  серебристо-белые,
подрезанные на уровне шеи, их удерживает браслет из лакированного  янтаря.
От правого виска до  подбородка  тянутся  параллельно  четыре  шрама.  Нос
разбит и расплющен.  С  плеч  спускается  черная  металлическая  кольчуга,
похожая на кольчуги крестоносцев. На  талии  кольчуга  перевязана  поясом.
Мешковатые кольчужные брюки покрывают бедра и ноги до колен. Нижняя  часть
ног защищена поножами от колен до сандалий. Правая рука гиганта  отрублена
по локоть; к этому локтю золотыми ремнями прикреплена страшная трехфутовая
металлическая палица. На поясе короткий двойной топор, точно такой,  какой
стал символом древнего Крита.
     Внушительная фигура. Но глядя в глаза этому человеку, Грейдон  ощутил
уверенность. Морщинки смеха в углах глаз, выражение  юмора  и  терпимости,
которые не могла стереть даже подозрительность.  Несмотря  не  серебристые
волосы, человек не стар: Грейдон решил, что ему не больше сорока.
     Человек заговорил по-аймарски бурным, хриплым, порывистым басом.
     - Значит, ты хочешь увидеть  Хуона!  Увидишь.  И  не  думай,  что  мы
неблагодарны; я заставил тебя ждать и отобрал оружие  не  поэтому.  Темный
коварен, и Лантлу,  чтоб  его  сожрали  его  собственные  ксинли,  подобен
Темному. Не один раз пытался он заслать к нам шпионов под маской тех,  кто
хочет служить нам. Меня зовут Регор, Черный Регор. Но чернота моя  не  та,
что у Темного, хотя я тоже хитер. Но, может, ты ничего не заешь о  Темном,
а, парень?
     Он замолчал, проницательно глядя на Грейдона.
     - Кое-что я о нем слышал, - осторожно ответил Грейдон.
     - Кое-что слышал! Ну, и что же ты о нем думаешь?
     - Ничего такого, - ответил Грейдон аймарской  поговоркой  со  скрытым
непристойным смыслом, - отчего бы я захотел сидеть с ним  щека  к  щеке  и
разбить с ним яйца.
     - Хо! Хо! -  взревел  гигант,  в  опасной  близости  взмахивая  своей
палицей. - Хорошо! Я расскажу об этом Хуону...
     - Кроме того, - сказал Грейдон, - разве он не  враг...  ее?  -  И  он
поднял свой браслет.
     Хохот Черного Регора прервался; гигант отдал приказ охране.
     - Иди рядом со мной,  -  сказал  он  Грейдону.  Оглянувшись,  Грейдон
увидел, что один из приведших его индейцев осторожно поднял  ружье  и  они
оба пошли за ним, ведя ослика. С трудом поспевая  за  Регором,  Грейдон  с
беспокойством пытался вспомнить, поставил ли он ружье  на  предохранитель;
решил, что поставил.
     В нем возникали сомнения. Он надеялся на то, что Хуон, кем бы  он  ни
был, является злейшим врагом Лантлу и  потому  примет  его  помощь  и  сам
поможет ему в обмен. Поэтому он решил рассказать Хуону о своей  встрече  с
Суаррой и обо  всем,  что  последовало  за  этим.  Но  теперь  такой  план
показался ему наивным. Ситуация не так проста. В конце концов что он знает
об  этом  народе  с  его  зловещим  искусством,  с   его   людьми-пауками,
людьми-ящерами и бог знает еще какими чудовищами?
     И что он в сущности знает об этом невероятном существе - Матери-Змее?
     На мгновение Грейдон почувствовал отчаяние.  Он  решительно  отбросил
его. Придется пересмотреть план, только и всего. И для этого у него  всего
несколько минут. Лучше вообще ничего не планировать, пока он не встретится
с Хуоном и оценит свои шансы.
     Резкий  окрик  оторвал  его  от  размышлений.  Коридор  впереди   был
прегражден огромной черной металлической дверью. Ее  охранял  двойной  ряд
одетых в желтые килты солдат, первый ряд - копейщики, второй -  лучники  с
металлическими  луками.  Их  возглавлял  плотный  приземистый  индеец,   у
которого при виде Грейдона чуть не выпал из рук двойной топор.
     Регор зашептался с ним. Офицер кивнул и топнул. Створки большой двери
разошлись, за ними сквозь похожий  на  толстую  паутину  занавес  блеснуло
янтарное солнце.
     - Пойду расскажу о тебе Хуону, - прогремел Регор. - Жди терпеливо.  -
Он исчез за занавесом. Двери молча закрылись за ним.
     Грейдон молча ждал; стража в желтых килтах молча  смотрела  на  него;
проходили долгие минуты. Прозвенел колокол; большие двери разошлись. Из-за
занавеса донеслись голоса. Офицер поманил двоих индейцев. Вместе с осликом
они  прошли  в  двери.  Еще  долгое  ожидание,  затем  опять   колокол   и
открывающиеся  двери.  Офицер  сделал  знак,  Грейдон  прошел  вперед,  за
занавес.
     Глаза его ослепили яркие лучи, по-видимому, солнца, струившиеся через
янтарные стекла. Зрение прояснилось. У Грейдона было  смутное  впечатление
стен, покрытых многоцветными шпалерами. Он мигнул и понял, что потолок  из
того же полированного камня, что и коридоры, на не  черного,  а  янтарного
цвета, а яркий свет на  самом  деле  исходит  от  сверкающих  спиралей  из
частиц.
     Засмеялась женщина. Грейдон посмотрел в сторону  звука  -  и  прыгнул
вперед с именем Суарры на устах. Кто-то схватил его за руку и удержал...
     И тут же он понял, что смеющаяся женщина не Суарра.
     Она лежала, вытянувшись на низком диване, положив голову  на  длинную
белую руку. Лицо у нее старше, но в то же время в своей  изысканности  она
двойник Суарры, и те же, что у Суарры, облачные полуночные волосы. Но  тут
сходство кончалось. Прекрасное лицо этой женщины  насмешливое  и  злое,  в
отличие от лица девушки. Совершенные губы несли в себе оттенок жестокости,
что-то нечеловечески далекое в ясных темных глазах -  ничего  от  нежности
Суарры; что-то от того выражения, которое Грейдон видел  на  лице  Лантлу,
когда  свора  динозавров  выследила  алого  ткача.  Стройная  белая   нога
свесилась с дивана, на пальце небрежно повисла шелковая сандалия.
     -  Похоже,  наш  неожиданный  гость  весьма  импульсивен,  Дорина,  -
послышался мужской голос. Фраза на аймарском.  -  Если  это  простая  дань
твоей красоте, я аплодирую. Но кажется мне, что есть  в  этом  какое-то...
узнавание.
     Говорящий поднялся со стула в голове дивана. Лицо у него было так  же
поразительно прекрасно; похоже, что  это  общее  наследие  странной  расы.
Глаза темно-синие, обычно это предвещает дружелюбие, но ничего подобного в
этих глазах не было. Как и у Регора,  волосы  на  голове  мужчины  забраны
золотым  браслетом.  Под  белым,  похожим   на   тогу   одеянием   Грейдон
почувствовал тело атлета.
     - Ты знаешь, Хуон, я не создательница снов, - протянула женщина. -  Я
реалист. А где, кроме как во сне, я могла встретиться с ним? Хотя...  если
не во сне, то почему бы и не...
     В голосе еле заметная вялость, но во взгляде, который она бросила  на
Грейдона, злобная насмешка. Хуон вспыхнул, глаза его  стали  мрачными;  он
произнес резкий приказ. Мгновенно грудь Грейдона сжало как тисками,  ребра
его затрещали, он задыхался. Он попытался  разорвать  зажим,  и  руки  его
сомкнулись вокруг тонкой волокнистой руки, как будто состоявшей сплошь  из
кожи. Он повернул голову. В двух футах над ним виднелось  получеловеческое
лицо без подбородка. Длинные красные локоны падали на покатый  лоб.  Глаза
круглые и золотые, полные меланхолии и разума.
     Человек-паук!
     Другая волокнистая рука, покрытая алой шерстью, схватила Грейдона  за
горло. Третья ухватила за ноги под коленями. Грейдон оказался в воздухе.
     Он услышал протестующий крик Регора. Слепо попытался  ударить  в  это
нечеловеческое лицо, при этом обнажился пурпурный  камень  на  браслете  и
сверкнул, как полоска огня. Грейдон  услышал  восклицание  человека-паука,
резкий окрик Хуона.
     Он почувствовал, что падает, падает  все  быстрее  сквозь  тьму  -  и
больше ничего не слышал.



                         10. ОТВЕРЖЕННЫЕ Ю-АТЛАНЧИ

     Грейдон пришел в себя; над ним слышался гневный бас.
     -  На  нем  древний  символ  Матери.  Он  благополучно   миновал   ее
стражников. Он обратил в бегство зловонных урдов, которые служат  Темному,
плевать на его имя! Любой из этих причин достаточно, чтобы выслушать  его!
Говорю тебе снова, Хуон:  этого  человека  должно  принимать  вежливо;  он
кое-что хочет рассказать, и рассказ его касается не только тебя, но  всего
Товарищества. А ты, не выслушав, бросаешь его Кону! А что, когда  об  этом
узнает Адана? Клянусь драгоценной чешуей ее колец, мы так жаждем ее помощи
и никогда не могли пробить ее равнодушие. Этот человек мог помочь нам!
     - Довольно, Регор, довольно! - голос Хуона звучал угнетенно.
     - Не довольно! - бушевал гигант.  -  Не  Темный  ли  подговорил  тебя
поступить  так?  Клянусь  Властителем  Властителей,  Товарищество   должно
заняться тобой!
     - Ты,  конечно,  прав,  Регор.  Твое  право  и  обязанность  созывать
Товарищество, если ты считаешь это нужным.  Мне  жаль,  я  стыжусь  своего
поступка. Когда незнакомец придет в себя  от  обморока  -  я  уверен,  что
ничего плохого с ним не  случилось,  -  я  извинюсь  перед  ним.  И  пусть
Товарищество, а не я, решает, как поступить с ним.
     - Все это мне  вовсе  не  льстит,  -  это  Дорина;  вежливо,  слишком
вежливо. - Ты намекаешь, Регор, что я орудие Темного, потому что именно  я
дала импульс гневу Хуона?
     - Я ни на что не намекаю... - начал гигант и был прерван Хуоном.
     - Дорина, я отвечу на это. И должен тебе заметить, что  это  сомнение
мне знакомо. Постарайся, чтобы сомнение  не  перешло  в  уверенность.  Ибо
тогда я убью тебя, Дорина, и ни в Ю-Атланчи, ни выше, ни ниже ее ничто  не
спасет тебя.
     Сказано спокойно, но с холодной непреклонностью.
     - Ты смеешь, Хуон...
     Грейдон знал, что уши, которые считаются  неслышащими,  часто  слышат
правду. Поэтому он лежал спокойно, слушая и проверяя свое состояние. Ссора
между этими тремя ему не поможет. Он застонал, открыл глаза  и  тем  самым
заставил женщину замолчать. Она не сказала того, что  собиралась  сказать.
Грейдон взглянул в лицо Хуона, в котором была только забота; посмотрел  на
Дорину: ее черные глаза  сверкали,  руки  она  прижала  к  груди,  пытаясь
подавить гнев.
     Потом его взгляд упал на алую фигуру за Хуоном и  Дориной.  Это  Кон,
человек-паук. Грейдон забыл об опасности, рассматривая его.
     Такая  фигура  могла  родиться  на  полотнах   Дюрера,   изображающих
дьявольский шабаш; она прокралась с картины  в  реальность,  пройдя  через
алую ванну. Но не было в ней ничего дьявольского, ничего от  Черного  Зла.
Даже заметно было какое-то гротескное очарование, как  будто  ее  создавал
мастер, настолько любящий жизнь, что даже создавая  чудовище,  он  не  мог
забыть об этом.
     Голова человека-паука на три фута  возвышалась  над  Грейдоном.  Тело
круглое, чуть больше, чем у подростка. Четыре стройные, похожие на  ходули
ноги; от  центра  тела  отходят  еще  две  конечности,  они  заканчиваются
ладонями, на которых пальцы, тонкие, острые, как иглы, в фут длиной.
     Шеи нет. Там, где голова соединяется с телом,  две  маленькие  ручки,
заканчивающиеся ладонями, как у ребенка. А над  этими  ручками  лицо,  без
подбородка  и  ушей,  обрамленное  спутанными   красными   локонами.   Рот
человеческий,  нос  -  тонкий  клюв.  Кроме  лица,  ладоней   и   ступней,
синевато-серых, все остальное тело покрыто ярко-алой шерстью.
     Но глаза, огромные,  без  век  и  ресниц,  блестящие  золотые  глаза,
абсолютно человеческие по выражению, печальные, удивленные,  извиняющиеся,
- как будто в них  отражалось  теперешнее  настроение  Хуона.  Таков  Кон,
верховный представитель своего  племени  в  Ю-Атланчи,  которого  Грейдону
предстояло так хорошо узнать.
     Грейдон с трудом встал, Регор  его  поддержал.  Грейдон  взглянул  на
женщину.
     Я подумал... - прошептал он, - я подумал... что ты... Суарра.
     Гнев оставил Дорину; на  лице  ее  появилось  выражение,  похожее  на
страх; Регор издал резкий звук.
     - Суарра, - выдохнула женщина и разжала стиснутые руки.
     Если имя Суарры вызвало у женщины страх - и Грейдон  мимолетно  этому
удивился, - то на Регора оно не произвело такого действия.
     - Я тебе говорил, Хуон, что  это  не  обычное  дело,  -  торжествующе
воскликнул он, - и вот еще одно доказательство. Мать любит  Суарру,  а  он
друг Суарры! Да,  в  этом  есть  какая-то  цель,  перед  нами  открываются
возможности...
     - Ты слишком торопишься, -  быстро,  но  со  сдержанным  возбуждением
прервал Хуон. Он обратился к Грейдону:
     - Мне жаль, что так получилось. Даже если ты враг, все равно жаль. Мы
никогда не относимся к незнакомцам слишком сердечно, но  этого  не  должно
было случиться. Больше мне нечего сказать.
     - И не нужно, - мрачновато ответил Грейдон. - Если и не сердечный, то
достаточно теплый прием. Забудем.
     - Хорошо! - В глазах Хуона мелькнуло одобрение.
     - Кто бы ни был ты, - продолжал он, - мы преследуемые люди.  Те,  кто
хотел бы уничтожить  нас,  сильны  и  коварны,  и  нам  всегда  приходится
опасаться их ловушек. Если ты пришел от  них,  сказать  тебе  об  этом  не
опасно: ты и так это знаешь. Но если ты  ищешь  Мать-Змею  и...  Суарру  и
встретился с нами случайно, тебе следует знать, что хоть мы и  отверженные
Ю-Атланчи, мы не враги тех двух. Докажи свою честность и уйдешь от нас без
вреда, куда  захочешь;  если  же  просишь  нашей  помощи,  помни,  что  мы
отверженные; мы поможем тебе, насколько это в  наших  силах.  Но  если  не
докажешь, умрешь, как умирали все посланные как приманка  для  ловушки.  И
смерть твоя будет не приятной; мы не наслаждаемся страданием, но  мудрость
требует, чтобы другие поняли, что не следует идти за тобой.
     - Справедливо, - сказал Грейдон.
     - Ты не нашей  расы,  -  продолжал  Хуон.  -  Возможно,  ты  пленник,
посланный, чтобы предать нас; в награду  тебе  обещали  жизнь  и  свободу.
Браслет, который ты  носишь,  мог  быть  дан  тебе,  чтобы  ввести  нас  в
заблуждение. Мы не знаем, миновал ли ты  на  самом  деле  вестников.  Тебя
могли провести через логова урдов и вывести  туда,  где  ты  встретился  с
нашими людьми. То, что ты убил нескольких урдов, ничего не доказывает.  Их
много, и жизни их ничего не значат для Лантлу и Темного, чьими рабами  они
являются. Говорю тебе все это, - добавил он извиняющимся тоном, - чтобы ты
знал, какие сомнения ты должен развеять, чтобы остаться жить.
     - И это  справедливо,  -  снова  сказал  Грейдон.  Хуон  обернулся  к
женщине, которая напряженно смотрела на Грейдона с того  момента,  как  он
назвал Суарру.
     - Ты останешься с нами и поможешь принять решение? - спросил он.
     - Как будто у меня, Хуон, есть  хоть  малейшее  стремление  поступить
иначе, - сказала Дорина, вытягиваясь на диване.
     Хуон  заговорил  с  человеком-пауком;  красная  рука   вытянулась   и
поставила рядом с Грейдоном стул. Регор опустил свое  громоздкое  тело  на
другой; Хуон сел в свое кресло. Под  взглядами  этого  странного  квартета
Грейдон начал свой рассказ.
     О мире, из которого он пришел, и о своем месте в нем он сказал совсем
немного; как можно короче о своем путешествии до Запретной земли вместе  с
тремя авантюристами; о своей встрече с  Суаррой.  Он  увидел  одобрение  в
глазах Регора, когда рассказывал о своей схватке со Старретом, увидел, как
смягчились глаза Хуона. Он рассказал о  возвращении  Суарры  на  следующее
утро. Рассказывая о Властителе Глупости, он почувствовал, что  ему  верят;
это чувство усилилось, когда он рассказывал  о  Лантлу  с  его  охотящейся
сворой. Но он удивился ужасу, появившемуся на их лицах, когда он дошел  до
пещеры с большими каменным Ликом.
     Когда он описывал выражение крайнего зла в этом лице  и  преображение
троих людей в капли золотого пота, Дорина закрыла лицо  дрожащими  руками,
кровь отхлынула от лица  Хуона,  Регор  что-то  пробормотал;  только  Кон,
человек-паук, стоял неподвижно, глядя  на  него  печальными,  сверкающими,
золотыми глазами.
     Это могло означать только одно: никто из них никогда не видел Лик;  и
следовательно, в Ю-Атланчи есть тайны, скрытые  от  ее  жителей.  Какое-то
тайное побуждение заставило его быть осторожным. Он  ничего  не  сказал  о
видении  храма,  просто  рассказал  о  своем  пробуждении,   о   появлении
индейца-проводника и своем возвращении. И показал шрам от раны - наказание
за эту попытку.
     - Что призвало меня обратно, - сказал он, - я не могу вам сказать. По
крайней мере сейчас. Я не мог ослушаться этого призыва,  -  и  это  верно,
подумал он: лицо Суарры возникло в  его  памяти,  в  сердце  прозвучал  ее
призыв.
     - Вот и все, что я могу сказать. И все это правда. Как дошел  ко  мне
призыв, не имеет значения, но благодаря  ему  я  здесь.  Погодите...  есть
кое-что еще...
     Он достал из кармана сверток с  пером  caraquenque,  данный  Суаррой,
раскрыл его и показал.
     - Это Суарры, - выдохнула Дорина, а Хуон кивнул.
     Теперь не было сомнения в том, что они ему верили. Не  мешало  бы  их
поторопить.
     - И еще одно, - медленно сказал он. - Регор говорил о какой-то  цели.
Об этой цели я знаю не больше вас. Но вот что случилось...
     И он рассказал о звуках рога, которые провели  его  через  равнину  с
монолитами, и о щели в горе. Хуон  глубоко  вздохнул  и  встал,  лицо  его
осветилось надеждой, Регор вскочил  на  ноги,  широким  кругом  размахивая
своей рукой-палицей.
     Хуон сжал плечо Грейдона.
     - Верю! - сказал он дрожащим голосом; потом повернулся к Дорине: -  А
ты?
     - Конечно, это правда, Хуон! -  ответила  она;  на  какой-то  быстрый
расчет сузил ее зрачки и затуманил лицо, и Грейдону  показалось,  что  она
взглянула на него угрожающе.
     - Ты наш гость, - сказал Хуон. - Утром ты встретишься с Товариществом
и повторишь то, что рассказал нам. И потом решишь,  просишь  ли  ты  нашей
помощи или будешь действовать в одиночку. Все наше  к  твоим  услугам.  И,
Грейдон... - он помолчал и неожиданно тоскливо добавил: - Клянусь Матерью,
надеюсь,  ты  пойдешь  с  нами.  Регор,  проследи,  чтобы  позаботились  о
животном. Возьми это, Грейдон, - он наклонился и поднял  ружье.  -  Завтра
покажешь нам, что это такое. Я отведу тебя в твое помещение. Подожди меня,
Дорина.
     Он взял Грейдона за руку и повел к стене, противоположной той,  через
которую Грейдон вошел. Хуон раздвинул занавес.
     - Иди за мной.
     Проходя, Грейдон оглянулся. Дорина стояла, глядя на них все с тем  же
задумчивым и злым выражением лица.
     Грейдон вслед за Хуоном вышел в  другой  ярко  сверкающий  коридор  с
черными стенами.



                            11. ПЛЕМЯ БЕССМЕРТНЫХ

     - Вставай, парень, мойся и завтракай. Скоро соберется Товарищество, и
я отведу тебя.
     Грейдон, не понимая, смотрел на  разбудившего  его  человека.  У  ног
кровати стоял Регор, с широкой  улыбкой  на  лице;  шрамы  превратили  его
улыбку  в  благожелательную  гримасу  горгульи.  Он  сменил  кольчугу   на
облегающую одежду, по-видимому, принятую среди мужчин  Ю-Атланчи.  Впрочем
он остался Черным Регором, и одежда его была черной, и плащ,  свисавший  с
широченных плеч, тоже черный.
     Грейдон осмотрелся в комнате, куда привел его  Хуон,  увидел  толстый
ковер,  как  будто  сплетенный  из  серебряных  нитей,  стены,   увешанные
шпалерами со странными изображениями; у одной  стены  занавес  отдернут  и
открывает  альков  со  сверкающим  бассейном.  Грейдон  вспомнил   события
вчерашнего дня.
     Два молчаливых смуглых  человека  вчера  вечером  выкупали  Грейдона,
сделали массаж тела, снимая усталость и следы когтей Кона; тем временем  с
ним разговаривал Хуон. А потом посидел с Грейдоном, пока тот ел незнакомые
блюда. Их принесли в хрустальной посуде две  индейские  девушки  с  широко
раскрытыми от удивления глазами. Хуон налил ему  вина,  задавая  множество
вопросов  о  людях,  живущих  за  пределами  Запретной  земли.  Его   мало
интересовали их искусство, наука или государственное устройство, но  очень
- как к ним приходит смерть, как поступают со  стариками,  каковы  брачные
обычаи, много ли детей и как их воспитывают. Снова и снова возвращался  он
к вопросу о смерти и тех формах, которые она принимает, как будто эта тема
необъяснимо привлекала его.
     Наконец он замолчал, размышляя; потом, вздохнув, сказал:
     - Так же было у нас в старину - и кто скажет, как лучше?
     Он неожиданно встал и вышел из комнаты; свет  стал  тусклым,  Грейдон
лег на кровать и крепко уснул.
     Почему Хуон так настойчиво возвращался к вопросу о смерти? Это смутно
тревожило Грейдона. Вдруг он  вспомнил:  Суарра  говорила,  что  ее  народ
закрыл Двери Смерти. Тогда он понял ее не буквально. Но может быть...
     Он оторвался от своих размышлений, нетерпеливо встряхнулся, подошел к
бассейну, умылся и вытерся шелковым полотенцем. Вернувшись в  комнату,  он
обнаружил на столе фрукты, пшеничный хлеб и молоко. Он быстро оделся и сел
за стол. Только тогда Регор заговорил.
     - Парень, - сказал он, - я тебе говорил, что я  хитер.  Так  вот  моя
хитрость утверждает, что и ты хитер и не все рассказал нам вчера  вечером.
Особенно - ты ничего не сказал о приказе Матери.
     - Боже! - воскликнул Грейдон аймарским эквивалентом. - Ничего в  этом
хитрого нет. Я предупредил, что не могу рассказать, как...
     Он остановился, боясь оскорбить гиганта. Но Регор широко улыбнулся.
     - Я не об этом. Ты старательно не упоминал награду, которую пообещала
тебе Мать, если ты выполнишь ее приказ... и сумеешь добраться до нее.
     Грейдон подскочил, от изумления подавившись куском хлеба.
     - Хо! Хо! - заревел Регор и звучно шлепнул Грейдона по  спине.  -  Ну
разве я не хитер?
     - Дорины здесь нет, - продолжил он негромко, глядя на  потолок,  -  а
Хуону я не обязан обо всем рассказывать.
     Грейдон повернулся на стуле и посмотрел  на  Регора.  Тот  насмешливо
смотрел на него, но в глазах его было подлинное  дружелюбие,  и  решимость
Грейдона начала ослабевать. В Хуоне,  впрочем,  как  и  в  Лантлу,  что-то
заставляло   Грейдона   чувствовать   себя   одиноким,   что-то    чуждое,
нечеловеческое. Может, красота, превосходящая классические образцы? Он  не
знал. Но Регора это не касалось. Регор был как будто из другого мира. И  к
тому же он доказал свою доброту.
     - Можешь доверять мне, парень, - ответил на его мысли Регор. -  Вчера
вечером ты проявил мудрость, но  то,  что  было  мудро  вчера,  совсем  не
обязательно мудро и сегодня. Вероятно, тебе поможет,  если  я  скажу,  что
знаю Суарру и люблю ее, как собственную дочь.
     Грейдон принял решение.
     - Договоримся, Регор, - сказал он. - Вопрос за вопрос. Ответь на мой,
и я отвечу на твой.
     -  Договорились,  -  проворчал  Регор,  -  и   если   мы   заставляем
Товарищество ждать, пусть погрызет ногти.
     Грейдон перешел прямо к беспокоившему его вопросу.
     - Хуон задавал вчера много вопросов. И большинство из них о смерти  в
моей земле, ее формах, как она приходит к нам, как долго живут у нас люди.
Можно подумать, что он знает только смерть от убийства.  Почему  Хуон  так
интересуется смертью?
     - Потому что Хуон бессмертен, - спокойно ответил Регор.
     - Бессмертен? - недоверчиво переспросил Грейдон.
     - Бессмертен, - повторил Регор, - если, конечно, кто-нибудь не  убьет
его или он сам не предпочтет... выбор, который есть у всех нас.
     - У всех вас - снова переспросил Грейдон. - И ты, Регор, тоже?
     - Даже я, - ответил гигант, вежливо поклонившись.
     - Но ведь не индейцы! - воскликнул Грейдон.
     - Нет, не они, - терпеливо ответил Регор.
     - Значит, они умирают, - Грейдон отчаянно пытался найти хоть какую-то
брешь в этой чудовищной концепции. - Они умирают, как и мы. Почему же Хуон
на их примере не узнал о смерти? Зачем спрашивать меня?
     - На это есть два ответа, - с профессиональным видом ответил Регор. -
Во-первых, ты, и, следовательно, весь твой народ, гораздо ближе к нам, чем
эмеры - вы зовете их аймара. Поэтому, рассудил Хуон, он, вероятно,  сможет
узнать у тебя, какой была бы Дверь Смерти  для  нас,  если  бы  мы  решили
открыть ее в Ю-Атланчи, во всей Ю-Атланчи. Кстати,  это  одна  из  причин,
почему  мы   стали   отверженными.   Во-вторых,   эмеры,   за   редчайшими
исключениями, не живут долго и умирают все одинаково. Их  убивают,  прежде
чем у них появляется возможность умереть другим путем. Это другая причина,
почему мы стали отверженными.
     Грейдон чувствовал себя как в кошмаре.
     Суарра тоже - бессмертная? Но, во имя Бога, сколько же ей тогда  лет?
Мысль эта была определенно неприятной. Это скрытое племя, они не люди, они
необычны. Не может Суарра быть одним из этих - чудовищ!  Он  не  осмелился
спросить прямо, подошел со стороны.
     - Дорина тоже?
     - Естественно, - спокойно ответил Регор.
     - Она очень похожа на Суарру. Могла бы быть ее сестрой.
     - О, нет, - ответил Регор, - дай-ка сообразить.  Она  сестра  бабушки
Суарры... или ее прабабушки. Что-то в этом роде.
     Грейдон подозрительно посмотрел на него. Издевается  над  ним  Регор,
что ли?
     - Что-то вроде тетки, - саркастически сказал он.
     - Можно и так, - согласился Регор.
     - Дьявол! - воскликнул Грейдон в отчаянии и ударил кулаком по  столу.
Регор удивленно посмотрел на него, потом засмеялся.
     - А какая разница? - спросил он. - Однодневный ребенок,  если  бы  он
мог думать, счел бы тебя такой же древностью, какой ты считаешь  меня.  Но
он воспринял бы это как нечто естественное. Все относительно. И если  тебя
оскорбляет наш возраст, - вкрадчиво добавил он, -  будь  признателен,  что
Дорина сестра прапрабабушки Суарры, а не наоборот.
     Грейдон рассмеялся; в здравом смысле есть нечто успокоительное. И все
же, возможно, Суарре сотни лет! Не свежая юная весна, какой он считал  ее!
Нет смысла плакать об этом. Либо да, либо нет. Он отодвинул в сторону  всю
проблему.
     - Еще один вопрос, и я готов отвечать. Никто из вас вполне не поверил
мне, пока я не рассказал о Лике, и мой рассказ испугал вас. Почему?
     Теперь  Регор  выглядел  обеспокоенным,  лицо  его  потемнело,  потом
побледнело, ярким рубцом выделился шрам.
     - И опять ты испугался, - с любопытством сказал Грейдон. - Почему?
     - Я испугался Тени, - с усилием ответил Регор. - Злой  Тени,  которую
ты вернул к жизни. Древней  сказки,  которая  из-за  тебя  стала  правдой.
Больше не будем об этом.
     Тень... женщина-змея тоже говорила о тени... связывая  ее  с  врагом,
которого они называют Темным... было и имя... Тень... кого же? А,  да,  он
вспомнил.
     - Ты говоришь загадками, - сказал он.  -  Как  будто  я  ребенок.  Ты
боишься назвать Тень? Я не боюсь? Тень Нимира.
     У Регора отвисла челюсть,  потом  со  щелчком  закрылась.  Он  сделал
угрожающий шаг к Грейдону,  лицо  его  отвердело,  глаза  стали  мрачными,
полными подозрения.
     - Мне кажется, ты слишком много знаешь! И слишком мало боишься...
     - Не будь дураком! - резко ответил Грейдон. - Если бы я знал, чего вы
боитесь, разве стал бы я спрашивать? Я знаю имя - и все; еще  только,  что
он враг Матери. Как я это узнал,  расскажу  позже  -  после  того  как  ты
ответишь на мой вопрос. И не надо больше загадок.
     Целую минуту гигант смотрел на него, потом пожал плечами и сел.
     - Ты меня потряс, - уже спокойнее сказал он. - Из всего  Товарищества
я один, как мне кажется, знаю имя Нимира. Оно давно забыто. Властитель Зла
- так его зовут все. Но перед этом у него было имя...
     Он наклонился к Грейдону, положил руку на его плечо,  и  его  жесткий
рот скривился.
     - Клянусь Силой, которая над всеми нами, я хочу верить тебе,  парень!
Не дай этой вере умереть!
     Грейдон пожал его руку.
     - Клянусь Силой, которая над всеми нами, ты можешь мне верить, Регор.
     Регор кивнул, лицо его опять стало спокойным.
     - Это древняя история, - начал он. - Давным-давно  Ю-Атланчи  правили
семь Властителей и Адана, Мать-Змея. Они были не похожи на  других  людей,
эти  Властители.  Хозяева  знаний,  владельцы  странных  тайн,  обладатели
необычных сил. Они победили жизнь и смерть, сдерживая смерть и переделывая
жизнь по своему желанию. Века и века назад пришли они в эту землю вместе с
Матерью и ее народом. Благодаря своей мудрости они перестали быть  людьми,
эти Властители. Во всяком случае мы бы не сочли их людьми,  хотя  когда-то
они были подобны нам.
     И вот один из них начал тайно злоумышлять против остальных, он  хотел
отобрать у них всю власть. И править в одиночку, самодержавно. И не только
в Ю-Атланчи, но и по всему миру, превратив все живое в своих рабов.  Чтобы
самому быть на троне. Всемогущим. Земным богом. Медленно, вкрадчиво  начал
он вооружаться страшными знаниями, неведомыми остальным.
     И  когда  почувствовал  себя  достаточно  сильным,  ударил.  И  почти
выиграл. И выиграл бы, если бы не хитрость и мудрость Матери.
     Этот Властитель был Нимир.
     Его победили, но не смогли уничтожить. Однако благодаря своим знаниям
Властители заточили его. Как говорит древняя легенда, они заточили  его  в
скале.
     А на скале высекли Лик - изображение самого Нимира. Не в  насмешку...
у них была определенная цель... но никто не знает, какая это цель.  И  они
привели в действие силы, которые, пока  существует  земля,  будут  держать
Нимира взаперти. О драгоценностях, о  текущем  золоте  легенда  ничего  не
говорит.
     - Сделав это, шесть Властителей и Мать Адана вернулись в Ю-Атланчи. И
надолго воцарился мир.
     - Прошло много времени.  Один  за  другим  те,  чьи  глаза  созерцали
Властителя Зла, уставали  и  открывали  Двери  Смерти.  Или  Двери  Жизни,
производя детей и затем уходя в темный вход -  такова  плата  за  детей  в
Ю-Атланчи! И вот наступил день, когда не осталось никого, кто знал бы  всю
правду, кроме горстки создателей снов, но кто же поверит создателям снов?
     - Война, ставкой в которой был весь мир, превратилась  в  легенду,  в
притчу.
     - И вот не так давно, если измерять время по меркам Ю-Атланчи, возник
слух, что злой Властитель возродился. Вернее,  его  Тень;  Тьма,  шепчущая
Тьма; бестелесная, но  ищущая  тела;  обещающая  все  на  свете  тем,  кто
повинуется ей; шепчущая, шепчущая, что она и есть Властитель  Зла.  И  что
урды, люди-ящеры, ее рабы.
     - Впервые услышав слух о Тени и ее шепот, мы рассмеялись. Мы сказали:
проснулся создатель снов, и кто-то ему поверил.  Но  число  последователей
Тени увеличивалось, и  наш  смех  стал  не  таким  громким.  Быстро  росли
жестокость и зло, и мы поняли, что - Властитель Зла или нечто  другое,  но
какой-то яд разливается по Ю-Атланчи.
     - Из всех Властителей остался к этому времени лишь один, и он, и Мать
давно отдалились от нас. Мы попросили  встречи  с  Матерью,  она  осталась
равнодушна.
     - Потом власть захватил Лантлу, и для многих из нас жизнь  в  древнем
городе стала невыносима.  Следуя  за  Хуоном,  мы  нашли  убежище  в  этих
пещерах. И все темнее становилась Тень над Ю-Атланчи.  Но  мы  по-прежнему
говорим: "Она не древний Властитель Зла".
     - И вот пришел ты. И сказал: "Я видел  тайное  место!  Я  взглянул  в
глаза Лика!"
     Регор встал и зашагал по комнате. На его лбу выступили капли пота.
     - И теперь мы знаем, что Тень не лгала и что она и Властитель  Зла  -
одно и то же. Он нашел способ  частично  освободиться  и,  воплотившись  в
тело, сумеет разорвать все путы, освободиться полностью и править здесь, а
со временем по всей земле, в чем ему помешали много веков назад.
     Снова Регор начал беспокойно расхаживать и опять остановился, глядя в
лицо Грейдону.
     - Мы боимся, но не смерти, - сказал  он,  повторив  слова  Суарры.  -
Может произойти нечто бесконечно хуже смерти. Мы боимся  жить  -  в  таких
формах и таким образом, как придумают  Властитель  Зла  и  Лантлу.  А  они
придумают, будь уверен в этом.
     Он закрыл лицо плащом. А когда открыл, сумел взять себя в руки.
     - Ну, парень, будем храбрыми, - прогремел он. - Ни Лантлу, ни  Темный
Властитель еще не овладели нами. Теперь твоя очередь. Так что же пообещала
тебе Мать?
     И Грейдон, чувствуя тупой ужас, рассказал ему о своем видении.  Регор
слушал молча. Но в глазах его появилась надежда; а когда Грейдон  повторил
угрозу женщины-змеи в адрес Лантлу, он вскочил с радостным криком.
     - Ты должен добраться до нее и  доберешься!  -  сказал  он.  -  Я  не
говорю, что это будет легко. Но есть пути, да, есть. И ты передашь  Матери
наше послание, что мы готовы присоединиться к ней и сражаться, как  можем.
И что в Ю-Атланчи больше достойного спасения, чем она считает,  -  добавил
он с горечью. - Скажи ей, что мы все с  готовностью  отдадим  свои  жизни,
чтобы помочь ей победить.
     Откуда-то издалека донесся мелодичный звук колокола.
     - Товарищество собралось, - сказал Регор. - Это сигнал. Не говори  им
ничего из того, что рассказал мне. Повтори только то,  что  говорил  вчера
вечером. Там будет Дорина. А я ничего не говорил тебе. Понял, парень?
     - Понял, - ответил Грейдон.
     - И если ты будешь хорошим, - сказал Регор, остановившись у  дверного
занавеса и ткнув своей палицей в  ребра  Грейдона,  -  если  будешь  очень
хорошим, я скажу тебе кое-что еще.
     - Что?
     - Сколько на самом деле лет  Суарре!  -  ответил  Регор  и  вышел  со
смехом.



                          12. ДРЕВНИЙ ГОРОД ТАЙНЫ

     Грейдон решил, что ему придется пересмотреть  свое  мнение  о  Черном
Регоре. Он смеялся про себя, когда Регор хвастал своей хитростью, и решил,
что тот прозрачен, как воздух. Теперь Грейдон знал, что ошибся.
     Лукавое упоминание о возрасте Суарры  продемонстрировало,  как  точно
Регор читал в его душе. Это, однако, только одно  перо  из  хвоста.  Более
значимо, что Регор  понял:  Грейдон  утаил  наиболее  важную  часть  своей
истории.
     А кроме того, независимость мыслей, явно проявлявшаяся и в словах,  и
в делах. Возможно,  он  человек  Хуона,  но  руководствуется  собственными
суждениями.
     Доказательство этому - проявляемое им недоверие к Дорине.
     И уж  наверное,  способ,  которым  он  передал  Хуону  свои  зловещие
сомнения в ней, был достаточно хитрым; а  еще  -  чувство  юмора.  Грейдон
почему-то был абсолютно уверен, что Хуон его лишен начисто.
     Коридор, которым  они  шли,  оказался  не  длинным.  Он  заканчивался
огромными дверями черного металла, которые  охранялись  одетыми  в  желтые
юбочки индейцами.
     - Помните! - предупредил Регор.
     Створка двери скользнула в сторону, открывая паутину занавеси.  Регор
отодвинул ее, и вслед за ним прошел Грейдон.
     Он стоял на пороге огромного зала.
     С высокого  потолка  лился  свет,  золотой  и  ослепительный,  словно
солнечный.
     Грейдон  осмотрелся   и   увидел   напротив   расположенные   двойным
полукружием сиденья, вырезанные, казалось, из  розового  коралла.  Сиденья
занимали около сотни соплеменников Хитона, мужчины - в желтом, женщины - в
ярких платьях. Брошенный на них быстрый взгляд сказал  Грейдону,  что  все
они отличаются той волнующей красотой,  которая  являлась  наследием  этой
загадочной  расы.  Рассмотрев  их,  Грейдон  снова   содрогнулся,   поняв,
насколько он одинок и чужд им.
     Прямо перед полукружием находилось небольшое  возвышение,  на  нем  -
широкая, в подушках, скамья из розового коралла,  а  перед  ней  -  тумба,
похожая на ораторскую трибуну.  На  скамье  сидела  Дорина,  рядом  с  ней
высился Хуон.
     Хуон быстро спустился вниз, в высшей  степени  вежливо  приветствовал
Грейдона и, взяв его под руку, провел на возвышение. Там  Дорина  ответила
на поклон Грейдона каким-то междометием, небрежно подняв черные ресницы.
     Регор опустился рядом с нею. Затем Хуон развернул  Грейдона  лицом  к
остальным и поднял его  запястье  с  надетым  браслетом.  Увидев  браслет,
присутствующие приглушенно зашептались, руки их поднялись в приветствии.
     - Это, - начал Хуон, - Братство. Изгои Ю-Атланчи, которых ненавидят и
преследуют Лантлу и Хозяин Тьмы; верные дети Матери, готовые  служить  ей,
если она это позволит. Я уже рассказал  им  кое-что  из  вашей  истории  и
сказал, что мы, трое, поверили  вам.  Однако,  несмотря  на  то,  что  они
признали меня своим вождем, я - только один из них. Вынести решение -  это
их право. Говорите. Они слушают.
     Грейдон подобрал нужные слова, затем  начал  свой  рассказ.  По  мере
развития описываемых событий,  изгои  слушали  все  более  напряженно.  Он
понял,  что  решение  о  нем  уже  вынесено,  а  это  собрание  -   только
формальность; что еще до того, как он  вошел,  они,  со  слов  Хуона,  уже
верили в его искренность. Понимание этого прибавило ему уверенности.
     Когда он почувствовал их растущую симпатию и одобрение, ему сделалось
спокойнее, и говорить ему стало легче.
     Последние сомнения Грейдона исчезли, когда он довел рассказ до пещеры
Лица. Они подались вперед...
     Его рассказ глубоко  взволновал  слушателей.  Гул  голосов  долго  не
прекращался.  Наконец  Хуон  поднял  руку  в  знак  того,  что  собирается
говорить. Взгляды присутствующих устремились на него.
     - Мы поверили вам, Грейдон. Братство считает, что мы  должны  оказать
вам помощь. - Он немного помолчал. - Но помните:  силы  наши  невелики,  и
все, что мы можем для вас сделать - это дать вам возможность увидеть цель,
к которой вы так стремитесь, и снарядить вам в  подмогу  небольшой  отряд.
Черный Регор возглавит его. Идемте.
     Грейдона  подвели  к  серебристой  завесе,  которая   находилась   за
возвышением. За нею  оказалось  отверстие,  величиной  с  небольшое  окно.
Справа от отверстия стоял изящный  столик,  на  котором  лежали  несколько
предметов, напоминающих карнавальные маски.
     - А теперь - смотрите. Вот то место, которое вы ищете, - сказал Хуон.
     Сквозь отверстие, в густом тумане, Грейдон  едва  различил  громадное
цветное пятно, затем овальные тени, отстоящие друг от друга  на  некотором
расстоянии.  Рядом  с  каждой  тенью  -  по  одной  фигуре,   похожей   на
человеческую, но исполинских размеров. Слева от теней  -  сплошная  черная
масса с вертикально перерезавшей ее светлой полосой.
     Понемногу туман стал рассеиваться, очертания  предметов  стали  более
отчетливыми. Теперь Грейдон смог различить некоторые детали.
     Овальные тени - пещеры, которые он видел мельком,  когда  откликнулся
на зов Женщины - змеи, охраняющие их фигуры - колоссы, а слева - громадный
откос пропасти,  на  зеленом  и  эбеново  -черном  фоне  которой  пролегла
сверкающая серебряная полоса.
     Это был большой водопад.
     Хуон протянул выточенную из кристалла маску. Грейдон закрыл ею глаза.
Цветное  пятно  прыгнуло  вперед,  рассыпалось   перед   ним,   распалось,
превратилось в украшенный башнями и башенками город, построенный  джиннами
из глыб и пластин сияющего красным золота и мерцающего серебра; с крышами,
черепица которых - бирюза и сапфиры, тлеющие рубины и пылающие бриллианты.
Он увидел пену огромного водопада, волновавшуюся, словно громадная  вуаль.
Он заметил, что нет двух одинаковых колоссов, что у  некоторых  -  женские
фигуры, а некоторые - словно боги Древнего Египта, со звериными и птичьими
головами. Их высоту Грейдон оценил в сто футов. Его глаза  задержались  на
одной  статуе:  обнаженное  женское  тело,  очень  пропорциональное,  даже
изысканно прелестное. Ее лицо было лицом скалящейся лягушки.
     За  городом  находился  длинный  низкий  холм.  Его  венчало  здание,
пропорции которого затмили даже  колонное  великолепие  древнего  Карнака.
Выстроенное из  белого  мрамора,  оно  нависало  над  городом  драгоценной
жемчужиной.
     Оно было - как одетая в белое весталка. Фасад - украшен колоннами, но
на громадных колоннах не было орнамента.
     В  нем  была  надменная  и  отчужденная  простота  циклопов.  Подобно
колоссам, здание, казалось, наблюдало за всем происходящим.
     Улиц Грейдон не видел. Лишь  усеянные  листьями  тропинки  с  редкими
прохожими.
     Запад, юг, восток... всюду взгляд его  упирался  в  достигавшую  неба
горную цепь. Скрытая от всего  мира  страна  представляла  собой  огромную
круглую чашу тридцати миль в диаметре, как оценил Грейдон.
     Хуон указал на дворец.
     - Там ваша цель. Там живут Мать и Суарра.
     Отверстие закрылось. Хуон опустил занавес и повел Грейдона обратно  к
возвышению.
     - Вы все видели, -  сказал  он.  -  То,  чего  вы  не  видели  -  это
препятствия на пути между  дворцом  -  дорога  к  которому  кажется  такой
близкой и безопасной - и вами. Город хорошо охраняется,  Грейдон,  и  все,
кто его охраняет, - люди Лантлу. Вы не сможете  добраться  до  Дворца,  не
рискуя быть схваченным множество  раз.  Поэтому  оставьте  всякую  надежду
тайком, без чьей-либо помощи,  достичь  Матери.  Вас  до  этого  неизбежно
заполучит Лантлу. По древнему закону вас должны будут  лишить  жизни.  Но,
может быть (если вы смело войдете в город, показывая в  качестве  пропуска
браслет и его именем требуя свидания  с  Матерью),  может  быть,  вам  без
затруднений удастся достичь цели. Может случиться так, что Лантлу приведет
в замешательство то, что вам удалось пройти мимо Посланников;  не  понимая
кроющейся здесь тайны и того, как вам удалось  достичь  Ю-Атланчи,  он  не
посмеет убить вас или не пустить к Матери.
     - Скорее всего, он сделает вот что, - проворчал  Регор,  -  поскольку
Лантлу - кто угодно,  только  не  дурак,  он  вас  очень  тепло  встретит,
выведает у вас все, отложит  встречу  (под  предлогом,  что  Мать  следует
подготовить  к  вашему  визиту),   вероятно,   усыпит   вас   каким-нибудь
наркотиком, подмешав его в ваше питье, и, пока вы спите, посоветуется -  с
Повелителем Тьмы - что с вами делать дальше. Не думаю, что таким путем  вы
когда-нибудь доберетесь до Матери.
     Одобрительный гул прокатился по Братству.
     В знак согласия кивнул и Хуон.
     - Однако, ему придется оценить меру риска, - сказал  он.  -  Если  вы
забраковываете этот план, встает вопрос о  нашей  помощи.  Честно  говоря,
Грейдон, она не может быть слишком большой. Тех, кто  еще  жив  из  Старой
Расы, осталось немного. По всей вероятности, нас две тысячи. Здесь -  едва
ли сотня. Из тех, кто в городе - вместе с нами  -  около  трехсот,  может,
несколько больше.  Там  они  приносят  нам  больше  пользы,  чем  если  бы
находились здесь. Еще полтысячи  -  Делатели  снов.  Ничто  земное  их  не
беспокоит. Остальные - с Лантлу: единые с ним и в делах, и в развлечениях,
последователи, в той или иной  степени.  Повелителя  Тьмы.  Мы  не  в  том
положении, чтобы в открытую схватиться с Лантлу. Он повелевает ксинли, как
охотничьими сворами,  так  и  теми,  которые  предназначены  для  езды,  а
последние так же ужасны, как и ксинли - охотники. Через Повелителя Тьмы он
властвует над урдами, человекоящерами. Наше оружие против всех них: мечи и
пики, луки и стрелы, боевые палицы. Некогда у нас было оружие иного рода -
громовое, огненное, испускающее молнии и убивающее всех, на кого оно  было
направлено: летучие тени, которые можно  было  направить  на  что  угодно,
превращавшие в лед все, на  чем  они  останавливались;  особый  вид  огня,
пожиравший все живое там, куда он попадал, и другие необычные смертоносные
приспособления. Но, как рассказывают наши легенды, после одной  войны  это
оружие было  спрятано  в  одной  из  пещер,  чтобы  мы  никогда  не  могли
использовать его друг против друга. Но, возможно, оно было  уничтожено.  В
любом случае, у нас его нет.
     С ноткой горечи Хуон добавил:
     - Я говорю вам это, Грейдон, чтобы объяснить, почему мы не берем  вас
под руку и не идем церемониальным маршем к белому дворцу. Если  бы  у  нас
был хоть один из видов того старинного оружия...
     - Если бы оно у нас было, мы бы именно так с вами  и  маршировали;  -
загрохотал Регор. - Если оно все  еще  существует,  Мать  знает,  где  оно
находится. Поэтому вы обязаны добраться к ней и убедить ее  позволить  нам
получить это оружие. Клянусь адом, если Повелитель Тьмы  -  это  Властелин
Зла, тогда Адане следует больше позаботиться о  собственной  безопасности!
Он, возможно, тоже знает, где оно спрятано!
     - Вот что мы можем сделать, Грейдон, - продолжал  Хуон.  -  Мы  можем
договориться с нашими друзьями  в  городе,  где  вас  спрятать,  если  нам
удастся тайно доставить вас туда. После этого нам придется придумать,  как
доставить вас во Дворец. Как только это будет сделано - все.  Если  Лантлу
попытается схватить вас, это будет означать открытую  войну  между  ним  и
Матерью, а это, честно говоря, в наших интересах.  Опасаться  нужно  того,
что вас могут обнаружить до того, как  вы  доберетесь  к  Матери.  Тем  не
менее, я уверяю вас, что у вас больше  шансов  добраться  к  ней  с  нашей
помощью, чем без нее!
     - Верю,  -  ответил  Грейдон.  -  Но  так  или  иначе,  Хуон,  что-то
подсказывает мне, что наши судьбы переплелись, и в случае  моей  победы  у
вас появится надежда. И для всех,  кто  хотел  бы  увидеть,  как  жизнь  в
Ю-Атланчи меняется. В любом случае, если вы меня  примете,  я  свяжу  свою
судьбу с вашей.
     Лицо Хуона просветлело. Он пожал руку Грейдону, а Регор тем  временем
что-то бормотал и молотил Грейдона по плечу.
     Над Братством пронесся вздох облегчения.  Внезапно  сквозь  этот  шум
пробился голос Дорины, томный и нежный.
     - Мне кажется, что вы упустили простейшее решение всей этой проблемы.
Несомненно, Грейдон оказался здесь из-за Суарры в не меньшей степени,  чем
из-за Матери. Несомненно, Суарра, мягко выражаясь, заинтересована в нем. А
Суарра  -  любимица  Матери.  Надо  тайно  сообщить  Суарре,  что  Грейдон
вернулся, и пусть она скажет, где она с  ним  встретится,  и  при  встрече
подскажет, как ему лучше добраться к Адане.
     Грейдон заметил, что Регор смотрит на нее с подозрением,  но  Хуон  с
радостью воспринял предложение, и после небольшого обсуждения ее совет был
одобрен братством. Было решено немедленно послать к  Суарре  вестника  для
того, чтобы сообщить ей, что  Грейдон  -  здесь.  В  доказательство  этому
Грейдон, по совету Регора, написал письмо в одну строчку:  "Клянусь  пером
караквенкве, лежащим у моего сердца, что это правда". Только это, и ничего
больше. Местом встречи, также по предложению Регора, была назначена первая
из пещер колоссов: та, что ближе всего находилась к большому водопаду. Она
была расположена почти на уровне озера.
     - Никто не остановит ее  и  не  спросит,  куда  она  направляется,  -
убеждал Регор. - Она может сказать, что послана с какой-то целью  Матерью.
Никто не осмелится помешать - и зачем бы? Она и  прежде  посещала  пещеры.
Хорошо бы, чтобы встреча состоялась после наступления сумерек,  скажем,  в
пять часов. Меня и еще полдюжины людей будет  достаточно,  чтобы  охранять
Грейдона. Я знаю дорогу, где опасность быть обнаруженными невелика.
     Так и решили.
     Подготовили послание Суарре, и курьер - один из индейцев - отбыл.
     Грейдон не совсем понял, как послание достигнет Суарры, но  пришел  к
смутному выводу, что оно будет передаваться от одного индейца  к  другому,
пока не  попадет  к  эмерам  -  служителям  и  телохранителям  Дворца,  не
обязанным никому хранить верность,  за  исключением  Матери  и  Властителя
Глупости.
     Они проследят, чтобы Суарра получила послание.
     Этот день Грейдон провел с Хуоном и его Братством и  нашел,  что  они
веселы и умны, что они восхитительные товарищи, а женщины обладают опасным
очарованием.
     Странно, но Дорина уделяла ему  заметное  внимание,  однако  ревность
Хуона спала.
     Как и Хуона, ее интересовало все, связанное со смертью, и  эту  часть
вечера, проведенную рядом с Дориной, Грейдон нашел не такой уж веселой.
     Наконец она надолго притихла, а затем сказала:
     - Хуон грозит, что если выиграет  эту  войну  и  придет  к  власти  в
Ю-Атланчи, то откроет для всех нас Ворота Смерти. Почему бы нам  не  иметь
права выбора?
     Не дав ему времени для  ответа,  она  пристально  взглянула  на  него
сузившимися глазами и с крайней непреклонностью сказала:
     - Ну, я ради него умирать не намерена! Можете так и  сказать  Матери,
если когда-нибудь до нее доберетесь!
     Она внезапно отвернулась и оставила Грейдона.
     Позже, когда он ложился спать, пришел Регор, уселся и сказал:
     - Парень, у меня плохое предчувствие. Я и сам  хотел  предложить  эту
встречу с Суаррой, и все же мне не нравится, что  этот  совет  исходит  от
Дорины, так что Суарра встретится с нами не в пять часов, а в три.  Местом
встречи, к тому же, будет не первая пещера, а пещера Женщины-лягушки.
     - Но послание уже ушло, -  сказал  Грейдон.  -  Как  узнает  об  этом
Суарра?
     - Не беспокойся, - парировал гигант. - По своему хитрому обыкновению,
помимо того послания я отправил другое, свое собственное.  Даже  посланец,
который несет его, не знает, что в нем. Если мы получим в ответ от  Суарры
перо караквенкве, это будет означать, что она все поняла. Если не получим,
то... Что ж, тогда нам придется идти в первую пещеру.
     Он мрачно кивнул.
     - Повторяю: мне не нравится,  что  идея  исходит  от  Дорины.  Ну  да
ладно...
     Он ворчливо пожелал спокойной ночи и удалился.



                         13. ПЕЩЕРА ЖЕНЩИНЫ-ЛЯГУШКИ

     На третий день, утром, Грейдон услышал от Регора, что Суарра получила
его послание, и их встреча состоится этой ночью. Она  послала  перо  птицы
караквенкве,  чтобы  показать,  что  все   поняла   и   будет   в   пещере
Женщины-лягушки.
     - Даже Хуон не знает, куда мы идем, - сказал  Регор.  -  Если  бы  он
знал, Дорина выпытала бы у него все. И даже два ночных  сна  не  уменьшили
моего недоверия. Давая свой совет, она имела в  уме  что-то  большее,  чем
просто облегчить вашу  дорогу  к  Адане  или  удовлетворить  ваше  желание
увидеться с девушкой, чьей теткой, скажем так, она  является,  -  закончил
он.
     Он ухмыльнулся.
     Грейдон и сам уделил значительное внимание этому  вопросу.  Он  много
думал и теперь повторил Регору свой странный разговор с Дориной.
     - Возможно, - сказал он, - она задумала ловушку, чтобы  предать  меня
Лантлу. Она, видимо,  полагает,  что  если  я  доберусь  до  Матери,  наше
предложение будет немедленно принято. Далее, если Лантлу будет побежден, и
Хуон придет к власти, произойдет то, чего она так страшится: Хуон  откроет
Двери Смерти - для нее тоже. Тогда как  если  меня  устранить  по  дороге,
дела, вероятно, будут идти по-прежнему, что даст ей время отговорить Хуона
от его намерения. Это - единственное основание, какое я смог подвести  под
ваши подозрения, если у них действительно есть какие-либо основания.
     Регор задумчиво слушал.
     - Не секрет, что в этом вопросе Дорина противостоит Хуону. Это всегда
вызывало конфликт между ними. Его желание иметь детей так же сильно, как и
ее - остаться бессмертной. До того; как мы  пришли  сюда,  он  убеждал  ее
вместе с ним открыть обе Двери. Она отказалась. Существуют другие женщины,
которые согласились бы, но Хуон  однолюб.  Он  убил  бы  Дорину,  если  бы
обнаружил, что она - предательница, но он не  хочет  стать  отцом  ребенка
какой-либо иной женщины.
     Ворча, он зашагал по комнате.
     - Сказанное вами убеждает меня в правильности догадок...
     Он остановился.
     - Сказанное вами убеждает меня в правильности догадок. Однако в  этом
вопросе существует и другая сторона, и  я  не  думаю,  что  Дорина  ее  не
заметила. Если вы попадете в ловушку, то, по всей вероятности,  в  ловушку
попадет и Суарра. Встречаясь с вами,  она  идет  на  большой  риск.  Этого
достаточно, чтобы гарантировать ей приговор Совета,  который  контролирует
Лантлу, то есть в лучшем случае ее объявят вне закона.  Совет  вправе  так
поступить с нею. Но если я хоть немного знаю  женщин,  не  забывайте,  что
Мать Змей - женщина, она не позволит, чтобы ее приемная дочь пострадала. И
в конечном итоге, пожалуй, - уничтожение Лантлу, либо смерть самой Матери.
А это, если не ошибаюсь, именно то, чего Дорина не хочет.
     - Господи-Боже, Регор! - пораженный  ужасом,  воскликнул  Грейдон.  -
Почему вы не предупредили меня до того, как я  рассказал  им,  что  Суарра
вернулась ко мне? Если эта ведьма даст знать  Лантлу,  Суарра  обязательно
окажется в его власти.
     - Нет, - ответил гигант, -  это  не  так.  Понимаете,  парень,  тогда
вместе с нею был Властитель Тиддо. Она лишь выполняла его приказ.
     - Может быть, он придет вместе с ней и сегодня вечером? - с  надеждой
спросил Грейдон.
     - Нет.
     Регор покачал головой.
     - Я не верю в то, что он придет. Есть разница.  Вы,  четверо,  шли  к
своему наказанию, и если бы не Мать, вы вместе с остальными скатились бы в
пропасть каплей золотого пота. Тогда вмешалась Мать. Думаю, она снова  это
сделает ради Суарры, но не ради вас. Кроме того, как вы говорили мне,  она
сказала, что вы должны добраться  к  ней  с  помощью  собственного  ума  и
смелости. Таким образом, я твердо полагаю, что ни на какую защиту  сегодня
вечером мы рассчитывать не можем, разве что сами что-нибудь придумаем.
     Он снова что-то невнятно проворчал.
     - Более того, Адана - женщина и, следовательно, непостоянна.
     Он наставил копье на Грейдона, словно палец.
     - Она может решить, что, в конце концов, вы - не обязательное условие
благополучия Суарры. Или она может на  мгновение  устать  от  всего  этого
дела,  и   это   короткое   безразличие   может   прийтись   на   наиболее
неблагоприятный для вас момент.
     - Дьявольщина! - закричал Грейдон.
     Он вскочил.
     - Вы, наверняка, очень веселый спутник, Регор!
     - Ну, - посмеивался Регор, - если вам нужна  веселая  мысль,  то  вот
она: то, что Мать - женщина, это правда. Поэтому никто  из  вас  не  может
наверняка знать, что она выкинет!
     Вселив в Грейдона наводящую уныние  уверенность  в  своей  абсолютной
правоте, Регор удалился.
     Остаток дня Грейдон провел с Хуоном и несколькими  членами  Братства.
Как и за день до этого, все они стремились побольше узнать о том  мире  за
пределами Запретной Страны, в котором он вырос и повзрослел.
     Дорина не появлялась.
     Их заинтересовали его винтовка и пистолет, но показалась сомнительной
эффективность этого оружия против динозавров.
     Словно детей, вспышка их интересовала  больше,  чем  то,  что  делает
пуля. Они объяснили, что ксинли уязвимы только в одном месте -  в  области
шеи под челюстью, и что единственный способ убыть их - ударить снизу вверх
пикой в это место.
     В охотничьих сворах около двух сотен динозавров.  Не  больше  чудовищ
используется и для верховой езды.
     Размножаются они редко, и их число медленно, но неуклонно уменьшается
из-за  драк  между  ними.   Твари   большего   размера   легко   поддаются
использованию в качестве лошадей, и на любой из них можно ездить.
     Своры  состоят  из  рыскающих  в  поисках  добычи  и  все  пожирающих
дьяволов. Полный контроль над ними имеет только Лантлу.
     Существует  амфитеатр,  где  регулярно   происходят   гонки   больших
динозавров. Он также является  ареной,  где  устраиваются  сражения  между
специально  отобранными  динозаврами  из  охотничьих  свор  и   маленькими
группами человекоящеров, на которых периодически  делаются  облавы,  чтобы
уменьшить их численность. Теперь Грейдон узнал, почему ни один из индейцев
не умирает таким образом, чтобы просветить Хуона в  его  попытках  познать
различные виды смерти: когда индейцы начинают  стариться,  их  скармливают
сворам.
     Кроме того, оказалось, что Лантлу страстно увлечен такой  игрой,  как
охота  на  человека.  Совершивших  проступок  перед   законом,   а   также
совершивших проступок против него лично (открыто в первом случае и тайно -
во втором) нередко выводят за границы страны, отпускают и травят.
     Грейдон также узнал, каким образом Регор получил свои шрамы и потерял
руку.
     Посмевший выступить против одной из жестоких игр Лантлу, он попался в
ловушку, затем его отпустили и устроили травлю. Он  ухитрился  ускользнуть
от преследователей, от всех, кроме  одного  охотничьего  динозавра.  Регор
бился с ним и убил его. Страшно израненный,  каким-то  чудом,  напряжением
всех жизненных сил, он добрался до убежища Хуона, и  там  был  вынянчен  и
возвращен к жизни. За его  поимку  Лантлу  назначил  цену  лишь  ненамного
меньшую, чем за поимку Хуона.
     Понимание Грейдоном этого потерянного народа становилось все глубже.
     Это были остатки того, что некогда являлось расой,  уровень  развития
которой  превосходил  любую  цивилизацию   Земли   за   всю   историю   ее
существования; расой, вершин научных познаний которой никогда и  никто  не
достигал. Этот народ - все, что осталось от могучей  волны  доисторической
цивилизации. Маленькая лужица быстро застаивающейся воды. Сверхзащищенные,
сверхнеуязвимые,  застрахованные  от  любого  нападения,  избавленные   от
необходимости прилагать к чему-либо усилия, они  сохранили  красоту  своих
тыл. Но инициатива, стремление к  дальнейшему  продвижению,  побуждение  к
возвращению утраченных знаний своих предков атрофировались или,  в  лучшем
случае, остановились на мертвой точке. За исключением этой красоты (да еще
-  беспокоящей  их  мысли  о   долговечности)   они   казались   обычными,
очаровательно вежливыми людьми.
     Между ними был явно резкий раскол.
     Хуон и его Братство - атавизм. Они стремятся вернуться к прошлому,  к
более человеческому периоду жизни своей расы. Лантлу и  его  последователи
идут в  противоположном  направлении  -  к  жестокости,  к  равнодушию,  к
получению удовольствий от причиненных другим страданий.
     Они неуклонно опускаются на черное дно зла,  что  делает  их  орудием
Темного.
     Те, кого  называют  Делателями  снов,  застыли,  удалились  от  всего
человеческого. Грейдон подумал, что он  понимает,  почему  Хуон  стремится
открыть эти таинственные Двери, годами старается избавить  свой  народ  от
бессмертия, которое сделалось проклятием  этой  расы:  смутное  убеждение,
что, сделав это, он вернет источник юности своему народу, пробудит  в  нем
его былую силу.
     Теперь Грейдон принимал бессмертие как факт. Поразмыслив о  Коне,  он
уже не мог сомневаться, что наука, создавшая эту чудовищную помесь паука и
человека, несомненно могла совершить меньшее чудо  -  продление  жизни  на
неопределенно долгий срок.
     Другим доказательством  того  же  служили  люди-ящеры.  Помимо  всего
прочего,  существовала  Женщина-змея,  Адана,  Мать  Змей,  и  несомненная
реальность ее существования свидетельствовала: "Когда  могут  быть  такие,
как я, и там, где есть такие, как я, - возможно все!"
     День был на исходе. На окруженную горами чашу Запретной Страны начали
спускаться сумерки. Незадолго до начала выступления Регор принес  Грейдону
кольчугу из черного металла и вместе с Хуоном натянул ее на Грейдона.
     Кольчуга  оказалась  необычайно  легкой  и  гибкой.   Наколенники   и
дубленые,  достигающие  лодыжек  сапоги  Грейдон  отверг,  предпочтя  свои
собственные прочные ботинки. Подпоясавшись собственным же ремнем,  Грейдон
заткнул за него один из автоматических  пистолетов  и  несколько  запасных
обойм.
     Второй пистолет - хотя он и не смог бы достать его - Грейдон  оставил
в кобуре под левой подмышкой. Зачем он это сделал, он и сам не знал, разве
что знакомое ощущение  пистолета  придавало  ему  больше  уверенности.  Он
видел, что Регор и Хуон не очень верят в его оружие и, чтобы удовлетворить
их, позволил Регору прикрепить к поясу ножны, в которых  находился  острый
короткий меч черного металла, а также взял у него необычной формы  булаву.
Регор сказал, что если случится битва, то она  будет  рукопашной.  Грейдон
понял, что гигант  знает,  что  говорит,  и  что  необычное  оружие  может
оказаться полезным.
     Но себе он сказал, что в первую  очередь  будет  полагаться  на  свой
автоматический.
     Проблему представляла винтовка.
     Грейдону не хотелось оставлять ее, поскольку была вероятность, что  у
Суарры может быть какой-то план, как  ему  добраться  к  Матери  Змей,  не
возвращаясь в убежище. Если бы возможная схватка оказалась рукопашной, как
предсказывал Регор, винтовка была бы полезнее, чем  пистолет,  палица  или
меч: они даже стали бы помехой. Грейдон  нашел  компромисс.  Он  попросил,
чтобы ее нес один из воинов-индейцев, причем держался  к  нему  как  можно
ближе. На том и порешили. Затем Хуон надел ему на голову  подбитый  мягким
кольчужный шлем. Шлем плотно прилегал к голове, закрывая уши  и  спускаясь
на плечи.
     Когда все было сделано, Хуон сжал руками плечи Грейдона.
     - Грейдон, - сказал он, - что-то говорит мне, что с вашим  появлением
весы Ю-Атланчи, так долго пребывавшие в неподвижности, пришли к  движению.
Вы - новая гиря, которая нарушила их покой, и,  кто  знает,  послужит  это
добру или злу? Кто знает: Лантлу ли перевесит тех, кто  противостоит  ему,
или случится обратное и весы снова придут в равновесие? Но я предчувствую,
что жизнь в Ю-Атланчи скоро изменится. Так или иначе,  но  старый  порядок
близится к концу. И еще: что вы и я,  Грейдон,  никогда  здесь  больше  не
встретимся,  вернее,  встретимся  еще  раз  ненадолго  и  расстанемся  под
темно-красными небесами, из которых падают тени, убивающие  холодом  тени,
сталкивающиеся со сгустками пламени, а затем никогда больше не встретимся.
До той поры - всего вам лучшего, Грейдон.
     Он резко повернулся и большими шагами вышел из комнаты.
     - Хотел бы я знать... - пробормотал Грейдон.
     Он вздрогнул, будто ледяные руки обхватили на мгновение его плечи, на
которых только что лежали руки Хуона.
     - И я бы хотел знать, - отрывисто сказал Регор. - Но похоже, что  вы,
по крайней мере сегодня, еще  встретитесь.  Поэтому  сегодня  вечером  вам
Смерти не видать.
     Они вышли из комнаты в помещение охраны, где их ждала дюжина одетых в
юбки аймара. Это были крепкие мужчины, вооруженные палицами и копьями.  За
поясами у них были заткнуты короткие острые мечи. Регор  передал  винтовку
одному из индейцев и объяснил, что он должен делать. Индеец смотрел на нее
с сомнением, пока Грейдон, улыбаясь, не щелкнул туда и  обратно  несколько
раз предохранителем,  демонстрируя,  что  поставленный  на  предохранитель
спусковой крючок двигаться не может. Успокоенный аймара  перекинул  ремень
через голову и занял свое место. На боку его раскачивалась винтовка.
     Дорогу  показывал  Регор.  Сперва  отряд  шел  по  широкому,   хорошо
освещенному туннелю, от которого  разбегались  меньшего  размера  проходы.
Отряд все шел, и Грейдон осознал, что ограждавшая Страну  стена  вся,  как
норами, пронизана пещерами и коридорами, большими и маленькими. Ему  стало
любопытно, созданы ли они  природой  или  вырублены  древними  обитателями
Ю-Атланчи, а если - последнее, то с какой целью. Он также много  размышлял
о свечении стен, но понять, в чем их секрет,  не  смог.  Либо  камень  был
покрыт каким-то стекловидным веществом, неизвестным  современной  науке  и
обладающим радиоактивными свойствами; либо древние нашли  какой-то  способ
использования атомной структуры камня таким образам, чтобы на  пересечении
кристаллических плоскостей возникали  центры  свечения...  Тепла  свет  не
испускал,  тени  не  отбрасывал  и  очень  походил  на   мягкое   свечение
светлячков.
     Они прошли немногим  больше  мили,  когда  туннель  стал  расширятся,
превратился в пещеру, в конце которой - сплошная стена.
     - Здесь, - сказал Регор, заговорив впервые за это время, - начинаются
наши опасности.
     Он стоял рядом  со  стеной,  вслушиваясь,  затем  вынул  из-за  пояса
какой-то имеющий форму конуса предмет. Регор прижал его к  вырезанному  на
стене символу, находившемуся на уровне его плеч.
     Шестифутовый кусок стены стал медленно, словно занавес,  подниматься.
Когда он отошел от пола на несколько дюймов, два индейца легли на живот  и
заглянули в образовавшуюся щель.
     Каменный занавес поднялся еще на фут.
     Извиваясь, индейцы пролезли под ним и исчезли.
     Регор опустил руку, движение камня  прекратилось.  Прошло,  вероятно,
минут пять, когда индейцы, извиваясь, пролезли обратно и кивнули  гиганту.
Он снова прижал к символу конус.
     Камень быстро поднялся, открыв низкий проход, в который, пригнувшись,
стремительно прошли эмеры, за ними - Регор и Грейдон.
     Несколько ярдов им пришлось передвигаться согнувшись, а затем Грейдон
смог  выпрямиться.  Перед  ним  была  огромная  пещера,   залитая   слабым
красноватым светом, таким слабым, что он едва отличался от темноты.
     Стена, через которую они прошли, вновь стала цельной, никаких  следов
прохода в ней не осталось.
     Индейцы  сомкнулись  кольцом  вокруг  Регора  и  Грейдона.  Быстро  и
бесшумно, как бесплотные духи, они двинулись вперед.
     Грейдон хотел заговорить, но Регор сделал предостерегающий  жест.  Их
обнимала красноватая темнота.
     Сквозь сумрак и странно гнетущий свет по усыпавшему пол желтому песку
отряд быстро шел вперед.
     Как индейцы ориентировались, Грейдон сказать бы не мог,  но  движения
их были уверенными, и быстрый шаг ни разу не замедлялся.
     Внезапно индейцы приблизились к нему так, что уже касались его,  и  в
этот самый миг отряд перешел из темноты в уже абсолютный мрак.
     Скорость движения не уменьшалась.
     Словно долго вздохнув, проворчал что-то Регор, и прозвучала  отданная
шепотом команда.
     Индейцы остановились. Вспыхнул  туманно  светящийся  шар  и  двинулся
впереди группы.
     За ним оставалась бледная полоса света, будто шар  заставлял  частицы
воздуха туманно фосфоресцировать.
     Полоса расходилась веером.
     По круто уходившему вниз проходу, открывшемуся при этом свете, группа
прошла тысячу футов, затем - две тысячи, а затем свечение начало тускнеть.
     Пять  раз  выстреливал  Регор  светящимся  шаром,   и   тот   освещал
бесконечный туннель, по которому шел отряд. Пять  миль,  а  то  и  больше,
должно быть, проделали они, выйдя из убежища, и ходьба начала  сказываться
на Грейдоне. Снова померкло слабое свечение, но далеко впереди  показалось
овальное отверстие, из которого, казалось, лились лучи лунного света.
     Выйдя из туннеля, отряд прошел сквозь это отверстие.
     Здесь,  пригвожденный  к  месту   изумлением   и   страхом,   Грейдон
остановился.
     Это была тоже огромная пещера. Ее стен и потолка  Грейдон  разглядеть
не мог. Она была заполнена серебряным светом, словно переплетающиеся лучи,
какие бывают весной в полнолуние.
     В этих лучах на низких ложах, в подушках лежали бесчисленные  женские
и мужские тела. Мужчины и женщины  будто  спали,  их  лица  были  отмечены
печатью той неземной красоты, которая присуща жителям Ю-Атланчи.
     Они лежали по всей пещере так далеко, насколько мог  проникнуть  взор
Грейдона.
     Сперва он подумал, что это спящие,  но  затем  заметил,  что  они  не
дышат.
     Он глядел на их шелковые волосы - золотые, черные и цвета красноватой
бронзы - на алые губы, на их цветущие тела и думал, что это  великолепные,
искусно раскрашенные статуи.
     Он коснулся волос, щеки одного из лежащих поблизости и понял, что это
не статуи, а тела, в которых когда-то угасла жизнь. Превращенные  какой  -
то алхимией этой таинственной  страны  не  в  камень,  а  в  некое  вечное
вещество, сохранившее как цвет тел, когда в них еще кипела жизнь, так и их
строение.
     - Мертвые Ю-Атланчи! - сказал Регор. - Те,  кто  в  древности  прошли
сквозь Ворота Смерти до того, как они были  закрыты,  и  те,  кто  позднее
открыли эти Ворота Смерти по  собственной  воле,  чтобы  среди  нас  могла
появиться новая жизнь. Мертвые!
     Индейцы проявляли беспокойство и нетерпение и стремились уйти отсюда.
     Отряд быстро покинул это тихое место смерти, и, казалось, даже  Регор
почувствовал облегчение, когда они вышли в очередной прорубленный в скалах
проход.
     - Еще несколько шагов, парень, - прогрохотал он, -  и  мы  на  месте.
Здесь дорога становится менее опасной. Мы прошли пять больших пещер, место
смерти было шестой. Обогнем вход  в  три  другие,  и  мы  -  возле  пещеры
Женщины-лягушки. Клянусь каждой чешуйкой Матери,  я  буду  счастлив  снова
выйти наружу.
     Вскоре они, осторожно ступая,  вышли  из  этого  прохода,  и  Грейдон
ощутил на  лице  дуновение  свежего  воздуха  и  увидел  небо,  в  котором
скрывался в бегущих облаках и вновь выплывал полумесяц.
     По узкой тропе отряд спустился вниз.
     Здесь индейцы перестроились. Часть пошла впереди Грейдона,  остальные
- позади. Слева, скрывая озеро, поднималась ввысь зеленая листва.
     Посмотрев вверх и назад, Грейдон увидел колоссальную женскую  фигуру,
высеченную  из  белоснежного  камня.  Статуя  поднимала  руки  к  небу   -
хранительница пещеры, из которой они только что вышли.
     А потом вокруг Грейдона сомкнулись деревья.
     Идти по тропе было легко. Даже когда облака закрывали луну, темно  не
было.
     Все ближе слышался рев водопада.
     Сквозь  кустарники  и  деревья  Грейдон  увидел   чудовищную   фигуру
Женщины-лягушки, стоявшую на страже возле черного  овала.  Этот  овал  был
входом в пещеру.
     Тропа пошла вверх. Она  обогнула  высокий  выступ  и  превратилась  в
крутую лестницу с узкими ступенями.
     Грейдон вскарабкался по ним. Он стоял в тени, неподалеку от  входа  в
пещеру Женщины-лягушки. Он  посмотрел  снизу  вверх  на  эту  колоссальную
статую: обнаженная, сидящая на корточках женщина, вырезанная из  какого-то
зеленого камня, который сверкал, будто  лучи  луны  веером  отражались  от
него. Над точеными плечами и грудью - гротескное  лицо  женщины  скалилось
прямо на Грейдона. Рядом с ней зиял чернильно-черный вход в пещеру.
     Грейдон стоял у  внутреннего  края  огромной  платформы  из  гладкого
камня. Прямо напротив в полумиле по ту сторону озера лежал тайный город.
     Более, чем когда-либо, здесь, под луной, ему  показалось,  что  город
построен джиннами. Город был больше, много больше, чем он представлял его.
     Его дворцы вздымали вверх  фантастические  купола  и  башенки.  Яркая
окраска дворцов - глазурь и драгоценные камни.
     Краски  менялись,  делались  мягче,  превращали  город   в   гобелен,
раскинутый  на  многие  мили.  Огромный  ковер,  радужные  узоры  которого
обрамлены темно-зелеными, черными, белыми  арабесками  -  листва  и  цветы
деревьев, окружавших жилища. От башен  и  куполов,  похожих  на  минареты,
отходили крошечные светящиеся дуги - тонкие полумесяцы - и  соединяли  их,
словно мосты. В воздухе над зеленым и черным, пронизывая зеленое и черное,
вспыхивали, исчезали  и  снова  вспыхивали  крошечные  танцующие  огоньки.
Грейдон подумал, что это светлячки, играющие среди деревьев.
     Справа, сверху вниз  глядел  на  город  величественный,  безмятежный,
девственно белый Дворец.
     Где-то во Дворце, возможно, - Суарра!
     Может быть, она не смогла  прийти  сюда,  чтобы  встретиться  с  ним.
Частью сознания Грейдон надеялся, что это так: прощальные слова Хуона  все
еще отзывались в его сердце, и он боялся за нее; другая же часть  сознания
неистово желала, чтобы она пришла невзирая на любые опасности.
     Совсем рядом с ним раздался шелест.
     Маленькая рука коснулась Грейдона. Он утонул в темных нежных  глазах,
локоны облачных волос поцеловали его щеку и закружили его в своем аромате.
     - Суарра! - прошептал он.
     - Грейдон!
     Она приглушила свой мелодичный голос.
     - Ты вернулся ко мне, любимый!
     Ее рука обвилась вокруг его шеи.
     Ее губы оказались возле его губ, медленно приблизились,  встретились,
сомкнулись,  и  на  какое-то  время  во  всем  мире  исчезли  опасности  и
страдания, горе и смерть.




                                ЧАСТЬ ВТОРАЯ


                            14. ТЕНЬ МАСКИ ЯЩЕРА

     Резко очерченная  лунным  светом  тень  Женщины-лягушки  легла  своим
фантастическим профилем от края до края  гигантской  платформы.  Позади  -
чернота пещеры, между нею и городом  -  озеро,  сверкающее,  как  огромное
серебряное зеркало, без волн и безжизненное.
     Под платформой - караул индейцев. Голова  Женщины-лягушки,  казалось,
склонилась ниже, слушая их шепот.
     - Грейдон!
     Суарра плакала.
     - Ты не должен был возвращаться! О, как это плохо, что я просила тебя
вернуться!
     - Чепуха! - громыхал Регор. - Вы любите друг друга, не так ли? Ну так
что еще ему оставалось делать? Кроме того, он приобрел  сильных  друзей  -
Хуона и Черного Регора. И еще одного, посильнее нас  всех  -  в  противном
случае, клянусь одеянием пожирателя Молний, его бы здесь не было! Я имею в
виду саму Мать.
     Затем он с хитрой миной сказал:
     - Дитя, она объяснила тебе, как провести его к ней?
     - Ах, Регор.
     Суарра вздохнула.
     - К сожалению, нет. И это лежит тяжким грузом у меня на сердце,  ибо,
когда я получила ваше послание, я прямо сказала ей о нем  и  попросила  ее
помощи. Кроме того, я сказала ей, что с  помощью  или  без  помощи,  но  я
должна идти. Она только кивнула и  сказала:  "Конечно,  потому  что  ты  -
женщина". Затем, после недолгого молчания,  она  добавила;  "Иди,  Суарра,
вреда тебе от этого не будет". "Мать, я прошу зашиты для него", -  сказала
я, но она не ответила. И я спросила: "Мать Адана, разве ты не вызвала  его
из-за меня, и, следовательно, никто не посмеет причинить  ему  зла?"  Мать
покачала головой: "Если он любит тебя, он сам найдет дорогу ко мне".
     - Никто не видел тебя? Никто не следил за тобой? - спросил Регор.
     - Нет, - сказала Суарра. - Я  совершенно  уверена,  что  за  мной  не
следили; мы прошли через Зал Ткачей, затем тайным путем, который идет  под
водопадом, а оттуда - гм секретной тропе, идущей вдоль берега.
     - Вы шли тихо?  Когда  вы  проходили  первую  пещеру,  ты  ничего  не
слышала? Ничего не видела?
     - Очень тихо,  -  ответила  она.  -  А  что  касается  пещеры,  тропа
пролегает глубоко под ней, так что ни ее нельзя было увидеть, ни  быть  из
нее увиденной. И я ничего не слышала, кроме шума потока.
     - Где был Лантлу?
     Регор, казалось, еще не был удовлетворен.
     - Сегодня вечером кормят ксинли! - сказала она. И задрожала.
     - Значит, - сказал удовлетворенно Регор, - мы  знаем,  где  он  будет
находиться.
     - Ну, - сказал Грейдон, - результат дела, кажется, во многом зависит,
смогу ли я лично отвесить свой почтительный поклон Матери. И она поставила
строгое условие, чтобы я достиг...
     - Грейдон, - мягко прервала Суарра, - для  нас  есть  другая  дорога.
Если ты хочешь, я уйду с тобой к Хуону. Я люблю Мать, но если ты хочешь, я
не вернусь к ней. Я уйду с тобой к Братству. Вот что я  сделаю  для  тебя,
любимый.  Я  не  хочу,  чтобы  тебя  повстречала  какая-либо  из   смертей
Ю-Атланчи, но думаю, что они густо толпятся на твоей  дороге  к  Адане.  У
Хуона мы сможем жить и быть счастливы, по крайней мере какое-то время.
     Грейдон  услышал,  как  задохнулся  в  изумлении  Регор  и  молча   с
беспокойством ждет, что он ответит. Сказанное Суаррой было соблазнительно.
В конце концов, из убежища Хуона они  могут  уйти,  и  когда  окажутся  за
пределами страны, вероятно, Мать Змей удержит свою руку,  не  выпустит  на
них крылатых сторожей - из-за Суарры, а если он сможет увести  Суарру,  то
какая ему забота о Ю-Атланчи или о тех, кто в ней обитает?
     Быстро мелькнула другая мысль: Мать  помогала  ему  -  и  не  раз,  а
дважды. Она спасла его от Лица. Она приказала своим  посланникам  защитить
его и указать ему дорогу. Она воззвала к его верности и к его  смелости  и
доказала, что в определенной мере доверяет ему.
     А еще этот  Темный,  эта  тень  Нимира,  Властитель  Зла,  угрожающий
Матери. Хуон и Братство, которые ему тоже поверили, и Регор. Разрушить его
надежды в том, что встреча Грейдона с Женщиной-Змеей избавит страну от зла
и освободит их всех от изгнания?
     Нет, он не может бежать от всего этого, даже ради Суарры!
     Он так и сказал ей и объяснил - почему.
     Он  почувствовал,  что  Регор  расслабился.  У  него  было   странное
ощущение,  что  каким-то   образом   это   сверхъестественно   прекрасное,
нечеловеческое создание, которое называют Аданой, следило за его мыслями и
одобрило  его  решение,  а  в   результате   сама   пришла   к   какому-то
окончательному решению, которое до сих пор висело на волоске.
     Суарра, казалось, была не слишком удивлена, так  мало  удивлена,  что
Грейдону стало любопытно: было ли это предложение придумано ею самой?
     - Хорошо, - сказала она тихо. - Тогда мы должны  выработать  какой-то
иной план. Я об этом думала. Слушайте внимательно, Регор. Через семь ночей
- полнолуние, и эта ночь - Ландофакси, праздник Делателей снов. Все  будут
в амфитеатре - в городе останется мало охраны. Пусть  Грейдон  вернется  к
Хуону. На пятую ночь, считая от этой, выскользните из убежища  и  идите  в
обход головной части озера, через болота. Пусть  Грейдон  будет  одет  как
эмер. Выкрасите ему лицо и тело, сделайте ему черный парик  -  такой,  как
прическа у эмеров. Его серые глаза мы изменить не сможем -  придется  идти
на риск. Вы знаете дворец Кадока. Он - тайный враг Лантлу и друг  Хуона  и
ваш, но об этом мне говорить вам не нужно. Отведите туда  Грейдона.  Кадок
спрячет его, пока  не  наступит  ночь  Ландофакси.  Я  пришлю  проводника,
которому можно доверять. Этот  проводник  отведет  его  ко  Дворцу.  Таким
образом он отыщет  свой  путь  к  Матери.  Это  произойдет  благодаря  его
смелости, поскольку это потребует смелости. И разве он не проявил свой ум,
когда отверг мое предложение? Так что поставленные Матерью  условия  будут
выполнены.
     - Это отличный план! - загромыхал Регор. - Клянусь Матерью, это такой
хороший план, будто исходит от нее  самой!  Пусть  будет  так.  А  теперь,
Суарра, готовься уйти. Ты пробыла здесь долго, и  с  каждым  мгновением  я
боюсь все больше, хотя я не очень подвержен к страху.
     - Это хороший план, - сказал Грейдон. - И, сердце мое, уходи  теперь,
как просит Регор, потому что я тоже боюсь за тебя.
     Ее нежные руки обвились вокруг его  шеи,  ее  губы  прижались  к  его
губам, и он почувствовал, что щеки ее мокры от слез.
     - Любимый! - прошептала она.
     Суарра ушла.
     - Гр-р-р-мф! - Регор испустил долгий вздох облегчения.
     - Ну, дорога делается яснее. Теперь нам ничего  не  остается  делать,
как вернуться и ждать пятую ночь, а затем приступить к вашему камуфляжу.
     Он радостно закудахтал.
     - Подождите, Регор!
     Грейдон слушал каждой клеткой своего тела.
     - Возможно там опасность. Она могла попасть в засаду. Слушайте...
     Несколько минут они тихо стояли и слушали, но не услышали ни звука.
     - Она в достаточной безопасности, - проворчал  наконец  Регор.  -  Вы
слышали, что обещала ей Мать. Но - не нам, парень. Наша дорога  назад  так
же опасна, как и сюда. Пойдемте.
     Он свистнул караульной охране.
     Индейцы скользнули на платформу. Глубоко погруженный в думы.  Грейдон
отсутствующим  взглядом  скользнул  по   фантастическому   профилю   тени,
отброшенной Женщиной-лягушкой.
     Луна поднялась выше и отбрасывала резкую тень колоссальной головы  на
гладкую поверхность скалы, от которой начиналась и шла  дальше  источенная
пещерами  стена.  Зачарованный  гротескностью  тени,  очнувшись  от  своих
размышлений, Грейдон уставился на нее.
     Он увидел, что рядом появилась другая тень, медленно ползущая к  ней,
гигантская тень головы ящера. Грейдон повернулся, следя за ней.
     Из-за утеса,  на  уровне  плеча  Женщины-лягушки,  высунулась  голова
человека-ящера, огромная голова,  по  меньшей  мере  в  два  раза  большая
виденных до  сих  пор  Грейдоном.  Красные  глаза  свирепо  посмотрели  на
Грейдона, огромные челюсти раскрылись.
     - Регор! - крикнул Грейдон и потянулся за пистолетом.
     - Смотрите!
     Его окутала тошнотворная мускусная вонь. Когтистая лапа  вцепилась  в
его лодыжки и потащила к скале. Он падал, и в это время  существо,  голова
которого отбрасывала ту тень, скользнуло по камню  вниз.  Грейдон  увидел,
что его тело - тело человека. Значит, это был  человек,  а  его  голова  -
маска!
     Он сцепился с существом, свалившим его  на  землю.  Он  услышал  крик
Регора.
     Его пальцы сцепились на  жесткой,  как  ремень,  коже  и  скользнули.
Челюсти существа оказались так близко, что Грейдона замутило от зловонного
дыхания. Он боролся и одновременно недоумевал,  почему  оно  не  рвет  его
своими клыками. Его рука коснулась  рукоятки  короткого  меча  за  поясом.
Грейдон  выхватил  его  и  ткнул  наудачу  острием   вверх.   Человек-ящер
пронзительно завопил и откатился.
     С неимоверным усилием он поднялся на ноги и увидел,  что  оказался  в
нескольких ярдах от пещеры. На платформе  стоял  Регор.  Его  смертоносное
острие  разило  вверх,  вниз,  в  стороны.  Вокруг  него  кружилась  толпа
человекоящеров. Рядом с Регором остались только двое  из  индейцев  Хуона,
сражавшихся так же отчаянно, как он.
     На краю платформы  стоял  человек  в  маске  ящера,  а  вокруг  него,
охраняя, стояло кольцо индейцев, одетых в зеленые юбки.
     Человек смеялся, и звук человеческого смеха, исходившего из клыкастой
пасти, был отвратителен.
     - Попался! - кричал человек в маске ящера. - В  ловушке  старый  лис!
Убивай, но сам ты убит не будешь! Не здесь, Регор! Не здесь!
     - Грейдон, ко мне! - замычал Регор.
     - Иду! - крикнул Грейдон.
     Он прыгнул вперед.
     На него посыпался град тел, покрытых жесткой  кожей.  Когтистые  руки
вцепились в него. Он отчаянно боролся, чтобы устоять на ногах.
     Теперь только один индеец остался возле Регора  -  тот,  который  нес
винтовку.
     Борясь, Грейдон увидел, что копье вырвано из рук этого воина, увидел,
как тот сорвал через голову ремень винтовки и поднял  ее,  словно  дубину.
Когда он поднял винтовку, из ее ствола вырвались пламя  и  звук  выстрела,
который, словно гром, эхом отозвался во входе в пещеру.
     И снова подряд, быстро - гром.
     Теперь Грейдон лежал ничком и больше уже ничего  не  мог  видеть.  Он
задыхался под телами человекоящеров.
     Ремни обвили все его тело, руки были прижаты к бокам, ноги связаны.
     Его быстро несли в плотную тьму.  Он  успел  увидеть  только  вход  в
пещеру.
     Пустота. Регор  и  индейцы,  человек  в  маске  ящера  и  его  воины,
люди-ящеры - все исчезло!
     Человекоящеры тащили Грейдона достаточно  осторожно.  Их  была  целая
толпа. Он слышал, как  они  шипели  и  вопили  вокруг  него,  и  мускусное
зловоние ископаемых ящеров было почти невыносимо.
     Насколько он мог судить, никаких ран  он  не  получил.  Частично  это
можно было отнести за счет кольчуги, но не  полностью,  поскольку  она  не
защищала лица и рук, а кольчужный шлем Грейдон потерял во  время  схватки.
Он вспомнил, что твари не пытались использовать против него клыки и когти,
что они взяли над ним верх лишь тем, что задавили своим весом, навалившись
толпой, будто им было приказано взять его в плен, но не причинять вреда.
     Приказано? Но это означает, что тот, от кого исходил приказ,  кем  бы
он ни был, знал, что этой ночью Грейдон окажется в пещере Женщины-лягушки;
а это, в свою очередь, означает,  что  несмотря  на  все  предосторожности
Регора, они преданы.
     Дорина!
     Ее имя, казалось, полыхнуло из темноты языком пламени.
     Еще одна мысль пришла ему в голову и потрясла его. Если о его приходе
было известно... Господи-боже, значит, Суарра схвачена!
     Его намеренно пытались отрезать от Регора, это очевидно.  Началось  с
того, что при первом нападении его  оттеснили  к  пещере.  Тогда  они  еще
открыто свой замысел не показывали. Во второй фазе напавшие из  засады  на
Грейдона человекоящеры и те, кто  волной  захлестывали  Регора,  совместно
образовали между ними кровавый заслон.
     Снова и снова, пока шипящая толпа несла его сквозь тьму, он  мысленно
возвращался к Дорине, которая не захотела совместно с Хуоном открыть дверь
Жизни, которая не хотела, чтобы Грейдон встретился с Матерью до того,  как
она убедит Хуона оставить закрытой Дверь Смерти. Дорина, которая не хотела
умирать!
     Ему захотелось узнать, как далеко они  уже  прошли  в  этой  тьме,  в
которой люди-ящеры передвигались словно при ярком  свете.  Он  бы  не  мог
сказать, насколько быстрым был их шаг. Однако ему казалось,  что  они  уже
прошли, должно быть, несколько миль.
     Находились ли они еще в  пещере  Женщины-лягушки?  Если  да,  то  что
охранял колосс-страж огромной темной пещеры?
     Он вынырнул из  тьмы  нежданно-негаданно:  так,  будто  его  пронесли
сквозь неосязаемый занавес.
     Красный  свет  ударил  в  глаза  -  более  яркий,  чем  тот  тусклый,
красноватый, туманный, сквозь который он шагал осторожно вместе с Регором,
когда  они  вышли  из  убежища.  Но  это  была  та  же  самая,  вызывавшая
раздражение разновидность тьмы, пронизанная темно-красным  ржавым  светом.
Вокруг толпились человекоящеры - сотня, может быть, больше. Восемь  тварей
несли Грейдона, подняв его над  головами,  на  предплечьях  и  ладонях.  В
жутком этом свете их жесткая кожа тускло  отливала  оранжевым.  Чешуйчатые
алые гребни, пересекавшие черепа рептилий, выглядели  в  этом  свете,  как
ядовито-багровые. Пронзительно шипя друг другу, человекоящеры мягко шагали
по желтому песку.
     Грейдон лежал на спине, и усилие, которого требовал  поворот  головы,
причиняло боль. Он посмотрел вверх.
     Потолка он не увидел: ничего не увидел, кроме  мрака  ржавого  цвета.
Постепенно свет делался менее тусклым, хотя впечатление, что он сам присущ
темноте,  не  терялось.  Внезапно  шипение  человекоящеров  стало  громче,
продолжительнее.
     Откуда-то издалека впереди донеслось ответное шипение.
     Чудовища заторопились.
     Красный свет вдруг стал гораздо ярче.
     Те, кто несли Грейдона остановились,  опустили  его  и  поставили  на
ноги.
     Изогнутые когти просунулись под связывавшие его ремни и  сорвали  их.
Грейдон размял сведенные судорогой руки и ноги и осмотрелся.
     Шагах в ста впереди виднелся  огромный  щит  черного  камня.  Он  был
полукруглый и по форме походил на раковину, на тех, которые встречаются на
мелководье. Между основаниями и концами  дуги  раковины  было  добрых  сто
футов. Вся поверхность ее была пробуравлена  и  изрезана,  образуя  тонкий
узор, по которому бежали странные рисунки и неизвестные символы.
     Близко к  центру  щита  стоял  агатовый,  странно  знакомый  трон.  У
Грейдона даже в голове закололо. Он осознал вдруг, что это точный  двойник
сапфирового трона Властителя Властителей во Дворце. Щит и трон  находились
на возвышении в нескольких футах над полом.
     К возвышению шел  широкий  скат.  Между  троном  и  тем  местом,  где
начинался скат, стояла огромная чаша. Ее основание было врезано в  камень.
Грейдон подумал, что она похожа  на  сверхъестественных  размеров  купель,
созданную для детей гигантов. От боковин изогнутого щита отходило  что-то,
что на таком расстоянии казалось низкой каменной скамьей.
     Черный трон был пуст, и пусто было возвышение. Были ли они пустыми?
     Он обшарил их глазами. Разумеется,  они  были  пусты.  Затем  Грейдон
почувствовал, что оттуда, из каждого дюйма возвышения, из  щита  что-то...
кто-то смотрит на него, измеряет его и взвешивает, читает в нем с холодной
злобной насмешкой; что-то злое, что-то невообразимо злое, похожее на силу,
которая исходила от Лица в пропасти.
     Сделав сознательное усилие,  он  повернулся  спиной  к  возвышению  и
посмотрел  на  толпу  человекоящеров.   Их   были   сотни,   выстроившихся
правильными рядами примерно на том же расстоянии от Грейдона, как и черный
трон.
     Они стояли молча, красные глаза  были  направлены  на  Грейдона.  Они
стояли так близко друг к другу, что, казалось, их злые гребни образовывали
фантастический, пучками, ковер. Среди них были женщины-ящеры  и  дети.  Он
уставился на них. Маленькие существа, похожие на детей-демонов.  Маленькие
желтые клыки-иголки  блестели  в  заостренных  челюстях,  маленькие  глаза
поблескивали, словно фонарики домовых.
     Он поглядел направо, налево.  Насколько  можно  было  различить,  дно
пещеры представляло собою круг, вероятно с полмили в диаметре. Яркий свет,
в  котором  стоял  Грейдон,  там  же  и  обрывался,  образуя   границу   с
ржаво-красным мраком. По  правую  сторону  от  границы  мрака  протянулись
гладкие желтые пески.
     Слева был сад. Сад зла!
     По полу пещеры запутанно, изогнутыми петлями, бежал узкий  поток.  Он
был темно-красный, будто поток лениво  текущей  крови.  По  берегам  росли
большие красные лилии, на лилиях были пятна - налет ядовитой зелени. Цветы
орхидеи угрюмого багрового  цвета  были  испещрены  отвратительными  алыми
прожилками, уродливые розы, грязные заросли чего-то,  что  выглядело,  как
побеги молодого бамбука, испачканные медянкой.
     На ветвях  изогнутых  деревьев  висели  белые,  будто  бы  пораженные
проказой,  фрукты  сердцевидной  формы.  Лужайки  заросли   растениями   с
мясистыми листьями. Из середины  этих  розовато-лиловых  растений  торчали
книзу толстые желтоватые шипы, похожие по форме на раздувших шеи гадюк. По
краям их медленно стекали блестящие капли какого-то отвратительного сока.
     Легкий ветерок закружился  водоворотами  вокруг  Грейдона.  Он  донес
смешанные запахи этого странного сада, совершенно  особые  запахи,  запахи
сущности зла. Грейдон покачнулся от навеянных ими богохульных образов,  от
засасывавшей тоски.
     Ветерок замер на мгновение, казалось, рассмеялся,  а  затем,  оставив
дрожавшего Грейдона, убрался обратно в сад.
     Грейдон испугался этого сада.
     Страх перед ним был так же силен, как боязнь черного трона. Почему он
его  так  сильно  боится?  Неизвестное,  невообразимое  зло  -   вот   что
представлял собой сад!
     Вот что он был - живое зло, полное жизни  зло!  В  каждом  цветке,  в
каждом растении и дереве пульсировало, пронизывало  их  и  затопляло  зло,
энергия зла. Растения вырисовывали зло из этого кровавого потока.  Ах,  но
как силен тот, кто питает их, выращивает и поддерживает в них жизнь...
     Как только эта темная мысль вползла в мозг Грейдона,  что-то  глубоко
запрятанное в нем, казалось, пробудилось и с холодной презрительной  мощью
дало ей отпор, сурово взяло контроль над его мозгом. Уверенность и вся его
былая смелость вернулись к Грейдону. Он без страха смотрел прямо на черный
трон.
     Он почувствовал,  как  то  невидимое,  что  вторглось  в  него,  было
вышвырнуто, заметалось, выискивая какую-нибудь цель в его защите,  как  бы
озадаченное, ретировалось,  злобно  набросилось  на  него,  будто  пытаясь
сломить,  и  снова  отхлынуло.  Немедленно,  словно   повинуясь   команде,
человекоящеры ринулись вперед, оттесняя Грейдона к скату. У подножия ската
Грейдон попытался остановиться, но из  рядов  вышли  с  полдюжины  тварей,
тесно сомкнулись вокруг и толкнули его вверх.
     Они толкнули Грейдона к каменной  стене  по  правую  сторону  щита  и
усадили его на скамью. Он попытался вырваться от тех, кто держал его руки,
и почувствовал, как другие человекоящеры вцепились в  его  ноги.  Какие-то
кольца легли на его лодыжки. Раздались два резких щелчка.
     Человекоящеры отхлынули.
     Грейдон поднялся со скамьи, глядя на свои  ноги.  На  каждой  лодыжке
было металлическое кольцо. Кольца были прикреплены к убегавшим под  скамью
тонким цепям. Ему захотелось узнать, как длинны цепи. Он сделал  шаг,  еще
один, еще, и, однако, цепи не останавливали его. Он  нагнулся  и  принялся
вытягивать одну из них до тех пор, пока она туго не натянулась. Измерив ее
взглядом, Грейдон пришел к выводу, что она как раз той длины, чтобы он мог
взобраться на черный трон. Неприятное подозрение подтвердилось, и  Грейдон
поспешно вернулся на каменную скамью.
     Он услышал  приглушенное  шипение,  мягкое  шарканье  множества  ног.
Люди-ящеры уходили. Тесными рядами они хлынули прочь.  Рыжевато-коричневый
поток покрытых жесткой кожей  тел.  Волны  потока  перекрещивались  сверху
прыгающими  алыми  языками.  Гребни.  Никто  не  оглянулся  на   Грейдона.
Человекоящеры дошли до стены мрака и исчезли в нем.
     Грейдон остался один в тишине, один на один с садом  зла  и  агатовым
троном.
     Падавший  на  возвышение  красный  свет  начал  медленно  тускнеть  и
сгущаться, будто начало отсеиваться вкрапленное в него черное.
     Темный свет  над  агатовым  троном  делался  все  плотнее.  На  троне
обрисовалась  глубокая  тень.  Сперва  колебавшаяся,   бесформенная,   она
медленно конденсировалась; колебания прекратились, тень  приобрела  четкие
очертания.
     На троне сидела тень человека - безликая;  непрозрачно-туманные  руки
обхватили ручки трона. Ржавого цвета тусклый  сумрак,  а  в  нем  -  волны
черных частиц. Человеческая тень!
     Безликая голова наклонилась вперед.
     У нее не было глаз, но Грейдон чувствовал  на  себе  взгляд.  Она  не
имела губ, но от тени донесся шепот.
     Грейдон услышал голос Темного, шепот Тени Нимира, Властителя Зла!



                   15. "ОДОЛЖИТЕ МНЕ ВАШЕ ТЕЛО, ГРЕЙДОН!"

     Голос Тени был мелодичен, прозрачен, словно лесная флейта в сумерках.
     Голос рассеивал страх, ослабляя бдительность.
     - Я знаю вас, Грейдон, -  тек  шепот.  -  Знаю,  зачем  вы  пришли  в
Ю-Атланчи, знаю, насколько безнадежен ваш приход - без меня. Я привел  вас
сюда, Грейдон, приказав, чтобы вам не причинили вреда. В противном  случае
вы были бы убиты возле той пещеры. Не бойтесь меня. Вы  не  боитесь  меня,
Грейдон?
     Слушая  этот  медленный  шепот,  Грейдон  ощутил  странную   приятную
вялость.
     - Нет, Нимир, - полусонно сказал он, - я не боюсь вас.
     - А!
     Тень поднялась на троне, частично из ее голоса исчезла  успокаивающая
страхи мелодичность, частично вместо этого появилось в его  голосе  что-то
угрожающее.
     - Так вы меня знаете!
     Опутавшие Грейдона  чары  начали  слабеть,  его  разум  рывком  обрел
настороженность. Тень поняла это, и все сладостные, утешающие,  навевающие
соблазн звуки вновь заструились в ее шепоте.
     - Но это очень хорошо, Грейдон. Несомненно, вам  рассказали  обо  мне
много лживого. Вы  уже  видели  этих  людей  Ю-Атланчи.  Они  находятся  в
состоянии упадка. Они гниют. Но если бы в былые дни они последовали  моему
совету, сейчас они  были  бы  великим  народом,  сильным,  жизнеспособным,
властителями всей земли. Но не погибла еще древняя мудрость.  Она  создаст
новый, лучший мир. Вы видели этих людей, Грейдон, и,  думаю,  оценили  их.
Неужели вы верите, что у них есть основания благодарить  тех,  кто  изгнал
меня и, следовательно, обрек их на подобный конец? Я бы не покинул их, как
это сделали те, остальные Властители, оставив их шарлатану и змее женского
пола, которая, не будучи человеком, не может поэтому  понять  человеческие
нужды. А я повел бы их вперед и дальше к достижению большей силы и большей
мудрости. С моей помощью они  достигли  бы  самых  высоких  высот,  только
звезды были бы выше их. Я не оставил бы их в этом болоте,  не  дал  бы  им
сделаться добычей косности и упадка. Вы верите мне, Грейдон?
     Грейдон  обдумал  сказанное.  Думать  было  чуточку  трудно,   мешало
охватившее его  лениво-приятное  настроение,  а  также  странное  ощущение
радостной приподнятости. Но - да: все сказанное - правда.
     В этом была ясная, холодная логика.
     Кстати, Грейдон и сам думал то же самое.
     Наверняка, со стороны Властителей, кем бы они там ни были,  это  была
подлость - спокойно уйти, как будто они не несли  никакой  ответственности
за этот народ.
     А кто шарлатан? Ну Властитель Глупости, разумеется. А Мать? Полузмея!
Чертовски подходящая характеристика. Он совершенно согласен.
     - Правильно, Нимир, вы правы! - сказал Грейдон.
     Он торжественно кивнул.
     Призрачный аромат сада  незаметно  проникал  в  Грейдона.  Грейдон  с
жадностью пил его. Странно, что он считал этот сад злом.  Сад  -  не  зло.
Грейдон чертовски хорошо  себя  чувствует,  а  запах  сада  позволяет  ему
чувствовать себя еще лучше.
     Во всяком случае, что есть зло? Все зависит от точки зрения.
     Он неплохой парень - эта Тень, чрезвычайно логичен, разумен.
     - Вы сильный человек, Грейдон.
     Шепот тени сделался еще мелодичнее.
     - Вы сильнее любого человека Ю-Атланчи,  сильны  телом  и  духом.  Вы
похожи на людей Старой Расы, которых, если бы не обман,  я  вознес  бы  до
самых небес. Не сила победила меня, а лишь хитрые  проделки  Змеи-женщины,
которую не заботит ничто человеческое. Запомните  это,  Грейдон,  Змею  не
заботит ничто человеческое! Когда я недавно боролся  с  вами,  то  не  для
того, чтобы причинить вам вред, а желая испытать вашу силу. Вы  достаточно
сильны, чтобы сопротивляться мне. Я рад этому,  Грейдон,  поскольку  знаю,
что, наконец, нашел человека, который мне нужен!
     Так он человек, который нужен Нимиру?
     Ну раньше он был благонадежным человеком, чертовски  благонадежным  и
сделался таковым без всякой помощи кого бы то ни было.  Не  так  ли?  Нет,
подождите немного - кто-то помогал ему.
     Кто? Неважно. Он был благонадежным человеком, но кто-то помогал  ему.
Кто-то...
     Шепот Тени вкрадчиво вторгся в лениво ползущие мысли.
     - Вы нужны мне, Грейдон! Еще не слишком поздно переделать  этот  мир,
чтобы он стал таким, каким должен быть. Еще не  слишком  поздно  исправить
причиненное в древности человеку зло, совершенное, когда меня предали.  Но
для этого я должен иметь тело, Грейдон - сильное, способное вместить  меня
тело. Одолжите мне ваше тело, Грейдон!  Только  на  время.  Это  время  вы
будете владеть им совместно со мной.  Вы  будете  видеть,  когда  я  вижу,
будете наслаждаться, когда я  наслаждаюсь,  разделите  со  мной  власть  и
будете пить вино моих побед. Когда я  достигну  моей  былой  силы,  тогда,
Грейдон, я оставлю его вам в полное владение. Я  сделаю  его  бессмертным,
да, бессмертным, пока существует солнце! Разрешите мне  совместно  с  вами
владеть вашим телом, сильный Грейдон!
     Шепот смолк. По жилам Грейдона крепким вином струился, вздымая волны,
яркий, хмельной, безрассудный поток жизни.
     Он слышал громовые звуки победных труб. Он был  Чингисхан,  сметающий
государства метлой татарской конницы.
     Он  был  Атилла,  поднятый  на  щитах  ревущими  гуннами,   Александр
Македонский, топчущий лежащий под ногами мир, Сеннахериб, держащий в руке,
словно кубок, всю Азию. Он до сыта напился властью, он пьян от власти!
     Пьян? Кто посмел сказать, что он, Николас Грейдон,  Повелитель  мира,
может быть пьян? Ну, все правильно, он пьян.
     Еще одна странная идея: кто захочет стать повелителем мира, если все,
что от этого имеешь - быть  пьяным?  Каждый  может  быть  пьяным,  поэтому
каждый, кто  пьян  -  повелитель  мира.  Странная  идея,  логичная.  Нужно
рассказать этой логичной Тени об этой странной идее...
     Он  понял,  что  уже  очнулся,  и  грохочуще  расхохотался.  Он  тупо
осмотрелся вокруг, и смеяться ему уже не хотелось, поскольку сейчас он был
на полпути к агатовому трону, а Тень согнулась над ним и  манила  убеждала
его, шептала.
     С Грейдона спали опутавшие его чары соблазна, которые тянули его, как
выводят на удочке рыбу, в добычу Тени. В гневе и горечи, ненавидящий  этот
туманный призрак на черном трона, ненавидящий  самого  себя,  шатаясь,  он
поспешно вернулся к каменной  скамье  и  упал  на  нее,  спрятав  лицо  во
вздрагивающих ладонях.
     Что спасло его? Не рассудок - в этом  он  отдавал  себе  отчет,  -  а
что-то, глубоко  лежавшее  в  его  подсознании,  какая-то  не  поддающаяся
изменению  здоровая   часть   души,   которая   юмором,   иронией   смогла
нейтрализовать яд, впитываемый его ушами.
     Теперь Грейдон  испугался:  так  испугался,  что  в  остром  приступе
отчаяния принудил себя поднять голову и посмотреть прямо на Тень.
     Тень в упор смотрела на Грейдона.
     Призрачная рука подпирала безликую голову. Грейдон почувствовал,  что
Тень в замешательстве, как в самом начале, когда она, невидимая,  пыталась
пробить его защиту. Он почувствовал так же ее безудержную, адскую  ярость.
Внезапно ощущение замешательства и ярости исчезло. Вместо них  плыл  поток
спокойствия и глубокого умиротворения. Грейдон изо всех сил, понимая,  что
это ловушка, сопротивлялся ему, но не мог преодолеть  его.  Поток  плескал
вокруг маленькие волны, ласкал, успокаивал.
     - Грейдон, - донесся шепот, -  я  доволен  вами,  но  вы  ошибаетесь,
отвергая меня. Вы сильнее, чем я думал - вот почему я доволен вами.  Тело,
которое я буду делить с вами вместе, должно быть очень сильным.  Разделите
со мной ваше тело, Грейдон!
     - Нет! Клянусь богом, нет! - простонал Грейдон.
     Он ненавидел себя за желание кинуться к этому призрачному существу  и
позволить ему слиться с собой.
     - Вы не правы. Я не причиню вам вреда, Грейдон. Я не хочу, чтобы  это
сильное тело, которое должно стать моим домом, сделалось слабым. На что вы
надеетесь? На помощь Хуона? Его дни сочтены. Дорина  предаст  его  Лантлу,
как уже предала мне вас. Его убежище будет взято  до  праздника  Делателей
снов, и все, кто останется в живых, послужат пищей для ксинли. Или моей...
они будут умолять об этом!
     Шепот умолк, будто Тень сделала паузу, чтобы посмотреть, какой эффект
возымело  его  сообщение.  Если  это  был  тест  на  глубину   оцепенения,
охватившего Грейдона, Тень могла быть довольна.
     Грейдон не шевелился, не мог  отвернуть  лицо  от  его  пристального,
зачаровывающего взгляда.
     - Одолжите мне  ваше  тело,  Грейдон!  Змея  не  сможет  помочь  вам.
Одолжите ли вы его мне или нет, но скоро я добьюсь  своего  воплощения.  Я
завладею вашим телом раньше, чем оно ослабеет.  Только  разделите  его  со
мной... И лишь ненадолго. За это - власть, бессмертие, мудрость - все! Все
будет ваше. Одолжите мне ваше тело, Грейдон! Вы томитесь по некой женщине?
Что одна женщина по  сравнению  с  теми,  которыми  вы  сможете  обладать?
Смотрите, Грейдон!
     Изумленный  взгляд  Грейдона  последовал  за  призрачной  указывающей
рукой.
     Он увидел, как цветы сада зла кланяются и кивают друг  другу,  словно
живые, и услышал колдовскую песню. Лютни, колокольца, систрумы вплелись  в
поющий весело и ритмично хор. Голос сада. Над садом пронесся порыв ветра и
обнял Грейдона.
     Грейдон вдохнул его аромат,  и  в  крови  его  зажегся  дикий  огонь.
Исчезли кивающие цветы, исчез кроваво-красный поток.
     Ржаво-черный свет сделался прозрачным и  ярким.  Возле  ног  Грейдона
бежал журчащий, смеющийся  ручей.  За  ручьем  была  буковая  и  березовая
рощица. Из рощицы потоком выбегали женщины удивительной красоты,  белые  и
коричневые нимфы, полногрудые вакханки, стройные и изящные девственницы  -
дриады. Они простирали к Грейдону жаждущие  руки,  их  глаза  обещали  ему
невообразимое наслаждение.
     Женщины приблизились  к  берегу  ручья,  манили  его,  звали  к  себе
голосами, от которых огонь в его крови запылал экстазом желания.
     Боже, какие женщины! Эта - в короне бронзовых локонов - могла бы быть
Верховной  жрицей  Танит,  жрицей  тайного  сада  храма   Танит   древнего
Карфагена, а та, у которой потоком лились золотые волосы,  могла  бы  быть
самой непорочной Афродитой! Да по сравнению с любой из  них  прекраснейшая
из гурий Магометова рая выглядит не более, чем кухонной  служанкой!  Жарче
разгорелся огонь в жилах Грейдона. Он рванулся вперед.
     Стой! Та девушка, которая держится в стороне от других - кто  она?  У
нее черные, как ночь, волосы, они закрывают ее лицо.  Она  плачет!  Почему
она плачет, когда все се сестры поют  и  смеются?  Когда-то  Грейдон  знал
девушку, у которой было такое же облако черных, как ночь, волос.
     Кто же она была? Неважно. Кто бы она ни была, никто, похожий на  нее,
не должен плакать, и сама она никогда не должна плакать. Ее звали...
     Суарра!
     Волна сострадания захлестнула его, потушила колдовской  огонь  в  его
крови.
     - Суарра! - закричал он. - Ты не должна плакать!
     Закричав, он содрогнулся. Исчезла череда манивших его женщин, исчезла
девушка с облаком волос, исчезли смеющийся ручей  и  березовая  и  буковая
роща.
     Перед Грейдоном раскачивался сад зла.  Грейдон  стоял  неподалеку  от
агатового трона. Сидевшая на троне Тень наклонилась далеко вперед, дрожала
от нетерпения и шептала:
     - Одолжите мне ваше тело,  Грейдон!  Все  они  будут  ваши,  если  вы
одолжите мне свое тело!
     - Боже!
     Грейдон застонал, а затем крикнул:
     - Нет, дьявол! Нет!
     Тень выпрямилась. Исходившее от нее биение ярости  ударило  Грейдона,
словно нечто материальное. Он заметался под ударом,  спотыкаясь,  поплелся
обратно  к  своей  скамье,  в  безопасность.  Тень   заговорила,   и   вся
методичность исчезла из ее голоса. Злоба была в ее шепоте, холодная воля.
     - Вы болван! - сказала Тень. - А теперь слушайте меня. Я получу  ваше
тело, Грейдон! Отказывайте мне, сколько угодно, но я получу его. Спите,  и
я, кто не спит, войду в ваше тело. Боритесь со сном,  но  когда  усталость
истощит силы вашего тела, я войду в него. Какое-то время вы будете жить  в
нем вместе со мной, как осужденный к смерти раб. Понимание этого будет для
вас такой пыткой, что вы снова и снова будете умолять меня уничтожить вас.
И потому, что мне так  нравится  ваше  тело,  я  проявлю  благодарность  и
разрешу надеяться. Когда вы  наскучите  мне,  я  уничтожу  вас!  А  сейчас
спрашиваю вас в последний раз: подчинитесь ли вы? Одолжите мне  ваше  тело
не как раб, а как хозяин всего того, что я обещал вам, дайте  мне  владеть
им вместе с вами.
     - Нет! - твердо сказал Грейдон.
     На агатовом троне взметнулся крутящийся вихрь. Трон  был  пуст.  Тень
исчезла, но сеялись все еще сквозь свет на возвышение черные атомы, и хотя
трон казался пустым, Грейдон знал, что это  не  так,  и  что  темная  сила
находится все еще там  и  наблюдает  за  Грейдоном,  выжидает  подходящего
момента ударить.
     Грейдон, неподвижный как статуя, сидел на своей скамье. Он  не  знал,
сколько уже часов прошло с той поры, как исчезла шепчущая Тень.  Тело  его
онемело, но разум бодрствовал, и был светел. Тела Грейдон своего вообще не
чувствовал, а разум был, как не  знающий  устали  страж  на  объятой  сном
башне, как негасимый свет в охваченном темнотой замке.  Грейдон  полностью
находился в безмятежной концентрации на собственном сознании. Он не ощущал
ни жажды, ни голода. Он даже не думал.
     То, чем он был,  полностью  ушло  вглубь  самого  себя,  терпело,  не
сдавалось, оказавшись в мире, где нет времени.
     Сперва все было не так. Он погружался в сон и  боролся  со  сном.  Он
дремал  и  чувствовал,  как  Тень  вытягивается  вперед,   касается   его,
испытывает его способность к сопротивлению. Из последних, казалось, сил он
отбрасывал ее.
     Грейдон старался абстрагироваться от окружающего, представлял  вместо
этого сохранившиеся в памяти картины нормальной жизни. Снова подкрадывался
к нему сон. Он просыпался и обнаруживал, что скамья находится позади, а он
ползет по направлению к черному трону. В  панике  Грейдон  бежал  обратно,
падал, хватался за край скамьи, словно потерпевший кораблекрушение моряк -
за обломок мачты.
     Грейдон понял, что для Тени существуют ограничения, что она не сможет
овладеть им, пока не принудит его подняться на трон, или он не  поднимется
туда по собственной воле. Пока он остается на скамье, он  в  безопасности.
Поняв это, Грейдон уже не осмеливался смежить глаза.
     Ему хотелось знать, не может  ли  он,  мысленно  сосредоточившись  на
Матери Змей, установить с ней связь. Он бы установил связь, если  бы  смог
вытащить одетый на руку браслет и сконцентрировать  взгляд  на  фиолетовых
камнях. Рукав кольчуги прилегал к руке  слишком  плотно,  Грейдон  не  мог
достать браслет.
     Предположим, Мать позовет его, как она это делала  раньше.  Разве  не
сможет Тень тут же забраться в оставшееся без охраны  тело?  Холодный  пот
стекал со лба  Грейдона.  Он  с  бешеной  силой  закрывал  свой  разум  от
Женщины-змеи.
     Он помнил, что у него подмышкой в кобуре  пистолет.  Если  бы  только
Грейдон мог добраться до пистолета, это дало бы  ему  некоторый  шанс.  Во
всяком случае, он смог бы помешать Тени заполучить его тело и использовать
его, как ей вздумается. Нимиру не слишком понравится  тело  с  разрушенным
мозгом!
     Но в кольчуге не  было  отверстия,  через  которое  Грейдон  смог  бы
вытащить пистолет. Он гадал, не сможет ли он придумать какой-нибудь  план,
чтобы убедить человекоящеров раздеть его, если они вернуться.  У  него  бы
хватило времени пустить в ход оружие до того, как они смогут отнять его.
     Сознание Грейдона медленно отступило в эту неприступную крепость.
     Он больше не боялся уснуть, сон остался где-то в другом  мире.  Когда
страж, то есть его сущность,  покинет  свой  пост,  его  тело  умрет,  оно
потеряет свою ценность для Темного в качестве пристанища. Грейдон знал это
точно и был этим доволен.
     Ржавый свет над троном начал сгущаться, как это было  в  первый  раз,
когда Тень  явилась  Грейдону.  Вначале  бесформенная,  колеблющаяся,  она
обретала форму, конденсировалась, становилась резко  очерченным  контуром.
Грейдон смотрел с отвлеченным интересом случайного наблюдателя.
     Тень не обращала на него никакого внимания, даже не повернула  в  его
сторону свою безликую голову. Она восседала на троне, неподвижная,  как  и
Грейдон, и пристально смотрела на дальнюю стену мрака, сквозь которую ушли
люди-ящеры.
     Будто в призыве, Тень подняла руку.
     Где-то далеко послышался глухой стук множества  мягко  шагавших  ног,
слабый хор шипящих голосов, быстро делавшийся громче. Грейдон не  повернул
головы, чтобы посмотреть, не смог бы, даже  если  бы  хотел.  Мягкие  шаги
приблизились и остановились, шипение прекратилось.
     Грейдона обволокло мускусное зловоние человекоящеров.
     На скат большими шагами взошел человек в маске ящера.
     Отвратительная голова покоилась на  широких  плечах,  мощное,  ловкое
тело облечено в  плотно  облегавший  зеленый  костюм.  В  руке  -  тяжелый
ременный кнут.
     На Грейдона человек  не  обращал  никакого  внимания.  Он  подошел  к
подножию агатового трона и низко поклонился Тени.
     - Привет тебе, Повелитель Тьмы!
     Голос,  исходивший  из  клыкастой  пасти,  был  мелодичным  и  слегка
насмешливым. За насмешкой явно сквозило высокомерие.
     - Я доставил тебе еще один сосуд. Возможно, тебе захочется перелить в
него вино своей души!
     Грейдону показалось, что Тень смотрит на человека в  маске  ящера  со
злобой, с более чем ужасающей злобой.
     Но если и так, это осталось незамеченным  человеком  в  маске.  Когда
Тень ответила, шепот ее был просто пропитан лаской.
     - Благодарю тебя, Лантлу!
     Лантлу! Спокойствие Грейдона поколебалось. Оно тотчас  вернулось,  но
недостаточно быстро, поскольку Тень тут же обернула лицо  к  нему,  словно
рыболов, дергающий леску, когда почувствовал, что рыба клюет.
     - Благодарю тебя, Лантлу,  -  повторила  Тень,  -  но,  полагаю,  мне
удалось найти лучший сосуд. Сейчас он на гончарном круге, надо  кое-что  в
нем вылепить по-другому, потому что сосуд о себе думает, что  предназначен
для других целей.
     Лантлу повернул красные глаза своей маски  к  Грейдону  и  подошел  к
нему.
     - Ах, да, - сказал он. - Полный надежд дурак, который  пришел  извне,
чтобы избавить Ю-Атланчи от меня и от  тебя,  Повелитель;  который,  чтобы
потрясти нашу власть, вступил в заговор со слабаком Хуоном; который крался
сквозь ночь, чтобы встретиться со своей любимой.  Его  любимая!  Собака...
Осмелился взглянуть на ту, которая отмечена мною! И Суарра... Отдать  свои
губы такому, как ты! Тьфу! Она выйдет замуж  за  урда!  Да,  сперва  будет
принадлежать мне, а потом - замуж за урда!
     Вот теперь сооруженная Грейдоном крепость зашаталась.
     Он снова ощутил свое  тело  и  напрягся,  чтобы  рвануться  к  глотке
Лантлу. С почти слышным лязганьем сомкнулись  открытые  врата  его  мозга.
Стоявшее где-то в стороне сознание вновь  уверенно  взяло  власть  в  свои
руки. Отразить нападение!
     И опять это произошло недостаточно быстро, потому что как раз,  когда
врата закрывались, Грейдон почувствовал, как Тень  ударила  в  них.  Будто
прочитав фразу, написанную огненными буквами, Грейдон понял: что бы он  ни
услышал, ни увидел - он не должен обращать на  это  внимания,  иначе  тень
скрутит его.
     Лантлу поднял кнут и примерился, чтобы сплеча опустить  его  на  лицо
Грейдона.
     - Что? - Он усмехнулся. - Даже это  не  пробуждает  тебя?  Ну  а  это
пробудит!
     Кнут свистнул.
     - Стой!
     Шедший от трона шепот был  пропитан  угрозой.  Рука  Лантлу  отлетела
назад, и - будто сильная рука сжала тисками его запястье - кнут  выпал  на
камень.
     - Не трогай этого человека! Я, Тень Нимира, говорю тебе это!
     В шепоте ясно слышалась злоба.
     - Ты осмеливаешься ударить мое тело, смеешь  обезобразить  мое  тело?
Иногда ты раздражаешь меня, Лантлу. Постарайся, чтобы это  происходило  не
слишком часто!
     Лантлу нагнулся, подбирая кнут.
     Рука его дрожала, но Грейдон не мог бы сказать -  от  страха  или  от
ярости.
     Лантлу поднял голову и заговорил. Давно ставшее привычным высокомерие
слышалось в его голосе.
     - У каждого свой вкус, Повелитель Тьмы!  -  отчетливо  сказал  он.  -
Поскольку это тело вызывает у тебя одобрение, полагаю, что это в  какой-то
мере оправдывает Суарру. Но это не то, что выбрал бы я.
     - Есть в теле и кое-что большее, чем его  внешняя  форма,  Лантлу,  -
язвительно прошептала Тень, - точно  так  же,  как  есть  в  голове  нечто
большее, нежели ее череп. Вот почему  он  только  что  одержал  над  тобой
победу, хотя ты свободен, а он в цепях. Полагаю, ты и сам это понимаешь.
     Лантлу затрепетал от ярости, рука его снова крепко сжала кнут, но  он
овладел собой.
     - Что ж, - сказал он,  -  он  увидит  плоды  своей  глупости.  Сосуд,
который я доставил тебе, Повелитель  тьмы,  -  это  тот,  кто  должен  был
предоставить убежище предпочитаемому тобой сосуду.
     Лантлу свистнул. Вверх по скату поднялся,  спотыкаясь,  человек  расы
Ю-Атланчи,  такой  же  высокий,  как  Лантлу,  за  руки  его  держали  два
человекоящера. От красоты человека  и  следа  не  осталось:  лицо  исказил
страх. С желтых волос  каплями  стекал  пот.  С  ужасом  он  уставился  на
туманную фигуру на троне.
     Человек смотрел, и крошечные пузырьки пены надувались и  лопались  на
его губах.
     - Иди, Кадок, - глумился Лантлу. -  Ты  нс  ценишь  честь,  оказанную
тебе. Что ж, через мгновение ты уже не будешь больше Кадоком.  Ты  станешь
Темным! Это обожествление, Кадок, единственно  возможное  обожествление  в
Ю-Атланчи! Улыбайся, дружок, улыбайся!
     Грейдону снова показалось, что при этой зловещей  насмешке  невидимый
пристальный взгляд Тени с мрачной злобой остановился на человеке  в  маске
ящера, но, как прежде, когда Тень заговорила, никакой угрозы в  ее  голосе
не было.
     - Я уверен, что этот сосуд слишком слаб, чтобы вместить меня.
     Тень протянулась вперед, безразлично изучая дрожащего дворянина.
     - Да и не будь я уверен, все равно бы я не влил себя в него,  Лантлу,
поскольку там, на скамье - тело, которого я жажду,  но  я  войду  в  него.
Думаю, я немного устал, и это, по крайней мере, освежит меня.
     Лантлу жестоко рассмеялся. Он подал знак человекоящерам. Те содрали с
Кадока одежду, оставив его, в чем мать родила.
     Тень наклонилась и поманила его.
     Лантлу сильным ударом толкнул Кадока вперед.
     - Ступай, получи свою высокую награду, Кадок!
     Внезапно с лица Кадока исчезло выражение беспредельного  ужаса.  Лицо
сделалось  детским,  как  у  ребенка,  оно  сморщилось,  и  крупные  слезы
покатились по его щекам. Глаза остановились  на  подзывавшей  к  агатовому
трону и взошел на него.
     Его окутала Тень.
     Мгновение  Грейдон  ничего   не   мог   разглядеть,   кроме   Кадока,
корчившегося  в  страшном  тумане.  Туман  окутал  Кадока  плотнее,  начал
проникать в его тело. По широкой  груди  человека  бежала  дрожь,  мускулы
дергались в агонии.
     Все тело Кадока, казалось  распухало  так,  будто  само  стремительно
расширялось, стремясь поглотить ту часть липнувшего к нему тумана, которая
еще не впиталась. Очертания голого  тела  расплылись,  сделались  мутными,
будто плоть и туман перемешались, образовав нечто менее материальное,  чем
плоть, но более материальное, чем алчный  туман.  Лицо  Кадока,  казалось,
плавилось, его черты перепутались, затем вновь вернулись на место.
     Над напрягшимся в муке телом появилось - Лицо из пропасти!
     Уже не каменное, ожившее!
     Мечущие искры бледно-голубые глаза оглядывали пещеру  и  простершихся
ничком, пресмыкающихся на животах, спрятавших головы человекоящеров; и - с
сатаническим весельем - Лантлу; и - с торжеством - Грейдона.
     Внезапно  тело  Кадока  затряслось  и  обрушилось.   Оно   корчилось,
скатилось с трона на возвышение и лежало там, дергаясь,  странным  образом
уменьшившись наполовину в размере.
     На троне осталась только Тень.
     Но теперь Тень была  менее  разреженной,  более  плотной,  будто  она
поглотила то, что ушло из тела Кадока, после  чего  оно  так  уменьшилось.
Тень, казалось, дышала. Еще виднелось в ней лицо  Люцифера,  еще  сверкали
бледно-голубые глаза.
     Лантлу снова рассмеялся и свистнул.
     Находившиеся  на  возвышении  два  урда  вскочили  на  ноги,  подняли
ссохнувшееся тело и, отнеся его в сад, швырнули в красный поток.
     Подняв руку, Лантлу небрежно отсалютовал агатовому трону, не взглянув
на Грейдона, повернулся на каблуках и вышел, поигрывая своим кнутом. Вслед
за ним вышла свора урдов.
     - Вы-то нет, а он - дурак, Грейдон, - прошептала Тень.  -  Сейчас  он
служит мне, но когда я...  Лучше  одолжите  мне  ваше  тело,  Грейдон,  не
заставляйте отбирать его силой. Я буду обращаться с вами  не  так,  как  с
Кадоком. Одолжите мне ваше тело, Грейдон! Я  не  буду  вас  мучить,  я  не
уничтожу вас, как угрожал. Мы будем жить вместе бок о бок. Я обучу вас,  и
скоро вы оглянетесь на тело  человека,  которым  вы  сейчас  являетесь,  и
удивитесь, почему у  вас  когда-то  появилась  мысль  сопротивляться  мне,
потому что вы будете жить, как никогда не жили прежде, Грейдон! Вы  будете
жить, как никогда еще не жил ни один человек на земле! Одолжите  мне  ваше
тело, Грейдон!
     Грейдон молчал.
     Тень испустила шепот-смех, заколебалась и исчезла.
     Грейдон ждал, словно заяц, услышавший, что лиса уходит от того места,
где он прячется, но выжидающий для  пущей  уверенности.  Спустя  некоторое
время, Грейдон определенно знал, что Тень ушла, от нее ничего не осталось,
никакой  припавшей  к  земле,  невидимой,  затаившийся  в   засаде   силы,
выжидающей возможность нанести удар.
     Грейдон расслабился. Он стоял на занемевших,  подгибающихся  ногах  и
боролся с сильной тошнотой.
     Он стоял и вдруг ощутил прикосновение к своей  лодыжке.  Он  поглядел
вниз и увидел, что  из-за  края  щита  протянулась  длинная,  мускулистая,
покрытая алыми волосами рука.
     Похожими на иглы заостренные пальцы осторожно легли на  металлическое
звено цепи, сковавшей Грейдона. Грейдон стоял тупо,  с  недоверием  глядя,
как пальцы переломили звено, переползли к другой цепи и тоже ее расцепили.
     Из-за края щита высунулось лицо  без  подбородка.  На  скошенный  лоб
падали  пряди  алых  волос.  На  Грейдона  пристально   смотрели   налитые
меланхолией золотые глаза.
     Это было лицо Кона, человека-паука.



                            16. ЗАЛ С КАРТИНАМИ

     Лицо Кона было искажено гримасой, которая,  несомненно,  должна  была
изображать успокаивающую улыбку. Грейдон обмяк и - реакция на пережитое им
- рухнул на четвереньки. Кон скользнул по краю помоста, легко, как  куклу,
поднял Грейдона. Несмотря на его гротескный облик, Кон показался  Грейдону
более прекрасным, чем любая  из  тех  женщин-призраков,  которые  чуть  не
завлекли его в ловушку Тени. Грейдон  обхватил  руками  покрытые  волосами
плечи и крепко припал  к  ним.  Издавая  странно  успокаивающие  щелкающие
звуки, человек-паук  похлопывал  Грейдона  по  спине  маленькими  верхними
руками.
     От сада донеслось пронзительное жужжание роя в тысячи пчел;  как  под
порывом сильного ветра согнулись, скрутились  цветы  и  деревья.  Огромные
глаза Кона с  внимательным  недоверием  изучили  сад.  Затем,  по-прежнему
прижимая Грейдона к  себе,  он  скользнул  за  край  щита.  Жужжание  сада
поднялось октавой выше. Оно угрожало и призывало.
     Когда они обогнули  край,  Грейдон  увидел,  что  щит  не  составляет
единого целого со стеной, как он думал прежде. На самом деле за  ним  было
углубление, вырезанное в передней части контрфорса,  который,  словно  нос
корабля, выдавался в залитую красным светом  пещеру.  От  него  под  углом
отходила черная и гладкая поверхность стены.
     Возле подножия утеса пригнулись еще два  человека-паука.  Из-за  алых
волос их едва можно было различить в красноватом  тумане.  Они  поднялись,
когда Кон скользнул к ним. Они  смотрели  на  Грейдона  золотыми,  полными
печали глазами, и его охватило жуткое ощущение, будто Кон пришел за ним не
в единственном числе, а умножившийся.
     В  их  четырех  средних  руках  (или  ногах?)  были  зажаты   длинные
металлические стержни, вроде того, какой был у Регора, но,  в  отличие  от
того  острия,  у  этих  были  рукоятки,  а  на  конце  -  усеянный  шипами
набалдашник.  Два  стержня   человекопауки   передали   Кону.   Сейчас   к
настойчивому  жужжанию  сада  примешался  звук  слабо  слышимого  шипения.
Далекое вначале, шипение быстро приближалось. Такой Звук издают урды.
     Грейдон заерзал на руках у Кона, пытаясь встать на ноги. Человек-паук
покачал головой. Он  что-то  прощелкал  своим  товарищам,  перехватил  оба
стержня в противоположную руку и, пав на свои  четыре  похожие  на  ходули
ноги, круто  повернул  за  угол  каменной  стены.  Он  поспешно  мчался  к
находившейся в полумиле стене мрака. По обе стороны от него следовали  его
товарищи.
     Они бежали, согнувшись почти вдвое, со скоростью рысака, и  ворвались
туда, где стоял ржавый  мрак.  Жужжание  и  шипение  стали  менее  слышны,
превратились в слабый гул, и этот гул поглотила тишина.
     Впереди лежала сложенная из красноватых камней стена.  Она  вынырнула
из редевшего далеко вверху тумана. У ее основания лежали большие,  упавшие
с утеса, глыбы, а среди них - сотни меньших по  размеру  камней,  гладких,
бледно-желто-коричневых. Камни лежали в подозрительно правильном  порядке.
Люди-пауки замедлили бег,  внимательно  осматривая  препятствие.  Внезапно
Грейдон учуял зловоние человекоящеров и понял, что представляют собой  эти
странно одинаковые камни.
     - Кон! - закричал он, указывая. - Урды!
     Камни задвигались, подпрыгнули и кинулись навстречу -  свора  шипящих
человекоящеров. Из их  клыкастых  пастей  капала  слюна,  глаза  светились
красным светом.
     Свора окружила беглецов прежде, чем они успели повернуть. Кон  припал
на три ходулеобразные конечности и размахивал двумя, вращая стержнями. Его
товарищи приподнялись на задних ногах, зажав в каждой из четырех свободных
рук  по  стержню.  Опрокинув  врага,  они  пробились  сквозь  первый   ряд
окружившей их своры.  Люди-пауки  перестроились  в  треугольник,  спина  к
спине.  В  центре  треугольника  с  увещевающим  щелканьем  Кон   поместил
Грейдона. Снова взмахи стержней, крушащие заостренные черепа урдов.
     Урды с их короткими лапами не могли нанести ответный удар,  не  могли
проломить это смертоносное кольцо.
     Пробивая себе дорогу, люди-пауки медленно отступали  вдоль  основания
утеса.
     Грейдон не мог больше видеть эту битву, он старался не  наступать  на
устлавшие дорогу корчившиеся тела.  Он  услышал  резкое  щелканье  Кона  и
почувствовал,  как  рука  Кона  обняла  его  и  подняла  в  воздух.  Снова
последовал быстрый, стремительный  бег.  Они  пробились  сквозь  атакующие
волны  урдов.  Упав  на  свои  ходули,  торжествующе  щелкая,   люди-пауки
стремительно мчались прочь, все наращивая скорость. Шипение своры,  мягкое
топанье ног преследователей стихли.
     Скорость  уменьшилась,  они  двигались  все   более   медленно.   Кон
внимательно осматривал крутой откос.
     Он остановился, ссадил Грейдона наземь и указал на утес.  Высоко  над
полом пещеры в красной поверхности скалы виднелся овальный черный  камень.
Человек-паук поспешно кинулся  к  нему;  подняв  длинные  руки,  осторожно
ощупал скалу вокруг камня;  издал  удовлетворенное  щелканье  и,  задержав
когти на одном месте, сбоку от камня, подозвал Грейдона.
     Кон взял руку Грейдона и, широко расставив ему пальцы, приложил  руку
к скале. Он сильно надавил, прижимая ладонь Грейдона к камню. Он  проделал
это трижды, а затем, подняв Грейдона, поместил его пальцы точно туда,  где
находились его когти.  Грейдон  понял.  Кон  показал  ему,  где  находится
какой-то   обнаруженный   им   механизм,   который   заостренные    пальцы
человека-паука не могли привести в движение. Грейдон  надавил  пальцами  и
ладонью.
     Открывая темный туннель, камень медленно,  словно  занавес,  поднялся
вверх.
     Кон пощелкал своим товарищам.
     Те осторожно со стержнями наготове проникли в  отверстие.  Скоро  они
появились снова, посовещались. Человек-паук похлопал Грейдона по спине  и,
показав на туннель, пролез туда вслед за ним.  Здесь  Кон  снова  принялся
ощупывать внутренний край отверстия, пока не нашел то, что искал. Он снова
прижал руку Грейдона к месту, которое на ощупь казалось  точно  таким  же,
как окружавшая поверхность. Таким же был и внешний запор.
     Каменный занавес упал. Грейдон оказался в абсолютной темноте.
     Очевидно,  тьма  значила  для  людей-пауков  не   больше,   чем   для
человекоящеров,  ибо  Грейдон  услышал,  что  они  двигались  вперед.   На
мгновение  его  охватила  паника:  возможно,  они  не  могут  понять   его
ограничений, и он останется позади. Но прежде,  чем  он  успел  закричать,
рука Кона обняла его и подняла вверх. И понесла.
     Они шли все дальше сквозь тьму. Грейдон почувствовал, что вокруг него
вздымается мелкая,  неосязаемая  пыль,  такая  мелкая,  что  лишь  жернова
неисчислимых столетий могли бы измельчить  почву  до  такой  степени.  Это
подсказало  ему,  что  проход  не  использовался  ни  человекоящерами,  ни
кем-либо иным.  Очевидно,  то  же  самое  пришло  в  голову  людям-паукам,
поскольку дальше они продвигались более уверенно, увеличив скорость.
     Темнота начала сереть. Теперь Грейдон мог разглядеть  стены  туннеля.
Группа вышла из туннеля в огромное помещение, вырубленное прямо  в  скале.
Помещение  было  освещено  таким  тусклым  светом,  какой   только   можно
представить.
     Грейдону после ржавой мглы пещеры тени и темноты  туннеля  этот  свет
показался ослепительным светом дня.
     Свет проходил сквозь щели в  дальней  стороне  зала.  На  полу  лежал
толстый слой тончайшей пыли.
     В центре помещения находился огромный  овальный  бассейн,  в  котором
мерцала вода. Вокруг бассейна возвышалось кольцо, состоявшее из  множества
сидевших на корточках фигур, похожих на серых гномов.
     Гномы были абсолютно неподвижными.
     Люди-пауки собрались вместе, суетливо перещелкивались друг с другом и
оглядывались кругом в явном замешательстве.
     Грейдон подошел к бассейну и дотронулся до одного из сидевших гномов.
Это был камень.
     Грейдон более внимательно всмотрелся  в  эти  фигуры,  вырезанные  из
камня изображения безволосых  и  бесхвостых  обезьянолюдей  серого  цвета.
Длинная верхняя губа спадала на рот, под  которым  был  хорошо  различимый
подбородок. Мускулистые  кисти  длинных  рук,  вцепившихся  в  камень,  на
котором сидели обезьянолюди, отступающие назад  получеловеческие  лбы.  Во
впадины глаз  были  вставлены  драгоценные  камни,  напоминавшие  дымчатые
топазы. Обезьянолюди пристально уставились в бассейн  глазами-топазами,  в
которых было что-то от той загадочной меланхолии, которой  были  наполнены
золотые глаза Кона и его товарищей.
     Обойдя вокруг них, Грейдон заметил, что среди обезьянолюдей были  как
самцы, так и самки, и что на каждом из них был венец.  Венцы  представляли
собой    миниатюрные    скульптурные    изображения    полулюдей-полузмей:
змеи-мужчины и змеи-женщины.
     Их  кольца  обвивались  вокруг  голов  серых  обезьянолюдей,   словно
солнечные змеи на коронах египетских фараонов.
     Вниз, в безмолвие бассейна, круто спускались ступени желтого  мрамора
и исчезали в его глубине.
     Любопытствуя, Грейдон направился к одной из трещин. Когда он  подошел
ближе, то увидел, что вся стена зала разрушена.
     Здесь  похозяйничала   какая-то   природная   сила,   из-за   которой
образовались трещины. Вероятно, землетрясение или опускание почвы. Грейдон
выглянул наружу. Он увидел равнину камней-монолитов.
     Зал находился на самом краю подпиравшей небо горной цепи.
     Солнце стояло низко. Восход? Если да,  то  он  провел  у  Тени  всего
только ночь.
     Он думал, что это длилось много дольше. Чуть погодя Грейдон  выглянул
снова: солнце садилось. Суровое испытание, которому он подвергся,  длилось
сутки.
     Он повернул назад к Кону. Внезапно он осознал, что испытывает голод и
жажду.
     Под прямыми лучами падавшего  из  трещин  света  ясно  вырисовывалась
стена, в которой проходил выведший их в Зал туннель. Грейдон  взглянул  на
нее и остановился, забыв и о голоде и о жажде.
     Во  всю  свою  тысячефутовую  длину  стена  была  покрыта  картинами,
созданными  давно  забытыми  мастерами.  Картинами,  столь   же   богатыми
деталями, как "Страшный суд" Микеланджело: пейзажи,  отличающиеся  той  же
таинственной красотой,  как  картины  Эль  Греко  или  Давида.  Портретная
живопись, столь же правдива, как у Хольбейна и Сарджента: картины яркие  и
красочные,  как  у   Ботичелли.   Фантастические   картины,   изображающие
неизвестный  мир.  В  них  не  было  ничего  вымышленного,   придуманного,
нереального. Грейдон кинулся осматривать их.
     ...Город розовато-коричневых  куполов,  улицы  окаймлены  чешуйчатыми
красными и  зелеными  деревьями.  Листва  деревьев,  как  огромные  листья
папоротника. На улицах - змеи-люди, их несут в воздетых на голову носилках
серые обезьянолюди.
     ...Ночной ландшафт. Созвездия  безмятежно  смотрят  вниз  на  гладкие
поля, покрытые кольцами, светящимися бледно-зеленым светом. Среди колец  в
каком-то странном обряде двигаются змеелюди.
     В  этих  созвездиях   было   что-то   необычное.   Грейдон   принялся
рассматривать их.
     Разумеется, Большая Медведица имеет теперь иные очертания. На картине
четыре звезды ее ковша более походили  на  правильный  четырехугольник.  И
Скорпион: звезды его лап не изогнуты по дуге, а образуют прямую линию.
     Что ж, если картина изображает созвездия  правильно,  значит  на  ней
показаны небеса, какими они  должны  были  быть  сотни  тысяч  лет  назад.
Сколько минуло эпох с той поры, пока эти далекие светила переместились  на
то место, которое они занимают сегодня? От этой мысли  у  Грейдона  голова
пошла кругом.
     Было нечто странное в изображении змеелюдей. В них  не  было  заметно
того, что так специфически и сверхъестественно проявлялось  у  Матери.  Их
головы  были  более  длинными,  более  плоскими  и  более   змеиными.   Их
возвышающиеся над кольцами тела  -  явный  результат  эволюции  ископаемых
ящеров. Несомненно, они развились из тела рептилий. Грейдон мог  допустить
реальность  их  существования,  поскольку  эволюция,  идущая  в   условиях
изменения окружающей среды, делает возможным  появление  разумных  существ
почти в любой разновидности животного  мира.  Грейдон  понял,  что  именно
казалось непостижимым в Женщине-змее: внезапный переход от змеи к женщине.
     Это было невозможно.
     Он снова ощутил часто посещавшее его сомнение - была ли она на  самом
деле такой, какой он видел ее, или она силой  своей  воли  неизвестно  как
создавала в мозгу тех, кто смотрел на нее, иллюзию детского тела и схожего
по форме с сердцем изысканной красоты лица? Грейдон вернулся к бассейну  и
более внимательно изучил венцы на головах серых  обезьянолюдей.  Они  были
как изображенные на стене змеелюди. Он сравнил их  с  браслетом  на  своем
запястье. Что ж, кто бы ни вырезал  эту  фигурку,  он  видел  Женщину-змею
такой же, какой ее видел Грейдон.
     Удивленный, он вернулся к изучению расписанной  картинами  стены.  Он
долго смотрел на картину, где в  огромном  болоте  барахтались  чудовищные
тела. Они высовывали из тины и грязи свои  отвратительные  головы,  а  над
болотами хлопали большими кожистыми крыльями, похожими на  крылья  летучих
мышей, летучие ящеры.
     Следующую картину Грейдон рассматривал еще дольше.  Это  было  то  же
самое  болото.  На  переднем  плане  -  группа  змеелюдей.   Они   лежали,
свернувшись  кольцами,  позади   того,   что   выглядело,   как   огромный
кристаллический диск. Диск, казалось, быстро вращался.
     Над всей трясиной, сражаясь  с  чудовищами,  были  крылатые  огненные
призраки.
     Сверкала  раскаленная  добела  сердцевина  призраков,  выпуская  пару
смутно  светящихся  крыльев.  Такой  видится  солнечная  корона  во  время
затмения.  Крылатые  призраки,  казалось,  возникали  внезапно  прямо   из
воздуха, стрелой мчались к чудовищам и окутывали  их  своими  ослепительно
сверкавшими крыльями.
     И был еще один город, изображенный в миниатюре по ту  сторону  озера,
если смотреть на него из пещеры Женщины-лягушки, но вокруг  него  не  было
гор. Грейдона осенило, что это Ю-Атланчи незапамятного прошлого, из  этого
города спасались бегством змеелюди и те, кого они учили и воспитывали. Они
бежали от медленного наступления льдов, остановить которое не могли все их
мастерство и искусство. Грейдон увидел флот странных судов.  Одно  из  них
отражало атаку группы гигантских морских ископаемых ящеров.
     Головы ящеров возвышались над мачтами кораблей.
     В  этой  пещере,  в  этих  картинах  описывалась   история   навсегда
утраченного мира. Картины пещеры  -  это  летопись  забытой  эпохи  земной
истории.
     Грейдон понял, что когда-то картинами были покрыты все четыре  стены.
На двух стенах картины были почти  уничтожены,  совершенно  уничтожены  на
той, где были трещины. Только на той стене, куда открывался выход туннеля,
картины полностью сохранились.
     Что представлял собой этот зал?
     Почему он оставлен?
     Грейдон снова осознал, что испытывает жажду. Он вернулся к бассейну и
услышал предостерегающее щелканье Кона.
     Грейдон показал на бассейн и на свое горло. Чтобы не упустить ничего,
он потер свой живот и изобразил жевательное движение. Человек-паук кивнул,
пронесся к желтым ступеням, спустился по ним, окунул руку в воду,  понюхал
ее, осторожно попробовал кивнул одобрительно и наклонившись, начал  сосать
воду большими глотками. Грейдон, стоя на коленях черпал ее ладонями.  Вода
была свежая и холодная.
     Кон пощелкал своим товарищам. Те рыскали, исследуя щели.  Они  тотчас
вернулись и принесли большие коричневые куски то ли гриба, то ли древесной
плесени. Кон взял кусок, обмакнул его в воду и откусил с  угла,  остальное
протянул  Грейдону.  Грейдон  принял  его  с  сомнением,  но,  попробовав,
обнаружил, что на вкус  это  что-то  вроде  хлеба  с  приятным  кисловатым
привкусом. Гриб впитывал воду, словно губка.  Грейдон  взял  еще  кусок  и
погрузил его в воду.
     Рядом с ним примостились на корточках  три  Ткача.  Все  торжественно
макали куски гриба в воду бассейна и жевали.
     Внезапно Грейдон расхохотался.
     Наверняка ни у кого никогда не  было  такого  обеда!  Обеда  на  краю
таинственного  бассейна  вместе  с  тремя  присевшими  на  корточки  алыми
порождения гротеска, макая гриб в воду под  взглядами  глаз-топазов  серых
безволосых обезьянолюдей, а для увеселения - перед  ними  картины  истории
давно забытой эпохи. Он хохотал в быстро нараставшей истерике.
     Кон посмотрел на  него  и  вопросительно  пощелкал.  Грейдон  не  мог
прекратить свой смех, как не мог  прекратить  и  рыдающую  икоту,  которой
перемешался этот смех.
     Кон протянул свои длинные руки, поднял Грейдона и начал его укачивать
взад-вперед, словно ребенка.
     Грейдон приник к Кону. Истерика кончилась, и вместе с ней исчезла вся
оставшаяся зараза шепота Тени, все ненавистные соблазны сада  зла.  Тонкая
пленка зла, облепившая его разум,  исчезла,  словно  накипь  на  воде  под
сильным очищающим ветром.
     Ему хотелось спать. Ему никогда еще не хотелось так спать! Теперь  он
может уснуть, не боясь, что в него вползет Тень. Кон  не  позволит,  чтобы
такое случилось. Свет быстро тускнел. Солнце, должно быть, уже почти село.
Он должен поспать несколько минут.
     Руки человека-паука баюкали Грейдона.
     Он провалился в глубочайший, без сновидений, сон.



                         17. ВЗЯТИЕ УБЕЖИЩА ХУОНА

     В пещеру с картинами просочился рассвет.
     Грейдон сел и непонимающе оглянулся.
     Он сидел на ложе из мха. Рядом с ним на корточках примостился один из
человекопауков и изучал его  печальными,  загадочными  глазами.  Ни  следа
остальных людей-пауков.
     - Где Кон? - спросил Грейдон.
     Человек-паук ответил быстрой чередой щелчков.
     - Эй, Ткач! - позвал Грейдон.
     Ткач понял его тревогу и ее причины.
     Он бочком  подошел  к  Грейдону,  похлопал  его  маленькими  верхними
руками, покивал и мягко пощелкал. Грейдон сделал вывод, что  ему  говорят,
что  беспокоиться  нечего.  Он  улыбнулся  и  похлопал  Ткача  по   плечу.
Человек-паук был, казалось, очень доволен. Он умчался к щелям и вернулся с
похожими на хлеб грибами. Вдвоем они спустились к бассейну и позавтракали.
     Между глотками Ткач поддерживал чередой щелчков любезный разговор,  и
Грейдон общительно отвечал абсолютно несвязным  монологом.  Он  чувствовал
себя отдохнувшим и готовым Справиться С кем угодно.
     Чье-то движение в одной из больших  щелей.  Сквозь  нее  протиснулось
алое тело Кона, следом за ним - второй Ткач. Все трое оживленно защелкали.
     Кон  подождал,  пока  Грейдон  закончил  с  последним  куском  гриба,
подозвал его и отвел к трещине, через которую  влез  в  пещеру.  Остальные
люди-пауки проползли в щель и исчезли.  За  ними  последовал  Кон  и  тоже
исчез. Затем его  длинная  красная  рука  показалась  снова  и  скользнула
обратно в щель. Далеко внизу лежала равнина монолитов.
     Рука Кона обхватила Грейдона и потащила  наружу.  Голова  у  Грейдона
закружилась: под ними был отвесный, в полмили, обрыв.  Человек-паук  висел
на поверхности скалы, его гибкие пальцы хватались за любой  выступ,  любую
шаль - за что только можно  было  уцепиться.  Кон  плотно  обхватил  рукой
Грейдона и пополз вдоль пропасти.
     Именно в этот момент Грейдон снова взглянул  вниз  и  решил,  что  он
будет чувствовать себя лучше, если будет смотреть на скалу.  Качаясь,  они
проползли  около  двух  тысяч  футов.  Показалась  первая  расщелина.  Кон
пропихнул в нее Грейдона и сам вскарабкался следом.
     Они находились в широком коридоре, который, вероятно, когда-то вел  в
пещеру с картинами. Здесь поработала  та  же  самая  разрушительная  сила.
Дальний конец прохода был перекрыт упавшим обломком скалы, стены  источены
бесчисленными щелями и дырами, пол усеян упавшими сверху  камнями.  Кон  с
сомнением посмотрел на Грейдона и вытянул  руку.  Грейдон  яростно  затряс
головой. Ему надоело, что его всюду носят,  словно  ребенка.  Они  шли  по
коридору, но Грейдон продвигался сравнительно медленно - так медленно, что
вскоре Кон с примирительным щелканьем  посадил  его  на  себя.  Три  Ткача
быстро передвигались по обломкам породы.
     Грейдон покорился. В конце концов, езда  на  человекопауке  -  то  же
самое, что на слоне или верблюде. Тому, кто никогда  не  видел  слона  или
верблюда, они будут казаться точно такими же необычными,  как  Кон  и  его
сородичи.
     В  туннеле  становилось  все  темнее;   наконец   последний   поворот
закончился сумрачной пещерой. Свет - тот же самый, какой  испускали  стены
убежища Хуона, но здесь он казался изнуренным, старым.
     Умирающий свет, как если бы порождавший его  источник  энергии  почти
истощился. Эта пещера  была  огромным  складом.  Грейдон  отметил  мельком
загадочные механизмы из кристаллов и черного металла.
     Среди них были огромные серебряные шары.
     Раз он увидел что-то, что казалось корпусом корабля, а еще раз прошел
мимо  того,  что  несомненно  было  одним   из   кристаллических   дисков,
изображенных на картине, запечатлевшей битву в первобытном  болоте.  Всюду
смутно виднелись окутанные покровом тайны машины и  механизмы.  Люди-пауки
быстро пробирались среди них, не обращая на них никакого внимания.
     Группа вышла в следующий темный туннель. Они прошли по нему  с  милю,
может быть, больше, когда Кон предостерегающе щелкнул. Он ссадил  Грейдона
вниз,  и  все  четверо  застыли,  прислушиваясь.  Грейдон  расслышал,  что
неподалеку медленно и осторожно идут люди.
     Внезапно  стена  туннеля  осветилась  тусклым  светом,  будто  в  ней
отразился маленький туманно светящийся шар. Свет  исходил  из  поперечного
коридора всего в нескольких ярдах впереди. Люди-пауки схватились  за  свои
стержни и мягкими шагами начали красться вперед.
     До того, как они достигли входа в  этот  коридор,  оттуда  высунулась
человеческая голова. В серебристо-белых  волосах  виднелась  перепачканная
повязка, на щеке - оставленные когтистой лапой шрамы.
     - Регор! - закричал Грейдон.
     Вместе с людьми-пауками он кинулся к Регору.
     Выскочив  в  туннель,  гигант  обнял  Грейдона,  мыча   в   радостном
изумлении.
     Вперед,  щелкая,  словно  кастаньетами,   вышли   люди-пауки.   Затем
появились пять членов Братства. Одежда их была изорвана, в руках  -  мечи,
палицы и маленькие круглые щиты. Все свидетельствовало, что они  выдержали
тяжелую битву. За  ними  группой  шли  около  дюжины  эмеров,  вооруженных
мечами, копьями и такими же круглыми щитами.  Юбки  их  были  разорваны  в
клочья; ни одного, оставшегося без ранений.
     Один индеец улыбнулся  разбитым  лицом  Грейдону  и  выставил  вперед
винтовку.
     - Какой дьявол подсказал вам, где меня  искать?  -  спросил  Грейдон,
когда Регор начал обретать, наконец, дар связной речи.
     - Парень, я не искал вас, -  ответил  Регор.  -  Я  искал  дорогу  во
дворец, чтобы сказать Суарре, что вы взяты в  плен.  Я  надеялся,  что  по
этому поводу она поднимет такую бурю, что Мать не сможет  отказать  вам  в
помощи, если вы еще живы. Я также надеялся, допускал, что это повлекло  бы
за собой защиту для меня и тех, кто со мной. По здравому размышлению, я не
уверен, что доволен  тем,  что  нашел  вас.  Это  была  наша  единственная
надежда, и теперь у меня нет повода обратиться с мольбой к Адане.
     Регор усмехнулся.
     - Защиту? - воскликнул Грейдон.  -  Я  не  понимаю  вас,  Регор.  Вам
следовало вернуться туда, где вы были в безопасности - в убежище.
     - Убежище разгромлено и разграблено, -  сказал  Регор,  -  вскрыто  и
выпотрошено.  Хуон  в  плену  у  Лантлу.  Те,  кто  остался  из  Братства,
разбежались и скитаются, как мы, в этих норах.
     - Господи! - Грейдон был ошеломлен. - Что случилось?
     - Дорина, - сказал гигант, приглушая возмущенный ропот его спутников.
- Что-то подсказывало мне, что надо убить ее, когда я ухитрился  вернуться
в убежище после вашего исчезновения. Но я  не  был  уверен,  что  это  она
предала нас. Прошлой ночью, пока мы спали, она открыла тайный ход Лантлу и
нескольким его товарищам.  Они  проскользнули  тайком,  и  тихо  и  быстро
перебили  охрану  у  главного  входа.  Дорина  подняла  дверь  и  впустила
остальных сторонников Лантлу и свору урдов. У нас не было времени  понять,
что  происходит.  Многие  были  зарезаны  в  своих  постелях.  После   это
последовало массовое избиение по  всему  убежищу.  Я  видел,  как  волокли
связанного Хуона. Некоторые из наших эмеров ухитрились спастись  бегством.
Сколько спаслось членов Братства  я  не  знаю.  Боюсь,  что  немного.  Нам
посчастливилось. К моим знакам отличия добавились еще несколько шрамов.
     Он коснулся повязки.
     - Но они заплатят за это.
     - Дорина! - прошептал Грейдон. - Значит, Тень не лгала!
     Регор вздрогнул и остро посмотрел на него.
     - Парень, вы видели Тень Повелителя Тьмы?
     - Я расскажу вам, что было, - мрачно сказал Грейдон.
     Он сказал это сперва на своем  родном  языке,  а  потом  повторил  на
аймара.
     - Я гостил у него в течение суток. Он торговал мое тело.
     Всматриваясь в него, Регор сделал  шаг  назад.  Он  щелкнул  Кону,  и
человек-паук ответил длинной серией щелчков.
     Когда он закончил, Регор поставил индейцев в караул возле  прохода  в
туннель, из которого они вышли, а сам уселся на глыбу упавшего камня.
     - Теперь расскажите мне все и ничего не скрывайте.
     Грейдон рассказал, начиная с первой  яростной  атаки  человекоящеров.
Регор и остальные пять уроженцев  Ю-Атланчи  молча,  зачарованно  слушали.
Когда Грейдон рассказал  об  уделе  Кадока,  лицо  Регора  исказилось,  он
застонал и сжатым кулаком ударил себя в грудь.
     - Какой был  человек!  -  забормотал  он  прерывисто,  когда  Грейдон
окончил рассказ.
     Потом какое-то время он сидел, погрузившись в думы.
     - Эта пещера, где, как вы полагаете, вы видели корабль...  -  прервал
он молчание. - Если вы правы - это был один из тех  кораблей,  на  которых
наши предки вместе  со  змеиным  народом  прибыли  в  Тайную  страну.  Его
законсервировали  там  вместе  со  многими  другими  бесценными  для   нас
предметами. Эту пещеру закрыли и оставили так давно, не входили в нее  так
давно, что она - лишь еще одна легенда,  еще  одна  удивительная  выдумка.
Никто, кроме Матери Змеи и Властителя Глупости,  не  помнит  туда  дорогу,
если не считать Нимира. Если он знает эту дорогу, ясно, что  он  не  выдал
этой тайны Лантлу.
     - Пещера Утерянной Мудрости!
     В голосе Регора слышалось благоговение.
     - Она существует, клянусь Матерью! Вот о чем мы забыли! Как много  мы
утратили из древнего  могущества!  Когда-то,  как  рассказывает  предание,
Грейдон, в эту пещеру вел широкий проход, открывающийся в  сторону  озера.
После войны, закончившейся пленением Нимира, проход был  завален  большими
камнями, а сами камни расплавлены с помощью какого-то, известного древним,
устройства. Это было сделано так хитро, что теперь никто не может отличить
вход в запечатанную пещеру от окружающего камня. Еще я  слышал,  что  была
сохранена ведущая туда из Дворца  дорога,  по  которой  время  от  времени
проходили Властители и Мать Змей,  если  у  них  возникало  желание  вновь
полюбоваться  древними  сокровищами.  Попав  туда,  мы  сможем,  я  думаю,
отыскать закрывающую этот проход дверь, а если мы найдем  ее,  то  у  меня
есть кое-что, что ее откроет.
     Он отвел Грейдона в сторону.
     - Вы думали, я бросил вас, парень? -  хрипло  прошептал  он.  -  Меня
окружило слишком много урдов, чтобы я мог пробиться сквозь них. Хотя  я  и
сражался, как никогда раньше. Это счастливый случай, что эмер, который нес
ваше шумное оружие, привел его в действие. Урды с  визгом  рассыпались,  и
даже Лантлу скатился с платформы. Но вас  нигде  не  было  ни  слышно,  ни
видно. Я понял, что вас утащили. Прежде чем  Лантлу  успел  снова  собрать
свою шайку, мы с эмером удрали. Когда я добрался до убежища,  мы  устроили
совет. Это была идея Хуона - послать за вами Кона. Хуон  выглядел  так  же
странно,  как  тогда,  когда   прощался   с   вами.   "Существует   пещера
сумеречно-красного света, - сказал он. - Там и должны  искать  Кон  и  его
Ткачи". Он сказал, что они должны начать путь с того прохода, по  которому
мы вышли из  убежища.  Мы  всегда  знали,  что  в  этом  месте  существует
опасность встретиться с урдами, но и помыслить никогда не могли,  что  это
дорога, ведущая к трону Темного. "Двигайтесь в обратном направлении, идите
далеко", - сказал Хуон Кону. Затем его лицо сделалось белым и  исказилось,
как когда он говорил о падающих с красного неба убивающих  тенях.  Еще  он
сказал о черной пропасти, в конце которой - черная усыпальница возле сада.
Я открыл дверь в тот проход и выпустил их. Я видел, как их тут же поглотил
мрак, и понял, как мудро поступил Хуон, выбрав  именно  их.  Кон  говорит,
что, идя в обратном направлении по этой дороге, они не встретили ни одного
урда. Путь их был долог, хотя они шли быстро, пока, наконец, перед ними не
выросла черная скала. С какой стороны обходить ее, он не знал.  Выбор  был
случаен, они решили идти налево. Они все шли и шли, пока не услышали  звук
голосов множества урдов и еще человеческий голос, о котором  Кон  говорит:
"В нем не было ничего человеческого". Они выжидали до той  поры,  пока  не
ушли урды и пока не ушел бестелесный голос. И там,  в  черной  усыпальнице
возле сада, были вы! Странно, что Хуон...
     - Боюсь, что ваше маленькое животное убито, - сказал он, - но как раз
перед налетом я забрал кое-что из вашего вооружения.
     Он подозвал индейца, который держал ружье. Грейдон взял винтовку. Его
охватила радость, когда он  коснулся  своего  оружия.  Эмер  протянул  ему
сумку. В ней было около ста патронов и несколько обойм  к  автоматическому
пистолету.
     Грейдон осмотрел винтовку. Никаких повреждений на  ней  не  было.  Он
зарядил ее.
     - Просуньте руку в разрез этой проклятой кольчуги,  Регор,  -  сказал
он, - залезьте ко мне подмышку и передайте мне то, что там обнаружите.
     Регор повиновался и вытащил из-под кольчуги пистолет. Грейдон засунул
его за пояс. Теперь он  чувствовал  себя  намного  лучше.  Палицы  и  мечи
зарекомендовали  себя  превосходно,  но  каждый  человек  знает,  что  его
собственное оружие - самое лучшее.
     - Пойдемте, - сказал он.
     Регор свистнул своей охране и коснулся рукой Кона. Бок о  бок  с  ним
человек-паук  повел  отряд  вглубь   черного   туннеля,   возвращаясь   по
пройденному Грейдоном  пути.  Два  Ткача  заняли  место  за  ними.  Дальше
следовали Грейдон и члены Братства, замыкали шествие индейцы. Регор  решил
не зависеть от остроты глаз Кона. Снова и снова выбрасывал он перед  собой
испускавший туманный свет шар.
     Они дошли до того  места,  которое  Регор  назвал  Пещерой  Утерянной
Мудрости.
     Перешагнув ее порог, он опустился на колени и поцеловал пол пещеры.
     Прочие ю-атланчианцы перешептывались, но ни один из них не последовал
его примеру.
     Отряд пробирался сквозь сумрак, сквозь тусклый, умирающий  свет.  Они
шли мимо смутно, неясно видимых очертаний  таинственных  механизмов,  мимо
огромных, из красного и серого металла, ящиков.
     Грейдону захотелось узнать, какие  реликты  затерянного  мира  таятся
там. Они прошли мимо громадных серебряных шаров.
     Грейдон заметил, что на  них  нанесены  какие-то  загадочные  символы
золотой и голубой красками, блестящими, словно лак.
     Отряд подошел к смутно вырисовывавшемуся корпусу  огромного  корабля.
Здесь Регор снова преклонил колени. Они  шли  все  дальше  сквозь  сумрак,
оставляя за спиной сокровища науки и искусства змеиного народа  Ю-Атланчи.
Отряд шел, нагромождение машин, механизмов и других предметов кончилось.
     Впереди лежало пустое пространство, дальнего  конца  пещеры  не  было
видно.
     - Нам нужно пересечь пещеру, - сказал Регор. - Идти до тех пор,  пока
не придем к скале с запечатанным древним ходом. Тот, кто рассказал  мне  о
нем, говорил, что коридор Властителей начинается возле него. Далее он идет
в сторону водопада, оставляя его  справа;  затем  проходит  под  озером  и
огибает  амфитеатр  ксинли.  Там  нам  придется  идти,  соблюдая   тишину,
поскольку я не знаю: не выходят ли в этот туннель другие ходы.  А  если  и
так,  мне  кажется,  что  они  должны  быть  закрыты,  поскольку   Древние
намеревались затворить эту пещеру  навечно.  Но  рисковать  мы  не  будем.
Где-то поблизости вход в туннель, которым из Зала Ткачей прошла  Суарра  в
ту ночь, когда встретилась с нами.
     Отряд вновь пустился в путь: пересек  пустое  пространство  пещеры  и
наконец  приблизился  к  каменной  стене,  состоявшей,  как  казалось,  из
валунов, расплавленных вулканическим жаром. Регор самодовольно хрюкнул.
     Отряд свернул вправо. Они шли вдоль стены до тех пор, пока  Регор  не
увидел выступавший из  скалы  черный  овальный  камень,  похожий  на  тот,
который искал Кон в красной пещере.
     Регор щелкнул человеку-пауку. Кон тщательно ощупал поверхность  скалы
вокруг камня так же,  как  он  это  делал  раньше,  повернулся  и  покачал
головой. Регор вытащил из-за пояса  конус,  с  помощью  которого  открывал
дверь убежища, и передал его Кону. Из конуса вырывался свет, когда красный
Ткач методично прижимал его к поверхности скалы. Словно створки  двери,  в
скале начало медленно открываться отверстие.
     Отряд вышел в коридор, шедший вниз под небольшим уклоном. Свет  здесь
был гораздо  ярче.  После  того,  как  все  прошли,  Кон  прижал  конус  к
внутренней стене туннеля. Вход в скалу закрылся.
     Грейдон всматривался так внимательно, как только мог, но все равно не
смог увидеть и следа этого входа: на гладкой поверхности скалы не осталось
ни единой линии.
     Отряд прошел по этому туннелю около  мили.  Вначале  прямой,  туннель
скоро начал скручиваться и виться, будто те, кто  вырезал  его,  взяли  за
образец мягкую извилистую кишку.
     - Мы идем под дном озера. Ничего другого, кроме этого, я не  знаю,  -
прошептал Регор.
     Внезапно коридор закончился небольшим склепом.  На  двух  его  стенах
виднелись черные овалы. Регор взглянул на них и почесал в затылке.
     - Клянусь Волосатым Дурданом,  -  проворчал  он,  -  было  так  много
поворотов, что я не знаю,  какой  путь  ведет  ко  Дворцу,  а  какой  -  в
противоположном направлении.
     Никто из его спутников ничем не мог помочь.
     - Хорошо, - решил Регор, - мы идем направо.
     Кон проделал свои  манипуляции  с  конусом.  Почти  сразу  же  камень
скользнул вверх. Отряд оказался в еще более освещенном, расположенном  под
прямым углом к предыдущему, туннеле.
     - Раз здесь поворот  под  прямым  углом,  значит,  мы  снова  идем  в
правильном направлении, - сказал Регор.
     Отряд  осторожно  двинулся  вдоль  туннеля  и  внезапно  оказался   в
охраняемом полудюжиной воинов-эмеров помещении. Эмеры были в зеленых, а не
желтых юбочках; с ними - офицер, дворянин, также  одетый  в  зеленый  цвет
Лантлу.
     Воины уставились на пестрых, одетых как  дикари,  пришельцев.  Прежде
чем они успели справиться со своим изумлением, Регор подал знак Кону.
     Мгновенно три человекопаука набросились на индейцев и передушили их.
     Сильные пальцы Регора сомкнулись на глотке офицера. Все это произошло
так быстро, что Грейдон не успел сделать ни одного движения.
     Регор ослабил хватку на горле врага и  занес  копье.  Примчался  Кон,
остановился за спиной ю-атланчианца и связал ему руки.
     - Итак, выбор правого пути был  ошибочным,  -  пробормотал  Регор.  -
Говори тихо, Ранена, отвечай коротко: что это за место?
     Ранена взглянул на тела своих стражников, лежавшие под ногами Ткачей,
и на его лбу выступили маленькие бусины пота.
     - Не нужно так обращаться со мной, Регор, - хрипло  сказал  он.  -  Я
никогда не был твоим врагом.
     - Не был? - коротко спросил Регор. - А мне все  же  думается,  что  я
видел тебя прошлой ночью в убежище. Возможно, я  ошибся.  Однако,  отвечай
быстро, Ранена!
     - Здесь - охрана дороги к амфитеатру, - угрюмо ответил он.
     Как бы подтверждая его слова, издалека донесся раскат  грома  -  звук
аплодисментов.
     - Скачки на ксинли, - добавил Ранена.
     - Лантлу, разумеется, там? - спросил Регор.
     Тень злобы скользнула по прекрасному лицу Ранены.
     - И Дорина, - сказал он.
     - Что они сделали с Хуоном?
     - Послушай,  Регор.  -  Ясные  глаза  Ранены  потемнели  и  сделались
хитрыми. - Если я скажу тебе,  где  Хуон  и  как  до  него  добраться,  ты
обещаешь не убивать меня? Прежде чем пойти  к  нему,  вы  меня  свяжете  и
заткнете рот кляпом.
     - Что они сделали с Хуоном? - повторил Регор.
     Он щелкнул человеку-пауку. Одна рука Кона зажала рот  Ранены,  другие
начали медленно выворачивать и выкручивать руки Ранены.  Ранена  корчился,
лицо его исказилось от муки. Он кивнул.
     Кон убрал свою руку, отпустил запястье Ранены. По щеке офицера,  там,
где похожие на иглы  пальцы  продырявили  кожу,  стекали  маленькие  капли
крови.
     - После следующей гонки он сражается с ксинли - простонал Ранена.
     - Так! - тихо сказал Регор. - Теперь я вижу, что  хотя  выбор  первой
дороги был неправильным, неправильное сделалось правильным!
     Он подал знак Кону. Человек-паук отогнул  назад  голову  Ранены  и  с
сухим треском переломил ему шею.
     Регор глянул сверху в остекленевшие глаза Ранены и повернулся к своим
индейцам.
     - Ты, ты... Он указал по очереди на шестерых.
     - Переоденьтесь в их одежду.
     Затем он обратился к одному из ю-атланчианцев:
     - Ноталу, сдери одежду с Ранены и перемени свой желтый костюм на  его
зеленый. Будешь нести караул. Вероятно, сюда  никто  не  придет,  но  если
придет - быстро убейте, не давая ему возможности крикнуть. Я оставлю  тебе
двух Ткачей. Ты знаешь, как управлять ими. Кон идет со мной. Но сперва нам
нужно избавиться от этой падали.
     Он пощелкал  Кону.  Человек-паук  поднял  тела  и  отнес  в  коридор,
который, как сказал Ранена, вел к амфитеатру.
     Трупы были сложены вдоль стен коридора так, чтобы их не было видно из
караульного  помещения.  Двое  индейцев  опрокинули  каменные   скамьи   и
забаррикадировались.
     - Теперь давайте посмотрим, что можно сделать  для  Хуона,  -  сказал
Регор.
     Они крадучись двинулись по коридору мимо Ранены, смотревшего  на  них
мертвыми глазами.
     Вспышка дневного света ослепила Грейдона, в глазах  заплясали  черные
пятна.
     Он услышал громовую поступь чудовищ.
     Поле зрения очистилось. Грейдон стоял перед  дверью,  являвшей  собой
решетку из тяжелых металлических прутьев. Грейдон увидел сквозь нее  арену
для динозавров.



                         18. АРЕНА ДЛЯ ДИНОЗАВРОВ

     Пол арены представлял собой  огромный  овал,  покрытый  ровным  слоем
желтого песка. Около пятисот футов в поперечнике и полумили  в  длину.  По
краю этого овала шла стена из зеленого  нефрита  высотой  в  четыре  роста
высокого мужчины. Здесь и там виднелись забранные решеткой  отверстия,  по
размеру несколько большие, чем  то,  через  которое  смотрел  Грейдон.  За
стеной, ярус за ярусом, шли каменные сиденья -  вплоть  до  внешнего  края
амфитеатра, достигавшего в высоту ста пятидесяти футов.
     На нем развевались знамена.
     Внутри большого овала был меньший,  образованный  толстой,  в  четыре
фута, стеной. Обе стены образовывали колею шириной  примерно  в  пятьдесят
футов.
     Почти прямо напротив Грейдона располагался широкий сектор, на котором
толпились  ю-атланчианцы.  Над  сектором,  поддерживая  шелковые   навесы,
высились окрашенные зеленым лаком колонны.
     Все это походило на гигантский сад, в котором цветами веселых и ярких
оттенков расцветали одеяния  женщин.  Преобладал  зеленый  цвет,  который,
очевидно, был излюбленным цветом Лантлу.
     Окаймляя огороженное место, где находились дворяне, двойной  шеренгой
выстроились одетые в зеленое эмеры. Они были вооружены луками  и  копьями.
Затем шла широкая область незанятых  сидений,  еще  одна  двойная  шеренга
воинов, а за ними - тысяча  индейцев  в  праздничной  одежде.  За  спинами
индейцев  снова  тянулись,   ярус   за   ярусом,   незанятые   сиденья   -
доказательство того, как многочислен был этот народ в древности.
     Удивительно прозрачный воздух сокращал расстояние. Прямо перед  собой
Грейдон увидел окруженного  группой  смеявшихся  дворян  Лантлу.  Кто  эта
женщина рядом с ним?
     Дорина!
     Он услышал, как выругался Регор, и понял, что тот тоже увидел Дорину.
     Дорина не смеялась, как остальные.
     Она сидела, подперев руками подбородок,  пристально  и  мрачно  глядя
через всю арену туда, где спрятались Регор и Грейдон.  Она  смотрела  так,
будто видела их.
     Грейдон поспешно отпрянул назад.
     - Может ли ваше оружие достать ее?
     Лицо Регора было черным от ненависти.
     - Без труда. Но я бы предпочел испробовать его на Лантлу,  -  ответил
Грейдон.
     - Нет, ни на ком из них. Не сейчас.
     Взяв себя в руки, Регор покачал головой.
     - Это  не  приблизило  бы  нас  к  Хуону.  Но  эта  гниль,  эта  дочь
пожирателя, эта "буала"... Прийти понаблюдать, как он умирает!
     - Ну, кажется, она не слишком от этого счастлива, - сказал Грейдон.
     Регор застонал и принялся исследовать дверь по бокам решетки.
     - Мы должны  открыть  ее,  -  ворчал  он.  -  Когда  Хуона  выпустят,
заполучим его к нам. Где же этот проклятый замок? Затем  удерем  по  этому
тоннелю через ту дверь. Лучше бы послать Кона, чтобы он притащил его. Нет,
Кон может бегать быстрее, чем любой из нас, но не быстрее стрел. Он  будет
нашпигован ими уже на полдороге. Нет, нам нужно выждать. Клянусь  Семью...
А, вот и он!
     Послышался звук соскользнувшего засова.
     Регор осторожно толкнул дверь. Она была отперта. Дважды они  запирали
и отпирали ее и уверились, что когда придет время  действовать,  не  будет
потрачено зря ни мгновения. Концом патрона  Грейдон  отметил  место,  куда
следовало нажимать.
     Затрубили фанфары. Решетка под  сектором  Лантлу  откинулась.  Оттуда
выскочили шесть верховых ксинли, тиранозавры, громовые ящеры,  похожие  на
того ящера из охотничьей своры, но не такие большие.
     Черные тела чудовищ сверкали,  будто  их  покрывала  броня  из  мелко
нарубленных агатов. Толстые хвосты, вдвое длиннее, чем их тело, сужались к
концу.  Хвосты  извивались,  безостановочно  дергались.  Маленькие  головы
рептилий беспокойно поворачивались на длинных змеиных  шеях.  Наклонившись
вперед, ящеры стояли на сильных, цилиндрических, слоновых ногах. Маленькие
передние лапы были прижаты к груди, как у кенгуру.  Фактически,  динозавры
почти точно копировали позу отдыхающего кенгуру.
     Там, где тонкая шея  переходила  в  покатые  плечи,  сидел  наездник.
Каждый всадник, словно жокей, носил одежду определенного  цвета.  Все  они
были дворянами и, все, несмотря на свой большой рост, казались маленькими,
словно обезьяны, по сравнению с грузными телами их "коней".
     Всадники сидели, пригнувшись, в маленьких седлах, ноги - в стременах,
руки держат поводья, тянувшиеся к  массивным  удилам.  Динозавры  чавкали,
грызя удила, шипели и ворчали, толкали друг друга  до  абсурда  маленькими
головами. Они походили на  скаковых  лошадей  на  старте,  раздраженных  и
возбужденных, которым не терпится пуститься в бег.
     Снова протрубили фанфары, и сразу же посыпался грохот ударов огромных
ног о землю. Ксинли не прыгали, они бежали так, как бежит  человек;  ноги,
как поршни насоса, ходили вверх-вниз.
     Ящеры неслись по овальной дороге, напряженно вытягивая шеи.
     Тесной группой со скоростью экспресса они промчались  мимо  Грейдона.
Поднятый ими ветер вихрем ударил в  решетку.  Грейдон  содрогнулся,  зримо
представив, что произойдет, если цепочка  людей  попытается  противостоять
этим живым снарядам, состоящим из костей и мускулов.
     Словно бешено  мчащееся  черное  облако,  динозавры  пронеслись  мимо
огороженного места, где находились дворяне.
     Среди  ю-атланчианцев  и  индейцев   поднялась   буря   одобрительных
выкриков. Когда ящеры снова оказались рядом с ними,  Грейдон  увидел,  что
идет вторая фаза гонок динозавров. Они больше не шли  группой.  Лидировали
двое - всадник в зеленом и всадник в красном.
     Зеленый  наездник  пытался  оттеснить  красного  к  внутренней  стене
дорожки.
     Четыре громыхавшие  друг  за  другом  ноги,  казалось,  сплетались  в
рукопашной, каждый  из  всадников  старался  оттеснить  другого  к  низким
контрфорсам. Напоминавшие боа шеи ксинли дергались и извивались, маленькие
головы устремились одна к другой, словно у сражающихся змей.
     Всадник в зеленом внезапно направил  своего  "скакуна"  на  красного.
Красный наездник попытался в отчаянном усилии поднять  своего  чудовищного
коня над преградой. Ящер споткнулся и с грохотом рухнул.  Всадник,  словно
пущенный теннисной ракеткой красный мяч, вылетел  из  седла.  Он  катился,
катился и наконец неподвижно замер. Зеленый всадник рванулся от оставшейся
за флагом "лошади". Из-за ее спины выскочил всадник в фиолетовом, грохоча,
пошел на зеленого, стараясь,  чтобы  остальные  оставались  между  ними  и
низким ограждением.
     Взрыв одобрительных возгласов заглушил грохот летящих ног ксинли.
     Снова они промчались мимо Грейдона.
     Зеленый всадник шел на два корпуса впереди фиолетового, три остальных
всадника растянулись в линию сразу же  позади  лидеров,  рванулись  вперед
возле трибуны, где толпились  дворяне  и,  подняв  облако  желтого  песка,
остановились.
     ...Дикий взрыв одобрительных возгласов.
     Мягко ступая,  ящеры  отправились  обратно,  и  Грейдон  увидел,  что
зеленому всаднику был брошен сверху блестящий обруч.
     Динозавров гуськом увели в проход, и  Грейдон  их  больше  не  видел.
Когда  они  скрылись  из  виду,  на  арену  спустились  воины,   подобрали
безжизненное тело красного всадника и унесли.
     Один из них взял поводья динозавра,  на  котором  скакал  красный.  С
момента падения динозавр оцепенело застыл на месте, опустив голову. Индеец
провел его, словно лошадь, в ворота.
     Решетки лязгнули.
     Снова громко зазвучали фанфары.
     На арену пала тишина. Открылась новая, расположенная близко к другим,
решетка.
     Оттуда вышел Хуон.
     В руках он держал копье и короткий меч, на  левой  руке  -  маленький
круглый щит. Он стоял мгновение, моргая, в  лучах  ослепительного  солнца.
Его глаза остановились  на  Дорине.  Она  вздрогнула  и  спрятала  лицо  в
ладонях, затем подняла голову и с  вызовом  встретила  пристальный  взгляд
Хуона.
     Он начал медленно поднимать копье.
     Что бы ни творилось в  его  мыслях,  осуществить  задуманное  у  него
возможности не было. Решетка - не далее, как в ста футах от него  -  мягко
скользнула вверх. Оттуда на желтый  песок  выпрыгнул  карликовый  ящер  из
охотничьей своры. Пока он стоял там - неподвижный, озирающийся  -  Грейдон
понял, как много может пронестись в мозгу за время, нужное  на  то,  чтобы
сделать один единственный вздох. Он увидел, как Лантлу наклонился  вперед,
иронически  приветствуя  человека,  которого  продала  Дорина.  Он  увидел
боевого ксинли во всех деталях:  горящая  голубыми  сапфирами  и  зелеными
изумрудами чешуя, мерцающая, словно драгоценные камни;  короткие  передние
лапы, перевитые мощными мускулами; когти,  похожие  на  длинные  изогнутые
долота, торчащие из толстых лап ящера; злобно молотивший по  песку  хвост;
ощеренная белыми клыками пасть; широко расставленные ноги, как у птицы; по
бокам увенчанной гребнем головы - пламенеющие красным глаза.
     Винтовка уперлась в плечо Грейдона.
     На прицеле был Лантлу. Грейдон заколебался: следует  ли  ему  уложить
Лантлу или испробовать винтовку на динозавре?
     Только в одном месте ящер уязвим для пули. Нужно попасть в  маленький
красный глаз. Волнуясь, он перевел  прицел,  точнее  прицелился  в  бусину
глаза. Нет, лучше не рисковать, цель слишком крохотная.
     Он  снова  перевел  взгляд   на   Лантлу,   но   Лантлу   наклонился,
полуприкрытый Дориной, разговаривающей с кем-то  рядом  с  ней.  Спокойно,
выжди, пока он  не  повернется  обратно.  Черт,  Регор  двинул  решетку  и
испортил прицел.
     Мысли, чуть  не  обгоняя  одна  другую,  неслись  в  мозгу  Грейдона.
Динозавр кинулся на Хуона. Регор тряс Грейдона за руку,  умоляя  стрелять,
показывая на атакующее животное. Черт! Выстрел наудачу - бесполезно.  Пуля
срикошетит от этих чешуй, похожих на броневые пластины. Лучше попытаться в
Лантлу. А что это сейчас даст?
     Лучше выждать удобного случая выстрелить наверняка в эту  дьявольскую
скотину.
     Хуон прыгнул назад и уклонился от мчавшегося на него динозавра.  Ящер
извернулся и кинулся  за  ним,  поднимая  для  удара  когтистую  лапу.  Он
прыгнул.
     Хуон упал на одно колено и ткнул снизу вверх  копьем  в  незащищенное
место на шее. Копье вонзилось, но недостаточно глубоко, чтобы убить ящера.
С  треском  надломилось  древко.  Динозавр  зашипел,  завертелся,   высоко
подпрыгнул в воздух, приземлился в нескольких ярдах в стороне,  дотронулся
до горла жестом, странно  напоминавшим  человеческий,  и  осторожно  начал
заходить в бок Хуону, напрягая мышцы, по-боксерски сгибая  передние  лапы.
Хуон соразмерял свои движения с его. В левой руке, державшей  возле  груди
щит, раскачивалось сломанное копье, в другой руке - меч.
     - Хуон! Я иду! Держитесь!
     Крикнув, Регор метнулся мимо Грейдона, выпрыгнул на песок.  Его  крик
вдребезги разбил тишину,  нарушаемую  лишь  шипением  раненого  динозавра,
повисшую над ареной. За криком последовала  еще  более  глубокая,  острая,
остолбенелая тишина.
     Хуон вытаращился на бежавшего к нему человека.
     Динозавр повернул голову. Луч  солнца  упал  прямо  на  темно-красный
глаз.
     Глаз выделялся на черепе и горел маленьким  фонарем.  Грейдон  быстро
прицелился в эту пылающую красным цель и выстрелил.
     Эхо выстрела пронеслось над ареной.
     Динозавр взвился высоко в воздух, перекувырнулся, запрыгал,  шатаясь,
по песку, царапая когтями голову. Над запруженными ярусами пронесся долгий
вздох - словно первый ропот бури; волнами задвигались людские тела.
     Мимо Грейдона  вслед  Регору  с  яростным  щелканьем  промчался  Кон.
Грейдон поднял винтовку,  выискивая  Лантлу,  и  увидел,  как  тот,  будто
получив неслышное предупреждение, упал за прикрывшую его стену.
     Сверху вниз глядя на Хуона, неподвижно сидела Дорина.  Она  выглядела
как тот, кто знает, что его настиг рок.
     Регор пересек уже половину арены, рядом  с  ним  стремительно  мчался
Кон.
     Хуон более ни разу не оглянулся, его взгляд остановился на  сделавшей
шаг к стене женщине.
     Хуон резко швырнул свое сломанное  копье.  Обломок  мелькнул,  словно
молния.
     Молния потухла в груди Дорины.
     Снова на долгое мгновение наступила тишина, а  затем  весь  амфитеатр
взревел.
     Ливень стрел обрушился на изгоев. Кон  пролетел  мимо  Регора,  рукой
подхватил Хуона  и  помчался  обратно.  Грейдон  опустошил  магазин  своей
винтовки по шеренге лучников.
     Внезапно град стрел прекратился.
     Повелительно зазвучали трубы. Сквозь распахнувшиеся решетчатые  двери
в стене хлынули одетые в зеленое эмеры.
     Ближе всех к беглецам были те, кто выскочил из боковых проходов.  Кон
был уже близко,  за  ним  -  Регор.  Грейдон,  пылко  мечтая  о  пулемете,
опустошил винтовку  по  тем,  кто  угрожал  беглецам  с  флангов.  Индейцы
остановились. Взбешенный динозавр поднял голову и большими прыжками  пошел
в атаку на шеренгу воинов, преследовавших Регора. Те рассыпались, убираясь
с его дороги. Гигант одним махом захлопнул за  собой  дверь  и  запер  ее.
Динозавр бросился на индейцев, рвал их когтями-саблями.  Желтоватая  кровь
каплями стекала оттуда, где череп был почти разнесен пулей Грейдона.
     - Тебя чертовски трудно убить! - пробормотал Грейдон.
     Он поднял винтовку для еще одного, с  близкого  расстояния,  выстрела
наверняка. Он прицелился в неповрежденный глаз.
     - Нет!
     Регор задохнулся и схватил его за руку.
     - Он не подпустит их к этой двери!
     Человек-паук поставил Хуона на ноги.
     Тот стоял, словно робот, понурив голову.  Внезапно  глубокие  рыдания
сотрясли тело Хуона.
     - Теперь все хорошо, парень, - утешал гигант.
     Стрела,  миновав  динозавра,  пролетела  в  решетку,  едва  не  задев
Грейдона, за ней еще и еще. Грейдон услышал рассерженный,  призывный  звук
множества труб.
     - Лучше бы пошевеливаться, - проворчал Регор.
     Обняв рукой Хуона, он побежал по коридору; наступая ему  на  пятки  -
Грейдон.
     Он бежал, а маленькие ручки Кона любовно и ободряюще похлопывали  его
по  спине.  Остальные  толпой  бежали  вслед  за  ними.  Они  добежали  до
караульного помещения, открыли  потайную  дверь,  через  которую  проникли
сюда, и закрыли ее за собой, когда грохот шагов  преследователей  был  уже
почти рядом. В маленьком склепе, пошарив снизу, под левым овальным камнем,
Кон нашел способ открыть проход.
     Закрыв за собой и эту дверь, они в молчании  отправились  в  путь  по
открывшемуся им коридору.
     Они шли, чтобы найти прибежище во Дворце.



                               19. МАТЬ ЗМЕЙ

     ...Шли в молчании. Рука Регора обнимала  Хуона  за  плечи.  Вслед  за
своим главой, впереди Ткачей, шли с обнаженными мечами индейцы.  Когда  бы
он ни обернулся, он обнаруживал, что их глаза устремлены к нему, как  если
бы теперь они считали его своим вождем.
     Тот, который нес  винтовку,  явно  сделался  важной  персоной.  Почти
наступая Грейдону на пятки, он гордо вышагивал  впереди  своих  товарищей.
Отряд дошел до конца туннеля; дверь открыли без затруднений.
     Они оказались в украшенном колоннами зале из грез Грейдона.
     Словно копья, лучи Авроры били вниз из парившего высоко над  головами
потолка, переливались тусклым лазурным  светом.  Туманно  светящиеся,  они
занавесом скрывали обширный альков,  высоко  возносившийся  над  устланным
опаловой мозаикой полом. За вуалью лучей Грейдон разглядел сапфировый трон
с основанием из молочно-белого  кристалла.  Рядом  находились  меньшие  по
размеру  троны  красного,  зеленого  и  черного  цветов  -   кресла   Семи
Властителей.
     Возле верхнего конца широкой, спускающейся от алькова лестницы стояла
девушка, с  тесно  прижатыми  к  груди  белыми  руками,  с  приоткрытым  в
изумлении алым ртом, с нежными, недоверчиво глядящими на Грейдона  черными
глазами.
     - Грейдон! - крикнула она и быстро шагнула к нему.
     - Суарра!
     В голосе звучало предостережение. Голос был детским, чистым до  звона
в ушах - в нем слышались птичьи  трели.  За  спиной  девушки  стремительно
вознеслась мерцающая перламутром колонна.  Над  плечом  Суарры  показалось
имеющее форму сердца лицо, над лицом - шапка вьющихся, отливающих серебром
волос, фиолетовые глаза.
     Мать Змей!
     - Давай посмотрим, кто эти гости, пришедшие так бесцеремонно в  свите
твоего мужа, - детским голосом сказала она, - да еще дорогой,  о  которой,
как я с уверенностью полагала, никто в Ю-Атланчи не знает.
     Она подняла маленькую руку.  В  зажатом  в  руке  систруме  скакал  и
танцевал, словно ртуть, сверкающий шарик.
     Регор задохнулся в крике и упал на колени. Остальные, за  исключением
молча наблюдавших человекопауков, поторопились  последовать  его  примеру.
Грейдон поколебался, потом тоже преклонил колени.
     - А, так вы еще помните наши обычаи!
     В звеневшем колокольчиками голосе слышалась насмешка.
     - Подойдите поближе. Клянусь моими предками,  это  Регор  и  Хуон.  С
каких это пор ты носишь зеленый цвет Лантлу, Наталу? Прошло много  времени
с тех пор, как ты преклонял передо мной колени, Регор.
     - Это не моя вина, Мать, - негодующе начал Регор.  -  Теперь  это  не
просто...
     Трель смеха заставила его замолчать.
     - У тебя как  всегда  горячий  нрав,  Регор.  Ну,  по  крайней  мере,
какое-то время ты сможешь хорошо попрактиковаться в этой  запрещенной  для
тебя обязанности. И ты, Хуон, и остальные - тоже.
     Грейдон услышал стон облегчения гиганта и увидел, как осветилось  его
покрытое шрамами лицо. Мычание Регора прервали слова Матери:
     - Почтите Адану! Теперь мы - ее люди!
     Он поклонился так, что его перевязанная голова коснулась пола.
     - Да! - тихо сказала Мать. - Но сколько это продлится? Ах, этого даже
я не могу сказать.
     Она уронила руку, державшую трепетавший шарик и склонилась над плечом
Суарры, подзывая Грейдона.
     - Подойдите ко мне. А ты, Регор, захлопни за собой ту дверь.
     Грейдон  подошел  к  алькову  и  поднялся  по  ступеням.  Его   глаза
зачарованно смотрели в фиолетовые глаза Матери, внимательно изучавшие его.
     Когда он подошел ближе, Женщина-змея выдвинулась из-за спины девушки,
между ним и Суаррой выросла мерцающая, переходящая в девичье тело колонна.
     Он снова ощутил странный, глубоко спрятанный в  нем  трепет  любви  к
этому необыкновенному  созданию,  словно  в  его  душе  зазвучала  струна,
которую никто, кроме нее, не смог бы затронуть. Он снова встал на колени и
поцеловал протянутую ему маленькую руку. Он всмотрелся в ее лицо: оно было
юным; вся многовековая скука слетела с него. Ее глаза светились нежностью.
Он даже не вспомнил о тех сомнениях, которые возникли у него  в  пещере  с
картинами, настолько сильны были ее чары. Если только это были чары...
     - Вы хорошо воспитаны, дитя мое, - прожурчала она.
     Она озорно взглянула на Суарру.
     - Нет, дочь моя, не беспокойся. Эта почтительность - лишь дань  моему
возрасту.
     - Мать Адана... - с пылающим лицом начала Суарра.
     - О, пройдите туда и поговорите, дети. - Алые, в форме  сердца,  губы
улыбались. - Вам нужно многое сказать друг другу. Если хотите, садитесь на
золотые троны. О чем вы думали тогда, муж Суарры? Что  эти  золотые  троны
означают конец ваших странствий? Вы, несомненно, именно так и думали. Я не
знаю - почему, но именно такой была ваша мысль. Ну так садитесь же.
     Грейдон, начавший было подниматься, снова опустился на колени.  Когда
она сказала  о  золотых  тронах,  в  его  мозгу  внезапно  всплыли  строки
старинного негритянского спиричуэлса:

                     Когда закончится трудный путь,
                     Когда закончится он,
                     Я сяду, чтобы передохнуть,
                     На золотой сяду трон.

     Мать Змей рассмеялась, подозвала Суарру, взяла руку девушки и вложила
ее в руку Грейдона. Она легко подтолкнула их в спины.
     - Регор,  -  позвала  она,  -  подойди  ко  мне.  Расскажи  мне,  что
произошло.
     Маршируя  с  самодовольным  видом,   покачивая   копьем,   к   Матери
приблизился Регор. Суарра увлекла Грейдона в уютный, образованный завесами
уголок в дальнем конце алькова.
     Грейдон увидел, как Регор поднялся по ступеням и остановился рядом  с
Женщиной-змеей. Он  увидел,  как  она  склонила  голову,  приготовясь  его
слушать.
     Затем  он  совершенно  забыл  о  них,  поглощенный  Суаррой,  которую
переполняли забота о нем и любопытство.
     - Что случилось, Грейдон?
     Ее рука воздушно обвилась вокруг его шеи.
     - Я шла быстро и была уже возле водопада.  Он  очень  шумел,  но  мне
показалось, что я расслышала выстрел из твоего оружия.  Я  заколебалась  и
думала вернуться, но больше не было никакого звука, и я  пошла  дальше.  А
Регор и другие - откуда у них эти раны?
     - Убежище разграблено Лантлу. Дорина предала Хуона.  Лантлу  захватил
Хуона и выпустил помериться силами с одним из своих проклятых  ксинли.  Мы
спасли его. Хуон убил Дорину, - отрывисто рассказывал ей Грейдон.
     Ее глаза расширились.
     - Дорина предала его? Он убил ее?
     - Она была твоей тетей, что-то в этом роде, не так ли? - спросил он.
     - О, полагаю, что в некотором смысле - да. Давным-давно...
     Внезапно он решился задать вопрос, который раз и навсегда поставил бы
все на свои места.
     Он узнает  то,  что  мучило  его:  является  ли  она  одной  из  этих
бессмертных, или она обыкновенная девушка, какою кажется.
     Если она такая же, как и все они, значит, ему придется примириться  с
тем, что  он  любит  девушку,  по  возрасту,  вероятно,  годящуюся  ему  в
прабабушки. Если нет, тогда все остальные головоломки для него не страшны.
     - Послушай, Суарра, сколько тебе лет? - спросил он.
     - Ну, Грейдон, мне двадцать, - ответила она удивленно.
     - Я знаю, - сказал он, - но что ты  имеешь  ввиду:  что  тебе  сейчас
двадцать или что тебе было двадцать, когда - одна Мать знает, сколько  лет
назад! - ты закрыла перед собой эти чертовы Ворота,  чем  бы  они  там  ни
были?
     - Но, любимый, почему ты  так  волнуешься?  -  сказала  Суарра.  -  Я
никогда не входила в Зал Ворот. Мне на самом  деле  двадцать.  Я  не  имею
ввиду, что мне осталось двадцать, а сама с каждым годом становлюсь старше.
     - Благодарение Богу! - горячо воскликнул Грейдон.
     Груз свалился с его души.
     - А теперь, после хорошей новости  -  плохая.  В  этот  самый  момент
Лантлу и, насколько я понимаю, большинство народа  Ю-Атланчи  охотятся  за
нами.
     - О, это не имеет никакого значения, - сказала Суарра, -  потому  что
сейчас к вам благосклонно относится Мать.
     У Грейдона были сомнения насчет того, насколько все это верно, но  он
не стал тревожить ими Суарру. Он начал рассказывать о своих приключения. В
середине первой же произнесенной им  фразы  он  услышал,  как  с  шипением
вскрикнула Женщина-змея, и как прогрохотал Регор:
     - Это правда. Его видел там Кон.
     Грейдон взглянул на них. Глаза Матери Змей были направлены на него.
     Она подозвала его. Когда он  встал  возле  нее,  она  поднялась.  Она
тянулась, раскачиваясь, вперед, пока ее лицо почти не коснулось его лица.
     - Тень, Грейдон, расскажите мне о ней. С того момента, как вы увидели
ее появление на черном троне.  Нет,  подождите,  я  хочу  видеть,  как  вы
рассказываете это.
     Она приложила ладонь к его лбу.
     - Теперь говорите.
     Он повиновался. Шаг  за  шагом  он  рассказывал  о  перенесенном  им.
Картины пережитого были так ярки, будто его мозг -  серебряный  экран,  на
котором демонстрировался фильм о его тяжких испытаниях.
     Описывая  смерть  Кадока,  он  почувствовал,  что  рука  на  его  лбу
дрогнула. Он рассказал о Коне, и ее рука упала.
     - Достаточно.
     Она подалась назад, задумчиво  рассматривая  его.  В  ее  пристальном
взгляде было удивление и желание понять.
     Грейдона поразила странная мысль, что в ней было что-то  от  душевных
переживаний математика, который в наборе  хорошо  изученных  формул  вдруг
случайно натыкается на совершенно новое уравнение.
     - Вы сильнее, чем я думала, Грейдон, - откликнулась она на эту чудную
аналогию. - Хотела  бы  я  знать...  Те  серые  обезьянолюди,  которых  вы
встретили... Однако, все, что я знаю о людях, живших здесь... Что  еще  не
выяснили вы, который вырос по ту сторону барьера? Хотела бы я знать...
     Снова молчание. Она изучала его. Затем произнесла:
     - Вы думали, что Тень реальна? Я полагаю что Тень - не  призрак,  она
материальная...
     - Достаточно материальная, достаточно вещественная, чтобы  влиться  в
Кадока, - прервал ее Грейдон. - Достаточно материальная, чтобы  уничтожить
его. Она влилась в Кадока, как вода в кувшин. Она высосала из него  жизнь.
В течение десяти секунд, Мать, Тень была не Тенью. Если  вы  действительно
читаете в моем мозгу, вы знаете, чье у нее было лицо.
     - Читаю. - Она кивнула. - Но я все еще нс могу поверить... Как я могу
поверить, когда не знаю...
     Она остановилась. Казалось, она  прислушивалась.  Она  поднялась  над
своими кольцами. Голова ее на добрый фут возвышалась над высоким Регором.
     Взгляд  ее   сделался   пристальным,   будто   она   видела   что-то,
происходившее  за  стенами  этого  огромного  зала.  Она  откинулась,   ее
отливающее розовым перламутром тело медленно опускалось на кольца.
     - Ко мне, Хуон! - позвала она. - Вместе с вашими людьми. Кон...
     Указав на противоположную сторону алькова,  она  прощелкала  какую-то
команду.
     Затем снова прислушалась и показала на девушку.
     - Суарра, уйди в свои комнаты.
     Затем, пока Суарра колебалась, она сказала:
     - Нет. Останься возле меня, дочь моя. Если  он  посмеет,  тебе  лучше
быть рядом со мной!
     Снова Женщина-змея замерла в молчании и отвела пристальный взгляд.
     Хуон вместе со своими людьми поднялся по ступеням. Они выстроились  в
шеренгу там, где им было приказано. Суарра подошла к Грейдону.
     - Она очень рассержена,  -  прошептала  Суарра  и  прошла  за  кольца
Женщины-змеи.
     Теперь Грейдон сам услышал слабый,  далекий  шум,  крики  и  лязганье
металла о металл. Шум приближался.
     В дальнем конце украшенного колоннами зала находился широкий вход, на
который ниспадали похожими на паутину занавеси.
     Внезапно занавеси оказались сорванными, и в открывшуюся дверь  толпой
ввалились одетые в голубое воины-эмеры.
     Они  сражались,  пытаясь  противостоять  неудержимому   нажиму,   но,
теснимые снаружи, медленно отступали.
     Затем над их головами Грейдон увидел голову Лантлу, а вокруг  него  и
за ним - сотню, а может быть и больше его дворян.  Они  ворвались  в  зал.
Эмеры  сражались  отчаянно,  но  под  натиском  длинных  копий   атакующих
отступали шаг за шагом. Никто из индейцев не упал, и  Грейдон  понял,  что
нападавшие намеренно воздерживались от убийства, стараясь  только  пробить
себе дорогу.
     - Остановитесь!
     В крике Матери Змей было что-то от волшебных труб летающих  оперенных
змей, ее крылатых Посланников. Крик остановил сражающихся.
     - Дьюра!
     Перед ней встал, отдавая честь, командир носящих голубое эмеров.
     - Пусть войдут! Проводи их ко мне!
     Охранники расступились и выстроились двумя шеренгами.  Между  ними  к
подножию лестницы прошли  Лантлу  и  его  сподвижники.  Лантлу  улыбнулся,
завидев Грейдона, и глаза его  блеснули,  при  виде  Регора,  Хуона  и  их
товарищей.
     - Все здесь, Бураль! - сказал он державшемуся рядом с ним дворянину.
     Лицо офицера было таким же красивым и жестоким, как лицо Лантлу.
     - Я и не надеялся на такую удачу.
     Он с иронией поклонился Женщине-змее.
     - Привет Матери!
     Приветствие было невероятно наглым.
     - Мы просим прощения  за  наше  грубое  вторжение,  но  твоя  охрана,
очевидно, забыла о правилах Старой  Расы  -  свидетельствовать  тебе  свое
почтение. Зная, что ты накажешь их за забывчивость,  мы  не  причинили  им
никакого вреда. Кажется, мы едва успели вовремя, чтобы спасти тебя,  Мать,
поскольку видим, что ты окружена опасными людьми  -  изгоями,  которых  мы
ищем. Здесь еще и чужестранец, который должен поплатиться  жизнью  за  то,
что проник в Ю-Атланчи. Они злодеи, Мать, но мы отведем от тебя опасность!
     Он что-то шепнул Буралю и с чванливым видом шагнул к лестнице. Подняв
копья, готовые к броску, за ним шагнули дворяне. Грейдон вскинул  к  плечу
винтовку, палец  зудел  на  спусковом  крючке.  Под  влиянием  стресса  он
непроизвольно перешел на родной английский:
     - Стой! Или я вышибу из тебя твою гнилую душу!  Прикажи  им  положить
копья!
     - Тихо!
     Мать систрумом коснулась его руки.
     Рука мгновенно онемела, ружье упало к ногам Грейдона.
     - Он сказал, что вам было бы безопаснее остаться там, где вы  стоите,
Лантлу. Будет еще безопаснее, если вы опустите копья. Он прав, Лантлу.  Я,
Адана, говорю вам то же самое! - детским голосом сказала Мать Змей.
     Она высоко подняла систрум. Лантлу уставился на  дрожащий  шарик,  на
лице его появилась тень  сомнения.  Он  остановился,  что-то  тихо  сказал
Буралю, и копья опустились.
     На поднимающейся из  колец  колонне  своего  тела  легко  и  ритмично
покачивалась Женщина-змея.
     - По какому праву ты требуешь этих людей, Лантлу?
     - По какому праву?
     Он зло посмотрел на  нее,  но  притворился,  что  не  может  поверить
услышанному.
     - Мать Адана, ты состарилась или стала такой же забывчивой, как  твоя
охрана? Мы требуем их потому, что они нарушили закон Ю-Атланчи; потому что
они - изгои; потому что они - негодяи, которых  следует  вылавливать,  где
только возможно, любым возможным способом -  так  велит  старинный  закон,
Мать. Действует еще договор, заключенный между твоими и моими предками,  и
ты его не можешь нарушить. Или, если ты его нарушишь,  мы  обязаны  спасти
твою же честь и не взирая ни на что захватить их! Бураль,  если  чужеземец
нагнется, чтобы поднять свое  оружие,  проткни  его.  Если  кто-нибудь  из
изгоев сделает хоть малейшее движение в  его  направлении,  забросайте  их
копьями. У тебя есть что ответить, Мать?
     - Ты не получишь их, - безмятежно сказала Женщина-змея.
     Колонна ее раскачивающегося тела стала медленно  изгибаться,  образуя
широкую  дугу,  изогнулась  шея,  голова  толчком  подалась  вперед.   Так
готовится к нападению змея.
     Из-за нее выскочила Суарра и схватила Грейдона за руку.  Лицо  Лантлу
потемнело.
     - Так! - сказал он. - Суарра вместе  со  своим  любимым!  Твой  народ
стонет из-за тебя, ты, урдова потаскуха! Хорошо, скоро урды тебя получат!
     Красный свет вспыхнул перед глазами Грейдона, в ушах звенело. Горячая
ненависть, нараставшая в нем с той поры, как Лантлу издевался  над  ним  у
трона Тени, захлестнула его. Прежде  чем  Женщина-змея  успела  остановить
его, он сбежал  по  ступеням  и  изо  всех  сил  ударил  кулаком  прямо  в
ухмыляющееся лицо.
     Он ощутил, как хрустнул под ударом нос.
     Шатаясь,  Лантлу  отступил,  но  с  кошачьей  ловкостью   восстановил
равновесие. Согнув готовые вцепиться в  противника  руки,  он  кинулся  на
Грейдона.
     Грейдон нырнул под его руки и нанес снизу  вверх  два  удара  в  лицо
Лантлу. Второй удар пришелся прямо в усмехающийся рот.
     Он снова ощутил, как треснула под кулаком  кость.  Лантлу  отлетел  в
руки Бураля.
     - Грейдон, подойдите ко мне! - повелительно крикнула Мать змей.
     Ослушаться было невозможно. Повернув голову в сторону наблюдавших  за
ним дворян, Грейдон медленно поднимался по ступеням. Дворяне нс сделали ни
одного движения, чтобы остановить его. На полдороге он увидел, что  Лантлу
открыл глаза, вырвался из объятий Бураля и непонимающе огляделся.
     Грейдон остановился. Свирепая  бурная  радость  переполняла  его.  Он
снова заговорил на родном языке:
     - Это несколько попортит твою красоту.
     Лантлу отсутствующим взглядом уставился на него, вытер рукой рот и  с
глупым вилам воззрился на красную жижу.
     - Он говорит, что после этого твои женщины обнаружат, что  им  трудно
любоваться тобой, - прощебетала Женщина-змея. - Он снова прав!
     Грейдон посмотрел на нее. Маленькая рука стиснула систрум так крепко,
что побелели суставы. Мелькал, облизывая губы, красный  раздвоенный  язык.
Глаза сделались очень яркими. Он подумал, что, возможно, Мать рассердилась
на него, но ей похоже, доставляло большое  удовольствие  зрелище  избитого
лица Лантлу. Грейдону приходилось видеть женщин возле боксерского ринга. У
них было точно такое же выражение лица, когда они  наблюдали  за  успешным
выступлением своего фаворита. Поглаживая покрывшиеся синяками суставы,  он
поднялся по лестнице и остановился рядом с Матерью.
     Лантлу снова попытался вырваться из рук державших его людей. Пожалуй,
в это мгновение Грейдон чуть  ли  не  любовался  им.  Безусловно,  у  этой
скотины была смелость, точно как у свиньи, лезущей, чтобы ее высекли.
     - Лантлу! - Мать  Змей  поднялась.  Ее  голова  раскачивалась  высоко
вверху. Глаза сверкали холодным блеском драгоценных  камней.  Лицо  словно
окаменело.
     - Лантлу, посмотри на меня!
     Она подняла систрум. Шарик перестал дрожать и метаться, словно  капля
ртути. Из него вылетел серебристый луч  и  вспыхнул  на  лбу  Лантлу.  Тот
мгновенно прекратил свою  борьбу  и  застыл,  подняв  лицо,  обращенное  к
Матери. Серебряный луч прошел, вспыхивая, по лицам его сподвижников, и они
тоже окаменели и замерли, будто статуи.
     - Лантлу! Прихвостень Нимира! Слушай меня! Вы осквернили Дворец. Лишь
один из всей Старой Расы когда-то решился на это. Вы насильно вломились ко
мне, Адане, существу древней расы, напитавшей ваших предков плодами  своей
мудрости, превратившей вас в людей. Вы насмехались надо мной!  Вы  посмели
поднять на меня оружие! Я объявляю: с настоящего момента древний  договор,
заключенный между моим и вашим народами разорван тобой, Лантлу. Я,  Адана,
объявляю тебя изгоем, объявляю изгоями всех, кто пришел с тобой, и изгоями
будут все те, кто после этого свяжет свою судьбу с вашей. Я вышвырну  вас!
Идите к своей шепчущей Тени, расскажите ей, что произошло с вами. Ступай к
своему Повелителю Тьмы, Лантлу, и попроси его, чтобы  он  вылечил  тебя  и
вернул твою красоту. Он не  сможет.  Он,  чье  искусство  сделалось  таким
ничтожным, что он не способен отыскать себе тело! Пусть это послужит  тебе
утешением. Скажи ему, что я,  которая  победила  его  много  веков  назад,
которая заключила его в камне, бодрствую и на страже. Когда пробьет час, я
снова встречусь с ним...  Айе,  и  снова  нанесу  ему  поражение!  Айе,  я
полностью уничтожу его! Ступай, животное, более низкое, чем урды! Ступай!
     Она указала систрумом на изорванные занавеси. Лантлу, голова которого
раскачивалась,  жутким  образом  копируя   ее   покачивания,   одеревенело
повернулся и пошел к двери.  За  ним,  раскачивая  головами,  шагнули  его
дворяне. Подгоняемые одетыми в голубое воинами, они исчезли из виду.
     Женщина-змея  перестала  раскачиваться,   вытянутое   колонной   тело
опустилось и свернулось кольцами. Она положила острый подбородок на  плечо
Суарры. Ее фиолетовые глаза - уже не холодные, не сверкающие -  насмешливо
рассматривали Грейдона.
     - Словно драка зверей! - вслух размышляла она.  -  Полагаю,  во  мне,
должно быть есть, в конце концов, что-то человеческое - я  получила  такое
наслаждение от твоего удара и от вида лица  Лантлу!  Грейдон,  впервые  за
многие столетия вы развеяли мою скуку.
     Она сделала паузу и улыбнулась.
     - Я могла бы убить его, - сказала она. -  Это  избавило  бы  всех  от
многих затруднений и, вероятно, спасло бы много жизней, но тогда бы у него
не хватило  времени  ни  погоревать  над  своей  утраченной  красотой,  ни
посокрушаться, тщетно пытаясь восстановить ее. О, нет, даже  ценой  многих
жизней я не могла отказаться от этого. А-ах!
     Она зевнула.
     - Впервые за многие столетия я хочу спать.
     Суарра наклонилась над краем алькова.
     Зазвенел золотой колокольчик.
     Дверь открылась, и в нее вошли четыре  миловидные  индианки,  несущие
устланные подушками носилки. Они поставили их  рядом  с  Женщиной-змеей  и
застыли в ожидании: руки скрещены на коричневой груди, головы склонены.
     Женщина-змея качнулась к ним и остановилась.
     - Суарра, - сказала она, - проследи, чтобы Хуону, Регору и  остальным
были показаны их покои Проследи чтобы о них хорошо позаботились.  Грейдон,
останьтесь здесь, со мной.
     Хуон и  его  товарищи  снова  преклонили  перед  ней  колени,  затем,
сопровождаемые Суаррой, вышли в открывшиеся двери.
     Грейдон  остался  с  Матерью.  Она  молчала,  глубоко  погруженная  в
размышления.
     Наконец она взглянула на него.
     - То, что я велела передать Нимиру, - хвастовство, - сказала она. - Я
не так уверена в результате, как кажется, мой Грейдон. Вы натолкнули  меня
на некоторые новые мысли. Однако  у  этого  коварного  Зла  тоже  появятся
основания кое о чем поразмыслить.
     Она замолчала и молчала до тех пор, пока не вернулась  Суарра.  Тогда
она выскочила из своего образованного  подушками  гнезда,  резким  толчком
поместила на носилки свое тело, а потом медленно втянула на них  мерцающие
кольца.  Мгновение  она  лежала  там   неподвижно,   подперев   подбородок
крошечными руками, глядя на Суарру и Грейдона.
     - Пожелай ему спокойной ночи и поцелуй его, дочь, - сказала она. - Он
в безопасности и сможет хорошо отдохнуть.
     Суарра запрокинула голову, подставив Грейдону свои губы.
     - Подойдите сюда, Грейдон.
     Женщина-змея рассмеялась и, когда он приблизился, взяла в ладони  его
щеки и тоже поцеловала его.
     - Какая пропасть между нами! - Она покачала головой. - А  мост  через
нее - три удара, нанесенные человеку, которого я  ненавижу.  Да,  дочь,  в
конце концов, я - женщина!
     Индианки подняли носилки  и  направились  к  выходу  в  сопровождении
Суарры. Из двери вышли  двое  одетых  в  голубые  юбки  эмеров.  С  низким
поклоном они пригласили Грейдона следовать  за  ними.  Мать  помахала  ему
рукой, Суарра послала воздушный поцелуй, и они скрылись.
     Грейдон пошел вслед за индейцами.
     Проходя мимо красного трона, он заметил на нем человека. Скорчившаяся
фигура человека была укутана в украшенную кистями красно-желтую мантию.
     Властитель Глупости! Грейдон не видел, как он вошел.  Сколько  же  он
сидел там?
     Грейдон остановился. Властитель Глупости  смотрел  на  него  веселыми
молодыми глазами.  Он  вытянул  длинную  белую  руку  и  коснулся  ею  лба
Грейдона. При этом прикосновении Грейдон почувствовал, что  замешательство
оставило его. Вместо замешательства появилось веселье и  уютное  ощущение,
что, несмотря на то, что в этом мире все обстоит, казалось  бы,  абсолютно
неправильно, все полностью правильно и превосходно. Он рассмеялся, глядя в
эти веселые и озорные глаза.
     - Добро пожаловать, сын!
     Властитель Глупости засмеялся.
     Один из индейцев коснулся руки Грейдона. А когда он снова взглянул на
красный трон, тот был пуст.
     Сопровождаемый индейцами, Грейдон вышел. Они  провели  его  в  тускло
освещенную комнату. Стены были в паутинных занавесках, в центре находилось
широкое ложе. На маленьком, слоновой  кости  столе  были  хлеб,  фрукты  и
светлое вино.
     После того, как он поел, индейцы сняли  с  него  кольчугу  и  раздели
донага. Потом они принесли выточенный из кристалла таз и вымыли  Грейдона.
Они массировали  его  и  растирали  каким-то  маслом,  потом  завернули  в
шелковую мантию и уложили в кровать.
     - Добро пожаловать, сын! - бормотал Грейдон, засыпая. - Сын?  Что  он
хотел этим сказать?
     Так и не разобравшись, он захрапел.



                         20. МУДРОСТЬ МАТЕРИ ЗМЕЙ

     Было уже позднее утро следующего дня, когда к Грейдону пришли эмеры и
сообщили, что его ждет Мать Змей.
     Проснувшись, он обнаружил, что в дверях стоят и наблюдают за ним Хуон
и Регор.
     Регор по-прежнему был в своей черной одежде, но Хуон переменил желтый
цвет Братства на голубой цвет Женщины-змеи. Поднявшись, Грейдон  обнаружил
на скамье возле ложа такое же одеяние. Он  надел  длинную  широкую  блузу,
плотно обтягивающие ноги штаны и доходившие до бедер сапоги без  каблуков,
из мягкой кожи.
     Одежда оказалась до такой степени впору, что сделалось любопытно,  не
приходил ли кто-нибудь ночью, чтобы снять с него мерку.
     На скамье еще лежал золотой обруч, но  Грейдон  не  взял  его.  После
секундного колебания он засунул свой автоматический  пистолет  за  складку
широкого пояса.
     Дополняла наряд застегнутая  на  плечах  золотыми  пряжками  шелковая
голубая мантия.  Грейдону  почудилось,  что  он,  пожалуй,  собирается  на
маскарад, а маскарады он всегда ненавидел. Но больше надеть  было  нечего:
кольчуга исчезла,  а  его  собственная  одежда  осталась  в  разграбленном
убежища.
     Он позавтракал вместе с Хуоном и Регором. Он  заметил,  что  Хуон  ел
неохотно,  его  красивое  лицо  выглядело  изможденным,  глаза  грустными.
Жизнерадостности Регора тоже поубавилось: то ли из сочувствия Хуону, то ли
по какой-то иной причине. Никто из них и словом  не  упомянул  о  драке  с
Лантлу. Это вызывало у  него  удивление  и  досаду.  Один  раз  он  подвел
разговор к этой теме. Хуон глянул на него с раздражением и отвращением,  а
Регор предупреждающе пнул его под столом.
     Еда показалась Грейдону невкусной, кроме того, на него  подействовало
поведение Хуона. Регор  и  Хуон  собрались  уходить.  Грейдон  хотел  было
составить им компанию, но гигант грубовато сказал, что ему лучше  остаться
там, где он находится;  что  Мать  наверняка  пошлет  за  ним  и  что  она
подчинила всех своих воинов под команду Хуона и его,  Регора,  и  что  они
будут очень заняты их обучением. Через несколько  минут  он  вернулся  уже
один.
     - Все хорошо, парень, - проворчал он и хлопнул Грейдона по  плечу.  -
Не думайте о Хуоне. Видите ли, мы не сражаемся  с  друг  другом,  как  это
сделали вы. Так дерутся урды. Я говорил Хуону,  что  вы  не  знаете  наших
обычаев, но... Ну, ему  это  нс  понравилось.  Кроме  того,  он  горюет  о
Братстве и о Дорине.
     - Можете сказать Хуону, чтобы он шел к черту со  своими  обычаями.  -
Грейдон рассвирепел от обиды.  -  Когда  приходится  встретиться  с  такой
скотиной, как Лантлу, я дерусь и зубами,  и  когтями  и  нс  придерживаюсь
никаких ограничений. Теперь я понимаю, почему Лантлу бил его. Он занимался
делом, в то время как Хуон, вероятно, размышлял, как бы повежливее сказать
ему, что он собирается драться.
     - Значительная часть этой  речи  была  произнесена  на  вашем  родном
языке. - Регор ухмыльнулся. - Но смысл ее я понял. Возможно, вы  и  правы,
но Хуон есть Хуон. Не тревожьтесь. Когда вы снова  с  ним  встретитесь,  у
него уже асе пройдет.
     - Меня, черт возьми, не... - яростно начал Грейдон.
     Регор отвесил ему еще один дружеский шлепок и вышел.
     Все  еще  разгоряченный  и  негодующий,  Грейдон  упал  на  скамью  и
приготовился  ждать  вызова.   Стены   комнаты   были   покрыты   тонкими,
ниспадающими от потолка до  пола  занавесами.  Он  встал  и  начал  обход,
прощупывая  стены  сквозь  паутину.  В  одном  месте  рука  не   встретила
сопротивления.
     Грейдон раздвинул занавески и  вышел  в  следующую  комнату,  залитую
ярким дневным светом. Свет лился из окна, а за окном был  балкон.  Грейдон
вышел на балкон.
     Внизу лежал Ю-Атланчи.
     Дворец был расположен  высоко  над  городом.  От  нсго  отходил  вниз
пологий откос. Откос между дворцом и озером походил на луг.  Там  не  было
деревьев, и он был голубым, словно зарос  колокольчиками.  Противоположный
конец озера был ближе, чем полагал Грейдон - менее, чем в миле.
     Грейдон видел пену водопада, ветер рвал се в клочья.
     ...Пещеры колоссов,  -  словно  огромные  глаза  на  коричневом  лице
пропасти. Отчетливо была видна фигура Женщины-лягушки. Зеленый камень,  из
которого она была  вырезана,  четко  выделялся  на  коричнево-желтом  фоне
скалы. Видна была белая, изысканной формы статуя, которая охраняла  пещеру
смерти.
     ...Еще один колосс  -  вырезанный,  казалось,  из  розового  кирпича:
фигура человека, завернутого в саван до  самых  пят,  спрятавшего  лицо  в
поднятых ладонях. И еще -  колоссальная  статуя  одного  из  тех  серых  и
безволосых обезьянолюдей.
     Одни статуи были видны ясно, отчетливо, другие трудно были различить,
они сливались по цвету с окружающими утесами.
     Слева луг  переходил  в  плоскую  равнину.  Равнина  поросла  редкими
деревьями; она тянулась миля  за  милей,  испещренная  клетками  маленьких
хуторов индейцев. Дальше шла первая волна леса.
     Справа был древний город. Сейчас, вблизи, он походил  нс  столько  на
город, сколько на парк.
     Там, где город обрывался на  краю  примыкавшего  к  Дворцу  заросшего
цветами луга, на полдороге к  озеру  высилось  необычное  сооружение.  Оно
походило  на  громадную  вертикально  поставленную   раковину.   Основание
раковины уходило глубоко в землю.
     Ее изящные створки соединялись двумя  широкими,  сходившимися  вместе
дугами, которые раздвигались, образуя вход в сооружение.
     Сооружение было обращено  фасадом  к  Дворцу,  и  со  своего  балкона
Грейдон мог видеть практически весь его интерьер.
     Похожее на раковину здание было сооружено из какого-то  напоминающего
опал камня. И внутри него повсюду  пылали  радужными  огнями  мексиканские
опалы - повсюду голубыми точками сияли звезды,  похожие  на  те,  которыми
искрится черный опал.
     Отражаясь от стен, лучи перекрещивались в центре сооружения,  образуя
нечто вроде туманного занавеса.  Как  у  настоящей  раковины,  поверхность
здания  была  вся  в  желобках.  Желобки  были  нарезаны  горизонтально  и
начинались в двух третях от вершины здания.
     Это были идущие ряд  за  рядом  каменные  сиденья.  В  высоту  здание
достигало добрых  трехсот  футов,  а  в  длину,  вероятно,  втрое  больше.
Грейдону захотелось узнать, для чего оно служит.
     Он снова посмотрел на город. Если Лантлу  и  готовился  к  нападению,
никаких свидетельств этому не было. По  широким,  огибающим  озеро  улицам
спокойно двигались люди, шли по своим делам индейцы.
     Сверкали драгоценными камнями носилки, которые несли на своих  плечах
индейцы. Маленький флот похожих на фелуки суденышек с  ярко  раскрашенными
парусами скользил по водной глади.  Не  маршировали  солдаты;  нигде  -  и
признака возбуждения.
     Грейдон увидел груженых лам,  шедших  по  улицам  размеренным  шагом;
увидел пасущихся животных, похожих на маленьких  оленей.  За  деревьями  в
цвету, за кустарником скрывались  цокольные  этажи  дворцов,  вытянутых  в
ниточку вдоль улиц.
     Затем пришел вызов от Женщины-змеи.
     Грейдон пошел вслед за посланцем. Они остановились перед занавешенной
нишей.
     Индеец коснулся висевшего на  стене  золотого  колокольчика.  Занавес
раздвинулся.
     Грейдон стоял на пороге просторного  зала.  Сквозь  большие  овальные
окна лился солнечный свет. Стены были покрыты гобеленами с  вытканными  на
них сценами из жизни змеиного народа. На  низком  возвышении,  свернувшись
кольцами в уютном гнездышке из подушек, лежала Мать Змей.
     За ней, расчесывая ее волосы, стояла Суарра. Вокруг головы Матери был
образованный солнцем  серебряный  ореол.  Рядом,  на  корточках,  в  своей
желто-красной мантии примостился Властитель Глупости. Когда Грейдон вошел,
глаза Суарры засветились нежностью. Грейдон почтительно поклонился  Адане,
и отвесил низкий поклон одетому в пестрое Властителю.
     -  Вам  идет  голубой  цвет,  Грейдон,  -  детским  голосом   сказала
Женщина-змея. - Конечно, вы не так  красивы,  как  люди  Старой  Расы,  но
Суарра в вашей красоте не сомневается.
     Она лукаво взглянула на девушку.
     - Я думаю, он очень красив, - сказала Суарра, нисколько не смущаясь.
     - Ну, я и сама нахожу его интересным, - прощебетала Адана. -  За  все
эти  столетия  люди  Ю-атланчи  сделались  немного  скучными.   Подойдите,
садитесь рядом, дитя мое.
     Она показала на стоявший возле нее длинный невысокий куб.
     - Возьмите подушку, хотите - две, усаживайтесь  поудобнее.  А  теперь
расскажите мне о вашем мире. О ваших войнах и богах не  надо:  они  те  же
самые, что и сто тысячелетий назад. Расскажите мне,  как  вы  живете,  как
развлекаетесь, на что  похожи  ваши  города,  как  вы  путешествуете,  что
познали.
     У Грейдона было  ощущение,  что  приказ,  пожалуй,  касается  слишком
обширной области, но он сделал все, что было  в  его  силах.  Закончил  он
почти через час, чувствуя, что безобразно  перемешал  небоскребы  и  кино,
железные дороги и речные суда, больницы и радио, телевидение,  астрономию,
искусство и телефоны, микробиологию,  высокомощную  взрывчатку  и  дуговые
лампы.
     Он попался в ловушку на электронной теории и безнадежно увяз в болоте
теории относительности. Он жадно глотал воздух и вытирал мокрый лоб. Кроме
того, для описания многих вещей он не смог найти слов на  языке  аймара  и
вынужден был использовать английские термины.
     Адана,  казалось,  легко  понимала  его,  прерывала  редко  и  только
чрезвычайно точно поставленными вопросами.
     Грейдон был уверен, что Суарра безнадежно  отстала  в  следовании  за
логикой его повествования.
     Точно так же он был уверен,  что  Властитель  Глупости  не  отстал  в
понимании ни на шаг. Некоторое удивление у Женщины-змеи, казалось, вызвали
самолеты и телевидение и очень заинтересовали небоскребы, телефон,  мощная
взрывчатка и электрическое освещение.
     - Очень отчетливая картина, - сказала она, - и поистине  удивительный
прогресс за... Кажется, вы сказали - за  сто  лет,  Грейдон.  Скоро,  надо
полагать, вы разделаетесь с  некоторыми  вещами,  в  которых  вы  отстали:
научитесь получать свет из камня, как это делаем  мы,  извлекать  свет  из
воздуха. Я очень заинтересовалась вашими летающими  машинами.  Если  Нимир
победит,  они  смогут  прилететь,  подняться  над  Ю-Атланчи  и  -   добро
пожаловать! Если он не победит, тогда  мне  придется  придумать  средства,
которые отобьют охоту к подобным посещениям. Да, я не настолько  очарована
вашей цивилизацией, чтобы  позволить  ей  распространиться  здесь.  Прежде
всего, мне думается, что у вас слишком быстрый прогресс во внешней области
и слишком медленный  -  во  внутреннем  мире.  Мысль,  дитя  мое,  не  так
могущественна, как любая  из  названных  вами  физических  сил,  но  лучше
поддается контролю, поскольку вы порождаете ее  внутри  себя.  Похоже,  вы
никогда не задумывались над ее объективностью. Когда-нибудь вы обнаружите,
что настолько глубоко погребены под вашими машинами, что не способны найти
дорогу наружу, или обнаружите, что они управляют вами, а вы -  беспомощны.
Но зато, я полагаю, вы верите, что  внутри  вас  есть  нечто  бессмертное,
которое, когда придет время, может перейти в совершенно иной мир. Так?
     - Многие верят, - ответил Грейдон. - Я не верил, но обнаруживаю,  что
мое  неверие  поколеблено,  поскольку  я  кое-что  видел  в  пещере  Лица;
поскольку некий сон, который я видел, пока спал у ручья,  как  выяснилось,
оказался не сном; и поскольку, наконец, была шепчущая Тень.
     Если в человеке нет ничего, кроме тела, тогда что все это было?
     - Вы  думали,  что  то,  что  вы  видели  в  Пещере,  была  та  самая
бессмертная часть меня? Вы на самом деле так думали?
     Улыбаясь, она вытянулась вперед.
     - Но это же  слишком  по-детски,  Грейдон.  Безусловно,  моя  эфирная
сущность, если она у меня есть - не просто  мое  призрачное  подобие.  Это
было бы, по меньшей мере, столь  же  удивительно,  сколь  и  прекрасно.  А
различия... о, несомненно, были бы отличия! Я - женщина, Грейдон, и мне бы
очень захотелось попытаться сделать свою внешность более очаровательной.
     Позднее, еще до того, как он ушел, Грейдон вспоминал, как внимательно
всматривалась в него Женщина-змея, говоря это. Если она подозревала, что у
него были какие-то сомнения, какие-то возражения, то ее удовлетворило  то,
что она обнаружила в его мозгу. Или не обнаружила.
     Она рассмеялась, а гротом сделалась серьезной.
     - Ничего из вашего тела на мой приказ не выскакивало. Возле ручья нас
связала моя мысль. Она сократила расстояние между нами точно так  же,  как
вы  с  помощью  познанных  вами  физических  сил  проникаете  через  любые
препятствия и видите то, что находится далеко от вас. Я вас видела, но мне
захотелось дать вам возможность увидеть меня тоже. Точно так же я мысленно
увидела вторжение Лантлу во Дворец. Когда-то  мы,  существа  Более  Старой
Расы, могли послать нашу видящую мысль хоть на край света, даже туда, куда
не могут проникнуть ваши машины. Но  я  использовала  мое  могущество  так
мало, и с той поры прошло так много времени, что  теперь  я  могу  послать
мысль не далее рубежей Ю-Атланчи. А что касается Нимира...
     Она заколебалась.
     -  Ну,  он  овладел  странным  умением.   В   некоторой   степени   -
первопроходец. Что представляет собой Тень, я не знаю, но я не  верю,  что
она какая-то бессмертная, как вы считаете, Грейдон. Ах да, душа. Это -  не
душа Нимира! И все же все должно иметь  свое  начало.  Возможно,  Нимир  -
первый, кто создал душу, кто знает. Но если это так, почему она так слаба?
По сравнению с тем, что представлял собой  Нимир  в  телесном  воплощении,
Тень слаба. Нет,  она  -  какой-то  результат  мыслительной  деятельности,
эманация того, что когда-то было Нимиром, которого  мы  заточили  в  Лице.
Могу допустить,  что  она  -  лишенный  тела  разум,  способный  управлять
атомами, из которых состояло тело Кадока. Но бессмертная душа? Нет!
     Она  отрешенно  замолчала,  погрузившись  в  задумчивость,  а   затем
сказала:
     - Но что касается видящей мысли - это я умею. Я покажу вам,  Грейдон.
Я пошлю свой взгляд туда, где  вы  видели  корабль,  и  ваш  взгляд  будет
сопровождать мой.
     Она приложила ладонь к его  лбу,  задержала  ее  там  и  надавила.  У
Грейдона было чувство, что он летит, вращаясь, через озеро, сквозь  утесы:
то же странное ощущение, которое он испытал, когда думал, что бестелесный,
он присутствует во Дворце.
     Сейчас ему казалось, что он в тускло освещенной  пещере  стоит  возле
корпуса корабля.
     Грейдон видел его загадочные очертания.
     Корабль был покрыт пылью. И так же быстро  он  вернулся  в  зал,  где
находилась Адана.
     - Вот видите, - сказала она. - Ничего из вас не выходило.  Просто  вы
стали видеть дальше, вот и все.
     Она взяла серебряное зеркало и благодушно посмотрелась в него.
     - Прекрасно, дочь, - сказала она. - Теперь завей меня.
     Она прихорошилась перед зеркалом и отложила его.
     - Грейдон, об этом размышляли издавна. Часто я спрашиваю  себя:  "Что
есть я, Адана?" - и никогда не нахожу ответа. Никто  из  моих  предков  ни
разу не вернулся, чтобы поговорить со мной, и никто из Старой Расы.  Разве
не странно, что если за этой жизнью следует другая  жизнь,  то  почему  ни
любовь, ни горе, ни сила разума, ни сострадание не могут  перекинуть  мост
через разделяющую их пропасть? Подумайте о бесчисленных миллионах, умерших
с тех пор, как  человек  стал  человеком.  Среди  них  были  исследователи
дальних рубежей, бросавшие вызов неизвестным опасностям, чтобы вернуться с
известиями об удаленных  странах.  Были  великие  авантюристы  и  искусные
хитрецы; и мудрецы, которые искали истину  не  для  самих  себя,  а  чтобы
распространить ее среди своего народа; мужчины  и  женщины,  любившие  так
сильно, что им казалось, что они могут проломить любую преграду, вернуться
и сказать: "Смотри, я существую! Не горюй больше"; были пылкие священники.
Огонь их веры сиял, словно маяк для их паствы. Если бы они могли вернуться
и сказать: "Смотрите, то,  что  я  говорил  вам,  была  правда.  Более  не
сомневайтесь,  сострадательные  люди,  чье  призвание  -  облегчать  ношу,
утешать  страдание."  Почему  они  не  вернулись,  восклицая:  "Смерти  не
существует!" От всех них не донеслось  ни  слова.  Почему  они  молчали  и
молчат? Однако, это ничего не доказывает. Если бы доказывало, мы  были  бы
избавлены от мучительных дум. Но это ничего  не  доказывает,  потому  что,
видите ли, Грейдон, мы вращаемся вокруг нашего Солнца, а  оно  -  одна  из
множества звезд, обладающих собственными вращающимися вокруг них мирами, а
за этой вселенной - другие скопления солнц, мчащиеся, как и  наше,  сквозь
космическое пространство. Не может быть, чтобы Земля была единственной  во
всех вселенных планетой, на которой существует жизнь. Если рассмотреть это
во времени  -  планеты,  обладающие  жизнью,  должны  существовать  как  в
неопределенно далеком прошлом, так и в неопределенно далеком будущем.  Да,
но за все прошедшие неисчислимые тысячелетия ни один пришедший из  другого
мира корабль не бросил якорь на нашем, ни один аргонавт не  проплыл  между
звездами, возвещая, что жизнь - везде. Разве у нас  больше  доказательств,
что  в  этих  видимых  нами  галактиках  существует  жизнь,  чем  что  она
продолжает существовать в каком-то таинственном невидимом мире, а смерть -
лишь ведущая туда дверь? Но  ваши  мудрецы,  отрицающие  загробную  жизнь,
поскольку никто оттуда не вернулся, не стали бы отрицать жизнь  на  других
планетах из-за того, что никто с далеких звездных берегов не пришел к нам.
Они говорят, что о загробной жизни ничего не известно, ну  так  ничего  не
известно и о других планетах! И все же, если есть  то,  что  вы  называете
душой, то откуда она появляется и когда и как попадает в наше  тело?  Были
ли обезьяноподобные создания теми, с кого началось возникновение души, или
первыми были те ваши предки, которые выползли на четвереньках  из  океана,
где они жили раньше? Когда впервые появилась душа? Есть ли  она  только  у
человека? Есть ли она в женской яйцеклетке или в  семени  мужчины,  или  в
незавершенном виде в них обоих? Если нет -  когда  она  попадает  в  матку
матери? Или ее вызывает первый крик новорожденного  младенца?  Вызывает  -
откуда?
     - Время безмятежно и неторопливо стремит свой поток,  словно  могучая
река, - сказал Властитель Глупости. -  Поток  пересекает  трещины,  откуда
поднимаются пузыри. Это есть жизнь. Некоторые пузыри плывут по поверхности
чуть дольше других. Некоторые пузыри большие,  а  некоторые  -  маленькие.
Пузыри  всплывают  и  лопаются.  Высвобождают  ли  они,  взрываясь,  некую
бессмертную сущность? Кто знает?
     Женщина-змея снова посмотрелась в серебряное зеркало.
     - Что касается меня, то я не знаю, - деловито сказала она, -  Суарра,
дитя мое, ты  великолепно  причесала  меня.  И  хватит  рассуждений.  Я  -
существо практичное.  То,  о  чем  нам  следует  побеспокоиться  в  первую
очередь, - это не дать Нимиру и Лантлу взорвать пузыри, которыми  являемся
мы сами.
     - Есть одно, чего я опасаюсь: что  Нимир  устремит  свои  помысли  на
орудия власти и могущества, которые находятся в той пещере, где  оставлено
судно, найдет способ овладеть ими. Поэтому вам, Суарра и Грейдон, придется
сегодня вечером пойти туда.  Возьмите  с  собой  пятьдесят  эмеров,  чтобы
принести мне то, что я хочу  забрать  из  этой  пещеры.  Далее.  Есть  еще
кое-что, что вы должны будете  сделать  в  этой  пещере,  а  затем  быстро
вернуться обратно. Грейдон, встаньте с этого куба.
     Грейдон повиновался. Мать Змей открыла ящик и вынула оттуда  толстый,
выточенный из кристалла стержень, длиною в ярд. Стержень был, по-видимому,
полый: внутри него пульсировала узкая полоса фиолетового пламени.
     - Это, Грейдон, я дам вам, когда вы отправитесь  в  путь,  -  сказала
она. - Обращайтесь с ним осторожно, поскольку от него могут зависеть жизни
всех нас. После того, как эмеры  возьмут  груз  и  выйдут  из  пещеры,  вы
сделаете с ним то, что я  вскоре  вам  покажу.  Суарра,  на  корабле  есть
маленький ящик. Я покажу тебе, где он находится. Ты должна будешь принести
его мне. До того, как вы поместите стержень на место, возьмите из  древних
сокровищ все, что вам понравится, но не мешкайте.
     Она нахмурилась, глядя на бьющееся пламя.
     - Мне поистине жаль! Но пусть сейчас большая утрата,  чем  позднее  -
утрата во много крат большая. Суарра, дитя мое, следуй за моим взглядом.
     Девушка выступила вперед и встала в ожидании  рядом  с  Матерью.  Она
была спокойна, и это говорило о том, что она не в первый раз предпринимает
подобное  путешествие.  Женщина-змея  также,  как  раньше   с   Грейдоном,
приложила ладонь к ее лбу. Она на долгие минуты  задержала  ладонь,  потом
убрала руку. Суарра улыбнулась ей и кивнула.
     - Ты видела! Ты точно знаешь, чего я хочу! Ты будешь помнить!
     Это были не вопросы. Это были команды!
     - Я видела. Я знаю. Я буду помнить, - ответила Суарра.
     - Теперь, Грейдон - вы, чтобы не произошло ошибки, и чтобы вы  смогли
сделать свое дело вместе и быстро.
     Мать коснулась его лба. Со скоростью мысли Грейдон снова  оказался  в
пещере.
     Один за другим вспыхивали в сумраке предметы, которые хотела получить
Мать.
     Грейдон точно знал, где находится каждый из них  и  как  добраться  к
нему. Знал так, что забыть было невозможно.
     Сейчас он находился на корабле в богато обставленной  каюте  и  видел
маленький ящик, который должна будет взять Суарра. А теперь  он  стоял  со
странным приспособлением - какой-то серебристый металл и кристаллы. Формой
аппарат походил на огромную, имеющую толстое дно чашу.
     Вокруг обода чаши были шары, похожие на те,  что  в  систруме,  но  в
десять раз большие. Шары  не  трепетали,  словно  капли  ртути.  Это  были
неподвижные шары. Внутри кристалла, образующего корпус чаши, лежало озерцо
фиолетового пламени. Оно  тоже  было  неподвижным:  не  пульсировало,  как
пламя, заключенное в жезле. Вглядевшись внимательнее, Грейдон увидел,  что
чаша накрыта крышкой из какого-то прозрачного, словно воздух, материала  и
что под этой крышкой озерцо пламени находится, как в плену. Точно в центре
чаши, утопая в пламени, был установлен полый металлический цилиндр.  Перед
глазами Грейдона выступили туманные очертания жезла. Он увидел,  как  жезл
резко ткнулся в цилиндр и услышал голос Женщины-змеи.  Голос  шептал:  "Вы
обязаны это сделать".
     Грейдону  подумалось,  что  даже  при  легчайшем  прикосновении  шары
задрожат, фиолетовое пламя начнет пульсировать.
     Жезл исчез.
     Начался обратный полет Грейдона во Дворец. Он летел, вращаясь, но был
остановлен на полдороге. Он ощутил знакомый ужас,  как  тогда,  когда  был
прикован к скамье возле агатового трона.
     Красный свет ударил ему в глаза.
     Вокруг плавали ржаво-черные частицы.
     Он снова находился в пещере Тени, а на троне, обратив к нему безликое
лицо, сидела Тень.
     Страшный пристальный взгляд исследовал душу и разум  Грейдона.  Тиски
разжались. Грейдон услышал шепчущий Смех...
     ...Он вновь находился в комнате Матери Змей. Он дрожал  и  задыхался,
словно человек, вымотавшийся после бега.
     Рядом с ним была Суарра. Он сжимал ее руки. Она смотрела  на  него  с
ужасом. Женщина-змея стояла  выпрямившись.  Впервые  на  ее  лице  Грейдон
увидел изумление. Властитель Глупости был уже на ногах и  протягивал  свой
красных посох к Грейдону.
     - Боже! - Грейдон всхлипнул и, чтобы не упасть, схватился за  Суарру.
- Тень! Она поймала меня!
     Внезапно он понял, что произошло. В то короткое мгновение, когда Тень
схватила его, она прочла его мысли, словно открытую книгу,  точно  узнала,
что он высматривал в пещере Утерянной Мудрости, точно узнала,  что  хотела
забрать оттуда Мать, узнала, что задумала Мать.
     Сейчас Тень спешно готовилась нанести ей  полное  поражений.  Грейдон
сказал об этом Женщине-змее.
     Она  выслушала.   Глаза   ее   сверкали,   голова   раскачивалась   в
горизонтальной плоскости, словно змеиная. Она шипела!
     - Если Нимир действительно, как он полагает, прочел его мысли, значит
он также прочитал, что Грейдон должен отправиться туда вечером, - спокойно
сказал Властитель Глупости. - А поэтому им следует выйти в путь сейчас же,
Адана.
     - Вы правы, Тиддо. Сам Нимир пойти туда не сможет, по крайней мере, в
теперешнем своем виде. Что он будет  делать,  я  не  знаю,  но  он  что-то
замыслил. Вы говорите, он смеялся, Грейдон? Ну, что  бы  он  ни  придумал,
осуществление плана займет у него время. Он должен кого-то призвать к себе
на помощь. У нас хорошие шансы обогнать его. Суарра, Грейдон, вы  выходите
немедленно. Вы - с ними, Тиддо.
     Властитель Глупости кивнул. Его глаза блестели.
     - Мне бы хотелось еще раз испытать силу Нимира, Адана, - сказал он.
     - И Кон. С вами должен пойти Кон. Суарра, дитя, позови Регора,  пусть
он соберет воинов.
     Когда  Суарра  вышла,  чтобы  позвать  Регора,  Мать  Змей   передала
кристаллический стержень Властителю Глупости.
     - Нимир сильнее, чем я  полагала,  -  серьезно  сказала  она.  -  Эта
шепчущая  Тень  оставила  на  вас   свою   мету,   Грейдон.   Вы   слишком
впечатлительны,  чтобы  доверить  вам  этот  ключ.  Это  рискованно.  Ключ
использует Тиддо.  Вытащите  из-за  рукава  мой  браслет  и  наденьте  его
снаружи. Если вы почувствуете, что оказались в пределах досягаемости Тени,
быстро всмотритесь в фиолетовые камни и подумайте обо  мне.  Дайте-ка  его
сюда.
     Она взяла у него браслет, дохнула на драгоценные камни, прижала их ко
лбу и вернула браслет Грейдону.
     Через полчаса они вышли в путь.  С  ними  просился  пойти  Регор:  он
доказывал, бушевал и чуть ли не плакал, но Женщина-змея  запретила.  Отряд
повел Властитель Глупости. Он нес как кристаллический стержень, так и свой
красный посох. За ним следовал Грейдон, по одну  его  сторону  -  Кон,  по
другую - Суарра; сзади - полсотни эмеров из дворцовой охраны. Отряд шел  к
пещере Утерянной Мудрости.



                      21. ПЕЩЕРА УТЕРЯННОЙ МУДРОСТИ

     Они шли другим коридором, не тем, который привел их во  Дворец.  Этот
был выше и шире. На этот раз Властитель Глупости не порхал, как птица.  Он
шагал с целеустремленным видом, будто нетерпеливо стремился на назначенное
рандеву. От прикосновения  красного  посоха  Тиддо  дверь  открылась.  Они
вступили в пещеру Утерянной Мудрости.
     Этот коридор выходил в пустую часть пещеры  -  ту,  которую  когда-то
пересек Грейдон. Запечатанные семью печатями сокровища змеиного  народа  и
древних жителей Ю-Атланчи лежали перед ними.
     Ни следа Повелителя Тьмы, ни  следа  его  приверженцев  -  людей  ли,
человекоящеров.  В  пещере,  похоже,  никого  не  было.   Тускло   мерцали
кристаллы.
     Неверным блеском светились  металлы  и  сверкали  драгоценные  камни.
Загадочные механизмы, предназначенные для неизвестных  целей,  отбрасывали
тени в тусклом свете.
     Сперва они взяли два кристаллических  диска.  С  близкого  расстояния
Грейдон разглядел на них детали,  неразличимые  на  картине,  изображавшей
первобытное болото.
     Диски были величиной в двадцать футов и имели форму линзы.
     Толщина линзы в центре равнялась ярду.
     Линзы были полые. Внутри линзы, посередине, располагался диск четырех
футов в ширину, цвета свернувшегося молока, похожего на  лунный  свет.  По
краям свешивались бесчисленные нити, тонкие, как  волосы  Женщины-змеи,  и
такие же серебристые. Нити перепутались  друг  с  другом,  что  делало  их
похожими на огромную мелкую паутину.
     По ободу большого диска в правильной последовательности располагались
с дюжину маленьких линз, сделанных из какого-то материала  лунного  цвета.
Исходившие из центра волокна собирались этими линзами в миниатюрные пучки.
Диски покоились на основании из серого металла. Эти основания походили  на
полозья, как у салазок. Нижний  край  полозьев  был  погружен  в  глубокие
выемки. Полозья поддерживали линзы в вертикальном положении.
     Индейцы достали длинные ремни и под руководством Властителя  Глупости
привязали их к полозьям. Потом, по-прежнему  под  наблюдением  Властителя,
они  потащили  их  и  выволокли  в  проход.   Когда   диски   благополучно
переместились туда, Властитель, как показалось  Грейдону,  испустил  вздох
облегчения. Потом он пощелкал Кону, и  человек-паук  отправился  вслед  за
эмерами.
     - С этими дисками лучше быть настороже, - сказал Властитель Глупости.
- Они - наше наиболее сильное оружие. Я приказал  Кону  проследить,  чтобы
они были доставлены прямо к Адане. Теперь вы  вдвоем  соберите  остальное,
что она хочет получить. Я пойду расставлю охрану.
     Он скрылся во мраке пещеры.
     Разделив оставшихся индейцев между собой,  Суарра  и  Грейдон  быстро
занялись своим делом. Главным объектом их внимания были  ящики.  Некоторые
были такие маленькие, что  их  мог  унести  один  человек,  а  вес  других
заставлял  поднапрячься  четверых.  Семь  серебряных   шаров,   украшенных
символами, тоже были в перечне Женщины-змеи. Грейдон изумился,  обнаружив,
что они легкие, как пузыри, и катятся  по  полу  от  одного  взмаха  руки.
Наконец работа подошла к концу, с ними был  теперь  лишь  один  индеец,  и
осталось только забрать с корабля ящик.
     Корабль  покоился  на  металлической  опоре.  С  его  борта   свисала
веревочная лестница, по которой вскарабкался Грейдон, а  вслед  за  ним  и
Суарра. Грейдон удивился, как ухитрились древние доставить этот Ковчег  из
своей страны к этому месту, да еще протащили его через горную цепь.  Потом
он вспомнил, что Суарра говорила ему, что тогда гор еще не было и что в те
давно прошедшие дни океан был ближе.
     Однако внести этот корабль в пещеру - а он был длиной в добрых триста
футов - можно было только с помощью механизмов  удивительной  мощности.  И
непонятно  -  каким  образом  корабль  сохранялся  в   течение   столетий,
предшествовавших  возникновению  цепи-барьера?  Судно  было   сделано   из
твердого дерева, твердого, почти как металл. Оснастка была, как у шхуны.
     Мачты - короткие и толстые и, что было очень странно, без рей.
     Грейдон уловил на корме слабый голубой блик  и  увидел  там  один  из
больших дисков, но не прозрачный, как другие, а глубокого лазурно-голубого
цвета.
     Грейдона  заинтересовало:  не  от  этого  ли  диска   исходит   сила,
приводящая корабль в движение? А если так, то зачем тогда мачты?
     Палуба, если не считать диска и приземистых мачт, была пуста.  Теперь
Грейдон вспомнил, что корабли, изображенные на стене в пещере с картинами,
имели высокие мачты. Он  не  видел  там  судов,  подобных  этому.  Что  ж,
возможно, такие корабли были  на  картинах,  находившихся  на  разрушенных
стенах.
     Он внимательно осмотрел  пещеру.  Властитель  Глупости  желто-красным
пятном стоял возле  этого  странного  приспособления  -  чаши,  содержащей
озерцо фиолетового пламени. Он стоял  неподвижно  и  прислушивался,  держа
кристаллический стержень над полым цилиндром.
     - Грейдон, - позвала из открытого люка Суарра, - поторопись!
     Вглубь, в темноту, уходила соединенная на шпунтах аппарель, и  Суарра
без колебаний, словно молодая газель, вприпрыжку сбежала по  ней.  За  ней
последовал Грейдон. Из  светового  конуса  в  ее  руке  струей  вырывались
светящиеся облака. Под ногами лежал  шелковый  ковер,  толстый  и  пышный,
словно июньский луг.
     Впереди был  ряд  плотно  закрытых  низких  овальных  дверей.  Суарра
отсчитала нужную, подбежала  к  ней  и  распахнула.  Их  взорам  открылась
обширная, увешанная гобеленами каюта, явно предназначавшаяся для  женщины.
Какая из принцесс древней Ю-Атланчи, неисчислимые столетия назад  бежавшая
по  взмученным  морям  от  нашествия  льдов,  прихорашивалась  перед  этим
зеркалом? Он взглянул на устроенное из шелковых подушек уютное гнездышко и
понял. Рядом стояла Суарра, ее маленькая грудь вздымалась.
     Грейдон увидел поблизости ящик и  открыл  его.  Внутри  была  длинная
нитка  бус  из  драгоценных  камней,  похожих  на  великолепные   сапфиры.
Незнакомые светящиеся  камни  ослепительно  сверкали  собственным  светом.
Грейдон вынул нитку и обмотал ее вокруг черных, как  ночь,  волос  Суарры.
Камни сверкали в волосах, словно плененные звезды. Еще в ящике была  книга
с тонкими и гибкими, как папирус, металлическими страницами.
     Она походила на древний церковный служебник.  В  ней  было  множество
картинок, на полях - неизвестные символы - записи змеиного народа.
     Грейдон сунул книгу в тунику и плотнее перетянул  пояс,  удерживающий
находку.
     Его взгляд остановился на фиолетовых камнях браслета: они пылали, они
предупреждали его! Суарра, любовавшаяся собой в серебряном  зеркале,  тоже
увидела это.
     - Быстрее! - крикнула она. - На палубу, Грейдон!
     Они  взбежали  по  аппарели  как  раз  вовремя,  чтобы  увидеть,  как
Властитель Глупости ткнул  кристаллическим  жезлом  в  озерцо  фиолетового
пламени.
     Мгновенно из чаши вылетел достигающий потолка  пещеры  столб  пламени
цвета аметиста.  Пламя  было  гладкое,  округло-ровное,  будто  вырезанное
резцом  скульптора.  Когда  оно  взметнулось,  раздался   продолжительный,
похожий на вздох звук, словно первое дыхание  приближающейся  бури.  Столб
залил пещеру светом  более  ярким,  чем  солнечный  свет.  Свет  уничтожил
перспективы, каждый предмет, казалось,  прыгнул  вперед,  выступил,  будто
сбросив узы пространства, в собственных, присущих ему  размерах.  Эффекты,
уменьшающие расстояние, исчезли.
     Суарра и Грейдон знали, что Властитель Глупости находится  далеко  от
них, но в этом странном свете он, казалось,  стоял  так  близко,  что  его
можно было коснуться.
     Шарики ртути, окаймлявшие обод огромной  чаши,  возле  которой  стоял
Властитель, задрожали. Так подрагивал шарик в систруме Женщины-змеи.
     Властитель Глупости посмотрел на них, поднял свой посох и  указал  на
выход.  Они  не  могли  сдвинуться  с  места  и  зачарованно  глядели   на
испускающую  свет  колонну.  Столб   содрогнулся.   От   него   оторвалось
пульсирующее  раскаленное   фиолетовое   кольцо,   словно   первый   круг,
появляющийся в  пруду,  когда  в  воду  бросают  камень.  Кольцо  миновало
Властителя  Глупости,  окутав  его  смутным  бледно-лиловым  туманом.  Оно
расширилось, прошло еще несколько футов и исчезло.
     Все, с чем оно соприкоснулось, за исключением фигуры Властителя, тоже
исчезло.  Ничего  не  осталось.  Исчезло  и  пестрое  одеяние   Властителя
Глупости. Он стоял - высохший голый старик.
     Вокруг столба образовался круг пустоты, имеющий  в  радиусе  двадцать
футов.
     Звучащий столб огня вздрогнул снова.
     От него отделилось, медленно расширяясь, кольцо большего размера.
     Перед кольцом подпрыгивал Властитель Глупости, тряс своим  посохом  и
жестикулировал, крича Суарре и Грейдону, чтобы они уходили. Они кинулись к
лестнице.
     Раздалось  отвратительное  шипение,  заглушающее  вздохи  столба:   с
дальнего конца пещеры хлынули человекоящеры.
     Они  извергались  потоком,  прыжками  неслись  к  спокойно  стоящему,
иссохшему от старости  человеку.  И  опять  сверкающее  фиолетовым  второе
кольцо коснулось Властителя Глупости; также, как  и  предыдущее,  миновало
его и поплыло, расширяясь, дальше. Оно достигло первых  рядов  атакованных
урдов, окутало их и исчезло.
     Снова пол пещеры в радиусе двадцати футов был пуст.
     В этот круг пустоты, выталкиваемые вперед теми, кто находился  сзади,
опять хлынули люди-ящеры. Властитель Глупости  отступил  на  шаг  прямо  в
третье, отделившееся от огненного столба, трепетавшее кольцо.
     Кольцо плавно расширялось. Как и раньше, за ним оставалась пустота.
     - Суарра, спускайся по лестнице к туннелю!
     Грейдон задохнулся.
     - Кольца идут все  быстрее.  Они  настигнут  нас.  Тиддо  знает,  что
делает. Господи, если эти адские отродья увидят тебя...
     Он замолчал. Он не мог ни говорить, ни  двигаться.  Заглушая  шипение
орды   человекоящеров,   громче   вздохов   огненного   столба    раздался
пронзительный визг.
     Так могла бы визжать взбесившаяся лошадь.  Человекоящеры  кинулись  в
поспешное  бегство.  Сквозь  них  протолкался  и   остановился   на   краю
оставленной последним огненным кольцом пустоты... Нимир!
     Как ни ужасен он был в образе Тени, как ни  ужасен  был,  когда  Тень
перелила себя в Кадока, все это были милые пустяки по сравнению с тем, как
он выглядел сейчас.
     Повелитель  Тьмы  добыл  себе  тело.  Это  было  тело  ю-атланчианца,
несомненно,  одного  из  врагов   Лантлу,   наскоро   предоставленное   по
необходимости Повелителю Тьмы. По телу шла дрожь. Его контуры  колебались,
будто Тени с трудом удавалось оставаться внутри него, будто она удерживала
покрывавшую  ее  плоть  лишь  крайним  напряжением   воли.   Голова   тела
безжизненно  метнулась  вперед,  и  внезапно  из-за  нее  резким   толчком
появилось лицо Властителя Зла. Его бледные глаза пылали.
     Сердце Грейдона прыгнуло к сухому, будто посыпанному  пылью  горлу  и
затрепетало там, когда он увидел это раздутое, колеблющееся  тело,  увидел
лицо трупа, а над ним - живое воплощение зла.
     Поплыло, расширяясь, еще одно кольцо пламени. Неуязвимость Властителя
Глупости против этой огненной  петли  явно  не  распространялась  на  всех
прочих, поскольку Нимир отступил от нее, спотыкаясь мертвыми ногами.
     Он ковылял, а Властитель Глупости ткнул в его сторону своим посохом и
расхохотался.
     - Стыдно, Нимир, - глумился он, -  после  всех  этих  лет  прийти  на
встречу со мной в таком плохо пригнанном  одеянии!  Плотнее  напяливай  на
себя эти лохмотья, Великий, а еще лучше иди в пламя голый,  как  я!  Но  я
забыл, Повелитель всего мира, ты ведь не можешь!
     Разум Грейдона вынырнул из  волн  захлестнувшего  его  ужаса,  и  ему
показалось, что Властитель Глупости намеренно издевается над  Нимиром  для
того, чтобы потянуть время или, может быть,  с  какой-то  иной  целью.  Но
Повелитель Тьмы всерьез принял насмешку и кинулся на Властителя.  Он  едва
успел вовремя заметить ловушку,  едва  успел,  спотыкаясь,  уклониться  от
всепожирающего кольца. Уничтожив все, что было на пути, кольцо исчезло.
     На непослушных ногах Темный отступил в застывшую толпу. Тут же  среди
человекоящеров началось движение.  Соскользнувший  по  лестнице  вслед  за
Суаррой, Грейдон увидел, что  люди-ящеры,  суетясь,  начали  здесь  и  там
тянуть, тащить, вытаскивать, а Тень, плотнее натягивая на себя чужое тело,
подгоняла их. Беготня вне предела расширявшегося круга усиливалась.
     Все  громче  звучала  огненная  колонна,  все  быстрее  делалась   ее
пульсация. Все быстрее отрывались от нее  пылающие  кольца,  и  расширялся
круг пустоты.
     Схватив за руку Суарру, Грейдон побежал. Голова его была повернута  к
столбу: он не мог отвести глаз от этого невероятного зрелища. Круг пустоты
достиг корабля. Корабль исчез! Еще кольцо...
     Оно докатилось до шеренги нагруженных ящиками человекоящеров,  и  они
исчезли!
     Грейдон услышал, как завопил Нимир.
     Суарра тащила Грейдона, Властитель Глупости подталкивал его в  спину.
Грейдон оказался в туннеле. Вход закрылся. Грейдон шел с ними,  ничего  не
видя, не слыша, не в силах перестать видеть то, от  чего  ему  только  что
едва удалось оторвать взгляд.


     Комната Матери Змей была загромождена спасенными сокровищами так, что
между ними трудно было протиснуться.
     Мать открывала ящики и рылась в них.
     В ее волосах  искрились  нитки  драгоценных  камней,  талию  стягивал
широкий пояс, тоже весь в  камнях,  даже  меж  маленьких  грудей  сверкали
камни.
     Мать полюбовалась собою в зеркало.
     - Сейчас я, пожалуй, наиболее красива, чем когда-либо прежде, - легко
сказала она. - По крайней  мере,  я  могу  быть  удовлетворена  этим,  ибо
никогда ничего более прекрасного у меня не было. Суарра, дитя мое,  я  так
рада, что ты нашла эти драгоценности. Я всегда  намеревалась  подарить  их
тебе.
     Затем она в насмешливом изумлении воздела руки.
     - Тиддо, где ваша одежда? Прийти в  таком  виде!  И  это  в  вашем-то
возрасте!
     - Клянусь вашими предками, Адана, я об этом совершенно забыл.
     Властитель Глупости торопливо схватил шелковый лоскут и  обмотал  его
вокруг своего иссохшего тела.
     - Это - сделано?
     Женщина-змея уже не смеялась, лицо ее было печальным.
     - Это сделано, Адана  -  ответил  Властитель  Глупости.  -  И  нельзя
сказать, чтобы слишком рано.
     Она слушала его рассказ о том, что произошло в пещере,  и  печаль  нс
сходила с ее лица.
     - Так много утеряно! - прошептала она. - Так много,  что  никогда  не
может быть восстановлено - даже если бы  мир  существовал  вечно.  О,  мой
народ! А корабль... - Лицо ас просветлело. - Ну, большая часть оставшегося
у нас, а не у Нимира! Но снова повторяю, что он сильнее, чем я думала. Мне
бы очень хотелось знать, что ему удалось  спасти.  Надеюсь,  он  обнаружил
что-нибудь,  что  сможет  использовать  в  качестве  постоянного  одеяния!
Хотелось бы мне знать, чье тело он сейчас носит. А теперь идите, дети мои.
Нам с Тиддо нужно заняться делом.
     Взмахом руки она отпустила их. Когда Грейдон,  уходя,  обернулся,  он
увидел, что лицо ее снова печально, а глаза полны слез.



                        22. ПРАЗДНИК ДЕЛАТЕЛЕЙ СНОВ

     В течение следующих двух дней Грейдон вообще нс видел Мать Змей.
     Он ненадолго встретился с Регором и Хуоном.
     В основном снос время он проводил с Суаррой и был очень доволен,  что
их обоих оставили одних. Иногда они с Суаррой бродили по огромному зданию,
наблюдая  за  странными,  нередко  вызывающими  тревогу   существами.   Он
ознакомился с экспериментами змеиного народа и жителей  древней  Ю-Атланчи
по созданию новых форм жизни, в результате которых появились люди-пауки  и
человекоящеры,    гротескные    и    вселявшие    ужас    формы     жизни:
чудовища-гермафродиты, немыслимые гибриды.  Некоторые  из  них  отличались
причудливой красотой.
     Он обнаружил огромную библиотеку, заполненную книгами  со  страницами
из металла и рисунками на них. Теперь знаки и символы в этих  книгах  были
понятны лишь Адане и Властителю Глупости.
     Вместе с Суаррой он заглянул в зал Ткачей и надолго  задержался  там,
зачарованный зрелищем алых  человекопауков,  щелкающих  у  своих  огромных
ткацких станков, бегающих вдоль них,  ткущих  узоры,  которые  создавались
столь же инстинктивно, как узоры на паутине, сотканной настоящими пауками.
Человекопауков осталось не более сотни,  и  в  огромном  зале  большинство
станков, качаясь, ткали пустоту.
     Суарра сказала Грейдону, что под Дворцом имелись и другие помещения и
склепы. Она и сама не знала, что в  них  находится.  Там  располагалась  и
таинственная  комната,  в  которой  были  две  двери  -  Жизни  и  Смерти,
открывавшиеся для тех, кто пожелал иметь детей и согласен был заплатить за
это отказом от своего бессмертия.
     Ни Нимир, ни Лантлу пока что в открытую не выступали. Город с  высоты
Дворца казался Грейдону спокойным, безмятежным. Но Регор сказал,  что  его
разведчики  донесли  о   волнениях   и   беспокойстве.   Повсюду   шепотом
передавалась история унижения Лантлу. Это поколебало верность  многих  его
сторонников.
     Лазутчики  Регора  действовали   и   среди   индейцев.   Можно   было
рассчитывать, как он  полагал,  примерно  на  половину  эмиров  из  лагеря
Лантлу. Грейдон спросил: сколько это, и Регор  сказал,  что  если  считать
тех, кто имеет военную подготовку, то приблизительно - четыре  тысячи.  Он
полагал, что из оставшихся многие хотели бы уйти в леса  и  подождать  там
исхода конфликта. В сущности, удравшие уже были. Регор не верил,  что  те,
кто остался с  Лантлу,  представляют  собой  грозную  силу,  поскольку  их
удерживает с ним  главным  образом  лишь  одно  -  страх.  Во-вторых,  они
ненавидят человекоящеров, и вряд ли им придется по вкусу сражаться  вместе
с  ними.  Гораздо  более,  чем  полчища  урдов,  Грейдона  страшила  свора
динозавров и возможность атаки всадниками, оседлавших этих чудовищ.
     Он предчувствовал, что против них все четыре тысячи эмеров  -  слабая
защита, что встретившись с динозаврами эмеры погибнут, как встретившееся с
огнем жнивье. Регор, казалось, так не думал, намекая  на  какие-то  особые
возможности.
     Были и другие новости. Примерно двадцать членов Братства спаслись  во
время погрома, и еще - примерно сотня эмеров Братства; все - первоклассные
воины.
     Этой ночью должен был состояться Ландофакси, праздник Делателей снов,
потому в городе осталось мало дворян.
     Эмеры из праздника были безоговорочно исключены. Им даже  запрещалось
смотреть на сооружение, похожее на раковину, которое, как  узнал  Грейдон,
было  посвящено  этому  ежегодному  празднику.  Свой  собственный   лунный
праздник они отмечали далеко отсюда, на краю леса. Поэтому из  всех  ночей
это была лучшая, чтобы тайком провести во Дворец оставшихся в живых  людей
из убежища: город был покинут, а его охрана - незначительна. Хуон и  Регор
пошли во главе небольшого отряда, чтобы встретить их в определенном месте,
недалеко от озера, и отвести в святилище.
     Грейдону безумно хотелось узнать, что это за Праздник Делателей снов.
Его как огнем жгло желание быть свидетелем празднества.
     Он решил, что так или иначе,  а  своего  добьется.  О  своем  решении
сказать Суарре он не посмел: боялся, что либо она своей  маленькой  ножкой
непреклонно растопчет его мечту, либо будет настаивать,  чтобы  они  пошли
вместе, несомненно, мало думая об угрозах Лантлу и об объявленной  Матерью
Змей войны. Он задумался, не может ли он лестью  склонить  Адану  к  тому,
чтобы она придумала какой-то способ провести его на  праздник,  но  быстро
пришел к заключению, что Адана даже еще быстрее придумает способ  посадить
его под замок, а ключ запрячет подальше.
     Властитель Глупости? Обратиться с подобной просьбой  к  Властителю  -
идея  безрассудно  храбрая.  Со  времени  их  совместного  дела  в  пещере
Утерянной Мудрости Грейдон понял, что на какого бы рода  глупость  ни  был
способен Властитель, только не на глупость такого  рода.  Несмотря  ни  на
что, Грейдон все же не собирался пропустить Ландофакси.
     Он снова и снова обдумывал проблему, и в это время  Мать  послала  за
ним. Он нашел ее в одиночестве в завешанной  гобеленами  комнате.  Большие
диски куда-то исчезли, как и большая  часть  других  принесенных  для  нее
вещей. Ее глаза ярко блестели, шея  изящно  изгибалась,  слабо  светящиеся
кольца безостановочно двигались.
     - Вы так непохожи на всех, с кем я общалась столь долгое время...  Вы
выбили мои мысли из старой колеи и освежили их, - сказала она. -  Я  знаю,
насколько  невыразимо  странной  должна  казаться  вам  Ю-Атланчи,  а   я,
вероятно, особенно. Но кажущееся вам таким странным,  мне  слишком  хорошо
знакомо, а то, что для вас повседневность, для этих  людей  -  совершенная
фантастика. Да, а многое даже для меня. Я отказываюсь от своего уединения,
которое одновременно и сила моя, и  слабость.  Взгляните  на  дело  своими
глазами, Грейдон. Помыслите так,  как  мыслите  вы,  чужестранцы.  Как  вы
расцениваете ситуацию, в которую вы попали? Говорите свободно, но помня  о
том, что можете обидеть меня, дитя мое.
     Как она и приказала, он говорил свободно о застое и  косности  Старой
Расы, о ее сползании к жестокости и к бесчеловечному безразличию; и в чем,
как он думает, причина этого; и  что,  как  ему  кажется,  создание  таких
тварей, как человекоящеры -  порождение  чудовищной  злобы;  что  циничное
извращение научных достижений привело к созданию людей-пауков;  и  что  по
крайней мере урды должны крыть истреблены, однако  сами  по  себе  они  не
виновны. Не виновны даже Лантлу и его народ. Вина лежит на тех, кто  стоял
у истоков  безжалостных  эволюционных  процессов,  приведших  к  появлению
монстров.
     И наконец он рассказал о том, как боится схватки с  динозаврами,  как
видит смертоносный шквал верховых ксинли, а  следом  -  рвущие  клыками  и
когтями волны урдов.
     - Но вы ничего не сказали о Нимире. Почему?  -  спросила  Мать  Змей,
когда Грейдон закончил.
     - Мать, я ничего не сказал и о вас, - ответил он. - Я говорил  только
о том, что знаю. Я ничего не  знаю  о  том,  каким  оружием,  какой  мощью
обладаете вы двое, но думаю, что конечный  исход  будет  определен  только
вами и Нимиром, а все остальные - урды и ксинли, Лантлу, Регор, Хуон  и  я
сам - пешки, которые можно не принимать во внимание. Результат зависит  от
вас двоих.
     - Это правда. -  Женщина-змея  кивнула.  -  Мне  хочется  знать,  что
удалось Нимиру забрать из пещеры. Там была одна вещь, которую, надеюсь, он
обнаружил и использует.  Это  даст  ему  тело,  которого  он  так  жаждет,
Грейдон. Однако результат  ему,  вероятно,  не  понравится.  Что  касается
остального - не слишком бойтесь ксинли  и  урдов:  с  ними  справятся  мои
крылатые Посланники.  А  вы  все  не  так  незначительны,  как  полагаете,
Грейдон. В конце концов, я могу отметить ваш меткий глаз и  твердую  руку.
Но, в целом, вы правы. Исход зависит от меня и Нимира!
     Она погрузилась в молчание, рассматривая его, а затем сказала:
     - Что касается остального - разве сама  природа  не  экспериментирует
постоянно с жизнью? Сколько образцов более чудовищных,  чем  все,  что  вы
здесь видели, создала она, а затем цинично  уничтожила  их!  Каких  только
отвратительных, рыскающих в поисках добычи чудовищ не  создала  природа  в
своей  лаборатории?  Почему  же  нам,  являющимся   частью   природы,   не
последовать данному ею примеру? Что касается Старой Расы, и того,  во  что
превратились люди этой расы... Если  вы  спасли  другому  человеку  жизнь,
излечили его от болезни, то несете ли вы ответственность  за  то,  что  он
впоследствии сделает? Если он кого-то убивает, пытает -  значит,  вы  тоже
убийца и пыточных дел  мастер?  В  определенных  условиях,  под  давлением
необходимости мои предки избавили этот народ от Смерти и от  болезней.  Мы
отдали в их руки наше великое знание. Наша ли вина,  что,  как  оказалось,
они не заслуживали этого.
     - И выстроили вокруг них барьер, чтобы  они  не  смогли  использовать
полученное знание! - сказал Грейдон. -  Человек  развивается,  преодолевая
препятствия, а не в теплице!
     - Так значит, барьер был препятствием? - резко спросила Мать. -  Если
они того достойны, почему же они нс преодолели барьер?
     Грейдон ничего не ответил.
     - Но один вопрос благодаря вам прояснился, - сказала она.  -  Если  я
одержу победу над Нимиром, то  уничтожу  урдов  и  оставлю  в  живых  лишь
немногих из Старой Расы. Эти ошибки должны быть исправлены  и  уничтожены,
как природа в свое время исправляет и уничтожает свои ошибки. Болото будет
очищено.
     Она взяла зеркало, пригладила волосы, потом отложила.
     - Кризис близок. Возможно, он произойдет сегодня  вечером.  Несколько
часов назад в городе появился Лантлу. Он важничает, необычайно самоуверен,
более заносчив и хвастлив, чем когда бы то ни было. Бравада ли это? Я  так
не думаю. Он что-то знает о завариваемой Нимиром каше. Хорошо, пусть  его!
Но я хочу знать, что забрал Нимир. Я пыталась это увидеть, но  не  смогла.
Он заблокировал мой взгляд. Он что-то нашел. Хочется  мне  знать:  если  я
рискну...
     Она наклонилась вперед, положила руку  на  лоб  Грейдону.  Он  ощутил
мгновенное головокружение. Вращаясь, он летел над озером.  Он  оказался  в
красной пещере Тени. Но  что  случилось?  Ржавый  свет  сделался  плотным,
непроницаемым. Он хлынул к Грейдону и окутал его, словно железный занавес.
Грейдон ничего не мог увидеть.
     Он снова оказался рядом с Матерью Змей и покачал головой.
     - Я знаю, - сказала она. - Я послала ваш взгляд  вместе  со  своим  в
надежде, что ваша чувствительность к Тени позволит вашему взору проникнуть
туда, куда не может проникнуть мой. Но и вы увидели не больше, чем я.  Что
ж...
     Она улыбнулась. У нее, как это нередко  бывало,  внезапно  изменилось
настроение.
     - Мне жаль, дитя мое, что вы не сможете пойти на  праздник  Делателей
снов. Я могу послать туда ваш взгляд вместе со своим, но ненадолго. Вам не
следует все видеть. Это потребовало бы от вас слишком большого напряжения.
Ненадолго - вам не повредит. Но на все время - нет.
     Вскоре после этого она отпустила его.
     Он ушел от нее с нечистой совестью, но своего решения не изменил.
     Идея осенила Грейдона, когда он уже вернулся в свои покои: Кон!
     Возможно,  это  выход.  Со  времени  драки  с  Лантлу   человек-паук,
по-видимому, привязался к нему так же крепко, как крепко  прижимал  его  к
себе, когда они карабкались над пропастью. Ни разу не прошел он мимо  него
без нежного пощелкивания или без того, чтобы не  похлопать  его  по  спине
маленькими ручками.
     Удастся ли ему уговорить  Кона  взобраться  вместе  с  ним  на  стены
большой раковины и найти там место, откуда он будет видеть все? Но  как  с
ним разговаривать?
     Как, дьявол его побери, он сможет выклянчить это у Кона,  коль  скоро
не знает, как с ним разговаривать?
     Грейдон  вертел  проблему  и  так,  и  этак  снова  и  снова,   потом
рассмеялся. Ну, эта идея может сработать. Ему осталось только попытаться.
     Через три часа после захода солнца над барьером - над горной цепью  -
взошла  луна.  Было  полнолуние.  Заход  солнца  означал  заход  лишь  для
Ю-Атланчи: из-за горной цепи  здесь  уже  делалось  темно,  когда  снаружи
наступали только сумерки.
     Праздник Делателей снов не мог начаться до тех пор, пока полная  луна
не засияет над амфитеатром. Это  было  самое  большее,  что  Грейдон  смог
узнать у Суарры. Сейчас сумерки  продолжали  сгущаться  над  чашей  Тайной
Страны. Ему следовало действовать быстро.
     Обедал Грейдон вместе с Суаррой и всеми остальными.  Суарра  сказала,
что Мать хочет, чтобы она была с ней  сегодняшней  ночью.  Грейдон  сделал
вывод,  что  Женщина-змея  намерена  ничего  не  упустить  из  того,   что
произойдет на Празднике и что при этом обязательно  должна  присутствовать
Суарра. С облегчением он понял, что никто не просит его составить компанию
Матери. Он сказал Суарре, что устал, собирается взять  к  себе  в  комнату
книги с  рисунками,  немного  почитать  и  лечь  спать.  Ее  озабоченность
заставила его почувствовать себя виноватым, но не поколебала его  решения.
Как бы случайно, он спросил где Кон. Суарра сказала, что Кон  предпочитает
находиться в тронном зале, что он  всегда  там,  когда  не  скачет  вокруг
Хуона.
     После того, как Суарра ушла, Грейдон прокрался в тронный зал. Там и в
самом деле находился Кон. Он сидел, предпочтя это всякому иному месту,  на
троне   Властителя   Глупости.   Грейдон   воспринял   это   как    доброе
предзнаменование и широко улыбнулся.
     Он сел рядом с Коном и достал обломок  красного  карандаша  и  лоскут
белого шелка. Кон заинтересованно  защелкал.  Грейдон  набросал  на  шелке
контур амфитеатра.
     Кон кивнул. Грейдон показал на вход и на себя. Человек-паук энергично
затряс головой. Грейдон нарисовал картинку: задняя сторона  раковины,  как
он представлял ее себе, и, схематично, самого себя, взбирающегося  по  ней
вверх. Кон с презрением посмотрел на картинку, отобрал у Грейдона карандаш
и сам нарисовал картинку,  явно  более  соответствующую  действительности.
Рисунок был выполнен превосходно. Задняя стена раковины в исполнении  Кона
выгибалась наружу, а не была плоской, как изобразил  ее  Грейдон,  и  была
покрыта завитками, по-видимому, вырезанными на ней.
     Затем, необычным образом искривив лицо, что  должно  было  обозначать
улыбку, Кон набросал схематичное  изображение  самого  себя,  несущего  на
руках Грейдона. Он похлопал Грейдона по спине и разразился взрывом  жутких
звуков, явно представляющих собой смех.
     Кон высказался так  ясно,  будто  объяснялся  словами:  "Единственная
возможность для вас попасть туда - это если я понесу вас,  а  я  чертовски
хорошо знаю, что вы этого не захотите."
     Он не захочет? Да это именно то, чего он хотел!
     Грейдон одобрительно похлопал человека-паука  по  плечу,  показал  на
рисунок и кивнул. Улыбка увяла на  лице  Кона.  Он  казался  удивленным  и
растерянным. Он предостерегающе, даже раздраженно защелкал. Грейдон понял,
что Кон, несомненно, посылал его к черту. Все же Грейдон не убрал палец  с
рисунка и упрямо кивал. Кона, казалось осенила идея. Он схватил карандаш и
нарисовал изображение, в котором можно было узнать  Лантлу.  Узнать  можно
было главным образом потому, что рисунок демонстрировал лицо с приросшим к
носу кулаком. Затем он снова нарисовал Грейдона, целившегося из винтовки в
это лицо. Грейдон покачал головой.
     Человек-паук выглядел озадаченным.
     Следующий рисунок изображал Кона, ползущего вниз по стенам  Дворца  и
держащего, по-видимому, Грейдона за ноги.
     Он свешивался из рук Кона вниз головой.
     Грейдон радостно закивал. Если с помощью щелчков можно  ругаться,  то
Кон ругался. Он нарисовал еще одну картинку: он перепрыгивает через  ветви
деревьев, а  сзади  схватившись  за  ногу,  болтается  Грейдон.  Полностью
соглашаясь, Грейдон кивнул и похлопал его по плечу. Кон  выругался  снова,
постоял мгновение в задумчивости, затем  быстро  набросал  себя,  мечущего
сверху вниз четыре стержня в голову Лантлу. С безразличным  видом  Грейдон
пожал плечами. Кон испустил щелчок отчаяния и сдался.
     Сделав Грейдону жест следовать за ним, он  вышел  из  тронного  зала,
привел его к расположенному в конце коридора балкону  и  умчался.  Грейдон
выглянул наружу.  Чаша  Ю-Атланчи  была  заполнена  темнотой,  солнце  уже
скрылось за барьером.
     Он увидел огни, словно цепочки светлячков,  идущие  от  амфитеатра  к
раковине.
     Кто-то коснулся его руки. Рядом, держа два похожих на палицы стержня,
стоял Кон.  Без  единого  щелчка  человек-паук  обхватил  Грейдона  рукой,
перелетел через край балкона и по отвесной стене Дворца скатился вниз.
     Грейдон отметил, что Кон нес его не  вверх  тормашками,  как  угрожал
сделать.
     Это Грейдона позабавило.
     Они стояли на краю огромной лестницы.
     Ступени вели вниз, к лугу. Они осторожно миновали лестницу и достигли
опушки среди деревьев. Здесь Кон снова поднял Грейдона, но  не  для  того,
чтобы тот болтался сзади, пока он скачет по ветвям.
     По-прежнему таясь, человек-паук перелетал от ствола к стволу.
     Слышался приглушенный рокот голосов, все более нарастающий. Светлячки
превратились в факелы -  бледные  неподвижные  огни,  словно  замороженные
лунные лучи. В их слабом свете Грейдон увидел дворян Ю-Атланчи. Мужчины  и
женщины потоком устремились сквозь  узкий  проход  в  громадную  раковину.
Здесь и там виднелись украшенные драгоценными  камнями  носилки.  Бледный,
призрачный огонь факелов не давал света, а лишь подчеркивал окружавшую  их
темноту.
     Сделав крюк, Кон беззвучно промчался между деревьями к  задней  стене
амфитеатра. Передав два стержня Грейдону, он крепко обхватил  его  и  стал
взбираться вверх по  стене,  цепляясь  за  резные  украшения,  которые  он
изобразил на рисунке, но которых Грейдон в  темноте  не  мог  видеть.  Они
достигли вершины.
     Здесь был широкий парапет. Кон сел на него верхом, со стуком поставил
Грейдона на ноги и исчез. Вскоре он вернулся, поднял Грейдона и  скользнул
вместе с  ним  вниз,  в  темную  пустоту.  Грейдон  задохнулся.  Их  полет
закончился так внезапно, что у  него  лязгнули  зубы.  Вокруг  было  почти
темно. От возвышавшейся за спиной опаловой стены отражался свет звезд.  По
одной из  вертикально  шедших  вдоль  стены  выемок  Кон  скользнул  вниз.
Грейдону захотелось  знать:  как,  черт  возьми,  человек-паук  собирается
скользнуть обратно вверх, держа, к тому же, на руках Грейдона.
     Он огляделся. Они находились на самом верхнем ярусе каменных сидений.
     Перед сиденьями был огораживавший их  трехфутовый  парапет.  Недалеко
внизу Грейдон расслышал шелест, шепот и приглушенный смех.
     Кон взял его за плечо, оттащил от сиденья и прыгнул вниз за парапет.
     Согнувшись там, он сел рядом с Грейдоном  и  бросил  украдкой  взгляд
поверх парапета.
     Над западными горами появилось слабое серебряное сияние. Оно делалось
ярче.
     Шепот внизу смолк.  Между  двумя  пиками  башен  внезапно  показалась
мерцающая серебряная точка.
     Точка превратилась в ручеек серебряного пламени.
     Мужской голос, вибрирующий баритон, начал  песнопение.  Ему  ответил,
подхватив эту и следующие строфы, невидимый хор.
     По мере того, как поднималась луна, песнопение делалось все громче.
     За  спиной  Грейдона  сперва  бегущими  искрами,  потом  в  неуклонно
усиливающемся ритме  разгорелось  опаловое  свечение:  громадная  раковина
начала сиять все ярче и ярче по  мере  того,  как  луна  выскальзывала  из
каменных пальцев горных пиков.
     Праздник Делателей снов начался.


     Песнопение кончилось.  Свет  поднявшейся  луны  падал  на  амфитеатр,
заполняя  пространство  между  стенами-конхоидами.  Ритм   свечения   стен
ускорился, раковина превратилась в светящийся опал, а в опале - вкрапления
голубых и многоцветных,  лучистых,  как  звезды,  точек.  Точки  испускали
потоки лучей.
     Лучи встретились, пересеклись в центре амфитеатра. Из  них  соткалась
протянувшаяся от края до края амфитеатра паутина. Эта сотканная  из  лучей
паутина уплотнялась, на ней вырисовывались силуэты голов дворян и  силуэты
множества расположенных внизу пустых ярусов.
     Началось новое песнопение. На противоположной  стороне  невысоко  над
створками  раковины,  образующими  вход  в  здание,  появилась  серебряная
светящаяся точка. Точка  увеличилась,  превратилась  в  маленькую  луну  -
точную копию плывущего во небу светила. Рядом с ней засияли еще три.  Лучи
их поползли, коснулись светящейся паутины и легли на нее.
     Паутина сделалась теперь чем-то  вроде  занавеса,  прозрачного  и  не
материального.
     Внезапно, светя сквозь занавес,  высоко  на  противоположной  стороне
раковины, там, где не вся стена была  залита  лунным  светом,  в  полутьме
вспыхнула новая, больше настоящей, луна.  На  сверкающем  диске  виднелась
голова женщины. Она принадлежала к Старой  Расе.  Голову  женщины  окружал
серебряный ореол. Ее лицо было поистине неземной красоты.  Глаза  закрыты.
Казалось, она спала.
     Делательница снов!
     Она находилась, как понял Грейдон, в  широком  алькове,  в  нише,  но
сидела она или стояла, он бы  сказать  не  мог.  Тело  ее  различить  было
невозможно. Окруживший ее прекрасную голову ореол запульсировал,  вырос  и
успокоился.  Делательница  Снов,  казалось,  растворилась  в  его  сиянии,
превратилась в туман на его фоне. Песнопение взлетело  почти  до  крика  и
оборвалось на высокой ноте.
     Что-то понеслось в сторону от светила, что-то не имевшее ни формы, ни
очертаний, воспринимаемое каким-то иным чувством, не зрением. Оно  ударило
в паутину. Занавес под ударом задрожал, и  внезапно  -  это  была  уже  не
паутина,  не  сотканный  из  лучей  занавес!  Грейдон  видел   космическое
пространство,  заглянул  в  пустоту,  находящуюся   за   пределами   нашей
вселенной.
     Он видел нечто бесформенное, несущееся сквозь пустоту со скоростью  в
тысячи раз превышавшей скорость света, и знал  это,  поскольку  это  знала
Делательница снов, знал, что это ее мысли. Следя за ней, он  почувствовал,
как что-то похожее на окоченелый палец, холодный  как  холод  космического
пространства, зондирует его мозг. Оно проникало все дальше в  непостижимую
бесконечность.
     Оно остановилось и превратилось в  громадную  галактику,  спиральную,
как звездный водоворот туманности Андромеды.
     С  той  же  неимоверной  скоростью   галактика   понеслась   куда-то.
Космическое  кружение  проходивших  на  волосок  друг  от   друга   солнц,
угрожавшее аннигиляцией.
     Галактика распалась на отдельные звезды, огромные, вращающиеся,  всех
цветов раскаленные шары.  Одно  солнце,  вращаясь,  отделилось  от  других
звезд,  огромное  -  раскаленный  сапфир  -  светило.  Рядом  со   звездой
показалась планета. По величине это было достойное дитя своего светила.
     Солнце ушло в сторону, планета подлетела ближе.
     Это был мир пламени. Грейдон видел огненные джунгли  и  пробиравшихся
через них огненных чудовищ.  Над  состоявшими  из  пламени  лесами  летали
создания с перьями из  изумрудного,  рубинового,  бриллиантового  пламени.
Океаны и моря из расплавленных драгоценных камней.
     По их переливчатым просторам плавали огненные левиафаны.
     Крутящийся  огненный  мир  и  сапфировое   солнце   отлетели   назад,
затерялись среди других звезд.
     Большими  шагами  шли  сквозь   пустоту   гигантского   роста   люди,
богоподобные, смеющиеся. Нагибаясь, они  срывали,  как  цветы,  кружащиеся
солнца, бросали их друг другу, швыряли в окружавшую их пустоту,  и  звезды
лились потоком, походя на кометы. Боги с грохотом раскалывали  их  друг  о
друга: взрывы сверкающих метеоров, каскады искрящейся звездной пыли.
     Широко шагая, смеющиеся боги ушли, оставив вырванный ими с корнем сад
солнц. Мгновение была видна только пустота, в которой не было ничего.
     Разинувший рот Грейдон снова смотрел на сотканный из лучей занавес.
     Была ли это иллюзия? Была ли это реальность? То,  что  он  видел,  не
казалось двухмерным изображением, показанным на атом странном экране. Нет,
изображение  было  трехмерным  и  столь  же  реальным,  как  все,  что  он
когда-либо  видел.  Возможно,  мысль   Делательницы   снов   создала   эту
уничтоженную вселенную? Играющие боги - тоже порождение ее мыслей? Или они
принадлежат  к  другой  реальности,  случайно  попали  в  эту   галактику,
остановились, чтобы уничтожить ее, а потом беззаботно двинулись дальше?
     Послышался приглушенный  шум  голосов  дворян,  слабые  аплодисменты.
Светило, на фоне которого виднелась голова Делательницы снов, потускнело.
     Когда оно начало пульсировать снова, на нем виднелась голова мужчины.
Глаза, как и у женщины, были закрыты.
     Снова понеслась мысль Делателя снов.
     Задрожал под  ударом  сотканный  из  лучей  занавес.  Грейдон  увидел
пустыню.
     Ее пески начали светиться, шевелиться,  вздыматься.  Из  пустоты  сам
собой возник город, но не такой город,  который  когда-либо  был  порожден
Землей: огромные строения, чуждая, непонятная человеку архитектура. Город,
населенный химерами.
     Они были так отвратительны, что глаза Грейдона  ощутили  нечто  вроде
удара. Он зажмурился. Когда он открыл  глаза,  город  исчез.  Вместо  него
появился широкий ландшафт, освещенный  двумя  -  шафрановым  и  зеленым  -
солнцами. Солнца с большой скоростью вращались вокруг друг друга.
     При их смешанном свете были видны деревья. Формой деревья походили на
гидр, полипов. Их мясистые,  напоминающие  корчившихся  змей,  ветви  были
облеплены   огромными   бесформенными   цветами,   обладающими    какой-то
отвратительной красотой. Цветы раскрывались, из них  выскакивали  какие-то
аморфные существа. Существа тут же вырастали  и  превращались  в  ужасных,
непристойного вида демонов. Они  сражались  друг  с  другом,  мучили  друг
друга, спаривались.
     Подавляя тошноту, Грейдон зажмурился. Всплеск аплодисментов подсказал
ему, что Делатель снов закончил.
     Грейдон почувствовал глубокую  ненависть  к  этим  людям,  находившим
восхитительными те ужасы, которые он видел.
     Теперь Делатели снов следовали один за  другим,  и  греза  за  грезой
разворачивались на сплетенной из лучей паутине.
     Некоторые зачаровывали Грейдона и он смотрел,  не  в  силах  оторвать
глаз.
     От других он содрогался до глубины души и искал  убежища  в  объятиях
Кона.
     Некоторые - их было немного - отличались превосходившей все на  свете
красотой: миры джиннов, вышедшие прямо из "Тысячи и одной ночи". Среди них
- мир чистых красок, ненаселенный мир.
     Краски  сами  из  себя  создавали  гигантские   симфонии,   громадные
гармонические последовательности. Этот мир не  вызвал  большого  одобрения
мужчин и женщин, чье песнопение создавало интерлюдию в  промежутках  между
грезами.
     А были грезы - резня и жестокость.
     Чертовщина, разврат и осквернение, чудовищные оргии и Шабаш. Зрителей
возбуждали лишь отвратительные фантазии, по  сравнению  с  которыми  самый
черный ад Данте казался раем.
     Грейдон  услышал  приглушенный  шепот;  его  покрыл  голос  Лантлу  -
высокомерный голос, вибрирующий от ликующего предвкушения.
     На фоне серебряного светила появилась голова женщины.  В  красоте  ее
лица было что-то неприятное, какая-то еле уловимая порча,  будто  в  жилах
женщины  струилась  сладостная  гниль.  Когда  ее  голова  растворилась  в
туманных  очертаниях  диска,  Грейдон  понял,  что  видел,  как  ее  глаза
открылись на мгновение  -  фиолетовые,  источающие  зло  глаза,  пославшие
быстро какой-то сигнал туда, где похвалялся Лантлу.
     Послав сигнал, они закрылись.
     Впервые за все время на  амфитеатр  пала  абсолютная  тишина,  тишина
ожидания, тишина тревоги и упования.
     Под ударом мчавшейся  с  огромной  скоростью  мысли  женщины  занавес
дрогнул, но паутина не исчезла, как прежде.
     Вместо этого по ней расползлась тонкая пленка. Пленка  ползла,  играя
оттенками. Так расползается масло по прозрачной поверхности пруда.  Пленка
быстро уплотнялась, быстрее делалась на ней игра красок.
     Сквозь пленку быстро поползли темные  тени.  Они  наползали  друг  на
друга, стремясь к одной точке и останавливались там, на краю сплетенной из
лучей паутины. Они все быстрее  ползли  одна  за  другой  со  всех  концов
занавеса, собирались вместе, делались все плотнее и обретали форму.
     Они не только обретали форму, они становились материальными!
     Негнущимися пальцами Грейдон вцепился в каменную балюстраду.
     На паутине образовалась человеческая фигура, темный гигант  ростом  в
добрые десять футов. Его фигуру обрамляли медленно текущие краски. Уже  не
тень, нет, нечто материальное...
     Над краем амфитеатра вырос широкий и яркий красный  луч.  Он  шел  по
направлению от пещер. Луч ударил в темную фигуру,  и  размазался  по  ней,
придав ей ржаво-красную окраску.
     Красный луч укреплял, подпитывал фигуру человека. Из  луча  посыпался
град черных частиц, фигура всасывала их, вбирала в себя их  вещество.  Она
уже не была просто темным призраком.
     Это было тело, не имевшее черт лица, но тело. Оно висело  в  паутине,
удерживаемое там силой красного луча.
     Вслед за черными частицами луч принес Тень!
     Она двигалась медленно, осторожно плывя вдоль луча, как будто не была
слишком уверена в  своем  успехе.  Она  ползла,  вытянув  вперед  безликую
голову. Невидимые глаза не отрываясь  смотрели  на  свою  цель.  Последние
несколько ярдов, отделявшие ее от висевшей в паутине фигуры, Тень  покрыла
одним молниеносным прыжком.
     Туман заклубился там,  где  висело  черное  тело.  Облачную  мешанину
простреливали стремительно несущиеся темно-красные частицы.
     Что-то похожее на ослепительную, раскаленную до бела искру  коснулось
клубившейся мешанины тумана и было поглощено им. Грейдону показалось,  что
искра прилетела извне,  со  стороны,  противоположной  источнику  красного
луча, из Дворца.
     Туман сконцентрировался и исчез.  Тело  провисело  еще  мгновение,  а
затем скатилось сквозь паутину на землю.
     Это уже не было человеческое тело.
     Это было припавшее к земле, бесформенное,  деформированное  существо,
что-то похожее на гигантскую жабу.
     На ее плечах была голова Нимира.
     Грейдону почудилось, что он слышит смех Женщины-змеи.
     Бледно-голубые  глаза  Нимира  светились  торжеством.  Властное  лицо
Люцифера излучало торжество. Он закричал с триумфом, разорвав замороженную
тишину, сковавшую тех, кто смотрел на него.
     Он подпрыгивал на гротескных, расползавшихся в стороны ногах и кричал
на забытом языке Властителей, ревел с торжеством и вызовом.
     Красный луч мигнул и погас. Из-за озера выстрелило в, небеса яркое  и
неровное темно-красное пламя.
     Отвратительное подпрыгивающее существо замерло. Лицо  павшего  ангела
уставилось в направлении вспышки.
     Взгляд существа передвинулся и упал на его тело. Грейдон, каждый нерв
которого был напряжен до отказа, увидел,  как  неправдоподобно  изменилось
лицо Нимира.
     На нем бушевала поистине демоническая ярость.
     Глаза сверкали адским голубым пламенем, широко и  квадратно  открылся
рот, из которого капала слюна. Лицо скорчилось, сделалось  маской  Горгоны
-Медузы.
     Нимир медленно обратил свой взгляд на  ту  таившую  зло  Делательницу
снов, которая была орудием его и Лантлу.
     Полностью  пробужденная,  она  стояла  в  нише  на  фоне  серебряного
светила.
     Нимир широко раскинул чудовищные руки и прыгнул, стелясь по земле,  к
Делательнице снов. Женщина завизжала,  качнулась  и  вывалилась  из  ниши.
Далеко внизу под тем местом, где она стояла, на полу  амфитеатра  какое-то
мгновение еще слабо шевелилась белая масса. И затихла.
     Нимир медленно отвел от нее глаза.
     Взгляд скользил, искал вдоль пустых ярусов, все ближе и ближе к нему,
к Грейдону!



                            23. ПЛЕНЕНИЕ СУАРРЫ

     Грейдон упал плашмя за  парапет  и,  пряча  лицо,  укрылся  там.  Его
охватил такой страх, какого он никогда прежде не знал, нс испытывал даже в
красной пещере. Душа его умирала, он ждал звука мягких, шлепающих прыжков,
направляющихся к нему, чтобы схватить.
     Он  поднял  руку  и  впился  взглядом  в  фиолетовые  камни  браслета
Женщины-змеи.
     Блеск камней придал ему силы.
     Отчаянным усилием он выбросил из  своего  разума  все,  кроме  образа
Матери.
     Он вцепился  в  этот  образ,  как  падающий  альпинист  цепляется  за
выползший на руку корень, который остановит его  падение  в  пропасть.  Он
заполнил свое сознание этим образом до отказа и закрыл  уши,  закрыл  мозг
для всего, кроме него.
     Как долго лежал он там, скорчившись, Грейдон не знал.  Пробудило  его
мягкое похлопывание маленьких рук  Кона.  Дрожащий,  чувствующий  тошноту,
Грейдон поднял голову и огляделся. Его окружала  полутьма.  Луна,  миновав
зенит, заходила. Лучи  ее  уже  не  сияли  на  стене  раковины  за  спиной
Грейдона. Опаловый блеск потускнел, сплетенная из лучей паутина исчезла.
     Амфитеатр был пуст.
     Вскоре Грейдон поборол слабость, и вместе с человеком-пауком, держась
в тени, спустился по широкому, соединявшему  ярусы  проходу  на  мостовую.
Никем не замеченные, они проскользнули сквозь створки  входа  и  оказались
под прикрытием деревьев.
     Они добрались до Дворца. С помощью Кона Грейдон поднялся на тот самый
балкон, откуда отправился на Праздник.
     Грейдон пристально смотрел вниз на город.
     Весь город пылал огнями, город кишел людьми, город ревел!
     Грейдон колебался, не зная, что  делать.  В  это  время  раздвинулись
занавески. Во главе вооруженного луками и копьями отряда эмеров в  комнату
вошел Регор. Лицо Регора  осунулось.  Не  сказав  ни  слова  Грейдону,  он
поставил индейцев в караул возле двери.
     Он защелкал, обращаясь к Кону, и минуту-две Кон и Регор вели  быстрый
разговор.
     Регор отдал какое-то приказание. Человек-паук посмотрел на  Грейдона.
В его глазах светилось нечто  большее,  чем  его  обычная  меланхолия.  Он
бочком выбрался из комнаты.
     - Пойдемте. - Регор коснулся плеча Грейдона. - Мать хочет вас видеть.
     Мрачное предчувствие ознобом пронизало тело Грейдона. Не тревожь  его
так нечистая совесть, он бы немедленно разразился градом вопросов.  Но  он
молча последовал за Регором.  Наружный  коридор  был  заполнен  индейцами.
Среди индейцев было небольшое количество дворян. Некоторых Грейдон  узнал.
Это были члены Братства, остатки спасшихся людей Хуона.
     Они приветствовали его. Грейдон понял, что в их взглядах - жалость.
     - Регор, - сказал он, - случилось что-то плохое. Что?
     Регор пробормотал что-то неразборчивое, затряс головой и  заторопился
вперед. Грейдон, борясь с нарастающим страхом, поспевал следом. Не  заходя
в комнату, куда до сих  пор  он  всегда  являлся  по  вызову  Матери,  они
поднимались к крыше Дворца.
     Повсюду были отряды эмеров, между которыми сновали дворяне. Некоторые
из них были одеты в зеленый цвет Лантлу. Дезертирство из рядов  повелителя
динозавров оказалось более значительным, чем предполагал Регор. Среди  них
было много женщин, как и мужчины, вооруженных короткими мечами, копьями  и
маленькими круглыми щитами.
     Здесь было вполне достаточно народа для обороны, и все они, казалось,
точна знали, что должны делать. Отличная дисциплина.
     Он осознал, что на самом деле его  не  заботит,  знают  ли  они,  что
делать;  что  он  намеренно  тянет  время,  отчаянно  пытаясь   думать   о
посторонних вещах,  чтобы  остановить  страх,  в  котором  не  смеет  себе
признаться. Больше он так не может. Он должен знать.
     - Регор, - спросил он, - это - Суарра?
     Рука великана обняла его плечи.
     - Они схватили ее! Она у Лантлу!
     Грейдон резко остановился. Кровь отхлынула от его сердца.
     - Схватили ее? Но она была с Матерью! Как они могли схватить ее?
     - Это произошло в суматохе, когда закончился Ландофакси.
     Регор поторопил Грейдона.
     - Хуон и я вернулись за час до этого. Во дворец проникало все  больше
индейцев. Дел было много. Пришли и, ссылаясь на древнее право потребовали,
чтобы их выпустили те, на кого мы не рассчитывали - более ста людей Старой
Расы. Они поклялись в верности Матери. Говорят, Суарра пошла искать вас и,
не найдя, попыталась разыскать Кона. Пока она  вас  искала,  ей  доставили
сообщение... от вас!
     Грейдон внезапно остановился.
     - От меня? Господи милостивый, нет!  -  закричал  он.  -  Как  я  мог
послать ей сообщение? Я был на этом проклятом Празднике. Я  заставил  Кона
взять меня с собой. Я вернулся как раз перед тем, как появились вы.
     - Ну да, парень.
     Регор беспомощно пожал широкими плечами.
     - Но сейчас уже прошел час после полуночи. Праздник закончился за час
до полуночи. А два часа разница?
     Грейдон почувствовал, что у него  кружится  голова.  Может  ли  быть,
чтобы он лежал скорчившись за парапетом в течение двух часов?  Невозможно!
Но даже если так...
     Он выбросил руку и ударил гиганта в грудь так, что тот зашатался.
     - Будьте вы прокляты, Регор! - бешено закричал он.  -  Вы  намекаете,
что в этом замешан я?
     - Не глупите, парень.
     Гигант не выказал обиды.
     - Разумеется, я знаю, что вы не посылали сообщения.  Но  определенная
доля правды в этом есть: будь вы здесь, Суарра  не  попалась  бы  в  такую
ловушку. Представляется вполне определенным, что  те,  кто  заманил  ее  в
ловушку, должны были знать, что вас здесь нет. Как  они  узнали  об  этом?
Почему они не попытались перехватить вас, когда вы возвращались? Возможно,
Мать сейчас уже все знает. Она была  в  ярости:  та,  которую  она  любила
больше всех, украдена прямо у нее из под носа.
     Коридор  оканчивался  круглой  дверью  в  стене.  Регор  остановился,
прикоснулся к  стене,  и  дверь  распахнулась,  открыв  маленькую  круглую
комнату. Стены ее были обиты полированным, янтарного цвета металлом.  Ведя
за собой Грейдона, Регор вошел  внутрь.  Дверь  закрылась,  и  у  Грейдона
появилось ощущение быстрого полета вверх. Пол остановился.  Над  Грейдоном
сияли звезды, он стоял на крыше Дворца.
     Он увидел мерцание колец  Женщины-змеи  и  услышал  ее  голос.  Голос
дрожал от волнения, но ни укора, ни гнева в нем не было.
     - Подойдите ко мне, Грейдон. Ты, Регор, вернись и принеси ему  одежду
одного из тех, кто покинул Лантлу, и зеленый плащ, и  головную  повязку  с
изумрудами. Не медли!
     - Ты не будешь сурова с этим парнем, Мать? - пробормотал Регор.
     - Чепуха! Если здесь есть чья-то вина, то только моя!  Иди  и  быстро
возвращайся, - ответила Мать.
     Когда Регор ушел, она подозвала к себе Грейдона, обхватила  его  лицо
своими маленькими руками и поцеловала.
     - Если бы даже в глубине души я хотела выбранить вас, дитя мое, я  бы
не смогла этого сделать. Поскольку ваше  сердце  отягощено,  вы  обвиняете
себя и страдаете. Виновата я! Если бы я не  поддалась  чувствам,  если  бы
дала Нимиру  обрести  сплетенное  на  паутине  тело,  вместо  того,  чтобы
изуродовать его, он бы не нанес ответный удар, похитив  Суарру.  Я  хотела
поколебать  его  волю,  ослабить  его  с  самого  начала.  Ох,   зачем   я
оправдываюсь? Это мое женское тщеславие: мне хотелось  показать  ему  свою
силу. Я спровоцировала его месть, и он не заставил долго ждать. Вина  моя,
и хватит об этом.
     Мысль билась в голове Грейдона, мысль такая ужасная, что он  боролся,
чтобы не дать ей оформиться. И вот она нашла свое выражение в словах.
     - Мать, - сказал он, - вы знаете, что, ослушавшись вас, я  ускользнул
на Праздник. Когда явился Нимир и после того, как злая  Делательница  снов
упала и погибла, взгляд Нимира стал обыскивать ярусы, будто искал кого-то.
Я думаю, он подозревал, что я - там.  Я  направил  свои  мысли  на  вас  и
спрятался в них от него! Но Регор говорит мне, что  два  часа  прошли  для
меня незамеченными. За это время (хотя со мной был Кон, и он знает, что  я
даже не шевелился) мог ли Нимир украсть мои мысли, использовать мой мозг с
помощью своего адского искусства, чтобы выманить Суарру из  Дворца?  Мать,
неделю назад я бы почитал такую  мысль  абсолютным  безумием,  но  теперь,
после того, что я видел на Празднике, она больше не кажется мне безумной.
     - Нет.
     Она покачала головой, но ее сузившиеся глаза изучали его.
     - Я не верю, что он знал, что вы были там. Я не...  Но  мне  даже  не
пришло в голову проследить за вами...
     - Он знал, что я был там!
     Уверенность пришла к Грейдону, а вместе  с  ней  -  полное  понимание
ужасной мысли.
     - Он снова поймал меня в ловушку, оставил меня в ней, словно птицу на
ветке, намазанной птичьим клеем, пока не осуществит свою  месть.  Когда  я
возвращался, он не досаждал мне. А было это, когда  Суарра  уже  попала  в
плен. Я думаю, вот что задумал Нимир, Мать: обменять Суарру  на  меня.  Он
хочет получить мое тело. Он знает, что я не поддамся ему,  чтобы  избежать
мучений или смерти,  но  чтобы  спасти  Суарру  -  ах,  он  знает,  что  я
соглашусь. Итак, он  обезоруживает  меня.  Я  беспомощен,  он  захватывает
Суарру. Он сделает предложение вернуть ее в обмен  на  то,  что  он  хочет
получить от меня.
     - А если он сделает это предложение, вы согласитесь?
     Женщина-змея  наклонилась  вперед,  ее   фиолетовые   глаза   глубоко
заглянули в глаза Грейдона.
     - Да, - ответил он.
     Хотя его затрясло от былого ужаса перед Тенью, он  знал,  что  сказал
правду.
     - Но почему он позволил вам вернуться? - спросила она. - Почему, если
вы правы, он не захватил вас после того, как Суарра  попалась  в  ловушку,
когда вы возвращались во Дворец?
     - Ответ прост. - Грейдон криво улыбнулся. - Он знает, что я  стал  бы
сопротивляться; боится, что тело,  которого  он  так  жаждет,  может  быть
повреждено, испорчено, возможно, даже уничтожено. Я помню,  как  он  очень
ясно подчеркивал это. Зачем ему идти на риск, если он может заставить меня
прийти к нему по собственной воле и совершенно неповрежденным?
     Детская рука Матери обвила его шею и притянула  его  голову  к  своей
груди.
     - Как  далеко  вы  продвинулись,  вы,  дети  серых  обезьянолюдей!  -
прошептала она. - Если то, что вы сказали, правда, я  не  могу  предложить
вам ничего утешительного. Но правда также и то, что Нимиру придется  долго
подумать, прежде чем отказаться  от  тела,  которым  он  сейчас  обладает.
Механизм, посылавший питательный луч, разрушен. Я послала  по  этому  лучу
энергетический импульс, разрушивший механизм,  так  что  Нимир  не  сможет
снова тем же способом соткать для себя одеяние, даже если сумеет  сбросить
то, которое сейчас носит. Возможно, он  сможет  снова  стать  бестелесной,
обладающей разумом Тенью и войти в вас, если вы широко откроете перед  ним
двери, но посмеет ли он рисковать в такой момент? Сейчас, когда я готова к
удару, не посмеет. Если бы он был уверен наверняка, что сможет войти в вас
- да. Но он не может быть уверен.  Если  он  действительно  задумал  такую
сделку, ему - пока не определится результат нашей  битвы  -  следовало  бы
держать вас возле себя, а затем, если он выиграет,  надеть  на  себя  ваше
чистое сильное тело. Если сможет. - Если он действительно это задумал,  то
в его рассуждениях большая брешь, -  мрачно  сказал  Грейдон.  -  Если  он
уничтожит вас, Мать, то вряд ли Суарра выживет, а  тогда  я  очень  быстро
приведу свое тело в такое состояние, что он не сможет занять его.
     - Но, дитя мое, я не хочу, чтобы меня уничтожили.  И  Суарру,  и  вас
тоже,  -  деловито  ответила  Мать.  -  Я  на  намерена  допустить  нашего
уничтожения. Однако, правы вы или ошибаетесь, судя о  побуждениях  Нимира,
все приходит к одному и тому же.  Вы  -  единственный,  кто  может  спасти
Суарру, если ее еще можно спасти. Возможно, мое решение  играет  прямо  на
руку Нимиру. Хотя я не вижу, что может быть хуже,  если  мы  просто  будем
ждать нападения. Если вы не сможете этого сделать, то только приблизите на
несколько часов то, чего боитесь.
     Она высоко поднялась над  своими  кольцами.  Птичий  щебет  полностью
исчез из ее лепечущего голоса.
     - В одиночку и как можно  скорее  вы  должны  прийти  в  дом  Лантлу,
встретиться с этим отродьем зла и его Повелителем  Тьмы  и  отбить  у  них
Суарру. Если вы не сможете, тогда я обещаю вам  вот  что:  вы  не  станете
жилищем для Нимира, потому что я, Адана, сотру с лица  земли  Ю-Атланчи  и
все живое в нем, хотя, сделав это,  я  тоже  должна  буду  вместе  с  ними
погибнуть!
     Она опустилась, мелькал красный язык.
     - Вы согласны на это, Грейдон?
     - Согласен, Мать,  -  твердо  ответил  он,  -  Если  это  уничтожение
наверняка будет включать в себя и Нимира.
     - На этот счет  не  затрудняйте  себя  никакими  сомнениями,  -  сухо
ответила она.
     - Тогда чем скорее я выйду, тем лучше - сказал он. - Господи, что  же
копается Регор!
     - Он идет, - ответила она. - Посмотрите, где вы находитесь, Грейдон.
     В первый раз он сознательно за все  время  обратил  внимание  на  это
место.
     Он стоял на круглой площадке, высоко поднятой над крышей Дворца.  Над
головой были звезды, на западе - заходившая луна. Справа  и  далеко  внизу
лежал город, его возбужденные огни - словно паника,  обуявшая  светлячков.
До Грейдона слабо донесся гул города.  По  ту  сторону  озера  на  залитых
лунным сиянием утесах виднелись черные рты пещер колоссов, слева -  темная
равнина.
     Теперь Грейдон увидел, что площадка представляла собою  круг  шириной
примерно в двести футов, окаймленный по краю высоким металлическим ободом.
     На краю, глядя на  пещеры,  стоял  один  из  больших  кристаллических
дисков.
     Второй диск смотрел вниз, на город.
     Металлические основания, в которых стояли диски, были открыты. Внутри
них находились продолговатые, выточенные из кристалла  ящики,  заполненные
подвижным веществом - словно ртутью из систрума  Матери.  Из  этих  ящиков
выдавались наружу кристаллические трубки, наполненные фиолетовым  пламенем
как столб уничтожения в Пещере Утерянной Мудрости.
     Поблизости  от  того  места,  где  лежала  Женщина-змея,   находилось
странное приспособление, несколько похожее на чашу, из которого  вздымался
столб фиолетового света, но много меньшего размера и  заканчивающийся  как
бы прожектором, который мог бы поворачиваться и вверх, и в стороны во всех
направлениях.   Приспособление   также   ощетинивалось    кристаллическими
трубками.
     Тут были и другие предметы, назначения  которых  Грейдон  угадать  не
мог, но предположил, что они составляли  содержимое  таинственных  ящиков,
отнесенных к Матери. И здесь, и там по  кругу  площадки  были  расставлены
семь огромных серебряных шаров.
     - Адана в своем арсенале.
     Она улыбнулась в первый раз за все время.
     - Если бы только вы знали, мой  Грейдон,  какое  все  это  оружие!  Я
хотела, чтобы мы могли все уничтожить в Пещере до того,  как  туда  придет
Нимир и особенно этот подпитывающий луч, с помощью которого мои  предки  в
древние  времена  создавали  многие  необычные  вещи.  Для  дела   и   для
развлечения. Но всегда уничтожали их после использования. Айе,  многие  из
них мне бы хотелось иметь сейчас, мне, которая совсем недавно так искренне
надеялась, что Нимир найдет устройство, создающее этот  луч.  А,  ладно...
Подойдите к ободу и протяните над ним руку.
     Удивленный, он повиновался, вытянул руку над  янтарным  ободом  и  не
почувствовал ничего, кроме воздуха.
     Она наклонилась вперед и коснулась  стержня  на  стоявшей  возле  нее
чаше.  Над  ободом  вспыхнуло  кольцо  крошечных,   как   атомы,   искорок
фиолетового света. Свет взметнулся в воздух на сто футов, сжался там в шар
фиолетового огня и исчез.
     - Ну-ка теперь протяните вашу руку, - сказала Мать.
     Грейдон протянул. Его пальцы соприкоснулись с каким-то веществом.
     Грейдон надавил ладонью. Вещество казалось слегка теплым, походило на
стекло и создавало неуловимое ощущение непроницаемости. Шум  города  стих,
Грейдона окружила абсолютная тишина. Он надавил на препятствие и ударил по
нему кулаком. Грейдон ничего не видел, но  там  была  стена.  Женщина-змея
снова коснулась рычага. Рука Грейдона снова вошла в воздух  так  внезапно,
что он едва не упал.
     - Даже сильнейшие  виды  вашего  оружия  не  могут  проломить  этого,
Грейдон, - сказала она. - И у Нимира нет ничего, чтобы его пронизать. Если
бы я могла растянуть эту стену вокруг Дворца, как могу окружить  здесь  ею
себя, - не нужна была бы охрана. Однако в этом  нет  никакого  колдовства.
Наши Мудрецы полагают, что то, что вы  называете  материей,  есть  ни  что
иное, как сила, энергия, принявшая  иную  форму.  Они  правы.  Все  это  -
энергия, часть которой внезапно сделалась материей, своего рода  материей,
наиболее твердой материей, дитя мое, самой твердой. Регор, ты не спешишь!
     Отверстие, через которое они поднялись на площадку, извергло гиганта.
В руке он держал маленький сверток с одеждой.
     - Не самая легкая вещь - найти что-нибудь, что было бы ему  впору,  -
прогрохотал он.
     - Снимите вашу одежду. - Мать кивнула Грейдону.
     - Наденьте эту. Нет, дитя мое,  не  смущайтесь.  Вспомните:  я  очень
старая женщина.
     Ее глаза проследили невольный жест смущения Грейдона.
     - Пока одеваетесь, слушайте меня.
     Грейдон принялся раздеваться.
     - Дела обстоят сейчас так, - сказала Мать. - Я  могу  разрушить  весь
город или могу разрушить только двери Лантлу. Но  такое  оружие,  когда  я
пускаю его в ход, не делает различия между врагами и друзьями. Суарра была
бы убита вместе с другими. Поэтому это исключено.
     Она посмотрела на Грейдона. В глазах ее читалось то, о  чем  она  ему
уже говорила.
     - По крайней мере, сейчас мы  не  можем  послать  вооруженный  отряд,
чтобы спасти ее, поскольку это означало бы открытое  сражение,  а  прежде,
чем отряд смог бы добраться до нее, ее уведут туда, где мы  не  сможем  ее
найти. Это нужно сделать украдкой и ловко. Это  -  смелость  и  постоянная
находчивость, и это - один человек. Один человек может пройти незамеченным
там, где много людей не пройдут. Этим человеком не можешь быть ты,  Регор,
потому что носишь слишком много  приметных  знаков  отличия  для  успешной
маскировки. Им не может быть и Хуон, поскольку его сила не в хитрости и не
в находчивости. Я вообще не могу предложить  на  эту  роль  ни  одного  из
жителей Ю-Атланчи. Это должны  быть  вы,  Грейдон,  и  вам  придется  идти
одному. Вы - это последнее, что наши враги могли бы  ожидать.  По  крайней
мере, я надеюсь, что это так. Возьмите с собой ваше оружие.
     Наполовину одетый Грейдон одобрительно кивнул.
     - Она в доме Лантлу. Там находится Нимир  или  нет,  я  не  знаю.  Он
затуманивает мой взгляд. Я говорила вам, что  Нимир  более  хитер,  чем  я
думала. Но я могу послать  ваш  взгляд  туда,  где  расположен  этот  дом,
Грейдон, так что вы узнаете, как до него добраться. И еще в одном  я  могу
помочь вам. Но об этом позднее. Наклонитесь ко мне.
     Она прижала ладонь ко лбу Грейдона, как когда посылала его  взгляд  в
пещеру - тогда еще Нимир поймал его. Грейдону показалось, что он летит над
крышей. Крыша удалялась, и он сам со скоростью бегущего человека  удалялся
от Дворца. Он летел вдоль переулков, останавливался то здесь то там, чтобы
запомнить приметы местности, и так - пока не долетел  до  построенного  из
опалов и бирюзы дворца. Вокруг дворца были  насажены  деревья,  с  которых
свисали длинные метелки красных и серебряных цветов. В стенах  и  башенках
были огромные,  забранные  переплетами  и  решетками  окна:  прямоугольный
орнамент изящной, будто кружевной, работы. За окнами был свет  и  движение
множества людей. Свет и движение  Грейдон,  пожалуй,  не  увидел,  а  лишь
ощутил,  поскольку,  когда  он  попытался  заглянуть  внутрь,  его  взгляд
наткнулся на что-то, что казалось тонким темным  туманом.  Взгляд  его  не
смог проникнуть сквозь этот туман.
     Обратно Грейдон вернулся с той же скоростью, снова останавливаясь над
ориентирами, которые были его нитью в этом лабиринте переулков. Он  стоял,
чуть качаясь, рядом с Женщиной-змеей.
     - Вы знаете дорогу! Вы ее запомните!
     Как и прежде, это были не столько вопросы,  сколько  команды.  И  как
прежде, он ответил:
     - Я знаю. Я запомню.
     Он понял,  что  каждый  фут,  отделявший  Дворец  от  дворца  Лантлу,
выгравирован в его памяти, как будто он проходил  по  этой  дороге  десять
тысяч раз.
     Мать Змей взяла украшенную изумрудами головную повязку,  натянула  ее
на лоб Грейдона, набросила зеленый плащ ему на плечи, поправила  его  так,
чтобы складка плаща прикрыла рот и подбородок Грейдона, оттолкнула  его  и
оглядела полным сомнения взглядом.
     - В первый раз за все время, дитя мое, я сожалею, что в вас  нет  той
красоты, от которой я так устала. Вы выглядите как  что-то  среднее  между
эмером и человеком Старой Расы. Клянусь моими предками, почему бы  вам  не
родиться с голубыми глазами вместо ваших серых? Почему у  вас  от  природы
желтые волосы? Ну, этому нельзя помочь!  Вас  ждет  удача:  у  них  сейчас
большая путаница, и нападения они не ожидают. Конечно,  вашего  нападения,
без всякой посторонней помощи. А если вы проиграете, я отомщу за вас,  как
обещала.
     Он склонился над ее рукой и повернулся, собираясь уйти.
     - Подождите!
     Она вытянула вверх свое тело, из губ ее прозвучал  негромкий  призыв,
похожий на слабое эхо волшебных труб. Теперь Грейдон понял,  что  если  те
крылатые змеи, которых она называла своими Посланниками, были невидимы для
него, то для нее - нет. Там, где перед Грейдоном  лежала  тень,  раздались
удары сильных крыльев.  Воздух  над  Грейдоном  закружился  в  водовороте,
поднимаемом  невидимыми  крыльями.  Мать  вытянула  руки.  Каждой   рукой,
казалось, она взяла что-то из воздуха, поднесла ближе  и  всмотрелась.  Ее
глаза смотрели прямо в глаза тех, кого никто,  кроме  нее  самой,  не  мог
видеть. Мать начала тихо и мелодично щебетать и посвистывать.  Жутко  было
слышать, как на эти, похожие  на  птичьи,  звуки  откликнулся  из  пустого
воздуха возле ее губ ответный щебет. Мать уронила руки.
     Грейдон услышал шум крыльев над своей головой. Что-то  коснулось  его
плеча и мягко обернулось вокруг верхней части руки. Вокруг талии  обвилось
кольцо. Грейдон непроизвольно выбросил руку и схватил "это".  "Оно"  имело
тело змеи, но прикосновение к нему не вызывало ни  ужаса,  ни  отвращения.
Оно было прохладное, но не холодное. Для пробы Грейдон сомкнул вокруг него
пальцы. Он подумал, что свившееся кольцом тело должно иметь в  ширину  все
восемь дюймов. Его озадачило, почему это создание весит так мало.
     Потом он  ощутил  над  головой  быстрый  пульсирующий  вихрь,  словно
поднимаемый крыльями гигантского колибри. Грейдон понял, что вес уменьшали
крылья. Ощущаемый им вес. И что создание своим объятием хотело придать ему
уверенности.
     Грейдон  погладил  создание,   как   погладил   бы   собаку.   Кольца
соскользнули.
     Кружение крыльев продолжалось.
     Прислушавшись, Грейдон подумал, что их здесь двое.
     - Теперь идите, Грейдон, - сказала Мать, - идите  немедля.  Эти  двое
будут сопровождать вас. Вы не умеете разговаривать с ними. Укажите на тех,
кого вы хотите убить, и они убьют их. Верьте  им.  Они  обладают  разумом,
Грейдон. Вам не понять, но они разумны. Верьте им. Идите.
     Мать оттолкнула от себя Грейдона.
     Вслед за ним повернул Регор. Он довел Грейдона до края крыши  Дворца.
Там он нагнулся и вытащил толстую веревку, к концу которой был  прикреплен
крюк. Он прикрепил крюк к карнизу и перебросил через край веревку.
     - Вот ваша дорога, парень, - хрипло сказал он. -  Мать  хочет,  чтобы
никто не видел, что вы покидаете Дворец. Удачи вам! И возьмите это...
     Он засунул свой длинный кинжал за пояс Грейдона.  Перекинув  винтовку
через плечо, Грейдон схватился за веревку и скользнул  через  парапет.  Он
скользил вниз, и его сопровождало кружение крыльев крылатых змей.  Грейдон
добрался до земли и постоял мгновение в  темноте,  пытаясь  понять,  какой
дорогой ему идти.
     Он почувствовал прикосновение одного из Посланников. Тот торопил его.
     Внезапно Грейдон мысленно увидел четкий, как прочерченный  на  карте,
путь ко дворцу Лантлу.
     Грейдон побежал по этой дороге, которую проследил его  взгляд,  когда
Женщина-змея коснулась его лба. Над ним,  соразмеряя  быстроту  полета  со
скоростью его бега, плыли невидимые крылья.



                         24. НЕВЕСТА ЧЕЛОВЕКА-ЯЩЕРА

     Ночь была ясной. Грейдон легко находил путь, как будто ноги его  сами
узнавали каждый поворот и изгиб. Через некоторое время он перестал бежать:
во-первых, чтобы  сберечь  силы  для  предстоящего,  во-вторых,  чтобы  не
привлекать внимания тех, кто ему встретится.
     Он был близко к дворцу Лантлу, когда произошла  первая  встреча.  Она
доказала ему смертоносность тех живых рапир, которых  дала  ему  в  помощь
Мать. Из кустов появилась группа эмеров с копьями и  факелами,  в  которых
горели не огни, а светящиеся золотые шары. За ними  четыре  индейца  несли
носилки. В них аристократ в зеленом. Рядом с носилками еще двое солдат.
     Грейдон не мог ни отступить, ни укрыться в  тени.  Обитатель  носилок
взмахнул рукой, приветствуя его. Грейдон, как можно плотнее закрывая  лицо
плащом, кратко ответил на приветствие и постарался  пройти.  Такое  грубое
поведение, очевидно, было необычным, потому  что  аристократ  приподнялся,
отдал резкий приказ своим людям, вышел из носилок и направился к  Грейдону
с обнаженным мечом.
     Оставалось только одно, и Грейдон сделал это. Он показал на эмеров, а
сам бросился на ю-атланчи. Увернулся от сильного удара мечом, в  следующее
мгновение одной рукой перехватил правую руку аристократа, а другой схватил
его за горло. Не время для  благородства.  Колено  ударило  вверх,  в  пах
противника. От боли аристократ разжал руки, меч выпал. Грейдон пронзил ему
сердце кинжалом Регора.
     Он боялся использовать ружье, поэтому  быстро  нагнулся,  поднял  меч
противника и повернулся лицом к эмерам.
     Они тоже были мертвы.
     Все восемь были насмерть  пронзены  острыми  клювами  крылатых  змей,
прежде чем смогли крикнуть или поднять хотя бы одно  копье,  убитые  в  то
короткое время, которое потребовалось ему, чтобы справиться с одним.
     Он смотрел на тела. Казалось невероятным,  что  восемь  жизней  можно
уничтожить за такое короткое время. Услышал  шум  крыльев  над  головой  и
взглянул вверх. Над его головой, как будто  очерченные  нежными  пальцами,
виднелись в воздухе две алые линии. Они задрожали,  и  на  Грейдона  упали
алые капли...
     Крылатые змеи чистили свои клювы!
     Он продолжал путь  с  безжалостным  возбуждением  в  сердце.  Чувство
одиночества исчезло: он чувствовал себя  так,  будто  в  его  распоряжении
целая армия. И смело двигался вперед. Аллея углубилась  в  густые  заросли
цветущих деревьев. Он вошел в эти  заросли.  Остановился  в  самой  густой
тени. В  ста  ярдах  лежал  дворец  Лантлу.  Здание  занимало,  по  оценке
Грейдона, площадь больше акра. Оно было восьмиугольным,  довольно  низким,
главную его часть составляли два этажа  с  высокими  потолками.  В  центре
здания - купол, сверкающий сапфиром и опалом; формой  он  напоминает  тот,
что был заимствован  Тамерланом-завоевателем  в  разграбленном  Дамаске  и
поставлен  в  его  любимом  Самарканде.  К  разбухшему  основанию   купола
поднимались гирлянды маленьких разноцветных башенок, похожих  на  беседки,
построенные гномами для своих женщин.
     Стены восьмиугольника были  покрыты  плитками,  будто  лакированными,
блестящими расплавленными бледными  рубинами,  солнечно-желтыми  топазами,
водянисто-зелеными изумрудами. В стенах окна,  прямоугольные  и  овальные,
створчатые,  забранные  решетками,  с  резными  украшениями,  из  камня  и
металла, тонкими, словно кружева. От основания  стен  отходит  площадка  с
мощеным полом, тридцати футов шириной, пол ее из белого и  черного  камня.
По  углам  площадки  стройные  золоченые  столбы   поддерживают   шелковые
занавеси. Дверей не видно.
     Грейдон прокрался на край заросли.  Между  ним  и  площадкой  тянулся
ровный газон, совершенно открытый; пересечь его незаметно нельзя.  Грейдон
не видел стражу, но из здания доносились голоса. Направо  от  него  в  ста
футах деревья ближе подходили к стенам здания.  Грейдон  быстро  пошел  по
краю рощи, пока не достиг зеленого выступа. Осторожно пройдя по  нему,  он
обнаружил, что теперь от столба его отделяет не больше пятидесяти футов.
     Он увидел обратную  сторону  дворца.  На  первом  этаже  три  широких
овальных окна, почти соприкасающихся друг с другом; из них  исходит  более
яркий свет. Послышались оттуда и голоса, явно голоса аристократов,  мужчин
и женщин. Они долетали из ярко освещенной комнаты. Здесь, у  столба,  была
охрана: десяток индейцев. вооруженных копьями и луками.
     Не зная, на что решиться, он услышал смех и выкрики в комнате,  звуки
труб, исполнявших игривый мотив. Затем, покрывая голоса,  смех  и  музыку,
донесся насмешливый голос Лантлу:
     - Добро пожаловать, Суарра! Приветствуем невесту! Эй, там,  приведите
жениха!
     И снова взрыв смеха и аплодисменты.
     Грейдон выпрыгнул из-за укрытия и показал на эмеров. И услышал  свист
рапир. На ходу снимая ружье, он побежал к дворцу. Не успел  он  сделать  и
шага, как увидел двух упавших индейцев, затем еще двух, остальные  стояли,
оцепенев, парализованные  невидимой  смертью,  ударившей  рядом.  Да,  это
фехтование побыстрее, чем все,  что  он  видел  в  салонах  французских  и
итальянских мастеров. Он еще и половины из пятидесяти футов не пробежал, а
все стражники уже  лежали  на  краю  площадки  с  пронзенными  сердцами  и
разорванным горлом. Точные, безошибочные удары клювов-рапир достигли  цели
со скоростью пулеметной пули. Молча они ударили, и молча умерли эмеры.
     Грейдон  перепрыгнул  через  тело  к  занавешенному  окну.  Есть   ли
поблизости еще стража, он не знал, да и не думал об  этом.  Овальные  окна
также зарешечены. Он попробовал первое, но решетка  не  подалась.  Решетка
второго окна беззвучно открылась. Грейдон  снял  ружье  с  предохранителя,
взял его в левую руку,  правой  слегка  раздвинул  занавес  и  заглянул  в
комнату.
     В первое же мгновение он увидел Суарру - и больше ничего не видел.
     Она стояла на возвышении в центре большой  комнаты  возле  украшенной
цветами кровати. Одета была в зеленое платье, сквозь которое  просвечивало
ее белое тело. На голове венок из алых цветов.  Ноги  обнажены.  Руки  она
скрестила на груди, и на запястьях блеснули золотые наручники.
     Рот ее накрашен, щеки нарумянены, и эти  пятна  резко  выделялись  на
восково -бледном лице,  похожем  на  лицо  куклы.  Она  казалась  восковой
куклой, безжизненной, с  закрытыми  глазами,  почти  не  дышащей.  Грейдон
увидел, как она вздрогнула, покачнулась и упала на край кровати.
     - Невеста  волнуется  при  приближении  жениха,  -  учтиво  и  звучно
заговорил  Лантлу,  как  конферансье.  -  Правильно.  Таков   обычай.   Ее
девственность  встревожена.  Стыдливость  охватывает  ее.  Но  скоро,  ах,
скоро... Хо! Хо! Хо! - расхохотался Лантлу. Отовсюду ему ответил злорадный
смех. Суарра еще ниже опустила голову.
     Перед глазами Грейдона плясали красные точки. Гнев  чуть  не  задушил
его. Он взял себя в руки, зрение его прояснилось. Теперь  он  увидел,  что
возвышение окружает кольцо низких диванов, на них - десятка два ю-атланчи.
Если замечать только красоту, то их можно принять за  ангелов,  но  сквозь
ангельские маски проглядывали  дьяволы  жестокости  и  похоти.  В  глазах,
глядевших на Суарру, не было жалости.
     В дальнем конце комнаты,  опираясь  одним  коленом  на  диван,  гладя
волосы лежавшей на  нем  женщины,  стоял  Лантлу.  С  удовлетворением,  на
мгновение даже разогнавшим гнев, Грейдон отметил, что некогда  совершенный
нос расплющен, рот все еще разбит. Это отпечаток  его  кулака.  Он  быстро
осмотрел комнату в поисках входа и охраны.
     Только одна дверь, завешенная, как  и  окна;  и  никакой  охраны,  по
крайней мере внутри комнаты. Это хорошо... Лантлу - легкая добыча... лучше
всего прямо вскочить туда,  прострелить  Лантлу  голову,  пристрелить  еще
нескольких, взять Суарру и бежать с ней, прежде чем остальные опомнятся от
неожиданности нападения. Ему ненавистна была  мысль,  что  этот  смеющийся
дьявол отделается так легко... он предпочел бы дня на два  воспользоваться
полностью оборудованной средневековой комнатой пыток...  однако...  нельзя
иметь все сразу. Он действует наудачу, считая, что Темного  Хозяина  здесь
нет. Да, это наилучший план. Дьявол! Он забыл  о  своих  козырных  картах!
Вестники Матери! С ними и со своим  ружьем  он  сможет  очистить  все  это
дьявольское гнездо! Где же они?
     И как бы в ответ на свои мысли он почувствовал прикосновение холодных
колец с обеих сторон; понял, что оба существа готовы ворваться  в  комнату
вместе с ним.
     Он бросил быстрый взгляд на Суарру, прежде чем напрячься для  прыжка.
Увидел то, что не  заметил  раньше:  кольцо  диванов  разорвано,  оставляя
широкий проход от возвышения к двери.
     И в этот момент  дверной  занавес  распахнулся,  вошли  две  эмерских
женщины, обнаженные, неся большие корзины с цветами;  идя,  они  доставали
пригоршни цветов и разбрасывали их по полу.
     Сразу за ними шли четыре эмера, вооруженные палицами.
     - Внимание! - запел Лантлу. - Жених!
     Через дверь проковылял человекоящер.
     Подобно Суарре,  он  был  в  полупрозрачной  зеленой  одежде,  сквозь
которую просвечивала его чешуйчатая  желтая  кожа,  блестящая,  как  будто
намасленная. Глаза его злобно, с вызовом метались  то  вправо,  то  влево.
Вокруг чешуйчатой головы венок из белых цветов, из которого  отвратительно
торчал красный гребень.
     Из какого-то скрытого  места  снова  громко  зазвучала  музыка.  Алый
взгляд  человекоящера  упал  на  фигуру  девушки  на  кровати.  Губы   его
раздвинулись, обнажив желтые клыки. Он прыгнул вперед.
     - Боже! - простонал Грейдон - и устремился через занавес.
     Прыжок человекоящера был прерван как ударом молота. Он перевернулся в
воздухе. Упал. Половины головы у него не было.
     Грейдон спрыгнул с  низкого  подоконника  овального  окна.  Он  снова
выстрелил - в Лантлу. Хозяин динозавров упал за диван,  но  Грейдон  знал,
что промахнулся. Ну, ничего, доберется  позже.  Теперь  эмеры.  Он  поднял
ружье: эмеров не было.
     Крылатые змеи! Он опять забыл о них. На этот раз  они  не  ждали  его
приказа. Все стражники были убиты.
     - Суарра! - позвал он. - Ко мне!
     Она стояла, не веря своим глазам. Сделала неуверенный шаг.
     Чувствуя угрызения совести, он прострелил головы  двух  аристократов,
которые преграждали ему доступ к Суарре. Они  получили  урок...  но  лучше
больше не убивать... не направлять на них  вестников,  пока  Суарра  не  в
безопасности... пока они не станут вмешиваться... а потом пусть  убираются
в ад!
     Если бы он умел разговаривать с вестниками! Он  послал  бы  их  вслед
Лантлу. Но нельзя же просто сказать: "Бери его, пес!" - этим существам.
     - Суарра! - снова позвал он. Она спрыгнула  с  возвышения,  бежала  к
нему.. надо следить за дверью... выстрелы, наверно, услышали... а открытое
окно сзади?.. нельзя же одновременно смотреть в разные стороны...
     Суарра рядом!
     - Любимый! О любимый! - услышал он разбитый шепот, почувствовал,  как
ее губы прижимаются к его плечу.
     - Торопись, дорогая! Все будет в  порядке!  -  сказал  он.  При  этом
смотрел он на застывших аристократов и на дверь и держал ружье наготове.
     Как же они выйдут? У  него  была  идея  -  послать  вестников,  пусть
убивают, а они пока выберутся через окно...
     Слишком поздно.
     В открытой двери неожиданно, как из воздуха, вырос Нимир!
     Теперь слишком поздно. Нет смысла направлять крылатых  вестников  или
пытаться бежать. Грейдон был в этом убежден. Он попал в ловушку  Нимира  и
должен принимать условия сделки. Он опустил ружье, прижал к себе Суарру.
     Его  охватило  сомнение.  Действительно  ли   это   ловушка   Нимира?
Властитель Зла сделал  шаг  в  комнату  и  смотрел  на  него  и  Суарру  с
выражением изумления в бледных  глазах.  Рядом  встал  Лантлу,  смеющийся,
издевающийся, указывающий на них пальцем.
     Грейдон поднял ружье, прицелился. Прежде чем он смог спустить  курок,
одна из длинных уродливых лап Нимира схватила Лантлу и  задвинула  его  за
тело Властителя Зла. Ружье рявкнуло. Грейдону показалось, что пуля  прошла
сквозь грудь Нимира.
     Молча,  не  обращая  внимания  на  пулю,  Властитель  Зла   переводил
удивленный взгляд с Грейдона и девушки на тело  урда;  белые  цветы  венка
пожелтели от крови, свадебная  одежда  изорвана  в  агонии.  Глаза  Нимира
пробежали по усеянной цветами дорожке,  по  телам  эмеров,  по  украшенной
кровати и вновь остановились на Суарре.
     И Грейдон увидел, как в них появилось понимание.
     Приземистое   жабье   тело,   казалось,   расширилось,   выпрямилось.
Прекрасное лицо Люцифера на нем стало белым и жестким, как камень, бледные
глаза - ледяными. Нимир повернулся, схватил Лантлу и высоко поднял его над
головой, будто собираясь ударить о пол. Хозяин динозавров тщетно извивался
и дергался, пытаясь освободиться.
     Мгновение Властитель Зла держал его так,  затем  справился  со  своим
гневом, опустил и положил к своим ногам.
     - Глупец! - сказал он, и голос  его  был  ужасен  полным  отсутствием
выражения. - Ты противопоставил свою похоть и ненависть моей воле! Разве я
не сказал, что эту девушку нужно держать в безопасности  и  невредимой?  И
разве не объяснил, почему?  Как  же  ты  посмел  так  поступить?  Отвечай,
глупец!
     - Я обещал, что она станет женой урда. А я  держу  свои  обещания.  И
какая разница? Чужеземец в любом случае пришел бы на твой зов. И ничего не
узнал бы - пока не было бы поздно. И вообще никакого вреда я не  причинил,
потому что чужеземец в твоих руках. И даже  быстрее,  чем  ты  планировал,
Темный Хозяин!
     В голосе Лантлу не было  страха,  только  насмешливое  высокомерие  в
голосе. Властитель Зла не ответил, непроницаемо глядя на него сверху вниз.
Упрямый парень, этот Лантлу, подумал Грейдон. Порочный до мозга  костей  -
но крепкий.
     Он  рассматривал  чудовищное  тело,  с  лицом   падшего   ангела,   с
благородной головой, воплощением силы и красоты -  и  почувствовал  прилив
жалости к Властителю Зла! В конце концов почему  не  позволить  ему  иметь
тело, соответствующее голове?.. Он не понимает, что выигрывается от  того,
что у Нимира тело чудовища... Нимир так долго  добивался  соответствующего
тела... женская хитрость... это нечестный прием...
     Неожиданно он понял, что Нимир смотрит на него,  что  он  прочел  его
мысли.
     - В конце концов мы не так уж далеки друг от друга, Грейдон, - сказал
Властитель Зла, со всей той соблазнительной сладостью, с  которой  Грейдон
уже боролся в пещере Тени.
     Грейдон пришел в себя. Какое ему дело до  Нимира?  Он  должен  спасти
Суарру - и себя, если сумеет!
     Холодные глаза Властителя Зла поголубели, в них дружелюбие, подлинное
или вымышленное.
     - Я должен поговорить с тобой, Грейдон.
     - Знаю, - мрачно сказал Грейдон. - Поговорим здесь,  Нимир.  И  прямо
сейчас.
     Властитель Зла улыбнулся, улыбка осветила его темное властное лицо  и
придала  ему  опасную  привлекательность,  как  и  соблазнительный  голос.
Грейдон почувствовал это притяжение и приготовился сопротивляться.
     - Встань, Лантлу. Не уходи, пока я тебя не отпущу. И проследи,  чтобы
нам не мешали. Предупреждаю тебя - в последний раз!
     Лантлу не спеша встал, равнодушно  взглянул  на  Грейдона  и  Суарру,
неторопливо прошел к дивану, сел рядом с  женщиной  и  обнял  ее  за  шею.
Хорошо проделано, неохотно признал Грейдон.
     Властитель Зла направился к нему. Грейдон почувствовал, как задрожала
Суарра. Когда Нимир был уже в  нескольких  шагах,  Грейдон  извлек  кинжал
Регора и прижал его конец к груди девушки, как раз над сердцем.
     - Остановись, Нимир, - сказал он. - Так достаточно близко. И выслушай
меня вначале. Я знаю, чего ты хочешь. И готов обсуждать твое желание. Если
мы не договоримся и если я буду уверен, что мы  не  сможем  уйти,  я  убью
Суарру. Она согласна. Правда, Суарра?
     - Правда, любимый, - спокойно ответила она.
     - И тогда я попытаюсь справиться с тобой этим, - он коснулся ружья. -
И если не смогу остановить тебя, последнюю пулю пущу себе в голову. А это,
я думаю, тебе не понравится. Но я это сделаю. Не сомневайся, Нимир!
     Властитель Зла снова улыбнулся.
     - Я тебе верю. Ты прав, это последнее, чего бы я хотел. Но в этом  не
будет необходимости - если ты будешь благоразумен.
     - Мозг мой широко раскрыт, - сказал Грейдон. - Но  только  для  твоих
слов. Ты меня понимаешь?
     Властитель Зла поклонился и некоторое время молча  смотрел  на  него.
Чувство нереальности охватило Грейдона. Ему казалось, что он  участвует  в
какой-то пьесе, в сновидении, в котором его не ожидает настоящий риск;  он
может сам выбирать текст, создавать ситуации. Он утратил ощущение  суровой
реальности, которое заставляло  его  держать  напряженным  каждый  нерв  и
каждую мышцу. Странно, но  это  ощущение  нереальности  поддерживало  его,
наполняло беззаботностью... и ему не приходило в  голову  -  тогда  -  что
вызвано оно могло быть Властителем Зла.
     - Ты не можешь уйти, если я не отпущу тебя, - сказал Нимир.  -  И  не
можешь повредить мне. Не могут это сделать и слуги Аданы, которых я вижу в
воздухе. Это правда, Грейдон. Мое тело построено по  другим  законам,  чем
твое. Материал, да, аналогичен. Но прострели меня пулей, проколи кинжалом,
этим ты мне не повредишь. Если не веришь, попробуй.
     Он распахнул плащ, обнажив искаженную бочкообразную грудь,  и  стоял,
ожидая. Грейдон поднял ружье, на мгновение решив принять вызов.  Но  потом
опустил - зачем зря тратить патроны? Нимир сказал правду...
     - Но тебя, - Властитель Зла закрыл свой  массивный  торс,  -  тебя  и
Суарру я могу уничтожить. И  очень  легко.  И  мы  оказываемся  в  патовом
положении, так как мне ты нужен, Грейдон, скажем так... нетронутым.
     - Ты это уже очень ясно дал мне понять, - отрывисто заметил  Грейдон.
- Ну и что же?
     - Тебя ожидал выгодный договор, если бы не этот несговорчивый глупец,
- ответил Нимир. - И не потому только, что своим поведением  он  дал  тебе
возможность сделать себя... непригодным для обитания. Нет, еще  и  потому,
что тебя недавно посетила одна мысль обо мне и  о  женщине-змее.  Ах,  как
давно никто не думал обо мне с сочувствием, - сказал Нимир и рассмеялся, -
я нахожу это странно приятным.
     - Что за договор? - нетерпеливо спросил Грейдон.
     - Сейчас, - мягко продолжал Властитель Зла. - Я никогда не  собирался
делать это свое тело постоянным. Даже если бы оно не было изуродовано, все
равно для меня оно... временное. Нет, Грейдон, я предпочитаю  человеческую
плоть и кровь; при должном обращении они весьма долговечны. И, как  я  уже
говорил тебе, как сам ты мне напомнил, я предпочитаю твое тело. Поэтому  я
отправлю тебя и Суарру назад в храм...  да,  даже  с  почетной  охраной...
если...
     - Я так и думал, что будет "если".
     - Если, в случае моей победы  в  предстоящей  битве,  ты  добровольно
придешь ко мне и, после того как я отброшу это свое временное укрытие,  ты
позволишь мне постоянно жить в твоем  теле  -  я  имею  в  виду,  конечно,
сожительство. Короче, я возобновляю свое предложение, чтобы мы делили твое
тело. Нам не будет тесно, и мы не будем надоедать друг другу, -  улыбнулся
Властитель Зла.
     - Это справедливо, - без колебаний сказал Грейдон. - Я согласен.
     - Нет, любимый, нет! - воскликнула Суарра и прижалась к нему. - Лучше
смерть для нас обоих...
     -  Не  думаю,  чтобы  он  выиграл,   дорогая,   -   сказал   Грейдон.
Беззаботность все сильнее охватывала его...  обмен  справедливее,  чем  он
ожидал... спортивное предложение... вообще-то Нимир не выиграет... но даже
если  выиграет...  он,  Грейдон,  силен...  он  сможет  бороться  с   этим
компаньоном, когда тот поселится  в  его  мозге...  сможет  контролировать
его... заставит его пожалеть о договоре... и уж во всяком случае  жизнь  у
него будет интересной, мягко говоря... дьявол, откуда у него эти  мысли?..
почему он так думает?.. он слабеет... главное спасти Суарру...  он  должен
спасти Суарру... а это единственный способ!
     - Я знаю, что выиграю, - негромко сказал Властитель Зла. - И  ты  это
знаешь, не правда ли, Грейдон?
     - Нет! - сказал Грейдон и вырвался из этого волшебного очарования, из
молчаливого согласия, которое вкрадчиво охватило его. Он глубоко вздохнул,
исчезли беззаботность и чувство нереальности, гнев  и  яростная  решимость
заняли их место. - Нет, я этого не знаю, Нимир! И не пробуй  на  мне  свое
колдовство - или я решу покончить дело прямо здесь  и  сейчас.  Оставь!  Я
согласен! Отпусти нас!
     - Хорошо! - Властитель Зла рассмеялся,  и  в  смехе  его  по-прежнему
звучала соблазнительная сладость, как в шепоте Тени. - Ты заставил бы меня
еще больше добиваться  победы,  Грейдон,  если  бы  я  не  знал,  что  она
предрешена. Есть только еще одна деталь. Я не требую, чтобы ты оставался в
храме во время нашей маленькой перепалки с женщиной-змеей. Думаю, что ты и
не сможешь там оставаться, - и он с удовольствием посмотрел на Грейдона. -
Но теперь, когда у  меня  к  тебе  такой  личный  интерес,  в  моем  праве
требовать, чтобы были приняты меры предосторожности... используем вежливую
фразу... чтобы моя ставка в игре оставалась в пригодном для  использования
состоянии! Поэтому ты будешь носить - это...
     Он достал из-за пояса широкий воротник из тусклого красного металла и
сделал шаг вперед, держа его в руке.
     - Что это? - подозрительно спросил Грейдон.
     - Это  предохранит  твою  жизнь  от  моих  могучих  слуг,  -  ответил
Властитель Зла, - когда тебя вытряхнут из храма. Можешь рассказать об этом
Адане. Увидев его, она поймет, что я имею в виду.  Вообще  это  дает  тебе
большое  преимущество.  Но  у  меня  широкий  взгляд,  я  даю   тебе   это
преимущество. Иди сюда, - в голосе его прозвучал категорический приказ,  -
это необходимо. Он не дает мне власти над тобой, если этого ты боишься. Но
пока не наденешь, девушка не сможет уйти.
     Грейдон склонил голову, почувствовал прикосновение искаженных пальцев
к своему горлу, услышал  щелчок,  с  которым  воротник  закрылся,  услышал
всхлипывание Суарры.
     - А теперь, - сказал Властитель Зла, - в сопровождении эскорта  назад
к Адане. Она так отчаянно старается увидеть, что с тобой происходит! И так
сердится, что не может! Следуйте за мной.
     Он заковылял к двери. Взявшись за руки, они последовали за ним, через
разорванное  кольцо  молчащих  и  глядящих  на  них   аристократов,   мимо
отвратительного  тела  человекоящера  и  эмеров,  которых  убили  крылатые
вестники. Проходя, Грейдон слышал взмахи крыльев этих невидимых охранников
над собой. Он сдержал импульс послать их на Лантлу.
     Вслед за  Властителем  Зла  они  вышли  из  комнаты  в  большой  зал,
заполненный солдатами-эмерами и  аристократами,  которые  отшатывались  от
проходившего Нимира, давали им пройти, закрыв рты и лишив лица  выражения.
Но он заметил, что они украдкой поглядывали на его воротник, и лица их при
этом бледнели.
     Наконец они подошли к  выходу  из  дворца.  Властитель  Зла  подозвал
офицера и отдал приказ. Принесли двойные носилки, их несли восемь  сильных
носильщиков в зеленых килтах. Нимир вежливо пригласил их сесть в носилки.
     Носильщики подняли их, отряд в двадцать индейцев во  главе  с  другим
офицером окружил.  Двери  распахнулись,  и  они  в  сопровождении  эскорта
оказались вне дворца.
     - До скорой встречи, - улыбнулся Властитель Зла.
     - Чтоб ее никогда не было! - от всего сердца ответил Грейдон.
     - Нас ожидает много приятных  столетий  совместной  жизни!  -  сказал
Властитель Зла и рассмеялся.
     Все еще слыша его смех, они  углубились  в  тень  деревьев.  В  руках
охранников сверкали фонари с чистым белым светом.  Суарра  обняла  его  за
шею, прижала его голову к своей мягкой груди.
     - Грейдон! Грейдон, любимый! Я боюсь! Я ужасно боюсь! Слишком дорогая
цена, любимый! Лучше, гораздо лучше было мне убить себя до твоего прихода.
Но я не знала... я надеялась... пока не было уже слишком поздно, пока  мне
не сковали руки... и тогда я уже не могла убить себя...
     Он тоже боялся! Очень боялся! Он утешил ее, как мог.
     Наконец  они  оказались  в  храме.  Носилки  остановились,  офицер  в
сопровождении солдат с фонарями  поднялся  по  широким  ступеням.  Грейдон
услышал окрик, бас Регора. Вниз по каменной лестнице слетел  гигант  к  их
носилкам, поднял Суарру и Грейдона, обнял, будто они дети, вернувшиеся  из
мертвых.
     Охрана в зеленых килтах застыла,  пока  они  шли  к  большим  дверям.
Грейдон услышал, как устремились вперед крылатые вестники,  туда,  где  их
ждала Мать. Обернувшись, увидел, что их эскорт возвращается назад.
     Он чувствовал страшную усталость. Покачнулся, его поддержали  сильные
руки Регора, понесли.
     Двери храма захлопнулись за ним.



                             25. ВОРОТНИК НИМИРА

     Мягкие руки Суарры ласкали его, она шептала слова жалости и нежности.
Он справился со слабостью и освободился от рук Регора. Огромный  вестибюль
был заполнен индейцами в голубых цветах  Матери;  было  также  около  двух
десятков аристократов. Эти последние энергично пошли им навстречу. Обычную
выдержку нарушило жадное любопытство. Но Регор знаком попросил их отойти.
     - К Матери, и немедленно. Суарра, ты не ранена?
     Она покачала головой, и он торопливо пошел вперед. Глаза его упали на
металлический воротник на шее Грейдона, Регор остановился, глядя на него в
замешательстве.
     - Опознавательный знак Нимира, - невесело рассмеялся Грейдон.  Гигант
протянул руку, собираясь сорвать воротник.
     - Нет. - Грейдон отвел его руку. - Все не так просто, Регор.
     Гигант беспокойно взглянул на воротник, брови его нахмурились.
     - Это дело Матери, - сказала Суарра. - Быстрее, ночь кончается.
     Она взяла Грейдона за руку и торопливо  повела  вперед,  Регор  пошел
следом. Они шли по широким коридорам,  заполненным  эмерами  и  небольшими
группами  людей  древней  расы,  не  останавливаясь,  чтобы  ответить   на
приветствия, пока не пришли к углублению  в  стене,  в  котором  находился
лифт, ведущий к святилищу женщины-змеи. Из лифта они вышли на крыше храма.
     - Мать! - воскликнула Суарра.
     Блеснул розовый перламутр, кольца Аданы  развернулись  ей  навстречу.
Тело  женщины-змеи  поднялось,  ее  детские  руки  охватили  шею  девушки,
привлекли ее голову к маленьким заостренным грудям. Впервые за  все  время
Грейдон услышал человеческое всхлипывание в голосе Аданы.
     - Моя дочь! Суарра! Дочь моя!
     Суарра прижалась к ней, плача, а  сердцеобразный  рот  Матери  ласкал
волосы девушки.
     Мать подняла голову, протянула  руку  Грейдону.  Взгляд  ее  упал  на
воротник  Властителя  Зла.  Она  застыла,  глаза   ее   расширились,   шея
наклонилась вперед, сверкнул заостренный красный язык - раз и два - как  у
змеи.
     Она отодвинула Суарру, коснулась сердца Грейдона, его лба; взяла  его
лицо в руки  и  пристально  всмотрелась  в  глаза.  И  постепенно  в  этих
пурпурных  бассейнах   появилась   жалость,   сожаление   -   и   какое-то
предчувствие. Так ему во всяком случае показалось.
     - Вот как! - прошептала она и опустила руки. - Вот как! Вот  какой  у
него план! - Она углубилась в  свои  мысли,  будто  разговаривала  сама  с
собой, не видя, не замечая их. - Но он не хочет использовать оружие...  до
конца. Я могу его встретить, да. Но я тоже не хочу пускать его в ход.  Так
же, как и он. Клянусь моими предками! Если бы рядом со мной был хоть  один
из моих соплеменников! Или хотя бы другие Властители, кроме Тиддо, я тогда
не опасалась бы.  Но...  выбора  нет.  И  если  в  схватке  мы  с  Нимиром
высвободим оружие, которое не сможем загнать обратно, разве уничтожение не
распространится, как чума, по всему этому вращающемуся  шару...  превратит
землю в пустыню... лишит ее жизни? Тогда и Нимир не избежит уничтожения...
     Ее взгляд снова упал на Грейдона.
     - Ничего, дитя, - негромко сказала она, -  не  отчаивайся.  Итак,  ты
пожалел Нимира? И принял его условия! А он посылал тебе  в  мозг  свой  яд
искусно, так искусно! Ну что ж, так было предначертано, я думаю. Так  тому
и быть! Это не твоя вина. Я попалась в ловушку, не  зная  об  этом,  когда
поддалась женскому тщеславию и изменила его оболочку по своему капризу  во
время Ландофакси. То, что произошло, лишь  следствие  моего  поступка.  Ты
ничего не мог сделать, и могло бы быть еще хуже. Пусть  кости  лежат,  как
они выпали. Не смотри на меня так. Это не колдовство. Я прочла твои мысли,
вот и все. Но я хочу послушать и твой рассказ. Суарра...
     Она  повернулась  к  девушке.  Очевидно,  впервые   увидела   зеленое
свадебное платье, раскрашенные щеки и губы. И при  этом  зрелище  весь  ее
гнев против Нимира, все  беспокойство,  долгими  часами  испытанное  из-за
Суарры, - все это достигло максимума и взорвалось. Она сорвала  с  девушки
платье, обнажив всю ее белоснежную красоту.
     - Иди вымой лицо! - зашипела  гневно  женщина-змея,  как  старомодная
женщина, поймавшая свою дочь за румянами и помадой.
     Девушка вскрикнула и убежала,  белая  тень,  в  полутьму  за  гнездом
Аданы. Грейдон, несмотря на всю свою усталость и тревогу, усмехнулся;  это
был один из чисто человеческих всплесков, который приближал это совершенно
нечеловеческое существо и лишал его чуждости.
     Мать гневно посмотрела на него, подняла руку, будто  хотела  ударить,
потом скользнула к  Суарре.  Грейдон  услышал,  как  она  негромко,  почти
раскаиваясь, говорит с девушкой. Потом она позвала его.
     Рядом с ней загорелся пульсирующий шар. При его свете Грейдон увидел,
что Суарра набросила на себя плащ и смыла с  лица  помаду  и  румяна.  Она
посмотрела на него и опустила голову. Женщина-змея рассмеялась  и  прижала
друг к другу их головы, щека к щеке.
     - Не смущайся, дитя, - сказала она. - Я  уверена,  он  видел  женское
тело. Или увидит еще. А Регор достаточно стар, чтобы быть  твоим  прадедом
по крайней мере. Иди  сюда,  Регор.  А  теперь  расскажи  нам,  дочь,  что
случилось. На, выпей это.
     Она достала из ящика маленький флакон,  наполнила  водой  хрустальный
кубок и капнула туда жидкости из флакона. Суарра отпила и протянула  кубок
Грейдону. Он выпил, все его тело заполнилось  звоном,  усталость  исчезла.
Напряжение оставило его, мозг прояснился. Грейдон  сел  рядом  с  Регором,
слушая Суарру.
     Мало что из ее рассказа ему было неизвестно. Только как ее захватили.
После того как она ушла от  Матери  и  смотрела  на  приход  спасенных  из
убежища Хуона, к ней пришел офицер-эмер. Он сказал, что принес ей послание
от  Властителя  Грейдона,  который  находится  на  нижней  террасе  храма.
Властитель Грейдон обнаружил кое-что и хочет, чтобы она взглянула на  это,
прежде чем новость сообщат Матери. Властитель Грейдон приказал  говорящему
это найти ее и привести к нему.
     Сама простота и смелость уловки обманули ее. Она знала,  что  террасы
храма охраняются, и  ей  не  пришло  в  голову  усомниться  в  подлинности
призыва. Она прошла на нижнюю террасу, миновав несколько постов  охраны  и
ответив на их окрики. Как раз после того, как она миновала один  из  таких
постов, ей на голову набросили плащ, подняли и унесли.
     - Это были люди Лантлу, - сказал Регор. - Они убили наших  стражников
и заняли их место. Были одеты в цвета Матери. Мы нашли тела  наших  людей,
их сбросили с террасы.
     В роще ей связали руки и  ноги  и  поместили  в  носилки,  продолжала
Суарра. И отнесли прямо во дворец Лантлу. Тут индейские женщины  накрасили
ее и, прежде чем она смогла что-то заподозрить, переодели в зеленое платье
и сковали руки наручниками. Потом ее отвели в комнату,  где  ее  и  застал
Грейдон, - чтобы узнать из насмешливых слов Лантлу,  какую  участь  он  ей
приготовил.
     Женщина-змея  слушала,  угрожающе  раскачивая   головой,   глаза   ее
блестели; она не задавала вопросов, не прерывала.
     - Регор, - негромко сказала она, когда Суарра кончила, - иди проверь,
чтобы не осталось ни одной щели, через которую смогли бы  пролезть  другие
крысы Нимира. Поспи, сколько сможешь: на рассвете все в храме должны  быть
на постах. А к следующему рассвету я или Нимир  будем  побеждены.  Суарра,
Грейдон, остаток ночи будете спать здесь, рядом со мной.
     И когда Регор ушел, она взяла руку Грейдона в свои.
     - Дитя, - мягко сказала она, - не бойся. Ты будешь спать крепко,  без
снов и страха перед Нимиром. До рассвета еще четыре часа. Я разбужу  тебя,
тогда и поговорим о том, что нужно сделать. Об этом, - она  коснулась  его
воротника, - и о другом тоже. Теперь выпей это. Ты тоже, Суарра.
     Она достала из сундука другой флакон, налила  бесцветной  жидкости  в
кубок. Они выпили. Суарра зевнула, опустилась на подушки, сонно улыбнулась
ему, глаза ее закрылись. Грейдон почувствовал, как его охватывает приятная
расслабленность, голова его упала на подушки. Он взглянул на женщину-змею.
Она достала систрум и высоко его подняла. Из него устремился стройный  луч
молочного света. Она повернула этот луч вверх и начала вычерчивать им  все
расширяющуюся спираль.
     Она посылала сигнал. Кому, сонно подумал он. И уснул.


     Его разбудило прикосновение Матери; он смотрел в ее  наклонившееся  к
нему  лицо.   Пурпурные   глаза   расширились,   блестели,   огромные   на
сердцеобразном лице. Он вскочил на ноги. У края платформы стоял Властитель
Глупости,  он  смотрел  в  сторону  озера;  рядом  с   ним   алая   фигура
человека-паука Кона и черные очертания Регора. Суарра все еще спала,  лежа
щекой на руке, которая высовывалась из-под шелкового покрывала.
     Грейдон вздрогнул, ему вдруг стало холодно. Впервые за все то  время,
что он находился в Запретной земле, небо затянули тучи. Они висели  низко,
не  более  чем  в  трехстах  футах  над  храмом.  И  походили  скорее   на
серо-стальной неподвижный потолок.
     Над ним и  вокруг  него  непрерывно  шелестели  крылья  бесчисленного
количества невидимых птиц. Эти невидимые крылья пульсировали ритмично...
     Крылатые змеи! Вестники Матери-Змеи! Их она вызывала светом!
     Она взяла  его  за  руку,  отвела  к  краю  платформы,  дала  бинокль
наподобие того, каким пользовались  в  убежище  Хуона,  указала  на  берег
озера. Он посмотрел в бинокль.
     Берег был усеян ящеролюдьми. Их там сотни, тысячи; ряды  их  медленно
двигались вперед, к ним присоединялись все новые, они  вброд  выходили  из
озера. Грейдон увидел, что новые орды появляются из  пещер,  а  все  озеро
испещрено плывущими людьми-ящерами. Перед теми, кто уже вышел из воды,  на
черных динозаврах разъезжало несколько аристократов,  сторонников  Лантлу.
Они подгоняли своих  животных  большими  плетеными  бичами.  Один  из  них
повернулся.  Грейдон  уловил  тусклый  красный  блеск  у  него   на   шее,
пригляделся.
     У всадника был такой же воротник,  как  тот,  что  застегнул  на  нем
Властитель Зла.
     Другие  всадники  тоже  были  в  таких  воротниках.  Грейдон  опустил
бинокль, повернулся к женщине-змее. Она  кивнула,  отвечая  на  его  немой
вопрос.
     - Да, - сказала она, - Нимир привязал тебя к себе. Часть из того, что
он тебе сказал, - правда, но часть - ложь. Когда он сказал,  что  воротник
защитит тебя, он говорил правду. Но когда говорил,  что  он  не  дает  ему
власти над тобой, то лгал.
     Она молчала, а он жалобно смотрел на нее.
     - Поэтому  ты  не  сможешь  оставаться  с  нами  и  помогать,  как  я
надеялась. Нимир  хитер  и  доведен  до  отчаяния  -  надеюсь,  скоро  его
положение станет еще отчаяннее. И, возможно, он через тебя прорвется  сюда
и нарушит мои планы.
     - Не через меня! - простонал Грейдон. - Нет, нет!
     - Мы не можем рисковать, - ответила Мать. - Я могла бы избавить  тебя
от этого знака, но что-то говорит мне, что не  нужно  этого  делать.  Что,
поступив так, Нимир допустил ошибку. Что если бы он был мудр,  он  оставил
бы карты лежать так, как они расположились. Он должен был думать  лишь  об
одном, но его подвело желание получить твое тело, как меня подвело женское
тщеславие. Я не знаю, что мы получим от этого преимущества, но оно есть...
     - Последние урды на берегу, Адана, - прошептал  Регор.  -  Мы  должны
идти.
     - Иди с Регором и Хуоном, - сказала Мать. - Они  тебя  используют.  И
будь уверен: Нимир тебя не получит. Я обещала тебе это. И теперь я, Адана,
подтверждаю обещание.
     Неожиданно она наклонилась и поцеловала его в лоб.
     - Разбуди Суарру, - сказала она, - попрощайся с ней и быстро уходи. И
если мы больше не увидимся - я любила тебя, дитя.
     Она снова поцеловала его и  оттолкнула  от  себя.  Он  склонился  над
спящей девушкой. Она открыла сонные глаза, посмотрела на него,  обняла  за
шею и прижалась губами.
     - Я спала, - прошептала она полусонно. - Уже рассвет?
     - Да, мое сердце, - ответил он ей. - Я должен идти с Регором и Хуоном
вниз в храм...
     - В храм! - она села, сразу проснувшись. - Но  я  думала,  ты  будешь
здесь. Со мной. Мать...
     - Не бойся, дорогая. - Он рассмеялся,  и  только  Адана  знала,  чего
стоил ему этот смех. - У меня есть привычка возвращаться к тебе.
     Регор коснулся его плеча. Грейдон мягко оторвал руки девушки, еще раз
поцеловал ее и быстро пошел между гигантом  и  Хуоном.  Он  последний  раз
взглянул на Суарру, когда лифт пошел вниз.  Суарра  прислонилась  к  груди
женщины-змеи, рука ее была у рта, в глазах сомнение.



                          26. РАГНАРОК В Ю-АТЛАНЧИ

     [Рагнарок - в скандинавской мифологии битва богов, последняя схватка,
в которой боги своим могучим оружием уничтожают друг друга и весь мир]
     Лишь часть из того,  что  происходило  в  последующие  ужасные  часы,
Грейдон  видел  собственными  глазами.   Полную   картину   ему   пришлось
восстанавливать по рассказам других.
     Втроем они быстро шли, задержавшись только,  чтобы  Грейдон  захватил
патроны. И пришли к входу в тронный зал. Здесь Регор остановился.
     - Мы уничтожили все открывающие механизмы во всех туннелях, ведущих в
храм, за одним исключением, - резко начал он. - А этот  единственный  вход
силой взять  нельзя.  Это  приказ  Матери.  Если  только  она  чего-то  не
предусмотрела... а иначе нас нельзя захватить  врасплох  изнутри.  Поэтому
Нимир и Лантлу постараются выманить нас из храма, туда, где у них ксинли и
урды. Мы должны предотвратить это.
     - За  прошедшую  ночь  мы  построили  крепкие  баррикады  на  большой
лестнице. Вокруг всего храма  на  трех  террасах  размещены  войска.  Если
нападение будет слишком сильным, наши люди  смогут  вернуться  в  храм  по
лестницам, которые выброшены из окон, и  через  большие  двери.  У  каждой
двери и каждого окна  стоят  люди  с  копьями,  луками  и  палицами.  Хуон
командует на баррикаде. Ты, Грейдон, будешь  рядом  с  ним.  Если  нападут
верховые на динозаврах,  стреляй  из  твоего  оружия  по  всадникам.  Если
сможешь заставить ксинли повернуть на бегущих за  ними,  очень  хорошо.  В
худшем случае ксинли без всадников принесут Лантлу мало пользы.  Нужно  их
перебить, вот и все. Мы не знаем, что приготовил  Нимир.  Над  всеми  нами
Мать. Она, вероятно, знает. И у нее есть оружие, не  менее  страшное,  чем
то, что у Властителя Зла, в этом можешь не сомневаться. Не думаю, что  это
прощание, парень, - голос гиганта стал хриплым, - но если прощание... - он
здоровой рукой прижал к себе Грейдона пожал руку Хуона и ушел.
     - Ты и я, Грейдон. - Голос Хуона был мрачен. - Помнишь, что я  сказал
тебе, когда ты отправился в пещеру женщины-лягушки? Ты и я  вместе  -  под
красным небом, с которого падают ледяные тени и сражаются с огненными. Час
настал, и я рад. Смотри.
     Он  указал  на  высокое  окно,  из  которого  выглядывали  с  десяток
лучников. Сквозь окно виднелся участок неба. Облачный  потолок  больше  не
был серо-стальным. Он становился  огненным,  приобретал  зловещий  красный
оттенок, который все углублялся.
     - Пошли! - сказал Хуон. Молча прошли  они  в  большой  вестибюль,  из
которого открывался выход из  храма.  Вестибюль  был  заполнен  эмерами  с
луками, дубинами, мечами и копьями. Ими командовали  человек  двадцать  из
древней расы, вооруженные только мечами и палицами. Они ждали  Хуона.  При
его  приближении  массивные  металлические  створки  дверей  распахнулись.
Сквозь них двинулись  солдаты,  они  выходили  на  обширную  площадку,  за
которой начиналась лестница.
     Вдоль парапетов трех террас стояли ряды солдат, как стены осажденного
города. Поперек лестницы возвышалась двойная баррикада из каменных блоков.
Эти две баррикады достигали высоты в шесть  футов,  нижняя  находилась  на
самой нижней террасе, а вторая - в пятидесяти футах за первой.  За  каждой
баррикадой блоки, на которых могли стоять защитники. Грейдон подумал,  что
это пятидесятифутовое пространство между баррикадами может стать ловушкой,
и от всего сердца пожалел, что у него  нет  нескольких  пулеметов.  Их  бы
поместить наверху первой баррикады! Какую бойню они бы устроили!
     Он сдержался: какой смысл думать  в  терминах  современного  военного
дела, если противостоящие полководцы располагают  оружием,  о  котором  не
подозревают ни рядовые, ни офицеры. Он прошел  к  первой  баррикаде,  снял
ружье, выложил перед собой патроны и порылся в мешке с боеприпасами. Всего
две сотни, с сожалением подумал он. Если тщательно целится, это немало. Он
зарядил магазин, а Хуон в это время размещал свои силы.
     Грейдон взглянул на берег озера. Видно очень плохо: красноватый  свет
облачного покрова не позволял рассмотреть что-нибудь на таком  расстоянии.
Конечно, это дело Нимира. А где сам Нимир? Будет ли сражаться среди  своих
приверженцев или, подобно  Матери-Змее,  расположится  в  укрытии,  оттуда
направляя свои загадочные силы?
     Нимир был уверен в победе. В чем-то он мог  солгать,  но  в  этом  не
лгал. Он считал, что победит. Не лучше  ли  перебраться  через  баррикаду,
пойти к Властителю Зла и - сдаться ему? Пусть начнется  немедленно  адский
эксперимент с  его  телом.  Это  заставит  заключить  перемирие,  хотя  бы
временное. А после этого он смог бы бороться с Нимиром. А почему бы и нет?
Стоит попытаться! Если он выиграет, спасет Суарру... и Мать... и Регора...
доброго старину Регора. К чему вся эта бойня, если он может  предотвратить
ее?
     Эти мысли, как шепот, текли в его мозг.
     Шепот!
     Грейдон вскрикнул и взял себя в руки. Шепот? Подобный шепоту Тени!
     Женщина-Змея была права! Это Нимир -  шепчет,  соблазняет,  искушает,
лжет. Играет с ним! Слава Богу, она не позволила ему  остаться  с  ней  на
крыше! Грейдон схватился за воротник, рванул  его  -  ему  показалось,  он
слышит хохот Властителя Зла!
     Хуон схватил его за руку. Грейдон, дрожа, повернулся к нему, холодный
пот выступил у него на лице.
     - Хуон, - задыхаясь, сказал он, - если я побегу к врагу, если  сделаю
хоть что-то... не свое, бей  меня  по  голове.  Или  проткни  мечом,  если
понадобится.
     - Не бойся, - серьезно ответил Хуон. - Я слежу за тобой: ты не будешь
предан.
     От храма донесся предупреждающий звук рогов. Далеко,  на  краю  луга,
началось движение, сверкала черная чешуя, тускло мерцала желтая кожа.
     - Идут! - сказал Хуон и закричал своим людям. Его крик  повторили  по
террасам. Зазвенели натягиваемые тетивы. Затем молчание,  защитники  храма
смотрели на приближающегося врага.
     Вначале нападающие двигались медленно. Впереди большие  динозавры  на
расстоянии в пятьдесят футов друг от друга. Их всадники в кольчугах,  лица
закрыты  забралами.  Грейдон  не  пробовал  раньше  пробить  пулей   такое
вооружение и не знал, можно ли его прострелить; подумал,  что  если  и  не
прострелит, то удар пули все равно свалит всадника.
     За динозаврами теснились орды людей-ящеров. Поистине орды: по шесть в
глубину и длинной линией в тысячу футов. Если у урдов и были предводители,
то они ничем не выделялись. Они шли за черными ящерами, их  красные  глаза
сверкали, головы они выставили вперед, когти вытянули.
     В  ста  ярдах  за  урдами  шли  стройные  ряды  индейцев  в  зеленом,
предводительствуемые аристократами.
     Грейдону показалось,  что  он  понял  замысел  нападения.  Не  тонкая
стратегия, а тяжелый удар. Огромные динозавры, неуязвимые для стрел, копий
и мечей, если только не очень  большая  удача,  должны  были,  как  таран,
прорвать ряды защитников. В брешь устремятся урды, которых трудно убить, у
которых отравленные когти и клыки... По расчищенному пути в храм врываются
эмеры и аристократы Лантлу... Но где сам Лантлу и его охотничьи своры?
     Из приближающихся рядов послышались звуки труб.  Черные  динозавры  с
громовым топотом перешли  на  бег.  Вперед,  как  желтая  свистящая  волна
прибоя, покатились ящеролюди. Они накатились на храм.
     С его крыши обрушился водопад молочного света. И  сразу  весь  воздух
заполнился звуками рогов крылатых змей!
     Мгновенно бег динозавров и урдов замедлился. Треть всадников полетела
из  седел,  как  будто  схваченная  арканами.  Невидимые  кольца  крылатых
вестников стащили их на землю.
     Среди ящеролюдей началось  беспорядочное  движение.  Они  с  шипением
приседали,  прыгали,  уклонялись,  ударяли  острыми  когтями;  кое-где  им
удавалось поймать вестников, стащить их на землю, рвать когтями и клыками,
как показывали их хаотические движения. Но  и  сами  урды  гибли  сотнями,
пронзенные клювами-рапирами.
     Половина  всадников  упала  со  спин  динозавров.  Да   и   динозавры
подверглись  нападению.  Грейдон  видел,  как  они  отчаянно  отмахиваются
передними лапами, свистят в гневе, размахивают длинными шеями.
     Один из них перевернулся, еще один, и еще. Они побежали назад,  топча
ящеролюдей. Шедшие сзади индейцы остановились, дрогнули,  нарушили  строй,
пытаясь уйти с пути динозавров. Аристократы пытались  ухватить  динозавров
за узду, подчинить их себе. Многим это  удалось,  но  несколько  ю-атланчи
были раздавлены, прежде чем сумели что-либо сделать.
     С храма послышался призывный звук труб.  Слева  ему  ответили  другие
трубы. По лугу скакал отряд всадников-эмеров в голубых килтах; во главе их
затянутые в кольчуги аристократы в голубых плащах - цвет  Матери.  До  сих
пор они скрывались, и при виде их удара  кровь  в  ушах  Грейдона  победно
зазвенела. Передняя линия защитников опустилась  на  колени.  Дождь  стрел
обрушился на дрогнувшие ряды солдат Лантлу. Защитники встали,  устремились
вперед и, как волна, ударили по одетым в зеленое индейцам.
     Теперь на лугу развертывались  два  сражения:  крылатые  змеи  против
ксинли и урдов и за ними смешанные линии эмеров и аристократов.
     По всему храму звучали торжествующие крики.
     Издали, от пещер, раздалось громкое гудение, звук поднимался  высоко,
переходил в вопль, раздирающий уши; потом  опускался  ниже  уровня  слуха,
становился неслышимым звуком, потрясая мозг  и  каждый  нерв  чуть  не  до
безумия. Гудение приближалось со скоростью снаряда. Оно остановилось прямо
над храмом. Вверх до сводящей с ума ноты и вниз, и опять вверх и вниз...
     Неожиданно все пространство между землей и небом  заполнилось  лучами
тусклого красного света. Они казались неподвижными, застывшими, эти  лучи,
и бороздчатыми. Они разрывали зрение, как гудение разрывало мозг.
     Но Грейдон этого тогда не знал. Он ничего не чувствовал; доводящее до
безумия гудение для него было лишь  жужжанием  большого  волчка,  и  ничем
больше; красные лучи тоже пощадили его.
     Не понимая, он смотрел, как меч выпал из рук Хуона, увидел, как  Хуон
пошатнулся, схватился руками за глаза...
     И увидел, как в этом необъяснимом, жестком свете стали видны крылатые
змеи. Вестники Матери, не защищенные больше своим плащом невидимости!
     Теперь они превратились в  черные  фигуры,  захваченные  лучами.  Они
ослепли. Дергаясь, сталкиваясь, отшатываясь друг  от  друга,  они  падали.
Маленькие и большие, извиваясь, они попадали в когти урдов, ящеролюдей, на
которых, как и на Грейдона, не действовали свет и звук.
     В храме свет и звук вызвали  приступ  безумия,  как  будто  здесь,  в
центре их действия, оно усиливалось. В измученном мозгу у всех было только
одно стремление - вырваться наружу, бежать и бежать, подальше от гудения и
жгучих лучей. Огромные двери распахнулись. Из них выбегали  аристократы  и
эмеры, мужчины и женщины. Они выпрыгивали из окон...
     Их вымело из храма, как и пообещал Властитель Зла!
     Сквозь гудение донесся отвратительный шепот,  адский  свист.  Грейдон
понял, что это, еще до  того  как  увидел.  Своры  охотничьих  динозавров.
Изумрудные  и  сапфировые  чешуйки  блестели  в  алом  свете,  алые  глаза
сверкали; динозавры вырвались из укрытия в зарослях и рассыпались по  лугу
между храмом и городом. Перед ними ехал Лантлу, один, верхом на ксинли.  С
криком он поскакал к лестнице.
     Грейдон сбросил с себя оцепенение, поднял ружье; с проклятием посылал
он  пулю  за  пулей  в  хозяина  своры.  Нетронутый,  невредимый,   Лантлу
приближался, за ним свора.
     Из святилища женщины-змеи на крыше храма  вылетел  один  из  огромных
серебряных шаров; вслед за  ним  остальные.  Они  остановились  и  повисли
тысячефутовым кругом над равниной. Потом  начали  пульсировать  нестерпимо
ярким белым сиянием; пульсируя, они расширялись, превратились в корону  из
маленьких сияющих солнц, которые своими  белыми  лучами  пронзали  тусклые
красные лучи.
     Внезапно гудение стихло. Кончилась суматоха среди крылатых змей.  Они
снова стали невидимыми. Кончилась пытка для глаз, ушей, мозга.
     Теперь наступила очередь Грейдона испытать боль.  Белое  сияние  жгло
ему глаза, кололо иглами мозг. И в этой пытке  он  был  вместе  с  урдами,
ксинли и теми из старой расы, кто носил воротники  Нимира.  От  гудения  и
красных  лучей  воротник  защитил  его,  но  подверг  воздействию   оружия
женщины-змеи. Прежде чем боль завладела им, швырнула его лицом на землю, с
руками, крепко зажавшими глаза, он успел увидеть,  как  верховой  динозавр
Лантлу отступил, вырвал голову из узды, вырвал грузные удила  и  с  криком
слепо понесся назад. Видел,  как  Лантлу  вылетел  из  седла,  с  кошачьей
ловкостью приземлился на ноги и пошатнулся, закрыв  лицо  руками.  Увидел,
как беспорядочно бегали  во  все  стороны  ящеролюди,  падая  под  ударами
невидимых вестников.
     На ксинли и урдов набросились солдаты храма, они  сбивали  ящеролюдей
своими палицами, пронзали чудовища мечами, били в уязвимые места  копьями,
убивали любимую свору Лантлу.
     Все внимание Хуона было  обращено  к  врагу.  Он  забыл  о  Грейдоне.
Прыгнул к баррикаде, был уже на полпути  через  нее,  когда  повернулся  и
поискал взглядом Грейдона. Только мгновение он колебался между  заботой  о
Грейдоне и своей ненавистью к Лантлу. Прыгнул обратно, поднял Грейдона  на
руки, понес в храм...
     Ветер, холодный, как космическое пространство, поднялся  вокруг.  При
его прикосновении боль Грейдона прошла. Он  вырвался  из  рук  Хуона.  Они
стояли, глядя на светящиеся шары.  Шары  заметно  потускнели.  Вокруг  них
собиралась темная оболочка. Она становилась все плотнее.
     Шары погасли!
     Вдвоем  они  прыгнули  к   баррикаде.   У   основания   лестницы,   с
окровавленным мечом, рядом с телом аристократа в  голубом,  стоял  Лантлу,
как и Грейдон, освободившийся от пытки.
     А по всему лугу эмеры, аристократы,  урды  сцеплялись  в  смертельных
схватках. Из охотничьей своры  не  осталось  ни  одного.  Исчез  и  гигант
ксинли.
     Грейдон поднял ружье, тщательно прицелился. Прежде чем он смог нажать
курок, Хуон выбил ружье из его рук.
     - Его убью я! Не ты! - воскликнул он и с мечом в руке побежал вниз по
лестнице туда, где с оскаленными зубами, с обнаженным кровавым  мечом  его
ждал хозяин динозавров.
     Алое небо запульсировало - раз, два, три,  будто  гигантское  сердце.
Вниз, подобно огромным летучим мышам, упали черные тени. И все  сильнее  и
сильнее становился холод.
     Мгновение  Грейдон  смотрел  на  ужасный  дождь.  Тени  формировались
непосредственно под пологом алого тумана. Они были бесформенными, но очень
плотными, как будто  оторванными  от  плаща  глубокой  ночи.  Они  падали,
вращаясь в падении. Падали, как быстрый снег  с  дождем.  Падали  по  всей
равнине, и на ящеролюдей, и на эмеров, и на аристократов.
     Грейдон услышал звон меча о меч, увидел, как сражаются Хуон и Лантлу.
     Между ним и этой парой появился клубок дерущихся урдов и индейцев. На
них упала тень, охватила их,  скрыла,  взлетела  снова.  Он  посмотрел  на
маленькую группу, которую она покрывала. Урды и эмеры больше  не  дрались.
Они стояли  неподвижно,  оцепенело.  Покачнулись.  Упали.  Он  побежал  по
ступеням, склонился к ним. Трава  почернела,  как  от  огня.  Он  коснулся
дравшихся. Они застыли и были холодны, как лед.  Он  коснулся  земли.  Она
тоже замерзла.
     Он посмотрел на Хуона. Меч Хуона опустился  на  правую  руку  Лантлу.
Попал и  наполовину  перерубил  ее.  Хозяин  динозавров  завыл,  отскочил,
перехватил оружие в левую руку, прежде чем оно выпало. Не обращая внимания
на рану, он бросился на Хуона.
     Хуон, уклоняясь от удара,  сделал  шаг  в  сторону  и,  когда  Лантлу
повернулся к нему, пронзил ему  живот  и  быстрым  движением  снизу  вверх
распорол до груди.
     Хозяин динозавров уронил меч, посмотрел  на  своего  убийцу,  схватив
руками живот; сквозь его пальцы струилась кровь. Он опустился  на  колени.
Упал вперед...
     Молча опустилась тень. Охватила обоих.
     Грейдон услышал страшный крик; понял, что это кричит он сам;  побежал
вперед.
     Тень поднялась, отскочив от него при  этом,  взлетела  в  небо.  Хуон
стоял неподвижно, глядя на своего врага.
     - Хуон! - закричал Грейдон и коснулся его плеча. Оно было ледяным.
     При этом прикосновении Хуон упал на тело Лантлу.
     Грейдон тупо осмотрелся.
     Что это за огни? Крылатые фигуры из зеленоватого пламени с невыносимо
сверкающим центром... они возникают в воздухе,  пульсируют  в  нем...  они
схватываются  с  тенями...   Огненные  формы  сражаются  со  смертоносными
тенями... а Хуон мертвый лежит у его ног под алым небом.
     Хуон предсказал это. Когда же это было? Века и века назад.
     Мозг Грейдона  отупел.  И  отчаяние,  черное  отчаяние,  от  которого
останавливается сердце и перехватывает дыхание, овладело им.  Откуда  этот
черный приток... он никогда ничего подобного не чувствовал. И ненависть...
холодная ненависть, холодная и неумолимая, как  эти  смертоносные  тени...
она питается его отчаянием. За кем это он охотится... и  почему?  Если  бы
только стряхнуть это оцепенение с мозга.
     Проклятые огненные фигуры! Они повсюду. И  как  налетают...  Эмеры  и
урды и отродье древней расы... Мои люди бегут, они побеждены! Мои  люди...
но что  это  значит?  Какие  его  люди?  Дьявольский  свет!..  Дьявольский
привет!.. А хорошая рифма!  И  как  будто  продвижение  этой  оцепенелости
приостановилось.  Надо  попробовать  еще.  Пепел  и  тень  лежат  в  пыли,
справиться с тобой они не смогли. Ну... это не помогает. Но что это с  его
головой? Бедный Хуон... Знает ли Суарра, что я здесь... Где же Нимир... а,
теперь  он  понял,  кого  так   ненавидит...   женщину-змею...   проклятое
чудовище... Да, Темный Хозяин, я иду!
     Дьявол! Что его заставило это сказать? Крепись,  Ник  Грейдон...  Ник
Грейдон из Филадельфии, выпускник Гарвардской высшей геологической  школы,
США... крепись!.. Да, да, Темный Хозяин... я... иду!
     Рука обняла его. От отшатнулся с рычанием. Но... это Регор.
     Регор! Часть смертоносной онемелости опять оставила мозг.
     - Моя голова... Регор! Что-то с головой!
     - Да, да, парень. Идем со мной. С Регором. К Суарре.
     Суарра!  Ну,  конечно,  он  пойдет  с  Регором  к  Суарре.  Но  не  к
женщине-змее! Нет, нет! Не к ней... она вообще не  человек...  Нет,  не  к
ней, Темный Хозяин...
     Как он оказался в храме?  Какого  дьявола  ему  здесь  нужно?  Что-то
потянуло его за воротник. Вытягивало его. Он не пойдет! Откуда эта немота?
А, от воротника. Ему надо уходить. Но сначала он расскажет Суарре. Где  же
она? Нет, не к женщине-змее! Нет, Темный Хозяин, я не... как хорошо, когда
руки Суарры вокруг тебя... голова на ее груди...
     - Держи его крепко, Суарра, - негромко сказала  Мать.  -  Целуй  его.
Разговаривай с ним. Делай что угодно... но пусть  он  будет  занят  тобой.
Кон!
     Из тени появился  человек-паук,  печально  посмотрел  на  бормочущего
Грейдона.
     - Следи за ним внимательно, Регор. Кон  поможет  тебе  удержать  его.
Когда его позовут с полной мощью, его  силы  иссякнут.  Если  потребуется,
свяжите его. Но я бы не хотела этого... у меня есть причины. Но Нимир  его
не получит. А, я этого боялась! Готовься, Тиддо!
     Зеленый свет, ярче дневного, заполнил Запретную  землю.  Смертоносные
тени исчезли, алый свет в облаках погас. На лугу  между  храмом  и  озером
возник столб сверкающего зеленого огня. Поднимаясь, он ревел.  Пульсировал
в медленном регулярном  ритме.  Вокруг  него,  над  его  вершиной,  у  его
основания сверкали молнии, гремел гром, как потоки разбивающегося стекла.
     Под этим ужасающим блеском  сражающиеся  на  лугу  застыли  и  стояли
неподвижно, потом в панике бросились к укрытиям.
     Отовсюду крылатые огненные фигуры понеслись  к  столбу,  сливались  с
ним, питали его
     - Его последняя ставка, Тиддо, - прошептала женщина-змея. - И, может,
лучшая.
     Властитель Глупости кивнул и встал возле  устройства  с  хрустальными
стержнями.  Завертелись  два  больших  диска.  Женщина-змея  скользнула  к
одному,  к  другому,  управляя  рычагами  в  их  основании.  Их   скорость
постепенно замедлялась.
     - Да помогут мне мои предки! - прошептала женщина-змея.
     Еще медленнее вращались диски.  И  все  меньше  становилось  огненных
фигур, питавших столб. Они совсем перестали появляться.
     Пульсирующая  колонна  задрожала,  покачнулась  и  с  громовым  ревом
подпрыгнула на сто футов. Она упала на амфитеатр создателей снов. С  ревом
подпрыгнула снова - с того места, где раньше был амфитеатр.
     На этот раз она прыгнула выше. И опустилась среди деревьев города.  И
снова громовой удар...
     Диски застыли. Столб огня устремился к храму.
     - Пора! - закричала женщина-змея Властителю Глупости. Над механизмом,
которым он управлял, развернулся гигантский фиолетовый веер  -  и  понесся
прямо к наступающей колонне. Встретился с ней. Смешался. Столб наклонился,
изогнулся. Он пытался освободиться, как живое существо.
     Послышался страшный крик, громовой удар, будто обрушилась гора.
     И затем тьма и немая тишина.
     - Хорошо сделано, - выдохнула Мать. - И слава предкам, что сделано!
     Грейдон  поднял  голову  с  груди  Суарры.  Лицо  его  побледнело   и
осунулось, глаза были обращены внутрь,  так  что  зрачков  почти  не  было
видно. Он, казалось, к чему-то прислушивается.
     Женщина-змея скользнула к нему,  внимательно  всмотрелась.  Его  губы
шевельнулись.
     - Да, Темный Хозяин, я слышу!
     - Кризис близок. Держи его, Регор. Нет, пусть его держит Кон.  -  Она
подползла к своему сундука, достала систрум с ртутным шаром  и  еще  один,
больший и окруженный множеством бусинок из того же  блестящего  материала.
Достала оттуда еще тупую хрустальную трубку, в  которой  горело  пурпурное
пламя, как в брусе,  который  Властитель  Глупости  использовал  в  пещере
Утраченной Мудрости. Второй систрум она протянула ему.
     Человек-паук поднял  Грейдона  в  руках.  Грейдон  лежал  неподвижно,
по-прежнему прислушиваясь. Мать развернулась к нему.
     - Регор, - быстро зашептала она, - оставайся рядом  с  Суаррой.  Нет,
дитя, плакать, молить бесполезно. Тебе со мной нельзя.  Стой  спокойно!  -
строго сказала она, когда девушка подняла умоляюще руки. - Я спасу  твоего
любимого. И прикончу  Нимира.  Регор,  Кона  я  беру  с  собой.  А  теперь
быстро...
     Она пощелкала человеку-пауку. Неся Грейдона, тот ступил в  лифт.  Она
тоже скользнула туда, свернулась, давая место  Властителю  Глупости.  Лифт
начал опускаться. Они вышли из него в коридор.
     Тело Грейдона изогнулось дугой.
     - Слышу! Иду, Темный Хозяин! - воскликнул он, вырываясь из рук Кона.
     - Да, - зашипела женщина-змея. - Но ко мне, не к Нимиру. Кон, отпусти
его. Пусть идет.
     Грейдон, все еще глядя в  себя,  поворачивал  голову,  как  собака  в
поисках запаха. И побежал по коридору прямо к выходу из храма.
     За ним, в  одной  руке  подняв  систрум,  в  другой  держа  трубку  с
фиолетовым огнем, устремилась женщина-змея, без всяких  усилий  держась  с
ним наравне, а за ней, столь же легко,  Властитель  Глупости  и  Кон.  Они
выбежали в коридор, ведущий в тронный зал.  Из  систрума  вырвался  тонкий
луч. Он коснулся головы  Грейдона.  Грейдон  пошатнулся,  повернул.  Снова
вылетел луч, на этот раз коснувшись стены над головой  Грейдона.  Поднялся
каменный занавес, открыв проход.  Снова  луч  коснулся  Грейдона,  который
вбежал в проход.
     - Хорошо! - выдохнула Мать.
     Еще дважды  луч  из  систрума  открывал  проходы.  Грейдон  продолжал
бежать.  Он  поворачивал  голову,  не  оглядываясь,  по-видимому,   и   не
подозревал о троих следующих  за  ним.  Странное,  должно  быть,  зрелище:
бегущий человек, за ним,  развернув  в  полную  длину  свои  перламутровые
кольца, скользит женщина-змея, высоко подняв изящную голову и тело,  рядом
алая многорукая фигура  человека-паука,  древнее  мудрое  лицо  Властителя
Глупости со сверкающими юными глазами.
     Все  вперед  и  вперед  бежал  Грейдон,  как  соломинка,  втянутая  в
водоворот, как железный опилок к магниту.
     - Адана, разве Нимир не  узнает,  что  мы  идем  за  ним?  -  спросил
Властитель Глупости, дыхание его было спокойно.
     - Нет, - так же спокойно ответила Мать. - Когда Нимир скрылся от моей
мысли, он и меня при этом перестал видеть. Он видит меня не лучше,  чем  я
его. Он влечет к себе этого человека, но не знает, как тот идет. Только  -
что он идет.
     - Он бежит быстрее, - сказал Властитель Глупости.
     - Он приближается к Нимиру, - ответила женщина-змея. - Не я веду его,
Тиддо, он ведет меня. Все, что я делаю, лишь открываю ему кратчайший  путь
к тому, кто его призывает. Ага, я так и думала!
     Грейдон бежал прямо к  стене.  При  прикосновении  луча  из  систрума
камень поднялся, оттуда показался ржаво-красный свет.
     Оно пришли в логово Тени.
     Все  быстрее  бежал  Грейдон,  стремительная  тень  в  тумане.  Вверх
вздымался темный утес. Вдоль него побежал Грейдон. Утес кончился.  Грейдон
обогнул его край. Экран, возвышение, черный трон.
     На полу пещеры, распростершись на животах, лежат сотни урдов, самки и
дети ящеролюдей и те, кто пережил Рагнарок  у  храма  и  сумел  убежать  в
красную пещеру. С их мускусным запахом смешивается непристойный запах сада
Тени.
     И на черном троне сидит Нимир!
     - Темный Хозяин, я  здесь!  -  Голос  Грейдона  лишен  выражения;  он
остановился, ожидая приказа.
     Бледные глаза Нимира оторвались от созерцания пресмыкающихся орд. Его
чудовищное тело раздулось, поднялось на троне, длинные  бесформенные  руки
жадно протянулись вперед, лицо вспыхнуло торжеством.
     - Иди! - прошептал он, и, как будто в  его  мышцы  вставили  пружины,
Грейдон подпрыгнул к возвышению.
     - Нет! - послышался резкий возглас женщины-змеи.  Из  систрума  в  ее
руке вылетел тонкий луч, коснулся головы Грейдона. Тот повернулся и  упал,
почти у ног Нимира.
     Взгляд Властителя Зла упал на женщину-змею, Нимир  неожиданно  увидел
ее, как  будто  распахнулся  некий  занавес,  разделявший  их.  Глаза  его
устремились к Властителю Глупости, к  человеку-пауку,  и  в  них  вспыхнул
адский огонь.
     Рука его  метнулась  к  поясу,  извлекла  оттуда  что-то  похожее  на
застывшее  зеленое  пламя.  Прежде  чем  он  смог  поднять  этот  предмет,
женщина-змея направила трубку,  которую  держала  в  левой  руке.  Из  нее
устремился напряженный фиолетовый луч. Он ударил в руку Нимира и в то, что
держала эта рука. Последовал звенящий взрыв, облако  сверкающих  пурпурных
частиц завертелось вокруг Нимира, закрыв и его, и его трон.
     Женщина-змея выхватила у  Властителя  Глупости  больший  систрум.  Из
многочисленных  маленьких  шаров  вырвалось  лунное  сияние,  собралось  в
трехдюймовую сферу невероятной яркости. Сфера устремилась к  сгустившемуся
пурпурному туману на  уровне  головы  Нимира  -  и  прошла  насквозь.  Она
ударилась о резной каменный экран и  расплылась  по  его  поверхности.  От
одной стороны до другой, от верха до низа  экран  раскололся  и  обрушился
грудой обломков.
     На его месте зиял черный туннель.
     При прикосновении сферы пурпурный  туман  рассеялся.  Низко  наклонив
голову, прижавшись к полу,  сидел  Нимир,  не  тронутый  снарядом  Матери.
Прежде чем она смогла  выпустить  другой,  Нимир  схватил  тело  Грейдона,
бросил его себе на спину, как плащ, держа через плечи руками, и прыгнул во
тьму туннеля.
     Женщина-змея яростно зашипела. Высоко на кольцах поднялось  ее  тело.
Его сверкающая  протяженность  перетекла  через  край  возвышения  и  -  в
туннель. За ней - Властитель Глупости и Кон.
     Им не нужен был свет: для этих троих, как и для Нимира, тьма  и  свет
были одинаково проницаемы. Неожиданно на  фоне  конца  туннеля  показалась
силуэтом чудовищная фигура Нимира. Она превратилась  в  одни  очертания  и
исчезла...
     Коридор  кончился  в  пещере  Лика.  Он  кончался   у   вершины   той
циклопической лестницы, которая  вела  к  Лику.  Доведенный  до  отчаяния,
преследуемый, Нимир вернулся к своей темнице.
     Здесь женщина-змея остановилась. На середине лестницы  прыгал  Нимир,
прочно, как щит, держа живое тело. На них сквозь бурю  светящихся  атомов,
исходящих от стен, смотрел большой Лик. Из-под кольца  на  его  лбу  капал
золотой пот. Из глаз текли золотые  слезы,  а  из  опущенных  уголков  рта
сочилась золотая слюна.
     Глаза  Лика,  огромные  тусклые  жемчужины,  были  безжизненны.   Они
сверкали, но оставались пустыми. Никакой пленник  не  смотрел  через  них.
Исчезло все могущество призыва, исчезли все  хитрые  обещания  господства.
Лик смотрел равнодушно, невидящими глазами, над  головой  Нимира,  Нимира,
который так долго, так долго жил в нем.
     Из горла женщины-змеи  послышался  звук  рога.  Ему  ответили  снизу,
оттуда, где пол пещеры уходил в немыслимую пропасть. Из  пространства  над
пропастью появилась пара крылатых змей.
     Одна из змей опустилась на плечи Властителя  Зла,  крыльями  закрывая
ему глаза. Другая обернула кольца вокруг его ног.
     Властелин Зла пошатнулся, уронил Грейдона, начал бить по крыльям.
     Кольца плотнее стянули его ноги. Властитель Зла упал.
     Покатился по ступеням. Тело Грейдона неподвижно лежало на том  месте,
куда упало.
     Женщина-змея щелкнула.  Человек-паук  устремился  вниз  по  ступеням,
подобрал Грейдона, вернулся с ним и опустил рядом с ней.
     Бьющие крылья и сжимающие кольца оставили Нимира. Он встал.  Запрыгал
к Лику.
     Достиг подбородка. Обернулся, глядя на Мать. И  рядом  оказались  два
Властителя Зла. Большое каменное лицо, безжизненное, равнодушное, - и  его
миниатюрная копия, живая, из переплетенных ржавых атомов.
     Властитель Зла прижался к каменному подбородку, расставив руки, глядя
на женщину-змею. В его глазах не было ни страха, ни просьбы о милости.
     Только ненависть - и безжалостная угроза. Он не сказал ни слова,  она
тоже.
     Властитель Зла повернулся. Как большая  лягушка,  запрыгал  вверх  по
камню.
     Женщина-змея подняла систрум. Оттуда вылетела  светящаяся  сфера.  За
ней еще одна, и еще. Первая ударила Лик прямо в лоб, остальные  две  почти
одновременно - в глаза и рот.
     Взорвались и разлетелись брызгами. Вырвались белые языки молнии. Лик,
казалось, гримасничает, он исказился. Каменный рот изогнулся.
     Вылетела  четвертая  сфера.  Она  ударила  по   телу   карабкавшегося
Властителя Зла, и эта взбирающаяся фигура, и сам  Лик  скрылись  в  языках
белых молний.
     Они исчезли, эти языки.
     Исчез и Лик в бездне! Только гладкая поверхность черного камня.
     Исчез Властитель Зла! Только груда ржавых атомов на обожженной скале.
Эта груда вздрогнула. Казалось, она пытается взобраться выше.
     В нее ударил еще один сверкающий шар. Белые языки лизнули ее...
     Скала была чиста!
     Все новые и новые сверкающие сферы вылетали из систрума. Они  ударяли
в стены пещеры, и ураган светящихся атомов  стихал.  Драгоценные  плоды  и
цветы на стенах потускнели и упали.
     Все темнее и темнее становилось в пещере, где раньше находился Лик  в
бездне.
     Все гуще тьма, охватывавшая ее.
     Голос женщины-змеи поднялся в одном длинном, резком, призывном  звуке
торжества.
     Она поманила человека-паука и указала на Грейдона. Повернулась спиной
к черной могиле Властителя Зла. Нырнула в коридор.
     За ней последовали Властитель Зла и Кон... прижимавший к  своей  алой
груди Грейдона, как ребенка, утешающий его неслышными словами.



                          27. ПРОЩАНИЕ МАТЕРИ-ЗМЕИ

     Только через пять дней Грейдон пришел в себя. Все эти дни он лежал  в
жилище Матери-Змеи, за ним ухаживала Суарра. И  Мать  не  снимала  с  него
воротник Нимира.
     - Я еще не уверена, - сказала она девушке и Регору,  которые  просили
ее снять воротник, избавить Грейдона от него. - Он не повредит ему. А если
появится угроза, я тут же его сниму, обещаю вам.  Но  это  была  связь,  и
прочная, между ним и Нимиром, и, может, она еще действует. Я  все  еще  не
уверена, что Нимир полностью поглощен той силой, что унесла его. Не  знаю,
чем была эта Тень. Но если что-то от  Нимира  сохранилось,  то  оно  будет
привлечено сюда, постарается воспользоваться  Грейдоном.  Тогда  я  увижу,
какой силой это нечто обладает.  Если  ничто  от  Нимира  не  сохранилось,
воротник не повредит. Но пока я не уверена, он его не снимет.
     Это закончило спор. Первый день  Грейдон  был  беспокоен,  говорил  о
Темном Хозяине,  прислушивался  к  каким-то  неслышным  словам,  время  от
времени разговаривал с кем-то невидимым.  Относится  ли  это  к  какому-то
неосязаемому следу Нимира или к собственному больному  сознанию  Грейдона,
знала только Мать.  К  началу  второй  ночи  его  беспокойство  усилилось,
шептать он стал чаще.  Время  от  времени  Мать  подходила,  сворачивалась
рядом, поднимала его веки, внимательно вглядывалась  в  глаза.  Когда  его
беспокойство достигло пика, она и Регор положили Грейдона обнаженным в  ее
гнезде из подушек. Мать взяла малый систрум и держала над его головой.  Из
него полилось мягкое сияние. Она провела систрумом  вдоль  всего  тела,  с
головы до ног купая его в этом сиянии. На третий день Грейдон стал гораздо
спокойнее. В эту ночь Мать опять внимательно осмотрела его,  кивнула,  как
будто удовлетворенная, и  направила  сильный  луч  систрума  на  воротник.
Грейдон слабо застонал и поднял, защищаясь, дрожащие руки.
     - Держи его руки, Регор, - невыразительно сказала Мать.  Из  систрума
вылетел еще более  сильный  луч.  Воротник  Властителя  Зла  утратил  свой
тусклый блеск, стал  безжизненно  коричневым.  Она  взяла  его  в  руки  и
сломала. В ее пальцах он превратился  в  груду  пыли.  Грейдон  немедленно
расслабился и уснул нормальным сном.
     На утро пятого дня он проснулся. Рядом с ним были Суарра  и  Грейдон.
Он попытался встать, но был еще очень слаб. Все силы покинули  его.  Мозг,
однако, был совершенно ясен.
     - Я знаю все, что вы хотите возразить, - сказал он им, слабо улыбаясь
и крепко держась за Суарру. - Не нужно. Я чувствую себя  так,  будто  меня
пропустили через десяток жерновов. Мне хуже чем в аду. И тем не менее я не
закрою глаз, пока не буду знать, что происходило в эти дни. Прежде всего -
что случилось с Нимиром?
     Они рассказали ему о преследовании Властителя Зла и  о  его  конце  в
пещере Лика, как им самим рассказала об этом Мать.
     - А потом, - сказал Регор, -  она  взорвала  туннель,  через  который
прошел Нимир, закрыла его навсегда. Уничтожила трон Нимира  и  возвышение.
Полностью уничтожила его странный  сад.  Растения  извивались  и  кричали,
когда их лизали языки белой молнии.
     - Злой это был сад, -  сказала  Суарра.  -  Непредставимо  злой,  так
говорила мне Мать. Только за его создание Нимир заслуживал уничтожения. Но
как он его создал, с какой целью, как собирался использовать, об этом Мать
ничего мне не сказала.
     - Урды разбежались из красной пещеры, - продолжал  рассказ  Регор.  -
Бежали те, что уцелели, и спрятались в своих глубоких логовах. И вот  трое
вернулись в храм,  неся  тебя.  На  следующий  день  Мать  осмотрела,  что
осталось в древней Ю-Атланчи. Из защитников храма не больше ста из древней
расы. Те, что  поддерживали  Лантлу  -  примерно  восемьдесят  человек,  -
прислали вестника к Матери, предложили мир и покорность. Мать приказала им
прийти, казнила десятерых, а остальных простила. Я думаю, есть еще  немало
других, которые знают, что не могут ждать пощады, они скрываются в пещерах
и лесах, они  стали  отверженными,  какими  были  мы  до  твоего  прихода,
Грейдон.
     - Она разбудила создателей снов,  которые  и  не  заметили  битву,  и
привела  их  в  тронный  зал.  Вернее  привела  большинство,  потому   что
нескольких велела убить на месте. Она предоставила им выбор: отказаться от
снов и открыть Двери Жизни  и  Смерти  -  или  умереть.  Около  пятидесяти
предпочли жизнь. Остальные не  захотели.  Им  разрешили  вернуться  домой,
погрузиться в свои любимые призрачные миры, и вскоре  эти  миры  вместе  с
ними прекратили существование.
     - Из крылатых змей, вестников  Матери,  выжило  не  больше  четверти.
Эмеров осталось около тысячи - мужчин, я имею в виду. В  основном  это  не
принимавшие участия в битве. Наши солдаты и солдаты Лантлу  погибли  почти
поголовно. Тени Нимира и огни Матери не делали различия между  друзьями  и
врагами. Два дня назад по приказу Аданы войско этих эмеров  отправилось  в
пещеры на  поиски  и  истребление  оставшихся  урдов.  Да,  и  еще  выжили
полдесятка охотничьих ксинли и столько же верховых. Первых мы выследили  и
убили, вторых сохранили.
     - Кажется, все. Жизнь в Ю-Атланчи мы начинаем заново с тремя  сотнями
людей из древней расы, из которых свыше половины женщины. Все  мы  поэтому
волей-неволей отказались от бессмертия. Мать сама позаботилась, чтобы  обе
Двери широко раскрылись. Впрочем,  -  задумчиво  добавил  Регор,  -  свыше
половины женщин лучше, чем наоборот.
     Грейдон закрыл глаза; лежал, обдумывая услышанное. Начав действовать,
женщина-змея действовала весьма  эффективно.  Безжалостно!  Он  представил
себе создателей снов, гибнущих посреди своих миражей, таких  реальных  для
них. Он надеялся, что та из них, которая создала удивительный мир  цветов,
предпочла жизнь. Гудение и огни, вызывающие безумие, как Нимир их  создал?
Какие-то  преобразования  инфракрасных  лучей,  вероятно.  Световые  волны
низкой частоты, переходящие на грани в звуковые колебания. Он был  уверен,
что в этом явлении свет и звук были тесно связаны. А  маленькая  солнечная
диадема Матери? Использование других световых лучей, уничтоживших  Нимира.
Но почему воротник спасал его от одного вида лучей и не спасал от другого?
Вероятно, какой-то вид передатчика, настроенный на волну Нимира...  ну,  с
этим покончено...
     Он снова уснул.
     Несколько дней он не видел женщину-змею. Она была в пещерах,  сказала
Суарра, вместе с  Властителем  Глупости  и  Коном,  ее  несли  в  носилках
индианки и  охраняли  крылатые  вестники.  Силы  медленно  возвращались  к
Грейдону. Однажды его  вынесли  в  носилках  Суарры,  девушка  шла  рядом.
Некогда цветущая равнина между  храмом  и  озером  почернела  и  опустела,
сожженная  ледяными  тенями  и  прыгающим  огненным  столбом.   На   месте
амфитеатра создателей снов только неосязаемая пыль. Многие  деревья  вдоль
луга мертвы или умирают. А там, где столб обрушился на город, круглая дыра
диаметром в две тысячи футов; здесь все  живое,  вся  растительность,  все
постройки превратились все в ту же неосязаемую пыль.
     Он спросил Суарру, что сделали с мертвыми. Эмеры собрали их в большие
груды,  ответила  Суарра;  потом  превратили  в  ту  же  пыль  установкой,
возведенной Матерью; Хуон лежит рядом со своими предками в пещере мертвых.
     Он попросил отнести его назад в храм; приходил в себя в тишине и мире
тронного зала.
     На следующий день вернулась Мать; в течение следующей недели  Грейдон
ежедневно проводил с нею многие часы; отвечал на ее бесчисленные  вопросы,
рассказывал подробности жизни людей за  барьером,  объяснял  их  обычаи  и
стремления; на это раз рассказывал и о войнах и богах,  о  долгой  истории
человечества с той поры, как двадцать  пять  тысяч  лет  назад  в  пещерах
погасли костры кроманьонцев. Он  рассказывал  о  расах,  белой  и  черной,
желтой и коричневой, об  условиях  их  жизни  и  обычаях;  рассказывал  об
ужасном коммунистическом эксперименте  русских,  о  волнениях  в  Китае  и
Индии.
     Потом на какое-то время она прекратила расспросы  и  в  свою  очередь
рассказывала ему о забытой цивилизации, которую  возглавляла  ее  раса,  о
том,  как  она  возникла;  о  других  утраченных  цивилизациях  и   расах,
погребенных под пылью времени; рассказывала о достижениях  науки,  которые
превосходили современные, как геометрия Эйнштейна  превосходит  Эвклидову;
объясняла ошеломляющие концепции материи и энергии.
     - В том, что ты видел, -  говорила  она  ему,  -  нет  ни  магии,  ни
колдовства. Все, что ты видел, каждое проявление,  это  лишь  сознательное
использование чисто природных сил, мой Грейдон. Убивающие  тени?  -  Некая
энергия, которой Нимир управлял при помощи механических  действий.  Говоря
понятными  тебе  словами,   водовороты   эфира,   участки   универсального
энергетического океана, из которого исходит вся материальная энергия,  вся
энергия мысли. Огненные формы, которые я вызвала на помощь?  Другая  форма
обузданной  энергии,  способная  нейтрализовать  первую.  Огненный  столб?
Последний ход Нимира, именно его  я  опасалась.  Создав  его,  он  нарушил
равновесие сил; он надеялся, что прежде чем я овладею этой  энергией,  она
сама, своим громадным количеством, овладеет мной. И он  чуть  не  оказался
прав!
     Некоторое время она  молчала;  потом  как  будто  пришла  к  решению;
приподнялась.
     - Иди к  Суарре,  дитя,  -  сказала  она.  -  Развлекайтесь.  Быстрее
поправляйся. Два дня вы мне будете не нужны.
     А когда эти два дня прошли, Регор вызвал его к Матери. Грейдон застал
ее в ее жилище, в гнезде из подушек, довольно созерцающей себя в  зеркале;
Суарра причесывала ее. Жилище казалось странно пустым,  не  было  знакомых
предметов.  Глаза  Суарры  туманились  невыплаканными  слезами.   Тут   же
находился Властитель Глупости. Мать отложила зеркало,  протянула  Грейдону
руку для поцелуя.
     - Я оставляю вас, дети, - сказала она без предисловий.  -  Я  устала.
Буду спать - долго-долго. Нет, не удивляйся и не печалься. Я не  собираюсь
умирать. Не знаю никакого другого мира, куда можно было бы уйти. Но  я  не
хочу стариться. - Глаза ее сверкнули в  ответ  на  явное  неконтролируемое
выражение удивления Грейдона при этом  замечательном  заявлении:  ведь  ей
тысячи лет. - То есть я  не  хочу  выглядеть  старой.  Поэтому  я  усну  и
обновлюсь, обновлю и свою внешность. Таков обычай моего народа.
     - Вот что я решила. Вас в Ю-Атланчи осталось немного, это правда.  Но
скоро будет больше. В этом вашей расе можно довериться, если больше  не  в
чем. Пусть тут правите  вы  с  Регором,  Тиддо  вам  поможет.  Нимир  ушел
навсегда. Тех его сторонников, что уцелели, отверженных, -  уничтожьте  их
поскорее. Пусть не останется ничего ни  от  Нимира,  ни  от  Лантлу.  Если
кто-то из создателей снов примется за старое  -  убейте.  В  этом  большая
опасность... Суарра! Перестань реветь! Ты дернула меня за волосы!
     Она снова взглянула в зеркало.
     - Я уже сказала, - оживленно продолжала  Мать,  -  что  не  собираюсь
умирать. И не хочу, чтобы мне было неудобно во сне. Я  не  очень  высокого
мнения о людях, о которых ты мне рассказывал, Грейдон. О,  не  сомневаюсь,
что среди них есть и достойные, подобно тебе. Но в  целом  они  раздражают
меня, мягко говоря. Не хочу, чтобы  они  копались  вокруг,  пока  я  сплю,
взрывали землю своей взрывчаткой, строили -  какое  ты  причудливое  слово
использовал? - а, да, небоскребы - надо мной. Не хочу, чтобы они в поисках
сокровищ обыскивали пещеры, искали вещи, которых им лучше  не  знать  и  с
которыми, найдя, они не знали бы как поступить. Я не  допущу  вторжения  в
Запретную землю.
     - Поэтому за  последние  два  дня  я  позаботилась,  чтобы  этого  не
случилось. Я уничтожила механизмы, взятые  Нимиром  из  пещеры  Утраченной
Мудрости, включая тот, который производил тени.  Я  уничтожила  два  своих
диска, которые вызывали огненные формы. Вам они не понадобятся; я надеюсь,
мне тоже.
     - И, Грейдон, я послала за барьер своих крылатых вестников,  особенно
против ваших летающих машин, которые преодолевают все преграды. Они  будут
сбивать их  безжалостно.  Так  же  безжалостно  они  уничтожат  переживших
падение людей. Никто больше не увидит Ю-Атланчи, не сможет  привести  сюда
толпы, которые... нарушат мой сон. Я так говорю, дитя, чтобы не  повредить
твоим чувствам.
     - Это решено. И решено бесповоротно. И так оно  и  будет,  -  сказала
женщина-змея, и Грейдон не усомнился, что как решительно она сказала  это,
так же решительно и  безжалостно  будет  выполнен  ее  приказ.  -  И  если
благодаря какому-нибудь новому изобретению  они  победят  моих  вестников,
Тиддо разбудит меня. А меня, Грейдон, они не победят. Это тоже несомненно.
     Она снова взглянула в зеркало...
     - Суарра, очень хорошо... Ах, но как я  устала!  -  она  зевнула,  из
яркого сердцеобразного рта вылетел заостренный язычок.  -  Все  это  очень
интересно, но утомительно. И мне кажется, - она снова взглянула в зеркало,
- нет, я уверена, что у меня появились морщинки. А-а-ах! Пора спать!
     Глаза ее  с  любовью  остановились  на  плачущей  девушке,  они  тоже
затуманились. Как ни  хотелось  женщине-змее  уйти,  Грейдон  почувствовал
уверенность, что на самом деле ей не так легко, как она показывает.
     - Дети, - она обвила руками шею Суарры. - Идите со мной.  По  пути  я
должна закрыть комнату,  где  находятся  Двери  Жизни  и  Смерти.  Вы  это
увидите.
     Она кивнула Суарре. От прикосновения девушки  стена,  противоположная
двери, раскрылась. В отверстии показалась алая фигура  Кона,  за  ним  еще
четверо людей-пауков с носилками  Матери.  Женщина-змея  в  последний  раз
посмотрелась в зеркало, выползла из своего гнезда  среди  подушек.  И  вот
впереди Кон, Грейдон и Регор по обе стороны носилок, Суарра  с  Матерью  в
носилках, сзади  Властитель  Глупости  -  они  прошли  в  соседнюю  пустую
комнату, а из нее на широкую рампу.
     Рампа опускалась, все вниз  и  вниз,  глубоко  под  основание  храма.
Наконец  в  стене  прохода  показалась  ниша.  Здесь  Мать  сделала   знак
носильщикам. Они остановились. Она вытянула руку с малым систрумом. Слабый
луч коснулся стены. Открылось овальное отверстие, как будто луч  расплавил
камень. Мать поманила Грейдона, отодвинулась, чтобы Суарра могла видеть.
     Они увидели помещение,  похожее  на  половину  гигантской  жемчужины.
Круглый пол достигал двадцати ярдов в диаметре. Помещение  было  заполнено
прозрачным розовым светом, в нем находились два овальных бассейна двадцати
футов в длину и десяти в ширину. Между ними кушетка из черной стеклянистой
материи с углублением, похожим по очертаниям на человеческое тело,  -  как
будто совершенное женское или мужское тело прижалось здесь, когда материал
еще не застыл, и теперь, затвердев, он сохранил этот отпечаток.
     В одном бассейне вода - если это вода - бледно-розовая, как  вино,  в
ней сверкают искры более интенсивных розовых оттенков. Жидкость во  втором
бассейне абсолютно бесцветна,  прозрачна,  неподвижна  -  ужасна  в  своем
спокойствии.
     Но тут это спокойствие нарушилось.  Что-то  поднималось  из  глубины.
Когда  это  что-то  приблизилось  к  поверхности,  розовая  жидкость  тоже
заволновалась, торжествующе заплясали в ней искры.
     Из каждого бассейна поднялось по пузырю;  они  медленно  расширялись,
пока не накрыли полностью бассейны от края до края.
     Розовый и кристально чистый  пузыри  лопнули.  Помещение  заполнилось
радужным туманом, скрывшим бассейны и кушетку.  В  тумане  мелькали  яркие
искры. Они пульсировали несколько секунд. И исчезли.
     Женщина-змея подняла свой систрум. Луч из него она  послала  прямо  в
неподвижный бассейн. Бассейн задрожал, будто превратился в  живое  сердце.
Его прозрачность затуманилась. Облако маленьких пузырей поднялось над ним,
пытаясь уйти от луча. Они лопались со слабыми печальными вздохами. Бассейн
снова застыл, но его ужасающая неподвижность больше не ужасала.
     Луч  систрума  погрузился  в  розовый  бассейн.  В  глубине  бассейна
началось  быстрое  движение.  Снова  взрыв  мерцающих  пузырей.  И   снова
неподвижность - смерть.
     - Дело  сделано!  -  без  выражения  сказала  женщина-змея.  Лицо  ее
осунулось, губы побледнели, глаза застыли.
     Она провела систрумом над отверстием. Как из воздуха, возникла стена.
Мать сделала знак людям-паукам. Путешествие продолжалось в молчании.
     Наконец они подошли еще к одной неглубокой нише. Здесь, под действием
систрума, показался в стене низкий закругленный портал. Они вошли в  него.
Помещение оказалось круглым, как и то, с бассейнами, но вдвое меньшим.  От
стен исходило слабое голубое свечение, оно  сосредоточивалось  на  большом
гнезде из подушек. Вокруг стен  стояли  сундуки  и  ящики.  Помимо  этого,
помещение было пусто. Грейдон  почувствовал  странный  острый  и  приятный
аромат.
     Женщина-змея вытекла из носилок, собралась в  гнезде.  Посмотрела  на
них, теперь не скрывая слез, которые катились по ее щекам. Отдала  систрум
Властителю Глупости, прижала Суарру к груди.  Поманила  Грейдона  и  мягко
соединила губы его и девушки.
     Потом отодвинула их, поцеловала  обоих  в  губы,  озорно  подмигнула,
рассмеялась своим звонким птичьим смехом.
     - Разбудите меня взглянуть на вашего первенца, - сказала Мать-Змея.
     Она оттолкнула их, устроилась  поудобнее  среди  подушек  и  зевнула.
Глаза ее закрылись, голова раз или два качнулась. Она  сонно  подвинулась,
занимая более удобное положение.
     Но когда Грейдон повернулся, чтобы уходить, ему показалось, что  лицо
ее  начало  меняться...  неземная  красота  увядала...   будто   опускался
занавес...
     Он  решительно  отвернулся,  запретив  себе  смотреть...  пусть   его
сомнения останутся нерешенными... он будет помнить  ее  такой,  какой  она
хотела остаться в памяти...
     Они прошли в низкую дверь. Суарра с плачем  прижималась  к  Грейдону.
Властитель Глупости поднял систрум. Вместо входа была каменная стена.
     Комната, в которой спала Мать-Змея, была запечатана.


Все авторские права на материалы принадлежат их законным владельцам. Материалы на сайте размещена только в ознакомительный целях и в случае скачивания должны быть удалены на протяжении 24 часов с носителей.
В случае если вы желаете пожаловаться на представленные на сайте материалы просим отправить жалобу по адресу - они будут удалены в кратчайшие сроки.