Версия для печати

Лин КАРТЕР
Джандар с Каллисто  1-3

ЧЕРНЫЙ ЛЕГИОН КАЛЛИСТО
НЕБЕСНЫЕ ПИРАТЫ КАЛЛИСТО
ДЖАНДАР С КАЛЛИСТО




                                Лин КАРТЕР

                          ЧЕРНЫЙ ЛЕГИОН КАЛЛИСТО



                       НЕСКОЛЬКО ВСТУПИТЕЛЬНЫХ СЛОВ

     5 января 1970 года - был понедельник - утром я  отправился  в  город,
чтобы обсудить с моим агентом Генри Моррисоном новый контракт и  навестить
одного из своих издателей. Выехал я рано и потому, завершив все свои  дела
вскоре после ленча, вернулся домой, на  Лонг  Айленд,  незадолго  до  трех
часов дня. Моя жена Ноэль встретила меня у входа.
     - Угадай, кто звонил, пока тебя не было? - сказала она  с  выражением
сдержанного возбуждения на лице.
     - Спрэг?
     - Нет - Гэри Хойт.
     - Гэри Хойт! - удивленно воскликнул я. - Откуда он звонил? Я даже  не
знал, что он в Штатах.
     Ноэль улыбнулась.
     - Кстати, он в Штатах  всего  около  часа,  -  объяснила  она.  -  Он
позвонил около двух, говоря, что только что прилетел в аэропорт Кеннеди. Я
знала, что тебе захочется поговорить с ним, и пригласила его на обед.
     Откровенно говоря, мало на земном шаре в этот понедельник нашлось  бы
людей, с кем мне  хотелось  бы  поговорить  больше.  Гэри  Хойт!  Это  моя
единственная связь  с  храбрым  молодым  искателем  приключений  по  имени
Джонатан Эндрю Дарк, который в начале марта 1969  года  исчез  в  джунглях
Камбоджи. Хойт,  майор  военно-воздушных  сил,  служил  в  Сайгоне  и  был
ближайшим другом Джона Дарка. Именно от него 1 ноября предыдущего  года  я
получил толстую рукопись, которая оказалась  изложенным  от  первого  лица
рассказом о поразительных приключениях Джона Дарка, последовавших  за  его
исчезновением.
     - Отлично! Но что он делает до обеда? Мы могли  бы  поместить  его  в
китайской комнате. Долго ли он будет в городе?
     - Всего день-два, - ответила жена. - Он  заказал  номер  в  Челси  на
Манхэттене. Я записала его телефон...


     У писателей обычно  множество  друзей,  с  которыми  они  никогда  не
встречались: это люди, которым так понравилась  книга,  что  они  написали
автору - непосредственно или через издателя. Иногда начинается  переписка,
и автор и  читатель  становятся  друзьями,  не  встречаясь  лично.  Так  я
познакомился и с майором Хойтом. Его  друг  Джон  Дарк  служил  командиром
эскадрильи вертолетов, которая выполняла рейсы по заданиям  Международного
Красного Креста в Южном Вьетнаме. Их разместили в одной  квартире,  и  они
стали близкими друзьями. Джон исчез около года назад, его вертолет пересек
камбоджийскую  границу,  когда   эскадрилья   доставляла   продовольствие,
медикаменты и прочие припасы с временного аэродрома вблизи Хон Квана,  что
в шестидесяти пяти милях от Сайгона и всего в  десяти  милях  от  границы.
Летели они в небольшую деревню на севере,  которая  подверглась  нападению
вьетконговских террористов. Район, в  котором  он  исчез,  занимают  самые
густые и неисследованные джунгли Земли,  и  обычная  процедура  поиска  не
обнаружила ни храброго молодого пилота, ни остатков его вертолета.
     Однако в начале августа прошлого  года  туземцы-камбоджийцы  нашли  в
джунглях толстую затрепанную рукопись;  сопроводительная  записка  просила
нашедшего  доставить  рукопись  Хойту,  заверяя,   что   будет   выплачено
вознаграждение. Рукопись написана от руки самодельными  чернилами  птичьим
пером на грубой коричневатой бумаге, напоминающей древний папирус, и в ней
содержался невероятный рассказ... а, если верить автору, все это подлинные
происшествия.
     Капитан Дарк  рассказывает,  как  вследствие  неполадок  в  двигателе
вынужден был садиться на реку в джунглях, как нашел разрушенный город, а в
нем  -  загадочный  колодец,   окруженный   молочно   прозрачным   камнем,
напоминающим сучжоуский нефрит.  Из  устья  колодца  в  усеянное  звездным
жемчугом небо джунглей поднимался сверкающий луч.  Случайно  оказавшись  в
этом  призрачном  сияющем  луче,  Дарк  чудесным  образом   перенесся   на
поверхность другого мира, который туземцы называют Танатор, но который  он
считает Каллисто,  пятым  спутником  планеты  Юпитер.  Рукопись  содержала
рассказ о его приключениях и путешествиях на Каллисто, и, если мы признаем
этот рассказ правдивым,  тогда  это  самое  фантастическое,  но  подлинное
приключение в истории человечества.
     Хойт направил мне рукопись совершенно случайно. У Дарка не  оказалось
ни  семьи,  ни  наследников,  которые  могли  бы   претендовать   на   его
литературную собственность: дело в  том,  что  майор  считал  его  рассказ
чистейшим вымыслом. Так как и  Дарк  и  Хойт  увлекались  жанром  "мечи  и
волшебство" и прочли несколько моих романов в  этом  жанре,  Хойт  разумно
рассудил, что я смогу правильно оценить достоинства этого  "романа",  если
это роман. В сопроводительном письме Гэри Хойт заметил, что Дарк,  к  тому
времени уже пять месяцев  исчезнувший  и  считавшийся  мертвым,  не  имеет
наследников  и  что  я  могу  по  своему  желанию  распорядиться  романом:
сохранить его как уникальный сувенир  или  даже  опубликовать.  Роман  мне
очень понравился, я нашел  его  достойным  опубликования,  перепечатал  на
машинке и отправил Гейл Моррисон, моему издателю в "Делл букс".  Ей  роман
тоже понравился, она купила рукопись, но настояла, чтобы она публиковалась
под моим именем. Подозреваю, что Гейл сочла мой  рассказ  о  происхождении
рукописи розыгрышем. Однако если это и розыгрыш, то не мой, и если капитан
Дарк однажды вернется в наш  мир,  он  обнаружит,  что  доход  от  издания
помещен в банк на его имя.
     Опубликованную рукопись капитана Дарка я назвал "Джандар с Каллисто":
Джандар - так туземцы на Каллисто произносят его имя Джон Дарк.
     В "Джандаре с Каллисто" раздражает и ставит в тупик то,  что  рассказ
капитана Дарка не завершен,  сюжет  не  имеет  развязки.  Издательство  не
возражало против этого, по-видимому, полагая,  что  я  собираюсь  написать
продолжение.  Рассказ  обрывается  в  самом  напряженном  месте.  Джандар,
спасший шондакорскую принцессу Дарлуну из тысячи  опасностей,  пробирается
сквозь густые джунгли Каллисто, известные  как  Великий  Кумала,  стараясь
связаться  с  народом  Дарлуны  -  ку  тад,  изгнанным  из  своего  города
разбойничьей армией - Черным Легионом. При нападении  яростного  ятриба  -
гигантского хищника каллистянских джунглей,  Джандар  и  Дарлуна  потеряли
друг друга, и позже Джандар беспомощно смотрел, как пленную Дарлуну уводят
в  крепость  ее  врагов  -  Черного  Легиона.   В   этом   месте   рассказ
заканчивается, рассказчик в отчаянии думает, что никогда больше не  увидит
женщину, которую, как он теперь понимает, любит.
     Откровенно  говоря,  нестоящий  способ  заканчивать  роман!  Читатель
остается в напряжении. Я подумывал о том, чтобы самому дописать окончание,
но решил, что не нужно: дело не в том, подлинный ли  это  рассказ.  Насчет
этого я продолжал сомневаться. Просто я не имел права вмешиваться  в  труд
другого человека. Это оказалось решающим фактором.
     Капитан Дарк рассказал, что  в  джунглях  встретился  с  воинственным
народом  Дарлуны,  эти  люди  отвели  его  к  диску  из  молочного  камня,
окруженному  стоячими  обелисками  Это  каллистянский  конец   загадочного
транспортного луча,  связывающего  два  мира.  Закончив  рассказ  о  своих
похождениях, Дарк собирался поместить его в этот луч и надеялся, что отчет
о его поразительных приключениях и открытиях на покрытой джунглями планете
Танатор дойдет  до  Земли.  По-видимому,  так  и  случилось,  потому  что,
согласно письму майора Хойта, камбоджийские охотники нашли связку  листков
папируса в развалинах города, напоминавшего  тот,  что  описывает  капитан
Дарк. Он назвал его забытым городом Арангкор.
     К этому времени я обменялся несколькими письмами с майором  Хойтом  и
между прочим сообщил ему, что собираюсь напечатать "Джандара с  Каллисто".
И вот наконец мы встретимся. Мне было любопытно, что он за человек.


     Оказалось  невозможным  установить,  чем  является   рассказ   Дарка:
вымыслом  или  правдивым  отчетом  о  самом   поразительном   приключении,
когда-либо выпадавшем на долю человека. Я затратил немало сил  и  энергии,
чтобы решить эту проблему,  и,  к  своей  ярости,  получил  доказательства
истинности обоих ответов.
     В беседе с астрономами  Хейденского  планетария  я  выяснил,  что  на
Каллисто  скорее  всего  не  может  существовать  атмосфера,  описанная  в
рукописи. Конечно, Каллисто - один из самых больших спутников в  Солнечной
системе, но все же он не может иметь  почти  равное  земному  тяготение  и
атмосферу, описанную капитаном Дарком, прежде всего потому, что он гораздо
меньше нашей планеты. Специалисты  Хейденского  планетария  на  этот  счет
высказались совершенно  определенно;  они  обратили  мое  внимание  на  ту
небольшую силу тяжести, которую испытали наши  астронавты  на  поверхности
Луны, а ведь диаметр Луны всего на  шестьсот  семь  миль  меньше  диаметра
Каллисто. Герои Аполлона-11  обнаружили  сухой  пустынный  мир,  буквально
лишенный  атмосферы,  за  исключением  незначительных  следов   таких   не
пригодных для дыхания газов, как ксенон и криптон; этот мир пропечен ничем
не сдерживаемыми свирепыми лучами Солнца, он проморожен лунными ночами,  и
сила его тяжести составляет лишь небольшую часть земной.
     Условия на Каллисто должны быть идентичными, только там  должно  быть
холодней, потому что пятый спутник Юпитера находится на  триста  девяносто
миллионов миль дальше от Солнца.  Замороженный  вечной  ночью,  окруженный
абсолютным вакуумом, обжигаемый смертоносной радиацией, Каллисто просто не
может быть таким  роскошным,  полным  жизни  миром,  каким  его  описывает
капитан Дарк.
     Мне, разумеется, приходило в голову, что рукопись  может  быть  делом
рук самого Гэри Хойта. Этого я не мог ни доказать, ни опровергнуть, но  по
крайней мере я мог убедиться,  существовал  ли  реальный  "Джон  Дарк".  Я
получил убедительные  доказательства,  как  от  правительства  Соединенных
Штатов Америки, так и от штаб-квартиры Международного Красного Креста, что
Джонатан Эндрю Дарк действительно исчез во время выполнения  полета  в  то
самое время и при именно таких обстоятельствах, как  описано  в  рукописи.
Впрочем, это мало что доказывает: майор мог использовать  своего  друга  в
качестве прототипа героя. Как  вы  догадываетесь,  я  с  нетерпением  ждал
встречи с ним, чтобы проверить свое мнение о его личности и правдивости.
     Потому  что  хотя  в  "Джандаре  в  Каллисто"  много   не   буквально
невозможного, а крайне фантастического и маловероятного,  все  же  большое
количество   подробностей   в   рукописи   оказывалось   правдой.    Район
камбоджийских джунглей, где исчез Джон Дарк, действительно  совершенно  не
исследован; забытые разрушенные города, один  из  которых,  как  утверждал
капитан Дарк, он открыл, действительно существуют - например, колоссальные
величественные здания Ангкор Вата  дальше  к  северу,  -  а  в  книге  под
названием "Неразгаданные загадки Азии",  написанной  известным  английским
археологом   и   путешественником   сэром   Малькольмом    Джерролдом    и
опубликованной в 1964 году издательством  "Макмиллан",  я  прочел  местную
легенду о городе Арангкоре - именно это имя называет капитан  Дарк!  Помня
обо всем этом, я с нетерпением ждал вечера и первой встречи с Гэри Хойтом.


     Он  оказался  высоким  худощавым  человеком,  чуть   старше   сорока,
загорелым, в отлично  подогнанном  мундире  американских  военно-воздушных
сил,  со  спокойными  серыми  глазами,  крепким  рукопожатием  и   манерой
выражаться очень точно и аккуратно. Он извинился перед моей  женой  за  те
неудобства, которые может причинить  его  посещение,  принял  возбужденные
приветствия наших пяти собак, серьезно пожал лапу,  которую  протянул  ему
наш сенбернар сэр Деннис, и отлично справился с  превосходным  бифштексом,
приготовленным Ноэль. Извиняясь за свой аппетит - он съел две порции, - он
сказал, что уже давно не наслаждался домашней пищей.
     За кофе и ликерами мы с майором разговорились. Его служба во Вьетнаме
закончилась,  и  теперь  он  направлялся  к  себе  домой,  в  Сент-Пол,  в
Миннесоте. Моя жена заканчивала университет штата Миннесота, так что у них
нашлось,  о  чем  поговорить.  Пока  он  разговаривал  с  моей  женой,   я
внимательно наблюдал за ним. Как почти все, я горжусь  своей  способностью
при первой же встрече правильно оценить человека, и все  в  майоре  Хойте:
его спокойный глубокий голос, ясный устойчивый взгляд, манеры  джентльмена
- говорило, что этому человеку я могу доверять.
     Больше того, ему понравились мои собаки, а он понравился им. Для меня
этого достаточно!
     Постепенно, конечно, мы заговорили о Джоне Дарке.  И  тут  Гэри  Хойт
сообщил мне поразительную новость.
     - Мистер Картер, слышали ли  вы  когда-нибудь  о  человеке  по  имени
Джерролд, англичанине, авторе нескольких  книг  о  Юго-Восточной  Азии?  -
начал он. Я с трудом удержался от удивленного восклицания: Джерролд  автор
книги, в которой я нашел  доказательство  существования  открытого  Джоном
Дарком забытого города Арангкора! Я сказал об этом, и Гэри  Хойт  серьезно
кивнул.
     - Это хорошо, - сказал он. - Он  был  моим  профессором  в  колледже,
поэтому я его знаю. Встретился с ним в Сайгоне перед самым Рождеством. Ну,
я рассказал ему о книге Джона, хотя не уставал повторять,  что  это  всего
лишь вымысел и ничего больше. Он пришел в  крайнее  возбуждение,  когда  я
рассказал ему, что Джон потерпел крушение в районе реки в джунглях; достал
карты и показал, какую петлю делает Меконг в  лесу.  Сказал,  что  в  этой
части никто не искал развалины городов, потому что  все  найденные  города
кхмеров гораздо севернее, за Тонлесапом, большим камбоджийским  внутренним
морем. Знаете, такое большое озеро в центральной Камбодже.
     Я кивнул.
     - Я  читал  о  нем,  майор.  Считается  последним  остатком  большого
доисторического моря. Пожалуйста, продолжайте: вы меня заинтриговали.
     Он рассмеялся.
     - Думаю, и профессора я заинтриговал! Потому что он сказал,  что  все
это подтверждает его теорию, над которой  он  работает  много  лет.  Дайте
подумать, как бы получше вам  все  изложить...  Похоже,  у  туземцев  есть
удивительные древние легенды о разрушенном городе на юге, примерно  в  том
месте, где Джон  нашел  свой  Арангкор,  и  в  их  сагах  об  этом  городе
рассказываются странные вещи. Например, такие: в начале времен  был  среди
народа кхмеров великий король-волшебник Пра-Эун. "Боги" говорили с  ним  и
велели собрать весь его народ вместе и построить могучий город в джунглях,
и в середине города вымостить большую квадратную площадь, и в самом центре
площади сделать колодец, окружить кольцом больших камней и...
     - ...точно как в книге капитана Дарка! - воскликнул я.
     Он кивнул.
     - Боги дали точные указания, как построить  колодец  и  окружить  его
редким камнем. И когда все было  сделано,  точно  как  велели  боги,  этот
Пра-Эун собрал всех своих людей, и они молились, и  с  неба,  как  золотая
лестница, спустился луч света, и по этой лестнице все поднялись в небесную
страну. Вот что  случилось  с  загадочным  народом,  который  мы  называем
кхмерами.
     Он помолчал, чтобы глотнуть коньяка и потрепать  уши  моей  маленькой
собачки Молли, которая положила ему на колено лапу, требуя внимания.
     - Ну, попробую покороче. Профессор считал, что знает точно,  о  какой
части страны идет речь.  Через  несколько  дней  он  туда  отправлялся.  В
Сайгоне он оказался по пути в Камбоджу, где должен был соединиться со всей
экспедицией; там его помощники нанимали людей. Наверно,  нужно  упомянуть,
что он уже много лет как оставил университет Миннесоты и теперь работает в
Восточном институте в Чикаго. Этот институт организует экспедиции в Египет
и раскопки древних могил.  Я  не  думал,  что  что-нибудь  услышу  о  нем;
приближался срок моего увольнения, я думал о возвращении домой, но как раз
перед моим отлетом он прислал мне...
     Тут он снова замолчал и открыл маленький кожаный чемоданчик,  который
не оставлял с самого появления в моем доме.  Оттуда  он  что-то  достал  и
протянул мне.
     - ...вот это!
     Со смесью радости и изумления я  смотрел  на  толстую  стопку  грубых
коричневых  листков,  исписанных  гусиным  пером  изготовленными   вручную
чернилами. Рукопись, во всех отношениях такая же, как  первая  рукопись  о
приключениях Джандара!
     - Значит, он нашел Арангкор, - выдохнул я.
     - Нашел. И площадь, и кольцо статуй, и  нефритовый  колодец,  который
Джон назвал "Вратами меж мирами". А на дне колодца  -  вот  эту  рукопись,
такую же, как первая.


     Дня два спустя майор Хойт улетел, пообещав связаться  со  мной,  а  я
занялся увлекательным делом - принялся  читать  вторую  часть  приключений
Джандара на Каллисто, тот самый рассказ, что напечатан в этой книге.
     Как  и  раньше,  я  не  трогал   текст,   только   кое-где   поправил
по-редакторски грамматику и пунктуацию,  дал  названия  главам  и  снабдил
текст  несколькими  подстрочными  примечаниями,  которые  подписаны  моими
инициалами. Мы воспроизводим здесь ту же карту Каллисто, которая  украшает
и первую книгу, поскольку сцена действия та же, что и в первой книге.
     Как и первая, вторая книга обрывается далеко от развязки. Прибудут ли
продолжения из таинственных глубин пространства, я не  могу  знать.  Но  я
написал сэру Малькольму  Джерролду,  который  все  еще  занят  раскопками,
каталогизированием и исследованием развалин забытого города Арангкор, и он
во всех подробностях подтвердил историю открытия рукописи.
     Мы с женой собирались через несколько месяцев уехать в отпуск. Думали
об Англии, но сейчас Ноэль выясняет, какие существуют  рейсы  в  Камбоджу.
Сэр Малькольм пригласил нас посетить раскопки,  если  мы  окажемся  в  той
части мира. И, по правде говоря, мне снятся  эти  древние  башни  забытого
легендарного Арангкора, я хочу своими глазами увидеть, как они  вздымаются
в джунглях, как из нефритового колодца поднимается сверкающий луч... Врата
меж мирами... именно здесь много месяцев назад бесстрашный  юный  искатель
приключений  отправился  в  самое  удивительное   путешествие,   навстречу
десяткам тысяч опасностей в неизвестный мир волшебства, красоты и ужаса.
     Узнаю ли я когда-нибудь, правдив ли его рассказ?
     Время покажет... Лин Картер, Холлис, Лонг-Айленд, Нью-Йорк 20  января
1970 г.




                        КНИГА ПЕРВАЯ. КНИГА ДЖАНДАРА


                           1. ЯРРАК, ВОЖДЬ КУ ТАД

     Одна из самый замечательных жизненных истин заключается  в  том,  что
бывают обстоятельства, в которых один  человек  может  совершить  то,  что
невозможно для тысяч.
     Я имею в виду средства, при помощи которых я разрешил свою дилемму.
     Благодаря загадочной  силе,  природа  которой  до  сих  пор  остается
неразрешимой тайной, я перенесся через огромное пространство,  разделяющее
планету моего рождения и Каллисто, спутник Юпитера.
     Материализовавшись на поверхности этого странного и прекрасного  мира
черно-алых джунглей, чьи удивительные золотые небеса освещаются  огромными
лунами, я оказался в самом центре приключений,  равных  которым  не  знает
человеческая история.
     Один в чуждом мире странных  народов  и  страшных  чудовищ,  я  выжил
благодаря скорее совпадению случайностей, чем смелости и уму.
     Я оказался в первобытном  мире,  разрываемом  свирепой  враждой,  где
каждый человек ведет бесконечную войну со всеми остальными. До сих пор  во
время странствий и приключений на этом покрытом джунглями мире я  встретил
три разумные расы, заметно отличающиеся друг от друга.
     Ниже всего по шкале цивилизации размещается племя ятунов, примитивный
народ,  разделенный  на  воинственные  кланы.  Ятуны  не  люди,  они  даже
отдаленно не гуманоидны, это своеобразный вид артроподов.  Они  напоминают
высоких суставчатых насекомых, их тонкие, но грациозные конечности одеты в
серый хитин, их лица представляют собой лишенные черт  маски  из  рогового
вещества,  украшенные  дрожащими  антеннами,  их  глаза  -   серьезные   и
невыразительные черные  шары,  их  щелкающие  металлические  голоса  также
лишены  выражения.  Не  знающие  одежды,  по-видимому,  лишенные   половых
различий, эти чудища ведут бесконечные войны и не  знают  никаких  чувств:
любви,  дружбы,  милосердия,  родительской  привязанности  -  все   эмоции
человеческой души им абсолютно не свойственны.
     Вначале я боялся этих жутких артроподов и находил их отвратительными.
Но постепенно, за месяцы своего пребывания в плену, где со  мной,  кстати,
обращались хорошо, я начал понимать эти бедные создания и  симпатизировать
их холодной одинокой жизни. Они больше не казались мне  отвратительными  и
отталкивающими;  их  длинные  многосуставчатые  конечности  действовали  с
совершенством    хорошо    сконструированного    механизма,    их    тощие
скелетоподобные фигуры приобрели красоту удлиненных скульптур Джакометти.
     Наконец мне удалось  приобрести  первого  друга  на  Танаторе  -  так
туземцы называют свой загадочный мир. Им оказался вождь  по  имени  Коджа,
которому я  принадлежал.  Он  был  способен  понять  чувства,  как  только
убедился в их практической полезности. Я спас ему жизнь, в  то  время  как
равнодушие соплеменников обрекало его  на  смерть,  и  тем  самым  у  него
оказались передо мной определенные  обязательства,  потому  что  ятуны  не
лишены примитивного кодекса чести и знают понятие долга (они называют  это
"ухорц"). Вскоре он отплатил мне, освободив от недобровольной службы.
     Обретя свободу,  я  встретился  с  другой  разумной  расой  Танатора:
случайно мне удалось спасти от нападения свирепого дракона-кошки -  ятриба
- прекрасную девушку Дарлуну. Она  была  правящей  принцессой  окруженного
стенами каменного города Шондакора, жители которого -  ку  тад  -  недавно
были изгнаны разбойничьей армией. Ку тад гуманоиды и представляют  гораздо
более высокий уровень цивилизации, чем  артроподы.  Внешне  они  совмещают
расовые особенности жителей Юго-Восточной Азии и  норвежцев,  у  них  кожа
цвета меда и янтаря, раскосые зеленые  глаза  и  курчавые  рыже-золотистые
волосы. Нас захватил соперничающий ятунский  вождь  Гамчан  и  присудил  к
пытке, но мой друг Коджа спас нас. И лишь для того, чтобы мы  оказались  в
когтях еще одной расы.
     Эта раса -  небесные  пираты,  как  они  называются,  -  представляет
наиболее развитую цивилизацию всего Танатора. Они живут  в  горном  городе
Занадаре; высокогорное расположение  делает  его  совершенно  недоступным;
добраться туда можно только на замечательных  воздушных  кораблях,  ничего
подобного которым Земля не знает; эти корабли  демонстрируют  удивительную
техническую изобретательность. Небесные пираты отличаются от ку тад  своей
бумажно-белой кожей, гладкими черными волосами и чертами лица  кавказского
типа.
     Коварный  и  беспринципный  монарх  небесных  пиратов   принц   Тутон
приговорил меня к рабству, в то же время делая вид, что он друг Дарлуны. Я
вырвался на свободу и нашел  среди  занадарцев  друга  -  мастера  Лукора,
храброго учителя фехтования, который обучил меня тайнам своего  искусства.
Узнав, что Тутон тайно ведет  переговоры  с  смертельным  врагом  Дарлуны,
вождем разбойников, захвативших ее город, Лукор,  Коджа  и  я  сбежали  из
Города-в-Облаках на одном из замечательных летающих кораблей.
     Корабль был поврежден  бурей  и  упал  в  густых  обширных  джунглях,
которые называются Великий Кумала. При крушении никто не пострадал, но  на
нас напал свирепый хищник, и принцесса  Дарлуна  оказалась  разлученной  с
нами. Ее захватил в плен отряд разбойников. Не в силах  помочь  ей,  мы  с
края джунглей смотрели, как ее пленницей  ведут  в  ее  собственный  город
Шондакор.
     Блуждая по джунглям, мы вскоре встретились с  ее  народом  ку  тад  и
присоединились к нему.
     Хотя ку тад отвели меня  к  загадочным  Вратам  между  мирами,  через
которые я попал в этот варварский мир, я решил остаться  здесь:  я  понял,
что безнадежно влюблен в пламенноволосую красавицу Дарлуну.  Я  употребляю
слово "безнадежно", чтобы описать свое состояние, совсем не без причин.  Я
больше не смогу ее увидеть. Но даже если это произойдет, она с  презрением
отвергнет мои  чувства,  потому  что  в  силу  ряда  недоразумений  гордая
принцесса составила обо мне совершенно неверное представление, считая меня
трусом, ничтожеством и своим врагом.
     В  безвыходном  положении,  не  способный  спасти  от  плена  любимую
женщину, я записал свои приключения на Танаторе,  считая,  что  рассказ  о
них, пусть неуклюже составленный, должен быть сохранен. Рукопись я положил
в Вратах, надеясь, что она переместится в далекий мир моего  рождения.  Со
смешанными чувствами  смотрел  я,  как  она  исчезает  в  этом  сверкающем
загадочном луче. Преодолела ли она  бесконечное  расстояние,  достигла  ли
благополучно поверхности Земли, я, вероятно, так никогда и не узнаю.


     Шондакор находился в руках бродячей разбойничьей армии  -  Чак  Юл  -
Черный Легион. Предательством город был захвачен несколько месяцев назад.
     Я не в силах найти в земной  истории  параллель  этому  разбойничьему
легиону.   Большая   дисциплинированная   армия   бездомных    кочевников,
участвующих как наемники в конфликтах между  городами,  время  от  времени
захватывающих один из них для грабежа, эта армия есть только на  Танаторе.
Вероятно, ближайшую параллель составляют кочевые воинские отряды в  России
семнадцатого века  -  донские  казаки.  С  другой  стороны,  определенными
чертами Черный Легион напоминает блуждающие  банды  кондотьеров  в  Италии
четырнадцатого столетия.
     Профессиональные солдаты, отказавшиеся от семьи и дома, подчиняющиеся
избранному военному предводителю, они идут,  куда  хотят,  живут  добычей,
нападая на торговые караваны, захватывая рыбацкие деревни,  осаждая  замки
богатых аристократов и  продавая  свои  мечи  во  время  междоусобиц.  Что
заставило их напасть на один из самых великолепных больших  городов  этого
мира, все еще оставалось нерешенной загадкой, но они в молниеносной  атаке
овладели городом. Возможно, их вождь Аркола устал  от  кочевой  жизни,  от
лагерей и переходов и решил завладеть собственным королевством.
     Враг уже находился в городе, и принцесса решила увести  многих  своих
подданных на свободу открытых равнин, чтобы не доводить дело до  массового
убийства.  Воинственные  аристократы,  сопровождавшие  ее  в  добровольное
изгнание, совсем не единодушно одобряли ее решение,  но  они  преклонялись
перед своей великолепной  мужественной  повелительницей,  потомком  тысячи
королей, и в конце концов она уговорила их  довериться  старой  поговорке:
"Кто сражается и отступает, до следующей битвы доживает".
     Когда принцесса исчезла, руководство ку тад легло  на  крепкие  плечи
Яррака, дяди Дарлуны.  Это  рослый  статный  человек  с  врожденным  даром
командования. Когда нас с Лукором и Коджей привели к нему и он узнал,  как
мы помогали его племяннице  и  королеве,  он  принял  нас  с  почестями  и
гостеприимством и несколько недель мы  прожили  с  ку  тад  в  бездорожных
джунглях Великого Кумалы.
     Эти джунгли покрывают буквально  тысячи  квадратных  миль;  густые  и
лишенные дорог, они стали для жителей  Шондакора  лучшим  убежищем.  Воины
Черного Легиона не преследовали отступавших и не думали о них, пока те  не
представляли угрозы.
     И действительно, Черному Легиону  они  не  угрожали.  Они  стойкие  и
храбрые солдаты, они страстно хотели освободить свой народ от разбойничьих
вождей, но их было слишком мало, чтобы выступить против Чак Юл. Шондакорцы
насчитывали две-три тысячи, а Черный Легион мог выставить против них втрое
больше солдат. К тому же город  был  окружен  монументальными,  чудовищной
толщины стенами. Город так велик, что нужно не менее десяти тысяч человек,
чтобы осадить его и преградить все выходы.  Ирония  судьбы  заключалась  в
том, что предки ку тад бесконечным трудом  в  течение  многих  десятилетий
возводили эти каменные стены, которые оказались непреодолимой преградой на
пути их потомков.
     Ночь за ночью у  костра  совета  мы  обсуждали  способы  освобождения
Шондакора. Большие разноцветные луны  Танатора  освещали  наши  бесплодные
споры  и  напрасные  совещания,  и  проблема  оставалась   нерешенной   до
неожиданной вспышки танаторского рассвета.
     Большая армия могла бы прорваться в город, но у нас ее не было.
     Внезапное нападение могло дать  нам  возможность  захватить  одни  из
ворот, но как мы потом справимся с превосходящими силами противника?
     Постепенно у меня родился отчаянный план.
     Он имел один шанс на успех из тысячи.
     Я попытаюсь войти в ворота Шондакора в одиночку!


     Яррак смотрел на меня с выражением, обычно предназначенным бредящим и
сумасшедшим.
     - Джандар, никто не сомневается в твоем мужестве и хитрости,  но  что
может один человек сделать против армии?
     - Он может сделать то, что не может  отряд,  -  ответил  я.  -  Может
войти.
     - Я тебя не понимаю, - признался он.
     - Очень просто. Стража Черного Легиона вряд ли позволит без боя войти
в ворота двум тысячам вооруженных людей. Но один человек может войти легко
и беспрепятственно. Потому что они будут думать точно, как ты:  что  может
против них один человек?
     Мой старый друг, учитель фехтования Лукор тут же понял, что я прав.
     - А внутри у тебя будет свобода и возможность узнать, наконец, как мы
сможем освободить принцессу, - подхватил он.
     - Вот именно! - согласился я.
     Лорд Яррак задумался.
     - А почему они вообще тебя пропустят? - спросил он в конце концов.
     Я пожал плечами.
     - А  почему  бы  и  не  пропустить?  Я  не  из  народа  ку  тад,  как
свидетельствуют моя кожа, светлые волосы и голубые глаза. Ку тад,  который
попробует войти, вызовет подозрения, а  я  нет.  Я  представлюсь  бродячим
наемником и попрошусь к ним. Чак Юл - это не народ, не нация, не клан, это
свободное объединение солдат из всех уголков Танатора, объединенных  общей
жаждой добычи. Одинокий солдат присоединится к ним без труда.
     Яррак улыбнулся, его встревоженное лицо прояснилось.
     - Должен признать, что  ты  меня  убедил,  -  сказал  он,  -  хотя  я
по-прежнему сомневаюсь, что один человек за городской стеной может  помочь
в осуществлении наших планов.
     - Один агент за стенами может сделать больше, чем ни одного агента за
стенами, - заметил Лукор.
     Яррак рассмеялся и согласился со справедливостью этого высказывания.
     - Я буду в одежде простого воина, - сказал я, - без всяких  символов.
Самое худшее - меня отвергнут. Но если нет, я  смогу  занять  место  в  их
армии и, может быть, дам принцессе возможность бежать.
     - Тебе понадобится легенда, чтобы рассказать о себе, - размышлял лорд
Яррак, принимая мой план. - Ты можешь  сказать,  что  служил  наемником  в
Сорабе, городе на севере. Чак Юл уже десять лет не были  на  севере,  и  у
тебя не будет опасности при расспросах ошибиться в какой-нибудь детали.
     -  Милорд,  у  Джандара  могут  встретиться  затруднения  из-за   его
необычной окраски кожи и цвета волос, - заметил старый Застро,  мудрец  ку
тад, присутствовавший при обсуждении.
     - Я могу просто сказать, что происхожу из далекой земли, - ответил я,
- и скажу чистую правду.
     Все улыбнулись: им известна  моя  история,  и  мои  слова  показались
слишком слабыми. Потому что моя  земля  находится  в  трехстах  семидесяти
восьми миллионах девятистах тридцати тысячах миль отсюда  -  действительно
далекая земля!
     - Мне кажется,  тебе  нельзя  на  такое  опасное  дело  идти  одному,
Джандар, - сказал своим серьезным голосом Коджа.  Храбрый  старый  учитель
энергично кивнул в знак согласия.
     - Не могу не согласиться с другом Коджей, - сказал он. - Мы вдвоем...
     - Втроем, - поправил Коджа.
     - Спасибо, но я думаю, у одного человека больше шансов пройти, чем  у
троих, - твердо сказал я.
     - Но...
     - Я достаточно молод, неплохо владею мечом, чтобы сойти за бездомного
бедного наемника, - указал я. - А ты, Лукор, известный мастер своего  дела
и подлинный джентльмен  по  внешности,  манерам  и  вкусам.  Трудно  будет
убедить  подозрительных  Чак  Юл,  что  образованный  джентльмен  с  твоим
чувством юмора - это бродячий разбойник, продающий свой меч. Коджа,  когда
благородный вождь племени ятунов записывался в Черный Легион? Нет, друзья,
благодарю вас. Но это дело только мое.
     Мы еще немного поспорили, но в конце концов решено было  по-моему.  Я
уйду на рассвете.



                           2. К ВОРОТАМ ШОНДАКОРА

     Рассвет на Каллисто - или на Танаторе, как я  привык  уже  думать  об
этом мире джунглей, - поразительное  зрелище.  Нужно  его  увидеть,  чтобы
поверить.
     Танатор, пятый спутник Юпитера, буквально не имеет солнца.  Вместе  с
остальными  двенадцатью  лунами  гигантской  планеты,  он  так  далеко  от
центрального светила нашей солнечной системы, что  солнце  кажется  просто
самой яркой звездой на его небе.
     По всем правилам, как мне кажется, поверхность Каллисто  должна  быть
холодной безвоздушной пустыней мертвого замерзшего  камня,  погруженной  в
постоянные сумерки, освещаемой только отраженным  светом  Юпитера,  потому
что эта величайшая планета гигантским диском висит в его небе. Приведенные
выше слова явно противоречат  трезвым  и  обдуманным  утверждениям  земной
науки  (Капитан  Дарк   совершенно   прав   в   своем   предположении.   Я
консультировался у астрономов нью-йоркского Хейденского планетария, и  они
заверили меня, что на Каллисто не может существовать  высокоорганизованная
жизнь, выше уровня самых примитивных лишайников. Этот спутник более чем  в
пять раз дальше от Солнца  и  соответственно  получает  меньше  солнечного
тепла и света, что  делает  жизнь  на  нем  маловероятной.  Это,  пожалуй,
свидетельствует, что рассказ капитана Дарка  -  вымысел,  а  не  подлинный
документ. Я поинтересовался, не может ли  у  Каллисто  быть  расплавленное
ядро, которое сделало бы возможной жизнь на его  поверхности.  Специалисты
считают этот спутник слишком маленьким для такой возможности. - Л. К.). Но
на самом деле сила тяжести на Каллисто лишь совсем немного меньше, чем  на
моей  родной  планете,  и,  каким  бы  невозможным  с  точки  зрения  догм
современной науки это ни казалось, Танатор теплый и даже тропический  мир,
кишащий плодовитой жизнью.
     Небо луны джунглей состоит из  смеси  пригодных  для  дыхания  газов,
аналогичной земной атмосфере (если бы было не так, как мог бы я  дышать  и
жить здесь?), но с одним своеобразным отличием.
     Это отличие - само небо.
     Высоко в стратосфере Танатора виден  слой  золотистого  тумана.  Небо
покрытого джунглями Танатора не голубое, а сверкающее янтарное.
     Рассвет  на  Танаторе  вспыхивает  внезапно;  без  всякого   внешнего
источника загорается золотой купол, и полуночная тьма сменяется полуденной
яркостью в считанные минуты.
     Этот необычный эффект охватывает весь небесный купол, так  что  здесь
рассвет не "встает" на востоке, а закат не "садится" на западе. Я так и не
нашел удовлетворительного объяснения этого феномена, но на Танаторе  много
загадок, и это одна из них.
     Всю ночь мы двигались к северу по  Кумале  и  незадолго  до  рассвета
оказались чуть севернее Шондакора. Здесь я попрощался со своими  друзьями.
Отсюда я должен идти один навстречу ожидающим меня опасностям.
     Я пересек равнину, добрался до берега реки Аджанд, вброд переправился
через реку и подошел к вымощенной камнем дороге, на  которую  обратил  мое
внимание лорд Яррак; здесь я повернул  на  юг  и  направился  в  Шондакор.
Поскольку я согласно легенде приехал из Сорабы - этот город расположен  на
южном берегу внутреннего моря Корунд Ладж, - мне нужно было приближаться к
Шондакору только с севера. Ехал я быстро, и вот  золотое  небо  неожиданно
ярко вспыхнуло, и вся окрестность осветилась полуденным светом.
     Ехал я на тапторе  -  это  животное  туземцы  используют  в  качестве
лошади, которая в этом мире неизвестна. В  сущности  млекопитающие  вообще
чрезвычайно редки на Танаторе, как я заметил.
     Тапторы  -  бескрылые  четвероногие  птицы.  Они   очень   напоминают
невероятный гибрид птицы  и  лошади,  и  когда  я  вижу  таптора,  тут  же
вспоминаю старую земную легенду о гиппогрифе (Боюсь, что в своем сравнении
капитан Дарк смешал грифона  с  гиппогрифом.  У  Таптора  есть  клюв,  нет
крыльев, но есть перья, и он  четвероногий.  Грифон,  описанный  античными
авторами, такими, как Плиний, представляет собой гибрид  орла  и  льва,  с
клювом и перьями. А гиппогриф - это по существу крылатая лошадь и, если не
считать оперенных крыльев, не имеет никакого сходства с птицей. Во  всяком
случае гиппогрифа неверно было бы называть "легендарным", потому  что  его
изобрел итальянский  поэт  Людовико  Ариосто  в  своей  героической  поэме
"Неистовый Роланд", произведении периода Возрождения. - Л.К.), потому  что
таптор вполне мог  бы  послужить  прототипом  этого  сказочного  существа.
Размером он с большую лошадь, но у него когтистые птичьи лапы, одет  он  в
перья, и  за  головой  у  него  хохолок  из  перьев,  напоминающий  гриву.
Клювастая голова и птичьи глаза совсем как у попугая.
     Тапторы - непослушные и норовистые животные и так до конца и не  были
одомашнены. Поездка на них всегда рискованна. Обычно  танаторский  всадник
несет притороченную  к  седлу  небольшую  деревянную  дубинку,  называемую
о_л_о_; ею ударяют таптора по голове, чтобы он тронулся с места  или  если
он начинает загибать голову и пытается ухватить клювом ногу всадника.  Эта
привычка тапторов  заставила  меня  гадать,  почему  танаторцы  так  и  не
изобрели специальные сапоги для верховой езды.
     В джунглях  ку  тад  почти  не  пользовались  тапторами,  но  держали
несколько: вестник на них добирается гораздо быстрее, чем пешком.  Поэтому
Яррак смог предоставить мне верховое  животное:  я  вызвал  бы  подозрения
Черного Легиона, если бы сказал,  что  преодолел  многие  мили  от  Сорабы
пешком.
     Через час быстрой езды я увидел Шондакор.
     Великий город ку тад поднимается на равнине Харат, на западном берегу
реки. Это великолепный метрополис.  Могучие  стены  с  массивными  башнями
окружают его; высокие шпили вздымаются в яркое утреннее небо,  и  я  видел
купола дворцов и больших зданий. Все каменное,  а  наружная  стена  еще  и
оштукатурена и блестит золотом - отсюда и прозвище Золотой город.
     Подъезжая к воротам, я чувствовал себя героем какого-то романа  жанра
"мечи и волшебство". Я выпрямил спину, расправил плечи и лихо положил руку
на рукоять меча.
     К моему  удивлению,  ворота  оказались  открыты  и  в  них  проходили
фермеры, ведя телеги и фургоны, нагруженные мешками зерна, мясными тушами,
связками овощей и тому подобным. Я скоро понял, что сегодня базарный  день
и фермеры из окружающей сельской местности везли в город свои продукты.  Я
встал в очередь проходящих и увидел перед собой  воинов  Чак  Юл,  которые
небрежно пропускали крестьян в ворота. Скрипели колеса, вздымалась пыль, и
тяжело груженные повозки стучали  по  брусчатке  мостовой.  Их  тащили  не
знакомые мне животные, тяжелые, неуклюжие, с короткими толстыми хвостами и
массивной головой, с клювом и  рогами;  похожи  они  были  на  невероятную
помесь носорога и трицератопса.
     С сухой усмешкой я заключил, что жизнь, даже  в  городе,  захваченном
неприятелями, продолжается. Фермеры должны продавать  продукты  на  рынке,
домохозяйки - покупать их, люди должны есть,  независимо  от  падения  или
установления династий.
     Я медленно продвигался к решающему моменту. Позволят ли мне  войти  в
город Чак Юл или начнут допрашивать?
     Подходя,  я  почувствовал  на  себе  взгляд  одного  из   стражников.
Стражник, плосколицый, монголоподобный низкорослый воин, с кривыми  ногами
и длинными обезьяньими руками, сделал мне знак остановиться.
     - Эй ты! Куда идешь?
     Я смотрел на него с высоты своего седла.
     - Поскольку дорога ведет только в город, ты и сам мог бы  догадаться,
-  спокойно  ответил  я.  Какое-то  дьявольское  озорство  подсказало  мне
насмешливый ответ. Не знаю, насколько разумно я  поступил,  но  мои  слова
вызвали взрыв смеха у товарищей стражника.  Его  смуглые  щеки  вспыхнули,
глаза стали холодны.
     - Слезай с таптора! - рявкнул он.
     - Конечно. Но  даже  спешившись,  я  все  равно  буду  выше  тебя,  -
улыбнулся я. Он снова вспыхнул, и опять послышался насмешливый  хохот  его
товарищей. Он повернулся к ним.
     - Ты, Калкан! Позови  комада!  -  рявкнул  он.  И,  обнажив  короткий
кинжал,  холодным  ровным  угрожающим   голосом   добавил:   -   Следующий
х_о_р_е_б_, который вздумает смеяться надо мной, поцелуется с этим.
     Все смолкли.
     Хореб - отвратительный скользкий грызун, стервятник с  отталкивающими
привычками, обычно питается гниющими отбросами.
     Я спокойно ждал, готовый ко всему. Руки мои свисали  свободно,  почти
касаясь рукоятей меча и кинжала. Кривоногий маленький стражник смотрел  на
меня с холодной злобой, он красноречиво плюнул мне под ноги.
     - В чем дело? - послышался глубокий голос.
     К  воротам  приближался  широкоплечий  мощный  высокий  воин  Черного
Легиона. Он смотрел на нас.
     - Капитан Блуто, вот этот парень хочет войти в  город,  -  кривоногий
стражник ткнул в меня пальцем. - Но он вооружен, а это против правил.
     Блуто сверху вниз осмотрел  меня,  прищурившись.  Это  был  настоящий
гигант, один из самых высоких людей,  каких  мне  приходилось  видеть.  Он
буквально возвышался над остальными стражниками, в основном  низкорослыми.
И выглядел он таким же сильным и крепким, как и  большим.  Я  почувствовал
внутреннее спокойствие.
     Потом посмотрел на маленького кривоногого  солдата.  Во  взгляде  его
была насмешка. Я ясно читал его мысли: посмотрим, станешь ли ты шутить над
Блуто, думал он. Я расправил плечи. Взялся за гуж, не говори, что не дюж.
     - Значит, хочешь в город, -  прорычал  Блуто.  Он  рукой  толщиной  в
окорок  потер  заросший  щетиной  подбородок.  Огромный  человек,  хотя  я
подозревал, что в его  размерах  есть  какая-то  ненормальность.  Я  видел
удлиненную нижнюю челюсть, бугристые плечи, грудь бочкой, толстые  ноги  -
признаки нарушения нормальной деятельности желез.
     - Верно, - подтвердил я. - Ну и что? Если  может  войти  целая  толпа
крестьян, кто остановит опытного и хорошо обученного воина?
     Блуто отвратительно улыбнулся, глаза  его  сверкнули.  Я  понял,  что
передо мной задира  и  хулиган.  У  рослых  крупных  людей  обычно  мягкий
характер; как будто  большой  рос  и  вес  налагают  на  них  определенные
обязательства  перед  людьми  меньшего  размера.  Не  то  Блуто,   как   я
догадывался. Ему нравится сокрушать меньших ростом людей.
     - Опытный воин? - хрипло усмехнулся он. Обошел  меня,  разглядывая  с
насмешливым восхищением. Потом раздраженно огляделся. Его тяжелый юмор был
бы более уместен, если бы я оказался низкорослым слабаком, но  я  высок  и
месяцы приключений и действий в полных  опасностей  джунглях  сделали  мою
мускулатуру совершенной.
     - В этом городе нет воинов, кроме воинов Чак Юл, -  проворчал  он.  Я
дружелюбно кивнул.
     - Я так и понял. Именно поэтому я здесь  -  хочу  вступить  в  Черный
Легион, - сказал я.
     Он хрипло рассмеялся.
     - Черный Легион! Значит, ты считаешь себя достойным сражаться рядом с
нами? Такой малыш, как ты?
     Его люди смеялись, но принужденным смехом. По правде говоря, им, с их
малым ростом, я должен был казаться более приемлемым, чем гигант Блуто.
     Он хлопнул в ладоши и ударил себя в грудь.
     - Ты считаешь, что такие люди, как я, нуждаются  в  твоей  помощи?  -
спросил он, явно  стараясь  разгорячить  и  рассердить  себя.  Несомненно,
доказывать  свою  силу  перед  другими  воинами  стало  удовольствием  для
бедняги.
     - Я, может быть, не так высок, как ты, - спокойно и  холодно  ответил
я, - но руки у меня длинные, - и  я  коснулся  висевшей  у  меня  на  боку
рапиры.
     - Покажи ему, комад, - усмехнулся кривоногий стражник. - Покажи,  как
мечники Чак Юл расправляются с хвастунами!
     Блуто  теперь  дышал  тяжело,  его  смуглое  лицо  побагровело,   лоб
наморщился.
     - Хочешь сразиться с Блуто? Понять, каким должен  быть  воин  Черного
Легиона?
     - Я предпочел бы сражаться с врагами Чак Юл, - ответил я.  -  К  кому
обратиться за назначением? - И я сделал шаг, собираясь пройти  мимо  него.
Он испустил бычий рев, схватил меня за руку и развернул, так что  я  снова
стоял лицом к нему.
     - Стой на месте, малыш, когда Блуто с тобой говорит... уф!
     Возглас, которым закончился его рев, легко объясним. Не люблю,  когда
меня хватают за руку. Я вырвался приемом карате, отчего у него должна была
онеметь рука до самого плеча.
     С нечленораздельным воплем он ударил меня по лицу!
     Я пошатнулся - больше от удивления, чем от силы его неуклюжего удара.
     Нога моя поскользнулась, и я упал на одно колено.
     Мертвая тишина нависла над собравшимися стражниками.
     Я чувствовал, как сердце у меня упало. Этот шумливый хвастун меня  не
тревожил, я понимал, что лучше, чем неуклюжий задира, владею мечом.  Но  я
надеялся попасть в Шондакор, не привлекая к себе внимания. Однако ничто не
могло больше привлечь ко мне внимание руководителей Черного  Легиона,  чем
демонстрация искусства владения мечом у  самых  городских  ворот.  Ведь  я
выдаю себя за простого наемника!
     Теперь эта надежда исчезла: маловероятно, что я смогу миновать  Блуто
без драки.
     Проклиная свой рок, я  снова  встал  и  стряхнул  пыль  с  одежды.  Я
лихорадочно думал, пытаясь найти выход.



                  3. Я ВЫИГРЫВАЮ СХВАТКУ И ПРИОБРЕТАЮ ДРУГА

     Избежать  схватки  теперь  невозможно:  нанесен  удар  и  произнесены
оскорбительные слова.
     Блуто стоял передо мной, расставив ноги;  одна  его  рука  лежала  на
рукояти меча. Он тяжело дышал,  лицо  его  побагровело,  маленькие  свиные
глазки яростно блестели.
     - Извлекай свою сталь, парень, - прорычал он. - Блуто посмотрит,  что
ты за человек и из чего сделаны твои внутренности.
     Я не касался меча; с большим усилием сохранил спокойную улыбку.
     Блуто все более возбуждался. Я думаю, он решил, что перед ним трус, и
задира в нем возрадовался этой мысли. Но для меня это тоже не выход: труса
вряд ли будут приветствовать в рядах Черного Легиона.
     Неожиданно мне пришла в голову мысль. Я расслабился,  спокойно  дыша.
Есть вид схватки, в которой я  могу  проявить  превосходство,  не  вызывая
подозрений у высших офицеров.
     - Ну? Чего ты ждешь, хореб? - рявкнул он.
     Я продолжал спокойно улыбаться.
     - Я думаю, даже у таких разбойников, как  ты,  есть  представление  о
чести. Человек, которого ударили по лицу, имеет право защищаться, не боясь
обвинений в измене, восстании или вторжении, - заметил я.
     Блуто кивнул.
     - Доставай сталь, - прорычал он. - Тебе никто ничего не  скажет.  Это
касается только нас двоих.
     - Хорошо, - ровно ответил я. - Дело касается нас  двоих,  значит  это
дуэль, и она подчиняется особым правилам. Поскольку меня вызвали,  я  имею
право выбрать оружие. И так как я не хочу пачкать  оружие  грязной  кровью
хулигана и труса, я выбираю бой... на кулаках!
     Размахнувшись, я ударил его кулаком в живот - ударил всей силой руки,
плеча и спины. Он не ожидал удара, мышцы его живота были расслаблены.  Мой
кулак ударил с глухим шумом, словно молоток мясника о тушу. И углубился на
два дюйма.
     Рот Блуто расслабился, лицо пожелтело;  он  покачнулся,  тяжелый  меч
выпал у него из руки и со звоном ударился о камень. Его  маленькие  свиные
глазки с удивлением уставились на меня.
     Я нанес удар по челюсти, который, должно быть, сломал один-два  зуба.
Удар на несколько дюймов подбросил Блуто в воздух;  он  упал  на  спину  с
грохотом, подняв столб пыли. И не вставал. Потерял сознание.
     Искусство боя на кулаках почти неизвестно на Танаторе. Дело не в том,
что кулачный бой презирается как неджентльменский. Его просто не изобрели.
Человек, который знает, как использовать свои кулаки, никогда не  остается
безоружным в этом мире.
     Поэтому моя победа над этим задирой должна была  показаться  солдатам
чуть ли не колдовством. Они  с  изумлением  смотрели,  как  я  отряхнулся,
переступил через лежащего Блуто и провел своего таптора в ворота города.
     Ни один человек не возразил.  Так  я  наконец  вошел  в  город  своей
принцессы.


     Когда я миновал ворота, со мной заговорил  высокий  молодой  человек,
джентльмен по виду.
     - Прекрасно сделано, незнакомец, - улыбнулся он.  -  Мне  кажется,  я
слышал, что ты хочешь присоединиться к Чак Юл. Если  это  правда,  позволь
проводить тебя к человеку,  с  которым  ты  должен  поговорить.  По  моему
мнению, в Черном Легионе  всегда  найдется  место  для  человека,  который
голыми руками справился с Блуто.
     Я рассмеялся.
     - В моей стране,  друг,  есть  выражение,  которое  справедливо  и  в
Шондакоре: "Чем твой противник больше, тем сильнее он упадет".
     Его это высказывание позабавило, и он протянул мне руку.
     - Я Валкар из Ганатола, комор третьей когорты, - сказал он.
     Комор  -  это  офицерский  чин,  соответствующий  начальнику  когорты
воинов. Значит, мой новый знакомый занимает довольно важный пост в  Черном
Легионе. Я оглядел его, и то,  что  увидел,  мне  понравилось.  Высокий  и
аккуратно сложенный, смуглая кожа, черные волосы, зеленые глаза - странная
комбинация, которой я раньше в своих блужданиях по Танатору  не  встречал;
несомненно, полукровка, хотя осанка и манеры человека  высокого  рождения,
из хорошей семьи. Правильные черты лица, но не настолько  красивые,  чтобы
казаться  изнеженными;  сильные  челюсти,  хорошая  улыбка  и  откровенный
взгляд. Мне он понравился с первого взгляда.
     Я обнаружил, что обладаю способностью с первой же встречи  определять
достоинства человека; в первые же мгновения я могу установить, честный  ли
передо мной человек и можно  ли  ему  доверять.  До  сих  пор  эта  редкая
способность сохраняла мне жизнь, и я привык ей верить. Поэтому я  протянул
Валкару руку, и мы сразу стали друзьями и будем ими, пока нас не  разлучит
смерть, Великий Разрушитель Дружбы.
     - Спасибо за дружеские слова, - сказал я, крепко пожимая ему руку.  -
Меня зовут Джандар.
     С  откровенным  любопытством  он  разглядывал  мои  светлые   волосы,
загорелую кожу, голубые глаза.
     - Никогда не видел такого, как ты, - сказал он наконец. - Могу  ли  я
спросить, в какой стране ты вырос?
     - В Соединенных Штатах Америки, очень далекой земле, -  ответил  я  и
сказал правду: моя страна находится  в  четырехстах  миллионах  миль.  Мне
кажется, это вполне отвечает слову "далекая".
     Валкар повторил это  название,  немного  споткнувшись  на  незнакомых
звуках. Потом покачал головой.
     - Должно быть, на другой стороне Танатора, потому что я никогда о ней
не слышал и не встречал людей оттуда.
     - Вполне понятно, - сказал я. - Думаю,  я  первым  из  своего  народа
попал в эти земли. - И это тоже сущая правда.
     Мой новый друг провел меня по улицам  Шондакора  к  крепости  Черного
Легиона. По дороге  мы  разговаривали,  и  я  воспользовался  возможностью
познакомиться с городом. Хотя Шондакор уже несколько месяцев как завоеван,
новые правители не очень вмешивались в дела  его  жителей:  горожане  жили
своей жизнью, открывали магазины, разговаривали на форуме, покупали товары
на базаре  -  и  все  это  со  свободой,  которая  свидетельствовала,  что
завоеватели почти не налагают на них ограничения.
     Большой город произвел на меня сильное впечатление своими прекрасными
сооружениями. Широкие улицы с  многочисленными  цветущими  деревьями  были
заполнены   народом.   Проносились   колесницы,   запряженные   специально
обученными тапторами. Богатые купцы и их женщины перемещались  в  носилках
на  плечах  крепких  рабов.  В  переулках  играли  и  дрались   мальчишки,
оборванные шумные нищие завывали у  порогов,  воины  Чак  Юл  проводили  в
винных  лавках  свободное  от  службы  время.  Ежедневная  жизнь   города,
по-видимому, продолжалась как ни  в  чем  не  бывало,  несмотря  на  смену
династии.
     Начальник новобранцев -  не  буду  затруднять  читателей  танаторским
названием этого офицера - оказался занятым человеком, и поскольку за  меня
поручился _к_о_м_о_р_ Валкар, он без отлагательств и  ненужных  расспросов
записал меня и принял присягу. В качестве места своей последней  службы  я
назвал город Сорабу на берегах Корунд Ладж. Свой отъезд оттуда я  объяснил
тем, что преимущество в  продвижении  по  службе  отдавалось  выходцам  из
знатных семейств перед более подготовленными и способными воинами, такими,
как я сам. Возможно, с моей стороны это было нескромно, но я решил, что  в
разбойничьей  армии  Чак   Юл   не   действует   правило   самоуничижения,
обязательное для других бойцов Танатора.
     Как оказалось, моя догадка была правильной. Во  всяком  случае  через
час я уже был полноправным воином Черного Легиона, и по моей просьбе  меня
приписали к когорте, которой командовал мой новый друг Валкар из Ганатола.
     Так я осуществил первую часть своего плана и умудрился войти в  город
и вступить в армию врагов.
     А что касается остальных частей плана, то только время покажет, сумею
ли я освободить женщину, которой отдал сердце.



                        4. Я ВСТУПАЮ В ЧЕРНЫЙ ЛЕГИОН

     Так я, Джандар с Каллисто, начал службу в качестве  рядового  солдата
Черного Легиона под началом моего нового друга Валкара из Ганатола.
     Третья когорта, которой командовал мой  друг,  размещалась  в  грубых
казармах вдоль южной стороны большой площади, которая  называлась  форумом
Зельтадара. Позже  я  узнал,  что  название  происходит  от  имени  короля
отдаленного прошлого, предка династии Дарлуны.
     Рядовые солдаты, и я среди них, спали  в  большом  зале  под  плоской
крышей на жестких матрацах, которые днем свертывались и  подвешивались  на
специальные крючки в деревянных стенах здания.
     Вставали мы обычно на рассвете, и если в этот день  наша  когорта  не
назначалась в караул, тренировались на площади  под  пристальным  взглядом
нашего командира Валкара. И я скоро  понял,  что  быть  солдатом  означает
гораздо больше, чем умение владеть мечом.
     Короче, мы маршировали. Тренировались.  Производили  маневры,  иногда
очень сложные. У меня появилось уважение к воинским качествам Чак  Юл:  ни
на Танаторе, ни на своей родной Земле я не встречал  армии,  состоящей  из
так хорошо подготовленных солдат;  и  они  никогда  не  нарушали  железную
дисциплину.
     И я начал понимать, почему народы Танатора говорят о них с  дрожью  и
страхом. Для такой планеты это великолепная армия.


     В последующие дни я узнал много военных приемов, которые  раньше  мне
не было необходимости знать.
     Например, я овладел техникой ведения боя верхом на тапторе, что очень
отличается от фехтования на ногах.
     Я  тренировался  в  использовании  танаторского  оружия,  называемого
длинное копье; насколько мне известно, это оружие  характерно  только  для
Танатора; во всяком случае я никогда не слышал, чтобы его  использовали  в
земных армиях. Длинное копье и есть длинное копье: длинное  тонкое  древко
не менее двадцати футов, заканчивающееся стальным когтем или крюком. Пешие
танаторские воины с его помощью стаскивают всадников с тапторов.
     Валкар и  его  офицеры  тренировали  нас  в  использовании  короткого
метательного копья; его метают с помощью лассо,  и  танаторцы  удивительно
искусны в этом; мы действовали также ручным  топором  и  боевым  луком.  Я
обнаружил, что съедаю свою еду с огромным аппетитом и сплю каждую ночь как
мертвый.
     Валкар  оказался  прекрасным  офицером,   твердым,   но   сдержанным,
справедливым и человеком слова. Каждый  солдат  под  его  командой  твердо
знал, каковы пределы свободы его действий, за ними его ожидало  наказание.
Правила  -  кстати,  они  были  разработаны  самим  Валкаром  и  не   были
распространены по всему Легиону, как я узнал позже, - очень просты. Нельзя
приставать к  женщинам  в  городе,  нельзя  входить  в  дома  шондакорцев;
наказание - двадцать плетей. Драки с другими солдатами, пьянство и уход из
казармы ночью наказывались десятью плетями.  Солдат,  уснувший  на  посту,
награждался смертью.
     И хотя солдаты в когорте Валкара были в основном непослушным сбродом,
даже  самые  тупые  из  них   приветствовали   дисциплину,   насаждавшуюся
командиром. Никто не наказывался из каприза,  а  каждый  наказанный  точно
знал  свою  вину.  Валкар  объяснял,  что  жители  Шондакора   многократно
превышают численность оккупантов, и насилия и грабежи вполне могут поджечь
порох и вызвать восстание. Он говорил, что солдат, напившийся или уснувший
на посту, вполне может стать причиной гибели своих товарищей  и  поражения
всего Легиона,  если  враг  проберется  мимо  его  поста.  Солдаты  начали
относиться к  Валкару  вначале  с  неохотным  уважением,  а  постепенно  с
собачьей преданностью - следствие прирожденной способности Валкара вести и
приказывать.


     Мы с Валкаром оставались добрыми друзьями, но он дал мне понять,  что
на дисциплине плохо отразится, если  у  него  в  его  собственной  когорте
появятся любимчики, поэтому в этот начальный период моей службы я почти не
видел его в свободное время. Я, конечно,  понимал  причину  этого,  и  мое
уважение к нему росло.  Но  встречались  мы  всегда  с  дружеским  словом,
взглядом или улыбкой, хотя я знал,  что  он  внимательно  следит  за  моим
обучением. И как только я достаточно овладел  воинскими  искусствами,  мне
было поручено тренировать других, менее сообразительных и более  неуклюжих
солдат. Вскоре  я  был  назначен  командиром  взвода  -  звание,  примерно
соответствующее лейтенанту.
     Как младший офицер, я теперь жил вблизи  казарм  в  комнате,  которую
делил с пятью-шестью офицерами своего ранга, ел в офицерской  столовой,  в
которой  обедал  сам  Валкар.  Он  нашел  возможность  поздравить  меня  с
повышением, и мы изредка обменивались дружескими словами.
     Когда мое обучение закончилось,  а  мой  взвод  приобрел  достаточные
военные навыки, обязанностей у меня стало поменьше. День мы находились  на
дежурстве, день отдыхали; это дало мне возможность хорошо познакомиться  с
городом.
     Пятнадцать человек у меня под командой  были  грубыми  и  непокорными
солдатами, но я помнил методы Валкара,  с  помощью  которых  он  добивался
таких  прекрасных  результатов,   и   обращался   со   своими   людьми   с
исключительной справедливостью и твердостью.  Они  быстро  научились  меня
уважать, после того как мою власть попытались  оспорить  двое  здоровенных
задир; я преподал им такой же урок  кулачного  боя,  каким  в  свое  время
бросил в пыль Блуто. Этот судебный поединок происходил в тайне, и никто из
старших офицеров о нем не узнал. Иначе моих людей, с  которыми  я  дрался,
выпороли бы до потери сознания. Они это прекрасно понимали и, мне кажется,
начали уважать за то, что я  справился  с  ними  собственными  силами,  не
прибегая к власти старших по команде.
     Во всяком случае внешний вид  и  подготовка  моего  взвода  оказались
превосходными,  меня  похвалил  старший  командир,  и  вскоре  я   получил
следующее звание и командовал тремя взводами.
     Однако проходили недели, а я был не ближе к принцессе Дарлуне, чем  в
тот день, когда вошел в город.
     Я мрачно утешал себя тем, что по крайней мере могу совершить  военную
карьеру, если захочу.


     Новое звание позволяло мне чаще видеться с Валкаром,  и  я  был  этим
доволен. Потому что среди моих подчиненных или среди  других  офицеров  не
нашлось никого, с кем мне бы хотелось  подружиться.  Мне  кажется,  Валкар
тоже был одинок: другие _к_о_м_о_р_ы_, грубые и  малообразованные,  скорее
готовы  были  выпить  или  поиграть  в  карты,  чем  вести  интеллигентный
разговор. Поэтому Валкар часто приглашал меня пообедать за его  столом,  и
не очень часто, но в свободные дни мы вместе  уходили  в  город.  Я  лучше
узнавал Валкара, и мое уважение к нему росло.
     Очевидно, он не ровня другим офицерам, и я  часто  удивлялся,  почему
такой  образованный  и  воспитанный  человек  из   хорошей   семьи   решил
присоединиться к Черному Легиону. К тому времени я уже  знал,  что  Валкар
появился в Легионе всего за несколько месяцев до меня. Его  рост  в  рядах
этой армии точно походил на мой: хоть основной состав  армии  -  грубые  и
невежественные солдаты, старшие командиры постоянно ищут одаренных и умных
людей. И если находят, то без колебаний продвигают их по службе,  к  какой
расе они бы ни принадлежали  И  тем  не  менее  Валка  казался  совершенно
неуместным рядах этой армии, и я часто раздумывал над этой загадкой.
     Честно говоря, мне никогда не приходило в голову, что его присутствие
в армии могло объясняться теми же причинами, что и мое.


     Эта загадка еще более усложнилась через несколько недель после  моего
повышения. У нас совпали свободные дни, Валкар предложил сходить в  театр,
и я с готовностью согласился.
     Надев лучшую одежду, прикрепив к кожаным курткам знаки  различия,  мы
заняли ложу в нижнем ярусе "Короля Гамелиона",  самого  известного  театра
Шондакора; "Гамелион" по  существу  национальная  святыня,  его  положение
напоминает  "Комеди  Франсез"  в   Париже   или   Национальный   театр   в
Великобритании.  Лучшие   семейства   Шондакора   посещают   представления
национальной классики, и  хотя  большая  часть  воинственных  аристократов
королевства оказалась в изгнании вместе с Дарлуной и  лордом  Ярраком,  ее
дядей, конечно, были и такие, кто вследствие возраста или болезней не смог
бежать. И вот  лучшие  представители  оставшихся  посещали  "Гамелион",  а
вместе с ними высшие офицеры Чак Юл, которые превратились в господствующий
класс.
     Сегодняшняя  пьеса  была  мне  незнакома.  Это  трагедия  "Парканд  и
Илидора" знаменитого  поэта  предшествующего  поколения  Сорасто.  Я  лишь
поверхностно знаком с литературой Танатора и хотел восполнить этот пробел.
Поэтому я с энтузиазмом подхватил предложение Валкара.
     Пьеса показалась  мне  восхитительной,  похожей  на  некоторые  драмы
Шекспира,  хотя  мне  трудно  было  иногда  понимать  возвышенный  словарь
предыдущей эпохи.
     В   середине   первого   акта   слушатели    заволновались,    начали
перешептываться и бросать любопытные взгляды на ложи вверху. Я  подтолкнул
Валкара, повернулся и застыл в изумлении.
     Там сидела Дарлуна, моя утраченная любимая Дарлуна!
     Она была  бледна,  но  спокойна  и  великолепно  выглядела  в  желтых
кружевах  с  драгоценностями  на   горле.   Ее   сопровождал   смуглолицый
сардонического вида молодой человек, которого я раньше не встречал. У него
был жесткий злой взгляд быстрых холодных  и  умных  глаз  и  тонкие  губы,
которые мне сразу не понравились. Смуглая кожа прирожденного  Чак  Юл,  но
гладкие черные волосы, которые, как  я  потом  узнал,  он  унаследовал  от
матери занадарки. На нем был роскошный мундир. Он весь сверкал украшениями
и драгоценностями.
     Я побледнел, прикусил губу и  искоса  взглянул  на  своего  товарища:
заметил ли он мое смущение.
     К своему полному удивлению, я увидел, что Валкар тоже побледнел, губы
его побелели, странный блеск появился в холодном взгляде, когда он смотрел
на принцессу и ее сопровождающего.
     Загадка становилась все запутанней! А скоро она еще более углубится.
     Боюсь, что, занятый своими мыслями, я мало внимания  уделял  пьесе  в
этот вечер и так до сего дня  и  не  знаю,  вовремя  ли  переодетый  принц
открылся волшебнику Закарандусу, чтобы помешать  Илидоре  выйти  замуж  за
богатого купца.
     Но моя невнимательность осталась  незамеченной,  потому  что  Валкара
весь вечер занимали собственные мысли.
     После представления мы отправились в винную лавку по соседству, чтобы
разделить бутылку вина. И здесь произошел случай, который еще более усилил
мое любопытство относительно моего друга. Потому что загадка его  прошлого
приобрела еще один оттенок.
     Служанка случайно споткнулась и пролила вино, залив лицо Валкара.
     Обычное  происшествие;  Валкар  смеялся,  когда  девушка  извинялась,
вытирая его лицо его же платком.
     И  все  бы  осталось  незамеченным,  если  бы   не   одна   небольшая
подробность. Я заметил, что на платке  Валкара,  когда  он  прятал  его  в
карман, было темное пятно.
     Взглянув на друга, я увидел, что та сторона его лица,  с  которой  он
вытер   вино,    казалась    золотисто-янтарной,    хотя    раньше    была
смугло-коричневой.
     Валкар сразу  извинился  и  вышел  в  туалет.  Когда  он  чуть  позже
вернулся, золотистого цвета на его лице не было.
     Я был заинтригован, но промолчал и ничего об этом  не  сказал.  И  не
стал задавать никаких вопросов.
     Но стал думать, почему  Валкар,  офицер  Черного  Легиона,  ходит  _в
з_а_м_а_с_к_и_р_о_в_а_н_н_о_м_ в_и_д_е_!
     Потому что он совсем не полукровка, за которого себя выдает.
     Смуглая кожа, свидетельствовавшая о происхождении от Чак Юл, и черные
волосы занадарца противоречили изумрудным глазам шондакорца.
     И я заподозрил, что  под  гримом  и  париком  Валкар  -  чистокровный
шондакорец.
     Но к чему весь этот маскарад?
     Кто такой Валкар?




                        КНИГА ВТОРАЯ. КНИГА ВАСПИАНА


                        5. Я ЗАВОЖУ ДРУЖБУ С ПРИНЦЕМ

     Через два дня после примечательного открытия,  что  мой  друг  Валкар
чистокровный шондакорец, события приняли новый поворот.
     Неторопливо идя по широкой, поросшей деревьями улице Золотого  города
ку тад, я услышал тревожные крики.
     Глядя вперед, я увидел колесницу с единственным пассажиром.  Тапторы,
тащившие колесницу,  вышли  из-под  контроля,  они  на  головокружительной
скорости  понеслись  по  бульвару.  В  любое  мгновение  колесница   могла
перевернуться, бросив седока на каменный тротуар и серьезно поранив его.
     Тапторы могли понести по любой причине; незнакомый звук,  неожиданное
движение, болезненный  удар  хлыстом  по  уязвимой  части  тела  и  просто
неуживчивость. Потому что причудливые птицы-лошади Танатора полностью  так
и не были одомашнены, они  оставались  непокорными  и  норовистыми  и  при
малейшей возможности могли подвергнуть своих всадников опасности.
     Мой поступок не был  результатом  сознательного  решения,  следствием
какой-то мысли. Когда несущаяся колесница приблизилась ко мне, я  выскочил
на середину улицы, замахал над  головой  руками  и  крикнул.  В  следующее
мгновение меня могли затоптать насмерть  или  искалечить,  но,  откровенно
говоря, эта мысль даже не пришла мне в голову.
     Тапторы неожиданно остановились и, встав на дыбы,  забили  в  воздухе
когтями.
     Я подскочил к  ним,  схватил  за  узду  и  заставил  опуститься.  Все
кончилось в одно мгновение,  но  должен  признаться,  что  я  дрожал,  как
листок, и весь, с головы до ног, покрылся холодным потом.
     Одинокий пассажир колесницы спрыгнул на землю,  бледный  и  дрожащий,
как и я.
     - Благодарю, воин, - выдохнул он. - Одни владыки Гордриматора  знают,
что заставило этих пустоголовых животных понести. И если бы не  ты,  я  бы
мог быть уже мертв!
     Он сжал мне руку, и я  с  удивлением  уставился  на  худого  смуглого
молодого человека с холодным взглядом, того  самого,  который  в  памятный
вечер сопровождал в театре Дарлуну.
     Очевидно, он принял мое удивление за страх от его высокого положения,
потому что снисходительно улыбнулся. Я понятия не имел, кто он такой: я не
решился  расспрашивать  Валкара,  боясь  обнаружить  необычный  интерес  к
принцессе.  Но  следующие  слова   незнакомца   раскрыли   его   личность;
естественно, он считал, что я его узнал.
     - Да, воин, ты спас жизнь своего принца! - сказал он. - И  не  думай,
что сын Арколы забудет о твоем доблестном и благородном поступке. Твоя имя
и когорта?
     - Джандар, _к_о_д_ж_а_т_ третьей когорты, - ошеломленно ответил я. Он
кивнул, улыбнулся, принял мой салют и исчез в толпе.
     Когда я вечером вернулся в казарму,  мне  было  приказано  немедленно
явиться к командиру. Я вошел в кабинет Валкара и приветствовал его.  Он  с
отсутствующим видом ответил на мое приветствие; смотрел он на меня с явным
недоумением.
     - Джандар, я не знал, что ты знаком с принцем  Васпианом,  -  заметил
он.
     - А я и не знаком, - ответил я. - Насколько мне известно, я видел его
только дважды: первый раз в театре в тот вечер, второй раз сегодня  утром,
когда мне удалось остановить его несущуюся колесницу.
     Лицо его прояснилось.
     -  А,  это  объясняет  загадку!  Я  получил  приказ  из  дворца.   Ты
отчисляешься из моей когорты и поступаешь в свиту принца в знак "смелости,
верности, способности к самопожертвованию и за  успешную  службу  короне".
Именно последнее замечание меня и удивило.
     Я  обрадовался  возможности  проникнуть  во   дворец,   но   удивился
импульсивным поступкам принца.
     - Ты хочешь сказать, что я  случайно  остановил  колесницу  принца  и
потому назначаюсь его личным телохранителем? - спросил я.
     Он покачал головой.
     - И не только это. Принц Васпиан затребовал все данные о твоей службе
в Черном Легионе, включая отчет о том случае с Блуто  у  городских  ворот,
твое продвижение по службе и все прочее. Твоя карьера  произвела  на  него
впечатление.
     - А что за человек этот принц?
     Валкар пожал плечами.
     - Трудно сказать. Я сам лично с  ним  не  встречался.  Но  ты  должен
понять, Джандар, что высший совет  Чак  Юл  разрывается  соперничеством  и
фракционностью. Больше всего, по-видимому,  принцу  понравилось  известие,
что  ты  достойный  доверия  новичок  в  Черном  Легионе.   У   тебя   нет
привязанностей в Легионе, ты был с нами  слишком  недолго,  чтобы  у  тебя
появились близкие друзья. Поэтому принц Васпиан может доверять  тебе  там,
где в другом человеке он заподозрил бы шпиона или даже тайного убийцу.  Во
всяком случае он приказал тебе  поступить  к  нему  в  свиту,  поэтому  ты
немедленно освобождаешься от службы в третьей когорте  и  назначаешься  во
дворец. Мне жаль, что ты нас покидаешь.
     Этот замечательный случай давал мне возможность проникнуть во  дворец
и приблизиться  к  Дарлуне,  и  я  почувствовал  сильное  возбуждение.  Но
постарался его скрыть, потому что видел, как опечален Валкар тем,  что  мы
больше не сможем встречаться и наши дороги расходятся.
     - Мне тоже жаль покидать когорту, - признался я, - больше всего жаль,
что  мы  не  сможем  видеться.  Но,  возможно,  мое  новое  назначение  не
обязательно означает конец нашей дружбы. Разумеется, в свободное от службы
время мы по-прежнему сможем встречаться.
     Он улыбнулся, но неохотно покачал головой.
     - Боюсь, что нет, Джандар: у простого _к_о_м_о_р_а_ не может быть дел
в высших кругах Чак Юл. Но я не забуду нашей дружбы, и, возможно,  мы  еще
встретимся.
     Мы попрощались, и через час я уже был на пути  во  дворец  вместе  со
своими скромными пожитками, которые разместились в седельном  мешке  моего
таптора.


     В самом центре Шондакора расположена квадратная площадь, с севера  ее
ограничивает древний королевский дворец.
     Дворец имеет три главных крыла, он окружен парками и садами,  которые
в свою очередь окружены высокими стенами, меньшими, но не менее прочными и
хорошо охраняемыми, как  стены  самого  метрополиса.  Эти  стены  образуют
внутреннюю цитадель города и должны служить последней линией обороны, если
осаждающие ворвутся в город. Все  это  я  узнал  из  разговоров  с  лордом
Ярраком еще  до  того,  как  попытался  освободить  принцессу  Дарлуну  из
крепости Черного Легиона.
     Пропуск с печатью принца дал мне доступ во дворец, и дворецкий провел
меня по бесконечным коридорам м залам, приемным и комнатам, помещениям для
встреч и пиршественным залам  в  северное  крыло,  где  размещалась  свита
принца Васпиана.
     Повсюду виднелись картины  великолепия  и  царской  роскоши.  Никаких
расходов не  жалели,  украшая  великолепные  покои  дворца.  Редкие  сорта
дерева,  изысканные  шпалеры,  драгоценные  камни  и  благородные  металлы
изобиловали в убранстве. Серебряные лампы бросали ровный свет на  шелковые
ковры и  резные  экраны.  В  вазах  из  гагата,  янтаря  и  оникса  стояли
свежесрезанные цветы. Медные шары с отверстиями распространяли  в  воздухе
приятный аромат. В нишах  вдоль  коридоров  с  высокими  потолками  стояли
превосходные статуи из мрамора и бронзы. Драгоценности сверкали в складках
великолепных  шпалер.  Роскошь,  изобилие,  красота  дворца  поражали.   Я
вспомнил свое краткое  знакомство  с  крепостью  Занадара,  когда  учитель
фехтования Лукор провел меня во дворец принца Тутона в попытке в последний
момент спасти моего друга ятуна Коджу от смерти на арене. Даже королевская
цитадель Города-в-Облаках уступала роскошному великолепию Шондакора.
     Принц Васпиан принял меня в прекрасной комнате, со  стенами,  обитыми
драгоценными тканями. Принц был одет в блестящий белый шелк. на  его  лбу,
на горле, запястьях и поясе сверкали драгоценности. Небрежным взмахом руки
он ответил на мое приветствие и потребовал внимания.
     - Слуги отнесут твои вещи  в  отведенную  тебе  комнату,  -  негромко
сказал  он.  -  Мне  твоя  служба  нужна   немедленно.   Вскоре   я   буду
присутствовать на встрече со своим отцом и другими руководителями Чак Юл -
в этом самом помещении. Я хочу, чтобы ты охранял меня,  потому  что  среди
руководителей Черного Легиона у меня есть враги.  Им  больше  всего  нужна
возможность уничтожить меня. Ты понял?
     - Я выполню все, чего требует принц, -  ответил  я.  -  Каковы  будут
указания?
     Он прошелся по комнате и указал на низкий диван,  один  из  множества
подобных же, расположенных полукругом.
     - Я сяду здесь, - сказал он. Потом зашел  за  диван,  картинно  отвел
занавес, и я увидел зияющее отверстие, которое вело в неосвещенный проход.
     - Ты будешь стоять здесь, - сказал он. - Держи глаза открытыми и  все
время ожидай предательства. Если кто-нибудь  направится  ко  мне,  защищай
меня. Здесь тебя никто не увидит: занавес непрозрачен, но если прижаться к
ткани, она становится прозрачной. Сохраняй  полное  молчание,  что  бы  ни
случилось. Никто не должен знать о твоем присутствии,  если,  конечно,  не
будет покушения на мою жизнь. Понятно?
     - Да, - кивнул я. - А что мне делать потом?
     - Когда  совет  окончится,  мы  все  выйдем.  Тебе  нельзя  при  этом
выходить: они поймут, что я  заподозрил  измену  и  хорошо  охраняю  себя.
Поэтому ты можешь выйти, только когда все уйдут.
     В конце прохода ты найдешь тайный выход, ведущий  в  коридор.  Выходи
туда и  спроси  первого  встречного,  как  добраться  до  моих  помещений.
Немедленно возвращайся ко мне; слуги покажут тебе твою комнату;  оставайся
в ней, пока я тебя не позову. Тебе принесут вина и пищи и вообще все,  что
попросишь. Можешь лечь спать, если захочешь.
     - Понятно.
     - Хорошо. Теперь займи свое место за занавесом и постарайся не выдать
свое присутствие ни словом, ни звуком!
     Я зашел за сверкающий занавес и встал у входа в  тайный  неосвещенный
коридор. Став близко к занавесу, я увидел, что действительно могу смотреть
сквозь него, потому что в промежутках между толстой  тканью  были  участки
тонкой. того же цвета; по-видимому, они специально с такой  целью  и  были
вставлены.
     Васпиан быстро вышел  из  комнаты,  и  я  принялся  ждать  дальнейших
событий.
     Вскоре в комнату вошли несколько солдат Чак Юл; держа в руках  копья,
они встали по обе стороны двери; свет окон  отражался  в  их  полированных
медных шлемах, украшенных маленькими серебряными кубиками.
     Один за другим вошли несколько человек. Все  невысокие,  мускулистые,
приземистые, явно  воины,  хоть  и  немолодые.  Вероятно,  высшие  офицеры
Черного Легиона. У всех был важный вид людей, привыкших к власти; эти люди
вели разбойничью армию во многих сражениях, осадах и набегах.
     Затем появился мой "патрон" принц Васпиан, с настороженным выражением
худого смуглого, не лишенного красоты лица.  Он  не  обратил  внимания  на
вежливые приветствия высших офицеров, вставших при его появлении. Прошел к
низкому дивану, на который указал мне, и сел прямо против меня.
     Не успел он сесть, как  вошел  еще  один  человек,  и  принц  Васпиан
неохотно снова встал в присутствии самого узурпатора  Арколы,  всемогущего
верховного вождя Черного Легиона.
     Это была примечательная личность.  Аркола  сразу  производил  сильное
впечатление, от него исходило ощущение силы и власти. Конечно, он  не  был
мне  незнаком:  я  его  видел  уже,  вернее,  видел  его   изображение   в
п_а_л_у_н_г_о_р_д_р_е_ (Эти  необычные  телевизоры  относятся  к  наиболее
высоким достижением науки Танатора. Само  слово  переводится  как  "далеко
видящие глаза", и эпизод, на который ссылается капитан Дарк, можно найти в
одиннадцатой  главе  первого  тома  этих  приключений  -  в  "Джандаре   с
Каллисто". -  Л.К.),  много  недель  назад  в  Занадаре,  когда  подслушал
разговор принца Тутона, вождя небесных пиратов, с Арколой, стоя  в  тайном
проходе крепости.
     У узурпатора было выразительное сильное лицо,  квадратная  челюсть  и
тяжелый нахмуренный лоб. Толстая шея на могучих плечах, длинные  массивные
руки и широкая грудь бугрились мышцами, как  толстыми  проводами.  Это  не
кривоногий карлик, как большинство Чак Юл, но настоящий  Геркулес,  такого
же роста, как я сам, но значительно тяжелее и сильнее.
     Черты его лица - резкие, грубые,  тупые  -  привлекали  и  удерживали
внимание. У него смуглая кожа и голова в форме  пули  покрыта  бесцветными
волосами, не похожими на черные волосы сына.  Золотые  шарики  сверкали  в
ушах, на толстой шее нить огненных рубинов. Под  густыми  черными  бровями
яростные  львиные  глаза.  С  этим  человеком  нельзя  шутить.  Он  рожден
приказывать другим. На нем простой  кожаный  воинский  наряд  -  куртка  с
высоким воротником, какие  повсеместно  носят  на  Танаторе,  открытая  на
груди; в вырезе видны курчавые волосы и  грудные  мышцы.  К  груди  куртки
прикреплена  страшная  эмблема  Черного  Легиона  -  рогатый  и  клыкастый
улыбающийся череп с алыми пламенеющими глазами.
     На могучие плечи свободно наброшен великолепный плащ  из  изумрудного
бархата, богато вышитый золотом и падающий до пола.
     В полной тишине вождь Черного  Легиона  занял  свое  место  в  центре
полукруга  низких  диванов  на  помосте,  слегка  приподнимавшем  его  над
остальными. Его сын принц Васпиан  сидел  слева.  Диван  справа  оставался
незанятым.
     И только тут в комнату вошел последний член высшего совета Чак Юл.
     Я слышал о нем, но никогда не видел раньше. Тем не менее я узнал его,
как только он вошел в комнату. Ул Ужасный, как его прозвали. С ним  прежде
всего следовало считаться среди высших руководителей Черного Легиона.
     Толстый маленький человек с безмятежным лицом, в серой  одежде,  руки
прячутся в широких рукавах; он, шаркая ногами, прошел по  комнате.  Все  в
комнате застыли.
     Маленький человек лыс, как яйцо, лицо у него масляно-желтое, раскосые
глаза черны и холодны, как замороженные чернила. На  лице  легкая  улыбка.
Выглядел он совершенно мирным и безвредным. Но почему же  тогда  волосы  у
меня на шее внезапно встали дыбом?
     По напряженному молчанию остальных я понял,  что  они  разделяют  мое
почти инстинктивное отвращение  и  страх  перед  этим  невинно  выглядящим
человеком. На всех как будто повеяло  ледяным  ветром  из  тайных  укрытий
природы. Холодное влажное  дыхание  Неизвестного...  безымянный  ветер  из
темных пропастей Ада...
     Кто он, этот маленький  человек,  называющий  себя  Улом,  откуда  он
пришел - все покрыто тайной. Никто не знал его близко,  и  только  мрачные
боги, которым он поклонялся, знали все тайны его души.
     Некоторые называли его колдуном, другие - жрецом; были  и  третьи,  и
немало, звавшие его дьяволом во плоти.
     Таким был Ул  Ужасный,  колдун  Чак  Юл,  жрец  тайных  богов,  слуга
Неведомого.



                               6. ТАЙНЫЙ СОВЕТ

     Теперь собрались все семь высших  руководителей  Черного  Легиона,  и
тайный совет начался.
     Глубоким сильным голосом заговорил Аркола.
     -  Господа,  вы  все  видели  ультиматум,  доставленный   посланником
занадарцев, и знакомы с нашим положением. Что мы ответим на угрозы  принца
Тутона?
     Один из высших командиров, седой старый  воин  с  изрезанным  шрамами
лицом, проворчал:
     - Швырнем его требования ему в зубы!
     Один или два командира немногословно согласились. Аркола  откашлялся,
и наступило молчание.
     - Справедливо. Воины Чак  Юл  никогда  не  уклонялись  от  войны.  Но
подумайте: летающие корабли Занадара - могучее оружие. У нас нет защиты от
нападения с неба, наши люди привыкли сражаться на земле.
     Вкрадчиво заговорил мой патрон принц Васпиан.
     - Конечно, отец, ты не собираешься отдавать плату - я чуть не  сказал
дань, - которую требует этот высокомерный вождь небесных пиратов?
     На лице Арколы появилось мрачное выражение.
     - Когда-нибудь, если доживет,  принц,  мой  сын,  поймет,  что  можно
отдавать золото без вреда для человека, и в  результате  получить  гораздо
больше. А человеческую жизнь, если расстанешься с ней, не вернуть. Что для
нас несколько тысяч золотых монет? Еще до конца года мы получим от богатых
купцов Шондакора гораздо больше. И, повторяю, у нас нет защиты от летающих
машин Города-в-Облаках.
     - Все это правда, Аркола, но никогда раньше ни один враг не заставлял
Черный Легион платить дань без  битвы,  -  проворчал  седой  старый  воин,
который говорил первым, - позже я узнал,  что  его  зовут  Муррак.  -  Как
воспримут это наши люди? Что станет с  их  моралью,  с  верой  в  нас,  их
командиров? И разве эта  дань,  отданная  без  сопротивления,  не  побудит
подлого Тутона требовать еще? Может, стоит проявить неуступчивость;  иначе
потом, после бесконечных уступок, нам все равно придется сражаться.
     Аркола позволил улыбке появиться на своем мрачном лице.
     - Да, это проницательные, мудрые доводы, и  в  них  много  правды,  -
кивнул он. - Если бы у принца, моего сына, была бы хоть половина ума  моих
верных старых командиров, отец гордился бы им. Увы,  боюсь,  женские  руки
ослабили его мужественность и затуманили мозг.
     Все сидевшие полукругом усмехнулись, принц Васпиан  гневно  вспыхнул,
но разумно воздержался от ответа. Я начал понимать, что  под  "врагом",  о
котором принц говорил мне перед советом, он имел в виду собственного отца.
     Покрасневший, мрачный,  принц  Васпиан  молчал.  Отец  его  улыбнулся
холодной жесткой усмешкой.
     - И поскольку причина наших нынешних затруднений в той  самой  любви,
что уменьшила мужество моего сына, ему надлежит  дважды  подумать,  прежде
чем обвинять воинов Черного Легиона  и  злословить  по  поводу  их  чести.
Знайте, что если мы и заплатим, это вовсе не будет "дань", но  расчетливое
вложение, которое со временем принесет большой доход.
     Заговорил один из присутствующих, лысеющий, но широкоплечий командир,
и его слова вызвали у меня шок крайнего изумления.
     - Поскольку тема уже затронута, могу ли я спросить,  когда  состоится
бракосочетание принца Васпиана и принцессы Дарлуны?
     Я невольно вздрогнул. В первое мгновение даже не поверил  собственным
ушам. Дарлуна и этот тщеславный принц? Это казалось невозможным. Я  напряг
слух, разговор продолжался.
     - Принцесса желает, чтобы это произошло как можно скорее,  -  ответил
Васпиан, мерзко усмехаясь при этом, и  при  виде  этой  усмешки  я  охотно
задушил бы его своими руками.
     Аркола фыркнул.
     - Никогда мне не понять, чем принц, мой сын, заслужил  страсть  своей
невесты, женщины с сильной волей  и  привлекательностью,  -  сказал  он  с
насмешливой улыбкой.  -  Однако  этот  брак  придает  легитимность  нашему
владению троном, поэтому я против него не возражаю.
     - Она обезумела от любви ко мне, - громко и хвастливо сказал принц. -
Каждый день кажется ей невыносимой задержкой!
     - Да? Ну что ж, перейдем к более важным делам, - сказал Аркола.
     Отвернувшись от хвастливого принца, Аркола обратился к  единственному
члену совета, который пока не сказал ни слова.  Маленький  колдун-жрец  Ул
все это время сидел молча, спрятав пухлые руки в рукавах  одежды,  на  его
голом маслянистом лице было спокойное непроницаемое выражение.  Он  сидел,
как холодный маленький злой Будда, переводил взгляд крошечных умных глаз с
одного лица на другое, слушал каждое слово, но  не  проявлял  ни  малейшей
реакции, ничем не нарушал свое равнодушие и невозмутимое спокойствие.
     - Что скажет Ул Ужасный по поводу подстерегающих  нас  опасностей?  -
спросил Аркола. Маленький жрец склонил  на  сторону  голову,  задумавшись.
Заговорил он мягким вежливым голосом, негромким и высоким.
     - Подобно большинству сильных доблестных людей,  милорд,  ты  сводишь
возможные действия к простой альтернативе: битва или сдача. Однако есть  и
другие возможности.
     - Какие? - спросил Аркола. - Признаюсь, я  не  вижу  других  выходов:
либо заплатить то, что требует принц, либо отказаться платить и готовиться
к битве.
     Жрец кивнул, свет ламп отразился на его круглой блестящей лысине.
     - Однако существуют и другие решения, - спокойно сказал он. - Позволь
обратить на это твое внимание и внимание остальных господ. Предположим,  -
на его лице появилась улыбка, и весь он казался  милостивым  благосклонным
ангелом, - предположим, мы откажемся платить, а Тутон, тем не менее, не  в
состоянии будет на нас напасть.
     Муррак, седой военный, удивленно посмотрел на маленького жреца.
     - Как это "не в состоянии"? - удивился он.
     - Возможно, по болезни, - мурлыкал Ул, лицо его оставалось спокойным,
голос - мягким. - Есть способы, вы знаете, милорды.  Письмо  совета  лично
ему в руки, письмо, пропитанное  ядом,  или  подарок  -  молодые  красивые
рабыни, все зараженные смертоносной инфекцией, или драгоценная безделушка,
какая-нибудь дорогая побрякушка с острым выступом,  рассчитанным  порезать
палец, а выступ смочен ядом...
     Приходилось мне слышать злые голоса в прошлом, но должен  признаться,
что кровь у меня похолодела, когда я слушал мягкий  вежливый  голос  этого
маленького  улыбающегося  жреца,  обсуждавшего  способы  убить  ничего  не
подозревающего человека. И должен к чести руководителей  Черного  Легиона,
простых практичных боевых ветеранов, не каких-нибудь коварных  Борджиа,  -
должен признать, что они реагировали почти с таким же отвращением  на  эти
предложения Ула Ужасного, как и я сам.
     - Милорд! - обратился к Арколе Муррак. - Никогда воин Черного Легиона
не опозорит себя такой низостью! Разумеется, ты не будешь...
     Аркола думал над словами жреца, опустив подбородок на кулак в шрамах.
Глаза его были задумчивы. Я видел, что он, хоть и неохотно, но  обдумывает
последствия  принятия  такого  плана.  Но  на  лице  его  было   выражение
отвращения.
     Наконец он заговорил, но в сущности  прямого  ответа  на  предложение
маленького жреца не дал. Потом разговор перешел на общие  вопросы  военной
силы и необходимой подготовки. Я понял, что принц  Тутон,  глава  небесных
пиратов, требовал платы за Дарлуну. До того, как ее  захватили  воины  Чак
Юл, Дарлуна была гостьей или пленницей занадарского монарха; наш побег  из
Города-в-Облаках был вызван моим случайным открытием, что предатель Тутон,
делавший вид, что  защищает  интересы  принцессы,  на  самом  деле  втайне
торговался с Арколой о цене за нее. Он потребовал очень высокую плату,  но
готов был продать принцессу Шондакора ее врагам.
     Теперь, когда побег из Занадара так быстро привел ее в  руки  врагов,
Тутон, очевидно, поверил, что Аркола приложил руку  к  ее  бегству  -  что
абсолютно не соответствовало истине. Но он требовал выплаты  полной  суммы
выкупа, угрожая в противном случае войной. Вот перед какой дилеммой теперь
оказались руководители Черного Легиона.


     Я почти  не  слышал  дальнейшего  разговора.  Мозг  мой  оцепенел  от
невероятного открытия: женщина, которую я люблю, скоро будет  женой  этого
щеголеватого  хлыста-принца  -  _и  _п_о   _е_е   _с_о_б_с_т_в_е_н_н_о_м_у
ж_е_л_а_н_и_ю_, так во всяком случае утверждалось.  Я  не  верил,  не  мог
поверить,  что  эта  ужасная  новость  правдива.  Несомненно,  беспомощная
пленница принца, Дарлуна вынуждена согласиться на брак.
     Какова бы ни была истинная причина ее согласия, я  должен  ее  знать.
Должен услышать из ее собственных уст, что она на самом деле  хочет  стать
женой принца Черного Легиона, иначе я никогда в это не поверю.
     Тысячи мыслей мелькали в моем ошеломленном  уме.  То,  что  я  каждым
атомом мужественности своего тела, мозга и души люблю гордую и  прекрасную
принцессу, известно только мне. Она ничего не знает о моей  любви,  потому
что я так и не решился ей сказать об этом. Да и сам полностью это осознал,
только когда ее отобрали у меня и у меня больше не было возможности с  ней
поговорить.
     Я не знаю, что она обо мне думает. Вероятно, теперь презрение ко  мне
смягчилось. Из-за серии случайностей и недоразумений Дарлуна решила, что я
трус  и  бесчестный  слабак.  Мои  усилия  спасти   ее   от   злобного   и
предательского врага Тутона должны были показать ей, что ее первоначальное
мнение обо мне несправедливо. Во всяком случае я должен услышать правду из
ее собственных уст.
     И я страшился того момента, когда услышу эту правду!


     Вскоре совет Черного Легиона кончился и его участники разошлись.  Мой
патрон принц Васпиан лениво встал,  набросил  на  хрупкие  плечи  плащ  из
темно-зеленого бархата с капюшоном  и  вышел  из  комнаты,  предварительно
бросив украдкой взгляд туда, где стоял я, укрытый от всех занавесом.
     Повинуясь его приказу, я ушел по  тайному  проходу,  который  он  мне
показал.
     Я  заметил,  что  этот  проход  соединялся  еще  с   несколькими.   В
королевском  дворце  в  Шондакоре  очень  толстые  стены,  и  похоже,  они
прорезаны  сетью  тайных  ходов  со  скользящими  панелями  и   смотровыми
глазками, как и могучая цитадель в Занадаре.
     Я решил, прежде чем отправляться в  свою  комнату  в  покоях  принца,
немного исследовать эти ходы. Мне казалось, что когда-нибудь  знание  этих
тайных переходов мне пригодится.
     Стены туннелей были пронизаны шпионскими глазками. Глазки закрывались
специальными задвижками. Сдвигая щитки, я  увидел,  что  ходы  увели  меня
далеко в глубь королевского дворца.
     Я поклялся, что пройду еще совсем немного, а потом  поверну  назад  и
займусь своими делами.
     Звуки приглушенных голосов  привлекли  меня  к  одному  отверстию.  Я
отодвинул щиток, приложил глаз к маленькому отверстию  и  увидел  роскошно
обставленную комнату. По роскоши и утонченности украшений  я  предположил,
что это женский будуар.
     Но у меня было мало возможности наблюдать обстановку, потому что  все
мое внимание приковали два человека, стоявшие в центре комнаты.  Это  были
мужчина и женщина, но я не видел их лиц и не слышал, что они говорили друг
другу, только казалось, женщина о чем-то нежно просит, а мужчина  спокойно
отказывает ей.
     С удивлением я понял, что мужчина этот не кто иной,  как  мой  патрон
Васпиан!
     Или - он стоял спиной ко мне, и лица его я не видел, но  я  решил  по
фигуре, что это принц Васпиан. Во всяком случае он был  в  зеленом  плаще,
как тот, что я видел на  сыне  Арколы,  когда  он  несколько  минут  назад
покидал зал совета.
     Он страстно обнял женщину, капюшон  его  упал,  и  я  увидел  гладкие
черные волосы принца.
     И  тут  же  я  сделал  открытие,  которое  лишило  меня  дыхания   от
изумления... открытие, бросившее меня в пучину депрессии... после  чего  я
отвернулся, повесил голову и бросился из этого лабиринта тайных  переходов
в тишину своей комнаты.
     Своим объятием мужчина повернул женщину, так что я из своего  тайного
укрытия смог хорошо увидеть ее лицо.
     Великолепие  рыже-золотых  волос...  темно-янтарная  кожа...   полный
зрелый страстный рот и чуть раскосые  великолепные  глаза  с  их  глубокой
изумрудной загадочностью... ошибки быть не может.
     Это принцесса Шондакора Дарлуна, женщина, которую я люблю!
     Дарлуна, в объятиях, с влажными от слез щеками, с дрожащими губами  -
все в ней свидетельствует о глубоком чувстве, Дарлуна - _с  _п_р_и_н_ц_е_м
В_а_с_п_и_а_н_о_м_!



                              7. МИССИЯ МАРУДА

     Принц  Васпиан  со   своей   свитой   располагался   в   великолепных
апартаментах. Сверкающие мраморные полы, стены  резного  камня,  увешанные
прекрасными старинными шпалерами, освещенные висящими серебряными лампами.
Но в помещениях было на удивление мало слуг. Я думаю, в  этом  сказывалась
болезненная подозрительность принца, который никому не доверял. Он считал,
что мало кому может верить, и меньше всего слугам.
     Апартаменты располагались в дальнем углу  одного  крыла  королевского
дворца, уединенном и отделенном от главных  коридоров  множеством  комнат.
Мне отвели маленькую,  но  удобную  комнату,  расположенную  между  жилыми
помещениями принца и главным дворцом. Васпиан, очевидно, решил, что враги,
шпионы или убийцы, подосланные его недругами,  должны  будут  пройти  мимо
меня на пути к нему. Ситуация была бы занятной, если бы  я  не  чувствовал
себя так угнетенно.
     В первые несколько дней в качестве главного  телохранителя  принца  у
меня  почти  не  было  дел.  Чак  Юл  во  многих   отношениях   оставались
оккупационной армией -  ордой  завоевателей,  силой  захвативших  город  и
ожидавших в любую минуту нападения. Поэтому двор почти не  функционировал,
не было ни балов, ни маскарадов. Аркола ежедневно в четыре часа  пополудни
собирал  совет,  подписывал  прокламации,  судил  споры,  улаживал  ссоры.
Остальную часть дня он проводил, обучая воинов и инспектируя их.
     Принца Васпиана эти дела не интересовали. Это был испорченный молодой
человек, тщеславный и подозрительный,  ленивый  и  лишенный  определенного
интереса к чему бы то ни было. Определенно не воин, и встречи с  солдатами
Черного Легиона его раздражали. Не интересовали его и  вопросы  управления
делами  Легиона,  он  держался  подальше  от   отцовского   правосудия   и
администрации. Его поглощал тайный мир заговоров и  интриг,  политического
маневрирования и соперничества. Те руководители Черного Легиона, которых я
до сих пор видел, за  исключением  Ула  Ужасного  и,  может  быть,  самого
узурпатора, были простыми военными командирами, крепкими  сильными  людьми
лагеря  и  поля,  совершенно  не  интересовавшимися  дворцовыми  интригами
византийского типа, которые так увлекали принца Васпиана. Я не сомневался,
что Муррак и другие военные руководители не любят Васпиана, он  совсем  не
человек их типа, а его острый язык, уклончивые взгляды и  умные  слова  не
вызвали бы к нему дружеское отношение в любом обществе. По  большей  части
его просто оставляли в одиночестве.
     Что касается Арколы, то  его  сын  одновременно  забавлял  и  сердил.
Аркола казался мне способным администратором  и  прирожденным  лидером,  с
огромным обаянием и полным отсутствием совести. Тайные  интриги,  коварные
намеки, болезненная подозрительность, обман, страх и  зависть,  окружавшие
сына, вызывали в нем презрение.
     Сам Васпиан редко  показывался  при  дворе,  но  настаивал,  чтобы  я
обязательно присутствовал.  Я  должен  был  докладывать  ему  о  словах  и
действиях его "врагов". И вот я страдал на бесконечных  племенных  спорах,
распределении собственности, обсуждении новых  законов  и  тому  подобное.
Ежедневно по моем возвращении принц  бесконечно  допрашивал  меня,  требуя
отчета о малейших подробностях происходившего. Каким тоном голоса тот  или
этот _к_о_м_о_р_ выступал от имени своего клана? На кого посмотрел тот или
этот лорд, когда был задан тот  или  этот  вопрос?  Шептался  ли  такой-то
капитан Чак Юл с таким-то? Передавались  ли  записки  на  племенном  суде?
Бесконечными, повторяющимися и утомительными  были  эти  мои  разговоры  с
принцем; если бы не возможность оставаться при дворе,  вблизи  Дарлуны,  я
давно разорвал бы эти отношения.
     Дарлуну я почти не видел и никогда не был  настолько  близок  к  ней,
чтобы поговорить или чтобы она меня увидела. Несколько раз она  появлялась
на вечерних банкетах, обычно об  руку  с  принцем,  и  поскольку  я  стоял
непосредственно за местом Васпиана, то в первый раз  меня  охватил  страх,
что она меня узнает. Но не в обычае Чак Юл было размещать женщин  рядом  с
мужчинами,  и  потому  Дарлуна  сидела  далеко  от  руководителей  Черного
Легиона.
     Я пожирал ее глазами, старательно глядя вниз, когда  она  смотрела  с
мою сторону.
     Но взгляд принцессы неизменно проходил мимо меня,  задерживаясь  лишь
на мгновение и не демонстрируя никакого интереса.
     Однако, отводя глаза от Дарлуны, я обнаружил, что на меня  пристально
смотрит  Ул  Ужасный,  смотрит  с   задумчивым   любопытством.   На   лице
колдуна-жреца была легкая улыбка, и  я  с  равнодушным  видом  отвернулся,
стараясь показать, что мое внимание к принцессе было простым  любопытством
и что я не заметил, что нахожусь под пристальным наблюдением Ула.


     Во время пребывания  в  рядах  Черного  Легиона  я  кое-что  узнал  о
событиях недавней истории.
     Мне приходилось слышать несколько загадочных неясных намеков  на  то,
каким способом Чак Юл овладел укрепленным городом  Шондакором  на  берегах
реки Аджанд. Слишком невероятно, что город так быстро и легко стал добычей
врага. Обычно город со стенами такой толщины и так тщательно охраняемый  -
а об этом свидетельствовали ворота, бастионы и охранные башни Шондакора  -
мог длительное время выдерживать осаду. Я  и  раньше  слышал  намеки,  что
Шондакор пал вообще без осады, что воины Черного Легиона оказались  в  нем
еще до того, как был дан сигнал тревоги.
     Я сблизился  с  несколькими  офицерами  моего  ранга,  служившими  во
дворце, хотя старался не вступать  в  отношения  с  членами  свиты  других
руководителей Легиона,  боясь  вызвать  подозрения  у  своего  патрона.  В
свободное время я выпивал со своими новыми  знакомыми  и  многое  узнал  о
завоевании Шондакора.
     Чтобы не утомлять читателя пересказом всех этих разговоров, я передам
только суть их.
     Существовал тайный вход в город, известный  лишь  немногим.  Шондакор
очень древний город, и многие короли правили в Золотом городе  ку  тад.  В
давние дни какой-то далекой династии и был сделан тайный  проход,  который
позволял миновать главные ворота. Даже царствующий ныне королевский дом не
обладал этой тайной, но благодаря своему  искусству  Ул  Ужасный  узнал  о
существовании тайной двери и о  ее  расположении,  и  через  нее  в  город
проникло  достаточное  количество  воинов  Черного  Легиона,   которые   и
захватили его, прежде чем опомнились защитники.
     Как может представить себе читатель, новость эта возбудила меня. Если
бы этот вход был известен силам ку тад,  прячущимся  в  джунглях  Великого
Кумалы, они могли бы  использовать  эту  информацию,  чтобы  вернуть  себе
город. Забавно было бы, если бы то  средство,  которое  позволило  Черному
Легиону захватить город, стало бы и средством его освобождения.
     Теперь тайный вход в сущности уже не был  тайным,  потому  что  через
него прошли сотни Чак Юл, прежде чем были захвачены  главные  ворота  и  в
город вошла основная армия.
     Вскоре я отыскал  приземистого  маленького  солдата,  который  был  в
авангарде входивших в город и который, к  счастью,  испытывал  слабость  к
крепкому вину, называемому _к_в_а_р_р_а_. От него я узнал, что тайный вход
- это не скрытые ворота в стене, а туннель, ведущий под стенами и даже под
рекой. Поразительное инженерное сооружение! Теперь, когда  я  знал  тайну,
важно было передать ее лорду Ярраку и его воинам. Но я вряд ли мог выехать
из города и направиться в джунгли, не вызывая подозрений Чак Юл.
     К счастью, лорд Яррак предвидел возможность того, что мне понадобится
связаться с ним, и назвал мне имя некоего хозяина гостиницы  в  Шондакоре,
который был тайным агентом и передавал ку тад необходимую информацию.
     В один из свободных дней я нашел предлог заглянуть в  его  гостиницу,
которая  называлась  "Девять  бутылок",  и,  отведя  хозяина  в   сторону,
обменялся с ним паролями, которые мне сообщил Яррак. Я вручил ему письмо к
лорду Ярраку, в котором рассказывал о тайном входе в туннель. В  письме  я
также просил лорда Яррака набраться терпения и не  пользоваться  туннелем,
пока я снова не свяжусь с ним, потому что пока я еще не организовал  побег
принцессы.
     Хозяин гостиницы, большой краснолицый человек, по имени Маруд, обещал
в ту же ночь доставить письмо.
     - Боги,  капитан!  -  воскликнул  он  -  принц  присвоил  мне  звание
к_а_м_а_д_а_, когда я поступил к нему на службу, - я месяцами держал глаза
и уши открытыми, чтобы узнать, как эти кривоногие маленькие хоребы  сумели
так неожиданно захватить город, и ничего  не  смог  узнать.  Знал  бы  ты,
сколько вина я бесплатно лил им в глотки, пытаясь развязать их языки! - Он
засмеялся, и его большой живот задрожал.
     - Они скрытные люди, но ты сумел у них кое-что выведать, - сказал он.
     - Ты сможешь пройти в туннель? - спросил я. - Я не  знаю,  охраняется
ли он. Во всяком случае снаружи охраны не видно.
     Он подмигнул.
     - Насчет этого не волнуйся, капитан! В старой голове Маруда  найдутся
одна-две хитрости. Отправляйся  на  свое  место  во  дворце  и  предоставь
остальное мне. Не сомневайся, я передам твое письмо в  руки  самого  лорда
Яррака.
     И, вытирая красные  руки  о  грязный  фартук,  лысый  толстый  хозяин
отправился к другим посетителям. Я смотрел ему вслед.
     С огромный животом, краснолицый, сопящий, старик явно не был похож на
героя. Но уже сегодня ночью ему придется напрячь свои лучшие  качества,  и
тогда будет видно, есть ли в нем нечто героическое.
     Редко когда на плечи одного человека ложилась такая тяжесть.
     Судьба Дарлуны и моя собственная, судьба всего Шондакора  заключалась
в письме, которое старый Маруд тщательно упрятал за свой кожаный пояс. Что
ж... посмотрим, что будет...
     Я без происшествий вернулся во дворец и прошел  в  отдаленное  крыло,
где располагались помещения принца и его свиты. Разделся и лег,  но  долго
не мог уснуть. Меня ставил в тупик жрец, которого называют Улом Ужасным, я
не мог  понять,  как  этот  чужак  узнал  о  тайном  туннеле  под  стенами
Шондакора, когда даже правящая династия ничего об этом не знала.  Если  бы
знали о его существовании, то, конечно, охраняли бы или вообще заложили.
     Какими странными способностями обладает  этот  маленький  человек?  И
какую роль он играл во всем происшествии?
     Наконец, несмотря на напряжение и смятение в голове,  потребность  во
сне победила, и я уснул тяжелым сном.


     Небо Танатора,  это  странное  меняющееся  золотое  небо,  неожиданно
озарилось волшебным светом. Рассвет.
     Я услышал в коридоре топот ног. Донеслись отдаленные крики, и  в  них
звучала тревога, хотя я не  мог  разобрать  слов.  Повинуясь  неожиданному
импульсу, я встал, надел кожаную куртку,  застегнул  перевязь,  пристегнул
ножны с мечом, обулся и пошел узнавать причину неожиданного шума.
     Мне встретился капитан, с которым я был немного знаком.
     - В чем дело, Нарга? На дворец напали? - спросил я, положив руку  ему
на плечо, когда он торопливо проходил мимо.
     - Нет, Джандар, ничего подобного. Просто поймали  шпиона!  -  коротко
ответил он.
     - Кто поймал?
     - Те, кто служит  лорду  Улу,  -  был  его  ответ.  -  Шпион  пытался
воспользоваться тайным проходом под  рекой  и  стенами,  но  его  схватили
солдаты, которым лорд Ул приказал тут дежурить.
     Холодок предчувствия пробежал у меня по коже.
     - А известно имя шпиона? - беззаботно спросил я.
     Он кивнул.
     - Это некто Маруд, толстый  хозяин  гостиницы  в  городе,  -  ответил
капитан. - Он как будто хотел передать  какое-то  сообщение  мятежникам  в
джунглях, но Ул Ужасный, с его тайным искусством, предотвратил это.
     - Понятно. - Боюсь, я побледнел при этой  страшной  новости,  хотя  в
этот час освещение тусклое и мой знакомый ничего не заметил.
     - Его захватили с письмом?
     - Нет. Так мне сказали. Его схватили и повели к Арколе, но...
     - Но?
     - Он выхватил у одного из стражников кинжал и убил себя,  прежде  чем
его допросили. - Капитан сказал, что его ждут дела, попрощался и пошел  по
коридору, оставив меня наедине с моими мыслями.
     Увы, храбрый верный Маруд! Очевидно, он убил себя,  чтобы  не  выдать
мое участие в заговоре. Я почувствовал  угрызения  совести.  Человек  убил
себя, чтобы спасти меня. Вернее, спас меня, чтобы я мог служить  принцессе
Дарлуне.
     Ну, что ж, это не первый патриот, погибший на службе достойному делу,
и, конечно, не последний. Но я твердо решил, что когда все  это  кончится,
все опасности минуют, самопожертвование Маруда не будет  забыто,  его  имя
будут помнить.
     Однако вскоре один вопрос изгнал все  остальное  у  меня  из  головы.
Схватили ли Маруда _д_о_ того, как он доставил мое письмо лорду Ярраку,  -
или _п_о_с_л_е_?
     Все утро я пытался что-нибудь узнать, но никто мне не  мог  ответить.
Маруда задержали у входа в туннель, но в это время он мог либо выходить из
города, либо уже возвращаться. И ни один не знал, что было на самом деле!
     Кроме разве что Ула Ужасного!



                                8. УЛ УЖАСНЫЙ

     В следующие несколько  дней  я  действовал  очень  осторожно,  каждую
минуту ожидая ареста. Но ничего  подобного  не  происходило,  за  мной  не
наблюдали, насколько я мог судить, и ни в чем не подозревали. Постепенно я
успокоился, решив, что мое участие в самопожертвовании  Маруда  никому  не
известно.
     Мой патрон дал мне незначительное поручение, которое привело  меня  в
район дворца, в котором я раньше никогда не бывал.
     Выполнив поручение, я  возвращался  в  апартаменты  принца  Васпиана,
когда меня сзади окликнул негромкий голос.
     Я повернулся и увидел холодные немигающие глаза Ула Ужасного!
     Толстый маленький  человек  улыбнулся,  увидев  невольное  удивленное
выражение моего лица.
     - А, это _к_а_м_а_д_ Джандар, - промурлыкал он шелковым голосом. -  У
нас еще  не  было  случая  встретиться,  _к_а_м_а_д_,  хотя  я  с  большим
интересом следил за твоим возвышением в наших рядах.
     - Я удивлен, что лорд Ул интересуется простым воином, как я, - сказал
я. Он рассмеялся странно, беззвучно.
     - Меня интересует все связанное с безопасностью  принца  Васпиана,  -
ответил он. - Пойдем... у тебя, конечно,  найдется  немного  времени...  у
меня есть охлажденное вино, я ненадолго задержу тебя.
     После некоторых колебаний я принял приглашение. Я нисколько не боялся
толстого маслянистого маленького жреца,  но  он  меня  очень  интересовал.
Поэтому  я  позволил  отвести  себя  в  большую  комнату,  в  которой  он,
по-видимому, жил.
     Комната  оказалась  просторной,  солнечной,  с  удобной  мебелью,   с
толстыми коврами, великолепными настенными завесами и мягкими стульями. Он
налил мне отличного желтого вина  в  серебряный  кубок  и  поставил  рядом
тарелку с маленькими пирожными и ломтями холодного  мяса.  Я  заметил  про
себя, что жрец, очевидно,  не  ведет  аскетический  образ  жизни  и  любит
комфорт.
     Я решил также не пробовать в его присутствии пищи и  вина,  чтобы  не
попасть под  воздействие  какого-нибудь  наркотика,  развязывающего  язык.
Поэтому я только смочил  губы  вином  и  вежливо  отказался  от  пирожных,
говоря, что только что поел, что, кстати, было правдой.
     Ул сел против меня, сложил  на  животе  свои  пухлые  мягкие  руки  и
посмотрел  на  меня  умным  проницательным  взглядом,  с  легкой  улыбкой,
которая, впрочем, не смягчала змеиного холода его  взгляда.  И  я  обратил
внимание, что он усадил меня так, чтобы мое лицо было ярко освещено, а его
оставалось в тени.
     - Ну, _к_а_м_а_д_, тут нам удобно будет немного посплетничать...  Мне
кажется, ты раньше служил лорду Сорабы?
     Я ответил, что это верно.
     - По-прежнему ли городом правит лорд Каамурат? - спросил  он,  удивив
меня: когда мы  выбирали  Сорабу  как  вымышленное  место  моей  последней
службы, то сделали это потому, что Черный Легион много лет не  приближался
к этому городу на берегах Корунд Ладж и поэтому  маловероятно,  чтобы  мне
пришлось отвечать на затруднительные вопросы о городе, который я никогда в
жизни не видел.
     - Да, - ответил я, - хотя он уже стар.
     Это   правда,   так   заверил   меня   лорд   Яррак.   Он   тщательно
проинструктировал меня относительно Сорабы на случай,  если  мне  все-таки
придется отвечать на вопросы об этом городе.
     Ул задумчиво кивнул и потом спросил о здоровье какого-то лорда Уруша.
Я о таком никогда  не  слышал  и  решил  потянуть  с  ответом.  Поэтому  я
рассмеялся и сказал, что был простым солдатом в городской страже  и  ни  в
какой контакт с большими господами не вступал.
     Улыбка Ула стала шире. Мне она не понравилась. Не понравился и  блеск
черных глаз, когда он хитро взглянул на меня.
     - Естественно, так и должно быть, - промурлыкал он.  -  Но  разве  не
странно, что всего лишь через несколько недель службы ты  получил  высокое
звание и занял место рядом с самим принцем Васпианом, а в Сорабе оставался
всего лишь простым солдатом?
     Я с видимой небрежностью пожал плечами, хотя под курткой  у  меня  на
коже выступил пот.
     -  Нет,  совсем  не  странно,  милорд.  Мой  командир  в  Сорабе  был
эгоистичным человеком, он  все  время  старался  услужить  знатным  людям,
продвигая их сыновей и минуя более заслуживших повышения, но менее знатных
воинов, таких, как я. И, как ты, должно быть, знаешь, милорд, вовсе не мои
воинские заслуги привлекли ко  мне  внимание  принца  Васпиана,  а  просто
счастливая случайность:  я  спас  его  от  опасности,  остановив  понесших
тапторов.
     - А, да, что-то такое я слышал... действительно, счастливый случай: и
принц невредим, и ты  повышен  благодаря  этому  случаю.  А  из  какой  ты
местности, _к_а_м_а_д_? Никогда не встречал человека с таким цветом глаз и
волос.
     - Моя страна называется Соединенные Штаты Америки, - ответил я.
     - Что за странное название! Никогда не слышал  о  таком  городе.  Где
это? - лениво спросил он, по-прежнему слегка улыбаясь.
     Я чувствовал, что он со мной играет, но ничего не мог сделать. Теперь
я понял, каково приходится маленькой мышке в  лапах  толстого  ленивого  и
очень сытого кота.
     - Он очень далеко отсюда, - совершенно правдиво ответил я. - Не  могу
точно указать направление, потому что давно  уехал  оттуда  и  с  тех  пор
побывал во многих землях.
     - Должно быть, действительно очень далеко, -  лениво  ответил  Ул,  -
потому что я о нем никогда не слышал, а  география  -  мое  давнее  хобби.
Скажи мне, _к_а_м_а_д_,  у  всех  ли  жителей  твоей  земли  глаза  такого
странного цвета.
     - Нет, не у всех. Наш народ происходит  от  смеси  нескольких  наций,
долго живших вместе. Впрочем, у многих моих земляков голубые глаза.  Здесь
они, кажется, встречаются очень редко.
     - Да, редко, очень редко! - сказал он и снова беззвучно рассмеялся, и
от этого смеха у меня по коже  поползли  мурашки,  хотя  я  и  не  мог  бы
сказать, почему. Но  что-то  в  этом  маленьком  толстом  и  внешне  таком
безобидном человеке мгновенно настораживало меня. У меня было впечатление,
что он так же безвреден, как кобра.
     В этом месте я  прервал  разговор,  сказав,  что  не  должен  надолго
уходить от своего патрона.
     - А, да, милорд принц несколько...  как  бы  это  сказать...  излишне
подозрителен, - замурлыкал он, потирая толстые маленькие руки.  -  У  него
странное чувство, будто его всегда окружают враги,  не  правда  ли?  Скажи
мне, _к_а_м_а_д_, есть ли у тебя тайны, которые ты держишь при себе.
     Я принужденно рассмеялся.
     - Конечно, милорд! Разве их нет у каждого человека?
     Он снова рассмеялся и встал, чтобы проводить меня из  своего  мягкого
шелкового гнезда.
     - О, да! - хихикал он. - Но у некоторых эти тайны поразительны!  -  И
мне эта его ремарка совсем не понравилась.
     Я поклонился и  пошел  по  коридору.  И  пока  не  свернул  за  угол,
чувствовал на себе взгляд его холодных блестящих маленьких глаз.
     Так закончилась моя встреча с Улом Ужасным. Я чувствовал, что он либо
знает, либо подозревает, что есть во мне что-то такое,  о  чем  не  должно
быть никому известно. Но он не вмешивался в мои действия и не разговаривал
ни с кем из моих начальников, в этом я был уверен.
     Но с тех пор я, как мог, стал  избегать  его.  И,  к  счастью,  принц
Васпиан больше не посылал меня в ту часть дворца.


     В  следующие  несколько  вечеров  я  сопровождал  своего  патрона  на
придворные пиры и потому часто видел Дарлуну.
     На этих пирах часто присутствовал и Ул Ужасный, так что я старался не
выдать своего  интереса  к  принцессе.  Я  чувствовал,  что  он  в  чем-то
подозревает меня, и старался не привлекать его внимания. К счастью,  принц
Васпиан необыкновенно боялся толстого маленького  колдуна  и  испытывал  к
нему явную антипатию, и когда им приходилось находиться вместе - на совете
или на пирах, о которых я говорил, - он совершенно очевидно  избегал  Ула.
Ул не обижался, только улыбался своей спокойной улыбкой Будды.
     Поэтому, хотя мы и не разговаривали и она меня не замечала,  я  часто
видел принцессу во время этих долгих государственных обедов.
     Вела она себя на этих пирах гордо  и  сдержанно.  Всегда  великолепно
одетая и украшенная драгоценными камнями и металлами,  она  тем  не  менее
казалась больше беспомощной пленницей, чем будущей  королевой.  С  другими
женщинами за столом она почти не разговаривала. Все это были  женщины  Чак
Юл, жены,  дочери  и  любовницы  руководителей  Черного  Легиона,  наглые,
скандальные, варварские. Они постоянно делали язвительные замечания  о  ее
нарядах  и  манерах,  все,  что  она   делала,   сопровождалось   взрывами
издевательского смеха, и руки у меня болели от желания  схватить  меч  или
кинжал, прыгнуть к ним и раскидать их  в  разные  стороны.  Но  я  молчал,
оставался на месте, иногда с огромными усилиями, и не думаю, чтобы на пиру
кто-нибудь заметил странности в моем поведении.
     Входя или выходя из зала, всегда под руку с ухмыляющимся принцем, она
что-то негромко говорила ему. Не колеблясь, принимала его руку,  но  и  не
встречала его оживленно  и  приветливо.  Я  никак  не  мог  определить  ее
истинного отношения к принцу Васпиану. Они, безусловно, вели себя  не  как
любовники, хотя принц часто целовал ей руку и что-то шептал на  ухо.  Лицо
ее  оставалось  бледным,  выражение  -  сдержанным,  и  хоть  она   и   не
отказывалась  разговаривать  с  ним,  но  и   не   испытывала   при   этом
удовольствия.
     Я начал думать, что у принца есть над  ней  какая-то  власть.  Что-то
такое мешало ей открыто отвергать его ухаживания и льстивое внимание перед
вождями Черного Легиона.
     Потому что  мне  казалось  невероятным,  что  она  его  любит.  Я  не
сомневался, что гордая принцесса Шондакора способна на сильную и страстную
привязанность, но она слишком женщина, а  он  слишком  не  мужчина,  чтобы
заслужить ее любовь иначе, чем принуждением.
     Вам понятна стоявшая передо мной дилемма.
     Я  пробрался  в  город  с  единственной  целью  обеспечить   спасение
принцессы. Но теперь - я не  был  уверен,  что  Дарлуна  хочет,  чтобы  ее
спасали.
     И я никак не мог забыть, как много недель назад, когда мы с Коджей  и
Дарлуной  стали  пленниками  подлого   и   коварного,   но   красивого   и
очаровательного принца Тутона из  Занадара,  она  приняла  дружбу  принца,
считала его своим союзником и почти женихом.  Когда  мы  с  Лукором  силой
вырвали ее из его когтей, она  сначала  страшно  рассердилась  на  меня  и
заявила, что моя помощь ей не нужна. Неужели этот случай будет повторением
прошлого фиаско?  Я  не  был  уверен,  но  одно  знал  точно:  прежде  чем
освобождать ее из рук Черного Легиона, я  из  ее  собственных  уст  должен
услышать, любит ли она принца Васпиана.
     И все время я мысленно видел эту ужасную сцену в  ее  будуаре,  когда
она была в объятиях человека,  которого  я  считал  принцем  Васпианом,  о
чем-то страстно просила  его,  щеки  ее  были  влажны  от  слез,  сияющими
изумрудными глазами она смотрела ему в лицо, скрытое от  меня  углом,  под
которым он стоял.
     Неужели я стал невольным свидетелем любовной сцены?
     Но если так,  как  понять  ее  принужденные  и  холодные  манеры  при
встречах с ним? Куда девалась страсть, с которой  она  относилась  к  нему
наедине?
     Другого пути у меня просто нет.
     Я должен поговорить с Дарлуной - и побыстрее!


     И как раз в эту  ночь  у  меня  появилась  возможность  поговорить  с
Дарлуной наедине.
     Единственным пороком Васпиана, который пока стал мне  известен,  было
пристрастие к некоему веществу, называвшемуся сонным лотосом.
     Это мощный наркотик, который притупляет чувства и позволяет  сознанию
свободно блуждать в тысячах великолепных, но нематериальных сновидений.  В
моменты уныния или скуки мой патрон запирался в своих  личных  помещениях,
вдыхал пары сонного лотоса и проводил остальную часть ночи в наркотическом
сне.
     В этот вечер,  кипя  от  ярости  по  поводу  какого-то  воображаемого
оскорбления или в болезненном убеждении, что его невидимые, но  вездесущие
враги опять добились преимущества, он, бранясь и всех проклиная,  забрался
в свою берлогу и громко потребовал трубку и  сонный  лотос.  Я  знал,  что
теперь он до утра не покажется, и, следовательно, меня не могут неожиданно
вызвать. Моя комната была самой крайней  в  помещениях  принца,  и  я  мог
незаметно уходить  и  приходить.  Поэтому  я  завернулся  в  темный  плащ,
набросил  на  плечо  перевязь  и  отправился  на  долгожданную  встречу  с
Дарлуной.
     Я выбрал плохо освещенный и редко посещаемый коридор, который  вел  к
буквально покинутой части дворца. Здесь в пыльной  заброшенной  комнате  я
осмотрел  стену  в  поисках  тайного  знака,   которые   служат   сигналом
присутствия скользящих панелей. Через них  можно  попасть  в  сеть  тайных
туннелей, которыми пронизаны толстые стены дворца.
     Я  сдержал  возглас,  когда  мой  тусклый  фонарь  осветил  маленький
загадочный знак. Через мгновение  я  отыскал  тайную  пружину.  Послышался
щелчок, скрип скрытых шарниров, и передо мной открылось черное  отверстие.
Без колебаний я углубился в него, за мной опустился тяжелый гобелен.
     Я быстро, не неслышно двинулся по  извивающимся  коридорам  в  стенах
дворца. За многие прошлые походы  я  уже  привык  к  знакам  на  стенах  -
указателям направления. Легко ориентируясь, я кратчайшим путем прошел в ту
часть дворца, где размещались апартаменты принцессы.
     Я шел в темноте, сердце билось в горле, и должен  признаться,  что  у
меня пересохло во рту и  пульс  ускорился.  Вполне  вероятно,  что  слова,
которые я вскоре услышу, изменят весь ход моей жизни. Ибо - что  если  она
действительно  любит  принца  Васпиана  из  Черного  Легиона?   Что   если
предстоящее бракосочетание - ее свободный выбор, а не навязано ей  угрозой
какого-то жестокого наказания?
     Сердце в груди превратилось в свинец. Если это так, то слова, которые
я услышу  из  уст  несравненной  принцессы,  будут  для  меня  равносильны
смертному приговору.
     И хотя я никогда не говорил Дарлуне  о  своей  любви,  хотя  пропасть
между моим низким положением и ее высочайшим  рангом  вполне  могла  стать
непреодолимым препятствием, в глубине души у меня всегда горело  чистое  и
яркое пламя надежды.
     Безнадежная  любовь  -  вовсе  не  любовь,  а  черный  ядовитый  рак,
разъедающий сердце. Такой ли окажется моя судьба? Неужели принцесса  любит
- может любить принца Черного Легиона?
     Ответ на этот вопрос я должен был узнать через несколько минут.
     И вот с внутренней дрожью,  которую  я  предоставляю  самому  ощутить
моему читателю, я подошел к потайному глазку и скользящей панели,  которая
вела в помещения Дарлуны.
     Здесь мне пришлось погасить лампу, иначе ее слабый свет могли увидеть
сквозь какую-нибудь щель в стене, а я не должен пока давать знать о  своем
присутствии. Я не был уверен, что принцесса одна.
     Прикрыв лампу плащом, который я прихватил именно с этой  целью,  я  в
полной темноте приблизился.
     И _з_а_м_е_р _о_т _н_е_о_ж_и_д_а_н_н_о_с_т_и_!
     Перед собой, на фоне тьме освещенное тусклым светом,  я  увидел  лицо
незнакомого человека.
     Впрочем, лицо его было закрыто черным  забралом,  и  я  видел  только
блеск глаз, прижатых к глазку в стене. Свет, пробивавшийся  из  помещения,
тускло освещал профиль этого человека.
     Кто-то еще в темноте подглядывал за Дарлуной!
     Со смесью страха и тревоги я  отступил  и  споткнулся  обо  что-то  в
темноте, покатился  камень.  Его  стук  показался  мне  ужасно  громким  в
неподвижности черного прохода, и тут  же  невидимый  наблюдатель  отдернул
лицо от глазка и сразу растворился во тьме.
     С бьющимся сердцем, тяжело дыша, я стоял  в  темноте,  вслушиваясь  и
всматриваясь в поисках малейших  признаков  положения  своего  противника.
Волосы встали дыбом, каким-то  шестым  чувством  я  ощущал  его  невидимое
присутствие.
     Потом ослепительный луч ударил мне прямо в глаза -  обнаженная  сталь
устремилась к моему сердцу, и в следующее мгновение я отчаянно сражался за
свою жизнь.




                         КНИГА ТРЕТЬЯ. КНИГА ВАЛКАРА


                             9. СХВАТКА ВО ТЬМЕ

     Не в первый раз я сражался не на жизнь, а на смерть, и, вероятно,  не
в последний. Но искренне молю всех существующих богов, чтобы я никогда  не
оказывался в столь отчаянной и безнадежной ситуации.
     Схватка в ограниченном пространстве тайного хода вообще  должна  быть
сложной, но  если  и  вы  и  ваш  противник  не  видите  друг  друга,  она
превращается в хаос.
     Я слышал звуки тяжелого дыхания, скрип обуви  о  каменный  пол,  звон
наших мечей, но в полной темноте я ничего не видел, абсолютно ничего.
     В мгновение ока я  выхватил  свой  собственный  меч,  разъединился  и
парировал удар противника, но он был так близко,  что  провел  болезненную
царапину на моей груди, прорезав кожаную куртку. Доля дюйма глубже, и я не
рассказывал бы сейчас этого.
     Я действовал только в защите, и требовалось все мое искусство,  чтобы
держать невидимый меч подальше от моего горла. Шаг за шагом я  отступал  и
все время искал возможности разъединиться и бежать: в любой  момент  звуки
нашей схватки могли привлечь внимание людей за стеной, и  коридор  тут  же
наполнится стражниками. Моя маскировка будет раскрыта, меня схватят, и все
надежды оказать принцессе помощь в ее трудном положении  рухнут  в  черную
пучину отчаяния.
     Тем временем я  мог  только  отбиваться  от  атак  своего  невидимого
противника.
     Никогда не сражался я так искусно, как в этот час. Если бы не  тысячи
приемов  и  хитростей  искусного  фехтования,   которые   я   усвоил   под
руководством Лукора, одного из величайших фехтовальщиков Танатора, я через
мгновение  был  бы  разрублен  на  куски  или  насажен  на  лезвие  своего
противника.
     Кто бы он ни был, этот противник, он  был  отличный  фехтовальщик.  И
когда я позже обдумывал  это  происшествие,  меня  оно  ставило  в  тупик.
Несомненно, это какой-то офицер или солдат Чак Юл. А Чак Юл мало  внимания
уделяют изящному искусству  фехтования.  Это  всадники,  привыкшие  рубить
сверху вниз тяжелым кавалерийским  оружием,  и  гораздо  лучше  знакомы  с
копьем и боевым топором, чем с рапирой. Но мой противник был  превосходным
фехтовальщиком, и его искусство могло сравниться  с  моим.  А  без  ложной
скромности могу утверждать, что являюсь  одним  из  лучших  фехтовальщиков
этого джунглевого мира ужасов и загадок.
     Дуэль была стремительной и яростной, но заняла очень мало времени.  В
сущности, всего несколько секунд.
     Я  пятился,  уступая  перед  яростным  натиском   своего   невидимого
противника, и неожиданно снова споткнулся -  на  этот  раз  о  собственную
лампу - и упал на спину.
     При этом я сдернул ткань, прикрывавшую лампу. Свет на какое-то время,
должно быть, ослепил моего противника, потому что он остановился. Он легко
мог проткнуть мне, лежавшему навзничь, сердце, но он остановился.
     В следующее мгновение я приподнялся на одном колене и  нанес  удачный
удар. Он был так ошеломлен неожиданным светом,  что  не  успел  парировать
удар, и концом меча я слегка оцарапал ему щеку, сразу под черным забралом,
прикрывавшим его лицо.
     Всего  лишь  царапина,  но  потребуется  несколько  дней,  чтобы   ее
залечить, и мне пришло в голову, что если в течение  следующих  нескольких
дней я встречу своего противника, то смогу его узнать.
     Но тут он отпрыгнул, свернул в боковую ветвь  тайного  хода  и  через
мгновение исчез.
     Я  вскочил  на  ноги,  готовый  к  преследования,  но  услышал  топот
множества ног, короткие вопросительные  возгласы  и  звон  оружия.  Кто-то
услышал звуки нашей дуэли во тьме и вызвал охрану.
     Поэтому я торопливо ушел, чтобы меня не обнаружили. Так я в эту  ночь
и не смог услышать из уст своей любимой принцессы, кому она  действительно
отдала свое сердце.


     В следующие день-два принц Васпиан так загрузил меня, что у  меня  не
было никакой возможности организовать тайную встречу с принцессой.
     На следующее утро после дуэли с загадочным  противником  я  незаметно
внимательно  рассматривал   лицо   принца   и   почувствовал   облегчение,
убедившись, что на нем нет ни малейшей царапины. Я говорю "облегчение", но
на самом деле я испытывал смешанное чувство. Мне было известно, что  принц
плохо владеет оружием; поэтому  было  маловероятно,  что  именно  с  сыном
Арколы я сражался в темноте тайного хода: мой противник, кем бы он ни был,
был превосходным фехтовальщиком.
     Тем не менее именно принц первым рассказал мне о существовании тайных
ходов и хорошо знал  их,  а  Дарлуна  когда-то  была  хозяйкой  дворца  и,
следовательно, тоже должна была хорошо знать эти ходы; а так как я  верил,
что эти  двое  любовники,  мне  казалось,  что  именно  принц  -  наиболее
вероятный мой безымянный противник. Потому что за все время  пребывания  в
этих ходах я ни разу там никого не встретил.
     Через два дня после дуэли принц приказал мне присутствовать вместе  с
ним на очень важной дворцовой церемонии; сам Аркола приказал  принцу  быть
на ней. Офицеры Черного Легиона получали награды за храбрость и  успехи  в
командовании, и приглашались все руководители Чак Юл.
     Церемония происходила в высоком зале, с высоким потолком,  освещенном
тысячами  свечей.  Зал  заполняли  варвары-воины  и  великолепные   вожди,
украшенные всем своим богатством, и среди них  сверкал  драгоценный  наряд
моего патрона принца. Плюмаж увенчивал его сверкающий шлем,  драгоценности
сверкали на рукояти шпаги, знаки отличия из драгоценных металлов покрывали
одежду.
     Он обошел зал, а я молча шел за ним, отставая на один-два шага. Я еще
недостаточно пробыл в Черном Легионе, чтобы завести много знакомств  среди
этих вождей, поэтому с  некоторым  удивлением  я  почувствовал,  как  меня
хлопнули по плечу. Повернувшись, я увидел  дружескую  улыбку  на  знакомом
лице.
     - Ах, Джандар, как приятно снова с тобой  встретиться!  -  послышался
теплый голос, и я узнал своего товарища и прежнего  командира  Валкара  из
Ганатола.
     - Как тебе нравится служить во дворце? - спросил он. - Немного иначе,
чем трудная жизнь  в  казарме  и  на  плацу,  а?  -  Он  рассмеялся,  и  я
принужденно улыбнулся, но больше  нам  разговаривать  не  пришлось.  Принц
резко окликнул меня, бросив подозрительный взгляд на Валкара. и я вынужден
был торопливо попрощаться с _к_о_м_о_р_о_м_.
     - Когда будешь свободен, заходи в винную лавку у форума - помнишь  то
место, где мы с тобой выпили бутылочку после театра? -  сказал  Валкар.  Я
улыбнулся и кивнул, но тут же вынужден был отвернуться, потому  что  принц
схватил меня за руку, ревниво всматриваясь в моего знакомого.
     - С кем это ты говорил? - прошипел он.
     - Это Валкар, под  началом  которого  я  служил  в  третьей  когорте,
милорд. Ты расспрашивал его о моей службе, когда  мне  удалось  остановить
твоих тапторов.
     - А, да, теперь  я  его  вспомнил,  -  пробормотал  он,  и  выражение
ревности и подозрительности исчезло с его лица; тем не менее он  продолжал
держать меня за руку. - Не отходи от меня больше, Джандар; я требую, чтобы
ты постоянно был  рядом:  здесь  меня  буквально  окружают  враги,  втайне
замышляющие за моей спиной свои заговоры.
     Я кивнул и послушно  пошел  за  ним,  сохраняя  застывшее  деревянное
выражение  на  лице.  Но  в  голове  моей  смешивались   шок,   изумление,
озадаченность.
     Конечно,  приятно  возобновить  знакомство  с   храбрым   воспитанным
Валкаром,  если  бы  не  царапина  на  его   щеке   -   _ц_а_р_а_п_и_н_а_,
к_о_т_о_р_у_ю _я _н_а_н_е_с _с_в_о_и_м _с_о_б_с_т_в_е_н_н_ы_м _м_е_ч_о_м_,
д_в_а _д_н_я _н_а_з_а_д _с_р_а_ж_а_я_с_ь _в_о _т_ь_м_е_!


     Остальную  часть  торжественного  вечера   я   почти   не   запомнил.
Напрягаясь, я припоминаю панораму воинов в шлемах с плюмажами и прекрасных
женщин. Произносились торжественные речи, провозглашались тосты, но  я  не
помню ни речей, ни в честь кого поднимались тосты.
     Потому что я никак не мог забыть, что сражался в темноте тайного хода
с  Валкаром,  что  это  Валкар  подглядывал   через   тайный   глазок   за
апартаментами принцессы Дарлуны, Валкар, в плаще и маске, бродил по  ночам
по тайным ходам!
     Вернувшись к себе после окончания праздника, я разделся  и  вытянулся
на постели, но сон ко мне не шел. В мозгу продолжали крутиться вопросы без
ответа и неразгаданные загадки.
     Я вспомнил вечер в театре, о котором упомянул  Валкар,  вспомнил  его
странно напряженный взгляд и бледность лица, когда он смотрел на  Дарлуну,
сидевшую рядом с принцем Васпианом в королевской ложе.
     И тогда его напряженность и внимательный взгляд удивили меня, но лишь
слегка, и в потоке событий я забыл  это  происшествие;  оно  казалось  мне
малозначительным. Но теперь я в этом не был уверен.
     Я вспомнил также происшествие в винной лавке, которую также  упомянул
Валкар. Мы отправились туда после представления.  Служанка  споткнулась  и
случайно пролила вино на лицо моего товарища; вытирая лицо, он стер  также
часть маскирующей краски. Валкар, как и я,  тоже  не  тот,  за  кого  себя
выдает.
     Я метался в постели, неспособный уснуть, и думал,  кто  же  на  самом
деле  мой  друг  Валкар  и  каковы  истинные  причины,   заставившие   его
присоединиться к Черному Легиону.
     И самое главное: кто он мне - друг или враг?


     Я давно искал возможности поговорить  наедине  с  Дарлуной,  и  такая
возможность наконец появилась, но самым неожиданным образом.
     Бракосочетание Дарлуны и Васпиана было совсем близко.  Только  неделя
оставалась до того момента, когда они произнесут свои клятвы перед  идолом
мрачного бога, которому поклоняются варвары Чак Юл.
     Но приближалось и другое событие.  Истекал  срок  ультиматума  принца
Тутона  Черному  Легиону.  Тутон  требовал  огромный  выкуп  за  принцессу
Шондакора и  в  случае  отказа  грозил  привести  могучий  воздушный  флот
Занадара.  Скоро,  совсем  скоро  руководители  Черного   Легиона   должны
выработать окончательный план действий.
     И я тоже. Потому что я не мог планировать освобождение Дарлуны,  пока
не услышу  из  ее  собственных  уст,  что  ее  брак  с  принцем  Васпианом
вынужденный. Или что она добровольно отдает ему руку и сердце. Но как  мне
с ней увидеться?
     Решение пришло со стороны принца Васпиана!
     Через день после моей случайной встречи с Валкаром принц вызвал меня.
     - Скоро, как ты знаешь, мы с принцессой Дарлуной поженимся, -  сказал
он,  и  я  внутренне  передернулся  в  отвращении   от   его   маслянистой
самодовольной ухмылки. - У меня есть небольшой подарок для невесты; обычно
такие подарки доставляет мой личный лакей Голар, как ты знаешь; но сегодня
он занят другим делом, и я доверяю это дело тебе.
     С большим трудом  я  сдержал  радостное  восклицание.  Вряд  ли  даже
малейшее удивление отразилось на моем лице,  хотя  я  был  потрясен  таким
подарком судьбы. И я уверен, что принц Васпиан не заметил моих чувств.
     - Как прикажет принц! - негромко ответил я.
     Он усмехнулся.
     - Вот хороший парень!  -  И  передал  мне  великолепное  украшение  с
неизвестными мне драгоценными камнями. Принц  до  мельчайших  подробностей
объяснил, как мне найти уединенные помещения, где живет принцесса, а также
дал собственноручную записку, которая позволит мне миновать охрану.
     Я должен объяснить, что хоть технически Дарлуна не была пленницей, ее
держали под сильной охраной и никто не мог оказаться в ее присутствии  без
предварительного осмотра со стороны стражи. Если не считать этой охраны, в
остальном ей предоставлялась свобода, и она могла отдавать любые приказы.


     Я немедленно кратчайшим  путем  направился  к  помещениям  принцессы.
Когда я приближался к ним, сердце у меня колотилось, как у мальчишки перед
первым свиданием, во рту пересохло. Я мысленно составлял свое обращение  к
ней.
     Стражники у двери окликнули меня, осмотрели записку  принца,  и  было
видно, что им не по себе.
     -  К_а_м_а_д_,  мы  не  хотим  оскорбить  принца,  но  леди   Дарлуна
категорически приказала, чтобы сегодня вечером ее не беспокоили. И так как
верховный вождь Аркола приказал нам повиноваться принцессе во всем,  кроме
отмены самой стражи, мы не можем позволить тебе пройти.
     - Но ведь это послание от ее жениха! - возразил  я.  -  Принцесса  не
могла лечь так рано. Разве вы не можете...
     Офицер неохотно покачал головой.
     - Нам не разрешено противоречить ей в таких вопросах, - сказал он.  -
Лорд Аркола приказал, чтобы у принцессы была иллюзия свободы  и  чтобы  ее
одиночество не нарушалось, за исключением случаев  крайней  необходимости.
Поэтому мы не можем пропустить тебя.
     Я покраснел.
     - Но принц Васпиан приказал мне доставить...
     - А мне приказал повелитель  Черного  Легиона  повиноваться  желаниям
принцессы, - коротко ответил офицер. Потом,  решив,  что  я  просто  боюсь
вернуться к своему патрону с невыполненным приказом, он смягчился.  -  Ты,
конечно, можешь оставить дар у меня, и я лично передам его принцессе.  Или
можешь прийти утром и передать его сам.
     Меня охватило нетерпение и раздражение, но я не мог  спорить.  Как  я
мог объяснить, что если стану ждать утра,  вернется  личный  лакей  принца
Голар, а такие  дела  всегда  поручались  ему.  И  я  утрачу  единственную
возможность  поговорить  с  принцессой  наедине,   не   рискуя   возбудить
подозрения Чак Юл?
     Мне нечего было возразить, поэтому я кивнул и пошел назад, но в  душе
моей бушевала буря, и я не ушел далеко. Меня приводило в ярость, что я так
близок к цели и такое незначительное препятствие меня останавливает.
     Повинуясь неожиданному порыву, я свернул в редко используемый коридор
и пошел по нему, ища малозаметные знаки, которые, как я  знал,  обозначают
сдвигающиеся панели, через которые можно проникнуть в тайные ходы дворца.
     Вскоре я нашел то, что искал. Оглянувшись, я убедился, что меня никто
не видит. На ощупь отыскал и нажал спрятанную  в  резьбе  пружину.  Панель
сдвинулась в сторону, и я вступил в темноту.
     К этому времени я уже был так хорошо знаком с тайными ходами, что без
труда добрался до помещений принцессы. Я  уже  положил  руку  на  пружину,
которая дала бы мне возможность пройти в будуар принцессы, но  неожиданная
вспышка осторожности заставила меня предварительно осмотреть помещение.  Я
нашел ближайший глазок, отодвинул щиток, прижался  к  отверстию  глазом  и
посмотрел в комнату.
     К своему удивлению, я опять увидел свою любимую в  объятиях  другого.
Высокий мужчина в темно-зеленом плаще с капюшоном - несомненно, тот  самый
человек, которого я уже видел в объятиях принцессы, и  он  не  может  быть
никем иным, кроме как моим собственным патроном принцем Васпианом.
     Но ведь это очень странно. Чего ради принц станет  посылать  меня  со
своим даром к принцессе, когда сам идет туда и легко  может  доставить  ей
подарок лично? Это просто не имеет смысла.
     Увы, пока  я  стоял  в  нерешительности,  удивленный  этим  необычным
развитием событий, высокий  мужчина  в  капюшоне  освободился  от  объятий
принцессы, попрощался с ней, нажал пружину и отодвинул панель.
     Прежде чем я смог пошевелиться, отступить в темноту  прохода,  тайная
дверь открылась, на меня упал поток света из комнаты, и прямо передо  мной
остановился человек в плаще и с закрытым лицом.
     Мгновение мы оба стояли неподвижно, в удивлении от такой внезапной  и
неожиданной встречи.
     Потом любовник Дарлуны неуверенно рассмеялся и сказал:
     - Несомненно, друг, мы думаем об одном и том же, но что  _т_ы_  здесь
делаешь, Джандар?



                          10. ВАЛКАР СНИМАЕТ МАСКУ!

     Это был вовсе не принц Васпиан, а _В_а_л_к_а_р_! При свете  маленькой
лампы, которую он нес, я хорошо его видел. На лице  у  него  настороженное
выражение, рука лежит на рукояти шпаги.
     Мне не следовало бы так удивляться. Нужно было быть готовым к  такому
открытию.  Разве   несколько   дней   назад   я   не   встретил   Валкара,
замаскированного, у этого самого глазка? Разве не пометил ему  лицо  своим
мечом во время этой ужасной схватки во тьме, не  узнал  его  на  дворцовой
церемонии, когда увидел свежую царапину на его лице?
     Однако я убедил себя, что человек в плаще, который держит в  объятиях
Дарлуну, это принц Васпиан, и такова сила самоубеждения,  что  я  даже  не
подумал, что этим человеком может быть кто-то  другой.  Теперь,  уже  зная
истину, я начал соображать, что принц и Валкар  примерно  одного  роста  и
телосложения,  что  у  них  плащи  одинакового   покроя   и   цвета,   что
неудивительно, так как большинство воинов Чак Юл носят такие плащи, и  что
волосы у обоих гладкие и черные.
     Валкар увидел выражение удивления на моем  лице,  и  лицо  его  стало
менее напряженным. Он рассмеялся и хлопнул меня по плечу.
     - Здесь мы не можем говорить,  стражники  Дарлуны  могут  услышать  и
встревожиться. Удивительно, как это они не услышали нашу  недавнюю  дуэль:
теперь я думаю, что это ты, Джандар, подсмотрел, как я гляжу в апартаменты
принцессы, чтобы убедиться, что она  одна,  это  ты  мне  поцарапал  щеку.
Пойдем, я знаю поблизости место, где можно поговорить и где нас  никто  не
подслушает.
     Он провел меня в комнату. По толстому слою пыли и другим признакам  я
понял, что в нее заходят очень редко. Тут он поставил наполовину сгоревшую
свечу в серебряный подсвечник, снял плащ и  повернулся  ко  мне  с  лицом,
наполовину серьезным, наполовину улыбающимся.
     - Полагаю, старый друг, что ты тут по той же причине, что и я:  чтобы
помочь бежать принцессе Дарлуне, - сказал он.
     - Да. Только поэтому я пришел в Шондакор и присоединился к Чак Юл,  -
признал я. Он кивнул.
     - Со мной то же самое. Но я не узнал в тебе  защитника  справедливого
дела правящей королевы Шондакора, - размышлял он. - Я  ни  разу  не  видел
тебя при дворе принцессы, ты не был среди воинов, бежавших с принцессой  в
джунгли, когда предательское колдовство  Ула  Ужасного  позволило  Черному
Легиону войти в город и захватить его. Тогда  почему  ты  здесь?  Кто  ты,
Джандар?
     - Я не из Шондакора, я чужестранец из далекой земли, - признался я. -
Я помог принцессе освободиться  от  плена  у  племени  ятунов,  когда  они
захватили ее в джунглях; потом, когда ее пленил принц Тутон из Занадара, я
вместе с дружественным вождем ятунов Коджей и храбрым учителем  фехтования
Лукором спас ее из пиратского Города-в-Облаках. Но потом ее захватил отряд
Черного Легиона. Так как ее нынешнее пленение Чак Юл отчасти моя  вина,  я
решил вступить в Легион и помочь принцессе бежать  и  вернуться  к  своему
народу. Поэтому я скрыл свою подлинную личность вымышленной историей,  как
ты, Валкар, скрыл свою  внешность  косметикой.  Потому  что  ты  настоящий
шондакорец, человек народа ку тад, и цвет твоей кожи и волос фальшивый.
     То, что я знаю о его маскировке, должно было  явиться  неожиданностью
для Валкара. Но я знал об этом давно и никому не сказал.  Это  доказывало,
что я друг и защитник принцессы.  Он  мигнул,  выражение  его  лица  стало
серьезным.
     - И давно ты об этом знаешь? - медленно спросил он.
     - С того вечера в винной лавке, когда служанка пролила на тебя вино и
стерла часть твоей косметики, - ответил я. Он коротко кивнул.
     - От таких случайностей не уберечься, - согласился  он.  -  я  хорошо
помню этот случай. Но ты ничего не сказал и как будто ничего  не  заметил,
поэтому я думал, что сумел благополучно восстановить свою маскировку.
     Потом глаза его стали задумчивы, и он рассмеялся.
     - Странно, как судьба играет со смертными. Мы  с  тобой  инстинктивно
понравились друг другу и быстро стали друзьями - оба шпионы,  проникшие  в
ряды Черного Легиона с одной целью, но мы не знали, что у  другого  та  же
цель. Как будто нас привело друг к другу шестое чувство, нашло родственную
душу по непонятным признакам. - Он пожал плечами и дружески улыбнулся.
     - Все эти месяцы я провел в  Шондакоре,  не  в  состоянии  освободить
Дарлуну, хотя высоко поднялся в рядах Черного  Легиона.  Ты  же,  Джандар,
едва успел вступить в Легион, как приобрел расположение  этого  скользкого
х_о_р_е_б_а_ (В другом месте своего рассказа капитан Дарк  объясняет,  что
х_о_р_е_б_ - это отвратительный стервятник отталкивающей наружности и  еще
более отталкивающих привычек. В сущности это танаторский эквивалент крысы,
и, подобно земному грызуну, которого он так напоминает, его название стало
уничижительным синонимом для всякого коварного предателя. -  Л.К.)  принца
Васпиана и можешь свободно ходить по дворцу, куда я прохожу лишь  украдкой
и с величайшими предосторожностями. Поздравляю тебя с твоей удачей! Вдвоем
мы поможем принцессе.
     - Если она захочет нашей помощи, - мрачно заметил я. Он  с  некоторым
удивлением спросил, что я  имею  в  виду,  и  я  поделился  с  ним  своими
подозрениями относительно Дарлуны - подозрениями, вызванными ее  дружеским
обращением с принцем Васпианом и  ее  внешне  добровольным  принятием  его
предложения. Я неохотно сказал, что не  вижу  причины,  по  которой  такая
гордая  женщина,  как  Дарлуна,  может  принять  трусливого  и  болезненно
подозрительного принца в качестве своего будущего супруга, если только она
действительно не влюблена в сына Арколы.
     - Дарлуна, - мрачно заключил я, - не хрупкая девушка,  которую  можно
угрозами заставить вступить в брак. У нее сильная воля,  это  воинственная
женщина, и я не верю, что она идет замуж под угрозой, без любви. Вообще  я
не могу представить себе угрозу, которая заставила  бы  принцессу  ку  тад
добровольно выйти замуж за это  чудовище.  Как  это  ни  невероятно,  она,
должно быть, на самом деле любит его.
     Он с задумчивым выражением слушал мои рассуждения.  Мои  соображения,
как вы понимаете, несколько пошатнулись из-за открытия, что не Васпиана  я
видел в объятиях Дарлуны в ее будуаре, а Валкара; и  все  же  она  приняла
предложение принца и публично не  отвергала  его  притязаний.  Поэтому  ее
поведение по-прежнему оставалось для меня загадкой.
     Когда я кончил, Валкар не стал тратить времени.
     - Позволь ответить на один твой вопрос, мой друг, - энергично  сказал
он. - Принцесса ненавидит и презирает принца, как только  может  гордая  и
благородная женщина ее  высокого  происхождения.  Она  говорила  мне,  что
скорее пронзила бы себе сердце кинжалом, чем приняла руку  Васпиана  перед
мрачным алтарем Чак Юл.
     Я посмотрел на него с удивлением.
     - Если это так, - возразил я, - почему  же  она  не  отказывается  от
своего обещания выйти замуж за принца?
     Голос его звучал мрачно, в глазах горела ярость,  когда  он  объяснял
мне причину этой загадки.
     - Она не смеет. В руках Васпиана безопасность ее народа.  Видишь  ли,
политика Черного Легиона относительно завоеванного населения  определяется
на совете, членом которого является Васпиан.
     - Это я знаю, - кивнул я.
     - Поэтому когда возникает вопрос, не следует ли укрепить непрочную  и
неустоявшуюся власть Легиона над жителями Шондакора  массовыми  казнями  и
тюремным заключением - это логичный, хотя  и  жестокий  ход  действий,  на
котором настаивает сам Аркола,  -  принцу  Васпиану  принадлежит  решающий
голос, потому что в этом отношении совет разделен поровну.
     - Но почему Васпиан возражает? Конечно, не из  гуманных  соображений,
он такой же хладнокровный палач, как и все остальные.
     - Верно. - Валкар мрачно улыбнулся. - Но Васпиан ненавидит отца и где
только возможно из чистого злорадства противоречит ему. Поэтому в  прошлом
он всегда высказывался против этой меры, когда она обсуждалась на  совете.
Но втайне он пригрозил Дарлуне, что  если  она  откажется  выйти  за  него
замуж, он снова поднимет этот вопрос и на этот раз выскажется  на  стороне
отца. Это буквально единственный способ, каким принц может досадить  отцу,
которого он ненавидит за  то,  что  он  больше  мужчина,  чем  сын,  и  он
наслаждается, противореча воле отца. А  против  такого  противоречия  даже
такой могучий предводитель, как верховный вождь, бессилен в соответствии с
традициями и обычаями Черного Легиона (Если читателю трудно понять, почему
человек с такой сильной  волей  и  могуществом,  как  Аркола,  может  быть
совершенно беспомощен в подобной ситуации, позвольте  напомнить  вам,  что
капитан Дарк уже рассказывал о традициях Чак Юл. Аркола  избранный  вождь,
его выбирают представители множества кланов и племен Черного  Легиона,  он
ведет воинов, и воля его не оспаривается,  его  приказам  подчиняются,  но
только  до  тех  пор,  пока  его  поддерживает  большинство  совета.  Если
большинство совета против него, он может быть смещен  со  своего  высокого
поста, и вместо него будет избран другой. Аркола не наследственный  монарх
и не племенной вождь, он правит только до  тех  пор,  пока  это  позволяют
вожди кланов. Вот почему Васпиан может так открыто противостоять воле отца
и почему Аркола бессилен наказать принца. - Л.К.).
     Я кивнул,  вспомнив  открытую  враждебность,  которую  заметил  между
Васпианом и Арколой на совете, на  котором  присутствовал  несколько  дней
назад.
     Валкар продолжал:
     - А что касается  Дарлуны,  то  единственное,  чем  может  несчастная
девушка  защитить  свой  беспомощный  народ  от  массового  убийства,  это
обещанием выйти замуж за скользкое маленькое чудовище.  Но  она  не  смеет
публично выказывать свое отвращение.
     Почему я сам не додумался до такой логичной  разгадки  ее  поведения?
Когда я понял весь ужас положения Дарлуны, холодный пот выступил у меня на
лбу и во рту я ощутил металлическую горечь ужаса.
     Конечно,  невозможно,  чтобы  Дарлуна   полюбила   этого   трусливого
скулящего принца!
     Но столь же невероятно, чтобы я, даже с помощью вновь  приобретенного
союзника  Валкара,  смог  убедить  Дарлуну  бежать  со  мной.  Потому  что
мстительный и злобный Васпиан накажет ее за измену, начав  массовые  казни
невооруженных людей, и она это знает!
     Возможно ли более безнадежное положение?
     Я буквально ничего не могу сделать, чтобы помешать женщине, которую я
люблю, выйти замуж за человека, которого  она  ненавидит  и  презирает  от
всего своего гордого сердца.


     Немного погодя я оторвался от этих мрачных мыслей  и  спросил  своего
друга Валкара, есть ли у него идеи, как помочь Дарлуне.
     Он мрачно пожал плечами.
     - Пока нет, - признал он. - С того времени, как я отыскал тайный вход
во дворец и сумел увидеться с принцессой, я  прошу  ее  покинуть  со  мной
город, но бесполезно. Для нее даже  мысль  о  таком  поступке  невозможна,
потому что тем самым она обрекает на смерть  людей,  которые  ее  любят  и
верят ей и которых она поклялась защищать. Увы,  моя  бедная  сестра!  Она
беспомощна в такой ситуации.
     - Сестра? - переспросил я.
     - Да. Я думал, ты знаешь - конечно, это глупо с моей стороны. Меня на
самом деле зовут Валкар, но я не из Ганатола, я принц  ку  тад.  Мой  отец
лорд Яррак, дядя принцессы и предводитель ку тад во время ее пленения.
     - Понятно. Да, я хорошо знаю лорда Яррака, он был  моим  хозяином  до
того, как я вступил в Черный Легион. Странно, он  никогда  не  упоминал  о
сыне, особенно о сыне, который проник в Черный Легион. Ведь он знал, что я
собираюсь делать то же самое.
     - Мой отец, несомненно,  считает  меня  мертвым,  Джандар,  убитым  в
уличной схватке, когда Чак Юл захватили город. В смятении мы  разделились,
и когда воины вместе с принцессой ушли из города, я остался. Меня спрятали
друзья среди простых людей, и я некоторое время оставался в укрытии,  пока
положение не прояснилось. Прежде чем я смог выйти  из  укрытия,  принцесса
была захвачена, и потому я остался, не пытаясь присоединиться к отцу и его
воинам. Друзья из города помогли мне скрыть  золотой  цвет  кожи  и  рыжие
волосы, и я в качестве наемника из Ганатола вступил в ряды врагов, надеясь
помочь принцессе, своей невесте, сбежать...
     При этих словах Валкара я невольно вскрикнул.
     Он замолчал и посмотрел на меня.
     - Что с тобой, Джандар? В чем дело? Что я  такого  сказал,  что  тебя
взволновало? Слушай, ты побелел до самых губ!
     Я заставил себя сохранять внешнее спокойствие и  с  огромным  усилием
спросил спокойным голосом:
     - Твоя невеста?
     Он слегка пожал плечами и негромко рассмеялся.
     - Да. Принцесса и я обручены с детства. Формальный союз  двух  ветвей
одной семьи королевской крови - ты понимаешь, это политика.
     - По  обычаям  Шондакора,  -  небрежно  продолжал  он,  -  принц  или
принцесса королевской  крови  часто  вступают  в  брак  с  более  молодыми
двоюродными сестрами и братьями. Мы с Дарлуной теперь были бы уже  женаты,
если бы вторжение Чак Юл не нарушило нормальный ход вещей. -  Он  печально
улыбнулся этому слишком слабому утверждению.
     - Но что с тобой, Джандар? Ты не знал, что мы с Дарлуной должны  были
пожениться?
     - По правде говоря, нет.
     Он беспомощно рассмеялся.
     - Но ты должен понять,  что  только  перспектива  этого  брака  могла
заставить меня пуститься в такое опасное предприятие.  Я  пошел  на  такой
невероятный риск, чтобы спасти свою невесту.
     Я молча кивнул. Теперь я его понимал.
     И вот я снова оказался  в  пучине  отчаяния,  в  какой  может  только
оказаться человек, когда обнаруживает, что его лучший  друг  любит  ту  же
женщину, что и он, и больше того - уже завоевал ее любовь и обещание выйти
замуж.
     Мне казалось, что все эти месяцы, когда я безнадежно  любил  женщину,
считавшую меня трусом, недотепой и врагом, я знал, что такое ад.
     Но каким бывает настоящий ад, мне предстояло узнать только сейчас!



                          11. В ГЛУБИНАХ ОТЧАЯНИЯ

     Да, я знал, что имеет в  виду  Валкар,  говоря,  что  только  великая
любовь к принцессе могла заставить его пойти на такой риск, как проникнуть
в замаскированном виде в ряды самого Черного Легиона.
     Я знал это слишком хорошо! Потому  что  тоже  безнадежно  и  страстно
любил Дарлуну. Мои чувства к ней  невозможно  выразить  словами.  То,  что
любимая женщина, несравненная принцесса,  которой  я  отдал  свое  сердце,
находится в опасности, заставило меня пойти на крайний риск и проникнуть в
город в чужом обличье.
     Конечно, я понимал, что имеет в виду Валкар! Потому что те  же  самые
чувства двигали и мной.
     Я благодарю бога за то, что эта параллель не пришла ему в голову, но,
конечно, у него не было оснований  подозревать,  что  мною  движет  та  же
страсть. Если бы он это понял, я бы, думаю, умер от стыда.
     Ни он, ни Дарлуна не должны подозревать, что я ее люблю.  Ни  словом,
ни поступком, ни жестом, ни взглядом не должен  я  выдать  своему  лучшему
другу и любимой женщине глубину своей страсти.
     Согласен, страсть эта  глупа,  я,  бездомный  авантюрист,  чужеземец,
случайно оказавшийся в другом мире,  низкорожденный  представитель  чуждой
расы,  осмелился  полюбить  великолепную  принцессу  Шондакора  -  что  за
насмешка!
     Я, конечно, знал, что моя любовь безнадежна; знал еще  до  того,  как
стало известно о предстоящем  замужестве  Дарлуны  и  принца  Васпиана  из
Черного Легиона. Ее презрение  ко  мне,  которое  она  открыто  и  не  раз
выражала,   несчастные   случайности,   которые    привели    ко    многим
недоразумениям, - все это и многие другие факторы говорили, что мне  глупо
признаваться в своей любви даже себе самому.
     Так  что  мое  положение  давно  было  безнадежным.  Но  худшее   еще
предстояло!
     Потому что  безнадежность  моей  ситуации  только  увеличилась  из-за
ужаса, когда я понял, что любимая женщина  вынуждена  вступить  в  брак  с
человеком, которого презирает, - в брак, который она не может отвергнуть и
которого боится избежать.
     Вот теперь я спустился в подлинные глубины отчаяния.
     Если Валкар и Дарлуна  любят  друг  друга  и  обручены,  как  я  могу
надеяться добиться женщины своей  мечты,  даже  если  каким-то  чудом  мне
удастся спасти ее от притязаний Васпиана и Черного Легиона?
     Черное, горькое отчаяние заполнило мое ноющее сердце. Я вспомнил, что
видел в шпионском глазке. Я видел страстное  объятие  Дарлуны  и  Валкара,
видел, как она поднимала к нему свои сияющие глаза, видел  ее  влажные  от
слез щеки, слышал умоляющий шепот.
     Я считал, что мой единственный друг в Шондакоре стал моим союзником в
освобождении любимой женщины из плена. Но похоже, что он и  мой  соперник.
Нет, не соперник, а победитель в неравном состязании, потому что давно уже
завоевал ее любовь.
     И я пожалел, что вступил на поверхность этого странного,  ужасного  и
прекрасного  мира,  пожалел,  что  встретился  с  Дарлуной,   воинственной
принцессой ку тад!


     Следующие день-два прошли без всяких происшествий. Боюсь, я  выполнял
свои обязанности, как  безмозглый  автомат  или  сомнамбула.  Я  почти  не
обращал внимания на происходящее. Так глубоко погрузился я в отчаяние, что
мое состояние и настроение не могли остаться незамеченными. Должно быть, я
походил на человека, сделавшего ужасное открытие.
     Но именно так оно и было.
     К счастью, мой патрон принц располагался  в  самой  отдаленной  части
дворца, обязанностей у меня было немного, и  мало  кто  мог  заметить  мое
состояние.
     После разговора с Валкаром, больше не ища встречи с  принцессой,  так
как она казалась мне бесполезной, я вернулся в апартаменты Васпиана.
     Принц был очень раздражен тем, что я не выполнил его пожелание  и  не
доставил подарок невесте, но дело это было незначительное, и на  следующее
утро, когда к своим обязанностям  вернулся  Голар,  принц  передал  своему
личному лакею украшение, и тем все и кончилось.
     Обычно  настороженный  и  чувствительный  к  малейшим  изменениям   в
поведении окружающих из-за болезненного страха заговоров и шпионов,  из-за
всепоглощающей подозрительности ко всем, принц был так занят подготовкой к
предстоящей свадьбе, до которой оставались считанные  дни,  что  я  сильно
сомневаюсь, чтобы он заметил перемену в моем поведении. Во всяком случае я
его почти не видел и большую  часть  времени  проводил  в  своей  комнате,
занятый печальными мыслями.
     Мне кажется, нет более ужасного состояния, чем то, когда  обнаружишь,
что твой ближайший друг завоевал сердце и обручился с женщиной, которую ты
втайне любишь. Я во всяком  случае  никогда  раньше  не  испытывал  такого
черного отчаяния и молю неведомых владык Гордриматора,  которых  танаторцы
считают богами, чтобы мне этого никогда не довелось испытать вновь.
     Мы с Валкаром обещали друг другу помощь  и  договорились  встретиться
тайно за несколько дней до бракосочетания Дарлуны с принцем Васпианом.
     Чего мы надеялись достичь этой встречей, вероятно, никто  из  нас  не
знал. Но в последней попытке спасти любимую женщину от мрачной  участи  мы
думали как-то разрешить стоявшую перед нами страшную дилемму.
     Возможно,  принц  Валкар  думал  о  том  же  возможном  решении,  что
приходило в голову и мне. Потому что выход из этого тупика был.
     Принц Васпиан мог... умереть.
     Я никогда хладнокровно  не  убивал  человека  и  без  всякой  радости
смотрел на эту перспективу.  Хотя  принц  внушал  мне  отвращение,  а  его
ухмылка и хвастовство своей так называемой "победой" над самой  прекрасной
женщиной Танатора приводили меня в ярость,  он  как  человек  был  слаб  и
тщеславен, легкомыслен и неуклюж, и я не мог подумать об  убийстве  такого
ничтожества - все равно получалось низкое убийство.
     Я всегда считал себя человеком чести. Но, подобно всем, я раз или два
в жизни совершал поступки, которыми не могу гордиться. Хладнокровно  убить
ухмыляющегося придурка, противопоставить свое  превосходство  в  искусстве
фехтования слабой и неуверенной руке противника - для меня это трусость.
     И все же мне придется это сделать, если я хочу спасти Дарлуну от  его
нечестивой похоти.
     Все эти черные горькие часы я  сражался  со  своей  совестью.  Чем  я
вообще обязан этой женщине, которая не отвечает на мою  любовь  и  обещала
выйти  замуж  за  моего  друга?  Должен  ли  я  потерять  свою   честь   в
хладнокровном и трусливом убийстве ради женщины, которая презирает меня?
     На эти мучительные вопросы был только один ответ.
     Я должен Дарлуне все, что могу ей дать, даже принести в  жертву  свою
незапятнанную честь или даже саму жизнь, если она этого  потребует.  И  не
имею права взамен требовать ничего, даже ответной улыбки.
     Потому что когда мужчина любит, он любит от всего сердца,  он  ничего
не оставляет для себя, иначе это  не  подлинная  любовь.  Такое  рыцарство
может показаться старомодным, но моя любовь к ней  выше  вопроса  о  любой
плате и награде.


     Так я проводил дни. Положение мое стало почти невыносимым.  Валкар  -
мой ближайший друг,  соучастник,  товарищ  по  общему  делу.  То,  что  он
завоевал любовь Дарлуны, не должно было бы вызывать у меня боль: кто более
достоин Дарлуны, чем такой человек, как Валкар?
     Он храбр, интеллигентен, благороден и силен.  Он  прекрасный  офицер,
могучий принц, и его попытка в одиночку,  в  личине  наемника,  в  занятом
врагами городе освободить любимую женщину  -  это  героизм,  граничащий  с
безумием.
     Почему же тогда я лишаю его права на любовь самой прекрасной  женщины
двух миров? Из-за собственной эгоистичной страсти?
     Это нелепо! Моя  собственная  любовь  к  Дарлуне  сильна,  глубока  и
искренна и сохранится до  последнего  удара  сердца.  Я  буду  восхищаться
Дарлуной и сражаться за нее, пока смогу дышать,  пока  хоть  единая  капля
крови будет оживлять тело.
     Но ведь  я  даже  не  благородного  рождения,  тем  более  не  принц,
наследник королевского дома и  огромного  состояния.  Моя  страсть  к  ней
безнадежна. Дарлуне нужен рядом человек, которого с детства учили править.
Такой  человек,  конечно,   Валкар.   Только   представить   себе,   каким
принцем-консортом я бы был! Что я знаю о королях?  Я  умею  только  водить
вертолет - и попадать в неприятности: вот к этому у меня подлинный талант.
     Но я такой же человек,  как  все,  и  боюсь,  часто  бывал  мрачен  и
неразговорчив, когда мы встречались с Валкаром, обсуждая различные  планы,
как спасти Дарлуну от приближающегося брака.
     Я не упоминал о возможности убийства принца Васпиана. Ответственность
за это должна лежать на мне одном; Валкар ничего не должен об этом  знать.
Когда наступит время, когда будет необходимо - я просто сделаю это.


     Так продолжалось несколько дней. День свадьбы приближался.
     И тут произошло нечто неожиданное. До сего часа помню, как  воспрянул
духом, с каким изумлением я воспринял открытие. Валкар, я  уверен,  ничего
не  знал  о  моих  переживаниях,   хотя   мое   угнетенное   состояние   и
неразговорчивость должны были быть ему заметны.
     Мы сидели за угловым столиком и пили вино. Я был так поглощен  своими
мыслями, что неосторожно упомянул о любви Дарлуны к Валкару и о  силе  его
чувства к ней.
     Он удивленно посмотрел на меня и чуть виновато улыбнулся.
     - Боюсь, ты неверно понял мои слова, Джандар, - неловко сказал он.
     - Как это?
     - Ну, весь этот разговор о том, как Дарлуна  меня  любит.  Мы  с  ней
двоюродные брат и сестра, мы очень близкие друзья и были такими  с  самого
детства. Но, увы, мы не влюблены друг в друга.
     И он печально рассмеялся.
     - Ты должен понять, что наш брак - чисто политический союз. Насколько
мне известно, Дарлуна никогда не была  влюблена  ни  в  меня,  ни  в  кого
другого.
     - А ты...
     Он слегка устало улыбнулся.
     - О, я буду ей хорошим мужем, я восхищаюсь ею, она мне нравится, но я
никогда не был влюблен в нее.
     - Но ведь ты обнимал ее, я видел ее щеки в слезах.  умоляющий  взгляд
на твоем лице!
     - Должно быть, тогда она просила меня бежать из  города  прежде,  чем
вскроется мой обман, - небрежно заметил он. - Она очень боялась, что  меня
обнаружат и казнят -  и  по  ее  вине.  Но  послушай,  Джандар!  Ты  снова
побледнел, как смерть. С тобой все в порядке, дружище?
     Должно быть, шок от такого открытия  отразился  на  мне,  потому  что
Валкар явно не мог понять всей глубины моей радости.
     Сердце женщины, которую я люблю, свободно - и у меня есть надежда!



                           12. НЕОЖИДАННАЯ ВСТРЕЧА

     Следующие два дня принц Васпиан держал меня во дворце, и  у  меня  не
было возможности увидеться со своим другом. Но мы договорились встретиться
в винной лавке за несколько часов до бракосочетания, которое  должно  было
состояться в полдень.
     На последней встрече мы должны были  скоординировать  наши  усилия  в
попытке  освободить  Дарлуну,  и,  хотя  я  уверен,  Валкар  об  этом   не
подозревал,  мои  собственные  планы  на   этот   роковой   час   включали
хладнокровное убийство принца Васпиана.
     Этот день наступил.
     Дворец  гудел  от  приготовлений;  Васпиан  прихорашивался  и   важно
расхаживал, как павлин, ухмылялся по поводу  предстоящей  церемонии,  и  я
наконец понял, что мне  совсем  не  доставляет  неприятностей  перспектива
пронзить сталью его презренное сердце.
     Приближалось время нашей встречи. До начала самой  церемонии  Васпиан
во мне не нуждался, поэтому мне не трудно было пройти по дворцу к выходу.
     Что бы мы с Валкаром ни решили, мои планы были готовы  и  определены.
Мне предстояла роль убийцы; только я мог исполнить ее, потому что только я
имел свободный доступ к принцу; только я  мог  попросить  встречи  наедине
непосредственно перед отправлением в зал Хума, как зовется дьявольский бог
Чак Юл, где перед  алтарем  колдун-жрец  Ул  должен  был  совершить  обряд
бракосочетания.
     И во время этой встречи наедине я убью  принца  и  уйду;  такова  моя
одинокая участь.
     Так я думал в то время.
     Но _в_а _л_у _р_о_к_к_а_, как  утверждает  фаталистическая  философия
ятунов. Того, что суждено, не избежать, как бы ты ни хотел.
     И, как оказалось, мне  не  суждено  было  этим  утром  встретиться  с
Валкаром в винной лавке.
     Судьба заготовила для Джандара с Каллисто несколько сюрпризов!


     Я собирался покинуть королевский дворец через боковой выход,  который
хорошо охранялся, но которому не придавали особого значения. Мало  кто  им
пользовался: вожди и старшие офицеры черного  Легиона  предпочитали  более
удобные главные ворота. Но мое дело было тайным,  я  не  хотел  привлекать
лишнего внимания, если этого можно избежать. Поэтому я  и  выбрал  боковой
выход. И вот от таких случайных решений порой  зависит  судьба  империй  и
целых миров.
     Проходя через  ворота,  кивая  стражникам,  которые  знали  меня  как
человека принца Васпиана, я встретился с отрядом воинов  Чак  Юл,  которые
входили во дворец, ведя двух  пленников.  Я  с  любопытством  взглянул  на
пленных и получил один из сюрпризов своей жизни.
     Э_т_о _б_ы_л_и _м_о_и  _с_т_а_р_ы_е  _д_р_у_з_ь_я_  -  _К_о_д_ж_а  _и
Л_у_к_о_р_!
     Коджа, высокий ятун, на целую голову, плечи и часть груди  возвышался
над приземистыми воинами Черного Легиона. Его голые  сверкающие  хитиновые
руки были связаны за спиной кожаным  ремнем.  Лысая  яйцеобразная  голова,
увенчанная  сегментированными   антеннами,   лишь   отдаленно   напоминала
человеческую. Роговое неподвижное лицо  и  большие  серьезные  глаза  были
философски не способны  выражать  смену  эмоций,  и  он  смотрел  на  меня
непостижимым взглядом.
     Лукор, вспыльчивый маленький учитель фехтования из Занадара, выглядел
гораздо хуже. Его всегда  аккуратная  одежда  была  порвана,  испачкана  и
измята.  Седые  волосы  растрепаны.  Кровь  шла  из  множества  царапин  и
небольших порезов, и я не сомневался, что арестовавшие его обнаружили, что
не так-то просто справиться с фехтовальщиком такого мастерства.  Когда  он
увидел меня, лицо его застыло, выражение его не изменилось, но  по  блеску
глаз я догадался, что он сразу меня узнал, несмотря на  всю  неожиданность
встречи.
     Что касается меня, боюсь, я не сохранил самообладание, как двое  моих
друзей. Я думаю, что побледнел и выражение изумления  отразилось  на  моем
лице при этой неожиданной встрече.
     К_а_м_а_д_, командовавший отрядом, заметил это выражение. К  счастью,
он не понял, что я узнал пленных; если бы он это сделал, мне  пришлось  бы
объяснять, откуда воин Черного Легиона знает фехтовальщика из  Ганатола  и
вождя ятунов.
     Но он решил, что мое удивление вызвано неожиданным появлением ятуна в
городе ку тад. Представители различных человеческих  рас  часто  служат  в
чужих городах, поэтому в Занадаре  можно  встретить  перуштарского  купца,
воины Ганатола служат в рядах Чак Юл, а ку тад живут  в  Ганатоле.  Однако
рослые, серьезные артроподы всегда остаются со своим племенем и никогда не
служат среди людей этого мира.
     Гордясь своим  успехом,  кривоногий  низкорослый  _к_а_м_а_д_  широко
улыбнулся, засунул большие пальцы рук за пояс  и  кивнул  в  сторону  двух
молчаливых пленников.
     - Свежее мясо для игр, а,  друг?  -  захихикал  он.  -  Аркола  будет
доволен. Мы уже много лет не брали  в  плен  _к_а_п_о_к_а_  (К_а_п_о_к_  -
вульгарное разговорное  слово,  означающее  насекомоподобного  ятуна.  Его
можно приблизительно перевести как "паразит", так  пишет  капитан  Дарк  в
первой своей книге, которую я назвал "Джандар с Каллисто"  и  продолжением
которой является настоящая книга. -  Л.К.).  Неплохо  посмотреть,  как  он
выстоит против ятриба на брачных играх. Мне  всегда  хотелось  посмотреть,
как они управляются со своими неуклюжими мечами-хлыстами.
     К этому времени я овладел  собой  и  позволил  себе  выразить  легкое
любопытство.
     -  Совершенно  верно,  _к_а_м_а_д_,  -  равнодушно  сказал   я.   Мне
неожиданно пришло в голову, что в честь бракосочетания принца  Васпиана  и
Дарлуны Чак Юл собираются устроить  свои  любимые  кровавые  гладиаторские
игры на большой арене дворца. Кровь моя похолодела при этой мысли. Как мне
освободить друзей и в то же время спасти Дарлуну из рук сына  Арколы?  Мне
казалось, что и то, и другое сделать невозможно; но  я  не  могу  покинуть
Коджу и Лукора и оставить их умирать ужасной смертью  на  арене.  Они  оба
спасли мне жизнь с большим риском для себя.
     - Ты ведь _к_а_м_а_д_ Джандар, верно? - спросил маленький офицер. - Я
видел тебя в свите принца.
     Я кивнул, и он  представился  как  Логур,  офицер  четвертой  когорты
Легиона.
     -  Где  вы  схватили  этих  двоих?  -  спросил  я  с  видом  ленивого
любопытства.  Логур  был  рад  похвастать  своим  успехом,  и  долго   его
уговаривать не пришлось.
     - В нижнем городе, - ответил он, имея в виду трущобы Шондакора, район
старых полуразрушенных зданий и речных доков. - Прятались в тени и  ничего
хорошего не замышляли, это ясно. Старик, несмотря на  свои  седые  волосы,
сражался отчаянно. Дьявол со шпагой, вот кто он такой! Пятеро моих  парней
будут несколько месяцев приходить в себя, а трое  уже  никогда  не  смогут
сражаться за легион - они ушли на Гордриматор.
     Логур хотел сказать, что они убиты. Странно, но этот  варварский  мир
окруженных  стенами  городов  и  племенных  вождей  знает  только  начатки
религии. Танаторцы поклоняются пантеону  божеств,  известных  как  владыки
Гордриматора. Гордриматор - это  планета  Юпитер,  ее  пятым  спутником  и
является Танатор. Но слово "поклоняются", пожалуй, слишком сильное, потому
что я ни разу не встречал жрецов этой религии и не видел  ничего  похожего
на храм или церковь.
     В сущности единственный человек, который подпадает под слово  "жрец",
- это загадочный маленький  Ул  Ужасный,  да  и  то  он  скорее  колдун  и
волшебник, чем жрец. Но я смутно  знал  танаторское  верование,  что  духи
погибших воинов переселяются на Гордриматор,  который  представляет  собой
форму рая или посмертной жизни.
     - Непривычно видеть в городе ятуна, - заметил я. - Куда вы их ведете,
можно ли узнать?
     - В Ямы, -  ответил  Логур,  имея  в  виду  глубокие  подземелья  под
королевской крепостью. - Там они в безопасности до самых игр.
     - Очень хорошо. Наверно, кто-нибудь будет их допрашивать о причине их
появления в городе?
     Он хмыкнул и сплюнул.
     - Верховный обычно допрашивает пленников, но вряд ли  он  в  эти  дни
заинтересуется. Ну, мне пора. -  Он  улыбнулся  и  дружески  приветствовал
меня. Потом исчез во дворце вместе со своими солдатами и двумя пленными.
     Я отошел в сторону, чтобы пропустить их. Проходя  мимо,  Коджа  своим
металлическим голосом произнес одно слово.
     - Х_о_р_а_д_ж_, - сказал он.
     Он говорил негромко, и сомневаюсь, чтобы  кто-нибудь  его  слышал,  а
если и слышал, то обратил внимание. Более невежественные жители Танатора -
а солдат Чак  Юл,  несомненно,  можно  к  ним  отнести  -  считают  ятунов
чудищами, а вовсе не разумными существами, близкими  к  человеку.  Поэтому
все солдаты, слышавшие слово Коджи, должны были принять  его  за  звериное
рычание. Но я жил в военном лагере племени  и  знал,  что  хоть  артроподы
жестоки  и  лишены  эмоциональной  жизни,  они  всего  лишь   воинственные
кочевники, не знающие ни возвышенных чувств, ни искусства,  они  не  менее
разумны, чем люди.
     Что хотел сказать этим словом Коджа? Предназначалось он, конечно, мне
["хорадж" означает "срочно"].
     Может, он хотел этим загадочным словом сообщить, что обладает  важной
для меня информацией? Другого я предположить не мог. И, разумеется,  Коджа
и Лукор пошли на огромный риск, проникая в город, с единственной  целью  -
связаться со мной.
     Я в нерешительности остановился у выхода.
     Вынужденный брак Дарлуны еще в нескольких часах. Если мы  с  Валкаром
попытаемся сделать попытку ее освободить, нужно договориться немедленно. И
в эти минуты Валкар ждет меня в винной лавке.
     Но, несмотря на всю срочность, я вынужден отказаться от этой встречи.
     Я повернулся и пошел назад во дворец.
     Несмотря на недостаток времени, я не мог откладывать встречу с Коджей
и Лукором. Что-то очень важное заставило их проникнуть в город ку тад.
     И я должен узнать, что именно.




                          КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ. КНИГА УЛА


                              13. НА ОСТРИЕ МЕЧА

     Ямы расположены под самыми нижними уровнями дворца, и я  ни  разу  не
был в них за все время службы принцу Васпиану. Тем не менее  я  знал,  где
они находятся, и нашел их без труда.
     Но увидеть Коджу и храброго учителя фехтования -  это  совсем  другое
дело. Мне казалось, что мой ранг и служба в свите принца помогут  миновать
охрану.
     Если это не сработает,  откровенно  говоря,  я  не  знал,  что  стану
делать. Если тайные ходы внутри стен дворца и соединяются с  подземельями,
я об этом не знаю. И у меня нет времени на исследования. Время, как я  уже
заметил, истекало. Если использовать другой шаблон,  дело  приближалось  к
развязке.
     Я меня было чувство, что маскарад вот-вот кончится. До сих  пор  меня
не раскрыли, и  моя  вымышленная  история  не  подвергалась  проверке.  Но
обстановка менялась слишком быстро,  и,  как  заметил  читатель,  я  начал
рисковать. У меня не было никаких оснований находиться в Ямах, и если меня
будут  допрашивать  Васпиан  или  Аркола,  я  не  смогу  удовлетворительно
объяснить свое любопытство к пленникам. Но мои друзья в опасности,  и  это
оправдывает даже величайший риск - я готов был рискнуть даже  обнаружением
своей подлинной личности, рискнуть успехом всей своей миссии.
     Я не мог сделать меньше для тех, кто так много сделал для меня.
     Итак, я спустился в Ямы.
     К счастью для меня, их охраняли не очень сильно. Весь дворец в  руках
Чак Юл, и враг никак не мог проникнуть в это место. Так я по крайней  мере
объяснил отсутствие сильной охраны Ям. Иначе я не прошел  бы  так  далеко,
прежде чем меня остановили.


     Я спускался по длинному каменному коридору, шел быстро, сбросив  плащ
в правого плеча, чтобы он не мешал пользоваться правой рукой,  пальцы  мои
лежали на рукояти меча.
     Меня окружали мрачные стены из грубого  камня;  воздух  промозглый  и
влажный, переполнен зловонием людей, долго содержащихся в  заключении  при
почти полном отсутствии санитарных устройств.
     Освещение - очень слабое - исходило от  масляных  факелов  из  дерева
черной джаруки, которые торчали в ржавых кольцах  на  стенах.  Эти  грубые
светильники отбрасывали дрожащий оранжевый свет и  огромные  черные  тени.
Все мне казалось нереальным. Все как в кино; я чувствовал себя  актером  в
какой-то героической эпической роли; даже  одежда,  плащ,  кожаная  обувь,
стройная рапира - все прибавляло ощущения нереальности.
     Неожиданно я повернул и оказался в большой и почти пустой  комнате  с
каменным полом, покрытым заплесневевшей соломой.
     В одном углу комнаты грубый деревянный стол с  пятнами  вина  и  эля,
изрезанный ножами: поколения скучающих стражников  вырезали  на  нем  свои
инициалы. Под столом ведро с водой и ковш, а на столе медный подсвечник  с
тремя свечами. У стола деревянный стул, и на нем дремлет могучий стражник.
Только один! Это удача.
     В большую комнату выходило несколько камер. С первого  взгляда  я  не
мог рассмотреть, кто в них содержится: слишком густые и  темные  тени.  Но
даже если моих друзей тут нет,  вероятно,  дремлющий  стражник  может  мне
рассказать, где они.
     Охранник - лицо его мне не было  видно,  он  закрывал  его  руками  -
к_а_м_а_д_, как я видел по эмблемам на его кожаной куртке. Это значит, что
я не могу использовать свое звание высшего офицера, чтобы требовать ответ.
Другими словами, он в том же звании, что и я сам. Но моя  служба  в  свите
самого принца Черного  Легиона,  несомненно,  мне  поможет:  мало  кто  из
офицеров Чак Юл будет настолько глуп, что пожелает ссориться с  человеком,
который, возможно, достигнет высоких ступеней в Черном Легионе.
     - Спим на посту, комад? - резко  спросил  я,  входя  в  комнату.  Мне
казалось  неплохой  мыслью  с  самого  начала  поставить  этого  парня   в
невыгодное положение; но почти немедленно стало ясно, что идея не такая уж
хорошая.
     Стражник проснулся и поднял голову, глядя на меня со смесью  опасения
и гнева. Это был грубый детина  с  небритыми  мощными  челюстями  и  злыми
маленькими глазками - эти глазки мгновенно сузились, когда он  увидел  мое
лицо.
     Он меня узнал и испустил хриплое проклятие. Злобная улыбка перекосила
его лицо, а моя душа ушла в сапоги, потому что я тоже сразу узнал  его.  И
сразу понял, что с этим офицером мне не договориться.
     Потому что это был Блуто, тот самый великан задира,  которого  я  так
унизил у городских ворот, когда впервые оказался в Шондакоре!
     Про себя я проклинал свою  злую  судьбу.  Из  всех  офицеров  Черного
Легиона именно в этот час и именно в это место назначили человека, который
меньше всего готов пойти мне навстречу.
     - А тебе какое дело, малыш? - прохрипел он, вставая и кладя  руку  на
рукоять тяжелой сабли. - Что ты тут делаешь и где твое разрешение?
     Я уже рассказывал, что этот грубиян - один  из  самых  рослых  людей,
каких мне приходилось  видеть,  и  это  действительно  так.  Этот  великан
возвышался надо мной почти так же, как Коджа.  Конечно,  он  не  в  лучшей
форме, живот перевешивается через  пояс,  двойной  подбородок,  мешки  под
глазами - похож на алкоголика.  Но  все-таки  это  гора  мышц,  и  у  него
преимущество в весе и длине рук. Это опасный противник.
     Я коснулся медальона из драгоценного металла на своей перевязи, знака
моей принадлежности к свите принца Васпиана.
     - Вот все разрешение, которое мне нужно,  чтобы  осмотреть  пленника,
к_а_м_а_д_, -  спокойно  ответил  я.  -  Мне  нужно  взглянуть  на  двоих,
приведенных  недавно.  Один  из   них   _к_а_п_о_к_,   другой   седовласый
чужестранец в черном. Их привел Логур, _к_а_м_а_д_ четвертой когорты.
     Он ехидно улыбнулся, глядя на меня свысока.
     - И что тебе от них нужно?
     Я пожал плечами.
     - Дело не в том, что нужно мне, Блуто,  а  в  том,  что  нужно  моему
патрону принцу. Эти  двое  будут  сражаться  в  играх  после  королевского
бракосочетания, и он хочет, чтобы я проверил, в какой они форме  и  хорошо
ли накормлены. Если они ранены или  с  ними  плохо  обращаются,  я  должен
немедленно сообщить ему об этом. Если ты скажешь, где они, я займусь своим
делом...
     Он поднял большую руку, останавливая меня.
     - У Блуто тоже есть дело, - проворчал он. - И есть приказы! Никто  не
подойдет к пленникам без разрешения начальника Ям.
     - Но принц приказал...
     - Никто не пройдет мимо Блуто, - повторил он. Извлек саблю  и  держал
ее наготове, глядя на меня холодными маленькими глазками,  погруженными  в
нездоровые складки жира. Хищное выражение появилось на его лице.  Кончиком
языка он облизал толстые губы.
     Я стоял,  пытаясь  что-нибудь  придумать.  Если  бы  тут  был  другой
стражник, не этот ненавидящий меня задира, может, мне бы удалось с помощью
имени принца пройти к пленникам. Но Блуто счастлив отказать мне в том, что
мне нужно.
     Конечно, я не могу идти к  начальнику  Ям  -  так  называли  старшего
офицера в этом подземелье. Он старше меня по званию, и его имя  принца  не
потрясет. Он потребует письменного распоряжения. И даже если я бы смог его
уговорить или подкупить, у меня просто нет на это времени.  Быстро  уходят
минута за минутой, и каждая секунда  все  больше  приближает  мою  любимую
женщину к насильственному браку  с  ухмыляющимся  подлецом,  которого  она
ненавидит.
     Если я сражусь с Блуто, моя маскировка будет раскрыта. На звуки дуэли
могут прибежать другие стражники, и я рискую попасть в тюрьму: дуэли среди
воинов Чак Юл строжайше запрещены. А  если  мне  хватит  искусства,  чтобы
справиться с Блуто, как я объясню появление трупа?
     Но и в этом деле, как и во многих других случаях, судьба уже  приняла
решение.
     Блуто  поднял  свое  оружие  и  приставил  острие  к  моему   сердцу.
Садистская улыбка показалась на  его  грубом  лице,  и  в  хриплом  голосе
прозвучала угроза.
     - Блуто мог бы убить тебя, - прорычал он, - и сказать, что ты пытался
прорваться силой. И никто не узнает...
     Я рукой отбросил его лезвие.
     - Я офицер Чак Юл, - возразил я. - Это было бы предательством.
     Он плюнул.
     - Предательство? Грязный маленький _х_о_р_е_б_,  ты  смеешь  называть
Блуто предателем? Ты выставил Блуто дураком. И не посмел скрестить с Блуто
сталь. Дрался руками, как шлюха!
     Я видел, что в глазах его все сильнее горит безумный огонь ярости,  и
сердце мое упало. Безнадежно - придется с ним сражаться. Сражаться  здесь,
в подземелье, когда каждое мгновение приближает мою возлюбленную к ужасной
судьбе.
     Теперь Блуто дышал тяжело, он заводил  себя,  вызывал  безумный  гнев
берсерка, как и в тот раз, когда я побил его у ворот. Я пытался  уговорить
его, но напрасно.
     Он выкрикнул несколько грязных оскорблений и взмахнул саблей над моей
головой.
     Я отпрыгнул, едва избежав удара.
     Он приближался, возвышаясь надо мной, изрыгая проклятия.
     Выхода не было.  Я  достал  свое  оружие  из  ножен,  и  в  следующее
мгновение мы сцепились в схватке в мрачных подземельях Шондакора.



                               14. НАСМЕРТЬ!

     Я едва успел парировать его удар. От  сильного  толчка  рука  у  меня
онемела. Блуто невероятно силен и взвинтил себя до бешеной ярости.
     Я пятился,  он  шел  за  мной,  выкрикивая  грязные  ругательства,  с
искаженным лицом. Наносил сильные удары, тяжелая сабля свистела в воздухе,
я отражал каждый удар, но  очень  осторожно,  потому  что  у  него  оружие
гораздо тяжелее, и если он ударит со всей силой, мое лезвие разобьется.
     Он сражался, как безумец,  рубил  с  огромной  силой,  не  переставая
браниться. Умения у него не было, но огромная сила и выносливость, большой
вес и длина рук были серьезными преимуществами, и мне приходилось нелегко.
     Мы боролись, а он продолжал насмехаться надо мной.
     - Ты... ты слишком горд, чтобы сражаться с Блуто у  ворот...  слишком
горд, чтобы обнажить против Блуто меч, ты, грязный _х_о_р_е_б_! Теперь  ты
сражаешься с Блуто, сталь против стали... и как тебе это нравится? - рычал
он, его покрасневшие глаза блестели  сумасшедшим  блеском,  и  белая  пена
показалась в углах рта.
     Я берег дыхание и не отвечал на  его  грязные  оскорбления.  Я  решил
убить его как можно быстрее, но, как я вскоре убедился, нелегко  сражаться
с человеком, который, как сумасшедший, непрерывно  наносит  огромной  силы
удары. Я продолжал пятиться от его круговых взмахов, ожидая промахов.
     Если бы я сражался с обычным противником, вооруженным таким  оружием,
я мог бы убить его через минуту, если бы захотел.  Потому  что  я  бы  мог
отвести его оружие в сторону ловким поворотом запястья, моя шпага  пробила
бы его защиту и погрузилась в  грудь.  Но  Блуто  -  противник  совершенно
другого типа, он дико  размахивал  саблей,  как  дубиной,  и  я  продолжал
осторожно  отступать,  потому  что  любой  его  удар  мог   сделать   меня
безоружным.
     Он начал ругать меня, говорить, чтобы я остановился и сражался с ним,
как мужчина, а не отступал трусливо. Но я  не  обращал  на  это  внимания,
осторожно выжидая промаха.
     Неожиданно возможность появилась - широкий взмах оставил его грудь на
мгновение беззащитной. Именно этого я ждал и потому сделал  выпад,  кончик
моего оружия погрузился в мясистое плечо, как раз над сердцем.
     К моему изумлению, это его не остановило, он даже не  замедлил  своих
взмахов.
     Завизжал, как раненая свинья, но скорее от  гнева,  чем  от  боли.  И
удвоил свои усилия, нанося страшные удары, от которых мою шпагу бросало из
стороны в сторону, как тонкую иглу.
     Очевидно, он настолько разъярился, что буквально не чувствовал  боли.
Чтобы остановить этого безумца, потребуется удар прямо в сердце.
     Мы обходили комнату по кругу, я продолжал отступать. Каменная комната
гудела, как кузница, от ударов стали о сталь. Я нащупывал путь  осторожно,
опасаясь споткнуться о какое-нибудь препятствие: я не видел, что у меня за
спиной, и не решался хоть на мгновение отвести взгляд от Блуто.
     Мне удалось коснуться его горла и предплечья, но это  были  небольшие
порезы, немало крови, должно быть, больно, но они не могли остановить  его
или даже замедлить.
     Теперь кровь и пот текли с него потоком,  пена  покрыла  рот,  но  он
продолжал идти вперед, не показывая ни малейших признаков усталости.
     И тут, совершенно неожиданно, схватка закончилась.
     Один неуклюжий  сильный  удар  застал  меня  врасплох,  и  моя  шпага
сломалась у самой рукояти. Я понял, что совершенно безоружен.
     В маленьких свиных глазках горело пламя убийства, Блуто торжествующе,
как зверь, зарычал и размахнулся своей саблей.
     Вместо того, чтобы отпрыгнуть в сторону, как он ожидал,  я  пошел  на
большой риск и прыгнул вперед, сблизился с ним.
     Я по опыту знал, что в минуты большой опасности,  когда  все  кажется
потерянным, нужно делать то, чего совершенно  не  ожидает  противник.  Так
можно выхватить победу из слюнявых челюстей поражения. И  никогда  еще  не
оказывался так прав, как в  это  мгновение,  когда  устремился  в  объятия
обезумевшего великана.
     Он совершенно не ожидал этого, обе его руки  с  тяжелой  саблей  были
подняты над головой, и когда я обрушился на него всей тяжестью, он потерял
равновесие и упал на выстеленный соломой каменный пол.
     А я - на него, как кошка джунглей.
     Рукоять шпаги в  моей  руке  бесполезна.  Лезвие  сломалось  у  самой
рукояти, но оставался острый зазубренный кусок.
     Этим куском я разорвал горло Блуто!
     Шатаясь, тяжело дыша, я встал на ноги. Блуто умер в потоке крови.  На
лице его появилось выражение крайнего  недоумения.  Думаю,  он  так  и  не
понял,  что  убит,  пока  глаза  его  не  остекленели,  широкая  грудь  не
вздрогнула в последний раз и не застыла.
     Я не  хотел  убивать  беднягу,  глупец  сам  захотел  этого.  Схватка
насмерть, меч против меча, но это его смерть.
     Я оставил его лежать в луже крови.
     Забрав его саблю вместо своей и  прихватив  подсвечник  со  стола,  я
отправился в глубины Ям Шондакора на поиски своих друзей.


     Потребовалось, вероятно,  несколько  минут,  но  мне  они  показались
часами. Может быть, уже сейчас Дарлуна стоит перед  отвратительным  идолом
Черного  Легиона,  а  Ул  скрепляет  ее  брак  с  этим  подлым   скользким
ничтожеством, которому я служу.
     Большинство  камер  оказались  пусты,  тусклые  зловонные  каморки  с
грубыми деревянными скамьями  и  грудой  вонючей  соломы.  В  других  были
обитатели - мертвецы.
     Я быстро прошел вдоль первого коридора, останавливаясь  перед  каждой
камерой и приподнимая подсвечник, чтобы осмотреть темное помещение,  потом
шел дальше.
     Отвратительные голые _х_о_р_е_б_ы_ - хищные грызуны Танатора,  иногда
достигающие размера небольшой собаки, - с визгом разбегались от  света.  Я
бросил взгляд на то, что служило им пищей, и торопливо отвернулся,  борясь
с тошнотой.
     Но вскоре  при  свете  дрожащего  пламени  свечи  я  увидел  желанное
зрелище: Лукор, бледный и растрепанный, был прикован к одной стене грязной
камеры, а тощий, с торжественно неподвижным лицом  и  мигающими  огромными
черными глазами Коджа - к другой.
     - Эй! Джандар,  это  ты?  -  с  радостью  воскликнул  старый  учитель
фехтования. - Мой мальчик, никогда глаза мои  не  видели  более  желанного
зрелища!
     Я предусмотрительно снял с пояса  Блуто  кольцо  с  ключами;  немного
повозившись, нашел нужный, открыл дверь камеры и снял со  своих  товарищей
цепи.
     - Я рад, что успел до того, как вас начали допрашивать, -  сказал  я,
помогая им снять цепи. - Вы не ранены? С Легионом шутки плохи.
     Лукор фыркнул, расправляя одежду и приводя в порядок маленькую  седую
бороду.
     - Вовсе нет, мой мальчик, вовсе нет! Была небольшая стычка перед тем,
как нас обезоружили, Коджа прикончил нескольких кривоногих своим мечом,  я
преподал другим небольшой урок фехтования; но у нас ничего,  кроме  легких
царапин, - самодовольно закончил он.
     Коджа молча смотрел на меня, когда я снимал с него цепи.
     - Приятно снова увидеться с тобой, Джандар, - сказал он наконец своим
невыразительным голосом. Я похлопал его по верхней  груди  и  сказал,  что
тоже счастлив видеть его.
     - Но о чем вы, два глупца,  думали,  идя  в  Шондакор?  Разве  вы  не
понимали, что вас сразу увидят и схватят? - спросил я.
     Лукор посерьезнел.
     -  Нам  пришлось,  парень.  Дошло  известие  о  предстоящей   свадьбе
принцессы Дарлуны и этого принца Черного Легиона, и ку тад об этом узнали.
Боюсь, за это ответствен твой друг Маруд!
     Мой пульс участился.
     - Маруд, хозяин гостиницы? Значит, он в конце концов дошел... с  моим
сообщением о потайном ходе под рекой и городскими стенами?
     Лукор удивился.
     - Конечно, - сказал он. -  Как  бы  мы  с  Коджей  иначе  проникли  в
Шондакор, если бы не тайный туннель,  о  котором  ты  рассказал  в  письме
Ярраку?
     Значит, я не все продумал. Мне казалось, что Коджа и  Лукор  пытались
пройти в город через ворота и были захвачены. Но эта удивительная  новость
все меняет. Маруд был схвачен воинами Ула Ужасного на обратном пути, а  не
на выходе из города. Я не знал, как это произошло,  но  почему-то  считал,
что его обнаружили при выходе из города.
     Я быстро размышлял.
     - Значит, воины ку тад готовы попытаться вернуть город, пройдя тайным
туннелем?
     - Совершенно верно, и они все больше нервничают! -  сказал  Лукор,  и
выражение у него стало  мрачным.  -  Мы  с  Коджей  умоляли  их  подождать
известий от тебя, прежде чем бросаться в бой,  но  мысль  о  том,  что  их
любимую принцессу заставляют выйти замуж за принца Чак Юл, приводит  их  в
ярость, и они не слушают доводов разума. Они решили  больше  не  ждать,  и
потому мы пошли вперед, надеясь увидеть тебя и скоординировать твои  планы
с нападением ку тад. Джандар, Джандар! Почему, во имя владык Гордриматора,
ты снова не связался с нами после своего письма?
     - Это было невозможно, - ответил я. - Единственный человек,  которому
я мог довериться, был толстый хозяин  гостиницы  Маруд,  а  его  схватили,
когда он возвращался в  Шондакор,  доставив  мое  письмо.  Его  собирались
допрашивать,  вероятно,  под  пыткой,  потому  что  Арколу  не   остановит
небольшая боль!
     - И допросили? Добились чего-нибудь от Маруда?  -  спросил  Лукор.  Я
печально покачал головой.
     - Это был настоящий человек, несмотря на толстый живот  и  глуповатое
лицо, - негромко ответил я. - Он убил себя, чтобы не выдать моего имени.
     Лукор прочистил горло.
     - Очень храбрый джентльмен, - сказал он. - Я с гордостью выпью в  его
память, когда найдется время и капля вина. А теперь...
     - Нам нужно убираться отсюда, и побыстрее, на  счету  каждая  минута!
Дарлуна сегодня выходит замуж за сына Арколы - может быть, в этот  момент.
Нужно раздобыть оружие и сделать все возможное, чтобы помешать церемонии.
     Я проклинал  низкую  технология  танаторцев.  Они  не  изобрели  даже
наручные часы. Я совершенно утратил представление о  времени  и  отдал  бы
левую руку, чтобы узнать, который час.
     Коджа  подобрал  цепь  и  задумчиво  пропустил  сквозь  свои  длинные
многосуставчатые пальцы, оценивая ее вес.
     - Что касается Коджи, - сказал он, мигая, как сова, -  ему  не  нужно
другого оружия,  кроме  этой  тяжелой  цепи.  Маленькие  лезвия,  которыми
пользуется ваша раса, ему не по руке. А эта цепь подойдет.
     - Тогда пошли!
     Лукор вышел их камеры, щурясь на свет.
     - Куда? - спросил он. Я ткнул пальцем в сторону  квадратной  каменной
комнаты, где в луже застывающей крови лежал труп Блуто. Мы заторопились по
коридору, наши шаги отдавались эхом.
     - Разве это не глупо? - спросил Коджа, идя рядом со мной. - Разве  мы
можем незаметно пройти через весь дворец? Первый же воин,  увидевший  нас,
поднимет тревогу.
     - В стенах есть сеть тайных ходов, - ответил я. - Мы пройдем по  ним,
и нас никто не увидит. В зале перед Ямами должна быть  панель,  ведущая  в
эти ходы...
     И тут сердце мое застыло в отчаянии. Сквозь шум наших  шагов,  сквозь
удары своего сердца я расслышал колокол, отбивающий час!
     Дарлуна выходит замуж - в это мгновение!
     - Но... - начал Коджа. Я оборвал его.
     - Побереги дыхание для бега, - выдохнул я, и мы побежали по  коридору
и ворвались в комнату.
     И застыли на месте!
     Глядя на труп, Лукор коротко рассмеялся.
     - Я вижу, мой мальчик, у тебя нашлась возможность потренироваться!
     Я не ответил.  Сжал  тяжелую  саблю  в  руке  и  ждал,  что  принесет
следующее мгновение.
     Потому что у выхода из этой комнаты в верхние  уровни  стоял  толстый
улыбающийся маленький человек со сверкающими веселыми глазами.
     - Я ведь сказал тебе,  Джандар,  что  мы  еще  поговорим,  -  высоким
голосом сказал этот человек.
     Это был Ул Ужасный.



                              15. В ЗАЛЕ ХУМА

     Эти происшествия я, Джандар, не видел, потому что меня там  не  было.
Но много позже, когда все закончилось, бой прекратился и  Дарлуну  у  меня
отобрали, я услышал рассказ об этом. И повторю то, что сообщил мне Валкар,
принц ку тад.


     Валкар долго ждал в винной лавке, но Джандар  не  пришел.  Минута  за
минутой уходило время, подошел назначенный час встречи, а Джандара не было
видно.
     Что помешало ему прийти? Валкар мрачно обдумывал эти  возможности,  и
ни одна из них не казалась приятной. Могли раскрыть  маскировку  Джандара,
узнать, кто он такой на самом  деле,  обнаружить  причину  его  прихода  в
город.
     Но если это так, каждое мгновение  приближает  опасность  к  Валкару.
Потому что _к_о_м_о_р_ хорошо знал, что боль может вырвать признание  даже
у самых храбрых и стойких людей. Каждая минута, проведенная  им  в  лавке,
приближает их планы к катастрофе. Может, уже сейчас  отряд  стражи,  гремя
оружием, направляется по улицам Шондакора к этой самой лавке.
     Чем дольше он ждет, тем больше вероятность ареста.
     Наконец время бракосочетания приблизилось, и Валкар решил  больше  не
ждать своего друга. Если Джандар до  сих  пор  не  пришел,  он  вообще  не
придет. Случилось что-то непредвиденное  и  нарушило  их  планы.  Грызущее
беспокойство, ощущение, что что-то не так, становилось все сильнее.
     Валкар  резко  встал  из-за  залитого  вином  стола,  бросил  хозяину
блестящую монету и вышел из лавки, глядя  на  башни  королевского  дворца,
который возвышался на площади в сердце большого города.
     Теперь Валкар обязан прийти на помощь своей принцессе, и  делать  это
ему предстоит в одиночку.


     Валкар всего несколько раз проходил во  дворец  по  тайным  ходам,  и
всегда в ночной темноте, когда его вряд ли могли увидеть.
     Никогда раньше не решался он войти в строго охраняемую  крепость  при
свете дня. И в  обычных  обстоятельствах  он  и  не  подумал  бы  о  такой
возможности: дворец заполнен воинами и офицерами, в каждом помещении толпы
гостей,  тысячи  слуг  торопливо  завершают   подготовку   к   предстоящей
королевской свадьбе.
     При таких обстоятельствах шансы на обнаружение очень велики. Однако у
Валкара не было выхода. Потому что через час, если только он что-нибудь не
придумает и не уведет принцессу в безопасное место, Дарлуна  выйдет  замуж
перед отвратительным каменным идолом Чак Юл дьяволом-богом Хумом.
     Под плащом Валкар скрывал свой лучший наряд: день праздничный, и  все
офицеры получили приказ принарядиться, как на парад.
     Сбросив плащ, Валкар обнаружил, что ему нетрудно смешаться  с  толпой
офицеров у ворот и войти вместе с ними. Его одежда  и  украшения  были  не
хуже, чем у них, и он проник во дворец, не замеченный никем.
     Бродя по залам, он благодарил владык Гордриматора  за  эту  небольшую
удачу. В прошлом он проникал во дворец королей Шондакора  через  маленькую
дверь во внешней стене, закрытую густыми зарослями. Но среди дня этот путь
использовать невозможно.
     Теперь, попав во дворец,  он  должен  отыскать  скользящую  панель  и
пройти в потайные ходы в толстых стенах. Но это оказалось самым трудным.
     Беда просто в том, что дворец был заполнен  гостями  и  посетителями.
Все комнаты и коридоры, по которым он проходил, все ротонды и  прихожие  -
все было заполнено людьми. В те немногие ночи, когда он навещал Дарлуну  в
тайной надежде уговорить ее бежать с  ним,  он  выбирал  поздние  часы,  и
коридоры обычно оказывались пустыми. Теперь все  коридоры  были  заполнены
людьми. На лбу Валкара выступил пот; у него было такое чувство, будто он в
кошмаре, сражается со временем, пытается уйти  от  неотвратимой  судьбы  и
видит, что каждый шаг дается ему все труднее, всюду  он  наталкивается  на
невидимые препятствия, а судьба приближается с каждой уходящей секундой.
     Стараясь  не  выдавать  своего  беспокойства  и  напряжения,   Валкар
повернул и поднялся по лестнице на второй этаж,  надеясь  хоть  там  найти
пустую комнату и пробраться в потайные ходы.


     Наконец, после долгого блуждания по заполненным людьми  комнатам,  он
обнаружил пустое помещение и, не тратя времени, прошел  к  дальней  стене,
завешенной роскошной вышивкой.
     Он откинул вышивку, и через мгновение его взгляд  упал  на  почти  не
заметные знаки, указывавшие на потайную дверь. Еще через мгновение  пальцы
его отыскали и нажали скрытую пружину.
     Со  слабым  шелестом  спрятанных  противовесов  дверь  скользнула   в
сторону, и перед Валкаром открылось черное  отверстие.  Без  колебаний  он
вошел в него и закрыл за собой дверь.
     Он не принес с собой ни свечи, ни лампы, потому что было бы  странно,
если бы офицер ходил днем по дворцу с зажженной лампой. Ему  потребовалось
несколько мгновений, чтобы привыкнуть к полумгле.
     Но вскоре он  уже  видел  достаточно,  чтобы  пройти  по  проходу  до
ответвления, которое благодаря зашифрованным указателям  кратчайшим  путем
привело бы его к цели. Валкар много часов изучал этот шифр,  которым  были
помечены стены тайного лабиринта, и с легкостью теперь находил в нем путь.
     В потайных ходах  днем  совсем  по-другому.  Ночью  они  погружены  в
непроницаемую тьму, и без свечи или лампы найти дорогу невозможно. Но днем
через щели в стенах пробивалось достаточно света,  чтобы,  если  соблюдать
осторожность, можно было продвигаться вперед без труда.
     Вскоре Валкар нашел нужный ход и быстро пошел по нему в полутьме.


     Наконец он  нашел  глазок,  откинул  его  крышку  и  через  крошечное
отверстие увидел великолепную сцену.
     Перед ним находился зал дьявола-бога Чак Юл.
     Перед завоеванием Черным Легионом ку тад  использовали  это  огромное
помещение как тронный зал. Теперь  на  помосте,  к  которому  вел  широкий
лестничный пролет низких мраморных  ступеней,  на  том  самом  месте,  где
восседали короли Шондакора, стоял отвратительный каменный идол.
     Идол очень старый, почерневший от времени, покрытый пятнами  засохшей
крови, потому что свирепые воины Черного Легиона признавали и человеческие
жертвоприношения (Это место  в  пятнадцатой  главе  капитан  Дарк  снабдил
примечанием, что это единственный бог или некое подобие бога, которого  он
обнаружил за все время своих странствий по миру джунглей.
     Часто, и в этом томе, и в "Джандаре с Каллисто", его предшественнике,
он упоминает поразительное отсутствие формальной или иерархической религии
у различных рас Танатора. Кажется естественным, с антропологической  точки
зрения, что варварские народы Каллисто, которые  за  исключением  небесных
пиратов  Занадара,  достигают  приблизительно  уровня  цивилизации  нашего
бронзового века, не  выработали  пантеон  свирепых  божеств,  сравнимый  с
пантеоном греков, римлян, древних египтян  или  скандинавов.  Но,  как  ни
странно,  по-видимому,  так  оно  и  есть.  Если  не  считать  туманных  и
неопределенных упоминаний "владык Гордриматора"  (Юпитера),  танаторцы  не
поклоняются богам, не имеют  священников,  храмов  и  церквей.  Это  очень
странно.
     Кроме чудовищного идола  Хума  и  Ула,  его  колдуна-жреца,  ни  одно
божество и ни один его служитель не  упоминаются  в  двух  томах  рассказа
капитана Дарка. Хум вполне может оказаться заимствованным  божеством,  так
как в следующей главе мы узнаем о происхождении  Ула  Ужасного,  и  вполне
вероятно, что маленький колдун-жрец привез этого идола с собой  из  своего
загадочного мира, когда присоединился к Черному Легиону. Таково по крайней
мере мое предположение. - Л.К.).
     Ростом в полтора раза выше человека, каменный  идол  сидел  на  верху
лестницы, сложив под собой ноги, его огромный живот непристойно свисал.
     Пять его рук были подняты, и в каждой он сжимал орудие войны.  Шестая
рука оставалась пуста; протянутая в сторону зала, она как бы ждала добычи.
     Лицо у бога Хума было невероятно отвратительным, на нем была  злобная
усмешка, нахмуренные брови над сверкающими глазами и оскаленные клыки.  Из
лысой головы торчали рога между заостренных ушей.
     На толстой шее висело ужасное ожерелье из человеческих черепов.
     Таково было это мрачное божество, верховным жрецом  которого  был  Ул
Ужасный!


     На широких ступенях ниже того места, где, как раздувшаяся  гигантская
жаба, сидел ухмыляющийся чудовищный черный Хум, собравшиеся ждали  прихода
жреца.
     Здесь был Аркола, величественный в черном бархате, его  сильное  лицо
было мрачно, он не улыбался. Здесь были и все члены совета, вожди племен в
их варварском великолепии.
     Свет, лившийся через высокие  сужавшиеся  кверху  окна  отражался  на
полированных щитах и горящих  шлемах,  сверкал  в  драгоценных  украшениях
рукоятей мечей и на нарядах женщин Чак Юл.
     На одну-две ступени ниже идола стояла Дарлуна. Она была великолепна в
длинном платье из золотого сатина, усаженного маленькими бриллиантами,  но
за всей ее красотой и роскошью наряда Валкар видел напряжение и  страх  на
ее бледном лице, руки ее терзали маленький носовой платок.
     Рядом с ней ухмылялся Васпиан, в шелковых  одеяниях,  с  позолоченной
короной на голове. Время от времени он наклонялся и что-то шептал Дарлуне;
лицо ее застывало в отвращении, и Валкар догадывался, о чем шепчет  принц,
и рука его так сжимала рукоять меча, что белели пальцы.
     Колокол уже прозвонил час, но разодетое общество ждало появления Ула.
Поднялся гул,  собравшиеся  перешептывались.  Что  задерживает  маленького
колдуна-жреца?
     Валкар из своего укрытия внимательно осматривал помещение,  но  искал
он не Ула Ужасного. Он думал, нет ли в толпе Джандара,  и  хоть  он  искал
очень тщательно, Джандара он не увидел. В сотый раз  он  подумал,  что  за
несчастье могло помешать его другу прийти на жизненно важную встречу.
     Но вот толпа зашевелилась.
     Валкар всмотрелся и увидел, что  в  зал  вошел  Ул  Ужасный.  Толстый
маленький человек был закутан в долгополое одеяние  тусклого  цвета,  лицо
его скрывалось под капюшоном. Опустив голову, засунув  руки  в  просторные
рукава, маленький колдун направился  к  лестнице  от  бокового  входа.  Он
понимал, что опаздывает, и, видимо, торопился, потому  что  дышал  тяжело.
Валкар удивился, что могло задержать его. И опять подумал, где Джандар.
     Ул поднялся по лестнице и встал между принцессой и  принцем,  большой
каменный идол возвышался над ним.
     Больше Валкар не мог ждать. С Джандаром или  без  него  -  он  должен
действовать быстро, прежде чем обряд будет совершен и Дарлуна станет женой
человека, к которому испытывает отвращение.
     Валкар коснулся скрытой пружины, и панель скользнула в сторону.
     Валкар прыгнул на помост, на котором стоял идол. Он  выхватил  шпагу,
заметив  выражение  изумления  на  лицах  Васпиана  и  Дарлуны   при   его
неожиданном появлении. Ул по-прежнему стоял к нему спиной и молчал.
     Дневной свет сверкнул на лезвии: Валкар поднял меч, собираясь ударить
Ула сзади, прежде чем он произнесет роковые слова, скрепляющие брак.
     Ул повернулся и посмотрел Валкару прямо в глаза.
     И _Д_а_р_л_у_н_а _з_а_к_р_и_ч_а_л_а_!



                        16. ВОЛШЕБНИК МОЗГА ИЗ КУУРА

     Холодок пробежал у меня по спине, когда я увидел у двери,  ведущей  в
Ямы, толстого маленького колдуна-жреца.
     - Что ты здесь делаешь? - выпалил я. Неуместный вопрос; Ул  засмеялся
тонким зловещим смехом, в котором не было веселья.
     - Я здесь, чтобы  наконец  поговорить  с  тобой,  -  промурлыкал  он,
улыбчиво сморщив глаза. - Я тебе сказал, что мы  поговорим  позже,  -  это
время пришло.
     Он помолчал, глядя на труп, лежавший в засохшей крови на разбросанной
соломе. Потом посмотрел на  саблю,  которую  я  держал  в  руке,  и  снова
лишенная веселья улыбка искривила его толстые губы.
     - Я вижу, ты человек действия, Джандар! Увы,  ведь  ты  не  поднимешь
холодную сталь  на  старого  толстого  человека,  который  даже  не  может
защитить себя? - Мурлыкающий голос звучал вопросительно. Я взвесил тяжелую
саблю, чувствуя себя дураком. Коджа и Лукор, не понимая, следили за  нашим
разговором.
     По какой-то причине толстый маленький жрец  дал  мне  передышку.  Мне
следовало просто миновать его, но я почему-то не мог.  Мне  казалось,  что
нужно оставаться на месте.
     Ул Ужасный не такой человек, на которого можно не обращать внимания!
     Он, переваливаясь, вошел в квадратную каменную комнату, сунув руки  в
просторные рукава. На нем была обычная длинная тусклая ряса. Сандалии  его
стучали по каменным плитам.
     Пристальным взглядом  он  оглядел  высокого  серьезного  артропода  и
седобородого учителя фехтования.
     - Вождь ятунов и мастер-фехтовальщик из Города-в-Облаках, - задумчиво
сказал Ул. - Как, во имя  тридцати  дьяволов,  может  простой  наемник  из
Сорабы быть знаком с ними...  настолько,  что  начинает  мятеж,  совершает
убийство, чтобы освободить их? Это действительно загадка, тайна...  что-то
слишком много в тебе загадочного, о Джандар.
     Лукор откашлялся.
     - Мне кажется, ты что-то говорил о колоколе, парень? Чего же мы стоим
и болтаем? Девчонка вот-вот выйдет  замуж  за  этого  придурка  принца,  -
сказал он.
     Я открыл рот, собираясь говорить, но Ул быстро сказал:
     - Об этом не беспокойся, о Лукор из Ганатола:  принцесса  Дарлуна  не
выйдет замуж, пока я не приду в зал Хума  за  тронным  залом.  Потому  что
именно я, старый толстый Ул, должен совершить бракосочетание.
     - Откуда ты меня знаешь, жрец? - выпалил Лукор. Ул лениво улыбнулся и
обвел нас всех взглядом.
     - Я знаю тебя  не  хуже,  чем  ты  сам,  о  учитель  фехтования...  и
к_о_м_о_р_ Коджа из племени ятунов... и тебя тоже, о Джандар с...  как  бы
лучше сказать? С Теллуса? С Терры? С Земли? Да, Джандар с Земли, так будет
правильней.
     Д_ж_а_н_д_а_р _с _З_е_м_л_и_!
     Я  испытал  шок,  шок  полнейшего  недоумения:  я  понял,  что   этот
безмятежный  маленький  Будда  цвета  сливочного  масла  знает  мою  самую
тщательно охраняемую тайну, знает, что я  не  рожден  на  этой  планете  -
Танаторе, что я пришелец с далекой планеты! _Н_о _о_т_к_у_д_а _о_н  _э_т_о
з_н_а_е_т_?


     Как будто читая мои  мысли,  он  опять  улыбнулся,  наслаждаясь  моим
замешательством.
     - Я знаю многое такое, о Джандар, что скрыто от других  людей.  Ты  и
все живущие в стенах Шондакора считают меня всего лишь жрецом Хума,  моего
бога, колдуном, наделенным странными способностями и  знаниями.  Ты  много
раз видел меня, и каждый раз тебе приходило в голову, что  у  меня  желтая
кожа и раскосые черные глаза, что я не похож на других людей,  которых  ты
встречал на Танаторе, но ты никогда по-настоящему не задумывался  об  этой
загадке.
     Ул говорил правду. Мне неожиданно пришло в голову, что я хорошо  знаю
расы Танатора: ку тад из  Шондакора,  с  их  янтарной  кожей,  изумрудными
глазами  и  пламенеющими  гривами;  бумажно-белых  небесных   пиратов   из
Занадара, с их гладкими черными волосами; лысых, с ярко-алой кожей,  людей
Яркой Империи Перуштар; воинов Чак Юл, с их  неопрятной  смуглой  кожей  и
бесцветными волосами, а также полукровок, таких, как ганатольцы.  _Н_и  _у
о_д_н_о_й  _и_з  _э_т_и_х   _р_а_с   _н_е_т   _м_а_с_л_я_н_о_-_ж_е_л_т_о_й
к_о_ж_и _и  _р_а_с_к_о_с_ы_х  _ч_е_р_н_ы_х  _г_л_а_з_,  _к_а_к  _у  _У_л_а
У_ж_а_с_н_о_г_о_!
     Но я _н_и_к_о_г_д_а_ не думал об этом!
     - И не без причины, о Джандар с Земли! - захихикал толстый жрец. -  Я
один из колдунов мозга из Куура, темного затененного Куура, что  лежит  за
Драконьей рекой среди вершин Харангзара, _н_а _д_р_у_г_о_й  _с_т_о_р_о_н_е
Т_а_н_а_т_о_р_а_ (Как указывалось в первой книге - "Джандаре с  Каллисто",
- знания Джандара о Танаторе  ограничены  тем  полушарием,  в  котором  он
материализовался. Ни  он,  ни  многочисленные  танаторцы,  с  которыми  он
подружился, ничего не знали о другом полушарии планеты. Именно поэтому  он
много раз утверждал, что его родина там, и не рисковал раскрытием  обмана.
- Л.К.). Мой народ владеет необычными способностями, умственная дисциплина
позволяет нам читать мысли других людей. Как ты понимаешь,  это  дает  нам
огромное преимущество перед другими расами Танатора, преимущество, которым
мы без колебаний пользуемся.
     - Вот как ты привел Чак Юл в Шондакор! - воскликнул я.
     - Конечно, - рассмеялся он. - Работник архива знал  о  потайном  ходе
под рекой и стенами. Так я проник к Арколе и  в  совет,  я  обменял  тайну
безопасного прохода в Золотой город - на власть.
     Холодный змеиный блеск жадности сверкнул в его раскосых глазах.
     - Мы маленький умирающий народ; но у нас могучая сила  -  власть  над
умами других людей; если ее правильно использовать,  она  может  завоевать
империи. Я с помощью своего колдовства мозга проник в совет Чак Юл, и  Чак
Юл захватили королевство. Этот железный боец, храбрый Аркола  думает,  что
он правит Черным Легионом, но правлю им я!
     -  Используя  силу  своего  мозга,  ты   убираешь   мысли   о   твоем
происхождении, о твоей  расе  из  умов  всех  встречных?  -  проницательно
спросил Лукор. - Поэтому никому не приходило  в  голову  поинтересоваться,
откуда ты и что значат желтая кожа и раскосые глаза?
     Он кивнул лысой головой.
     - Верно, ганатолец. И это не самая  главная  моя  способность.  Когда
этот храбрый воин пришел в Шондакор,  я  с  самого  начала  знал,  что  он
человек с другой планеты. У него необычная история с необычным концом, и я
считал, что должен узнать...
     - Узнать источник загадочной силы, которая привела меня в этот мир? -
воскликнул я,  снова  вспомнив  о  своем  необычном  появлении  здесь.  Ул
неохотно  покачал  головой,  его   холодные   глаза   стали   тусклыми   и
непрозрачными.
     - Нет. Есть тайны, которые скрыты даже от ищущего ума колдунов мозга;
но ты когда-нибудь узнаешь ответ - если доживешь. - Он улыбнулся.
     - Я с самого начала знал, кто ты, какова причина твоего  появления  в
городе, - вкрадчиво говорил он, взгляд его снова ожил. - Я не рассказал об
этом вождям, потому что мне было интересно наблюдать  за  твоей  маленькой
драмой. Но наступает конец, драма приближается к финалу, и,  боюсь,  никто
из вас не доживет до ее развязки.
     Я молча поднял саблю.
     - Ты забыл, колдун мозга, что у меня есть сталь, а  ты  безоружен?  -
напряженно спросил я. Он продолжал спокойно и безмятежно улыбаться.
     - И ты хладнокровно убьешь старика? - спросил он. Я пожал плечами.
     - Я убью любого,  кто  встанет  между  мной  и  любимой  женщиной,  -
прорычал я. - Я ничего против тебя не имею, Ул; ты мне  не  мешал  в  моем
поиске, и поэтому я не хочу убивать тебя. Только дай мне пройти...
     - Увы, поиск твой кончился, о  Джандар,  и  в  мои  планы  не  входит
спасение принцессы твоего сердца, - улыбнулся он.
     - Ты хочешь сказать...
     - Я хочу сказать, что все  эти  месяцы  я  двигался  к  определенному
результату, - ответил он, и я понял, что мне придется убить его.
     - К какому результату, колдун мозга?
     - Я здесь не случайно, а в соответствии с планом. Мы, жители  темного
Куура, должны подчинить себе это полушарие, и так как нас мало, мы  должны
стравить народ с народом, ослабить их бесконечными войнами,  так  чтобы  в
конечном счете победили мы. В соответствии с решением моих  руководителей,
принц Чак Юл женится на принцессе Шондакора, тем самым вызвав войну  между
небесными пиратами и Черным Легионом. Один из участников этой войны  будет
победителем, и мы, из темного Куура, будем  руководить  этим  победителем.
Увы, в наших планах нет места ни для Джандара с Земли, ни для ятуна Коджи,
ни для Лукора из Ганатола - ни для ку тад вообще.
     И неожиданно я все увидел так же ясно, как будто это было написано на
стене.
     Именно этот маленький колдун мозга настроил друг против друга  принца
Васпиана и его отца, заронил в  их  сознание  семена  подозрительности  по
отношению друг к другу. Разумеется, если он может изъять из мозга мысли  о
своем происхождении, то он столь же легко может поместить  в  мозг  нужные
ему мысли.
     Меня охватило ощущение тщетности. Все, к чему мы стремились, все наши
планы, все усилия - все это всего лишь игра для развлечения этого толстого
зловещего маленького жреца.
     Он знал о том, что я посылаю бедного храброго Маруда к  лорду  Ярраку
со своим письмом о тайном туннеле  под  стенами  и  рекой.  Да,  теперь  я
вспомнил: именно люди Ула схватили Маруда, когда он возвращался!
     Но почему именно по возвращении? Почему ему позволили уйти в  джунгли
Великого Кумала, если Ул легко мог  схватить  его  при  входе  в  потайной
туннель? Почему позволили принести мое послание ку тад? Значит...
     ...з_н_а_ч_и_т _в_о_и_н_ы _З_о_л_о_т_о_г_о _г_о_р_о_д_а  _и_д_у_т  _в
л_о_в_у_ш_к_у_!
     - Ты не глуп, о Джандар, - захихикал маленький колдун  мозга.  -  Да,
могучий Яррак и его воины действительно окажутся в засаде,  когда  пройдут
туннелем в последней доблестной попытке освободить Шондакор!  Их  будет  в
полной готовности ждать когорта Легиона,  и  когда  они  выйдут  на  улицы
Шондакора, начнется их последняя битва.
     Я мрачно встал перед ним и прижал конец меча к сердцу.
     - Ты только что подписал себе смертный приговор, колдун! - воскликнул
я.
     Его холодные  умные  глаза  глубоко  проникали  в  меня,  взгляд  его
оставался безмятежным и спокойным; Ул улыбался.
     - Ты считаешь меня дураком, о Джандар с Земли? - негромко спросил он.
- Думаешь, я пришел сюда, рассказал тебе все, отдал себя тебе  во  власть,
без всяких средств к спасению? Я не дурак, землянин. Нет,  это  ты  дурак.
Сначала нужно было ударить этим неуклюжим  мечом,  а  потом  говорить.  _А
т_е_п_е_р_ь _п_о_з_д_н_о_.
     Как будто молния ударила меня меж глаз, я упал и  погрузился  в  море
тьмы.


     Боль разламывала голову, я медленно приходил в себя.  Чувствовал  под
щекой шершавые каменные плиты, тяжелый запах заплесневевшей соломы.
     Я открыл глаза, пытаясь понять, что случилось.
     За мной на полу лежали Коджа и Лукор. Ул ударом мысли уложил  их  так
же, как и меня. Способность читать мысли, манипулировать ими, должно быть,
включает и использование мысли как оружия. Тренированный  мозг  Ула  нанес
страшный удар, перед которым бессильны менее сильные сознания.
     Но почему же тогда я  потерял  сознание  лишь  на  мгновение?  Почему
пришел в  себя,  когда  Лукор  и  Коджа  продолжают  лежать  в  умственном
параличе?
     Может быть, ответ в моем  происхождении.  Я  не  родился  на  планете
джунглей Танаторе;  мое  тело,  мой  мозг  возникли  на  другой,  далекой,
планете. Мозговой удар толстого маленького колдуна мозга из Куура ошеломил
меня, но не вывел полностью из строя. Может, его мозг настроен  только  на
сознание коренных жителей Танатора. Может, Ул Ужасный на мгновение забыл о
моем земном происхождении. Несомненно, это не  казалось  ему  важным.  Но,
похоже, судьба мира зависит от  этой  его  небольшой  ошибки,  которую  он
совершил в своем самодовольстве.
     Я решил, что он немедленно ощутит всю тяжесть этой ошибки!
     Вскочив на ноги и схватив выпавшую из моей руки саблю, я посмотрел на
Ула. Он склонился над Лукором и сейчас обернулся с выражением изумления на
спокойном маслянистом лице.
     Голова у меня ужасно болела -  у  меня  прапрадедушка  всех  головных
болей, - но я сознательно подавил эту боль и с саблей в  руке  бросился  к
Улу.
     Из-под своей просторной рясы Ул извлек рапиру. Все-таки он  вооружен!
Слова о том, что он безоружен, - еще одна ложь. Но она мало что даст  ему:
я изучал искусство фехтования у самого Лукора, а  он  один  из  величайших
мастеров   Танатора.   Толстый   маленький   человечек   недолго    сможет
сопротивляться; теперь он  знает,  что  его  мысленные  удары  лишь  слабо
воздействуют на мой чуждый разум.
     Мы сражались молча, маленький колдун мозга и  я,  и  никто  не  видел
нашей схватки. Нашу аудиторию составляли мертвец и два воина без сознания.
     Это была странная дуэль. Во многих отношениях самая странная  в  моей
жизни.
     Ул вряд ли вообще знал что-нибудь о  фехтовании;  его  мягкие  пухлые
руки не привыкли к ручке  меча  или  шпаги.  Не  привык  он  и  к  большим
физическим нагрузкам. Вскоре его лоб и  лысая  голова  блестели  от  пота,
дыхание вырывалось рывками, руки дрожали от усталости и напряжения.
     Н_о _У_л  _ч_и_т_а_л  _м_о_и  _м_ы_с_л_и_  и  заранее  знал,  куда  я
направлю удар, и его лезвие всегда опережало мое!
     Странное ощущение. Как будто  сражаешься  с  самим  собой,  со  своим
зеркальным отражением, скрещиваешь  шпагу  с  противником,  который  знает
каждый твой шаг еще до того, как ты его делаешь!
     Холодный ужас охватил меня. Мне приходилось  встречаться  с  сильными
фехтовальщиками; нелепо чувствовать страх перед этим толстым  отдувающимся
маленьким жрецом. Но так много зависело от исхода этой схватки,  что  мозг
мой был охвачен страхом и напряжением. Коджа  и  Лукор  продолжали  лежать
неподвижно, они парализованы мысленным ударом; если  Ул  убьет  меня,  мои
беспомощные друзья  последуют  за  мной  в  удивительное  царство  смерти.
Женщина, которую я люблю, попадет  в  руки  ухмыляющегося  труса,  храбрые
воины лорда Яррака окажутся в  ловушке,  маленькие  мирные  королевства  и
города  Танатора,  города,  которых  я  никогда  не  видел,  падут   перед
коварством колдунов мозга - _в_е_с_ь _м_и_р _п_о_г_и_б_н_е_т_, _е_с_л_и _я
б_у_д_у _у_б_и_т_!
     Вряд ли когда в истории Танатора  или  любого  другого  мира  столько
зависело от исхода одной-единственной схватки. Судьба мира, судьба  многих
народов зависела от быстроты моей мысли, устойчивости  руки  и  сверкающей
сабли!
     Я  старался  фехтовать  автоматически,  без   принятия   сознательных
решений, надеясь с помощью навыков тренировки  и  выработанных  инстинктов
справиться с преимуществом сверхъестественной проницательности  Ула.  Увы,
напрасно: какова бы ни была природа  его  телепатической  способности,  он
продолжал предвидеть и на  долю  секунды  предупреждать  все  мои  выпады,
защитные приемы и удары.
     Возможно, его мозговая сила еще мощнее, чем я предполагал. Может,  он
легко проникает в глубины моего подсознания, в эти натренированные навыки,
на которые я рассчитывал.  Возможно,  воспринимает  те  крошечные  нервные
импульсы, которые приводят  в  движение  мышцы  еще  до  того,  как  мышцы
начинают сокращаться. Не знаю. Знаю только, что там, куда устремлялось мое
лезвие, на мгновение раньше оказывалось его оружие.
     Одни владыки Гордриматора знают, чем  кончилась  бы  эта  невероятная
схватка, в которой сила и сталь противостояли мозговому волшебству.
     Возможно, моя физическая выносливость в конце концов победила  бы,  а
может, взяли бы верх необыкновенные способности Ула и он поразил бы  меня,
используя какой-нибудь прием, извлеченный из моего же сознания.
     Во всяком случае погиб он не от моей руки, а от руки мертвеца.
     Я наступал, мое сверкающее лезвие исполняло танец  смерти,  маленький
колдун отступал. Мы обошли большую каменную комнату... и тут ударила  рука
судьбы.
     Тело Блуто лежало на прежнем месте. Засыхающая кровь окрасила солому.
Блуто раскинул мертвые руки и ноги, и Ул, пятясь, отступая от моего  меча,
запнулся одной ногой о руку Блуто, потерял  равновесие  и  упал  навзничь,
ударившись лысиной о камень.
     Череп  его  раскололся,  как  спелая  дыня...   и   так   закончилась
невероятная дуэль фехтовального искусства с искусством мозгового контроля,
и Ул Ужасный принял смерть от руки трупа!




                         КНИГА ПЯТАЯ. КНИГА ДАРЛУНЫ


                              17. ПАДЕНИЕ ХУМА

     Когда Валкар прыгнул на ступени алтаря  и  отвел  назад  руку,  чтобы
погрузить  шпагу  в  спину  маленького  колдуна-жреца,  Ул  повернулся   и
посмотрел ему прямо в лицо; Валкар  удивленно  ахнул,  побледнел  и  отвел
оружие.
     - Д_ж_а_н_д_а_р_! - изумленно воскликнул он.
     Что вспыхнуло  в  изумрудных  глазах  Дарлуны:  облегчение?  радость?
интерес?
     - Джандар? - удивленно подхватила она.
     Принц Васпиан рядом с ней побледнел и бросил недоверчивый  взгляд  на
закутанную фигуру в нескольких шагах от себя.
     - Джандар! - удивленно сказал он.
     Я рассмеялся, снял капюшон и сбросил длинную рясу; стоял, улыбаясь, с
тяжелой саблей в руке.
     Конечно, это я вошел через боковой вход  в  зал  Хума,  закутанный  в
рясу, снятую с трупа Ула Ужасного, который теперь  мертвым  лежал  в  Ямах
Шондакора. Согнувшись, чтобы не казаться выше толстого маленького  колдуна
мозга, шаркая ногами и подражая его неуклюжей походке,  я  подошел  совсем
близко к Дарлуне, и ни один человек во всем зале не догадался о  том,  что
происходит.  Но  скрип  обуви  Валкара  о  каменную  плиту  заставил  меня
повернуться - и как раз вовремя, чтобы он узнал меня под капюшоном и отвел
свою шпагу, прежде чем она отведала моей крови.
     После того как Ул упал, расколов череп о камень и тем  самым  окончив
нашу невероятную схватку в Ямах, чары, владевшие моими друзьями Лукором  и
Коджей, кончились. Накинув на себя рясу Ула,  я  нашел  ближайший  вход  в
лабиринт тайных ходов в стенах королевского дворца, и мы добрались до зала
Хума, где, как я знал, должна находиться Дарлуна.
     Принц Васпиан увидел выражение моих глаз и обнаженную  саблю  в  моей
руке и неожиданно понял, что маскировка кончилась. Губы его  скривились  в
молчаливом проклятии, он выхватил шпагу из позолоченных ножен, но я легким
движением запястья обезоружил его, и он бежал, оставив принцессу.
     - Джандар, это правда ты? - прошептала она, когда я обнял ее за плечи
и повернулся, чтобы сдерживать пораженную толпу.
     - Я, моя принцесса, - спокойно ответил я. - Ты  думаешь,  Джандар  не
передвинет небо и землю, чтобы защитить тебя от рук этого ничтожества?  Не
бойся за  свой  беспомощный  народ  -  Васпиан  не  долго  будет  способен
причинять ему вред.
     Сзади ясным четким голосом заговорил Валкар.
     - Джандар выдал себя за наемника и вступил в  ряды  Черного  Легиона,
чтобы  освободить  тебя,  принцесса,  -  сказал  он.  -  Его  смелость   и
решительность, его хладнокровие и сообразительность спасли  тебя  от  этой
ужасной пародии на брак. Теперь идем с нами, и быстрее, без споров...
     Но тут у нас не стало времени для разговоров. Аркола,  лицо  которого
превратилось  в  яростную  гневную  маску,  отдал   приказ   остолбеневшим
стражникам, и они бросились по ступеням туда, где мы стояли с Валкаром.  Я
встретил их сверкающей сталью и остановил.
     Дарлуна, однако, не послушалась нас и не поднялась к алтарю, где было
безопасней. Храбрая девушка схватила шпагу Васпиана, которую  тот  выронил
во время своего позорного бегства, и  стала  рядом  с  нами,  помогая  нам
оружием.
     Через несколько  мгновений  четверо  стражников  истекали  кровью  на
ступенях, и мы получили передышку.
     Но в зале находилась сотня лучших воинов Черного Легиона,  и  приказы
Арколы вывели их из паралича и бросили на мраморные ступени.
     Наши мечи сверкали, как летние молнии, люди с криками падали,  лилась
кровь, но все новые и новые поднимались, спотыкаясь о тела, и нам пришлось
отступать, ступень за ступенью, используя преимущества высоты:  мы  стояли
на ступенях выше своих противников.
     И все равно вопрос времени: превосходящие числом  нападающие  одолеют
нас. Я сражался и отчаянно думал: где  Лукор  и  Коджа?  Они  прятались  в
прихожей, когда я в обличье Ула пришел на помощь принцессе,  но,  конечно,
они услышали шум и поняли, что на ступенях перед алтарем Хума идет схватка
не на жизнь, а на смерть.
     Я расправился с противником и  повернулся,  чтобы  взглянуть,  что  с
Дарлуной.
     Она  сражалась,  как  тигрица.  Как  великолепно  она  выглядела,  ее
рыже-золотые волосы стремились за стройным телом, как боевое знамя,  пламя
битвы сверкало в прекрасных зеленых глазах, полные красные губы раскрылись
от возбуждения. Вот она уложила своего противника и бросила на  меня  свой
загадочный взгляд.
     - Это невероятно, Джандар, но мы встретились! Не  думала  я,  что  мы
встретимся снова, разве что на том свете, когда наши  души  после  долгого
путешествия встанут перед высокими тронами владык Гордриматора, -  сказала
она.
     - Я не мог покинуть тебя, моя принцесса, - ответил я.
     - С твоей стороны очень храбро помогать мне вопреки всем  Чак  Юл,  -
сказала она серьезно. -  Но  теперь  все  мои  планы  рухнули,  мой  народ
обречен...
     - Но я не мог просто стоять и смотреть,  как  ты  выходишь  замуж  за
человека, которого презираешь, - возразил я. Она слегка покачала головой.
     - Но я должна. Иначе пострадает мой народ!
     - Подождем конца этого дня, - предложил я. - Я  сообщил  твоему  дяде
лорду Ярраку о тайном проходе под Аджандом и городскими стенами, и  вскоре
солдаты ку тад войдут в город; может быть, твой народ, а не Черный  Легион
будет победителем к концу дня.
     Надежда вспыхнула в ее великолепных изумрудных  глазах,  Дарлуна  как
будто хотела что-то сказать - но тут на нас снова напали, и нам  стало  не
до разговоров.
     Нас  теснили,  окружили  сверкающей  сталью,  и  хотя  мы   сражались
превосходно, в глубине души я знал, что поражение - только вопрос времени.
Они подавят нас своей численностью.
     Но я не стану жаловаться на судьбу. Если мне предстоит умереть, я  не
мог бы придумать для  себя  лучшей  смерти  -  сражаясь  рядом  с  любимой
женщиной, с мечом в руке, с угрюмой усмешкой на губах!
     Мы сражались, постепенно теряя надежду...


     Неожиданно воин, с которым я  сражался,  сделал  шаг  назад,  опустил
оружие и в страхе закричал. Лицо его  побледнело,  рот  раскрылся,  взгляд
устремился куда-то за меня и застыл,  как  будто  солдат  увидел  за  мной
страшное привидение.
     - Бог - _ш_е_в_е_л_ь_н_у_л_с_я_! - закричал он в ужасе.
     Остальные солдаты тоже отступили, в ужасе глядя на что-то за нами.
     - Бог - _о_ж_и_л_!
     Рискуя получить удар в спину, я быстро повернулся и посмотрел  назад.
Увиденное поразило меня.
     Над нами на плоском помосте стоял отвратительный каменный  идол  Хум,
дьявол-бог Чак  Юл.  Ужасен  был  Хум,  со  сверкающими  глазами,  толстым
животом, оскаленными клыками и издевательской усмешкой;  его  мощные  руки
были протянуты к нам, бог будто хотел задушить ничтожных смертных в  своих
объятиях.
     И вдруг Хум... _ш_е_в_е_л_ь_н_у_л_с_я_!
     У меня на глазах он поднял руку в жесте приказа.
     Загремел низкий глубокий голос, заполнив весь зал отзвуками эха.
     - ОТПУСТИТЕ ИХ! - прогремел этот голос.
     Мечи  задрожали  и  упали,  солдаты  застыли  с  выражением  крайнего
изумления на побледневших лицах.
     Я  начал  действовать   мгновенно.   Не   знаю,   что   вызвало   это
сверхъестественное явление, но нужно воспользоваться возможностью  бежать.
Валкар и Дарлуна стояли  неподвижно,  охваченные  тем  же  изумлением,  от
которого окаменели остальные. Я лихорадочно обратился к ним:
     - Пошли! К панели, немедленно, пока еще есть возможность!
     Мы соскочили со ступеней, и Васпиан увидел нас.
     Он  такой  же  суеверный  дикарь,  как  остальные,  но   ревность   и
подозрительность овладели его сознанием. Лицо его  исказилось:  он  видел,
что мы уходим от его мести, и с обнаженной шпагой бросился к нам,  готовый
убивать.
     Но убил Хум!
     Большая каменная рука, поднятая в жесте приказа, резко опустилась - и
разбила его череп. Васпиан мертвым упал на ступени алтаря в луже крови,  и
зал потрясли крики ярости!
     - Убить их всех! - загремел Аркола, размахивая своим  большим  мечом.
На нас устремилось целое войско.
     Я бросился за каменного  идола  и  увидел,  что  дверь  в  его  спине
открыта. Внутри сидел Лукор, он энергично работал рычагами, в  глазах  его
сверкало  веселое  озорство.  Рядом  стоял   Коджа,   это   его   глубокий
металлический голос через деревянную трубу, поставленную  так,  что  слова
доносились изо рта идола, произнес приказ.
     Мгновенно вся тайна исчезла. Идол был полый, и простая система  весов
и  противовесов  позволяла  сидевшему  в  нем  двигать  каменную  руку  по
прорезям. Несомненно, это одна из тайн владения Улом Черным Легионом -  он
действовал через их суеверный страх перед сверхъестественным.
     Позже я узнал, что Коджа и Лукор оставались в укрытии,  ожидая  моего
возвращения, пока звуки схватки  не  предупредили  их  об  опасности.  Они
решили укрыться за  идолом  и  случайно  обнаружили  пружину,  открывавшую
потайную дверь в спине бога.  Это  открытие  подсказало  им  лучший  метод
помощи нам, чем просто шпаги. Но теперь маскарад  кончился,  и  с  десяток
воинов устремился по лестнице. Я быстро соображал. Если массивный идол  на
самом деле полый, значит он не такой тяжелый и неподвижный, как кажется...
     - За мной! - коротко сказал  я,  прижался  плечом  к  спине  идола  и
надавил.
     Валкар, Коджа и Лукор мгновенно поняли мой план и  присоединились  ко
мне, а Дарлуна стояла в нерешительности, прижав руки к груди.
     Сработает ли мой отчаянный план? Но времени придумывать другой нет. Я
сжал челюсти и собрал всю силу рук, плеч и спины для одного рывка.
     И Хум - двинулся.
     Идол вздрогнул, скользнул  вперед  по  помосту,  ударился  рогами  об
алтарь и покатился!
     Своим огромным весом он давил людей: хоть и полый, он все же  был  из
тяжелого камня. Чудовищный идол грохотал по лестнице,  разбрасывая  в  обе
стороны людей, гремя на ступенях. Он катился вниз, как колоссальная боевая
колесница  уничтожения  -  Джаггернаут...  Многочисленные  каменные   руки
откололись; во все стороны летели осколки камня;  я  видел,  как  огромный
осколок раздавил бегущего воина, как человек может ладонью раздавить муху.
Десятки погибли, еще больше было раненых и искалеченных.
     На полпути по лестнице Хум встретил препятствие  и  остановился.  Его
улыбающаяся голова откололась и покатилась прямо к тому месту,  где  стоял
Аркола, его сильное лицо застыло в ужасе.
     Голова ударила его и покатилась дальше, оставив умирающим.
     Так погиб Аркола узурпатор.



                           18. ЗАВОЕВАНИЕ ШОНДАКОРА

     Конца  чудовищного  падения   Хума   мы   не   видели,   потому   что
воспользовались возможностью нырнуть в потайную дверь, из которой появился
Валкар.
     Я схватил Дарлуну за руку и толкнул ее перед собой, впереди всех  шел
Валкар, за мной - Коджа и Лукор. Мы бежали по темным ходам, и по крикам  и
шуму  казалось,  что  весь  дворец  охвачен  сражением.  Неужели  началось
нападение ку тад? Мы оказались на широкой террасе, откуда  открывался  вид
на город, и с радостью увидели незабываемое зрелище.
     На  улицах   толпы   шондакорцев   размахивали   дубинами,   палками,
инструментами - всем, что могли пустить в ход.
     Перед  их  натиском  в  смятении  отступали  остатки  воинов  Черного
Легиона. И мы тут же  увидели  причину:  в  первых  рядах  жителей  города
сражались доблестные воины ку тад во главе с могучим Ярраком,  его  борода
развевалась на ветру, его огромный  меч  безустанно  поднимался  и  падал,
сметая одного за другим воинов Чак Юл.
     По правде говоря, ку тад подоспели в самый нужный  момент,  и  теперь
половина города принадлежала им.
     Я  рассмеялся,  плача  от  радости,  сжал  плечо  Валкара,  крича   и
показывая. Глаза Дарлуны гордо сверкали и  губы  дрожали.  Коджа  и  Лукор
узнали храброго предводителя золотого народа  и  закричали  от  радости  и
торжества.
     Но  предстояла  еще  нелегкая  борьба,  потому  что  солдаты  Черного
Легиона,  хоть  и  захваченные  врасплох,  все  еще  намного  превосходили
численно воинов Дарлуны, и хоть население города  узнало  лорда  Яррака  и
поднялось ему  на  помощь,  горожане  были  плохо  вооружены  и  не  могли
противостоять хорошо обученным и вооруженным  отрядам  Арколы.  У  нас  на
глазах  продвижение  сторонников  принцессы  замедлилось,  а   на   помощь
отступавшим солдатам устремились новые отряды Черного Легиона.
     И тут вмешалась неожиданность.
     Густая черная тень упала на охваченные сражением улицы, и прежде  чем
удивленные люди смогли поднять головы, в  самой  середине  воинов  Чак  Юл
прогремел оглушительный взрыв.
     Еще один взрыв - и еще! Мы взглянули вверх и увидели,  что  все  небо
заполнено фантастическими кораблями, как по волшебству,  появившимися  над
Шондакором.
     Это небесные пираты Занадара обрушили на  Черный  Легион  свой  давно
обещанный удар!
     Летающие сооружения Города-в-Облаках,  похожие  на  большие  галеоны,
казались фантастическими со своей резной кормой, развевающимися  вымпелами
м  разукрашенными  балюстрадами.  Они   висели   на   огромных,   медленно
взмахивающих  крыльях  и  держались  в  воздухе   подъемной   силой   того
загадочного газа, которым были заполнены их двойные полые корпуса.
     Для непривычного глаза небесные корабли  Занадара  казались  ужасным,
невероятным зрелищем, флотом огромных галер,  которые  плывут  в  холодной
дымке танаторского неба, как галеры другого  мира  плывут  по  поверхности
моря. Но Лукор, Коджа и я всего несколько месяцев  назад  стояли  у  колес
такого корабля и знали хитроумную систему растяжек  и  тросов,  с  помощью
которых управлялись эти крылья, знали устройство  кораблей,  сделанных  из
прессованной бумаги, а не из дерева, и потому весивших только  часть  того
веса, который имеют их мореходные двойники в другом мире.  И  все  же  это
невероятное достижение, и если бы  не  ненасытная  жадность  и  жестокость
небесных пиратов, которые использовали свои воздушные армады  для  грабежа
торговых  караванов,  я  бы  аплодировал  их  поразительному  искусству  с
неослабевающим энтузиазмом.
     В моем мире ничто не может сравниться  с  фантастическим  достижением
занадарцев, хотя великий гений Возрождения бессмертный Леонардо  Да  Винчи
чертил в своих тайных блокнотах схемы таких орнитоптеров. И если бы у него
был доступ к газу, которым занадарцы уничтожали вес своих  кораблей,  если
бы он владел тайной их слоистой прочной бумаги, небеса старой Земли  могли
бы увидеть такой флот за полтысячи лет до появления самолетов.


     До этого времени я ни разу не  видел,  как  орнитоптеры  участвуют  в
сражении;  теперь  я  понял,  каким  огромным  тактическим  превосходством
обладают галеоны небесных пиратов перед наземными армиями.  Меня  охватила
тревога. Если что-то неожиданное не нарушит имперские планы принца  Тутона
из Занадара, его воздушный флот может с легкостью установить контроль  над
всем Танатором.
     И действительно, небесные пираты  из  Занадара  представляют  гораздо
большую угрозу для мирных народов планеты джунглей, чем  колуны  мозга  из
Куура: тех немного и им не хватает военной мощи.
     Паря на медленно бьющих крыльях, громоздкие машины висели  в  золотом
небе, как кошмарные персонажи Иеронима Босха или Ханнеса Бока. Они  висели
вне пределов досягаемости стрелы, копья  или  катапульты  и  с  безопасной
высоты швыряли снаряды на заполненные толпами улицы.
     К счастью  для  нас,  они  нападали  на  ненавистных  Чак  Юл,  и  их
взрывающиеся бомбы  причиняли  страшный  урон  осажденным  воинам  Черного
Легиона. У меня на глазах оборонительные  линии  у  дворца  разорвались  и
победоносные воины ку  тад  оттеснили  разбитые  и  деморализованные  силы
врага.
     До сих пор казалось, что выжившие воины  Чак  Юл  найдут  убежище  во
дворце,  который  сооружен  как  крепость  и  может  неопределенно   долго
выдерживать любую осаду. Поэтому я должен  был  сообщить  лорду  Ярраку  о
существовании тайного входа во дворец - того самого входа,  через  который
Валкар проникал в лабиринт тайных ходов, а оттуда  в  помещения  принцессы
Дарлуны. Если Яррак не воспользуется этим входом, он истощит свои  силы  в
долговременной осаде дворца.
     Нельзя было терять времени.
     Я схватил Валкара за руку и отвел в сторону. Я предложил ему отойти в
угол террасы и охранять там принцессу, а мы с Коджей и  Лукором  попробуем
пробиться к лорду Ярраку.
     Валкар возразил, что не хочет оставаться, когда мы  все  подвергаемся
такой опасности, но у меня не было времени спорить.
     - Береги себя, Джандар, - попросила принцесса. Я не ответил, но после
взгляда в ее изумрудные глаза и краткого салюта повернулся, перелез  через
балюстраду  террасы  и  начал  спускаться  по  наружной  стене  дворца   в
сопровождении Лукора и Коджи.
     Очевидно, путь по тайным  ходам  в  стенах  занял  бы  слишком  много
времени. А этот путь короче и быстрее. И, конечно, гораздо опаснее; но я в
служении своей  принцессе  встретился  уже  с  тысячами  опасностей  и  не
собирался уклоняться еще от одной.
     К   счастью,   внешняя   стена   дворца   украшена    многочисленными
скульптурами. Я и  раньше  замечал  удивительное  сходство  архитектурного
стиля  Шондакора  с  фантастическими  каменными  сооружениями   загадочных
разрушенных городов Камбоджи, таких, как Ангкор Ват и Арангкор. Стена была
покрыта огромными  каменными  масками,  которые,  как  изображения  богов,
смотрели на сражение на улицах внизу. Каменные дьяволы и драконы, горгульи
и  химеры  смеялись  рядом  с   невозмутимыми   лицами   божеств,   и   их
многочисленные рога, клювы и клыки предоставляли широкий  выбор  опор  для
рук и ног,  когда  мы  спускались  вниз.  Поэтому  мы  без  особых  трудов
добрались до широкой площади перед главными воротами дворца.
     Я обнаружил, что дела развиваются именно в том направлении, что  я  и
ожидал, и главные силы Чак Юл уже отступили во дворец,  а  меньшие  группы
выживших воинов Черного Легиона находили убежище в других зданиях  города.
Из этих крепостей они сражались на два фронта: против ку тад на  улицах  и
занадарцев в небе.
     За последние дни своего правления  Аркола  предпринимал  меры  против
нападения небесных пиратов. На крышах в готовности стояли  катапульты  для
борьбы с летающими кораблями Тутона; спускаясь, я с удивлением увидел, что
воины Чак Юл сумели сбить по крайней мере один большой летающий галеон.
     Хорошо нацеленный каменный  снаряд,  выпущенный  с  крыши,  ударил  в
контрольную рубку  галеона,  и  абордажные  крюки,  прочно  вцепившись  за
украшения  на  палубе,  подтащили  корабль  к  крыше,  откуда  он  не  мог
подняться. У меня на глазах лучники Чак  Юл  осыпали  смертоносным  дождем
стрел палубу корабля, и летающая армада  Занадара  лишилась  одной  боевой
единицы.
     Но тут меня окружили воины Чак Юл, бегущие от победоносных ку тад,  и
у меня не было времени для дальнейших наблюдений.  Коджа  по  левую  руку,
храбрый старый Лукор по правую - вместе мы образовали клин, который  легко
разрезал ряды деморализованных Чак Юл. У нас троих получилась великолепная
команда, и пораженные ужасом солдаты Черного Легиона уступали нам  дорогу,
не способные больше сопротивляться.
     Странная и ужасная картина,  апокалиптическая  по  своему  величию  и
грандиозности. Улицы заполнились сражающимися людьми, звенела сталь мечей,
раздавились крики побежденных и торжествующие возгласы победителей,  вопли
раненых и умирающих. Повсюду  лежали  трупы,  посреди  каменных  обломков;
воздух потемнел от дыма горящих зданий. В небесах отдавался грохот взрывов
бомбардировки небесных пиратов,  и  их  могучие  корабли  закрывали  землю
мелькающими темными тенями. Повсюду вокруг сражались, падали, бежали люди.
Наступил день мести Черному Легиону и день победы для воинов Шондакора.
     Мы сражались как в сновидении, полном великолепия и кошмара; погибала
одна династия и возрождалась другая.


     Наконец мы увидели суровое лицо лорда Яррака, он сражался в  переднем
ряду своих воинов, его борода развевалась в  полумгле,  глаза  победоносно
сверкали, большой меч  неустанно  вздымался  и  опускался  на  приземистых
смуглых людей, которые так долго держали город в своих безжалостных когтях
и которые теперь  получали  милосердное  успокоение  от  его  мстительного
лезвия.
     Он сразу узнал меня, и в глазах его вспыхнуло удивление. Я отвел  его
в сторону, рассеял его опасения и заверил, что Дарлуна в безопасном месте,
под охраной его собственного доблестного сына, и он  возблагодарил  владык
Гордриматора.
     - Но как ты видишь, - напряженно продолжал я, - большинство уцелевших
воинов Черного Легиона уже отступили за стены дворца, а ворота  они  могут
сдержать против тысяч бойцов и поражать твоих людей стрелами со стен.
     - Это верно, Джандар, - мрачно согласился он.
     - Но есть тайный вход во дворец, который открыл твой собственный  сын
принц Валкар, - сообщил я ему. - Мы можем пройти  во  дворец  незаметно  и
открыть ворота твоим воинам.
     - Пошли!
     Отобрав  небольшой  отряд,  лорд  Яррак,  Коджа,  Лукор  и  я  быстро
направились к потайной двери, которую Валкар обнаружил много  дней  назад.
Не думаю, чтобы кто-нибудь заметил нас: флот занадарцев  бомбил  несколько
окружающих зданий, на  их  крышах  были  установлены  катапульты,  которые
представляли опасность для летающих судов;  дым  пожара  совершенно  скрыл
нас, когда мы пробирались  вдоль  внешней  стены  королевской  крепости  к
маленькой роще декоративных деревьев сорад,  чья  густая  листва  скрывала
потайной вход.
     Я  коснулся  пальцами  грубой  каменной  поверхности  стены  и  через
несколько мгновений обнаружил и нажал потайную  пружину.  Подбодрив  лорда
Яррака и его солдат, я без колебаний вошел в темный туннель, и  вскоре  мы
исчезли из вида. Каменная плита за нами закрылась  и  снова  стала  частью
крепостной стены.


     Нет смысла досаждать читателю - если, конечно, чей-нибудь глаз, кроме
моего, коснется этих строк, - подробным и  долгим  рассказом  о  том,  как
завершилась битва.
     Достаточно  сказать,  что  мы  благополучно  вошли  во  дворец  через
потайной  вход,  наши  мечи  быстро  покончили  с  захваченными   врасплох
стражниками, которых руководители Чак Юл поместили у ворот дворца, и через
несколько мгновений массивные болты, запиравшие ворота, были отодвинуты.
     Как  только  ворота  открылись,  победоносные  отряды  лорда   Яррака
устремились в них и дворец пал без  долгого  сопротивления.  Оставшиеся  в
живых  солдаты  Легиона  пытались   преградить   нам   доступ,   закрывали
баррикадами коридоры, чтобы заставить нас дорого заплатить за продвижение,
но долго сопротивляться они все же не могли. Снова я поблагодарил богов за
то, что много часов провел, изучая тайные ходы в  толстых  стенах  дворца.
Благодаря этим ходам я мог обойти любое препятствие, которое воздвигали на
нашем пути солдаты Черного Легиона. Каждый раз как они пытались  перекрыть
коридор или замкнуть ряд помещений, я отыскивал ближайшую панель в стене и
вел по лабиринту отряд ку тад; и мы оказывались за спинами удивленных  Чак
Юл.
     Таким образом мы быстро очистили  весь  дворец  сверху  донизу,  убив
большое количество воинов Легиона и захватив в  плен  тех,  кто,  проявляя
благоразумие или трусость, сложил оружие и сдался.
     Битва продолжалась несколько часов, день приближался к  концу.  Но  -
если не считать нескольких небольших очагов сопротивления,  где  горсточки
воинов Черного Легиона  отказывались  сдаваться,  -  до  наступления  ночи
Золотой город Шондакор был захвачен, и победоносные ку тад  снова  владели
метрополисом своих предков на берегах реки Аджанд.



                          19. ПОБЕДА - И ПОРАЖЕНИЕ!

     Недели, прошедшие после  освобождения  Шондакора,  победы  ку  тад  и
гибели  Черного  Легиона,  были  спокойными,  но  трудными,   потому   что
приходилось много работать, чтобы ликвидировать урон,  нанесенный  великой
битвой, и организовать хотя бы подобие порядка в том хаосе и  смятении,  в
которые погрузился Шондакор во время схватки трех армий.
     Бомбардировка небесных пиратов Занадара  была  менее  разрушительной,
чем казалось сначала: потому что главной целью принца Тутона, по-видимому,
было уничтожение Черного Легиона, а не города ку тад. Поэтому  большинство
бомб нацеливалось на толпы воинов  на  улицах,  и  только  те  здания,  на
которых размещались катапульты, подверглись  нападению  небесных  пиратов.
Всего нескольким зданиям был причинен значительный ущерб бомбардировкой  с
воздуха; и так как большинство зданий в центре города, вокруг королевского
дворца, были каменные, пожары, вызванные бомбами, не распространились.
     Конечно, мне приходило в голову,  что  мы  уничтожили  Черный  Легион
только для того, чтобы схватиться с небесными пиратами. К  счастью.  этого
не случилось. В сущности уже тогда, когда мы сокрушали  последние  остатки
сопротивления в королевском  дворце,  бомбардировка  прекратилась,  армада
поднялась, небесные пираты прервали  нападение  на  Шондакор  и  поднялись
вверх, медленно передвигаясь над городом, с очевидным намерением лететь  к
своей отдаленной крепости - Городу-в-Облаках.
     Это прекращение нападения, отступление летающих кораблей от Шондакора
было поразительным. В то время  я  не  понял  его  причины.  Только  позже
ужасная правда дошла до меня, и я узнал причину  неожиданного  отступления
небесных пиратов.


     Золотые небеса  Танатора  быстро  темнели  перед  наступлением  ночи,
которая стремительно и неожиданно опускается  на  мир  джунглей.  На  небо
поднялся гигант Имавад, сверкая на темном фоне как большая красная  лампа.
Крошечный Джурувад - так люди этого мира называют Амальтею, самый  близкий
к Юпитеру спутник  этой  планеты,  -  также  взошел  маленькой  золотистой
искрой. Вскоре покажется зеленый шар Оровада, или Ио.
     Но прежде чем Оровад поднялся  над  горизонтом,  город  был  в  наших
руках.
     Велика была радость жителей Шондакора, приветствовавших  победоносных
воинов ку тад. Десятки тысяч голосов пели гимн древнего города на  берегах
Аджанда. Эта древняя благородная песня была, безусловно,  слышна  небесным
пиратам Занадара, когда они исчезали в темнеющем небе, направляясь в  свою
горную крепость в горах Варан-Хкор на расстоянии в сотни  _к_о_р_а_д_о_в_,
за бездорожными джунглями Великого Кумалы, в пределах неизвестной северной
дикой местности - Замерзших земель.
     Я  был  почти  уверен,  что  этот  могучий  гимн  достигает  холодных
бдительных звезд, которые наблюдают  за  маленькими  драмами  смертных  на
маленькой сцене этого маленького мира.


     Более половины солдат Черного Легиона погибло в битве за Шондакор.
     Аркола, верховный вождь, его  сын  принц  Васпиан,  множество  вождей
кланов и высших офицеров Черного Легиона погибли в зале Хума,  сокрушенные
своим павшим дьяволом-богом или убитые Валкаром, Дарлуной  и  мной  самим,
когда мы сражались на лестнице.
     Лишенные руководства, смешавшиеся и испуганные, рядовые  солдаты  Чак
Юл, подвергаясь нападению с разных сторон, гибли сотнями и тысячами от рук
разгневанных горожан, от мечей ку тад  и  под  дождем  смерти  и  огня  со
стороны воздушного флота Занадара. Свыше тысячи было убито войсками  лорда
Яррака в самом дворце.
     Те немногие, что уцелели от некогда победоносной разбойничьей  армии,
были разбиты и деморализованы. Без особых усилий их пленили и обезоружили;
многие  добровольно  складывали  оружие  и  сдавались,  не  желая   больше
сражаться.
     Лорд Яррак мог приказать перебить сдавшихся Чак Юл. Они этого  вполне
заслуживали, а в варварском  мире  милосердие  встречается  редко.  Однако
великий вождь пощадил сдавшихся; он заявил, что устал от  убийств,  а  те,
что выжили из Легиона, больше никогда не будут представлять угрозы  мирным
народам Танатора. Поэтому он освободил их и  изгнал  из  ворот  Шондакора,
запретив под страхом смерти возвращаться в земли ку тад.
     Так Черный Легион навсегда сошел со сцены  истории;  некоторое  время
разрозненные группы разбойников еще таились в горах, нападая на  караваны,
но скоро и это прекратилось. Редко когда в анналах войн встречается  такая
решительная и бесповоротная победа.


     В последующие недели я записал этот рассказ о событиях и приключениях
на Каллисто; теперь я почти подошел к концу.
     Лорд Яррак обещал мне, что, когда я  закончу,  отряд  воинов  отнесет
рукопись из Шондакора в джунгли  Великого  Кумалы,  к  загадочному  кольцу
монолитов, что стоят вечными стражниками у Врат меж Мирами.  Они  поместят
рукопись в кольцо камней и подождут  того  часа,  когда  столб  загадочной
энергии вновь свяжет этот мир Танатора с моей Землей, планетой, на которой
я родился, свяжет причудливой и необъяснимой сверкающей дорогой.
     Вторично мой рассказ  о  замечательных  приключениях  на  поверхности
чуждого, ужасного и  прекрасного  мира  дематериализуется,  превратится  в
сверкающее облачко энергии, взлетит по сверкающему лучу и исчезнет  где-то
во тьме меж звезд.
     Найдет  ли  мой  рассказ  свой  путь  в  безграничном   пространстве?
Перенесет ли он невредимо огромное расстояние в триста девяносто миллионов
миль и вновь материализуется в забытом городе Арангкоре среди  бездорожных
джунглей Камбоджи, на планете Земля?
     Я не знаю этого.
     Могу только надеяться, что повествование о моих открытиях  и  деяниях
переживет этот загадочный полет в космосе и привлечет внимание людей моего
мира. Мне не хочется думать, что этот с таким трудом сбереженный рассказ о
другом мире бесследно исчезнет среди звезд.


     В моем сердце причудливо смешиваются ностальгия  и  печаль,  когда  я
дописываю эти последние несколько слов.
     На душе у меня тревожно, мне хочется снова посетить прекрасные города
своей юности, увидеть рассвет в зеленых джунглях Амазонки,  смотреть,  как
отражаются звезды в скользящих водах Ороноко,  выпить  джина  в  зловонных
переулочках Рио, попробовать неописуемый черный кофе  и  жареный  бекон  в
холодный зимний день в маленьком лагере на склонах Скалистых гор.
     Мне хотелось бы увидеть знаменитые  огни  Бродвея,  затмевающие  свет
звезд, и могучий ствол Эмпайр Стейт Билдинг  с  его  великолепной  короной
смотровых огней, запить  шипящую  порцию  скаллопини  бутылочкой  терпкого
кьянти в  итальянском  ресторане  на  Бликер-Стрит  в  обезумевшем  тесном
Гринвич-Виллидж.
     Всего этого мне бы хотелось, и я могу все это испытать, если захочу.
     Да, я могу пойти вместе с отрядом воинов  ку  тад,  пересечь  джунгли
Великого Кумалы, добраться до каменного кольца, до того самого места,  где
я впервые вступил на поверхность Танатора.
     Тогда  я  был  голым,  как  ребенок,   одиноким,   лишенным   друзей,
заблудившимся в чуждом враждебном мире свирепых людей и ужасных чудовищ.
     Теперь у меня множество друзей: серьезный Коджа, со  своими  большими
глазами,  сверкающими,   как   черные   бриллианты,   на   лишенном   черт
маскообразном нечеловеческом лице;  храбрый  старый  Лукор,  рыцарственный
мастер фехтования; отважный благородный Валкар, и мудрый Застро, и строгий
величественный лорд Яррак - добрые друзья и надежные товарищи,  испытанные
в тысячах битв. Они меня любят, я знаю, и будут со мной рядом в мире и  на
войне.
     И хотя меня усыпали наградами, присвоили высокое звание  _к_о_м_о_р_а
ку тад, что дает мне место среди аристократов Шондакора, и  хотя  я  знаю,
что золотой народ Золотого города будет горд и доволен, если я останусь  с
ним, сколько пожелаю... я знаю также, что у меня на пути не встанут,  если
я захочу совершить долгое путешествие  через  джунгли  Великого  Кумалы  и
встану нагим среди блестящих  камней  Ворот,  чтобы  снова  погрузиться  в
сверкающую энергию и перенестись за миллионы миль на свой родной мир.
     Мой уход опечалит моих танаторских друзей,  и  моим  товарищам  будет
меня не хватать и на советах, и на равнинах войн. Мы ведь так часто стояли
плечо к плечу, с улыбкой на губах, с мечом в  руке,  гладя  на  наседающих
врагов.
     Их опечалит мой уход, но они не будут мне препятствовать.
     Но, разумеется, я не пойду к Вратам меж Мирами.
     И вполне вероятно, что я больше никогда не побываю вновь  на  берегах
Ороноко, в переулках Рио или на заполненных людьми тротуарах Бродвея.
     А может, когда-нибудь я и вернусь, не не сейчас.  Потому  что  теперь
мой дом Танатор. Здесь, в этом мире войн, битв и интриг,  я  нашел  добрых
друзей, причины для сражений и женщину, которую полюбил.
     Никогда я не покину Каллисто, если она не будет стоять рядом со мной.
     Если этот далекий день придет, если она еще жива, если я смогу спасти
Дарлуну, вырвать ее из рук врагов, - тогда и только тогда подумаю я  снова
о возвращении домой.


     Мои дни заняты, я помогаю друзьям в восстановлении разоренного войной
Шондакора. А вечерами я записываю, пусть не очень искусно, рассказ о своих
испытаниях.
     А ночи мои отданы - снам.
     И во сне я вижу мягкий  щедрый  алый  рот,  великолепную  женственную
фигуру, ясные, чуть раскосые глаза изумрудного пламени, мягкую теплую кожу
янтарно-золотистого цвета и дикую  гриву  рыже-золотого  великолепия,  как
могучее воинское знамя.
     Никогда  я  не  забуду  ее  потрясающую  красоту,   ее   удивительное
бесстрашие, ее силу и гордость.
     Никогда не забуду, как в последний раз увидел Дарлуну. Радость и ужас
этого катастрофического момента всегда живут в моей душе.
     Дворец полностью перешел в наши руки, остатки сопротивления сломлены,
солдаты Чак Юл обезоружены и пленены.
     Мы бежали по широким коридорам, Яррак, Лукор, Коджа и я,  на  широкую
террасу, где я оставил Дарлуну под защитой шпаги  Валкара.  Повсюду  сцены
смерти и опустошения, коридоры усеяны трупами посреди разбитых баррикад.
     Отряды ку тад проходили по  коридорам  освобожденной  крепости,  ведя
группы пленных или отыскивая последние очаги  сопротивления.  В  их  руках
сверкали обнаженные мечи, на усталых лицах выражение торжества.
     Наконец мы добрались до террасы и посмотрели на город, наслаждающийся
первым часом свободы. Кое-где по-прежнему горели здания, от  них  в  ясное
небо поднимались столбы черного дыма, Но улицы уже очистились, и на  ветру
развевались в знак победы золотые и алые знамена имперского Шондакора.
     В затянутом дымом небе видны были последние орнитоптеры, они  кружили
над  метрополисом,  поднимаясь  выше   для   долгого   пути   в   Занадар,
Город-в-Облаках. Один большой корабль еще висел над самым дворцом. Я узнал
в нем "Каджазелл", флагман воздушного флота, личный корабль принца Тутона.
     Мы осматривали широкую террасу, но не видели ни Валкара, ни Дарлуны.
     Холодок предчувствия коснулся моего сердца.
     Потом я услышал сзади приглушенный крик. Это лорд Яррак, на лице  его
было выражение ужаса. Дрожащими руками он указывал на человека,  лежавшего
за толстым столбом.
     Это был Валкар!
     Глаза его были закрыты, руки раскинуты, из большой раны на лбу  текла
кровь, оттеняя мертвенную бледность лица.
     С сильно бьющимся  сердцем  я  склонился  у  распростертой  фигуры  и
приложил ладонь к его рту. Он жив, я ощутил биение его сердца.
     - Валкар! Что случилось? - воскликнул  я,  когда  товарищи  собрались
вокруг, а Лукор поднес к белым губам нашего раненого друга фляжку с водой.
     Веки его дернулись, мраморные щеки чуть покраснели.
     - Джандар, - хрипло прошептал он и таким слабым голосом, что я затаил
дыхание, чтобы услышать его следующие слова.
     - На меня... набросились... сзади... троих я убил...  но  их  было...
слишком много, - еле слышно шептал он.
     - Где принцесса? - воскликнул я в страшном предчувствии. - Что с ней?
Что с Дарлуной?
     - Захвачена... - прошептал он и замолк. Разговор отнял у него остаток
сил, и он потерял сознание.
     - Захвачена! - повторил лорд Яррак,  на  его  строгом  проницательном
лице был написан ужас.
     - Кем? - спросил Лукор, выразив то, что было у всех в сердцах.
     И тут пришел ответ - женский крик.
     - Джандар! О Джандар!  -  послышался  далекий  слабый  голос.  Голос,
который я знал. Этот голос заставил меня вскочить, держа оружие в руке.
     - Дарлуна? Где ты? - закричал я,  и  в  ответ  слабо  послышалось:  -
Здесь!
     Я посмотрел вверх и увидел ее.
     Глаза ее с тоской смотрели на меня, теплые губы раскрылись в дрожащей
улыбке, руки она протянула, как будто хотела обнять меня.  Сердце  у  меня
дрогнуло, и ее слова - последние услышанные мною слова - до сих пор звучат
в нем и останутся в нем, пока я жив; никогда не  наделся  я  услышать  эти
слова,  и  то,  что  услышал,  навсегда  останется  моим   самым   дорогим
воспоминанием; я пронесу его сквозь все долгие  пустые  годы  одиночества,
горечи и отчаяния, ожидающие меня.
     - О Джандар, мой любимый, мой храбрый воин, я  люблю  тебя!  Я  люблю
тебя! И буду любить до смерти! Я умру...
     Страшный порыв чувств потряс меня. Я стоял, лишившись  дара  речи,  с
потрясенным сердцем, купаясь в великолепии случившегося - моя  собственная
безнадежная и бессловесная любовь вернулась ко мне в устах моей бесценной,
несравненной принцессы. _О_н_а _л_ю_б_и_т _м_е_н_я_!
     Сердце мое было слишком полно, чтобы я смог заговорить. Я смотрел  ей
в глаза, и не сомневаюсь, что мой красноречивый взгляд передал всю глубину
моего восхищения и сердечной страсти.
     Это был волшебный момент, но принцесса уже уходила от меня,  лицо  ее
уменьшалось - бледный овал на фоне сгущающейся тьмы.
     Я смотрел ей вслед, с разбитым сердцем и с желанием, ясно  написанным
на лице. И пока мы могли видеть друг друга, мы смотрели, не отрываясь.
     Но продолжалось это недолго.
     Потому что, беспомощная  пленница  принца  Тутона,  который  улыбался
холодной торжествующей улыбкой на  своем  жестоком  лице,  Дарлуна  быстро
улетала от меня  на  палубе  "Каджазелла",  флагмана  занадарского  флота,
который поднялся с террасы  дворца,  сделал  круг,  поднялся  еще  выше  и
растаял  в  небе,  направляясь  в  Занадар,  горную  крепость   смелых   и
могущественных небесных пиратов Каллисто.



                             ПРИМЕЧАНИЕ ИЗДАТЕЛЯ

     В этом месте второй рассказ капитана  Дарка  о  его  приключениях  на
Танаторе неожиданно обрывается.
     Готовя рукопись для публикации в издательстве "Делл Букс", я старался
не изменять ее текст. Некоторые поправки были внесены с  целью  упрощения.
И, разумеется, там, где капитан Дарк  допускал  ошибки  в  грамматике  или
правописании, я их исправлял.
     Понятно, что, закинутый на пятый спутник Юпитера, наш автор не  имеет
доступа к словарям.
     Заканчивая второй том в самый напряженный момент, я хотел бы заверить
читателей, что продолжение последует. Но я не могу  быть  в  этом  уверен.
Возможно, это последние слова, услышанные  нами  от  первого  землянина  в
истории, который исследует чудеса и загадки  далекого  мира.  А  может,  в
забытом  городе  Арангкоре,  среди  неисследованных   джунглей   Камбоджи,
материализуется и третья рукопись.
     Только время покажет... Лин Картер



                         ЗАМЕТКИ О ТАНАТОРСКОМ ЯЗЫКЕ

     И в "Джандаре с Каллисто", и в этой  книге,  продолжении  предыдущей,
капитан Дарк сообщает значительную информацию о языке Танатора.
     Он  не  лингвист  по  образованию  и  не   дает   систематизированных
наблюдений над словарем, но в ходе рассказа сообщает достаточно много. Сам
он отмечает тот необычный факт, что все человеческие и нечеловеческие расы
Танатора пользуются одним и тем же языком, и не  только  нет  на  Танаторе
других языков, но сама концепция "другого" языка усваивается танаторцами с
трудом.  Обратите  внимание  на  эпизод  в  четвертой  главе  "Джандара  с
Каллисто", где капитан Дарк описывает не  то,  как  трудно  было  овладеть
языком Танатора под руководством ятуна Коджи, а насколько сложно оказалось
сообщить артроподу, что Дарк не знает языка и должен учиться ему.
     Из материала двух книг кажется очевидным, что язык Танатора не  имеет
никакого отношения к земным языкам; во всяком случае  я  показывал  список
танаторских слов  двум  специалистам-лингвистам,  доктору  Ральфу  Мортону
Джеймисону, из моей старой  альма  матер,  Колумбийского  университета,  и
профессору Элтону Эймсу с факультета  лингвистики  Бруклинского  колледжа.
Оба специалиста заверили, что  нижеследующий  словарь  танаторского  языка
никак не связан  ни  с  один  из  земных  языков,  о  чем  свидетельствует
сопоставление с соответствующими терминами (профессор  Эймс  заметил,  что
это язык больше всего похож на эсперанто, но я недостаточно знаком с  этим
знаменитым искусственным  языком,  чтобы  высказывать  свое  мнение).  Оба
признали, что язык явно аналитического типа, в  чем-то  подобный  тюркским
или венгерскому, но сходство это только внешнее.
     При  изучении  двух  рукописей  я  подготовил  нижеследующий  краткий
словарь.
                                                              Лин Картер



                         СЛОВАРЬ ТАНАТОРСКОГО ЯЗЫКА

     АККА-КОМОР. Буквально как будто означает "верховный вождь"; насколько
можно  судить  по  словам  капитана  Дарка,   этот   термин   используется
исключительно в племени ятунов.
     АМАТАР. Владение, ценная, но лишенная души "вещь".
     АРКОН. Кажется,  у  ятунов  это  титул  верховного  вождя,  возможно,
соотносимый  со  словом  "король".  К  сожалению,  капитан  Дарк  не  дает
оригинального звучания слов, которые он переводит как "принц",  "королева"
или "король", так что мы не знаем, пользуются ли этим словом за  пределами
племени ятунов, у которых во многих отношениях словарь отличается  большим
своеобразием.
     БАЙС. Золотая монета большой ценности;  помимо  упоминания  о  байсе,
капитан Дарк ничего не сообщает о денежной системе Танатора.
     БОРАТ. Высокое дерево, растущее в джунглях Великого  Кумалы.  Капитан
Дарк  упоминает  еще  только  два  представителя   растительного   царства
Танатора.
     ВАД. Танаторское слово, которое можно перевести  как  "луна",  как  в
Оровад - Зеленая луна. Отметим, что танаторцы  обладают  лишь  зачаточными
познаниями в астрономии и знают о существовании только  четырех  спутников
между их миром  и  Юпитером.  Но  Юпитер  имеет  двенадцать  спутников  [В
настоящее время астрономы насчитывают у  Юпитера  шестнадцать  спутников],
причем внешние семь либо очень малы, либо слишком далеки, чтобы разглядеть
их с поверхности Каллисто невооруженным глазом.
     ВА ЛУ РОККА. Фраза, которую капитан Дарк переводит  "Так  суждено"  и
которая у воинов ятунов выражает  фаталистическую  философию,  аналогичную
арабской; арабы выражают то же самое с помощью слова "кисмет".
     ВАСТОДОН.  Слон-кабан  джунглей  Великого  Кумалы.  Насколько   сумел
установить капитан Дарк, это  самое  крупное  млекопитающее  Танатора.  Он
описывает животное с  серебристо-серой  шкурой,  с  приземистыми  толстыми
колоннообразными ногами, заканчивающимися плоскими утолщениями-ступнями, с
головой, как у дикого кабана,  со  злобными  свиными  глазками  и  жесткой
черной щетиной на длинном хватательном  рыле.  Это  очень  опасный  зверь,
вооруженный клыками из блестящей  кости,  типа  слоновой.  В  "Джандаре  с
Каллисто" капитан Дарк описывает схватку с вастодоном (глава 6).
     ГОРДРА. Танаторское обозначение глаза. Отметим, что, возможно,  здесь
форма множественного числа. В этом отношении капитан Дарк, по-видимому, не
уверен.
     ГОРДРИМАТОР.  Так  танаторцы  называют  планету,  известную  нам  как
Юпитер. Я предполагаю,  что  это  название  означает  _г_о_р_д_р_а  _и_м_а
т_о_р_, или "мир красного глаза", названный так из-за известного  Большого
Красного  Пятна,  наблюдаемого  земными   астрономами.   Боги   танаторцев
называются "владыки Гордриматора"; по-видимому, священники Танатора  (если
таковые существуют: в рассказе  капитана  Дарка  они  не  упоминаются,  за
исключением коварного маленького служителя дьявола Ула Ужасного) учат, что
Юпитер - место пребывания пантеона богов. Но об  этом,  однако,  мы  можем
только догадываться: сам капитан Дарк  часто  упоминает,  что  очень  мало
знает о религиозной жизни народов планеты джунглей.
     ДЕЛЬТАГАР.  Чудовище  танаторских  джунглей,  которое  капитан   Дарк
описывает как  двадцатифутового  сверхтигра  с  алой  шерстью  и  хлещущим
хвостом, оканчивающимся зубчатыми  роговыми  выростами.  У  него  огромные
клыки, как у земного саблезубого тигра, два изогнутых рога растут на лбу и
жесткая грива у основания черепа. Капитан Дарк убил одного  дельтагара  на
арене Занадара (см. "Джандар с Каллисто", глава 12).
     ДЖАРУКА.  Одно  из  наиболее  распространенных  деревьев  танаторских
джунглей; капитан Дарк описывает его как дерево с изогнутым черным стволом
и ярко-алой листвой. На Земле нет такого дерева, и ботаник,  с  которым  я
консультировался,  заявил,  что  красная  листва   препятствует   действию
хлорофилла в листе и  потому  он  не  понимает,  как  такое  дерево  может
существовать.
     ДЖУРУ. Маленький.
     ДЖУРУВАД. Так танаторцы называют Амальтею, самый маленький и  близкий
к Юпитеру спутник, видимый с поверхности Танатора как золотистая  искорка.
Название означает "маленькая луна".
     ЗЕЛЛ. Летающая крылатая  рептилия,  населяющая  пустынные  местности.
Аналогичный вид обитает на берегах двух внутренних морей (см. ЛАДЖАЗЕЛЛ).
     ИМА. Цвет - "красный".
     ИМАВАД. Танаторское название Ганимеда, четвертого  спутника  Юпитера.
Капитан Дарк объясняет, что  с  поверхности  Танатора  (Каллисто)  Ганимед
кажется красно-розовым, а  в  другом  месте  замечает,  что  это  название
обозначает буквально _и_м_а _в_а_д_, то есть красная луна.
     КАДЖА. Небо.
     КАПОК. Вульгарное разговорное слово, которым  низшие  слои  различных
человеческих рас Танатора  обозначают  уничижительно  инсектоидов  ятунов;
соответствует земному "насекомое-паразит".
     КВАРРА. В "Джандаре с Каллисто"  описан  крепкий  напиток,  возможно,
соответствующий коньяку.
     КОМАД. Воинское звание; капитан Дарк указывает, что это соответствует
второму по званию офицеру соединения; иными словами, это капитан.
     КОМОР. Воинское звание - старший офицер. Превосходит звание капитана;
соответствует майору или полковнику.
     КОРАД. Танаторская единица длины, которая, по словам капитана  Дарка,
равна семи милям.
     КУА. Цвет - "золотой"; возможно, и сам металл золото (?).
     КУ ТАД. Самоназвание янтарнокожей, золотоволосой, зеленоглазой  расы,
обитающей в Шондакоре. Термин переводится как "золотой народ".
     ЛАДЖ. Танаторское слово, обозначающее  "море".  В  рассказе  капитана
Дарка описаны два внутренних моря, или больших озера, на Танаторе: большее
из них известно как Корунд Ладж, меньшее - Санмур Ладж.
     ЛАДЖАЗЕЛЛ. Маленькая крылатая рептилия. На Танаторе существуют две ее
разновидности; одна обитает в пустыне (см.  зелл),  другая  -  на  берегах
внутренних морей. Ладжазелл, озерную  разновидность,  капитан  Дарк  очень
удачно называет "морской чайкой".
     ОЛО. Небольшая деревянная дубинка, цепляемая к седлу.  С  ее  помощью
танаторские  всадники  держат  в  повиновении  своих  непокорных  верховых
животных (см. таптор).
     ОРО. Цвет - "зеленый".
     ОРОВАД. Танаторское название Ио, второго  спутника  Юпитера.  Капитан
Дарк объясняет, что с поверхности Каллисто Ио кажется холодновато-зеленой.
Отсюда название, обозначающее "зеленая луна".
     ПАЛУНГОРДРА. Название своеобразного устройства, известного только  на
Танаторе.  Единственный  образец  более  высокой  технологии,  чем  обычно
встречающаяся в  танаторских  городах.  Капитан  Дарк  описывает  его  как
"телевизионный кристалл" и объясняет, что слово означает  "далеко  видящие
глаза".    Описание    этого    устройства     в     действии     (похоже,
п_а_л_у_н_г_о_р_д_р_а_ - множественное число) - см. в 11 главе "Джандара с
Каллисто".
     РАМА. Цвет, который  капитан  Дарк  описывает  как  "серебряный",  но
используется ли то же слово для обозначения металла,  сказать  определенно
невозможно.
     РАМАВАД. Европа, третий спутник Юпитера. Капитан Дарк  описывает  его
внешность с поверхности Каллисто как "сверкающий шар морозной лазури"  или
"серебристо-голубой";  но  я  полагаю,  что  это  слово  переводится   как
"серебряная луна".
     СОРАД. Редкое дерево с алой древесиной и черной листвой, в отличие от
более распространенных черных деревьев с алой листвой (см. джарука).
     ТАД.  По  использованию  этого  слова  в  выражении  _к_у  _т_а_д_  я
заключаю, что оно означает  "народ"  (единственное  число).  Множественное
число от него как будто _т_а_н_а_, но это только мое предположение.
     ТАНАТОР. Каллисто, спутник Юпитера. Земные астрономы  указывают,  что
Каллисто, пятый спутник Юпитера, имеет 2 770 миль в диаметре, 8 702 мили в
окружности и около 4 351 мили от полюса до полюса. Астрономы нью-йоркского
Хейденского планетария, у которых я лично консультировался, заверили меня,
что хоть Каллисто и является одним из  самых  больших  спутников  в  нашей
Солнечной системе, она слишком мала и имеет слишком слабую  силу  тяжести,
чтобы удержать пригодную для дыхания атмосферу. К тому  же,  будучи  более
чем  в  пять  раз  дальше  от  Солнца,  чем  наша  планета,  она  получает
соответственно меньшее количество солнечного света и  тепла  и  должна  по
всем расчетам представлять собой безвоздушный мертвый мир,  промерзший  до
самого ядра. Таково мнение ученых. Насколько  я  помню,  капитан  Дарк  не
объясняет  значение  этого  названия,  но  я  заключаю,  что   его   можно
представить как _т_а_н_а _т_о_р_, то есть "мир людей".
     ТАПТОР. Животное, которое танаторцами используется в качестве лошади.
Капитан Дарк описывает его как бескрылую  четырехногую  птицы  размером  с
земную лошадь, с жесткой перьевой гривой, когтистыми лапами, ярким  желтым
клювом, напоминающим  клюв  попугая  и  сверкающими  глазами  с  оранжевым
зрачком и  черной  радужной  оболочкой.  Он  замечает  также,  что  народы
Танатора так до конца и  не  одомашнили  таптора,  и  эти  птицы  остаются
норовистыми и непослушными (см. оло).
     ТОР. Танаторское слово "планета" или "мир", входящее в  состав  таких
сложных слов, как _Т_а_н_а_т_о_р_ и _Г_о_р_д_р_и_м_а_т_о_р_.
     УХОРЦ. Термин, который может быть переведен как "долг". У примитивных
ятунов, которые вообще лишены благородных чувств и не имеют  представления
о дружбе и любви, слово _у_х_о_р_ц_ в своем значении  настолько  близко  к
"дружбе", насколько позволяет варварский менталитет этих племен.
     ХОРАДЖ. Этим словом Коджа сообщил Джандару,  что  располагает  важной
новостью (см. главу 12 настоящей книги). Слово это означает "срочно".
     ХОРЕБ. Голый танаторский грызун с отвратительными  привычками;  слово
используется как уничижительное примерно в значении "крыса".
     ЧАКА. Цвет - "черный".
     ЧАК ЮЛ. Капитан Дарк  переводит  этот  термин  как  "Черный  Легион".
Разбойничья армия под предводительством выборного вождя,  которую  капитан
Дарк  сравнивает  с  донскими  казаками  или   кондотьерами   итальянского
Возрождения.
     ЯТРИБ. Страшная кошка-дракон джунглей. Своеобразная комбинация  тигра
с рептилией; гибкое кошачье тело покрыто прочными  изумрудными  чешуйками,
которые на  животе  имеют  темно-желтый  цвет.  Лапы  вооружены  страшными
когтями, а на спине  идет  ряд  острых  зубцов,  который  продолжается  на
хвосте. Капитана Дарка от этого чудовища ятриба спас  вождь  ятунов  Коджа
(см. 3 главу "Джандара с Каллисто").


     Вышеприведенные сорок четыре слова - все, что мы  в  настоящее  время
знаем о танаторском языке; по-видимому, такой словарь слишком  мал,  чтобы
послужить базой для научного изучения языка.
     Следовательно, пополнение знаний об этом языке зависит от  дальнейшей
информации,  которую  в  будущем  сможет  предоставить  капитан  Дарк.  Но
сообщение с Каллисто в лучшем случае можно назвать  трудным;  и  возможно,
этот краткий словарь останется нашим единственным  источником  сведений  о
первом известном нам языке другой планеты.
     Но кто знает, что принесет нам будущее? Лин Картер




                                Лин КАРТЕР

                         НЕБЕСНЫЕ ПИРАТЫ КАЛЛИСТО



                                ВСТУПЛЕНИЕ

     Было прекрасное утро для  работы.  Снаружи  влажный  буйный  весенний
апрельский день. Но в моем маленьком кабинете на  третьем  этаже  тепло  и
уютно. На  столе  рядом  с  записными  книжками  стояла  чашка  дымящегося
свежесваренного кофе; я только что закурил сигарету; протянул руку,  чтобы
почесать за  мягким  ухом  моего  мастифа  Макгерка,  который  с  глубоким
довольным вздохом занял привычное место у стула; я находился  примерно  на
середине работы над  первым  вариантом  романа  "Конан  варвар",  и  сюжет
постепенно приходил в нужное состояние. И тут прозвенел дверной звонок.
     Я слышал, как внизу залаяли другие собаки, моя жена  пошла  к  двери.
Через мгновение хлопнула дверь, и жена крикнула мне  снизу,  что  принесли
почту.
     - В такое время дня? - удивился я.
     - Это не обычная почта, - ответила она. - Американ экспресс.
     - Откуда, что там на штемпеле?
     Длинная напряженная пауза. И потом...
     - Пномпень, Камбоджа.
     И больше в это утро я уже к работе не возвращался...


     Любопытно, как много значит случай или слепая удача -  назовите,  как
хотите, - в делах человеческих.
     Чистая  случайность,  что  пять  месяцев  назад  я  получил  странную
рукопись с другого конца света.
     Первая   рукопись   была    послана    мне    майором    американских
Военно-Воздушных Сил Гэри Хойтом, который как раз  тогда  заканчивал  свою
службу в Южном Вьетнаме. В Сайгоне Хойт жил вместе с молодым  американским
авантюристом, искателем счастья и бродягой по имени Джонатан  Эндрю  Дарк.
Они быстро подружились. Дарк командовал группой вертолетов  Международного
Красного Креста. В начале марта 1969 года Дарк исчез, когда  его  вертолет
совершил вынужденную посадку у камбоджийской границы  во  время  перевозки
продовольствия, медикаментов и припасов с временного аэродрома вблизи  Хон
Квана, в шестидесяти пяти милях севернее  Сайгона  и  в  десяти  милях  от
вьетнамской границы.
     Группа Джона Дарка  совершала  рейс  в  небольшую  деревню  дальше  к
северу, на которую неожиданно напали террористы Вьетконга. По-видимому,  в
вертолете Дарка вышел из строя двигатель, Дарку пришлось отстать от  своей
группы и он оказался один, когда совершил вынужденную посадку  в  джунглях
Камбоджи.
     Район,  в  котором  он  исчез,  занимают   самые   густые   и   самые
малоисследованные джунгли на Земле. Обычные поиски не обнаружили  молодого
пилота. Не нашли даже остатков его вертолета.
     Это могло бы послужить концом...  но  стало  лишь  началом  рассказа,
гораздо более необычного  и  поразительного.  Потому  что  из  этих  самых
джунглей в начале августа того же года вышла группа туземцев с  рукописью,
адресованной  майору  американских  Военно-Воздушных  Сил  Гэри  Хойту.  В
записке  нашедшего  рукопись  просили  доставить  ее   Хойту   и   обещали
вознаграждение за это.
     Рукопись была написала вручную самодельными чернилами  птичьим  пером
на грубой коричневатой бумаге, напоминающей старый папирус. Она  оказалась
написанным от первого лица рассказом Джонатана Эндрю Дарка и  содержала  в
себе  невероятную  историю  -  если  она   правдива,   то   это   наиболее
поразительная история в славных анналах человечества.
     Дарк рассказывал, как у его вертолета отказал двигатель и он вынужден
был садиться на реку  в  джунглях.  Двигаясь  по  суше,  надеясь  отыскать
деревню с дружественно настроенным населением,  он  обнаружил  разрушенный
каменных город древних кхмеров. А  в  нем  необычный  колодец,  окруженный
прозрачным молочным камнем, напоминающим сучжоуский гагат. И вокруг кольцо
чудовищных каменных богов.  Ночью  из  гагатового  колодца  к  тропическим
звездам устремился  загадочный  столб  света.  Дарк  случайно  оказался  в
пределах действия этого луча и странным и необыкновенным образом перенесся
на поверхность чуждого мира, который его обитатели  называют  Танатором  и
который, как установил Дарк, является Каллисто,  пятым  спутником  планеты
Юпитер.  В  остальной  части  рукописи  рассказывалось   о   замечательных
похождениях и путешествиях по поверхности  Каллисто.  Рукопись  неожиданно
обрывалась.
     Хойт переслал мне эту рукопись, руководствуясь случайным порывом. Как
оказалось, у Дарка не было семьи, не было наследников,  которые  могли  бы
оспаривать права на его литературное творчество, а сам Хойт не  знал,  что
делать с рукописью. Он считал, что это фантастический роман, который писал
его друг и почему-то захватил с собой в свой последний злополучный  полет.
И Хойт и Дарк любили фантастические приключенческие  романы  типа  романов
Эдгара  Райса  Берроуза,  которые  он  писал  в  двадцатые  годы,  а  я  -
сравнительно недавно. Хойт разумно  рассудил,  что  я  могу  оценить  этот
"роман" и даже предложил мне опубликовать его, если я сочту его достойным.
Я прочел рукопись,  решил,  что  это  замечательно  интересная  выдумка  и
передал ее своему издателю в "Делл" Гейл Моррисон,  которая  сразу  купила
права на нее. Гейл настояла, чтобы в качестве  автора  значился  я,  и  не
поверила моим заверениям, что я только отредактировал книгу.
     Естественно, эта загадка заинтересовала меня. Я поискал  те  немногие
данные, какие можно собрать. Пилот  вертолета,  по  имени  Джонатан  Эндрю
Дарк, действительно пропал во время выполнения полета в марте  1969  года,
заверили  меня  в  Международном   Красном   Кресте.   Это   было   первое
свидетельство. Большое волнение вызвала у меня легенда Юго-Восточной Азии,
найденная в замечательной книге "Неразгаданные загадки  Азии"  (Макмиллан,
1964). Автор этой книги английский археолог сэр Малькольм Джерролд пишет о
древней  кхмерской  империи  в  Камбодже,  о  загадочных  каменных  руинах
Арангкор Вата на севере и о туземных легендах, в которых рассказывается  о
древнем городе Арангкоре на юге.  И  описание  этого  города  поразительно
совпадало с тем, что рассказывает Дарк о руинах в  джунглях,  о  городе  с
загадочным колодцем.
     И все же это были не очень серьезные  доказательства,  и  к  тому  же
косвенные. Я по-прежнему считал рукопись результатом вымысла. Но вскоре  я
получил более убедительные доказательства. В января  1970  года  я  провел
вечер с майором Хойтом. Он закончил свою службу во Вьетнаме, отправлялся к
себе домой и остановился В Нью-Йорке, чтобы посетить  меня.  Он  принес  с
собой поразительные новости.
     Знаю ли я что-нибудь  об  английском  археологе  по  имени  Джерролд,
спросил он. Он встретил этого человека в Сайгоне, рассказал ему кое-что  о
Дарке,  и  Джерролд  пришел  в  страшное   возбуждение   от   рассказа   о
местоположении Арангкора. Джерролд направлялся в Камбоджу, чтобы  провести
раскопки в районе южных джунглей.
     Короче, если вам  пришлось  видеть  декабрьский,  1969  года,  выпуск
"Открытия:  Журнал  археологии"  и  вы  читали  статью  журналиста  Рамсея
Эдмундса, озаглавленную "Загадочный город кхмерских королей",  вы  знаете,
что сэр Малькольм Джерролд открыл забытый город Арангкор - именно там, где
его видел Джон Дарк!
     Но вы не знаете, что  Джерролд  сделал  еще  одно  открытие,  на  мой
взгляд, еще интереснее первого.
     На дне гагатового колодца обнаружили вторую рукопись.
     И она была у Гэри Хойта с собой.


     В первой рукописи рассказывалось о путешествиях и приключениях  Джона
Дарка на поверхности луны джунглей, Танатора, о его встрече с  несколькими
танаторскими расами, такими, как жестокие небесные пираты из Занадара,  ку
тад, или золотой народ,  чья  великолепная  прекрасная  принцесса  Дарлуна
владела  каменным  городом  Шондакором.  Танаторцы  не   могли   правильно
произносить имя Джона Дарка и звали его Джандаром, поэтому я назвал первую
рукопись "Джандар с Каллисто".
     Точно так же, прочитав до конца вторую рукопись, я назвал ее  "Черный
Легион Каллисто" -  по  названию  разбойничьей  армии,  захватившей  город
Дарлуны. Борьба Джандара за освобождение города его возлюбленной принцессы
от разбойничьей  орды,  предательски  захватившей  его,  составляет  сюжет
второй рукописи. Рукопись заканчивается  замечательной  батальной  сценой:
вмешиваются воздушные армады небесных пиратов  и  уносят  любимую  женщину
Джандара - Дарлуну, принцессу Шондакора.  И  здесь,  в  такой  напряженный
момент, заканчивается вторая книга.
     Издательству книга понравилась не меньше первой.
     Но мы с женой к этому времени сгорали от любопытства. Если Джон  Дарк
действительно потерпел крушение в  камбоджийских  джунглях,  как  заверяли
меня Гэри  Хойт  и  чиновники  Международного  Красного  Креста,  если  он
действительно   открыл   забытый,   заброшенный,   разрушенный   город   в
неисследованных джунглях - а знаменитый археолог сэр Малькольм на весь мир
объявил, что такой город существует, - если все это верно, то  что  еще  в
рассказе Дарка правда?
     Мы с Ноэль решили побывать в Камбодже и расследовать  все  на  месте.
Обменялись  с  сэром  Малькольмом  несколькими  письмами  и  телеграммами;
заказали билеты на самолет до  Пномпеня;  получили  паспорта  и  проходили
прививки - когда картина снова изменилась.
     Всего за несколько недель до получения пакета "Американ экспресс"  из
Камбоджи мир облетела новость, что принц Сианук во время визита во Францию
смещен  и  правительство  Камбоджи  в  смятении.  Усилились  проникновения
коммунистов через границу с Вьетнамом, усилилась угроза гражданской войны.
И государственный департамент отменил наши визы, предупредив нас с  женой,
что пока положение не стабилизируется, он не может разрешить  американским
гражданам выезд в такую беспокойную и взрывоопасную страну.
     День за днем мы следили за новостями. Вторжение коммунистов приобрело
характер полномасштабной агрессии. Пошлет ли президент Никсон американские
войска, чтобы поддержать неустойчивое правительство Лон Нола? Будет ли сэр
Малькольм  со  своей  группой  эвакуирован  из  района  возможных  военных
действий?
     В таком случае непрочная нить, связывавшая меня  с  Джонатаном  Эндрю
Дарком, окончательно прервется...


     Пакет с маркой Пномпеня оказался тяжелым и  квадратным.  Я  осторожно
открыл его, разрезав веревки и разорвав бумагу.
     Я почти ожидал этого, хотя и не смел надеяться:  в  пакете  оказалась
большая  рукопись,  написанная  птичьим  пером  водянистыми   самодельными
чернилами на грубой коричневатой бумаге, похожей на старый папирус.
     В сопроводительном письме говорилось:

     Мой дорогой Картер,
     вкладываю неожиданно пришедшее - в прошлую субботу. Очевидно, феномен
подчиняется какому-то ритму или графику. Буду записывать  время  появления
луча и период его свечения, тогда можно будет заранее предвидеть.  Посылаю
это - в спешке - вниз по реке со своим доверенным помощником -  Фуонгом  -
нет времени прочесть самому.
     Здесь  положение  ужасное,  как  вы,  несомненно,  знаете.  Слухи   о
вооруженных отрядах коммунистов, и вполне вероятно,  что  они  правдивы  -
вчера  целый  день  пытался  связаться  по  радио  с  каким-то  идиотом  в
правительстве, который  распорядился  эвакуировать  всех  иностранцев  "из
опасной зоны", так он это назвал. Все это вздор - я  сказал  этому  парню,
что  и  слышать  не  хочу.  Только  что  начали  наносить   на   схему   и
фотографировать район Южной площади, делаем  рисунки  наиболее  интересных
скульптур и т.д. Если сейчас остановимся, пропадет работа многих  месяцев.
Нисколько не боюсь террористов Конга: туземцы все равно  чертовски  боятся
этих развалин. В 58 по девять часов в день работал под палящим солнцем  на
раскопках Тимнаша, а вокруг стреляли друг в друга израильтяне и арабы, и у
меня даже ни царапины. Не хуже, чем в тридцатые годы, когда  я  раскапывал
храм Соломона в Абиссинии,  и  появился  Муссолини  со  своими  мортирами,
пулеметами и всем прочим - я просто сказал этим идиотам,  чтобы  играли  в
солдатиков где-нибудь в другом месте и не мешали работать!
     Большое спасибо за номер "Открытий", который я наконец получил.  Этот
дурак Эдмундс спутал все даты, но фотографии получились неплохо. Я  напишу
книгу об Арангкоре, на которую все обратят внимание,  заверяю  вас.  Почти
ежедневно обнаруживается что-нибудь необыкновенно  интересное.  Знаете  ли
вы, что молочный камень, которым отделан колодец, - вещество,  похожее  на
гагат, -  он  синтетический?  Кажется,  органика,  но  нужно  оборудование
первоклассной   аналитической   лаборатории,    чтобы    сказать    точно.
Синтетический  органический  кристалл  -   поразительное   технологическое
достижение для такой ранней эпохи.  Ваши  кхмеры  -  поразительный  народ,
некоторые их  инженерные  находки  достойны  римлян.  Напомните,  чтобы  я
рассказал вам о подземном акведуке, который мой второй отряд  раскопал  на
руинах Большого храма.
     Не могу бросить всю эту работу - проклятые дураки, с их войнами!  Это
открытие столетия - страшно думать, что тут может сделать одна бомба.
     Почтовая лодка уходит - нужно заканчивать - позже напишу еще, если мы
выберемся отсюда живыми... вы по-прежнему собираетесь сюда?  Если  да,  то
оставьте жену дома - змеи, дизентерия, а теперь и коммунисты. Не знаю, что
хуже!
     В спешке - Джерролд.


     Нижеследующая рукопись говорит сама за себя. Только будущее  покажет,
получим ли мы еще сообщения от одинокого  американца  на  Каллисто.  Кроме
этого торопливо нацарапанного письма, никаких сообщений от сэра Малькольма
у меня нет и жив он или мертв - или насильно эвакуирован из  района  своих
любимых развалин, - мне неизвестно. Только время покажет, будет ли у этого
рассказа продолжение.
     Если нет, если это последнее,  что  дошло  до  нас  через  гигантское
пространство, какой-нибудь неведомый астронавт будущего узнает  окончание.
Может быть, когда мы в далеком  будущем  отправим  космический  корабль  с
экипажем  на  пятый  спутник  Юпитера,  отделенный   от   нас   тремястами
восемьюдесятью семью миллионами девятистами тридцатью тысячами миль,  этот
астронавт вернется с ответами на многие вопросы, на которые эта  книга  не
дает ответа.
     Тогда, может быть, мы узнаем окончание этой истории.
     Будет ли оно счастливым?
     Нам придется подождать, чтобы узнать это.  Лин  Картер  Холлис,  Лонг
Айленд, Нью-Йорк 17 июня 1970



                               ОТ ИЗДАТЕЛЕЙ

     Это третий том популярной серии Лина Картера "Приключения Джандара".
     Первый том, озаглавленный "Джандар с Каллисто", и  второй  -  "Черный
Легион Каллисто - также опубликованы издательством "Делл Букс".
     Мы ничего не  утверждаем  относительно  авторства  этих  книг  -  они
публикуются и продаются под именем мистера Картера, -  но  хотим  отметить
тот факт, что  мистер  Картер  перевел  гонорар  и  последующие  суммы  на
банковский счет на имя Джонатана Эндрю Дарка.




                  КНИГА ПЕРВАЯ. ПУТЕШЕСТВИЕ В ОПАСНОСТЬ


                          1. ОДИН ШАНС ИЗ ТЫСЯЧИ

     Когда все  потеряно,  самый  невероятный  образ  действий  становится
возможным.
     Когда нечего терять - за исключением, может быть, жизни, - один  шанс
из тысячи кажется неплохим вариантом.
     Именно поэтому мы  нашли  самое  опасное  решение  своей  невыносимой
дилеммы.
     Прошел год - чуть меньше или чуть больше, - с тех пор как я наткнулся
на  утраченный  город  Арангкор,  покинутый  неисчислимые  века  назад   в
непроходимых джунглях Камбоджи. В  этих  колоссальных  каменных  руинах  я
прошел через Врата меж мирами. Неведомая сила, тайна которой  до  сих  пор
остается для меня загадкой, чудесным  образом  перенесла  меня  более  чем
через триста миллионов миль с моей родной планеты на поверхность странного
прекрасного и ужасного мира чудес и  чудовищ,  мира  черно-алых  джунглей,
раскинувшихся под золотым небом, освещенным пятью великолепными лунами.
     Это  мир  варварского  великолепия  Танатор,  где  свирепые  звери  и
странные люди сражаются за господство. Три различные, сильно  отличающиеся
друг от друга расы разумных существ населяют планету джунглей -  три  расы
ведут нескончаемую войну.
     И вот в  самый  центр  этой  борьбы  меня  бросила  загадочная  сила,
одинокого,  лишенного  друзей,  не   знающего   даже   языка   танаторских
цивилизаций.
     Первая встреченная мною на  Танаторе  раса  даже  отдаленно  не  была
гуманоидной - свирепые  и  безжалостные  воинственные  племена  чудовищных
лишенных   эмоций   артроподов,   называющихся   ятунами.   Это    высокие
многосуставчатые инсектоиды, чьи тонкие, но  изящные  конечности  одеты  в
серый хитин, а лишенные выражения лица представляют собой  роговую  маску,
увенчанную причудливыми антеннами; глаза у них огромные, похожие на черные
сверкающие драгоценности.
     Эти нечеловеческие создания  пленили  меня,  под  их  руководством  я
выучил язык, на котором  говорят  все  разумные  существа  на  поверхности
Танатора.
     Будучи рабом племени ятунов, я приобрел первого друга в мире джунглей
- Коджу, высокого холодно логичного вождя ятунов, который даже не понимал,
что такое дружба, пока я не научил  его.  Также  будучи  рабом  ятунов,  я
встретил  и  полюбил  самую  прекрасную  женщину  двух  миров  -  Дарлуну,
воинственную принцессу ку тад.
     Сбежав с помощью Коджи, мы снова были захвачены - на этот раз  другим
народом, небесными пиратами Занадара. Небесные пираты гуманоиды и обладают
худшими человеческими чертами: эти жестокие воздушные корсары  живут,  как
вампиры, за счет других народов Танатора, которые не обладают их  небесным
могуществом.
     За время пребывания в  плену,  сначала  в  племени  ятунов,  потом  у
занадарцев, я узнал кое-что о недавних событиях, превративших мир джунглей
в гигантский театр военных действий. Народ Дарлуны  ку  тад,  или  золотой
народ, названный так из-за янтарного цвета своей  кожи,  похожей  на  кожу
полинезийцев  в  моем  родном  мире,  был  изгнан  из  своего  обнесенного
каменными стенами города Шондакора и вся  его  территория  была  завоевана
бродячей разбойничьей армией, называемой Черным Легионом.
     Мы с Коджей стали рабами, трудившимися под хлыстами небесных пиратов,
а Дарлуна тем временем была  почетной  гостьей  принца  Тутона,  умного  и
бессовестного предводителя занадарцев. Стремясь расширить  свои  владения,
Тутон мечтал о браке с принцессой и обещал  поддержать  ее  требования  на
трон,  развязав  войну  против  Черного  Легиона,  владевшего  Шондакором.
Считая, что предложение Тутона дает возможность вернуть свободу ее народу,
Дарлуна не стала  бы  слушать  моих  утверждений  о  бесчестности  Тутона.
Наконец мне удалось сбежать из рабских загонов Занадара, и я нашел убежище
в доме учителя фехтования из Ганатола, по  имени  Лукор.  Этот  храбрый  и
рыцарственный человек, которого, как и меня, отталкивала подлость  Тутона,
стал моим соучастником в попытке  освободить  Дарлуну  и  ятунского  вождя
Коджу.  За  время  вынужденного  бездействия  я  перенял  у  Лукора  тайны
фехтовального искусства.
     Спустя некоторое время нам удалось освободить и мою любимую  женщину,
и моего  друга  Коджу;  мы  пересекли  почти  весь  Танатор  в  украденном
воздушном  судне  и  встретились  с  изгнанным  народом  Дарлуны,  который
скрывался в джунглях, известных как Великий  Кумала.  Увы,  моя  принцесса
была захвачена Черным Легионом еще до того, как мы присоединились к воинам
ку тад, и поэтому я составил смелый и отчаянный план, проник  под  личиной
наемника в Шондакор и присоединился к  Чак  Юл  (так  называется  Легион).
Тщательно рассчитанный заговор для освобождения Дарлуны м свержения Чак Юл
(воины ку тад должны были  через  потайной  туннель  войти  в  город)  был
прерван и почти сорван внезапным нападением на Шондакор  воздушного  флота
принца Тутона.
     По странному капризу судьбы, однако, мы  в  одно  и  то  же  время  и
выиграли, и проиграли. Мы на самом деле вырвали город Шондакор  из  когтей
Чак Юл,  убили  их  предводителя  и  изгнали  воинов  Черного  Легиона  из
королевства - но моя возлюбленная принцесса в  смятении  была  схвачена  и
увезена мстительным и коварным принцем Тутоном. И вот уже много недель она
вторично содержится в плену в далеком и недоступном Занадаре,  справедливо
называемом Городом-в-Облаках. И на этот раз ее плен не  разделяют  друзья,
готовые попытаться освободить ее.
     И  вот  уже  много  недель,  с  самого  освобождения  Шондакора,  мы,
победители, находимся в состоянии глубокой депрессии. Королевством мудро и
справедливо  управлял  храбрый  дядя  Дарлуны  лорд  Яррак,  но   горожане
Шондакора оплакивали потерю своей принцессы и стремились каким-то  образом
освободить ее от жестокого рабства у небесных пиратов.
     Их решимость освободить принцессу была не меньшей, чем моя. Для  меня
ничего ни значит ни свобода в Шондакоре, ни сама жизнь, если  я  не  смогу
разделить эту свободу и жизнь с  самой  прекрасной  женщиной  двух  миров.
Потому что последние слова, которые я слышал из  прекрасных  уст  Дарлуны,
когда летающий корабль уносил ее в небо, были открытым признанием в  любви
ко мне.


     Случайность подсказала нам способ возможного освобождения Дарлуны.
     Во время трехстороннего сражения между  ку  тад,  Черным  Легионом  и
небесными пиратами один из замечательных воздушных  кораблей  занадарского
воздушного флота был частично поврежден и захвачен. Остальные корабли либо
вернулись благополучно в Город-в-Облаках, или были уничтожены в  сражении.
У нас остался только один почти неповрежденный корабль.
     И я наконец предложил отчаянный план.
     Починив поврежденный галеон, взяв с собой отряд верных воинов ку тад,
я пролечу в корабле через весь Танатор к самым воротам  Занадара;  выдавая
себя за занадарцев, мы проникнем в королевскую крепость и  вернем  свободу
нашей принцессе!
     Как я уже говорил вначале, на удачу этого отчаянного плана был только
один шанс из тысячи.
     Но каков бы ни был риск, я решил попытаться.


     Через несколько дней после  сражения  с  Черным  Легионам  я  изложил
товарищам свой план.
     Утрата принцессы в час торжества  погрузила  победоносных  ку  тад  в
глубокое  отчаяние,  смешанное  с  мрачной  решимостью  любыми   способами
освободить ее.
     Мы  встретились  в  верхнем  зале  совета,  высоко  в  изящной  башне
королевского дворца Шондакора. Вокруг  хорошо  видный  в  прозрачные  окна
расстилался огромный город.
     Широкие хорошо  вымощенные  улицы  расходились  от  дворца,  который,
окруженный парками и садами, располагался в самом сердце  метрополиса.  Во
всех  направлениях  от  дворца  радиально  отходили  широкие  трехполосные
бульвары, как спицы колеса.
     Над нами странное небо Каллисто казалось сверкающим покровом золотого
тумана, освещенного без видимого  источника.  Расстояние  от  Каллисто  до
Солнца так велико, что с точки  зрения  обитателей  луны  джунглей  Солнце
кажется просто очень яркой  звездой.  Тайна  источника  света  -  одна  из
многочисленных загадок этого странного мира, к которым я так и не подобрал
ключей.
     Зал совета  сложен  из  массивных  каменных  плит,  облицован  мягким
золотистым  мрамором  и  украшен  фантастическим  фризом  с  богоподобными
героическими фигурами. Пол закрыт прекрасными коврами  древней  работы,  а
стол - цельная сверкающая плита темно-зеленого малахита.  Во  главе  стола
сидит  благородный  пожилой  человек  с  внешностью  древнего   героя,   в
превосходном одеянии, украшенном неизвестными  мне  драгоценными  камнями.
Это  лорд  Яррак,  верный  дядя  Дарлуны  и  правитель  королевства  в  ее
отсутствие.
     Вокруг стола сидят пятеро. Престарелый мудрец и философ  Застро,  его
морщинистое лицо и белоснежный  водопад  бороды  молча  свидетельствуют  о
долгих годах верного служения трону Шондакора.
     Рядом с ним вождь ятунов  Коджа.  Тонкие  скелетоподобные  конечности
огромного артропода неудобно сложены в кресле, рассчитанном  на  человека,
но на сверкающем роговом лишенном выражения  овоиде  его  лица  с  черными
блестящими фасеточными глазами - ни следа неудобства.
     Благородный  молодой  воин  сидит   рядом   с   затянутым   в   хитин
человеком-насекомым. Его открытое искреннее  лицо,  проницательный  острый
взгляд и широкая  грудь  свидетельствуют  о  высоком  рождении  и  хорошем
воспитании.  Это  принц  Валкар,  с  детства  обрученный  с  Дарлуной.   Я
познакомился с ним, служа инкогнито в Черном Легионе, как и  он  тоже.  Мы
записались в разбойничью армию под вымышленными личинами и с одной целью -
освободить принцессу Дарлуну.
     Следующим сидит стройный пожилой человек, с чистым загорелым лицом  и
внимательными темными глазами, указывающими на  то,  что  он  не  из  расы
янтарнокожих золотоволосых зеленоглазых ку  тад.  Возраст  этого  человека
очевиден,  но  он  держится  прямо,  а  стройные  свободно  лежащие   руки
свидетельствуют о необычной для такого возраста  силе  и  стремительности.
Это учитель фехтования из Ганатола Лукор, чью дружбу я завоевал на  улицах
Занадара и от кого узнал множество секретов фехтовального искусства.
     И последний человек за столом совета - я сам. Население присвоило мне
высокое звание _к_о_м_о_р_а_ ку тад  в  благодарность  за  смелую  попытку
освободить Дарлуну из когтей Арколы, верховного вождя Черного Легиона.
     Перед этим узким кругом я  изложил  свой  безумный  план,  который  в
случае удачи приведет к освобождению Дарлуны. Откровенно говоря, хотя  они
не меньше меня  стремились  освободить  принцессу,  мои  товарищи  вначале
решили,  что  я  утратил  рассудок  в  горе  из-за  потери  Дарлуны.   Они
сочувственно говорили,  что  только  обезумевший  человек  может  серьезно
предлагать такой нелепый и опасный план.
     Я  вынужден  был  согласиться,  что  мой  план   на   первый   взгляд
свидетельствует о крайнем отчаянии, если не о  безумии.  Но  я  просил  их
подумать, потому что  считал,  что  при  более  внимательном  рассмотрении
обнаружатся некоторые шансы на успех.
     Основное затруднение  очень  простое.  Город-в-Облаках  назван  очень
точно.
     Занадарцы соорудили свою столицу-крепость на вершине высокой  горы  к
северу от джунглей Великого Кумалы. Гранитная  гора  с  такими  крутыми  и
гладкими стенами, что подъем сколько-нибудь значительной армии невозможен.
     Я вообще считал, что подъем на эту  гору  за  пределами  человеческих
возможностей. Ни один человек, ни тысяча не доберутся до  вершины  живыми.
Крутые обрывистые стены уходят вниз, в глубокие пропасти, и на них нет  ни
карнизов, ни выступов,  нет  никакой  опоры  для  рук  и  ног.  Величайший
альпинист отказался бы от попытки подняться на эту парящую вершину.
     Именно эта неприступность и сделала Занадар неуязвимым для нападения.
Из своего горного гнезда небесные  пираты  могли  спускаться,  нападая  на
торговый караван или беззащитный город, и ни один их враг не  мог  напасть
на Занадар, потому что только небесные пираты  владели  тайной  сооружения
замечательных летающих орнитоптеров, и  только  в  горе,  на  которой  был
сооружен их город, находились месторождения  природного  летучего  газа  -
этот газ под давлением накачивался в полые корпуса их  небесных  кораблей,
давая им возможность летать.
     Все эти факты  хорошо  известны  и  были  немедленно  признаны  моими
товарищами по безумному предприятию.
     Затем я указал, что, считая свой высокогорный  Занадар  неуязвимым  и
неприступным, небесные  пираты  не  уделяют  должного  внимания  охране  и
наблюдению за прилегающими территориями. И если враг, в облике занадарцев,
на занадарском корабле, попытается приземлиться в Облачном городе, он вряд
ли встретит сопротивление или даже подозрение.
     Мои   товарищи   вынуждены   были   согласиться   с   логикой   этого
предположения. Это весьма вероятно, хотя все-таки очень опасно.
     - Но Джандар, - возразил мой друг Валкар, - что ты знаешь о  летающих
кораблях?
     - Кое-что знаю, - спокойно ответил я. - Мы с  Коджей  были  колесными
рабами на занадарском флагманском корабле "_К_а_д_ж_а_з_е_л_л_"  во  время
перелета с великих равнин в Занадар,  мы  пролетели  над  всеми  джунглями
Великого Кумалы. Я хорошо знаком с  механизмом  крыльев,  а  что  касается
навигации, то это тоже не представит серьезной трудности. В каюте капитана
должны быть навигационные карты.
     - Это верно, - серьезно заверил моих товарищей Коджа.  -  Но  даже  я
вынужден признать, Джандар, что есть и другие проблемы у  твоего  замысла,
кроме поддержания корабля в воздухе и управления им.
     - Какие проблемы?
     - Посадка, -  ответил  он.  -  Я  хорошо  помню  способ  посадки,  мы
наблюдали во время рабства; нам не удастся гладко посадить корабль, у  нас
нет  опыта   и   подготовки   небесных   пиратов.   Разве   не   покажется
подозрительным, если мы посадим корабль неуклюже, по-любительски?
     - Несомненно, - согласился я, - но в моем плане  есть  такие  детали,
которыми я еще  не  поделился.  Я  намерен  сознательно  слегка  повредить
корабль и при посадке сделать вид, что корабль серьезно поврежден. Так  мы
уничтожим подозрения от своей неуклюжей посадки.
     Коджа задумался, его большие черные глаза оставались непроницаемыми.
     - В плане что-то есть, - сказал он наконец. -  Легко  будет  отколоть
куски балюстрады, палубных украшений и перил и создать видимость серьезных
повреждений. Может сработать...
     Следующим заговорил старый учитель фехтования Лукор.
     - Парень, сердце мое за тебя, и  я  в  любом  случае  присоединюсь  к
тебе... но тщательно ли ты все продумал?  Когда  летающие  галеоны  кружат
перед посадкой, они подают сигналы:  днем  разноцветными  флажками,  ночью
цветными огнями. Сообщают  регистрационный  номер,  имя  капитана  и  цель
назначения. Ты не знаешь кода этих  сигналов.  А  попытка  сесть  без  них
обязательно вызовет подозрения.
     - Вероятно, - согласился я. - Однако  выскажу  предположение,  что  в
каюте капитана мы найдем и коды.  А  если  не  найдем,  сделаем  вид,  что
повреждение корабля не  дает  возможность  подавать  сигналы  -  например,
сорвем всю оснастку, чтобы некуда было вешать флажки, срубим  часть  носа,
откуда сигналят фонарями. Что-нибудь подобное можно сделать.
     Следующее возражение прозвучало из уст самого лорда Яррака.
     - А как насчет внешности экипажа и твоей собственной? - спросил он. -
Та нисколько не похож на занадарца.
     Это правда. Золотой народ Шондакора, с  его  сверкающими  изумрудными
глазами, рыже-золотыми гривами и янтарной кожей поразительно отличается от
занадарцев, с их бумажно-белой кожей, прямыми черными волосами и  тусклыми
черными глазами.
     Такое резкое различие во внешности рас является  еще  одной  загадкой
Танатора (Капитан Дарк имеет в виду тот необычный факт, что  на  небольшой
сравнительно планете,  как  Каллисто,  гораздо  меньше  Земли,  невозможно
существование совершенно  отличных  генетических  групп,  что  приводит  к
созданию сильно отличающихся  друг  от  друга  рас.  Каллисто  значительно
меньше Земли, чей диаметр на экваторе составляет 7 927 миль сравнительно с
2 770 милями диаметра Каллисто. Соответственно у Земли значительно большая
поверхность, к тому же состоящая  из  континентов,  разделенных  обширными
океанами. На Земле в ранние периоды  части  человечества  на  многие  века
отделялись  от  остальных,  поэтому  создавалась   возможность   различных
генетических вариантов и образования рас. Но как это  могло  произойти  на
Каллисто, с  его  гораздо  меньшей  поверхностью,  остается  загадкой.  На
Каллисто,  согласно   описанию   капитана   Дарка,   нет   даже   океанов,
следовательно, нет и деления на континенты, и различные расы живут  бок  о
бок. Теоретически подобные расовые различия невозможны на таком  небольшом
спутнике, как Каллисто; но и сама жизнь  невозможна  на  таком  отдаленном
мире, который в пять раз дальше нашего от Солнца и соответственно получает
незначительную часть солнечного тепла и  света,  без  которого  невозможна
жизнь на Земле. Неизвестно, раскроет ли  в  дальнейших  своих  странствиях
Джандар эту тайну. - Л.К.). Но я, конечно, предвидел это возражение и  был
готов к ответу.
     -  Эту  проблему  мы  решим  с  помощью  косметики,  -  сказал  я.  -
Отбеливающий крем придаст нашим  лицам  занадарскую  бледность,  а  черная
краска изменит цвет волос. В битве было убито немало небесных пиратов,  мы
возьмем их одежду.
     Больше возражений не последовало.
     Только один шанс из тысячи за  то,  что  нам  в  этом  фантастическом
предприятии удастся спасти принцессу из крепости ее врагов. Но  один  шанс
из тысячи лучше,  чем  ничего.  И  даже  такой  рискованный  шанс  достоин
внимания, когда речь идет о жизни и свободе принцессы Дарлуны.
     - Я хорошо понимаю, что это путешествие в опасность, -  сказал  я.  -
Однако благодаря своей  храбрости  мы  выигрывали  в  не  менее  отчаянных
ситуациях. Не думаю, чтобы удача отвернулась от  нас.  Но  я  пойму,  если
кто-нибудь  откажется  от  участия.  В  любом  случае  лорд  Яррак  должен
оставаться в Шондакоре, управляя  городом.  А  если  кто-то  из  остальных
предпочитает остаться, скажите...
     Коджа, Валкар и даже  старый  учитель  фехтования  Лукор  об  этом  и
слышать не хотели.
     Так и было решено.



                            2. ПОИСК НАЧИНАЕТСЯ

     На  следующий  день  мы  занялись  летающим  галеоном.  В  этом  деле
неоценимую помощь оказал старый философ Застро. Я  назвал  его  так  из-за
отсутствия лучшего термина, но он не был оторванным от мира ученым, годами
обдумывающим сложные моральные дилеммы или  мысленные  загадки.  Напротив,
Застро из Шондакора близок к тем  инженерам-философам  земной  античности,
чьи таланты были посвящены решению  практических  задач,  вроде  Архимеда,
который применил свой гений для разработки сложных боевых машин при защите
Сиракуз, или Леонардо Да Винчи,  сверхчеловека  Возрождения,  создававшего
все, начиная от соборов и акведуков и кончая танками и вертолетами.
     Помощь  Хзастро  оказалась  решающей  в  восстановлении   и   ремонте
поврежденного орнитоптера.
     Коварный и  изобретательный  верховный  вождь  Чак  Юл  Аркола  давно
предвидел  неизбежность  воздушного  нападения  Тутона   Занадарского   на
окруженный каменными стенами город. Как защиту от  летающих  кораблей,  он
разместил на крышах катапульты. Хорошо нацеленный камень  одной  из  таких
катапульт  уничтожил  рулевую  рубку  корабля.  Абордажные  крюки,  прочно
вцепившиеся  в  резные  украшения,  палубные  балюстрады,  лишили  корабль
возможности двигаться, притянули его к крыше соседнего здания, а ожидавшие
там воины черного Легиона  забросали  палубы  плененного  корабля  потоком
смертоносных стрел, под которым погиб весь экипаж корабля.
     Все члены экипажа  злополучного  корабля  погибли,  в  живых  остался
только  капитан,  хладнокровный  вежливый  корсар  из  Занадара,  раненный
стрелой в плечо. Этот офицер - его звали Ультар  -  оказался  единственным
пленным, захваченным в ходе битвы. И ему тоже нашлось место в моем плане.
     Возможно,  нам  удастся  заручиться  его  помощью  в   восстановлении
корабля, оснащении его экипажем и навигации. Но до сих пор капитан  Ультар
вежливо, но твердо отклонял все  попытки  заставить  его  помогать  врагам
своего народа, за что я не мог осуждать его. И все же я надеялся  получить
его помощь, хотя бы для  того,  чтобы  спастись  от  жестокостей  рабства,
которое  ожидало  всех  пленных.  Я  также  решил  взять  его  с  собой  в
экспедицию,  хотя  собирался  внимательно  за  ним  следить  и   постоянно
содержать под стражей.
     Мы  осмотрели  поврежденный   корабль,   оценивая   возможность   его
восстановления. Старый Застро разглядывал корабль проницательным взглядом,
от которого не ускользала ни малейшая подробность.  Мы  с  ним  ходили  по
палубам, определяя размеры ущерба, причиненного катапультой Арколы.
     - Изобретательно!  Фантастически  изобретательно!  -  говорил  старый
ученый, рассматривая  сложную  систему  ремней,  соединений  и  блоков,  с
помощью которых приводились в движение крылья корабля.
     Я был полностью с ним согласен. Хоть я и ненавидел  небесных  пиратов
за их бессердечную жестокость, невероятную жадность  ненасытную  жадность,
нельзя было не согласиться, что это раса  инженерных  гениев,  не  знающая
себе равных в истории двух миров.
     Нескладные  летающие  сооружения  занадарцев  походили   на   большие
деревянные галеоны и  выглядели  фантастически  со  своей  резной  кормой,
развевающимися  вымпелами,  орнаментальными   балюстрадами,   куполами   и
бельведерами. Они передвигались на медленно бьющих крыльях, а преодолевать
тяготение Каллисто им помогал природный летучий газ, который под давлением
накачивался в их полые двойные корпуса.  Для  несведущего  глаза  огромный
корабль, плывущий в небе, как некогда древние  галеоны  имперской  Испании
плавали  по  земным  морям,  казался  невероятным,  волшебным.  Но  секрет
заключался в изобретательной конструкции корабля. Он был сооружен вовсе не
из дерева, а из  _б_у_м_а_г_и_.  Все  детали  галеона  были  сооружены  из
удивительно прочной и гибкой многослойной бумаги: корпуса, палубы,  мачты,
переборки.
     Этот секрет не делал флот Занадара менее чудесным, но по крайней мере
понятным. Подлинное чудо заключалось, по моему мнению, в  сложной  системе
весов и противовесов, колес и блоков, соединений и  распорок,  при  помощи
которых огромные сложные крылья действовали приблизительно, как птичьи,  и
с их помощью корабль и передвигался.
     Мы с Коджей работали рабами у колес  занадарских  кораблей  и  хорошо
знали их систему движения. Но это  знание  нисколько  не  уменьшало  моего
восхищения гением, создавшим эти летающие  корабли.  Научные  знания  моей
далекой Земли не давали возможности создать подобное, хотя бессмертный  Да
Винчи набрасывал в своих тайных записных книжках чертежи таких  приводимых
в движение крыльями орнитоптеров. Но даже его гений не  сумел  осуществить
эти планы в действительности.  Занадарцы  превратили  мечту  в  физическую
реальность, и несмотря на всю их жестокость, я не мог  не  восхищаться  их
поразительным искусством.
     Но теперь мы собирались обратить против них их созидательный гений. И
если только на занадарском галеоне можно достичь их отдаленной, закутанной
в облака крепости, у нас было средство для достижения такой цели.
     -  Да,  очень  изобретательно,  но  можно  ли  это  починить?   -   с
беспокойством спросил я. Престарелый философ задумчиво поджал губы,  потом
коротко кивнул.
     - Я в этом убежден, - заверил он меня. - Посмотри сюда,  _к_о_м_о_р_:
снаряд катапульты сбросил рулевую рубку,  но  не  повредил  корпус.  Запас
легкого газа остался нетронутым; нам необходимо только восстановить  рубку
и соединить кабели.
     - Можно ли это сделать?
     - Безусловно, - ответил он, энергично  кивнув.  -  Я  создам  рабочую
группу из  своих  учеников  и  последователей,  и,  если  понадобится,  мы
призовем всех плотников, колесников и механиков  Шондакора.  Через  десять
дней у тебя будет твой корабль, даю слово!


     Для человека, чья любимая в руках неумолимых  врагов,  который  не  в
состоянии освободить ее, десять дней - это целая вечность. Так было  и  со
мной.
     Я провел это время, обучая экипаж шондакорцев управлению  кораблем  в
полете. Свыше полусотни храбрых бойцов,  все  добровольцы,  согласны  были
рискнуть жизнью в попытке спасти свою любимую принцессу. Почти  все  воины
ку тад выразили желание быть  в  составе  экипажа  корабля,  даже  пожилые
ветераны и те, что были тяжело ранены в битве за освобождение Шондакора от
власти Черного Легиона. Мы с Лукором и Валкаром осматривали  добровольцев,
отбирая самых молодых, самых смелых, самых искусных бойцов, в конце концов
отобрав  отряд   опытных   солдат,   дисциплинированных,   бесстрашных   и
поглощенных желанием освободить Дарлуну.
     Большинство эти солдат будет работать у колес. Экипажа на корабле  не
было, и поэтому руки моих людей  понадобятся,  чтобы  управлять  крыльями.
Коджа  учил  этих  людей  технике  работы,  а  мы  с  Валкаром  и  Лукором
тренировали их в исполнении других  многочисленных  обязанностей,  которые
нам понадобятся, если мы хотим подняться в небо  Танатора  и  благополучно
долететь до города небесных пиратов.
     Все эти десять дней я был очень занят,  и  потому  они  оказались  не
такими болезненными, как могли бы  быть.  Все  равно  они  показались  мне
вечностью; но и эта вечность прошла.
     Мы были готовы к отлету.


     Я внес небольшое изменение в систему неизвестного занадарского гения,
потому что готовился к случайностям, о которых он никогда не задумывался.
     На передней палубе я приказал установить катапульту моей  собственной
конструкции, которая послужит для защиты от других воздушных кораблей.
     Необходимость в такой предосторожности никогда не приходила в  голову
пиратам Занадара, потому что у них не было  соперников  в  небе  Каллисто.
Никакой другой народ не обладал способностями и знаниями, необходимыми для
постройки  таких  кораблей,  и  потому  оружие  для  воздушного   боя   не
изобреталось, в нем не было необходимости.
     Когда  я  показал  свои  чертежи  Застро,  его  проницательные  глаза
восхищенно вспыхнули, он сразу понял пользу такой  установки.  И  заметил,
что занадарцы не только не смогут защититься  от  такого  оружия,  они  не
смогут ничем ответить.
     Так как нашему единственному кораблю предстояло  противостоять  всему
вражескому воздушному флоту, небольшое технологическое  усовершенствование
давало  нам  неоценимое  преимущество.  Ремесленники  построили  по   моим
чертежам катапульту и установили ее на передней палубе, на носу.
     Мои знания древнего оружия могут показаться удивительными, потому что
со Средних Веков ни одна земная армия такое  оружие  не  применяла.  Но  в
юности я очень интересовался военными машинами римлян, и мой отец,  будучи
инженером, поддерживал мой энтузиазм,  помогая  конструировать  и  строить
модели катапульт и баллист. Некоторые из этих  миниатюрных  военных  машин
пускали стрелы, другие бросали каменные снаряды. С тех пор я не забывал об
этом  древнем  оружии  и  теперь  благодарил  неизвестное  мне  милостивое
божество, которое подсказало мне в юности такое хобби.
     Я избрал слегка видоизмененный стандартный  образец  римской  осадной
катапульты.  Современное  значение  слова   "катапульта"   отличается   от
древнего. Сегодня  мы  считаем  катапультой  изогнутую  деревянную  балку,
которая  сгибается  под  давлением  и  выпускает  каменный  снаряд.  Балка
распрямляется, снаряд взлетает  высоко  вверх,  пролетает  над  крепостной
стеной и падает на здания осажденного города. Такое  устройство  для  моих
целей бесполезно.
     Но древняя осадная катапульта совсем другая. Она выпускает стрелу или
другой снаряд горизонтально и скорее напоминает самострел,  чем  привычную
нам катапульту. Именно такое орудие я выбрал. Древняя  римская  катапульта
состоит из прочного  основания,  на  котором  крепится  треугольная  рама.
Горизонтальный  нижний  брус  этой  рамы  имеет  углубление,   в   которое
вкладывается стрела. Этот брус с помощью несложного устройства с  зубчатым
колесом можно поднимать и опускать, придавая ему нужный угол.
     Такое орудие  я  приказал  соорудить  на  передней  палубе  летающего
галеона.
     Стандартная    римская    катапульта    такого     образца     метала
двадцатишестидюймовые стрелы весом в полфунта на  расстояние  в  четыреста
ярдов.
     Моя модифицированная катапульта позволяла использовать более  тяжелую
стрелу со стальным  наконечником  весом  в  шесть  фунтов.  Соответственно
сокращалась дальность огня, но  металлический  наконечник  был  необходим,
потому что я намерен  был  стрелами  пробивать  отверстия  в  многослойных
бумажных корпусах вражеских кораблей, чтобы лишить их  подъемной  силы.  С
этой целью я поручил кузнецам  Шондакора  изготовить  для  меня  некоторое
количество тяжелых стальных стрел, напоминавших  своей  длиной  и  острыми
наконечниками фантастические гарпуны.
     Мы экспериментировали с этим  оружием,  совершенствуя  свою  технику.
Дальность выстрела достигала трехсот  ярдов,  это  позволяло  стрелять  по
занадарским кораблям, оставаясь вне пределов досягаемости их  лучников.  Я
был  удивлен,  что  катапульта  может  стрелять   на   такое   расстояние.
Математически  это  объяснить  не  удавалось.  Возможно,  ответ  прост   и
заключается в большей упругости танаторской древесины или тетивы, чего  не
было у древних римлян. На самом деле так и оказалось: в качестве тетивы мы
использовали веревки, сделанные из паутины,  которую  находят  в  джунглях
Великого Кумалы.
     Чудовищные  пауки  джунглей  размером  с  небольшую  собаку.  Ку  тад
называют их _к_с_и_м_ч_а_к_. Паутина у них толщиной в рыбачью леску, и  ее
можно натягивать, не боясь  порвать.  По  толщине  паутины  я  решил,  что
предпочел бы не сталкиваться с ткачами. Ничего не имею против насекомых, о
чем свидетельствует моя дружба с инсектоидом Коджей, но  паук  размером  с
собаку на мой вкус великоват.
     Мы установили свое оружие и закрыли его легко снимающимся навесом.  И
успокоились, считая, считая, что обладаем неплохим средством  сдерживания,
если нас будут преследовать небесные пираты.


     В ясный безветренный день мы начали свое путешествие. Танаторский год
не делится на сезоны, поэтому я затрудняюсь определить время. С моей точки
зрения, могла быть весна, лето, осень или зима. Лишенная ощущения  времени
жизнь  Танатора  напоминает  мне  описанный   Эдгаром   Райсом   Берроузом
Пеллюсидар, воображаемый мир в глубине Земли.
     Разница заключается в том,  что  этот  талантливый  писатель  считает
неспособность отличить один час  дня  или  месяца  от  другого  источником
отсутствия всякого представления о времени и соответственно делает жителей
Пеллюсидара вечно молодыми.
     Уверяю вас, на Танаторе совсем не так.
     Ремонт  воздушного  корабля  занял  двадцать  дней,   вместо   десяти
обещанных Застро.
     Готов поклясться, что за это время я постарел на  двадцать  лет.  Да,
мир Каллисто совсем не Пеллюсидар!
     Но вот ожидание окончилось и мы отправились в опасное путешествие.
     Улицы и площади  Шондакора  заполнились  огромными  толпами  жителей,
желающих видеть наш  отлет.  Орнитоптер  был  привязан  к  верхнему  этажу
дворца. Удерживаемый прочными канатами,  он  свободно  плавал  в  воздухе.
Экипаж  находился  на  борту  и  занимал  свои  места.  Оставалось  только
попрощаться.
     Под  охраной  привели  на  борт  нашего  пленника  Ультара.  Это  был
худощавый человек, с проницательными глазами, прикрытыми тяжелыми  веками,
и спокойными манерами, за  которыми  скрывался  острый  ум.  Я  был  также
убежден, что он  при  малейшей  возможности  постарается  помешать  нашему
предприятию.
     Поднимаясь под охраной на палубу, Ультар внимательно осмотрел ее.  На
губах его застыла легкая ироническая усмешка, он с насмешливым  выражением
приветствовал меня. И исчез в каюте, которую закрыли за ним  и  приставили
охрану. Яррак сдержал недовольный возглас.
     - Я беспокоюсь из-за того, что ты  отправляешься  в  опасный  путь  с
потенциальным шпионом и убийцей на борту, Джандар, - проворчал  старик.  -
Мне кажется глупостью, граничащей  с  самоубийством,  брать  с  собой  эту
хитрую велеречивую змею.
     Я пожал плечами.
     - Я принял все необходимые предосторожности. Он не  сможет  причинить
нам вред, - заверил я Яррака. - Прежде всего он  дал  честное  слово,  что
будет оставаться нашим пленником и не станет угрожать  нашей  безопасности
во время полета.
     - Его слово чести? - Яррак произнес это так, будто ему стало  горько.
- Я не стал  бы  доверять  честному  слову  небесного  пирата!  Занадарец,
которому можно доверять, это мертвый занадарец. Надеюсь,  ты  знаешь,  что
делаешь, но  сомневаюсь  в  этом!  -  заключил  он  беспокойным  тоном,  с
сомнением качая головой.
     Я старался успокоить его, но, по  правде  говоря,  сам  сомневался  в
разумности своего решения  включить  потенциального  предателя  в  экипаж.
Ультар дал слово чести не вредить нам, пока мы не требуем от него тайн его
народа; он джентльмен. Но все равно рискованно верить врагу на слово.
     Но, по-моему, рискнуть стоило. Я так и сказал Ярраку, подчеркнув, что
принял все меры предосторожности. Проводить нас вместе  с  лордом  Ярраком
пришли высшие чиновники  двора,  одетые  в  свои  роскошные  костюмы,  они
пожелали нам успеха в нашем опасном деле. Они  желали  нам  благополучного
возвращения вместе с нашей любимой принцессой.
     Мы поблагодарили их и под аплодисменты собравшихся  на  улицах  и  на
крышах зданий  толп  поднялись  на  палубу  корабля,  который  мы  назвали
"_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_".
     Это  слово,  если  перевести  его  с  повсеместно   распространенного
танаторского языка на английский, означает "отчаянное предприятие".  И  ни
один человек на борту не сомневался в уместности этого названия.
     Мои товарищи заняли свои места.
     Трап втащили на борт и закрепили, а я поднялся в контрольную рубку, с
которой мог следить за всеми действиями воздушного галеона.
     Раздались приказы и были переданы от одной палубы к другой. Отбросили
привязные веревки. Палуба качнулась у нас под ногами. Широкие крылья  были
вытянуты до предела, они подхватили свежий утренний ветер, и  мы  медленно
повернулись. Крылья забились, поднимая нас выше, под нашим  килем  поплыли
крыши города.
     Через несколько мгновений  мы  поднялись  выше  самой  высокой  башни
Шондакора, и наше путешествие к опасности началось.



                              3. НАД ОБЛАКАМИ

     "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_" сделал три круга над каменным городом ку тад,
набирая высоту. Улицы под нами уходили вниз,  дворцы,  здания  и  крепости
Шондакора уменьшались. Огромная толпа превратилась в  многоцветный  ковер,
устилавший улицы и крыши домов. Мы видели сверкающий изгиб  большой  реки,
на берегах которой  стоит  Шондакор,  и  темную  массу  зелени  -  это  на
горизонте показались джунгли Великий Кумала.
     На высоте в полмили я отдал приказ. Галеон выровнялся и направил свой
узорчатый  нос  на  север,  в  общем  направлении  горной  местности,  где
расположен Занадар. Ритмично заработала команда  у  колес,  огромный  руль
устойчиво держал корабль на курсе.
     Я прислонился к резным  перилам,  глядя  на  широкие  луга,  медленно
пролетавшие под нашим килем. Скоро эта равнина кончится, и мы полетим  над
густыми джунглями, в которых я впервые встретил любимую женщину.
     Воздух  на  такой  высоте  чистый  и  прохладный,  ветер   свежий   и
устойчивый. Дневной свет яркий, хотя  и  лишен  источника;  весь  огромный
небесный купол затянут золотым туманом.
     В тысячный раз удивился я  странному  капризу  судьбы,  которая  меня
одного из всего  человечества  перенесла  в  этот  отдаленный  мир.  Какая
необъяснимая  сила  выбрала  меня  из  миллионов  жителей  далекой  Земли,
перебросила через бесконечное пустое пространство на этот странный свирепо
прекрасный  мир   бесчисленных   чудес,   чтобы   я   здесь   сражался   с
необыкновенными врагами и страшными  чудовищами  за  сердце  прекрасной  и
чуждой принцессы?
     Неужели я любимец - или игрушка - богов?
     Узнаю ли я когда-нибудь, случайность или действие неведомого  высшего
разума перенесло меня с  моей  далекой  родины  в  этот  удивительный  мир
Танатора?
     Впрочем, разве для меня так уж важно знать  этот  ответ?  На  далекой
Земле я был один из множества, песчинкой в толпе, безликим  никем.  Здесь,
на заросшей джунглями поверхности загадочного  Каллисто,  я  стал  героем,
равным принцам. Здесь судьба, случайность  или  слепая  удача  отвели  мне
исключительно важную  роль.  Здесь  я  стал  спасителем  народа.  Я  занял
достойное место среди самых великих и славных,  мой  голос  решает  судьбу
империй.  Здесь  я  нашел  верных  друзей  и  храбрых  товарищей,  врагов,
достойных моей силы. И здесь меня  ждала  любовь  страстной  и  прекрасной
женщины.
     Может ли человек желать большего?
     В таком свете разгадка этой тайны не имеет значения. Я благодарен  за
возможности, предоставленные мне судьбой. Я нашел задачи, которые мне  под
силу, тяжесть по плечу и цель, вполне отвечающую моему честолюбию.
     Здесь, на Танаторе, я веду жизнь, какую никогда не мог  бы  вести  на
Земле.
     Здесь, в таинственной и чуждом мире, я обрел дом.


     Много часов могучий  галеон  плыл  в  небе  над  бездорожными  лигами
Великого Кумалы. Мы шли на высоте, значительно большей, чем та, на которой
традиционно  передвигаются  орнитоптеры  Занадара.  Это  была  всего  лишь
предосторожность против случайной встречи с воздушными галеонами  небесных
пиратов. Такая встреча была бы опасной и преждевременной, и мы  разместили
на мачтах разведчиков, которые непрерывно следили за небом, чтобы избежать
такой встречи.
     Здесь  мы  в  безопасности.  Под  нами  в  глубинах  джунглей  бродят
бесчисленные кошмарные хищники. Я встречал в полумгле под  густой  листвой
нескольких из них. Поразительно сравнивать  этот  джунглевый  ад  с  нашей
безопасностью в пустом небе. Под покровом  танаторской  черно-алой  листвы
нам теперь пришлось бы сражаться за свою  жизнь  со  свирепыми  клыкастыми
хищниками. А здесь, в ярком  небе  Каллисто,  мы  плывем  по  безмятежному
воздуху, одни в ветреной безбрежности.
     Примерно через час я передал вахту дежурному офицеру и  спустился  на
палубу, где  обнаружил  Коджу  и  старого  учителя  фехтования  Лукора.  Я
окликнул их, подходя.
     - Пока все хорошо, Джандар! - заметил  старый  фехтовальщик.  -  Если
наше путешествие будет продолжаться так же безмятежно,  как  началось,  мы
через несколько дней будем над Занадаром в полной готовности.
     Я улыбнулся, глядя на его блестящие глаза  и  румяные  щеки.  Храбрый
старый задиристый петух был в отличном настроении и  скучал  по  схваткам.
Несмотря на худобу и седину, Лукор из Ганатола оставался молод сердцем.  И
к тому же  это  величайший  из  известных  мне  фехтовальщиков.  Мне  жаль
злополучного противника, который решится  скрестить  с  ним  шпаги,  сочтя
стариком: со сталью в руке Лукор в состоянии переиграть полдесятка бойцов,
вдвое моложе его самого.
     Коджа  без  всякого  выражения  смотрел  на  вспыльчивого  маленького
ганатольца. Его серьезный голос тоже не способен был выражать чувства.
     - Побереги дух, друг Лукор, - посоветовал артропод без капли юмора. -
Скоро  нам  придется  туго;  потребуется  каждая  капля  храбрости,  чтобы
противостоять всему воздушному флоту Занадара: один корабль против  тысячи
безжалостных врагов.
     Я прервал его.
     - Кстати, я  вспомнил,  Коджа.  Остается  час  до  обеда,  достаточно
времени, чтобы попрактиковаться в воздушном  маневрировании.  Как  говорит
Коджа, потребуются все наши ресурсы, когда  дело  дойдет  до  боя,  Лукор,
поэтому... джентльмены, на ваши посты!
     Примерно с час  мы  упражнялись:  поднимали  "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_",
опускали, поворачивали направо и налево, использовали  разные  скорости  и
испытывали нашу  римскую  катапульту.  Последняя,  наше  "тайное  оружие",
находилась в ведении моего друга Валкара. Он командовал обучением команды,
управлявшей гигантским  самострелом,  и  много  дней  сражался  с  упрямым
орудием, пока  не  овладел  всеми  его  причудами  и  особенностями.  Если
настанет время, когда нам будет противостоять враждебный галеон с  цветами
Занадара,  только  самострел  окажется  нашим  скрытым   преимуществом   и
спасением. Я хотел быть абсолютно уверенным, что  команда  овладела  новым
оружием, потому что от этого могла зависеть наша жизнь.
     Но мы не могли рисковать нашим драгоценным  запасом  стальных  стрел.
Если мы их истратим,  катапульта  станет  бесполезной.  Однако  постоянные
упражнения в прицеливании и  стрельбе  при  разных  направлениях  ветра  и
состоянии погоды необходимы для применения этого оружия в битве. Поэтому я
попросил команду прикрепить  легкие  нити  плетеного  _к_с_и_м_ч_а_к_а_  к
древкам стрел, и когда их  выпускали,  стрелу  можно  было  вернуть.  Нити
привязали к  прочным  стойкам  на  палубе,  и  так  мы  начали  постоянные
упражнения, не рискуя потратить наш запас стрел.
     К полудню экипаж вспотел, но счастливо  улыбался:  самострел  работал
прекрасно. Еще несколько таких тренировок, и можно смело доверить лучникам
Валкара нашу безопасность и успех  всего  дела.  Мы  с  хорошим  аппетитом
отправились на камбуз, и остальная часть дня прошла без происшествий.


     Возможно,  здесь  следует  описать  своеобразные  воздушные  корабли,
высшее достижение уникального  занадарского  гения.  Внешне  эти  летающие
машины больше всего напоминают изысканно украшенные фантастические галеоны
времен испанской  Армады,  но  только  снабженные  гигантскими  хлопающими
крыльями, похожими на крылья летучей мыши.
     Технически,      если      соблюдать      флотскую      терминологию,
"_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_" был фрегатом и относился к тому же  классу  судов,
что и "_К_а_д_ж_а_з_е_л_л_", летающий корабль,  на  котором  мы  с  Коджей
много  месяцев  назад  работали  у  колес.  Подобно  обычному  мореходному
фрегату,  "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_"  был   легким   маневренным   скоростным
разведочным кораблем с высокими надстройками  на  носу  и  корме;  носовая
надстройка поднималась на сорок футов над  уровнем  киля,  кормовая  -  на
тридцать пять  футов,  и  в  целом  очертания  корабля  напоминали  лунный
полумесяц.
     Носовая надстройка заканчивалась резко выступающим вперед бельведером
с широкими высокими окнами, который давали хороший обзор на  три  стороны.
На  вершине   бельведера   располагалась   плоская   обнесенная   перилами
обсервационная палуба, которая служила контрольной  рубкой  и  откуда  шло
управление  всем  кораблем.  Мы  назвали  эту  часть  корабля  контрольным
куполом. Из передней части обсервационной палубы выдавался вперед бушприт,
проходивший над окнами контрольного купола;  бушприт  заканчивался  резной
фигурой,  изображавшей  бородатого  корсара  с  крыльями  летучей  мыши  и
птичьими когтями; в одной руке он держал  абордажную  саблю,  в  другой  -
корону.
     Дальше по изгибу корпуса, под контрольным куполом, примерно на уровне
воды, если бы речь шла об океанском корабле, выдаются  два  наблюдательных
балкона,  по  одному  с  каждой  стороны.  Кормовая  надстройка   снабжена
аналогичным бельведером, смотрящим назад, и вертикальным  плавником-рулем,
напоминающим гигантский китайский веер; рулевой плавник прикреплен к  оси,
проходящей непосредственно под кормовым бельведером. Эта ось соединяется с
ахтерштевнем и через него - с задним двигательным механизмом.
     По обе стороны от корпуса отделяются гигантские крылья,  они  отходят
от середины корабля на уровне палубы. Полная длина этих крыльев составляет
сто двадцать девять футов от конца одного крыла до  конца  другого.  Части
крыльев,  непосредственно  отходящие  от  корпуса,  закреплены  жестко   и
неподвижно и представляют одно целое с  корпусом;  но  примерно  на  трети
расстояния от корпуса крыло превращается  в  систему  подвижных  лопастей,
которая соединена с блоками и тросами;  это  позволяет  экипажу  управлять
крыльями, так что они действительно движутся вверх  и  вниз,  как  птичьи.
Движениями крыльев руководят механизмы,  размещенные  на  средней  палубе,
которая называется колесной палубой. Здесь помещаются большие,  приводимые
в движение  вручную  колеса,  которые  через  последовательность  зубчатых
шестерен, соединенных с вантами, невероятно тонкими и крепкими - я  думаю,
они прочнее нейлоновых, - приводят в движение крылья корабля.
     Простой храповой механизм предотвращает неожиданное обратное движение
колес, иначе резкий внезапный порыв ветра мог  бы  оборвать  все  ванты  с
катастрофическими результатами. Тросы  наматываются  на  большие  лебедки,
установленные  на  колесной  палубе,  а  ванты  соединяются  с  подвижными
лопастями крыльев через ряд круглых иллюминаторов, размещенных вдоль всего
корабля сразу под неподвижно закрепленными частями крыльев.
     Такой неуклюжий большой корабль физически не смог бы  взлететь,  если
бы не был сооружен из _б_у_м_а_г_и_.
     Специально обработанная бумага делается из  расплющенного  тростника,
большие листы ее натягиваются на формы, пропитываются клеем, накладываются
слой на слой, затем просушиваются в кирпичных печах, снимаются с форм и  в
результате напоминают пластины легкого прочного  пластика.  Просушенные  в
печи, пропитанные клеем бумажные корпуса прочны, выносливы и легки,  легче
бальсового дерева.
     Вдобавок делается  все  возможное,  чтобы  облегчить  корабль.  Киль,
балки, мачты, ахтерштевень, форштевень, бушприт, ребра и так далее  -  все
это просто полые трубы. Даже носовое  украшение  сделано  из  бумаги.  Что
касается  подвижных  частей  крыльев,  тех  лопастей,  что  поднимаются  и
опускаются, они  сделаны  по  образцу  крыльев  летучей  мыши,  с  тонкими
бумажными трубками, похожими  на  бамбуковые  стебли,  не  разделенные  на
сегменты; они отходят от центрального ребра. Между ними туго натянут шелк,
для большей жесткости пропитанный воском.
     Даже учитывая бумажный корпус и  все  прочие  меры,  направленные  на
сокращение веса, небесный корабль все равно не смог бы летать, если бы  не
наполненные газом полости.  В  днище  и  в  нижнюю  палубу  под  давлением
накачивается легкий природный  газ,  похожий  на  гелий  или  водород;  он
заполняет и полость двойного корпуса. Этот природный газ гейзерами бьет  в
Белых горах, где живут небесные  пираты;  он  накачивается  в  корпус  под
высоким давлением; затем форсунки свинчиваются и отделяются от водящих газ
шлангов; путем присоединения простого входного клапана они превращаются  в
декомпрессионный  клапан,  который  позволяет   в   случае   необходимости
выпускать немного газа; корабль становится тяжелее и опускается на  нужную
высоту.
     После того как  газ  заканчивается  в  днище  и  корпус,  проверяется
герметичность.
     У фрегата две мачты, посредине палубы, а  не  носу  и  корме,  как  у
шхуны. От мачты к мачте натянуты легкие  ванты,  а  оттуда  к  бушприту  и
ахтерштевню; на них размещаются сигнальные вымпелы и  знамена.  На  мачтах
располагаются дополнительные обсервационные площадки.
     На таких фрегатах, как "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_", обычно бывает  экипаж
из тридцати пяти офицеров и  матросов  и  восьмидесяти  рабочих  у  колес;
последние разделены на восемь команд по десять человек в каждой и работают
посменно.
     В длину "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_" достигает  восьмидесяти  пяти  футов.
Очень широкий, с  плоским  днищем,  он  почти  ничего  не  весит  и  может
развивать поразительную  скорость.  Средняя  крейсерская  скорость  такого
корабля  с  полным  комплектом  экипажа  и  припасов  позволяет  за   день
преодолевать расстояние в триста миль.  При  сильном  попутном  ветре  эта
скорость легко удваивается, поскольку, в отличие от  мореходных  кораблей,
наш нос разрезает воздух, а не тяжелую воду, и  мы  легки,  как  воздушный
шар. Если вспомнить, что такая скорость достигается исключительно мышечной
силой, можно по достоинству  оценить  изобретательность,  проявленную  при
сооружении "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_" и других кораблей.


     Мы с Коджей некогда были  рабами,  привязанными  к  колесам,  которые
несут занадарские корабли по небу, и прекрасно знали,  какая  это  тяжелая
работа.
     Колесная  команда  на   борту   "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_",   конечно,
состояла не из рабов, а из свободных  людей,  солдат  Шондакора.  Отпрыски
знатнейших семейств,  принцы  высочайшего  происхождения  стояли  у  колес
галеона, потому что доблестные  воины,  род  которых  восходил  к  древним
королям, соревновались за место в нашем экипаже. Поэтому мы,  конечно,  не
могли подгонять этих родовитых аристократов, как рабов, хлыстом.
     К   счастью,   однако,   "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_у_"   не   требовались
дополнительные усилия колесной команды, чтобы  двигаться  в  золотом  небе
Танатора. Постоянный ветер с юга  на  север  дул  над  джунглями  Великого
Кумалы и над горной местностью за джунглями, и  невесомый  фрегат  шел  по
ветру, а колесная команда отдыхала. Мы поднялись в слой воздуха, где  сила
южного  ветра  была  максимальной,  колесную  команду  отпустили,  и   она
присоединилась к нам в камбузе; потом  ее  члены  разбрелись  по  палубам,
разглядывая великолепные картины внизу.
     Мы шли при сильном  попутном  ветре;  первый  день  пути  прошел  без
происшествий; до наступления ночи мы  преодолели  свыше  трехсот  двадцати
миль, и колесная команда почти не работала.
     К ночи мы уменьшили скорость, чтобы не сбиться с  курса,  потому  что
воздушные путешествия по планете джунглей  сталкиваются  с  навигационными
трудностями, которые встречаются только на Каллисто.
     Но скоро мне придется обсуждать эти проблемы, поэтому  я  тут  о  них
умолчу.
     Начался второй день нашего пути, яркий и чистый;  я  встал  с  койки,
легко позавтракал в своей каюте, вышел на  палубу  и  поднялся  в  рулевую
рубку (или в контрольный купол, как я это назвал), чтобы посмотреть ночные
записи в журнале. Мы шли по курсу с сильным и устойчивым попутным  ветром.
Посмотрев в окно, я увидел под нами бездорожные  густые  джунгли  Великого
Кумалы и снова подумал о том, что там  бродят  яростные  ятрибы,  свирепые
дельтагары и другие чудовищные хищники, а  здесь,  вверху,  в  безоблачном
небе, мы движемся в полной безопасности.
     К середине второго дня ветер усилился и  стал  вызывать  затруднения.
Прежде всего дежурный офицер обратил мое внимание на то, что  джунгли  под
нами скрылись за густым слоем облаков, и эти облака  чрезвычайно  ухудшили
видимость. На той высоте, на которой мы шли, мы оказались над  облаками  и
могли наслаждаться странным ощущением, глядя _в_н_и_з_, на облачное небо.
     Облака на Танаторе редки; точнее говоря, они редко видны, по  крайней
мере с поверхности луны джунглей. Причина в том, что само небо состоит  из
золотого пара, равномерно освещенного от горизонта до горизонта,  на  фоне
этого пара облака, даже если они есть,  почти  неразличимы.  Но  на  нашей
нынешней  высоте  облака  полностью  закрыли  от  нас  джунгли  внизу.  От
горизонта до горизонта под нами простиралось толстое одеяло  белого  пара.
Зрелище  необычное   и   любопытное,   но,   по-видимому,   опасности   не
представляет.
     Чуть позже, однако, дежурный офицер вызвал меня в рулевую рубку.  Это
был представитель знатной семьи ку тад, по имени Хаакон.  Высокий  человек
крепкого  сложения,  около  сорока  лет,  сильный,  надежный,   с   редкой
способностью  сохранять  хладнокровие  в  самых  необычных  ситуациях.  Он
серьезно приветствовал меня, когда я вошел в рубку, и  снова  обратил  мое
внимание на толстый слой облаков, закрывший от наших глаз землю внизу.
     - Я уже наблюдал эти облачные формирования, -  легкомысленно  ответил
я, - и так как у нас нет причин снижаться, не вижу никаких проблем.
     - Проблема в навигации, - просто сказал он.
     Я сразу понял, что он имеет в виду, и выругал  себя  за  то,  что  не
оценил раньше, какую опасность представляет для нас отсутствие  видимости:
повторю, что навигация в небе Танатора имеет особенности, не  свойственные
Земле.
     Вы поймете, что я  имею  в  виду,  если  вспомните,  что  центральное
светило нашей Солнечной системы слишком далеко  от  Каллисто,  чтобы  быть
видимым. Ночью оно кажется просто яркой звездой.  На  Земле  навигация  по
солнцу представляет  собой  простую  задачу:  солнце  встает  на  востоке,
проходит по куполу неба и садится на западе, и в  любое  время  дня  общее
направление можно определить, просто бросив взгляд на небо.
     Другое дело Танатор. Небо луны  джунглей  постоянно  закрыто  золотым
паром, как я уже заметил раньше; следовательно,  навигация  по  звездам  и
созвездиям здесь буквально невозможна.
     Правда, в часы темноты видны в виде больших  дисков  другие  спутники
Юпитера, но и здесь возникает проблема. Потому что  спутники  Юпитера,  по
крайней мере самые большие из них, вращаются  вокруг  своего  центрального
тела по необыкновенно сложным  орбитам.  Возникает  математическая  задача
невероятной сложности,  если  попытаешься  определять  направление  ночью,
руководствуясь только положением спутников Юпитера.
     - Я понял, что ты имеешь в виду, Хаакон, - расстроенно сказал я. - Но
не будем пока  волноваться;  возможно,  проблема  разрешится  сама  собой.
Облачная зона, возможно, скоро кончится, облака разойдутся,  и  мы  увидим
поверхность под ними.
     - Может быть, так, сэр, а может, и нет, - серьезно ответил Хаакон.  -
Но это должно произойти очень скоро, иначе  нам  не  поможет.  Потому  что
приближается ночь.
     Здесь, вероятно,  следует  объяснить,  что  странное  и  необъяснимое
свечение золотого пара, заполняющего небо Каллисто,  с  наступлением  ночи
прекращается  с  поразительной  внезапностью.  На  земле   солнечный   шар
опускается за горизонт постепенно, сначала закат, потом легкие сумерки, но
солнце еще светит из-за горизонта; на Каллисто же переход от  дня  к  ночи
быстр и внезапен. В одно мгновение луна джунглей залита вездесущим золотым
свечением - в следующее она  погружена  в  полную  темноту.  Поэтому  если
облака  не  разойдутся  быстро  и  мы  сможем  увидеть  заметные  наземные
ориентиры, чтобы проверить свой курс, в темноте отсутствие облаков нам  не
поможет.
     - Ну что ж, - сказал я, - будем надеяться,  что  мы  идем  правильным
курсом. - Седеющий дежурный офицер неохотно кивнул.
     - За последние час-два мы  встретились  с  несильным,  но  устойчивым
боковым ветром, - признался он. - Я старался компенсировать его,  но  если
так будет продолжаться всю ночь, нас может далеко отнести в сторону.  Если
бы только, сэр, у  нас  был  опытный  пилот.  Но,  вероятно,  наш  пленник
откажется нам помочь?
     Я кивнул. Капитан  Ультар  отказывался  нам  в  чем-нибудь  помогать.
Попросив Хаакона продолжать компенсировать боковой ветер и вызвать меня  в
купол, если погодные условия изменятся, я по круглой лестнице спустился  в
капитанскую каюту, чтобы взглянуть на занадарские навигационные  карты.  Я
не ожидал от них реальной помощи. Так и оказалось.
     При отсутствии солнца, луны и звезд навигация на Танаторе  становится
сложным искусством. Небесные пираты, капитаны кораблей, все  закаленные  и
опытные ветераны, хорошо знакомые по прошлому опыту с ветрами и воздушными
путями. Но навигационные карты в капитанской каюте, среди которых оказался
и своеобразный атлас неба с указанием преобладающих ветров,  были  слишком
сложны,  чтобы  новичок  смог  сразу  в  них  разобраться.  В  руководства
включались и эфемериды видимых  спутников  Юпитера,  но  тоже  чрезвычайно
сложные. Правда, в них указывалось положение лун на небе и соответствующие
направления, но вариантов было множество,  все  очень  запутанные,  и  без
компаса - а на Танаторе, по-видимому, это изобретение не состоялось, - нам
предстояло ночью во тьме лететь наугад.
     Мы ничего не могли сделать. Трудности навигации входили в  число  тех
факторов риска,  которые  мы  заранее  предвидели  при  составлении  плана
путешествия в неведомое. При поверхностном взгляде кажется, что перелететь
из  Шондакора  в   Занадар   очень   просто.   Город-в-Облаках   лежит   к
северо-северо-западу от королевства ку тад,  и  пролететь  туда  несложно.
Минуешь равнины, потом пересекаешь джунгли Великого Кумалы,  долетаешь  до
северной гористой местности и просто отыскиваешь горную вершину с  городом
небесных пиратов. Ничего не  может  быть  проще.  Но  так  кажется  только
вначале.
     Ночь  наступила,  а  облака  не  рассеялись.  Мы  летели   во   тьме,
по-прежнему дул боковой ветер, он относил нас на восток.
     За  ужином  в  этот  вечер  главной  темой   обсуждения   были   наши
навигационные трудности. Наш пленник Ультар, который  ел  с  нами,  будучи
офицером  благородного  происхождения,  слегка  улыбнулся,  когда  горячий
старый Лукор громко предложил, чтобы он предоставил  в  наше  распоряжение
свои знания и опыт.
     - Я уверен, что джентльмен из  Ганатола  не  всерьез  предлагает  мне
нарушить условия нашего договора, - насмешливо ответил он.  -  Благородный
джентльмен должен вспомнить, что наш договор не включает условия, чтобы  я
открывал тайны своего  народа,  среди  которых,  несомненно,  и  искусство
навигации.
     Лукор сморщился в выражении отвращения.
     - Я считал, что благородный джентльмен  из  Занадара  прислушается  к
голосу разума, -  ядовито  сказал  он,  -  ведь  его  молчание  подвергает
опасности не только наши жизни, но и его.
     Ультар негромко рассмеялся и насмешливо взглянул на меня.
     - Кажется, капитан Джандар,  я  больше  верю  в  твои  исключительные
способности, чем те, кого ты называешь друзьями. В отличие от  них,  я  не
сомневаюсь, что ты справишься с этим небольшим затруднением.
     Лукор колоритно выругался и уткнулся в свою тарелку. Ультар продолжал
молчать, но внимательно наблюдал за всеми.
     Лампа в кабине закачалась на цепи: галеон дрожал под порывами  ветра.
Вино пролилось из наших кубков;  тарелки  заскользили  взад  и  вперед  по
столу.
     Мы ели молча, каждый был занят своими  мыслями.  Мои  были  далеко  в
горной крепости наших  врагов,  безжалостных  и  алчных  небесных  пиратов
Занадара. Я думал о том, что делает в этот час моя  возлюбленная  Дарлуна.
Потеряла ли она надежду на освобождение?
     Ужин закончился, мы направились к своим койкам  и  беспокойному  сну.
Всю ночь мы летели во тьме, гадая, где застанет нас рассвет.
     И проснулись в незнакомом мире.




                      КНИГА ВТОРАЯ. ЗА ПРЕДЕЛАМИ КАРТЫ


                             4. НЕИЗВЕСТНОЕ МОРЕ

     Я проснулся до рассвета после беспокойного прерывистого сна, во время
которого постоянно поворачивался  и  метался.  Во  сне  меня  преследовали
зловещие видения.
     Встав с койки, я торопливо натянул белую рубашку с широкими рукавами,
тесную кожаную куртку, сапоги,  плащ,  пояс  со  шпагой  и  отправился  на
палубу, чтобы наблюдать за чудом рассвета на Танаторе.
     Читатель  легко  представит  себе  мое  отчаяние,  когда   я   увидел
совершенно незнакомую поверхность Танатора.
     Быстрый яркий рассвет от горизонта до горизонта озарил  мир,  прогнав
тьму, которая до того закрывала поверхность луны джунглей.
     При дневном свете стало ясно, что облачный покров наконец  разошелся,
но только недавно, потому что видимость внизу закрывал беловатый туман; он
быстро   рассеивался.   Слой   облаков   раздвинулся,   открывая   участки
поверхности. И сердце у меня упало, потому что  нигде  внизу  не  видел  я
джунглей, которые должны были бы находиться у нас под килем;  посмотрев  в
ту сторону, где, по моим представлениям, находится север, я не увидел даже
признаков горной местности.
     Белые горы Варан-Хкор  -  величайший  горный  хребет  на  поверхности
Танатора (Капитан Дарк имеет в  виду  известную  ему  часть  Танатора.  По
неясной причине жители Шондакора и представители других  разумных  рас,  с
которыми встречался в своих странствиях  капитан  Дарк,  знают  только  то
полушарие  Каллисто,  которое  постоянно  обращено   к   планете   Юпитер.
По-видимому, ничего не известно о "темной стороне" луны, или очень мало. -
Л.К.) и  на  второй  день  нашего  полета  должен  был  бы  показаться  на
горизонте. Но гор не было видно.
     В  разрывах  облаков  видны  были  пологие   холмы,   широкие   луга,
невозделанные поля и - как будто к востоку - город.
     Я поднялся в контрольный купол, обменялся  приветствиями  с  дежурным
офицером и посмотрел ночные записи в журнале. Боковой ветер, сносивший нас
с курса, по-видимому, продолжался всю ночь. Вначале он  дул  слева,  потом
справа. Каждый раз, когда ветер менял направление, дежурный офицер  слегка
поворачивал руль или  менял  угол  наклона  элеронов,  пытаясь  определить
необходимую   компенсацию,    чтобы    мы    продолжали    двигаться    на
северо-северо-запад.
     На рассвете направление ветра опять изменилось, но теперь  он  дул  с
силой бури, заставив дежурного офицера поднять корабль на несколько  сотен
футов. Тем самым он вывел корабль из полосы бокового  ветра,  но  попал  в
полосу, где попутный ветер был значительно сильней, чем раньше.
     Другими  словами,  мы  оказались  гораздо  дальше,  чем  должны  были
находиться, и, вероятно, наш курс значительно сместился. Но свернули ли мы
на запад или на восток? Ответить на этот вопрос уверенно было невозможно.
     Я напрягал зрение, стараясь рассмотреть город на горизонте. Он  лежит
на гладкой равнине, следовательно, это не Занадар. Если мы отклонились  от
своего курса на восток под прямым углом, мы могли приближаться  к  родному
городу Лукора Ганатолу, хотя казалось маловероятным, чтобы мы улетели  так
далеко, что оказались в окрестностях Ганатола.
     С другой стороны, непостоянные ветры  могли  отнести  нас  на  запад.
Поскольку  мы  далеко  улетели  от  джунглей  Великого  Кумалы,  мы  можем
находиться на границе известного полушария Танатора. Область к  западу  от
северного края Великого Кумалы на  тех  танаторских  картах,  которые  мне
приходилось видеть, остается пустой.
     В таком  случае  мы  приближаемся  к  неведомому  городу  на  границе
известного полушария.
     Я подозвал одного из членов  команды  и  послал  его  вниз,  попросив
поднять  мастера  Лукора  с  постели;  вскоре  старый  учитель  фехтования
присоединился ко мне, зевая, ворча и протирая глаза, чтобы отогнать сон.
     Я обратил его внимание на город, который теперь  ясно  был  виден  на
горизонте,  хотя  районы  вокруг  и  за  ним  все  еще  были   скрыты   за
непроницаемым облачным покровом. Я  спросил,  может  ли  этот  город  быть
Ганатолом; он совершенно определенно ответил нет.
     - Ни малейшего шанса, парень, - сказал  он.  -  Ганатол  построен  на
берегах реки Иквон, а здесь, как ты сам видишь, у этого города нет никакой
реки.
     Я задумался над картами.
     - Маловероятно, чтобы мы залетели за Ганатол, - сказал  я.  -  Но  за
Ганатолом находится город Нарук, на берегах Корунд Ладж. Как  ты  думаешь,
может это быть Нарук?
     Он пожевал нижнюю губу, внимательно разглядывая отдаленные здания.
     - Ну, я в свое время  бывал  в  Наруке,  но  не  настолько  знаком  с
городом, чтобы опознать его с воздуха.  Однако  если  это  Нарук,  то  где
Корунд Ладж, мой мальчик?
     - Все еще скрыт под облаками, может быть, -  предположил  я.  Он,  не
убежденный, пожал плечами. Действительно, почти невероятно, что мы за ночь
преодолели такое расстояние - разве что ветер очень усилился, а  мы  этого
не заметили, так как плохо знакомы с измерительной техникой Занадара.
     Вероятно,  следует  объяснить,  что  Корунд  Ладж   -   это   большое
пресноводное внутреннее море, которое на Каллисто больше всего  похоже  на
океан. Поверхность Каллисто -  почти  сплошная  суша,  прерываемая  только
двумя значительными водными массивами. Меньший из  них  называется  Санмур
Ладж, или Меньшее море; он расположен на юго-западе от равнин Харата,  где
живет племя ятунов, и тянется до неисследованных районов в области  южного
полюса.
     Большее из двух морей Каллисто называется Корунд  Ладж,  или  Большее
море, и занимает крайнюю  северо-восточную  часть  танаторских  карт.  Это
центр  мореходной  цивилизации,  которая  почти  не  имеет   контактов   с
Шондакором и располагает несколькими большими городами, из которых Нарук и
- восточнее - Сораба - не самые значительные.  Фарц,  на  северном  берегу
Корунд Ладж, самый северный из известных городов Танатора; он находится  у
нас прямо по курсу, если мы действительно свернули на восток.
     Но город, который мы видим, не может быть Фарцем.  Скорее  всего  это
Нарук.


     Час или два полета привели нас в окрестности неизвестного  города,  и
стало очевидно, что это действительно Нарук. Потому что облака, окружавшие
загадочный  город,  наконец  разошлись  под  неровными  порывами   свежего
утреннего ветра. И за городом стала  видна  обширная  водная  поверхность,
которая могла быть только Корунд Ладж.
     Теперь, когда мы примерно знали, где находимся и насколько нас снесло
за ночь, мы смогли сориентироваться. Чтобы попасть в Занадар,  нам  теперь
нужно лететь строго на  запад  и  пересечь  Белые  горы.  Это  значительно
удлиняет наш путь, который и так немал. По прямой расстояние  от  Золотого
города Шондакора до горной крепости небесных пиратов 310  _к_о_р_а_д_о_в_,
примерно две тысячи двести миль, в земных единицах. Из-за  боковых  ветров
мы  за  ночь  отошли  от  своего  курса   примерно   на   семьдесят   пять
к_о_р_а_д_о_в_.
     Другими словами, мы могли продолжать путешествие к Занадару, но  наше
непреднамеренное отклонение добавило  к  маршруту  примерно  пятьсот  миль
расстояния.
     Мы обсудили в контрольном куполе новый курс.
     Ответственный за припасы,  молодой  аристократ,  по  имени  Амтар,  с
сомнением покачал головой.
     - Нам не хватит  питьевой  воды  при  таком  значительном  увеличении
расстояния, - сказал он. Я кивнул:  вес  -  главный  фактор  в  управлении
летающими галеонами Занадара, и наши запасы пищи и воды были рассчитаны до
унции.
     - И мы не можем рассчитывать на озера или  ручьи  в  Белых  горах,  -
продолжал Амтар. - Территорией  владеют  небесные  пираты,  и  наши  карты
горной местности несовершенны.
     - Несомненно, джентльмены, пополнение запасов  воды  не  представляет
для вас проблемы: мы ведь вблизи Корунд Ладж, - заметил вежливый голос.  Я
удивленно поднял голову: это произнес наш занадарский пленник  Ультар.  До
сих пор он не участвовал в наших советах и старался не вносить свой  вклад
в обсуждение. Я не мог догадаться, почему он сейчас вмешался. Впрочем,  он
указывал на очевидное: я уже заметил, что  два  внутренних  моря  Танатора
пресноводные. Поэтому я тут же забыл о своих подозрениях и больше о них не
думал.
     Мы решили спуститься к Корунд Ладж и пополнить  запасы  пресной  воды
для дальнейшего пути. С этим не связаны особые  опасности,  потому  что  в
этой части мира маловероятна встреча с другим пиратским  кораблем;  жители
Нарука и  остальных  перуштарских  городов  известны  как  заклятые  враги
Занадара, но мы можем не спускаться вблизи города и потому избежим всякого
риска. Так и было решено.


     Поздним утром мы далеко ушли от берега Корунд Ладж. Море сверкало под
нами, как огромный щит полированной бронзы, во вмятинах мелких  волн;  щит
отражал золотое великолепие дневного неба. Мы облетели Нарук, чтобы нас не
обнаружили, и спустились прямо в открытом море.
     Разумеется, "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_у_" не нужно  спускаться  на  воду,
чтобы  возобновить  ее  запасы.  Летающие   галеоны   вообще   не   должны
приземляться и легко могут разломаться при  посадке  на  поверхность  луны
джунглей. В Занадаре они обычно находятся в воздухе, хотя прочно привязаны
к причальным мачтам; приземляются они только при необходимости  ремонта  и
то только в специальных доках, построенных для этих хрупких сооружений. Мы
опустили воздушный корабль, так что киль находился всего в двадцати  ярдах
от воды. Потом, держа корабль как можно неподвижней, мы опустили  за  борт
на веревках пропитанные воском водные мехи. Они погрузились  в  сверкающую
воду, и члены экипажа потащили их вверх, на палубу. Работа  медленная,  но
легкая.
     Я небрежно опирался на перила палубы,  глядя  на  людей,  поднимающих
воду, и даже не думал о возможной опасности. Подошел наш пленник Ультар  и
начал о чем-то говорить  со  мной.  У  меня  не  было  причин  подозревать
гладкоязычного занадарца в каких-то низменных намерениях, хотя сам  Ультар
мне не нравился. Ему предоставили свободу на палубе и вообще  на  корабле,
за исключением нескольких помещений, таких, как  рулевое  или  сигнальное,
где он мог ловким саботажем помешать нашему делу. Я не  доверял  небесному
пирату, хотя должен признать, что до сих пор он не давал мне ни  малейшего
повода жалеть, что я прихватил его с собой.
     Вскоре после полудня подняли на палубу последний полный мех;  с  него
капала вода. Дежурный офицер в контрольном куполе получил  сигнал  офицера
на палубе и отдал приказ подниматься. Огромные крылья заработали с шумом и
заглушили негромкий голос Ультара.  Мы  быстро  поднимались,  и  я  знаком
призвал Ультара к молчанию, потому что  разговаривать  при  шуме  медленно
бьющих крыльев невозможно.
     Он кивнул в знак понимания  и  полуотвернулся,  как  будто  собирался
покинуть палубу. Потом посмотрел  снова  на  водную  поверхность,  которая
стремительно удалялась от нас, и глаза его  расширились  в  изумлении.  Он
невольно удивленно вскрикнул и, когда я повернулся, чтобы посмотреть,  что
его так удивило, Ультар начал действовать.
     Он прекрасно выбрал момент для своего удара. На палубе еще оставались
один-два человека, но они находились далеко от нас и не  смотрели  в  нашу
сторону. Я повернулся, глядя на море, и оказался спиной к Ультару.  Быстро
и точно, как будто он неоднократно репетировал  это  движение  -  впрочем,
может, так оно и было: он жил в каюте один, - он наклонился, схватил  меня
за  пояс,  сбил  с  ног  и,  приподняв,  _п_е_р_е_б_р_о_с_и_л   _ч_е_р_е_з
б_о_р_т_!
     Сделал он это так быстро и неожиданно, что  я  не  успел  еще  ничего
понять, как обнаружил, что падаю.
     У меня не было времени схватиться за что-нибудь или крикнуть: я падал
как камень.
     Перед глазами у меня вертелись небо и море. На мгновение я увидел над
собой "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_" - огромную  темнокрылую  форму,  затмевающую
небо.
     В следующее мгновение я ударился о воду Корунд Ладж с силой тарана.
     От толчка воздух вырвался у меня из легких. В потоке пенных  пузырей,
наполовину оглушенный, ошеломленный, хватая воздух ртом, я ушел под  воду.
Я, несомненно, утонул  бы  в  своем  полубессознательном  состоянии:  меня
привел в себя шок от прикосновения ледяной воды.
     Врожденный  инстинкт  самосохранения  -  неотъемлемая  принадлежность
всякого человека. Я сжал губы, чтобы не глотать воду, не обращая  внимания
на боль. Легкие требовали воздуха, но я изо всех сил и последних  остатков
воли продолжал сжимать челюсти.
     И начал бешено колотить руками и ногами. Через мгновение  голова  моя
поднялась над водой, я  продолжал  механически  бить  по  воде  руками,  а
восхитительный воздух лился в легкие.
     Я  был  ошеломлен,  оглушен,  потрясен  неожиданным  несчастьем,   но
невредим.
     Высоко надо мной на фоне  золотого  полуденного  неба  превращался  в
точку "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_". Я  беспомощно  смотрел,  как  он  завис  на
мгновение, потом повернулся носом на запад, в направлении Занадара.
     Через мгновение он скрылся из виду, Одинокий и беспомощный, я остался
в водах неизвестного моря.



                           5. Я СТАНОВЛЮСЬ РАБОМ

     Мне некогда было проклинать  Ультара  за  его  предательство.  Каждая
капля воздуха драгоценна для человека, который только что чуть не  утонул,
и ее нельзя тратить на бесполезные проклятия.
     И опасность еще не миновала. Фрегат опустился для пополнения  запасов
воды на значительном удалении от берега, чтобы его никто не увидел. И  мне
придется долго плыть, прежде чем я смогу выбраться на сухую землю.
     Я неплохой пловец и, подобно многим, считаю  себя  более  искусным  в
этом занятии, чем есть на самом деле. Во всяком случае я был опасно близок
к тому, чтобы вообще не добраться до земли. Во-первых, я все еще не пришел
в себя от падения с "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_"; во-вторых, я был в  обычной
одежде танаторского воина. А этот костюм,  вряд  ли  мне  стоит  уточнять,
создан не для плавания.
     Танаторские воины поверх рубашки  и  брюк  надевают  кожаную  куртку,
тесную, с высоким воротником  и  без  рукавов.  Эта  одежда  плюс  кожаные
перчатки, тяжелый кожаный пояс, часто украшенный благородными металлами  и
драгоценными камнями, ботинки с высокими голенищами, меч, кинжал  и  сумка
распространена  по  всему  Танатору.  Единственное  исключение  составляют
артроподы, одетые в хитин люди-насекомые, живущие племенами на  просторных
равнинах Харата. У них, разумеется,  вообще  нет  одежды,  за  исключением
пояса или перевязи.
     Как вы можете легко представить себе, перспектива  плыть  к  далекому
берегу в таком одеянии не из приятных. Прежде всего я сорвал с себя  плащ,
сбросил ботинки и начал  сражаться,  рискуя  утонуть,  с  тяжелым  поясом.
Обнаженный, если не считать  промокшей  рубашки  и  брюк,  я,  спотыкаясь,
выбрался на берег, упал на мокрый песок и некоторое  время  лежал,  тяжело
дыша и выплевывая воду, прежде чем смог отползти дальше от воды.
     Положение мое было отчаянным. Безоружный, лишенный друзей, одинокий в
чужой земле. Шансы мои на выживание  ничтожны.  Впрочем,  я  не  впадал  в
отчаяние. Может, уже сейчас друзья на борту летающего  корабля  обнаружили
мое отсутствие и  поворачивают  "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_".  Через  несколько
мгновений на фоне золотого неба может появиться крылатый  фрегат,  с  него
спустят веревочную лестницу, я поднимусь на борт, всего лишь  промокнув  в
своем приключении.
     И тут у меня перед глазами блеснуло лезвие меча.
     Я посмотрел мимо сверкающего ятагана и увидел  жесткое  недружелюбное
лицо и два настороженных и любопытных глаза.


     Западная часть известного полушария  Танатора  занята  водами  Корунд
Ладж, большего из двух внутренних морей луны джунглей.  На  берегах  этого
моря обитает раса краснокожих  безволосых  людей,  которые  называют  себя
перуштами.
     Они купцы, торговцы, владельцы гостиниц и кабачков; их  меркантильная
цивилизация напоминает древний Карфаген; впрочем, стиль  их  жизни  больше
похож на средневековую  Персию.  Это  союз  свободных  городов,  Фарца  на
севере, Нарука на западе и  Сорабы  на  южном  берегу  Большего  моря.  По
какой-то неизвестной мне причине этот союз  именуется  Яркой  Империей,  а
столица, Славный  Перушт,  находится  на  острове  у  южного  берега.  Это
единственный остров Танатора.
     Я  назвал  перуштов  краснокожими.  Это  может  вызвать  параллель  с
индейцами, аборигенами североамериканского континента. Но  если  подумать,
термин "краснокожие" не вполне уместен применительно к  индейцам:  кожа  у
них скорее медного цвета,  чем  красная.  А  вот  граждане  Яркой  Империи
Перуштар действительно красные - кожа у них ярко-алого цвета, как у спелых
помидоров, и (если продолжить сравнение с овощами)  точно  так  же  лишена
волос.
     В своих путешествиях я побывал в разных уголках загадочного Каллисто,
но так случилось, что мне  не  приходилось  вступать  в  контакт  с  расой
перуштов. И вот один  из  них  стоит  передо  мной.  Тут  у  меня  нашлось
достаточно  времени,  чтобы  проклинать  предательство  Ультара   и   свое
собственное безрассудство:  во  время  долгого  утомительного  плавания  к
берегу я расстался не только с одеждой, но и со шпагой и кинжалом.
     Перушт, стоявший передо мной на влажном песке  с  ятаганом  в  умелых
руках, был приземистым человеком с широкими плечами, суровым  безжалостным
лицом и вопросительным взглядом.
     Он был лыс, как и все представители его расы, и на голове у него была
шапка из зеленого бархата с бахромой. Костюм его, совершенно не похожий на
обычный танаторский, состоял из ярко-синего одеяния по  колено  длиной,  с
многочисленными алыми кисточками,  и  кричаще  яркого  шарфа,  многократно
обернутого вокруг пояса. На ногах мягкая кожаная  обувь  с  позолотой.  На
выпуклых мышцах рук медные браслеты, а на груди на тонкой серебряной  нити
с полдесятка глиняных амулетов.
     Мы долго молча смотрели друг на друга, я - лежа на влажном песке,  он
- широко расставив ноги и настороженно ожидая малейшего моего движения. По
выражению мрачного лица с тяжелыми челюстями я видел, что он без колебаний
пронзит меня своим острым, как бритва, ятаганом при первом  же  проявлении
враждебности с моей стороны.
     Возможно, мне следовало бы броситься на  него  сразу.  Задним  числом
кажется, я мог бы набрать горсть влажного  песка,  бросить  ему  в  глаза,
ослепить его - и вырвать из его рук ятаган. Но - увы! - я этого не  сделал
сразу,   затянул   время.   Ожидая   в   любое    мгновение    возвращения
"_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_", я вообще ничего не делал.
     Он  пристально  смотрел  на  меня.  Потом,  выкрикнув  короткое  имя,
подозвал товарища или слугу, толстого малого  с  холодным  взглядом,  тоже
вооруженного саблей.
     - Гамел! - крикнул первый.
     - Да, господин!
     - Посмотри, что выбросило море к моим ногам. - Второй перушт  подошел
и посмотрел на меня скучающим, лишенным любопытства взглядом.
     - Видишь в нем что-нибудь необычное? - спросил первый.
     Слуга пожал плечами.
     - Ну, у него странный для занадарца цвет  кожи,  -  ответил  толстяк,
которого первый назвал Гамелом. - Я не знал, господин, что  у  них  бывают
такие глаза и волосы.
     Перушт хрипло рассмеялся, и я понял, что они  находились  поблизости,
когда наш галеон набирал воду. Мы считали, что нас никто не  заметил;  так
мы по крайней мере надеялись; оказывается, зря.
     Первый перушт отрывисто обратился ко мне
     - Ты, приятель. Как тебя зовут и откуда ты?
     - Меня зовут Джандар,  -  невозмутимо  ответил  я,  -  и  моя  родина
называется Соединенные Штаты Америки.
     Он мигнул, услышав незнакомое название.
     - Сое - дине - штат, - он попытался повторить, потом пожал плечами  и
сдался. - Должно быть, действительно далеко: никогда не встречал  человека
с такой загорелой кожей и светлыми волосами, как у тебя.
     - Да, это очень далеко, -  серьезно  подтвердил  я.  И  нисколько  не
преувеличивал. Моя родина в тот момент находилась на расстоянии  в  триста
девяносто миллионов миль от  берегов  Корунд  Ладж.  "Далеко"  -  это  еще
слабовато сказано.
     - Наверно, ты говоришь правду, - сказал перушт. - Я за всю  жизнь  ни
разу о ней не слышал. У вас все с таким  странным  цветом  кожи,  волос  и
глаз?
     - Нет, у нас множество цветов, - заверил я его.  -  Но  думаем  мы  в
основном одинаково. Например, мало кому из нас нравится лежать  на  мокром
песке под обнаженным лезвием.
     Он рассмеялся и отступил, сделав мне знак встать. Я встал, стряхнул с
одежды песок и украдкой бросил взгляд на небо. На нем ничего не  было!  Но
теперь уж мои друзья явно обнаружили мое отсутствие, обыскали весь  галеон
от киля до фигуры на бушприте и убедились, что меня нет нигде.
     Толстяк Гамел заметил мой взгляд.
     - Раб считает, что товарищи заметят его отсутствие и вернутся за ним,
господин, - сказал он.
     Первый кивнул.
     - Тогда пошли. Позаботься о нем, Гамел, -  коротко  приказал  он.  И,
повернувшись и не обращая на меня внимания,  пошел  по  берегу.  Теперь  я
увидел довольно большой караван, ждавший выше на берегу. Сердце мое упало:
с каждым мгновением надежд на спасение становилось все меньше.
     Гамел, угрожая своим ятаганом, заставил меня  опуститься  на  колени.
Быстрыми уверенными движениями он связал мне за спиной руки и одел на  шею
нечто вроде ошейника, за который повел меня по берегу к вьючному  таптору;
тут он привязал ошейник к седлу животного.
     -  Раб,  теперь  ты  принадлежишь  лорду  Чаму  из  Нарука,  из  дома
Искелиона, - объявил он, садясь в седло.
     Прежде чем я смог заговорить, он  коснулся  боков  животного  острыми
шпорами, и караван тронулся в путь. Я не был готов к неожиданному движению
и упал в пыль. И был бы затоптан насмерть, если бы не  успел  вскочить  на
ноги.
     И вот бегом, рядом с вьючным  таптором  из  каравана  купца  Чама,  я
прибыл в город Нарук.
     Безымянным, беспомощным рабом!


     Тапторы - большие бескрылые птицы, похожие на земных  страусов,  если
вы можете себе представить четвероногого страуса размером с лошадь.
     Таптор размером с  жеребца,  с  длинной  изогнутой  шеей  и  четырьмя
ногами, но на этом отдаленное сходство с лошадью кончается. Потому  что  у
этого существа ноги с когтями и шпорами, как  у  петуха,  и  есть  жесткий
хохолок из перьев, растущий у  основания  черепа  и  напоминающий  хохолок
ястреба. У  тапторов  острые  кривые  желтые  клювы,  как  у  попугаев,  и
сверкающие глаза с черной радужной оболочкой и ярко-оранжевыми зрачками. В
диком виде это свирепые хищники, иногда даже людоеды. Их с огромным трудом
приучают к седлу и узде, при этом они никогда не лишаются своей врожденной
свирепости и полностью не приручаются, что бы с ними ни делали.
     Таптор, к которому меня привязали, был особенно злобным животным. Ему
не понравилось, что рядом с ним бежит незнакомый человек, и он делал  все,
чтобы отогнать меня, бросал мне в  лицо  пыль,  часто  устремлялся  бегом,
чтобы я упал, и тогда  он  тащил  меня  по  пыльной  дороге,  пока  хозяин
каравана ударами дубинки не возвращал его на место.
     Упав с высоты в несколько десятков ярдов в ледяное  море,  почти  без
сознания выбравшись на берег и выпив при этом половину  воды  Корунд-Ладж,
теперь, вынужденный бежать за таптором с постоянной угрозой  сломать  себе
шею, я был в плохой форме, когда мы наконец достигли ворот Нарука.
     Одежда моя покрылась толстым слоем белой дорожной пыли. Голые ноги  с
многочисленными порезами от камней на  дороге  оставляли  кровавые  следы,
когда я, прихрамывая, проковылял через ворота в хвосте каравана. Я чуть не
задохнулся от веревочной петли, которую  Гамел  завязал  у  меня  на  шее.
Приняв все это во внимание, вы поймете, что я почти ничего не помню о том,
как выглядел с первого взгляда перуштарский город и вообще ничего не помню
о стенах и садах виллы моего хозяина Чама.
     Я начал приходить в себя в помещении для рабов. Старик с  морщинистым
добрым  лицом  и  мягкими,  как  у  женщины,  руками  осторожно  мыл   мои
окровавленные ноги и смазывал их какой-то мазью.  Помню,  что  у  нее  был
острый смолистый запах.
     Кто-то еще, нагая  по  пояс  женщина  с  длинными  черными  волосами,
связанными на спине - позже я узнал, что это называется  рабский  узел,  -
смывала у меня с лица и волос дорожную  пыль.  Влажной  тканью  она  очень
осторожно удаляла пыль у меня из ноздрей, изо рта, глаз и ушей.  Время  от
времени она подносила к моим  губам  глиняный  горшок  с  крепким  красным
вином, похожим на коньяк.
     Никогда в жизни не пил ничего вкуснее.
     Рубашка моя изорвана. От  пребывания  в  холодной  воде  тонкая  кожа
растрескалась, а волочение по каменистой дороге не улучшило ее  состояния.
Ее с меня сняли, сняли и изорванные грязные брюки. Не помню,  выходила  ли
на это время женщина из комнаты,  но  это  и  не  имело  значения.  Ложная
скромность  и  застенчивость  -  слишком  большая  роскошь  для  человека,
живущего полной приключениями жизнью.
     Теперь я раб и воинская одежда мне не пристала. Поэтому, когда с меня
сняли мой изорванный наряд, я набросил на себя  холщовый  халат  домашнего
раба.
     Старик, которого, как я позже  узнал,  звали  Канелон,  и  женщина  -
Имарра - закончили возиться со мной, покормили меня горячей острой  мясной
похлебкой  с  большими  кусками  жесткого  черного  хлеба  и  уложили   на
соломенный матрац.
     Но прежде чем сон овладел мной, когда я  блаженно  лежал,  сонный  от
горячей еды и вина, я услышал, что рабы говорят обо мне.
     Говорила женщина. Я напрягся, чтобы лучше расслышать  ее  слова:  она
говорила очень тихо.
     - Никогда не видела человека с волосами и глазами  такого  необычного
цвета, - сказала она. - Явно чужестранец, но из какого города?
     Старик пожал плечами.
     - Не знаю. Надсмотрщик сказал, что Гамел называл его занадарцем.
     - Он не похож на занадарца, - заметила женщина, с сомнением посмотрев
на меня.
     - Может, он только раб занадарцев. По словам Гамела, он упал за  борт
в море с одного из занадарских летающих кораблей. Ему повезло, что остался
в живых.
     - Повезло? - недоверчиво переспросила женщина. -  Может,  и  повезло,
что не утонул. Но явно не повезло, что вытащил его именно лорд  Чам  -  _и
и_м_е_н_н_о _в _э_т_о_т _м_е_с_я_ц_!
     Странное замечание женщины вызвало у меня интерес, и, делая вид,  что
сплю, я продолжал напряженно прислушиваться.
     Канелон хмыкнул.
     - Да, это верно. Если он не  владеет  каким-нибудь  ценным  ремеслом,
лорд Чам явно назначит его в дань. Бедняга! В таком случае  лучше  бы  ему
было утонуть в водах Корунд Ладж.
     Женщина согласно кивнула.
     - Ты делаешь вид, что знаешь то, чего никто не знает, - сказала  она.
- Никто ведь не знает, что происходит с теми беднягами, которых отправляют
в качестве дани. Может быть, с ними не так уж плохо обращаются.
     Канелон коротко рассмеялся.
     - Никто не  знает,  что  с  ними  происходит,  потому  что  никто  не
вернулся! - сказал он. - Я говорю, что их жестоко убивают, и  моя  догадка
не хуже любой другой. Спорь со мной, если можешь, женщина!
     Имарра удрученно вздохнула.
     - Жаль, что он не попал в руки лорда Ашулока  или  Фарземума,  потому
что именно лорд Чам в этом  месяце  должен  поставить  сто  рабов,  судьба
которых останется неизвестной.
     Если они и продолжали разговаривать, я об  этом  не  знаю:  усталость
победила мое любопытство, и я уснул.



                           6. РАБСТВО В НАРУКЕ

     Следующие два дня я провел рабом на вилле лорда Чама.
     Со мной не  обращались  плохо,  но  и  не  баловали.  Рабы  -  ценное
имущество  в  Яркой  Империи,  потому  что  их  труд   содержит   торговую
аристократию Перуштара. Мои изрезанные ноги зажили с  чудесной  быстротой,
благодаря замечательным свойствам мази, которой Канелон  смазал  порезы  и
ушибы.
     У разговорчивого доверенного домашнего раба Канелона я  многое  узнал
за  время  своего  вынужденного  бездействия,  вызванного  ранами.  Старик
родился рабом и другой жизни не знал: для него рабство  было  естественным
состоянием, и он совсем не хотел свободы. Читателю  это  может  показаться
невероятным. Мне вначале тоже. Либо старик совершенно  деградировал  из-за
своего рабского состояния, либо он исключительно коварен и хитер. Я  много
разговаривал с ним и, к своему изумлению, обнаружил что  неверно  и  то  и
другое.
     Когда я спросил его, почему он не хочет свободы, он  ответил,  что  в
таком случае у него не будет крыши над головой и  никто  не  будет  о  нем
заботиться и кормить его. Как раб, он часть имущества  знатного  семейства
Искелион, и дом Искелиона кормил его, одевал, давал место для сна. А  если
бы он был свободным человеком, никто  не  побеспокоился  бы,  жив  он  или
мертв, никто не пожалел бы, если бы он умер от  голода  и  холода  однажды
ночью на улице - а именно такой была бы его судьба,  если  бы  он  проявил
глупость и принял сомнительный дар свободы.
     Я узнал у болтливого старика, что Перуштар - олигархически устроенное
общество. Тридцать или сорок торговых князей сосредоточили в  своих  руках
почти все богатство Яркой Империи. Мой владелец  Чам  -  младший,  третий,
племянник в чрезвычайно  богатой  и  могущественной  семье  Искелион,  чье
состояние основано на океанской торговле, импорте и экспорте и выращивании
рабов.
     Если читателю кажется маловероятным, чтобы олигархия  существовала  в
форме империи, могу сказать,  что  мне  тоже  было  странно  это  слышать.
Расспросив старого Канелона, я узнал,  что  большие  торговые  дома  давно
объединились в городских центрах  для  взаимозащиты.  Восемь-десять  самых
богатых семейств господствуют  в  каждом  перуштарском  городе.  Например,
здесь, в Наруке, власть принадлежит семействам Искелион,  Ашламун,  Чемед,
Илдт и Сарпелио, а три или четыре  менее  значительных  дома  ссорятся  за
первенство в своим второстепенном статусе.
     Очевидно, такой город, как Нарук, давно  страдал  бы  от  гражданской
войны, если бы не была выработана компромиссная правительственная система.
Эта система кажется восхитительно простой. Каждый из перуштарских  городов
управляется наследственным принцем, называемым серааном.  Хотя  на  первый
взгляд, сераану принадлежит вся административная власть, на самом деле  он
фактически безвластен,  потому  что  сераану  не  разрешается  накапливать
богатство, а в Яркой Империи богатство - единственное мерило власти.
     Сераан Нарука владеет рубиновой печатью; только с ее  оттиском  любое
решение принимает силу закона;  однако  сам  сераан  никаких  решений  или
законов не принимает. Все законы и распоряжения, которые  он  подписывает,
исходят из чего-то вроде парламента или суда, в котором  представлены  все
богатые торговые семейства города; влияние в парламенте каждого его  члена
прямо зависит от богатства семейства, которую представляет этот судья.
     Должен признать, что был одновременно поражен  и  заинтересован  тем,
что такая открыто олигархическая система может функционировать. Похоже  на
сорвавшийся с узды капитализм девятнадцатого века. Но система работает,  и
по  правде  говоря  при  таком  олигархическом  управлении  Яркая  Империя
Перуштар процветает. Города - я могу судить обо всей империи по тому,  что
наблюдал  в   Наруке,   -   чистые,   красивые,   великолепно   украшенные
произведениями монументального искусства.  Нет  гниющих  трущоб  и  нищих,
потому что нет бедности. Те, у кого нет богатства, принадлежат богатым или
пользуются  их  покровительством,  как,  например,   ремесленники.   И   в
цивилизации, которая посвятила себя  исключительно  накоплению  богатства,
существовала  поразительно  разнообразная  культура.  Множество   театров,
стадионов, литературных салонов. Поэты,  драматурги,  волшебники,  актеры,
скульпторы и художники всех  типов  придавали  культурной  и  эстетической
жизни  империи  необыкновенную  яркость.  Вначале   меня   удивило   явное
противоречие:  торговая   цивилизация,   обладающая   богатой   культурой.
Постепенно я понял,  что  богатые  торговцы  составляют  верхний  класс  и
являются единственной  подлинной  аристократией  империи.  А  аристократия
стремится к роскоши, и у нее есть и  время  и  возможности  способствовать
развитию искусства.


     Как только раны мои залечились,  мне  приказали  вымыться,  тщательно
причесали и привели вместе с большим количеством других  рабов,  мужчин  и
женщин, всех возрастов и состояний, в большую комнату.
     Вдоль  стен  комнаты,  на  помосте,  стояли  скамьи,  на  них  сидели
развалясь богато одетые мужчины и женщины. Похоже одновременно на  аукцион
рабов и на допрос, в котором оценивались качества  и  достоинства  каждого
вновь приобретенного раба. Скоро я понял, что происходит  и  то  и  другое
сразу.
     По очереди каждого  раба  ставили  перед  оценщиками:  в  эту  группу
входили врач,  определявший  состояние  здоровья  раба,  и  допрашивающие,
которые задавали точные целенаправленные  вопросы  об  опыте,  обучении  и
способностях каждого раба.  Потом  эти  данные  толстый  потный  аукционер
зачитывал собравшимся покупателям, и те  обсуждали  между  собой,  к  чему
лучше всего приспособить  того  или  иного  раба.  Предлагались  различные
суммы, время от времени вспыхивали споры, но в целом все  оказалось  очень
скучным и  утомительным.  Должен  признать,  что  голова  моя  полна  была
предубеждениями,  полученными  при  просмотре  сцен  исторических  фильмов
покойного Сесиля  Б.  Де  Милля.  Мистер  Де  Милль,  по-видимому,  больше
внимания уделял подлинности фехтовальных поединков, потому что в  подобных
сценах его фильмов грубые надсмотрщики бьют хлыстами прекрасных девушек на
глазах у толпы хохочущих извращенцев,  а  беспомощные  рабы  корчатся  под
бичами нуждающихся в бритье стражников.
     Сцена, в которой я сам принимал участие, ничего  общего  не  имела  с
такими кинематографическими версиями. С рабами обращались бесцеремонно, но
беспристрастно,  как  со  скотом;   я   не   заметил   ни   грубости,   ни
непристойностей. Что касается аудитории, то это были  бизнесмены,  занятые
практическими интересами, а  не  гогочущие  извращенцы,  собравшиеся  ради
секса и  пыток.  Все  одеты  сверхбогато,  потому  что  в  Наруке  принято
выставлять богатство напоказ: одежда из великолепного шелка, многоцветная,
с преобладанием персикового цвета, красного, зеленого и пурпурного цветов.
Одежда  украшена  золотой  обшивкой,  кисточками,   дорогими   поясами   и
нагрудными  украшениями,  свисающими  лентами,  редкими  мехами   и   тому
подобным.
     И  мужчины  и  женщины  носили  поразительное  количество   ювелирных
украшений, кольца сверкали на каждом пальце,  не  говоря  уже  о  серьгах,
ожерельях, брошах, булавках, браслетах, горжетках, наколенниках, тиарах  и
предметах, которые я не смог  бы  назвать.  Некоторые  украшения  поистине
великолепны: одна из женщин, властная матрона лет пятидесяти, повернулась,
чтобы осмотреть рабов в моей  группе,  и  я  сдержал  изумленный  возглас,
увидев свисавшую с ее лба жемчужину. Размером с  детский  кулак,  богатого
пурпурного цвета с алым пламенем в  центре  -  такую  жемчужину  танаторцы
называют _к_о_р_о_м_е_, и я не могу привести для нее земного эквивалента.
     Эти жемчужины необыкновенно  редки.  Найдено  всего  десятка  два,  и
жемчужина такого размера должна стоить сказочно дорого. Можно купить целое
королевство за украшение, свисающее с безволосого лба этой женщины.


     Наконец настала моя очередь. Вопросы задавались резкие и точные. Пока
врач рассматривал мои  зубы,  стучал  по  груди,  щупал  бицепсы  и  икры,
проверял  состояние  заживших  порезов,  меня   спрашивали   о   возрасте,
происхождении и профессии. Они, конечно, никогда не слышали о  Соединенных
Штатах Америки, но старательно записали название, передав его танаторскими
буквами.   Меня   не   спрашивали,   почему   я   находился    на    борту
"_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_",  по-видимому,  решив,  что  я   либо   наемник,
записавшийся в воздушный флот Занадара, либо  раб,  служивший  на  фрегате
небесных пиратов.
     В свою очередь, я не торопился  рассказывать  о  себе.  Мне  казалось
неразумным раскрывать свою связь с  Шондакором,  пока  я  не  смогу  лучше
оценить здешнюю политическую ситуацию. В данный момент я  решил,  что  мне
лучше сойти за не имеющего особого значения раба. И когда меня спросили об
имени, я ответил, что меня зовут Дарджан  -  простая  перестановка  слогов
моего танаторского имени. Я решил скрывать свое  подлинное  имя,  пока  не
разберусь с положением в Наруке. Вполне  возможно,  что  перушты  знают  о
человеке по имени Джандар, который способствовал освобождению Шондакора от
ярма Черного Легиона. Но о  Дарджане  они  не  могут  знать,  у  него  нет
прошлого, я его только что изобрел.
     - Ну, парень, что ты умеешь делать? - спросил главный допрашивающий.
     - Я хорошо владею оружием, - ответил я.
     Он пристально взглянул на меня.
     - Ты раб и должен все ответы  на  вопросы  свободных  произносить  со
словом "хозяин", - коротко сказал он. Я кивнул и перефразировал ответ.
     Мое заявление о том,  что  я  хорошо  владею  оружием,  не  произвело
никакого впечатления, и это меня удивило.  Я  очень  хороший  фехтовальщик
благодаря теоретическим  знаниям  и  практическому  опыту,  полученному  в
академии Лукора. Фехтовальное мастерство - редкое и трудное  искусство,  и
каждому благородному танаторцу приходится его изучать.
     Однако, по-видимому,  считалось  неразумным  позволять  рабу  слишком
хорошо овладевать этим искусством.
     Далее меня спросили, умею ли я читать, писать и считать.  Я  приобрел
некоторые навыки в  чтении  и  письме  танаторскими  буквами,  но  слишком
поверхностные, а  арифметика  в  том  виде,  в  каком  она  существует  на
Каллисто, мне почти неизвестна. Допрашивающие  быстро  установили,  что  у
меня нет ни знаний, ни опыта  в  кораблевождении,  в  сельском  хозяйстве,
изготовлении глиняной посуды и других ремеслах. Короче, что  я  ничего  не
умею.
     Они обменялись выразительными взглядами и пожали плечами.
     Потом передали аукционеру на его высокой платформе записку.
     - Лот М-7709140-Ж13, - громогласно провозгласил он. - Имя -  Дарджан.
Родина - Соединенные Штаты Америки. Захвачен на берегу Корунд  Ладж  после
падения с занадарского фрегата. Возраст - около  тридцати  лет.  Умения  -
фехтовальное мастерство, других  нет.  Физическое  состояние  хорошее,  но
спина и плечи недостаточно сильны  для  гребца  или  сельскохозяйственного
рабочего.
     Высоко наверху, на скамье с подушками, мой  хозяин  лорд  Чам  изучал
груду документов, слушая вполуха. Но вот он поднял глаза, осмотрел меня  и
пожал плечами.
     - Ему не нужны умения. Добавьте его к дани.


     Мало может быть в жизни  более  унизительных  состояний,  чем  стоять
рабом перед оценщиками и узнать, что ты практически ничего не умеешь.
     Ситуация была бы забавной, если бы не предвещала опасность.  То,  что
эти расчетливые практичные бизнесмены из Перуштара сочли  непригодным  для
любого занятия человека моего опыта на двух мирах, было  ударом  по  моему
самолюбию, которого у меня не меньше, чем у каждого. Я  пробрался  один  в
окутанный облаками Занадар, чтобы спасти  из  крепости  Тутона  прекрасную
принцессу Шондакора; я, преодолевая тысячи опасностей, под  чужой  личиной
проник в тайный совет Черного Легиона, выигравшего множество битв на  всей
планете; я приобрел любовь  всего  народа  ку  тад,  восхищение  преданных
товарищей и сердце самой прекрасной женщины двух миров - и вот я отнесен к
числу человеческих отбросов, олигархи  Нарука  не  нашли  во  мне  никаких
достоинств. Конечно, это болезненная рана для моей самооценки.
     И вот, пока я удивлялся этому приговору,  стражники  вывели  меня  из
комнаты и отвели в загон по  соседству,  где  собралась  пестрая  компания
калек, слабоумных, больных и непослушных.  Вот  к  этой  непривлекательной
компании меня и присоединили. Мой ошейник соединили с общей  цепью.  Потом
стражники вышли из помещения, а я присел на корточки, кипя от  бессильного
гнева.
     Слева от меня старик, костлявый, с покрасневшими глазами,  совершенно
беззубый, непрерывно болтал и при этом стонал, будто сейчас наступает  его
последний момент.
     Справа прикован полоумный, со слюнявым ртом, с  пустыми  равнодушными
глазами,  которые  свидетельствовали,  что  он  в  состоянии   безмозглого
растения.
     И между  этими  двумя  -  Джандар  с  Каллисто,  герой  тысячи  битв,
величайший фехтовальщик двух миров.
     Позже, когда  негодование  пройдет,  я  вполне  могу  найти  ситуацию
забавной. Но в этот момент, однако, я  кипел  от  негодования  и  поклялся
отомстить  беззаботным  олигархам  Нарука,  которые  не  могут  разглядеть
первоклассного бойца, стоящего перед ними.
     Вскоре я успокоился, и место гнева заняли дурные предчувствия.
     Я причислен к дани, к безымянному легиону  обреченных  и  отчаявшихся
людей, чья судьба - загадка;  об  этом  способе  избавления  от  слабых  и
ненужных рабов я узнал в  первый  день  своего  пленения,  когда  случайно
подслушал разговор старого раба Канелона и рабыни Имарры.
     С внутренней дрожью, которую  предоставляю  представить  читателю,  я
вспомнил, как Канелон и  Имарра  обсуждали  загадочную  участь  тех,  кого
отнесли к дани. Теперь у меня была причина проклинать  свою  осторожность.
Получив некоторую информацию, не предназначавшуюся для моих ушей, я решил,
что впоследствии она мне пригодится, и не стал  расспрашивать  Канелона  о
дани, когда была возможность.
     Конечно, тогда я не знал, как быстро будет решена моя судьба.  И  все
равно я бранил себя  за  то,  что  тогда  не  использовал  представившуюся
возможность.
     К чему же меня приговорили?
     Дань - _к_о_м_у_?
     На залитый  кровью  алтарь  какого-то  варварского  бога?  Для  пыток
какому-то   свирепому   племени,   чье   вторжение   откладывается   из-за
предложенной человеческой дани?
     Кому меня отдают в дань?
     Никто этого не знает. Но скоро я узнаю сам - на собственном опыте.
     В толпе калек, слабоумных и ни к чему не  пригодных  меня  вывели  из
виллы и отвели в загон на краю города, где мы провели  ночь  под  холодным
дождливым небом; нас стерегла хорошо вооруженная бдительная стража.
     А утром мы вышли из города Нарука, направляясь к неизвестной  цели  и
загадочной судьбе.




                        КНИГА ТРЕТЬЯ. ЗАМЕРЗШИЕ ЗЕМЛИ


                              7. БЕЗ КОНТРОЛЯ

     Я дошел до такого места в своем рассказе, где должен описать события,
свидетелем которых не был, приключения, в которых не принимал участия.
     В то время, когда эти события происходили, я о них ничего не  знал  и
узнал только много времени спустя.


     Первым обнаружил мое отсутствие  на  борту  "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_"
ятун Коджа.
     Гигантский артропод заметил, что меня не видно. Воздушный корабль,  в
котором мы совершали полет  к  Городу-в-Облаках,  парил  над  поверхностью
Корунд Ладж. Пополнив запас пресной воды, корабль поднялся на высоту в три
тысячи футов и двинулся на запад в направлении Белых гор.
     Берега большого внутреннего моря быстро исчезали за кормой  летающего
галеона. Купола и башни Нарука скрылись за горизонтом; под килем  небесной
машины  пролетел  Ганатол.  Скоро  "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_"   полетит   над
холмистой местностью, а потом и над горным хребтом, в котором  расположена
крепость бесчестных небесных пиратов.
     Вначале  Коджа  ничего  не  заподозрил.  Огромный   человек-насекомое
заметил только, что на палубе меня больше не видно. Чуть  раньше  артропод
видел меня у перил; когда он снова посмотрел, меня  не  было;  только  наш
занадарский пленник капитан Ультар стоял, небрежно прислонившись к  резной
балюстраде.
     Коджа    направился    туда,    где     стоял     прежний     капитан
"_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_".
     - Джандар спустился вниз или поднялся в контрольный  купол?  -  своим
серьезным, лишенным выразительности голосом спросил верный ятунский воин.
     Ультар бросил осторожный взгляд на затянутого в хитин  гиганта.  И  с
деланным равнодушием отвернул глаза.
     - Я его не видел, _к_а_п_о_к_, - ответил Ультар.
     Хитиновая маска, служившая  Кодже  лицом,  не  способна  была  менять
выражение,  он  продолжал  спокойно  смотреть  на  занадарского  капитана,
который нервно ерзал под этим серьезным взглядом.
     - За несколько мгновений до того, как я сюда  поднялся,  он  стоял  у
перил, - терпеливо сказал Коджа. - Я помню, как ты подошел к нему и  встал
рядом. Ты должен был заметить, куда он пошел...
     - Говорю  тебе,  я  его  не  видел!  И  перестань  меня  допрашивать,
к_а_п_о_к_! - неожиданно выпалил Ультар.
     Большие  глаза  невозмутимо  рассматривали  нервничавшего   небесного
пирата.  _К_а_п_о_к_  -  уничижительное  слово,  используемое  иногда  для
оскорбления людей-насекомых. Его можно перевести как "паразит".  Кодже  не
понравилось, что это слово применили к нему, но он не человек и реакции  у
него не человеческие. Вообще артроподы Танатора не испытывают человеческих
эмоций; считается, что у них нет эмоций вообще, поскольку  их  эндокринная
система совершенно не такая, как у человеческих рас Танатора. Это, однако,
заблуждение. Я объяснил Кодже смысл дружбы, и он  сам  нашел  свой  способ
любить,  потому  что  я  уверен:  это  неуклюжее  чудище  любило  меня   с
преданностью и верностью, редкими даже среди людей.
     Впрочем,  Коджа  не  стал  реагировать  на  оскорбление;  он   стоял,
продолжая без всякого выражения смотреть  на  напряженного,  нервничающего
занадарца. Возможно, он обдумывал причины такого беспокойного поведения, а
может,  формулировал  вопрос  по-другому.  Во  всяком  случае  занадарский
пленник с бранным словом неожиданно повернулся и быстро ушел.
     Коджа смотрел ему вслед, продолжая размышлять  над  странностями  его
поведения. Потом поднялся в контрольный купол проверить, нет ли меня  там,
и, конечно, меня не на нашел, потому что в этот момент я без сил выбирался
на берег.
     Дежурил Валкар, это была его смена. Красивый принц  ку  тад  дружески
приветствовал серьезного человека-насекомое и ответил, что  уже  некоторое
время меня не видел.
     - Джандар сейчас не на дежурстве. Может, он отдыхает в  своей  каюте.
Погляди там.
     Коджа поблагодарил его и повернулся. Но меня не было ни в  каюте,  ни
на камбузе, ни в кладовых, ни на колесной палубе, ни на  корме.  Меня  как
будто вообще не было на борту "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_"!
     Ятунского воина это крайне озадачило. Но там, где человек уже  поднял
бы тревогу, холодный дисциплинированный ум артропода продолжал накапливать
данные, а сам Коджа терпеливо искал меня, пока не пришел к  окончательному
выводу, что меня на борту нет.
     Убедившись в этом, Коджа, впрочем, не стал терять времени.
     Каюта Лукора находилась рядом с моей. Коджа  увидел  в  ней  храброго
седовласого учителя фехтования на койке. Тот делил внимание  между  черной
бутылкой с  выдержанным  коньяком  и  томом  непристойных  анекдотов,  под
названием  "Забавы  Пеллиситира  Изобретательного".  Ганатолец  приветливо
помахал рукой, когда серьезный артропод вошел в его каюту.
     -  Эй,  друг  Коджа!  Ты  видишь,  я  знакомлюсь  с  одним  из  менее
распространенных  видов  литературы  и  одновременно   возобновляю   запас
затраченной энергии при помощи бутылки прекрасной _к_в_а_р_р_ы_. Это  вино
сильно переоценивают неразумные любители, однако оно не  без  букета.  Нет
ничего лучше выдержанной _к_в_а_р_р_ы_... как это  сказал  поэт?  "Золотой
нектар ушедшего лета спит в сердце доброго вина..." Эй, а что случилось?
     - Джандара нет на борту, -  ровным,  лишенным  эмоций  тоном  ответил
Коджа, по своему обыкновению переходя  прямо  к  сути.  Горячий  маленький
ганатолец, который как раз подкреплялся  еще  одним  глотком  из  бутылки,
чтобы подтвердить мудрость поэта, которого только что цитировал, подавился
крепким вином.
     - Кмм! Уф! Мой многосуставчатый друг, о чем это ты говоришь? Конечно,
наш отважный желтоволосый капитан на борту - где  ему  еще  быть,  могу  я
спросить, если мы на высоте в три тысячи футов над землей?
     - Лукор, его нет на корабле. Я обыскал корабль от носа до кормы и  не
нашел его. Случилось что-то ужасное...
     С подавленным проклятием  Лукор  отбросил  книгу  в  сторону,  закрыл
бутылку пробкой, нежно спрятал под подушкой и сел  на  койке,  трезвея  от
зловещих слов Коджи.
     - Ты подозреваешь предательство?
     Коджа согнул свои антенны, что у ятунов эквивалентно пожатию плечами.
     - Я видел его у перил, когда мы брали запас пресной  воды.  А  теперь
его на галеоне нет. Я спросил занадарца Ультара, куда  пошел  Джандар,  но
тот объявил, что не знает. Но он не мог не видеть, куда  пошел  наш  друг,
потому что стоял с ним рядом. Это загадка, Лукор.
     Лукор потер лоб и яростно потянул себя за длинные  усы,  за  которыми
всегда нежно ухаживал.
     - Ультар? Не доверяю я этому занадарцу. С радостью выбросил бы его за
борт, если бы поблизости оказались перила. Я предупреждал Джандара, что он
совершает ошибку, позволяя этому  предателю,  коварному  пирату  лететь  с
нами. Но наш благородный капитан  всегда  ждет  от  людей  хорошего  и  не
предвидит плохого. Ну, если Ультар приложил к этому  руку,  мы  это  легко
узнаем. Я сумею развязать ему язык, Я знаю трюк  с  раскаленным  кинжалом,
который прикладывают к пальцам ног, и  самый  неразговорчивый  человек  на
Танаторе тут же изложит всю свою биографию быстрее, чем накаляется лезвие.
Но - осторожно. Ты тщательно осмотрел корабль? Наш друг  может  болтать  с
кем-нибудь из офицеров в любой каюте, пить вино и рассказывать байки...
     Коджа описал свой маршрут поиска. К тому  времени  как  он  закончил,
маленький ганатольский учитель фехтования серьезно встревожился.
     - Где принц Валкар? В контрольном куполе, ты  говоришь?  Пошли,  друг
Коджа, мы должны немедленно сообщить команде, прежде  чем  улетим  далеко.
Джандар мог упасть за борт.
     - Или его столкнули, - невыразительно добавил Коджа.


     Вскоре подняли тревогу, и забеспокоившаяся команда  прочесала  каждое
помещение    на    "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_е_",    не    обнаружив     моего
местонахождения.  Вызванный  к  встревожившемуся  Валкару,   наш   пленный
небесный пират упрямо заявлял, что ничего не знает о том, где я  нахожусь.
Впрочем, это было правдой: Ультар не мог знать, что в это время я уже  был
захвачен лордом Чамом из Нарука, и, безусловно, считал или надеялся, что я
утонул в водах Корунд Ладж под тяжестью своей обуви, меча, плаща и  другой
одежды.
     Никакие  угрозы  не  могли  вырвать  правду  из  уст   гладкоязычного
занадарца, который красноречиво говорил о  своем  абсолютном  незнании  об
этом деле и невиновности.
     - Отдайте мне ненадолго этого небесного мошенника и лезвие кинжала  и
горшок углей из камбуза, и я вырву у него правду! - потребовал  Лукор.  Но
Валкар неохотно запретил всякий допрос с применением силы.
     - Мы не можем этого сделать, Лукор. Капитан Ультар клянется  в  своей
невиновности, и у нас ничего против него  нет,  кроме  пустых  подозрений.
Даже Коджа не может представить никаких  доказательств.  Вполне  возможно,
что  Джандар  упал  за  борт,   потеряв   равновесие,   когда   поднимался
"_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_", или его сбросил сильный порыв ветра  чуть  позже.
Но пытать пленника, который дал слово чести  и  клятву  не  вмешиваться  в
управление кораблем, было бы  преступным  варварством.  Ведь  мы  все-таки
цивилизованные люди.
     - Цивилизованные люди? - Лукор плюнул, будто ему стало горько во рту.
- Ну, может быть, и так, и не помешало бы немного варварства, чтобы узнать
правду у этого гладкоязычного убийцы! - бушевал он.
     Но Валкар ничего не желал слушать. Впрочем, он сделал все, что  можно
было  в  таких  загадочных  обстоятельствах.  Воздушный  галеон  повернул,
проделал обратно весь путь до моря и  занял  прежнюю  позицию  над  яркими
водами Корунд Ладж. Беспокойные глаза осматривали воду,  поисковые  партии
обыскали ближайший берег, но к этому времени волны в своем вечном прибое и
откате сгладили следы, которые я оставил, выходя из моря:  мои  друзья  не
нашли никаких свидетельств, что я выбрался на берег.
     Много часов гигантская летающая машина парила  над  землей  и  морем,
разыскивая  пропавшего.  Поздно  вечером  корабль  пролетел  над  пологими
холмами, выискивая малейшие признаки моего присутствия. Но, конечно,  меня
не нашли: в это время я уже спал на грубом матраце  в  рабских  помещениях
Нарука.
     Кипя от гнева из-за вынужденного бездействия,  вспыльчивый  маленький
учитель фехтования предложил штурмовать стены и ворота Нарука.  Точнее  он
советовал Валкару спуститься над центральной рыночной  площадью  города  и
потребовать, чтобы меня вернули на  корабль,  если  перушты  действительно
держат меня в плену. Валкар сам склонялся к этой мысли, потому что если  я
действительно упал за борт, когда галеон поднимался от  вод  Корунд  Ладж,
меня вполне мог захватить в плен какой-нибудь отряд воинов.
     Но ответственность за корабль и  экипаж  теперь  полностью  легла  на
крепкие плечи шондакорского принца,  и  он  не  мог  поддаться  искушению.
Главной целью  нашего  опасного  полета  остается  освобождение  принцессы
Дарлуны от плена у небесных пиратов. И подвергнуть опасности корабль из-за
опрометчивого плана означало ставить под вопрос безопасность принцессы.  А
освобождение принцессы, повторяю, наша главная цель.
     Пока принцесса не окажется на свободе и среди друзей,  любой  человек
на борту "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_", даже я, должен считаться заменимым.  А
одному кораблю рисковать нападением на целый город значит рисковать  самим
кораблем и судьбой Дарлуны, принцессы ку тад.
     Валкар колебался.  Мы  с  ним  были  старыми  друзьями  и  много  раз
сражались бок о бок, держа  смерть  от  себя  на  расстоянии  длины  меча.
Оставить меня в серьезной опасности - ужасное решение, но ему как капитану
пришлось его принять, хотя никто не знал, чего ему это стоило.
     С наступлением ночи, когда луны Юпитера осветили своими многоцветными
лучами молчаливый  ландшафт,  "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_"  поднялся  на  тихих
крыльях;  на  борт  только  что  вернулся  последний  смертельно  уставший
поисковый отряд.
     Корабль повернулся носом в сторону далекого Занадара и поплыл в ночь,
оставив меня обреченным и беспомощным пленником в руках перуштов.


     Перед  самым  рассветом  Валкара  подняли  от  беспокойного  сна.  Он
приподнялся на локте и мигал в свете лампы, которую держал Лукор.
     - Что... что это? Что случилось, Лукор?
     - Что  случилось?  И  правда,  мой  прекрасный  принц!  -  с  мрачным
торжеством выдохнул старый  ганатолец.  -  Может,  теперь,  когда  на  нас
обрушились такие катастрофы,  превосходный  лорд  Валкар  начнет  обращать
внимание на своевременные предупреждения старого фехтовальщика! Ха!
     Валкар  ничего  не  понимал.  За  маленьким  ганатольцем   возвышался
молчаливый  Коджа,  свет  лампы  отражался  на  его   блестящей   лишенной
выразительности хитиновой маске, серьезные глаза блестели.
     - О чем ты говоришь? Что еще случилось? - спросил Валкар.
     Лукор фыркнул.
     - О, ничего, вовсе ничего, только этот достойный  доверия  занадарец,
который дал слово чести не вмешиваться в управление  кораблем...  и  этому
слову  ты  поверил  больше,  чем  разумным  аргументам...   он   перерезал
управление крыльев, и мы утратили контроль над кораблем.
     - Ч_т_о_? - недоверчиво переспросил Валкар. Он посмотрел на  Коджу  и
встретился с его серьезным взглядом.
     - Это правда, Валкар, - ответил артропод. -  Кораблем  нельзя  больше
управлять, и он движется под сильным кормовым ветром.
     Валкар испустил сквозь сжатые зубы проклятие, свесил  ноги  с  койки,
вскочил и начал одеваться.
     - Как... как это случилось?
     Лицо Лукора  приняло  выражение,  среднее  между  гневным  оскалом  и
улыбкой.
     - Как? Предательство - измена - коварная ложь!  -  выкрикивал  он.  -
Прошу, благородный Валкар, позволь мне  расспросить  этого  самодовольного
подонка с помощью раскаленной стали! "О, нет, - процитировал он, -  мы  не
можем поступить так с достойным доверия джентльменом благородным Ультаром!
Молчи, старый глупый  ганатолец!  Это  будет  грубо,  жестоко,  преступно!
Отойди,  белобородый  старый  варвар,  и  дай   высокорожденному   Ультару
заниматься своим делом..."
     - Успокойся, Лукор! - воскликнул в раздражении Валкар. - Каково  наше
положение? Утрачиваем ли мы высоту? Где мы? Задержали ли  Ультара  или  он
еще на свободе?
     Лицо Коджи и голос оставались спокойными и лишенными выражения.
     - Это  еще  одна  загадка,  Валкар.  Завершив  свою  грязную  работу,
занадарский предатель исчез. Мы обыскали корабль от носа до кормы, его нет
на борту. _О_н _и_с_ч_е_з_, _к_а_к _и _Д_ж_а_н_д_а_р_...



                             8. ЗАГАДОЧНЫЙ СЕВЕР

     Валкар  оделся  и  быстро  поднялся  в  контрольный  купол,  где  его
ознакомили с положением.
     Вахтенным офицером в эту ночь был молодой аристократ по имени  Томар.
Этот впечатлительный доверчивый юноша склонен был каждому верить на  слово
(именно в этом меня обвинял Лукор). Некоторые члены  команды  видели,  как
пленник обменивался дружескими словами с этим юношей, но никто  ничего  не
заподозрил. Пожаловавшись, что не может уснуть,  Ультар  как-то  предложил
разделить утомительную ночную вахту с молодым шондакорцем.
     Ультару не разрешалось заходить в контрольный  купол,  и  он  остался
поблизости, у  обсервационного  бельведера.  Не  вмешиваясь  в  управление
кораблем, он тем не менее давал Томару советы по навигации. И никто ничего
не подозревал.
     В эту ночь Ультар опять пожаловался, что не может спать; он  небрежно
облокотился  на  балюстраду  обсервационного  бельведера  и  в  дружеской,
ненавязчивой манере принялся беседовать с молодым человеком.
     Ночью поднялся сильный ветер, который относил "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_"
направо и  требовал  от  дежурного  офицера  постоянного  внимания,  чтобы
корабль не ушел далеко с курса. Не чрезвычайное  положение,  но  вахтенный
был постоянно занят. Ультар посоветовал  молодому  человеку  держать  руль
устойчиво, а позже подсказал ему выход: подняться над  ветреным  слоем  на
несколько сот футов. Доверчивый молодой офицер  послушался  этого  совета,
поднял корабль и на этой высоте  встретился  с  сильным  кормовым  ветром,
дувшим на север.
     Ультар посоветовал офицеру уравновесить рулем это новое  воздействие;
прежде чем Томар  разбудил  спокойно  спавшего  посыльного,  гладкоязычный
занадарец вызвался передать этот приказ на корму. У Томара не было  причин
подозревать небесного пирата в подлом предательстве, поэтому он принял его
предложение и передал ему кодовый флаг,  который  означал  приказ  рулевой
команде и который брали с собой все посыльные.
     Но Ультар не пошел на корму; набросив на голову капюшон плаща -  плащ
он носил якобы из-за ночного холода, -  он  без  слов  показал  караульным
кодовый флаг и прошел на колесную палубу, на  которой  в  этот  час  почти
никого не было. Здесь, никем не узнанный в слабом свете,  он  приглушенным
голосом приказал всем подняться на верхнюю палубу, чтобы помочь освободить
ванты. Как только на колесной палубе никого не осталось, он открыл стенной
шкаф, где хранилось противопожарное оборудование, достал топор и  один  за
другим перерубил большие тросы, которые  передавали  импульс  от  колес  к
крыльям. Одно крыло он полностью вывел из строя и занимался вторым,  когда
показался один из членов колесной команды, чтобы  спросить  о  приказе,  о
котором никто вверху не подозревал.
     Ультар одним ударом топора свалил этого человека, но  тут  показались
другие, и небесный пират, лишь частично повредив правое крыло,  повернулся
и убежал.
     И его не нашли, хотя тщательно обыскали весь искалеченный корабль.
     Ультар просто растаял в воздухе!


     Как вскоре выяснилось, Томар поднял корабль на очень опасную  высоту;
на такой "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_" еще не шел.
     Опытный небесный моряк, Ультар, конечно, знал, что на  высоте  в  три
тысячи футов существуют  мощные  восходящие  потоки  от  горной  местности
внизу; за часы темноты они незаметно  и  постепенно  поднимут  корабль  на
многие сотни футов. Несомненно, он специально  занимал  внимание  молодого
офицера своим разговором о необходимости устойчиво держать корабль,  чтобы
тот не заметил, что корабль постоянно поднимается.
     Точно рассчитав свои действия, прекрасно зная карты  ветров,  которые
мы нашли у него в каюте и так и не смогли расшифровать,  Ультар  в  нужный
момент посоветовал молодому  офицеру  поднять  корабль  на  несколько  сот
футов,    чтобы    избежать    сильного    ветра,    и     это     привело
"_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_" в мощный воздушный поток,  двигавшийся  с  юга  на
север с  ураганной  силой.  И,  кроме  Ультара,  никто  заранее  этого  не
предвидел.
     Когда  все  это  раскрылось,  Валкар  мрачно  сжал   челюсти.   Почти
катастрофа.  Корабль  не  окончательно  выведен  из  строя,  но  выйти  из
ветрового потока, который несет его на север, не может.
     Одно крыло не действовало, второе  действовало  лишь  частично,  а  с
помощью только руля невозможно изменить курс "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_".
     Беспомощный пленник ветра, корабль  летел  над  горной  страной,  все
дальше и дальше уходя от своей цели. Впереди лежали лиги мрачной  и  голой
арктической тундры, где не живут люди и нет ни одного города.
     А еще дальше сверкающие ледяные поля полярной шапки и ужасная  смерть
на крайнем севере мира.
     И они ничего не могут сделать.


     Наступил рассвет, небо луны джунглей заполнилось бледным золотом.
     Влекомый безжалостной яростью ураганного ветра, гигантский орнитоптер
быстро приближался к неизвестным районам загадочного севера.
     В  капитанской  каюте  Валкар  и  другие   старшие   офицеры   устало
всматривались в карты, пытаясь найти решение.
     Неспособные помочь в решении навигационных  проблем,  Лукор  и  Коджа
безустанно обыскивали большой корабль,  надеясь  найти  укрытие  предателя
Ультара.
     С ними, бледный, с запавшими глазами, повсюду ходил Томар. Его мучило
чувство вины за свое  неосознанное  участие  в  коварном  плане  предателя
занадарца, и он страдал. И страдания его становились сильнее,  потому  что
ни один  из  товарищей  ни  в  чем  его  не  обвинил.  Странно,  но  юноша
почувствовал бы себя лучше, если бы его обвиняли,  проклинали  и  обзывали
глупцом.
     Но никто ему  ничего  не  сказал.  Валкар  с  молчаливым  сочувствием
похлопал  его  по  плечу,  взъерошил  его  волосы  и  произнес   несколько
успокоительных слов о том, что он не виноват в происшедшем. Конечно, юноша
винил себя, называл доверчивым идиотом и с радостью отдал бы  жизнь,  если
бы  такое  самопожертвование  могло  загладить  его  вину  в   наступившей
катастрофе.
     Грубоватый, добродушный, разговорчивый старый  Лукор,  чувствуя  муки
юноши, старался отвлечь его от печальных мыслей.
     - Ну, парень, это не твоя вина! Этот гладкоязычный подлец мог  своими
словами выманить рыбу из моря. Посмотри,  как  он  обвел  принца  Валкара,
заявив о своей невинности, хотя никто на корабле не  сомневался,  что  наш
Коджа прав в своих подозрениях и что этот лживый негодяй столкнул Джандара
за борт, когда мы набирали воду. Ты не должен винить себя, мой мальчик.
     Молодой офицер упрямо покачал головой, не говоря ни  слова;  за  него
красноречиво говорили его глаза. Даже Коджу встревожили  страдания  юноши.
Огромный затянутый в хитин артропод, обычно невосприимчивый к человеческим
эмоциям, неуклюжим ласковым жестом коснулся плеча юноши.
     - Послушайся Лукора. Он говорит правду. Никто ни в чем тебя не винит,
молодой Томар, и тебе неразумно самому винить себя.
     - Не могу ничего с собой сделать, лорд Коджа... мастер  Лукор...  мне
не следовало доверять ему. Но... он все это говорил так небрежно, и  мы  и
раньше несколько раз разговаривали. я знал,  что  он  враг  и  ему  нельзя
доверять, но... но... мне  кажется,  я  его  жалел;  ведь  он  один  среди
незнакомых людей, и никто не скажет ему доброго слова. И у  меня  вошло  в
привычку улыбаться ему, здороваться и проводить вместе немного времени...
     -  Коварный  мошенник,  играть  чувствами  доброго  юноши!  -  гневно
воскликнул Лукор.
     Они остановились у перил палубы, глядя на пустынную местность  внизу,
освещенную ярким утренним светом.
     - Мы летим над  странной  землей,  друзья,  -  заметил  Лукор.  -  я,
например, ничего не знаю о северных областях. А ты, друг Коджа?
     Высокий инсектоид серьезно смотрел на мрачную тундру и сверкающие  на
горизонте ледяные поля.
     - Ты знаешь, Лукор, мое племя живет в южной  части  полушария,  и  на
бесконечных травяных равнинах Харата я вылупился и вырос.  Никогда  боевые
отряды моего клана не проникали севернее Великого Кумалы, а сам я не бывал
дальше отрогов Белых гор. Но у моего племени есть легенды о  севере  мира,
Замерзших землях, как мы его называем. И ничего  привлекательного  в  этих
землях нет.
     Лукор задумчиво разглядывал северный горизонт.
     - Ну, я сам из Ганатола,  как  ты  знаешь,  но  у  нас,  ганатольцев,
кое-что рассказывают  о  северной  горной  стране,  и  ничего  хорошего  о
Замерзших землях мы не слышали. Но скоро нам самим  предстоит  определить,
есть ли правда в этих мифах, друзья.
     Взгляд Коджи оставался непроницаемым.
     - Я начинаю понимать действия злодея Ультара,  -  начал  он  холодным
монотонным голосом. - Он  выбросил  Джандара  за  борт,  надеясь,  что  мы
потратим время,  отыскивая  его,  и,  может,  сделаем  что-нибудь  глупое,
например, нападем на перуштарский  город  Нарук,  и  это  помешает  нашему
полету к Занадару. Когда этот план не удался и мы продолжили свой полет  к
Городу-в-Облаках,  даже  без  Джандара  на  борту,  он  в  отчаянии  решил
повредить корабль, чтобы его ветер унес в Замерзшие земли и там разбил  бы
о какой-нибудь утес. Умный и изобретательный человек, этот  Ультар;  жаль,
что он против нас, а не с нами...
     Заговорил юноша Томар; теплые дружеские  слова  Лукора  и  Коджи  как
будто отогнали его непрерывные мысли о своей вине.
     - Я думаю, где он может скрываться. Может, на корабле  есть  потайное
убежище?
     Коджа  пошевелил  антеннами,  что  у  ятунов  соответствует   пожатию
плечами.
     - Может быть, - ответил он. - А может, завершив свое дело, он прыгнул
за борт, чтобы избежать наказания от руки принца Валкара. Мне  кажется,  у
людей встречается такой фанатизм. Нас, ятунов, часто обвиняют в фатализме,
но я вижу, что люди гораздо более склонны к самопожертвованию.
     - Ну, если он прячется где-нибудь на борту,  почему  бы  нам  его  не
поискать? - предложил Томар. - Он захочет есть, и ему  придется  выйти  из
убежища, чтобы не умереть с голоду. А когда он выйдет, мы сможем  схватить
его.
     Лукор задумчиво погладил свою аккуратно подстриженную седую бородку.
     - Парень прав, Коджа, - заметил он. - Но я  думаю,  что  если  Ультар
скрывается на корабле, его больше интересует неповрежденный руль и  правое
крыло, чем пустой желудок. Вполне вероятно, что,  когда  все  уснут,  этот
подлец выберется из своего укрытия и постарается  довершить  начатое.  Нам
нужно посоветовать  Валкару  усилить  ночную  вахту,  чтобы  больше  таких
"случайностей" не было; хватает нам неприятностей последней ночи.
     - Ему даже и это не нужно, - снова заговорил  Томар.  -  Знаете,  что
может Ультар сделать? Если у него по-прежнему с собой пожарный  топор,  он
может просто прорубить дыру в корпусе и выпустить газ...  и  мы  упадем  и
разобьемся... Вот это действительно будет конец всего...
     - Гмм, - пробормотал  Лукор,  задумчиво  поглаживая  свою  бороду.  -
Парень прав, Коджа. Надо поскорее рассказать об этом принцу Валкару!
     И трое отправились на поиски капитана.


     Весь  день  "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_"  несло  на  таинственный   север.
Становилось все холоднее; снасти начали  обрастать  льдом,  жесткие  части
крыльев покрылись сверкающими кристаллами.
     Теперь они  летели  над  ледяными  полями  северной  полярной  шапки.
Некоторые начали задумываться, не  перелетят  ли  они  через  полюс  и  не
окажутся ли в другом полушарии Танатора, районе  абсолютно  неизвестном  и
полном тайн; а может, ветер ослабеет и они застрянут в районе полюса.
     Никто этого не знал.
     Но появилась новая опасность: поверхность крыльев и палубы  покрылась
сверкающим льдом, вес корабля увеличился, и галеон начал опускаться.
     К ночи местность внизу скрылась, и видно было только слабое отражение
восходящих лун. Под ними находилось блестящее ледяное море,  как  огромная
пустыня застывшего газа. Но на севере, закрывая звезды, поднимались острые
вершины; никто не знал, то ли это ледяные горы, как утверждают легенды, то
ли просто каменные скалы. Впрочем, особого значения это  не  имело;  важна
была высота этих гор.
     Достаточно ли они  высоки,  чтобы  стать  опасными  для  утяжеленного
"_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_", который быстро снижается под нарастающим  весом
льда?
     Разобьются ли они о вершину такой горы - вершину, встречи  с  которой
они не смогут избежать из-за ущерба, нанесенного кораблю Ультаром?
     Перед лицом этой реальной опасности  Валкар  не  хотел  и  слушать  о
возможных  саботажниках,  скрывающихся  на  корабле.  Впрочем,  он  принял
предосторожности  и  установил  дополнительную  охрану  у  неповрежденного
крыла, у контрольного купола и руля.
     С каждым часом опускаясь все  ниже  и  ниже,  с  палубами,  покрытыми
льдом, небесный галеон терял скорость; теперь он летел ниже четырех  тысяч
футов. Наступила ночь, и даже луны скрылись за  толстыми  тучами,  полными
мокрого снега.
     Мало кто сумел уснуть в эту ночь на борту небесного галеона,  который
мы так уместно назвали "Отчаянный поиск".
     Один  из  старших  офицеров,  коренастый  старый  Хаакон,   предложил
рискованный план остановки  "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_",  чтобы  можно  было
заняться починкой системы управления.
     В  этом  плане  предлагалось  использовать   оставшуюся   возможность
маневра, подвести корабль к вершине и выстрелить из катапульты.
     Выше в своем рассказе  я  касался  больших  стальных  стрел,  которые
кузнецы Золотого Шондакора выковали как мое "секретное оружие".  Так  вот,
Хаакон предложил привязать к древкам стрел  прочные  тросы,  выстрелить  в
одетую льдом вершину, и таким образом, может быть - только может  быть,  -
удастся  остановить  "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_",  как   якорь   останавливает
мореходное судно и удерживает его на волнах.
     Разумеется, план был опасный.
     Тросы могут не выдержать, в таком случае  будут  потеряны  стрелы,  и
катапульта станет бесполезной.
     Напротив, тросы выдержат, но внезапная остановка корабля  среди  ночи
может привести к тому, что  он  разобьется  о  горную  вершину  или  ветер
разорвет его на части.
     План отчаянный, но он мог удаться, и офицеры согласились,  что  стоит
попробовать. Любой исход лучше, чем слепой полет в не нанесенные на  карты
горы севера, в котором можно разбиться о такую гору  или,  если  перенесет
через полюс, затеряться среди неведомых опасностей другого полушария.
     Валкар собрал всю команду, расставил людей вдоль палубных  перил,  на
наблюдательных площадках  на  мачтах,  у  многочисленных  иллюминаторов  с
лампами и факелами, чтобы дать хоть немного света, а ветер продолжал нести
обледеневший корабль к  замороженным  вершинам  полюса,  и  отряд  опытных
оружейников готовил катапульту к выстрелу.
     Но один член экипажа не  мог  избавиться  от  мысли,  что,  возможно,
Ультар все еще прячется где-то на корабле.
     Это был молодой Томар.
     Юноша все еще переживал свою вину: именно он, сам того не желая,  дал
занадарцу возможность вывести из строя небесный корабль.
     И вот, пока остальной экипаж был занят на палубе, осуществляя опасный
план остановки "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_", юный Томар отправился  в  пустую
капитанскую каюту, чтобы посмотреть корабельные документы в надежде  найти
чертеж самого галеона.
     Остальные давно отказались от изучения документов корабля, потому что
кодированные записи не поддавались никакому прочтению. Графические  карты,
корабельный журнал, сигнальная книга, стопка уставов -  все  это  для  нас
бесполезно, если мы не разгадаем занадарский код.
     Но юного Томара не интересовала разгадка занадарского кода. Вскоре он
отыскал плотно свернутый пергаментный свиток - нечто  вроде  общего  плана
корабля - и стал изучать его при свете свечи.
     Каюту за каютой, помещение за  помещением,  кладовую  за  кладовой  -
юноша изучал схему, сравнивая свои знания коридоров, проходов и  помещений
корабля с тем, что начерчено на пергаменте.
     Он надеялся найти какое-нибудь несоответствие.
     Одно из помещений, начерченных на  плане,  могло  не  соответствовать
тому, что он помнил.
     И если он найдет такое место, там и будет тайное убежище.
     А в убежище он найдет Ультара.



                              9. ЛОГОВО УЛЬТАРА

     Это была причудливая  фантастическая  сцена:  темное  ветреное  небо,
ледяное плато, залитое многоцветным светом больших лун Юпитера,  воздушный
корабль, тяжело летящий по ветру, покрытый сверкающим  льдом  и  несущийся
прямо на крутые острые вершины.
     Одна  вершина  появилась  перед  раскачивающимся  орнитоптером.  Свет
множества лун  отразился  от  ее  утесов,  розовый,  серебристый,  желтый,
серо-синий.  Вершина  вынырнула  из  тьмы,  замаячила   перед   носом,   и
"_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_" понесся прямо на нее.
     Ледяная гора вырастала на глазах. Она закрыла небо прямо  впереди.  В
любую секунду корабль может столкнуться  с  ледяным  барьером,  фигура  на
бушприте сомнется, нос треснет, корпус расколется, драгоценный летучий газ
с шипением тысячи раздраженных  змей  вырвется  наружу  из  разорвавшегося
корпуса.
     Но Валкар рассчитал  все  до  последнего  мгновения.  Высовываясь  из
контрольного купала, с ярко-рыжей гривой, развевающейся  на  ветру,  он  в
самый последний момент хрипло выкрикнул команду.
     Напряглись спины и плечи членов колесной команды.  Заскрипели  ванты,
застонали балки, покрытые льдом тросы напряглись и задрожали,  как  струны
арфы  в  реве  бури.  Огромные  лопасти  крыла  поднялись,  заняли  другое
положение, а люди, прилагая всю без остатка силу, отчаянно держали руль. С
почерневшими от усилий лицами, напрягая все мышцы, они держали контрольные
рычаги, стараясь повернуть руль в ураганном ветре.
     Пьяно раскачиваясь, "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_" вздрогнул, повернулся и в
последнее мгновение разошелся с  ледяной  вершиной.  Он  прошел  на  таком
близком расстоянии, что конец правого крыла скребнул по льду.
     И в это мгновение старый Лукор, командовавший катапультой,  перерубил
трос. Как гигантский лук, натянутый титаном, катапульта  распрямилась,  ее
балки вернулись на свои места, выбросив массивную стальную стрелу в  бурю.
Острый конец глубоко погрузился  в  прочный  лед;  зазубренный  наконечник
удержал корабль.
     "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_", внезапно остановленный,  чуть  не  встал  на
дыбы и отшатнулся от ледяной стены.
     Удар был чрезвычайно сильным. Люди, стоявшие вдоль перил, как  кегли,
покатились по палубе. Снасти, натянутые свыше меры,  лопнули.  Одна  мачта
раскололась, сломалась, и ветер тут же унес  ее  вместе  с  наблюдательной
площадкой. На мгновение показался падающий  впередсмотрящий,  он  испустил
отчаянный крик и исчез.
     Корабль остановился у  ледяной  горы.  Перила  палубы  были  сломаны.
Оказался снесен передний наблюдательный бельведер. Но, к счастью, в  целом
ущерб был незначительным  -  меньше,  чем  можно  было  ожидать.  Храбрецы
набрасывали лассо на  вершину.  Стальные  кошки  впивались  в  лед.  Скоро
множество тросов прочно удерживало летающий галеон у вершины.
     И Валкар перевел дыхание.


     Юноша Томар нашел то, что искал. На плане корабля он увидел небольшое
помещение между капитанской каютой и кладовой, у самого двойного  корпуса.
Юноша был уверен, что во время многочисленных обходов корабля он  ни  разу
не видел это помещение. Здесь должен скрываться Ультар.
     Захватив лампу и рапиру, юный офицер решил сам выяснить истину.
     Он спустился по качающейся лестнице, стараясь не обращать внимания на
толчки и  дрожь  корабля.  Защищая  лампу,  чтобы  она  не  разбилась,  он
спускался по лестнице, пока не добрался до коридора и прошел  мимо  двери,
ведущей в большой салон, в  котором  обычно  капитан  обедал  со  старшими
офицерами.
     Томар дважды прошел по этому пути, но не  нашел  никакого  помещения.
Глаза его блестели; он был уверен в своей  правоте.  Но,  по-видимому,  из
коридора входа нет; должно быть, вход в  салоне.  Юноша  прошел  в  салон,
прикрывая лампу полой плаща.
     Стены заняты книжными полками и подсвечниками;  между  ними  рифленые
переборки.
     Где-то здесь должна находиться потайная дверь.
     Но _г_д_е_?
     Юноша провел  пальцами  по  нижнему  краю  полок  в  поисках  скрытой
пружины, но ничего не обнаружил. Он пристально всматривался  в  стены,  но
свет многих лун, пробивавшийся  через  большое  окно,  ничем  не  мог  ему
помочь.
     Томар случайно задел большой и тяжелый  навигационный  инструмент  из
полированной бронзы. Инструмент  с  грохотом  покатился  по  каюте.  Юноша
затаил дыхание, ни ничего не шевельнулось.
     Он начал тщательно осматривать весь зал,  начиная  с  дальнего  угла.
Когда он отошел, беззвучно отодвинулась  панель,  открыв  небольшую  щель.
Оттуда два внимательных черных глаза смотрели на юношу.  Невидимые  пальцы
коснулись скрытой пружины, часть стены с книжной  полкой  повернулась,  но
слабый звук потерялся в реве бури.
     Томар ничего не подозревал, пока неожиданно  сзади  сильная  рука  не
схватила его за горло и он увидел мрачно улыбающееся лицо Ультара.


     Потеряв сознание, юноша опустился на  пол.  Ультар  быстро  нагнулся,
взял кинжал и рапиру, достал из-под плаща лампу и сам  завернулся  в  плащ
Томара. Со злобной усмешкой небесный  пират  закрепил  лампу  в  настенном
держателе.  Нельзя  позволить  лампе,  улыбнулся  он  про  себя,   упасть,
разбиться и превратить "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_" в огненный ад.
     Обезоружив потерявшего сознание юношу, Ультар быстро подошел к выходу
из салона, внимательно прислушался, осторожно  выглянул,  стараясь,  чтобы
его не увидели. Убедившись, что юноша пришел  один,  занадарец  подошел  к
лежавшему Томару и задумчиво посмотрел на него.
     Вероятно, лучше всего перерезать парню  горло  и  выбросить  в  окно.
Тогда никто не сможет обнаружить потайное  укрытие  Ультара.  Однако  нет.
Ультар не был уверен, что юноша ни с кем не поделился своим открытием.
     Он немного подумал, трогая пальцем лезвие кинжала, потом  наклонился,
разорвал воротник рубашки и негромко, но сильно похлопал юношу  по  щекам,
чтобы привести его в себя.
     Очнувшись, юноша не сопротивлялся,  он  лежал  молча,  с  решительным
выражением лица.
     - Ну, Томар, вот мы снова и встретились! -  рассмеялся  занадарец.  -
Очень умно с твоей стороны догадаться о моем  тайном  убежище.  Скажи,  ты
открыл это в одиночку или поделился с кем-нибудь?
     - Я открыл сам, - сказал Томар, не понимая, что тем самым подписывает
себе смертный приговор. Он задал вопрос:
     - Скажи, ты на самом деле сбросил капитана Джандара за борт, когда мы
пополняли запасы воды? Мастер Лукор и другие говорят, что ты  это  сделал,
но я не могу поверить, что ты так предательски нарушил слово чести.
     - Не веришь? - Ультар нахмурился, затем рассмеялся  -  отвратительным
смехом, холодным, жестким, без всякого веселья. -  Да,  я  швырнул  вашего
героического капитана вниз и испытал столько же угрызений совести, сколько
испытаешь ты, наступив на ядовитую змею.  Честь  -  это  роскошь,  которой
нельзя пользоваться в отчаянном положении. Меня  искренне  забавляло,  что
Джандар - такой доверчивый глупец, он принял мое  слово  и  по-своему  мне
поверил, но я слышал, что  среди  низших  рас  такие  чувства  встречаются
часто.  Мы,  воины  Занадара,  с   презрением   отвергаем   ваше   женское
представление о чести и  рыцарстве.  Это  отличие  делает  нас  выше  всех
остальных, в этом наше превосходство над  низшими  расами  этого  мира;  в
конце концов это приведет нас к мировому господству.
     Во время этой речи юноша продолжал бесстрашно  смотреть  на  Ультара.
Никакие чувства, кроме слабого отвращения, не отразились на его лице.
     - Значит, ты, не колеблясь,  разыграл  дружбу,  чтобы  предать  ее  и
вывести из строя корабль, когда появится возможность,  -  спокойно  сказал
юноша. Ультар пожал плечами и ничего не ответил. Юноша продолжал.
     - Ты понял, что я испытываю к тебе сочувствие и просто из  вежливости
проявляю к тебе доброту. Но вместо благодарности цивилизованного  человека
ты воспользовался моей молодостью и неопытностью, идеализмом  и  мягкостью
как инструментом в твоей подлой игре. Для тебя это оружие, чтобы всем  нам
перерезать горло. Как, я полагаю, ты собираешься перерезать мое.
     Ультар фыркнул.
     - Какие громкие слова и благородные чувства и  у  такого  щенка!  Ну,
парень, ты меня правильно понял, если тебе это будет приятно узнать.  Я  с
радостью обману и предам любого, чтобы остаться в живых  и  избавиться  от
плена.
     - Ты мог бы отказаться от принца Тутона, - сказал  Томар.  -  Мог  бы
отдать твой ум и храбрость, знания и изобретательность на службу Шондакору
и занять высокое место в  его  совете.  Вместо  этого,  ты  цепляешься  за
проигранное дело. Потому что Занадар все равно падет.
     Ультар вопросительно приподнял бровь.
     - Ха! Щенок, ты болтаешь  о  чести  и  рыцарстве  и  в  то  же  время
призываешь меня предать свой народ?
     - Да, потому что вы не правы, а мы правы. Слишком долго  безжалостные
небесные пираты жили, грабя и  терроризируя  другие  народы  Танатора.  Не
предательство осознать ошибку и поправить ее, избрав путь добра вместо зла
и тирании.
     Что-то в ясном бесстрашном тоне,  в  спокойных  презрительных  глазах
Томара, в  его  выражении  затронуло  Ультара.  Лицо  его  перестало  быть
насмешливым; оно стало жестким и отвратительным, а  глаза  -  холодными  и
злыми.
     - Хватит слов! Но в одном ты прав. Я собираюсь перерезать тебе горло,
ты верно догадался. И думаю сделать это немедленно, если только ты  кончил
свою проповедь.
     Юноша бесстрашно смотрел на него.
     - Ты не возражаешь, если я приму удар стоя и глядя тебе в лицо, а  не
лежа, как пойманный зверь? - презрительно спросил он.
     - Как хочешь.
     Юноша медленно встал, а Ультар пятился к окну, внимательно  следя  за
ним. Томар повернулся к нему лицом, и Ультар поднял руку с ножом.
     Именно в это мгновение почти одновременно произошли три события.
     Во-первых, палуба под ногами дрогнула; именно  в  этот  момент  Лукор
выстрелил из катапульты, посылая большую стальную стрелу в ледяную вершину
и тем самым резко остановив "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_".
     Занадарец от удара пошатнулся. Он потерял равновесие, протянул руки к
ближайшей переборке, чтобы удержаться на ногах, невольно разжал  пальцы  и
выронил кинжал. Тот отлетел в сторону.
     Томар тоже пошатнулся и чуть не упал, но  удержался,  ухватившись  за
настенный подсвечник.
     С ядовитым проклятием восстановив равновесие, Ультар выхватил  рапиру
юноши и направился к нему. Свет лампы отражался на стальном  лезвии.  Юный
Томар следил за приближением предательского убийцы. Он знал,  что  у  него
нет ни малейшего шанса. Ультар  выше,  плотнее,  тяжелей,  к  тому  же  он
отличный фехтовальщик. Но юноша не собирался пассивно ждать смерти. В этот
момент в нем заговорила кровь тысяч  его  благородных  предков  -  храбрых
воинов и смелых женщин, которые боролись с преобладающим врагом, не  желая
сдаваться смерти или рабству.
     Поэтому Томар схватил масляную лампу из настенного держателя, где  ее
оставил Ультар, и бросил.
     Ультар поднял рапиру, собираясь отбросить  лампу.  Но  тонкое  стекло
фитиля разбилось и Ультара с ног до головы залило маслом.
     Г_о_р_я_щ_и_м_ черным маслом!
     Через мгновение пламя охватило  Ультара.  Он  испустил  ужасный  крик
удивления и  гнева,  ужаса  и  боли.  Горящая  фигура  отшатнулась  назад,
занадарец горящими руками пытался сбить пламя с тела. Он перевалился через
окно и пылающим метеором упал -  к  внезапной  смерти  внизу,  на  ледяных
равнинах.


     Так  погиб  Ультар  из  Занадара.  Со  всем  жестоким  коварством   и
предательской изобретательностью своего холодного  мощного  интеллекта  он
пытался уничтожить "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_" и помешать его поиску.
     То, что ему это не удалось,  зависело  как  от  быстроты  мышления  и
храбрости юноши, так и от судьбы.
     Прошло около часа. Ветер стих, и, хотя воздух оставался ледяным, небо
расчистилось  и  большие  многоцветные   луны   Юпитера   осветили   сцену
напряженного  лихорадочного  труда.  Они  многое  видели,  эти  луны,   за
бесчисленные эпохи со времени своего создания, но такого ни разу.
     Прочно привязанный к вершине ледяной горы у самого  северного  полюса
Каллисто висел в воздухе фантастический летающий галеон. Люди,  закутанные
в теплые плащи, вырубали изо льда толстую  стальную  стрелу;  другие  люди
трудились, стараясь починить свой корабль.
     - Слава владыкам Гордриматора, - заметил  Валкар,  -  что  корпус  не
пробило, когда мы ударились о ледяную стену. Мы  могли  бы  потерять  весь
свой летучий газ и навсегда застряли бы в Замерзшей земле. Но у  нас  даже
трещины нет.
     - Да, и спасибо храбрости и хладнокровию  юного  Томара:  наш  тайный
враг вышел из своего логова и больше не будет нас тревожить,  -  проворчал
Лукор, ероша волосы юноши в грубоватой ласке.
     Томар молчал, лицо у него побледнело, держался он замкнуто. Вместе  с
другими он  стоял  на  корме,  глядя  на  то,  как  соединяют  разрезанные
контрольные тросы.
     - Ужасная смерть! - сказал наконец молодой человек.
     - Смерть всегда ужасна, потому что это конец, после которого  никакое
начало невозможно, - серьезно заметил Коджа. - Но в  случае  с  занадарцем
такой конец справедлив. Он убил бы нас предательски из своего  логова.  Ты
смело стоял против него, храбро сражался и честно убил его. Тебе не в  чем
упрекать себя, юный Томар.
     Юноша взглянул на невыразительное лицо и сверкающие глаза артропода и
неожиданно улыбнулся.
     - Я думаю, ты прав, - сказал он.
     Старый Лукор рассмеялся, схватил юношу за загривок и  слегка  потряс.
Юноша улыбнулся и ему.
     - Ах, Томар, ты больше не мальчик. Ты крещен кровью, огнем и  смертью
раньше, чем большинство из нас, но ты прошел через  это  хорошо  и  теперь
стоишь среди нас как мужчина с мужчинами. Добро пожаловать!
     Валкар улыбнулся и похлопал юношу по плечу.
     - Я согласен с мастером Лукором, Томар, но когда ты в следующий раз в
одиночку вытащишь предателя из его укрытия и  прикончишь  его,  постарайся
сделать это по-другому. Корпус корабля из легко воспламеняющейся бумаги, а
Джандар всегда считал, что газ в нашем корпусе взрывается, как "водород" -
так называется горючий  газ  у  него  дома.  Если  бы  вместе  с  Ультаром
загорелся корабль, он мог бы взорваться...
     Он замолчал, потому что Томар внезапно побледнел, как бумага, ноги  у
него подогнулись, и Коджа сильной рукой удержал его.
     - Владыки Гордриматора! - негромко произнес Томар. - Я об этом  и  не
подумал!
     Все  еще  продолжали  слегка   истерически   смеяться   от   разрядки
напряжения, когда вошел старый седой Хаакон,  лицо  его  раскраснелось  от
напряжения, он куском тряпки вытирал грязные руки.
     Валкар повернулся к нему.
     - Что хорошего, Хаакан?
     - Действительно новости хорошие,  капитан,  -  ответил  старик.  -  С
трюмах нашлось достаточно запасного троса  для  починки  обоих  крыльев  и
рулевого управления, хотя они будут не такими  прочными  как  раньше.  Еще
несколько дней работы, и нам не нужно  будет  мерзнуть  в  этих  проклятых
землях, полетим в Занадар. выглядеть будем не  очень  красиво,  но  лететь
сможем.
     Валкар широко зевнул и потянулся, так что у него затрещали суставы.
     - Добрые новости, Хаакон! Ну, что ж, сейчас твоя вахта. Пойду посплю.
Ночь была долгой и трудной. Еще несколько таких ночей,  и  я  откажусь  от
всяких приключений и спокойно поселюсь в Шондакоре. А вы?
     Лукор сдержал зевок.
     - Я тоже в постель. Говорят, старые кости легко устают. Как ты,  друг
Коджа?
     Затянутый в хитин артропод задумчиво посмотрел на  освещенные  лунами
ледяные поля. Взгляд его был серьезным и печальным.
     - Я тоже. Но я думал, где спит этой ночью Джандар. Если, конечно,  он
жив. Если бы мы могли его отыскать! Я мечтал встать рядом с ним в битве  с
воинами Занадара, как стояли мы много раз до этого, он и  я.  Теперь,  мне
кажется, я буду сражаться один... Пойду на свою мягкую  постель,  но  буду
думать, где он спит сегодня, под многими лунами...
     На этот вопрос никто из них не мог ответить.




                    КНИГА ЧЕТВЕРТАЯ. ГЛАДИАТОРЫ ЗАНАДАРА


                         10. Я ОБРЕТАЮ НОВОГО ДРУГА

     Я уже описал, как нас вывели из города Нарука,  и,  скованные  вместе
длинной цепью, под конвоем десятка перуштарских солдат  верхом  на  боевых
тапторах, мы  шли  весь  день  по  холмистой  местности,  расположенной  к
северо-западу от Яркой Империи.
     Нам не сообщили ни об ожидающей нас судьбе, ни  о  месте  назначения.
Если мои товарищи по  несчастью  и  знали  об  этом,  я  по  крайней  мере
продолжал оставаться в неведении. И во время  долгого  марша  я  думал  об
этом. Метод не хуже других, чтобы забыть боль в уставших мышцах  и  жажду,
которую вызывают облака серой дорожной пыли.
     Я сильно сомневался, чтобы  мы  предназначались  в  жертву  какому-то
загадочному богу, хотя, конечно, не был уверен. Я многое узнал об  обычаях
различных рас Танатора, но во многие тайны еще не проник, и одной из таких
тайн оставалась природа их религии.
     За   возможным   исключением   небесных   пиратов    Занадара,    чьи
технологические достижения  настолько  значительны,  что  выделяют  их  из
общего культурного уровня народов Танатора,  культура  остальных  народов,
которых я  встречал  во  время  своих  приключений  на  этом  необычном  и
любопытном мире, находится на уровне бронзового века.
     Это верно, например, для  Золотого  города  Шондакора,  верно  и  для
разбойничьих армий Черного Легиона. Что касается Яркой  Империи  Перуштар,
она  напоминает   мне   большинство   семитских   цивилизаций   древности:
филистимлян, финикийцев или карфагенян.
     А народ Коджи, воины племени ятунов, многочисленные кланы кочевников,
которые живут на обширных равнинах  Харата  на  юге,  он  более  сходен  с
монголами  или  татарами,  свирепыми  и  жестокими   завоевателями   войск
Чингиз-Хана или Тамерлана, затопившими Европу потоком крови.
     Здесь и заключается загадка. Общее место всех исторических  трудов  в
том, что подобные цивилизации, по  крайней  мере  на  моей  родной  Земле,
всегда управляются мощным классом жречества. Организованные  иерархические
религии всегда существуют в таких культурах, но, по-видимому, для Танатора
это не так.
     Это не значит, что у танаторцев нет своих богов; есть, и они называют
их "владыками Гордриматора", а Гордриматор - это планета Юпитер, чей шар с
полосами цвета охры висит в небе Танатора, как гигантский щит.
     Но хотя танаторцы клянутся этими богами, они как будто не поклоняются
им, а если поклоняются, то обряды и церемонии совершаются настолько тайно,
что я до сих пор о них совершенно не знаю. Потому что за время всех  своих
странствий по поверхности Каллисто, этой  луны  джунглей,  я  ни  разу  не
встретил  ничего  напоминающего  храм,  собор  или  синагогу  и  не  видел
каллистянского эквивалента священника, бонзы, ламы  или  раввина  (Капитан
Дарк, по-видимому, забыл свою встречу с коварным и  злобным  жрецом  Хума,
дьявола-бога Чак Юл, описанную в "Черном Легионе  Каллисто",  втором  томе
этих хроник. Верно, впрочем, что этот жрец Ул Ужасный  оказался  одним  из
загадочных колдунов мозга из Куура; он  воспользовался  суевериями  воинов
Черного Легиона при помощи своей исключительной силы мозга. Таким образом,
Ул не настоящий жрец, его бог  -  обман,  его  культ  -  подделка.  Ул  не
подходит под определение жреца,  и,  возможно,  поэтому  капитан  Дарк  не
упоминает его в этом своем рассуждении. - Л.К.).
     И хотя в своих приключениях  я  пока  не  нашел  возможности  изучить
литературу Танатора, как хотелось бы, я никогда не встречал и не слышал  о
чем-нибудь, что  хотя  бы  отдаленно  напоминало  священное  писание,  или
пророческую книгу, или хотя  бы  том  молитв  или  мантр.  Короче,  жители
Танатора  не  имеют  никакой  формальной  религии,  насколько  это  вообще
возможно для цивилизации.
     Поэтому вероятность того, что нас ведут на кровавый алтарь  какого-то
варварского бога, казалась мне ничтожной. Более  разумным  показалось  мне
такое объяснение слова "дань": нас отдают в качестве заложников  какому-то
воинственному  свирепому  племени  на  границах   Яркой   Империи,   чтобы
обеспечить безопасность этих границ. Я почти ничего не знал о политической
ситуации в отдаленных частях этого мира, но такое объяснение казалось  мне
правдоподобным. Это означало, что с каждым шагом я  все  дальше  и  дальше
ухожу от возможности принять участие в рейде на Занадар и в спасении  моей
любимой женщины.


     Каждые два часа нам давали немного отдохнуть. Мы могли облегчиться  у
дороги и восстановить силы, потому что стражники  передавали  промасленные
мехи с  протухшей,  но  такой  желанной  водой.  Дважды  за  этот  долгий,
бесконечный день нас кормили -  куски  сушеного  мяса  и  ломти  черствого
черного хлеба, запиваемые несколькими глотками густого вина. Не  в  обычае
перуштов морить своих рабов голодом: в конце концов мы стоим немало денег.
     К ночи мы далеко зашли в холмистую местность к северу от  Ганатола  и
находились у подножий Белых гор. Мы остановились лагерем в широкой  долине
при свете ярких лун. Перуштарские стражники, очевидно,  не  раз  совершали
это путешествие и хорошо  знали,  что  нужно  делать.  Разожгли  по  кругу
костры. В центре этого круга вкопали столб, и мы, рабы, легли на землю,  а
стражники развернули матрацы и заняли места по периметру ярко  освещенного
пространства. Возможности бежать не было,  и,  откровенно  говоря,  я  так
устал за день перехода, что заснул мгновенно, как только лег. Мы  за  день
прошли не менее сорока миль, и никогда  в  жизни  я  столько  не  проходил
пешком.
     Следующий день был точным  повторением  первого,  только  идти  стало
труднее. Каждая мышца в моем теле болела, и все силы уходили на то,  чтобы
заставить себя идти дальше. Многие рабы скованные с нами одной  цепью,  не
могли выдержать такой темп. Были старики, больные, калеки, было  несколько
мрачных типов, несомненно, симулянтов или преступников.  Те,  кто  не  мог
идти, ехали на вьючных тапторах. Но они не  получили  никакой  пищи  и  на
третий день марша сумели как-то приспособиться.
     Я начал думать о бегстве. Пока мы в  целом  двигались  в  нужном  мне
направлении - в сторону Занадара. Но, разумеется, в любой момент мы  можем
свернуть, и в этот момент я и собирался  осуществить  свое  намерение.  На
третий день марша я стал искать возможности сбежать. Украдкой наблюдал  за
стражниками, стараясь не привлекать их внимания.  Охранники  скучали,  они
ехали на своих норовистых животных, небрежно болтали и шутили между собой,
не обращая внимания на рабов.
     Вскоре я заметил, что еще один человек в цепи рабов поступает так же,
как я. Бредя по дороге, равнодушно опустив голову, он украдкой посматривал
вправо и влево, замечая скучающих и  невнимательных  стражников.  Это  был
перушт, с яркой, помидорного цвета кожей,  свойственной  этому  народу,  с
лысой головой, но если большинство перуштов склонны  к  полноте,  у  этого
была мощная фигура без унции лишнего веса.
     Он не выше меня - в сущности, даже ниже, мне по подбородок,  -  но  с
широкими плечами, одетыми мощными мышцами, с могучими руками и кривыми, но
крепкими ногами. Похож на карликового Геркулеса,  и  черты  его  лица  мне
понравились. Хоть он и был ужасно некрасив, с  широким  безгубым  ртом,  с
толстой шеей и тяжелыми хмурыми бровями,  глаза  у  него  были  быстрые  и
яркие, полные ума, и в мрачно сжатых челюстях  чувствовалось  упрямство  и
непокорство. Короче, такого человека хорошо иметь рядом с собой в битве.
     Этим вечером я умудрился сделать так, чтобы меня  приковали  рядом  с
ним. Это оказалось просто. Нас расковывают, чтобы мы облегчились и  поели,
потом снова заковывают для сна в таком порядке, как мы лежим. Когда пришло
время одевать нам ошейники на  ночь,  я  пробрался  к  этому  человеку.  И
убедился в правильности своей догадки о его уме. Он заметил, что я  делаю,
и бросил на меня задумчивый вопросительный взгляд из-под хмурых бровей.  Я
откровенно улыбнулся ему, как бы говоря: "Ты прав: я сделал это нарочно".
     Пока  стражники  усаживали  нас  на  ночь,  я  дал  ему   возможность
рассмотреть себя. Он видел,  что  я  здоров,  крепок  и  ловок;  по  моему
поведению он должен был понять, что я не из тех, у кого  рабство  отнимает
все мужество. Как только  стражники  отошли  на  некоторое  расстояние,  я
негромко, не шевеля губами, заговорил с ним.
     - Ты выглядишь сильным. Можешь порвать цепи?
     - Возможно, - ответил он. - А в тебе, похоже,  еще  что-то  осталось.
Хочешь попробовать сбежать вместе со мной, если будет возможность?
     Я кивнул.
     - Меня зовут Дарджан.
     - А меня Эргон, - ответил он. - Откуда у тебя такие светлые волосы?
     - От матери, - и, бросив взгляд на его лысую  голову,  спросил:  -  А
откуда у тебя твои?
     Он улыбнулся и сразу мне понравился. Потому что его  уродливое  лицо,
обычно мрачное и свирепое, осветилось,  когда  он  улыбался,  и  в  глазах
появилось юмористическое выражение. Я подумал, кто он такой и как сохранил
в рабской жизни храбрость, юмор и самоуважение. Мне  хотелось  узнать  его
историю,  но  тут  один  из   стражников   крикнул,   чтобы   мы   кончили
разговаривать, мы молча улыбнулись друг другу и уснули.


     На следующий день нас сковали вместе, и во  время  долгого  марша  мы
смогли негромко переговариваться, когда поблизости не было стражников.
     Я узнал, что, как и подозревал с самого начала, Эргон родился  рабом,
но воспитывался в небольшом имении у хозяина, который был гораздо добрее и
человечнее, чем большинство рабовладельцев Яркой Империи.
     Родился он не в Наруке, а в столице Яркой Империи, в  городе  Славный
Перушт, на острове того же названия, в водах Корунд Ладж. Доброго хозяина,
в доме которого он вырос, звали Идолон. Он представлял собой, должно быть,
странное исключение среди жадных, алчных до  золота  олигархов  Перуштара,
скорее философ, чем купец; будучи очень богат,  он  тем  не  менее  больше
интересовался пополнением своего собрания редких книг, чем  золотом  своих
сундуков.
     По-видимому, лорд  Идолон  считал  рабство  варварством,  недостойным
подлинной цивилизации. В этом своем мнении он был  поистине  одинок  среди
других торговых князей. Во всяком случае, хоть он  и  не  решался  открыто
нарушать традиции и освобождать своих рабов, он позволял им  считать  себя
равными свободным и не деградировать от своего рабского статуса.
     Но длилось это,  кажется,  недолго.  Коалиция  перуштарских  торговых
князей разорила его, он был объявлен банкротом, а его  имущество,  включая
рабов, было продано с аукциона. Эргон, который  тогда  был  молод,  хорошо
помнил лорда Идолона и не хотел быть проданным. Он сбежал  и,  прежде  чем
его поймали,  сумел  убить  троих  из  пятерых  недругов,  разоривших  его
хозяина. Только его торговая ценность как сильного раба  помешала  казнить
его. Он был продан в Нарук и стал  собственностью  дома  Илдта;  благодаря
своей исключительной силе он прошел подготовку в качестве  гладиатора.  Но
оказался непослушным и непокорным, много раз его публично секли  у  столба
за нарушение правил службы. В  последний  раз  он  разорвал  свои  цепи  и
бросился на мучителей. В этот месяц дань выпала на  лорда  Чама;  владелец
Эргона, не желая держать в своем стаде человеческого скота  такое  опасное
существо, дешево продал его семье Искелион.
     Выслушав рассказ Эргона, я рассказал ему о  себе  -  вернее,  сообщил
сильно правленную версию, не сказал о своем рождении на другой планете, не
упомянул о своих приключениях среди небесных пиратов и в Черном Легионе. Я
объяснил  Эргону,  что  родина  моя  очень  далеко,  что  я  был  бродячим
наемником, пока не кончил рабством у колес занадарского  галеона  и  из-за
предательства своего мнимого друга я оказался в водах Корунд  Ладж.  Эргон
загадочно улыбнулся.
     - Мне  нравится,  что  среди  своего  многочисленного  имущества  дом
Искелиона держит и чувство юмора, - проворчал он.  -  Занадарцы  тоже  это
оценят.
     - Занадарцы? Я тебя не понимаю. О чем ты говоришь?
     - О дани, Дарджан. О чем еще?  Ведь  мы  с  тобой  часть  дани  этого
месяца.
     Я сказал, что знаю. Он пожал плечами, как будто все объяснил.
     - Что же тогда?
     - Боюсь, я все еще не понимаю смысла  шутки,  -  признался  я.  -  По
правде говоря, я вообще ничего не знаю о дани. Я слышал  о  ней  несколько
раз; все считают, что значение ее ясно, но никто не позаботился  объяснить
мне.
     Он удивленно смотрел на меня.
     - Ты хочешь сказать, что не знаешь, куда мы идем?
     - Вот именно. Я считал - впрочем, без достаточных оснований, - что мы
человеческий выкуп,  чтобы  обеспечить  безопасность  границ  и  караванов
Нарука от какого-то варварского племени. Но какого именно племени, понятия
не имею.
     Эргон рассмеялся.
     - Караваны Нарука действительно подверглись бы нападениям, если бы не
дань, -  улыбнулся  он.  -  Но  не  варварского  племени,  а  прожорливого
ненасытного флота небесных пиратов Занадара!
     Челюсть моя отвисла, щеки покраснели, я думаю, что представлял  собой
идиотское зрелище, когда до меня дошел смысл слов Эргона.
     - Ты хочешь сказать...
     -  Конечно.  Куда  еще  направляется  дань,  если   не   в   Занадар,
Город-в-Облаках?



                            11. ГОРОД-В-ОБЛАКАХ

     Даже если бы я хотел сбежать с Эргоном, больше такой  возможности  не
было. Через час нас свели с дороги и привели к круглому  холму,  лишенному
деревьев и всякой растительности. И я со смешанными чувствами,  о  которых
предоставляю  догадываться  читателю,  смотрел,  как  с  неба   спускается
гигантский орнитоптер.
     Очевидно, на встречу с  ним  мы  все  время  и  шли.  Можно  было  бы
насладиться юмором ситуации, если бы мое положение не было таким  опасным.
Ведь я украдкой рассматривал дорогу, ища возможности сбежать,  искал  себе
товарища среди рабов с одной целью: вовремя добраться до Занадара и помочь
в освобождении принцессы Дарлуны; и все это время, не подозревая об  этом,
я в полной безопасности, под сильным конвоем двигался  к  Занадару.  Очень
забавно, если посмотришь с такой точки зрения.
     Внезапность,  с  которой  мы  встретились  с  транспортным  галеоном,
избавила меня от возможных осложнений. Как я мог бы объяснить Эргону,  что
больше не хочу бежать с ним и вообще не хочу бежать? Вне всякого сомнения,
этот  угрюмый  подозрительный  человек   счел   бы   меня   безумцем   или
провокатором,  подсаженным  перуштарскими  олигархами,  чтобы  разнюхивать
мятежи и недовольство рабов.
     Но возможности, которой мы ждали, просто  не  представилось  вовремя,
так что пришлось отказаться  от  планов  бегства  и  ждать,  что  принесет
будущее.
     Занадарский корабль, прилетевший  за  данью,  был  не  фрегатом,  как
"_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_" или "_К_а_д_ж_а_з_е_л_л_" (Капитан  Дарк  имеет  в
виду флагман флота принца Тутона, у колес которого  он  работал  вместе  с
ятунским вождем Коджей во время одного полета,  что  описано  "Джандаре  с
Каллисто", первом томе этой серии.  -  Л.К.)  -  те  корабли  стройные,  с
резкими  очертаниями  хищного  ястреба,  -   а   этот   -   он   назывался
"_Х_у_р_о_н_о_й_" - выглядел большим громоздким раздутым фрейтером и таким
и оказался.
     Нелегко  посадить  лишенный  веса  корабль,  и  тот,  кто  командовал
"_Х_у_р_о_н_о_е_м_", знал свое дело, потому что посадил  огромный  корабль
легко и искусно, что тем более вызывает восхищение, если вспомнить сильные
и непредсказуемые восходящие потоки, которые  угрожают  навигации  в  этом
холмистом районе.
     Раскрылись большие двойные двери трюма. Сбросили трап, и нас  двойной
цепочкой погнали на корабль; усталые нарукские стражники  считали  нас,  а
усатый и очень практично выглядящий занадарский капитан сверялся со  своим
списком. Так как существовала небольшая  вероятность,  что  кто-нибудь  на
корабле узнает меня по уникальному сочетанию светлой кожи, голубых глаз  и
соломенного цвета волос - ведь я  уже  побывал  в  Городе-в-Облаках,  -  я
принял некоторые предосторожности в виде легкой маскировки. Я сделал  это,
как только нас привели к холму и показался "_Х_у_р_о_н_о_й_".
     Не очень хорошая маскировка, конечно, но я думал, что вряд ли  вызову
подозрения. Многие рабы во время долгого пути закутывали головы  или  лица
полосками ткани, оторванной от одежды,  чтобы  не  дышать  серой  дорожной
пылью; во время нашего пути она поднималась целыми тучами.  Я  оторвал  от
рубашки полоску ткани  и  завязал  ею  лоб,  прикрыв  волосы;  один  конец
свободно свисал, закрывая лицо. В таком виде рядом с Эргоном я поднялся по
трапу.
     Никто не обратил на это внимание - вернее, никто, кого  следовало  бы
опасаться. Потому что Эргон бросил на  меня  удивленный  взгляд,  когда  я
закрывал лицо. Грубой маскировки оказалось достаточно,  чтобы  скрыть  мою
подлинную суть. Я ничем не мог скрыть бронзовый загар кожи, но, к счастью,
он не так сильно отличался от нормы, как цвет  моих  волос.  Цвет  кожи  у
танаторцев значительно различается -  от  смуглости  Чак  Юл  до  бумажной
белизны небесных пиратов, от янтаря ку тад до яркого алого цвета перуштов.
Но  обычны  и  смешанные  браки:  например,  Лукор   и   жители   Ганатола
представляют  собой  полукровок,  происходящих  от  скрещения  Чак  Юл   с
занадарцами; и  в  низших  классах  каждого  общества  можно  найти  самые
различные оттенки цвета кожи. Поэтому я надеялся, что на мой цвет никто не
обратит внимания.


     Грузовой   трюм   корабля   оказался   вместительным,   хотя   и   не
предназначался для роскошной жизни. Лежа рядом с мрачным  Эргоном,  я  без
особой радости думал о своем будущем. Мне казалось, что за несколько дней,
что  прошли  с  того  момента,  как  Ультар   столкнул   меня   за   борт,
"_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_" долетел  до  цели.  Мои  товарищи  либо  потерпели
неудачу либо  преуспели  в  своей  отчаянной  попытке  спасти  Дарлуну  из
крепости подлого принца Тутона. И сейчас Лукор, Коджа, Валкар и  остальные
либо возвращаются в Шондакор с принцессой, либо находятся в могиле  или  в
тюрьмах Занадара. В любом случае мое положение выглядело безнадежным. Я  в
безопасности достигну Занадара, но слишком поздно, чтобы присоединиться  к
своим товарищам в победе или умереть рядом с ними в поражении.
     Когда мы садились в пристани  Занадара,  я,  прикованный  в  грузовом
трюме,  ничего  не  видел.  Нас  вывели  на  каменный  причал,  обдуваемый
свирепыми ветрами, которые швыряли в глаза каменную пыль. Я  на  мгновение
увидел величественные  пилоны  и  недоступные  крепостные  стены  и  снова
погрузился во тьму, на этот раз тьму рабских загонов. Нас отвели к корытам
с водой и велели смыть дорожную пыль, потом мы оказались в  большом  зале,
где несколько важных чиновников решали нашу судьбу.
     Рабов в Занадаре не продают и не покупают, их распределяют.
     Среди чиновников находился молодой человек с жестким лицом,  холодным
взглядом, нездоровым цветом лица и полным телосложением, в ярком  шелковом
костюме, в перчатках, усеянных  драгоценностями.  Наша  внешность  ему  не
понравилась.
     - Отвратительный сброд, Тон, - заметил он. - Ты  только  посмотри  на
них.  Половина  -  беззубые  старики,  на  пороге  могилы,  остальные  или
безмозглые кретины, или больные, умирающие от кашляющей  лихорадки.  Нарук
должен  призадуматься,  иначе  совет  капитанов  может  направить  к  нему
карательную экспедицию.
     Человек,  которого  он  назвал   Тоном,   сорокалетний   здоровяк   с
бочкообразной грудью, с седыми висками  и  выдающейся  челюстью,  выглядел
привыкшим к власти. На нем была простая кожаная куртка, перчатки и пояс, а
также бутылочно-зеленый плащ. Пестро  одетый  аристократ,  с  высокомерным
презрением рассматривавший нас,  поднес  к  ноздрям  ароматический  шарик,
чтобы удалить воображаемый дурной запах.
     - Ну, один-два из них выглядят неплохо, - ответил Тон, глядя на нас с
Эргоном. - Вон у того пса с загорелой кожей хорошая фигура, а  краснокожий
рядом с ним будет неплохим бойцом с топором. Я возьму  этих  двоих,  а  из
остальных можешь выбирать, милорд.
     - Очень похоже на тебя, Тон, выбрать  лучших  для  своих  драгоценных
войск, - раздраженно сказал аристократ в шелковом костюме.  -  Мне  самому
понравилась этот загорелый парень, он высок, и в нем  чувствуется  порода.
Небольшая операция с помощью кастрирующей  проволоки,  и  из  него  выйдет
красивый слуга.
     Я похолодел при его словах. Самое ужасное заключалось не с смысле его
слов, а в том,  с  какой  небрежностью  он  говорил.  Как  будто  о  тупом
животном, а не о человеке, подобном ему самому.
     Старший пожал плечами.
     - Может быть, милорд. Но я имею право выбирать первым.  Принц  должен
получить свою забаву, а мне как раз не хватает двоих.
     Вялый молодой человек с презрительной гримасой помахал  ароматическим
шариком.
     - Ну, хорошо, забирай их. Придется удовлетвориться тем, что осталось.
     Коренастый  седеющий  человек  обменялся  с  чиновниками  несколькими
словами, что-то написал на пергаментном свитке, приложил печать с каплющим
воском, и меня с Эргоном отделили от остальных.
     Мой перуштарский друг довольно взглянул на меня.
     - Ну, Дарджан, по крайней мере мы будем вместе!
     - Да, - кивнул я. - И, может, еще сбежим...
     - Не разговаривайте, вы двое, - рявкнул стражник, слегка ударив  меня
по голове. - Живее. Начальник игр занятой человек и не любит ждать.


     Нашим  новым  хозяином  оказался  начальник  игр  Занадара;  он   был
руководителем большой  арены  и  всех  представлений  на  ней.  Занадарцы,
подобно древним римлянам, любили зрелища, а самое захватывающее зрелище  -
это люди, сражающиеся за свою  жизнь.  По-видимому,  и  нас  ждала  та  же
судьба.
     Мы размещались под самой ареной, находившейся в  центре  города,  под
огромным прозрачным куполом,  в  естественном  чашеобразном  углублении  в
скале, вероятно, в кратере давно погасшего  вулкана.  В  мягкой  лаве  под
песчаным полом арены был вырублен буквально лабиринт коридоров и проходов,
помещений,  комнат  и  залов.  Здесь  содержались  тренированные  бойцы  и
свирепые звери.
     Почти немедленно начались наши тренировки. Начальник игр  Тон  кратко
расспросил нас, чтобы оценить наши возможности. Я сказал ему,  что  хорошо
владею шпагой, но, странно, ему это как будто не понравилось и  он  слегка
нахмурился. Позже я узнал, что  рабам  на  арене  не  дают  шпаг  по  двум
причинам. Во-первых.  фехтовальные  бои  не  очень  зрелищны.  Зрителя  на
трибунах требуют чего-то более возбуждающего, чем  зрелище  двух  человек,
парирующих удары друг друга.
     Другая причина: раб,  вооруженный  шпагой,  опасен,  он  может  убить
стражника и попытаться сбежать.
     Поэтому вместо шпаги мне  вручили  копье  и  отправили  тренироваться
вместе  с  другими  _к_е_р_а_к_с_и_а_н_а_м_и_,   или   копейщиками.   Раб,
вооруженный копьем, не имеет особых  шансов  вырваться  на  свободу.  Наши
копья - это харатское оружие, им пользуются всадники ятуны с южных равнин.
Эти копья пятнадцати футов в длину, с тяжелым бронзовым наконечником,  они
тяжелые и неловкие в пользовании.
     Из-за своих крепких плеч и широкой груди мой друг Эргон был  назначен
т_а_р_и_а_н_о_м_, или топорником,  который  сражается  огромным  бронзовым
топором с двумя лезвиями; это оружие народа, называемого кумалянами. Нужны
стальные мускулы, чтобы управиться  с  таким  оружием:  кумалянский  топор
весит тридцать фунтов и, включая древко, достигает пяти футов в длину.
     В следующие несколько дней мы с Эргоном почти не виделись, потому что
тренировки продолжались с рассвета до темноты и были крайне утомительными.
Причина ускоренной подготовки  заключалась  в  том,  что  мы  должны  были
принять участие в следующих играх, а до  них  оставалось  несколько  дней.
Занадарцы - жестокий и сильный народ, им нравится зрелище людей,  отчаянно
сражающихся со свирепыми зверями или еще более  свирепыми  людьми,  и  для
устройства игр  годился  любой  предлог.  В  частности,  предстоящие  игры
давались  в  честь  затмения,  когда  два  спутника  Юпитера  должны  были
встретиться в редком сочетании. В ночь "больших игр", как называется  этот
праздник смерти, Рамавад скроется за Имавадом.
     Рамавад, или Европа, сверкающий шар мерзлого серебра, а  Имавад,  или
Ганимед, алого цвета.  Символика  очевидна:  по  своеобразным  мистическим
представлениям танаторцев, Рамавад олицетворяет чистоту и святость  жизни,
а Имавад - кровь, смерть и разрушения. И игры, которые  состоятся  в  ночь
крови, будут, как мне говорили, особенно кровавыми.
     К_е_р_а_к_с_и_а_н_ учили просто, но эффективно. Мы располагали только
большими черными копьями с древками из _д_ж_а_р_у_к_и_, и нам  заранее  не
было известно, с каким ужасным хищником джунглей Каллисто  придется  иметь
дело.
     К_е_р_а_к_с_и_а_н_е_ из моего отряда считали, что против нас выпустят
свирепого  дельтагара.  Дельтагара  можно  описать  как   двадцатифутового
сверхтигра  с  ярко-алой  шерстью  и  хлещущим  хлыстообразным  хвостом  с
роговыми выростами. Зверь выделяется своей свирепостью даже среди  ужасных
чудовищ луны джунглей; к моему удивлению, мои товарищи гладиаторы не очень
расстраивались из-за такого выбора противника. Я  узнал  позже,  что  хоть
дельтагар и свирепый боец, но его можно убить копьем,  потому  что  только
шкура защищает его жизненно важные органы от наших бронзовых наконечников.
     Гораздо  больше  беспокоились  бы  _к_е_р_а_к_с_и_а_н_е_,   если   бы
считали, что им придется сражаться с ятрибом, который  намного  опаснее  и
которого копьем не убьешь. Ятрибы - это драконьи кошки из Великого Кумалы,
их гибкие кошачьи тела со стальными мышцами защищены сверкающей изумрудной
броней, которая на животе приобретает  желтый  оттенок.  На  лапах  у  них
острые птичьи когти, а вдоль  спины  и  по  хвосту  проходит  ряд  роговых
выростов. Скорее  пресмыкающиеся,  чем  млекопитающие,  одетые  у  прочную
гибкую броню, они представляют гораздо  большую  опасность  и  их  труднее
убить, чем дельтагаров.
     Я, откровенно говоря, покрывался холодным потом при мысли о  сражении
с тем и другим зверем, вооруженный только деревянным копьем. Если бы  меня
спросили, я бы выбрал базуку и ранец с разрывными гранатами.


     Со временем у меня появилась возможность  поделиться  наблюдениями  с
товарищем по несчастью Эргоном. Мы встретились на третий день  тренировок,
когда нас учили церемониальному маршу на обширной арене. Во время отдыха я
подошел к тому месту, где он сидел на песке, и  дружески  хлопнул  его  по
плечу. Он улыбнулся мне, его лягушачье  лицо  блестело  от  пота.  В  этом
странном театре смерти, среди множества незнакомых людей, хорошо встретить
друга.
     - Как _к_е_р_а_к_с_и_а_н_е_? - спросил он. -  Я  слышал,  против  вас
выпустят пару дельтагаров, недавно привезенных из джунглей.
     - Так говорят в бараках, - ответил я. - А как дела у _т_а_р_и_а_н_? С
каким зверем вам сражаться?
     - Полагают, что против нас  пошлют  вастодонов,  -  он  имел  в  виду
большого слоновьего кабана джунглей. У этого чудовища  серая  кожа  земных
толстокожих, но  голова  очень  напоминает  дикого  кабана,  с  маленькими
свиными глазками, жесткой черной щетиной,  длинным  хватательным  рылом  и
острыми клыками. Это звери злобные и опасные: будучи тяжелыми и  большими,
они быстры и нападают, как молния. Я ему посочувствовал.
     - Что касается остального, - он сморщился и потер мышцы плеча,  -  то
все, как обычно, у _т_а_р_и_а_н_. Топоры, которыми мы вооружены, кажутся с
каждым  днем  все  тяжелее,  и  я  обнаружил  мышцы,  о  которых  даже  не
подозревал. Обнаружил главным образом потому, - сухо добавил он, - что они
заболели.
     Я рассмеялся. Он смотрел на меня с любопытным выражением в глазах.
     - Я смотрю, ты прикрываешь волосы.
     - Да, Эргон. Особой причины нет; все, кто видит  их  необычный  цвет,
начинают расспрашивать меня о родине, и мне это надоело, - сказал я.  Дело
в том, что я смертельно боялся быть  узнанным.  Многие  придворные  принца
Тутона посещали наши тренировки, и я боялся, что один  из  этих  любителей
зрелищ узнает  меня  по  моим  прошлым  приключениям  в  Городе-в-Облаках.
Поэтому я раздобыл легкую льняную  повязку,  похожую  на  те,  что  носили
египетские фараоны, она прикрывала мои волосы и защищала глаза, так что их
голубизна была менее заметна. Я объяснил, что таков древний  обычай  моего
народа, и тренер по копью не нашел причины отказать мне.
     Эргон загадочно улыбнулся, но промолчал.
     А потом взорвал свою бомбу.
     - В моей группе есть несколько таких, что служили в Черном Легионе, -
небрежно заметил он. - Они болтают чудеса о том,  как  Черный  Легион  был
изгнан из Золотого Шондакора; в особенности много  они  говорят  об  одном
искателе приключений, светловолосом, со светлой кожей и голубыми  глазами,
по имени Джандар.
     Я откашлялся.
     - Да?
     - Да. По их словам, этот Джандар исключительный герой. Выдав себя  за
обычного наемника, раньше служившего перуштарскому сераану,  он  проник  в
одиночку в Шондакор, когда тот еще был в руках Черного Легиона, вступил  в
ряды Легиона и занял высокое положение в нем. Он в одиночку спас принцессу
Дарлуну от насильственного  брака  с  бесчестным  сыном  верховного  вождя
Черного Легиона (Читатели могут  познакомиться  с  подробностями  в  книге
"Черный Легион Каллисто", втором томе этих хроник. - Л.К.).
     - Все рассказчики преувеличивают,  -  заметил  я,  пытаясь  разыграть
равнодушие.
     - Несомненно, - улыбнулся Эргон.  -  Кстати,  эта  Дарлуна  та  самая
молодая женщина, которую сейчас держат в плену в  Занадаре  и  за  которой
усиленно ухаживает принц Тутон. Подобно многим другим вождям, принц  Тутон
не усваивает уроков прошлого. Говорят, Джандар  жив,  и  на  месте  принца
Тутона я воздержался бы от женитьбы на Дарлуне. Когда она в последний  раз
была в таком положении, этот парень уничтожил весь  Черный  Легион,  чтобы
освободить ее.  Тому,  кто  покорил  Черный  Легион,  небесные  пираты  не
покажутся непреодолимым препятствием.
     Я пристально посмотрел ему в глаза, отбросив  все  попытки  выглядеть
равнодушным.
     - Что ты этим хочешь сказать, Эргон? - спокойно спросил я.
     Он улыбнулся.
     - Ничего. Могу только сказать, что умею хранить тайны тех, кого  зову
друзьями. И еще одно...
     - Что именно?
     - Если этот Джандар случайно появится  в  Занадаре,  я  был  бы  горд
встать рядом с ним с обнаженной сталью  в  руке  и  сражаться  против  его
врагов. Сражаться насмерть, друг Дарджан. Насмерть!
     Тут появились стражники, снова  построили  нас,  и  у  меня  не  было
возможности ответить на его клятву. Но мы  обменялись  долгим  пристальным
взглядом, расставаясь, и у меня стало легче на сердце.
     В предстоящей схватке у меня есть по крайней мере один союзник.



                            12. ПРАЗДНИК СМЕРТИ

     Помимо перушта Эргона, у меня в Занадаре появился еще один  друг,  из
числа  _к_е_р_а_к_с_и_а_н_,  по  имени   Зантор.   Он   был   прирожденных
занадарцем, с бумажно-белой кожей, прямыми  волосами  и  черными  глазами.
Зантор - высокий широкоплечий гигант, постоянно  печальный  и  мрачный,  в
подавленном настроении.
     Некогда он был  небесным  пиратом.  Даже  одним  из  самых  известных
капитанов облаков, как называют разбойничьих  князей  Занадара.  За  рулем
своего  галеона  "_К_с_а_к_с_а_р_а_"  -  "Ужаса"  он  был  известен  среди
небесных пиратов как своей необыкновенной удачливостью,  так  и  столь  же
необыкновенным характером, потому что среди  алчных  и  жестоких  небесных
коршунов Занадара один Зантор обладал чувством чести и рыцарства, в старом
смысле справедливости, граничившей с милосердием.
     И вот он пал со своего высокого положения, и пал  благодаря  мягкости
своего характера. Он неразумно возразил против жестокого убийства  трехсот
рабов во время  восстания  шесть  месяцев  назад.  Он  осмелился  осуждать
решение самого принца Тутона и просить его о  милости  к  рабам.  За  этот
гуманный поступок Тутон лишил его всех званий и наград и отправил на арену
гладиаторов, цинично заметив, что раз Зантора так тревожит  смерть  рабов,
он будет рад умереть с ними.
     Но Зантор не умер. Он тринадцать раз сражался со свирепыми  людьми  и
дикими зверями на больших играх в Занадаре и каждый раз  оказывался  среди
выживших и победивших. Он стал чем-то  вроде  героя  даже  среди  небесных
пиратов,  которые,  беря  пример  со  своего  принца,  презирали  его  как
мягкосердечного труса. Но даже  жестокие  капитаны  облаков  не  могли  не
почувствовать восхищения перед таким могучим борцом, как Зантор. В анналах
Занадара за всю тысячелетнюю  историю  он  был  единственным  гладиатором,
который в одиночку сражался со свирепым самцом-ятрибом,  убил  чудовище  и
остался в живых.
     Большинство его прежних друзей отвернулись  от  него  за  недостойную
мужчины, как они считали, заботу о рабах, которые  в  конце  концов  всего
лишь  человеческий  скот,  и  радовались  его  падению;  однако  у  многих
достоинство, с которым Зантор встретил  свою  судьбу,  его  исключительная
храбрость и отвага вызывали восхищение -  к  большому  раздражению  принца
Тутона и его льстивых придворных.
     Сам я вначале с некоторым недоверием смотрел на  Зантора  и  отвергал
его попытки подружиться со мной. Небесный пират, даже впавший в  немилость
и обреченный сражаться на арене, остается небесным  пиратом,  думал  я,  и
разделяет  коллективную  вину  своего  народа.  Но  спокойное  достоинство
Зантора вызвало во мне невольное восхищение; к тому же я узнал  от  других
рабов,  что,  будучи  знаменитым  капитаном,  Зантор  был  известен  своей
щедростью  и  великодушием,  заботой  о  своих  людях,   сдержанностью   и
милосердием по отношению к тем, кого победил в бою.  Наконец,  решив,  что
мало кто может противостоять стандартам общества, в котором  родился,  что
даже среди жестоких и алчных  небесных  пиратов  Зантор  каким-то  образом
сумел оставаться гуманным и цивилизованным, я  смягчился  по  отношению  к
нему и пожалел о своем прошлом поведении. Мы подружились.
     От своих друзей я многое узнал о том, что  меня  интересовало  прежде
всего. Как я узнал, к своему облегчению, принцесса  Дарлуна  была  еще  не
замужем, хотя принц  Тутон  оказывал  на  нее  сильное  давление,  угрожая
напасть на ее королевство, если она будет  продолжать  отказывать  ему.  Я
также тщательно, но осторожно  расспрашивал  о  "_Д_ж_а_н_а_т_а_д_а_р_е_".
Воздушный  галеон  уже  много   дней   назад   должен   был   напасть   на
Город-в-Облаках. К своему изумлению, я  узнал,  что  ничего  подобного  не
произошло. Никто из тех, кого я расспрашивал, не слышал ни малейших слухов
о захваченном корабле, который использовался  бы  против  занадарцев,  как
троянский конь, а распространение  слухов  среди  рабов  небесных  пиратов
находится на высочайшем уровне. Стоит принцу Тутону получить головную боль
от слишком обильных возлияний, как в течение часа  все  подробности  этого
происшествия становятся известны  всем  рабам  в  городе.  Если  бы  такое
нападение состоялось, даже если бы патрульный орнитоптер вступил в  бой  с
другим кораблем в окрестностях города, все бы об этом знали.
     Я  почувствовал  отчаяние.  Единственное  объяснение   в   том,   что
экспедиция потерпела  какую-то  неудачу  после  предательства  Ультара  на
Корунд Ладж. Теперь, зная, что на борту находится  коварный  и  терпеливый
предатель, я считал "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_"  обреченным.  Может  быть,  он
столкнулся в темноте с горной вершиной; может,  его  отнесло  с  курса  на
замерзший север, где он встретил свой одинокий конец на ледяных  равнинах.
Какой бы ни был конец отважной экспедиции, я оплакивал участь своих друзей
и с мрачными предчувствиями смотрел в будущее.
     Теперь я один должен помочь своей возлюбленной принцессе. И как будто
мало что я, раб, осужденный на смерть  на  большой  арене,  могу  сделать,
чтобы вырвать принцессу из когтей принца  Тутона.  Похоже,  моя  долгая  и
захватывающая одиссея подходит к концу, и  последняя  надежда  Дарлуны  на
свободу умрет у нее на глазах на празднике смерти.


     Этот день наконец наступил.  Нам  дали  легкий,  но  сытный  завтрак:
хороший бифштекс и крепкое красное вино, и, одетые  в  боевые  наряды,  мы
вышли на обширный амфитеатр, чтобы сражаться за свою жизнь.
     День был отличный. Приглаженный песок арены заливал дневной свет. Над
нами  изгибалось  чистое  сверкающее  стекло  огромного  купола,   который
защищает толпу от холодного ветра, дующего на такой высоте. Ярус за ярусом
вздымались скамьи, как сидения какого-то гигантского футбольного стадиона;
большинство жителей Занадара вместе со своими женщинами надели праздничные
наряды  и  отправились  смотреть,  как  сражаются  и   умирают   ради   их
удовольствия.
     Королевская ложа находилась на несколько ярусов  выше  заградительной
стены, которая окружала всю арену и защищала зрителей от свирепых  зверей,
восставших рабов или от тех и других сразу. В ложе  в  мягком  кресле  под
навесом небесно-голубого шелка сидел,  развалясь,  принц  Тутон,  холодный
красивый молодой человек с циничными равнодушными глазами и жестоким ртом.
     И _р_я_д_о_м _с _н_и_м _с_и_д_е_л_а _Д_а_р_л_у_н_а_!
     Сердце мое замерло, когда я ее увидел. Так давно я не смотрел  на  ее
красоту. У нее было измученное от многих бессонных ночей и  дней  лицо,  и
при виде ее дыхание замерло у меня в горле и глаза  мои  увлажнились.  Она
так прекрасна! Недели плена не притушили  сияния  ее  раскосых  изумрудных
глаз, не потускнело закатное золото ее рыже-красной гривы, и  не  сломался
ее гордый, храбрый дух. Она сидела холодно и отчужденно, чуть в стороне от
мягкого кресла Тутона, в величественной изоляции. Голова  ее  была  высоко
поднята, лицо непроницаемо, рот упрям. Как я любил ее  в  этот  момент!  С
радостью отдал бы я жизнь, чтобы спасти ее от  этого  жалкого  плена,  но,
увы! насмешливая судьба, кажется, заставит меня напрасно пролить кровь  на
раскаленные пески арены в бессмысленной и тщетной схватке  с  каким-нибудь
зверем джунглей для потехи жестоких кровожадных занадарцев.


     Начальник игр Тон в позолоченной колеснице, в которую  была  впряжена
пара отлично обученных редких белоснежных  тапторов,  провел  нас  парадом
открытия игр. Мы дважды обошли весь амфитеатр, приветствовали  королевскую
ложу и получили в ответ небрежный взмах украшенной множеством  колец  руки
Тутона. Потом мы вернулись в помещения под ареной, и праздник начался.
     Вначале прошли гонки колесниц. Чемпион  должен  был  быть  выявлен  в
заезде четырех победителей предварительных  заездов;  он  получит  из  рук
Тутона золотой  венец.  В  забеге  фаворитами  были  синие,  а  красные  и
серебряные соревновались за второе место. Занадарцы  приходят  в  страшное
возбуждение во время гонок колесниц,  как  римляне  или  византийцы  моего
мира, и трибуны были разделены на цвета болельщиков разных  команд.  Когда
Гликон из команды синих, наиболее  известный  чемпион,  всеобщий  любимец,
появился на арене, зазвучали такие  громовые  аплодисменты  и  крики,  что
некоторые испугались за целость защитного купола, который мог треснуть  от
этого грома.
     Гонки колесниц  заняли  все  утро.  В  полдень  зрители  подкрепились
захваченной с собой пищей или  покупали  ее  у  разносчиков,  ходивших  по
рядам. А за едой занадарцам в качестве соуса  потребовалась  свежепролитая
кровь, так что тут же из Ворот Героев, как  назывался  забранный  решеткой
вход на арену, появились первые гладиаторы.
     Как    я    сказал,    были    две     разновидности     гладиаторов:
к_е_р_а_к_с_и_а_н_е_, или копейщики, и _т_а_р_и_а_н_е_, вооруженные боевым
топором. Большинство из нас, простых рабов, рассматривались  как  средство
для заполнения промежутков, годное разве что для кровавой смерти. Но среди
гладиаторов  были  звезды,   эти   чемпионы   занимали   привилегированное
положение, у каждого были свои поклонники и  свой  цвет.  Я  знал  из  них
одного только Зантора, потому что остальные были  снобами  и  наслаждались
своими привилегиями. У них были личные помещения под ареной; они не жили в
общих казармах вместе со  всеми  нами;  забавно  было  смотреть,  как  они
расхаживают в позолоченных  латах,  перчатках,  в  шлемах  с  плюмажами  с
высокомерием завоевателей, хотя они рабы и в  сущности  ничем  от  нас  не
отличаются. Некоторые из них, например,  любимец  принца  Панчан,  жили  в
просторных роскошных  помещениях,  ели  деликатесы,  присланные  со  стола
самого принца на посуде из драгоценных металлов, у  них  для  удовольствия
были собственные рабыни, и ходили они разукрашенные  драгоценностями,  как
принцы.
     Панчан  был  величайшим   из   чемпионов   и   считался   непобедимым
фехтовальщиком. Я сказал, что  небесные  пираты  боялись  вооружать  рабов
арены  другим  оружием,  кроме  неуклюжих  копья  и  топора.  Панчан   был
единственным исключением из этого  правила.  Это  был  мрачный  по-девичьи
красивый молодой гигант с великолепным золотым  телом,  которое  он  любил
демонстрировать     восхищенной     толпе.     Большинство     гладиаторов
предусмотрительно защищались  кирасами,  перчатками,  поножами,  шлемом  и
кольчугой; этот золотой юный бог на играх сражался буквально нагим; на нем
были только сандалии, лента, защищавшая глаза от роскошной гривы, и  узкая
полоска алого шелка на бедрах. Толпа восхищалась им, и Тутон несколько раз
предлагал ему  свободу  после  особенно  великолепной  победы,  но  Панчан
предпочитал восхищение толпы сомнительным опасностям свободы.  Ему  одному
была оказана редкая честь: он мог приканчивать свою жертву рапирой.
     Мы все терпеть  не  могли  Панчана  за  высокомерие  и  расслабляющую
роскошь, в которой он жил; надо отдать ему должное, он был великим  бойцом
и заслуживал окружавшее его восхищение. Он один из  немногих  гладиаторов,
кто с одинаковым искусством пользовался и  копьем,  и  топором.  Иногда  в
большой общей схватке, которой обычно заканчивались игры, он  сражался  на
стороне _к_е_р_а_к_с_и_а_н_, в другой раз - за _т_а_р_и_а_н_  -  и  всегда
проявлял великолепное искусство, ловкость и  подвижность,  которые  делали
его великим бойцом. Впрочем, существовало соперничество между ним  и  моим
новым другом Зантором. Никто не знал, как оно началось, потому что  Зантор
все-таки прежде принадлежал к хозяевам королевства  небесным  корсарам,  а
Панчан, несмотря на свой статус чемпиона, родился низким рабом.
     Возможно, ненависть Панчана к Зантору вызывалась простым человеческим
страхом перед успешным соперником. Когда Зантор впервые вступил на  арену,
его  освистали,  но  вскоре  храбрость,  достоинство  и  боевое  искусство
завоевали ему аплодисменты переменчивой толпы, и теперь в популярности  он
не уступал Панчану. Во всяком случае Зантор  тренировался  в  моем  отряде
к_е_р_а_к_с_и_а_н_,    и    с    первого    его    появления    в    рядах
гладиаторов-копейщиков Панчан сражался исключительно в рядах т_а_р_и_а_н_.
Много раз соперники бились друг с другом, и всегда Зантор, будучи  гораздо
старше и тяжелее, выдерживал схватку с избалованным злобным  юным  золотым
богом игр. Что, несомненно, добавляло яду в сердце Панчана.


     В полдень, как я уже сказал, начались  схватки  гладиаторов.  Вначале
прошли групповые  бои,  в  которых  шесть  или  восемь  _к_е_р_а_к_с_и_а_н
сражались с таким же количеством _т_а_р_и_а_н_.
     Ни один из знаменитых  чемпионов  не  снисходил  до  участия  в  этих
начальных боях,  они  предназначались  для  разогрева  публики,  и  в  них
включали малоценных торопливо подготовленных  рабов.  Но  я  заметил,  что
Зантор следил за тем, как сражаются его товарищи, и  давал  немало  ценных
советов, подбадривая просто своим присутствием.
     Я участвовал в трех из шести начальных  боев  и  вел  себя  достойно.
Копье никогда не было моим оружием, но я достаточно  познакомился  с  ним,
чтобы успешно защищаться. И должен  сознаться,  что  только  защищался.  Я
готов сражаться и убивать, защищая свою жизни и честь, оберегая  друзей  и
любимых, но мне тошно при мысли об  убийстве  на  потеху  толпе  человека,
который не причинил мне никакого зла и которого я не  могу  считать  своим
врагом. Поэтому я только оборонялся от топорников, наседавших на  меня,  и
не пытался никого из них убить. Противники в  основном  испытывали  те  же
чувства и, как только они поняли, что я не пытаюсь нащупать слабое место в
их защите, мы  принялись  обмениваться  ударами,  пока  начальник  игр  не
прерывал схватку.
     Полдень  давно   прошел,   бескровные   поединки   наскучили   толпе,
послышалось шиканье и свист, нас стали забрасывать остатками пищи. Заметив
волнение толпы, начальник игр решил изменить  расписание  и  начать  общую
схватку, прежде чем и его  начнут  забрасывать  мусором.  Занадарцы  очень
любят  общую  схватку,  которой  обычно  заканчиваются  игры   и   которая
представляет  собой  настоящий  массовый  бой.  Вероятно,  здесь   следует
объяснить, что большие игры занимают обычно три или четыре дня  и  состоят
из большого количества разнообразных развлечений. Первый день, как  я  уже
описал,  начинается  с  гонки  колесниц  и  продолжается  схватками  групп
новичков _к_е_р_а_к_с_и_а_н_ и _т_а_р_и_а_н_; заканчивается  он  к  вечеру
общей схваткой. На второй день наиболее опытные и искусные бойцы из  обеих
команд сражаются с дикими зверями, в одиночку или группами.  Третий  день,
который обычно заканчивает игры, занимает схватка  чемпионов;  перед  этим
каждому из чемпионов дается возможность потренироваться и убить  некоторое
количество менее ценных рабов арены.
     В общей схватке мы выстраивались друг против друга  под  знаменами  и
вымпелами воображаемых городов.  Под  гром  труб  начиналось  сражение.  В
отличие от начальных поединков, общая схватка - серьезное дело,  и  каждый
боец под угрозой смерти обязан убить как можно больше противников. Тем  не
менее я продолжал в основном защищаться и держался поближе к  предводителю
своего отряда Зантору. И делал это не без причины. До  меня  дошли  слухи,
что Панчан, подстрекаемый принцем Тутоном, поклялся убить своего соперника
во  время  личной  схватки  двух  предводителей,  которая  венчала   собой
состязание.
     И, как говорили, поклялся убить его честно или  бесчестно.  Зантор  и
Эргон стали моими друзьями в Занадаре, и я решил  сделать  все  возможное,
чтобы предотвратить предательство. Мне  казалось,  что  теперь  моя  жизнь
ничего  не  стоит.  Я,  несомненно,  умру  в  одном   из   этих   кровавых
представлений, и если мне предстоит умереть, то я  хочу  умереть,  защищая
достойное дело.
     А в мире, по-моему, мало дел, более достойных, чем дружба.


     Держась за спиной Зантора, я пробивался сквозь  путаницу  сражавшихся
гладиаторов и заметил, что в схватке ко мне приближается Эргон.  Я  поймал
его взгляд, улыбнулся ему  и  с  удивлением  заметил,  что  он  с  мрачной
решительностью  продолжает  пробиваться  ко  мне.  Конечно,  он  не  хотел
сражаться со мной. Мы воюем на разных сторонах, но мы друзья, и  никто  из
нас не хочет биться с другом. Я заключил, что у него есть какая-то  особая
причина отыскивать меня в этой  схватке,  и  потому,  вместо  того,  чтобы
избегать стычки с ним, как я бы поступил в другом случае, я  позволил  ему
приблизиться.
     Уродливый маленький перушт взмахнул топором и отвел мое копье - тупым
концом, как я заметил, а не острием, которое могло  бы  перерубить  копье,
оставив меня безоружным. Потом, нырнув под копье, он выронил свой топор  и
схватил меня, как борец.
     И при этом шепнул мне, что мы должны изобразить  драку.  Я  удивленно
вырвался из его хватки, захватил его лысую голову  сгибом  руки  и  сделал
вид, что отчаянно сражаюсь с ним.
     - Что это значит, Эргон? - прошептал я.
     - Ты ведь друг предводителя вашего отряда чемпиона Зантора? - хриплым
шепотом спросил он. Я кивнул. Он  продолжал:  -  Этот  красивый  мальчишка
Панчан хвастался, что  вытрет  арену  его  трупом  сегодня.  Тебе  следует
предупредить вашего предводителя, чтобы он опасался  какой-то  подлости  -
что-то в чаше вина, точно не знаю что.
     - Конечно, я так и сделаю, - ответил я. - Но что тебе Зантор,  почему
ты хочешь его спасти?
     Он пожал плечами.
     - Для меня он ничто. Но, говорят, он джентльмен и  человек  чести.  Я
презираю Панчана, этого позолоченного любовника, мне  не  хочется  видеть,
как он подло одолевает хорошего человека. Теперь отбрось меня  в  сторону,
когда я скажу... нет, сначала я должен подобрать топор... _д_а_в_а_й_!
     Я развернулся и выпустил его, делая вид, что он  вырвался  силой.  Он
отскочил и исчез в  толпе,  и,  я  уверен,  никто  ничего  не  заметил.  Я
осматривался, вытянув голову, ища в толпе Зантора. И нашел его -  лицом  к
лицу с Панчаном.
     Взревели трубы, перекрывая шум, привлекая внимание к дуэли чемпионов.
Панчан,  обнаженный,  если  не  считать  сандалий  и  полоски  на  бедрах,
выставляя напоказ свое великолепное золотое тело перед восхищенной толпой,
поднял руку и предложил Зантору выпить в честь  будущего  победителя.  Это
был  благородный  жест,  и  толпа   буйно   зааплодировала.   Предводитель
т_а_р_и_а_н_ принес бутылку вина и два  золотых  кубка;  Зантор  ожидал  с
бесстрастным лицом, опираясь на копье, а Панчан ловко наполнил кубки  и  с
ухмылкой протянул один из них копейщику.
     И вдруг я понял смысл слов  Эргона  -  "что-то  в  чаше  вина".  Ужас
охватил меня. Я знал, что  в  чаше,  из  которой  выпьет  Зантор,  сильный
наркотик. Он начнет действовать через несколько минут. Наркотик ослабит  и
одурманит Зантора и сделает его легкой  добычей  для  топора  Панчана  или
стройной, с золотой рукоятью рапиры, которой он так гордится.
     Я отчаянно пробивался сквозь толпу воинов,  расталкивал  их  локтями,
чтобы подойти к месту, где лицом друг к другу, держа кубки в руках, стояли
Панчан и Зантор. Вот они подняли кубки, приветствуя друг друга.
     Времени для объяснений не было. Бросившись вперед,  я  выбил  золотой
кубок из руки Зантора. Арена  удивленно  смолкла.  Я  стоял  тяжело  дыша,
вспотев под повязкой,  закрывавшей  мои  светлые  волосы  и  лицо.  Зантор
удивленно смотрел на меня. Но Панчан побледнел от гнева, его  влажный  рот
дергался, глаза дико сверкали - как будто это из его руки я выбил кубок.
     В следующее мгновение  он  поднял  топор  и  прыгнул  ко  мне  легким
тигриным прыжком. Может, хотел как можно скорее заставить меня  замолчать,
прежде чем я обвиню его в попытке одурманить или отравить противника.
     И я начал  сражаться  за  свою  жизнь  -  с  самым  известным  борцом
гладиаторов Занадара!




                    КНИГА ПЯТАЯ. ВОПРЕКИ ВЕРОЯТНОСТИ


                        13. ДАРДЖАН СНИМАЕТ МАСКУ

     Защищаясь, я пятился от яростного  натиска  Панчана.  Краем  глаза  я
видел изумленное лицо Зантора.  Битва  вокруг  нас  прекратилась;  трибуны
смолкли и превратились  в  молчаливые  стены  из  замерших  лиц  и  широко
раскрытых глаз. Но я был слишком занят, оставаясь живым, чтобы обращать на
что-нибудь внимание.
     Гладиаторский  топор   -   тяжелое,   неуклюжее   оружие,   требующее
значительной силы рук. В руках Панчана стальной топор казался легким,  как
перышко. Он резко свистел,  разрезая  воздух,  когда  Панчан  описывал  им
смертоносную восьмерку. И очень скоро мои отчаянные  попытки  отвести  его
мощные удары  закончились  бедой:  сверкающее  лезвие  глубоко  впилось  в
твердое черное дерево, расколов его в щепки. Мгновением позже древко моего
копья сломалось. Панчан разрубил его надвое  искусным  ударом;  у  меня  в
руках оставался обломок не  длиннее  ручки  метлы,  и  им  мне  предстояло
защищаться от величайшего бойца арен Занадара.
     На трибунах толпа затаила дыхание в злорадном предвкушении  убийства.
Могучий Панчан до сих пор только играл, теперь  он  сблизится  и  убьет  -
благодаря какой-то телепатии я читал это в напряженных  лицах  и  голодных
глазах зрителей. И, по правде говоря, редко кто  мог  продержаться  против
Панчана Золотого так долго; не могу объяснить,  почему  он  уже  не  нанес
смертельный удар; может, гнев ослепил его и нарушил координацию  движений.
Действительно, он дрожал от ярости, в глазах его горели безумие и  гнев  -
гнев избалованного  ребенка,  внезапно  лишившегося  любимой  игрушки.  На
дергающихся  губах  его  появилась  слюна,  он  фыркал  и  плевался,   как
разъяренный кот. Это было бы почти забавно, если бы дело не шло о жизни  и
смерти.
     А смерть была очень близка ко мне - всего в нескольких секундах.  Еще
мгновение, и он захватит обломок древка в крюк на верху  своего  топора  и
вырвет привычным движением железного запястья. Потом топор взметнется и со
свистом опустится, чтобы утолить алую жажду в моем теле.
     Ничего не оставалось делать - и потому я сделал то, чего Панчан никак
не ожидал. Часто в моменты крайней опасности я обнаруживал,  что  выход  в
совершенно неожиданном поступке. Это не раз спасало меня от смерти раньше,
спасло и сейчас.
     Панчан приближался ко мне, в  глазах  его  горело  жадное  торжество,
лезвие топора разрезало воздух. Самое  разумное  и  логичное  -  осторожно
отступать, выигрывать  время,  оттягивать  неизбежный  удар.  _В_м_е_с_т_о
э_т_о_г_о_    _я_    _п_р_ы_г_н_у_л_    _в_п_е_р_е_д_    _и_    _т_к_н_у_л
о_б_л_о_м_а_н_н_ы_м_ _о_с_т_р_ы_м_  _к_о_н_ц_о_м_  _к_о_п_ь_я_  _п_р_я_м_о
е_м_у _в _л_и_ц_о_.
     Я точно рассчитал, подождав, пока топор не просвистит мимо, и  только
тогда ударил древком в лицо не ожидавшего этого Панчана.
     Захваченный врасплох, он отшатнулся, оберегая свое  надутое  красивое
лицо от острых щепок. На мгновение потерял равновесие, и в этот  момент  я
взмахнул древком и обрушил ему на  руку.  Он  закричал,  разжал  онемевшие
пальцы, тяжелый топор вылетел из его руки и с грохотом  ударился  о  песок
арены в десяти футах от нас.
     Я снова ударил его обломанным концом, и  на  этот  раз  острые  щепки
разорвали его по-девичьи гладкую щеку, провели кровавую линию  от  челюсти
до  уха.  Панчан  -  с  кровавой   раной,   нанесенной   плохо   обученным
рабом-копейщиком,  вооруженным  _п_а_л_к_о_й_?  Даже  сквозь  стук  своего
сердца, бившегося, как испуганная птица в клетке, я  расслышал  удивленный
вздох, вырвавшийся одновременно из тысяч уст зрителей.
     Лицо  его,  залитое  кровью,  исказилось,  превратилось  в   кровавую
тигриную маску гнева, он легко отскочил в  сторону  и  выхватил  из  ножен
рапиру с золотой рукоятью. Острие устремилось ко мне,  танцуя  в  воздухе,
дневной свет блестел на лезвии.
     Но теперь я был в своей стихии, а он не  достиг  и  начальной  стадии
мастерства. Он оказался неуклюжим новичком, а я - без ложной скромности  -
опытнейший фехтовальщик. И хотя в руках у меня была всего  лишь  сломанная
деревянная палка, у нее длина и  вес  меча,  с  которым  я  достиг  вершин
мастерства. Панчан бранился, потел, топал; я легко парировал все его удары
без всяких усилий. Арена загремела. В этот день я давал им зрелище, какого
они никогда не видели.
     Панчан выглядел жалко, его великолепное  золотое  тело  заливал  пот,
смешиваясь с пылью и кровью из множества мелких порезов, потому что  время
от времени мое древко пробивало его защиту и касалось торса. И  толпе  это
нравилось! Мне кажется, часть удовольствия в аплодисментах чемпиону -  это
тайная дрожь надежды, что он проиграет и  тем  успокоит  так  свойственный
обычному человеку страх перед тем, кто его превосходит, утолит ненависть к
нему.  Во  всяком  случае  падение  Панчана  с  высот  популярности   было
стремительным - и глубоким.
     Схватка завершилась неожиданно и так, как я не планировал. Я не думал
в тот момент о том, чем кончить дуэль; я уже давно  утратил  контроль  над
событиями и двигался от одного происшествия к другому.
     Панчан яростно набросился на меня. Я парировал и отвел руку назад для
ответного удара, но тут он поскользнулся и всей тяжестью упал, наколовшись
на мое сломанное копье. Мертвая тишина обрушилась, как гром.  Я  нагнулся,
коснулся его груди и подобрал его рапиру. Ему она больше  не  понадобится:
острый обломок пробил ему сердце.
     В оглушительной тишине  я  распрямился  и  поднял  рапиру  Панчана  в
победоносном приветствии. И толпа обезумела.


     Принцу Тутону это не понравилось, но венец  был  мой,  и  хотя  он  с
радостью отправил бы меня в подземелье с дельтагарами, недолго правит  тот
принц, который не награждает героев толпы. А героем арены в этот день  был
я.
     Седеющий начальник игр  Тон  своей  палицей  сделал  мне  знак  выйти
вперед. Я прошел среди приветствующих _к_е_р_а_к_с_и_а_н_ своего отряда  к
дальней  стене;  стражники  уже  прислонили  к  ней  лестницу,  ведущую  к
королевской ложе. Толпа хрипло ревела, забрасывая меня  лентами,  букетами
цветов, дорогими украшениями. По-прежнему держа в руке рапиру  Панчана,  я
шел, не глядя по сторонам, и поднялся по лестнице, чтобы получить  из  рук
Тутона золотой венец.
     Не по характеру мне было склоняться перед ним, но  я  решил,  что  он
должен видеть только мою льняную повязку, а не смотреть мне прямо в  лицо.
Потому что у Тутона Занадарского были причины запомнить меня.
     Но я не подумал о  протоколе.  Когда  я  опустился  на  одно  колено,
капитан стражи неодобрительно нахмурился.
     - Обнажи голову перед принцем, раб! -  зарычал  он  и,  быстрый,  как
мысль, прежде чем я невольным жестом смог удержать его руку, наклонился  и
сорвал повязку.
     - Д_ж_а_н_д_а_р_!
     Это голос моей возлюбленной. Я поднял лицо и посмотрел в  невероятные
изумленные глаза. Тутон отшатнулся и побледнел.
     - Джандар?.. - повторил он.
     Имя мое пронеслось по стадиону, вначале  его  произносили  удивленно,
потом гневно. Они меня узнали - мое имя, мои странного цвета  волосы  -  я
Джандар с Каллисто, негодяй, выступивший  против  небесных  пиратов  в  их
собственном логове, тот самый, что выхватил из их рук принцессу Шондакора.
Нечестивая радость вспыхнула на бледном лице Тутона, он выхватил их  ножен
свое оружие и скрестил его с моим.
     - Лицом к лицу, наконец-то, собака! - выдохнул  он,  и  мы  принялись
обмениваться ударами посреди кричащей беспорядочной толпы. -  Ты  сошел  с
ума, если решился во второй раз появиться в моих владениях... на этот  раз
я напою шпагу твоей кровью, а тебя, как падаль, брошу стервятникам со стен
Занадара!
     И вторично за один час я вынужден был сражаться насмерть. Но на  этот
раз шпага против шпаги - а Тутон превосходный фехтовальщик. Я не  надеялся
прервать его яростное нападение и легко сразить, потому что страшно устал,
а он был совершенно свеж. А время уходило; со всех  сторон  к  королевской
ложе устремились стражники. В любую секунду меня могут ударить сзади. Но я
умру с оружием в руках, глядя в лицо своему врагу.
     Дарлуна предупреждающе выкрикнула мое имя; я повернулся, глянул через
плечо. Капитан стражи, тот  самый,  что  сорвал  с  моей  головы  повязку,
собирался нанести удар, он находился совсем рядом, и я понял, что его удар
пронзит меня насквозь. И понял также, что ничего не могу сделать.
     А дальше неощутимый  поворот  судьбы,  наступление  которого  никогда
нельзя предвидеть. Это одна из загадок человеческого сердца.
     Внизу, на песке арены, где  он  стоял  в  изумлении  среди  множества
гладиаторов, Эргон - лысый уродливый жестокий Эргон - выкрикнул одно слово
"_Д_ж_а_н_д_а_р_!", взмахнул своим огромным топором, и тот, поворачиваясь,
пролетел в воздухе и обрушился на голову капитана, готового  уже  поразить
меня.
     В следующее мгновение со своего  места  среди  _к_е_р_а_к_с_и_а_н_  с
криком "_Д_ж_а_н_д_а_р_!_" во второго стоявшего рядом  со  мной  стражника
послал свое копье Зантор и пригвоздил его к скамье.
     Тысяча гладиаторов подняла голос в едином крике:
     - Джандар! Джандар! Д_ж_а_н_д_а_р_!
     И прежде чем эхо моего имени замерло в воздухе,  гладиаторы  Занадара
устремились к стене, взбирались на нее и оттуда прыгали на сидения трибун.
Взметнулись топоры, копья жадно погружались в тела, стражники, бежавшие на
помощь принцу,  оказались  в  кольце  свирепых  противников,  во  главе  с
Зантором и Эргоном.
     Толпа зрителей раскололась  и  превратилась  в  кричащую,  дерущуюся,
цепляющуюся мешанину тел; зрители не давали  стражникам  собраться  против
восставших рабов, они заклинили все выходы. Они пришли наслаждаться,  есть
сладости,  глядя  на  умирающих  ради  их  удовольствия  людей.  Но  самим
участвовать в смертельной битве им совсем не хотелось.


     Все это я видел  мельком,  бросая  изредка  взгляды  через  плечо  на
происходящее внизу. Потому что Тутон требовал  всего  моего  внимания.  Он
сражался, как безумный. Острие его шпаги одновременно оказывалось повсюду,
вот оно устремилось к моему горлу, а вот дрожит у груди, вот задело  руку.
Гладкое белое одутловатое лицо принца заблестело от  пота,  он  выкрикивал
невыразимо грязные оскорбления и шаг за шагом теснил меня.
     В узком пространстве королевской  ложи,  среди  множества  занавесей,
наступая на кубки и раздавленные фрукты, спотыкаясь о подушки,  я  не  мог
использовать свой обычный стиль. Я  вынужден  был  против  своего  желания
вести  чисто  оборонительную  дуэль,  но  все  время   искал   возможности
использовать тайный прием, которому научил меня Лукор.
     Тутон начал уставать.  Он  был  прекрасным  фехтовальщиком  несколько
показного стиля, но годы сладкой пищи, изысканных вин  и  роскошной  жизни
ослабили его руку и лишили его бодрости. Он тяжело дышал и отдувался; лицо
его побагровело от напряжения; рука начала дрожать.
     Неожиданно он ошибся, острие его шпаги дрогнуло и отошло.  И  в  этот
момент я одолел его. Я устремился вперед, рапира моя пропела в воздухе,  и
чистая сталь  пронзила  его  прогнившее  сердце.  Я  шагнул  назад,  принц
соскользнул с моей рапиры и упал у моих ног, мертвый, как камень.
     Так погиб последний принц небесных пиратов Занадара, и так я отомстил
за тысячи несчастий, причиненных моей принцессе.
     Она стояла у упавшего кресла, одной рукой  касалась  сердца,  вся  ее
душа светилась в великолепных глазах. Я прошел вперед, обнял ее, прижал  к
груди и насладился поцелуем ее теплых мягких  губ.  Губ,  которые  десятки
тысяч раз целовал в  сновидениях  и  мечтаниях...  но  в  действительности
поцеловал в первый раз.
     Так мы стояли, окутанные теплым чудом  нашей  любви.  Мир  был  очень
далеко и казался таким незначительным в этот  момент  восторга.  Не  стану
холодными черными чернилами записывать слова,  которые  мы  тогда  шептали
друг другу. С самого начала времен  любящие  произносят  эти  слова;  могу
утверждать, что мы не были оригинальны.
     Потом мы повернулись  -  я  обнимал  рукой  ее  гибкую  талию,  чтобы
посмотреть на вызванную мною сумятицу. Авангард  гладиаторов  прорвался  к
королевской  ложе;  они  окружили  нас  стальным  кольцом.  Окровавленными
грудами  на  скамьях  лежали  стражники;  скамьи  пустовали:   большинство
зрителей бежало. Но через проходы вливались новые отряды  стражников,  как
муравьи из потревоженного муравейника. Они мрачными рядами поднимались  по
ступеням трибун навстречу ревущей толпе гладиаторов.
     Я повернулся к Дарлуне.
     - Оставайся здесь,  моя  принцесса,  -  приказал  я.  -  Здесь  ты  в
безопасности.
     В ее охрипшем голосе звучала ласка.
     - А ты, мой любимый?
     - Я должен помочь друзьям, - ответил я. - Не могу  оставаться  здесь,
когда они сражаются и умирают. Из-за дружбы со мной они подняли восстание,
и пока хоть один из них жив, я буду с ним рядом.
     Я отвернулся от нее, чтобы присоединиться к своим товарищам.
     С самого начала схватка  была  неравной.  Гладиаторы  были  вооружены
деревянными копьями и не могли сравняться со стражниками в стальных шлемах
и латах, с острыми занадарскими мечами. Но мы остановили натиск стражников
и сдерживали их. Человек, сражающийся за свободу, дерется  лучше  наемного
солдата. Но все равно их было много, а нас мало, и исход битвы был ясен.
     Какое-то время мы сможем их сдерживать. Но недолго.
     Эргон ухватил меня за руку, я повернулся. Схватка была ему  по  душе,
лицо его было весело, хотя и исцарапано.
     - Джандар, нам нужно спуститься на арену, - предложил  он.  -  Оттуда
уйдем в подземелья. Там они смогут подходить только  по  двое  за  раз.  С
горстью гладиаторов я смогу удерживать вход, пока мир не постареет.
     Подошел Зантор, его строгое лицо было весело, на всегда мрачных губах
улыбка.
     - В твоих словах есть смысл, друг Эргон, - сказал он.  -  Но  у  меня
есть лучшая идея. Мы можем прорваться через северные ворота, добраться  до
судового  двора  и  захватить  корабль.   Там   мой   собственный   галеон
"_К_с_а_к_с_а_р_", конфискованный и опечатанный принцем.
     - Может быть, - согласился Эргон. - Но как мы полетим? Никто  их  нас
ничего о кораблях не знает, и ты один не заменишь целый экипаж.
     - Не расстраивайся, - улыбнулся  Зантор.  -  Половина  моего  экипажа
вместе  со  мной  попала  в  рабство;  они   сражались   со   мной   среди
к_е_р_а_к_с_и_а_н_; сражались и в восстании Джандара!
     - Осторожней, стражники прорываются! - чей-то громкий голос  перекрыл
шум.
     - Что нам делать, Джандар? Обороняться в подземелье или пробиваться к
судовому двору? - спросил Эргон.
     Но судьба уже приняла решение.
     Громовой треск прозвучал над ареной. Стекло - стекло - _с_т_е_к_л_о_!
Неожиданно оно было повсюду, падая стремительным потоком. Один  сверкающий
обломок упал на надвигающихся стражников, отрезая руки,  перерезая  горла.
Авангард стражников попятился и в смятении отступил.
     Нас накрыла черная тень.  Мои  товарищи  сгибали  шеи,  в  недоумении
смотрели на небо и на фантастическое летающее чудовище, которое прорвалось
сквозь прозрачный купол, накрывавший арену, как гигантская чаша.
     Только я один из всех знал, что бояться нечего.  Напряжение  покидало
меня, я громко рассмеялся, подбросил рапиру Панчана в воздух и поймал ее.
     Мои друзья с недоумением смотрели  на  это,  считая,  что  я  потерял
рассудок. Какая причина для радости в том, что появился  один  из  могучих
боевых кораблей Занадара и устремился к нам, затмевая небо?
     Я улыбнулся, хлопнул удивленного Эргона по широкому плечу. Перед нами
внезапно открылась дорога к бегству.
     Наконец-то появился "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_"_!



                           14. СУДЬБА ЗАНАДАРА

     С   палуб   "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_"   на    стражников    обрушился
смертоносный дождь стрел. Ряды их дрогнули, превратились в бегущие толпы.
     С бортов спустили веревочные лестницы, и  я  пригласил  своих  друзей
гладиаторов подниматься. Сверху на меня невозмутимо смотрел Коджа, держа в
руке огромный ятунский меч-хлыст. Рядом  с  ним  мне  улыбались  Валкар  и
Лукор. Гладиаторы быстро поднимались по лестницам, а шондакорские  лучники
стояли  на  палубе,  следя  за  стражниками,  которые  могли  броситься  в
последний отчаянный натиск.
     Я  не  знал,  какие   события   на   много   дней   отдалили   приход
"_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_", но он не мог прибыть более своевременно.  Позже
мне рассказали, как предатель Ультар искалечил гигантский орнитоптер,  как
ураганные ветры унесли беспомощный  корабль  далеко  на  север  к  ледяным
вершинам Замерших земель, как храбрость юного Томара выманила предателя из
его убежища и как экипаж с отчаянными усилиями починил оснастку корабля  и
корабль полетел к Занадару. Я узнал,  как  корабль  скрывался  поблизости,
ожидая  темноты  для  посадки,  когда  рев  восстания  на  арене   услышал
впередсмотрящий; его зоркий глаз различил мои желтые волосы, и  последовал
сигнал к нападению.
     Зантор коснулся моей руки.
     - Позволь мне взять моих людей и двинуться на судовой двор,  Джандар,
- попросил он. - Если мы воспользуемся  внезапностью  и  этим  неожиданным
отвлечением, мы захватим "_К_с_а_к_с_а_р_" и  присоединимся  к  тебе.  Два
корабля лучше одного, особенно если по пятам  за  нами  двинется  половина
флота Занадара. а я не сомневаюсь, что так и будет.
     - Иди, - ответил я. - Мы постараемся прикрыть тебя. - Он  молча  сжал
мою руку и повернулся, чтобы  собрать  своих  людей.  Несколько  мгновений
спустя они уже двигались  к  воротам.  Сопротивления  не  было.  Стражники
дрогнули и бежали, оставив арену в наших руках.
     Дарлуна ждала  меня  в  королевской  ложе,  где  лицом  вниз  в  луже
застывающей крови лежал труп принца Тутона. Я схватил  нижнюю  перекладину
ближайшей веревочной лестницы, велел принцессе обхватить  меня  руками  за
шею и начал быстро подниматься. Я помог  ей  перебраться  через  перила  и
встал на палубе рядом с ней, и  громкий  торжествующий  крик  вырвался  из
сотни глоток. Я увидел слезы на  глазах  поседевшего  Хаакона,  прекрасное
лицо Валкара светилось от радости, когда он  поцеловал  руку  принцессы  и
похлопал меня по плечу.
     Принцесса оглядывалась, улыбаясь в знакомые лица.
     - Неужели вы пришли сюда, чтобы спасти меня? - негромко спросила она.
Валкар улыбнулся.
     -  Джандар  предложил,  чтобы  мы  переоборудовали  фрегат   небесных
пиратов, захваченный при нападении на Шондакор, и поставили все на  ставку
в  отчаянной  попытке  прорвать  оборону  Занадара  и  спасти  тебя,   моя
принцесса, - сказал он. -  Но  из-за  предательства  среди  нас  не  стало
Джандара. Мне следовало знать, что он обязательно появится  для  последней
решающей битвы!
     Я принял его приветствие.
     - Да, но дело еще не кончено! Все по  местам,  разместите  среди  вас
гладиаторов. Вторая группа пробивается по улицам, направляясь  на  судовой
двор.  К  нам  скоро  может  присоединиться  второй  корабль  с  дружеским
экипажем.


     Через мгновение мы покинули усеянную трупами арену  и  поднялись  над
городом. Зантор и его _к_е_р_а_к_с_и_а_н_е_ находились на полпути к докам,
почти  не  встретив  в  пути  сопротивления.   Они   поднялись   на   борт
"_К_с_а_к_с_а_р_а_" и заняли привычные места, а мы тем  временем  спустили
команду топорников с приказом причинить как можно больше ущерба стоявшим в
доках судам.
     Вывести из строя вражеские корабли  было  удивительно  легко.  И  тут
оказались очень полезными мои друзья  гладиаторы.  Могучий  _т_а_р_и_а_н_,
вооруженный  тридцатифунтовым  стальным  топором,   может   очень   быстро
прорубить дыру в корпусе корабля, выпустив летучий  газ.  А  орнитоптер  с
пробитым корпусом и выпущенным газом превращается в мертвый  вес.  К  тому
времени, как "_К_с_а_к_с_а_р_" перерубил тросы  и  поднялся  в  воздух,  в
порту не оставалось ни одного годного к полетам корабля.
     Но не весь занадарский флот  находился  в  порту;  свыше  полудесятка
разведочных  фрегатов  кружили  в  воздухе  на  разной  высоте,  и  им  не
потребовалось много времени, чтобы понять, что на город  напали.  Один  из
них устремился к нам, разрезая носом ветреный воздух.
     - Посмотрим, сработает ли мое "секретное оружие" в бою,  -  сказал  я
Валкару. - Или вы уже окрестили катапульту в огненной купели?
     - Еще нет, - рассмеялся он. - Но скоро мы увидим, сработает  ли  она.
Команда катапульты, по местам!
     Сняли покров и подготовили  гигантский  лук  к  действию.  Оружейники
установили  большую  шестифунтовую  стальную  стрелу  и  подготовились   к
выстрелу в вражеский корабль, приближавшийся к нам. Дальность  эффективной
стрельбы составляла триста ярдов, но это был предел; на  таком  расстоянии
стрела теряла большую часть своей инерции и могла не пробить даже бумажный
корпус. Поэтому Валкар ждал, пока вражеский корабль не подойдет на  двести
ярдов - опасно близко, - прежде чем дать приказ  стрелять  из  катапульты.
Первые вражеские стрелы начали  падать  рядом  с  нами  на  палубу,  когда
могучая катапульта выбросила свой снаряд.
     Стальная стрела просвистела в воздухе и воткнулась в борт  вражеского
корабля. Мои воины испустили громкий торжествующий крик, когда  в  корпусе
врага образовалась  большая  дыра.  На  палубах  вражеского  корабля  тоже
закричали, но эти крики заглушило шипение вырывающегося  газа.  Неожиданно
потеряв плавучесть, корсар пьяно пошатнулся и начал падать.
     Но у нас не было времени следить за его падением, потому  что  к  нам
приближался второй пират, а за ним  виднелись  еще  два.  Команда  Валкара
лихорадочно налаживала катапульту для второго выстрела, тетива  запела  от
напряжения. Один член экипажа вскрикнул и схватился за  руку;  ее  пробила
стрела с приближающегося корабля. Раненый пошатнулся, но его место тут  же
занял широкоплечий гладиатор. С низким  стоном  и  свистом  вторая  стрела
вылетела из гигантского лука.
     Как стальная молния, пробила она нос приближающегося корсара и надвое
расколола его киль - поразительно удачный выстрел, и с  самым  неожиданным
результатом! Киль соединяет  вместе  две  половины  корпуса.  И  когда  он
раскололся, корабль под внутренним напряжением  тоже  начал  раскалываться
надвое. Потому что, хотя из-за летучего газа в корпусе  корабль  буквально
ничего не весил, масса его оставалась значительной.
     Второй корабль буквально разорвался надвое в воздухе.  Кричащие  люди
падали в его палуб и превращались в черные точки, быстро исчезающие внизу.
Корабль упал, на лету превращаясь в дождь  обломков.  А  мои  воины  снова
торжествующе закричали.
     К этому времени "_К_с_а_к_с_а_р_" уже  поднялся  в  воздух  и  Зантор
схватился с третьим вражеским кораблем, а мы выпустили стрелу в четвертый.
Но небесные пираты начали опасаться  моего  оружия,  и  вражеский  корабль
успел свернуть в сторону. Стальной снаряд пролетел  со  свистом,  едва  не
попав в цель. Четвертый корабль, а за ним и пятый, которого я  вначале  не
заметил,  начали  осторожно  кружить  вокруг  нас,   старательно   избегая
катапульты.
     Зантор, конечно, располагал только обычным оружием, но он  прекрасно,
гораздо лучше меня, знал правила воздушного боя и решительным и  необычным
приемом  расправился  со  своим  противником.  Я  гадал,  может  ли   быть
воспламеняющимся газ, заключенный в двойном корпусе корабля; возможно,  он
взрывается, как водород. Зантор подтвердил  мою  догадку,  вооружив  своих
людей огненными стрелами. Шесть или семь горящих  стрел  упали  на  палубу
занадарского корабля, не причинив ему вреда, прежде  чем  восьмой  удачный
выстрел не пробил корпус и поджег газ.
     Вся корма вражеского корабля исчезла в громовом взрыве  и  сверкающем
пламени.  И  остальная  часть  корабля,  превратившаяся  в  огненный   ад,
устремилась вниз, навстречу своей судьбе.
     Теперь мы обрушили на два вражеских корабля поток огненных стрел. Это
были обычные стрелы, но  их  концы  были  обернуты  промасленной  тряпкой,
которую поджигали от взятых в камбузе углей. Через  короткое  время  пятый
корабль тоже был охвачен огнем. А  шестой  попал  в  поле  действия  нашей
катапульты и полетел вниз с зияющей дырой в корпусе,  чтобы  разбиться  об
острый скальный выступ далеко внизу.
     Так закончился первый воздушный бой в истории Танатора. Менее чем  за
двадцать минут мы сбили  шесть  вражеских  кораблей  и  очистили  небо  от
противника.
     В битве один шондакорец был ранен стрелой  в  руку.  Стрелу  удалили,
рану очистили,  смазали  бальзамом  и  перевязали,  и  раненый  в  хорошем
настроении принялся шутить с товарищами.


     Готовясь к отлету, мы  кружили  вокруг  горной  вершины.  И  один  из
прежних гладиаторов  подсказал  мне,  как  предотвратить  возможную  месть
небесных пиратов. Этот гладиатор раньше работал на газовых шахтах. К арене
его присудили за  то,  что  он  ударил  стражника,  который  за  ничтожное
нарушение правил забил до смерти его товарища.
     Гладиатор показал мне газовые шахты; они находились на вершине  горы,
непосредственно под ареной и дворцовой крепостью занадарских правителей. В
горе обширные полости, заполненные летучим газом; выход из  этих  полостей
занадарцы перекрыли массивными металлическими клапанами. Моему информатору
не нужно было долго объяснять, как легко мы уйдем, если нам удастся  сбить
такой клапан и поджечь газ.
     Это предстояло сделать бывшим _т_а_р_и_а_н_а_м_. Я объяснил задачу  и
вызвал добровольцев из числа бывших гладиаторов. И был немного  расстроен,
когда первым сделал шаг вперед мой друг Эргон.
     Он прикрепил свой большой топор к торопливо  сделанной  перевязи.  Мы
опустили его на веревке к ряду каменных стволов, предварительно осыпав все
внизу стрелами, чтобы отогнать охрану шахт. Затаив дыхание, смотрели мы  с
палубы корабля, как крошечная фигура Эргона появилась на верху  одного  из
стволов и ударами топора принялась сбивать клапан.
     Казалось, это длится целую вечность.  Наступила  тьма,  золотой  свет
танаторского дня погас. Мир неожиданно  погрузился  в  темноту,  и  только
гигантский шар Юпитера в охровых полосах висел над горизонтом.  В  темноте
на нас неожиданно  может  напасть  вражеский  корабль.  С  каждой  минутой
пребывания здесь опасность усиливается.
     Но вот по веревке поднялся Эргон, с побагровевшим лицом, отдуваясь от
усилий. Он вытер лоб, сделал большой глоток вина и радостно  сообщил  нам,
что мы можем выпускать огненные стрелы.
     По моему приказу шондакорские лучники заняли  свои  места.  Сразу  за
наконечниками к их  стрелам  были  привязаны  смоченные  в  масле  тряпки.
Оставалось поднести эти тряпки к углям. Горящие  стрелы  описали  огненные
дуги во тьме ночи.
     - Не получилось, - проворчал Хаакон. -  Слишком  сильный  ветер,  все
стрелы погасли.
     - Терпение, - ответил я.
     Двенадцатая стрела сделала свое дело. Неожиданно ночь превратилась  в
день:  невероятный  фонтан  ослепительно  белого  пламени  устремился   из
разбитого клапана. Язык пламени поднялся в небо на пятьсот  футов  и,  как
сверкающий плюмаж, навис над городом.
     Валкар схватил меня за руку.
     - Смотри! - закричал он, указывая. Я увидел  большую  черную  трещину
между каменными стволами с клапанами. Подземный  грохот  заполнил  воздух,
как будто зашевелился гигантский зверь под горой,  вырываясь  на  свободу.
Взорвался клапан второго ствола, взметнув в небо  ослепительный  столб.  И
третий - и четвертый!
     Я  приказал  подняться  на   тысячу   футов   над   горным   городом.
"_К_с_а_к_с_а_р_"  последовал  нашему  примеру.  И  вовремя!  В  следующее
мгновение  оглушительный  взрыв  потряс  город  небесных  пиратов,   и   в
ослепительном свете горящих шахт мы увидели, что вершина горы раскололась,
огромные каменные обломки медленно вращаются в воздухе. Мы увидели и более
поразительное зрелище: высокие башни Занадара медленно  обрушивались,  они
падали одна за  другой,  как  ряд  игрушечных  кубиков,  которые  толкнула
невидимая гигантская рука.
     Еще один страшный взрыв потряс гору небесных пиратов,  город  закрыла
от нас черная туча дыма, сквозь которую пробивались  алые  языки  пламени.
Летающий корабль покачнулся: мимо нас пролетел обломок скалы.
     Сильные  ураганные  ветры  уносили  дым  длинными  рваными  клочьями,
которые протянулись по всему небу.  С  удивлением  и  холодным  ужасом  мы
увидели, что взрывы разрушили  город,  расположенный  на  разных  уровнях.
Теперь, когда дым рассеялся, мы видели, что  арена  исчезла  полностью,  а
вместе с ней и казармы стражи. У нас на глазах рухнула  могучая  крепость.
Стены ее раскалывались,  медленно  скользя  в  огненный  кратер  на  месте
газовых шахт. В мгновение половина дворца исчезла в пламени.
     Гора  дрожала,  в  ее  глубинах   продолжались   взрывы.   Из   вновь
образовавшегося кратера поднимался  огненный  столб.  Стены  выпячивались,
здания рушились, башни падали, засыпая улицы обломками.
     Мы молча стояли на ветреной палубе и смотрели на гибель  города.  Это
город наших врагов, но мало кто из нас был  настолько  бессердечен,  чтобы
посмеяться  над  ужасной  судьбой  Занадара.  Тысячи  лежали  мертвыми   в
дымящихся развалинах, тысячи были ранены. И за  сотни  лет  занадарцам  не
восстановить свою цивилизацию, не достичь мощи, которой  они  так  жестоко
пользовались. Никогда больше не смогут  воздушные  корсары  сеять  ужас  и
отчаяние в  городах  Танатора.  Царство  их  кончилось  в  ревущем  потоке
пламени, в раскалывающихся камнях и в землетрясениях.


     Мы   больше    не    могли    смотреть    на    сцены    уничтожения.
"_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_"  повернул  по  ветру  и  последний   раз   облетел
погребальный костер, недавно бывший городом.  "_К_с_а_к_с_а_р_"  летел  за
нами. Мы отвернулись от сцены ужаса и разрушений.
     - На юг, Джандар? - серьезно спросил Коджа. Я кивнул.
     - На юг, через джунгли, к Золотому Шондакору, - сказал я.
     Я обнимал стройные плечи моей принцессы. Наклонился, чтобы поцеловать
ее в губы, и воины громко выкрикивали мое имя в знак победы и торжества.
     Я ужасно устал.
     Я возвращался домой.



                             15. ТРОН ШОНДАКОРА

     Ночь  опустилась  на  луну  джунглей,  титанический  диск  гигантской
планеты Юпитер поднялся на небо в окружении  сияющих  спутников.  Я  снова
задумался над необъяснимым капризом судьбы, которая привела  меня  в  этот
чуждый мир с какой-то неизвестной непостижимой целью,  о  которой  я  даже
догадываться не мог.
     Какой другой человек моей расы испытал приключения настолько ужасные,
видел такие невероятные чудеса, бродил по фантастическому  миру  ужасов  и
красоты?
     Я сижу во дворце Шондакора  и  пишу  эти  строки  на  растрескавшемся
папирусе пером таптора. Скоро будет закончен третий том моих  воспоминаний
о загадочном мире  Танатора.  Военный  отряд  ку  тад  выйдет  из  города,
пересечет джунгли Великого Кумалы и положит рукопись в  колодец  молочного
гагата во Вратах меж мирами. А позже странный сверкающий  луч  вспыхнет  в
небе и перенесет рукопись в  разрушенный  город  в  джунглях  Камбоджи  на
далекой Земле.
     Несомненно, я никогда больше не увижу Землю. Хоть я горячо люблю свою
далекую планету, на которой  родился,  судьба  перенесла  меня  с  нее  на
загадочный  Каллисто,  за  триста  восемьдесят  семь  миллионов  девятьсот
тридцать тысяч миль от моей родины.
     И здесь, в этом странном и чуждом мире золотого неба и алых джунглей,
необычных народов и свирепых чудовищ - здесь я нашел свой подлинный дом.
     На Каллисто я нашел цель жизни, встретил  храбрых  друзей  и  врагов,
достойных моей стали. Здесь, на  Каллисто,  я  встретил  любимую  женщину.
Женщину, которая стала моей женой,  которая  будет  матерью  моих  сильных
сыновей и прекрасных дочерей.
     Я не жалею об оставленном мире; но мне трудно оторваться  от  него  и
его обычаев. Мне удалось преодолеть  пропасть  между  нашими  планетами  и
первым на  Земле  убедиться,  что  жизнь  на  других  мирах  действительно
существует. Это свидетельство такого невероятного значения, что я чувствую
себя обязанным поделиться с человечеством своим открытием. Именно по  этой
причине я старательно записывал отчет о моих странствиях и приключениях на
луне джунглей, хотя никогда не буду знать с уверенностью,  что  мои  слова
дошли до людей моего мира, а не  затерялись  в  черной  пропасти,  которая
зияет меж холодными молчаливыми звездами.


     Мы летели над обширными джунглями Великого Кумалы, наши  два  корабля
легко плыли в небе Танатора. Наконец, через несколько дней, из  тумана  на
горизонте показались стены и башни Золотого Шондакора, и мы  сквозь  яркое
утро начали снижаться.
     Тысячи людей народа ку тад вышли встречать нас и приветствовать  наше
возвращение домой после опасных приключений. Они  толпились  на  крышах  и
балконах, стояли на широких вымощенных камнем бульварах,  поднимая  к  нам
свои лица. И когда мы вышли из кораблей и шондакорцы увидели  рыже-золотую
гриву  своей  утраченной  принцессы,  десять  тысяч  флагов   и   вымпелов
взметнулись  над  башнями,   крышами,   шпилями,   и   прогремел   могучий
приветственный крик, вырвавшийся из тысяч сердец.
     Лорд Яррак прижал к груди свою любимую  племянницу  и  королеву.  Она
вместе с ним  поднялась  на  золотую  колесницу,  которую  тащила  упряжка
тапторов. Дарлуна повернулась, протянула мне руку, и я встал рядом с  ней.
Мы медленно двигались по улицам сквозь ликующие  толпы.  Так  приветствуют
вернувшихся героев. Я чувствовал себя дома.
     Мы проехали к воротам дворца и в большом зале с радостью и  гордостью
в сердце смотрели, как принцесса Дарлуна  поднялась  по  широкой  каменной
лестнице  на  тронный  помост.  Здесь  совсем  недавно   во   всей   своей
отвратительности сидел черный идол, бог Чак Юл Хум.  Теперь  золотой  трон
Шондакора вернулся на свое законное место, и мы смотрели, как воинственная
принцесса ку тад садится на него. Как один, мы выхватили мечи из ножен,  и
сотни лезвий взметнулись в королевском салюте.
     И здесь, на этом же  помосте,  через  десять  дней  перед  сверкающей
толпой  аристократов  и  воинов  королевства  Дарлуна  стала  моей  женой.
Церемония была простой. Не было никаких  священников,  потому  что  жители
Танатора  не  поклоняются  богам,  за  исключением   таинственных   владык
Гордриматора, которые, как утверждается,  живут  на  поверхности  могучего
Юпитера.
     Слезы счастья жгли мне глаза, когда я обнял жену,  а  потом  принимал
приветствия королевства. Высокая сводчатая крыша звенела от наших имен,  а
мы стояли улыбаясь и смотрели на лица своих  верных  храбрых  друзей.  Тут
были и  величественный  лорд  Яррак,  и  старый  мудрец  Застро,  огромный
серьезный Коджа, белобородый Лукор, смелый юный Томар, благородный Валкар,
уродливый Эргон и высокий Зантор.
     Так мы поженились; так я стал принцем Шондакора.


     Кажется невероятным, чтобы какой-нибудь враг осмелился  нарушить  мир
Золотого города. Черный Легион разбит,  рассеян;  небесные  пираты  лишены
своего флота; город их лежит в дымящихся руинах. Никаких причин для  того,
чтобы против нас выступили племена ятунов или Яркая Империя Перуштар, нет.
Потерпели  поражение  все  наши  враги.  Мы  теперь  самое  могущественное
королевство на известном полушарии Танатора, со своим  собственным  флотом
из  двух  кораблей  -  "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_"  и   "_К_с_а_к_с_а_р_а_",
которые висят в воздухе, привязанные к башням дворца.
     Но кто может знать,  что  принесет  будущее?  Другое  полушарие  луны
джунглей таинственно, мы о нем почти ничего не  знаем.  Неизвестные  враги
могут скрываться на берегах  Меньшего  моря  или  среди  холодных  пустынь
Замерзших земель.
     Посмотрим, что принесет нам завтра. Но что касается меня, я не боюсь.
Я завоевал сердце прекраснейшей женщины двух миров; я  занял  трон  самого
могучего королевства этой планеты; я победил всех своих врагов,  разбил  и
рассеял их. Пусть завтра принесет свои тревоги - я бесстрашно встречу их.
     Тому,  кто  на  моей  родной  планете  прочтет  эти  строки,  я   шлю
приветствия.  Вы  не  одни  в   пустынных   просторах   бесконечности.   С
удивительной поверхности отдаленного мира человек вашей  расы  протягивает
вам руку дружбы и братства через глубины пространства.
     Может наступить день, мой неведомый друг, когда мы встанем  вместе  в
битве с неизвестными врагами.
     Тебе мое приветствие - и прощание.
     Джандар с Каллисто, Принц Шондакора



        ПРИЛОЖЕНИЕ. СПИСОК ДЕЙСТВУЮЩИХ ЛИЦ ТРЕХ КНИГ СЕРИИ "КАЛЛИСТО"

     АРКОЛА - верховный вождь Чак Юл, или Черного Легиона.
     АШУЛОК - один из торговых князей в Наруке.
     БЛУТО - воин Чак Юл в Шондакоре.
     ВАЛКАР - сын  лорда  Яррака;  принц  Шондакора,  ранее  обрученный  с
Дарлуной.
     ВАРЛАК БЕЗУМНЫЙ  -  прежний  правитель  Занадара,  который,  в  своем
безумии, соорудил лабиринт тайных ходов в стенах дворцовой крепости.
     ВАСПИАН - сын верховного  вождя  Арколы  и  принц  Чак  Юл,  в  свите
которого некоторое время служил Джандар, как описано во второй книге.
     ГАМЕЛ - слуга лорда Чама в Наруке.
     ГАМЕЛИОН - прежний  правитель  Шондакора;  во  второй  книге  Джандар
посещает представление в театре его имени.
     ГАМЧАН - соперник Коджи среди вождей племени ятунов.
     ГОЛАР - лакей принца Васпиана.
     ГРИФАР - отец принца Тутона и основатель династии Занадара.
     ДАРДЖАН  -  псевдоним  Джандара,  когда  он  был  рабом  в  Наруке  и
гладиатором в Занадаре.
     ДАРЛУНА - принцесса ку тад, возлюбленная Джандара.
     ДЖАНДАР  -  капитан  Джонатан  Эндрю  Дарк,   американский   искатель
приключений.
     ЗАНТОР - бывший пиратский  капитан,  который  стал  другом  Джандара,
когда они оба были гладиаторами в Занадаре.
     ЗАСТРО - мудрый шондакорский философ, один из советников Дарлуны.
     ИДОЛОН - один из торговых князей Славного Перушта, в чьем доме  вырос
Эргон.
     ИМАРРА - рабыня в доме лорда Чама.
     ИРИВОР  -  один  из  друзей  Лукора  в  дни,  когда   он   преподавал
фехтовальное мастерство в Занадаре.
     КААМУРАТ - сераан Сорабы.
     КАМАД - изобретатель тайного приема, которому Лукор научил  Джандара;
знание этого приема делает фехтовальщика непобедимым.
     КАМЧАН - верховный вождь племени ятунов.
     КАНЕЛОН - раб в доме лорда Чама.
     КОДЖА - вождь племени ятунов, который стал первым другом Джандара  на
Каллисто.
     ЛИКОН - псевдоним  Джандара  в  доме  Лукора  во  время  его  первого
появления в Занадаре.
     ЛОГУР - офицер Чак Юл.
     ЛУКОР - фехтовальщик из Ганатола, который подружился с  Джандаром  во
время его первого пребывания в Занадаре.
     МАРАДОЛ - прежний правитель Занадара.
     МАРАК - молодой аристократ в Занадаре, один из учеников Лукора.
     МАРУД - хозяин гостиницы в Шондакоре, который служил агентом  ку  тад
во время оккупации города Черным Легионом.
     МУРРАК - старший офицер Легиона.
     НАРГА - капитан Легиона, служивший в дворцовой страже при Арколе.
     ПАНДОЛ - верховный вождь клана Коджи.
     ПАНЧАН ЗОЛОТОЙ - популярный фаворит среди гладиаторов Занадара.
     СОРАСТО - драматург  ранних  времен;  шондакорский  Шекспир.  Джандар
посещает представление одной из его пьес во второй книге.
     СУДЖАТ - входил в свиту Коджи  во  время  пребывания  Джандара  среди
ятунов. Суджат учил Джандара общему языку Танатора.
     ТОМАР - юноша, служивший на борту "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_".
     ТОН - начальник игр на арене Занадара.
     ТУТОН - правитель Занадара.
     УЛ УЖАСНЫЙ - один  из  колдунов  мозга  из  Куура,  который  приобрел
огромное влияние в совете Чак Юл в последние дни оккупации Шондакора.
     УЛЬТАР - бывший пиратский капитан, взятый в плен шондакорцами.
     УРУШ - аристократ из Сорабы.
     ФАРЗЕМУМ - торговый князь Нарука.
     ХААКОН - шондакорский офицер на борту "_Д_ж_а_л_а_т_а_д_а_р_а_".
     ХУМ - отвратительный каменный идол, которому поклонялся Чак Юл.
     ЧАМ - лорд из дома Искелиона в Наруке.
     ЭЙКОР -  молодой  аристократ  Занадара,  один  из  учеников  академии
Лукора.
     ЭРГОН - перуштарский раб, сражавшийся на  арене  Занадара  и  ставший
другом Джандара.
     ЯНТАР - стражник Занадара.
     ЯРРАК - дядя Дарлуны; старший после Дарлуны в Шондакоре.




                                Лин КАРТЕР

                            ДЖАНДАР С КАЛЛИСТО


                            "Джандар с Каллисто" с уважением и любовью
                            посвящается памяти Эдгара Райса Берроуза,
                            величайшего мастера приключенческой фантастики



                 ПРЕДИСЛОВИЕ АВТОРА ОТНОСИТЕЛЬНО ЭТОЙ КНИГИ

     Писатели - если вам приходилось встречаться хоть с одним, вы  с  этом
согласитесь, - относятся к числу наименее скромных и  нехвастливых  божьих
созданий. В определенном смысле это естественно и даже необходимо,  потому
что нужен  несомненное  самомнение,  чтобы  у  человека  хватило  смелости
представлять свою работу  читателям  и  соперничать  со  всеми  остальными
книгами, существующими в мире.
     Я, разумеется, и сам виновен в этом грехе, хотя утешаю себя афоризмом
гораздо лучшего писателя, чем я сам, покойного  Деймона  Раньона,  который
однажды мудро заметил: "Того, кто себя не хвалит, не похвалит никто".
     Я поместил в начале романа это философское отступление, чтобы убедить
вас,  что  следующее  мое  заявление  не  следствие  непрофессиональной  и
любительской  притворной  скромности.  А  теперь  позвольте  мне  со  свей
серьезностью и честностью заявить следующее.
     Хотя, как я искренне надеюсь, мое имя появится на титуле этой  книги,
я не являюсь ее автором. В лучшем случае я редактор, и моя деятельность  в
этом направлении ограничилась небольшими правками в области  пунктуации  и
грамматики, а также добавлениями примечаний к тексту,  которые  обозначены
моими инициалами.
     Почему же тогда появляется на титуле этой  книги  имя  Лина  Картера?
Главным образом из-за Гейл Вендров Моррисон, очаровательного  издателя  из
"Делл", которая издает  все  мои  книги  и  которая  настояла  на  этом  с
абсолютно неженской твердостью. Когда я подготовил машинопись  этой  книги
(оригинал, как мы вскоре увидим, написан - и весьма необычно - от руки), я
сам принес ее в издательство,  а  не  передал  литературному  агенту,  как
обычно. Я поступил так потому, что хотел объяснить:  я  лишь  редактировал
"Джандара с Каллисто", но я не автор. Не знаю, поверила ли  мне  Гейл,  но
неделю спустя она позвонила мне домой и сказала, что покупает рукопись, но
только если сможет назвать меня автором.
     - Но, Гейл, не я это написал. Написал Джонатан Эндрю Дарк! - возразил
я. Последовал сокрушительный ответ.
     - Может, так и есть, - твердо сказала она. -  Но  если  на  переплете
будет Лин Картер, мы продадим  больше  экземпляров,  чем  если  там  будет
Джонатан Эндрю Дарк.
     Конечно, я понимаю ее точку зрения. Но мне по-прежнему неприятно, что
мне приписывается чужая работа.  Поэтому  я  дал  согласие,  но  при  этом
получил неохотное разрешение в предисловии рассказать правду об авторе.  В
этом предисловии...


     27 ноября 1969 года почтальон вручил мне толстый  конверт,  рваный  и
запачканный,  с  удивительным  количеством  разнообразных  штемпелей  и  с
сайгонской маркой. Моя замечательная жена Ноэль уже привыкла к  тому,  что
мне часто присылают рукописи непризнанные авторы, они  желают  узнать  мое
мнение о пригодности их излияний к изданию, а также хотят, чтобы  я  помог
им найти издателя. Поэтому она без комментариев смотрела, как  я  вскрываю
упаковку и бросаю ее на пол гостиной, чтобы ею смог поиграть наш пес. А  я
тем временем осматриваю любопытный подарок с другого конца света.
     Как  я  и  предполагал,  в  конверте  оказалась  большая,   неряшливо
выглядящая  рукопись,  которую  я  отложил  в  сторону  для   последующего
изучения, а также  письмо  с  военно-воздушной  базы  Соединенных  Штатов,
которое я немедленно прочел. Вот это письмо.

     Штаб-квартира
     Сайгонская группа
     Военно-воздушные силы США
     19 августа 1969 г.
     Мистеру Лину Картеру
     Холлис, Лонг Айленд, Нью-Йорк, США
     Дорогой мистер Картер.
     Я надеюсь, вы не рассердитесь на пишущего вам  незнакомого  человека.
По крайней мере я незнакомец, приходящий не с пустыми руками.
     Я пишу вам, а не  кому-либо  другому,  потому  что  вы  кажетесь  мне
наиболее подходящим  человеком,  который  заинтересуется  моим  рассказом.
Возможно, вы этого не знаете, но  мы  здесь,  во  Вьетнаме,  читаем  много
американской фантастики, и  когда  нужно  расслабиться  и  развлечься,  на
первом месте вы, и Эдгар Райс Берроуз,  и  Андре  Нортон.  Моему  приятелю
Джону Дарку нравилась ваша тонгорская  серия,  поэтому,  я  думаю,  он  не
возражал бы против того, что вы прочтете его роман. Ну, мне  кажется,  это
можно назвать романом.
     Джон не служил в Военно-воздушных силах, хотя пытался туда поступить;
но у него были проблемы с гражданством (он родился не в Штатах, а в  Рио).
И ему пришлось поступить в Международный Красный Крест в качестве сменного
пилота. Но в Сайгоне тесно, я часто с ним виделся, и мы подружились.
     Джон был сбит, или что-то еще с ним  произошло  в  полете,  в  начале
марта этого года. Потерялся только его вертолет, и никто не знает,  что  с
ним случилось, но похоже, он перелетел через границу в Камбоджу,  которая,
как вы знаете, рядом с Вьетнамом. В начале августа  (добрых  пять  месяцев
спустя  после  того,  как  Джона  объявили   пропавшим   без   вести)   из
камбоджийских джунглей вышло несколько туземцев с личным  знаком  Джона  и
этой рукописью. Признаюсь, я и не подозревал, что Джон пытается писать;  и
понять не могу, зачем он захватил рукопись с собой,  а  не  оставил  ее  в
безопасности.
     Посылаю ее вам, потому что она очень похожа на ваши книги  и  потому,
что когда я в последний раз  видел  Джона,  он  говорил  о  вашем  романе,
кажется, это были "Звездные волшебники". Можете сделать с ней, что хотите:
сохранить как сувенир или даже попробовать опубликовать. Не знаю, что  еще
с нею сделать.
     Вы  согласитесь,  что  история  странная.  Самое  странное,  что  все
сведения о прошлом Джона и о его семье, насколько я  могу  судить,  чистая
правда. Должно быть, Джон прожил какое-то время в джунглях и  написал  это
причудливое введение к своему роману, основанное на крушении  вертолета...
только так я могу это объяснить.
     Не смею поверить в то, что говорится в этой книге. И вы не поверите!
     Простите за то, что отнял ваше дорогое время. Надеюсь, вы  продолжите
вашу тонгорскую серию.
     С наилучшими пожеланиями
     Гэри Хойт, майор,
     Военно-воздушные силы США

     Остальную часть дня 27 ноября, так же, как и весь вечер, я провел  за
чтением рукописи, которую озаглавил "Джандар с Каллисто". Теперь позвольте
несколько слов сказать о внешности рукописи.
     Прежде всего я никогда не  видел  такой  бумаги.  Бумага  шершавая  и
волокнистая, коричневая и грубо выделанная. Напомнила мне старый  папирус.
Мы с женой собираем египетские древности, и в нашем собрании есть  древний
папирус. Я сравнил с ним рукопись, и они оказались очень  похожи.  Бумага,
на которой написан роман, изготовлена как  будто  из  тростника,  свитого,
расплющенного, точно так же,  как  египетский  папирус,  который  висит  в
позолоченной раме в моей столовой.
     Я сказал, что рукопись написана от руки, и это  правда,  но  написана
орудием, которое мне не знакомо. Не шариковая ручка, не  файнлайнер,  даже
не старомодная ручка с чернилами.  Больше  всего  похоже  на  перо  птицы,
которое срезали острым ножом под углом и окунули в чернила.
     Я предполагаю птичье перо, потому что качество рукописи  периодически
ухудшается, как будто перо утрачивает остроту,  тупится;  в  таком  случае
капитан Дарк либо брал новое перо, либо чинил заново  то,  которым  писал.
Несколько страниц  идет  четкая,  ясная  рукопись,  потом  буквы  начинают
расплываться, потом снова становятся четкими и ясными.
     Не менее странны и чернила. Похоже, они  домашнего  изготовления:  ни
одна фирма не пустит в продажу такие грязные,  неоднородные  чернила,  как
те, которыми написана рукопись.
     Рукопись состоит из пятидесяти листов этого странного пергамента, или
папируса, или еще чего-нибудь; каждый лист с обеих сторон  исписан  мелким
аккуратным почерком, почти без полей; листы почти  квадратные,  десять  на
двенадцать дюймов. Странный размер. Обычно продается бумага  размером  8,5
на 11 дюймов. Например, в моей машинке сейчас именно такая бумага. В  свое
время я видел рисовую японскую  бумагу,  она  меньшего  размера,  6  на  8
дюймов, если я правильно припоминаю. Но все это  не  очень  важно.  Я  как
будто избегаю задавать главные вопросы. Вот они.
     Что это: правдивая история или вымысел, роман?
     Существует ли забытый город Арангкор?
     Существует ли странный источник, обрамленный молочным гагатом,  среди
древних руин в Камбодже, - источник, загадочным образом связывающий миры?
     И неужели сейчас, в этот момент,  американец  на  Каллисто,  спутнике
Юпитера, сражается против могущественных врагов, пытаясь  спасти  женщину,
которую он любит?
     Правда - или вымысел? Факт - или фантазия? Правдивый рассказ о  самом
удивительном приключении - или  просто  забавный  и  захватывающий  роман,
написанный в стиле моих собственных выдумок?
     Я рассказал все, что знаю, о происхождении этой удивительной книги. А
что касается ответа на перечисленные мною вопросы, боюсь, мы  его  никогда
не получим.
     Лин Картер
     Холлис, Лонг Айленд, Нью-Йорк
     9 декабря 1969 года

     Примечание. Мистер Генри Дж.  Робинсон,  представитель  штаб-квартиры
Международного Красного Креста в Вашингтоне, любезно просмотрел  картотеку
персонала этой организации и заверил меня, что доброволец, пилот по  имени
Джонатан Эндрю  Дарк,  прикрепленный  к  спасательной  группе  в  Сайгоне,
действительно был объявлен пропавшим без вести в Южном  Вьетнаме  8  марта
1969 года. Он считается погибшим или попавшим в плен. В его документах нет
сведений о родственниках,  ни  одного  упоминания  или  адреса.  Не  знаю,
насколько это законно, но после некоторых размышлений я решил использовать
подлинное имя капитана Дарка, поскольку сам он не  дал  псевдонима  своему
главному герою.
     Далее следует его собственноручный рассказ, в котором он собственными
словами описывает свои приключения. Для удобства чтения я добавил названия
глав и взял на себя смелость посвятить книгу одному из  любимых  писателей
капитана Дарка - и моих также - Эдгару Райсу Берроузу.



                         1. ЗАБЫТЫЙ ГОРОД АРАНГКОР

     То, что самые значительные  и  памятные  исторические  события  часто
возникают из-за мелких и обычно никак с ними не связанных  случаев,  факт,
который я могу подтвердить на собственном опыте.
     В течение четырех последних месяцев - насколько я могу здесь измерять
промежутки времени - я живу в чуждом  мире,  окруженный  тысячами  врагов,
сражаясь среди бесконечных опасностей, чтобы завоевать место рядом с самой
прекрасной женщиной двух миров.
     И все эти приключения, все эти чудеса и  ужасы  происходят  по  одной
причине, и причина эта - кусочек грязи размером в половину моего ногтя.


     Я медленно  и  трудно  вывожу  буквы  птичьим  пером  и  самодельными
чернилами на куске грубого пергамента и не перестаю удивляться непонятному
тщеславию, которое заставляет меня описывать свои невероятные приключения,
и  начинаются  они  в  забытом  городе  в  глубине  непроходимых  джунглей
Юго-Восточной Азии и  продолжаются  на  невероятном  расстоянии  в  триста
девяносто  миллионов  миль  космического   пространства   на   поверхности
причудливого чужого мира. И очень вероятно, что никогда другой человек  не
прочтет мой рассказ.
     Но  я  пишу,  побуждаемый  необъяснимым  стремлением,  рассказываю  о
чудесах и загадках, которые я единственный из всех жителей Земли  испытал.
А когда мой рассказ будет закончен, я помещу его в ворота в  надежде,  что
рукопись, состоящая исключительно их органического вещества, и  бумага,  и
чернила, сможет перенестись  через  неизмеримое  расстояние  в  космосе  к
отдаленному миру, на котором я родился и в который никогда не вернусь.
     В ночном небе в определенные периоды, когда внутренние луны по другую
сторону нашего центрального светила и звездное  небо  ясно,  я  могу  (мне
кажется)  разглядеть  Землю.  С  этого  расстояния  она  кажется   далекой
ничтожной голубой искоркой, крошечным  огоньком,  затерявшимся  в  черноте
бесконечной пустоты. Неужели я действительно родился и прожил свои  первые
двадцать четыре года на этой голубой искорке, или та жизнь была сном  и  я
провел все свои дни в этом странном мире - на Танаторе? Пусть решают  этот
вопрос философы, а я лишь простой солдат.
     Но я хорошо помню своего отца.  Высокий  человек  со  строгим  лицом,
мощного телосложения, с нахмуренным лбом и густыми черными волосами. Звали
его Мэтью Дарк; шотландец из Эбердиншира, инженер по профессии  и  бродяга
по склонностям, он странствовал по всему миру в поисках радости жизни,  ее
богатства, ее цвета, которые всегда ускользали  от  него  и  манили  из-за
горизонта.
     От него я унаследовал свой рост: подобно ему, я выше шести футов;  от
него также и моя сила, потому что среди людей я считался силачом с большой
выносливостью и стойкостью. От матери у  меня  светлые  волосы  и  голубые
глаза, в которых нет ничего от  сурового  шотландца.  Мама  из  Дании,  из
города, название которого я не могу произнести. Она умерла,  когда  я  был
совсем ребенком. Я помню только ее теплый мягкий голос, милое  улыбающееся
лицо, склонившееся ко мне, прикосновение мягкой руки. И, кажется, вижу  ее
смеющиеся голубые глаза, спокойные, глубокие и искрящиеся,  как  озера  ее
родины, вижу блеск ее золотых волос, завитых в толстые пряди, -  увы,  это
только отрывочные воспоминания, обрывки прошлого, которые я никак не  могу
полностью восстановить и вспомнить.
     Цвет волос и глаз - единственное,  что  она  дала  мне,  кроме  самой
жизни. Но странно, что этим я обязан  ей  вдвойне:  именно  из-за  светлых
волос  и  голубых  глаз  меня  пощадили,  когда   я   попал   в   свирепые
нечеловеческие руки воинов ятунов - но я забегаю вперед в своем рассказе.
     Если матери я вдвойне обязан жизнью, данной мне и спасенной, то  отец
дал мне имя - Джонатан Эндрю Дарк. Он строил большую гидроэлектростанцию в
Дании, когда встретил  мою  смеющуюся  голубоглазую  маму,  полюбил  ее  и
женился на ней. Она вместе с ним уехала в Южную Америку к месту его  новой
работы: инженер едет туда, где его ждет работа, а у бродяг нет дома. Так и
получилось,  что  хоть  мать  моя  датчанка,  а  отец  шотландец,  сам   я
натурализованный американец и родился в Рио.
     Мало что можно сказать о моем детстве.  Вернее,  не  стоит  говорить,
потому что все это не  имеет  отношения  к  саге  о  моих  приключениях  в
фантастическом мире, который стал моим домом. Тропическая лихорадка унесла
мою маму, когда мне было только три года; отца я видел редко, он то строил
дорогу в Перу, то дамбу в Боливии, то мост на  Юкатане.  Но  когда  смерть
унесла маму, я стал постоянным спутником  отца.  Чопорные  приличные  люди
были бы шокированы при мысли о нежном ребенке в суровом окружении лагеря в
джунглях, но я расцветал в этой грубой возбуждающей жизни и  именно  ей  я
обязан своей любви к опасности и приключениям. Потому что я видел  зеленые
душные пространства Матто Гроссо прежде, чем увидел школу, и был знаком  с
опасными веревочными мостами высоких Анд до того, как постоял  на  мощеной
городской улице.
     Я стал чем-то вроде любимца или протеже всех инженеров в лагере моего
отца. Смешливый бандит Педро научил меня метать нож раньше, чем я научился
читать, а рослый швед Свенсон показал мне все запрещенные приемы, с какими
только встречалось его крепкое закаленное тело. Я мог свалить  охотящегося
ягуара одним хладнокровным выстрелом меж глаз в тот момент, как он  прыгал
мне на горло, - и все это задолго до того,  как  освоил  загадочную  тайну
деления столбиком.
     Да, деления столбиком, потому что мое формальное образование было  не
на первом месте, когда я учился варить кофе на воде из населенного  змеями
ручья в джунглях, кипятить воду над горящим керосином в  избитом  жестяном
котелке, охотиться и драться, как  мужчина,  взбираться  на  деревья,  как
обезьяна, и выживать там, где городской мальчик  погиб  бы  от  лихорадки,
укуса змеи или холеры. Все изменилось, когда мне было тринадцать лет. Отцу
надоели банановые республики; он тосковал по сухому раскаленному воздуху и
роскошным ночам пустыни после многих лет, проведенных в жарких  болотистых
джунглях; он подумывал о бурильных работах в Ираке.
     Но в убогих переулках грязного маленького городишки в джунглях -  это
был Пуэрто Мальдонадо - отец встретился с американским геологом, по  имени
Фарли, своим старым  другом.  Пуэрто  Мальдонадо  находится  в  перуанской
провинции, на берегу реки Мадре де Диос, Богоматерь.  Но  Фарли  вовсе  не
из-за бога оказался в Пуэрто Мальдонадо, он искал место, где инки добывали
золото.
     Он не нашел ничего, кроме  лихорадки,  москитов  и  особенно  опасных
змей, которых туземцы называют джарарака. Укус  одного  из  этих  ядовитых
обитателей  джунглей  на  три  недели  уложил  Фарли  в  заднем  помещении
забегаловки в Пуэрто  Мальдонадо.  Отец  и  его  друг  отметили  случайную
встречу обильными тостами плохого джина в засаженных  мухами  стаканах,  и
где-то между второй и третьей бутылками у отца созрело убеждение, что  мне
нужно регулярное школьное обучение. А тут и  Фарли,  известный  геолог,  с
цепочкой дипломов колледжей за именем, как ленты в хвосте воздушного змея.
А тут  и  я,  высокий,  костлявый,  широкоплечий  и  загорелый  мальчишка,
способный, как ветеран,  прорубать  себе  дорогу  в  спутанных  населенных
змеями джунглях Матто Гроссо, но зеленый новичок, когда дело  доходило  до
деления столбиком.
     Мне нужно больше времени, чтобы описать это событие, чем оно заняло в
реальности. Фарли пробирался к берегу, следующий почтовый  пароход  должен
был унести его по извилистой серебряной ленте  Мадре  де  Диос  в  молодой
расцветающий город Сан Доминго, а оттуда пилот по  имени  О'Мара  доставит
его к цивилизации. Фарли возвращался в  "страну  Господа"  -  в  учебниках
географии ее называют Соединенными Штатами  Америки,  и  очень  торопился,
потому  что  опытного  полевого  геолога  ждала  должность  профессора   в
Гарварде. Он соскучился по миру кинотеатров, коктейлей и кампусов. К  тому
же на этот раз ему повезло:  он  только  три  недели  в  поту  вымывал  яд
джарараки из своих внутренностей. Он решил  не  давать  этим  извивающимся
маленьким чудовищам шанса на второй укус.
     Так я отправился в Америку с будущим герром профессором, и по  правде
сказать, мне это не было неприятно. Дело в том, что за последние месяцы  я
вдруг обнаружил, что мужчины делят мир с удивительными существами, которые
называются девушки: здесь, в болотистых  джунглях  Перу,  я  встречу  мало
представителей этих существ, но мне дали понять, что в Америке они так  же
обычны, как carrapato do chao, земляной клещ, в этой части мира.
     Больше я своего отца не видел. Через девять месяцев нефтяной взрыв  в
высокогорье Ирака отправил его в  Эльдорадо  или  Валгаллу,  где  любители
приключений проводят вечность. Боже благослови  его:  мир  без  него  стал
беднее.


     Чтобы не заполнять страницы описанием чудес  Америки  малых  городов,
которые и так  знакомы  моему  читателю  -  если  этот  необычный  рассказ
преодолеет триста девяносто миллионов миль  пространства  и  попадется  на
глаза человеку, владеющему английским, -  я  пропущу  следующие  несколько
лет, дав лишь краткое резюме.
     То, что  я  до  этого  совсем  не  учился  систематически,  оказалось
серьезной помехой. Но мистер Фарли, теперь профессор Фарли, бывший in loko
parentis   [вместо   родителей   (лат.)],    объединил    усилия    многих
преподавателей. А я, к всеобщему и особенно своему собственному удивлению,
оказался способным учеником.  И  вскоре  почти  догнал  своих  ровесников.
Наконец я увидел школу и понял, что по-своему это не меньшие джунгли,  чем
Матто Гроссо. И в конце концов покорил и тайны деления столбиком.
     Фарли преподавал в Гарварде, но я по некоторым причинам окончил  курс
в Йеле. Я опущу эти годы: они прошли для  меня  счастливо.  На  футбольных
полях я ломал кости не чаще других, и сердец тоже было разбито под золотой
коннектикутской луной не больше среднего. Да и  на  моем  сердце  остались
всего одна-две царапины; но  все  это  часть  процесса,  который  философы
называют взрослением.
     Странно, однако, что несмотря на все возбуждение футбольных  схваток,
больше удовольствия я  испытывал  с  рапирой  в  руке.  Чисто  случайно  я
обнаружил способности к фехтованию и через два года был капитаном  команды
фехтовальщиков Йела. И это,  наряду  с  цветом  волос  и  глаз,  оказалось
неожиданным  благословением,  когда  я  сражался  в  черно-алых   джунглях
Танатора, - но я опять забегаю вперед.
     Хотя  я  стал  американским  гражданином,  страсть  к  бродяжничеству
слишком глубоко поразила  меня,  я  слишком  рано  познал  ее  радости,  и
спокойная академическая жизнь  меня  не  привлекала.  Я  всегда  стремился
посмотреть, что лежит за туманным горизонтом... за следующим хребтом... за
сияющими водами моря.
     И прежде чем высохли чернила на моем дипломе, я уже исчез.  Торопливо
распрощался с профессором и начал свои блуждания.  В  следующие  несколько
лет я побывал во многих  местах.  Беспокойство,  страсть  к  перемещениям,
унаследованные от отца, провели меня по  всему  земному  шару.  Я  недолго
занимался журналистикой в Нью-Йорке, потом рядовым матросом отправился  на
торговой лохани в  Стокгольм.  Учился  летать  в  Индии,  потом  перевозил
беженцев из Кубы, доставлял  контрабандное  оружие  на  Ближний  Восток  и
сделал несколько рейсов с медикаментами  и  продовольствием  в  осажденную
Биафру.
     Наконец я оказался во Вьетнаме, и,  когда  выяснилось,  что  какие-то
пробелы в моих документах о натурализации не дают мне возможности вступить
в Военно-воздушные силы, я записался в качестве пилота в Красный  Крест  и
перевозил припасы и медикаменты в места сражений. Бродяжьи инстинкты часто
приводили меня к неприятностям, но мои бойцовские качества  до  последнего
времени позволяли выходить из  них  без  особого  вреда.  Но  во  Вьетнаме
произошло нечто...


     Террористы  Вьетконга  напали  на   небольшую   деревню,   и   срочно
требовалась медицинская помощь. Так срочно, что меня извлекли из квартиры,
дав всего тридцать минут на подготовку. Мне нужно было провести  группу  с
медикаментами и продовольствием, а на обратном пути вывезти тяжелораненых.
     Я перед этим провел две недели в Сайгоне, хорошо отдохнул и был свеж.
Моя группа размещалась на  временном  летном  поле,  вырубленном  прямо  в
джунглях на окраине Хон Квана, это в шестидесяти милях к северу от Сайгона
и всего в десяти милях от границы с Камбоджей.
     Мы уже полчаса были в полете,  когда  мой  двигатель  начал  кашлять.
Что-то произошло с трубопроводом, подающим горючее, вероятно, его залепило
грязью. Если бы вертолет  подвергся  перед  полетом  тщательному  осмотру,
механики обнаружили бы эту грязь и устранили ее, но  мы  вылетели  слишком
срочно.
     А это значило, что у меня неприятности. Красный Крест  не  использует
тяжелые двух- и трехместные машины, как  в  армии.  У  нас  только  легкие
одноместные вертолеты. Грузовые машины ушли вперед, им нужно было забирать
раненых. И я был предоставлен самому себе.
     Я связался с  остальными  машинами  по  радио,  передал  командование
следующему по старшинству  пилоту  и  сообщил,  что  у  меня  неполадки  в
двигателе и, вероятно, мне придется садиться. Они  улетели,  а  я  отстал,
стараясь придумать, что же мне делать. Мы летели  над  самыми  густыми  на
Земле джунглями, и нигде не было площадки,  куда  можно  безопасно  сесть.
Если бы такую площадку удалось найти, я бы сам смог  исправить  неполадки,
даже если бы пришлось заменить всю систему подачи топлива.
     В поисках места для посадки я кружил некоторое время. Была  небольшая
вероятность, что  трубопровод  сам  прочиститься,  но  на  это  я  не  мог
рассчитывать. Если мотор окончательно заглохнет, я упаду на деревья.  Даже
без двигателя вертолет опускается медленно, потому что воздух подхватывает
и поворачивает лопасти, создавая небольшую подъемную силу. Кое-что есть  и
хорошее в этих летающих машинах для разбивания яиц.
     А плохо то, что летишь слишком низко для парашюта.
     Я вспотел.
     С полчаса я играл с вертолетом, как виртуоз в концерте Баха, извлекая
все, что можно, из двигателя. На базу вернуться я не мог, потому что между
моим расположением и базой нет ни одной пригодной для посадки площадки:  я
ведь только что пролетел над этой местностью. Но кто знает? Вдруг  немного
к западу такая площадка есть? Я осторожно повернул в этом направлении.
     Немного погодя я увидел  блеск,  желто-коричневое  сверкание  реки  в
джунглях. Разумеется, на вертолете был специальный понтон. Половина  этого
заброшенного уголка - болота. Если дотяну до реки, то смогу сесть.
     Я начал гадать, где нахожусь. По соседству с нами никакой  реки  нет.
Должно быть, в поисках посадочной площадки я залетел дальше, чем думал.
     Может, это Меконг? Если  так,  то  я  в  беде.  Меконг  вовсе  не  во
Вьетнаме, а в Камбодже.  Он  с  севера  на  юг  пересекает  всю  восточную
Камбоджу и впадает в Южно-Китайское море.  А  мне  не  полагается  быть  в
Камбодже. Так называемая "нейтральная страна", ее правитель принц  Народом
Сианук, возможно, радушно встречает важных гостей из Америки, вроде  Джеки
Кеннеди, но чрезвычайно негостеприимен, когда  дело  касается  потерпевших
крушение или  совершивших  вынужденную  посадку  и  тем  самым  нарушивших
нейтралитет границы американских пилотов, - а между  прочим,  вьетконговцы
эту границу пересекают регулярно.
     Но дареному коню в  зубы  не  смотрят.  В  тот  момент  как  вертолет
оказался над водой, двигатель кашлянул в последний раз и  замер.  Вертолет
начал падать камнем. Но тут воздух подхватил  застывшие  лопасти.  Они  со
скрипом начали поворачиваться. Скорость падения уменьшилась - немного,  но
достаточно.
     Грязная желтая река готова была раздавить меня, как мухобойка в  руке
гиганта. Перед самым ударом  я  мельком  увидел  густые  зеленые  джунгли,
сплошной стеной стоящие по обеим берегам. Затем ударился  о  воду,  и  все
затянулось тьмой.


     Кармоди, парень, который в Индии учил  меня  летать,  говаривал,  что
любая посадка, после которой  ты  можешь  уйти  на  своих  ногах,  хорошая
посадка. Что ж, думаю, даже Кармоди не похвалил бы меня  за  эту  посадку.
Удар отбросил меня на панель, желто-коричневая вода плеснула на колпак.  Я
пришел в себя с разбитым лбом и окровавленным лицом. Все тело болело,  как
сплошной синяк. Но я был жив.
     Однако от удара в обоих понтонах образовались щели, и понтоны  быстро
заполнялись водой. Я сорвал спасательные ремни и приготовил надувной плот.
Потом схватил пакет с неприкосновенным запасом, уложенный в рюкзак как раз
на такой случай, и выбрался.
     В рюкзаке приготовлено все необходимое,  от  сыворотки  против  укуса
змей до сигнальных ракет, и он тяжелый и неуклюжий. Я  с  трудом  поставил
его на раскачивающийся плотик и сам,  испытывая  головокружение,  забрался
туда же. Один понтон уже был под водой, и вертолет наклонился под углом  в
сорок пять градусов, вот-вот уйдет под воду. Я веслом оттолкнулся, немного
погреб,  а  потом  сидел  и  смотрел,  как  уходит  единственная  ниточка,
связывавшая меня с  цивилизацией.  Потом  взял  себя  в  руки  и  осмотрел
внушающий уныние пейзаж. По  обе  стороны  реки  густые  зеленые  джунгли.
Выглядят очень непривлекательно. Но на плоту я могу плыть вниз по течение,
и может, мне повезет и я  натолкнусь  на  какой-нибудь  поселок.  Я  начал
грести, но быстрое течение подхватило плот, и мне не нужно было заставлять
его двигаться.
     Скоро я промок от пота и все время вынужден был  отгонять  насекомых.
Воздух густой и горячий. Пахнет стоячей водой,  гнилой  растительностью  и
грязью, но я не поменял бы реку на джунгли. Мух, вонь  и  пот  я  выдержу,
джунгли гораздо менее привлекательны. В них  полно  опасных  животных,  из
которых кобры - лишь одна разновидность. Не говоря  уже  о  тиграх,  диких
кабанах и слонах. Попробую все же по реке.
     Немного погодя я сел и позволил отдохнуть уставшим рукам,  поглядывая
на бесконечные джунгли по обе стороны от  меня.  Камбоджийские  джунгли  -
одно из  самых  негостеприимных  мест  в  мире,  они  заросли  бамбуком  и
резиноподобными рододендроновыми кустами, вся их  поверхность  -  сплошное
болото, по колено в плесени и грязи. Я прихватил из вертолета мачете, но у
меня не было никакого желания пускать его  в  ход.  Пусть  речное  течение
поработает - вот мой лозунг. В крайнем случае я согласен плыть по реке  до
самого моря.
     Я начал серьезно рассуждать, где нахожусь. Наша база в  Хон  Кване  в
десяти милях по  ту  сторону  камбоджийской  границы,  но  Меконг  гораздо
дальше. Я напрягал память,  стараясь  вспомнить  виденную  мною  карту.  В
кабине вертолета был планшет с картами и компас, но я так быстро  выбрался
из вертолета, что все это затонуло.
     Может ли это быть Меконг? Насколько я могу вспомнить, в самой ближней
точке Меконг в пятидесяти милях к северо-западу от  Хон  Квана.  Что  ж...
возможно, но маловероятно. Вертолет незаметно поедает мили. Я мог залететь
так далеко, но все же, может быть, это  другая  река?  Я  вспоминал  карту
Камбоджи. В центре  большое  озеро.  Я  смутно  помнил,  что  это  остаток
предполагаемого большого доисторического внутреннего моря. В него  впадает
множество рек; вполне вероятно, что это один из притоков озера, а вовсе не
Меконг. В таком случае один Бог  знает,  куда  несет  меня  быстрый  поток
мутной воды.
     Темнело. На джунгли опускалась поразительно внезапная ночь.  И  сразу
возникла еще одна проблема. До сих пор я был очень  занят  -  не  греблей:
быстрое течение само несло плот, а необходимостью отталкивать этот плот от
полузатонувших бревен и других предметов в воде.  Не  хватало  мне  только
наткнуться  на  такое  полузатонувшее  бревно.  Вот  тогда   действительно
возникнут проблемы!
     Но как обезопасить резиновый плот от этих  бревен,  если  на  джунгли
опускается непроницаемая тьма? А наступит она очень скоро...
     Я решил, что есть только один выход,  и  начал  грести  к  ближайшему
берегу. Придется рискнуть провести ночь в джунглях и отправиться дальше  в
путь на рассвете.
     Трудно было выбраться из стремительного течения, и  к  тому  времени,
как я добрался до берега, совсем стемнело. Я вышел, провалившись по колено
в дурно пахнущую грязь, и вытащил легкий плот из воды.  Эта  часть  берега
оказалась мягкой и болотистой, и я через высокую  траву  прошел  на  более
сухое место, прочно привязав плот к дереву.
     Потом сел на упавшее дерево и поел продуктов из рациона, запив  водой
из фляжки. От жары и пота, от тяжелого пути очень хотелось пить, и я готов
был выпить всю воду, но знал,  что  это  весьма  неразумно.  Может  пройти
несколько дней, прежде чем я найду город или поселок,  и  мне  потребуется
вся вода до капли. У меня оказалось полпачки сигарет, я и их  распределил.
Посидел, куря, отгоняя насекомых и глядя на  высыпавшие  на  небо  звезды.
Звезды горели ярко, как пригоршни бело-голубых бриллиантов,  брошенных  на
черный бархат.
     Прекрасное зрелище, но у меня не было настроения любоваться  им.  Как
же я буду спать? Можно лечь на землю и  рискнуть  знакомством  с  кобрами,
можно забраться на резиновый плот. Но плот вряд ли послужит преградой  для
решительно  настроенной  кобры,  к  тому  же  в  джунглях  есть  и  другие
обитатели, которые вполне могут прийти на берег на водопой.
     Единственная альтернатива - взобраться  на  дерево  и  устроиться  на
ветках. И тогда нужно бояться только одного  -  как  бы  не  уснуть  и  не
упасть. Но сейчас слишком темно, я ничего не вижу, а на ближайшие  деревья
взобраться невозможно.
     И тут я увидел свет. Он горел  в  небе,  как  бледный  луч  маяка.  Я
застыл, погасил сигарету в заплесневелой листве, подумал, не  вьетконг  ли
это. Кто еще может светить прожектором в джунглях? А если это Камбоджа, то
никакого американского лагеря поблизости быть не может.
     Я снова начал потеть.
     У меня и так достаточной неприятностей, еще не хватало попасть в руки
к  врагу.  Я  видел,  что  бывает  с  американцами,  которых  "допрашивал"
вьетконг. И пожалел, что высадился на  берег:  надо  было  плыть  по  реке
дальше.
     Свет не гас. Бледный и  призрачный,  он  стоял  неподвижным  столбом,
выделяясь на фоне звезд. Мне показалось,  что  он  ритмически  колеблется.
Пульсирует. Бьется, как сердце. Любопытство стало невыносимым. Я знал, что
не усну в такой близости от этого маяка в  джунглях,  не  узнав,  что  его
производит. Я должен раскрыть эту загадку.
     Источник света не очень далеко  от  реки.  Несколько  сотен  ярдов  в
худшем случае. Если быть осторожным, можно  подобраться  поближе  к  этому
странному пульсирующему световому столбу. Я решил попытаться.
     Взяв мачете и надев рюкзак на плечи, я двинулся прямо к  столбу.  Шел
медленно и старался идти неслышно. Особенно беспокоиться о шуме, который я
производил, пробираясь сквозь  подлесок,  не  нужно  было.  Потому  что  с
наступлением  темноты  все  джунгли  ожили.  День  джунглей  -  это  ночь.
Просыпаются большие хищники, а маленькие существа скользят среди кустов  в
поисках еды и питья. Только обезьяны спят на деревьях  вверху,  прижавшись
друг к другу на ветвях.
     С каждым шагом я по лодыжку, а иногда и по колено погружался в мульчу
из полусгнивших листьев и вонючей грязи. Проползал сквозь  густые  заросли
бамбука и гигантские кусты рододендронов. Их упругие листья  хлопали  меня
по лицу и плечам. Я надеялся, что не потревожу спящего кабана. Или одну из
тех ползучих рептилий, что населяют этот гниющий ад.
     Скоро свет стал видел сквозь деревья. Он прибывал и убывал, как живое
существо. Время от  времени  я  останавливался  и  прислушивался.  Никаких
звуков двигателя внутреннего сгорания, ни гортанных голосов вьетконговцев,
ни голосов  по  радио  и  шума  атмосферного  электричества.  Только  река
плещется о заросший тростником берег, шуршат маленькие  зверьки,  бегающие
по листьям, - тысячи обычных звуков джунглей.
     Я двинулся вперед и оказался на краю поляны. И застыл на месте.
     Передо  мной,  ярус  за  ярусом  возвышаясь  над   поросшей   кустами
болотистой местностью,  предстали  развалины  древнего  каменного  города.
Конические башни, покрытые резными лицами и затянутые лианами, нависали  в
темноте.
     Я наткнулся на забытый город, веками погребенный в джунглях Камбоджи.



                           2. ВОРОТА МЕЖДУ МИРАМИ

     До сих пор помню тот шок, который ощутил, глядя  на  ворота  мертвого
города. Помню, как у меня от изумления перехватило дыхание, помню, как  по
спине и затылку пробежал холодок благоговейного страха, когда я смотрел на
это невероятное зрелище, залитое великолепным серебром сияющей луны.
     Сама    неожиданность    этого    зрелища    усиливала    впечатление
сверхъестественности,  нависшее  над  этим  лишенным   времени   моментом.
Мгновение назад я прорывался сквозь густые черные джунгли, а  в  следующее
мгновение стою перед хмурыми воротами  фантастического  каменного  города,
пришедшего из другого века.
     Переход такой  чудесный,  такой  быстрый  и  неожиданный,  как  будто
невидимый волшебник вызвал  этот  город  из  небытия  у  меня  на  глазах.
Неподвижный, застывший, вневременной, окутанный тайной лунного света, этот
город казался привидением. Я вспомнил мерцающие миражи  пустыни,  вспомнил
изображение  неведомого  города,  который  столетиями  видели  итальянские
моряки, города, висящего над водой в Мессинском проливе, -  Фата  Моргана,
так называют суеверные рыбаки это плавучий мираж, и до сегодня  ученые  не
могут разрешить ставящую их в тупик  загадку  этой  иллюзии,  висящей  над
проливом от крестоносцев до наших дней.
     Странным и прекрасным был  этот  неизвестный  разрушенный  метрополис
камбоджийских  джунглей,  лежащий  передо  мной.   Я   стоял,   застыв   в
благоговении,  нервы  у  меня   покалывало   от   холодного   предчувствия
сверхъестественного, как будто я ожидал, что при следующем вдохе эти руины
расплывутся в темноте, исчезнут так же быстро и загадочно, как появились.
     Передо  мной  в  усеянное  звездами   небо   поднимались   конические
многосторонние каменные башни, их  стены  густо  покрыты  резными  лицами,
которые смотрят на меня пустыми  глазами.  На  стенах  множество  странных
иероглифических символов на неизвестном мне языке, а может, неизвестном ни
одному из живущих людей. Какая утраченная мудрость, какая  забытая  наука,
какие загадочные сказания  скрываются  за  этими  огромными  таинственными
символами?
     Я хорошо знал, что бездорожные джунгли Камбоджи  населены  легендами,
чудесами и загадками. Я слыхал о поразительных каменных  руинах  далеко  к
северу, о заросших джунглями городах и храмах Ангкор Вате и  Ангкор  Томе.
Несчитанные столетия джунгли скрывали эти колоссальные руины, эти заросшие
лианами храмы, оставленные загадочным и  малоизвестным  народом  кхмерами,
которые таинственно исчезли с лица земли  века  назад.  Может  быть,  этот
забытый метрополис -  еще  один  памятник  таинственного  народа  кхмеров?
Неужели я, заблудившись в неисследованных джунглях,  набрел  на  старинный
тайный город, возникший в незапамятные времена?
     Каменные  ворота  возвышались   передо   мной,   покрытые   странными
иероглифами. С перекладины над  аркой  на  меня  с  загадочным  выражением
смотрело тяжелое лицо из холодного песчаника. Сдерживая  легкую  дрожь,  я
смотрел на это лицо. Широкие скулы, плоский  нос,  толстые  губы,  большие
глаза - в лице нет улыбки привета, это уж точно.
     Было ли это игрой лунного света и тени или действительно в затененных
углах этого каменного рта  мелькнула  насмешливая  улыбка?  Иллюзия  моего
напряженного воображения или  я  действительно  заметил  блеск  безличного
отчужденного разума в этих больших глазах?
     Какие тайные сказания глубочайшей древности скрываются  за  застывшей
улыбкой этого гигантского божества  или  демона,  высеченного  высоко  над
воротами забытого города? В холодном великолепии  лунного  света  каменный
метрополис напоминал лабиринт из черных чернильных теней и бледно-розового
песчаника.
     Красно-розовый город, древний, как время...
     В памяти моей всплыла известная строчка из старого  стихотворения.  Я
вспомнил, что Джон Вильям  Бергон,  автор  стихотворения,  написал  его  о
каменном городе Петре в пустынях Аравии. Неважно: сюда эта строка подходит
прекрасно.


     Почти без участия сознания ноги пронесли меня через эти нахмурившиеся
порталы, мимо загадки этого каменного стражника с его насмешливой  улыбкой
на покрытый обломками двор, лежавший за воротами.
     Вокруг поднимался лес мегалитических каменных башен,  построенных  из
колоссальных блоков, высеченных из песчаника цвета  бледного  коралла  или
раннего рассветного неба над полными водами Ориноко. Какими бы утраченными
тайнами ни обладал  этот  исчезнувший  народ,  он  несомненно  знал  тайны
строительства из камня. Каменные блоки весом во  много  тонн,  из  которых
состояли эти массивные стены и вздымающиеся башни,  так  плотно  пригнаны,
что не нуждались в цементе, чтобы удерживать  друг  друга.  А  бесконечные
столетия ветра и дождя расшатали лишь несколько этих огромных камней.
     Я вспомнил, что когда французский путешественник  и  натуралист  Муо,
первым обнаруживший руины Ангкора к северу, расспрашивал о  них  туземцев,
те   ответили,   что   это   работа    многоруких    гигантов.    Пра-Эун,
король-волшебник, живший в Рассветном  Веке,  приказал  плененным  титанам
соорудить стены древнего города. Глядя  теперь  на  эти  могучие  башни  и
мегалитические бастионы, я вполне мог поверить, что  это  работа  каких-то
первобытных колоссов, порабощенных великим  волшебником  из  незапамятного
времени.
     Я  не  мог  сдержать  любопытство  и  начал  исследовать  разрушенный
мегаполис. Крался по  мощеным  улицам  мимо  длинных  галерей,  в  которых
странные и чудовищные кариатиды поддерживали каменные архитравы,  покрытые
изображениями насмешливых дьяволов и клювастых демонов.  Над  всем  висело
бесконечное время, его невидимый вес  тяжело  давил  мне  на  душу.  Почти
ощутимый ореол невероятной, бесконечной древности с начала времен окутывал
эти камни. Я почувствовал суеверную дрожь. Как  будто  оказался  в  темном
некрополе, где погребены сами  боги;  как  будто  с  каждым  шагом  рискую
разбудить мумифицированных волшебников или невидимых стражников,  уснувших
века назад; как будто я первым рискнул вступить в эти охраняемые  временем
пределы.
     Кем были  загадочные  кхмерские  короли,  построившие  этот  огромный
древний метрополис? Куда исчезли, оставив эти груды  развалин,  окруженные
тенями и тишиной, уступив свое королевство терпеливым паукам? И я  подумал
о поглощенных океаном городах Атлантиды и доисторического Му... о каменной
загадке руин Понапе, которые описал А.Меррит на начальных страницах своего
замечательного романа "Лунный бассейн".
     С каждым шагом я все больше и больше углублялся в лабиринт утраченных
и забытых тысячелетия назад тайн.  В  памяти  у  меня  всплыл  отрывок  из
стихотворения Кларка Эштона Смита:

                    ...искать в загадочных галереях,
                    Забытых саркофагах, разбитых урнах
                    Исчезнувших божеств;
                    И рыться в рухнувших пилонах
                    Тех храмов, что хранило время...

     Эти темные колоннады,  загадочные  стены  и  мегалитические  храмы  -
работа давно забытых кхмерских королей? Я  знал,  что  руины  Ангкор  Вата
относятся к наиболее  интересным  и  в  то  же  время  загадочным  древним
памятникам на Земле и что наука много лет пытается раскрыть их загадку. Но
я знал также, что обширные развалины Ангкора  лежат  далеко  к  северу  от
этого места, севернее центрального озера, на правом берегу реки  Сим  Рип,
впадающей в большое озеро  в  сердце  Камбоджи.  Я  никогда  не  слышал  о
загадочных разрушенных городах так далеко к югу... если только...
     Неужели этот город - сам давно  забытый,  легендарный  Арангкор,  тот
город, из которого и  происходят  могучие  кхмерские  короли,  появившиеся
здесь в незапамятные времена? Я кое-что знал  о  причудливом  эпосе  этого
населенного тайнами древнейшего уголка  Азии.  Наука  так  и  не  отыскала
город, с которого начинаются поколения  кхмерских  королей.  Неужели  этот
покрытый тенями, лунным светом и тишиной  город  и  есть  прославленный  и
древний Арангкор?  Даже  сами  кхмеры  забыли,  где  колыбель  их  древней
цивилизации.

                 ...давно забытый легендарный Арангкор,
                 исчезнувший рассвета город,
                 ворота меж мирами там стоят,
                 работа божества, чье имя
                 давно затихло на устах людей...

     И из забытого города в сверкающее звездами  небо  устремляется  столб
тусклого пульсирующего света.
     Очарованный загадками древнего Арангкора (в глубине  сердца  я  знал,
что это он), я забыл о маяке  пульсирующего  света,  который  привлек  мое
внимание в джунглях и который привел меня к каменным воротам  разрушенного
метрополиса, как манящий палец играющего света.
     Но тут я увидел его над коническими башнями и вспомнил, как  оказался
здесь. И тут же подумал о необходимости  осторожности.  Какое-то  время  я
бродил по усеянным каменными обломками улицам и площадям древнего  города,
не заботясь о шуме шагов, не задумываясь, что эти явно заброшенные древние
руины могут быть обитаемы.
     Но  тут  я  застыл,  проклиная  свою  неосторожность.  Конечно,  этот
пульсирующий луч загадочного света не естественное явление.  Кто-то  делит
со мной одинокие улицы мертвого города, и еще предстоит  определить,  враг
это или друг!
     Я пошел вперед более осторожно, следя за каждым шагом, держа  в  руке
мачете, как меч.
     Столб  пульсирующего  света  поднимался  из  самого  центра  древнего
Арангкора.  Пробираясь  к  этому  маяку,   я   бесплодно   гадал   о   его
происхождении.  Он  уходил  прямо  в  полуночное  небо,   и   сверкал,   и
пульсировал, и переливался. Подняв голову, я увидел прямо над собой желтый
огонек далекого Юпитера. Тогда мне это ничего не сказало.
     Наконец я оказался на большой, мощенной камнем площади в самом сердце
пустынного города.
     Каменные колоссы обширным кругом сидели на площади,  глядя  в  центр.
Они поднимали многочисленные руки, в которых сжимали непонятные  предметы,
черепа, ключи, цветы, колеса, мечи, стилизованные молнии. Тяжелые каменные
лица  смотрели  на  центр  этого  круга  божеств,  эти  лица  хмурились  и
улыбались, плакали и  насмехались,  а  некоторые  смотрели  с  безмятежным
спокойным выражением Будды.
     Мои глаза непрерывно обшаривали тени, лежавшие у подножия статуй,  но
нигде не было ни признака жизни.
     Я прошел вперед между двумя каменными титанами и посмотрел туда,  где
находился источник загадочного света. И сдержал невольное восклицание.
     В  самом  центре  большой  площади,  окруженный  огромными  каменными
богами, лежал - колодец.
     Широкий  вход,  человек  вполне  может  в  него  провалиться.  Я   не
сомневался, что он уходит на огромную глубину. Колодец располагался  прямо
среди каменной облицовки площади, и краями его служило кольцо из какого-то
бледного прозрачного камня, напомнившего мне молочный гагат. Но археология
не знает такого гигантского куска гагата. Ширина колодца пятнадцать футов,
а кольцо еще десяти футов шириной. Располагается оно  на  одном  уровне  с
плитами, вымостившими  площадь.  Невозможно  представить,  какой  огромный
кусок этого полудрагоценного камня мог понадобиться. Целая гора гагата!  В
кольце молочного камня я не видел ни одной щели:  невероятно,  невозможно,
но он весь из одного куска.
     И прямо из гагатового колодца  уходил  сверкающий  столб.  Шириной  в
пятнадцать футов, пульсирующая колонна яркого света  вздымалась  в  ночное
небо, указывая на отдаленную искру Юпитера.
     Колонна была бесцветной. Вернее, тускло-белой,  цвета  лунных  лучей,
она  поднималась  со  дна  колодца,  как  гигантское   сверкающее   копье,
нацеленное на звездную цитадель.
     По столбу бледного свечения ритмично  поднималась  волна  сверкающего
золота.  Золотистый  туман,   вогнутая   чаша   порошкообразного   золота,
жемчужно-золотые  искры  -  я  удивленно  смотрел  на  этот  замечательный
феномен. Волны золотого свечения создавали иллюзию,  что  столб  света  то
тускнеет, то становится ярче, снова тускнеет, и снова светлеет. Я разгадал
загадку таинственного пульсирования - одной тайной по крайней мере меньше!
     Когда волна золотых частиц  устремлялась  вверх  по  стволу,  он  сам
казался ярче: к его свечению добавлялось свечение огненного тумана.
     Но что это такое -  эти  поднимающиеся  золотистые  огненные  клочья?
Какой невидимый, невообразимый фонарь в глубинах земли устремляет свой луч
к звездам? И почему?
     Я неосторожно шагнул вперед,  чтобы  поближе  рассмотреть  сверкающую
загадку.
     Ступив на блестящее кольцо молочного гагата, я поскользнулся,  Потому
что светящаяся поверхность оказалась скользкой, как намасленное стекло!
     Я упал набок, выронив мачете, рюкзак соскользнул с плеч и  со  стуком
ударился о камень.
     И тут я заметил то, на что не обратил внимания раньше. Широкое кольцо
молочного сверкающего камня было слегка вогнутым.
     Оно уходило внутрь, к колодцу, и я  беспомощно  заскользил  к  столбу
света, уходящему в небо.
     Я отчаянно, но тщетно пытался ухватиться за что-нибудь руками,  чтобы
остановить свое продвижение. Пытался найти опору, но ее не было.
     Ногами вперед я погрузился в золотой пульсирующий луч.


     Странное, невероятно странное происшествие предстоит мне описать.
     Мои отрывочные смутные воспоминания об этом  мгновенном  и  в  то  же
время бесконечном происшествии сливаются друг с другом и теряют смысл.
     Я месяцами размышлял над тем, что сохранилось в моем  мозгу.  Наконец
я, как  мне  кажется,  нашел  объяснение  тому,  что  произошло,  когда  я
скользнул в отверстие загадочного колодца, прямо в  пульсирующий  световой
луч. Возможно, это просто игра  моего  воображения;  может  быть,  отрывки
сотен научно-фантастических книг, которые я читал, слились  в  тигле  моей
памяти, и в результате получилось то, что нельзя  описать  соответствующим
образом. Не если и так, пусть так и будет!  Вот  что  произошло  со  мной,
насколько я могу передать свои впечатления в словах.
     Ослепительный свет окутал все мое тело.
     Я зажмурил глаза, чтобы спастись  от  этой  невероятной  яркости,  но
напрасно. Свет проникал насквозь. Я чувствовал,  как  он  пропитывает  мое
тело. Чувствовал в самих костях его тепло, как от пустынного солнца.
     Затем все телесные ощущения покинули меня. Мне казалось, что я  плыву
в облаке нематериального тумана,  окруженный  ярким  светом.  Но  какие-то
призраки ощущений все же сохранились.
     Я чувствовал, как  о  мое  обнаженное  тело  бьется  град  сверкающих
частиц. Частиц, которые я уже видел, клочьев золотого огня,  поднимавшихся
по столбу света. Так ли это, не знаю. Не могу сказать.
     Частицы били в меня снаружи и изнутри, как град, и я чувствовал,  что
поднимаюсь, поднимаюсь в сверкающей колонне... все быстрее и быстрее, пока
моя скорость не стала ураганной.
     Я не мог видеть, не мог говорить, не чувствовал своего тела,  лишился
веса, ощущения материальности. Призраком, подгоняемым немыслимой силой,  я
устремился в небо, окруженный светящимся туманом.
     Может быть, это свечение  каким-то  необъяснимым  способом  разорвало
путы внутриатомных связей, ту страшную силу, которая  удерживает  материю?
Превратился ли я в  дематериализованное  облако  нейтронов  и  электронов,
подгоняемое каким-то ионным ударом?
     Наука презрительно усмехнется при этом объяснении. Но я  никак  иначе
не могу объяснить необъяснимое.
     Теперь я смутно ощутил страшный холод, сверхарктический холод,  какой
может быть только в межзвездном пространстве.
     Потом мгновения полной черноты.
     Ощущение невероятной скорости, как будто я движусь  быстрее  скорости
света.
     Холод проникал глубоко,  чернота  сомкнулась  вокруг  меня,  я  летел
метеором на немыслимой скорости через немыслимые пространства.
     Мне показалось, что я на мгновение увидел перед собой  необыкновенное
зрелище.  Колоссальный  шар,   опоясанный   коричнево-красными   огненными
лентами, с циклопическим огненным глазом!
     Холодная  мертвая  неровная  скала  устремилась  мне  навстречу,  как
замерзший безвоздушный спутник какого-то планетарного гиганта.
     Мгновение я смотрел вниз -  или  вверх?  -  на  расколотые  замерзшие
черные скалы, долины, покрытые голубым метановым снегом, на рваную ледяную
поверхность, на которой человек не может прожить ни секунды.
     Потом изображение этого шара,  несущегося  с  невероятной  скоростью,
расплылось.
     Изменилось, претерпело чудесное превращение.
     Я на мгновение увидел густые джунгли, блестящие реки, покрытые снегом
горные вершины, сверкающие  варварские  города  и  в  следующее  мгновение
почувствовал, как стены вселенной смыкаются вокруг летящей огненной мошки,
которой был я сам.
     И больше я ничего не чувствовал.



                            3. МИР МНОЖЕСТВА ЛУН

     Природа во многих смыслах - милосердная мать. Когда плоть ее  хрупких
детей  получает   невыносимое   потрясение,   природа   благословляет   их
беспамятством.
     Я медленно приходил в себя.
     Тело и душа онемели, апатия вяло несла меня на своих волнах. Долго  я
просто лежал, ни о чем не думая, ничего не ощущая, в  тяжелом  оцепенении,
как после действия сильного  наркотика.  Я  лежал  на  спине  на  каком-то
гладком холодном камне и смотрел на  луны  в  тускло-золотом  небе.  Сонно
смотрел на три сверкающих луны в темно-золотом небе надо мной.
     Но  тут  что-то  в  сознании  потребовало  внимания.  Однако   лежать
неподвижно и тупо так хорошо! Я постарался закрыть сознание  от  вторжения
непрошенных мыслей и продолжал тупо смотреть на великолепное золотое небо,
украшенное тремя лунами, окруженными золотистым паром, - теперь  я  видел,
что  это  нечто  вроде  пара,  ползущая  пленка  тускло-золотистого  цвета
скользила  и  завивалась  над  моей  головой,  как  пена  на   поверхности
потревоженного пруда или как  многоцветные  арабески  нефти  на  тротуарах
Нью-Йорка.
     Но все же что-то в этом небе  продолжало  тревожить  мое  безмятежное
полусознание. Небо не должно быть  золотистого  цвета,  решил  я.  У  него
другой цвет. Голубой?
     Не могу вспомнить.
     Но еще более определенно я понял, что наверху в этом странном небе не
может  быть  трех  лун.  Особенно  таких,  как  эти.  Луна   должны   быть
бледно-белой, не как эти три чудовищных шара, один холодно зеленый, второй
тускло-красный, третий - сверкающая смесь лазури и серебра.
     И тут я толчком полностью пришел в себя, как будто на мое  обнаженное
тело обрушился поток ледяной воды...
     На обнаженное тело?
     Я невольно взглянул на себя и обнаружил, что гол, как  новорожденный.
Посмотрел вокруг и увидел, что лежу на широком диске из молочного  гагата,
окруженном травой с толстыми мясистыми листьями алого цвета, цвета  свежей
крови...
     Золотое небо - три луны - алая трава!
     С нечленораздельным криком я вскочил на ноги и пошатнулся,  с  трудом
удерживаясь  от  падения.  Тело  онемело,  как  будто  в   нем   не   было
кровообращения. Но тут кровообращение возобновилось,  и  во  всем  теле  я
ощутил болезненные уколы. Я с трудом добрался до края  кольца  и  упал  на
пружинистую траву невероятно алого цвета.
     Тяжело дыша, с сильным сердцебиением, я дико смотрел вокруг себя.
     От сна без сновидений я пришел в себя - в этом кошмаре!
     Гагатовый диск окружен девятью высокими монолитами - столбами черного
гладкого камня без всяких украшений. Во  все  стороны  простиралось  поле,
густо заросшее алой травой с мясистыми  листьями.  С  одной  стороны  поле
понижалось к журчащему в пятидесяти ярдах ручью.
     За  мной  и  справа  от  меня  видимость   закрывала   густая   стена
растительности - густые джунгли, но подобных джунглей я никогда не  видел.
Стволы и ветви, даже самые тонкие веточки, абсолютно черные,  черные,  как
бархат, и форма у них изогнутая, узловатая,  какой  не  может  быть  ни  у
одного земного растения.
     А листва опять-таки невозможно, невероятно, фантастически алая!
     Картина кошмарной необычности и фантастической красоты,  как  видение
художника типа Иеронима Босха или Ханса Бока.
     Но это реальность!  В  этом  я  не  сомневался.  Каждая  деталь  этой
невероятной  картины  вырисовывалась  ясно  и  четко  в   тройном   сиянии
невозможно огромных, фантастически раскрашенных лун. Ни сон и видение,  ни
иллюзия или галлюцинация не могут объяснить эту подробную  яркую  реальную
картину.
     Я лежал, мое ошеломленное сознание пыталось справиться с увиденным, и
тут мне в голову пришла еще одна мысль.
     Может быть, я - умер? И этот странно прекрасный и чуждый мир  и  есть
жизнь  после  смерти?  Я  разразился  насмешливым   хохотом.   Возможно...
возможно... но если это так, религии всего мира  заблуждаются  в  описании
посмертного существования, потому что это  странное  место  с  чудовищными
деревьями, золотым небом с тремя лунами, с алой растительностью не  ад,  и
не чистилище, и не рай.
     Не похоже они и на Валгаллу или какой-нибудь другой миф,  описывающий
то, что за пределами жизни и смерти.
     Эти  первые  мгновение  своей  жизни  на  поверхности   Танатора   (я
впоследствии  узнал,  что  так  туземцы  называют  свой  странный  мир)  я
вспоминаю с трудом. Но в одном я уверен: ни на мгновение я не усомнился  в
своем здравом рассудке. Ни разу  не  подумал,  что  то,  что  я  вижу,  не
реальность, а результат какого-то сна или галлюцинации.
     Я знал, что я жив, в здравом  уме,  и  что  окружающая  меня  картина
реальна, это не проявление умственного расстройства или попытка бежать  от
реальности. Я чувствовал прикосновение алой травы  к  ступням  своих  ног,
ощущал тепло солнечного света (или того, что принимал за  солнечный  свет)
на своем  обнаженном  теле;  легкий  ветерок  шевелил  разбросанные  пряди
светлых волос, упавшие мне на лоб, и невидимыми руками прикасался к  моему
нагому телу. В ноздри  вливался  запах  растительности,  какого  я  раньше
никогда не ощущал. Уши слышали легкий  шелест  листвы,  журчание  ручейка,
покашливание какого-то существа в джунглях.
     Этот мир реален. А я - как бы я тут ни оказался - я здесь.
     Я с любопытством осмотрелся.
     Вся одежда с меня исчезла. Даже белье, носки, ремень от часов, кольцо
на указательном пальце правой руки (его в какой-то забытый  день  рождения
мне, мальчику, подарил отец) - все исчезло.
     Прижав руку к груди, я обнаружил, что  опознавательный  личный  знак,
висевший на цепочке на шее, тоже исчез.
     И  самое  невероятное:  накануне  я  поранил  бедро  и  заклеил  рану
пластырем.
     Порез, полузатянувшийся, на месте. А пластырь - исчез!
     На меня обрушились воспоминания, как будто шок изгнал  все  остальное
из сознания, оставив место только недавнему прошлому.  Я  вспомнил  аварию
вертолета на Меконге  и  свой  путь  в  камбоджийских  джунглях,  вспомнил
затерянный древний город, столб пульсирующего света, в который я упал...
     Неужели...
     Вспомнил строку из древней эпической поэмы, где упоминается Арангкор:
     ...ворота меж мирами там стоят...
     Фантастично, невероятно, как в самой  дикой  научной  фантастике,  но
может ли это быть? Неужели этот  столб  света,  летящий  меж  звездами,  -
транспортное средство, какой-то уцелевший механизм древней науки,  забытой
людьми?
     Почти тут же в сознании возник термин - луч-транспортер.  Я  вспомнил
сенсорное ощущение полета во тьме  и  невероятной  скорости,  ощущение  не
материи, а нематериального облака электронов.
     Поразительная концепция. Я вспомнил все, что читал о загадках древних
цивилизаций. Древняя Атлантида, чьи сверкающие города поглотил  океан  еще
до начала истории, первобытная Му, о которой шепчут таинственные уцелевшие
мифы,  утраченная  Лемурия,  чьи  колоссальные   каменные   города   давно
погрузились в воды Тихого океана, за исключением загадочных руин Понапе  и
огромных таинственных каменных лиц,  которые  вечно  смотрят  в  океан  со
склонов Восточного острова...
     Обладали ли древние тайной переноса материи через пространство?
     Наткнулся ли я на тайну, забытую за неисчислимые века?
     Связывает ли планеты сеть неуничтожимых троп? Троп, по которым  можно
пронестись с невероятной скоростью и материализоваться на другом мире?
     Если это так, то на каком  же  я  мире?  У  какой  планеты  Солнечной
системы есть три спутника?
     Напрягая память, я вспомнил, что  у  Меркурия  и  Венеры  совсем  нет
спутников. У Марса их только два, Деймос и Фобос. Ни  одна  известная  мне
планета не имеет три ярких луны!


     Немного погодя я спустился по алому лугу, чтобы умыться в ручье.
     В  мире  такой  невероятной  и  ужасающей   чуждости   приятно   было
обнаружить, что вода - по-прежнему вода. Холодная и чистая вода, она ничем
не отличалась по вкусу от воды множества речек в джунглях, из которых  мне
приходилось пить на Земле.
     Я поднялся, чтобы осмотреть черно-алые джунгли. Густые и темные, я не
решился углубляться в них.  Нельзя  сказать,  какие  хищники  населяют  их
сумрачные глубины, а у меня нет оружия.
     К тому же мне не хотелось протискиваться сквозь густую растительность
неодетым.  Толстые   широкие   листья   оканчивались   широкими   роговыми
зазубринами, похожими на пилу. Я не пройду и ярда, как мое тело  покроется
кровавыми царапинами, а кто может сказать, какой неизвестный яд  порождают
эти листья?
     Но оставаться на месте бесконечно нельзя.
     А небо  темнеет.  Золотой  пар  тускнеет.  Блеск  трех  огромных  лун
медленно гаснет, как фонари гоблинов. Я решил исследовать край джунглей  и
двинулся.
     И тут осознал два странных факта.
     Первый - тяготение на этой планете такое же или почти такое же, как в
мире, в котором я родился. По-видимому, красно-черная планета  размером  с
Землю, а это кажется невозможным. Хоть я  и  не  очень  внимательно  читал
учебник астрономии в  колледже,  я  помнил,  что  единственная  планета  в
Солнечной системе, близкая по размеру к  Земле,  -  закутанная  в  облака,
лишенная спутников Венера.
     Три луны, освещавшие темнеющее небо, делали невероятной мысль о  том,
что это Венера.
     Второй факт - атмосфера. Я дышу ею  уже  с  полчаса.  И  не  чувствую
никаких неприятных последствий; наоборот, воздух кажется таким же, как  на
Земле, может, чуть свежее, чуть богаче кислородом.
     Но на уроках астрономии я изучал, что в Солнечной системе нет  другой
планеты с пригодной для человека атмосферой. На Марсе атмосфера разрежена,
как на вершине Эвереста; у других планет атмосфера  состоит  из  ядовитого
метана и аммиака.
     Однако грудь моя спокойно поднималась и  опускалась,  я  без  всякого
труда дышал.
     Загадка, но лишь одна из окруживших меня мириад загадок.  Я  отбросил
бесплодные попытки решить их: буду ждать новых данных.


     Наступила ночь, и с ее приходом новая загадка - ни с чем не сравнимое
чудо.
     Подняв голову, я  увидел  встающую  над  горизонтом  четвертую  луну!
Маленькая  и  слабая,  сравнительно  с  тремя  грандиозными  шарами,   чей
многоцветный блеск освещал небо, но все же явный диск, движущийся по небу.
     Я не мог вспомнить и планету с четырьмя спутниками.  Значит  ли  это,
что загадочный луч-транспортер, как я его назвал,  унес  меня  за  пределы
Солнечной системы, на далекую планету, вращающуюся вокруг другого солнца?
     Ответ на эту новую загадку последовал быстрый и определенный!
     Я продолжал двигаться вдоль края джунглей,  и  тут  мир  вокруг  меня
внезапно осветился густым красным  светом,  как  будто  в  небе  произошел
гигантский взрыв.
     Я повернулся, увидел новое чудо и изумленно вскрикнул.
     Над горизонтом показалась гигантская сверкающая арка.
     Пятая луна - если это вообще  луна  -  должна  быть  либо  невероятно
огромной, либо совсем близкой к планете, на которой  я  стою,  потому  что
арка, вернее  часть  круга,  занимала  значительное  пространство  темного
горизонта. Но если большое  тело  находится  так  близко,  трудно  понять,
почему гравитационные силы не привели к ужасающему  столкновению  эти  два
шара.
     И  тут  я  увидел  нечто  невероятное.  Арка  становилась  все  шире.
Поднимаясь в небо над миром джунглей, она не превращалась  в  шар,  и  мне
стало ясно, что эта пятая луна еще больше, чем я считал.
     Этот сверкающий шар все выше и выше  поднимался  над  горизонтом.  Он
занял уже его четверть!
     Я со страхом и благоговением смотрел на это неописуемое зрелище.
     Ни один наблюдатель звезд в древнем  Вавилоне,  ни  один  астроном  в
больших  обсерваториях  не  наблюдал  такого   небесного   чуда,   которое
понималось у меня на глазах.
     Невероятно  яркий,   невозможно   огромный,   немыслимо   прекрасный,
титанический  шар  наконец  полностью   поднялся   над   горизонтом.   Его
поверхность покрывали горизонтальные полосы самых разных цветов.  Обширные
области его  поверхности  были  окрашены  в  прекрасный  персиковый  цвет.
Коричневый   и   ярко-янтарный,   богатый   оранжевый   и    цвет    охры,
кирпично-красный и бархатно-пурпурный  -  эти  цвета  образовывали  десять
поясов или зон на  сверкающей  поверхности  гиганта,  а  центральный,  или
экваториальный, пояс был вдвое шире остальных.
     И как нечестивое позорное пятно, как огненная яма, на южном полушарии
виднелся ужасный зияющий алый глаз.
     И я понял, где нахожусь.
     Это не планета неизвестной далекой звезды.
     Нельзя было не узнать этот гигант с яркими поясами и горящим  Красным
Пятном.
     Загадочный  силовой  луч  перенес  меня  на  поверхность  одного   из
спутников Юпитера.


     Неожиданно мое внимание привлек свистящий рев. Звериный рев доносился
в края джунглей. Хотя я по-прежнему видел только изогнутые черные стволы с
алой листвой, я понял, что в них скрывается какой-то хищник. Я  чувствовал
на себе его невидимый горящий взгляд.
     И подумал, что нахожусь в смертельной опасности. Я действовал глупо -
бродил по этому чуждому  ландшафту,  как  полный  благоговения  мечтатель,
тогда как более мудро было бы попытаться немедленно  вернуться  к  себе  в
родной мир.
     Этот дискообразный камень в кольце колонн, похожий на большой алтарь,
разве  он  не  из  того  же  гладкого  прозрачного  гагата,  как  и  устье
таинственного колодца в далеком Арангкоре?  Должно  быть,  луч-транспортер
связывает этот чуждый мир с затерянным в джунглях Камбоджи городом. Если я
встану в центре этого круга монолитов, может, я  сумею  вернуться  в  свой
родной мир?
     Я повернулся и побежал к Воротам между мирами, но было уже поздно.
     Снова  послышался  ужасный  свистящий  крик,  и  прямо  из   джунглей
навстречу мне устремился фантастический кошмарный зверь.
     Представьте себе помесь колоссального саблезубого  тигра  с  огромным
доисторическим ящером, и  вы  поймете,  какой  зверь,  с  горящими  желтым
пламенем глазами, устремился ко мне из джунглей.  У  него  гибкое  кошачье
тело, наделенное невероятной силой. Но вместо полосатой шерсти, тело этого
чудовища  покрыто  змеиной   чешуей.   Яркая,   изумрудно-зеленая   чешуя,
переходящая в желтое брюхо. Лапы вооружены изогнутыми когтями, а по  спине
и хвосту тянется цепь колючек с острыми концами.
     Голова чудовища - маска клыкастого ужаса.  Яростные  холодные  глаза,
горящие желтым пламенем, сосредоточены на моей  бегущей  фигуре.  Испустив
еще один свистящий рев, чудовище устремилось за мной. А я бежал  изо  всех
сил.
     Странные, невероятные  мысли  приходят  в  голову  человеку  на  краю
гибели.  Я  думал  о  том,  что  этот  клыкастый  ужас,  эта   мускулистая
разрушительная машина, вооруженная острым хлещущим хвостом  и  зазубренной
спиной, должна быть хищником невероятной, непреодолимой силы и ярости.  Но
природа позаботилась и о защите меньших своих созданий в этом  странном  и
чуждом мире, потому что эта  блестящая  чешуйчатая  кожа,  эта  изумрудная
кольчуга не может скрываться в джунглях: слишком она  выделяется  на  фоне
алой листвы. Поэтому чудовище должно рассчитывать не на вкрадчивость, а на
скорость.
     Позже я узнал, что это страшный  ятриб,  драконья  кошка  танаторских
джунглей, более  опасная,  чем  саблезубый  тигр  на  моей  доисторической
родине.
     Я бежал как ветер, но ятриб почти догнал меня, прежде  чем  я  покрыл
половину расстояния до кольца каменных столбов и гагатового диска Ворот. Я
чувствовал за собой его  горячее  дыхание.  Еще  несколько  ярдов,  и  мои
приключения  в  этом  удивительном  мире  придут  к  внезапному  кровавому
концу...
     И тут на склоне холма, к вершине которого, к убежищу каменных Ворот я
устремился, появилось несколько еще более невероятных созданий!
     События  развивались  так  быстро,  что  вначале  я  не  сумел   даже
разглядеть их. Я мельком заметил странные, тощие, бледные фигуры, одетые в
сверкающие доспехи  и  восседающие  на  животных,  похожих  на  гигантских
бескрылых птиц, и тут передний из  этих  тощих  всадников  остановил  свое
животное прямо передо мной и выпустил стрелу  из  большого  боевого  лука,
который держал в тонких блестящих руках.
     За  мной  послышалось  задыхающееся  рычание.  Я  свернул,  чтобы  не
столкнуться с всадником, запнулся о какой-то корень и упал  лицом  вниз  в
алую траву. Я ожидал в любое мгновение почувствовать на своем теле  рвущие
когти клыкастого ужаса. Однако ничего не происходило.
     Я перевернулся, встал и увидел, что ятриб извивается  и  дергается  в
траве, пытаясь задними лапами извлечь черную стрелу, которая торчит у него
в горле.
     Бледный тощий всадник убил чудовище в тот момент, когда оно встало на
дыбы, чтобы обрушиться на меня.
     Стрела в ярд длиной,  вырезанная,  несомненно,  из  того  же  черного
дерева, которые в изобилии росли в окружающих джунглях. Я позже узнал, что
всадник с невероятным мастерством поразил ятриба в  единственное  уязвимое
место - мягкие ткани у основания горла, где жесткая изумрудная кольчуга не
защищает жизненно важные органы.
     И в этот момент драконья кошка испустила из пасти поток черной крови,
один или два раза дернулась и застыла.
     Я, потрясенный, повернулся, чтобы поблагодарить своих спасителей. И в
это мгновение что-то похожее на лассо опустилось мне на плечи,  скользнуло
на руки и закрепилось  рывком.  Предводитель  всадников  выбросил  его  из
тонкой трубки. Он затянул петлю и потянул. Я беспомощно упал в траву, руки
мои были прочно прижаты к бокам.
     Мрачная ирония. Я спасся  от  убийственных  челюстей  ятриба,  только
чтобы попасть в рабство к своему спасителю!
     Спешившись, он склонился надо  мной,  испуская  резкие  металлические
звуки какого-то неведомого мне языка. Я  смутно  разглядел  нечеловеческую
внешность - лишенную всякого выражения маску блестящего  серебристо-серого
рогового вещества, похожего на кожуру гигантского  краба,  большие  глаза,
как  горящие  черные  драгоценные  камни,  уловил  странный  резкий  запах
медикаментов, чем-то знакомый мне.
     Казалось, всадника поразил цвет моих  волос  и  глаз;  хоть  я  и  не
понимал его щелкающей гортанной речи, он все время роговой  рукой  касался
моих волос, а однажды роговым пальцем легко прикоснулся к глазу.
     В следующее мгновение я взлетел на воздух и обнаружил, что вишу лицом
вниз на седле, прижимаясь  к  перьям  странного  верхового  птицеобразного
животного. Пленивший меня всадник вскочил в седло,  дернул  узду,  и  весь
отряд поскакал.
     Я бросил отчаянный взгляд на гагатовый диск и кольцо столбов, которые
представляли для меня единственную надежду  вернуться  в  мой  собственный
мир. Они удалялись и вскоре исчезли из видимости.



                          4. КОДЖА ИЗ ПЛЕМЕНИ ЯТУНОВ

     Так начался первый период моего рабства на  Танаторе.  Два  месяца  я
провел в плену у  странных  существ,  которые  спасли  меня  от  нападения
ятриба.  Дни  проходили  медленно  и  без  происшествий,  и  я  постепенно
осваивался с обычаями мира джунглей. Рассказ  о  моей  повседневной  жизни
занял бы слишком много места в этой рукописи, поэтому я расскажу только об
открытиях, которые совершил в племени ятунов.
     Присмотревшись поближе к пленившим меня странным существам, я  понял,
что они совсем не похожи на  людей.  Своими  высокими  тощими  фигурами  и
прыгучей походкой на  конечностях  из  многих  сочленений  они  напоминают
гигантских насекомых типа  богомолов.  Пусть  ученые,  которые,  возможно,
будут когда-нибудь изучать мою рукопись,  решат,  были  ли  они  истинными
насекомыми в терминологическом смысле этого слова. Достаточно сказать, что
из всех знакомых мне форм жизни они больше всего напоминают насекомых.
     Они достигают семи футов роста  и  при  этом  очень  хрупки  и  худы.
Подобно многим истинным членистоногим, у них наружный скелет,  покрывающий
все тело оболочкой из  хитина.  Этот  экзоскелет  серебристо-серого  цвета
издает  резкий,  но  не   неприятный   запах,   который   я   впоследствии
идентифицировал  как  запах  муравьев  -  муравьиная   кислота,   кажется,
называется это вещество.
     Подобно большинству земных насекомых, тело танаторских  членистоногих
состоит из трех основных секций.
     Первая - голова, это роговой и лишенный внешних черт  овоид,  похожий
на продолговатое яйцо, заостренный в более узком конце. На голове  нет  ни
носа, ни  ноздрей,  хотя  в  нижней  части  овоида  под  хитиновой  каской
скрываются рот и челюсти, но они слишком  сложно  устроены,  чтобы  я  мог
описать их на словах.
     У них два глаза, по одному  с  каждой  стороны  головы,  они  гораздо
больше  человеческих,  но  без  белков.  Глаза  не  фасеточные,   как   на
увеличенных фотографиях земных насекомых, которые мне приходилось  видеть.
Черные,  блестящие  и   лишенные   всякого   выражения.   Чтобы   мигнуть,
членистоногое, или артропод, использует две роговых  прозрачных  мембраны,
одна спускается с верхнего края глаза, другая поднимается с нижнего, и они
полностью закрывают глаз.
     У насекомоподобных существ нет ушей, по крайней мере  наружных,  и  я
так и не понял, каким образом они слышат. Однако у них  есть  две  длинные
тонкие сужающиеся к концу многочленные антенны, или чувствователи, которые
начинается сразу над глазами и загибаются над черепом.  Насколько  я  могу
судить, это,  вероятно,  чувствительные  приемники  вибрации,  порождаемой
звуком.
     Вместо шеи у них суставчатое трубчатое сооружение, состоящее из  двух
колец; при помощи этих колец  голова  крепится  ко  второй  части  тела  -
грудной  клетке,  или  тораксу.  Это  гладкий   блестящий,   расположенный
вертикально овоид, больший, чем голова, и совершенно  без  плеч.  От  него
отходят две длинные руки со  множеством  сочленений.  Руки  вдвое  длиннее
человеческих  и  имеют  лишний  сустав,  подобный  второму  локтю.  Тонкие
заостренные  хитиновые  трубки,  эти  руки  напоминают  кости  скелета   и
заканчиваются очень  длинными,  тонкими,  расплющенными,  многосегментными
пальцами. Пальцев четыре, два центральных на четыре дюйма длиннее крайних,
которые тоже равной длины. Большого  пальца  у  них  нет,  но  все  пальцы
состоят из шести суставов и способны манипулировать предметами с такой  же
легкостью, как человек с его противостоящим большим пальцем.
     Торакс артроподов - его можно назвать верхней грудью -  узкой  талией
присоединяется к животу, длинному заостренному цилиндру в форме  веретена,
которое опускается между ног. Нижние конечности также имеют лишний сустав,
как и верхние, и кончаются четырьмя пальцами на плоской ступне.  На  ногах
три пальца торчат вперед, а четвертый, как шпора на лапе птицы, назад. Эти
многочленные нижние конечности очень своеобразно устроены. Первый  сегмент
(его можно назвать бедром) выдается  вперед  из  бедренного  сочленения  и
заканчивается коленным суставом;  второй  сегмент  резко  уходит  назад  и
заканчивается лодыжечным суставом, третий сегмент снова выступает вперед и
заканчивается  вторым  лодыжечным  суставом,  а  уже  к  нему  прикреплены
огромные плоские похожие на когти пальцы.
     Эти нижние  конечности  с  их  многочисленными  суставами  напоминают
задние лапы собаки.  Артроподы  бегут  с  невероятной  скоростью:  длинные
нижние конечности позволяют им совершать огромные пружинистые прыжки.  Эти
конечности они своеобразно используют с своих схватках с врагом. У  воинов
племени ятунов весьма необычные мечи, помимо  больших  черных  луков.  Эти
мечи-хлысты, как их  называют,  не  похожи  на  фехтовальные  рапиры,  они
поразительной длины - добрых шестьдесят дюймов тонкой, с  палец,  и  очень
гибкой стали, кончающейся не  острием,  а  зазубренным  наконечником  типа
наконечника стрелы. Этими мечами пользуются  наподобие  хлыстов,  и  рана,
нанесенная таким лезвием с зазубренным  наконечником,  ужасна.  В  схватке
артроподы  неожиданно  подпрыгивают,  как  большие  кузнечики,  и   своими
длинными руками сверху вниз наносят быстрый хлещущий удар,  который  очень
трудно парировать и от которого нельзя уклониться, отпрыгнув в сторону или
назад. Схватка между двумя воинами ятунами - а я видел множество  подобных
дуэлей во время пребывания в племени  -  удивительное  зрелище:  проворные
фигуры подпрыгивают в воздух  на  несколько  ярдов,  и  резко  свистят  их
разящие мечи.
     Но несмотря на свой рост, проворство  и  быстроту,  артроподы  слабее
людей.  Это  связано  с  природой  их  мускулатуры.  В  человеческом  теле
внутренний скелет создает опору, к которой прочно  крепятся  мышцы.  Но  у
насекомоподобных существ внутреннего скелета нет, их тело  держит  внешняя
роговая оболочка. Мышцы артроподов крепятся к внутренней поверхности этого
внешнего скелета, а это не дает им  той  уравновешенности  мышечной  силы,
которой обладают люди.
     Не могу сказать, на самом ли деле они  происходят  от  насекомых.  Но
если я правильно помню, земные насекомые не имеют легких. Их нижняя  грудь
содержит  небольшие  отверстия,  через  которые  усваивается  кислород.  У
артроподов Танатора есть настоящие  легкие,  потому  что  сегментированные
пластины на их груди ритмично расширяются и сжимаются, удерживаемые вместе
упругим гибким веществом, похожим  на  хрящ,  и  вся  грудь  вздымается  и
опускается в такт работе легких. Может, они вообще  не  насекомые,  но  их
предком послужила  какая-то  разновидность  ракообразных.  Я  могу  только
сообщить  свои  наблюдения,  у  меня   не   хватает   данных,   чтобы   их
интерпретировать с научной точки зрения.  (Описание  артроподов  Танатора,
данное  капитаном  Дарком,  делает  их  действительно  весьма   необычными
"насекомыми". Доктор Эдмунд Бейли из Колумбийского университета, известный
специалист в области изучения насекомых, сообщает, что за очень  немногими
исключениями все подлинные насекомые имеют не четыре, а шесть конечностей;
и  что  у  подлинных  насекомых  никогда  не  бывает  легких.  Танаторские
артроподы, похоже, не имеют  даже  зачатков  крыльев,  что  делает  весьма
сомнительной подобную классификацию. И ни у одного  подлинного  насекомого
нет ни пальцев, ни птичьих  лап.  Доктор  Бейли  не  смог  указать  земное
животное, на которое похожи артроподы, но они лишь поверхностно напоминают
земных насекомых, насколько мы их знаем. - Л.К.).
     Во все время плена я оставался в распоряжении захватившего меня воина
- того самого самца, который вел охотничий отряд  и  чей  лук  покончил  с
ятрибом на склоне холма. Я скоро понял что эти  насекомоподобные  существа
обладают языком и что мой владелец известен среди них как Коджа.
     Трудно объяснить мое положение среди воинов племени ятунов  (как  они
называют себя). Я был пленником, но  строго  говоря  не  рабом;  мне  было
позволено передвигаться в пределах лагеря, но не разрешалось покидать  его
периметр, который тщательно охранялся.
     Коджа был комором,  или  вождем,  племени.  Это  звание  он  заслужил
военной доблестью, а не происхождением. Его  положение  в  иерархии  клана
было очень высоким, и свита у него была королевской.
     Эта свита, или домочадцы, к которой теперь принадлежал и я,  состояла
из десятка учеников воинов и двух десятков слуг. Ученики не его потомки, а
молодые воины клана,  которые  у  него  на  службе  должны  были  овладеть
искусством схваток и охоты. Очень похоже на систему, которой  пользовались
на Земле в  Средние  Века,  когда  младшие  сыновья  благородных  семейств
поступали на службу к другому  лорду,  получали  таким  образом  рыцарскую
подготовку, овладевали искусством вежливости, рыцарства и  чести.  Ученики
жили с Коджей, прислуживали ему, помогали на охоте и носили его знаки.
     Участок лагеря, отведенный для свиты Коджи, занимали двадцать палаток
из черного  войлока,  расположенных  двойным  кольцом  вокруг  центральной
палатки, большего размера. Коджа жил в этой центральной палатке,  и  здесь
размещались его сокровища. Что касается моего положения в свите Коджи, то,
мне кажется, я был скорее имуществом, чем пленником, и в связи  с  этим  я
должен объяснить, что положение в племени  ятунов  достигалось  не  только
воинской доблестью, но  и  богатством.  У  артроподов  нет  универсального
обменного эквивалента, типа денег, но у каждого воина его  свита  защищает
сокровища своего хозяина. Строго говоря мы не назвали бы это сокровищами -
драгоценные камни и металлы и даже предметы искусства оставляют артроподов
равнодушными, - а скорее коллекцией диковинок.  Редкие  раковины,  странно
изогнутые или расцвеченные камни, необычно изогнутые куски  дерева,  яркие
перья, черепа животных - вот что составляло "сокровища", охраняемые вождем
племени ятунов. Палатки его свиты напоминали галочье гнездо. И я с  легкой
усмешкой наконец понял свое истинное положение - я был ценным  имуществом,
или аматаром, Коджи.
     Я был экзотической диковинкой!
     Я к  этому  времени  считал,  что  Танатор  обитаем  только  кочевыми
племенами артроподов и я для них необычное зрелище. Только много спустя  я
обнаружил, что племя ятунов разделяет планету с  тремя  другими  разумными
расами, очень отличными от артроподов, и что именно цвет моих волос и глаз
превратил меня в ценный предмет для коллекции.
     Первое  впечатление  от  этих  неуклюжих  насекомоподобных   существ,
совершенно естественно, - отвращение и ужас. Я никогда не боялся ползающих
насекомых, но эти странные, тощие, безлицые артроподы  настолько  непохожи
на  все  мне  известное,  что  я  вначале  находил  их  отталкивающими   и
отвратительными.
     Моя реакция в первые дни отчасти  объясняется  тем,  что  я  опасался
послужить главным блюдом на каком-нибудь каннибальском пиру или  что  меня
подвергнут жестоким пыткам и ужасной смерти на алтаре чуждого божества. Но
ничего  подобного  не  происходило,  и  со  временем  я  понял,   что   ни
каннибализм, ни пытки мне не  угрожают,  что  со  стороны  пленивших  меня
артроподов меня ждет вполне приличное обращение.
     Как я уже сказал, первой моей реакцией на артроподов было отвращение,
потому что я разглядел только их нечеловеческую и отвратительную  сторону.
Конечно, они не люди, н насчет отвратительности - вопрос сомнительный. То,
что  ни  не  похожи  на  человека,  еще   не   делает   автоматически   их
отвратительными.  Скоро  я  начал  ими  восхищаться.  Стройные  фигуры  их
обладали  несомненной  грацией,  даже  какой-то  холодной   нечеловеческой
красотой. Когда привыкнешь  к  их  высоким  худым  фигурам  и  заостренным
конечностям,  они  приобретают  выразительность  статуй   Джакометти   или
необыкновенных каменных фигур Генри Мура.
     В них даже есть что-то от стройности и экономной эффективности хорошо
разработанных механизмов. Мне иногда их конечности  казались  поршнями.  У
них есть что-то от бесстрастной красоты  машины  и  какое-то  скульптурное
величие.
     Короче, я больше не находил  их  страшными  и  не  опасался  за  свою
судьбу, пока нахожусь в их руках.
     Они хорошо  обращались  со  мной  или  по  крайней  мере  открыто  не
обращались плохо. Они вообще как  будто  не  обращали  на  меня  внимания,
занятые своей жизнью и своими делами.
     Слуги Коджи, вернее, его рабы, пленные воины  из  враждебных  кланов,
кормили меня и заботились обо мне внимательно, хотя и  холодно.  Артроподы
не  знают  человеческих  эмоций:  любовь,  доброта,   милосердие,   дружба
абсолютно чужды их менталитету. В  этом  есть  как  положительные,  так  и
отрицательные стороны. Но по крайней мере если они не знали доброты, то  в
равной степени не знали и жестокости. Своих пленников они  не  пытали,  не
морили  голодом.  Лишенные  благородных  побуждений,  они  были  лишены  и
низменных склонностей.
     После возвращения  в  большой  военный  лагерь  племени  Коджа  долго
допрашивал меня. Казалось, его поставила в тупик моя неспособность  понять
его резкий металлический язык. Не меньше поразили его и  звуки  английской
речи из моих уст. Я испытал также испанский и  португальский,  с  которыми
хорошо знаком с детства, произнес несколько фраз на французском,  немецком
и вьетнамском. Он оказался не знаком и со всеми этими языками. Наконец  он
ушел, оставив меня на попечении одного из своих слуг, артропода, по  имени
Суджат. Суджат лично отвечал за заботу обо мне  и  делал  это  с  холодной
эффективностью.
     У меня на груди нарисовали ряд грубых символов - их значение я  узнал
позже. А что касается остального, я оставался нагим, каким  и  появился  в
этом мире. Артроподы, с  их  хитиновыми  экзоскелетами,  которые  защищают
нежные внутренние органы от повреждений и  резкой  смены  температуры,  не
нуждаются в одежде.  Так  как  внешних  половых  органов  у  них  нет,  им
незнакома и концепция телесной скромности.
     Единственной их одеждой, если это можно так назвать,  служит  кожаная
лента на груди, похожая на перевязь, к которой крепится меч-хлыст в ножнах
на уровне плеча, если бы у них было плечо. Пятифутовая длина лезвия делает
невозможным носить его у пояса.  Эта  перевязь  и  нарисованные  на  груди
символы и составляют  всю  их  одежду.  Эти  символы  похожи  на  те,  что
нарисовали на моей груди, и скоро мне предстояло узнать их значение.
     Хотя обслуживал меня Суджат, моим учителем  танаторского  языка  стал
сам Коджа. Это, я полагаю, необычная честь, но Коджу подгоняло любопытство
к своей новой игрушке. Во всяком случае Коджа учил  меня  своему  языку  с
необыкновенным терпением и неутомимой целеустремленностью, которые я  счел
бы восхитительными в человеке. Но я  не  мог,  по  крайней  мере  вначале,
думать о своем "владельце" в человеческих терминах.  Эта  чуждая  личность
казалась мне на первых порах по-прежнему отвратительной.
     Сам язык оказался очень интересным и во многих отношениях уникальным.
Позже я узнал, что четыре различные расы, населяющие Танатор, как  это  ни
невероятно, учитывая их огромные отличия друг от друга,  пользуются  одним
языка, который различается разве что в словаре.  Артроподы,  например,  не
знают  слов,  соответствующих  чисто  человеческим   концепциям   "любви",
"дружбы", "отца", "жены" или "сына". По крайней  мере  они  не  пользуются
такими словами.
     Однако,  как  я  узнал  позже,  в  универсальном  языке  планеты  эти
концепции существуют, но так как артроподам они не  нужны,  они  их  и  не
используют.
     На джунглевой луне никогда не было  другого  языка.  Мне  с  огромным
трудом удалось дать понять в первые дни своего пленения, что я  не  владею
их языком и  меня  ему  нужно  терпеливо  учить.  Сама  мысль  о  разумном
существе, не владеющем общим языком, не говоря  уже  о  владении  "другим"
языком, была для них непостижима. Я думаю, что  по  крайней  мере  вначале
Коджа считал меня умственно неполноценным. Но с трудом  мне  удалось  дать
ему понять, что я хочу изучить их язык, и он начал весьма эффективно учить
меня.
     Так как я всю  жизнь  колесил  по  земному  шару,  у  меня  развились
способности к языкам, и я познакомился с десятком  земных  языков.  И  мне
нетрудно было овладеть танаторским. Вначале  было  легко.  Я  указывал  на
предмет, на часть тела или деталь местности, на орудия,  оружие,  предметы
мебели и получал от Коджи соответствующее танаторское слово.  Чтобы  легче
запомнить эти слова, я записывал их английскими буквами,  и  этот  процесс
поставил в тупик моего  учителя.  Среди  коллекции  диковинок  в  галочьем
гнезде Коджи я обнаружил покрытый эмалью  ящичек  с  принадлежностями  для
письма, похожими на японские. Так  я  впервые  получил  намек,  что  воины
племени ятунов делят свой мир с другими, более высокими цивилизациями, так
как артроподы совершенно не имели представления о письме. Когда я  сообщил
Суджату, что хочу воспользоваться этими инструментами, он привел  хозяина,
и Коджа пришел и без всякого выражения смотрел, как я  пытаюсь  объяснить,
для чего нужны эти инструменты.
     Мне стало очевидно, что Коджа не понимает, зачем  я  делаю  маленькие
извилистые знаки концом пера таптора (Капитан Дарк забыл, что не  объяснил
еще, что такое таптор. Это те птицеподобные животное, которые на  Танаторе
используются для верховой езды. Перья, находившиеся в ящичке - несомненно,
работы ку тада,  -  либо  из  похожего  на  гриву  перьевого  воротника  у
основания черепа таптора, либо из его хвоста. - Л.К.), обмакнутым в черную
жидкость,  на  грубой  коричневатой  бумаге,  похожей  на  папирус.  Но  я
обращался с инструментами осторожно, и он разрешил мне играть с ними,  так
как я, очевидно, не собирался вредить его "сокровищам".
     И вот, получив возможность пополнять и интенсивно изучать словарь,  я
быстро  продвигался  в  овладении   языком.   Скоро   мы   от   простейших
существительных перешли  к  глаголам  и  тут,  должно  быть,  представляли
смехотворное зрелище, изображая различные действия. В частности помню одну
шумную сцену: Коджа иллюстрирует глагол, высоко подпрыгивая. Мне  пришлось
призадуматься, чтобы решить, о чем идет речь:  прыгать,  идти,  вверх  или
что-то  другое.  И  все  это  время   бедняга   со   своим   серьезным   и
невыразительным лицом продолжал подпрыгивать на вытоптанной земле у  входа
в мою палатку, как огромный кузнечик.
     Как я уже сказал, мы не встречали особых трудностей в  уроках  языка,
пока от существительных и глаголов, цветов и чисел не  перешли  в  трудную
область служебных слов. Вероятно, это общая трудность для всех языков. Как
можно проиллюстрировать такие уклончивые слова, как "и", "в", "же"? К тому
же раньше мне никогда не приходилось овладевать языком без всяких текстов,
и при этом учитель понятия не имеет о моем собственном языке.
     В ходе этих уроков, которыми мы занимались почти ежедневно с утра  до
вечера, я получил огромное количество разнородной информации. Я узнал, что
артроподы - это раса воинственных  кочевников,  разделенная  на  несколько
соперничающих кланов, которые постоянно воюют друг с другом,  каждый  клан
со всеми остальными. Все эти  соперничающие  кланы  -  всего  их  пять,  -
несмотря на смертоносную вражду, являются частями одного племени ятун, и у
них есть общий вождь - аркон, что, по-моему, можно перевести  как  король.
Аркон, которого зовут Утар, живет далеко в тайном месте в горах. Различные
кланы племени каждые несколько месяцев отправляются из  своей  столицы  на
охоту и поиски "сокровищ" и возвращаются к определенному сроку. Когда  они
входят в свою столицу (Коджа называл ее тайной долиной Саргол), вся вражда
немедленно прекращается, несмотря на то, что до  прихода  к  воротам  этой
тайной долины они готовы были перерезать друг другу глотки.
     Я так и не узнал, как называется захвативший меня  клан.  Вообще  мне
кажется, что у пяти кланов нет различных имен - я нахожу этот факт  весьма
примечательным. Коджа объяснил мне это в своем обычном серьезном тоне.
     - Мы знаем клан, к которому принадлежим, - сказал он. - И  мы  знаем,
что самцы из других кланов - наши враги. И мы узнаем чужого  самца,  когда
встречаемся с ним. Так зачем нам тогда ярлычки?
     Я не нашел ничего неразумного в этом  объяснении.  Насколько  я  могу
судить,  незнакомца  узнают  по  чуждому  запаху.  Но   я   воспользовался
возможностью задать давно мучивший меня вопрос.
     - А что означают знаки на груди воинов племени ятунов?
     Должен объяснить, что  на  груди  воинов  изображены  разноцветные  -
красные, черные, зеленые, золотые  -  значки.  Это  не  буквы  алфавита  -
пользуясь ящичком с письменными принадлежностями, я узнал,  что  артроподы
понятия не имеют о письме, - но скорее геометрические символы, линии, дуги
и просто пятна разного цвета.  Учитель  объяснил  мне,  что...  но  тут  я
сталкиваюсь с непереводимой  концепцией,  присущей  этим  насекомоподобным
существам. Эти знаки обозначают положение в племени  и  клане,  престиж  и
количество убитых врагов - странное соединение армейских знаков различия с
рисунками на фюзеляже боевых самолетов,  обозначающими  количество  сбитых
асов. Я обрадовался, что удовлетворил свое любопытство. Раньше  я  считал,
что это личные имена или  геральдические  символы,  обозначающие  семейную
принадлежность. Но я обнаружил, что самки у  ятунов  общие  и  у  них  нет
концепции индивидуального брака. И родительские чувства им не знакомы; они
знают только, что через регулярные  интервалы  самки  производят  личинки,
которые  со  временем  становятся  взрослыми  самками  или  самцами  расы.
Поскольку ни один ятун не знает своих родителей и  поскольку  все  личинки
воспитываются вместе, артроподы совершенно  не  знают  семейной  жизни.  Я
часто думал, не отсутствие ли семейной жизни, представлений о родителях  -
причина того, что они не ведают нежных чувств.
     Может  быть.  А  может,  и  нет.  Так  как  они  не  люди,  даже   не
млекопитающие, я думаю, глупо было бы ожидать от них  каких-нибудь  теплых
чувств. Это холодная раса, не знающая религии, науки, искусства, философии
и чувств. Они живут только для войны и охоты. Поразительное племя!
     У слуг из свиты вождя не было на груди таких знаков. У меня,  однако,
они были. Когда я спросил об этом Коджу, он объяснил, что я  принадлежу  к
его коллекции диковинок, а все  предметы  в  этой  коллекции  имеют  такие
знаки, чтобы их труднее было украсть соперничающим вождям кланов.
     Лучше познакомившись с танаторским языком, я  стал  проводить  долгие
часы в беседах со своим "владельцем". Коджа, как я узнал,  один  из  самых
могущественных коморов в своем клане, известный воин и  искусный  охотник.
Мясо,  которые  в  своем  охотничьем   походе   добывали   воины   ятунов,
засаливалось или коптилось над кострами, которые горели в телегах  посреди
лагеря; эти телеги перевозили  тапторы,  когда  клан  возвращался  в  свою
тайную долину.
     Это путешествие займет, как я узнал, целых три недели.  Мне  хотелось
посмотреть, в каких условиях живут самки, как они воспитывают  молодых,  и
поэтому я с нетерпением ждал отъезда.
     Но до отъезда случилось неожиданное происшествие, в результате чего я
приобрел первого друга среди нечеловеческих обитателей  этого  отдаленного
мира.
     Большую часть дня Коджа отсутствовал, и я воспользовался возможностью
побродить по большому лагерю, изучая его особенности.
     Вернувшись к палаткам своего владельца, я обнаружил, что слуги  Коджи
необычно возбуждены. Я обратился  к  единственному  слуге,  которого  смог
узнать: откровенно говоря, на этой стадии все артроподы были для  меня  на
одно лицо. Это был Суджат. Я  спросил  его,  что  случилось,  и  он  своим
холодным хриплым голосом сообщил, что наш  общий  хозяин  Коджа  на  охоте
подвергся нападению со  стороны  враждебного  клана.  Воины  нашего  клана
потерпели поражение и отступили.
     - Но что с Коджей? - спросил я. В его холодном немигающем взгляде  не
было никакого выражения. Он ответил:
     - Коджа тяжело ранен и оставлен умирать.



                          5. Я ЗАВОЕВЫВАЮ СВОБОДУ

     Мне нетрудно проанализировать  свои  чувства  при  известии  об  этой
катастрофе. Откровенно говоря, прежде  всего  я  подумал  о  своих  личных
интересах. Если  Коджа  умрет,  его  сокровища  попадут  к  следующему  по
влиятельности вождю, артроподу по имени Гамчан. И если Коджа обращался  со
мной если и не ласково, то по крайней мере не зло,  Гамчан  часто  в  моем
присутствии и в присутствии Коджи вслух замечал, что я вовсе не диковинка,
а отвратительная помесь - он упоминал названия двух рас, которые я до того
не слышал - "внебрачный ребенок занадарского пирата и ку тад", вот как  он
это выразил.
     Я  понял,  что  Гамчан  завидует  Кодже  и  стремится  таким  образом
обесценить главное сокровище - меня самого. Коджа не обращал  внимания  на
эти замечания завистливого Гамчана, который  в  звании  и  доблести  много
уступал ему, хотя в иерархической лестнице  ятунов  занимал  следующее  за
Коджей место. Но у меня не было иллюзий, какого обращения ожидать, если  я
буду настолько несчастлив, что попаду в руки Гамчана.
     Помимо вопросов моей личной  безопасности,  оставался  еще  мой  долг
Кодже, который не только спас меня от ятриба, но и кормил  и  дал  убежище
среди своей свиты. Поэтому я стал расспрашивать Суджата о ранах Коджи.
     На  мои  вопросы  Суджат  только  пожал   плечами,   вернее,   дернул
надбровными антеннами, что у ятунов эквивалентно пожатию плечами. Я понял,
что воины ятуны не заботятся о своих  раненых.  Тут  опять  проявляется  и
недостаток -  отсутствие  эмоций,  и  достоинство.  Потому  что  у  земных
варваров, таких, как монголы, например, раненых убивают. А тут по  крайней
мере товарищи не стали убивать Коджу, просто оставили его умирать.
     Среди имущества Коджи было несколько тапторов.  Это  странные  птицы,
которых танаториане используют для езды  верхом.  Они  размером  с  земную
лошадь или даже чуть больше; подобно земным лошадям, у  них  четыре  ноги,
изогнутая шея, на них ездят в седле и управляют уздой. Но тут  сходство  с
лошадью кончается. Таптор - четырехногая бескрылая  птица  со  шпорами  на
ногах. У основания черепа у них жесткий  воротник  из  перьев,  почти  как
лошадиная грива. Головы совсем не похожи на лошадиные, с  острыми  желтыми
клювами попугаев и  сверкающими  глазами  с  яркими  оранжевыми  зрачками,
окруженными черной радужной  оболочкой;  глаза  злобные  и  свирепые.  Эти
птицы-лошади с большим трудом поддаются приручению и никогда не становятся
абсолютно послушными, хотя в конце концов начинают узнавать своего хозяина
и соглашаются нести его на себе. Но горе  незнакомцу,  который  попытается
сесть на них!
     Прихватив чистую ткань и сосуд с водой, я пошел в  помещение,  где  в
стойлах содержались тапторы Коджи. Сердце мое билось в горле, и  я  сильно
нервничал. Я много раз кормил и поил этих тапторов и знал,  что  они  меня
узнают. Но другой вопрос, позволят ли они сесть на себя.
     Суджат с любопытством последовал за мной.
     - Что ты собираешься делать? - спросил он.
     - Помочь Кодже.
     - Но Коджа ранен. - Его слова звучали так, будто  он  сказал:  "Коджа
мертв".
     Я перебрался через решетку загона и, пощелкивая, приблизился к одному
из тапторов, который всегда был настроен ко мне по-дружески.
     - Раны излечиваются, - заметил я. Суджат пожал плечами.
     - Какое это имеет значение? - равнодушно спросил он.
     - Для тебя никакого, но для меня имеет, - ответил я. - В этом разница
между твоим племенем и моим, Суджат.
     Я надел  на  таптора  седло;  он  беспокоился,  но  слушался.  Потом,
набравшись смелости, осторожно сел на него, все время с ним  разговаривая.
Он смотрел на меня  своими  широкими  круглыми  птичьими  глазами,  но  не
сердился, видя меня в седле. Я успокоился.
     - Где Коджа? - спросил я. Суджат описал место; я решил, что найду его
без труда.
     По моей просьбе Суджат открыл ворота загона, и  я  повел  таптора  по
узкой полоске вытоптанной земли, которая между  палатками  ведет  к  южным
воротам лагеря. Полдень, воинов почти  не  видно,  они  питаются  в  своих
палатках. Но всюду множество  слуг,  они  смотрели  на  меня  с  спокойным
равнодушием, хотя человек на их месте изумился бы, увидев другого человека
верхом на свирепом тапторе.
     Я  ожидал,  что  придется  спорить  с  охраной  у  ворот,  но  ничего
подобного. Меня окликнул один из стражников.
     - Куда ты, Джандар?  Ты  знаешь,  тебе  не  разрешается  выходить  из
лагеря.
     Следует объяснить, что на танаторском произнести мое имя - Джон  Дарк
- затруднительно.  На  этом  языке  звучит  Дзан-дар  или  Джандар.  После
нескольких тщетных попыток поправить произношение я сдался. И  с  тех  пор
для обитателей Танатора стал Джандаром.
     - Хочу помочь вождю Кодже, - ответил я.
     - Но он ранен!
     - Поэтому ему и нужна моя помощь.
     Стражник находился в замешательстве. Высокое неуклюжее существо, свет
блестел  на   его   серебристо-сером   хитиновом   щитке,   он   стоял   в
нерешительности, держа руку на рукояти меча.
     - Но Коджа, наверно, уже мертв, - сказал он. - А по его приказу ты не
должен выходить за пределы лагеря.
     - Но если Коджа мертв, его приказы бессмысленны, - ответил я.  И,  не
дожидаясь ответа, но  и  не  торопясь,  проехал  мимо  него  и  оставил  в
недоумении. Он продолжал думать, как ему поступить.
     Я ехал почти час, пока не добрался до места, где упал Коджа. Я увидел
несколько мертвых артроподов и по незнакомым знакам на тораксе понял,  что
это воины враждебного клана.
     Коджа, по-видимому, отполз на некоторое расстояние  и  теперь  лежал,
прислонившись к колючему стволу дерева сорад. Сорад - большая  редкость  в
джунглях Танатора, у него не черная древесина и алая листва,  а  наоборот:
алая древесина и черная листва. Я знал, что  ятуны  ценят  все  редкое,  а
уникальные предметы у них пользуются почти сверхъестественным поклонением.
Несомненно, редкость дерева сорад для Коджи была утешением, и потому он  с
трудом подполз к этому дереву. И теперь лежал расслабившись, с  невидящими
глазами, ожидая смерти, но утешаясь присутствием такой редкости.
     Когда я приблизился и спешился, он открыл глаза.
     -  Джандар,  почему  ты  здесь?  -  негромко  спросил  он,  когда   я
наклонился, осматривая его раны.
     - Чтобы помочь тебе, - ответил я. Он получил сильный  удар  в  грудь.
Лезвие вражеского меча-хлыста разрубило хитиновый щит, и он потерял  много
телесной жидкости. По краям этой  ужасной  раны  виднелись  пузырьки  пены
бесцветной маслянистой жидкости, остро пахло муравьиной кислотой.
     Коджа соображал быстрее, чем большинство представителей его расы.  Но
для его образа мыслей было невероятным, что  одно  существо  может  помочь
другому в этом мире, где все создания находятся в  состоянии  безжалостной
войны друг с другом.
     -  Почему  ты  хочешь  помочь  мне?  -  спросил  он,  когда  я  начал
обрабатывать его раны.
     Обмакнув  ткань  в  воду,  я,  как  мог,  очищал  раны  и  ответил  с
отсутствующим видом:
     - Потому что ты спас меня от клыков ятриба. Потому что ты дал мне еду
и убежище в мире, где все мне было  незнакомо.  И  потому  что  ты  хорошо
обращался со мной.
     - Это факты, а не причины, - возразил он.
     - Ну что ж. Если тебе нужна причина... - Тут я заколебался. В словаре
ятунов нет таких слов, как "дружба" или "жалость".  Ближе  всего  подходит
слово "ухорц", которое приблизительно можно перевести как "долг".
     - Потому что у меня перед тобой ухорц.
     - Ухорц?
     - Да. А теперь, пожалуйста, помолчи. Мне нужно  плотнее  свести  края
твоей раны и перевязать их, чтобы зажило.


     Так или иначе мне удалось доставить Коджу  в  лагерь,  хотя  пришлось
двигаться очень медленно, что скачущая походка таптора  не  открыла  вновь
рану и Коджа не потерял бы еще жидкости. Я шел пешком,  ведя  птицу-лошадь
за узду, а Коджа ехал в седле,  качаясь  от  слабости.  Я  шел  как  можно
медленнее, чтобы избавить Коджу от боли, но думаю, в пути он раз  или  два
терял сознание. Но я предвидел это, привязав его  к  седлу  полосками  той
влажной ткани, которой очищал его рану.
     Я без труда вошел в лагерь. Стражники молча смотрели,  как  я  провел
мимо них таптора, но не пытались помешать мне. Пока Коджа жив, он  могучий
и авторитетный вождь, обладающий  большой  властью;  если  он  мертв,  они
остаются совершенно равнодушными.  Так  как  я  вернулся  в  лагерь  и  не
попытался  убежать,  стражников  не  обвинят  в  том,  что  они  дали  мне
возможность уйти.
     Мы с Суджатом уложили Коджу  в  постель.  Постель  ятунов  напоминает
гнездо; с человеческой точки зрения, оно дьявольски неудобно, но для ятуна
вполне приемлемо. Коджа впал в сон, похожий  на  транс,  и  я  не  пытался
разбудить его, даже для того, чтобы накормить.
     Следующие несколько дней он почти непрерывно  спал.  Так  как  Суджат
проявлял полное равнодушие к состоянию здоровья своего хозяина, я ухаживал
за воином сам. Дело несложное. Артроподы не знают фармации, у них  нет  ни
растворов, ни мазей - вообще никаких лекарств,  с  помощью  которых  можно
было бы лечить рану. Я мог лишь раз в день менять повязку и следить, чтобы
под рукой были свежая вода и еда, если он проснется и захочет есть и пить.
     Несколько раз за эти дни к палаткам Коджи подходил Гамчан и  требовал
входа. Каждый раз я отвечал ему, что хозяин спит и приказал  не  тревожить
его. Он, казалось, не знал, что делать со мной: я  вдруг  стал  сам  собой
распоряжаться. Он несколько раз спрашивал, жив  ли  Коджа;  каждый  раз  я
спокойно отвечал, что Коджа жив. Гамчан уходил, недовольный, ворчащий, и с
каждым разом все труднее было мешать ему войти.
     Я не боялся Гамчана:  к  этому  времени  я  уже  сознавал  разницу  в
физической силе между этими насекомоподобными существами и  человеком.  Но
мне не хотелось открыто  нарушать  законы  племени  ятунов  или  рисковать
враждой между имуществом - мною - и вождем Гамчаном.
     Постепенно рана затягивалась. Образовался свежий хитин, соединяя края
раны.  Коджа  проснулся  и  потребовал  пищи.  Он  был  очень   слаб,   но
поправлялся. Он спросил, кто за ним ухаживал, и я объяснил, что делал  это
сам. Он ничего не ответил, но я заметил, что он задумчиво смотрит на меня.


     К концу второго месяца  моего  пребывания  в  племени  ятунов  пришел
приказ готовиться к возвращению в тайную долину. Коджа,  который  к  этому
времени вполне оправился и был снова здоров, однажды вечером, незадолго до
свертывания лагеря, пришел ко мне в палатку. В руке он  держал  сверток  и
меч-хлыст.
     - Надевай, Джандар, - серьезно сказал он.
     Я с любопытством осмотрел сверток: в нем оказалась одежда  Впервые  я
увидел одеяния, кроме постоянной перевязи артроподов. В свертке  оказалась
кожаная куртка с высоким воротником, открытой грудью и короткими рукавами.
Она явно предназначалась для существа  с  человеческой  анатомией.  Куртка
длиной до бедра. Кроме  того,  короткие  брюки  и  ботинки  со  шнуровкой,
завязывавшиеся на лодыжках.
     - Что это такое, Коджа?
     - Эту одежду носят похожие на тебя существа, - спокойно ответил он. -
Я всегда гадал, зачем она им, но понаблюдав за тобой, понял, что твое тело
не защищено, как наше, и эта одежда  изобретена,  чтобы  защищать  его  от
колючек в джунглях.
     - Очень внимательно с твоей  стороны.  Значит  клан  будет  проезжать
через джунгли?
     - Клан пойдет по холмам в горы, - ответил он. -  Но  для  тебя  будет
безопаснее в джунглях.
     Я понял, что он имеет в виду, и пульс мой участился.
     - Ты разрешаешь мне бежать?
     - Да. Возьми для защиты  этот  меч.  А  вот  здесь  еда.  Как  только
стемнеет, выходи из палатки и  постарайся  незаметно  добраться  до  ворот
лагеря. Если тебя кто-нибудь остановит, скажи, что выполняешь приказ вождя
Коджи.
     Он повернулся, открыл клапан палатки и ушел бы без лишних слов, но  я
его остановил.
     - Почему ты это делаешь, Коджа? - спросил я.
     Он повернулся и долго молча смотрел на меня. Во взгляде его  не  было
никакого выражения; жесткая блестящая каска головы не  позволяла  выразить
эмоции, а в резком металлическом голосе тоже не было чувств. Но слова  его
прозвучали значительно:
     - Я хочу, чтобы ты знал: воин  ятун  тоже  сознает  ухорц,  -  просто
сказал он.
     И вышел.


     Так я покинул лагерь племени ятунов, где пленником провел два  первые
месяца на Танаторе.
     Выйти  из  лагеря  оказалось  нетрудно,  так  как  наступала  ночь  и
видимость ухудшилась. Светила  только  одна  луна,  зеленый  Оровад,  и  в
суматохе приготовлений к свертыванию лагеря никто не обратил  внимания  на
маленькую человеческую фигуру, которая неслышно скользила от тени к  тени,
пока не оказалась вдали от лагеря.
     Мне  предстояло  в  одиночку  соприкоснуться  с  загадочными  ужасами
танаторских джунглей, но я не боялся. Я одет и вооружен, на спине  у  меня
мешок с провизией. Я не знал, куда идти,  но  был  доволен  уже  тем,  что
свободен и могу идти, куда захочу. Если бы я  знал,  в  каком  направлении
находятся Ворота между мирами, я пошел бы туда, но  я  этого  не  знал,  а
решение Коджи отпустить меня на свободу было таким  внезапным,  что  я  не
догадался спросить его.
     Я добрался до джунглей еще до восхода  второй  луны,  розово-красного
Имавада, и вступил в них. Два дня и две  ночи  я  двигался  по  бездорожью
джунглей  Танатора,  не  представляя  себе,  куда  иду.  Я  не  знал  даже
направления. Должен объяснить, что на Танаторе - тогда я  не  знал,  какой
именно из спутников  Юпитера  Танатор,  -  солнце  настолько  далеко,  что
кажется просто яркой звездой. Поверхность луны джунглей  получает  немного
прямого солнечного освещения. Мне  так  и  не  удалось  установить,  каков
источник света, озаряющего Танатор, но я подозреваю, что это отраженный от
гигантского диска Юпитера свет, а также  свет,  отраженный  тремя  лунами,
которые почти постоянно висят в небе.
     Но я наблюдал также  любопытный  феномен.  Орбиты  главных  спутников
Юпитера бесконечно сложны, и временами на небе Танатора бывает только одна
луна. Странно,  но  это  не  уменьшает  количество  дневного  света.  Свет
остается постоянным, независимо от количества лун  и  от  того,  виден  ли
гигантский  диск  Юпитера.  Я  часто  гадал,  не  является  ли  этот  свет
следствием какого-то эффекта в верхних слоях атмосферы;  я  уже  упоминал,
что небо на Танаторе странное: оно постоянно подернуто золотистой туманной
дымкой. Возможно, освещение поверхности связано с воздействием радиации на
этот  верхний  слой,  который  должен  состоять  из   неизвестного   газа,
покрывающего пригодный для дыхания воздух Танатора. Возможно, это  эффект,
аналогичный  свечение  инертного  неона,   когда   через   него   проходит
электричество. Вы, конечно, знакомы с неоновыми надписями -  этим  сильным
рекламным средством: в стеклянных трубках находится  инертный  газ;  когда
через него пропускают электричество, он загорается. Возможно, верхние слои
атмосферы  Танатора  состоят  из  неона  или  аналогичного  газа,  который
подвергается бомбардировке электрическими частицами.
     Но это только один из многих  нерешенных  вопросов,  которые  ставили
меня в тупик за недели моего плена.
     Я часто думал о том, где  нахожусь.  Астрономия  всегда  интересовала
меня, я хорошо запоминаю числа, и у меня почти фотографическая  зрительная
память, поэтому  я  сумел  вспомнить  очень  много  сведений  о  Солнечной
системе, достаточно, чтобы у меня сформировалось твердое мнение.
     Очевидно, я нахожусь на одном из двенадцати спутников  Юпитера.  Вряд
ли это две ближайшие к Юпитеру планеты - Марс и  Сатурн.  Марс  на  триста
миллионов миль ближе к Солнце, чем Юпитер, и этот великан не казался бы  в
его небе таким огромным. Кроме того, у Марса всего два спутника, а у этого
по крайней мере четыре.
     По  аналогичным  причинам  это  не  может  быть  и   Сатурн.   Сатурн
значительно дальше от Солнца, примерно на четыреста миллионов миль.
     Единственные  тела,  в  небе  которых  Юпитер  будет  казаться  таким
огромным, - это сами спутники Юпитера. Я вспомнил, что  некоторые  из  них
достаточно велики: Ио, второй спутник, считая от Юпитера, свыше двух тысяч
миль в диаметре, чуть меньше земной Луны. Европа, следующий спутник,  чуть
меньше, а Ганимед, четвертый по счету, с  диаметром  в  три  тысячи  миль,
вероятно, самый крупный спутник в Солнечной системе. У пятого  спутника  -
Каллисто - диаметр примерно в две тысячи семьсот миль. Спутники за орбитой
Каллисто: Гестия, Гера, Деметра - все исключительно маленькие, с диаметром
от восьми до десяти миль. Эти три луны я могу не принимать во внимание.  А
четыре самых далеких спутника Юпитера: Адрастея, Пан,  Посейдон  и  Аид  -
также можно исключить из-за небольшого размера и обратной  по  направлению
орбиты. Отсюда следовало  явное  и  очевидное  заключение.  В  небе  между
Танатором и его гигантским центром притяжения видны  три  больших  луны  и
одна маленькая. Это должны быть четыре самых близких к  Юпитеру  спутника:
Амальтея,  ближайший,  Ио,  Европа  и  Ганимед.  Отсюда  я   заключил,   к
собственному удовлетворению, что Танатор - это Каллисто!  (Я  не  проверял
данные капитана Дарка, приведенные в этих четырех  главах,  потому  что  в
целом они верны. Для  удобства  читателя  приведу,  однако,  более  точные
данные о Каллисто.  Это  один  из  самых  больших  спутников  в  Солнечной
системе, его диаметр 2770 миль, длина окружности 8700 миль,  он  вращается
вокруг Юпитера  на  расстоянии  в  1  171  000  миль.  Открыт  Галилеем  в
семнадцатом столетии. Это пятый спутник Юпитера. - Л.К.).
     Но если это правда, как может тяготение Танатора быть равным земному?
Диаметр Земли в районе экватора 7 927 миль,  то  есть  почти  в  три  раза
больше, чем у Каллисто. Кажется естественным, чтобы на Каллисто  тяготение
было втрое слабее, чем на земле, однако это не так.
     И как может такой  маленький  мир  удерживать  атмосферу?  Луна  лишь
немного меньше Каллисто, но ее тяготения  совершенно  недостаточно,  чтобы
удержать густую атмосферу, такую, какой я дышу уже два месяца. Найду ли  я
когда-нибудь ответ на эти загадки?
     Все время пребывания на Танаторе я  не  перестаю  удивляться  разнице
между  тем,  каким  должен  быть  спутник  Юпитера  и  каков  он  в  живой
реальности.
     Все, что установили земные астрономы об условиях на других  планетах,
свидетельствует, что Каллисто должен быть мертвым, замерзшим, безвоздушным
миром из острых вершин  и  аммиачного  снега.  Но  я  иду  через  джунгли,
прекрасные в своем грозном великолепии, окрашенные в  самые  разные  яркие
цвета и кишащие экзотической жизнью.
     И до сегодня я так и не разгадал эту загадку.


     На третий день свободы мое внимание привлекли близкие звуки схватки.
     Мне повезло: за все время путешествия через эти черно-алые джунгли  я
ни разу не встретился с опасными хищниками, которыми  кишит  эта  планета.
Отчасти дело действительно в удаче, но отчасти это  и  следствие  действия
крема, приготовленного артроподами. Этот крем, вытяжка их различных  трав,
обладает способностью защитить путника от нападения ятриба. Хотя для  меня
эта мазь не имеет запаха, очевидно, ее запах крайне неприятен для ятриба.
     Охотники ятуны используют эту мазь, чтобы отогнать ятрибов, когда они
загоняют зверей, называемых вастодонами. На  них  охотятся  из-за  сочного
мяса. Ятриб, не колеблясь, нападает и на охотников ятунов; у него привычка
лежать, затаившись, когда охотники загоняют  добычу,  а  затем  неожиданно
нападать.  Поэтому  мазь  -  необходимая  принадлежность  этих  охотничьих
экспедиций, и я  унес  ее  с  собой  и  постоянно  смазывал  руки  и  ноги
маслянистым веществом.
     Я прорвался сквозь стену листвы на небольшую поляну,  и  удивительное
зрелище открылось моим глазам.
     В одном конце поляны рычащий зверь, готовый к прыжку.
     Лицом к хищнику, прижавшись спиной к стволу дерева, безоружная, стоит
молодая  прекрасная  женщина...  и  я  убедился,  что   джунгли   Танатора
действительно населены подобными мне человеческими существами!



                 6. ДАРЛУНА, ВОИНСТВЕННАЯ ПРИНЦЕССА КУ ТАД

     Я давно уже подозревал, что насекомоподобные  ятуны  не  единственные
разумные обитатели Танатора.  Тот  факт,  что  Коджа  и  его  соплеменники
удивились цвету моих  волос  и  глаз,  а  не  общему  физическому  облику,
свидетельствовал, что они знакомы с похожей на меня расой. Мои  подозрения
усилились после замечания  Гамчана  о  том,  что  я  помесь  "занадарского
пирата" и "ку тад". К тому  же  существовал  ящичек  с  инструментами  для
письма: раса, не знающая письменности, не стала бы изобретать  орудия  для
письма.
     Глядя на первое человеческое существо, увиденное мною на Танаторе,  я
чувствовал, как ускоряется мой пульс - и от неожиданности  встречи,  и  от
красоты молодой женщины.
     Ей  около  двадцати  лет,  она  высока,   стройна   и   исключительно
женственна. На ней кожаная куртка с высоким воротником и открытой  грудью,
такая же, как та, что дал мне Коджа; куртка спускается до  круглых  бедер,
оставляя  обнаженными   длинные   стройные   ноги;   на   ногах   ботинки,
зашнурованные с внутренней стороны. Широкий пояс, украшенный  драгоценными
металлами, сжимает тонкую талию, на поясе небольшая сумка, пустые ножны  и
большой медальон из какого-то яркого металла, который я не смог узнать.
     Кожа мягкого золотистого цвета,  чистая  и  бледная.  Маленькое  лицо
сердцеобразной формы прекрасно, с большими выразительными глазами,  слегка
раскосыми и окрашенными  в  яркий  изумрудный  цвет.  Волосы  великолепным
красно-золотым потоком падают на маленькие плечи и  спускаются  до  талии.
Рот мягкий, с полными алыми губами. Даже теперь, в крайней опасности,  она
сохраняет  холодное  самообладание,  в  котором  чувствуется  прирожденное
достоинство.
     За плечами у нее пустой  колчан,  подвешенный  за  перевязь,  которая
проходит через одно плечо и опускается между полных  вздымающихся  молодых
грудей. Лука я не увидел и потому решил, что в  колчане  были  метательные
копья, теперь истраченные; кинжал она также потеряла.
     Зверь, лицом к  которому  она  стояла,  огромный  и  страшный,  менее
жуткий, чем ятриб, но тяжелее и массивнее его. Похож на небольшого  слона,
с таким же бочкообразным телом, с такими же толстыми,  тяжелыми,  похожими
на колонны  ногами,  заканчивающимися  массивными  подушечками,  такая  же
слегка сероватая грубая кожа. Но голова больше напоминает  дикого  кабана:
маленькие свиные глазки безумно горят, короткая щетина прикрывает рыло,  в
нем видны огромные желтые клыки; они показываются, когда  зверь  испускает
хриплое рычание. Но свиное рыло зверя длиной в ярд и увеличивает  сходство
со слоном.
     Я узнал в этом звере вастодона: он достигает шести футов в загривке и
должен весить  две-три  тонны.  Мое  уважение  к  воинам  ятунам,  которые
охотятся на этот ужас джунглей, значительно выросло.
     Девушка, которая меня пока не видела, истратила свои копья, очевидно,
промахнувшись. Одно тонкое копье застряло валом торфе в  нескольких  ярдах
от того места, где стоял я. Бродячий луч света упал на жемчуг,  украшавший
рукоять кинжала: кинжал торчал в широкой груди зверя. Она ранила зверя, но
я видел, что это чудовище не так-то просто убить.
     А я вооружен только мечом-хлыстом.
     Застывшая картина ожила: зверь бросился в нападение. Если  он  ударит
девушку, она будет раздавлена о ствол дерева.
     Не задумываясь, я выпрыгнул из укрытия в  листве  с  громким  криком,
размахивая руками, чтобы привлечь внимание вастодона. Девушка  бросила  на
меня изумленный взгляд, и в следующее мгновение я был слишком занят, чтобы
смотреть на нее или думать о ней, потому что вастодон свернул и направился
ко мне, гулко стуча по алой почве.
     Я никогда не пользовался мечом-хлыстом:  это  оружие  предназначалось
только для воинов, слугам и имуществу было запрещено им пользоваться. Но я
был свидетелем нескольких дуэлей между артроподами за месяцы пребывания  в
лагере и понимал, как пользоваться этим оружием.  Когда  ревущий  вастодон
приблизился ко мне, я отпрыгнул в сторону, опустив сверху вниз  меч  между
ногами, крепко зажав в обеих руках рукоять.
     К несчастью, из-за большой длины - почти пять футов - и веса  -  этот
меч тяжелее любого другого, какой мне приходилось держать  в  руках,  -  я
обнаружил, что это крайне неудобное оружие. Я собирался ударить лезвием по
морде вастодона, расколоть,  если  удастся,  череп  или  по  крайней  мере
ослепить зверя.  Но  лезвие  нанесло  только  скользящий  удар  по  плечу,
разрезав грубую шкуру и обнажив бледно-лиловое  мясо.  Вместо  того  чтобы
вывести вастодона из строя мой  удар  привел  его  только  в  еще  большую
ярость.
     Он развернулся  с  диким  ревом,  маленькие  глазки  горели  безумным
стремлением убить, и снова бросился ко мне, как молния.
     Прыжок лишил меня равновесия, и я упал в траву,  меч-хлыст  выпал  из
рук. И видя  набегающего  вастодона,  я  схватил  копье,  которое  бросила
девушка, вытащил его из торфа и нацелил в зверя. Толчок  отбросил  меня  в
сторону. Я ударился головой о какой-то твердый предмет.  И  тьма  затянула
весь мир.


     Я увидел прекрасное лицо. Странные изумрудные глаза смотрели на меня,
зрелые влажные губы разошлись.
     - Ты жив? - спросила девушка, и я с  благодарностью  вспомнил  Коджу,
научившего меня танаторскому языку.
     - Жив, - начал я, пытаясь сесть. Тут я почувствовал сильную  боль  и,
тяжело дыша, замолк на мгновение. - Но интересно, из одного  ли  я  куска.
Сейчас посмотрим.
     Что-то, вероятно, клык вастодона, рассекло мне  лоб,  на  одной  руке
глубокий порез от запястья до локтя. Из раны на лбу,  всего  лишь  пореза,
обильно текла кровь. Кости целы, и вообще я легко отделался.
     А что касается вастодона, то он  лежал  на  поляне  мертвый,  в  луже
пурпурной крови. Эта удача от меня почти не зависела: собственная  инерция
загнала  копье  глубоко  внутрь  зверя,  пробив  ему  сердце.  По   чистой
случайности когда зверь сам себя насадил на копье, оно упиралось в твердую
землю.
     Девушка помогла мне встать. Порезы  на  теле  горели,  сильно  болела
голова, страшно ныла пораненная рука, я был потрясен, меня тошнило.  Но  в
целом все было в порядке.
     Девушка с любопытством смотрела на меня.
     - Ты ведь не ку тад! И не занадарец. Откуда же ты?
     - Я... - начал я и замолк. Зачем усложнять ситуацию рассказом о  моем
рождении на  далеком  мире?  Коджа  ни  разу  не  спрашивал  меня  о  моем
происхождении; подобно всем своим  соплеменникам,  он  был  флегматичен  и
равнодушен, любопытство - свойство обезьян и людей. А воины ятуны не  люди
и не обезьяны, они совершенно не любопытны.
     - Я из далекой страны, - наконец запинаясь ответил я.  -  Меня  зовут
Джонатан Дарк.
     Она сморщилась, услышав необычные звуки.
     - Джонна... джан... дар?
     - Джандар, - сказал я, принимая имя, данное мне моим другом Коджей.
     - А я Дарлуна, из народа ку тад, принцесса Шондакора, - гордо сказала
она.  Я  не  представлял  себе,  как  на  Танаторе  нужно  себя  вести   с
представителями местной  аристократии.  Поэтому  слегка  поклонился,  что,
казалось, встретило ее одобрение.
     Убедившись, что со мной все в порядке, принцесса смотрела на  меня  с
холодной отчужденностью. Я вспомнил, что в племени ятун  кланы  непрерывно
воюют друг с другом. Может, это справедливо и для человеческих  обитателей
Танатора. (Вскоре я узнал, что так оно и есть. - Дж.Д.). Если так, то  эта
прелестная красавица может оказаться врагом.
     - Никогда не видела, чтобы вастодона убивали так неуклюже, -  сказала
она.
     - Какая разница, если вастодон все же убит? - был мой ответ. Она,  ни
слова не говоря, отвернулась от меня  и  принялась  собирать  разбросанные
копья. Достала кинжал, по-прежнему торчавший в груди вастодона.  Я  промыл
раны водой из фляжки, которая лежала в мешке, и  попытался  перевязать  их
куском чистой ткани, но одной рукой это сделать было трудно.
     Мне пришло в  голову,  что  принцесса  вполне  могла  бы  очистить  и
перевязать мои раны. В конце концов я получил их, спасая ее жизнь.
     Подойдя к ней, я спросил:
     - Не поможешь ли?
     В ее изумрудных глазах блеснуло пренебрежение. Не сознавая  этого,  я
дважды нарушил  танаторский  кодекс  чести.  В  народе  Дарлуны  считалось
вежливым для воина возражать, когда его хвалили за  храбрость.  Когда  она
заявила, что я убил вастодона неуклюже, мне следовало серьезно согласиться
с нею. И воин не считается мужественным, если перевязывает  и  лечит  свои
раны. В этом отношении ку тад похожи на соплеменников Коджи.
     Однако принцесса не отказалась и  молча  принялась  перевязывать  мои
раны. Я понимал, что между нами пропасть, но не знал, как  ее  преодолеть.
Дарлуна не могла знать, насколько  я  не  осведомлен  об  обычаях  четырех
танаторских рас, поэтому ее нельзя  винить  в  том,  что  она  сочла  меня
деревенщиной.
     Она наклонилась, перевязывая рану,  и  тут  глаза  ее  расширились  с
выражением крайнего недоверия, и она  резко  отшатнулась  от  меня.  Я  не
понимал, что оттолкнуло ее; взглянув вниз, я заметил,  что  кабаньи  клыки
вастодона разорвали мою кожаную куртку, обнажив грудь с зелеными,  черными
и красными символами "имущества", которые означали, что я принадлежу воину
ятуну.
     Я  понял  все  гораздо  позже.  Испытанный  ею  шок  был  не   просто
отвращением аристократа к рабу или  недавнему  рабу  ятунов,  а  вызывался
подозрением,  что  я  предатель.  Ятуны  иногда   берут   себе   в   слуги
представителей человеческой расы, хотя во время моего пребывания в  лагере
Коджи там таких не было. И иногда такие слуги, скрыв под  одеждой  символы
своей принадлежности воину ятуну, служат приманкой, чтобы привлечь  ничего
не подозревающих людей в западню  артроподов.  Если  бы  я  понял  причину
внезапно возникшего отвращения, если бы знал этот подлый обычай,  конечно,
я сумел бы объясниться и успокоить ее. Но я этого не знал и просто смотрел
на нее.
     А в следующий момент уже было поздно.
     Листва разошлась, и на поляну вышел десяток ятунов. Возглавлял  отряд
соперник и враг Коджи Гамчан. Если когда-нибудь мне и удавалось разглядеть
выражение на немой маске артропода, то  именно  в  этот  раз.  Ибо  Гамчан
ухмылялся маслянисто,  злорадно  и  самодовольно.  Не  могу  сказать,  как
неподвижная маска  может  передать  такое  выражение.  Может,  это  просто
телепатия. Но он ухмылялся, и отвратительно.
     Как только он узнал, что меня нет в лагере, тут же пустился по  моему
следу. Коджа имел полное право  освободить  меня,  если  хотел,  хотя  его
мотивы при этом оставались непостижимыми для его соплеменников. Но Гамчан,
в свою очередь, имел полное  право  преследовать  меня  и,  если  удастся,
захватить  и  сделать  своим  имуществом.  И,  несмотря  на  свои  прежние
замечания, именно с этой целью он выступил с группой младших воинов.  Если
бы он сумел меня захватить, это нанесло бы большой удар по престижу Коджи.
А теперь ему  не  только  удалось  это,  но  он  захватил  и  еще  добычу.
Неудивительно, что Гамчан был доволен.
     Что  касается  меня,  то  я  с  радостью  добровольно  стал  бы   его
имуществом, только бы он не произносил следующих слов.
     Нельзя себе представить более ужасной фразы.
     - Прекрасно сделано, Джандар, - сказал он. - Из самки выйдет отличное
имущество.
     Сердце мое упало, и не потому, что я снова пленник. Если бы вы видели
выражение ледяного отвращения и крайнего  презрения,  какое  появилось  на
лице принцессы ку тад, вы поняли бы мое угнетенное состояние.
     Она взглянула на меня холодными презрительными глазами и отвернулась.
Она понимала тщетность сопротивления такому количеству воинов и в холодном
молчании позволила связать себе руки и привязать себя к таптору.
     Я был окружен обнаженными мечами, мое  собственное  оружие  лежало  в
нескольких ярдах. И я был так поражен неожиданным появлением Гамчана,  что
застыл на месте, иначе я бы, несомненно, бросился на воинов. Но прежде чем
я пошевелился, на меня упало лассо, затянулось, и руки  у  меня  оказались
прижаты к бокам.
     Несомненно, отсутствие сопротивления только  укрепило  Дарлуну  в  ее
мнении обо мне.
     Так я вторично стал собственностью вождя ятунов.


     К вечеру отряд Гамчана догнал основную часть  клана  и  соединился  с
ней. Племя передвигалось в строгом иерархическом порядке, и место  Гамчана
находилось  непосредственно  за  Коджей.  Так  Гамчан  оказался   способен
похвастаться своими двумя ценными приобретениями прямо под носом у  Коджи,
если бы у него был нос.
     Коджа никак не отреагировал на мое повторное пленение. Он не  пытался
поговорить со мной, хотя я уверен, что он сожалел, что я не  смог  бежать,
сожалел настолько, насколько способен воин  ятун.  У  ятунов  своеобразная
грубая фаталистическая философия, которую можно свести к их выражению  "ва
лу рокка" - "так  суждено".  Для  них  будущее  предопределено  в  мрачном
кальвинистском смысле. Ни удача, ни доблесть, ни мастерство не в состоянии
предотвратить грядущую катастрофу.
     Я думаю, с этой пессимистичной верой в "ва лу рокка"  Коджа  наблюдал
мое присутствие в свите Гамчана. И я знал, что больше ни на какую помощь с
его стороны я рассчитывать не могу, каким бы  ни  был  его  "ухорц".  Этот
фатализм  пронизывает  всю  ятунскую  цивилизацию  и,  вероятно,   отчасти
объясняет, почему они с таким равнодушием смотрят  на  раненого  товарища.
Если ему суждено умереть, он умрет. Если нет, будет жить. Каков бы ни  был
исход, "ва лу рокка".
     Как собственность Гамчана, я был привязан за шею и вынужден бежать за
одним из тапторов, на котором ехал слуга  Гамчана.  Не  знаю,  то  ли  это
суровое наказание было просто следствием злобного характера Гамчана, то ли
он таким образом хотел показать свое пренебрежительное отношение к  своему
новому аматару. Я заметил,  однако,  что  девушка,  тоже  связанная,  была
брошена на спину одного из тапторов.  Ее  по  крайней  мере  не  заставили
бежать. И я был благодарен за это.
     Мы покрыли немало миль, прежде  чем  настолько  стемнело,  что  стало
невозможно двигаться  дальше.  К  тому  времени  как  был  передан  приказ
остановиться для  ночлега,  я  чуть  не  падал  от  усталости.  Испытание,
впрочем, оказалось не таким уж жестоким: мысленно я представлял себе,  как
меня тащат за  таптором  или  заставляют  целые  мили  бежать  на  большой
скорости. Но  так  как  племя  двигалось  в  строгом  порядке,  оно  могло
двигаться только со скоростью своего наиболее медленного  члена,  то  есть
Пандола.
     До сих пор в своем рассказе я не  упоминал  Пандола,  потому  что  во
время плена не встречался с ним. Пандол - предводитель клана,  акка-комор,
или верховный вождь. В молодости он был  могучим  воином,  но  теперь  был
очень стар и не мог долго выдерживать езду верхом. Поэтому движение  всего
племени было не быстрым - утомительным, но терпимым.
     Ночной лагерь был разбит  в  глубокой  долине,  окаймленной  гладкими
круглыми холмами. Так как это временный лагерь, на одну ночь,  у  него  не
было земляных укреплений, стен  из  плотно  утрамбованной  земли,  которые
окружали постоянный лагерь клана Коджи в те несколько месяцев, что  я  был
его аматаром. (По  этому  случайному  упоминанию  о  предыдущем  лагере  я
заключаю, что капитан Дарк забыл, что  не  описывал  еще  этот  постоянный
лагерь. По краткому упоминанию земляных  укреплений  я  делаю  вывод,  что
ятуны сооружают по всему  периметру  лагеря  насыпь  или  земляную  стену,
утрамбовывая для этого землю. В этой стене должен существовать проход  для
свободного выхода. Описывая свое возвращение в лагерь  с  раненым  Коджей,
капитан Дарк не упоминает о каких-либо трудностях преодоления этой  стены.
- Л.К.).
     Как только слуги Гамчана  расставили  его  палатки,  нас  с  Дарлуной
вывели вперед. Не зная, чего ожидать, я в то же время считал, что вряд  ли
Гамчан станет сурово обращаться с таким ценным имуществом, как я.  По  его
приказу с меня сорвали  кожаную  куртку,  перевязь,  пояс,  хотя  оставили
ботинки и кусок ткани вокруг бедер. Символы  на  груди,  обозначавшие  мою
принадлежность Кодже, смыли какой-то мыльной, слегка кисловатой  жидкостью
и на их месте изобразили новую группу символов. Несомненно, они обозначали
моего нового владельца.
     Когда меня уводили, вперед вывели девушку,  и  я  понял,  что  должно
произойти.
     Слуга, который снимал с меня куртку,  возился  с  креплениями  одежды
Дарлуны.  Девушка  смотрела  вперед  с   холодным   гордым   презрительным
выражением, но была бледнее обычного. Гамчан, раздраженный медлительностью
слуги,  подошел  и  схватил  своими  длинными  многосегментными   пальцами
воротник куртки Дарлуны.
     Я понял, что в следующее мгновение  куртку  сорвут  и  на  обнаженной
груди девушки нарисуют знаки рабства.
     При мысли о том, что юная прекрасная девушка благородного рождения  и
воспитания  будет  стоять  нагой  под  холодными   немигающими   взглядами
артроподов, вызвала у меня тошноту. Во мне проснулось какое-то  врожденное
рыцарство, о присутствии которого я и не подозревал.
     Ни мгновения не колеблясь, я разорвал  свои  путы:  они  должны  были
удержать руки артропода,  но  оказали  лишь  слабое  сопротивление  земным
мышцам. Пока воин, державший мою  веревку,  смотрел  на  меня,  я  прыгнул
вперед, схватил Гамчана за руку, оторвал его пальцы от девушки и в  ярости
развернул его и бросил в грязь.
     Думаю, я мог бы убить его. Красный туман закрывал мне глаза, руки мои
тряслись от гнева. Гамчан лежал на земле и с удивлением смотрел на меня.
     Я посмотрел вокруг и неожиданно рассмеялся. Все  ученики  и  слуги  с
крайним изумлением смотрели на меня. К этому  времени  я  уже  понял,  что
артроподы Танатора не совсем лишены эмоций, как я  считал  вначале.  Коджа
оказался способен испытывать нечто вроде дружбы; Гамчан в зависти, которую
испытывал к моему прежнему владельцу,  тоже  проявил  весьма  человеческие
чувства. То, что я принимал за полное отсутствие эмоций, было  всего  лишь
недоразумением: люди распознают эмоции  по  жестам,  интонации,  выражению
лица. Но артроподы неспособны на мимику, у  них  есть  возможность  только
слегка подергивать антеннами, а их металлическая  монотонная  речь  лишена
человеческого  богатства  тональностей.  Но  артроподы   передают   эмоции
жестами. Постепенно я начал  понимать  это.  Изумление  у  них  передается
полной неподвижностью и редким подергиванием антенн. И  все  ятуны  именно
так и вели себя сейчас.
     Потому что я совершил неслыханный поступок. С их крайним  фатализмом,
с их почти мусульманским ощущением кисмета,  слуги  считали  свое  рабское
положение неизбежным и никогда и не подумали бы протестовать или  пытаться
освободиться.  Самый  знаменитый  воин,  бесстрашный  и  смелый  почти  за
пределами человеческих представлений, побежденный в битве и взятый в плен,
становится кротким слугой  и  выносит  жестокое  обращение  без  протеста,
негодования или гнева. Поэтому чтобы раб ударил своего хозяина - поступок,
неслыханный в анналах этого необычного народа.
     Но такой поступок со стороны аматара - это вообще  богохульство.  Как
может имущество, бездушная  вещь  проявлять  гнев  или  восставать  против
своего владельца?
     Свита Гамчана с недоумением  смотрела  на  меня.  Артроподы  явно  не
верили  своим  глазам:  аматар  поднял  руку  на  своего  владельца.   Это
совершенно невозможно.
     Я заметил изумленный взгляд Дарлуны. Ее народ, как я узнал позже,  не
знает рабства: он достиг более высокого уровня цивилизации, чем артроподы.
Поэтому ее удивление объяснялось не необычностью действий аматара, а  тем,
что она не понимала их причины.
     Она считала  меня  предателем,  действовавшим,  как  приманка,  чтобы
завлекать людей в рабство. Человеческие  обитатели  Танатора  относятся  к
артроподам с крайним отвращением. Их считают  самой  презренной  и  низкой
расой. Быть рабом племени ятунов - это судьба,  не  поддающаяся  описанию:
поэтому человек, заманивающий своих собратьев  в  рабство,  становится  за
пределы человеческого. И вот, считая меня именно таким предателем, она  не
понимала, почему я оторвал от нее когти хозяина.  Я  уже  доказал,  что  я
предатель, заманив ее в ловушку, почему же я так яростно пытаюсь  помешать
нарисовать на ее груди символы рабства?
     Но изумление почти тут же кончилось, и я оказался окружен  обнаженной
сталью. Я стоял, тяжело дыша и глядя по сторонам, как загнанный зверь, а в
это время один из учеников Гамчана, юноша по  имени  Дутор,  помог  своему
учителю встать на ноги. Это  был  напряженный  момент.  Я  ожидал,  что  в
следующее мгновение почувствую боль от удара меча, прерывающего мою жизнь.
Я и до сих пор не понимаю, почему Гамчан не приказал убить меня на  месте.
Возможно, мои действия привели его в полное недоумение. А может, он решил,
что простая смерть недостаточное наказание за такой богохульный  поступок,
и захотел на досуге придумать более соответствующее.
     Во всяком случае,  меня  не  убили  на  месте,  а  закрыли  вместе  с
остальными сокровищами во внутреннем круге палаток. Веревки, сплетенные из
травы, оказались слишком непрочными, и их заменили стальные кандалы.  Меня
приковали к центральному столбу палатки и оставили изнывать, пока не будет
выбран вид смерти.
     Я  сухо  улыбнулся  в  темноте.  Мои  отчаянные  действия   оказались
напрасными, потому что Гамчан заверил меня, что Дарлуна  все  равно  будет
раздета и знаки нанесут ей на грудь.
     Я решил, что второй период моего  пленения  у  ятунов  будет  гораздо
короче первого.
     И правда, он вскоре  окончился  -  но  совсем  не  так,  как  я  себе
воображал!


     На следующий день меня в цепях повели  на  казнь.  Ученики  из  свиты
Гамчана провели меня между рядами воинов ятунов, которые в полном молчании
разглядывали меня. День был жаркий и тихий, небо яркое и чистое. И так как
это мой последний день на Танаторе, я внимательно смотрел по сторонам.
     Я почувствовал на себе взгляд Дарлуны и повернул к ней  голову.  Лицо
ее было серьезно, глаза печальны. Увидев мой взгляд, она надменно  подняла
голову,  и  на  лице  ее  появилось  выражение  холодного   презрения.   Я
рассмеялся. Уж эти женщины! Женщина на этой далекой планете такова же, как
и на моей родной далекой Земле.
     Я поднял голову, чтобы в последний раз взглянуть на этот прекрасный и
ужасный мир, прежде чем погружусь во тьму безымянной  могилы.  И  тут  мои
глаза изумленно раскрылись.
     Я увидел самое чудесное зрелище из всех,  какие  уже  видел  на  этом
полном чудес мире.
     По яркому утреннему небу скользила группа невероятных машин  -  прямо
на лагерь племени ятунов.
     На  мгновение  я  не  поверил  своим  глазам.  Они  были  похожи   на
причудливые парусные корабли прошлого, с позолоченными фигурами на носу  и
с богатым орнаментом в виде завитков на  корме.  Всего  этих  удивительных
воздушные кораблей было три, они казались сделанными из  дерева  и  больше
всего  напоминали  фантастические  галеоны  Испанской  Армады,  снабженные
большими хлопающими крыльями.
     Они опускались по ветру, бросая огромные скользящие  тени  на  луг  и
лагерь, а артроподы  лихорадочно  засуетились,  бегая,  раздавая  команды,
хватая боевые луки и ища убежища.
     Похоже, лагерь ятунов подвергся нападению.
     И в этом смятении все совершенно забыли о нас с Дарлуной!



                    7. НА БОРТУ ФРЕГАТА "НЕБЕСНАЯ ЧАЙКА"

     Хотя  руки  у  меня  были  скованы,  ноги  оставались  свободны.  Так
стремительно артроподы перешли к обороне, что меня оставили стоять  одного
и  без  охраны.  Принцесса  стояла  сразу  за   мной,   глядя   вверх   на
фантастические крылатые суда, которые медленно  и  громоздко  кружили  над
головой.
     - Что это такое?
     - Разведочные орнитоптеры, - сказала она. - Ты никогда их не видел?
     Я заверил ее, что не видел. Она удивилась. Я напомнил, что  происхожу
из далекой страны и здесь ничего не знаю.
     - Должно быть, из очень далекой, - заметила она, -  если  никогда  не
слышал о небесных пиратах Занадара!
     Это название я слышал, но ничего подобного себе и представить не мог.
     - У нас есть возможность бежать, - сказал я. - Пока  ятуны  заняты  в
сражении, попробуем захватить тапторов и бежать.
     Я боялся, что она отвергнет мою помощь; может быть, ку тад (эти слова
означают "золотой народ") разделяет фатализм "ва лу рокка" племени ятунов.
Но нет. Мы немедленно направились к загону с тапторами Гамчана, и я  вывел
двух животных.
     Птицы-лошади  беспокоились  из-за  суматохи.  Может,  чувствовали   в
воздухе кровь, войну и смерть. Во всяком случае они пытались  нас  ударить
клювами, гневно кричали, когда мы надевали на них седла и  пытались  сесть
верхом. Я выругался про себя и пожалел  о  послушном  тапторе,  с  которым
подружился в загоне Коджи. Но Дарлуна  оказалась  прирожденной  всадницей,
она знала, как управляться с тапторами: надо бить их по  голове  небольшой
деревянной дубинкой, называемой оло, именно для этой цели прикрепленной  к
седлу. Дубинка очень похожа на гантель.
     Нам удалось сесть верхом, и мы поскакали из лагеря.
     У периметра мы  встретили  моего  прежнего  владельца  Коджу.  Он  не
удивился, увидев меня.
     - Скачи на север, Джандар, а потом на  восток  по  краю  джунглей.  Я
думаю, принцесса Дарлуна хочет  вернуться  к  своему  народу,  -  серьезно
сказал Коджа.
     - Откуда ты знаешь, как меня зовут, ятун? -  спросила  принцесса.  Он
указал на яркий медальон, прикрепленный к ее поясу.
     - Если не ошибаюсь, это печать Шондакора? - риторически вопросил  он.
- Если это так, то только правящая  принцесса  может  носить  эту  печать.
Отсюда я узнал твое имя.
     - Почему ты нам помогаешь, ятун? - подозрительно спросила она.
     Коджа пожал плечами, вернее подернул своими антеннами.
     - А почему бы и нет? Я считаю,  что  орнитоптеры  ищут  именно  тебя.
Небесные пираты никогда не проявляли особого интереса к нашим  сокровищам.
А если глаза меня не подводят и я верно разглядел знаки вон на той  корме,
это флагманский корабль принца Тутона, честолюбивого и не всегда  честного
человека, который стремится к власти через обладание принцессой Шондакора.
     Прищурившись, я посмотрел в яркое золотое небо и увидел, что на самом
большом и нарядном из трех летающих кораблей есть сине-серебряная  эмблема
- крылатый кулак, нарисованный на вертикальном рулевом  плавнике,  который
торчит из полуюта на корме галеона - или фрегата, как правильнее  было  бы
назвать разведочный корабль.
     Дарлуна все еще не была убеждена, что Коджа  желает  нам  добра.  Она
посмотрела на меня.
     - Можно  ли  доверять  этому  капоку?  -  спросила  она,  использовав
разговорное выражение, которое можно перевести как "паразит".
     - Да, принцесса. Коджа великий воин, могучий вождь и мой  ухорц-друг.
- По-прежнему не зная, как на танаторском друг, я  использовал  английское
слово.
     - Идемте, я проведу вас. Дорогу, стража! - защелкал Коджа, приказывая
стоявшим у  периметра  стражникам  расступиться.  Он  прыгнул  в  седло  и
поскакал перед нами, знаками  приказывая  отойти  всем,  кто  пытался  нам
помешать.
     - Коджа, зачем ты это делаешь? У тебя будут неприятности с твоими,  -
сказал я.
     - Мы не надеемся победить орнитоптеры, - спокойно  сказал  он.  -  Но
если мы выхватим из челюстей пиратов то, что они ищут,  мы  уведем  у  них
победу. А теперь не разговаривай больше. Вперед!
     Мгновение спустя догадка Коджи относительно цели рейда подтвердилась.
Передовой фрегат, на руле которого был нарисован королевский символ, низко
плыл над лагерем, а щегольски одетый и чрезмерно красивый молодой  человек
перегнулся через резную балюстраду и закричал в мегафон артроподам внизу:
     - Внимание, вожди ятунов! Мы не хотим ни  ваших  сокровищ,  ни  вашей
гибели. Нам нужна только рыжеволосая шондакорская  девушка,  которую  ваши
воины захватили вчера в джунглях. Выдайте нам одну ее, и мы  улетим  и  не
причиним вам никакого вреда.
     В этот момент  один  матрос  -  его  ярко-зеленая,  колпачком,  шляпа
развевалась на  ветру,  поднятом  крыльями  -  заметил  ярко-рыжие  волосы
Дарлуны. Мы в этот момент как ветер  неслись  по  другую  сторону  лагеря.
Моряк стоял на обсервационной палубе рядом с носовой надстройкой  корабля,
и у него был великолепный вид на все окружающее. Мы слышали, как он кричит
о своем  открытии  принцу  Тутону,  кем  и  оказался  красивый  человек  у
балюстрады.
     Тутон отдал ряд резких приказов.
     - Рулевой! Вперед на десяти узлах! Целься на трех всадников!  Боцман!
Лассо к правому борту. Быстро!
     Большой корабль со  скрипом  и  хлопаньем  крыльев  развернулся.  Как
огромная акула, он заскользил к нам по воздуху. Бросив взгляд назад  через
плечо, я увидел украшения на его носу и свирепое лицо  воина,  вырезанного
на бушприте.
     В тот момент как  мы  достигли  края  джунглей,  на  нас  упала  тень
корабля. Я считал, что кусты помешают поймать нас лассо и  что  нам  лучше
скакать по краю джунглей, чем углубляться  в  них.  Оба  мнения  оказались
неверными. Мы были на открытом месте, где ничто нас не защищало, и на  нас
опустились петли.
     Дарлуну, кричащую и пинающуюся, подняли с  седла,  как  пойманную  на
крючок сардину. Секунду спустя лассо упало на Коджу, и он  полетел  вверх,
размахивая руками, со своим серьезным и лишенным выражения лицом.
     Меня тоже поймали  и  потащили  вверх.  Мимо  меня  пролетел  гладкий
корпус, все щели которого были аккуратно замазаны какой-то  резиноподобной
массой. Потом перила  палубы,  опирающиеся  на  столбы  в  форме  крылатых
дельфинов, пронеслись подо мной, и с сильным толчком я упал на  палубу.  Я
увидел, что лассо крепились к  шлюпбалке.  которая  выступала  с  борта  в
сторону, как виселица.
     Улыбающийся принц Тутон  прошел  вперед.  Молодой  человек,  пижонски
одетый в плотно  облегающие  бутылочно-зеленые  брюки,  высокие  сапоги  и
отделанную  оборками  рубашку,  украшенную  у  воротника  и   на   рукавах
кружевами. На перевязи у него висела рапира,  украшенная  драгоценностями.
Посмотрев  на  него  вблизи,  я  заметил,  что  небесные  пираты,  хотя  и
несомненно люди, имеют отчетливые расовые отличия от ку тад.
     Кожа у них не рыжеватая или  цвета  меда,  а  бумажно-белая;  волосы,
длинные и завитые, не рыжие, а черные; и такие же глаза,  не  раскосые,  а
прямые. Принц оказался красивым человеком, с мягким лицом, яркой  улыбкой,
спокойным голосом и очаровательными манерами. Он  выглядел  и  действовал,
как какой-нибудь французский пират благородного происхождения. Взгляд  его
всего  лишь  на  мгновение  задержался  на  обнаженной  груди  Дарлуны;  в
следующее мгновение он сорвал алый плащ с плеч своего помощника и набросил
на девушку.
     Он поклонился и щелкнул каблуками, как какой-нибудь нацистский офицер
в фильме о второй мировой войне.
     - Дорогая принцесса! Добро пожаловать на флагманский фрегат "Небесная
чайка": его экипаж и офицеры в твоем распоряжении. Так же,  как  и  Тутон,
принц Занадара, стоящий перед тобой, - он твой раб!
     Должен признать, хорошо сказано! Тогда  почему  же  во  мне  вскипела
кровь,  когда  я  увидел,  как  Дарлуна  с  улыбкой  повернулась  к  этому
гладколицему принцу, услышал благодарность в ее голосе?
     Что касается меня, то я вышел из себя. Я отбросил лассо,  готовый  ко
всему.
     - Нам не нужна ваша помощь! - крикнул я. - Мы и сами уже  уходили!  Я
возвращаю Дарлуну ее народу и могу с этим справиться и сам!
     Принц Тутон вежливо поднял бровь.
     - А это кто такой? - спросил он.
     Девушка  бросила  на  меня  осуждающий  взгляд.  Потом   презрительно
сказала:
     - Безымянный варвар, раб ятунов. Не обращай внимания на его слова, он
груб и не понимает цивилизованного поведения.
     - Да? Ну, работа у колес научит его хорошим  манерам.  Идем,  дорогая
принцесса: в моей каюте готова легкая закуска - бисквиты с вином,  мясо  с
приправами и салат, ничего особенного.
     - Ты слишком добр, принц Тутон, - прошептала  она.  Он  предложил  ей
руку, и они повернулись, собираясь уходить, не обращая внимания на Коджу и
меня.
     - Не ходи с ним, Дарлуна! - кипел я. - Не слушай его! Ты помнишь, что
сказал Коджа: у него политические цели, ему ты нужна...
     Тутон строго посмотрел на меня. Дарлуна негодующе вспыхнула.
     - Молчи, ты... ты... аматар! - выпалила она.  -  Если  не  чувствуешь
благодарности к рыцарю, спасшему тебя от опасностей джунглей,  по  крайней
мере воздержись от того, чтобы низменно опровергать мотивы его действий.
     - Этот парень становится надоедлив. Боюсь, придется указать  ему  его
место, - замурлыкал принц, и в его вежливом голосе звучали зловещие нотки.
     Коджа схватил меня за руку, но я отбросил ее.
     - В любое время готов получить урок, принц!
     Он остановился, повернулся и стоял, разглядывая меня  сверху  донизу.
Глаза его оскорбительно задержались на знаках аматара на моей груди.
     - Я не привык к тому,  чтобы  меня  оскорбляли  на  моей  собственной
палубе, - сказал он - Боюсь, принцу занадарскому Тутону все-таки  придется
поучить тебя манерам.
     - Джандар...  Танаторский  готов!  -  выпалил  я.  Он  снова  вежливо
приподнял бровь.
     - Ты права, дорогая принцесса, этот варвар нелеп. Теперь он весь  мир
считает своим владением!
     Неожиданно он стал тверд, как сталь.
     - Мечи удовлетворят тебя, горячий варвар?
     - Да!
     Во время бегства из лагеря ятунов я схватил один из мечей-хлыстов. Он
висел у меня на спине.  Теперь  я  вытащил  его  и  взмахнул  им,  правда,
несколько неуклюже, так как мои руки все еще  были  связаны.  Принц  Тутон
заметил это и позвал своего кузнеца, который быстро снял с меня кандалы.
     Принцесса Шондакора с сомнением смотрела на меня.
     - Ты ведь не станешь его убивать, милорд? Деревенщина в конце  концов
действительно помогла мне бежать из лагеря ятунов. Впрочем, из-за него я и
оказалась там.
     Принц поклонился, салютуя концом своей рапиры.
     - Дорогая принцесса, его жизнь принадлежит тебе,  я  лишь  поучу  его
приличным манерам. - Потом, повернувшись ко мне: - Готов, варвар?
     Я согласился и встал  в  позу.  Я  прекрасно  понимал,  что  совершаю
серьезную ошибку: веду себя глупо, даже опасно. Вежливый и проворный принц
представит  меня  нелепым  шутом,  а  я  так  отчаянно   хотел   исправить
впечатление, сложившееся обо  мне  у  Дарлуны.  Я  выругался  про  себя  и
пожалел, что у меня такой несдержанный характер и болтливый язык.
     Но теперь уже поздно. Я утешал себя, вспомнив, что хорошо  фехтую.  В
Йеле я был отличным фехтовальщиком, и  может,  мне  еще  удастся  проучить
этого коварного принца. Если повезет, я его заставлю выглядеть шутом.
     Мы скрестили оружие, зазвенела сталь, началось прощупывание. Скоро  я
тяжело дышал, пот струился из всех  пор,  руки  дрожали  от  напряжения  и
усталости. Я очень, очень глупо поступил, ввязавшись в  эту  схватку.  Мне
следовало бы помнить,  что  всю  предыдущую  ночь  я  простоял  с  руками,
прикованными к столбу палатки. Я был крайне истощен, мышцы  рук  устали  и
ослабли.
     К тому же у меня не было опыта обращения с мечом-хлыстом.  Схватка  с
вастодоном должна была показать мне,  что  я  совершаю  серьезную  ошибку,
вступая в дуэль с таким неуклюжим оружием. Мне  трудно  было  пользоваться
гибким пятифутовым лезвием, а у Тутона была легкая рапира,  очень  похожая
на стандартное  земное  фехтовальное  оружие.  Быстрое  сверкающее  острие
оказывалось повсюду: задевало меня за щеку,  касалось  шеи,  провело  алую
царапину сначала на одной руке, затем на другой. Принц легко  танцевал  на
палубе, а я двигался тяжело  и  устало.  Матросы  начали  смеяться.  Коджа
выглядел так печально, как только может артропод.
     Ну, не стану задерживаться на этой сцене. Воспоминания о ней  до  сих
пор для меня болезненны.  Достаточно  сказать,  что  Тутон  заставил  меня
выглядеть неуклюжим клоуном, самым отъявленным дурачком. Он играл со мной,
как кошка с мышкой, но у него было отличное настроение, на него восхищенно
смотрела  прекрасная  девушка,  и  поэтому  он  удовлетворился  тем,   что
исцарапал меня, заставил слепо двигаться кругами и  в  качестве  конечного
coup de grace быстрым движением  рапиры  перерезал  повязку,  удерживавшую
ткань вокруг моих бедер. Я вынужден  был  выронить  меч,  чтобы  сохранить
остатки своего достоинства.
     Он оставил меня покрасневшего,  рассерженного,  нелепо  прикрывающего
наготу, истекающего кровью и потом.
     Швырнув свое лезвие боцману, деликатно вытерев лоб ароматной  лентой,
он повернулся и предложил руку принцессе. Она  презрительно  взглянула  на
меня и ушла с ним.
     В целом день для меня был не очень удачным.


     Нас с Коджей отправили на работу к колесам,  а  Дарлуна  наслаждалась
путешествием в роскошной каюте.
     Небесные пираты - грубые, но по-своему не злые люди. Нами  командовал
Гомар, грубовато-добродушный и крепкий морской волк - наверное, правильнее
сказать небесный волк, с алым платком,  завязанным  на  лбу,  и  с  черной
густой бородой, которая делала его похожим на персонажа пиратского фильма.
Он позволил мне вымыться в корыте, дал одежду: рваную  юбку-брюки,  чистую
набедренную ткань и нечто вроде открытой куртки из  войлока  отвратительно
оранжевого цвета, украшенной медными кольцами. В этой одежде я походил  на
цыгана на сцене, но не возражал. Нас с Коджей покормили, дали кислого эля,
и мне позволено было отдохнуть, прежде чем садиться за колесо.
     Эти колеса представляют собой огромные плоские механизмы из  твердого
дерева, установленные по бокам палубы в трех с половиной  футах  под  ней.
Они размещаются в большом трюме под палубой. Их пятьдесят,  они  находятся
друг над другом, а между ними многочисленные переходы  и  платформы.  Края
колес усажены ручками, у каждой ручки стоит раб. Рабы идут вперед,  толкая
ручку, и эти колеса поворачиваются и дают движущую силу огромным  крыльям,
похожим на мельничные.
     Путь занял около недели. И я был прикован к колесу, как галерный  раб
в каком-нибудь пиратском боевике. Не думаю, чтобы Дарлуна знала, что нас с
Коджей приковали  к  колесам;  вероятно,  ее  говорливый  хозяин  с  ловко
подвешенным языком сказал, что нам предоставили  на  борту  работу,  более
соответствующую нашему социальному положению.
     За неделю я получил массу новых сведений.
     Некоторые из прикованных к колесам рабов были  захвачены  в  плен  на
войне;  другие  оказались  занадарцами,  проданными  в   рабство   бедными
родителями, или осужденными на эту работу  за  какое-нибудь  преступление,
или просто несостоятельными должниками. Небесным  пиратам  нужно  огромное
количество таких  рабов:  работа  быстро  истощает  людей,  поэтому  нужен
постоянный приток новых. Мало кто из рабов выдерживает  первый  же  год  у
колес.  Как  я  узнал,  по  этой  причине  гражданский   кодекс   Занадара
предусматривает  рабство  как  наказание  почти  за  все:   за   убийство,
воровство, растрату, адюльтер, банкротство,  изнасилование,  покушение  на
убийство, мошенничество и почти за любое другое преступление, какое  может
прийти вам в голову. А рабство автоматически означает колеса.
     Мы работали сменами по часам: четыре часа  у  колеса  и  четыре  часа
отдыха - убийственный ритм. После первых  трех-четырех  смен  у  колеса  я
подумал, что умру. Еще через несколько я хотел умереть. Никогда не  думал,
что можно уставать до такой степени. Как говорится: я нашел в себе силы, о
существовании которых раньше не подозревал. Но нас обильно  кормили  мясом
вастодона, которое мы запивали крепким красным вином. И в отличие от рабов
на галерах, нам не приходилось спать в вонючих  трюмах.  Широко  раскрытые
жалюзи пропускали свежий холодный воздух. Со временем я  начал  привыкать;
плечи и спина стали крепче, на животе и груди образовались стальные мышцы.
     В промежутках между сменами я разговаривал с другими рабами. Это  был
пестрый сброд,  примерно  половина  черноволосые,  с  бумажно-белой  кожей
занадарцы, остальные из племен и  народностей  всего  Танатора.  Тут  были
серебристо-серые, одетые в хитин артроподы, хотя выяснилось,  что  они  из
враждебных Кодже кланов, а из клана самого Коджи в этот  момент  на  борту
никого не было. Но было много и рыжеволосых, с кожей цвета меда  людей  ку
тад, с  их  раскосыми  изумрудными  глазами.  Помимо  представителей  этих
народов, которых я на Танаторе встречал и раньше,  было  и  много  других,
включая  представителей   приземистой   расы   с   бесцветными   волосами,
грязновато-серой  кожей  и  желтыми  глазами.   Мне   сказали,   что   это
представители разбойничьей армии, которую  называют  чак  юл,  или  Черный
Легион. Мне еще придется о них говорить.
     Мы направлялись в Занадар, город небесных пиратов. Ходили слухи,  что
речистый коварный пиратский принц убедил  Дарлуну,  что  хочет  помочь  ее
народу в борьбе с врагами,  но  для  этого  ему  нужно  вернуться  в  свое
облачное  королевство,  чтобы  собраться  с  силами.  Не  знаю,  насколько
правдивы эти слухи, но  принц  явно  ухаживал  за  принцессой,  в  надежде
объединить два государства. Я скрипел зубами, узнав об этом, и  успокаивал
себя мыслями о том, что я сделаю с этим принцем, когда мы в следующий  раз
будем сражаться с ним.
     Разговоры с рабами позволили мне  заполнить  многие  пробелы  в  моих
знаниях. Оказывается, существовали целые области, в которых я  был  полным
невеждой.
     Я узнал, что поверхность планеты, вернее, луны, почти целиком состоит
из суши. На Танаторе два внутренних моря. Более крупное - Корунд Ладж, или
Большее море, находится в северном полушарии, а Санмур Ладж,  или  Меньшее
море, расположено на юге. На  Большем  море  и  его  берегах  господствует
краснокожая лысоголовая раса торговцев - торговая цивилизация, похожая  на
древний  Карфаген,  но  культурно  ближе  к  средневековой   Персии.   Эта
цивилизация называет себя Яркой Империей Перуштар; в ней три города:  Фарц
на севере, Нарук на западе  и  Сораб  на  юге;  столица,  Славный  Перушт,
находится на большом острове у южного  берега.  Кстати,  это  единственный
остров на Танаторе.
     Главный город Шондакора находится  на  реке  Аджанд,  в  ста  корадах
(Корад - основная единица длины на Каллисто.  Корад  примерно  равен  семи
милям - это среднее расстояние, которое можно преодолеть за час на  свежем
тапторе. - Дж.Д.) к югу от моря Корунд Ладж.
     К западу от Корунд Лодж, примерно на той же широте,  находятся  Белые
горы Варан-Хкор, на одной из них построен Занадар, Город-в-Облаках. К  югу
от этих гор и к западу от Шондакора,  примерно  на  широте  этого  города,
находится огромный район джунглей, называемый  Великий  Кумал.  К  югу  от
Великого Кумала почти на пятьсот  корадов  тянутся  равнины  Харата  -  от
берегов Санмур Ладж, Меньшего моря, на далеком западе до оснований  Черных
гор Радор, к которым двигалось племя ятунов. Таким образом, лагерь племени
отделяло от города небесных пиратов огромное расстояние  -  триста  десять
корадов, или две тысячи сто семьдесят пять миль.
     Читатель (если он у меня будет) простит мне эту диссертацию в области
географии Танатора, которая несколько затянулась. Но  так  как  рассказ  о
моих приключениях на Каллисто приведет вслед за мной читателя почти во все
эти места, я считаю нужным описать местонахождение этих городов и земель и
их расположение относительно друг  друга.  Что  касается  противоположного
полушария Танатора, то я мало что могу о нем сказать, потому  что  никогда
там не был. Кстати, эти краткие сведения о географии, которые  я  узнал  у
других  рабов,  оказались  бесценными.  Потому  что  теперь  я   хотя   бы
приблизительно знал, где находится диск из  молочного  гагата,  окруженный
монолитами, - Ворота между мирами, к которому  я  должен  добраться,  если
надеюсь  когда-нибудь   вернуться   в   свой   родной   мир.   Я   отметил
приблизительное расположение его на крате (Тут капитан Дарк прерывает свое
повествование и делает  набросок  географической  карты  одного  полушария
Танатора. Эта карта находится  на  обратной  стороне  двадцать  четвертого
листа рукописи, я ее репродуцировал, и  вы  найдете  ее  на  форзаце  этой
книги. Расположение объектов указано приблизительно,  и  расстояния  между
ними также отмечены  лишь  примерно,  так  как  невозможно  с  достаточной
степенью точности изобразить выпуклую поверхность планеты на плоском листе
бумаги, не используя сложные технические приемы  современных  картографов.
Карта, однако, позволяет примерно представить себе расположение  объектов,
упоминаемых в тексте. - Л.К.).
     Я узнал также о недавних событиях в этом мире. За  несколько  месяцев
до моего  появления  на  Танаторе  город  Шондакор  был  захвачен  сильным
предводителем разбойников  по  имени  Аркола,  верховным  вождем  чак  юл,
Черного Легиона, о котором я упоминал несколько раньше. У меня нет земного
эквивалента, чтобы описать это разбойничье племя. До некоторой степени эти
кочевники похожи на донских казаков в России  семнадцатого  столетия;  они
также  чем-то  напоминают  итальянских  кондотьеров   пятнадцатого   века.
Профессиональные солдаты, они избирают себе предводителя и живут  добычей,
сегодня нападая на торговый караван, завтра захватывая рыбачий поселок или
крестьянскую деревню, иногда осаждая замок какого-нибудь особенно богатого
лорда, иногда участвуя  в  качестве  наемников  в  войнах  между  городами
Танатора. Никто не мог сказать, что заставило их напасть на один из  самых
великолепных  больших  городов  Танатора.  Но  они  неожиданно   захватили
Шондакор и одним  удачным  ходом  приобрели  власть  над  целой  областью.
Возможно, их вождю Арколе надоела  кочевая  жизнь,  и  он  решил  поискать
королевство для себя и своих легионеров, вернее, он  решил  захватить  уже
существующее королевство, чем заново создавать его.
     Во всяком случае когда принцесса Дарлуна увидела, что враг уже  в  ее
городе  и  дальнейшее  сопротивление  бесполезно,  она  увела  большинство
жителей  города  в  джунгли  Великого  Кумала.  Отступление  часто  бывает
проявлением храбрости: несомненно, Дарлуна решила  избежать  смерти  своих
людей, бежав от Легиона, которому уступала в силе. Скрывшись  в  джунглях,
она  могла  бы  перегруппировать  свои  силы,  спланировать   операцию   и
попытаться вернуть город. Кумал с  запада  на  восток  тянется  на  две  с
половиной тысячи миль, а с севера на юг в самом широком месте  на  полторы
тысячи. Когда в вашем распоряжении почти четыре миллиона  квадратных  миль
сплошных джунглей, вы  можете  скрыть  здесь  несколько  империй,  которые
никогда не будут найдены.
     Много позже я  узнал,  почему  Дарлуна  оказалась  в  джунглях  одна,
сражаясь с вастодоном. Позже она рассказала мне эту историю: просто на  ее
охотничий  отряд  напало  несколько  ятрибов,  отряд  рассыпался  во  всех
направления, и ее спутники потеряли друг друга. Если бы я  не  появился  и
если бы вастодон был в другом  месте,  прошло  бы  не  больше  одного-двух
часов, и она бы объединилась с отрядом.
     Однако я  появился.  И  вастодон  тоже.  И  от  таких  незначительных
случайностей зависит иногда судьба мира.


     Мне трудно точно сказать, сколько дней и ночей  провел  я  у  колеса.
Монотонная тяжелая работа, чередование рабочих смен и сна, накапливающаяся
усталость - все это помешало мне следить за временем. Но  теперь  я  знаю,
что эти неуклюжие летающие сооружения могут покрывать  за  день  не  менее
трехсот миль, поэтому я провел за колесом не меньше недели.
     Сравнительно с земным реактивным самолетом  скорость  этих  воздушных
кораблей незначительна, но она велика, если вспомнить, что их  приводят  в
движение мышцы.
     "Небесная чайка" - личный флагман, или яхта, принца Тутона.  Каламбур
в этом названии  [по-английски  gull  одновременно  "чайка"  и  "мошенник,
пройдоха"] существует, кстати, и в танаторском. На Танаторе есть небольшая
летающая рептилия, которая встречается в основном в пустынных районах. Она
называется  "зелл".  На  берегах  обоих  танаторских  морей  также   можно
встретить разновидности этой рептилии. Чтобы отличить береговых зеллов  от
пустынных, их называют морскими зеллами, или  "лаждазелл",  так  как  ладж
по-танаторски означает море. Каджа по-танаторски "небо",  отсюда  название
корабля Тутона Каджазелл.
     Я  называю  этот  корабль  фрегатом,  хотя  в  сущности  это   легкий
скороходный разведчик. Но похож он  на  разукрашенные  испанские  галеоны.
"Небесная чайка" достигает восьмидесяти семи  футов  в  длину,  она  очень
широка, и у нее плоское днище. На носу и корме высокие надстройки. Носовая
надстройка возвышается на сорок два  фута  над  килем,  а  кормовая  -  на
тридцать пять футов. Верхний этаж носовой надстройки резко выдается вперед
в виде бельведера с широкими окнами, дающими хороший обзор на три стороны,
а наверху находится плоская обсервационная палуба. Под нею, прямо от  окон
бельведера, выдается бушприт, украшенный резной  головой  воина  и  рыбьим
хвостом. Дальше по изгибающемуся борту за капитанской рубкой и примерно на
уровне воды, как было бы у морского корабля,  находятся  два  балкона,  по
одному с каждой стороны корабля.  Кормовая  надстройка  имеет  аналогичный
бельведер, выступающий за корму, и вертикальный рулевой  плавник,  похожий
на огромное мельничное крыло. Этот руль закреплен на вертикальном кормовом
брусе - рудерпосте. Рудерпост связан с ахтерштевнем и -  через  него  -  с
движущими колесами.
     Крылья корабля отходят в  стороны  от  палубы.  От  одного  конца  до
другого они достигают ста двадцати футов. Ближайшая к корпусу часть  крыла
закреплена жестко,  но  примерно  треть  крыла  подвижна  и  приводится  в
движение с помощью сложной системы больших шкивов  и  оттяжек.  Эта  часть
крыла может подниматься и опускаться. Движением этих крыльев управляют  из
трюма. Через многочисленные шестеренки кинетическая энергия больших колес,
приводимых  в  движение  рабами,  передается  на  крылья.  Крылья  связаны
системой  прочных,  похожих  на   нейлон,   тросов.   Есть   и   храповик,
предотвращающий внезапное обратное движение:  иначе  порыв  ветра  мог  бы
разрушить все это сооружение.  Ванты  от  гигантских  колес  проходят  над
нашими головами и соединяются с колесами через ряд круглых иллюминаторов в
борту.
     Концепция птицекрылых воздушных кораблей не принадлежит исключительно
Танатору. Я помню, однако, что гений Возрождения Леонардо да Винчи не смог
создать действующую модель такого корабля,  хотя  его  блокноты  заполнены
чертежами орнитоптеров. Главная проблема - вес и движущая сила.
     Меня изумила изобретательность, с  которой  небесные  пираты  создали
свои воздушные корабли. Например,  фрегат  не  был,  как  я  первоначально
считал, сооружен из дерева, а из специально обработанной бумаги.  Огромные
листы плотного папируса смазываются  специальным  клеем  и  ряд  за  рядом
накладываются на плоские формы. Их просушивают в печах и снимают  с  форм,
получая  в  результате  нечто  похожее  на  пластмассу.  Корпуса  кораблей
невероятно тонкие и легкие, легче пластмассы или даже  бальсового  дерева,
но крепкие, прочные и выносливые.
     Там, где только возможно, корабль делается из бумаги.  Мачты,  балки,
киль, ахтерштевень и форштевень, бушприт и  распорки  корпуса  -  все  это
полые трубы. Крылья сооружены наподобие крыльев  летучей  мыши,  из  полых
трубок, похожих на сегменты бамбука, которые все сходятся  к  центральному
ребру. Между этими  ребрами,  однако,  используется  не  бумага,  а  шелк.
Прочный шелк, плотно натянутый и закрепленный, как  поверхность  барабана,
покрывается воском, и все щели в нем замазываются воском.  Здесь  бумажные
плиты оказываются непригодными.
     И все же даже  самая  легкая  бумага  не  дала  бы  возможности  этим
кораблям подниматься в небо, если  бы  не  содержащийся  внутри  газ.  Вся
нижняя часть корабля наполняется легким нейтральным газом, типа гелия  или
водорода, чья огромная подъемная сила буквально лишает орнитоптеры веса. В
Белых горах  бьют  гейзеры  этого  газа,  их  закрывают  и  под  давлением
накачивают газ в корпуса кораблей. Потом отвинчивают шланги,  а  отверстия
снабжают клапанами, которые позволяют выпускать легкий газ, если возникает
необходимость опуститься ниже. И корабли поднимаются в небо.
     На корабле две мачты, рядом друг с другом, а не на носу и корме,  как
у мореходной шхуны. Легкие ванты тянутся от мачты  к  мачте,  а  затем  на
бушприт и на корму, и с них свисает множество ярких флажков и вымпелов.
     На корабле находилось тридцать пять офицеров и матросов и восемьдесят
рабов. Именно  необходимость  в  огромном  количестве  рабов  делает  флот
Занадара небольшим. Иначе, при такой удивительной технологии, они могли бы
захватить господство над всем миром джунглей.
     А если когда-нибудь  пираты  изобретут  паровую  машину,  Боже  спаси
Танатор!



                             8. ГОРОД-В-ОБЛАКАХ

     Так случилось, что мы прибыли в город небесных пиратов во время моего
периода отдыха.
     Целыми днями мы летели на высоте  двух  тысяч  футов  над  темно-алым
ковром Великого Кумала. Но вчера, к  вечеру,  наконец  достигли  предгорий
Варан-Хкор, а к рассвету на горизонте показался Занадар.
     Моя смена спала в помещении  на  верхнем  уровне,  сразу  под  рядами
вентиляционных  жалюзи.  И  у   меня   была   возможность   увидеть   весь
Город-в-Облаках, как иногда называют Занадар.
     Прямо по нашему курсу, на несколько  градусов  вправо,  высокая  гора
вздымала свою вершину из пурпурного мрака в яркое сверкание рассвета. Гора
в основном  сложена  из  белого  мергеля,  похожего  на  белоснежный  мел,
перевитый полосами серого кварца;  вершина  неровная,  город  построен  на
разных уровнях, многочисленные башни  и  бастионы  соединяются  воздушными
мостами, которые пересекают пропасти между грандиозными зданиями и  похожи
на расстоянии на паутину, соединяющую серые, покрытые росой травинки.
     Город приближался, и я слышал громогласный голос  первого  помощника,
выкрикивающего в мегафон приказы закрепить все линии и люки.
     - Внимание на полуюте! - кричал он голосом, похожим на туманный горн.
-  Причальная  команда  -  внимание  у  носовых  тросов!  Приготовиться  к
демонстрации цветов! Парни у руля, поживее!..
     Послышался более слабый голос с  рулевой  рубки,  и  первый  помощник
передал на корму:
     - Право руля на два пункта! Веселее  у  лебедок!  Уравновесить  руль,
прочнее держать, парни!
     Я почувствовал, как по всему кораблю пробежала дрожь, большие лебедки
надо мной заскрипели, ванты загудели  от  напряжения,  команда  у  лебедок
натянула их, поворачивая элероны и вместе с ними большие  крылья.  Корабль
развернулся направо. Я находил изумительно интересным  бесконечно  сложный
процесс управления  полетом  "Небесной  чайки".  Я  все  отдал  бы,  чтобы
находиться на верхней палубе и видеть все своими глазами. Я  понимал,  что
команда у лебедок контролирует размах и повороты крыльев, а команда у руля
собственно и осуществляет поворот корабля,  поворачивая  огромный  рулевой
плавник направо или налево. Всей операцией руководили из пилотской  рубки,
команды капитана передавались первому помощнику, который  стоял  на  самом
верху конической башни между двумя мачтами; он в  свою  очередь  передавал
команды на лебедки и руль.
     Теперь мы шли по ветру. Крылья били медленнее,  их  отростки  в  виде
мельничных крыльев почти неподвижны, движение постепенно замедляется,  так
как элероны теперь тормозят  его.  Заскрипели  стойки,  фрегат  наклонился
вправо, и первый помощник выкрикнул очередной приказ. Не стану  переводить
ядовитую брань, которой он пересыпал свои команды.
     Теперь Занадар лежал прямо перед нами и гораздо ближе. Построенный на
горе, город небесных пиратов не нуждается ни в стенах, ни  в  укреплениях,
ни даже в навесном мосте. Архитектурный стиль  сводился  к  четырехстенным
зданиям с плоскими крышами с  многоуровневыми  балконами,  защищенными  от
ветра  полосатыми  навесами.  Здания  очень   массивные   и   прочные,   с
необыкновенно толстыми стенами,  резко  сужающиеся  к  вершине.  Вероятно,
такой стиль  диктуется  холодным  воздухом  большой  высоты  и  ураганными
ветрами. Вершина горы состоит из множества  вторичных  пиков,  десяток  их
искусственно выровнены  и  превращены  в  посадочные  площадки  для  флота
орнитоптеров. Я видел на ближайшей площадке, к  которой  мы  направлялись,
рельсовые пути. По каждую сторону площадки располагались ангары без  крыш,
похожие на сухие доки. Три сухих дока  были  заняты  фрегатами,  подобными
нашему. Эти фрегаты портовые команды притягивают в доки по рельсам, Должно
быть, на днище у  них  есть  втягивающиеся  колеса,  потому  что,  видимо,
корабли садятся в центре площадки, оттуда  перетаскиваются  по  рельсам  и
закрепляются прочными тросами в доках.
     Теперь концы крыльев бились в  быстром  легком  ритме.  С  каждым  их
движением пустой корпус отзывался гулом  барабана.  Мимо  открытых  жалюзи
проносились  фантастические  картины  башен  и  воздушных   мостиков   над
пропастями. Я заметил сады на крышах, с яркими цветами, спелыми  фруктами,
ярко-алыми листьями, защищенные от холодного воздуха стеклянными куполами.
     На каждой  башне  во  всей  своей  геральдической  красе  развевались
вымпелы с рисунками. Ряды балконов  уходили  вниз,  между  ними  виднелись
закрытые  стеклянными  куполами  бульвары,  по  которым  между   цветущими
деревьями прохаживались пестро  одетые  горожане  или  проезжали  рикши  с
колясками из позолоченной бумаги и дерева. Как я узнал  позже  от  Лукора,
этот  самый  высокий  уровень  называется  Верхним  Городом;  здесь  живут
аристократы  и  придворные,  со  своими   многочисленными   прислужниками:
менестрелями, клоунами, фокусниками, лекарями, парикмахерами, парфюмерами,
скульпторами по бумаге, мастерами,  изготовлявшими  маски,  организаторами
пирушек. Это богатый изнеженный класс, поддерживаемый вторым уровнем и его
работниками.
     Мы опустились ниже и  пролетели  над  тем,  что  Лукор  позже  назвал
Средним Городом. Улицы здесь не закрыты,  они  продуваются  ветрами;  дома
более приземисты,  вдоль  улиц  многочисленные  гостиницы,  винные  лавки,
закусочные, торговые конторы, дома  игр  и  удовольствий.  Яркие  бумажные
фонари свисают со столбов, раскачиваясь на  ветру:  синие,  медно-красные,
зеленые, как глаза гоблинов в вечернем  полумраке.  Здесь  живут  капитаны
пиратов  из  облачного  братства,  благородные  каперы,  которые   владеют
собственными кораблями,  а  иногда  и  целыми  эскадрами,  они  организуют
пиратские экспедиции против торговых караванов, которые пересекают опасные
горные тропы или останавливаются  вблизи  городов.  В  раздуваемых  ветром
плащах и высоких сапогах, ведя под руки ярко раскрашенных  девок,  царапая
концами рапир мостовую, они бродят по ветреным улицам  Среднего  Города  в
пьяном и высокомерном великолепии.
     Нижний город я почти не видел: грязные  лачуги  лепятся  у  оснований
грандиозных,  уходящих  вверх  зданий;  суровые  стражники  и   торопливые
согнутые фигуры рабочих и грязных уличных  мальчишек.  Здесь  живут  рабы,
слуги, воры и отбросы общества, спустившиеся в эту яму жалкой  бедности  с
более высоких уровней.
     Мы  парили  на  неподвижных   крыльях.   Первый   помощник   взревел.
Повернулись рычаги, освобождая клапаны. Засвистел  выходящий  газ.  Фрегат
задрожал,  осел,  снова  покачнулся,  снова  осел,  и  его  киль  коснулся
площадки. Я услышал, как портовая  команда  начала  крепить  тросы.  Потом
скрип колес и скрежет рельсов: нас быстро потащили к причалу.
     Дарлуна вышла через верхний парадный трап. Я видел ее только мельком,
смеющуюся, порозовевшую от возбуждения, одетую  в  сверкающие  шелка;  она
опиралась на руку принца Тутона.
     Я вышел через грузовой люк, один из длинной линии согбенных шаркающих
рабов.


     Помещения  рабов  находятся  в  Нижнем  Городе  за  стенами,   такими
толстыми, будто они сделаны из стволов секвойи. Здесь нам с Коджей  выдали
номерки, которые нужно  было  на  цепочке  повесить  на  шею.  Мы  жили  в
маленькой комнатке, рассчитанной на троих, ожидая, пока  очередной  корсар
не потребует новых рабов для своих  колес.  Тем  временем  нам  ничего  не
оставалось делать, кроме как прозябать.
     Для меня переход от варварства  племенного  лагеря  к  этой  развитой
городской цивилизации оказался очень болезненным.  Похоже  на  современный
Стокгольм или Лондон, сухо размышлял я. Грязные трущобы  внизу,  а  вверху
роскошные  дворцы  и  имения;  отдаленный  смех  и  музыка   ярких   садов
удовольствий долетал до жалких переулков и зловонных лачуг внизу.
     Для Коджи, который знал только  жизнь  лагеря,  охоту  и  войну,  это
должно было стать откровением; но он мало  говорил,  занятый  собственными
мыслями.
     Мы  вели  летаргический  образ  жизни.  Дважды   в   день   стражники
выстраивали нас в двойную линию, и  мы  кормились  у  фарфорового  корыта,
наполненного тепловатой похлебкой из мясных  отходов  с  кусками  каких-то
клубней. У каждого из нас была деревянная чашка, в которую мы  зачерпывали
свою порцию помоев. Растрескавшаяся,  грязная  штукатурка  стен,  грязный,
забрызганный остатками пищи пол, скрежет и  грохот  чашек,  погружаемых  в
застывшие помои, усталые, с пустыми глазами лица - как это все  отличается
от просторных комнат с полированными блестящими  полами,  где  воспитанные
офицеры и аристократы в безупречных костюмах, сверкающих золотом,  -  а  с
ними принцесса Шондакора - проводят те же самые дни!


     С благородных высот к нам спускались новости.  Принц  Тутон  поклялся
восстановить Дарлуну на троне  Шондакора.  Послы  Занадара  встретились  с
вождями Черного Легиона, чтобы обсудить альтернативу  войны  и  мира.  Вся
армада орнитоптеров готовится к рейду на столицу Дарлуны,  если,  конечно,
узурпатор Аркола не откажется от своих притязаний на трон.
     Слухи утверждали, что неизбежна королевская свадьба.
     Я начинал уже думать, что мое первоначальное суждение о принце Тутоне
оказалось слишком поспешным.  Предположение  Коджи,  что  мотивы  действий
принца  исключительно  низкие  и  политические,  тогда   казалось   вполне
вероятным. Но,  может,  меня  подводят  личные  пристрастия?  Потому  что,
похоже, принц Тутор предпринимал искренние усилия,  чтобы  изгнать  Черный
Легион и вернуть Дарлуне ее столицу.
     Я  ненавидел  вежливого  щеголеватого  принца.  Но  личное  унижение,
позорное поражение, которое он мне нанес, горечь от того, что  он  увел  у
меня Дарлуну, - разве все это не объясняет моей нелюбви к нему?
     Несомненно, я  больше  никогда  не  увижу  Дарлуну.  Она  никогда  не
окажется в нищете рабских помещений, а  ее  отвращение  ко  мне,  пусть  и
вызванное недоразумением, помешает нашим возможным встречам.
     Говорят, она очень увлеклась очаровательным Тутоном.  Он  сделает  ее
своей королевой в последний день года.
     Вероятно, пора перестать о ней думать.
     Она принадлежит сверкающему миру роскоши и  привилегий,  далекому  от
меня. Я не смог ей помочь, а Тутон смог.  Она  испытывает  ко  мне  только
отвращение. Видимо, решил я, мне следует отбросить мысли о  ней  и  думать
только о себе.


     Поломанную решетку обнаружил Коджа.
     Была сильная буря. Порывы ветра сотрясали  толстые  стены  зданий  на
склонах горы. Ледяные дожди затопили вершину и потоками неслись по улицам.
Они принесли большой ущерб, и обычные отряды уличных рабочих потребовалось
усилить.  Каждый  третий  раб  в  бараках   должен   был   участвовать   в
восстановительных и очистных работах. Среди них был и Коджа.
     Вечером он вернулся с интересной новостью.
     Сорвало часть крыши  с  того  дома,  в  котором  мы  были  заключены.
Укладывая  новую  черепицу,  Коджа  обнаружил  сломанную  решетку  жалюзи,
свободную в одном конце.
     В муравейнике грязных крохотных  комнатушек,  где  находилось  четыре
тысячи человек, стояла страшная вонь. Плохие санитарные  условия  вызывали
распространяющиеся  повсюду   и   болезненные   испарения.   Люди,   долго
находящиеся в  таких  условиях,  не  выдерживали  и  заболевали  харкающей
болезнью.
     Поэтому высоко под крышей в стенах были  пробиты  широкие,  забранные
решетками  окна.  Окна  закрывали  толстые  стальные  прутья,   не   давая
возможности воспользоваться ими для побега.
     Одна из решеток оказалась сломанной. Влага проникла через стену, прут
проржавел, так как решетку не меняли десятилетиями.
     Коджа серьезно сказал,  что  при  удаче,  точном  расчете  времени  и
невнимательности стражи можно было бы выбраться через  это  окно.  Но  для
побега нужны  двое:  один  будет  удерживать  тяжелую  решетку,  а  второй
выберется.
     - А что за решеткой? - возразил я. - Как спуститься по крутой стене?
     - Не надо спускаться. - Он приглушил резкие металлические  тона,  так
чтобы нас не  услышали.  -  Из  окна  можно  подняться  на  крышу,  она  в
нескольких футах над решеткой. А крыша барака рабов соединяется с  другими
зданиями и более высокими уровнями мостиками,  которые  мы  видели,  когда
фрегат садился. Для такого сильного человека, как Джандар, это нетрудно.
     Мы обсудили план действий и в конце концов  решили  попытаться.  Даже
если погибнем, такой конец предпочтительнее краткой, но  тяжелой  жизни  у
колеса.
     Мы решили бежать в эту же ночь. Задержка может уменьшить  шансы,  так
как в любое время могут потребоваться рабы для орнитоптеров.  Мы  спали  в
крошечных помещениях, размещенных одно за  другим  на  антресолях  большой
комнаты. Рабов не сковывают, и поэтому за  нами  тщательно  наблюдали.  Не
знаю, то ли считается, что утомительная, монотонная работа  подрывает  дух
человека и делает немыслимой  попытку  бегства,  то  ли  и  другие  народы
Танатора разделяют философию артроподов ятунов "ва лу рокка". Но для нас с
Коджей это было удачей. Стражники  проходят  по  антресолям  через  равные
промежутки времени, но  между  полуночью  и  рассветом  они  собираются  в
караульном помещении, рассказывают эротические истории и пьют  с  друзьями
крепкое вино, называемое кварра; при этом они забывают  свои  обязанности.
Поэтому для побега мы выбрали два часа ночи.
     Когда   стемнело,   стражники   зажгли   коптящие   масляные   лампы,
запечатанные и прикрепленные к стенам  железными  скобками.  Мы  с  Коджей
вернулись в свой  угол,  зевая,  как  будто  смертельно  хотели  спать,  и
улеглись. Вокруг нас чесались, ворчали, плевались рабы, готовясь ко сну.
     Несколько часов мы лежали неподвижно, притворяясь спящими.  Время  от
времени мимо проходил стражник, начиная с нижнего ряда антресолей и обходя
большую тускло освещенную комнату, поднимаясь  по  скрипучей  лестнице  на
следующий ярус и таким  образом  обходя  все  комнатушки.  После  третьего
обхода  стражи  стали  невнимательны  и  на  верхние   ярусы   вообще   не
заглядывали.
     В условленное время мы с Коджей выскользнули из нашей комнатки и  как
можно тише поднялись на самый верх. Здесь совершенно темно, и мало кто мог
нас увидеть, даже если бы  окружающие  не  спали.  Мы  вошли  в  незанятое
помещение непосредственно под окном с поврежденной решеткой. Коджа, с  его
более  длинными  руками,  должен  был  удерживать  решетку,  а  я,   более
проворный, взобрался бы на него и прополз через окно. К счастью в  зданиях
Занадара очень толстые стены, поэтому подоконник был в два фута шириной, и
я мог на нем стоять.
     Я поднялся наверх и выбрался через окно. Коджа опустил решетку, чтобы
я мог использовать ее как лестницу. Подняться на крышу оказалось нетрудно.
     Ночь стояла ясная  и  холодная.  Вверху  висела  Европа,  которую  на
Танаторе называют Рамавад, - сверкающий шар морозного лазурно-серебристого
цвета. Две другие большие луны еще не поднялись в ночное  небо,  но  самый
маленький и близкий к Юпитеру спутник Амальтея виднелся как золотое  пятно
на темном фоне. Для туземцев Танатора это Джурувад, или Малая луна.
     Держась одной рукой,  я  нагнулся,  чтобы  помочь  Кодже.  Я  заранее
привязал полоску ткани к решетке и теперь потянул за  нее,  чтобы  открыть
решетку и дать Кодже возможность  вылезть.  Но  в  тот  момент  как  Коджа
высунул в окно голову и одну руку, снизу послышались крики и топот.
     Наш побег был обнаружен. Вися над улицей  на  одной  руке,  а  другой
держа полоску ткани, привязанную к решетке, я ничего не  мог  сделать  для
своего  товарища.  Я  просил  его  поторопиться,  быстрее   подняться   на
подоконник. Но стражники схватили его снизу и втащили назад в окно.
     Перед тем как исчезнуть из вида, он последний раз бросил на меня свой
серьезный взгляд. Он попрощался.
     - Да будут с тобой боги Гордриматора, Джандар! Не пытайся помочь мне.
Ищи свободу один...
     - Коджа! - закричал я.
     Последними его словами были:
     - Спасайся! Я отдал тебе свой ухорц.
     И он исчез в окне.
     Я висел между землей и небом, не зная, чем ему помочь. Но тут в  окне
появилась  свирепая  физиономия  стражника,  серебристый   свет   Рамавада
отразился на его шлеме, он попытался копьем ударить меня по ноге.
     Моя смерть или пленение ничего хорошего не дадут  Кодже.  Я  выпустил
решетку и поднялся на крышу.  Решетка  ударила  стражника  по  лицу,  и  я
слышал, как он с грохотом упал.
     Я вскочил на ноги и огляделся. Сердце мое охватило мрачное  отчаяние.
Никогда за все месяцы пребывания на Танаторе не был я так одинок.
     Мой единственный друг в руках стражи,  я  один,  без  оружия  в  этом
чужом, незнакомом городе, окруженный врагами.



                           9. Я СПАСАЮСЬ БЕГСТВОМ

     Крыша была плоской и пустой. Два воздушных перехода  соединяли  ее  с
соседними зданиями. Но прежде чем я успел двинуться к одному  из  них,  на
меня напали, и я вынужден был защищаться.
     В большом здании послышался скрипучий звук  тревожного  гонга.  А  по
крыше ко мне бежал дородный  стражник,  темный  плащ  летел  за  ним,  как
огромные крылья, в руке его сверкала обнаженная рапира.
     Я был безоружен и почти гол, но мне удалось уклониться от его  удара.
Острие пролетело мимо уха, а я  ударил  его  кулаком  в  живот.  Он  вдвое
согнулся, воздух вырвался из его легких, а я ударом  в  челюсть  подбросил
его над крышей. Он тяжело упал, голова его болталась, и я  понял,  что  он
мертв.
     Я знал, что моя физическая сила превосходит силу  артроподов,  но  не
осознавал  своего  преимущества  перед  другими  туземцами.  Тяготение  на
Танаторе меньше земного; немного, но разница заметна.  Кажется,  что  даже
такое  слабое  отличие  делает  сравнительно   более   сильным   человека,
рожденного на планете с большим тяготением. Мой удар сломал стражнику шею.
     Но мне некогда было оплакивать его смерть, даже если бы я и  захотел.
Я не пацифист и вполне способен убить человека, который  набрасывается  на
невооруженного  с  мечом,  особенно  если  этот  невооруженный  я  сам.  Я
склонился к нему и начал раздевать, сменив  свою  рваную  одежду  раба  на
открытую кожаную куртку с высоким воротником и  изображением  занадарского
герба на груди. Там, где  один  стражник,  будут  два  и  больше,  и  если
придется сражаться за свою жизнь, я предпочитаю делать это  соответственно
одетым.
     Через полминуты я надел его куртку, сапоги, пояс,  перевязь,  шлем  и
плащ. Обернув вокруг его пояса свою набедренную повязку, я сбросил тело  с
крыши и услышал, как оно ударилось о  булыжники  внизу.  Когда  стражники,
разыскивающие  беглеца,  обнаружат  труп  раба,  это   может   значительно
задержать преследователей и позволит мне найти убежище.
     В лунном свете я надеялся сойти за жителя Занадара. Шлем  скроет  мои
необычного цвета волосы, а забрало спрячет голубые глаза, но я  ничего  не
могу сделать с цветом своей кожи: остается надеяться, что никто  этого  не
заметит.
     Я быстро пересек крышу и тут сделал замечательное открытие.
     Стражник высадился  из  двухместной  летающей  шлюпки,  которая  была
привязана к причальному столбу на крыше.
     Я раньше не видел таких миниатюрных орнитоптеров  и  потому  потратил
несколько мгновений драгоценного времени на осмотр.  Шлюпка  оказалась  не
похожей на большой фрегат и, конечно, приводилась в движение не  рабами  у
колеса, потому что едва достигала двенадцати футов в длину.  Больше  всего
она походила на каяк или закрытое  каноэ.  Корма  и  нос  у  нее  высокие,
бушприт резной и разукрашенный, как у венецианской гондолы. Вместо  днища,
заполненного подъемным газом, у шлюпки двойной корпус, который  делает  ее
буквально невесомой. Размах крыльев от одного конца  до  другого  двадцать
два фута, и, очевидно, не крылья приводили в движение шлюпку. Хоть  они  и
были снабжены  управляющими  вантами,  которые  отходили  от  педалей,  но
энергии педалей было бы совершенно недостаточно для полета. Я предположил,
что это скорее планер, чем подлинный орнитоптер, и  летает  он  на  мощных
восходящих потоках над высокогорным городом.
     С моей стороны было самоубийственной глупостью пытаться летать в этой
штуке. Но я взобрался в нее, отвязал причальный канат,  поставил  ноги  на
педали и начал пробовать приборы управления, в то время  как  порыв  ветра
поднял меня над крышей.
     Я тогда был в отвратительном настроении, винил себя и недорого  ценил
свою жизнь. И хорошо, что я так поступил, потому что, когда крыша исчезала
подо мной из виду, я увидел, как на  нее  из  люка  поднимается  множество
стражников.
     Как лист, подхваченный потоками, я пролетел между  высокими  башнями.
Мимо проносились горбатые мостики, один из них был совсем рядом. Я  вполне
мог бы разбить шлюпку за эти  первые  минуты,  но,  к  счастью,  этого  не
случилось.
     Управление  оказалось  очень  простым.  Рычаги   управляли   наклоном
элеронов и вертикальным хвостовым плавником-рулем.  Крылья  можно  было  в
воздухе поворачивать. Какова бы ни была природа газа, заключенного в полом
корпусе, он обладал значительной подъемной силой и делал шлюпку  буквально
невесомой. Никогда у меня не было такого полного ощущения  полета.  Похоже
на сон, когда у тебя нет веса, когда не нужно прилагать никаких усилий,  а
просто плыть, куда захочешь.
     Освоившись с приборами, я развернул бушприт и  направился  в  Средний
Город. Если кажется необычной быстрота, с какой я овладел этим  аппаратом,
должен признаться, что я пилотировал планеры в Швейцарии и вполне научился
ими управлять.
     Несомненно, мое решение покинуть Нижний Город оказалось мудрым. Лукор
слышал, что обнаружение тела стражника задержало поиски  ненадолго.  Когда
на рассвете проснулся от пьяного сна начальник стражи, мой побег был точно
установлен. Разумеется, у стражника, урожденного жителя Занадара, не  было
светлых волос, голубых глаз и загорелой кожи. К тому же я узнал, что  даже
после того, как стало известно,  что  одному  из  колесных  рабов  удалось
бежать, никто и не подумал искать в Среднем Городе; все поиски  велись  на
нижних уровнях; считалось, что я  нашел  убежище  в  какой-нибудь  лачуге.
Мосты,  ведущие  в  Средний  Город,  хорошо  охраняются,  чтобы   помешать
проникнуть ворам из трущоб снизу, и поэтому считалось, что я не мог пройти
туда незамеченным. Вначале никто не знал о шлюпке.
     Я добрался до террас Среднего Города,  но  буквально  чудом.  Сильный
порыв ветра швырнул меня на  резных  грифонов  и  горголий  разукрашенного
балкона, последовал треск, и корпус шлюпки оказался пробит. Мне  не  нужен
был  свист  выходящего  газа,  чтобы  догадаться,  что   корабль   потерял
летучесть, потому что шлюпка начала падать, и я едва  успел  выскочить  на
один из мостиков, как она окончательно потеряла  летучесть  и  упала,  как
подстреленная чайка, в пропасть между большими зданиями.
     Было уже почти четыре часа утра.  Нужно  найти  убежище,  прежде  чем
дневной свет обнаружит цвет моей кожи.
     Я решил избавиться от одежды стражника. Первый же встречный  стражник
может меня заподозрить. Я незнаком с званиями в страже Занадара,  не  знаю
ни пароля, ни приветствия. Я оставил себе куртку - обычную одежду  воинов,
а также плащ, сапоги и перевязь. Но медный шлем и блестящий герб города  я
бросил я мусорный ящик. Плащ - простой, без всяких украшений кусок  темной
шерстяной ткани, с капюшоном, который  и  надел,  чтобы  скрыть  волосы  и
затенить   лицо.   Потом    отправился    исследовать    ветреные    улицы
Города-в-Облаках.


     Небо светлело. Я шел по широкой  улице,  держась  в  тени  и  избегая
взглядов случайных прохожих. И тут я увидел драматическое зрелище.
     От широкого бульвара, как приток  от  могучей  реки,  отходил  темный
переулок. Он заканчивался  замкнутым  двориком.  И  тут  одинокий  человек
сражался в кольце неуклюжих противников.
     Я всегда был на той стороне, у которой нет преимуществ, и никогда  не
избегал хорошей схватки. Совесть не позволяла отвернуться и  сделать  вид,
что  я  не  видел,  как  человек  смело  сражается  против  превосходящего
противника.
     Это был пожилой человек, худой и стройный, среднего роста, с короткой
аккуратно причесанной бородой серо-стального цвета и львиной  гривой,  все
еще почти черной. У него холодный расчетливый взгляд и тяжелая челюсть, он
прижался спиной к стене, даже не пытаясь  звать  на  помощь,  его  быстрое
сверкающее лезвие держало  на  расстоянии  свыше  десяти  мрачных  громил,
вооруженных абордажными  саблями  и  дубинами.  Лезвие  уже  добралось  до
четверых разбойников, которые мертвыми лежали у его ног, и в  тот  момент,
когда  я  появился  на  сцене,  он  уклонился  от  удара  самого   рослого
противника, легким движением руки  пробил  его  защиту,  лезвие  коснулось
груди бандита и тут же вернулось в исходное положение. Огромный  разбойник
покачнулся, изрыгая кровь, и упал. В этот момент на  сцене  появился  я  с
обнаженной    рапирой.    Я    должен    был    показаться    привидением,
материализовавшимся  из  тьмы,  таким  быстрым  и  неожиданным  стало  мое
появление. Ближайший ко мне нападающий с удивленным вскриком обернулся,  и
я проколол ему плечо. Его дубина  со  стуком  упала  на  булыжники,  и  на
хриплый крик удивления и боли оглянулись его товарищи и увидели меня.
     Неожиданность всегда дает преимущество в схватке,  и  я  успел  убить
двоих, прежде чем меня  окружило  достаточное  количество.  В  отличие  от
последней схватки на  мечах  -  унизительного  поражения  от  руки  принца
Тутона, когда я был отягощен  незнакомым  ятунским  мечом-хлыстом,  тут  я
сражался тонкой рапирой, отобранной у стражника, а это оружие мне  гораздо
больше по душе. Вскоре я уже бился изо всех сил.
     Пожилой человек, на помощь которому я пришел, бросил на меня  веселый
оценивающий взгляд и мрачно улыбнулся.
     - Не  знаю,  откуда  ты  появился  друг,  но  пришел  ты  вовремя!  -
приветствовал он меня.
     Я дерзко улыбнулся в ответ.
     - Когда-нибудь мои рыцарские чувства приведут меня к гибели, сэр,  но
я подумал, что ты не все возьмешь себе и дашь мне немного подраться.
     Он рассмеялся.
     - Я не эгоист, пожалуйста, дерись!
     И тут мы оказались слишком заняты, чтобы  обмениваться  шутками.  Еще
какое-то время мы  сражались  спина  к  спине  и  уложили  каждый  по  два
противника. Когда рука у меня уже начала уставать, враги решили, что с них
хватит, и отступили. Мы не стали их  преследовать  и  повернулись  друг  к
другу.
     - Твоя помощь пришла очень вовремя, сэр, и я благодарю тебя за нее, -
сказал мой товарищ с улыбкой и легким поклоном.
     - Вовсе нет. Я всегда считал, что  двенадцать  против  одного  -  это
несправедливо, к  тому  же  мне  захотелось  немного  попрактиковаться,  -
ответил я, зная уже, что на Танаторе воин всегда умаляет свое искусство  и
доблесть.
     - Я возвращался домой с позднего представления  в  театре,  неразумно
распрощался со своими спутниками и пошел один, а этот район ночью  опасен.
Бандиты, несомненно, приняли меня за богатого человека. Если бы им удалось
меня свалить, они были бы разочарованы, найдя, что мой кошелек тоще, чем у
них, - объяснил пожилой джентльмен.
     - Но не тоще моего, - улыбнулся я. - Со  мной  они  увидели  бы,  что
вообще дрались напрасно.
     - Мой дом близко. Не разделишь ли со мной теплый очаг и  чашку  вина,
сэр? - вежливо спросил он.
     - С радостью, потому что ночь холодна,  а  я  далеко  от  дома,  -  с
благодарностью ответил я.
     Мы прошли в соседний двор, где красно-черное дерево  сорад  поднимало
свою блестящую листву навстречу первым лучам рассвета. Здесь  мой  товарищ
открыл дверь и жестом пригласил меня войти.
     - Добро пожаловать, друг  мой,  в  бедный  дом  Лукора-фехтовальщика,
владельца  академии  Лукора  и   единственного   учителя   джентльменского
искусства лезвия, - сказал он, предлагая мне удобное  сидение  у  огня.  Я
представился как Джандар, но  не  назвал  своего  родного  города,  сказав
только, что я путешественник из отдаленной местности. Мой хозяин  оказался
слишком вежлив, чтобы расспрашивать.
     Мы находились в голой спартанской комнате,  педантично  аккуратной  и
исключительно чистой. Несколько  предметов  мебели  прекрасной  работы,  а
предметы искусства, хоть и недорогие, отличного  качества.  Очевидно,  это
квартира холостяка, аристократического происхождения, но бедного.  Учитель
фехтования повесил наши  плащи  в  шкаф  и  вышел  из  комнаты,  пригласив
располагаться у огня поудобнее.
     Через несколько мгновений он вернулся, неся на  старинном  серебряном
подносе два высоких кубка и заледеневший  графин  с  замечательно  вкусным
легким  сухим  вином,  а  также  небольшую  тарелку  с  холодным  мясом  с
приправами, незнакомые засахаренный фрукты и прекрасное хрустящее  печенье
- еда особенно восхитительная в глазах человека, который все последние дни
зачерпывал похлебку из рабского корыта.
     Мы выпили за здоровье друг друга  и  расслабились  в  приятном  тепле
очага. Маленькая уютная комната,  окна  залиты  рассветом,  воздух  слегка
ароматный от каких-то слабых духов. Мне было очень удобно и приятно.
     - Значит ты учитель фехтования, сэр? Мне следовало бы  догадаться  по
той легкости, с которой ты удерживал дюжину противников.
     - Да, мой друг. Должен признать, что мое  имя  не  совсем  неизвестно
среди мастеров нашего искусства. Хотя для отпрысков  благородных  семейств
этого города, увы,  даже  лучшие  приемы  фехтования  кажутся  излишним  и
ненужным педантизмом. Но позволь вернуть тебе комплимент: твое собственное
искусство не лишено быстроты и ловкости, хотя видно, что тебе  не  хватает
практики, если ты простишь  мне  это  замечание:  глаз  профессионала  все
подмечает, и боюсь, я проявил невежливость к тому, кого должен благодарить
как своего храброго спасителя.
     Я улыбнулся и заметил, что в прошедшие недели образ жизни не позволял
мне много тренироваться.
     - Из твоих слов я заключаю, - продолжал я, - что  академия  Лукора  в
этом городе недавно и что Занадар не твоя родина.
     - Совершенно верно, я ганатолиец, - он назвал небольшой  город  между
Шондакором и Наруком, в восточных предгорьях Белых гор. -  В  моем  родном
городе уже есть две фехтовальные школы, поэтому я  переселился  в  царство
воинственных небесных пиратов, надеясь найти девственное поле  для  своего
искусства. Увы, учеников меня мало и зарабатываю я так немного,  что  даже
не могу нанять второго учителя.
     Потом вежливо перевел разговор на меня.
     - Но ты, сэр, очевидно, тоже  не  уроженец  Занадара.  Я  никогда  не
встречал джентльмена с такими уникальными волосами, глазами и кожей.  Если
мой вопрос тебя не оскорбит...
     - Я тоже здесь чужой, -  признался  я.  И  в  припадке  откровенности
добавил, что родился в Рио, учился в Йеле и совсем  недавно  находился  во
Вьетнаме.
     Земные названия, конечно, были ему незнакомы. Лукор серьезно  взвесил
их, потом заметил:
     - Действительно, из  далекой  местности  ты  пришел.  Вероятно,  твои
соплеменники редко бывают здесь.
     - Очень редко, - согласился я, - в сущности, насколько мне  известно,
я первым из своего народа побывал в этих краях.
     Беседа продолжалась. Я сонно мигал,  расслабившись  от  превосходного
вина и тепла очага. Может, я даже вздремнул немного: ведь я совсем не спал
эту ночь. Почувствовал, что хозяин трясет меня за плечо.
     - Уже утро, и я ложусь спать. Днем мне нужно быть в крепости, у  меня
урок с юными лордами Мараком и Эйкором. Может,  чтобы  не  возвращаться  в
свой далекий дом, примешь мое гостеприимство?
     Я вежливо возражал, говорил, что не хочу  его  стеснять,  но  учитель
фехтования не принял моего отказа и настаивал, чтобы я спал в его доме.
     И так как никакого  другого  дома  у  меня  не  было,  я  принял  его
предложение, разделся и скоро уснул.
     Так беда приводит к счастливой  встрече,  и  я  приобрел  в  Занадаре
первого друга. Больше никогда я не усомнюсь, когда нужно прийти на  помощь
незнакомцу. Дружба Лукора сторицей  вознаградила  меня  за  мой  рыцарский
поступок.



                           10. ЛУКОР-ФЕХТОВАЛЬЩИК

     Мой  хозяин  -  пожилой  джентльмен  примерно  шестидесяти  лет,   но
проворный и сильный, стройный, как древко копья, двигается он быстро  и  с
эластичной грацией, чего и следует ожидать от хорошего фехтовальщика.
     Он и слышать не хотел о моем уходе. В городе распространились слухи о
побеге колесного раба с светлыми волосами, голубыми  глазами  и  загорелой
кожей. Меня сразу схватят, а Лукор не позволит человеку, который спас  ему
жизнь, стать жертвой первого встречного стражника. Я сразу понял, что могу
ему доверять, потому что это один из тех редких людей, чье  достоинство  и
честность очевидны при первой же встрече.  Он  сочувственно  выслушал  мой
рассказ и поклялся, что его дом будет мне убежищем, пока я этого хочу.
     Дом Лукора выходил на маленький закрытый задний дворик; фасадом же он
обращен к одной из главных магистралей Среднего Города.  Дом  двухэтажный,
на первом этаже жилые помещения, а второй занят большим пустым чердаком, в
котором Лукор и разместил свою фехтовальную школу. Это большая  комната  с
высоким потолком, одна стена от пола до  потолка  выложена  зеркалами,  на
другой стойки и вешалки с  фехтовальными  масками,  защитными  перчатками,
куртками и многочисленным и разнообразным оружием.  Сабли,  рапиры  разных
видов, абордажные сабли, мечи, кинжалы всех видов и размеров висели  здесь
в полном порядке. Нельзя найти ни пятнышка ржавчины, ни пылинки.
     У Лукора мало учеников, и его академия едва существовала. Каждый день
к нему на урок приходило несколько сыновей торговцев и владельцев гостиниц
с претензией на  благородство.  А  дважды  в  неделю  он  совершал  долгое
путешествие в королевскую крепость  Верхнего  Города,  где  давал  частные
уроки нескольким молодым придворным, слишком гордым, чтобы  спускаться  на
уроки в Средний Город.
     Так как я не мог бесконечно скрываться от чужих взглядов,  мой  новый
друг обратился к своему приятелю Иривору за косметикой. Иривор работал  за
сценой одного из театров Среднего Города;  в  театре  шли  приключенческие
мелодрамы с большим количеством фехтовальных сцен, поэтому для  тренировки
актеров нужен был постоянный учитель фехтования.  У  приятеля  Лукор  взял
отбеливающий крем, который сделал мою кожу  молочно-белой,  и  краску  для
волос, которая превратила мои  светлые  волосы  в  шелково-черные.  Ничего
нельзя сделать с цветом глаз; однако в остальном я ничем по  внешности  не
отличался от обычного жителя Занадара.
     В свободные дни Лукор испытывал мое мастерство в комнате с зеркалами.
Мне было  интересно  замечать  отличия  фехтовального  искусства  на  этой
джунглевой луне от земной традиции.  Мы  раздевались  до  пояса,  надевали
защитные фехтовальные маски, выбирали оружие с закрытым концом и начинали.
     Глядя на Лукора с оружием в руке, невозможно было поверить,  что  ему
шестьдесят: легкая сухощавая фигура передвигалась с исключительной грацией
и эластичностью. Запястье у него стальное, а рука  никогда  не  устает.  И
через мгновение в комнате раздавался звон стали.
     Вероятно, на любом  населенном  людьми  мире  фехтовальное  искусство
развивается одинаковыми путями. Во  всяком  случае  на  Танаторе  известны
терция, перенос оружия, все восемь позиций и даже quinte  par  dessus  les
armes - прием, много столетий практикуемый в фехтовальном искусстве Земли.
Я один за другим пробовал все знакомые мне приемы, а Лукор парировал их  с
колдовской легкостью. На него не действовали двойные и тройные  финты,  он
оказался знаком со всеми, даже самыми сложными фехтовальными уловками.
     Мы сделали перерыв для отдыха и освежились холодным вином. Я  человек
более молодой и сильный, мышцы мои окрепли от тяжелой работы у  колеса,  и
все же я тяжело дышал и весь был покрыт потом,  а  мой  пожилой  противник
оставался невозмутимо спокойным. Унизительно: я даже ни разу  не  коснулся
его оружием.
     Мы приступили ко второму туру, и я начал с быстрой  глиссады.  Лезвия
скрестились, и  большая  комната  заполнилась  звоном.  Из  низкой  шестой
позиции я устремился вперед в  терцию.  Он  не  успел  парировать,  и  мне
повезло: я коснулся его груди в районе сердца.
     Мы отпрыгнули друг  от  друга.  Лукор  радостно  смеялся,  его  глаза
сверкали.
     - Прекрасно разыграно, мой юный  друг!  Превосходно,  поздравляю!  Не
думал,  что  ты  сумеешь  тушировать  меня  до  третьего  раунда.  У  тебя
прирожденные способности к фехтованию, и, очевидно, учился ты  у  большого
мастера.
     - Удача, ничего больше, - ответил  я,  стараясь  выглядеть  скромным,
хотя на самом деле я светился от радости. Он оценивающе покачал головой.
     -  Отчасти,  конечно,  удача,  но  только  отчасти.  У  тебя  хорошее
запястье, крепкая рука и холодная голова. Во время боя ты способен  думать
и планировать, а  это  признаки  истинного  мастера  фехтования.  Тебе  не
хватает только практики и тренировки. Ну, что, еще раз?
     В третьем раунде мне не удалось коснуться его, а после  четвертого  я
дрожал от усталости. На этом мы кончили.


     Стражники по-прежнему прочесывали Занадар в поисках сбежавшего  раба;
доходили слухи, что принц Тутон приказал отыскать меня во  что  бы  то  ни
стало. Поэтому было решено, что  я  останусь  со  своим  новым  другом.  Я
чувствовал себя неудобно, спал в его доме, ел его  пищу  и  не  мог  ничем
отплатить.  Лукор,  очень   тактичный   и   вежливый   джентльмен,   скоро
почувствовал мое неудобство и предложил, чтобы я помогал ему  в  работе  с
учениками. Их было  немного  и  казалось  излишним  добавлять  еще  одного
учителя, но он объяснил, что скоро появятся новые ученики, и пока он будет
давать уроки более опытным, я сберегу его время, занимаясь с  начинающими.
Маскировка моя была удовлетворительной, и было решено выдать меня  за  его
племянника, только что приехавшего из Ганатола. Мое новое имя - Ликон.
     День сменялся днем без всяких происшествий. Занимаясь с новичками,  а
в перерывах тренируясь с  Лукором,  я  быстро  превращался  в  прекрасного
фехтовальщика, как часто замечал Лукор.
     Счастливые дни, самые счастливые на Танаторе,  думаю  я,  оглядываясь
назад. После работы и тренировок  мы  отдыхали  в  винной  лавке,  которую
посещали актеры, фокусники, лекари и волшебники. Иногда проводили вечер  в
театре, иногда поднимались в сады удовольствий Верхнего Города, куда Лукор
имел право прохода для уроков отпрыскам благородных семейств: для этого  у
него был специальный медальон.
     Планов у меня никаких не было, и я оставался в академии Лукора  почти
целый месяц. Судьба принцессы Шондакора находилась теперь в руках, которые
могли помочь ей лучше  меня;  мой  единственный  друг  Коджа,  несомненно,
мертв. Я смутно надеялся в будущем найти дорогу к Воротам между мирами.
     Но и эта надежда было очень слабой. Между Городом-в-Облаках и кольцом
монолитов - моей единственной надеждой  на  возвращение  на  Землю  -  две
тысячи  миль  джунглей  и  гор.  В  одиночку,  пешком  -  задача  казалась
невыполнимой.
     И я оставался. Ожидая, чтобы представилась какая-нибудь  возможность,
я тем временем превращался в первоклассного фехтовальщика.


     Вот как я открыл существование тайного приема.
     Однажды вечером  в  качестве  гостя  своего  молодого  ученика,  сына
богатого торговца, я отправился в театр. Лукор  проводил  вечер  со  своим
старым  другом  Иривором:  в  театре  давали  романтическую  комедию,  без
фехтовальных сцен, поэтому  его  присутствие  было  необязательно.  Старые
друзья обычно встречались  не  реже  раза  в  неделю,  выпивали  несколько
бутылок вина и говорили о прежних временах.
     Вернувшись домой, я  не  нашел  их  в  жилых  помещениях;  но  сверху
доносился топот и звон стали. Я поднялся  наверх  и  увидел  их  обоих,  в
масках, голых по пояс, искусно фехтовавших  и  обменивавшихся  грубоватыми
замечаниями.
     Несколько минут, улыбаясь, я  незаметно  следил  за  дуэлью.  Толстый
краснолицый  Иривор  сделал  какое-то   язвительное   замечание,   которое
мгновенно разгневало Лукора. На моих глазах учитель исполнил очень быстрый
и искусный прием, который кончился тем,  что  острие  уперлось  Иривору  в
сердце.
     Никогда я не  видел  такого  быстрого  и  решительного  победоносного
действия и очень удивился. На следующий день я спросил Лукора об  этом,  и
он был поражен и расстроен тем, что я оказался свидетелем. Я настаивал,  и
он признался, что не должен был пользоваться этим приемом, даже в  учебном
бою. И он не стал бы  этого  делать,  если  бы  они  не  были  в  защитном
оборудовании и если бы шумливый Иривор не вывел его из себя.
     - Это тайный прием, известный только величайшим  фехтовальщикам,  его
никогда не демонстрируют обычным ученикам, - со  стыдом  признался  он.  -
Пойми, Джандар, что учителю фехтования запрещено применять его на дуэли  с
обычным фехтовальщиком, потому что  это  равносильно  убийству.  Несколько
поколений назад великий фехтовальщик Камад из Таркла разработал прием,  от
которого нет  защиты,  -  прием  Камада,  называем  мы  его,  и  это  наша
профессиональная тайна. Мне запрещено даже обсуждать этот вопрос,  поэтому
больше не настаивай.
     Конечно, я согласился больше не  расспрашивать  Лукора.  Но  открытие
продолжало  меня  интересовать.  Я  пытался  вспомнить  последовательность
действий Лукора. К этому времени я целый  месяц  занимался  фехтованием  и
знал  все  тайны  этого  искусства.  Один  перед   зеркалами   я   пытался
восстановить прием Камада, и однажды Лукор застал меня за этим занятием. Я
покраснел,  но  он  отмахнулся,  сказав,  что   мое   любопытство   вполне
естественно. И так как было очевидно, что я об этом приеме не  забуду,  он
принялся учить меня ему.
     Искусство фехтования состоит из последовательных нападений и защит, с
переходом от одного к  другому.  Ты  нападаешь,  твой  противник  парирует
нападение; ты отступаешь, нападает он; ты парируешь и снова  устремляешься
в атаку, и так далее. Высшее искусство заключается не только в знании всех
приемов и позиций, но и в умении думать во время схватки.
     Лукор  терпеливо  учил  меня  тайному  приему,  который  в   сущности
удивительно прост и в то же время сложен. Так как танаторские термины  для
моего читателя бессмысленны, я переведу  их  в  приблизительно  адекватные
земные, насколько могу правильно припомнить их.
     - Вначале, Джандар, ты становишься в терцию, на что  твой  противник,
естественно, отвечает полуконтре. Затем ты переходишь в квинту, а когда он
парирует, ты занимаешь низкую стойку - вот так;  парируя,  твой  противник
слегка потерял равновесие, рука его вот здесь, а острие здесь. Как видишь,
ему невозможно вовремя среагировать и парировать твой следующий удар; если
твое оружие в карте, это невозможно.
     Мы  попробовали  на  практике.  Невероятно  просто  и  прекрасно.   И
чрезвычайно надежно. Я сказал об этом Лукору.
     -  Совершенно  верно.  Именно  поэтому  гильдия  учителей  фехтования
считает это величайшей профессиональной тайной. Вооруженный  этой  простой
техникой, ты можешь победить любого фехтовальщика, даже  другого  учителя,
потому что хоть он и знает этот  прием,  физически  ничего  не  может  ему
противопоставить. Большинство мастеров считает, что к этому  приему  нужно
переходить после серии из четырех позиций. Можно и после пяти.
     - Учитель, а нельзя ли перейти к нему после двойного обманного удара?
     Глаза Лукора одобрительно блеснули.
     - Ага!  Очень  хорошо!  Ты  рассуждаешь,  Джандар!  Да,  можно  после
двойного и тройного ложного выпада, если у тебя мало времени. А  теперь  я
должен взять у тебя обещание хранить прием Камада в тайне. Не прошу, чтобы
ты никогда не применял его: когда ставка жизнь - это глупо. Но прошу  тебя
никогда не сообщать об этом приеме другим.


     Хотя в своей маскировке я мог ходить куда угодно,  Лукор  по-прежнему
оставался моей главной связью с внешним миром, особенно с Верхним Городом.
     Мне бы следовало раньше объяснить, что старый учитель  фехтования  не
был сторонником режима принца Тутона. Принц унаследовал  трон  только  год
назад, а его отец, разбойник  Грифар,  захватил  трон  и  убил  последнего
представителя законной занадарской династии в  дворцовом  заговоре.  Лукор
поддерживал старого  короля  предыдущей  династии  и  считал  себя  врагом
узурпаторов, только на словах дав присягу верности принцу Тутону, которого
он не любил и которому не доверял.
     Я рассказал Лукору все свои  недавние  приключения,  включая  плен  у
ятунов, спасение  принцессы  Дарлуны  от  нападения  вастодона,  вторичное
пленение комором Гамчаном, наше бегство и  новое  пленение,  на  этот  раз
пиратами с "Небесной чайки". В сущности я ничего не скрыл от  него,  кроме
того, что я не с Танатора.
     Он часто приносил  из  своих  посещений  Верхнего  Города  новости  о
принцессе  Шондакора.  Он  считал,  что  Тутон  собирается   жениться   на
принцессе,  только  чтобы  претендовать  на  трон  Шондакора,  который  он
надеялся вырвать из рук чак юл под  предлогом  защиты  законных  интересов
принцессы. Но я неохотно признавал, что это всего лишь  мнение  Лукора.  Я
старался подавить собственную недоверчивость к коварному принцу,  надеясь,
что он искренне стремится восстановить Дарлуну на ее законном троне.
     Лукор  передавал  мне  обрывки  дворцовых  сплетен.  Тутон,  говорили
болтливые языки Верхнего Города, отъявленный  мерзавец:  он  ведет  тайные
переговоры с предводителем Черного Легиона Арколой, а внешне  делает  вид,
что собирает силы для борьбы с ним.
     - Переговоры с какой целью? - спросил я Лукора.
     - А вот с какой, мой доверчивый молодой друг, - твердо отвечал он.  -
Если Аркола предложит достаточный выкуп за Дарлуну, Тутон продаст  ее  без
малейших угрызений совести. Если же нет, он добьется ее согласия на  брак,
затем со  своим  воздушным  флотом  нападет  на  Черный  Легион  и  станет
повелителем Шондакора. Принцесса, конечно, ни о чем не подозревает.
     Я усмехнулся.
     - А где доказательства? Нет, Лукор, это невероятно. Бог видит, у меня
нет причин любить Тутона, но даже он не способен на такое бесспорно подлое
поведение.
     Он проворчал:
     - Когда-нибудь ты прислушаешься ко мне; надеюсь только, что не  будет
поздно.
     Неизлечимый романтик, Лукор негодовал, что я не бросился,  размахивая
шпагой, спасать свою принцессу из крепости врагов в одиночку.  Я  старался
убедить его, что такое случается только в романтических мелодрамах, а мы в
реальной жизни. Он красноречиво пожал плечами.
     - В таком случае жизни следовало бы поучиться  у  сцены,  -  был  его
ответ.


     Но тут мы узнали о судьбе Коджи, и месячная идиллия в академии Лукора
пришла к внезапному концу.
     Ежегодно  для  небесных  пиратов   Занадара   устраиваются   большие,
недельные гладиаторские игры в колоссальном  амфитеатре,  по  соседству  с
крепостью Тутона.
     В основном эти  игры  состоят  из  схваток  вооруженных  гладиаторов.
Устраиваются также гонки тапторов, колесниц и состязания спортсменов.
     Но любимое зрелище  жителей  Занадара  происходит  в  последний  день
праздника. Тогда убивают преступников, чьи преступления настолько  велики,
что обычное рабство у колеса считается недостаточным наказанием.
     Преступников разрывают на  части  дикие  звери  на  арене,  а  тысячи
кровожадных жителей Занадара внимательно смотрят,  наслаждаясь  последними
мучениями несчастных.
     За несколько дней до Праздника Крови, как он  называется,  вывешивают
списки осужденных с указанием их преступлений. Мужчины, а иногда и женщины
голыми руками должны бороться с свирепыми чудовищами джунглей.
     И вот в таком списке Лукор увидел имя Коджи.
     Я недостаточно знаком с письменностью Танатора, чтобы прочитать  этот
список, но Лукор запомнил имя комора  ятунов,  который  стал  моим  первым
другом в этом незнакомом мире, и сообщил мне мрачную новость.
     Действительно мрачную. Я думал, что Коджу убили,  когда  мы  пытались
бежать. теперь оказывается, что сама попытка бегства  -  вопреки  правилам
"ва лу рокка"! - делает его редчайшим сверхпреступником, и как таковой  он
осуждается на ужасную смерть на арене Занадара.
     Как мне помочь ему? Потому что я немедленно решил, что должен помочь.
     Существует только одна возможность.
     Игра с минимальными шансами на успех, но я готов рискнуть.
     Медальон Лукора давал ему право на беспрепятственный доступ в Верхний
Город и в королевскую крепость в любое время дня и ночи. Уже с полгода  он
приходил в  крепость,  обучая  молодых  аристократов.  Стражники  крепости
хорошо знали этого высокого,  худого,  с  прямой  спиной  старика,  с  его
аккуратной седой бородой и консервативным скромным костюмом. Они не найдут
ничего необычного в том, что он дает уроки даже в дни праздника. Так мы во
всяком случае надеялись!
     Но что мы можем сделать в крепости,  чтобы  освободить  Коджу?  Может
быть,  немного,  а  может,  и  много.  Стоило  попытаться.  Помещения  под
крепостью  непосредственно   соединяются   с   загонами   арены,   которая
размещается сразу за дворцом.
     А Лукор знает тайные проходы под стенами...



                            11. ЛИЦО В ХРУСТАЛЕ

     Ночь была холодная и ветреная.
     Холодный изумрудный шар Ио, которую жители Танатора называют  Оровад,
Зеленая Луна, горел высоко в западной части неба, а Красная Луна,  Имавад,
известная на Земле как Ганимед, висела низко  поперек  горизонта,  могучий
диск Юпитера еще не взошел.
     На высоте Верхнего Города ветер завывал у башен, свистел  на  улицах,
которые поднимались широкими лентами от Среднего Города, лежавшего у наших
ног.
     Закутанные с ног до  головы  в  плащи  из  теплой  темной  шерсти,  с
капюшонами, мы с Лукором  подошли  к  входу  в  крепость,  которым  обычно
пользовался учитель фехтования. Высокая арка была ярко освещена,  у  входа
стояли шесть или семь стражников. Это не  головорезы  в  медных  шлемах  с
нижних уровней, которые патрулируют трущобы у подножия города в горах,  но
элита,  лучшие  солдаты  Занадара.  На  них  высокие  серебряные  шлемы  с
плюмажем, плащи у них из шелка  цвета  индиго,  отороченные  редким  белым
мехом.
     Когда мы вышли на свет, Лукор отбросил свой капюшон, чтобы  стражники
могли видеть его лицо.
     -  Клянусь  повелителями  Гордриматора,  это   сам   старый   учитель
фехтования! - воскликнул один из  них.  -  Неужели,  учитель  Лукор,  твои
благородные ученики так стремятся изучить искусство фехтования, что даже в
праздники берут у тебя уроки?
     - Должен согласиться, капитан Янтар; по  крайней  мере  меня  вызвали
обычным способом, хотя я предпочел бы сражаться с бутылкой в винной лавке,
- ответил дружелюбно Лукор. Офицер рассмеялся.
     - Но кто это с тобой?
     - Мой племянник,  Лукон  из  Ганатола,  он  недавно  поступил  в  мою
академию инструктором, - ответил Лукор. - Может, вы слышали,  что  у  меня
для обучения новичков теперь второй инструктор. Лорд Марак  был  настолько
добр, что пожелал встретиться с парнем, а так как Лукон никогда не бывал в
крепости, я решил, что одной стрелой собью сразу двух зеллов.
     - Гм, да, я  что-то  такое  слышал.  Значит,  школа  процветает?  Шаг
вперед, парень, я хочу взглянуть на тебя.
     Я выступил в  свет.  Для  такого  случая  я  уделил  особое  внимание
косметике. Лицо, руки и ноги я покрыл отбеливающим  кремом,  и  они  стали
бумажно-белыми.  Волосы  заново  выкрасил  черной  краской,   брови   тоже
зачернил. Но, конечно, я ничего не мог  сделать  с  цветом  глаз,  поэтому
опустил их, как бы из скромности. Офицер бегло осмотрел меня.
     - Хорошо сложенный парень, учитель Лукор, но  немного  стеснительный.
Ну, проходите.
     Лукор поклонился и протянул офицеру монету.
     - Спасибо и доброго  праздника  вам  всем.  Может,  ради  конца  года
примете маленький знак признательности? Попрошу вас выпить в этот день  за
мое здоровье.
     Капитан Янтар  повертел  монету  в  пальцах;  монета  золотая,  очень
ценная, на одной стороне идеализированный портрет принца Тутона анфас,  на
другой сжатый кулак с крыльями у запястья - символ короля Занадара.
     - Ты щедр, учитель Лукор! Видно, и правда академия процветает.  Мы  с
удовольствием выпьем за твое здоровье - веселого праздника  вам  обоим!  -
Капитан улыбнулся и знаком велел проходить. И я снова начал дышать.
     -  Твой  друг  Иривор  удивится,  когда  я  скажу  ему,  что  у  тебя
неожиданный актерский талант, - я косо улыбнулся  Лукору.  Он  вспыхнул  и
фыркнул.
     - Вздор, мой мальчик! - Но я  видел,  что  он  доволен.  Романтик  до
глубины сердца, старый учитель фехтования наслаждался. Ведь он оказался  в
самом центре мелодрамы. Проникновение во дворец  в  замаскированном  виде,
смелая ночная попытка освобождения - он был счастлив, как мальчишка.
     Дворец, даже  в  такой  поздний  час,  был  полон  народу.  Мимо  нас
проходили величественные джентльмены в  королевских  мундирах,  украшенных
геральдическими символами. Прекрасные  женщины  в  эксцентричных  костюмах
двигались вверх и вниз  по  спиральной  лестнице  из  блестящего  мрамора.
Холодные  статуи  и  серебряные  урны  пульсировали  в  свете  хрустальных
канделябров. Шелковые ковры под ногами мягкие и  толстые,  как  из  плюша.
Тысячи свечей бросали  дрожащий  романтический,  слегка  золотистый  свет.
Великолепные шпалеры по обе стороны демонстрировали сцены  охоты,  битв  и
спален. Воздух заполнял запах духов, ладана, воска и свежих цветов.
     Лукор кивал, улыбался,  кланялся,  останавливался,  чтобы  обменяться
обрывками сплетен с проходившими мимо людьми.  Учителя  фехтования  хорошо
помнили здесь еще с дней прежней династии, и я с внутренним  беспокойством
подумал, как отразится на его репутации, если вообще не на свободе участие
в моей отчаянной попытке освободить Коджу, если  об  этом  участии  станет
известно.
     Мы неторопливо и ненавязчиво продвигались по первому этажу дворца.  Я
опасался встретить в одной из этих роскошных комнат Дарлуну, но,  конечно,
не встретил.
     Наконец мы оказались в боковом коридоре, по-видимому,  пустом.  Лукор
отодвинул шпалеру, украшенную сценами из жизни принца Марадоля,  правителя
из прежней династии. Начал ощупывать стену  пальцами.  Издал  восклицание,
послышался щелчок, и перед нами открылось черное отверстие, в  которое  мы
нырнули без малейших колебаний.


     Довольно долго мы шли в абсолютной  темноте  между  стен  из  грубого
камня. Это оказалось не так трудно: проход хоть и темный,  но  ровный.  Но
когда мы начали спускаться  по  спиральной  каменной  лестнице,  я  трижды
споткнулся и однажды чуть не  упал  -  и  пожалел,  что  изобретательность
занадарцев не дошла до карманного фонарика.
     После бесконечного спуска по извивающейся лестнице мы вновь оказались
в коридоре. Лукор сказал, что здесь мы в безопасности и можем зажечь свет.
Возясь с кремнем и огнивом и при этом красноречиво бранясь,  он  объяснил,
что в стенах коридора, через который мы шли раньше, есть потайные  глазки,
и в комнатах могли заметить свет.
     Скоро мой  товарищ  зажег  маленькую  масляную  лампу,  и  дальше  мы
двигались с большими удобствами. Он шел первым, освещая путь,  я  следовал
сразу за ним.
     - А что это за коридоры? - спросил я.  -  Настоящий  лабиринт,  я  бы
побоялся жить во дворце, опасаясь убийц.
     - Это и правда лабиринт, мой друг, - ответил он. -  Ты  уже  заметил,
наверно, что характерная особенность архитектуры Занадара - очень  толстые
стены. Отчасти из-за тепла: горные ветры очень холодны, но отчасти  и  для
прочности: те же ветры бывают  необычайно  сильны.  Но  этот  обычай  дает
прекрасную возможность для сооружения тайных ходов и  туннелей.  Эти,  как
мне кажется, сооружены во времена третьей династии занадарских королей,  в
правление Варлака Безумного. Этот странный монарх считал, что его жизнь  в
постоянной  опасности,  что  против  него  постоянно  составляются   сотни
заговоров. Перестраивая эту  часть  крепости,  он  приказал  сделать  сеть
тайных ходов и содержал целую армию шпионов, которые должны  были  держать
под  постоянным  наблюдением  вероятных   врагов   короля.   Я   узнал   о
существовании этих ходов от одного старого друга, бывшего архивиста,  ныне
покойного. Нынешней династии узурпаторов даже не  снится  такая  шпионская
сеть тайных туннелей в самих стенах.
     - Интересно, - сказал  я.  -  А  что  случилось  со  старым  Варлаком
Безумным?
     Мой товарищ хрипло рассмеялся.
     - Подозрительность, недоверие к собственным  приближенным  вызвали  у
них страх. Они подкупили нескольких его  шпионов,  и  Варлак  был  убит  в
собственной постели - для  убийства  использовали  ту  самую  сеть  тайных
ходов, которую он изобрел для своей защиты именно от такой возможности!


     Мы долго шли вперед.  Туннель  извивался  и  поворачивался,  от  него
отходили боковые туннели, и я наконец совершенно  заблудился.  Лукор  знал
дорогу или по крайней  мере  понимал  загадочные  знаки,  нарисованные  на
стенах при поворотах и пересечениях туннелей.
     Королевская крепость построена на самой высокой части горы. На нижнем
уровне она соединяется с ареной игр, и сеть тайных ходов ведет в помещения
для рабов под ареной. На бумаге, вероятно,  выглядит  легко,  но  на  деле
пришлось идти долго. Ноги устали,  мне  стало  жарко:  в  туннелях  плохая
вентиляция, а я по уши  был  закутан  в  теплый  шерстяной  плащ,  который
скрывал привязанный к спине длинный ятунский хлыст-меч. У  меня,  конечно,
была своя шпага, но я  захватил  и  оружие  для  Коджи.  Было  бы  слишком
самоуверенно считать, что бедняга вырвется  из  заточения  без  оружия.  К
счастью,  в  академии  Лукора  было  несколько  отличных  хлыстов-мечей  в
коллекции иностранного вооружения.
     До  этого  момента  все  шло  великолепно,   и   поэтому   я   ожидал
неприятностей. И по-видимому, считал,  что  Лукор  лучше  знаком  с  этими
тайными путями, чем оказалось.
     Я понял это, когда Лукор неожиданно вскрикнул и исчез, а  я  уткнулся
лицом в стену.
     Стены мгновение назад не было. Лукор шел передо мной, свет его  лампы
отбрасывал большие черные тени на стены. Но лампа исчезла вместе с ним,  а
передо мной оказалась стена. Я позвал его, но не услышал ответа.  Я  начал
потеть. Только Лукор знает символы на стенах, которые  позволяют  находить
путь в этом лабиринте. Без него я не найду дороги.
     Я кулаками застучал по препятствию, но  стена  оставалась  прочной  и
неподвижной. Снова позвал Лукора, но в ответ только нерушимая  и  зловещая
тишина.
     Что случилось?  Может,  король  Варлак  Безумный  разместил  в  своих
туннелях ловушки? Очевидно,  Лукор  угодил  в  одну,  приведя  в  действие
механизм, который повернул стену. Не знаю  и,  может,  так  никогда  и  не
узнаю, что произошло со старым учителем фехтования и со мной. Знаю только,
что я живьем погребен под каменной горой.
     Я пошел  назад  и  вернулся  к  последнему  пересечению,  которое  мы
миновали: тут был нарисован ряд голубых кругов. Оттуда я пошел по боковому
туннелю, параллельному тому, по которому мы шли. Но  этот  ход  извивался,
огибая невидимое препятствие, и не соединялся с  нашим  прежним  туннелем.
Тогда я  пошел  назад,  надеясь  найти  Лукора.  Но  вместо  этого  вскоре
совершенно заблудился в лабиринте пересекающихся туннелей, пока не потерял
всякую надежду отыскать путь, по которому мы шли.
     На каждом перекрестке виднелись светящиеся символы, но  я  так  и  не
увидел три синих круга. Я встретил только две стрелы, одна над другой.
     Я решил пойти туда, куда они указывают, и посмотреть, куда  они  меня
приведут.


     Много часов спустя, как мне показалось, я увидел  тусклый  свет.  Это
был только призрак света, но все, что угодно, лучше однообразной  темноты,
в которой я бесконечно плелся.
     Наконец я определил источник слабого свечения. Свет пробивался  через
небольшие отверстия, сделанные в стене на расстоянии примерно  в  двадцать
шагов друг от друга.
     От этого волнующего открытия сердце мое забилось сильнее.
     Должно быть, это глазки, о  которых  говорил  Лукор.  Их  присутствие
означает, что я каким-то образом вернулся назад и сейчас нахожусь в  одном
из жилых районов крепости. Это, в свою очередь, означает, что я могу найти
потайную  дверь  или  отодвигающуюся  стену,  которая  позволит  выйти  из
мрачного лабиринта в светлые залы дворца.
     Я прижался к одному глазку, и увиденное поразило меня.
     Я смотрел в роскошную комнату, стены  которой  увешаны  великолепными
шпалерами. Пол покрыт толстыми шелковыми коврами слегка меняющихся цветов:
индиго,     лиловато-красноватый,     красновато-коричневый,      розовый,
тускло-серебристый. Вместо мебели груды оранжевых и золотых подушек.
     В центре комнаты, прямо против меня,  необыкновенное  приспособление.
Сверкающий медный треножник, и на нем большой шар из  туманного  хрусталя,
внутренняя поверхность которого разбита на тысячу сияющих  плоскостей.  Из
центра шара торчат медные электроды, и к  ним  присоединены  изолированные
провода. Приспособление больше всего напоминает странный телевизор.
     Перед треножником сидит не кто иной, как сам принц Тутон.
     Учтивый красивый правитель Города-в-Облаках одет как на карнавал.  На
нем облегающая одежда, золотая, алая и зеленая. В ушах и на лбу, на шее  и
запястьях драгоценные украшения. У  ног  лежит  сброшенная  полумаска.  Он
вертит ручки прибора у основания треножника.
     В  механизме  послышался  резкий  пронзительный  вой.  На  внутренних
плоскостях  хрустального  шара  замелькало  множество  огоньков.   Огоньки
превратились в лицо. Я этого человека раньше не видел.
     Массивное лицо с тяжелой  челюстью  и  мощным  лбом.  Между  могучими
плечами, одетыми в плащ, толстая шея. Плащ из какой-то блестящей волнистой
материи, которую я не мог опознать.  Под  плащом  видна  могучая  грудь  в
кожаной воинской крутке. На куртке символ, который мне ничего  не  сказал:
похоже на черный рогатый череп с улыбающимся клыкастым ртом  и  пламенными
рубиновыми глазами.
     Лицо у  человека  грубое,  тупое,  жестокое,  властное.  Телосложение
плотное, голова покрыта  прямыми  бесцветными  волосами.  В  ушах  золотые
побрякушки. Под мрачными черными бровями свирепые  желтые  глаза,  горящие
мрачным яростным огнем, как глаза льва.
     В этом холодном смуглом выразительном лице, с его холодными  горящими
глазами и жестоким ртом, была холодная властность. Кто этот человек? И как
только этот вопрос возник в моем сознании, я получил на него ответ.
     Вежливым смешливым голосом Тутон обратился к лицу в шаре.
     - Мы снова беседуем, Аркола, и снова никакого результата, если только
ты не решил увеличить плату за принцессу Дарлуну, - сказал он.
     Я застыл от изумления. Значит Лукор был прав, и мои чувства  тоже  не
подвели   меня!   Вежливый   насмешливый   принц   Облачного   королевства
действительно собирался продать принцессу Шондакора за золото!  Кровь  моя
закипела при виде такого цинизма и холодной насмешливости в  тоне  Тутона,
мне хотелось добраться до него мечом. Результат  нашей  следующей  встречи
будет сильно отличаться от предыдущей дуэли.
     Резким, скрипучим голосом со странным  скользящим  оттенком  человек,
которого Тутон назвал Арколой, ответил.
     - Повторяю, занадарец, что сто тысяч золотых монет - это все,  что  я
могу дать. И повторяю: обладание этой девушкой - роскошь для чак юл, вовсе
не необходимая. Послушай, у меня в Шондакоре десять тысяч  воинов  Черного
Легиона, зачем мне эта девушка? Только чтобы властвовать над  ее  народом,
используя ее как марионетку. Ты просишь слишком дорого, принц, за то,  что
мне в сущности и не нужно. Я здесь завоеватель, и моему завоеванию  ничего
не угрожает.
     Тутон злобно рассмеялся.
     - Не слишком хвастай своим завоеванием, о повелитель Черного Легиона,
- вкрадчиво посоветовал он. - Я слышал, что Шондакор попал в руки  чак  юл
только благодаря хитрости некоего жреца, по имени Оол, а не из-за воинской
доблести Арколы. Но, разумеется, это недоразумение с моей  стороны,  и  ты
поправишь мою ошибку.
     Мрачное лицо в хрустале гневно  вспыхнуло.  Я  вспомнил,  что  слышал
кое-что  о  жреце  Черного  Легиона  Ооле,  который  был  духовным  вождем
разбойничьего войска. Его упоминал Лукор, но я тогда не обратил внимания.
     Упоминание  о  жреце  напомнило  мне  также  обстоятельство,  которое
удивляло меня на Танаторе. Для планеты, вернее, луны,  населенной  расами,
едва вышедшими  из  бронзового  века  (разумеется,  за  исключением  более
цивилизованных небесных пиратов), жители Каллисто чрезвычайно мало  думали
о богах, храмах и жрецах. В  этом  смысле  они  разительно  отличаются  от
аналогичных  варварских  культур  земной   истории,   у   которых   всегда
преобладало преклонение перед тем или иным пантеоном  божеств.  У  жителей
Танатора, конечно, есть боги, но они почти никогда о них не  думают  и  не
говорят. Или, может, так просто  кажется  пришельцу?  Каллистяне  называют
своих богов "владыки Гордриматора"  -  так  у  них  именуется  центральное
небесное тело, Юпитер. В клятвах они упоминают этих  повелителей  Юпитера,
но этим, кажется, и исчерпывается их обращение к божественному. До сих пор
я не видел храма,  не  встречался  в  своих  странствиях  по  Танатору  со
священником. Это одна их многих загадок Каллисто.
     Пока я думал об этом, разговор между Тутоном Занадарским и Арколой из
Черного Легиона продолжался, и я пропустил несколько слов. Они  спорили  о
цене, которую назначил принц за принцессу Шондакора, но как  раз  когда  я
снова начал прислушиваться, Аркола внезапно  прервал  разговор.  Его  лицо
исчезло, шар снова стал пустым. Тутон  с  холодной  безрадостной  усмешкой
отвернулся от прибора и вышел из комнаты.
     И я понял,  что  должен  вырвать  Дарлуну  из  когтей  предательского
принца, который продаст ее завоевателям  ее  города,  если  они  предложат
достаточно высокую цену!
     Я тоже невесело улыбнулся.
     Значит, мне нужно освобождать уже двоих, а я  сам  пленник  в  тайном
каменном лабиринте!


     Если  и  существует  тайный  выход  или  скользящая  стена,   которые
позволили бы выйти в населенную часть крепости,  я  их  не  нашел.  Лукор,
конечно, о них знал, но он где-то затерялся или захвачен, а может, и мертв
- убит за вставшей между нами каменной стеной.
     Вскоре я снова заблудился в темном лабиринте.
     Часами бродил я по извивающимся каменным коридорам. К  этому  времени
уже, наверно, наступил день - последний  день  праздника,  когда  мигающих
пленников выпускают из тьмы на свет, где их ждет быстрая и ужасная  смерть
от когтей рыщущих хищников.
     После бесконечных часов блуждания я наконец оказался в  помещении,  у
которого не было выхода.
     В стене решетчатое окно, первое, которое я встретил в этом лабиринте.
Мои надежды ожили.
     Сбросив  плащ  свинцового  отчаяния,  от  которого  повисли  плечи  и
отяжелел шаг,  я  бросился  в  маленькую  комнату.  Возможно,  это  выход,
которого я ищу. Может, я все-таки помогу  своему  другу  Кодже.  Иначе  он
обречен.
     Но тут я запнулся о какое-то препятствие на полу, потерял  равновесие
и ударился головой о пол.
     Я все испортил.
     Я явился в крепость,  как  герой  романтической  мелодрамы,  стремясь
голыми руками спасти своего осужденного и плененного друга.
     Вначале я потерял Лукора. Потом заблудился. И наконец упал и  потерял
сознание.
     Падая, чувствуя, как теряю сознание, я ощущал горечь поражения.
     Коджа оказался на арене из-за меня. И теперь, в час величайшей нужды,
я не смог помочь ему.
     На мгновение я почувствовал отчаяние, чувствуя, что не в силах помочь
первому жителю Танатора, удостоившему меня своей дружбой.
     В следующий момент я ударился о стену и больше ничего не чувствовал.



                            12. ПРАЗДНИК КРОВИ

     Меня привел в себя звук. Прошли ли мгновения или часы - не знаю.
     Волна звуков, вздымающаяся и падающая, как  море,  оглушительный  шум
прибоя.
     Я неловко сел и схватился за голову. Волны боли пробегали  в  голове,
их ритм соответствовал ритму звука.
     Вначале я не мог вспомнить, где  я.  Помигал  в  полутьме,  разглядел
маленькую  каменную  комнату.  И  тут  я  все  вспомнил:  Лукор,  ловушка,
бесконечные часы блужданий в черном лабиринте.
     Но теперь вокруг меня не тьма, свет. Дневной свет!
     И я узнал этот  вздымающийся  и  опадающий  рев.  Звук  многих  сотен
голосов.
     Где я?
     Я вскочил на ноги, не обращая внимания на  боль  в  разбитом  лбу,  и
через зарешеченное окошко увидел ослепительное зрелище: изгибающиеся  ряды
каменных скамей, заполненных ярко одетыми  жителями  Занадара,  у  их  ног
посыпанная песком  арена,  где  люди  голыми  руками  сражаются  с  дикими
зверями.
     Каменная келья выходит на саму арену! Ирония из  ироний:  я  не  могу
помочь Кодже, но вынужден  беспомощно  смотреть,  как  он  идет  навстречу
смерти!
     Я неистовствовал, плакал, бросался на решетку маленького окна, но она
была слишком прочной даже для земных мышц. Я и на самом деле бессилен.
     Как я оказался в этой комнатке?  Я  старался  вспомнить  и  вспомнил.
Увидел окно и устремился к нему, а нога задела за что-то на полу, я упал и
ударился в стену.
     Я посмотрел вниз, и сердце  мое  дрогнуло,  когда  я  увидел  в  полу
железное кольцо.
     Я упал, зацепившись за это кольцо.
     Но оно же может оказаться и выходом  из  этой  темницы  отчаяния.  На
Земле по крайней мере такие кольца крепятся к люкам.
     Скорчившись, я внимательно осмотрел каменный пол.  Света  было  мало,
поэтому я использовал осязание, провел кончиками пальцев по пыльному полу.
     Правда - пальцы нащупали прямоугольные очертания дверцы.
     Я схватился  за  кольцо  и  начал  тянуть,  а  рев  отдаленной  толпы
продолжал доноситься до маленькой комнаты. На лбу выступил  пот,  я  тянул
изо всех сил, но бесполезно.
     Выпустил кольцо и посидел на корточках, собираясь с силами.
     Потом дернул одним усилием груди, спины, рук и плеч.
     Кажется мне или щель действительно стала шире?
     Снова и снова пытался я поднять каменную плиту, лицо у меня почернело
от усилий, кровь ревела в ушах, сухожилия трещали от напряжения.
     Тут я услышал громкий  щелчок  -  поразительно  громкий  в  маленькой
каменной келье, то, что удерживало каменную дверцу, подалось, и у моих ног
в полу зияло черное отверстие. Каменная дверца с громом ударилась о пол, и
я увидел, что ее  держало:  внутренняя  поверхность  дверцы  была  покрыта
толстым слоем штукатурки. Несомненно, коридор и комната внизу недавно были
оштукатурены, и рабочие не знали о существовании этой двери.
     Я лег на пол и посмотрел в темное отверстие, но ничего не увидел.  До
меня продолжали доноситься голоса и аплодисменты, и я знал,  что  не  могу
ждать. Может, уже сейчас мой храбрый Коджа с голыми руками противостоит на
арене какому-нибудь чудовищу, а я тут медлю!
     Я скользнул в темное отверстие и опустился ногами вперед...
     ...и приземлился на чем-то огромном и - живом!
     Это  что-то  изогнулось   и   дернулось   от   неожиданной   тяжести.
Инстинктивно я сжал ногами бочкообразное тело, упираясь пятками в живот. И
держался изо всех сил. Было абсолютно темно,  как  говорится,  ни  зги  не
видно. Но в нос мне ударил тяжелый звериный запах, и я догадался, что упал
в звериный загон, где содержатся дикие  чудовища  джунглей,  ожидая  своей
очереди рвать беспомощных и безоружных осужденных  преступников  на  арене
рядом.
     Не знаю, как мне удалось усидеть на спине неизвестного чудовища.  Оно
дергалось и прыгало, стараясь сбросить меня. Щелканье  зубов  и  зловонное
дыхание говорили, что чудовище загибает  голову,  стараясь  схватить  меня
зубами. Если я допущу это, оно сорвет  меня  со  сравнительно  безопасного
места и затопчет или разорвет клыками.
     Я мало чем мог помешать ему в темноте, но что мог,  сделал.  У  этого
чудовища джунглей оказалась жесткая грива, и я вцепился в нее  пальцами  и
держался изо всех сил, а мой  свирепый  конь  рычал,  лягался,  прыгал  из
стороны в сторону, стараясь сбросить меня.
     Не знаю, долго ли это продолжалось. Но через несколько мгновений меня
ослепил внезапный  яркий  свет.  Заскрипели  петли,  распахнулась  большая
дверь, за ней виден стал  ярко  освещенный  песок,  и  мой  свирепый  конь
ринулся на свободу, перепрыгнул, как большая кошка, через дверь  прямо  на
арену.
     Я на мгновение уловил калейдоскопическое  зрелище:  поднимающиеся  со
всех сторон ряды каменных сидений,  заполненные  изумленными  зрителями  с
разинутыми ртами, сверкающий  золотой  купол  неба  над  головой  с  тремя
лунами, ровная  площадка,  посыпанная  песком,  затоптанным  и  спрыснутым
кровью, группа примерно из пятидесяти обнаженных людей  (если  не  считать
набедренных повязок и башмаков) в центре. В следующее мгновение мой  зверь
совершенно обезумел, пытаясь меня сбросить.
     Сначала он  бросился  прямо  на  толпу  невооруженных  рабов.  Потом,
рассерженный тем, что я продолжаю держаться, подпрыгнул в воздух  и  встал
на задние лапы, тело его приняло почти вертикальное положение  в  воздухе.
Так или иначе, но я даже при этом умудрился удержаться у  него  на  спине.
Одной рукой держась за гриву, другой я отыскивал рукоять  шпаги.  Если  бы
зверь догадался упасть на песок и перевернуться, я погиб бы, потому что он
весил несколько тонн. Меня раздавило бы под этой горой мышц  и  плоти.  Но
его  крошечный  мозг  был  охвачен  гневом,  в  ущерб  природной  кошачьей
хитрости, и он  продолжал  дико  прыгать,  как  брыкающаяся  необъезженная
лошадь в кошмарном сне ковбоя.
     В том же загоне содержались и другие звери,  и  теперь  они  ревущим,
рычащим, свистящим потоком вырвались наружу. Мое неожиданное появление  на
спине самого большого животного привело зрителей в изумление,  потому  что
на ярко освещенную сцену легла необычная тишина. Если бы  я  не  появился,
звери набросились бы на кучку безоружных рабов и разорвали бы их когтями и
клыками. Но мое появление изменило положение. Во-первых, мой зверь был так
рассержен унизительным положением  верхового  животного,  что  не  обратил
никакого внимания на осужденных и продолжал дикими  прыжками  метаться  по
арене, пытаясь сбросить меня со спины. Его действия  беспокоили  остальных
животных,  вырвавшихся  за  ним  из  загона.  Это  были  самые  разные   и
невероятные чудовища: чешуйчатые рептилии с длинными змееобразными  шеями,
прыгавшие на задних лапах, как помесь тиранозавра с кенгуру. В  гневе  мой
конь метался  среди  них,  нанося  удары  мощными  лапами.  Одна  рептилия
оказалась у него  на  пути,  и  он  разорвал  ей  горло  мощным  движением
клыкастой челюсти.
     Запах крови привел всех  остальных  в  неистовство.  Очевидно,  их  в
ожидании праздника не кормили несколько дней или даже недель.  Не  обращая
внимания на людей, они набросились на тело своего товарища и разорвали его
на куски.
     Потом обратились друг к другу, рвали и кусали,  длинные  змеиные  шеи
извивались, клыки  сверкали,  они  наполняли  воздух  свистящими  криками,
похожими на свист парового гудка.
     Я наконец извлек свою шпагу и старался ударить  зверя.  Он  отдаленно
похож на колоссального тигра, но почти двадцати футов в длину, с  хлещущим
хлыстообразным  хвостом,  украшенным   цепью   роговых   лезвий,   которые
превращали хвост в смертоносное оружие. Похожей на тигриную была и рычащая
морщинистая морда с горящими глазами. Но здесь сходство кончалось.  Потому
что чудовище покрыто алой шерстью, а из плоского низкого лба  торчали  два
фантастически изогнутых рога. Эти особенности, вместе  с  жесткой  гривой,
больше  всего  похожей  на  стоячий  воротник,  какой  носили  джентльмены
елизаветинской эпохи, превращали зверя в кошмарное чудовище. Я узнал в нем
по описаниям, которые слышал раньше, дельтагара, одного из самых опасных и
ужасных хищников джунглей.
     Шпага рвала его шею и плечи, наносила  порезы,  но  густая  шерсть  и
стальные мышцы мешали нанести  смертельный  удар.  Наоборот,  раны  только
разъяряли зверя. Пена показалась на его пасти, обрызгала шерсть у горла, и
его свистящие крики стали совершенно безумными.
     В ярости зверь прыгнул на стену, со всех сторон окружавшую арену.  На
мгновение огромная алая кошка повисла тут, царапая когтями верхушку стены.
Зрители с криками разбегались, топча упавших. Очевидно, они считали, что в
следующее мгновение  дельтагар  приземлится  прямо  среди  них.  Я  увидел
королевскую ложу. Здесь, с бледным  красивым  лицом,  на  котором  застыло
выражение удивления и ярости, сидел принц Тутон под навесом с  королевским
гербом Занадара.
     А рядом, глядя  на  меня  широко  раскрытыми  от  изумления  глазами,
Дарлуна, в шелковом платье, в волосах драгоценные украшения.
     Но уже в следующий момент я был  слишком  занят,  чтобы  смотреть  на
что-нибудь.
     Удачный удар шпаги наконец достиг  жизненных  центров  зверя.  Точный
удар в основание черепа, где спинной мозг соединяется с  головным,  уложил
его.
     Он растянулся во  всю  длину  на  утоптанном  песке  арены.  Я  успел
отскочить, чтобы меня не раздавило чудовищным весом. Поднявшись, я впервые
смог целиком увидеть чудовище, на котором ехал верхом, и если  бы  не  был
уже потрясен, мог бы упасть в обморок. Дельтагар  был  огромен  -  ужасен!
Представьте себе трех взрослых  бенгальских  тигров,  соединенных  вместе,
вооруженных клыками размером с мачете, и вы представите себе чудовище,  на
которое я приземлился во тьме.
     Осужденные бежали ко мне по арене. И впереди  всех  блестящая  фигура
моего друга Коджи. Я сорвал плащ и бросил  Кодже  меч-хлыст,  который  все
время нес на спине.
     Он испробовал лезвие, свистнув им  в  пыльном  воздухе,  который  пах
кровью, потом и зловонием дельтагара. У нас не было  времени  ни  на  одно
слово, даже если бы мы смогли расслышать друг друга  сквозь  оглушительный
рев толпы и яростные крики зверей. Но он в молчаливой  благодарности  сжал
мне руку.
     И тут мы увидели поразительное зрелище.
     Пленники, осужденные на смерть вместе с Коджей, были пестрой  толпой.
Среди них и бумажнокожие черноволосые занадарцы, и несколько  смуглых  чак
юл,  разбойников  с  горящими  глазами  и  бесцветными  волосами,  и  даже
несколько безволосых, с алой кожей, людей из  Яркой  Империи  Перуштар.  У
всех пустые глаза, удрученный вид, и ясно было,  что  их  морили  голодом,
избивали и вообще обращались с ними очень плохо. Но теперь у них  появился
шанс вырваться на свободу, и они за него ухватились.
     Воспользовавшись суматохой,  они  бросились  на  занадарских  солдат,
которые пытались справиться с разъяренными  зверями.  В  секунду  три  или
четыре стражника лежали на  песке,  а  полуодетые  пленники  обратились  к
остальным с оружием упавших в руках. Я обрадованно переглянулся с  Коджей,
и мы не стали тратить времени, присоединившись к неравной схватке.
     Стражники сытые, натренированные, они вооружены лучше голодных рабов.
Но это не имело значения.  У  рабов  впереди  только  ужасная  смерть,  им
предстояло погибнуть в челюстях чудовищ на арене для  развлечения  жителей
Занадара, поэтому они сражались отчаянно, безрассудно, так, как  не  может
сражаться человек, не знающий отчаяния.
     И вмешался еще один фактор. Стражники только защищались.  А  пленники
сражались за то, что драгоценнее самой жизни, - за  свободу.  Поэтому  они
неизбежно должны были победить. Так и случилось. За время, меньшее, чем  я
об этом рассказываю, половина солдат  была  убита,  затоптана  или  тяжело
ранена, а остальные, бросая оружие и шлемы, бежали к  веревкам  с  узлами,
которые все еще свисали со стен и по которым солдаты спустились на  арену.
Мало,  очень  мало  сумели  до  них  добраться.  по  веревкам  устремились
победители, вооруженные брошенным оружием солдат. И так как амфитеатр  был
заполнен вопящими бегущими зрителями, рабы легко смешивались с  панической
толпой, и я уверен, многие нашли путь к убежищам Нижнего Города.
     Что касается меня - у меня была другая цель.
     Я поднялся по веревке на стену и побежал по каменным  ступеням  между
рядами сидений. Коджа следовал за мной по пятам.  Я  бежал  к  королевской
ложе. Потому что  Тутон  и  Дарлуна  оставались  в  ней,  не  в  состоянии
пробиться сквозь толпу.
     Вот у меня и шанс спасти огненноволосую принцессу Шондакора  от  этой
предательской свиньи, которую она  считает  другом!  А  также  возможность
сразиться  с  этим  коварным  принцем  Города-в-Облаках  и  отомстить   за
унижение, испытанное от его рук, когда мы впервые скрестили шпаги.
     Тогда я был утомлен, ранен и вооружен совершенно незнакомым  оружием.
Он разгромил меня, но что гораздо хуже, он  насмеялся  надо  мной,  унизил
меня, заставил выглядеть нелепым в глазах женщины... женщины, чью дружбу и
уважение я стремился заслужить.
     Долгие часы утомительного каторжного  труда  у  колеса  на  "Небесной
чайке", в убожестве рабских бараков Занадара, недели  своего  вынужденного
пребывания в гостях у учителя фехтования Лукора я мечтал о том, как  снова
встану с ним лицом к лицу, со шпагой в руке.
     И это время пришло.



                            13. НА ОСТРИЕ ШПАГИ

     Дарлуна вскрикнула от изумления, когда  я  перепрыгнул  через  низкое
ограждение королевской ложи. Я улыбнулся  и  приветствовал  ее  обнаженной
шпагой.
     - Мы снова встретились, принцесса, - заметил я. Она глядела  на  меня
со смесью удивления и гнева, а может, еще и  чуточку  облегченной  радости
было в ее взоре, потому что мне казалось, она не желает мне зла.
     - Джандар - ты? - удивленно спросила она.  -  Ты  убил  дельтагара  и
вызвал восстание рабов?
     Я  улыбнулся  и  кивнул.  Все  как  я  и  ожидал.  Кожа  моя  покрыта
отбеливающим веществом, взятым у друга Лукора из театра, волосы  выкрашены
черной краской, и принцесса не знала, что это я, пока не увидела мое  лицо
вблизи. Голубые глаза, неизвестные среди туземных рас  Танатора,  выдавали
меня. И я чувствовал, почему она удивлена. По предыдущим встречам и  из-за
различных недоразумений между нами она считала меня хитрым и предательским
мошенником или отъявленным трусом.
     Но вот я перед ней в героическом облике!
     Ей это должно показаться неразрешимым противоречием. Но ее спутник  в
королевской ложе испытывал другие чувства. Сзади послышался тягучий  голос
Тутона, и я, отвернувшись от принцессы, увидел насмешливое лицо принца.
     - Итак, варвар вернулся? -  усмехнулся  он.  -  Я  считал,  что  тебя
отправили на черную работу, соответствующую  твоему  низкому  положению  и
поведению!
     За снисходительностью я чувствовал  его  гнев.  И  решил  попробовать
вывести его из себя, прежде чем мы скрестим оружие.
     - Кроме принцессы Дарлуны и  одного  джентльмена,  я  в  этом  городе
благородных людей не встретил, - спокойно ответил  я.  -  А  что  касается
тебя, то твое намерение продать королевскую гостью ее  величайшему  врагу,
Черному Легиону, выделяет тебя из всех жителей города.
     Глаза его сузились,  бледные  щеки  вспыхнули.  По  изумленному  лицу
Дарлуны я понял, что он, разумеется, все переговоры с Арколой  из  чак  юл
вел в тайне от нее. Он смотрел на меня холодным яростным взглядом,  и  его
мурлыкающий голос утратил лоск и стал хриплым от угрозы.
     - Попридержи  язык  в  присутствии  принцессы,  парень,  и  перестань
изрыгать презренную ложь, или...  -  он  положил  сильную  белую  руку  на
рукоять шпаги, - возможно, урок цивилизованного поведения, который я  тебе
дал, недостаточен, и мне придется еще поучить тебя!
     Я рассмеялся.
     - Да, я помню, как ты легко победил  меня,  когда  мы  встречались  в
последний раз, -  спокойно  ответил  я.  -  Но  не  слишком  гордись  этой
схваткой, Тутон. Руки у меня тогда устали: я целую ночь простоял с руками,
скованными над головой, и к тому же  ослаб  от  раны,  нанесенной  клыками
вастодона, которого я убил, спасая принцессу от верной гибели.
     Взгляд мой стал холодным и презрительным, я осмотрел противника с ног
до головы, задержался на чуть заметном животике, выступающем над узорчатым
поясом, на темных кругах, которые пьянство  оставило  вокруг  его  налитых
кровью глаз, на щеголеватом, почти женственном покрое платья.
     - Сегодня я в лучшем состоянии, -  намекнул  я.  -  Может,  мне  даже
удастся преподать тебе один-два урока... цивилизованного поведения.
     Лицо его застыло и стало отвратительным, рука легла на рукоять шпаги.
Но я услышал за собой восклицание Дарлуны.
     - Что за наглость! - воскликнула она уничтожающим тоном.  Сердце  мое
слегка упало: я надеялся восстановить себя в ее мнении. Но я забыл  кодекс
поведения,  который  почти  религиозно  соблюдается  воинами  Танатора.  Я
нарушил главный принцип этого кодекса: воин Танатора никогда  не  хвастает
своей доблестью, он молчит, за него говорят его действия.
     Заметив ее реакцию, Тутон ухмыльнулся.
     - Преподать этому нелепому шуту еще один урок, принцесса?  -  спросил
он. Дарлуна высокомерно взглянула на меня и кивнула. Он сделал насмешливый
полупоклон и красиво извлек шпагу. Мы не стали обмениваться приветствиями,
а тут же сцепились.
     Вокруг нас суматоха, крики солдат, истерические вопли зрителей, рабы,
пытающиеся  вырваться  на  свободу.  Но   я   вскоре   забыл   обо   всем,
сосредоточившись только на улыбающемся лице Тутона. Вселенная сократилась,
сузилась, и только мы втроем - принцесса, небесный пират и я - оказались в
своем замкнутом мире,  изолированные  от  всего  окружающего.  Мы  слышали
только звон своих шпаг, шорох ботинок на каменном полу, тяжелое дыхание. Я
сосредоточился на улыбающемся белом лице, которое плыло перед моей шпагой.
Я хотел стереть эту ухмылку, вызвать пот на этом гладком ироническом лице,
блеск страха в этих насмешливых глазах.
     Вначале Тутон фехтовал небрежно, беззаботно.  Очевидно,  считал,  что
перед ним новичок, неспособный отличить один конец  шпаги  от  другого.  Я
держался настороже, удовлетворяясь пока тем, что отводил его шпагу,  когда
она приближалась ко мне, действовал исключительно в защите.
     Но вскоре, увидев, что я парирую все его удары, он начал раздражаться
ходом дуэли и теснить меня градом блестящих ударов, любой из  которых  мог
проткнуть меня насквозь, если бы я не  продолжал  отражать  их  уверенными
движениями запястья. Мы отскочили друг от друга, он  недоуменно  посмотрел
на меня, я в ответ спокойно улыбнулся и приготовился  встретить  следующую
атаку.
     Он напал из третьей позиции. Я парировал удар, при  этом  мое  острие
пробило его защиту как раз в районе сердца и разрезало куртку.
     Дарлуна ахнула, на лице Тутона появилось выражение изумления. Я  лишь
улыбнулся и стоял в ожидании следующей атаки.
     Он ударил из квинты, я без труда отбил, и  снова  мое  оружие  прошло
сквозь его защиту, и на щеке принца появилась кровавая царапина. Он гневно
отскочил, глядя на меня в совершенном изумлении. Я иронически поднял  одну
бровь и стоял в ожидании.
     Очевидно, мое превосходство, достигаемое почти  без  усилий,  привело
его в полное  замешательство.  И  еще  его  удивляло,  что  я  не  наносил
смертельных или тяжелых ран. Он осторожно приблизился в очередной  раз,  и
воздух снова зазвенел от ударов стали.
     Я радовался, видя его искаженное, налитое кровью лицо и удивление  во
взгляде. Особенно приятно было видеть испарину  на  лбу,  смешивавшуюся  с
кровью от царапины на левой щеке.
     Теперь он действовал осторожно, в защитной манере, как я перед  этим.
Я разорвал дистанцию с шестой позиции, он парировал, но  не  успел  занять
нужную оборонительную позу, и я провел царапину по его правой щеке.
     Тутон в страхе и тревоге вскрикнул, неуклюже отступил, чуть  не  упав
при этом. Поворачиваясь к нему, я заметил выражение лица Дарлуны.
     Было ли это - восхищением?
     Теперь Тутон отбросил всякую осторожность  и  набросился  на  меня  с
градом ударов. Он теснил меня быстрой глиссадой, ослепительным  сверканием
стали, и я отступал, посмеиваясь над его манерой вести схватку. Не знаю, у
кого принц Города-в-Облаках учился фехтованию,  но  фехтовал  он  напоказ,
вычурно,  выкрикивая  замечания,  гримасничая,  -  на  аудиторию  все  это
производит впечатление, вероятно, на, на мой вкус, слегка показно.  Я,  по
контрасту, сражался  спокойно,  легко,  с  минимумом  усилий  и  движений,
отступал перед его прыжками и отводил каждый удар ловким движением руки.
     Мы дважды обошли ложу, отбрасывая  с  пути  стулья.  Я  позволил  ему
наступать, понимая, что долго он не выдержит. И оказался  прав.  Скоро  он
уже тяжело дышал, рука у него  устала,  шпага  начала  дрожать.  Он  хотел
разорвать дистанцию и отдохнуть, но тут я начал наседать, прорвал защиту и
еще  раз  уколол  в  грудь.  Снова  нанес  только  царапину,  проведя   ее
параллельно первой, разорвав куртку до кожи.
     Продолжая теснить его, через несколько мгновений я разрезал куртку на
плече, а потом на втором плече, и все это время, ревя, как выброшенный  на
берег кит, с лицом, почерневшим  от  усилий,  он  пытался  уйти  от  меня.
Наконец я сделал его совершенно беспомощным и срезал  всю  переднюю  часть
куртки, обнажив его по пояс. К этому времени его правая  рука  дрожала  от
усталости, а в глазах уже давно виднелся страх.
     Тутон - хороший фехтовальщик, и учился он у  мастера.  Я  не  намного
лучше его. Но за прошлый месяц я ежедневно по многу  часов  упражнялся  со
шпагой, учил новичков, а заканчивал  день  схватками  с  одним  из  лучших
фехтовальщиков планеты. Естественно, рука у меня стала твердой, а владение
шпагой, пройдя многие часы напряженных  упражнений,  стало  лучше,  чем  у
него.
     Обнажив  его  по  пояс,  я  продолжал  покрывать  его  торс,   теперь
блестевший от пота, царапинами. Я уколол его в оба плеча, провел  кровавую
линию вдоль ребер с обеих сторон и уже собирался нацарапать  "Джандар"  на
груди меж сосками, но тут нервы его не выдержали, и он неожиданно струсил.
Крича, как испуганная женщина, он буквально швырнул свою шпагу мне в лицо,
неуклюже выпрыгнул из ложи, покатился по ступенькам и смешался  с  толпой.
Это  почти  неслыханный  по  трусости  поступок,  и   даже   я   удивился.
Фехтовальщик просто не отдает свое оружие врагу  таким  образом  -  не  на
Танаторе по крайней мере! Даже если  тебя  превосходят  по  всем  статьям,
каллистянский кодекс  чести  требует,  чтобы  ты  сражался  и  умер,  если
понадобится, но не убежал. Но я привел Тутона в ужас, и он просто  сбежал.
Я стер предыдущее унижение,  великолепно  реабилитировал  себя  и  сожалел
только о том, что не убил его.
     По правде говоря, моя рука тоже к этому времени  устала,  потому  что
дуэль длилась довольно долго, а я  предыдущую  ночь  не  спал.  Поэтому  я
оперся на шпагу и перевел дыхание, глядя, как принц спасается в  толпе.  И
думал, смог ли бы я написать на его груди свое танаторское имя, если бы он
не сбежал так трусливо.
     Танаторское письмо состоит из извилистых хвостатых букв,  похожих  на
упрощенную версию арабского письма, эти буквы острием шпаги написать очень
трудно. Написать "Джандар" латиницей легко, но я к тому  же  плохо  владел
местным алфавитом. Но, может, мы с  Тутоном  еще  встретимся.  И  тогда  я
завершу любовную записку, которую начал писать над его сердцем.


     Лезвие моей шпаги было покрыто кровью Тутона, поэтому  я  поднял  его
плащ, вытер шпагу и сунул ее в ножны.
     Все это время Дарлуна смотрела на меня с непроницаемым выражением.
     Я был такого высокого мнения о своих действиях, что счел ее выражение
проявлением восхищения.
     Но она тут же вывела меня из заблуждения. Хотя я,  вероятно,  изменил
ее мнение о своих фехтовальных способностях, разгадать женскую  психологию
я, как всегда, не смог. Она смерила меня презрительным и гневным взглядом.
     - Не знаю, почему ты преследуешь меня по пятам, как собака, варвар, -
ровно произнесла она, хотя голос ее дрожал от ярости, - но я никак не могу
от тебя избавиться.
     Мир вокруг пошатнулся, и боюсь, я открыл от удивления рот.  Не  знаю,
какой реакции я от нее ожидал, но, конечно, не гнева и презрения.
     - Что... почему... - я путался в словах.
     - Владыки Гордриматора прокляли меня за мои грехи, -  продолжала  она
почти в слезах. - Почему ты постоянно вмешиваешься в мои дела,  нанося  им
невосполнимый ущерб?
     Я растерялся от  такой  ярости.  Ожидал  похвалы,  может  быть,  даже
восхищения, но не потока слез!
     - Моя принцесса, почему...
     Она яростно топнула, тряхнула рыжей гривой, как породистая кобыла.
     - Перестань так обращаться ко мне, ты... ты, хориб! -  завопила  она,
назвав меня отвратительным танаторским стервятником,  похожим  на  розовую
голую крысу размером с собаку, которая обычно питается отбросами.
     Прежде чем я смог сообразить, что ответить, она закричала:
     - Я не твоя принцесса! Я не хочу иметь с тобой ничего общего, ничего,
ты слышал?
     - Да, слышал, - глуповато ответил я, - но  не  понимаю.  Чем  я  тебя
оскорбил?
     Она разразилась слезами, повернувшись к невозмутимому Кодже,  который
все время присутствовал молча при этой сцене, мигая и, несомненно,  дивясь
странным брачным обычаям человеческой расы,  так  непохожим  на  спокойные
практичные методы, практикуемые его народом.
     - Ты  только  послушай!  -  бушевала  она.  -  Я  гостья  в  крепости
могущественного принца Занадара, за которого  согласилась  выйти  замуж  и
которого уговорила  помочь  всей  силой  своего  воздушного  флота,  самой
могучей воинской силой в мире. Я надеялась  с  его  помощью  вырвать  свое
королевство из  рук  Черного  Легиона,  и  тут  приходит  этот  навязчивый
деревенский придурок, вмешивается в мои дела и разрушает все мои планы!  -
кричала она со слезами.
     Я был поражен. Теперь я понял! Ведь только мы с Лукором знаем правду:
Тутон за спиной принцессы ведет предательские переговоры о продаже ее тому
самому разбойничьему легиону, с которым  будто  бы  собирается  сражаться!
Естественно,  она  неправильно  истолковала  мои  действия.  Я   попытался
объяснить ей  истинное  положение  дел,  но  она  яростно  топала,  трясла
головой,  так  что  волосы  пламенеющим  облаком  взметались  над  нею,  и
отказывалась слушать мою "неуклюжую ложь", как она выразилась.
     И тут Коджа обратил мое внимание на неблагоприятное развитие событий.
     Пока я был занят,  вначале  сражаясь  с  Тутоном,  потом  отвечая  на
гневные обвинения Дарлуны, солдаты Занадара наконец привели толпу в  некое
подобие порядка и теперь тяжеловооруженный отряд приближался к королевской
ложе, несомненно, собираясь захватить Коджу как сбежавшего раба и меня как
организатора восстания рабов.
     Все другие  рабы  к  этому  времени  либо  уже  скрылись,  либо  были
захвачены или убиты. И вот мы  с  ним  противостоим  двадцати  стражникам,
вооруженным мечами, кривыми ножами и самострелами, в полном вооружении,  в
кольчугах, в шлемах и с длинными, норманнского типа щитами.
     И они будут здесь через одну-две минуты.
     Я проклял свою глупую мстительность, которая заставила меня  затянуть
дуэль с Тутоном. Если бы я сразу покончил с ним, мы все могли  бы  уйти  с
арены и теперь были бы на полпути к Среднему Городу, где смогли  бы  найти
убежище в академии Лукора, от которой у меня есть ключ.
     Но нет! Я играю в  кошки-мышки,  затягиваю  дуэль,  чтобы  похвастать
своим фехтовальным  мастерством  перед  женщиной,  Дарлуной  Шондакорской,
вместо того чтобы поступить умно и сбежать, пока еще есть возможность.
     Я подавил проклятие, горько подумав, что хоть намерения у меня обычно
самые хорошие, благородные и восхитительные, почти героические,  я  всегда
умудряюсь упустить свои лучшие возможности.
     Я с таким риском освободил своего друга Коджу и принцессу Дарлуну,  а
теперь испортил  все  дело,  подвергнув  их  и  себя  самого  еще  большей
опасности.
     Но делать нечего. Нам с Коджей придется сражаться с  двумя  десятками
вооруженных солдат. Никакой надежды, но другого выхода нет.
     Я горько проклинал свою самонадеянность и высокомерие, жалея, что  не
умер... и зная, что скоро умру.



                            14. НА КРЫЛЬЯХ ВЕТРА

     Солдаты были уже рядом. Я ясно различал их мрачные  лица  и  холодный
мстительный блеск глаз.  Мы  с  Коджей  стояли,  обнажив  оружие,  готовые
защищать принцессу до конца, который скоро наступит. Каким бы ни было  мое
фехтовальное  мастерство,  усвоенное  у  Лукора,  мне  не  удастся   долго
сдерживать двадцать свежих хорошо вооруженных солдат.
     Но тут странная тень упала на полог  ложи,  и  мы  все  с  удивлением
увидели фантастическое летающее чудище.
     На мгновение - настолько непривычен этот странный летательный аппарат
- я не поверил своим глазам.  Но  потом  понял,  что  это  орнитоптер.  Не
восьмидесятифутовое чудовище, как фрегат, на котором мы сюда прилетели, но
больше похожий на летающую шлюпку, в которой я из барака сбежал в  Средний
Город.
     Этот  тип  орнитоптера  был  мне  незнаком.  Четырехместный  корабль,
примерно в двадцать пять футов длиной, с четырьмя  кокпитами,  похожий  на
большой каяк.  И  действительно,  больше  всего  он  походил  на  огромное
летающее полинезийское каноэ. Но и это сравнение вряд ли подходит,  потому
что нейтральный  газ,  придающий  кораблю  летучесть,  размещался  в  двух
понтонах  под  килем  по  обе  стороны  корпуса,  понтоны  были  разведены
распорками. И в целом походили на полозья саней.
     И хоть эта фантастическая машина выглядела нелепо, она летала.
     И давала нам выход из нашей дилеммы.
     Потому что на переднем кокпите, улыбаясь, стоял - Лукор!
     Только владыки Гордриматора знают, что произошло с  ним  после  того,
как мы расстались в тайном лабиринте под королевской крепостью. Я  считал,
что он либо погиб в ловушке, либо все  еще  блуждает  где-то  в  лабиринте
туннелей. Но я мог  бы  догадаться,  что  если  я,  неспособный  прочитать
кодированные символы, указывающие  направление  в  ходах,  сумел  все-таки
выбраться, то Лукор, который мог их прочесть, выбрался задолго до меня.
     Очевидно, так и  произошло.  Галантный  учитель  фехтования  каким-то
образом выбрался из лабиринта, вышел  из  крепости  и  ждал  вблизи  арены
возможности помочь нам с Коджей. Где-то он раздобыл орнитоптер,  вероятно,
на крыше помещения стражи, подобно тому как я нашел свою шлюпку  на  крыше
барака рабов месяц назад. Во всяком случае я смогу послушать рассказ о его
приключениях позже и из его собственных уст. А теперь самое  главное,  что
он дает нам возможность спастись.
     Четырехместный летающий корабль повис на  бьющих  крыльях  над  самой
королевской ложей. Одной рукой продолжая управлять кораблем, Лукор  другой
сбросил нам веревочную лестницу. Конец лестницы коснулся занавеса ложи.
     Я повернулся к Дарлуне.
     - Быстрее, принцесса, - сказал я.  -  Ты  поднимешься  первой.  Мы  с
Коджей будем удерживать солдат, пока ты не окажешься  на  борту  и  мы  не
сможем последовать за тобой.
     Она  смотрела  на  меня,  ее  слегка  раскосые   глаза   были   полны
презрительным удивлением.
     - Ты сошел с ума, Джандар? - горячо спросила она. - Зачем мне  бежать
из города моего друга? Я уже сказала, что мы с принцем Тутоном  собираемся
пожениться, что он обещал обрушить весь  свой  воздушный  флот  на  Черный
Легион, который захватил мой город. Ты можешь бежать, если  хочешь,  но  я
собираюсь остаться и вернуть себе свой трон.
     От нетерпения я заговорил грубо.
     - Вздор, Дарлуна! Тутон  -  презренный  лжец.  Он  дает  тебе  лживые
обещания, а сам собирается продать тебя Арколе из чак юл за  двести  тысяч
золотых монет.
     - Это жалкая грязная ложь!
     Не знаю, долго ли бы мы продолжали спорить, но тут вмешался Коджа.
     - Нельзя ли  продолжить  этот  спор  в  безопасности?  -  спросил  он
щелкающим металлическим голосом. - Посмотри, Джандар, солдаты уже здесь.
     Он прав. У меня нет времени на споры  со  вспыльчивой  девушкой,  тем
более бесполезные, потому что она  все  равно  мне  не  верит.  Поэтому  я
поступил, может быть, и не разумно, но на другое просто не было времени.
     Я нанес Дарлуне удар в подбородок.
     Она согнулась, я схватил ее на руки, бросил через плечо,  вскочил  на
стену ложи, нашел опору на резных столбах, поддерживавших  крышу  ложи,  и
оттуда смог ухватиться за перекладину лестницы.
     Через мгновение я уже поднимался по лестнице к безопасности.
     Сомневаюсь,  чтобы  кто-нибудь,  кроме  акробата  или   исключительно
сильного человека, смог бы проделать тот же трюк  на  Земле.  Я  смог  это
сделать только из-за  небольшой  разницы  в  силе  тяготения  на  Земле  и
Танаторе: мышцы, привыкшие к большему тяготению на Земле, давали мне силу,
превосходящую нормальную на Танаторе.
     Так иди иначе, но больше я на такое не согласен. Я висел между  небом
и землей на раскачивающейся  веревочной  лестнице,  орнитоптер  надо  мной
казался слишком хрупким, чтобы выдержать мой вес, свисающие  руки  и  ноги
девушки мешали мне двигаться, я каждую секунду  ожидал  получить  в  спину
стрелу из миниатюрного танаторского самострела -  никогда  в  жизни  я  не
испытывал такого облегчения, как ступив на верхнюю перекладину лестницы  и
глядя в улыбающееся лицо Лукора.
     - Лукор! - воскликнул я. - Никогда никому в жизни так  не  радовался!
Вот, держи девушку!
     Он стащил ее с моего плеча и бесцеремонно опустил на  другой  кокпит,
рядом со своим. Потом протянул мне руку, я поднялся на борт и сел рядом  с
ним. Я тяжело дышал от усилий: поднимался  по  раскачивающейся  веревочной
лестнице, да еще с девушкой на плече. Потребовалось  несколько  мгновений,
чтобы перевести дух.
     А старый фехтовальщик находился в отличном  настроении.  Перекрикивая
шум крыльев и крики внизу, он сказал:
     - Мой мальчик! Я не знал, жив ты или убит, а нужно было знать, что ты
выберешься из этого проклятого лабиринта.  У  тебя  везение  прирожденного
героя!
     Старик наслаждался жизнью. Щеки  его  раскраснелись  от  возбуждения,
глаза радостно сверкали, седые космы  летели  по  ветру,  как  крылья.  Он
выглядел на двадцать лет моложе, и я был так счастлив, что вижу его  живым
и здоровым, что готов был расцеловать. Почти галльское ощущение  рыцарства
и романтики давало ему большую радость от нашего смелого побега: именно  о
таком он мечтал, в последнюю минуту уйти от смерти, вырвать героиню из лап
недруга, храбрые воины сражаются против намного превосходящего противника!
     - Когда ловушка нас разделила,  я  пошел  по  коридору  к  ближайшему
выходу и добрался до посадочной площадки  на  крыше,  -  продолжал  он.  -
Решил, что раз уж ты безнадежно заблудился  в  лабиринте,  я  хоть  помогу
твоему другу сбежать и спрячу его в  академии,  а  потом  мы  вдвоем  тебя
отыщем.
     Я горячо поблагодарил его за  свое  спасение,  которое  пришло  точно
вовремя, и перегнулся через борт, чтобы посмотреть,  как  дела  у  верного
Коджи.
     Дела  его  шли  прекрасно,  смертоносными  взмахами  меча-хлыста   он
сдерживал двадцать солдат. Меньше двадцати, если быть точным,  потому  что
летающая полоска острой, как бритва,  стали  уже  уложила  не  менее  семи
стражников.
     Лукор с живым интересом следил за схваткой, подбадривая и  выкрикивая
похвалы. Меч-хлыст - единственное оружие Танатора, которым старый  учитель
фехтования владел недостаточно, потому  что  необыкновенная  длина  и  вес
этого оружия позволяли успешно пользоваться им только артроподам.
     Лукор громко аплодировал великолепному мастерству Коджи, а я  крикнул
ему, чтобы он поторопился наверх. С высоты я  видел,  что  со  всей  арены
собираются  солдаты,   и   многие   вооружены   смертоносными   маленькими
самострелами. Их похожие на пули стрелы вполне  могут  проткнуть  один  из
понтонов или повредить тяжело машущие крылья, и все  воздушное  сооружение
упадет на землю.
     Но  Коджа  знал,  что  делает.  Повернувшись,  он  взмахнул  стальным
хлыстом, расчистив вокруг себя обширное пространство: стражники попятились
от молотящей стали. Потом, пригнувшись на длинных многосуставчатых  ногах,
Коджа взлетел в воздух. Это был фантастический прыжок: он взлетел не менее
чем на одиннадцать футов. Его пальцы сомкнулись вокруг средней перекладины
лестницы, а через мгновение он  уже  держался  за  верхнюю  перекладину  и
оказался среди нас.
     - Коджа, это здорово! Никогда не видел такого великолепного  владения
мечом-хлыстом! - Я рассмеялся, а он уселся рядом с нами, с  трудом  вмещая
свое тело в сидение. И серьезно посмотрел на меня.
     - Должен вернуть  комплимент,  Джандар,  -  прощелкал  он  монотонным
металлическим голосом, - ты не только освободил товарища, но и сделал  это
самым великолепным образом! - И он  красноречиво  указал  своими  длинными
антеннами  на  суматоху  внизу,  на  кричащую,  разбегающуюся  толпу,   на
рыскающих зверей,  сбежавших  рабов,  разъяренных  солдат,  которые  внизу
бессильно грозили нам кулаками. Я улыбнулся.
     - Но кто этот человек в летающей машине,  который  так  неожиданно  и
своевременно пришел нам на помощь? - спросил он.
     Я быстро познакомил Коджу с Лукором, потому что времени для слов  уже
не оставалось. Вернулся Тутон с отрядом лучников, и  в  нашем  направлении
полетели тучи стальных стрел.
     - Держитесь, друзья, отправляемся! -  закричал  Лукор,  схватился  за
приборы,   и   корабль   устремился   в   сторону.   Мы   поднимались   по
головокружительной спирали над ареной. Под нами  пролетали  ряды  каменных
скамей,  и  тут  же  летающая  машина  задрожала  от  удара  о   невидимое
препятствие. Дождь толстых стеклянных обломков обрушился нам на  плечи,  и
нас подхватил порыв ледяного ветра.
     Такими лихорадочными были последние полчаса, что я даже  не  подумал,
почему на арене так жарко, она купается в дневном  свете,  а  по  открытым
улицам и площадям горного города на этой высоте проносятся ледяные  вихри.
Теперь я понял, что вся  арена  накрыта  стеклянной  крышей  -  гигантским
куполом, закрывающим амфитеатр от холодного  воздуха  и  воющего  ветра  и
действующим как колоссальный парник, концентрируя дневной  свет,  так  что
зрители могут удобно сидеть на скамьях. И наш корабль на  пути  к  свободе
только что пробил одну из гигантских плит, образующих этот купол.
     - Куда теперь, учитель? - прокричал я; у меня перехватило дыхание  от
холодного ветра, ударившего по потным  обнаженным  рукам  и  ногам.  Лукор
повысил голос, чтобы перекричать рев ветра.
     - Предлагаю перебраться в более теплый климат, - крикнул  он.  -  Мой
родной город Ганатол предоставит  нам  более  гостеприимное  убежище,  чем
Занадар, после всех этих происшествий.
     Я почувствовал себя виноватым.
     - Но, Лукор! Твой дом... твоя академия! Ты не  должен  отдавать  все,
что имеешь, чтобы помочь мне и моему другу!
     Он улыбнулся, как проказливый мальчишка, седая грива  развевалась  на
зимнем ветру.
     - Ерунда! С тем, что у меня здесь... и здесь, я в  любом  месте  могу
восстановить академию Лукора, - сказал он, указывая на свою правую руку  и
лоб.
     - Но твой дом и все имущество! - беспомощно  возразил  я,  не  желая,
чтобы он ради меня пожертвовал всем.
     - Заложено по рукоятку, мой мальчик. Академия  никогда  не  покрывала
моих расходов. Что касается имущества... что ж,  может,  я  и  пожалею  об
одной-двух картинах, может, о статуэтке,  но  все  остальное  со  временем
можно восстановить. Жаль, что больше не придется  выпить  бутылочку-другую
со старым Иривором и посудачить о прежних временах, но это все.  И  больше
не нужно спорить. Мне понадобится все внимание, чтобы  вырваться  из  этих
проклятых подымающихся потоков.
     Лукор  искусно   манипулировал   приборами   управления,   мимо   нас
проносились шпили Верхнего Города. На этой  высоте  воздух  разреженный  и
обжигающий, но ветер яростный  и  порывистый,  он  кричал,  как  множество
баньши. Я укрылся за капотом  своего  кокпита,  дрожа  и  жалея,  что  так
неразумно бросил теплый шерстяной плащ.
     Немного погодя Лукор нашел устойчивый нисходящий поток, и  мы  начали
опускаться широкими кругами. Под нашим  килем  замелькали  ярусы  Среднего
Города, потом я мельком увидел трущобы и убогие переулки  Нижнего  Города,
но они тут же исчезли из вида. Один быстрый взгляд, и я узнал бараки,  где
содержатся колесные рабы, и вспомнил ужасные дни, проведенные с Коджей  за
этими нависающими стенами.
     Как странно устроена человеческая жизнь!  Поворот  судьбы,  нарушение
равновесия, и он  переходит  от  одного  положения  в  другое,  почти  без
промежуточного состояния. Никогда не думал я, что мне удастся  бежать,  но
мне это удалось. А вырвавшись из крепости, я  бродил  по  ветреным  улицам
Среднего Города в одежде убитого мной стражника и думал, где найти убежище
и безопасность. И тут  же  увидел  человека,  защищающего  свою  жизнь  от
уличных грабителей!
     Если бы я импульсивно, даже торопливо,  не  шагнул  навстречу,  чтобы
помочь ему своим лезвием, я бы не летел  сейчас  сквозь  режущий  ветер  к
новым приключениям в  этом  странном  мире.  Причина  и  следствие  правят
вселенной, говорят философы. Возможно. Но я бы отдал свой голос за  слепой
случай, как наиболее значительный фактор в человеческих делах, если вообще
не во всей вселенной. Потому что случайно я наткнулся на утраченный  город
в джунглях Камбоджи, случайно Коджа спас мне жизнь из-за необычного  цвета
моих волос и  глаз,  случайно  я  встретил  принцессу,  на  которую  напал
вастодон,  когда  уходил  из  лагеря  ятунов  сквозь   джунгли,   случайно
подружился с учителем фехтования Лукором.


     Вскоре мы оставили Город-в-Облаках  за  собой  и  летели  над  Белыми
горами. Со смешанным чувством ностальгии и облегчения следил я за тем, как
башни Занадара исчезают за кормой. Здесь я испытал не только угрюмый  вкус
рабства и ужас преследуемого беглеца, но также уютную безопасность в  доме
и доброту друга. И вот эта глава моих приключений позади.
     По обе стороны расстилалось самое впечатляющее зрелище:  вздымающиеся
утесы и рваные вершины из снежного мергеля, растрескавшиеся плоскогорья  и
усеянные обломками плато, пересеченные ужасными  ущельями  и  расселинами.
Теперь мы двигались на фантастической скорости, ветер нес  нас  на  юг,  к
предгорьям и черно-алому ковру Великого Кумала.
     К этому времени мы снизились на несколько  тысяч  футов,  но  ревущий
ветер по-прежнему был холоден, как лезвие  ножа.  Я  съежился  в  кокпите,
обхватив плечи руками в надежде сохранить тепло. И  все  же,  несмотря  на
холод, это, несомненно, лучше, чем идти пешком. Нам потребовались бы  дни,
может, недели, чтобы пробраться через  пустынные  вершины  Варан-Хкора.  А
теперь мы летим высоко над ними, если не в комфорте, то  по  крайней  мере
быстро.
     Я размышлял о виденном. Такое фантастическое летающее сооружение, как
наше большое каноэ, означает очень высокий уровень технологии. Цивилизация
Занадара - самая развитая на Танаторе. Но как может один народ -  небесные
пираты  -  располагать  каменными   городами,   летающими   судами,   даже
телевизором на  треножнике,  через  который  принц  Тутон  разговаривал  с
Арколой из Черного Легиона, а другой - племя ятунов - так низко  стоит  на
шкале культуры, что не знает ни письма, ни чтения
     Я подумал, что такие  культурные  различия  привычны  на  Земле,  где
сверхскоростные реактивные самолеты проносятся над джунглями Новой Гвинеи,
чьи обитатели еще не вышли из каменного века. Но  отчасти  это  происходит
из-за огромных расстояний. На Земле обширные  океаны  и  целые  континенты
разделяют совершенно различные культуры, но Танатор значительно меньше. На
нем расстояние от полюса до полюса всего 4 351 миля. Занадарцы и  ятуны  -
буквально соседи, почему они так различаются на шкале достижений культуры?
     Эти размышления  напомнили  мне  еще  об  одной  загадке.  Как  могли
существа,  происходящие  от  насекомых,   так   называемых   "общественных
насекомых", типа муравьев, термитов или пчел, развить цивилизацию в  мире,
где обитают люди: небесные пираты, ку тад, перуштариане?
     На Земле насекомые достигли определенного уровня и остановились, впав
в культурный стасис миллионы  лет  назад.  Земные  насекомые  не  обладают
подлинным интеллектом, у них лишь зачаточный  разум,  называемый  "разумом
улья". Только человек эволюционировал в разумное существо,  хотя  огромное
земное пространство давало возможность развиться обоим.
     А здесь, на Танаторе, который значительно меньше Земли, возникли  две
совершенно  независимые  цивилизации,  и  бок  о   бок   развивались   два
чрезвычайно отличных друг от друга вида.
     Порознь, но близко.
     В двух тысячах миль друг от друга в пространстве - но в миллионе  лет
во времени.
     Артроподы ничего не усвоили от занадарцев, даже начатков  технологии,
использования алфавита или простейших человеческих эмоций.
     И в то же время обе расы говорят на одном и том же языке!
     Загадка. Трудная загадка.
     И у меня было предчувствие, что  если  я  найду  ответ,  он  окажется
совершенно поразительным.


     Дарлуна пришла в себя, когда мы еще летели над Белыми горами.
     Вполне естественно, что она  страшно  рассердилась  на  меня  и  моих
товарищей. По отношению ко мне это понятно: в конце концов я ударил ее и в
бессознательном состоянии отнес на летающий корабль. что вряд ли  улучшило
наши взаимоотношения. Но  ее  злоба  по  отношению  к  галантному  старому
учителю фехтования была не менее яростной, хотя и беспричинной.
     - Умоляю тебя, сэр,  как  джентльмена,  оставить  попытку  бегства  и
вернуться в Занадар. Если ты вернешь меня в крепость, я поговорю о тебе  с
принцем и заверяю, что ты  не  будешь  наказан  за  ваши  преступления,  -
поклялась она.
     Лукор вежливо, но твердо покачал головой.
     -  Моя  госпожа,  -  мягко  сказал  он,  -  ты  страдаешь  от  явного
заблуждения. Принц Тутон не твой друг, он один  из  самых  активных  твоих
врагов, истинные твои друзья тут.
     - Разве это дружеский поступок  -  похитить  меня  у  могущественного
принца, который поклялся всеми своими силами  помогать  мне  вернуться  на
трон? - спросила она.
     Лукор снова покачал головой.
     - Нет, моя госпожа, это тоже заблуждение. Тутон может быть вежливым и
очаровательным, но это все внешность, а сущность у него коварная,  злая  и
предательская. Что бы он тебе ни пообещал, я знаю совершенно точно, что за
твоей спиной он вел переговоры с твоим недругом, главой Черного Легиона.
     Она недоверчиво смотрела на него.
     - Да, этот "друг",  как  ты  его  называешь,  холодно  и  бессердечно
предложил продать тебя чак юл, если она дадут запрошенную им цену!
     Взгляд Дарлуны устремился ко мне. Точно то же самое я  говорил  ей  в
королевской ложе, когда  убеждал  ее  подняться  по  лестнице  и  войти  в
летающую машину. Теперь я кивнул и подтвердил слова Лукора.
     - Он прав, принцесса. Это правда, я знаю:  заблудившись  в  лабиринте
тайных ходов  в  стенах  королевской  крепости,  я  подслушал,  как  Тутон
обсуждал вопрос о цене за тебя не с кем иным, как с самим Арколой.
     - Но это невозможно, - слабо возразила она. -  Что  делать  Арколе  в
Занадаре?  Он  в  моем  городе  Шондакоре,  почти  в  трехстах  корадах  к
юго-востоку!
     Я  описал,  как  мог   пределах   технологического   минимума   моего
танаторского словаря, телевизор из туманного хрусталя на треножнике. Лукор
слышал о таком  инструменте,  он  назвал  его  палунгордра,  что  означает
"далеко  видящий  глаз",  но  Дарлуна  о  нем  не   знала   и   оставалась
недоверчивой. Но она больше  не  спорила  и  не  пыталась  убедить  Лукора
повернуть назад; наоборот, погрузилась  в  задумчивое  молчание,  очевидно
размышляя над нашими словами. Мои слова она могла бы отбросить:  я  думаю,
она больше не считала  меня  подлым  и  предательским  аматаром,  лишенным
честности и чести, но все же я не полностью оправдался  в  ее  глазах.  Но
Лукор, как  я  уже  заметил  раньше,  относился  к  таким  людям,  которым
инстинктивно веришь с  первой  же  встречи,  и  его  уверенное  заявление,
искреннее утверждение о подлости Тутона она не могла отбросить так легко.
     К этому времени было уже далеко за полдень. Навес золотистого пара  в
небе Каллисто был все еще по-дневному ярок; виднелись две  луны:  морозный
лазурный Рамавад и  крошечная  золотая  Амальтея,  или  Джурувад,  как  ее
называют каллистяне. И совсем недавно поднялся  колоссальный  Гордриматор,
перепоясанный лентами гигант неба.  (Насколько  я  помню,  нигде  в  своей
рукописи капитан Дарк не объясняет значения танаторского названия  планеты
Юпитер  -  Гордриматор.  Но  из  его  рассказа  мы  достаточно  узнаем  об
универсальном  языке  Танатора,  чтобы  попытаться  разобраться  самим.  В
различных местах своего рассказа автор  называет  спутники  Юпитера,  как,
например, в начале одиннадцатой главы, где он  сообщает,  что  танаторское
название  Ганимеда  -  Имавад,  что  означает  "Красная  Луна".  Из  этого
повторяющегося  окончания  мы  можем  заключить,  что  вад   по-танаторски
означает "луна". Но у туземного  названия  Каллисто  -  Танатор  -  другое
окончание. Естественно для обитателей Каллисто считать свой мир  планетой,
а не луной, поэтому мы можем заключить, что тор означает "мир".  Поскольку
Гордриматор имеет то же окончание, я рискну предположить, что его огромные
размеры произвели на каллистян такое впечатление, что они решили,  что  он
тоже тор, то есть "мир", иначе они назвали бы его  Гордримавад.  Поскольку
имя по-танаторски означает "красный" и так  как  выше  переводилось  слово
"палунгордра"  как  "далеко  видящий  глаз",  я  думаю,  будет   правильно
истолковать название Гордриматор  как  "гордра  има  тор",  то  есть  "мир
красного глаза". Вполне естественное название, если представить себе,  как
наиболее  впечатляющая  особенность  поверхности  Юпитера   -   знаменитое
"красное пятно" - выглядит с его пятого спутника. - Л.К.).
     Мы летели уже много часов.
     Вынужденное бездействие начало меня утомлять, и,  по  правде  говоря,
сидение моего кокпита было ужасно жесткое, сидеть на нем очень неудобно. Я
не мог вспомнить, когда в последний раз ел  и  пил,  но  желудок  требовал
внимания.
     Мы летели на огромной скорости. Над предгорьями ветер продолжал  дуть
очень сильно. На такой скорости мы скоро  минуем  предгорья  и,  возможно,
сумеем приземлиться, поискать дичи и устроиться на ночь.
     К югу от нас расстилался обширный черно-алый ковер  Великого  Кумала,
протянувшийся от горизонта до горизонта. Мне пришло в голову,  что  Лукору
стоит повернуть на восток, потому что  его  родной  город  Ганатол  в  том
направлении. Мы направляемся  туда.  Я  нагнулся  вперед,  тронул  учителя
фехтования за плечо и закричал ему в ухо. Он повернул ко мне свое  мрачное
и обеспокоенное лицо.
     - Вполне согласен с тобой, мой юный друг, - резко  сказал  он.  -  И,
поверь мне, если бы мог, я повернул бы на восток.
     - Как это? Что-то случилось?
     Он принужденно рассмеялся.
     - Я считал, что мне повезло, когда нас подхватил  попутный  ветер,  -
сухо признался он, - но увы, удача отвернулась  от  нас.  Воздушный  поток
становится все мощнее. Пока он нес нас в нужном направлении, я не возражал
и не беспокоился из-за усиливавшегося ветра. Но недавно я решил, что  пора
поворачивать на восток, - и обнаружил, что не могу.
     Я не понимая смотрел на него.
     - Ветер слишком силен?
     Он кивнул.
     - Да. Это настоящий ураган. Но дело не  в  этом.  Крылья  орнитоптера
снабжены элеронами именно  для  таких  случаев:  изменяя  площадь  и  угол
наклона крыльев, мы могли бы повернуть в самую  сильную  бурю.  Но  мы  не
можем - посмотри - видишь?
     Я посмотрел, куда он  указывал,  -  на  наше  правое  крыло.  Элероны
управлялись ножными педалями из пилотского кокпита, который занимал Лукор.
Эти педали соединялись с  подвижными  поверхностями  системой  проводов  и
шкивов, провода выходили из корпуса через ряд маленьких отверстий как  раз
на уровне крыльев.
     Я смотрел.
     Мы не ушли из Города-в-Облаках невредимыми!
     Стальная стрела из самострела стражника попала в наш  правый  элерон,
заклинив ванты.
     Я мрачно сжал челюсти: до меня  постепенно  доходила  важность  этого
открытия. Не в силах  использовать  элерон,  мы  не  можем  повернуть.  Мы
утратили контроль над летающей машиной, и все усиливающийся  ветер  уносит
нас далеко от курса... все дальше и дальше в глубь Великого Кумала.
     Приближается ночь.



                              15. РУКА СУДЬБЫ

     Нас, беспомощных в объятиях урагана, уносило все дальше и  дальше  от
курса - в бездорожный лабиринт джунглей, известный как Великий Кумал.
     Наступила  ночь  -  волшебно  быстрый,  неожиданный  приход  ночи  на
Танаторе. Мне кажется, я еще не рассказывал о необыкновенных  рассветах  и
закатах этой луны джунглей.
     День и ночь, похоже, никак не связаны с  присутствием  и  количеством
лун на небе Танатора. Это странное небо  движущегося  золотистого  тумана,
похожего на завитки янтарного  и  желтого  пламени,  остается  светлым  на
протяжении  примерно  двенадцати  часов.  Затем  темнеет  без   какой-либо
причины, и темнота продолжается такой же период.
     На таком огромном расстоянии солнце, конечно, слишком  далеко,  чтобы
так воздействовать  на  освещенность  поверхности  Каллисто.  (Каллисто  в
четырехстах восьмидесяти миллионах девятистах  тридцати  тысячах  миль  от
солнца; таким образом, Каллисто чуть больше чем в пять раз дальше от него,
чем наша планета, и получает лишь  незначительную  долю  солнечного  света
сравнительно с нами. - Л.К.).
     Я  время  от  времени  замечал,  что  небо  Танатора  остается   ярко
освещенным, когда на нем лун нет совсем; такое же оно и при всех  лунах  и
даже при гигантском шаре Юпитера на небе. Отсюда  я  заключаю,  что  через
равные  периоды  Танатор  погружается  в  какую-то  неизвестную  радиацию,
которая вызывает свечение золотистых паров в верхней части его  атмосферы;
по-видимому, там слой какого-то инертного газа,  который  светится,  когда
через него проходит электричество.  Может  быть,  через  равные  интервалы
Юпитер обрушивает дождь электрических частиц,  которые  взаимодействуют  с
нейтральным газом в атмосфере  Каллисто.  Или  светлые  периоды  возникают
вследствие совершенно неизвестной  силы  или  феномена.  Не  могу  сказать
определенно: могу только рассказать о том, что наблюдал.
     На рассвете весь небесный купол вспыхивает мягким свечением,  которое
за  семь-восемь  минут  проходит  полный  цикл  от  бархатисто-коричневого
сумрака и до яркого полуденного  света.  Это  зрелище  особенно  поражает,
когда видишь его в  первый  раз:  как  будто  все  небо  освещается  одним
колоссальным взрывом. Освещенность остается  постоянной,  неизменной,  без
всякого источника, пока за час до наступления темноты  все  повторяется  в
обратном порядке. И снова нужно семь-восемь минут, насколько  я  могу  без
часов определить время, чтобы дневной свет сменился  бархатисто-коричневой
мглой.
     Единственный эффект, который это оказывает  на  луны,  заключается  в
том, что ночью  они  кажутся  более  яркими,  так  как  не  соперничают  с
светящимся золотым туманом.
     И вот  на  нас  опустилась  ночь.  Как  будто  космический  волшебник
произнес свое заклинание и затмил солнце. Я простонал горькое проклятие.
     Исправить повреждение трудно было бы и  днем,  но  ночью  это  вообще
невозможно.
     - Ты можешь что-нибудь сделать, Лукор, чтобы освободить провод?
     Он мрачно покачал головой.
     - Я работал педалями, надеясь высвободить стрелу,  но  бесполезно,  -
сказал он.
     -  Что  случилось?  -  неожиданно  спросила  Дарлуна.  Мы  с  Лукором
разговаривали  напряженным  шепотом,  чтобы  не   распространять   панику.
Девушка, погруженная в  меланхолическую  задумчивость,  не  подозревала  о
нашем  опасном  положении.  Но  теперь  она,  должно  быть,  услышала  наш
разговор, потому что вопросительно посмотрела на  нашего  пилота,  старого
учителя фехтования. Он быстро и экономно объяснил затруднение.
     - С каждой секундой нас все дальше на большой скорости уносит на  юг,
- заключил он. - Мы уже на много  корадов  в  глубине  Великого  Кумала  и
углубляемся все дальше. Если мне не удастся  каким-то  образом  освободить
элерон и повернуть машину, мы окажемся на полюсе.
     - Можно  что-нибудь  сделать?  -  спросил  невозмутимый  Коджа  своим
жестким невыразительным голосом.
     -  Ничего,  -  с  мрачной  уверенностью  ответил  Лукор.  -  Я  боюсь
пользоваться педалями: дальнейшие усилия могут вообще сломать  их.  Стрела
запутала ванты, и они уже могли перетереться от трения о края. Но пока они
не порвались. И элерон кажется не  поврежденным  стрелой.  Похоже,  стрела
застряла между элероном и  крылом.  Но  если  мы  не  сможем  удалить  это
препятствие, мы беспомощны и нас унесет на сотни корадов от курса,  потому
что мой город Ганатол теперь далеко за нами к востоку.
     Я пожалел о наступлении тьмы, которая так осложнит  мою  попытку.  Но
все равно придется ее предпринять.
     Быстро  посовещавшись  с  Лукором,   посоветовав   ему   следить   за
равновесием и компенсировать перемещение тяжести, я выбрался из кокпита  и
перебросил одну ногу через борт.
     - Джандар, что ты собираешься  делать?  -  закричала  Дарлуна,  когда
машина головокружительно наклонилась направо под моим  весом.  Я  заставил
себя беззаботно засмеяться, хотя на самом деле  сердце  у  меня  билось  в
горле.
     - Спокойно,  принцесса,  -  сказал  я.  -  Ничего  не  остается,  как
освободить элерон. Внимательней, Лукор, я иду...
     И перебрался на крыло.
     Я не особенно храбрый  человек,  хотя  игра  судьбы  и  случая  часто
навязывала мне такую роль. Поэтому со всей откровенностью признаюсь, что я
испугался. Я остро осознавал, что мы несемся в  ночи  со  скоростью  сотня
миль в час в хрупком суденышке, сделанном из сжатой бумаги.
     Я сознавал и тот ужасный факт, что  летим  мы  на  высоте  в  полторы
тысячи футов над самыми густыми джунглями и что любой неверный шаг  бросит
меня вниз, навстречу несомненной и быстрой смерти.
     Ветер летел мимо,  хватая  меня  своими  невидимыми  пальцами.  Глаза
слезились от его порывов, я почти ничего не видел. Волосы и одежда рвались
назад с такой силой, что я мог только удерживаться руками за край кокпита.
     Если перестану держаться, меня  оторвет,  как  листок  в  урагане,  и
бросит, как бомбу, на густые ветви далеко внизу. Я вспомнил  рассказ  Лина
Картера, в котором герой оказывается на узком  выступе  горы,  высоко  над
глубоким озером. Когда герой больше  не  может  сохранять  равновесие,  он
камнем падает в озеро, но остается жив, потому что падает под таким углом,
что соприкосновение с водой вызывает наиболее слабый удар. (Книга, которую
упоминает капитан Дарк, называется "Тонгор против богов", это третий роман
в моей лемурианской серии, она была опубликована в  ноябре  1967.  Капитан
Дарк правильно вспоминает сюжет, но только это был не герой, а героиня; ее
спасло случайное стечение аэродинамических факторов.  -  Л.К.).  Но  здесь
подо мной нет озера и, увы! нет заботливого автора, готового помочь своими
аэродинамическими фокусами, если я упаду!
     Изо всех сил держась, чтобы  меня  не  сорвало  ветром,  я  попытался
дотянуться  до  стрелы.  Но  длины  рук  не  хватило:   пальцы   коснулись
поверхности элерона в добрых семи дюймах от стрелы.
     Ничего не оставалось делать, как, держась за крыло, встать на похожее
на понтон шасси. Я уже упоминал  выше  это  шасси.  Оно  состоит  из  двух
понтонов, по обе стороны корпуса, и  заполнено  подъемным  газом,  который
делает все сооружение способным взлетать. Если бы не понтон,  я  никак  не
смог бы дотянуться до стрелы, потому что само крыло не  выдержало  бы  мой
вес.
     С бесконечной осторожностью, по-прежнему  держась  обеими  руками  за
кожух своего кокпита, я опустил сначала одну ногу, потом вторую,  пока  не
встал на правый понтон. Он был расчален узкими рейками относительно левого
понтона, и оба они  крепились  к  килю  и  основанию  крыльев  вантами.  Я
искренне надеялся, что все это достаточно крепко, чтобы выдержать мой вес.
Если же нет, вот тогда у нас действительно будут неприятности!
     Стоя боком на наполненном газом  понтоне,  я  оторвал  одну  руку  от
кожуха  кокпита  и  схватился  ею  за  само  крыло.  Все  это  я  проделал
чрезвычайно медленно, потому что ужасно боялся, что ветер оторвет  меня  и
швырнет в ночь.
     Посмотрев вверх, я увидел Дарлуну. Она смотрела на меня со страхом  в
огромных глазах. Лицо ее побледнело, одну руку она прижала к губам.
     И я вдруг почувствовал себя героем! Приятно было обнаружить,  что  на
борту корабля кто-то боится больше меня!
     Интересно, по-прежнему ли прекрасная принцесса Шондакора считает меня
слабаком и трусом. Несомненно, сейчас она убеждена, что я герой с  львиным
сердцем. Я чуть не рассмеялся вслух при этой мысли. На самом  деле  я  так
боялся, что у меня дрожали колени.
     Теперь я обеими руками держался за край крыла, ноги одна перед другой
на понтоне. Снова я попытался дотянуться до стрелы и снова не смог.
     Тогда я сел на понтон, очень неудобно оседлав его, ноги  мои  свисали
по обе стороны, руками держался за крыло над собой.
     Медленно и осторожно я  перенес  одну  за  другой  руки  на  оттяжки,
которые крепили понтон к правому крылу.
     И вознес молчаливую молитву за то,  что  небесные  пираты  используют
такую прочную бумагу.
     Затем отпустил левую руку и начал  ощупывать  ею  нижнюю  поверхность
элерона. Вися под углом в сорок пять градусов, я наконец  смог  дотянуться
до этой проклятой стрелы. Пальцы мои онемели от холодного  воздуха,  но  я
ощущал ими стрелу, застрявшую между элероном и поверхностью крыла.
     Схватив кончиками пальцев стрелу,  лежа  лицом  вниз  над  джунглями,
которые  с  тошнотворной  скоростью  проносились  подо   мной,   я   начал
раскачивать стрелу вперед и назад, вперед и назад,  постепенно  освобождая
ее.
     Когда через бесконечность - на самом деле прошла одна-две минуты -  я
высвободил ее настолько, что она дрожала при прикосновении, я  ощупал  все
древко, чтобы убедиться, что она не застряла в вантах.
     Чтобы сделать это, я вынужден был вытянуться, так что почти  все  мое
тело повисло в воздухе. Теперь я держался за понтон только правой рукой, а
левая была свободна.
     Пальцы мои дрожали от напряжения, запястье  и  вся  рука  онемели.  С
бесконечной осторожностью  я  щупал  провода  и,  зажав  древко  стрелы  в
пальцах, стал его высвобождать.
     Хвала богу или  богам,  которые  правят  этим  миром:  в  самострелах
Занадара используют стрелы с гладкими наконечниками.  Если  бы  наконечник
был зазубрен, я и за миллион лет не высвободил его, вися головой вниз  над
пропастью, держась только правой рукой и неспособный увидеть,  что  делает
моя левая рука!
     Щелкнули  внезапно  освобожденные  провода,  стрела  высвободилась  и
отлетела,  и  я  почувствовал  такую  радость,  как   смертник,   которого
губернатор помиловал в тот момент, как его  привязывали  к  электрическому
стулу.
     Провода заскрипели, это Лукор опробовал педали.
     Элерон поворачивался вверх и вниз.
     Теперь все в порядке, и я потащил свое болящее, замерзшее и  уставшее
тело назад, к более  безопасному  положению  на  понтоне.  Двигаясь  очень
медленно, я повторил свои действия в обратном порядке, пока  не  встал  на
понтоне. Потом, передвигая руки по дюйму за раз - а руки у меня дрожали от
напряжения и усталости, - я продвинулся  вдоль  крыла,  пока  не  оказался
рядом с кокпитом. На меня смотрели Дарлуна, Лукор и Коджа.
     Мне показалось, что никто из них не дышал, пока я был на крыле.
     По боли в легких я вдруг понял, что тоже сдерживал дыхание.
     Ухватившись одной полузамерзшей рукой за кожух, я поставил левую ногу
на крыло. Потом перегнулся так, что моя правая нога повисла в воздухе.
     И в этот момент рука судьбы сделала неожиданный маленький ход...
     Правая рука, онемевшая от  напряжения,  соскользнула,  отбросив  меня
назад.
     Правая нога, которая висела в воздухе, с силой ударилась обо что-то.
     Прямо о понтон из сжатой бумаги, заполненный летучим газом...
     И пробила в нем дыру!


     Мы начали оседать, нашу  машину  бросало  из  стороны  в  сторону,  а
драгоценный газ вырывался из дыры в понтоне.
     Летающая машина неожиданно наклонилась вправо,  повиснув  под  острым
углом.
     Очевидно, в понтонах находилось одинаковое  количество  газа,  и  тем
самым вес корабля уравновешивался.
     И очевидно также, что с одним пробитым понтоном мы больше  лететь  не
можем.
     Я пытался заткнуть дыру тканью, ладонью руки, ногой - бесполезно. Газ
быстро улетучивался. К этому времени  понтон  уже  опустел,  и  мы  быстро
теряли высоту.
     Лукор играл на приборах, как виртуоз  на  рояле,  стараясь  выправить
крен, стараясь перевести машину в скольжение, но не мог.
     Слишком сильный ветер.
     Мы утрачивали равновесие, клонились направо, крыло задралось вверх, в
него со всей силой ударил ветер и мгновенно разорвал в клочья.
     Я чуть не упал, когда оторвавшаяся обшивка яростно хлестнула меня  по
лицу.
     Длинной извилистой дугой мы падали на вершины деревьев далеко внизу.
     Через несколько мгновений нас ударит о вершины  деревьев,  и  на  той
скорости, с которой нас несет ветер, мы будем мгновенно убиты.
     Мой мозг работал теперь с невероятной скоростью.
     И вдруг у меня появился отчаянный план.  Один  шанс  из  тысячи,  что
удастся, но если мы не попробуем, у нас даже этого шанса не будет.
     Крича, как сумасшедший, я объяснил товарищам, что делать.
     Они, должно быть, так и решили, что я сошел с ума, но я  говорил  так
настоятельно и безапелляционно, что они тут же начали действовать.
     Вероятно, именно  безусловное  подчинение  Дарлуны,  Лукора  и  Коджи
спасло нас.
     Безумная игра, в которой у нас не было другого выхода.
     Они выбрались из кокпитов с левого  борта,  который  еще  поддерживал
летучесть.
     Когда они все стояли на левом понтоне, я перегнулся, как  акробат,  и
по вантам под корпусом добрался до них. Затем, работая,  как  сумасшедшие,
своим оружием, мы высвободили понтон.
     Мы продолжали падать сквозь  воющую  тьму,  вершины  деревьев  ужасно
близко, ветер ослепляет; чудо, что нам удалось в  самую  последнюю  минуту
отрезать понтон от корпуса.
     Но мы сумели это сделать.
     Корпус пролетели мимо нас вниз. Удар о вершины деревьев разорвал  его
на части, превратив в облако летящих обломков. Он  двигался  со  скоростью
почти в сто миль в час, когда внезапно утратил всю летучесть и упал.
     Вися в небе, мы держались  за  концы  обрезанных  вант.  Единственный
оставшийся понтон плыл под нами. Теперь не  было  веса  корпуса,  крыльев,
пустого понтона, и подъемной силы хватало на то, чтобы  удерживать  нас  в
воздухе.
     Мы так близко разошлись со смертью, что  я  склонен  приписывать  все
происшествие какому-то юпитерианскому  провидению.  Задержка  в  несколько
секунд оказалась бы смертельной, нас разрезало бы на куски вантами,  когда
корабль коснулся вершин деревьев.
     Ничего подобного я не испытывал, да и не слышал.


     Остальную часть ночи мы провели на земле. Даже не  на  ветвях  дерева
борат, которое дало бы нам  безопасность  от  рыщущих  ночью  по  джунглям
хищников. Нет, с нас на всю жизнь хватит воздушных  трюков.  Я,  например,
согласен  сразиться  с  любым  чудовищем,  но  не  расстанусь  с  надежной
поверхностью.
     Конечно, понтон не мог нас четверых держать в  воздухе.  Но  скорость
наша упала, и мы мягко причалили  к  ветвям  дерева.  Потребовалось  много
времени, чтобы спуститься на землю: мы все дрожали от усталости и нервного
напряжения. Но наконец мы добрались до твердой  земной  поверхности  (или,
если предпочитаете, поверхности Каллисто).
     Мы слишком устали, чтобы о чем-нибудь беспокоиться, и  потому  решили
заночевать на месте. У Лукора сохранились кремень и  огниво,  которыми  он
зажег лампу,  когда  мы  блуждали  в  тайных  ходах  королевской  крепости
Занадара, и мы смогли разжечь костер из  сухих  ветвей  и  листьев.  Потом
легли и уснули мертвым сном смертельно уставших людей.
     На следующий день  мы  нашли  ручей,  из  которого  вдоволь  напились
холодной, чистой, очень вкусной воды. А Коджа, охотник, заметил на  берегу
след дичи. Мы спрятались, а  он  следил  за  следом,  и  вскоре  по  тропе
спустилась на водопой  семья  вастодонов,  слоновьих  кабанов  танаторских
джунглей. Коджа выскочил из укрытия,  размахивая  своим  мечом-хлыстом,  и
сумел убить самку.
     Мы роскошно пировали, жаря на  костре  мясо  вастодона.  Я  обедал  в
лучших ресторанах Земли: у Энтони в Новом Орлеане, у Лак Чоу  в  Гонконге,
но никогда не пробовал ничего вкуснее, чем этот  полусырой,  полусгоревший
бифштекс из вастодона, проглоченный без соли и перца.
     Неудивительно: это была первая еда за два дня!


     Три дня спустя судьба снова вмешалась в наши дела.
     Мы двигались на восток, вернее, мы надеялись, что движемся на восток,
потому что  трудно  определить  направление  в  мире  без  солнца  -  этой
природной стрелки компаса, перемещающейся с востока на запад. Насколько мы
могли  судить,  ближайший  поселок  находится  в  дюжине  корадов  в  этом
направлении.
     За три дня мы прошли большое расстояние.  Наше  продвижение  ускорило
открытие быстрой реки, текущей с  гор  на  восток.  Вероятно,  это  приток
Аджанды.
     Нам было нетрудно лианами перевязать несколько бревен и пуститься  на
этом грубом и неуклюжем плоте по реке. Течение  несло  нас  много  лиг,  и
двигались мы гораздо быстрее и легче, чем если бы шли пешком сквозь густой
подлесок. Преодолевая различные препятствия, отбивая нападения  безымянных
речных существ - не стану утомлять  читателя  подробным  описанием  нашего
пути по реке.
     К концу третьего дня мы были вынуждены оставить реку  и  идти  дальше
пешком, потому что она резко поворачивала на юг.
     К вечеру произошла катастрофа.
     Без малейшего предупреждения, когда мы шли  по  поляне,  из  подлеска
выпрыгнул огромный зверь и оказался среди нас, а мы разбежались  в  разные
стороны.
     Это был взрослый дельтагар, Рогатый алый зверь,  напоминающий  тигра,
вооруженный когтями, похожими на стальные крюки, и клыками как обнаженными
ятаганами - страшный противник даже для вооруженного охотничьего отряда. А
нас всего трое мужчин и девушка, и мы вооружены очень легко.
     Чудовище набросилось на Коджу и меня.  Артропод  схватил  меня  одной
рукой и отпрыгнул в сторону, его прыжок кузнечика перенес  нас  обоих  над
поляной за один раз.
     Дельтагар, рыча, повернул к Дарлуне,  которая  находилась  по  другую
сторону поляны от нас. Она бросилась в густой подлесок, чтобы спастись  от
его нападения. Зверь рвался за ней, но галантный Лукор  встал  у  него  на
пути, размахивая шпагой и крича, чтобы привлечь внимание зверя.
     Увы, зверь не собирался отказываться от преследования. Должно быть, в
этом районе Великого Кумала добычи не было, дельтагар выглядел истощенным,
сквозь его поросшую алой  шерстью  шкуру  торчали  ребра.  Поэтому  он  не
свернул, а просто отбросил Лукора ужасным ударом могучей  лапы  и  прыгнул
вслед за убегавшей девушкой. Через мгновение он скрылся в джунглях, но  мы
слышали треск кустов и топот все дальше и дальше от нас.
     Страшный  удар  лапы  дельтагара  лишил  старого  учителя  фехтования
сознания. Он лежал, бледный, кровь залила голову. Коджа  устремился  вслед
за дельтагаром в поисках Дарлуны,  а  я  задержался,  чтобы  взглянуть  на
Лукора. Убедившись, что старик ранен не тяжело - просто потерял сознание и
немного крови от поверхностных ран, - я последовал за Коджей.  Но  он  уже
возвращался на поляну: ни Дарлуну, ни дельтагара он не нашел. Она,  должно
быть, убежала далеко в джунгли, чтобы уйти от преследования.
     Следующие  два  дня  заняли  мрачные  отчаянные  поиски  шондакорской
принцессы. Днем и ночью мы искали исчезнувшую девушку, но ничего не нашли.
     Дельтагар, впрочем, из-за своего огромного размера  и  веса,  оставил
отчетливый след. Думая, что он преследовал принцессу, мы  пошли  по  этому
следу. Меня мучило нетерпение: я помнил, что Дарлуна совершенно безоружна.
     На рассвете третьего дня, неожиданно  выйдя  из  густой  поросли,  мы
увидели невероятное зрелище.
     Сначала сердце мое радостно забилось в надежде.  Но  тут  же  надежда
сменилась отчаянием.
     Потому что зрелище оказалось настолько ужасным, что  я  не  могу  его
описать.
     Никогда мне не избавиться от глубокого ужаса, с каким  я  смотрел  на
то, что лежало перед нами под золотым небом утра...



                             16. ПРОЩАЙ, ДАРЛУНА!

     Я  сижу  в  своей  палатке,  день  за  днем   описываю   удивительные
приключения в  странном  и  чудесном  мире,  называемом  Танатор,  и  меня
охватывает ощущение тщетности и безнадежности.
     Я смотрю, как яркие разноцветные луны одна за  другой  поднимаются  в
золотистое небо. Теперь они мне все знакомы, эти великолепные разноцветные
огненные шары: крошечный  Джурувад,  ярко-золотой  диск,  зеленый  Оровад,
огромный лазурный замерзший шар Рамавад  и  розово-красный  величественный
Имавад, ближайшая из четырех лун.
     Как фонари гоблинов,  заполняют  они  мир  богатыми  и  удивительными
оттенками, отбрасывая странные многочисленные тени  от  деревьев  на  краю
Великого Кумала. Как сверкающие глаза великанов, смотрят они на меня вниз,
плывя по небу планеты джунглей.
     Теперь они  мои  старые  друзья.  Больше  я  не  испытываю  тоски  по
сморщенному, жалкому, серо-серебристому лицу спутника Земли.
     Но тут над темным  отдаленным  горизонтом  встает  колоссальная  арка
Юпитера. Понемногу Повелитель Неба поднимает свой  титанический  шар.  Его
сверкающее  лицо  -  огромная  протяженность  желтого  и  красного  цвета,
опоясанная     более     темными     горизонтальными     коричневыми     и
красновато-коричневыми полосами. А в южном полушарии, как гневный  красный
глаз, сверкает Красное Пятно, огромное, превосходящее даже луны.
     И в присутствии этого полосатого гиганта неба  я  вдруг  ощущаю  себя
чужаком. Я дальше любого из живших людей от дома. Я снова тоскую по  небу,
голубому, а не золотистому, где одна луна разгоняет тьму.
     Потому что восход могучего Гордриматора напоминает мне, что я  дальше
от дома, чем любой другой человек. Я в трехстах девяноста  миллионах  миль
от планеты, на  которой  родился,  а  триста  девяносто  миллионов  -  это
чертовски много миль.
     Хоть я и прожил на Танаторе много месяцев, обрел здесь друзей,  нашел
цель жизни - все же для меня  это  не  дом.  И  вероятно,  никогда  им  не
станет...


     Руки мои устали от письма. Со вздохом я откладываю перо, которое взял
из гривы таптора, откладываю лист грубой коричневой  бумаги  и  выхожу  на
лужайку, поросшую алой травой, тянущуюся до края джунглей.
     Как изгнанный Люцифер на закрытые  врата  рая,  смотрю  я  на  вечную
загадку на склоне перед собой. Кольцо монолитов вокруг широкого  диска  из
молочного камня.
     Ворота между мирами...
     Величайшая ирония в том, что я наконец нашел их -  теперь,  когда  не
могу воспользоваться ими и вернуться в мир своего рождения!
     Может быть, я упрямый дурак. Путь передо  мной  открыт  -  через  две
ночи, как сказали мне ку  тад,  от  диска  прозрачного  гагата  поднимется
пульсирующий луч, при помощи которого можно путешествовать между мирами.
     Я могу войти, обнаженный, как и  явился  сюда,  и  через  бесконечный
промежуток полета на огромной скорости снова окажусь в утраченном городе в
джунглях Камбоджи. Так я по крайней мере предполагаю; не знаю, может,  эти
ворота соединяют и другие миры, а не только Каллисто с Землей.
     Почему бы мне и не отправиться? Этот мир чужд мне, и каждый  человек,
как бы далеко ни забрался, мечтает в конце концов вернуться домой.
     Что же удерживает меня  здесь?  Мы  с  Коджей  давно  рассчитались  в
услугах друг другу: он  спас  меня  и  предоставил  таптор,  спас  дважды,
насколько я помню; а я спас его от смерти на большой арене  в  Занадаре  с
опасностью для собственной жизни. Мы  квиты,  вернее,  теперь,  когда  все
долги выплачены, мы друзья.
     Не думаю также, что я что-нибудь должен Лукору, хотя  благодарен  ему
за гостеприимство и дружбу. Но я не чувствую вину, что он из-за меня бежал
из Города-в-Облаках, оставив дом, работу и все свое имущество.  По  правде
говоря он сделал это с радостью,  добровольно,  по  собственному  желанию,
побуждаемый больше любовью к приключениям и  безрассудным  поступкам,  чем
мною.
     Да... я могу послезавтра пройти  между  этими  каменными  столбами  и
вернуться домой, на планету, где я родился.
     Но я не могу!
     Напротив, добавив несколько слов к рукописи,  перевязав  ее,  написав
сверху, что прошу нашедшего за награду доставить ее  моему  старому  другу
майору Гэри Хойту в Сайгон, я  суну  этот  сверток  в  пульсирующий  столб
света. Старый Застро, мудрец  ку  тад,  который  много  лет  изучает  этот
странный феномен, заверил меня, что луч может перенести с одного  мира  на
другой   только   органическую   материю.   Это   объясняет,   почему    я
материализовался  на  поверхности  Танатора  нагой,   как  в  час   своего
рождения... моя одежда, обувь, даже личный жетон на  запястье  -  все   из
неорганического вещества, металла, пластика, синтетической ткани. Все  это
осталось в забытом городе Арангкоре, а я с огромной  скоростью  полетел  в
виде дематериализованного облака.
     Но рукопись вся из органики: бумага из речного тростника, чернила  из
выделений речного головоногого. Поэтому рукопись перенесется на Землю. Она
может, необнаруженная и непрочитанная, лежать долгие годы, пока  солнце  и
дождь сделают ее  нечитаемой.  Но  я  надеюсь,  что  так  не  случится:  я
чувствую, что после своих удивительных приключений мой долг -  сообщить  о
загадках и чудесах, которые  я  обнаружил  на  этом  самом  чуждом,  самом
ужасном и самом прекрасном из всех миров. Я буду следить за  исчезновением
своей рукописи со смешанными чувствами, которые мой читатель,  если  он  у
меня будет, может сам представить.
     Потому что рукопись с рассказом о месяцах, проведенных здесь,  как  я
надеюсь, может достичь Земли, а я не могу!
     Один долг остался невыплаченным. Одно обязательство  удерживает  меня
здесь.
     Недели назад я понял,  что  никогда  не  смогу  отказаться  от  этого
обязательства, когда с края черно-алых джунглей  мы  с  Коджей  и  Лукором
увидели зрелище, полное страшного безымянного ужаса.
     И с того самого дня и до настоящего часа я  не  могу  забыть  ужасное
зрелище.
     Ничего из случившегося с того дня не стоит подробного  описания.  Мы,
потеряв всякую надежду, отвернулись от этого зрелища и вернулись в Великий
Кумал. Несколько дней спустя мы встретились с охотничьим отрядом  ку  тад,
народа Дарлуны. Вначале нам угрожала немедленная  смерть,  потому  что  на
этой планете джунглей каждый человек - враг встречного. Но мы  рассказали,
что  сопровождали  принцессу  Дарлуну  в  бегстве,  что  мы  ее  друзья  и
защитники, и золотой народ принял нас радушно. Предводитель ку  тад,  дядя
Дарлуны Яррак считал ее убитой каким-нибудь зверем в джунглях.
     Так мы объединились  с  изгнанными  ку  тад.  Узнав  о  моем  желании
отыскать Ворота между мирами, они проводили меня к ним, потому что  хорошо
знают все тропы и пути в джунглях. И вот я нашел то, что так искал,  нашел
тогда, когда не могу им воспользоваться.
     Яррак сам опечален; но он добр ко мне. Он заставил меня рассказать об
увиденном нами ужасном зрелище, хоть мне и не хотелось его описывать. Зная
теперь то, что знаю я, он  понимает,  почему  я  не  могу  повторить  свой
сверхъестественный волшебный полет между мирами к своей родной планете.
     Я прикован к этой планете,  пока  не  узнаю  правду.  Пока  не  узнаю
окончательно судьбу принцессы Дарлуны,  жива  ли  она  или  ее  прекрасное
молодое тело давно в объятиях смерти.
     Никогда не забуду того ужасного  момента,  когда  рядом  с  Коджей  и
Лукором, выйдя из джунглей, увидел широкую плодородную равнину, на которой
возвышался город, окруженный могучими каменными стенами.
     - Это Шондакор, - своим невыразительным металлическим голосом  сказал
Коджа. Шондакор!
     Я с удивлением смотрел на великолепный  город...  на  высокие  башни,
прекрасные дома и дворцы, широкие ровные бульвары, на сооружения сложной и
изысканной   архитектуры,   украшенные   оскаленными   мордами,    резными
фронтонами, спиральными колоннами и  длинными  аркадами.  Бледным  золотом
сверкал Шондакор под  ярким  сиянием  рассвета,  его  колоссальные  здания
отражались в широкой реке, которая протекала под его могучими стенами, это
река Аджанда.
     Через эту  широкую  реку  вел  узкий  каменный  мост,  оканчиваясь  в
бастионе в стене города.
     Лукор с подавленным криком схватил меня за руку.
     - Смотри! - воскликнул он. - Это...
     Я взглянул и почувствовал, как в сердце вспыхнула  огромная  радость.
Потому что она не мертва, не  убита  в  джунглях  каким-нибудь  чудовищем,
рыщущим хищником, - она жива!
     Я видел, как Дарлуна, с пламенеющей гривой,  летящей  по  ветру,  как
алое  знамя,  едет  верхом  по  мосту  к  хмурым  воротам,  сопровождаемая
вооруженной охраной из  низкорослых  смуглых  солдат  в  кожаных  куртках,
украшенных изображением рогатого черепа с красными пламенеющими глазами.
     И сердце мое, которое взлетело на крыльях радостной надежды, упало во
тьму отчаяния.
     Потому что это были воины чак юл - Черного Легиона!
     И я бессильно смотрел, как женщина, которую  я  люблю  больше  жизни,
беспомощной пленницей входит в ворота крепости своего смертельного врага.
     Ворота закрылись за ней с зловещим звоном. И я больше не видел ее.


     И здесь, без всякого предупреждения, обрывается  любопытная  рукопись
Джонатана  Эндрю  Дарка.  Узнаем  ли  мы  продолжение  этой  поразительной
истории? Я сомневаюсь в этом. Потому что  во  все  последующие  месяцы  ни
слова не пришло с далекого загадочного  мира  неизвестных  ужасов.  -  Лин
Картер.