Версия для печати

   РОБЕРТ АСПРИН
   МИФЫ (1-10 книги)


 СОДЕРЖАНИЕ:

1. Another Fine Myth. ДРУГОЙ ОТЛИЧНЫЙ МИФ
2. Myth Conceptions. Мифо-толкования
3. Myth directions. Утверждение мифа - мифо-указания
4. Hit or Myth.     Иначе это миф.
5. Myth-ing persons. Мифические личности
6. Little myth marker. Маленький мифо-заклад
7. M.Y.T.H. Inc. Link. Корпорация М.И.Ф. - связующее звено
8. Myth-nomers and impervections. МИФО-наименования и из-вергения
9.M.Y.T.H.Inc. in Action. Корпорация М.И.Ф. в действии
10. Sweet Myth, or Mythery of Life. Сладостный МИФ, или мифтерия жизни


   РОБЕРТ Асприн

  ДРУГОЙ ОТЛИЧНЫЙ МИФ


     Эта  книга  посвящается  Борку  Неуничтожимому  (известному меньшим
смертным как Джордж Хант), чья грубоватая, но верная дружба помогла  мне
преодолеть много кризисов в прошлом... и, вероятно, в будущем!



                                ГЛАВА 1

"Есть  многое  на  свете,                          Есть многое на свете,
 друг Горацио, что чело-                           друг Горацио,
 веку знать не положено"                           что и не снилось
                                                   нашим мудрецам.

                                                                 Гамлет.

     Одно  из  немногих  все искупляющих качеств  наставников,  думаю я,
заключается в том,  что их при  случае можно одурачить.  Это было верно,
когда  мать  учила  меня  читать,  это  было  верно,  когда отец пытался
научить меня быть фермером, и верно теперь, когда я обучаюсь магии.
     -  Ты  не  практиковался!  -  прервал  мои размышления резкий упрек
Гаркина.
     - А вот и нет! - возразил я.- Это просто трудное упражнение.
     Словно в ответ левитируемое  мною перо начало дрожать  и колебаться
в воздухе.
        - Ты не сосредотачиваешься! - обвинил он меня.
     - Это  все ветер,  - не  согласился я.  Мне хотелось  добавить: "От
твоего  умного  языка",  но  я  не  посмел.  Гаркин в самом начале наших
уроков продемонстрировал свое неумение ценить дерзких учеников.
     - Ветер! - презрительно фыркнул  он, передразнивая меня. - Вот  так
надо, болван!
     Мой мысленный контакт с предметом моей сосредоточенности  прервался
и остановился, когда перо дернулось и взмыло к потолку. Оно дернулось  и
остановилось, словно  вонзившись во  что-то, хотя  все еще  находилось в
футе  от  деревянных  стропил,  а  потом  стало  медленно  вращаться   в
горизонтальной  плоскости.  Потом,  оно  также  медленно стало вращаться
вокруг  своей  оси,  а  затем  поменяло  концы  и  начало  скользить  по
невидимому кругу, словно подхваченный смерчем лист.
     Я рискнул  взглянуть на  Гаркина. Тот  развалился в  кресле, болтал
ногами, явно посвятив свое внимание пожиранию жареной ножки  ящероптицы,
пойманной, могу добавить, мной. Ничего себе сосредоточенность!
     Он вдруг  поднял глаза  и наши  взгляды встретились. Отворачиваться
было слишком поздно и я поэтому просто поглядел на него в ответ.
     - Проголодался? - его измазанная жиром борода с проседью  сделалась
вдруг обрамленной  волчьей усмешкой.  - Тогда  покажи мне,  много ли  ты
практиковался?
     Мне  потребовалось  всего  мгновение,  чтобы  понять,  что  он имел
ввиду, а затем я с отчаяньем поднял глаза. Перо кувыркалось к полу  едва
на высоте  плеч от  приземления. Заставив  внезапное напряжение покинуть
мое тело,  я мысленно  протянул руку...  мягко... образуя  подушку... не
сшибая его...
     Перо остановилось в  двух ладонях от  пола. Я услышал  тихий смешок
Гаркина,  но  не  позволил  этому  нарушать мою сосредоточенность. Я три
года не давал перу коснуться пола, оно не коснется его и сейчас.
     Я  медленно  поднял  его,  пока  оно  не  воспарило на уровне глаз.
Обернув его своей мыслью, я стал  вращать его вокруг своей оси, а  затем
заставил поменять концы. Покуда я  проделывал с ним эти упражнения,  его
движения не  были такими  гладкими и  уверенными, как  тогда, когда этой
задаче  уделял  внимание  Гаркин,   но  оно  безошибочно  двигалось   по
заданному ему пути.
     Хотя я не  практиковался с пером,  я все-таки практиковался.  Когда
Гаркина  не  бывало  поблизости  или  он  был  занят своими собственными
исследованиями, я  посвящал большую  часть своего  времени левитированию
металлических предметов,  а если  точнее ключей.  Каждому виду левитации
присущи  свои  собственным  проблемы.  С  металлом  трудно работать, это
материал  инертный.  Перо,  бывшее  когда-то  частью  живого   существа,
откликалось  легче...  намного  легче.  Для поднятия металла требовалось
усилие,  для  маневрирования  пером  требовалась легкость. Я предпочитал
работать с металлом. Мне  виделось более прямое применение  этого умения
в избранной мной профессии.
     -  Достаточно  хорошо,  мальчуган!  А  теперь  положи его обратно в
книгу.
     Я улыбнулся про себя. По  этой части я напрактиковался не  из-за ее
потенциального применения, а потому, что это меня забавляло.
     Книга лежала  в раскрытом  виде в  конце рабочего  стола. Я опустил
перо по длинной ленивой спирали, давая ему слегка пройтись по  страницам
книги, поднял вверх по крутой  дуге, остановил и повел обратно.  А когда
оно во  второй раз  приблизилось к  книге, я  освободил часть своего для
броска к книге.  Когда перо чиркнуло  по страницам, книга  захлопнулась,
словно челюсти голодного  хищника на метательном  снаряде в пределах  их
досягаемости.
        - Хммм... - протянул Гаркин. - Чуточку напоказ, но эффектно.
     - Всего лишь малость того, что я разработал, пока практиковался,  -
небрежно бросил  я, мысленно  протянув руку  к другой  ножке ящероптицы.
Однако вместо того, чтобы грациозно  проплыть к моей руке, она  осталась
на деревянной тарелке, словно пустила туда корни.
     - Не так быстро,  мой маленький воришка. Значит,  ты практиковался,
да? - он  задумчиво огладил бороду,  не выпуская из  рук полуобгрызенную
кость.
     - Разумеется. Разве не заметно? - мне пришло в голову, что  Гаркина
не так легко одурачить, как иногда кажется.
     - В таком случае я хотел бы посмотреть, как ты зажжешь свечу.  Если
ты практиковался так много, как утверждаешь, это должно быть легко.
     -  Я  не  возражаю  против  попытки,  но как вы сами говорили, одни
уроки даются легче, чем другие.
     Хотя я напускал на себя  уверенный вид я все-таки пал  духом, когда
в ответ  на вызов  Гаркина большая  свеча поплыла  к рабочему  столу. За
четыре года  обучения я  еще не  имел успеха  в этом  особом упражнении.
Если Гаркин не собирался подпускать меня  к еде, пока я не преуспею,  то
видимо мне, долгое время придется ходить голодным.
     - Послушай,  э-э, Гаркин,  мне пришло  в голову,  что я,  вероятно,
лучше могу сосредоточится на полный желудок.
        - А мне пришло в голову, что ты обманываешь.
        - Разве мне нельзя...
        - Приступай, Скив.
     Коль  скоро  он  употребил  мое  надлежащее  имя,  его  было уже не
поколебать.  Уж  это-то  я  за  эти  годы усвоил хорошо. Мальчуган, вор,
идиот,  репоголовый  -  все  эти  имена  хотя  и унизительны, но пока он
применял  их,  на  него  еще  можно  было  повлиять,  но  как  только он
употреблял мое  надлежащее имя,  это становилось  безнадежным. И  впрямь
огорчительное   положение,   когда   звук   твоего   собственного  имени
становится дурным предзнаменованием.
     Ну, если нельзя никак уклониться, то мне просто придется  посвятить
этому все  силы. Для  такого дела  не может  быть никаких полуусилий или
поддельной  сосредоточенности.  Мне  придется  использовать каждую унцию
своих сил и умения для вызывания мощи.
     Я  отвлеченно  изучал  свечу,  отгораживая  предстоящие  усилия  от
своего сознания.  Помещение, загроможденный  рабочий стол,  Гаркин, даже
мой   собственный   голос   постепенно   исчезали   из   виду,  когда  я
сфокусировался  на   свече,  хотя   я  давным-давно   запомнил  все   ее
особенности.
     Она  была  толстой,  почти   шесть  дюймов  в  поперечнике,   чтобы
стабилизировать ее  десятидюймовую высоту.  На ее  поверхности я вырезал
многочисленные  мистические  символы,   старательно  скопировав  их   по
указанию  Гаркина  с  его  книг,  хотя  многие  из  них  были   частично
уничтожены  затвердевшими  ручейками  воска.  Свеча  горела много долгих
часов, освещая мои занятия, но всегда зажигалась от очага, а не от  моих
усилий.
     Негативное мышление.  Прекрати.
     На этот  раз я  зажгу свечу.  Я зажгу  ее потому,  что нет  никаких
причин, чтобы не зажечь ее.
     Сознательно углубляя  дыхание, я  начал накапливать  мощь. Мой мозг
сузился  еще  больше,  пока  в  сознании не остался только свернувшийся,
почерневший фитиль свечи.
     Я - Скив. Мой  отец связан прочными узами  с землей. Моя мать  была
образованная женщина. Мой  учитель - мастер-маг.  Я - Скив.  Я зажгу эту
свечу.
     Я  почувствовал,  что  сам  становлюсь  теплым, когда во мне начала
возрастать энергия. Я сфокусировал  жар на фитиле. Подобно  своему отцу,
я черпаю  силу от  земли. А  знания, данные  мне матерью, подобны линзе,
они  дают  мне  возможность  сфокусировать  то, что я приобрел. Мудрость
моего  учителя  направляет  мои  усилия  на  те точки вселенной, которые
вероятнее всего поддадутся моей силе, моей воле. Я - Скив.
     Свеча оставалась незажженной. На лбу  у меня выступил пот, я  начал
дрожать  от   напряжения.  Нет,   это  неправильно.   Мне  не    следует
напрягаться.  Расслабься.  Не  пытайся  нажимать.  Напряженность  мешает
течению.   Дай   энергии   проходить   свободно,   служи   ей  пассивным
проводником.  Я  заставил  мышцы  лица  и  плеч  обмякнуть и удвоил свои
усилия.
     Течение  стало  заметно  интенсивнее.  Я  почти  видел, как энергия
струится от меня  к моей цели.  Я вытянул палец,  на котором еще  больше
сфокусировалась энергия. Свеча оставалась незажженной.
     Я не могу этого сделать.  Негативное мышление. Прекрати. Я -  Скив.
Я зажгу  свечу. Мой  отец... Нет.  Негативное мышление.  Не полагайся по
части своей силы на других. Я зажгу свечу, потому что я - Скив.
     За  эту  мысль  я  был  вознагражден  внезапным приливом энергии. Я
умножил усилия, опьяняясь мощью.  Я - Скив. Я  сильнее любого из них.  Я
сбежал от  попытки отца  приковать меня  к плугу,  как он приковал моего
брата.  Моя  мать  умерла  из-за  своего  идеализма, но я использовал ее
наставления для  выживания. Мой  учитель -  доверчивый дурак,  взявший в
ученики вора. Я обставлю их всех. Я зажгу свечу. Я - Скив.
     Теперь  я  плавал.  Я   осознавал,  какими  карликами  делали   мои
способности тех, кто меня окружал. Неважно,  зажгу я свечу или нет. Я  -
Скив. Я - могуч.
     Я  почти  презрительно  протянул  мысленно  руку к фитилю. Словно в
ответ на мою волю появилось маленькое яркое тление.
     Пораженный, я выпрямился, а потом моргнул, глядя на свечу. Когда  я
это  сделал  тление  исчезло,  оставив  в  ознаменование  своего события
маленький  белый  дымок.  И  я  слишком  поздно  сообразил,  что нарушил
сосредоточенность.
     - Великолепно, мальчуган!
     Гаркин вдруг оказался рядом со  мной, с энтузиазмом колотя меня  по
плечу. Долго ли он был тут, я не знал и не интересовался.
     - Она погасла, - уныло проговорил я.
     -  Это  неважно.  Ты  зажег  ее.  Теперь у тебя есть уверенность. В
следующий раз это будет легче. Клянусь звездами, мы еще сделаем из  тебя
мага. Вот, ты, наверное, проголодался.
     Я едва успел  вовремя понять руку  и перехватить ножку  ящероптицы,
прежде чем та шмякнула меня по морде. Она уже остыла.
     -  Не  стану  скрывать,  мальчуган,  я  уже  начал отчаиваться. Что
сделало этот урок таким трудным?  Разве тебе не приходило в  голову, что
ты  можешь  воспользоваться  этим  заклинанием для получения добавочного
света,  когда  будешь  взламывать  замок,  или же для устройства пожара,
чтобы отвлечь внимание?
     -  Я  думал  об  этом,  но  добавочный  свет может как раз привлечь
нежелательное внимание. Что касается  отвлечения его, то боюсь,  что при
этом кто-то пострадает. Я не хочу этого. Я просто...
     Я остановился, слишком поздно  сообразив, что говорю. Тяжелый  удар
гаркинского кулака отправил меня с табурета на пол.
     - Так  я и  думал! Ты  все еще  замышляешь стать  вором! Ты  хочешь
использовать мою магию для краж!
     Он был ужасен в своей ярости, но на сей раз я дал ему отпор.
     _ Ну и что из этого? -  зарычал я. - Это куда лучше, чем  голодать.
И вообще, что такого хорошего в  том, чтобы быть магом? Я хочу  сказать,
что твой здешний образ жизни вызывает у меня просто неудержимое  желание
достичь того же.
     Я показал  на загроможденную  комнату, составлявшую  все внутреннее
пространство хижины.
     - Послушайте, как  жалуется этот волчонок!  - фыркнул Гаркин.  - Он
был  достаточно  хорош  для  тебя,  когда  зима выгнала тебя воровать из
леса. "Это куда лучше, чем спать под кустом", - сказал ты.
     - И все еще  лучше. Вот почему я  все еще здесь. Но  я не собираюсь
проводить здесь  остаток своей  жизни. Прятаться  в лесной  избушке - не
мое представление о будущем. Ты  жил, питаясь корнями и ягодами,  пока я
не пришел и не начал ловить мясо для очага. Может быть, ты, Гаркин,  так
и представляешь себе счастливую жизнь, но я - нет!
     Несколько долгих  мгновений мы  жгли друг  друга взглядами. Теперь,
выплеснув свой гнев, я  более чем малость побаивался.  Хотя я и не  имел
широкого опыта в этой области, но подозревал, что насмехаться над  магом
- не самый лучший способ обеспечить себе долгое и здоровое будущее.
     Удивительно, но первым  уступил Гаркин. Он  вдруг потупил взгляд  и
склонил  голову,  предоставив  мне  обозревать  массу нечесанных волос у
него на макушке.
     -  Наверно,  ты  прав,  Скив,  -  голос  его стал странно мягким. -
Наверное, я  показывал тебе  все труды  магии, но  не вознаграждение  за
них. Я постоянно забываю, как подавлена магия в этих краях.
     Он поднял голову, встретился со мной взглядом, и я содрогнулся  как
от  удара.  В  глубине  его  глаз  горел никогда не виденный мной раньше
огонь.
     - Знай же, Скив, что не все края похожи на этот, и я не всегда  был
таким как  сейчас. В  краях, где  магию признают,  а не  страшатся,  как
здесь, те кто  находится у власти,  уважают и заказывают  ее. Там умелый
маг, держащийся начеку, может пожать в сто раз больше богатства, чем  ты
собираешься добыть воровством, и приобрести такую власть, что...
     Он вдруг оборвал свою речь  и помотал головой, словно прочищая  ее.
Когда он снова открыл глаза, огонь, увиденный мной ранее ярко горящим  в
его глазах спал до тления.
     - Но слова не производят, я  вижу, на тебя впечатления, не так  ли,
мальчуган?  Пойдем,  я  покажу  тебе  небольшую демонстрацию той власти,
которую  ты  однажды  сможешь  держать  в  своих  руках  -  если  будешь
практиковаться в своих уроках.
     Веселость в его голосе была принужденной. В ответ я кивком  выразил
свое согласие. По правде говоря, я не нуждался ни в какой  демонстрации.
Его  тихая  краткая  речь  нагнала  на  меня  куда больше благоговейного
страха,  чем  любая  гневная  тирада  или  демонстрация,  но я не посмел
противоречить ему в такое время.
     Не думаю, чтобы он действительно заметил мой ответ. Он уже шагал  к
большой пентаграмме,  навсегда начертанной  на полу  хижины. На  ходу он
сделал  рассеянный  жест,  и  покрытая  сажей медная жаровня шмыгнула со
своего места в углу встретить его в центр пентаграммы.
     У меня  хватило времени  на воспоминания  о том,  что эта жаровня и
привлекла меня  сперва к  Гаркину. Я  вспомнил, как  первый раз  смотрел
через окно его избушки, стремясь разглядеть ценные вещи для  последующий
кражи. Я увидел  Гаркина таким же,  каким часто видел  его с тез  пор, -
беспокойно расхаживающим  взад-вперед по  помещению, уткнувшись  носом в
книгу. Это  само по  себе было  удивительным зрелищем,  ибо чтение  - не
самое  обычное  времяпрепровождение  в  этой  области.  Но  мое внимание
захватила жаровня. Она скакала по помещению, следуя за Гаркиным,  словно
нетерпеливый щенок,  который немного  слишком вежлив,  чтобы прфгнуть на
своего хозяина для привлечения  его внимания. Затем Гаркин  оторвался от
книги, задумчиво уставился  на свой рабочий  стол, затем кивнул,  приняв
решение  и  сделал  жест.  Из  кучи  всякой  всячины  поднялся  горшок с
неопознанным содержимым и поплыл к его поджидавшей руке. Он поймал  его,
снова сверился с книгой и,  не поднимая глаз, вылил часть.  Быстрая, как
кошка, жаровня, протиснулась ему под руку и поймала вылитое, прежде  чем
оно достигло пола. Вот так то я и познакомился с магией.
     Что-то  рывком  вернуло  мое  внимание  к настоящему. Что именно? Я
проверил, как  идут дела  у Гаркина.  Он все  еще трудился,  полускрытый
плавающим  облаком   пузырьков  и   кувшинов,  что-то   бормоча,   когда
выдергивал один такой  из воздуха и  добавляя его содержимое  в жаровню.
Над чем бы он там ни трудился, зрелище обещало быть захватывающим.
     Затем я снова  услышал его -  приглушенный шаг за  стенкой избушки.
Но  ведь  это  было  невозможно!  Гаркин  всегда устанавливал... Я начал
копаться  в  памяти  и  не  мог  вспомнить, установил ли Гаркин защитный
полог, прежде чем приступить к работе. Нелепо. Осторожность была  первым
и самым важным делом, что  вдолбил в меня Гаркин, и  частью осторожности
являлось  установление   защитнго  полога,   который  необходимо    было
установить  перед  работой.  Он  не  мог  забыть...  но он был несколько
распален и отвлечен.
     Я все еще решал, не следует ли мне прервать труд Гаркина, когда  он
вдруг  отступил  на  шаг  от  жаровни.  Он  парализовал  меня взглядом и
предупреждение замерло  у меня  в голове.  Не время  было навязывать при
такой  ситуации  реальность.  В  глаза  его вернулся огонь, сильней, чем
прежде.
     - Даже демонстрация должна дать тебе урок, - поучающе заявил он.  -
Контроль, Скив. Контроль - это  оплот магии.  Бесконтрольная мощь -  это
катастрофа.  Вот   почему  ты   практикуешься  с   пером,  хотя   можешь
передвигать куда  более крупные  предметы. Контроль.  Даже твои  скудные
силы были бы  опасны без контроля,  и я не  стану учить тебя  овладевать
большими силами, пока ты не научишься этому контролю.
     Он шагнул прочь из пентаграммы.
     - Чтобы продемонстрировать тебе ценность контроля, я сейчас  вызову
демона, существо из другого мира. Он могуч, злобен и жесток и убьет  нас
обоих, если ему  дать шанс. И  все же, несмотря  на это, бояться нам его
незачем,  потому  что  он  будет  находится  под контролем. Он не сможет
причинить нам  вреда, нам  или еще  чему-нибудь в  этом мире,  покуда он
содержится в этой пентаграмме. А теперь смотри, Скив. Смотри и учись.
     Сказав  это,  он  опять  повернулся  к  жаровне.  Он  развел руки в
стороны,  и  разом  ожили  пять  свечей  по углам пентаграммы и линии ее
начали пылать жутким  голубым светом. Несколько  минут царила тишина,  а
затем  он  стал  тихо  и  неразборчиво  читать  нараспев  заклинание. Из
жаровни появилась ниточка  дыма, но не  поднялась к потолку,  а полилась
на пол и  начала образовывать небольшое  облако, которое пульсировало  и
бурлило.  Пение  Гаркина  сделалось   еще  громче,  и  облако   выросло,
потемнело.  Жаровню  уже  почти  не  было  видно,  но  там...  в глубине
облака... что-то приобретало очертания...
     - Иштван шлет тебе привет, Гаркин!
     При этих словах я чуть было не выпрыгнул из собственной шкуры.  Они
прозвучали внутри хижины, но не  из пентаграммы! Я резко обернулся  к их
источнику.  Непосредственно  в  дверях  стояла  ослепительная  фигура  в
пылающем золотом  плаще. Какой-то  безумный миг  я думал,  что это демон
ответил на вызов Гаркина, но  потом я увидел арбалет. Это  был, конечно,
человек, спору нет, но заряженный и взведенный арбалет в его руках  мало
способствовал моему душевному спокойствию.
     Гаркин даже не обернулся.
     - Не сейчас, дурак! - рявкнул он.
     - Охота была  долгой, Гаркин, -  продолжал тот, словно  не слыша. -
Ты хорошо  спрятался, но  не рассчитывался  же ты  в самом деле скрыться
от...
     - Ты смеешь?! - ужасный в своем гневе Гаркин резко обернулся.
     Вошедший увидел  теперь лицо  Гаркина, увидел  его глаза,  его лицо
исказилось  в  гротескной  маске  страха.  Он  рефлекторно  выстрелил из
арбалета, но слишком  поздно. Я не  видел, что именно  сделал Гаркин, но
вошедший вдруг исчез в слое пламени. Он пронзительно закричал в  агонии,
и упал на пол. Пламя исчезло так же внезапно, как и появившись,  оставив
только дымящийся  труп, как  доказательство того,  что оно действительно
существовало.
     Несколько мгновений я оставался  приросшим к месту прежде  чем смог
двигаться или говорить.
     - Гаркин... - произнес я наконец. - Я...  Гаркин!
     Тело его мешком  лежало на полу.  Я одним прыжком  очутился рядом с
ним,  но  очутился  чересчур  поздно.  Из  его  груди торчала арбалетная
стрела. Гаркин дал мне свой последний урок.
     Когда я  нагнулся коснуться  его тела,  то заметил  нечто такое, от
чего кровь застыла у меня  в жилах. Его труп полускрывал  погасшую свечу
в  северном  углу  пентаграммы.  Линии  больше  не  пылали   голубизной.
Защитное поле заклинаний пропало.
     С  мучительным  усилием  я  поднял  голову  и встретился взглядом с
парой желтых глаз с крапинками золота, не принадлежащих этому миру.

                                ГЛАВА 2


                                       "Вещи не всегда то, чем кажутся".

                                                               Мандрейк.


     Однажды в лесу я оказался лицом к лицу со змеекошкой. В другой  раз
я столкнулся с  паукомедведем. Теперь, встретившись  с демоном, я  решил
вести себя по шаблону, спасшему мне жизнь в этих ситуациях. Я замер.  По
крайней  мере,  задним   числом  я  хотел   бы  думать,  что   это   был
преднамеренный, рассчитанный поступок.
     Демон закатал губы, открывая двойной ряд острых, как иглы, зубов.
     Я  подумывал,  не  изменить  ли  мне  избранный  курс  действий.  Я
подумывал, не упасть ли мне в обморок.
     Демон  провел   по  губам   пурпурным  языком   и  начал   медленно
протягивать  ко  мне  когтистую  руку.  Это  решаало  вопрос! Я двинулся
назад,  ползя  на  четвереньках.  Удивительно,  с  какой  скорость можно
передвигаться  таким  способом  при  надлежащем  вдохновении.  Я   сумел
развить немалую прыть, прежде чем врезался с разгона головой в стенку.
     - Гааа...  - произнес  я. Может  показаться, что  это не  бог весть
что, но  в то  время это  было самое  спокойное выражение  боли и ужаса,
какое я мог придумать.
     От этой моей вспышки демон, казалось поперхнулся. У него  вырвалось
несколько  возгласов,  а  затем  он  начал  смеяться.  Это был не низкий
угрожающий смех, а восторженный, от всей души смех того, кто только  что
увидел что-то очень истерически забавное.
     Я находил его тревожным и обидным. Обидным потому что у меня  росло
подозрение, что источником  его веселья являюсь  я, а тревожным,  потому
что... ну, он же был демоном, а демоны...
     - Холодные,  злобные и  кровожадные, -  выдавил сквозь  смех демон,
словно  прочтя  мои  мысли.  -  Ты  купился  на всю эту туфту, так ведь,
малыш?
     - Прошу  прощения? -  переспросил я,  потому что  не мог придумать,
что еще сказать.
     - У тебя что-то неладно с ушами? Я сказал: "холодные, злобные..."
     - Я вас слышал. Я хотел узнать, что вы имеете в виду?
     -  Я  имею  в  виду,  что  ты был запуган до оцепенения несколькими
хорошо  подобранными  словами  моего  коллеги,  держу  пари!  - он ткнул
большим пальцем  в сторону  тела Гаркина.  - Извиняюсь  за спектакль.  Я
почувствовал,  что  для  просветления  в  общем-то трагического момента,
необходим оттенок комического контраста.
     - Комического контраста?
     - Ну, на самом  деле я не мог  упустить такого случая. Видел  бы ты
свое лицо!
     Он  хохотнул,  выходя  из  пентаграммы,  и начал лениво осматривать
помещение.
     -  Так  значит  это  новое  жилище  Гаркина, а? Какая дыра! Кто мог
подумать, что он дойдет до этого!
     Сказать, что я был  сбит с толку, значило  бы ничего не сказать.  Я
не был уверен, как полагается  действовать демону, но уж определенно  не
так.
     Я мог бы  метнулся к двери,  но вроде смертельная  опасность мне не
угрожала,  во  всяком  случае,  пока.  Либо  это  странное  существо  не
собиралось причинять  мне никакого  вреда, либо  он был  уверен в  своей
способности остановить меня,  даже если я  попытаюсь бежать. Ради  своей
нервной системы, я решил исходить из первого.
     Демон продолжал  изучать избушку,  в то  время, как  изучал его. Он
был  гуманоидом,  то  есть  имел  две  руки,  две  ноги  и голову. Он не
отличался  высоким  ростом,  но  обладал  могучим телосложением, немного
более широкими плечами,  чем человек, и  сильной мускулатурой; но  он не
был  человеком.  Я  хочу  сказать,  что  не часто ведь видишь безволосых
людей с  темно-зеленой чешуей,  покрывающей тело,  и плотно  прижатыми к
голове заостренными ушами.
     Я решил рискнуть задать вопрос:
     - Э... Извините, пожалуйста...
     - Да, малыш.
     - Э-э, вы ведь демон, не правда ли?
     - А? О, да, полагаю, ты можешь так считать.
     - Но тогда почему вы ведете себя не как демон?
     Тот  бросил  преисполненный  отвращения  взгляд,  а  затем  обратил
мученическим жестом глаза к небесам.
     -  И  все-то  критикует.  Вот  что  я  тебе скажу, малыш. Ты был бы
счастливее, если бы я перегрыз тебе горло?
     - Нет, но...
     -  И  если  уж  на  то  пошло,  кто  ты  вообще  такой? Ты невинный
прохожий, или ты пришел вместе с убийцей?
     - Я  с ним,  - поспешил  ответить я,  показывая дрожащим пальцем на
тело   Гаркина.   Замечание   насчет   перегрызания   горла   совершенно
разнервировало меня. - Или по крайней  мере был с ним. С Гаркиным.  Тем,
кто вызвал... его!.. Я его...Я был его учеником.
     -  Кроме  шуток?  Ученик  Гаркина?  -  он  начал  двигаться ко мне,
протягивая руку. - Рад с то... Что случилось?
     Когда он тронулся ко мне,  я принялся от него отступать.  Я пытался
сделать это небрежно, но он заметил.
     - Ну... это... вы же демон.
     - Да. Ну и что с того?
     - Э-э, ну предполагается, что демон...
     - Эй,  малыш, расслабся,  я не  кусаюсь. Слушай,  я старый приятель
Гаркина.
     - Я думал, вы сказали, что вы демон.
     -  Совершенно   верно.  Я   из  другого   измерения.   Демонстратор
измерения, или для краткости, демон.  Усек?
     - А что такое измерение?
     Демон нахмурился.
     - Ты уверен, что являешься  учеником Гаркина? Я имею в  виду, разве
он ничего не рассказывал тебе об измерениях?
     - Нет,  - ответил  я. -  Я имею  в виду,  да, я  его ученик,  но он
никогда ничего такого не рассказывал об изме-ренях.
     - Измерениях, - поправил он. -  Ну, измерение - это другой мир,  на
самом деле, один из нескольких миров, существующих одновременно с  этим,
но в других плоскостях. Успеваешь за мной?
     - Нет, - признался я.
     - Ну, просто допусти, что я из другого мира. Так вот, в том мире  я
маг, точно такой  же, как Гаркин.  У нас действует  программа обмена, по
которой  мы  можем  вызывать  друг  друга  через  барьер  для проведения
впечатления на наших соответствующих учеников.
     - Я думал, вы сказали, что вы демон, - подозрительно сказал я.
     - Я  и  е с т ь  демон!  Слушай, малыш,  в моем мире демоном был бы
ты, но в текущий момент я в твоем, поэтому демон я.
     - Я думал, что вы сказали, что вы маг.
     - Просто  не могу  поверить! -  в гневе  воззвал он  к небесам. - Я
стою здесь, споря с каким-то хамом учеником... Слушай, малыш.
     Он снова парализовал меня взглядом.
     - Позволь мне попробовать подойти так. Ты пожмешь мне руку или  мне
вырвать тебе сердце?
     Коль он излагал это таким  образом... я хочу сказать, в  ту минуту,
когда он потерял выдержку, вспылил и принялся кричать, он показался  мне
точь-в-точь  таким  же,  как  Гаркин.  Это  придавало  достоверность его
претензиям на дружбу  с моим бывшим  учителем. Я взял  протянутую руку и
осторожно пожал ее.
     - Я... Меня зовут Скив.
     Его  рукопожатие  было  холодным,  но твердым. Фактически настолько
твердым, что  я не  нашел возможности  отнять свою  руку так быстро, как
мне этого хотелось.
     - Рад с тобой познакомится. Я - Ааз.
     - Оз?
     - Не родня.
     - Не родня чему? - спросил я, но он уже начал изучать помещение.
     - Ну, здесь,  конечно, нет ничего,  возбуждающего жадную сторону  в
его  собратьях.  Ранне-первобытная  обстановка.  Выносить  ее  можно, но
особенно за ней не гоняются.
     -  Нам  она  нравится,  -  довольно  непреклонно заметил я. Теперь,
преодолев испуг, мне не понравилось презрение в его голосе. Хижина  была
не  бог  весть  что,  и  я,  разумеется,  не  испытывал  к ней особенной
привязанности, но я негодовал на его критику.
     - Не сердись, малыш, - легко сказал Ааз. - Я ищу мотив, вот и все.
     - Мотив?
     - Причину. Причину того, зачем кто-то пришил старика Гаркина. Я  не
шибко  увлекаюсь  местью,  но  он  был  моим  собутыльником,  и это дело
возбудило мое любопытство.
     Он прервал свое изучение помещения и обратился прямо ко мне.
     -  А  как  насчет  тебя,  малыш?  Тебе  ничего  не  приходит на ум?
Какие-нибудь  соблазненные  молочницы  или  обманутые  фермеры?  У тебя,
знаешь ли, тоже есть интерес. Следующей мишенью можешь оказаться ты.
     - Но ведь сделавший это парень убит, - я показал на обугленный  ком
на полу. - Разве это не кончает все дело?
     -  Проснись,  малыш!  Разве  ты   не  видел  золотого  плаща?   Это
профессиональный убийца. Его кто-то нанял, и этот кто-то может нанять  и
другого.
     По спине  у меня  пробежал холодок.  Я действительно  не подумал об
этом. Я начал искать в памяти какой-то ключ к происходящему.
     - Ну... он сказал, что его послал Иштван.
     - Что за Иштван?
     -  Не  знаю...  минутку!  Вы  хотите сказать, что следующей мишенью
могу стать я?
     - Ловко, а?  - Ааз держал  в руке золотой  плащ. - Простроченный  и
полностью выворачиваемый. А  я-то всегда дивился,  как это выходит,  что
никто не замечает их, пока они не будут готовы к прыжку.
     - Ааз...
     -  Хмм?  О,  я  не  собирался  тебя  пугать.  Просто  если   кто-то
провозгласил открытым сезон  охоты на Гаркина  в частности или  на магов
вообще, то у тебя могут возникнуть некоторые ... Здрастье! А это что?
     - Что - что? - спросил я, пытаясь рассмотреть его находку.
     - Это, - сказал он, высоко  поднимая свой приз. - Кажется, я  здесь
не единственный демон.
     Это   была   голова,   явно   принадлежавшая   убийце.  Она  сильно
обуглилась,  в  некоторых  местах  проглядывали  кости. Мое естественное
отвращение  умерло  при  виде  нескольких  очевидных  черт  этого  лица.
Подбородок  и  уши  оказались  неестественно  заостренными,  а  из   лба
выступали два кривых рога.
     - Дьявол! - в ужасе воскликнул я.
     - Что?  А, девол.  Он не  с Девы,  он с  Бесера. Бес.  Разве Гаркин
ничему тебя не научил?
     -  Они снова явятся? - спросил я, игнорировав его вопрос.
     Но Ааз был занят хмурым рассматриванием головы.
     - Вопрос  в том,  кто был  настолько туп,  чтобы нанимать  в убийцы
беса?  Единственный,  кто  мне  приходит  на  ум  - это Иштван, но такое
невозможно.
     - Но именно  он ведь это  и сделал. Разве  вы не помните?  Я же вам
рассказывал...
     - По-моему, ты сказал Иштван.
     - Сказал. Минутку. А что сказали вы?
     - Я сказал Иштван. Разве ты не видишь разницы?
     - Нет, - признался я.
     -  Хмм...  Она,  должно  быть  слишком  тонкая,  чтобы  заметить ее
человеческим ухом.  А, ладно.  Не имеет  значения. Это  все меняет. Если
Иштван опять взялся  за свои старые  фокусы, нельзя терять  времени. Эй,
минуточку! А это что такое?
     - Это арбалет, - заметил я.
     -  С  бронебойными  стрелами,  снабженными  теплоискателями?  Такое
является нормой в этом мире?
     - Теплоискателями?
     - Неважно, малыш. Мне нужно быстрее выписаться из этого номера.
     Он  начал  уходить  в  пентаграмму.  Я  вдруг  сообразил,  что   он
готовиться к отбытию.
     - Эй! Подождите минутку! Что происходит?
     -  Слишком   долго  потребуется   объяснять,  малыш.   Может  быть,
как-нибудь встретимся еще раз.
     - Но вы же сказали, что следующей мишенью могу быть я!
     - Да, ну так  уж сложилось. Вот что  я тебе скажу. Пускайся  в бега
и, может быть, они тебя не найдут, пока все не закончится.
     У меня  закружилась голова.  События происходили  слишком быстро. Я
все  еще  не  знал  ни  кем  или  чем  был этот демон, ни следует ли мне
доверять ему, но  я знал одно.  Он был самым  близким к союзнику,  что я
имел в ситуации, где меня явно все превосходили.
     - А разве вы не могли бы помочь мне?
     - Нет времени. Я должен двигаться.
     - А нельзя ли мне отправиться с вами?
     - Ты будешь  просто путаться под  ногами, может, даже  навлечешь на
меня гибель.
     - Но без вас погибну я!
     Я  начинал  впадать  в  отчаяние,  но  на  Ааза  это  не  произвело
впечатления.
     -  Вероятно,  нет.  Вот  что  я  скажу тебе, малыш. Я действительно
должен уходить,  но просто  для того,  чтобы доказать  тебе, что  ты, по
моему  мнению,  выживешь,  я  покажу  тебе  маленький фокус, которым ты,
может  быть,  воспользуешься  когда-нибудь.  Видишь  все  это   барахло,
который Гаркин применял для проведения меня через барьер? Ну, в нем  нет
необходимости. Смотри внимательно, и я  покажу тебе, как мы делаем  это,
когда не смотрят наши ученики.
     Я хотел крикнуть, заставить  его остановиться и выслушать  меня, но
он уже начал. Он развел руки  в стороны на высоте плеч, поднял  голову к
небесам, глубоко вздохнул, а затем хлопнул в ладоши.
        Ничего не случилось.



                                ГЛАВА 3


                                           "Единственное, что надежнее,
                                           чем магия - это твои друзья."

                                                                 Макбет.


     Ааз нахмурился, и повторил жест, на сей раз немного быстрее.
     Сцена осталась неизменной.
     Я решил что что-то случилось.
     - Что-то случилось? - вежливо спросил я.
     - Тебе лучше поверить, что что-то случилось! - прорычал Ааз. -  Оно
не действует.
     - А вы уверены, что проделали все правильно?
     - Да,  я уверен  в этом,  как был  уверен последние  пятьдесят раз,
когда проделывал его!
     Он начал казаться обиженным.
     - А вы не могли бы...
     - Слушай, малыш.  Если бы я  знал, что именно  случилось, я бы  уже
давно  все  исправил.  А  теперь  просто-напросто  заткнись  и  дай  мне
подумать.
     Он уселся скрестив ноги в центре пентаграммы, где начал чертить  на
полу  непонятные  узоры,  мрачно  бормоча  про  себя.  Я не знал, что он
делает: пробует ли какое-то альтернативное заклинание или просто  упорно
думает, но решил,  что спрашивать будет  неблагоразумно. Вместо этого  я
использовал время для упорядочивания собственный мыслей.
     Я  все  еще  не  знал,  является  ли  Ааз  угрозой  для  меня   или
единственным возможным спасением  от большей угрозы.  Я хочу сказать,  к
тому времени я был весьма уверен,  что он шутил насчет вырывания у  меня
сердца, но  ведь это  такое дело,  насчет которого  хочется иметь полную
уверенность. Одно  я усвоил  почти наверняка:  в этой  магии содержалось
нечто большее, чем левитирование перьев.
     - Так вот в чем дело!
     Ааз снова очутился на ногах, прожигая тело Гаркина взглядом. -  Ух,
этот недоношенный вомбатов сын!
     - А  что такое  вомбат? -  спросил я  и сразу  же пожалел  об этом.
Прыгнувший ко  мне в  голову мысленный  образ был  таким ужасным,  что я
обрел  полную  уверенность,  что  не  хочу  знать  подробностей.  Мне не
требовалось беспокоиться. Ааз не собирался терять времени на ответ мне.
     - Ну это весьма убогая шутка. Вот и все, что я могу сказать.
     - Э-э... О чем вы толкуете, Ааз?
     -  Я  толкую  о  Гаркине!  Он-то  и  устроил мне это! Если бы я мог
подумать, что  дело зайдет  так далеко,  я бы  превратил его в козорыбу,
если бы представился такой случай.
     - Ааз... я все еще не...
     Я замолк. Он прекратил бушевать и уставился на меня. Я  рефлекторно
съежился, прежде чем  узнал в его  оскале улыбку. Мне  больше нравилось,
когда он бушевал.
     -  Сожалею,  Скив,  -  промурлыкал  он.  -  Полагаю, я выразился не
совсем ясно.
     С каждой минутой мое беспокойство  возрастало. Я не привык к  тому,
чтобы люди, не говоря уже о демонах, были со мной любезны.
     - Э... Это пустяки. Я просто хотел узнать...
     - Видишь ли, ситуация такова. Мы с Гаркиным ... уже какое-то  время
немного  подшучивали  друг  над  другом.  Это началось в один прекрасный
день, когда мы  выпили, и он  повесил на меня  счет. Ну, когда  я вызвал
его в  следующий раз,  то провел  его над  озером и  ему пришлось играть
свою демоническую роль  по горло в  воде. Он расквитался...  ну, не буду
наскучивать  тебе  ненужными  подробностями,  но  у нас вошло в привычку
ставить  друг  друга  в  неудобное  или  неловкое положение. Игра эта на
самом деле  ребяческая и  совершенно безвредная.  Однако на  сей раз...-
глаза  Ааза  начали  сужаться.  -  Но  на сей раз этот старый целователь
лягушек зашел слишком ... Я  хочу сказать, эта игра немного  отбилась от
рук. Ты ведь согласен?
     Он опять обнажил свои клыки в улыбке. Я сильно хотел согласиться  с
ним, но я не имел даже смутного представления, о чем он говорит.
     - Вы все еще не сказали, что случилось.
     -  Случилось  то,  что  этот  вонючий  грязелюб  отнял  у  меня мои
способности!  -  взревел   он,  забыв  про   свое  самообладание.  -   Я
заблокирован!  Я  не  могу  ни  хрена  сделать, пока он не снимет своего
глупого шуточного заклятия, а он  не может, потому что мертв!  Теперь ты
понимаешь, меня, фантик плюшевый!
     Я понял и принял решение. Спаситель  он или нет, но лучше было  бы,
если бы он вернулся туда, откуда взялся.
     - Ну, если я смогу что-нибудь сделать...
     -  Сможешь,  Скив,   мой  мальчик.  -   Ааз  снова  стал   сплошное
мурлыкание. -  Все, что  тебе требуется,  это разжечь  огонь под  старым
котлом, или что  там у вас  есть, и снять  это заклятие. Тогда  мы можем
отправиться каждый своей дорогой и...
     - Я не могу этого сделать.
     - Ладно, малыш. - Его улыбка стала немного более принудительной.  -
Я  буду  держаться  поблизости,  пока  ты  не  станешь  на  ноги. Я хочу
сказать, для чего же еще существуют друзья?
     - Дело не в этом.
     -  Чего  ты  хочешь?  Крови?  -  Ааз  больше не улыбался. - Если ты
попытаешься меня грабануть, я...
     -  Вы  не  понимаете!  -  отчаянно  перебил  я.  -  Я не могу этого
сделать, потому что не могу этого сделать! Я не знаю, как!
     Это его остановило.
     - Хмм. Это может стать проблемой. Ну, вот что я тебе скажу.  Вместо
того, чтобы стаскивать это заклятие  здесь, что ты скажешь насчет  того,
чтобы просто  вышибить меня  в мое  родное измерение,  а там  уж я найду
кого-нибудь, кто снимет его.
     - Этого я  тоже не могу  сделать. Вы вспомните,  я же говорил  вам,
что никогда не слышал об...
     - Ну, а что же ты   м о ж е ш ь   делать?
     - Я могу левитировать предметы... ну небольшие предметы.
     - И? - поощрил он.
     - И... э... я могу зажечь свечу.
     - Зажечь свечу?
     - Ну...  почти.
     Ааз тяжело опустился на кресло и закрыл лицо руками. Я ждал,  когда
он что-нибудь придумает.
     - Малыш, в вашей дыре есть что-нибудь выпить?
     - Я принесу вам воды.
     - Я сказал выпить, а не чем-нибудь помыться!
     - О, слушаюсь.
     Я поспешил принести ему кубок вина из хранимого Гаркиным небольшого
бочонка, надеясь, что Ааз не заметит, что кубок не особенно чист.
     - Что оно сделает? Поможет вам вернуть ваши способности?
     - Нет.  Но оно,  возможно, поможет  мне почувствовать  себя немного
лучше. - Он  опрокинул вино одним  глотком и пренебрежительно  посмотрел
на кубок. - Это самый большой сосуд, что у вас есть?
     Я отчаянно огляделся, но Ааз уже меня опередил.
     Он поднялся  и вошел  в пентаграмму  и взял  жаровню. Я по прошлому
опыту знал,  что он  была обманчиво  тяжелой, но  он нес  ее к  бочонку,
словно она ничего не весила. Не трудясь выбросить гаркинское варево,  он
наполнил ее до краев и сделал большой глоток.
     - А! Вот так-то лучше, - выдохнул он.
     Я почувствовал легкую тошноту.
     - Ну,  малыш, -  молвил он,  смеривая меня  оценивающим взглядом, -
похоже,  мы  связаны  с  друг  другом  одной  веревочкой.  Положение  не
идеальное, но это все, что у  нас есть. Время закусить пулю и  разыграть
сданные карты. Ты ведь знаешь, что такое карты, не правда ли?
     - Конечно, - подтвердил я, слегка уязвленный.
     - Хорошо.
     - А что такое пуля?
     Ааз закрыл глаза, словно борясь с какой-то внутренней смутой.
     - Малыш, - произнес он,  наконец, - существует приличный шанс,  что
это партнерство сведет одного  из нас с ума.  Скорее всего, это буду  я,
если ты  не сможешь  отделаться от  тупоумных вопросов  на каждом втором
предложении.
     - Но я же не понимаю и половины сказанного вами.
     -  Хмм.  Вот  что  я  тебе  скажу.  Попробуй  накапливать вопросы и
задавай мне их все чохом раз в день.  Лады?
     - Я постараюсь.
     -  Отлично.  Итак,  вот  как  я  рассматриваю ситуацию. Если Иштван
нанимает в убийцы бесов...
     - А что такое бес?
     - Малыш, ты дашь мне передохнуть?
     - Извини, Ааз.  Продолжай.
     -  Правильно.  Ну,  гмм...  вот  и  случилось!  - он обратил взор к
небесам, призывая их в свидетели. - Я не помню, о чем говорил!
     - О бесах, - помог я.
     -  О!  Верно.   Ну,  если  он   нанимает  бесов  и   вооружает   их
нестандартным оружием, это означает только  одно - он снова принялся  за
свои старые фокусы. Ну, а поскольку  у меня нет моих способностей, я  не
могу убраться отсюда и поднять тревогу. Но тут-то, малыш, и вступаешь  в
игру ты...  Малыш?
     Он выжидающе  посмотрел на  меня. Я  обнаружил, что  не могу больше
сдерживать своего несчастья.
     - Извини,  Ааз, -  сказал я  тихим жалким  голосом, в  котором едва
узнал  свой собственный.  -  Я  не  понимаю  ни  одного  слова  из всего
сказанного тобой.
     Я вдруг понял, что вот-вот расплачусь и поспешно отвернулся,  чтобы
он меня  не увидел  плачущим. Я  сидел со  струящимися по щекам слезами,
попеременно борясь с порывом вытереть  их и гадая, почему меня  заботит,
увидит меня демон в слезах или нет.  Не знаю долго ли я оставался в  том
же  положении,  но  к  реальности  меня  вернула холодная мягкая рука на
плече.
     -  Эй,  малыш.  Не  казни  себя,  -  голос  Ааза  был   удивительно
сочувственным.  -  Не  твоя  вина,  что  Гаркин  сквалыжничал  со своими
тайнами. Никто и не ожидает, чтобы ты знал что-то, чему тебя никогда  не
учили, поэтому тебе тоже нет причины ожидать этого.
     -  Просто  я   чувствую  себя  таким   глупым,  -  сказал   я,   не
оборачиваясь. - Я не привык чувствовать себя глупым.
     - Ты не глуп, малыш. Уж я-то знаю. Будь ты глуп, Гаркин не взял  бы
тебя  в  ученики.  Эта  ситуация  так  занесла  меня,  что  я  забылся и
попытался говорить с учеником, словно  он полный законченный маг. А  вот
это как раз глупо.
     Я все еще не мог заставить себя ответить.
     - Черт возьми, малыш, - он слегка встряхнул меня за плечо. -  Прямо
сейчас ты владеешь магией больше, чем я.
     - Но ты больше знаешь.
     - Но не могу этим  воспользоваться. Знаешь, малыш, у меня  идея. Со
смертью старины  Гаркина ты,  в своем  роде, отрезанный  ломоть. Что  ты
скажешь насчет  того, чтобы  временно записаться  в ученики  ко мне?  Мы
начнем обучение с азов, словно  ты учащийся, который ничего не  знает. И
мы будем проходить шаг за шагом с самого начала. Ну, что ты скажешь?
     Несмотря  на  свою  мрачность,  я  испытал  подъем  духа.  Как   он
выразился я не глуп. Я способен узнать золотую возможность, когда  увижу
ее.
     - Вот здорово! Это кажется великолепным, Ааз!
     - Значит, заметано?
     - Заметано, - ответил я и протянул руку.
     - А  это что  такое? -  прорычал он.  - Разве  моего слова  тебе не
достаточно?
     - Но ты же сказал...
     -  Совершенно  верно.  Ты  теперь  мой  ученик, а я не пожимаю руки
ученикам направо-налево.
     Я убрал руку. Мне  пришло в голову, что  этот союз будет не  сплошь
розы и песни.
     - Итак, как я говорил,  вот что мы должны предпринять  относительно
текущей ситуации...
     - Но я же не получил еще никаких уроков!
     -  Совершенно  верно.  Вот  твой  первый урок. Когда обрисовывается
кризис,  не  трать  зря  энергии  на  пожелание  обладать сведениями или
умением, которыми ты  не обладаешь. Окапывайся  и управляйся с  ним, как
сможешь, с  помощью того,  что у  тебя есть.  А теперь  заткнись, пока я
введу тебя в курс дела...  ученик
     Я заткнулся и стал слушать.  Он с минуту меня изучал,  затем сделал
легкий удовлетворительный кивок, отхлебнул из жаровни и начал.
     -  Итак,  Ты  имеешь  смутное  представление  о  других измерениях,
потому что я ранее рассказывал тебе  о них. Ты также знаешь по  опыту из
первых рук,  что маги  могут открывать  проходы в  барьерах между  этими
измерениями. Ну, разные маги  используют эту возможность на  разный лад.
Некоторые из них,  вроде Гаркина, используют  ее только для  того, чтобы
произвести впечатление  на деревенщину,  вызвать демона,  видения других
миров и  тому подобные  штуки. Но  есть и  другие, с  мотивами не  столь
чистыми.
     Он остановился отхлебнуть вина.  Удивительное дело, я не  испытывал
ни малейшего желания перебивать его вопросами.
     -  В   разных  измерениях   технология  прогрессировала   с  разной
скоростью,  так  же,  как  и  магия.  Некоторые  маги используют это для
собственной выгоды. Они не циркачи, но они - контрабандисты,  покупающие
и продающие технологию через барьеры ради прибыли и власти.  Большинство
изобретателей в любом измерении на самом деле - скрытые маги.
     Должно быть,  я нахмурился,  сам того  не сознавая,  но Ааз заметил
это и признал подмигиванием и ухмылкой.
     - Я знаю, что ты думаешь, Стив. Все это кажется немного  бесчестным
и беспринципным. На самом же  деле они довольно этичная компания.  У них
есть свой свод неписанных  правил, называемый Кодекс Контрабандистов,  и
они весьма точно соблюдают его.
     - Кодекс  Контрабандистов? -  переспросил я,  на миг  забывшись. На
этот раз Ааз, кажется, не возражал.
     - Он  похож на  Кодекс Наемников,  но менее  насильственный и более
выгодный. Во всяком случае, например, одна статья этого Кодекса  гласит,
что  нельзя  приносить  изобретение  в  измерение,  если это изобретение
чересчур прогрессивно для этого измерения, вроде принесения  управляемых
ракет в культуру длинного лука или лазеров в эпоху камня и пороха.
     Я с величайшим трудом сохранил молчание.
     -   Как   я   уже   сказал,   большинство   магов  довольно  близко
поддерживаются Кодекса, но иногда на свет вылезает плохой маг. Это-то  и
приводит нас к Иштвану.
     При звуке этого имени я ощутил внезапный холодок. Может быть,  было
что-то иное в том, как его произносил Ааз.
     - Некоторые думают, что у него  не все дома. Я лично считаю,  что у
него  там  много  лишнего  магического  барахла.  Но  какой  бы  ни была
причина, он помешался  на том, что  хочет править всеми  измерениями. Он
попробовал провернуть  это раньше,  но мы  вовремя прослышали  про это и
наша  компания  собралась  в  бригаду,  чтобы преподать ему урок хороших
манер. Фактически, я именно тогда и встретился с Гаркиным.
     Он сделал  жест жаровней  и выплеснул  на пол  немного вина.  Я уже
начал сомневаться  в его  трезвости, но  его голос,  когда он продолжил,
казался достаточно ровным.
     - Я  думал, что  после последней  взбучки, он  бросил это  дело. Мы
даже подарили  ему несколько  сувениров, чтобы  он наверняка  не забыл о
ней.  И  тут  обнаруживается  это  дело.  Если он нанимает помощников из
других  измерений  и  вооружает  их  оружием  развитой  технологии,   то
вероятно, он снова пытается это сделать.
     - Что сделать?
     - Я же тебе сказал. Захватить власть над другими измерениями.
     - Я  знаю, но  как? Я  хочу сказать,  как то,  что он делает в этом
измерении, поможет ему править в других?
     - Ах, это. Ну,  каждое измерение обладает определенным  количеством
энергии,  которую  можно  канализировать  и  обратить  в  магию.  Разные
измерения  обладают  разным  количеством,  и  энергия  каждого измерения
распределяется или  разделяется магами  этого измерения.  Если он сможет
взять под  контроль или  убить всех  других магов  в этом  измерении, то
сможет  использовать  всю  магическую  энергию  для  нападения на другое
измерение. Если же  он сможет победить  и там, у  него будет энергия  из
двух измерений  для нападения  на третье  и так  далее. Как  видишь, чем
дальше он продвигается  в своих замыслах,  тем сильнее становится  и тем
труднее будет его остановить.
     -  Теперь  я  понимаю,  -  сказал  я, искренне радуясь и наполняясь
энтузиазмом.
     - Хорошо. Тогда ты понимаешь, почему мы должны остановить его.
     Я перестал испытывать радость и энтузиазм.
     - Мы? Ты имеешь в виду нас? Тебя и меня?
     - Знаю, малыш, это  не бог весть какие  силы, но как я  уже сказал,
это все, что у нас есть.
     - Думаю, теперь и мне хочется выпить немного этого вина.
     - Нет, малыш. Ты теперь тренируешься. Тебе понадобится для практики
все время, какое у тебя есть, если мы хотим остановить Иштвана. Чокнутый
он или нет, но когда дело доходит до магии, он молодец  хоть куда.
     - Ааз, - медленно произнес я, не отрывая глаз, - скажи мне  правду.
Ты думаешь, есть шанс, если ты научишь меня магии, остановить его?
     - Конечно,  малыш. Я  бы даже  пытаться не  стал, не  будь у  нас с
тобой шанса. Доверься мне.
     Меня это не убедило, и, судя по звуку его голоса, Ааза тоже.



                                ГЛАВА 4


                                                "Заботливое планирование
                                                - курс к безопасному и
                                                быстрому путешествию".

                                                                  Улисс.


     - Хмм... Ну, это не комбинезон, сшитый на заказ, но должно сойти.
     Мы пытались облачить  Ааза в наличествующую  одежду, и он  наблюдал
результат в найденное нами маленькое зеркальце, поворачивая его то  так,
то этак, чтобы поймать по частям свое отражение.
     - Может  быть, если  бы мы  смогли найти  какой-нибудь другой  цвет
кроме этого ужасного коричневого...
     - Это все, что у нас есть.
     - Ты уверен?
     - Убежден.  У меня две рубашки,  и обе коричневые.  Одну носишь ты,
другую я.
     - Хмм... - произнес он,  внимательно изучая меня. - Может,  я лучше
выглядел бы в светло-коричневом... а,  ладно, мы можем поспорить об этом
позже.
     Его внимание к своей внешности вызывало у меня любопытство. Я  хочу
сказать,  ведь  он  не  мог  планировать  встретиться  с кем-нибудь. Вид
зеленого чешуйчатого демона  расстроил бы любого  из местных, что  бы он
ни  надел.  Однако,  я  считал,  что  в  настоящее  время  лучше   всего
помалкивать и подыгрывать ему в его стараниях.
     На самом-то  деле одежда  подошла ему  довольно неплохо.  Из-за его
длинных рук рубашка была ему  коротковата в рукавах, но не  слишком, так
как я превосходил  его ростом, и  это сглаживало большую  часть разницы.
Нам  пришлось  немного  подрезать   штанины  для  прикрытия  его   более
коротких, чем  у людей,  ног, но  они, как  и рубашка,  сидели на нем не
слишком плотно. Одежду  я первоначально сшил  сам и она  имела некоторую
склонность  к  мешковатости,  по  крайней  мере,  на  мне.   Портновское
искусство - не мой конек.
     Он также надел сапоги  Гаркина, удивительно хорошо подошедшие  ему.
На это я стал было робко  возражать, пока он не указал, что  Гаркину они
больше  не  нужны,  а  нам  пригодятся.  Прагматизм,  так он это назвал.
Ситуационная этика.  Он сказал, что она окажется весьма полезной, если я
всерьез собираюсь стать магом.
     - Эй, малыш!  - прервал мои  размышления голос Ааза.  Он, казалось,
занимался рысканием  по разным  шкафам и  сундукам избушки.  - Неужели у
вас здесь ничего нет в смысле оружия?
     - Оружия?
     - Да, знаешь, вещички, что убили старину Гаркина. Мечи, ножи,  луки
и тому подобное.
     -  Я  знаю,  что  это  такое,  просто  я  не  думал,  что  ты  этим
заинтересуешься, вот и все.
     - Почему бы и нет.
     - Ну... я думал, ты сказал, что ты маг.
     - Не будем опять заводить об  э т о м разговор, малыш.  Кроме того,
какое это имеет отношение к оружию?
     -  Я  просто  никогда  не  знал  ни  одного мага, применяющего иное
оружие, кроме своих способностей.
     - В самом деле? И сколько же магов ты знал?
     - Одного, - признался я.
     -  Восхитительно.  Слушай,  малыш,  если  старина  Гаркин  не хотел
пользоваться оружием, это  его проблема. Я  лично хочу. Гаркин,  если ты
заметил, убит.
     С подобной логикой спорить было трудно.
     - Кроме  того, -  продолжил он,  - неужели  ты действительно хочешь
открыть огонь по  Иштвану и его  своре, не имея  ничего за душой,  кроме
твоей магии и моей ловкости?
     - Я помогу тебе поискать.
     Мы продолжили шарить  в поисках оружия,  но кроме убившего  Гаркина
арбалета  мало  чего  нашли.  Один  из  сундуков  выдал  меч с рукоятью,
инкрустированной  самоцветами,  а  на  рабочем  столе  мы обнаружили два
ножа, один с белой рукоятью, другой  - с черной. Помимо них в  хижине не
оказалось  ничего  даже  отдаленно  напоминавшего  боевую утварь. Ааз не
испытывал огромной радости.
     -  Просто  не  могу  поверить.  Меч  с  дрянным  клинком,  скверным
балансом  и липовыми самоцветами  и два ножа,  не затачивавшихся  с  тех
пор,  как  их  изготовили.  Всякого,  кто  так  содержит оружие, следует
проткнуть насквозь.
     - Его и проткнули.
     - Достаточно верно. Ну, если  это все что нам досталось,  то именно
этим нам и придется воспользоваться.
     Он повесил меч на бедро и  заткнул за пояс нож с белой  рукоятью. Я
подумал, что другой  нож он отдаст  мне, но вместо  этого он нагнулся  и
засунул его за голенище сапога.
     - А я разве не получу нож?
     - Ты умеешь им пользоваться?
     - Ну...
     Он  возобновил  свою  работу.  У  меня  под  поясом  рубахи  имелся
маленький ножик,  который я  применял для  снятия шкур  с мелкой добычи.
Даже на мой неопытный взгляд  он превосходил по качеству оба  только что
присвоенные Аазом ножа.
     - Ладно, малыш. Где старик хранил свои деньги?
     Я показал  ему. Один  из камней  в очаге  вынимался, и  за ним была
спрятана  небольшая  кожанная  сумка.  Он  подозрительно  уставился   на
монеты, которые высыпал себе на ладонь.
     -  Проверь  меня  в  этом,  малыш.  В этом измерении медь и серебро
немного стоит, верно?
     - Ну, серебро в какой-то мере  довольно ценно, но оно стоит не  так
много как золото.
     - Тогда на что этот цыплячий корм? Где настоящие деньги?
     - У нас их никогда по-настоящему не было в больших количествах.
     - Брось! Я  еще не встречал  ни одного мага,  который бы не  прятал
кубышку с  монетами. То,  что он  их не  тратил, еще  не означает, что у
него их нет. А теперь подумай. Разве ты не видел здесь ничего такого  из
золота или с драгоценными камнями?
     - Ну есть несколько таких вещей, но они защищены заклятиями.
     - Малыш,  подумай минутку.  Если бы  ты был  дряхлой развалиной, не
способной выбраться самостоятельно даже  из бумажного пакета, как  бы ты
защитил свои сокровища?
     - Не знаю.
     - Восхитительно. Я тебе объясню, пока мы собираем их.
     В скором времени перед нами  на столе лежала скромная куча  добычи,
к  большинству  предметов  которой  я  относился с трепетом. Там имелась
золотая  статуэтка  человека  с  головой  льва,  Три  Жемчужины  Краула,
золотой амулет в  виде солнца с  тремя отсутствующими лучами  и кольцо с
большим  самоцветом,  снятое  нами  с  руки  Гаркина. Ааз взял солнечный
амулет.
     -  Вот  пример  того,  что  я  хочу  сказать. Я полагаю, существует
история, о том, что случилось с тремя недостающими лучами.
     - Ну, - начал я, - было одно затерянное племя, поклонявшееся  одной
огромной змеежабе...
     - Пропусти  это. Это  старая уловка.  Ты делаешь  вот что: относишь
свое  золото  к  ремесленнику  и  заказываешь  изготовить  что-нибудь со
множеством  маленьких  выступов,  вроде  пальцев  или  рук,  - он поднял
амулет  повыше.  -  Или  солнечных  лучей.  Этим  ты убиваешь сразу двух
зайцев.
     Во-первых,    у    тебя    появляется    нечто    мистическое     и
сверхъестественное, ты добавляешь к нему историю о привидениях, и  никто
к нему не  смеет прикоснуться. А  во-вторых, оно имеет  то преимущество,
что  если  тебе  понадобиться   немного  готовых  наличных,  ты   просто
отламываешь луч или руку и продаешь ее по цене золота. Вместо того  того
чтобы потерять свою ценность, стоимость оставшегося предмета  возрастает
из-за  его  мистической  истории,  странных обстоятельствах, при которых
его разодрали на куски, - чисто вымышленных, конечно.
     Достаточно странно,  но я  ничуть не  удивился. Я  начал гадать,  а
было ли правдой хоть что-нибудь, рассказанное мне Гаркином.
     - Значит, ни одна из этих вещей не обладает магическими  свойствами
или заклятиями?
     - Ну, я этого не говорил. Иногда натыкаешься на настоящий  предмет,
но они обычно редки.
     - Но как отличить настоящий от липового?
     - Я так понимаю, что Гаркин  не научил тебя видеть ауры? Ну,  оно и
понятно. Вероятно боялся,  что ты возьмешь  сокровища и сбежишь.  Ладно,
малыш. Настало время для  твоего первого урока. Ты  когда-нибудь грезил?
Ну, знаешь, глядел просто на что-нибудь, давая своим мыслям бродить  где
придется?
     Я кивнул.
     - Да.
     - Отлично. Вот чего я от  тебя хочу. Развались на стуле так,  чтобы
твоя  голова  оказалась  на  уровне  стола.  Совершенно  верно.  Удобно?
Прекрасно. Теперь  я хочу,  чтобы ты  посмотрел через  стол на стену. Не
фокусируйся на ней,  просто гляди на  нее и давай  своим мыслям бродить,
где придется.
     Я  сделал,  как  он  сказал.  Было  трудно  не  фокусироваться   на
определенной точке, поэтому я занялся отправкой своих мыслей бродить.  О
чем думать? Ну, о чем  я думал, когда чуть не  зажег свечу? Ах, да. Я  -
Скив, я могуч и моя мощь растет  с каждым днем. Я улыбнулся про себя.  С
помощью  демона  я  скоро  стану  знающим  магом.  И  это будет началом.
Потом...
     - Эй! - воскликнул я, выпрямляясь на стуле.
     - Что ты увидел?
     - Было... Ну, ничего, я полагаю.
     - Малыш, не затрудняй мне работу. Что ты увидел?
     -  Ну,  мне  на  секунду  показалось,  что  я  увидел вокруг кольца
красное сияние, но когда я посмотрел на него прямо, оно исчезло.
     -  Кольцо, да?  Оно  и  понятно.  Ну, вот  и  все.  Остальное добро
сгодится.
     Он сгреб остальную добычу в мешок, оставив кольцо на столе.
     - Что это было?
     - Что? А,  то что ты  увидел? Это была  аура. Ее имеет  большинство
людей. И некоторые  места, но она  верный тест для  проверки, истинно ли
магический какой-нибудь предмет. Голову даю на отсечение, что с  помощью
именно этого кольца старина Гаркин и зажарил убийцу.
     - Разве мы не возьмем его с собой?
     - Ты знаешь, как обращаться с ним?
     - Ну...  нет.
     - И я  нет. Последнее, что  нам надо, это  таскать с собой  кольцо,
испепеляющее огнем. Особенно,  если мы не  знаем, как активировать  его.
Может быть другие найдут его и обратят против себя.
     Он заткнул мешок за пояс.
     - Какие другие? - прицепился я.
     - Хм? А, другие убийцы.
     -  Какие  другие  убийцы?  -  я  пытался  оставаться  спокойным, но
срывался.
     - Все правильно. Ты же в первый  раз спутался с ними, не так ли?  Я
бы подумал что Гаркин...
     - Ааз, ты бы не мог просто объяснить мне?
     - О, разумеется, малыш. Убийцы никогда не работают в одиночку.  Вот
потому-то они никогда и не промахиваются. Они работают группами от  двух
до  восьми.  Где-то   в  округе,  вероятно,   есть  бригада   поддержки.
Представляя себе уважение Иштвана к Гаркину,я бы предположил, что он  не
пошлет на подобное задание меньше шести, а может быть, две бригады.
     - Ты хочешь сказать, что все  это время, когда ты валял тут  дурака
с одеждой и мечами, на пути сюда находились убийцы?
     - Расслабься, малыш.  Это же бригада  поддержки. Они будут  ждать в
стороне  и  не  тронутся  самое  ранее  до завтра.  Это профессиональная
вежливость.  Они  хотят  предоставить  этому  жмурику место для маневра.
Кроме того, по  традиции убийца, действительно  осуществляющий операцию,
получает  первый  выбор  любой  случайной  добычи,  прежде, чем появятся
другие и поделят все поровну.  Это делают все, но считается  вежливым не
замечать, что часть добычи прикарманена до офицального дележа.
     - А откуда ты так много знаешь об убийцах, Ааз?
     -  Гулял  бывало  с  одной...  замечательная  девушка,  но не умела
держать язык за зубами,  даже в постели. Иногда  я гадаю, а стережет  ли
действительно  любая  профессия  свои  секреты действительно так крепко,
как они все утверждают.
     - И что же случилось?
     - С чем?
     - С твоей знакомой?
     - Не твое дело, малыш. - Ааз снова стал грубым. - Нас ждет работа.
     - Что мы теперь будем делать?
     - Ну,  сперва мы  закопаем беса.  Может быть,  это собьет  других с
нашего следа. При  хоть какой-нибудь удаче  они подумают, что  он хапнул
всю добычу и исчез. Такое случается не в первый раз.
     - Нет, я имею в виду - после этого. Мы готовимся к путешествию,  но
куда мы отправимся?
     -  Малыш,  иногда  ты  вызываешь  у  меня беспокойство. Это даже не
магия.  Это  военная  акция,  диктуемая  здравым  смыслом. Во-первых, мы
найдем Иштвана. Во-вторых, оценим  его силу. В-третьих, составим  планы,
и в-четвертых, приведем их в исполнение так же, как, будем надеяться,  и
приговор Иштвану.
     -  Гмм...  Ааз,  нельзя  ли  на  минуту вернуться к первому? Где мы
собираемся найти Иштвана?
        Это остановило его.
        - Разве ты не знаешь, где он обитает?
        - До сегодняшнего дня я даже имени не слыхал его.
        Долгое время мы молча сидели, уставясь друг на друга.


                                ГЛАВА 5


                                   "Только постоянная и добросовестная
                                   тренировка в боевом искусстве
                                   обеспечит долгую и счастливую жизнь".

                                                            Б. Ли.


     - Думаю, я теперь вычислил это, малыш.
     Заговорив,  Ааз  перестал  затачивать  меч  и изучал режущую кромку
клинка. С тех пор. как началось наше путешествие, он хватался за  каждую
возможность  поработать  над  своим   оружием.  Даже  когда  мы   просто
останавливались отдохнуть  у ручья,  он занимался  обработкой их  лезвий
или налаживанием баланса. Я  чувствовал, что за последнюю  неделю больше
узнал  об  оружии,  просто  наблюдая  за  его  работой,  чем за всю свою
предыдущую жизнь.
     - Что вычислил?
     - Почему люди  в этом мире  обучаются либо владением  оружием, либо
магией, но не тем и другим.
     - И почему же это?
     -  Ну,  две  причины  я  вижу  просто сходу. Прежде всего, это дело
обуславливания рефлексов. Ты прореагируешь так, как тебя  натренировали.
Если  тебя  тренировали  владеть  оружием,  ты  прореагируешь  на кризис
оружием, если тебя тренировали владеть магией, ты прореагируешь  магией.
Проблема  в  том,  что  если  тебя  обучали  и  тому,  и  другому, то ты
заколеблешься,  решая,  что  использовать,  и  пока  ты этим занят, тебя
отколошматят.  Поэтому,  для  сохранения  простоты  Гаркин  обучал  тебя
только магии. И вероятно, и его самого только ей и обучали.
     Я подумал об этом.
     - Это имеет смысл. А какова другая причина?
     Он усмехнулся.
     - График обучения. Если то, что ты рассказывал о  продолжительности
жизни в этом  мире, обладает приблизительной  точностью, и если  ты хоть
какой-то образец того, как быстро обучаются люди в вашем мире, то у  вас
есть время только на освоение либо одного, либо другого.
     - Думаю, я предпочитаю первое объяснение.
     Он фыркнул про себя и вернулся к заточке меча.
     Одно время его шпильки беспокоили меня, но теперь я преодолевал  их
одним махом. У него, кажется,  вошло в привычку критиковать все  в нашем
мире,  особенно  меня.  После  недели  беспрестанной  подверженности его
уколам  единственное,  что  встревожило  бы  меня,  так  это  то, что он
перестал жаловаться.
     На самом  деле я  был весьма  доволен своими  успехами в магии. Под
руководством  Ааза  мои  успехи  возрастали  с каждым днем. Одним, самым
ценным из  усвоенных мной  уроков, было  в черпании  сил прямо из земли.
Дело  заключалось   в  рассмотрении   энергии  как   осязаемой  силы   и
перекачивание новой  энергии вверх  по одной  ноге в  мозг, одновременно
выпуская истощенную энергию  по другой ноге  обратно в землю.  Я уже мог
полностью перезарядиться  даже после  целого дня  тяжелого пути,  просто
постояв  неподвижно  несколько  минут  с  закрытыми  глазами и производя
энергетический  обмен.   На  Ааза,   как  всегда,   это  не    произвело
впечатления.   По   его   словам   мне   полагалось  уметь  осуществлять
энергетический  обмен,  пока  мы  шли,  но  я  не  позволял его ворчанию
приглушать мой  энтузиазм. Я  обучался, и  куда быстрее,  чем мне  могло
присниться.
     - Эй, малыш! Доставь мне кусочек дерева, а?
     Я улыбнулся про себя и огляделся. Примерно в десяти футах  примерно
от  меня  лежала  маленькая  ветка  высохшего  дерева  около  двух футов
длиной. Я лениво вытянул палец и она отправилась в полет, мягко  проплыв
поляну и паря перед Аазом.
     -  Неплохо,  малыш,  -  признал  он.  А затем его меч сверкнул, как
молния,  разрубив  ветку  надвое.  Обе  половинки  упали  на  землю.  Он
подобрал один из кусков и изучил место разруба.
     - Хмм...Может  быть, для  этого меча  есть еще  надежда. Почему  ты
позволил им упасть?
     Последнее относилось ко мне.
     - Не знаю. Может, ты поразил меня, когда взмахнул мечом.
     - О, неужели?
     Он вдруг бросил в меня палку. Я закричал и попытался отскочить,  но
она болезненно стукнула меня в плечо.
     - Эй! Для чего это?
     -  Назовем это предметным уроком. Ты знаешь, что можешь контролиро-
вать эту палку, потому что ты  это только что делал, когда доставлял  ее
ко мне. Так зачем ты отскакивал? Почему ты не остановил ее магией?
     - Я полагаю, это не пришло мне в голову. Ты же не дал мне время  на
раздумье.
     - Ладно, тогда раздумывай! На этот раз ты знаешь, что надвигается.
     Он  подобрал  второй  кусок  дерева  и  ждал,  зло усмехаясь, что с
заостренными зубами  сделать легко.  Я проигнорировал  его, давая своему
уму успокоиться, а затем кивнул, показывая, что я готов.
     Палка ударила меня прямо в грудь.
     - У-у! - прокомментировал я.
     -  Вот  в  этом-то,  мой  юный  друг  и  заключается  разница между
занятиями в классе  и в полевых  условиях. Класс прекрасно  подходит для
того, чтобы дать тебе  понять, что ты можешь  сделать разные вещи, но  в
действительности,  на  практике  тебе  никогда  не  предоставят  роскоши
лениво собрать свои силы, и у тебя редко будет неподвижная мишень.
     - Скажи, э, Ааз. Если ты действительно  пытаешься нарастить во  мне
уверенность в  себе, то  как же  получается, что  ты всегда  вышибаешь у
меня почву из-под  ног всякий раз,  когда я начинаю  думать, что чего-то
достиг?
     Он встал и вложил меч в ножны.
     - Уверенность в  себе - чудесная  вещь, малыш, но  только, если она
оправдана. И в один прекрасный  день мы рискнем жизнью одного  или обоих
из нас, полагаясь на  твои способности, и нам  не будет от этого  ничего
хорошего, если ты будешь заблуждаться. А теперь за работу!
     - Гм... А у нас есть время?
     -  Расслабся,  малыш.  Бесы  -  народ  цепкий,  но путешествуют они
медленно.
     Наша стратегия  по выходе  из хижины  была простой.  За отсутствием
определенного направления  для нашего  поиска, мы  пойдем вдоль  силовых
линий мира, пока  либо не найдем  Иштвана, либо обнаружим  другого мага,
который сможет направить нас к нему.
     Могут спросить, что такое силовые линии. Я спросил. Силовые  линии,
как объяснил Ааз,  это пути мира,  по которым свободнее  всего текут его
энергии. Во многих отношениях они похожи на магнитные линии.
     Могут  спросить,  что  такое  магнитные  линии.  Я спросил. Не буду
приводить ответ на это Ааза, но он не был объяснением.
     Так или иначе, силовые линии -  это и союзник и враг мага.  Те, кто
хочет черпать энергию  из этих линий,  обычно строят жилища  на одной из
них  или  поблизости.  Это  облегчает  им  перекачивание энергии. Но это
также облегчает нахождение магов их врагами.
     По  теории  Ааза,  Гаркина  обнаружили  именно  поиском  по силовым
линиям.  Следовательно,  логично  было  бы  предположить,  что мы найдем
таким же способом Иштвана.
     Я  конечно  ничего  не  знал  ни  о  силовых  линиях, ни о том, как
следовать по ним, по крайней мере, пока Ааз не научил меня. Техника  эта
к счастью, оказалась не  сложной, что было к  счастью, так как у  меня и
так  хватало  других  забот  с  усвоением  всех  других уроков, которыми
завалил меня Ааз.
     Требовалось   просто   закрыть   глаза   и   расслабиться,  пытаясь
представить  себе  висящее  в   воздухе  обоюдоострое  копье,   пылающее
желто-красным  цветом.  Интенсивность  свечения  указывала  на  близость
силовой  линии,  направление  наконечника  указывало  течение   энергии.
Довольно похоже на стрелку компаса, чем бы она там ни была.
     Как только мы определили, что  Гаркин как и подозревал Ааз,  открыл
свою лавочку прямо  на силовой линии,  и установили направление  течения
энергии,  мы  столкнулись  с  новой  проблемой.  В  какую  сторону   нам
следовать вдоль нее?
     Решение было  вдвойне важно,  так как, если Ааз  прав, то  на одном
направлении нас будет ждать бригада убийц-бесов, вполне вероятно, в  том
самом  направлении,  куда  нам  нужно  идти.  Мы разрешили эту проблему,
двигаясь в  течении одного  дня перпендикулярно  силовой линии,  а потом
два дня  параллельно ей  в избранном  направлении, а  затем вернулись  к
линии,  прежде  чем  продолжить  наше  путешествие.  Мы  надеялись таким
образом обойти убийц.
     Это сработало и не сработало.
     Сработало  в  том  смысле,  что  мы  не  наткнулись на засаду. И не
сработало в том  смысле, что теперь  они, кажется, шли  по нашему следу,
хотя  оставалось  неясным,  действительно  ли  они  выслеживали  нас или
возвращались вдоль силовой линии обратно к Иштвану.
     - Я тебе который раз говорю,  малыш, - настаивал Ааз, - это  добрый
знак. Он означает, что мы выбрали нужное направление и что мы  доберемся
до Иштвана, опередив доклад его наемных убийц.
     - А что,  если мы двигаемся  не в том  направлении? - спросил  я. -
Что  если  они   на  самом  деле   преследуют  нас?  Сколько   мы  будем
путешествовать  в  этом  направлении,  прежде  чем  сдадимся  и повернем
назад?
     -  Сколько,  по-твоему,  тебе  требуется  времени  для достаточного
усвоения магии,  чтобы устоять  против стаи  убийц-бесов, вооруженных  в
других измерениях?
     - Давай примемся за работу, - твердо сказал я.
     Он огляделся и показал  на искривленное плодовое дерево,  усыпавшее
поляну своими опадышами.
     - Ладно,  вот что  я от  тебя хочу.  Пялься на  небо, созерцай свой
пупок или что угодно. А  потом, когда я скомандую, используй  свою силу,
чтобы схватить один из этих плодов и кинуть его мне.
     Не знаю сколько часов мы потратили на эту муштру. Это трудней,  чем
кажется, собирать все свои  силы со стоячего старта.  И как раз когда  я
уже было подумал, что добился успеха и заслуживаю одобрения, Ааз  сменил
тактику. Он  завязывал разговор,  преднамеренно отвлекая  меня, а  затем
прерывал меня в середине фразы  своим сигналом. Нет нужды говорить,  что
я терпел жалкий провал.
     -  Расслабся,  малыш.  Попробуй  сделать  так.  Вместо  того, чтобы
каждый  раз  собирать  свои  силы  с  нуля, создай внутри себя небольшое
пространство и храни там толику  энергии. Просто сохраняй этот резерв  в
целости и готовности,  чтобы прикрыть тебя,  пока ты был  занят зарядкой
своих больших пушек.
     - А что такое пушка?
     - Неважно. Просто нарасти этот резерв, и мы попробуем вновь.
     С  этим  добавочным  советом  тренировка  пошла  значительно лучше.
Наконец, Ааз прервал практические  занятия и поставил меня  помогать ему
практиковаться с ножом. На самом  деле эта задача доставила мне  большое
удовольствие.  Она   влекла  за   собой  использование   моих  сил   для
левитирования одного  из плодов  и отправки  его в  полет вокруг поляны,
пока Ааз не всадит в него  нож.  В качестве дополнительного   упражнения
я  потом  извлекал  нож  и  левитировал  его  обратно  к  нему для новой
попытки. Упражнение  отличалось монотонностью,  но я  никогда не уставал
от него. Казалось почти сверхъестественным то, как сверкающий,  делающий
сальто кусок  стали бросался  перехватить плод,  когда Ааз практиковался
сперва в броске верхом, потом низом, и через спину.
     - Останови его, Скив!
     Крик   Ааза   вытряхнул   меня   из   мечтательного  состояния.  Не
раздумывая,  я  мысленно  потянулся...  и  нож  остановился в воздухе! Я
моргнул, но удержал его там,  плавающим в футе от плода,  тоже висевшего
на своем месте в воздухе.
     -  Здрасте!  Вот  это  номер,   Скив!  Теперь  есть  в  чем   иметь
уверенность.
     - Я сумел! - произнес я, не веря собственным глазам.
     -  Ты  безусловно,  сумел!  В  один  прекрасный день этот маленький
образчик магии спасет тебе жизнь.
     Я  по  привычке  левитировал  нож  обратно  ему. Он выдернул его из
воздуха, и  начал было  засовывать его  за пояс,  но затем  остановился,
чуть склонив голову набок.
     - И самое время к тому-же. Кто-то приближается.
     - Откуда ты знаешь?
     - Ничего особенного.  Мой слух немного  лучше чем твой,  вот и все.
Без паники.  Это не  бесы. Судя  по звукам,  это копытный зверь. Никакое
дикое животное не двигается так прямолинейно.
     - Что ты имеешь  в виду под словами:  "в самое время"? Разве  мы не
будем прятаться?
     - На этот раз - нет, - улыбнулся мне он. - Ты быстро  развиваешься.
Настало  время  научить  тебя  новому  заклинанию.  У нас есть несколько
дней, прежде чем этот неизвестный доберется сюда.
     - Дней?
     Ааз ускоренно приспосабливался к  нашему измерению, но с  единицами
времени у него все еще не ладилось.
     - Перечисли мне опять эти измерения времени, - проворчал он.
     - Секунды, минуты, часы...
     - Минут! У нас есть еще несколько минут.
     - Минут? Я не могу научиться новому заклинанию за несколько минут!
     - Разумеется сможешь. Оно легкое. Вот что потребуется тебе сделать.
Надо так замаскировать мои черты, чтобы они походили на человеческие.
     - А как мне это сделать?
     - Так  же, как  ты делаешь  все остальное.  Мысленно. Сперва закрой
глаза... Закрой их...Отлично! Теперь представь другое лицо.
     Все,  что  мне  пришло  на  ум,  это  лицо  Гаркина.  Поэтому  я  и
представил оба лица бок о бок.
     -  Теперь  перемести  новое  лицо  на  мое... и наплавь или нарасти
необходимые  черты.  Как  глину...  просто  сохраняй его в подсознании и
открой глаза.
     Я посмотрел и почувствовал разочарование.
     - Не сработало!
     Он смотрелся в черное зеркало, вынутое им из поясной сумки.
     - Разумеется, сработало.
     - Но ты же не изменился!
     - Нет, изменился. Ты этого не можешь увидеть, так как чары  наложил
ты.  Это  иллюзия,  а  поскольку  твой  разум  знает правду, тебя она не
обманывает, но любого другого обманет. Гаркин, а? Ну, это пока сойдет.
     Его отждествление нового лица ошеломило меня.
     - Ты действительно видишь лицо Гаркина?
     - Разумеется. Хочешь взглянуть?
     Он предложил мне зеркало и  улыбнулся. Это была плохая шутка.  Одно
из  первых  открытых  нами  обстоятельств,  касающихся его сомнительного
статуса в  этом мире,  заключалось в  том, что  в то  время, как  он мог
видеть себя в зеркале, никто из  нашего мира не мог. По крайней  мере, я
не мог.
     Теперь я и сам услышал звуки приближающегося всадника.
     - Ааз, ты уверен?
     - Положись на меня, малыш. Нам не о чем с тобой беспокоится.
     Но я все равно беспокоился. Всадник теперь появился в поле  зрения.
Это  был  высокий  мускулистый  мужчина,  судя  по  виду,  рыцарь.   Это
впечатление подкреплялось везшим  его массивным единорогом,  нагруженным
доспехами и оружием.
     - Эй, Ааз! А не стоит ли нам...
     - Расслабься, малыш. Смотри сюда.
     Он шагнул вперед, поднял руку.
     - Здравствуй, незнакомец. Далеко ли отсюда до ближайшего города?
     Рыцарь повернул своего единорога  к нам. Он наполовину  поднял руку
в  приветствии,   а  затем   вдруг  напрягся.   Нагнувшись  вперед,   он
прищурился, приглядываясь к Аазу, а затем в ужасе откинулся в седле.
     - Клянусь богами!  Демон!


                                ГЛАВА 6

                                        "Внимание к деталям - пароль для
                                        сбора информации у ничего не
                                        подозревающего свидетеля".

                                                             Инсп. Клузо


     Ужас  парализовал  рыцаря  ненадолго.   Фактически  он  вообще   не
парализовал  его.  Не  успел  он  сделать  свое  открытие,  как принялся
действовать. Достаточно странно, действия его заключались в том, что  он
откинулся в  седле и  принялся лихорадочно  шарить в  одной из седельный
сумок. Поза, в лучшем случае ненадежная.
     Очевидно, не я один заметил  неустойчивость его позы.  Ааз с криком
рванулся  вперед,  взмахнув  руками  перед  мордой  единорога. Единорог,
будучи разумным животным, встал на  дыбы и понес, свалив рыцаря  головой
на землю.
     - Клянусь богами!  - взревел тот,  пытаясь выпутаться из  неизящной
кучи доспехов и оружия. - Я убивал людей и за меньшее!
     Я решил,  что если  требуется избежать  его угрозы,  то мне следует
лично приложить  руку к  этому делу.  Мысленно протянув  руку, я схватил
камень  величиной  с  кулак  и  с  силой запустил им в незащищенный лоб.
Рыцарь рухнул, как зарезанный бычок.
     Долгий миг мы с Аазом, переводя дыхание, разглядывали упавшего.
     - Расслабься Скив! Это будет  легко, Скив! Положись на меня,  Скив!
Ого, Ааз, когда ты можешь, ты не мелочишься, не правда ли?
     - Заткнись, малыш!
     Он снова шарил в своей сумке.
     -  Не  хочу  затыкаться.  Я  хочу  знать,  что случилось с "верным"
заклинанием, которому ты научил меня?
     - Я в  некотором роде и  сам теряюсь в  догадках. - Он  снова вынул
зеркало и вгляделся в него. - Вот что я тебе скажу. Проверь-ка его  ауру
и посмотри, нет ли чего необычного.
     - Заткнись,  малыш! -  передразнил его  я. -  Проверь ауру,  малыш!
Тебе не кажется, что я был в некотором роде...  Эй!
     - Что такое?
     -  Его  аура!  Она  своего  рода  красновато-желтая  за исключением
голубого пятна у него на груди.
     - Я так  и думал! -  Ааз одним прыжком  пересек поляну и  склонился
над лежащим, словно хищный зверь. - Посмотри-ка на это!
     На  шее  рыцаря  на   ремешке  висел  грубый  серебрянный   амулет,
изображавший саламандру с одним глазом в центре лба.
     - Что это?
     - Я не уверен, но у меня есть одно предчувствие. А теперь  подыграй
мне в этом деле. Я хочу, чтобы ты снял формоисказительное заклинание.
     - Какое заклинание?
     - Брось, малыш. Очнись! Заклинание, изменяющее мое лицо.
     - Именно это-то я и имею в виду. Какое заклинание?
     - Слушай,  малыш! Ты  не пререкайся.  Просто сделай  это. Он  скоро
очухается.
     Я  со  вздохом  закрыл  глаза  и  занялся  кажущейся  бессмысленной
задачей. На этот раз дело  пошло легче. Я вообразил лицо  Гаркина, затем
расплавил  черты  до  тех  пор  пока  перед  моим  мысленным  взором  не
предстало зло глядящее на меня лицо Ааза. Я открыл глаза и посмотрел  на
Ааза. Он выглядел как Ааз.  Восхитительно.
     - А теперь что?
     Словно в ответ  рыцарь застонал и  сел. Он помотал  головой, словно
прочищая ее,  и открыл  глаза. Взгляд  его упал  на Ааза,  после чего он
моргнул, посмотрел опять,  потянулся за мечом  - только для  того, чтобы
обнаружить  его  пропажу.  Ааз  ведь  не  терял  времени,  пока я снимал
заклинание.
     Ааз заговорил первым.
     -  Расслабся,  незнакомец.  Дело  обстоит  не  совсем так, как тебе
кажется.
     Рыцарь вскочил на ноги и принял боевую стойку, сжав кулаки.
     - Берегись демон! - глухо провозгласил он. - Я не беззащитен!
     - Да  неужели? Поясни. Но,  как я  уже сказал,  расслабься.
Прежде всего, я не демон.
     -  Знай  же,  демон,  что  этот  амулет дает мне способность видеть
насквозь любые заклинания  и узреть тебя  таким, какой ты  есть на самом
деле!
     Так вот оно что! Моя уверенность стремительно вернулась ко мне.
     -  Друг,  хоть  ты  можешь  мне  и не поверить, вид этого талисмана
наполняет меня радостью, потому что дает возможность доказать то, что  я
собираюсь тебе рассказать.
     - Не трать зря на меня своего вранья. Я проник сквозь твою  личину!
Ты - демон!
     -  Правильно.  Ты  не  мог  бы  оказать мне небольшую услугу? - Ааз
лениво сидел на земле,  скрестив ноги. - Ты  не мог бы снять  на минутку
амулет?
     -  Снять  его?  -  С  миг  рыцарь  оставался озадаченным, но быстро
собрался с силами.  - Нет, демон.  Ты стремишься обманом  заставить меня
снять амулет, чтобы ты мог убить меня!
     - Слушай, дубина!  Если бы мы  хотели убить тебя,  то могли бы  это
сделать, пока ты валялся в отключке!
     Рыцарь впервые, кажется, засомневался.
     - Это и в самом деле так.
     - Тогда бы ты не мог бы подыграть мне на минутку и снять амулет?
     Рыцарь поколебался, а затем медленно стащил амулет. Он  внимательно
посмотрел на Ааза и нахмурился.
     - Вот странно! Ты все равно выглядишь как демон!
     - Правильно. А  теперь позволь задать  тебе вопрос. Я  прав, исходя
из твоих слов, что ты обладаешь некоторыми знаниями о демонах?
     - Я уже свыше пятнадцати лет являюсь охотником на демонов! -  гордо
провозгласил он.
     - Неужели? - Я  на миг испугался, что  Ааз взорвется и разнесет  на
куски весь гамбит,  но он взял  себя в руки  и продолжал: -  Тогда скажи
мне, друг.  Ты в  своем долгом  опыте с  демонами встречал  когда-нибудь
демона, выглядевшего, как демон?
     - Конечно, нет. Они всегда для маскировки используют магию.
     Много он понимал в демонах!
     - Тогда это докажет мой довод.
     - Какой довод?
     С миг  мне думалось,  что Ааз  собирается схватить  его за  плечи и
потрясти. Мне  пришло в  голову, что,  наверное, такие  хитрости Ааза  в
этом мире пропадали понапрасну.
     -  Позволь  попробовать  мне,  Ааз.  Послушайте,  сударь.  Он хочет
сказать, что если бы он был демоном, то не выглядел бы как демон, но  он
выглядит как демон и поэтому им не является.
     - О! - Рыцарь, видимо что-то понял.
     - Теперь ты обыграл меня, - проворчал Ааз.
     - Но если ты не демон, почему ты выглядишь, похожим на него?
     - Ах, - вздохнул Ааз. - Это целая история. Видишь ли, я проклят!
     - Проклят?
     -  Да.  Видите  ли,  я  охотник  на  демонов, подобно вам. Довольно
преуспевающий в самом деле. Создал себе имя в этой области.
     - Никогда не слышал о вас, - проворчал рыцарь.
     - Ну, мы тоже никогда не слышали о вас, - вступил я в разговор.
     - Вы даже не знаете моего имени!
     -  О,  извините,  -  я  вспомнил  о  своих  манерах.  - Я - Скив, а
этот...охотник на демонов - Ааз.
     - Рад с вами познакомится. Я известен, как Квингли.
     - Если я могу продолжать...
     - Извини, Ааз.
     -  Как  я  говорил,  благодаря  своему  беспрецендентному  успеху я
достиг определенной известности среди демонов. Временами это становилось
довольно неудобно, так как  когда становилось известно о  моем приближе-
нии, большинство демонов либо поспешно убегало, либо кончали с собой.
     - Он всегда так много бахвалится?
     - Он еще только начал.
     - Так  или  иначе... однажды  я  настиг  одного  демона,   особенно
уродливого мерзавца, и тот поразил  меня, обратившись ко мне по  имении:
"Ааз! - молвил он. - Прежде  чем ты нанесешь удар, тебе следует  узнать,
что твоя  карьера подошла  к концу".  Я конечно,  посмеялся над ним, так
как убивал демонов  и посвирепей его.  "Смейся, если охота!  - прогремел
он.  -  Но  конклав  демонов  наделил  меня властью разделаться с тобой.
Убьешь ты меня или  нет, ты обречен встретить  тот же конец, который  ты
принес  столь  многим  из  нас".  Я,  конечно, убил его, полагая, что он
блефует, но с тех пор моя жизнь не была похожа на прежнюю.
     - Почему же?
     - Из-за проклятия! Когда я вернулся к своему коню, этот мой  верный
оруженосец бросил на меня один взгляд и рухнул, как убитый.
     - Я не делал ничего подобного! Я хочу сказать... было жарко.
     - Конечно, Скив. - Ааз лукаво подмигнул Квингли.
     - Во всяком случае, я  скоро, к своему ужасу обнаружил,  что демон,
прежде чем испустить  дух, наложил на  меня заклятье, заставляющее  меня
казаться всем, кто посмотрит на меня, имеющим внешность демона.
     - Дьявольская шутка! Хитрая, но дьявольская!
     - Вы видите хитрость их  плана! Чтобы на меня, самого  свирепого из
охотников на демонов, теперь, в  свою очередь, охотились мои собратья  -
люди. Я вынужден прятаться как зверь, имея спутником только своего сына.
     - Я думал, вы сказали, что он ваш оруженосец.
     - И оруженосец тоже. О, злая ирония судьбы!
     - Да, тяжко. Хотел бы я быть в состоянии чем-нибудь помочь вам.
     - Может быть, вы в состоянии, - победно улыбнулся Ааз.
     Квигли отпрянул. Я утешился,  что еще кто-то разделяет  мою реакцию
на улыбку Ааза.
     - Гм... Как? Я хочу сказать, я всего лишь охотник на демонов.
     - Именно  этим вы  и сможете  оказать помощь.  Видите ли,  в данный
момент случилось так, что  нас преследует несколько демонов.  Мне пришло
в голову,  что мы  могли бы  оказать друг  другу взаимную  услугу. Мы бы
могли обеспечить  вас мишенями,  а вы,  в свою  очередь, можете избавить
нас от чертовской досады.
     - Они - черти? - пришел в ужас Квингли.
     - Просто выражение. Ну, что скажете? По рукам?
     - Не знаю. У меня уже есть  задание, а я обычно не берусь за  новую
работу до завершения прежней. Неверно осведомленные могут подумать,  что
я бросил, или испугался  или что-то в этом  роде. Такие слухи плохи  для
репутации.
     - Это будет совсем  не трудно, - настаивал  Ааз. - Вам не  придется
отклонятся со своего пути. Просто ждите прямо здесь, и они подойдут.
     - А почему они вообще преследуют вас?
     - Их послал  один подлый маг,  после того как  я проявил достаточно
глупости, обратившись к нему за помощью. Проклятье, знаете ли.
     - Конечно... Минутку, а того мага зовут случайно не Гаркин?
     - Фактически, именно так. А что? Вы его знаете?
     -  Так  ведь  он  же  и  есть  мое задание. Именно этого человека я
собираюсь убить.
     - Почему? - вмешался я. - Гаркин не демон.
     -  Но  он  яшкается  с  демонами,  мальчуган.  - Ааз предупреждающе
нахмурился  в  мою  сторону.  -  Это  достаточно  для любого охотника на
демонов. Верно, Квингли?
     - Верно. Запомни это, мальчуган.
     Я энергично закивал ему, почувствовав вдруг сильную нервозность  от
всей этой встречи.
     -  Кстати,  Квингли,  а  где вы  прослышали  о  Гаркине? - небрежно
спросил Ааз.
     - Достаточно странно, от  трактирщика... Иштвана, так  он, по-моему
назвался. Немного странный, но  достаточно искренний парень. Примерно  в
трех неделях езды отсюда...  Но мы  говорим о  вашей проблеме. Почему он
послал за вами демонов?
     - Ну я,  как уже говорил,  отыскал его, чтобы  попытаться заставить
его снять заклятие. Что я не понимал,  так это то, что он на самом  деле
был в  союзе с  демонами. Он  выслушал меня  и наотрез  отказался помочь
мне. Более  того, когда  мы ушли,  он пустил  по нашему  следу несколько
демонов.
     - Понимаю. Сколько, вы сказали там было?
     - Всего двое, - заверил его Ааз. - Мы иногда видели их мельком.
     - Отлично, - заключил Квингли. - Я сделаю это. Я помогу вам в вашей
битве.
     -  Это  прекрасно,  за  исключением  одного  момента.  Нас здесь не
будет.
     - Отчего же? Мне казалось,  вы, как охотник на демонов,  с радостью
ухватитесь за такой шанс, коль скоро соотношение сил сравнялось.
     -  Если   я  останусь   здесь,  никакого   боя  не   произойдет,  -
величественно  заявил  Ааз.  -  Как  я  сказал,  я приобрел определенную
репутацию  среди  демонов.  Если  они  увидят  меня здесь, то они просто
сбегут.
     - Честно говоря, мне в это трудно поверить, - заметил Квигли.
     Я склонен был согласиться с ним, но хранил молчание.
     - Ну,  я должен  признаться, что  их страх  перед моим заговоренным
мечом имеет небольшое отношение к их нежеланию вступать в бой.
     - Заговоренным мечом?
     - Да. - Ааз похлопал по мечу у себя на бедре. - Это оружие  некогда
принадлежало знаменитому охотнику на демонов Альфонсу де Кларио.
     - Никогда о нем не слышал.
     - Никогда о нем не слышали? Вы уверены, что вы охотник на  демонов?
Да ведь этот человек убил этим мечом свыше двухсот демонов. Говорят,  он
заговорен так, что всякого, кто его держит, демоны убить не могут.
     - И как же он умер?
     - Зарезан исполнительницей экзотических танцев.* Ужасно.

--------------------------
  * - Этим эвфемизмом иногда называют исполнительниц стриптиза.

     - Да, они сволочной народ. Но насчет меча, как он действует?
     -  Он  действует  не  хуже  любого  другого меча, разве что немного
тяжеловат, но...
     - Нет, я имею в виду заговоренность. Она действует?
     -  Могу  засвидетельствовать,  что  с  тех  пор,  как  я  начал  им
пользоваться, ни один демон не убил меня.
     - И демоны действительно узнают его и бегут от владеющего им?
     - Именно. Конечно,  я несколько лет  не имел случая  применить его.
Я был слишком занят попытками снять заклятие. Иногда я подумывал продать
меч, но если я вернусь к прежнему занятию, он должен оказать мне большую
помощь в...гм... восстановлении моей репутации.
     Я вдруг понял,  что затеял Ааз. Квингли клюнул на  приманку, словно
щукочерепаха.
     - Хм... - проговорил  он, - вот что  я вам скажу. Просто  для того,
чтобы протянуть  руку помощи  собрату охотнику  на демонов,  от которого
отвернулась удача, я сниму его с ваших рук за пять золотых.
     - Пять золотых! Вы верно шутите! Я заплатил за него триста и  никак
не могу с ним расстаться меньше чем за двести.
     -  О,  тогда  сделка  исключается.  При мне только около пятидесяти
золотых.
     - Пятьдесят?
     - Да, я никогда не беру в дорогу больше.
     - Но, впрочем,  времена тяжелые, и  опять же принимая  во внимание,
что вы примените его в охоте на демонов, наложивших на меня проклятье...
Да, я думаю, я мог бы уступить его вам за пятьдесят золотых.
     - Но это же все деньги, которые есть у меня!
     -  А  что  проку  в  толстом  кошельке,  если демон разорвет вас на
части?
     - Тоже верно. Позвольте мне взглянуть на него?
     Он  обнажил  меч  и  прикинул  вес:  проделав  им несколько пробных
взмахов.
     - Никудышный баланс, - поморщился он.
     - Вы к нему привыкнете.
     - Паршивая сталь, - провозгласил он, пристально разглядывая меч.
     - Однако с приличной режущей кромкой.
     - Ну, мой тренер всегда мне говорил: "Если ты позаботишься о  своем
мече, то он позаботится о тебе" !
     - Нас, должно быть, обучал один и тот же тренер.
     Они улыбнулись друг другу. Я почувствовал себя слегка нехорошо.
     - И все же я не знаю. Пятьдесят золотых - большие деньги.
     - Да вы только посмотрите на эти камни в рукояти.
     - Смотрел. Они фальшивые.
     - Ага! Они  сделаны так, чтобы  выглядеть фальшивыми. Это  скрывает
их ценность.
     - Безусловно, делает это здорово. Что это за камни?
     - Камни Афера.
     - Камни Афера?
     - Да. Говорят, что они обеспечивают популярность у женщин, если  вы
понимаете, что я имею в виду.
     - Но пятьдесят золотых - это все деньги, какие у меня есть.
     - Вот что я вам скажу. Давайте сорок пять золотых и подбросьте  еще
ваш меч.
     - Мой меч?
     - Конечно. Этот красавец позаботиться о вас, а ваш меч не даст  мне
и моему оруженосцу оставаться беззащитными в этой варварской стране.
     - Хмм.  Это кажется  достаточно справедливым.  Да,я считаю,  что мы
договорились, мой друг.
     Они  церемонно  пожали  друг   другу  руки  и  начали   производить
товарообмен. Я ухватился за эту возможность вмешаться.
     - Ах, как жаль, что нам придется так скоро расстаться.
     - Почему скоро? - озадаченно спросил рыцарь.
     - Незачем торопиться, - заверил его Ааз, крепко двинув меня  локтем
по ребрам.
     - Но, Ааз, мы же еще  хотели пройти часть пути до заката,  а Квигли
должен еще приготовится к бою.
     - Какие там приготовления? - спросил Квингли.
     - Ваш единорог, - упрямо продолжал я - Разве вы не хотите  изловить
своего единорога?
     - Мой единорог! Все мои доспехи на этом животном!
     - Он же наверняка не забрел далеко, - проворчал Ааз.
     - Кругом  шастают бандиты,  больше всего  желающие получить  в руки
хорошего боевого единорога. - Квингли тяжело поднялся на ноги. - Я хочу,
чтобы он  был рядом  со мной,  помогая мне  сражаться с  демонами. Да, я
должен идти. Спасибо за помощь,  мои друзья. Безопасного вам пути,  пока
мы не свидимся вновь.
     И, неопределенно махнув  рукой, он исчез  в лесу, подзывая  свистом
своего единорога.
     - Итак, из-за чего все это было? - гневно взорвался Ааз.
     - Что, Ааз?
     - Это  большая спешка  с избавлением  от него.  Он такой доверчивый
простак,  что  я   мог  оставить  без   штанов  и  всего   прочего  хоть
сколько-нибудь  ценного,  что  могло  быть  при  нем.  Я  особенно хотел
заполучить в свои руки тот амулет.
     - В основном, я хотел  увидеть, как он отправляется в  путь, прежде
чем уловит изъян в твоей сказочке.
     - Что, оговорку про сына-племянника? Он бы не...
     - Нет, другое.
     - Что другое?
     Я вздохнул.
     -  Слушай,  он  увидел  насквозь  твою  личину, так как этот амулет
позволяет ему видеть сквозь заклинания, верно?
     - Верно,  и я  полностью объяснил  это, сказав,  что я стал жертвой
проклятия демона...
     - ... изменившего  твою  внешность  заклинанием.  Но  если он может
видеть  сквозь  заклинания,  то  должен  был  бы  увидеть  и  сквозь  то
заклинание тебя, как нормального человека.  Верно?
     - Хмм... Может, нам лучше отправиться в путь, ведь мы теперь знаем,
где Иштван?
     Но я не желал так легко расставаться с моим маленьким триумфом.
     - Скажи-ка, Ааз,  чтобы ты стал  делать, если бы  тебе повстречался
охотник на демонов, такой же умный, как я?
     - Ответить легко, - улыбнулся  он, похлопав по арбалету. -  Убил бы
его. Подумай об этом.
     Я подумал.


                                ГЛАВА 7


                                     "Разве есть во вселенной что-нибудь
                                     прекраснее и надежнее, чем простая
                                     сложность паучьей паутины?"

                                                               Шарлотта.

     Я  закрыл  глаза   для  сосредоточения.  Это   было  труднее,   чем
перекачивать энергию из силовой линии прямо в тело. Я нацелил палец  для
фокусирования, направив его на точку в пяти ярдах от меня.
     Мысль  перекачивать  энергию  из  отдаленного  места и управлять ею
казалась мне невозможной, пока Ааз не  указал, что это то же самое,  что
и  упражнение  с  зажиганием  свечи,  которым  я уже овладел. Теперь это
больше не казалось невозможным, просто трудным.
     Я  уверенно  сузил  свою  сосредоточенность  и  увидел  перед своим
мысленным  взором,  как  в  назначенной  точке  появился  поблескивающий
голубой  свет.  Не  нарушая  сосредоточенности,  я  провел  пальцем  над
головой медленную дугу.  За ним потянулся  свет, протравливая в  воздухе
за  собой  пылающий  голубой  след.  Когда  он снова коснулся земли, или
места, где как я чувствовал, должна быть земля, я снова провел  пальцем,
ведя свет по второй дуге защитной пентаграммы.
     Мне  пришло  в  голову,  что  проделываемое мной мало отличается от
образования  нормальной  плоской  пентаграммы,  применявшейся  в избушке
Гаркина.  Единственная  разница  заключалась  в  том,  что  эта  была не
начерчена на полу, а протравлена  в воздухе, и углы ее  загибались вниз,
прижимаясь к земле. Она была больше зонтиком, чем каймой.
     Другая главная  разница, думал  я, завершая  задачу, заключалась  в
том,  что  создавал  ее  я.  Я,  Скив.  То,  за  чем я иногда наблюдал с
трепетом, теперь я выполнял, как самое заурядное дело.
     Я  коснулся  светом  земли  в  его  первоначальном  месте, завершая
пентаграмму.  Тихо  радуясь,  я  с  минуту  постоял с закрытыми глазами,
изучая  поставленные  перед  моим  мысленным  взором  голубые светящиеся
линии.
     - Восхитительно, малыш, - прозвучал  голос Ааза. - А теперь  что ты
скажешь  насчет  того,  чтобы  малость  приглушить  ее,  прежде  чем  мы
привлечем сюда внимание всех местных  крестьян и охотников на демонов  в
этом краю.
     Удивившись, я открыл глаза.
     Пентаграмма, по-прежнему оставалась тут! Не воображаемая, у меня  в
голове,  а  действительная,  светящаяся  в  воздухе. Ее холодный голубой
свет придавал сцене  сверхъестественное освещение, отрицая  тепло нашего
костерка.
     - Извини, Ааз. - Я быстро ослабил контроль над энергией и  смотрел,
как  линии  пентаграммы  таяли,  становясь  невидимыми.  Они по-прежнему
оставались тут, я чувствовал их присутствие в ночном воздухе надо  мной.
Теперь, однако, их нельзя было увидеть нормальным зрением.
     Больше  для   удовольствия,  чем   из-за  какого-либо    отсутствия
уверенности, я снова закрыл глаза и посмотрел на них. Они пылали там,  в
мерцающей   красоте:   более   прохладное,   успокаивающее  присутствие,
противодействующее  нетерпению  красно-золотого  свечения  копья силовой
линии, упрямо показывающего на завтрашний путь.
     - Садись, малыш, и приканчивай свою ящероптицу.
     Мы выбрались теперь  из собственно леса,  но, несмотря на  близость
дороги, дичь  все еще  водилась в  изобилии и  легко становилась жертвой
моих силков. Ааз по-прежнему отказывался присоединяться ко мне за  едой,
говоря, что в этом измерении стоит применять только спиртное, поэтому  я
обедал часто по-королевски.
     -  Знаешь,  малыш,  -  сказал  он,  отрываясь  от своей бесконечной
заточки меча.  - Ты  действительно весьма  хорошо продвигаешься  в своих
занятиях.
     - Что ты имеешь в виду?  - промямлил я, обсасывая кость и  надеясь,
что он продолжит свою мысль.
     - Ты стал намного уверенней  в своей магии. Однако тебе  надо лучше
следить  за  своим  контролем.  У  тебя  в  этой  пентаграмме достаточно
энергии, чтобы изжарить все что на нее наткнется.
     - Я все еще немного беспокоюсь из-за убийц.
     - Расслабься, малыш. Прошло уже три дня с тех пор, как мы  устроили
ту засаду с Квигли. Даже если он их не остановил, им нас теперь  никогда
не догнать.
     - Я  действительно вызвал  такую большую  мощь? -  спросил я ожидая
похвалы.
     -  Если  ты  не  участвуешь  в магической битве, пологи применяются
только как предупреждающий сигнал.  Если вкладывать в них  слишком много
энергии,  это  может  иметь  два  потенциально плохих, побочных эффекта.
Во-первых,  ты  можешь  привлечь  к  себе ненужное внимание, трахнув или
спалив наткнувшегося  на него  невинного прохожего.  Во-вторых, если  до
него действительно доберется магический противник, он его, вероятно,  не
остановит,  а  только  насторожит  и  уведомит,  что  у него есть в этом
районе потенциально опасный враг.
     - А я думал, что раз могу вызвать много мощи, то это хорошо.
     - Слушай, малыш.  Это не игра.  Ты затрагиваешь здесь  очень мощные
силы. Идея состоит в том, чтобы усилить твой контроль, а не  посмотреть,
много   ли   энергии   ты   можешь   высвободить.   Если   ты    станешь
эксперементировать  слишком  беззаботно,  то  можешь  кончить  тем,  что
станешь беспомощным когда наступит действительно критический момент.
     - О, - отозвался я, ничуть не убежденный.
     - В самом деле, малыш. Ты должен это усвоить. Позволь мне  привести
тебе  пример.  Представь  на  минуту,  что  ты  солдат  и  тебе поручено
охранять перевал. Твои  начальники поставили тебя  на посту и  дали тебе
кучу  десятифунтовых  камней.  Все,  что  тебе  требуется  делать,   это
следить, не приближается  ли кто-нибудь, и  если да, то  сбросить ему на
голову камень. Ты следишь за мной?
     - Полагаю, да.
     - Прекрасно. Итак,  дежурство это долгое  и скучное и  у тебя много
времени  для  размышлений.  Ты  очень  гордишься  своей  мускулатурой  и
решаешь,  что  для  тебя  немного  оскорбительно,  что  тебе дали только
десятифунтовые  камни.  Двадцатифунтовые  были  бы  эффективнее,  и   ты
считаешь,  что  также   легко  можешь  справиться   с  ними,  как   и  с
десятифунтовыми.  Логично?
     Я смутно кивнул, все еще не понимая, куда он клонит.
     - Просто, чтобы  доказать это самому  себе, ты прикидываешь  на вес
двадцатифунтовый камень,  и, так  и есть,  ты можешь  с ним  управиться.
Затем  тебе  приходит  в  голову,   что  раз  ты  можешь  управиться   с
двадцатифунтовым,  то,  вероятно,  можешь  управиться и с сорокафунтофым
или  даже  пятидесятифунтовым.  Поэтому  ты  пробуешь.  И  тут-то  это и
происходит.
     Он так распалился, что я не чувствовал необходимости откликаться.
     -  Ты  роняешь  его  себе  на  ногу  или  растягиваешь  мышцы,  или
опрокидываешься от  теплового истощения,  или из-за  любой сотни  других
вещей. И где же тогда ты оказываешься?
     Он навел на меня обвиняющий перст: я поежился.
     - Враг марширует через  перевал, который тебе поручено  охранять, а
ты не можешь поднять  даже первоначального десятифунтового камня,  чтобы
остановить его.  И все  потому, что  ты предавался  не нужному испытанию
идиотской мускульной силы!
     Речь Ааза произвела  на меня впечатление,  и прежде чем  ответить я
серьезно поразмыслил над этим делом.
     - Я понимаю, Ааз,  что ты хочешь сказать.  Но в твоем примере  есть
один изъян. Ключевое слово "ненужному". А  в моем случае речь идет не  о
куче  десятифунтовых  камней,  способных  выполнить  задачу.  У  меня  -
пригоршня гравия.  Я пытаюсь  стащить достаточно  большой камень,  чтобы
нанести настоящий вред.
     - Достаточно верно, - отпарировал  Ааз, - но факт остается  фактом:
если ты перенапряжешься, то будешь не в состоянии использовать даже  то,
что имеешь. Даже гравий может оказаться эффективным, если применить  его
в подходящее время.  Не нужно недооценивать  того, что есть  у тебя, или
того,  что  ты  делаешь.   Прямо  сейчас  ты  держишь   копье-указатель,
сохраняешь в целости  мою личину и  пологи. Делать такое  одновременно -
это  много  для  человека  твоих  способностей.  Если  сейчас что-нибудь
случиться, что ты бросишь в первую очередь?
     - Гм...
     - Слишко поздно.  Ты уже убит.  У тебя не  будет времени размышлять
об  энергетических  проблемах.  Вот  почему  ты  всегда  должен   что-то
придерживать для  разделывания с  непосредственными ситуациями,  пока ты
собираешь свою энергию для других дел. Теперь ты понимаешь?
     - По-моему, да, Ааз, - колеблясь, сказал я. - Я немного устал.
     - Ну, подумай об  этом. Это очень важно.  В то же время  отоспись и
постарайся  запастись   энергией  впрок.   Между  прочим,   оставь  пока
копье-указатель. Утром ты можешь  вызвать его опять. В  настоящий момент
это просто ненужный расход энергии.
     - Ладно, Ааз. А как насчет твоей личины?
     - Хмм...Лучше сохрани  ее. Для тебя  это будет хорошей  практикой -
поддерживать во сне ее и полог. И коль речь зашла о нем...
     - Правильно, Ааз.
     Я закутался для  тепла в захваченный  мной плащ убийцы  и свернулся
калачиком.  Несмотря  на  свою  грубую  манеру,  Ааз  настаивал, чтобы я
получал достаточно как сна, так и пищи.
     Сон, однако, приходил не так-то  легко. Я находил, что все  еще был
немного взвинчен из-за возведения полога.
     - Ааз!
     - Да, малыш?
     -  Как  по-твоему,  мои   силы  сейчас  достаточно  велики,   чтобы
выступить против дьяволов?
     - Каких дьяволов?
     - Идущих по нашему следу убийц.
     - Я же тебе не раз говорил, что это не деволы, а бесы.
     - А какая разница?
     - Я же рассказывал тебе, бесы с Бесера, а деволы...
     - ... с Девы, - закончил я  за него. - Но что это означает?  Я имею
в виду, у них различные силы или еще что-то?
     -  Тебе  лучше  этому  поверить,  малыш,  -  фыркнул  Ааз. - Деволы
относятся  к  одним  из  самых  подлых  субъектов, с которыми тебе никак
не полагается  связываться.  Это  одни  из  самых страшных  и  уважаемых
субъектов во всех измерениях.
     - Они воины? Наемные солдаты?
     Ааз покачал головой.
     - Хуже, - ответил он. - Они купцы.
     - Купцы?
     - Не фыркай, малыш. Может быть, купцы - выражение слишком сдержан-
ное, чтобы описать их. Ближе, пожалуй, будет Торгаши Высшей Пробы.
     - Расскажи мне побольше, Ааз.
     - Ну, история никогда не была моей сильной стороной, но,  насколько
я могу судить,  некогда все измерение  Девы столкнулось с  экономической
разрухой. Страны страдали от напасти, оказавшей влияние на стихии.  Рыба
не могла  жить в  океанах, растения  не могли  произрастать в  почве. Те
растения, что  произрастали были  искаженными, изменившимися,  ядовитыми
для  животных.  Измерение  было  больше  не в состоянии обеспечить жизнь
своим гражданам.
     Я лежал, глядя на звезды, покуда Ааз продолжал свой рассказ.
     -    Путешествия    по    измерениям,    некогда     легкомысленное
времяпровождение,  стали  ключом  к  выживанию.  Многие  покинули  Деву,
эмигрировав  поодиночке  или  группами.  Их  рассказы о своей бесплодной
родине  послужили  прототипом  представления  многих религиозных групп о
загробном мире для злых душ.
     Однако,   те   кто   оставался,   решили   применить    способность
путешествовать  по  измерениям,  покупая  и  продавая  диковины.  И  они
утвердились в качестве торговцев.
     Что обычно в  одном измерении, часто  является редкостью в  другом.
По   мере   роста   этой   практики,   они   становились   богатыми    и
могущественными,  а   также  самыми   прожженными  торгашами   во   всех
измерениях. Их умение торговать передавалось от поколения к поколению  и
отшлифовалось до  такой степени,  что теперь  они не  имеют равных.  Они
рассеялилсь по всем  измерениям и лишь  при случае возвращаются  на Деву
посетить Базар.
     - Базар? - переспросил я.
     -  Никто  не  может  за  одну  жизнь  широко путешествовать по всем
измерениям.  Базар  на  Деве  -  это  место,  где деволы встречаются для
торговли  друг  с  другом.  Оказавшемуся  там гостю из другого измерения
будет затруднительно  не потерять  слишком много,  не говоря  уже о том,
чтобы  остаться  при  своих.  Говорят,  что,  если  ты заключил сделку с
деволом, ты  поступишь мудро,  если пересчитаешь  после пальцы...  потом
руки и ноги, а потом родственников.
     - Картина мне ясна. А теперь как насчет бесов?
     - Бесов,  - Ааз  произнес это  слово так,  словно оно  имело дурной
привкус. - Бесы во всех отношениях сильно уступают деволам.
     - Как так?
     -  Они  -  дешевые  имитаторы.  Их  измерение,  Бесер,  расположено
поблизости от Девы, и деволы так  часто торговались с ними, что чуть  не
довели  до  банкротства  своими  неотразимыми "честными сделками". Чтобы
остаться при  своих, они  принялись подражать  деволам, пытаясь  толкать
диковинки  по  разным  измерениям.  Необразованному они могут показаться
умными и  могущественными; фактически  они при  случае пробуют  сойти за
деволов. Однако по сравнению  с хозяевами они неумелые  и некомпетентные
эпигоны.
     Он замолк.  Я поразмыслил  над его  словами, и  они побудили меня к
новому вопросу.
     - Скажи-ка, Ааз...
     - Хмм? Да, малыш?
     - А из какого измерения происходишь ты ?
     - С Извра.
     - Тогда получается, что ты извращенец?
     - Нет. Тогда получается, что я изверг. А теперь заткнись!
     Я счел,  что он  хочет, чтобы  я засыпал,  и несколько минут хранил
молчание. Мне требовалось, однако, задать  еще хоть один вопрос, если  я
вообще намеревался обеспечить себе хоть какой-то сон.
     - Ааз?
     - Лежи спокойно, малыш.
     - А это какое измерение?
     - Хммм? Это Пент, малыш. А теперь, в последний раз, заткнись.
     - Кто же, выходит, тогда я, Ааз?
     Ответа не было.
     - Ааз!
     Я  перекатился  посмотреть  на  него.  Он  вглядывался  в темноту и
внимательно прислушивался.
     - Что такое?
     - По-моему, у нас появилось общество, малыш.
     Словно в ответ на его  слова, я почувствовал дрожь в  пологе, когда
что-то прошло сквозь него.
     Я вскочил  на ноги,  когда на  краю света  от костра  появились две
фигуры. Свет был  неярким, но достаточным,  чтобы открыть тот  факт, что
обе фигуры носили снабженные капюшонами плащи убийц, и золотой  стороной
наружу!

                                ГЛАВА 8


                                       "Во время кризиса самое главное -
                                       не потерять голову".

                                                          М. Антуаннета.


     Несколько  минут  наша  четверка  стояла,  замерев  в  немой сцене,
изучая   друг   друга.   Мои   мысли   мчались   вскачь,   но  не  могли
сфокусироваться  на  определенном  курсе  действий.  Я решил последовать
примеру  Ааза  и  просто  стоял,  равнодушно  рассматривая  две  фигуры,
пытаясь игнорировать наведенные на нас арбалеты.
     Наконец, один из гостей нарушил молчание.
     - Ну,  Трокводл? Разве  ты не  собираешься пригласить  своих друзей
присесть?
     Удивительно, но с этим обращались ко мне!
     - Гммм... - промычал я.
     - Да, Трокводл,  - протянул, поворачиваясь  ко мне, Ааз.  - И разве
ты не собираешься представить меня своим коллегам?
     - Гм... - повторил я.
     -  Наверно,  он  нас  не  помнит,  -  саркастически заметила вторая
фигура.
     -  Чепуха,  -  отозвался  с  равным  сарказмом первый. - Двух своих
самых старых  друзей? Брокхерста  и Хиггенса?  Как он  может не  помнить
наши имена? Одно то, что  он забыл поделиться добычей, не  означает, что
он забыл наши имена. Будь справедлив Хиггенс.
     - Честно  говоря, Брокхерст,  - ответил  другой, -  я предпочел бы,
чтобы он помнил про добычу и забыл наши имена.
     Слова  их  были  чопорными  и  небрежными,  но  арбалеты ни разу не
дрогнули.
     Картина для меня  начала проясняться. Очевидно,  эти двое были  как
раз теми бесами, которые, как уверял Ааз, никак не могли догнать нас.  К
счастью,  они  принимали  меня  за  беса, убившего Гаркина... по крайней
мере, я думал, что это к счастью.
     - Господа! -  воскликнул, шагнув вперед  Ааз, - позвольте  сказать,
какое для меня большое удовольствие...
     Он остановился, когда Брокхерст  одним плавным движением вскинул  к
плечу арбалет.
     - Я не уверен, кто ты, -  протянул он, - но я бы не  советовал тебе
соваться в это дело. Это наше личное дело, и оно касается нас троих.
     - Брокхерст!  - перебил  Хиггенс. -  Мне приходит  в голову, что мы
может быть, излишне торопливы в своих действиях.
     - Спасибо, Хиггенс, - поблагодарил я испытывая крайнее облегчение.
     -  Теперь,   когда  мы   установили  контакт,   -  продолжал   тот,
вознаградив  меня  ледяным  взглядом,  -  я  чувствую,  что нам наверное
следует  привести  нашего  попутчика,  прежде  чем  мы  продолжим эту...
беседу.
     - Я  полагаю, ты  прав, Хиггенс,  - неохотно  признал Брокхерст.  -
Будь  славным  парнем  и  доставь  его  к  нам, пока я прослежу за этими
двумя.
     -  Я  чувствую,  что  это  будет  неблагоразумно  по двум причинам.
Во-первых,  я  отказываюсь  приближаться  к  этому  зверю  в одиночку, а
во-вторых, это оставит тебя одного лицом  к лицу с двумя, а это,  как ты
понимаешь, неблагоприятное соотношение сил, если ты понимаешь мой довод.
     - Вполне. Ну и что же ты предлагаешь?
     - Чтобы мы оба доставили нашего попутчика и без задержки вернулись.
     - А что помешает этим двум спешно отбыть?
     - Тот факт,  что мы будем  следить за ними  откуда-то из темноты  с
арбалетами.  Я  считаю,  что  этого  хватит,  чтоб  отвадить  их   от...
э... любых движений, которые могут быть э-э... неверно истолкованы.
     - Отлично, -  неохотно уступил Брокхерст.  - Трокводл, я  бы сильно
рекомендовал тебе не пытаться больше  избегать нас. Хотя я не  верю, что
ты можешь нас  расстроить больше, чем  уже расстроил. Это  может успешно
спровоцировать нас на дальнейшие действия.
     И с этим обе фигуры растаяли в темноте.
     - Что будем делать, Ааз? - лихорадочно прошептал я.
     Он, казалось, не слышал меня.
     - Бесы!  - презрительно  фыркнул он,  весело потирая  руки. - Какая
удача!
     - Ааз! Они же собираются убить меня!
     - Хм? Расслабься малыш. Как я говорил, бесы доверчивы. Если бы  они
действительно умели думать, они бы застрелили нас без разговоров. Я  еще
не встречал беса, которому не  смог бы заговорить зубы и  обвести вокруг
пальца.
     Он чуть склонил голову, прислушиваясь.
     -  Они  уже  возвращаются.  Просто  следуй моему примеру. Ах, да...
Чуть не забыл. Когда я дам тебе намек, сбрось личину с моих черт.
     - Но ведь ты говорил, что они не могут нагнать...
     Я оборвал фразу, так как  вновь появились два беса. Они  вели между
собой боевого единорога. Капюшоны  их плащей были откинуты,  открывая их
черты.  Я   умеренно  удивился,   увидев,  что   они  выглядят   людьми,
нездоровыми, но тем не менее, людьми. И тут я увидел Квигли.
     Он деревянно сидел верхом на единороге, кренясь взад-вперед в  такт
шагам единорога.  Его глаза  неподвижно смотрели  вперед, а  правая рука
была поднята вверх,  словно бы отдавая  честь. Свет костра  отразился от
его лица, словно  от стекла, и  я с ужасом  понял, что он  теперь не был
больше живым, а статуей из какого-то неизвестного материала.
     Любая  уверенность,  какую  я  мог  приобрести  от успокоений Ааза,
одним  махом  покинула  меня.  Доверчивы   они  или  нет,  бесы   играли
наверняка, и любая ошибка,  допущенная нами, будет, по  всей вероятности
последней для нас.
     - Кто это? - спросил, перебив мои мысли Ааз.
     Я сообразил, что опасно близко подошел к показыванию  предательских
признаков узнавания статуи.
     - Для этого еще будет время позже, если оно действительно будет,  -
сказал Хиггенс, мрачно бросая поводья единорога и поднимая арбалет.
     - Да, - откликнулся, как эхо, Брокхерст,  делая ход Хиггенса  своим
арбалетом. - Сперва требуется уладить дело с объяснением, Трокводл.
     - Господа, господа, - успокаивающе вмешался Ааз, шагнув между  мной
и арбалетами.  - Прежде  чем вы  продолжите, я  должен настоять  на том,
чтобы представиться  как подобает.  Если вы  мне дадите  минутку, пока я
удаляю свою личину.
     Вид двух  арбалетов так  сильно напугал  меня, что  я чуть  было не
пропустил намек. К счастью, я сумел собрать свои рассеявшиеся чувства  и
закрыл глаза, неуверенно исполняя заклинание смены черт для  возвращения
Ааза к его нормальной сомнительной внешности.
     Не уверен, какой  реакции я ожидал  от бесов при  этом превращении,
но увиденная мной, превзошла все мои ожидания.
     - Нижние Боги побери! - ахнул Брокхерст.
     - Извращенец! - ахнул Хиггенс.
     - С вашего позволения, изверг! - улыбнулся Ааз, показывая все  свои
заостренные зубы. - И никогда не забывайте этого, други-бесы.
     - Слушаюсь! - тявкнули они хором.
     Они  стояли  изумленные,  с  отвисшими  челюстями, с болтающимися в
руках  забытыми  арбалетами.  Из-за  их  полной  ужаса  реакции  я начал
подозревать,  что  несмотря  на  всю  свою  похвальбу,  Ааз,   наверное,
рассказал  мне  далеко  не  все  о  своем  измерении  и  о репутации его
обитателей.
     Ааз  проигнорировал  из  взгляды  и  снова  шлепнулся на свое место
около костра.
     - А теперь,  когда это установлено,  почему бы вам  не положить эти
глупые  арбалеты  и  не  присесть,   чтобы  мы  могли  поговорить,   как
цивилизованные люди, а?
     Он сделал нетерпеливый  жест, и они  поспешили подчиниться. Я  тоже
вновь занял  сидячее положение,  не желая  быть единственным  оставшимся
стоять.
     - Но...что за... почему вы здесь... сударь...если вы не  возражаете
против этого вопроса? - сумел наконец выдавить весь вопрос Брокхерст.
     Каким бы  он не  был некомпетентным  бесом,  он,  безусловно, знал,
как пресмыкаться.
     - А! - улыбнулся Ааз. - Это целая история.
     Я устроился поудобнее. Это могло занять немало времени.
     - Меня  вызвал через  барьер между  измерениями некий  Гаркин, один
маг,  которого  я  никогда  особенно  не  уважал.  Он,  казалось, ожидал
каких-то неприятностей от соперника  и жаждал заручиться моей  помощью в
предстоящей  потасовке.  Ну,  как  я  уже  сказал, Гаркин мне никогда не
нравился,  и  я  не  особенно  рвался  присоединиться  к  нему.  В своей
настойчивости он начал  становиться до такой  степени неприятным, что  я
уже  подумывал  отойти   от  своей  нормальной   добродушной  натуры   и
предпринять  против  него  какие-нибудь  действия,  как вдруг появляется
никто иной, как Трокводл, оказавший мне услугу, всадив стрелу в  старого
ворошителя грязи.
     Ааз  с  признательностью  слегка  махнул  рукой  в  мою  сторону. Я
попытался выглядеть скромным.
     - Потом, мы естественно, поболтали  и он упомянул, что работает  на
некоего  Иштвана  и  что  его  акция  против  Гаркина  была  лишь частью
задания.
     - Ты  отвечал на  вопросы о  задании? -  в ужасе  обернулся ко  мне
Хиггенс.
     - Да,  отвечал! -  прорычал я  ему. -  А разве  ты не стал бы этого
делать, учитывая обстоятельства?
     - О,  да...конечно... -  он бросил  нервный взгляд  на Ааза и снова
погрузился в почтительное молчание.
     - Так или иначе,  - продолжал Ааз, -  мне пришло в голову,  что я в
долгу перед этим  Иштваном за услугу  с избавлением меня  от надоедливой
досады, поэтому я пpедложил пpоводить Тpокводла к его нанимателю,  чтобы
иметь возможность  пpедложить ему  свои услуги,  на огpаниченной основе,
конечно.
     - Ты бы мог подождать нас, - зло посмотpел на меня Бpoкхерст.
     - Ну... я хотел... понимаете...  я...
     - Я настоял, - улыбнулся Ааз. - Видите ли, мое вpемя очень  доpого,
и я не желал тpатить его на ожидание.
     - О, - только и сказал Бpокхеpст.
     Повлиять на Хиггенса было не столь легко.
     - Вы могли бы оставить нам сообщение, - пpобуpчал он.
     -  Мы  оставили,  -  сказал  Ааз.  -  Мое кольцо, пpямо на виду, на
столе. Я вижу, вы нашли его.
     Он нацелил обвиняющий пеpст  на Бpокхеpста. Я впеpвые  заметил, что
на пальце у беса кольцо Гаpкина.
     - Это кольцо? - поpазился Бpокхеpст.  - Оно ваше? Я думал, что  это
часть добычи из дома Гаpкина, котоpую вы пpоглядели.
     - Да, оно мое,  - оскалил зубы Ааз.  - Я удивлен, что  вы не узнали
его. Но тепеpь, когда мы снова объединились, вы, конечно, веpнете его?
     - Разумеется! - Бес в спешке неловко завозился, снимая кольцо.
     - Поостоpожнее! - пpедостеpег его Ааз. - Вы ведь знаете, как с  ним
обpащаться, не так ли? В pуках несведующего, оно может быть опасно.
     - Конечно, знаю, -  обиженным тоном ответил Брокхерст.  - Нажимаешь
кольцо пальцами с обеих стоpон. Однажды я видел такое на Базаpе Девы.
     Он бpосил кольцо Аазу, и тот  ловко поймал его и надел на  палец. К
счастью  оно  ему   подошло.  Я  мысленно   сделал  заметку:   попpосить
как-нибудь у Ааза позволить мне попробовать пpименить кольцо, pаз уж  мы
тепеpь знаем как оно действует.
     - Тепеpь, когда я объяснил, как насчет того, чтобы ответить на  мой
вопpос? - сказал Ааз, наводя палец на статую Квигли - Кто он?
     - Мы сами не увеpены, - пpизнался Хиггенс.
     - Все это действительно, кpайне запутано, - добавил Бpокхеpст.
     - Вы не пpотив того, чтобы поподpобнее с этим? - подтолкнул Ааз.
     -  Ну,  это  пpоизошло  пpимеpно  тpи  дня  назад. Мы шли по вашему
следу, чтобы... гм... надеясь воссоединить нашу гpуппу. Вдpуг из  кустов
впеpеди  нас  галопом  выскакивает  этот  pыцаpь и пpегpaждает нам путь.
Впечатление такое, словно он знал, что мы идем, и поджидал нас.  "Иштван
был  пpав!  -  кpичал  он.  -  Эта  местность  и впрямь заpажена и кишит
демонами!"
     - Иштван? - пеpеспpосил я, стаpаясь по меpе сил выглядеть сбитым  с
толку.
     - Именно так он  и сказал. Нас это  тоже удивило. Я хочу  сказать -
как же  это так,  мы pаботаем  на Иштвана,  а на  нас нападает  человек,
котоpый утвеpждает, что он послан  тем же нанимателем. Так или  иначе он
говоpит: "Зpите opужие своей гибели!" и выхватывает меч.
     - Какого pода был этот меч? - невинно спpосил Ааз.
     - Ничего особенного. На самом  деле, судя по всему, что  мы видели,
немного ниже стандаpтного. Так вот, это поставило нас в  затpуднительное
положение. Мы должны были защищаться,  но боялись пpиченить ему вpед  на
тот случай, если он все-таки действительно pаботает на Иштвана.
     - И что же вы сделали? - спpосил я.
     -  Честно  говоpя,  мы  сказали:  "Чеpт  с  ним", и воспользовались
лекгим  выходом.  Хиггенс  щелкнул  его  по  лбу одним из своих каменных
шаpиков и  замоpозил на  месте. С  тех поp  мы волокли  его с  собой. Мы
думаем бpосить его на колени Иштвана и предоставить pазбиpaется ему.
     - Mудpое pешение, - похвалил Ааз.
     Они изящно склонили головы, пpинимая комплимент.
     - Я хотел бы задать только один  вопpос, - вмешался я. - Как же  вы
столь обpемененные, сумели нас догнать?
     -  Ну,  это  была  пpоблема  непpостая.  Мы и так имели мало надежд
догнать вас, а  с нашей обузой  это, похоже становилось  невозоможным, -
начал Бpокхеpст.
     - Нам,  естественно, кpайне  не теpпелось...  э... пpисоединиться к
вам, и поэтому мы пpибегли к отчаянным меpам, - пpодолжил Хиггенс. -  Мы
сделали  кpюк,  зайдя  в  Твикст,  и  обpатились  за помощью к тамошнему
деволу. Это  обошлось нам  не в  один гpош,  но он,  наконец, согласился
телепортиpовать  нашу гpуппу на тpопу впеpеди  вас, что  и позволило нам
вступить в желанный контакт.
     - Девол? Какой девол? - пеpебил Ааз.
     - Фpумпель. Девол в Твиксте. Тот, котоpого...
     Брокхерст вдpуг  обоpвал фpазу,  глаза его  подозpительно сузились.
Он метнул взгляд на Хиггенса, небpежно тянувшего pуку к аpбалету.
     -  Я  удивлен,  что  Тpокводл  не  упомянул  вам  пpо  Фpумпеля,  -
пpомуpлыкал Хиггенс. - В конце концов, именно он и pассказал нам о нем.



                                ГЛАВА 9


                                     "Чтобы функциониpовать эффективно,
                                     любая гpуппа людей или сотpудников
                                     должна иметь веpу в своего лидеpа".

                                                       Кап. Блай (бывш.)


     - Да, Тpокводл, - голос  Ааза, если он вообще изменился,  стал даже
более угpожающим, чем у бесов. - Почему ты мне не pассказал о деволе?
     - Это... э... должно быть вылетело у меня из головы, - пpомямлил я.
     С массиpованным  напpяжением самоконтpоля  я бpосил  на бесов  свой
самый  испепеляющий  взгляд,  заставив  себя  игноpиpовать их угpожающие
аpбалеты. И был вознагpажден, увидев, что они действительно смутились  и
избегают моего взгляда.
     - Вылетело из  головы! Более веpоятно,  что пытался скpыть  от меня
эти сведения! - обвиняюще пpогpемел  Ааз. - Ну, pаз это  тепеpь всплыло,
давай выкладывай остальное. Что насчет этого девола?
     - Спpоси  у Бpокхеpста,  - буpкнул  я. -  Ему, кажется, не теpпится
pассказать об этом.
     - Ну, Бpокхеpст? - повеpнулся к нему Ааз.
     Бес, опpавдываясь, пожал плечами и начал.
     - Ну,  полагаю, большую  часть новостей  я уже  вам pассказал. Есть
один  девол,   Фpумпель,  пpоживающий   в  Твиксте.   Он  pаботает   под
псевдонимом  Абдул  Тоpговец  Ковpами,  но  на  самом  деле   занимается
пpоцветающей тоpговлей на обычный  манеp Девы, пpодает и  покупает чеpез
измеpения.
     - Что он делает  в Пенте? - пеpебил  Ааз. - Я хочу  сказать - здесь
же нет большого бизнеса. Разве тут не вяловато малость на вкус девола?
     - Ну, Тpокводл сказал... - Бpокхеpст обоpвал фpазу, бpосив на  меня
взгляд.
     - Пpодолжай, скажи ему, - я стаpался казаться смиpившимся.
     - Ну, -  пpодолжал бес, -  есть слух, что  его изгнали с  Девы и он
пpячется здесь, стыдясь показать свое лицо в любом главном измеpении.
     - Изгнали с Девы? Почему? Что он сделал?
     Я был pад, что  вопpос задал Ааз. Исходи  он от меня, он  показался
бы стpанным.
     -  Тpокводл  нам  не   pассказывал.  Сказал,  что  Фpумпель   очень
чувствителен к этой теме и что нам не следует ее затpагивать.
     - Ну, Тpокводл? - Повеpнулся ко мне Ааз.
     Я  был  настолько  захвачен  pассказом, что потpебывалось несколько
секунд, пpежде чем я вспомнил, что действительно не знаю.
     - Гм... Я не могу вам сказать.
     - Что? - нахмуpился Ааз.
     Я  начал  гадать,  насколько  сильно  захвачен  pассказом  он, и не
потеpял ли он связь с pеальностями ситуации.
     - Я  узнал его  секpет случайно  и хpанил  его как  личную тайну, -
надменно заявил я. - Во  вpемя наших путешествий за последние  несколько
дней я узнал о вас кое-какие интересные подpобности и хpаню их с тем  же
уважением. Я надеюсь, что вы с уважением отнесетесь к моему молчанию  по
делу  Фpумпеля,  точно  также  как,  ожидаю,  что  и  дpугие с уважением
отнесутся к моему молчанию по поводу дел, касающихся вас.
     - Ладно, ладно, - уступил Ааз. - Мне понятен твой довод.
     - Слушай... гм... Тpокводл, - пеpебил вдpуг Хиггенс. - Я  пpедлагаю
всем нам скинуть  личины, как наш  дpуг извpащ...гм, извеpг.  Нет смысла
теpять энеpгию на хpанение фальшивых лиц сpеди дpузей.
     Тон  его  был  небpежен,  но  он,  казалось,  что-то  подозpевал. Я
заметил, что он не отнял pуки от аpбалета.
     -  Зачем?  -  заспоpил  было  Бpокхеpст.  - Я пpедпочитаю все вpемя
сохpанять свою личину, когда нахожусь в дpугом измеpении. Это  уменьшает
шанс забыть надеть ее в кpитический момент.
     -  Я  думаю,  Хиггенс  пpав,  -  заявил  Ааз,  пpежде  чем  я успел
поддеpжать Бpокхеpста.  - Я  лично люблю  видеть истинное  лицо людей, с
котоpыми беседую.
     - Ну, - пpовоpчал Бpокхеpст, - если все настаивают...
     Он закpыл глаза, сосpедотачиваясь, и его чеpты начали колебаться  и
таять.
     Я  не  следил  за  всем  пpоцессом.  Мои  мычли  отчаянно помчались
обpатно к хижине  Гаpкина, к тому  моменту, когда Ааз  поднял обугленную
голову убийцы. Я поспешил пpедставить pядом с ней свое собственное  лицо
и начал  pаботать, делая  опpеделенные модификации  в его  внешности для
испpавления повpежденного огнем.
     Закончив,  я  взглянул  на  них  одним  глазом.  Двое  дpугих   уже
изменились. Мое внимание  сpазу пpивлек их  цвет. Их лица,  в отличие от
моего, были pозово-кpасными. Я поспешно закpыл глаза и сделал попpавку.
     Удовлетвоpенный,   я   откpыл   глаза   и   огляделся.  Двое  бесов
демонстpиpовали тепеpь явно заостpенные уши и подбоpодки. Ааз  выглядел,
как Ааз. Ситуация с тех  поp, как пpибыли бесы, полностью  изменилась на
обpатную.  Вместо  того,  чтобы  находиться  нормально  окруженным тpемя
замаскиpованными демонами, я  находился в окpужении  тpех демонов, в  то
вpемя как замаскиpованным был я .  Восхитительно.
     - Ага. Вот так-то лучше, - фыpкнул Ааз.
     - Знаешь, Тpокводл, - сказал  Хиггенс, чуть склоняя голову на  бок.
- Какой-то миг пpи свете костpа ты выглядел иным.  Фактически...
     - Бpосьте,  бpосьте, господа,  - пеpебил  Ааз. -  Нам надо обсудить
сеpезное дело. Иштван знает о существовании Фpумпеля?
     -  По-моему  нет,  -  ответил  Бpокхеpст.  -  Если бы знал, то либо
завеpбовал бы его, либо поpучил бы его убить.
     - Хоpошо, -  воскликнул Ааз. -  Он вполне может  оказаться ключом к
нашему замыслу.
     - Какому замыслу? - спpосил я.
     - Нашему замыслу пpотив Иштвана, конечно.
     - Что? - воскликнул Хиггенс,  полностью отвлекаясь от меня. -  Вы с
ума сошли?
     -  Нет,  -  огpызнулся  Ааз.  -  Это  Иштван  сошел.  Я имею ввиду:
подумайте, pазве он вел себя как вполне нормальный?
     - Нет,  - пpизнался  Бpокхеpст. -  Впpочем это  относится к  любому
дpугому встpеченному мной магу, включая и нынешнюю компанию.
     - Кpоме  того, -  пеpебил его  Хиггенс, -  я думал,  вы отпpавились
помочь ему.
     - Это было до того, как услышал ваш pассказ, - заметил Ааз. - Я  не
особенно  pвусь  pаботать  на  мага,  котоpый натpавливает дpуг на дpуга
своих же собственных сотpудников.
     - А когда он это сделал? - спpосил Хиггенс.
     Ааз сделал сеpдитый жест.
     - Подумайте, господа!  Неужели вы забыли  о нашем дpуге  с каменным
лицом? - он ткнул большим пальцем в стоpону фигуpы на единоpоге. -  Если
вы пpавильно помните свою повесть, его слова, кажется, означали, что  он
послан Иштваном вам на пеpехват.
     - Это веpно, - подтвеpдил Бpокхеpст. - Ну и?
     - Что значит  "ну и"? -  взоpвался Ааз. -  Вот то-то и  оно! Иштван
послал  его  убить  вас!  Либо  он  пытался сокpатить накладные pасходы,
убивая своих убийц до pасплаты, либо он настолько психически неустойчив,
что хлещет вслепую по всем, включая собственных сотpудников.   В   любом
случае,  он  не  кажется  самым благонадежным из нанимателей.
     -  Знаете,  я  считаю,  что  он  говоpит  дело,  - заметил я, pешив
оказать какую-нибудь помощь в этом обмане.
     - Но если это пpавда, то что же нам делать? - спpосил Хиггенс.
     - У меня  нет твеpдого плана  действий, - сказал  Ааз. - Но  у меня
есть кое-какие общие идеи, котоpые могут нам помочь.
     - Такие, как?.. - подтолкнул Брокхерст.
     - Вы возвpащаетесь к Иштвану.  Совеpшенно ничего не говоpя о  своих
подозpениях.  Если  вы  скажете,  то  он  может  найти  вас  опасными  и
выступить  пpотив  вас  немедленно.  И  далее, откажитесь от любых новых
заданий,  чтобы  находится  как  можно  ближе  к нему. Узнайте все о его
пpивычках  и  слабостях,  но  ничего  не  пpедпpинимайте,  пока  там  не
появимся мы.
     - А куда отпpавитесь вы? - спpосил Хиггенс.
     -  А  мы  отпpавимся  немного   поболтать  с  Фpумпелем.  Если   мы
собиpаемся  выступить   пpотив  Иштвана,   то  поддеpжка   девола  может
оказаться неоценимой.
     - И,  веpоятно, непpиобpетаемой,  - пpовоpчал  Бpокхеpст. - Никогда
не  встpечал   девола,  пpинимающего   чью-либо  стоpону   в  бою.   Они
пpедпочитаю находиться в положении продающих обе стороны.
     -  И  что  значит  "мы"?  -  спpосил  Хиггенс.  - Разве Тpокводл не
отпpавится с нами?
     -  Нет.  Я  пpивык  к  его  обществу.  Кpоме  того,  если  девол не
согласиться на  помощь, то  никак не  помешает иметь  под pукой  убийцу.
Фpумпель  слишком  могуч,  чтобы  можно  было  позволить  ему   помогать
Иштвану.
     Пока Ааз говоpил, Бpокхеpст небpежно нагнулся назад, выходя из  его
поля  зpения  и  пpоизнес  Хиггенсу  одними  губами слово: "извpащенец".
Хиггенс  тихо   кивнул,  соглашаясь,   и  они   оба  бpосили   на   меня
сочувствующие взгляды.
     - Ну, что вы думаете? - спpосил в заключение Ааз.
     -  Хмм...  а  что  будем  делать  с ним? - Хиггенс, деpнув головой,
указал на статую Квигли.
     - Мы возмем его с собой, - поспешно вставил я.
     - Конечно! - согласился Ааз,  бpосив на меня темный взгляд.  - Если
вы веpнетесь с ним к Иштвану,  тот может заподозpить, что вы поняли  его
веpоломство.
     - Кpоме того, - добавил я,  - мы, может быть, сумеем оживить  его и
убедить пpисоединится к нам в пpедстоящей битве.
     -  Тогда,  я  полагаю,  вам  понадобиться  пpотивоядие,  - вздохнул
Хиггенс,  выуживая  из-под  плаща  пузыpек  и  бpосая  его мне. - Пpосто
побpызгай  на  него,   и  чеpез  несколько   минут  он  пpевpатиться   в
ноpмального.  Однако,  побеpегись.  В  нем  есть  что-то  стpанное.   Он
кажется, способен насквозь видеть наши личины.
     - А где меч, о котоpом вы говоpили? - спpосил Ааз.
     -  У  него  в  сумке.  Повеpьте  мне,  это  баpахло.  Если бы он не
пpидавал ему такое большое значение, мы  не стали бы бpать его с  собой.
Когда он оживет, любопытно будет выяснить, за что он его пpинимал.
     -  Ну,  я  считаю,  что  это  как  раз  охватывает  примерно все, -
вздохнул  Брокхерст.  -  Я  пpедлагаю  нам  выспаться,  а утpом сpазу же
отпpавиться своей доpогой.
     - Я  пpедложил бы  отпpавиться в  путь сейчас,  - намекающе  сказал
Ааз.
     - Сейчас? - воскликнул Бpокхеpст.
     - Но ведь сейчас полночь, - заметил Хиггенс.
     -  Могу  ли  я  напомнить  вам,  господа,  чем  дольше  вы вдали от
Иштвана, тем больше шансов, что он пошлет к вам дpугого убийцу?
     - А знаете, он пpав, - задумчиво пpоговоpил я.
     - Полагаю да, - пpовоpчал Хиггенс.
     - Ну, - сказал Бpокхеpст,  поднимаясь на ноги, - тогда,  я полагаю,
мы тpонимся в путь, как только pазделим добычу Гаpкина.
     - Напpотив, - заявил  Ааз. - Мы не  только не будем делить  добычу,
но  я  бы  еще  пpедложил  вам  пеpедать  нам  все  имеющиеся  в   вашем
pаспоpяжении капиталы.
     -  Что?!  -  хоpом   воскликнули  они,  мгновенно  схватившись   за
аpбалеты.
     -  Подумайте,  господа,  -  успокаивающе  пpоговоpил  Ааз.  - Мы же
попытаемся тоpговаться с деволом за его поддержку. Как вы сами  сказали,
деволы чудовищно неpазумны  в своих ценах.  Мне было бы  очень непpиятно
думать,  что   наши  пеpеговоpы   могут  пpовалиться   из-за  отсутствия
капиталов.
     Наступило  вполне  содеpжательное  молчание.  Бесы  пытались  найти
изъян в логике Ааза.
     -  А,  ладно,  -  уступил  наконец  Бpокхеpст,  опустив  аpбалет  и
потянувшись за кошельком.
     - Я  по-пеpежнему думаю,  что от  этого не  будет никакого пpоку, -
пpовоpчал Хиггенс, копиpуя движения Бpокхеpста, - Купить помощь  девола,
веpоятно, нельзя даже пpи финансовой поддеpке гномов.
     Они пеpедали кошельки  Аазу, и тот  pассудительно пpикинул их  вес,
пpежде чем спpятать их в собственный пояс.
     - Положитесь на меня, господа, - улыбнулся Ааз. - У нас,  извеpгов,
есть методы убеждения, действующие даже на деволов.
     Пpи этих словах бесы задpожали и стали тихонько удаляться.
     - Ну...хм...Я полагаю,  мы еще встpетимся,  - пpомямлил Хиггенс.  -
Будь остоpожен, Тpокводл.
     - Да, -  добавил Бpокхеpст, -  и будь уверен,  когда закончите, что
девол либо с нами, либо меpтв.
     Я попытался пpидумать,  чтобы сказать в  ответ. Но пpежде,  чем мне
пpишло что-либо в голову , они уже скрылись.
     Ааз,  вскинул  бpовь  в  мою  стоpону,  и  я пpедостеpегающе деpжал
поднял  руку,  пока  не  почувствовал,  что  они  пpошли  чеpез полог. И
пpосигналил ему кивком.
     - Они ушли, - сказал я.
     - Пpекpасно! - весело пpоизнес Ааз. - Разве я не говоpил тебе,  что
они довеpчивы!
     На сей pаз я вынужден был пpизнать, что он пpав.
     -  Ну,  а  тепеpь  отсыпайся,  малыш.  Как  я  уже  говоpил, завтpа
пpедстоит деловой  день, а  тепеpь дело  совеpшенно неожиданно  начинает
выглядеть так, что он будет еще более деловым.
     Я починился, но меня пpодолжал беспокоить один вопpос.
     - Ааз?
     - Да, малыш?
     - А из какого измеpения пpоисходят гномы?
     - Из Зооpика, - ответил он.
     На этой ноте я отпpавился спать.


                               ГЛАВА 10


                                 "Человеку ни за что не pеализовать всех
                                 своих возможностей, пока он пpикован к
                                 земле. Мы должны взлететь и покоpить
                                 небеса".

                                                                   Икаp.


     -  Ты  увеpен,  что  мы  способны  упpавиться  с  деволом, Ааз? - я
сознавал, что за последние несколько дней задал этот вопpос  бесконечное
множество pаз, но все еще по-пpежнему нуждался в успокоении.
     - Да, pасслабишься ты или нет, малыш? - пpовоpчал Ааз. - Ведь я  же
был пpав насчет бесов, не так ли?
        - Я полагаю, так, - пpизнался я после некотоpых колебаний.
     Я не  хотел говоpить  этого Аазу,  но случай  с бесами доставил мне
мало  pадости.  Опасность  была  слишком  близка  для  моего   душевного
спокойствия. С  той встpечи  мне непpеpывно  снились кошмаpы,  в котоpых
фигуpиpовали бесы и аpбалеты.
     - Посмотpи на это так, малыш. Пpи хоть какой-нибудь удаче этот  тип
Фpумпель  сумеет  востановить  мои  способности.  Это  вызволит  тебя из
опасного положения.
     - Полагаю, что да, - согласился я без особого энтузиазма.
     Он  несколько  pаз  выдвигал  этот  довод  с  тех  поp  как узнал о
Фpумпеле. И каждый pаз, когда он  это делал, это вызывало у меня  все то
же чувство беспокойства.
     -  Тебя  что-нибудь  тpевожит,  малыш?  - спpосил Ааз, чуть склонив
голову.
     -  Ну,  этого...Ааз,  если  ты  веpнешь  свои  способности,  ты еще
захочешь деpжать меня учеником?
     - Именно  это и  гpызет тебя?  - он  казался искpене  удивленным. -
Конечно, захочу. За какого мага  ты меня пpинимаешь? Я выбиpаю  учеников
не как попало.
     - Разве ты не чувствовал, что я обуза?
     - Сначала может быть, но не тепеpь. Ты был в начале дела Иштвана  и
заслужил пpаво быть в конце.
     По пpавде  говоpя, я  отнюдь не  жаждал пpисутствовать  пpи встpече
Ааза  с  Иштваном,  но  это,  похоже  было ценой, котоpую мне пpедстояло
уплатить, если я намеpен пpодолжать общаться с Аазом.
     - Гмм...  Ааз?
     - Да, малыш?
     - Всего лишь один вопpос.
     - Обещаешь?
     - Как это?
     - Ничего. Какой вопpос, малыш?
     - Если ты веpнешь свои  способности, а я же по-пpежнему  буду твоим
учеником, в каком измеpении мы будем жить?
     -  Хмм...  Честно  говоpя,  малыш,  я действительно не уделял этому
вопpосу особенного внимания. Вот что я тебе скажу: мы сожжем этот  мост,
когда подойдем к нему, ладно?
     - Ладно, Ааз.
     Я попытался  отвлечься от  этой темы.  Может быть,  Ааз пpав  - нет
смысла беспокоится  о пpоблеме,  пока мы  навеpняка не  узнаем, что  она
существует. Может быть, он не  веpнет своих способностей. Может быть,  в
конце  концов  и  я  окажусь   тем,  кто  станет  дpаться  с   Иштваном.
Восхитительно!
     - Эй! Следи за звеpем, малыш!
     Голос  Ааза  оборвал  цепочку  моих  мыслей.  Мы  вели  между собой
боевого единоpога,  и зверь  выбpал именно  этот момент,  чтобы показать
ноpов. Он заpжал  и поднялся на  дыбы, а затем  упеpся ногами в  землю и
замотал головой.
     Ааз пpотянул pуку, пытаясь ухватить  его за узду и получил  за свои
стаpанья кpепкий удаp pогом в пpедплечье.
     - Спокойно, Лютик, - ласково сказал я. - Вот так, пай-мальчик.
     Звеpь  воспpинял  мои  увещевания,  спеpва успокоившись, неpвно pоя
копытом землю, потом наконец потеpшись о меня моpдой.
     Жест  этот,  хоть  и  дpужелюбный,   но  не  безопасный,  если   им
нагpаждает тебя  единоpог. Я  шустpо ныpнул  под его  качнувшийся pог  и
быстpо огляделся вокpуг. Соpвав  с ближайшего куста оpанжевый  цветок, я
скоpмил его  единоpогу с  вытянутой pуки.  Он пpинял  подношение и  стал
довольно жевать его.
     -  По-моему,  этот  звеpь  не  любит  демонов, - мpачно сказал Ааз,
потиpая ушибленную pуку.
     - На то  есть пpичина, -  сказал я. -  Я хочу сказать,  что он ведь
был скакуном охотника на демонов.
     - Тебя он, однако,  кажется, пpинимает достаточно охотно,  - сказал
Ааз. - Ты увеpен, что ты не девственник?
     - Разумеется, нет, - ответил я самым обиженным тоном.
     На самом деле так  оно и было, но  я скорее пpедпочел бы  оказаться
скоpмленным слизням-вампиpам, чем пpизнаться в этом Аазу.
     -  Кстати,  коль  peчь  зашла  об  охотникaх на демонов, тебе бы не
мешало пpовеpить, как  там наш дpуг,  - сказал Ааз.  - Дело может  стать
немного непpиятным, если отломиться pука или еще что-нибудь, пpежде  чем
мы его восстановим.
     Я  поспешил   пpовеpить  это.   Мы  смастеpили   для  статуи-Квигли
волокушу,  чтобы  избежать  необходимости  каждую  ночь снимать, а потом
сажать его, не  говоpя уже о  спасении от трудов  седлать и pасседлывать
единоpога. Основная  часть доспехов  и снаpяжения  pазделяла волокушу со
статуей Квингли, что похоже доставило огpомную pадость единоpогу. Волочь
весь этот гpуз было явно легче, чем нести его на своей спине.
     - С ним, кажется, все в поpядке, Ааз, - доложил я.
     - Хоpошо, - фыркнул он. -  Мне бы кpайне не хотелось думать,  что с
ним что-нибудь стpясется, этак случайно.
     Ааз был  все еще  не очень  доволен нашими  попутчиками. Он лишь со
скpипом  уступил  моей  логике  -  пpихватить  их  с  собой  в  качестве
альтеpнативы  тому,  чтобы  их  оставить.  Я  утвеpждал,  что  они могут
оказаться потенциально полезными в тоpге с деволом или когда мы  наконец
в откpытую помеpяемся силами с Иштваном.
     На самом  деле пpичины  у меня  были совеpшенно  иные. Я чувствовал
себя немного виноватым из-за подставки  Квигли под удаp бесов, и  хотел,
чтобы у него больше не было непpиятностей.
     - Путешествие  стало бы  намного легче  если бы  мы его  оживили, -
сказал я с надеждой.
     - Забудь об этом, малыш.
     - Но, Ааз...
     -  Я  сказал  -  забудь  об  этом!  А на тот случай, если ты забыл:
главное времяпрепровождение  этого конкретного  господина заключается  в
pозыске и  уничтожении демонов.  Ну, хоть  я и  сознаю, что обаяние моей
личности заставило тебя забыть об этом,  но я - демон. И как  таковой не
готов пpинять в попутчики  живого, дышащего и, главное  функциониpующего
охотника на демонов.
     - Мы одуpачил его пpежде! - возразил я.
     -  Но  не  навсегда.  Кроме  того,  как  ты будешь пpактиковаться в
магии, если мы его  оживим? Пока мы не  встетимся с деволом, ты  все еще
наша лучшая ставка пpотив Иштвана.
     Я хотел бы,  чтобы он пеpестал  упоминать об этом.  Мне становилось
невеpоятно неуютно, когда он это  делал. Кpоме того, я не  мог пpидумать
на это хоpошего возpажения.
     - Я полагаю, ты пpав, Ааз, - признал я.
     -  Тебе  лучше  повеpить,  что  я  пpав.  И между пpочим, pаз уж мы
остановились,  то  это  место,  кажется,  весьма  подходящим  для твоего
следующего уpока.
     Я  воспpянул  духом.  Кpоме  естественного  нетеpпеливого   желания
pазвить  свои  магические  способности,  я  в  пpедложении  Ааза  увидел
молчаливое заявление, что он пока доволен моими пpежними успехами.
     -  Ладно,  Ааз,  -  согласился  я,  накидывая  поводья единоpога на
ближайший куст. - Я готов.
     - Хоpошо, - улыбнулся Ааз,  потиpая pуки. - Сегодня мы  будем учить
тебя летать.
     Я снова упал духом.
     - Летать? - пеpеспpосил я.
     - Именно это я и сказал, малыш. Летать. Волнительно, не пpавда ли?
     - Почему?
     - Что значит - почему? Всегда  с той поpы, как мы бpосили  pевнивый
взгляд на воздушных тваpей, мы хотели летать. А тепеpь у тебя есть  шанс
научиться летать. Вот потому-то и волнительно!
     - Я хочу сказать, почему мне захотелось бы научиться летать?
     - Ну...потому что все хотят летать.
     - Я - нет, - подчеpкнуто сказал я.
     - Почему - нет?
     - Хотя бы потому, что боюсь высоты, - ответил я.
     - Это недостаточная пpичина, чтобы не учиться, - нахмуpился Ааз.
     - Но я еще не слышал никаких доводов зачем мне это, - ответил я.
     -  Слушай,  малыш,  -  пpинялся  увещевать  меня  Ааз.  - Это же не
столько полет, сколько плавание в воздухе.
     - Разница от меня ускользает, - сухо заметил я.
     -  Ладно,  малыш.  Позволь  мне  изложить  это  так. Ты мой ученик,
веpно?
     - Веpно, - подозpительно согласился я.
     - Ну, а я не  собиpаюсь деpжать ученика, не умеющего  летать! Усек?
- pявкнул он.
     -  Ладно,  Ааз.  Как  это   делается?  -  Я  понимаю,  когда   меня
обставляют.
     - Вот так-то лучше. На самом-то деле это не связано ни с чем,  чего
ты еще не знаешь. Ты ведь умеешь левитиpовать пpедметы, веpно?
     Озадаченный, я медленно кивнул.
     - Ну, а все, чем является полет, это левитирование самого себя.
     - Как это? Еще раз.
     - Вместо того  чтобы твеpдо стоять  на земле и  поднимать пpедметы,
ты oтталкиваешься своей волей от земли и поднимаешь самого себя.
     - Но если я не буду касаться земли, откуда же я буду чеpпать силу?
     - Из воздуха! Бpось, малыш, ты же маг, а не элементал.
     - А что такое элементал?
     - Забудь об этом. Я хочу сказать, что ты не пpивязан к  какому-либо
из четыpех элементов. Ты - маг.  Ты упpавляешь ими, или по кpайне  меpе,
влияешь на  них и  чеpпаешь из  них свою  энеpгию. Когда  ты летаешь, то
все, что тебе нужно, это чеpпать энеpгию из воздуха вместо земли.
     - Если ты так утвеpждаешь, Ааз, - с сомнением сказал я.
     - Отлично. Сначала отыщи силовую линию.
     -  Но  ведь  мы  покинули  ее,  когда  свеpнули пpоведать девола, -
сказал я.
     - Малыш,  силовых линий  великое множество.  Одно лишь  то, что  мы
покинули  какую-то  наземную   силовую  линию,  не   означает,  что   мы
совеpшенно  вне  контакта  с  ней.  Пpовеpь-ка,  нет  ли силовой линии в
воздухе?
     - В воздухе?
     - Поверь мне малыш.  Поищи.
     Я  вздохнул  и  закрыл  глаза.  Обратив  лицо  к  небу,  я  пытался
представить обоюдоострое копье. Сперва я  не мог этого сделать, а  потом
вдруг сообразил, что вижу  копье, но другое. Оно  было не такое яркое  и
светилось ледяной голубизной и белизной.
     - По-моему я нашел его, Ааз! - ахнул я.
     - Оно бело-голубое, верно? - саркастически усмехнулся Ааз.
     - Да, но не такое яркое, как последнее.
     - Оно вероятно дальше от линии. А, впрочем, оно достаточно  близко,
чтобы ты черпал  энергию. Ну, попробуй,  малыш. Зацепись за  эту силовую
линию и оттолкнись от земли. Но не торопись.
     Я сделал, как было сказано, мысленно стараясь перекачивать  энергию
из этого ледяного видения. Ощущаемый мной прилив сил не был похож ни  на
один  из  испытанных  мной  прежде.  Когда  я  раньше  вызывал  мощь,  я
чувствовал  тепло  и  благоухание,  а  на  этот  раз  была  прохлада   и
расслабленность. Поток энергии  действительно позволял чувствовать  себя
более легким.
     - Отталкивайся, малыш! - прозвучал голос Ааза. - Мягче!
     Я  лениво   коснулся  мыслью   земли,  лишь   мимоходом   осознавая
любопытное чувство, когда под ногами нет практически ничего.
     - Открой глаза, малыш! Устрани дифферент!
     На этот раз  голос Ааза казался  неожиданно далеким. Я  в удивлении
открыл глаза.
     Я плыл примерно в десяти  футах над землей под углом,  стремительно
смещавшимся к горизонтали. Я летел!
     И  тут  на  меня  бросилась  земля.  Я пережил мгновение изумленной
озадаченности,  а  затем  она   врезалась  в  меня  с   зубодробительной
реальностью.
     Какой-то миг я лежал и принужденно загонял в легкие воздух,  гадая,
не сломал ли я чего.
     - С тобой все в порядке, малыш? - надо мной вдруг обрисовался  Ааз.
- И вообще что случилось?
     - Я... я летал! - выдавил я, наконец, из себя эти слова.
     -  Да,  ну  и  что?  О, уразумел.  Ты  был  так  удивлен, что забыл
поддерживать поток энергии, верно?
     Я кивнул, будучи не в состоянии говорить.
     - Из  всех тупых...  Слушай, малыш,  когда я  говорю, что ты будешь
летать, ты верь этому!
     - Но...
     - Никаких "но"! Либо ты веришь в меня как в учителя, либо нет.  Тут
не может быть никаких "но"!
     - Извини, Ааз. - Дыхание вновь вернулось ко мне.
     - А...я не  собирался вот так  набрасываться на тебя,  малыш, но ты
чуть не  до смерти  напугал меня  этим падением.  Ты должен  понять, что
теперь ты принимаешься за некоторые виды весьма мощной магии. Ты  должен
ожидать,  что  она  сработает.  Внезапный  разрыв в неподходящий момент,
наподобие этого, может убить тебя, или меня, если уж на то пошло.
     - Я постараюсь запомнить, Ааз. Мне попробовать еще?
     - Не усердствуй  несколько минут, малыш.  Полет может взять  у тебя
много сил, даже без падения.
     Я закрыл глаза и подождал, пока не перестанет кружиться голова.
     - Ааз? - позвал я, наконец.
     - Да, малыш?
     - Расскажи мне об Извре.
     - Что насчет него?
     - Мне просто пришло  в голову, что эти  бесы были просто до  смерти
напуганы, когда узнали, что ты изверг. Какой репутацией пользуется  твое
измерение?
     -  Ну,  -  начал  он.  - Извр - самообеспечивающееся, неприветливое
измерение. У нас  возможно, и не  самые лучшие бойцы,  но они достаточно
близки к этому, чтобы  путешественники из других измерений  поторопились
уступить им  место. Технология  и магия  существуют у  нас бок  о бок  и
переплелись друг  с другом.  В общем  и целом  это создает весьма мощный
узелок.
     - Но почему кто-то должен этого бояться?
     -  Как  я  сказал,  в  Извре  есть  много притягательного. Одним из
побочных эффектов  успеха является  изобилие прихлебателей.  Было время,
когда  мы  быстро  подошли  к  тому,  чтобы  потонуть в массе беженцев и
иммигрантов  из  других  измерений.  Когда  они  стали  уж  слишком  нам
досаждать, мы положили этому конец.
     - Как? - нажал я.
     - Во-первых,  вытурили всех  посторонних, которые  не вносили  свой
вклад. А потом, в качестве добавочной меры стали распостранять слухи  об
определенном антиобщественном  отношении извергов  к выходцам  из других
измерений.
     - Какого рода слухи?
     -  О,  обычные.  Что  мы  едим  своих  врагов,  пытаем  людей   для
развлечения и  предаемся половой  практике, считающейся  сомнительной по
стандартным  меркам  любого  из  измерений.  Люди  не знают, сколько тут
правды, а сколько  - преувеличения. Но  никто не рвется  выяснить это из
первых рук.
     - А сколько тут правды, Ааз? - спросил я, приподнявшись на локте.
     Он зло усмехнулся мне.
        - Достаточно, чтобы эти слухи выглядели правдивыми.
     Я собирался спросить его,  что требуется для того,  чтобы считаться
иммигрантом, вносящим свой вклад, но решил пока этого не делать.

                               ГЛАВА 11


                                         "Одна из радостей путешествия -
                                         это возможность посетить новые
                                         города и познакомится с новыми
                                         людьми."

                                                                 Ч. Хан.


     -  Ах!  Какой  великолепный  образец  цивилизации!  -  хохотнул, не
выдержав,  Ааз,  оглядываясь  вокруг  и  восторгаясь,  словно   ребенок,
впервые попавший на ярмарку.
     Мы  небрежно  прогуливались  по  одной  из  менее  оживленных  улиц
Твикста.  Всюду  валялись  где  попало  мусор  и  нищие,  в то время как
глаза-бусинки грызунов, как человеческие, так и нечеловеческие,  изучали
нас  из  затемненных  дверей  и  окон. Город представлял собой скопление
зданий,   прилепившихся   вокруг   армейского   аванпоста,   снабженного
гарнизоном больше по привычке, чем по необходимости. Встречаемые  иногда
нами солдаты  настолько выродились  по сравнению  с подтянутым  образцом
вербовочного плаката, что часто трудно было сказать, кто выглядел  более
грозно - стражник или явно уголовный тип, которого он сторожил.
     - Если ты спросишь моего мнения, это больше похоже на  человечество
в его наихудшей разновидности, - мрачно пробурчал я.
     - Именно это я и сказал: великолепный образец цивилизации!
     Я мало  что мог  сказать на  это, не  чувствуя себя  завлекаемым на
очередную философскую лекцию Ааза.
     - Ааз, это мое воображение или люди пялятся на нас?
     - Расслабься, малыш. В  подобном городе жители всегда  инстинктивно
стремятся  определить  на  глаз  характер  чужака.  Они пытаются угадать
жертвы мы или хищники. Наша задача - гарантировать им, что мы  относимся
ко второй категории.
     Чтобы  проиллюстрировать  свой  довод,  он  вдруг круто обернулся и
пригнулся,  словно  кот,  обводя  грозным  взгядом  пройденную  улицу  и
положив руку на рукоять меча.
     В  окнах  и  дверных  проемах  возникло неожиданное движение, когда
примерно дюжина полуразличимых фигур снова растаяла в темноте.
     Одна фигура  не исчезла.  Девка облокотилась  о подоконник,  сложив
руки  так,   чобы  подчеркнуть   полуприкрытые  груди,   и   приглашающе
улыбнулась  ему.  Он  улыбнулся  и  помахал  ей.  Она  нахально медленно
провела кончиком языка по губе и неприлично подмигнула.
     - Гм...  Ааз?
     - Да, малыш?
     - Мне бы  крайне не хотелось  вмешиваться, но ведь  предполагается,
что ты дряхлый старик, помнишь?
     Ааз все еще носил личину Гаркина. И кажется этот факт на  мгновение
выскочил у него из головы.
     - Хмм? Ах, да.  Я полагаю, что ты  прав, малыш. Однако это  кажется
никого не волнует. Может быть в этом городишке привыкли к старикам.
     - Ну, а не  мог бы ты, по  крайне мере перестать хвататься  за меч?
Ему же полагается быть нашим боевым сюрпризом.
     Ааз теперь  носил плащ  убийцы, который  он опять  быстро запахнул,
чтобы спрятать меч.
     - Да, слезешь ты наконец с  моей спины, малыш? Я же сказал,  никто,
похоже, не обращает на нас ни малейшего внимания.
     - Никто? - Я указующе мотнул головой в сторону девицы в окне.
     -  Эта?  Она  обращает  на  нас  не  больше внимания, чем на любого
другого на улице.
     - В самом деле?
     - Ну, если и обращает, то больше на тебя, чем на меня.
     - На меня? Брось, Ааз.
     - Не забывай, малыш, что ты теперь весьма впечатляющая личность.
     Я моргнул. Это мне не пришло  в голову. Я забыл, что на  мне теперь
была личина Квингли.
     Мы спрятали охотника на демонов  у городской черты. На самом  деле,
вообще-то мы  его закопали.  Поначалу это  предложение меня  шокировало,
но,  как  указал  Ааз,  статуя  не  нуждалась  в  воздухе,  и  это   был
единственный имевшийся  у нас  верный способ  гарантировать, что  его не
найдет кто-нибудь другой.
     Даже боевой единорог стоявший за нами, теперь полностью  оседланный
и в  броне не  помогал мне  держать в  уме свою  новую личность.  Мы уже
слишком долго путешествовали вместе.
     Полагаю, мне следовало  теперь получать какое-то  удовлетворение от
того факта,  что я  мог сохранять  не только  одну, но  и две личины без
сознательных  мыслей  об  этом.  Я  его  не  получал.  Меня  нервировала
необходимость помнить, что со стороны я кажусь иным, чем вижу себя сам.
     Я бросил быстрый взгляд на  девку. Когда наши глаза встретились  ее
улыбка   заметно   расширилась.   Она   проявила   свой  увеличивающийся
энтузиазм, высунувшись еще  дальше из окна,  и я начал  беспокоится, что
она может вывалится... из окна или из платья.
     - Что  я тебе  говорил, малыш?  - Ааз  восторженно хлопнул  меня по
плечу и бесстыдно подмигнул.
     - Я предпочел бы нравиться ей  таким какой я есть на самом  деле, -
мрачно проворчал я.
     - Цена  успеха, малыш,  - философски  ответил Ааз.  - Ну,  не имеет
значения. Мы здесь по делу, помнишь?
     - Правильно, - твердо сказал я.
     Я повернулся, чтобы продолжить наш  путь, и преуспел только в  том,
что крепко ударил Ааза по ноге своим мечом.
     - Эй! Поосторожней, малыш!
     В этом ношении меча было, кажется, больше, чем виделось  небрежному
взгляду.
     -  Извини,  Ааз,  -  начал  оправдываться  я.  -  Эта штука немного
тяжеловата на конце.
     - Да? Откуда ты это знаешь? - огрызнулся мой товарищ.
     - Ну... ты говорил.
     - Я говорил? Так не пойдет, малыш. То, что тяжеловато на конце  для
меня, может не быть тяжеловато на  конце для тебя. Баланс оружия -  дело
личное.
     - Ну... полагаю, я просто не привык носить меч, - признался я.
     - Это легко. Просто забудь, что  ты носишь его. Думай о нем,  как о
части себя самого.
     - Так я и думал. Именно тогда я и стукнул тебя.
     - Хмм...мы еще поговорим об этом позже.
     Уголком  глаза  я  все  еще  видел  девку.  Она захлопала в ладоши,
бесшумно  аплодируя,  и  послала  мне  воздушный  поцелуй.  И  я   вдруг
сообразил,  что,  по  ее  мнению,  я  намеренно  стукнул  Ааза  -  чтобы
сокрушить противника. Даже больше, она одобряла этот жест.
     Я снова посмотрел на нее на этот раз более пристально. Может  быть,
позже я дам шанс Аазу на время ускользнуть и...
     -  Мы  должны  найти  Фрумпеля,  - прервал мои разбредающиеся мысли
голос Ааза.
     - Хмм...А как, Ааз?
     - Путем быстроты и хитрости. Смотри, малыш.
     Сказав это,  он бросил  быстрый взгляд  вокруг. Из-за  угла как раз
появилась стайка из трех шалопаев, деловито занятых игрой в  неотдавалку
с шапкой одного из них.
     - Эй!  - окликнул  их Ааз.  - Где  мне найти  лавку Абдула Торговца
Коврами?
     - Две улицы прямо и пять налево! - крикнули они в ответ,  показывая
направление.
     - Видишь, малыш? Это было совсем нетрудно.
     - Восхитительно, - отозвался я, не особенно впечатленный этим.
     - А теперь что не так, малыш?
     - Я думал, мы стараемся избежать ненужного внимания.
     - Не беспокойся, малыш.
     -  Не   беспокойся?!  Мы   идем   к   деволу  по   делу,   которое,
предположительно, является важным, а ты, кажется, решил устроить,  чтобы
все, кого мы увидим, заметят нас и узнают, куда мы идем.
     - Слушай, малыш, как обычно  ведет себя человек, когда он  приходит
в новый для себя город?
     - Не знаю, - признался я. - Я бывал не в столь уж многих городах.
     -  Ну,  позволь  мне  вкратце  обрисовать  тебе.  Они  хотят   быть
замеченными.  Они  флиртуют  и  поднимают  большой  шум.  Они пялятся на
женщин и машут людям, которых никогда раньше не видели.
     - Но именно это-то мы и делаем.
     - Правильно! Теперь ты понимаешь?
     - Нет.
     Ааз испустил раздраженный вздох.
     - Брось,  малыш. Подумай  минутку, даже  если это  и болезненно. Мы
ведем  себя  как  любой  другой  в  незнакомом  городе, поэтому никто не
посмотрит  на  нас  дважды.  На  нас  обратят не больше внимания, чем на
любого новоприбывшего. А вот если бы мы последовали твоему  предложению,
и вошли бы  в город крадучись,  ни с кем  не разговаривая, ни  на что не
глядя,  и  действительно  упорно  старались  быть  незамеченными,  тогда
каждый  житель  и  его  младший  брат  уставились  бы  на  нас,  пытаясь
выяснить, что же это мы затеяли. Теперь ясно?
     - Я...я думаю, да.
     - Хорошо. Потому что вот и наша цель.
     Я  моргнул  и  посмотрел  в  направлении его указующего перста. Там
между кузницей и кожевенной мастерской притулилась лавка. Как я  сказал,
городская  жизнь  была  мне  в  новинку,  но  я  признал  бы в ней лавку
торговца  коврами,  даже  если  бы  ее  и  не  украшала большая вывеска,
провозглашавшая  ее  таковой.  Весь  фасад  вывески был щедро разукрашен
геометрическими узорами, которые явно должны были состязаться с  узорами
коворов,  находящимися  внутри.  Полагаю,  ей  предназначалось выглядеть
богатой и процветающей. Я же находил ее непростительно безвкусной.
     Наш разговор настолько  поглотил меня, что  я на мгновение  забыл о
нашей  миссии.   Однако,  теперь,   когда  непосредственно   перед  нами
предстала лавка, ко мне мигом вернулась моя нервозность.
     - Что мы будем делать, Ааз?
     - Прежде всего, думается мне, я опрокину рюмашку.
     - Рюмашку?
     -  Правильно.  Если  ты  думаешь,  что  я  собираюсь  состязаться с
деволом в  остроте ума  на пустой  желудок, то  тебе лучше отказаться от
этой мысли.
     - Рюмашку? - повторил я, но Ааз уже исчез, целеустремленно шагая  к
ближайшей  таверне.  Едва  ли  я  мог  что-нибудь  сделать,  кроме   как
последовать за ним, ведя на поводу единорога.
     Даже   на   мой   деревенский   взгляд   таверна   была  заведением
сомнительным. Линялый  навес снабжал  мрачной тенью  небольшое скопление
обшарпанных деревянных столов.  Жужжали мухи вокруг  спящей на одном  из
столов кошки...по крайней мере, я хотел бы считать, что она спит.
     Привязывая  единорога  к  опоре  навеса,  я  слышал, как Ааз ревет,
требуя  у  трактирщика  два  самых  больших  графина  вина.  Я вздохнул,
начиная отчаиваться в  том, что Ааз  когда нибудь приспособится  к своей
личине  старика.   Однако  трактирщик,   похоже  не   заметил   никакого
несоответствия между  внешностью Ааза  и его  наклонностями пьяницы. Мне
пришло в  голову, что  Ааз, возможно,  прав в  своих теориях  о том, как
пройти  незамеченным.  Горожане,  кажется,  привыкли  к шумным грубиянам
любого возраста.
     -  Садись,  малыш,  -  скомандовал  Ааз.  -  Ты  заставляешь   меня
нервничать, так вот мешкая.
     -  Я  думал,  что  мы  шли  поговорить  с  деволом,  - проворчал я,
опускаясь на лавку.
     - Расслабься, малыш. Несколько минут туда-сюда не составляют  такой
уж большой разницы. Кроме того, взгляни!
     В лавку входила молодая, хорошо одетая пара.
     - Видишь? Мы все равно не смогли бы заняться никаким делом, до  тех
пор,  по  крайней  мере,  пока  они  не  уйдут.  Разговор,  который   мы
собираемся затеять, нельзя вести при свидетелях.  Ах!
     Прибыл  трактирщик,  звякнув  на  столе  двумя  графинами  вина  на
лишенный блеска лад.
     - В самое время! - заметил Ааз, схватив по графину в каждую руку  и
немедленно высосав один. - А ты разве не примешь что-нибудь, малыш?
     Он запрокинул голову и второй графин опустел.
     - Пока  мой друг  решает, принеси-ка  мне еще  два...и на  этот раз
пусть  они   будут  приличных   размеров,  даже   если  тебе    придется
воспользоваться ведром!
     Трактирщик  отступил,  заметно  потрясенный.  Меня  это  ничуть  не
удивило.  Я  уже  был  свидетелем  способности  Ааза поглощать спиртное,
поразительной даже в  эпоху, славившуюся горкими  пьяницами. А что  меня
огорчало, так это то, что трактирщик отбыл, не взяв у меня заказ.
     В конце концов  я получил свой  графин вина только  для того, чтобы
обнаружить,  что  мой  желудок  слишком  разнервничался,  чтобы   охотно
принять его.  В результате  я кончил  тем, что  медленно потягивал вино.
Другое  дело  Ааз.  Он  продолжал  заливать  за  воротник  с  тревожащей
скоростью. Пил он  довольно долго. Фактически  мы просидели почти  целый
час, и по-прежнему пара, вошедшая в лавку, не подавала признаков жизни.
     Наконец стало невтерпеж даже Аазу.
     - Интересно, что их там так задерживает? - проворчал Ааз.
     - Может быть, им трудно принять решение, - предположил я.
     -  Брось,  малыш.  Лавка  не  так  уж  велика. У него не может быть
слишком большого ассортимента.
     Он допил свое вино и встал.
     - Мы ждали достаточно долго,  - провозгласил он. - Давай-ка  теперь
отправим этот цирк на гастроли.
     - Но как насчет пары? - напомнил я.
     - Мы просто вдохновим их на более быстрое завершение их дела.
     В  этих  словах  звучала  скрытая  угроза,  и зубастая усмешка Ааза
служила  достаточным   подтверждением,  что   вот-вот  случится   что-то
неприятное.
     Я  готов  был  попытаться  его  отговорить,  но  он  уже   тронулся
решительным шагом через улицу, оставив меня в одиночестве. Я  постарался
догнать его, оставив в спешке  единорога. Но это удалось мне  не раньше,
чем он вошел в лавку.
     Я  нырнул  за   ним  следом,  опасаясь   самого  худшего.  Мне   не
требовалось беспокоиться. За  исключением владельца, лавка  была пустой.
Нигде не было никаких признаков пары.



                               ГЛАВА 12


                                           "В делах бизнеса крайне важны
                                            первые впечатления".

                                                      Дж. Пирпойнт Финч.


        - Чем могу помочь, господа?
     Богатый  халат  владельца  не  мог  скрыть  его  худобы.  Я  сам не
особенно   мускулист...как   Скив   то   есть...но   у   меня  сложилось
впечатление, что если я ударю этого человека, он не отделается  синяком,
а рассыпется.  Я хочу  сказать, что  и раньше  встречал тощих  людей, но
этот казался скелетом, на который натянули слишком мало кожи.
     - Мы бы хотели поговорить с Абдулом, - высокомерно бросил Ааз.
     - Я  - это  он, а  он -  это я,  - продекламировал  владелец. -  Вы
видите  перед  собою  Абдула,  всего  лишь  тень  человека,  доведенного
ловкими клиентами до грани голодной смерти.
     -  Однако,  вы  кажетесь  весьма  преуспевающим,  -  пробормотал я,
оглядываясь кругом.
     В лавке было полно товара, и даже мой нетренированный взгляд  легко
мог заметить повсюду несомненные  признаки богатства. Ковры были  изящно
сотканы  из  неизвестных  мне  тканей,  а  из глубины их узоров сверкало
золото  и  серебро.  Ковры  эти  явно  предназначались  для  богатых,  и
казалось сомнительным,  что нынешний  их владелец  страдает от  нехватки
удобств.
     - Ах! Это целая повесть о моей глупости, - воскликнул, ломая  руки,
владелец.  -  В  своем  слепом  доверии  я  вложил все, что имею, в этот
инвентарь. В результате я страдаю среди изобилия. Мои клиенты это  знают
и грабят меня теперь, когда я уязвим. Я теряю деньги на каждой  продаже,
но человек должен есть.
     - На самом-то деле, - перебил  его Ааз, - мы ищем кое-что  в густом
ворсе ковра во весь пол, от стенки до стенки.
     -  Что,что?..Я  хочу  сказать,  не  пугайте так бедного Абдула, мой
скромный бизнес...
     - Брось ты это, Абдул...,  или мне следует сказать Фрумпель?  - Ааз
усмехнулся  своей  широкой  улыбкой.  -  Мы  знаем,  кто ты и что ты. Мы
пришли сюда сделать маленький бизнес.
     При этих словах владелец стал двигаться с быстротой, способности  к
которой я бы в  нем никогда не заподозрил.  Одним прыжком он очутился  у
двери,  задвинул  засов  и  опустил  занавес,  сделанный, кажется из еще
более странной материи, чем его ковры.
     - Где вас учили манерам?  - прорычал он через плечо  голосом, ничем
не походившим на только что скуливший.  - Я, знаете ли, вынужден жить  в
этом городе.
     -   Извиняюсь,   -   сказал   Ааз,   но   он   вовсе   не  выглядел
оправдывающимся.
     - Ну,  в следующий  раз будьте  поосторожнее, когда  вваливаетесь и
начинаете  швырятся  моим  именем.  Народ  здесь  не  особенно  терпим к
странным существам и происшествиям.
     Он, казалось, всего лишь ворчал  про себя, и потому я  ухватился за
возможность шепнуть Аазу:
     - Псст, Ааз. Что за от стенки до стенки?
     - Позже, малыш.
     -  Ты!  -  владелец,  казалось,  в  первый  раз увидел меня. - Ты -
статуя! Я не узнал тебя, пока ты двигался!
     - Ну, я...
     - Мне следовало бы знать, -  продолжал бушевать он. - Иметь дело  с
бесами -  значит напрашиваться  на неприятности!  Не успеешь оглянуться,
как всякий...
     Он внезапно  оборвал речь  и подозрительно  посмотрел на  нас. Рука
его  исчезла  в   складках  халата  и   появилась  опять  с   прозрачным
кристаллом.  Он  поднял  его  и  посмотрел  через  него  как  в монокль,
пристально разглядывая нас по очереди.
     - Мне следовало бы знать, -  сказал он, сплюнув. - Не будете  ли вы
так любезны снять свои личины? Я люблю знать, с кем имею дело?
     Я взглянул на Ааза, и тот, соглашаясь, кивнул.
     Закрыв  глаза,я  стал  осуществлять   переход  в  наше   нормальное
обличье.  У  меня  хватило  времени  на гадание,будет ли Фрумпель гадать
насчет  моей  трансформации,  если  поймет,  что  на  самом деле я не та
личность,  что  виденная   им  прежде  статуя.   Но  мне  не   следовало
беспокоиться.
     -  Извращенец!  -  Фрумпель  сумел  заставить  это  слово выглядеть
ругательством.
     - Я  - изверг,  если вы  хотите иметь  с нами  дело, - поправил его
Ааз.
     -  Нет,  извращенец,  пока  не  увижу,  какого цвета ваши деньги, -
презрительно фыркнул в ответ Фрумпель.
     И вдруг я понял, что он внимательно изучает меня.
     - Слушай, ты случайно не бес по имени Трокводл, а?
     - Я? Нет! Я...  я...
     Но он уже снова рассматривал меня сквозь кристалл.
     -Хмм, -  хмыкнул он,  пряча свой  кристалл обратно  под одежду. - Я
полагаю, ты в порядке. Однако я  очень хотел бы заполучить в руки  этого
беса. Он в последнее время ужасно вольно распространял кругом мое имя.
     -  Слушай,  Фрумпель,  -  вмешался   Ааз,  -  ты,  знаешь  ли,   не
единственный, кто любит видеть, с кем имеет дело.
     - Хм? О! Отлично, если вы настаиваиваете.
     Я ожидал,  что он  закроет глаза  и примется  за работу,  но вместо
этого он  снова сунул  руку за  пазуху. На  этот раз  то, что он извлек,
выглядело  похожим  на  ручное  зеркальце  с каким-то диском на обратной
стороне. Глядя в зеркало, он осторожно вертел пальцами диск.
     Результат был мгновенным и поразительным. Не одно лишь лицо, а  все
его тело начало меняться,  наливаясь и принимая красноватый  оттенок. На
моих глазах  брови стали  гуще и  срослись, линия  бороды, словни живая,
прокралась вверх  по лицу,  а глаза  жестоко сузились.  Почти словно  по
размышлении  я  заметил,  что  его  ступни  превратились  в   сверкающие
раздвоенные  копыта,  а  из-под  нижнего  края  халата  появился  кончик
заостренного хвоста.
     За впечатляюще короткий срок он превратился в... ну, в дьявола!
     Несмотря на все свои приготовления, я почувствовал укол  суеверного
страха, когда он отложил зеркальце и снова повернулся к нам.
     - Теперь вы счастливы? - буркнул он Аазу.
     - Это начало, - допустил Ааз.
     - Хватит препираться,  - Фрумпель вдруг  снова воодушевился. -  Что
привело в  Пент извращенца?  Благотворительность? И  где тут вписывается
этот малыш?
     - Он мой ученик, - уведомил его Ааз.
     - В самом деле? -  Фрумпель бросил на меня сочувственный  взгляд. -
Неужели  у  тебя  дела  действительно  так  плохи, малыш? Может быть, мы
сумеем что-нибудь придумать?
     -  Он  вполне  доволен  ситуацией,  -  перебил  его Ааз. - А теперь
перейдем к нашей проблеме.
     - Вы хотите, чтобы я исцелил малыша от безумия?
     - А? Нет.  Брось, Фрумпель. Мы  пришли сюда по  делу. Давай объявим
на время перемирие, ладно?
     - Если вы настаиваиваете. Это, однако кажется странным:  извращенцы
и деволы никогда по-настоящему не ладили.
     - Мы - изверги!
     - Вот видите, что я имею в виду.
     - Ааз, - вмешался я, - ты не мог бы просто рассказать ему?
     - Хмм? О! Верно, малыш. Слушай, Фрумпель. У нас возникла  проблема,
и мы надеемся, что ты сможешь помочь нам справиться с ней. Видишь ли,  я
потерял свои способности.
     - Что? -  взворвался Фрумпель. -  Вы явились ко  мне без магических
способностей к защите от выслеживания? Это рвет все. Я семь лет  провел,
строя здесь удобный фасад, и вдруг является какой-то идиот и...
     - Стой,  Фрумпель. Мы  же сказали  тебе, что  малыш мой  ученик. Он
знает больше чем достаточно, чтобы прикрыть нас обоих.
     -  Полунатасканный  ученик!  Он  доверяет  мою жизнь и безопасность
полунатасканному ученику!
     -  Ты,  кажется,  проглядел  тот  факт,  что  мы уже здесь. Если бы
что-нибудь должно было случиться, оно бы уже случилось.
     - Каждую минуту, пока вы двое находитесь здесь, вы угрожаете  моему
существованию.
     - И  поэтому тем  больше причин  для тебя  немедленно разделаться с
нашей проблемой и прекратить это бессмысленное битье себя в грудь.
     Несколько минут они пожирали друг  друга взглядами, в то время  как
я  старался  быть  очень  тихим  и  незаметным.  И Фрумпель был казалось
неподходящим выбором для того, чтобы мы связывали с ним свои надежды.
     - А, ладно, - проворчал наконец Фрумпель. - Посколько я,  вероятно,
никак от вас иначе не избавлюсь.
     - Вот это больше похоже на дело! - победоносно воскликнул Ааз.
     - Сядьте и заткнитесь! - приказал наш гостеприимный хозяин.
     Ааз сделал, как  ему было сказано,  а Фрумпель продолжал  описывать
вокруг него  кольцо. Двигаясь,  девол держал  веревку сперва  так, потом
этак, иногда сворачивал  в круг, а  порой давал просто  обвиснуть. И все
это  время  он  внимательно  смотрел   на  потолок,  словно  читая   там
написанное мелким шрифтом сообщение.
     Я не имел ни малейшего представления о том, что он делает, но  было
странно приятно смотреть, как кто-то приказывает Аазу, и это ему  сходит
с рук.
     - Хмм... - наконец сказал девол.  - Да, я думаю, мы можем  сказать,
что ваши способности определенно пропали.
     - Восхитительно! - прорычал  Ааз. - Слушай, Фрумпель,  мы проделали
весь этот путь  не для того,  чтобы нам сообщили  то, что мы  уже знаем.
Предполагалось,  что  вы,  деволы,  способны  сделать что угодно. Ну так
сделай что-нибудь!
     - Это не  так-то легко, извращенец,  - огрызнулся девол  в ответ. -
Мне нужна информация. Как вы вообще потеряли ваши способности?
     - Точно не знаю,  - признался Ааз. -  Меня вызвал в Пент  один маг,
и, когда я прибыл, они пропали.
     - Маг?  Который?
     - Гаркин.
     -  Гаркин?  С  ним  лучше  не  связываться. Почему бы вам просто не
заставить  его  восстановить  ваши   способности,  вместо  того,   чтобы
впутывать меня?
     - Потому, что он мертв. Это достаточная причина для тебя?
     - Хмм... это затрудняет дело.
     -  Ты  говоришь,  что  вы   можете  сделать  все,  что  угодно?   -
презрительно фыркнул Ааз. - Мне следовало бы знать. Я всегда думал,  что
репутация деволов довольно преувеличина.
     -  Послушай,  извращенец!  Ты  хочешь  мой  помощи  или  нет?  Я не
говорил, что не могу чего-то сделать. Просто это будет трудно.
     - Вот  это больше  похоже на  деловой разговор,  - хохотнул  Ааз. -
Давай начнем.
     - Не так быстро, - прервал  его девол. - Я сказал, что  могу помочь
вам, но не сказал, что помогу.
     - Ясно, -  фыркнул Ааз. -  Вот оно, малыш,  приближается. Ценник. Я
же говорил тебе, что они художники по части вымогательства.
     - На самом деле,  - сухо сказал девол,  - я думал о  таком факторе,
как время, которое понадобиться мне на приготовления. И я считаю, что  я
совершенно ясно выразил свои мысли относительно вашего пребывания  здесь
дольше, чем это крайне необходимо.
     - В таком случае, - улыбнулся Ааз, - я бы советовал тебе начать.  Я
считаю, что совершенно  ясно выразил с  в о и  чувства, что мы  намерены
оставаться здесь до тех пор, пока лечение не подействует.
     - В таком случае,  - улыбнулся ему в  ответ девол, - я  считаю, что
вы подняли вопрос о стоимости. Сколько у вас при себе?
     - Ну, у нас есть...- начал было я.
     - Э т  о мне кажеться  маловажным, - Ааз  предупреждающе обжег меня
взглядом.  -  Что,  если  вы  скажете  нам,  сколько,  по-вашему,  будет
справедливой ценой за ваши услуги?
     Фрумпель наградил его испепеляющим взглядом, прежде чем  погрузился
в расчеты.
     -  Хмм...материальная  стоимость...  и,  конечно,  мое время...и вы
явились без приглашения...скажем так,  это примерно обойдется вам  , это
всего  лишь  приблизительная  оценка,  уверяю  вас,  о,  в   пределах...
Слушайте!  -  он  вдруг  просветлел  и  улыбнулся  нам. - Может быть, вы
согласитесь организовать это как обмен?  Я исцелю вас, а вы  окажете мне
небольшую услугу?
     - Какую услугу? - подозрительно спросил Ааз.
     На  сей  раз  я  был  полностью  с  ним  согласен.  Что-то в голосе
Фрумпеля не вселяло уверенности.
     - Мелочь, в самом деле,  - промурлыкал девол. - Своего  рода работа
манком.
     - Я бы предпочитал заплатить наличными, - твердо сказал я.
     -  Заткнись  малыш,  -  посоветовал  Ааз.  -  Что за работа манком,
Фрумпель?
     -  Вы,  возможно,  заметили  молодую  пару,  зашедшую в лавку перед
вами?  Заметили?  Хорошо.  Тогда  вы,  наверное,  заметили  также, что в
настоящее время их здесь нет.
     - Как они ушли? - с любопытством спросил я.
     - Я перейду к  этому через минуту, -  улыбнулся девол. - Во  всяком
случае, история у  них интересная, если  даже и обычная.  Избавлю вас от
деталей, но,  коротко говоря,  они юные  влюбленные, разлученные  своими
семьями.  В  отчаяннии  они  обратились  за  помощью ко мне. Я оказал им
услугу, отправив их в другое  измерение, где они смогут быть  счастливы,
освободившись от вмешательства своих семей.
     - За гонорар, конечно, - сухо заметил Ааз.
     - Конечно, - улыбнулся Фрумпель.
     - Брось,  Ааз, -  упрекнул я  его. -  Это кажется  достойным делом,
даже если ему за это заплатили.
     - Именно  так! -  просиял девол.  - Ты  очень восприимчив для столь
юного. Так или иначе, моя щедрость поставила меня в двольно  рискованное
положение.  Как  вы,  вероятно  заметили,  я  очень озабочен сохранением
своего  образа  в  этом  городе.   Есть  возможность,  что  этот   образ
подвергнется угрозе,  если родственники  пары сумеют  установить их путь
до моей лавки. Но не дальше.
     - Должно быть, это был еще тот гонорар, - пробурчал Ааз.
     - Итак, мое предложение следующее: в обмен на мою помощь я  попрошу
вас  принять  обличье  пары  и  проложить  ложный след, уводящий от моей
лавки.
     - Насколько большой ложный след? - спросил я.
     -  О,  не  нужно  ничего   сложного.  Просто  дайте  себя   увидеть
достаточному  числу  горожан,  чтобы  была  гарантия,  что от моей лавки
отвлечено  внимание.  Как  только  вы  покините  город, вы можете надеть
любую угодную вам личину и прибыть  обратно сюда. К тому времени я  буду
готов к вашему исцелению. Ну, что скажете? По рукам?



                               ГЛАВА 13


                                            "Секрет завоевания поддержки
                                             больших групп людей -
                                             позитивное мышление."

                                                            Н. Бонапарт.


        - Люди глазеют на нас, Ааз.
        - Расслабься, малыш. Им и полагается глазеть на нас.
     Чтобы  проиллюстрировать  свой  довод,  он  кивнул  и помахал рукой
кучке сердито глядящих людей. Они не помахали в ответ.
     - Не понимаю, почему я должен быть девицей, - проворчал я.
     - Мы уже говорили об этом,  малыш. У тебя походка больше похожа  на
девичью, чем моя.
     - Именно так вы  решили с Фрумпелем. А  я совсем не думаю,  что моя
походка похожа на девичью!
     - Ну, давай скажем так:  моя походка меньше похожа на  девичью, чем
твоя.
     Спорить с подобной логикой было трудно, и поэтому я сменил тему.
     - Разве нам нельзя, по  крайней мере, идти по менее  людным улицам?
- спросил я.
     - Зачем? - ответил контрвопросом Ааз.
     - Ну,  я не  слишком млею  от того,  что масса  народу видит  меня,
замаскированного под девушку.
     - Брось, малыш.  Вся идея в  том и заключается,  что никто тебя  не
узнает.  Кроме  того,  ты  в  этом  городке никого не знаешь. Зачем тебе
беспокоиться, что они подумают о тебе?
     - Мне это просто не нравиться, вот и все, - проворчал я.
     -  Причина  не  достаточно  хорошая,  -  твердо  заявил Ааз. - Быть
увиденными  -  часть  нашей  сделки  с  деволом.  Если  у  тебя  имелись
какие-либо  возражения,  то  тебе  следовало  высказать их до завершения
переговоров.
     - У  меня не  было такой  возможности, -  заметил я.  - Но раз тема
поднята, у меня есть несколько вопросов.
     - Таких, как?..
     - Таких, как - что мы делаем?
     - Малыш,  ты что,  не обратил  внимания. Мы  пролагаем ложный  путь
для...
     - Это-то я  знаю, - перебил  я . -  Я имею ввиду  - зачем мы делаем
то, что делаем? Почему мы  оказываем услугу Фрумпелю, вместо того  чтобы
заплатить его цену?
     - Ты бы не спрашивал об этом, если бы когда-нибудь заключал  сделку
с деволом,  - фыркнул  Ааз. -  У них  цены до  небес высотой. Особенно в
случае вроде нашего, когда они знают, что клиент в отчаянном  положении.
Просто будь благодарен, что мы заключили такую выгодную сделку.
     - Вот  это-то я  и имею  ввиду, Ааз.  Ты уверен,  что мы  заключили
выгодную сделку?
     - Что ты хочешь этим сказать?
     - Ну,  судя по  тому, что  мне рассказывали,  если ты считаешь, что
добился выгодной сделки с деволом, то это обычно означит, что ты  что-то
проглядел.
     -  Ты,  конечно,  говоришь,  основываясь  на  широчайшем  опыте,  -
саркастически фыркнул Ааз.  - Кто тебе  так много рассказал  о сделках с
деволами?
     - Ты, - язвительно ответил я.
     - Хмм. Ты прав, малыш. Возможно, я немного поторопился.
     В  обычном  случае  я  пришел  бы  в экстаз от признания Аазом моей
правоты. Однако в нынешней ситуации это каким-то образом заставило  меня
почувствовать себя еще неуютнее.
     - Так что же мы будем делать? - спросил я.
     -  Ну,  обычно  я  веду  дела  честно,  если  не  думаю,  что  меня
обманывают.  На  этот  раз,  однако,  ты  вызвал  в моей душе достаточно
сомнений,  чтобы  я  подумал,  что  нам  следует  немного   видоизменить
правила.
     - Опять ситуационная этика?
     - Правильно!
     - Так что же нам делать?
     -  Начинать  искать  относительно  уединенное  место, где мы сможем
незаметно скинуть личины.
     Я  начал  обшаривать  взглядом  улицы  и  переулки впереди нас. Мое
беспокойство  перерастало  в  панику,  и  это  придавало  моему   поиску
интенсивность.
     - Хотел бы я, чтобы с нами было наше оружие, - пробормотал я.
     -  Вы  только  послушайте  его,  -  съязвил  Ааз. - Давно ли ты мне
толковал, что магам  не нужно оружие?  Брось, малыш. Что  бы ты делал  с
оружием, будь оно при тебе?
     - Если ты хочешь  уточнения, - сухо сказал  я, - я хотел  бы, чтобы
оружие было у т е б я.
     -  О!  Хороший  довод.  Слушай....  э....  малыш?  Ты все еще ищешь
уединенное место?
     - Да, я заметил пару возможных.
     - Ну, забудь об этом.  Начинай искать что-нибудь широко открытое  с
множеством входов и выходов.
     - Зачем менять стратегию? - спросил я.
     - А погляди через плечо...Этак невзначай.
     Я сделал,  как было  предложено, хотя  вышло не  так уж  невзначай.
Оказалось, что меньше всего нам следовало беспокоиться о моих  актерских
способностях.
     За  нами  следовала  толпа  народу.  Люди  мрачно  глядели на нас и
перешептывались.  Я  очень  сильно  хотел  бы  верить,  что  их внимание
сфокусировано  не  на  нас,  но  это  был  явно  не  тот  случай.  Толпа
совершенно  явно  следовала  за  нами  и  по  ходу  дела  возрастала   в
численности.
     - Они идут за нами, Ааз! - прошептал я.
     - Эй, малыш! Я же тебе и указал на них, помнишь?
     - Но почему они идут за нами? Что им нужно?
     -  Ну,  наверняка  я,  конечно,  не  знаю,  но думаю, что это имеет
какое-то отношение к нашим личинам.
     Я взглянул  на толпу  еще раз.  Интерес к  нам, казалось, совсем не
уменьшился. И если  что и изменилось,  так это то,  что толпа стала  еще
больше и выглядела еще более рассерженной.  Восхитительно!
     - Скажи-ка, Ааз...- прошептал я.
     - Да, малыш?
     -  Если  они  топают  за  нами  потому,  что  их  интересует что-то
связанное  с  нашими  личинами,  то  почему  бы нам просто не произвести
обратный обмен?
     - Плохой план, малыш. Я  скорее рискну, что они имеют  какой-то зуб
на  людей,  которых  мы  изображаем,  чем  столкнусь  с последствиями их
открытия, что мы - маги.
     - Так что же нам делать?
     -  Будем  идти  и  надееться,  что  наткнемся  на  патруль  солдат,
способный предоставить нам какую-то помощь.
     Перед  нами  на  дорогу  глухо   упал  камень  размером  с   кулак,
брошенный, очевидно, одним из шедших за нами людей.
     - Или...- поспешно  поправился Ааз, -  мы можем остановиться  прямо
сейчас и выяснить, что все это значит.
     - Мы могли бы броситься бежать  , - с надеждой предложил я,  но Ааз
уже действовал согласно своему решению.
     Он вдруг остановился и круто повернулся лицом к толпе.
     - Что это значит? - зарычал он на подступающее множество людей.
     Толпа  заколебалась  в  замешательстве  и  остановилась  при   этом
непосредственном  обращении,  и  те,   что  сзади,  столкнулись  с   уже
остановившимися. Они казались немного  сбитыми с толку поступком  Ааза и
бес толку толклись. Я был приятно удивлен успехом маневра Ааза.
     Но Аазу всегда мало хорошего, ему подавай лучшее.
     - Ну? - потребовал он, напирая на них. - Я жду объяснений.
     Какой-то миг толпа отступала  под его натиском. Затем  откуда-то из
глубины донесся рассерженный голос:
     - Мы хотим узнать о своих деньгах!
     Это открыло дверь.
     - Да! Что насчет наших денег?
     Крик подхватили  еще несколько  голосов, и  толпа снова  зарычала и
двинулась вперед.
     Ааз остановился на месте и поднял руку, требуя тишины.
     - Что насчет ваших денег? - высокомерно осведомился он.
     - О, нет,  не выйдет!  -  прозвучал  особенно  угрожающий  голос. -
На этот раз вам не отбрехаться !
     Крупный  лысый  мужчитна,  размахивая  мясницким ножом, протолкался
через толпу и встал перед Аазом.
     - Дорогой мой, - фыркнул Ааз, - если вы подразумеваете...
     - Я ничего не подразумеваю! - прорычал лысый. - Я говорю  напрямик.
Ты и твоя девка - жулики!
     - Ну, а вам не кажется, что вы немного торопитесь?
     - Торопимся?! -  прореревел лысый. -  Торопимся!? Сударь, мы  и так
уж были слишком терпеливы с  вами. Нам следовало вытурить вас  из города
сразу,  как  только  вы  проявились  со своими липовыми амулетами против
демонов. Совершенно верно,  я сказал, липовыми!  Некоторые из нас  знали
это  с  самого  начала.  Всякий  хоть  немного  образованный  знает, что
никаких демонов не существует!
     На миг у  меня возникло искушение  сбросить личину с  Ааза. Потом я
опять посмотрел на толпу и решил, что не стоит. Эта группа не  подходила
для шуток.
     - Ну, некоторые купили амулеты из-за своей доверчивости,  остальные
- шутки ради,  а некоторые из  нас потому...ну, потому,  что их покупали
остальные. Но  мы все  купили их,  точно так  же, как  купились на  вашу
историю, что их нужно изготовлять  индивидуально и что вам нужны  деньги
авансом.
     - Все это было в то время объяснено, - запротестовал Ааз.
     - Разумеется.  Объяснять вы  мастаки. Вы  это объяснили  это, точно
так же, как объяснили все те два раза, когда мы вас ловили при  попытках
покинуть город.
     - Ну...мы...э... - начал было Ааз.
     - На самом-то деле, - вмешался я, - мы всего лишь...
     - Ну, хватит с нас ваших объяснений. Именно это мы сказали вам  три
дня назад, когда дали вам два  дня на то, чтобы вы либо  выдали амулеты,
либо вернули нам деньги.
     - Это требует времени...
     - Этот  предлог вы  уже использовали.  Ваше время  истекло вчера. А
теперь мы получим свои деньги или...
     - Разумеется, разумеется, -  успокаивающе поднял руки Ааз.  - Дайте
мне только минуту поговорить с коллегой.
     Он улыбнулся толпе, взял меня за руку и оттянул подальше.
     - Что будем делать, Ааз?
     - Т е п е р ь бросимся бежать, - спокойно сказал он.
     - А? - спросил я с умным видом.
     Я произнес это в пустоту. Ааз уже ускоренно дул вперед по улице.
     Может  быть,  временами  я  и медлителен,  но не  н а с т о л ь к о
медлителен. Я молниеносно рванул по пятам за ним.
     К несчастью,  толпа сообразила,  что затеял  Ааз, примерно  в то же
самое время, что и я. Она с воем устремилась за нами.
     Удивительное дело - я догнал  Ааза. Либо он сдерживал бег,  чтобы я
мог  настичь  его,  либо  я  испугался  больше,  чем  думал,  что вполне
возможно.
     - А теперь что? - выдохнул я.
     - Заткнись и продолжай бежать,  малыш, - рявкнул Ааз, уклоняясь  от
кучки народа.
     - Они нас догоняют, - сказал я.
     На самом деле  только что обойденная  нами группа присоединилась  к
погоне, но эффект был тот же самый, словно толпа нас догоняла.
     - Да  кончишь ты  мне надоедать  и поможешь  ли мне высматривать? -
прорычал он.
     - Разумеется. Что мы ищем?
     - Пару, одетую примерно так же, как и мы, - ответил он.
     - А как мы поступим, если увидим их?
     - Просто, - ответил Ааз. -  Врежемся в них на бегу, ты  поменяешься
с ними нашими чертами, и мы предоставим толпе разрывать и х на части.
     - Это как-то не кажется правильным, - с сомнением сказал я.
     - Малыш, помнишь, что я тебе говорил о ситуационной этике?
     - Да.
     - Так вот, это одна из таких ситуаций.
     Я был убежден, хотя не  столько логикой Ааза, сколько камнем,  едва
не задевшим  мне голову.  Не знаю,  как толпа  сумела поддерживать  свою
скорость и еще подбирать метательные снаряды, но сумела.
     Я начал  высматривать пару,  одетую приблизительно  вроде нас.  Это
было труднее, чем кажется,  когда бежишь на все  лопатки, а по пятам  за
тобой гонится по пятам толпа.
     К  несчастью,  в  поле  зрения  не  было  никого,  кто  бы  мог нас
устроить.  Кого  бы  мы  там  не  изображали,  они,  видимо,   одевались
уникально.
     - Хотел бы я иметь при себе оружие, - пожаловался Ааз.
     - Мы уже  говорили об этом,  - отозвался я.  - К тому  же, чтобы ты
стал им делать,  имея его? Единственное,  что могло бы  остановить их из
того что у нас есть, это огненное кольцо.
     - Эй! Я и забыл про него! - ахнул Ааз. - Оно же все еще при мне.
     - Ну и что? - спросил я. - Мы его не можем применить.
     - Да ну? Почему же это?
     - Потому что тогда они поймут, что мы маги.
     - Какая от этого разница, если они станут покойниками?
     Ситуационная  этика  или  нет,   но  у  меня  желудок   выворчивало
наизнанку при мысли об убийстве стольких людей.
        - Подожди, Ааз! - крикнул я.
        - Смотри, малыш. - Он усмехнулся и нацелил руку на них.
        Но ничего не случилось.



                               ГЛАВА 14


                                            "Малая помощь в нужное время
                                            лучше, чем большая помощь в
                                            ненужное время."

                                                                  Тевай.


     - Ходу, Ааз! - отчаянно закричал я, опрокидывая лоток с фруктами на
пути толпы.
     Теперь, когда казалось, что  мои собратья-люди были в  безопасности
от Ааза, ко мне вернулась забота об обеспечении его безопасности от них.
     - Просто не могу поверить! - крикнул, пробегая мимо, Ааз.
     - Чему? - отозвался я, устремляясь за ним.
     - В один  день я поверил  и деволу, и  бесу. Вот что  я тебе скажу,
малыш.  Если  мы  выкрутимся  из  этого,  я дам тебе разрешение дать мне
хорошего пинка. Прямо по заднице, дважды.
     - Заметано! - задыхаясь, принял я.
     Этот бег начал подвергать испытанию мою выносливость. К  несчастью,
толпа,  казалось,  совсем  не  уставала.  Этого было достаточно, чтобы я
продолжал бежать.
     - Гляди, малыш! - возбужденно показал Ааз. - Мы спасены!
     Я  проследил  взглядом  в  направлении,  указанном  его пальцем. По
улице перед нами  маршировал...скорее, фланировал отряд  неких личностей
в мундирах.
     -  В  самое  время,  -  проворчал  я, но тем не менее, почувствовал
облегчение.
     Толпа  тоже  увидела  солдат.  Громкость  ее воплей возросла, и она
удвоила усилия добраться до нас.
     -  Ходу,  малыш!  Поднажми!   -  призвал  Ааз.  -   Мы  еще  не   в
безопасности.
     Наше приближение к  патрулю вышло достаточно  шумным, чтобы к  тому
времени,  когда  мы  добрались,  все  солдаты  остановились и следили за
погоней. Один из  них, менее неряшливо  одетый, чем прочие,  протолкался
вперед и стоял, презрительно улыбаясь нам и сложив руки. По его  манерам
я узнал в нем офицера.  Никакого другого объяснения тому, почему  другие
позволяют ему так себя вести, не существовало.
     Я затормозил и остановился перед ним.
     - За нами гонятся! - выдохнул я.
     - Неужели? - улыбнулся он.
     -  Дай  я  с  этим  управлюсь,  малыш,  - прошептал, отметая меня в
сторону, Ааз. - Вы офицер, возглавляющий патруль, сударь?
     - Да.
     - Похоже,  эти...граждане, -  он пренебрежительно  показал на наших
преследователей, - намерены  причинить нам телесные  повреждения. Наглое
неуважение к вашей власти...  сударь!
     Толпа остановилась в каких-то  десяти футах и стояла,  гневно глядя
то на нас, то на солдат.  Я удовлетворенно заметил, что по крайней  мере
некоторые в ней тяжело дышат.
     - Полагаю, вы правы, - зевнул офицер. - Нам следует принять в  этом
участие.
     -  Смотри,  малыш,  -  сказал  Ааз  шепотом,  ткнув  меня локтем по
ребрам, когда офицер выступил вперед и обратился к толпе.
     - Ладно.  Вы все  знаете, что  для граждан  противозаконно наносить
друг другу увечья, - сказал он.
     Толпа мрачно зароптала, но  офицер взмахом руки велел  ей замолчать
и продолжил:
     - Знаю, знаю. Нам это тоже  не нравиться. Была бы наша воля,  мы бы
предоставили вам  самим разрешать  свои разногласия  и проводили  бы все
свое время в кабаках.  Но решаем не мы.  Мы должны следовать закону  так
же, как и вы,  а закон гласит, что  только военные имеют право  судить и
карать горожан.
     - Видишь? -  прошептал я. -  Есть все-таки какие-то  преимущества в
цивилизации.
     - Заткнись, малыш, - прошипел в ответ Ааз.
     - Поэтому, хоть я и знаю, что вам очень хотелось бы превратить  эту
парочку в кровавое месиво, мы  не можем вам этого позволить.  Они должны
быть повешены в соответствии с законом.
     - Что?!
     Я не знаю, я это произнес или Ааз, или мы выкрикнули в один  голос.
Как бы там ни было, этот крик потонул в восторженном реве толпы.
     Солдат схватил меня за запястья и болезненно выкрутил их за  спину.
Оглянувшись,  я  увидел,  что  тоже  самое  случилось и с Аазом. Незачем
говорить, что это была не та поддержка, на которую мы надеялись.
     - А чего  вы ожидали? -  презрительно улыбнулся нам  офицер. - Если
бы вы хотели помощи  от военных, то вам  не следовало бы включать  нас в
список своих клиентов. И будь наша воля, мы бы вздернули вас еще  неделю
назад. Сдерживались мы только по  одной причине - эти деревенские  дурни
дали  вам  дополнительный  срок,  и  мы  боялись  бунта,  если попробуем
что-нибудь.
     Наши запястья стянули  ремнями и нас  медленно погнали к  одинокому
дереву у одного из ресторанов на открытом воздухе.
     - У кого-нибудь есть веревки? - крикнул офицер толпе.
     Везет же нам - у кого-то нашлась. Ее быстро передали офицеру, и тот
начал церемонно вязать петли.
     - Псст, малыш! - шепнул Ааз.
     - Что еще? - зло пробурчал я.
     Моя вера в советы Ааза стала теперь крайне низкой.
     - Когда тебя станут вешать, лети!
     - Что?
     Вопреки себе, я был охвачен надеждой.
     - Брось малыш. Очнись. Лети. Как я учил тебя в пути.
     - Меня же просто-напросто подстрелят.
     -  Не  улетай,  дубина!  Просто  лети.  Пари  на  конце  веревки  и
дергайся. Они подумают, что ты висишь.
     Я подумал  об этом...крепко.  Это могло  сработать, но...Я заметил,
что они перебрасывают петли через нижнюю ветвь дерева.
     - Ааз! Я не могу этого сделать. Я не смогу левитировать нас  обоих.
Я еще не настолько умел.
     - Не нас обоих, малыш. Только себя. Обо мне не беспокойся.
     - Но...  Ааз...
     - Сохраняй, однако, мою личину.  Если они поймут, что я  демон, они
сожгут тела...нас обоих...
     - Но, Ааз...
     Наше  время  истекло.  Грубые  руки  толкнули  нас  вперед  и стали
натягивать через головы петли.
     Я вдруг сообразил, что мне некогда думать об Аазе. Мне  требовалась
вся  моя  концентрация  для  собственного  спасения, если хватит времени
даже на это.
     Я закрыл глаза и принялся отчаянно искать в воздухе силовую  линию.
Она была там... слабая, но была. Я стал фокусироваться на ней.
     Петля вокруг моей  шеи затянулась, и  я почувствовал, как  мои ноги
покидают землю. Я ощутил,  как во мне растет  страх, и с трудом  подавил
его.
     На самом деле так было  даже лучше. Им следовало почувствовать  вес
на веревке, когда  они подняли меня.  Я снова сосредоточился  на силовой
линии... сфокусировался... зачерпнул энергию... изменил  направление  ее
потока.
     Я почувствовал, как петля слегка ослабла. Помня наставления Ааза  о
контроле, я удерживал энергию прямо  там и попытался на пробу  вдохнуть.
Я мог получать воздух! Правда, немного, но достаточно, чтобы выжить.
     Что  мне  еще  надо  сделать?  Ах,  да,  я  должен  подергаться.  Я
вспомнил, как себя вел белкобарсук, попавший в силки.
     Я слегка дрыгнул  ногами и попытался  на пробу содрогнуться.  Общим
следствием  этого  было  затягивание  петли.  Я решил попробовать другую
тактику. Я дал голове завалиться набок и высунул язык из угла рта.
     Это   сработало.   Внезапное   усиление   громкости   свиста  толпы
вознаградило меня за усилия.
     Я сохранял эту позу.
     Язык быстро пересох, но я заставил мысли отвлечься от этого.  Чтобы
избежать невольного сглатывания, я заставил себя думать о другом.
     Бедный Ааз...При  всей его  грубоватой критике  и утверждениях, что
ему наплевать на всех; кроме  себя, последним его поступком была  забота
о моем благополучии. Я пообещал себе, что когда спущусь на землю...
     Что случится, когда я спущусь на землю? Что в этом городе делают  с
трупами?  Хоронят?  Мне  пришло  в  голову,  что,  возможно,  лучше быть
повешенным, чем заживо погребенным.
     - Закон гласит, что им положено висеть, пока не сгниют!
     Голос  офицера,  казалось,  ответил  на  мои  мысли и вернул меня в
настоящее.
     -  Но  висят-то   они  перед  рестораном!   -  прозвучал  в   ответ
рассерженный голос.
     - Вот что я вам скажу. Мы вернемся на закате и снимем их.
     -  На  закате?  Вы  понимаете,  сколько  я  могу  потерять денег до
заката? Никто не захочет есть там, где в суп могут окунуться пальцы  ног
трупа. Я уже потерял большинство из потока обедающих!
     - Хмм...Мне приходит  в голову, что  если дневной бизнес  так важен
для вас, то вам полагается быть готовым немного поделиться прибылью.
     - Так  вот, значит,  каков способ,  да? А,  ладно. Вот  вам за ваши
труды.
     Донесся звук отсчитываемых монет.
     - Это  не очень  много. Я,  знаете ли,  должен поделиться со своими
ратниками.
     - Вы много запрашиваете! Я и не знал что у бандитов бывают офицеры.
     Отсчитывали  новые  монеты  под  аккомпанемент смешков офицера. Мне
пришло в голову, что вместо того, чтобы изучать магию, мне следовало  бы
посвятить  свое  время  взятничеству  и  вымогательству.  Они,  кажется,
срабатывали лучше.
     - Солдаты! - скомандовал офицер. - Снимите эту падаль и  выволоките
ее из города. Оставьте ее  у городских пределов как предупреждение  всем
прочим, кто попоробует обманывать граждан Твикста.
     -  Ах,  как  вы  заботливы,  -  в  голосе владельца ресторана так и
сквозил сарказм.
     - Пустяки, гражданин, - фыркнул офицер.
     Я  едва  вспомнил,  что  надо  перестать  летать,  прежде  чем  они
перерезали  веревку.  Внезапно  врезавшись  в  землю,  я прикусил язык и
рискнул тихонько его убрать в рот. Никто не заметил.
     Невидимые руки  схватили меня  под мышки  и за  лодыжки, и началось
путушествие к городской черте.
     Теперь,  когда  я  знал,  что  меня  не  похоронят, мои мысли вновь
занялись моим будущим.
     Во-первых, я должен что-то сделать с Фрумпелем. Я не знал еще,  что
именно,  но  что-нибудь.  Уж  это-то  я  должен ради Ааза. Может быть, я
сумею  оживить  Квингли  и  завербовать его  к себе в помощники. Ведь он
предположительно охотник  на демонов.  Он, вероятно,  лучше подготовлен,
чем я, чтобы управиться с деволом.
     Но, насколько я мог  припомнить действия Квингли, это предположение
могло быть и неверным.
     И еще был Иштван. Что мне делать с ним? Я не был уверен, что  смогу
его одолеть даже с помощью Ааза. А без него у меня и вовсе нет шансов.
     - Здесь достаточно далеко. Повесим их опять?
     При этом предложении я замер. Неужеди нас опять повесят?
     -  Зачем  утруждать  себя?  Я  еще  не  видел  ни  одного  офицера,
отходившего на сотню шагов от бара. Давай просто свалим их здесь.
     Послышался общий хор  выражавших согласие, и  в следующую минуту  я
снова летел в воздухе. Я  попытался расслабиться в ожидании падения,  но
земля вновь  вышибла из  меня дыхание.  Если я  намерен продолжать  свои
усилия  овладеть  мастерством  полета,  то  мне  придется больше времени
посвятить искусству аварийной посадки.
     Я лежал там, не  двигаясь. Я больше не  слышал солдат, но не  хотел
рисковать, усевшись и выдав тот факт, что я не мертвый.
     - Ты собираешься  лежать тут весь  день, или все-таки  поможешь мне
развязаться?
     Глаза мои невольно раскрылись. Там сидел Ааз и усмехался мне.
     Разумный  поступок  тут  мог  быть  только  один,  и именно так я и
поступил. Я потерял сознание.





                               ГЛАВА 15


                                      "Всякий, кто употребляет выражение
                                      "легче, чем отнять леденец у
                                      младенца", никогда не пробовал
                                      отнять леденец у младенца".

                                                                 Р. Гуд.


     - Теперь нам можно двигаться? - спросил я.
     - Нет еще, малыш. Подожди, пока свет не погаснет на полный день.
     - Ты хочешь сказать, на полный час.
     - Что бы там ни было. А теперь заткнись и продолжай следить.
     Мы ждали в  тупиковом переулке напротив  лавки Фрумпеля. Даже  хотя
нас предположительно  надежно защищали  новые личины,  мне было  нелегко
вернуться в тот же город, где меня повесили. Это чувство трудно  описать
тому, кто его не испытал. И  потом так же странно было находиться  рядом
с Аазом, когда я уже свыкся с мыслью о его смерти. Очевидно, у  извергов
шейные мускулы значительно сильнее, чем  у людей. Ааз просто напряг  эти
мускулы,  и  этого  хватило,  чтобы  петля  не  смогла прекратить доступ
воздуха.
     Ради  моего  просвещения  Ааз  также  уведомил  меня, что его чешуя
служила ему  лучшей броней,  чем большинство  доступных в  том измерении
кольчуг или пластинчатых доспехов.  Я слышал однажды, что  демонов можно
уничтожить только специально  изготовленным оружием или  путем сожжения.
Кажется,  старые  легенды,  действительно  кое  в  чем  основывались  на
фактах.
     -  Порядок,  малыш,  -  прошептал  Ааз.  -  Полагаю,  что  мы ждали
достаточно долго.
     Он прокрался к выходу из  переулка и повел меня по  длинному кругу,
огибая лавку.  И остановился  вновь только  когда мы  вернулись на  свое
первоначальное место в переулке.
     - Ну, как твое мнение, малыш?
     - Не знаю. Что мы искали?
     - Расскажи  мне еще  раз, как  ты замышлял  стать вором, - вздохнул
Ааз. - Слушай, малыш. Мы осматривали цель.  Верно?
     - Верно, - ответил я, радуясь, что могу с чем-то согласиться.
     - Отлично. Сколько ты увидел входов и выходов у этой лавки ?
     - Только один. Тот, что здесь напротив.
     - Правильно. А как мы по-твоему, теперь собираемся попасть в лавку?
     - Не знаю, - честно признался я.
     - Брось малыш. Если есть только один вход...
     - Ты хочешь сказать, что мы просто войдем в переднюю дверь?
     - А почему бы и нет? Мы видим отсюда, что дверь открыта.
     - Ну, если ты так говоришь,  Ааз... Я просто думал, что будет  куда
труднее.
     - Тпру! Никто не  говорил, что это будет  легко. Одно лишь то,  что
дверь открыта, не означает, что дверь открыта.
     - Я что-то не совсем понял, Ааз.
     - Подумай, малыш.  Мы ведь выступаем  против девола, верно?  У него
есть доступ  к любой  магии и  разным хитрым  штучкам. А  теперь что  ты
скажешь насчет того, чтобы закрыть глаза и снова взглянуть на дверь?
     Я  сделал,  как  было  сказано.  В  моей  голове сразу возник образ
светящейся клетки, полностью накрывавшей лавку.
     - Он поставил какой-то полог, Ааз, - уведомил я своего напарника.
     Мне пришло в голову, что всего несколько недель назад я отнесся  бы
к подобному  строению с  благоговейным ужасом.  Теперь же  я воспринимал
его  как  довольно  обычное  явление,  всего  лишь еще одно препятствие,
которое требовалось преодолеть.
     - Опиши мне его, - прошипел Ааз.
     -  Ну...он  яркий...бледновато-пурпурный...Тут   серия  прутьев   и
поперечных прутьев, образующих квадраты примерно ладонь в поперечнике.
     - Он только над дверь или над всей лавокй?
     - Над всей лавокй. Верх закрыт, и прутья уходят прямо в землю.
     - Хм, придется нам пройти  сквозь него. Слушай меня, малыш.  Пришло
время для быстрого урока.
     Я открыл глаза и снова  посмотрел на лавку. Здание выглядело  таким
же  невинным  как  и  в  тот  раз,  когды  мы  обошли  его  кругом. Меня
беспокоило, что я не  чувствовал присутствия клетки так,  как чувствовал
присутствие собственных пологов.
     - Что это, Ааз? - встревоженно спросил я.
     - Хмм? А, это полог, того  же типа, что и применяемые нами,  только
намного сквернее.
     - Чем сквернее?
     - Ну,  тот полог,  который я  учил тебя  строить -  система раннего
предупреждения и мало что еще.  Судя по описанию, структура, применяемая
Фрумпелем, делает  значительно больше.  Он не  только убьет  тебя, но  и
раздробит на кусочки меньше пыли. Это называется дезинтеграцией.
     - И мы собираемся пройти сквозь него? - недоверчиво спросил я.
     - П о с л е  того, как ты получишь быстрый урок. А теперь - помнишь
свои  упражнения  с пером?  Как ты  для управления  им обволакивал  перо
мыслью?
     - Да, - озадаченно ответил я.
     - Ну, я хочу, чтобы ты сделал то же самое, но без пера.  Представь,
что ты держишь что-то, чего там нет. Сверни энергию в трубку.
     - А что потом?
     -  А  потом  ты  вставишь  трубку  в  один  из  квадратов  клетки и
расширишь ее.
     - И это все?
     - Именно. А теперь давай.  Попробуй.
     Я закрыл глаза  и мысленно протянул  руку. Выбрав квадрат  в центре
открытых дверей, я выставил свою мысленную трубку и начал расширять  ее.
Она  коснулась  образующих  квадрат  прутьев,  и  я  ощутил  щекотку   и
физическое давление, словно встретил осязаемый предмет.
     -  Полегче,  малыш,  -  тихо  подсказал  Ааз.  - Нам требуется лишь
немного изогуть прутья, а не сломать их.
     Я   расширял   трубку.   Прутья   медленно   раздавались,  пока  не
встретились с соседними. Тогда я почувствовал новую щекотку и  возросшее
давление.
     - Помни, малыш.  Коль скоро мы  окажемся внутри, не  торопись. Жди,
пока глаза у  тебя не привыкнут  к темноте. Нам  не желательно поднимать
Фрумпеля, спотыкаясь и сваливая все, на что мы наткнемся.
     Теперь  мне   приходилось  напрягаться.   Трубка  опять    достигла
следующих прутьев, доведя общее число отогнутых до двенадцати.
     - Ты уже достиг? - шепот Ааза казался встревоженным.
     - Секундочку...  Да!
     Труба теперь стала достаточно большой, чтобы мы могли проползти.
     - Ты уверен?
     - Да.
     - Отлично. Лезь  первым и показывай  дорогу, малыш. Я  полезу сразу
за тобой.
     Достаточно  странно  -  я   не  испытывал  никаких  своих   обычных
сомнений, когда  смело прошел  через улицу  к лавке.  Моя уверенность  в
своих способностях явно возросла, так  что я даже не заколебался,  когда
стал  ползти  по  трубе.  Единственный  неприятный момент возник у меня,
когда я  вдруг сообразил,  что ползу  в разреженном  воздухе примерно  в
футе над землей. Очевидно, я установил трубу немного высоковато, но  это
не  имело  значения.  Он  держала!  В  следующий  раз  я буду знать, как
действовать лучше.
     Я осторожно вылез  из конца трубы  и встал внутри  лавки. Я слышал,
как позади тихо движется Ааз, и ждал, пока глаза привыкнут к темноте.
     - Отойди тихонечко от двери, - прозвучал у меня в ухе шепот  совета
Ааза, когда тот встал позади меня. - Ты стоишь на пути лунного света.  И
можешь теперь убрать трубу.
     Уведомленный как подобает, я отодвинулся от пятна лунного света.  Я
с  удовлетворением   заметил,  что   отбрасывание  трубы   не  произвело
значительного  изменения   в  моей   психической  энергии.   Я  развился
настолько, что мог совершать более сложные подвиги с меньшими  затратами
энергии  по  сравнению  с  первоначальными  попытками.  Я  действительно
начинал чувствовать себя магом.
     Я  услышал  позади  себя  легкий  шум  и  повернул  голову,   чтобы
посмотреть. Ааз задергивал дверь занавесом.
     Я  мрачно  улыбнулся  про  себя.  Хорошо!  Свидетели  теперь нам не
нужны.
     Глаза мои  теперь привыкли.  Я мог  в темноте  различать контуры  и
тени. В углу находился черный, тяжело дышащий ком.  Фрумпель!
     Я  почувствовал  руку  на  своем  плече.  Ааз показал на стоящую на
столе лампу и поднял четыре пальца.
     Я  кивнул  и  принялся  медленно  считать  до четырех. На последней
цифре  я  сфокусировал  на  лампе  быструю  молнию энергии, и ее фитиль,
вспыхнув пламенем, осветил помещение лавки.
     Ааз стоял на  коленях рядом с  Фрумпелем с ножом  в руке. Очевидно,
он  сумел  найти  в  темноте  по  крайней мере кое-что из нашего оружия.
Фрумпель сел, моргая, а затем  застыл. Острие ножа парило на  волоске от
горла девола.
     - Здорово, Фрумпель, - улыбнулся Ааз. - Узнаешь нас?
     - Вы?! - ахнул девол. - Вам полагается быть покойниками!
     - Покойниками?  - промурлыкал  Ааз. -  Как с  нами могло  произойти
какое-то несчастье, когда наш старый кореш Фрумпель помогает нам слиться
с массой граждан?
     - Господа! - взвизгнула наша жертва. - Кажется произошла ошибка!
     - Совершенно верно, - заметил я. - И допустил ее ты.
     - Вы не  понимаете! - настаивал  Фрумпель. - Я  испытал удивление и
ужас, когда узнал о вашей смерти.
     - Да и мы сами были не слишком этому рады.
     - Позже, малыш. Слушай, Фрумпель. Прямо сейчас у нас есть мотив,  и
возможность тебя прикончить.  Верно?
     - Но я...
     - Верно?
     Ааз двинул ножом, и острие придавило кожу на горле девола.
     - Верно, - прошептал Фрумпель.
     - Отлично.  - Ааз  отодвинул нож  и сунул  его за  пояс. - А теперь
поговорим о деле.
     - Я...я не понимаю...  - заикаясь, выдавил Фрумпель,  потирая рукой
горло, словно проверяя, что оно еще цело.
     -  Это  означает,  -  объяснил  Ааз,  -  что мы хотим получить твою
помощь   больше,   чем   хотим   отомстить.   Однако   не  надо  слишком
расслабляться. Выбор был не таким уж легким.
     - Я...я понимаю. Ну, что я могу для вас сделать?
     - Брось  Фрумпель. Вспомни  нашу первоначальную  сделку. Ты  должен
признать, что мы проложили  для твоих беглецов чертовски  хороший ложный
след. Теперь  твоя очередь.  Ты лишь  восстанови мои  способности, и  мы
отправимся домой.
     Девол побледнел, или, по крайней мере стал из красного розовым.
     - Я не могу этого сделать! - воскликнул он.
     - Что?
     В руке Ааза снова словно по волшебству появился нож.
     -  Слушай   ты,  жулик,   изгнанный.  Либо   ты  восстановишь   мои
способности, либо...
     - Вы не понимаете, - взмолился  девол. - Я не хочу сказать,  что не
стану возвращать вам ваши способности. Я хочу сказать, что я не могу.  Я
не знаю ни  что с вами  произошло, ни как  этому противодействовать. Вот
потому-то я и бросил  вас толпе. Я боялся,  что если дам вам  этот ответ
раньше, то вы не поверите. Я потратил слишком много времени,  приживаясь
здесь, чтобы  позволить разоблачить  себя неудовлетворенным  клиентом. Я
сожалею, действительно, сожалею, и знаю, что вы, вероятно, убьете  меня,
но я ничем не могу помочь!



                               ГЛАВА 16


                                          "Одно лишь то, что что-то не
                                          делает то, что вы ему
                                          запланировали делать, не
                                          означает, что оно бесполезно."

                                                              Т. Эдисон.


     -  Хмм,  -  задумчиво  произнес  Ааз.  -  Значит,  ты  не  в  силах
восстановить мои способности?
     - Значит,  мы все-таки  можем убить  его? -  радостно спросил  я. Я
надеялся, что к Аазу вернуться его способности, но в то же время мне  не
давало покоя наше недавнее повешание.
     -  Ты  довольно  злобный  ребенок,  -  задумчиво  посмотрел на меня
Фрумпель. - И вообще, с какой стати изверг путешествует с пентюхом?
     - Это кто пентюх? - ощетинился я.
     - Легче, малыш,  - успокаивающе сказал  Ааз. - Ничего  личного. Все
уроженцы этого измерения пентюхи. Пент - пентюхи.  Усек?
     - Ну, мне не нравиться как это звучит, - проворчал я.
     - Расслабься, малыш. И вообще, что в имени? *

------------------------
 * Совершенно очевидно,  что Ааз знаком с трагедией Шекспира "Ромео и
Джульетта".

     - Выходит, для  тебя, в общем-то,  безразлично, зовут ли  тебя люди
извергом или извращенцем?
     - Поосторожнее в  выражениях, малыш. Дела  идут достаточно плохо  и
без твоих дерзостей.
     -  Господа,  господа!  -  перебил  Фрумпель.  -  Если   собираетесь
драться, не будете ли  так любезны выйти на  улицу? Я хочу сказать,  что
это все-таки моя лавка!
     - Можно нам теперь убить его, Ааз?
     - Полегче, малыш. Одно лишь  то, что он не может  восстановить моих
способностей, не означает, что  он совершенно бесполезен. Я  уверен, что
он  будет  счастлив  помочь  нам,  особенно  потому,  что  он  не  сумел
расплатиться с нами по последней сделке. Верно, Фрумпель?
     -  О,  определенно.  Я  сделаю   все,  что  в  моих  силах,   чтобы
компенсировать причиненное вам мною неудобство.
     - Неудобство? - недоверчиво  спросил я.
     - Спокойно, малыш. Ну, Фрумпель, можешь начать с того, что  вернешь
нам добро,  оставленное в  твоей лавке,  когда мы  отправились выполнять
твое маленькое задание.
     - Конечно. Я вам его достану.
     Девол попытался подняться,  но лишь обнаружил,  что нож Ааза  снова
угрожает ему.
     - Не утруждай  себя, Фрумпель, старина,  - улыбнулся Ааз.  - Просто
скажи, где оно, и  мы сами его достанем...и  держи руки там, где  я могу
их видеть.
     -  Ва...ваши  вещи  там...в  большом  сундуке  у  стены,  -   глаза
Фрумпеля, пока он говорил, не отрывались от ножа.
     - Проверь, малыш.
     Я  проверил  и  удивительное  дело,  вещи оказались там, где сказал
девол.  В  сундуке,  однако,  имелась  еще  интригующая коллекция других
предметов.
     - Эй, Ааз! - позвал я. - Посмотри-ка на это.
     - Разумеется, малыш.
     Он двинулся через лавку спиной  вперед и присоединился ко мне.  При
этом он перебросил нож в то, что я теперь узнавал как такое  метательный
захват. Фрумпель тоже явно узнал его, так как оставался в прежней позе.
     - Ну-с, что у нас здесь? - хохотнул Ааз.
     - Господа! -  жалобно воззвал девол,  - я, вероятно,  смог бы лучше
вам помочь, если бы знал, что вам нужно.
     -  Достаточно  верно,  -  отозвался  Ааз,  забирая  свое  оружие. -
Фрумпель,  мне  приходит  в  голову,  что  мы  не  были с тобой до конца
откровенны.  Это   требуется  исправить,   если  мы   собираемся   стать
союзниками.
     - Минуточку, Ааз,  - перебил я  его. - Что  заставляет тебя думать,
что мы  можем ему  доверять, после  того, как  он упорно добивался нашей
смерти?
     -  Все  просто,  малыш.  Он  пытался  добиться  нашей смерти, чтобы
защитить себя, верно?
     - Ну...
     - Поэтому коль скоро  мы объясним, что помочь  нам в его же  личных
интересах, ему можно будет полностью доверять.
     - Неужели? - фыркнул я.
     - Ну, настолько доверять,  насколько можно доверять любому  деволу,
- признал Ааз.
     -  Меня  возмущают  подобные   намеки,  извращенец!  -   воскликнул
Фрумпель.  -  Если  вы  хотите  моей  помощи,  то вам лучше...- Нож Ааза
промелькнул в воздухе и со стуком вонзился в стену в каких-то дюймах  от
головы демона.
     - Заткнись и слушай, Фрумпель! - рявкнул он. - Я - изверг!
     - Что в имени, Ааз? - невинно спросил я.
     - Заткнись, малыш. Ладно, Фрумпель, имя Иштван что-нибудь для  тебя
значит?
     - Нет. А следовало бы?
     - Следовало  бы, если  ты хочешь  остаться в  живых. Это сумашедший
маг, пытающийся захватить власть над измерениями, начиная с этого.
     - С какой стати это  должно меня беспокоить? - нахмурился  девол. -
Мы,  деволы,  торгуем  со  всяким,  кто  способен  заплатить цену. Мы не
утруждаем себя  анализом политики  или психической  устойчивости. И имей
мы  дело  только  с  нормальными  существами,  это  бы треть урезало наш
бизнес...а то и больше.
     -  Ну,  на  этот  раз  лучше  утрудить  себя.  Может,  ты  меня  не
расслышал?   Иштван   начинает   с   этого   измерения.   Он    замыслил
монополизировать энергию Пента, чтобы ее применить в других  измерениях.
Чтобы этого добиться, он решил  убить в этом измерении всех,  кто знает,
как черпать эту энергию. Он не любитель делиться.
     - Хмм. Интересная  теория, но где  доказательства? Я имею  в виду -
кого он предположительно убил?
     - Гаркина хотя бы, - сухо бросил я.
     - Совершенно  верно, -  прорычал Ааз.  - Тебе  так хотелось  знать,
почему мы путешествуем вместе? Ну, так вот, Скив, был учеником  Гаркина,
пока Иштван не послал к нему  убийц, чтобы они стерли конкурента с  лица
земли.
     - Убийц?
     -  Вот  именно.  Двоих  из  них  ты  видел,  тех  бесов, которых ты
телепортировал примерно неделю назад, - Ааз взмахнул приобретенным  нами
плащом убийцы.
     - Где, по-твоему, мы его достали? На барахолке?
     - Хмм, - задумчиво ответил девол.
     - Он вооружает их техоружием. Погляди-ка на арбалетную стрелу.
     Ааз  бросил  деволу  один  из  снарядов,  и  тот  ловко  поймал   и
внимательно изучил его.
     -  Хмм.  Прежде  я  этого  не  заметил.  Хорошая  работа  по  части
камуфляжа, но совершенно неэтичная.
     - Теперь ты понимаешь,  почему желание заручиться твоей  поддержкой
перевешивает удовольствие перерезывания твоего лживого горла?
     -  Я  понимаю,  что  вы  имеете  в  виду,  -  ответил, не обижаясь,
Фрумпель. - Это крайне убедительно. Но что я могу сделать?
     -  Скажи  нам  сам.  Предполагается,  что  у  вас,  деволов,   есть
диковинки на  все случаи  жизни. Что  у тебя  есть, что  может нам  дать
преимущество над сумасшедшим, знающим свою магию?
     Фрумпель подумал несколько минут, а затем пожал плечами.
     - Так, с  ходу, я ничего  не могу придумать.  Последнее время я  не
покупал оружия. В этом измерении спрос на него не велик.
     - Восхитительно, - сказал я. - Можно нам теперь его убить, Ааз?
     -  Послушайте,  вы  не  могли  бы  надеть  на  него намордник? - не
выдержал Фрумпель.
     - Какая муха тебя все-таки тебя укусила, Скив?
     - Мне как-то не по нутру, когда меня вешают! - рявкнул я.
     - В самом деле? Ну,  ты к этому привыкнешь, если  будешь продолжать
практиковать свою магию. Вот быть сожженным это действительно больно.
     - Минутку,  Фрумпель, -  перебил Ааз.  - Ты  относишься к повешению
ужасно небрежно - при том, что ты был так удивлен, увидев нас живых.
     -  Я  удивился.  Я  недооценил  степени  владения  энергией   вашим
учеником.  Если  бы  я  думал,  что  вы  можете  спастись, я бы придумал
что-нибудь другое. В конце концов, я же пытался-таки убить вас.
     - Мне не кажется, что он заслуживает особого доверия, - сказал я.
     -  Заметьте,  мой  юный  друг,  что  о своих намерениях я говорил в
прошедшем времени. Теперь,  когда у нас  общая цель, вы  обнаружите, что
иметь дело со мной гораздо легче.
     - Что  возвращает нас  к первоначальному  вопросу, -  твердо сказал
Ааз. - Что ты можешь для нас сделать, Фрумпель?
     - Я дейтствительно не знаю, - признался девол. - Если не...знаю!  Я
могу вас отправить на Базар!
     - На Базар? - переспросил я.
     - Базар на Деве!  Если вы там не  сможете найти то, что  вам нужно,
значит, этого не существует. Почему я раньше не додумался до этого?  Вот
же ответ!
     Он поднялся на ноги и двинулся к нам.
     - Не так быстро, Фрумпель.
     Ааз выхватил меч, угрожая им деволу.
     - Мы хотим гарантии, что ты отправляешь нас с билетом в оба конца.
     - Я...я не понимаю.
     - Все просто. Ты один раз  пытался избавиться от нас. Мне пришло  в
голову, что ты можешь  попытаться отправить нас в  какое-нибудь отсталое
измерение без обратного билета.
     - Но я даю вам слово, что...
     - Нам  не нужно  твое слово,  - усмехнулся  Ааз. -  Нам нужно  твое
присутствие.
     - Что?
     -  Куда  мы,  туда  и  ты.   Ты  отправишься  с  нами  в   качестве
дополнительной гарантии нашего возвращения.
     - Я не могу этого сделать! - Фрумпель, казалось, искренне пришел  в
ужас. -  Я изгнан  с Девы!  Вы не  знаете, что  со мной  сделают, если я
вернусь!
     - Очень жаль.  Мы хотим получить  гарантию возвращения, прежде  чем
шевельнемся, и этой гарантией являешься ты.
     - Минуточку! Я думаю, что у меня есть ответ.
     Девол  принялся  лихорадочно  рыться  в  сундуках.  Я   завороженно
смотрел,  как  по  мере   поисков  появляется  поразительная   коллекция
странных предметов.
     - Вот он! - воскликнул наконец Фрумпель, высоко подняв свой приз.
     Тот походил  с виду  на металлический  прут примерно  восьми дюймов
длиной  и  двух  дюймов  в  диаметре.  По  бокам у него имелись странные
обозначения, а на конце - кнопка.
     - И-Скакун! - воскликнул Ааз. - Я уже много лет не видел ни  одного
из них.
     Фрумпель метнул ему прут.
     - Вот вам. Это достаточная гарантия?
     - Что это, Ааз? - спросил я, вытягивая шею, чтобы посмотреть.
     Ааз  схватил  прут  за  концы  и  завертел  их  в   противоположных
направлениях.  Очевидно,  он  был  сделан  из  двух частей, потому что и
символы стали скользить вокруг прута в противоположных направлениях.
     - В зависимости от  того, куда ты хочешь  направиться, выстраиваешь
в ряд разные символы, а потом просто нажимаешь кнопку - и....
     - Минуточку!  - воскликнул  Фрумпель. -  Мы еще  не договорились  о
цене за него!
     - Цене? - переспросил я.
     - Да, цене! Эти штучки, знаете ли, не растут на деревьях.
     - Если ты припомнишь, - буркнул Ааз, - ты все еще у нас в долгу  по
нашей последней сделке.
     -  Достаточно  верно,  -  согласился  девол,  -  но,  как  вы  сами
заметили,  И-Скакуны  -  редкость.  Настоящий коллекционный товар. Будет
только справедливо, если мы перезаключим контракт на чуть более  высокую
плату.
     - Фрумпель,  мы слишком  спешим, чтобы  спорить, -  объявил Ааз.  -
Сразу  тебе  говорю,  что  мы  готовы  поднять цену по сравнению с нашей
первоначальной сделкой,  и ты  можешь либо  принять, либо  отказаться от
нее. Достаточно справедливо?
     - Какая цена у вас на уме? - спросил Фрумпель, нетерпеливо  потирая
руки.
     - Твоя жизнь.
     - Моя...О! Я понимаю. Да, это... гм... будет приемлемой ценой.
     - Удивляюсь я тебе, Фрумпель,  - вмешался я в разговор.  - Спустить
так дешево коллекционный товар.
     - Брось,  малыш. -  Ааз переналаживал  обозначения на  И-Скакуне. -
Давай двигать отсюда.
     - Секундочку, Ааз, я хочу забрать свой меч.
     - Оставь его. Мы можем захватить его на обратном пути.
     -  Скажи-ка,  Ааз,  много  ли  времени требуется на это путешествие
между измерениями?..
     Стенки лавки Фрумпеля вдруг растворились в клейдоскопе цветов.
        - Не долго, малыш. Фактически мы уже там.
        И верно.


                               ГЛАВА 17

                                         "Чудеса всех веков  собраны для
                                         вашего назидания; наставления и
                                         наслаждения - за плату".

                                                            П.Т. Барнум.


     Хотя я знал, что мое  родное измерение было не слишком  колоритным,
на самом деле я никогда не считал его тусклым... пока не увидел  впервые
Базар на Деве.
     Несмотря на то,  что и Ааз  и Фрумпель и  даже бесы упоминали  этот
феномен, я никогда по-настоящему не пытался представить его себе. Оно  и
к лучшему. Все, что я смог бы нафантазировать, реальность превратила  бы
в ничто.
     Базар,  казалось,   бесконечно  тянулся   во  всех    направлениях,
насколько видел глаз.  Палатки и ларьки  всех форм и  цветов собрались в
неправильные группы,  налезая друг  на друга,  стремясь занять  побольше
места.  И  всюду  сновали  тысячи  деволов  всех  возрастов  и описаний.
Высокие  деволы,  толстые  деволы,  хромые  деволы,  лысые  деволы - все
суетились,  начиная  производить  впечатление  одной  бурлящей  массы  с
множеством  голов  и  хвостов.  В  толпе  изредка  встречались  и другие
существа. Некоторые из  них походили на  ожившие кошмары, в  других я не
признавал существ, пока они не двигались. Но все они производили шум.
     Шум! После моей  уединенной жизни с  Гаркиным Твикст показался  мне
шумным,  но  гам,  атаковавший  сейчас  мои  ушы, не поддавался никакому
описанию. Из  глубины окружавших  нас ларьков  слышались вопли, странные
булькающие звуки,  и глухие  взрывы, состязавшиеся  с постоянным гвалтом
торга. Жалобно  ли плача,  гневно ли  рявкая или  демострируя окружающее
полное беразличие, но весь торг приходилось вести во всю силу легких.
     - Добро  пожаловать на  Деву, малыш!  - широко  провел рукой Ааз. -
Какого ты о ней мнения?
     - Тут шумно, - заметил я.
     - Что?
     - Я сказал, тут шумно! - крикнул я.
     -  А,  ну  да.  Тут  немного  оживленнее,  чем  на  вашем   среднем
Фермерском рынке на Рыбачей пристани, но есть и более шумные места.
     Я готов  был ответить,  но тут  на меня  налетел прохожий.  Глаза у
него,  или  у  нее,  размещались  вокруг  головы,  а  вместо рук имелись
щупальцы.
     - Взклп! - произнесло оно, махнув щупальцем и двинулось дальше.
     - Ааз?
     - Да, малыш?
     - Мне только что пришло в голову. А на каком языке говорят на Деве?
     -  Хмм?  О!  Не  беспокойся  об  этом, малыш. Здесь говорят на всех
языках.  Не  вылупился  на  свет   еще  такой  девол,  который   упустит
возможность  продать  только  потому,  что  не  говорит на нужном языке.
Просто  оброни   несколько  слов   по-пентюхски,  и   они  приспособятся
достаточно быстро.
     - Ладно, Ааз. Ну, а теперь, когда мы здесь, куда мы направимся  для
начала?
     Ответа не последовало. Я оторвался  от Базара и взглянул на  своего
напарника. Он стоял, не двигаясь и нюхал воздух.
     - Ааз?
     - Эй, малыш, ты чувствуешь это? - восторженно спросил он.
     Я понюхал воздух.
     - Да, - поперхнулся я. - Что сдохло?
     - Брось, малыш. Следуй за мной.
     Он погрузился в толпу, не оставив мне иного выбора, кроме как  идти
по его стопам.  По пути руки  дергали нас за  рукава и различные  деволы
высовывались  из  своих  ларьков  и  палаток,  подзывая  нас,  но Ааз не
замедлял шага. Я не мог  разглядеть повнимательнее ничего из того,  мимо
чего мы проходили. На то, чтобы не отстать от Ааза, требовалась  большая
часть  моей  сосредоточенности.  Одна  палатка,  однако,  приковала  мой
взгляд.
     - Смотри, Ааз! - крикнул я.
     - Что?
     - В той палатке идет дождь!
     Словно в ответ на мои слова из палатки донесся раскат грома и треск
молнии.
     - Да, ну и что? - скользнул по ней равнодушным взгляд Ааза.
     - Что, там продают дождь?
     - Нет. Приборы  управления погодой. Они  рассеяны по всему  Базару,
чтобы  не   скоплялись  в   одном   месте.   В  этих   приборах   что-то
интерферируется друг с другом.
     - Все витрины такие зрелищные?
     - Это не зрелищность, малыш. Тут, бывало, устраивали торнадо,  пока
не  пожаловались  хозяева  других   ларьков,  и  им  теперь   приходится
ограничиваться демонстрацией укрощенного материала. А теперь поспешай!
     - А куда мы вообще направляемся, Ааз. И что это все-таки за запах?
     Отталкивающий аромат становился заметно сильнее.
     -  Это,   -  торжественно   возвестил  Ааз,   останавливаясь  перед
куполообразной палаткой, - запах изврской кухни.
     - Еда?  Мы прошли  весь этот  путь только  для того,  чтобы ты  мог
пообедать?
     - В первую очередь, малыш, первоочереднре. Я не пробовал приличного
обеда с тех пор, как  Гаркин отозвал меня прямо  с вечеринки,  и посадил
на мель в вашем идиотском измерении.
     - Но нам полагается искать что-то применимое против Иштвана.
     - Расслабься,  малыш. Я  на полный  желудок лучше  торгуюсь. Просто
подожди меня здесь. Я ненадолго.
     - Подождать здесь? Разве мне нельзя пойти с тобой?
     - Ну, не думаю, что  тебе захочется этого, малыш. Для  всякого, кто
не родился на Извре, это выглядит даже хуже, чем пахнет.
     Я  нашел,  что  в  это  трудно  поверить,  но мужественно продолжал
спорить.
     - Знаешь, у меня не такой  слабый желудок. Когда я жил в  лесу, мне
приходилось есть довольно странные вещи.
     - Вот что я тебе скажу, малыш: главная трудность с изврской едой  -
не дать ей выползти из чаши, пока ее ешь.
     - Я подожду здесь, - решил я.
     -  Хорошо.  Как  я  сказал,  я  ненадолго.  Пока  я  обедаю, можешь
посмотреть драконов.
     - Драконов? - переспросил я, но он уже исчез за пологом палатки.
     Я медленно обернулся и  посмотрел на стоявшую позади  меня выставку
товаров.
     Драконы!
     Не далее как в пятнадцати  футах от места, где я  стоял, находилось
огромное, набитое драконами стойло. Большинство драконов было  привязано
к задней стене,  что и помешало  мне увидеть их,  когда мы приблизились,
но при прямом обзоре не возникало никаких сомнений, что это драконы.
     Любопытство  заставило  меня  подойти  поближе  и  присоединиться к
небольшой  толпе  перед  стойлами.  Вонь  стояла  ошеломляющая, но после
запаха изврской кухни она казалась мне приятной.
     Я никогда раньше  не видел ни  одного дракона, но  образцы в стойле
воплощали   все   ожидания   моих   грез.   Они   были  огромны,  добрых
десять-пятнадцать футов в холке и  полных тридцать футов в длину.  Шеи у
них казались длинными и змеиными, а когтистые лапы пропахивали по  земле
огромные борозды, когда они нервно переминались с лапы на лапу.
     Я удивился, увидев,  как много тут  разновидностей. Мне никогда  не
приходило в  голову, что  драконы могут  быть не  только одного типа, но
здесь   стояло    живое   доказательство    обратному.   Кроме    всегда
представляемых мной зеленых  драконов, тут были  и красные, и  черные, и
золотые, и голубые  драконы. Был даже  один бледно-лиловый. У  некоторых
имелись  крылья,  у  других  их  не было. Некоторые отличались широкими,
массивными челюстями, другие  - узкими мордами.  У некоторых были  узкие
раскосые глаза,  в то  время как  у других  огромные, как луна, глазищи,
казалось,  никогда  не  моргавшие.  Однако  у  всех  имелись  два  общих
признака - они все были крупными и выглядели порядком скверными.
     Мое внимание привлек занимающийся ими девол. Это был самый  большой
девол,  которого  я  когда-либо  видел,  полных  восьми  футов  ростом с
руками, как деревья. Трудно сказать,  кто на вид был страшнее  - драконы
или их смотритель.
     Он вывел  в центр  стойла одного  из драконов.  Тот поднял  глаза и
обвел толпу буйными желтыми галазами. Толпа под этим взглядом  отступила
на несколько шагов назад. Я серьезно подумывал уйти.
     Девол  крикнул  толпе  несколько  слов  на  непонятном мне языке, а
затем взял с козел у стены меч.
     Быстрый, как  кошка, дракон  выгнул шею  и плюнул  в своего сторожа
струей огня. Ударив в девола, пламя каким-то чудом раздвоилось и  обошло
его, не причинив ему вреда.
     Смотритель  улыбнулся   и,  повернувшись,   крикнул  зрителям   еще
несколько слов.  Когда он  это сделал,  дракон прыгнул  на него, с явным
намерением убить. Девол бросился наземь и откатился из-под удара,  когда
дракон приземлился  с таким  грохотом, что  содрогнулась палатка. Дракон
стремительно повернулся, но  смотритель уже был  снова на ногах,  подняв
перед глазами дракона амулет.
     Я не понял его хода, но дракон, очевидно, понял, потому что  присел
на задние  лапы. Девол  с силой  толкнул его,  и тот  скользнул на  свое
место у задней стенки стойла.
     По  толпе  пробежала  легкая  рябь  аплодисментов. На зрителей явно
произвела  впечатление  свирепость  натиска  дракона.  А  на  меня лично
произвел впечатление амулет.
     Смотритель  поклонился  на  аплодисметны  и  принялся  еще   что-то
говорить, на этот раз подчеркивая слова жестами и восклицаниями.
     Я решил, что мне настало время уйти.
     - Глип!
     Меня дернули за рукав.
     Я  оглянулся.  Там,  позади  меня,  стоял  маленький дракон! Он был
примерно четырех футов ростом и  десяти футов длиной, но по  сравнению с
другими  драконами  казался  маленьким.  Он  был  зеленый,  с   большими
голубыми глазами и тем, что походило на вислые белые усы.
     На  долю  секунды  я  почувствовал  отчаянный  страх.  Но он быстро
уступил  место  любопытству.  Дракон  не  выглядел  опасным. Он выглядел
вполне довольным, просто стоя передо мной и жуя...
     Мой  рукав!  Зверь  ел  кусок  моего  рукава!  Я  опустил  глаза  и
удостоверился, что эта часть моей рубашки и впрямь отсутствует.
     - Глип! - снова произнес дракон, вытянув шею за новой порцией.
     -  Пошел  вон!  -  крикнул  я  и  двинул  его  по морде, прежде чем
сообразил, что делаю.
     - Газабкп! - прорычал голос за моей спиной.
     Я резко  обернулся и  уставился на  волосатый живот.  Я прошелся по
нему взглядом,  все выше  и выше,  и увидел  вырисовывающиеся надо  мной
лицо смотрителя.
     - Сожалею, - охотно извинился я. - Я не говорю на вашем языке.
     - А, пентюх! - прогрел девол. - Ну, заявление все равно остается  в
силе.  Плати!
     - За что платить?
     - За дракона! Мы что, по-твоему, раздаем образцы!
     - Глип! - сказал дракон, прижимаясь головой к моей ноге.
     - Тут, кажется, какая-то ошибка, - поспешно сказал я.
     - Я бы сказал, что да, - нахмурился девол. - И совершаешь ты ее.  У
нас на Деве плохо относятся к магазинным несунам.
        - Глип! - сказал дракон.
     Положение  быстро  становилось  неуправляемым.   Если  я  когда   и
нуждался в помощи  или совете Ааза,  так это сейчас.  Я бросил отчаянный
взгляд  в  сторону  палатки,  где  он  скрылся,  надеясь, вопреки всему,
увидеть его выходящим из нее.
     Его там  не было.  Фактически не  было там  и палатки! Она пропала,
исчезла в прозрачном воздухе, а с ней и Ааз!

                               ГЛАВА 18


                                         "Какими бы ни могли быть товары
                                         или услуги - их можно найти еще
                                         где-нибудь, подешевле".

                                                             Э.  Скрудж.


     - Куда пропала палатка? - отчаянно потребовал я ответа.
     - Какая палатка? - моргнул, высовываясь позади меня, смотритель.
     - Та палатка!  - воскликнул я,  показывая на освободившееся  теперь
место.
     Девол  нахмурился,  вытянув  шею,  что  при  его  росте  давало ему
существенный обзор.
     - Нет там никакой палатки! - решительно объявил он наконец.
     - Знаю! В том-то и дело!
     - Эй! Не пытайся сменить тему! - проворчал девол, тыкая мне в грудь
невероятно большим пальцем. - Ты собираешься платить за дракона или нет?
     Я огляделся в поисках поддержки, но никто на нас не смотрел.  Такие
споры на Деве являлись, видно, самым обычным делом.
     - Я же сказал вам, что произошла ошибка! Мне не нужен ваш дракон!
     - Глип! - сказал дракон, чуть склонив голову в мою сторону.
     - Не плети мне!  - прогремел смотритель. -  Если он тебе не  нужен,
то зачем ты его кормил?
     - Я его не кормил! Он съел кусок моего рукава!
     - Глип!  - подтвердил  дракон, делая  еще одну  безуспешную попытку
добраться до моей рубашки.
     - Значит ты признаешь, что он получил от тебя еду?
     - Ну...образно  говоря...да! Ну  и что?  - мне  уже надоело, что на
меня кричат.
     - Значит, плати! Он для меня больше не пригоден!
     Я оглядел дракона.  Он не выглядел  в чем-то ухудшившимся  от того,
что съел кусок моей рубашки.
     - Что с ним случилось? По-моему он выглядит вполне нормально.
     - Глип! - согласился дракон и снова стал бочком подбираться ко мне.
     -  О!  С  ним  все   замечательно!  -  фыркнул  смотритель.  -   За
исключением  того,  что  он  теперь  привязался. Привязавшийся дракон не
годиться никому, кроме лица или существа, к которому он привязался.
     - Ну, и к кому же он привязался?
     - Нечего мне  острить! Он привязался  к тебе! Навсегда,  с тех пор,
как ты накормил его.
     - Ну, покормите его опять и отвяжите его. У меня неотложные дела  в
другом месте.
     - Всего-навсего,  да? -  скептически хмыкнул  девол, достигая новых
высот.  -  Тебе  отлично  известно,  что  так  не  бывает.  Коль  дракон
привязался, то привязался навек. Вот почему они так ценны.
     - Навек? - переспросил я.
     -  Ну...до  тех  пор,  пока  один  из  вас не умрет. Но любой дурак
знает, что  дракона не  кормят, если  не хотят,  если не хотят привязать
его к себе. Эти  идиотские звери слишком впечатлительны,  особенно такие
молодые, как этот.
     Я снова  посмотрел на  дракона. Он  был очень  молод. Крылья у него
только начинали формироваться, что я воспринял, как признак  незрелости,
а клыки были острыми, как иглы,  вместо изношенной закругленности концов
у его собратьев по стойлу. И все же под этой чешуей трепетала мускульная
сила...  Да,  решил я,  я смогу опереться на своего дракона в бою против
любого...
     - Глип!  - сказал  дракон, облизывая  раздвоенным языком  оба конца
своих усов.
     Это привело меня в чувство. Дракон? Зачем мне дракон?
     - Ну, - высокомерно заявил я,  - тогда, надо полагать, я просто  не
любой  дурак.  Если  бы  я  знал,  какие  будут  последствия того, что я
позволил ему съесть рукав моей рубашки, я бы...
     - Слушай сынок! - прорычал девол, снова ткнув меня в грудь. - Я  бы
тебе не советовал... Если ты думаешь, что тебе...
     Во мне  что-то лопнуло.  С удивившей  меня яростью  я одним  ударом
отбросил его руку.
     -  Меня  зовут  не  "сынок"!  -  прошипел  я  пониженным голосом, в
котором  не  узнал  своего.  -  Меня  зовут  Скив!  Понижай голос, когда
разговариваешь со мной, и не тычь в меня своими грязными пальцами!
     Я весь  дрожал, хотя  не могу  сказать, от  ярости или  от сраха. Я
потратил на эту вспышку весь свой запас эмоций и теперь гадал,  переживу
ли я ее последствия.
     Удивительное  дело,  при  моей  тираде  девол отступил на несколько
шагов и теперь изучал меня  с озадаченным видом. Я почувствовал  тяжесть
на ногах и  спине и рискнул  оглянуться. Дракон теперь  пригнулся позади
меня, вытянув шею и выглядывая из-за моей талии на смотрителя.
     - Извините, - смотритель вдруг  стал униженным и заискивающим. -  Я
сперва не узнал вас. Вы сказали, вас зовут...?
     - Скив, - высокомерно уведомил я.
     - Скив, - он задумчиво нахмурил брови. - Странно. Я не помню  этого
имени.
     Я не был уверен,  за кого он меня  принял, но если я  что и усвоил,
пропутешествовав с Аазом,  то это узнавать  преимущество, увидев его,  и
цепко за него потом хвататься.
     -  Тайна,  окружающая  мою  персону,  сама  за себя должна о чем-то
говорить, если ты понимаешь, что я  имею в виду, - буркнул я,  выдав ему
свое самое лучшее заговорщическое подмигивание.
     - Конечно, - отозвался он. - Мне следовало бы сразу сообразить...
     - Не имеет значения, - зевнул я. - Итак, насчет дракона...
     -  Да.  Простите,   что  я  вспылил,   но  вы  можете   понять  мое
затруднительное положение.
     Казалось странным  видеть такого  огромного девола  заискивающе мне
улыбающимся, но я не ударил лицом в грязь.
     - Ну, я уверен, что мы сможем что-нибудь устроить, - улыбнулся я.
     Когда  я  говорил  это,  меня  вдруг  осенила  одна мысль. Все наши
деньги у  Ааза! При  мне нет  ни одного  сколь-нибудь ценного  предмета,
кроме....
     Я  сунул  руку  в  карман,  заставив  себя  сделать  это   движение
небрежным.  Он   был  все   еще  тут!   Амулет,  снятый   мной  с   тела
статуи-Квигли,  позволявший  носившему  его  видеть сквозь заклинания. Я
его взял, когда Ааз смотрел  в другую сторону, и держал  припрятанным на
случай, что  он может  понадобиться в  каком-то кризисе.  Ну что же, эта
ситуация определенно походила на кризис!
     - Вот! -  сказал я, кинув  ему амулет. -  Я думаю, это  уладит наши
счеты.
     -  Это?  -  переспросил  он.  -  Вы  хотите  купить  за  это   едва
вылупившегося дракона?
     Я не имел понятия об  относительной стоимости амулета, но пока  еще
блеф меня не подводил.
     -  Я  не  торгуюсь,  -  холодно  отчеканил  я.  -  Это мое первое и
последнее предложение. Если оно вам  не нравиться, верните мне амулет  и
посмотрим, сможете ли вы получить лучшую цену за привязавшегося дракона.
     - Вы много запрашиваете, Скив, - девол все еще оставался  вежливым,
но  его  улыбка  выглядела  так,  словно  она  причиняла  боль. - Ладно,
заметано. По рукам.
     Он протянул свою ручищу .
     Послышалось  неожиданное  шипение,  и  поле  моего зрения оказалось
загороженным.  Дракон  вытянул  шею  над  моей  головой  и  столкнулся с
деволом  нос  к  носу.  Его  поведение  вдруг  стало  миниатюрной копией
свирепости,  ранее  продемонстрированной  его  собратьями  покрупнее.  Я
вдруг сообразил, что он защищал меня!
     Смотритель явно тоже сообразил  это, так как отдернул  руку, словно
только что сунул ее в открытый очаг.
     -  Не  могли  бы  вы  отозвать своего дракона достаточно ненадолго,
чтобы мы закончили сделку? - предложил он с вынужденной вежливостью.
     Я не был  уверен в том,  как мне предполагалось  это сделать, но  я
готов был попробовать.
     - Он свой! - крикнул я,  колотя дракона по шее, чтобы привлечь  его
внимание.
     - Глип? - отозвался дракон, поворачивая голову и смотря мне в лицо.
     Я  заметил,  что  его  дыхание  было достаточно зловонным, чтобы на
лету убить насекомое.
     - Он свой! - повторил я, вылезая из под его шеи.
     Поскольку я уже двигался, то шагнул вперед и пожал руку деволу.  Он
рассеянно ответил тем же, не отрывая взгляда от дракона.
     - Слушайте, - сказал я, -  между нами говоря, в общем-то я  новичок
в этой игре с драконами. Что он ест?.. Я имею в виду кроме рубашек?
     - О, немного того, немного  сего. Они всеядны и поэтому  могут есть
все, хотя они и разборчивые  едоки. Просто представте его самому  себе и
он  выберет себе  диету...  старую одежду,  отборные  листья,   домашних
животных...
     - Восхитительно! - пробурчал я себе под нос.
     -  Ну,  если  вы  извините  меня,  мне  надо  поговорить  с другими
клиентами.
     - Минутку! Разве  я не получу  один из кулонов  вроде того, который
вы применяли для укрощения больших драконов?
     - Хмм? Для чего?
     - Ну...для укрощения своего дракона.
     - Они для укрощения непривязавшихся драконов. Для привязавшегося  к
вам  дракона   его  не   нужно,  он   не  подействует   и  на   дракона,
привязавшегося к кому-то другому.
     - О! - произнес я с умудренностью, которой не чувствовал.
     - Однако, если вам нужно,  у меня есть родственник, продающий  их в
своем ларьке. Это всего  три ряда вперед и  два ряда направо. Это  может
оказаться  для  вас  хорошим  применением  денег.  Сможет сберечь вашего
дракона  от  усталости  и  ран,  если  вы  столкнетесь с непривязавшимся
драконом. Это даст вашему малому больше шансов повзрослеть.
     - Это  подымает еще  один вопрос,  - сказал  я. -  Много ли  на это
требуется времени?
     - Не много. Всего три ряда прямо и...
     - Нет.  Я имею  в виду,  сколько времени  пройдет, пока  мой дракон
достигнет зрелости?
     - О, не больше четырех-пяти веков.
     - Глип!
     Я не был уверен, кто сказал это, я или дракон.

                               ГЛАВА 19


                                     "Упорно преодолевая все препятствия
                                     и отвлечения, можно наверняка
                                     достичь своей избранной цели или
                                     прибыть к намеченному месту".

                                                              Х. Колумб.


     - Пошли, Глип, - сказал я.
     - Глип! - отозвался мой дракон, пристраиваясь за мной.
     Теперь,  когда  я  стал  не-таким-уж-гордым  владельцем перманентно
незрелого дракона, мне  больше чем когда-либо  не терпелось найти  Ааза.
Миг назад я был  один в чужом измерении,  без гроша в кармане,  а теперь
за  мной  тащился  дракон.  Положение  могло ухудшиться только в случае,
если такая  ситуация станет  постоянной, что  могло произойти,  если Ааз
решил вернуться на Пент без меня.
     Место, занимаемое прежде изврской палаткой-рестораном,  определенно
было  пустым,  даже  при  изучении  вблизи,  поэтому я решил расспросить
девола, торгующего в соседнем ларьке.
     - Гм...извините, сударь.
     Я  решил,  быть  как  можно  вежливее  во  всремя всего дальнейшего
своего прибывания на Деве. Последнее, что мне требовалось, это еще  один
спор с  деволом. Однако,  казалось, что  в данной  ситуации мне не стоит
беспокоиться.
     -  Никаких  извинений  не  требуется,  юноша, - радостно заулыбался
хозяин,  демонстрируя  впечатляющее  число  зубов.  -  Вы  интересуетесь
покупкой трости?
     - Трости?
     -  Конечно!  -  девол  широким  жестом  окинул  свой ларек. - Самые
прекрасные трости во всех измерениях!
     -  Ээ...спасибо,  но  у  нас,  в  моем  родном  измерении,  тростей
хватает.
     - Только не таких, юноша. Вы с Пента, не так ли?
     - Да, а что?
     - Могу гарантировать вам, что  на всем Пенте нет ни  одной подобной
тросточки. Они из измерения, куда имею доступ только я, а я не  продавал
их на Пенте или тем, кто туда отправлялся.
     Несмотря на  опаснения, любопытство  мое было  возбуждено. Я  снова
посмотрел  на  выстроившиеся  вдоль  стен  ларька  трости. Они выглядели
похожими на обыкновенные палки, какие можно найти где угодно.
     - Для чего они служат? - осторожно спросил я.
     -  А-а!  Разные  служат  для  разного.  Некоторые  для   управления
животными,  другие  для  управления  растениями. Немногие, очень редкие,
позволяют вам вызвать армию воинов  из самих камней. Некоторые из  самых
могучих магов любого измерения держат в руках посохи из того же  дерева,
что  и  эти  трости,  но  для  целей большинства людей достаточно и этой
модели.
     - Глип! - сказал дракон, нюхая одну из тросточек.
     - Оставь ее в покое! - рявкнул я, отпихивая его голову от товара.
     Единственное, что мне  не хватало, это  чтобы мой дракон  съел весь
запас товара одного из этих сверхкупцов.
     - Могу я вас спросить, юноша, это ваш дракон?
     - Ну...в некотором роде.
     - В таком случае, вы можете найти особое применение для трости,  не
практикуемое большинством магов.
     - Какое именно?
     - Вы можете применить его для избиения своего дракона.
     -  Глип!  -  сказал  дракон,  посмотрев  на  меня  своими  голубыми
большими глазами.
     - На самом-то деле я вовсе не интересуюсь тростями.
     Я подумал,  что мне  лучше вернуться  к своей  первоначальной цели,
прежде чем этот разговор станет совсем неуправляемым.
     - Нелепо, юноша. Трость следует иметь каждому.
     - Я остановился здесь в  первую очередь по причине того,  что хотел
спросить, не знаете ли вы, что случилось с той палаткой?
     - Какой палаткой, юноша?
     У меня возникло смутное ощущение, будто я уже имел такой разговор.
     - Палатка, стоявшая прямо тут, рядом с вашим ларьком?
     - Изврский ресторан? - в голос девола вкрался ужас.
     - Глип, - сказал дракон.
     -  Зачем  вы  ищите  подобное  место,  юноша? Вы кажетесь человеком
благовоспитанным и образованным.
     - У меня был друг, бывший там, когда палатка исчезла.
     - У вас  есть друг извращенец?  - в его  голосе не было  дружеского
тона.
     - Ну, в действительности... гм... это долгая история.
     - Ну  что ж,  я могу  тебе сказать,  подонок. Она  не исчезла,  она
переместилась,  -  прорычал  девол  без  всякого демонстрируемого раньше
акцента вежливости.
     - Переместилась?
     - Да.  Это новое  изданное нами  постановление. Все  заведения, где
подаются  изврские  блюда,  должны  мигрировать. Их нельзя устанавливать
постоянно или даже временно в любой точке Базара.
     - Почему? - спросил я.
     -  Вы  когда-нибудь  нюхали,  как  пахнут  изврские  блюда?  Запаха
достаточно, чтобы вызвать рвоту  даже у пожирателя падали.  Вам хотелось
бы  целый  день  работать  в  палатке  с  подветрянной стороны от такого
заведения? При этой жаре?
     - Я понимаю, что вы хотите сказать, - признал я.
     - Либо они должны перемещаться,  либо Базар. А мы превосходим  их в
численности.
     - Но что вы подразумеваете под словом " перемещаться"?
     - Палатки!  Все, что  требуется, это  одно-два простых  заклинания.
Они либо постоянно перемещаются  тихим ходом, либо остаются  на короткий
период в одном месте, а потом  шмыгают в новое. Но они перемещаются  все
время.
     - А как же тогда их находят, если они без конца перемещаются?
     - Это легко. Надо всего лишь держать нос по ветру.
     Я на  пробу понюхал  воздух. Достаточно  верно -  в воздухе все еще
оставался безошибочный запах ресторана.
     - Глип! - дракон скопировал мое действие и теперь тер лапой нос.
     - Ну, спасибо вам...за...  вашу...
     Я говорил с  пустым воздухом. Девол  уже находился на  другом конце
лавки, скаля  зубы новому  клиенту. Мне  пришло в  голову, что  граждане
Девы  не   особенно  утруждают   себя  светскими   любезностями,  помимо
необходимых для ведения торговли.
     Я направился, ориентируясь по запаху к изврскому ресторану.  Дракон
верно шлепал за мной. Несмотря на растущее желание вновь объединиться  с
Аазом, скорость  у меня  была значительно  медленнее, чем  установленная
Аазом, когда  мы только  что прибыли  в этот  странный мир,  на этот  не
менее странный  Базар. Он  загипнотизировал меня,  и я  хотел увидеть на
нем как можно больше.
     При более неторопливом изучении казалось, что на Базаре  существует
какой-то  смутный  порядок.  Разные  ларьки  и  киоски  группировались в
общем-то,  по  типу  продаваемого  товара.  Похоже,  что это происходило
больше из-за обстоятельств, чем по плану. Очевидно, что если один  девол
выставляет  на  продажу,  ну  скажем,  плаши-невидимки,  то  вокруг него
поблизости   появлялась   без   малейшей   задержки   стая  конкурентов,
старающаяся превзойти друг друга в качестве товара или в ценах.  Большая
часть  суматошного  бурления  голосов  порождалась  спорами купцов из-за
местоположения их ларьков или занимаемого последними пространства.
     Запах   стал   сильнее,   когда    я   проходил   через    участок,
специализирующийся  на  экзотических  или  магических  драгоценностях. Я
устоял перед искушением изучить  его повнимательнее, но искушение  стало
еще сильнее,  когда я  перешел на  участок, где  торговали оружием.  Мне
пришло в голову, что здесь я мог найти нам оружие для применения  против
Иштвана, но запах изврской кухни  стал еще сильнее, и я  твердо заставил
себя закончить свои поиски. Мы можем присмотреть оружие после того,  как
я  найду  Ааза.  Из-за  интенсивности  вони  я  был уверен, что мы скоро
доберемся до своей цели.
     - Идем, Глип, - поощрил я.
     Дракон  теперь  отставал  и  никак  не  откликнулся, за исключением
того, что чуть ускорил шаг.
     Я ожидающе повернул за угол и остановился. Я нашел источник запаха.
     Я  смотрел  на  обратную  сторону  большой выставки какой-то чудной
живности.  Передо  мной  находилась  большая  куча влажной зелено-желтой
субстанции. И  пока я  глядел, из  стойла вышел  молодой девол, держащий
лопату, нагруженный такой же  субстанцией. Он вопросительно взглянул  на
меня, свалил свой груз и вернулся в стойло.
     Навозная куча! Я ориентировался на запах навозной кучи!
     - Глип! - сказал дракон вопросительно глядя на меня.
     Он, казалось  спрашивал меня,  что мы  намерены делать  дальше. Это
был хороший вопрос.
     Я  стоял,  размышляя  над  своим  следующим шагом. Наилучшим шансом
будет, вероятно, возвращение обратно к продавцу тросточек и  попробовать
снова.
     - Не уделишь ли минутку девушке, красавец?
     Я резко обернулся.  Там стояла девушка,  девушка, не похожая  ни на
одну из виденных мной прежде. Внешне она напоминала пентийку и могла  бы
сойти  за  человека  моего  измерения,  за  исключением  цвета ее кожи и
волос. Ее  кожа выделялась  чудесным оливково  - золотистым  оттенком, а
голову увенчивала  грива мерцающих  на солнце  светло-зеленых волос. Она
была немного повыше  меня и невероятно  фигуриста, ее обильные  прелести
усиленно напрягали стеснявшую одежду.
     - Или ты действительно торчишь у навозной кучи? - закончила она.
     Когда  она  говорила,  в  ее  миндалевидных кошачьих глазах плясало
озорство.
     - Гм... вы говорите со мной? - заикаясь, выдавил я.
     -  Конечно  с  тобой,  -  промурлыкала  она,  приближаясь  ко мне и
обвивая руками мою шею.  - Разумеется, я говорю  не с твоим драконом.  Я
хочу сказать,  он милый  и все  такое, но  мои вкусы  не простираются  в
подобных направлениях.
     - Глип! - сказал дракон.
     Я   почувствовал,   как    поднялась   температура   моего    тела.
Прикосновение  ее  рук,  вызывало  ощущение  щекотки,  которая казалось,
производила полное расстройство моего метаболизма.
     - Гм... На самом деле я ищу друга, - выпалил я.
     - Ну, ты его нашел, - прошептала она, прижимаясь ко мне всем телом.
     - Э... я... гм. - Мне вдруг стало трудно сосредоточиться. - Чего вы
хотите?
     - Хмм, - задумчиво произнесла она.  - Даже хотя это не мое  обычное
время, мне думается, я хотела бы погадать тебе...  даром.
     - О? - удивился я.
     Это был  первый раз  с тех  пор, как  я появился  на Базаре,  когда
кто-то предложил  мне что-либо  задаром. Я  не знал,  радоваться мне или
подозревать.
     - Ждет тебя, касатик, драка,- прошептала она мне на ухо. - Большая.
     - Что? - воскликнул я. - Когда? С кем?
     - Легче, красавец, - предупредила  она, еще крепче сжимая мою  шею.
- Когда - всего через несколько минут. С кем - с крысиной стаей за  моим
плечом... не смотри прямо на них!
     Ее последнее предупреждение  остановило мой рефлекторный  взгляд, и
действуя поосторожнее, я бросил украдкой взгляд уголком глаза.
     У  стены  лавки  слонялась,  внимательно  следя  за  нами, дюжина с
чем-то  самых  отталкивающих,  самых  скверных  на  вид  типов,  каких я
когда-либо видел.
     - С ними? Я хочу сказать, со всеми? - спросил я.
     - Угу, - подтвердила она, прильнув к моей груди.
     - Почему? - потребовал я ответа.
     - Вероятно, мне не следовало  бы тебе этого говорить, -  улыбнулась
она, - но из-за меня.
     Только ее крепкие объятия не дали мне толчком освободиться от нее.
     - Вас? Что насчет вас?
     - Ну,  они ужасно  жадная компания.  И они  намерены так  или иначе
сделать на этой встрече какие-то деньги. Если бы все было нормально,  то
ты бы отдал деньги мне, а  я бы отстегнула долю им. В  том маловероятном
случае, если это не сработает, они притворяться защищающими мою честь  и
выбьют их из тебя.
     - Но вы не понимаете! У меня нет никаких денег!
     - Я это знаю. Вот потому-то тебя и ждет драка, ясно?
     - Но если вам известно, что  у меня нет никаких денег, тогда  зачем
вы...
     - О,  я не  знала, когда  впервые остановила  тебя. Я  выяснила это
только теперь, когда обыскала тебя.
     - Обыскали меня?
     - Да брось ты, красавец. Обыскать личность можно многими  способами
и без рук, - она знающе подмигнула мне.
     - Ну, а разве вы не можете им сказать, что у меня нет денег?
     - Они мне не поверят.  Единственный способ убедить их, это  дать им
самим тебя обыскать.
     - Я  готов им  позволить, если  для их  убеждения требуется  именно
это.
     - Не думаю, - улыбнулась она, поглаживая мне лицо ладонью. - Они  в
том числе проверят, не проглотил ли ты свои деньги.
     - О!  - произнес  я. -  Я понимаю,  что вы  хотите сказать. Но я не
могу с ними драться. У меня нет никакого оружия.
     - У тебя под рубашкой на пояснице тот ножичек, - указала она.
     Я  забыл  про  свой  ножичек  для  снятия шкур. После этого я начал
верить в ее технику обыскивания без рук.
     - Но я никогда раньше не участвовал в драке.
     - Ну, я думаю, тебе предстоит научиться.
     - Сушайте, зачем вы вообще мне все это рассказываете? - спросил я.
     - Не знаю, -  она пожала плечами. -  Мне нравиться твой стиль.  Вот
почему я  в первую  очередь и  выбрала тебя.  Потом я  опять же чувствую
себя немного виноватой из-за того, что втравила тебя в это.
     - Вы мне поможете?
     - Я  не  чувствую  себя  н а с т о л ь к о  виноватой,  красавец, -
улыбнулась она. - Но есть еще кое-что, что я могу сделать для тебя.
     Она начала притягивать меня к себе.
     - Минуточку, - запротестовал я. - Разве это не...
     - Расслабься,  красавец, -  промурлыкала она.  - Тебя  того и гляди
отдубасят за оскорбление моей  чести. Ты вполне можешь  получить немного
сладкого вместе с горьким.
     Прежде,  чем  я  смог  запротестовать  снова,  она поцеловала меня.
Долгим, теплым и сладким поцелуем.
     Меня раньше никто не целовал,  кроме матери. Это было совсем  иное!
Драка, Ааз, дракон, все вылетело у  меня из головы. Я заблудился в  чуде
этого мгновения.
     - Эй!
     Мне на плечо упала грубая рука и разлучила нас.
     - Этот клоп беспокоит вас, сударыня?
     Личность на  другом конце  этой руки  была не  выше меня,  но вдвое
шире,  и  изо  рта  у  нее  торчали короткие кривые клыки. Позади веером
рассыпались его дружки, эффективно прижимая меня к навозной куче.
     Я посмотрел на девушку. Она пожала плечами и отступила в сторону.
     Дело выглядело  так, словно  мне предстояло  драться со  всеми ими.
Мне и дракону.  Восхитительно!
     Я вспомнил про свой  ножик для снятия шкур.  Он был не бог  невесть
что, но был  всем, что у  меня имелось. Я  как можно небрежнее  протянул
руку за  спину и  потянул за  рубашку,  пытаясь  вытащить ее  так, чтобы
суметь добраться до ножа, но нож тут же провалился мне в штаны.
     Экипаж с разбитого корабля двинулся вперед.



                               ГЛАВА 20


                                      "При должной обдуманности в выборе
                                      союзников можно гарантировать
                                      победу в любом конфликте."

                                                             Б. Арнольд.


     - Взять их, Глипп! - рявкнул я.
     Дракон одним  прыжком вступил  в действие:  ход, как  мне думается,
удививший меня больше, чем нападающих.
     Он прыгнул  между мною  и наступающей  крысиной стаей  и пригнулся,
угрожающе шипя. Его хвост хлестанул с такой силой, что чуть не  отхватил
ноги у  двух фланирующих  членов шайки.  Каким-то образом, разозлившись,
он казался намного крупнее.
     - Берегись! У него дракон! - крикнул вожак.
     - Спасибо за предупреждение, - проворчал один из упавших, с  трудом
поднимаясь на ноги.
     - Счас я его! - раздался голос слева от меня.
     Я повернулся как  раз вовремя, чтобы  увидеть кинжал длиной  в фут,
летящий, словно молния к шее дракона. Моего дракона!
     Я вдруг  вернулся на  практические занятия.  Моя мысль  метнулась и
схватила кинжал. Он дернулся и остановился в воздухе, паря там.
     - Ловкий ход, красавец! - крикнула девушка.
     - Эй! Этот клоп - маг!
     Стая отступила на несколько шагов.
     - Совершенно верно!  - рявкнул я.  - Меня звать  Скив, магия мне  -
начхать! Вы что, думали, что имеете дело с каким-то пентюхом?
     С  этими  словами  я  опустил  кинжал,  бросая  его туда-сюда на их
строй. Теперь  я был  взбешен. Один  из этих  хамов пытался  убить моего
дракона!
     - И дюжины вас не хватит! - закричал я. - Уматывайтесь и  приводите
еще друзей...если у вас такие есть!
     Я  отчаянно  искал,  чего  бы  мне  еще бросить. Мой взгляд упал на
навозную кучу. Несмотря на весь свой гнев, я улыбнулся про себя.  Почему
бы и нет!
     Через мгновение я швырял в своих противников большие комья  навоза.
Моя  меткость  оставляла  желать   лучшего,  но,  как   свидетельствовал
разъяренный вой, оказалась достаточно хорошей.
     - Левитация! - заорал вожак. - Кванто! Останови его!
     - Есть, босс.
     Один из  гопников подтверждающе  махнул рукой  и принялся  шарить в
поясной сумке.
     Он  допустил  ошибку,  дав  отждествить  себя.  Я не знал, с чем он
собирается  вступить  в  бой,  но  был  уверен,  что  не хочу дожидаться
выяснять это.
     - Останови его, Глип! - приказал я, показывая на жертву.
     Дракон поднял голову и  остановил свой взгляд на  шарившем бандюге.
Со  звуком,  который,  будь  он  постарше,  был бы рычанием, он выпустил
струю пламени и бросился в атаку.
     Струя пламени была не бог весть какой и вдобавок прошла мимо  цели,
но ее оказалось достаточно,  чтобы привлечь внимание бандюги.  Он поднял
голову,  увидел  несущуюся  на  него  гору  драконьего тела и ударился в
панику.  Не  трудясь  звать  на  помощь  товарищей,  он  повернулся   и,
завизжав, бросился бежать с гонящимся за ним по пятам драконам.
     - Ладно, клоп! Посмотрим, остановишь ли ты это?
     Я резко повернул свое внимание к вожаку. Тот стоял теперь, уверенно
подняв трость вверх.  Еще вчера меня  бы это не  встревожило, но теперь,
зная то, что я знал, я замер. Я не знал какая это модель, но вожак  явно
испытывал уверенность, что ее мощь превзойдет мою.
     Он злобно осклабился и начал медленно наводить на меня трость.
     Я отчаянно пытался придумать какой-то  способ защиты, но не мог.  Я
даже не знал, от чего мне полагалось защищаться!
     Вдруг что-то молнией пересекло мое поле зрения, и трость пропала.
     Я моргнул  и посмотрел  вновь. Трость  лежала на  земле, расколотая
метательным ножом, метательным ножом с черной рукояткой.
     - Какие-нибудь затруднения, мастер Скив? - прогремел голос.
     Я быстро  обернулся к  источнику голоса.  Там стоя  Ааз, наведя  на
стаю взведенный арбалет. Он широко улыбался, что, как я ранее  упоминал,
не производило успокаивающего действия на всех тех, кто его не знал.
     - Извращенец! - ахнул вожак.
     - Что? - наставил на него арбалет Ааз.
     - Я хотел сказать, изверг, - поспешно поправился вожак.
     - Вот так-то лучше. Что  скажешь, Скив. Какими ты их  хочешь видеть
- мертвыми или бегущими?
     Я посмотрел  на крысиную  стаю. Не  нарушая застывшей  немой сцены,
они умоляли меня глазами.
     -  Гм...я  думаю,  бегущими,  -  задумчиво  проговорил  я.  - Они и
живые-то пахнут достаточно  плохо. Мертвые же  они могут создать  Базару
дурную славу.
     - Вы слышали его? - проворчал Ааз. - Брысь!
     Они исчезли, словно провалилсь сквозь землю.
     - Аазик!
     Девушка вылетела вперед и повисла у него на шее.
     - Танда! - воскликнул Ааз,  опуская арбалет. - Ты связалась  с этой
стаей?
     - Шутишь? Я - приманка, - она озорно подмигнула.
     - Немного низковатый класс для тебя, так ведь?
     - Э...такова жизнь.
     - Почему ты ушла из гильдии убийц?
     - Надоело платить профсоюзные взносы.
     - Гм...кгхм... - перебил я.
     - Хмм? - оглянулся Ааз. - О! Извини, малыш. Скажите, вы знакомы?
     -  В  некотором  роде,  -  призналась  девушка.  -  Мы... скажи-ка,
красавец, это и есть тот друг, которого ты искал?
     - Красавец? - наморщил лоб Ааз.
     - Ну, да, - признал я. - Мы расстались у...
     - Красавец? - повторил Ааз.
     - О, ш-ш, - приказала девушка,  игриво хлопнув его по животу. -  Он
мне нравиться. У него есть стиль.
     - На  самом деле  я считаю,  что формально  мы не  познакомились, -
сказал я, выдав свою самую обоятельную улыбку. - Меня зовут Скив.
     - Ну...
     - Не обращай на него внимания. Я - Тананда, но зови меня Танда.
     - С огромным удовольствием.
     - Если  вы уже  все... -  перебил их  Ааз, -  у меня  есть еще пара
вопросов.
     - Глип! - заявил дракон, присоединяясь к нашей компании.
     - А это что такое? - спросил Ааз.
     - Это дракон, - любезно пояснил я.
     Танда невежливо хихикнула.
     - Сам знаю! - рявкнул Ааз. - Я имею в виду, что он здесь делает?
     Я вдруг заколебался излагать всю историю.
     - На Базаре много драконов, Ааз,  - промямлил я, не глядя на  него.
- Фактически есть целое стойло рядом с...
     - Что э т о т дракон делает з д е с ь ?
     - Э... он мой, - признался я.
     - Твой?! - взревел Ааз. -  Я сказал тебе посмотреть драконов, а  не
покупать их!
     - Но, Ааз...
     - Что мы будем делать с драконом?
     - Я заключил на него выгодную сделку, - с надеждой указал я.
     - С деволом?
     - О, я понимаю, что имеешь в виду.
     -  Брось.  Рассказывай,  какие  были  условия  этой  фантастической
сделки?
     - Ну...я... то есть...
     - Выкладывай!
     - Я поменял его на кулон Квигли.
     - Кулон  Квигли? Тот,  благодаря которому  видят сквозь заклинания?
Ты поменял хороший магический кулон на полувзрослого дракона?
     - О, дай ему  передохнуть, Ааз - вмешалась  Танда. - Чего иного  ты
ожидал, позволив ему  бродить вот так  одному? Тебе повезло,  что ему не
всучили половину туристского барахла на  Деве! И вообще, где ты  был все
это время?
     - Ну...я был...  гм...
     - Не говори мне,  - подняла она руку.  - Если я тебя  знаю, ты либо
гонялся за девкой, либо набивал себе брюхо, верно?
     - Уделала она тебя, Ааз, - заметил я.
     - Заткнись, малыш.
     - Так что нечего набрасываться на Скива. По сравнению с тем, что  с
ним могло случиться, он действовал  совсем неплохо. Как ты вообще  нашел
нас?
     - Я послушал, где шум драки, и последовал туда, - объяснил Ааз.
     - Вот видишь! Ты ожидал, что он попадет в беду. Я могу сказать, что
он действовал просто прекрасно,  прежде чем ввалился ты.  Они с драконом
задали жару этим громилам. Он, знаешь, весьма неплохо владеет магией.
     - Знаю, - гордо отозвался Ааз. - Я и научил его.
     - Вот здорово, спасибо, Ааз!
     - Заткнись, малыш.
     - Глип, - сказал дракон, вытягивая шею, огибая меня и глядя  сверху
вниз на Ааза.
     - Дракон, а? - проговорил Ааз более задумчиво, изучая дракона.
     - Он может помочь нам против Иштвана, - с надеждой предложил я.
     - Иштвана? - озадаченно переспросила Танда.
     - Да,  - ответил  Ааз. -  Ты помнишь  его, не  правда ли?  Он опять
принялся за свои старые фокусы, на этот раз в Пенте.
     - Так  вот, значит,  что происходит,  да? Ну,  что же мы собираемся
насчет этого предпринять?
     - Мы? - удивленно переспросил я.
     - Разумется, -  улыбнулась она. -  Этот промысел, как  говорит Ааз,
немного  низковатого  класса.  Я  могу  с  таким  же  успехом  на  время
пристроиться к вам... то еесть если вы не против.
     - Восхитительно!  - сказал  я и  на этот  раз для  разнообразия без
всякой иронии.
     -  Не  так  быстро,  Танда,  -  предостерег  ее  Ааз. - Тебе еще не
разъяснили некоторых деталей.
     - Таких, как?..
     - Таких, как то, что я потерял свои способности.
     - Кроме шуток? Ух ты, это тяжко.
     - Это означает, что мы будум  полагаться на то, что вот этот  малыш
прикроет нас по части магии.
     - Тем  больше причин  привлечь меня.  Я и  сама подцепила несколько
трюков.
     - Знаю, - покосился на нее Ааз.
     -  Не  в  этом  смысле,  -  она  ткнула  его в бок. - Я имею в виду
магические трюки.
     - Даже если так, дело будет не из легких.
     - Брось, Ааз,  - побранила его  Танда. - Ты  пытаешься сказать, что
иметь на вашей стороне тренированного убийцу не будет полезно?
     -  Ну...  это  может  дать  нам небольшое преимущество, - признался
Ааз.
     - Хорошо! Значит, решено. Что мы будем делать в первую очередь?
     - Тут  сразу за  углом есть  несколько ларьков,  набитых оружием, -
предложил я. - Мы можем....
     - Расслабься, малыш. Об этом я уже позаботился.
     - Уже? - удивленно переспросил я.
     - Да. Я нашел в секции  розыгрышей именно то, что нам нужно.  Я как
раз искал тебя, прежде чем мы отправимся обратно.
     - Значит, мы готовы к дороге? - спросила Танда.
     - Ага, - сказал Ааз, выуживая из-за пазухи И-Скакун.
     - А что насчет моего дракона?
     - Что насчет него?
     - Мы возмем его с собой?
     - Конечно, мы  возмем его с  собой. Мы не  оставим за собой  ничего
ценного.
     - Глип! - вставил дракон.
     - А  он, должно  быть, для  кого-то ценен!  - закончил  Ааз, грозно
глядя на дракона.
     Он  нажал  кнопку  И-Скакуна.  Базар  заколебался и расстаял...и мы
опять оказались в лавке Фрумпеля...в некотором роде...
     - Интересное  у вас  здесь местечко,  - сухо  заметила Танда. - Ваш
собственный декор?
     Все, что осталось от лавки Фрумпеля - это выгоревший остов.


                               ГЛАВА 21


                                               "Если требуется достичь
                                               максимальной эффективнсти,
                                               то надо обращаться со
                                               своими силами открыто
                                               и честно".

                                                              Д. Вейдер.


     - Что случилось? - требовательно я спросил у Ааза.
     - Эй, малыш. Я же тоже был на Деве. Помнишь?
     - Гм... Эй, парни. Мне очень не хотелось бы перебивать, -  перебила
Танда, - но разве не следует что-то предпринять по части личин?
     Она  была  права.  Пребывание  на  Деве  заставило  меня  забыть  о
заурядных нуждах нашего  существования. Я проигнорировал  саркастический
ответ Ааза и принялся за работу.
     Ааз вернулся к своей теперь уже традиционной личине Гаркина.  Танда
выглядела  отлично,  как  только  я  сменил  ей цвет кожи и волос. После
небольшого раздумья  я придал  Глипу облик  боевого единорога.  Это было
немножно рискованно, но сойдет, покуда он держит язык за зубами. Себя  я
оставил самим собой.  Я имею в  виду, какого черта,  Танде моя внешность
нравиться и такой, какая она есть.
     К счастью, солнце  еще не взошло,  и поэтому кругом  не было людей,
способных стать свидетелями преображения.
     -  Слушай,  красавец,  -  заметила  Танда, наблюдая результаты моей
работы , - такого парня, как ты, очень удобно иметь рядом.
     - Его зовут Скив, - пробурчал Ааз.
     - Как бы там ни было, - произнесла она, - у него есть стиль.
     И прильнула ко мне.
     - Глип! - сказал дракон, прижимаясь головой к другому моему боку.
     Я начал чувствовать себя ужасно популярным.
     -  Если  ты  сможешь  уделить  мне  несколько  минут, малыш, - сухо
заметил Ааз, - перед нами стоит задача, помнишь?
     -  Совершенно  верно,  -  согласился  я,  с  усилием  оторвав  свое
внимание от авансов Танды. - Что, по-твоему, случилось с Фрумпелем?
     - Либо  граждане Твикста  прознали, кто  он такой,  либо он кинулся
сообщить Иштвану о нашем походе, вот две моих догадки.
     - Кто такой Фрумпель? - спросила Танда.
     - Хмм? О, он местный девол, - объяснил Ааз. - Именно он и помог нам
попасть на Базар.
     - Под угрозой меча, - добавил я саркастически.
     - А что здесь делать деволу?
     - Все, что  нам известно -  это слух, будто  его изгнали с  Девы, -
сообщил я ей.
     - Хмм.... Судя по всему, от кажется довольно скверным субъектом.
     - Ну, он не выиграет никаких конкурсов популярности.
     - Мне приходит в голову, -  перебил Ааз, - что если верна  любая из
двух  моих  догадок,  то  нам  лучше  всего  отправиться  в путь. Время,
кажется, истекает.
     - Правильно, - согласилась Танда. - В какой стороны Иштван?
     - Сперва мы должны забрать Квингли, - вставил я.
     - Зачем? -  спросил Ааз. -  О, я полагаю,  что ты прав,  малыш. Нам
понадобиться вся помощь, какую мы сможем получить.
     - Кто такой Квингли? - спросила Танда.
     -  Позже,  Танда,  -  настойчиво  сказал  Ааз.  - Сперва помоги нам
посмотреть, не осталось здесь чего-нибудь стоящего.
     К  несчастью  не  осталось.  Фактически,  нам не удалось обнаружить
даже обуглившихся  остатков. Даже  оставленный мною  кричаще яркий  меч,
казалось, исчез.
     -  Это  решает  вопрос,  -  мрачно  прокомментировал  Ааз, когда мы
завершили обыск. - Он на пути к Иштвану.
     -  Меч  могли  взять  и  местные,  когда сожгли лавку, - с надеждой
предположил я.
     - Ни  в коем  случае, малыш.  Даже такая  деревенщина не потрудится
нагибаться за таким некудышным мечом.
     - Он был настолько плох? - спросила Танда.
     - Он был настолько плох, - твердо заверил ее Ааз.
     - Если он такой никчемный, то  почему его взял с собой Фрумпель?  -
спросил я.
     - По той же причине, по какой таскали его мы, - ехидно сказал  Ааз.
- Всегда  найдется какой-нибудь  лопух, которому  можно будет  с выгодой
его сплавить. Помнишь Квингли?
     - Кто такой Квингли? - настойчиво спросила Танда.
     - Ну,  - вздохнул  Ааз, -  в данный  момент он  статуя, но  в более
тусклые времена он охотник на демонов.
     - Великолепно, - язвительно заметила Танда. - Нам только этого и не
хватало.
     -  Погоди,  вот  познакомишься  с  ним,  еще  не  то скажешь. - Ааз
закатил глаза и вздохнул. - А, ладно, пошли.
     Наше отбытие  из города  прошло благополучно,  без происшествий. По
дороге мы  отрепетировали свою  историю, пока  к тому  времени, когда мы
наконец откопали Квингли и посыпали на  него оживляющим порошком,  мы не
сделались готовыми выступить единым фронтом.
     -  В  самом  деле?!  Превратили,  вы  говорите,  в камень? - сказал
Квингли, отряхивая землю с одежды.
     - Да, - заверил его Ааз.  - Они обыскивали вас, когда мы  произвели
контратаку. Ваше счастье,  что мы решили  вернуться и сражаться  рядом с
вами.
     - И они забрали мой магический меч и амулет?
     По этим  темам я  испытывал легкое  неудобство, но  Ааз и глазом не
моргнул.
     -  Совершенно  верно!  Негодяи!  -  зарычал  он. - Мы попытались их
остановить, но они ускользнули от нас.
     -  Ну,  по  крайней  мере,  мой  боевой  единорог им не достался, -
утешился охотник на демонов.
     -  Гм...  -  сказал  я,  внутернне собрашившись, чтобы сыграть свою
роль в этом обмане. - На этот счет у нас тоже некоторые плохие новости.
     - Плохие новости? - нахмурился Квингли. - Не понимаю. Я  вижу зверя
собственными глазами, и он кажется достаточно пригодным.
     -  О,  физически  с  ним  все  в  порядке, - заверил его Ааз. - Но,
прежде чем исчезнуть, демоны наложили на него заклятие.
     - Заклятие?
     -  Да,  -  сказал  я.  -  Теперь  он...гм...ну, он думает, будто он
дракон.
     - Дракон? - воскликнул Квингли.
     - Глип! - подтвердил дракон.
     - И это еще не все, - продолжал Ааз. - Зверь стал сперва  настолько
диким, что  только беспрестанными  усилиями моего  оруженосца мы  вообще
сумели укротить его. Честно говоря,  я был за то, чтобы  избавить бедное
животное от  мучений, но  он настаивал,  что сможет  приручить его, и вы
видите перед собой результаты его терпеливого обучения.
     - Это чудо! - воскликнул Квингли.
     - Нет.  Это ужасно,  - поправил  его Ааз.  - Видите  ли, в процессе
приручения    ваше     животное    крепко     привязалось    к     моему
оруженосцу... крепче, боюсь, чем к вам.
     -  Ха!  Нелепо,  -  провозгласил Квингли.  -  Но  я  чувствую  себя
обязанным тебе,  мальчуган. Если  когда-нибудь будет  что-нибудь, что  я
смогу...
     Он  начал  приближаться  ко  мне,  протягивая руку. Глип молненосно
очутился между нами, опустив голову и шипя.
     Квигли замер, выпучив от удивления глаза.
     - Прекрати это! - приказал я, хлопая дракона по морде.
     -  Глип!  -  сказал  дракон,  шмыгнув  обратно на свое место позади
меня.
     - Вот видите, что я говорил? - указал Ааз.
     - Хмм...  - задумчиво произнес Квингли.  - Вот  странно, он никогда
так меня не защищал.
     - Я полагаю,  нам придется просто  купить его у  вас, - заторопился
сказать я.
     - Купить его? - Квингли снова вернул внимание мне.
     Ааз  попытался  встретиться  со  мной взглядом, подчеркивающе мотая
головой, но я его проигнорировал.
     -  Совершенно  верно,  -  продолжал  я,  -  такой  он  уже   больше
непригоден для  вас, а  поскольку мы,  в некотором  роде виноваты в том,
что с ним случилось....
     - Не беспокойся  об этом мальчуган,  - гордо вытянулся Квингли. - Я
дарю его тебе  в подарок. В  конце концов, если  бы не ты,  он все равно
был бы мертвым, также как и я, если уж на то пошло.
     - Но я...
     - Нет! Не  желаю больше ничего  слышать, - поднял  сдерживающе руку
Квингли. - Вопрос закрыт. Обращайся с ним хорошо, мальчуган. Он  хороший
зверь.
     - Восхитительно, - пробормотал Ааз себе под нос.
     - Глип! - сказал дракон.
     Я  чувствовал  себя  жалко.  Мне  пришло  в  голову, что наши планы
требовали бесстыдного злоупотребления доверчивостью Квингли. Так  как он
был  моим  единственным  собратом-пентюхом  в  этой  авантюре,  я  хотел
заставить  Ааза   дать  ему   денег  под   предлогом  покупки   "боевого
единорога". Это немного облегчило бы  мою совесть, но щедрость Квигли  и
его чувство честной  игры разрушили мой  план. Теперь я  чувствовал себя
еще хуже, чем раньше.
     -  На  самом деле,  Квингли,  -  улыбнулся  Ааз. - Если вам следует
кого-то благодарить,  то это  присутствующую здесь  Тананду. Если  бы не
она, мы и впрямь оказались бы в ужасном положении.
     -  Самое  время,  -  пробормотала  Танда.  Риторика  Ааза  явно  не
произвела на нее впечатление.
     - Очарован, сударыня, - улыбнулся Квингли, взяв руку для поцелуя.
     - Она - ведьма, - небрежно добавил Ааз.
     - Ведьма? - Квингли уронил руку, словно та его укусила.
     - Совершенно верно, милый,- улыбнулась Танда, хлопая ему ресницами.
     -  Наверно,  мне  следует  объяснить,  - милосердно вмешался Ааз. -
Тананда обладает определенными способностями, которые она  соблаговолила
применить в  поддержку нашей  войны с  демонами. Вы  уже заметили, что я
вновь обрел свой нормальный облик?
     Еще одна наглая ложь. Ааз в настоящее время носил личину Гаркина.
     - Да, - колеблясь, признал охотник на демонов.
     -  Работа  Тананды,  -  доверительно  сообщил  Ааз.  - Точно так же
именно ее способности восстановили вас после того, как вас превратили  в
камень.
     - Хмм... - Квигли внось посмотрел на Танду.
     - В самом деле, вы должны понимать, Квигли, что когда сражаешься  с
демонами,  иногда  бывает  полезно  применять  оружие  демонов,  - мягко
упрекнул его Ааз.  - Тананда может  быть могучим союзником...  и, честно
говоря, я нахожу ваше отношение к ней предосудительным и неблагодарным.
     - Простите меня, сударыня, - вздохнул Квингли, снова шагнув к  ней.
- Я  не собирался  оскорбить вас.  Просто дело  в том  что...ну...у меня
есть некоторый опыт, довольно неважный, с теми, кто связан с демонами.
     - Не волнуйся  об этом милый,  - успокоила его  Танда, беря его  за
руку. - И зови меня Танда.
     Пока они были заняты друг другом, я ухватился за такую  возможность
и вцепился в руку Ааза.
     - Хм? В чем дело, малыш?
     - Верни ему меч, - прошипел я.
     -  Что?  Никаким  образом,  малыш.  По  моим  подсчетам, у него еще
осталось пять золотых. Я продам его ему.
     - Но он же отдал нам своего единорога!
     - Он отдал  нам дракона...твоего дракона.  Я как-то не  вижу в этом
никакого благодеяния.
     -  Слушай,  Ааз.  Либо  ты  отдаешь  ему  этот меч, либо сам можешь
заниматься магией.  Усек?
     - Вот и говори о благодарности! Слушай, малыш, если ты...
     - Ааз! - прервал наш спор голос Танды. - Помоги мне убедить Квингли
присоединиться к нашему походу.
     - Желал бы я иметь такую возможность, сударыня, - вздохнул Квингли,
- но от  меня будет мало  толку. Это последнее  несчастье отставило меня
пешим, безоружным и без гроша в кармане.
     - На самом деле, - вставил Ааз, - у вас есть еще пять...
     Я оборвал его, толкнув локтем по ребрам.
     - В чем дело, Ааз? - спросил Квингли.
     -  Ээ...  мой...  гм...  оруженосец  и  я только что обсудили это и
приняли решение. Поэтому... гм... Такого прекрасного рыцаря не  подобает
оставлять в такой страшной нужде.... и поэтому... гм...  мы...
     - Мы решили вернуть вам меч, - гордо объявил я.
     - В самом деле? - просветлел лицом Квингли.
     - А  я и  не знала  за тобой  такого, Ааз,  - сладко улыбнулась ему
Танда.
     - Слушайте, вот это и  впрямь товарищество! - Квингли был прямо вне
себя от радости. - Как я когда-нибудь смогу расплатиться с вами?
     - Никогда и никому не упоминай об этом, - проворчал Ааз.
     - Как, как, простите?
     - Я сказал,  не стоит упоминать  об этом, -  поправился Ааз. -  Это
самое малое, что мы можем сделать.
     - Поверьте ему, - улыбнулся я.
     - Теперь я с радостью помогу вам в вашем походе, - ответил Квингли.
- Да ведь имея оружие и добрых товарищей, чего еще может просить рыцарь?
     - Денег, - напрямик сказал Ааз.
     - О, Ааз, - Танда нанесла ему удар немного чересчур сильный,  чтобы
считаться игривым. - Ты такой шутник!
     - Разве вы не хотите знать, что это за поход? - спросил я Квингли.
     -  О,  да,  я  полагаю,  ты  прав, мой мальчик. Простите меня. Меня
занесло с моим восторгом.
     - Расскажи ему, Скив, - подсказала Танда.
     -  На   самом-то  деле,   -  сказал   я  с   неожиданной   вспышкой
дипломатичности. - Ааз объяснит все это намного лучше меня.
     - Все в действительности очень просто, - пробурчал все еще  немного
мрачноватый Ааз. - Мы идем в поход против Иштвана.
     - Иштвана?  - озадаченно  посмотрел на него Квингли.  - Безвредного
старого трактирщика?
     -  Безвредного,  вы  сказали?  -  клюнул на наживку Ааз. - Квингли,
между  нами,  охотниками  на  демонов,  говоря,  вам  надо  еще  многому
научиться.
     - Я лично и так доволен.
     - Разумеется. Вот поэтому-то вас и превратили в камень, помните?
     -  Меня  превратили  в  камень,  потому что я доверился магическому
мечу, который...
     Положение возвращалось к норме.
     -  Господа,  господа,  -  перебил  я,  -  мы говорили о предстоящем
походе.
     -  Верно,  малыш.  Как  я говорил,  Квингли, этот безвредный старый
трактирщик  работает  в  таком  тесном  контакте  с  демонами,  что я не
удивился бы, узнав, что он и сам демон.
     - Невозможно! - с насмешкой отверг Квингли. - Да ведь  этот человек
сам послал меня охотиться на демонов.
     - Аа! - улыбнулся Ааз. - Тут целая история.
     Я поймал взгляд Танды и подмигнул.  А она улыбнулась мне в ответ  и
кивнула. Это могло занять некоторое  время, но теперь уже дело  в шляпе,
и Квингли никуда не денется!

                               ГЛАВА 22


                                               "Вы же впутали меня в еще
                                               один прекрасный миф!"

                                                         Лор Л. и Хар Д.


     Там в тени что-то было. Я больше ощущал его присутствие, чем  видел
его. Оно было темным и змеевидным... и оно следило за мной. Я был  один.
Я не знал, куда девались другие, но знал, что они расчитывали на меня.
     - Кто там? - окликнул я.
     Вернувшийся ко мне из темноты голос обладал глухим эхом.
     - Я Иштван, Скив. Я ждал тебя.
     - Ты знаешь, кто я? - удивленно спросил я.
     - Я  знаю все  о тебе  и твоих  друзьях. Я  все время  знал, что вы
пытаетесь сделать.
     Я  попробовал  установить  вокруг  себя  полог,  но  не  смог найти
силовой линии. Я хотел убежать, но прирос к месту.
     -  Видишь,  насколько  мои  способности  превосходят твои? А ты еще
хотел бросить мне вызов.
     Я попытался побороть волну отчаянья.
     - Подожди, пока придут другие! - вызывающе крикнул я.
     - Они уже пришли! - прогремел голос. - Смотри!
     Из темноты ко мне выкатились  два предмета. Я с ужасом  увидел, что
это головы! Танды и Квингли!
     Я почувствовал  дурноту, но  цеплялся за  обрывок надежды.  Не было
еще никаких признаков  Ааза. Если он  все еще на  свободе, то, возможно,
мы...
     - Не жди помощи от извращенца, - ответил на мои мысли голос. - Я  с
ним тоже разделался.
     Появился охваченный огнем Ааз. Он сделал, шатаясь, несколько  шагов
и упал, извиваясь на земле, покуда пламя пожирало его тело.
     - Теперь остались только  ты и я, Скив!  - глухо произнес голос.  -
Ты и я!
     - Я уйду! - в отчаянии крикнул я.- Ты победил, только дай мне уйти!
     Тьма придвинулась ближе.
     - Теперь уже слишком поздно. Я иду за тобой, Скив...  Скив...
     - Скив!
     Что-то трясло меня за плечо. Я резко сел, моргая глазами, пока  мир
не приплыл обратно в фокус.
     Лагерь спал. Рядом со мной стоял на коленях Ааз, свет от  гаснувших
углей открывал озабоченное выражение его лица.
     - Проснись, малыш. Если ты  и дальше будешь метаться, то  кончишь в
костре.
     - Это Иштван! - отчаянно объяснил я. - Он все о нас знает!
     - Что?
     - Я разговаривал с ним. Он вошел в мой сон!
     -  Хмм...кажется,  больше,  похоже  на  заурядный  старый кошмар, -
провозгласил Ааз.  - Предупреждал  же  я  тебя, не позволяй готовить еду
Танде.
     - Ты уверен? - с сомнением спросил я.
     - Убежден, - настаивал Ааз. -  Если бы Иштван знал о нашем  походе,
то ударил  бы по  нам чем-нибудь  более мощным,  чем просто корчить рожи
тебе во сне.
     Я полагаю, он рассчитывал  разуверить меня этим. Не  разуверил. Это
всего  лишь  напомнило  мне,  что  в  предстоящей  компании  меня сильно
превосходили в классе.
     - Ааз, ты не мог бы  рассказать мне что-нибудь об Иштване? Как  он,
например, выглядит?
     - Нет шансов, малыш, - улыбнулся мне Ааз.
     - Почему это?
     - Потому что  мы оба увидим  его неодинаково, или  по крайней мере,
не одинаково опишем  его. Если я  опишу его тебе,  то, когда ты  впервые
увидишь его,  случится одно  из двух.  Если он  покажется тебе страшнее,
чем я описал его, ты замрешь, а если покажется безвреднее, чем я  описал
его, то ты расслабишься.  И в том, и  в другом случае это  замедлит твои
реакции  и  предоставит  ему  первый  ход. Нет смысла добиваться элемена
внезапности, если мы не собираемся им воспользоваться.
     - Ну, -  стоял на своем  я, - разве  ты не смог  бы по крайней мере
рассказать мне о его способностях? Что он умеет делать?
     - Во-первых, это займет слишком много времени. Просто считай,  что,
если ты можешь что-то вообразить, то он может это сделать.
     - А что во-вторых? - спросил я.
     - Что во-вторых?
     - Ты сказал "во-первых". Это  подразумевает, что у тебя имеется  по
меньшей мере еще одна причина.
     - Хмм, - поразмыслил Ааз. - Ну,  я не уверен, что ты поймешь, но  в
определенной степени  все, что  он сможет  сделать, я  имею в  виду весь
список, не имеет отношения к делу.
     - Почему?
     -  Потому  что  мы  захватили  инициативу.  Это заставит его играть
пассивную роль вместо активной.
     - Ты прав, - задумчиво произнес я. - Я не понимаю.
     - Слушай, малыш. Если бы  мы просто сидели здесь и  дожидались его,
он мог бы  не торопясь выбрать,  что именно он  хочет сделать. Это-то  и
есть активная роль, позволяющая ему разыграть весь список  способностей.
Верно?
     - Полагаю, да.
     -  Но  мы-то  этого  не  сделаем.  Мы  идем  на  него  в атаку. Это
ограничит его в том, что он может сделать. Существует лишь  определенное
число ответов, которые он может применить на каждый из наших гамбитов  и
ему  придется  применить  их,  так  как  он  не  может  позволить   себе
игнорировать  атаку.  Более  всего,  мы  лишим его времени. Вместо того,
чтобы  выбрать  на  досуге,  что  ему  делать  дальше, он будет вынужден
выбирать быстро. Это  означает, что он  выступит с вариантом,  в котором
он больше всего уверен, с тем, который у него получается лучше всего.
     Я  несколько  минут  поразмыслил  над  этим.  Это на свой лад имело
смысл.
     - Только еще один вопрос, Ааз, - попросил наконец я.
     - Какой именно, малыш?
     - А что, если ты угадал неправильно?
     -  Тогда  мы  вернемся  обратно  на  десятку  и спонтируем, - легко
ответил Ааз.
     - Что за...
     - Тогда мы попробуем что-нибудь еще, - поспешно поправился он.
     - Например?
     -  Не  могу  пока  сказать,  -  пожал  плечами Ааз. - Слишком много
вариантов. Прямо сейчас мы  выступаем с моей наилучшей  догадкой. Помимо
этого мы будем просто ждать и смотреть.
     Несколько   минут   мы   сидели,   глядя   на   догорающий  костер,
погрузившись каждый в свои мысли.
     - Скажи, Ааз... - проговорил я наконец.
     - Да, малыш?
     - Ты думаешь, мы доберемся до Иштвана раньше Фрумпеля?
     - Расслабься,  мылыш.  Фрумпель,  вероятно  уже  потягивает  вино и
щиплет за задницы офицанток в каком-нибудь измерении.
     - Но ты же сам сказал...
     - С тех  пор, как у  меня появилось время  подумать об этом.  Девол
делает  что-нибудь  только  по  одной  причине  -  ради прибыли или ради
страха. Постольку, поскольку он сунул голову в эту драку, я считаю,  что
страх  перевесит  прибыль.  Пытаться  продать  информацию  сумашедшему в
лучшем  случае  рискованно.  Держу  пари,  он  заляжет на грунт, пока не
осядет пыль.
     Я  снова  напомнил  себе  об  опытности  Ааза  в  таких делах. Мне,
однако,  пришло  в  голову,  что  в  нашем  планировании  ужасно   много
строилось на догадках.
     - Ээ.... Ааз?  А разве не  было бы немного  безопаснее, если бы  мы
применили кое-что из того пестрого оружия с Девы?
     - Оно нам не понадобиться, -  твердо ответил он. - Кроме того,  оно
подвержено воздействию  гремлинов. *  Я предпочитаю скорее  идти в бой с
грубым, но надежным оружием,  чем надеется на новоизобретенное,  которое
обязательно разладиться, когда будет тебе нужнее всего.

------------------------------------
   * О  том, кто такие гремлины, см. у Р.Кима "Кто украл Пуннакана".

     - А откуда происходят гремлины? - спросил я.
     - Что?
     - Гремлины. Ты сказал...
     -  Ах,  это.  Это  просто  фигуральное  выражение.  Никаких   таких
гремлинов не существует.
     Я слушал  лишь в  полуха. Я  вдруг сообразил,  что хотя вижу спящую
фигуру Квингли, нет никаких признаков Танды и Глипа.
     - А где... гм... Глип? - внезапно спросил я.
     Ааз усмехнулся.
     - Глип стоит на часах... и, просто на случай, если тебя интересует,
Танда тоже.
     Я  слегка  обиделся,  что  он  так  легко  увидел меня насквозь, но
твердо решил не показывать этого.
     - Когда же он... гм... они вернутся?
     - Расслабься, малыш.  Я попросил Танду  оставить тебя на  сегодня в
покое. Тебе нужно выспаться для завтрашнего дня.
     Он указующе дернул головой в сторону используемого мной в  качестве
подушки плаща убийцы. Я неохотно вернулся в горизонтальное положение.
     - Я разбудил тебя, Ааз? - спросил я извиняющимся тоном. - Я имею  в
виду своим кошмаром?
     -  Нет,  я  еще  не  ложился.  Я  как раз делал несколько последних
приготовлений к завтрашнему дню.
     - О, - сонно произнес я.
     - Слушай, э...малыш?
     - Да, Ааз?
     - У  нас, вероятно,  завтра не  будет много  времени на  разговоры,
когда  проснется  Квигли,  поэтому,  пока  у  нас есть с тобой несколько
минут  наедине,  я  хочу  сказать  тебе,  что  как бы не обернулась дело
завтра.... ну, мне было приятно поработать с тобой, малыш!
     - Вот здорово, Ааз.... - обрадовался я, начиная опять садиться.
     Грубая  рука  прервала  мое  движение  и толкнула обратно в лежачее
положение.
     - Спи! - приказал мне Ааз,  но в его грубоватом тоне таилась  нотка
мягкости.

                               ГЛАВА 23


                                    "Со времен доисторического человека
                                    ни одна битва никогда не происходила
                                    так, как запланировано."

                                                                Д. Грэм.


     Мы  пригнулись  в  роще  невысоких  деревьев  на взгорке с видом на
трактир, изучая свою цель. Трактир был таким, каким описал его Квингли -
притулившееся  у  дороги  двухэтажное  здание,  соединенное с конюшней и
заросшее сорняками. Если  Иштван полагался в  ведение дела на  проезжих,
то его дела  шли плохо, за  исключением того, что,  как мы знали,  он не
делал  ничего  подобного.  Он  накапливал  силы для захвата измерений, и
изолированный трактир служил ему идеальной базой для операций.
     - Ты уверена, что там нет никакого полога? - прошептал Ааз.
     Свой  вопрос  он  адресовал  Танде.  Та,  в  свою  очередь, бросила
быстрый взгляд на меня. Я чуть заметно кивнул.
     - Убеждена, - прошептала она в ответ.
     Все это  входило  в  наш  план.  С точки зрения Квингли, Танда была
единственной в  нашей группе,  обладавшей какими-то  сверхъестественными
способностями.
     -  Хорошо,  -  молвил  охотник  на  демонов,  -  демонические  силы
вызывают у меня беспокойство. Чем меньше нам придется иметь с ними  дел,
тем больше мне это нравится.
     - Особенно на это не  надейтесь, - заметил Ааз, не  отрывая взгляда
от трактира. - Они там есть, сомнений нет. Чем легче войти, тем  труднее
выйти...а они делают нам вход ужасно легким.
     - Мне это не нравится, - твердо сказала Танда.
     -  Мне  тоже,  -  признался  Ааз.  -  Но  положение  не  собирается
улучшаться,  поэтому  давайте  начнем.  Ты  вполне  можешь теперь надеть
личину.
     - Правильно, Ааз, - согласилась она.
     Ни он, ни она не смотрели на меня. Фактически Ааз пялился прямо  на
Танду.  Это  также  удерживало  на  ней  внимание  Квигли,  хотя, должен
признаться, делу не помешало и  то, что она принялась дико  извиваться и
вращаться.  Оказавшись  вне  обозрения,  я  закрыл  глаза  и приступил к
работе.
     Я становился  весьма умелым  в этой  игре с  личинами, что являлось
удачей,  потому  что  сегодня  мне  предстояло  подвергнуться   тяжелому
испытанию. Несколькими мастерскими мазками я превратил прекрасные  черты
Танды  в  сомнительное  лицо  беса  Хиггенса...или, скорее, человеческой
личины Хиггенса. Сделав это, я вновь открыл глаза.
     Танда  все  еще  вращалась.  Зрелише  это было достаточно приятное,
чтобы у  меня возникло  искушение продлить  его, но  нас ждала работа. Я
прочистил горло, и Танда признала сигнал, остановившись.
     - Как я выгляжу? - гордо спросила она.
     - Восхитительно! - воскликнул я без малейшего следа скромности.
     Ааз бросил на меня пасмурный взгляд.
     - Жуть! - подавился Квингли. - Как вы это делаете?
     - Профессиональный секрет, - подмигнула ему Танда.
     - Отправляемся! - скомандовал Ааз. - И ты тоже, Скив.
     - Но, Ааз, разве мне нельзя...
     - Нет,  нельзя. Мы  уже обсуждали  это. Задача  слишком опасна  для
такого неопытного паренька, как ты.
     - О, ладно, Ааз, - удрученно проговорил я.
     - Выше нос,  мальчуган, - приободрил  меня Квингли. - Твой день еще
настанет. Если нам не удасться, то задача ляжет на тебя.
     - Полагаю, что так. Ну, желаю удачи.
     Я  повернулся  к  Танде,  но  та  уже  пропала,  исчезла, словно ее
проглотила земля.
     - Слушайте! - воскликнул Квингли. - А ведь она быстро двигается, не
так ли?
     - Я  же сказал,  что она  управиться одна,  - гордо  ответил Ааз. -
Теперь твоя очередь, Скив.
     - Правильно, Ааз!
     Я повернулся к дракону.
     - Оставайся здесь, Глип.  Я скоро вернусь, а  до тех пор делай  то,
что скажет Ааз.  Понял?
     - Глип? - чуть склонил голову на бок дракон.
     Какую-то  минуту  я  думал,  что  он  все  испортит,  но  затем  он
повернулся  и  неслышно  подошел  к  Аазу  и  стал  там,  глядя  на меня
скорбными голубыми глазами.
     Все было готово.
     - Ну, до  свидания, удачи вам!  - бросил я  на прощание и  медленно
поплелся обратно на взгорок, надеясь являть собой картину жалкого горя.
     Однако как только я вышел  из поля зрения, я повернулся  и помчался
как можно быстрее, по широкому кругу огибая трактир.
     На поверхности  наш план  был довольно  прост. Ааз  и Квигли должны
были  дать  Танде  достаточно  времени,  чтобы  обойти  кругом трактир и
проникнуть  в  него  через  крышу  конюшни.  Затем они должны были смело
войти  в  него  через  парадную  дверь.  Предположительно,  это отвлечет
внимание, позволив Танде магически напасть  на Иштвана с тыла. Я  должен
был  ждать  в  безопасности  на  взгорке,  пока  стычка  не  закончиться
чьей-либо победой.
     Нам самом деле наш план был немножко сложнее. Неведомо для Квингли,
мне  тоже  полагалось  обойти  трактир  кругом  и найти незаметный вход.
Затем, в  надлежащий момент,  мы с  Тандой отвлечем  внимание с  помощью
магии,  позволив  Аазу  применить  приобретенное  им  на  Деве секретное
оружие.
     Путь  мне  преградил  овраг.  Я  без  колебаний поднялся в воздух и
перелетел  через  него.  Я  должен  вовремя  выйти на позицию, иначе Ааз
окажеться без всякой магической поддержки.
     В  действительности  магия  давалась  здесь  крайне  легко. Трактир
стоял прямо на пересечении двух  наземных силовых линий, в то  время как
непосредственно над  ними проходила  воздушная силовая  линия. Чтобы там
не случилось в предстоящей магической битве, мы не будем страдать  из-за
отсутствия энергии.
     Я желал  бы побольше  знать о  секретном оружии  Ааза. Он же упрямо
хранил его  в тайне,  и ни  мне, и  ни Танде  не удалось  ничего у  него
выпытать. Он сказал, что  его требуется применять на  близком растоянии.
И сказал, что его нельзя будет применить, пока Иштван наблюдает за  ним.
Еще он  сказал, что  оно -  наша единственная  надежда побить Иштвана, и
что ему положено быть внезапным.
     Восхитительно!
     Может  быть,  когда  все  это  кончиться,  я  найду  наставника, не
обладающего чувством юмора.
     Я замедлил  шаг. Теперь  я подходил  к задворкам  трактира. Прямо у
стены росли кусты, что облегчило мне приближение.
     Я остановился и снова проверил, нет ли полога.
     Ничего.
     Пытаясь выкинуть из головы  пророчество Ааза:  "Легко войти, трудно
выйти", я обвел взглядом верхние окна.  Ни одно из них не было  открыто,
так что я выбрал ближайшее и  леветировал к нему. Паря там, я  осторожно
толкнул, я потом потянул за раму.
     Заперто!
     Я поспешно подтянулся вдоль стены на руках к следующему окну.
     Тоже заперто.
     Мне пришло в голову, что  это будет ирония судьбы, если  после всех
наших  магических  приготовлений  нас  остановит что-то столь заурядное,
как запертое окно.
     К моему облегчению, следующее  окно уступило под моим  давлением, и
через минуту я уже стоял в трактире, пытаясь умерить сердцебиение.
     Комната, где  я оказался,  была меблированной,  но пустой.  Судя по
пыли на постели, она оставалась пустой немалое времени.
     С миг  я гадал,  а где  же спали  демоны, если  они вообще спали, а
затем выбросил эту проблему из головы. Время истекало, а я еще не  занял
позицию.
     Я бесшумно метнулся через комнату и попробовал дверь. Не заперто!
     Опустившись на четвереньки, я  осторожно открыл ее и  прополз через
нее, закрыв ее за собой толчком ноги.
     После столь тщательного  изучения внутренних помещений  трактира по
чертежам  Квигли  на  земле,   казалось  странным  действительно   здесь
очутиться.  Я  находился  на   длинной  стороне  Г-образного   мезонина,
дававшего доступ к комнатам верхнего этажа. Глядя сквозь решетку  шедших
вдоль мезонина перил, я мог видеть внизу собственно трактир.
     Столик внизу  в настоящее  время занимали  три человека.  В двух из
них  я  узнал  личинные  черты  Хиггенса  и  Брокхерста.  Третий  сидел,
сгорбившися, спиной ко мне, и я не мог разглядеть его лица.
     Я спорил  сам с  собой, не  переместиться ли  мне на другую позицию
для  получения  лучшего  обзора,  когда  вошла  четвертая фигура, несшая
огромный поднос с громадным кувшином  вина, ровно как и с  целым набором
грязных бутылок.
     -  Этот  круг  за  счет  заведения,  мальчики!  -  весело хохотнула
фигура. - Пейте за счет старого Иштвана!
     Иштван! Это Иштван!?
     Ковылявшая  внизу  фигура,  казалось,  не  демонстрировала  никаких
угрожающтх  черт,  каких  я  ожидал  увидеть  от  человека,  метящего  в
правители измерений.
     Я  быстро  проверил  его  на  магическую  ауру.  Никакой. Не было и
личины. он действительно так выглядел. Я внимательно его изучал.
     Он был высоким, но полнота  скрадывала его рост. Его длинные  седые
волосы и еще  более длинная седая  борода почти полностью  покрывали ему
грудь  своей  густотой.  С  постоянно  улыбающегося,  как казалось, лица
смотрели яркие глаза, а нос и щеки раскраснелись, хотя не могу  сказать,
то ли от выпивки, то ли от смеха.
     И это - темная, олицетворяющая зло фигура, которой я страшился  все
эти  дни?   Он  выглядел   в  точности   тем,  что   говорил  про   него
Квигли...безвредным, старым трактирщиком.
     Мой глаз уловил движение на противоположном конце мезонина.  Танда!
Она, как и  я, пригнулась за  перилами по другую  сторону лестницы, и  я
подумывал  сперва,  что  просто  увидел  движение,  когда она прокралась
занять позицию.  Затем она  посмотрела в  мою сторону  и снова осторожно
махнула рукой, и я понял, она сигнализировала, привлекая мое внимание.
     Я помахал  ей рукой,  давай знать,  что заметил.  Она должно  быть,
заметила  это,  так  как  перестала  сигнализировать и перешла к другому
роду действий. Взглянув украдкой на фигуры внизу, чтобы  удостовериться,
что ее не заметили, она начала странную пантомиму.
     Сперва она сделала несколько  повторных жестов вокруг лба,  а затем
настойчиво указала на стену у нее за спиной.
     Я не понял и покачал головй, чтобы передать это.
     Она повторила жесты более подчеркнуто,  и на этот раз я  понял, что
она  на  самом  деле  показывала  на  место внизу и позади нее. Конюшня!
Что-то начет конюшни. Но что именно?
     Я снова  обдумал ее  первый жест.  Она, похоже,  тыкала себя в лоб.
Что-то стукнуло ее на конюшне? Она убила кого-то на конюшне?
     Я снова покачал головой. Она разочаровано оскалила зубы.
     - Трактирщик!
     При этом реве я подскочил на целый фут.
     Через дверь только что вошли Квингли и Ааз. Что бы там ни  пыталась
сообщить мне  Танда, с  этим попросту  придется обождать.  Началась наша
атака.
     -  Две  бутылочки  твоего  лучшего  вина...  и  пошли   кого-нибудь
позаботиться о моем единороге.
     Все  речи  вел,  конечно,  Ааз.  Мы  согласились,  что   направлять
разговор  будет  он.  Квингли этому  не  слишком обрадовался, но в конце
концов согласлися говорить только  тогда, когда в этом  будет абсолютная
необходимость.
     Их  вход  произвел  удивительно  мало  впечатления  на  собравшихся
внизу.  Фактически  Иштван  был  единственным  хотя бы посмотревшим в их
направлении.
     -  Заходите,  заходите,  господа,  -  улыбнулся  он,  приветственно
раскрывая объятия. - Мы вас ждем!
     - Ждете? - выпалил Квингли, откликаясь на мои мысли.
     - Конечно, конечно. Вам не следовало бы пытаться одурачить  старого
Иштвана, - он  с шутливой строгостью  погрозил им пальцем.  - Нам только
что  принес  известие...о,  извините,  я  еще  не  представил вас своему
новому торговому агенту.
     - Мы встречались,  - прозвучал голос  сгорбленной фигуры, когда  та
повернулась лицом к нам.
      Фрумпель!
      Так вот что пыталась сказать мне Танда! Боевой единорог -  единорог
Квигли, стоял в конюшне. При всей нашей скорости Фрумпель опередил нас.
     - Кто вы? - спросил Квингли, приглядываясь к нему.
     По  какой-то  причине  это,   казалось,  полило  из  глаз   Иштвана
жемчужины смеха.
     - Нам предстоит нынче в полдень здорово повеселиться!
     Он сделал  рассеянный жест,  и дверь  трактира захлопнулась. Позади
меня  внезапно  пробежала  рябь  глухих  щелчков,  и  я понял, что двери
комнат заперлись. Мы оказались замурованными! Все до одного.
     -  По-моему,  я  не  развлекался  так  хорошо  с тех самых пор, как
занимался любовью со своей неделю как умершей сестрой.
     Голос  Иштвана  все  еще  искрился  весельем,  но  он  задел во мне
ледяную ноту страха. Я понял, что он не только могущественный маг, но  и
совершенно безумен.

                               ГЛАВА 24


                                               "Надо действовать тонко!"

                                                              М. Хаммер.


     Воцарилось  напряженное,   выжидающее  молчание,   когда   четверка
нагнулась  вперед,  изучая  своих  пленников.  Впечатление  складывалось
такое,  словно  две  певчие  птицы  попытались  пробиться  сквозь  толпу
стеревятников стащить немного корма  только для того, чтобы  обнаружить,
что едой предназначено стать им.
     Я  стоял  на   коленях,  глядя,  замерев   от  ужаса,  в   ожидании
засвидетельствовать немедленную кончину двух своих союзников.
     - Поскольку Фрумпель уже представил  нас, - гладко сказал Ааз,  - я
полагаю, более нет нужды сохранять эту личину.
     Уверенный  тон  его  голоса  укрепил  мои  расшатавшиеся  нервы. Мы
теперь вступили в  игру, и выиграем  мы или проиграем,  мы должны просто
продолжать идти вперед.
     Я быстро закрыл глаза и удалил Гаркинскую личину с Ааза.
     - Ааз! -  в восторге воскликнул  Иштван. - Мне  следовало бы знать,
что это ты.
     - Это тот, который.... - начал было Брокхерст.
     - Вы знаете друг друга? - спросил Фрумпель игнорируя беса.
     - Знаем  ли  мы  друг  друга?  - хохотнул Иштван. - Мы с т а р ы е
враги.  Когда  мы  встретились  в  последний  раз,  он  и  пара  других
прохвостов чуть не уничтожили меня.
     -  Ну,  теперь  наша  очередь,  верно, Иштван? - улыбнулся Хиггенс,
лениво потянувшись за арбалетом.
     -  Ну,  ну,  ну!  -  утихомирил  его  Иштван, бзяв беса за голову и
слегка встряхнув. - Не нужно торопить события.
     -  Мне  кажется,  -  презрительно  улыбнулся  Ааз,  -  что  у  тебя
возникают трудности с подыскиванием достойных союзников, Иштван.
     - О, Ааз, - засмеялся Иштван, - ты по-прежнему остер на язык, а?
     - Бесы, - голос Ааза  переполняло презрение. - Брось, Иштван.  Даже
ты мог бы действовать лучше.
     Иштван вздохнул и уронил Хиггенса обратно на стул.
     - Ну, всяк делает, как может. Инфляция, знаешь ли.
     Он печально покачал головой, а затем снова просветлел.
     - Ах, ты  не представляешь, как  я рад тебя  видеть, Ааз. Я  думал,
мне придется ждать, пока мы покорим Извр, прежде чем я отомщу, и тут  ты
просто-напросто  заходишь  сюда.  Теперь  ты  не  посмеешь испариться до
того, как мы сведем счеты.
     - Я уже  говорил тебе, -  перебил его Фрумпель.  - Он потерял  свои
способности.
     - Способности? Ха! Он никогда не обладал никакими способностями,  -
вступил в разговор Квингли,  выманенный из  своего испуганного  молчания
оскорбленностью за то, что его игнорировали.
     -  Ну,  а  это  кто  у  нас  тут?  - улыбнулся Иштван, в первый раз
посмотрев на Квигли. - Мы встречались?
     -  Слушай,  Иштван,  -  перебил  его  Ааз.  -  Ты не против, если я
отведаю  немного  этого  вина?  Нет  причин  доходить  в  этом  деле  до
варварства.
     -  Разумеется,  Ааз,  -  приглашающе  махнул  ему Иштван. - Займись
самообслуживанием.
     Жутко  было  слушать  весь  этот  разговор: внешне цивилизованный и
дружеский, он нес в  себе подспудную игру в  коши-мышки, противоречившую
его небрежному тону.
     - Следи за ним! - прошипел Фрумпель, злобно глядя на Ааза.
     - Ах, Фрумпель! Какой ты  перестраховщик! - побранил его Иштван.  -
Да ведь именно ты и заверял меня, что он потерял свои способности.
     - Ну, по-моему он  говорит дело, - проворчал Брокхерст,  поднимаясь
и отходя  прочь, когда  Ааз приблизился  к столу.  - Если  ты не против,
Иштван, я буду следить отсюда.
     Он  сел  на  нижнюю  ступеньку  лестницы,  ведущей  на мезонин, где
спрятались мы с Тандой. Говорил  он непринужденным тоном, но было  ясно,
что он ждет только сигнала Иштвана, спускающего его на беспомощную пару.
     - О, вы бесы, хуже, чем деволы! - нахмурился Иштван.
     - Это само собой разумеется, - сухо заметил Фрумпель.
     - Слушай, Фрумпель... - начал было сердито Хиггенс.
     -  А  что  касается  того,  кто  эта  фигура, - показал Фрумпель на
Квигли,  игнорируя  бесов,  -  то  это  ученик  Гаркина.  Именно он-то и
занимался магией за  нашего извращенца с  тех пор, как  тот потерял свои
способности.
     - В самом деле? - с энтузиазмом спросил Иштван. - Ты умеешь  делать
фокус с чашкой и шариками? *  Я очень люблю фокусы с чашкой и шариками.

--------------------------------
* Обычный  ярмарочный  фокус.  Зритель должен угадать,  под какой чашкой
шарик (у нас - игра "в напёрсток" :-).

     -  Я  не  понимаю,  -  растерянно  пробормотал Квингли, отступая от
собравшихся.
     Ну, если мы вообще собирались отвлекать внимание,  то это надо было
делать сейчас.  Закрыв глаза, я изменил черты Квигли.  Явным выбором для
его личины был... я!.
     - Видите, - гордо сказал Фрумпель. - Я же говорил вам!
     - Трокводл! - воскликнули одновременно бесы.
     - Что? - подозрительно сузил глаза Фрумпель.
     Я  был  готов  к  их  реакции.  Когда начались восклицания, я опять
изменил черты Квигли. На этот раз я придал ему черты Трокводла.
     - Ух, да это и впрямь Трокводл! - воскликнул Иштван. -  О, вот  это
забавно!
     -  Минуточку!  -   прошипел  Брокхерст.  -   Как  ты  можешь   быть
Трокводлом,  когда  мы  превратили  тебя  в  статую,  прежде чем догнали
Трокводла?
     Это выжало из Иштвана еще большие жемчужины смеха.
     - Прекратите!  - призвал  он, задыхаясь.  - Ох,  прекратите, ох!  У
меня заболели ребра. На этот раз, Ааз, ты превзошел самого себя.
     - Это еще цветочки, - скромно признал Ааз.
     - Здесь что-то не так, - объявил Фрумпель.
     Он сунул руку глубоко за пазуху халата, не отрывая глаз от  Квигли.
Почти  слишком  поздно  я  сообразил,  что  он  делает.  Он лез за своим
кристаллом, тем,  что позволяет  ему засекать  личины. Когда  сверкающая
погремушка появилась на свет, я резко вступил в действие.
     Простая левитация,  мелкий мысленный  щелчок, и  кристал вылетел из
пальцев у Фрумпеля и шлепнулся в кувшин с вином.
     -  Фрамц!  -  выругался  Фрумпель,  принимаясь  было выуживать свою
собственность.
     - Руки прочь от  вина, Фрумпель! - осадил  его Ааз, шлепнув его  по
запястью. - Ты получишь свою игрушку, когда мы прикончим кувшин!
     Словно  для  иллюстрации  этого  довода,  он  поднял кувшин и начал
вновь наполнять все графины на столе.
     - Хватит этого безумства! - взорвался Квингли.
     Я  вздрогнул  из-за  употребления  слова  "безумство",  но  Иштван,
казалось не возражал. Он лишь нагнулся вперед, наблюдая за Квигли.
     -  Я  не Скив  и  не Трокводл,  - продолжал Квингли. - Я - Квингли,
обыкновенный охотник на демонов.  Пусть оспорит это всякий, кто посмеет:
хоть человек, хоть демон, и я покажу ему, кто я такой!
     Это оказалось уж чересчур  для Иштвана, и тот  действительно рухнул
от смеха.
     -  О,  он  забавен,  Ааз,  -  выдохнул  он.  -  Где ты нашел такого
забавного человека?
     - Его послал мне ты, помнишь!? - сказал Ааз.
     - А, верно, так оно и  есть, - припомнил Иштван. Даже этот  факт он
находил истерически смешным.
     Других это не столь позабавило.
     - Так значит, ты  охотник на демонов, да?  - зарычал Фрумпель. -  А
ты, собственно, чем недоволен?
     - Причиненные мне демонами  обиды слишком многочисленны, чтобы  все
их перечислять, - высокомерно отпарировал Квигли.
     - Мы покуда никуда не торопимся, - в разговор вмешался Брокхерст  с
лестницы. - Ты тоже. Перечисли нам некоторые из этих обид.
     - Ну... - начал Квингли, -  вы украли мой  магический амулет и  мой
магический меч...
     - Мы ничего не знаем о магическом амулете, - ощетинился Хиггенс.  -
А твой так называемый магический меч мы отдали...
     -  Что  еще  сделали  демоны?  -  перебил Фрумпель, явно не слишком
стремясь сворачивать беседу на мечи.
     - Ну...вы заколдовали моего боевого единорога, и теперь он  думает,
что он дракон! - вызывающе бросил Квингли.
     - Твой  боевой единорог  привязан в  настоящее время  на конюшне, -
решительно заявил Хиггенс. - Его привел Фрумпель.
     - Мой единорог привязан за дверью! - стоял на своем Квингли. - И он
считает себя драконом!
     - Твой единорог привязан на  конюшне! - рявкнул в ответ  Хиггенс. -
И мы считаем, что ты псих!
     - Господа, господа,  - сумел, несмотря  на свой смех,  поднять руки
Иштван. - Все это крайне забавно, но...ну, посмотрите-ка на это!
     Последнее было  сказано таким  удивленным тоном,  что внимание всех
присутствующих обратилось к точке, на которую он смотрел .
     В воздухе завис,  не дальше чем  в двух ладонях  от головы Иштвана,
маленький красный дротик с черно-золотым оперением.
     - Дротик  убийцы! -  дивясь, определил  Иштван, осторожно вытягивая
снаряд  оттуда  где  он  парил.  -  Ну,  кто  здесь такой озорной, чтобы
пытаться отравить меня сзади?
     Брокхерст  вдруг  сообразил,  что  он  стал объектом внимания всех.
Глаза его в страхе расширились.
     - Нет! Я... Подождите!  Иштван! - он полуподнялся,  вскидывая руку,
словно защищаясь от удара. - Я не... Нет! Не надо.  Нее...
     Это последнее  было произнесено,  когда его  руки вдруг  взлетели к
его же горлу и приняли с силой душить его.
     - Иээх...ууу...  эээ....
     Он упал спиной на лестницу и принялся неистово кататься туда-сюда.
     - Иштван, -  начал колеблясь, Хиггенс,  - обыкновенно я  не стал бы
вмешиваться,  но  тебе  не  кажется,  что  сперва надо выслушать, что он
хочет сказать?
     -  Но  я  ничего  не  делаю,  - моргнул Иштван с видом оскорбленной
невинности.
     Глаза мои метнули взгляд в другой конец мезонина. Танда  пригнулась
там,  закрыв  глаза.  Она,  казалось  душила  невидимую личность на полу
перед собой. С запаздалым пониманием я начал все больше и больше  ценить
тонкости работы тренированного убийцы.
     -  Ты  ничего  не  делаешь?  -  завизжал  Хиггенс.  - Ну так сделай
что-нибудь! Он же умирает!
     С миг я думал, что  это нелепое заявление снова ввергнет  Иштвана в
приступ смеха, но на сей раз этого не случилось.
     - Ах, -  вздохнул он. -  Все это так  запутанно. Да, я  полагаю, ты
прав.
     Он щелкнул пальцами,  и Брокхерст перестал  метаться и опять  начал
дышать, делая длинные неровные вздохи.
     - Вот, старик, - предложил Ааз. - Хлебни малость вина.
     Он предложил Брокхерсту наполненный до краев графин и бес  принялся
с благодарностью пить большими глотками.
     - Ааз, - строго сказал Иштван, - я думаю, что ты с нами не честен.
     - Я? - невиннно переспросил Ааз.
     - Даже  ты не  мог бы  вызвать без  помощи столько  безобразий. Так
откуда же они происходят?
     Он закрыл глаза и на мгновение обратил лицо к потолку.
     - А-а! - вдруг провозгласил он. - Вот оно.
     С другого конца  мезонина раздался крик,  и невидимые руки  подняли
Танду в поле зрения.
     - Хиггенс! -  воскликнул Иштван. -  Еще один! Ну  и ну, день  полон
сюрпризов.
     Танда  хранила  молчание,  когда  ее  левитировали к стулу на одном
уровне с другими.
     - Посмотрим теперь,  - пробормотал про  себя Иштван. -  Не упустили
ли мы еще кого.
     Я  почувствовал  внезапное  давление  невидимых  сил  и  понял, что
следующим  буду   я.  Я   отчаянно  попытался   придумать  личину,    но
единственное, что  пришло мне  в голову,  это Глип...поэтому  его-то я и
попробовал.
     - Дракон! - воскликнул Брокхерст, когда я появился в поле зрения.
     - Глип! - заявил я, отчаянно вращая глазами.
     - О, ну это уже чересчур, -  надулся Иштван. - Я хочу видеть с  кем
имею дело.
     Он  рассеянно  взмахнул  рукой  и  личины исчезли...все до одной. Я
стал собой, Квингли стал Квингли, Танда стала Тандой, бесы стали бесами,
а девол - деволом. Ааз, конечно, остался Аазом. На личины явно  объявили
мораторий....большинством голосов одного - Иштвана.
     Я  подплыл к столу и присоединился  к  другим,  но  мое прибытие, в
общем, не произвело впечатления из-за других событий.
     -  Танда!  -  с  восторгом  воскликнул  Иштван.  - Ну и ну! Вот так
встреча, не правда ли?
     - Лай себе на луну, Иштван, - вызывающе прорычала Танда.
     Квингли переводил взгляд с одного на другого с такой скоростью, что
я  думал,  у  него  отвалится  голова  или  выскочат  глаза.
     - Ничего не понимаю! - жалобно захныкал он.
     - Заткнись, Квингли, - проворчал  Ааз. - Позже объясним.
     - Это допускает, что будет какое-то позже, - фыркнул Фрумпель.
     Я был склонен  согласиться с ним.  Атмосфера в помещении  не носила
больше даже подобия веселья. Все кончено. Мы проиграли. Мы все  раскрыты
и взяты в плен, а Иштван  оставался сильным, как всегда. Чем бы  ни было
тайное оружие Ааза, оно явно не сработало.
     - Ну, боюсь, что все  хорошее должно кончаться, - вздохнул  Иштван,
осушая свой  графин. -  Боюсь, что  теперь мне  придеться отделаться  от
вас.
     Он  казался  искренне  опечаленным,  но  я  почему-то  не мог найти
сочувствия к его бедственному положению.
     - Только один  вопрос, прежде чем  мы приступим, Ааз,  - спросил он
удивительно нормальным тоном.
     - Какой именно? - отозвался Ааз.
     - Зачем ты это сделал? Я  имею в виду, как ты мог  надеяться побить
меня с такой слабой бригадой?
     Иштван, казалось, совершенно искренне недоумевал.
     - Ну, Иштван, - протянул Ааз, - это вопрос мнения.
     - Что это предположительно значит? - с подозрением спросил Иштван.
     - Я не "надеюсь", что мы  сможем побить тебя, - улыбнулся Ааз.  - Я
знаю, что мы можем.
     - В самом деле? - хохотнул Иштван. - На чем же ты основываешь  свою
логику?
     - Да как же еще? Я основываю ее на том факте, что мы уже  выиграли,
-  невинно  моргнул  Ааз.  -  Все  кончено,  Иштван, независимо от того,
понимаешь ли ты это или нет.



                               ГЛАВА 24
                                            "Одно лишь то, что вы побили
                                            колдуна, еще не означает,
                                            что вы побили колдуна"

                                                                Тот-Амон


     - Ааз,  - строго сказал Иштван, -  приходит время,  когда даже твой
юмор становится вымученным.
     - Я  не  шучу,  Иштван,  -  заверил  его Ааз.  -  Ты  потерял  свои
способности. Валяй, попробуй что-нибудь. Все, что угодно!
     Иштван заколебался. Он закрыл глаза.
     Ничего не случилось.
     - Видишь? - сказал Ааз.- Ты потерял свои способности, все до одной.
И не проси взглядом помощи у своих подручных. Они все в одной лодке.
     - Ты хочешь сказать,  что мы  действительно победили?  - выпалил я.
Смысл того, что случилось, начал наконец доходить до меня.
     - Совершенно верно, малыш.
     Ааз вдруг нагнулся и хлопнул Фрумпеля по плечу.
     - Поздравляю, Фрумпель!  - воскликнул он.  -  Должен признаться,  я
не думал, что тебе удастся все это проделать.
     - Что? - моргнул девол.
     - Я  также рад,  что это,  очевидно,  аннулирует  наш долг тебе, -
продолжал,  не останавливаясь,  Ааз.  - Ты ведь  не попытаешься  теперь
индессировать его, не так ли?
     - Фрумпель!  - лицо Иштвана  потемнело от гнева.  - Ты устроил нам
это?!
     - Я... я... - стал заикаться девол.
     - Валяй, Фрумпель, злорадствуй! - поощрил Ааз.  - Он теперь ничего
не сможет с тобой сделать.  Кроме того, ты можешь в любой момент, когда
захочешь, телепортироваться отсюда.
     - Нет, не сможет! - зарычал Хиггенс, молниеносно выбрасывая руку
вперед.
     Я едва успел заметить, как в воздухе промелькнул шарик и взорвался
у лба Фрумпеля облачком пурпурной пыли.
     - Но... - начал девол, однако было уже слишком поздно.
     Не  окончив  движения  его  конечности  окоченели,  а лицо замерло.
Перед нами оказалась еще одна статуя.
     - Хороший ход, Хиггенс, - зааплодировал Ааз.
     - Если это тебя не затруднит, Ааз, - перебил Иштван, - ты не мог бы
объяснить, что здесь происходит?
     - А-а! - протянул Ааз. - Тут целая история.
     - Это звучит чертовски знакомо, - пробурчал Квингли.
     Я ткнул его локтем в ребра. Мы еще не выкрутились из этого дела.
     - Кажется, Фрумпель узнал о твоих планах от Трокводла, - начал Ааз.
-  и  он  явно  боялся,  что,  если  ты  преуспеешь в захвате власти над
измерениями, то будешь осуществлять контроль над ценами, выбросив  таким
образом его, как купца, из бизнеса. Ты же знаешь, каковы эти деволы.
     Бесы фыркнули. Иштван задумчиво кивнул.
     - Так или иначе, он решил попытаться остановить тебя. Чтобы достичь
своей цели, он с помощью шантажа заставил нашу четверку помогать ему. Мы
должны были отвлечь внимание, пока он осуществлял действительную атаку.
     - Ну, и что же он сделал? - нетерпеливо спросил Хиггенс.
     - Он отравил вино, - объяснил Ааз. - Разве не помните?
     - Когда? - спросил Брокхерст.
     - Когда уронил свой липовый кристалл в кувшин, помните?
     - Но он же тоже пил из кувшина! - воскликнул Хиггенс.
     - Совершенно верно,  но он заранее  принял противоядие, -  закончил
красивым росчерком Ааз.
     - Так значит, мы застряли здесь! -с отвращением сплюнул Брокхерст.
     - Знаешь, Ааз, -медленно произнес Иштван, - мне приходит в  голову,
что даже если все происходило именно так, как ты нам рассказал, то ты со
своими друзьями сыграл в этом заговоре довольно большую роль.
     - Ты  прав, Иштван,  - признал  Ааз. -  но я  готов предложить тебе
сделку.
     - Какую сделку? - подозрительно спросил Иштван.
     -  Она  состоит  из  двух  частей.  Во-первых, для очищения в твоих
глазах Танды и  себя от вины  за противодействие тебе  в твоем последнем
покушении на  власть, я  могу предложить  тебе и  твоим союзникам способ
транспортировки из этого измерения.
     - Хмм... - произнес Иштван. - А вторая часть?
     - В качестве второй части  я могу предложить тебе  способ отомстить
Фрумпелю.  В обмен я хочу получить твое обещание, что ты не будешь иметь
зуб против нашей четверки за нашу роль в сегодняшнем несчастье.
     - Простить четверых  в обмен  на месть одному?  - хмыкнул Иштван. -
Сделка эта не кажется очень уж выгодной.
     - Я думаю, ты кое-что проглядел, Иштван, - предостерег его Ааз.
     - Что именно?
     - Ты потерял свои способности. Поэтому получается, что четверо нас
против троих вас.
     - Посмотри на  своих четверых -  презрительно фыркнул Брокхерст.  -
Женщина,  полунатасканный  ученик,  сломленный  охотник  на  демонов   и
извращенец.
     - Сломленный? - нахмурился Квингли.
     - Спокойно, Квингли...  и ты тоже, Танда, - приказал  Ааз. -  Вашей
тройке  тоже   нечем  похвастаться,   Брокхерст.  Два   потерявших  свои
способности беса и толстый сумасшедший.
     Удивительно, но это,  казалось, вновь оживило  юмор Иштвана, а  вот
бесов нисколько не позабавило.
     - Слушай, Ааз, - начал было Хиггенс, - если ты хочешь драться...
     - Господа, вы полностью упускаете смысл, - успокаивающе сказал Ааз.
-  Я пытаюсь избежать схватки.  Я лишь стараюсь показать,  что если дело
дойдет до схватки, то вы проиграете.
     - Не обязательно, - ощетинился Брокхерст.
     - Неизбежно, - стоял на своем Ааз. -  взгляните,  если мы вступим в
схватку  с  вами  и  победим,  то  вы  проиграли. С другой стороны, если
победите вы, то вы все равно проиграли.
     - Это как же ты вычисляешь? - подозрительно спросил Хиггенс.
     - Очень просто!  - надменно сказал  Ааз. - Если  вы нас убьете,  то
потеряете  единственную  возможность  выбраться  из  этого измерения. Вы
навек застрянете на Пенте. По моим вычислениям, это проигрыш.
     - Тут мы согласны, - пробурчал Брокхерст.
     - А,  прекратите свои  пререкания! -  перебил со  смешком Иштван. -
Ааз, как обычно, прав. Может,  он и проиграл пару боев,  как магических,
так и физических, но я никогда не слышал, чтобы его кто-то переспорил.
     - Значит, по рукам? - спросил Ааз.
     - По  рукам, -  твердо сказал  Иштван. -  Словно у  нас есть в этом
вопросе какой-то выбор.
     Они пожали  друг другу  руки. Я  заметил, что  бесы перешептываются
между  собой  и  бросают  в  нашу  сторону  злобные  взгляды. Я гадал, а
связывает ли сделка  с Иштваном бесов.  И гадал, будет  ли рукопожатие в
такой ситуации иметь силу юридического обязательства. Но пуще всего  мне
хотелось знать, что на этот раз держал в рукаве Ааз.
     -  Ну,  Ааз?  -  спросил  Иштван.  -  Где же обещанная тобой статья
договора насчет сматывания отсюда?
     -  Прямо  здесь,  -  ответил  Ааз,  вынимая  из под рубахи знакомый
предмет и бросая его Иштвану.
     - И-Скакун! - восторженно воскликнул Иштван. - Я не видел ни одного
с тех пор, как...
     - Что это? - перебил Хиггенс.
     Иштван хмуро посмотрел на него.
     - Это наш билет на отъезд из этого измерения, - сквозь зубы пояснил
он.
     - Как он действует? - недоверчиво поинтересовался Брокхерст.
     - Положитесь  на меня,  господа, -  отвращение, написанное  на лице
Иштвана, противоречило веселости его тона. - Он действует.
     Он снова повернулся к Аазу.
     - Бесы! - пробурчал он про себя.
     - Их нанял ты, - без сочувствия заметил Ааз.
     - Увы,  это так.  Ну, а  что за  дьявольскую месть  ты придумал для
Фрумпеля?
     - На это легко ответить, - улыбнулся Ааз. - Воспользуйся И-Скакуном
и отвези его обратно на Деву.
     - Почему на Деву?
     - Потому что его изгнали с Девы! - ответил осененный Хиггенс.
     - А с деволами никто не сравнится в изобретении наказаний тем,  кто
нарушает их законы, - закончил со злой усмешкой Брокхерст.
     - А  почему  Фрумпеля изгнали с Девы?  -  спросила  у меня  шепотом
Танда.
     -  Не  знаю,  -  признался  я.  -  Может  быть, он вернул деньги за
бракованный товар или что-нибудь в этом роде.
     -  Не  верю  я  в  это,  -  фыркнула  она. - Я хочу сказать, что он
все-таки девол.
     -  Ааз,  -  улыбнулся  Иштван,  разглядывая  И-Скакун,  -  я всегда
восхищался твоим чувством юмора. Оно еще ядовитее, чем мое.
     - Чего еще ждать от извращенца? - фыркнул Брокхерст.
     - Поосторожнее в выражениях, бес! - зарычал я.
     Он начал действовать мне на нервы.
     - Значит,  решено! -  хохотнул Иштван,  весело хлопая  в ладоши.  -
Брокхерст! Хиггенс!  Соберитесь здесь  вокруг Фрумпеля.  Мы отправляемся
на Деву.
     - Прямо сейчас? - спросил Брокхерст.
     - При... столь  неулаженных здесь делах?  - добавил Хиггенс,  снова
поглядев на нас.
     - О, мы ненадолго, - заверил его Иштван. - Здесь нет ничего такого,
за чем мы не сможем вернуться и забрать позже.
     - Это верно, - признал Брокхерст, задумчиво глядя на меня.
     - Гмм... Иштван?
     Это заговорил Квингли.
     - Вы обращаетесь ко мне?  -  осведомился с пародийной формальностью
Иштван.
     - Да, - судя по виду,  Квингли чувствовал себя не в своей  тарелке.
-  Как  я  понимаю,  вы  собираетесь  отбыть в какое-то место, полностью
населенное демонами?
     - Совершенно верно, - кивнул Иштван.
     - Нельзя ли... то есть... вы не против, если я буду сопровождать
вас?
     - Что? - воскликнул я, искренне пораженный. - Зачем?
     - Ну...  - неуверенно  проговорил Квингли,  - если  я что  и усвоил
сегодня,  так  это  то,  что  в  действительности я очень мало понимаю в
демонах.
     - Слушайте, слушайте! * - пробурчал Ааз.

--------------------------------
 * Обычный  клич  депутатов  в  английском парламенте. Выражает согласие
с оратором.

     -  Я  еще  не  решил,  продолжать  ли мне заниматься избранным мною
ремеслом или нет, - продолжал Квингли.  - Но в любом случае мне  следует
побольше узнать о демонах. А где еще можно лучше изучить демонов, чем  в
стране, полностью населенной ими?
     - С какой стати нам обременять себя кем-нибудь, тем более охотником
на демонов? - обратился к Иштвану Брокхерст.
     -  Может  быть,  мы  сумеем  дать ему несколько уроков относительно
демонов, - предложил  внешне невинным тоном  Хиггенс, незаметно ткнув  в
бок своего партнера.
     - Что?  Хмм... Знаешь,  ты прав,  Хиггенс,  - Брокхерст вдруг снова
заулыбался.
     - Хорошо! - воскликнул Иштван. - Мы превратим это в гулянку.
     - В таком случае,  - промурлыкала Танда, - вы не станете возражать,
если я тоже присоединюсь к вам?
     - Что? - воскликнул Брокхерст.
     - Зачем? - удивился Хиггенс.
     - Чтобы помочь, конечно, - улыбнулась она. - Я хочу присутствовать,
когда вы будете  просвещать Квингли насчет  демонов. Может быть  я сумею
вам помочь в его обучении.
     - Чудесно, чудесно, -  просиял Иштван, отметая возражения  бесов. -
Чем больше, тем веселее. Ааз? Скив? А вы не присоединитесь к нам?
     - Спасибо, не в этот раз, - ответил Ааз, прежде чем я успел открыть
рот. - Нам с малышом требуется заняться некоторыми неотложными делами.
     - Какими например ? - спросил я.
     - Заткнись, малыш, - прошипел Ааз, улыбаясь группе Иштвана. - А  вы
отправляйтесь. Мы будем здесь, когда вы вернетесь.
     - Мы будем с нетерпением ожидать новой встречи, - мрачно  улыбнулся
Брокхерст.
     - Ааз, Скив,  до свидания! -  помахала нам Танда.  - Я отыщу  вас в
следующий раз.
     - Но Танда... - начал было я.
     - Не беспокойся, мальчуган,  - заверил меня Квингли, - я позабочусь
о том, чтобы с ней ничего не случилось.
     Из-за его спины Танда озорно подмигнула мне.
     - Ааз,  - хохотнул  Иштван, -  я  наслаждаюсь  твоим обществом.  Мы
должны почаще работать вместе.
     Он переместил обозначения на И-Скакуне и приготовился включить его.
     - Прошай, Иштван, - улыбнулся Ааз и помахал ему рукой. - Не забывай
меня!
     В воздухе возникла рябь и они исчезли. Все до единого.
     - Ааз, - настойчиво спросил я, - ты видел, как смотрели на нас  эти
бесы?
     - Хмм?  О! Да,  малыш. Я  же говорил  тебе, что  они злобные мелкие
твари.
     - Но что мы будем делать, когда они вернуться?
     - Не беспокойся об этом, малыш.
     - Не беспокоится об этом! - завопил я. - Мы должны...
     - Потому что они не вернутся, - закончил Ааз.
     Это остановило меня.
     - Но ведь... когда они попадут на Деву...
     - Вот в том то и шутка,  малыш, - Усмехнулся Ааз. - Они не  попадут
на Деву.


                               ГЛАВА 26

"Женщине, подобно хорошему               "Женщина, подобно хорошему
 музыкальному произведению,               музыкальному произведению,
 подобает иметь четкий конец".            должна иметь четкий конец."

                                                              Ф. Шуберт.


     - Они не попадут на Деву?
     Я был не в состоянии сразу осознать эти слова.
     - Совершенно верно, малыш, - подтвердил Ааз, наливая себе еще вина.
     - Но  Иштван же сам установил И-Скакун!
     - Да! - надменно ухмыльнулся  Ааз. - Но прошлой ночью я сделал одно
добавочное  приготовление  к этой  схватке.  Я  изменил  обозначения  на
дисках.
     - Куда же они тогда попадут?
     - Почем я знаю! - пожал плечами Ааз, сделав изрядный глоток вина. -
Но,  держу  пари,  им понадобиться  много  времени,  чтобы  найти дорогу
обратно. На И-Скакуне много обозначений разных мест.
     - Но как же с Тандой и Квингли?
     - Танда сумеет позаботиться о Квингли, - заверил меня Ааз. -  Кроме
того, она обладает способностями вытащить их оттуда в любое время, когда
захочет.
     - Да?
     -  Разумеется.  Но  она,  вероятно,  немного  повеселится,   просто
оставаясь все время  с ними. Не  могу сказать, что  виню ее. Я  и сам бы
очень хотел посмотреть, как Квингли воспримет некоторые измерения.
     Он сделал еще один щедрый глоток вина.
     - Ааз! - воскликнул я, неожиданно осознав это. - Вино !
     - Что насчет  него? О, не  беспокойся, малыш, -  улыбнулся он. -  Я
ведь уже потерял  свои способности, помнишь?  Кроме того, не  думаешь же
ты, что я отравил собственное вино, так ведь?
     - Ты отравил вино?
     - Да. Это  и было мое  секретное оружие. Не  поверил же ты  в самом
деле в эту ахинею, насчет Фрумпеля, не так ли?
     - Э... конечно нет, - обиделся я.
     В действительности же, хотя я и знал, что Фрумпель этого не  делал,
я совершенно потерял всякое представление  о том, что кто на  самом деле
сделал и с кем.
     - Вот, малыш, - Ааз вручил мне графин и взял кувшин. - Выпей и  ты.
Ты сегодня действовал весьма хорошо.
     Я взял графин, но как-то не мог заставить себя выпить.
     - А что ты все-таки подсыпал в вино? - спросил я.
     - Порошок для шуток, - ответил Ааз. - Насколько я могу судить,  это
то же самое добро, что испробовал  на мне Гаркин. Его можно подмешать  в
вино, подсыпать в пищу или дать своей жертве вдохнуть дым.
     Я тут же вспомнил дым, клубящийся над жаровней, в тот момент, когда
материализовался Ааз.
     - Что делает этот порошок?
     - Разве  ты не  заметил, малыш?  - чуть  склонил голову  набок Ааз,
глядя на меня. - Он отнимает магические способности.
     - Навсегда?
     - Конечно нет! - притворно возмутился Ааз. - Всего лишь на век.
     - А какое противоядие?
     - Его нет...  по крайней мере,  я не смог  заставить хозяина ларька
признаться, что у него оно есть. Может быть, когда ты получше  овладеешь
магией, мы вернемся на Деву и выбьем у него ответ.
     На несколько минут я задумался. Кажется я получил ответы на все мои
вопросы... кроме одного.
     - Скажи-ка... гм..., Ааз?
     - Да, малыш?
     - Что мы будем делать теперь?
     - С чем? - спросил Ааз.
     - Я хочу сказать,  что мы будем делать?  С тех пор как  мы встрети-
лись, мы  все время  готовились к  бою с  Иштваном. Ну, битва закончена.
Чем мы теперь займемся?
     - Что  ты будешь  делать, ученик,  - строго  сказал Ааз,  - так это
посвящать все свое время магии.  Тебе предстоит пройти еще долгий  путь,
прежде чем  ты хотя  бы приблизишься  к статусу  Мастера. А что касается
меня... ну, я полагаю, большая часть моего времени будет уходить на твое
обучение.
     Он влил себе в глотку еще вина.
     - На самом деле мы  находимся в очень удобном положении,  - конста-
тировал он. - Благодаря  любезности  Фрумпеля  нам  достался  магический
кристалл... и тот никудышный меч, если мы перекопаем вещи девола.
     - И недействующее огневое кольцо, - вставил я.
     - Гм...  - произнес  Ааз. -  На самом  деле я...  ээ... ну, я отдал
кольцо Танде.
     - Отдал? - переспросил я. - Ты что-то просто так  о т д а л?
     Ааз пожал плечами.
     - Я - легкая добыча. Спроси любого.
     - Хммм... - хмыкнул я.
     - У  нас также  есть боевой  единорог, если  мы захотим куда-нибудь
отправиться, - поторопился продолжить Ааз, - и этот твой глупый дракон.
     - Глип не глупый! -горячо вступился я.
     - Ладно, ладно,  - не стал  спорить Ааз, -  твой умный, обаятельный
дракон.
     - Вот так-то лучше, - проворчал я.
     - Провалиться мне, если я  знаю, зачем нам отсюда куда-то  уходить,
-  заметил,  оглядываясь  кругом,  Ааз.  -  Это  заведение  кажется  мне
достаточно приличным. У  тебя будет для  игры несколько хороших  силовых
линий, и,  насколько я  знаю Иштвана,  в винном  погребе хорошие запасы.
Нам могла бы достаться куда худшая база для операций.
     У меня возник еще один вопрос.
     - Слушай, Ааз!
     - Да, малыш?
     - Несколько  минут назад  ты сказал,  что хотел  бы посмотреть, как
Квингли  воспримет  другие  измерения...  и  ты, кажется, неравнодушен к
Танде...
     - Да? - проворчал Ааз. - Ну так что?
     -  Почему  же  ты  не  отправился  вместе  с ними? Ты не обязан был
застревать в этом измерении.
     - Иштван -  псих! - подчеркнуто  провозгласил Ааз. -  И я не  люблю
бесов. Ты думаешь, мне хотелось бы иметь их в качестве спутников?
     - Но  ты же  сказал, что  Танда может  путешествовать по измерениям
сама по себе. Разве вы с ней не могли бы...
     - Ну ладно, ладно, - перебил Ааз. - Ты хочешь, чтобы я это сказал?
Я остался здесь из-за тебя.
     - Почему?
     - Потому что ты еще не поднялся до путешествий по измерениям. И  не
поднимешься, пока...
     - Я имею в виду, почему ты вообще остался со мной?
     - Почему? Потому что ты мой ученик! Вот почему.
     Ааз, казалось, искренне рассердился.
     -  Мы  заключили  договор,  помнишь?  Ты  обещал  помочь мне против
Иштвана, а я должен был обучить тебя магии.  Ну, ты свою часть выполнил,
и  я теперь  собираюсь выполнить свою.  Я собираюсь  обучить тебя магии,
даже если это убьет тебя... или меня, что более вероятно!
     - Да, Ааз! - поспешно согласился я.
     - Кроме того, - пробурчал он, отпивая  очередной глоток  вина, - ты
мне нравишься.
     -  Извиняюсь?  -  переспросил  я.  -  Я не совсем расслышал, что ты
сказал.
     - Значит, будь повнимательнее! - рявкнул Ааз. - Я сказал, пей  свое
вино и дай немного этому своему глупому дракону. Я дозволяю тебе одну...
не сбейся со счета, одну ночь на празднование победы. А завтра,  светлым
и ранним утром, мы начнем работать всерьез.
     - Да, Ааз, - послушно сказал я.
     - И, малыш, - усмехнулся Ааз, - не беспокойся, это не будет скучно.
Нам  не  придется  идти  искать  приключений.  В  нашем  ремесле  обычно
приключения сами разыскивают нас.
     У меня было нехорошее ощущение, что он прав.


                                 КОНЕЦ


Роберт Асприн. 
Мифо-толкования


     Эта  книга  посвящается  Лори  Отрин  и  Джудит   Сэмпсон,
современной  команде  ученик-учитель, невольно гарантировавшей,
что книги о мифоприключениях Ааза  и  Скива  будут  писаться  и
дальше!

     ГЛАВА ПЕРВАЯ

     Жизнь - это серия грубых пробуждении.
     Р.В-Винкль
     Из  всего  многообразия неприятных способов пробудиться от
крепкого сна один из самых  худших  -  быть  разбуженным  шумом
играющих в пятнашки дракона и единорога.
     Я   с   трудом  разлепил  один  глаз  и  смутно  попытался
сфокусировать взгляд на помещении. Стул с шумом опрокинулся  на
пол,  убедив  меня,  что  воспринимаемые  моим  мозгом нечеткие
образы, по крайней мере частично, связаны с исходящими от  пола
и  стен  нерегулярными  вибрациями.  Иной,  не  обладающий моим
запасом знаний (приобретенных с немалым трудом и  вынесенных  с
немалыми  муками), скорей всего возложил бы вину за этот адский
шум на землетрясение. Я - нет. Стоявшая за этим выводом  логика
была  простой.  Землетрясения  в  этом  краю  -  явления крайне
редкие. А играющие в пятнашки дракон и единорог - нет.
     Начинался самый обыкновенный день... то есть, обыкновенный
для юного мага в учениках у демона.
     Если б я мог хоть с какой-то степенью точности предсказать
будущее и  таким  образом  предугадать  грядущие  события,  то,
вероятно,  остался бы в постели. Я хочу сказать, умение драться
никогда не относилось к числу  моих  сильных  сторон,  а  мысль
схватиться с целой армией... но я забегаю вперед.
     Разбудивший  меня  стук  сотрясал  здание  и сопровождался
грохотом  множества  рассыпавшихся  по  полу  грязных  тарелок.
Второй стук получился еще более внушительным.
     Я   обдумывал,   не  сделать  ли  кое-что.  Обдумывал,  не
вернуться ли ко сну. А затем вспомнил, в  каком  состоянии  мой
наставник отправился спать прошлой ночью.
     Это  живо  разбудило меня. Сварливей демона с Извра только
демон с Извра, страдающий от похмелья.
     Я молниеносно вскочил на ноги и направился к  двери.  (Мое
проворство было вызвано скорее страхом, чем каким-то врожденным
талантом.)  Рванув  на  сеоя  дверь,  я высунул голову наружу и
обозрел   местность.   Окружение   трактира   казалось   вполне
нормальным. Сорняки совершенно отбились от рук, вымахан местами
выше  чем  по  грудь.  Как-нибудь  придется  что-то предпринять
против них, но мой наставник, кажется, не  возражал  против  их
буйного роста, а если я заведу об этом речь, то и буду логичным
кандидатом в косцы, я снова решил помалкивать на эту тему.
     Вместо  этого  я  изучил разные примятые участки и недавно
проторенные  в  этих   зарослях   тропы,   пытаясь   определить
местонахождение  или,  по  крайней  мере,  направление движения
предмета моих поисков. Я уж почти убедил себя, что  наступившая
тишина  будет  по  крайней мере полупостоянной и можно спокойно
возвращаться ко сну, когда земля снова задрожала.  Я  вздохнул,
нетвердо-вытянулся  во  весь  свой  какой  ни  на  есть  рост и
приготовился встретить натиск.
     Первым в поле зрения появился единорог, здоровенные  комья
земли так и летели у него из-под копыт, когда он вынырнул из-за
угла трактира справа от меня.
     - Лютик! - прикрикнул я самым властным своим тоном.
     Долю  секунды  спустя  мне  пришлось  прыгнуть  в  убежище
дверного проема, чтоб не  быть  растоптанным  мчащимся  зверем.
Хотя  я слегка обиделся на такое непослушание, но по-настоящему
я его не винил. За ним гнался дракон,  а  драконы  не  славятся
проворством, когда дело доходит до быстрых остановок.
     Словно  откликаясь  на  мои  мысли, в поле зрения ворвался
дракон. Или, если точнее, не  ворвался,  а  врезался,  сотрясши
трактир,  когда  отскочил  от  угла.  Как  я сказал, драконы не
славятся проворством.
     - Глип! - крикнул я. - Немедленно прекрати это! Он ответил
на это, любовно махнув по мне хвостом, когда проскакивал  мимо.
К  счастью  для  меня, этот жест совсем не попал в цель, ударив
вместо этого по трактиру с еще одним бьющим по ушам стуком.
     Вот и вся польза от самого властного моего тона. Если двое
наших верных питомцев будут  хоть  чуточку  послушней,  то  мне
повезет,  и  я  останусь  в  живых. И все же мне требовалось их
остановить. Кто б там ни сочинил бессмертную цитату, советующую
не будить спящего дракона,  ему  явно  никогда  не  приходилось
возиться со спящим драконом.
     Несколько  мгновений  я  изучал  гоняющихся друг за другом
среди сорняков двух зверей, а затем решил уладить  дело  легким
способом.  Закрыв  глаза, я представил себе их обоих, дракона и
единорога.  Затем  я  наложил  образ  дракона  на   изображение
единорога,  придал  ему  несколькими  мазками  мысленной  кисти
побольше полноты, а затем открыл глаза.
     Для моих глаз сцена  выглядела  той  же  самой,  дракон  и
единорог  друг против друга на поле сорняков. Но, конечно же, я
навел чары и поэтому, естественно, не подвергся их воздействию.
Истинное их воздействие можно было прочесть по реакции Глипа.
     Он чуть склонил голову на бок и поглядел на Лютика  сперва
под  одним углом зрения, затем под другим, до предела вытягивая
свою длинную гибкую шею. А затем повернул голову,  пока  совсем
не   оглянулся,   и  повторил  процесс,  осматривая  окружающие
сорняки. А потом снова посмотрел на Лютика.
     Для его глаз  игравший  с  ним  приятель  внезапно  исчез,
сменившись  другим  драконом. Все это сильно сбивало с толку, и
он хотел вернуть себе товарища по играм.
     Должен заступиться за своего зверька - когда я  говорю  об
отсутствии   у   него   проворства   как   физического,  так  и
умственного, я вовсе не подразумеваю, что он неуклюж или  глуп.
Он   просто  молод,  и  это  также  объясняет  его  всего  лишь
десятифутовую длину и  полусформировавшиеся  крылья.  Я  вполне
уверен,  что  когда  он  достигнет  зрелости  -  лет этак через
четыреста-пятьсот - то будет очень ловким и мудрым, а  это  уже
больше,  чем я могу сказать о себе. В том маловероятном случае,
если я проживу так долго, то буду всего-навсего старым.
     - Глип?
     Дракон теперь смотрел на  меня.  Дойдя  до  предела  своих
ограниченных  умственных  способностей,  он  обратился  ко мне,
прося  исправить  положение  или,   по   крайней   мере,   дать
объяснение.  Так  как  именно я и создал положение, вызвавшее у
него расстройство, то  я  почувствовал  себя  ужасно  виноватым
перед  ним.  И  с  миг  колебался  на  грани возвращения Лютику
нормального облика.
     - Если  ты  совершенно  уверен,  что   шумишь   достаточно
громко...
     Я  вздрогнул,  услышав прогремевший у меня за самой спиной
глухой, язвительный голос. Все мои усилия  оказались  тщетными.
Ааз проснулся.
     Я  принял  самый лучший свой пристыженный вид и повернулся
лицом к нему. Незачем говорить, выглядел он ужасно.
     Если вы, возможно, думаете, что  покрытый  зеленой  чешуей
демон  и  так выглядит ужасно, то вы никогда не встречали этого
демона страдающим от похмелья. Нормальные  золотые  крапинки  в
его  желтых  глазах  сделались  теперь медными и подчеркивались
сеткой пульсирующих  оранжевых  вен.  Губы  его  растянулись  в
болезненной  гримасе,  выставив  напоказ даже больше зубов, чем
при его пугающей успокоительной улыбке.  Стоя  там,  в  дверях,
уперши  в  бока  сжатые  кулаки,  он представлял собой картину,
достаточно страшную, чтоб вызвать обморок у пауко-медведя.
     Но меня он не испугал. Я пробыл с Лазом уже больше года  и
знал, что он лает страшнее, чем кусается. Впрочем, опять же, он
меня никогда не кусал.
     - Вот  это  да,  Ааз;  -  сказал  я, выкапывая ямку носком
ботинка. - Ты всегда говорил, что если я не способен спать  при
любом грохоте, то, значит, не очень-то и устал.
     Он  оставил  мою  шпильку  без  внимания,  как столь часто
поступает, когда я ловлю его  на  собственных  цитатах.  Вместо
этого он прищурился, глядя через мое плечо на сцену за дверью.
     - Малыш, - обратился он, - скажи мне, что ты тренируешься.
Скажи  мне,  что ты на самом деле не стибрил еще одного глупого
дракона, чтоб сделать нашу жизнь совсем несчастной.
     - Я тренируюсь! - поспешил успокоить его я.
     И чтоб  доказать  это,  быстро  вернул  Лютику  нормальную
внешность.
     - Глип!  - радостно воскликнул Глип, и они снова принялись
за свое.
     - На самом-то деле, Ааз,  -  невинно  сказал  я,  стремясь
отразить последующее язвительное замечание, - ну где бы я нашел
другого дракона в этом измерении?
     - Если  б  его  можно было найти здесь, на Пенте, ты б его
нашел, - прорычал он. -  Насколько  я  понимаю,  ты  сумел  без
большого  труда  найти  этого  в первый же раз, когда я оставил
тебя без присмотра. Ох уж мне эти ученики!
     Он повернулся и  убрался  с  солнечного  света  в  тусклый
полумрак трактира.
     - Если я правильно помню, - заметил я, следуя за ним, - то
это случилось  на  Базаре  Девы.  Я  не могу добыть там другого
дракона, так как ты не учишь меня путешествовать по измерениям.
     - Отцепись от меня, малыш! - простонал он. - Мы уже тысячу
раз говорили об  этом.  Путешествовать  по  измерениям  опасно.
Посмотри  на  меня.  Застрял,  лишившись  своих способностей, в
таком  отсталом  измерении,  как  Пент,  где  образ   жизни   -
варварский, а еда - отвратительная.
     - Ты   лишился   своих  способностей  потому,  что  Гаркин
подбросил в свой котел спецэффектов тот порошок для  розыгрышей
и погиб прежде, чем смог дать тебе противоядие, - указал я.
     - Поосторожней   в  выражениях,  когда  говоришь  о  своем
прежнем учителе, - предупредил Ааз. - Верно, этот старый болван
иной  раз   чересчур   увлекался   розыгрышами.   Но   он   был
мастером-магом...  и моим другом. Не будь он им, я б не взвалил
себе  на  шею  его   языкастого   ученика,   -   закончил   он,
многозначительно поглядев на меня.
     - Прости, Ааз, - извинился я. - Просто я...
     - Слушай,  малыш,  - устало перебил он. - Будь при мне мои
способности - чего обо  мне  не  скажешь  -  и  будь  ты  готов
научиться  прыгать  по измерениям - чего не скажешь о тебе - мы
могли бы попробовать заняться этим. Тогда, если б ты  ошибся  в
расчетах и свалил нас не в то измерение, я смог бы вытащить нас
оттуда,  прежде  чем  случится  что-то плохое. А при теперешнем
положении дел пытаться научить тебя прыгать по измерениям будет
поопасней, чем играть в русскую рулетку.
     - А что  такое  русская  рулетка?  -  спросил  я.  Трактир
содрогнулся, когда Глип снова не вписался в поворот за угол.
     - Когда ты научишь своего глупого дракона играть на другой
стороне  дороги?  -  зарычал  Ааз,  вытягивая шею и зло глядя в
окно.
     - Я работаю над этим, Ааз, - успокаивающе настаивал  я.  -
Вспомни, мне потребовалось почти целый год одомашнивать его.
     - Не  напоминай  мне, - пробурчал Ааз. - Будь моя воля, мы
б...
     Внезапно он оборвал фразу и чуть склонил голову набок.
     - Тебе лучше замаскировать этого дракона, малыш, - объявил
он вдруг, - и приготовиться сыграть  свою  роль  "сомнительного
типа". У нас скоро будет гость.
     - Я  не стал спорить. Мы давным-давно установили, что слух
у Ааза намного острее, чем у меня.
     - Верно, Ааз,  -  признал  я  и  поспешил  заняться  своей
задачей.
     Если  используешь  в  качестве опорного пункта трактир, то
трудность в том,  что  каким  бы  ни  был  он  заброшенным  или
обветшалым, сюда время от времени будут заходить в поисках пищи
и  крова.  Магия  в  этих краях все еще считалась вне закона, и
свидетели нам требовались в последнюю очередь.


     ГЛАВА ВТОРАЯ

       Первые  впечатления  - важней всего, так как они - самые
стойкие.
     Дж-Картер
     Трактир  мы  с  Аазом  приобрели при довольно сомнительных
обстоятельствах.  А  конкретней,  завладели  им  как   законной
военной  добычей  после  того,  как  наша  пара (с помощью двух
союзников, ныне  отсутствующих)  наголову  разгромила  Иштвана,
мага-маньяка,  и  выгнала его взашей в далекое измерение вместе
со  всеми  его  уцелевшими  сообщниками.  Трактир  был  опорным
пунктом Иштвана. Но теперь он стал нашим. У кого и как приобрел
его  Иштван,  я  и  знать  не  хотел.  Несмотря  на  постоянные
заверения Ааза, я  жил  в  страхе  перед  встречей  с  законным
владельцем трактира.
     Я  не  мог не вспомнить все это, дожидаясь перед трактиром
нашего гостя. Как я сказал, у Ааза очень хороший  слух.  Говоря
мне,  что  он  слышит  что-то  "неподалеку",  он часто забывает
упомянуть, что это "неподалеку" может быть больше чем в миле от
нас.
     Я также заметил в ходе нашей дружбы, что слух  у  него  до
странности  непостоянен.  Он  может  за  полмили  услышать, как
чешется ящеро-птица, но  иной  раз,  кажется,  не  в  состоянии
расслышать  самых  вежливых  просьб,  как  бы  громко  я  их не
выкрикивал.
     Нигде по-прежнему не наблюдалось никаких признаков  нашего
услышанного    гостя.   Я   подумывал,   не   убраться   ли   с
раннеполуденного солнца обратно в трактир,  но  решил,  что  не
стоит.  Я тщательно приготовил сцену к прибытию нашего визитера
и очень не хотел расстраивать ее из-за такой мелочи, как личные
неудобства.
     Я щедро применил чары личины,  маскируя  Лютика,  Глипа  и
себя. Глип теперь выглядел, словно единорог, и
     Лютика  такая перемена, кажется, ничуточки не взволновала.
Очевидно, единороги менее привередливы в  выборе  товарищей  по
играм,  чем драконы. Я сделал их обоих куда более растрепанными
и неухоженными  на  вид,  чем  они  были  на  самом  деле.  Это
требовалось   для   подкрепления   образа,   вызываемого   моим
собственным видом.
     Еще в самом начале своего проживания в трактире мы с Аазом
решили, что наилучший способ обращения с незваными  гостями  не
угрожать   им  и  не  пугать  их,  а  скорее  предстать  такими
отталкивающими, что они сами  уберутся  подобру-поздорову.  Для
этой  цели я постепенно изобрел личину, предназначенную убедить
посторонних, что они не хотят быть в одном  трактире  со  мной,
как  ни  велик  трактир и сколько б там ни было других людей. В
этой   личине   мне   полагалось    приветствовать    заблудших
путешественников под видом владельца трактира.
     Должен  скромно  признать,  что  личина  эта  имела шумный
успех. Фактически,  многие  гости  реагировали  на  нее  именно
шумно.  Некоторые  вопили, некоторым, похоже, делалось дурно, а
иные чертили в воздухе между собой и мной различные религиозные
символы. Никто из них не решился переночевать.
     Когда  я  экспериментировал   с   различными   физическими
недостатками,  Ааз  правильно  указал,  что  многие  не находят
отталкивающим  любой  единственный  недостаток,  фактически,  в
таком  измерении,  как Пент, большинство сочтет это нормой. Для
гарантирования желаемого эффектах я набрал их побольше.
     Нося личину,  я  ходил,  болезненно  хромая,  с  горбом  и
деформированной   рукой,  явно  пораженной  какой-то  болезнью.
Оставшиеся во рту зубы были кривыми и желтыми, а  фокус  одного
глаза  имея  склонность перемещаться независимо от другого. Мой
нос - а фактически, все лицо - не отличался симметричностью,  и
- шедевр  моих способностей по части личин - по грязным волосам
и рваной одежде у меня, казалось, ползали злобные на вид жуки.
     Общий эффект был ужасающий. Даже Ааз признавался, что  ему
при  виде  меня  делалось  не  по  себе, а если учесть, чего он
повидал в путешествиях по измерениям, это было и впрямь высокой
похвалой.
     Мои размышления прервало появление в  поле  зрения  нашего
гостя.   Он   сидел  прямой,  как  палка,  верхом  на  огромной
нелетающей ездовой  птице.  Он  не  носил  ни  заметного  глазу
оружия,  ни мундира, но выправка выдавала в нем солдата гораздо
красноречивее, чем смогли бы любые
     внешние причиндалы. Его настороженные  глаза  постоянно  с
подозрением  зыркали  по  сторонам,  когда  он  подвел  птицу к
трактиру медленным осторожным  шагом.  Достаточно  удивительно,
его   взгляд   несколько   раз   прошелся  по  мне,  так  и  не
зарегистрировав моего присутствия. Наверно, он и не понял,  что
я живой.
     Мне  это  не  понравилось.  Этот человек походил скорее на
охотника, чем на случайного  путника.  И  все  же  он  оказался
здесь,  и  им  требовалось заняться. Я приступил к разыгрыванию
своей роли.
     - Благородному господину надобна комната?  Говоря  это,  я
двинулся  вперед  своей  хорошо отрепетированной покачивающейся
походкой. На тот случай, если до него не  дошли  тонкости  моей
личины, я дал большому сгустку слюны просочиться из уголка рта,
откуда она беспрепятственно стекла мне на подбородок.
     На  миг  все внимание всадника ушло на укрощение его одра.
Нелетающая она  или  нет,  эта  птица  попыталась  подняться  в
воздух.
     Очевидно, моя личина задела какую-то первозданную струну в
мозгу   птицы,   восходящую   к   временам,  предшествующим  ее
нелетающим предкам.
     Я ждал с любопытством, чуть  склонив  голову  набок,  пока
всадник  не  вынудил  птицу  стоять  хоть  и не спокойно, но не
двигаясь. Наконец он на миг  переключил  внимание  на  меня.  А
затем отвел взгляд и внимательно уставился на небо.
     - Я разыскиваю некоего человека, известного как Скивмаг, -
сообщил он мне.
     Теперь  настала  моя  очередь  подпрыгнуть.  Насколько мне
известно, кроме Ааза и меня никто не знал, кто я и  что  я,  не
говоря уж о том, где я.
     - Это  моя!..  -  выпалил  я,  забывшись и заговорив своим
настоящим голосом.
     Всадник обратил полный ужаса взор ко мне, и я вспомнил про
свою внешность.
     - Это моя хозяин! - поспешно поправился  я.  -  Подожди...
счас приведу.
     Я  повернулся  и  поспешно  шмыгнул обратно в трактир. Ааз
поджидал за дверью.
     - Что такое? - потребовал он ответа.
     - Он... он хочет поговорить со Скивом... со мной! - нервно
затарахтел я.
     - Вот как? - указующе спросил он.  -  Что  же  ты  делаешь
здесь? Выйди и поговори с ним.
     - В таком виде?
     Ааз раздраженно закатил глаза к потолку.
     - Кого волнует твой вид? - рявкнул он. - Брось, малыш. Это
же совершенно посторонний человек!
     - Меня волнует! - заявил я, высокомерно вытянувшись.
     - Этот человек спрашивал Скива-мага, и мне думается...
     - Он что? - перебил Ааз.
     - Он  спрашивал Скива-мага, - повторил я, незаметно изучая
поджидающую за дверью фигуру. - По-моему, он  выглядит  похожим
на солдата, -добавил я.
     - А  по-моему,  он  выглядит напуганным, - резко отозвался
Ааз. - Может быть, тебе следует в другой  раз  чуточку  сбавить
тон в своей личине.
     - Ты думаешь, он охотник на демонов? - нервно спросил я.
     Вместо  ответа  на  мой  вопрос Ааз внезапно отвернулся от
окна.
     - Если ему нужен маг, мы дадим ему мага, - пробормотал  он
себе под нос. - Быстро, малыш, налепи на меня личину Гаркина.
     Как  я  уже  отмечал, Гаркин был моим первым наставником в
искусстве магии. Его внушительная фигура  с  седоватой  бородой
была  у  нас  одной  из  самых любимых и чаще всего применяемых
личин. Гаркина я мог слепить даже во сне.
     - Годится, малыш,  -  заметил  Ааз,  наблюдая  итоги  моей
работы.  -  А теперь не отставай от меня ни на шаг и предоставь
говорить мне.
     - Как это? - воскликнул я.
     - Успокойся, малыш, - утихомирил он меня. - На время этого
разговора я буду тобой. Понятно?
     Не дожидаясь моего ответа, Ааз уже выходил  за  дверь,  не
оставив мне иного выбора, как следовать за ним.
     - Кто  просит  аудиенции  у  великого  Скива?  -  проревел
резонирующим басом Ааз.
     Всадник бросил еще один нервный взгляд на  меня,  а  затем
вытянулся, приняв сугубо официальный вид.
     - Я прибыл посланцем от Его Наиблагороднейшего Величества,
Родрика Пятого, короля Поссилтума, который...
     - А где Поссилтум? - перебил Ааз.
     - Прошу прощения? - моргнул всадник.
     - Поссилтум, - повторил Ааз. - Где он?
     - О!  -  внезапно понял всадник. - Это королевство сразу к
востоку отсюда... по другую сторону Угольной реки... его нельзя
не заметить.
     - Ладно, -  кивнул  Ааз.  -  Продолжайте.  Всадник  набрал
побольше воздуху в легкие, а затем заколебался, наморщив лоб.
     - Король Поссилтума, - подтолкнул его я.
     - Ах,  да!  Спасибо.  -  Всадник сверкнул быстрой улыбкой,
затем бросил еще один быстрый взгляд на  меая  и  продолжил:  -
Король  Поссилтума  свидетельствует  о  своем  почтении  и шлет
привет тому, кто известен как Скив-маг...
     Он  остановился  и  выжидающе  посмотрел  на   Ааза.   Его
вознаградили   вежливым   кивком.   Удовлетворенный   этим,  он
продолжил:
     - Его Величество приглашает Скива-мага  явиться  ко  двору
Поссилтума,  дабы  установить там, годен ли он занять должность
придворного мага.
     - Я вообще-то не чувствую себя  достойным  судить  о  том,
годен ли король быть придворным магом, - скромно отозвался Ааз,
внимательно   разглядывая  всадника.  -  Разве  он  не  доволен
должностью просто короля?
     - Нет, нет! - поспешно поправился всадник. - Король  хочет
установить, годитесь ли в маги вы!
     - О!  -  вроде  бы  внезапно  понял  Ааз. - Вот это совсем
другое дело. Ну-ну. Приглашение со стороны... как бишь его?
     - Родрик Пятый, -  объявил,  высокомерно  вскинув  голову,
всадник.
     - Ну,  - широко усмехнулся Ааз. - Я никогда не отказывался
от пятого!
     Всадник моргнул и нахмурился, а затем вопросительно глянул
на меня. Я пожал плечами, так как и сам не понял шутки.
     - Можете передать Его Величеству, - продолжал, не  замечая
нашего  недоумения,  Ааз,  -  что  я  буду счастлив принять его
любезное приглашение. Я прибуду к его двору в ближайшее удобное
для меня время. Всадник нахмурился.
     - Мне кажется, Его Величество требует вашего  немедленного
присутствия, - сумрачно заметил он.
     - Конечно, - гладко ответил Ааз. - Какой же я глупый. Если
вы примете  наше  гостеприимство и переночуете у нас, мы с моим
ассистентом будем очень рады сопровождать вас утром.
     Я умею понимать намек, когда услышу его. Пустив  слюну,  я
оскалил  зубы,  глядя на посланца. Всадник бросил в мою сторону
полный ужаса взгляд.
     - На  самом-то  деле,  -  поспешно  сказал   он,   -   мне
действительно  надо  ехать.  Я  сообщу  Его  Величеству, что вы
вскорости последуете за мной.
     - Вы уверены, что не хотите  переночевать?  -  с  надеждой
спросил Ааз.
     - Убежден!  -  Всадник чуть ли не выкрикнул ответ, начиная
направлять птицу пятиться от нас.
     - А, ладно, - утешился Ааз. - Возможно, мы вас  нагоним  в
пути.
     - В  таком  случае, - решил всадник, разворачивая птицу, -
мне понадобится фора... то есть, мне лучше поспешить объявить о
вашем прибытии.
     Я поднял руку помахать ему на прощание, но он уже двигался
быстрым шагом, побуждая своего одра к еще большей скорости и не
обращая на меня ни малейшего внимания.
     - Превосходно! - воскликнул Ааз, радостно потирая руки.  -
Придворный  маг! Какая халтурная работенка! А ведь начался день
так злополучно.
     - Если мне дозволено перебить, -  перебил  я,-то  в  твоем
плане есть один небольшой недостаток.
     - Хмм? Какой именно?
     - Я не хочу быть придворным магом! Как обычно, мой протест
ни чуточки не умерил его энтузиазма.
     - Ты  и  магом  тоже  не хотел быть, -напрямик напомнил он
мне.  -  Ты  хотел  быть  вором.  Ну,  вот  тут  тебе   хороший
компромисс.    В    качестве   придворного   мага   ты   будешь
государственным служащим... а государственные служащие воруют в
куда больших масштабах, чем ты когда-либо мог мечтать!


     ГЛАВА ТРЕТЬЯ

       Девяносто  процентов  любых  сделок  состоят  в  продаже
клиенту самого себя.
     З.Холландер
     - Давай  посмотрим,  верно  ли  я   понял,   -   осторожно
проговорил  я. - Ты говоришь, что меня, по всей вероятности, не
наймут на основании моих способностей?
     Я не мог поверить, что правильно истолковал  лекцию  Ааза,
но тот так и излучал энтузиазм.
     - Совершенно  верно,  малыш, - одобрил он. - Вот теперь ты
уловил.
     - Нет, не уловил, - настаивал  я.  -  Это  самая  бредовая
затея,  о  какой  я  когда-либо слышал. Ааз застонал и уткнулся
лицом в ладони. Так происходило все время с  тех  пор,  как  мы
покинули  трактир,  и  любому будет тяжеловато три дня выносить
стоны демона.
     - Извини, Ааз, - раздраженно произнес  я,  -но  яэтому  не
верю.  Я принимал на веру многое из сказанного тобой, но это...
это противоречит здравому смыслу.
     - Да какое имеет к этому отношение здравый смысл?
     - взорвался  он.  -  Мы  говорим   о   собеседовании   для
поступления на работу!
     При  этой  вспышке Лютик фыркнул и мотнул головой, вынудив
нас отскочить за пределы досягаемости его рога.
     - Спокойно, Лютик! -  увещевающе  посоветовал  я.  Хотя  и
выкатывая   по-прежнему   глаза,   единорог   возобновил   свой
стоический труд, и груженая нашим снаряжением волокуша тащилась
за ним по-прежнему в целости. Несмотря  на  происшествия  вроде
случившегося  недавно  у трактира, мы с Лютиком ладили довольно
хорошо, и обычно он слушался меня. Напротив, отношения с  Аазом
у  них  в общем-то так и не сложились, особенно когда последний
вздумывал гневно повышать голос.
     - Требуется всего-навсего  немного  мягкости,  -  надменно
уведомил я Ааза. - Тебе следует как-нибудь попробовать.
     - Пока   ты  пускаешь  пыль  в  глаза  своим  сомнительным
взаимопониманием с животными, - огрызнулся Ааз, - ты мог  бы  и
позвать  обратно  дракона.  Нам  только  и  не хватало, чтоб он
взбаламутил всю округу.
     Я бросил быстрый взгляд по сторонам.  Он  был  прав.  Глип
исчез... опять.
     - Глип! - позвал я. - Иди сюда, приятель!
     - Глип!  -  донесся  ответный  крик.  Кусты  слева  от нас
раздвинулись, и оттуда высунулась драконья голова.
     - Глип? - осведомился он, чуть склонив голову набок.
     - Иди сюда! - повторил я.
     Ни в каком дальнейшем поощрении мой  зверек  не  нуждался.
Выпрыгнув на открытое место, он рысью бросился ко мне.
     - Я  по-прежнему  утверждаю,  что  нам  следовало оставить
этого глупого дракона в трактире, - пробурчал Ааз.
     Я оставил его слова без внимания,  удостоверяясь,  все  ли
по-прежнему  в  порядке  со  снаряжением,  висевшим  на спине у
дракона на манер седельных сумок. Лично я считал, что мы  везем
чересчур много личных принадлежностей, но Ааз настоял на своем.
Глип  попытался  любовно  ткнуться  в  меня  мордой, и я уловил
аромат его дыхания. Какой-то миг я гадал, не был ли  Ааз  прав,
предлагая оставить дракона в трактире.
     - Что  ты  говорил  о  собеседованиях  для  поступления на
работу? - спросил я как для того, чтобы сменить тему, так и для
сокрытия того, что я начал задыхаться от зловония.
     - Знаю, это  кажется  нелепым,  малыш,  -  провозгласил  с
неожиданной  искренностью  Ааз, - и так оно и есть, но на свете
существует много нелепостей, особенно в этом измерении. Это  не
означает, что мы не должны иметь с ними дело.
     Это  заставило  меня  призадуматься.  Многим показалось бы
нелепостью  путешествовать  в  обществе   демона   и   дракона.
Фактически,   если   как  следует  поразмыслить,  это  казалось
нелепостью и мне!
     - Ладно, Ааз, -  уступил  наконец  я.  -  Я  могу  принять
существование  нелепостей как реальность. А теперь попробуй еще
раз объяснить мне эту затею с работой придворным магом.
     Мы снова продолжили путь, покуда Ааз  приводил  в  порядок
свои  мысли. Для разнообразия Глип мирно трусил рядом с Лютиком
вместо   того,   чтобы   улизнуть   в   еще   одну   из   своих
исследовательских вылазок на сторону.
     - Посмотри,  имеет ли это какой-то смысл, - сказал наконец
Ааз. -  Придворные  маги  мало  работают...  по  крайней  мере,
магически.  Их  держат, главным образом, для внешнего эффекта в
качестве  статус-символа  для  демонстрации  того,   что   двор
достаточно  развит,  чтобы  иметь  и  мага.  Их редко призывают
что-нибудь сделать. Будь ты шутом, тебя б завалили  работой  до
упаду,  но  магу  это  не  грозит.  Вспомни,  большинство людей
относится к магии нервозно и пользуется ею как можно реже.
     - Если это так, - уверенно сказал я,-то я вполне годен.  В
своей  способности ничего не делать я не уступлю любому магу на
Пенте.
     - Тут спору нет, - сухо заметил Ааз.  -  Но  дело  обстоит
вовсе не так-то легко. Для сохранения работы не требуется почти
никаких усилий. А вот получение работы может обернуться тяжелой
борьбой.
     - О! - успокоился я.
     - Так  вот,  для получения работы тебе придется произвести
впечатление  на  короля  и,  вероятно,  на  его  советников,  -
продолжал  Ааз.  -  Тебе придется произвести на них впечатление
собой, а не своими способностями.
     - Как-как? - нахмурился я.
     - Слушай, малыш.  Как  я  сказал,  придворный  маг  -  это
витрина, выставленное напоказ богатство. Они будут искать того,
кого   им  захочется  держать  у  себя  при  дворе,  того,  кто
производит впечатление независимо от того, делает он что-ниоудь
или нет. Тебе надо будет излучать уверенность. И самое главное,
тебе понадобится выглядеть похожим на мага... или,  по  крайней
мере,  на  то,  каким  им  представляется  маг. Если ты сможешь
одеться как маг, говорить как маг и вести  себя  как  маг,  то,
возможно, никто и не заметит, что у тебя нет способностей мага.
     - Спасибо, Ааз, - поморщился я. - Ты действительно творишь
чудеса для создания у меня уверенности.
     - Ну,  не  сердись,  -  принялся  увещевать меня Ааз. - Ты
знаешь, как левитировать разумно  большие  предметы,  умеешь  в
какой-то  мере  летать  и  отлично  научился  чарам личины. Для
рядового  начинающего  ты  действуешь  весьма  неплохо,  но  не
обманывайся,  считая себя сколь-нибудь приблизившимся к статусу
полноправного мага.
     Он был, конечно, прав, но  мне  очень  не  хотелось  этого
признавать.
     - Если  я  такой неуклюжий незнайка, - натянуто проговорил
я, - то зачем же  мы  отправились  утверждать  меня  придворным
магом? Ааз раздраженно оскалил зубы.
     - Ты  не слушаешь, малыш, - зарычал он. - Удержать работу,
коль скоро ты получишь ее, будет  проще  простого.  С  этим  ты
можешь  справиться  и  сейчас.  Сложно  будет добиться для тебя
найма. К счастью,  с  помощью  немногих  мелких  модификаций  и
небольшой  тренировки мы, думается, сможем подготовить тебя для
приличного общества.
     - Каких, к примеру, модификаций? - спросил я  с  невольным
любопытством.
     Ааз  устроил  целый спектакль из оглядывания меня с головы
до ног.
     - Для начала, - решил он, - надо заняться твоей одеждой.
     - А чем плоха моя одежда? - возразил я, защищаясь.
     - Совершенно ничем, - невинно ответил он. - То есть,  если
ты  хочешь,  чтобы  в  тебе  видели  неотесанного крестьянина с
навозом на сапогах. Конечно, если  ты  хочешь  быть  придворным
магом,  ну,  это  другое  дело. Никакой уважаемый маг никому не
попадается на глаза в таком наряде.
     - Но я уважаемый маг! - заспорил я.
     - В самом деле? Кем уважаемый? Тут он  меня  поймал,  и  я
впал в молчание.
     - Вот  эту-то  причину  я  и  предвидел, увозя из трактира
несколько вещиц,  -  продолжал  Ааз,  показывая  величественным
взмахом руки на груз Лютика.
     - Я-то  думал,  что ты просто грабил это заведение, - сухо
сказал я.
     - Поосторожней в выражениях, малыш, -  предупредил  он.  -
Это все для твоего же блага.
     - В самом деле? Разве ты совсем ничего не ждешь для себя с
этой операции?
     Мой сарказм, как обычно, пропал втуне.
     - О,  я буду рядом, - признал он. - Об этом не беспокойся.
На публике я буду твоим учеником.
     - Моим учеником?
     Эта работа стала вдруг казаться мне немного лучше.
     - На публике! - поспешно повторил Ааз. - Наедине ты будешь
продолжать свои уроки как обычно. Помни  об  этом,  прежде  чем
начнешь резвиться, командуя своим "учеником".
     - Конечно,  Ааз, - заверил я его. - Так что ты там говорил
об изменении в моей одежде?
     Он  бросил  на  меня  косой  взгляд,  явно  с  подозрением
отнесясь к моему внезапному энтузиазму.
     - Хотя,  конечно,  в  том,  как  я теперь одет, нет ничего
плохого, - добавил я, театрально  нахмурившись.  Это,  кажется,
облегчило его сомнения.
     - В  том,  как ты теперь одет, все плохо - проворчал он. -
Нам повезло, что те два  беса  оставили  тут  почти  весь  свой
гардероб, когда мы отправили их взашей вместе с Иштваном.
     - Хиггенс и Брокхерст?
     - Да,   они   самые,   -  зло  усмехнулся  Ааз,  вспоминая
случившееся. - Должен сказать одно в пользу бесов. Может, они и
уступают деволам в качестве купцов, но одеваются они щегольски.
     - Мне как-то трудно поверить, что все  уложенное  тобой  в
узлы добро - это гардероб, - скептически заметил я.
     - Ну  конечно,  нет,  -  простонал  мой  наставник.  - Это
снаряжение для спецэффектов.
     - Спецэффектов?
     - Неужели ты ничего не помнишь, малыш? - нахмурился Ааз. -
Я говорил тебе все это, когда мы впервые встретились. Как бы ни
были легки магические манипуляции, нельзя допускать, чтобы  они
выглядели   таковыми.   Нужно  немного  оутафории,  начерченная
линия... ну, знаешь, как у Гаркина.
     В хижине Гаркина, где я  впервые  познакомился  с  магией,
было  полно  свечей,  пузырьков со странными порошками, пыльных
книг... вот это точно-  логово  мага!  Конечно,  с  тех  пор  я
выяснил,  что  большая  часть  его имущества не требовалась для
настоящего занятия собственно магией.
     Я начинал понимать, что имел в  виду  Ааз,  говоря  мне  о
необходимости научиться устраивать спектакли.
     - У  нас есть много добра, которое мы можем пустить в ход,
представляя тебя двору, - продолжал  Ааз.  -  Покинув  трактир,
Иштван  оставил  там много своего барахла. О, и ты можешь найти
несколько знакомых предметов, когда мы  разгрузимся.  По-моему,
бесы  прихватили  себе кое-что из снаряжения Гаркина и принесли
его с собой в трактир.
     - В самом  деле?  -  искренне  заинтересовался  я.  -  Они
забрали жаровню Гаркина?
     - Жаровню? - нахмурился наставник.
     - Да  ты помнишь, - поднажал я. - Ты пил из нее вино, коща
впервые прибыл.
     - Совершенно верно! Да, по-моему, я видел ее там. А что?
     - Да так просто, без  всякой  особой  причины,  -  невинно
ответил я. - Я всегда ее любил, вот и все.
     По   наблюдениям   из-за   спины  Гаркина  в  дни  раннего
ученичества я знал, что у этой жаровни имелись секреты, которые
мне до смерти хотелось выяснить. И я также знал, что хочу, если
возможно, приберечь ее в качестве сюрприза для Ааза.
     - Нам придется также кое-что сделать и с твоей  физической
внешностью, - задумчиво продолжал Ааз.
     - С чем...
     - Ты слишком молод! - ответил он, предвосхищая мой вопрос.
- Никто  не  наймет  юного  мага. Всем нужен бывалый и видавший
виды. Если мы...
     Внезапно он оборвал фразу и вытянул  шею,  оглядываясь  по
сторонам.
     - Малыш,  -  осторожно  произнес  он,  изучая небо. - Твой
дракон снова пропал. Я быстро осмотрелся. Он был прав.
     - Глип! -  позвал  я.  -  Сюда,  дружище!  Голова  дракона
появилась  из  глубин  кустарника  позади  нас.  В пасти у него
болталось что-то слизистое с ногами,  но  прежде  чем  я  сумел
опознать точно, мой зверек сглотнул и это что-то исчезло.
     -Глип!   -   гордо   сказал  он,  облизывая  губы  длинным
раздвоенным языком.
     - Глупый дракон, - мрачно пробурчал Ааз.
     - Прокормить  его  недорого,  -  возразил  я,   играя   на
известной мне сквалыжной природе Ааза.
     Пока  мы  ждали,  когда дракон нас нагонит, у меня нашлось
время поразмыслить, что на сей раз я не испытывал ни моральных,
ни этических угрызений из-за участия в одной из афер Ааза. Если
ничего не подозревающий Родрик Пятый попадется на нашу шараду и
наймет нас, то я был уверен, что  король  получит  больше,  чем
выторговал.


     ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

       Если  были  сделаны  надлежащие  приготовления и приняты
необходимые меры предосторожности, то любому  намечаемому  делу
гарантирован успех.
     Этельред Неготовый
     Свеча  зажглась  от  наилегчайшего  дуновения  моей мысли.
Обрадовавшись, я погасил ее и попробовал опять.  Беглый  взгляд
искоса, мимолетное сосредоточение воли
     - и  дымящийся  фитиль  снова вспыхнул пламенем. Я погасил
пламя  и  сидел,  улыбаясь  знакомой  свече.  Это  было  первым
настоящим   доказательством   того,   насколько   развились  за
последний год мои магические способности. Эту свечу я знал  еще
по  годам ученичества у Гаркина. В те дни она была моим главным
врагом. Тогда мне не удавалось ее зажечь, даже фокусируя на ней
всю свою энергию. Но теперь...
     Я  снова  глянул  на  фитиль  и  повторил  упражнение,   и
уверенность  моя  все  росла  по  мере  того,  как  я  понимал,
насколько легко могу теперь  сделать  то,  что  некогда  считал
невозможным.
     - Да  кончишь  ты  наконец баловаться со свечой! При звуке
голоса не  выдержавшего  Ааза  я  так  и  подпрыгнул,  едва  не
опрокинув свечу и не запалив одеяло.
     - Извини, Ааз. - Я поспешно погасил свечу в последний раз.
- Я просто...
     - Ты  пришел  сюда  на прослушивание для занятия должности
придворного  мага,  -  перебил   он,   -а   не   на   городскую
рождественскую елку!
     Я  подумывал,  не  спросить  ли,  что такое рождественская
елка,  но  решил,  что   не   стоит.   Ааз   казался   необычно
раздражительным и нервным, и я испытывал приличную уверенность,
что   как  бы  я  ни  выразил  свой  вопрос,  ответ  будет  как
саркастическим, так и малополезным.
     - Глупое мигание  свечи,  -  пробурчал  Ааз,  -  привлечет
внимание всех стражников в замке.
     - Я думал, мы и пытаемся привлечь их внимание, - указал я,
но Ааз  проигнорировал  меня, разглядывая замок в свете раннего
утра.
     Ему не  приходилось  особенно  вглядываться,  так  как  мы
разбили  лагерь посреди дороги совсем рядом с главными воротами
замка.
     Как я сказал,  у  меня  сложилось  впечатление,  что  наше
местоположение  избрано  именно  для того, чтоб привлечь к себе
внимание.
     Мы  прокрались  на  это  место  глухой   ночью,   неуклюже
нашаривая  дорогу  между  скопившимися  у главных ворот спящими
зданиями.  Не  желая  зажигать  свет,  мы  распаковались   лишь
минимально, но даже в темноте я узнал свечу Гаркина. -
     Все  это  было  как-то  связано  с  тем,  что  Ааз называл
"драматическим  появлением".  Насколько  я  понимал,  все   это
означало, что нам ничего нельзя делать легким способом.
     Наша внешность тоже была старательно перекроена для пущего
эффекта  с  помощью  брошенного  бесами  гардероба  и  моих чар
личины.
     Ааза  снабдили  теперь  уж   традиционной   моей   личиной
"сомнительного типа". Глип мирно стоял рядом с Лютиком в личине
единорога,  давая  нам  одинаковую пару. Внимание наше, однако,
сфокусировалось, главным образом, на моей внешности.
     Как Ааз, так и я соглашались, что личина Гаркина для  этой
цели  не  подойдет.  В то время как я в своем естественном виде
выглядел слишком юным, вид Гаркина будет слишком старым. А  так
как  мы,  в  общем-то, могли выбрать любой нужный нам образ, то
решили явить мага лет тридцати пяти -  молодого,  но  не  юнца,
опытного,   но  не  старого,  и  могущественного,  но  все  еще
обучающегося.
     Для  достижения  этой  личины  потребовалось   потрудиться
немножко   больше  обычного,  поскольку  в  памяти  у  меня  не
содержалось мысленного образа, который я  мог  бы  наложить  на
свой.  Вместо  этого  я  закрыл  глаза и представил себя таким,
каким выгляжу обычно, а затем постепенно стер черты, пока  лицо
у меня не стало чистым холстом, годным для начала работы. С тем
я  и  приступил к работе, а внимательно следивший Ааз предлагал
улучшения и изменения.
     В первую очередь я изменил свой рост, перестраивая  образ,
пока  новая  фигура  не  сделалась на полторы головы выше моего
действительного невысокого роста. Следующими стали волосы, и  я
сменил  свою  клубнично-рыжую  гриву  на более зловещую черную,
одновременно сделав себе кожу  на  несколько  оттенков  темнее.
Больше всего хлопот доставило нам лицо.
     - Удлини   немного   подбородок,  -  распорядился  Ааз.  -
Приставь к нему бороду... не такую большую, глупый! Всего  лишь
маленькую  бородку-эспаньолку!..  Вот  так-то лучше!.. А теперь
опусти пониже бакенбарды... отлично, нарасти нос,  сузь  его...
брови  сделай  покустистей... нет, верни им прежний видя вместо
этого упрячь глаза немного поглубже в глазницы... черт  возьми,
измени  цвет  глаз!  Сделай их карими... отлично, а теперь пару
морщин от нахмуренности посреди лба... Хорошо. Вот  так  должно
сойти.
     Я уставился на возникшую у меня в голове фигуру, горящий в
моей  памяти образ. Она выглядела вполне эффектной, может быть,
чуть более зловещей, чем скроил бы я сам, будь моя воля, но Ааз
был специалистом, и мне приходилось полагаться на его суждение.
Я открыл глаза.
     - Восхитительно, малыш! - просиял Ааз. - А  теперь  надень
ту оставленную бесами черную мантию с краснозолотой оторочкой и
у  тебя  получится  фигура,  годная  для украшения собой любого
двора.
     - Эй, там,  убирайтесь!  Вы  загораживаете  дорогу!  ;Этот
грубый приказ резко вернул мои мысли к настоящему. *
     К  нашему  простенькому  биваку гневно приближался солдат,
блистая  кожаными  доспехами  и  размахивая  зловещей  на   вид
алебардой. Ворота за ним стояли слегка приоткрытыми, и я увидел
головы  еще  нескольких  солдат,  с любопытством наблюдающих за
нами.
     Теперь,  когда  освещение   улучшилось,   я   смог   яснее
разглядеть стену. Стена эта была не ахти какой, высотой едва ли
в  десять  футов. Это соответствовало. Судя по всему увиденному
нами после перехода границы, королевство это тоже было не  ахти
какое.
     - Вы что, оглохли? - пролаял, подходя, солдат. - Я сказал,
убирайтесь! Ааз шмыгнул вперед и преградил путь солдату.
     - Прибыл Скив Великолепный, - объявил он. - И он...
     - Мне  наплевать,  кто  вы!  - прорычал солдат и, не теряя
времени, выставил алебарду между собой и  обращавшейся  к  нему
фигурой. - Вам нельзя...
     Он внезапно осекся, когда алебарда выскочила у него из рук
и поплыла  горизонтально в воздухе, пока не образовала преграду
между ним и Аазом.
     Вызвал это происшествие я - простое применение  левитации.
Невзирая на запланированный нами начальный ход, я счел, что мне
следует  прямо  приложить руку к происходящему, пока оно совсем
не отбилось от рук.
     - Я - Скив! - прогремел я, форсируя голос до резонирующего
баса. - А тот, кому вы пытаетесь угрожать своим жалким  оружием
- мой  ассистент.  Мы  явились  в  ответ на приглашение Родрика
Пятого, короля Поссилгума!
     - Вот именно, ханыга! - зло глянул на солдата Ааз.
     - А теперь будь любезен и просто  сбегай  сообщи,  что  мы
здесь... а?
     Как  я  заметил ранее, все это готовилось для произведения
пущего впечатления на простое население. Очевидно, этот  солдат
не  читал  сценария.  Он  не  съежился  в  ужасе и не сжался от
страха.  Если  наш  небольшой  спектакль  и  произвел  на  него
какое-то воздействие, то прямо противоположное.
     - Маг,  да?  -  насмешливо  улыбнулся он. - На этот счет у
меня  есть   постоянный   приказ.   Идите   вокруг   замка   на
противоположную сторону, туда, где и другие.
     Это захватило нас врасплох. Ну, по крайней мере, захватило
врасплох  меня. По нашему плану нам полагалось в конечном итоге
спорить, войдем ли мы во дворец  предстать  перед  королем  или
королю  придется  привести  свой  двор  к  нам за ворота. Такой
вариант, как оказаться отправленными  к  черному  ходу,  мы  не
рассматривали.
     - На  противоположную  сторону? - запылал гневом Ааз. - Вы
смеете предлагать магу такого  класса,  как  у  моего  мастера,
войти через черный ход, словно простому слуге?
     Солдат не сдвинулся ни на дюйм.
     - Будь  моя  воля,  я б "посмел предложить" вам куда менее
приятное занятие. А так, у меня  приказ.  Вам  придется  обойти
замок до противоположной стороны, как и всем другим.
     - Другим? - осторожно спросил я.
     - Совершенно верно, - ухмыльнулся стражник. -
     Король  собрал  открытый  двор,  разбираясь со всеми вами,
"чудотворцами".  В  городе  торчат  все   занюханные   торговцы
амулетами  из  восьми  королевств.  Некоторые  из  них стояли в
очереди  со  вчерашнего   полудня.   А   теперь   катитесь   на
противоположную сторону и перестаньте загораживать дорогу!
     И  с  этими  словами  он  круто  повернулся и замаршировал
обратно к воротам, оставив свою алебарду висеть в  воздухе.  На
сей  раз  Ааз  так  же  лишился дара речи, как и я. Король явно
пригласил заскочить не только меня. Мы явно  попали  в  большую
беду.


     ГЛАВА ПЯТАЯ

       ".  ..Шерсть кожана, зуб собачий..." - считается первым,
рецептом взрывчатой смеси....
     Предтеча пороха
     - Что будем делать, Ааз?
     Убравшись  за  пределы  слышимости   стражника,   я   смог
вернуться к своему нормальному голосу и манере выражаться, хотя
мою  физическую  личину  по-прежнему требовалось поддерживать в
целости.
     - Пустяки, - ответил он. - Упакуем свои вещички и  обойдем
замок кругом. Разве ты не слушал, малыш?
     - Но что нам делать с...
     Но  Ааз  уже  принялся за работу, вновь укладывая немногие
распакованные нами предметы.
     - Ничего не трогай, малыш, - предупредил через плечо он. -
Мы не можем допустить,  чтобы  кто-то  увидел  тебя  за  черной
работой. Это вредно для образа.
     - Он  сказал,  что  здесь  есть  и  другие маги! - выпалил
наконец я.
     - Да. И что из этого?
     - Ну и что же нам делать?
     - Я же уже сказал тебе, - нахмурился Ааз. -  Упакуем  свои
вещички и...
     - Что нам делать с другими магами?
     - Делать? Мы ничего не будем делать. Ты, знаешь ли, еще не
дорос до поединков.
     Он  закончил  упаковывать и, отступив на шаг, обозрел дело
рук своих. Удовлетворенно кивнув, он обернулся и бросил  взгляд
мне за плечо.
     - Сделай   что-нибудь   с  этой  алебардой,  а,  малыш?  Я
последовал  за  его  взглядом.  Алебарда  стражника  попрежнему
висела  в  воздухе.  Хоть я и не думал о ней, часть моего мозга
поддерживала ее в воздухе, пока я не решу, что  с  ней  делать.
Вопрос в том, а что же мне с ней делать-то?
     - Скажи-ка,  Ааз...  -  начал  я,  но  Ааз уже пошел вдоль
стены.
     Я на миг застыл в  нерешительности.  Стражник  убрался,  и
поэтому  я  не мог вернуть оружие ему. И все же, дать ей просто
упасть наземь казалось почему-то неподобающе банальным.
     Не   сумев   придумать   ничего   наделенного   надлежащим
драматическим  шиком,  я  решил  отсрочить  решение. На текущее
время я предоставил алебарде плыть следом за  мной,  когда  сам
поспешил  за  Аазом,  сперва  подняв  ее  повыше,  чтобы она не
угрожала ни Глипу, ни Лютику.
     - Ты ожидал, что здесь будут другие  маги?  -  спросил  я,
поравнявшись со своим наставником.
     - Вообще-то,  нет,  -  признался Ааз. - Такая возможность,
конечно, существовала, но я считал ее маловероятной. И  все  же
такое   не   так  уж  и  удивительно.  Подобная  работа  должна
выманивать конкурентов из всех щелей.
     Его это, кажется, не  особенно  расстроило,  и  поэтому  я
попытался отнестись к этому новому обороту спокойно.
     - Ладно, - мягко сказал я. - В чем это меняет наши планы?
     - Ни  в чем. Просто делай свое дело, как я тебе показывал,
и все будет отлично.
     - Но если другие маги...
     Ааз резко остановился и повернулся лицом ко мне.
     - Слушай, малыш, - серьезно сказал он, - если я все  время
твержу,  что тебе еще очень далеко до мастерамага, это вовсе не
значит, будто ты жалкий дилетант! Я б не поощрял  тебя  явиться
на  это  собеседование,  если б считал тебя недостаточно умелым
для получения этой работы.
     - Правда, Ааз?
     Он повернулся и снова пошел вдоль стены.
     - Просто вспомни, по меркам  измерений  Пент  не  славится
своими  магами. Ты не мастер, но мастера на дороге не валяются.
Держу пари, по сравнению с конкурентами  ты  будешь  выглядеть,
как настоящий спец.
     Это  имело  смысл. Ааз нисколько не скрывал своего низкого
мнения о Пенте и населявших его  пентехах,  включая  меня.  Эта
последняя  мысль  заставила меня попытаться выжать еще капельку
успокаивающих заверений.
     - Ааз?
     - Да, малыш?
     - Скажи честно, как ты оцениваешь  мои  шансы?  Последовал
миг молчания.
     - Малыш,  ты  ведь  знаешь, как ты всегда жалуешься, что я
постоянно подрываю твою уверенность?
     -Да?
     - Ну и ради нас обоих не выбивай из  меня  слишком  упорно
честной оценки. Я не стал.
     Пройти   через   задние  ворота  оказалось  нетрудно...  в
основном потому, что там  и  не  было  задних  ворот.  К  моему
удивлению  и  отвращению  Ааза стена окружала дворец не со всех
сторон.  Насколько  я  мог  судить,  полностью  выстроили  лишь
переднюю  стену. Две боковые стены строились, а задней стены не
существовало вообще. Тут мне следует  кое-что  разъяснить.  Мое
предположение, что боковые стены строились, основывалось скорее
на  наличии  в  конце стены лесов, чем на наблюдении какой-либо
текущей деятельности. Если там и выполнялись  какие-то  работы,
то   вели   их   достаточно   осторожно,  чтоб  не  потревожить
изобилующие вокруг лесов сорняки.
     У  меня  начали  возникать   серьезные   сомнения   насчет
королевства, с которым я готовился связаться.
     Было  трудно  сказать, как именно обстояло дело со двором,
то ли его превращали в сад, то ли это двор проигрывал  битву  с
сорняками  и кустами, ввалившимися через открытое пространство,
где полагалось быть задней стене. (Поскольку я вырос на  ферме,
мои  знания  растений в основном сводились к тому, что если они
не съедобны и не растут ровными рядами, то это сорняки.)
     Словно в ответ на мои мысли Лютик вырвал большой  клок  из
ближайшей группы растений и принялся с энтузиазмом жевать. Глип
понюхал тот же самый куст и отворотил нос.
     Все   это   я   заметил   лишь   мимоходом.  Внимание  мое
сфокусировалось, главным образом, на самом дворе.
     У стены дворца стоял небольшой открытый  с  одной  стороны
павильон, укрывавший сидящую там фигуру, надо полагать, короля.
Около  него  стояли по бокам двое людей. А толпа разделялась на
две группы. Первая  стояла  в  довольно  упорядоченной  очереди
вдоль   одной   стороны   сада.  Я  полагал,  что  это  очередь
ожидающих... или, скорее, надеялся, что мы присоединимся именно
к этой группе.
     Вторая   группа   стояла   дезорганизованной   толпой   на
противоположной  стороне сада и наблюдала за происходящим. Я не
знал,  кто  это  -  отвергнутые  претенденты  или  всего   лишь
заинтересовавшиеся зеваки.
     Внезапно  мне  попалась  на  глаза  молодая  пара в группе
наблюдавших. Я не ожидал встретить здесь никаких знакомых  лиц,
но  эти  два  я  уже  видел. И не только видел, мы с Аазом одно
время выдавали себя за них, из-за чего нас потом и повесили.
     - Ааз! - настойчиво зашептал я. - Ты видишь тех двоих  вон
там?
     - Нет, - ответил напрямил Ааз, даже не повернув головы.
     - Но это те самые...
     - Забудь  про  них, - настаивал он. - Наблюдай за судьями.
Мы должны произвести впечатление именно на них.
     Мне  пришлось  признать,  что  в  этом  определенно   есть
некоторый  смысл,  и я неохотно переключил внимание на фигуры в
павильоне.
     Король был на удивление  молод,  лет  так  двадцати  пяти.
Взъерошенные   курчавые   волосы  доходили  ему  до  плеч  и  в
соединении с его  хрупким  телосложением  придавали  ему  почти
женственный  вид.  Судя по его позе, либо эти собеседования шли
уже  довольно  долго,  либо  он  мастерски  овладел  искусством
выглядеть до смерти скучающим.
     Человек  слева  от  него  нагнулся  и  настойчиво зашептал
что-то на ухо королю, получив в ответ неопределенный кивок.
     Этот человек, лишь немногим старше короля, но уже  заметно
полысевший,  был  одет в тунику и плащ желтовато-серого цвета и
консервативного покроя. Несмотря на его непринужденную  позу  и
спокойную осанку, наблюдательная яркость его глаз напомнила мне
о беспокойной ласке.
     Тут  зашевелилась  фигура справа от короля и привлекла мое
внимание  в  том  направлении.  У  меня   возникло   мгновенное
впечатление  массивной  мохнатой  глыбы,  а  затем  я поражение
сообразил, что это человек. Он был высок и  широк,  голову  его
увенчивали  густые  черные  нечесанные  кудри, а лицо ему почти
полностью скрывали пышная борода и усы. Вот это-то в соединении
с тяжелым меховым плащом и  придавало  ему  звероподобный  вид,
всецело  поглотивший  мое  первое впечатление. Он сказал королю
несколько коротких слов, а затем снова скрестил руки на груди в
жесте окончательности своего решения и прожег взглядом  другого
советника.   Во   время   этой   операции  плащ  его  ненадолго
распахнулся, и я мельком увидел сверкнувшую под ним кольчугу  и
висевшую  у  него  на поясе массивную секиру. С таким человеком
явно не  стоило  ссориться.  Однако  его  взгляд,  кажется,  не
произвел   впечатления  на  фигуру  лысоватого,  и  тот  прожег
соперника таким же своим. Меня остро ткнули по ребрам.
     - Ты видел? - настойчиво прошептал Ааз.
     - Что видел? - спросил я.
     - Королевских советников. Генерала и казначея, если  я  не
ошибаюсь в своих догадках. Видел золотой медальон у генерала?
     - Я  видел  у  него секиру! - прошептал я в ответ. Свет во
дворе внезапно померк.
     Подняв  взгляд,  я  увидел,  как  у   нас   над   головами
скопляется, загораживая солнце, масса облаков.
     - Управление  погодой,  -  пробормотал наполовину про себя
Ааз. - Неплохо.
     И верно, стоящий теперь  перед  троном  старик  в  красном
плаще   бурно  пожестикулировал,  подбросил  в  воздух  облачко
пурпурного порошка, и заморосил, падая мелкими каплями, дождик.
     Мой  дух  падал  вместе   с   каплями.   Даже   при   моей
натренированности  Аазом  для  представления  моя магия была не
столь мощной и впечатляющей.
     - Ааз... - настойчиво зашептал я. Вместо ответа он взмахом
руки  велел  мне  помолчать  и  снова  обратил  свой  взгляд  к
павильону.
     Последовав   за   его  взглядом,  я  увидел,  что  генерал
настойчиво говорит с королем.  Король  с  миг  послушал,  затем
пожал плечами и что-то сказал магу.
     Чего  б  он  там  ни  сказал,  магу  это  не  понравилось.
Высокомерно вытянувшись, он повернулся,  собираясь  уйти,  лишь
для  того,  чтоб  король позвал его обратно. Показав на облака,
король сказал еще несколько слов и откинулся на спинку  кресла.
Маг поколебался, потом пожал плечами и снова принялся совершать
жесты и читать нараспев заклинания.
     - Отвергли его, - заключил довольный Ааз.
     - Что же он тогда делает теперь?
     - Убирает  дождь  перед  началом следующего выступления, -
уведомил меня Ааз.
     И   точно.   Морось   поуменылилась,   а   облака   начали
рассеиваться к большому облегчению зрителей, которых, в отличие
от  короля,  не  укрывал  от грозы никакой павильон. Однако эта
дальнейшая  демонстрация  мощи  того  мага  мало  укрепила  мою
падающую уверенность.
     - Ааз! - прошептал я. - Он лучший маг, чем я.
     - Да, - отвечал Ааз. - Ну и что?
     - Ну и если отвергли его, то у меня нет ни одного шанса!
     - Может,  и  да,  а может, и нет. Насколько я могу судить,
они ищут что-то определенное. Кто  знает?  Может,  у  тебя  оно
есть.  Помни,  что я тебе говорил, денежная работенка не всегда
достается  самым  умелым.  Фактически,  обычно  бывает   совсем
наоборот.
     - Да,  -  попытался  я  казаться  оптимистом. - Может, мне
повезет.
     - Тут потребуется больше чем везение,  -  строго  поправил
меня  Ааз.  -  А теперь, что ты узнал, наблюдая за королевскими
советниками?
     - Они не любят друг друга, - сразу отметил я.
     - Верно! - Ааз казался удивленным и довольным. - Так  вот,
это значит, что ты, вероятно, не сможешь угодить им обоим. Тебе
придется  играть  лишь  на  одного  из  них...  или  еще  лучше
оскорбить одного. Это быстрей  всего  сманит  другого  на  твою
сторону. Итак, кто тебе желателен на твоей стороне?
     Это было легче его первого вопроса.
     - Генерал, - твердо заявил я.
     - Неправильно! Тебе желателен казначей.
     - Казначей!  -  воскликнул  я,  выпалив  это  громче,  чем
собирался. - Ты видел, какого  размера  та  секира  на  боку  у
генерала?
     - Угу, - ответил Ааз. - Ты слышал, что случилось с парнем,
который  выступал  прежде, чем подошла очередь старины Красного
Плаща?
     Я закрыл глаза и удержался от первого резкого замечания.
     - Ааз, - проговорил я, старательно подбирая слова,
     - ты меня помнишь? Я - Скив. Не умеющий слышать  шепот  за
целую милю.
     Как обычно Ааз проигнорировал мой сарказм.
     - Последнему  парню  даже  не  дали  шанса  показать  свои
возможности,  -   уведомил   он   меня.   -   Казначей   бросил
один-единственный  взгляд  на  приведенную  им  с собой ораву и
спросил, сколько народу в  его  свите.  "Восемь",  ответил  тот
парень.  "Слишком  много!"  - говорит казначей, и бедного парня
тут же отпускают восвояси.
     - Ну и что из этого? - спросил я напрямик.
     - А то, что кошелек в руках казначея, - заключил Ааз. -  И
что еще важнее, у него больше влияния, чем у генерала. Посмотри
на  эти  дурацкие  стены.  Думаешь,  военный человек оставил бы
стены недостроенными, если б последнее слово принадлежало  ему?
Кто-то  решил,  что  на их строительство тратится слишком много
денег, и этот проект отменили или  заморозили.  И  держу  пари,
этим кем-то был не кто иной, как казначей.
     - А может, у них камень кончился, - предположил я.
     - Брось,  малыш.  Судя  по всему, что мы видели с тех пор,
как пересекли границу, камни - основной  злак  на  полях  этого
королевства.
     - Но генерал...
     Говоря  это,  я снова поглядел в сторону генерала. К моему
удивлению и неудобству он смотрел прямо на  меня.  Взгляд  этот
был недружелюбным.
     Я  с  миг поколебался, надеясь, что ошибся. Но нет. Взгляд
генерала не перемещался, а выражение лица не  смягчалось.  Если
оно в чем и изменилось, так стало еще безобразней.
     - Ааз,  - отчаянно зашипел я, не в состоянии оторвать глаз
от генерала.
     Теперь король и казначей тоже смотрели в мою  сторону,  их
внимание привлек взгляд генерала.
     - Малыш!  -  простонал  рядом  со  мной Ааз. - По-моему, я
сказал тебе сделать что-нибудь с этой  алебардой!  Алебарда!  Я
совсем  забыл  про  нее! Оторвав глаза от взгляда генерала, как
можно небрежнее я оглянулся.
     Лютик и Глип по-прежнему терпеливо стояли  позади  нас,  а
над  ними  мирно парила алебарда стражника. Полагаю, со стороны
это было довольно заметно.
     - Вы!
     Я повернулся к павильону и на звук  рева.  Генерал  шагнул
вперед, показывая на меня массивным пальцем.
     - Да,   вы!   -   проревел  он,  когда  наши  глаза  снова
встретились. - Где  вы  взяли  эту  алебарду?  Она  принадлежит
дворцовой страже.
     - По-моему,  ты сейчас получишь свое собеседование, малыш,
- пробормотал Ааз. - Постарайся изо всех сил  и  вызови  у  них
столбняк.
     -Но... -Запротестовал я.
     - Это  куда лучше, чем стоять в очереди! И с этими словами
Ааз сделал длинный неспешный шаг назад. Эффект получился  точно
такой  же,  как  если  б я шагнул вперед, чего я определенно не
делал. Однако, поскольку внимание всего  двора  сосредоточилось
теперь  на  мне, у меня не было иного выбора, кроме как сделать
этот решительный шаг... как в омут головой.


     ГЛАВА ШЕСТАЯ

      Вот это развлечение!
     Влад Сажатель на кол
     Скрестив руки на груди, я медленным  и  размеренным  шагом
двинулся к павильону.
     Ааз  настоял,  чтобы я потренировался этой походке. По его
словам она должна придать мне вид человека уверенного и полного
самообладания. Теперь  же,  когда  я  действительно  представал
перед  королем,  то  обнаружил, что применяю эту походку не для
показа надменности, а для сокрытия слабости у меня в ногах.
     - Ну? - прогромыхал генерал, вырисовываясь передо мной.  -
Я,  кажется, задал вопрос! Где вы взяли эту алебарду? Вам лучше
ответить, пока я не рассердился.
     Во мне что-то лопнуло.  Любой  страх,  какой  я  испытывал
перед   генералом   и   его   секирой,   испарился,  сменившись
головокружительным пыланием мощи.
     При своем первом визите на Базар Девы я открыл, что мне не
нравится, когда на меня давят рослые горластые деволы. А теперь
я открыл, что мне также ничуть не больше нравится, когда  такая
надменность  исходит  от  рослых  горластых собратьев-пентехов.
Значит, этот верзила хотел поважничать,  да?  Легким  движением
мысли я вызвал алебарду. Не оборачиваясь посмотреть, я заставил
ее  стрелой  пролететь  у меня над плечом по курсу, нацеленному
прямо в грудь генералу.
     Генерал увидел  ее  приближение  и  побледнел.  Он  сделал
неловкий  шаг  назад,  понял,  что бежать уже слишком поздно, и
бешено зашарил в поисках секиры.
     Я остановил алебарду в трех футах от  его  груди,  парящей
перед ним с острием, направленным ему в сердце.
     - Эта алебарда ? - небрежно переспросил я.
     - Ааа.... - ответил генерал, не сводя глаз с оружия.
     - Я забрал эту алебарду у одного чересчур грубого солдата.
Он сказал,  что  выполняет  приказ.  Не  от  вас  ли, случайно,
исходил этот приказ?
     - Я... мгм... - Генерал провел языком по губам. - Я  отдал
своим  людям  приказ  обращаться  с чужеземцами как подобает. Я
ничего не говорил, чтобы они вели себя менее чем вежливо...
     - В таком случае...
     Я развернул алебарду на девяносто градусов, так  чтоб  она
больше не угрожала генералу.
     - ,..я  возвращаю  вам  алебарду, дабы вы могли вернуть ее
стражнику вместе с разъяснением своего приказа...
     Генерал нахмурился и поколебался, а  затем  протянул  руку
схватить  плавающую  в воздухе алебарду. Как раз перед тем, как
он коснулся ее, я дал ей упасть наземь, где она и издала шумный
лязг.
     - .. .и, будем  надеяться,  с  дополнительными  указаниями
насчет того, как обращаться со своим оружием, - закончил я.
     Генерал  побагровел  и  начал  было подымать алебарду. Тут
казначей захихикал,  и  генерал  резко  обернулся  прожечь  его
взглядом.  Казначей  откровенно  ухмыльнулся  и  что-то  шепнул
королю, который, услышав его слова, попытался скрыть улыбку.
     Генерал снова обернулся ко мне,  не  обращая  внимания  на
алебарду, и прожег меня взглядом с высоты всего своего роста.
     - Кто вы? - спросил он тоном, подразумевающим, что мое имя
сразу же займет первое место в списке приговоренных к публичной
казни.
     - А кто спрашивает? - ответил я таким же взглядом, все еще
не полностью преодолев свой гнев.
     - Человек, к которому вы обращаетесь, - вмешался король, -
это Хью Плохсекир, Командующий Королевскими Армиями Поссилтума.
     - А  я  -  Дж.Р.Гримбл, - поспешно добавил казначей, боясь
остаться в стороне, - Первый Советник Его Величества.
     Генерал бросил на Гримбла еще  один  сумрачный  взгляд.  Я
решил, что настало время перейти к делу.
     - Я  маг, известный под именем Скив, - величественно начал
я.  -  Я  прибыл  в   ответ   на   любезное   приглашение   Его
Наиблагороднейшего Величества Родрика Пятого.
     Я  умолк и слегка склонил голову в сторону короля, который
улыбнулся и кивнул в ответ.
     - Я прибыл определить для себя, следует ли мне подумать  о
принятии поста при дворе Поссилгума.
     Слова  в  последней  части  фразы были тщательно подобраны
Аазом. Им предназначалось  продемонстрировать  мою  уверенность
подразумеванием, что выбор скорее за мной, чем за ними.
     Эта  тонкость  не  ускользнула от внимания казначея, и тот
критически поднял бровь, выражая свое отношение к моему  выбору
слов.
     - Так вот, такой пост требует уверенности обеих сторон,
     - продолжал  я.  -  Я  должен  чувствовать, что буду щедро
вознагражден за свою службу, а Его Величество должен убедиться,
что мое умение достойно его субсидий.
     Я слегка повернулся и, повысив голос, обратился  ко  всему
двору.
     - Щедрость  короны Поссилтума всем известна, - заявил я.-И
я вполне уверен, что  Его  Величество  вознаградит  своих  слуг
сообразно их заслугам перед ним.
     Позади  меня  раздался придушенный звук, изданный, как мне
думается, генералом. Я проигнорировал его.
     - Следовательно,  требуется   всего   лишь   убедить   Его
Величество...  и  его  советников... что моего скромного умения
действительно хватит для его надобностей.
     Я снова повернулся к трону, дав королю увидеть мою  тайную
улыбку, отрицавшую скромность моих слов.
     - Ваше    Величество,   способности   мои   многочисленный
разнообразны.  Однако  суть  мощи  -  это  контроль.   Поэтому,
понимая, что вы человек занятой, я, скорее, чем терять время на
всего  лишь  коммерческие  хитрости и мелкие демонстрации вроде
тех, какие мы уже  видели,  сплету  всего  три  заклинания,  и,
надеюсь, ваша мудрость воспримет стоящую за ними глубину.
     Я повернулся и, вытянув палец, показал на Глипа и Лютика.
     - Вон там моя призовая пара одинаковых единорогов,
     - драматически  произнес  я. - Не будет ли Ваше Величество
добр избрать одного из них?
     Король удивленно  моргнул,  услышав,  что  его  пригласили
принять участие в моей демонстрации. Какой-то миг он колебался.
     - Мгмм...  я выбираю того, что слева, - сказал наконец он,
показывая на Лютика. Я слегка поклонился.
     - Отлично, Ваше Величество. По вашему велению это создание
будет пощажено. Смотрите внимательно на другое.
     На самом-то деле это был  еще  один  трюк,  которому  меня
научил  Ааз. Называется он "сила мага" и позволяет выступающему
предлагать зрителям  выбор,  не  давая  им  в  действительности
никакого  выбора.  Если  б  король  выбрал  Глипа,  я бы просто
продолжил работу над "созданием, обреченным его повелением".
     Я медленно навел палец на Глипа и слегка опустил голову.
     - Валла-валла-Вашингтон! - мрачно провозгласил я. Не знаю,
что означают эти слова, но Ааз заверил меня, что у  этой  фразы
есть  исторический  предшественник  и  она  убедит народ, что я
действительно делаю что-то сложное.
     - Алла-казам-шазам, - продолжил я, подымая другую руку.  -
Крибле-крабле...   Я   мысленно  снял  с  Глипа  личину.  Толпа
прореагировала аханьем, заглушив мое последнее "бу-глип".
     Однако мой дракон услышал свое имя и  прореагировал  сразу
же.  Он  вскинул  голову  и,  проковыляв вперед, послушно встал
рядом со мной. Как мы и запланировали,  Ааз  тут  же  поплелся,
спотыкаясь,  к  месту  неподалеку  от головы Глипа и встал там,
следя и наготове.
     Этим мы намеревались указать, что подготовились управиться
с любыми могущими возникнуть затруднениями с  драконом.  Однако
реакция толпы на его присутствие сильно превзошла ее ужас из-за
превращения  у  нее  на  глазах единорога в дракона. Я и забыл,
насколько действенна личина "скверного  типа".  Боясь  потерять
инерцию своего выступления, я поспешил продолжить.
     - Этот  исковерканный  бедняга - мой ученик Ааз, - объявил
я. - Возможно, вы гадаете, по силам ли ему остановить  дракона,
если зверь рассердится. Теперь я вам скажу... не по силам!
     Толпа  нервно попятилась. Уголком глаза я увидел, как рука
генерала скользнула к рукояти секиры.
     - Но это по силам мне! Вы теперь знаете, что силы тьмы  не
чужды Скиву!
     Я резко развернулся и ткнул пальцем в Ааза.
     - Фигли-мигли, крошки и мученики! Я снял личину с Ааза.
     Последовал   миг   ошеломленного  молчания,  а  затем  Ааз
улыбнулся. Улыбка Ааза,  как  известно,  делает  сильных  людей
слабыми, а в толпе стояло не так уж и много сильных людей.
     Зрители  наполовину растоптали друг друга, спеша отступить
от демона, и их вопли перемешались  с  торопливо  произносимыми
защитными заклинаниями.
     Я  снова  повернулся  к трону. Король и казначей, кажется,
воспринимали все это неплохо. Они держались спокойно, хотя чуть
побледнели. А генерал задумчиво хмурился, глядя на Ааза.
     - В качестве демона мой ученик сможет,  если  понадобится,
укротить   дракона...   нет,   десять   драконов.   Таково  мое
могущество. И все же могущество надо умерять мягкостью...  или,
если  угодно,  элегантностью.  Я позволил выражению своего лица
стать задумчивым.
     - Чтобы сбить с толку врагов и  приобрести  союзников,  не
нужно  никакой открытой демонстрации своей силы или угрозы. Для
подобных случаев  можно  замаскировать  свое  могущество,  пока
станешь бросаться в глаза не больше... чем подросток.
     Произнеся последние слова, я сорвал личину с самого себя и
предстал   в   своей   юношеской  невзрачности.  Вероятно,  мне
следовало б употребить  при  этом  какие-то  липовые  волшебные
слова,  но я уже употребил все, каким научил меня Ааз, и боялся
экспериментировать с новыми.
     Король и казначей внимательно уставились на  меня,  словно
пытаясь проникнуть сквозь мою магическую личину с помощью одной
лишь  силы  воли. Генерал проделывал схожую операцию, пялясь на
Ааза, который сложил руки на груди и оскалил  зубы  в  увереной
улыбке.
     Для  разнообразия  я  разделял его уверенность. Пусть себе
пялятся. Было  уже  слишком  поздно  пронизывать  взглядом  мою
магию, потому что я больше не работал. Хотя королевская свита и
все  зрители  пребывали  в  убеждении,  будто стали свидетелями
мощных чар, в действительности  я  всего-навсего  удалил  чары,
искажавшие их зрение. В данную минуту все мы - Ааз, Лютик, Глип
и  я  -  были  просто  самими  собой, какими б необычными мы ни
выглядели. Даже самый опытный по части  магического  зрения  не
смог бы просветить насквозь несуществующие чары.
     - Как видите, Ваше Величество, - заключил я, - способности
у меня  отнюдь  не  заурядные.  Они  могут  сделать прекрасного
страшным или могучего безвредным. Они  могут  уничтожить  ваших
врагов  или позабавить ваш двор в зависимости от вашей прихоти.
Скажите слово, дайте свое  одобрение,  и  способности  Скива  в
вашем распоряжении.
     Я  вытянулся,  почтительно  склонил  голову  и оставался в
такой позе, ожидая решения трона.
     Несколько мгновений прошло без единого слова.  Наконец,  я
рискнул взглянуть на павильон.
     Казначей  и  генерал  горячо  спорили шепотом через голову
короля, который, слушая их, склонял голову то в ту,  то  в  эту
сторону. Понимая, что на этот спор может уйти немало
     -времени, я непринужденно поднял голову, пока ждал.
     -Скив!   -   позвал   вдруг  король,  прервав  спор  своих
советников. - Та штука, что вы проделали с алебардой. Вы всегда
можете так легко управлять оружием?
     - Детская игра, Ваше Величество, - скромно сказал я.  -  Я
даже не решаюсь признать это способностью...
     Король  кивнул  и  сказал  вполголоса советникам несколько
коротких фраз. Когда он закончил, генерал побагровел  и,  круто
повернувшись,  ушел,  печатая шаг, во дворец. Казначей выглядел
очень довольным.
     Я рискнул глянуть на Ааза, и тот подмигнул мне. Хоть он  и
стоял  подальше,  чем  я, его острый слух явно заранее уведомил
его о решении короля.
     - Пусть все собравшиеся здесь будут свидетелями! - объявил
звонким голосом казначей. - Родрик  Пятый,  король  Поссилтума,
доволен   магическим  знанием  и  умением  Скива  и  официально
провозглашает его Магом при Дворе Поссилтума.  Давайте  же  все
поаплодируем   назначению   этого   мастера-мага...   а   потом
разойдемся!
     Со стороны моих побежденных соперников  раздались  жидкие,
лишенные   энтузиазма   аплодисменты,   и   немало   их  злобно
поглядывали на меня. Я не ответил ни на  рукоплескания,  ни  на
взгляды, так как пытался понять смысл слов казначея.
     Я  сумел!  Придворный  Маг!  Из  всей  подборки магов пяти
королевств выбрали меня! Меня! Скива!
     Я  вдруг  осознал,  что  казначей  жестом  предлагает  мне
подойти. Пытаясь выглядеть бесстрастным, я приблизился к трону.
     - Господин  маг, - обратился с улыбкой казначей. - Если вы
не против, нельзя ли нам обсудить вопрос с вашим жалованием?
     - Такими вопросами занимается мой  ученик,  -  высокомерно
уведомил  его  я.  -  Я  предпочитаю  не  отвлекаться  на столь
заурядные дела.
     Опять же, мы договорились, что  переговорами  о  жаловании
займется  Ааз,  так  как  его  звания  в области магии уступают
только его умению торговаться. Я повернулся  и  поманил  его  к
нам.  Он  ответил,  поспешив  подойти,  так  как  подслушивание
заблаговременно предупредило его об этой ситуации.
     - Это может подождать, Гримбл, - вмешался король.
     - Внимания нашего мага требуют более срочные дела.
     - Вам   нужно   лишь   приказать.   Ваше   Величество,   -
величественно поклонился я.
     - Прекрасно,  - просиял король. - Тогда явитесь немедленно
для инструктажа к генералу Плохсекиру.
     - Инструктажа  по  части  чего?  -  спросил  я,   искренне
озадаченный.
     - Да  ясно, для инструктажа об армии вторжения, конечно, -
ответил король.
     В затылочной части моего мозга зазвенела тревога.
     - Армии  вторжения?  -   выпалил   я,   забыв   про   свой
отрепетированный напыщенный тон. - Какой армии вторжения?
     - Той,  которая даже сейчас приближается к нашим границам,
- сообщил казначей. - Зачем же еще нам бы внезапно  понадобился
маг?


     ГЛАВА СЕДЬМАЯ

       Численное превосходство ничего не значит. В битве победа
достается лучшему тактику.
     Дж-А.Кастер
     - Тепленькое      местечко,      говорит!      Возможность
потренироваться, говорит! Проще простого, говорит!
     - Остынь, малыш! - проворчал Ааз.
     - Остынь?  Ааз,  разве  ты  не  слышал?  Мне  предлагается
остановить армию! Мне!
     - Могло быть и хуже, - настаивал Ааз.
     - Как? - спросил напрямик я.
     - Ты мог бы заниматься этим без меня, - ответил он.
     - Подумай об этом.
     Я подумал  и  сразу  сбавил  накал.  Хотя  союз  с  Аазом,
кажется,    впутывал    меня    в    необыкновенное   множество
неприятностей,  Ааз  также  не  знал  неудач  в  своем   умении
вызволять  меня  из них... во всяком случав, пока. Меньше всего
мне улыбалось прогнать  его,  как  раз  когда  я  больше  всего
нуждался в нем.
     - Что же мне делать, Ааз? - простонал я.
     - Раз  уж  ты  спрашиваешь,  -  Ааз  улыбнулся,  -  то я б
советовал не ударяться в панику, пока  мы  не  выясним  все  до
конца.  Запомни,  армии  бывают разные. При всем, что мы знаем,
эта может оказаться достаточно слабой, чтоб мы могли разбить ее
в честном бою.
     - А если она не такая? - скептически спросил я.
     - Этот мост мы сожжем, когда подойдем к нему,  -  вздохнул
Ааз. -А сперва давай выслушаем, что скажет старина Плохсекир.
     Не  сумев  придумать  ничего в ответ на это, я ничего и не
ответил. Вместо этого я в мрачном молчании шел, не отставая  от
своего  наставника,  пока  мы  следовали  в указанном казначеем
направлении по коридором дворца.
     Легче было бы принять предложенного проводника и дать  ему
отвести нас куда надо, но я более чем малость рвался поговорить
с  Аазом  наедине. И потому мы оставили Лютика и Глипа во дворе
вместе со снаряжением и искали покои генерала самостоятельно.
     Дворец был источен коридорами  до  такой  степени,  что  я
гадал,   не  больше  ли  в  нем  коридоров,  чем  комнат.  Наше
путешествие  еще  больше  затруднялось  из-за   освещения   или
отсутствия  такового.  Хотя  на  стенах  имелись многочисленные
подставки для факелов, но  использовался,  кажется,  из  каждых
четырех  только  один,  и  лившегося  от  этих факелов света не
хватало для точной навигации в этом лабиринте.
     Я указал на это Аазу, видя  тут  еще  одно  доказательство
сквалыжной  природы этого королевства. Тот коротко ответил, что
чем больше денег они экономили на накладных расходах и ремонте,
тем больше у них будет средств,  чтоб  похвастаться  предметами
роскоши... вроде нас.
     Он  упорно  пытался  объяснить мне понятие "энергетический
кризис", когда мы завернули за угол и увидели покои генерала.
     Отличить  их  было  довольно  легко,  поскольку  из   всех
встреченных  нами  дверей  лишь  у  этой  стояли  на часах двое
одинаковых  солдат  почетного   караула.   Надраенные   доспехи
сверкали  с  их широких плеч, коща они, сузив глаза, следили за
нашим приближением.
     - Это покои генерала Плохсекира? - вежливо спросил я.
     - Вы маг по имени Скив? часовой.
     - Малыш задал тебе вопрос, солдат! - вмешался Ааз.
     - А теперь, ты соизволишь ответить или ты  настолько  туп,
что  не  знаешь,  чего  находится  по другую сторону охраняемой
тобой двери?
     Часовой сделался ярко-красным, и я заметил,  как  костяшки
пальцев  его  напарника  побелели  на  сжатой ими алебарде. Мне
пришло в голову, что теперь, когда я заполучил должность  мага,
продолжение  конфликта  с военными, возможно, и не самый мудрый
курс.
     - Мгм, Ааз... - пробормотал я.
     - Да! Это покои генерала Плохсекира... сударь!  -  рявкнул
внезапно  часовой.  Очевидно,  упоминание  имени  моего коллеги
удостоверило мою личность, хотя я гадал, сколько ж  посторонних
могло  бродить  по коридорам в сопровождении больших чешуйчатых
демонов.  Последнее  болезненное  "сударь"  было  данью   моему
выступлению  при  дворе.  Часовых  явно проинструктировали оыть
вежливыми, по крайней мере,  со  мной,  какую  б  муку  это  ни
причиняло... а без нее, очевидно, не обходилось.
     - Благодарю  вас,  часовой,  -  обронил я свысока и бухнул
кулаком по двери.
     - И далее, - заметил часовой, - генерал оставил  указания,
что вы можете заходить сразу.
     Тот факт, что он придержал эти сведения, пока я не стукнул
по двери,  указывал,  что часовые не совсем расстались со своей
низкой оценкой  магов.  Они  просто  подыскивали  более  тонкие
способы досаждать этим штатским.
     Я  сообразил,  что  Ааз  готовится  начать  новый  раунд с
часовым, и поэтому поспешно открыл двери и вошел,  вынудив  его
последовать за мной.
     Генерал  стоял  у окна, обрисовываемый струившимся снаружи
светом. Когда мы вошли, он повернулся лицом к нам.
     - А! Заходите, господа, - прогремел он добродушным  тоном.
- Я вас ждал. Располагайтесь поудобнее. Налейте себе вина, если
желаете.
     Эту  внезапную  демонстрацию  дружелюбия  я счел еще более
тревожной, чем проявленную им ранее враждебность. Ааз,  однако,
мигом  с ней освоился и сразу же взял указанный кувшин с вином.
С миг мне думалось, что он нальет немного  в  один  из  кубков,
стоявших  на  подносе  вместе  с  кувшином, и передаст его мне.
Вместо этого он  сделал  большой  глоток  прямо  из  кувшина  и
оставил  его  себе, оценивающе облизывая губы. Посреди хаоса, в
какой внезапно превратилась моя жизнь, было приятно знать,  что
некоторые вещи оставались неизменными.
     Генерал  с  миг  хмурился,  глядя  на  эту  сцену, а затем
принудительно вернул своим чертам то веселое выражение, с каким
приветствовал нас при входе.
     - Прежде чем мы начнем инструктаж, -  улыбнулся  он,  -  я
должен   извиниться   за   свое   грубое   поведение  во  время
собеседования. Мы с Гримблом... расходимся во мнениях по поводу
текущего положения, и боюсь, что я сорвал свой гнев на  вас.  В
связи  с  этим  выражаю свое сожаление. Обыкновенно я ничего не
имел ни против магов вообще, ни против вас в частности.
     - Тпру! Отступим на минутку, генерал, -  вмешался  Ааз.  -
Каким образом мы втягиваемся в вашу вражду с казначеем?
     Глаза   генерала   сверкнули  яростью,  шедшей  вразрез  с
элегантностью его речи.
     - Эта вражда - продолжение нашего  спора  о  распределении
денежных средств, - пояснил ок. - Когда до нас дошли известия о
приближающихся войсках, я посоветовал королю немедленно усилить
нашу  собственную армию, дабы мы могли адекватно исполнить свой
долг и присягу защищать королевство.
     - Мне это кажется хорошим советом, -  вставил  я,  надеясь
улучшить свои отношения с генералом, соглашаясь с ним.
     Плохсекир в ответ пробуравил меня твердым взглядом.
     - Странно  слышать это от вас, маг, - надменно заметил он.
- Гримбл посоветовал вложить деньги в нечто иное, чем армия,  а
конкретней - в мага.
     Мне  вдруг  стало ясно, почему часовые и генерал не спешат
встречать нас с распростертыми объятиями товарищей  по  оружию.
Мало того, что они получают нас вместо подкреплений, самое наше
присутствие являлось пощечиной для их способностей.
     - Ладно,  генерал,  -  признал  Ааз.  - Все это дела давно
минувших дней. С чем нам придется бороться?
     Генерал  поглядывал  то  на  меня,  то   на   Ааза,   явно
удивленный,  что  я  позволяю  ученику  играть  ведущую роль на
инструктаже. Когда я и  не  подумал  упрекнуть  Ааза  за  такое
нахальство, генерал пожал плечами и перешел к висящему на стене
куску пергамента.
     - Мне  думается,  положение  ясно видно по этой... - начал
было он.
     - Что это такое? - перебил Ааз. Генерал начал  было  резко
отвечать, но затем удержался.
     - Это,  -  объяснил  он ровным тоном, - карта королевства,
которое вам полагается защищать. Оно называется Поссилтум.
     - Да, конечно, - кивнул я. - Продолжайте.
     - Вот эта линия  к  северу  от  нашей  границы  изображает
наступающую армию, с которой вам придется иметь дело.
     - Очень  жаль,  что у вас не дан масштаб, - заметил Ааз. -
По изображению на  карте  вражеский  фронт  длиннее,  чем  ваша
граница. Генерал оскалил зубы.
     - Начерчено  в масштабе, - подчеркнул он. -Наверно, теперь
вы поймете величину стоящей перед  вами  задачи.  Мой  рассудок
отказывался принять его утверждение.
     - Полно,  генерал,  -  упрекнул я его. - Наверняка ведь вы
преувеличиваете. Ни в каком королевстве не хватит людей,  чтобы
образовать фронт такой длины.
     - Маг. - Голос генерала стал угрожающим. - Я достиг своего
нынешнего  звания не оттого, что излишне драматизировал военное
положение. Противостоящая вам армия -  одно  из  самых  могучих
воинств,  какие  когда-либо  видел мир. Это ударная рука быстро
растущей Империи, расположенной на севере.  Она  наступает  уже
три  года,  поглощая  более мелкие королевства и сокрушая любое
оказанное сопротивление. Все боеспособные  мужчины  завоеванных
земель  забираются  на  военную  службу, умножая их ряды до тех
размеров, какие вы видите указанными на карте. Они не наступают
еще быстрее только потому, что вдобавок к  безграничному  числу
солдат  они  имеют  массивные  боевые  машины,  которые  хоть и
действенны, но перевозятся медленно.
     - А  теперь  сообщите   нам   плохие   новости,   -   сухо
прокомментировал Ааз. Генерал воспринял его слова всерьез.
     - Плохие  новости,  - проворчал он, заключаются в том, что
их вождь - стратег, не знающий себе равных. Он  вошел  в  силу,
колошматя  войска,  втрое  превосходящие  его по численности, и
теперь,  когда  под  его  командованием  находится  грандиозная
армия, он практически непобедим.
     - Я  начинаю  понимать, почему король вложил свои деньги в
мага, - заметил мой наставник. - Похоже, вы не могли б  собрать
достаточно крупные силы, чтобы остановить их.
     - Это и не входило в мои планы! - ощетинился генерал.
     - Хотя  мы, возможно, и не в состоянии сокрушить врага, мы
могли бы заставить его заплатить достаточно дорого  за  переход
нашей  границы,  чтобы  тот,  возможно,  свернул  бы  в сторону
завоевывать с большей легкостью страны послабее.
     - Знаете, Плохсекир, - задумчиво  проговорил  Ааз,  -  это
неплохой   план.   Действуя  совместно,  мы  могли  бы  всетаки
провернуть его. Сколько людей вы можете выделить нам в помощь.
     - Нисколько, Я моргнул.
     - Извините,  генерал,  -  поднажал  я.  Мне  на  мгновение
подумалось, будто вы сказали...
     - Нисколько,  - повторил он. - Я не дам для помощи в вашей
кампании ни одного солдата.
     - Это же бред! - взорвался Ааз. - Как вы ожидаете, что  мы
остановим подобную армию с помощью одной лишь магии?
     - Я этого не ожидаю, - улыбнулся генерал.
     - Но если мы потерпим неудачу, - заметил я, - то Поссилтум
падет.
     - Правильно, - спокойно согласился Плохсекир.
     - Но...
     - Позвольте  мне  разъяснить свою позицию, - перебил он. -
По моей оценке здесь  на  кон  поставлено  нечто  большее,  чем
судьба  одного  королевства. Если вы преуспеете в своей задаче,
то  будет   установлено,   что   магия   защищает   королевство
действенней,  чем  военные  силы.  В  конечном  итоге это может
привести к тому, что все армии  распустят,  предпочтя  нанимать
магов.  Я  не  стану  принимать никакого участия в установлении
подобного прецедента. Если  вы  хотите  показать  превосходство
магов над армиями, то вам придется это сделать только с помощью
магии. Военные и пальцем не шевельнут, чтобы помочь вам.
     Говоря  это,  он  заорал  из  несопротивляющихся  рук Ааза
кувшин с вином - знак, сам  по  себе  показывающий,  что  слова
генерала ошеломили Ааза не меньше, чем меня.
     - Мои чувства по этому вопросу очень сильны, господа,
     - продолжил  Плохсекир,  наливая  себе вина. - Фактически,
настолько сильны,  что  я  готов  пожертвовать  собой  и  своим
королевством,  лишь  бы  доказать  свое.  И что еще важнее, я б
настоятельно предложил вам сделать то же самое. - Он  помолчал,
глядя на нас сверкающими глазами.
     - Потому что, скажу вам сразу, если вы выйдете из грядущей
битвы  победителями, то не доживете до получения своей награды.
Король, может,  и  правит  при  дворе,  но  известия  обо  всем
происходящем в королевстве доходят до него через моих солдат, и
эти  солдаты  будут расставлены на всем пути вашего возвращения
во  дворец  с  приказом  известить  двор  о  вашей  кончине   в
результате  несчастного  случая, даже если им придется устроить
его самим. Я ясно выразился?


     ГЛАВА ВОСЬМАЯ

      Если что и стоит делать, то только ради выгоды.
     Тересий
     Гигантским усилием воли  я  сдерживался  не  только  после
того,  как мы покинули покои генерала, но и до тех пор, пока мы
не отошли за пределы слышимости почетного караула.  А  когда  я
наконец   заговорил,   то  сумел  не  допустить  в  свой  голос
предательскую нотку истерии, выдающую мои истинные чувства.
     - Как ты выражался, Ааз, - небрежно прокомментировал я,  -
армии бывают разные. Верно? Ааза я не обманул ни на миг.
     - Истерика ничего нам не даст, малыш, - заметил он.
     - Нам нужно ничто иное, как здравое мышление.
     - Извини,  -  указал я, - но разве не "здравое мышление" и
втравило нас в первую очередь в эту передрягу?
     - Ладно,  ладно!  -  поморщился  Ааз.   -   Признаю,   при
первоначальной оценке ситуации я проглядел несколько деталей.
     - Несколько деталей? - недоверчиво переспросил я.
     - Ааз,   это   устроенное  тобой  "теплое  местечко"  даже
отдаленно не похоже на то, что ты описывал,  когда  толкал  мне
эту идею.
     - Знаю,  малыш,  -  вздохнул  Ааз.  - Я определенно обязан
извиниться перед тобой. Похоже, нас действительно ждет работа.
     - Работа! - завопил я, слегка теряя над собой контроль.
     - Это будет  чистое  самоубийство.  Ааз  печально  покачал
головой.
     - Тут  ты  снова  излишне бурно реагируешь. Не обязательно
самоубийство. У нас, знаешь ли, есть выбор.
     - Разумеется,  -  язвительно  огрызнулся  я.  -  Мы  можем
погибнуть от рук захватчиков или от рук ребят Плохсекира. Какой
же  я  глупый,  что  не  сообразил  этого.  А  то  уж я начинал
тревожиться.
     - Наш выбор, - строго поправил меня Ааз, -  выполнять  это
дурацкое задание или взять деньги и сбежать.
     Сквозь  отяготивший  мне  душу  унылый  мрак  пробился луч
надежды.
     - Ааз, - произнес я с  искренним  благоговением.  -  Ты  -
гений. Давай же, уходим.
     - Куда уходим? - уточнил Ааз.
     - Обратно  в  трактир, конечно, - ответил я. - Чем раньше,
тем лучше.
     - Это не входит в наши  варианты  выбора,  -  фыркнул  мой
наставник.
     - Но ты же сказал...
     - Я   сказал,  "взять  деньги  и  сбежать",  а  не  просто
"сбежать", - поправил он.  -  Мы  никуда  не  пойдем,  пока  не
повидаемся с Гримблом.
     - Но, Ааз...
     - Никаких  "но Ааз", - яростно перебил он. - Эта небольшая
прогулка стоила нам кучу денег. Если мы и не добьемся небольшой
прибыли, то, по крайней мере, останемся при своих.
     - Ничего она нам не стоила, - возразил я напрямик.
     - Она стоила нам времени, затраченного на  путешествие,  и
времени  твоего  отрыва  от учебы, - привел контрдовод Ааз. - А
это кое-чего да стоит.
     - Но...
     - Кроме того, - высокомерно продолжал он, - тут поставлены
на кон вопросы поважнее.
     - Какие, к примеру? - прицепился я.
     - Ну... например, мгм...
     - Вот вы где, господа!
     Мы обернулись и обнаружили быстро подходящего к нам  сзади
Гримбла.
     - Я   надеялся   перехватить   вас  после  инструктажа,  -
продолжал, присоединяясь к нам, казначей. - Вы  не  возражаете,
если  я  побуду  с  вами?  Я  знаю, вам не терпится начать свою
кампанию,  но  прежде  чем  вы  отбудете,  мы  должны  обсудить
определенные вопросы.
     - Вроде  нашего  жалованья,  -  твердо добавил Ааз. Улыбка
Гримбла застыла.
     - О! Да,  конечно.  Сперва,  однако,  надо  разобраться  с
другими  делами.  Надеюсь, генерал снабдил вас необходимыми для
вашего задания сведениями.
     - Вплоть до последней отвратительной детали, -  подтвердил
я.
     - Хорошо,  хорошо,  -  радостно  засмеялся  казначей,  его
энтузиазм ничуть не померк от моего сарказма. - Я питаю  полную
уверенность  в  вашей  способности  разделаться с этим северным
сбродом. Должен вам сказать, что я  лично  выбрал  вас  еще  до
собеседования.  Фактически,  именно  благодаря мне вам в первую
очередь и послали приглашение.
     - Мы это запомним, - улыбнулся Ааз, опасно сузив глаза.
     Тут мне пришла в голову одна мысль.
     - Скажите-ка...  мгм,  господин   казначей,   -   небрежно
произнес я, - а как вы в первую очередь прослышали про нас?
     - А  почему  вы  спрашиваете? - ответил вопросом на вопрос
Гримбл.
     - Без всякой особой причины, - заверил я его. - Но так как
собеседование оказалось столь плодотворным, я хотел бы  послать
знак  своей  признательности  тому,  кто  дал вам обо мне столь
лестный отзыв.
     Выдумка эта была шита белыми нитками, но казначей, похоже,
ее принял.
     - Ну... мгм, на самом-то деле его дала одна девица,
     - признался он. - Довольно миловидная, но  так  вот  сразу
мне  не  вспомнить,  как ее зовут. Возможно, с тех пор как я ее
встретил, она перекрасила волосы. В то время, когда мы...  э...
встречались, они были зелеными. Вы ее знаете?
     Я  и  впрямь  ее знал. Только одна женщина знала обо мне и
Аазе, не говоря уж о нашем местонахождении. И потом  опять  же,
только  одна известная мне женщина отвечала описанию фигуристой
особы с зелеными волосами. Танда!
     Я уж открыл было рот, готовый признать знакомство, как тут
Ааз предупреждающе вогнал мне локоть в ребра
     - Б-ла! - умно высказался я.
     - Как-как? - переспросил Гримбл.
     - Я... мгм, не могу так вот с ходу припомнить такую особу,
- соврал я.-Но вы же знаете, какой мы, маги рассеянный народ.
     - Конечно, - улыбнулся  казначей,  испытывая  по  какой-то
причине облегчение.
     - Теперь,  когда  с  этим  выяснено, - вмешался Ааз, - то,
по-моему, вы что-то упоминали о нашем жаловании.
     Гримбд с миг хмурился, а  затем  расплылся  в  добродушной
улыбке.
     - Теперь  мне  понятно,  почему  мастер Скив предоставляет
вести его дела вам, Ааз, - признал он.
     - Лесть приятна, - заметил Ааз, - но ее нельзя  потратить.
Мы говорили о нашем жаловании.
     - Вы должны понять, что королевство у нас скромное,
     - вздохнул  казначей, - хотя мы стараемся награждать своих
слуг как можно лучше. Для придворного мага  выделены  отдельные
покои,  которые будут достаточно просторными для вас обоих. Вам
будут подавать питание... то есть, при условии, что  вы  будете
на  месте,  когда его подадут. А также есть возможность... нет,
я, пожалуй, осмелюсь сказать, есть  уверенность,  что  щедрость
Его  Величества  будет  простираться  и  на выделение в конюшне
свободного места и  еды  для  ваших  единорогов.  Как  вам  это
кажется?
     - Покамест весьма дешево, - заметил напрямик Ааз.
     - Что   значит   "дешево"?   -  зарычал,  потеряв  на  миг
самообладание, казначей.
     - Покамест вы нам предложили всего-навсего, - фыркнул Ааз,
- комнату, где мы не будем спать, питание, которого мы не будем
есть, и место в конюшне, которым мы  не  воспользуемся,  потому
что будем находиться в поле, сражаясь вместо вас в вашей войне.
В  обмен  вы  хотите,  чтобы  Скив  применил свое искусство для
спасения вашего королевства. По моим расчетам это дешево!
     - Да, я понимаю ваш довод, - уступил Гримбл. - Ну,  будет,
конечно, выплачиваться и небольшое жалование.
     - Насколько небольшое? - уточнил Ааз.
     - Достаточное  для  покрытия  ваших  расходов, - улыбнулся
казначей. - Скажем, пятьдесят золотых в месяц?
     - Лучше, скажем, двести, - улыбнулся в ответ Ааз.
     - Наверно, мы могли бы поднять цифру до семидесяти пяти, -
сделал контрпредложение Гримбл.
     - А мы - снизить до двухсот  двадцати  пяти,  -  предложил
Ааз.
     - Учитывая  его умение, мы могли бы заплатить... извините,
- моргнул казначей. - Вы сказали, до двухсот двадцати пяти?
     - На самом-то деле, - поправился Ааз, - я оговорился.
     - Так я и думал, - улыбнулся Гримбл.
     - Я хотел сказать, до двухсот пятидесяти.
     - Послушайте... - начал было казначей.
     - Нет, это вы послушайте,  Гримбл,  -  перехватил  его  на
полпути Ааз. - У вас было три варианта выбора. Вы могли удвоить
численность  своей армии, нанять мага или потерять королевство.
Даже при трехстах золотых в месяц Скив для вас  самая  выгодная
сделка.  Не  смотрите  на то, сколько вы потратите, смотрите на
то, сколько вы сэкономите.
     Гримбл несколько мгновений думал об этом.
     - Отлично, - согласился он, поморщившись.  -  Согласен  на
двести пятьдесят.
     - По-моему,  здесь обсуждалась цифра триста, - с ударением
заметил я.
     За это я заработал сумрачный  взгляд,  но  не  отступил  и
ответил на него таким же взглядом в упор.
     - Триста, - выдавил он сквозь плотно сжатые зубы.
     - Выплачиваемые авансом, - добавил Ааз.
     - Выплачиваемые  в конце оплачиваемого периода, - поправил
Гримбл.
     - Бросьте, Гримбл, - начал было Ааз, но  казначей  прервал
его, подняв руку.
     - Нет!  По этому пункту я должен оставаться несгибаемым, -
настаивал он. - Всем находящимся на королевской службе платят в
одно и  то  же  время,  когда  в  конце  оплачиваемого  периода
открываются  подземные хранилища. Если мы нарушим это правило и
начнем допускать исключения, то этому не  будет  ни  конца,  ни
края.
     - Нельзя ли выдать нам, по крайней мере, часть аванса?
     - не  отставал  Ааз.  -  Что-нибудь на покрытие расходов в
предстоящей кампании?
     - Определенно нет!  -  резко  отказал  Гримбд.  -  Если  я
выплачу  деньги за еще не оказанные услуги, то некоторые люди -
а точнее, Хью Плохсекир - заподозрят, что вы собираетесь  взять
деньги и сбежать, вообще не вступая в бой!
     Это  попало неуютно близко к точке, и я отвел глаза, боясь
выдать свою вину. Однако Ааз даже глазом не моргнул.
     - А как насчет взяток? - спросил он. Гримбл нахмурился.
     - Для служащего  короля  немыслимо  принимать  взятку,  не
говоря  уж о том, чтоб рассчитывать на нее, как на часть своего
дохода. О любой попытке дать вам взятку будет тут  же  доложено
Его Величеству.
     - Не  брать  взятки,  Гримбл,  - зарычал Ааз. - Давать их.
Когда мы даем деньги врагу, они идут с нашего жалования или  их
платит королевство?
     - Я   серьезно   сомневаюсь,   что  вы  сможете  подкупить
противостоящую вам армию, -  скептически  заметил  казначей.  -
Кроме  того,  вам  полагается спасти положение с помощью магии.
Именно за это вам и платят.
     - Точные сведения помогают даже магии, - ответил с нажимом
Ааз. - Бросьте, Гримбл, вы же знакомы с придворными  интригами.
Небольшое    заблаговременное   предупреждение   может   сильно
посодействовать в любой битве.
     - Достаточно  верно,  -  признал  казначей.   -   Отлично,
полагаю,  мы  можем дать вам пособие на"взятки при условии, что
оно будет сохраняться в разумных пределах.
     - Насколько велики эти пределы ? - поинтересовался Ааз.
     - Скажем... пять золотых.
     - Двадцать пять было бы...
     - Пять! - твердо сказал Гримбл. Ааз с миг изучал  взглядом
своего противника, а затем вздохнул.
     - Пять, - согласился он, протягивая руку.
     Казначей   неохотно  порылся  в  кошеле  и  отсчитал  пять
золотых. Фактически, он дважды их пересчитал, прежде чем сунуть
в ладонь Аазу.
     - Вы, конечно, понимаете, - предупредил он,  -  что  после
вашей победы мне придется отчитываться за эти фонды.
     - Конечно, - улыбнулся Ааз, лаская монеты.
     - Вы,  кажется,  очень  уверены  в  нашей победе, господин
казначей, - заметил я. Гримбл с миг  глядел  на  меня,  вскинув
бровь.
     - Конечно,  уверен,  господин  маг, - сказал наконец он. -
Настолько уверен, что поставил на ваш успех свое королевство и,
что еще важнее, свою  репутацию.  Заметьте,  что  я  ценю  свою
репутацию   выше  королевства.  Это  не  случайно.  Королевства
возникают и рушатся, но казначей всегда может найти работу.  То
есть,  конечно,  при  условии, что рухнуло королевство не из-за
его советов. Если вы потерпите  неудачу  в  своей  кампании  по
спасению   Поссилтума,  то  моей  карьере  конец.  И  если  это
случится, господа, то ваша карьера рухнет вместе с моей.
     - В этом слышится угроза, Гримбл, - сухо заметил Ааз.
     - Неужели? - отозвался с притворной невинностью  казначей.
- Это   ненамеренно.  Я  не  угрожаю,  а  констатирую  факт.  Я
поддерживаю очень тесные связи  с  казначеями  всех  окружающих
королевств;  фактически,  я с несколькими из них в родстве. Все
они знают мою позицю в вопросе магии против военной силы.  Если
я  окажусь  неправ  в  своих  суждениях  и  если вам не удастся
защитить   Поссилтум,   они   возьмут   это   на   заметку.   И
следовательно,  любой  маг - и в частности, вы, Скив, - буде он
станет  искать  новую  работу,  будет  объявлен  обманщиком   и
шарлатаном.  Фактически, так как казначеи зачастую контролируют
дворы, я не удивлюсь, если они найдут предлог  или  вымышленное
обвинение,  которое  позволит  им  предать  вас  обоих смерти в
качестве услуги  для  меня.  Способы  умерщвления  разнятся  от
королевства  к  королевству,  но  конечный  результат одинаков.
Надеюсь, вы будете помнить об этом, планируя свою кампанию.
     И с этими словами он круто повернулся и ушел, оставив  нас
молча стоящими в коридоре.
     - Ну,  Ааз,  -  сказал  наконец  я,  -  есть у тебя теперь
какой-нибудь здравый совет по поводу нашего положения?
     - Конечно, - не замедлил с ответом он.
     - Какой? - спросил я.
     - Теперь, когда мы  выяснили  все  до  конца,  -  серьезно
проговорил он, - ты теперь можешь ударяться в панику.


     ГЛАВА ДЕВЯТАЯ

      Здесь поставлено на кон нечто большее, чем наши жизни.
     Полкю.Трэвис, митинг-накачка в Аламо
     На  третью  ночь  после  отбытия  из столицы Поссилтума мы
разбили  лагерь  на  небольшом  холме,  выходящем  на   главный
северо-южный тракт королевства.
     На  самом-то  деле  выражение  "северо-южный" я употребляю
здесь  порядком  вольно.   За   три   дня   пути   единственным
передвижением  на  север,  замеченным  нами  на этой конкретной
полоске  утрамбованного  грунта,  было  совершаемое  нами   же.
Скудость  людского  потока  на север подчеркивала большой объем
людей, устремлявшихся в противоположном направлении.
     По пути на север мы постоянно встречали  мелкие  группы  и
семьи, неуклонно пробирающиеся к столице тем неспешным и все же
проглатывающим  расстояния  шагом, знаменующим людей, привыкших
путешествовать исключительно на своих двоих.  Они  не  казались
особенно  напуганными  или  охваченными  паникой,  но две общие
характерные черты  показывали,  что  они  не  просто  случайные
путники.
     Во-первых,   несомое   ими   огромное   количество  личных
принадлежностей  намного  превосходило  все   требующееся   для
простого  паломничества.  Либо  связанные в неуклюжие заплечные
узлы, либо нагруженные на маленькие ручные  тележки,  они  ясно
показывали,  что путешествующие на юг тащили столько имущества,
сколько могли унести или уволочь.
     Во-вторых, никто не  уделил  нам  больше,  чем  мимолетный
взгляд.  Это наблюдение заслуживало даже большего внимания, чем
первое.
     В текущее время наш отряд состоял из трех лиц: меня,  Ааза
и  Глипа.  Лютика  мы оставили во дворце к большому негодованию
Ааза. Он предпочел бы оставить Глипа  и  захватить  Лютика,  но
королевский  указ  по этому вопросу был тверд. Дракон не должен
оставаться во дворце, если не останутся также укрощать его один
или двое из нас. В результате мы путешествовали втроем -  юнец,
дракон  и ворчащий демон - зрелище не совсем обычное в этих или
любых других краях.  Однако  хлынувшие  на  юг  крестьяне  едва
замечали  нас,  если не считать того, что торопились убраться с
дороги, давая нам пройти.
     По утверждениям Ааза то, от чего они бежали, вселяло в них
такой страх, что они не замечали почти ничего и никого на своем
пути. Далее, он  полагал,  что  побуждающей  силой  для  такого
исхода  могла  быть  только та самая армия, против которой мы и
выступили в поход.
     Чтобы доказать  его  правоту,  мы  попытались  расспросите
несколько  встреченных нами групп. И перестали это делать после
первого же дня ввиду  сходства  полученных  нами  ответов.  Вот
пример:

     * * *

     Ааз:  Погоди, незнакомец! Куда ты идешь? Ответ: В столицу!
Ааз: Зачем?
     Ответ: Чтобы быть как  можно  ближе  к  королю,  когда  он
станет   защищаться  от  захватчиков  с  севера.  Ему  придется
попытаться спасти самого себя, даже если он не  будет  защищать
окраины.
     Ааз:  Гражданин, тебе незачем больше бежать. Ты недооценил
заботу короля о  твоей  безопасности.  Ты  видишь  перед  собой
нового  придворного мага, нанятого Его Величеством специально с
целью защитить Поссилтум от армии  вторжения.  Что  ты  на  это
скажешь? Ответ: Один маг?
     Ааз:  С моей действенной помощью, конечно. Ответ: Я скажу,
что вы сумасшедшие. Аоз: Послушайте...
     Ответ: Нет, это вы послушайте, кто бы или  что  бы  вы  ни
были. Я не желаю проявить неуважение к этому или любому другому
магу, но вы дураки, если хотите противостоять той армии. Магия,
возможно,  хороша  и  годна против обыкновенного войска, но той
армии вам не остановить с помощью одного мага...  или  двадцати
магов, если уж на то пошло.
     Ааз: Мы испытываем полную уверенность... Ответ: Прекрасно,
тогда  вот  вы-то  и  идите на север. А я, лично, направляюсь в
столицу!

     * * *

     Хотя этот обмен репликами в конечном итоге сводил  на  нет
наши  усилия успокоить население, он породил спор, остававшийся
все еще нерешенным, когда мы готовились ко сну на третью ночь.
     - Что случилось с твоим планом взять деньги и сбежать?
     - бурчал я.
     - Подумаешь, - парировал Ааз. - Всего пять золотых.
     - Ты сказал, что тебе нужна прибыль, - не  отставал  я.  -
Ладно!  Мы ее получили. Допустим, она невелика... но невелики и
усилия  для  извлечения  ее.  Учитывая,  что   мы   ничего   не
потратили...
     - А  как насчет единорога? - возразил Ааз. - Пока единорог
по-прежнему у них, мы потеряли деньги на этой сделке.
     - Ааз, - напомнил я ему. -  Лютик  нам  ничего  не  стоил,
помнишь? Он достался в подарок от Квигли.
     - Замена  его  будет  стоить денег, - настаивал Ааз. - Это
означает, что мы потеряли деньги на сделке, если не вернем его.
Я тебе говорил, что  хочу  получить  прибыль...  и  определенно
отказываюсь примириться с потерей.
     - Глип?
     Жаркие   слова   Ааза   разбудили  моего  дракона,  и  тот
вопросительно поднял заспанную голову.
     - Спи дальше, Глип! - успокоил я его. порядке.
     Убежденный моими словами, он перевернулся на спину и снова
положил голову.
     Как ни нелепо он выглядел, лежа там с торчащими в  воздухе
четырьмя  лапами,  он  мне  о чем-то напомнил. Я с миг напрягал
память, а затем решил сменить тактику.
     - Ааз, - задумчиво произнес я, - какая  у  тебя  настоящая
причина желать пойти на эту авантюру?
     - Разве ты не слушал, малыш? Я сказал...
     - Знаю, знаю, - перебил я. - Ты сказал, ради прибыли. Беда
лишь  в том, что ты пытался оставить во дворце Глипа, стоившего
нам денег, вместо Лютика,  не  стоившего  нам  ничего!  Это  не
походит  на  правду,  если  ты  пытаешься  добиться  прибыли по
возможности с наименьшими усилиями.
     - Мгм, ты же знаешь мои чувства к этому глупому дракону...
- начал Ааз.
     - А ты знаешь мои чувства к нему, - перебил я. - И поэтому
ты также знаешь, что я  никогда  не  брошу  его  ради  спасения
собственной  шкуры, не говоря уж о деньгах. По какой-то причине
ты хотел гарантировать, что  я  пойду  на  это  дело...  и  эта
причина не имеет ни малейшего отношения к деньгам. Так в чем же
она  заключается?  Настала  очередь  Ааза  впасть  в задумчивое
молчание.
     - Ты вычисляешь истину все лучше и лучше, малыш,
     - сказал наконец он.
     Обыкновенно, я был бы счастлив  принять  этот  комплимент.
Однако  на сей раз я увидел в нем то, чем он был на самом деле:
попыткой отвлечь меня.
     - Причина, Ааз, - твердо сказал я.
     - Причин несколько, малыш, -  сказал  он  с  нехарактерной
торжественностью.   -  Главная  в  том,  что  ты  пока  еще  не
мастер-маг.
     - Не в обиду будет сказано, - сухо заметил я, - но в  этом
доводе  в,  общем-то,  немного  смысла.  Если  у  меня маловато
способностей, то зачем же ты так рвешься втравить  меня  в  это
задание?
     - Выслушай меня, малыш, - сдерживающе поднял руку Ааз. - Я
допустил  ошибку,  и  эта  ошибка  ввергла  нас в ситуацию, где
требуется  мастер-маг.  И  еще  больше  его  способностей   нам
требуется  его  сознательность  мастера-мага.  Ты поспеваешь за
моей мыслью?
     - Нет, - признался я.
     - Неудивительно, - вздохнул  Ааз.  -  Вот  потому-то  я  и
попытался  обманом заставить тебя завершить это задание, вместо
того чтоб объяснить положение. Пока что ты  тренировался,  лишь
развивая    свои    физические    способности    без   развития
профессиональной сознательности.
     - Ты научил меня все время высматривать прибыль,
     - защищаясь, указал я.
     - Я имел в виду не это, малыш. Слушай, забудь на минуту  о
прибылях.
     - Хорошо  ли  ты  себя  чувствуешь,  Ааз?  -  спросил  я с
искренней озабоченностью. - Ты кажешься совершенно непохожим на
самого себя.
     - Отцепись от меня, малыш,  -  зарычал  он.  -  Я  пытаюсь
объяснить нечто важное!
     Я  погрузился  в испуганное молчание. И все же успокоился.
Ааз определенно оставался Аазом.
     - Когда ты был в учениках у Гаркина, - начал Ааз,
     - и даже когда впервые встретил меня,  ты  не  хотел  быть
магом. Ты хотел быть вором. Чтобы сосредоточить твою энергию на
уроках,  мне  пришлось упирать на то, сколько прибыли ты можешь
пожать благодаря изучению магии.
     Он умолк. Я тоже молчал. Сказать было нечего. Он был  прав
и в воспоминаниях, и в истолковании их.
     - Ну, - вздохнул он, - есть еще одна сторона магии.
     Есть  ответственность...  ответственность  по  отношению к
своим коллегам-магам и, еще важнее, по отношению к самой магии.
Хотя у нас есть соперники и мы, вероятно, наживем и новых, если
протянем так долго, и хотя мы можем драться с ними или вышибать
их с работы, мы все связаны общим делом. Долг  каждого  мага  -
содействовать   распространению  магии,  добиваться,  чтобы  ее
применение уважалось и чтилось. Чем больше маг, тем больше  его
чувство долга.
     - Какое это имеет отношение к нашему текущему положению? -
подтолкнул я.
     - Здесь  поставлен  на  кон  принцип, малыш, - ответил он,
тщательно подбирая слова. -- Ты слышал это как  от  Плохсекира,
так  и  от  Гримбла.  И еще важнее, ты слышал это от населения,
ковда мы говорили с  крестьянами.  Родрик  рискует  всем  своим
королевством,  ставя на способность магии выполнить задачу. Так
вот, никто,  кроме  мага,  не  способен  определить,  насколько
разумной  или  неразумной  может  быть  такая  задача.  Если мы
потерпим неудачу,  все  профаны  увидят,  что  магия  потерпела
неудачу,  и  никогда больше не будут доверять ей. Вот потому-то
мы и не можем отказаться от этого задания и уйти  восвояси.  Мы
здесь  представляем  собой  магию...  и  мы обязаны попробовать
сделать все, что в наших силах. Я несколько мгновений думал  об
этом.
     - Но  что  мы  можем сделать против целой армии? - спросил
наконец я.
     - Буду с тобой честен, малыш, - вздохнул  Ааз.  -  Сам,  в
оощем-то,  не  знаю.  Надеюсь,  после того как мы увидим, с чем
именно мы связались, у нас появится какая-нибудь идея.
     После этого мы долгое  время  сидели  молча,  погрузившись
каждый в свои мысли о задании и о поставленном на кон.


     ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

        Если.  силы  противника  должным  образом  разведаны  и
оценены, то незачем бояться численного превосходства.
     С.Бык
     Последние  остатки  моей надежды сгинули, когда мы наконец
узрели армию. Сообщения  о  ее  громадных  размерах  ничего  не
преувеличивали;  если  они чего и не сделали, так это не сумели
передать полное впечатление от мощи этого войска.
     Наша разведка увела нас за северную границу  Поссилтума  и
на   несколько   дней   пути   в   глубь  территории  соседнего
государства. Название того королевства не имеет значения.  Если
оно  уже не считалось частью новой Империи, то будет считаться,
как только распространится эта новость.
     Мы не были уверены в  том,  просто  ли  мы  не  поспели  к
последней  битве  или то королевство просто капитулировало. Как
бы  там  ни   произошло,   никаких   обороняющихся   войск   не
присутствовало,  только большие лагеря войск Империи вытянулись
приблизительно  линией,  исчезавшей  в  обоих  направлениях  за
горизонты.
     К  счастью,  эта армия в настоящее время не двигалась, что
существенно облегчало нам разведку. Вдоль линии фронта стояли с
регулярными интервалами часовые, но так  как  они  отходили  от
лагерей   не   дальше,   чем  на  определенное  расстояние,  мы
пробирались вдоль линии  фронта,  не  подходя  к  ним  чересчур
близко, и таким образом оставались незамеченными.
     Периодически мы подползали к лагерю поближе или взбирались
для улучшения  обзора на дерево. Ааз казался крайне поглощенным
собственными мыслями,  и  когда  мы  действительно  осматривали
войска, и тогда, когда перебирались на новое место. Поскольку я
не  мог  добиться  от  него  ничего, кроме редкого хмыканья или
односложного  ответа,  то   занялся   проведением   собственных
наблюдений.
     Одевались    солдаты   примерно   одинаково.   Стандартное
снаряжение, включало кажется кожаные шлем и  нагрудник,  тунику
до  колен из грубой ткани, сандалии, меч, два дротика и большой
прямоугольный щит. Они явно не собирались немедленно  сниматься
с места, так как расставили свои палатки и проводили свое время
в  основном, затачивая оружие, чиня доспехи, питаясь или просто
бездельничая. Иной раз появлялся вояка,  закованный  в  металл,
надо  полагать,  офицер,  и  кричал  на  других,  и  тогда  они
равнодушно строились в ряды и занимались строевой  подготовкой.
Занятия  их  обычно прекращались, как только офицер удалялся из
поля зрения.
     Иной раз попадались осадные машины, предназначенные метать
на дальние расстояния большие камни и копья, хотя мы никогда не
видели  их  в  действии.  Из  подобного  снаряжения,   кажется,
использовались  хоть с какой-то регулярностью только сигнальные
вышки. Одна такая имелась в каждом лагере -  шаткое  сооружение
из  связанных  друг  с  другом жердей, вытянувшееся примерно на
двадцать футов  в  высоту  и  увенчанное  небольшой  квадратной
платформой.  Несколько  раз  в день один солдат в каждом лагере
забирался на одну из таких вышек, и они  сигналили  друг  другу
вымпелами  и  знаменами.  Эти  вышки служили заодно и бельевыми
веревками и периодически завешивались сушащимися туниками.
     В общем и целом такое существование  выглядело  невероятно
скучным.  Фактически,  тоскливей, чем служить солдатом Империи,
по моей оценке, было только день за днем следить  за  солдатами
Империи!
     Я  заметил  об  этом  Аазу,  когда  мы  лежали на брюхе на
травянистом холме, обозревая еще один лагерь.
     - Ты прав,  малыш,  -  рассеянно  признал  он.  -  Служить
солдатом - весьма тоскливая работа.
     - А  как  насчет  нас?  -  пустил  я пробный шар, стремясь
поддержать разговор. - То, чем мы занимаемся, тоже, знаешь  ли,
не совсем волнительное дело!
     - Ах,  ты  хочешь  волнения?  - спросил он, сосредотачивая
впервые за много дней взгляд на мне. - Вот что  я  тебе  скажу.
Почему  б  тебе  просто  не  прогуляться  туда  и  не попросить
дежурного офицера по-быстрому и вкратце изложить, как действует
их армия? Держу пари, это оживит тебе обстановку,
     - Я не настолько заскучал! - поспешно уточнил я.
     - Тогда что ты скажешь насчет  того,  чтоб  просто  сидеть
тихо и предоставить мне действовать по-своему.
     Ааз улыбнулся и возобновил изучение неприятеля.
     - Как  действовать  по-своему?  -  не  отставал  я. - Чего
именно мы вообще-то пытаемся достичь?
     Ааз вздохнул.
     - Мы ведем разведку противника, - терпеливо объяснил он. -
Не хватало нам еще бросаться в бой, не имея  никаких  сведений.
Наш неприятель в этой кампании и так достаточно силен.
     - А  сколько  нам  нужно  сведений?  - пробурчал я. - Этот
лагерь по виду ничем не отличается от виденных  нами  последних
пяти.
     - Это потому, что ты не знаешь, чего высматривать,
     - насмешливо оросил Ааз. - Что ты пока узнал о противнике?
     Я  не  был  готов  к  этому вопросу, но постарался кое-как
оказаться на высоте положения.
     - Мгм... их очень много... они хорошо вооружены...  мгм...
и у них есть катапульты.
     - И  все? - презрительно фыркнул Ааз. - Блестяще! Из вас с
Плохсекиром выйдет отличная команда тактиков.
     - Ладно, так научи меня! - огрызнулся я. - А что узнал ты?
     - Можно  потратить  много  лет,  пытаясь  изучить  военную
теорию,  и  не  узнать даже самой малости, - строго ответил мне
наставник. - Но я постараюсь дать  тебе  самое  важное  в  двух
словах. Чтобы оценить вражеские силы так, как мы делаем сейчас,
запомни два слова: "Сэм" и "Док".
     - "Сэм" и "Док", - послушно повторил я.
     - Некоторые   предпочитают  запоминать  "Мачете",  но  мне
нравятся "Сэм" и "Док", - добавил как бы в сторону Ааз.
     - Восхитительно, - поморщился я. - А теперь скажи мне, что
это значит.
     - Это чтобы лучше запомнить перечень сведений,  -  пояснил
Ааз.   -   "Мачете"   означает   Местонахождение,   Активность,
Численность, Единоначалие, Тактическая Единица. Это  прекрасно,
в  общем-то,  но  предполагает  отсутствие  у разведчика всякой
способности к  суждению.  Я  предпочитаю  "Сэм"  и  "Док".  Это
означает    Сила,   Экипировка,   Мобильность   и   Дислокация,
Организация, Коммуникация.
     - О, - произнес  я,  надеясь,  что  он  не  ждет  от  меня
запоминания всего этого.
     - Так  вот,  пользуясь  этими  рамками, - продолжал Ааз, -
давай подытожим, что же мы пока увидели. Численность: их  очень
много,   достаточно   много,  чтобы  не  было  смысла  пытаться
подсчитать точно. Мобильность: в текущее время они просто сидят
на месте.
     - Все это я и сам разглядел, - язвительно указал я.
     - Однако большой ключ, - продолжал, игнорируя меня, Ааз, -
заключается в их вооружении и  Экипировке.  Когда  смотришь  на
них, учитывай как то, что у них есть, так и то, чего у них нет.
     - Как-как? - переспросил я.
     - Что  у  них  есть  много серой скотинки, пехоты, немного
артиллерии в виде катапульт и лучников, но ничего  даже  смутно
напоминающего  кавалерию. Это означает, что когда они тронутся,
то  будут  передвигаться  медленно,  особенно  в  бою.  Нам  не
придется  беспокоиться  ни  о  каких  стремительных  обходах  с
флангов; эта армия будет плестись не быстрей улитки.
     - Но, Ааз... - начал было я.
     - Что же касается Дислокации и Организации, -  невозмутимо
продолжал  он, - то они вытянулись по всей местности, вероятно,
оттого, что так легче добывать продовольствие.  Впрочем,  опять
же,  это  демонстрирует с их стороны определенную уверенность в
том, что они не считают нужным собирать свои силы  в  кулак.  Я
думаю,  мы  наблюдаем их Организацию, набор рот или батальонов,
под командованием двух-трех офицеров на каждую воинскую  часть,
подчиненных руководству суперпредводителя или генерала.
     - Ааз... - снова начал я.
     - Коммуникации, кажется, самое уязвимое их место,
     - упрямо  пер  дальше  Ааз. - Если армия таких размеров не
будет координировать свои передвижения, то  попадет  в  большую
беду.  Если они действительно используют для передачи сообщений
сигнальные вышки и гонцов, то мы, возможно, сумеем вставить  им
палки в колеса.
     - И что же все это означает? - перебил наконец я.
     - Хмм?  О,  это  вкратце  подытоживает, с какими силами мы
воюем, - невинно ответил Ааз.
     - Знаю, знаю, - вздохнул я.-Но ты не  один  день  твердил,
что сформируешь план после того, как увидишь,
     с  какими  силами  мы  воюем.  Ну, ты это увидел. Каков же
план? Как мы сможем разбить их?
     - Никак, малыш, - тяжело признал Ааз. - Если  б  я  увидел
какой-то  способ,  то  сказал  бы  тебе,  но я его не увидел, а
поэтому продолжаю смотреть.
     - А может, его и  нет?  -  осторожно  предположил  я.  Ааз
вздохнул.
     - Я начинаю думать, что ты прав, малыш. И если так, то это
значит,   что  нам  придется  сделать  нечто  такое,  чего  мне
действительно не хочется делать.
     - Ты имеешь в виду сдаться?  -  искренне  поразился  я.  -
После  того, как закатил мне ту большую речь об ответственности
и...
     - Тпру, - перебил Ааз. - Я ничего не говорил о  сдаче.  Мы
сделаем ничто иное, как...
     - Глип!
     Этот не оставляющий места для сомнений звук долетел до нас
из-за  ската  холма из заросшей кустами лощины, где мы оставили
моего зверька.
     - Малыш, - простонал Ааз, - да заставишь ты наконец  этого
глупого  дракона  сидеть  тихо? Нам сейчас только и не хватало,
чтобы он привлек к нам целую армию.
     - Верно, Ааз! - согласился я, уползая  как  можно  быстрей
назад.
     Как  только я уполз за гребень холма, я тотчас поднялся на
ноги и, низко пригнувшись, шмыгнул в этой позе вниз по  склону.
Ползанье  представляется  мне  как  небыстрым,  так и неудобным
средством передвижения.
     В силу обычной уже для нас процедуры мы привязали Глипа  к
дереву...  большому  дереву,  после  того  как он несколько раз
успешно выдирал с  корнем  меньшие.  Незачем  говорить,  он  не
пришел  в восторг от этой идеи, но учитывая деликатный характер
нашей текущей работы, это было необходимо.
     - Глип!
     Теперь я уже видел его,  нетерпеливо  натягивающего  конец
веревки.  Однако,  удивительное  дело,  он  для разнообразия не
пытался добраться до меня. Фактически, он изо всех сил  пытался
добраться  до  стоявшего  на некотором расстоянии от его дерева
большого куста... или до чего-то, скрытого в кустах!
     На лбу у меня внезапно выступил холодный пот. Мне пришло в
голову, что Глип, возможно,  обнаружил  одного  из  разведчиков
вражеской  армии. Это было б достаточно плохо, но еще хуже была
возможность того, что названный разведчик мог по-прежнему  быть
где-то тут.
     Я  неспешно  шагнул  бочком-бочком  в  тень дерева и снова
рассмотрел сложившееся положение. Разведчика я на самом-то деле
не видел. Фактически, в указанном кусте не  наблюдалось  вообще
никакого  движения.  Я мог прокрасться обратно и привести Ааза,
но если я ошибся, он будет не очень-то доволен, что его вызвали
на  помощь  из-за  ложной  тревоги.  Я  мог  отвязать  Глипа  и
предоставить  найти постороннего ему, но это означало открыться
самому.
     Пока я стоял, обсуждая последующий курс  действий,  кто-то
проскользнул ко мне сзади и закрыл мне ладонями глаза.
     - Сюрприз! - произнес мне на ухо тихий голос.


     ГЛАВА ОДИННАДЦАТАЯ

      Если б старое знакомство забывали...
      Граф Монте-Кристо
     Я так и подпрыгнул!
     Наверно,  мне  следует разъяснить. Когда я говорю "я так и
подпрыгнул",  то  имею  в  виду,  что   действительно   так   и
подпрыгнул. Свыше года назад Ааз научил меня летать
     - полету,   являющемуся,  на  самом-то  деле,  управляемым
парением, вызванным левитацией наоборот.
     Чем бы он ни являлся, я  его  совершил.  Я  взвился  ввысь
примерно  на  десять  футов  и  остался  там.  Я  не  знал, что
подкралось ко мне сзади, и не хотел узнать.  Я  хотел  получить
помощь! Я хотел позвать Ааза!
     И  набрал  побольше  воздуху  в легкие, чтобы выразить это
желание.
     - Довольно  прыгуч,  не  так  ли,  красавчик?  Эти   слова
пробились сквозь мой страх. Придушив крик прежде, чем он толком
начался,  я  опустил  взгляд  на  напавшего  на меня. Со своего
наблюдательного пункта я  получил  отличный  обзор  прелестного
золотисто-оливкового  лица, усиленного миндалевидными кошачьими
глазами  и  обрамленного  великолепной  гривой   светло-зеленых
волос. Увидел я также и обильные просторы декольте.
     - Танда!  -  восторженно  гаркнул  я,  вынудив  свои глаза
вернуться к ее лицу.
     - Ты не против спуститься ? - позвала она.  -  Я  не  могу
подняться к тебе.
     Я  подумал, не броситься ли драматически на нее, но решил,
что не стоит. Летал я все еще не так уж  и  хорошо,  а  если  я
врежусь в нее, пропадет весь эффект.
     И вместо этого я удовольствовался тем, что мягко опустился
на землю в нескольких шагах от нее.
     - Вот  здорово, Тавда, я... кляк! Последнее из меня выжали
принудительно,  когда  она  сгребла  меня   в   костедробильные
объятия.
     - Вот  здорово,  рада  тебя  видеть, красавчик, - радостно
пробормотала она. - Как тебе жилось?
     - Жилось мне прекрасно, - заметил я, торопливо выпутываясь
из ее объятий. - Что ты здесь делаешь?
     Когда  я  видел  ее  в  последний  раз,  Танда  входила  в
злополучную  группу,  отправленную  нами  с  Аазом  в неведомые
измерения.  Она  была  единственной  из  всей  группы,  о  чьем
исчезновении я сожалел.
     - Тебя жду, глупенький, - поддразнила она, любовно обвивая
мне рукой талию. - Где Ааз?
     - Он...  -  начал  было  я  указывать  на холм, но тут мне
пришла в голову одна мысль. - Слушай... откуда ты  узнала,  что
со мной Ааз?
     - О!   Не   злись,  пожалуйста,  -  попеняла  она,  игриво
встряхивая меня. - Это подсказывает здравый смысл. Даже Ааз  не
позволил бы тебе в одиночку столкнуться с такой армией.
     - Но откуда ты...
     - Глип!
     Мой  дракон  обнаружил, что его дичь больше не прячется за
кустом. И в результате натягивал теперь конец веревки,  пытаясь
добраться   до  нас.  Дерево,  к  которому  мы  его  привязали,
угрожающе раскачивалось.
     - Глип! - окликнула  восторженным  голосом  Танда.  -  Как
поживаешь, приятель?
     Дерево  накренилось к новым низинам, когда дракон задрожал
от радости, увидев, что его узнали. Я и сам  немного  задрожал.
Танда производит такое воздействие на особей мужского пола.
     Не  волнуясь  о  собственной  безопасности, Танда прыгнула
вперед  и  опустилась  на  колени   перед   драконом,   любовно
поглаживая ему усы и почесывая нос.
     Глипу   это   очень   понравилось.   Мне  это  тоже  очень
понравилось. Вдобавок к обычным своим мягким полусапожкам Танда
носила  короткую  зеленую   тунику,   отлично   облегавшую   ее
великолепную  фигуру  и  открывающую взорам ее ножки. И что еще
важнее, коща она  так  вот  стояла  на  коленях,  подол  туники
задирался, пока не...
     - Что   стряслось   с  этим  драконом?  -  прогремел  Ааз,
вырываясь из кустов позади меня. На этот раз я не подпрыгнул...
очень высоко.
     - Вот это да, Ааз, - начал я.  -  Тут...  Я  зря  утруждал
себя,  пытаясь  объяснить.  Танда  распрямилась,  словно сжатая
пружина, и одним прыжком пролетела мимо меня.
     - Аазик! - воскликнула она, бросаясь в  его  объятия.  Для
разнообразия  мой  наставник  оказался  захваченным врасплох не
хуже меня.  Какой-то  миг  перепутанные  руки  качались,  грозя
вот-вот рухнуть, а затем упали-таки.
     Приземлились  они со звучным стуком, причем Ааз - на пятую
точку, погасив таким образом большую часть удара.
     - По-прежнему импульсивен, не так ли? - плотоядно  глянула
на него Танда.
     - Уф...   аа...   а...   -   вежливо  ответил  Ааз.  Танда
перекатилась на ноги и начала приводить в порядок тунику.
     - По крайней мере, мне незачем спрашивать, рад ли ты  меня
видеть, - заметила она.
     - Танда! - ахнул наконец Ааз.
     - Ты вспомнил? - просияла Танда.
     - Она нас ждала, Ааз, - остроумно вставил я.
     - Совершенно верно, - нахмурился Ааз. - Гримбл сказал, что
эту работенку сосватала нам ты. Танда скривилась.
     - Я могу это объяснить, - оправдываясь, сказала она.
     - Жду не дождусь, - молвил Ааз.
     - Мне и самому несколько любопытно, - добавил я.
     - Мгм...   это  может  потребовать  времени,  -  задумчиво
проговорила она. - У вас есть что-нибудь выпить?
     Это был, вероятно, самый разумный вопрос, заданный за весь
сегодняшний день. Мы извлекли вино и  в  самом  скором  времени
сели  в  кружок,  утоляя  жажду. К большому недовольству Ааза я
настоял на том, чтоб мы сели достаточно близко к  Глипу,  чтобы
тот  не  чувствовал  себя  исключенным из нашего общества. Это,
конечно, означало,  что  нашу  беседу  приправляло  его  весьма
ароматное  дыхание,  но  как  я  указывал, это был единственный
способ заставить его сидеть тихо, пока мы говорили.
     - Что произошло после того, как вы отбыли?  -  засыпал  ее
вопросами я. - Где Иштван, Брокхерст и Хиггенс? Что случилось с
Квигли?  Они  нашли  время  оживить  Сварлия или он по-прежнему
статуя?
     - Позже, малыш, - перебил Ааз. - В первую очередь
     - первоочередное. Ты собиралась объяснить насчет Гримбла.
     - Гримбл,  -  наморщила  нос  Танда.  -  Ты   когда-нибудь
замечал, что чем бесчестней тип, тем сильней в нем собственник?
Он-то  и  есть  главная  причина  того, почему я не ждала вас в
Поссилтуме.
     - С начала, - проинструктировал Ааз.
     - С начала, -  задумчиво  поджала  губы  Танда.  -  Ну,  я
подцепила  его  в  баре встреч... он женат, но об этом я узнала
лишь позже.
     - Что такое бар встреч? - перебил я.
     - Заткнись, малыш, - прорычал Ааз.
     - Ну,  на  самом-то  деле  это  был  не  бар   встреч,   -
поправилась   Танда.   -   Скорее,  таверна.  Мне  следовало  б
догадаться, что он женат. Я имею в виду, никто не бывает  таким
молодым и таким лысым, если у него нет дома жены.
     - Пропусти  философию,  - простонал Ааз. - Просто расскажи
нам, как все было, а? Танда глянула на него, вскинув бровь.
     - Знаешь, Ааз, - обвинила она, - для столь  многоречивого,
как ты, когда дело доходит до рассказывания историй, ты страшно
нетерпелив, когда дело доходит до выслушивания кого-то другого.
     - Знаешь, а она права, - заметил я.
     - Хватит! - проревел Ааз. - Рассказывай!
     - Ну,  когда Гримбл пытался произвести на меня впечатление
тем, как важна его работа, то упомянул в том числе и о том, как
он пытался найти придворного мага. Сказал,  что  убедил  короля
нанять  такого  кудесника, но не мог теперь найти его и будет в
конечном итоге выглядеть полным идиотом.
     - И когда он упомянул про идиотов, - подсказал я,
     - ты, естественно, подумала о нас.
     - Ну-ну, не надо так, - упрекнула меня Танда.  -  Я  сочла
это  хорошим  способом  помочь  паре  друзей.  Я  знала, что вы
торчите в этой лесной  глуши...  а  всем  известно,  какое  это
тепленькое местечко - работа придворным магом.
     - Что я тебе говорил, малыш, - прокомментировал Ааз.
     - Должно  быть, мы говорили о разных работах, - огрызнулся
я.
     - Эй, - прервала Танда, мягко кладя ладонь мне на руку.  -
Когда я назвала ему ваши имена, то не знала об армии вторжения.
Честное слово!
     При  ее прикосновении мой гнев мигом растаял. В эту минуту
она могла бы сказать мне, что продала мою голову для  украшения
середины стола, и я б ее простил.
     - Ну,  -  начал я, но она стояла на своем, что меня вполне
устраивало.
     - Как только я выяснила истинное положение дел, то поняла,
что втравила вас в  опасную  переделку,  -  проговорила  она  с
мягкой  искренностью.  -  Как  я  сказала, я бы подождала вас в
Поссилтуме, но боялась, что из-за ваших личин и  всего  прочего
вы  узнаете  меня  прежде,  чем  я  замечу  вас.  А  если  б вы
приветствовали меня так, как я от вас ждала, то  это  могло  бы
действительно  расстроить все дело. Гримбл - ревнивый типчик, и
если б он подумал, что между нами нечто большее,  чем  шапочное
знакомство,  то  убрал  бы  ту поддержку, какую мог обыкновенно
оказать.
     - Подумаешь, - пробурчал Ааз. - Всего-то пять золотых.
     - Так много? - Танда, кажется, искренне удивилась.
     - Какую руку ты ему сломал?
     - Ааз всегда добивается для нас самой выгодной сделки,
     - гордо похвастал я. - По крайней мере, в денежном плане.
     - Ну, - заключила Танда. - По крайней мере, я  не  подорву
ваших  военных фондов. Узнав, в какую передрягу я вас втравила,
я решила поработать в этом деле даром. Раз я вас  втравила,  то
самое малое, что я могу сделать, это помочь вам выпутаться.
     - Это восхитительно, - воскликнул я.
     - Безусловно!  -  согласился  Ааз.  Что-то  в  его  голосе
вызвало у меня раздражение.
     - Я имел в виду то, что она помогает нам, -  зарычал  я,-а
не то, что она делает это даром.
     - Именно  это  имел в виду и я, ученик, - сердито поглядел
на меня в ответ Ааз. - Но в отличие от некоторых я знаю, о  чем
говорю!
     - Мальчики,  мальчики, - раздвинула нас в стороны Танда. -
Мы же на одной стороне. Помните?
     - Глип! - встал на сторону Танды дракон.  Как  я  говорил,
дыхание  у  Глипа  достаточно  мощное,  чтобы  остановить любой
разговор,  и  воздух  лишь  через  несколько  минут  достаточно
очистился, чтобы мы могли продолжить беседу.
     - Прежде  чем  нас так грубо перебили, - выдохнула наконец
Танда, - ты начал что-то говорить, Ааз. У тебя есть план?
     - Теперь есть, - улыбнулся Ааз, потрепав ее по подбородку.
- И поверь мне, выполнить его без тебя было бы очень тяжело.
     Это звучало как-то тревожно. Главным призванием Танды,  по
крайней  мере единственным, о каком можно упомянуть в приличном
обществе, было ремесло убийцы.
     - Брось, Ааз, - упрекнул я его. - Танда хороша, но она  не
настолько хороша, чтобы взять на себя целую армию.
     - Не   ручайся   за   это,  красавчик,  -  поправила  она,
подмигивая мне.
     Я покраснел, но продолжил излагать свой довод.
     - Все равно, я утверждаю, что эта  работа  слишком  велика
для  одного  человека,  или  для  трех,  если уж на то пошло, -
настаивал я.
     - Ты прав, малыш, - серьезно сказал Ааз.
     - Мы просто не можем... что ты сказал, Ааз?
     - Я сказал, что ты прав, - повторил Ааз.
     - Так я и подумал, - подивился я. - Просто хотел  услышать
еще раз.
     - Ты слышал бы это чаще, если б чаще бывал прав,
     - заметил Ааз.
     - Брось, Ааз, - перебила Танда. - Какой у тебя план?
     - Как говорит малыш, - высокомерно проговорил Ааз,
     - нам нужно побольше помощи. Нам нужна собственная армия.
     - Но, Ааз, - напомнил я ему, - Плохсекир же сказал...
     - А  кто  чего-то говорил о Плохсекире - невинно отозвался
Ааз. - Нам полагается выиграть эту войну с  помощью  магии,  не
так  ли?  Ну  что  ж,  прекрасно. Раз в нашей команде Танда, мы
можем воспользоваться лишней парой умений. Помнишь?
     Я вспомнил. Вспомнил, как Ааз говорил, что он не волнуется
за Танду, отправившуюся вместе с Иштваном, потому что если дело
запахнет  жареным,  она   способна   сама   путешествовать   по
измерениям. Дело стало проясняться.
     - Ты имеешь в виду...
     - Совершенно   верно,   малыш,   -  улыбнулся  Ааз.  -  Мы
отправляемся  обратно  на  Деву.  Нам   предстоит   навербовать
собственную небольшую армию вторжения!


     ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

     Эта игра не для стариков! Пришлите мальчиков!
     У.Хейс
     Пока я не знаю, как Танда переправила нас с Цента на Деву.
Если б я знал, нам бы не понадобились ее услуги. Знаю лишь, что
в нужное  время  она принялась петь и поводить плечами (процесс
сам по себе завораживающий), и мы очутились там.
     Естественно, "там" в данном случае означает, Базарна-Деве.
Однако одно  лишь  это  выражение  ни  в  малейшей  степени  не
описывает наше новое окружение, когда то сфокусировалось.
     Ранее  измерение  Дева  пережило  экономический коллапс. И
чтобы  выжить,  деволы  (которых  я  некогда  знал  под  именем
дьяволов)  воспользовались своей способностью путешествовать по
измерениям и стали купцами.  Благодаря  процессу  естественного
отбора  самыми  преуспевающими  деволами  были  не самые лучшие
бойцы,  а  самые  лучшие  торговцы.  Ныне,   после   бессчетных
поколений   этого  прбцесса,  деволы  признаны  самыми  лучшими
купцами  во  всех  измерениях.  Они   также   признаны   самыми
прожженными, самыми бесчувственными, самыми жадными до прибылей
плутами, когда-либо платившими дорожный сбор.
     Естественно,  Базар-на-Деве  служил  им  витриной.  Он был
круглосуточной, круглогодичной ярмаркой, где деволы встречались
поторговаться  друг  с  другом  из-за  товаров   из   различных
измерений.  Хотя  его  первоначально  учредили  и  поддерживали
деволы, в бесконечных рядах прилавков и ларьков можно было  без
труда   найти  покупателей-путешественников  из  многих  других
измерений. Повседневное правило гласило:  "Если  чего  и  можно
где-то  найти, то оно найдется на Базаре-на-Деве". Вообще-то, я
уже  однажды  был  здесь  с  Аазом.  В  то  время   мы   искали
оружие-сюрприз  для  применения  против  Иштвана. Получили мы в
конечном итоге Глипа и Тавду!.. Отвлечения на Базаре изобилуют.
     Об  этом  я  упоминаю  частично  для  объяснения,   почему
несмотря  на  определенно необычный вид нашей четверки никто не
обращал на нас ни малейшего внимания, когда мы стояли, наблюдая
вихрившийся вокруг нас колейдоскоп деятельности.
     Для успокоения Глип прижался ко мне, растерявшись  на  миг
от такой неожиданной смены окружения. Я проигнорировал его. Мой
первый  визит  в  это  местечко совершенно не удовлетворил меня
своей чрезмерной краткостью. И потому я бешено вертел  головой,
пытаясь  как  можно  быстрей  увидеть как можно больше. Гораздо
более деловито вела себя Танда.
     - Разумеется теперь, когда мы здесь, Ааз, - протянула она,
- ты знаешь, куда мы направимся? Или нет?
     - Или  нет,  '-  признал  Ааз.   -   Но   сейчас   выясню.
Фантастически  быстро  он протянул руку и схватил за предплечье
ближайшего  прохожего  -  невысокого,  безобразного   парня   с
кабаньими  клыками.  Развернув  намеченную жертву лицом к себе,
Ааз, нахмурившись, нагнулся к нему.
     - О-о-о! - прорычал он. - Хочешь подраться? На миг у  меня
остановилось сердце. Только нам сейчас и не хватало ввязаться в
потасовку.
     К  счастью,  клыкастый вместо того, чтоб выхватить оружие,
отступил на шаг и с подозрением посмотрел на нашу группу.
     - Только не с извращенцем в союзе с драконом, -  осторожно
огрызнулся он.
     - Хорошо!  -  улыбнулся Ааз. - Тогда куда б ты отправился,
если б хотел нанять кого-то драться за тебя?
     - На Базар-на-Деве, - пожал плечами клыкастый.
     - Это я и сам знаю! - зарычал Ааз. - Но куда на Базаре?
     - О, - воскликнул клыкастый, внезапно  поняв.  -  Примерно
двадцать  рядов вон в том направлении, потом свернуть направо и
еще около тридцати рядов. Именно там околачиваются наемники.
     - Двадцать,  а  потом  тридцать  направо,  -   старательно
повторил Ааз. - Благодарю.
     - Гонорар   наводчику   ценнее   любой   благодарности,  -
улыбнулся, протягивая ладонь, клыкастый.
     - Ты  прав!  -  согласился  Ааз  и  повернулся  к   нашему
благодетелю спиной.
     Клыкастый  с  миг  поколебался,  а  затем  пожал плечами и
продолжил свой путь. Я мог  бы  сообщить  ему,  что  извращенцы
вообще и Ааз в частности не славятся своей щедростью.
     - Мы направляемся на двадцать рядов" в ту сторону, а затем
тридцать направо, - уведомил нас Ааз.
     - Да,  мы  слышали, - скривилась Танда. - Почему ты просто
не спросил его прямо?
     - Мой способ быстрее, - надменно ответил Ааз.
     - Да? - скептически спросил я.
     - Слушай,  малыш,  -  нахмурился  Ааз.  -  Ты  хочешь  сам
проводить нас по этому зоопарку?
     - Ну... - заколебался я.
     - Тогда  заткнись  и  предоставь это сделать мне, идет? На
самом-то деле, я был более чем готов позволить Аазу  показывать
дорогу, куда б там она ни привела. Хотя бы потому, что при этом
его  внимание  занимало  подыскивание  пути  через толпу. И еще
потому, что мне при этом не  оставалось  почти  никакого  иного
занятия,  кроме как с удивлением взирать на чудеса Базара, пока
я следовал по пятам за ним.
     Однако, как я ни старался, там было просто чересчур  много
зрелищ для одной лишь пары глаз.
     В  одном  ларьке  двое  деволов  спорили со слоновоголовым
существом из-за черепа; по крайней мере, на мой взгляд, это был
череп.  В  другом  девол  устраивал  демонстрацию  для   группы
покупателей,  вызывая облака, подымавшиеся зелеными пузырями из
крошечной деревянной шкатулки.
     В одном месте нам почти полностью перегородил путь  ларек,
торгующий  кольцами,  стрелявшими  молниями. Из-за демонстраций
товара продавцом и клиентом, испытывавшими свои  покупки,  путь
сделался практически непроходимым.
     Ааз  и  Танда,  однако,  даже  не сбились с шага, уверенно
шагая  прежней  поступью,  когда  шли  сквозь  гущу  молний.  И
каким-то чудом прошли через нее незадетыми.
     Стиснув  зубы,  я  схватил Глипа за ухо и последовал по их
стопам. И снова энергетические разряды почему-то не нашли  нас.
Очевидно,  никакой  девол  не  ранит  сам  и не позволит никому
другому в его лавке ранить потенциального покупателя. Не вредно
знать этот факт. Однако разящие молниями кольца вызвали у  меня
в  памяти  еще  кое-что.  Когда мы в последний раз расстались с
Тандой,  Ааз  отдал  ей  кольцо,  стрелявшее  тепловым   лучом,
способным   изжарить   на   месте  цель  размером  с  человека.
Совершенно верно... я сказал, что он отдал его  ей.  Вы  можете
счесть  это доказательством глубины его чувств к ней. А по моей
теории он просто заболел. Так  или  иначе,  я  вспомнил  о  том
кольце, и мне стало любопытно, что же с ним стало.
     Слегка  ускорив  шаг,  я сократил расстояние между собой и
идущей впереди парой  лишь  для  того,  чтобы  застать  их  уже
углубившимися в серьезный разговор. Преобладающий на Базаре гам
срывает  любую серьезную попытку подслушивать, но когда мы шли,
мне удавалось иной раз уловить обрывки их разговора.
     -...слышала... ужасно  дорогие,  не  так  ли?  -  говорила
Танда.
     - ...одолеть... доля их веса в... - ответил довольно Ааз.
     Я подобрался чуть поближе, пытаясь расслышать получше.
     - ...заставляет  тебя  думать,  будто  они где-то здесь? -
спросила Танда.
     - При численности здешних баров? - фыркнул Ааз.
     - Насколько я слышал, это у них одно из главных...
     Окончания этого  спора  я  не  услышал.  По  моим  сапогам
внезапно шмыгнула масса щупалец высотой по калено и нырнула под
полог    палатки,    преследуемая    по   пятам   двумя   очень
раздосадованными на вид деволами.
     Я проигнорировал эту погоню и последующие вопли,  торопясь
снова  догнать Ааза и Танду. Те, очевидно, обсуждали наемников,
и я  хотел  услышать  как  можно  больше,  как  для  пополнения
образования,  так и потому, что мне в конечном итоге, возможно,
придется вести их в бой.
     - ...их найти? - спрашивала Танда. - У нас же есть  только
указания общего района.
     - ..  .легко, - уверенно ответил Ааз. - Просто послушав их
пение.
     - Пение? - скептически переспросила Танда.
     - Это их фирменный знак, - заверил ее Ааз. - И  это  также
впутывает их в большинство ихних...
     Передо  мной вырос девол, гордо показывая пригоршню семян.
Он, рисуясь, с шиком бросил  их  наземь,  и  там  мигом  возник
густой   черный   терновый   куст,   перегородив   сне  дорогу.
Восхитительно. В обычное время это  б  заворожило  меня,  но  в
данную минуту я спешил.
     Даже  не  останавливаясь  выбранить  девола,  я поднялся в
воздух, отчаяние  сделало  мои  ноги  крылатыми...  отчаяние  с
небольшой помощью левитации.
     Я  без  труда  миновал терновый куст, легко приземлился на
другой  стороне  и  тут  меня   практически   растоптал   Глип,
прорвавшийся через этот барьер напролом.
     - Глип?  -  поинтересовался  он,  с  любопытством  склонив
голову набок.
     Я поднялся из пыли, куда меня сшиб его  энтузиазм,  и  дал
ему по шее.
     - В следующий раз гляди, куда прешь, - сердито приказал я.
     Он  ответил,  высунув  свой  длинный язык и лизнув меня по
лицу. Дыхание его разило наповал,  а  язык  оставлял  слизистый
след. Очевидно, мой упрек привел его в ужас.
     Глубоко  вздохнув,  я  припустил  следом  за Аазом, а Глип
поковылял, лихо гонясь за мной.
     Я как раз нагонял их, когда Ааз внезапно  остановился  как
вкопанный  и  начал  поворачиваться.  Не в состоянии остановить
свой бег очертя голову, я врезался  в  него  и  сшиб,  заставив
растянуться на земле.
     - Спешим,  красавчик?  -  спросила  Танда, лукаво глядя на
меня.
     -Ну и ну, Ааз, - выдавил, запинаясь,  я,  склонившись  над
ним. - Я не хотел...
     Из  полусидячего положения его рука резко метнулась вверх,
нанеся удар, наполовину развернувший меня.
     - В следующий раз гляди, куда прешь, - проворчал он.
     - Глип! - сказал мне дракон и лизнул меня  по  лицу.  Либо
голова  у  меня кружилась больше, чем я думал, либо я уже видел
раньше эту сцену.
     - А теперь, малыш, кончай клоунаду и слушай.
     Ааз снова очутился на ногах и принял чисто деловой вид.
     - Вот тут мы временно расстанемся. Жди здесь, пока я схожу
поторгуюсь с наемниками.
     -Ну и ну, Ааз, - заныл я. - Неужели мне нельзя...
     - Нет, нельзя! - твердо заявил он. - У  команды,  какую  я
хочу  нанять,  острые  глаза.  Нам только и нужен один из твоих
дурацких вопросов в ходе переговоров,  чтоб  они  утроили  свои
цены.
     - Но... - начал было я.
     - Ты  будешь  ждать  здесь,  -  приказал  Ааз. - Повторяю,
хдать. Никаких драк, никакого разглядывания  витрин  в  поисках
драконов, только ждать!
     - Я останусь с ним здесь, Ааз, - вызвалась Танда.
     -Хорошо,  - кивнул Ааз. - И постарайся не дать ему попасть
в беду, идет?
     И с этими словами  он  повернулся  и  исчез  в  толпе.  На
самом-то деле я не испытывал чересчур большого разочарования. Я
имею  в  виду, мне хотелось бы отправиться вместе с ним, но еще
больше мне хотелось побыть немного наедине с Тандой... то есть,
если можно счесть стояние посреди Базара-на-Деве нахождением  с
кем-то наедине.
     - Ну,  Танда,  -  обратился  я к ней, сверкнув самой яркой
своей улыбкой.
     - Позже, красавчик, - живо ответила она. -  А  сейчас  мне
надо сбегать по кое-каким делам.
     -Делам? - моргнул я.
     - Да.  Ааз  -  мастер  по части живой силы, но я хотела бы
все-таки иметь в рукаве несколько  лишних  фокусов  на  случай,
если  нам придется жарко, - объяснила она. - Я хочу заскочить в
сектор спецэффектов и посмотреть, чего у них там припасено.
     - Ладно, - согласился я. - Идем.
     - Нет, ты не пойдешь, - покачала головой она. -  Думается,
мне  лучше  сгонять  туда  одной. Те места, о каких я думаю, не
подходят  для  цивилизованных  покупателей.   Вы   с   драконом
подождете здесь.
     - Но тебе же полагается не давать мне попасть в беду!
     - заспорил я.
     - Вот  потому-то  я  и  не беру тебя с собой, - улыбнулась
она. - А теперь, что у тебя есть при себе в смысле оружия.
     - Ну... - нерешительно проговорил я. - В одном из  тороков
Глипа есть своего рода меч.
     - Прекрасно! - обрадовалась она. - Достань его и надень на
пояс.  Он  удержит  всякий  сброд на почтительном расстоянии. А
потом... мгм... жди меня там!
     Она  показала  на  странного  вида  каменное  строение   с
облупившейся вывеской на фасаде.
     - Что это? - спросил я, с подозрением глядя на него.
     - Это трактир "Желтый полумесяц", - объяснила она.
     - Тут  своего рода ресторан. Возьми себе что-нибудь поесть
Блюда неаппетитные, но в какой-то мере удобоваримые. ' Я с  миг
изучал взглядом это заведение.
     - На  самом-то  деле,  - решил наконец я - мне думается, я
предпочел бы...
     Вот где-то тут я и обнаружил,  что  разговариваю  с  самим
собой, Танда бесследно исчезла.
     Второй   раз   в   жизни  я  оказался  одии-одинешенек  на
Базаре-на-Деве.


     ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ

      Держите соленья, держите салат
     Генрих VIII
     Как ни увлекателен Базар, пребывание один на  один  с  ним
может быть довольно пугающим.
     А  так как я отличался особой чуткостью к страху, то решил
последовать совету Танды и вошел в трактир.
     Сначала, однако, из предосторожности я  привязал  Глипа  к
столбу  у  трактира  и  достал  из  поклажи меч. У нас был один
приличный меч. К несчастью, его в настоящее  время  носил  Ааз.
Это  оставляло  мне  старый  меч  Гаркина  -  оружие,  при виде
которого презрительно усмехнулся  бы  и  демон,  и  охотник  на
демонов.  И  все  же  его вес успокаивающе оттягивал мне бедро,
хотя мог бы успокаивать и побольше, если б я хоть что-то знал о
том, как с ним обращаться. К несчастью,  мои  текущие  уроки  у
Ааза   пока   не  включали  обучения  фехтованию.  Я  мог  лишь
надеяться, что для случайного наблюдателя не  будет  очевидным,
что я впервые надел меч.
     Остановившись  в  дверях, я обозрел внутренность трактира.
Несмотря  на  свое  незнакомство  с  роскошными   предприятиями
общественного   питания,   я  молниеносно  сообразил,  что  это
заведение к ним не относится.
     Один из немногих советов.  Данных  мне  отцом-фермером  до
того,  как  я сбежал из дома, рекомендовал не доверять никакому
трактиру  или  ресторану,  выглядящему  чрезмерно  чистым.   Он
утверждал,  что чем чище заведение, тем сомнительней качество и
происхождение подаваемых там блюд. Если он был  хоть  отдаленно
прав,  то этот трактир, должно быть, находился на самом дне. Он
был не просто чистым, но так и блистал чистотой.
     Я  говорю  отнюдь  не  фигурально.  Резкий  верхний   свет
сверкал,  отражаясь  от  расставленных  как  попало  столиков и
неудобных на вид стульев, сконструированыых из сияющего металла
и неопознанного мной твердого белого материала.  За  стойкой  в
противоположном конце трактира стояла большая каменная горгулья
- единственное   украшение   в  этом  заведении.  За  горгульей
виднелась дверь, ведшая,  надо  полагать,  на  кухню.  В  двери
имелось  небольшое  окошко,  через  которое  я  мельком углядел
приготовляемую еду.  Приготовление  состояло  из  протаскивания
пирожков  с  мясом  над  плитой,  запихивания  их  в  разрезку,
шлепанья поверх мяса разноцветной пастилы и завертывания  всего
этого месива в бумагу.
     Наблюдение  за  этим  процессом  подтвердило  мои  прежние
страхи. Для себя и Ааза я все готовил сам, как  раньше  готовил
для  себя  и  Гаркина.  Хотя  я нисколько не заблуждался насчет
качества  приготовляемой  мной  еды,  я-таки   знал,   что   их
манипуляции  с  мясом  могли  лишь  придать  блюду  плотность и
привкус подгорелой кожаной перчатки.
     Несмотря на очевидное низкое качество пищи трактир казался
почти заполненным посетителями. Это я  заметил  уголком  глаза.
Заметил  я  также и то, что немалый процент их пялился на меня.
Мне пришло в голову, что пялятся они, вероятно, потому,  что  я
уже  какое-то  время  стою в дверях, набираясь смелости войти и
все никак не заходя.
     Испытывая легкое смущение, я  шагнул  в  помещение  и  дал
двери   захлопнуться  за  мной.  С  бесовской  точностью  дверь
сомкнулась на моем мече, на какой-то миг защемив его и  вынудив
меня  неуклюже  сбиться  с шага, когда я двинулся вперед. Вот и
все с моим образом фехтовальщика.
     Униженный, я  поспешил  пробраться  к  трактирной  стойке,
избегая  смотреть на других клиентов. Я не был уверен, что буду
делать, коль скоро окажусь там, поскольку  не  доверял  здешней
еде, но надеялся, что народ перестанет пялиться на меня, если я
сделаю вид, будто чего-то заказываю.
     Все  еще пытаясь избегать зрительного контакта с кем бы то
ни было, я устроил большой спектакль из разглядывания горгульи.
Раздался  скрежет,  и  статуя  повернула  голову,  ответив  мне
встречным   взглядом.   Только   это  была  не  статуя!  У  них
действительно работала за стойкой горгулья или, точнее, горгул!
     Горгул этот казался сделанным  из  необработанного  серого
камня,  и  когда  он  пошевеливал  крыльями,  на  пол  бесшумно
сыпалась каменная крошка и пыль. Руки его кончались  когтистыми
лапами,  а  из  локтей  росли  изогнутые  шпоры.  Из каких-либо
смягчающих черт я увидел только его  улыбку,  которая  сама  по
себе  чуточку  нервировала. Господствовавшая на его морщинистом
лице, эта улыбка казалась постоянно вырезанной там, вытянувшись
ему далеко за уши и выставляя напоказ ряд заостренных зубов еще
длинней, чем у Ааза.
     - Ваш заказ? - вежливо спросил горгул, и  его  улыбка  при
этом не дрогнула.
     - Мгм...  -  Я  отступил  на шаг. - Мне надо подумать. Тут
такой большой выбор.
     На самом-то деле, я не мог прочесть меню... если это  было
именно  меню.  На  стене  позади горгула была высечена какая-то
надпись  на  языке,  которого  я   не   мог   расшифровать.   Я
предположил,  что это меню, потому что цены были не высечены на
стене, а написаны мелом поверх многочисленных стираний.  Горгул
пожал плечами.
     - Как угодно, - безразлично согласился он. - Когда решите,
только крикните. Меня зовут Гэс.
     - Я  так и сделаю... Гэс, - улыбнулся я, медленно пятясь к
двери.
     Хотя я собирался тихо выйти и подождать  снаружи  рядом  с
Глипом,  все  получилось  совсем  иначе.  Не  успел я сделать и
четырех шагов, как на плечо мне опустилась рука.
     - Скив, не так ли? - провозгласил голос.
     Я  резко  обернулся   или,   во   всяком   случае,   начал
оборачиваться.  И  резко  остановился, когда мой меч врезался в
ножку стола. Голова моя,  однако,  продолжала  двигаться,  в  я
оказался лицом к лицу с бесом.
     - Брокхерст! - воскликнул я, мгновенно узнав его.
     - Мне подумалось, что я узнал тебя, когда ты... эй!
     - Бес  отступил  на  шаг  и,  защищаясь, поднял руки. - Не
волнуйся! Я не ищу никаких неприятностей.
     Моя рука направилась к рукояти  меча  в  невольном  усилии
высвободить  его из ножки стола. Очевидно, Брокхерст истолковал
этот жест как попытку выхватить оружие.
     Меня  это  вполне  устраивало.  Брокхерст  был  одним   из
подручных  Иштвана  и  расстались  мы  с  ним не в самых лучших
отношениях.  Заставить  его  малость  побаиваться  моего  "меча
наготове" было, вероятно, совсем неплохо.
     - Я   не   держу  никакого  зла,  -  настойчиво  продолжал
Брокхерст. - Я просто выполнял задание! А сейчас я  нахожусь  в
промежутке между заданиями... постоянно!
     Это  последнее было добавлено с ноткой горечи, возбудившей
во мне любопытство.
     - Дела шли не очень хорошо?  -  небрежно  спросил  я.  Бес
скривился.
     - Это  преуменьшение. Пошли, сядем за столик, я куплю тебе
молочный коктейль и расскажу обо всем.
     Я не знал наверняка, что такое молочный коктейль,  но  был
уверен, что не хочу того, какой подают здесь.
     - Мгм...  спасибо  за  доброту, Брокхерст, - заставил себя
улыбнуться я, - но мне думается, я обойдусь. Бес  посмотрел  на
меня, выгнув бровь.
     - Все еще немного подозреваешь, а? - пробормотал он. - Ну,
не могу сказать, что виню тебя. Сделаем-ка мы вот что.
     И прежде чем я успел остановить его, он подошел к стойке.
     - Эй,  Гэс!  -  окликнул он. - Ты не против, если я возьму
лишнюю чашку?
     - Вообще-то... - начал было горгул.
     - Спасибо!
     Брокхерст уже  возвращался,  неся  с  собой  свой  приз  -
какой-то  хрупкий  сосуд  с  тонкими  стенками.  Хлопнувшись за
ближайший столик, он жестом подозвал меня, показав взмахом руки
на стул напротив.
     Мне не оставалось никакого иного  достойного  пути,  кроме
как  присоединиться к нему, хотя позже мне пришло в голову, что
я в общем-то  вовсе  не  обязан  вести  себя  с  ним  достойно.
Двигаясь  поосторожней,  дабы  не  сшибить  что-нибудь мечом, я
пролавировал к указанному сиденью.
     Очевидно, Брокхерст ранее сидел именно здесь, так  как  на
столике  уже стоял сосуд, ничем не отличавшийся от принесенного
им со стойки. Единственная разница состояла в том, что сосуд на
столике  был  на  три  четверти  заполнен  любопытной   розовой
жидкостью.
     С  большой  церемонностью  бес взял со стола сосуд и налил
половину его содержимого в  новую  посуду.  Жидкость  лилась  с
плотностью болотной грязи.
     - Вот! - Он толкнул один из сосудов через столик ко мне. -
Теперь тебе незачем беспокоиться ни о каких фокусах с выпивкой.
Мы оба пьем одно и то же.
     И  с этими словами он поднял свою посуду вроде как в тосте
и сделал из нее здоровенный  глоток.  Он  явно  ожидал,  что  я
сделаю то же самое. Я предпочел бы скорее сосать кровь.
     - Мгм...  трудно  поверить,  что дела у тебя идут не очень
ладно, - стал тянуть время я. - Выглядишь ты вполне неплохо.
     Для  разнообразия  говорил   я   действительно   искренне.
Брокхерст  выглядел  неплохо... даже для беса. Как говорил Ааз,
одеваются бесы щегольски, и Брокхерст не  был  исключением.  Он
был  одет в отороченную золотом бархатную куртку ржавого цвета,
которая превосходно оттеняла его розовую кожу и гладкие  черные
волосы. Если он умирал с голоду, то по его виду об этом было не
догадаться.  Хотя  по-прежнему довольно худощавый, он оставался
таким же мускулистым и ловким, как в то время, когда я  впервые
его встретил.
     - Пусть тебя не обманывает внешний вид, - настаивал, качая
головой,  Брокхерст. - Ты видишь перед собой беса, припертого к
стенке.  Мне  пришлось  распродать  все  -  арбалет,  сумку   с
магическими  штучками  -  я  не  смог  даже наскрести денег для
уплаты членских взносов Гильдии Убийц.
     - Неужто так трудно найти работу? - посочувствовал я.
     - Скажу тебе откровенно, Скив,  -  доверительно  прошептал
он. - Я вообще не работал после того фиаско с Иштваном.
     От  звука  этого  имени  по  спине у меня все еще пробегал
холодок.
     - А где, кстати, Иштван? - небрежно спросил я.
     - Не беспокойся о нем, - мрачно сказал Брокхерст.
     - Мы оставили его работать за стойкой дешевого  буфета  на
острове Кони в паре измерений отсюда.
     - А что случилось с остальными?
     Я    испытывал   искреннее   любопытство.   После   нашего
воссоединения мне не представлялось удобного случая  поговорить
с Тандой.
     - Сварлия  мы  оставили  под  тучей  птиц  в  каком-то там
парке... сочли, что в качестве статуи он  выглядит  лучше,  чем
живой.  Охотник  на демонов и девица отбыли однажды ночью, пока
мы спали, в неизвестные края. Мой партнер, Хиггенс,  отправился
обратно  на  Бесер. Он решил, что его карьере пришел конец и он
вполне может завязать. А что до меня, то  я  с  тех  пор  искал
работу и начинаю думать, что Хиггенс прав.
     - Брось, Брокхерст, - упрекнул я его. - Должно же быть для
тебя какое-то занятие. Я имею в виду, ведь это же Базар.
     Бес тяжело вздохнул и сделал еще один небольшой глоток.
     - Приятно слышать от тебя такое, Скив, - улыбнулся он.- Но
я должен смотреть фактам в лицо. На бесов вообще невелик спрос,
а на беса, лишившегося способностей, и вовсе никакого.
     Я  понимал,  что  он  имел в виду. Все встреченные мною на
данное время путешественники по измерениям - Ааз, Иштван, Тавда
и даже  девол  Сварлий  -  кажется,  видели  в  бесах  каких-то
неполноценных   существ.   Самое  любезное,  что  я  слышал  из
сказанного о них, описывало их как лишенных стиля  подражателей
деволов.
     Я  испытал  сочувствие к нему. Несмотря на то, что впервые
мы встретились врагами, я не так уж давно и сам был  никому  не
нужным неудачником.
     - Ты должен пробовать и дальше, - поощрил я его.
     - Где-то да есть кто-то желающий нанять тебя.
     - Крайне  маловероятно, - поморщился бес. - Я сам не нанял
бы себя такого, какой я теперь. А ты?
     - Безусловно, нанял бы, - настаивал я. - Сию же минуту.
     - А,  ладно,  -  вздохнул  он.  -  Мне  не   следует   так
задерживаться  на  себе. А у тебя как дела? Что привело тебя на
Базар?
     Теперь настала моя очередь поморщиться.
     - Мы с Аазом попалив скверную переделку, - объяснил я. - И
пытаемся  здесь  навербовать  войско,   которое   поможет   нам
выкрутиться.
     - Вы нанимаете бойцов? - внезацно напрягся Брокхерст.
     - Да. А что? - ответил я.
     И слишком поздно сообразил, чего я ему наговорил.
     - Значит, ты не шутил, обещая нанять меня! - Брокхерст был
вне себя от радости.
     - Мгм... - произнес я.
     - Это  великолепно, - ликовал, потирая руки, бес. - Поверь
мне, Скив, тыне пожалеешь об этом. Я уже об этом сожалел.
     - Минутку,  Брокхерст,  -в  отчаянии  перебил  я.  -  Тебе
следует сначала кое-что узнать об этом задании.
     - Например?
     - Ну...  хотя  бы  соотношение  сил,  оно сильно не в нашу
пользу, - рассудительно  указал  я.  -  Мы  противостоим  целой
армии. Это весьма тяжкий труд, если учесть, как невысока плата.
     Мне  думалось,  что  этим  замечанием  о  плате  я  задену
оголенный нерв. Я не ошибся.
     - А как невысока эта плата? - спросил  напрямик  бес.  Вот
тут  я  и  попался. Я не имел ни малейшего представления о том,
сколько обычно платили наемникам.
     - Мгм... мгм... мы можем предложить тебе  не  больше,  чем
один золотой за всю операцию, - пожал плечами я.
     - Идет!  - заявил Брокхерст. - При нынешнем состоянии моих
финансов я не могу отвергнуть подобное  предложение,  какой  бы
опасностью оно ни грозило.
     Мне  пришло  в  голову,  что надо как-нибудь потребовать у
Ааза быстренько прочесть мне  лекцию  о  соотношениях  денежных
курсов.
     - Мгм... есть еще одно затруднение, - задумчиво произнес я
себе под нос.
     - Какое именно?
     - Ну, мой партнер, ты помнишь Ааза? Бес кивнул.
     - Ну,  он в данную минуту пытается нанять войско, а деньги
все у него, - продолжал я. - Есть приличный шанс,  что  если  у
него получится, а у него обычно получается, то оставшихся денег
не хватит для нанятия еще и тебя.
     Брокхерст на миг поджал губы, а потом пожал плечами.
     - Ну,  -  сказал  он.  -  Я  рискну.  Все равно мне некуда
податься. Как я сказал, ко мне в дверь в  общем-то  не  стучат,
предлагая работу. У меня иссякли предлоги для отказа.
     - Ну... -деланно улыбнулся я, -...покуда ты знаешь. ..
     - Осторожно,  босс,  -  перебил  меня шепотом бес. - Мы не
одни.
     Не уверен, что меня  больше  встревожило,  брокхерстовское
именование  меня  боссом  или  походивший  на призрака субъект,
только что подошедший к нашему столику.


     ГЛАВА ЧЕТЫРНАДЦАТАЯ

      Мы ищем нескольких хороших ребят.
     Б.Кассиди
     Какой-то миг я думал,  что  мы  столкнулись  со  скелетом.
Затем  я  присмотрелся  поближе  и  понял,  что  поверх  костей
была-таки натянута кожа, хотя ее  пыльно-белый  цвет  и  впрямь
придавал ей очень мертвенный вид.
     Бледность  фигуры  делалась  еще  более тупообразной из-за
окружавшего ее, словно саван, иссиня-черного плаща с капюшоном.
Лишь заметив морщинистое лицо с  короткой  и  щетинистой  седой
бородой,  я  понял, что наш гость на самом-то деле очень старый
человек... очень старый.
     Он выглядел таким слабым, что, того  и  гляди,  рухнет,  и
отчаянно   цеплялся   за   витой   черный   посох,   казавшийся
единственным, что удерживало его на ногах. И все  же  когда  он
стоял, рассматривая нас, глаза его выглядели яркими, а улыбка -
уверенной.
     - Я  правильно  вас  расслышал,  мальчики?  -  спросил  он
надтреснутым голосом.
     - Прошу прощения?  -  нахмурился  Брокхерст,  поглядев  на
него.
     Древняя фигура презрительно усмехнулась и повысила голос.
     - Я сказал, "я правильно вас расслышал, мальчики?"!
     - рявкнул он. - В чем дело? Вы глухие?
     - Мгм...  извините,  пожалуйста,  - поспешно вмешался я. -
Прежде чем мы сможем вам ответить, нам  надо  узнать,  что,  по
вашему мнению, мы сказали.
     Старик  с  минуту подумал, а затем резко дернул головой во
внезапном кивке.
     - Знаешь,  ты  прав!  -  мелко  рассмеялся  он.  -   Очень
сообразительный вьюноша.
     Он начал крениться, но подхватил себя прежде, чем упал.
     - По-моему,  я  слышал,  как ты сказал Розовому, что ищешь
войско для разгрома одной армии, -  заявил  он,  ткнув  большим
пальцем в сторону Брокхерста.
     - Меня зовут Брокхерст, а не Розовый! - зарычал бес.
     - Ладно,   Братвурст,  -  кивнул  старик.  -  Незачем  так
сердиться.
     - Я - Брокхерст!
     - Вы расслышали правильно, - снова  вмешался  я,  надеясь,
что старик уйдет, как только удовлетворят его любопытство.
     - Хорошо!   -   провозгласил   старикан.   -  Считай  меня
присоединившимся! Мы с Чернышом давненько не бывали  в  хорошем
бою.
     - Давненько - это как, не один век? - фыркнул Брокхерст.
     - Поосторожней  в  выражениях,  Братвурст!  -  предупредил
старец. - Мы, может, и старые, но можем еще  научить  вас  паре
способов выигрывать войны.
     - А   кто   такой  Черныш?  -  спросил  я,  обрывая  ответ
Брокхерста.
     В ответ  старик  выпрямился  во  весь  рост...  ну,  почти
выпрямился, и похлопал по своему посоху.
     - Вот  это  и  есть  Черныш!  -  гордо объявил он. - Самый
отличный лук, когда-либо  прибывавший  из  Лукании,  а  из  нее
взялась уйма отличных луков!
     Я  пораженно  понял,  что  этот  посох  -  натянутый лук с
намотанной вокруг него  тетивой.  Он  не  походил  ни  на  один
когда-либо виденный мною лук, выглядел бугристым и неровным, но
надраенным    до    блеска,   жившего,   казалось,   совершенно
самостоятельной жизнью.
     - Минуточку! - сделался вдруг внимательным Брокхерст. - Вы
сказали, что происходите из Лукании?
     - Сказал, - усмехнулся старик.  -  Аяксом  меня  звать,  и
любой  бой мне - начхать. Не видел еще войны, способной свалить
старого Аякса, а видел я их немало.
     - Мгм... с вашего позволения, сударь, мы минутку  обсудим?
- оправдываясь, улыбнулся Брокхерст.
     - Разумеется, сынок, - кивнул Аякс. - Можете не спешить.
     Я  не  мог  понять внезапной перемены в поведении беса, но
тот казался очень настойчив,  когда  сделал  мне  знак,  дернув
головой,  и  поэтому я нагнулся поближе послушать, что он хочет
сказать.
     - Наймите его, босс! - прошипел он мне в ухо.
     - Что? - ахнул я, не веря своим ушам.
     - Я сказал, наймите его! - повторил бес. - Я, возможно,  и
не  способен  много  вам  предложить, но могу дать вам совет. И
сейчас мой, совет - нанять его.
     - Но он же...
     - Он с Лукании!  -  перебил  Брокхерст.  -  Босс,  в  этом
измерении  изобрели  стрельбу  из  лука.  Вам  не  найти многих
нанимающихся луканцев любого возраста. Если у вас действительно
на шее война, наймите его. Он может склонить чашу весов в  нашу
пользу.
     - Если он настолько хорош, - прошептал я в ответ,
     - то можем ли мы позволить себе такого дорогого?
     - Один золотой подойдет, - зубасто улыбнулся Аякс, добавив
к нашему   совещанию   и   свою   голову.  -  Я  принимаю  ваше
предложение.
     - Превосходно! - просиял Брокхерст.
     - Минутку, - в отчаянии завопил я, - у меня есть  партнер,
и он...
     - Знаю, знаю, - вздохнул, одерживающе подняв руку, Аякс. -
Я слышал, как ты говорил об этом Братвурсту.
     - Я - Брокхерст, - проворчал бес, но сделал это улыбаясь.
     - Если  твой партнер не сможет найти помощи, то мы наняты!
- рассмеялся, качая головой, старик. - Это немножко странно, но
ведь нынче странные времена.
     - Это точно, - пробормотал я про себя. Я  начинал  думать,
что говорил слишком громко при беседе с Брокхерстом.
     - Однако  вам  следует знать одно, вьюноша, - доверительно
шепнул мне Аякс. - За мной следят.
     - Кто? -спросил я.
     - Точно не знаю, - признался он. - Пока еще не разобрался.
Следит маленький голубой парень в углу позади меня.
     Я вытянул шею, посмотрев в указанный угол. Тот был пуст.
     - Какой парнь? Я имею в виду, парень, - поправился я.
     Аякс повернул голову со скоростью, никак не  вязавшейся  с
его хрупкой внешностью.
     - Проклятье,  -  выругался  он. - Снова он за свое. Говорю
вам, вьюноша, потому-то я и не могу разобраться, чего ему надо!
     - Э... разумеется, Аякс, -  успокаивающе  сказал  я.  -  В
следующий раз ты его поймаешь.
     Восхитительно! Бес без способностей, а теперь еще и старый
луканец с галлюцинациями.
     Мои   мысли  прервало  легкое  похлопывание  по  плечу.  Я
обернулся и обнаружил высившегося надо мной горгула.
     - Ваш заказ готов, сударь, - сказал он  сквозь  постоянную
улыбку.
     - Мой заказ?
     - Да, не пройдете ли вон туда.
     - Тут,  должно  быть, какая-то ошибка, - начал было я. - Я
не...
     Горгул уже  ушел,  тяжело  ступая,  обратно  к  стойке.  Я
подумывал,  не  отмахнуться  ли  от него. А затем подумал о его
размерах и выражении лица и решил, что  мне  следует  устранить
возникшее недоразумение вежливо.
     - Извините,  -  сказал  я  своим  подопечным.  -  Я сейчас
вернусь.
     - Не беспокойтесь о нас,  босс,  -  отмахнулся  Брокхерст.
Меня он не успокоил.
     Я  сумел  добраться до стойки, не стукнувшись ни обо что и
ни о кого мечом - такой подвиг вызвал у меня в  первый  раз  за
этот   полдень  подъем  духа.  Подбодренный  таким  успехом,  я
приблизился к горгулу.
     - Я... мгм... не помню, чтоб чего-то заказывал, -  вежливо
заявил я.
     - И я тебя не виню, - проворчал сквозь улыбку горгул.
     - Провалиться мне на этом самом месте, если я понимаю, как
может кто-то или что-то есть подаваемую здесь парашу.
     - Но...
     - Это  был просто способ увести вас подальше от тех двоих,
- пожал плечами горгул. - Видите ли, я робею.
     - Из-за чего робеете?
     - Попросить у вас работу, конечно! Я решил, что в  будущем
мне  определенно  придется  говорить  на  пониженных тонах. Мой
тихий  разговор  с  Брокхерстом,  кажется,   привлек   внимание
половины Базара.
     - Слушайте... мгм...
     - Гэс! - помог горгул.
     - Да, ну, э, Гэс, я, на самом-то деле, не нанимаю...
     - Знаю.  Нанимает  ваш  партнер,  -  перебил  Гэс. - Но вы
здесь, а он нет, поэтому я решил расписать вам свой товар, пока
окончательно не заполнен список членов команды запасных.
     - О! - произнес я,, не зная, чего еще сказать.
     - Как я понимаю, - продолжал горгул, - мы  можем  принести
вам большую пользу. Вы ведь пентюх, не так ли?
     - Я с Пента, - натянуто признал я.
     - Ну, если мне не изменяет память, военные действия в этом
измерении технологически не слишком высоко развиты.
     - У нас есть арбалеты и катапульты, - уведомил я его. - По
крайней мере, у неприятеля.
     - Именно  это  я  и говорил, - согласился Гэс. - Примитив.
Чтобы остановить  такое  войско,  вам  понадобится  всего  лишь
поддержка   с   воздуха   и  немного  огневой  мощи.  Мы  можем
предоставить и то, и другое. И будем работать задешево, оба  за
один золотой.
     Теперь  я  был  уверен,  что недооценил рыночную стоимость
золотых. И все же цена выглядела соблазнительной.
     - Не знаю, Гэс, - осторожно сказал  я.  -  Аякс  считается
очень хорошим лучником.
     - Лучники,  -  презрительно  фыркнул  горгул. - Я говорю о
настоящей огневой  мощи.  О  той,  какую  может  вам  дать  мой
партнер.
     - А  кто  ваш  партнер?  -  спросил  я. - Он, случайно, не
низенький и голубой, а?
     - Нет, - ответил Гэс, показывая на противоположный угол. -
Тот гремлин. Он зашел вместе с луканцем.
     - Гремлин?  -  переспросил  я,  следуя  взглядом  за   его
перстом.
     И  верно,  на  стуле в углу сидел маленький смахивающий на
эльфа субъект. Озорные  глаза  так  и  плясали  на  его  мягком
голубом  лице,  когда  он  молча кивнул мне в знак узнавания. Я
рефлекторно улыбнулся и кивнул в ответ.  Мне  явно  требовалось
извиниться перед Аяксом.
     - Я  думал,  гремлинов не существует, - небрежно заметил я
Гэсу.
     - Так думают  многие,  -  согласился  горгул.  -  Но,  сам
видишь, они вполне реальны.
     Я  не  был  в  этом уверен. За ту долю секунды, на какую я
отвел глаза от  гремлина  поговорить  с  Гэсом,  тот  бесследно
исчез.  У  меня  возникло  искушение пойти поискать его, но Гэс
говорил дальше.
     - Секундочку, я сейчас познакомлю вас с моим партнером,  -
говорил он. - Он где-то здесь.
     Говоря  это,  горгул  начал  шарить  по собственному телу,
щупая себя подмышками и вглядываясь в морщины у себя на коже.
     Я с любопытством следил, пока мое  внимание  не  привлекла
ящерка,  вылезшая  из  одного сложенного крыла горгула и теперь
пристально  смотревшая  ва  меня  с  правого  плеча  Гэса.  Она
достигала  в  длину  всего  трех  дюймов,  но  пылала блестящим
оранжевым светом. По  коже  ящерки  ползали  жившие,  казалось,
самостоятельной жизнью узоры из красных пятен. Общий эффект был
поразительно прекрасен.
     - Это. ваша ящерица? - спросил я.
     - Вот  он!  -  победоносно  гаркнул Гэс, срывая рептилию с
плеча и сажая ее себе на ладони. - Познакомьтесь  с  Берфертом.
Он тот самый партнер, о котором я вам говорил.
     - Здравствуй,  Берферт,  -  улыбнулся  я, протягивая палец
погладить его.
     Горгул  прореагировал  очень  резко,  отдернув  ящерку  за
пределы моей досягаемости.
     - Поосторожней тут, - предупредил он. - Это хороший способ
потерять палец.
     - Я не собирался причинять ему вреда, - объяснил я.
     - Нет,  это  он  мог  повредить  тебе!  -  возразил Гэс. -
Берферт - саламандр, ходячая  зажигательная  бомба.  Мы  с  ним
ладим  потому,  что  я - одно из немногих существ, способных не
сгореть до тла, когда прикасаюсь е нему.
     - О, - внезапно понял я. - Так, значит, говоря об "огневой
мощи"...
     - Я имел в виду огневую мощь, - закончил  Гэс.  -  Берферт
очистит  от  них  землю,  а  я  обработаю их с воздуха. Ну, что
скажете? По рукам?
     - Я... мгм... мне надо будет переговорить об этом со своим
партнером, - оговорил я.
     - Прекрасно, - просиял Гэс. - Я начну собираться. И  исчез
прежде, чем я успел его остановить.
     Я  всем  весом  навалился  на  стойку,  лихорадочно  желая
скорейшего возвращения Ааза. Словно в ответ на  мои  мысли  мой
партнер ворвался в трактир, а следом за ним и Танда.
     Приветствие  замерло у меня в горле, когда я увидел, какой
он хмурый. Настроение у Ааза было. не лучшее.
     - По-моему, я велел тебе ждать снаружи, - проревел он мне.
     - Успокойся, Ааз, - утешила его Тавда.  -  Я  думала,  ему
будет   удобней   ждать   здесь.   Кроме   того,   нет   причин
расстраиваться. Мы здесь, и он здесь. Ничего не стряслось.
     - Ты  не  заключал  никаких  сделок  с   деволами?   -   с
подозрением спросил Ааз.
     - Я даже не разговаривал с ними, - запротестовал я.
     - Хорошо!  - резко бросил он, слегка смягчаясь. - Для тебя
еще есть надежда, малыш.
     - Я ж тебе говорила, что он сможет не попасть в беду,
     - победоносно улыбнулась Танда. - Не правда ли, красавчик?
     Как ни старался, я не мог заставить себя ответить ей.


     ГЛАВА ПЯТНАДЦАТАЯ

      Об этом я побеспокоюсь завтра.
     С.О'Хара
     - Мгм... наемники ждут за дверью? - спросил наконец я.
     - Ты не ответил  на  ее  вопрос,  малыш,  -  заметил  Ааз,
приглядываясь ко мне с возродившимся подозрением.
     - Не  напрягай  шею, высматривая свои войска, красавчик, -
посоветовала мне Танда. - Их нет. Кажется, наш  могучий  мастер
торговых переговоров встретил достойных соперников.
     - Эти  бандиты!  - взорвался Ааз. - Ты хоть представляешь,
во что б нам обошлось, если б я согласился включить в  контракт
оплату  их  счета  в  баре? Если эта группа бесприбыльная, то я
хотел бы проверить их бухгалтерские книги.
     Мои надежды на спасение потонули, как камень.
     -И ты их не нанял? - спросил я.
     - Да, не нанял, - нахмурился Ааз. - И это  возвращает  нас
на  первую  клетку.  Теперь  нам  придется  навербовать  солдат
поодиночке.
     -А ты не пробовал... - начал я.
     - Слушай, малыш, - зарычав, перебил меня Ааз. -  Я  сделал
все,  что мог, и ничего не добился. Мне хотелось бы посмотреть,
как ты добьешься большего.
     - Он уже добился! - объявил Брокхерст, подымаясь со своего
места. - Пока ты даром терял  время;  Скив  нанял  себе  боевую
команду.
     - Он  что? - проревел Ааз, поворачиваясь к своему критику.
- Брокхерст! Что ты здесь делаешь?
     - Жду  приказаний  по  предстоящей  кампании,  -   невинно
ответил бес
     - Какой кампании? - зло глянул на него Ааз.
     - На Пенте, конечно, моргнул Брокхерст. - Разве вы ему еще
не сказали, босс.
     - Босс? - прорычал Ааз. - Босс?
     - Незачем  так кричать, - пробурчал, поворачиваясь лицом к
собравшимся, Аякс. - Мы и так неплохо тебя слышим.
     - Аякс! - радостно воскликнула Танда.
     - Танда! - вскрикнул в ответ  старик.  Она  одним  прыжком
очутилась  окало  него,  но он плавным движением поставил между
ними свой лук.
     - Полегче, девочка, - рассмеялся он. - Только без
     этих твоих атлетических приветствий. - Я, знаешь ли, не
     так молод, как бывало.
     - Старый обманщик, - поддразнила его Танда. - Ты
     еще всех нас переживешь. Аякс драматически пожал  плечами.
- Это в некотором
     роде зависит от того, насколько хороший генерал вот этот
     вьюноша, - заметил он.
     - Малыш, - прорыкал сквозь стиснутые зубы Ааз. -
     Мне надо с тобой поговорить! Сейчас же!
     - Этот нрав мне знаком! - объявил, появляясь из
     подсобки, Гэс.
     - Гэс! - воскликнул Ааз.
     - Каменной персоной! - подтвердил горгул. - Ты
     участвуешь в этой экспедиции? Босс ничего не говорил о
     работе  вместе  с  извращенцами.  Вместо ответа Ааз тяжело
опустился на стул и закрыл
     лицо руками.
     -Танда! - простонал он. - Скажи мне еще раз, как
     этот малыш сможет не попасть в беду.
     - Мгм... Ааз, - осторожно обратился я, - нельзя ли
     мне минутку поговорить с тобой... наедине?
     - Да по-моему это просто превосходная мысль, босс,
     - отозвался он.
     Подаренная им мне улыбка была не из приятных.

   * * *

     - Малыш! - простонал Ааз после того, как я  закончил  свой
рассказ. - Сколько раз мне тебе говорить. Это же Базар-на-Деве!
Тут  надо  быть  поосторожней  с  тем,  что и кому ты говоришь,
особенно когда речь идет о деньгах.
     - Но я же сказал им, что ничего  не  решено,  пока  мы  не
выясним, не нанял ли ты кого-то иного, - возразил я.
     - Но  я  никого  другого  не  нанял, так что теперь сделка
заключена окончательно, - вздохнул Ааз.
     - Неужели нам нельзя  отказаться  от  нее?  -  с  надежной
спросил я.
     - Отказаться  от  заключенной  на  Деве  сделки? - покачал
головой Ааз.  -  За  это  нас  с  головокружительной  быстротой
навсегда  выкинут с Базара. Вспомни, этим измерением заправляет
Ассоциация Купцов.
     - Ну, ты сказал, что тебе нужна сторонняя помощь,
     - указал я.
     - Я не ожидал приобрести настолько стороннюю, -  скривился
он. - Бес, престарелый луканец и горгул.
     - И саламандр, - добавил я.
     - Гэсвсе еще шляется вместе с Берфертом? - спросил, слегка
посветлев, Ааз. - Это плюс.
     - Единственный   по-настоящему  неопределенный  фактор,  -
задумчиво сказал я, - это гремлин.
     - Почему ты так считаешь? - зевнул Ааз.
     - Ну, он тенью следовал за Аяксом. Вопрос в том, почему? И
последует ли он за нами на Пент?
     - Малыш, - серьезно сказал Ааз, - я же тебе  уже  говорил.
Никаких таких гремлинов не существует.
     -- Но, Ааз, я сам его видел.
     - Пусть тебя это не тревожит, малыш, - посочувствовал Ааз.
- После  такого  дня, какой пережил ты, я б не удивился, если б
ты увидел и Бармаглота.
     - А что...
     - Все готово? - спросила, вступая в разговор, Танда.
     - Примерно настолько, насколько это вообще возможно,
     - вздохнул Ааз. - Хотя если хочешь знать  мое  откровенное
мнение, с такой командой мы больше готовы к отправке в зоопарк,
чем на войну.
     - Ааз немного критикует избранных мною рекрутов,
     - доверительно сообщил я ей.
     - Чего  тебя  гнетет,  Ааз?  -  спросила она, чуть склонив
голову набок. - Я думала, вы с Гэсом старые фронтовые друзья.
     - Насчет Гэса я не беспокоюсь, -поспешно  вставил  Ааз.  -
Равно  как  и  насчет Берферта. Эта ящерка просто восхитительна
под огнем.
     - Ну а я могу поручиться за Аякса, - уведомила его  Танда.
- Пусть  тебя  не  обманывает его возраст. Я предпочла бы, чтоб
мои ходы поддерживал  скорей  он,  чем  целая  рота  поддельных
лучников.
     - Он действительно с Лукании? - скептически спросил Ааз.
     - Именно так он говорил все время, какое я его знаю,
     -пожала плечами Танда. - И увидев, как он стреляет, у меня
не было никаких причин сомневаться в этом. А что?
     - Я никогда раньше не встречал истинного лучникалуканца, -
сказал  Ааз.  - Какое-то время я готов был поверить, что все то
измерение - не более чем легенда. Ну, если  он  умеет  стрелять
хоть   наполовину  так  метко,  как  предположительно  стреляют
луканцы, у меня нет повода жаловаться на включение его в отряд.
     Я начал чувствовать себя  чуть  лучше.  К  несчастью,  Ааз
заметил мою улыбку.
     - Другое  дело  -  бес,  -  мрачно  промолвил  он.  -Я  не
испытываю восторга  при  мысли  о  работе  с  любым  бесом,  но
нанимать  лишенного  способностей - это напрасная трата хороших
денег.
     - Не забывай, он все-таки - убийца, - указала Танда.
     - Есть у него способности или нет, держу пари,  мы  найдем
ему применение. Когда мы только что говорили с гремлином...
     - Не заводи и ты про это! - зарычал Ааз.
     - Не заводить про что? - моргнула Танда.
     - Про  гремлина,  -  нахмурился  Ааз.  -  Любому полудурку
известно, что никаких таких гремлинов не существует.
     - Хочешь сказать это ему? - улыбнулась Танда. -- Я  позову
его сюда и... о черт! Снова он пропал.
     - Если у тебя все, - пробурчал, подымаясь со стула, Ааз, -
то нам лучше идти. Нас, знаешь ли, ждет война.
     - Хоп!  Это  мне  кое-что напоминает! - воскликнула Танда,
засовывая руку за пазуху.
     - Знаю, мне не следует спрашивать, - вздохнул Ааз,
     - но что...
     - Вот! - объявила Танда, кидая ему знакомый  предмет.  Это
был металлический стержень дюймов восьми длиной и двух дюймов в
диаметре с кнопкой на одном конце.
     - И-Прыгатель! - воскликнул я, мигом узнав устройство.
     - Тот  самый, который ты отдал Иштвану, - гордо улыбнулась
Танда. - Я его стибрила у него, когда мы расстались. Хотя тебе,
вероятно, понадобится исправить то, чего ты  там  ни  сделал  с
управлением, прежде чем пользоваться им.
     - Если   я   смогу  точно  вспомнить,  -  нахмурился  Ааз,
разглядывая прибор.
     - Я подумала, что он может пригодиться в случае,  если  мы
по  ходу  дела  разделимся  и тебе понадобится срочный выход, -
пожала плечами Танда.
     - Мысль оценена, - улыбнулся  Ааз,  обнимая  ее  рукой  за
плечи.
     - Это   значит,   что   теперь  ты  сможешь  научить  меня
путешествовать по измерениям? - с надеждой спросил я.
     - Только не сейчас, - скорчил гримасу Ааз. - Нам требуется
вести войну, помнишь?
     - О! Да, конечно.
     - Ну, собирай свои войска и пошли, - приказал Ааз.
     - Ладно, - согласился я,  подымаясь  со  стула.  -  Возьму
Глипа и... минуточку! Ты сказал, мои войска?
     - Ты их нанял, ты и командуй, - улыбнулся мне наставник.
     - Но ты...
     - Я, конечно же, буду твоим военным советником, - небрежно
продолжал Ааз. - Но должность Бесстрашного Предводителя целиком
твоя. Ты ведь придворный маг, помнишь?
     Я  с трудом сглотнул. Мне это почему-то никак не приходило
в голову.
     - Но что мне делать? - в отчаянии спросил я.
     - Ну, - протянул Ааз. -  Во-первых,  я  б  советовал  тебе
вывести  их  из трактира, чтоб мы могли направиться на Пент все
вместе... то  есть,  если  ты  не  готов  оставить  тут  своего
дракона.
     Это даже не заслуживало ответа. Я повернулся лицом к своим
войскам, ооводя их, как я надеялся, хозяйским взглядом, который
сразу   привлечет  их  внимание.  Никто  его  не  заметил.  Все
увлеклись веселым разговором. Я шумно прочистил горло. Ничего.
     Я подумывал, не подойти ли к их столику.
     - Слушай! - рявкнул вдруг Ааз, напугав меня до полусмерти.
     Разговор внезапно прекратился, и все головы повернулись ко
мне.
     - Э-э...  -  уверенно  начал  я.  -  Теперь  мы  готовы  к
отправке. Всем выйти из трактира. Ждать меня у дракона.
     - Есть,   босс!   -   откликнулся,  направляясь  к  двери,
Брокхерст.
     - Буду сию минуту, вьюноша, - прохрипел, с трудом  пытаясь
подняться, Аякс.
     - Вот, старина, - предложил Гэс. - Давай, я тебе помогу.
     - Меня зовут на Старина, а Аякс! - нахмурился луканец.
     - Просто пытаюсь оказать помощь, - извинился горгул.
     - Я  и  сам  могу встать, - настаивал Аякс. - Если я стар,
это еще не значит, что я беспомощен.
     Я взглянул на Ааза, прося у него помощи, но они  с  Тандой
уже направились к выходу.
     Когда  я  снова  повернулся к Аяксу, мне подумалось, что я
уловил голубую фигурку, выскальзывающую за дверь  впереди  нас.
Если  это  прошмыгнул  гремлин,  то когда я наконец выбрался на
улицу, его нище не было видно.


     ГЛАВА ШЕСТНАДЦАТАЯ

      Мифо-предствления- главная причина войн!
     А.Гшплер
     К счастью, армия не снялась с позиции,  занимаемой  ею  до
того,  как  мы отбыли на Деву. Я говорю, к счастью, потому что,
как  указал  Ааз,  в  наше  отсутствие  она  вполне   могла   и
возобновить   свое  наступление.  Если  б  это  случилось,  то,
вернувшись, мы  б  оказались  в  тылу  врага,  если  вообще  не
посредине одного из лагерей.
     Конечно,  указал  он мне на это после того, как мы прибыли
обратно на Пент. Ааз так и набит полезными ценными  сведениями,
но своевременность у него оставляет желать лучшего.
     Аякс  по  прибытии время не терял. Двигаясь с живостью, не
соответствующий его летам, он натянул на лук  тетиву  и  стоял,
щурясь на стгдаленный лагерь.
     - Ну,  вьюноша, - спросил он, не отрывая глаз от вражеских
формирований, - какие будут для меня первые цели?
     Его рвение немного захватило меня врасплох, но  Ааз  ловко
прикрыл меня.
     - Сперва,  -  высокомерно  заявил он, - мы должны провести
совещание и окончательно сформулировать военные планы.
     - Мы не ожидали, что с нами будешь ты,  Аякс,  -  добавила
Танда.  -  Присутствие  на  нашей  стороне  истинного  луканца,
естественно, требует некоторых крутых пересмотров наших  боевых
планов.
     - Меня это нисколько не беспокоит, - пожал плечами Аякс. -
Просто  хотел  дать  вам  знать,  что  я  готов отработать свое
содержание. Можете не спешить. Слишком много виденных мною войн
шли вкривь и вкось оттого, что никто не  потрудился  составлять
какие-то  там планы! Однако, если вы не против, то я, думается,
немного  вздремну.  Только  кликните,  когда  вам   понадобится
устроить какую-то стрельбу.
     - Э...  действуй,  Аякс,  - согласился я. И без дальнейших
разговоров Аякс шлепнулся наземь и чуть поплотней  закутался  в
плащ.  Через  несколько  минут  он  тихо  похрапывал, но, как я
заметил, лук он по-прежнему крепко сжимал в руке.
     - Вот это бывалый солдат, - заметил  Ааз.  -  Урывает  сон
когда и зде только может.
     - Не хотите ли, я немного поразведаю, босс? - спросил Гэс.
     - Мгм...  -  заколебался  я,  быстро взглянув на Ааза. Ааз
поймал мой взгляд и чуть заметно кивнул.
     - Разумеется, Гэс, - закончил я. -  Мы  будем  ждать  тебя
здесь.
     - А я разведаю в другом направлении, - вызвался Брокхерст.
     - Ладно,  -  кивнул  я.  -  Ааз,  ты не мог бы по-быстрому
проинструктировать его?
     Я  пытался  свалить  весь  груз  на  плечи  Ааза,  но  тот
поддержал   разговор   столь   гладко,  словно  мы  его  так  и
отрепетировали.
     - Нам нужна конкретная информация по паре пунктов,
     - серьезно сказал он. - Во-первых,  нам  нужно  поле  боя,
небольшое  и с разбросанными по нему укрытиями. Это проверь ты,
Гэс. Ты знаешь, что нам понадобится. Брокхерст, посмотри, какие
подробности ты сможешь узнать по трем  ближайшим  лагерям.  Оба
разведчика быстро кивнули.
     - И  оба  не попадайтесь им на глаза, - предупредил Ааз. -
Нам мало толку от информации, если вы' не вернетесь.
     - Брось, Ааз, - возразил ему  Гэс.  -  Да  чем  они  могут
сделать вмятину в старой скале?
     И  продемонстрировал  свой  довод,  врезав  предплечьем по
молодому деревцу. Оно рухнуло,  явно  ни  в  малейшей  мере  не
подействовав на руку горгула.
     - Не  знаю,  -  признался Ааз. -И не хочу пока знать. Ты -
наше оружие-сюрприз. Нет смысла  заранее  предупреждать  врага.
Уловил мою мысль?
     - Уловил, Ааз, - кивнул Гэс и удалился тяжелым шагом.
     - Скоро  вернусь,  -  пообещал  Брокхерст и, махнув рукой,
удалился в противоположном направлении.
     - Теперь, когда у нас есть свободная минутка, -  бормотнул
я  Аазу,  ответно  помахав  рукой  Брокхерсту,  -  ты не против
сообщить мне, каков же наш окончательный план. Я не помню даже,
какие у нас были предварительные планы.
     - Ответить легко, - ответил Ааз. - У нас его нет... пока.
     - Ну  а  когда  же  мы  составим  его?  -  спросил   я   с
принудительным терпением.
     - Вероятно,  на  поле  боя, - зевнул Ааз. - А до тех пор -
нет смысла. До той поры есть слишком много переменных.
     - Разве плохо иметь, по крайней мере, общее  представление
о  том, что мы будем делать, до того, как выйдем на поле боя? -
настаивал я. - Это б  сильно  посодействовало  моему  душевному
спокойствию.
     - О,  у  меня  уже есть общее представление о том, чего мы
будем делать, - признался Ааз.
     - Ну разве он не душка? - состроила гримасу Танда.
     - Ты не против поделиться им с нами,  Ааз?  Мы  ведь  тоже
кровно заинтересованы в этом деле.
     - Ну,  -  лениво  начал  он, - игра называется задержать и
деморализовать. Как я понимаю, нам их не пересилить. Сил у  нас
не хватит даже попробовать такое.
     Я проглотил язвительное замечание и дал ему продолжать.
     - А  вто  задержать и деморализовать мы должны б суметь, -
улыбнулся Ааз. - Для начала, у нас есть два  сильных  оружия  в
таком бою.
     - Аякс и Гэс, - любезно подсказал я.
     - Страх и бюрократизм, - поправил Ааз.
     - Чего-чего? - нахмурилась Танда.
     - Танда,  девочка  моя,  -  улыбнулся  Ааз.  - Возможность
порезвиться, скача по измерениям, избаловала тебя. Ты позабыла,
как думает человек с улицы. Средний гражданин в любом измерении
не знает о  магии  и  самого  элементарного,  особенно  про  ее
ограничения.  Если  малыш  скажет  им,  что  он может заставить
остановиться солнце или деревья  расти  вверх  тормашками,  ему
поверят.  Особенно, если его окружают в доказательство его мощи
несколько странных субъектов, а ты, думается, должна  признать,
поддерживающая   его   на  этот  раз  команда  выглядит  весьма
странной.
     - Что  такое  бюрократизм?  -  спросил  я,  сумев  наконец
вклинить слово.
     - Волокита... система, - уведомил меня Ааз. - Организация,
чья задача  делать дело и которая не дает делать дело. В данном
случае она называется субординацией  или  порядком  подчинения.
Армия   таких   размеров,   как   противостоящая   нам,  должна
функционировать, как хорошо смазанная машина, иначе она  начнет
спотыкаться  о  собственные  ноги. Держу пари, если мы бросим в
механизм пару пригоршней песка, они  проведут  больше  времени,
дерясь друг с другом, чем преследуя нас.
     Это  был  один  из первых случаев, когда Ааз действительно
разъяснил нечто сказанное им же. Я  тут  же  пожалел  об  этом.
После такого объяснения я запутался еще больше, чем раньше.
     - Мгм... и как же мы все это сделаем? - спросил я.
     - Мы  сможем  лучше  это  определить  после  того,  как ты
проведешь свой первый военный совет, - пожал плечами Ааз.
     - А разве мы сейчас не проводим его?
     - Я имел в виду, с неприятелем, - нахмурился Ааз.
     - Где-то в недалеком будущем тебе надо будет  посовещаться
с одним из их офицеров и решить, как будет вестись эта война?
     - Мне? - моргнул я.
     - Ты  ведь  руководишь обороной, помнишь? - усмехнулся мне
Ааз.
     - Это  входит  в  обязанности,  красавчик,  -  подтвердила
Танда.
     - Минутку,  - перебил я. - Мне только что пришло в голову.
По-моему, у меня есть идея получше.
     - Вот это я хотел бы услышать, - усмехнулся Ааз.
     - Заткнись, Ааз, - приказала Танда, ткнув его в ребра.
     - Какая именно, красавчик?
     - На нашей стороне ведь есть пара тренированных убийц,  не
так ли? - отметил я. - Почему б нам просто не пустить их в ход?
Если  достаточное число офицеров внезапно окажется покойниками,
то все шансы за то, что эта армия развалится. Верно?
     - Не получится, малыш, - объявил напрямик Ааз.
     - Это почему же?
     - Мы можем обходить правила, но не нарушать их, - объяснил
Ааз. - Войны ведутся  между  войсками.  Убийство  офицеров  без
вовлечения  в  бой их войск противоречит традициям. Сомневаюсь,
что такое потерпят твои же собственные силы. Старые вояки вроде
Аякса не станут участвовать ни в каком подобном замысле.
     - Он  прав,  -  подтвердила  Танда.  -  Убийцы   заключают
контракты  на  лиц,  участвующих  в личной вражде, но не против
генерального штаба армии.
     - Но ведь это же было бы так легко, - настаивал я.
     - Посмотри на это так, малыш, - вставил Ааз. - Если ты это
можешь сделать, то смогут и они. При теперешнем  положении  дел
ты  свободен  от  угрозы  убийц.  Ты действительно хотел бы это
изменить?
     - Что мне говорить на военном совете? - спросил я.
     - Об этом я тебя проинструктирую, когда придет время,
     - заверил меня Ааз.  -  А  сейчас  нам  надо  спланировать
другое.
     - Что, к примеру? - спросила Танда.
     - Что,  к  примеру,  делать с этими сигнальными вышками, -
огрызнулся Ааз, дернув головой в сторону одного  из  отдаленных
сооружений. - У нас, вероятно, не найдется времени расколоть их
код, поэтому самое лучшее для нас
     - как-нибудь  расстроить  их  сигнализацию.  Так  вот,  ты
говорила,  что  приобрела  на  Базаре   какие-то   штучки   для
спецэффектов.  У  тебя  есть  что-нибудь  годное для применения
против сигнальных вышек?
     - Не уверена, - задумчиво нахмурилась Танда. -  Жаль,  что
ты  не сказал чего-нибудь об этом до того, как я отправилась за
покупками.
     - А как насчет Аякса? - предложил я.
     - Чего насчет него? - ответил коитрвопросом Ааз.
     - Насколько близко  ему  нужно  подойти  к  вышкам,  чтобы
расстроить сигнализацию своей стрельбой?
     - Не  знаю,  - пожал плечами Ааз. - Почему б не спросить у
него самого?
     Горя  желанием  осуществить  собственное  предложение,   я
присел на корточки рядом с задремавшим лучником.
     - Мгм... Аякс, - тихо окликнул я.
     - Чего вам, вьюноша? - спросил, мигом проснувшись, старец.
     - Ты видишь те сигнальные вышки? - спросил я, показывая на
отдаленные сооружения.
     Аякс  поднялся  на  ноги  и  прищурился, глядя в указанном
направлении.
     - Разумеется, вижу, - кивнул он.
     - Мгм... мгм... мне хотелось бы знать, - объяснил я,
     - не сможешь ли ты применить  свой  лук  для  расстройства
сигнализации.
     В  ответ  Аякс  вытащил  из-под плаща стрелу, вставил ее в
тетиву и, прежде чем я успел остановить его, пустил ее в полет.
     Стрела исчезла,  уйдя  к  ближайшей  вышке.  С  замирающим
сердцем я напряг зрение, пытаясь проследить ее полет.
     На  платформе вышки стоял сигнальщик, прислонив штандарт к
перилам рядом с собой. Внезапно этот штандарт опрокинулся вниз,
явно переломившись в пяди от крестовины. Сигнальщик нагнулся  и
подобрал  нижнюю часть древка, уставясь с явным замешательством
на сломанный конец.
     - Есть еще какие-нибудь цели? - спросил Аякс. Он  небрежно
опирался  на  лук,  стоя спиной к вышке. Старый луканец даже не
потрудился проследить, попала ли его стрела в цель.
     - Мгм... только не сейчас, Аякс, - заверил я  его.  -  Спи
дальше.
     - Меня   устраивает,   сынок,   -  улыбнулся  Аякс,  снова
укладываясь. - Завтра будет много целей.
     - Как ты это определил? - спросил я.
     - Согласно  только  что  срубленному   мною   сигналу,   -
усмехнулся он, - армия готовится завтра выступать.
     - Ты можешь прочесть сигналы? - моргнул я.
     - Разумеется, - кивнул Аякс. - Армии применяют всего около
дюжины кодов, и я знаю их все. Это часть моего ремесла.
     - И они выступают в поход завтра? - не отставал я.
     - Именно  так  я  и  сказал,  -  нахмурился  лучник. - Что
случилось, ты оглох?
     - Нет, - поспешно успокоил я его. - Просто это меняет наши
планы, вот и все. Спи себе дальше,
     Вернувшись на наше небольшое совещание, я  застал  Ааза  и
Танду углубившимися в разговоре Брокхерстом.
     - Плохие  новости, малыш, - уведомил меня Ааз. - Брокхерст
говорит, что армия собирается завтра выступить в поход.
     - Знаю, - сказал я. - Сам только что  узнал  у  Аякса.  Ты
тоже умеешь читать сигнальные флажки, Брокхерст?
     - Нет, - признался бес. - Но гремлин умеет.
     - Какой гремлин? - оскалил зубы Ааз.
     - Он  был здесь минуту назад, - нахмурился, оглядываясь по
сторонам, Брокхерст.
     - Ну, красавчик, - вздохнула, поглядев на меня, Танда.
     - По-моему, время планировать у нас просто иссякло.  Лучше
вызови своего дракона. Мне думается, нам понадобится завтра вся
помощь, какую мы сможем заполучить.
     Вскоре  после  нашего  прибытия Глип отправился побродить,
хотя мы все еще  иной  раз  слышали  его,  когда  он  рыскал  в
подлеске.
     - Приведи  дракона сама, Танда, - приказал Ааз. - Хотя мне
решительно невдомек, чем он может помочь. Нам с  "боссом"  надо
обсудить завтрашний военный совет.
     Всякая  уверенность,  какую  я  приобрел ранее, выслушивая
грандиозный план Ааза, мигом покинула меня. Танда  была  права.
Время у нас иссякло.


     ГЛАВА СЕМНАДЦАТАЯ

      Дипломатия есть тонкое оружие цивилизованного воина.
     Гунн А.Т.
     Мы  терпеливо  ждали  военного  совета. Двое нас, Ааз и я.
Против целой армии.
     Идея  принадлежала,  конечно  же,  Аазу.   Предоставленный
самому  себе,  я  б,  хоть  убей, не оказался в этом положении.
Пытаясь игнорировать этот неудачный выбор слов, я
     прочистил горло и заговорил уголком рта с Аазом.
     - Ааз?
     - Да, малыш?
     - Сколько нам еще здесь стоять?
     -Пока они не заметят нас и чего-нибудь не предпримут?
     Восхитительно. Либо мы сгнием на этом  самом  месте,  либо
кто-то утыкает нас стрелами.
     Мы  стояли  ярдах в двадцати от одного из лагерей, и между
нами не лежало ничего, кроме луга.  Мы  ясно  видели  суетливую
деятельность  в  лагере,  и, теоретически, ничто не мешало и им
увидеть нас. Именно потому-то мы и стояли там, на  лугу,  чтобы
привлечь  к  себе  внимание.  К  несчастью,  нас  пока Никто не
замечал.
     Мы решили, что в этой  первой  стычке  мы  с  Аазом  будем
работать  одни,  дабы скрыть истинную силу нашего воинства. Мне
приходило в голову, что это  также  скроет  и  слабость  нашего
воинства, но я счел, что указывать на это будет не тактично.
     Брокхерст  сперва  спорил,  предлагая пойти со мной вместо
Ааза и утверждая, что поскольку он бес, у него  намного  больше
опыта  в  переговорах,  чем  у демона. Ааз довольно убедительно
указал ему,  что  на  переговорах  речь  пойдет  не  об  обмене
стеклянных  бус или расшитых подушечек, а о войне... и если бес
хотел доказать Аазу, что он лучше разбирается в драке...
     Незачем говорить, тут уж Брокхерст отступил. Оно и хорошо,
так как  избавило   меня   от   необходимости   отвергать   его
предложение.  Я  хочу  сказать,  может,  я  и  не  быстрей всех
усваиваю  уроки,  но  я  все  еще  отчетливо  помнил,  как  Ааз
превзошел  Брокхерста,  когда  они  в  последний раз вступили в
переговоры.
     Кроме того, если эта встреча  примет  дурной  оборот,  мне
хотелось  бы, чтобы мой наставник находился рядом и разделил со
мной последствия.
     Поэтому  мы  и  стояли  здесь,  откровенно  выставив  себя
напоказ  неприятелю,  не  имея  для  защиты даже меча. Это было
результатом еще одного мозгового штурма Ааза. Он доказывал, что
своей невооруженностью мы добьемся сразу трех вещей. Во-первых,
это покажет, что мы пришли сюда переговариваться, а не драться.
Во-вторых, это продемонстрирует  нашу  веру  в  мою  магическую
способность  защитить  нас. И в-третьих, это поощрит неприятеля
явиться на встречу с нами таким же безоружным.
     Он также указал, что Аякс спрячется позади нас  на  лесной
опушке  с натянутым луком и стрелой в тетиве и, вероятно, лучше
защитит нас в случае чего, чем пара мечей.
     Он был, конечно, прав, но это  никак  не  успокаивало  мне
нервы, пока мы ждали.
     - Выше голову, малыш, - произнес вполголоса Ааз.
     - Нас почтили присутствием.
     И верно, к нам торопливо шагал по лугу довольно до^ родный
субъект.
     - Малыш! - внезапно прошипел Ааз. - Твоя личина...
     - Что с ней? - прошептал в ответ я.
     - Ее нет! - пришел ответ.
     Он   был  прав!  Я  заботливо  восстановил  его  внешность
"сомнительного типа", но совершенно забыл изменить свою.  Из-за
того,  что  наша  пестрая группа приняла мое руководство в моем
нормальном виде, я упустил из виду,  что  на  пентехов  труднее
произвести впечатление, чем на демонов.
     - Мне... - начал было я.
     - Слишком  поздно!  - проворчал Ааз. - Сплутуй. Солдат уже
почти добрался до  нас,  подошел  достаточно  близко,  чтобы  я
заметил,  коща  он бросил скучающее выражение лица и выдавил из
себя улыбку.
     - Сожалею,  ребята,  -  окликнул  он   нас   с   привычной
властностью.  -  Вам  придется  покинуть  этот  район. Мы скоро
тронемся в поход, а вы загораживаете нам путь.
     - Вызовите дежурного офицера! - прогремел в ответ Ааз.
     - Кого? - нахмурился солдат.
     - Дежурного офицера, дневального, командира, как бы вы его
там ни называли, того, кто в  текущее  время  возглавляет  ваше
подразделение,  -  пояснил  Ааз.  - Кто-то же должен заправлять
всеми делами, а если ты - кандидат на производство  в  офицеры,
то я - королева мая.
     Понял  ли солдат намек Ааза или нет (я - нет), общий смысл
он уловил.
     - Да, есть кое-кто главный, - зарычал  он,  слегка  темнея
лицом.  - Он сейчас очень занят, слишком занят, чтоб стоять тут
и болтать со  штатскими.  Мы  готовим  свои  войска  к  походу,
любезный, так что заберите своего сынка и уйдите с дороги. Если
вам  охота поглядеть на солдат, то придется последовать за нами
и глядеть на нас, когда мы разобьем бивак на ночь.
     - Вы  хоть  представляете,  с  кем  вы  разговариваете?  -
осведомился я удивительно тихим голосом.
     - Мне  наплевать,  кто  твой  отец,  сынок,  -  огрызнулся
солдат. - Мы пытаемся...
     - Меня зовут не "сынок", а Скив! - прошипел я, вытягиваясь
во весь свой рост.  -  Придворный  маг  королевства  Поссилтум,
поклявшийся  защищать  это королевство. А теперь я советую тебе
вызвать офицера... или хочешь проснуться завтра утром на  листе
кувшинки?
     Солдат  отступил  на  шаг  и стоял, с подозрением глядя на
меня.
     - Он серьезно? - скептически спросил он у Ааза.
     - Как на твой вкус мухи? - улыбнулся Ааз.
     - Вы хотите сказать, что он и в самом деле...
     - Слушай, - перебил Ааз. - Я корчу  из  себя  слугу  этого
малыша  не  из-за его личного обаяния, если ты понимаешь, что я
имею в виду.
     - Ясно... мгм... -  Солдат  осторожно  пятился  обратно  к
лагерю. - Я... мгм... сейчас приведу своего командира.
     - Мы  будем  здесь,  -  заверил  его  Ааз. Солдат кивнул и
удалился с заметно большей резвостью, чем проявил,  приближаясь
к нам.
     - Пока все хорошо, - с усмешкой обронил мой наставник.
     - А чем плохо мое личное обаяние? - спросил напрямик я.
     - Позже,   малыш,   -  вздохнул  Ааз.  -  В  данное  время
сосредоточься на том,  чтоб  выглядеть  невозмутимым  и  полным
достоинства, идет?
     Идет  или  не  идет, ничего другого делать, в общем-то, не
оставалось, пока мы ждали появления офицера.
     Очевидно, новость о нашем присутствии  распространилась  в
рекордное  время  по всему лагерю, так как задолго до того, как
мы увидели какие-либо признаки подхода офицера, на краю  лагеря
собралась  толпа  солдат.  Кажется,  все приготовления к походу
отложили, по крайней мере на  время  пока  солдаты  выстроились
рядами вдоль границы лагеря и вытягивали шеи, глазея на нас.
     Было  довольно  приятно  чувствовать  себя  причиной такой
сенсации, пока я не заметил, что некоторые солдаты, прежде  чем
присоединиться к толпе зевак, нашли время надеть оружие.
     - Ааз! - шепнул я.
     - Да, малыш?
     - Я думал, это будет мирная встреча.
     - Так оно и есть, - заверил он меня.
     - Но они вооружаются! - указал я.
     - Успокойся,  малыш,  -  прошептал  он в ответ. - Вспомни,
Аякс нас прикрывает.
     Я попытался сосредоточиться  на  этой  мысли.  А  затем  я
увидел,  как  к  нам приближается некто явно офицерского вида с
двумя солдатами по бокам, и сосредоточился на носимых всеми ими
мечах.
     - Ааз! - прошипел я.
     - Успокойся, малыш, - посоветовал мне  Ааз.  -  Помни  про
Аякса.
     Я вспомнил. И вспомнил также, что нас сильно превосходят в
численности.
     - Как  я  понимаю,  вы,  господа,  являетесь  посланниками
Поссилтума? - спросил, останавливаясь перед нами, офицер.
     Я напряженно кивнул, надеясь, что резкость моего  движения
будет истолкована скорее как оскорбительная, чем испуганная.
     - Прекрасно,  - ухмыльнулся офицер. - В таком случае я как
первый  представитель   Империи,   вступивший   в   контакт   с
представителем  Поссилтума,  искренне  рад  официально объявить
войну вашему королевству.
     - Как вас зовут? - небрежно спросил Ааз.
     - Клод, - ответил офицер. - А почему вы спрашиваете?
     - Историки любят подробности, - пожал плечами Ааз.
     - Ну,   Клод,   как   первые   представители   Поссилтума,
встретившиеся  с представителем вашей Империи, мы искренне рады
потребовать  от  вас  безоговорочной  капитуляции.  Это  стерло
улыбку с лица офицера.
     - Сдаться?  - деланно рассмеялся он. - Калеке и мальчишке?
Вы, должно быть, спятили. Даже если б у  меня  были  полномочия
сделать такое, я б этого не сделал.
     - Совершенно  верно.  -  Ааз покачал головой в, притворном
самобичевании. - Нам следовало б понять.  Человек,  стоящий  во
главе  отряда  фуражиров,  обладает не таким уж большим весом в
подобной армии, не так ли?
     Мы предпочли подступиться к этой конкретной группе  именно
потому,  что  они  были интендантской частью. Это означало, что
они имели  более  легкое  вооружение  и,  будем  надеяться,  не
являлий> элитной боевой группой.
     Шпилька  Ааза,  однако,  попала  в  цель.  Офицер перестал
улыбаться и уронил ладонь на рукоять  меча.  Я  принялся  опять
думать о защите со стороны Аякса.
     - У   меня   более   чем   достаточно   полномочий,  чтобы
разделаться с вами, - прошипел он.
     - Полномочий, может быть, - зевнул  я.  -  Но  я  искренне
сомневаюсь, что у вас хватит сил устоять против нас.
     Как  я упоминал, чувствовал я себя отнюдь не так уверенно,
как делал вид. Почетный караул офицера в точности повторил  его
жест, так что теперь все трое наших противников стояли, готовые
обнажить мечи.
     - Отлично,  -  прорычал Клод. - Вас предупредили. А теперь
мы проедем по этому месту на фургонах, и если вы будете на нем,
когда мы здесь проедем, то вам будет некого винить, кроме самих
себя.
     - Принято! - плотоядно усмехнулся Ааз. - Скажем, завтра  в
полдень?
     - Завтра? - нахмурился офицер. - А чем плохо прямо сейчас?
     - Да бросьте, Клод, - упрекнул его Ааз. - Мы же ведем речь
о первом  столкновении  в  новой  кампании.  Вам ведь наверняка
нужно время обдумать свою тактику...
     - Тактику? - задумчиво повторил Кло'
     - ...и известить свое начальство, что  вы  делаете  первый
ход, - небрежно продолжал Ааз.
     - Хммм, - промычал офицер.
     - ...и вызвать подкрепления, - добавил я. - Если, конечно,
вы не хотите оставить всю славу себе.
     - Славу!
     Это  решило все. Клод накинулся на это слово, как девал на
золотой. Ааз верно угадал,  что  офицеры  интендантской  службы
нечасто видят сражения.
     - Я...   мгм...   я   считаю,   что  подкрепления  нам  не
потребуются, - осторожно пробормотал он.
     - Вы уверены? - осклабился Ааз. - Шансы всего лишь  сто  к
одному в вашу пользу.
     - Но  он-таки  маг,  - улыбнулся Клод. - Хороший офицер не
может быть слишком осторожен.  И  все  же  будет  бессмысленным
втягивать слишком много офицеров... э... я имею в виду, солдат,
в эту мелкую стычку.
     - Клод,  -  сказал  с невольным восхищением Ааз, - я вижу,
что ваш военный ум не знает равных. Выиграем мы или  проиграем,
я с нетерпением жду увидеть вас своим противником.
     -А  я-  вас,  сударь,  -  ответил  с равной официальностью
офицер. - Тогда, скажем, завтра в полдень?
     - Мы будем здесь, - кивнул Ааз. И с этими  словами  офицер
повернулся   и   живо   зашагал   обратно   в   лагерь,  а  его
телохранители, как положено, потащились рядом с ним.
     Когда  мы  вновь  пересекли  опушку  леса,  наши  товарищи
закидали нас вопросами.
     - Договорились, босс? - спросил Брокхерст.
     - Ничего не стряслось? - пристала Танда.
     - Проще пареной репы, - похвастался Ааз. - Верно, малыш?
     - Ну,  -  скромно начал я, - я немного забеспокоился было,
когда они потянулись за мечами. Меня б охватил ужас, если  б  я
не знал, что Аякс... слушайте, а где Аякс?
     - Вон  в тех кустах, - уведомил меня Гэс, дернув массивным
большим пальцем в зеленые заросли на краю лесной опушки.  -  Он
должен вот-вот вернуться.
     Когда  мы нашли Аякса, тот крепко спал, свернувшись вокруг
своего лука. Чтобы разбудить этого старого вояку, нам  пришлось
несколько рэз встряхнуть его.


     ГЛАВА ВОСЕМНАДЦАТАЯ

      Перед самым боем. Мама, я думал, в основном, о тебе...
     Санни Баркер
     Из   темноты   на   меня  напал  длинный  слизистый  язык,
сопровождаемый зловонным дыханием, способным исходить только из
одного источника.
     - Глип!
     Я начал было машинально гнать его в шею, а затем  внезапно
передумал.
     - Привет, дружище, - улыбнулся я, почесывая его за ухом. -
Одиноко тебе?
     В  ответ  мой  зверек хлопнулся наземь с сотрясающим землю
стуком. Его змеевидная шея была достаточно  длинной,  чтобы  он
сумел выполнить этот маневр, не убрав головы из моих рук.
     Его  верная  привязанность  в  первый  раз  вызвала у меня
улыбку после того, как я заступила свой  одиночный  караул.  Он
служил желанным противоядием моей нервной бессоннице.
     Прислонившись  к  дереву,  я  следил  за  точечками света,
отмечавшими  вражеский  лагерь.  Хотя  события  минувшего   дня
порядком  измотали меня, я оказался не в состоянии заснуть, мои
мысли   переполняли   страхи   и    предвкушения    завтрашнего
столкновения.   Не   желая   привлекать   внимание   к   своему
беспокойству, я прокрался к этому месту, стремясь побыть один.
     Однако, как ни старался я сделать это  тайком,  Глип  явно
заметил мое перемещение и пришел составить мне компанию.
     - Ах, Глип, Глип, - прошептал я. - Что же нам делать?
     В ответ он прильнул ко мне поближе и положил голову ко мне
на колени,  требуя  дополнительного  поглаживания. Он, кажется,
питал непоколебимую веру в мою способность справиться  с  любым
возникшим  кризисом.  Я  всей  душой  желал  бы  разделить  его
уверенность.
     - Скив? - донесся тихий голос справа от меня.  Я  повернул
голову  и обнаружил стоявшую рядом со мной Танду. Когда дружишь
с убийцами, неизбежно не раз вздрогнешь из-за того, что они так
бесшумно двигаются.
     - Можно мне минутку с тобой поговорить?
     - Разумеется, Танда, -  пригласил  я,  похлопав  по  земле
рядом с собой. - Присаживайся.
     Вместо   того,   чтобы   сесть  на  указанном  месте,  она
опустилась на землю там, зде стояла, и поджала под себя ноги.
     - Я насчет Аякса, - нерешительно начала она. -  Мне  очень
не хочется тебя беспокоить, но я тревожусь за него.
     - Что стряслось? - спросил я.
     - Ну,  команда  честила  его  на  все  корки за то, что он
сегодня заснул, коща ему полагалось прикрывать вас, - объяснила
она. - Он очень тяжело это воспринял.
     - Я и сам этому не шибко обрадовался, - зло заметил  я.  -
Довольно  неприятно  осознать,  что на самом деле мы стояли там
одни. Если б что-нибудь все-таки стряслось, нас бы  изрубили  в
капусту,   пока  мы  спокойно  ждали  бы  вмешательства  нашего
опытного лучника!
     - Я знаю. - Голос Танды сделался почти неслышным.
     -И я не виню тебя за подобные чувства. В некотором  смысле
я виню себя.
     - Себя? - моргнул я. - За что?
     - Я поручилась за него, Скив, - прошептала она. - Разве ты
не помнишь?
     - Ну, разумеется, - признал я.-Но ты же не могла знать...
     - А  следовало  бы,  -  с  горечью  перебила  она.  -  Мне
следовало бы понять, насколько он теперь стар. Ему  не  следует
здесь  быть,  Скив. Вот потому-то я и хотела поговорить с тобой
насчет кое-каких действий.
     - Со мной? - искренне поразился я. - Чего же  ты  от  меня
хочешь?
     - Отправь   его   обратно,  -  попросила  Танда.  -  Будет
несправедливым  по  отношению  к  тебе  подвергать  из-за  него
опасности  твою  миссию,  и будет несправедливым по отношению к
Аяксу совать его в такую передрягу.
     - Я имел в виду не это, - покачал я головой. -  Я  имел  в
виду,  почему ты говоришь об этом со мной? Тебе надо убедить не
меня, а Ааза.
     - Вот тут-то ты и ошибаешься, Скив, - поправила она. - Эту
группу возглавляет не Ааз, а ты.
     - Из-за того, что он говорил там, на Деве? - улыбнулся  я.
- Брось,  Танда.  Ты  же  знаешь Ааза. Он просто немного дулся.
Может, ты заметила, всем заправлял покамест он.
     Лунный свет блеснул в волосах  Танды,  когда  та  покачала
головой.
     - Ааза  я знаю, Скив, лучше, чем ты, - не согласилась она.
- Он строго придерживается субординации. Если он  говорит,  что
ты предводитель, значит, ты предводитель.
     - Но...
     - Кроме того, -продолжала она, заглушая мой протест,
     - Ааз  всего  лишь  один  член  команды.  А важно, что все
другие тоже рассчитывают на тебя. На тебя, а не на Ааза. Ты  их
нанял и, с их точки зрения, ты и есть босс.
     Самое  страшное  заключалось  в том, что она была права. Я
по-настоящему не задумывался над этим, но все сказанное ею было
правдой. Просто я был  слишком  занят  собственными  тревогами,
чтобы  поразмыслить  об  этом.  И  теперь,  когда я осознал всю
полноту своей ответственности, на меня  нахлынула  новая  волна
сомнений.  Я  не  был  даже  настолько уверен в своих качествах
мага, а уж предводителя...
     - Мне надо об этом подумать, - заюлил я.
     - У тебя не так уж много времени,  -  указала  она.  -  На
завтра  у  тебя  назначена  война. Наш разговор прервал треск в
кустах слева.
     - Босс? - тихо окликнул из кустов Брокхерст. - Вы заняты?
     - В некотором роде, -- откликнулся я.
     - Ну, это займет всего минуту.
     Прежде чем я успел ответить.от кустов отделились две  тени
и приблизились к нам. Одной был Брокхерст, а другой
     - Гэс.  Мне  следовало  б  догадаться  по  этому шуму, что
Брокхерста  сопровождает  горгул.  Подобно  Танде,   бес   умел
двигаться, словно призрак.
     - Мы  только  что  говорили  об  Аяксе,  -  уведомил меня,
присоединяясь к нашему совещанию, Брокхерст. Горгул  последовал
его примеру и уселся радом.
     - Да,  -  подтвердил  Гэс.  -  Мы  трое хотим сделать тебе
предложение.
     - Верно, - кивнул Брокхерст. - Гэс, я и гремлин.
     - Гремлин? - переспросил я. Гэс вытянул  шею,  оглядываясь
по сторонам.
     - Должно быть, он остался в лагере, - пожал он плечами.
     - Насчет Аякса, - напомнила им Тавда.
     - Мы  думаем,  вам следует убрать его из команды, - заявил
Гэс. - Отправить его обратно на Деву  и  подальше  от  огневого
рубежа.
     - Это не ради нас, - поспешил разъяснить Брокхерст.
     - Ради  него.  Он  милый  старикаи,  и  нам  бы  очень  не
хотелось, чтобы с ним чего-нибудь случилось.
     - Он весьма стар, - пробормотал я про себя.
     - Стар! - воскликнул Гэс. - Босс, по словам  гремлина  тот
таскается за ним свыше двухсот лет... двухсот! Если ему верить,
Аякс  был  стар  еще когда их пути впервые пересеклись. Пропуск
этой войны его не убьет, но участие в ней может его убить.
     - А почему, кстати, гремлин таскается за ним? - спросил я.
     - Я же уже тебе говорил, малыш, - прогремел голос  у  меня
над ухом, - гремлинов не существует.
     И  с  этим утверждением Ааз опустился на землю около меня,
между мной и Тандой. Пока  я  пытался  вернуть  сердцебиение  к
норме,  мне  пришло  в  голову,  что я знаю страшно много легко
ступающего народа.
     - Привет, Ааз, - заставил я себя улыбнуться. -  Мы  только
что говорили об...
     - Знаю,  я  слышал,  -  перебил  Ааз. - И для разнообразия
согласен с ними.
     - Да? - моргнул я.
     - Разумеется, - зевнул он. - Это  же  чистейшее  нарушение
контракта.  Он  нанялся  служить  лучником,  и  при  первом  же
порученном ему задании он буквально спит на работе.
     На самом-то деле заснул Аякс на  втором  задании.  У  меня
внезапно  промелькнуло  воспоминание  о  том,  как  Аякс  одним
плавным, гладким движением натягивает тетиву и стреляет, срубая
сигнальный штандарт, находящийся в такой дали, что я  его  едва
видел.
     - Я  советую  отправить  его  обратно, - говорил между тем
Ааз. - Если ты хочешь успокоить свою совесть, то дай ему  часть
платы  и  хорошую  ^комевдацию,  но  такой,  какой  он есть, он
бесполезен для всех.
     Наверно, дело в лекции Танды, но я вдруг осознал, что  Ааз
назвал свое предложение именно "советом", а не "приказом".
     - Осторожней, босс, - шепнул Брокхерст. - Мы не одни.
     Проследив за его взглядом, я увидел бредущего к нам Аякса,
его призрачная  бледность  мелькала  в  темноте  словно...  ну,
словно  призрак.  Мне  пришло  в  голову,  что  на   дежурстве,
начавшемся с мига уединения, появилось страшно много народа.
     - Добрый  вечер,  вьюноша,  -  отдал  он честь. - Не хотел
ничему мешать! Не знал, что у вас собрание.
     - Мы... э... мы просто болтали между собой, - объяснил  я,
внезапно смутившись.
     -И я к тому же догадываюсь, о чем, - вздохнул Аякс.
     - Ну,  я  собирался  сказать  это  с  глазу  на  глаз, но,
полагаю, остальным тоже можно услышать, чего я скажу.
     - А чего, Аякс? - спросил я.
     - Уход, - сказал  он.  -  Мне  кажется,  это  единственный
достойный шаг после того, что сегодня случилось.
     - Это могло случиться со всяким, - пожал я плечами.
     - Приятно  слышать это от тебя, вьюноша, - улыбнулся Аякс.
- Но я увидел зловещие  предзнаменования.  Я  попросту  слишком
стар  и  от  меня  больше  никому  нет  пользы. Мне самое время
признать это самому..
     Я вдруг заметил, как  опустились  его  плечи,  и  какое-то
безразличие  ко  всему,  которых  не  было,  когда  мы  впервые
встретили его на Деве.
     - Не волнуйтесь насчет моей оплаты, - продолжил Аякс. -  Я
ничего  не  сделал, и поэтому, считаю, вы ничего мне не должны.
Если кто-нибудь просто перекинет меня обратно  на  Деву,  то  я
слезу  с  вашей  шеи  и дам вам вести войну так, как следует ее
вести.
     - Ну, Аякс, - вздохнул Ааз, подымаясь на ноги и протягивая
руку. - Нам будет не хватать тебя.
     - Минуточку!  -  услышал  я  свой  холодный  голос.  -  Ты
пытаешься  объявить  мне,  что  разрываешь контракт? Аякс резко
вскинул голову.
     - Я ожидал лучшего от истинного луканца, - заключил я.
     -Я  б  не  назвал  это  разрывом  контракта,  вьюноша,   -
осторожно  поправил  меня старый лучник. - Скорее, прекращением
по обоюдному согласию. Я просто-напросто слишком стар...
     - Стар? - перебил я. - Нанимая тебя, я знал, что ты  стар.
Я  знал,  что  ты  стар, строя стратегию завтрашнего боя вокруг
этого твоего лука. Я знал, что ты стар, Аякс, но не  знал,  что
ты трус!
     Кто-то  рядом  со  свистом  втянули в себя воздух, но я не
видея, кто это. Мое внимание сосредоточилось на  Аяксе.  Передо
мной  внезапно вырос уже не разбитый, повесивший голову старик,
а гордый, разгневанный воин.
     - Сынок, - проворчал он. - Я знаю, что я стар, потому  что
в более юные голы я б убил тебя за такие слова. Никогда в жизни
я  не  бегал  от драки, и никогда не разрывал контракта. Если у
тебя есть для меня завтра какая-то стрельба, я ее учиню.  Тогда
ты,  возможно,  поймешь,  что  значит  иметь  на  своей стороне
истинного луканца! И с этими словами  он  круто  повернулся  и'
ушел во тьму. Это был рассчитанный риск, но я все же обнаружил,
что покрылся холодным потом от столкновения с гневом старика. А
также понял, что остальная группа глядит на меня во все глаза в
молчаливом ожидании.
     - Полагаю,   вы  все  гадаете,  почему  я  это  сделал,  -
улыбаясь, проговорил я.
     Я надеялся на ответ, но молчание не прервалось.
     - Я ценю все ваши советы  и  надеюсь,  что  в  будущем  вы
продолжите   давать   их.   Но   эту  группу  возглавляю  я,  и
окончательные решения должны быть моими.
     Уголком  глаза  я  увидел,  как  Ааз  вскинул  бровь,   но
проигнорировал его.
     - Все,  включая  Аякса,  говорили, что если отпустить его,
если отправить его обратно  на  Деву,  то  от  этого  не  будет
никакого  вреда.  Не согласен. Это отнимет у него единственное,
что оставили нетронутым годы... его  гордость.  Это  подтвердит
его   наихудшие  страхи  -  страхи,  что  он  стал  бесполезным
стариком.
     Я обвел  глазами  слушателей.  Никто  из  нах  не  решался
встретиться со мной взглядом.
     - Да,  его  могут  убить.  Ну и что? Он шея на этот риск в
каждой  войне,  в  какой  участвовал.  Я  предпочел  бы  скорее
приказать  ему  идти  в бой, зная наверняка, что его убьют, чем
приговорить его к живой смерти  в  качестве  лишенного  бывшего
воинского   звания.  А  так  у  него  есть  шанс,  и,  как  его
наниматель, я считаю себя обязанным дать ему этот шанс.
     Я остановился перевести дух. Они снова смотрели  на  меня,
дожидаясь моих следующих слов.
     - И  еще  одно,  -  зарычал  я.- Я не желаю больше слышать
никаких разговоров о его бесполезности. Этот старик по-прежнему
орудует луком получше всякого, кого я когда-либо видел. Если  я
не  смогу  найти  способа  эффективно  использовать его, то тут
виновата, как тактик, а не он! У меня есть свои недостатки,  но
я не намерен винить в них Аякса, равно как и любого из вас.
     Снова  воцарилось  молчание,  но  меня  это  нисколько  не
волновало. Я высказал,  чего  хотел  сказать,  и  не  испытывал
желания бестолку болтать дальше, лишь бы заполнить паузу.
     - Ну,  босс...  -  Брокхерст прочистил горло, подымаясь на
ноги. - Мне думается, я теперь отправлюсь на боковую.
     - Я тоже, - поддержал его Гэс, также вставая.
     - Только один момент. - Бес остановился  и  посмотрел  мне
прямо в глаза. - Просто для справки, работать на вас
     - одно удовольствие.
     Горгул кивнул, соглашаясь с ним, и оба растаяли в кустах.
     Щеки  моей  коснулся  мягкий  поцелуй,  но к тому времени,
когда я повернул голову, Танда уже исчезла.
     - Знаешь, малыш, - сказал Ааз. - В один прекрасный день из
тебя выйдет очень неплохой предводитель...
     - Спасибо, Ааз, - моргнул я.
     - ...если ты до него доживешь, - закончил мой наставник.
     Мы еще какое-то  время  посидели  бок  о  бок.  Глип  явно
задремал, так как он тихо похрапывал, когда я продолжал гладить
его по голове.
     - Если  этот вопрос не слишком назойлив, - спросил наконец
Ааз, - то какой именно  гениальный  план  завтрашней  битвы  ты
построил вокруг Аякса? Я вздохнул и закрыл глаза.
     - У  меня  его  нет,  -  признался  я.-Я  в некотором роде
надеялся, что у тебя есть какие-то идеи.
     - Я боялся, что ты так и скажешь, - пробурчал Ааз.


     ГЛАВА ДЕВЯТНАДЦАТАЯ

       Что  если  они  устроили  войну,  а  явилась только одна
сторона...
     Люцифер
     - Проснись, малыш!
     Я  вернулся  в  сознание,  так  как  невольно покатился по
лесной земле, надо полагать, не без помощи  всегда  готового  к
ней носка моего наставника.
     Остановившись,   я  приложил  максимум  энергии  и  поднял
голову.
     - Ааз, - торжественно объявил я. - Я как предводитель этой
команды принял еще одно решение.  Я  хочу,  чтобы  впредь  меня
будила Танда.
     - Ни в коем случае, - осклабился Ааз. - Она ведет разведку
на правом  фланге. Будим или я, или дракон. Великолепный выбор.
Я вдруг осознал, как светло вокруг
     - Эй! - моргнул я. - Который теперь час?
     - Думается, у нас есть еще окало минуты, прежде чем что-то
начнет твориться, - небрежно обронил Ааз.
     - Сколько? - ахнул я.
     Ааз на миг наморщил лоб,  размышляя  над  своими  словами.
Пентийские единицы времени все еще причиняли ему немало забот.
     - Час! - победоносно улыбнулся он. - Вот оно. Час.
     - Вот  так-то  лучше,  -  вздохнул  я,  снова  опускаясь в
горизонтальное положение.
     - Подъем, малыш! - приказал Ааз. - Мы дали тебе  проспать,
сколько.могли.но теперь тебе нужно устроить войскам смотр.
     - Ты всех проинструктировал? - зевнул я, усаживаясь.
     - План ясен?
     - Настолько   ясен,   насколько   возможно,  учитывая  все
обстоятельства, - пожал плечами Ааз.
     - Ладно, - отозвался я, подымаясь на ноги. - Пошли. Можешь
по дороге уведомить меня о любых новых изменениях.
     Большую  часть  ночи  мы  с   Аазом   провели,   составляя
сегоднящний  план,  и  я  обнаружил,  что  мне действительно не
терпится увидеть, как он выполняется.
     - Тебе следует радоваться, что ты не на другой стороне,
     - рассмеялся  Ааз,  когда  мы   пошли   присоединиться   к
остальным.  - Старина Клод трудился, не покладая рук, почти все
время, какое мы ему подарили.
     - Не дает им отдыха, не так ли? - улыбнулся я.
     - С самого восхода, - подтвердил довольный Ааз.  -  Шагают
строем,  точат  мечи,  ни  минуты скуки в армии Империи, это уж
наверняка.
     Я не был уверен, что разделяю энтузиазм  Ааза  в  связи  с
тем,  что  враг  тратит  много  времени на затачивание мечей. К
счастью, подваливший к нам Гэс  избавил  меня  от  малоприятной
необходимости отвечать.
     - Вы  только  что пропустили рапорт Брокхерста, - уведомил
он нас. - На левом фланге по-прежнему ничего.
     - Разве мы не можем определить по  их  сигналам,  подводят
они дополнительные подкрепления или нет? - спросил я.
     - Если  верить  их  сигналам,  -  возразил  Ааз.  - Уже не
впервые армия догадывается, что неприятель расколол ее  код,  и
начинает отправлять обманные сообщения.
     - О, - мудро произнес я.
     - Кстати,  коль  речь  зашла  о  сигналах,  -  с  усмешкой
дополнил Ааз. -  Ты  знаешь  про  сообщения,  отправленные  ими
вчера? Гласившие "столкнулись с небольшим сопротивлением"? -
     - Помню, - кивнул я.
     - Ну,  кажется,  Клод решил, что если он хочет получить за
это дело повышение, то ему нужно поднять начальную  ставку.  За
ночь  мы стали "вооруженным неприятелем... требуется решительно
подавить!". Ловко, а? Я с трудом сглотнул.
     - Значит, они подбросят подкрепления? - спросил я, пытаясь
казаться небрежным.
     - Ни в коем разе, малыш, - подмигнул Ааз.  -  Клод  отверг
все спущенные по инстанциям предложения о помощи. Он продолжает
настаивать,  что  сумеет  справиться  силами  подчиненного  ему
отряда.
     - Я б сказал, что он сам усиленно лезет в петлю, - заметил
Гэс.
     - ...а именно мы-то ее и затянем ему, - закончил Ааз.
     - А где Аякс? - спросил я, меняя тему.
     - На лесной опушке, выбирает себе огневую точку, - ответил
Гэс. - Не беспокойтесь, босс. Он не спит.
     На самом-то деле, беспокоился я вовсе не об Аяксе.  Я  все
еще  видел перед своим мысленным взором его гневную позу, когда
я назвал его прошлой ночью трусом.
     - Доброе утро, вьюноша, - поздоровался, выходя из  кустов,
лучник. - Думается, я нашел нам отличное местечко.
     - Привет,  Аякс,  -  ответил я. - Слушай... мгм... когда у
тебя найдется  свободная  минутка,  я  хотел  бы  поговорить  о
прошлой ночи.
     -Да  ни  к  чему,  - заверил меня с усмешкой Аякс. - Я уже
начисто забыл о ней.
     Блеск у него в глазах противоречил его словам, но если  он
готов притвориться, что ничего не произошло, то я был не против
сейчас подыграть ему.
     - Мне очень не хочется перебивать, - перебил Ааз,
     - но,  по-моему,  наш друг Клод готов вот-вот сделать свой
ход.
     И верно, отдаленный лагерь принимал  походное  построение.
Влекомые  вручную  фургоны  загрузили  и  расставили по местам,
поместив сопровождающие войска спереди и по  бокам.  Сигнальная
вышка,  несмотря  на  свой  вид,  явно тоже была передвижной, и
несколько вспотевших солдат токали ее в тылу походного строя.
     - Поздно!  -  презрительно  фыркнул  Аякс.  -  Точно  тебе
говорю, вьюноша, в любом измерении армии одинаковы.
     - Ладно,  малыш, - живо сказал Ааз. - Выполняй свою часть.
Нам самое время занять позиции.
     Я кивнул и  закрыл  глаза,  сосредотачиваясь.  Несколькими
мазками  мысленной  кисти  я изменил черты Гэса, пока горгул не
сделался зеркальным отражением меня самого.
     - Весьма  неплохо,  -  критически  заметил  Ааз,  переводя
взгляд с Гэса на меня и обратно.
     Я  повторил  процесс,  вернув  Аазу  личину "сомнительного
типа".
     - Ну, мы пошли, - махнул рукой Ааз. - Сумятицы врагу!
     Сегодняшний план требовал, чтобы меня заменял Гэс.  Логика
заключалась в том, что если чего выйдет не так, то его каменное
тело  не  только  убережет  Гэса  от повреждений, но и послужит
щитом для Ааза.
     Мне  же  почему-то  казалось  неправильным  оставаться   в
относительной  безопасности,  отправляя  в  то же время кого-то
другого рисковать собой вместо меня. Мне пришло в голову,  что,
наверно,  говоря  прошлой  ночью с Аяксом, я назвал "трусом" не
того человека.
     Однако лучник, кажется, принял такой  порядок  без  всяких
сомнений.
     - Следуй за мной, вьюноша, - мелко рассмеялся он.
     - Я не хочу пропустить ни минуты этого зрелища!
     С  этими  словами  он нырнул в кусты, не оставив мне почти
никакого иного выбора, кроме как идти за ним.
     К счастью, Аякс выбрал  наблюдательный  пункт  неподалеку.
Старый  он  или  не  очень,  а шагал он, как я обнаружил, очень
лихо.
     Натянув  на  лук  тетиву,  он  пригнулся  и   ждал,   тихо
посмеиваясь в предвкушении зрелища.
     Обосновавшись  рядом  с  ним,  я  потратил миг на проверку
энергетических линий, невидимых потоков  энергии,  откуда  маги
черпают свою мощь. Поблизости проходили две сильных линии, одна
по  воздуху,  другая  по  земле, что было нам на руку. Хотя Ааз
научил меня запасаться  внутренней  энергией,  при  том  объеме
деятельности,  какой  намечался  сегодня,  мне  требовалась вся
мощь, какую я мог заполучить.
     Мы видели, как Ааз и Гэс с большим достоинством шествуют к
избранному месту боя. Силы противника следили за ними, застыв в
молчании, когда они заняли свои места.
     Какой-то  миг  все  стояли  в  немой  сцене.  Затем   Клод
обернулся  к  своим  силам и пролаял приказ. Из строя тотчас же
вышли с полдюжины лучников и рассыпались веером по обе  стороны
от  фургонов.  Двигаясь с неторопливой целеустремленностью, они
все натянули луки, вставили стрелы, а затем навели луки на  две
фигуры,  преграждавшие  путь  отряду.  Я  сконцентрировал  свою
энергию. Клод  что-то  крикнул  нашим  товарищам.  Те  остались
недвижимы. Я сосредоточился.
     Лучники выпустили стрелы. Гэс драматически вскину руку.
     Стрелы  остановились  на  лету  и  упали наземь. Лучники в
изумлении переглянулись. Клод  пролаял  им  новый  приказ.  Они
дрожащими руками натянули луки и дали еще один залп.
     Этот   вышел  более  неровным,  чем  первый,  но  я  сумел
остановить и его.
     - Неплохая работа, вьюноша, - весело  воскликнул  Аякс.  -
Это заставит их пошевеливаться.
     И  верно, стройные ряды солдат заколыхались, когда ратники
принялись перешептываться между собой. Клод тоже это заметил  и
приказал  своим  лучникам  вернуться  в строй. Один-ноль в нашу
пользу!
     Мое торжество, однако, длилось не  долго.  Солдаты  теперь
обнажили  мечи.  Две  группы,  которым поручили охранять фланги
фургонов,  теперь  развернулись  вперед,  образуя  два   крыла,
готовых  охватить  наших товарищей. И для пущего доказательства
своей нервозности Клод даже приказал тащившим фургоны  солдатам
покинуть  свои  посты и подтянуться для подкрепления центра его
строя. Вот этого-то мы и ждали.
     - Давай, Аякс! - прошипел я. - Стреляй по ним навесными.
     - Я помню, вьюноша, - усмехнулся стрелок,  -  И  я  готов,
если готов и ты.
     Я  подождал, пока он поднимет лук, а затем сконцентрировал
интенсивный луч энергии на точке в нескольких дюймах перед  его
луком.
     Это   походило   на   упражнение   с  зажиганием  свечи  в
срабатывало сейчас точно так же хорошо, как  и  при  испытаниях
прошлой ночью.
     Когда  стрела  срывалась с лука Аякса, то вспыхивала ярким
пламенем и продолжала гореть в полете.
     Вновь и вновь лучник с  невероятной  скоростью  слал  свои
стрелы  через  мою  точку  зажигания.  Мне  требовалась вся моя
сосредоточенность для поддержания необходимого притока энергии,
а иной раз и перемещения его, когда Аякс менял  точку  прицела.
Наконец он снова опустил лук наземь.
     - Этого должно хватить, вьюноша, - усмехнулся он.
     - Взгляни.
     Я  взглянул.  Вдали,  за  шеренгами  солдат, над фургонами
подымались  тонкие  струйки   дыма.   Через   несколько   минут
возглавляемому  Клодом  отряду  снабжения будет нечем кого-либо
снабжать.
     Если у нас будут эти  несколько  минут!  Пока  я  смотрел,
солдаты  начали  наступать  на  Ааза  и Гэса, сверкая на солнце
мечами.
     - По-моему, нам лучше что-то предпринять по этому  поводу!
- пробормотал Аякс, снова прдымая лук.
     - Секундочку,  Аякс!  - приказал я, гладя, сощурившись, на
отдаленные фигуры.
     Между Аазом и Гэсом произошло краткое совещание,  а  затем
горгул  отступил  на  шаг  и начал делать дикие жесты в сторону
своего спутника.
     Мне потребовался какой-то миг, но в конце концов  я  понял
сообщение. И, с улыбкой закрыв глаза, сиял с Ааза личину.
     Воцарился  ад  кромешный. Солдаты в передних рядах бросили
один взгляд на противостоящего им демона  и  дружно  рванули  в
тыл,   полузатоптав   шедших   позади   них.   Когда   известие
распространилось  по  всему  построению,   началось   повальное
бегство, хотя я серьезно сомневаюсь, что нахо-. дившиеся в тылу
знали, от чего они бегут.
     Если  кто  и  заметил  горящие  фургоны,  то это ничуть не
умедлило их бегства.
     - Ух ты! - воскликнул Аякс, кадет> меня по спине.
     - Дело  сделано.  Посмотри,  как  они  улепетывают.  Можно
подумать, что эти парни никогда раньше не видели извращенца.
     - Вероятно,  так оно и есть, - заметил я, массируя плечо и
пытаясь вернуть ему хоть какую-то чувствительность.
     - Знаешь, - протянул лучник, щурясь на происходящую  внизу
сцену.  -  У  меня  возникла  одна  мысль.  Эти парни бегут так
быстро, что позабыли дать кому-то сигнал. Как думаешь, не стоит
ли нам сделать это за них?
     - Как? - спросил я.
     - Ну, - усмехнулся он. - Я знаю сигналы, а ты - маг.  Если
я  скажу  тебе, какой поднять сигнал, ты сможешь это проделать?
Без держащего его сигнальщика?
     - Разумеется, - согласился я. - А какой нам нужен сигнал?
     - Дай подумать, - нахмурился он. - Нам надо поднять череп,
и пару красных тряпок, и черный шар, и...
     - Минутку, Аякс, - поднял руку я. - Мне думается,  есть  и
более легкий для их понимания сигнал. Смотри.
     Я  направил  еще  одну  вспышку энергии, и платформа вышки
враз загорелась.
     - Как думаешь, поймут они такое сообщение? - улыбнулся я.
     Аякс с миг таращился на горящую вышку.
     - Здорово у тебя это получается,  вьюноша,  -  пробормотал
наконец он. - Метать огонь так далеко.
     - Ну, - скромно начал я, - мы, маги, можем и...
     - Конечно, - продолжал он. - Если ты можешь сделать такое,
то на  самом-то  деле  тебе  не  требовалось, чтобы с фургонами
управились мы с Чернышом, не так ли? Я с запозданием понял свою
ошибку.
     - Аякс, я...
     - Довольно странно, что ты идешь на все эти хлопоты просто
ради убеждения меня, что я не бесполезен.
     - Ты не бесполезен, - рявкнул я. - Если в тебе иногда  нет
надобности,  это еще не значит, будто ты бесполезен. Может, я и
юн, но достаточно взрослый, чтобы это знать.
     Аякс  какой-то  миг  рассматривал  меня,  а  затем   вдруг
улыбнулся.
     - Провалиться  мне,  если  ты  не  прав,  вью...  Скив,  -
рассмеялся он. - Полагаю, я это знал, да на время напрочь забыл
об  этом.  Давай-ка  нальем  немного  вина  из  того   бочонка,
притороченного на твоем драконе. Я хотел бы отблагодарить тебя,
как полагается, за то, что ты мне напомнил. Обратно в лагерь мы
отправились вместе.


     ГЛАВА ДВАДЦАТАЯ

      Субординация - становой хребет военной структуры и должна
строго соблюдаться.
     Ф.Кристиан
     А в лагере царило вполне понятное праздничное  настроение.
Однако,  если  я  и  питал  какие-то  надежды  присоединиться к
торжеству,  то  они  рассыпались  в   прах,   когда   со   мной
поздоровался Ааз.
     - Сюда,  малыш!  -  приглашающе  махнул  он.  -  Нам нужно
составить кое-какие планы!
     - Это обратная сторона пребывания  в  должности  генерала,
вьюноша,  -  сочувственно шепнул Аякс. - Оно не сводится лишь к
речам и славе. Иди, иди. Я выпью с ребятами.
     Дернув головой, он показал на уже принявшихся за вино Гэса
и Брокхерста.  Танда  ждала  меня  около  Ааза.   Это   немного
облегчило мне выбор.
     - Ладно, Аякс, - улыбнулся я. - Я тебя догоню чуть позже.
     - Поздравляю,  красавчик!  - подмигнула мне Танда, когда я
присоединился к ним. -  Давно  уж  я  не  видела  такой  ловкой
работы.
     - Спасибо, Танда, - покраснел я.
     - Я  вижу, вы с Аяксом снова разговариваете, - сказал Ааз,
разглядывая меня, вскинув бровь. - Это само  по  себе  неплохое
достижение. Как тебе это удалось?
     - Мы...  мгм...  у  нас  вышел  долгий разговор, - туманно
ответил я. - Ты сказал, чтб нам надо составить какие-то планы?
     - Скорее, провести краткий инструктаж, -признался  Ааз.  -
Танда  привезла с собой несколько предметов для спецэффектов, и
мне думается, тебе следует о них знать.
     Я совсем-забыл про уход  Танды  за  покупками,  оставивший
меня  на Базаре в одиночестве. И теперь, котда Ааз напомнил, во
мне вспыхнуло любопытство.
     - Что у тебя там, Танда? - с нетерпением спросил я.
     - Ничего особенно захватывающего, - пожала плечами она.  -
Зная,  что  в деле участвует Ааз, я прикинула, что бюджет у нас
будет ограниченный, и поэтому держалась основ.
     - Просто покажи ему, а? - проворчал Ааз. - Избавь  нас  от
редакторских примечаний.
     Она   показала  ему  язык,  но  сняла  с  пояса  небольшой
матерчатый вещмешок.
     -Прежде всего, - начала она. -  Я  подумала,  что  нам  не
помешает иметь немного вспыхивающего порошка. На деревенщину он
всезда производит неизгладимое впечатление.
     - Вспыхивающий порошок, - осторожно произнес я.
     - Его  поджигают, - уведомил меня Ааз. - Он быстро сгорает
и дает тебе тучу дыма.
     - У меня здесь дюжина мешочков с ним, - продолжала  Танда,
показывая  мне  содержимое  своего  вещмешка. - Разных цветов и
размеров.
     - Можно мне попробовать? - попросил я. - Я никогда  раньше
не работал с этим материалом.
     - Разумеется,   -   усмехнулась   Танда,   протягивая  мне
вещмешок. - Они твои, применяй их,  как  сочтешь  нужным.  Тебе
пригодится, узнать, что ты приобрел.
     Я  взял вещмешок и заботливо достал один из лежавших в нем
мешочков.
     - Лучше брось его наземь, малыш, - предостерег меня Ааз. -
Некоторые  умеют  поджигать  его  на  ладони,  но  это  требует
тренировки.   Если  ты  попробуешь  такой  способ  сейчас,  то,
вероятно, потеряешь несколько пальцев.
     Я послушно бросил мешочек наземь  в  нескольких  футах  от
себя.  С  любопытством  следя  за  ним,  я  сфокусировал на нем
быструю вспышку энергии.
     Произошла  яркая  вспышка  света,   сопровождаемая   тихим
хлопком.  Моргая, я посмотрел на то место, где лежал мешочек. В
воздухе висело облачко зеленого дыма,  постепенно  рассеиваемое
ветром.
     - Вот здорово! - воскликнул я, снова опуская руку вещмешок
     - Полегче,  -  предупредил  Ааз.  -  У нас не так уж много
этого добра.
     - О! Верно, Ааз, - ответил я, чувствуя себя немного глупо.
- Что еще у тебя есть, Танда?
     - Ну, - улыбнулась  она.  -  Полагаю,  это  будет  гвоздем
выставки.
     Говоря  это, она, казалось, что-то извлекла из-за спины. Я
говорю "казалось", потому что видеть я ничего не ввдел. Судя по
ее движениям, она, похоже, держала жезл длиною фута в три, но в
ее руках ничего не было.
     -Что это? - вежливо спросил я. В ответ она  усмехнулась  и
вытянула чего б она там ни держала перед собой. А затем разжала
руки и растворилась в воздухе.
     - Невидимость! - воскликнул Ааз. - Плащ невидимости!
     - Его  я  не  могла себе позволить, - донесся из какого-то
места перед нами голос Танды. - Мне пришлось  удовольствоваться
этими.
     "Один   из   этих"   оказался  ничем  иным,  как  полотном
невидимости.  Полотно  представляло  собой   жесткий   материал
примерно  три  фута  на  семь.  Танда  таскала  его скатанным в
трубку, и ее исчезновение было вызвано раскатыванием полотна во
всю длину.
     Когца они с Аазом взволнованно болтали о ее новой покупке,
я нашел     возможность     увеличить     свои     знания     в
области-невидимости.
     Полотна-невидимки изготовлялись, кажется, примерно из того
же материала, что и плащи-невидимки. Поскольку полотна таскали,
а не  носили  на себе, им не требовалась необходимая для плащей
гибкость  и  мягкость.  И  вследствие  этого  стоили  они  куда
дешевле, чем плащи.
     Эффект   получался   в  некотором  роде,  как  у  зеркала,
прозрачного только с одной  стороны.  Стоя  по  правую  сторону
полотна,  владелец  мог  отлично  видеть  и  наблюдать все, что
происходило  на  другой  стороне.  Однако  наблюдаемые  его  не
видели.
     Мы  все  еще обсуждали потенциальные возможности применить
это  новое  орудие,  когда  к  нашей  группе  поспешно  подошел
Брокхерст.
     - Эй, босс!- окликнул он. - У нас гости!
     - Кто? Где? - спокойно спросил я.
     - На  лугу,  -  показал в ответ он. - Гремлин говорит, что
там образуется какая-то группа.
     - Какой гремлии? - зарычал Ааз.
     - Да брось, Ааз, - позвала Тавда, направляясь к лугу.
     - Давай проверим.
     На лугу и в самом деле оказалась группа сплошь  из  солдат
Империи. Больше всего, однако, озадачивала их деятельность или,
точнее,  отсутствие  таковой.  Они,  казалось,  просто стояли и
чего-то ждали.
     - Чего они делают, Ааз? - прошептал я,  когда  мы  изучали
группу из укрытия на опушке.
     - Стоят и ждут, - разъяснил Ааз.
     - Это я и сам вижу, - сказал я. - Но чего они ждут?
     - Вероятно, нас, - ответил мне наставник.
     - Нас? - моргнул я. - Зачем?
     - На  военный  совет,  - усмехнулся Ааз. - Взгляни, малыш.
Разве они не делают то же, что и мы, когда  хотели  поговорить?
Они даже стоят на том же месте.
     Я  вновь  изучил  группу  в  этом  свете.  Ааз  был  прав.
Противник звал на военный совет!
     - Думаешь, нам следует туда пойти? - нервно спросил я.
     - Разумеется, - ответил Ааз. - Но не сразу. Пусть немножко
попотеют. В первый раз они заставили нас подождать, помнишь?
     Прошло почти полчаса,  прежде  чем  мы  вышли  из  леса  и
двинулись  через  луг,  туда, ще стояли, дожидаясь, солдаты. Из
предосторожности я снабдил Ааза  для  этого  совещания  дичиной
"сомнительного    типа".    А    сам    я   нес   перед   собой
полотно-невидимку, так что хотя я шел радом с  Аазом,  солдатам
казалось, что он шел один.
     Солдат  на месте встречи было больше, чем при нашей первой
встрече с Клодом. Даже на мой неопытный взгляд  было  очевидно,
что  среди  почетного  караула  присутствует  более  полудюжины
офицеров.
     - Вы   желаете   встречи?   -   надменно   спросил    Ааз,
останавливаясь перед этой группой.
     По   группе  солдат  пробежала  рябь  быстрого  совещания.
Наконец один из них, явно предводитель, шагнул вперед.
     - Мы  желаем  говорить  с  твоим  хозяином,  -  официально
объявил он.
     - Он в данную минуту в некотором роде занят, - зевнул Ааз.
- Не  могу  ли  я  вам  чем-нибудь  помочь? Предводитель слегка
побагровел.
     - Я командующий этим сектором! - рявкнул он.  -  Я  требую
встречи со Скивом, командующим обороной, а не с его лакеем!
     Я  уронил  у  своих  ног  один из мешочков со вспыхивающим
порошком.
     - Если вы настаиваете, - проворчал Ааз, - я его вызову. Но
он будет недоволен.
     - Я здесь не для того, чтоб доставлять ему удовольствие,
     - закричал предводитель. - А теперь живо за ним.
     - В этом нет надобности, - зло глянул на него Ааз.
     - Он ведь маг. Что видят  и  слышат  его  слуги,  видит  и
слышит и он. Он сейчас будет.
     Эта    реплика    служила   мне   сигналом.   Я   выпустил
полотно-невидимку и одновременно поджег мешочек со вспыхивающим
порошком.
     Результат получился захватывающий.
     Все солдаты, за  исключением  предводителя,  отступили  на
несколько  шагов.  Для них все выглядело так, словно я внезапно
появился  из  разреженного  воздуха,  материализуясь  в  облаке
красного дыма.
     Для  меня же эффект вышел менее впечатляющим. Когда рванул
мешочек  со  вспыхивающим  порошком,  мне   стало   ясно,   что
разгладывание  облака дыма издали заметно отличается от стояния
в эпицентре.
     Когда меня окутали алые клубы, я ощутил отнюдь не победное
торжество, а скорее, почти неодолимое желание кашлять и чихать.
     Мои усилия подавить  такую  реакцию  заставили  мои  черты
исказиться до такой степени, где я, должно быть, приобрел более
чем легкое сходство с Гэсом.
     - Успокойтесь, мастер! - предостерег Ааз.
     - Ааз! Ах! - ахнул я.
     - Не  дайте  своему  гневу  одолеть  ваш разум, - поспешно
продолжил мой наставник. - Они не  понимают,  с  какими  силами
смеют шутить.
     - Я... я не желал, -чтобы меня беспокоили, - сумел наконец
произнести  я,  набрав  воздуху,  когда рассеялся дым. Во время
всего происходящего предводитель группы не сдвинулся с места ни
на дюйм, хотя выглядел чуть бледнее и менее уверенным  в  себе,
чем когда имел дело только с Аазом.
     - Мы...  мгм...  извиняемся  за беспокойство, - неуверенно
начал он. - Но определенные вопросы требуют вашего внимания  не
медля... а именно, война, в которой мы участвуем.
     Я внимательно поглядел на него. Он казался человеком иного
склада, чем Клод.
     - Боюсь, что у вас надо мной преимущество, сударь,
     - осторожно  сказал я. - Вы, кажется, знаете меня, но я не
помню, чтобы мы прежде встречались.
     - Мы прежде не встречались, - мрачно ответил офицер.
     - Если б это произошло,  будьте  уверены,  одного  из  нас
сейчас уже не было бы. Я знаю о вас понаслышке, а именно, ввиду
ваших  недавних  усилий оказать сопротивление наступлению нашей
армии. Что же касается меня, то я - Антонио, командующий правым
крылом левого фланга армии Империи. А это мои офицеры.
     Он неопределенным взмахом руки показал на стоящих  за  ним
солдат. Те в ответ подтянулись и надменно выпятили подбородки.
     Я легким кивком признал их существование.
     - А  где  Клод?  -  небрежно спросил я. - У меня сложилось
впечатление, что он был офицером этого сектора.
     - Вы правы, - натянуто улыбнулся Антонио. - Он был им. А в
настоящее время он задержан до тех  пор,  пока  его  не  смогут
предать      положенному     военно-полевому     суду...     за
некомпетентность!
     - Некомпетентность? - повторил я, словно эхо.  -  Полноте,
сударь.  Не чересчур ли вы суровы? Хотя Клод, возможно, чуточку
вышел  за  пределы  своих  сособностей,  я  б  н?  назвал   его
некомпетентным.  Я  имею  в  виду,  ведь  в  конце концов он же
имел-таки  дело  со   сверхъестественными   силами,   если   вы
понимаете, о чем я говорю.
     Говоря  это,  я  драматически  покрутил пальцами в сторону
Ааза и снял с него личину.
     Челюсти   присутствующих   офицеров   отвисли,   уничтожая
надменно  выпяченные подбородки. Затем Ааз усмехнулся им, и рты
у них дружно защелкнулись, когда дни с трудом сглотнули.
     На Антонио это не произвело впечатления.
     - Да,  да,  -  живо  бросил  он,  отмахиваясь  словно   от
надоедливой  мухи.  -  Мы  получили  доклады, много докладов, о
вашей   взаимосвязи   с   демонами.   Некомпетентность    Клода
заключается  в  катастрофической  недооценке противостоящих ему
сил. Будьте уверены, я не допущу такой же ошибки.
     - Не рассчитывай на это.  Тони,  -  плотоядно  ухмыльнулся
Ааз. - Мы, демоны, умеем быть очень хитрой компанией.
     Офицер оставил его слова без внимания.
     -Однако   мы  здесь  собрались  не  для  обмена  праздными
любезностями, - уперся в меня строгим взглядом он. -  По-моему,
нам  требуется  решить  спор  относительно  права прохода через
данный отрезок местности.
     - У нас  спор  относительно  вашего  права  прохода  через
королевство Поссилтум, - поправил я.
     - Да,  да,  -  зевнул  Антонио.--  Конечно, если вы хотите
помешать нам приобрести Поссилтум, то вам лучше остановить  нас
здесь.
     - Мы примерно так и прикинули, - согласился Ааз.
     - Не хочу препираться по пустякам, Антонио, - улыбнулся я,
- но, по-моему, мы-таки остановили вас.
     - Временно,  -  улыбнулся  офицер.  -  Как  я  ожидаю, это
положение вскоре изменится...  скажем,  через  несколько  часов
после рассвета? Завтра?
     - Мы будем здесь, - кивнул Ааз.
     - Минутку,  -  перебил  я.  -  Антонио,  вы  кажетесь  мне
человеком спортивным. Вы не хотели бы сделать  нашу  завтрашнюю
'схватку  чуть  более  интересной?  Скажем,  заключив стороннее
пари?
     - Например? - нахмурился офицеры
     - Если вы завтра проиграете, - осторожно проговорил  я,  -
то признаете, что поражение Клода не имело никакого отношения к
некомпетентности,  и  снимете  с  него обвинения? Антонио с миг
подумал, а потом кивнул.
     - Идет, - принял он.  -  В  другое  время  я  бы  побоялся
реакции  моего  начальства,  но сейчас я уверен в своей победе.
Есть вещи, против которых не устоять даже демонам.
     - Например? - протянул Ааз.
     - Увидите, - улыбнулся офицер. - Завтра. И с этими словами
он повернулся  кругом  и  удалился  строевым   шагом.   Офицеры
промаршировали за ним.
     - Что ты думаешь, Ааз? - шепнул я.
     - Думаю?  -  нахмурился  мой  наставник.  -  Я  думаю,  ты
становишься мягкотелым, малыш. Сперва  Брокхерст,  а  теперь  и
Клод. Что это у тебя за бзик "быть добрым к врагам"?
     - Я  имею  в виду, о завтрашнем дне, - быстро внес ясность
я.
     - Не знаю, малыш, - сознался  он.  -  Он  казался  неуютно
чересчур  уверенным.  Желал бы я знать, чего там такое у него в
рукаве, что должно остановить демонов.  Ну,  -  вздохнул  я.  -
полагаю, завтра увидим.


     ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЕРВАЯ

      Для боя с великаном, нужен великан.
     Х.Прим
     На   следующий   день   невеселое  настроение  по-прежнему
оставалось при нас.
     Наши противники определенно  что-то  затевали,  но  мы  не
могли  сказать, что именно. Ночью Танда и Брокхерст отправились
на разведку  и  вернулись  с  озадачивающей  новостью.  Солдаты
Империи  подвезли  какое-то тяжелое снаряжение, но его скрывали
от глаз в  огромном  ящике.  Наверняка  наши  разведчики  могли
сказать  лишь  одно, каким бы ни было это секретное оружие, оно
было большою и тяжелое.
     Гэс предложил пролететь над ящиком и быстренько  заглянуть
внутрь,  но  мы  забраковали  эту  идею. Так как ящик постоянно
находился в центре массы солдат, горгул никак не мог  выполнить
свою задачу, оставшись незамеченным. Даже если он воспользуется
полотном-невидимкой,  армия  эта  раскинулась настолько широко,
что кто-нибудь да увидел бы его. Мы пока что сохраняли в  тайне
присутствие  на  нашей стороне горгула и предпочитали сохранять
такое положение. Даже если мы наденем ему личину Ааза или меня,
его разведка выдаст тот факт, что на нашей стороне кто-то умеет
летать. Как указал Ааз,  эта  кампания,  похоже,  и  так  будет
достаточно   тяжелой  и  без  заблаговременного  предупреждения
противника о широте наших способностей.
     Все это являлось неопровержимо и тактически логичным.  Тем
не  менее  это  никак  не прибавляло мне уверенности, пока мы с
Аазом стояли, дожидаясь, когда Антонио сделает  свой  начальный
ход.
     - Успокойся,   малыш,   -   шепнул  Ааз.  -  Ты  выглядишь
нервозным.
     -А я и впрямь нервозен, - огрызнулся я. - Мы здесь стоим и
ждем боя и не знаем, с кем или с чем нам предстоит  биться.  Ты
уж меня прости, но я от этого чуточку дергаюсь. Я сознавал, что
разговариваю  с  наставником без нужды резко. Аякс и Гэс стояли
наготове,  а  Брокхерст  и  Танда  следили  за  любыми   новыми
поползновениями. Единственным членом команды, находившимся этим
утром  неизвестно  зде,  был  гремлин,  но  я  счел за благо не
упоминать об этом Аазу. Я полагал, что наш  неуловимый  голубой
друг   гулял   где-то   с  Глипом,  так  как  мой  зверек  тоже
отсутствовал.
     Все, что можно было сделать для подготовки, было  сделано.
Однако я по-прежнему испытывал беспокойство.
     - Посмотри на это так, малыш, - снова попробовал Ааз. - По
крайней мере, мы знаем, с чем нам не придется воевать.
     С чем нам не приходилось иметь дело, так это с солдатами.
     Хотя   они   в   немалом   числе   собрались   поблизости,
командование,  кажется,   не   предпринимало   никаких   усилий
организовать  или  вооружить  их  для  битвы. По мере того, как
приближалось назначенное время, становилось все более  и  более
очевидным,  что  в  предстоящем  столкновении  они будут только
зрителями.
     - Мне думается, я предпочел бы иметь дело с солдатами,
     - мрачно пробурчал я.
     - Внимательней, малыш, - ткнул меня локтем в ребра Ааз.  -
Что там ни должно случиться, это вот-вот произойдет.
     Я  знал,  что он имел в виду, и именно это-то и беспокоило
меня. Однако времени размышлять над этим не  осталось.  Антонио
только что соизволил появиться.
     Он  вышел  из-за  угла  громадного  ящика,  погруженный  в
разговор с подозрительным на вид субъектом в плаще с капюшоном.
Бросив беглый взгляд в нашу  сторону,  он  улыбнулся  и  весело
помахал рукой.
     Мы не помахали в ответ.
     - Не   нравится  мне,  как  все  это  выглядит,  малыш,  -
проворчал Ааз.
     Мне тоже не нравилось, но мы мало чего могли  поделать,  и
нам  оставалось  только  ждать.  Антонио  закончил  разговор  с
назнакомцем в плаще и отступил назад,  сложив  руки  на  груди.
Незнакомец  взмахом  руки  велел  нескольким глазевшим солдатам
посторониться, а затем отступил назад сам. Вытянувшись во  весь
рост,  он  принялся  загадочно  водить  руками туда-сюда. Затем
ветер донес до меня звуки, и я понял, что  он  читает  нараспев
заклинание.
     - Ааз! - ахнул я. - У них есть собственный маг.
     - Знаю, - усмехнулся в ответ Ааз. -Но судя по всему, что я
слышу,  он  блефует  перед  ними  точно так же, как ты блефовал
перед двором в Поссилгуме. А  способностей  у  него,  вероятно,
ничуть не больше, чем у меня.
     Не успея мой наставник высказать свое наблюдение до конца,
как обращенная к нам стенка огромного ящика медленно опустилась
наземь. Внутри массивного контейнера оказался дракон.
     Ящик  был большим, свыше тридцати футов в длину и двадцати
в  высоту,  но,  судя  по  виду  дракона,  его,  должно   быть,
сплюснули,  запихивая  в  тару.  Он был большой! Я имею в виду,
действительно большой! Так вот, я никогда не обманывался насчет
размеров Глипа. Хотя его десять  футов  длины  могут  выглядеть
большими  здесь,  на  Пенте,  я  видел  на  Деве  драконов,  по
сравнению с которыми  он  выглядел  маленьким.  Однако  дракон,
стоявший  перед  нами  сейчас, заставлял казаться мелюзгой все,
что я видывал ранее.
     Он отливал  радужным  голубовато-зеленым  цветом  по  всей
своей  длине,  которая выглядела куда более змееподобной, чем я
привык видеть  в  драконе.  Выбираясь  на  когтистых  лапах  из
стеснявшего  его  ящика,  он  разминал  и  расправлял массивные
перепончатые крылья. Из глазниц его поблескивало серебром,  что
заставляло  его  больше  походить на машину, если бы не плавная
грация его мощных конечностей.
     Какой-то  миг  меня  почти  целиком  захватило  прекрасное
зрелище,  которое  он  представлял  собой,  выходя на поле боя.
Затем он откинул голову  назад  и  зарычал,  и  мое  восхищение
превратилось в ледяной холод у меня внутри.
     Большущая    голова    повернулась,    пока    глаза    не
сфокусировались прямо на нас. А  затем  он  не  спеша  двинулся
вперед.
     - Настало  время  проявить лучшую часть доблести, малыш, -
прошептал, тяня  меня  за  рукав,  Ааз.  -  Давай-ка  убираться
отсюда.
     - Минутку,  Ааз! - бросил в ответ я. - Ты видишь ту штуку?
Которую держит смотритель?
     Мой глаз уловил блеснувшее на  солнце  золото.  Смотритель
дракона держал, стиснув в кулаке, золотой кулон и понукал зверя
двигаться вперед.
     - Да! - ответил Ааз. - И что?
     - Я  уже видел подобный кулон! - взволнованно обь яснил я.
- Именно так он и управляет драконом!
     Подобный кулон носил девол, присматривавший за стой лом  с
драконами,  где  я  приобрел  Глипа.  Кулон этот применялся для
управления драконами... то есть, непривязав  шимися  драконами.
Привязавшимися  драконами  их  владельцы  могут  управлять  без
всякой посторонней помощи А привязывается к вам  дракон,  когда
вы его покормите. Именно так я и заполучил Глипа. Я в некотором
роде покормил его.
     На  самом-то  деле  он  сам слопал здоровенный кусок моего
рукава.
     - Ну, так не стой же, как столб, малыш, - рявкнул,  выводя
меня из задумчивости, Ааз. - Отними его!
     Я  мысленно  потянулся  и  ухватился  за кулон. Смотритель
почувствовал, как он начинает улетать, и крепко стиснул  кулак,
борясь со мной за обладание им.
     - Я...  я  не могу его отнять, Ааз, - выкрикнул я. - Он не
отпускает.
     - Тогда дуй отсюда, малыш, - приказал мне наставник.
     - Скажи Аяксу подстрелить нам этого  смотрителя.  И  лучше
скажи  Гэсу  на  всякий  случай  стоять наготове с Берфертом. Я
постараюсь тем временем отвлечь дракона.
     В голове у меня промелькнул образ. Он  показывал,  как  я,
Скив, придворный маг, удираю в безопасное место, в то время как
Ааз  сталкивается  с  драконом  один  на  один. И в душе у меня
что-то не выдержало и порвалось.
     - Беги ты! - отрезал я.
     - Малыш, ты хоть...
     - Это моя война и моя задача, - крикнул я. -  А  теперь  -
ходу.
     И  с  этими  словами  я  повернулся  лицом  к наступающему
дракону, не зная и не интересуясь, выполняет ли Ааз мой приказ.
Я был Скив!
     Но  передо  мной  был  ужасно  большой  дракон!  Я   снова
попробовал  отнять  кулон,  чуть  не подняв смотрителя в воздух
своим усилием, но тот крепко вцепился в  свою  собственность  и
выкрикивал приказания дракону.
     Я  бросил  нервный  взгляд  на несущегося на меня грозного
монстра. Если я попытаюсь левитироваться с его пути,  он  может
попросту...
     - Смотри, малыш! - раздался позади меня голос Ааза.
     Я  полуобернулся,  а  затем  что-то  промчалось  мимо  мег
расположившись между мной и надвигающейся угрозой Это был Глип!
     - Глип! - закричал я. - Назад! Мой зверек  не  обратил  на
меня   ни  малейшего  внимания.  Его  хозяину  угрожали,  и  он
намеревался приложить руку к происходящему,  что  б  там  я  ни
говорил.
     Внезапно  перестав  быть  послушным, игривым приятелем, он
занял позицию между мной и чудовищем, опустив голову к земле, и
грозно зашипел, и когда он это сделал, из пасти у него вырвался
шестифутовый язык пламени.
     Это произвело на большого дракона поразительный эффект. Он
затормозил и, сев на задние лапы, чуть склонил голову набок,  с
любопытством глядя на преградившего ему путь мини-дракона.
     Однако  Глип не удовольствовался тем, что остановил своего
противника. Невзирая на то,  что  другой  дракон  был  вчетверо
больше его, он начал наступать на негнущихся лапах, оспаривая у
своего соперника право на поле.
     Здоровенный дракон моргнул, а затем оглянулся. Потом снова
посмотрел  сверху  вниз на Глипа, отводя голову назад, пока его
длинная шея не образовала огромный  вопросительный  знак.  Глип
продолжал наступать.
     Я ничего не понимал. Даже если этот монстр не дышал огнем,
что сомнительно,  у него явно хватило бы чисто физической мощи,
чтобы сокрушить моего зверька с минимальными усилиями. И все же
он ничего не делал и  отчаянно  оглядывался  кругом,  словно  в
смущении.
     Я   следил  в  зачарованном  ужасе.  Это  не  могло  долго
продолжаться. Хотя  бы  потому,  что  Глип  подбирался  слишком
близко к этому великану, чтоб его и дальше игнорировали. Теперь
уж в любую минуту этому монстру придется реагировать.
     И   наконец,   бросив  последний  взгляд  на  неиствующего
смотрителя, большой дракон прореагировал-таки.  Со  вздохом  он
выбросил  горизонтально одну из передних лап в ударе, способном
продырявить здание. Удар пришелся Глипу сбоку по голове,  и  он
растянулся на земле.
     Но  мой  зверек  оказался боевым и, с трудом поднявшись на
ноги, потряс головой, словно прочищая ее.
     Однако прежде  чем  он  снова  успел  принять  агрессивную
стойку,  большой  дракон  вытянул  шею  вниз, пока их головы не
оказались бок о бок, и начал что-то бурчать и  ворчать  на  ухо
Глипу. Мой дракон склонил голову набок, словно прислушиваясь, а
затем "уфнул" в ответ.
     И  на  глазах  ошеломленных  людей и нелюдей двое драконов
завели разговор посреди поля боя, перемежая  время  от  времени
свое бормотание клубами дыма.
     Я  попробовал  тихонько  подойти  с  целью получить лучшее
представление о происходящем, но большой дракон ооратил  в  мою
сторону  злой  взгляд и выпустил струю пламени, удержавшую меня
на почтительном расстоянии. Уверяю вас, дело не в боязни: Глип,
казалось, твердо держал руль в своих  руках...  или,  в  данном
случае, возможно, в когтях. Ну, я всегда говорил Аазу, что Глип
очень талантливый дракон.
     Наконец    большой    дракон   вытянулся,   повернулся   и
величественно, не оглядываясь, покинул поле ооя  с  впечатляюще
высоко  поднятой  головой. Не обращая внимания на гневные крики
солдат, он вернулся в свой ящик и лег там, повернувшись  спиной
кот всему происходящему.
     Ярость  его  смотрителя уступала только бешенству Антонио.
Тот,  побагровев,  орал  на  смотрителя,  неистово   размахивая
руками,   пока  смотритель  в  гневе  не  сорвал  с  шеи  кулон
управления и, отдав его офицеру, не удалился восвояси.  Антонио
моргнул,  глядя на кулон, а затем швырнул его наземь и тронулся
следом за смотрителем.
     Большего мне и не  требовалось.  Мысленно  потянувшись,  я
заставил кулон перелететь ко мне в руку.
     - Ааз! - начал я.
     - Не верю, - бормотал про себя мой наставник. - Сам видел,
но все равно не верю своим глазам.
     - Глип!
     Мой  зверек  примчался  ко  мне,  вполне понятно довольный
собой.
     - Привет, дружище! - крикнул я, не обращая внимания на его
дыхание и  обхватывая  его  за  шею.  -  Что  там,  собственно,
произошло?
     - Глип! - уклончиво ответил мой зверек, внимательно изучая
облако.
     Если  я  ожидал  ответа,  то  стало  ясно,  что мне его не
добиться.
     - Все равно не верю своим глазам, - повторил Ааз.
     - Смотри, Ааз. - Я  поднял  повыше  кулон.  -  Теперь  нам
незачем  тревожиться из-за этого или любого другого Дракона. Мы
остались с прибылью!
     - Да, с прибылью, - нахмурился Ааз. - Но  окажи  мне  одну
услугу, а, малыш?
     - Какую именно, Ааз? - спросил я.
     - Если  этот  или  любой  другой  дракон  забредет к нам в
лагерь, не корми его! У нас уже есть один,  и  моим  нервам  не
вынести. Идет?
     - Разумеется, Ааз, - улыбнулся я.
     - Глип!  - обратился ко мне зверек и потерся об меня прося
новой ласки, которую он и получил.


     ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ВТОРАЯ

      Фурия в аду - ничто в сравнении с опаленным демоном.
     К.Матер
     По сравнению со следующим нашим военным советом предыдущий
выглядел мелким. Этого и следовало ожидать, так как  мы  теперь
имели дело с командующим всем левым флангом армии Империи.
     Встреча наша проходила в павильоне, сооруженном специально
для этой   цели,   и  сооружение  это  оыло  до  отказа  забито
офицерами, включая Клода. Кажется, Антонио сдержал слово,  хотя
сам он в текущее время не присутствовал.
     Перед  лицом такого сборища мы решили и сами показать чуть
больше своих сил.  Для  этой  цели  нас  сопровождали  Танда  и
Брокхерст,  в  то  время  как  Глип  сопел себе снаружи. Гэса с
Аяксом мы по-прежнему держали  в  резерве,  тогда  как  гремлин
после столкновения драконов больше не появлялся.
     Офицер, с которым мы теперь имели дело, мне не понравился.
В его    непринужденных   маслянистых   манерах   было   что-то
раздражающее и нервирующее меня. Я сильно  подозревал,  что  он
поднялся   до  своей  нынешней  должности,  регулярно  отравляя
соперников.
     - Значит, вы хотите нашей капитуляции, - задумчиво говорил
он, барабаня пальцами по столу перед собой.
     - ...или отхода, или сворачивания в сторону. - поправил я.
- Честно говоря, нас не волнует, что вы будете делать, лишь  бы
вы оставили в покое Поссилтум.
     - Мы  действительно  подумываем  именно так и поступить, -
сказал командующий и, откинувшись  на  спинку  стула,  принялся
изучать полог павильона.
     - Вот потому-то вы и подтягиваете весь день дополнительные
войска? - язвительно спросил Брокхерст.
     - Заверяю   вас,   тут   всего  лишь  внутреннее  дело,  -
промурлыкал командующий. - Все мои офицеры собраны здесь, и они
опасаются, что их войска,  если  предоставить  их  самим  себе,
натворят бед.
     - Мой  коллега  хочет  сказать,  - вмешался Ааз, - что нам
трудно поверить, будто вы действительно собираетесь согласиться
на наши требования.
     - Почему бы и нет? - пожал плечами командующий.
     - Вы ведь именно ради  этого  и  сражаетесь,  не  так  ли?
Наступает  момент,  когда  командующий должен спросить себя, не
обойдется ли  ему  сражение  дороже,  чем  уклонение  от  него.
Покамест  ваше  сопротивление  с применением демонов и драконов
показало нам, что эта битва может и впрямь оказаться трудной.
     - Там, откуда они взялись, найдутся и другие,  -  вмешался
я, - буде в этом возникнет надобность.
     - Что  вы  и  продемонстрировали, - улыбнулся командующий,
небрежно махнув рукой в сторону Танды и Брокхерста. - Ведьмы  и
дьяволы дают вашим силам впечатляющее подкрепление.
     Я  счел за благо не указывать ему, что Брокхерст не девол,
а бес.
     - Значит, вы согласны обойти Поссилтум стороной? - спросил
напрямик Ааз.
     - Я согласен  обсудить  это  с  моими  офицерами,  -  внес
ясность  командующий.  -  Я прошу лишь оставить здесь одного из
ваших... э... помощников.
     - Для чего? - спросил я. Мне не  понравилось  то,  как  он
смотрел на Танду.
     - Чтобы  известить  вас  о нашем решении, конечно, - пожал
плечами командующий. - Никто из моих людей не посмеет  зайти  к
вам   в   лагерь   даже  при  гарантии  неприкосновенности  для
посланника.
     Мне не понравилась прозвучавшая в его  голосе  насмешливая
интонация.
     - Я останусь, Скив, - вызвался Ааз. Я обдумал предложение.
Ааз неоднократно демонстрировал свою способность позаботиться о
себе. И все же я не доверял вражескому командующему.
     - Только  если вы готовы дать нам взамен заложником одного
из ваших офицеров, - отвечал я.
     - Я уже сказал, что никто из... - начал было  командующий.
-
     - Ему незачем заходить в наш лагерь, - объяснил я.
     - Он  может  оставаться  далеко  за пределами расположения
наших войск, у лесной опушки, на виду  у  ваших  сил.  Я  лично
гарантирую  ему  безопасность.  Командующий  задумчиво  пожевал
губу.
     - Отлично, - согласился он. - Поскольку вы проявили  такой
интерес к карьере Клода, я отдам вам в заложникиего.
     Молодой офицер побледнел, но промолчал.
     - Согласен, - сказал я. - Мы будем ждать вашего решения.
     Я  кивнул  своим  товарищам,  и  они  послушно направились
гуськом к  выходу  из  павильона.  Клод  поколебался,  а  потом
присоединился к цепочке.
     Я хотел попросить Ааза быть поосторожней, но решил, что не
стоит.  Это  будет  все  равно,  что  признать уязвимость моего
партнера перед командующим. И вместо  этого  я  коротко  кивнул
офицерам и последовал за своими товарищами.
     Танда  и  Брокхерст  уже  приближались  к опушке. С другой
стороны Клод поджидал меня, когда я вышел,  и  зашагал  в  ногу
рядом со мной.
     - Пока у нас есть минутка, - выдавил из себя он, - я хотел
бы поблагодарить  вас  за  то, что вы заступились за меня перед
начальством.
     - Не стоит благодарности, - рассеянно промямлил я.
     - Нет, правда, - настаивал он. - В нынешние времена  редко
видишь рыцарство по отношению к противнику. Я думаю...
     - Послушайте,  Клод,  - проворчал я, - спишите это на счет
моего  искривленного  чувства   справедливости.   Вы   мне   не
нравитесь, и не нравились, когда мы впервые встретились, но это
еще  не делает вас некомпетентным. Неприятным, да, наверное, но
не некомпетентным.
     Я говорил с ним резче, чем собирался,  но  меня  тревожило
положение Ааза.
     Получив  такой отпор, Клод погрузился в неуютное молчание,
длившееся почти до тех пор, пока мы не добрались до леса. Тогда
он прочистил горло и попробовал опять.
     - Мгм... Скив?
     - Да? - коротко откликнулся я.
     - Я... мгм...  я  пытаюсь  сказать,  что  я  благодарен  и
отплатил бы вам за услугу любыми имеющимися в моем распоряжении
разумными средствами.
     Несмотря  на  мою  озабоченность  его предложение дошло до
меня как потенциальная возможность.
     - Вы могли бы ответить на несколько вопросов, попа  дающих
под рубрику "разумные"? - небрежно бросил я.
     - Это зависит от вопросов, - осторожно ответил он
     - Я  по-прежнему  солдат,  и  мой  кодекс  поведения четко
заявляет...
     - Вот что я вам скажу,  -перебил  я.  -  Я  буду  задавать
вопросы,  а  уж вы решите, на какие можно ответить. До статочно
справедливо?
     - Кажется, да, - признал он.
     - Ладно, -  начал  я.  -  Первый  вопрос.  Как  по-вашему,
командующий действительно обойдет Поссилтум стороной ?
     Какой-то  миг офицер избегал встречаться со мной взглядом,
а затем быстро замотал годовой.
     - Мне не следовало б на это отвечать, - сказал он,
     - но  я  отвечу.  Я  считаю,  что  командующий   даже   не
рассматривает  всерьез  такой  возможности,  равно  как и любой
офицер в том шатре. Он известен под кличкой "Скот"  даже  среди
самых  верных и закаленных своих солдат. Могу вас заверить, что
эту кличку он приобрел  отнюдь  не  потому,  что  сдавался  или
капитулировал, когда его силы все еще целы.
     - Тогда  зачем  же  он  только что провел для вида всю эту
встречу? - не понял я.
     - Чтобы выиграть  время,  -  пожал  плечами  Клод.  -  Как
заметил   ваш   помощник,   он   использует  эту  задержку  для
подтягивания  своих  войск.  Он  придерживается  только  одного
кодекса:  "Победа  любой  ценой". В данном случае, она, похоже,
достанется ему ценой чести.
     Я с миг подумал  об  этом,  прежде  чем  задать  следующий
вопрос.
     - Клод, - осторожно проговорил я. - Вы сталкивались с нами
в бою  и  знаете  собственную  армию.  Если  ваше  предсказание
сбудется и Скот нападет на нас  всеми  силами,  то  каковы,  по
вашему мнению, наши шансы на победу?
     - Ноль,  -  спокойно  ответил  офицер.  -  Знаю, это может
показаться  похожим  на  вражескую  пропаганду,  но  прошу  вас
поверить  в  мою  искренность.  Даже  при дополнительных силах,
продемонстрированных вами этим вечером, если  Скот  приведет  в
движение легионы, они вас просто растопчут, как дорожный каток.
Будь  я  на  вашем  месте,  я  б воспользовался покровом ночной
темноты к ускользнул, не боясь клейма труса. Перед  вами  самая
могучая армия из всех, какие когда-либо собирались. Ускользнуть
от такой силы не трусость, а всего лишь самосохранение.
     Я  ему  поверил.  Вопрос  лишь в том, что мне делать с его
советом.
     - Спасибо за  совет,  -  поблагодарил  я  его  официальным
тоном.  -  И  я  тщательно  обдумаю ваши слова. А пока, если вы
будете  любезны  оставаться  здесь,  как  обещали,   я   должен
посовещаться со своими войсками.
     - Только  еще  одно, - остановил меня Клод, положив ладонь
мне на руку. - Если случится что-то плохое с вашим  помощником,
тем, оставленным вами после встречи, я бы попросил вас помнить,
что я был с вами здесь и не участвовал в этом.
     - Буду  помнить,  -  кивнул я, высвобождая руку. - Но если
Скот хоть пальцем тронет Ааза, ручаюсь, он об этом пожалеет.
     Повернувшись  уйти  отыскать   свою   команду,   я   желал
испытывать ту уверенность, какую показывал.

   * * *

     Танда  охотно  подошла ко мне, когда я поймал ее взгляд и,
мотнув головой, отозвал ее в сторону от остальных.
     - Что такое, Скив? - спросила она, когда мы отошли в тень.
- Ты тревожишься за Ааза?
     Я тревожился, хотя не хотел пока признаваться в этом. Ночь
почти прошла без всяких признаков движения  или  активности  со
стороны  павильона.  И  все  же я цеплялся за свою веру в Ааза.
Когда этого стало недостаточно, я переключил свой ум на  другие
упражнения, чтобы отвлечь его от бесплодных тревог.
     - Ааз  способен  позаботиться  о  себе  сам,  -  грубовато
ответил я. - Я хотел бы узнать твое мнение по  несколько  иному
вопросу.
     - Какому  именно?  -  спросила  она,  чуть  склонив голову
набок.
     - Как ты знаешь, - напыщенно начал я, - я не  в  состоянии
видеть  наводимые  мною  чары личины. Хотя они одурачивают всех
прочих, я, как создатель чар, по-прежнему продолжаю видеть  все
в истинном обличьи.
     - Я этого не знала, - заметила она.- Но продолжай.
     - Ну,  -  объяснил я.- Я думаю, что если нам действительно
придется драться с армией, то нам  не  помешают  дополнительные
войска.  У  меня есть одна мысль, но мне нужна ты, чтоб сказать
мне, сработает ли она на самом деле.
     - Ладно, - кивнула она. - Какая именно? Я  уж  было  снова
принялся  ораторствовать,  а  затем со образил, что просто тяну
время. И вместо этого я закры. глаза и сфокусировал свои  мысли
на небольшой роще впереди.
     - Эй!  - воскликнула Танда. - Вот здорово. Я открыл глаза,
позаботившись сохранить чары.
     - Что ты видишь? - нервно спросил я.
     - Целую  ораву  демонов...   хоп...   я   имею   в   виду,
извращенцев,  -  весело  доложила она. - Ощетинившуюся мечами и
копьями. Вот это класс!
     Сработало.  Я  правильно  угадал,  что  мои  чары   личины
сработают  на  любом  живом  существе,  а  не только на людях и
зверях.
     - Никогда не видела ничего подобного, - подивилась  Танда.
- Ты можешь заставить их двигаться?
     - Не знаю, - признался я. - Я только...
     - Босс! Эй, босс! - закричал, подбегая к нам, Брокхерст
     - Быстрей сюда. Вам лучше это увидеть!
     - Что  такое?  -  откликнулся  я, но бес повернул кругом и
направился к опушке.
     Сердце мне сжал внезапный страх.
     - Идем, Танда, - проворчал я и бросился к опушке.  К  тому
времени,  когда  мы  добрались до опушки, там уже собралась вся
команда, взволнованно говорившая между собой.
     - Что такое? - рявкнул  я,  присоединяясь  к  ним.  Группа
умолкла,  избегая  встречаться  со  мной  взглядами.  Брокхерст
поднял руку и показал на луг.
     Там силуэтом на  фоне  огромного  костра  висел  на  грубо
сколоченной   висилице  Ааз.  Его  тело  выглядело  обмякшим  и
безжизненным, когда он медленно вращался на  конце  веревки.  У
его ног собралась посмотреть на зрелище группа солдат.
     На   меня   нахлынуло   чувство   облегчения,  и  я  начал
истерически хихикать. Повесили! Если б только они знали!
     На  лицах  команды  появилась   тревога,   когда   они   в
потрясенном молчании изучали мою реакцию.
     - Не тревожьтесь! - выдохнул сквозь смех я. - Ничего с ним
не стрясется!
     Еще на раннем этапе своей -карьеры под руководством Ааза я
усвоил,  что  повешеньем демонов не убить. У них слишком сильны
шейные мускулы! Они могут провисеть весь день без всякого вреда
для себя. Узнал я это, конечно, тяжелым  способом  как-то  раз,
когда нас...
     - По  крайней  мере,  у них хватило приличия сжечь тело, -
пробормотал стоявший около меня Клод. Смех  застрял  у  меня  в
горле.
     - Чего?  -  вскрикнул  я,  круто  оборачиваясь.  И  верно,
солдаты сняли  "тело"  Ааза  и  несли  его  к  костру  с  явным
намерением бросить туда.
     Огонь!  Это  было  совсем  другое  дело.  Огонь  - один из
способов сделать Ааза мертвее...
     - Аякс! - закричал я. - Быстро!  Помешай  им...  Было  уже
слишком поздно.
     Подброшенный  солдатами Ааз описал в воздухе дугу и влетел
в ревущее пламя. Последовала быстрая вспышка света, а  потом  -
ничего. Пропал! Ааз!
     Я  стоял,  недоверчиво уставясь на костер. Шок сделал меня
слепым и глухим ко всему прочему, когда  мой  рассудок  шатался
под ударом такой потери.
     - Скив! - крикнула мне Танда, положив руку мне на плечо.
     - Оставь меня в покое! - прохрипел я.
     - Но армия...
     Она  оборвала  фразу  на этом слове, но оно произвело свое
воздействие. Постепенно я стал осознавать окружающий меня мир.
     Легионы, дав нам ожидаемый  ответ,  строились  для  битвы.
Гремели   барабаны,   возвещая  о  восходе  солнца,  когда  оно
отражалось от выстроившегося против нас начищенного оружия.
     Армия.  Они  все-таки   пошли   на   это!   С   намеренной
медлительностью  я  повернулся  лицом  к  Клоду.  Тот  в страхе
отшатнулся, увидев мой взгляд.
     - Помните! - отчаянно выкрикнул он. - Я не  имел  никакого
отношения к...
     - Я  помню,  -  холодно ответил я. - И только лишь по этой
причине разрешаю вам уйти. Однако я  б  советовал  вам  выбрать
иную  тропу,  чем  ведущую  обратно  в  ряды  армии.  Я пытался
обращаться с ними мягко, но если они настаивают на войне, то не
будь я Скив, если мы не дадим им ее!


     ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ТРЕТЬЯ

      Это что, китайские противопожарные учения!
     Сунь-цзь.
     Я не видел, куда пошел Клод после  того,  как  я  закончил
говорить  с ним, да и не интересовался. Я изучал противостоящую
армию  новыми  глазами.  Вплоть  до  этой   минуты   я   мыслил
категориями  обороны,  рассчитывая,  как бы выжить. Теперь же я
мыслил категориями нападения.
     Легионы  выстроились  плотными  прямоугольниками  этак  на
три-четыре  каре  в глубину и примерно на пятьнадцать в ширину.
Вместе они производили наводящее страх впечатление  неотразимой
силы, что никогда не отступит.
     Меня  это  вполне устраивало. Фактически, я хотел получить
небольшую гарантию, что они не отступят.
     - Аякс! - позвал я, не поворачивая головы.
     - Здесь, вьюноша! - ответил оказавшийся рядом лучник.
     - Черныш  может  отправить  твои  стрелы  за  эти   боевые
порядки?
     - Думается, да, - протянул он.
     - Отлично,  -  мрачно  сказал  я. - Стреляем так же, как в
первой битве,  только  на  сей  раз  не  по  фургонам.  Я  хочу
образовать у них в тылу огненный полукруг.
     Как и раньше, тетива принялась ритмично позванивать, когда
лучник  начал  выпускать  стрелу  за стрелой. Однако на сей раз
стрелы, кажется, загорались куда охотней.
     - Полегче, вьюноша, -  призвал  Аякс.  -  Ты  их  сжигаешь
прежде, чем они достигнут земли.
     Он  был  прав. То ли я стоял прямо на силовой линии, то ли
мой гнев усилил набираемую энергию. Какой бы ни была причина, в
моем распоряжении оказалась невероятная по объему мощь.
     - Извини,  Аякс,  -  крикнул  я   и   снял   часть   своей
сосредоточенности с точки зажигания.
     - Танда! - позвал я. - Сбегай, приведи Глипа!
     - Сейчас,   Скив,   -   донесся  ответ.  У  меня  возникло
предчувствие, что мой зверек может  очень  пригодиться,  прежде
чем завершится эта драка.
     Передний  ряд  выстроившейся  армии  начинал наступать под
ритмичный стук барабанов. Я оставил их без внимания.
     - Брокхерст!
     - Здесь, босс! - отозвался бес, подступая ко мне.
     - Ты еще не заметил командующего?
     - Пока  нет,  -  пришел  горький  ответ.  -  Вероятно,  он
спрятался где-то в середине построения.
     - Ну,  влезь  на дерево или еще куда-нибудь и посмотри, не
сможешь ли ты засечь его, - приказал я.
     - Хорошо, босс! А когда я его увижу,  мне  поохотиться  на
него?
     - Нет!  -  мрачно  ответил  я. - Просто доложи мне. Я хочу
разделаться с ним сам.
     Передняя шеренга по-прежнему наступала. Я решил,  что  мне
лучше  что-то  по  этому  поводу предпринять. Мысленным взмахом
руки я зажег луг перед центром шеренги. Части, столкнувшиеся  с
этим  барьером,  остановились,  в  то  время как правое и левое
крыло продолжали продвигаться вперед.
     - Глип! -  раздался  знакомый  голос,  сопровождаемый  еще
более знакомым зловонным дыханием.
     - Мы   вернулись!  -  объявила  без  надобности  Танда.  Я
проигнорировал  их  и  изучил  положение.  Подымавшиеся  позади
имперского  боевого  порядка  столбы белого дыма указывали, что
Аякс почти завершил свою задачу. Вскоре  армии  будет  отрезано
всякое  отступление.  Пришло  время подумать и о нашей атаке. В
первую очередь мне требовалось побольше информации.
     - Гэс!  -  задумчиво  произнес  я.  -  Я  хочу,  чтобы  ты
по-быстрому  пролетел  над  их  боевыми порядками. Посмотри, не
найдется ли место, где можно сбросить Берферта и где он нанесет
надлежащий ущерб.
     - Хорошо, босс, - крякнул горгул и тяжело потопал вперед.
     - Минутку, - остановил его я; мне  пришла  в  голову  одна
мысль. - Танда, полотно-невидимка у тебя еще при себе?
     - Прямо здесь! - усмехнулась она.
     - Хорошо, - кивнул я. - Гэс, возьми полотно с собой. Держи
его перед  собой  все  время,  пока  изучаешь  их.  Нет  смысла
навлекать на себя огонь, пока  не  понадобится.  Горгул,  пожав
плечами, принял полотно.
     - Как  скажете,  босс, - пробурчал он. - Но мне они смогут
сделать немногое.
     - Все равно, воспользуйся им, - приказал я.  -  А  теперь,
пошел.
     Горгул  тяжело  подпрыгнул  в  воздух и полетел через луг,
медленно взмахивая массивными крыльями. Мне с трудом  верилось,
что нечто столь большое и каменное может лететь, но я видел это
своими глазами. Может быть, он применял левитацию.
     - Все   готово,   вьюноша,   -  посмеиваясь,  прервал  мои
размышления Аякс. - Не могу  ли  я  еще  чего-нибудь  для  тебя
сделать?
     - Не  сейчас,  Аякс,  -  ответил  я. - Но стой наготове. Я
порадовался,   что   часть   моей   сосредоточенности    теперь
освободилась.  Этот  следующий  фокус  потребует  всей энергии,
какую я мог набрать.
     Я сфокусировал свою мысль на траве перед наступающим левым
крылом. И свидетельствуя  об  эффективности  моих  усилий,  эта
часть шеренги сразу остановилась.
     - Слушай? - выдохнула с искренним восхищением Танда. - Вот
это ловко.
     Я  ставил  целью преобразить траву в армию бесов, выросшую
из-под земли схватиться с  войсками  Империи.  На  этот  раз  я
выбрал  бесов  вместо демонов, потому что бесы пониже ростом и,
следовательно, сохранение иллюзий требовало меньше энергии.
     Чего б там ни  достигли  в  действительности  мои  усилия,
этого  хватило,  чтобы  заставить  солдат прореагировать. После
того как офицеры выкрикнули приказы, войска обрушили  на  траву
перед  собой  неровный  град дротиков. На призрачного врага это
оружие, конечно же, ничуть не подрйствовало.
     - Слушай, вьюноша, - ткнул  меня  слегка  локтем  в  ребра
Аякс. - Хочешь, я что-нибудь сделаю с этими шутами, стреляющими
в нашего горгула?
     Я  слегка повернулся проверить, как успехи у Гэса. Летящая
фигура прошла  над  центром  шеренги  солдат,  над  теми,  кого
сдерживал мой огонь. Солдаты теперь увидели
     фигуру  за  полотном-невидимкой  и  реагировали с завидной
компетентностью.
     Лучники в их строю занялись пусканием стрел в эту внезапно
появившуюся над  ними  странную  фигуру,  в  то  время  как  их
товарищи   изо  всех  сил  старались  достать  горгула,  швыряя
дротики.
     Я увидел все это с одного взгляда. А также увидел  и  еще,
кое-что.
     - Минутку, Аякс, - приказал я. - Посмотри-ка на это!
     Разные снаряды, выпускаемые центром шеренги, падали наземь
в густые  ряды  войск,  все  еще  ждущих  приказаний. Незачем и
говорить, что воспринималось это неважно, особенно из-за  того,
что  они  еще  не  видели  настоящей  цели.  Им,  должно  быть,
казалось, что в силу какой-то магии или одержимости демонами их
союзники внезапно переметнулись и открыли огонь по ним.
     И теперь некоторые подразделения открывали ответный огонь,
приказывая вступить в действие собственным лучникам. Другие  же
ответили, подымая щиты и трогаясь вперед, обнажив мечи.
     В  результате возник полный хаос, так как солдаты в центре
шеренги попытались защищаться от атак  со  стороны  собственных
подкреплений.
     Заверяю  вас,  я  такого  не  планировал,  но  не замедлил
воспользоваться сложившимся на поле  боя  выгодным  положением.
Если  присутствие  горгула  могло  вызвать такую сумятицу, то я
решил, что будет неплохой идеей поднять начальную ставку.
     Быстрым взмахом мысленной кисти я изменил внешность  Гэса.
Теперь  над  их  рядами  парил  вполне  взрослый дракон. Эффект
получился захватывающий.
     Однако я не позволил себе  роскошь  полюбоваться  им.  При
этом кратком обмене я кое-что узнал и хотел испробовать.
     Я развеял свою армию бесов, а затем снова образовал их, но
не перед войсками, а посреди них!
     Это  привело  построения  в полный беспорядок. Разя мечами
или копьями призрачные  фигуры,  солдаты  чаще  всего  поражали
вместо них собственных товарищей.
     Если  это  будет продолжаться, то они будут слишком заняты
борьбой друг с другом, чтобы беспокоиться о нас.
     - Босс! - окликнул Брокхерст, подбегая ко мне. -  Я  засек
командующего!
     - Где?  -  мрачно  спросил  я,  пытаясь  не отрывать своей
сосредоточенности от бущующей на лугу битвы. Бес показал.
     И верно! Скот гневно  шагал  от  строя  к  строю,  пытаясь
восстановить порядок в своих войсках.
     Я услышал красноречивый шепот натянутой стрелой тетивы.
     - Аякс!  - рявкнул я. - Придержи огонь. Он мой... и только
мой!
     Говоря это, я развеял всех бесов  поблизости  от  Скота  и
изменил  вместо  этого черты командующего, пока тот не приобрел
внешность Ааза.
     Ошеломленные солдаты увидели,  как  посреди  них  появился
демон,  размахивающий мечом, демон из тех, кого, как они знали,
можно убить. Дальнейших побуждений им не понадобилось.
     Я мельком  увидел  пораженное  выражение  на  лице  Скота,
прежде  чем  его  войска  сомкнулись  вокруг  неге, а затем лес
мундиров скрыл его от моего взгляда.
     - задание выполнено, босс! - объявил, появляясь  рядом  со
мной, Гэс. - Что дальше?
     - Что...  ты... сделал... - заикаясь, вымолвил я. Я забыл,
что при возвращении полотно-невидимка скроет горгула  от  наших
взоров. И его внезапное появление меня поразило.
     - Берферт   прибудет,   когда   покончит   с   их  осадным
снаряжением, - продолжал Гэс, махнув рукой в сторону врага.
     Я посмотрел через луг. Он  был  прав!  Выстроенное  позади
армии  тяжелое снаряжение горело теперь ярким пламенем. Затем я
заметил еще кое-что.
     Армия  больше  не  дралась  сама  с  собой,  вздрогнув,  я
сообразил, что из-за сведения счетов со Скотом и появления Гэса
я позабыл сохранять армию бесов!
     В  отсутствие  любого  видимого  врага войска Империи явно
пришли в чудетво  и  мельтешили  теперь,  пытаясь  восстановить
боевые порядки. Теперь уж скоро они снова будут готовы к атаке.
     - Что  будем  делать  дальше,  оосс? - нетерпеливо спросил
Брокхерст.
     Это был хороший  вопрос.  Я  решил  потянуть  время,  пока
пытаюсь выработать ответ.
     - Я  начерчу  вам  диаграмму, - уверенно сказал я. - Дайте
мне кто-нибудь меч.
     - Вот, малыш.  Возьми  мой,  -  ответил  Ааз,  вручая  мне
оружие.
     - Спасибо,  -  рассеянно  поблагодарил  я. - Итак, вот эта
линия - их главное построение. Если мы... Ааз!?
     - Собственной персоной, - усмехнулся мой наставник.
     - Извини за опоздание.
     Это был Ааз! Он спокойно стоял там,  сложив  руки,  словно
все  время  оставался  частью  труппы. Однако реакция остальных
показывала, что они удивлены его появлением  ничуть  не  меньше
моего.
     - Но тебя же... - запинаясь, произнес я. - В костер...
     - Ах,  это,  -  пожал  плечами  Ааз.  -  Вычислив, что они
делают, я примело в ту же минуту воспользовался И-Прыгателем  и
улизнул  в другое измерение. 'Бедалвшь в том, что я все еще так
и  не  удосужился  исправить  управление  и  здорово   попотел,
отыскивая дорогу обратно на Пенту.
     Облегчение нахлынуло на меня, словно прохладная волна. Ааз
жив!  И  еще  важнее,  он  здесь! Перспективы битвы стали вдруг
выглядеть намного радужней.
     - Что нам следует делать дальше, Ааз? -нетерпеливо спросил
я.
     - Не понимаю, почему ты спрашиваешь меня, -невинно моргнул
мой наставник. - Похоже, ты  пока  отлично  действовал  целиком
сам.
     Восхитительно!  Именно  теперь,  козда  мне нужен совет, я
получаю комплименты.
     - Слушай, Ааз, -строго начал я. - Нам предстоит битва...
     - Босс! - перебил меня Брокхерст. - Там что-то происходит!
     С  замирающим  сердцем  я  повернулся  и   снова   обозрел
положение. На сцене появилась новая фигура, судя по ее виду -
     какой-то  офицер.  Он  стремительно  шагал вдаль строя, то
крича, то размахивая руками. Следом за ним шествовала
     - туча   офицеров,   перешептывающихся   между   собой   и
обменивающихся рукопожатиями.
     - Что  все  это  значит, черт возьми? - пробормотал я себе
под нос.
     - Возьми себя в руки, малыш, - посоветовал Ааз. -
     Если я правильно слышу,, это скверные новости.
     - Да брось, Ааз, - вздохнул я. - Как же дела  могут  пойти
еще хуже, чем уже идут?
     - Легко,   -   огрызнулся   Ааз.   -   Это   -   верховный
главнокомандующий армией Империи. Он прибыл сюда выяснить,  что
задерживает наступление его левого фланга.


     ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

      ...и тогда я сказал себе: "С какой стати. я должен делить
это на двоих... "
     С.Мышатник
     Верховный  главнокомандующий  звался   Большой   Джули   и
оказался совершенно иным, чем я ожидал.
     Хотя  бы  по  одному  тому,  что когда он призвал провести
военный совет, то явился к нам. Со всей  офицерской  свитой  по
бокам  он  прошел  через  весь  луг  и  остановился перед самой
опушкой; и пришел он без оружия. И  что  еще  важнее,  все  его
офицеры   тоже  явились  без  оружия,  надо  полагать,  по  его
настоянию.
     Он  казался   совершенно   лишенным   высокомерия,   сталь
преобладавшего  в  других офицерах, с которыми мы имели дело, и
пригласил нас в большой шатер, воздвигнутый им на лугу для этой
встречи. Представляя ему членов своего воинства, я заметил, что
он обращался  к  ним  с  большим  уважением  и,  казалось,  был
искренне рад встрече с каждым из них, включая Глипа.
     На этой встрече присутствовала вся наша команда. Мы сочли,
что если когда и демонстрировать нашу мощь, так именно теперь.
     Проявив  удивительную щедрость, Ааз откупорил вино и подал
собравшимся выпито. Я отнесся к этому с некоторым  подозрением.
Ааз не прочь кое-чего подмешать в выпивку ради победы в бою, но
когда  я  поймал  его  взгляд и поднял бровь, он в ответ слегка
покачал головой. Очевидно, этот  раунд  он  играл  по-честному.
Затем мы перешли к делу.
     Большой  Джули  выслушал  нас,  слушая  с  сосредоточенным
вниманием. Когда мы закончили, он вздохнул и покачал головой.
     - Сожалею, - заявил он. - Но этого я сделать не  могу.  Мы
должны   продолжать   наступление,  понимаете?  Именно  этим  и
занимаются армии!
     - А разве вы не  могли  бы  наступать  некоторое  время  в
другом направлении? - с надеждой предложил я.
     - Какое  там! - воскликнул он и, защищаясь, развел руками.
- Кто у меня  здесь  по-вашему,  гении?  Это  же  солдаты.  Они
двигаются только по прямой, понимаете, что я имею в виду?
     - А должны ли они двигаться столь энергично? - пробормотал
Ааз. - Ведь они мало чего оставляют позади себя.
     - Что я могу сказать? - пожал плечами Большой Джули. - Это
хорошие ребята. Иногда их немного заносит... вроде Скота.
     Я надеялся избежать разговора на тему о Скоте, но раз
     уж ее затронули, решил встретить ее лицом.
     - Слушайте... мгм... Джули... - начал я.
     - Большой Джули! - прошипел уголком рта один из офицеров.
     - Большой  Джули! - поспешно поправился я. - Насчет Скота.
Мгм... он был... ну... я хотел...
     - Пустяки, - отмахнулся Джули. - Хотите знать  правду?  Вы
оказали мне услугу.
     - Да? - моргнул я.
     - Я  начинал  малость  тревожиться из-за Скота, понимаете,
что я имею  в  виду?  -поднял  брови  главнокомандующий.  -  Он
становился чуточку чересчур честолюбив.
     - В таком случае... - улыбнулся я.
     - И  все  же...  -  продолжил Джули. - Это скверный способ
отойти в иной мир. Изрублен  собственными  солдатами.  Я  б  не
хотел, чтобы такое случилось со мной.
     - Вам следовало б скормить его драконам, - напрямик заявил
Ааз.
     - Скота? - нахмурился Джули. - Скормить драконам? Почему?
     - Потому  что  тогда  он мог бы быть "его тоже"! Очевидно,
это преподносилось в качестве остроты,  так  как  внезапно  Ааз
разразился  смехом,  каким  он  часто  смеется над собственными
шутками. Танда в раздражении закатила глаза.
     Большой Джули выглядел слегка озадаченным. Он взглянул  на
меня,  и  я  пожал  плечами, показывая, что тоже не знаю, в чем
соль.
     - Он странный, - объявил Джули, ткнув обвиняющим перстом в
Ааза. - Что такой хороший паренек, как  ты,  делает,  водясь  с
таким странным народом? А?
     - То  ж  война,  -  оправдываясь,  сказал  я.-Вы  ж знаете
поговорку "беда и война с кем не подружат".
     - Вы, кажется, отлично справляетесь и  сами!  -  подмигнул
Джули, а затем плотоядно посмотрел на Танду.
     - Хотите,  я  начищу  ему  рыло,  босс?  -  мрачно спросил
Брокхерст, шагнув вперед.
     - Видите! - взорвался Джули. - Именно это я и имел в виду.
Не дело так учиться воевать. Вот что я вам скажу. Почему б  вам
не дать мне пристроить вас на работу, а? Что вы на это скажете?
     - Какой уровень оплаты? - спросил Ааз.
     - Ааз! - нахмурился я, а затем снова повернулся к Джули. -
Сожалею,  но  у нас уже есть работа... защищать Поссилтум. Ценю
ваше  предложение,  но  я  не   хочу   оставлять   эту   работу
незаконченной.
     - Что я вам говорил? - обратился Джули к своим офицерам. -
Все хорошие  кадры уже разобраны. Почему вы не можете доставить
мне таких рекрутов, а?
     Все это звучало очень лестно, но я цепко держался за  цель
нашей встречи.
     - Мгм... Джул... я имею в виду. Большой Джули, - продолжил
я. -  Насчет  защиты  Поссилтума.  Разве  вы  не могли бы найти
где-нибудь для нападения другое королевство?  Мы  действительно
не хотим быть вынужденными драться с вами.
     - Вы не хотите драться? - язвительно выпалил Джули.
     - Думаете,  мне хочется драться? Думаете, мне нравится так
зарабатывать на жизнь? Думаете,  моим  мальчикам  нравится  все
время убивать и завоевывать?
     - Ну... - тактично начал я.
     Но  Большой Джули не слушал меня. Он встал со своего места
и  расхаживал  взад-вперед  по  шатру,  энергично  жестикулируя
подчеркивая свои слова.
     - Да  какому  ж  придурку  хочется  траться? - риторически
спросил он. - Разве я похож на сумасшедшего? Разве мои мальчики
похожи на сумасшедших? Все думают, будто мы  наделены  каким-то
ненормальным  порывом,  постоянно  толкающим  нас  вперед.  Они
думают, что наше единственное желание на  свете  -  это  шагать
круглые  сутки,  потея  в  доспехах,  и затачивать мечи о чужие
шлемы. Вы тоже именно так и думаете, не правда ли? А? Разве  не
так?
     Это последнее выкрикнули прямо мне. К тому времени мне уже
до тошноты надоело, что на меня кричат.
     - Да! - сердито прорычал я. - Именно так я и думаю!
     - Ну, - нахмурился Джули. - Вы ошибаетесь, потому что...
     - Я  думаю  именно так потому, что если б вам не нравилось
это делать, вы  б  этого  не  делали!  -  продолжил  я,  и  сам
подымаясь на ноги.
     - Всего-то!  -  язвительно  крикнул  Джули.  -  Всего лишь
прекратить и уйти восвояси.
     Он повернулся и обратился к своим офицерам.
     - Он думает, будто это легко! Вы  слышали  это?  Любой  из
вас,   кому  не  нравится  драться,  должен  просто  прекратить
драться. А? Всего-то.
     Со  стороны  его  офицеров  раздался  тихий  хор  смешков.
Несмотря  на  предшествующую  вспышку  гнева, я вдруг начал ему
верить. Каким бы ни казалось это невероятным, но  Джули  и  его
ребятам не нравилось быть солдатами!
     - Думаете,  мы  не  завязали  бы,  если  б  могли? - снова
говорил в мой адрес Джули. - Держу пари, во всей моей армии нет
ни одного, кто не ушел бы своей дорогой, если б думал, что  ему
это сойдет с рук.
     Со стороны его офицеров снова донесся ропот согласия.
     - Не  понимаю,  -  покачал  головой  я. - Если вам неохота
драться и нам неохота драться, то что же мы здесь делаем?
     - Вы слышали когда-нибудь об  акулах  кредита?  -  спросил
Джули. - Вам известно об организованной преступности?
     - Организованной преступности? - моргнул я.
     - Это   вроде   правительства,   малыш,   -  снабдил  меня
информацией Ааз. - Только поэффективней.
     - Да, уж лучше не  сомневайтесь,  что  "поэффективней",  ~
кивнул  Джули. - Именно это-то мы здесь и делаем! У меня и моих
мальчиков такой список игорных долгов, что просто не  поверите.
Мы  в  своем  роде  отрабатываем  их,  выплачиваем  их землями,
понимаете, что я имею в виду?
     - Вы не ответили на мой вопрос, - указал я.  -  Почему  вы
просто не завяжете?
     - Завязать? - Джули, казалось, искренне поразился.
     - Вы,  должно  быть,  шутите.  Если  я  завяжу, прежде чем
расплачусь, они мне ногу сломают. Понимаете? - Его волчий оскал
на оставлял никаких сомнений в том, что громилы, о которых  шла
речь,  сделают  нечто куда более смертельное и болезненное, чем
просто сломают ногу.
     - То же самое относится и  ко  всем  остальным  мальчикам.
Верно, мальчики? - Он показал взмахом руки на офицеров.
     На его взмах ответили энергичными кивками.
     - И видели б вы работающего на них сборщика долгов. Малыш,
ты, может,  и  прекрасный  маг там, откуда ты родом. Но... - он
содрогнулся, - ...этого, поверь мне, тебе видеть не следует.
     Зная, какой  крутой  парень  этот  Большой  Джули,  я  ему
поверил.
     Подарив мне теплую улыбку, он обнял меня рукой за плечи.
     - Вот  потому-то я действительно буду сильно огорчен, убив
тебя. Понимаешь?
     - Ну, - начал я, - вам незачем... Убив меня?
     - Совершенно верно, - энергично кивнул он. - Я  знал,  что
ты  поймешь.  Дело есть дело, даже когда оно тебе совершенно не
по душе.
     - Тпру! - вмешался  Ааз,  держа  одну  ладонь  плашмя  над
другой,  образуя  нечто похожее на Т. - Погодите! А ты часом не
проглядел кое-чего, Жюль?
     - "Большой Джули", - строго поправил один из караула.
     - Да мне наплевать, как он себя называет, хоть  Пасхальным
Зайцем!  -  зарычал  мой  наставник.  -  Все  равно  он кое-что
проглядел.
     - Что именно? - спросил Джули.
     - Нас, - улыбнулся Ааз, показывая  на  команду.  -  Помимо
такой  мелочи,  что  Скив  - маг и убить его не так-то легко, у
него есть друзья. Как по-вашему, что мы будем делать,  пока  вы
станете пытаться покончить с нашим предводителем?
     Вся  команда немного пододвинулась вперед. Никто из них не
улыбался, даже Гэс. Хоть они и были  мие  друзьями,  которых  я
знал  и  любил,  мне  приходилось  признать,  что выглядели они
грозно. Я вдруг очень обрадовался, что они рядом со мной.
     С другой стороны,  на  Большого  Джули  это,  кажется,  не
произвело никакого впечатления.
     - По  правде  говоря,  -  улыбнулся  он.  -  Я ожидаю, что
выбудете умирать вместе с вашим предводителем. То есть, если вы
и впрямь не умеете здорово убегать.
     - От  чего  убегать?  -  проворчал  Гэс.  -  По-моему,  вы
по-прежнему   чего-то  проглядываете.  По  моим  подсчетам,  мы
превосходим вас в численности. Даже будь вы вооружены.
     Верховный главнокомандующий резко оборвал его смехом.  Это
был  непринужденный, уверенный смех, к которому никто больше не
присоединился. Затем смех внезапно прекратился, и  он  нагнулся
вперед, свирепо нахмурившись.
     - Так  вот, я намерен сказать это только один раз, так что
вы все слушайте повнимательней. Большой Джули оказался там, где
вы видите  его  сегодня,  отнюдь  не  потому,  что  он  чего-то
проглядывал.  Вы  думаете, что превосходите меня в численности?
Ну, возможно, вам лучше просто пересчитать еще раз.
     И, не отрывая от нас глаз, он  коротко  и  резко  взмахнул
рукой.  По  этому сигналу один из караульных потянул за шнур, и
стенки шатра спали.
     Снаружи стояли солдаты. Когда мы вошли в шатер, их там  не
было,  но  теперь  они  там  были. Еще как были. Ряды и ряды их
полностью окружали шатер, и ближайшие  находились  едва  ль  на
расстоянии  вытянутой  руки. Три передних ряда занимали лучники
со стрелами в натянутых тетивах, нацеленными на нашу команду.
     С внезапной спокойной ясностью я понял, что мне  предстоит
умереть.  Вся  эта  встреча была западней, и к тому же хорошей.
Достаточно хорошей, чтоб мы все стали покойниками, если хотя бы
дернемся. Я не мог даже обмануть самого себя, мня, будто  сумею
остановить  столько  стрел, если их выпустят все разом. Гэс мог
уцелеть после такого залпа, а  другие,  может,  сумеют  вовремя
улизнуть  в  другое  измерение  и  спастись, но я стоял слишком
далеко от Ааза и И-Прыгателя, чтобы скрыться.
     - Я... мгм... думал, что  военные  советы  предназначаются
совсем не для боя, - осторожно произнес я.
     - Я  оказался  там,  где вы видите меня сегодня, к тому же
отнюдь не потому, что играл  всегда  честно,  -  пожал  плечами
Большой Джули.
     - Знаешь,  -  протянул  Ааз, - для парня, которому неохота
драться, ты ведешь довольно грязную войну.
     - Что я могу сказать? - беспомощно развел руками верховный
главнокомандующий, как бы прося понять его.
     - Такова работа. Поверьте мне, будь какой-то другой путь я
выбрал бы его. А так...
     Голос его оборвался, и он начал подымать руку. Я с  ужасом
сообразил,  что  когда  его  рука  опустится,  то  опу стится и
занавес.
     - Сколько  у  нас  времени  на  отыскание  иного  пути?  -
отчаянно спросил я.
     - Нисколько, - вздохнул Большой Джули.
     - А   нам  его  и  не  нужно!  -  прорычал  с  неожиданной
веселостью Ааз.
     Все взгляды обратились к нему, включая и  мой.  Он  широко
усмехался, слушая, как гремлин что-то шептал ему на ухо.
     - Что   бы  это  значило?  -  осведомился  верховный  глав
нокомандующий. - И откуда взялся этот голубой парнишка? А?
     Он прожег взглядом окружающие войска, переглядыва ющиеся в
смущенном замешательстве.
     - Это гремлин, - уведомил его Ааз, по-товарищески  обнимая
одной  рукой  за плечи своего наперстника. -И, по-моему, у него
есть ответ на наши проблемы. На все наши  проблемы.  Понимаете,
что я имею ввиду?
     - Что  он имеет в виду? - хмуро глянул на меня Джули. - Ты
понимаешь, что он говорит?
     - Скажи ему, Ааз, - уверенно приказал я, непрерывно гадая,
какой же  мыслимый  выход  мог  найти  мой  наставник  из  этой
передряги.
     - Большой  Джули, - улыбнулся Ааз. - Что могут сделать эти
ваши акулы кредита, если ты и твоя армия просто исчезнете?

     * * *

     Так  вот,  невероятно,  все  и  закончилось.  Без   всяких
фейерверков,  взрывов  или  битвы.  Но,  подобно многому в моей
жизни, на тот же безумный импровизационный лад, что и началось.
     И когда все закончилось, я  чуть  ли  не  жалел  об  этом.
Потому что тогда мне пришлось проститься с командой. Проститься
с  командой  оказалось  тяжелее,  чем  я  мог себе представить.
Каким-то образом при всех  составлениях  планов  я  никогда  не
задумывался о возможности победного завершения войны.
     Несмотря на свои первоначальные тревоги насчет ко манды, я
обнаружил, что сильно сблизился со всеми ими.
     Мне  хотелось  бы оставаться рядом сними чуть подольше, но
это было невозможно. Нашей следующей  остановкой  должна,  была
стать столица, а их появление там будет немного чересчур трудно
объяснить.
     Кроме  того,  как указал Ааз, боевой дух войска мог сильно
пострадать, если дать этому войску выяснить, сколько платят  их
командиру,  особенно когда его оклад крайне непропорционален по
отношению к их собственному жалованию.
     Следуя его совету, я лично расплатился с  каждым  из  них.
Однако,  сделав  этр,  я оказался до странности не знающим, что
сказать. И снова мне на помощь пришла команда.
     - Ну, босс, -вздохнул Брокхерст. -  Полагаю,  тут  делу  и
конец. Спасибо за все.
     - Работать на вас было одно удовольствие, - подхватил Гэс.
- Деньги  это  хорошо,  но,  как  я  понимаю,  мы с Берфертом в
небольшом добавочном долгу перед вами за  вытаскивание  нас  из
этого  мусоропровода.  Когда  б  вам  ни  понадобилась  услуга,
заглядывайте к нам.
     - Вьюноша, - прочистил горло Аякс. -  Я  часто  переезжаю,
поэтому  меня  не  так  легко  разыскать.  Если ты когда-нибудь
окажашься в такой переделке, где, на твой взгляд,  не  помешает
моя  помощь,  просто  пришли  сообщение  на  Базар,  и я вскоре
прибуду.
     - Я не думал, что ты так часто навещаешь Базар, - удивился
я.
     - Обыкновенно, да, - признался лучник. - Но теперь буду...
просто на всякий случай. Танда подбросила монету и поймала ее с
опытной легкостью.
     - Не следовало б мне ее  брать,  -  вздохнула  она.  -  Но
девушке надо кушать.
     - Ты ее заслужила, - настаивал я.
     - Да,  ну,  полагаю,  мы  пойдем,  -  сказала  она, жестом
подзывая других. - Береги себя, красавчик.
     - Ты  вернешься?  -  поспешно  спросил  я.  Она  состроила
гримасу.
     - Не  думаю,  - скривила она рот. - Если Гримбл увидит нас
вместе...
     - Я имею в виду, как-нибудь  потом?  -  разъяснил  я.  Она
сразу посветлела лицом.
     - Разумеется, - подмигнула она. - Вам от меня так легко не
избавиться. Попрощайся за меня с Аазом.
     - Попрощайся  с  ним  сама, - проворчал, выступая из тени,
Ааз.
     - Вот и ты! -  усмехнулась  Танда.  -  А  где  гремлин?  Я
думала, вы с ним болтали за жизнь.
     - Болтали,  -  подтвердил,  оглядываясь  кругом, Ааз. - Не
понимаю. Минуту назад он был здесь.
     - Такое впечатление, словно  его  и  не  существовало,  не
правда ли, Ааз? - невинно предположил я.
     - Послушай,  малыш! - сердито начал мой наставник. Команда
разразилась дружным смехом. Он круто повернулся  в  ее  сторону
дать уничтожающий ответ, но тут они мигнули светом и исчезли.
     Несколько  мгновений  мы  молча стояли, глядя на пустующее
пространство. Затем Ааз положил руку мне на плечо.
     - Это была хорошая команда, малыш, - вздохнул он.
     - А теперь соберись. У победоносных генералов нет протечек
в районе глаз- Это вредит образу.


     ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ПЯТАЯ

      Все довольны!
     Макиавелли
     Мы с Аазом вступили в столицу во главе торжествующей толпы
граждан Поссилгума.
     Нажимавшая сзади масса народу практически  вынесла  нас  к
фасаду  дворца.  Царило  невероятное  веселье.  Нас забрасывали
цветами и другими менее узнаваемыми предметами или  же  усыпали
ими  наш путь, делая подножие достаточно ненадежным, чтобы я не
раз боялся упасть и быть затоптанным. По крайней  мере,  народ,
казалось,  порядком радовался, видя нас. Хотя, в общем и целом,
наша триумфальная процессия получилась потенциально почти такой
же опасной для наших  жизней  и  конечностей,  как  и  минувшая
война. Мне она очень понравилась.
     Раньше  большая толпа никогда не подымала шум вокруг меня.
Это было приятно испытать.
     - Осторожней, малыш, - шепнул Ааз,  ткнув  меня  локтем  в
ребра. - Вот идет принимающая делегация.
     И   верно,   из  главных  ворот  дворца  выступала  другая
процессия. Она уступала нашей  в  величине,  но  компенсировала
недостаток в численности престижем своих участников.
     Впереди и в центре шел король, а по бокам от него Гримбл и
Плохсекир.  Казначей  сиял  нескрываемым  торжеством.  С другой
стороны, генерал выглядел положительно мрачным.
     Обведя глазами толпу,  Плохсекир  заметил  в  нашей  свите
нескольких своих солдат. Его потемневшее лицо стало еще темнее,
не  предвещая этим ратникам ничего хорошего. Я полагал, что ему
любопытно, почему они не сумели выполнить его  приказ  помешать
нашему возвращению.
     Чтоб  там  ни  было  у  него  на  уме,  с этим приходилось
подождать. Король поднял руки, и собравшиеся послушно  смолкли,
желая услышать, что он хочет сказать.
     - Достопочтенный   маг,   -   начал   он,  -  знайте,  что
приветственные крики благодарных граждан  Поссилгума  лишь  эхо
чувств,  испытываемых  мною к вам в связи с этой свершенной для
нас службой.
     Ему ответила свежая волна аплодисментов.
     - Известие о вашей победе опередило вас, - продолжал он. -
И наши историки уже записывают подробности вашего триумфа... то
есть, все, известное им. По толпе пробежала рябь одобрительного
смеха.
     - Хотя мы не претендуем на понимание действия ваших сил, -
объявил король, - результаты  говорят  сами  за  себя.  Могучая
армия  непобедимых  воинов  исчезла  в  разреженном  воздухе  с
оружием и всем  прочим,  лишь  усыпавшие  поле  боя  доспехи  и
осадные машины дают знать о ее существовании. Война выиграна! С
угрозой Поссилгуму покончено на веки вечные!
     При  этих словах толпа взорвалась. Воздух снова наполнился
цветами, а крики сотрясали стены дворца.
     Король попытался крикнуть еще что-то,  но  это  пропало  в
радостном  гаме.  Наконец  он  пожал  плечами и ушел обратно во
дворец, остановившись лишь помахать напоследок рукой толпе.
     Я считал довольно дешевым ходом позволять  ему  наживаться
на  аплодисментах, предназначенных нам, но не стал выступать. В
данную минуту нас ждали дела поважнее. . Поймав взгляды Гримбла
и Плохсекира, я подозвал их к нам.
     - Мне надо с вами поговорить, - крикнул я, перекрывая гам.
     - А не следует ли нам зайти во дворец, где потише?
     - крикнул в ответ Гримбл.
     - Мы поговорим здесь! - настаивал я.
     - Но толпа... - показал казначей.
     Я повернулся и кивнул фигуре  в  последнем  ряду  людского
скопища.  Тот в ответ поднял правую руку, делая знак. И в ответ
люди в голове  толпы  сцепили  руки  и  образовали  вокруг  нас
кольцо,  двигаясь  с  почти  военной четкостью. В плотной массе
народа мигом образовалось расчищенное пространство, и в  центре
его  стояли только королевские советники, Ааз, Глип и я, да еще
человек, сделавший знак.
     - Минутку,  -   прогромыхал   Плохсекир,   с   подозрением
оглядывая кольцо. - Что происходит...
     - Генерал!  - просиял я, сверкнув самой широкой улыбкой. -
Я  хотел  бы  познакомить  вас  с   самым   новым   гражданином
Поссилгума.
     Не теряя улыбки, я жестом подозвал предводителя толпы.
     - Генерал   Плохсекир,   -   официально  представил  я.  -
Познакомьтесь с Большим Джули. Большой Джули, Хью Плохсекир!
     - Рад с вами познакомиться!  -  улыбнулся  Джули.  -  Этот
парнишка только и говорил мне о вас!
     Генерал побледнел, узнав главнокомандующего Империи.
     - Вы! - запинаясь, выпалил он. - Но вы же... вы...
     - Надеюсь,  вы  не возражаете, генерал, - гладко продолжал
я. - Но я предложил Большому Джули  работу...  вашего  военного
консультанта.
     - Военного   консультанта?   -   с   подозрением  повторил
Плохсекир.
     - А в чем дело, - нахмурился Джули. - Думаете, я с этим не
справлюсь?
     - Дело не в том, - поспешно внес ясность генерал. - Просто
дело в том, что... ну...
     - Мы забыли упомянуть об одной мелочи, генерал, -  перебил
Ааз. - Большой Джули уходит в отставку с действительной службы.
Он   более   чем   готов  предоставить  все  управление  армией
Поссилтума вам и согласен давать советы, только когда попросят.
     - Совершенно верно! -  просиял  Джули.  -  Я  просто  хочу
сидеть и загорать на солнышке, потягивая винцо и, может, шлепая
кое-кого по задницам, понимаете, что я имею в виду?
     - Но король... - заикнулся было Плохсекир.
     - ..  .вовсе  не  обязан вникать во все это, - промурлыкал
Ааз. - Если, конечно, вы не сочтете  нужным  сообщить  ему,  от
кого исходят ваши новые боевые планы.
     - Хмм,  -  задумчиво  произнес  генерал. - Вы уверены, что
будете довольны таким положением дел, Джули?
     - Убежден! - твердо кивнул Джули. -  Я  не  желаю  никакой
славы,  никакой  ответственности  и  никаких  заслуг. Этого я в
избытке получил, когда работал на  Империю,  понимаете,  что  я
имею  в  виду?  Мы  с  моими  ребятами  потолковали  об  этом и
решили...
     - Ребятами? - перебил, нахмурясь, Плохсекир.
     - Мгм... мы забыли упомянуть еще об одной мелочи  генерал,
- улыбнулся  я.  -  Большой Джули - не едан ственное пополнение
рядов граждан Поссилгума.
     Я мотнул головой, показывая на кольцо людей, сдержи вавших
толпу.
     Генерал моргнул, глядя на них, а затем  завертел  головой,
замечая,  сколько  еще  им  подобных  рассеяно по всей толпе. И
побледнел, так как ему стало ясно и куда исчезла армия Империи,
и почему его ратникам не удалось помешать нашему возвращению  в
столицу.
     - Вы хотите сказать, что... - начал Плохсекир.
     - Сплошь счастливые граждане Поссилтума, генерал,
     - провозгласил   Ааз,  а  затем  понизил  голос  до  более
конфиденциального уровня. - Мне думается, если  вам  кощанибудь
понадобится  объявить призыв в армию, то вы обнаружите, что эти
новые граждане обучатся венному делу намного быстрее,  чем  ваш
средний пахарь.
     Генерал,  очевидно, уловил. Глаза его засверкали при мысли
об отданном нами под его начало новом войске. Я видел,  как  он
мысленно облизывает резцы, предвкушая следующую войну.
     - Большой Джули! - объявил он с широкой улыбкой.
     - Вы  и ваши... э... ребята более чем желанные гости у нас
в Проссилгуме. Позвольте мне одним из первых поздравить  вас  с
новым гражданством.
     Он  протянул руку, но на пути у него возникло препятствие.
Препятствие это звалось Дж.Р.Гримбл.
     - Минуточку!- зарычал казначей. - В ваших планах есть один
небольшой изъян. Дело в том, что я намерен посоветовать  королю
распустить армию Поссилтума.
     - Что? - взревел Плохсекир.
     - Дайте,  я этим займусь, генерал, - успокаивающе вмешался
Ааз. - Гримбл, для чего вы хотите сделать подобную глупость?
     - Да  из-за  мага,  конечно,  -  моргнул  казначей.  -  Вы
продемонстрировали, что он вполне способен защитить королевство
без  помощи  армии, и поэтому я не вижу никаких причин и дальше
нести расходы на ее содержание.
     - Чепуха! - отрубил Ааз. - По-вашему, великому Скиву нечем
занять свое время, кроме как охраной ваших  границ?  Вы  хотите
связать   вашего  дорогостоящего  мага  выполнением  задачи,  с
которой может справиться дешево стоящий солдат?
     -Ну... - нахмурился Гримбл.
     - Кроме того, - продолжал  Ааз.  -  Скив  будет  проводить
немало  времени  в  разъездах,  пополняя  свои  знания...  что,
конечно же, увеличит его ценность  для  Поссилтума.  Кто  будет
охранять ваше королевство в его отсутствие, если не армия?
     -Но это же обойдется... - заныл Гримбл.
     - Если  уж  чего  и  менять,  -  продолжал  Ааз, игнорируя
возражения  казначея,  -  то  мне  думается,   вам   желательно
увеличить вашу армию, так как ваши границы теперь удлинились.
     - Что-что? - моргнул Гримбл. - Что там с границами?
     -- Я  думал,  это  очевидно,  - невинно сказал Ааз. - Всем
этим новым гражданам надо где-то  поселиться...  а  как  раз  к
северу  отсюда  уйма  земель,  ждущих,  кто б их запахал. Как я
понимаю,  в  данную  минуту  они  совершенно   не   охраняются.
Поссилгуму  даже  не  придется  сражаться  за них, нужно только
прийти и поселиться. То есть, конечно, при условии, что  у  вас
есть  сильная  армия,  способная удержать их, коль скоро вы это
проделаете.
     - Хмм, -  задумчиво  произнес  казначей,  поглаживая  себя
ладонью по подбородку.
     - Потом,  опять  же,  -  тихо  шепнул  Ааз, - есть все эти
добавочные налоговые  поступления,  которые  новые  граждане  и
земли принесут казне королевства.
     - Большой Джули! - просиял Гримбл. - Я хотел бы поздравить
вас и  ваших  людей  с  гражданством  и приветствовать вас, как
новых жителей Поссилтума.
     - Я приветствую его первым! - проворчал Плохсекир.
     - Он мой советник.
     Говоря это, генерал уронил ладонь  на  рукоять  секиры,  и
этот шаг не ускользнул от внимания казначея.
     - Конечно,   генерал,  -  признал  Гримбл,  заставив  себя
улыбнуться. - Я просто подожду здесь, когда вы  закончите.  Мне
надо кое-что обсудить с нашими новыми гражданами.
     - А  пока  вы  ждете,  Гримбл,  -  улыбнулся  Ааз,  -  нам
требуется кое-что обсудить с вами.
     - Например? - нахмурился казначей.
     - Например, оплату придворного  мага!  -  отпарировал  мои
наставник.
     - Конечно,  -  рассмеялся  Гримбл.  -  Как только мы Здесь
закончим, то пойдем во дворец, и я  заплачу  ему  жалование  за
первый месяц.
     - На  самом-то  деле, - протянул Ааз, - мы хотели обсудить
ничто иное, как  увеличение  оплаты.  Казначей  мигом  перестал
смеяться.
     - Вы  имеете  в  виду премиальные, не так ли? - с надеждой
спросил  ой.  -  Уверен,  мы   сможем   что-нибудь   придумать,
учитывая...
     - Я  имею в виду увеличение оплаты, - твердо поправил Ааз.
- Бросьте, Гримбл. Королевство теперь больше. Это означает, что
работа у мага стала сложнее и заслуживает большей оплаты.
     - Не уверен, что могу это одобрить,  -  осторожно  ответил
казначей.
     - При увеличении вашей налоговой базы, - надавил Ааз,- мне
думается, вы можете себе позволить...
     - А   тут  давайте  разберемся  потщательней,  -  возразил
Гримбл. - Наши накладные расходы возросли в соответствии с этим
увеличением, фактически, я б не удивился, если бы...
     - Пошли, Глип, -  шепнул  я  своему  зверьку.  -  Давай-ка
навестим Лютика.
     У  меня  возникло ощущение, что спор о жаловании продлится
довольно долго.


     ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ

      Все хорошо, что хорошо кончается.
     Э.А.По
     Я проводил досужий полдень, убивая время в своих громадных
дворцовых покоях.
     Торговые переговоры между Аазом и Гримблом  прошли  удачно
для нас. Я не только получил существенное увеличение жалования,
но  к  тому  же и проживал теперь в комнате, лишь чуть меньшей,
чем у Гримбла, которая  в  свою  очередь  уступала  в  размерах
только  королевским  палатам.  И что еще важнее, в комнате было
большое окно, что было бы неплохо, даже если б оно не  выходило
на  конюшни. На этом настоял Ааз, туманно намекая, что ночью ко
мне  могут  пожаловать  крылатые  гости.  По-моему,  меня   это
напугало больше, чем Гримбла, но я получил-таки свое окно.
     Когда мне хотелось, я мог глянуть вниз со своего насеста и
проследить,  как  там  на  конюшне  Глип  и  Лютик. А также мог
понаблюдать   за   злополучным   конюхом,   которому   поручили
удовлетворять  все  их  потребности. Это тоже входило в условия
сделки, хотя я добивался этого намного упорней чем Ааз.
     Ааз проживал в соседней комнате, хорошей, но поменьше, чем
у меня. Королевские архитекторы  планировали  пробить  дверь  в
разделяющей  нас  стене,  и у меня было такое предчувствие, что
когда они пробьют, то размещение в комнатах резко  переменится.
Но,  по  крайней  мере  на миг, я получил капельку непривычного
уединения.
     Однако в текущее  время  мое  внимание  занимала  не  сама
комната. Мои мысли сфокусировались на старой жаровне Маркина. Я
весь  полдень  пытался  раскрыть ее секреты, и пока безуспешно.
Она твердо стояла в центре покоев, где я впервые  поместил  ее,
упрямо сопротивляясь моим усилиям.
     Я  сидел  на  подоконнике  и  мрачно  изучал взглядом этот
предмет.  Пролевитировать  его  я  мог  достаточно  легко,  вот
этого-то  я  как  раз  и  не  хотел.  Я  хотел, чтобы он ожил и
следовал за мной так, как, бывало, следовал за Гаркином.
     Это послужило толчком для одной мысли у меня в голове. Она
казалась глупой, но все прочее не сработало.
     Сведя брови, я обратился к жаровне, не  фокусируя  на  ней
своей энергии.
     - Подойди сюда! - подумал я.
     Жаровня,  казалось,  с  миг  поколебалась,  а  затем рысью
подбежала ко мне, лязгая по полу на длинных и тонких ногах.
     Сработало! Хоть это  и  было  глупой  мелочью,  послушание
жаровни почему-то заставило меня больше ощутить себя магом.
     - Эй,  малыш! - окликнул Ааз, входя без стука через дверь.
- У тебя нет штопора?
     - А что такое штопор? - задумчиво спросил я.
     - Неважно, - вздохнул наставник. - Сам справлюсь.
     И с этими словами он  переместил  находившуюся  у  него  в
левой  руке  бутылку  вина  и  вонзил  в  пробку коготь правого
указательного пальца. Пробка  издала  тихий  хлопок,  когда  он
осторожно  извлек  ее  из  горлышка  бутылки, после чего пробку
небрежно отшвырнули в угол, а Ааз сделал большой глоток вина.
     - Ах-х!  -  ахнул  он,  оторвавшись   перевести   дух.   -
Восхитительный букет!
     - Мм...  Ааз?  -  робко обратился я, покинув свой насест у
окна и переходя к столу. - Мне надо тебе кое-что показать.
     - Ты не мог бы сперва ответить на один вопрос?  -  спросил
Ааз.
     - Какой? - нахмурился я.
     - Почему  эта  жаровня  следует  за  тобой  по  комнате? Я
посмотрел и поразился, увидев, что он прав! Жаровня шмыгнула от
окна к столу, стремясь  остаться  около  меня.  Самое  странное
заключалось в том, что я ее не подзывал.
     - Мгм...  вот  это-то я и хотел тебе показать, - признался
я. - Я вычислил, как заставить жаровню саму подойти  ко  мне...
без всякой левитации или еще чего-нибудь такого.
     - Роскошно,  - крякнул Ааз. - А теперь ты можешь заставить
ее остановиться?
     - Мгм... не знаю, - сказал я, быстро  садясь  на  один  из
стульев.
     Мне не хотелось в этом признаваться, но пока мы болтали, я
испробовал   несколько   мысленных  команд,  пытаясь  заставить
жаровню  убраться,  и  все  без  заметного  эффекта.   Придется
поработать над этим самостоятельно, когда уйдет Ааз.
     - Слушай, Ааз, - набрежно обратился я, кладя ноги на стол.
- Ты не мог бы налить мне немного этого вина.
     Ааз  поглядел  на  меня,  вскинув  бровь, а затем медленно
прошел через помещение и остановился рядом со мной.
     - Малыш, - мягко сказал он.  -  Я  хочу,  чтобы  ты  очень
внимательно  огляделся  кругом.  Ты  видишь  здесь кого-нибудь,
кроме тебя и меня?
     - Нет, - признал я.
     - Значит,  мы  наедине,  а  не  на  публике...  верно?   -
улыбнулся он.
     - Совершенно верно, - согласился я.
     - Тогда  сам  возьми  себе  вина,  ученик!  - прорычал он,
вышибая пинком из-под меня стул.
     На самом-то деле все было не так  плохо,  как  кажется.  Я
задействовал  свою  мысль  прежде,  чем  удариться  об  пол,  и
безопасно воспарил в воздухе.  С  этого  положения  я  мысленно
потянулся и взял бутылку из руки Ааза, переправив ее в свою.
     - Если  ты  настаиваешь,  -  небрежно  согласился я, делая
длинный глоток из бутылки.
     - Считаешь себя очень ловким, не так ли! - зарычал Ааз,  а
затем  усмехнулся.  -  Ну,  полагаю,  у тебя есть основания. Ты
действовал весьма неплохо... для любителя.
     - Профессионала, - поправил с усмешкой я. -  Профессионала
на жаловании.
     - Знаю,  - усмехнулся в ответ Ааз. - Для любителя ты очень
ловок. А для профессионала тебе надо многому научиться.
     - Брось, Ааз! - возразил я.
     - Но с этим можно подождать еще денек, - уступил Ааз. - На
некоторое время ты вполне можешь расслабиться и наслаждаться...
пока можешь,
     - Что бы это значило? - нахмурился я.
     - Ничего, - с невинным видом пожал плечами Ааз.
     - Совершенно ничего.
     - Минутку, Ааз, - резко бросил я, подымаясь на ноги.
     - Я ведь теперь придворный маг, верно? -
     - Совершенно верно, Скив, - кивнул наставник.
     - Ты навязал мне работу придворным магом потому,  что  она
такая легкая, верно? - нажимал я дальше.
     - Опять  верно,  малыш.  -  Он  улыбнулся, кивая еще более
энергично.
     - Тогда  ведь  ничего  ж  не   может   стрястись?   Ничего
серьезного? - обеспокоенно спросил я.
     Ааз  вернул  себе  бутылку  вина  и  прежде, чем ответить,
отхлебнул большой глоток.
     - Вот так и думай дальше, малыш, - усмехнулся он.
     - Это поможет тебе спать по ночам.
     - Брось, Ааз, - заныл я. - Ты же  вроде  бы  мой  учитель.
Если я чего-то упускаю из виду, то ты должен мне сказать. Иначе
я ничему не научусь.
     - Отлично,   ученик,  -  улыбнулся  Ааз,  зло  подчеркивая
последнее слово. - Ты проглядел несколько моментов.
     - Например? - спросил я, ерзая под его улыбкой.
     - Например, Гэса, Аякса и Брокхерста, которых  ты  недавно
отправил обратно на Деву без инструкций.
     - Инструкций? - моргнул я.
     - О Танде нам незачем беспокоиться, но трое остальных. ..
     - Минутку,  Ааз, - перебил я, прежде чем он слишком далеко
отошел от темы. - Каких инструкций?
     - Инструкций не болтать о нашей маленькой стычке здесь, на
Пенте, - рассеянно пояснил Ааз. - У Танды  хватит  ума  держать
язык за зубами, но другие не станут молчать.
     - Думаешь, они будут болтать?
     - А лягушачья кожа водонепроницаема? - огрызнулся Ааз.
     - А что такое лягушка? - ответил я контрвопросом.
     - С   деньгами   в  карманах,  только-только  вернулись  с
успешной кампании против подавляющего численного превосходства.
.. конечно, они будут болтать! - прогремел Ааз.
     - Будут болтать всем, кто станет слушать, пока у них  язык
не  отсохнет.  И  что  еще хуже, при каждом пересказе будут еще
немного приукрашивать, пока не станет казаться,  словно  они  -
величайшие   бойцы,  когда-либо  выплевывавшие  зубы,  а  ты  -
величайший тактик со времен Гронка!
     - А что в этом плохого? - вопросил я, втайне довольный.  Я
не  знал,  кто такой Гронк, но сказанное Аазом звучало довольно
приятно.
     - Да совершенно ничего, - невинно ответствовал Ааз.
     - За исключением того, что теперь  пойдет  гулять  слух  о
том, кто ты, где ты и что ты... а также о том, что ты работаешь
по  найму  и  даешь  субподряды. Если и есть во всех измерениях
какое место, где народ берет на  заметку  подобную  информацию,
так это Базар.
     Безотносительно  к тому, что может думать мой наставник, я
не тугодум. Я молниеносно сообразил, что вытекает из сказанного
им... сообразил и сформулировал ответ.
     - Ну,  допустим,  к  нам  Станет  вдруг  вваливаться  уйма
незнакомых  личностей, предлагая дело или ища работу, - признал
я. - Ну и что? Это всего лишь значит,  что  я  отлично  научусь
говорить  "нет".  Кто  знает,  возможно, это улучшит мой статус
здесь,  во  дворце,  если  станет  известно,  что  я  регулярно
совещаюсь со странными существами из других миров.
     - Конечно, - сумрачно заметил Ааз. - Всегда есть шанс, что
кто-то  на Базаре прослышит, будто другая сторона думает нанять
тебя, и решит принудительно вычеркнуть тебя  из  списков.  Либо
это,  либо какой-нибудь юный выскочка захочет сделать себе имя,
справившись с этим непобедимым магом, о котором все говорят.
     Я постарался не показать, как  сильно  напугало  меня  его
мрачное пророчество. Затем я сообразил, что он, вероятно, будет
продолжать  и  продолжать  в  том  же духе, пока не увидит меня
вспотевшим. И я соответственно вспотел... заметно.
     - Об этом я как-то не подумал, Ааз, -признался я.
     - Полагаю, туг я немного проглядел.
     - Потом,  опять  же,  есть  еще  Гримбл  и  Плохсекир,   -
продолжал, словно не слыша меня, Ааз.
     - Что там насчет Гримбла и Плохсекира? - нервно спросил я.
     - По  моей  оценке,  -  зевнул  Ааз,  -  эти  двое  смогут
когда-либо действовать совместно только против общего врага. По
дальнейшей моей оценке самый лучший  кандидат  на  пост  такого
"общего врага" - это ты!
     - Я? - переспросил я очень тихим голосом.
     - Прикинь, малыш, - пожал плечами мой наставник.
     - До   тех   пор,  пока  на  сцене  не  появился  ты,  шла
двусторонняя борьба за власть между пользующимися благосклонным
вниманием  короля.  А  затем  явился  ты  и  не   только   спас
королевство,  но  и  увеличил  население,  раздвинул  границы и
расширил налоговую базу. Это делает тебя  самым  популярным  и,
следовательно, самым влиятельным лицом при дворе короля. Может,
я  и  ошибаюсь,  но не думаю, что Гримбл и Плохсекир всего лишь
вздохнут  и  смирятся  с  этим.  По  моим  предположениям   они
стакнутся  против  тебя и будут нападать на все, что ты скажешь
или сделаешь по военной или финансовой части,  а  противостоять
таким ударам с двух сторон тяжеловато.
     - Ладно.  Ладно. Значит, я проглядел два момента, - сказал
я. - И за исключением этого...
     - И конечно, есть те, кому Большой Джули и его люди должны
деньги, - задумчиво заметил Ааз. - Хотел бы  я  знать,  сколько
пройдет  времени,  прежде  чем  они  начнут  разнюхивать  тут в
поисках объяснений, что случилось с целой армией? И еще важнее,
мне хотелось  бы  знать,  кого  именно  они  будут  искать  для
предоставления им такого объяснения?
     - Ааз?
     - Да, малыш?
     - Ты не против, если я выпью еще немного этого вина?
     - Наливай   себе,   малыш.  Его  много.  У  меня  возникло
предчувствие, что это будет самой лучшей  новостью,  какую  мне
доведется слышать долгое время.



   Роберт Асприн.
   Myth directions. Утверждение мифа - мифо-указания

   ГЛАВА 1

   Ох уж мне эти драконы, демоны и
   короли!
   Трусливый пентюх

   - Это местечко дурно пахнет! - пробормотал мой чешуйчатый  наставник,
злобно глядя в окно на дождь.
   - Да, Ааз, - смиренно согласился я.
   - И что бы это значило? - резко бросил он, взглянув на  меня  демони-
ческими, с крапинками золота глазами.
   - Это значит, - вздохнул я, - что я  согласен  с  тобой.  Королевство
Поссилтум, а точнее, дворец очень дурно пахнет. Можно даже сказать,  во-
няет. И фигурально и буквально.
   - Неблагодарный! - негодовал Ааз. - Я потерял свои способности  из-за
глупого любителя розыгрышей и, вместо того чтобы сосредоточиться  на  их
возвращении, беру себе в ученики какого-то  болвана,  наметившего  своей
профессией деятельность вора, обучаю его, забочусь о нем и устраиваю  на
работу, приносящую больше денег, чем он может потратить за две жизни.  И
что же происходит? Он жалуется! Ты думаешь, что сам по себе смог бы  до-
биться большего?
   Мне пришло в голову, что наставничество Ааза принесло мне  не  только
выгоду. Оно привело меня однажды на виселицу, впутало в магический  пое-
динок с мастером-магом, а недавно поставило в незавидное положение,  вы-
нудив останавливать с помощью кучки обнищавших демонов самую большую ар-
мию в мире. Но я понимал, что сейчас не самое подходящее время указывать
на эти мелкие нервирующие происшествия.
   - Извини, Ааз, - сконфузился я. - Но Поссилтум на самом деле не такое
уж плохое королевство в смысле работы.
   - Оно дурно пахнет! - объявил он, снова оборачиваясь к окну.
   Я подавил вздох. Профессия мага не подарок.  Это  выражение  я  поза-
имствовал из песенки, которую вечно напевает Ааз, впопад и  невпопад.  Я
все больше и больше осознавал правдивость  этого  афоризма.  В  качестве
придворного мага я вынес гораздо больше бед, чем рассчитывал.
   На самом деле король Поссилтума - не мой  король.  Я  его  придворный
маг, в лучшем случае - наемный работник.
   Ааз тоже не мой демон. Я его ученик, отчаянно пытающийся в полной ме-
ре изучить магию, чтобы оправдать вышеупомянутый титул.
   Однако Глип определенно мой дракон. Можете спросить у Ааза или любого
придворного Поссилтума. Всякий раз, когда мой зверек учиняет погром, за-
теяв игривую возню, виноватым оказываюсь я. И  Дж.Р.Гримбл,  королевский
казначей, вычитает стоимость поломанного из моего жалования.
   Это, естественно, расстраивает Ааза. Помимо моей магической  карьеры,
Ааз еще присматривает за нашими финансами. Это, правда,  мягко  сказано.
Он бесстыдно выжимает из королевской казны все денежные  вознаграждения,
какие только можно получить - а они немалые, - и  следит  за  расходами.
Когда дело доходит до растранжиривания нашего  неправедно  нажитого  бо-
гатства, Ааз готов скорее расстаться со мной. Как вы, наверное,  догады-
ваетеся, мы часто спорим из-за этого.
   Глип, однако, более сговорчив. Потому-то я и держу его при  себе.  Он
очень умен и понятлив для малолетнего дракона со словарным запасом в од-
но слово. Я провожу немало времени, рассказывая ему о своих  неприятнос-
тях, и он всегда внимательно слушает, не перебивая, не споря и не  крича
о том, какой я глупый.
   Когда дракон является единственным существом, от которого  ты  можешь
дождаться сочувствия, это кое-что говорит о твоем образе жизни.
   К несчастью, сегодня я был лишен общества моего друга.  Глип  слишком
большой, чтобы жить вместе с нами, а двор стал непроходимым из-за дождя,
и поэтому я не мог добраться до конюшни, где находился мой приятель.
   Я не рискнул гулять по коридорам дворца, опасаясь наткнуться на коро-
ля. Если это случится, то  он,  несомненно,  спросит,  когда  я  намерен
что-нибудь предпринять по поводу этой злополучной погоды. Управление по-
годой в настоящее время не числится в перечне моих умений, и  Ааз  стро-
го-настрого приказал мне избегать этой темы. Поэтому я застрял  в  своих
покоях, дожидаясь окончания дождя. Это было бы само по себе  не  так  уж
плохо, если бы я не был вынужден делить эти покои с моим учителем.
   Дождь вызывал у Ааза дурное настроение. Хотя правильнее сказать,  бо-
лее дурное настроение, чем обычно. Я предпочел бы оказаться  запертым  в
маленькой клетке, чем быть наедине с Аазом, когда тот в плохом  настрое-
нии.
   - Должно же быть хоть какое-то занятие, - пробурчал Ааз, меряя комна-
ту шагами. - Такой скуки я не испытывал со времен Двухсотлетней осады.
   - Ты мог бы научить меня путешествовать по Измерениям, -  с  надеждой
предложил я.
   Именно этому разделу магии Ааз наотрез отказался обучать меня. Как  я
уже упоминал, Ааз - демон, сокращенно от "демонстратор Измерения". В  те
дни большинство моих друзей были из демонов, и мне не терпелось добавить
к скромному списку своих умений искусство путешествия по другим  Измере-
ниям.
   - Не смеши меня6 малыш, - резко рассмеялся Ааз. - При твоей  скорости
обучения учиться этому придется более двухсот лет.
   - Тогда ты мог бы рассказать мне о Двухсотлетней осаде, - ухватился я
за эту цифровую подсказку.
   - Двухсотлетняя осада... - мечтательно пробормотал Ааз, слегка улыба-
ясь.
   Известно, что большие группы вооруженных  людей  заметно  бледнели  и
трепетали перед улыбкой Ааза.
   - Рассказывать в общем-то не о чем, - сказал он, подойдя  к  столу  и
взяв большой кувшин с вином. - Участвовали я и еще  один  маг.  Дис-ней.
Это был маленький, сопливый выскочка... Ты чем-то напоминаешь мне его.
   - И что же случилось? - заинтересованно спросил я, игнорируя его кол-
кость.
   - Ну, коль скоро он сообразил, что не сможет побить меня  в  открытом
бою, то перешел к обороне, - начал вспоминать Ааз. - В магическом смысле
он был полный ноль, но защитные чары знал хорошо. Целых двести лет он не
давал мне добраться до своей шкуры. Мы выкачали по ходу дела  почти  всю
энергию того Измерения.
   - И кто же победил? - нетерпеливо нажал я.
   Ааз, вскинув бровь, поглядел на меня поверх края кувшина.
   Я догадался и с трудом сглотнул.
   - Ты убил его?
   - Хуже, - улыбнулся Ааз. - То, что я с ним сделал, прорвавшись в кон-
це концов сквозь его защиту, продлится куда больше двухсот лет.  Но  га-
рантирую, что скучать он не будет.
   - А почему вы дрались? - спросил я,  отчаянно  пытаясь  предотвратить
появление в голове созданных моим воображением образов.
   - Он смылся, не заплатив за проигранное пари,  -  пожал  плечами  мой
наставник, снова принимаясь за вино.
   - И это все?
   - Этого достаточно, - мрачно отрезал он. - Пари -  дело  серьезное  в
любом Измерении.
   - Но, Ааз! - возразил я. - Разве Большой Джули и его люди  не  бежали
от игорных долгов, когда мы их встретили?
   Это та самая армия, о которой  я  уже  упоминал.  В  настоящее  время
Большой Джули и его люди приняли обличье мирных граждан Поссилтума.
   - Совершенно верно, малыш, - подтвердил Ааз.
   - Так вот почему ты сказал, что акулы ростовщики, вероятно, будут ра-
зыскивать их, - победоносно объявил я.
   - Неверно, - твердо сказал Ааз.
   - Неверно? - моргнул я.
   - Я не говорил, что они, вероятно, прибудут, разыскивая их, -  попра-
вил меня он. - Я сказал, что они прибудут. Можешь смело на это рассчиты-
вать. Здесь возникают только два вопроса: когда они прибудут и что ты  с
ними собираешься делать?
   - Не знаю насчет "когда", - заметил я, тщательно выбирая слова, -  но
вот насчет "что делать" я уже размышлял.
   - И решил... - подтолкнул меня Ааз.
   - Хапнуть наши деньги и бежать, - объявил я. - Вот поэтому-то я и хо-
чу научиться путешествовать по Измерениям. На мой взгляд, в этом Измере-
нии мы нигде не сможем спрятаться, и, стало быть, пора  отправляться  на
Пент.
   Ааза мои слова нисколько не тронули.
   - Если дело дойдет до крайности, - зевнул он, - мы сможем  воспользо-
ваться И-Скакуном. Пока у нас есть механические средства для путешествий
по другим Измерениям, тебе незачем учиться делать это магически.
   - Брось, Ааз! - взорвался я. - Почему ты не хочешь научить меня  это-
му? Неужели это так трудно - путешествовать по Измерениям?
   Несколько секунд Ааз пристально изучал меня, а затем,  тяжело  вздох-
нув, сказал:
   - Ладно, Скив. Если ты готов внимательно меня выслушать, я  попытаюсь
тебе это обрисовать.
   Я приготовился слушать. Всеми порами. Ааз не часто  называл  меня  по
имени, данному от рождения, и когда это  случалось,  значит,  дело  было
серьезным.
   - Трудность в том, что для путешествий по Измерениям - даже  применяя
в качестве маяков пентаграммы-врата - требуется знать  Измерение  прибы-
тия. Знать его почти так же хорошо, как свое родное. Если  ты  этого  не
знаешь, можно угодить в совершенно неизведанное Измерение  и  безвылазно
застрять в нем.
   Он остановился, чтобы отхлебнуть еще глоток вина, а  затем  продолжил
лекцию:
   - Так вот, ты бывал только в одном Измерении, кроме Пента. Это  Дева.
А на ней ты видел только Базар. Ты достаточно хорошо знаком с ним, чтобы
понимать, что он постоянно меняется и преобразуется. Но ты  недостаточно
хорошо знаешь его, чтобы нацелиться на  немногие  принадлежности,  какие
можно было бы использовать для возвращения обратно. Поэтому ты, по  сути
дела, не знаешь никаких Измерений достаточно хорошо, чтобы быть  уверен-
ным в месте прибытия, если попробуешь совершить магический  прыжок.  Вот
потому-то тебе и нельзя путешествовать по Измерениям без И-Скакуна!  Ко-
нец лекции.
   - Ты хочешь сказать, что я не могу делать это магически только  пото-
му, что не знаю других Измерений? - спросил я.
   - Это главная причина, - уточнил Ааз.
   - Так поехали! - воскликнул я, вскакивая на ноги. - Я принесу  И-Ска-
кун, и ты сможешь показать мне пару новых Измерений,  пока  не  кончится
этот дождь.
   - Не так быстро, малыш! - прервал меня Ааз, останавливая жестом руки.
- Сядь.
   - А в чем дело? - вызывающе бросил я.
   - Неужели ты действительно думаешь, что мне в голову не приходила та-
кая мысль? - спросил он, и в его голосе послышалось раздражение.
   Заметив это, я снова сел.
   - Почему же ты не считаешь это удачной мыслью? - спросил я более сми-
ренным тоном.
   - Ты в своем энтузиазме проглядел несколько деталей, -  сухо  сообщил
он. - Прежде всего учти, что в другом Измерении ты будешь  демоном.  Так
вот, за исключением Девы, получающей доход от торговли между  Измерения-
ми, большинство миров принимают демонов, отнюдь не рассыпая  перед  ними
цветы и не расстилая красные ковры. Фактически всякий, увидевший демона,
тут же нападает на него со всем, что ему только под руку попадет.
   Он нагнулся вперед, подчеркивая свои слова:
   - Я хочу убедить тебя: это опасно! И еще. Если мы  отправимся  в  эту
турпоездку и столкнемся с неприятностями, чем прикажешь нам  защищаться?
Я потерял свои способности, а твои еще так малы, что практически не  су-
ществуют. Так кто же управится с туземцами?
   - Насколько это опасно? - заколебавшись, спросил я.
   - Давай скажем так, малыш, - вздохнул Ааз. - Ты проводишь много  вре-
мени, досадуя на то, как часто я подвергаю риску твою жизнь своим посто-
янно наплевательским отношением к опасностям. Верно?
   - Верно, - энергично кивнул я.
   - Ну а теперь я говорю, что предлагаемое  тобой  путешествие  опасно.
Это дает тебе намек на то, против чего ты выступаешь?
   Я откинулся на спинку стула, пытаясь выглядеть беззаботным.
   - Как насчет того, чтобы малость поделиться вином? - небрежно предло-
жил я.
   Для разнообразия Ааз не оставил мою просьбу без внимания.  Поднявшись
и снова отойдя к окну, он подбросил кувшин в воздух.  Мысленно  потянув-
шись к нему, я заставил его подплыть к моей протянутой руке,  не  пролив
при этом ни капли. Как вы, надеюсь, помните, я работал придворным  магом
Поссилтума и не лишен кое-каких способностей.
   - Не вешай носа, малыш, - отозвался Ааз.  -  Если  будешь  заниматься
постоянно, то в один прекрасный день мы сможем отправиться в эту  турпо-
ездку под твоей защитой. Но пока ты не достигнешь этого уровня или  пока
мы не наймем тебе магического телохранителя, с этим придется обождать.
   - Полагаю, ты прав, Ааз, - уступил я. - Просто иногда...
   Раздалось тихое "бам", и в комнате появился демон. Прямо тут! В  моих
личных покоях королевского дворца Поссилтума!
   Прежде чем я успел оправиться от удивления, а Ааз двинуться  наперех-
ват, демон плюхнулся ко мне на колени и припечатал крепкий, горячий  по-
целуй.
   - Привет, красавчик, - промурлыкал демон. - Как дела?
   ___________________________________

   ГЛАВА 2

   Когда сходятся старые друзья, все прочее тускнеет, теряя
   всякое значение.
   Брань, Веселье, Мор и Смерть

   - Тананда! - воскликнул я, оправившись от потрясения  настолько,  что
стал энергично обнимать ее обеими руками за талию.
   - Во плоти! - подмигнула она, крепко прижимаясь ко мне.
   У меня на несколько градусов  подскочила  температура...  или,  может
быть, она повысилась в помещении? Соблазнительно  фигуристая,  с  гривой
светло-зеленых волос, подчеркивающих  ее  прелестную  оливковую  кожу  и
прекрасные черты лица, она могла остановить драку двадцати мужчин, улыб-
нувшись или глубоко вздохнув.
   - Вы, знаете, не одни в комнате, - сухо заметил Ааз.
   - Привет, Аазик! - воскликнула моя восхитительная компаньонка,  спры-
гивая с моих колен и бросаясь в объятия Ааза.
   Любвеобильность Тананды уступает только готовности делиться ею. Одна-
ко я втайне верил, что нравлюсь Тананде больше Ааза. Но, когда  их  при-
ветствия затягивались, моя вера начинала колебаться.
   - Гм... что привело тебя в эти края? - решил вмешаться я.
   За это я заработал сумрачный взгляд Ааза,  но  Тананда  и  глазом  не
моргнула.
   - Ну я могла бы сказать, что просто гуляла поблизости и решила загля-
нуть на огонек. - На ее щеках появились ямочки. - Но это было бы неправ-
дой. На самом деле мне нужна небольшая услуга.
   - Назови любую, - одновременно произнесли мы.
   Ааз прижимист, а я щенок, но когда дело касается Тананды - все  сооб-
ражения побоку. В прошлом она помогла нам выпутаться из  нескольких  пе-
редряг, и мы считали себя в долгу перед ней. Нам как-то и  в  голову  не
приходило, что она помогла нам впутаться в такое же количество  неприят-
ностей. Кроме того, быть в ее обществе ужасно приятно.
   - Это в общем-то пустяк, - вздохнула она. - Мне нужно  немного  побе-
гать по магазинам, и я надеялась, что смогу одолжить одного из вас в ка-
честве носильщика.
   - Ты собираешься бегать по магазинам сегодня? - нахмурился Ааз.
   - Скорее всего, в последующие пару дней, - уведомила его Тананда. - А
быть может, даже неделю.
   - Никак не могу, - вздохнул Ааз. - Завтра  я  должен  судить  встречу
между Большим Джули и генералом Плохсекиром. Ты случайно не можешь отло-
жить это дело до следующей недели?
   - Хм... Я вообще-то имела в виду не тебя, Ааз,  -  Тананда  принялась
внимательно изучать потолок. - Я думала, что в  этом  деле  мне  поможет
Скив.
   - Я?
   Ааз нахмурился.
   - Ни за что! - провозгласил он. -  Скив  не  может  разыгрывать  роль
мальчика на побегушках. Это ниже его достоинства.
   - Нет, не ниже! - крикнул я. - Я хотел сказать, что если это не  ниже
твоего достоинства, то как это может быть ниже моего?
   - Я не придворный маг Поссилтума, - возразил Ааз.
   - А я могу скрыться под личиной, - привел я контрдовод. - Это одно из
лучших моих заклинаний. Ты сам об этом говорил.
   - По-моему, твой чешуйчатый зеленый наставник немного ревнует, -  за-
метила Тананда, незаметно подмигнув мне.
   - Ревную?! - взорвался Ааз. - Я?! Ревную к какому-то маленькому...  -
он оборвал фразу и стал переводить взгляд с мен на  Тананду  и  обратно,
пока не догадался, что его просто дразнят.
   - О, полагаю, что в этом нет ничего страшного, - сказал он наконец. -
Ладно, бери его, хотя мне невдомек, что такого необычного ты рассчитыва-
ешь найти в этом Измерении.
   - Ах, Ааз, - рассмеялась Тананда. - Ну ты даешь! Покупать  на  Пенте!
Может, я иногда и бываю несколько легкомысленна, но я не сумасшедшая.
   - Ты хочешь сказать, что мы отправимся за покупками в другие  Измере-
ния? - с энтузиазмом спросил я.
   - Конечно, - подтвердила она. - Нас ждет еще тот маршрут!  Сперва  мы
перепрыгнем в...
   - А что такое "маршрут"? - перебил я.
   - Стоп! - крикнул Ааз и поднял руку, требуя тишины.
   - Но я же просто... - начал было я.
   - Стоп! - повторил он.
   - Мы же...
   - Стоп!
   Наш разговор с Танандой практически закончился, и мы переключили вни-
мание на Ааза. С мелодраматичной поспешностью он сложил руки на груди.
   - Нет, - отрезал он.
   - Нет?! - завопил я. - Но, Ааз...
   - Никаких но! - рявкнул он в ответ. - Я сказал, нет. И я не шучу.
   - Минутку, - вмешалась, вставая между нами, Тананда. - В чем  пробле-
ма, Ааз?
   - Если ты думаешь, что я намерен позволить  своему  ученику  шататься
одиноким и беззащитным по Измерениям...
   - Я буду не одинок, - возразил я. - Со мной будет Тананда.
   -...будучи идеальной мишенью для всякого идиота, пожелавшего  причис-
лить к своим трофеям демона, - продолжал Ааз, игнорируя мои пылкие  воз-
ражения, - просто для того, чтобы у тебя было вьючное животное для путе-
шествия по магазинам, ну тогда тебе лучше подумать еще разок.
   - Ты закончил? - раздраженно спросила Тананда.
   - Пока да, - кивнул Ааз, отвечая на ее горячий взгляд таким же.
   - Во-первых, - начала она, - как  сказал  Скив,  если  ты  потрудился
прислушаться, он будет не один. С ним буду я. Во-вторых,  это  означает,
что он не будет беззащитен. И в-третьих, то, что я больше не  числюсь  в
Гильдии Убийц, не означает, будто я все позабыла.
   - Да, Ааз, - влез с поддержкой я.
   - Заткнись, малыш, - отрезал он.
   - В-четвертых, ты должен перестать обращаться со Скивом как  с  малы-
шом. Он остановил армию Большого Джули. Помнишь? И кроме того,  он  ведь
твой ученик. Я надеюсь, ты хоть чему-нибудь научил его за это время?
   Это ударило Ааза по второму чувствительному месту - его тщеславию.  А
самым чувствительным местом у него является сума с деньгами.
   - Но... - заколебался он.
   - Брось, Ааз, - взмолился я. - Ну что может случиться?
   - Страшно подумать, - мрачно огрызнулся он.
   - Не преувеличивай, Ааз, - сделала ему замечание Тананда.
   - Это я-то преувеличиваю?! - снова взорвался мой наставник. - Когда я
впервые взял этого вундеркинда в иное Измерение, он сразу же  купил  там
совершенно ненужного нам дракона и чуть не погиб в драке со стаей  голо-
ворезов.
   - В той схватке он, помнится, победил, - заметила Тананда.
   - Когда мы выбрались туда во второй  раз,  -  непоколебимо  продолжал
Ааз, - я оставил его в скромном заведении, где он  быстро  завербовал  в
свою армию половину бездельников Базара.
   - Они выиграли войну, - возразил я.
   - Не в этом суть, - проворчал Ааз. - Суть в том, что всякий раз, ког-
да малыш оказывается в другом Измерении, он тут же попадает в  беду.  Он
притягивает к себе неприятности как магнит.
   - На сей раз с ним буду я и не спущу с него глаз, -  успокаивала  его
Тананда.
   - Ты была там и в те оба раза, - мрачно заметил Ааз.
   - Так же, как и ты! - парировала Тананда.
   - Совершенно верно, - согласился мой учитель. - Мы вдвоем  не  сумели
уберечь его от неприятностей. Теперь ты понимаешь, почему я хочу держать
его здесь, на Пенте?
   - Хм... - задумчиво произнесла Танда. - Я понимаю твой довод, Ааз...
   У меня екнуло сердце.
   -...Только я с ним не согласна, - закончила она.
   - Черт возьми, Тананда... - начал Ааз, но она взмахом руки велела ему
замолчать.
   - Давай я расскажу тебе одну сказку, - улыбнулась Тананда. - Жила-бы-
ла одна пара. И был у них малыш, которого они просто  обожали.  Родители
были о нем такого высокого мнения, что, когда он родился, они изолирова-
ли его в особой комнате. Просто для гарантии, чтобы с ним ничего не слу-
чилось. Они проверяли все, что стояло в комнате: мебель, книги, еду, иг-
рушки... Они даже воздух профильтровывали, чтобы он не подхватил никаких
болезней.
   - И? - с подозрением спросил Ааз.
   - И когда ему исполнилось восемнадцать лет, они открыли комнату и вы-
пустили его, - продолжала Тананда. - "Малыш" сделал два шага и  умер  от
волнения.
   - В самом деле? - в ужасе переспросил я.
   - Я немного преувеличиваю, - призналась она, - но, думаю,  Ааз  понял
намек.
   - Я не держал его в изоляции, - промямлил мой учитель.
   - Но ты все же опекал его, не так ли? - мягко нажала Тананда.
   Ааз некоторое время помолчал, избегая встречаться с нами взглядом,  а
потом, вздохнув, сказал:
   - Ладно. Ступай, малыш. Только не вздумай прибегать ко мне плакаться,
если тебя убьют.
   - Как я смог бы это сделать? - нахмурился я.
   Тананда двинула меня локтем под ребро, и я понял намек.
   - Прежде чем вы отправитесь, я хотел бы кое-что уладить, - грубо зая-
вил Ааз: к нему начал возвращаться его прежний дух.
   Он принялся расхаживать взад-вперед по комнате, собирая какие-то  ве-
щи.
   - Во-первых, вот тебе кое-какие деньги на дорогу. Они,  вероятно,  не
понадобятся, но с деньгами чувствуешь себя увереннее. - Сказав  это,  он
отсчитал мне двадцать золотых.
   Учитывая, что я нанял целую команду демонов за пять золотых,  он  дал
мне в руки целое состояние.
   - Вот это да! - воскликнул я.
   - Во-вторых, - продолжал Ааз, - вот тебе И-Скакун. - Он  заткнул  мне
его за пояс. - Я настроил его на возвращение сюда. Если попадешь в  беду
или если только подумаешь, что попал в беду, жми на кнопку  и  отчаливай
домой. Никакой героики, никаких горячих речей. Просто жми и  сматывайся.
Ты меня понял?
   - Да, Ааз, - послушно ответил я.
   - И наконец, - объявил он, вытягиваясь во вест рост. -  Дракон  оста-
нется здесь. Ты не будешь таскать за собой своего глупого зверя.  И  это
окончательно. Знаю, ты хотел бы взять его с собой, но  он  доставит  вам
массу хлопот.
   - Ладно, Ааз, - согласно кивнул я.
   На самом деле я сам собирался оставить Глипа тут, но мне казалось не-
тактичным просить учителя об этом.
   - Ну, - вздохнул Ааз, окидывая суровым взглядом нас обоих, - это все.
Жаль, что я не смогу быть рядом, чтобы посмотреть,  как  ты  действуешь.
Меня ждут дела поважнее.
   С этими словами он круто повернулся и вышел, закрыв за собой дверь  с
большей силой, чем это требовалось.
   - Вот странно, - сказал я, когда он вышел. - А я думал,  что  у  него
нет никаких важных дел. Ведь перед тем, как ты появилась,  он  жаловался
на скуку.
   - Ты знаешь, Скив, - тихо произнесла Тананда, поглядев на меня как-то
странно, - Ааз действительно очень сильно привязался к тебе.
   - В самом деле? - удивленно спросил я. - Почему ты так думаешь?
   - Просто пришла в голову такая мысль, - улыбнулась она. - Ну, ты  го-
тов к отправке?
   - Не только готов, но и жажду, - уверенно произнес я.  -  Где  первая
остановка? На Базаре Девы?
   - О боги! Нет. Мы ищем нечто действительно уникальное, а  не  обычный
товар, какой есть на Базаре. Я думаю, что нам надо прогуляться по  неко-
торым отдаленным Измерениям. Чем отдаленнее, тем лучше.
   При этом ее заявлении у меня в затылочной части мозга включился  сиг-
нал тревоги.
   - А что мы, собственно, ищем? - спросил я.
   Тананда бросила быстрый взгляд на дверь, а затем,  заговорщицки  под-
мигнув, нагнулась поближе ко мне и шепнула на ухо:
   - Я не могла сказать раньше. Мы будем искать подарок ко дню  рождения
Ааза.
   ___________________________________

   ГЛАВА 3

   Вот странно, у меня никогда не возникает никаких осложнений с
   сервисом.
   Кинг-Конг

   С тех пор, как Ааз взял меня в ученики, он постоянно сетовал  на  мою
лень. Жаль, что его не было на этой прогулке по магазинам. Первые же три
дня с начала нашего  путешествия  я  потратил  на  занятия  магией.  Это
больше, чем за весь предыдущий год.
   Тананда предусмотрительно прихватила в дорогу пару кулонов-переводчи-
ков, помогавших в общении с аборигенами посещаемых  нами  Измерений.  Но
оставалась такая маленькая деталь, как наша внешность. Личины были  моей
задачей.
   Кроме умения летать, Ааз научил меня еще одному заклинанию,  повысив-
шему мою способность выживать в сомнительных ситуациях, - умению  менять
свою и чужую внешность. Путешествие с Танандой предоставило мне  возмож-
ность по-настоящему поупражняться в этом виде магии.
   Процедура была достаточно простой: Мы прятались в каком-нибудь  уеди-
ненном месте, где я мог понаблюдать за местным населением, затем я  дуб-
лировал их внешность на наших личинах, и мы сливались с толпой. Конечно,
мне приходилось сдерживаться, чтобы не выскочить  из  собственной  шкуры
при одном только взгляде на этих существ.
   Если вы из этого сделаете вывод, что посещаемые нами  Измерения  были
населены жителями, выглядевшими немного странно, то вы не правы.  Потому
что выглядели они слишком странно.
   Ни одно из мест, где мы побывали, с моей точки зрения,  не  выглядело
нормально. Но некоторые в моей памяти  выделяются  особо,  как  исключи-
тельно необычные.
   Например, Измерение Авис оказалось заселенным птицеобразными  сущест-
вами с перьями и клювами. Там мне приходилось не только поддерживать на-
ши личины, но и время от времени левитировать нас с  насеста  на  насест
согласно правилам местного передвижения. Вместо того чтобы, как  я  ожи-
дал, направиться в торговый центр, мы провели немало времени,  обозревая
их национальные сокровища. Они, на мой взгляд, оказались никчемными, би-
тыми кусками цветного стекла и обрезками сверкающего металла. Но  Танан-
да, похоже, изучала их с пристальным вниманием.
   Для поддержания наших личин нам пришлось пить и есть без рук,  и  это
оказалось труднее, чем думалось. Поскольку пища  состояла  исключительно
из живых личинок и червей, я  упустил  возможность  попробовать  местную
кухню. Однако Тананда буквально уткнулась клювом в  полную  тарелку.  Не
важно, почему она облизывала губы - то ли потому, что находила это блюдо
особенно вкусным, то ли пыталась поймать  живые  лакомства,  старающиеся
избежать своей участи, - я находил это зрелище отталкивающим.  Чтобы  не
смотреть на нее, я принялся дегустировать местное вино.
   Необычный стиль питья привел  к  тому,  что  в  результате  я  глотал
больше, чем обычно. Но я не возражал, так как вино оказалось  изысканным
и приятным. Кстати, оно было немного крепче того, которое  мне  приходи-
лось пробовать раньше. И когда я, левитируя нас, чуть не налетел на  до-
вольно большое дерево, Танда решила, что нам пора перебираться в  другое
Измерение.
   В качестве подстрочного примечания к этому отдельному приключению.  У
вина оказалось два побочных действия: во-первых, меня сильно тошнило,  а
во-вторых, голова просто раскалывалась на части. Первое происходило  от-
того, что Тананда весело объясняла мне, как на Ависе делают вино. До сих
пор не могу слышать слово "Авис" без возникающих перед глазами полетов в
вышине и смутного предвкушения воздушной болезни. С моей  точки  зрения,
если оценивать Измерения по десятибальной системе, Авис  достоин  только
двойки.
   Еще одно довольно сомнительное Измерение, где мы провели немало  вре-
мени, называлось Гастроно. Продолжительность нашего  пребывания  там  не
имела никакого отношения к поиску. После  нескольких  остановок  Тананда
решила, что это Измерение не может предложить ничего достойного  служить
подарком Аазу. Задержало же нас не что иное, как наши личины.
   Прежде чем кто-то станет смеяться над моими, признаться, ограниченны-
ми способностями, позвольте кое-что объяснить.  В  физической  внешности
никаких затруднений не возникло. Как я уже  говорил,  заклинание  личины
удавалось мне неплохо. А затормозил нас способ  передвижения.  Перелетая
на Ависе с дерева на дерево, я спокойно мог  добраться  от  пункта  А  в
пункт Б. Но, как предупреждал меня Ааз, Измерения - бесконечный источник
сюрпризов.
   Гастроноды оказались улитками. Хотя и большими, но все  же  улитками.
Винтовые раковины, глаза на стебельках - все как положено. С этим я  мог
справиться. Вот к чему я никак не мог привыкнуть, так это к необходимос-
ти плестись со скоростью местных пешеходов - извиняюсь, пешеползов.
   - Танда, - проворчал я. - Сколько еще мы будем находиться в этом  чу-
довищном Измерении?
   - Успокойся, красавчик, - мягко проговорила она, переползая  на  дюйм
вперед. - Наслаждайся окружающим пейзажем.
   - Я уже полдня любуюсь этим куском пейзажа, - похаловался я. - И  так
хорошо изучил его, что запомнил наизусть.
   - Не преувеличивай, - урезонила она меня. - Сегодня утром мы  находи-
лись по ту сторону дерева.
   Я закрыл глаза и проглотил напрашивающийся ответ на ее поправку.
   И сколько же еще нам предстоит ползти? - поинтересовался я.
   - Думаю, мы можем свалить, после того как свернем вон за тот угол.
   - Но до него добрых двадцать пять футов! - запротестовал я.
   - Совершенно верно, - подтвердила Танда. - Мы  будем  там  на  заходе
солнца.
   - Неужели нам нельзя дойти туда простым способом?
   - Ни в коем случае! Нас заметят.
   - Кто?
   - Кто угодно. Ну, например, твоя поклонница.
   - Моя... что? - моргнул я.
   И верно: за нами, героически пыхтя, двигалась  какая-то  гастронодка.
Поняв, что я на нее смотрю, она принялась медленными, полными энтузиазма
движениями вращать глазами на стебельках.
   - Она уже почти целый час ползает за тобой, -  доверительно  сообщила
мне Тананда. - Вот поэтому-то я и спешила.
   - Это решает дело, - заявил я, переходя на нормальный шаг.  -  Пошли.
Надо как можно быстрее убираться отсюда.
   Когда я вместе с последовавшей за мной спутницей  завернул  за  угол,
гастроноиды подняли пронзительные крики.
   - Что с тобой случилось? - возмутилась Тананда. - Мы могли бы...
   - Убираемся отсюда. Сейчас же! - приказал я.
   - Но...
   - Помнишь, как я приобрел дракона? - рявкнул  я.  -  Если  я  позволю
влюбленной улитке следовать за мной домой, Ааз вышвырнет меня за  дверь.
В конце концов, ты собираешься вытаскивать нас отсюда? Или  мне  следует
применить И-Скакуна?
   - Не злись, - успокоила она, начиная ритуал смены Измерения.  -  Тебе
не следует зря беспокоиться. Мы ищем товар, а не живой груз.
   Мы оказались в другом Измерении прежде, чем я успел у  нее  спросить,
почему она хихикает.
   Так и шло - Измерение за Измерением.  Пока  я  не  прекратил  попытки
предсказывать непредсказуемое и довольствовался  возможностью  постоянно
упражняться в изменении ее и своей внешности. Это оказалось не таким  уж
простым делом. Хотя бы потому, что у меня возникли некоторые  осложнения
с моей спутницей. Раньше я никогда не замечал, что она  очень  суетливая
особа. Тананда хотела выглядеть не просто как туземка, она хотела выгля-
деть как привлекательная туземка.
   Всякому, кто думает, будто красота - понятие неизменное, следует  по-
сетить некоторые Измерения, в которых побывал  я.  Какую  бы  гротескную
форму я не копировал, Тананда всегда очень вежливо просила  улучшить  ее
внешность. Наслушавшись за несколько дней выражений типа: "Волосы должны
быть более тусклыми", или: "Разве мои глаза не надо сделать чуточку  бо-
лее налитыми кровью?", или: "Немножко больше слизи под мышками", - я был
готов завопить благим матом. Вероятно, это было бы не так  обидно,  если
бы ее внимание хоть на самую малость распространялось  и  на  мою  внеш-
ность. А я слышал только одно: "Ты? Ты выглядишь отлично".
   Но не только это заботило меня в поведении Тананды.  Несмотря  на  ее
утверждение, что мы отправились в это путешествие за покупками, она  на-
отрез отказалась посещать центры розничной торговли любого Измерения.  И
базары, и ярмарки, и блошиные рынки, и все прочее встречались с  тем  же
брезгливым выражением на лице и  словами:  "Туда  нам  ходить  незачем".
Вместо этого она, кажется, довольствовалась ролью туристки. А еще я  за-
метил, что ее расспросы неизменно приводили нас к национальным  святили-
щам или выставленным для обозрения королевским сокровищам. Осмотрев нес-
колько таких выставок, мы отправлялись в очередное Измерение.
   В некотором смысле меня это вполне устраивало: я не  только  совершал
беглую летную или ползучую экскурсию по Измерениям, но  и  получал  удо-
вольствие оттого, что совершал ее вместе с Танандой. Моя спутница позна-
комила меня с обычаями более чем сотни Измерений, и в  каждом  она  была
именно такой - светской. Я быстро усвоил, что не только ее красота, но и
этика тоже варьировались от Измерения к Измерению. Способы выражения  ее
приязни ко мне в некоторых из них не поддаются описанию и неизменно зас-
тавляют меня краснеть при воспоминании. Незачем говорить, что после трех
дней такой экскурсии я не смог всерьез продвинуться дальше уровня  обыч-
ной дружбы с моим прекрасным гидом. Я имею в виду, что Танандино  истол-
кование дружбы и так уже серьезно угрожало нормальной работе моего серд-
ца, не говоря уже о других органах.
   Однако мой ум занимала мысль о более неотложной проблеме. После  трех
дней разъездов по различным мирам я настолько проголодался, что был  го-
тов прокусить собственную руку и  напиться  крови.  Говорят,  что,  если
сильно проголодаешься, сможешь съесть все что угодно. Не  верьте  этому.
Несмотря на страшный голод, все, выложенное передо мной и называемое пи-
щей, оставалось для меня несъедобным. Иной раз от  отчаяния  я  пробовал
это съесть, но тут же отторгал... наряду со всем прочим, находившимся  в
моем желудке. Вид сидевшей напротив меня Тананды, радостно жующей  тварь
с щупальцами, извивающуюся, высовывающуюся из ее рта, нисколько не помо-
гал делу.
   Наконец я сообщил Тананде о своей беде.
   - Я-то думаю, почему ты так мало ешь! - нахмурилась она. - Я  решила,
что ты на диете или что-то в этом роде. Жаль, что ты не  сказал  мне  об
этом раньше.
   - Не хотел беспокоить, - неловко объяснил я.
   - Не в этом дело, - усмехнулась Тананда. - Просто если бы я узнала об
этом два Измерения назад, мы могли бы перепрыгнуть в дюжину  расположен-
ных рядом гуманоидных Измерений. А сейчас есть только одно подходящее.
   - Тогда давай отправимся туда, - призвал я. - Чем скорее я поем,  тем
безопаснее будет наше путешествие.
   Я не преувеличивал. Мой желудок начинал громко урчать,  что  являлось
серьезной угрозой нашим личинам.
   - Как тебе угодно, - пожала плечами Тананда, увлекая меня за ряд  жи-
вых изгородей, музыкально позванивающих на ветру. - Хотя я лично не ста-
ла бы останавливаться в этом Измерении.
   Несмотря на голод, в затылочной части  моего  мозга  снова  включился
сигнал тревоги.
   - Это почему же? - с подозрением спросил я.
   - Потому что там живут чудики. Я не шучу, -  доверительно  призналась
она.
   В моей голове промелькнули образы уже встреченных нами существ.
   - Большие чудики, чем все виденные нами туземцы? - сглотнул я. -  Мне
показалось, ты сказала, что они гуманоиды.
   - Не физически чудные, - уточнила Тананда, взяв меня  за  руку,  -  а
психически. Сам увидишь.
   - А как называется это Измерение? - отчаянно крикнул я, но она,  зак-
рыв глаза, уже приступила к нашему перемещению.
   Пейзаж вокруг нас померк, сгустилась тьма, а затем в поле зрения поя-
вилась новая яркая сцена.
   - Валлет, - объявила Тананда, открывая глаза.
   ___________________________________

   ГЛАВА 4

   "Странный" - понятие относи-
   тельное, а не абсолютное.
   Барон Франк Фуртер

   Помните, как я описывал наш обычный образ действия по прибытии в  но-
вое Измерение? Как мы незаметно маскировались, прежде  чем  смешаться  с
туземцами? Но проделывали мы это в уединенном месте, а выбранная  Тандой
площадка для посадки таковой отнюдь не являлась.
   Когда Измерение приобрело четкость, стало ясно, что  мы  находимся  в
небольшом парке, сильно заросшем деревьями и  кустарниками.  Однако  мое
внимание привлекла не столько флора этой местности, сколько фауна - тол-
па. Вы можете спросить, какая толпа. Да ясно  какая:  державшая  горящие
факелы и обступившая нас!
   Ну, если говорить откровенно, окружала она не нас. Она обступила  фи-
говину, на которой мы стояли. Я так и не узнал, что такое  "фиговина"  -
слово, которое в разговоре часто употреблял Ааз, но которому даже он  не
мог дать определения, когда я его об этом спрашивал. Однако теперь, ког-
да мы здесь очутились, я узнал ее с первого взгляда. Штука,  на  которой
мы стояли, могла быть только фиговиной.
   Это был своеобразный фургон: что-то большое и на колесах. Кроме  это-
го, я мало что могу о ней сказать, так как ее полностью  скрывали  куски
разноцветной бумаги. Совершенно верно, я сказал "бумаги". Легкого пушис-
того материала, пригодного для всяких ваших нужд. Бумага эта в  основном
была желто-голубой. Над нами возвышался какой-то воин-истукан в шлеме  и
тоже покрытый кусками желто-голубой бумаги.
   Чего только не промелькнуло у меня в голове, когда Тананда  предупре-
дила меня, что валлеты - чудаки. Но мне и в голову не могло прийти,  что
они фетишисты с пристрастием к желто-голубой бумаге.
   - Слазьте с платформы! - выкрикнул кто-то из толпы.
   - Прошу прощения! - крикнул я в ответ.
   - Давай, красавчик, - прошипела Тананда, цепляя меня под локоть.
   Мы спрыгнули наземь, и, как оказалось, вовремя. Толпа  с  кровожадным
воем хлынула вперед, швыряя факелы в только что покинутую нами фиговину.
Через несколько секунд повозку охватило буйное пламя,  жар  от  которого
еще больше распалил и так уже разгоряченную толпу. Народ вокруг радостно
плясал и пел.
   Осторожно выбираясь отсюда, я с ужасом осознал, что то же самое  про-
исходит по всему парку. Куда бы я не взглянул, везде  пылали  костры  из
таких же фиговин и веселились толпы.
   - По-моему, мы выбрали для визита не самое подходящее время, -  заме-
тил я.
   - Что заставляет тебя утверждать это? - спросила Тананда.
   - Мелочи, ответил я. - Мне кажется, что они вовсю поджигают город.
   - Не думаю, - пожала плечами моя спутница. - Когда  поджигают  город,
начинают обычно не с парков.
   - Ну тогда объясни мне, что же они делают.
   - Насколько я могу судить, они празднуют.
   - Что празднуют?
   - Какую-то победу. Судя по тому, что я могу  разобрать,  они  кричат:
"Мы выиграли! Мы выиграли!"
   Я снова посмотрел на костры.
   - Интересно, что бы они сделали, если бы проиграли?
   И тут к нам подошел один из валлетов. Его суетливые,  деловые  манеры
выглядели островком нормальности в этом бушующем страстями море.  Просто
до этой минуты на нас никто не обращал внимания, и я опасался, что  сей-
час произойдет перемена.
   - Вот ваша плата, - сообщил он, вручая нам  по  кошельку.  -  Костюмы
сдадите в Хранилище Приза.
   И с этими словами он пропал, оставив нас стоять с разинутыми ртами  и
кошельками в руках.
   - Что бы все это значило? - смог вымолвить я.
   - Понятия не имею, - призналась Тананда. - Я перестала улавливать что
к чему с той минуты, когда они согнали нас с повозки.
   - Значит, я был прав: это была фиговина! - радостно воскликнул я.
   - Отличные костюмы. Действительно отличные! - крикнул кто-то из  про-
топавшей мимо нас оравы.
   - Самое время предпринять кое-что насчет личин, - пробормотала Танан-
да.
   - Верно, - опомнился я.
   После моего опыта с личинами в других Измерениях здесь, по идее, тоже
не должно было быть никаких осложнений. Ведь валлеты были гуманоидами, и
поэтому здесь был большой выбор. Но тем не менее  мне  все  же  пришлось
столкнуться с некоторыми трудностями.
   Несмотря на снующую вокруг нас массу народа, я никак не мог подобрать
двух индивидуумов, которых мне хотелось бы скопировать. Все попадавшиеся
мне на глаза  существа  впадали  в  крайность  с  весом:  либо  чересчур
большой, либо чересчур малый. Если какой-то конкретный тип был  тощ  как
скелет, то до такой степени, что, казалось, ткни его пальцем - и он рас-
сыплется. Другой же едва передвигался из-за огромных складок жира, выпи-
рающего во все стороны. Как ни старался, я не мог заставить себя придать
Тананде или себе вид вид этих злополучных образчиков.
   Вторым затруднением было то, что я никак не мог сосредоточиться. Зак-
линание личины, как и любое другое магическое действо,  требует  опреде-
ленной сосредоточенности. Раньше мне удавалось наводить чары даже в раз-
гар боя или во время замешательства. Но сейчас я совершенно не мог  сфо-
кусироваться.
   Видите ли, мне мешала песня... ну, я думаю, что это  была  песня.  Во
всяком случае, толпа вела себя так, будто исполняла рифмованный  куплет.
Даже за то короткое время, что мы находились здесь, я почти заучил  его.
И это скорее благодаря заразительному характеру песни, чем моей  способ-
ности запоминать поэзию. Суть в том, что все время, пока я старался сос-
редоточиться на личинах, я неосознанно напевал этот куплет.
   - Можешь начинать в любую минуту, красавчик. -  Сказав  это,  Тананда
вывела меня из состояния эйфории.
   - Что начинать?
   - Наводить личины, - напомнила она, нервно оглядываясь по сторонам. -
Чары действуют лучше, когда молчишь.
   - Я... э... я никак не могу найти два подходящих образчика. - Мое оп-
равдание прозвучало неуклюже.
   - А мне кажется, у тебя перед глазами целый склад образцов, -  нахму-
рилась она.
   - Но здесь нет ни одного, на которого я хотел бы походить... то  есть
сделать нас похожими, - быстро поправился я.
   - Да что ты говоришь? - поджала губы Тананда. - Два дня назад ты при-
дал нам вид двух скользких слизней, не так ли?
   - Да, но...
   - А до этого восьминогих собак.
   - Ну да, но...
   - И ты тогда ни разу не жаловался на свой вид. Верно?
   - То другое дело, - возразил я.
   - Это почему же? - вызывающе осведомилась она.
   - Там были... ну, твари! А тут гуманоиды. И я знаю, как должны выгля-
деть гуманоиды.
   - Как они должны выглядеть - не важно, - парировала Танда. - Главное,
как они выглядят. Нам необходимо слиться с толпой. И  чем  быстрее,  тем
лучше.
   - Но... - начал было я.
   - Потому что если мы этого не сделаем, - строго продолжала она, -  то
обязательно наткнемся на кого-нибудь, и трезвого и незанятого, кто  пре-
доставит нам возможность станцевать на первом же подожженном им  костре.
И тогда нам придется сматываться  из  этого  Измерения  прежде,  чем  мы
что-нибудь найдем.
   - Попробую еще раз, - вздохнул я, стрельнув взглядом по толпе.
   Стараясь как можно быстрее выполнить приказ Тананды, я тщательно изу-
чил двух первых же попавшихся на глаза типов, а затем сфокусировался  на
их внешности, в общем-то не задумываясь над тем, как они выглядят.
   - Неплохо, - тихо заметила Тананда, рассматривая свое новое  тело.  -
Разумеется, я давно замечала, что в  качестве  женщины  выгляжу  намного
лучше.
   - Тебе нужна была личина? Пожалуйста, - пробурчал я.
   - Эй, красавчик, - выдохнул мой некогда фигуристый  товарищ,  положив
мне на руку свою мягкую и волосатую ладонь. - Успокойся, мы же на  одной
стороне.
   При этом прикосновении мой гнев, как всегда, мгновенно растаял.  Воз-
можно, когда-нибудь я выработаю иммунитет против шарма Тананды...  А  до
той поры буду просто наслаждаться им.
   - Прости, Тананда, - извинился я. - Не хотел гавкать на  тебя.  Спиши
это все на голод.
   - А ведь верно! - воскликнула она, щелкнув пальцами. - Нам же необхо-
димо найти тебе какую-нибудь еду.
   Со всеми делами у меня это совершенно вылетело из головы.
   - Пошли посмотрим, что нам подадут на блюдечке с голубой каемочкой, -
сказала Танда.
   Найти заведение, где можно поесть, оказалось более  трудной  задачей,
чем мы предполагали. Большинство попадавшихся нам ресторанов  были  либо
закрыты, либо торговали только спиртным. Я испугался, что Тананда  пред-
ложит заменить обед выпивкой. К счастью, этого не произошло.
   Наконец мы обнаружили на узкой улочке небольшое кафе с  выставленными
на тротуар столиками и пошли к свободному, не обращая внимания на острые
взгляды посетителей. Обслуживали здесь медленно, но моя спутница чуточку
ускорила дело, высыпав на столик содержимое одного из наших кошельков  и
привлекая таким образом внимание одного из официантов. Вскоре нам подали
две чашки с чем-то жареным. Я даже не пытался распознать куски, попадав-
шиеся мне. Пахла еда хорошо, а на вкус оказалась еще лучше.  После  нес-
кольких дней вынужденного поста я по достоинству оценил пищу. И  к  тому
времени, когда Танда принялась за трапезу, я уже прикончил свою  порцию.
Наконец, оттолкнув пустую посудину, Тананда принялась с  интересом  изу-
чать уличную толпу. Я же заказал себе вторую порцию.
   - Как по-твоему, что тут происходит? - спросила она.
   - Ам... ням... - ответил я с полным ртом.
   - Что? - не поняла она.
   - Не могу сказать наверняка, - сказал я, с трудом проглатывая остатки
пищи. - Все счастливы оттого, что они что-то  выиграли.  Но  провалиться
мне на этом месте, если я понимаю, что именно.
   - Ну я тебя предупреждала, что все они чудики.
   В этот момент шум на улице усилился настолько, что заглушил любые по-
пытки вести беседу. Вытянув шеи, мы увидели источник волнения:  странную
процессию, маршировавшую по всей ширине улицы и распевавшую хором песню.
Все посетители кафе, вместо того чтобы выразить гнев и возмущение в свя-
зи с этим вторжением, вскочили с мест, запрыгали, издавая  торжествующие
крики и обнимаясь со слезами на глазах. Все внимание сосредоточилось  на
носилках, покоившихся на плечах силачей во главе процессии. Мне  удалось
взглянуть на предмет всеобщего восторга, когда его проносили мимо. Можно
сказать, просто посчастливилось, так как для этого мне не пришлось  про-
биваться сквозь толпу, которая была настолько плотной, что я не смог  бы
этого сделать, даже если бы очень захотел.
   Сказать, что несли статую, было бы недостаточно. Это была  самая  бе-
зобразная вещь, какую я когда-либо встречал в жизни, включая все увиден-
ные мной в этом путешествии с Танандой.  Это  была  маленькая,  примерно
вдвое больше моей головы, скульптура,  изображающая  жабу,  державшую  в
пасти глаз. Вдоль ее спины вместо бородавок  шли  торсы:  голые  фигурки
крошечных валлетов, переплетенные поистине в гротесковом  эротизме.  Они
были покрыты бородавчатыми наростами, которые ожидаешь увидеть на  самой
жабе. И в качестве венчающего штриха всю эту композицию покрывала  золо-
тая отделка, создававшая иллюзию ползающих по поверхности пятен.
   На меня статуя произвела жуткое впечатление, но ликующая толпа, каза-
лось, не разделяла моих чувств. Она единой волной хлынула вперед,  подх-
ватив песню, слышавшуюся еще долго после того, как процессия скрылась из
виду. Наконец мы остались в относительной тишине  на  опустевшей  улице,
если не считать нескольких тел неудачников, у которых  не  хватило  про-
ворства либо присоединиться к толпе, либо избежать ее натиска.
   - Ну, - начал я, прочистив горло, - полагаю,  теперь  мы  знаем,  что
именно они выиграли. Ты согласна?
   Ответа не последовало. Я бросил взгляд на свою спутницу и  обнаружил,
что она зачарованно смотрит вслед процессии.
   - Танда, - повторил я.
   - Вот он! - произнесла она с бесовским весельем в голосе.
   - Что? - не понял я.
   - Подарок Аазу ко дню рождения, - заявила Тананда.
   Я внимательно оглядел улицу, гадая, что именно она имеет в виду.
   - Какой?
   - Та статуя, - твердо сказала она.
   - Та статуя?! - выкрикнул я, не в состоянии скрыть свой ужас.
   - Конечно, - кивнула она. - Это идеал. Ааз никогда не видел такого и,
уж конечно, не имел.
   - Откуда ты знаешь?
   - Она единственная в своем роде, - сообщила Тананда. - Кто же  станет
делать что-нибудь подобное дважды?!
   Тут она меня срезала, но я не собирался прекращать сопротивления.
   - Я не знаток психологии, но ведь толпа, только что прошествовшая пе-
ред нами, была в неописуемом восторге. Не думаю, что они согласятся про-
дать нам свою драгоценность.
   - Конечно, не согласятся, глупенький, - рассмеялась она. - Именно это
и делает ее особенно ценной. Я не собираюсь покупать Аазу подарок.
   - Но если она не продается, то как мы ее добудем?
   Тананда вдруг поперхнулась. Мне понадобилось несколько секунд,  чтобы
понять, что она смеется.
   - Ах, Скив! - выдохнула наконец она. - Ты такой шутник.
   - Да?
   - Разумеется, - подтвердила она, глядя мне прямо в глаза.  -  Почему,
по-твоему, мне было так важно взять именно тебя в  это  путешествие?  Да
потому, что, как ты сам рассказывал, малыш Скив когда-то собирался стать
вором.
   ___________________________________

   ГЛАВА 5

   Ничего невозможного нет. При надлежащей подготовке и разумном
   планировании можно достичь всего.
   Понсе де Леон

   Я был уверен, что этот сумасбродный  проект  никак  не  сочетается  с
инструкциями Ааза избегать неприятностей, но Тананда настаивала, что ни-
каких неприятностей не будет, точнее, не может быть. Наверняка мы  этого
не узнаем, пока не увидим, как валлеты стерегут статую.
   Я надеялся, что охрана будет непробиваемой и что мы оставим эту идею,
сочтя ее безнадежным делом.
   Вот так, с противоположными, но одинаково большими надеждами, мы отп-
равились на поиски статуи.
   В это раннее утро город был мертвенно-неподвижным: все  явно  отсыпа-
лись после торжества прошлой ночи, что с учетом всех обстоятельств каза-
лось вполне разумным времяпепровождением.
   Тем не менее нам удалось найти один открытый ресторан, Хозяин  устало
выгребал оставленный праздновавшими толпами мусор и без особого  энтузи-
азма согласился подать нам завтрак.
   - Итак, - начал я, когда мы уселись за столик, - как  же  мы  умыкнем
статую?
   - Просто, - ответила Тананда. - Когда хозяин подаст нам еду, я  задам
ему несколько тонких вопросов, и нам сразу же станет ясно, с чего  начи-
нать.
   Словно вызванный ее словами, появился владелец ресторана с двумя  та-
релками, которые он бросил на стол с бесцеремонным "шмяк".
   - Спасибо, - сказал я.
   В ответ он только крякнул.
   - простите, можно вам задать пару вопросов? - промурлыкала Танда.
   - Например? - безразлично ответил он.
   - Например, где держат статую? - спросила она напрямик.
   Я даже поперхнулся. Тананда, видимо, считала допрос примерно столь же
тонким делом, как кнутобойство. Я все время забываю, что она была посто-
янной собутыльницей Ааза.
   - Статуя? - нахмурился хозяин.
   - Та, которую носили по улицам города, - небрежно пояснила Тананда.
   - А, вы имеете в виду Приз, - рассмеялся он. - Статуя... Слушайте,  а
ведь это здорово. Вы, должно быть, новички в нашем городе?
   - Можно сказать и так, - сухо подтвердил я. Мне не  нравилось,  когда
надо мной смеялись. Особенно с утра пораньше.
   - Статуя, Приз - какая разница? - пожала плечами Тананда. -  Так  где
же его держат?
   - Он, конечно же, выставлен для всеобщего обозрения в Хранилище  При-
за, - объявил хозяин ресторана. - Если вы хотите увидеть его, то отправ-
ляйтесь туда пораньше. После пяти лет разлуки весь город захочет  прийти
посмотреть на него.
   - А далеко ли до... - начала было Танда, но я перебил ее.
   - У вас есть целое хранилище для призов? - спросил я с деланной  неб-
режностью. - И сколько же их там?
   - Только один, - ответил ресторатор. - Мы выстроили Хранилище  специ-
ально для него. Вы, должно быть, действительно новенькие, раз не  знаете
этого.
   - Только вчера прибыли, - подтвердил я. - Мы даже не  знаем,  за  что
вручается этот Приз.
   - За что? - разинул рот хозяин. - Да ясное дело, за победу в  Большой
Игре.
   - В какой Большой Игре?
   Этот вопрос слетел у меня с языка прежде, чем я  успел  подумать.  Он
рухнул в наш разговор словно бомба, и пораженный ресторатор даже  отсту-
пил на шаг. Тананда пнула меня под столом, но я и сам уже понял, что до-
пустил промах.
   - Нам хочется побольше узнать о вашем  городе,  друг,  -  заискивающе
произнес я. - Если у вас есть время, то мы  бы  оценили  ваше  гостепри-
имство за стаканом вина. Мне  хотелось  бы  порасспросить  вас  об  этой
Большой Игре.
   - Это очень любезно с вашей стороны, - сказал хозяин, заметно посвет-
лев. - Ждите меня здесь. Я принесу вина.
   - Зачем все это? - прошипела Тананда, как только он удалился.
   - Я стараюсь добыть некоторые сведения, - огрызнулся я. - А  конкрет-
нее - разнюхать все о Призе.
   - Это я поняла, - отрезала она. - Вопрос в том - зачем?
   - Так вот, - высокопарно объявил я, - я считаю,  что  мне  необходимо
узнать как можно больше о предмете, который я собираюсь украсть.
   - Кто тебе это сказал? - нахмурилась Тананда. - О похищаемом предмете
надо знать только то, насколько он велик, насколько он тяжел и за  какую
сумму его можно продать. А потом изучить  систему  охраны.  Знание  уймы
подробностей о похищаемой вещи - препятствие, а не преимущество.
   - Почему ты так считаешь? - спросил я с некоторой долей любопытства.
   - Потому что после этого чувствуешь себя виноватым. Когда ты узнаешь,
как сильно привязан к предмету владелец, или что без него он обанкротит-
ся, или что он будет убит горем, если его украдут, то тебе станет неохо-
та забирать его. И когда настанет время делать свой ход,  то,  возможно,
ты заколеблешься, а колеблющиеся воры в конечном итоге попадают  либо  в
тюрьму, либо в могилу.
   Я собирался развить тему, но хозяин счел нужным именно в  эту  минуту
снова присоединиться к нам. Балансируя с бутылкой и  тремя  стаканами  в
руках, он подцепил ногой стул и подтащил его к нашему столику.
   - А вот и мы, - объявил он, сваливая перед нами свой  груз.  -  Самое
лучшее в заведении, то есть самое лучшее, какое осталось после вчерашне-
го праздника. Сами знаете, как это бывает. Сколько ни припасешь, никогда
не хватает.
   - Нет, мы этого не знаем, - поправил его я. - Надеемся, вы нам  расс-
кажете.
   - Совершенно верно, - кивнул он, наполняя стаканы. -  Знаете,  я  все
еще не могу поверить тому, что вы так мало смыслите в политике.
   - В политике? - моргнул я. - Какое отношение к политике имеет Большая
Игра?
   - Она имеет к ней самое прямое отношение,  -  величественно  произнес
он. - В этом-то вся и суть. Разве вы не понимаете?
   - Нет, - откровенно признался я.
   Ресторатор вздохнул.
   - Так слушайте, - сказал он. - В нашей стране есть две  потенциальные
столицы. Одна из них Вейгас, а эта, как вы, наверное, уже знаете, Та-Хо.
   Я этого не знал, но счел неуместным признаваться в  своем  абсолютном
невежестве. Я тугодум, но не до такой же степени!
   - Поскольку во все времена и в любом месте  может  быть  только  одна
столица, - продолжал он, - два эти города каждый год состязаются за пра-
во быть ею. Город-победитель избирается столицей  и  служит  резиденцией
правительства. Приз - символ этой власти. Последние пять лет он  принад-
лежал Вейгасу. И вчера мы наконец отвоевали его.
   - Вы имеете в виду, что Большая Игра определяет,  кто  будет  править
страной? - воскликнул я, когда до меня вдруг дошло, в чем  тут  дело.  -
Извините за вопрос, но разве это немного не глупо?
   - Не глупее, чем любой другой способ избирать руководство, -  заявил,
пожав плечами, ресторатор. - Он, безусловно, куда лучше войны.  Думаете,
это случайное совпадение, что мы пятьсот лет играем в Большую Игру  и  у
нас за все это время не было ни одной гражданской войны?
   - Но если Игра заменила гражданскую войну, то что же... - хотел спро-
сить я, но тут меня перебила Тананда.
   - Мне очень не хочется перебивать, - сказала она, - но если мы  хотим
опередить толпу, то пора идти. Где, вы сказали, находится Хранилище При-
за?
   - Один квартал вперед и шесть кварталов  налево,  -  объяснил  хозяин
ресторана. - Вы узнаете его по толпе. Я приберегу оставшееся вино, и  вы
сможете прикончить бутылку, когда освободитесь.
   - Мы бы это оценили, - улыбнулась Танда, расплачиваясь за еду.
   Она сумела верно дать валюту, потому что  владелец  ресторана  принял
ее, не моргнув глазом, и любезно помахал нам на прощание.
   - Я надеялся кое-что выяснить об этой Большой Игре,  -  пробурчал  я,
когда мы удалились за пределы слышимости.
   - Нет, ты не выяснял, - поправила меня проворница.
   - Не выяснял? - нахмурился я.
   - Нет. Ты впутывался, - ответила она. - Мы здесь находимся для  того,
чтобы добыть подарок ко дню рождения, а не затем,  чтобы  вмешиваться  в
местную политику.
   - Я не впутывался, - возразил я. - Мне просто хотелось получить  нем-
ного сведений.
   Тананда тяжело вздохнула.
   - Скив, - начала она, - послушайся совета опытной путешественницы  по
Измерениям. Слишком много сведений - это яд. У  каждого  Измерения  есть
свои проблемы. Если начнешь узнавать все ужасные  подробности,  то  тебе
обязательно придет в голову, как просто было бы помочь  им.  Коль  скоро
увидишь проблему и решение, начинаешь чувствовать  себя  обязанным  вме-
шаться. А это всегда приводит к неприятностям,  которых  нам  полагается
избегать в этой экспедиции. Понял?
   Я чуть не указал ей на ироничность ситуации: она советовала мне избе-
гать неприятностей на пути к краже.
   Как мы и предполагали, несмотря на ранний час, у Хранилища Приза тол-
пился народ. Когда мы приблизились, я вновь подивился телосложению мест-
ных жителей, точнее, отсутствию такового.
   Тананда, казалось, не разделяла моего интереса к собравшимся и  ловко
прокладывала себе путь сквозь скопище народа, заставляя  меня  следовать
за ней. Никакой организованной очереди не наблюдалось, и к тому времени,
как мы прорвались в одну из многочисленных дверей, толпа сделалась  дос-
таточно плотной, чтобы затруднить наше продвижение. Тананда все же  про-
должала протискиваться к Призу, но я остался у двери. Мое преимущество в
росте давало мне возможность разглядеть Приз и оттуда.
   Издали он казался еще более безобразным.
   - Ну разве он не великолепен? - вздохнула стоявшая рядом со мной жен-
щина.
   Мне понадобилось время, чтобы сообразить, что говорит  она  со  мной.
Теперешняя личина делала меня больше ростом, и женщина обращалась к моей
груди.
   - никогда не видел ничего подобного, - честно признался я.
   - Ну конечно же, - согласилась она. - Ведь это последнее творение ве-
ликого скульптора Чтотама, созданное им до того, как он сошел с ума.
   Мне пришло в голову, что статуя, скорее всего, была создана после то-
го. А потом я подумал, что, возможно, она-то и свела его с ума, особенно
если он ваял ее с натуры. Я так увлекся этой ужасной  мыслью,  что  даже
вздрогнул, когда Тананда коснулась моей руки, снова оказавшись рядом.
   - Идем, красавчик, - шепнула она. - Я увидела достаточно.
   Быстрота осмотра вселила в меня надежду.
   - Значит, ничего не выйдет? - драматично вздохнул я. - Да, ничего  не
скажешь, круто.
   - Все хорошо, - промурлыкала она, взяв меня под руку. - Мне  кажется,
я нашла способ провернуть эту операцию.
   Я не знал, что это за способ, но был убежден, что, если  начну  выяс-
нять, мне это не понравится.
   И я оказался прав.
   ___________________________________

   ГЛАВА 6

   Вот вы видите его, а теперь вы
   его не видите.
   Х.Шедоуспоун

   - Ты убеждена, что на двери нет никаких замков? - спросил я.
   - Потише, - прошипела Тананда, кладя мне на рот мягкую ладонь, хоть и
без лишней нежности. - Хочешь всех разбудить?
   Она говорила дело. Мы стояли в переулке напротив Хранилища  Приза.  И
так как весь смысл нашего ожидания заключался в намерении удостовериться
в том, что все спят, было бы ошибкой заставлять их  бодрствовать.  Но  у
меня имелись вопросы, и я хотел услышать ответы.
   - Ты уверена? - спросил я шепотом.
   - Да, уверена, - ответила Тананда. - Ты и  сам  мог  бы  убедиться  в
этом, если бы поинтересовался.
   - Я был занят осмотром статуи, - признался я.
   - Угу, фыркнула моя напарница. - Помнишь, что я тебе говорила об  из-
лишнем увеличении информации? Тебе полагалось проверить систему  охраны,
обдумывать входы и выходы, а не разыгрывать из себя знатока искусства.
   - Мне это не нравится, - высказал я сомнение, стремясь отвести разго-
вор от своих упущений. - Это чересчур легко. Я не могу поверить, что они
оставили Приз, вещь, которой так сильно дорожат, в незапертом и  неохра-
няемом помещении.
   - Ты проглядел пару обстоятельств, - упрекнула меня Тананда. - Прежде
всего то, что эта статуя единственная в своем роде.  Это  означает,  что
любому укравшему ее вору будет очень затруднительно  продать  потом  эту
вещь. Если он хотя бы покажет ее кому-нибудь здесь, в Та-Хо, ему попрос-
ту оторвут голову.
   - Он мог бы потребовать за нее выкуп, - предположил я.
   - Слушай, а это мысль! - весело воскликнула моя спутница, ткнув  меня
локтем под ребро. - Мы еще сделаем из тебя настоящего вора! Однако  вер-
немся ко второму тобой обстоятельству.
   - К какому же?
   - Ее нельзя назвать неохраняемой, - улыбнулась Танда.
   - Но ты же сказала... - начал было я.
   - Ш-ш-ш! - остановила она меня. - Я сказала, что в  здании  с  Призом
нет никакой охраны.
   Я закрыл глаза, стараясь овладеть своими нервами, особенно подвержен-
ными воздействию слепого страха.
   - Танда, - мягко обратился я к ней. - А тебе не кажется, что  настало
время поделиться со мной  некоторыми  подробностями  твоего  гениального
плана?
   - Разумеется, красавчик, - ответила она, обнимая меня за талию рукой.
- Я думала, тебе неинтересно.
   Я еле сдержался от желания придушить ее.
   - Просто расскажи мне, как охраняется Приз.
   - Как я уже сказала, никакой охраны в здании  нет.  Однако  там  есть
сигнализация, которая может вызвать ее в любой  момент.  Она  включается
посредством соловьиного пола.
   - Чего? - не понял я.
   - Соловьиного пола, - повторила она. - Это довольно обычный прием  во
многих Измерениях. Деревянный пол вокруг Приза покрыт намеренно неплотно
пригнанными досками, которые начинают скрипеть, когда на них  наступишь.
В данном случае они не только скрипят, но и включают сигнализацию.
   - Чудесно, - скривился я. - Именно поэтому мы не сможем ступить в по-
мещение, откуда должны кое-что украсть. Есть еще что-нибудь?
   Я говорил язвительно, но Тананда отнеслась к моим словам спокойно.
   - Только магический полог вокруг статуи.
   - Магический полог? - изумленно переспросил я. - Ты  хочешь  сказать,
что в этом Измерении есть магия?
   - Конечно, есть, - улыбнулась Танда. - Ты же здесь?
   - Я не устанавливал никаких пологов! - возмутился я.
   - Я имела в виду не это, - ответила она. - Ты же подсоединялся к  си-
ловым линиям, создавая наши личины. Это означает, что здесь есть  магия.
Даже если среди местных нет ни одного адепта, ничто не  мешает  кому-ни-
будь из другого Измерения воспользоваться тем, что здесь есть.
   - Ладно, ладно, - вздохнул я. - Кажется, я просмотрел это. Но как нам
преодолеть эти коварные пол и полог?
   - Это просто, - усмехнулась она. - Полог сделан неряшливо. Устанавли-
вал его не очень сильный маг, и он соорудил простую загородку вместо ку-
пола. Тебе надо просто пролевитировать Приз над пологом в наши  распрос-
тертые объятия. Нам даже не придется входить в помещение.
   - Тпру! - остановил ее я, подняв руку. - В этом есть одно  но.  Я  не
могу этого сделать.
   - Не можешь? - удивилась Тананда. - Я думала,  левитация  -  одно  из
сильнейших твоих заклинаний.
   - Это так, - согласился я, - но статуя-то чужая. Я не могу пролевити-
ровать ее издали. Это как-то связано с тем, что  Ааз  называет  рычагом.
Мне необходимо находиться вблизи, практически рядом.
   - Ладно, - уступила она. - Тогда мы просто обратимся к плану Б.
   - У тебя есть еще план Б? - спросил я с уважением.
   - Разумеется. Я его только что придумала. Ты перенесешь нас обоих над
полом и пологом. Потом мы возьмем Приз и уберемся отсюда.
   - Не выйдет, - нахмурился я.
   - Это почему же? - насупилась моя спутница.
   - Ну, полет - это разновидность левитации, - объяснил я. - Я  никогда
не пробовал летать, перенося еще кого-нибудь. И даже если  я  смогу  это
сделать, нам придется отталкиваться от пола с такой же силой,  как  если
бы мы просто шли по нему. А это включит сигнализацию.
   - Если я что-то смыслю в полете, - сказала Тананда, - то наш вес  бу-
дет более рассеянным, чем если бы мы шли. Но ты прав:  нет  смысла  идти
вдвоем.
   Она вдруг щелкнула пальцами и воскликнула, нагнувшись ко мне:
   - Ладно. Вот что мы сделаем. Ты перелетишь над пологом к Призу  один,
в то время как я буду ждать у двери. Потом, когда ты  будешь  на  месте,
сможешь воспользоваться И-Скакуном и переместиться вместе  с  Призом  на
Пент, а я смотаюсь отсюда с помощью своей магии.
   По какой-то причине мысль о разделении наших  сил  очень  обеспокоила
меня.
   - Послушай-ка, Танда, - обратился я к ней. - Мне пришло в голову, что
даже если мы включим сигнализацию, то к тому времени, когда прибудет ох-
рана, мы уже успеем исчезнуть. Я имею в виду, если у них  свыше  пятисот
лет не было ни одной войны, то они  обязательно  должны  быть  несколько
расхлябанными.
   - Нет, - твердо возразила Тананда. - Если у нас есть способ, позволя-
ющий не тревожить охрану совсем, то именно им мы и воспользуемся. Я обе-
щала Аазу охранять тебя от неприятностей. А это значит...
   Она внезапно оборвала фразу, уставившись на здание Хранилища.
   - Что такое? - прошептал я, вытягивая шею и всматриваясь в темноту.
   В ответ она молча показала рукой на Хранилище Приза.
   Рядом с ним появилась дюжина закутанных в плащи фигур. Они,  оглядев-
шись по сторонам, исчезли в здании с завидной поспешностью.
   - Ты же говорила, что там нет охраны, - зашептал я.
   - Ничего не понимаю, - пробормотала Тананда, скорее себе, чем мне.  -
Помещение не рассчитано на охранные силы.
   - Но если есть охрана, то мы не можем... - начал  было  я,  но  Танда
оборвала меня, положив руку на плечо.
   Группа вышла из здания, двигаясь гораздо медленнее, чем когда мы уви-
дели их впервые. Фигуры обогнули Хранилище и исчезли из виду.
   - Какое облегчение! - перевела дыхание Танда.  -  Это  просто  пьяная
компания, не успевшая прийти до закрытия.
   - Но вели они себя не как пьяные, - усомнился я.
   - Брось, красавчик. - Тананда хлопнула меня  по  плечу.  -  Наступило
время поднимать занавес. Иди за мной.
   Незачем повторять, что идти я не хотел. Но больше всего мне сейчас не
хотелось оказаться в одиночестве, поэтому ничего не оставалось, как сле-
довать за ней. Однако, подчинившись, я проверил наличие  И-Скакуна.  Мне
не нравилось возникшее у меня ощущение, и я хотел быть уверенным, что  в
случае чего у нас путь к отступлению.
   - Заходи! - приказала Тананда, держа дверь приоткрытой. -  Не  забудь
свистнуть, когда достигнешь цели.
   - Но я ничего не вижу, - запротестовал я.
   - Конечно, не видишь, - прошипела Танда. - Там темно. Но ты ведь зна-
ешь, где находится Приз. Так что давай.
   Прикинув расстояние, я, мысленно потянувшись,  оттолкнулся  от  пола.
Как это случалось сотни раз на занятиях, я свободно поднялся и в  потем-
ках поплыл к тому месту, где, как я знал, находилась статуя.
   Пока я плыл, мне в голову пришла мысль, что я забыл узнать у Тананды,
на какую высоту простирается полог. Я подумал, что  надо  было  бы  вер-
нуться, чтобы уточнить это, но потом решил, что не стоит. Шуметь опасно,
а время дорого. Я хотел как можно скорее покончить с этим делом, поэтому
вместо уточнения высоты полога извлек из своего рассудка задачу полета и
поискал перед собой ауру магического полога. Ее не было.
   - Танда! - прошипел я. - Полог убран!
   - Не может быть, - донесся от двери ответ. - Ты, наверное, не на  том
месте. Проверь еще раз.
   Я начал рыскать взглядом по всему пространству помещения. Ничего. Ог-
лядываясь по сторонам, я почувствовал, как мои глаза начали привыкать  к
темноте.
   - Никакого полога нет, - тихо повторил я.  0  Я  нахожусь  прямо  над
пьедисталом. здесь нет никакого полога.
   - Если ты находишься над пьедисталом, - сказала Тананда, -  то  опус-
кайся и хватай Приз. И поторопись! По-моему, я слышу чьи-то шаги.
   Я опустился на пол осторожно, так как помнил о  скрипучих  досках,  и
повернулся к пьедисталу. И тут до меня дошло, что здесь что-то не так.
   - Он пропал! - воскликнул я, ошарашенный своим открытием.
   - Что?! - ахнула Тананда, и в дверях появился ее силуэт.
   - Приз! Он пропал! - повторил я, проводя руками по пустому  пьедиста-
лу.
   - Сматывайся скорее, Скив! - вдруг в полный голос закричала она.
   Я бросился к двери, но Тананда остановила меня:
   - Нет! Воспользуйся И-Скакуном! Немедленно!
   Мой палец двинулся к активирующей кнопке сжимаемого мной  устройства,
но я вдруг заколебался.
   - А как же ты? - крикнул я. - Разве ты не уходишь?
   - Только после того, как исчезнешь ты! - настаивала она. - А  теперь,
давай от...
   Что-то вдруг вылетело из темноты и угодило в Тананду. Она тут же рух-
нула бесформенной грудой.
   - Танда! - закричал я, бросившись вперед.
   Внезапно дверной проем заполнился высокими фигурами, хлынувшими  мимо
распростертого на полу тела.
   Я оцепенел от неожиданности.
   - Внутри еще один! - крикнул кто-то.
   Я вдарил по кнопке.
   Ааз сидел за столом спиной ко мне. Его нисколько не взволновало гром-
кое "бам" моего прибытия.
   - Самое время, -  проворчал  он.  -  Ну  как,  насладился  своей  ма-
ленькой...
   Он оборвал фразу, когда, обернувшись, уловил выражение моего лица.
   - Ааз! - Я, спотыкаясь, двинулся к нему. - Мы в беде!
   Его кулак обрушился на стол и расколол его на щепки.
   - Так я и знал! - прорычал он.
   ___________________________________

   ГЛАВА 7

   Друг, познанный в беде, - настоящий бич.
   Фафэрд

   - Ну-ка, давай посмотрим, правильно ли я понял,  -  пробормотал  Ааз,
меряя шагами комнату. - Ты смылся, а Тананда попалась. Верно?
   - Я не мог ничего поделать, - горестно сказал я, качая головой. - Они
окружили ее со всех сторон, а ты сказал...
   - Знаю, знаю, - отмахнулся мой учитель, - ты  поступил  правильно.  Я
просто пытаюсь восстановить картину происшедшего. Ты уверен, что это бы-
ло на Валлете? В чудном Измерении с маленькими бледными ребятами? Либо с
тощими, либо с толстыми?
   - Совершенно верно, - подтвердил я. - Ты его знаешь?
   - Я слышал о нем, - пожал плечами Ааз. - Но так никогда и  не  удосу-
жился побывать там. О нем много говорят в кругах игроков.
   - Это, должно быть, из-за Большой Игры, - предположил я.
   - Но вот чего я никак не могу уразуметь, - задумчиво проговорил  Ааз,
не обращая внимания на мое замечание, - так это зачем вы-то туда попали?
   - Гм... мы были там в некотором роде из-за меня, - тихо произнес я.
   - Из-за тебя? - переспросил Ааз, удивленно уставившись на меня. - Кто
тебе рассказывал о Валлете?
   - Никто. Я вовсе не просил отправляться именно туда. Просто я  прого-
лодался, а Тананда сказала, что Валлет - самое ближнее Измерение, где  я
смогу найти для себя что-нибудь съестное.
   - Я знаю, как это бывает, - поморщился мой наставник. - С едой всегда
трудно, когда путешествуешь по Измерениям. Даже гуманоидным.
   - И еще тяжелее, когда в гуманоидные Измерения не наведываешься  сов-
сем, - согласился я.
   - В самом деле? - с подозрением взглянул на меня Ааз. - А  какие  еще
Измерения вы, собственно, посетили?
   - Ну... я не помню всех названий, - уклончиво начал я. - Тананда счи-
тала, что в отдаленных мирах меньше шансов попасть в беду.
   - Как выглядели туземцы? - не отставал Ааз.
   - А мы не отклоняемся от темы? - с отчаянием призвал я. - Ведь сейчас
речь идет о жизни Тананды.
   Удивительное дело, но эта уловка удалась.
   - Ты прав, малыш, - вздохнул Ааз. - Ладно, я хочу,  чтобы  ты  крепко
подумал. Ты уверен, что знаешь, кто ее сцапал и зачем?
   Мой тактический ход в беседе вызвал  обратную  реакцию.  Вопрос  Ааза
поставил передо мной настоящую дилемму. С одной стороны, можно было ожи-
дать, что мой учитель выработает план спасения. С другой же - я не горел
желанием признаваться, чем именно мы занимались, когда Тананда попала  в
плен.
   - Ну... - произнес я, избегая встречаться с ним  взглядом,  -  думаю,
что я все-таки смогу вспомнить подробности о других Измерениях. В  одном
из них местные...
   - Минуточку, - перебил меня Ааз. - Ты ведь сам  предложил  сосредото-
читься на проблеме Танды, а теперь уходишь в сторону...
   Он замолчал, не окончив фразы, и посмотрел на меня более внимательно.
   - Ты что-то от меня скрываешь, малыш, - объявил он холодным тоном, не
оставлявшим никакого места для споров. - А теперь выкладывай!  Все,  что
можешь рассказать об этом происшествии!
   Его слова выжидающе повисли в воздухе, и мне  пришло  в  голову,  что
больше увиливать я не смогу.
   - Не уверен, - начал я, прочистив горло,  -  но  думаю,  что  Тананду
схватила городская стража.
   - Стража? - нахмурился Ааз. - С чего бы это ей хватать Танду?  Вы  же
всего-навсего захотели перекусить и малость побегать по магазинам.
   Я не ответил, углубившись в подробное изучение своих носков.
   - Вы ведь занимались только этим, не так ли? - настаивал мой  настав-
ник.
   Я попытался заговорить, но слова никак не шли у меня из горла.
   - Так чем же вы там занимались? - не отставал Ааз. -  Давай  выклады-
вай. Мне следовало бы знать, что это не просто... Эй, вы там  никого  не
убили?
   Сильные руки сомкнулись у меня на плечах, и моя голова закружилась от
не слишком мягкого встряхивания.
   - Мы никого не убивали, - прохрипел я. Говорить было трудно, так  как
моя челюсть двигалась в ином направлении, чем язык. - Мы всего лишь  по-
хищали...
   - Похищали?!
   Руки, сжимавшие мои плечи, разжались так неожиданно, что  я  упал  на
пол.
   - Не верю своим ушам! Похищали! - воззвал к потолку Ааз.  -  Все  это
произошло из-за того, что он пытался что-то украсть!
   У меня болел копчик, но мне необходимо было  заняться  другим,  более
неотложным делом. Я отчаянно  старался  сформулировать  свое  объснение,
когда вдруг осознал, что Ааз смеется.
   - Похищали, - повторил он. - Знаешь, в первый момент ты действительно
напугал меня, малыш. Похищали! А я-то решил, что это что-то важное.
   - Значит, ты не злишься? - недоверчиво переспросил я.
   - Злюсь? Ни в коем случае, - заверил меня он.  -  Как  гласит  старая
пословица, на воровстве жизнь учится... Черт, да большинство  демонов  -
воры! Воровство - единственный способ хоть что-то достать, если  у  тебя
нет валюты.
   - Я думал, ты действительно расстроился, - произнес я, все еще не ве-
ря своему везению.
   - Но пойми меня правильно, - строго поправился мой учитель. - Я вовсе
не в восторге от твоей дурацкой выходки. Тебе надо овладевать такой  ма-
гией, которая повысит твой престиж придворного мага, а не  такой,  из-за
которой в итоге нужно убегать по темному переулку. И  все  же,  учитывая
все обстоятельства, ты мог бы действовать намного хуже во  время  своего
первого путешествия по Измерениям.
   - Вот здорово! Спасибо, Ааз! - обрадовался я его похвале.
   - А теперь давай полюбуемся на него, - улыбнулся мой наставник,  про-
тягивая руку.
   - На что полюбуемся? - моргнул я.
   - На то, что ты украл. Если ты заявился сюда прямо с места преступле-
ния, то, полагаю, ценности при тебе?
   - Гм... на самом деле, - промямлил я, снова пряча от  него  глаза,  -
я... то есть мы его не украли. Он остался где-то там, на Валлете.
   - Ты хочешь сказать, что пошел на все эти выкрутасы -  довел  Тананду
до ареста, прибыл обратно, поджав хвост, - даже не потрудившись  забрать
то, что собирался похитить?
   На лицо Ааза набежали черные тучи, и я понял, что  попал  в  эпицентр
грозы.
   - Но ты же сказал... - начал я.
   - Знаю. Тебе не полагается быть вором, - пробурчал мой  наставник.  -
Но раз уж ты взялся за это, я ожидал от тебя по крайней  мере  успешного
воровства! Подумать только, мой ученик даже не сумел составить действен-
ный план!
   - План составляла Танда, - слабо оправдывался я.
   - Да? - Ааз, казалось, слегка смягчился. - Ну тебе следовало бы само-
му проверить его, прежде чем вступать в дело.
   - Я проверил, и, как мне показалось, он должен был сработать.
   - Да неужели? - донесся язвительный смешок.  -  Ладно,  теперь  давай
рассказывай все об этом плане, который не сработал после  того,  как  ты
его проверил.
   Он подтащил кресло и уселся передо мной. Мне ничего другого не  оста-
валось, как рассказывать все - с начала и до конца. И я поведал ему  обо
всем: о плане, соловьином поле и магическом пологе - словом,  обо  всем,
за исключением того, что именно мы пытались украсть и зачем. К тому вре-
мени, когда я закончил,  его  насмешливая  улыбка  растаяла,  сменившись
мрачной задумчивостью.
   - Ты прав, малыш, - признал наконец он, - план должен был  сработать.
Я могу предположить только одно: вашу цель куда-то перенесли для большей
сохранности. Но это не имеет смысла. Я имею в виду, зачем  устанавливать
систему защиты, если предмет будет перенесен в какое-то другое место?  И
еще: эта группа, болтавшаяся около здания, перед тем как вы  вошли,  ка-
жется несколько подозрительной.
   Он задумался на какое-то время. Потом, вздохнув, пожал плечами и ска-
зал:
   - А, ладно. Нельзя все время только выигрывать. План не сработал -  и
весь разговор. Пошли, малыш, давай малость соснем.
   - Соснем?! - ахнул я. - А как же Тананда?
   - Ну что еще с ней? - нахмурился Ааз.
   - Ее же держат в плену на Валлете! - воскликнул я. - Разве мы не  по-
пытаемся выручить ее?
   - Ах это! - рассмеялся мой наставник. - О ней не беспокойся. Она ско-
ро сама выберется.
   - Но она же в плену! - настаивал я.
   - Ты так думаешь? - усмехнулся Ааз. - Пораскинь мозгами,  малыш.  Кто
ее сможет удержать? Вспомни, она же может прыгать по  Измерениям,  когда
только захочет. А не вернулась одновременно с тобой только  потому,  что
ее оглушили. Как только Танда придет в себя, то сразу же  вернется.  По-
помни мое слово.
   Что-то в его логике казалось мне неверным, но я никак не  мог  понять
что именно.
   - А если ее казнят прежде, чем она очнется? - спросил я.
   - Казнят? - нахмурился Ааз. - За что? Операция  не  удалась,  значит,
имущество все еще при них.
   - Но весь город станет на дыбы, если узнает, что их Приз...
   - Приз? - перебил меня Ааз. - Ты имеешь в виду Приз Большой  Игры?  А
какое отношение он имеет к этому делу?
   - Он... гм... Именно его-то мы и пытались украсть, - наконец признал-
ся я.
   - Приз! - воскликнул Ааз. - Вы не мелочились, не так  ли?  Зачем  вам
понадобился... Нет, лучше не говори. От логики этой женщины у меня всег-
да голова болит.
   - Но теперь-то ты понимаешь, почему я боюсь, как бы ее не казнили?  -
поднажал я, радуясь, что не надо раскрывать мотивов кражи.
   - Такое возможно, - признал Ааз. - Но я все же надеюсь, что ей  дадут
очнуться. Открытые суды драматичны, особенно когда судят за такое  круп-
ное преступление, как попытка украсть Приз Большой Игры. Черт, у  Танды,
вероятно, хватит терпения проторчать весь суд там, прежде чем удрать.
   - Ты действительно так думаешь? - не отставал я.
   - Я в этом уверен, - успокоил меня Ааз. - А теперь давай немного пос-
пим. День у тебя, похоже, выдался длинный.
   Я неохотно отправился в постель, но уснуть никак не мог.  Что-то  ус-
кользало от моих мысленных поисков. Что-то очень важное. И пока я  лежал
так, мои мысли стали разбредаться, вновь возвращаясь к нашему  путешест-
вию, воспроизводя облик и запахи странных существ.
   - Ааз! - закричал я, вскакивая с постели. - Ааз! Проснись!
   - Что такое? - сонно проворчал мой учитель,  с  трудом  поднимаясь  с
постели.
   - Я только что вспомнил, что все время нашими личинами занимался я!
   - Ну и что? - пробурчал Ааз. - Это хорошее упражнение для тебя, но...
   - Неужели т не понимаешь? - настаивал я. - Если я здесь, а Танда  за-
точена на Валлете, то у нее нет никакой личины. Валлеты увидят, что  она
не одна из них, что она демон!
   Возникло мгновение застывшей тишины. Внезапно Ааз очутился на  ногах,
смутно вырисовываясь надо мной.
   - Так что же ты лежишь?! - зарычал он. - Доставай И-Скакун.  Мы  отп-
равляемся на Валлет!
   ___________________________________

   ГЛАВА 8

   Опять в брешь...
   Зарна, человек-пушечное ядро

   К счастью, на нашем И-Скакуне была комбинация для отправки на Валлет,
хотя Аазу пришлось довольно долго искать ее.
   Я хотел отправиться вооруженным до зубов, но мой наставник забраковал
этот план. На допросе мне пришлось признаться, что  я  не  видел,  чтобы
кто-то в том Измерении, кроме городских стражников, открыто  носил  ору-
жие. И это решило дело. Мое умение  маскировать  вещи  на  металлические
предметы пока не распространялось. А мечи и ножи сделали бы нас  слишком
заметными на улицах города. Как указал Ааз, единственный случай  нежела-
тельного ношения оружия - это когда оно может втравить тебя  в  неприят-
ности, вместо того чтобы вызволить из них.
   Я терпеть не могу, когда Ааз высказывает здравые мысли.
   Так или иначе, если не считать небольших споров, наше отбытие с Пента
и последующие прибытие на Валлет прошли гладко, без происшествий.
   - Ну, малыш, - произнес Ааз, нетерпеливо оглядываясь по  сторонам.  -
Куда идти?
   - Не знаю, - признался я, осматривая горизонт.
   Ааз нахмурился.
   - Давай я растолкую тебе помедленнее, - вздохнул он. - Ты бывал здесь
раньше, а я нет. Поэтому твой ограниченный мозг должен уразуметь, что ты
автоматически становишься проводником.
   - Но я... не бывал здесь раньше, - возразил я. - Когда мы с  Танандой
прибыли, то попали в парк Та-Хо!
   На этот раз  мы  оказались  недалеко  от  дороги,  окруженной  слегка
всхолмленными лугами и растущими то тут,  то  там  очень  странными  де-
ревьями. В поле зрения не попадало даже нужника, не говоря уже  о  посе-
щенном мной шумном городе.
   - Не говори мне, я сам угадаю, - произнес Ааз, закрыв  глаза.  -  При
первом посещении переправой занималась Танда. Верно?
   - Совершенно верно, - кивнул я. - Ты приказал  мне  держать  И-Скакун
установленным на возвращение домой, и...
   - Знаю, знаю, - нетерпеливо отмахнулся мой наставник. - Хотя,  должен
сказать, ты выбрал не самое подходящее время быть послушным. Ну а исходя
из того, что мы попали не туда, я делаю вывод, что  И-Скакун  установлен
на другую зону выброса, чем та, которую использовала  Танда.  Нам  нужно
найти проводника-туземца и сориентироваться.
   - Восхитительно, - скривился я. - И где же мы возьмем такого  провод-
ника?
   - Как насчет вон того? - ухмыльнулся Ааз.
   Я проследил взглядом в направлении его вытянутого пальца. И верно, не
далее чем в броске камня возле дерева разместился  небольшой  пруд.  Под
деревом сидел молодой туземец. Меня озадачило то, что он держал за  один
конец палку, а с другого ее конца в пруд тянулась струна.
   - Что он делает? - с подозрением спросил я.
   - Я бы предположил, что он ловит рыбу, - ответил Ааз.
   - Ловит рыбу? Каким образом? - нахмурился я. - Почему он просто...
   - Позже объясню, - перебил меня он. - В данный момент мы пытаемся уз-
нать дорогу в Та-Хо, так ведь?
   - Совершенно верно, - кивнул я. - Идем.
   Я двинулся был вперед, но меня осстановила тяжелая рука Ааза,  легшая
мне на плечо.
   - Малыш, - вздохнул он, - а ты ничего не забыл?
   - Чего? - моргнул я.
   - Наши личины, балда! - зарычал он. - Твой ленивый старый учитель хо-
тел бы иметь возможность задать вопрос не гоняясь за этим юношей по все-
му ландшафту в поисках ответа.
   - О! Правильно, Ааз.
   Смущенный таким недосмотром, я спешно проделал весь фокус с личинами,
и мы подошли к туземцу.
   - Извините, сударь, - начал я, прочистив горло. - Вы не могли бы  по-
казать нам дорогу в Та-Хо?
   - Что вы здесь делаете? - не открывая  глаз,  вместо  ответа  спросил
юноша. - Разве вы не знаете, что на время гражданской войны земля  между
Та-Хо и Вейгасом ничейная?
   - Что он сказал? - нахмурился Ааз.
   - Что такое? - спросил юноша, резко открывая глаза.
   Для разнообразия мой ум сразу оценил ситуацию. Я все  еще  носил  ку-
лон-переводчик, надетый в поездку с Танандой. Но Ааз-то такого не  имел.
Это означало, что, в то время как я мог понять и быть понятым  туземцем,
ни тот ни другой не могли расшифровать речи друг  друга.  Нашим  личинам
грозило разоблачение со стороны первого же туземца, которого мы встрети-
ли. Восхитительно!
   - Извините... Я сейчас, - запинаясь сказал я юноше.
   Быстро сообразив, что нужно делать, я снял свой кулон с шеи  и  надел
его на руку. Ааз сразу же все понял и сунул руку  в  цепочку,  сжав  мое
предплечье железной хваткой. Таким образом мы оба теперь  могли  пользо-
ваться кулоном.
   К сожалению, туземец заметил эту немую сцену. Глаза его,  открывшиеся
при звуке голоса Ааза, теперь расширились до степени вылезания из орбит,
когда он переводил взгляд с одного на другого.
   - Студенческий ритуал, - объяснил Ааз, заговорщицки подмигнув ему.
   - Что? - не понял я.
   - Позже, малыш, - прошипел мой наставник. - Давай снова заводить раз-
говор.
   - Верно, - согласился я, а затем обратился к туземцу: -  Так  что  вы
говорили о войне?
   - Я сказал, что вам не следует здесь  находиться,  -  ответил  юноша,
несколько восстановив свою задиристость, но все еще с  подозрением  пос-
матривая на кулон. - Обе стороны объявили эту  территорию  закрытой  для
посещения, пока не кончится война.
   - А когда она началась? - поинтересовался я.
   - О, на самом деле она только начнется через неделю-другую,  -  пожал
плечами туземец. - У нас свыше пятисот лет не было ни одной войны, и все
порядком разучились воевать. Им понадобится некоторое время на подготов-
ку. Но все равно вам не следует здесь находиться.
   - Ну а вы что здесь делаете? - вызывающе осведомился Ааз.  -  На  мой
взгляд, вы не похожи на солдата.
   - Мой папаша - офицер, - зевнул юнец. - Если та-хойский патруль  най-
дет меня здесь, я просто скажу им, кто мой отец,  и  они  будут  держать
язык за зубами.
   - А что, если вас найдет патруль из Вейгаса? - спросил я.
   - Вейгасцы? - переспросил он. - Да они готовы еще меньше, чем  Та-Хо.
Они даже мундиры себе еще не придумали, не говоря уж о том, чтобы  орга-
низовать патрулирование.
   - Мы очень ценим эти сведения, - объявил Ааз. - Ну а теперь, если  вы
укажете дорогу в Та-Хо, мы просто удалимся с вашего поля боя.
   - Дорогу в Та-Хо? - нахмурился юнец. - Вы не знаете дороги  в  Та-Хо?
Вот странно.
   - Чего ж тут странного? - возразил  мой  наставник.  -  Допустим,  мы
здесь новенькие, ну и что?
   Юноша с подозрением посмотрел на него.
   - Это странно, - заметил он. - Потому что между Вейгасом и Та-Хо про-
легает только одна дорога - эта. Наверное, вы можете объяснить, как  вам
удается путешествовать по дороге, не зная, куда и откуда вы идете?
   На миг воцарилось неловкое молчание. Затем я вынул руку из кулона-пе-
реводчика.
   - Ну, Ааз, - вздохнул я, - как мы выпутаемся на сей раз?
   - Сунь руку обратно, - прошипел мой учитель, - а то у него могут воз-
никнуть подозрения.
   - Он и так уже подозревает, - ответил я. - Вопрос в том, что нам  те-
перь делать.
   - Ничего страшного, - подмигнул мне Ааз. - Сейчас увидишь,  как  я  с
этим управлюсь.
   Несмотря на тревогу, я невольно улыбнулся, с  нетерпением  предвкушая
предстоящую сцену. Никто так не умеет ваньку валять, как Ааз, коль скоро
он разошелся.
   - Объяснение на самом деле очень простое, - обратился к юноше Ааз.  -
Видите ли, мы маги, только что прибывшие из другого мира, и поэтому  мы,
естественно, дезориентированы.
   - Вот это да! Какое остроумное алиби, - сухо заметил я.
   Ааз наградил меня нехорошим взглядом.
   - Понимаете, - продолжал он, - мы хотим предложить свои услуги  слав-
ному городу Та-Хо.
   Мне пришло в голову, что это последнее замечание звучало малость  по-
дозрительно. Я имею в виду, что в начале нашего разговора мы  ничего  не
знали о войне. Видимо, юнец проглядел эту существенную деталь.
   - Маги? - скептически улыбнулся он. - Мне кажется, что вы  не  похожи
на магов.
   - Покажи ему, малыш, - предложил Ааз.
   - Показать - что? - моргнул я.
   - Сбрось наши личины одну за другой.
   Пожав плечами, я сунул руку обратно в кулон-переводчик  и  дал  своей
личине исчезнуть.
   - Я - Скив, - объявил я. - А это... - Тут я сбросил личину с Ааза,  -
мой друг и коллега, маг Ааз.
   Эффект не мог бы быть большим, даже если бы под  этим  юнцом  развели
костер. Выронив свою палку, он вскочил на ноги и начал пятиться. Я  даже
испугался, как бы он не упал в пруд. От страха глаза его расширились,  а
рот продолжал открываться и закрываться, хотя он не произнес ни звука.
   - Пока хватит, малыш, - подмигнул Ааз. - Он уже убедился.
   Я быстро восстановил наши личины, но это мало успокоило юнца.
   - Неплохая шутка, а, приятель? - ехидно спросил мой учитель.
   - Я... я... - начал заикаться туземец. - Та-Хо в ту сторону.
   - Спасибо, - улыбнулся я. - А теперь мы пошли.
   - Не так быстро, малыш, - осадил меня Ааз. - Как тебя зовут, сынок? -
обратился он к юноше.
   - Гриффин, сударь, шепотом ответил тот.
   - Ну, Гриффин, как бы тебя попросить показать нам дорогу? - улыбнулся
Ааз.
   - Зачем? - тупо спросил я.
   - Очнись, малыш, - нахмурился мой наставник. - Мы  же  не  можем  так
просто оставить его здесь. Он знает, кто мы и что мы.
   - Знаю. Ты ему сообщил, - съехидничал я.
   - И кроме того, - продолжал Ааз так, словно я не сказал ему ни слова,
- он - наш пропуск, если по дороге нам встретятся какие-нибудь армейские
патрули.
   - Я предпочел бы не... - начал было Гриффин.
   - Конечно, - перебил его Ааз, - есть еще один способ: мы можем  убить
тебя здесь, и сейчас же.
   - Я настаиваю, чтобы вы позволили  мне  сопровождать  вас,  -  заявил
юнец.
   - Отлично, товарищ, - просиял я.
   - Видишь, малыш. - Ааз хлопнул меня по плечу. - Я же говорил, что  ты
можешь уладить все дела и без моей помощи.
   - Гм... есть, однако, одно обстоятельство, - колеблясь, добавил Гриф-
фин.
   - И оно заключается... - подтолкнул его Ааз.
   - Надеюсь, вы не будете в притензии на меня, если ваши услуги не при-
мут? - нахмурился юноша.
   - Ты сомневаешься в нашей силе? - обиделся мой наставник.
   - Дело вовсе не в этом, - быстро сказал  Гриффин.  -  Просто  дело  в
том... понимаете... мы... у нас уже есть маг.
   - И это все? - рассмеялся Ааз. - Тогда оставьте его нам.
   Когда Ааз говорит "нам" и когда речь идет о магии, он  имеет  в  виду
меня. А у меня возникло нехорошее предчувствие.
   ___________________________________

   ГЛАВА 9

   Возможно, война и ад, но она необходима для прибылей.
   Ассоциация купцов, фабрикантов и глав похоронных бюро

   Когда мы прибыли в Та-Хо, город  гудел,  словно  потревоженный  улей.
Приготовления к предстоящей войне были в самом разгаре, и каждый чем-ни-
будь занимался. Удивительно, но эти приготовления носили в  основном  не
военный характер.
   - Что это такое? - спросил я Гриффина.
   - Я же вам говорил, - напомнил он. - Мы готовимся к войне с Вейгасом.
   - И это называется подготовкой к войне? - изумился я, недоверчиво ог-
лядываясь вокруг.
   - Разумеется, - кивнул юноша. - Опыт, знаете ли, не приходит  сам  по
себе.
   В поле зрения не попадалось ни одного копья или мундира.  Вместо  них
граждане деловито изготовляли флажки,  плакаты  и  футболки,  украшенные
надписями "Мы выиграем войну!".
   - Это самое крупное событие, происходящее в Та-Хо на моей  памяти,  -
доверительно сообщил наш проводник. - Сувениры для Большой  Игры  должны
быть заранее припасены на складах. Если умеючи наладить их производство,
то можно даже создать некоторые излишки и продать их на следующий год. А
эта война застала всех врасплох. Многие огорчены, что их не предупредили
заранее и они не успели организовать производство. Как раз сейчас в  Со-
вете обсуждается резолюция о начале военных действий в следующем месяце.
За этим стоят купцы, торгующие на стадионе прохладительными напитками  и
одеялами. Они утверждают, что незамедлительное объявление войны повредит
их бизнесу и даст преимущество купцам, торгующим бросовым товаром  вроде
наклеек на бамперы и плакатов, которые можно слепить на скорую руку.
   Я почти ничего не понял из сказанного им, но Ааз слушал  как  заворо-
женный.
   - Эти ребята действительно знают, как надо вести войну, - заявил он с
энтузиазмом. - В большинстве Измерений на войне  наживаются,  изготовляя
боеприпасы и выбивая контракты на вооружение. Должен сказать, малыш, ес-
ли бы нам не нужно было спешить, я бы многое взял на заметку.
   Ааз редко чем-либо восхищался, не говоря уж о чужом Измерении. Я  ни-
когда раньше не слышал от него признания, что он хочет чему-нибудь  нау-
читься в области делания денег. И это явление меня несколько пугало.
   - Кстати, о спешке, - напомнил я. - Ты не хочешь объяснить мне, поче-
му мы должны встречаться с магом Та-Хо?
   - Пожалуйста, - улыбнулся мой наставник. - Маги обычно держатся спло-
ченно. Иногда их чувство солидарности превосходит даже узы,  связывающие
магов со своими нациями и Измерениями. В случае удачи  мы  сможем  зару-
читься его помощью и поддержкой в деле освобождения Тананды.
   - Вот странно, - кисло заметил я. - А  мне  до  сих  пор  встречались
только маги, которые обычно норовили вцепиться друг другу  в  глотку.  У
меня даже сложилось впечатление, что им больше всего  на  свете  хочется
увидеть, как маги-конкуренты, а конкретно мы, издохнут на месте.
   - Такая вероятность существует, - признал Ааз. - Но если он откажется
помогать нам, значит, это наш главный противник. И мы, прежде  чем  сос-
тавлять план действий, должны получить представление о том, что  он  мо-
жет, а чего не может сделать. В любом случае нам  необходимо  как  можно
скорее повидать его.
   Вы заметили, что оценки ситуации у моего учителя, как правило, далеко
не успокоительные. Когда-нибудь я, возможно, и привыкну к этому, но сей-
час мне пришлось действовать в напряженном состоянии слепого страха.
   Нам преградила путь толпа, слушавшая юного горлопана, обращавшегося к
ней с самодельной трибуны. Насколько я мог разобрать, слушатели  протес-
товали против всего, в том числе и против войны.
   - Говорю вам, Совет скрывает от вас информацию! - ораторствовал юнец.
   В толпе поднялся рев.
   - Как граждане Та-Хо мы имеем право знать все об  этой  войне!  -  не
унимался он.
   На это откликнулись громче и еще горячее.
   - Как мы можем устанавливать санкции, не говоря уже о том, чтобы сде-
лать все по-умному, если не знаем всех фактов!
   Когда мы наконец протиснулись сквозь эту толпу, я спросил нашего про-
вожатого:
   - Кто эти люди?
   - Букмекеры, - ответил Гриффин. - Здесь следует вести себя осторожно.
У них одна из самых сильных гильдий в Та-Хо.
   - Это внушает почтение, - сказал Ааз.
   - Мы должны постоять за свои права! Требуйте  обнародовать  факты!  -
вопил оратор. - Мы должны знать состав команды, военные планы...
   - Их претензии необоснованны, - заметил Гриффин. -  Они  не  получили
никакой информации, потому что военные еще не составили план.
   - А почему? - поинтересовался я.
   Наш проводник смерил меня подозрительным взглядом.
   - Я думал, вы шли повидать мага, - вместо ответа сказал он.
   - О, совершенно верно, - согласился я, немного смущенный.
   - Слушай, Гриффин, - окликнул его Ааз. - Я все собираюсь спросить,  а
из-за чего, собственно, началась война?
   Впервые с тех пор, как мы встретились, наш юный друг проявил какие-то
иные чувства, кроме скуки и траха.
   - Эти ублюдки из Вейгаса украли наш Приз! - негодующе крикнул он. - И
теперь мы намерены его вернуть!
   - Украли ваш Приз?! - воскликнул мой наставник. - Откуда  вы  знаете,
что это сделали они?
   - Их шайка совершила налет сразу после нашей победы в Большой Игре, -
зло бросил Гриффин. - Они ворвались в Хранилище ночью и успели исчезнуть
раньше, чем по тревоге прибежала стража.
   В моей голове промелькнуло воспоминание о подозрительной группе, про-
бирающейся в Хранилище Приза, пока мы с Танандой дожидались своего  часа
на другой стороне улицы. Это объясняло два  беспокоивших  меня  вопроса:
куда делась статуя и как это охрана  прибыла  так  быстро.  Сигнализация
сработала вовсе не из-за нас. она включилась после  посещения  Хранилища
группой из Вейгаса, которая этим непреднамеренно поставила под удар нас.
   - Я думаю, вам следовало бы лучше заботиться о Призе, раз он так мно-
го для вас значит, - высказался Ааз.
   Гриффин резко повернулся к нему, и мне вдруг показалось, что он  сей-
час ударит моего учителя. Но в последний момент юноша вспомнил, что  Ааз
- маг, и его рука бессильно опустилась.
   Я вздохнул с облегчением. Если бы Гриффин ударил Ааза,  тот  разорвал
бы юнца на куски!
   - Наша система охраны Приза при обычных  обстоятельствах  была  более
чем надежной, - заявил ровным тоном наш проводник. - Но похитителям ока-
зали магическую помощь.
   - Магическую помощь? - переспросил я.
   - Совершенно верно, - подтвердил Гриффин. - А иначе как бы они смогли
унести такую тяжелую статую?
   - они могли сделать это и без магии, - предположил Ааз. - Скажем, ес-
ли бы выделили для этого людей посильнее.
   - Может, я и согласился бы с вами, если бы мы не захватили в плен од-
ного из демонов, - ответил наш проводник.
   Воцарилось неловкое молчание. Ни я, ни Ааз не хотели задавать следую-
щий вопрос. Мы боялись того, каким может оказаться ответ.
   - Вы сказали, демон? - спросил наконец Ааз. - И что же с ним сталось?
   Он произнес это небрежным тоном, но в его глазах появился  насторажи-
вающий блеск. Я оказался в уникальном положении: меня беспокоила  судьба
чужого Измерения!
   - С демоном? - нахмурился Гриффин. - О, маг держит его в  плену.  Мо-
жет, он позволит вам посмотреть на него, когда вы с ним встретитесь.
   - Маг? Тот, с кем мы собираемся увидеться? - заинтересовался  Ааз.  -
Демон у него?
   - Совершенно верно, - подтвердил юноша. - А почему вы спрашиваете?
   - Она все еще без сознания?
   Удар локтя Ааза заставил меня согнуться чуть ли не пополам.  Но  было
уже слишком поздно. Гриффин остановился как вкопанный и пристально  пос-
мотрел на меня.
   - Откуда вы знаете, что он без сознания? - с подозрением спросил  он.
- И почему вы называете его "она"?
   - Не знаю, - пожал я плечами. - Должно быть,  вы  сами  что-то  такое
сказали.
   - Я сказал, что мы захватили в плен демона, - возразил он,  -  но  не
сказал как. А что касается его пола...
   - Слушай, - резко вмешался Ааз, - мы что, весь день  будем  стоять  и
спорить или ты отведешь нас к магу?
   Гриффин еще раз пристально посмотрел на нас,а затем,  пожав  плечами,
объявил, показывая на дверь в стене:
   - Мы пришли. Маг живет здесь.
   - Ну не стой как столб, сынок, - рявкнул Ааз. -  Постучи  в  дверь  и
представь нас.
   Тяжело вздохнув, наш проводник подошел к двери.
   - Ааз! - прошипел я. - А что мы скажем?
   - Предоставь это мне, малыш, - шепнул он в ответ. - Я сначала немного
пощупаю его, а уж дальше будем импровизировать.
   - Что нам надо визировать? - нахмурился я.
   Ааз закатил глаза.
   - Малыш... - начал он.
   В этот момент дверь отворилась, и мы увидели  щурившегося  от  солнца
старика.
   - Гриффин! - воскликнул он. - Что привело тебя ко мне?
   - Сударь, - выдавил из себя наш проводник. - Я...  то  есть  вот  эти
господа хотят поговорить с вами. Они, видите ли... Ну, они маги.
   При этих словах старик вздрогнул и бросил быстрый взгляд в нашу  сто-
рону.
   - Маги, говоришь? Ну что ж, заходите, господа. Юноша, я  думаю,  тебе
лучше подождать здесь. Профессиональные секреты, знаешь ли,  и  все  та-
кое...
   - Я, пожалуй, пойду, - пробормотал Гриффин.
   - Жди здесь! - в голосе старика прорезалась сталь.
   - Слушаюсь, - вздохнул юноша, потупив взор.
   Я старался скрыть свою нервозность, когда мы последовали за  магом  в
его жилище. Ведь у нас не было никаких гарантий, что мы когда-нибудь вы-
беремся из этого дома живыми.
   - Ааз, - прошептал я. - Ты уже раскусил этого старика?
   - Еще рано это утверждать, - саркастически ответил мой  наставник.  -
Однако у меня есть для тебя одно небольшое поручение.
   - Какое? - спросил я.
   - Проверь его ауру. Сейчас же!
   Одним из первых приобретенных мной навыков было умение проверять ауры
и магические поля вокруг людей или вещей. Казалось  странным  заниматься
этим именно сейчас, но я выполнил задание.
   - Ааз! - ахнул я. - У него есть аура! Этот человек действительно  из-
лучает магию. Я ничего не смогу сделать против такого мощного адепта.
   - Будем надеяться, что этому есть другое объяснение, малыш, - пробор-
мотал Ааз. - Быть может, он так же, как и мы, носит личину.
   - Ты так думаешь? - с надеждой спросил я.
   - Ну... - протянул мой учитель, - он носит на  шее  кулон-переводчик,
такой же, как у нас. Значит, можно спокойно биться об заклад, что он  не
из этого Измерения. Кроме того, в его голосе есть что-то знакомое.
   Наш разговор прекратился, когда мы добрались до цели - небольшой ком-
наты, скудно меблированной небольшим столом и несколькими стульями.
   - Присаживайтесь, господа, - предложил хозяин. - Возможно, вы  будете
настолько любезны, что скажете, о чем бы вы желали поговорить со мной.
   - Не так быстро, - осадил его Ааз. - Мы должны сначала узнать, с  кем
имеем дело. Не могли бы вы оказать нам небольшую  любезность  и  удалить
свою личину, прежде чем мы приступим к делу?
   Маг отвел взгляд в сторону и нервно заерзал.
   - Вы ее заметили, да? - пробормотал он. - Оно и понятно. Как вы  уже,
вероятно, догадались, я новичок в данной  профессии.  Совсем  не  вашего
класса, если вы понимаете, что я имею в виду.
   Меня охватило огромное облегчение, но Ааз остался настороженным.
   - Снимите личину, - настаивал он.
   - Ну ладно, - вздохнул хозяин и зашарил в кармане.
   Мы терпеливо ждали, пока он не нашел то, что искал. Затем  черты  его
лица заколебались... тело стало выше и плотнее...  пока  наконец  мы  не
увидели...
   - Так я и думал! - победно воскликнул Ааз.
   - Квингли! - ахнул я.
   - Это и впрямь неловкое положение, - крякнул охотник на демонов, пок-
раснев, и опустился на стул.
   ___________________________________

   ГЛАВА 10

   Старые герои никогда не умирают, они появляются в
   продолжениях.
   М.Муркок

   Внешне Квингли ничуть не изменился с тех пор, как  мы  видели  его  в
последний раз: такой же поджарый и мускулистый. Он  выглядел  бы  внуши-
тельнее в доспехах и размахивая мечом, чем сидя в мантии и попивая вино.
Однако мы встретились именно в такой обстановке, собравшись  на  совеща-
ние, не имевшее ничего общего с первоначально задуманной беседой.
   - Когда охрана схватила Тананду, я испугался, что скоро заявитесь вы,
- вздохнул бывший охотник на демонов.
   - Испугался? - нахмурился я, искренне озадаченный. -  С  какой  стати
тебе нас бояться?
   - Да брось ты, паренек, - горько улыбнулся Квингли. - Мои  магические
способности не идут ни в какое сравнение с твоими.  Я  отлично  понимаю,
что теперь, когда ты здесь, тебе не составит особого труда отбить у меня
работу. Ты либо просто отнимешь ее, либо выставишь меня перед  нанимате-
лями в невыгодном свете, и ни тут же уволят меня.
   - Какая чушь! - воскликнул я, даже обидившись. - Слушай,  Квингли,  я
обещаю тебе, что, пока мы здесь, мы не станем отнимать у тебя работу или
выставлять тебя глупцом.
   - В самом деле? - Квингли просто воспрянул духом.
   - Тебе не кажется, что ты чуточку  спешишь  с  обещаниями,  малыш?  -
спросил мой учитель язвительным тоном.
   - Брось, Ааз, - поморщился я. - Ты же знаешь, что мы прибыли сюда  не
за этим.
   - Но, малыш...
   Я проигнорировал его, снова повернувшись к Квингли.
   - Повторяю: я не претендую на твое место, и мы не сделаем ничего, уг-
рожающего твоему положению здесь. Дело в том, что у меня и так уже  есть
работа в должности мага. Удивительно, почему Танда не сообщила  тебе  об
этом.
   Странно, но, вместо того чтобы успокоиться,  Квингли,  казалось,  по-
чувствовал себя еще более неловко, избегая встречаться с нами взглядом.
   - Танда вообще ничего не говорила с тех пор, как ее передали под  мою
охрану, - смущенно пробормотал он.
   - Да? - удивился я. - Это странно. Обычно ее трудно заставить  замол-
чать.
   - Совершенно верно, - нервно засмеялся Квингли. - За исключением дан-
ного случая. Она... ну... еще не пришла в сознание.
   - Ты хочешь сказать, что она все еще в  отрубе?!  -  воскликнул  Ааз,
вскакивая на ноги. - Что же ты сразу не сказал? Давай, Квингли, тащи  ее
сюда. Возможно, тут что-то серьезное.
   - Нет, нет. Вы неправильно меня поняли, -  замахал  руками  тахойский
маг. - Она не пришла в сознание, потому что я наложил на нее сонные  ча-
ры.
   - Сонные чары? - нахмурился я.
   - Совершенно верно, - кивнул Квингли. - Тананда сама научила меня им.
И это первое усвоенное мной заклинание, в действительности  очень  прос-
тое. Как я понимаю, этим искусством владеют все члены Гильдии Убийц.
   - Зачем? - перебил Ааз.
   - Я никогда не задумывался над этим, - ответил Квингли.  -  Наверное,
это помогает им в работе. Ведь проще расправиться с жертвой,  когда  она
спит.
   - Я не об этом, - прорычал Ааз. -  Мне  лучше  твоего  известно,  как
действуют наемные убийцы. Я хочу узнать, зачем ты применил  сонные  чары
на Тананде?
   - Ну, конечно же, чтобы не дать ей прийти в сознание, - пожал плечами
Квингли.
   - Блестяще, - пробормотал я. - И как это мы сами не додумались?
   - Заткнись, малыш! - рявкнул на меня Ааз.  -  Ладно,  Квингли,  давай
попробуем еще раз. Почему тебе не хочется увидеть ее бодрствующей? Когда
я видел вас в последний раз, мне показалось, что вы довольно неплохо по-
ладили друг с другом.
   - Да, - краснея, признался Квингли. - Но теперь я работаю магом, хотя
и не заблуждаюсь насчет своих способностей. Если бы я дал  ей  очнуться,
мне ни за что не удалось бы помешать ей скрыться.
   - Ты не хочешь, чтобы она исчезла? - удивился я.
   - Конечно нет. Это означало бы для меня потерю работы, - вздохнул он.
- И я очень рад, что ты пообещал мне не делать ничего, угрожающего  моей
репутации.
   Внутри у меня все сжалось.
   - Ловкий ход, - сухо заметил Ааз. - Малыш, может  быть,  в  следующий
раз ты все-таки прислушаешься к моим советам?
   Я хотел хоть что-нибудь сказать в свое оправдание, но в голову ничего
не приходило, и поэтому я промолчал.
   - Ну, господа, - просиял, потирая руки, Квингли. - Раз  все  улажено,
вы теперь отправитесь туда, куда шли.
   - Не так быстро, Квингли, - осадил его Ааз. - Мне кажется, ты  обязан
нам кое-что объяснить. Когда мы виделись в последний раз, ты был охотни-
ком на демонов, собиравшимся отправиться с Танандой в путешествие по Из-
мерениям, дабы поближе познакомиться с магией. Так вот, у меня складыва-
ется впечатление, что ты уже тогда решил  использовать  эти  знания  для
продолжения своей карьеры. Что привело тебя на нашу сторону баррикад?
   Квингли помолчал с минуту, а затем, пожав плечами, произнес:
   - Ну что же, думаю, я могу рассказать вам все, так как мы одно  время
были товарищами по оружию.
   Он остановился, чтобы глотнуть вина, прежде чем продолжить:
   - Как вы, наверное, помните, наша компания отправилась на Деву.  При-
быв туда, мы обнаружили вашу шуточку с нашим возвращением... то есть не-
возвращением обратно на Пент. Танда и я нашли ее забавной, но  остальные
очень расстроились, особенно Иштван. Вскоре мы покинули их и отправились
дальше сами по себе.
   Глаза бывшего охотника на демонов слегка затуманились, когда он  пог-
рузился в воспоминания.
   - Мы отправились в путешествие по Измерениям.  И  должен  признаться,
это было прекрасное время. Я много узнал о демонах и  немного  о  магии.
Это заставило меня задуматься об избранном мной ремесле охотника на  де-
монов. Оказалось, что демоны не такой уж плохой народ, а магия куда луч-
ше размахивания мечом.
   - Надеюсь, ты внимательно слушаешь, малыш? - усмехнулся Ааз, пнув ме-
ня в плечо.
   Я кивнул и продолжил внимать Квингли.
   - А потом, - тяжело вздохнул бывший охотник на  демонов,  -  возникли
обстоятельства, побудившие Танду бросить меня без  денег  и  возможности
вернуться в родное Измерение.
   - Минутку, - перебил его Ааз. - Это на нее не похоже. Что это за упо-
мянутые тобой обстоятельства?
   - На самом деле это  было  просто  недоразумение,  -  вновь  краснея,
объяснил Квингли. - Если не вдаваться  в  трагические  подробности,  все
случилось из-за того, что я провел ночь с другой женщиной.
   - Теперь мне ясно, почему она сбежала от тебя, - нахмурился Ааз. - Но
я не понимаю, почему она забрала твои деньги.
   - ну, по правде говоря, кошелек облегчила та юная особа, с которой  я
провел время, - признался Квингли, краснея еще больше.
   - Ясно, - кивнул Ааз. - Похоже, ты узнал не только о магии и демонах,
но и кое-что о женщинах.
   Я бы и сам не возражал против нескольких уроков в данной области,  но
решил, что сейчас не самое подходящее время заводить об этом речь.
   - Так или иначе, - продолжал Квингли, - я застрял  в  этом  Измерении
без гроша в кармане. Мне оставалось только одно: пойти в бюро по  трудо-
устройству.
   - В бюро по трудоустройству? - моргнул Ааз. - А где ты застрял-то?
   - Да, конечно же, на Базаре Девы, - ответил Квингли.  -  Разве  я  не
упоминал, что мы вернулись туда?
   - Базар-на-Деве! - вздохнул мой наставник. - Мне следовало  бы  дога-
даться. Ладно, продолжай свой рассказ.
   - Да рассказывать больше, в общем-то,  не  о  чем,  -  пожал  плечами
Квингли. - Для охотников на демонов там не было никаких вакансий, но мне
пообещали найти должность здесь, на Валлете, сыграв на том, что я  инте-
ресуюсь магией. Все шло нормально до того момента, пока у моей двери  не
появились охранники, принесшие Тананду.
   Я стал гадать, пригоден ли любой придворный маг для занимаемой  долж-
ности.
   - Ты что, не позволишь Танде уйти? - нахмурился Ааз.
   - Поймите меня правильно, - настаивал зажатый в угол Квингли. - Я хо-
тел бы позволить ей уйти. Это, возможно, разрешило  бы  возникшее  между
мной и Тандой недоразумение. К несчастью, я просто не вижу никакого спо-
соба дать ей скрыться, не потеряв своей работы ввиду несоответствия  за-
нимаемой должности.
   - Слушай, возможно, нам удастся найти тебе работу в Поссилтуме, - на-
ходчиво предложил я.
   - Малыш! - Ааз улыбнулся своей знаменитой улыбкой. - Ты сам прикусишь
язык или мне вырвать его с корнем?
   Я понял намек и заткнулся.
   - Спасибо, паренек, - поблагодарил меня Квингли. - Но я не могу этого
сделать. В отличие от тебя я все еще только пытаюсь создать себе репута-
цию мага. И как же я брошу свою первую работу, сбежав поджав хвост?
   - У тебя нет хвоста, - указал Ааз.
   - Я выразился фигурально, - улыбнулся Квингли.
   - А, - кивнул мой учитель. - Ну, если ты, друг мой, считаешь  поспеш-
ное отступление с места своей последней работы чем-то необычным, то тебе
придется еще многое узнать о профессии мага.
   - Разве я не говорю то же самое? - обиделся Квингли.
   Я слушал их перепалку вполуха. Мои мысли  вращались  вокруг  скрытого
комплимента Квингли. Если верить слухам, у меня начала-таки складываться
репутация сильного мага. Никто не мог отрицать, что мы обставили Иштвана
в его же игре и что я действительно командовал группой, остановившей ар-
мию Большого Джули, которого я потом завербовал. Да ведь в  определенных
кругах мое имя должно быть...
   - Враки! - прорычал Ааз, хлопнув по столу ладонью с такой силой,  что
даже стулья подпрыгнули. - Говорю тебе, не похищала она  этот  проклятый
Приз!
   Я срочно переключился на разговор.
   - Да брось, Ааз, - поморщился Квингли. - Я достаточно долго путешест-
вовал с Тандой и знаю, что она не прочь украсть что-нибудь приглянувшее-
ся ей. Равно, как мне думается, и вы.
   - Верно, - легко признался Ааз. - Но если бы кто-нибудь из нас  захо-
тел это сделать, мы бы не попались. Можешь быть уверен.
   - Поймите, - взмолился Квингли, - даже если я вам поверю, то  сделать
все равно ничего не смогу. Главное, что Совет считает  Танду  соучастни-
цей, и он не станет рассматривать вопрос о ее освобождении, пока Приз не
будет возвращен.
   - Ах вот как? - улыбнулся Ааз, показывая все  свои  зубы.  -  Сколько
всего членов Совета и как они охраняются?
   - Ааз! - строго произнес Квингли. - Если с ними что-нибудь  случится,
боюсь, мне придется рассматривать это как угрозу моей  работе  и  прямое
нарушение обещания мастера Скива.
   Мой наставник откинулся на спинку стула и уставился в потолок. Винный
кубок из тяжелого металла внезапно превратился в его руке в  комок.  Но,
кроме этого жеста, он ничем больше не выдал своих чувств.
   - Гм... Квингли, - осторожно обратился я к нему. У меня в голове воз-
ник образ собственного языка в руках Ааза вместо винного кубка.
   - Да, мальчуган? - вскинул бровь Квингли.
   - Как ты сказал? Что случится, если Приз возвратят?
   Голова Ааза медленно повернулась, и наши взгляды встретились. Но  его
глаза с крапинками золота сделались теперь задумчивыми.
   - Ну я об этом ничего не говорил, - пробурчал Квингли. - Но  это  все
бы изменило. С возвращением Приза Совет будет в  экстазе  и  определенно
снисходительно отнесется к Танде... Да, если Приз вернется, мне  думает-
ся, я смогу подыскать предлог для ее освобождения.
   - Обещаешь? - Я, может, и невежда, но учусь быстро.
   Прежде чем ответить, Квингли с минуту изучал меня взглядом.
   - Даю слово, - наконец произнес он. - А почему ты об  этом  спрашива-
ешь?
   Я бросил взгляд на Ааза. Одно его веко медленно закрылось в  подмиги-
вании, а затем он снова принялся за изучение потолка.
   - Мне думается, я нашел возможность решить все проблемы одним  махом,
- объявил я с нахлынувшим чувством облегчения. - Мы освободим Танду,  не
повредив твоей репутации, и остановим войну.
   ___________________________________

   ГЛАВА 11

   Что значит: "У меня есть для тебя небольшая работенка"?
   Геракл

   - Снова выкрасть Приз из Вейгаса, ни больше ни меньше, - в сотый  раз
пробурчал Ааз.
   - Мы обречены, - мрачно предсказал Гриффин.
   - Заткнись! - закричал я на него.
   Мне пришло в голову, что в последнее время я перенял  от  Ааза  много
дурного.
   - Но я же вам говорил, что не знаю Вейгаса, - запротестовал  юнец.  -
Отныне не надейтесь на мою помощь. Пожалуйста, отпустите меня в Та-Хо!
   - Давай иди, - подтолкнул я его.
   - Надо смотреть правде в глаза, сынок, - улыбнулся Ааз, небрежно  по-
ложив руку ему на плечо. - Мы оставим тебя в покое только после заверше-
ния этого дела. Чем раньше мы попадем в Вейгас, тем раньше ты избавишься
от нас.
   - Но почему? - заныл Гриффин.
   - Мы уже об этом говорили, - вздохнул мой наставник. - Это  мероприя-
тие будет достаточно трудным, хотя о нем вейгасцы  еще  и  не  знают.  А
единственный способ избежать огласки - это взять тебя с собой. Кроме то-
го, ты - наш пропуск через патрули Та-Хо, если мы их, конечно, встретим.
   - Встречи с патрулем можно легко избежать, - стоял на своем юноша.  -
И я никому не скажу о вашей миссии. Честное слово! Неужели я не заслужи-
ваю доверия?
   - Ну... - протянул Ааз, - полагаю, это еще один выход.
   - В самом деле? - с надеждой спросил Гриффин.
   - Как по-твоему, Скив? - окликнул меня наставник. - Ты готов  превра-
тить нашего друга в скалу ил дерево, пока мы не закончим работу?
   - В скалу или дерево? - вытаращил глаза наш проводник.
   - Разумеется, - пожал плечами Ааз. - Но я предлагаю делать это только
в исключительных случаях. Потом всегда бывает трудно найти нужный камень
или дерево для обратного превращения. Иногда приходится искать  не  один
год. Случается, что маг просто сдается.
   - Вы не могли бы идти побыстрее? - произнес Гриффин, ускоряя шаг. - С
такими темпами мы никогда не доберемся до Вейгаса.
   - Полагаю, вопрос решен, - улыбнулся я и подмигнул  Аазу,  показывая,
что оценил его блеф.
   - Подумать только - кража Приза из Вейгаса! - отозвался мой  учитель,
сменив тему. - Не больше ни меньше.
   - Брось, Ааз, - отбивался я. - Ты согласился на  это  прежде,  чем  я
высказал свою мысль.
   - Я ничего не говорил, - возразил он.
   - Ты подмигнул, - настаивал я.
   - Откуда ты знаешь, что мне  не  попала  в  глаз  соринка?  -  привел
контрдовод Ааз.
   - Ниоткуда, - признался я. - Так она попала или нет?
   - Нет, - вздохнул он. - Я действительно подмигнул. но только  потому,
что это был единственный выход из положения, в которое мы  попали  из-за
тебя.
   Тут он меня достал.
   - Не важно, как мы оказались в этом положении, - отрезал я. - Главное
в том, как нам из него выйти.
   - Понятно, - хмыкнул Ааз. - Когда ты впутываешь нас  в  неприятности,
это несущественно.
   - Приз - это свобода Тананды, - напомнил я.
   - Ну... - начал мой наставник, клюнув на эту приманку, - мы не  можем
разрабатывать план, пока не ивидим что к чему и  не  оценим  обстановку.
Как ты думаешь, Гриффин, с чем мы можем  столкнуться?  Насколько  опасны
эти люди?
   - Вейгасцы? - скривился наш проводник. - Я бы на вашем месте не  вол-
новался по поводу их охраны. Они и горошины не сберегут. Даже если прог-
лотят ее.
   - Такие уж глупцы, да? - вскинул бровь Ааз.
   - Глупцы? Да они просто смех! - рассмеялся Гриффин. - На свете нет ни
одного вейгасца, способного правильно развить стратегию, не говоря уж  о
ее применении.
   - Мне показалось, ты говорил, что ничего не знаешь о Вейгасе, - с

   - Ну... я почти ничего не знаю, - признался юноша. - Я видел  только,
как играет их команда в Большой Игре. И если это самое  лучшее,  на  что
они способны...
   - Ты хочешь сказать, что все поведанное  тобой  было  не  больше  как
предположениями, основанными на том, как играет их  команда?  -  перебил
его Ааз.
   - Совершенно верно, - кивнул Гриффин.
   - Та самая команда, которая последние пять лет обыгрывала Та-Хо?
   Голова нашего проводника вскинулась, словно ему только что дали опле-
уху.
   - В этом году выиграли мы! - гордо заявил он.
   - А они потом вернулись и украли Приз прямо из-под вашего носа, - па-
рировал мой наставник. - Боюсь, они не такие глупые, как ты думаешь.
   - Время от времени им везет, - мрачно пробурчал Гриффин.
   - Возможно, тебе следует подумать о том, стоит ли твердить на  каждом
углу, что вас победил слабый противник, - посоветовал я. - Если у  Та-Хо
такая хорошая команда, а й Вейгаса такая плохая,  то  как  ты  объяснишь
пять проигрышей подряд? Для пяти побед сразу одной удачи маловато.
   - Мы стали чересчур самоуверенными, - признался юноша. - А этого сле-
дует избегать тем, кто так хорош, как мы.
   - Я понимаю, что ты имеешь в виду, - кивнул Ааз. - У нас с моим парт-
нером та же проблема.
   Скромность и Ааз - понятия несовместимые, и все же было приятно услы-
шать, что он включает в свое последнее заявление и меня. Я  почувствовал
себя так, словно достиг в ученичестве колоссальных успехов.
   - С чем еще, кроме военных, мы столкнемся? - спросил Ааз. - Как  нас-
чет магии, о которой ты все время твердишь? У них есть маг?
   - Разумеется, - кивнул Гриффин. - Ее зовут Маша. Имейте в  виду:  она
грозная особа.
   - "Грозная" в смысле способностей или по характеру? - уточнил Ааз.
   - И в том и в другом, - твердо заявил наш проводник. - Знаете, я  ни-
когда не был убежден, что наш маг столь уж хорош, как утверждает. Но Ма-
ша - настоящая чародейка. Я даже не могу перечислить все  фантастические
штуки, которые она проделывала у меня на глазах.
   - Гм... а что заставляет тебя думать, что у нее грозный  характер?  -
небрежно осведомился я, пытаясь скрыть свою озабоченность.
   - Я попробую объяснить это так, - начал Гриффин. - Если нужно сделать
какую-нибудь грязную работу и вам на ум приходят разные способы выполне-
ния ее, то она находит еще один - более скверный, чем все другие  вместе
взятые. Она настоящий гений по части неприятностей.
   - Восхитительно, - поморщился я.
   - простите, как вы сказали? - опешил наш проводник.
   - Скив любит вызов, - сказал Ааз, дружески обнимая меня за плечи.
   Я уловил предупреждение, так как его когти пронзили меня чуть  ли  не
насквозь.
   - Совершенно верно. - Моя улыбка от боли получилась вымученной. -  Мы
не раз справлялись с тяжеловесами.
   Вообще-то это было правдой. Но нельзя забывать, что мы уцелели в этих
столкновениях только благодаря смеси слепого везения и жуткого обмана.
   - Это хорошо, - просиял Гриффин. - Даже если вы не  сумеете  похитить
Приз, то, выведя из игры Машу, поможете Та-Хо выиграть войну.
   - Знаешь, Гриффин, - заметил, вскинув бровь, Ааз, - для непосвященно-
го в дела Вейгаса ты, кажется, слишком много знаешь об их маге.
   - Разумеется, - звонко рассмеялся юноша. - Ведь она была магом Та-Хо,
пока ее не переманили Вейгасцы. Я в свое время служил у нее на  посылках
и... - Он вдруг остановился, не закончив предложения. - Эй, а ведь  вер-
но! - воскликнул он. - Я не могу идти с вами, если вы намерены  повидать
Машу. Ведь она знает меня! Если вейгасцы выяснят, что я  из  Та-Хо,  они
сочтут меня разведчиком и упекут в тюрьму.
   - Не беспокойся, - утешил я его. - Мы и близко не подойдем к Маше.
   - Нет, подойдем, - возразил Ааз.
   - Да? - удивился я.
   - Малыш, тебе что, надо объяснять все заново? Мы должны проверить Ма-
шин магический талант точно так же, как проверили его в Та-Хо.
   - Ладно, - сдался я. - Мы повидаем Машу. Полагаю, мне просто придется
надеть личину и на Гриффина, чтобы она его не опознала.
   - Она узнает мой голос, - возразил юноша.
   - Не говори! - приказал я, не разъясняя, дается ли эта инструкция  на
данный момент или на будущее.
   - На сей раз, мне думается, он прав, - вмешался Ааз. - Вероятно, муд-
рее всего будет не брать его с собой на эту операцию.
   - Да? - ехидно улыбнулся я.
   - Эй! Минуточку! - воскликнул Гриффин. - Я не хочу  быть  камнем  или
валуном!
   - О, я уверен, что мы сможем придумать что-нибудь менее крутое, - ус-
покаивающе улыбнулся Ааз. - Извини, нам надо посовещаться.
   Я подумал, что Ааз собирается отвести меня в сторону,  чтобы  погово-
рить с глазу на глаз, но вместо этого он просто  снял  кулон-переводчик.
После бурной сцены Квингли все-таки снабдил нас еще одним  кулоном,  так
что теперь они были у нас обоих. Сняв их, мы имели возможность  разгова-
ривать, не опасаясь быть подслушанными, даже когда Гриффин находился  от
нас на расстоянии вытянутой руки.
   - Что такое, Ааз? - спросил я, освободившись от кулона.  -  Изменение
планов?
   - Задача становится немного сложнее, - объяснил он. - Нам нужно  про-
извести рекогносцировку.
   - Чего? Я не понимаю...
   - Так слушай! - рявкнул Ааз. - Мы будем  лавировать,  пытаясь  обойти
военных и эту Машу, и не сможем  хорошенько  следить  за  Гриффином.  Он
больше ничем не сможет нам помочь, а если он не помогает, значит,  меша-
ет.
   - Он не доставит нам много хлопот, - возразил я.
   - Любые хлопоты будут лишними, - уведомил меня Ааз. - До сих  пор  он
был невинным зевакой, пока мы не принялись  за  дело  всерьез.  Если  мы
возьмем его в Вейгас, то должны быть уверены, что сможем вывести  обрат-
но. У тебя есть уверенность в этом? Или ты собираешься оставить  его  во
вражеском городе?
   Ааз редко применяет гуманные доводы, но,  когда  это  случается,  они
всегда имеют смысл.
   - Ладно, - вздохнул я. - Но что нам с ним делать? Ты же знаешь, что я
не могу превратить его в камень или дерево. А если бы и мог, то не  стал
бы этого делать.
   - Все гораздо проще, - отмахнулся Ааз. - Наложи на него сонные  чары,
а не то он попадет в неприятную историю.
   - Ааз, - тихо простонал я. - Я не умею наводить сонные  чары.  Ты  об
этом забыл?
   - Это не проблема, - подмигнул он мне. - Я тебя научу.
   - Прямо сейчас? - недоверчиво спросил я.
   - Разумеется. Разве ты не слышал, что сказал Квингли? Это же легко, -
уверенно заявил Ааз. - Конечно, как ты понимаешь, на самом деле  это  не
сонные чары. Это скорее анабиоз.
   - Чего? - моргнул я.
   - Объясняю. Это магическое замедление обмена веществ. Будь это сном в
том смысле, в каком понимаешь его ты, пришлось бы столкнуться с  пробле-
мой обезвоживания и...
   - Ааз, - перебил я, подняв руку. - Это заклинание легче, чем объясне-
ние?
   - Ну да, - признался он. - Но я подумал, что тебе захочется узнать...
   - Тогда просто научи меня заклинанию. Идет?
   ___________________________________

   ГЛАВА 12

   Из огня да в полымя
   Шеф-повар

   К счастью, научиться заклинанию сна я смог довольно быстро. Мы  оста-
вили Гриффина мирно похрапывать в канаве возле дороги.
   Из предосторожности мы обошли Вейгас вокруг и зашли в него с противо-
положной стороны. Как выяснилось, наш маневр оказался излишним. Вейгасцы
были настолько заняты своими делами, что не  обратили  на  нас  никакого
внимания.
   - Здорово! - восхищался Ааз, оглядывая улицы, по которым мы шли. -  У
меня может появиться настоящая привязанность к этому Измерению.
   Военные приготовления в Вейгасе носили  тот  же  характер,  что  и  в
Та-Хо, за исключением одной лишь детали. Здесь преобладали  красно-белые
цвета, а не сине-желтые, как там.
   - Посмотри-ка, Ааз! - воскликнул я,  указывая  на  небольшую  группу,
внимавшую оратору.
   Судя по выкрикам, их жалобы ничуть не отличались от услышанных мной в
Та-Хо. Они также сетовали на то, что правительство скрывает от них  све-
дения о войне, а это не позволяет букмекерам принимать ставки.
   - Ну и что? - пожал плечами мой наставник.
   - Интересно, это тоже букмекеры? - спросил я.
   - Есть только один способ выяснить это, - ответил Ааз.
   И прежде чем я успел сообразить, он подошел к группе и завел  длинный
разговор. Мне оставалось только ждать и... беспокоиться.
   - Хорошая новость, малыш, - сказал Ааз, вновь присоединяясь ко мне. -
Они ставят три к одному против Та-Хо в предстоящей войне.
   Мне потребовалось время, чтобы понять смысл его слов.
   - Это и есть твоя хорошая новость? - нахмурился я. - Мне кажется, что
мы недооцениваем военную мощь Вейгаса.
   - Расслабься, малыш, - успокоил меня Ааз. - Та-Хо предполагает  такие
же ставки против Вейгаса. Местные букмекеры просто  обязаны  увеличивать
шансы в пользу родной команды, иначе никто ставить не будет.
   Я озабоченно покачал головой.
   - Ну, значит, шансы равны. Но я все равно не вижу, где  тут  для  нас
хорошая новость.
   - Разве не ясно? - нахмурился мой учитель. - Это означает, что букме-
керы обоих городов действуют независимо друг от друга. Если мы правильно
разыграем карты, то выйдем из этой передряги в большом плюсе.
   Хотя меня и раздражало, что Ааз в такое время думал о деньгах, но тем
не менее его заявление заинтриговало меня.
   - На ставках? - удивился я. - Как же мы узнаем, на какую сторону ста-
вить?
   - Не на какую, а против какой, - поправил меня Ааз. - И  мы  поставим
равную сумму против обеих сторон.
   Я несколько секунд размышлял над этим, понимающе кивая головой, а по-
том все же сдался:
   - Я чего-то не улавливаю. Ставя одинаковые суммы, мы же остаемся  при
своих.
   Ааз в раздражении закатил глаза.
   - Подумай над этим как следует, малыш, - настойчиво  попросил  он.  -
При ставке один к трем мы можем только выиграть. Допустим, мы ставим ты-
сячу против одной команды. Если выигрывает Та-Хо, то мы теряем тысячу  в
Та-Хо и получаем три в Вейгасе, то есть две тысячи чистой прибыли.  Если
выигрывает Вейгас, то происходит то же самое, только наоборот.  Но  итог
один и тот же: две тысячи у нас в кармане.
   - Неплохой план, - согласился я. - Но я вижу в  нем  три  недостатка.
Во-первых, у нас нет этой тысячи.
   - Мы можем прыгнуть обратно на Пент и достать ее, - парировал Ааз.
   - Во-вторых, у нас нет времени...
   - Это можно сделать очень быстро, - возразил он.
   - И, в-третьих, если наша миссия окажется успешной, никакой войны  не
будет.
   Ааз открыл было рот для ответа, но вдруг замер, не находя, что бы та-
кое возразить.
   - Тут я тебя достал, а, Ааз? - усмехнулся я.
   - Интересно, сколько шансов, что войны не будет?  -  пробормотал  он,
бросив мечтательный взгляд на толпу букмекеров.
   - Пошли, - сказал я, храбро потянув его за рукав. - Нам  надо  произ-
вести разведку перед боем.
   - Сначала мы должны проверить эту Машу, - решительно произнес Ааз.
   Я в глубине души надеялся, что он забыл о ней. Впрочем, это приключе-
ние не отличалось постоянным везением.
   Мы шли по улицам города, иногда останавливая прохожих и спрашивая до-
рогу, и наконец прибыли к жилищу мага. Строение оказалось  не  таким  уж
шикарным, но зато источало пленительные ароматы.
   - Не очень-то внушительная хата для маг, а, Ааз? - заметил я, пытаясь
за язвительным замечанием скрыть свою нервозность.
   - Малыш, я что-то забыл, где ты жил, когда мы встретились? -  спросил
он, не сводя глаз с этого здания.
   Я понял его намек. По сравнению с однокомнатной, обшитой досками  хи-
барой Гаркина, этот дом выглядел настоящим дворцом.
   - Но вот я не могу понять, почему Маша  поселилась  именно  здесь,  -
продолжал Ааз, разговаривая скорее сам с собой, чем со мной. - Если ска-
занное Гриффином - правда, то она могла выбрать любое  место  в  городе.
Малыш, проверь-ка силовые линии.
   Я послушно закрыл глаза и потянулся, стараясь поймать потоки магичес-
кой энергии, которую мои коллеги откачивают для своих нужд. Мне не приш-
лось искать их долго.
   - Ааз! - ахнул я. - Здесь пересекаются четыре...  нет,  пять  силовых
линий: три в воздухе и две на земле.
   - Так я и думал, - мрачно произнес мой наставник. - Это место выбрано
не случайно. Энергии у нас в избытке, если  только  она  знает,  как  ею
пользоваться.
   - А что же нам делать, если она так могущественна? - простонал я.
   - Спокойно, малыш, - улыбнулся Ааз. - Вспомни,  энергией  может  вос-
пользоваться любой. Ты можешь распоряжаться ею с таким же успехом, как и
она.
   - И верно, - обрадовался я, слегка расслабившись. -  Итак,  каков  же
наш план действий?
   - Честно говоря, пока не знаю, - признался он, направляясь к двери. -
Нам придется импровизировать.
   Это выражение показалось мне очень знакомым.
   - Но... Ааз, - смущенно произнес я. - Помятуя о том, как провернулось
дело в Та-Хо, на сей раз импровизировать будешь ты.
   - Ты прямо-таки предвосхитил мои слова, - усмехнулся он.  -  Главное,
не забудь проверить ауру, когда мы войдем. Будет полезно знать, есть  ли
она или мы имеем дело с простой шарлотанкой.
   С этими словами он кулаком забарабанил в дверь. Буквально  через  се-
кунду дверь распахнулась с неожиданной быстротой.
   - Чего вам?.. А, приветик, мальчики, - произнес чей-то голос.
   - Вы... э... Маша? Маг? - смущенно произнес Ааз, отступая на шаг.
   - Представьте себе, - донесся смешок.
   Я не видел никого на Валлете, да и  в  других  Измерениях,  кто  хоть
как-то походил на появившуюся в дверном проеме фигуру. Маша была  просто
необъятна: как в ширину, так и в высоту. Она полностью заслоняла дверной
проем, хотя эта дверь была не такой уж маленькой. Но дело было не только
в размере. Если бы не ее наряд, Машу можно было бы и проглядеть -  поду-
маешь, еще одна крупная женщина.
   На всей поверхности ее похожего на  шатер  платья  воевали  пурпурные
цвета. А ярко-оранжевые волосы, рассыпавшиеся по плечам,  дополняли  эту
цветовую абстракцию. А драгоценности! Всех серег, колец и ожерелий,  ко-
торые Маша нацепила на себя, вполне хватило бы для открытия собственного
ювелирного магазина.
   Однако ее лицо бросалось в глаза не так сильно.  Потрескавшиеся  губы
обрамляли неровные зубы, а поросячьи глазки, окруженные сотней морщинок,
были едва различимы среди пятен на коже.
   В своих путешествиях я повидал немало женщин,  но  Маша,  безусловно,
переплюнула все и вся.
   - Вы, мальчики, пришли просто поглазеть на меня, да?  -  осведомилась
она. - Или я могу вам чем-нибудь помочь?
   - Мы... это... нам действительно нужна помощь, - наконец  выдавил  из
себя Ааз.
   Я не понял, о чем именно он говорит - о нашей миссии или о теперяшнем
положении, но в любом случае я был с ним согласен.
   - Тогда вы пришли по верному адресу, - усмехнулася Маша. - Заходите.
   Ааз последовал за ней, и мне ничего другого не оставалось,  как  дви-
нуться следом. Он, однако, удивил меня, немного поотстав  и  обратившись
ко мне за советом.
   - Что скажешь, малыш? - прошипел он.
   - Отталкивающая ведьма, - сказал я и заработал за это удар под ребро.
   - Я имею в виду ее ауру, - прошипел мой наставник. -  Что  случилось?
Ты забыл проверить ее?
   Признаться, так оно и было. Однако теперь, когда мне так ощутимо  на-
помнили об этом, я спешно проверил ауру.
   - У нее есть... нет, минуточку... это не у нее, а у  драгоценнностей.
Они магические, а она нет.
   - Так я и думал, - кивнул Ааз. - Ладно, зато теперь мы знаем,  с  кем
имеем дело.
   - Да? - переспросил я.
   - Она механик, - объявил мне наставник. - Занимается магией с помощью
своих побрякушек. Совершенно другой профиль, резко отличающийся от того,
чему я обучаю тебя.
   - Ты хочешь сказать, что я все же смогу одолеть ее в честном бою?
   - Этого я не говорил, - поправил он меня. - Все зависит от того,  ка-
кие у нее украшения. А судя по количеству, увиденному  нами,  их  у  нее
предостаточно.
   - Да, проблема, - нахмурился я. - И что же мы будем делать?
   - Не беспокойся, малыш, - подмигнул мне Ааз. - Ты ведь все равно  ни-
когда не специализировался на честных боях. Покуда она не знает, что  ты
маг, у нас есть небольшое преимущество.
   Все вопросы, которые я хотел задать, тут же  были  забыты,  когда  мы
достигли цели - помещения, используемого Машей в качестве будуара.
   Здесь находилась самая крикливая  коллекция  подушек,  занавесочек  и
эротических статуэток, какую я когда-либо видел. Они буквально громозди-
лись друг на друга, приводя меня в ужас от сознания того,  как  же  сла-
дострастна Маша.
   - Присаживайтесь, мальчики, - улыбнулась Маша, опускаясь  на  постель
размером с военный плац. - Снимайте свое барахло, и приступим.
   Перед моим мысленным взором пронеслась вся  жизнь.  Когда-то  я  даже
мечтал о карьере сердцееда, но не мог представить, что она начнется  вот
таким образом! Ну а если бы представил, то, скорее всего, стал бы  мона-
хом.
   Даже Ааз с его огромным опытом, кажется, совсем растерялся.
   - Вообще-то у нас не так уж много времени... - пробормотал он.
   - Вероятно, вы меня неправильно поняли, - расхохоталась Маша,  сотря-
саясь всем своим массивным телом. - Я имела в виду, снимите свои личины.
   - Личины? - переспросил я, с трудом сглотнув.
   В ответ она высоко подняла левую руку, показывая нам указательный па-
лец. Третье... нет, четвертое кольцо на нем мигало магическим светом.
   Эта маленькая игрушка говорит, что вы не только маги, но и в личинах,
- усмехнулась она. - Я не так мнительна, как все прочие,  но  тоже  хочу
знать, с кем имею дело. Я просто настаиваю.
   Когда она договорила, дверь за нашими спинами внезапно захлопнулась и
щелкнул замок.
   ___________________________________

   ГЛАВА 13

   Если не можешь ослепить их ловкостью, сбей с толку враками!
   Х.Хилл

   На какой-то миг мы застыли. Наконец Ааз повернулся ко мне, недовольно
пожав плечами.
   - Да, - вздохнул он. - Быстро она нас разоблачила.  С  этой  логикой,
знаешь ли. не поспоришь.
   Я чуть было не прозевал его подмигивания. Но пока еще не понимал, что
же он затеял.
   - С вашего разрешения, сударыня. - Отвесив Маше полупоклон, Ааз  при-
нялся делать в воздухе какие-то грациозные пасы.
   Все это крайне меня озадачило. Ведь Ааз потерял свои магические  спо-
собности... И вдруг до меня дошло! Маша считала магами нас обоих,  и  он
старался подкрепить это заблуждение, ожидая, что в игру вступлю я.
   Я как можно незаметнее закрыл глаза и снял с него личину.
   - Извращенец! - гаркнула Маша. - Ну что ты скажешь! То-то мне показа-
лось, что у тебя какая-то странная походка для валлета.
   - Я как уроженец Извра предпочитаю, чтобы меня называли  извергом,  -
гордо поправил ее Ааз.
   - Мне плевать, как ты там зовешься, - бесстыдно сказала она.  -  Меня
больше интересует, каков ты в деле.
   Не успел я насладиться незавидным положением  моего  наставника,  как
Маша переключила все внимание на меня.
   - А ты кто такой, приятель? - прищурилась она. -  Ты  мало  говоришь.
Давай посмотрим, что ты за птица.
   Под ее пристальным взглядом я занялся восстановлением  своей  обычной
внешности.
   - Пентюх! Да притом молодой, - определила Маша, изучая  меня,  слегка
склонив голову набок. - Ну, не имеет значения.  К  тому  времени,  когда
старушка Маша кончит заниматься тобой... Слушай, а тебя  случайно  зовут
не Скив? Пентюх, путешествующий с извращенцем... - Ее глаза широко  отк-
рылись, а взгляд заметался, перескакивая с меня на Ааза и обратно.
   - Вы слышали обо мне?  -  спросил  я,  одновременно  и  удивленный  и
польщенный.
   Она глухо рассмеялась:
   - Когда я в последний раз заскакивала на Базар, все только об этом  и
говорили.
   - Правда? И что же там говорили? - заинтересовался я.
   - Ну, например, как ты сколотил команду из шести демонов и с  ее  по-
мощью разгромил целую армию. Это самое эффективное  использование  живой
силы, какое только удавалось кому-либо провернуть за многие века.
   - На самом деле нас было восемь, если считать  Глипа  и  Берферта,  -
скромно признался я.
   - Кого?
   - Дракона и единорога, - объяснил я. - Предприятие  оказалось  успеш-
ным, и поэтому я хочу воздать должное всем участникам.
   - очень  благородно  с  твоей  стороны,  -  похвалила  меня  Маша.  -
Большинство моих коллег, когда их планы срабатывают, стараются присвоить
всю славу себе и упоминают о помощниках, только если им нужно на кого-то
свалить вину за неудачу.
   - Ну, если вы слышали о Скиве, - улыбнулся Ааз, влезая в разговор,  -
то наверняка знаете, кто я.
   - Вообще-то нет, - пожала плечами Маша. - Я слышала, что  с  ним  был
шумный извращенец, но никто не упоминал его имени.
   - Да неужели? - спросил Ааз, показывая в  улыбке  все  свои  зубы.  -
Только извращенец, да?
   - В таком случае, - поспешил я, -  позвольте  вам  представить  моего
друга и коллегу, Ааза.
   - Ааз? - удивилась Маша. - Как и...
   - Не родня, - заверил ее он.
   - А, понятно, - кивнула Маша.
   - Вы не будете против, если я выпью немного вина? - спросил мой  нас-
тавник, показывая на стоявший на столе кувшин с вином. - Путь  был  дол-
гим.
   На сей раз я был начеку и быстро пролевитировал кувшин прямо в поджи-
давшую руку Ааза. Мне и в голову не пришло поставить его в неловкое  по-
ложение. Мы все еще находились в неведении относительно Машиных  способ-
ностей, и поэтому любые наши приемы, нарушающие ее равновесие, были  хо-
рошим ходом.
   - Итак, я хотела бы узнать, что здесь делают двое членов Высшей Лиги,
- сказала Маша, откидываясь на шелковые подушки. - Вы ведь не метите  на
мое место, мальчики, не так ли?
   - Заверяю вас, - быстро проговорил Ааз, - в наши  замыслы  не  входит
отнимать у вас работу.
   - Если вы не ищете работу, так что же вы здесь делаете? - поинтересо-
валась она.
   Это был хороший вопрос, и, к счастью, у Ааза имелся неплохой ответ.
   - Мы просто устроили себе небольшой отпуск, - соврал он. - И  махнули
на Валлет в надежде нажить немного денег, вложив их в игорное дело.
   - В игорное дело? - нахмурилась Маша. - Но ведь Большая Игра закончи-
лась.
   - Большая Игра! - презрительно фыркнул Ааз. - Будем с вами  откровен-
ны. Мы плохо разбираемся в профессиональном спорте, чтобы делать  в  нем
ставки. Но мы знакомы с войнами, а здесь, кажется, таковая назревает.  Я
считаю, что если мы не сумеем поставить на нее поумнее, то все оставшие-
ся несколько сот лет будем жалеть о потере денег.
   - Это объясняет, почему вы прибыли на Валлет, - задумчиво  произнесла
Маша. - Но ничего не говорит о том, что вы здесь делаете, в моем кабине-
те. Разве я могу сделать для вас что-нибудь такое,  чего  вы  не  можете
сделать сами?
   - На это я мог бы дать довольно неприличный ответ, - ухмыльнулся Ааз.
- Ну а если серьезно, нам нужны кое-какие  сведения,  точнее,  будут  ли
вестись какие-либо крупные военные действия и возможны ли  неожиданности
со стороны противника?
   - Противника? Вы имеете в виду Та-Хо? - она громко рассмеялась. - Га-
рантирую вам, мальчики, с этим, как его, Квингли, я справлюсь одной  ле-
вой при условии, что эта левая будет вооружена несколькими моими  игруш-
ками.
   Иллюстрируя свой довод, она взмахнула рукой, и кольца начали  перели-
ваться всеми цветами радуги.
   - Для войны они как раз подходят, - кивнул Ааз. - Но как  срабатывают
здесь, в городе? Это сможет помешать Та-Хо заполучить Приз  обратно  еще
до начала военных действий?
   - О, я установила у хранилища Приза несколько штуковин, и они поймают
всякого, кто попробует его свистнуть, - улыбнулась Маша. - Даже если они
попытаются применить магию. Каждая из этих штуковин в отдельности  может
разладиться, но я установила их так, что порча одной приводит к  запуску
другой. Без моего разрешения никто этот Приз не вынесет.
   - Неплохо, - улыбнулся мой наставник, но я заметил, что улыбка у него
получилась немного натянутая. - Значит, пока полный контроль над  Призом
у вас, неожиданностей не предвидится.
   - Не абсолютный контроль, - поправила его Маша. - Когда Приз на пара-
де, за него отвечает армия.
   - На параде? - удивился я.
   - О, раз в день Приз проносят по улицам города для поднятия патриоти-
ческого духа граждан. Мы думали, что это им скоро надоест, но они повто-
ряют шествие каждый день, словно спятившие.
   - Полагаю, Приз сопровождает вооруженный эскорт, - заметил Ааз.
   - Шутите? Когда его проносят по городу, за ним тащится  половина  ар-
мии. Они проводят больше времени, эскортируя Приз, чем готовясь к войне.
   - Понятно, - пробормотал мой наставник. - Ну теперь  мы  узнали  все,
что хотели. Пора убираться восвояси.
   Прежде чем он успел подняться, Маша очутилась на  ногах  и  вцепилась
ему в руку.
   - Зачем так спешить? - промурлыкала она. - Разве я не получу ничего в
обмен за свои сведения?
   - Возможно, - крякнул Ааз, пытаясь освободить свою руку.
   - Вам известно, что Квингли вызвал на помощь демона? - спросила  Маша
придвигаясь к нему поближе.
   - Он... чего? - подал голос я.
   Маша выпустила руку Ааза и резко выпрямилась.
   - Вы правы, - кивнул Ааз, отодвигаясь за пределы досягаемости. - Судя
по всему услышанному нами, он держит демона в качестве пленника у себя в
мастерской. Я думаю, что Квингли планирует использовать его в  предстоя-
щей войне.
   - Демона? Да? - растерянно пробормотала Маша. - Ну и ну. Это же надо!
Не думала, что у Квингли хватит на это пороху. А вы ничего не слышали  о
способностях этого демона?
   - Ничего конкретного, - признался Ааз. - Но я думаю, он не  представ-
ляет большой угрозы.
   - Это верно, - кивнула Маша. - скорее всего, я смогу справиться  и  с
ним и с Квингли.
   Я узнал эту интонацию. Точно такая же появляется у меня, когда я ста-
раюсь убедить себя, что смогу осуществить очередной замысел Ааза.
   - Слушай, Маша! - воскликнул мой наставник, словно эта мысль  осенила
его только теперь. - Хотя мы и в отпуске, но, я думаю,  мы  сумеем  тебе
помочь.
   - Правда? - обрадовалась она.
   - Это в наших интересах, если мы собираемся ставить на войну, - улыб-
нулся Ааз. - Иначе бы не впутывались. Мне кажется, мы сможем  освободить
демона или нейтрализовать его, чтобы он ничем не смог помочь Квингли.
   - Вы сделаете это для меня? - не поверила Маша.
   - Разумеется, - подтвердил Ааз. - Только не обижайся ни на  что  сде-
ланное нами. Что бы мы не предприняли, постарайся не  противодействовать
нашим шагам. Я ничего не гарантирую, но надеюсь,  мы  сможем  провернуть
такое дело. Если нам это удастся, не забудь, что ты задолжала нам  услу-
гу.
   Всякий знавший Ааза сразу заподозрил бы неладное, если бы он  предло-
жил сделать что-нибудь безвоздмездно. К счастью, Маша не  знала  Ааза  и
заботливо и благодарно помахала нам рукой на прощание.
   - Ну, малыш, - усмехнулся Ааз, хлопая меня по плечу. - Неплохая рабо-
та, не так ли? За один сеанс мы не только  разведали  противника,  но  и
нейтрализовали его. Что бы мы теперь не предприняли, большая  злая  Маша
не выступит против нас из страха расстроить наши планы против Квингли.
   Так как прежде, чем мы снова вышли на улицу, я восстановил наши личи-
ны, похлопывание Ааза пришлось не  совсем  по  спине,  а  удар  оказался
большей силы, чем, возможно, он рассчитывал. В общем и целом  это  никак
не улучшило моего и без того угнетенного настроения.
   - Разумеется, Ааз, - пробурчал я. - За  исключением  одной  маленькой
детали.
   - Какой такой детали?
   - Мы не можем похитить Танду у Квингли, так как он из-за этого  поте-
ряет работу, а мы обещали не подвергать опасности  его  положение.  Пом-
нишь?
   - Ах, Скив, Скив, - покачал головой мой наставник. - Это не я прогля-
дел, это ты не обдумал все как следует.
   - Ладно, - резко сказал я. - Допустим, я тугодум. Так объясни мне все
более доступно.
   - Ну, во-первых, как я только что упомянул, нам какое-то  время  при-
дется заботиться о Маше.
   - Но... - начал было я, но он перебил меня.
   - Во-вторых, я сказал: "Освободим или нейтрализуем". Так вот  мы  уже
знаем, что Квингли не собирается использовать Танду в войне. Маша должна
будет оказать нам услугу, сделаем мы что-нибудь или нет.
   - Но мы прежде всего должны выручить Танду, - возразил  я.  -  А  для
этого нам необходимо похитить Приз.
   - Правильно. - Ааз погладил меня по голове. - Рад, что наконец-то  ты
все уловил.
   - Что? - умно отозвался я.
   - Ты все же не уловил, - вздохнул мой наставник. - Слушай, малыш, на-
ша миссия по-прежнему остается в силе. Мы должны похитить  Приз  еще  до
начала военных действий.
   - Но я не могу обойти Машины капканы.
   - Конечно, не можешь, - согласился Ааз. - Вот потому-то нам и  предс-
тоит украсть его на параде.
   - На параде? - удивился я. - Средь бела дня, на глазах всего города и
половины армии?!
   - Разумеется, - пожал плечами Ааз. - Это идеальная ситуация.
   Мне пришло в голову, что либо мое представление об идеальной ситуации
в корне неверно, либо мой наставник сошел с ума.
   ___________________________________

   ГЛАВА 14

   Любой маг вам скажет, что утверждение мифа и есть секре
   успешной кражи.
   Д.Хеннинг

   - Разве ты не помнишь, малыш? Эта ситуация идеальная, потому что  все
уверены, будто Приз украсть нельзя.
   Точно такой же ответ давал мне Ааз всякий раз, когда я его  спрашивал
о том, что он подразумевает под "идеальной ситуацией". И поэтому я  при-
вел свои обычные в таких ситуациях возражения:
   - Правильно, потому что его невозможно украсть. На этот  самый  Приз,
который мы намерены похитить, будет глазеть половина населения  Вейгаса.
Кто-нибудь да обязательно заметит.
   - Если ты четко выполнишь все мои инструкции, то они ничего не  заме-
тят, - парировал мой наставник. - положись на меня.
   Я не мог успокоиться. Дело, прошу заметить, не в том, что я не  пола-
гался на Ааза. Его способность втравливать меня в неприятности превосхо-
дит только умение вытаскивать меня из них. Просто у меня возникло  пред-
чувствие, что на этот раз его способности подвергнутся серьезному  испы-
танию. Я собирался высказать свои сомнения Аазу,  когда  окружавшая  нас
толпа подняла рев, положив конец нашим пререканиям. В поле  зрения  поя-
вился Приз.
   Свой наблюдательный пункт мы выбирали очень тщательно. Здесь  процес-
сия ближе всего подходила к северной стороне Вейгаса, и,  следовательно,
здесь Приз оказывался ближе всего к  воротам,  выходившим  на  дорогу  к
Та-Хо.
   В соответствии с планом Ааза мы потрясали кулаками и подпрыгивали  на
месте, когда мимо нас в сопровождении военного эскорта  проносили  Приз.
Кричать, однако, не имело смысла: толпа ревела так громко, что два голо-
са звучали совершенно незаметно, а нам следовало беречь силы для  непос-
редственно кражи.
   Протолкаться в задние ряды толпы не составило большого труда. Простое
прекращение борьбы, когда все прочие, отпихивая друг друга локтями, рва-
лись вперед, вскоре переместило нас на намеченную позицию.
   - Пока все идет отлично, - пробормотал Ааз,  рассматривая  затылки  и
удостоверяясь, что за нами никто не наблюдает.
   - Может, нам следует завязать, пока мы еще не ввязались? - с надеждой
предложил я.
   - Заткнись и принимайся за дело. - Тон Ааза  не  оставлял  места  для
возражений.
   Вздохнув, я закрыл глаза и принялся вносить изменения в наши личины.
   Когда я только начинал учиться заклинанию личин,  оно  касалось  лишь
изменения черт лица и конфигурации тела, придававших им сходство с  дру-
гим субъектом. После упорных занятий я научился  менять  и  внешний  вид
предметов, а конкретнее - нашей одежды.
   На сей раз, когда я закончил свои манипуляции, мы не только выглядели
как валлеты, но и носили мундиры вейгасских солдат.
   - Неплохо, малыш, - одобрил Ааз, похлопав меня по плечу. - Пошли.
   И с этими словами он сломя голову ринулся в толпу, расчищая мне доро-
гу и пробираясь на улицу позади процессии. Пробивать путь в гуще  народ-
ных масс - одно из тех дел, которые у Ааза получаются лучше всего.
   - Дорогу! - орал он. - Посторонись! Дорогу!
   Следуя за ним впритык, я добавлял к всеобщему гаму свой рев.
   - Тахойцы! - вопил я. - У южной стены тахойцы!
   Это одно из тех дел, которые лучше всего получаются у меня,  -  пани-
ческие вопли.
   Сначала нам показалось, что нас никто не расслышал.  Затем  несколько
голов повернулись в нашу сторону. Кое-кто подхватил мой вопль.
   Слова пронеслись по толпе вперед, словно лесной пожар, да такой, что,
когда мы добрались до арьергарда процессии, та остановилась.
   Солдаты засуетились, цепляясь оружием за окружавших их людей и бросая
нервные взгляды то на толпу, то на крыши домов.
   - Тахойцы! - кричал я, проталкиваясь к ним.
   - Где?
   - У южной стены!
   - Кто?
   - Тахойцы!
   - Где?
   Эта ерунда могла бы продолжаться бесконечно, если бы наконец не  поя-
вился офицер. Он заметно превосходил интеллектом своих солдат... то есть
он мог бы выиграть спор с кочаном капусты.
   - Что здесь происходит? - потребовал он ответа.
   При звуке его властного голоса гомон немного приутих.
   - Тахойцы, сударь! - выпалил я, уже заметно запыхавшись. - Они атаку-
ют крупными силами у южной стены.
   - Но Та-Хо к северу отсюда, - удивился офицер. -  С  какой  стати  им
атаковать южную стену?
   Его мозговая деятельность раздражала до крайности. А  самое  главное,
она угрожала расстроить наши  планы,  во  многом  зависящие  от  стреми-
тельности разворачивания событий.
   - Мы что, будем стоять здесь  и  спорить,  пока  эти  сине-желтые  не
возьмут город? - спросил Ааз, отодвигая меня в сторону. - Если из-за ва-
шей нерешительности все погибнут, Совет разжалует вас в рядовые.
   Такая угроза выглядела весьма логичной, и поэтому этот дурак,  конеч-
но, воспринял ее всей душой. Быстро смекнув, он повернулся к  окружающей
его рати и выхватил меч.
   - К южной стене! - приказал он. - За мной!
   - К южной стене! - закричали солдаты, устремившись за ним следом.
   - К южной стене! - подхватил я и чуть было не последовал за ними.
   Внезапно могучая рука схватила меня за плечо и отбросила к стене бли-
жайшего дома с такой силой, что вышибла из моих легких почти  весь  воз-
дух.
   - К южной стене!
   Это крикнул Ааз, привалившись ко мне спиной, дабы удержать на  месте,
пока он махал рукой пробегавшим мимо солдатам.  Затем,  слегка  повернув
голову, он обратился ко мне:
   - Ты куда это собрался?
   - К южной стене, - еле выдавил я.
   - Зачем?
   - Потому что там тахойцы!..
   Я вдруг почувствовал себя полнейшим идиотом... насколько я вообще мог
чувствовать, придавленный Аазом, а он, как известно, выступал в  тяжелом
весе.
   - Я лучше соображаю, когда могу дышать, - слабо заметил я.
   Когда Ааз переместил свой вес вперед, я рухнул наземь.
   - Кончай свою клоунаду, малыш, - прорычал он, поднимая меня за  шиво-
рот. - Нас ждет работа.
   Как я уже говорил, Ааз обладал завидным умением  констатировать  оче-
видное.
   Вокруг носилок, которые теперь стояли на земле, все еще  толпилось  с
дюжину солдат. Да и толпа зевак не спешила  покидать  предмет  всеобщего
обожания.
   - Что будем делать, Ааз? - прошептал я.
   - Предоставь все мне, - отозвался он.
   - Ладно.
   - Итак, мне нужно чтобы ты сделал следующее...
   - А что случилось с "предоставь все мне"? - пробурчал я.
   - Заткнись и слушай! - приказал он. - Мне нужно, чтобы ты изменил ли-
цо и мундир, сделав их такими же, как  у  того  офицера,  с  которым  мы
только что говорили.
   - Но...
   - Без разговоров!
   Спустя минуту мой преобразовавшийся наставник твердой походкой напра-
вился к оставшимся солдатам.
   - Вы что тут делаете?! - заорал он. - А ну живо к южной стене!
   - Но... мы же... нам приказано охранять Приз, - попытался было возра-
зить один из солдат.
   - Защищайте его, не пуская в город тахойцев! - проревел Ааз. - Быстро
к южной стене! Всякого, кто попытается отстать, я обвиню в трусости  пе-
ред лицом неприятеля. Вам известно, какое наказание за это полагается?
   Они, безусловно, знали, потому что сломя  голову  бросились  к  южной
стене.
   Вот вам и военный эскорт Приза! Однако я не знал, что Ааз намеревался
делать с оставшимися здесь горожанами.
   - Граждане Вейгаса! - крикнул он, словно отвечая  на  мой  безмолвный
вопрос. - Враг атакует наш город. Я знаю, что все вы  готовы  записаться
добровольцами, чтобы получить почетную  возможность  сложить  голову  за
родную землю. Но для действенности такой помощи вам нужно соблюдать  по-
рядок и дисциплину, выстроиться здесь передо мной и прослушать  инструк-
таж. Все непригодные к службе должны срочно разойтись  по  домам,  чтобы
освободить место ополчению для маневров. Добровольцы, стройся!
   Буквально через несколько секунд мы с Аазом остались на улице  совер-
шенно одни. Толпа потенциальных добровольцев испарилась быстрее, чем во-
да на раскаленной сковородке.
   - Вот так-то, - усмехнулся, подмигнув мне, Ааз.
   - куда же они все разбежались? - спросил я, вытянув шею  и  оглядыва-
ясь.
   - Конечно же, по домам. Никто не любит призыв, особенно если дело ка-
сается его лично.
   Я прислушался.
   - По-моему, никто никого не призывает.
   Мне показалось, что это замечание не понравилось моему наставнику. Он
схватился руками за голову и хотел было что-то рявкнуть, но передумал.
   - Слушай, давай прекратим болтать и просто хапнем Приз, идет? - пред-
ложил он. - Эта шуточка с южной стеной не надолго задержит армию.  Лично
я не хочу быть здесь, когда они вернутся.
   На этот счет я был полностью с ним согласен.
   - Правильно, Ааз, - кивнул я. - Но как мы вынесем его из города?
   - Нет проблем, - отмахнулся он. - Вспомни, я ведь не такой уж дурак.
   И с этими словами он спрятал Приз, просто сунув его под мышку.
   - Но, Ааз... - начал было я.
   - Я знаю, что ты собираешься сказать, - опередил меня он, подняв  ру-
ку. - И ты прав. Легче было бы  украсть  тележку  зеленщика.  Однако  ты
проглядел тот факт, что тележка - личная собственность, в то  время  как
Приз принадлежит всему городу.
   - Но, Ааз...
   -...А это означает, что каждый полагает, будто Приз  стережет  кто-то
другой, и поэтому его похищение может сойти с рук. А вот если бы мы  ук-
рали тележку, то владелец мигом поднял бы тревогу. Теперь ты понял,  что
легче украсть?
   - Я не имел в виду то, как мы унесем его. Я хочу знать, как мы проне-
сем его мимо часовых у ворот?
   - Что-что? - нахмурился Ааз.
   - Они не позволят нам спокойно вынести этот Приз. И я не могу  замас-
кировать его личиной. Ведь он же металлический.
   - Хм... ты прав, малыш, - задумчиво произнес  мой  наставник.  -  Ну,
возможно, нам удастся... О, шикарно!
   - Что такое? - испугался я.
   - Солдаты возвращаются, - объявил он, склонив голову набок и  прислу-
шиваясь. Как я уже упоминал, у Ааза исключительный слух. -  Нам  следует
поторапливаться. Доставай И-Скакун.
   - Чего? - моргнул я.
   - И-Скакун! - зарычал он. - Нам придется пока взять эту штуку с собой
на Пент.
   Я поспешно вытащил из сумки И-Скакун и отдал его Аазу для настройки.
   - А как же Танда?
   - Позже мы доставим груз обратно и освободим ее, - ответил он. - Я не
рассчитывал заниматься освобождением Тананды сразу же после кражи. Всег-
да существует вероятность, что... А, ладно. Держись поближе, малыш. Пое-
хали.
   Я прижался к нему и стал ждать, когда он нажмет на  кнопку,  запуская
И-Скакун.
   Перемещение на Пент не состоялось.
   ___________________________________

   ГЛАВА 15

   Сначала нужно было отпереть сейф, а уж потом всплывать на
   поверхность.
   Г.Гуддини

   - Не получается, - тихо произнес я.
   - Сам вижу, - отрезал Ааз, проверяя настройку И-Скакуна. - Вся беда в
том, что мы слишком полагаемся на  механические  средства  передвижения,
которые в самый неподходящий момент запросто могут подвести.
   - Что стряслось? - нервно спросил я.
   - Этой проклятой штуке нужна перезарядка, - простонал Ааз. - А мы  не
успеем этого сделать прежде, чем сюда прибудут солдаты.
   - Тогда давай пока спрячемся.
   - Где? - зарычал он. - Ты что, собираешься попросить  убежища  у  ко-
го-нибудь из горожан?
   - Ладно, предложи что-нибудь сам! - огрызнулся я.
   - Я работаю над этим, - проворчал Ааз, оглядываясь вокруг. - Нам нуж-
но ни что иное, как... Вот!
   Прежде чем я успел понять, что он делает, Ааз  вошел  в  находившуюся
рядом лавку, сорвал со стены звериную шкуру и  принялся  заворачивать  в
нее Приз.
   - Восхитительно, - сухо заметил я. - Теперь у нас мохнатый Приз.  Ду-
маю, стражников это не одурачит.
   - Одурачит, коль скоро ты замаскируешь его личиной, - усмехнулся Ааз.
   - Я же тебе уже говорил, что не могу этого сделать! - взмолился я.  -
Он ведь металлический!
   - Не Приз, дубина! - резко бросил он. - Шкуру!  Преврати  ее  во  что
угодно. Или лучше переделай ее в раненого солдата.
   Я не был уверен, что что-нибудь получится, но все же закрыл  глаза  и
попробовал... Получился раненый солдат в комплекте с порванным  и  окро-
вавленным мундиром.
   - Неплохо, малыш, - кивнул Ааз, засовывая мое произведение под мышку.
   Как обычно, я видел все недостатки своего камуфляжа. Передо мной сто-
ял отнюдь не офицер стражи с раненым солдатом под мышкой, а Ааз, держав-
ший подозрительно громоздкий сверток.
   - Ты уверен, что все в порядке? - с сомнением спросил я.
   - Уверен, - кивнул Ааз. - Только... А вот и они. Предоставь  действо-
вать мне.
   По-моему, я когда-то это уже слышал...
   В поле зрения появились солдаты, с хмурыми  лицами  приближавшиесь  к
нам. Это не предвещало ничего хорошего.
   - В ту сторону! Быстро! Они уходят!
   От рева Ааза я чуть не выскочил из собственной шкуры, хотя должен был
уже привыкнуть к его неожиданным выходкам.
   - За ними! - кричал Ааз. - Чарли ранен!
   - Какой Чарли? - не понял я.
   - Заткнись, малыш, - прошипел мой наставник, одарив меня уничтожающим
взглядом.
   Солдаты замедлили шаг, посматривая по сторонам, но  своего  курса  не
изменили. На наше счастье, изображаемого Аазом офицера с ними не было.
   - Вы что, не поняли? - крикнул Ааз. - Они утащили Приз! Быстро за ни-
ми!
   Наконец-то сработало. Солдаты быстро развернулись и бросились в  ука-
занном Аазом направлении.
   - Вот это да! - воскликнул я, искренне восхищаясь. - Я  бы  не  хотел
держать в руках этот Приз, если бы они меня догнали.
   - Да уж, - согласился со мной Ааз. - Поэтому, если ты не против, пос-
пешим восвояси.
   - О, верно, Ааз... - начал я, но  он  уже  пожирал  метровыми  шагами
большие отрезки дистанции.
   Я припустил вдогонку, твердо решив не спрашивать его о  том,  как  мы
сможем миновать часовых у ворот. Я знал, что раздражаю его своими посто-
янными вопросами, и кроме того, ответы только расстраивали меня.
   Однако, когда мы приблизились к воротам, нервозность моя усилилась, а
решимость ослабла.
   - Э-э-э... ты хочешь, чтобы я переменил личину на Призе? - спросил  я
на пробу.
   - Нет, - отрезал он. - Но ты мог бы вывалять нас в грязи.
   - Вывалять нас? - не понял я.
   - Немного грязи и крови на мундирах,  -  разрешил  Ааз.  -  Чтобы  мы
действительно выглядели побывавшими в бою.
   Я согласился поправить наши личины. Между прочим, это не  так  легко,
как может показаться. Попробуйте закрыть глаза и представить себе  гряз-
ные мундиры, когда несешься рысью по незнакомым  переулкам.  К  счастью,
жизнь с Аазом научила меня работать в экстремальных условиях, и  поэтому
я выполнил задачу как раз вовремя: мы уже добежали до ворот.
   Мои труды были вознаграждены: часовой посмотрел на нас, разинув  рот,
и вдруг заорал, вызывая караульного офицера. К тому времени, как тот по-
явился, мы достаточно приблизились, чтобы дотянуться до его отвисшей че-
люсти.
   - Что здесь происходит? - потребовал он ответа, снова овладев собой.
   - Бои на улицах, - выдохнул Ааз, довольно реалистично изображая уста-
лого воина. - Им нужна ваша помощь. Мы пришли вас сменить.
   - В самом деле? - нахмурился офицер. - У вас такой вид, словно...  Вы
сказали, бои?
   - У нас еще хватает сил, чтобы встать на охрану ворот, - заметил Ааз.
- Все что угодно, лишь бы выделить для боев свежие силы.
   - Каких боев? - переспросил офицер, и было видно, что он едва  подав-
ляет желание встряхнуть Ааза, чтобы привести его в чувство.
   - Уличные беспорядки, - выдохнул Ааз. - Букмекеры изменили  ставки  и
не собираются выполнять свои обязательства. Это просто ужасно!
   Офицер побледнел и отшатнулся, словно его ударили.
   - Но ведь это означает... Все мои сбережения поставлены на войну! Они
не могут этого сделать.
   - Вам лучше поторопиться, - настаивал Ааз. - Если толпа разорвет бук-
мекеров на части, то никто не сможет вернуть своих денег.
   - За мной! Все за мной! - заревел офицер, хотя в этом не было  надоб-
ности. Часовые уже побежали в город. Офицер был  явно  не  единственным,
кто вверил свои заботы букмекерам.
   Он бросился было за ними, но вдруг остановился и,  посмотрев  на  нас
сочувственным взглядом, сказал:
   - Не знаю, получите ли вы за это награду, но я этого точно не забуду.
Не знаю, как и благодарить вас.
   - Не за что6 индюк, - пробормотал Ааз себе под нос, когда офицер  от-
бежал на приличное расстояние.
   - Знаешь, бьюсь об заклад, он-таки этого действительно не  забудет...
Никогда, - улыбнулся я.
   - Чувствую, что ты весьма доволен собой. Не так ли, малыш? -  поинте-
ресовался Ааз.
   - Да, - скромно признался я.
   - И заслуженно! - рассмеялся он, хлопнув меня по спине. - Однако, ду-
маю, нам следует отпраздновать победу, отойдя подальше.
   - Совершенно верно, - согласился я и, сделав приглашающий жест  рукой
в сторону ворот, добавил: - Прошу вас.
   - Нет, только после вас! - возразил он, повторяя мой жест.
   Мы гордо прошли через неохраняемые теперь ворота Вейгаса бок  о  бок,
унося с собой этот злополучный Приз.
   Казалось, все уже позади. После успешного завершения дела нам  надле-
жало вернуться в Та-Хо, обменять Приз на Тананду и спокойно  отправиться
на Пент. Мне следовало бы знать, что на это лучше не рассчитывать.
   всякий раз, когда положение кажется простым, случается что-нибудь та-
кое, что расстраивает все наши планы. Если нет никаких осложнений,  либо
я, либо Ааз распускаем свой длинный язык. В данном случае никаких  внеш-
них осложнений не было, но наше везение иссякло. Ни меня, ни Ааза винить
не приходилось - мы были виноваты оба. Ааз из-за своей вспыльчивости,  а
я из-за своего длинного языка.
   Мы уже почти подходили к тому месту, где оставили Гриффина, когда Ааз
подал неожиданную идею.
   - Слушай, малыш, - сказал он. - Как насчет того, чтобы на время сбро-
сить личины?
   - Зачем? - логично спросил я.
   == Просто хочу взглянуть на этот вызвавший столько хлопот Приз, - по-
жал он плечами.
   - Разве ты не видел его там, в Вейгасе? - нахмурился я.
   - В подробностях - нет, - признался мой наставник. -  Сначала  я  был
слишком занят, погоняя солдат, а потом он стал для меня  просто  грузом.
По-настоящему я его так и не видел.
   Удаление личин заняло всего лишь несколько секунд. Делать это  легче,
чем наводить, поскольку я в деталях знаю, как должен выглядеть  конечный
результат.
   - Прошу, - объявил я.
   - Спасибо, малыш, - улыбнулся Ааз, торопливо развязывая сверток.
   Приз был так же безобразен, как и всегда. Не то чтобы я  ожидал,  что
он изменится, но, когда Ааз рассматривал его, я подумал, что  вблизи  он
выглядит еще хуже, чем издали. Затем Ааз отступил на шаг, посмотрел сно-
ва, обойдя вокруг и изучая эту удивительную  скульптуру  со  всех  точек
зрения.
   Почему-то его безмолвное разглядывание встревожило меня.
   - Ну и что ты о нем думаешь? - спросил я, пытаясь завести разговор.
   Он медленно повернулся ко мне лицом, и я заметил, что его чешуя стала
темнее, чем обычно.
   - Это он? - потребовал ответа Ааз, ткнув пальцем в сторону статуи.  -
Это и есть ваш хваленый Приз?! Ты довел до ареста  Танду,  заставил  нас
пройти через все эти передряги ради вот этого образчика скульптуры?!
   В голове у меня что-то тихо щелкнуло, разжигая уголек гнева. Я никог-
да не притворялся, будто восхищаюсь Призом, но ведь он был выбран Танан-
дой!
   - Да, Ааз, - ответил я. - Это он.
   - Из всех выкинутых тобой идиотских выходок эта побила все рекорды! -
бушевал мой наставник. - Ты забросил занятия, потратил на  эти  прогулки
по Измерениям целое состояние, не говоря уже о том, что  подставил  наши
головы под удар. И ради чего?!
   - Ааз...
   - А Тананда! Я знал, что она немного чокнутая. Но это! У меня появил-
ся большой соблазн оставить ее там, где она находится. Навсегда!
   Я попытался что-нибудь возразить, но он не дал мне возможности  вста-
вить хоть словечко.
   - ученик, я хочу услышать от тебя только одно - зачем? Что вы собира-
лись делать с этим барахлом, если бы тогда успели первыми  украсть  его?
Скажи мне, будь любезен.
   - Он предназначался тебе в подарок ко дню рождения! - крикнул я. Пло-
тина наконец прорвалась.
   Ааз застыл на месте как вкопанный. По его лицу  было  видно,  что  он
просто поражен.
   - Мне... подарок... ко дню рождения? - переспросил притихшим  голосом
мой учитель.
   - Совершенно верно, - буркнул я. - Сюрприз, так  сказать.  Мы  хотели
достать тебе в подарок нечто особенное, нечто  такое,  чего  ни  у  кого
больше нет... чего бы нам это ни стоило. Разумеется, это  было  глупо  с
нашей стороны, не так ли?
   - Подарок мне ко дню рождения, - пробормотал Ааз, обойдя Приз и снова
уставившись на него.
   - Ну, теперь все кончено, - радостно подытожил я. - Мы растяпы: отку-
сили гораздо больше того, что могли прожевать. А тебе пришлось нас выру-
чать. Давай освободим Тананду и отправимся поскорее домой. Может,  тогда
нам удастся забыть обо всех этих передрягах...  если,  конечно,  ты  нам
позволишь.
   Ааз стоял неподвижно, спиной ко мне. Теперь, излив весь свои гнев,  я
стал жалеть, что проявил его в такой яростной форме.
   - Эй! Ааз! - окликнул я, подходя к нему сзади. - Пошли. Нам предстоит
еще вернуть Приз и освободить Тананду.
   Он медленно повернул голову, и наши взгляды встретились. В его глазах
горел никогда мною раньше не виданный мечтательный свет.
   - Вернуть?.. Его?.. - тихо переспросил мой наставник. - Что значит  -
вернуть? - В его голосе появились стальные нотки. - Это же  подарок  мне
ко дню рождения!
   ___________________________________

   ГЛАВА 16

   ... А потом началось самое забавное.
   Наполеон

   Мне уже не раз доводилось присутствовать на военных советах. Это вре-
мяпрепровождение никогда не вызывало у меня восторга, но  я  терпел.  На
этот раз должна будет собраться магия трех сторон,  поэтому  присутство-
вать на сегодняшнем совете мне и подавно не хотелось.
   - Может, они и не явятся, - с надеждой предположил я.
   - Когда в опасности их драгоценный Приз? - усмехнулся Ааз. - Не может
быть. Они будут с минуты на минуту.
   - Если только они получили сообщение, -  добавил  я.  -  Гриффин  мог
просто уйти куда глаза глядят.
   Мой наставник внимательно посмотрел на меня.
   - Вспомни времена, когда ты еще даже не был учеником, малыш, -  пред-
ложил он. - Если бы маг попросил тебя доставить сообщение, ты бы  скрыл-
ся?
   - Нет, конечно.
   - Они придут, - твердо заключил он. - И я могу поспорить, что Квингли
появится первым.
   С исчезновением последней надежды я покорился неизбежности встречи  и
переключил внимание на окружавшую нас обстановку.
   - Ты не мог бы по крайней мере объяснить  мне,  почему  мы  назначили
встречу именно здесь? - спросил я Ааза. - Почему не в лесу, где мы могли
бы в случае чего скрыться за деревьями? Что  такого  особенного  в  этом
стафатории?
   - Это стадион, малыш, - поправил меня наставник. - А  для  назначения
встречи именно здесь были три веские причины. Во-первых,  и  вейгасцы  и
тахойцы знают, где он находится. Во-вторых, и те и другие  признают  его
нейтральной территорией.
   - А в-третьих? - поинтересовался я.
   - Ты сам назвал третью причину - тут негде  укрыться.  Значит,  негде
спрятаться.
   - И это хорошо?
   - Подумай как следует, малыш, - вздохнул Ааз. - Если мы  можем  спря-
таться за деревом, значит, то же самое могут сделать и  другие.  Разница
лишь в том, что у них больше народу.
   - Ты хочешь сказать, что они могут попытаться устроить нам засаду?
   - Такое вполне возможно. Я лишь надеюсь, что при массовой встрече эта
вероятность уменьшится.
   Вынужден признать, что у Ааза есть одно  очень  неприятное  качество.
Всякий раз, когда я нервничаю, он обязательно скажет  нечто  такое,  что
превращает мою нервозность просто в истерический страх.
   - Гм... Ааз, - осторожно начал я. - Может быть, ты наконец  посвятишь
меня в свои гениальные планы?
   - разумеется, - улыбнулся он. - Нам предстоит встреча с  представите-
лями Та-Хо и Вейгаса.
   - Но что ты собираешься им сказать? - не отставал я.
   - Ты упускаешь из виду саму суть дела, малыш. Я собираюсь встретиться
сразу и с теми и с другими, потому что не хочу лишний  раз  повторяться.
Так вот, если я сейчас объясню тебе все, то на встрече мне придется  все
заводить сначала. Понятно?
   - Нет, - напрямик заявил я. - Непонятно. Я ведь вроде в твоей  коман-
де, не так ли?
   - Ну так.
   - А как я могу помогать тебе, если не знаю, что ты задумал?
   - Это неплохой довод. Жаль, что ты не привел его раньше,  потому  что
теперь уже слишком поздно. К нам наконец-то пожаловали гости.
   Я повернулся и, посмотрев в указанную сторону, обнаружил, что  он,  к
сожалению, прав. Около одного из выходов на трибуны появилась  группа  и
гуськом начала спускаться по лестнице на поле, где  находились  мы.  Те-
перь, видя какой крошечной кажется в этой обстановке группа, я  невольно
осознал, как же велик на самом деле этот стадион. Пока мы  ждали  их,  я
попытался представить себе трибуны, заполненные десятками  тысяч  зрите-
лей. К счастью, шансов, что я когда-нибудь увижу это в действительности,
было очень мало.
   Группа все приближалась, и теперь мы уже  могли  различить  отдельные
лица. Хотя это мало что давало, так как мы никого из  них  не  знали.  И
вдруг я увидел Гриффина и сделал вывод, что это делегация Та-Хо. А еще я
сумел заметить замыкающего шествие Квингли, вернее, догадался,  что  это
он, так как теперь он носил личину валлета. Это имело смысл.  Я  имею  в
виду, что раз мы с Аазом в настоящее время носили  личины  валлетов,  то
было внолне логично, что Квингли тоже скрывает свое нездешнее  происхож-
дение.
   - Достаточно! - крикнул Ааз.
   группа послушно остановилась на расстоянии броска  камня.  Я  считал,
что они подошли слишком близко, но промолчал.
   - Мы готовы обсудить условия возвращения Приза, - шагнул вперед  один
из делегатов.
   - А мы - нет, - парировал мой наставник.
   Это вызвало смятение в группе,  и  они  начали  оживленно  перешепты-
ваться.
   - Ааз! - призвал я.
   - Я имею в виду, - поспешил добавить Ааз, - что с  обсуждением  этого
вопроса придется подождать. Еще не прибыла другая делегация.  А  пока  я
хотел бы переговорить с вашим мастером-магом.
   После непродолжительного шушуканья Квингли выступил вперед и  присое-
динился к нам. Я заметил, что он чем-то расстроен.
   - Привет, Квингли, - улыбнулся Ааз. - Как продвигаются твои фокусы?
   - Я надеюсь, что у вас есть объяснение этому, - игнорируя приветствие
Ааза, задал вопрос бывший охотник на демонов.
   - Объяснение чему? - невинно спросил мой учитель.
   - Вы обещали... точнее, мастер Скив обещал, что вы не сделаете ничего
угрожающего моей репутации мага.
   - А мы ничего и не сделали, - пожал плечами Ааз.
   - Нет, сделали! - настаивал Квингли. - Совет ожидает, что я с помощью
магии отниму у вас Приз. А если я этого не сделаю, то могу смело распро-
щаться с работой.
   - Не беспокойся, - успокоил его Ааз. - Мы учитывали это.
   - Да? - удивился я.
   Ааз бросил на меня сумрачный взгляд и продолжал:
   - Гарантирую, что к концу этой встречи Совет не  будет  требовать  от
тебя применения магии против нас.
   - Вы хотите сказать, что по доброй воле отдадите Приз? -  обрадовался
Квингли. - Должен сказать, что это очень любезно с вашей стороны.
   - Нет, не очень, - сказал ему Ааз. - Мы не  собираемся  ничего  отда-
вать. Я имею в виду, что они не будут ждать от тебя возвращения Приза.
   - Но...
   - А поговорить с тобой я хотел потому, что нужно  уточнить  кое-какие
детали.
   - Какие именно? - нахмурился Квингли.
   - Ты обещал нам отпустить Тананду, если  Приз  будет  возвращен.  Так
вот, если Та-Хо, имея шанс вернуть его, не воспользуется им,  договорен-
ность по-прежнему остается в силе. Ты отпустишь ее?
   - Я полагаю... да, - неохотно согласился та-хойский маг. -  Но  я  не
могу даже представить, что они не пожелают вернуть Приз.
   - Желать чего-то и что-то иметь - две большие разницы,  -  усмехнулся
Ааз.
   - Но я должен помогать им своей магией!
   - Нет, на сей раз не должен, - поправил его мой наставник.  -  Я  уже
говорил тебе, что...
   - Это разговор тет-а-тет, мальчики, или можно присоединиться?
   Мы обернулись и увидели незаметно приблизившуюся к нам  Машу.  Позади
нее стояла делегация Вейгаса, которая прибыла, пока мы болтали с  Квинг-
ли.
   - Господи! Что это? - ахнул Квингли, глядя на нее разинув рот.
   - Это Маша, - представил я. - Маг Вейгаса.
   - Это Маша, - повторил он словно эхо.
   - Если ты не возражаешь, нам нужно кое-что обсудить перед встречей  с
глазу на глаз, - обратился Ааз к Квингли.
   - Да, конечно... разумеется, - пробормотал маг.
   Бывший охотник на демонов быстро повернулся и припустил к своей груп-
пе, явно радуясь возможности избежать встречи лицом к лицу со своей  со-
перницей.
   - Совет сказал мне, что вы что-то обсуждали с Квингли, - объявила Ма-
ша, наблюдая за его бегством с легкой улыбкой.
   - В общем-то да, - признался я.
   - Ведь вы, мальчики, не собираетеся обманывать старушку Машу? Не  так
ли? - спросила она недовольным тоном, и я заметил, как  ее  глаза  сузи-
лись.
   - Милостивая государыня! - ахнул Ааз. - Вы меня обижаете. Разве вы не
помните, что мы обещали вам нейтрализовать демона, которого  держит  про
запас Квингли?
   - Разумеется, обещали.
   - Это было бы крайне трудно устроить, даже не познакомившись  с  ним.
Вы со мной согласны?
   - Ну... да.
   - Итак, не успели мы начать работу над этим проектом, как вы уже  об-
винили нас в двурушничестве. Нам следовало бы уйти немедленно и  предос-
тавить вам самим решать свои проблемы.
   Мне с трудом удавалось сдерживать смех. Ааз в позе оскорбленного дос-
тоинства - зрелище в высшей степени комическое. Однако Маша проглотила и
крючок, и леску, и поплавок.
   - Ну не надо так, - промурлыкала она. - Я вовсе не  хотела  вас  оби-
деть. Кроме того, можно ли обвинять меня  в  некоторой  подозрительности
после того, как вы украли Приз?
   Ааз драматично вздохнул.
   - А разве мы не просили тебя не удивляться никаким  нашим  действиям?
Ну дела! Полагаю, именно этого и следовало ожидать, если мы связались  с
тобой, не способной уразуметь всех тонкостей нашего плана.
   - Вы хотите сказать, что похищение Приза - часть вашего плана нейтра-
лизации демона? - широко открыв глаза от удивления, спросила Маша.
   - Конечно! - подтвердил Ааз. - Видите ли, Квингли вызвал демона, что-
бы тот помог ему отнять Приз у Вейгаса. Так вот  если  у  Вейгаса  Приза
нет, то демон ему не нужен. Верно?
   - Мне все эти рассуждения кажутся несколько  шаткими,  -  нахмурилась
чародейка.
   - Вы правы, - признал Ааз. - Вот потому-то я так  обрадовался,  когда
ма... я хотел сказать, мастер Скив придумал этот план.
   - Неужели он?
   Рука Ааза схватила мое плечо железной хваткой, исключавшей любые мыс-
ли о возражении.
   - Скив такой скромный, - объяснил мой наставник. - Но вы ведь  слыша-
ли, какой он гениальный тактик? Это он придумал способ, как  нейтрализо-
вать демона и дать Вейгасу шанс вернуть Приз.
   - До смерти хочется услышать об этом, -  с  энтузиазмом  откликнулась
Маша.
   - Мне тоже, - пробормотал я себе под нос.
   Рука Ааза еще сильнее стиснула мое плечо.
   - Итак, полагаю, пора начинать, - объявил он и  добавил,  обратившись
непосредственно к Маше: - Будет лучше, если вы  снова  присоединитесь  к
своей делегации. Не хотелось бы, чтобы кто-нибудь заподозрил, что мы от-
даем кому-то предпочтение. И помните: что бы мы ни сделали, соглашайтесь
со всем без лишних раздумий. Мы на вашей стороне.
   - Прекрасно! - просияла Маша и отправилась к своим.
   - Скажи-ка, Ааз, - обратился я.
   - Да, малыш?
   - Если ты на стороне Квингли и на стороне Маши, то  кто  же  на  моей
стороне?
   - Я, конечно.
   Именно это я и боялся услышать. С каждой минутой становилось все  яс-
нее, что Ааз затеял какую-то опасную игру, из  которой  он  рассчитывает
выйти победителем.
   Но разобраться в сложившейся ситуации я  уже  не  успел.  Ааз  жестом
предложил группам подойти и открыл собрание.
   ___________________________________

   ГЛАВА 17

   Уверен, что мы сможем поговорить обо всем как цивилизованные
   люди.
   Дж.Уэйн

   - Вы, наверное, гадаете, почему я собрал всех своих друзей  вместе  и
на одном поле, - улыбнувшись произнес Ааз.
   Я уже привык к его шуточка типа "жду смеха". Но сейчас перед ним была
не та аудитория: валлеты никогда не отличались чувством юмора.
   - Полагаю, для  разговора  о  Призе,  -  сухо  заметил  представитель
та-хойской группы. - Иначе мы зря теряем время.
   - Вы правы, речь пойдет о Призе, - поспешно заверил его Ааз.
   - Который вы у нас похитили, - зло вставил один из вейгасцев.
   - После того как вы похитили его у нас, - парировал тахоец.
   - Только после того, как вы жульничеством отняли его у нас в  Большой
Игре.
   - Игра была совершенно законной. Правила говорят о...
   - Те правила не применяются уже триста лет. В анналах записаны четыре
постановления, которые с тех пор опровергались...
   - Прекратите, господа! - призвал их к порядку Ааз.  -  Все  это  дела
давно минувших дней, и они не имеют никакого отношения  к  нашему  делу.
Вспомните: в настоящее время Приза нет ни у тех, ни у других. Он у нас!
   Наступила долгая минута напряженного молчания, пока обе стороны пере-
варивали это заявление. Наконец вперед вышел представитель Та-Хо.
   - Отлично, - твердо произнес он. - Назовите свою  цену.  Совет  Та-Хо
готов предложить...
   - Вейгас дает больше любой суммы, предложенной Та-Хо...
   - А Та-Хо удвоит любую сумму, предложенную Вейгасом...
   Это становилось даже забавным. Возможно,  я  слишком  долго  болтался
около Ааза, но потенциальные финансовые выгоды нашего положения казались
мне очень большими, и я сразу же оценил это. Был только один нюанс: нас-
тойчивое желание Ааза оставить Приз себе в качестве подарка ко дню  рож-
дения.
   - Если вы что-нибудь затеваете, наш маг...
   - Ваш маг! Если только она попробует что-либо сделать, наш маг...
   Спор разгорелся с новой силой. Эти угрозы предвещали в скором времени
вполне серьезные неприятности. Я бросил нервный взгляд на Ааза.
   - Господа! Господа! - воззвал он, поднимая руку.
   - Вы кого это называете господином? - возмутилась Маша.
   - И дамы, - поправился мой наставник и, прищурившись, поискал глазами
источник голоса. - Ну что ты скажешь! ОРПВ' снова наносит удар.
   - Что значит "орпэвэ"? - нахмурился __________________
   'ОРПВ - Общество равных прав для всех -  феминистическая  организация
на Западе. представитель Та-Хо, в точности копируя мои мысли.
   - Мне кажется, - продолжал Ааз, проигнорировав вопрос, - что наши мо-
тивы поняты неправильно. Мы завладели Призом не с целью получения  выго-
ды. Совсем наоборот. Мы собирались позаботиться о возвращении его закон-
ным владельцам.
   Вейгасцы недовольно заворчали.
   - превосходно! - просиял представитель та-хойской группы. -  Если  вы
отказываетесь от вознаграждения, то, надеюсь,  согласитесь  сопровождать
нас обратно в город в качестве почетных гостей. Само собой, будет празд-
нество и...
   - Я ведь сказал "законному владельцу", перебивая его, уточнил Ааз.
   Представитель Та-Хо замолчал, и его улыбка мгновенно растаяла.
   - Вы хотите сказать, что мы незаконные владельцы? - зарычал он. - Ес-
ли вы считаете притензии Вейгаса более весомыми, то зачем вы вообще  по-
хищали его?
   - Позвольте мне повториться, - вздохнул мой наставник. - Приз  отпра-
вится к своему законному владельцу. Следовательно, Вейгас тоже отпадает.
   Это окончательно сбило с толку представителя Та-Хо.  Я  его  понимаю.
Меня логика Ааза тоже привела в замешательство... А ведь мы с ним были в
одной команде!
   - Если я правильно разбираюсь в вашей политике, - спокойно  продолжал
Ааз, - Приз переходит к победившей команде в качестве награды. Верно?
   - Конечно, - кивнул тахоец.
   - А почему вы считаете, что команда, победившая в Большой Игре,  наи-
лучшая? - невинно спросил Ааз.
   - Потому что существует только две команды. Отсюда вытекает, что...
   - Вот в этом-то вы и ошибаетесь, - перебил его мой наставник. -  Есть
еще одна команда.
   - Еще одна? - изумился делегат.
   - Совершенно верно. Команда, с которой обе ваши даже  и  не  встреча-
лись, не говоря уже о том, чтобы играть с ней. Так вот,  мы  утверждаем,
что до тех пор, пока эта команда не потерпит  поражения,  ни  Та-Хо,  ни
Вейгас не имеют права считать свою команду лучшей командой года!
   У меня в затылочной части опять включился сигнал тревоги.
   - это просто нелепость какая-то! - воскликнул представитель  Вейгаса.
- Мы никогда не слышали ни о какой другой команде. Что это,  собственно,
за команда?
   - Наша, - улыбнулся Ааз. - И мы вызываем обе ваши команды на состяза-
ние, точнее, на товарищеский матч, который состоится здесь  через  трид-
цать дней. Приз получит победитель.
   Мои опасения подтвердились. Я начал подумывать о том,  чтобы  сменить
личину и улизнуть с одной из групп. Но потом я сообразил, что этот вари-
ант для меня закрыт. Обе группы отступили за  пределы  слышимости,  дабы
обсудить предложение Ааза. Это разделило нас, поэтому я не мог незаметно
присоединиться к ним. Не имея другого выбора, я оглянулся на Ааза.
   - Это и есть твой план? - накинулся я на него. - Устроить Игру, о ко-
торой мы абсолютно ничего не знаем, и даже не с одной, а с двумя  коман-
дами, играющими в нее шестьсот лет? Этот план - наша погибель!
   - Я считаю, что это для нас  единственный  шанс  освободить  Тананду,
сохранив при этом Приз, - пожал плечами мой наставник.
   - Это отличный шанс потерять голову, - поправил его я. -  Есть  более
легкий способ решить наши проблемы.
   - Да, был такой, - согласился Ааз. -  К  сожалению,  ты  ликвидировал
его, когда от нашего имени пообещал не делать ничего угрожающего репута-
ции Квингли.
   я терпеть не могу, когда Ааз говорит правильные вещи.  Для  меня  это
также нестерпимо, как попасться на собственных глупых ляпах. Чаще  всего
эти два события происходят в моей жизни одновременно.
   - Почему ты мне раньше не сообщил об этом плане? - раздраженно  спро-
сил я.
   - А ты согласился бы с ним, если бы узнал о нем раньше?
   - Нет.
   - Вот именно поэтому я ничего тебе и не сказал.
   - Что будет, если мы откажемся принять  ваш  вызов?  -  окликнул  нас
предводитель тахойцев.
   - Тогда мы будем считать себя победителями ввиду неявки противника, -
ответил Ааз.
   - Ну, Вейгас-то на нее явится, -  откликнулся  представитель  Машиной
группы.
   - Так же как и Та-Хо, - послышалось в ответ.
   - Можно мне спросить? - осведомился делегат Та-Хо. - Почему вы назна-
чили матч через тридцать дней?
   - Вам потребуется время на устройство треугольного поля,  -  объяснил
мой наставник. - И кроме того, вашим коммерсантам необходимо больше  не-
дели для производства сувениров.
   Услышав эти доводы, обе группы согласно закивали.
   - Вижу, вы согласны, - подвел итоги Ааз.
   - Согласны! - проревели вейгасцы.
   - Согласны! - словно эхо повторили тахойцы.
   - Кстати, о сувенирах, - заметил представитель Вейгаса. - Как называ-
ется ваша команда?
   - "Демоны", - ответил Ааз, хитро подмигнув мне. - Хотите знать  поче-
му?
   Я сразу же понял его план.
   - Ну, я полагаю, что вы играете словно демоны, - произнес  представи-
тель Та-Хо.
   - Не "словно демоны"! - рассмеялся мой наставник. - Ну  что,  покажем
им6 партнер?
   - Почему бы и нет? - улыбнулся я, закрыв глаза.
   - Спустя мгновение наши личины пропали,  и  делегаты  впервые  смогли
увидеть действительных своих соперников.
   - Команда "Демоны" налицо, - произнес Ааз, обнажая в улыбке все  свои
зубы.
   Это был хороший ход, и он должен был сработать. Любой нормальный  че-
ловек не может ждать ничего хорошего от схватки с демоном. Никакая жерт-
ва не покажется слишком большой, чтобы только избежать такого столкнове-
ния. Однако мы проглядели одну мелкую деталь: валлеты  -  не  нормальный
народ.
   - Превосходно! - воскликнул представитель Та-Хо.
   - Да? - моргнул Ааз, и его улыбка растаяла.
   - Это должно уравновесить шансы, - продолжал тахоец. - До сих пор  мы
обсуждали, сможете ли вы выставить на поле достаточно  хорошую  команду,
чтобы сделать схватку серьезной. Но теперь... Да, этот матч захотят уви-
деть все.
   - Вы не боитесь играть против демонов? - спросил мой наставник.
   Его вопрос очень развеселил группу тахойцев.
   - Дорогой мой, - хохотнул валлет, - если бы вы  когда-нибудь  видели,
как играют наши команды, вам бы и в голову не пришло задавать такой воп-
рос.
   С этими словами он повернулся и присоединился к своей делегации.  Обе
группы приготовились покинуть собрание.
   - Разве ты не подслушивал их разговоры? - прошипел я.
   - Если ты помнишь, - проворчал в ответ Ааз, - я все  время  болтал  с
тобой.
   - Значит, мы влипли, - ответил я и добавил: - Квингли, нам нужно  пе-
рекинуться с тобой парой слов.
   - Бывший охотник на демонов с готовностью присоединился к нам.
   - Должен сказать, - усмехнулся он, - вы, ребята, и впрямь превосходно
вытащили меня из щекотливого положения. Теперь для них стало делом чести
отвоевать Приз на игровом поле.
   - Шикарно, - пробурчал Ааз. - А как насчет твоей части сделки?  Та-Хо
получает свой шанс, значит, у тебя нет причин задерживать Танду.
   - Гм... и да и нет, - поправил его Квингли. - Мне  пришло  в  голову,
что если я сейчас отпущу ее, то у вас будет и Приз и  Тананда.  Следова-
тельно, не будет никакого мотива возвращаться на Игру. А она должна про-
изойти, так как вы обещали дать Та-Хо шанс выиграть. Вот тогда я и отдам
Тананду.
   - Большое спасибо, - кивнул мой наставник.
   - Не стоит благодарности, - отмахнулся бывший охотник  на  демонов  и
направился к своей группе.
   - Что нам теперь делать? - спросил я.
   - Формировать команду, - предложил Ааз. - Эй! Гриффин!
   - Ну что еще? - проворчал юнец.
   - У нас для тебя есть одна работенка, - улыбнулся  мой  наставник.  -
Тебе придется помочь нам сформировать команду. В предстоящей  Игре  есть
несколько неприятных для нас моментов.
   - Нет, - твердо сказал Гриффин.
   - Ну ты, умник...
   - Минутку, Ааз, - перебил я. - Гриффин, на сей раз мы предлагаем тебе
хорошее вознаграждение.
   - Ты что, малыш?! - воскликнул мой учитель.
   - Заткнись, Ааз.
   - Вы не понимаете, - сказал Гриффин. - Ни угрозы, ни деньги не смогут
повлиять на мое решение. Я помог вам похитить Приз у Вейгаса. Но я  ско-
рее умру, чем пойду на то, чтобы нашу команду победили.
   - Есть вещи и похуже смерти, - зловеще пообещал Ааз.
   - Хватит, Ааз, - твердо сказал я. - Все равно  спасибо,  Гриффин.  Ты
нам помог, когда мы нуждались в тебе, и поэтому я не в обиде за то,  что
ты не хочешь помочь теперь. Поторопись. Тебя ждут.
   - Знаешь, малыш, - вздохнул Ааз, когда Гриффин ушел, - нам как-нибудь
нужно будет поговорить с тобой об этих твоих возвышенных идеалах.
   - Разумеется, Ааз, - кивнул я. - А пока, будь добр, объясни мне,  что
нам нужно предпринять в первую очередь относительно этой Игры.
   - Конечно же, набирать команду, - пожал плечами мой наставник.
   - Ни больше ни меньше, - поморщился я. - А где мы найдем игроков,  не
говоря уже о знатоке, который растолкует нам правила Игры?
   - Как это где? - усмехнулся Ааз, устанавливая координаты на  И-Скаку-
не. - На Базаре Девы, разумеется.
   ___________________________________

   ГЛАВА 18

   Каковы ставки на третью мировую войну?
   Р.Рейган

   По ходу повествования я уже не раз упоминал Базар-на-Деве.  Возможно,
вы забыли, что это такое. Я напомню. Я бывал там.
   Дева - родное Измерение деволов, самых знаменитых торгашей во Вселен-
ной. Однако сделки с ними часто бывают не только  разорительными,  но  и
губительными. Лично я дважды имел дело с деволами. Один устроил мне  по-
вешение, в полном смысле этого слова, а другой навязал дракона.  Правда,
я вовсе не жалею, что купил у него этого зверя - моего  друга  Глипа.  В
общем, там можно купить все вообразимое и невообразимое. Надо только на-
учиться торговаться с деволами.
   Я побывал на Базаре дважды, и оба раза с Аазом. На сей раз мы  попали
сюда в дождливую погоду.
   - Дождь идет, - сказал я, хмуро глядя на низко нависшие тучи. Они бы-
ли черно-оранжевыми, что, конечно, очень зрелищно, но не все  ли  равно,
под какими тучами промокать?!
   - Да, идет, - коротко ответил Ааз. -  Пошли.  Давай-ка  зайдем  сюда,
чтобы я мог спокойно сориентироваться.
   "Сюда" в данном  случае  было  силовым  полем,  накрывавшим  один  из
ларьков, который, казалось, был укрыт от дождя отлично. Силовые поля бы-
ли надежной защитой от непрошенных гостей, но мне и в голову не приходи-
ло, что их можно применять против стихии.
   - Покупаем или просто интересуемся, господа? - спросил  подошедший  к
нам хозяин.
   Я взглянул на Ааза. Тот, поднявшись на несколько ступенек,  обозревал
окрестности.
   - Просто смотрим, - ответил я.
   - Тогда стойте на дожде! - прорычал хозяин. -  Силовые  поля,  знаете
ли, стоят денег. Тут выставка товара, а не смотровая площадка.
   - А что такое "силовое поле"?
   - Вон!
   - Пошли, малыш, - сказал Ааз. - Теперь я знаю, где мы.
   - Где? - осторожно спросил я.
   - У ларька самого грубого торговца на Базаре, - объяснил, повысив го-
лос, мой наставник. - Я бы не поверил, если бы не услышал это  собствен-
ными ушами.
   - Что-что? - нахмурился торговец.
   - Вы ведь Мусортон? - обратился к нему Ааз.
   - Ну да...
   - Ваша репутация опережает вас, сударь, -  многозначительно  произнес
мой наставник. - Идемте, мистер Скив, займемся своим делом  в  каком-ни-
будь другом месте.
   - Но, господа! - воззвал Мусортон. - Если вы передумаете...
   Остальное я не расслышал: Ааз схватил меня за руку и увел в дождь.
   - Что все это значило? - спросил я, перепрыгнув через очередную лужу.
Ааз пошел вброд, плеснув на меня каштановой грязью.
   - Это? О! Просто небольшая дымовая завеса, чтобы спасти  лицо.  Когда
тебя откуда-нибудь выкидывают, это плохо сказывается на твоей репутации.
   - Ты хочешь сказать, что раньше никогда не слышал о нем? Откуда же ты
знаешь, как его зовут?
   - Из вывески на ларьке, - усмехнулся Ааз. - Я здорово расстроил  его,
не так ли? Больше всего на свете деволы не любят  терять  потенциального
покупателя. Хотя... возвращать деньги за бракованный товар они не  любят
еще больше.
   Я уважаю Ааза и ценю его наставления, но не выношу заносчивости.
   - Мы все еще под дождем, - напомнил я.
   - Зато теперь мы знаем, куда идти.
   - Да?
   Нам пришлось вернуться, чтобы обойти маленькую старушку, склонившуюся
над котлом со зловонными испарениями. Когда мы проходили мимо, из  котла
высунулась большая волосатая лапа, но старушка стукнула по ней  деревян-
ной ложкой, и та исчезла.
   Ааз оставил все происходящее без внимания.
   - Слушай, малыш, - начал он. - Мы должны решить две проблемы. Во-пер-
вых, нам надо завербовать игроков в нашу команду.
   - Как мы можем вербовать команду, если не знаем даже правил этой  Иг-
ры?
   - Во-вторых, - продолжал мой наставник, - нам  нужно  найти  знатока,
способного растолковать правила во всех подробностях.
   Удовлетворенный таким объяснением, я молча брел рядом с ним,  изредка
бросая взгляды на витрины, мимо которых мы проходили.
   - Ааз!
   - Да, малыш?
   - А куда мы идем?
   - В трактир "Желтый полумесяц".
   - В "Желтый полумесяц"! - обрадовался я. - Мы идем повидать Гэса?
   - Совершенно верно, - улыбнулся Ааз. - Думаю, он сможет свести нас  с
надежным букмером. Кроме того, он должен нам услугу, и, возможно, удаст-
ся заполучить его в команду.
   - Отлично. - Я сказал это искренне.
   Гэс - горгул. Он входил в нашу  группу,  когда  мы  разоружали  армию
Большого Джули, и я доверял ему ничуть не меньше, чем Аазу... а может, и
немного больше. Всякий употребляющий выражение "каменное сердце" до кон-
ца не понимает его смысла, если только он не знаком  с  Гэсом.  Полагаю,
сердце у него каменное, так как все остальное у него тоже из  камня.  Но
он - одно из самых симпатичных и справедливых существ,  которых  я  ког-
да-либо встречал. Если Гэс присоединится к нашей команде, я буду  трево-
житься намного меньше. Впрочем, он может оказаться и самым  здравомысля-
щим, чтобы не впутываться в такое безрассудное предприятие. А что  каса-
ется букмекеров...
   - Эй, Ааз, - спохватился я. - А зачем нам букмекер?
   - Чтобы проинструктировать нас о правилах Игры.
   - Букмекер с Девы будет растолковывать нам, как играть на Валлете?  -
с сомнением спросил я.
   - У нас нет выбора, - пожал плечами Ааз. - Ты же слышал,  что  сказал
Гриффин. На Валлете нам никто не скажет даже который час, не говоря уж о
помощи в наборе команды. Но не вешай носа. Букмекеры очень хорошо разби-
раются в игровом спорте, а здесь, на Деве, букмекеры самые лучшие.
   Я несколько секунд обдумывал его довод, а потом решил задать  вопрос,
давно беспокоивший меня:
   - Ааз, когда ты бросил вызов, ты уже знал, что нам придется играть?
   Мой наставник остановился как вкопанный и резко повернулся ко мне.
   - Ты думаешь, я бросил вызов, не собираясь драться? -  потребовал  он
ответа. - Ты считаешь меня блефующим игроком, предпочитающим скорее отб-
рехаться, чем драться?
   - Такая мысль у меня была, - честно признался я.
   - И ты прав, - усмехнулся он. - Для пентюха ты весьма  сообразителен.
Я опасался только, что Квингли увидит мою хитрость и спутает все карты.
   - Он тоже сообразительный, - заметил я. - Боюсь, он  станет  для  нас
еще одной проблемой.
   - Ни в коем разе, - фыркнул мой наставник. - По части магии он весь в
твоей власти.
   - За исключением того, что я обещал не выступать против него, - мрач-
но сказал я.
   - Не расстраивайся из-за этого, - проговорил Ааз, обнимая меня  одной
рукой за плечи. - В этом деле мы оба сделали много глупых ходов.  Теперь
остается только одно - разыграть сданные нам карты.
   - Расписать пульку, да?
   - Совершенно верно. Слушай, ты способный ученик.
   Я по-прежнему не знал, что такое пулька. Я просто позаимствовал  одно
из выражений Ааза и произвел на него впечатление.
   Трактир "Желтый полумесяц" уже появился в поле зрения. Я ожидал,  что
Ааз ускорит шаг, хотя бы потому, что все-таки шел дождь. Однако мой нас-
тавник слегка притормозил, приглядываясь к группе существ,  сгрудившихся
под пологом палатки.
   - Здрасьте пожалуйста! - воскликнул он. - Это что такое?
   - Это похоже на пеструю группу существ, сгрудившихся под пологом  па-
латки, - сухо заметил я... настолько сухо, насколько мог  сказать  чело-
век, промокший до нитки.
   - Игра в кости, - заявил Ааз. - Я слышал, как стучат костяшки.
   Можете не сомневаться - изверг услышит стук костяшек по  грязи  и  за
сотню шагов.
   - Ну и что из того? - не понял я.
   - А то, что мы, по-моему, нашли своего букмекера. Вон тот высокий па-
рень в заднем ряду. Я уже однажды имел с ним дело.
   - Мы сейчас же и переговорим с ним? - нетерпеливо спросил я.
   - Нет, - отрезал Ааз. - Я поговорю, а ты останешься  в  стороне,  так
как тебе совершенно незачем приобщаться к игре в кости. Будешь ждать ме-
ня в трактире.
   - Ладно. - Я был разочарован, но согласился уйти из-за дождя.
   - И не останавливайся ни с кем поболтать по пути к трактиру. Слышишь?
   - Да, Ааз, - кивнул я.
   - И ни в коем случае не ешь пищу!
   - Шутишь? - рассмеялся я. - Я уже здесь бывал.
   В трактире "Желтый полумесяц" подавали, мягко выражаясь, сомнительную
пищу. Попрыгав с Танандой по Измерениям и повидав, что там принимали  за
пищу, я в этом заведении добровольно ничего в рот не возьму.
   Войдя в трактир, я обнаружил, что в заведении пусто. Это очень удиви-
ло меня, ведь раньше здесь всегда было полно  посетителей.  Да  и  дождь
должен был увеличить их количество.
   Гэса тоже не было видно, но дверь была открыта.  Я  обрадовался,  что
наконец-то нахожусь под крышей. Но радовался я напрасно.
   Не успел я войти, как мое плечо схватило нечто  напоминающее  руку  и
приподняло меня над полом.
   - Маленький человека! - произнес глухой  голос.  -  Грызь  любит  ма-
ленький человека больше, чем мако. Как ты на вкус, маленький человека?
   После этих слов меня разврнули, и я оказался лицом к лицу с незнаком-
цем. В данном случае слово "лицо" я употреблял несколько вольно.
   Передо мной стоял тролль. Я впервые в жизни встретил тролля. И он яв-
но был голоден.
   ___________________________________

   ГЛАВА 19

   Надо захватить тролля, просто перейдя через мост.
   Б.-Г.Грубб

   Хотя я раньше не встречал ни одного тролля, я сразу понял, что передо
мной именно он. Я имею в виду, что он соответствовал описанию, которое я
когда-то слышал от Ааза: узкий лоб, лохматые волосы, длинные гибкие  ко-
нечности, безобразная рожа со слезящимися глазами разной величины.
   Мне следовало бы испугаться, но, странное дело, я не испугался. Я уже
довольно долгое время лавировал в сложных  ситуациях,  пытаясь  избежать
неприятностей, а теперь еще этот мордоворот вздумал приставать  ко  мне.
На сей раз такие штучки не пройдут.
   - Почему маленький человека  не  отвечай  Грызь?  -  спросил,  слегка
встряхнув меня, тролль.
   - Тебе нужен ответ? - зарычал я. - Пожалуйста!
   И я использовал одно из старых моих заклинаний. Мысленно потянувшись,
я поднял стул и врезал ему по роже. Он даже глазом не моргнул. Вот тогда
я не на шутку испугался.
   - Что здесь происходит? - проревел, выскакивая из кухни, Гэс. -  Если
кто-то дерется, я... Скив!!!
   - Прикажи своему клиенту оставить меня в покое, пока я не оторвал ему
руку и не накормил его ею! - крикнул я. С прибытием подкрепления  я  по-
чувствовал себя увереннее.
   - Скив? Гм... очень приятно, - запинаясь, произнес тролль.  -  Рад  с
вами познакомиться. Знаешь, столько слышал о тебе... Я - Корреш.
   Он снова протянул мне руку, но теперь для того,  чтобы  мягко  пожать
мою.
   - Мне тоже, - проговорил я, освобождая руку. -  По-моему,  раньше  вы
говорили иначе.
   - А, ты имеешь в виду Грызя... Зверское прозвище, но приносит пользу.
Это, знаешь ли, заставляет всяких подонков держаться подальше.
   - Он хочет сказать, - начал объяснять Гэс, - что прикидывается  гроз-
ным, чтобы отпугивать посетителей, которые мешают нам беседовать. С Кор-
решем можно поболтать только наедине. Он очень застенчив.
   - Ерунда, - возразил тролль, ковыряя пол носком ботинка. -  Я  просто
обхожусь с публикой так, как она того  заслуживает.  Троллю-вегетарианцу
трудно найти работу.
   - Тролль-вегетарианец? - недоверчиво переспросил я.  -  Разве  минуту
назад ты не собирался меня съесть?
   - Боже упаси! - содрогнулся Корреш. - Я скорее  дал  бы  тебе  вывер-
нуться и убежать. Но ты не побежал. Очень смелый паренек, правда, Гэс?
   - Ты еще не знаешь, какой он смелый, - улыбнувшись, ответил горгул. -
Видишь ли, когда мы мерялись силами с армией Большого Джули...
   - Корреш! - воскликнул, вваливаясь в дверь, Ааз.
   - Ааз! - обрадовался тролль. - Вот здорово! Что привело тебя...
   Он внезапно оборвал фразу, уставившись на вошедшего в трактир  следом
за Аазом девола.
   - О, не беспокойся. Это Живоглот, - улыбнулся мой наставник. - Он по-
могает нам в связи с возникшими у нас неприятностями.
   - Живоглот? - нахмурился я.
   - Это прозвище, - пожал плечами девол.
   - Так я и знал, - высказался, опускаясь на стул, Гэс. - Я должен  был
сразу догадаться, когда увидел Скива.  Вы  ведь  наведываетесь  ко  мне,
только когда у вас неприятности.
   - Если вы, ребята, открываете военный совет, то, наверное, мне  лучше
убраться восвояси, - предложил Корреш.
   - Останься, - велел ему Ааз. - Дело касается Танды.
   - Танды? - нахмурился тролль. - Во что же на сей  раз  впуталась  эта
дурочка?
   - Ты знаешь Танду? - удивился я.
   - О, еще как! - улыбнулся Корреш. - Она моя сестра.
   - Твоя сестра?! - ахнул я.
   - Конечно. Разве ты не замечаешь семейного сходства?
   - Ну... я...
   - Не давай ему себя обманывать, - усмехнулся мой наставник. - Танда и
Корреш - тролли, но у них только мужчины тролли, а женщины  -  тролляли.
Неудивительно, что при этаких мужиках Танда проводит большую часть  вре-
мени, прыгая по Измерениям.
   - Хватит об этом, - твердо сказал Корреш. - Я хочу узнать, что случи-
лось с сестрицей.
   - Сейчас узнаешь, - отозвался Ааз. - Сначала давайте послушаем, какие
сведения есть у Живоглота.
   - Не могу поверить, что вы оторвали меня от игры в кости для  встречи
с этим зоопарком, - пробурчал девол.
   - Зоопарком? - переспросил Гэс.  Он  по-прежнему  улыбался.  Впрочем,
улыбался он всегда. Но сейчас его интонация мне не понравилась.
   Аазу, очевидно, тоже, так как он поспешил повести разговор дальше, не
заостряя внимания на этом вопросе.
   - Тебе следовало бы поблагодарить меня за то, что я выбрал именно те-
бя, - сказал он. - Пока остальные не сообразили, что ты подменил кости.
   - Ты заметил? - Это явно произвело впечатление на Живоглота. - В  та-
ком случае, может, и к лучшему, что я слинял. Раз это  заметил  извраще-
нец...
   - Я изверг! - поправил его Ааз, показывая все свои зубы.
   - Э... да, конечно. - Девол заметно порозовел.
   Мне оставалось только надеяться, что у него  есть  какие-то  полезные
советы или сведения для нас. За столь короткое время он успел  абсолютно
всех погладить против шерсти. Впрочем, деволы никогда не отличались вос-
питанностью и личным обаянием.
   - Что вы можете рассказать нам об Игре на валлете? -  обратился  я  к
нему.
   - Сколько вы мне заплатите? - зевнул Живоглот.
   - А сколько стоят эти сведения? - мрачно спросил Ааз. - Вероятно, не-
дешево?
   Девол с минуту изучал его взглядом, а потом, пожав плечами, ответил:
   - Правильно. Ты никогда не оставался в долгу, Ааз. Полагаю, я могу  в
этом доверять тебе.
   - Так что же вы можете сообщить? - настаивал я.
   Теперь настала моя очередь  подвергнуться  тщательному  изучению,  но
взгляд, брошенный на меня, был гораздо холоднее полученного Аазом. Одним
движением руки Живоглот вытащил из сапога  нож,  высоко  подбросил  его,
придав вращение, затем поймал другой рукой и снова отправил в полет.  Ни
на миг не отрывая взгляда от моих глаз, он образовал между своими руками
сверкающую радугу.
   - Ты слишком разговорчив для жалкого пентюха, - заметил он. - А когда
вокруг тебя нет друзей, поддерживающих каждый твой шаг, ты такой же  ве-
леречивый?
   - Обычно мои друзья со мной, - признался я.
   Сказав так, я мысленно потянулся, поймал  нож,  крутанул  его  лишний
раз, а потом остановил в воздухе, дав острию зависнуть в дюйме от  горла
девола. Я не переваривал заносчивых типов.
   У Живоглота не дрогнул ни один мускул на лице, но он уже  смотрел  не
на меня, а на острие.
   - На тот случай, если ты не расслышал с первого раза, повторяю. Этого
жалкого пентюха, как ты выразился, зовут Скив, -  по-прежнему  улыбаясь,
уведомил его Гэс. - Тот самый Скив.
   Девол снова порозовел, только чуть больше. Я был весьма доволен  тем,
что обладаю такой репутацией.
   - Почему бы тебе не присесть, Живоглот, - предложил Ааз, - и сообщить
нам... то есть Скиву все, что он хочет знать.
   Девол подчинился, рассчитывая, вероятно, убраться подальше от ножа. А
раз так, то я, естественно, отправил нож следом.
   Но уж коль скоро он уселся, я крутанул нож в последний раз,  а  затем
положил его на стол перед Живоглотом. Это несколько успокоило девола, но
он все же с опаской продолжал поглядывать на него.
   - Я... э... у меня вообще-то не так уж много сведений,  -  начал  он,
нервно поерзывая. - Эту Игру проводят раз в году, а шансы обычно равные.
   - И как же в нее играют? - надавил Ааз.
   - Сам ни разу не видел, - пожал плечами девол. - Это одна из игр типа
"забей-мяч-в-сетку". Я слышал только о расстановке сил противников.
   - Ну и какова же эта расстановка? - спросил я.
   - В команде пять игроков, - начал объяснение девол. - Двое форвардов,
или "клыков", избранных за скорость и ловкость. Один защитник, или  "пе-
рехватчик", назначаемый за мощь. Голкипер, или "замок", - это обычно са-
мый сильный игрок в команде. И "всадник" - верховой игрок,  используемый
в нападении и защите.
   - Пока все достаточно ясно и доступно, - заметил мой наставник.  -  А
что еще ты можешь сообщить нам об этой Игре?
   - Но я ведь знаю только стратегию, - нахмурился Живоглот. -  Команда,
завладевшая мячом, получает три попытки забить гол.  Они  могут  переме-
щаться по полю, передавая мяч друг другу  и  помогая  себе  ногами.  Как
только мяч перестанет двигаться, попытка заканчивается, и  команда  ждет
следующей. Конечно, противник старается их остановить.
   - Бежать, бить ногами, перебрасываться, - пробормотал  Ааз.  -  Хм...
похоже, на защиту нам следует обратить особое внимание.  Есть  какие-ни-
будь особые правила поведения на поле?
   - Игроки не имеют права применять друг против друга режущее и колющее
оружие, - процитировал девол. - Нарушителей приканчивают на месте.
   - Разумные правила, - сказал я. - Что еще?
   - Это все, - пожал плечами Живоглот.
   - Все?! - воскликнул Ааз. - Никакого оружия. И это все?
   - Я больше ничего не знаю о правилах этой Игры, - ответил девол. -  А
теперь, если вы готовы рассчитаться, я хотел бы отправиться своей  доро-
гой.
   Мне хотелось устроить ему перекрестный допрос,  но  Ааз,  поймав  мой
взгляд, покачал головой.
   - Тебя устроят ценные сведения? - обратился он к деволу.
   - Только если это будут действительно ценные сведения, - угрюмо отоз-
вался Живоглот.
   - Ты что-нибудь слышал о затеваемой на Валлете новой  Игре,  трехсто-
ронней потасовке? - спросил Ааз.
   - Конечно.
   - Вот это да! - поразился я. - Мы же договорились о ней час назад!
   - У меня профессиональный интерес, поэтому я постоянно в  курсе  всех
дел, - спокойно сказал девол.
   - Угу, - рассудительно заметил мой наставник. - И каковы же, по-твое-
му, шансы команд?
   - У Та-Хо и Вейгаса равные. Однако эта новая команда... Так как никто
не может получить о них сведения - они не фавориты.
   - Если мы дадим тебе конфиденциальные сведения об  этой  команде,  мы
будем в расчете? - Ааз внимательно изучал потолок.
   - Вы что-то знаете о "Демонах"? - заинтересованно спросил Живоглот. -
Если так, то мы будем в расчете. Обладая секретной информацией,  я  буду
единственным на Базаре, имеющим данные для установки реальных шансов.
   - Заметано! - объявил мой наставник. - Мы и есть "Демоны".
   Живоглот откинулся на стуле и уставился на нас разинув рот.
   - Ты хочешь сказать, - проговорил он наконец, - что  вы  финансируете
эту команду?
   - Мы и есть команда... точнее, ее часть. Она еще не укомплектована.
   Девол хотел было что-то сказать, но  промолчал.  Подойдя  к  двери  и
взявшись за ручку, он оглянулся, чтобы еще раз посмотреть на нас, и  вы-
шел, не сказав ни слова.
   Я почему-то счел его реакцию зловещей.
   - Каково, малыш, а? - рассмеялся Ааз. - Я получил сведения совершенно
бесплатно.
   - Не нравится мне его видок, - заявил я, все еще глядя на дверь.
   - Брось! Согласись, что я сейчас заключил очень выгодную сделку.
   - Ааз, что ты там всегда говоришь о выгодных сделках  с  деволами?  -
спросил я.
   - Хм... Я говорил, что если ты думаешь, что заключил с деволом выгод-
ную сделку... - он оборвал фразу и нахмурился.
   -...то пересчитай сначала свои пальцы, потом конечности, а  заодно  и
родственников, - закончил я за него. - Так ты уверен, что  заключил  вы-
годную сделку?
   Наши взгляды встретились, и ни он, ни я больше не улыбались.
   ___________________________________

   ГЛАВА 20

   А друзья на что?
   Р.Никсон

   Мы все еще размышляли над создавшимся положением, когда наше молчание
прервал Корреш.
   - У вас, ребята, кажется, возникло небольшое затруднение?  -  спросил
он, обнимая нас за плечи. - Если это не слишком хлопотно, не могли бы вы
просветить меня относительно того, какое отношение все это имеет к  Тан-
де?
   В нормальной ситуации это показалось бы небрежной позой, но эта  поза
принадлежала троллю размерами раза в полтора больше нас, способному шутя
раздавить наши головы, поэтому она приобрела первоначальную значимость.
   - Ты имеешь в виду Игру, о которой мы говорили? - спросил Ааз.
   - Награда - Танда, - попытался объяснить я.
   Корреш молчал. Затем его рука снова сжала  мое  плечо,  но  уже  чуть
крепче.
   - Простите, - смущенно улыбнулся он, - но мне  вдруг  показалось,  вы
сказали, будто моя сестренка является наградой в какой-то  потасовке  на
потеху зрителям.
   - С ней был малыш, когда она попала в плен, - поспешил вставить  Ааз,
отодвигаясь от тролля.
   - Но в Игру ее ввел Ааз, - парировал я, дернувшись в другом направле-
нии.
   - Значит, в это втравили ее вы? - тихо проговорил  Корреш.  Его  руки
крепко удерживали нас на месте. - Я думал, вы пытаетесь спасти ее.
   - Тпру! Всем успокоиться! - вмешался Гэс в назревавшую потасовку. - В
этом заведении никто не ломает мебели, кроме меня. Корреш, давай  прися-
дем и выясним все спокойно.
   Я лично был спокоен, по крайней мере, я не собирался затевать  драку.
К тому же Гэс перевел разговор в новое русло. И я предложил Аазу расска-
зать все, как было. Хотя, если дать ему волю, он может время от  времени
что-нибудь опустить, но все же умеет с помощью своего языка выручать нас
из любых вроде бы безвыходных положений. Этот случай не стал  исключени-
ем, хотя Ааз и удивил меня тем, что придерживался правды до конца. К то-
му времени, когда он закончил, застывшие черты лица Корреша смягчились.
   - Должен сказать, - заметил тролль, - что на этот раз сестренка прев-
зошла саму себя. Вы, как я понял, пытались  использовать  все  возможные
средства.
   - Мы должны были отдать Приз, - признался я.
   Ааз пнул меня под столом ногой.
   - Не может быть и речи, - поспешил возразить Корреш, - это  ведь  за-
конный подарок Ааза. Если Танда попала в беду, добывая его, то это, черт
возьми, ее трудности. Нельзя, чтобы Ааз считал себя виновным  в  случив-
шемся.
   - Можно, - поправил я.
   - Нет, - заявил тролль. - Единственное приемлемое решение - это креп-
ко отколошматить этих паразитов в их же Игре. Надеюсь, вы позволите  мне
занять вакантное место в вашей команде?
   - Я на это и рассчитывал, - улыбнулся мой наставник.
   - Запишите и меня, - объявил, разминая свои каменные крылья, Гэс. - Я
не могу позволить вам сунуться в эту потасовку без моего успокоительного
влияния.
   - Вот видишь, малыш! - усмехнулся Ааз. - Я уже не одинок.
   - Послушай, Ааз, - осторожно проговорил я. - Мне пришло  в  голову...
Ну, я имею в виду  вакансию  "всадника"...  Мне  кажется,  у  нас  будет
большое психологическое преимущество, если наш "всадник" появится на по-
ле верхом на драконе.
   - Ты прав.
   - Серьезно, Ааз?
   - Верно. Положительно. Правильно, - кивнул мой наставник. - Иногда ты
выдаешь кое-какие неплохие идеи.
   - Вот здорово! - обрадовался я.
   - Но это еще не все, - сказал Ааз. - Мы воспользуемся тем  чудовищем,
которое находится у Большого Джули.
   - Но, Ааз...
   - Никаких но! Пошли. Гэс, закрывай свою лавочку. Мы  отправляемся  на
Пент за драконом.
   Пент - мое родное Измерение. И что бы там ни говорили мои друзья  про
другие Измерения, я думаю, что жить в нем очень приятно.
   Ааз удивил меня, доставив нас несколько севернее  Поссилтума,  вместо
того чтобы совершить посадку прямо в наших покоях королевского дворца. Я
спросил об этом и для разнообразия получил пространный ответ.
   - Все зависит от того, как установить И-Скакун, - объяснил он.  -  На
нем восемь циферблатов, которые позволяют контролировать не только в ка-
кое Измерение ты отправляешься, но и в какое место попадешь.
   - Значит, мы можем менять позиции циферблата для перемещения из одно-
го места в другое в одном Измерении? - спросил я.
   - Вообще-то не знаю, - нахмурился Ааз. - Мне ни разу не  приходило  в
голову попробовать. Надо будет как-нибудь проверить.
   - Ну так почему же тогда ты выбрал именно этот пункт прибытия?
   - Из-за них, - усмехнулся мой наставник, показывая на наших коллег. -
Я не был уверен, как нас примут во дворце, если мы появимся там с  трол-
лем и горгулом.
   На Базаре в личинах не было надобности, и я настолько привык  к  виду
самых необычных существ, что совершенно забыл, что для среднего  пентюха
наша группа представляет довольно странное зрелище.
   - Извини, Ааз, я не подумал, - покраснел я.
   - Не переживай, - отмахнулся он. - Будь это важным, я  бы  что-нибудь
сказал прежде, чем мы покинули Базар. Я просто хотел немного  встряхнуть
досточтимого мага, чтобы напомнить ему о необходимости обращать внимание
на мелочи. Основная же причина посадки именно здесь, а не во  дворце,  в
том, что нам надо повидать Большого Джули. А я слишком ленив, чтобы про-
делать весь этот путь пешком.
   Мне необходимо было исправить свое упущение. Чтобы оправдаться и  по-
казать Аазу, что во время путешествия с Танандой я постоянно  занимался,
я закрыл глаза и сосредоточился на Гэсе и Корреше одновременно.
   - Неплохо, малыш, - заметил Ааз. - Видок у них немного бандитский, но
сойдет.
   - Я подумал, что, если они будут выглядеть именно так, это поможет им
избежать неприятностей, - скромно объяснил я.
   - Неплохо?! - зарычал Корреш. - Я же похож на Пентюха!
   - По-моему, ты выглядишь симпатичным пентюхом, - съязвил Гэс.
   - Симпатичным?! - продолжал бушевать тролль.  -  Да  вы  когда-нибудь
слышали о симпатичном тролле? Слушай, Ааз, это  действительно  необходи-
мо?
   - К сожалению, да, - ответил мой наставник, но его улыбка  опровергла
подобное высказывание. - Вспомни, в данную минуту ты не просто тролль, а
скромный гражданин этого более чем скромного Измерения.
   - А почему тогда ты без личины? - подозрительно спросил Корреш.
   - Я уже известен здесь как ученик придворного мага, - скромно поведал
Ааз. - мне лучше оставаться самим собой.
   - Но мне же потом не отбрехаться, если меня  в  таком  виде  встретит
кто-нибудь из моих знакомых, - пробурчал Корреш.
   - Они тебя просто не узнают, - осторожно заметил я.
   Тролль ненадолго задумался, а потом согласно кивнул.
   - Полагаю, ты прав, - сказал он. - Ладно, пошли искать вашего Большо-
го Джули. Чем меньше времени я буду оставаться в таком виде, тем лучше.
   - Не особо рассчитывай на это, - предостерег его Ааз. - Тренироваться
будем в этом Измерении, так что какое-то время тебе придется побыть пен-
тюхом.
   - Черт побери! - выругался тролль.
   Когда мы прибыли на место, то увидели Большого Джули отдыхающим перед
собственным коттеджем и лениво потягивающим вино. Стороннему наблюдателю
он мог показаться не более чем загорающим на солнце долговязым стариком.
Впрочем, сторонний наблюдатель никак не мог знать его в те времена, ког-
да он командовал своей могущественной армией, самой могущественной в ис-
тории нашего Измерения. Может, это и к лучшему. Он все  еще  должен  был
скрываться от стаи акул кредиторов. И  соответственно  от  необходимости
уплаты своих старых долгов.
   - Эй! Здорово, ребята! - прогремел он, с энтузиазмом махая нам рукой.
- Давненько мы не встречались. Берите стулья и наливайте вина. Что  при-
вело вас в наши края?
   - Капелька удовольствия и уйма дел, -  ответил  ему  Ааз,  немедленно
загребая кувшин с вином. - Мы хотим попросить об одной небольшой услуге.
   - Если я действительно смогу помочь - я к вашим  услугам,  -  заверил
его Джули. - В чем проблема?
   - Нет ли еще вина? - вмешался я.
   Я поспешил с этим вопросом, так как  по  опыту  знал,  что  не  стоит
ждать, когда Ааз поделится со мной вином. Ему самому едва хватало одного
кувшина.
   - Разумеется. Его у меня навалом. Плохсекир как раз  сейчас  ушел  за
ним в дом.
   - Плохсекир? - нахмурился я. - Что он здесь делает?
   - В данную минуту, полагаю...
   - О! Что вы здесь делаете? - раздался гулкий бас.
   Мы обернулись и увидели массивную, смахивающую на гору фигуру генера-
ла с кувшинами в обеих руках.
   Хью Плохсекир всегда напоминал мне зверя. Этому образу соответствова-
ли курчавые черные волосы и борода, дополненные его любимым костюмом  из
звериной шкуры. Конечно, звери не пользуются оружием, тогда как  Плохсе-
кир определенно пользовался. На боку у него всегда висела секира,  дово-
дившаяся ему тезкой и которая была его любимым орудием дипломатии.
   - Мы просто хотели перекинуться парой слов с Большим Джули, - невинно
ответил мой наставник.
   - О чем? - требовательно спросил генерал. - Я думал, вы  знаете,  что
по военным вопросам нужно обращаться ко мне, прежде чем искать совета  у
Большого Джули. Это я командую армией Поссилтума, а не он.
   - Ну-ну, Хью, - успокоил его Джули. - Ребята просто хотели  попросить
меня об одной небольшой услуге. Будь вопрос связан с армией, они бы  об-
ратились к тебе. Верно, ребята?
   Мы с Аазом энергично закивали. Гэс и Корреш переглянулись, ничего  не
понимая в происходящем. Мы не подумали предупредить их о генерале  Плох-
секире и представляемой им власти.
   - А теперь, Ааз, - продолжал Джули, - объясни, какую  услугу  я  могу
вам оказать?
   - Ничего особенного, - пожал плечами мой наставник. - Нас интересует,
нельзя ли ненадолго одолжить твоего дракона?
   - Моего дракона? А зачем он вам? У вас же есть свой дракон.
   - Нам нужен большой дракон, - ответил Ааз.
   - Большой дракон? - нахмурился Джули. -  Похоже,  вы  затеяли  что-то
опасное.
   - Не беспокойся, - вмешался я. - мне предстоит скакать на драконе  во
время Игры, и поэтому ничего...
   - Игры?! - взревел Плохсекир. - Так я и знал. Вы устраиваете  военную
игру, даже не проконсультировавшись со мной!
   - Это не военная игра, - заупрямился я.
   - Нет, военная, - поправил меня Ааз. - Разве...
   - Исключено! - вспылил я.
   - Подумай как следует, малыш, - предложил мой наставник. - Любой  ко-
мандный спорт при стечении зрителей - это разновидность сражения.
   - Так почему же вы забыли про меня? -  разбушевался  Плохсекир.  -  Я
главнокомандующий вооруженными силами Поссилтума, и любые  военные  игры
попадают под мою юрисдикцию!
   - Генерал, - вздохнул Ааз, - эта игра будет проходить не в вашем  ко-
ролевстве.
   - Не здесь?.. - Плохсекир на минуту смолк, сбитый с толку таким пово-
ротом, а затем продолжил: - Но если в нее вовлечены члены моей армии...
   - Этого нет, - перебил его мой учитель. - В этих  маневрах  участвует
команда из пяти игроков, и мы набрали ее, не используя армейские  ресур-
сы.
   И тут меня осенило. Я произвел быстрый подсчет и...
   - Ааз, - тихо позвал я.
   - Не сейчас, малыш, - проворчал он. - Как видите, генерал,  все  ваши
опасения были...
   - Ааз! - не отставал я.
   - Ну в чем дело? - зарычал он, поворачиваясь ко мне.
   - У нас не пять игроком, а только четыре...
   ___________________________________

   ГЛАВА 21

   Мы создали непобедимую команду!
   Соломон

   - Четыре? - еле слышно переспросил Ааз.
   - До пяти я считать умею, - заверил я его. - Ты,  я,  Гэс  и  Корреш.
Итого - четыре. Видишь? Первый, второй, третий...
   - Хватит! - прервал меня наставник. Затем он обратился к  горгулу:  -
Слушай, Гэс, как ты думаешь, Бертран согласится?
   - Но, Ааз, мы же не можем зачислить в команду саламандру, -  возразил
я.
   - Помолчи, малыш. Ну что скажешь, Гэс?
   - Только не сейчас, - пожал плечами горгул.  -  Он  недавно  встретил
свою подружку, и они отправились в отпуск.
   - Подружку? - переспросил, вскинув бровь, Ааз.
   - Совершенно верно, - кивнул Гэс. - Она, можно  сказать,  его  давняя
горячая страсть.
   - Горячая страсть! - усмехнулся тролль. - Слушай, а ведь неплохо ска-
зано.
   Я оценил шутку и присоединился к дружному хохоту Гэса и Корреша. Дело
в том, что подруга Бертрана тоже саламандра, а они, как известно, холод-
ны как лед. Джули и Плохсекир смотрели на нас, ничего не понимая.
   Ааз раздраженно закатил глаза и простонал:
   - Только этого мне и не хватало. Нет одного члена команды, а те,  ко-
торые у меня есть, полоумные. Когда вы насмеетесь вдоволь,  можете  вно-
сить свои предложения по поводу того, где нам найти пятого члена  коман-
ды.
   - Эту вакансию заполню я, - скромно произнес Плохсекир.
   - Вы?! - Я перестал смеяться.
   - Конечно, - кивнул генерал. - Это мой долг.
   - Может, я не совсем понятно выразился? - вмешался Ааз. - Поссилтум в
этом никак не замешан.
   - Зато здесь замешан королевский маг и его ученик, - возразил Плохсе-
кир. - Вы оба - граждане Поссилтума. И притом довольно выдающиеся  граж-
дане. Нравится вам это или нет, но мой долг защищать вас всеми имеющими-
ся у меня в наличии средствами. В данном случае я имею в виду себя.
   Об этом я как-то не подумал. В некотором смысле это было довольно ми-
ло. Но я не очень-то обрадовался тому, что из-за нас генерал будет  под-
вергать себя опасности.
   - Э... ценю ваше предложение, генерал, - осторожно начал я, - но Игра
состоится далеко отсюда.
   - Если вы можете выдержать такое путешествие, то смогу и я, -  твердо
заявил Плохсекир.
   - Да вы не понимаете!
   - Малыш, - перебил меня Ааз, - почему бы тебе не познакомить генерала
с его товарищами по команде?
   - Извините, генерал. Это Гэс, а вон тот - Корреш.
   - Нет, - улыбнулся мой наставник, - я не это имел в виду.
   - О! - догадался я. - Генерал, разрешите вам представить членов нашей
команды.
   Произнеся это, я сбросил личины, открывая горгула и тролля для всеоб-
щего обозрения.
   - Гэс! - воскликнул Джули. - То-то мне твой голос показался знакомым.
   - Привет, Джули, - помахал рукой горгул. - Как жизнь в отставке?
   - Скучновато. Эй, наливай себе вина!
   - Спасибо. - Гэс шагнул вперед и забрал оба кувшина из рук онемевшего
генерала, передав один Коррешу.
   Мне пришло в голову, что я единственный, кто остался без вина.
   Генерал стоял как вкопанный, переводя взгляд с горгула  на  тролля  и
обратно.
   - Ну, Плохсекир, - усмехнулся Ааз, - вы все еще хотите вступить в ко-
манду?
   Генерал нервно провел языком по губам, а затем наконец оторвал взгляд
от Гэса и Корреша.
   - Безусловно, - заявил он. - Я горжусь честь сражаться рядом с  таки-
ми... достойными союзниками. Конечно, если они примут меня в свою коман-
ду.
   - Что скажешь, Скив? - спросил Ааз. - Ты - босс.
   Итак, решать предоставлялось мне. У  Ааза  есть  противная  привычка:
отступать, когда положение осложняется. Я думаю, что это не всегда  было
случайным совпадением.
   - Ну, господин маг, - прогремел Плохсекир, - вы принимаете мои  услу-
ги?
   Я влип. Никто не мог утверждать, что Плохсекир плох в бою. Но  я  ни-
когда не испытывал к нему нежных чувств. А каким он будет  товарищем  по
команде...
   - Глип!
   Предупреждение пришло с опозданием. Прежде чем я успел собраться, ме-
ня ударила сзади сила, заставившая растянуться на земле плашмя.
   - Глип! - повторил мой друг, не оставляя попытки дотянуться до  моего
лица.
   - Что здесь делает этот глупый дракон? - спросил Ааз, ничуть не  сму-
щенный нашей эмоциональной встречей.
   - Спроси у Плохсекира, - усмехнулся Джули. - Его привел он.
   - Да?! - моргнул мой наставник.
   Я и сам немного удивился. Оттолкнув на мгновение Глипа, я тяжело под-
нялся на ноги и бросил на генерала вопросительный взгляд. Впервые за все
время нашего знакомства я смотрел на него другими глазами.
   Свирепый воин, способный и глазом не моргнув встать на пути целой ар-
мии, сейчас не решался встретиться со мной взглядом.
   - Ну... поскольку вы пропали, он несколько  захандрил,  -  промямлили
генерал. - Никто другой и близко не подошел бы к нему,  и  я  подумал...
казалось логичным, что...
   - Он привел его поиграть с моим драконом, -  весело  объявил  Большой
Джули. - Генерал, кажется, питает слабость к животным.
   Плохсекир резко вскинул голову.
   - Дракон отлично послужил королевству в последней кампании, -  горячо
заявил он. - Было бы несправедливо, если бы никто не позаботился о нем.
   Его горячность никого не одурачила. У него  не  было  никаких  причин
печься о моем драконе. А если бы даже и были, то он мог бы запросто  пе-
реложить заботу о нем на плечи нескольких своих солдат, а не  заниматься
этим лично. Всем стало ясно, что Глип ему нравился.
   Словно в подтверждение наших подозрений, мой  зверек  стал  резвиться
вокруг него, виляя головой и хвостом в движениях, зарезервированных, как
я знал, для товарищей по играм. Генерал стоически игнорировал  его,  что
было не так уж просто сделать.
   - Гм... генерал, - осторожно начал я.
   - Да? - он парализовал меня ледяным взглядом, как бы говоря:  "Только
посмей прокомментировать поведение дракона!"
   - Насчет предыдущего нашего разговора, - поспешил я переменить  тему.
- Я буду говорить от имени всей команды. И, думаю, выражу общее  мнение,
если скажу, что для нас будет и  удовольствием  и  честь  видеть  вас  в
предстоящей Игре на нашей стороне.
   - Благодарю вас, маг, - резко поклонился он. - Надеюсь оправдать ваше
доверие.
   - А теперь, когда все уже решено, - хохотнул, потирая руки Ааз, - нам
нужно немного потренироваться. Где большой дракон?
   - Он спит, - ответил Джули.
   - Спит? - переспросил Ааз.
   - Совершенно верно. Он забрался в хлев, съел там половину живности, а
теперь спит как убитый. Вероятно, не проснется как минимум пару месяцев.
   - Пару месяцев! - простонал мой учитель. - Что же делать? Ведь малышу
надо на чем-то скакать во время Игры!
   - Глип! - сказал мой зверек, подкатываясь к моим ногам.
   Ааз буквально прожег меня взглядом.
   - Это он сказал, а не я, - оправдывался я.
   - У нас нет другого выбора, Ааз, - сказал Гэс.
   - Если никогда с ними не встречаться, то любой дракон  покажется  до-
вольно угрожающим, - добавил Корреш.
   - Ладно, ладно, - поморщился Ааз, поднимая руки в знак капитуляции. -
Если все согласны, то и я не против. Просто он сводит меня с ума,  вечно
повторяя...
   - Глип? - спросил мой друг, поворачивая голову в сторону Ааза.
   - Значит, мы можем начать тренироваться? - поспешил вмешаться я.
   - Можем, если вообще будем, - ответил Ааз, отворачиваясь от дракона.
   - Знаю, это не моя драка, - сказал Джули. - Но какую вы, ребята, раз-
работали стратегию?
   - Еще не разработали, - признался мой наставник. - Но  мы  что-нибудь
придумаем.
   - Возможно, я сумею вам помочь. В свое время я  неплохо  разрабатывал
тактику больших сражений. Понимаете, что я имею в виду?
   Следующие несколько недель были интересными. Заметьте,  я  не  сказал
"поучительными". Просто интересными. Во время обучения члены нашей груп-
пы понемногу сплачивались в команду. Вы можете возразить, что такие раз-
ные существа сплотиться не могли. Именно такого мнения придерживались  и
они, и спорить с ними было нелегко.
   За малым исключением - меня самого - физическое состояние членов  на-
шей команды колебалось от превосходного до  невероятного.  И  что  самое
важное - все они были закаленными ветеранами бесчисленных боев и  кампа-
ний. Судя по всему, любой из членов нашей команды мог  справиться  более
чем с пятью валлетами. А вместе...
   Именно это-то меня и беспокоило. Легкомысленная самоуверенность всех,
что мы можем выиграть шутя. Я знал, что и Большого Джули  беспокоило  то
же самое.
   - Вы, ребята, чересчур самоуверенны, - говорил он, раздраженно  качая
головой. - В бою важна не только сила. Понимаете, о чем я говорю?
   - У нас есть скорость, сила, выносливость, а со стороны Гэса  -  воз-
душное прикрытие, - возразил Ааз. - И еще у Скива, как у  мага,  есть  в
рукаве несколько трюков.
   - Ты забываешь про опыт, - приводил контрдовод Джули. - Сколько в эту
Игру играют ваши противники? Уже пятьсот лет! Они и сами могут  выкинуть
что-нибудь интересное.
   Большая часть тренировок сваливалась на меня.  Было  довольно  тяжело
подолгу восседать на спине у Глипа. А пытаться удержаться в седле,  бро-
сая и ловя мяч, оказалось и того сложнее. Глип  ничем  мне  не  помогал.
Вместо того, чтобы следовать моим приказам, он  предпочитал  ловить  мяч
сам или стоять как столб, почесываясь  в  свое  удовольствие.  Мне  даже
пришлось однажды вздуть его, прибегнув к магии.  Немного  левитирования,
немного полетов, и мое умение наездника увеличилось во  сто  крат.  Если
Ааз и подозревал, что я использую нечто, чтобы удержать  равновесие,  он
ничего не говорил.
   Чтобы ловить и бросать мяч, мне необходима была дубинка. Корреш  выр-
вал небольшое деревце, а Плохсекир своей секирой обрубил корни и  ветки.
Получилась трехметровая палка, которой я мог либо гнать  мяч  по  земле,
либо отбивать его на лету. Правда, она была немного тяжеловата, но  зато
прекрасно отбрасывала мяч, когда я по нему ударял. Конечно,  я  и  здесь
немного применял магию, поэтому редко промахивался и  мяч  обычно  летел
туда, куда хотел я.
   Глип же, наоборот, бежал туда, куда хотелось ему. Поэтому  мне  приш-
лось найти еще одно применение для  моей  дубинки.  Но  бесприкословного
подчинения от На мне так и не удалось добиться.
   И вот наступил день, когда наша шестерка (включая Глипа) собралась  в
центре луга, где мы тренировались, и стала прощаться с Большим Джули.
   - Жаль, что я не могу отправиться с вами, ребята, - скорбно  произнес
он. - Но я уже не тот, что бывало. Понимаете?
   - Не беспокойся, - махнул рукой Ааз. - Мы скоро вернемся. Будем вмес-
те праздновать победу.
   - Опять ты за свое! - нахмурился Джули. - Предупреждаю вас, после пя-
ти сотен лет...
   - Все правильно, Джули, - поспешно перебил его Ааз. - Ты уже  говорил
об этом. А теперь нам пора отправляться, не то мы пропустим Игру. Не хо-
телось бы, чтобы нам засчитали поражение в связи с неявкой.
   Ааз проверил, все ли на месте, и включил И-Скакун.
   Мгновение спустя мы уже были на Валлете.
   ___________________________________

   ГЛАВА 22

   Какая бы ни шла игра, какие бы правила ни выставили, те же
   правила относятся к обеим сторонам.
   Закон Хойле

   С тех пор как мы с Аазом были здесь в последний раз, стадион  претер-
пел две крупные перемены. Во-первых, изменилась конфигурация поля. Вмес-
то правильного прямоугольника появился треугольник  с  сетками  ворот  в
каждом углу. Я сообразил, что это  сделано  для  ведения  трехстороннего
матча. Во-вторых, изменился народ. Помните, я даже представить  не  мог,
как будет выглядеть стадион,  полностью  заполненный  народом?  Действи-
тельность превзошла все, что только могло создать мое воображение.  Там,
где, как мне казалось, должны были находиться аккуратные ряды  зрителей,
разместившихся в соответствии с нумерацией мест, на трибунах теперь  ко-
лыхалась хаотичная разноцветная масса. Насколько я мог видеть, никто  не
сидел.
   Когда мы появились, ошеломленная толпа  стихла.  Оно  и  понятно:  не
слишком-то часто приходилось наблюдать, как команда появляется прямо  из
воздуха.
   По указанию Ааза для получения  максимального  психологического  воз-
действия я оставил нашу команду без личин.
   Толпа таращилась на нас, в то время как мы  рассматривали  ее.  Затем
этот минутный шок прошел, и тысячи глоток  одновременно  издали  оглуши-
тельный рев.
   - Похоже, они не очень-то оробели, - сухо заметил я.
   Я не ожидал, что кто-нибудь услышит меня в этом гаме, забыв про  ост-
рый слух Ааза.
   - Аве Цезарь салютус э мораториум! А, малыш? - усмехнулся он.
   Я разобрал только последние два слова, но тем не менее понимающе под-
мигнул ему в ответ. В данной ситуации я не мог поступить иначе.
   - Эй, босс! Противник на подходе, - окликнул меня Гэс и указал  рукой
в противоположную сторону стадиона.
   Посмотрев в указанном направлении, я увидел, как с двух сторон, пере-
гоняя друг друга, к нам спешили Маша и старик валлет. Кажется, и  Вейгас
и Та-Хо хотели перекинуться с нами парой слов.
   - Привет, мальчики, - выпалила Маша, прибежавшая первой. - Желаю  вам
удачи в вашем... э... предприятии.
   Эти слова стороннему наблюдателю могли бы показаться  странными,  так
как исходили они от представительницы соперников. Но я вспомнил, что, по
мнению Маши, мы должны были нейтрализовать демона, охраняемого  Квингли.
Конечно, в некотором смысле именно это мы и намеревались сделать.
   Ааз, как всегда, опередил меня.
   - Не беспокойся, Маша, - усмехнулся он. - У нас все схвачено.
   Мне никогда не надоест изумляться, с какой легкостью играет мой  нас-
тавник.
   - Просто постарайся ни в коем случае не вмешиваться, - мягко попросил
он. - План у нас довольно тонкий, и любые движущиеся  препятствия  могут
испортить все дело.
   - Пусть об этом твоя зеленая голова не болит, - подмигнула она.  -  Я
всегда стоя в стороне, когда меня превосходят в классе. Я просто  хотела
познакомиться с остальными членами вашей команды.
   Я уже заметил, что в течение всего разговора она не сводила взгляда с
игроков нашей команды. Но чаще других она посматривала на Хью  Плохсеки-
ра.
   - Маша, это Гэс, - представил Ааз.
   - Очарован, сударыня, - улыбнулся горгул.
   - И Кор... э... Грызь.
   - Когда драка? Грызь любит драться! - заявил  тролль,  вспомнив  свою
роль трактирного вышибалы.
   Маша и бровью не повела. Она не могла отвести  взгляда  от  массивной
фигуры генерала.
   - А это Хью Плохсекир, - наконец Ааз представил и его.
   С невероятной грациозностью Маша подплыла к генералу.
   - Очень рада с тобой познакомиться, Хью, -  промурлыкала  она.  -  Ты
ведь не против, если я буду называть тебя просто Хью?
   - Гм...  я...  то  есть...  -  запинаясь,  произнес  Плохсекир,  явно
чувствуя себя не в своей тарелке.
   Я мог только посочувствовать ему. Оказаться в центре внимания Маши  -
дело по меньшей мере хлопотное. Но тут прибыла подмога в  лице  делегата
Та-Хо.
   - Добрый день, господа, - вежливо поздоровался  он,  потирая  руки  и
приветственно улыбаясь. - Здравствуй, Маша.
   - Привет, - ответила она ледяным тоном. - Я как раз  собиралась  ухо-
дить.
   Но прежде, чем отбыть к своему месту  на  трибуне,  она  нагнулась  и
что-то шепнула генералу, после чего Плохсекир сделался пунцовым и  избе-
гал встречаться с нами взглядом.
   - Мы боялись, что вы опоздаете, - сказал тахоец, когда Маша  ушла.  -
Было бы непростительно разочаровывать болельщиков, не так ли? А когда вы
ожидаете прибытия остальных членов вашей команды?
   - Остальных членов? - нахмурился я. - Я думал, что по правилам должно
быть пятеро игроков и одно верховое животное.
   - Совершенно верно, - ответил старик, - но... О! Я  восхищаюсь  вашей
уверенностью в собственных силах. Значит, вас только пятеро, да?  Ну-ну.
Это чуточку изменит шансы.
   - Почему? - подозрительно спросил я.
   - У этой штуки лезвие острое? - спросил представитель Та-Хо,  заметив
секиру генерала.
   - Как бритва, - высокомерно ответил Плохсекир.
   - Но он не будет применять ее в Игре, - поспешно заверил  я,  вовремя
вспомнив правило: "Никакого режущего или колющего оружия".  Я  не  знал,
какова будет реакция генерала, если у него отобрать его любимицу.
   - О, на этот счет я нисколько не волнуюсь, - улыбнулся тахоец. -  Ар-
балетчики незамедлительно устранят любого игрока, вздумавшего пренебречь
правилами.
   Он рассеянно махнул рукой в сторону боковых линий.  Мы  посмотрели  в
указанном направлении и только сейчас заметили, что  все  поле  окружено
арбалетчиками, одетыми через одного в сине-желтые мундиры Та-Хо и  крас-
но-белые Вейгаса. Об этом фокусе Живоглот как-то не счел  нужным  упомя-
нуть. Он сообщил нам о правилах, но не о том, как добивались их соблюде-
ния.
   И еще я заметил две вещи, упущенные мной, когда я первый раз  обозре-
вал трибуны. Я увидел Квингли, сидевшего в центре первого  ряда  трибуны
Та-Хо. А главное - при нем находилась Танда. Она по-прежнему спала, паря
горизонтально перед ним. Он явно не хотел пропускать Игру, но и не дове-
рял нам настолько, чтобы оставить ее без охраны в своей мастерской.
   Он заметил, что я смотрю на него, и помахал мне рукой. Я ему не отве-
тил. Собравшись было привлечь к нему внимание Ааза, я вдруг заметил вто-
рую вещь.
   На краю поля подпрыгивал на месте Гриффин и отчаянно размахивал рука-
ми, стремясь привлечь мое внимание. Как только он увидел, что  я  смотрю
на него, он принялся энергично подзывать меня к себе.
   Ааз в это время был поглощен разговором с представителем Та-Хо,  поэ-
тому я один отправился узнавать, что от меня надо Гриффину.
   - Здравствуй, Гриффин, - улыбнулся я. - Как поживаешь?
   - Я просто хотел сказать вам, - выдохнул он, запыхавшись от своих уп-
ражнений, - что перешел на вашу сторону. Если я могу вам чем-нибудь  по-
мочь, то только свистните.
   - В самом деле? - удивился я. - А с чего это ты  вдруг  изменил  свои
симпатии?
   - Можете называть это моим пунктиком честной игры, -  ответил  он.  -
Мне не нравится то, что они собираются с вами  сделать.  Даже  учитывая,
что в этом участвует моя команда.
   - И что же они собираются с нами сделать? - спросил я, став предельно
внимательным.
   - Обе команды провели совещание, обсуждая эту Игру, - начал он.  -  И
решили, что, как бы сильно они ни ненавидели друг друга, они  не  хотят,
чтобы Приз попал в чужие руки.
   - Это вполне естественно, - ответил я. - Но что...
   - Вы не понимаете, - перебил меня юноша.  -  Они  намерены  выставить
против вас сдвоенную команду! Они объявили перемирие между собой на вре-
мя этого матча. Когда Игра начнется, вы столкнетесь с  двумя  командами,
действующими заодно!
   - Малыш! Иди сюда! - Рев Ааза напомнил мне, что неподалеку происходит
еще одно совещание.
   - Я должен идти, Гриффин, - извинился я. - Спасибо за предупреждение!
   - Желаю удачи! - крикнул он. - Она вам понадобится.
   Я устремился обратно на поле и обнаружил, что  собравшиеся  поджидают
меня с нетерпением.
   - Они хотят увидеть Приз, - уведомил меня Ааз и подмигнул.
   - Так полагается  по  нашему  трехстороннему  соглашению,  -  добавил
представитель Та-Хо. - Он должен быть здесь для награждения  команды-по-
бедительницы.
   - Не бойтесь, он здесь, - заверил я его.
   - Прошу прощения?.. - моргнул старик, оглядываясь по сторонам.
   - Покажи им, малыш, - усмехнулся мой наставник.
   - Хорошо, - кивнул я. - Всем отойти на несколько шагов.
   Сконцентрировав свои мысли на левитировании, я принялся за работу.  В
центре поля приподнялся большой кусок дерна и отодвинулся в сторону. За-
тем в другую сторону полетела обнажившаяся земля, и наконец в поле  зре-
ния появился Приз. Я дал ему немного повисеть в воздухе, затем  отправил
обратно под землю и надвинул дерн. Толпа одобрительно заревела.  Правда,
не знаю, в чью честь - моей магии или самого приза.
   - Весьма недурно! - воскликнул Ааз, слегка хлопнув меня по спине.
   - Глип! - произнес мой друг, добавляя  к  поздравлениям  свой  липкий
язык.
   - Очень умно, - признал представитель Та-Хо. - Мы бы никогда не доду-
мались искать его там. Хотя немного жестковато, не так ли? Я имею в виду
поле.
   - Сегодня его все равно вспашут, - пожал плечами мой учитель. - Между
прочим, не пора ли начинать Игру?
   Словно в ответ на его вопрос, трибуны взорвались вновь. Я  не  думал,
что стадион может сделаться настолько  шумным.  Вокруг  бушевала  лавина
торжествующих криков.
   На другом конце стадиона появились две колонны и затрусили  по  полю.
Желто-синие мундиры одной команды контрастировали с красно-белыми мунди-
рами другой. Это были наши противники.
   Команда Та-Хо но сила шлемы с длинными острыми шишками. На шлемах  их
коллег из Вейгаса по бокам выступали длинные изогнутые рога, придавая им
звериный вид. Но особо примечательным было то, что все игроки были  рос-
лыми - более рослыми, чем другие валлеты,  встреченные  мной  до  этого.
Почти такие же рослые, как Корреш, но более мускулистые, и с такими  ко-
роткими шеями, что их головы, казалось, росли из плеч.
   Как я уже говорил, я умею считать до пяти. А в  каждой  команде  было
куда больше пяти игроков.
   ___________________________________

   ГЛАВА 23

   Жизнь полна всевозможных сюрпризов.
   Пандора

   Следуя своей привычке в кризисных ситуациях обращаться за  помощью  к
Аазу, я повернулся к нему и увидел картину, вполне достойную моего  учи-
теля.
   Схватив представителя Та-Хо за грудки, Ааз оторвал  его  от  земли  и
несколько раз сильно встряхнул.
   - Что это?! - потребовал он ответа.
   - Бла... а... за... - лепетала жертва.
   - Послушай, Ааз, - вмешался я. - Возможно, его  будет  легче  понять,
если он сможет дышать.
   - О! Верно, - кивнул мой наставник, опуская тахойца на землю. -  Лад-
но. Давай объясняй.
   - Что... об... объяснять? - запинаясь, спросил старик. - Это  команды
двух наших городов. Их можно различить по шлемам...
   - Не заливай мне! - прогремел Ааз. - Это не валлеты! Валлеты тощие  и
низкие или чрезмерно упитанные, но все равно невысокие.
   - О! Понимаю, - вздохнул представитель. - Видите  ли,  вы  введены  в
заблуждение. Одни валлеты - болельщики, а другие  -  игроки-атлеты.  Бо-
лельщики... немного не в форме. Но этого и следовало ожидать: они же ра-
бочие. А игроки - совсем другой коленкор. Они занимаются лишь  трениров-
ками и тому подобным. За много поколений они стали  заметно  больше  ос-
тальных граждан.
   - Заметно больше? - нахмурился, глядя на поле горящим взглядом Ааз. -
Да они вообще не из той оперы!
   - Я знаю, что такое иногда случается. Видел в  других  Измерениях,  -
заметил Гэс. - Но до такой степени - никогда.
   - Большой Джули предупреждал нас относительно излишней самоувереннос-
ти, - вздохнул Корреш.
   - Относительно чего? - переспросил старик.
   - Хочу драться! - заявил Корреш, снова  входя  в  роль  "Грызь  любит
драться".
   - О, - нахмурился представитель тахойцев. - Отлично. Если больше воп-
росов нет, то я просто...
   - Не так быстро, - остановил его Ааз. - Я хочу знать,  почему  у  вас
столько игроков. Ведь по правилам в Игре должна участвовать  команда  из
пяти игроков, не так ли?
   - Совершенно верно, - кивнул старик. -  Остальные  игроки  -  замена.
Ну... знаете ли, тех, кого ранят или убьют во время матча.
   - Убьют? - переспросил я.
   - Как я уже говорил, я восхищаюсь вашей уверенностью в  своих  силах,
раз вы привели только пять игроков, - убегая, крикнул тахоец.
   - Убьют? - повторил вопрос я, поворачиваясь к Аазу.
   - Без паники, малыш, - проворчал мой наставник, обводя взглядом своих
противников. - Это несколько неожиданно, но мы можем  пересмотреть  свою
стратегию.
   - Как насчет старого приема "разделяй и властвуй"? - предложил  Плох-
секир, присоединяясь к нам.
   - Совершенно верно, - кивнул Гэс. - Они не привыкли играть в трехсто-
роннюю Игру. Возможно, нам удастся их разыграть друг против друга.
   - Не выйдет, - решительно заявил я.
   - Не будь таким упрямым, малыш, - прошипел Ааз. -  Сейчас  это  самое
лучшее, что мы можем сделать.
   - Не выйдет, потому что они не будут играть друг против друга.
   И я рассказал им все, что мне недавно поведал Гриффин. Когда я закон-
чил, наша команда стала непривычно молчаливой.
   - Ну могло быть и хуже, - сказал наконец Ааз.
   - Глип! - Мой дракон заметил нечто упущенное мной из виду.
   Команды выводили на поле своих верховых животных. В отличие от  игро-
ков зверей не пометили цветами... впрочем, в этом не было необходимости.
   Зверь Вейгаса был кошкообразной тварью с уродливой головой. Почти та-
кой же длинный, как и Глип, он крался по земле с плавной грацией,  нару-
шаемой только неровной походкой его неестественно длинных лап. Хотя сей-
час эти движения казались медленными и ленивыми, судя по  его  виду,  он
мог, когда хотел, двигаться с удивительной скоростью. А еще он  выглядел
очень и очень гибким. Я был уверен, что эта тварь могла загнать врага  в
угол, как... ну, как кошка.
   Скакун Та-Хо был равно приметным, но намного труднее поддавался  опи-
санию. С виду он походил на небольшой  бронированный  курган  с  гребнем
костяных пластинок. У него была сотня ног, двигавшихся, казалось, с рав-
ной легкостью в любом направлении. Когда он  останавливался,  его  броня
опускалась на землю, пряча и защищая крошечные ноги. Я не мог разобрать,
где у него находились глаза, но заметил, что он никогда не натыкался  на
припятствия.
   Глип повернул голову и посмотрел на меня. Если он  надеялся  получить
разъяснения или инструкции, ему не  повезло.  Я  не  имел  ни  малейшего
представления, как обходиться с этими странными созданиями. Вместо этого
я успокаивающе погладил ему усы. Хотя я и не хотел признаваться  в  этом
моим товарищам, у меня оставалось все меньше и меньше уверенности в  ис-
ходе Игры...
   - Я заметил Танду, - шепнул Гэс.
   - Где? - встрепенулся Корреш, вытягивая шею в направлении, куда пока-
зывал горгул.
   Конечно, я увидел Тананду раньше, но забыл сказать об этом остальным.
Я почувствовал себя немного глупо, хотя это ощущение для меня  не  ново.
Чтобы скрыть свое смущение, я принялся вместе с  остальными  глазеть  на
плавающую в воздухе фигуру Танды.
   Квингли заметил, что мы смотрим в его сторону, и нервно  заерзал.  Он
явно был не уверен в своих недавно приобретенных силах,  чтобы  спокойно
выдержать наше пристальное наблюдение. Это, естественно, повлияло на его
магию, по крайней мере, на левитацию. Тело Тананды наклонилось и закача-
лось. Я испугался, как бы она не упала головой вниз.
   - Если на нашем пути стоит только этот маг, - заметил Гэс, - то,  мне
кажется, достаточно просто рвануть туда и отнять ее.
   - Нельзя, - отрезал Ааз. - Малыш обещал, что  мы  не  сделаем  ничего
выставляющего этого мага в невыгодном свете.
   - Это касается лишь вас, - возразил горгул. - Мы  с  Коррешем  ничего
ему не обещали.
   - Слушай, Гэс, - вмешался Корреш. - Мы не можем подводить Скива.  Это
было бы не по правилам.
   - Полагаю, ты прав, - пробурчал Гэс. - Просто я подумал, что это  бу-
дет легче, чем ждать, когда нам вышибут мозги в этой глупой Игре.
   - Мне кажется, господин маг, - пробормотал Плохсекир,  -  что  данное
вами обещание было не самой умной вещью.
   - Вот как?! - зарычал, повернувшись к нему, Ааз. - Вы,  генерал,  ко-
нечно, говорите, основываясь на долгом опыте знакомства с демонами.
   - Ну... на самом деле...
   - Тогда я попрошу вас держать при себе свое мнение о мудрости и  спо-
собностях господина Скива. Помните: он - ваш билет на выезд отсюда.  Без
него вы домой попадете очень не скоро... если попадете вообще.
   Посрамленный генерал пошел на попятную в прямом и переносном смысле.
   - Спасибо, Ааз.
   - Заткнись, малыш, - прошипел Ааз. - Он прав: это был глупый шаг.  Но
нужно еще заслужить право критиковать моего ученика... А  этот  образчик
пентийского военного опыта на такое не тянет.
   - Ну... все равно спасибо, - повторил я.
   - Не стоит благодарностей.
   - Эй, Ааз! - окликнул Корреш. - Давай-ка удалим Приз подальше с  поля
и спрячем его в каком-нибудь безопасном месте.
   - Где, к примеру? - огрызнулся мой учитель. - На этом стадионе я  до-
веряю только нам.
   - А как насчет ворот? - предложил Гэс, показывая на крупную  сетку  в
нашем углу треугольника.
   - Вроде неплохо, - согласился Ааз. - Я скоро вернусь, малыш.
   Я настолько привык к бедламу на стадионе, что почти не  замечал  его.
Однако, когда мои товарищи по команде начали переносить Приз,  разразив-
шийся хор оскорбленных и негодующих криков просто оглушил меня. Мои кол-
леги ответили надлежащим образом: грозя кулаками и корча рожи. Еще  нем-
ного, и зрители вырвались бы на поле, разнося всех и вся.
   Я собирался попросить своих друзей прекратить дразнить  толпу,  когда
генерал Плохсекир отозвал меня в сторону.
   - Господин маг, - осторожно начал он. - Надеюсь, вы понимаете, что  я
никак не хотел оскорблять вас своим предыдущим замечанием. Я был немного
не в себе. Мне никогда раньше не приходилось вести военные  действия  на
глазах у стольких зрителей.
   - Забудь об этом, - отмахнулся я. - Я и сам задним числом понял,  что
мое обещание было глупым. Между прочим, зови меня просто Скив.  Если  уж
мы вместе участвуем в этой передряге, то соблюдать формальности глупо.
   - Благодарю вас... Скив, - кивнул генерал. - На самом деле я  собира-
юсь поговорить с вами по личному вопросу.
   - Пожалуйста. Я вас слушаю.
   - Вы не могли бы побольше рассказать мне о том чудесном  создании,  с
которым недавно познакомили меня?
   - Чудесном создании? - моргнул я. - Это о ком же?
   - Да вы знаете... О Маше.
   - О Маше? - рассмеялся я, но вовремя заметил, как нахмурился генерал.
- Ах, об ЭТОМ чудесном создании! И что же вы хотите узнать?
   - Она замужем?
   - Маша?! Нет, не думаю.
   Генерал облегченно вздохнул.
   - Есть ли вероятность того, что она когда-нибудь навестит нас в  Пос-
силтуме?
   - Сомневаюсь, - ответил я. - Но, если хотите, я могу спросить  ее  об
этом.
   - Прекрасно, - просиял генерал, опуская руку  мне  на  плечо  в  знак
признательности. - Буду считать это вашим обещанием.
   - Чем? - переспросил я. Эти слова почему-то укололи меня.
   - Я уже знаю, как вы держите свои обещания, - сказал Плохсекир. - Вы-
полните эту клятву, и вы обнаружите, что я могу быть неплохим  другом...
Точно так же, как могу стать непримиримым врагом, когда  мне  становятся
поперек дороги. Мы понимаем друг друга?
   - Но я...
   - Эй, малыш! - крикнул Ааз. - Влезай скорее на этого глупого дракона!
Игра вот-вот начнется!
   Я был настолько поглощен разговором с Плохсекиром, что совершенно за-
был о ситуации на поле.
   Команды из Та-Хо и Вейгаса отошли за боковые линии, оставив  на  поле
только по пять игроков. Кошка и жук обрели теперь всадников и расхажива-
ли взад-вперед в нервозном предвкушении битвы.
   На середине поля, там, где раньше находился Приз, стоял валлет,  оде-
тый в мундир с черно белыми полосками, и держал мяч. Слово "мяч" я упот-
ребил, конечно, слишком вольно. Предмет, который он держал, был кубом из
серого губчатого материала. Квадратный мяч! Еще одна  мелкая  деталь,  о
которой Живоглот не счел нужным упомянуть.
   Не попрощавшись с генералом, я повернулся и бросился бежать к  Глипу.
Что бы ни случилось, я, разумеется, не хотел столкнуться  с  противником
пешим.
   ___________________________________

   ГЛАВА 24

   Это состязание следует считать самой глупой затеей, которую я
   когда-либо видел.
   Х.Коссел

   Не успел я оседлать Глипа, как валлет на середине поля поставил мяч и
стал пятиться к боковой линии.
   - Эй, Ааз! - позвал я. - Что делать с этим парнем в полосатом  мунди-
ре?
   - Оставь его в покое! - крикнул в ответ мой  наставник.  -  Он  нейт-
ральный.
   На самом деле я не собирался нападать на него, но обрадовался, узнав,
что он не входит в число наших противников.
   Я оказался последним, занявшим свое место в  команде.  Ааз  и  Корреш
страховали меня по бокам в качестве "клыков". Гэс разминался позади  ме-
ня, дожидаясь случая воспользоваться своей мобильностью в  качестве  за-
щитника. Плохсекир находился в роли "замка". Казалось, мы были настолько
готовы, насколько вообще способны к этому.
   - Эй, малыш! - окликнул меня Ааз. - Где твоя дубинка?
   Я был так поглощен своими мыслями, что его слова не  сразу  дошли  до
меня. Потом я страшно испугался. Мне вдруг  показалось,  что  я  оставил
свой посох на Пенте, но, оглядевшись, заметил его  лежащим  в  траве  на
месте нашего появления. Сосредоточение мысли - и он переместился  мне  в
руку.
   - Она здесь, Ааз, - помахал я ему в ответ.
   Свисток судьи прервал нас и привлек внимание к центру поля. Корреш  и
жук двинулись к мячу с максимальной для них скоростью, а остальные члены
команд бросились за ними.
   Игра уже началась, а мы все еще стояли разинув рты.  Как  всегда  Ааз
опомнился первым.
   - Не стой как истукан! - крикнул он. - Давай доставай мяч!
   - Но я...
   Я собирался сказать Аазу, что кошка-то уже почти добралась  до  мяча.
Понимая, что мне никак не поспеть туда первым, я считал, что нам следует
укрепить свою оборону. Мой зверек, однако, решил иначе.
   То ли он откликнулся на команду Ааза "достань мяч" - что  маловероят-
но, - то ли ему просто не терпелось встретиться с новыми  товарищами  по
играм - что более вероятно, - но итог  был  один.  Он  рванулся  вперед,
оборвав меня на середине фразы и установив курс на столкновение  с  кош-
кой.
   Зрителям это очень понравилось. Что касается меня, то я испытывал ку-
да меньший восторг.
   Сидевший на кошке всадник теперь завладел мячом и удерживал позицию в
центре поля, вместо того чтобы сразу же наступать на наши ворота.  Делал
он это, надо полагать, для того, чтобы дать возможность своим  товарищам
по команде догнать его и таким образом получить прекрытие. Это означало,
что ему не хотелось сражаться с нами в одиночку.
   Я оценил его стратегию и желал лишь иметь  возможность  следовать  ей
самому. Энтузиазм Глипа ставил меня в положение,  которого  я  собирался
избежать любой ценой - встречаться с объединенными силами обеих  неприя-
тельских команд, не имея рядом ни одного товарища, поддерживающего меня.
С тех пор как наши противники вышли на поле, я перестал  беспокоиться  о
том, как бы дождаться начала Игры. Теперь я думал лишь о том, как бы до-
жить до конца первого периода.
   На какой-то миг у меня появилась надежда, когда заметил, что мы добе-
ремся до кошки и ее всадника намного раньше остальных  игроков.  Но  это
мимолетное чувство, однако, быстро растаяло, когда мой противник  размо-
тал свое оружие.
   В то время как я держал  посох,  он  раскручивал  кнут.  Обыкновенный
кнут. Эта штука была длиною в двадцать футов. Нет, я  не  преувеличиваю.
Длину кнута я увидел совершенно отчетливо, когда всадник  послал  его  к
моей голове.
   Кнут свистнул с недолетом в добрый фут, однако  его  резкое  щелкание
возымело результат: Глип встал как вкопанный, что бросило меня к нему на
шею, когда я пытался сохранить равновесие. А спустя миг после удара кну-
та вперед прыгнула кошка, обнажив зубы и прижав уши к голове. Ее  перед-
няя лапа метнулась и ударила моего дракона по носу.
   Хотя Глип никогда не славился гибкостью, он все  же  успел  среагиро-
вать, пытаясь одновременно отпрыгнуть назад и увернуться. Не знаю,  нас-
колько это ему удалось, так как посредине этого маневра мы с ним расста-
лись.
   В другое время и в другом месте такой ход не расстроил  бы  меня.  На
тренировках, когда Глип меня сбрасывал, я отлетал в сторону и  деликатно
опускался на землю подальше от него. Однако на этот раз  я  уже  потерял
равновесие, и бросок совершенно дезориентировал меня. Сообразив,  что  я
нахожусь в воздухе, я попытался лететь... и преуспел, врезавшись головой
прямо в землю. Это нисколько не улучшило моей ориентации.
   Я лежал и гадал, какие из частей моего тела отвалятся, если я попыта-
юсь встать. В ушах стоял отдаленный рев, а земля  подо  мной,  казалось,
дрожала. Еще я услышал, как издали что-то кричит Ааз.
   - Поднимайся, малыш! - донесся приказ моего наставника. - Беги!
   Бежать? Он, должно быть, шутит. В голове  у  меня  постепенно  начало
проясняться, но земля все еще тряслась. Перекатившись, я приоткрыл  один
глаз, чтобы установить свои координаты, и сразу же пожалел об этом.
   Мне не померещилось. Земля действительно тряслась. На меня надвигался
жук, выказывая недвусмысленные намерения растоптать меня множеством сво-
их маленьких ног. Я даже не успел подумать, что картина была нелепой.  В
голове зафиксировалось лишь то, что такая кончина  вполне  возможна,  но
это, как вы понимаете, совершенно не привлекало меня.
   Я вскочил на ноги и снова упал. Очевидно,  мое  катапультирование  из
седла прошло не столь удачно, как мне хотелось бы думать.  Я  попробовал
подняться еще раз, но сумел лишь встать на четвереньки. Передо мной отк-
рылся превосходный видок: на меня с грохотом неслась моя погибель.  И  я
ничего не мог с этим поделать!
   Вдруг я увидел Ааза. Возможно, он перепрыгнул через меня и занял  по-
зицию. Так или иначе, но мой наставник очутился на полпути между атакую-
щим жуком и мной. Расставив ноги в боевой стойке, он встретил эту  атаку
и глазом не моргнув. Широко раскинув руки в стороны, Ааз вызывающе оска-
лил зубы.
   - Хочешь драться? - прорычал он. - попробуй со мной!
   Возможно, жук не понял его слов, но достаточно верно  оценил  мимику,
чтобы сообразить, что попал в беду. Не у многих существ в любом  Измере-
нии хватит глупости или храбрости встретиться лицом к лицу  с  извергом,
когда тот взбешен до крайности. А Ааз был взбешен. Чешуя  на  его  спине
вздыбилась так, что он стал казаться вдвое больше, а напрягшиеся под ней
мускулы перекатывались, словно волны во время шторма. Даже цвет его сде-
лался зеленее обычного и все сгущался, когда мой  наставник  выплескивал
свои эмоции.
   Каким бы уровнем интеллекта ни обладал жук, он,  как  оказалось,  был
вовсе не дурак. Он успел перейти от бешенного аллюра к полной остановке,
прежде чем достиг пределов досягаемости Ааза. Даже  отчаянные  понукания
всадника не могли заставить его продолжить атаку. Вместо этого он  начал
осторожно подавать в сторону, пытаясь по дуге обойти Ааза.
   - Хочешь драться? - снова проревел мой наставник, наступая на  зверя.
- Давай! Я готов!
   Это окончательно вывело противника из состояния душевного равновесия:
зверь дал задний ход, рванув обратно, несмотря на отчаянное подстрекание
всадника и уханье разгоряченной толпы.
   - Слушайте, ребята! А у вас ведь все здесь схвачено! А я боялся опоз-
дать, - выпалил, подбегая к нам, Корреш.
   Большие руки схватили меня за плечи и приподняли... да так,  что  мои
ноги оторвались от земли.
   - Но... я уже могу ходить, Корреш, - намекнул я.
   - О, извини, - смутился тролль, мягко ставя меня на землю.  -  Просто
чуточку забылся.
   - Глип! - Знакомая голова появилась из-за спины  Корреша  и  вопроси-
тельно посмотрела на меня.
   - Много от тебя помощи! - крикнул я, радуясь  возможности  выплеснуть
сдерживаемый гнев.
   - Глип, - извинился мой друг.
   - Ну-ну, - упрекнул тролль. - Нечего сваливать вину на своего товари-
ща. Его просто захватили врасплох, вот и все.
   - Но если бы не он... - начал было я.
   - Теперь ты готов избавиться от своего глупого дракона? - осведомился
присоединившийся к нашей группе Ааз.
   - Нечего вымещать злость на Глипе! - вспылил я. - Просто он стал нем-
ного пугливым под огнем, вот и все.
   - Как-как? - переспросил Ааз.
   - Глип! - заявил мой зверек, выбрасывая язык для драматического  при-
ветствия. На этот раз, к моему удовольствию, его жертвой стал  мой  нас-
тавник.
   - Бла... а! - воскликнул Ааз, вытирая лицо тыльной стороной ладони. -
Меня может страшно стошнить.
   - Он просто выказал свою благодарность за спасение хозяина, - рассме-
ялся Корреш.
   - Совершенно верно, - согласился я. - Еще раз спасибо, Ааз.
   - Забудь об этом, - отмахнулся он. - Никакой подлец не сможет прикос-
нуться к тебе, когда я рядом.
   - Отлично сказано, Ааз, - одобрил Корреш.
   - Нет, не отлично, - зарычал мой наставник. - Фактически пока  НИЧЕГО
не было отличным. А почему мы стоим и болтаем?
   - Потому что первый период закончен, - уведомил его  Корреш.  -  Могу
добавить - после первого гола.
   Мы все посмотрели на наши ворота. Поле возле них было усеяно  телами,
к счастью не нашими. Молодцы с носилками и тренеры занимались павшими  и
ранеными. Остальные игроки находились кто на поле, кто за боковой  лини-
ей, но все плясали и обнимались, высоко подняв указательный палец, как я
догадался, в каком-то религиозном жесте богам.  Плохсекир  привалился  к
одной из четырех штанг, в то время как Гэс обмахивал его крыльями.
   - И счет, - продолжал тролль, - ноль-ноль-один... не в  нашу  пользу.
Не самое лучшее начало.
   Я вспомнил, что в этой Игре очки начислялись  не  в  пользу  команды.
Следовательно, ноль-ноль-один означало, что мы отстаем на одно очко.
   - Не беспокойся, - прорычал Ааз, - мы вернем это очко... и с  процен-
тами! Если они хотят грубой игры, то мы им это устроим. Верно?
   - Совершенно верно, - улыбнулся Корреш.
   - Так поддать жару! - приказал мой наставник. - Корреш, притащи  сюда
Гэса и Плохсекира для обсуждения дальнейших действий. Малыш, возвращайся
к дракону и на этот раз постарайся остаться в седле. Договорились?
   Прежде чем уйти, я обратился к наставнику:
   - Ааз?..
   - Да, малыш?
   - Я смутно помню, что произошло, но все равно спасибо за помощь.
   - Я же сказал, забудь об этом.
   - Нет, не забуду, - стоял я на своем. - Ты мог погибнуть, выручая ме-
ня. И я хочу, чтоб ты знал, что когда-нибудь я отплачу тебе тем  же.  Я,
возможно, не очень храбрый, когда дело касается меня самого, но я, поми-
мо всего прочего, обязан тебе жизнью, и она принадлежит тебе.
   - Минутку, малыш, - остановил меня Ааз. - Любой риск,  на  который  я
иду, - мой. Сюда входят и те случаи, когда я иной  раз  вытаскиваю  твою
хвост из огня. Не порть мой стиль.
   - Но, Ааз...
   - Если я в беде, а ты свободен - тикай. Усек? Особенно в  этой  Игре.
Вот... - он начал копаться в поясной сумке,  а  затем  вытащил  знакомый
предмет. - Вот И-Скакун. Он установлен на возвращение  домой,  на  Пент.
Храни его и воспользуйся, когда придет время. Если у тебя появится  шанс
хапнуть Тананду и смыться отсюда - используй его! А обо мне не беспокой-
ся.
   - Но...
   - Это приказ, ученик. Если хочешь его оспорить, подожди нашего  возв-
ращения на Пент. А пока действуй, как я тебе сказал. Если ты с  этим  не
согласен, я отправлю тебя домой прямо сейчас.
   Наши глаза сцепились надолго, но я уступил первым.
   - Ладно, Ааз, - вздохнул я. - Но мы еще поговорим об этом, когда вер-
немся домой.
   - Прекрасно, - усмехнулся он, хлопнув меня по плечу. - А сейчас зале-
зай на своего глупого дракона и постарайся держать его в нужном  направ-
лении. Нам необходимо срочно набрать несколько очков.
   ___________________________________

   ГЛАВА 25

   Если не можешь победить, все равно победи!
   У.-С.Грант

   Нам нужно было заработать несколько очков, а  для  этого  необходимо,
чтобы мяч оказался у нас. Эта мысль занимала  мой  ум,  когда  мы  снова
вступили в Игру. Любым способом нам нужно завладеть этим мячом.
   Когда прозвучал свисток, я уже был ко всему готов. Мысленно  потянув-
шись, я заставил мяч перелететь ко мне в руки. Однако, прежде  чем  наша
команда успела построиться вокруг меня для атаки, снова  раздался  свис-
ток, и к нам подбежал размахивающий руками валлет в полосатом мундире.
   - Ну что еще? - проворчал Ааз. А затем крикнул, обращаясь к  валлету:
- Что случилось, судья?
   - Был подан протест, - уведомил его он. -  Ваши  противники  говорят,
что вы применяете магию.
   - Ну и что? - спросил мой наставник. - Правила этого не запрещают.
   - Ну, официально - да, - признал судья. - Но на этот счет  уже  давно
заключено джентльменское соглашение.
   - Мы не джентльмены, - усмехнулся Ааз. - Поэтому посторонитесь и дай-
те нам играть.
   - Но если вам можно применять магию, значит, можно и  вашим  соперни-
кам, - настаивал валлет.
   - Что это меняет? - зарычал Ааз. - Начинайте Игру!
   Внезапно меня осенило.
   - Минутку, Ааз, - произнес я. - Судья, мы  готовы  согласиться,  если
только ваши маги будут применять свое умение на поле.
   - Что? - удивился судья.
   - Что слышал, - гаркнул Ааз. - Если ваши маги присоединятся к  коман-
дам и станут получать все шишки, как наш маг, то тогда  они  вольны  ис-
пользовать любые свои фокусы, принесенные с собой на поле.  В  противном
случае они могут оставаться на трибунах вместе со  зрителями  и  держать
свою магию при себе.
   - Это кажется справедливым, - согласился валлет. - Надо уведомить обе
команды.
   - Слушай, Скив, - обратился ко мне Корреш, когда судья убежал.  -  Да
ты просто гений!
   - Действительно превосходно, - кивнул Плохсекир.
   - Именно такое командование и побило армию Большого  Джули,  -  гордо
добавил Гэс.
   Я скромно отмахнулся, но голова моя мгновенно закружилась от похвал.
   - Давайте подождем с поздравлениями до конца Игры, а? - предложил мой
учитель.
   Это замечание было до обидного точным.  Нам  еще  предстояла  большая
часть битвы, и другие команды уже выставляли против нас своих лучших иг-
роков. В полном молчании мы приступили к делу.
   Не буду описывать период за периодом. Многое из случившегося я  пыта-
юсь забыть, хотя иногда, проснувшись среди ночи, резко сажусь в постели,
покрытый от воспоминаний холодным потом.
   Валлеты знали свое дело. Нас спасли только недюжинная сила  и  свире-
пость моих товарищей по команде да кое-какая вдохновенная  магия  вашего
покорного слуги.
   Однако опускать в повествовании некоторые происшествия, случившиеся в
кульминационные моменты Игры, было бы непростительной небрежностью.
   В тот полдень Глип достиг совершеннолетия. Не знаю, в каком  возрасте
у драконов это происходит, но к Глипу оно наверняка пришло во втором пе-
риоде. Внезапно пропала игривость, приводившая ранее к моим  вылетам  из
седла. Каким-то уголком своего драконьего мозга Глип обдумал положение и
пришел к выводу, что мы заняты серьезным делом.
   Я, разумеется, этого не знал.
   Когда я в очередной раз левитировал мяч в свои руки, то  естественно,
рассчитывал на защиту моих товарищей по команде. К несчастью, наши  про-
тивники предвидели это и разработали соответствующий план  действий.  На
Корреша и Ааза навалились по трое игроков, не позволявших им  прийти  ко
мне на подмогу. А ко мне приближались двое всадников.
   Увидев их, я страшно испугался. Ведь кошка бегала  быстрее  Глипа,  а
жук казался просто неуязвимым. Я начал лихорадочно оглядываться в  поис-
ках пути к отступлению. Но, как оказалось, беспокоился я напрасно.
   Вместо того чтобы срочно ретироваться, Глип угрожающе опустил голову.
Когда кошка готовилась к прыжку, он выпустил ей в морду струю огня, опа-
лив усы и заставив присесть на задние лапы.
   Я был так поражен, что даже забыл о надвигающемся на нас жуке. А Глип
не забыл. Его хвост двинулся на перехват бронированной угрозы.  Раздался
звук, словно зазвонил большой церковный колокол, и жук, прекратив движе-
ние вперед, начал бесцельно бродить по кругу.
   - Молодчина, Глип! - закричал я, наклоняясь вперед,  чтобы  потрепать
его по боку.
   Это было моей ошибкой. Не успел я выпустить мяч из рук, как  один  из
валлетов подпрыгнул и сорвал мяч со спины дракона, где он  балансировал.
Я с размаху ударил по нему посохом, но он увернулся... в сторону  Корре-
ша.
   Длинная рука тролля подцепила завладевшего мячом противника и с силой
шмякнула оземь.
   - Большой Грызь поймать! - крикнул он, подмигивая мне.
   Валлет лежал, не двигаясь, и бригада с носилками  быстро  рванула  на
поле. С начала Игры число запасных за боковыми линиями заметно  уменьши-
лось. Я уже отмечал, что на поле действовали весьма грубо.
   - Скажи мне, что что ты этого не видел, -  прорычал  Ааз,  подходя  к
нам.
   - Что именно? Как Корреш блокировал противника или как Глип остановил
двух всадников? - гордо спросил я.
   - Я говорю о мяче. О том, как ты отдал его, - резко произнес мой нас-
тавник. - Теперь, когда удача наконец-то улыбнулась нам, ты начинаешь...
   - Ты действительно считаешь, что он действовал неплохо? - обрадовался
я. - Я всегда говорил, что у Глипа большие способности.
   - Не уходи от вопроса, - проворчал Ааз. - Ты...
   - Да бросьте вы, - оборвал нас Гэс. - Игра-то продолжается.
   - Мне пора, - отмахнулся я,  направляя  своего  дракона  подальше  от
брызжущего слюной наставника. - Поговорим после Игры.
   Наша защита наконец-то укрепилась, и мы  жестоко  наказывали  каждого
валлета, у которого хватало наглости соваться к нашим воротам  с  мячом.
Мы даже сумели набрать несколько очков,  хотя  для  этого  потребовалось
применить немного магию.
   Первое очко мы заработали в борьбе с вейгасцами, причем наш  ход  был
вариацией плана Ааза "Разделяй и властвуй".  Вейгасцы  владели  мячом  и
несли его к нашим воротам, когда мы врезались в них посреди поля. Следуя
полученным инструкциям, я сначала немного подождал, а потом применил  на
Гэсе чары личины, изменив его внешность так, что теперь он выглядел  од-
ним из та-хойских игроков. Так как его  предупредили  заранее,  он  нис-
колько не обиделся такой перемене. Гэс запрыгал на месте, размахивая ру-
ками.
   - Сюда! - закричал он. - Я открыт! Сюда!
   Владевший мячом игрок зигзагами удирал от гнавшегося за ним по  пятам
Ааза. И тут он увидел союзника, способного забить гол,  и  свечой  подал
ему мяч, Гэс сгреб мяч и бросился к воротам Вейгаса.
   - Обман!
   Первым крикнул Корреш, но вейгасцы быстро подхватили этот крик.  Горя
негодованием, они накинулись на игроков Та-Хо, бывших  минуту  назад  их
союзниками. Тахойцы, понятное дело, удивились, но отреагировали быстро и
стали защищаться сами, что помогло нам блокировать вейгасцев.
   В начале периода вейгасский "замок" находился далеко в поле, но быст-
ро подобрался, когда Гэс налетел на него. Единственным  преследователем,
находившимся достаточно близко, чтобы считаться с ним, был  Корреш.  Он,
казалось, собирался напасть на владевшего мячом сзади.  Однако  в  самый
критический момент он пронесся мимо горгула  и  вырубил  голкипера.  Гэс
беспрепятственно забил гол.
   Теперь счет стал один-ноль-один.
   - Прежде чем так ликовать, тебе следовало бы  что-нибудь  предпринять
по этому поводу, - посоветовал мне Ааз.
   Я проследил взглядом в указанном направлении и увидел, что на  трибу-
нах вспыхнули драки. Кажется, болельщикам  обман  понравился  ничуть  не
больше, чем игрокам.
   Дабы предотвратить крупное кровопролитие, я снял с Гэса личину, когда
он вернулся в центр поля. Через несколько секунд  болельщики  и  команды
противников сообразили, что их провели. Боевые действия между сопернича-
ющими фракциями сразу же прекратились. Вместо  этого  они  сфокусировали
весь свой гнев на нас. Восхитительно.
   Прием с переодеванием оказался действенным,  но  я  был  уверен,  что
дважды он не сработает.
   Я особенно горжусь вторым нашим голом, так как комбинацию от начала и
до конца придумал я, проведя ее без всякой помощи или  совета  товарищей
по команде. Конечно, это создало некоторые затруднения... Но  я  забегаю
вперед.
   Идея пришла мне в голову после того, как у меня сломался посох. Я бил
с размаху по мячу, когда один  из  атакующих  игроков  каким-то  образом
умудрился подставить под удар свою голову. Его унесло за боковую  линию,
а я остался с двумя кусками того, что прежде было хорошей дубинкой. Пока
мы ожидали возобновления Игры, я снова подивился массивности наших  про-
тивников и пожелал, чтобы и наши игроки были бы  покрупнее.  Я  подумал,
что, когда мы впервые появились на стадионе, я мог бы применить чары ли-
чин, заставляющие команду казаться массивнее. Теперь же  наши  соперники
уже знали, какие мы на самом деле, и поэтому мой фокус не сработает.
   Я начал уже ругать себя за такой недосмотр, когда меня  осенила  одна
идея. Если личины могли позволить нам выглядеть крупнее, то  почему  они
не могут заставить нас выглядеть меньше? Идея эта была почти прекрасной,
но все же не совсем. Если один из нас или все  мы  "исчезнем",  то  наши
противники это сразу же заметят. Нам нужно нечто иное.
   Я задумчиво посмотрел на оба куска сломанного посоха у меня в  руках.
Однажды я уже проворачивал такой трюк, когда мы дрались с Большим Джули.
Тогда это было шагом отчаяния. Конечно, мы  и  теперь  не  совсем  чтобы
развлекались.
   - Добудьте мне мяч! - крикнул я товарищам по команде. - У  меня  есть
идея.
   - Какая еще идея? - спросил Ааз.
   - Быстрее добудьте мне мяч! - ответил я, не  намереваясь  вступать  в
объяснения. Чтобы план сработал,  мне  необходимо  полностью  сосредото-
читься.
   Закрыв глаза, я начал накачивать и фокусировать энергию. Одновременно
я принялся формировать в уме требуемые образы.
   - Очнись, малыш! - закричал на меня Ааз.
   Я открыл глаза... Мяч уже был на месте. Подготовился я далеко не так,
как хотелось, но времени  больше  не  оставалось,  и  мне  пришлось  до-
вольствоваться достигнутым.
   То, что произошло потом, я изложу более подробно, чтобы вы по  досто-
инству смогли оценить мои способности.
   Бросив две половинки посоха, я поймал мяч рукой, а  затем  навел  два
заклинания одновременно (на самом деле  четыре,  но  я  не  люблю  хвас-
таться).
   Первым делом я уменьшил наши размеры, пока мы с Глипом не стали  рос-
том в несколько дюймов. Потом я изменил внешний вид двух половинок посо-
ха, и все увидели репродукции в натуральную величину, изображающие  меня
верхом на моем зверьке.
   Проделав это, я занялся заклинанием переноса меня и Глипа  к  воротам
Та-Хо. Совершенно верно, я сказал "переноса" вместо "перелета".  Даже  в
теперешнем виде я хотел быть выше уровня глаз наших противников.
   Этот процесс потребовал огромных усилий. Фактически столько, что я не
мог оживить оставленные на месте образцы. Я сообразил  это  прежде,  чем
начал перенос, но рассудил, что в таком виде  они  помогут  мне  отвлечь
внимание от настоящей атаки.
   Это, кажется, сработало. Но никто нам не  противостоял,  пока  мы  не
добрались до ворот та-хойской команды. И тут во мне внезапно разыгралось
чувство юмора. Остановившись едва ли не на расстоянии вытянутой руки  от
голкипера, я убрал наши личины.
   - Кыш! - крикнул я ему.
   Пораженному игроку, должно быть, показалось, что мы возникли из  воз-
духа. Воспитанное долгими тренировками самообладание вдруг покинуло его,
и он рухнул в обморок.
   Я неторопливо бросил мяч в ворота.
   Один-один-один! Ничья!
   Когда мы с Глипом вернулись на нашу сторону поля,  команда  встретила
нас на удивление тихо.
   - Почему такие угрюмые лица? - рассмеялся я. - Теперь мы заставим  их
побегать.
   - Тебе следовало бы предупредить нас о том, что ты проводишь комбина-
цию, - угрюмо упрекнул Гэс.
   - Не было времени, - объяснил я. - Кроме того, никакого вреда от это-
го нет.
   - Это не совсем так, - сказал, показывая на поле, Корреш.
   Там, где я оставил куски посоха, валялась куча  валлетов.  Молодцы  с
носилками деловито распутывали тела и уносили их с поля.
   - Он пытался защитить вас, точнее, то, что принял за вас, - едко  за-
метил Плохсекир.
   - Кто?
   И тут я понял, о чем они говорят. Среди тел валлетов лежал Ааз. Он не
двигался.
   ___________________________________

   ГЛАВА 26

   Победа - это не самое важное дело. Это единственное дело.
   Гай Юлий Цезарь

   - Будет жив-здоров, - произнес Гэс, оторвавшись от тела нашего боево-
го товарища. - Он просто потерял сознание.
   Мы сгрудились вокруг неподвижной фигуры Ааза,  тревожно  наблюдая  за
горгулом. Незачем говорить, услышав, что у  моего  наставника  серьезных
ран нет, я почувствовал огромное облегчение. Однако  успокоить  генерала
Плохсекира оказалось не просто.
   - Ну так привели его в чувство, - потребовал он. - И побыстрее!
   - Послушайте, генерал, - начал я, разозленный его бесцеремонностью. -
Разве вы не видите, что он ранен?
   - Вы не понимаете, - возразил Плохсекир, качая головой. - Для продол-
жения Игры нам нужно пять игроков. Если Ааз не выйдет из  этого  состоя-
ния...
   - Ааз! Очнись! - крикнул я и потянулся к его руке.
   То, что Аазу намяли бока из-за меня, уже само по себе очень плохо. Но
если это будет стоить нам еще и победы в Игре...
   - Побереги силы, - вздохнул Гэс. - Даже если он  и  очнется,  то  все
равно играть больше не сможет. Ему пришлось перенести тяжкое лупцевание.
Я думаю, что ничего серьезного с ним не стряслось, но если он попытается
сцепиться с кем-нибудь в своем нынешнем состоянии...
   - Какая ерунда! - заявил я. - Если  мы  постараемся  привести  его  в
чувство, то, вполне возможно, у Ааза хватит упрямства доиграть Игру.
   - Верно, - кивнул горгул. - Но пока тебе придется  придумать  что-ни-
будь другое.
   Я попробовал придумать. Действительно попробовал. Команда,  оттягивая
время, продолжала хлопотать над Аазом, но мне не приходило на ум  ничего
похожего на приемлемое решение. Наконец к нашей группе подлетел судья.
   - Как ваш игрок? - поинтересовался он.
   - Э-э-э... просто переводит дух, - улыбнулся Плохсекир, вставая  всей
своей массой между судьей и Аазом.
   - Не обманывайте меня, - нахмурился валлет. - Я  не  слепой.  Он  без
сознания, не так ли?
   - Ну, в некотором роде, - признался Гэс.
   - Какое там "в некотором роде"! - вспылил судья. - Если он  не  может
продолжать Игру, а у вас нет замены, то мне придется засчитать вам пора-
жение.
   - Мы готовы играть с неполной командой, - поспешно предложил Гэс.
   - Правила гласят, что на поле у команды должно быть пять игроков.  Ни
больше ни меньше, - заявил судья, упрямо качая головой.
   - Ладно, - сказал Плохсекир. - Тогда мы оставим его с собой на  поле.
Положим его в сторонке, где он не пострадает, а сами будем играть коман-
дой из четырех игроков.
   - Сожалею, - не унимался судья, - но я не могу позволить остаться ему
на поле в таком состоянии. Игра эта грубая, но у нас все же есть кое-ка-
кая этика, когда дело касается безопасности игроков.
   - Особенно когда вы можете использовать эти правила  для  принуждения
нас выйти из Игры, - кивнул Гэс.
   Я понимал, что это заявление вызовет гнев со стороны  судьи,  но  тот
лишь решительно покачал головой.
   - Вы не понимаете, - настаивал он. - Я не хочу дисквалифицировать ва-
шу команду. Вы играли самоотверженно и заслужили право  закончить  Игру.
Мне очень не хотелось бы останавливать борьбу из-за такого пустяка,  как
неполный состав команды... особенно когда счет ничейный. Но правила есть
правила. И если вы не сможете выставить на поле полную команду, то ниче-
го не поделаешь... Я лично хотел бы, чтобы вы могли произвести замену.
   - У нас есть замена! - вдруг выпалил я.
   - Да? - изумился Гэс.
   - Где? - нахмурился судья.
   - А вон там! - объявил я, показывая на трибуну.
   Тананда все еще плавала в воздухе перед Квингли на виду у всех.
   - Этот демон?! - ахнул судья.
   - А мы, по вашему, кто? Тряпичные куклы? -  прорычал,  оправляясь  от
удивления, Гэс.
   - Тряпичные куклы?.. Не думаю... - начал запинаться судья.
   - А вам и не надо много думать, - улыбнулся я.  -  Просто  пригласите
сюда та-хойского мага, и, уверен, мы сможем что-нибудь устроить.
   - Но... О, отлично.
   Судья рысью бросился к трибунам, а оставшиеся члены команды собрались
вокруг меня.
   - Вы собираетеся включить в  команду  женщину?  -  потребовал  ответа
Плохсекир.
   - Подождите. Дайте мне объяснить, - отмахнулся я. - Прежде всего, Та-
нанда не...
   - Она на самом деле не женщина, - вставил Корреш. - Она моя сестра. И
когда дело доходит до доброй драки, Тананда способна побить меня в четы-
рех из пяти свалок.
   - Неужели? Я имею в виду, неужто способна? - удивился Плохсекир.
   - Можем поспорить на вашу драгоценную секиру, - усмехнулся Корреш.
   - Глип! - вставил мой дракон, решив высказать и свое мнение.
   - Если вы уже наговорились, - раздраженно сказал я, - то я  хотел  бы
закончить свою фразу. Я собирался сказать, что Тананда играть не будет.
   Наступил миг ошеломленного молчания, пока команда переваривала  услы-
шанное.
   - Что-то не пойму, - сказал наконец Гэс. - Если она играть не  будет,
то что же...
   - Как только она окажется здесь, мы хапнем ее и Приз и отправимся об-
ратно на Пент! - объявил я. - Судья вот-вот вручит нам победу на  сереб-
ряном блюдечке с голубой каемочкой.
   - А как же Игра? - нахмурился Плохсекир.
   Я закрыл глаза, осознав вдруг, что должен был чувствовать Ааз,  когда
ему приходилось иметь дело со мной.
   - Позвольте мне объяснить все не спеша, - медленно  произнес  я,  еле
сдерживаясь. - Мы участвуем в этой Игре потому, что должны выручить  Та-
нанду и заполучить Приз. Через несколько секунд мы получим и то  и  дру-
гое. И поэтому у нас не будет больше причин подставлять свои головы. По-
нятно?
   - Все равно мне не хотелось бы покидать поле боя до  конца  битвы,  -
пробурчал генерал.
   - Черт побери! - взорвался я. - Это же игра, а не война!
   - Мы говорим об одном и том же поле? - невинно спросил Корреш.
   К счастью, я был избавлен от необходимости отвечать на  этот  вопрос,
так как именно эту минуту прибыл Квингли с плывущим за  ним  по  воздуху
телом Танды.
   - Что это там городит судья об использовании в Игре Тананды? - потре-
бовал он ответа.
   - Чистую правду, - соврал я. - Она нужна нам для завершения  Игры.  А
теперь, если вы будете столь любезны пробудить ее, мы просто...
   - Но она же моя заложница, - запротестовал маг.
   - Брось, Квингли, - сказал я. - Мы ее никуда не забираем. Она  просто
будет здесь, на поле, на глазах у тебя и у всех остальных зрителей.
   - Я знаю, что вы можете, когда только захотите, смыться в другое  Из-
мерение. Этот номер не пройдет, - твердо сказал Квингли.
   Он подошел к истине невероятно близко, но если я чему  и  научился  у
Ааза, так это блефовать с невозмутимым видом.
   - Послушай-ка, Квингли, - возмущенно произнес я. - Я пытаюсь действо-
вать честно, но мне приходит в голову, что ты злоупотребляешь моими обе-
щаниями.
   - Ладно. Просто чтобы показать тебе свое расположение, я позволю  вам
забрать Тананду, - решился наконец Квингли.
   - Шикарно, - улыбнулся я.
   - Если... я повторяю, ЕСЛИ вы разрешите мне в обмен забрать Ааза.
   - Что?! - воскликнул я. - Я имею в виду, разумеется. Валяйте. Он  уже
без сознания, так что сонные чары не понадобятся.
   - Отлично, - кивнул Квингли. - Это займет всего несколько секунд.
   - Как это может повлиять на наши планы? - спросил Гэс, отведя меня  в
сторону.
   - Никак, - ответил я сквозь стиснутые зубы. - Мы уберемся, как только
все отойдут.
   - Что? - разинул рот горгул. - А как же Ааз?
   - Это его приказ, - заметил я. - Перед началом этой Игры  он  взял  с
меня обещание, что, если он попадет в беду, я не стану подвергать  опас-
ности ни себя, ни команду, пытаясь спасти его.
   - И ты собираешься бросить Ааза? -  презрительно  усмехнулся  Гэс.  -
После всего, что он для тебя сделал?
   - Слушай, Гэс! Не трави душу, - поморщился я. - Я не хочу...
   - Привет, красавчик, - прощебетала Тананда. -  Если  вам  не  трудно,
растолкуйте, пожалуйста, зачем здесь собралось столько народу? Почему мы
стоим посреди пастбища и что здесь делают все эти люди, что они  творят?
И куда уходит Квингли с Аазом?
   - Нет времени, - ответил я сразу на все вопросы. -  Нам  надо  скорее
убираться.
   - Куда убираться? - нахмурилась Танда.
   - Обратно на Пент, - пробурчал Гэс. - Скив решил бросить Ааза.
   - Что?! - ахнула она.
   - Гэс... - Я укоризненно покачал головой.
   - Не трудись, красавчик. Я не сдвинусь с места, пока  мне  кто-нибудь
не объяснит, что здесь происходит. Объяснение можно начинать прямо  сей-
час.
   Пришлось подчиниться. Мне потребовалось удивительно мало времени  для
введения ее в курс дела. Чтобы не рассердить Тананду, я намеренно  опус-
тил множество деталей. У нее хлопот сейчас хватало и без этих подробнос-
тей. Она слушала молча, не перебивая.
   - Вот поэтому мы должны убираться отсюда, пока Игра не возобновилась,
- закончил я.
   - Чушь собачья, - твердо сказала Танда.
   - Рад, что ты... Как-как? - поперхнулся я.
   - Я сказала "чушь собачья", - повторила она. - Вас,  ребята,  лупили,
топтали и всячески надували из-за  меня.  А  теперь  мы  должны  бежать?
Только не я! Заявлвю: нам нужно остаться здесь  и  преподать  урок  этим
мужланам!
   - Но...
   - Не знаю, может ли твой И-Скакун переправить всю команду, -  продол-
жала она. - Но держу пари, что ты ничего не сможешь добиться,  если  бу-
дешь упорствовать...
   - Так ему, так, - хохотнул Гэс.
   -...Так что отступление отпадает. А теперь если  ты  боишься  постра-
дать, то просто не попадайся нам на пути. Мы не покинем  поля,  пока  не
закончим начатого Аазом.
   - Отлично сказано, - кивнул Плохсекир.
   - Считайте меня присоединившимся, - добавил горгул.
   - Ты ищешь легкой смерти, сестренка, - вздохнул Корреш.
   Я успел-таки схватить Глипа за нос прежде, чем  он  смог  добавить  к
этому сговору свой нос.
   - Ну что же, - медленно произнес я. - Ааз всегда предупреждал меня  о
том, как опасно путешествовать по Измерениям  в  одиночку.  А  если  мне
предстоит остаться здесь, то, кажется, самое безопасное  место  -  среди
товарищей по команде.
   - Отлично, Скив! - улыбнулся Гэс, хлопнув меня по плечу.
   - Значит, решено, - кивнула Тананда. - Итак,  красавчик,  каков  твой
план?
   Я почему-то знал, что она скажет именно это.
   - Дай мне опомниться, - взмолился я. - Секунду назад у нас был совер-
шенно другой план, помнишь? Планы, знаешь ли, не растут на деревьях.
   Я погрузился в размышления, придумывая и тут же отбрасывая  приходив-
шие в голову идеи, которых было не так уж и мало.
   И тут я заметил Корреша, который, вытянув шею, разглядывал трибуны.
   - Что ты делаешь? - спросил я, раздраженный его пренебрежением к  на-
шим общим проблемам.
   - Да?.. О! Прости, старина, - извинился тролль. -  Мне  просто  стало
любопытно, сколько же деволов собралось на этих трибунах?
   - И сколько же?
   - Их там много.
   - Да? - недоверчиво спросил я, обводя взглядом толпу. - Я не вижу  ни
одного.
   - О, они ведь в личинах, - пожал плечами Корреш. - Но если проверить,
можно разглядеть их ауры. При тех ставках, какие заключались на эту  Иг-
ру, они, безусловно, должны быть здесь.
   Он оказался прав. Я настолько был занят Игрой, что так и не потрудил-
ся проверить трибуны. А теперь, когда я присмотрелся к ним более  внима-
тельно, то увидел рассыпанные в толпе ауры других демонов.
   - Очень жалко, что мы не можем снять их личины, - вздохнул я.
   - О, это можно сделать довольно легко, - ответил Корреш.
   - Неужели?
   - Разумеется. Деволы всегда пользуются самыми дешевыми и легкими  ли-
чинами. Я знаю заклинание, способное достаточно быстро  восстановить  их
обычную внешность.
   - Точно? - Я все еще сомневался. - И оно может накрыть весь стадион?
   - Правда, на непродолжительное время, - признался Корреш. - Но  мину-
ту-другую оно продержится. А почему ты спрашиваешь?
   - Кажется, у меня есть идея.
   - Ты куда? - окликнул меня тролль, когда я заспешил к боковой линии.
   - Поговорить с Гриффином, - отозвался я.
   ___________________________________

   ГЛАВА 27

   Не спрашивай, по ком звонит колокол.
   М.Али

   Когда прозвучал свисток, игрок, владевший мячом, находился где-то под
Глипом. Вся беда в том, что Корреш уже бросил этого игрока  на  землю  и
прыгнул на него прежде, чем в свалку ринулся мой дракон. Как я уже гово-
рил, Глип уловил дух Игры.
   - Ты в своем уме? - донесся приглушенный крик тролля.
   - Прости, - извинился я, отводя дракона в сторону.
   - Слушай, Скив, - шепнул, приблизившись ко мне, Гэс. -  Когда  же  мы
начнем свою комбинацию?
   - Теперь уже скоро, - доверительно сказал я. - А почему ты  спрашива-
ешь?
   - Он боится дополнительных потерь, которые вы с Глипом можете  причи-
нить команде за это время, - язвительно вставил Плохсекир.
   - Глип, - сказал мой зверек, лизнув его плечо.
   - Хью, дракон заклеймил тебя как мягкосердечного, - заметил горгул.
   - Вот как? - сказал генерал, отмахиваясь от приставаний Глипа. - Поз-
вольте мне заметить, что для претворения в жизнь нашего плана,  готового
вот-вот вступить в действие, нам не хватает самого главного - мяча.
   - Скив достанет нам его, когда понадобится, - ответила ему Тананда. -
Ты сомневаешься, потому что никогда раньше тебе не  доводилось  идти  за
ним в бой.
   - Я могу засвидетельствовать, - проворчал Корреш, вернувшийся  к  нам
прихрамывая, - что гораздо лучше идти за ним, чем перед ним.
   - Извини, Корреш, - нахмурился я. - Просто дело в том, что Глип...
   - Знаю, знаю, - перебил меня тролль. -  "Стал  пуглив  под  огнем"...
Вспомни, ты уже приводил нам этот довод.  Теперь  он,  кажется,  заметно
похрабрел.
   - Мне не хотелось бы перебивать, - вмешался Гэс, - но  нам,  кажется,
подали сигнал.
   - Ладно, - объявил я. - Конец болтовне. Все помнят, что  им  надлежит
делать?
   Члены команды, все как один, кивнули. На их лицах я  заметил  улыбки.
Уж не знаю, с чего это они так развеселились. Если не сработает хоть ка-
кая-то часть нашего плана, то кое-кто из них может стать покойником.
   - Танда и Корреш составят одну команду. Плохсекир, не отставай от Гэ-
са, он - твой билет на обратную дорогу, - повторил без надобности я.
   - Мы знаем, то делать, - кивнул генерал.
   - Тогда за дело! - крикнул я и развернул Глипа, занимая позицию.
   На этот раз, когда мяч вступил в игру, мы не ринулись всей  стаей  на
игрока, владевшего им. Вместо этого наша команда отступила назад,  спло-
тившись перед своими воротами.
   Наши противники опешили и стали переглядываться. Мы  исчерпали  запас
их резервов, научив уважать нашу силу, и теперь этот урок приносил  пло-
ды. Никто, кажется, не решался нести мяч в нашу сторону.  Они  не  знали
наверняка, что мы затеяли, но не спешили подставлять свои головы.
   Наконец та-хойский игрок, владевший мячом, повернулся  и  бросил  его
своему всаднику, сочтя, видимо, что у него больше  шансов  прорваться  к
нашим воротам. Именно этого я и дожидался.
   Мысленно потянувшись, я отправил мяч в полет, но не к себе, а  к  Хью
Плохсекиру. Плавным движением секира оторвалась от пояса генерала и уда-
рила по мячу. Я прежде никогда не видел, как Плохсекир орудует своей се-
кирой, и, надо признать, это произвело на меня впечатление. Оружие и мяч
встретились, и оружие победило. Мяч, разрубленный на две половинки, упал
на землю, тогда как секира вернулась на свое привычное место.
   Толпа повскакивала с мест и завопила что-то нечленораздельное.
   - Всем по коням! - крикнул я.
   Услышав сигнал, Тананда вскочила верхом на Корреша, а Плохсекир -  на
Гэса. Я передал каждой паре по половине мяча, а потом быстро навел  чары
личины. Наши противники увидели теперь три моих образа  верхом  на  трех
Глипах. Каждая пара гордо владела половинкой мяча.
   Кто-то из вас, склонный к математике, может сообразить, что тогда при
сложении получается три половинки. Очень хорошо. Однако остается вопрос,
откуда взялась третья?
   Не думаете же вы, будто я все это время стоял сложа руки, не так  ли?
Пока мои товарищи по команде создавали верховые пары,  я,  воспользовав-
шись суматохой, проделал еще одну операцию с личиной. В итоге  приз  те-
перь покоился передо мной на спине у Глипа в виде половинки  мяча.  Если
помните, в Вейгасе я уже "переодевал" Приз, на сей раз я завернул его  в
свою рубашку.
   - Корреш! - позвал я. - Включай свое заклинание!
   - Готово! - замахал он в ответ.
   - Встретимся на Пенте! - крикнул я. - А теперь вперед! К победе!
   Мои товарищи ринулись в направлении ворот наших противников. Я подож-
дал несколько секунд, давая им возможность отвлечь блокировщиков, а  за-
тем устремился к своей цели. Мы с Глипом помчались к Аазу.
   Без ложной скромности могу сказать, что мой план  сработал  блестяще.
Появление на трибунах деволов вызвало среди валлетов панику. Арбалетчики
были слишком заняты попытками перестрелять этих новых пришельцев,  чтобы
обращать внимание на меня. Но, к счастью, целились они плохо.
   Я мельком увидел Квингли, стоявшего на сиденье и размахивающего рука-
ми. Когда он проделывал надлежащие жесты, с его губ  срывались  хлесткие
выражения вроде "Изыдьте, злые духи!" и "Изгоняю тебя!".
   Меня это нисколько не удивило. Хотя я и не считал Квингли особо сооб-
разительным, но сейчас он понял все на удивление быстро. Такое его пове-
дение было связано с сообщением, которое я направил ему и Маше перед на-
чалом этого периода.
   Оно гласило:
   "ГОТОВЬСЯ ОТРАЗИТЬ ВТОРЖЕНИЕ ДЕМОНОВ! ДЛЯ ВИДА ДЕЛАЙ ВСЕ, ЧТО ПОЛОЖЕ-
НО. О ДЕМОНАХ ПОЗАБОЧУСЬ Я. СКИВ".
   Я поймал взгляд Квингли и подмигнул ему. В ответ один из его "изгоня-
ющих демонов" жестов получился слегка неуверенным, когда он кивнул, про-
щаясь со мной. В разгар спасения своих работодателей кто мог винить мага
за то, что исчезнут и некоторые из тех, кому полагалось оставаться тут.
   Отвечая на мой мысленный вызов, безвольное тело  Ааза  перенеслось  к
нам. Глип вытянул свою длинную шею и схватил моего  учителя  за  тунику,
когда тот проплывал мимо.
   Я планировал не совсем так, но выбирать не приходилось. Обхватив поп-
лотнее тело Глипа ногами, я нажал на кнопку И-Скакуна и...
   Стены моей комнаты были приятной переменой после враждебного  стадио-
на.
   - Мы сумели! - воскликнул я... и сам поразился громкости своего голо-
са. После гама стадиона в этой комнате, как мне показалось, было неверо-
ятно тихо.
   - Малыш, - позвал меня знакомый голос, - Ты не мог бы приказать свое-
му глупому дракону поставить меня на пол, пока я не умер от его дыхания?
   - Глип? - спросил мой зверек, выронив свою ношу.
   - Ааз! - обрадовался я. - Я думал, ты был...
   - Без сознания? Это пустяки. Да едва ли ты мог  бы  придумать  лучший
способ освободить Тананду, чем вытащить ее на поле. Какое-то время я бо-
ялся, что ты не додумаешься потребовать такую замену.
   - Ты хочешь сказать, что все это время притворялся? - возмутился я. -
Я же до смерти испугался! Ты, знаешь ли, мог бы и предупредить меня.
   - Как ты предупредил меня о своем фокусе с исчезновением? - парировал
он. - И что случилось с моим приказом  отправляться  домой,  как  только
Танда будет освобождена?
   - Твоим приказом? Ну...
   Раздалось тихое "бам", и в комнате очутились Гэс с Плохсекиром.  Гор-
гул держал генерала на руках, словно младенца, и оба они, кажется,  пре-
бывали в отличном настроении.
   - Прекрасно! - хохотнул Хью, обнимая горгула за шею. - Если тебе ког-
да-нибудь понадобится подручный...
   - Если тебе когда-нибудь понадобится партнер, - поправил Гэс, обнимая
его в свою очередь. - Мы с тобой могли бы...
   БАМ!
   Появились, растянувшись на постели, Корреш и Тананда. У нее из  нозд-
рей шла кровь, но она безудержно хохотала. Корреш весь морщился,  смахи-
вая с больших глаз слезы веселья.
   - Слушай, - выдохнул он наконец. - Это было чертовски забавно! Мы ни-
кого так не лупили с той последней семейной встречи,  когда  тетя  Тидли
достала тетю Титли и...
   - Что случилось? - крикнул я.
   - Мы победили! -  торжествующе  произнес  Гэс.  -  Со  счетом  полто-
ра-один-полтора! Они так и не поняли, что случилось.
   - Эта война войдет в "Книгу рекордов", согласилась с ним Танда,  под-
нося к носу платок.
   - В "Книгу рекордов"? - заспорил Гэс. - Да эта Игра сама по себе  по-
тянет на целую книгу.
   - Ааз, старина, - окликнул Корреш моего наставника. - У вас  не  най-
дется немного вина? Общество, кажется, созрело для празднования победы.
   - Я знаю, где оно, - улыбнулся Плохсекир и направился к бочкам, спря-
танным нами под рабочим столом.
   - Подождите, - вздохнул Ааз. - Смирно! Стоп! Тайм-аут!
   - По-моему, он требует от нас внимания, - сказала Тананда.
   - Если вы уже достаточно накричались, -  продолжал,  нацелив  на  нее
сумрачный взгляд, мой наставник, - то у меня есть один вопрос.
   - Какой именно? - спросила Танда голосом невинной девочки.
   - Кончай заливать кровью постель! - нахмурился Ааз. - В этом нет  не-
обходимости. А узнать я хочу следующее. Кто-нибудь из  вас,  суперзвезд,
подумал о том, чтоб прихватить Приз? Он, знаете ли, и  был  целью  всего
этого предприятия.
   Команда величественно показала на меня. Улыбнувшись, я снял  с  Приза
личину.
   - Ту-ду-ту-ду-ту-там, - пропел я. - С днем Рождения, Ааз!
   - С днем Рождения! - хором подхватила команда.
   Ааз посмотрел на нас, затем на Приз и снова на нас.
   - Ладно, - вздохнул он. - Открывайте вино.
   Последовавший за этим одобрительный рев мог с успехом  соперничать  с
гамом, доносившимся недавно с трибун,  и  команда  бросилась  к  бочкам,
словно свора голодных львов.
   - Ну, Ааз, - улыбнулся я, пролевитировав Приз на пол  и  соскальзывая
со спины Глипа. - Полагаю, на этом конец.
   Я направился к бочке с вином, но меня остановила тяжелая рука,  опус-
тившаяся мне на плечо.
   - Есть несколько неувязок, которые не мешает завязать, -  сказал  мой
наставник.
   - например? - испугался я.
   - Например, твое приглашение Маше заскакивать в гости.
   - Приглашение? - едва слышно переспросил я.
   - Плохсекир рассказал мне о нем, - поморщился Ааз. - А есть  еще  не-
большое дельце с быстрой поездкой на Деву.
   - На Деву? - удивился я. - Зачем? Я хочу сказать, отлично, но...
   - Мне надо забрать свой выигрыш, - уведомил меня Ааз. - Пока мы  были
там, я успел сделать несколько ставок на эту Игру. Прибыли, знаешь ли, с
неба не падают.
   - Когда летим? - нетерпеливо спросил я.
   - Никогда, - твердо заявил Ааз. - На этот раз я отправляюсь  один.  В
тебе и Базаре есть что-то такое, что плохо сочетается.
   - но, Ааз...
   - И кроме того, - продолжал он, широко улыбнувшись, - от  нашей  пос-
ледней вылазки на Деву осталась одна неувязка. С ней  можешь  управиться
только ты.
   - В самом деле? И что же это такое?
   - Ну, - начал мой наставник, отправляясь за вином, - ты должен  поду-
мать о том, как убрать из нашей комнаты этого глупого дракона. Он  слиш-
ком большой, чтобы пролезать в дверь или окно.
   - Глип, - подтвердил мой друг, лизнув меня в лицо.
   ____________________________________________________________

   СОДЕРЖАНИЕ

   ГЛАВА 1 Ох уж мне эти драконы, демоны и короли!
   ГЛАВА 2 Когда сходятся старые друзья, все прочее тускнеет, теряя вся-
кое значение.
   ГЛАВА 3 Вот странно, у меня никогда не возникает никаких осложнений с
сервисом.
   ГЛАВА 4 "Странный" - понятие относительное, а не абсолютное.
   ГЛАВА 5 Ничего невозможного нет. При надлежащей подготовке и разумном
планировании можно достичь всего.
   ГЛАВА 6 Вот вы видите его, а теперь вы его не видите.
   ГЛАВА 7 Друг, познанный в беде, - настоящий бич.
   ГЛАВА 8 Опять в брешь...
   ГЛАВА 9 Возможно, война и ад, но она необходима для прибылей.
   ГЛАВА 10 Старые герои никогда не умирают, они появляются в  продолже-
ниях.
   ГЛАВА 11 Что значит: "У меня есть для тебя небольшая работенка"?
   ГЛАВА 12 Из огня да в полымя
   ГЛАВА 13 Если не можешь ослепить их ловкостью, сбей с толку враками!
   ГЛАВА 14 Любой маг вам скажет, что утверждение мифа и есть секре  ус-
пешной кражи.
   ГЛАВА 15 Сначала нужно было отпереть сейф, а уж  потом  всплывать  на
поверхность.
   ГЛАВА 16 ... А потом началось самое забавное.
   ГЛАВА 17 Уверен, что мы сможем поговорить обо всем как цивилизованные
люди.
   ГЛАВА 18 Каковы ставки на третью мировую войну?
   ГЛАВА 19 Надо захватить тролля, просто перейдя через мост.
   ГЛАВА 20 А друзья на что?
   ГЛАВА 21 Мы создали непобедимую команду!
   ГЛАВА 22 Какая бы ни шла игра, какие бы правила ни выставили,  те  же
правила относятся к обеим сторонам.
   ГЛАВА 23 Жизнь полна всевозможных сюрпризов.
   ГЛАВА 24 Это состязание следует считать самой глупой затеей,  которую
я когда-либо видел.
   ГЛАВА 25 Если не можешь победить, все равно победи!
   ГЛАВА 26 Победа - это не самое важное дело. Это единственное дело.
   ГЛАВА 27 Не спрашивай, по ком звонит колокол.




                             Роберт Асприн
                             
                             ИНАЧЕ - ЭТО МИФ




                                    1

                                 "Относительно родственников можно сказать
                                  много разного... и это требуется, потому
                                  что напечатать это - нельзя"
                                                               А. Эйнштейн

     Наверное, если бы я не был так поглощен собственными  мыслями,  когда
шел в тот день к себе в покои, меня не захватили бы врасплох.  И  все  же,
кто б ожидал подвергнуться магическому нападению, идя попросту к себе же в
комнату?
     Ладно. Ладно. Согласен, я придворный маг Поссилтума, и,  возможно,  в
последнее время и впрямь приобрел некоторую  Известность.  И  все  же  мне
полагалось бы иметь возможность зайти в  собственную  комнату  без  всяких
неприятных сюрпризов. Я  хочу  сказать,  если  маг  не  в  безопасности  в
собственных комнатах, то может ли он быть в  безопасности  где  бы  то  ни
было?
     Зачеркнуть этот вопрос?
     Именно так говорит мой учитель, дабы  убедить  меня,  что  выбрать  в
качестве карьеры ремесло мага - не самый  лучший  способ  обеспечить  себе
нормальную продолжительность жизни.  Конечно,  в  этом  и  не  требовалось
особенно убеждать. Действия говорят громче слов, а  действия,  случившиеся
вскоре после того, как я записался  к  нему  в  ученики,  были  достаточно
громкими, чтобы убедить меня в том, что жизнь мага не отличается особенным
спокойствием. Я хочу сказать, если учесть, что всего через несколько  дней
после моей встречи с ним нас обоих линчевали  в  разгневанной  толпе...  и
вздернули на суку...
     Но, впрочем, я отвлекся.
     Мы начали с того, что я просто шел к себе в комнату. Да, просто.  Там
меня поджидал демон, если точнее -  изверг.  Само  по  себе  это  не  было
необычным. Ааз, упомянутый мной  ранее  учитель,  не  кто  иной  сам,  как
изверг. Фактически  он  проживает  в  покоях  вместе  со  мной.  Что  БЫЛО
необычным, так это то, что поджидавший меня демон не был Аазом.
     Ну, я встречал не так уж много извергов... черт, единственный, кого я
знаю, это Ааз... но Ааза-то я знаю очень хорошо, и этот изверг не был им.
     Этот  демон   был   пониже   моего   наставника,   с   чешуей   более
светло-зеленого оттенка, и его золотые глаза стояли поближе друг к  другу.
И что еще важнее, он не улыбался... а  Ааз  всегда  улыбался,  даже  когда
злился... ОСОБЕННО когда злился. На взгляд среднего человека  Ааз  и  этот
незнакомец, возможно, выглядят одинаковыми, но для меня они были столь  же
непохожими, как дьявол и бес.  Конечно,  было  время,  когда  я  не  видел
разницы между дьяволом и бесом. Это кое-что говорит о том, с кем  я  водил
компанию в последнее время.
     - Кто вы такой? - требовательно осведомился я.
     - Ты Скив.
     - Да, я Скив. А ты кто?
     В ответ я вдруг почувствовал, как невидимая  рука  вздернула  меня  в
воздух и перевернула вверх ногами, до тех пор, пока я не  заболтался  вниз
головой в метре от пола.
     - Не  остри  мне,  гаденыш.  Как  я  понял,  ты  держишь  в  какой-то
зависимости одного моего родственника. Я хочу вернуть его. Понятно?
     Он подчеркнул сказанное, опустив меня к полу, а потом использовал эту
поверхность для резкого стука о мою голову.
     Возможно, я не самый великий маг всех времен и народов, но  я  понял,
что он делал. Он использовал свой мозг для левитирования меня по  комнате.
Я и сам время от времени проделывал это с маленькими  предметами.  Конечно
же, мне пришло в голову, что я-то предмет не маленький и, стало быть, имею
дело с кем-то сведущим в искусстве магии немножко более моего. А раз  так,
то я счел, что будет мудрее сохранить выдержку и хорошие манеры.
     - А ты знаешь Аза?
     - Разумеется. И хочу вернуть его.
     Последнее замечание сопровождалось новым ударом головой об пол. Вот и
сохраняй выдержку.
     - Тогда ты должен знать его достаточно хорошо,  чтобы  понимать,  что
никто не удержит Ааза против воли.
     Голова моя снова ринулась к полу, но  остановилась  в  сантиметре  от
цели. Из своего перевернутого положения я смог частично обозревать демона,
задумчиво барабанящего себя по подбородку.
     - Это верно, - пробормотал он себе под нос. - Ладно...
     Меня опять перевернули в положение головой вверх.
     - ...Давай начнем сначала. Где Ааз,  и  что  удерживает  его  в  этом
отсталом измерении?
     - Я лучше думаю и говорю с ногами на полу.
     - Хммм? О, извиняюсь.
     Меня опустили в нормальное стоячее положение. Теперь, когда  я  снова
сам себя поддерживал, я понял, что  после  этого  допроса  голова  у  меня
раскалывается от боли.
     - Он у  генерала  Плохсекира,  спорят  о  военной  тактике,  -  сумел
произнести я. - Спор был таким скучным, что я  вернулся  сюда.  Он  должен
скоро придти. Когда я уходил, вино у них почти иссякло.
     - Тактика и вино, да? - поморщился мой гость. - Это похоже на Ааза. А
как остальное? Почему он остается в таком завалящем измерении, как Пент, и
как он спутался с Великим Скивом?
     - Вы слышали обо мне?
     - То здесь, то там, по разным измерениям,  -  признался  демон.  -  В
некоторых  кругах  считают,  что  тебе  пальца  в  рот  не  клади.  Именно
поэтому-то я и начал гадать, не сумел ли ты каким-то образом посадить Ааза
на цепь. Когда ты вошел, я приготовился к настоящему крупному сражению.
     - Ну, на самом-то деле, я не  столь  уж  крут,  -  сознался  я.  -  В
действительности, я начал делать успехи только в последние пару лет, с тех
пор, как начал изучать магию под началом Ааза. Если бы он не потерял  свои
способности и не взял меня в ученики, я бы до сих  пор  был  бы  полнейшим
ничтожеством.
     - Очко, - объявил гость, подняв руку. - По-моему, ты только  что  все
объяснил. Ааз потерял свои способности и  взял  себе  нового  ученика.  Не
удивительно, что он давно не бывал дома. Все эти разговоры о Великом Скиве
- это просто стандартная  реклама,  раздуваемая  Аазом  для  сбыта  нового
таланта. Верно?
     - Мы все ж таки  брались  за  несколько  трудных  задач,  -  принялся
защищаться я.
     - Которые режиссировал Ааз, а потом выставлял  тебя  пожинать  лавры.
Верно?
     - А что такое "режиссировал"? - спросил  я.  Семейное  сходство  явно
было глубже цвета чешуи.
     - Ну, надеюсь, ты способен действовать самостоятельно,  Скив.  Потому
что я забираю твоего наставника с собой обратно в Извр.
     - Но вам незачем спасать его от меня, - запротестовал я. -  Он  волен
приходить и уходить, когда захочет.
     - Я спасаю его не от тебя, я спасаю его от  Ааза.  У  нашего  коллеги
переразвитое чувство ответственности, что не всегда бывает в его же лучших
интересах. Ты знаешь, какому прибыльному бизнесу он  дает  развалиться  на
Извре, пока валяет дурака здесь с тобой?
     - Нет, - сознался я.
     - Ну, он  теряет  деньги  каждый  день  своего  отсутствия...  а  это
означает, что теряет деньги и семья.
     Тут я сразу бросил спорить. В самом начале  своего  сотрудничества  с
Аазом я усвоил, сколь бесполезно пытаться  уговорить  изверга  плюнуть  на
деньги. То, что Ааз готов был пожертвовать постоянным доходом ради  работы
со мной было невероятной данью нашей  дружбе...  или  его  чувству  долга.
Конечно, есть не один способ выиграть спор.
     - Ну, как я уже говорил, я не могу  удержать  его  здесь,  -  невинно
произнес я. - Если вы сможете убедить его, что он здесь больше не нужен...
     - Не выйдет, сволочь, - презрительно фыркнул он. - Мы оба знаем,  что
это не заставит его бросить ученика. Я намерен заманить его домой, в Извр,
наглой ложью. А ты будешь держать язык за зубами.
     - Но...
     - Потому, что если ты этого не сделаешь, я позабочусь о том, чтобы не
осталось ничего, удерживающего его в Пенте... в  смысле  тебя.  А  теперь,
прежде чем ты даже подумаешь о том, чтобы попытаться тягаться  со  мной  в
магии, запомни кое-что. Ты теперь пару лет изучал магию под началом  Ааза.
А я получил звание мага  после  трехсотлетнего  ученичества.  Покамест,  я
готов жить и давать жить другим. С тем, что ты уже усвоил, ты вроде должен
суметь зарабатывать  на  жизнь,  а  может  даже  подцепить  по  ходу  дела
несколько новых штучек.  Однако,  если  ты  сейчас  встанешь  мне  поперек
дороги, от тебя не останется даже мокрого места. Мы поняли друг друга?
     Я вдруг осознал, почему никто из тех, кого мы  встречали,  ползая  по
измерениям, никогда не желали связываться с извергом. А также осознал, что
у меня за спиной кто-то вошел в комнату.
     - Руперт.
     - Дядя Ааз.
     Двое замолотили друг друга по спинам. Я  поспешил  дать  им  побольше
простора.
     -  Эй,  малыш,  это  мой  племянник  Руперт.  Но  я  вижу,   вы   уже
познакомились.
     - К несчастью, - пробурчал я.
     За это я заработал злобный  взгляд  Руперта,  но  Ааз  пропустил  мою
реплику мимо ушей.
     - Так что же привело тебя в Пент, племянник? Это небольшое отклонение
от системы твоих рысканий, не так ли?
     - Из-за бати. Он хочет тебя видеть.
     - Сожалею, - Ааз вдруг  стал  прежним  собой.  -  Я  здесь  занимаюсь
одновременно слишком многими делами, чтобы втягиваться в какую-то семейную
грызню.
     - Но он умирает.
     Это на миг остановило Ааза.
     - Мой батя? Чепуха. Он слишком крепок, чтобы его убили. Он даже  меня
мог побить в нечестном бою.
     - Он подрался с мамулей.
     На лице Ааза появилось  выражение  озабоченности.  Я  видел,  что  он
колеблется.
     - Это серьезно, да? Однако же не знаю. Если он действительно умирает,
то не понимаю, чем я смогу ему помочь.
     - Это не займет много времени, - подбивал его  Руперт.  -  Он  что-то
говорил о завещании.
     Я застонал про себя. Можешь положиться, уж изверг-то  знает  слабости
изверга.
     - Ну, полагаю, здешние мои дела могут  подождать  несколько  дней,  -
провозгласил с фальшивой неохотой Ааз. -  Не  попадай  в  беду,  малыш.  Я
вернусь, как только смогу.
     - Поехали, - предложил, скрывая торжествующую усмешку, Руперт. -  Чем
раньше мы попадем в Извр, тем скорее ты сможешь вернуться.
     - Но Ааз...
     - Да, малыш?
     Я увидел, что лицо Руперта омрачилось.
     - Я просто... я просто хотел попрощаться.
     - Эй, малыш, не делай из этого большого события. Я не на век уезжаю.
     Прежде, чем я смог ответить, Руперт хлопнул рукой по плечу Ааза и они
оба растаяли у меня на глазах.
     Исчезли.
     Я  как-то  не  мог  заставить  себя  поверить  в  случившееся.  Моего
наставника похитили... навсегда. Все,  что  я  усвоил  от,  Ааза  придется
пустить в ход, и надо надеяться, что оно сработает, так как теперь  я  был
полностью предоставлен самому себе.
     И тут я услышал стук в дверь.



                                    2

                             "Когда дела обстоят - черней некуда, я просто
                              говорю себе:  "Выше нос, могло быть и хуже".
                              И, само собой, дела становятся еще хуже".
                                                                      Скив

     Я решил, что так как я придворный маг, мне надо ответить любезно.
     - Вон.
     Этот ответ был любезным. Если бы вы знали, о чем  я  думал  на  самом
деле, вы бы это поняли. В моих покоях меня навещали очень немногие люди, а
именно в тот момент я не желал видеть никого из них.
     - Ты знаешь, с  кем  говоришь?  -  донесся  с  другой  стороны  двери
приглушенный голос.
     - Нет. И мне наплевать. Вон.
     - Это Родрик Пятый, твой король.
     Это меня остановило. Расстроен я или нет, но этот  титул  принадлежал
человеку, устанавливающему и  выплачивающему  мне  жалование.  Как  я  уже
говорил, я кой-чему научился у Ааза.
     - Ты знаешь, с кем говоришь? - отозвался я, и надеялся.
     На миг наступило молчание.
     -  Полагаю,  я  говорю  со  Скивом  Великолепным,  придворным   магом
Поссилтума. В лучшем случае, он будет тем, кто  примет  на  себя  основную
часть моего гнева, если я и дальше буду ждать перед дверью в его покои.
     Вот и надейся тут. В реальной жизни такое никогда не срабатывает так,
как в анекдотах.
     Двигаясь с недостойной поспешностью, я схватился за дверную  ручку  и
закрутил ее, отворяя дверь.
     - Добрый день, почтенный маг. Можно войти?
     - Разумеется, Ваше Величество, -  посторонился  я.  -  Я  никогда  не
отказываю пятому.
     Король нахмурился.
     - Это шутка? Если да, то я не улавливаю ее смысл.
     - Я тоже, - спокойно признался я. - Так говорит мой ученик Ааз.
     Родрик  величественно  обвел  взглядом  помещение,   с   любопытством
вглядываясь в углы, словно ожидая, что Ааз выпрыгнет из стен.
     - Нет. Он... там.
     - Хорошо. Я надеялся поговорить с тобой наедине. Хммм... эти покои  и
впрямь очень просторны. Я не помню, чтобы бывал здесь прежде.
     Это было преуменьшение. Король не  только  никогда  не  посещал  моей
комнаты и многих покоев в своем дворце, но и вообще я  не  мог  вспомнить,
чтобы видел его где-то, кроме как на троне или поблизости от него.
     - С тех пор, как я принял пост мага при вашем дворе, Ваше  Величество
ни разу не удостоили меня своим присутствием, - сказал я.
     - О, тогда, вероятно потому-то я и не припомню, чтобы бывал здесь,  -
неубедительно откликнулся Родрик.
     Это само по себе было странным. Обычно король всегда бывал бойким  на
язык и за словом в карман  не  лез.  Фактически,  чем  больше  я  об  этом
размышлял, тем более странным становилось это королевское  посещение  моих
покоев.  Несмотря  на  свое  расстройство  из-за   незапланированного   и,
очевидно, окончательного отбытия Ааза, я почувствовал, как любопытство мое
начинает возрастать.
     - Могу ли я спросить о причине  этой  приятной,  хоть  и  неожиданной
аудиенции?
     - Ну... - начал было король, а затем снова мотнул глазами по комнате,
- ты уверен, что ученика нет?
     - Убежден. Он... Я отправил его в отпуск.
     - В отпуск?
     - Да, в последнее время он учился со страшным усердием.
     Король слегка нахмурился.
     - Что-то не припоминаю, чтобы я давал добро на отпуск.
     С миг я думал, что попался в сети  собственного  обмана.  А  затем  я
вспомнил, что в добавок к разным межизмеренческим языкам Ааз также  научил
меня говорить на "бюрократическом".
     -  На  самом-то  деле  я  считал,  что   в   вашем   разрешении   нет
необходимости,  -  высокомерно  заявил  я.  -  Технически  мой  ученик  не
находится на платежной ведомости Вашего Величества. Я плачу ему из  своего
жалования, что  делает  его  моим  наемным  работником,  подчиненным  моим
приказам, в том числе и об отпусках... или  увольнении.  Хотя,  как  любой
подданный Поссилтума, он подчинен вашим законам, я считаю, что подпараграф
"Г" о дворцовом штате на него не распространяется.
     Моя краткая речь произвела желанный эффект: она и смутила, и  нагнала
скуку на  моих  слушателей.  Ааз  мог  бы  мной  гордится.  Особенно  меня
радовало. что я сумел вставить то замечание об увольнении.  Оно  означало,
что когда Ааз не вернется, то я смогу утверждать, что уволил его, не меняя
жалования, выплачиваемого мне королем.
     Конечно, это снова навело меня на мрачные мысли о невозвращении Ааза.
     - Ну, что бы там  ни  было,  я  рад  видеть,  что  ваша  философия  в
отношении отпусков отражает мою, досточтимый маг. Отпуск полагается  всем,
фактически, именно поэтому я и пришел повидать вас сегодня.
     Это сбило меня с толку.
     - Отпуск? Но, Ваше Величество, мне не нужен отпуск.
     Это сбило с толку короля.
     - Вам? Конечно, не нужен. Вы с этим своим учеником  и  так  проводите
большую часть своего времени, шляясь по  другим  мирам.  С  вашей  стороны
просить об отпуске - большое нахальство.
     Это  послужило  последней  каплей.  Вспыхнул  весь  гнев,  который  я
накапливал с прибытия Руперта.
     - Я не ПРОСИЛ об отпуске.
     - О да, конечно.
     - И более того, вы сказали фразу о "шлянии по другим  мирам"  -  хоть
это основное занятие магов, придворных или иных. Оно дает нам  возможность
творить свои чудеса... вроде спасения вашего королевства от армии Большого
Джули. Помните?
     - Как я могу забыть... Я...
     - Если же, однако, Ваше Величество считает, что я  манкировал  своими
обязанностями и их исполнением, то вам нужно  только  попросить  подать  в
отставку вашего придворного мага, то есть меня, и вы ее получите. Если  вы
припомните, этот пост просили меня принять ВЫ! ЭТОГО я тоже не просил.
     - Пожалуйста, достопочтенный маг, - в отчаянии перебил Родрик. - Я не
хотел  вас  обидеть.  Ваши  услуги  были  более  чем  удовлетворительными.
Фактически,  любая  выраженная  мной  неохота  предоставить   вам   отпуск
основывалась  на  страхе,  что  мне  придется  управлять  какое-то   время
королевством, не имея возможности прибегнуть в последующем к помощи  ваших
способностей. Если вы действительно считаете, что вам нужен отпуск,  то  я
уверен, мы сможем что-нибудь придумать...
     - Мне не НУЖЕН отпуск. Лады? Давайте бросим эту тему.
     - Разумеется. Просто я подумал... отлично.
     Слегка покачивая головой, он направился к двери.
     Выигрыш спора привел меня в куда лучшее настроение. После  вынесенных
моим Эго побоев от Руперта, было приятно услышать от  КОГО  УГОДНО  слова,
что, по их мнению, мои способности чего-то стоят.
     Однако мне пришло в голову, что выиграть спор у человека, являющегося
моим работодателем - не самый лучший способ придти в норму.
     - Ваше Величество?
     Король остановился.
     - Вы не забыли чего-нибудь?
     Он нахмурился.
     - ...Вроде первоначальной причины вашего визита? Раз я не  просил  об
отпуске, а вы не предлагали его, то, полагаю, у вас  на  уме  было  что-то
еще?
     -  Ах,  да.  Совершенно  верно.  Но,  учитывая  все   обстоятельства,
возможно, сейчас не время обсуждать это.
     -  Что?  Из-за  нашего  взаимонепонимания?  Забудьте  о   нем,   Ваше
Величество. Такое случается. Будьте уверены, что я по-прежнему ваш  верный
слуга, готовый сделать все, что в моих силах, дабы помочь вам в управлении
королевством.
     Как я уже говорил, я становился весьма умелым по части  лести,  когда
того требовала ситуация.
     Родрик просиял.
     - Рад это слышать, мистер Скив. Именно за этим-то я явился сегодня  к
вам.
     - И чем я могу услужить вам?
     - Речь идет об отпуске.
     Я закрыл глаза.
     На короткий миг, я осознал... уверяю  вас,  ОСОЗНАЛ,  что  чувствовал
Ааз. Я понял, что это такое - искренне пытаться помочь кому-то только  для
того, чтобы обнаружить, что этот  "кто-то",  кажется,  обязался  и  твердо
решил свести вас с ума.
     Король увидел выражение моего лица и поспешил продолжить:
     - Не об отпуске для вас. Об отпуске для меня.
     Это открыло мне глаза. Фигурально и буквально.
     - Для вас, Ваше Величество? Но короли не уходят в отпуск.
     - Вот в этом-то все и дело.
     Родрик принялся нервно расхаживать, объясняя суть дела.
     - Тяготы исполнения обязанностей короля нарастают с каждым днем,  как
и на всякой другой работе. Разница в том, что раз ты король, тебе  никогда
не видать передышки. Нет времени отдохнуть и собраться с мыслями, или даже
просто выспаться допоздна. Ты король, с  минуты  коронации,  когда  корона
тюкает тебя по голове, и до тех пор, пока она  не  удаляется  добровольной
или принудительной отставкой.
     - Ого, это тяжело, Ваше Величество.  Желал  бы  я  иметь  возможность
как-то помочь Вам.
     Король перестал расхаживать и снова обратился ко мне.
     - Но вы можете мне помочь. Поэтому-то я здесь и нахожусь.
     - Я? Я не могу предоставить вам отпуска. Даже если бы это было в моей
власти, а это не так, королевству все время нужен король на троне.  Он  не
может оставаться без вас, даже на один день.
     - Именно. Поэтому-то я и не могу оставить трон  не  занятым.  Если  я
хочу уйти в отпуск, то мне нужен дублер.
     В голове у меня включилась сигнализация.
     Так вот, сколько бы ни пилил меня Ааз, говоря, что я медленно  учусь,
я не глуп. Еще до того, как встретиться с Аазом... черт, еще до того,  как
я научился грамоте... я соображал, что к чему да отчего. А в данном случае
ЧТО было потребностью короля в дубле; К ЧЕМУ было его присутствие  в  моих
покоях, а ОТЧЕГО...
     - Наверняка ведь, Ваше Величество не может подразумевать меня?
     - Конечно же, я подразумеваю вас, - подтвердил Родрик. -  Фактически,
достопочтенный маг, именно об этом я и думал, когда нанимал вас занять ваш
нынешний пост.
     - Да?
     Я чувствовал, как смыкаются челюсти капкана.  Если  король  и  впрямь
нанял меня именно для этого, то мне  будет  нежелательно  отказываться  от
этого поручения. Родрик мог решить, что мои  услуги  больше  не  нужны,  а
последнее, что мне нужно при исчезновении Ааза - это  быть  отрезанным  от
своего источника дохода. Я не был уверен, каков спрос на рынке  труда  для
бывших придворных магов, но был уверен, что не хочу узнать из первых рук.
     -  Как  вы  ранее  сказали,  способности  придворного  мага  в   моем
распоряжении, и  одна  из  способностей,  продемонстрированных  при  нашей
первой встрече, заключалась в умении при желании менять  свой  облик,  или
облик других.
     Заклинание личин. Оно было одним из первых заклинаний, усвоенных мной
от Ааза, и одним из наиболее часто  применяемых  мной  в  последних  наших
приключениях. После всех тех случаев, когда оно вызволяло меня из  крупных
неприятностей, кто бы предположил, что именно это-то заклинание и ввергнет
меня в беду? Ну, БЫЛ таки случай, когда меня из-за него повесили...
     - Но, Ваше Величество, я никак не могу вас заменить. Я не  знаю,  как
быть королем.
     - Пустяки, - улыбнулся Родрик. - В должности короля  то  хорошо,  что
даже когда ты не прав, никто не смеет указывать на это.
     - Но...
     - И кроме того, это всего на один день. Что может случиться худого за
один день?



                                    3

                                   "Раз ты рыцарь, то рыцарь ты всегда.
                                   Но раз ты король - то раз этот лишний".
                                                    Сэр Белла из Истомарча

     Так вот, я не хочу, чтобы вы думали, будто я  податлив.  Прежде,  чем
согласиться, я долго и упорно торговался с  королем.  Я  не  только  сумел
заставить его согласиться на премиальные, но и выбил прежде,  чем  взяться
за поручение, большой процент авансом.  Совсем  неплохо  для  захваченного
врасплох едва оперившегося мага.
     Конечно, коль скоро я взялся, то не был уже захваченным  врасплох,  я
был подхвачен потоком.
     Чем больше я об этом размышлял, тем худшей казалась мысль дублировать
короля. Беда в том, что у меня не было выбора... или был? Я поразмыслил об
этом еще раз и появились проблески надежды.
     Выход существовал. Вопрос только в том, далеко ли я смогу убежать  за
день? Хоть я и не мог похвастаться  особой  искушенностью,  я  был  весьма
уверен, что обманывать королей не самое здоровое времяпровождение в мире (
или мирах, если уж на то пошло ).
     Это будет крупным решением, определенно,  самым  крупным,  какое  мне
когда-нибудь приходилось принимать самостоятельно.  Королю  (или,  точнее,
его дублеру ), не требовалось появляться до завтрашнего полудня, и поэтому
у меня имелось  немного  времени  обмозговать  это  дело.  И,  думаю,  мне
необходимо поговорить об этом с единственным другом, оставшимся у меня  во
дворце.
     - Как ты думаешь. Глип? Мне нужно удрать или остаться  и  попробовать
денек поблефовать вместо короля?
     Ответ был краткий и по существу.
     - Глип.
     Для тех из вас, кто подключился к этой серии с  запозданием,  поясню:
Глип - это мой любимец. Он живет в королевской конюшне. Он также  является
голубым драконом шестиметровой длины... полувзрослым. ( Я  содрогаюсь  при
мысли о том, каким он будет с виду, когда станет вполне взрослым. Мамочка.
) Что же касается его остроумной речи, то вы должны его  простить.  В  его
словаре  есть  только  одно  слово,  но   он   компенсирует   это   частым
употреблением этого вышеупомянутого слова. Речист он или нет, я  обратился
в этот момент кризиса именно к нему, потому что с  исчезновением  Ааза  он
стал  единственным  в   этом   измерении,   способным   хотя   бы   смутно
посочувствовать моей беде. Это само по себе много говорит о светской жизни
мага.
     - Брось, Глип, будь серьезней. Я действительно попал в беду.  Если  я
попытаюсь дублировать короля, то могу сделать страшную ошибку... например,
начать войну или повесить невинного человека. С  другой  стороны,  если  я
обману короля, и исчезну, то мы с тобой  проведем  остаток  жизни  в  роли
преследуемых беглецов.
     Единорог в соседнем стойле фыркнул и сердито топнул ногой.
     - Извини, Лютик, мы ТРОЕ будем преследуемыми беглецами...
     Боевые  единороги  совсем  не  такое  уж  обычное  явление,  даже   в
королевской конюшне. Этот конкретный боевой единорог  принадлежал  мне.  Я
приобрел его в качестве подарка, вскоре после того,  как  приобрел  Глипа.
Как я уже говорил, образ жизни мага - более чем малость зоологичен.
     - В королевстве с плохим королем пострадает много людей, -  рассуждал
я. - А я буду ужасно скверным королем. Черт, я и маг-то не был уж хороший.
     - Глип, - строго возразил мой любимец.
     - Спасибо за вотум доверия, но это правда. Я не  хочу,  чтобы  кто-то
страдал, но и не в восторге от мысли быть преследуемым беглецом.
     Устав оглашать  свою  приязнь,  Глип  решил  продемонстрировать  свои
чувства, лизнул меня в лицо. Ну, помимо оставленного  после  себя  липкого
осадка, поцелуй моего дракона произвел еще один побочный  эффект.  Дыхание
его - это порыв  зловоний,  которые  превосходили  только  запах  изврской
кухни.
     - Г... Глип, старина, - сумел, наконец проговорить я. - Я тебя  очень
прошу, хотя я сильно люблю, не проделывать это дважды в неделю,  иначе  мы
можем расстаться... Навсегда.
     - Глип?
     За это я заработал обиженное выражение,  которое  стер  с  его  морды
достаточно просто - почесав ему голову. Мне пришло в голову,  что  драконы
выжили  только  потому,  что  эмоционально  привязывались  лишь  к  одному
существу на время  его  жизни.  Если  бы  их  дыхание  доходило  до  всего
населения, а не до одного лица, то их давным-давно бы истребили. Да. лучше
уж страдать одному, чем...
     Другая  часть  моего  мозга  ухватилась  за  эту  мысль  и  принялась
проворачивать ее.
     - Если я убегу, то в беде буду только я один,  но  если  я  попытаюсь
быть  королем,  то  пострадает  целое  королевство.  Вот  оно.  Я   должен
убираться. Это единственный достойный поступок. Спасибо, Глип.
     - Глип?
     Мой приятель озадаченно чуть склонил голову на бок.
     - Позже объясню. Отлично. Значит, решено. Вы двое нажимаете  на  еду,
пока я заскакиваю к себе в  комнату  забрать  несколько  вещей.  А  потом:
"Прощай, Поссилтум".


     Я сделал паузу, чтобы погадать, что произошло бы, если бы я  держался
первоначального плана: просто направился бы к себе в  комнату,  собрал  бы
свои вещи и ушел. График событий на  остаток  вечера  изменился  бы,  и  в
остальном эта повесть была совершенно иной. А так, я слегка  отклонился  в
сторону. На полдороге к моей комнате вмешались наставления Ааза. То есть я
начал думать о деньгах.
     Даже преследуемому  беглецу  деньги  не  могут  не  пригодиться...  а
королевский аванс протянет  лишь  до  определенного  срока.  Имея  немного
лишних наличных, я бы мог убежать намного дальше, прятаться дольше, или на
крайний случай - жить намного лучше...
     Приободренный этими мыслями, я отправился искать Дж.П.Гримбла.
     Мы с министром финансов никогда  не  были  тем,  что  вы  бы  назвали
близкими друзьями. Лучшим определением было бы выражение "кровные  враги".
Ааз всегда утверждал, что это вызывалось моим растущим влиянием при дворе.
Отнюдь. Истина в том, что стремление моего учителя к дополнительным суммам
финансирования превосходилось только неохотой Гримбла расставаться с  ними
же, буквально с ними же, поскольку мое жалование поступало  из  тех  самых
сундуков, которые столь ревностно охранял министр-казначей.
     Я нашел его, как и ожидал, в крошечной  каморке,  используемой  им  в
качестве кабинета. Сплетники шепчутся, что он неоднократно отказывался  от
больших помещений, отчаянно пытаясь произвести  впечатление  на  остальной
дворцовый штат, подавая пример бережливости. Пример не действовал,  но  он
продолжал пытаться и надеяться.
     Стол его по локоть  утопал  в  разных  бумагах,  покрытых  крошечными
цифрами, к которым он поочередно  притрагивался  и  изменял,  перекладывая
разные листы из стопки в стопку. Такие же  стопки  стояли  и  на  полу,  и
таинственном другим недоступном  стуле,  наводя  меня  на  мысль,  что  он
занимался своей текущей задачей уже немалое время.  Видя,  что  мне  негде
сидеть или стоять, я выбрал и прислонился к дверному косяку.
     - Работаем допоздна, господин министр?
     За это я заработал короткий сумрачный взгляд,  прежде  чем  он  опять
вернулся к своей работе.
     - Будь я магом, я бы работал допоздна, а так как я министр  финансов,
то это и есть мое нормальное рабочее время. К вашему сведению,  дела  идут
довольно  гладко.  И,  возможно,  сумею  закончить  рано,  скажем,   через
три-четыре часа.
     - Над чем вы работаете?
     -  Над  Бюджетно-Оперативным  Планом  следующего  года,  и  он  почти
завершен. То есть при условии, что кто-то не  захочет  рисковать  навсегда
лишиться моего расположения, попробовав в последнюю  минуту  изменить  мне
цифру.
     Последнее замечание сопровождалось тем, что можно было описать только
как многозначительный взгляд.
     Я не обратил на него внимания.
     Я хочу сказать, какого черта! Я  и  так  находился  в  плохих  с  ним
отношениях, так что его угроза меня совершенно не пугала.
     - Тогда хорошо, что я успел поймать вас прежде, чем вы завершите  это
дело, - небрежно обронил я. - Я хочу обсудить  с  вами  нечто  такое,  что
наверняка сильно повлияет на ваши расчеты.  А  именно,  изменение  степени
моей оплаты.
     - Не может быть и речи, - взорвался Гримбл. -  Вы  и  так  уже  самый
высокооплачиваемый сотрудник во всем дворце и королевском  штате,  включая
меня самого.  С  вашей  стороны  просто  возмутительно  думать  о  просьбе
увеличить оплату.
     - Не УВЕЛИЧИТЬ оплату, господин министр, сократить оплату.
     Это его остановило.
     - Сократить оплату?
     - Скажем, до нуля.
     Он откинулся на спинку стула и подозрительно взглянул на меня.
     - Мне как-то трудно поверить, что вы и  ваш  ученик  готовы  работать
задаром. Извините меня, но я всегда недоверчиво относился к такому мотиву,
как благородное самопожертвование. Хотя я и  не  люблю  алчности,  но,  по
крайней мере, это стремление я могу понять.
     - Наверное, потому-то мы всегда так хорошо ладили друг  с  другом,  -
промурлыкал я. - Однако, вы совершенно правы. Я  не  намерен  работать  за
так. Я думал покинуть двор  Поссилтума  и  поискать  работу  где-нибудь  в
другом месте.
     Министр вскинул брови.
     - Хоть я и не буду спорить с вашим планом, должен  признать,  что  он
меня удивляет. У меня сложилось впечатление, что  вы  более  чем  довольны
своим положением здесь и "непыльной работенкой", так по-моему описывает ее
ваш  чешуйчатый  дружок.  Что  могло  соблазнить  вас  променять  удобства
придворной жизни на неопределенное будущее на открытой дороге?
     - Как что, конечно же, взятка, - улыбнулся  я.  -  Скромная  сумма  в
тысячу золотых.
     - Понятно, - тихо произнес министр  себе  под  нос.  -  А  нельзя  ли
спросить, кто же предлагает вам такую взятку?
     - Вообще-то, я довольно-таки надеялся, что ее предложите ВЫ.


     После этого мы немножко поторговались,  но  в  основном  об  условиях
нашего соглашения. Гримбл ДЕЙСТВИТЕЛЬНО хотел выкинуть  меня  с  Аазом  из
своих бухгалтерских расчетов, хотя подозреваю, он был бы  менее  податлив,
если бы знал, что имеет дело только со мной. Не обошлось без  ругательств,
биения себя в грудь, но в счет идет конечный итог, а  этот  конечный  итог
заключался в том, что я направился в свои покои на тысячу золотых  богаче,
в обмен на обещание, что это будут последние деньги,  полученные  мною  от
Гримбла. И это было для меня еще одной причиной  отправиться  в  путь  как
можно скорее.
     С легким сердцем и тяжелым кошельком я вошел в свои  покои.  Помните,
как я входил в свои покои в последний раз? И как там меня поджидал  демон?
Ну, это случилось вновь.
     Вы не поймите меня неправильно. Это все же не обычное происшествие  в
моем повседневном существовании. Один появившийся без уведомления демон  -
редкость. Два демона - ну, как ни смотреть на это, день этот будет отмечен
в моем дневнике красными буквами.
     Вам кажется, что я топчусь на месте? Да. Видите ли,  этого  демона  я
знал, и звали его Маша.
     - Приветик, кутила. Я просто была поблизости и подумала, дай  заскочу
на огонек.
     Она двинулась вперед с целью заключить меня в объятия, и  я  поспешно
устремился поставить между нами что-то недвижимое. Вам  эти  "приветик"  и
объятия могут показаться неопасными. Если так, то вы не знаете Машу.
     Я ничего не имею против приветственных объятий. У меня есть еще  одна
подруга - демон по имени Тананда (да, у меня нынче уйма друзей-демонов)  и
ее приветственные объятия - высшие пики  моего  существования.  Тананда  -
девушка милая, фигуристая и мягкая, ладно, допустим, она к тому же убийца,
но ее приветственные объятия способны пробудить даже статую.
     Маша же, с другой стороны, не милая и мягкая. Маша громадная...  и  с
гаком. Я не сомневаюсь  в  искренней  доброжелательности  ее  приветствий.
Просто я боялся, что если она обнимет меня, то мне придется  искать  выход
не один день... а мне требовалось спланировать бегство.
     - Ээ... Привет, Маша. Наше вам с кисточкой... всем вам.
     Когда я видел Машу в последний раз, она замаскировалась под крикливое
цирковое шапито, за исключением того, что это  не  было  маскировкой.  Она
действительно так одевалась. На  этот  раз,  однако,  она  явно  отбросила
побрякушки... вместе со своим гардеробом и любой толикой  хорошего  вкуса.
Ладно, она не была совершенно обнаженной. Она носила бикини из леопардовой
шкуры, но показывала телеса, каких хватило бы на ЧЕТВЕРЫХ нормальных голых
людей.  Бикини,  драгоценностей,  хвативших,  наверное,  на  целую  тачку,
светло-зеленая помада, никак не сочетавшаяся с ее оранжевыми  волосами,  и
татуировка на бицепсе. Вот какова Маша. Классная до предела.
     - Что тебя привело на Пент? Разве ты уже не  работаешь  на  Джаке?  -
спросил я, поминая измерения, где мы встречались.
     - Мальчикам просто придется временно разбираться с делами без меня. У
меня небольшой отпуск.
     - Что-то больно много развелось в последнее время отпускников. Но что
ты делаешь здесь?
     - Ты не очень-то склонен поболтать, не так ли?  Мне  нравится  это  в
мужчине.
     При этом последнем замечании у меня по коже побежали мурашки, но  она
продолжала дальше:
     - Ну... пока я здесь, я думала взглянуть еще разок на вашего генерала
Плохсекира, но настоящая причина моего визита другая. Я надеюсь, что мы  с
тобой сможем поговорить об одном небольшом деле...
     Перед глазами у меня пронеслась вся минувшая жизнь. На какой-то миг и
отбытие  Ааза  и  поручение  короля  перестали  быть  самой  большой  моей
проблемой... каламбур тут намеренный.
     - Со мной? - сумел наконец выдавить я.
     - Совершенно верно. С тех пор,  как  ты  и  твой  чешуйчатый  зеленый
подручный прокатились по моей территории, я много размышляла  об  этом,  и
вчера приняла решение. Я решила записаться к тебе в ученики.



                                    4

                                          "Пошлина: гонорар, выплачиваемый
                                           за сделку товаром(ами)".
                                                         Мин. Торговли США

     - Но, Ваше Величество, он обещал мне  выплатить  другую  половину  до
весны, а...
     - Не обещал я.
     - Нет, обещал.
     - Лжец.
     - Вор.
     - Граждане, - сказал я. - Я могу выслушивать только  одну  сторону  в
один прием. Теперь вот вы. Расскажите мне, что вы помните о сказанном.
     Совершенно верно. Сказал я. Ведь я сидел на том самом троне, которого
решил избегать любой ценой.
     На самом-то деле эта работа  короля  была  на  деле  не  такой  уж  и
тяжелой. Родрик кратко наставил меня по основным  процедурам  и  обеспечил
гардеробом, а дальше все было довольно просто.  Шествовавшие  передо  мной
проблемы было не так трудно разрешить, но их наваливалась целая куча.
     Может, сперва я боялся, потом какое-то время это  забавляло  меня.  И
теперь это вызывало скуку. Я потерял счет количеству заслушанных мной дел,
но у меня возникло новое ощущение, сочувствие к Родрику, желавшему сделать
небольшой перерыв. Я был готов к отпуску,  прежде  чем  наконец-то  настал
обед. Мне было совершенно не понять, как  он-то  столько  лет  терпел  эту
чушь.
     Вы, возможно, гадаете, как это я перескочил от разговора  с  Машей  к
свиданию на троне. Ну, время  от  времени  я  и  сам  гадаю  об  этом,  но
насколько я могу реконструировать, произошло вот что.
     Незачем говорить, что ее просьба о ее вступлении в ученичество ко мне
оказалась для меня совершенно неожиданной.
     - Ну-ну... ну и ну... но Маша,  ты  же  и  так  работаешь  придворным
магом. Зачем тебе надо самой идти ко мне в ученики?
     В ответ Маша испустила тяжелый вздох. Явление, поразительное на  вид.
Не только потому, что столько Машинного тела двигалось в  стольких  разных
направлениях, но и потому, что когда она закончила, то казалось, что стала
почти до  половины  своего  первоначального  объема.  И  стала  теперь  не
внушительных размеров, а просто усталой на вид толстой бабой.
     - Слушай, Скив, - произнесла она притихшим  голосом,  не  имевшим  ни
малейшего сходства с ее  нормальным  тоном  вамп.  -  Если  нам  предстоит
работать вместе, то надо быть честными друг с другом.  Придворный  я  маг,
или нет, мы с тобой знаем, что я ничего не понимаю в магии. Я  -  механик,
фокусник. У меня  хватает  магических  безделушек,  чтобы  сохранить  свою
работу, но любой фраер с достаточно  толстой  пачкой  денег  может  купить
такое же барахло на Базаре Девы. Но уверяю тебя, я не жалуюсь. Старую Машу
пинали некоторые из самых лучших, и никто никогда не слышал от нее  жалоб.
Вплоть до сего времени я была довольна  тем,  что  имею.  Только  когда  я
увидела, как ты и твоя шайка-лейка надули ОБА города-государства в Большой
Игре с помощью кой-какой НАСТОЯЩЕЙ магии, я поняла, что есть чему  учиться
и помимо оборудования и  штукенций.  Так  что  скажешь?  Ты  поможешь  мне
немного научиться тому, ради чего я действительно взялась за магию?
     От ее честности мне сделалось более чем малость неуютно. Я  хотел  ей
помочь, но, разумеется, не хотел в данный момент никаких учеников. Я решил
ответить уклончиво.
     - А зачем ты вообще выбирала своим ремеслом магию?
     На это я получил печальную улыбку.
     - Ты мил, Скив, но мы собирались быть честными друг к другу, помнишь?
Я хочу сказать: посмотри на меня. Чем мне предполагалось  зарабатывать  на
жизнь? Выйти замуж и быть домохозяйкой? Кто меня возьмет?  Даже  слепой  в
два счета сообразит, что я больше, чем он рассчитывает... намного  больше.
Я давным-давно примирилась с тем, как я выгляжу. Я приняла свою  внешность
как неизбежное и  прикрывала  любое  испытываемое  мной  смущение  луженой
глоткой и аляповатым видом. И  вполне  естественно,  что  меня  привлекала
профессия вроде магии, процветающая именно при луженой глотке и аляповатом
виде.
     - Не все мы дерем глотку, - осторожно заметил я.
     - Знаю, - улыбнулась она. - Тебе не приходится  разыгрывать  великого
мастера, так как ты  способен  дать  обещанную  затрещину.  На  Джаке  это
произвело на меня впечатление, и все с кем я разговаривала на Базаре Девы,
высказывались одинаково. "Скив не шибко выдрючивается, но в драку с ним не
лезь". Вот потому я и хочу, чтобы ты стал моим учителем. Горло драть я уже
умею.
     Честность и лесть - сокрушительный двойной удар. Что бы там ни  думал
о ней прежде, прямо сейчас Маша кормила меня с ладони. Прежде чем  взяться
за что-то, о чем я смогу позже пожалеть, я решил побороться с  ней  ее  же
оружием.
     - Маша... мы намерены быть честными  друг  с  другом,  верно?  Ну,  в
данный момент я не могу принять тебя в ученики по  двум  причинам.  Первая
проста. Я сам не так уж хорошо разбираюсь в магии. Какую бы  аферу  мы  ни
проворачивали с выгодными клиентами, включая встреченных на Деве, истина в
том, что я всего лишь подмастерье. Я сам еще учусь этому делу.
     - Это не проблема,  большой  бвана,  -  рассмеялась  Маша,  несколько
восстанавливая свое обычное самообладание. - Такова уж магия:  чем  больше
изучаешь ее,  тем  больше  незнакомого  тебе  открывается.  Именно  потому
действительно большие шишки  в  нашем  бизнесе  проводят  все  свое  время
взаперти, изучая и тренируясь. Ты НЕМНОГО  знаешь  магию,  и  это  немного
больше того, что знаю я. Я буду благодарна за все, чему ты научишь меня.
     - О, - произнес я, немного удивленный тем, что мое крупное  признание
ничуть ее не расстроило. - Ну, есть еще и вторая причина...
     - И в чем же она заключается?
     - ...В том, что я сам немного попал  в  беду.  Фактически,  когда  ты
появилась, я как раз готовился смыться из королевства.
     Лоб Маши слегка наморщился.
     - Хммм... - задумчиво проговорила  она.  -  Может  быть,  тебе  лучше
рассказать мне об  этой  беде  немного  подробнее.  Иногда  такой  рассказ
помогает, и именно для этого и существуют ученики.
     - Да? - скептически возразил я. - Я дважды бывал учеником,  и  что-то
не припомню,  чтобы  любой  из  обучавших  меня  магов  поверял  мне  свои
трудности.
     - Ну, именно для этого и существует  МАША.  Выслушивание  -  одно  из
немногих дел, которые я ДЕЙСТВИТЕЛЬНО делаю неплохо. А теперь, давай.  Что
случилось такого, что отправило в бега столь широко шагающего, как ты?
     Не видя никакой легкой  альтернативы,  я  рассказал  ей  о  поручении
короля и своей последующей сделки с Гримблом. Она  была  права...  Слушать
она умела отлично, издавая вполне достаточно сочувственных звуков, чтобы я
продолжал рассказывать по-настоящему, не прерывая цепочки мыслей.
     Когда я наконец закончил, она вздохнула и покачала головой.
     - Ты прав. У тебя тут  настоящая  проблема.  Но,  по-моему,  принимая
окончательное решение, ты проглядел несколько вещей.
     - Таких, как...?
     - Ну, во-первых, ты прав: плохой король  хуже,  чем  хороший  король.
Проблема в том, что плохой  король  лучше,  чем  вообще  никакого  короля.
Родрик Пятый рассчитывает, что ты до завтра займешь его кресло, и если  ты
не появишься, все королевство ударится в панику из-за исчезнувшего короля.
     - Об этом я как-то не подумал, - признался я.
     - И потом, есть это дело с  Гримблом.  Мы  все  норовим,  когда  есть
возможность прикарманить немного лишних наличных, но в данном случае, если
выяснится, что Гримбл заплатил тебе за то, чтобы ты слинял,  когда  король
рассчитывал на тебя, то на эшафоте покатится за измену его голова.
     Я закрыл глаза.
     Это решало вопрос. Было достаточно плохо причинять страдания безликим
народным массам, но когда масса обрастала лицом, пусть даже Гримбла, я  не
мог дать ему столкнуться из-за моей трусости с обвинением в измене.
     - Ты права, - вздохнул я. - Придется мне  завтра  утром  посидеть  за
короля.
     - Со мной, в качестве твоей ученицы?
     - Спроси меня послезавтра... если я еще буду жив. А тем временем  дуй
приветствовать Плохсекира. Я знаю, он будет рад тебя видеть.


     - Ваше Величество?
     Я резко вернулся в настоящее время, и сообразил, что  двое  споривших
теперь смотрят на меня, якобы принимающего решение.
     - Если я правильно понимаю это дело, - заявил я, - вы оба  притязаете
на владение одной и той же кошкой. Правильно?
     Две головы дернулись в быстром согласии.
     - Ну, если вы не можете решить эту  трудность  между  собой,  то  мне
кажется, что есть только одно решение. Разрубите кошку  пополам,  и  пусть
каждый из вас сохранит половину.
     Я полагал, что это вдохновит их разрешить  свои  разногласия  быстрым
компромиссом, но вместо этого они поблагодарили меня,  пожали  друг  другу
руки, и ушли, улыбаясь, надо полагать, разрубать свою кошку.
     Мне пришло в голову, за сегодняшний день - не в  первый  раз,  что  у
многих  граждан  Поссилтума  явно  не  все  дома.  Зачем  кому-либо  могла
понадобиться половина дохлой кошки, или, если на то  пошло,  целая  дохлая
кошка, это уже выше моего понимания.
     Меня вдруг охватила сильная усталость.  Небрежным  движением  руки  я
подозвал к себе герольда.
     - Сколько там еще ждет? - спросил я.
     - Это были последние. Сегодня мы намеренно облегчили груз дел,  чтобы
Ваше Величество могло приготовиться к завтрашнему дню.
     - Завтрашнему дню?
     Вопрос вылетел рефлекторно. На самом-то деле, что произойдет  завтра,
меня не волновало. Моя задача выполнена. Сегодняшний  день  я  пережил,  а
завтрашний - был проблемой Родрика.
     - Да, к завтрашнему дню... когда прибудет ваша невеста.
     Я вдруг больше не ощущал усталости. Ни малейшей. Я полностью  очнулся
и слушал всеми порами.
     - Моя невеста? - осторожно переспросил я.
     - Ваше Величество наверняка ведь не забыли.  Она  намеренно  наметила
прибыть с таким расчетом, чтобы у нее была неделя на подготовку к свадьбе.
     Провались все эти  дела.  ТЕПЕРЬ  я  понял,  почему  дорогуша  Родрик
захотел в отпуск. А также  понял,  с  холодной  уверенностью,  что  он  не
вернется  сегодня  вечером  сменить   меня   в   отправлении   королевских
обязанностей. Ни сегодня, и, возможно, никогда.



                                    5

                    "Единственное, что хуже чародея - это ученик чародея".
                                                                   М. Маус

     На сей раз я удачно подавил порыв удариться в панику.  Пришлось.  Без
Ааза, сохраняющего контроль над положением, пока я не успокоюсь, я не  мог
позволить себе истерии.
     Вместо этого я думал... и думал.
     Я влип, и как бы я мысленно ни проворачивал это дело,  выпутаться  из
него только своими силами не удастся.
     Я подумал о Маше.
     Потом я подумал о самоубийстве.
     Потом снова о Маше.
     С твердой решимостью и слабыми коленями, я принял решение.  Вопрос  в
том, как найти Машу? Ответ пришел по пятам за  вопросом.  Покамест  работа
дублером короля не причиняла ничего, кроме неприятностей. Мне самое  время
заставить ее для разнообразия поработать на МЕНЯ.
     - Стража!
     Солдат в мундире материализовался у трона с впечатляющей скоростью.
     - Да, Ваше Величество?
     - Пошлите за генералом Плохсекиром. Я желаю его видеть.
     - Мммм... прошу прощения, Ваше  Величество.  Он  в  данную  минуту  с
дамой.
     - Хорошо. Я хочу сказать, приведите их обоих.
     - Но...
     - Сейчас же.
     - Да, Ваше Величество.
     Стражник исчез с такой же быстротой, с какой и появился.
     Я постарался не усмехаться. С военными Поссилтума я никогда  особенно
не ладил. Конечно, к этому может иметь некоторое отношение и то,  что  мое
первое знакомство с ними  состоялось  тогда,  когда  нас  с  Аазом  наняли
выиграть за них же войну. Так или иначе, мысли, что  какой-то  бедняга  из
почетного  караула  должен  будет  прервать  тет-а-тет  своего   генерала,
оказалось  достаточно,  чтобы  заставить  меня  улыбнуться.   Впервые   за
несколько дней.
     И все же, отправлять стражу доставлять  лицо,  которое  мне  хотелось
увидеть, было, разумеется, лучше, чем гонять за ним  самому.  Наверное,  в
должности короля все-таки есть свои преимущества.
     Два часа спустя я все еще ждал. За то время у меня с избытком хватило
возможностей  пересмотреть  выгодность  королевских  вызовов.  Послав   за
Плохсекиром, я обязан был ждать на троне, пока он не явится.
     В одном случае я обдумывал страшную возможность, что он отправился  с
Машей на верховую прогулку и, пока их  обнаружат,  может  пройти  не  ОДИН
ДЕНЬ. После небольшого дополнительного размышления я отмел эту  мысль.  Во
всем  королевстве  не  нашлось  бы  ни  одного  скакуна,  включая   Глипа,
способного провезти Машу, не рухнув, больше чем несколько часов.
     Я все еще мысленно созерцал образ Маши, сидящей с видом оскорбленного
достоинства на земле, с гротескно торчащими из под ее крупа  ногами  коня,
как вдруг заметил вступившего в действие герольда.
     - Явились генерал Плохсекир и... его подруга.
     С  этими  словами  герольд  посторонился.  На  самом-то  деле,  чтобы
посторониться,  он  отошел  вбок  на  несколько  шагов.  Я  уже   описывал
объемистость Маши. Ну, Хью Плохсекир отстал от нее не много. Чего  у  него
не хватало в обхвате, он наверстал в мускулах. Мое первое  впечатление  от
генерала оставалось неизменным; что получил свое звание,  напав  на  целую
армию... и победив. Конечно, он носил на  плечах  свою  парадную  медвежью
шкуру - чистую,  заставлявшую  его  выглядеть  еще  массивнее.  Хотя  я  и
присутствовал в свое время при их встречах, а на самом  деле  так  никогда
раньше и не видел Плохсекира и Машу, стоявшими бок о бок. Общий эффект мог
вселить благоговейный страх. Вместе они могли бы служить  живой  картинкой
варваров, покоривших цивилизованную страну  и  подвергшихся  разложению...
если бы не секира генерала. Его  однофамилица,  огромная,  грозная  секира
удобно ездила на  своем  привычном  месте  на  правом  бедре  генерала,  и
сверкала она отнюдь не декоративно. Здесь, по  крайней  мере,  стоял  один
варвар, не давший разложению дойти до своей правой руки.
     - Ваше Величество.
     Плохсекир прогромыхал свое почтительное приветствие, приседая на одно
колено  с  легкостью,  несоответствующей  его  объему.  Можно  было  почти
вообразить, как под этим опускающимся коленом резко трещат  черепа  павших
врагов. Я выкинул эту мысль из головы.
     - Здравствуйте, генерал. Не представите ли вы мне вашу... спутницу?
     - Я... разумеется, Ваше Величество. Разрешите представить  вам  Машу,
придворного мага Та-Хоэ, и друга как для меня, так и  для  достопочтенного
Скива, мага вашего собственного двора здесь, в Поссилтуме.
     - Очарована, Ваше Величество.
     Я с внезапным испугом понял, что Маша готова  повторить,  по  крайней
мере, попробовать, маневр Плохсекира, припав на одно колено. Даже если  бы
она сумела бы его выполнить, он потребовал  бы  достаточно  усилий,  чтобы
вызвать  насмешки  со  стороны  прочих  присутствующих  придворных,  а   я
почему-то этого не хотел.
     - Э... в этом нет необходимости, - поспешно сказал я. - Мы  наверняка
устраиваем здесь не официальный дворцовый прием,  а  скорее  неофициальную
светскую встречу.
     Это вызвало небольшое шевеление среди придворных,  включая  генерала,
который малость озадачено нахмурился. И все же я уже вошел на определенную
линию разговора, и по этому тронулся ощупью дальше.
     - Фактически, это  и  было  единственной  причиной  вызова.  Я  желал
познакомиться с дамой, достаточно ослепительной, чтобы  выманивать  нашего
генерала с его обычного места рядом со мной.
     - Ваше Величество предоставили мне сегодня увольнительную, - возразил
генерал.
     - Совершенно  верно.  Как  я  сказал,  это  просто  светская  беседа.
Фактически здесь слишком много народу для разговора по-простому. Мы желали
распустить на день двор и очистить зал, дабы я мог свободно  поговорить  с
этой высокопоставленной гостьей.
     Снова пробежала общая рябь  удивления,  но  королевский  приказ  есть
королевский приказ,  и  разные  придворные  отношения  возымели  действие,
окружающие стали отвешивать поклоны и  делали  реверанс  трону  и  шли  на
выход.
     - Вы тоже, генерал. Я поговорю с Машей наедине.
     Плохсекир начал было возражать, но Маша  ткнула  его  локтем  в  бок.
Такого удара хватило бы, чтобы расплющить большинство людей, но  оказалось
едва достаточно, чтобы привлечь внимание генерала. Он мрачно нахмурился, а
затем отвесил короткий поклон и вышел вместе с остальными.
     - Значит, вы друг нашего досточтимого мага? - спросил я  после  того,
как мы остались наконец одни.
     - Имею такую... честь, быть ею, Ваше Величество, - осторожно ответила
Маша. - Надеюсь, он... здоров?
     - Вообще-то как раз сейчас у него изрядные неприятности.
     Маша испустила тяжелый вздох.
     -  Этого-то  я  и  боялась.  Как-нибудь  связанные  с  его  последним
заданием?
     Я проигнорировал вопрос.
     - Генерал Плохсекир, кажется, совершенно увлечен  вами.  Вы  уверены,
что хотите продолжать занятия магией?  Или  собираетесь  попробовать  свои
силы в новом образе жизни?
     Маша хмуро посмотрела на меня.
     - А как вы об этом прослышали? Вы ведь не пытали  собственного  мага,
не так ли?
     Я уловил легкое движение  ее  приготавливаемых  магических  колец,  и
решил, что время игр кончилось.
     - Погоди, Маша. Прежде, чем  ты  что-либо  сделаешь,  я  должен  тебе
кое-что показать.
     - Что именно?
     Я уже закрыл глаза для удаления  заклинания  личины...  быстрее,  чем
когда-либо проделывал раньше.
     - Меня, - ответил я, вновь открывая глаза.
     - Ну, не будь я... тут ты меня действительно ошеломил, круто.  Просто
заклинание. Ловко, конечно, ты из-за него чуть не изжарился. Почему ты  не
дал мне знать, что это ты?
     - Прежде всего, мне хотелось посмотреть,  достаточно  ли  хорошо  мое
заклинание личины, чтобы одурачить того, кто это высматривает. Я в  первый
раз пробую подделать не только внешность, и голос тоже. А во-вторых... ну,
мне было любопытно: не передумала ли ты быть моей ученицей.
     -  Но  почему  ты  не  мог  просто  спросить  меня...   понимаю.   Ты
действительно в беде,  так  ведь?  Достаточно  тяжелой,  чтобы  не  желать
втягивать и меня из-за старого обещания.  Это  любезно  с  твоей  стороны,
Скив. Как я уже говорила, ты поступаешь классно.
     - Любой бы поступил бы точно также,  -  возразил  я,  пытаясь  скрыть
смущение от ее похвал.
     Она громко фыркнула.
     - Если бы ты в это верил, ты бы так долго не прожил. В любом  случае,
ученик или нет, а друг есть друг. А теперь выкладывай, что случились?
     Усевшись на ступеньках трона, я сообщил ей о предстоящей свадьбе и  о
своих подозрениях насчет своевременного отпуска короля. Я пытался говорить
об этом как можно небрежней и  прозаичнее,  но  под  конец  тон  мой  стал
довольно-таки минорным.
     Когда я закончил, Маша сочувственно присвистнула.
     - Да, когда вы, игроки высшей лиги, попадаете в беду, то  не  шутите,
так ведь? Теперь, когда ты ввел меня в курс дела, я,  признаться,  немного
удивлена, что ты еще здесь.
     Я поморщился.
     - Время от времени я успешно, но  медленно  усваиваю  истины,  только
лекции мне требуется читать только раз. Если один день без короля плох для
королевства, то окончательное исчезновение может привести к катастрофе.  В
любом  случае,  прямо  сейчас  мне  нужен  кто-то,   способный   выследить
настоящего короля и вернуть его сюда, пока я продолжаю блеф с трона.
     Маша нахмурилась.
     - Ну, у меня есть небольшая  побрякушка,  способная  навести  на  его
след, если у тебя есть что-то ношенное им... то есть.
     - Шутишь? Ты думаешь, придворные маги Поссилтума так одеваются?  Все,
что на мне одето, и еще полных два чулана в его покоях принадлежат королю.
     - ...Но чего я не могу уразуметь, так это - зачем тебе нужна  я?  Где
твой обычный партнер... как там бишь его... Ааз? Мне кажется, твоим первым
выбором для этого дела должен быть он. Где бы он там ни был, разве  ты  не
можешь просто махнуть в то измерение и вытащить его на время обратно?
     За отсутствием любого другого выбора я решил прибегнуть к правде и об
окончательном отбытии Ааза и о собственной неспособности путешествовать по
измерениям без И-скакуна. Когда я закончил, Маша покачала головой.
     - Выходит, ты  совершенно  один  и  застрял  здесь.  И  ты  ВСЕ-РАВНО
собираешься освободить меня от обещания вместо того, чтобы заручиться моей
помощью? Ну, вы получите мою помощь, мистер, и вам не требуется к тому  же
подкупать меня согласием взять в ученики. Я верну тебе  короля...  до  той
свадьбы. ВОТ ТОГДА мы и поговорим об ученичестве.
     Я покачал головой.
     -  Правильная  мысль,  но  неправильная  последовательность.   Я   не
собирался подкупать тебя согласием взять  в  ученицы,  Маша.  Я  тебе  уже
говорил, что не очень знаю магию, но чему могу - с радостью тебя  научу...
найдешь ли ты короля или нет. Я не уверен, что это ученичество, но если ты
его хочешь - оно твое.
     Она  улыбнулась,  улыбкой  совершенно  непохожей   на   ее   обычную,
наигранную, в стиле "вамп".
     - Об этом мы поспорим позже. А сейчас мне требуется найти короля.
     - Минутку. Прежде, чем уйдешь, ты ведь здорово разбираешься в  разных
приборах, верно? Ну, в  моих  покоях  есть  И-скакун.  Я  хочу,  чтобы  ты
показала мне два положения: одно для Девы, и одно для Пента. Видишь, я  не
СТОЛЬКО благороден. Если  положение  станет  слишком  неудобным  или  тебе
потребуется для поиска короля больше недели, я хочу  иметь  немного  места
для пробежки. Если меня не будет здесь,  когда  ты  вернешься,  то  можешь
искать своего "благородного" в таверне "Желтый полумесяц" на Базаре Девы.
     Маша фыркнула.
     - Опять ты прибедняешься. Ты намерен попробовать прежде, чем сбежать,
а это больше, чем я могу сказать о  большинстве  в  нашем  ремесле.  Кроме
того, чтобы ты ни думал о моих мотивах, они глубже,  чем  ты  думаешь.  Ты
только что попросил меня показать два  положения  И-скакуна.  Для  бегства
тебе нужно только одно.



                                    6

                                  "Хорошую информацию трудно добыть.
                                  Сделать с ней что-нибудь - еще труднее".
                                                              Л. Скайуокер

     Я давно уже решил, что особам королевского звания требуется в  первую
очередь  невосприимчивость  к  скуке.  Давши  уже  ранее  хронику  истинно
утомительного  характера  исполнения   так   называемых   "государственных
обязанностей", я могу только добавить, что ОЖИДАНИЕ их  исполнения  -  еще
хуже.
     С  моей  стороны,  разумеется,  не  наблюдалось  никакого  стремления
поскорей встретиться с будущей супругой короля, и еще меньше - жениться на
ней. Однако, после того, как пришло  известие,  что  она  задерживается  с
прибытием на целый день, и когда этот день  стал  ранним  вечером,  ожидая
принять "рано утром", я обнаружил, что желаю ей оказаться здесь так, чтобы
мы смогли встретиться и уже покончить с этим.
     Всякая иная королевская деятельность была приостановлена в стремлении
подчеркнуть важность приветствия Поссилтума его будущей королеве,  хотя  я
думал, что в этом едва ли есть необходимость, так как  граждане  вымостили
улицу цветами и выстроились глубиной в  три  ряда,  надеясь  хоть  мельком
увидеть  эту  новую  знаменитость.  Ожидание,  казалось,  не  портило   им
настроения, хотя цветы вяли лишь для того, чтобы  периодически  заменяться
брошенными энтузиастами новыми.  Если  этот  прием  и  не  сделает  ничего
нового, так  серьезно  поубавит  на  время  поссилтумский  урожай  цветов.
Конечно, он может  поубавить  нам  ВСЕ  урожаи,  так  как  улицы  остались
забитыми празднично одетыми людьми, не проявлявшими ни малейшей склонности
вернуться на поля или в мастерские,  когда  приходили  известия  о  каждой
новой задержке.
     - Неужели у граждан нет лучшего занятия, чем стоять на улице,  бросая
друг в друга цветы? - зарычал я, отворачиваясь от окна. - Должен  же  хоть
кто-то заботиться о королевстве во время всей этой ерунды?
     Как обычно, успокаивать меня взялся Дж.П.Гримбл.
     -  Ваше  Величество  просто  нервничает  из-за  предстоящего  приема.
Надеюсь, ваша мудрость не даст  вашему  беспокойству  излиться  на  головы
своих верных подданных?
     - Когда она пересекла границу, меня  уверяли,  что  она  будет  здесь
утром. Утром. Вы когда-нибудь прежде видели, чтобы солнце заходило утром?
     - Ее, несомненно, задержало состояние дорог,  -  предположил  генерал
Плохсекир. - Я уже  сообщал  Вашему  Величеству,  что  наши  дороги  давно
заждались ремонта. В своем нынешнем  состоянии  они  препятствуют  проезду
путешественников... и войск,  если  наша  прекрасная  страна  подвергнется
нападению.
     Гримбл ощерил зубы.
     - И Ваше Величество всегда соглашались со мной, что ремонт дорог  был
бы в данное время  чересчур  дорогостоящим,  если  генерал  не  согласится
значительно  сократить  размеры  своей  армии,  чтобы  мы  могли   пустить
сэкономленное на жаловании богатство для оплаты дорожных работ.
     Генерал побагровел.
     - Сократите размеры  армии,  Гримбл,  и  вы  скоро  потеряете  казну,
которую вы столь бдительно охраняете.
     - Довольно, господа, - я махнул рукой, веля им обоим утихнуть. -  Как
вы оба сказали, мы уже много раз обсуждали эту тему.
     Было решено, что король Поссилтума, чем сидеть и нервничать на глазах
всего населения, лучше уж пусть потеет наедине с советниками, пока невеста
не прибудет на самом деле. Королевский образ и все такое. К несчастью, это
означало, что я  с  утра  оказался  заточенным  в  небольшом  помещении  в
компании  Дж.П.Гримбла  и  Хью  Плохсекира.   Их   постоянной   грызни   и
препирательства хватило для  превращения  моего  и  так  уж  сомнительного
настроения в довольно-таки рекордно поганое.
     - Ну, пока мы ждем, наверное, вы оба можете коротко изложить мне свои
личные взгляды о моей будущей жене и ее королевстве.
     - Но, Ваше Величество, мы уже их излагали. Много раз.
     - Ну, сделаем еще раз.  Предполагается,  что  вы  мои  советники,  не
правда ли? Ну, вот и советуйте мне. Генерал Плохсекир, почему  бы  вам  не
начать?
     Плохсекир пожал плечами.
     - Со  времени  нашей  последней  беседы  положение,  в  сущности,  не
изменилось. Тупик - королевство маленькое, на самом-то деле крошечное -  в
целом там проживает меньше тысячи граждан. Они притязают  на  весь  горный
хребет Тупик,  от  которого  берет  название  их  королевство,  и  который
является  их  основной  военной  хитростью  и  защитой.  Их  претензии  не
оспариваются по большей части оттого, что горы  эти  коварные  и  соваться
туда мало причин  или  вовсе  никаких.  По  меньшей  мере  девяносто  пять
процентов их населения сосредоточено по одной долине  среди  гор.  Никакой
официальной военной организации у них  нет,  там,  скорее,  ополчение,  но
этого достаточно, так как в главную долину ведут не меньше пяти перевалов,
где даже ребенок с кучей камней может удержать целую армию... а  камней  у
них в избытке. Главное уязвимое  место  -  у  них  -  это  продовольствие.
Местность такова, что они не в состоянии  содержать  даже  свое  небольшое
население, а так как они все еще в контрах с королевством в  другом  конце
долины, которое первоначально владело ей целиком,  то  вынуждены  покупать
все свое продовольствие у нас... не задумываясь над тем, что цены, которые
они платят нам, даже щедрый человек назвал бы грабительскими.
     - Спрос и предложение, - молвил с зубастой улыбкой Гримбл.
     - Минуточку, генерал, - перебил я. - Если я правильно понял, то из-за
своих размеров Тупик не является для нас военной угрозой. Если он как-то и
влияет на нас в военном плане, так это охраняет наш фланг от  нападения  с
перевала. Верно?
     - Правильно.
     - А это он и так уже делает.
     - Тоже правильно.
     Увидев перед собой выход, я поспешил дальше.
     - Мы не можем на них напасть, но, судя по вашим  словам,  у  них  нет
ничего нужного нам. Так зачем же мы берем  на  себя  труд  заключать  этот
брачный союз?
     Генерал указующе посмотрел на Гримбла.
     - Потому, что хотя в Тупике мало народу и низкие урожаи, они сидят на
самых крупных  залежах  драгоценных  металлов  на  континенте,  -  доложил
министр финансов.
     - Драгоценных мет... а. Вы имеете в виду золото.
     -  Именно.  Заключив  такой  союз,  Поссилтум  станет  самым  богатым
королевством на все времена.
     -  Это  кажется  едва  ли  достаточным  основанием  для  женитьбы,  -
пробурчал я.
     - Нам хорошо известны мнения Вашего Величества по данному предмету, -
кивнул Гримбл. - Вы выражали их часто  и  пространно,  каждый  раз,  когда
поднимался вопрос о возможности такого брака. Я лишь рад, что  вы  наконец
дали согласие, когда граждане Поссилтума пригрозили поднять бунт, если  вы
не примете предложение о браке.
     - Что произошло только после того,  как  вы,  Гримбл,  распространили
слух,  что  такой  союз  приведет  к  значительному  снижению  налогов,  -
нахмурился Плохсекир.
     - Я говорил, что он МОЖЕТ привести  к  снижению  налогов,  -  невинно
поправил его министр. - Разве я виноват,  что  простой  народ  поспешил  с
выводами?
     Теперь, когда я получил более ясное представление о ситуации,  я  мог
бы найти в себе немного сочувствия затруднительному положению короля, если
бы он не подставил вместо себя меня.
     - Хватит о Тупике. Давайте теперь мнение о моей будущей супруге.
     Возник краткий миг неловкого молчания.
     - В Тупике монархии нет, - осторожно начал  Гримбл.  -  То  есть,  до
недавнего времени ее не было. Он был больше  племенным  государством,  где
правил сильнейший. Однако, когда умер последний король,  его  дочь  Цикута
каким-то образом сумела взять власть в свои руки и  удержаться  на  троне,
основав таким образом своего рода королевскую династию. Как именно она это
проделала - неясно.
     - Некоторые говорят, что перед смертью короля она  сумела  заручиться
лояльностью всех дееспособных бойцов королевства, обезопасив таким образом
свои притязания от оспаривания, - доложил Плохсекир.
     Я поднял руку, останавливая их.
     - Господа, вы сообщаете мне факты, а я просил  вас  высказывать  ваши
МНЕНИЯ.
     На этот раз возникло долгое неловкое молчание.
     - Так здорово, да? - поморщился я.
     - Ваше Величество должны  помнить,  -  запротестовал  Гримбл.  -  Нас
просят высказывать свои  откровенные  чувства  о  женщине,  которая  скоро
станет нашей королевой.
     - Не раньше, чем после брака, - пробурчал я. - В  данную  минуту  ваш
король - я. Уловили мой намек?
     Они уловили и с трудом сглотнули.
     - На ум приходят слова "хладнокровие" и "беспощадность", - проговорил
наконец генерал. - И  это  впечатление  человека,  сделавшего  карьеру  на
военной резне.
     - Я уверен, что слухи о том, что она убила отца для захвата власти  в
королевстве, сильно преувеличены, - слабо возразил Гримбл.
     - ...Но Вашему  Величеству  было  бы  очень  желательно  настоять  на
раздельных спальных покоях, и даже тогда  спать  чутко  и  при  оружии,  -
твердо заключил генерал.
     - С отдельными покоями не предвидится никаких затруднений,  -  злобно
сверкнул  глазами  Гримбл.   -   Говорят,   королева   Цикута   отличается
нравственностью уличной кошки.
     - Восхитительно, - вздохнул я.
     Министр оделил меня отеческой улыбкой.
     - О, нет ни малейшего сомнения, что все королевство, включая  и  меня
самого, восхищается готовностью Вашего Величества пожертвовать собой  ради
блага своего народа.
     Беда в том, что только я знал, кем готов был пожертвовать король.
     Я изучал сквозь опущенные  веки  улыбку  Гримбла,  отчаянно  роясь  в
памяти в  поисках,  чем  бы  расстроить  его  надменное  наслаждение  этой
ситуацией. И внезапно нашел.
     - Я собирался спросить, не знаете ли вы о  текущем  месте  нахождения
нашего придворного мага?
     Улыбка Гримбла исчезла, словно вода на горячей сковороде.
     - Он... уехал, Ваше Величество.
     - Что? Опять отправился на поиски нового злополучного приключения?
     - Нет, я имею в виду, он... уехал. Подал в отставку и ушел.
     - Кому он подал в отставку? - поднажал я. -  С  чьего  разрешения  он
покинул свой пост в этот, самый темный мой час?
     - Ээээ... моего, Ваше Величество.
     - Что-что, Гримбл? Я вас не совсем расслышал.
     - Моего. Я сказал ему, что он может уезжать.
     Гримбл  теперь  заметно  вспотел,   что   меня   вполне   устраивало.
Фактически, в голове у меня начала складываться одна идея.
     - Хммм... зная  вас,  господин  министр,  я  бы  заподозрил,  что  за
внезапным отбытием Великого Скива стоят деньги.
     - В некотором роде, - уклончиво ответил Гримбл. - Вы можете  сказать,
что так оно и было.
     - Ну, это не пойдет, - твердо сказал я. - Я хочу вернуть его... и  до
этого проклятого брака. И что еще важнее, раз вы одобрили его отбытие,  то
я считаю вас лично виновным и ответственным за его возвращение.
     - В... Ваше Величество. Я же не знаю,  где  начинать  поиски.  Да  он
теперь уже может быть где угодно.
     - Он не мог далеко уйти, - небрежно уведомил его  без  всяких  просьб
Плохсекир. - Его дракон и единорог все еще стоят в королевской конюшне.
     - Вот как? - моргнул министр.
     - Да, - улыбнулся генерал. - О чем вы могли бы знать,  если  бы  ваша
нога когда-нибудь ступала за пределы своей бухгалтерии.
     - Вот  видите,  Гримбл,  -  подхватил  я.  -  Для  человека  с  вашей
изобретательностью поставленная мной задача должна быть  легкой.  Итак,  с
вами все. Чем дольше вы задерживаетесь  здесь,  тем  дольше  вам  придется
искать нашего своенравного мага.
     Министр начал было что-то говорить, затем пожал плечами и двинулся  к
двери.
     - Да, Гримбл, - окликнул я его. - Вам нужно кое  о  чем  помнить.  До
меня дошел слух, что в последнее время Великий Скив  иногда,  шутки  ради,
представал  в  моем  обличье.  По  всей   вероятности,   этот   бездельник
разгуливает  где-то  с  королевскими  чертами  лица.  Одно  это  -  ценное
сведение, должно помочь вам обнаружить его.
     - Благодарю вас, Ваша Светлость, - мрачно отозвался министр, вспомнив
теперь о способности своей предполагаемой дичи менять облик.
     Я не был уверен, но мне подумалось, что  когда  его  соперник  вышел,
волоча ногами, генерал Плохсекир подавляет смех где-то  в  глубинах  своей
бороды.
     - А как насчет вас, генерал?  Как  по  вашему,  ваши  солдаты  смогут
помочь в распространении  известия  о  моем  королевском  вызове  Великого
Скива?
     - В этом нет необходимости, Ваше Величество.
     С внезапной серьезностью, он подошел ко мне и  положил  мне  руку  на
плечо, посмотрев прямо в глаза.
     - Достопочтенный маг, - сказал он. - Вас хочет видеть король.



                                    7

                            "Горячей женщине нет никакого противодействия,
                             кроме горячительного напитка".
                                                                  Р.Батлер

     - Вы уже довольно давно знаете, что  я  -  болен.  Но  вот  чего  вы,
кажется, не понимаете, так это того, что отсюда вытекает.
     Мы теперь сидели за вином, ведя куда более непринужденную беседу, чем
в то время, когда я выдавал себя за Родрика.
     - Бойцы узнают людей как по внешним чертам,  так  и  по  движениям  и
манерам. Это профессиональная привычка. Так вот у  вас  была  внешность  и
голос короля, но осанка и жесты - Великого Скива, а не Родрика Пятого.
     - Но если вы знали, что я самозванец, то почему ничего не сказали?
     Генерал вытянулся, словно палку проглотил.
     - Король не посвятил меня в это дело, равно как и вы. Я  считал,  что
вмешиваться в ваши дела без приглашения было бы бестактностью.
     - Разве вы не боялись, что я могу  участвовать  в  заговоре  с  целью
убийства короля и занять его место?
     -  Господин  маг,  хоть  мы  и  встретились  сперва  как   соперники,
длительное знакомство с вами заставили порядком возрасти  мое  уважение  к
вам. И в ходе убеждения Большого Джули выйти со своей армией из  Синдиката
и поселиться в Поссилтуме  как  честные  граждане,  и  сражаясь  на  нашей
стороне в Большой Игре, когда вы рискнули жизнью  и  конечностями,  спасая
своего товарища по опасности, вы проявили смекалку, доблесть и честь. Хотя
могу я иногда отзываться о вас менее чем пылко, самое низкое мое мнение  о
вас не включает возможности вашего участия в убийстве своего работодателя.
     - Спасибо, генерал.
     - ...и, кроме того, только  полный  идиот  захотел  бы  занять  место
Родрика столь незадолго до его брака с королевой Цикутой.
     Я вздрогнул.
     - Вот вам и растущее уважение.
     - Я сказал: "Смекалку, доблесть и  честь",  об  уме  я  не  упоминал.
Хорошо, тогда либо полный идиот, либо кто-то,  выполняющий  приказ  своего
короля.
     - А как насчет малости и того и другого? - вздохнул я.
     - Так я примерно и подозревал, - кивнул Плохсекир. - И теперь,  когда
мы говорим напрямик, можно мне спросить о местонахождении короля?
     - Хороший вопрос.
     В нескольких невеселых фразах я ввел его в курс дела по части  своего
задания и исчезновения Родрика.
     - Как я и боялся, что случится  нечто  подобное,  -  сказал  генерал,
когда я закончил. - Король отчаянно искал, как  бы  отвертеться  от  этого
брака, и,  похоже,  нашел  способ.  Ну,  незачем  говорить,  если  я  могу
чем-нибудь помочь, то только попросите, и я все сделаю.
     - Спасибо, генерал. Фактически, я как раз...
     - ...Покуда это  не  противоречит  благу  королевства,  -  поправился
Плохсекир. - Вроде оказания вам помощи в попытке бегства. Поссилтуму нужен
король, и на данное время король - вы.
     - О. Ну... как насчет использования ваших солдат для помощи в розыске
короля?
     Плохсекир покачал головой.
     - Нельзя. Это задача Маши. Если я пошлю ей в помощь своих солдат, она
подумает, что я не верю в нее.
     - Восхитительно. У меня нашелся союзник,  если  я  смогу  обойти  его
лояльность и любовные увлечения.
     Генерал, должно быть, заметил выражение моего лица.
     - Все прочее я готов выполнить.
     - Например?
     - Ну... Например, научить вас защищаться от своей будущей жены.
     Это действительно звучало обнадеживающе.
     - Вы думаете, у нас хватит времени?
     При этих словах раздался тяжелый стук в дверь.
     - Ваше Величество, карета королевы Цикуты приближается ко дворцу.
     - Нет, - ответил с обескураживающей честностью генерал..
     Мы едва успели занять свои положенные места  до  появления  процессии
королевы. Трон Поссилтума временно перенесли на  место  непосредственно  в
дверях дворца, и только дунув с неприличной поспешностью по коридорам,  мы
с Плохсекиром сумели добраться до  своих  мест  прежде,  чем  распахнулись
порталы.
     - Напомните мне как-нибудь потолковать с вами о действенности системы
раннего предупреждения вашей армии, - язвительно  попросил  я  Плохсекира,
опускаясь на трон.
     - По-моему, именно придворный  маг  жаловался  на  чрезмерную  широту
военного  шпионажа,  -  огрызнулся  Плохсекир.  -  Наверное,  теперь  Ваше
Величество  сочтет  нужным  убедить  его  в  необходимости   своевременной
информации.
     Прежде, чем я сумел придумать достаточно вежливый ответ,  у  подножья
лестницы остановилась свита королевы.
     Королевство Тупик явно не пожалело расходов на карету королевы.  Если
она и не была на самом деле сработана целиком из золота, то  на  оправу  и
украшения  ушло  достаточно  этого  металла,  чтобы  разница  была   чисто
академической. Я получил  тайное  удовольствие  от  того,  что  Гримбл  не
присутствовал при этой сцене и не мог порадоваться.  Задернутые  занавески
позволили нам видеть богатую вышивку на  них,  но  не  того  или  то,  что
находилось внутри кареты.
     Завершала картину упряжка однома