Версия для печати

   Джордж  Локхард
   ДИКТАТОРЫ


   Трилогия

   часть   I






                              Трилогия "Диктаторы"
                                    Часть I

 				Восход  Черного  Солнца

                          ----------------------------


                                    ГЛАВА  1


    "Я плохо помню родителей. Это было слишком давно. Слишком
многое мне довелось с тех пор пережить. Мать я почти совсем забыл,
лишь её имя - Антара - иногда вызывает смутное ощущение тепла и
ласки...
    Отца я помню лучше. Помню тот страшный день, когда он поднял
меня на руки, и сказал:
    -Винг, сегодня мы с твоей матерью погибнем. Это нельзя отвратить,
так что не плачь. Мы проиграли битву, но не войну. Я хочу, чтобы ты
выжил, Винг.
Помню, что заплакал, и обнял отца. Он ласково погладил меня крылом,
и произнёс:
    -Не плачь, сын. Ты, и только ты - вот почему я не верю, что всё
погибло. Ты самый необыкновенный дракон, который рождался на свет
в этом мире, Винг. И я, и мать чувствуем это всей душой. Знай, Винг - ты
последняя надежда нашего дела, ибо больше некому его продолжать. И
поэтому ты ДОЛЖЕН выжить, сын.
Я плакал, и просил его не уходить. Он нежно, но твёрдо отодвинул
меня, и сказал:
    -Сегодня - Последняя Битва, Винг. Армии Владыки уничтоженны,
соотношение сил 20 к 1 против нас. Поэтому я ЗНАЮ, что мы с матерью
погибнем. Погибнем, защищая свою честь. Это достойная смерть, и не
надо жалеть о нас. Но ты - ты не должен умереть. И поэтому я сделаю
последнее, что ещё могу. Я спрячу тебя в подземельях Крепости. Помни,
сын - тебя НАЙДУТ. Я только надеюсь, что уничтожив последние остатки
наших воинов, и захватив Крепость, враги пощадят беззащитного
ребёнка... - он сжал кулаки, и с болью закрыл глаза. Потом отнёс меня в
пещеру под Крепостью, долго смотрел, и произнёс:
    -Если ты выживешь, тебя ждут страшные испытания, Винг. Но я
ЗНАЮ, что ты перенесёшь их. Ты - это вся надежда, которая нам
осталась. Не дай погаснуть надежде, сынок!
    Больше я никогда не видел родителей. Вернее, видел... Но это
воспоминание причиняет мне такую боль, что я просто не могу говорить
об этом.
    Когда пришли убийцы, я спрятался в тёмном уголке пещеры, но они
видели в темноте почти как я. Мне проткнули крыло копьём, и
вытащили, словно рыбу на крючке. Я совершенно не помню
дальнейшего.
    Следующее воспоминание - клетка. Это я помню отлично. Она
сделала меня зверем, она дала мне ту ненависть, которая отравила мне
душу на всю жизнь. Сейчас, годы спустя, я почти исцелился. Но тогда...
О боги, за что вы послали мне такую судьбу?!
    Меня часто били просто так. От ненависти. Цепи страшно натёрли
чешую на ногах и руках, а крылья мне сломали - чтобы не улетел.
Кормили меня падалью, но драконы могут есть практически всё, и я не
умер. Вообще, я удивляюсь, как я не умер в первый год. Мне хотелось
смерти. И только слова отца удерживали меня среди живых. Иногда я
проклинал его за это!!!
    Но чаще всего я проклинал богов. Это они схлестнули в
бессмысленной войне жителей Уорра. Это они использовали нас всех,
как жалкие пешки в своей жестокой игре. Это из-за них погибли моя
мать и отец... О, как я ненавидел. И ненавижу! Мой мир стал
ненавистью, ненависть стала моим отцом и матерью.
    Часто только осознание возможной мести мешало мне покончить с
собой. Тогда, пять лет назад, я был совсем маленьким. Мне было лишь
десять. Но уже тогда я понимал, что мстить надо не победителям. Они -
тоже всего лишь пешки, и когда надобность в них пропадёт, боги просто
перевернут доску. Но иногда, когда меня травили собаками, или
вытаскивали за цепь из подвала - показать заезжему герою -, я терял
рассудительность и разум, и рычал от ненависти, как зверь. Они
смеялись, и тыкали в меня палками...
    На всю жизнь я запомнил своего первого грифона. Это было на
второй год плена, когда король Родрик праздновал годовщину победы
над Тьмой. Меня, и рабов-орков, вытащили из подвалов Кастл-Рока, где
я жил, а они трудились в рудниках. Цепи мешали мне ходить, но я
молчал, как и весь предыдущий год. Слуги пробили в перепонке дыры,
и продели толстый канат, безжалостно скрутив мои крылья за спиной. Я
едва не потерял сознание от боли, но промолчал и теперь.
    На поверхности я едва не ослеп, а несчастные орки с воплями
повалились на землю. Их подняли ударами бичей, и заодно прошлись по
мне, в кровь изодрав перепонку. Я зашипел от боли, и тогда меня
отхлестали сильнее. Затем нас сковали одной цепью, и повели к
Винтовой Лестнице, которая вела на вершину скалы. Там стоял белый
дворец Родрика, и толпы людей с криками радости приветствовали
рыцарей в белых доспехах, которые гордо гарцевали на великолепных
скакунах. Во главе колонны шёл огромный грифон, а на спине его сидел
высокий эльф, с длинным копьём. На копье торчала голова моего отца...
    От боли и несправедливости я невольно заплакал. Мой отец...
Гордый, умный, полный достоинства и доброты... Как смеют они так
издеваться?! Я зарычал, и захлебнулся кровью от удара по лицу. От
ненависти в глазах потемнело, но я уже научился держать себя в руках.
"О, боги, дайте мне прожить достаточно!!!" - первый и последний раз в
жизни обратился я к небесам. Но они были глухи. И тогда потемнело у
меня в душе, и я принёс страшную клятву, что месть станет целью моей
жизни. В тот момент я впервые ощутил Силу, но тогда я не знал, что это
такое.
    В огромном дворе замка уже были накрыты столы, и люди вместе с
эльфами пировали, провозглашая тосты за короля, и его сына. Родрик
сидел во главе стола, рядом с тем самым эльфом, и магом в синей
мантии. Нас резко осадили у ворот, и бросили на колени. Я опустился на
землю. Гордость - она не поможет мне сдержать клятву...
О, я хорошо помню все разговоры в тот день. Я вообще многое помню.
    -Ты всё так же великолепен, Минас - говорил эльфу король. - За эти
годы ты только стал прекрасней.
    -Не надо преувеличивать мои заслуги, о Родрик. Я просто служу
богам по мере сил.
    -Которых у тебя больше, чем у десятка рыцарей. - с улыбкой заметил
король, поднимая бокал. Все выпили, и провозгласили здравницу за
"героя". Я стиснул зубы, запоминая эту картину. Эльф поклонился
Родрику, и спросил:
    -Правда ли, что ты держишь в рудниках живого дракона? До меня
доходили слухи об этом, но я не мог поверить.
Родрик рассмеялся.
    -Это только змеёныш, о принц. До дракона ему ещё расти, и расти.
Сейчас ты увидишь его. - он хлопнул в ладоши, и нас завели во двор.
    Я шёл последним в цепи, и поэтому все вначале насмотрелись на
окровавленных орков, и только потом заметили меня. Разговоры
смолкли, и со всех сторон на нас обрушились взгляды ненависти.
Особенно на меня. Казалось, ещё немного - и цепи не выдержат, и
расплавятся под жаром тех взглядов, которыми на нас смотрели люди.
Орки с воплями попадали на колени, а я гордо вскинул голову. Иногда
гордость всё же брала вверх над разумом и у меня.
    -Мерзость, не так ли? - заметил король.
    -Зачем тебе эти создания Тьмы? - с изумлением спросил эльф, чей
взгляд остановился на мне. Я посмотрел прямо в глаза убийце моего
отца, пытаясь навсегда запечатлеть его лицо в памяти.
    -Орки - это дешёвые рабы, и они должны радоваться, что могут хоть
каплю искупить свои грехи, трудясь на благо Добру и Свету! - громко
сказал король, и все приветствовали его слова. Родрик кивнул, и
продолжил:
    -А дракон, создание Тьмы, навсегда изгнанной с Уорра, должен
напоминать всем нам, что она может и вернуться! И мы должны быть
готовы к этому. На змеёныше будут тренироваться грифоны нашей
армии!
    Люди подхватили слова короля, и с криками радости вскочили на
ноги. Родрик довольно огляделся, и продолжил:
    -Сейчас мы посмотрим на то, что до сих пор видели лишь
эльфы-райдеры, которые дрались с драконами в Последней Войне, под
предводительством Минаса Аннутирита, Победителя Тьмы, Убийцы
Драконов, принца эльфов!
И, обернувшись к эльфу, Родрик сказал:
    -Друг мой, пошли за Крафтом.
    -Как прикажет мой король. - почтительно ответил Минас, и
прошептал что-то слуге на ухо. Тот убежал, а солдаты тем временем
сбили замок с цепи, и оттащили от меня орков. Я пошатнулся от потери
крови, но удержался на ногах. Сейчас я умру. Ну и хорошо. Боги, вы
достойно посмеялись надо мной.
    Я отлично помню, о чём думал в те минуты, когда огромный, и
прекрасный зверь опустился на двор перед троном. Грифон был
великолепен, в два раза больше меня, и его крылья, покрытые перьями,
переливались бело-золотым блеском. Орлиная голова, с умными карими
глазами, повернулась к Родрику, и грифон поклонился.
    -Что прикажет мой король? - спросил он звонким, звучным голосом.
    Люди с восхищением рассматривали грифона, а я с горечью думал,
что никогда, ни один грифон не сможет даже близко сравниться с
драконом. Орки рассказывали, что мой отец разорвал десяток этих
птицезверей, пока не упал от потери крови, и тогда его добили с
воздуха. Но я был осаблен голодовкой, побоями. Я был всего-лишь
ребёнком. Как мог я надеятся на победу?
    -Крафт, ты видишь это отродье тьмы там, за твоей спиной?
Грифон даже не обернул головы.
    -Да, милорд. Я видел дракона.
    -Покажи нам своё исскуство, но не убивай тварь. Она послужит
отличным тренажёром для молодых.
Грифон улыбнулся.
    -С удовольствием, милорд.
    И повернулся ко мне. Он напоминал льва, этот грифон. Как и я. Но я
был в броне, и с чешуйчатыми красными крыльями. Он был покрыт
шерстью, а его бело-золотые крылья сверкали перьями, напоминавшими
о его родстве с орлами.
    -Сможет ли эта ящерица хоть поднять хвост? - презрительно спросил
грифон, и все расхохотались. От ненависти я едва не потерял контроль.
И тогда, впервые за почти два года плена, я заговорил.
    -Смеятся над врагом, отказывая ему в возможности доказать свою
доблесть на деле, означает только отсутствие уверенности в своих
силах, Крафт. Имей мужество вести себя достойно.
Все замерли от неожиданности, а грифон нахмурился.
    -Не тебе учить меня достоинству, тварь! - грозно заметил он, и
двинулся на меня. Я мечтал только об одном: успеть ранить этого
ненавистного врага, увидеть его кровь раньше, чем он убъёт меня.
    Я не смог этого сделать. Грифон просто отшвырнул меня одним
ударом, как котёнка, и наступил на грудь, безжалостно придавив крылья
к земле.
    -Отродье тьмы! - прошипел он. -Молись своим мерзким божкам, что
король не желает видеть твою смерть сейчас!
    -Убей меня, Крафт. Прошу тебя. - спокоино попросил я. -Мне ни к
чему жизнь.
Он замер в изумлении.
    -Что ты сказал?
    -Я прошу тебя, грифон, убей меня. Я потерял всё. Мне остались
только унижения, и насмешки. Даже ты должен сжалиться - ведь
драконы, как и вы, достойны большего, нежели участь шута у людей.
Жизнь мне не нужна, а отомстить мне не дадут. - совершенно спокойно
произнёс я, и Крафт в изумлении оглянулся на эльфа.
    -Минас! Он просит убить его!
Люди переглянулись в удивлении, и послышался чей-то голос:
    -Ну так убей мерзкую тварь!
    -Нет! - громыхнул король. - Змеёныш - это трофей войны. Он мне
нужен. Оставь его, Крафт.
Грифон долго, и внимательно смотрел на меня.
    -Как тебя зовут, дракон? - спросил он наконец.
    -Ты убил моего отца в спину, Крафт. Помнишь? Красный дракон, чья
голова сейчас одета на копье у твоего хозяина. Он назвал меня Винг.
Крафт вздрогнул.
    -Так ты отродье Ализона и Антары... - протянул грифон, и отпустил
меня. Встать я не смог - у меня были сломаны несколько рёбер. Грифон
задумчиво отошёл к эльфу, и что-то сказал тому. Минас широко открыл
глаза, и и повернулся к королю, но тут моё тело не выдержало, и я
потерял сознание.
    Это было первое и последнее моё поражение. С того дня я поставил
себе цель - стать воином. И я достиг этой цели. Раз в неделю меня
вытаскивали из пещеры, и тащили в казармы. Там молодые грифоны
возбуждённо рассматривали меня, споря о том, кто из них первым
нападёт. Меня привязывали цепью к столбу, и одевали на шею удавку.
Когда я в ярости швырял окровавленного врага на землю, люди
оттаскивали меня в сторону, не давая убить. Словно хищного зверя.
    Так прошло ещё два года. Я подрос, и стал значительно сильнее.
Постоянные драки так закалили меня, что я стал состоять спошь из
мускулов и сухожилий. Моё боевое исскуство достигло предела для
самоучки, и теперь я мог одним движением кисти переломить грифону
хребет. Я никогда так не делал, предвидя, что последствия будут
тяжелы, но я просто НЕ МОГ заставить себя проигрывать. И поэтому
меня очень боялись.
    Долго не понимал, почему Родрик до сих пор не расправился со мной,
пока однажды орк не рассказал, что грифоны, прошедшие меня,
славятся на весь Уорр как лучшие бойцы в армии. От ярости я едва не
разбил себе голову о стену - я помогал врагу! На следующей тренировке
я хладнокровно убил одного за другим пять грифонов, и тренировок
больше не было.
    Моя жизнь столь мне опротивела, что я с радостью встретил весть о
том, что король решил убить меня. В ту ночь я долго смотрел на звёзды
из трещины в потолке моей темницы, и думал об отце.
    "Я держался, сколько мог, отец" - сказал я ему. "Но надежды более
нет. Её огонь погас навсегда".
Помню, сколь спокойно я спал в ту ночь.



                             ГЛАВА  2



    С тех пор прошёл год, но я как сейчас вижу сон, увиденный мной в
последнюю ночь перед смертью. Я стоял на поле боя, весь в крови
врагов. Рядом стоял отец.
    -Почему ты сдался, Винг? - сурово спросил он.
    -Я не могу больше, отец! - вскричал я. -Кто мог расчитывать на
подобные испытания?! Это выше сил дракона, отец!
Отец помолчал.
    -Сын мой, я говорил тебе, что тебя ждёт великая судьба. И я
повторяю это сейчас. Ты прав, и нет дракона, который выдержал бы
подобное. Это выше наших сил. Но не выше ТВОЕЙ силы, Винг. Ибо ты
наделён великой Силой. Мать знала это, когда оставила тебя в
подвалах. И я знал. Мы смеялись, идя на смерть, ибо верили в тебя!
    -Какая сила, отец?! Что ты имеешь в виду?
Он грустно улыбнулся, и пропал. На его месте возник усмехающийся
Крафт.
    -Выродок Тьмы, я убил твоего отца в спину, как пса! И теперь ты
никогда не узнаешь тайну своего рождения.
    От ярости я зарычал как лев, и протянул руки к горлу грифона. Но я
не смог достать его! Я бился в невидимой паутине, а Крафт хохотал,
глядя на моё бессилие. Ярость сожгла мой разум, я упал на колени, и
впился когтями в землю. Тысячи Крафтов хохотали, их издевательский
смех сотрясал мир. И тогда в голове само собой вспыхнуло Слово. Я
ахнул, ощутив его гармонию, его совершенство. Слово вобрало в себя
всю мою ненависть, всю мою ярость и боль.
    И я встал, и посмотрел в глаза врагу.
    И СКАЗАЛ.
    То, что последовало, описать нельзя. Чудовищная мощь
выплеснулась из меня, как цунами. Поток энергии разметал грифона на
столь маленькие частицы, что он просто перестал существовать. Я в
изумлении осмотрел себя. Мои раны зажили, крылья вновь сверкали. Я
чувствовал невероятную Силу в себе. И я понял, что имел в виду отец.
    Я был магом. Я был первым в мире драконом, способным повелевать
Силой, давшей начало нашему миру. От радости я засмеялся, и...
проснулся.

Удар был жесток. Я бросился на камни подвала, и мой вопль сотряс
своды темницы.
    -За что??!!!
От бессильной ярости я заплакал, и упал на пол, потеряв сознание.
    Пришёл в себя я только через час. с трудом поднял израненное тело,
и сел, прислонившись к стене. Над головой змеилась трещина, и в ней
горели недосягаемые звёзды, чей свет был столь холоден, и
безразличен.
    -О небо, за что ты так поступаешь со мной?! - спросил я у звёзд.
-Неужели ты получаешь наслаждение, дав несчастному надежду, и
отбрав её столь жестоко?! Как может кто-то обожествлять тебя, небо?
Как??!!
    Я плакал, и бил кулаком в скалу. Потом, обессиленый, закрыл глаза.
И передо мной огнём вспыхнуло то Слово. Я подскочил, и открыл глаза.
Боги, я ПОМНИЛ его!
    Несколько минут пытался взять себя в руки. О, как я страшился
возможной неудачи! Я твёрдо решил, что если Слово не сработает, то я
покончу с собой, разбив голову об камни.
    И, наконец, СКАЗАЛ.
    Энергия ни шла ни в какое сравнение с той, что я видел во сне. Она
была лишь жалким подобием той волны, разметавшей врагов. Но она
БЫЛА!!! Наяву!!! Я ощутил прилив сил, раны мои сами собой
исцелились. Я встал на ноги, и огляделся. Всю темницу наполнило алое
сияние - это светился я сам. Оглядев себя, я увидел, что вновь стал
похож на дракона, а не на скелет в чешуе. Впервые за четыре года я
ощутил силу в крыльях, и понял, что Магия восстановила перерезанные
мышцы, которые мне раз в месяц подрезали люди. Я расправил крылья,
и мощно взмахнул ими. Ветер приподнял меня над камнями, и я
рассмеялся от счастья.
    -О боги, я вновь живу! - прошептал я. И обратил взор на дверь.
Теперь я сказал Слово куда твёрже, и толстая каменная дверь
взорвалась обломками, и перестала существовать, а я с изумлением
обнаружил, что силы мои  только прибавились. Все маги Уорра,
произнося заклинания, тратили Силу, и чем сильней было заклятие, тем
больше. Но я - я Силу ПОЛУЧАЛ!!!
    Так мог лишь один маг в истории - Синий Маг Вечного Мира. Но он
погиб более миллиона лет назад, пытаясь совершить некое величайшее
колдовство, с помощью бога-дракона. Легенды гласят, что в Колдовство
вкралась ошибка, и Магия взорвала Вечный Мир, и с тех пор наполнила
Вселенную. Но я - я имел Силу, родственную самому Магу!
    Более того. Как я знаю теперь, я не пользовался внешней Силой. Я
её генерировал сам, и поэтому не зависел ни от чего...
    Но тогда, в подземелье, я понял только одно. Годы ада и мучений
кончились. Впереди меня ждала полноценная жизнь, и я отлично знал,
ЧЕМУ её посвящу. Я вышел в широкий коридор рудников, и орки пали на
колени при виде меня.
    -Встаньте, несчастные друзья мои. - произнёс я тихо на их языке, и
они встали. -Боги бросили нас. Они раз и навсегда поставили на нас
крест. Но сегодня случилось чудо. Я осознал себя, и получил наконец
представление о том, кто я есть на самом деле. И я говорю вам, верные
мои друзья - теперь мы сами расквитаемся с богами за вероломство.
Бегите на север, в горы. Расскажите о том, что алый дракон Винг, сын
Вождя Ализона - более не жалкая игрушка врагов.
    Рабы с недоверием смотрели на меня, но я уже тогда понимал, что
способен повелевать. И орки поклонились молодому дракону, а ведь я
был на много лет младше любого из них. И мы вместе вышли из
рудника, раскрасив за собой стены в цвет моих крыльев - кровью
охранников. Я проследил, как последний орк скрылся во тьме,
направляясь на север.
    И взлетел, направившись на юг.
                                   ***
    Полёт... я почти забыл тогда, что это значит для дракона. Четыре
года в подземелье, в цепях, с подрезанными и искалеченными
крыльями, убили во мне память о наслаждении свободой неба. Новая
Сила переполняла меня, я летел с огромной скоростью, часто
выделывая различные трюки, и кричал, кричал...
    Помню, что восторг от свободы едва не свёл меня с ума, но я вновь
выдержал. Это мне крепко выжгли в душе - выдержку и терпение. Я
приземлился возле небольшой рощи, и задумался.
    Теперь я понимаю, что уже тогда был весьма незаурядным драконом.
Но до сих пор сам поражаюсь своему хладнокровию в те дни. Любой на
моём месте бросился бы мстить, и погиб бы. Но я - я спокойно принялся
разрабатывать план. Я прекрасно помню всё, о чём размышлял тогда...
    В первую очередь мне было необходимо убежище. Такое, где я смог
бы охотиться, а на меня не могли. Затем, мне было необходимо знание.
Сила сама по себе - это просто поток расплавленного металла. Знание
мага - это форма, способная придать жидкому потоку нужную структуру.
Но тот, кто пользуется Силой, не зная Магии, может очень сильно
обжечся...
    Знания - это не слишком сложно. Я умел читать и писать на почти
любом языке Уорра, за исключением эльфийского. Достаточно было
найти проезжего мага, и взять с тела книгу заклинаний. Потом, с их
помощью, я собирался проникнуть в Библиотеку Ронненберга, и взять
там Главную Книгу Мудрости Древних.
    Вот убежище... Драконы жили только на далёкой земле Локх, посреди
необъятных просторов океана Ардар. Там были наши города, наши поля
и горы. Океан был столь велик, что ни один дракон не мог преодолеть
его. Там бушевали жестокие штормы, и корабли людей давным-давно
перестали пытаться преодолеть водную пустыню, направляясь в наш
дом. Они даже не знали про него...
    Мой отец, ареал-вождь Ализон, сумел найти цепочку коралловых
рифов, и преодолел морские просторы, отдыхая на них. Потом он
вернулся, и рассказал про виденное. Про Владыку, про вечные войны,
бушевавшие на остальной части нашего мира. Я хорошо понимаю
теперь, каким невероятным шоком оказалось для Ализона осознание
этой кошмарной истины. Он просто не мог оставить тысячи и миллионы
разумных существ в когтях смерти! Ни один дракон не смог бы, УВИДЬ
ОН то, что увидели мы...
    Совет нашего ареала, Ареопаг, отказался слушать Ализона, и
запретил тому отправиться на помощь. Они не ВИДЕЛИ Уорр, они НЕ
МОГЛИ понять, что это такое - война! Никогда драконы не знали войн. О
небо, пусть они и не узнают о них никогда... Ради мира на Уорре
погибли мои отец и мать. И на всю жизнь огнём прожгли меня слова
ареал-вождя Ализона, сказанные им перед смертью. Смертью, которую
выбрал он сам, ибо мог улететь в любую минуту!
Мой отец сказал:
    "Ты - последняя надежда нашего дела, сын. Ибо больше некому его
продолжать. Не дай погаснуть надежде..."
    Слова эти пылали в моей душе, когда я сражался за свою жизнь.
Слова эти пылали в моей душе, когда я убивал. Слова эти пылают в
моей душе и сейчас, годы спустя, когда мудрость погасила кровавое
пламя  ненависти своим спокойным дыханием...
  ...Мой отец, и около сотни молодых драконов, согласных с ним,
покинули Локх. В то время я не знал, что Ализон не сообщил Совету о
секретном путе через океан. Я думал, что мои родичи бросили его, и
отказались помочь в трудную минуту. О небо, как же я ошибался... Но
тогда, весь полный боли и горя, я решил не лететь домой. Я решил
продолжить дело Ализона, даже в одиночку.
    Сейчас я понимаю, как был прав мой отец, скрыв путь в Арнор.
Нельзя было принести войну на мирные горы нашего народа. А она
непременно пришла бы, завывая хриплым голосом убийцы, и
размахивая окровавленными крыльями...
    Не знал я только, почему Ализон и его последователи решили
принять участие в войне именно на стороне Владыки. Отец никогда об
этом не говорил. Но сейчас я думаю, что он ощущал ту же потребность
разорвать вечный круг смерти, который жутким ошейником удерживал
на цепи войны все рассы Уорра, что и я. О, как я ТЕПЕРЬ его понимаю...
Теперь, когда я сам стал последним, кто ещё мог разорвать цепь
ненависти и горя, и покончить с вечной тиранией войны!..

    ...Ещё я хорошо помню первые дни на свободе. Помню, как встретил
на дороге трех воинов, которые погнались за мной, стреляя из луков, и
крича. Впервые за долгие годы я поел свежего мяса, и от ненависти
издал вопль, улетевший к холодному небу. Кто виноват, что я стал
убийцей?! Кто сделал из меня куклу, способную лишь плясать на
ниточках богов?! И я повторил страшную Клятву, данную два года назад
самому себе.
    За следующую неделю я сумел отыскать себе дом. Это была горная
пещера, в совершенно прекрасном месте, далеко за границами Арнора.
Родрик наверняка искал меня, и посылал грифонов. О боги, в те дни я
мечтал, чтобы они меня нашли! Иногда даже мрачно думал, что надо
показаться врагам самому...
    В пещеру я натаскал листьев, смастерил стол, кровать. В лесах у
подножия гор жило множество дичи, но я охотился только по ночам, и
никогда не убивал больше, чем нужно было для еды. Я навсегда
запомнил, что чувствует зверь, и часто плакал, убивая жертву. Каждый
олень, нашедший смерть в моих когтях, вырывал мне из сердца кусочек
милосердия, и скоро его там не осталось вовсе.
    Я хорошо помню первые месяцы в пещере. Тогда я часто пробовал
Силы, но никогда не давал им волю. Ибо у меня была Цель, и я не мог
ею рисковать. В четырнадцать лет я был мрачным, сильным драконом,
кроваво-красного оттенка, и глядя в воды озера понимал, что отец
гордился бы мной. Всей душой я ощущал свою Силу, и знал, что стану
величайшим драконом Уорра. Иногда я плакал, лёжа в пещере, и
вспоминал отца, мать, друзей... Но чаще я тренировался, и Сила моя
росла, а тело все более одевалось в броню, подобную той, в которую я
загнал свою душу. Через год я был взрослым, очень сильным и опытным
убийцей. И в ярости крушил скалы, ибо не об этом мечтал в объятиях
матери, ибо не так представлял себе свою жизнь...
    Скоро люди заметили меня, и с тех пор не было месяца, чтобы
какой-нибудь герой не являлся убить чудовище. Я никогда не оставлял
их в живых. Однажды пришли двое, один из которых был магом. Я с
радостью заметил книгу заклинаний, и на этот раз убил их быстро, не
играя.
    Книга дала мне многое. Я впервые ощутил, что Сила людей и эльфов
- лишь жалкая тень Могущества, которым обладал я. Даже Владыка не
смог бы с первого раза, без обучения, превратить камень в золото. Я
сделал это одной лишь мыслью, и понял, что не нуждаюсь в
заклинаниях. У мага было ещё много интересных вещей, но взял я
только стопку пергамента, и стило, решив записывать историю своей
жизни, дабы черпать оттуда ненависть. Вот и сейчас я пишу эти строки,
сидя в пещере, под сиянием магического золотого шара. Знания из
книги дали мне некоторое облегчение жизни - теперь я спал на мягких
подушках, в пещере горел магический свет, а главное - более мне не
нужно было убивать для того, чтобы жить!
    Это величайшее знание тоже пришло во сне. На сей раз мне явился
дух матери, и я с горем смотрел на её призрачные крылья, вспоминая их
пламенеющий огонь, столь нежно меня ласкавший годы назад...
    -Винг, ты сошёл с правильного пути. - тихо сказала мне мать. Я
потянулся к ней, но она удалялась в туман, и я плакал.
    -Сила - это источник жизни для всех, сынок. Не достойно дракона
отнимать жизни невинных созданий, даже ради собственной.
    -Но мама! Я умру! Неужели ты хочешь оставить все несчастья, всю
боль и кровь нашего рода без отмщения?! - в отчаянии крикнул я. Но
голос матери исцелил меня, и я словно погрузился в бальзам для своей
истерзанной души.
    -Помни, Винг: Сила - это источник Жизни. И она может дать её тебе.
Ты дракон, ты Вождь драконов, ты величайший маг в нашей Вселенной.
Не смей сдаватся! - голос неожиданно перешёл к отцу, и я вздрогнул.
    -Ализон, скажи, как?!
    -Думай, сын. Это в ТВОЕЙ власти, не в моей. Но Сила - это Жизнь, и
недостойно питать её кровью невинных жертв.
    Поток нежности подхватил меня, и я проснулся, с лаской вспоминая
свой сон. И тогда, в предрассветные часы, я ощутил мудрость, и понял,
что мне предначертано даже большее, нежели месть и победа. Я встал,
и в душе сами собой возникли нужные Слова...
    С тех пор я более не охотился. Сила служила мне энергией, Сила
питала меня, заменяла воду и пищу. Я понимал, что теперь завишу от
внешних источников Магии, но никто не смог бы заставить меня
убивать, когда была возможность обойтись без этого. Никто!"





                            ГЛАВА  3





    Я со вздохом поставил точку на последнем свитке пергамента, и
произнёс Слово. Свиток поднялся в воздух, и засверкал всеми цветами
радуги, превращаясь в бриллиант. Камень я положил к остальным. Не
скоро смогу я вернуться к повести о моей жизни, не скоро...
    Вышел из пещеры, и вздохнул полной грудью. Я ощущал Власть, и
Мощь, и был готов начинать. Крылья бросили меня в воздух, но Сила
придала мне скорость, и я понёсся на Запад, в великий город магов
Ронненберг. Там хранилась единственная в мире Книга, содержавшая
мудрость Древних. Легенды гласили, что если Тёмные силы прочтут её,
то наступит конец миру. Я, сейчас, смеялся над наивностью людей. Но в
то же время я не мог не признать, что пророчество было истинным. Ибо
я нёс на своих красных крыльях конец тому миру, что окружал меня.
Книга просто ускорит неизбежное, и даст мне наслаждение. Что может
сравниться с учением, и Знанием? Варвары никогда не поймут этого.
Маги понимали, но для них Сила была одновременно проклятием, ибо
они приносили в жертву многое.
    Только я был Повелителем Силы, а не слугой её. Только мне было
дано наслаждаться сознанием своей мощи, но я был достаточно
рассудителен, чтобы держать её в узде. Я вообще был весьма терпелив.

    В воздухе было восхитительно. Я парил в лучах Солнца, наслаждаясь
свободой, и Силой. Думать о смерти не хотелось. Я всё время помнил,
что бессмертен, и только люди заставили драконов узнать, что значит -
смерть. Ничего. Теперь я заставлю людей узнать, что значит - Жизнь.
    На горизонте показались три точки. Магическим зрением я понял, что
это грифоны, и почувствовал восторг! Впервые после освобождения я
видел грифона, и из горла само рванулось рычание. Сказав Слово
скорости, я как молния помчался к добыче.
    Приблизившись, увидел, что это три молодых грифона, один из
которых был мне знаком. Я когда-то сломал ему крыло, и после этого
мне сломали оба - для назидания... Ненависть уступила место холодной
решимости. Я давно перерос бешенство, и мог контролировать себя в
совершенстве.
    На спине грифонов сидели эльфы, и вот к ним я испытывал именно
ненависть. Задумался. Грифоны служили людям, как лошади, и было бы
несправедливо убивать их за то, что они выполняли приказы. Война
давно кончилась, а моя месть была вовсе другого плана. Только Крафт...
Вот его я убил бы не задумываясь.
    Тем временем один из эльфов заметил меня, и закричал. Грифоны
зависли на месте, и их райдеры в ужасе перекликались на своём
певучем языке. Я подлетел к жертвам, и стал медленно описывать круги
вокруг них.
    -Дракон! Откуда ты появился?! - изумлённо крикнул мне головной
эльф на общем языке. Я усмехнулся, и ответил на эльфийском.
    -Это ли спрашивает жертва у охотника?
    Они побледнели, а грифоны сбились в кучу. Я указал им на землю,
но говривший со мной эльф издал боевой клич, и бросился на меня,
наклонив длинное копьё. Остальные, проводив взглядом комок
окровавленных перьев, молча приземлились.
    -Куда вы летите, твари? - спросил я совершенно спокойно. Райдеры
побелели от оскорбления, и вперёд вышел высокий эльф в белых
доспехах. Его грифон, тот самый, встал рядом.
    -Не смей оскорблять нас, отродье Тьмы! Убей сразу! - крикнул мне
эльф. Я лёг на землю, и молча ждал ответа. Они переглянулись.
    -Ты плохо знаешь свой язык, тварь? - спросил я, наслаждась при
виде их лиц. Грифон издал яростный вопль, и бросился на меня. Я
прижал его к земле, живо припомнив Крафта. Эльф зарычал от
ненависти, а я усмехнулся.
    -Что, тварь? Тебе небезразличен твой раб?
Грифон гордо произнёс, глядя мне в глаза. И хоть его тело слегка
дрожало, голос бы твёрд.
    -Убей меня, дракон. Ты не дождёшся мольбы о пощаде. Только
отродья Тьмы, вроде тебя, способны бросить гордость в грязь, и
растоптать её, спасая свою шкуру!
    Я посмотрел на молодого грифона, и внезапно понял, что не могу его
ненавидеть. Он был точно как я тогда - гордый, и готовый на смерть. Я
был, возможно, даже моложе его...
И тогда я, точно как Крафт, спросил:
    -Как тебя зовут, грифон?
Он гордо промолчал. Я спокойно заметил:
    -Я не просил пощады в когтях у Крафта, птица.
Он широко раскрыл глаза, а эльфы и второй грифон отступили.
    -Ты?! Ты тот жалкий змеёныш, которого пощадил мой отец?! - не
веря самому себе, спросил грифон.
    Я стиснул зубы. Он сын Крафта! О, какую месть мог бы я совершить
прямо сейчас... Но я никогда не сделаю этого. Судить детей за грехи
отцов - так могут только люди.
    -Так ты сын Крафта... - тихо сказал я. Грифон гордо смотрел мне в
лицо. Я отпустил его, и он вскочил как пружина, а я отвернулся. Месть...
Это ли путь для меня?
    "Да!" - твёрдо ответил я сам себе. Но убивать живых существ, просто
потому, что несколько представителей их вида были моими врагами?
Это более чем недостойно. Только виновные в преступлениях найдут
смерть от моей руки.
    -Кто из вас воевал в Последней войне? - спросил я, и СКАЗАЛ Слово
правды. Они упали на колени, сражённые мощью заклинания.
    -Я! - сказал эльф, до сих пор молчавший.
    -Как твоё имя?
    -Элессар.
    -Я убиваю тебя, Элессар, во имя тех преступлений, которые совершал
ты против моего народа. - сказал я, и просто посмотрел на эльфа. Мой
взгляд заставил доспехи расплавиться, и мгновение спустя на земле
дымилась кучка пепла. Пахло горелым мясом. Грифоны, и последний
эльф, в ужасе вскрикнули, а я гордо смотрел на них.
    -Я отпускаю вас, ибо недостойно воина убивать ничего не
совершивших против него. Войны кончились, и ВЫ мне не враги. Пока.
Но помните, твари: Винг, Вождь драконов, жив. И я не забыл ни один
миг из своей жизни у Родрика. Прощайте.
    Я СКАЗАЛ, и стал невидимым. Меня интересовало, что они будут
говорить друг другу.
Эльф вскочил с колен, и подбежал к останкам Элессара.
    -О, брат мой! Ты погиб столь жалкой смертью! - от горя райдер упал
на землю, и замер. Грифон Элессара погладил его крылом.
    -Не плачь, Элерион. Не плачь... - но сам грифон плакал. -Я клянусь
тебе, Элерион: я найду этого дракона, и убью его. Не будь моё имя
Старр, если я не сделаю этого!
Второй грифон в ярости крикнул:
    -Вот что бывает, когда проявляешь милосердие к врагу! Если бы мой
отец тогда не пощадил эту тварь...
Старр прервал его.
    -Игл, не надо. Боги не дали нам предвидеть будущее. Тогда я тоже
не убил бы змеёныша - он был беззащитен, и слаб. Крафт поступил с
достоинством.
Игл вскинул свою орлиную голову, и взмахнул крыльями.
    -Старр, ты говоришь о драконе! Они не заслуживают жизни, они - это
Зло! Их надо убивать, где только не встретишь!
Грифон возразил:
    -Игл, только богам дано решать, кому жить, а кому - нет. Боги
решили, что Элессар умрёт от руки грязного дракона. Я не знаю, почему
они так решили, но не нам оспаривать их волю. Если бы они не
планировали создать драконов, их бы не было. Помни об этом, Игл.
Грифоны опустились на землю рядом с неподвижным Элерионом, и
замолчали.
    Я с некоторым удивлением слушал своих врагов. Они говорили так,
словно были достойными и гордыми рыцарями, сражающимися за
правое дело. Это не слишком напоминало мне Родрика, и Крафта. Но их
нетерпимость... Смогу ли я когда-нибудь победить ЕЁ? Не знаю. Даже
мои силы не безграничны. Но пока существуют на свете боги, пока
жрецы отравляют души достойных воинов ядом нетерпимости и
взаимной ненависти - до тех пор не будет мне покоя, и не найдёт МОЯ
душа успокоения, и счастья. Зачем должны враждовать живые и
разумные существа? Зачем должны они слепо повторять заблуждения
предков, внушённые им с детства? Только ослепнув мог Старр назвать
меня "грязным драконом", ибо я был красив по всем меркам - и людей, и
эльфов, и грифонов, и всех остальных обитателей Уорра. Только
ослепнув, и закрыв наглухо свой разум, мог Игл сказать то, что он
сказал.
    В глубокой задумчивости я взлетел, и продолжил свой путь в город
магов. Радости от акта возмездия я не чувствовал.





                           ГЛАВА  4



    Я летел три дня, потому что не спешил. Усталость - это удел
смертных, но не мой. На утро четвёртого дня, я завидел на горизонте
башни Высокого Волшебства - их было семь, и каждая следующая была
ровно в два раза выше предыдущей. Седьмая башня, башня Магистра, и
была хранилищем Книги Древних. Я сел на поляне, и принял вид эльфа
в красных доспехах, и плаще. Это заклинание было моим собственным
развитем узнанного из книги Слова Превращения. Я трансформировал
заклятие, превращавшее человека в дракона, и использовал усиление
Силой, для неограниченой длительности. Никто, ни один маг не смог бы
распознать во мне дракона.
Так, спокойно и размеренно, вошёл я в город Ронненберг.
    -Стой, эльф. Расскажи, кто ты, и зачем пришёл ты в наш город? -
вежливо спросил меня стражник у ворот.
    -Меня зовут Эльвинг. Я пришёл обучиться магии, ибо у меня есть все
способности хорошего волшебника.
Стражники переглянулись, и один из них сказал мне:
    -Долго никто из вашего народа не просил Магов об этом. Мы рады
вновь видеть друзей с Востока.
    И меня пропустили. Я с горечью думал, идя по улицам, что вот - я,
дракон, спокойно общаюсь с людьми. Просто потому, что они не видят
моего облика. Насмешкой звучали их пословицы о том, что судить о
человеке надо не по одежде. Неужели тело столь много значит?
Неужели материя всегда будет торжествовать над духом, держа его в
рабстве, навязывая свои предрассудки?!
    Размышляя подобным образом, я внезапно увидел мага. И узнал его в
ту же секунду. Это он сидел за столом Родрика, и с улыбкой наблюдал
за моими муками. Это он участвовал в войне, помогая своей жалкой
магией убивать моих друзей. Ненависть вернулась, но я крепко
задумался. Годы одиночества дали мне мудрость, и я понимал, что
ответить убийством на убийство - не слишком достойное дело. Тем не
менее, мага отпускать было нельзя. Я догнал его, и поклонился.
    -Прошу прощения, но не вы ли знаменитый Тириох, маг короля
Родрика? - спросил я. Старый волшебник с улыбкой кивнул мне.
    -Да, молодой эльф. Это я. Чем могу быть полезен?
    Я чувстовал неуверенность. Месть... сейчас она уже не казалась
столь желанной. Но, о боги, как могу я ПРОСТИТЬ?!
    -Я пришёл по рекомендации моего друга, райдера Элессара. Я хотел
бы пройти испытания в Башнях, и получить посох мага.
Старец удивился.
    -Мага? Ты хочешь сказать, что владеешь Силой? Как тебя зовут,
мальчик?
    -Эльвинг. Да, я хорошо владею Силой.
Он весьма заинтересовался.
    -Пойдём со мной, Эльвинг.
    Мы прошли через площадь к дверям первой, низкой Башни. Здесь
маги обучались только простейшим заклинаниям - например, зажечь
факел, и так далее. И ещё здесь проверяли новеньких. Тириох постучал
в дверь, и она сама открылась. Поднявшись по винтовой лестнице, мы
прошли в большую комнату, заполненную  книгами. Вдоль стен стояли
столы, и за ними склонились около десятка учеников Первого Круга -
они учили Древний Язык. Для драконов он был родным...
    Навстречу поднялся высокий волшебник в сером одеянии - Учитель
Первого Круга. Они обнялись с Тириохом, и я внезапно увидел шесть
зарубок на посохе старого волшебника. Это значило, что Тириох не
прошёл Седьмую Башню, и не мог стать Учителем.
    -Тириох, чем мы заслужили такую честь? - спросил серый маг,
отпуская старца. Тот показал на меня.
    -Вот, Маркиус. Его зовут Эльвинг, и он хочет стать магом.
Учитель с интересом посмотрел на меня.
    -Уверен ли ты, что избрал правильный путь? - спросил он серьёзно. -
Магия - это на всю жизнь, мальчик. Ты не сможешь более стать воином.
Боги берут нас к себе навсегда...
    Я молча поклонился. Меня забавляла ситуация - я был более
могуществен, чем все семь Учителей вместе, и при этом превосходным
воином. А боги... Ну, для них у меня пока нет времени.
    -Хорошо. Тогда я испытаю тебя, и скажу, есть ли у тебя задатки
Силы. - решил Маркиус, и все ученики повернулись к нам.
    Серый маг указал мне на стул, и я сел. Он занял место напротив, и
положил на стол чёрную мраморную плиту.
    -Коснись руками этих золотых точек - указал он мне. Я поступил так,
как он просил, и с интересом уставился на плиту. Она засветилась
мрачным красным светом, всё сильнее, и внезапно разлетелась на
мелкие осколки. Маркиус подскочил, а Тириох нахмурился.
    -Красная Сила... Это не свет Добра! - произнёс он мрачно.
    -Однако, и не Зла... - задумчиво сказал Маркиус. -Но, о боги, как ты
силён, Эльвинг! Пожалуй, и я не смог бы сломать Зеркало Души так
быстро.
    Я усмехнулся, и протянул руку ладонью вниз, над обломками плиты.
Сила прошла сквозь меня, я ощутил каждый осколок. И тогда я сжал
пальцы в кулак. Красное сияние на миг сделалось ослепительным, и на
столе лежала целая плита. Маги отшатнулись от меня, как от...
настоящего меня?
    -Эльф, ты уже изучал магию, и неплохо! - сурово произнёс Маркиус.
-Где?
    -У меня был хороший учитель, о Маркиус. Но он погиб в когтях
дракона. И я пришёл сюда, пройти испытание, и получить посох. Для
мести.
Они переглянулись.
    -Дракона?! Ты шутишь, Эльвинг. Драконов больше нет!
    -Есть. - коротко ответил я, и создал в воздухе иллюзию - меня
самого, и у моих ног - того мага, чья книга дала мне начальные
познания. Я даже не знал его имени.
Тириох вскрикнул, а Маркиус схватился за голову.
    -О боги, сколь плохую весть ты принёс, Эльвинг! О боги!
Я мрачно произнёс:
    -Пусть вас не беспокоит этот дракон, о мудрые. Этот дракон - моя
проблема. - с этими словами я стёр иллюзию.
    -Прошу, подвергните меня испытанию в Высшей Башне. Я хочу посох,
и хочу его сегодня.
Они так удивились, словно я стал грифоном.
    -Сегодня?! Это невозможно! Ты не обучен почти ничему, Эльвинг. И
хоть ты силён, но до посоха мага тебе ещё расти, и расти!
    Я почувствовал досаду. Встал, и произнёс Слово правды. Маркиус
устоял, но всех остальных швырнуло на колени.
    -Маркиус, Книга Древних - где она?
    Он побледнел как смерть, и отступил к стене, попытавшись
произнести защитное заклятие. Я чуть приспустил Силу, и его прижало
к камням, а посох разлетелся вдребезги.
    -Ответь, прошу.
    -Она... она... НЕТ! - его голос был полон внутренней борьбы. Однако,
ты весьма силён, Маркиус...
    -Ответь.
    -Она... в покоях Магистра... шкатулка... золото... - он потерял
сознание. Я наложил на всех магический сон до утра, и вышел из
башни.




                             ГЛАВА  5




    "Магистр..." - от предвкушения я с удовольствием играл Силой, не
спеша двигаясь к седьмой Башне - огромной, почти до облаков. У входа
стояли пятеро стражников, перекрывших мне проход.
    -Я иду к Магистру, по важному делу. Прошу пропустить - спокойно
сказал я.
    -К Магистру нельзя пройти без приглашения, эльф - ответил
старший.
    -Мне можно... - улыбнулся я, и стражники упали к моим ногам. От
ощущения того, что я мог делать всё, что хочу, и при этом никого не
убивать, в душе поднималось тёплая радость.
    Я открыл высокие двери, и прошёл в коридор. Там я стал туманом, и
мгновенно вознёсся на вершину, вновь приняв вид эльфа. Открыв
бронзовую дверь с барелефом Мыслителя, я вошёл в сводчатый зал.
    Вдоль всех стен стояли резные шкафы, заполненные книгами. На
стенах виднелись гобелены с изображениями магических фигур, а в
центре, рядом с круглым мраморным столом, за которым сидел старый
волшебник в белой мантии, стоял хрустальный алтарь, на котором я
увидел две золотые шкатулки.
Волшебник поднял голову от книги, которую читал, и улыбнулся мне.
    -Здравствуй, мальчик. Ты ко мне?
Ненависть оставила мою истерзанную душу на эти минуты, и я от
чистого сердца сказал:
    -Нет, Магистр. Я пришёл за Книгой.
Он только шире улыбнулся, глядя, как я не спеша приблизился к столу.
    -А что ты надеешся узнать в Книге Древних?
    -Способ выполнить свою Клятву, не погубив тысячи невинных жизней
- совершенно правдиво ответил я.
Маг, казалось, немного удивился.
    -Ты странно говоришь для пятнадцатилетнего мальчика, эльф.
    -Я уже не мальчик, о Магистр. Я слишком многое перенёс.
Он с болью посмотрел на меня.
    -Ты был в плену... Прости меня, сынок.
    О боги, как мне захотелось обнять его, и выплакать всю мою боль...
Только сейчас я понял, КЕМ был для меня отец. От бессильной ярости
воспоминаний в глазах потемнело.
    -Да, мудрый человек, я был в плену пять лет. Моих родителей убили
на моих глазах, а меня заставили присутствовать на пиру как шута, и
смотреть на голову своего отца. Потом на мне тренировали воинское
искусство молодые воины врага, и каждый раз я выживал только думая
о мести. Месть стала мне отцом, и только она не давала мне покончить с
собой, когда я, закованный в цепи, валялся в подземельях, когда меня
секли кнутом, когда меня травили собаками, а моих друзей казнили на
моих глазах. О маг, я более не мальчик, хотя мне лишь 14 лет...
Он закрыл глаза от боли.
    -Сын мой, Тьма не пребудет вечно, поверь мне. Мы победили почти
совсем, и остались лишь жалкие остатки сил Зла. Но боги справедливы,
о эльф. Они обязательно дадут тебе шанс найти покой для своей души.
Верь в них, сынок, и они станут бальзамом для твоих ран. Знай, что
более никогда Тьма не возьмёт вверх, и более никто не сможет творить
подобное! - Магистр вышел из-за стола, и обнял меня.
    Я дрожал. Неужели они не понимают?! Неужели не видят, что они
такое?! Как возможна подобная слепота?! Он пришёл в ужас от моей
истории. От моей НАСТОЯЩЕЙ истории. Но что он скажет, объясни я,
КТО такой? Он проклянёт меня, и, имей он силы, вновь сделает то же
самое.
    Я содрогнулся, ощутив всю глубину и безысходность пропасти между
разумом и предрассудками. Я говорил с ним сам. Ни одно слово не было
надуманным. Он слышал МОЮ личность, и пришёл в ужас. Любой
нормальный человек или дракон ужаснулся бы!
    Это знание ударило меня, как гром. Так значит, между людьми и
орками, эльфами и чёрными рыцарями, грифонами и драконами нет
иной пропасти, как ТЕЛО?! Будь я эльфом, этот старец обнял бы меня,
как он сделал сейчас.
    И тогда я ощутил глубокую, абсолютную истину: это мне
предначертано стереть слои окаменелых стереотипов. Это МНЕ дана
власть привести Уорр к миру, а не к войне!
    -Магистр, спасибо тебе. - сказал я. -Ты открыл мне глаза на то, что я
не мог и представить. Ты воистину дал мне мудрость, человек.
Маг печально улыбнулся.
    -Мудрость? Нет, сынок. Мудрость нельзя дать, или взять. Она
приходит сама.
    Я долго смотрел ему в глаза, понимая, что тот просто не видит мою
сущность. Но, о боги, сколько бы я дал за миг понимания! Сколько бы я
дал за подобное выражение лица, обращённое ко МНЕ !..
    -Ты не прав, мудрый человек. Иногда бывает так, что годы,
проведённые с одной мыслью, мешают видеть то, что скрывается в
глубине. Иногда следствия влекут за собой реакцию, не давая
разглядеть за ней причины. Ты показал мне основы той взаимной
ненависти, которая отравляет души всех жителей Уорра. Ты дал мне то,
для чего я хотел взять книгу. Ибо я видел верхнюю часть ядовитого
дерева, и в гневе своём решил вырвать её, не подозревая о корнях,
которые способны породить ещё более ядовитые всходы.
Магистр спокойно выслушал меня, а потом спросил:
    -Кто ты?
    -Меня зовут Винг.
Маг улыбнулся, и тихо сказал:
    -Странное имя для эльфа.
    -Я не эльф.
Он не удивился.
    -Это я понял, едва ты вошёл.
Теперь я удивился.
    -Как?
    -Никогда ни один эльф не смог бы пропустить охрану, которая стоит
у входа в эту комнату. А ты её не заметил.
    Как это?! Я посмотрел на двери магическим взглядом, и различил
едва заметное голубое сияние. Заклинание было мастерским. Не зная о
нём, даже маг подобный мне мог ничего не заметить. Я внезапно
осознал, сколь мало знаю про магию. Могучая Сила, которой я
повелевал, в моих руках напоминала огромную дубину. Но этот старец,
не имея сил даже сдвинуть её, мог своей изящной шпагой причинить
больший урон. Знания... Как я мечтал о них!
    -Твоё мастерство впечатляет, о мудрец. Прости, что не сразу увидел
в тебе Силу.
Он приподнял брови.
    -Ты не увидел во мне Силы? Но мальчик, я не вижу Силы в тебе. А я
могу различить даже слабые отголоски её, поверь.
    Я встал, и протянул руку ладонью вверх. Глаза мои засветились, и в
воздухе возникло кольцо из бриллиантов, которые плавно приняли
истинный вид - листов пергамента, содержавших мою историю.
Рукопись легла на стол, и я вновь закрыл путь для энергии.
Магистр сильно удивился.
    -Странно... - заметил он, усаживаясь на своё кресло, и откидываясь в
нём, скрестив руки на груди. -Впервые я не смог разлядеть в тебе Силу,
мальчик. Ты необычен.
Я горько улыбнулся.
    -На листах этого пергамента записана история моей жизни, о маг.
Прочти её, пока я буду листать Книгу Древних.
    Он молча простёр руку над столом, и стопка пергаментных листов
сама оказалась в ней. Я кивнул, и подошёл к шкатулкам.
    Они были древними. Настолько древними, что меня пробила дрожь
при мысли о тысячах лет, которые неспешно обходили стороной их
содержимое. Шкатулки были совершенно одинаковыми, золотыми, с
изображением странного символа на крышке - монограммы из
сплетённых рук, принадлежавших различным существам. Я ясно
различил драконью - она была сверху, и крепко сжимала руку человека.
    Смысл рисунка ударил меня пониманием, словно копьём. Дружба. То,
что хранилось ТАМ - не было предназначенно для кого-то одного, но
для всех!
    Я протянул руку к одной из шкатулок, и ощутил древнюю Силу,
заключённую там. Вторая не вызывала ощущений.
    -Выбор за тобой, дракон. - голос мага напоминал ледяной айсберг. Я
вздохнул. Разумеется. Самообман - это так приятно. Иногда.
Обернулся. Магистр стоял передо мной, скрестив руки на груди, и
мрачно смотрел в глаза.
    -Прочёл ли ты мою рукопись? - безо всякой надежды спросил я.
Однако он кивнул.
    -Понял ли ты то, что понял я, увидев твою реакцию на эту историю?
Он холодно произнёс:
    -Ты - это Зло, дракон. Нельзя равно оценивать Зло, и Добро.
От боли я зажмурился.
    -Как можешь ты быть столь слеп, мудрец? Ответь мне, как? Неужели
ты не ощутил всю несправедливость нашего мира?!
Ответ был беспощаден.
    -Справедливость применима только к тем, кто её достоин. Тьма
недостойна справедливости. Это то же самое, что простить змею,
ужалившую наступившего на неё человека.
Руки мои просто опустились от подобной фразы. Внезапно я
почувствовал ярость.
    -Если ты неспособен понять даже это... Если ты не понимаешь, что
ВСЕ живые существа на свете имеют право на жизнь - то какое право
имеешь ТЫ называть себя мудрецом?! Как смеешь ты говорить о Добре,
и Справедливости, если не способен понять змею, защищающую свою
жизнь? Понимаешь ли ты, сколь бесценна жизнь?! Ты читал мою
повесть. Скажи, многие ли СВЕТЛЫЕ эльфы или люди нашли бы в себе
силы отринуть месть, и принять решение добится справедливости для
ВСЕХ, а не только для своего жалкого самолюбия?! Знай, что я буду
убивать! Да, маг, несмотря на моё отвращение к убийствам я буду это
делать. Ибо люди, подобные тебе, никогда не позволят миру и гармонии
победить. Для таких, как ты, оболочка всегда важнее души, а
предрассудки - важнее Разума!
    Я в гневе отвернулся, сжав кулаки. Некоторое время царило гробовое
молчание, затем Магистр неожиданно произнёс:
    -Одна из шкатулок хранит Знание. Вторая - Силу. Выбор за тобой.
    -Знание! - не колебаясь ни мгновения сказал я, и указал на ту
шкатулку, которую не чувствовал как маг. Магистр надолго замолчал.
    -Ты посеял сомнение в моей душе, враг мой. Я проклинаю тебя за
это! - тихо произнёс он.
    -Если ты до сих пор считаешь меня врагом, то я прав от первого до
последнего слова.- жёстко сказал я, и открыл шкатулку.
    Там лежал листок пожелтевшей от времени бумаги. Я, не веря своим
глазам, вытащил его, и прочитал:

                  Тот, кто способен понять - да поймёт.
                   Тот, кто способен убить - не найдёт.
                 Тех, кто способны любить - спасёт друг.
              Тот, кто пройдёт через смерть - станет в круг!
                                    -
                      Зло отрицая, нельзя получить
                  То, что по праву Добром должно быть.
                      Но, отрицая Добро, не спеши!
                  Из Зла не создать полноценной души.
                                    -
                Тот, кто способен на смерть - тот пойдёт
                За тем, кто отдал свою жизнь для другой.
                   Тот, кто увидел гармонию, поймет -
                   В мире нет места понятию "покой".


    Эти строчки заставили меня глубоко задуматься. Неужели ЭТО и
было Мудростью Древних?! Да нет, не может быть. Но в шкатулке более
не было ничего. Я поднял взгляд на мага. Тот молча смотрел на меня.
    -Это и есть то Знание, о котором ты говорил? - спросил я, стараясь
скрыть презрение.
    -Тот, кто способен понять - да поймёт. - тихо произнёс волшебник.
Я бросил листок на пол. Разочарование душило меня.
    -Опять. Опять бессмысленные пророчества, опять религия! Неужели
ты не способен мыслить самостоятельно? Неужели тебе везде нужны
боги, мудрец?
    Магистр промолчал. Я несколько мгновений смотрел на него, потом
решительно открыл вторую шкатулку. И замер.
    Ибо там лежала драгоценность, равной которой ещё не видел мир.
Медальон из серебристого металла, в форме рыцарского щита. На нём
была инкрустация дракона из мельчайших драгоценных камней. Но, о
боги, сколь совершенна была работа! Дракон казался живым. Он слегка
расправлял крылья из бриллиантов, повернув изумрудную голову назад,
и сверкая рубиновыми глазами. Медальон так переливался в лучах
солнца, проникавшего через широкое окно, что казалось, он светился
сам, миллионами звёзд разных цветов. От восхищения я забыл, где
нахожусь, и мог только любоваться на чудо.
    -Итак, ты выбрал, дракон. - спокойно произнёс маг. -Чтож, я не
сомневался в твоём выборе. Ты весьма похож на Бросившего Вызов,
которому принадлежал этот медальон более миллиона лет назад.
    -Что ты имеешь в виду, человек? Я вижу только изумительную
драгоценность, со следами древней магии, некогда наполнявшей её. Но
магии здесь больше нет, Магистр.
    -Да, после того, как Команда исчезла в другом мире во главе с богом,
магии в этой вещи нет. Но она связанна с самим богом, и мы верим -
если он вернётся, она даст нам знать об этом.
Боги... Это их я поклялся уничтожить раз и навсегда. Это они создали
здесь ад!!!
    -Я беру и листок, и медальон. Прощай.
    -Ты не берёшь ничего, дракон. И никуда не уходишь. Прощай.
    В дверь вошли шестеро магов, и серый слегка качался. Видимо, они
сняли моё заклятие более сильным противозаклинанием, и сейчас
Маркиус был под двойным напряжением. Магистр присоединился к ним,
и все семеро встали в ряд перед дверью, не давая мне выйти.
    Я засмеялся, и принял свой настоящий облик. Одно движение глаз -
и шкатулки, моя рукопись, полки с книгами - всё, что было в покоях
Магистра, переместилось ко мне в пещеру. Но медальон я одел на шею,
и он засверкал там, как звезда.
    -Люди, помните, что вы никто по сравнению со мной. Я не убиваю
вас не потому, что не могу, а потому, что милосердие - это удел истинно
великих. - проговорил я, опустившись на пол, и с усмешкой ожидая
нападения.
    Магистр и его волшебники с изумлением оглядывались. Потом Белый
маг вскинул руки, и нараспев проговорил сложное заклинание. Я ощутил
небольшое давление, которое выразилось в сверкающей молнии,
ударившей прямо в меня. Я дал им это сделать, и для большей
правдоподобности добавил дыма, и запаха горелого мяса. Подождал
минуту, и убрал дым. Они стояли, и смотрели на меня.
    -Я предупредил вас, люди. Более того, я честно сказал о милосердии.
Вы сами отвергли его. Теперь я просто вынужден сделать это. Простите
меня, и знайте - ваша смерть приблизит тот день, когда убийство
навсегда перестанет быть способом решения конфликтов. Прощайте.
    Я протянул руку вперёд, с широко раскрытыми пальцами, ладонью
вверх. Закрыл глаза, и дал волю Мощи. Прочувствовал ауры всех
семерых, и заключил их в кокон Силы. А затем... затем я сжал пальцы,
стараясь не слышать жуткий хруст и чавканье. В лицо брызнуло чем-то
тёплым. Я не посмотрел на дело рук своих. Просто повернулся, и
вылетел в окно, чувствуя к себе отвращение. Но скоро ненависть
привычно отогнала совесть на дно разума, где та оставалась свыше
пяти лет. Сегодня я совершил большой шаг на пути к исполнению
Клятвы. И если я не чувствую радости, если не ощущаю восторга от
мести - то это ещё не значит, что я неправ...




                            ГЛАВА  6




    Следующие месяцы я посвятил разбору магических книг, которые
получил в Ронненберге. Их было великое множество, и мне пришлось
расширить пещеру, чтобы с удобством жить дальше. Многие были
бесполезны, многие говорили мне о том, что я знал и сам. Но многие
стали для меня откровением.
    Особенно поразила меня история первого владельца медальона. Это
был дракон! Молодой и гордый дракон по имени Викинг. Он блуждал по
равнинам неизвестной земли в другом мире, когда нашёл магическую
пещеру. Не задумываясь, он устремился туда, и, пройдя многие
испытания, нашёл в Озере Жизни этот предмет.
    На первый взгляд, обычная история про героя. Но там были моменты,
поразившие меня прямо в сердце. Тот дракон обнаружил могучее
оружие, и нашёл в себе силы НЕ взять его! Ибо он, как и я, понимал, что
путь смерти никогда не приведёт к жизни. И он встретился с богом того
мира. С тем, кто создал людей, эльфов, незвестных мне гномов, и
многих других. Но не нас, не драконов! Нас он только "улучшил"...
    Слова, которые сказал Викинг своему богу, заставили меня
захлопнуть книгу, и в восторге вскинуть руки к безразличному небу.
    "В саду, выросшему на костях жертв, никогда не прорастут цветы."...
Эти слова согрели мне душу, как объятия матери. Я сделал их своим
девизом на всю жизнь.
    Через год я уже прочитал большую часть книг. За это время на меня
трижды нападали герои, и трижды я сдерживал ярость, отправляя
человека или эльфа в другой конец Арнора. С каждым днём Сила моя
росла, а отвращение к смерти усиливалось. Знания, подчерпнутые из
книг, огранили алмаз моей магии, сделав его бриллиантом. Часто я
неделями не выходил из пещеры, погрузившись в созерцание, или
наблюдая, как росли сталактиты. Размышления привели меня к
уверенности, что корни того ядовитого дерева - не в богах, и не в
высших силах. За весь этот год, я, как ни старался, не смог обнаружить
ни малейшего следа чего-либо, более могущественного, чем я сам.
Понемногу крепла убеждённость, что корни - в нас самих. Что
несовершенство разума, и психологические стереотипы, служат
невероятным барьером на пути к гармонии. Часто смотрел я на листок
пожелтевшей бумаги, читая строчки, написанные, как я узнал из книг,
величайшим магом всех времён, непредсказуемым Рэйдэном, учеником
самого Синего Мага Вечного Мира, который и был богом.
    Я был сильнее. Я ощущал свою Власть столь полно, что иногда
ужасался этой силы. В шестнадцать лет я мог уничтожить горный
хребет одной мыслью, мог разрушить весь мир, сказав пару слов.
    Часто я размышлял, достоин ли столь невероятного могущества. Да,
меня не влекла власть, хотя я мог её взять просто протянув руку. Но
достойно ли мне получать наслаждение, изучая мудрость, когда тысячи
разумных существ бьются в клетках предрассудков, когда миллионы их
орошают своей кровью тот сад, в котором растут лишь ядовитые кусты
нетерпимости?
    К концу года подобные размышления сделались невыносимыми, и я
понял, что время пришло. Пора было начать очистку сада от крапивы
ненависти и религиозной слепоты, и засеять его семенами доброты и
взаимной любви.
    Последний лист пергамента превратился в бриллиант, и украсил
собой ожерелье, на котором висел медальон. Этот предмет из
необозримого прошлого, да моя рукопись - вот и всё, чем я дорожил,
всё, что хотел считать своим.
    Я встал из-за стола, у которого размышлял много дней, и бережно
уложил книги Магистра в золотые шкафы. Одно Слово - и шкафы
засияли светом, надёжно охраняя бесценное содержимое. Люди говорят,
что все драконы имеют сокровищницу, и стерегут её не щадя жизни.
Чтож, мои сокровища - это знания, а золото - просто устойчивый
металл, способный хорошо их охранить...
                                   ***
    Выйдя из пещеры, я задумался. С чего начать? Возможно, для начала
стоило приобрести себе настоящий дом, тот, где я смогу начать работу,
и куда будут стекатся мои последователи. Ибо они скоро появятся.
    Взвесил возможные варианты. Понятно, что это должен быть дворец.
И так же понятно, что он должен быть знаменит на весь Уорр, ибо
только в этом случае обо мне узнают сразу.
    Улыбнулся. Таких дворцов было два. Белый Дворец Родрика, и
разрушенная Чёрная Крепость Владыки. Сейчас я понимал, что Владыка
был только властолюбцем, способным послать на смерть тысячи своих
сподвижников... О отец, почему ты погиб, защищая его?!
    Крепость мне не подходит. Она испокон веков считалась прибежищем
Зла, и дракон, поселившийся там, только усилил бы эти предрассудки. И
хотя я мог восстановить её одним движением, меня это не влекло.
    Родрик... Ты стал для меня символом Врага. Ты убил мою семью, ты
сделал меня убийцей, ты столь жестоко поступал с побеждёнными, что
орки подняли бунт около года назад. Я не вмешался тогда, потому что
был полон ярости и ненависти, и понимал, что не смогу удержать себя
от рек крови. Но теперь... О Родрик, прости меня. Но смерть твоя даст
жизнь стольким, что я должен принять это.
    Пока я мчался в небе, в душе пылали двойственные чувства. С одной
стороны, я страшился того, что мне предстояло, ибо предвидел кровь и
смерть. С другой... Я всё ещё был драконом, и гордость моя трепетала
при воспоминании об унижениях.
    На некоторое время мне захотелось отбросить мудрость, и убить
своих врагов. Задумавшись над этим стремлением, я понял, что излив
последние остатки ненависти на тех, кто воистину заслужил её, я стану
более совершенным, и ещё ближе подойду к своей цели - миру на
Уорре. Сердце защемило от жалости к врагам, но я пресёк её. Враги -
они существуют. Смерть порождает жизнь, а цель жизни - бороться со
смертью во всех её проявлениях.
    Приняв наконец решение, я ускорил свой полёт, и со свистом
разрезая воздух, понёсся на север, в Арнор.



                                ГЛАВА  7



    В небе Арнора парили грифоны, по дорогам шли люди и эльфы.
Жизнь шла своим чередом, и только иногда, при взгляде на несчастных
рабов, мог наблюдатель заметить, что не всё благополучно в этой
прекрасной земле. Я, словно вихрь, нёс на своих крыльях свободу, но
впервые эта свобода не означала рабство для побеждённых.
    И я встретил грифона в небе. При виде его, я замедлил полёт, и стал
видимым. Грифон в ужасе забил крыльями, и закричал, а его райдер
едва не упал на землю.
    -Скажи мне, где сейчас Крафт? - спросил я его, повиснув в воздухе.
Эльф поднял копьё, и ... в ужасе отбросил огромную змею, в которую
оно превратилось. Я рассеял иллюзию, и копьё, сверкая, упало с небес.
    -Разве я напал на вас, арнорцы? - спокойно спросил я.
    -Ты - это Винг! - в смертельном ужасе воскликнул эльф, а грифон
широко раскрыл глаза.
    -Да, меня так зовут. Ты удивлён?
    Они попытались сбежать. Я приземлился на поле, и одним
движением притянул их на землю перед собой. Эльф посмотрел на
грифона, и гордо сложил руки на груди, а тот вскинул голову.
    -Убей нас, дракон. Мы не станем твоими рабами!
Я грустно засмеялся.
    -Неужели вы видите только два выхода из клетки, арнорцы? Почему
обязательно надо убивать, или быть убитым? Разве мир - это
невозможно?
Они столь удивились, что даже отступили на пару шагов.
    -Мир?! С драконом?! С убийцей?
Я почувствовал раздражение. Это будет нелегко.
    -Ответь на мой вопрос, и лети своей дорогой, эльф.
Грифон воскликнул в ненависти:
    -Не играй с нами, отродье Тьмы! Убей сразу!
    Я сказал Слово правды, и узнал, что Крафт и Минас сейчас покоряют
далёкую землю Мидлирс, в желании уничтожить последние остатки
армий Владыки, сбежавшие туда. Это больно пронзило меня. Пока я
предавался размышлениям в пещере, мои друзья гибли, а враги
охотились на них!
    Бросив поражённых эльфа и грифона на поле, я помчался к дворцу.
Кастл-Рок, казалось, стал ещё прекрасней. Изумительный белый дворец
на вершине огромной одинокой скалы. Вспомнив, что находилось в
туннелях у подножия, я ощутил давно забытую ненависть.
    Завидев, как я приземляюсь у ворот, люди закричали, и забегали.
Десятки грифонов взметнулись в воздух, и я сразу узнал во главе у них
Игла, сына Крафта. Они бросились на меня.
    Потом ещё раз, и ещё. Наконец они сообразили, что это бесполезно.
Дождавшись подобного вывода, я заговорил.
    -Люди, эльфы, и грифоны. Я - Винг, король драконов, и маг. Я
прилетел сюда не для войны, а для мира.
Игл с трудом поднялся с земли, и гордо крикнул.
    -Ты, убийца! Мир невозможен, пока ты оскверняешь его своим
существованием!
    -Нет, Игл. Мир невозможен, пока все не поймут, что не оболочка, а
душа определяет личность.
Он сплюнул.
    -У тебя нет души, дракон. Ты - создание Тьмы.
    -Я ничьё не "создание". Я - Дракон, я сам себе бог! А ты, Игл - ты
грифон. Они - люди, и эльфы. Между нами общее то, что все мы -
разумны, что все мы - живые. Я прилетел сюда, дабы довести эту
истину до всех.
    -Ты напрасно пытаешся поколебать нашу веру, змей! - раздался
могучий голос короля. Родрик стоял на крепостной стене в сверкающих
доспехах, и держал огромный двуручный меч.
    -Я не пытаюсь, король. Я прилетел сюда уничтожить предрассудки, и
невежество, и я это сделаю.
    С этими словами я встал, и громко сказал Слово Власти. Земля
дрогнула, и небо потемнело. Свод небес прорезали молнии, и я
засветился красным пламенем. С рогов моих слетели два огненных
шара, и разметали ворота замка в пыль. Я вошёл во дворец, и стал в
центре широкого двора, под взглядами смертельно напуганных рыцарей
и грифонов.
    -Король! - голос мой перекрыл все звуки, и после этого слова
наступила мёртвая тишина. Родрик заколебался, но гордость
пересилила, и он пошёл ко мне, гордо занеся меч. Я молча смотрел на
своего врага.
    -На колени!
    Он зарычал, но устоял. Я посмотрел внимательней, и Родрик упал на
землю. Рыцари закричали от ненависти, а грифоны попытались
броситься на меня. Власть пригвоздила их всех к месту.
    -Родрик. Посмотри мне в глаза.
Он поднял взор, и взглянул.
    -Помнишь ли ты тот день, когда я стоял на этом самом месте?
Король мрачно кивнул.
    -О, если бы я знал...
Я закрыл глаза. Боги, каким исцелением для моей души был вид
Родрика у моих ног!.. О, боги...
    -Встань, король.
Он вскочил, и поднял меч. Я сжёг оружие одним взглядом, и король
отпрянул.
    -Скажи, знаешь ли ты, что я сделаю сейчас?
Родрик гордо вскинул голову.
    -Да, враг.
    -Нет, король, ты не знаешь этого. Я не убью тебя. Не для того, чтобы
ответить смертью на смерть, летел я сюда, в Кастл-Рок, после стольких
лет ада, устроенного тобой. Я летел сюда, дабы покончить с этим адом.
Отныне я - король Арнора, о Родрик.
    С этими словами я обратился в высокого юношу с красными
волосами, одетого в красную мантию мага. Все отшатнулись.
    -Ты отречёшся от престола в мою пользу, король. Ибо даже ты
способен увидеть, что я несу свободу а не ненависть. Ты - воплощенное
Зло, король, а не я.
Родрик побелел как мел.
    -Ты не посмеешь, дракон!
    Я усмехнулся. С неба ударила ослепительная молния, и во вспышке
синего света возник свиток пергамента. Я протянул его Родрику, и тот в
ужасе отступил:
    -Что это?
    -Отречение от престола, и покаяние.
    -НЕТ!!!
Все рыцари и грифоны одновременно закричали. Я вскинул голову, и
мгновенно наступила мёртвая тишина.
    -Король Арнора! Я, Винг, король драконов, отказываюсь от мести,
отказываюсь от пути смерти ради того, чтобы исправить
несправедливость, царящую в твоей стране. Я освобожу рабов, я
уничтожу армии, я дам несчастным то, чего им не хватает. Я добьюсь
равенства, и уничтожу вражду. Ты недостоин быть королём, Родрик, ибо
не видишь этих несправедливостей. Я, король Винг, сын Вождя Ализона,
убитого тобой, принимаю на себя власть в стране Арнор, и обязуюсь до
последней капли крови служить делу справедливости. Только так можно
разорвать круг смерти!
    Внезапно в воздухе возникла огненная надпись из пророчества:
"Тот, кто пройдёт через смерть - станет в круг!"
    Я вздрогнул. Так вот что значили эти слова. Повинуясь моей Силе,
король протянул дрожащую руку, и подписал свиток.
    И я отпустил его. Родрик упал на землю, и закричал от ненависти, и
крик его подхватили все, кто был на дворе.
    Я долго стоял, и смотрел на людей. Их ненависть не укладывалась в
моём разуме. Они раз за разом пытались убить меня, грифоны
бросались с яростными криками. Прошло полчаса, и все они лежали в
изнеможении, а я спокойно стоял, скрестив руки на груди. И думал.
Думал о том, что проиграл, не успев даже начать. Границы
нетерпимости и ненависти не укладывались ни в какие рамки. Должна
была быть причина...
    За следующую неделю мой замок непрерывно атаковали армии
Арнора. Я не обращал на них внимания, занимаясь перестройкой и
оборудованием своего нового дома. Однако, когда катапульты стали
дробить то, что я создал, я рассердился. И уничтожил оружие у всей
армии разом. Но, боги, то, что последовало...
    Люди бросились на стены с голыми руками. Они кидали камни,
рычали, словно звери. Грифоны были ничем не лучше. Потрясённый, я
усыпил их всех, и погрузился в раздумья.
    Подобная вражда не могла возникнуть на пустом месте. Они так
ненавидели меня, словно драконы унитожили их семьи, их дома, их
детей. Словно я одним свом существованием не давал им жить. Как
могло возникнуть подобное?! Я хорошо помнил, сколь благородны и
чисты были мои родители. Я сам после того ада нашёл в себе силы не
ответить ударом на удар. Это неправильно. Невозможно!
    Приняв решение, я огласил приказ. Армии Арнора разоружались,
людям запрещалось убивать других существ, иначе как ради защиты
жизни. В ответ на меня напали вернувшиеся в срочном порядке
колониальные силы.
    В тот день я стоял на стене своего замка, в настоящем обличье, и
смотрел на тысячи людей, эльфов, и грифонов, пылавших одним
желанием - убить меня. Неожиданно мне пришло понимание, что я
обьединил их всех в ненависти. Они перестали быть разными рассами,
они были - одним. И мечтали меня убить.
    От шока я пошатнулся, и закрыл глаза. Неужели одна лишь
ненависть способна обьединять???!!! Неужели мне надо стать палачом
для всех расс Уорра, дабы прекратить вражду?! Нет!
    -Нет!!! - вопль мой заставил вздрогнуть небо.
    -Не верю!!!
    -Должен быть способ!!!
    -Смерть не может победить!!!
И мне вспомнились слова пророчества: "Тот, кто способен убить - не
найдёт."
    -Рэйдэн... - прошептал я. -Что ты имел в виду, говоря эти слова?
Неужели я неправ, и нет в мире места для гармонии? Неужели никто не
сможет победить смерть?! Что должно найти, Рэйдэн? Что??!!
И внезапно раздался тихий голос из медальона. Я в изумлении внимал
ему.

                   Тех, кто способен любить - спасёт друг.
                    Только любовь разорвёт мёртвый круг!

    От неожиданности я вскрикнул, и схватил медальон. Там медленно
гасли рубиновые глаза дракона, и я ощутил, как уходит Сила.
    -Рэйдэн!!! - закричал я и голосом, и Силой. -Приди ко мне! Я взываю
к тебе из тьмы времени, именем твоим, Рэйдэн!
И ответ пришёл!!!
    **Что ты хочешь, дракон?**
Я в изнеможении опустился на стену. О боги, он мне ОТВЕТИЛ!
    **Рэйдэн, скажи, что мне делать?!**
    **На этот вопрос до сих пор я знал ответа**
Нет!
    **Нет!!! Не верю! Ты был величайшим магом Вселенной!**
    **Мой учитель был величайшим. БЫЛ. Даже он не смог победить
смерть, дракон.**
Крылья мои поникли, и я заплакал.
    **Но почему?! Почему нельзя добится гармонии?! Где ошибка?!!!**
Ответа долго не было.
    **Ошибка... Ошибкой было само стремление моего учителя стать
богом. Ибо понятие бог - это единственное НЕВОЗМОЖНОЕ понятие во
Вселенной. Богов нет, и НЕ МОЖЕТ быть. Любой, кто попытается им
стать, лишь усилит хаос, даже имей он желание его уничтожить.**
Я вскричал:
    **Но тогда нет смысла у самой борьбы!**
    **Нет, дракон. Просто надо помнить, что ты не бог. И что
возможности - ограниченны. Нельзя создать рай для всех, дракон. Рай -
понятие относительное. Даже в раю есть недовольные, ибо это свойство
разума. Вспомни слова из того листа:
                    Тот, кто увидит гармонию, поймёт -
                   В мире нет места понятию "покой".
Покой и разум - несовместимые вещи, дракон. Ты выбрал разум.
Остальное пойми сам**
Я почувствовал, что контакт слабеет, и из последних сил закричал:
    **Рэйдэн! Подожди! А как ты сам победил смерть?!**
В ответ я ясно увидел, как он усмехнулся.
    **А кто сказал, что я мёртв?**
И медальон вновь стал простой драгоценностью.



                              ГЛАВА  8



    Прошло три недели, а я всё ещё не мог осознать возможные
последствия моего открытия. Рэйдэн жив. Возможно, живы и остальные
члены Команды. Но они в другом мире, это понятно. Что же мне делать?
Искать их, или продолжать одному?
    Напападения наконец приостановились. Я иногда летал над страной,
и смотрел за выполнением своих приказов. Меня боялись, как чумы, но
уже не нападали...
    Ходили упорные слухи, что сам великий Минас Аннутирит вызван из
далёкого похода, и что он везёт некий предмет, найденный там, и
способный меня убить. Я со странным чувством ожидал подхода армий,
продолжая своё дело. И не совсем безуспешно.
    Орки были выпущены из рудников, и поселились на равнине, в
городе, который я создал для них за час. Они смотрели на меня, как на
бога. Зато я обнаружил, что сконцентрировавшись на ненависти ко мне,
люди и эльфы терпимо перенесли освобохдение орков. Это произвело
на меня гнетущее впечатление, но я уже привык быть мишенью для
всех обвинений...
    Проблемы начинались с обучением. Любые книги, которые я
магически размножал, и давал людям, немедленно сжигались, а
читавшие их обьявлялись еретиками, и изгонялись из Арнора. Вообще,
многие эльфы и люди покинули страну. Я печально следил за этим, и
меня больно ранила мысль, что для них я принёс только несчастье...
    Часто вспоминал я слова Рэйдэна. Он был прав, говоря о
невозможности рая. Это я был неправ, мечтая о нём. Но я просто не мог
жить, зная, что на Уорре ещё есть живые существа, которые
испытывали муки, подобные моим.
    В первую неделю я совершил огромную ошибку, выпустив на свободу
узников короля. Многие из них были настоящими преступниками, и в
окресностях дворца начался хаос. Я в гневе призвал их всех ко мне,
СКАЗАЛ Слово правды, и уничтожил всех, повинных в убийствах и
жестоких преступлениях. В результате меня только сильнее
возненавидели.
    Пару раз люди пробовали убить меня необычными способами.
Например, однажды ночью, когда я размышлял в беседке, огромный
огненный шар едва не попал в меня, и поджёг сад, который я вырастил
во дворе замка. С удивлением и ужасом я обнаружил, что это был
грифон, который облил себя нефтью, и поджёг! Я исцелил несчастного,
и отправил в другой конец Арнора. Но это нападение навсегда запало
мне в душу. Я даже не предполагал, что ненависть может быть столь
неистовой. Не понимая, чем могла быть вызвана столь страшная
вражда, я погрузился в историю Арнора.
    Напрасно я это сделал. Книги, написанные людьми, заставили меня в
гневе расшвырять половину библиотеки по замку. Потом я спустился в
беседку, сел, и накрыл голову крыльями. Невозможно.
    Да, невозможно! Ибо причины для ненависти не было! Я прочитал
почти все сказания о драконах, бывшие в грандиозной библиотеке
Замка. Большинство из них были типичными сказками, но, о боги,
подобную сказку мог написать только маниак-убийца! Считалось нормой,
что если в сказке есть дракон - то его НАДО убить. Без причины! Просто
он дракон, он живёт в пещере - значит, его надо зарезать, вырвать
печень, сьесть язык, натереть доспехи из его чешуи драконьей кровью!
Сказки для ДЕТЕЙ. Я полагал вначале, что это именно сказки, ведь отец
никому не говорил о секретном пути. Но потом понял, что за время
существования ареала путь неизбежно был бы обнаружен. Мой отец
явно был не первым...
    Мне стало плохо, когда я прочитал цикл о похождениях великого
героя, драконоборца Турина. О боги, чем же мы столь ненавистны
людям, что у них есть ПРОФЕССИЯ - "убийца драконов"?! Первый раз в
жизни я в гневе не смог удержать себя, и разорвал книгу. Но ещё долго
в голове огнём светились строчки, где рассказывалось, как Турин
"потоптал конём сотню малых змеёнышей, и вызвал на бой чудовище
поганое". Причём у входа в пещеру была устроена ловушка, и
несчастный дракон, обезумев при виде смерти своих детей, не заметил
её. Огромный ствол дерева упал ему на шею, и придавил к земле. Тогда
великий герой спокойно ("он был храбр, и могуч, светлый Турин!")
подошёл к своей жертве (детская книга!!!), и победил в честном бою,
пронзив глаза дракона мечом. Автор с особой гордостью писал про
героизм Турина - тот убил беспомощного и едва живого от горя дракона
всего одним ударом, "вогнав лезвие глубоко в мозг чудовища". А затем
герой снял с несчастного шкуру, и съел его язык, научившись тем самым
понимать зверей и птиц...
    Что меня шокировало сильнее всего - вовсе не только драконы были
объектом подобных извращённых фантазий. Например, в следующих
сериях этого цикла, знание языка животных здорово помогало Турину
охотиться. Теперь он мог говорить со своей верной собакой, и вот что
он ей сказал: "Когда ты завалишь оленя - не убивай его, поскольку мясо
испортится на солнце. Порви жилы на ногах, и охраняй, пока не подбегу
я."
    Мне стало так плохо, что целый день я пролежал в углу своих
роскошных покоев, накрыв голову крыльями, и зажмурившись от боли.
Это была детская книга. Это был герой, и человеческие дети мечтали
быть на него похожими!..
    В тот день ярость победила мудрость. Я рычал как зверь, круша
стены замка, разнося в пыль скалы! Словно дух мщения я взлетел над
Кастл-Роком, и молнии сверкали над моей головой, а за спиной
собирались грозовые тучи. Ветер завывал как раненный волк, когда я
рассекал небо Арнора, оставляя за собой раскалённый след из
взбешенного воздуха. Я хотел крови, я хотел смерти!
    Это был первый и последний момент моей жизни, когда я отбросил
разум и рассудительность, и дал волю чувствам и эмоциям. Мне
неприятно вспоминать, что я сделал с автором цикла, когда нашёл его в
шатре Родрика.
    ...Вернувшись, и придя в себя, я восстановил развалины замка, и
задумчиво прошёлся по пустынным коридорам. Вдоль них висели
множество картин, и почти везде так или иначе участвовали драконы.
На одной из картин, к примеру, предок Родрика с гордостью стоял,
поставив ногу на шею молодому зелёному дракону, пронзённому
десятком мечей. На другой - рыцари носили доспехи с нашитой
чешуёй...
    Вообще, первые дни в замке были для меня куда худшей пыткой, чем
темница Родрика. Тогда, в подземельях, пытали моё тело. Сейчас, в
королевском дворце, пытали мою душу. Часто я спрашивал себя, имеет
ли смысл моя попытка. Узнав то, что я узнал, я более не строил себе
иллюзий. Никогда мне не справиться с подобной ксенофобией и
нетерпимостью. Никогда. Единственное, чего я добился - это отбросил
себя самого на годы назад, ибо я вновь познал вкус ярости и ненависти.
Часто я с болью смотрел с воздуха на мирные сцены жизни арнорцев, а
в голове пылали картины тех же людей, безжалостно убивающих любое
непохожее на них существо. Даже если оно ничего им не сделало...
    Теперь я отлично понимал тех драконов, которые, как вытекало из
легенд, сами охотились на людей. Меня страшно тянуло бросить всё,
растоптать свои идеалы, и превратить Арнор в кровавую смесь костей и
мяса. Лишь сознание, что мне достаточно щёлкнуть пальцами - и это
произойдёт, удерживало меня. Не имей я Силы, я немедленно бросился
бы уничтожать врагов. Иногда мне столь хотелось этого, что я улетал из
замка, и часами бродил по горам, с тоской глядя на чистое, синее, столь
прекрасное и жестокое небо... Вновь, как и годы назад, неудержимо
тянуло к самоубийству. Я плохо помню те несколько дней...

                                   ***

    ...Впрочем, не только ненависть явилась плодом моей попытки. К
концу третьей недели стало ясно, что Арнор успокаивается. Жизнь
постепенно возвращалась в привычную колею, хотя теперь люди и
эльфы только и говорили, что о драконах, и способах их убивать. Мне
было тяжело слушать, но я терпел - мои родичи в Локхе понятия не
имеют о коварстве людей. Как скоро выяснилось, я тоже не имел о нём
ни малейшего понятия...
    С ужасом я узнал, что не все драконы моего отца погибли в войне.
Некоторые из них улетели, и с тех пор люди просто охотились на
несчастных! Они выслеживали беглецов в горах, где те пытались
переждать реакцию, и зверски убивали их различными способами. В ход
шло всё - от отравленных стрел и копий до кошмарного изобретения
неизвестного "героя" - тонкой стальной паутины, которой завешивали
вход в пещеру. Несчастный дракон, возвращаясь, почти никогда не
замечал на тёмном фоне прохода эту жуткую паутину, окрашенную в
чёрный цвет, и она рвала ему перепонку крыльев в клочья. А люди
зверски добивали несчастного, не обращая внимания на мольбы о
пощаде...
   Часто я не выдерживал, и я вызывал к себе наиболее отличившихся.
Им я предлагал испробовать своё "исскуство" на мне, а потом
всенародно убивал тем же способом, каким они убивали моих родичей. С
отчаянием я понимал, как далеко назад отбрасывает меня каждая казнь
на пути к совершенству, но просто не мог совладать с собой. В конце
концов, я был драконом, и знание подобных фактов жгло меня куда
больше, нежели угрызения совести. Хотя по отношению ко убийцам
никаких угрызений я не испытывал.
    Скоро меня стали называть "самым жестоким правителем в истории".
Не слишком правильно, но слово "правитель" указывало на огромный
прогресс.
    Грифоны переносили меня хуже людей. Игл, и особенно Старр,
постоянно нападали, пока мне это не надоело, и я не заключил обоих в
темницу. При этом я ощутил страшную боль, которая была сродни
испытанной мною, когда я проснулся в ту ночь, и решил, словно Сила
мне приснилась. По крайней мере, это была НЕ ТА темница, и цепей я
на них не одевал... Но всё равно - я послужил причиной мук, подобных
моим собственным. Это было недостойно, но Игл и Старр наотрез
отказались обещать прекратить нападения. Мои доводы о
невозможности победы вызывали лишь фыркание. Тем не менее, я уже
хотел их освободить, когда...
    Часто по ночам, невидимый, летал я над расположением армий
Арнора, и над огромным шёлковым шатром - временной резизиденцией
экс-короля Родрика. Но разговоры в шатре меня не слишком радовали.
Они обсуждали только планы, как именно победить меня. Интересная
деталь - Тириох, который остался тогда жить, настаивал на
немедленном нападении, с участием всех магов Уорра, а Родрик
возражал...
    Все сошлись на том, что надо ждать Минаса и Крафта, с их
волшебным предметом. Хотел бы я знать, что это такое. О тайне не знал
никто из стражников. Время от времени доходили известия с армии: они
шли днём и ночью, изматывая лошадей. Принц Минас не мог оставить
армию, иначе уже был бы здесь вместе с отрядом грифонов. Во главе с
Крафтом... С КРАФТОМ... О, боги...
    А тем временем, орки сообщали, что постепенно люди и эльфы
становятся мягче, спокойнее. Моя программа работала. Медленно, но
работала. Я жил в огромном красном дворце, понимая, что каждый день
моих мук - это на день меньше мук для других...
    Орки тоже жили во дворце. Впрочем, они столь сильно боялись меня,
что не осмеливались даже смотреть в мою сторону, и сразу падали ниц.
Я не мог ничего с этим поделать, продолжал оставаться одиноким.
    О, боги, как я был одинок! Я родился в Крепости, и никогда не был
на Локхе. Единственные драконы, которых я видел в жизни, были моими
родителями. А их я потерял слишком рано, и слишком сразу.
    Мне надо было слетать на Локх. Уже два года назад я был
достаточно силён, чтобы перелететь океан. Но тогда я считал, что
драконы бросили моего отца на смерть. Сейчас я отлично понимал и
его, и драконов. Но время сыграло со мной злую шутку. Теперь я уже не
был свободным мыслителем. Я был королём, и променял свободу на
рабство. Да, я - раб. Я раб своего дела и своих идеалов, и они держат
меня прочнее цепей. Вечное противоречие: тот, кто посвятит свою
жизнь достижению свободы для всех, сознательно отказывает себе в
ней. Ибо становится служителем своего дела...
    В мрачных размышлениях и делах прошла ещё неделя, и по почти
спокойному Арнору прокатилась весть об возвращении Минаса
Аннутирита. Люди уже смотрели на меня злорадно, предвкушая мой
череп на копье своего героя...
                                   ***

Мы встретились на поляне в лесу, среди огромных деревьев. Я, и мои
враги.
    -Ну, здравствуй, Крафт - спокойно сказал я, глядя в глаза грифону.
Крафт мрачно ответил:
    -Я ошибся тогда, узнав, кто ты такой. Надо было убить сразу.
Милосердие привело только к ужасу.
    -Крафт, лишь благодаря тебе я сейчас не убиваю вас тысячами. Вся
моя ненависть собрана в точку, и вся направленна на тебя. Ты породил
тот ужас, о котором говоришь.
    Он вздрогнул, и посмотрел на молчавшего Минаса. Эльф кивнул, и
они бросились на меня. Я дал им проткнуть себя копьём насквозь,
ощущая сладкую боль от прикосновения металла. Грифон и эльф в
ужасе смотрели, как я вытащил копьё из сердца, и как оружие
испарилось в мощном импульсе энергии.
    -Эльф Минас Аннутирит. Я убиваю тебя во имя всех тех невинных
жертв, кто принял смерть от твоей руки, и  чья кровь взывает к
отмщению. Прости меня, и прощай. - тихо произнёс я, расправляя
крылья.
    По ним проскочили две молнии, и сорвались с рогов, испепелив
воина за одно мгновение. Крафт страшно закричал, и бросился прямо
на меня. Я остановил его в прыжке, и внимательно рассмотрел. Грифон
был великолепен. Почти с меня размером, он весь переливался
бело-золотым блеском, а львиное тело было налито мускулами. На
гордой орлиной голове застыло выражение ненависти и горя.
    Я не стал ждать, пока пройдёт срок заклятия, и запустил план,
задуманный ещё пять лет назад. Это было последнее, что я ещё хотел
совершить из мести. И как хотел, о боги!
    Мгновение - и мы сидели за столом. Я, и мои подданые - орки, люди,
эльфы... Не иллюзия - это и правда был пир, подготовленный моим
искусством неделю назад. Все пирующие были околдованы, они
веселились, наливая друг другу, и смеясь. Я, король, гордо сидел на
троне, с полурасправленными крыльями, и смотрел. Минут через десять
я нарушил своё молчание.
    -Привести пленных! - и от почти совсем забытой ненависти душа моя
получила страшные раны.
    Их привели - скованных в одну цепь эльфов и людей. В конце шёл
Крафт, и плакал. Я взмахнул крыльями, и наступила мёртвая тишина.
Грифон поднял голову, и гордо спросил:
    -Теперь ты удовлетворил своё жалкое самолюбие, дракон?
    -Нет, Крафт. Ты ещё не понял, что тогда чувствовал я. Ты не видел
головы своего отца.
Крафт усмехнулся, стараясь гордо смотреть мне в глаза.
    -Мой отец погиб на войне, дракон. Даже тебе, с твоей демонической
силой, никогда не удастся осквернить его память!
Я горько усмехнулся.
    -Не надо считать меня столь недостойным, Крафт. Мир твоему отцу.
    С этими словами я поднял за перья окровавленную голову Игла, с
погасшими глазами, и с наслаждением услышал страшный вопль моего
врага.
    -Да, Крафт, да... Почувствуй это сам!!! - от ярости я едва взял себя в
руки.
    Но неожиданно грифон, который упал было на колени от боли, встал,
и посмотрел мне в глаза. Он дрожал, но голос его был твёрд.
    -Ты говорил, что не понимаешь, почему я называю тебя силой Тьмы.
Знай, дракон - потому что ты неспособен на милосердие. За шесть лет
ты не понял ничего, и смог только убить невинного, с целью причинить
боль мне!
    Я долго молчал, глядя на своего вечного врага. Крафт плакал, но на
лице его было столь гордое выражение, что я невольно восхитился. Он
действительно был героем, этот грифон. И всё же он убил моего отца в
спину.
    -Крафт, ты прав. Я хотел причинить тебе боль. И я сделал это, враг
мой. Ибо только так мог ты осознать, что чувствует ТВОЙ враг, будучи
побеждённым. Теперь ты знаешь, ЧТО я ощутил, увидев голову свого
отца. И я уверен - более ты никогда не сможешь так поступать. Я дал
тебе силы, и сделал более достойным, чем ты был, грифон. Более ты
никогда не сможешь убить в спину.
Крафт с яростью вскричал:
    -И это стоило жизни моему сыну?!
    -Нет. Это стоило жизни моему отцу.
    Я протянул руку к небу, и в неё ударила молния. Вспышка заставила
всех зажмуриться, а когда они открыли глаза, то в центре двора стоял
Игл, и потрясённо озирался.
    -Отец!!!
    -Сын! Ты жив!
    Грифоны обнялись, а по лицу моему скатилась слеза. Тогда, шесть
лет назад, смерть моего отца не была иллюзией...
Крафт поднял голову, он плакал.
    -Ты...ты...
    -Да. Я способен на милосердие, Крафт. Я отринул месть, не оставив в
сердце места для неё. Надеюсь, ты поймёшь.
    Оба грифона испарились во вспышке красного огня, и Сила дала мне
знать, что они возникли в километре от замка. Я вздохнул. Повинуясь
взмаху моей руки, с пленников упали цепи, а с пирующих - магическая
пелена. Эльфы, люди, и орки - все они в ужасе сгрудились кучей в
центре двора, наблюдая за мной. А я улыбнулся.
    -Чтож, моя месть завершена. Никогда нельзя искупить смерть, но
убить за это - даже худшее преступление. Теперь вы все знаете, что я
действительно хотел только мира. Посмотрите на себя, АРНОРЦЫ.
Посмотрите, и увидете, что более не разные рассы. Вы теперь - одно,
ибо перед лицом смерти жизнь побеждает. А разум, берущий своё
начало от жизни - разум не признаёт оболочек, он смотрит на личность.
Идите, и помните мои слова.
    Все они разом испарились, а я печально вернулся в свои покои, и
предался размышлениям.
Сегодня я исполнил клятву.
Сегодня я убил.
Сегодня я добился единства, хоть на миг.
Сегодня я УБИЛ!!!
И хоть я убил врага, но я МОГ не убить его. Я мог создать иллюзию, как
я поступил с Иглом... О боги...
    Я понял, что ХОТЕЛ убить Минаса. Он стал для меня моим Турином,
моим символом Врага и Убийцы. И это поразило меня до глубины души.
Я всё ещё мог желать смерть. Я ТОЖЕ был убийцей!
Неожиданно пришла ярость.
    -Почему я должен жертвовать своей жизнью ради других?! - крик мой
заставил задрожать стены.
    -Почему я не могу просто жить, наслаждаясь знанием, и своей силой,
как делают все?!
    Долго затем я стоял, тяжело дыша, и хлестал себя хвостом. Зачем
мне это? Я завершил месть. Память моего отца и матери более не
проклята, ибо даже самые ярые враги мои не смогут назвать меня
неблагородным. Все мои идеалы - наивные метания мечтателя, далёкого
от реальности. В реальности побеждают Турины, а не драконы. В
реальности героя, гордо вызвавшего врага на дуэль, пристрелят в спилу
из ядовитого арбалета, а потом снимут с него доспехи, продадут, и
пустят деньги на полезное дело. Куда более полезное, чем бродить по
свету в поисках подвигов...
Так зачем я мучаю и себя, и всю страну?!!!
    -Рэйдэн!!! Приди ко мне!!!
    **Что, дракон?**
Ответ был куда громче, чем в первый раз. Сила моя росла непрерывно.
    **Рэйдэн, скажи: есть ли смысл в моей борьбе? Есть ли надежда, что
ад не вечен?! Я понял уже, что рай невозможен...**
    **Надежда есть всегда, дракон. А ад - не существует. Ты сам
построил стены своего ада, и бьёшся об них, подобно птице в клетке.
Ты одинок.**
    **Да, маг. Я одинок. Но есть ли у меня выбор? Могу ли я бросить
своё дело, и эгоистично думать только о своём благополучии? За счёт
других?! Чем тогда я буду отличаться от них?! Своей Силой? Она дала
мне лишь боль!**
Он долго молчал. Потом в голосе послышалось тепло.
    **Винг, ты стал служителем Добра. Я рад этому, дракон**
Я вздрогнул.
    **Нет! Добро и Зло - лишь названия! Эти понятия существуют только
в книгах. Реально невозможно ни то, ни другое. Относительность, и
равновесие - вот мои идеалы. Но и они недостижимы!**
    **Твоя проблема, Винг - это то, что ты до сих пор знал лишь
ненависть и боль. Твои мечты о равенстве - продукт твоего
высочайшего разума, но не сердца. А сердце твоё подобно огромному
солнцу, которое пытается осветить вечную тьму. Но помни, дракон:
никогда ОДНО солнце не справится с этим. И оно станет чёрным. Бойся
чёрного солнца, Винг, ибо оно не может дать свет. Я чувствую в тебе
высочайшую силу, дракон. Более высокую, чем та, которая была у моего
учителя. Более я не смогу говорить с тобой, ибо я и мои друзья
покидаем мир, связанный с твоим медальоном. Возможно, мы вернёмся,
но возможно и нет. Запомни мой последний совет, Винг. Тебе нужен
отдых. Ты должен несколько лет посвятить обычной жизни, ибо только
так сможешь ты полностью её осознать. Ненависть и боль - их ты
знаешь в совершенстве. Пришла пора тебе познать счастье, и любовь.
Прощай, сын мой.**
    И медальон погас. Более я не ощущал в нём магии совсем. И я упал
на мраморный пол, и заплакал, ибо вновь остался один. Так я лежал
целый день, и в душе росло чувство, что Рэйдэн был прав. Я не обязан
жертвовать всем ради тех, кто только проклянёт меня за жертву. Я -
Дракон, я свободен. Я не служитель добра, или зла! И пусть я буду
чувствовать боль, зная о несправедливостях мира. Боль - это мне
привычно.
    Я встал, и вышел из дворца. По мановению моей руки, он принял
прежний облик. Затем я одной мыслью обрушил своды рудников
Кастл-Рока, дабы никому и никогда не пришлось познать мои муки...
    А затем я призвал к себе короля. Родрик от неожиданности прижался
к стене, и со страхом смотрел на меня. А я некоторое время молчал.
    -Здравствуй, король.
Он с трудом взял себя в руки, и вскинул голову.
    -Итак, ты всё же решил меня убить.
Я грустно усмехнулся.
    -Нет, Родрик. Я проиграл.
В воздухе возник пергамент, подписанный королём, и сгорел на его
глазах. Родрик с изумлением наблюдал.
    -Я проиграл, король. Мои идеалы привели только к ненависти и
смерти. Я оказался не в силах дать всем свободу и равенство, о которых
мечтал. При твоём правлении было меньше несчастных.
Он долго молчал, глядя мне в глаза.
    -Зачем тебе это было нужно, дракон?
Теперь замолчал я. Потом медленно сказал:
    -Возможно, ты совершил ошибку, не убив меня тогда. Я мечтал о
справедливости - и принёс смерть. Я мечтал о равенстве, но только
усилил ненависть. Я обьединил всех вас в ненависти, и это всё, чего я
добился. Я удаляюсь от мира, о король, и буду жить, как все. Не могу
больше. Слишком много испытаний выпало на мою долю. Ни один
дракон не справился бы с этим. Я самонадеянно считал себя богом,
считал, что смогу. Но я дракон, а не бог. И теперь я хорошо знаю, что
богов нет, не было, не будет, и быть не может. Более ты не увидишь
своего врага, Родрик. Я только прошу: прочти мою рукопись, и
задумайся. Потом можешь её сжечь. - добавил я с печальной улыбкой, и
снял медальон.
    Бриллианты, из которых была сделана цепочка, поднялись в воздух,
и образовали круг. Вращаясь, они разделились, и один сверкающий
круг вернулся на мою шею, а второй превратился в стопку пергамента.
Я, более не смотря на глубоко задумавшегося короля, взмахнул
крыльями, и отдался на волю ветра и неба.
    Крылья несли меня в Локх, на родину. На горизонте солнце садилось
за горы, и внезапно оно показалось мне чёрным.
    -Да, Рэйдэн. Ты прав, и чёрное солнце не даёт света. Но в мире
безграничной тьмы - разве не более гармонично оно смотрится?...

                                   ***

    Так заканчивается история моей попытки принести мир на Уорр. Я
летел на северо-восток, и твёрдо решил стать тем, кем и должен был
быть - представителем СВОЕГО народа. Не королём. Я хорошо понял,
что народы Уорра не хотят королей из других племён, сколь бы хорошим
не был тот король. А меньше всего мне хотелось стать королём в своём
отечестве. И тогда я принял решение.
    Я не полностью проиграл. Попытка дала мне мудрость, и рассеяла
иллюзии. Я должен быть тем, кто я есть. Драконом. Не стоит лететь за
двумя журавлями сразу, ибо можно не заметить скалы.
Смогу ли я разрушить скалу?...


                           конец первой книги




                              Трилогия "Диктаторы"
                                    Часть II

                          ****** Турбулентность ******





                                Бабочкой он никогда уже больше
                                  не станет... Напрасно дрожит
                                        Червь на осеннем ветру.
                                                          ИССА



                 --------------------------


                                     Эти записи я начал с
                                 целью рассказать о событиях,
                                 участником которых я был.
                                 Сейчас, годы спустя, с
                                 трудом верится, что подобное
                                 могло происходить на самом
                                 деле. Но я свидетельствую -
                                 так всё и было. И хотя вам
                                 придётся прочесть не слишком
                                 приятную повесть, с этим
                                 ничего не поделаешь. История
                                 безжалостна в своей жестокой
                                 игре, и лишь в мыслях
                                 возможно представить себе
                                 вечный мир и спокойствие.


                            ГЛАВА 1


    ...Всё началось много лет назад. Тогда мне было всего
двенадцать, и я был необычайно гордым молодым нахалом,
убеждённым, что мир существует только для того, чтобы
восторгаться мной и героическими деяниями моего отца. Ибо он
был величайшим героем Арнора, непобедимым, знаменитым
воином. В то время, о котором пойдёт речь, Война с Владыкой
только-только кончилась, и Арнор не спеша приходил в себя после
жестоких битв и сражений. Наши победоносные войска прошли по
всему континенту, очищая его от последних остатков Зла, и
разрушили Чёрную Крепость. Сам Владыка бросился на скалы с её
высоких стен, когда понял, что борьба проиграна. Штурмовой отряд
сломил отчаяное сопротивление послелних защитников Крепости, и
водрузил на ней бело-золотой флаг Арнора. Вот после этого всё и
началось...
    Ибо отряд эльфов, захвативший крепость, обнаружил в
подземельях живого драконьего змеёныша.
    Драконы... эти летучие чудовища были главным оружием
Владыки. Если бы только оружием... Неизвестно откуда появившись
на двадцатый год войны, небольшой отряд драконов сразу
реорганизовал всю армию Владыки. До той поры люди и эльфы
знали о драконах лишь по сказкам и былинам, да редкому черепу в
родовом замке какого-нибудь рыцаря, чей предок некогда убил
зверя. Теперь мы хорошо узнали о них...
    Как ни противно, но все были вынуждены признать, что драконы
оказались просто потрясающими воинами, и вообще на редкость
умными существами. Их вождь, Ализон, уже через год затмил своей
славой и Владыку, и всех его сподвижников. Его операции
неизбежно увенчались успехом, почти разгромленные к тому
времени армии Владыки стремительно возвращали свои позиции.
Теперь, годы спустя, понятно, что Ализон был гением. Под его
руководством Азерот, страна Владыки, превратилась в самую
сильную державу Уорра всего за шесть лет. Он сумел обуздать
диких орков и чёрных рыцарей, и - неоспоримое свидетельство
гениальности полководца - насадил столь жёсткую дисциплину в
армии, что сам Владыка часто уступал ему место на поле боя. В
историю вошёл случай, когда отряд орков под командованием
дракона остановился на отдых в саду. На следующий день, когда
они двинулись дальше, в саду не было сорвано ни одно яблоко, и
не вытоптан ни один цветок... Сейчас, когда ненависть тех дней
ушла, никто не может не признать, что Ализон был достойнейшим
из достойнейших противников, с которыми воевал Арнор. Но
тогда...
    Мы проигрывали войну. С драконами было просто невозможно
сражаться, они с лёгкостью побеждали отряды райдеров. Лишь
моему отцу удавалось противостоять им, вместе с отрядом
отборных грифонов короля. Армии Владыки неудержимо
надвигались на Арнор, словно волна Тьмы, и на гребне этой волны
гордо парили непобедимые драконы, во главе с Ализоном. Так
было.
    Так было, пока Родрик не воззвал в отчаянии к Ронненбергу, и
Семёрке. Он сам отправился туда, и молил Магистра помочь. Маги
отказывались, указывая, что любая война - это Зло. Более того,
некий маг по имени Дальген даже утверждал, что победа Владыки
принесёт мир на Уорр, и приводил данные о спокойной обстановке
на завоёванных территориях. Родрик в гневе хотел уйти, но его
удержал маг по имени Тириох, будущий главный советник короля.
Тириох обратился к Семёрке с горячей речью, призывая их
защитить силы Света от драконов, и их армий. Очень неохотно
Магистр согласился, и около полусотни магов Пятого и Шестого
кругов были отправленны в Арнор на спинах грифонов.
    Это склонило чашу весов на нашу сторону. Маги своми
заклинаниями сделали драконов лёгкой добычей для райдеров.
Однако мы рано обрадовались. Ализон отреагировал столь
молниеноносно, что до сих пор с трудом верится, как смогли мы
победить. Массированная атака драконов и чёрных рыцарей на
лагерь Родрика имела одну цель: убить магов. Неслыханное в
военной науке дело - воины уклонялись от боя с людьми и
эльфами, и просто бросались на любого мага, не считаясь с
возможностью гибели... Почти все маги были убиты, хотя
нападавшие понесли тяжёлые потери. И тогда Семь мудрецов
Ронненберга сами прибыли на поле боя. Всего за пару месяцев мы
перебили почти всех драконов, а оставшиеся не осмеливались
покидать Крепость. Ализон предпринимал невероятные попытки
повернуть ход войны, но армия, лишившись руководства и
поддержки с вохдуха, неудержимо теряла позиции за позицией...
    Наконец, на третий год после прихода магов, закалённые армии
Арнора увидели вдали чёрные бастионы Крепости. И навстречу им
вылетели Ализон, его жена Антара, и последние из драконов. Бой
был страшным. Ализон разорвал почти два десятка грифонов, и
никто не мог подступится к нему, пока мощный удар великого
героя, полководца всех райдеров, принца Минаса Аннутирита, не
сбил дракона на землю. Тогда никто не знал, что ударил он в
спину...
    Крепость была захвачена. Остатки армий Зла беспорядочно
бежали на север, и с ними немногие уцелевшие драконы. Минас
Аннутирит со своими райдерами бросился в погоню, оставив
небольшой гарнизон а развалинах. Мой отец был с ним, и
дальнейшие их подвиги не имеют отношения к моей повести.

                                 ***

    Командиром отряда райдеров, который остался в Крепости, был
сам Элронд, племянник короля Родрика. Они тщательно
обыскивали развалины в поисках архива документов Владыки -
предатели доклыдывали, что архив не был уничтожен. И в
процессе поисков, глубоко в подземельях, эльфы обнаружили
драконыша.
    Самая большая загадка для меня - почему Элронд приказал
захватить зверя живым. Не понимал этого тогда, не понимаю и
сейчас. Как бы то ни было, это сделали. Змеёныша посадили в
клетку, и привезли в Кастл-Рок. Сейчас трудно решить, правильно
ли поступил Элронд. Великие события часто начинаются с
принятия решения одним, но они всегда затрагивают многих.
    Вот здесь, в Белом Дворце короля Родрика, я впервые и увидел
Винга. Мой отец был приглашен на празднование годовщины
Победы, и Родрик решил устроить представление перед знатными
гостями. На пиру присутствовали большинство дворян Арнора и
Элирании, даже сам принц эльфов, великий Минас Аннутирит был
здесь вместе со своей прекрасной супругой, Амазонией. Меня,
правда, никто не пригласил, и за столом я не сидел. Но из
уважения к заслугам моего отца, меня и мою десятку выбрали в
качестве почётного караула. Мы стояли у стены, и всё прекрасно
видели.
    На копье принца Минаса была одета высушенная и
мумифицированная голова Ализона. Он имел полное право на это -
ведь именно Минас и мой отец убили главного врага нашей страны.
Гости веселились, и поднимали тосты за Родрика и его сына,
молодого принца Ричарда. И я, и все мои друзья мечтали, чтобы
Ричард стал райдером. Возможно, тогда он выберет одного из нас?
    В самый разгар веселья Родрик приказал привести пленных. И
их привели - около сотни оборванных и окровавленных орков,
закованных в цепи. Я с удовольствием смотрел на эту картину, пока
не показался конец колонны. А потом...
    Потом наступила мёртвая тишина. Ибо в конце колонны, не
спеша, шёл закованный в цепи, огненно-красный дракон. Я
впервые видел дракона, и жадно смотрел.
    ...Он был небольшого роста, лишь ненамного больше меня.
Худой, чешуя да кости. Крылья были стянуты окровавленным
канатом за спиной, и дракон невольно вздрагивал на каждом шагу.
Но голова была гордо поднята, а в огромных чёрных глазах горел
глубокий ум. И ненависть... О боги, какая ненависть! Я содрогнулся,
взглянув в глаза дракона. Но тот даже не заметил меня. Он
посмотрел на голову Ализона, и на морде отразилась такая мука,
что я невольно переступил с ноги на ногу. Думаю, уже тогда я
почувствовал, кто такой Винг.
    Но люди видели просто врага, закованного в цепи, и отданного
им на потеху. Молчание сменилось вначале тихими разговорами,
потом свистом, потом все вскочили, и стали потрясать оружием,
беспорядочно крича. Дракон стоял совершенно неподвижно, хотя
орки в ужасе ползали по земле. Мне стало неприятно. Иногда люди
вели себя ну точно как обезьяны.
    Поглощённый разглядыванием дракона, я пропустил момент,
когда слуга позвал моего отца. И только шум его крыльев заставил
меня отвести взгляд. Крафт приземлился перед Родриком, и гордо
поднял голову. Я тут же забыл про дракона, и с не меньшей
гордостью огляделся, принимая завистливые взгляды друзей. Да,
мой отец был героем.
    Король попросил Крафта продемонстрировать его искусство, и я
от предвкушения едва не распушистил перья. Отец поклонился, и
произнёс, с насмешкой взглянув на дракона:
    -Сможет ли эта ящерица хоть поднять хвост?
    Дракон вздрогнул, и с такой ненавистью взглянул на Крафта,
что я встревожился. Уж не пострадает ли отец? Я слишком много
слышал о драконах, и о том, как они сражаются... Но пока я думал,
дракон внезапно произнёс глухим мощным голосом, который
дрожал от сдерживаемой ярости:
    -Смеятся над врагом, отказывая ему в возможности доказать
свою доблесть на деле, означает только отсутствие уверенности в
своих силах, Крафт. Имей мужество вести себя достойно.
    Это он моему отцу сказал! Я тихо зарычал, и на руках невольно
выдвинулись когти. Крафт нахмурился, ответил что-то, и двинулся
вперёд. Я с замиранием сердца ждал исхода поединка - дракон
припал к земле, словно лев, и под чешуёй проступили мощные
мышцы. Увы, но в боевом плане с драконами не могло сравниться
ни одно живое существо на Уорре, и даже этот змеёныш был
намного сильнее и быстрее грифона...
    Но не моего отца. Крафт мощным ударом отшвырнул змея на
несколько метров, и в прыжке прижал того к камням дворцового
двора. Дракон невольно застонал, но сразу умолк. Крафт
наклонился, и что-то сказал ему, а тот ответил. Я навострил уши,
но ничего не слышал, пока отец внезапно не взрогнул. Он поднял
голову, и с изумлением сказал принцу эльфов:
    -Минас! Он просит убить его!
    Я едва не подскочил от изумления. Дракон?! И просит убить? Да
нет, наверно отец шутит. Вон, уже и люди закричали...
    -Нет! Змеёныш - трофей войны. Он мне нужен. Оставь его,
Крафт! - неожиданно послышался голос короля, и я вздрогнул.
Неужели драконыш правда хотел смерти?! Но это смешно! Отродья
Тьмы всегда цепляются за свою жалкую жизнь...
    Тем временем Крафт, глубоко задумавшись, отошёл к Минасу, и
что-то сказал тому. Принц прямо подскочил, и обернулся к Родрику,
а я смотрел на дракона. Он попытался встать, но из носа пошла
кровь, и дракон упал на спину, слабо подёргивая хвостом. Слуги
выволокли змеёныша за канат, продетый сквозь крылья, и паж
посыпал песком кровавый след. Странно, я всегда думал что у
драконов чёрная кровь...
    Вот так я впервые увидел великого Винга, ужас Ронненберга,
короля Арнора, величайшего властителя эпохи.


                           ГЛАВА 2


    За последующие месяцы я не слишком часто вспоминал о
драконе. Мы летали на тренировки в город Рагнар, и там мне было
не до этого. Помню лишь разговор с отцом на следующий день
после пира, как раз перед его отлётом в поход. Я бросился на шею
Крафту, и восторженно воскликнул:
    -Ты был великолепен, отец! Как ты отшвырнул эту змею!
Он отстранил меня, и серьёзно сказал:
    -Игл, вчера я поступил некрасиво. Запомни это, сын.
Я просто опешил.
    -Как это?
    -Я сражался с тем, кто был беззащитен передо мной. Это всегда
недостойно, даже если противник - дракон.
От неожиданности я едва не упал, и весь распушистился.
    -Но отец! Это же был дракон! Наш враг! О каком достоинстве ты
говоришь?!
Крафт вздохнул.
    -Ты ещё совсем птенец, Игл. Потом поймёшь. Пока знай, что этот
беззащитный змеёныш - не кто иной, как сын Ализона, Винг. И он
сумел победить меня вчера, Игл.
    -Что?!
    -Да, победить. Ибо он вёл себя с огромным достоинством, в
отличие от короля и меня. Мне стыдно, Игл, и я хочу чтобы ты это
запомнил.
    Я молча смотрел на Крафта широко открытыми глазами. Он
улыбнулся, и потрепал меня по шее.
    -Не унывай, сын. Даже герои иногда ошибаются... - он фыркнул,
увидев, как мои перья встали дыбом, и продолжил:
    -Завтра ты полетишь в Рагнар, и там продолжишь своё
обучение. Когда я вернусь, а я вернусь через пару месяцев, то
определю тебя в одно элитное подразделение... И ты ещё
услышишь об этом змеёныше.
    Не дожидаясь моего ответа, отец взмахнул крыльями, и взлетел.
Я проводил его долгим взглядом. Но уже через час я начисто забыл
все слова Крафта - мой приятель Старр пригласил меня на гонки, и
до вечера мы отлично проводили время в небе над Кастл-Роком...

                                 ***

    Тренировки в гарнизоне Рагнара включали в себя много нового
по сравнению с моим родным городом. Я полностью отдался им, и
начисто позабыл обо всём остальном. Мы со Старром целыми
днями устраивали воздушные бои, вместе с наставниками изучали
тактику сражений... По ночам время летело даже быстрее, чем
днём, так как неподалёку от Рагнара был лес, где жили множество
грифонов. И грифон.
    Больше всего я любил охоту. Могу сказать, что стал очень
неплохим охотником - мало какой олень или журавль мог избежать
моих когтей. Три месяца пролетели незаметно, и однажды, когда
мы со Старром весело и с шумом прилетели из леса, меня встретил
отец. Приятели оробели и отстали, а могучий Крафт стиснул меня в
объятиях.
    -Ну, как ты, сын? Как успехи?
Я начал было рассказ, но скоро он меня перебил.
    -Хорошо. Собирайся, предупреди наставников, мы летим в
Кастл-Рок. Пришла пора тебе начать настоящее обучение.
    -Какое?
    -Увидишь.

    И я увидел... Это была идея короля. Дети лучших грифонов
Арнора были собраны в отдельный элитный отряд, которым
командовал... я. Да, Игл, сын Крафта, был назначен командиром
специального подразделения грифонов! В те дни я долго не мог
поверить своему счастью. Но главное было в другом. Помимо
специально переработанного курса обучения, и усиленных
тренировок с лучшими бойцами армии, нас ждал весьма необычный
тренажёр. Этот тренажёр звали Винг.
    Когда мне впервые сказал об этом Крафт, то я рассмеялся. Я
отлично помнил, сколь беспомощным и жалким был змеёныш на
пиру...
    Когда я впервые УВИДЕЛ Винга, то желание смеятся пропало
раз и навсегда. За время, прошедшее после праздника, дракон
изменился так, что я его не узнал. Он вырос, стал мускулистым и
поджарым. Теперь он больше напоминал леопарда, чем льва. Но
главное - глаза! В них горела такая ярость, что в первый день мы
долго стояли кучей, и рассматривали привязанного к столбу Винга,
не решаясь напасть. Дракон мрачно смотрел на нас, а в стороне
стояли пятеро людей, державших конец удавки, одетой Вингу на
шею. Крылья у дракона были связаны за спиной, но я знал, что они
ещё и подрезаны. Винг никак не показывал жуткую боль, которую
он очевидно испытывал, и молча смотрел на нас, то и дело
переводя взгляд с одного на другого.
    -Ну, птички, кто первый? - голос нашего наставника, райдера
Фангорна, заставил меня вздрогнуть. Эльф продолжил:
    -Не бойтесь, вы не первые. Зверюга сильная, не спорю, но он не
успеет вас даже поцарапать. Стоит вон тем парням потянуть за
ниточку, и эта ящерица сразу захрипит, как поросёнок... Эй,
Маккер! Продемонстрируй!
    Винг и правда захрипел, когда удавка сжала его шею, и
схватился передними лапами за горло, упав на колени. Мне стало
немного неприятно - всё же люди слишком жестокие существа.
Даже с драконами так поступать не стоит... Тем временем Винг,
тяжело дыша, вскочил на ноги, и яростно зарычал, хлеща себя
хвостом.
    -Игл, ты самый сильный тут. Начинай.
Я?! Вот и оборотная сторона моего продвижения...
    -Я, Фангорн?
    -А тут есть ещё грифон с таким именем?
    Вздохнув, я осторожно приблизился. Дракон мрачно следил за
мной своими огромными чёрными глазами. Словно подслушав мои
мысли, Фангорн заметил:
    -Смотри, Игл, не попорти тренажёр. И не думай ему в глаза
когтем ткнуть. Только тело, шея, лапы, и крылья. Особенно крылья.
Стоит дракону порвать крыло - и ты победил. Но смотри, не бей
между задних лап - на прошлом занятии один ударил, так ящер
потом два часа по земле катался, и сорвал всю тренировку...
    Винг яростно зарычал, и метнулся ко мне. Я едва успел
отпрыгнуть, но дракон мгновенно поднялся на задние лапы, и
столь молниеноносно развернулся, что его хвост рассёк воздух со
свистом. И попал. Я отлетел метров на пять в сторону, и тяжело
упал на песок, а бок болел, словно в него ударили тараном. С
трудом поднявшись, я потряс головой, и посмотрел на Винга. Тот
стоял на месте, словно ничего не произошло, и мрачно смотрел на
смеющегося Фангорна.
    -Что, птичка, получила? Я предуждал тебя, Игл. Это опасный
тренажёр...
    Я зарычал, и бросился на дракона. Тот просто отступил на шаг в
сторону, и встретил меня в горло. Странно, но он не ударил, а
просто непонятно как провёл лапой снизу вверх, меня завернуло, и
я оказался на спине, а Винг смотрел мне прямо в лицо. Его лапа
сжимала мне горло! Я не мог понять, почему он меня не убивает -
ведь одно движение пальцев, и моя шея будет сломана, ка спичка.
Винг пару мгновений смотрел на меня в упор, потом захрипел, и
схватился за горло, а я откатился в сторону. Дракон, тяжело дыша,
встал с песка...

    Так прошёл год. Раз в неделю мы приходили на площадку, и
смотрели, как привязывали Винга. Дракон не сопротивлялся, он
только мрачно смотрел по сторонам, и хлестал себя хвостом. Ни
разу никто из нас не смог его победить. Винг сражался, как лев. Он
отбрасывал любого нападающего, словно щепку. И молчал. Ни разу
он не произнёс ни слова, и уже начинало казаться, что его
разговор с Крафтом мне приснился...
    Я многому научился, наблюдая за его стилем. Дракон дрался
очень необычно. Он использовал энергию нападающего! Когда
грифон с воплем прыгал прямо на него, Винг просто отступал, и
наносил один молниеноносный удар. Ещё ни разу он не
промахнулся, и ни разу ни один грифон не устоял на ногах после
этого. Нас страшно раздражало сознание того, что какой-то там
дракон раз за разом побеждает лучших воинов короля, и всё
свободное время мы тренировались друг с другом, как одержимые.
Но и дракон не стоял на месте. Теперь, через год, он стал столь
мускулистым и сильным, что отец не узнал бы Винга, увидь он его
сейчас. Почти на каждом занятии дракон использовал новые
способы побеждать, он знал их столько, что у меня просто крылья
опускались...
    Приёмы, которые мы увидели у Винга, применять было легко, но
они были слишком опасны. Пару раз бывало, что грифон ломал
другу крыло или руку при попытке подражать дракону. Только
тогда мы сообразили, что Винг поддаётся, и это довело всех до
бешенства. Дракон был чертовски умён, и ни разу не проиграл, но
проклятие, он мог убить любого из нас одним движением!
    Когда до меня дошло, что Винг просто играет с нами, я едва не
сошёл с ума от ярости. И твёрдо решил, что на следующей
тренировке расправлюсь с драконом.
    На этот раз я сам вышел вперёд, и тоже хлестал себя хвостом.
Фангорн, чувствуя, что происходит что-то странное, молчал. Я
посмотрел на Винга, и впервые заговорил с ним.
    -Дракон, сегодня я собираюсь тебя убить. Готовся к смерти,
отродье тьмы!
    Винг только прищурился. Я медленно стал подходить, твёрдо
решив применить всё, чему научился от дракона, против него
самого. А дракон тем временем молниеноносно напал на меня
сверху, и я едва успел среагировать. Винг отпрыгнул, но теперь я
сам напал на него, и схватил за лапу, намереваясь перебросить
через спину. Дракон повернулся на месте, и его хвост обхватил
меня вокруг туловища, словно змея. Боротся было просто смешно -
сила Винга была невообразима для грифона. Он отшвырнул меня
на другой конец площадки, и мне пришлось замахать крыльями,
чтобы не упасть.
    Яростно зарычав, я бросился на Винга. И когда тот, как обычно,
привстал на задние лапы, чтобы провести захват, я с разбегу упал
на землю, подкатился под дракона, и из-за всех сил ударил того
между ног.
    Винг рявкнул, как десять львов, и схватил меня за шею обоими
лапами. Я задыхался, а дракон с яростным рычанием поднял меня
над землёй, как щенка, и сдавил пальцы. Мир потемнел, я слышал
вопли друзей и людей, но видел только горящие глаза Винга...
   Когда удавка сдавила его горло, дракон захрипел, и выпустил
меня, но на этот раз не упал на колени. Его лапа схватила меня за
крыло, непонятно как повернулась, и я завопил от боли, чувствуя,
что кость сломана. Мне бросились на помощь, и оттащили от
бешено рычавшего Винга. Впрочем, рычание последнего скоро
перешло в стон, поскольку люди начали избивать дракона
рукоятками копий. Винг метался на цепи, и рычал как зверь...
Я с трудом приподнялся с земли, крыло бессильно висело.
Подскочил Фангорн.
    -Ты, осёл! Я предупреждал тебя, или нет?! Что я теперь королю
скажу, а?
Я с трудом пробормотал:
    -Зато я ему врезал по-настоящему...
Эльф сплюнул.
    -И ты сын Крафта? Тьфу! Пошёл в казармы!
Я зарычал, но райдер так посмотрел на меня, что я счёл
правильным промолчать...



                        ГЛАВА 3



    Крыло зажило недели за три, но к тренировкам меня не
допустили. Фангорн сказал, что отец, узнав про этот случай,
разгневался, и приказал запретить мне бои с драконом. Потом
райдер странно посмотрел, и добавил, что Вингу по приказу короля
сломали оба крыла, и бросили в темницу выздоравливать. При этом
дракона не кормили.
    Мне стало нехорошо. Люди... они были просто звери какие-то.
Даже с драконом нельзя было так поступать. Я пару дней мрачно
сидел на полянке, где выздоравливал, и думал над словами
райдера. Винг был врагом, конечно. Больше чем врагом -
дьявольским созданием. Но я ведь почти год наблюдал за ним... И
не похож он был на создание Тьмы. Больше всего Винг напоминал
рыцаря, который был побеждён, но не сломлен. Подумав так, я сам
себе ужаснулся. Боги, о чём я думаю?! Я назвал дракона рыцарем?
Не может быть!
    И тогда я вспомнил слова моего отца. Крафт ведь сказал, что
Винг держался с достоинством... И я сам пришёл к подобному
выводу?! Но это просто смешно!!!
    Дракон - создание Тьмы. Они были наиболее могущественными
врагами Арнора. Самым страшным врагом в истории нашего
королевства. А Винг - сын короля драконов. Так как могу я
сомневаться в правоте СВОЕГО  короля?!
    "Но ведь не Винг был королём... Справедливо ли судить сына за
деяния отца?"
    Подобные мысли никогда раньше не посещали меня. Я пресекал
их, ходя взад-вперёд по полянке, и морщась от боли в крыле. Но
семя сомнения было посеяно...
    "Правы ли мы, так обращаясь с побеждёнными?"
    "Не уподобляемся ли мы врагам нашим, поступая так?!"
    Эти размышления грызли меня, словно крысы. Я яростно
отсеивал подобные подлые мысли, но никак не мог окончательно от
них избавиться...
    Наконец, на третью неделю бездействия, крыло зажило, и я
вернулся в лагерь. Там меня встретили с радостью, и рассказали,
что тренировки с драконом уже больше недели как вновь начались.
Это меня задело - даже выздоравливал Винг быстрее...
    В весёлой компании друзей, мрачные мысли покинули меня без
следов. Я вновь наслаждался жизнью, охотился, тренировался... По
сравнению с другими грифонами нашего возраста, мы были просто
непобедимы.
    Часто я и Старр забавлялись, вызывая парней из других отрядов
на поединок, и разбивая их в пух и прах. Только перья летели...
    О мрачном узнике я забыл и думать. Наше подразделение
перебазировалось в Рогнар, а к Вингу отправили следующую
партию молодых. Мы провожали их рассказами о жутком драконе,
который отрывает всем крылья и хвосты, и в доказательство
приводили шрам на моём крыле. Грифоны улетали весьма
притихшие, а мы прикалывались на полную катушку.
    Так прошёл ещё один год. Я закончил обучение на "отлично", и
отец с гордостью одел мне на шею медальон с гравировкой "Армия
Арнора". Наступило время нам отправится на границы. Но вначале
предстояло подобрать себе напарника - райдера.
    Мне понравилось на сборах. Нас выстроили в шеренгу, и
капитан крыла, райдер Элитар, торжественно поздравил всех с
окончанием обучения. Затем он сообщил, что так-как мы - элита, то
нас ждут не просто начинающие воины, а наиболее отличившиеся
молодые райдеры в армии! Я был чертовски горд, и прямо
пушистился от радости.
    Затем на площадку вышли эльфы, и мы принялись знакомится
друг с другом. Ко мне подошёл молодой воин по имени Элерион, а к
Старру - его брат, райдер Элессар. Мне Элерион понравился, да и
я ему, думаю. Зато Старру, как всегда, повезло больше. Элессар
уже воевал на Войне, и знал про армии Владыки не по наслышке...
    Как оказалось, его грифон погиб на охоте, не заметив острую
ветку дерева в азарте погони. Элессар часто вспоминал его. Зато
мы с Элерионом только и делали, что расспрашивали Элессара про
войну, и он рассказывал...
    Около недели спустя, когда мы уже подружились, из Кастл-Рока
пришла жуткая весть. Дракон, наконец, сорвался, и убил пять
молодых грифонов на тренировке. Винга бросили в темницу, а
король созвал совет с целью принять решение - стоит ли подобных
жертв наше обучение?
    Мы с райдерами бурно обсуждали этот вопрос. А я всё чаще
вспоминал огромные, полные боли и ненависти глаза Винга, и
непроизвольно ощущал, что понимаю его. И ужасался своих
мыслей!
                                 ***
    Когда мы узнали о таинственном исчезновении дракона, то
вначале никто не поверил. Я даже решил, что это очередная шутка
моего отца - Крафт любил подобные розыгрыши. Как-то раз он
прислал своего друга, и тот на полном серьёзе, задыхаясь от
быстрого полёта, сообщил, что на Кастл-Рок напал огромный отряд
Владыки. Мы бросились туда, а у замка нас ждал Крафт с
песочными часами, и с усмешкой объявил, что "мы летаем, как
черепаха со связанными лапами"...
    Но на этот раз, увы, всё оказалось правдой. Король принял
решение прикончить Винга, но в ночь перед казнью дверь его
темницы была взорвана, все охранники убиты, а дракон и орки
просто испарились. Родрик отрядил в погоню большой отряд
грифонов, и те скоро обнаружили орков, бежавших на север.
Дрались те столь яростно, что больше половины пришлось
перебить на месте. Это было настолько непохоже на поведение
орков, знакомое нам раньше, что король сам допрашивал
пленников. Многие молчали даже на пытках, и по стране пошли
слухи о появлении нового Ализона - его воины тоже вели себя
аналогично...
    Но, разумеется, скоро некоторые заговорили. Их рассказ был
столь невероятен, что Родрик не поверил, и казнил всех. Эльфы не
одобрили подобных мер со стороны короля, и впервые за долгие
годы между Арнором и Элираном пролегла тень. Однако Родрик
продолжал политику давления. За Вингом были посланы отряды,
но весь результат поисков можно описать одним словом: "ноль".
Дракон испарился. Его не было в Арноре, его не было в Элирании.
Соседние с Арнором страны, которые платили Родрику вассальную
дань, заявили, что никаких драконов на их территории не
наблюдалось... Вот и вся история.
    Мы с Элерионом тоже искали, но нашли даже меньше чем ноль.
Зато в стране начиналось брожение. Произошла утечка
информации, и люди узнали, что бывший узник короля - не кто
иной, как сын самого Ализона. Это подействовало как катализатор,
и сразу проснулись все недостойные. Паникёры, пораженцы, всякие
пророки вопили о новой войне, что грядёт в ближайшие годы.
Напрасно король уверял, что Винг был секретно зарезан в камере...

    Месяца через два, однако, всё успокоилось. Проблемы с
Элиранией кончились, жизнь вернулась в привычную коллею... Но,
о боги. если бы мы только знали тогда, что нас ждёт!

                                 ***
    Год спустя именно я нашёл Винга. Подробности этой истории
известны всем, и нет смысла их повторять. Напишу только, что я
чувствовал тогда, лёжа на земле, придавленный монолитной лапой
дракона, и глядя в его бездонные глаза.
    Я чувствовал, что грядёт нечто. Нечто, по сравнению с чем
Владыка и даже Ализон были просто незначительными моментами.
Винг, с его могучей, невообразимой Силой, казался мне в те дни
воплощённым Злом. И я до сих пор горжусь своим поведением
тогда. Но вот что меня поразило больше всего - это сам дракон. Он
просто не мог быть таким... таким... величественным, чёрт побери!
Он был самым настоящим королём, куда более похожим на мой
идеал монарха, чем мелочный и жестокий Родрик...
    После того, как мы вернулись в Кастл-Рок из Ронненберга, и
рассказали, я долго бродил при луне по стенам Белого дворца. Мне
было плохо, но не по причине смерти магов или Элессара. Хотя я
скорбел о них.
    Мне было плохо, потому что я терял самого себя. Все мои
идеалы трещали по швам. Я понимал, что я сам никогда не смог бы
ПРОСТИТЬ даже после сотой доли пыток, пережитых Вингом. Но
Винг - он смог. Он убил Элессара, да. Попросив у того прощения.
Он узнал меня. Он узнал, что я сын самого главного его врага. Сын
убийцы его отца!
    И Винг отпустил меня! Он сказал те самые слова, которые
пришли мне в голову после ранения крыла - о том, что нельзя
судить детей за грези отцов... Это сказал ДРАКОН. Сказал МНЕ!
    Много дней затем мне снились невероятные глаза Винга, полные
боли. Я вспоминал, как он бился на цепи, как слуги волокли
безвольное окровавленное тело обратно в темницу... И думал: а
смог бы я выдержать? Смог бы я после подобного не стать
зверем?!
    Ибо Винг зверем не стал... О, он мог быть каким угодно врагом
моей страны, но не зверем. Когда я вспоминал этого великолепного
дракона, мне становилось стыдно за гневные слова, которые я
бросил тогда своему другу...
    Впрочем, понимание пришло намного позже. А в те дни я
нуждался в совете. И отправился к тому, кто мог мне помочь. К
отцу.
    Крафт отдыхал от поисков, лёжа в своём пятиэтажном дворце,
на берегу озера. Минаса там не было, и я обадовался, а отец
кивнул мне.
    -Да, Игл?
Я долго собирался с мыслями перед тем, как начать. Крафт
улыбнулся.
    -Давай, сын. Я слушаю. Это та встреча, так?
    -Да. Я не понимаю, отец. Драконы - силы Тьмы. Они - это Зло!
Но Винг... Я просто не знаю, отец. Он не может... не должен быть
таким!
Крафт серьёзно спросил:
    -Каким, Игл?
Я собрался с силами, и выпалил:
    -Благородным!
Крафт вздрогнул, и нахмурился.
    -Почему ты так решил, Игл?
    -Он... Он узнал, что я твой сын. Он держал мне лапу на горле,
смотрел в глаза, и повторял про себя: "Так ты сын Крафта..."
Понимаешь?!
Отец надолго замолчал. Я ждал, ждал, но не выдержал.
    -Отец... Я в смятении! Только очень благородный рыцарь мог так
поступить! Скажи - разве ты смог бы простить сына убийцы твоего
отца?! Я - нет! - твёрдо добавил я.
Крафт вздохнул.
    -Я не смогу помочь тебе, сын. Ибо подобные мысли гложат и
меня. Я тоже ничего не понимаю, Игл.
    -Ты?! - от изумления я сел на хвост, и все перья поднялись
дыбом.
    -Да, я! - мрачно ответил Крафт. - Всё оказалось гораздо
сложнее, чем я думал. Годами я сражался с силами Тьмы, и всё
было понятно - они Зло, мы Добро, а Злу надо противостоять... Но
теперь...
Грифон помолчал.
    -Теперь я уже не так в этом уверен, Игл. Ализон и его армия -
они ничем не отличались от нас. Ализон был величайшим
полоководцем Уорра, и к тому же достойным противником. Я в
большем смятении чем ты, Игл. Я видел Ализона, я говорил с ним.
Я убил его, Игл. И убил в спину!
    -Что?! - я вскочил на ноги, и выпустил когти. -Это невозможно!
    -Возможно, Игл. Мало кто знает это, но принц нанёс свой
знаменитый удар в спину дракону, и тот упал на землю. И тогда,
раненного, его добил я.
Я пошатнулся. Воздушный замок моих мечтаний с грохотом
взорвался, и каждый обломок кричал :"Нет!"...
    -Нет... Нет! Ты герой, Крафт! Герой, а не убийца!!!
Отец встал, и положил мне крыло на плечо.
    -Может быть. Но пойми, Игл - не всегда герои нужны. Я убил
врага, и принёс победу своей стране. Я сделал бы это ещё раз, и
ещё. Не так важно, что чувствует герой - важно, что он делает. Я
принёс победу. Так ли уж важно, в лицо или в спину?
Я в шоке отступил на пару шагов назад.
    -Но отец!!! Как ты можешь говорить подобное?! Чем мы тогда
отличаемся от Владыки, и сил Тьмы?!
Крафт мрачно произнёс, глядя в озеро:
    -Вот и я думаю над этим, Игл.




                        ГЛАВА 4




    С того разговора прошёл год, и я позабыл свои сомнения. В
конце концов, я был молод, силён, и имел куда более приятные
темы для разговоров, чем мрачные драконы...
    Мы со Старром и Элерионом на полгода отправились в поход,
воевать землю Мидлирс. Ходили упорные слухи, что там видели
дракона, и не Винга. Крафт воглавлял наши отряды, а на спине у
него гордо восседал великий Минас.
    Поход был просто скучен. Никаких армий Владыки, никаких
драконов... Просто для оправдания затраченных на поход средств,
мы захватили пару деревень где жили орки, и вырезали население
для устрашения остальных. Эти полуживотные даже не
сопротивлялись, и с воем убегали от наших сверкающих рыцарей.
    Месяцев через шесть после начала похода, отец приказал мне,
Старру, и нашим десяткам вернутся в Кастл-Рок, и ждать там его
возвращения. Мы с радостью отправились домой, куда и прибыли
через неделю полёта. Следующие месяцы были неинтересны, и
упоминать о них стоит только как о последних днях старого
Арнора...
    Тот день, когда могучий красный дракон изящно опустился
перед воротами Белого Дворца, запомнился мне на всю жизнь.
Винг был просто великолепен, он сверкал красным светом, и имел
столь величественный облик, что у меня аж дух захватило. Родрик
рядом с ним совсем не смотрелся. Я, разумеется, напал на Винга,
хотя и понимал, сколь безнадёжно это дело. Дракон просто не
обращал внимания на нас, и спокойно стоял перед воротами, а я и
мои отряды раз за разом отбрасывало на камни. Совершенно
потеряв контроль над собой от ярости, я вёл себя не слишком
достойно, но Винг даже не заметил меня, словно грифоны были
невидимы...
    И когда Родрик с яростным воплем упал на колени перед
драконом, я посмотрел Вингу в глаза. Дракон стоял зажмурившись,
он дрожал, а могучие крылья приподнимались в такт тяжёлому
дыханию. На моих глазах убивали моего короля! И я ничего не мог
поделать, Сила Винга держала меня, как на цепи. Как цепи... Как
цепи, в которых долгие пять лет изнывал дракон...
    Боюсь, в те дни я вёл себя не слишком рассудительно. Казалось
бы, когда Винг НЕ УБИЛ короля, и вообще не тронул никого из
своих мучителей, я мог бы и задуматься. Но в те недели я и Старр
были ослеплены ненавистью, мы раз за разом нападали на
дракона, прекрасно понимая, что тому достаточно лишь подумать, и
от нас не останется даже пепла. В те страшные дни я хотел
смерти...
    Винг вёл себя с таким достоинством, что сейчас, годы спустя, я
просто поражаюсь, как мог я быть столь слеп. Дракон был самым
благородным и честным рыцарем, которых я встречал в жизни. Он
был королём от рождения, и сейчас я это вижу совершенно
отчётливо. Почти месяц Винг не предпринимал мер против нас, а
ведь я со своим отрядом, обезумев от сознания своего полного
бессилия, раз за разом, словно зверь, бросался на стены
колосального красного дворца, бывшего когда-то белым...
    Лишь по прошествии месяца, когда все войска Арнора оказались
бессильны, и даже колониальные силы не смогли ничего добиться,
Вингу наконец надоела наша вражда, и он заключил меня и Старра
в темницу. Я был совершенно уверен, что дракон посадит нас
именно в ту камеру, где столько лет терпел мучения он сам. Однако
Винг и здесь превзошёл меня благородством - он просто выбрал
большую комнату в одной из башен, и одним взглядом создал
решётки на окнах. Вот и вся темница. Но я даже тогда ничего не
понял...
    Отлично помню, как однажды утром, когда я и Старр мрачно
сидели у окна, и смотрели на орков, бродивших по огромному саду
(раньше здесь был двор), в комнате возник дракон. Он пришёл в
виде человека, и опустился на кресло, глядя на нас.
    -Игл, скажи мне, неужели ты до сих пор считаешь меня
созданием тьмы? - мягко спросил Винг. Я промолчал, а Старр
гневно бросил дракону:
    -Ты - убийца!
Винг зажмурился, и помолчал пару минут.
    -Да. Я убийца. - тихо сказал он затем. -Меня сделали убийцей,
Старр. И вся моя жизнь - борьба против себя самого. Так зачем вы
усугубляете вред, который уже причинили? Зачем вы так
ненавидите меня? Посмотрите вокруг. Я уничтожил рабство, я
разоружил армии. Я собираюсь покончить с враждой, и похоронить
ненависть. Я делаю именно то, что вы провозгласили целью
существования Арнора. Лишь слепой не увидит, что я делаю это
лучше Родрика. Так почему же вы так ненавидите меня? Неужели
одно лишь сознание того, что я дракон, способно перечеркнуть все
мои дела и всю мою личность?! - с этими словами Винг принял
свой настоящий облик, и мы невольно отшатнулись.
Огненно-красный дракон грустно усмехнулся.
    -Разве не вы считаете, что "рыцарь определяется по поступкам,
а не по доспехам", Игл?
Я и не подумал тогда прислушаться к словам Винга, и гневно
бросил:
    -Ты несёшь только Зло, дракон. Как можешь ты говорить о
Добре и рыцарстве, когда ты узурпировал власть в нашей стране и
выпустил на свободу всех её врагов?!
    -Игл, я ВЫПУСТИЛ их на СВОБОДУ. Я создал такие условия, что
более они не смогут быть вашими врагами. Я принёс мир в сердца
враждующих. Неужели это Зло? - мягко спросил Винг.
Я фыркнул и отвернулся, Старр последовал моему примеру. Дракон
тяжело вздохнул.
    -Грифоны, если вы обещаете не нападать более на меня, я
выпущу вас на свободу. Как всех...
Я резко обернулся.
    -Дракон, я клянусь, что сделаю всё возможное для того, чтобы
вернуть власть в Арноре законному королю, и если смогу, то убью
тебя!
Старр кивнул, и повторил мои слова. Винг некоторое время молчал,
потом встал и посмотрел на нас.
    -Вы ведь отлично понимаете, что никогда не сможете меня
победить. - спокойно произнёс он.
    Я вновь фыркнул, хотя Винг был абсолютно прав. Старр тихо
зарычал, а дракон поднял голову, и долго смотрел в окно, где
синело бездонное небо.
    -Посмотрите на это небо, грифоны. Посмотрите внимательно.
    Мы невольно последовали взглядом за огромными глазами
Винга. Небо манило к себе своей глубиной и спокойствием, оно
обещало ни с чем не сравнимое наслаждение, знакомое только его
жителям... У меня заныли крылья, и я с ненавистью перевёл взгляд
на дракона, стоявшего с закрытыми глазами.
    -Вы чувствуете небо, грифоны. Я знаю это. Вы - как и я, не
можете жить без него. А теперь дайте мне ответ на вопрос: имеете
ли вы право лишить хоть одно живое существо подобного
великолепия? Имеет ли кто-нибудь право лишить разумное
существо неба? И земли? И воды? И огня?! Знаете ли вы, что такое
Жизнь? Имеете ли представление, сколь она бесценна и
невосполнима?! Любая смерть вырывает кусок из моего сердца. Я
умираю вместе с каждой своей жертвой, и возраждаюсь лишь для
следующей смерти! Вот, что ВЫ сделали со мной, Арнорцы. О,
Родрик не знает, сколь совершенны его пытки! Он никогда не
поймёт, в каком аду живу я по его милости!
    Винг дрожал, и впервые я ощутил, что может быть он и не
чудовище. Ибо мы чувствовали его эмоции, как свои. Сейчас я
понимаю, что в те годы дракон был куда более узником, чем мы. Но
тогда я лишь почувствовал, сколь близок мне Винг. И впервые в
жизни я не поспешил отогнать от себя подобные мысли...
    Однако сам дракон, похоже, разуверился в возможности
объяснить нам свою точку зрения. Винг вздохнул, и исчез, оставив
в наших душах след, подобный расскалённому мечу. Я посмотрел на
Старра, а он - на меня.
    -Старр, тебе не кажется, что он не слишком похож на монстра? -
неуверенно спросил я после долгой паузы.
Мой друг тяжело вздохнул.
    -Да, Игл. Он совсем непохож на чудовище... - мрачно произнёс
грифон.
    -Но может ли быть так, что все наши представления о драконах
и Зле - ошибка?! - в отчаянии спросил я, ибо чувствовал, что теряю
уверенность в своей правоте.
Старр долго молчал. Затем просто посмотрел на меня.
    -Давай не будем думать об этом, Игл?  Пока Винг наш враг, мы
имеем цель. Что остаётся нам кроме как думать о мести?
    -Старр, но что если он действительно мечтает о мире и
счастье?! Ты только представь себе! Ведь в этом случае МЫ
становимся служителями Зла, со своей ненавистью и упорным
нежеланием видеть Добро...
Мой друг отвернулся.
    -Игл, я не хочу думать об этом.
    -Спрятать голову в песок - не выход, Старр.
    -Забыть о своём Долге - тоже не выход, Игл.
    -Но мы служим Добру, а не Долгу! Нельзя, чтобы гордость
заслоняла от нас истину. Гордость становится нашей самоцелью,
Старр, и мы теряем способность различать Добро в других...
    -Он - дракон.
    -Да. И разве это отрицает возможность для Винга быть на
стороне Добра? Тогда он прав, и мы ничем не отличаемся от
Владыки.
    -Игл, драконы - наши враги. Разве ты забыл об этом?
    -Старр, я слышал его слова. Он был прав, говоря, что мы судим
по доспехам о душе. Разве тело определяет сущность?
    -Тогда почему ни один дракон никогда не сражался на стороне
Светлых сил?
    -Старр, на стороне Тьмы сражались и грифоны.
Он запнулся, и помолчал. Потом продолжил, но уже не так
уверенно.
    -Они были предатели.
    -Они служили тому, что считали правильным.
    -Зло - не может быть правильным, Игл.
    -Так почему мы отказываем дракону в праве избрать себе путь
Добра? Ведь были грифоны, избравшие Зло!
    -Но... Но Игл, драконы служат только Тьме!
    -Я уже не так в этом уверен, Старр. Я видел Винга. Скажи
откровенно - считаешь ли ты его служителем Зла?
Грифон замолчал, и отвернулся. Потом глухо произнёс:
    -Нет.
    -Вот именно.
Старр ещё более мрачно спросил:
    -И что теперь нам делать? Какой смысл теперь жить? Мы
потеряли цель, мы потеряли самих себя.
Я помолчал.
    -Может, наша цель была неправильной, Старр? Может, стоит
подыскать другую?..
    -Какую? Обьявить Вингу, что хотим перейти на его сторону?
Лучше сложить крылья, чем обречь себя на такое унижение.
    -О боги, но что же нам делать? Мы потеряли всё! А теперь ещё
и смысл жизни!
Наступило долгое молчание. Потом его прервал Старр.
    -Винг всё ещё узурпатор. И хоть мы пришли к выводу, что он не
ведёт Арнор по пути Тьмы, это не значит, что мы должны предать
дело нашего законного короля! - глухо сказал грифон.
Я вздохнул.
    -Ты прав, друг. Но будет сложно сражаться против врага,
которого ты не можешь считать таковым...
    -Это наша судьба, Игл. Пути её непредсказуемы. Кто мог вчера
поверить, что мы сами признаем дракона достойным рыцарем?! Он
уничтожил все устоявшиеся мнения, всё что мы знали, и во что
верили. Но я действительно не могу более закрывать глаза на дела
Винга. Дальнейшее нежелание видеть, что он хочет мира и добра,
граничит с преступлением против наших идеалов.
Я добавил, глядя в глаза другу:
    -Теперь мы стали значительно мудрее, Старр. Это ещё один дар
Винга. Более нас не ослепит шипастая, ядовитая раковина, в
которой может скрываться изумительная жемчужина...

Так прошла ещё неделя.




                        ГЛАВА 5




    Мне никогда не забыть глаза отца, которыми тот смотрел на
меня, когда неизвестная сила внезапно перенесла меня прямо в
центр пиршества. Мы со Старром в бешенстве наблюдали из окна
за мщением Винга, и я твёрдо решил, что ошибся в суждениях о
нём. На окна было наложено заклятье, и мои крики не доходили до
отца, гордо стоявшего в центре площади...

Крафт обнял меня, и поднял взгляд на грустно улыбавшегося
дракона.
    -Ты...Ты...
    -Да. Я способен на милосердие, Крафт. Я отринул месть, не
оставив в сердце места для неё. Надеюсь, ты поймёшь... - слова
Винга заставили меня вздрогнуть, но обернуться я не успел - мы с
отцом  и Старром неожиданно оказалсь в лесу, на поляне. Я
вскрикнул, Старр зарычал. Но Крафт посмотрел по сторонам, и
бессильно опустился на землю.
    -О боги! Он отпустил меня!!!
    Я опустился на землю рядом с отцом. В голове метались мысли.
Винг отпустил убийцу свего отца, он решил не идти путём Зла даже
сейчас! Меня трясло. О боги, какими же чудовищами мы были! Винг
должен был убить всех нас не задумываясь. Я бы убил!
    Но он ПРОСТИЛ! Он настолько ненавидел Зло и смерть, что
отказался от смысла своей жизни ради того, чтобы не перейти на
путь ненависти... А мы травили его, ненавидели, издевались так,
что даже тогда мне становилось нехорошо...
Я положил крыло на плечо отцу, и мягко сказал.
    -Отец, мы совершили страшную ошибку. Настолько страшную,
что я сомневаюсь, сумеем ли мы искупить её последствия...
Крафт поднял глаза на меня. Он плакал.
    -Игл, он указал нам всем именно тот путь, которому мы
следовали испокон веков! Так почему же мы столько лет упорно не
желали этого замечать?!
Мы со Старром промолчали. Отец долго смотрел невидящим
взглядом в небо, потом встряхнулся.
    -Расскажите мне, о чём с вами говорил Винг.
    -Да, он говорил с нами, Крафт. - мрачно произнёс Старр. -И мы
сами пришли к выводу, что Винг не может быть созданием Тьмы.
Я вздохнул.
    -Мы были не слишком наблюдательны, отец. Боюсь, что Винг
всё ещё думает, будто мы до сих пор его ненавидим...
    Затем мы наперебой принялись рассказывать о том, что
происходило здесь месяц назад. Отец выслушал, и надолго закрыл
глаза.
    -О боги, почему вы так повернули свою жестокую игру?! - в
голосе Крафта прозвучала такая ненависть, что мы невольно
отшатнулись.
    -Что случилось, отец?!
Крафт посмотрел на нас так, словно впервые увидел.
    -Игл. Я и Минас напали на Винга сегодня утром, и эльф
проткнул дракона волшебным копьём Мёртвых Царей, которое я
отыскал в городе Дэсс, в земле Мидлирс. Винг просто вытащил
копьё из сердца, и оно перестало существовать, но он умрёт, Игл.
Неминуемо. Теперь понимаешь?! Когда он убил Минаса, я и сам...
    -Он убил Минаса?!
    -Да. Думаю, он просто не выдержал. Минас ведь убил его отца,
Игл. Не знаю, смог бы я удержать свою руку в подобном случае...
Я содрогнулся.
    -О, боги...
Отец кивнул.
    -Теперь ты понимаешь?! Мы столь ненавидели дракона, что
ослепли. Мы не видели ничего! И лишь когда время исправить
ошибку упущено, боги вернули нам зрение! О, будте вы прокляты,
боги!!!
Старр в ярости ударил кулаком в землю.
    -Ещё не поздно! Мы можем вернутся, и спасти его!
    -Нет. Уже поздно, Старр. Я и Минас - мы убили Винга, как и его
отца. Мы убили того, кто всю жизнь мечтал только о мире. Он
мечтал лишь о возможности прекратить вражду. Он простил почти
всё, что мы делали с ним - а ведь Винг имел полное право
уничтожить всю страну, более того, он мог это сделать! Так скажи,
зачем теперь мне жить, Старр?! - в последней фразе грифона
внезапно прозвучала такая мука, что мы вскочили на ноги.
    -Отец, но ведь Винг - могучий маг! Он может устоять против
копья Минаса!
Крафт мрачно покачал головой.
    -Как раз наоборот, Игл. Я нашёл это копьё в древних развалинах
подземного города, и я знаю, что оно такое. Подобное оружие
действует тем сильнее, чем сильнее жертва. Поэтому Винг ничего
не заметил... Но уже сейчас, наверно, он умирает!
    Я зарычал, и бросился в воздух, Старр за мной. Крафт
последовал вслед за нами, и все втроём мы на максимальной
скорости понеслись ко Дворцу, видневшемуся на горизонте...
                                 ***
    С тех пор прошли три недели, но я никак не мог поверить в
случившееся. Вернувшись во дворец, мы нашли там Родрика,
который в глубокой задумчивости сидел на троне, и читал
рукопись! Винг улетел. Он сдался. Он пришёл к выводу, что
ненависть невозможно искоренить, и отказался от борьбы, чтобы
не усугубить ситуацию...

    Король был не просто изумлён - он был шокирован. Дракон
перевернул всю нашу страну вверх дном. После того, как Родрик
прочитал его рукопись, король два дня не выходил из своих покоев.
А выйдя, обьявил, что отныне и навеки, любое обвинение, не
основанное на конкретных действиях обвиняемого, повлечёт за
собой осуждение обвинителя. Этот приказ едва не вызвал
революцию. Тириох, главный советник, и его сторонники, яростно
осудили короля, и призвали народ в импичменту - мол, Родрика
околдовали Тёмные силы...
    Я, ставший к тому времени начальником гарнизона Дворца,
хотел лично убить изменника. Но король приказал привести
Тириоха к себе, закрыл дверь покоев, и не открывал до утра.
    А на утро Тириох вышел самым верным сторонником короля. Я
не знаю, что говорил Родрик старому магу. Но более тот не
призывал проклятия богов на голову короля, и даже перестал
проклинать при каждом удобном случае дракона...
    Но всё это мелочи. Крафт уже к вечеру первого дня вылетел на
поиски Винга, и пока известий от него не поступало. Армии Арнора
спешно вооружались, все кузницы и мастера были заняты по горло.
По стране бродили сотни слухов, от совершенно нелепых вроде
идеи о принявшем вид Родрика драконе (а настоящий, мол, давно
мёртв), до весьма интересных - например, говорили, что Винг
оказался настолько хорошим и светлым, что никто этого не понял, а
дракон обиделся и улетел. Арнор бурлил. Орки, выпущенные
Вингом на свободу, после его исчезновения попытались сбежать за
пределы страны. Мой отряд остановил их, и сам Родрик на моей
спине прилетел к толпе оборваных дикарей, в ужасе сбившихся в
кучу. Мои грифоны стояли по периметру.
    Король долго рассматривал орков, а потом внезапно обьявил,
что он разрешает им поселится в горном районе Арнора, при
условии, что те станут платить стране дань. Орки повалились на
колени, и следующие три дня я был очень занят, сопровождая
ликующую толпу дикарей в горы, и следя за порядком.
    Изменения коснулись и внешней политики страны. Родрик
обьявил, что отныне путь Арнора - это мирный путь. Я и Старр с
трудом верили, что это тот самый король...
    По истечении трёх недель, вернулся Крафт со своим отрядом
десантников. Они облетели половину Уорра, и углубились в Океан
так далеко, как могли, но не нашли и малейшего следа Винга.
Наверно, он погиб над морем, направляясь в мифическую землю
драконов, бывшую где-то там. Но я надеялся, что он долетел.
    Сейчас, когда дело дракона продолжили мы сами, даже самые
ярые враги Винга более не могли называть его Злом. Рыцари, при
упоминании о драконе, мрачно отворачивались. Ибо его история
легла страшным бременем на совесть каждого арнорца. Винг
показал всем нам, сколь мало было отличие Арнора от Азерота.
Ведь теперь никто не мог отрицать, что под прикрытием идей
Добра и Света мы, по существу, проводили ту же самую политику,
что и Владыка. Это страшно подействовало на воинский дух. В
армии ходили мрачные, полные горя слухи, что на войне многие
рыцари вели себя более жестоко чем орки. В некоторых отрядах
воины потребовали снять своих командиров, и Родрик всегда
соглашался. Я горд, что мои грифоны доверяли мне, как себе
самому.
    Но настоящий шок я испытал, когда мой отец обьявил об уходе
из армии. Я в ужасе полетел к нему во дворец, и спросил, почему?!
Крафт долго не отвечал, а потом произнёс:
    -Игл, я более не могу быть воином. Я потерял уверенность в
правоте своего пути, а быть воином, когда ты не уверен -
преступление. Я совершил достаточно преступлений в своей жизни,
Игл. С меня хватит.
    Сам Родрик посетил грифона, и уговаривал не оставлять армию.
Но отец твёрдо заявил, что после Винга он просто не сможет
поднять руку на разумное существо. Так и сказал. Король ничего не
ответил, а потом неожиданно протянул Крафту шкатулку с
рукописью дракона - самый охраняемый и секретный предмет в
королевстве...
    Вот этого я никогда не прощу Родрику. Он убил моего отца. На
третий день после прочтения, Крафта нашли на скалах,
разбившегося насмерть. Весь Арнор с горечью провожал героя на
кладбище, там выступал Родрик, видные дворяне и рыцари. Я не
выступал.
    Через два дня я стал главнокомандующим воздушными силами
Арнора, и переехал в отцовский дворец. Старр поселился со мной.
Первым делом я принялся искать рукопись Винга, но в шкатулке
лежал листок бумаги, написанный от руки короля:
    "Игл, не ищи. Родрик."
    Я последовал приказу моего сюзерена, и следующие дни
заслонили от меня трагедию Крафта. Я реорганизовывал армию по
образцу штурмовых отрядов Ализона. Мои друзья, бывшие в
элитном подразделении, и обучавшиеся у Винга, стали
инструкторами, и я ввёл обязательное обучение боевому искусству.
Тысячи мелочей поглотили нас со Старром, мы почти не спали...
    Так прошёл месяц, и жизнь в Арноре вошла в привычную
коллею. Люди перестали собираться толпами на площадях,
брожение в армии я сумел прекратить. Родрик совершенно
изменился. Он часто выезжал на коне за пределы Замка, и ездил
по стране, сопровождаемый всего двумя рыцарями. Каждая его
поездка оставляла за собой след слухов и недоумения, ибо король
занимался очень странным для него делом - следил за порядком!
Понемногу люди стали смотреть на Родрика иначе. Его полюбили, а
ведь я даже представить себе не мог подобное!
    Часто я размышлял, сидя на веранде своего роскошного дворца,
и глядя на закат солнца. Винг сдался. Он не смог выдержать
бешенную ненависть и нетерпимость наших людей, и улетел. Но
боги, ведь он победил! Он добился успеха во всех своих
начинаниях.
    Мы более не были слепы. Предрассудки и ненависть медленно,
очень медленно, но отходили в прошлое. Недавно я видел в одном
из городов, как орки продавали на рынке овощи, и женщины
ругались с ними, словно те были людьми. Эта картина настолько
меня шокировала, что я доложил королю. Родрик промолчал, и
только улыбнулся. А я вернулся к исполнению своих обязанностей,
и заставил себя не думать о переменах.









                        ГЛАВА 6







                                     Всё описанное в моих
                                     записках произошло около
                                     пор столь
                                     многое изменилось, что мне
                                     самому иногда бывает трудно
                                     поверить, сколь бешенная
                                     злоба и нетерпимость терзала
                                     тогда нашу прекрасную страну.
                                     Но нравится мне это, или нет - а
                                     факт в том, что Винг оставил за
                                     собой настоящий вихрь в
                                     мыслях арнорцев, они
                                     изменились - а я закрепил эти
                                     перемены навсегда. Родрик
                                     написать историю
                                     тех событий, и я постарался. Но
                                     то, что сказанно далее - это не
                                     приказ. Это было моё
                                     собственное решение,
                                     продолжить рассказ, и хотя я
                                     предвижу определённые
                                     сложности, которые вызовет
                                     моя повесть, я не могу молчать
                                     и дальше.
                                     Моя совесть не позволяет.

                        Главнокомандующмий армией Арнора, основатель ВВС - Игл.

                     ----------------------

    Это началось в канун Нового года, когда снег покрыл нашу
страну своим покрывалом, а люди и эльфы собирались мирно
отпраздновать ещё один год мира. Я, со своим личным отрядом,
летал вдоль и поперёк Арнора, следя за порядком, и нанося визиты
друзьям. Всё было мирно и спокойно, даже орки притихли в своих
горах. Я вернулся к королю, и с радостью доложил о виденном.
    -Игл, я рад, что в моей стране мир. Он тоже был бы рад. - мы
помрачнели, догадавшись, о ком упомянул король.
    -И мне очень жаль лишать тебя возможности мирно и спокойно
встретить праздник... - продолжал Родрик.
    -Но тебе придётся полететь в Элиранию. Старр докладывает,
что там начались неприятности.
    -Да, милорд?
    -Аррагор не простил мне, что я признал убийцу его сына
достойным рыцарем. Старр рассказал, что эльфы намерены
потребовать от нас найти Винга, и выдать им, иначе - война.
Я замер на месте.
    -Война?! С эльфами?!
Король кивнул.
    -Невероятно, но факт. Я послал им ответ, что Винг исчез больше
года назад, и мы не знаем, куда он пропал. Но они не пожелали
слушать. Феагорм покинул Кастл-Рок два дня назад, и заявил, что
мы попали под влияние Тёмных сил. С ним ушёл Тириох.
Я зарычал. Этот старикашка уже достал меня своим маразмом и
фокусами.
    -Я понял, милорд. Предатель будет наказан.
    -Нет, ты не понял, Игл. Ты полетишь в Элиран, и доложишь
Аррагору о всех событиях, имевших место в Арноре. Полетишь
один. Ты - посол, а не штурмовая команда... - Родрик улыбнулся.
    -Как ты похож на Крафта в молодости, Игл. Если бы ты знал.
    -Я понял вас, милорд. - повернулся, и покинул тронный зал.
Настроение было испорчено. Родрик мог бы и не напоминать мне
об отце. Как-никак, именно король явился косвенной причиной его
смерти.
Выйдя на улицу, я полетел к себе во дворец. Моя подруга,
Араминта, уже была там.
    -Игл, ну наконец. Пошли, вечеринка уже готова!
    -Арами, вечеринка откладывается на год. Я лечу в Элиран.
    -Как это?! А праздник?
    -Приказ короля. Повеселитесь без меня, малышка.
    Не отвечая на кучу вопросов друзей, я нацепил меховую накидку,
вооружился, и, захватив мешочек с золотом, вылетел на восток. У
ворот задержался, и проинструктировал слуг насчёт охраны
дворца.

    Было холодно. Я летел над самой землёй, но всё равно мёрз.
Скоро пригороды столицы остались позади, и подо мной
потянулись бесконечные километры ночного заснеженного леса.
Периодически то там, то там, мерцали огоньки - это были костры
дровосеков, или охотников. На десятый час полёта внизу всё ещё
тянулись бесконечные леса - на восток от Арнора они росли почти
без просветов. Люди редко бывали в этих местах, эльфы здесь не
жили. А грифоны предпочитали жить с людьми. Поэтому на сотни
километров во все стороны я был один. Ни огонька, ни просвета.
Лишь лунный свет, казалось, замораживал воздух. Я до того
замёрз, что решил приземлится, развести костёр, и оттаять.
    То был переломный момент в истории Уорра, но я не знал об
этом. Разумеется, мне не хотелось садится на первой попавшейся
полянке, и я летел, пока не заприметил холм, поросший крупными
соснами. Там я и сел.
    Костёр загорелся сразу, и я с наслаждением распушистил перья,
чувствуя, как с крыльев отваливается ледяная корка. Бррр, грифон
не предназначен для холодных зим. Смолистый хворост, который я
насобирал в роще, горел как в печке.
    -Хорошо... - прошептал я, расстилая накидку, и усаживаясь на
кучу еловых веток, которую набросал на снег. Так я грелся пару
часов, и настроение понемногу улучшалось. Скоро мне захотелось
поспать, но я держался. Достаточно какому-нибудь зверю успеть
повредить мне крыло - и я мертвец. Никто, никогда не найдёт в
такой чаще грифона... А жить охотой я разучился.
    Прошло ещё три часа, и внезапно послышался шорох. Я вскочил,
и выпустил когти. Рука легла на шест с лезвиями.
    -Не надо, грифон. Я друг.
    Голос принадлежал молодому, измождённому эльфу, который с
трудом стоял, прислонившись к дереву. Я подбежал, и отнёс его к
костру.
    -Кто ты, эльф? Что ты делаешь так далеко в лесах?
Он молчал, и грелся у костра. Я ждал. Наконец эльф произнёс:
    -Меня зовут Эльстар. Я охотник. А ты кто?
    -Игл, главнокомандующий армией Арнора.
Он подскочил.
    -Грифон?!
Я немного обиделся.
    -А что? В Арноре полное равноправие, эльф. Я думал, в
Элирании тоже.
Он поник.
    -Прости, друг. Я столько лет не был дома, что стал диким.
Просто довольно странно встретить ночью, в лесу, генерала
армии...
    -Маршала.
    -Тем более.
    Я с интересом рассматривал Эльстара. Он был молод, и весьма
неплохо выглядел, вероятно. Сейчас он смотрелся как жертва
нападения стада слонов. Эльф был страшно измождён, его, некогда
прекрасная одежда, теперь превратилась в лохмотья. Даже лук -
гордость любого эльфа, был поломан, и связан верёвкой. Да,
пришлось ему пережить...
    -Что ты делаешь так далеко от ближайших поселений? -
поинтересовался я.
    -Охочусь. - эльф мрачно смотрел в пламя.
    -Разве мало зверья в лесах Элирании?
    -Тех, на кого я охочусь, там нет. Похоже, их вообще не осталось.
Эта горная гряда - последний шанс.
Меня пробило неприятное предчувствие. Неужели?...
    -Эльстар, на кого ты охотишся?
    -На драконов.
    Теперь я подскочил. Перед глазами возникла картина
окровавленного Винга, которого волокли за канат, продетый сквозь
крылья...
    -Это самая лучшая добыча для воина? - сурово спросил я.
Он с изумлением посмотрел на меня.
    -А что может быть почётнее?! Убить самую сильную тварь из
служителей Зла - это достойное дело!
    Я замолчал, и отвернулся. В голове скакали воспоминания.
Неужели и я был таким? Да, был. Хуже. Я не противился не только
охоте на драконов, но и страшным мучениям, на которые обрекли
несчастного Винга. Я сам их усугублял... После Войны, когда враги
пали, мы должны были остановится, и не переносить свою
ненависть на невинных!
    -Эльф, что тебе сделали драконы?
Он вздрогнул.
    -Странные вещи ты спрашиваешь, Игл. Они драконы! Они - это
Зло!
Я мысленно продолжил своими словами: "Они недостойны жить".
    -...они недостойны жить!
Да. Вот таким был я полтора года назад. Вот таким я виделся
Вингу... О, боги...
    -Почему, Эльстар?
Эльф просто поперхнулся от изумления.
    -Грифон, ты сошёл с ума? Как - почему?!
    -Вот именно, эльф. Почему?
    -Они наши враги! Они сражались на стороне Владыки, и едва не
принесли тому победу!
    -В истории было множество войн, Эльстар. Всего двести лет
назад завершилась война между Арнором и Элиранией. Люди
бились с эльфами. Так почему ты не охотишся на людей? Они тоже
были врагами твоего народа, и та война тоже завершилась их
поражением.
Эльф долго смотрел на меня, потом покачал головой.
    -Игл, то была война по политическим соображениям. А драконы
- служители Зла. Они несут смерть всем!
Я помолчал.
    -А ты видел дракона, Эльстар?
Он отвернулся.
    -Нет. Но я слышал, что в этих местах некогда убили одного.
    -А я пять лет жил рядом с драконом, эльф. И все эти годы я
ненавидел его, нападал, мечтал о его смерти. Мой отец убил его
отца, мой король пять лет держал дракона в таком рабстве, что я
не выдержал бы и недели. И знаешь, что сделал этот дракон? Он
простил, эльф. Он стал самым могущественным магом в истории, он
мог одним взглядом обрушить город. И он захватил власть в
Арноре, дабы прекратить вражду. Не отомстить! А прекратить
вражду! Способен ли ты на такое, Эльстар? Я - нет.
Эльф отшатнулся.
    -Ты говоришь об этом демоне, Винге?!
Я зарычал.
    -Эльф, мой отец покончил с собой, осознав, сколь
несправедливы мы были, называя его так!
Он долго молчал.
    -Ты стал служителем Зла, грифон. - произнёс наконец Эльстар,
и встал. -А я поклялся убивать всех служителей Зла на месте!
    Я вскочил. Но не успел. Эльф вытащил из-за пазухи некий
предмет, и одел на голову. Я зажмурился - свет от этой короны
ударил меня прямо в глаза. Голос Эльстара загремел.
    -Именем последнего из Мёртвых Царей, чья корона сверкает у
меня на голове, я изгоняю Зло туда, где ему самое место - в
преисподнюю! Умри, предатель!
    Я закричал, но из короны вырвался ослепительный луч, и попал
мне в грудь. Страшный удар отшвырнул меня с холма, и я
покатился по склону, ломая крылья, и крича от страшной боли.
Перья на груди загорелись, и я потерял сознание.



                        ГЛАВА 6


                          Всё описанное в моих
                          записках произошло около
                          года назад. С тех пор столь
                          многое изменилось, что мне
                          самому иногда бывает трудно
                          поверить, сколь бешенная
                          злоба и нетерпимость терзала
                          тогда нашу прекрасную страну.
                          Но нравится мне это, или нет - а
                          факт в том, что Винг оставил за
                          собой настоящий вихрь в
                          мыслях арнорцев, они
                          изменились - а я закрепил эти
                          перемены навсегда. Родрик
                          просил меня написать историю
                          тех событий, и я постарался. Но
                          то, что сказанно далее - это не
                          приказ. Это было моё
                          собственное решение,
                          продолжить рассказ, и хотя я
                          предвижу определённые
                          сложности, которые вызовет
                          моя повесть, я не могу молчать
                          и дальше.Моя совесть не позволяет.

          Главнокомандующий армией Арнора, маршал ВВС - Игл.


                   -----------------------

    Это началось в канун Нового года, когда снег покрыл нашу
страну своим покрывалом, а люди и эльфы собирались мирно
отпраздновать ещё один год мира. Я, со своим личным отрядом,
летал вдоль и поперёк Арнора, следя за порядком, и нанося визиты
друзьям. Всё было мирно и спокойно, даже орки притихли в своих
горах. Я вернулся к королю, и с радостью доложил о виденном.
    -Игл, я рад, что в моей стране мир. Он тоже был бы рад. - мы
помрачнели, догадавшись, о ком упомянул король.
    -И мне очень жаль лишать тебя возможности мирно и спокойно
встретить праздник... - продолжал Родрик.
    -Но тебе придётся полететь в Элиранию. Старр докладывает,
что там начались неприятности.
    -Да, милорд?
    -Аррагор не простил мне, что я признал убийцу его сына
достойным рыцарем. Старр рассказал, что эльфы намерены
потребовать от нас найти Винга, и выдать им, иначе - война.
Я замер на месте.
    -Война?! С эльфами?!
Король кивнул.
    -Невероятно, но факт. Я послал им ответ, что Винг исчез больше
года назад, и мы не знаем, куда он пропал. Но они не пожелали
слушать. Феагорм покинул Кастл-Рок два дня назад, и заявил, что
мы попали под влияние Тёмных сил. С ним ушёл Тириох.
Я зарычал. Этот старикашка уже достал меня своим маразмом и
фокусами.
    -Я понял, милорд. Предатель будет наказан.
    -Нет, ты не понял, Игл. Ты полетишь в Элиран, и доложишь
Аррагору о всех событиях, имевших место в Арноре. Полетишь
один. Ты - посол, а не штурмовая команда... - Родрик улыбнулся.
    -Как ты похож на Крафта в молодости, Игл. Если бы ты знал.
    -Я понял вас, милорд. - повернулся, и покинул тронный зал.
Настроение было испорчено. Родрик мог бы и не напоминать мне
об отце. Как-никак, именно король явился косвенной причиной его
смерти.
Выйдя на улицу, я полетел к себе во дворец. Моя подруга,
Араминта, уже была там.
    -Игл, ну наконец. Пошли, вечеринка уже готова!
    -Арами, вечеринка откладывается на год. Я лечу в Элиран.
    -Как это?! А праздник?
    -Приказ короля. Повеселитесь без меня, малышка.
    Не отвечая на кучу вопросов друзей, я нацепил меховую накидку,
вооружился, и, захватив мешочек с золотом, вылетел на восток. У
ворот задержался, и проинструктировал слуг насчёт охраны
дворца.

    Было холодно. Я летел над самой землёй, но всё равно мёрз.
Скоро пригороды столицы остались позади, и подо мной
потянулись бесконечные километры ночного заснеженного леса.
Периодически то там, то там, мерцали огоньки - это были костры
дровосеков, или охотников. На десятый час полёта внизу всё ещё
тянулись бесконечные леса - на восток от Арнора они росли почти
без просветов. Люди редко бывали в этих местах, эльфы здесь не
жили. А грифоны предпочитали жить с людьми. Поэтому на сотни
километров во все стороны я был один. Ни огонька, ни просвета.
Лишь лунный свет, казалось, замораживал воздух. Я до того
замёрз, что решил приземлится, развести костёр, и оттаять.
    То был переломный момент в истории Уорра, но я не знал об
этом. Разумеется, мне не хотелось садится на первой попавшейся
полянке, и я летел, пока не заприметил холм, поросший крупными
соснами. Там я и сел.
    Костёр загорелся сразу, и я с наслаждением распушистил перья,
чувствуя, как с крыльев отваливается ледяная корка. Бррр, грифон
не предназначен для холодных зим. Смолистый хворост, который я
насобирал в роще, горел как в печке.
    -Хорошо... - прошептал я, расстилая накидку, и усаживаясь на
кучу еловых веток, которую набросал на снег. Так я грелся пару
часов, и настроение понемногу улучшалось. Скоро мне захотелось
поспать, но я держался. Достаточно какому-нибудь зверю успеть
повредить мне крыло - и я мертвец. Никто, никогда не найдёт в
такой чаще грифона... А жить охотой я разучился.
    Прошло ещё три часа, и внезапно послышался шорох. Я вскочил,
и выпустил когти. Рука легла на шест с лезвиями.
    -Не надо, грифон. Я друг.
    Голос принадлежал молодому, измождённому эльфу, который с
трудом стоял, прислонившись к дереву. Я подбежал, и отнёс его к
костру.
    -Кто ты, эльф? Что ты делаешь так далеко в лесах?
Он молчал, и грелся у костра. Я ждал. Наконец эльф произнёс:
    -Меня зовут Эльстар. Я охотник. А ты кто?
    -Игл, главнокомандующий армией Арнора.
Он подскочил.
    -Грифон?!
Я немного обиделся.
    -А что? В Арноре полное равноправие, эльф. Я думал, в
Элирании тоже.
Он поник.
    -Прости, друг. Я столько лет не был дома, что стал диким.
Просто довольно странно встретить ночью, в лесу, генерала
армии...
    -Маршала.
    -Тем более.
    Я с интересом рассматривал Эльстара. Он был молод, и весьма
неплохо выглядел, вероятно. Сейчас он смотрелся как жертва
нападения стада слонов. Эльф был страшно измождён, его, некогда
прекрасная одежда, теперь превратилась в лохмотья. Даже лук -
гордость любого эльфа, был поломан, и связан верёвкой. Да,
пришлось ему пережить...
    -Что ты делаешь так далеко от ближайших поселений? -
поинтересовался я.
    -Охочусь. - эльф мрачно смотрел в пламя.
    -Разве мало зверья в лесах Элирании?
    -Тех, на кого я охочусь, там нет. Похоже, их вообще не осталось.
Эта горная гряда - последний шанс.
Меня пробило неприятное предчувствие. Неужели?...
    -Эльстар, на кого ты охотишся?
    -На драконов.
    Теперь я подскочил. Перед глазами возникла картина
окровавленного Винга, которого волокли за канат, продетый сквозь
крылья...
    -Это самая лучшая добыча для воина? - сурово спросил я.
Он с изумлением посмотрел на меня.
    -А что может быть почётнее?! Убить самую сильную тварь из
служителей Зла - это достойное дело!
    Я замолчал, и отвернулся. В голове скакали воспоминания.
Неужели и я был таким? Да, был. Хуже. Я не противился не только
охоте на драконов, но и страшным мучениям, на которые обрекли
несчастного Винга. Я сам их усугублял... После Войны, когда враги
пали, мы должны были остановится, и не переносить свою
ненависть на невинных!
    -Эльф, что тебе сделали драконы?
Он вздрогнул.
    -Странные вещи ты спрашиваешь, Игл. Они драконы! Они - это
Зло!
Я мысленно продолжил своими словами: "Они недостойны жить".
    -...они недостойны жить!
Да. Вот таким был я полтора года назад. Вот таким я виделся
Вингу... О, боги...
    -Почему, Эльстар?
Эльф просто поперхнулся от изумления.
    -Грифон, ты сошёл с ума? Как - почему?!
    -Вот именно, эльф. Почему?
    -Они наши враги! Они сражались на стороне Владыки, и едва не
принесли тому победу!
    -В истории было множество войн, Эльстар. Всего двести лет
назад завершилась война между Арнором и Элиранией. Люди
бились с эльфами. Так почему ты не охотишся на людей? Они тоже
были врагами твоего народа, и та война тоже завершилась их
поражением.
Эльф долго смотрел на меня, потом покачал головой.
    -Игл, то была война по политическим соображениям. А драконы
- служители Зла. Они несут смерть всем!
Я помолчал.
    -А ты видел дракона, Эльстар?
Он отвернулся.
    -Нет. Но я слышал, что в этих местах некогда убили одного.
    -А я пять лет жил рядом с драконом, эльф. И все эти годы я
ненавидел его, нападал, мечтал о его смерти. Мой отец убил его
отца, мой король пять лет держал дракона в таком рабстве, что я
не выдержал бы и недели. И знаешь, что сделал этот дракон? Он
простил, эльф. Он стал самым могущественным магом в истории, он
мог одним взглядом обрушить город. И он захватил власть в
Арноре, дабы прекратить вражду. Не отомстить! А прекратить
вражду! Способен ли ты на такое, Эльстар? Я - нет.
Эльф отшатнулся.
    -Ты говоришь об этом демоне, Винге?!
Я зарычал.
    -Эльф, мой отец покончил с собой, осознав, сколь
несправедливы мы были, называя его так!
Он долго молчал.
    -Ты стал служителем Зла, грифон. - произнёс наконец Эльстар,
и встал. -А я поклялся убивать всех служителей Зла на месте!
    Я вскочил. Но не успел. Эльф вытащил из-за пазухи некий
предмет, и одел на голову. Я зажмурился - свет от этой короны
ударил меня прямо в глаза. Голос Эльстара загремел.
    -Именем последнего из Мёртвых Царей, чья корона сверкает у
меня на голове, я изгоняю Зло туда, где ему самое место - в
преисподнюю! Умри, предатель!
    Я закричал, но из короны вырвался ослепительный луч, и попал
мне в грудь. Страшный удар отшвырнул меня с холма, и я
покатился по склону, ломая крылья, и крича от страшной боли.
Перья на груди загорелись, и я потерял сознание.



                        ГЛАВА 7



    Не понимаю, как я выжил. У меня были сломаны оба крыла,
несколько рёбер. Отбиты внутренности. На груди была страшная
рана. Если бы я не упал в сугроб, то неминуемо сгорел бы заживо -
снег затушил огонь. Но половина перьев сгорела, и вся передняя
часть тела была страшно обожжена...

    Очнулся я только на следующий день. Встать не смог, пришлось
ползти. На вершине холма я обнаружил потухший костёр, и свои
вещи. Разумеется, Эльстару и в голову не пришло бы взять что-то,
принадлежавшее служителю Зла...
    Эльстар... Ненависть к этому эльфу едва не погубила меня тогда.
Я рычал, и пытался встать. Но, к счастью, не смог. В моей сумке
хранился бальзам, данный мне Араминтой. Он, без сомнения, спас
мне жизнь. Я намазал раны этой смесью, и сразу почувствовал
облегчение.
    Часа два я отдыхал, дыша с хрипом. Затем принялся за крылья.
Левое сломалось рядом с тем самым местом, где некогда его сломал
Винг. Правое - в двух местах. Я с трудом сумел разломить своё
копьё на части, и использовать их как шины. От боли едва не
потерял сознание, но довёл до конца работу, и привязал крылья к
спине. Потом стало легче...
    Первые дни я, дрожа от холода, провёл на подстилке из еловых
веток, кутаясь в свою накидку. От голода в глазах плясали огоньки,
но было просто смешно думать об охоте. На четвёртый день я
понял, что если не поем, то просто умру. С трудом встал, и
медленно заковылял вниз, морщась при каждом шаге. В ту ночь
мне удалось найти дикую свинью, и попасть в неё наконечником
копья. Вернувшись, и разведя костёр, я жадно проглотил мясо, и
задумался.
    Меня практически убили. Я нахожусь неизвестно где, в
безлюдном районе на полпути между Арнором и Элиранией. Не
могу летать, и не смогу ещё как минимум полгода. Охотится тоже
почти не могу. Зима, повсюду бродят волки. И хотя с грифоном им
не справится, они вполне смогут просто затравить меня, не давая
возможности охотится. И всё это сделал молодой фанатик,
убеждённый, что служит Добру. Где он взял свою корону? Я
никогда не слышал о столь мощных талисманах, исключая, конечно,
медальон Винга. Однако дракон и без медальона был самым
могущественным магом в истории, в то время как Эльстар явно
понятия не имел про магию...
    При мысли о том, что этот мальчишка может натворить, имея в
руках подобную силу, мне стало плохо. Я предаю свою страну, сидя
здесь! Но что я могу сделать?! Только идти!

    И я пошёл. В первый день я прошёл около двух километров, но
потом сдался. Крылья горели, как на огне, грудь сдавливало, при
каждом вздохе там что-то хрипело. Я понял, что просто умру, и
ничего не добьюсь. Мне пришлось упасть на землю, и лежать до
утра.
    На утро я обнаружил, что очутился недалеко от невысокой
горной гряды. На картах она называлась "Тир-на-Драго", что
значило "Тень Дракона". Странное название для эльфов. Теперь я
знал, где нахожусь. Эти горы отделяли Арнор от Элирании. Я,
подошёл к ним с востока, и, следовательно, находился в стране
эльфов. Эта граница не охранялась. Арнор доверял своим
соседям...
    Я помнил, что приблизительно раз в неделю над этими горами
проносились патрули моей армии. МОЕЙ армии! Но сейчас они
ищут меня, и им не до того. Отлично...
    Я усмехнулся. Мой собственный приказ был: выбирай цель, и не
отвлекайся на мелочи. Конечно, теперь, когда назревает война, а
командир исчез, никто и не вспомнит про эти патрули. Вся армия
бросится на побережье - ведь эльфы никогда не атакуют по суше.
Я нахожусь в самой дальней от места событий дыре!
    Зарычав, я медленно отправился в гору. Но минут через пять
замер. На земле валялась шкура кролика. Она была снята! Чем-то
острым, но не ножом. И следов костра не было видно.
    Я быстро огляделся. Если это Эльстар, то я мёртв. Если другой
эльф, то - спасён! Но звать, разумеется, не стал. Принюхался.
Запах был странный, не-человеческий. И слабый. Я задумался.
    Похоже, в этих горах кто-то жил. Разумный, и хищный. Но не
эльф. И не орк. Их запахи я знал отлично. Может, то был человек?
Люди могли пахнуть чем угодно... Но человек никогда не бросил бы
шкуру просто на землю. Он взял бы её с собой. Грифон? Если бы!
    Я принялся исследовать следы. Снег был крепко утрамбован, но
я сумел разглядеть глубокие отпечатки когтей, видневшиеся под
деревом. Приложил ногу. Нет, не грифон. Мои когти были
расположенны по-другому, да и след был маленький. Тогда кто?!
    Я покачал головой, и с удвоенной осторожностью двинулся
дальше. Следов больше не попадалось. Но я чувствовал, что здесь
кто-то живёт. Это трудно обьяснить. Просто один охотник
неосознанно может почувствовать присутствие другого. И я
чувствовал...
    До вечера я продвинулся довольно высоко в гору, и передо мной
встала проблема ночлега. Я боялся разводить костёр. Но в темноте
я стану добычей для хозяина здешних мест, а я слишком слаб,
чтобы рискнуть. Думая об этой проблеме, я вспомнил Винга, и
сразу решил найти пещеру. Там я смогу развести костёр.

    Пещеру я нашёл через час. Маленькую и уютную. Ту самую, где
жил хозяин этих мест... хорошо, что его не было дома. Я с
интересом рассматривал ложе из веток, грубый деревянный стол,
кучу шкур в углу. В глубине пещеры было кострище, а в небольших
нишах вдоль стен стояли вырезанные из дерева фигурки животных.
На редкость чисто для дикаря. Эта пещера мне напомнила ту, в
которой жил Винг, и где до сих пор сияли золотые сундуки,
заполненные неизвестно чем. Половина магов Ронненберга, и сам
новый Магистр, пытались снять заклинание, но не смогли. Теперь
эта пещера стала музеем...
    Размышляя о Винге, я внезапно сообразил, кто мог жить в этой
пещере. Неужели слухи о драконе в этом районе были правдивы?!
Невероятно!
    От возбуждения я нервно ходил перед входом. Дракон... Он
просто убьёт меня! Но я не хочу уходить. Я хочу прдолжить дело
Винга, и сказать дракону, что мы больше не враги! Это риск, да.
Огромный. Но, с другой стороны, будь я здоров, я всё равно не
смог бы справится с ним... Нет, я просто не могу так бросить.
Где-то здесь бродит Эльстар, и если он найдёт дракона... Я не
перенесу мысли, что ещё один родич Винга погиб от руки
фанатика, считавшего его Злом!
    Приняв решение, я спрятался в чаще, и стал ждать. Ждал долго,
и страшно замёрз. Наконец, когда почти совсем стемнело,
послышался шум крыльев, и на площадку перед пещерой
приземлилась маленькая драконочка. Я едва не ахнул!
    ...Она была намного меньше меня, и куда меньше Винга, когда я
увидел его впервые. Ей было не больше шести - семи лет.
Изумрудно-зелёная, с горящими рубиновыми глазками и золотыми
рогами, драконочка была столь красива, что я с трудом смог
оторвать от неё взор. Нижняя сторона тела была золотистой, как и
гребень вдоль спины. Невероятно изящная, стремительная, она
сложила блестящие крылья на спине, и кошачьей походкой вошла в
пещеру.
    Я пару минут пытался прийти в себя. О боги, как мог я не
замечать подобной красоты раньше?! Драконочка была самым
красивым, изящным и гармоничным существом, которое я видел в
жизни. Представив себе, как Эльстар снимает её переливающуюся
изумрудным блеском шкурку, я едва не зарычал. Нет, даже он не
смог бы совершить такое!
    Я усмехнулся. Не смог бы?... Совсем недавно я сам, не
задумываясь, убил бы прелестное создание, лишь заметив её... О
боги, как могли вы сделать нас подобными чудовищами?!
    Встал, и вошёл в пещеру.




                      ГЛАВА 8




    ...Она разжигала костёр. Заслышав мои шаги, обернулась как
молния, и зашипела. Припала к полу, выпустила когти... Сейчас
прыгнет.
    -Стой! Я не причиню тебе вреда, маленькая!
    Она прыгнула, целя мне в глаза. Я с трудом сумел поймать её, и
прижал к стене, стараясь быть осторожней. Драконочка шипела, и
царапала меня когтями.
    -Я не причиню тебе вреда, говорю! Я друг!
Чуть притихла.
    -Ты, грифон! Убей меня, зверь! - голос у драконочки был
звонкий, но мощный, как и у всех драконов. Я осторожно ослабил
руку, которой держал её.
    -Маленькая, я не враг. Драконы более не враги грифонам. Война
кончилась годы назад, я хочу только помочь! - выпустил. Она
отскочила в угол пещеры, и прижалась туда.
    -Ты не убьёшь меня?! - в голосе звучало такое удивление, что
мне стало страшно. О, боги, как могли вы допустить, чтобы мы
стали символом смерти?! Она смотрела на меня точно как я - на
Винга. И точно так же ждала смерти... Так чем же мы отличались от
наших врагов?!
    -Меня зовут Игл. Я твой друг.
    Драконочка чуть расслабилась, но продолжала пожирать меня
своими огромными глазами. Она была похожа на Винга, но куда
красивее...
    -Это правда?... Ты не убьёшь меня, грифон? - тихо спросила она.

Я зажмурился. О боги...
    -Маленькая, даже если бы шла война, я никогда не убил бы
ребёнка.
    -Я не ребёнок! Мне уже семь лет! Я воин!
Я улыбнулся.
    -И как зовут маленькую воительницу?
Она вздрогнула. Потом неохотно ответила:
    -Меня зовут Катана. Кто ты, Игл? Как ты нашёл мой дом?
    Я облегчённо вздохнул, и опустился на подстилку из веток,
придвинувшись к костру. Катана вначале отшатнулась, но потом
заметила мои изуродованные крылья, и широко открыла глаза.
    -Да, маленькая, я ранен. Меня предал и едва не убил тот, кого я
спас от смерти...
Она изящным движением присела с другой стороны костра.
    -Как случилось, что ты не хочешь меня убить? Когда три года
назад убивали мою мать, я не думала, что подобная встреча
возможна...
    Я вздрогнул. Вот и обьяснение. Она дочь одного из воинов
Ализона, который перед битвой отправил свою жену сюда... Здесь
она и родилась семь лет назад. Видимо, спустя три года её мать
погибла... О, проклятие вам, боги Уорра!
    -Катана, мне очень жаль. Ненависть тех лет ослепила нас, мы
стали походить на зверей. Понадобилось почти шесть лет, чтобы
разум вновь победил звериную природу... Мы более не враги
драконам, Катана. Грифоны воевали с Ализоном, защищая свою
страну, но не с драконами, как народом. Только недавно понимание
пришло в Арнор...
Она вздрогнула.
    -Я не верю тебе. Я слишком хорошо помню тех людей, которые
охотились на мою маму! И как она уводила их от пещеры! Там тоже
были грифоны!
    -Я и не жду, чтобы ты мне поверила, маленькая. Я пришёл
предупредить. Тот, кто едва не убил меня - он охотится на
драконов. Он ищет тебя, Катана. Если найдёт, то убьёт, ибо он -
это Зло!
Катана вскочила.
    -Вы всегда говорили так о нас!
    -И ошиблись! Мой отец покончил с собой, когда узнал одного из
драконов поближе! Знаешь, почему? Он не смог перенести факта,
что мы сами оказались Злом по отношению к вам! Так дай мне
возможность хоть каплю искупить вину моих сородичей!
Она с удивлением и недоверием меня выслушала, и осторожно
приблизилась.
    -Это правда?! Ты действительно не хочешь быть мне врагом?
Я грустно улыбнулся.
    -Я хотел бы стать тебе другом. Но не надеюсь на это, конечно.
Катана медленно подошла, и осторожно коснулась меня крылом.
    -Невероятно! Я смотрю на грифона, а он меня убить не хочет!
    -Да, малышка, я хочу тебя спасти, а не убить. Путь смерти... Его
разоблачил Винг, давным-давно...
    Драконочка присела рядом со мной, а я осторожно погладил её
по спине. Она изогнулась, точно кошка.
    -Ты непохож на тех грифонов, которых я знала... - тихо сказала
Катана.
    -Нет, маленькая. Ты знала зверей, а теперь мы немного пришли
в себя. И сделал всё это дракон.
Она вздрогнула.
    -Кто?
    -Его звали Винг, он был сыном Ализона.
    -Сын Ализона?! Он жив?!
Я помолчал.
    -Не знаю, Катана. Это было давно...
    И я рассказал ей историю Винга. Кончил уже под утро, и Катана
сидела рядом со мной, прислонившись к моему тёплому боку... Она
была вовсе не холодной, как я думал, а тёплой и живой, красивой и
изящной. Я  просто не мог себе представить, как можно убить
подобное чудо, знай я даже, что она - зверь! Но ведь она была
разумной и очень умной. Как она меня слушала! Когда я
рассказывал про Винга, про его дела, то у Катаны глаза светились,
словно рубины. Несчастная, она должно быть совсем забыла, как
это - разговаривать с кем-то, кто ей не враг...
    -...И он был таким могучим, что все армии Арнора ничего не
могли поделать?...
    -Да. Он был... трудно сказать, кем. Но определённо одним из
величайших властителей нашей эпохи. Хотя и утверждал, что его
не влечёт власть...

    ...К концу повести Катана мирно сидела рядом со мной, и
смотрела в огонь. Когда я замолк, она долго ничего не говорила, и
только мечтательно прикрыла глаза.
    -Игл, всё то, что ты рассказал - это правда?
    -Да, маленькая.
    -И он правда погиб?
    -Надеюсь, что нет. Но то копьё было очень волшебное...
Драконочка встряхнулась.
    -Ну ладно. Игл, теперь расскажи мне про эту историю с
предателем.
Я вздохнул. Сможет ли она понять? Но попытаться нужно...

Она даже очень поняла. Улыбнулась, и меня погладила.
    -Хороший ты грифон, Игл. Не такой, как те...
    -Я уже говорил тебе об этом, Катана.
    -И что ты собираешся делать?
    -Убить его. - мрачно ответил я. -Он может принести огромный
вред, имея подобную силу.
    -А как ты его убьёшь?
Я вздохнул.
    -Ещё не знаю, малышка.
Она стукнула меня хвостом.
    -Не зови меня малышкой!
Я рассмеялся.
    -Катана, но ты ведь и правда маленькая...
Драконочка вздохнула.
    -Да, маленькая. - нехотя согласилась она. -Но я вырасту, и
отомщу!
Я погладил её по голове, невольно восхищаясь совершенством этой
малышки.
    -Нет, Катана. Ты вырастешь, но пойдёшь по пути Добра, как
Винг.
    -Посмотрим. Пока надо придумать, куда тебя спрятать.
Меня спрятать?
    -Маленькая, ты не поняла. Он тебя убьёт, если найдёт. Это тебя
спрятать нужно.
Она засмеялась.
    -Игл, как ты думаешь, я зря тут третий год одна живу? Это
весьма необычное место... Пойдём.
    Катана встала, и потянула меня к задней стенке пещеры. Ничего
не понимая, я двинулся следом. Она подошла к скале, поднялась на
ноги, и провела когтем в трещине слева. Я вздрогнул - со
страшным скрипом и треском довольно большой камень отьехал в
сторону, открывая узкий (для меня) проход.
    -Это что?
    -Это тайник, который я нашла. Только поэтому я и жива... -
Катана помрачнела. -Лезь за мной.
    И я полез. Крылья страшно болели, я едва удерживался от
крика. Но лез. Подземный ход был очень старый, но на совесть
сработанный. Он круто опускался под землю, иногда заворачивая в
стороны. Мы продвигались по нему около двухсот метров, когда
внезапно ход расширился, и превратился в небольшую пещерку,
немного меньше, чем верхняя. Я с интересом её осмотрел, и только
тут сообразил, что здесь светло. От неожиданности едва не упал, и
посмотрел на Катану. Та сидела довольная, рот до рогов.
    -Нравится, да? Это и есть мой дом. Наверху я только готовлю
еду, и летом сплю.
    -Откуда здесь свет, Катана?!
Она удивилась.
    -Ты что, не заметил? Странно... - драконочка подошла к стене, и
поманила меня крылом.
Я подошёл ближе, пригляделся...
    -Фантастика!
    -Ага. Здорово, правда?
    Вся стена сверкала мельчайшими точками синего цвета. Это
напоминало песок, где каждая песчинка светилась! Красота была
неописуемой.
    -Как ты нашла это место?!
    -Ну... Лазила по всяким дырам... - смущённо призналась
драконочка, и я прыснул со смеху. Она обиделась.
    -Зато здесь есть волшебные вещи, вот! Но я тебе не покажу. Ты
отнимешь.
Я серьёзно посмотрел на Катану.
    -Маленькая, я никогда не обижу ребёнка. Тем более, такого
прелестного...
Драконочка прямо зашипела.
    -Ты... Ты... Кошка пернатая, вот! Я не ребёнок!
    -Хорошо, хорошо. Извини, Катана. Покажешь?
    Она ещё немного подулась, но желание похвастать пересилило.
Несчастное дитя, она жила тут одна более трёх лет, и ей не с кем
было говорить... Когда Катана принесла шкатулку, я обнял её, и
тихо сказал.
    -Теперь ты больше не одна, малышка. Я стану тебе другом.
    Она вздрогнула, и отшатнулась. Но потом медленно подошла, и
долго смотрела мне в глаза. Я улыбнулся.
    -Да, Катана. Другом. Ты не против?
Драконочка промолчала, и внезапно обняла меня крыльями.
    -Нет, Игл. Я не против. Только сможешь ли ты...
    -Смогу.
Она вздохнула, и отошла. На глазах виднелись слёзы.
    -Ну ладно. Посмотрим. А пока - вот!
И Катана открыла старую, позеленевшую от времени шкатулку. Я
заглянул туда...
    -Игл, что с тобой? Тебе плохо?
    Я с трудом взял себя в крылья. Это... это... Нет! Неужели Крафт
был прав?!! Нееет... О, будте вы ПРОКЛЯТЫ, боги!!!! Будте вы
ПРОКЛЯТЫ!!!
    -Катана... маленькая, откуда у тебя эта вещь?
Она поспешно захлопнула шкатулку.
    -Ты что, знаешь её?
Я с трудом кивнул головой.
    -Помнишь, я говорил про медальон Винга? Это он и есть...
Катана ахнула.
    -Не может быть! - выхватила драгоценность, и поднесла к
глазам. -Ты уверен, Игл?!
    -Да. Это значит, что Винг погиб.
Она села на хвост.
    -Но...но... Эта штука лежала здесь сотни лет! Я откопала
шкатулку в дальнем уголке пещеры, и точно говорю: ей самое
меньшее век.
Теперь я ахнул.
    -Ну-ка, покажи мне этот медальон...
Катана неохотно протянула мне драгоценность. Я всмотрелся...
    Это был другой. Но я внезапно понял, что именно ЭТОТ
медальон был предназначен Вингу. Как? Просто на нём был
изображён красный дракон. Изумительная, невероятно
совершенная инкрустация из рубинов, крылья расправлены, голова
горло вскинута вверх, и глаза из ониксов смотрят на нечто,
находящееся впереди. Изображение дышало энергией, порывом.
Работа была просто неповторимой.
    Припомнив дракона на медальоне Винга, я посмотрел на Катану,
и вздрогнул. Это была она, вне всякого сомнения. Изумительная
зелёная дракона, с рубиновыми глазами! На медальоне Винга была
изображена Катана! А на этом, который я держал в руках - Винг!



                        ГЛАВА 9



    -Не верю. Не верю, и всё. Как я могла быть нарисована у Винга
на медальоне, когда я родилась здесь?! Мама прилетела в эту
пещеру перед последней битвой, и я родилась через три месяца.
Потом три года мы тихо жили... - Катана запнулась, но взяла себя в
крылья и продолжила - ...пока не пришли люди. Мама спрятала
меня в тайнике, а сама улетела... С тех пор я её больше не видела.
    -Кэт, ты уверена, что твой отец - не Ализон?
Она вскочила.
    -Игл, за такой вопрос на Локхе крылья отрывают!
    -Извини. Но поверь мне, я видел медальон Винга очень хорошо.
Там изображена ты. А здесь - он. Говорю тебе, это так и есть.
Драконочка задумалась.
    -А у Винга медальон был говорящий, да?
Я кивнул.
    -Да.
    -Но мой ведь не говорит! Только светится иногда...
Я вздрогнул.
    -Что?
    -Ну да. Иногда он начинает светится, прямо как факел. Поэтому
я и уверена, что эта штука волшебная.
    Я задумался, поглядывая то на драконочку, то на драгоценность.
Здесь явно было нечто связанное. Ну не может быть, чтобы
подобный предмет просто так попал в руки даже столь прелестной
малышке. Нет, это неспроста...
    -Кэт, а скажи: ты пробовала магию? Пробовала говорить
заклинания?
Она притихла.
    -Ну... как тебе сказать... в общем, и да и нет.
    -Что ты имеешь в виду?
    -Понимаешь, Игл, я не только эту шкатулку нашла. Там есть куда
более интересная вещь. Но она не работает.
О боги, что ещё она мне готовит?
    -Вот, смотри.
    Драконочка подошла к стене, и по хвост залезла в трещину. Я
туда определённо не поместился бы. Она что-то тащила, тащила,
потом фыркнула, и глухо пробубнила:
    -Может, поможешь все-таки, птичка?
Я улыбнулся, и вытащил её за хвост. Она его гордо подняла, и
чихнула.
    -Вот. Ну, что скажешь?
    Я ничего не мог сказать. Кэт вытащила на свет нечто, похожее
на диск, диаметром около метра. Он был сделан из тёмно-синего
камня, похожего на мрамор, и по периметру шли непонятные
символы. На верхней части находилось углубление довольно
странной формы - круглая канавка, с двух сторон расширявшаяся в
форме наконечника копья. В центре была выпуклость размером с
голову человека, напоминавшая каменный алмаз.
    Я долго думал, что это может быть, но сдался, и посмотрел на
малышку. Она была страшно довольна, и даже немного помахала
хвостом.
    -Ага, ты тоже не сообразил! А ведь так просто. Смотри.
    Катана вытащила медальон, и положила его в углубление слева.
Я ахнул - драгоценность засветилась рубиновым сиянием, и та
часть символов, которые находились с её стороны, проступила
золотом.
    -Нравится, да? Только стихи непонятные...
Что?!
    -Кэт, ты понимаешь, что здесь написано?
Катана с удивлением на меня посмотрела.
    -Ну да. Это же наш язык, драконий. Я думала, грифоны его тоже
знают.
Да... вот так сюрприз.
    -И что там написано?
Катана положила диск на пол, отошла на шаг, и с выражением
прочитала:

                         Тот, кто увидел смерть -
                           Может увидеть ад.
                         Тот, кто откроет дверь -
                           Будет тому не рад.
                         Те, кто придут вослед -
                          Могут спасти тот сад,
                          В который они затем
                          Пути не найдут назад.
                                  -
                          Может найтись и тот,
                        Кто будет кричать, что он
                        Открыл уже двери в дом -
                         Но нет сада в доме том.
                          Помни, что сад растёт
                        Не только у светлых вод.
                         Может быть, расцветёт
                          Мрачная тьма болот?
                                  -
                        Тот, кто посмотрит вдаль,
                          Может увидеть Свет.
                         Но может он и упасть,
                        И падать во Тьму сто лет!
                        Не только одна лишь Тьма
                          Несёт за собою тень.
                         Без ночи наступит день,
                          И высохнут все поля.
                                  -
                        Знай, что придёт тот час,
                        Когда не спасёшь ты сад.
                        И в миг тот взгляни назад -
                         Увидишь ты тени нас.
                          Мы - это те, кто смог
                        Избрать себе путь, но знай:
                          Только лишь ты один
                       Способен создать свой рай.
                                  -
                           Рай - это то, что ты
                        Хотел бы создать для всех.
                          Но может, они хотят
                         Лишить тебя красоты?
                      Для многих, заметь, твой рай -
                         Окажется только Злом.
                        А рай, где несчастен ты -
                          Они назовут Добром.
                                  -
                         Те, кто придут вослед -
                          Двери откроют в сад.
                           Зная при этом, что
                         Пути им не будет назад.
                        Только лишь тот замкнёт
                        Дверь, что ведёт во Тьму
                         Кто побывал там сам -
                          Иначе он не поймёт.



 Драконочка остановилась, и посмотрела на меня.
    -Вот. Понял что нибудь?
    Я молчал. Эти строчки затронули во мне что-то... Я не знал, что.
Но я определённо ПОНЯЛ, что имел в виду неизвестный поэт.
    -Кэт, это не стихи. Это предсказание!
    -Ага, ага. Конечно. И кто по твоему "Те, кто придут вослед"? Мы?

Я смутился.
    -Маленькая, но ведь ясно, что смысл этих строк очень глубок.
Они говорят о чём-то невероятно важном. Возможно, этот камень -
ключ к великим тайнам древних!
Она вздохнула, и пнула ногой диск.
    -Этот "ключ к тайнам" не спас мою маму. - мрачно произнесла
она, и я вздрогнул.
    -Кэт, мне очень жаль...
    -Мне тоже. Ерунда эта магия, вот что я тебе скажу. Одно
хорошее копьё - и самый сильный в мире маг превратится в
жертву...
Я покачал головой.
    -Малышка, ты не права. Ты много перенесла, ты страдала... Но
вспомни Винга. Он страдал куда сильнее, но нашёл в себе силы
избрать путь Добра. Более того. Он имел Силу, способную
уничтожить всех его врагов. Он мог сделать это одной мыслью. И
что? Винг продлил свои мучения по собственной воле, лишь для
того, чтобы нести всем добро, и бороться с ненавистью. Он
замкнул свою дверь во Тьму, Кэт, и указал нам всем путь к этому.
    -"Тот кто откроет дверь - будет тому не рад". Я эти стишки
наизусть уже знаю, ну и что? Разве Винг стал счастливее, когда
прекратил войны? Он пожертвовал своим счастьем ради тех, кто
никогда не смог бы оценить этого. И результат?
    -Результат - это я, Кэт. Я, главнокомандующий армией Арнора,
который хочет быть другом маленькой драконочке. Я, который пять
лет только и мечтал истребить драконов с лица Уорра. Я, чей отец
покончил с собой, осознав порочность своего пути! Вот результат
жертвы Винга.
Драконочка замолчала, и долго-долго смотрела мне в глаза.
    -Ты командир армии Арнора? - наконец тихо спросила она.
    -Да. Маршал ВВС, Игл. Личный грифон короля.
Кэт отпрянула.
    -Но это невозможно! Что такой грифон, как ты, мог делать ночью
в бездраконьем лесу? И ты слишком молод.
Я рассмеялся, и погладил её.
    -Кто бы говорил о молодости... Да, маленькая, мне только 17
лет. Но мой отец был самым великим героем нашего королевства,
да и я немного успел отличится... Грифоны взрослеют намного
быстрее людей и эльфов, Кэт. Не забывай, что мы живём не
больше семидесяти лет.
При виде её ошеломлённой мордочки мне захотелось обнять
малышку, и долго не выпускать.
    -Ты не знала этого, Кэт?
Она молча покачала головой.
    -Я просто не думала... Игл, а скажи: это страшно? Знать, что ты
непременно умрёшь в один день?
Я вздохнул. Как обьяснить маленькой бессмертной девочке, что
такое смерть?!
    -Мы свыклись с этой мыслью, Кэт. У нас не слишком много
выбора. Как и у людей.
Кэт внезапно подошла ко мне, и обняла.
    -Бедный... Я боюсь смерти, Игл. Я хочу жить, и жить... А ты
твёрдо знаешь, что умрёшь. Я не смогла бы быть такой храброй.
    Я тоже обнял её. Так мы и стояли в глубине таинственной
пещеры - бывшие враги, смертный - и бессмертная, грифон - и
дракон. И мы хотели стать друзьями.



                       ГЛАВА 10



    Прошла неделя. Мои крылья слегка поджили, рана на груди
почти совсем пропала. Только обожжённые перья и боль
напоминали об Эльстаре. Эльф исчез. Первые дни мы с Катаной
дежурили по очереди, чтобы не пропустить его, но напрасно.
Думаю, Эльстар удовлетворился, убив грифона-предателя...
    Я часто ловил себя на мысли, что действительно предатель. Нет,
Кэт не имела к этим мыслям ни малейшего отношения. Я первым
убил бы любого, кто посмел бы обозвать мою малышку "Силой
тьмы"...
    Я предал, когда не выполнил приказа моего короля. Я должен
был не отвлекаться на мелочи, и выполнять задание. Теперь, из-за
моего отсутствия, Элирания может напасть на Арнор, а Родрик
решит, что они убили меня!
    От сознания своего бессилия я рычал. По истечении первой
недели я более не мог бездействовать. Забравшись на гору, я
запалил огромный костёр, и бросил туда множество зелёных веток.
Столб дыма поднялся до неба, и сквозь него игриво пролетала Кэт,
превращая столб в пунктирную линию.
    Кэт... Мы стали близки друг другу за эту неделю. Драконочка
оказалась на редкость умной и приятной собеседницей, она без
отдыха болтала целыми днями. С помощью Катаны я совместил
концы поломанных костей, и мои крылья сразу почувствовали себя
лучше. Драконочка летала на охоту, а вечерами мы сидели в
пещере, греясь у костра, и разговаривали. Я полюбил её, как свою
дочь, а она часто тёрлась об меня головой, словно кошка... И если
бы не чёрная тень Эльстара и войны, то ничто не мешало бы нам
наслаждаться миром и спокойствием.
    На третий день, когда мы сидели у огромного костра, и грелись,
на горизонте показались пять точек. Они быстро приближались, и
я с радостью узнал грифонов. Катана насторожилась, но я
напомнил ей, что самый главный грифон в стране - это я. Тогда
она чуть успокоилась, но всё равно спряталась в трещине. "Так, на
всякий случай" - заявила Кэт, и я рассмеялся.
    -Игл?! Ты жив!!!
    -Привет, Карфакс.
    Генерал Карфакс спикировал ко мне, и хотел обнять, но я молча
указал на крылья. Грифон вздрогнул, и нахмурился.
    -Как это случилось, Игл?
    Я коротко рассказал. При упоминании имени Эльстара Карфакс
быстро переглянулся с отрядом.
    -Эльстар?... Он был здесь?
    -Ты знаешь его, Карфакс? - с удивлением спросил я, пока
десантники рассаживались у костра. На плечи мне набросили
меховой плащ, и я немного распушистился.
    -О, да. Несколько дней назад началась война с Элиранией, Игл.
Король возглавил оборону побережья. Начальник ВВС эльфов - маг
Эльстар, райдер грифона по имени Анубис.
Я вздрогнул.
    -О, проклятие, почему я не убил этого гада сразу...
    -Ничего, Игл. Теперь ты с нами, и мы покажем этим эльфам, чего
стоят наши отряды коммандос. Вся армия ищет тебя уже неделю,
командир. Где ты был?
Я улыбнулся.
    -Заводил знакомства с будущими союзниками Арнора.
Карфакс переглянулся с остальными.
    -Здесь?
    -Именно. Хочу предупредить, что найденный мной союзник -
необычен. Будте осторожны, и не обидте его ненароком. Ибо я
предвижу, что его народ сделает Арнор совсем другим...
Генерал улыбнулся.
    -Это кто, второй Винг?
Я рассмеялся.
    -Кэт, лети сюда.
Десантники вскочили с мест, и выпустили когти. С лица Карфакса
исчезла улыбка.
    -Дракон?!
Катана подлетела ко мне, и подозрительно осматривала грифонов.
Те отвечали ей тем же.
    -Да, дракон. Не забывай, Карфакс - мы более не враги. Её зовут
Катана, она дочь одного из погибших на Войне драконов. Теперь
она - гость королевства Арнор. И не сомневаюсь, что будущий
союзник.
    Десантники с трудом успокоились, но все взгляды по прежнему
были прикованы к Катане. Драконочка, чувствуя себя в центре
внимания, гордо сидела рядом со мной, и была так красива, что
Карфакс невольно улыбнулся.
    -Надеюсь, Игл, ты знаешь, что делаешь. Родрику может не
понравиться...
    -Это ещё вопрос, кто кому не понравится! - возмутилась Кэт, и
все рассмеялись.
    Напряжение прошло, мы мирно расположились вокруг костра,
причём Катана сидела между мной  и Карфаксом. Я погладил
малышку, и сказал генералу:
    -Ну, теперь рассказывай новости.


    Новости были неутешительны. Когда я исчез, пару дней Родрик
ждал действий со стороны Аррагора. Он послал в Элиран отряд
десантников, с требованием выдать меня. Эльфы, разумеется,
понятия не имели, откуда я вообще мог оказаться у них, что и
ответили королю. Родрик, тоже разумеется, не поверил. И объявил,
что пока меня не найдут, границы Арнора закрыты для эльфов.
    А те объявили войну. Я заскрипел зубами, и Карфакс был со
мной согласен. Первые корабли эльфов уже начали обстреливать
береговые укрепления Арнора, и Родрик готовил массированный
налёт ВВС на порт Элирана, с целью потопить пять огромных
грифоносцев Аррагора, каждый из которых мог вместить до сотни
боевых грифонов...
    Услышав об этом плане, я едва не сошёл с ума. Он
ненормальный?! Он погубит лучшие отряды, в безсмысленной
попытке потопить корабли! Я приказал немедленно лететь в
Кастл-Рок, и доложить о моём положении. Два воина отправились в
путь, а Карфакс продолжил рассказ.
    Три дня назад был первый воздушный бой, над морем. Мы
проиграли. Во главе отряда эльфов летел огромный
серебристо-серый грифон, на спине которого сидел маг в сияющей
короне. Они сбили командира отряда, и погнались за неопытной
молодёжью, крича о Зле... Отряду пришлось отступить под защиту
зенитных катапульт форта, но трое успели пострадать, один -
насмерть. Противник отступил без потерь.
    От ярости я едва не испортил то, что зажило за неделю -
спасибо Кэт, она удержала меня. Карфакс расспрашивал меня о
ней, я рассказал. Генерал немного поговорил с малышкой, и тоже
погладил её. Катана сидела такая счастливая, что все невольно
содрогались, представляя себе, как она жила раньше...
    Так мы говорили до утра. А на утро прилетел большой отряд, во
главе со Старром. Мы обнялись, и друг с огромным интересом
рассмотрел драконочку. Та успела одеть свой медальон, и до того
напоминала Винга, что Старр вздрогнул.
    -Ну, Игл, тебе везёт и на переломы, и на драконов... - пошутил
он. Я усмехнулся.
Старр привёз носилки. Я залез на них, пристегнулся, и четыре
грифона взмахнули крыльмяи, подняв меня в воздух. Пока летели,
Кэт описывала сложные фигуры вокруг отряда, она вытворяла в
воздухе такие вещи, что мы могли лишь завистливо вздыхать.
Дракон летает намного быстрее грифона, но Кэт летала лучше
многих драконов. Она даже продемонстрировала невероятный с
моей точки зрения трюк - полёт хвостом вперёд. Конечно, у неё
ведь нет перьев...
    К вечеру мы приземлились у моего дворца. Катана с изумлением
его изучила, и так посмотрела на меня, что я понял - она только
сейчас поверила, что я маршал ВВС...
    А утром меня навестил Родрик. Он долго рассматривал
драконочку, а потом расспросил меня обо всех подробностях нашей
встречи. Пока я рассказывал, Катана тихо сидела на подушке, и
смотрела на бывшего главного врага своего народа.
    -Молодец, Игл. Ты вёл себя достойно. - наконец произнёс
король, и подошёл к Кэт.
    -Я надеюсь, что страшная ошибка, и вызванная ею вражда,
навсегда останется в прошлом. - серьёзно сказал Родрик, глядя на
драконочку.
    -Я хочу, чтобы последние остатки ненависти и вражды навсегда
покинули пределы моей страны. Представитель твоего народа,
Винг, перевернул все наши представления о добре и зле. Мы
воевали с драконами Ализона, и победили. Но, ослеплённые
ненавистью мы перенесли вражду на невинных, и тем уподобились
своим врагам. Только Винг своей жертвой сумел вернуть нам
зрение, и мы ужаснулись! Я надеюсь, что ты сможешь пойти по его
пути, и оставить ненависть навсегда.
    Катана выслушала короля очень внимательно, хотя с каждым
словом её глазки открывались всё больше. Потом она пару минут
молча смотрела на Родрика.
    -Когда моих родителей убили люди, я решила, что мир
невозможен... - медленно начала она. -Я жила в пещере, и мечтала
о мести. Но теперь, когда я встретила Игла, я просто не знаю, что
делать. Самые невероятные мечты моих родителей не доходили до
подобного. Мне трудно что-нибудь сказать, ваше величество. Это
слишком непохоже на то, что я могла ожидать. Но надеюсь, что мир
победит, и драконы станут друзьями для вас. Это именно то, чего и
хотел Ализон - мира на Уорре. Я рада узнать, что пусть не он, но
его сын - победил.
Родрик улыбнулся.
    -Да, он победил. Хотя и не знает об этом. Катана, сейчас у
Арнора небольшие затруднения. Но война скоро закончится, и
тогда я бы хотел отправить тебя в качестве посла на землю
драконов. Ты ведь знаешь, где она?
Кэт неуверенно кивнула.
    -Ну, мама мне рассказывала... Но я там не бывала.
    -Ничего. Главное, что за это время ты сможешь убедиться в
отсутствии у нас враждебных намерений, а потом убедить в этом
драконов. Я действительно хочу мира, Катана.
Драконочка ещё более неуверенно улыбнулась.
    -Надеюсь, что это так, ваше величество. Но знайте, что драконы
с самого начала мечтали только о мире и прекращении вражды.
Именно поэтому Ализон решил помочь Владыке. Не знаю,
правильно ли он выбрал, но я точно знаю, что победи мы - войны
прекратились бы навсегда.
Родрик немного нахмурился.
    -Ализон сделал свой выбор, и тем противопоставил себя Арнору.
Мы победили, защищая нашу страну, и хочу сразу предупредить -
сделали бы это вновь. Ошибка была в том, что мы перенесли
ненависть с воинов Ализона на самих драконов, что никогда нельзя
было делать, ибо это путь Зла. Вот сейчас, например, идёт война с
эльфами. Но мы воюем не с народом эльфов, а с Элиранией -
страной, которая объявила нам войну. В наших армиях служат
множество эльфов, и будут служить. Как и в армии Элирании
служат люди. Я надеюсь, что войны прекратятся, но если этого не
случится, хочу сказать: войны против народов - уже прекратились
навеки. Не за горами время, когда главная мечта Винга станет
былью, и войн более не будет совсем.
Он вздохнул, и погладил Кэт по крылу. Та вздрогнула. Родрик
обратил лицо ко мне.
    -Ну а пока война идёт, Игл. Мне сказали, что ты резко против
налёта на порт?
    Я подозвал слугу, и приказал ему позаботится о Катане. Мы с
королём прошли в зал заседаний на третьем этаже, где меня уже
ждал мой штаб во главе со Старром.
Там мы и находились до утра.




                       ГЛАВА 11



    Два месяца спустя я стоял на стене огромного форта Шелл, и
наблюдал, как мои армии готовятся к решающей битве. Всё это
время боевые действия шли с переменным успехом, и вообще,
довольно вяло. Эльфы не спеша закрепляли свои позиции на
восточном побережье Арнора, мы так же не спеша пытались их
оттуда согнать. Редко когда за день случалось более одной схватки,
да и те часто кончались взаимным отступлением.
    Исключение составляли морские бои. Они шли яростно, и часто
корабли топили друг друга. Поддержка с воздуха у Аррагора была
организованна неплохо, однако Эльстар явно был о себе слишком
высокого мнения. Он не применял тактику подпитываемого
нападения, которая считалась классической. Наоборот, отряды
грифонов Эльстара шли плотными группами, без прикрытия. Они
расчитывали на грубое превосходство в числе, и на Корону
Мёртвых Царей...
    Этот талисман просто притягивал меня. Я проклинал судьбу за
то, что не мог летать, и торопил врачей. Но первый полёт я смог
совершить лишь через месяц, и ещё три недели крылья
продолжали крепнуть. Мы отоложили многие блестящие операции
по причине моего ранения, и это никак не помогало мне иметь
хорошее настроение.
    Крупной удачей была моя идея с подводной атакой. Король
хотел меня наградить, но я тихо отвёл его в сторону, и признался,
что это придумала Кэт. Родрик рассмеялся, и приказал наградить
драконочку.
    После того, как мои подводные пловцы потопили три
грифоносца, наступило затишье. Я тщательно готовил наступление,
мы с Родриком ночами не выходили из штаба. Моя идея
заключалась в многоуровневом нападении крупными силами, с
последующим бегством. Родрику она очень понравилась, и он
одобрил мой план. Тогда же началось перебазирование
большинства зенитных катапульт и стационарных арбалетов к
линии фронта.
    В ночь перед решающим сражением я стоял на стене Белого
Дворца, и смотрел в чёрное небо. В голове бились мысли. Имею ли
я право решать, кому жить, а кому нет? Имею ли я право обрекать
на смерть тех, кто мог ещё жить, да жить? От подобных мыслей я
рычал, и нервно хлестал себя хвостом.
    -Игл... Ты завтра летишь на бой?
Я обернулся. Два красных огонька, бывшие глазами драконочки,
горели прямо возле меня.
    -Да, маленькая. Я лечу защитить то, чему мы научились с таким
трудом. Я лечу на защиту дела Жизни от гибели в чёрных когтях
слепой Смерти!
Кэт вздохнула.
    -А я смогу помочь?
Я улыбнулся, и погладил её.
    -Нет, малышка. Там будет страшная битва, и многие не вернутся.
Я не хочу, чтобы ты тоже не вернулась, Кэт.
Она вздрогнула, и прижалась ко мне.
    -Игл, а ты сам? Ты вернёшся?
Я промолчал. Она поняла, и только крепче прижалась ко мне.
    -Не улетай, Игл, прошу! Не надо! Я чувствую, ты погибнешь!
    -Катана, я должен. И ты это знаешь. Как смогу я смотреть в твои
глаза, став трусом и предателем?!
    Драконочка всхлипнула, и долго молчала. Я прижал её крылом, и
почувствовал, что во мне что-то меняется... Что-то, бывшее самой
сутью моего "Я".
    -Игл, нагнись.
Я наклонил голову.
    -Что, малышка?
Она вздохнула, и одела мне на шею свой медальон.
    -Вот. Он тебе поможет. Я верю.
Я улыбнулся, поднял её, и прижал к себе.
    -Спасибо, Кэт.
Она вырвалась, и крикнула:
    -Не надо "спасибо"! Ты просто вернись! Не бросай меня опять,
как все! - повернулась, и слетела вниз. Я не стал её задерживать...

                                 ***

    И вот, пришёл день битвы. Противник прекрасно знал, что
именно сегодня мы его атакуем, и готовил контрнаступление. Маги
Родрика сообщали, что в район Шелла происходит сильное
стягивание сил, и ожидается подход крупной дивизии под
командованием брата Аррагора, Зантора. Мы тоже усиливали
подразделения с помощью профессионалов, прошедших Винга. Так
обстояли дела к двум часам дня, когда Родрик, сидя на мне, отдал
приказ наступать. Три отряда по сотне грифонов каждый
взметнулись в воздух, во главе со мной, Старром, и Карфаксом. За
нами, на большой высоте, шли около четырёх сотен грифонов,
равномерно расположенных в виде трёхмерной сети. Но главный
сюрприз я пока не задействовал.
    Противник выслал навстречу плотный отряд из пяти сотен
райдеров, и даже не попытался прикрыть фланги. Во главе летел
огромный Анубис, на спине которого я ясно различил сверкающую
точку.
    -Мальчишка! Он уже проиграл! - крикнул я королю, наращивая
темп.
    -Осторожней, Игл! Его корона! Помни о ней!
    -Она ничего не изменит!
    Я разгонялся всё сильнее, за спиной слышался нарастающий
рёв атакующих армий. От чувства свободы и упоения я закричал, и
Родрик ответил, вскинув копьё...
    Мы ударили так, как и планировали. Два отряда лучших воинов,
которые прятались на земле, в районе битвы, взмыли в воздух, и
напали с флангов на армию Эльстара. Их ряды полностью
перемешались, райдеры кричали, и размахивали копьями. Я подал
приказ, и главные силы разделились: Старр повёл свой отряд
вверх, Карфакс - вниз, а я и мои грифоны забили крыльями с
максимальной скоростью, чтобы успеть одновременно с
остальными.
    Прошло пять минут - и армия Эльстара была окружена со всех
шести сторон. Мои воины висели на месте, мощно загребая
крыльями, а их райдеры нацелились на ошеломлённо сбившегося в
кучу противника копьями.
    -Сдавайтесь, и вам не причинят вреда! - прогремел голос
короля. Я вылетел метров на пять вперёд, и завис, распушистив
концы крыльев, чтоб они работали тихо.
Яростный крик разорвал повисшую над полем боя тишину. То был
Эльстар.
    -Никогда! Лучше смерть, чем позор поражения от руки Зла!
    -Эльстар, ты и есть Зло! - громко крикнул я, и все притихло.
    -Ты?! - эльф с ненавистью посмотрел на меня. Его грифон
мощно загребал воздух крыльями, и мрачно поглядывал на нас.
    -Да, я! Ты предал и едва не убил того, кто спас тебе жизнь! Так
как смеешь ты называть себя Добром? - яростно крикнул я, и
Родрик промолчал, предоставив мне инициативу.
    -Ты предал дело Света, грифон! Ты стал служить Тьме! А Тьме
нет места на Уорре!
    Неожиданно я почувствовал на груди тепло. Даже не взглянув, я
всей душой ощутил, как медальон засветился рубиновым пламенем.
И в голове сами собой, таким же огнём вспыхнули  Слова. Голос
мой стал мощнее, он заглушил шум ветра в крыльях воинов, и я
произнёс:

                        Тот, кто посмотрит вдаль,
                         Может увидеть Свет.
                         Но может он и упасть,
                       И падать во Тьму сто лет!
                       Не только одна лишь Тьма
                         Несёт за собою тень.
                        Без ночи наступит день,
                         И высохнут все поля.

    Все замерли, слушая древние слова. Райдеры опустили оружие,
грифоны втянули когти. Слова неизвестного прорицателя
отозвались в каждом из нас, как удар грома, и мы огляделись,
внезапно увидев, что несём только Тьму...
    -Если ты не способен увидеть Свет, Эльстар, то знай - ты
падаешь во Тьму! И ты пытаешся остаться на поверхности,
заталкивая других всё глубже! Ты - это Смерть!
    Мои слова вырвались на волю, словно смерч, и они были
подхвачены неизвестной силой, достигнув ушей всех, бывших на
поле боя. Огонь на груди пылал, но я уже чувствовал, что он
проник в меня самого, запалив изнутри!
Эльф в ужасе опустил копьё. Голос его перестал быть столь
самоуверенным.
    -Ты лжёшь! Я борюсь со Злом! Это святое дело! Ты предатель,
Игл!
    В ответ я рассмеялся, сам ужасаясь происшедшей во мне
перемене. Словно некто захватил мой разум, некто великий, и
могучий, как ... как Винг?! Но остановится я уже не мог. Голос мой
прогремел, как удар тысячи гонгов, и все отшатнулись, сражённые
его мощью:

                       Может найтись и тот,
                      Кто будет кричать, что он
                     Открыл уже двери в дом -
                      Но нет сада в доме том.
                       Помни, что сад растёт
                      Не только у светлых вод.
                      Может быть, расцветёт
                       Мрачная тьма болот?

Эльстар отпрянул, едва не упав со спины грифона.
    -Кто ты?! Откуда ты знаешь эти слова?!
В ответ НЕКТО, говоривший сквозь меня, расхохотался, и
прокричал:

                        -Я - это тот, кто смог
                   Избрать себе путь сквозь тьму!
                      Можешь сказать, я - бог,
                     Можешь кричать, "Пойму"!
                      Суть не в названии ведь:
                     Можешь вопить, я - Враг!
                     Но знай: я сжимаю плеть!
                      Ждёт тебя вечный Мрак!

    После этих слов наступила мёртвая тишина. Неизвестный,
вселившийся в меня, осмотрел поле боя моими глазами, и произнёс
голосом, напоминающим грозовую тучу:
    -Идите ко мне, Враги мои. Я ждал вас давно.
    Эльстар внезапно с воплем схватился за корону, и замер на
мгновение. Потом он поднял взгляд, и Родрик приглушённо
вскрикнул - ибо это был не он! На нас смотрел гордый, могучий
воин, который просто смял жалкую личность эльфа, поглотил её в
себе.
    -Итак, ты принёс смерть и сюда, проклятие моего мира. -
мрачно, могучим голосом произнёс ТОТ, кто был некогда
Эльстаром.
    -Я несу жизнь всем, кто её достоин, Враг. Ты - недостоин жизни,
ибо не осознаёшь её бесценность. - голосом, подобным грому
ответил ТОТ, кто был мной.
    -Я борюсь со Злом, я несу лишь Свет!
    -Но один лишь Свет принесёт огонь!
    -Тьма всегда кричит, что она нужней!
    -Ты отпустишь в мир огненных коней!
    -Если Тьма ушла - Свет придёт к ней сам!
    -Ты несёшь лишь Смерть. Я взорву твой храм.
    Оба войска молча, с невероятным изумлением слушали разговор
двух Сил. Я смотрел на это как бы со стороны - нет, я понимал, о
чём речь, но вмешатся не мог. Король уже понял, что я более не
хозяин своего тела, и сейчас мрачно всматривался в Эльстара.
    -Я предлагаю тебе выйти на бой, Враг.
    -ТЫ предлагаешь МНЕ?!
Я, который был ОН, нахмурился.
    -Я сильнее тебя, Алгол. Я хочу покончить с тобой раз и
навсегда, и сделать это сейчас.
    -И как, жалкая ящерица, ты намерен этого достичь? - в голосе
бывшего Эльстара прозвучала такая насмешка, что я - я сам, Игл -
просто взревел от ярости.
Но ТОТ, кто был мной, остался невозмутим.
    -Ты снизошёл до оскорблений, Враг. Значит, ты потерял
уверенность в своих силах. Теперь, впервые за тысячи лет, я смогу
уничтожить тебя.
В голосе "Эльстара" прозвучал гнев.
    -Ты столько раз пытался меня убить, дракон, что все твои слова
о Добре развеялись в пыль. Ты - это Зло.
"Я" расхохотался, жестоко и насмешливо.
    -Ты позабыл давно, что сказано было нам. "Только лишь тот
замкнёт, дверь что ведёт во Тьму, кто побывал там сам - иначе он
не поймёт". Я - это Тьма, ты прав. Да, я несу лишь Смерть. Но
вслед за мной придут - умеющие Любить. Я только чищу путь,
смывая с него всю грязь. Мне не дано Добро. Но у меня есть
Власть! Властью своею я, тебе говорю, что ты - отныне и навсегда,
ты смыт с моего пути. Грязных следов твоих, в мире пока не счесть.
Но я отмою их - и засияет честь. Ненависть, и слепота - это твои
следы. Зрение, и доброта - это моя вода.
"Эльстар" рассмеялся.
    -Ты научился говорить, дракон.
    -Я многому научился, Враг. Теперь оставь это тело, и выйди на
битву в истинном. Ибо даже ты не убьёшь смертного просто так.
    -Я ещё не принял твой вызов.
    -Так ты отказываешся? - насмешливо спросил "я", и неодолимая
сила заставила меня приблизится к шокированному Анубису.
"Эльстар" заскрипел зубами.
    -Я согласен. Выбери оружие.
    -Оружие - это мы сами. Я выбираю бой в настоящем обличье,
Алгол.
Эльф жестоко расхохотался.
    -Ты надеешся на свои когти и зубы, ящерица?
    -Нет.
    Бывший Эльстар приподнял голову. На лице его отразилось
такое высокомерие, что я едва не зарычал.
    -Да будет так, Скай. Возникни.
То, что последовало за этими словами, описать трудно.




                       ГЛАВА 12



    До сих пор я сомневаюсь в реальности событий того дня. Это
видели обе армии, да. Это видел я сам. Но это было столь
невероятно, что разум мой восстаёт против очевидного...

     После слов бывшего Эльстара наступила мёртвая тишина.
Внезапно невобразимая энергия, переполнявшая меня, исчезла. Я
едва не упал, и забил крыльями, а король крепко вцепился в седло.
Эльстар тоже пришёл в себя, и с воплем обхватил голову руками.
Но мне было не до него. Медальон Кэт испарился, как и корона
эльфа. Я в ужасе оглядел поле боя, в поисках ТЕХ, кто решил
выяснить свои отношения...
    -О боги, Родрик, что это было?! - дрожащим голосом спросил я
короля. Царила полная тишина. Обе армии молча парили в воздухе,
уставившись на нас.
    -Думаю, это они и были, Игл - необычайно серьёзно произнёс
король. -Твоими устами говорил бог.
    -Но какой?! Таких богов нет!
    -Мы ничего не знаем о богах, Игл. Ты ощутил его сам, теперь ты
знаешь о нём больше всех нас. За исключением этого... - король
кивнул на Анубиса, планировавшего к земле с поникшим Эльстаром
в седле. Я метнулся следом.
    -Стой!
Анубис развернулся на крыле, и зарычал.
    -Игл, мой райдер беспомощен. Неужели ты столь бесчестен?
Я тоже зарычал, но ответил ему Родрик:
    -Грифон, мы не хотим убить Эльстара. Он был игрушкой в руках
некой Силы. Мы хотим остановить войну.
Анубис гордо произнёс:
    -Мы сражаемся за правое дело. Мы не сдадимся.
    -Заключить мир - не значит проиграть, грифон.
Он хотел что-то ответить, но не успел.

    Свод небес прорезала молния. Затем ещё, и ещё. Гром ударил с
такой силой, что всех нас швырнуло на землю, и просто чудо, что
никто не погиб. Поднявшись, я помог встать Родрику, и мы
взглянули на равнину, залитую мёртвенно-синим светом от
постоянных молний.
    -Это то, что я думаю? - тихо спросил Родрик.
    -Надеюсь, что нет - ещё тише ответил я. К нам подошли Старр,
Карфакс, и Араминта. Справа встал Анубис, и шатающийся
Эльстар. Мы переглянулись, и молча перевели взгляд на равнину.
За спиной слышался шорох и шелест - это подходили воины, желая
наблюдать за невероятными событиями...
    А они нарастали. Клубок шаровых молний сорвался с небосвода,
и ударился оземь, со страшным грохотом взметнув ввысь шар огня.
Когда пламя рассеялось, все мы невольно отступили.
    Ибо на равнине стоял дракон. Огромный, могучий, он сверкал
всеми оттенками синего цвета, и глаза его даже с такого
расстояния казались факелами огня. Мощные обводы его тела,
налитые чудовищной силой мышцы, гордая линия шеи - все
производило впечатление невообразимой Мощи и Власти. Но не
добра. Нет, это был воин. Такой, который считает наименее ценной
- свою жизнь, а наиболее - свою честь... На груди дракона сияла
слепящая рубиновая звезда. Я непроизвольно прошептал строку из
предсказания:
    -Тот, кто увидит смерть - может увидеть ад...
    Родрик метнул на меня взгляд, но промолчал. Ибо дракон
распахнул колоссальные крылья, по которым струились молнии, и
произнёс громоподобным голосом:
    -Я жду, Враг.
    Ответ не заставил себя ждать. Одновременно десять молний
сорвались с небосвода, и скрутились в ослепительный жгут света.
Коснувшись земли, шар белого пламени медленно поднялся над
ней, образуя из себя огненную фигуру человека. Земля дрожала,
грохотал гром. Мы в ужасе переглянулись.
    Едва молнии достигли головы фигуры, как прекратили истекать
с неба, и обернулись вокруг неё, образовав ослепительное колько,
по которому перебегали вспышки серебристого света. Я сразу
понял, ЧТО это было... Пламя, окружавшее фигуру, погасло, и на
земле стоял высокий человек в сверкающих рыцарских доспехах, с
длинными серебрянными волосами. Корона Мёртвых Царей
сверкала у него на голове, прекрасное лицо дышало уверенностью
в своих силах, и высокомерием. Нет, он тоже не нёс добро...
    -Я пришёл, Скай.
Дракон сложил крылья, и мрачно посмотрел на рыцаря.
    -Перед тем, как я убью тебя, Алгол, я должен предложить тебе
мирно решить наш вечный конфликт.
Рыцарь вскинул голову.
    -Ты знаешь, что это невозможно.
    -Жаль. Ты заслуживаешь большего, чем роль жалкого мессии
для варварских планет.
    -Ты играешь ту же роль, Скай. Но дьявола.
Дракон рассмеялся, и от его смеха по равнине прокатилась
холодная волна.
    -Ты до сих пор не увидел разницы между нами? Ты болен,
Алгол. Тебя нужно лечить. Но ты ещё и опасен. Я вынужден
прибегнуть к эфтаназии, дабы не продлевать мучения твоих жертв.

    -Посмотрим. Ты готов, проклятый?
    -Да, я готов, убийца.
    Рыцарь протянул руку вверх, и в ней возник светящийся меч.
Дракон молча наблюдал, не делая попыток помешать. Рыцарь
взмахнул оружием, и бросился на него, прокричав непонятное
слово...
    Уследить за тем, что произошло, я не смог. Заметил лишь, что
была вспышка синего пламени - и мгновение спустя рыцарь лежал
на земле в десяти шагах от дракона, который небрежно держал в
руках его меч.
    -Ты проиграл, Алгол - мрачно сказал дракон. -Я последний раз
предлагаю тебе переосмыслить своё поведение, и сдаться. Иначе -
смерть. Настоящая смерть, Алгол. Ты не знаешь, что это такое.
Рыцарь с трудом приподнялся на одной руке.
    -Никогда! Можешь убить меня, Скай, как ты убил уже тысячи!
    -Ты будешь тысяча первым. - спокойно ответил дракон, и
расправил крылья. Звезда на его груди засияла так, что все
заслонили глаза. И прозвучал голос:
    -Во имя мира и спокойствия в Галактике, я приговариваю тебя,
модератор Алгол, к смертной казни. Приговор приведён в
исполнение Диктатором Скаем.
    Рыцарь закричал что-то, но с неба сорвался ослепительный луч
фиолетового пламени, и ударил прямо в человека. Земля
вздрогнула, в воздух взметнулась стена огня, и звуковая удар
швырнул всех нас на камни. Поднявшись, на том месте где пал
рыцарь, я обнаружил только кратер с оплавленными краями. Рядом
с воронкой стоял дракон, и мрачно смотрел на неё.
    -Итак, ты наконец мёртв, Алгол. - произнёс победитель. -Это
хорошо.
    Затем он расправил могучие крылья, и взмыл в воздух,
направляясь к нам. Я невольно зарычал, Родрик схватился за меч.
За спиной мои армии готовились к обороне. Но дракон спокойно
опустился на землю передо мной, и посмотрел на нас долгим
взглядом. Он был огромен, могуч, и произвоил столь сильное
впечатление, что меч Родрика сам собой опустился, а перья мои
поднялись дыбом.
    -Вы избрали себе достойный путь, смертные. - произнёс дракон
глубоким, мощным голосом.
    -Я успел вовремя. Возьми этот предмет, и отнеси тому, кому он
должен принадлежать. - дракон снял медальон, и протянул королю.
Тот принял драгоценность, и отступил. Горящие зелёные глаза
обратились ко мне.
    -Ты уже побывал во Тьме, грифон. И ты сумел замкнуть дверь. -
в голосе прозвучали тёплые нотки.
    -Возьми это. Она поможет тебе найти ключ от другой двери,
ведущей в сад.
    Дракон протянул руку ладонью вверх, и расправил когтистые
пальцы. Воздух над ней сгустился, засверкал миллионами
серебрянных точек, и через мгновение над рукой дракона медленно
вращалась Корона. Я несмело принял её, и хотел повесить на пояс,
но дракон улыбнулся, и покачал грозной головой.
    -Нет. Одень. Она теперь твоя.
    Вздрогнув, я посмотрел на талисман. Драгоценность
переливалась серебрянным светом, по ней то и дело пробегали
вспышки. Я взглянул на Эльстара, потом на дракона.
    -А со мной не произойдёт того же, что с ним?
Дракон улыбнулся шире.
    -Нет. Тот, кто разжигал вражду - мёртв. Отныне вы сами
решаете, какой путь избрать. И я почти уверен в вашем выборе.
    Я оглянулся на друзей. Они кивнули. И тогда я одел Корону. По
телу прошло странное ощущение, слух и зрение обострились, я
ощутил, что стал сильнее. Но главное - я почувствовал, как сквозь
меня проходят нити Силы, они тянулись от земли, воздуха, других
грифонов... Потрясённый, я пошатнулся, распахнув крылья, и
распушистив все перья. Дракон следил за мной, глаза его
смеялись.
    -Почувствовал, что значит быть бессмертным? Теперь ты тоже
маг, грифон. Учись. Тебе ещё предстоит найти себе учителя. Хотя я
знаю, кого ты изберёшь.
    Я в изумлении отступил на шаг. Бессмертие?! Магия?! От
неожиданности опустился на землю, силы меня оставили. С высоты
сверкали внимательные глаза дракона.
    -Кто ты? - только и смог спросить я. Он усмехнулся.
    -Разве ты не слышал? Я - дьявол.
Все вздрогнули, и Родрик произнёс:
    -Нет! Я не верю в это. Ты прекратил войну, ты служишь делу
Добра.
    -Я только решаю проблемы, человек. Добру служат другие. Ты
знаешь одного из них. Но иногда им требуется помощь, и поэтому
есть я. Меня зовут Скай.
    Повелительным движением головы дракон прервал начавшего
было отвечать Родрика, и перевёл взгляд на потрясённых воинов
моей армии.
    -Война более не нужна. Разлетайтесь по домам, и помните, что
очень сложно найти проблему, которую нельзя решить мирно. В
этом деле есть некто, который мог бы вам помочь лучше меня, ибо
я - это и есть Война. Но помните - пока вы не научитесь
расчитывать на собственные силы, вами всегда смогут командовать
Алголы. Я вмешался лишь потому, что мой Враг нарушил слишком
много законов сразу. Такого может и не повториться. Учитесь
решать свои проблемы без помощи внешних сил, и это приведёт
вас к свободе. - дракон помолчал, и добавил: - У вас уже есть
отличный опыт.
Затем он подождал, пока слова дойдут до всех, и вновь перевёл
взгляд на меня.
    -Если случится вдруг, и вы попадёте в беду, то вспомни при
Синий Круг - и может быть, я приду. Слева - рубин клади, справа
же - изумруд. Центру дай серебро, и вознаградится твой труд. Зов
твой услышат те, кто путь свой назвал Добром. Помощь придёт.
Прощай. Но помни, что это твой дом. В доме своём лишь ты,
решаешь куда лететь. Если привыкнешь Звать - то попадёшь ты в
сеть.
    С этими словами дракон мощно взмахнул крыльями, и взмыл в
воздух. Сделав прощальный круг над нами, он не спеша
развернулся...
    Я закричал, и мой крик подхватили все остальные. Чудовищный
удар грома швырнул нас на камни, ураганный ветер пронёсся над
землёй, которая затряслась. То падали мегатонны раскалённого
воздуха, заполняя пробуравленный в мгновение ока туннель
вакуума! Огненный след уходил к горизонту, и вслед за ним
двигался сокрушающий всё грохот возмущённой атмосферы,
которая пыталась сжечь смертельную стрелу, пробившую всю её
толщу. Я внезапно заметил маленькие вихри, возникавшие вдоль
пути этой стрелы, и понял, что Скай хотел нам сказать своим
отлётом. Когда нечто мощное движется сквозь спокойный воздух,
оно оставляет за собой возмущение. Это возмущение пытается
помешать свободному полёту, оно противится переменам, и долго
не пропадает затем...
    Но возмущённый воздух перемешивается, и разносит
восхитительный аромат цветов на сотни метров, давая тем, кто
лишён ключа от ворот сада, возможность насладиться запахом роз,
и пробуждая в них желание посетить этот сад!


    ...Гром слышался ещё минут пять, и все смотрели на огненную
полосу, разделившую небо на две части. С одной стороны
занимался рассвет. С другой - отступала ночь.
    -И так будет всегда. - неожиданно сам для себя, произнёс я.
    -Ни Свету, ни Тьме не суждено победить. Ибо они не существуют
друг без друга. День сменяет ночь, ночь сменяет день. Так было, и
так будет.
    Я посмотрел на короля. Король на меня. И все мы взлетели в
синее, чистое небо, направляясь домой.
Вместе.


                       Конец второй книги.



                              Трилогия "Диктаторы"
                                   Часть III

                           ****** Крыло Света ******

                          ----------------------------




                                                                "По мне,
                                                 пусть лучше спрашивают,
                                    почему человеку не поставили статую,
                                                чем почему её поставили"

                                                           Катон Старший.




                                    Я не хотел писать эту историю. Слишком
                                 много воспоминаний тревожит она во мне,
                                 слишком много заставляет вспомнить. Годы,
                                 пронесшиеся надо мной, покрыли боль тех
                                 дней вуалью времени, заставив позабыть,
                                 сколь ужасна она была. Сейчас, когда я
                                 пишу эти строки, каждое слово
                                 раскалёнными клещами вырывает на
                                 поверхность то, что я хотел забыть
                                 навсегда.
                                   Но я должен. Долг - это единственное, что
                                 могло заставить меня написать эти строки.
                                 И те, кто просил меня их написать, воззвали
                                 именно к долгу. Не знаю, благодарить ли их
                                 за это?..


                                    ГЛАВА  1


    ...В те дни, когда я улетел из королевства Арнор, мне казалось, что
жизнь моя кончена. Я не видел более смысла в ней, ибо предвидел в
будущем только бесконечную боль и отсутствие надежды. Мне хотелось
смерти, но я не мог просто взять, и порвать счёты с жизнью. Для этого я
слишком долго и отчаянно за неё цеплялся.
    Я летел домой. В тайне я надеялся, что не долечу, и наконец смогу
отдохнуть... Но даже этой надежде не суждено было сбытся. Я летел
несколько дней, не уставая, не чувствуя ни малейшего ослабления Силы.
Наоборот, казалось, рана от копья добавила мне её. Я до сих пор не
выяснил, что же это был за талисман, на который возлагали столь
большие надежди мои враги, и почему они думали, что я непременно
должен погибнуть...
    ...Впрочем, я забегаю вперёд. Тогда я не знал, что копьё Минаса было
магическим. Я вообще не думал о нём. Я просто летел домой, надеясь, что
некий вихрь или вулкан оборвёт мою жизнь, подарив покой. До сих пор
иногда я получаю удовольствие от самообмана. Нет, никакой вихрь мне не
помог. Я долетел.
    Локх... Земля драконов. Земля, где мы жили испокон веков. Мой ДОМ. Я
никогда не бывал там раньше. Впервые за семнадцать лет я вернулся
домой.
    И нашёл рай. Ибо Локх был именно тем, чем я мечтал сделать Арнор -
и не смог. Культура нашей страны была древней, и очень тщательно
проработанной. Я оказался совершенно неготов к ней, и до сих пор с
трудом могу понять, каким образом я сумел адаптироваться. Но всё по
порядку.


     ...В тот день я впервые увидел на горизонте полоску облаков, после
недели полёта над безграничным океаном Ардар. Сила дала мне знать,
что это и есть Локх, поэтому я ускорил свой полёт, рассекая воздух со
свистом, и за час долетел до берега.
    Который меня поразил. Я знал, конечно, что Локх - горная страна. Но
не мог и предположить, до какой степени. Берег возвышался над океаном
наподобие плато, уходя ввысь на сотни метров, и ниспадая в волны
отвесными склонами. Только дракон или грифон мог бы попасть на
живописную равнину, простиравшуюся вдаль, и исчезавшую среди
колоссальных гор, обрамлявших центральную часть невообразимо
огромного континента. Приземлившись на краю грандиозного плато, я
задумался.
    Отец рассказывал, что площадь Локха почти в полтора раза больше
площади всего остального Уорра, вместе с океанами. Значит, даже мне
потребуется не меньше недели, чтобы пересечь материк. Разумеется, я
мог просто возникнуть в любой точке планеты, использовав Силу, но в
этом случае я лишался возможности исследовать природу и жителей
своей родины. Поэтому я взмахнул крыльями, и спокойно полетел к горам,
не используя магию, а просто паря. Запахи Локха проникли в мою грудь,
воздух СВОЕЙ страны наполнил её, и я невольно издал вопль счастья,
ощутив восторг, знакомый лишь узникам, получившим свободу после
многих лет каторги...
    Земля напоминала сад. Зелёные луга, по которым бродили стада
антилоп, могучие леса, где пели птицы и рычали звери, сапфировые
озёра, в которые падали водопады из кристально - чистой воды... Мне
хотелось петь, я не мог более сдерживать себя, и нырнул с высоты в одно
из самых прекрасных озёр. Вода словно смыла с меня грязь и кровь,
принесённые из Арнора, и вынырнул я обновлённым. Душа пела, в глазах
горело пламя счастья. Я лёг на траву, раскинул крылья, и посмотрел в
бездонное небо.
    -Это ли значит - жить? - спросил я неизвестно у кого.
    Ответа я не ждал, и не получил. Но в тот час я понял, что имел в виду
Рэйдэн, говоря о необходимости познать счастье. Впервые за семь лет
надо мной не висела мрачная туча печали и зла, впервые я мог
наслаждаться, не терзаясь болью при мысли об отверженных. Более
отверженных, чем я сам, не было. Я лежал на траве, и размышлял. Нужна
ли мне Сила? Хочу ли я вновь брать на себя ответственность, зная, что
она даст мне лишь боль?
    "Нет, не хочу" - признался я себе. "Не сразу..."
    Мне нужен был отдых. Отдых от себя самого. Я хотел побыть драконом
хоть пару лет. Потом можно будет вновь превратится в мага.
    "Я не хочу использовать Силу у себя дома" - понимание пришло само,
как часто у меня бывало раньше. Я никогда не отгонял подобные мысли,
и до сих пор они приносили мне пользу.
    "Сила и одиночество - суть одно".
    Это я знал слишком хорошо. Итак, решение было принято. Отныне я
более не маг Винг. Я - дракон Винг. И да будет так.


     На берегу озера я провёл три дня. Как мне ни хотелось, но полностью
отказаться от Силы я не смог. Магия продолжала служить мне источником
энергии, и я не нуждался в пище, воде и отдыхе. Поэтому те дни у озера
я помню как одни из наиболее счастливых в моей жизни. Я купался, я
лежал на золотом песке под лучами не менее золотого Солнца... Я
ОТДЫХАЛ.
    А на четвёртый день меня нашли. До сих пор меня изумляют
прихотливые повороты судьбы, которая бросает нам испытание за
испытанием, следя, что из этого выйдет.
    Ибо нашёл меня не дракон. Первым, кого я встретил на Локхе,
оказался грифон. Да. Вот так любит судьба смеятся над теми, кто ей
ненавистен.


     ...Его звали Сапсан, он был совсем юн. Когда он спикировал на берег,
где лежал я, то вначале я даже не принял его за грифона - решил, что
это большая птица. Однако это был грифон, необычно тёмный, почти
чёрный. На крыльях была яркая белая полоса в виде молнии, перья на
шее отливали металлическим блеском. На редкость красивый грифон.
    -Приветствую тебя, уважаемый! - он вежливо поклонился мне.
Удивление моё достигло вершин, поэтому я кивнул, и произнёс:
    -Приветствую и тебя, грифон. Кто ты?
    -Меня зовут Сапсан, я живу в лесах Пелопонесса. А кто ты, уважаемый?

    -Я Винг, дракон.
Он улыбнулся, слегка распушистив воротник перьев.
    -Приятно познакомится. А из какого ты города?
    -Я не из города. Я прилетел из-за океана несколько дней назад.
Грифон так удивился, что стал напоминать пушистый шар.
    -Ты не с Локха? Но разве драконы живут в других местах Уорра?
Я невольно усмехнулся, но усмешка вышла довольно мрачной.
    -Уже нет, Сапсан. Я был последним.
Он опустился на траву, и явно намеревался слушать мою историю. Я
улыбнулся.
    -Нет, не сейчас. Моя история не слишком подходит для такого
отличного утра.
    -Почему? - огорчился Сапсан.
    -Я расскажу, позже. Пока не мог бы ты указать мне дорогу к
ближайшему городу?
Он вскочил.
    -Конечно! Самый близкий город драконов - Кронос. Летим! А
выкупаться я и потом смогу... - добавил он уже в воздухе.
    Я парил в лучах солнца, и размышлял, наблюдая за полётом юного
грифона. Разумеется, я не мог ждать что на Локхе живут только драконы.
На столь огромной земле обязательно должны были быть и другие
обитатели. Например, грифоны. Я отдавал себе отчёт, что после Арнора
имею несколько предвзятое мнение по отношению к этим разумным
существам, хотя они вовсе не заслуживали его. Мне придётся научится
смотреть на них непредвзято - иначе я сам стану судить о душе по
оболочке.
    Но забыть Крафта будет не слишком просто...





                               ГЛАВА  2





    -Разве наш город расположен на равнине? - спросил я Сапсана,
тщетно пытаясь найти скалы на достаточно близком для грифона
растоянии от озера.
    -Нет, Кронос лежит среди тех холмов. Вон, уже видны первые поля,
видишь?
    О да, я видел! Я видел драконов! Они парили над землёй, шли по
дорогам, работали в полях! Их было много, всех цветов - от золотых до
чёрных!
    -Драконы... - прошептал я, зависнув на месте, и не веря своим глазам
наблюдая за мирной жизнью моего народа. Обработанные поля
простирались на десятки километров, по ним бродили стада животных,
сопровождаемые юными дракончиками. Прямо подо мной расстилался
огромный виноградник, и несколько дракон мирно беседовали,
расположившись в тени лоз. Дорожки были посыпаны белым камнем, и по
ним не спеша двигались драконы, драконы, драконы...
    -Винг? С тобой всё в порядке? - Сапсан описывал круги вокруг меня.
    -Нет, это сейчас пройдёт. Просто я впервые за много лет увидел
дракона...
Он удивился.
    -Разве ты не бывал на Локхе?
    -Нет, я родился и вырос в стране под названием Арнор. Там не было
драконов.
Грифон завис на месте.
    -Арнор?! Это там была война, давным-давно?
Я прищурился.
    -Да, там.
    -Но тогда там должны быть драконы. Великий Ализон улетел туда
полвека назад, мне мама рассказывала. С ним было множество драконов!
- Сапсан был сильно удивлён.
Я невесело улыбнулся.
    -Увы, грифон, теперь там драконов нет. И Ализона тоже.
    -А куда они улетели?
    О боги... Неужели они забыли про смерть, про войну?... Тогда я не
имею права даже намекать на события своей жизни, это будет удар,
подобный копью...
    -Я не знаю, Сапсан. Это случилось очень давно.
    Мы не спеша полетели дальше, я непрерывно оглядывался. Некоторые
драконы провожали меня взглядом, я был довольно крупным по
сравнению с ними. Видимо, аналогичная мысль пришла и в голову
Сапсана, ибо он спросил:
    -А сколько тебе лет, Винг?
    -Семнадцать.
Он чуть не упал.
    -Не может быть!
    -Почему?
    -Ты выглядишь самое меньшее на триста!
    -Спасибо. - пошутил я. Он смутился.
    -Ну вот, перед тобой прекрасный Кронос, родина многих великих
драконов.
    Я не ответил. Я просто потерял дар речи, когда в долине меж холмов,
на берегу широкой реки, взору моему открылся Город.
    Описать этот город я не берусь. Только взгляд может передать то
ощущение свободы и мощи, которое я испытал, увидев Кронос.
Беломраморные многоэтажные здания с широкими пандусами на разных
уровнях, тенистые аллеи, парки с фонтанами, многоярусные жилые
кварталы из мрамора - всё это производило неизгладимое впечатление на
одинокого дракона, видевшего до сих пор лишь мрачные крепости
людей... Самое маленькое здание в Кроносе превосходило размером
Белый Дворец, а архитектура города была стремительной, вытянутой к
небу. Изумительные украшения и барельефы на фасадах строений,
огромное количество деревьев и парков, стройные колонны,
расширявшиеся кверху - всё говорило, что Кронос не город, а
произведение гениального художника.
    Чуть в стороне от центра стоял огромный амфитеатр, к которому вели
аллеи кипарисов. Здание было столь грандиозно, что в нём свободно
поместился бы Кастл-Рок вместе с Дворцом Родрика. Разумеется, входа не
существовало - зрители прилетали и улетали по воздуху...
    -Сапсан, давай приземлимся.
    Мы сели. Я сложил крылья, и обвёл взглядом пейзаж. Вдохнул ароматы
цветов, которые росли повсюду, и закрыл глаза.
    "Это слишком" - сказал я себе.
    "Столь сильное счастье не для меня. Я не знаю, что с ним делать!"
    Пошатнулся, и опустился на землю. Сердце билось так, словно рвалось
на волю из клетки груди.
    -Винг? Винг?! Тебе плохо?!
    Голос грифона расплывался у меня в сознании, я не слышал его.
Перед глазами завертелись огненные колёса, я потерял ориентацию.
Последним усилием я хотел бросить себя в воздух, чтобы унестись от
города - ибо Сила моя могла принести вред, умри я сейчас. Но сознание
оставило меня раньше, и я, как восемь лет назад, упал на песок,
лишившись чувств.



     -...Никогда не встречал подобной болезни. Даже не думал, что
драконы могут терять сознание от шока...
    -...Гиппократ, он выживет?...
    -...Возможно...
    Голоса беспокоили меня, они не давали погрузиться в спокойную тьму
беспамятсва, где я мог дать отдых своему воспалённому разуму.
Понемногу возвращались ощущения, Сила... Вспомнив о ней, я
механически подумал Слово исцеления. Магия привычно вошла в меня, я
ощутил, как атомы тела завибрировали, получив мощный энергозаряд.
Сразу вернулись все чувства, и я открыл глаза.
Белое. Белый мраморный потолок. Почему нет неба? Где я?
    "На Локхе, дома" - воспоминание, словно бальзам, притупило страшную
боль, которая терзала мой мозг.
    "Дома? У меня нет дома. Мой дом разрушен восемь лет назад"
    "Нет, твой дом здесь"
    "Где - здесь?"
    "На Локхе, дома"
Свет жёг мне глаза, и я вновь закрыл их, провалившись в милосердную
Тьму.



     На этот раз я очнулся сразу. Белый потолок тонул в густых сумерках -
был вечер. С трудом повернул голову, и посмотрел влево.
    Я лежал на большом мягком ложе, в огромной комнате с колоннами
вместо стен. Изящный резной стол стоял в центре,  и на нём лежало
множество предметов. Вдоль стен тянулись каменные полки с книгами.
    Сквозь колонны был виден восхитительный сад, окружавший здание.
Могучие деревья тянули ветви к небу, словно стремясь вырвать корни из
плена земли, и взлететь, чтобы погибнуть, но познать перед смертью
свободу. Я вздохнул, и услышал тихие шаги.
    -Очнулся? Ну, заставил ты нас поволноваться, знаешь ли...
    Я посмотрел направо, и вздрогнул. Там стоял стройный белый дракон,
и тепло улыбался. Дракон!
    -Ты кто? - я даже испугался, услышав свой голос - столь слаб он был.
    -Я Гиппократ, эскулап Кроноса. А вот кто ты? Когда за мной примчался
грифон, и я прилетел, ты был практически мёртв. Почему? Я не
обнаружил ран или болезней. Ты силён, как Зевс.
Я обессилено закрыл глаза.
    -Меня зовут Винг. Я прилетел из страны, называемой Арнор. Просто
вид Кроноса подействовал на меня немного сильнее, чем я мог ожидать.
Он подошёл к столу, и поднял пиалу.
    -Выпей, это придаст тебе сил.
    Я протянул руку, неприятно поразившись тому, как она дрожала, и
взял лекарство. Принюхался, и губы мои тронула улыбка.
    -Настойка алоэхи... Спасибо, Гиппократ. - выпил.
Дракон с интересом посмотрел на меня.
    -Ты разбираешся в травах?
    -Немного. Я изучал медицину в своё время...
    -Кстати, грифон говорил, что тебе 17 лет. Это правда?
    -Да.
Гиппократ покачал головой.
    -Никогда бы не подумал. Где ты жил, Винг? Правда ли, что Ализон и
его отряд покинули Арнор много лет назад?
Я помолчал. Сказать? Нет, не могу. Не имею права.
    -Да, это правда. Они нашли портал в другой мир, и отправились его
исследовать.
Мрачно усмехнулся. Если верны представления людей о загробной жизни,
то это не ложь...
    -А ты? Где твои родители, и почему ты столько лет жил один?
    -Мои родители погибли. Я не мог вернутся, не зная пути.
Он встрепенулся.
    -Так ты обнаружил Путь Ализона?! Где?
    -Я не могу сказать тебе, Гиппократ. Я почти совсем потерял
ориентацию, когда обесиленный, достиг берегов Локха, и упал на них.
Вряд ли я смогу отыскать путь вторично.
Эскулап внимательно посмотрел на меня, и вздохнул.
    -Чтож, да будет так. Скоро прилетит глава сектората Кроноса, и ты
расскажешь свою историю ему.
Я приподнялся на ложе, и сел, сложив крылья.
    -Секторат? Расскажи мне про Локх, Гиппократ. Прошу.
Он улыбнулся.
    -Что ты хочешь знать?
    -Какая форма правления здесь в ходу?
    -Демократия. Наш ареал простирается на весь материк, при этом
имеется свыше сотни городов. Каждый город - это самодостаточная
экономическая единица, которая управляется советом из десяти наиболее
уважаемых граждан, секторатом. Один из них периодически избирается
главой совета, получая имя Сектора, и осуществляет проекты,
предлагаемые другими.
    Я задумался. Звучит неплохо, но подобная структура была бы
неустойчивой без централизованной власти.
    -Правильно. Поэтому и есть столица ареала, Спарта. Там расположено
наше правительство, ареопаг. Двадцать семь драконов из числа наиболее
выдающихся Секторов раз в девять лет выбирают ареал-вождя, который
координирует общую политику ареала, согласуя свои действия с другими
членами ареопага. Их называют архонты. Ареопаг решает вопросы,
которые затрагивают более чем один город. Внутренняя политика городов
- эксклюзивное поле деятельности секторатов. Однако, если действия
какого-либо Сектора вызывают осуждение у большей части архонтов, то
они имеют право поставить вопрос об его смещении перед секторатом
того города. При этом голос архонта приравнивается к одной трети голоса
члена сектората - этим гарантируется независимость их решений. Лишь
ареал-вождь имеет полноценный голос в любом секторате.
    Интересная структура. Звучит довольно сложно по сравнению с
привычными мне королевствами, но результаты я могу видеть повсюду.
    -Гиппократ, а сколько драконов живёт на Локхе?
    -Согласно последним данным - около семи миллионов.
Семь миллионов драконов!!! СЕМЬ МИЛЛИОНОВ!!!
    -Винг, не волнуйся. Ты ещё слаб...
Я засмеялся.
    -О боги, о какой слабости ты говоришь! Какое лекарство сравнится с
твоими словами! - я мысленно призвал Силу, она наполнила меня,
избавив от слабости, и полностью исцелив. Чтобы не пугать дракона, я не
дал Силе сделать меня светящимся, и вскочил с ложа, раскинув крылья.
Душа пела, как в первый день на берегу озера.
Белый дракон в изумлении отступил.
    -Ты что, притворялся больным? - подозрительно спросил он.
    -Нет, просто твои слова меня исцелили. Пойдём! Покажи мне их!
    -Кого?
    -Драконов!


                                    Глава 3



    -...Подходите, подходите! Смотрите сюда! Живой дракон!
    Я сидел в клетке, и рычал на людей, которые сгрудились в кучу, и со
страхом за мной наблюдали.
    -Смотрите внимательно! Это настоящий, живой змеёныш! - голос
смотрителя зверинца больно ранил мой слух, но я не мог ничего
поделать. Люди и эльфы смотрели, как я рычал, и переговаривались.
Внезапно один из них, молодой эльф, поднял палку, и просунул её сквозь
прутья, намереваясь ткнуть меня. Я вырвал у него деревяшку, и
раскрошил зубами. Эльф отскочил, и зло посмотрел на смотрителя.
    -Ваша зверюга сьела мою трость!
    -Сам виноват. Говорил, это дракон.
Эльф насмешливо бросил:
    -Дракон? Ерунда! Нацепили чешую на льва, привесили картонные
крылья, и дерут с нас деньги. Люди! - он повернулся к остальным. -Это
надувательство!
Хозяин зверинца, злой, подскочил к смутьяну.
    -Ты! Не нравится - не иди! Это самый настоящий змеёныш!
    -Докажи! - эльф насмешливо смотрел в лицо хозяину. -Пусть
заговорит!
Человек поперхнулся, и посмотрел на меня.
    -Ты, выродок! Скажи этому господину, кто ты.
Я зарычал громче. Хозяин закусил губу, а эльф злобно расхохотался.
    -Ну? Что я говорил?
Хозяин с яростью обернулся ко мне.
    -Скажи ему, что ты дракон!
Я только рычал. Тогда хозяин потянул с пояса хлыст...
    Удар! Рычание моё стало оглушительным, я бросился на решётку.
    Удар! Кровь брызнула прямо в лицо человеку, и тот озверел. Я рычал
как лев, стараясь увернуться от бича, но каждый раз натыкался на него.
От потери крови скоро закружилась голова, ноги подкашивались. И тут
эльф, который не верил, что я настоящий, внезапно перехватил руку с
хлыстом.
    -Хватит. Я верю. - его голос звучал глухо.
    -Ну нет! Это отродье тьмы посмотрит, что значит человек! - и
страшный удар наискось разорвал мне перепонку крыла. От боли я не
выдержал, и закричал, и тогда следующий удар пришёлся по лицу...
    -Хватит, я сказал! - голос эльфа стал яростным.
    -Да кто ты такой?!
    -Я райдер Эльстар, из Элирании.
    -И что с этого?
Эльф плюнул под ноги хозяину.
    -Даже с драконом нельзя так поступать!
Человек расхохотался, и указал рукояткой хлыста на меня.
    -Это же лев в чешуе? Чего ты беспокоишся?
    -Их надо убивать. Но нельзя мучать!
    Хозяин со смехом отошёл от клетки, но я не смог встать, и лёжа, сквозь
кровавую пелену, смотрел на эльфа, когда тот присел на корточки, и
вгляделся в меня.
    -Да, ты дракон... - прошептал Эльстар, и резко повернувшись, ушёл.


                                    ***


    -НЕТ!!! - мой крик улетел в ночное небо, когда я, дрожа от ужаса,
проснулся. Вскочил с кровати, озираясь, из горла рвалось рычание.
Постепенно кошмар отходил, я вспоминал, где нахожусь...
    -Нет!!! Я не хочу помнить это!!! - я не мог совладать с собой, ярость
поднималась волной, сокрушающей плотины воли, уничтожающей всё,
созданное разумом!
    -Не хочу!!! Не хочу!!!
    Я вонзился в небо, оставив огненный след, и дал Силе волю. Гром
разрываемой атмосферы сопровождал мой полёт, когда я прочертил небо
над континентом наподобие луча огненно - красного света...
    Покрыв недельный путь за пять минут, я завис в небе над Океаном, и
впервые в жизни полностью дал волю ярости. Тысячи молний сорвались с
неба, и впились в меня, как хищные пираньи. Удар грома заставил гладь
воды прогнутся на несколько метров, она вскипела, ибо воздух был
раскалён от чудовищной энергии молний. Но они лишь дарили мне Силу,
а не забирали её!
    Я рычал, чудовищная энергия выплёскивалась в космос, порождая
северные сияния, огненные шары взлетали с поверхности сходящей с ума
воды и расцветали километровыми цветами плазмы, превращая воздух в
бешенную пляску раздавленных атомов. Жёсткое излучение волнами
растекалось от каждого Цветка Смерти, уничтожая всё на своём
гибельном пути, а я смеялся, и направлял его поток на себя!
    Зелёное сияние стало ослепительным, и тогда я распылил своё тело на
квадрильоны частиц, заставив каждую взорваться! Со стороны это,
наверно, напоминало одновременный взрыв кубического километра
воздуха. Мегатонны воды мгновенно превратились в атомарный газ, и
сами атомы этого газа разрушились, дав мне ещё больше Силы. Впервые
с начала времени я увидел дно Океана, ибо испарил воду до самой
глубокой впадины!!!
    Но ярость моя не унялась. Я, вновь вернув себе вид дракона, всей
мощью ударил мантию Уорра, пробив её до самого сердца, и когда
навстречу моей ярости выплеснулась бешенство самой Планеты, я
расхохотался!
    Фонтан ослепительного огня достиг космоса, а я парил на светящихся
крыльях вокруг извержения, и смеялся от счастья, ибо видел Мощь,
сравнимую с моей.
    -Ты никто!!! - закричал я себе.
    -Ты просто ошибка Вселенной!!!
    -Ей плевать на тебя!!!
    И я нырнул в пламя! Рёв плазмы поглотил мой крик, когда я впитал в
себя всю энергию разьярённой планеты, когда я осознал, что и она -
ничто в сравнении со мной...
    Грохотал гром, из воды прямо на глазах вырастала горная цепь, а я
всё не мог унять свою ярость. Бешенство моей Власти только
разгоралось, и тогда я пробил атмосферу вверх, направившись к
единственному достойному сопернику.
    Солнце!!!
    Его пламя вошло в меня, оно соединилось со мной, оно стало частью
меня, оно стало МНОЙ. Я стал Солнцем! Мой вопль превратился в
протуберанец, глаза мои стали пятнами Тьмы, а сердце моё стало
раскалённым ядром...
И вот тогда я расхохотался!!!
    -Я - Чёрное Солнце Уорра!!! - мой крик заставил звезду содрогнутся,
она простерла крылья плазмы на миллионы километров в стороны, и то
были МОИ крылья - крылья Света!
    -Я - это ВЛАСТЬ!!!
    Огненное неистовство солнечной бури поглотило мои слова,
превратило их в копьё смертоносного света, и метнуло в Уорр.
    Но я не дал Копью пронзить плоть моей планеты. Я обогнал его, и
встал на пути. И Копьё пронзило мне грудь, заставив закричать в сладкой
боли, и перестало существовать.
Тогда я обернулся, и посмотрел на маленькую планету, где жили мои
друзья, и мои враги.
    -Я - это ВЛАСТЬ. - сказал я.
    -Но я - не СМЕРТЬ. И никогда не стану ею.




    Бешенство возмущённых атомов сопровождало моё возвращение.
Пробив атмосферу, я завис над созданным мною материком, и осмотрел
дело своей ярости. Довольно большой континент курился дымом и
испарениями. Я усмехнулся, оглядев его очертания. Дракон, раскинувший
колоссальные крылья, и вытянувший хвост. На месте глаз бесновались
два вулкана, лишь усиливая сходство.
    -Это было необходимо. - сказал я сам себе, пытаясь найти оправдание
своей вспышке.
    -Теперь мне будет легче.
    -И континент неплохой получился.
    В этот момент я вспомнил, чем сопровождаются горнообразовательные
процессы, и сразу взлетел в стратосферу. Так и есть - цунами мчалось по
глади океана, и волны страшного землетрясения сокрушали кору
планеты, почти догоняя сверхзвуковую волну воды.
    Я ещё раз отпустил Силу, породив встречные колебания той же
частоты, но с противоположной амплитудой. На всю жизнь я запомнил
момент их встречи. Грохот от столкновения квинтилионов тонн воды
достиг космоса, звук разметал тучи, как ураган, и в небо рванулись
гейзеры взбешенной жидкости, а их догоняли скалы, которые в неистовой
пляске энергий возносились со дна Океана, где столкнулись волны
землетрясений...
    Через три часа на беснующейся поверхности Ардара образовалось
кольцо рифов, окруживших мой материк идеально правильным кругом. Я
опустился на голые, раскалённые скалы, и задумался, окружённый паром
и ядовитыми испарениями серы.
    Сила меня пугала. Я мог ВСЁ. Я мог погасить Солнце, лишь пожелав
этого. Кто я такой?! Откуда могла подобная Власть возникнуть вообще? Я
понимал уже тогда, что никакой я не дракон. Я просто родился в теле
дракона, и уже явственно сознавал, что перерос его. Так кто я? Или... Или
ЧТО я??!



    На этот вопрос я ищу ответ до сих пор. Сейчас я уже знаю, ЧТО есть
сила. И понимаю, сколь рисковал я тогда, дав её настоящую свободу. Но я
по прежнему не знаю, почему именно я получил возможность повелевать
этой невообразимой мощью. И боюсь узнать это.
    Тогда, ранним утром, сидя на только что созданной мною земле, я
осознал, что просто не имею права так рисковать. Сегодня я едва не
уничтожил весь мир, став Солнцем, и не сдержав мощь. Завтра я могу не
успеть.
    Мучаясь неуверенностью, я вернулся на Локх, где многие драконы уже
успели проснутся, и взлететь, дабы увидеть, что это за далёкий гром. С
момента моего возвращения прошло почти два года, но я всё ещё был
чужаком. Хотя друзья из-за всех сил пытались дать мне смысл в жизни. О
боги, как я хотел стать простым, ничем не примечательным драконом...
    Желая достигуть этой цели я выстроил себе небольшой домик на
берегу того самого озера, где впервые встретил невраждебное к себе
существо - Сапсана, ставшего моим лучшим другом. И я похоронил себя в
этом домике. Вернее, похоронил мага по имени Винг. Дракон Винг
пытался втянуться в жизнь, но у него плохо получалось. Я продолжал
быть одиноким, и часто просто лежал на солнце целыми днями,
погружаясь в печальные размышления.
    Новый смысл в жизни дало мне искусство. На Локхе я впервые увидел
картины и скульптуры драконов, и это зрелище навсегда оставило след в
моей душе. Меня не привлекали сильно развитые в ареале театр и спорт.
Но картины...
    Многие мои картины я сжигал, ибо не мог показать их никому.
Некоторые статуи, которые я создал, поставили в аллеях Кроноса, но я
просил не говорить, кто автор. Постепенно, очень медленно, я начинал
приходить в себя. Со мной беседовали многие драконы, однажды
навестил сам ареал-вождь Зевс, и всё это понемногу лечило раны в моём
сердце, и чешуйка за чешуйкой ломало броню, в которую я заковал свою
душу...
Шли годы, я жил дома, и боль прошлого отступала всё дальше, и дальше.



                                 ГЛАВА  4



    -Винг! Ты дома?
Я оторвался от книги, и посмотрел вниз. Там складывал крылья Сапсан, и
я улыбнулся.
    -Да, я дома, Сапсан. Здравствуй.
Он взлетел на портик моего дома, и прошёл к площадке, где лежал я.
    -Привет, Винг. Как дела?
    -Как обычно. Что произошло?
Он с недоумением посмотрел на меня.
    -Как что?! Ты забыл? Сегодня первый день осени!
Ах, да...
    -Извини, друг. Я и правда забыл.
Грифон покачал своей орлиной головой.
    -Забыть про Дракийские Игры... Надеюсь, ты полетишь?
    -Конечно!
    Мы вышли в сад, разбитый у моего домика, и взмыли в небо. Далеко на
горизонте сверкали белые здания Кроноса, и сотни драконов парили
между ними. Многие, как и мы, направлялись к югу.
    -Слушай, Винг. Ты уже четыре года как появился, но всё время один. У
тебя хоть дракона есть? - поинтересовался Сапсан. Он здорово вырос за
эти годы, и стал настоящим красавцем. Думаю, в своих лесах он был
неотразим...
    -Я привык к одиночеству, Сапсан. Я всю жизнь жил один.
Он перевернулся в воздухе.
    -Странный ты дракон, Винг. Целыми днями читаешь, или на солнце
греешся. Всё время думаешь, думаешь... Статуи твоей работы в каждой
аллее Кроноса, но ты их даже не подписываешь. Художники спорят, кто
ты - гений, или сумасшедший, а ты просто продолжаешь приводить их в
замешательство. Я видел твою скульптуру "Узник". На неё смотреть
страшно! Ну скажи, почему ты такой странный? Если работаешь, тебе и в
голову не придёт помощи попросить, даже если она и нужна. Спорт тебя
не привлекает... Даже друзей не завёл.
    -Ну, спасибо. Интересно, кто ты?
Смутился.
    -Я имел в виду - настоящего друга, дракона.
    -А чем плох друг - грифон?
Ещё больше смутился.
    -Ты понимаешь, что я имею в виду. Другие молодые драконы целыми
днями занимаются спортом, летают друг за другом, устраивают
состязания... Любят друг друга... А ты?
    -А я живу, Сапсан. Ты ведь не представляешь, какое это счастье -
просто жить... - мрачно добавил я, и замолчал.
    Он был во многом прав. Годы испытаний сделали меня очень
отчуждённым, далёким от других. Я не мог назвать ни одного дракона
своим настоящим другом - не потому, что они не хотели, а потому, что я
просто не вписывался в весёлое и жизнерадостное общество сверстников.
Меня называли мрачным, одиночкой. Я и был им. Странно, но Сапсан
сумел занять в моей жизни прочное место - я уже скучал без этой
взбаламошной птицы, с её вечными проектами.
    -Ты даже дом себе построил за городом. И странный дом. Скажи,
неужели тебя не привлекает радость, дружба, счастье быть любимым
наконец?
Я улыбнулся.
    -Поздравляю, друг. Как её зовут?
Он так распушистился, что едва не упал.
    -Как ты догадался?!
    -Ты прямо светишся изнутри, Сапс.
Не знаю, стал ли он светится, но смутился страшно.
    -Её зовут Фалкония...
    -...И она очень красивая грифона. - закончил я.
    -Да! Очень красивая! - в голосе Сапсана прозвучал вызов.
    -Поздравляю ещё раз.
Некоторое время мы молчали, затем он сказал:
    -Ну ладно. Ты хоть сьел чего-нибудь? Никогда не видел, чтобы ты ел.
Странно, не так ли?
    Это была главная проблема. Я ни в коем случае не хотел рассказывать
о том, что маг, и мне приходилось делать вид, что ем и пью. Однако
иногда я зыбывал об этом.
    -Я не голоден, Сапс. И вообще, я в отличной форме. Может, даже
выступлю на Играх...
    -Да...? - протянул грифон. -А каким спортом ты владеешь...?
    Желая поднять настроение другу, я чуть приспустил Силу, и со свистом
облетел Сапсана по узкому кругу, хотя тот мчался на полной скорости.
    -Многими видами спорта.
    -Ух! Как тебе удалось?!
    -Тренировки.
    Мы мчались в голубом небе Локха, то и дело обгоняя драконов и
грифонов, спешивших в Спарту. Я думал. Эти годы были для меня
необычайно полезны. Они притупили боль, дали спокойствие. Я
понемногу превращался в настоящего дракона, и это меня радовало. Мои
путешествия по континенту дали мне множество новых впечатлений, я
посетил десятки городов... Но везде был чужим. Поэтому и построил себе
дом на берегу того самого озера, где впервые встретил невраждебное к
себе существо...
    Раза два я посещал созданную мной землю. Она долго была
непригодна к жизни, но постепенно и там, как в моей душе, наступал
покой. В последнее посещение я засеял материк растениями, и сотворил
плодородный слой почвы, чтобы они не погибли. Эта работа давала мне
радость. Сам не знаю, почему.
    Когда я смотрел на свои картины или статуи, то во мне просыпалось
ощущение, что всё это уже было. Был Локх, было солнце, было
кристальное озеро... Была ненависть. Сапсан не знал, что самая лучшая
моя статуя лежит на дне озера. Она слишком многое могла бы сказать
зрителю об авторе...
    Возможно, тот срок, о котором говорил Рэйдэн, наступил. Я более не
получал наслаждения от тихой и неспешной жизни в небольшом домике у
озера. Четыре года мира легли целительной мазью на рубцы, которые
пылали в моей душе. Уже несколько месяцев я ощущал желание вновь
проснуться ото сна, вновь взять на себя ответственность, вновь
разбудить свою могучую Силу, которую моя воля загнала на самое дно. Я
отдохнул.
    -Знаешь, Сапсан... Я точно выступлю на Дракийских играх.



                                ГЛАВА  5



    Мы летели несколько часов, и вот на горизонте показалось побережье
океана, а вдали, на острове, сверкал один из красивейших городов Локха,
его столица, знаменитая Спарта.
    Огромный мраморный город был значительно больше и красивее
Кроноса, и хотя я бывал в нём, но стремительные линии зданий,
великолепные галлереи, прекрасные скульптуры, изумительное
совершенство архитектуры и гармоничное сочетание красоты с
функциональностью - всё это не могло не восхищать. И я восхищался
гением своего народа. Я гордился, что дракон. И горжусь!
    Синевой Океан, окружавший город, соперничал с небом, и множество
драконов, особенно детей, уже плескались на золотых пляжах, устраивая
маленькие Игры. Мы приземлились на Дорогу Героев, которая огибала
всю Спарту и по спирали углублялась к центру города. А там, в центре,
вздымались крутые склоны чудовищного кратера, в котором располагался
Стадион.
    Мы с Сапсаном не спеша шли по тенистой белокаменной Дороге,
разглядывая скульптуры Героев, размещённые вдоль неё через каждую
сотню метров. Со странным чувством я увидел собственную работу,
которую все кроме меня называли "Узник". Я не дал названия этой статуе.

    Аллея была восхитительна. Величайшие произведения искусства,
которые на ночь накрывали от дождя и ветра, создавали непередаваемое
впечатление возвышенного восторга. Я шёл по аллее, и мысли мои
уносились к тем, кто своими делами определял историю...
    Вон стояла медная скульптура красивого дракона. Он застыл,
расправив крылья, и весь подавшись вперёд в порыве. Это был великий
герой древности, Викинг, который бросил вызов богам, а потом исчез в
другой Вселенной вместе с другими Героями, не в силах вытерпеть
гибели своего мира в Катаклизме... Я остановился перед статуей, и лицо
тронула улыбка, когда я коснулся медальона, висевшего на груди.
    -Что, Винг? - Сапсан с интересом смотрел на меня.
    -Этот медальон... Он принадлежал ему, тысячи лет назад. - я кивнул на
статую.
    -Да ну... - усомнился грифон, недоверчиво посматривая на
драгоценность.
    -Можешь не верить, если не хочешь. - я спокойно двинулся дальше.
Сапсан догнал меня, но я улыбнулся, и положил крыло ему на плечо.
    -Нет, я не обиделся.
    Грифон покачал головой, и мы, не спеша, продолжили прогулку,
приближаясь к следующей скульптуре.
    Мимо этого мраморного изваяния я никогда не мог пройти спокойно.
Сколько бы раз я не видел огромного мрачного дракона, на лице которого
застыло выражение решимости и боли, каждый раз я поражался силе
эмоций и динамичности образа, которую сумел запечатлеть неизвестный
гений.
    Это был самый великий и знаменитый дракон в истории, Диктатор
Скай. Читая о его подвигах, я испытывал двойственное чувство. Он
несомненно был одним из величайших властителей Вселенной, он
свергал одних королей и ставил на их место других, он решал судьбы
планет и целых звёздных систем, он ПРАВИЛ миром так, как хотел. А
хотел он, чтобы в мире кончились войны. Но он был жесток. Столь
жесток, что некоторые его поступки меня просто ужасали, хотя результат
неизбежно был положительным. Он был самым совершенным
воплощением принципа "Цель оправдывает средства", которое знал мир.
    Многое говорило за то, что Скай был магом моего типа. То есть, не
имеющим ограничений вообще. Некоторые источники утверждали, что он
мог принимать вид любого живого существа, многие упоминали, что он не
нуждался в пище и воде, и все без исключения утверждали, что он мог
одной мыслью уничтожить город. Нередко он так и делал...
    Историки трепетали при одном упоминании его имени, и никто не знал,
что с ним произошло, и где он погиб. Не знали даже, погиб ли он. Ибо в
те времена наш мир был лишь небольшой частичкой невообразимо
огромной межзвездной Империи, в которой правил Скай. Это было
миллион лет назад, до Катаклизма. Многие историки считали, что
Катаклизм был делом рук Ская, но я знал, что это не так. И знал от
Рэйдэна, который был другом и советником Диктатора...
    -Да, это был Дракон - внезапно сказал Сапсан. Я посмотрел на друга.
    -Он был весьма жесток, и не останавливался ни перед чем для
достижения своей цели... - заметил я.
    -Зато он умел выбирать цель. - задумчиво ответил грифон.
    И мы двинулись дальше, приближаясь к самой красивой на Локхе
скульптуре - памятнику легендарным основателям нашего ареала,
непревзойдённым воинам, спутникам и друзьям Диктатора - Драко и
Тайге Локхартам.
    ...Их статуя стояла в самом конце аллеи. Два дракона, отлитые из
неизвестного металла, сверкали в лучах солнца, как драгоценные камни.
Они стояли рядом, гордо приподняв прекрасные головы, и чуть расправив
крылья. На лицах Героев застыло выражение любопытства и любви, ибо
они были исследователями всю свою жизнь, и всю жизнь любили друг
друга.
    Драко обнимал левым крылом Тайгу, и стоял чуть выдвинувшись,
словно защищая её. Я никогда не смог бы пройти мимо этой скульптуры
спокойно. Изумительная динамика и жизненность образов говорила о
гениальности скульптора. Однако он явно идеализировал свои модели,
ибо не могли драконы быть столь прекрасны...
    Никто не знал ни откуда эта скульптура, ни куда пропали сами герои.
Легенды гласили, что прилетев из другого мира, они несколько веков
жили на Локхе, вместе с другими легендарными Героями древности. Но
потом их призвал Диктатор, и они покинули Уорр, основав перед тем на
Локхе наш ареал. Тогда никто не знал, что дни Империи сочтены, и
грядёт Катаклизм...
    Наш мир был навеки отрезан от Вселенной. Драконы размножались, и
постепенно ареал Локха сложился в устойчивую страну, с относительно
мирной и спокойной историей, и весьма совершенной экономической
моделью.
    Около этой скульптурной группы мы задержались надолго. Сапсан
смотрел на Героев, и задумчиво щурил глаза.
    -А знаешь, Винг, у нас есть легенда, что некогда грифоны жили в
далёком мире, не на Уорре. И мы были неразумны в те дни. Так шли
тысячи лет, пока не появилась она... - грифон указал на изваяние Тайги.
    -Легенды гласят, что она дала нам разум, и расселила по всему миру,
привезя наших предков и сюда, на Уорр. Не знаю, правдива ли эта
легенда, но мне бы хотелось считать её истинной...
    Я долго смотрел на непостижимо прекрасную, изумительно
воплощённую в металле дракону, и думал, что словно я сам попал в
другой мир. Локх, с его богатейшей культурой, тысячелетней историей, и
мирными, спокойными жителями, столь сильно отличался от звериной
ненависти и слепых предрассудков Арнора, что я не мог поверить своим
ощущениям. Только подумать: грифон желает верить, что его предкам
помог стать разумными дракон...
    Я посмотрел на Сапсана, и попытался вообразить на его месте Крафта,
или его сына Игла. Который, кстати мог бы быть ровесником моего
друга...
    -О, Сапсан, если бы только знал, сколь многие воспоминания связанны
у меня с твоим племенем... - вздохнул я, и взлетел, не желая ждать
неизбежного вопроса.
    Друг догнал меня, и мы крылом к крылу понеслись к Стадиону, где уже
собрались тысячи драконов и грифонов, ожидая начала крупнейшего
праздника ареала, Дракийских Игр, раз в четыре года выявлявших
лучших из лучших среди нас. По традиции, соревнования чередовались
для каждой из расс, но так как доминировали драконы, то первый день
принадлежал им.



                             ГЛАВА  6


    Девиз Игр был: "Не побеждать, а участвовать". Поэтому принять
участие в отборочных соревнованиях могли все желающие. По традиции,
отборочные состязания проходили в течение месяца до начала Игр, в
каждом городе. Но, даже в первый день Игр любой мог вызвать на
соревнование любого из избранных, и в случае победы имел право
присоединится к команде. Этим правом редко пользовались, но именно
так я собирался принять участие в Играх.
    Команда Кроноса располагалась на пляже, и занималась последними
тренировками. Я приземлился прямо перед тренером, большим медным
драконом по имени Гектор.
    -Я бы хотел присоединится к команде.
Он удивился.
    -Разве ты из Кроноса? Как тебя зовут?
    -Меня зовут Винг. Я живу рядом с Кроносом, и случайно пропустил
начало отборочных игр. Поэтому прошу дать разрешение воспользоваться
правом Вызова.
    Драконы подтянулись поближе, с интересом рассматривая меня. Одна
из них, стройная зелёная дракона, щелкнула пальцами, и заявила:
    -Я его видела. Пару лет назад он прилетел из-за океана, и чем-то
заболел. С тех пор живёт у озера Лэйк.
Я улыбнулся.
    -Правильно.
Гектор задумчиво посмотрел на кончик хвоста, и смерил меня
критическим взглядом.
    -В каком виде спорта ты желаешь выступить?
    -Свободная борьба, с оружием или без.
Высокий золотой дракон фыркнул.
    -Лучше не надо, Винг. Этим видом занимаюсь я.
    -В таком случае ты не возражаешь, если я приглашу тебя испытать мои
силы?
Он встал, и потянулся, играя мускулами.
    -Нет, не возражаю. Меня зовут Ахилл.
Я тепло улыбнулся, и кивнул.
    -Очень рад познакомится.
    -Взаимно. Надеюсь, ты не обидишся, когда проиграешь.
    -Взаимно.
    Мы вышли в центр круга, который образовали драконы. Я спокойно
смотрел на соперника, ни минуты не сомневаясь в победе, ибо никакая
тренировка, никогда не дала бы Ахиллу навыков, хоть сравнимых с
моими. Три года непрерывных схваток на смерть, и семь лет ежедневных
тренировок...
    Он стремительно напал на меня. Совершенно автоматически я
отступил, захватил его руку, хвостом - ногу, приподнялся, и развернулся
вокруг вертикальной оси, пропуская Ахилла вперёд. Одновременно второй
рукой толкнул дракона в спину и подставил ногу под колено. Приём был
простейшим, и я выполнил его столь стремительно, что никто даже на
понял, каким образом Ахилл отлетел на десять шагов.
    -Это что было? - ошарашенно спросил меня Гектор, глядя на
встающего Ахилла. Который был столь же ошарашен.
    -Один из наиболее простых приёмов боевого искусства "Ай-ки-до".
    Ахилл прищурился, и напал на меня совсем по другому. На этот раз он
стремительно нанёс удар хвостом, пригнувшись к земле, и в самый
последний момент подпрыгнув. Я просто присел, пропустив удар над
головой, поймал его ногу, и потянул на себя, одновременно резко встав, и
толкнув дракона в грудь. Вновь он отлетел назад, упав на спину, а я даже
не сдвинулся с места. Зелёная дракона не удержалась, и захлопала
крыльями.
    -Браво!
    -Спасибо... - я улыбнулся, помогая встать Ахиллу. Сказать, что тот был
изумлён - значит, ничего не сказать.
    -Винг, что это за боевое искусство?
    -Это очень древний и сложный вид обороны, разработанный людьми.
Они просто подскочили все.
    -Людьми?! Этими маленькими бескрылыми?
    -Да. Что они отлично умеют - так это воевать. - Я вздохнул, вспомнив
отца, и его уроки. Ализон раскопал непостижимо древнюю книгу в
библиотеке Владыки, и она дала ему знание единоборств. До этого
момента драконы не слишком увлекались искусством войны...
    -А скажи, Винг, каким образом ты научился этому искусству? - спросил
мускулистый чёрный дракон, который с огромным интересом
присматривался ко мне. Словно видел раньше...
    -В стране, где я жил, мой отец отыскал древнюю книгу. Она дала
идею, а приёмы я разаработал сам. - как именно, я решил не уточнять.
Они переглянулись.
    -Ты уверен, что справишся на Играх? Нам бы не хотелось терять
венок... - заметил Гектор, посмотрев на Ахилла.
    -Я справлюсь. Если, конечно, вы не против взять меня в команду.
Гектор посмотрел на Ахилла, тот - на чёрного дракона, и все трое
рассмеялись.
    -Проверим! - Ахилл положил мне крыло на плечо. -Всё равно у нас не
было метателя дисков. Теперь им стану я.
Я улыбнулся. Оказывается, как это просто...

                                    ***


    На Стадионе уже было множество зрителей, они рассаживались по
уступам, вырезанным в стенах огромного кратера. Чудовищная воронка
вмещала почти пятьдесят тысяч драконов и грифонов, но сегодня их было
намного больше. В центре кратера, на идеально круглой и ровной
площади посыпанной золотистым песком, стояли в ряд мы. Участников
Игр приветствовали восторженными криками и хлопаньем крыльев. Это
было приятно, и я получал огромное удовольствие. О боги, сколь иначе я
себя чувствовал одинадцать лет назад, когда на меня точно так же
смотрели люди...
    Минут пять длился беспорядок, потом на тибуне появились архонты, во
главе с Зевсом. Все понемногу затихли, когда ареал-вождь распахнул
огромные синие крылья, призывая к вниманию.
    -Драконы и грифоны Локха! - голос Зевса был могуч, как и сам дракон,
бывший десятикратным чемпионом Игр.
    -Сегодня первый день осени. Сегодня мы начинаем Дракийские игры!
    Голос вождя утонул в восторженном рёве трибун. Он подождал, пока
все успокоятся, и продолжил:
    -Как и за тысячи лет до сегодняшнего дня, мы будем соревноваться в
исскустве и силе, скорости и меткости. Тысячи жителей нашей страны три
года тренировались, и соревновались друг с другом за честь
представлять сегодня свой город на Стадионе Спарты. За дни Игр мы
узнаем лучших из лучших, и воздадим им заслуженное уважение. Но
помните слова основателя нашего ареала, непревзойдённого чемпиона,
Драко Локхарта: Главное - не победить, а участвовать!
    Все захлопали крыльями, и Зевс сошёл с трибуны, заняв своё место в
команде Спарты. Я осмотрелся. Участники Игр покидали арену двумя
потоками - драконы и грифоны, и рассаживались в первых рядах трибун,
специально предназначенных для них. Наша команда тоже заняла свои
места, и ко мне придвинулся Даркиус - тот чёрный дракон, что
рассматривал меня сегодня.
    -Винг, когда обьявляют участников схватки, то говорят: "Такой-то, сын
такого-то, из города такого".
Я улыбнулся.
    -Даркиус, если тебе интересно, как звали моего отца, то просто спроси.
Его звали Ализон.
Он взрогнул.
    -Я так и думал. Ты просто его копия.
Теперь я вздрогнул.
    -Ты знал Ализона?
    -Я был его другом. Когда он стал ареал-вождём, я как раз был
Сектором Кроноса. Скажи, Винг, куда улетел он из Арнора после войны? Я
помню, что первый раз он вернулся просто в шоке.
    Я долго молчал, пытаясь изгнать из головы картину насаженной на
копьё головы моего отца. Даркиус внимательно наблюдал за мной.
    -Он очень далеко улетел, Даркиус. - наконец глухо проговорил я.
Чёрный дракон прищурился, и внезапно глаза его широко раскрылись.
    -Прости.
    -Ничего. Ты не знал.
    -Как это случилось?
    -Не надо просить меня вспоминать об этом, прошу.
    -Извини, Винг.
Я через силу улыбнулся.
    -Он погиб, как герой. По крайней мере это меня утешает.
    Даркиус отвернулся, и надолго замолчал, но подрагивание хвоста
выдавало, что он нервничает.
Я тоже отвернулся, и стал следить за торжеством.



                              ГЛАВА  7


    На арену вышли элланодики, и обьявили имена первой пары. По
программе, сегодня соревновались борцы без оружия, и метатели дисков
- любимого оружия самого Драко. Только драконы.
    Были названы первые участники - Персей из Трои и Юний из Спарты.
Трибуны взревели, и  Юний гордо поклонился. Он был сильным зелёным
драконом, намного выше чем мощный и мускулистый Персей. Зато
серебрянный дракон был намного сильнее. Борьба продлилась только
минуту - Персей приподнял Юния над головой, словно игрушку, и
швырнул через всю арену. Тот был вынужден взмахнуть крыльями -
мгновенное поражение. Персей с гордостью взлетел над ареной,
принимая восторженные крики троянцев. Краем глаза я заметил мрачного
Юния, как тот пешком уходил с арены.
    Я впервые был на Дракийских Играх, и сейчас с интересом
прислушивался к собственным ощущениям. Огромное количество
зрителей, восторженный рёв толпы - всё это раньше ассоциировалось у
меня с войной, смертью, и Злом. Здесь я впервые понял, что спорт может
быть ничуть не меньшим катализатором. Ликование трибун постепенно
приводило в возбуждение и меня, особенно когда я сравнивал стиль боя
локханцев, и свой. Интересно, как они прореагируют на настоящее боевое
искусство?...



Шестой бой... Громкий голос элланодика провозгласил:
    -Минотавр из Крита против Винга из Кроноса!
    Я вскочил. Возбуждение росло в геометрической прогрессии, когда я
пружинистым шагом вышел на арену, и вскинул голову, осмотрев
трибуны. С противоположного конца площадки быстро приближался
огромный медно-бронзовый дракон. Мы встали напротив, и поклонились
сначала друг другу, а потом зрителям. Те приветственно замахали
крыльями, и я улыбнулся. Может быть, это и было нужно мне? Простое
признание?
    -Ты готов? - спросил мой соперник, и я перевёл горящий взгляд на
него.
    -Да, я готов. Начнём!
    Он метнулся ко мне, и пронёсся вплотную, когда я отступил.
Продолжая движение, я захватил руку борца и завернул вниз,
одновременно потянув назад. Дракон совершил сальто, и оказался на
спине, а я завершил приём, вскинув руку и развернувшись на месте. Бой
занял менее секунды.
    Трибуны замерли. На Стадионе повисла тишина. Я поклонился сначала
изумлённо глядевшему с земли дракону, потом зрителям, и вернулся на
место всё ещё в полной тишине. Зато потом она взорвалась! Крики,
хлопание крыльев, споры - всё смешалось в гром, который повис над
Стадионом, как туча. Я оказался в центре внимания, а команда Кроноса
радостно переглядывалась...



    -Геракл из Пеллопонеса против Винга из Кроноса!
    На этот раз трибуны встретили меня настороженным молчанием. Я
поклонился могучему бронзовому противнику, и встал в свободную стойку.

    -Не думай, что тебе удастся так же легко меня победить... - заметил
дракон, приближаясь осторожными движениями. Он попытался провести
подсечку, но я подпрыгнул. Тогда он ударил ногой с разворота. Я
усмехнулся, поймав его ногу, и продолжив поступательное движение,
потянув её на себя. Геракл вскрикнул, теряя равновесие, и тогда я
отпустил его, повернувшись спиной, и твёрдо зная, что он не удержится
на ногах. Он не удержался, и упал. Я продолжил поворот, закончив его
поклоном сопернику.
    Трибуны просто взорвались. Я стоял в центре бури приветствий, и от
волнения сердце моё едва не вылетало из груди. Они приветствуют меня!
Меня, Винга! Дракона, а не мага! О, боги! Не веря своим чувствам, я
поклонился, и вернулся на место. Но там меня уже ждали товарищи по
команде, и принялись качать. Трибуны одобрительно ревели в такт
каждому взлёту...



    -Полифем из Трои против Винга из Кроноса!
    -Тезей из Андроникса...
    -Минос из Крита...
    -Аполлон из Дельфов...
    -Зевс из Спарты против Винга из Кроноса!
    Если я думал, что уже знаю, что такое "восторженный рёв", то я
ошибался. Узнал это я только сейчас, когда Стадион ощутимо вздрогнул
от одновременного приветствия ста тысяч драконов и грифонов,
предназначенного десятикратному чемпиону Игр, ареал-вождю Зевсу, и
мне. МНЕ!!!
    Дело уже шло к вечеру. Невероятное количество зрителей не
помещалось на уступах кратера, и тысячи их парили в воздухе над
Стадионом, нагоняя освежающий ветерок. Я вышел на арену, и
поклонился. Теперь меня встретили дружным приветствием, и хлопанием.
Но настоящее приветствие досталось огромному синему дракону, который
с улыбкой раскинул крылья, и посмотрел на меня.
    -Молодец, Винг из Кроноса. Ты великолепный борец.
    -Я польщён той честью, которой ты наградил меня, Зевс, согласившись
на состязание! - вежливо ответил я, поклонившись.
    -Красивые слова. Ну чтож, посмотрим, сможешь ли ты отобрать у меня
одинадцатый венок! - усмехнулся дракон, складывая крылья, и напрягая
мускулы.
    Я невольно вздрогнул - Зевс словно вырос раза в полтора, столь
невероятная мускулатура проступила под его блестящей синей чешуёй.
Впервые уверенность в победе поколебалась, но я уже был почти пьян от
криков и ликования. Я был готов к бою.
    На этот раз я решил не применять своё искусство, а провести
классическую схватку. Поэтому я припал к земле, и тоже напряг все
мускулы, ощущая, как по телу пробежала волна сокращений. Зевс
присвистнул, медленно двигаясь в мою сторону.
    -Ничего себе, парень! Где ты так накачался?
    -У меня была очень важная причина, о Зевс... - ответил я, ожидая
атаки.
    И тем не менее я едва её не пропустил. Зевс напал столь
стремительно, что я с трудом успел среагировать. Последовал длинный
обмен молниеноносными ударами, и мы отпрыгнули в стороны. Зевс был
потрясающим бойцом!
    -А ты куда сильнее, чем я думал... - заметил ареал-вождь, в полной
тишине двигаясь ко мне навтречу. Трибуны боялись даже дышать.
Следующий обмен ударами завершился моим захватом, и Зевс взревел,
когда я сцепил руки за его спиной, захватив дракона в несокрушимый
замок. Чудовищные мышцы чемпиона напряглись, но я покачал головой.
    -Захват заставляет тебя бороться с собой.
Он уже понял, и улыбнулся.
    -Поздравляю. Ты победил, Винг!
    Я отпустил его, и встал рядом, тяжело дыша от волнения. Некоторое
время трибуны пытались поверить, а потом...
    Тот день стал самым счастливым в моей жизни. Когда Зевс
торжественно одел мне на голову серебристый венок, я едва не упал в
обморок.  Десятки тысяч драконов и тысячи грифонов приветствовали
меня, когда я совершал круг почёта над Стадионом, а внизу уже ожидали
восторженные друзья...
    -Рэйдэн! Спасибо тебе, маг! - мой голос потонул в ликующем громе, и
даже если он ответил, то я этого не слышал.



    -Это невероятно, Винг!!! Ты чемпион!!! - Сапсан обхватил меня
крыльями, и издал ликующий вопль. Я с улыбкой отодвинул грифона, и
посмотрел на друзей.
    -Я не подвёл вас?
Гектор рассмеялся, и хлопнул меня по плечу.
    -Винг, отныне ты - тренер команды Кроноса!
    -О нет. Я просто нуждался в этом. Спасибо вам за то, что поверили
мне, и дали шанс проявить себя.
Медный дракон улыбнулся.
    -Ты воистину сын своего отца, Винг. Он бы гордился тобой!
    Я долго смотрел на радостные лица друзей, и что-то во мне менялось,
что-то переходило в новое качество, а что-то умирало навсегда. Я
внезапно почувствовал, что не могу ничего сказать. И тогда я положил
крылья на плечи Гектора и Дакиуса, и произнёс:
    -Если когда-нибудь вам потребуется помощь в любом деле - даже том,
где дракон заведомо не справится - просто вспомните обо мне. Я приду.
И я бросил себя в небо, навстречу солнцу. На этот раз оно не показалось
мне чёрным...



                               ГЛАВА  8


    С тех пор прошло шесть лет. Я вторично победил на Играх, и теперь в
моём доме сверкали два венка. Два знака высшего признания от моей
Родины! Я часто ловил себя на мысли, что с трудом могу поверить в это...
    Венок достался и Сапсану, моему ученику. Воистину, непредсказуемы
повороты судьбы. То, что я проклинал - свою способность нести смерть
одним касанием - теперь я благословлял, ибо она наполнила мою жизнь
новым смыслом. Я стал учителем. Самым знаменитым учителем боевого
искусства на Локхе. Я - и боевого искусства... Зато я не был одинок!
    У меня появились друзья. Настоящие друзья. Сапсан, Гектор, Даркиус,
прекрасная зелёная Геката, огненно-красная, и столь же горячая
характером Артемида...
    И хотя я всё ещё не мог назвать себя настоящим драконом Локха,
прогресс был налицо. Я принимал участие в соревнованиях и гонках,
иногда сопровождал экспедиции на таинственно возникший посреди
Океана материк в форме дракона...
    Семена, посеянные мною семь лет назад, превратили голые скалы в
зелёные равнины, где росли молодые побеги деревьев. Иногда я в тайне
направлял тучи с освежающим дождём на равнины Драккара, как назвали
новую землю, но вообще я почти не пользовался Силой. К моему
огорчению, она продолжала расти, даваясь мне всё легче, и обещая всё
больше...
    Несколько раз я принимал участие в праздниках сбора урожая,
окончания зимы, и так далее. Драконы любили праздники. Грифоны не
так - они были более прагматичны.
    Если такое понятие, как счастье, могло быть применимо ко мне - то да,
я был счастлив. Годы мира и дружба с замечательными драконами и
Сапсаном почти полностью излечили раны из прошлого, я даже стал
получать наслаждение от шуток и розыгрышей, хотя сам ещё не принимал
в них активное участие. То были лучшие годы моей жизни на Локхе.




    Чем лучше становилось мне, чем больше я втягивался в мирную жизнь,
тем сильнее меня тянуло в Арнор. Это трудно обьяснить. Но я с каждым
днём всё сильнее ощущал, что никогда не смогу найти успокоение, зная
про ужасы, творившиеся на остальной части планеты. Часто, ночами, я
смотрел на звёзды, и вспоминал, какими они мне казались совершенными,
когда я наблюдал сквозь трещину в потолке темницы, истекая кровью...
    Я побывал звездой. И в прямом, и в переносном смыслах. И теперь
стал значительно мудрее, чем десять лет назад, когда в отчаянии был
готов сложить крылья. Я всё чаще вспоминал знаменитые слова героя
Викинга, которые тот сказал богу своего мира.
    "Любой, видевший ад, никогда не найдёт покоя даже в раю, зная, что
ад продолжает существовать".
    Глубокая правда, заключённая в этой фразе, заставляла меня
понимать, что рано или поздно, но я вернусь. И с каждым днём,
проведённым в раю, всё сильнее становилась внутренняя боль - ибо ад
существовал. Боги, как я страшился того дня, когда стремление в Арнор
превысит рассудительность... О, боги...
И тогда Арнор сам пришёл ко мне.

                                    ***


    В тот день я занимался с группой учеников в своей школе. Я учил их
внутренней культуре тела, способности концентрировать напряжение в
нужной точке, и сдерживать порывы, ведущие к ярости. Мы сидели на
золотом песке, закрыв глаза, и я тихо обьяснял пути достижения полного
слияния разума и чувств.
    -Когда ты смотришь на врага, и хочешь его смерти, то вспомни: он
желает того же. Ты, зная это, всегда сильнее его. Главное, что должен
помнить любой воин: ярость ведёт к смерти. Никогда нельзя терять
контроль, даже в пылу битвы. Сохраняя спокойствие, ты повышаешь
способность организма реагировать на изменение ситуации, и тем самым,
делаешь себя ещё сильнее. Это и есть главное правило, которым
руководствуется настоящий воин. Любое искусство - даже искусство
войны - требует глубокого осмысления. Когда на тебя с воплем ярости
бросается враг, у тебя есть два пути: встать стеной на его пути, сила
против силы, и встретить нападение грудью. Или отойти с гибельной
дороги ярости, увидеть слабое место врага, и усилить его, добившись, что
твой враг станет врагом самому себе. Это путь обороны, не нападения. Я
учу вас именно обороне - древнему искусству защищать жизнь от
посягательств смерти. Ай-ки-до не есть искусство нападать. Это защита, и
когда вы это поймёте, то сдадите экзамен на право носить имя воина...
В этот момент с неба с шумом свалился Сапсан.
    -Винг!!!
    Многие ученики вздрогнули, и вскочили, но я даже не открыл глаз.
Сапсан, прошедший обучение, молча кивнул, и отошёл в сторону.
    -Помните, никогда нельзя поддаваться эмоциям во вред разуму.
Эмоции - это более низкий уровень сознания, и передав им контроль, вы
опускаетесь на ступень вниз. Становясь слабее того, кто продолжает
контролировать себя разумом.
Я открыл глаза, и улыбнулся.
    -Это наиболее сложная часть дао. Я сам ещё далёк от совершенства.
Но, стремясь к нему, воин неизбежно становится лучше, и понимает,
сколь прав был сказавший: "Высшая цель любого воина - прекращение
войны, а не более совершенное её продолжение". На сегодня всё.
Я вскочил, и драконы последовали моему примеру. Отпустив их, я
посмотрел на Сапсана.
    -Слушаю тебя, друг.
    -Мастер, ты просто не поверишь! Я узнал только сегодня, и помчался к
тебе. Вчера утром из-за океана прилетели посланники королевства
Арнор! И там есть настоящий волшебник!
    Я замер. Сердце подпрыгнуло в груди, и заметалось там, словно птица,
увидевшая неумолимое приближение змеи. Нет. Нет!!! Только не сюда!
ТОЛЬКО НЕ НА ЛОКХ!!!
    -НЕТ! - взревел я. Сапсан подскочил.
    -Что с тобой, Винг?!
    -Только не сюда! Я не позволю... Я НЕ ПОЗВОЛЮ!!!
    -Винг??!!
    Я с трудом взял себя в руки, вспомнив всё, чему сам учил других.
Около минуты стоял с закрытыми глазами, ожидая, пока ярость уйдёт,
уступив место холодной решимости и спокойствию. Сапсан со страхом
смотрел на меня. Я открыл глаза, и грифон отшатнулся - видимо, слишком
многое в них можно было прочесть.
    -Где они, Сапсан?
    -В Спарте, конечно. С ними Зевс, и все архонты.
Я распахнул крылья.
    -Лучше тебе не лететь со мной, друг. То, что произойдёт...
И я рванулся в небо, оставив Сапсана стоять в туче песка, и смотреть мне
вослед.




                                 ГЛАВА  9



    "Каким образом сумели грифоны преодолеть Океан?" - этот вопрос жёг
меня изнутри, когда я мчался в небе Локха с максимально возможной для
дракона скоростью. И ответ был безжалостен.
    "Это я сам. Они отдыхали на материке, созданном мной!"
    Я застонал. Я, это я сам привёл на Локх смерть! Мне и исправлять
ошибку. Приняв это решение, я осмотрелся магическим зрением, и видя,
что на меня не смотрят, стал невидим. В ту же секунду я дал Силе
свободу, и прочертил небо до Спарты, создав вокруг себя капсулу
вакуума, дабы не оставлять инверсионный след.
    Город бурлил. Тысячи драконов оживлённо перелетали от дома к дому,
множество грифонов рсположилось на площадях и парках, споря о чём-то
с драконами и друг с другом. Царило оживление, и я прямо ощутил волны
внимания, направленные к Стадиону. Возникнув там, я, всё ещё
невидимый, опустился на арену, и подошёл к большой группе драконов и
грифонов, окруживших...
    О, боги!!!
Я пошатнулся. Нет, судьба не могла быть столь жестока!...



    В центре круга стояли три грифона, два человека, и изумительная
зелёная дракона, лет семнадцати. Двух грифонов я узнал мгновенно. Игл,
сын Крафта, и его друг Старр. Третьего, огромного серебристо-серого, я
не знал.
    Игл изменился. Он стал огромным и могучим грифоном, так похожим на
Крафта, что я невольно содрогнулся. На нём не было седла, а на голове
сверкала потрясающая своей красотой корона из платины.
    Старр изменился меньше. На нём седло было, а сам грифон часто
посматривал на одного из людей, по видимому его райдера.
    Взгляд мой ненадолго остановился на прекрасной драконе, и замер.
Дыхание моё остановилось, когда на её груди я увидел свой медальон.
Рука рванулась к шее, и встретила привычную прохладу металла. Ничего
не понимая, я опустил руку, и перевёл взгляд на людей.
    Люди... Один из них был, как я смутно помнил, сыном Родрика,
Ричардом. А второй - второй был моим ожившим кошмаром.
    Впервые в жизни я испугался. Так испугался, что едва не упал на
песок Арены. Ибо среди драконов стоял тот самый эльф, что смотрел на
меня сквозь прутья клетки, когда я истекал кровью в зверинце Родрика.
Эльстар!
    ЭЛЬСТАР!!! ИГЛ!!! Почему ты так играешь со мной, судьба?! Почему не
можешь дать моим ранам покой, почему сыплешь на них соль?!
Беззвучный вопль мой умчался к небу, но на этот раз я даже
подсознательно не ждал ответа...



Они разговаривали. Я, как и много лет назад, слушал.
    -Мы летели сюда больше двух недель - говорил Игл. - И никогда не
справились бы с Океаном, не найдя я неизвестный материк, где мы
смогли отдохнуть.
    -Эта земля поднялась из моря восемь лет назад - ответил Зевс.
    -Удивительная земля. Я ясно ощутил там следы невероятной магии,
столь могучей, что мне стало страшно.
    От изумления я опустился на песок. ИГЛ - ощутил МАГИЮ?! Мою
МАГИЮ???!!! Потряс головой. Бррр. Он что-то не то говорит, очевидно.
    -Скажи, Игл, куда улетел Ализон? - поинтересовалась синяя дракона,
жена Зевса, которую звали Гера.
Грифон вздрогнул.
    -Ализон?... О, он никуда не улетал. Вы ведь не знаете. Восемнадцать
лет назад закончилась Война с Владыкой, и Арнор победил.
Драконы вздрогнули.
    -Как - победил?!
    -С помощью магии. Я понимаю, это неприятно, но вспомните, что
Ализон был нашим врагом. Мы сражались за независимость своей страны.

    Я всё сильнее поражался. Игл говорил с драконами без ненависти, как
с равными! Это было до того не похоже на известного мне сына Крафта,
что я даже усомнился, а он ли это? Но магическое зрение неопровержимо
доказало, что это он, а не маг в образе Игла. Зато зрение показало так
же, что Игл сам был магом, и весьма сильным. От изумления я пропустил
ответ Зевса.
    -Я понимаю, что Ализон ошибался. Тем не менее вина моей страны
непростительна, и я приношу глубочайшие извинения всему народу
драконов от лица своего короля. Победив в войне, мы уподобились
хищным зверям, потеряв разум и свернув на путь Зла. Понадобилось
много лет... И величайшая жертва, чтобы мы вспомнили про свои идеалы,
и остановились. Но результат налицо. Почтенный Зевс, вероятно, не
поверит, но в то время драконы считались в Арноре созданиями Тьмы.
Мать моей прекрасной спутницы - зелёная дракона поклонилась - погибла
спустя три года после победы. Эти преступления висят страшным грузом
на сердце всех арнорцев, и именно поэтому я здесь. Я, от лица короля
Родрика, прошу народ драконов простить нас за страшные преступления,
совершённые против него.
    И Игл склонил голову. ИГЛ СКЛОНИЛ ГОЛОВУ. Я не знал, смеятся или
плакать! Это напоминало сон. Да полно, это и было сном. Ярким и
похожим на реальность сном, что тревожит в предрассветные часы...
Тем временем Зевс спросил:
    -О каких преступлениях и Жертве ты говорил?
Грифоны помрачнели, и переглянулись с людьми. Игл вздохнул.
    -Ализон, погибнув на поле битвы, оставил сына... - и он коротко
пересказал мою историю ошеломлённо взиравшим на него правителям
Локха.




    -И вот, он улетел, потеряв надежду... Улетел как раз тогда, когда
победил. Мой отец искал Винга почти полгода, но не нашёл. Я уверен, что
этот величайший из драконов погиб, направляясь домой, к вам. Он
оставил рукопись с историей своей жизни, и прочитав её, мой отец
покончил с собой. А король переродился. Винг дал всем нам понять,
сколь тёмен был наш путь. И это ещё одна причина, по которой я здесь.
Долг требует, чтобы вы узнали о делах этого героя, и имя его не должно
исчезнуть во Тьме забвения, ибо всю жизнь он нёс только Свет.
    В разговор вступил Эльстар, но я уже не слушал. Как и десять лет
назад, перед глазами завертелись огненные колёса, но на этот раз я
воззвал к Силе, и сумел не потерять сознание. Но шок был страшен. С
трудом телепортировавшись в аллею Героев, я около часа неподвижно
лежал на траве, пытаясь сдержать бешенное биение сердца. О боги,
неужели это сон?! Нет, только не это! Только не надо вновь, как тогда!
Нет!...
Слёзы текли из моих глаз, когда я встал, и подошёл к скульптуре моего
отца.
    -Ты слышал это, Ализон? - спросил я, смеясь сквозь слёзы. - Слышал
ли ты это? Ты победил, отец! Ты победил!
    Я опустился на траву у пьедестала, и провалился в забытие.


                              ГЛАВА  10


    Пришёл в себя я от голосов. Вдоль аллеи не спеша шли около дясятка
драконов, и Игл. Рядом с грифоном изящно двигалась та самая дракона, а
метрах в двадцати за ними шли множество сопровождающих, включая
Старра и людей.
    Я, вспомнив что всё ещё невидим, встал, и присоединился к первой
группе. Я страшился показаться на глаза - и в то же время страстно
желал этого...
    Они шли мимо статуй, и Зевс рассказывал, кто из них кто. Игл
производил неизгладимое впечатление - осанка, походка,
прекатывающиеся мускулы и блистающие бело-золотые перья, всё
говорило что это герой. Он превосходил Крафта во всём. Глаза моего
бывшего врага пылали умом, а сверкающая корона на голове придавала
Иглу воистину королевский вид.
    Но он просто блекнул рядом с невероятной красотой молодой драконы.
Она соперничала своим совершенством с легендарной Тайгой, но Тайга
была скульптурой, а она двигалась...
    Впервые с момента появления на свет у меня перехватило дыхание
при виде красоты и совершенства этого создания. Я невольно отвернулся,
не в силах спокойно на неё смотреть, и прислушался к рассказу Зевса.
    -Перед вами статуя легендарной волшебницы Селены, сумевшей
согласно преданиям вдохнуть жизнь в металл. Как часто рассказывают о
героях, её называли дочерью богов, но как бы то ни было, это одна из
красивейших легенд Локха.
    Они постояли у мраморной статуи молодой драконы, которая всем
телом тянулась к некому невидимому предмету. На лице её было написано
любопытство и интерес. Я знал эту легенду. В эпосе Локха Селена была
тесно связана с именами Тайги и Драко, её называли их приёмной
дочерью...
    А вот возле следующей статуи Игл замер, и приглушённо вскрикнул,
распушистив перья и приоткрыв крылья.
    -О боги, кто это? - спросил он Зевса в страшном волнении.
    -О, это величайший дракон в истории. Диктатор Скай. Он...
Игл подскочил.
    -Да, да! Это он! Так вы его знаете?!
И я, и Зевс, в изумлении посмотрели на необычайно возбуждённого
грифона.
    -Скай - самый знаменитый властитель Вселенной, он жил около
миллиона лет назад. Это не легенда.
Игл в замешательстве коснулся короны.
    -Миллион лет?!
    -Да. Его называли Диктатором, ибо он ПРАВИЛ миром. Но после
Катаклизма, когда рухнула Империя, Диктатор исчез, и никто не знает,
где и как он погиб.
Игл широко открыл глаза, и посмотрел на Зевса.
    -Но я его видел, и говорил с ним! Он дал мне магию, и этот талисман!
Драконы переглянулись в изумлении.
    -Диктатор был здесь?!
    -Да. Он предотвратил Войну между Арнором и соседней страной,
Элиранией. Мой спутник, Эльстар, был главнокомандующим армией
Элирании, когда его телом завладел некий дух по имени Алгол. Он нёс
зло, он хотел лишить нас того, чем мы были обязаны великому Вингу. И
тогда в меня воплотился Скай, он вызвал Алгола на бой, и в честном
поединке, на глазах у всей армии, победил. Тогда он и подарил мне
Корону Мёртвых Царей.
    Я вздрогнул. Так вот каким образом Игл стал магом... О боги, значит не
только Рэйдэн пережил Катаклизм?!
    Шокированные драконы молча смотрели на Игла, и только я услышал
тихий вопрос ушедшей вперёд зелёной драконы.
    -А кто это?



    Она стояла перед моей статуей, которую прозвали тут "Узник". Я
почувствовал, как сердце рвётся наружу. Она была прекрасна, она была...
Она... Я не выдержал. Зайдя за статую, я вернул себе свой облик, и
вышел.
    -Это статуя называется "Узник" - тихо сказал я, и она обернулась.
Рубиновые глаза светились, как драгоценные камни, изумрудные крылья
были чуть приоткрыты.
    -Кто ты? - спросила она.
    -Меня зовут Винг, я автор этой скульптуры.
Она улыбнулась.
    -Она прекрасна.
    -Нет. Она ужасна.
Дракона с интересом посмотрела на меня.
    -Почему же?
    -Потому что она вызывает на поверхность разума мрачные страхи из
глубин подсознания, заставляя содрогнутся тех, кто её видит.
    Она задумчиво посмотрела на скульптуру. Молодой дракон,
прикованный к обломку скалы, с мукой тянулся вверх, натягивая цепи. Я
сумел вложить в статую порыв, яростное желание разорвать путы, и
взлететь. Но в то же время было ясно, что никогда дракону не разорвать
столь мощных цепей, и что попытка его обречена.
    -Да, это так... - прошептала она. -Он словно зовёт на помощь, но никто
не приходит!
    -О, если бы ты только знала, сколь верны твои слова... - тихо сказал я.

Она перевела взгляд горящих глаз на меня.
    -Кто ты, Винг? Я знала одного дракона с таким именем...
    -Что есть имя? - спросил я её. -Вот я, например, не знаю твоего. Но
ведь это не мешает нам чувствовать общность перед лицом трагедии.
Она улыбнулась.
    -Меня зовут Катана...
    И тут она заметила мой медальон. Глаза Катаны загорелись как
факелы, она отступила на шаг, и невольно коснулась талисмана,
висевшего на её груди.
    -Это... Это что?!
    -Это древний талисман, который я отобрал у недостойных его хранить,
и использовал для добрых дел - тихо ответил я. Она взрогнула, и так на
меня посмотрела, что моё сердце остановилось.
    -Ты - ТОТ САМЫЙ Винг?! Сын Ализона?!
    -Я - дракон по имени Винг. Моего отца звали Ализон.
Она подпрыгнула.
    -Невероятно! Так ты жив!
    -Жизнь... Да, я принадлежу ей.
    -О боги! Винг, но почему ты столько лет не возвращался?! Ведь ты
победил! Арнор более не враг нам!
Я помолчал.
    -Я не знал этого, Катана. Я думал, что ненависть и Зло никогда не
удастся искоренить. И я сдался.
Она от возбуждения едва стояла на месте.
    -Слушай, надо Иглу рассказать! Он так мучается, по ночам кричит, что
ты его никогда не простишь!
    -Подожди! Катана, скажи, как случилось, что ты оказалась в Арноре?
    Я остановил время вокруг нас. Она оглянулась на замерших драконов,
и вопросительно посмотрела на меня.
    -Что?...
    -Я просто остановил время. Так мы сможем поговорить.
Катана удивлённо и задумчиво спросила:
    -Так ты действительно маг?
    -Да. Я наделён великой Силой, но она дала мне только боль. Поэтому
уже свыше десяти лет, как я отказался от неё.
    -Почему?! Ведь ты мог принести столько добра!
Я печально улыбнулся.
    -Пойдём со мной.
Она несмело посмотрела мне в глаза, а потом тряхнула головой.
    -Куда, Винг?
    -Я покажу тебе нечто.
    И я отпустил Силу, дав ей окружить нас мягким покрывалом. Катана с
восторгом оглянулась, когда Власть рванула нас в небо, и помчала к
Драккару.
    -Это... Это восхитительно, Винг! Куда мы летим?
    -Я покажу тебе то, что создал в последний раз, когда пользовался
Силой.
    Мы зависли в стратосфере, и я разогнал тучи, показывая ей свой
материк. Она радостно засмеялась.
    -Это сделал ты? Невероятно!
    -Да, Катана, невероятно. Ибо только чудо спасло наш мир ту ночь.
И я рассказал ей про тот случай. Она потрясённо слушала.
    -И ты стал Солнцем?!
    -Да. И едва не уничтожил весь Уорр, когда забылся в своём
могуществе. Теперь ты понимаешь? Моя Власть может только разрушать.
Даже это - я указал на цветущую землю внизу - даже это результат
разрушения, а не созидания. Так скажи мне, Катана - имею ли я право
подвергать риску жизни миллионов живых существ, даже во имя счастья
нескольких?
Она долго-долго молчала, и смотрела на меня горящими глазами.
    -Игл говорил правду о тебе... - наконец тихо произнесла она.
    -Я не знаю, что он говорил. Но я знаю, что никогда не смогу найти
счастье в этом мире. Пока существует ненависть и нетерпимость, пока
одни угнетают других только по причине различных цветов или видов,
пока разумное существо могут убить только потому, что оно не похоже на
убийцу - до тех пор я не смогу найти себе покой, Катана. Моя первая
попытка не удалась, и я отступил. Я думал, что сдался. Но с каждым
годом, проведённым здесь, в этом благословенном краю, я всё больше
понимал необходимость и неизбежность своей судьбы. Ты и Игл - вы
подарили мне невероятное счастье, Катана, ибо я не думал, что моя
попытка оставит след в Арноре. Однако даже сейчас я не могу быть
полностью счастлив. Видимо, это моё проклятие и плата за Власть -
вечное стремление к недостижимому, и вечное одиночество.
Она вскинула голову, и распахнула крылья.
    -Одиночество?! Почему? Почему ты одинок, Винг?!
    Я отвернулся, и долго смотрел на звёзды. А затем я увлёк нас в космос,
и мы замерли в тысячах километров от поверхности планеты, а под нами
величаво вращался Уорр. Гигантский голубой шар был столь прекрасен,
что даже у меня захватило дух, а Катана ахнула, и вцепилась в меня
всеми когтями и крыльями.
    -Что... Что это?!
    -Это наш мир.
    Она, не веря своим глазам, следила за вихрями облаков, за зелёными
континентами и безграничными просторами Океана.
    -Как он прекрасен!...
    -Да. А теперь смотри.
    И я с огромной скоростью рванулся в пространство, повиснув меду
орбитами Уорра и соседней планеты, Ринна. Она вздрогнула, и
обернулась. Но Тьма поглотила планеты, и лишь ослепительное Солнце
сияло в пустоте Вселенной.
    -А ведь это только маленький шаг во Тьму, Катана. И уже невозможно
увидеть ничего, кроме Солнца... Но лишь до тех пор, пока Разум не
скажет: "Нет!"
    Я протянул крылья в стороны, и их наполнил солнечный ветер,
заставив осветить восхищённое лицо девушки.
    -Даже в абсолютной Тьме есть Свет!
    Мы парили на крыльях Света в ледяной пустоте межзвёздного
пространства, и тогда я призвал всю свою Власть, всю свою Мощь - и
быстрее света прорезал ткань Вселенной, направляясь в
межгалактическое пространство. Катана вскрикнула, когда Солнце
провалилось в Ничто, и тогда перед нами распростёрла свои звёздные
крылья Галактика. Я замер над ней, и обвёл её рукой.
    -Сможешь ли ты найти наше Солнце?
    -Нет... - прошептала она.
    -Потому что оно такое же, как миллионы других?
    -Да.
    -А теперь смотри туда!
    И повинуясь моей воле, мы пробили пространство, зависнув рядом с
Малым Магеллановым Облаком. Дракона вскрикнула, и заслонила глаза
крылом, когда слепящее фиолетовое пламя рванулось к нам сквозь Тьму.
    -Альфа Золотой Рыбы. - сказал я. -Самая яркая звезда во Вселенной.
    -О, боги!
    Катана обняла меня, и с ужасом смотрела на неистовство светила,
внутри которого свободно поместилась бы вся система нашего Солнца.
    -Эта самая могучая звезда во Вселенной - сказал я. -Она такая одна.
Она одинока, Катана.
    Мы долго висели в пустоте, наблюдая невообразимую пляску
взбесившихся атомов, которые соединялись друг с другом, умирая, но в
пламени смерти давая жизнь другим.
    -Самая яркая звезда Вселенной. - повторил я. -Но даже она не в силах
осветить Тьму.
    И я увлёк свою спутницу в абсолютную пустоту между Галактиками.
Царила мёртвая тишина, и ни один квант Света не мог пробить Тьму, в
центре которой одиноко парили два дракона. И прозвучал мой голос:
    -Видишь, Катана? Видишь ли ты звезду, пылающую вон там? - но даже
моя указующая рука была не видна.
    -Винг... Я поняла тебя. Давай вернёмся.
    -Хорошо, Катана.
    -Нет. Не Катана.
    Она прижалась ко мне всем телом, и я почувствовал, что Тьма
начинает рассеиваться, когда пылающие звёзды её рубиновых глаз
повернулись ко мне.
    -Винг, меня зовут Кэт.
Мои глаза вспыхнули чёрным светом, и осветили её. Она улыбалась.
    -Кэт...
Я коснулся её крыльев, и она обняла меня.
    -Мы возвращаемся, Кэт - тихо сказал я.
И призвал свою Власть.
    Пространство беззвучно искривилось, когда мы в сотни раз быстрее
света прорезали его, направляясь домой. И свет далёких звёзд, проходя
сквозь искривленную ткань Вселенной, менял свои свойства, но
продолжал оставаться светом, ибо ничто, никогда не сможет замедлить
его бег сквозь Тьму, до тех пор, пока во Вселенной будет хоть один
фотон.




    Мы вернулись, и стремительно пронеслись над Локхом, опустившись в
Аллее Героев. Кэт осмотрелась, и повернула ко мне горящие глаза.
    -Винг... Это было на самом деле? - тихо спросила она.
    -А какая разница? - улыбнулся я. -Ты ведь поняла всё, что я хотел
сказать...
    -Да. И ты неправ, Винг.
    -Почему, Кэт?
    -Даже самая яркая звезда не сравнится со сиянием Галактики, Винг. И
сияние это можно увидеть на горадо большем расстоянии, чем звезду.
    -Так значит, ты считаешь, что Альфа Золотой Рыбы не одинока в своей
ярости?
    -Наоборот, Винг! Лидер ведёт за собой миллионы более тусклых звёзд,
задавая цвет всей Галактике! Но без этих миллионов даже самя яркая
звезда погаснет намного раньше, чем её свет дойдёт до глаз
наблюдателя!
Она обняла меня, и я замер, прошептав:
    -И она станет Чёрным Солнцем!
    -Только если она одна, Винг. Только тогда!
    Время остановилось само. Я не пытался это сделать. Я просто смотрел
в глаза Кэт, и всей своей сущностью слышал оглушительный звон - то
рушилась броня, открывая наконец мою истерзанную душу для нежных
рук целителей и заботы друзей. Я зажмурился. Всё во мне трепетало,
сердце, казалось, сейчас разорвётся.
    "Возможно ли слишком большое счастье?" - спросил я себя.
    "До сего дня я думал, что нет..."
    -Кэт...
    -О, Винг... Давай скажем Иглу, что ты жив! Он живёт словно в аду, и
сам себя пытает!
Я вздрогнул. О боги, как это знакомо звучит!
    -Хорошо, любимая. Скажи ему.
    Она внимательно посмотрела мне в глаза, и я утонул в нежности,
которая волнами исходила от неё.
    -Да, любимый. Я скажу.
    И время вернуло свой бег. Я открыл глаза, а Кэт, поцеловав меня,
повернулась к только сейчас заметившим нас драконам.
    -Игл, быстрей! Иди сюда!
    Я вдохнул аромат цветов. Огромный грифон, потрясённый, стоял
передо мной, и молчал. Я тоже молчал. Так мы стояли в тишине аллеи
Героев, пока я не произнёс:
    -Ну, здравствуй, Игл.


                              ГЛАВА  11



Он опустился на мрамор.
    -Винг.
    -Да, это я.
    -Ты жив. Ты жив!
    -Да, я всё ещё принадлежу жизни, Игл.
Он вскочил.
    -О боги, Винг! Если бы ты знал! Если бы ты знал, что мы перенесли
после твоего отступления!
    Я улыбнулся. Для нас сейчас исчезли изумлённые драконы, тенистые
кипарисы и белый мрамор, восхитительный аромат цветов и Солнце. Был
только я - и он.
    -Я уже знаю, Игл. Слышал.
    -Винг, ты победил! Ты дал нам зрение, ты протянул погружавшемуся
во Тьму Арнору спасательный круг Добра!
    -Если ты это понял, то я действительно победил. - тихо произнёс я.
Он долго смотрел на меня, и из глаз его текли слёзы.
    -Винг, скажи - сможешь ли ты простить нас за всё, что мы делали?
Я подошёл к своему бывшему врагу, и положил крыло ему на плечо.
    -Игл, скажи: если бы я не простил вас, зачем тогда я пытался
принести мир в Арнор?
    -Но... Но ведь мы были зверьми!
    -Ты сказал сам, Игл. Были. Зверь не может сказать о себе, что он зверь
- ибо в тот момент он перестанет быть таковым. Вы поняли, вы сами
осознали эту истину. Я только дал стимул. Я просто задал вам вопрос,
Игл. Но ответили вы сами! И я счастлив, что моя жизнь оказалась
прожитой не зря.
Грифон молча смотрел на меня, потом несмело спросил:
    -Разрешишь ли ты мне пожать твою руку, Винг?
Я рассмеялся, и обнял его.
    -Игл, ты принёс мне такое счастье, что это я должен благодарить тебя!

    Он несколько мгновений не двигался, а потом я утонул в тёплых
перьях, когда грифон стиснул меня в обьятиях.
    Так мы стояли несколько минут, и ликование в моей душе достигло
пределов, и взорвало её. Я отстранил Игла, и осмотрелся. Десятки
драконов и грифонов стояли вокруг, наблюдая за нами. Рядом горели
глаза Катаны. И тогда я радостно рассмеялся.
    -Слушайте все! Сегодня праздник!!! - повинуясь моей Силе, в небе
громыхнул салют, и всё осветилось. Я раскинул крылья, и взвился в
воздух. И в тот день я внезапно понял, что могу не только разрушать...



    На равнине, откуда была видна прекрасная Спарта в Океане, я
сотворил огромное круглое озеро, а в центре его вознёс остров, окружив
его фонтанами. Дав волю своей фантазии, я в мгновение ока взрастил на
острове сад, где пели птицы, и наливались соком гроздья винограда.
Белая мраморная беседка в центре протянула к небу стройные колонны, и
её увенчал символ, виденный мной на Шкатулке в Ронненберге -
сплетённые руки всех расс, призывавшие к дружбе. А вокруг беседки, в
садах, я раскинул бесконечные столы, полные явст и напитков! В небе
полыхали фейерверки, звучала музыка, и когда я закончил творить, то
передо мной расстилался самый прекрасный пейзаж из виденных в
жизни. Внезапно я увидел, как из озера поднялась блистающая радуга, и
повисла над островом. Обернувшись, я встретил пылающие счастьем
глаза Игла, который творил вместе со мной! И вдвоём мы превратили
остров в Мечту! Вдвоём! Я не был более одинок!
    Тот день я помню плохо. Слишком много счастья разом, слишком
много... Помню, как я смеялся, творя всё новые и новые чудеса, как Игл
вызвал северное сияние, а я превратил его в водопад, как я заставил
воздух светится, а Игл превратился в вихрь, и сотворил из воздуха
светящийся цветок, на который сел я в виде огненной бабочки...
    А потом начался пир! Я превратил всю воду озера в нектар, а Игл
придал ему вид жидкого золота, и мы нырнули туда, породив золотые
волны, и я наконец познал, что есть наслаждение и любовь, когда ко мне
пришла Катана...
    Тысячи жителей моей страны в восторге закричали, когда Игл
сотворил дождь из драгоценных камней и наполнил воздух их тихим
звоном! А я заставил каждую травинку на Локхе засверкать, как
бриллианты, что сыпались с неба!!!
    Солнце, казалось, принимало участие в празднике, всё не желая
покидать небо, но когда это произошло, то я заменил его, осветив всё
небо сиянием миллионов огненных цветов, а Игл сотворил рой золотых
пчёл, которые превратили небеса в гимн Магии, в произведение
художника!
    Тысячи, десятки тысяч драконов и грифонов принимали участие в
торжестве, а я носился по стране, создавая и творя, наполняя мир
радостью, которую испытывал, и со мной летали мои друзья, и я не был
более одинок, и я не был более отверженным!!!
И тогда я воззвал всей своей неизмеримой Силой, послав свой Зов во
Вселенную.
    -Рэйдэн!!!
И как отголосок моего Зова, прозвучал голос Игла.
    -Скай!!!
И они пришли.




    Небо прорезали молнии, оно раскрылось, словно лепестки ромашки, и
возник слепящий провал в Ничто. И оттуда на землю упал луч мягкого
синего света, осветив даже самые тёмные уголки мира, не оставив места
Тьме, но и не слепя всех своей яркостью...
    В сиянии луча света в воздухе появилось мерцание, словно тысячи
звёздочек соревновались друг с другом в Играх. И эти звёздочки
собрались в два светящихся изумительным фиолетовым светом
кристалла, которые неуловимо изменили очертания, и на земле стоял
грандиозный, словно ожившее мраморное изваяние, Диктатор Скай.
    А рядом с ним стоял высокий человек в чёрной мантии, подпоясаной
белым поясом. Рэйдэн, величайший маг древности.
    Неожиданно наступила тишина. Я потрясённо смотрел на ожившую
легенду, справа замерла моя Кэт, а слева молча стоял Игл. Неожиданно я
заметил, что все три Талисмана мягко светятся: изумрудным светом - мой,
рубиновым - Катаны, и серебристым - Игла.
И тут Скай шагнул вперёд. И - улыбнулся!
    -Спасибо за приглашение! - сказал Диктатор, и рассмеялся.
    -Я всегда любил праздники... - заметил Рэйдэн, и в его голосе
прозвучала такая теплота, что я не смог не улыбнутся.
    -Вы пришли! Вы пришли - к нам?!
Скай раскинул громадные крылья на пятнадцать метров в стороны, и
сказал:
    -Да.
А затем начался праздник.





------------------------------------------------------------------



                               Эпилог


    Годы летят быстро. Я уже забыл их считать. Мы с Кэт иногда
навещаем Уорр, проверяя, как там дела. Но дома всё хорошо. Локх
обьединился с Арнором, и люди сами признали, что форма правления
драконов значительно более совершенна, чем королевства.
    Несколько лет назад там прошли первые общепланетные Игры. Меня,
как Диктатора сектора 32, пригласили на торжество. Со мной прилетели
мои друзья, и мы отлично провели время, особенно после того, как мой
сын завоевал третий венок. Я заверил его, что после пятого возьму с
собой, в школу модераторов.
    А вот Игл отказался поступить в неё. Грифон сказал, что слишком
хорошо помнит, как выглядит корректируемая цивилизация изнутри. Он
покинул нашу Галактику, и отправился исследовать другие, захватив с
собой многих, думавших как он. Иногда я думал, что и это - неплохой
выбор...
    Драко говорит, что Уорр стал одной из самых спокойных и мирных
планет в секторе. Он и Тайга весьма обрадовались, узнав что их ещё
помнят.
    Дела редко позволяют отвлекатся на отдых, потому что мы со Скаем
взяли на себя самый трудный период истории - возникновение Империи.
Это самая интересная и завлекательная работа в мире - смотреть, как
рождаются и умирают цивилизации, следить, чтобы они не уничтожали
друг друга, обучать модераторов...
    Но одновременно это одна из наиболее жестоких и беспощадных работ
во Вселенной, ибо приходится смотреть на страшные вещи, не имея
права вмешатся.
    Мой друг, Диктатор Сумрак, как то рассказал мне историю модератора
Алгола, ставшего первым преступником нашей цивилизации. Мне стало
его жаль.
    Алгол работал на древней и жуткой планете Земля, родине всех
людей. В его задачу входило исправить флюктуацию временной оси,
возникшую вследствии непредвиденных обстоятельств. В виртуальной
истории существовал некий завоеватель по имени Джихан, который
захватил всю планету, затормозив развитие на сотни лет. В то же время
Драко и Тайга, разработавшие Коррекцию, точно знали, что подобного
человека никогда не рождалось.
    Алгол, пройдя вместе с Джиханом по всей планете, сошёл с ума. Он
решил, что обязанность Корректоров не хранить, а менять историю, и
решил так и поступить. Его болезнь постепенно превратилась в
ненависть к драконам, ведь все Диктаторы были ими. Когда по тревоге
вызвали главу всех нас, Диктатора Ская, было уже почти поздно.
    Но Скай ещё раз доказал, что он заслуженно возглавляет нашу
организацию. Воплотившись в страшного завоевателя того времени,
Чингиз-Хана, дракон сумел восстановить историческую линию, хотя даже
он вернулся в шоке - столь ужасные вещи приходилось ему делать. И в
ярости Диктатор поклялся убить Алгола.
    Для исполнения клятвы потребовались тысячи лет работы. Алгол был
неуловим, а мы метались по Галактике и Времени, исправляя последствия
его вмешательства.
    Наконец, на планете Кристалл, Скаю удалось почти полностью
уничтожить организацию Алгола, и проследить его самого до Уорра. Он
успел в самый последний момент, откликнувшись на призыв одного из
темпоральных маяков, волею случая висевшего на груди Игла...
    Тогда он и обнаружил меня. Мой медальон был неисправен, и Рэйдэн
не знал, из какого времени я с ним говорю. Он и Скай искали меня так,
словно более важных дел не существовало, но теперь я знаю, почему.
    Диктаторы - это огромная редкость. Они рождаютя раз в много тысяч
лет, и только каждый пятый из них вырастает в того, кто он есть на
самом деле. Остальные так и находят выхода своей Силе, и либо
погибают в столкновениях со своим окружением, либо поглощаются им.
Родрик, сам того не зная, сделал меня тем, кто я есть.
    История нашей организации Корректоров началась, когда благодаря
парадоксу времени встретились три Диктатора одновременно - Скай, до
сих пор наиболее могущественный из нас, Драко, самый опытный и
точный, и Тайга, которая дала Корректорам смысл существования. Ибо
трудно было бы возвращатся со страшной планеты в дом, если бы там не
было Тайги...
    Эта встреча была организована нами самими. Скай, воплотившись в
некоего Каэла Ривза, свёл вместе трёх будущих Диктаторов, в том числе и
самого себя, - молодого синего дракона -, и отправил их на встречу с
Рэйдэном, который должен был впоследствии создать Корректоров...
    В настоящий локальный момент времени, я второй по Силе Диктатор
среди нас. Только Скай превосходит меня Властью, хотя бриллиантовый
дракон Сумрак почти равен нам по Силе.
    Нас ещё мало. Только Скай, я, Сумрак, Драко, Тайга, и Викинг. Шесть
Диктаторов против вечной Тьмы и Зла, которая есть история.
    Но я не сдаюсь. И никто из нас не сдаётся. И не сдастся, пока во
Вселенной есть хоть один Дракон...



                      Тот, кто прошёл сквозь Тьму,
                        Видел во Тьме той Свет.
                        Тот, кто пошёл за ним -
                         Смог отыскать ответ.
                                     -
                         Смог он задать вопрос
                         Тем, кто всегда молчал.
                           И отыскал он ключ
                       В сад, что растёт меж скал.
                                     -
                         Сад, где растут цветы
                           Знания, и доброты.
                           И падают с высоты
                          Светлые капли воды.
                                     -
                          Мог он остатся там,
                          В этом саду меж скал,
                           Но даже мысли той
                         Он разростись не дал.
                                     -
                         "Как я могу смотреть
                           Даже на этот сад,
                          Если на свете есть
                        Дверь, что открыта в ад?!"
                                     -
                          Вот что сказал себе
                          Тот, кто нашёл ответ,
                           Слушая тихий свист
                          Крыльев, несущих свет
                                     -
                         Крыльев, несущих всем
                           Мир и добро на век.
                           Но до сих пор никем
                          Не назван тот человек.
                                     -
                         Может, причина в том,
                        Что нету доверия в нас?
                       Так пусть прилетит дракон!
                        Дадим хоть дракону шанс...


                                КОНЕЦ